КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397891 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168648
Пользователей - 90466
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: 0 ( 4 за, 4 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Академия Бдим. Мы никогда не спим (fb2)

- Академия Бдим. Мы никогда не спим 1.21 Мб, 370с. (скачать fb2) - Марийка Вольф

Настройки текста:



Академия Бдим. Мы никогда не спим Марийка Вольф

ЧАСТЬ 1

Фанфары. Торжественные, настойчивые, оглушающие.

   В спальне раздавались звуки рьяного пробуждения и сборов моих соседок по комнате. Что и говорить, фанфарами в нашей Академии-интернате для благородных девиц, воинственных мужей и волшебников, короче всем кому не очень или слишком повезло по жизни, будили исключительно по особым случаям. Обычно к нам приходит тетка-надзиратель, в смысле помощница главы отделения темной магии, и жутким криком поднимает с кровати, а с тех, кто вставать не желает, еще и бесцеремонно стаскивает одеяла. Нащупав цепочку с часами, лениво приоткрыла один глаз и внимательно посмотрела на стрелки. Еще и шести утра нет! Я перевернулась на другой бок, одновременно накрываясь одеялом по самую макушку. Спасть, спать, спать. Я легла-то всего пару часов назад, потому что отбывала наказание за маленькую провинность, так что еще десять минут сна никак не помешают. Стоило прикрыть глаза, как кто-то с силой толкнул под левую лопатку, заставив непроизвольно ойкнуть от резкой боли.

   - Руби! Уже вторые отзвучали, вставай! - самая младшая соседка Иолита теребила мое плечо.

   Нефрита и Сердолика -- две другие соседки -- тоже возмущались, что если их из-за меня накажут, мне же это и припомнят, и если я не встану прямо сейчас, в чем есть потащат в главный зал. Пришлось вставать. Соседки уже успели одеться и нетерпеливо потаптывали ножками, ожидая, когда я наощупь натяну мантию поверх ночной сорочки и вставлю голые ступни в туфли. Девушки тут же подхватили меня под белы рученьки и быстро доставили в холл учебного корпуса. Мы пришли последними, но в этот раз хоть не опоздали, ибо стоило нам занять свои места группе заспанных темных волшебников, прозвучали третьи и последние для окончания сборов фанфары. Все четыре факультета -- благородных девиц, доблестных воинов, светлых и темных магов -- резко приосанились. Держа один глаз приоткрытым, подпираемая с обеих сторон своими соседушками, я честно старалась держать спину прямо, голову ровно и не зевать. Надо сказать таких, как я, среди почти семи сотен учеников была где-то треть, но все они окончательно проснулись, когда распахнулись двустворчатые тяжелые двери с улицы, и он сделал первый шаг.

   Самый завидный жених нашего времени, после многочисленных королей и их венценосных отпрысков, член Совета Правления нейтральных земель, великий и ужасный темный маг всего архипелага Светлой Каламеи, писаный красавец и обольстительный мужчина, герцог Брагденвилии и скромный лорд-директор данного учебного заведения. Везувиан Брагденвиль. Он шел неторопливо и степенно, почти бесшумно, и как всегда смотрел куда-то поверх голов девиц, бросающих на него скромные, влюбленные, потупленные или испуганные взоры, в зависимости от степени тяжести своего душевного заболевания этим самым мужчиной. Юноши бросали на него несколько иные взоры, кто-то уважительные, кто-то злобные. Высокий, златокудрый, с широкими плечами, идеальными чертами смуглого лица, сильный и уверенный в себе, он пленял девичьи сердца с невиданной легкостью, из-за чего большинству наших парней так и не удавалось добиться взаимности. Что касается детей, то для них лорд-директор был непререкаемым авторитетом, в большинстве случаев наводящим ужас.

   Когда директор поравнялся с нашей сцепленной тройкой, он чуть замедлился и окинул меня раздраженным взглядом. Скорее всего, его раздражал мой внешний вид, хотя даже представить не могу, как я выглядела спросонья, не считая растрепанной косы, которая на косу уже не похожа. А может это от того, что на стол его легло очередное донесение, а то и прошение наказать по всей строгости опять же меня. Лениво приоткрыла и второй глаз, делая вид, что сон убрался восвояси. Красавец хмыкнул и зашагал вперед в привычном темпе. Дойдя до огромного портрета основателей Академии, резко развернулся к жаждущим узнать повод побудки ученикам. Все они вытянулись по струнке и набрали воздуха в грудь побольше, боясь даже шелохнуться под суровым взором зелено-желтых глаз.

   - Доброго утра, прекрасные леди и почтенные лорды, - от такого мягкого обращения лорда-директора весь набранный в легкие воздух вырвался наружу в едином благоговейном выдохе. - Приношу свои извинения, за столь раннюю побудку, - его тут же простили все, даже злостная тетка-надзиратель, - но дело важное и срочное. - Ага, знаю я эти дела. Обычно после этих слов можно продолжать спать стоя, или витать в облаках в зависимости от времени суток и личных предпочтений. - Правитель королевства Даир прислал мне официальное уведомление, что он, и еще несколько знатных господ прибудут на нейтральные земли, а если точнее в наше скромное заведение с визитом сроком до двух недель.

   Я окончательно попрощалась со сном и обратилась в слух. Нынешний король Даира занял трон всего пару лет назад, свергнув тогдашнего правителя, и до сего момента не проявлял интереса к нашему учебному заведению и нейтральным территориям в принципе, а тут такое. Хотя все это легко объяснимо. Траур по его второй супруге подошел к концу, и пора бы уже правителю подобрать себе третью несчастную. По мирному соглашению с темными и злыми волшебниками, которым закон в принципе не писан, не читан, не создан, и чихать они на него хотели, третьей супругой должна была стать одна из темных ведьм. Или адепт темной магии. В зависимости от пристрастий очередного дважды венценосного вдовца. Этот видимо любил тех, кто моложе. Хотя выбирать особо было не из кого. Либо старая карга со своим темным хозяйством и заскоками, либо молодка, которую еще перевоспитать можно. Но вот вопрос... А почему так надолго? Нет, знатные гости регулярно бывают в этих стенах, но в лучшем случае два-три дня, а потом уезжают. Но лорд-директор этому объяснений не дал.

   - В связи с этим все занятия на сегодня отменяются, - равнодушно продолжал лорд-директор. - Вечером мы устроим королю прием по всем правилам. И первую половину дня проведем в подготовке. Но присутствовать на нем смогут только старшие ученики. - Внес он поправку. - Младшие должны помочь старшим в подготовке и сборах. Остальные дни будут проходить согласно вашим расписаниям. Но учтите, во время визита будут присутствовать люди, которые оценят ваши манеры и знания. После этого я лично на общем собрании в конце недели зачитаю все ваши неудачи. Обо всех прочих изменениях в распорядке дня, если таковые последуют, вы будете уведомлены как минимум за пару часов, и я настоятельно прошу быть к этому готовыми. Все свободны.

   Два типа вздохов, радостные и обреченные, вновь пронеслись над залой. Но уходить раньше лорда-директора никто не собирался, все так же держа строй и чего-то ожидая.

   - Рубина Дарквейн, немедленно в мой кабинет. - Уже почти покинув помещение, прокричал мужчина.

   А вот и то, чего все ждали. Половина девиц в зале ехидно оскалились. Кажется, Рубина Дарквейн с королем не встречается. Ну, хоть высплюсь в свое удовольствие.

   Почти бегом я сорвалась за лордом-директором. Почти, потому что надо оставаться леди в любой ситуации. По крайней мере, так гласят правила. Нагнав сжалившегося и сбавившего шаг мужчину возле административного корпуса, позволила ему открыть двери и пропустить меня вперед. Дальнейший маршрут в директорский кабинет был мне известен даже лучше, чем самое простое проклятие столетнего сна. Заперев двери, мужчина сел за свой широкий стол из красного дерева, сцепил пальцы в замок и внимательно уставился на меня. Могу представить, как он устал созерцать растрепанную девицу, стоящую в центре его кабинета и ни в чем не раскаивающуюся.

   - Догадываешься, о причинах своего пребывания здесь? - как-то язвительно начал мужчина.

   - В кабинете или в Академии? - я наивно хлопнула ресничками.

   - В кабинете, - невероятно красивые глаза в обрамлении темных ресниц недобро сузились, но, кажется, их обладатель был в хорошем расположении духа, потому что принял правила игры "выведи из себя другого".

   - Есть предположение, что перечень моих проступков, переведенный в балловую систему, понизил средний балл до такого уровня, который не позволит присутствовать на званом вечере. - Скороговоркой выпалила я с самым невозмутимым видом.

   Реакция мужчины была известна заранее. Обычно, голос его переходил на крик, дальше следовала весьма эмоциональная лекция на счет того, что некоторые позорят себя и Академию, у которой и так довольно плохая репутация, ибо сюда сплавляют всех неугодных деток, после чего меня отправляли думать над своим поведением. Но тут произошло нечто невообразимое: на лице лорда-директора появилась такая довольная усмешка, что душа унеслась в пятки, сердце пропустило удар, а потом решило пробить грудную клетку, судя по частоте биения.

   - Ошибаешься. Ты будешь присутствовать на этом приеме, вне зависимости от твоей успеваемости и желания. - Озвучил он весьма неприятный сюрприз и откинулся на спинку кресла.

   - На каком основании?

   - На основании того, что это мой прямой приказ. - Улыбка мужчины стала еще шире и от этого страшнее. - В противном случае, ты лишишься всех выходных до конца семестра, а соответственно и всех своих дополнительных занятий вместе с гулянками.

   Угроза была очень серьезной. Настолько, что все доводы против встречи с королем застряли комом в горле. Потому что выходные были для меня единственной радостью в жизни.

   - Слушаюсь. - Сквозь зубы процедила я, ибо спорить в такой ситуации верх безрассудства.

   - Приличное платье у тебя есть? - тихо и устало выдохнул он.

   От статного, сильного мужчины не осталось и следа. Лорд-директор превратился в единственного близкого для меня человека с претензией на родственные связи -- старшего сводного брата.

   - Ваша матушка озаботилась данным вопросом. - Я старалась изобразить покорность, ехидно наблюдая, как исказилось его лицо при упоминании моей мачехи.

   Герцогиня Брагденвиль и первая леди Дарквейна привезла неугодную пятилетнюю падчерицу в Академию-интернат, мечтая избавиться от любимой и единственной дочери своего нового мужа. И волею судьбы, хотя подозреваю, что взятки в особо крупном размере, меня взяли на пустующие место отделения темной магии, хотя и говорили, что ведьма из меня будет никакая. Почти через год умер отец. Подозреваю, что меня хотели здесь сгноить, но герцог Дарквейна как-то хитро переписал завещание, и все имущество его и моей почившей при родах маменьки доставалось мне, так же как и титул герцогини Дарквейна. А опекуном и управляющим делами назначил своего пасынка. И мачехе пришлось смириться с моим существованием до окончания обучения в Академии, ибо в случае моей смерти до назначенного срока все земли нашей семьи отходили к дальним родственникам отца. Так что смерть мне пока не грозила. Только уж совсем при несчастном случае. И один из немногих, кто действительно в последние двенадцать лет проявлял участие к моей жизни, это Везувиан. Сводный брат был старше на восемнадцать лет. В тот же год мужчина закончил магистратуру и остался преподавать в Академии черную алхимию, искусство высших проклятий и военное дело, так что я оказалась под его негласным покровительством. Директором он стал два года назад при весьма странных обстоятельствах, по настоянию того же правителя Даира и Совета Правления нейтральных земель.

   Мужчина подошел ко мне так, что я смогла ощутить сладкий запах его парфюма, и быстрым ловким движением расстегнул застежки на моей мантии, оголяя шею.

   - А такое, которое скроет синяки и ссадины? - зелено-желтые глаза вспыхнули злобой.

   Ах, да. О последствиях своих выходных я совсем уж и забыла. Ну что поделать, если осуществление мечты требует упорства и жертв. Везувиан просто бесился, видя на мне синяки, ссадины и шрамы, да вот только поделать с этим ничего не мог, не в его власти сие, что, безусловно, радует. И поэтому он в каждый первый день недели распекал меня именно за их наличие, а не за факт очередной провинности. А список провинностей, нарушений правил, недостойного леди поведения и прочего, с каждым днем приумножался очередной стопкой бумаг на его столе. Увы, выгнать меня за них не могли, ибо я хорошо училась, перекрывала весь причиненный ущерб и содержание в данных стенах стипендией, и да, была сводной сестрой директора. К тому же, я умело переводила наказания физическим и весьма тяжелым трудом, в отрицательные баллы за поведение, или наоборот, когда это было наиболее выгодно. Отвечая на вопрос, я лишь кивнула.

   - Ру, - Везувиан осторожно одной рукой притянул меня к себе, держа за талию. - Ты понимаешь, для чего Морион устраивает это?

   - Понимаю, - отозвалась я, пытаясь отстраниться.

   - Ты должна пойти, Ру. - Выдохнул он мне в волосы.

   - Почему?

   - Потому что ты Дарквейн и его верноподданная.

   Дальше объяснять смысла не было. Пока я не принесла клятву верности, или не отринула ее, я обязана была занять положенное место. Когда в последней войне за трон Везувиан сражался на стороне Мориона, он выступал с армиями обоих герцогств, что не подрывало репутацию семьи Дарквейн в глазах нынешнего правителя.

   - Но ты можешь прийти уже в другом качестве... - Везувиан запнулся, сильнее сжимая пальцами мое тело.

   - В каком? - на всякий случай уточнила я с вызовом в голосе, поднимая глаза.

   Брат был выше меня на целую голову, что всегда вызывало чувство защищенности и некоторый комплекс неполноценности. Рядом с ним, я чувствовала себя маленькой и беззащитной, и с одной стороны это льстило и внушало надежду, с другой заставляло люто ненавидеть себя, свою никчемность и невозможность защититься самостоятельно.

   Смуглые длинные пальцы очертили контуры моего лица, задержавшись на губах. Во взгляде мужчины появилась тоска. Я смотрела на него и пыталась понять, о чем Везувиан думает. И вспомнила свой первый выход в свет, когда он старательно отгонял от меня ухажеров, аргументируя это тем, что адепту темной магии ни к чему подобные связи сомнительного характера. В байку о том, что он желает для своей сводной сестры самого лучшего, я почему-то вообще не верила. Скорее он желал, чтобы его семья сохранила влияние в двух стратегически важных областях Даира. Но тут было что-то большее. Что-то далекое от братской любви.

   - Руби, - покачал он головой, - ты знаешь в каком. Ты ведь не глупая девочка. Наше родство всего лишь формальность...

   - Не понимаю, о чем речь. - Прямой взгляд в зелено-желтые глаза и такая нагла ложь.

   Было понятно к чему клонит мужчина. Многие девушки мечтали сейчас оказаться на моем месте, и даже сразу бы пали к его ногам, но мне хотелось проверить реакцию.

   - Понимаешь, - хмыкнул Везувиан. - Руби, я могу представить тебя как свою невесту. - Приподняв мое лицо ладонями, чтобы заглянуть в глаза, Виан говорил вполне серьезно.

   Невозможно было поверить, что брат все же решился на подобное. Что-то дрогнуло в сердце. Я любила Везувиана, как единственного близкого человека. И я бы согласилась, понимая всю выгоду брака с ним. И он, и я прямые потомки отцов-основателей наших областей, чьи герцогские титулы не были пожалованы, а получены путем заключения для объединения королевства соглашения, и могли передаваться по женской линии. И отнять их не могли, только полностью уничтожить род, а потом передать другим. По сути, наши семьи долгое время были правой рукой правителей. Но между собой мы никогда не могли примириться, до того как его мать вышла за моего отца и тем самым "объединила" две династии, к счастью или нет, лишь формально. Брак между мной и Вианом мог создать союз не только на бумаге, но и фактически. И это не считая того, что мы оба так же являемся темными магами, что дает определенную свободу действий, когда даже король не сможет воспрепятствовать. Более выгодного брака для меня просто не существовало. Разве что с королем. Да и для Виана тоже. К тому же он и сам по себе очень привлекательный мужчина. Эти слова вертелись на языке, но сказать пришлось совершенно иное.

   - Забери свою мать из Дарквейна. - Жестко отчеканила адепт темной магии.

   Все же между нами была мачеха с ее коварством. Эта женщина для Везувиана была чуть ли не святой. Для меня же исчадием ада. И я не понимала, как он может так к ней относиться. Его ведь она тоже сплавила при первом удобном случае, а его родную сестру довела до самоубийства. И эта женщина очень умело манипулировала лордом-директором. Стоило ей только тяжело вздохнуть, и он тут же выполнял все ее капризы. И он был моим братом. Сводным, но братом.

   - Тебе не нужен будет Дарквейн, когда ты выйдешь за меня. Ты получишь все, чего только пожелаешь, кроме даирской короны. - Виан наклонился ближе и очень жарко шептал почти мне в губы.

   - Все чего я хочу -- выставить двуличную змею из своего дома.

   - Моя мать заботилась о тебе, она заслуживает другого отношения.

   - Твоя мать заперла меня здесь, приказала избивать при любом удобном случае и свела в могилу моего отца. Она даже простого уважения не заслуживает. - Сорвалась я, с трудом отстраняясь.

   - Знаешь, твой папашка тоже не такой уж и чистый. - Вспылил брат, но тут же успокоился. - Руби, маленькая моя Руби, - укоризненно покачал он головой. - И что дальше? Просто сводные родственники?

   - Да. - Спокойно ответила я. - Виан, - повернувшись, старалась ничем не выдать своих настоящих эмоций, заглядывая в глаза. - Ты не любишь меня, а просто жалеешь и хочешь уберечь. Увы, для меня этого мало, и жалости я не терплю. И ты не раз говорил, что видишь во мне Хиберию.

   - Моя маленькая Руби, - он прижал меня к своему плечу. - Упрямая, вздорная, все понимающая и такая взрослая. Если бы Хиби все еще была жива, вы бы подружились. - Он замолчал, вспоминая сестру-близнеца. - Пообещай, что для меня ты навсегда останешься маленькой Руби. - Виан чмокнул меня в макушку. - Не поступай со мной как она, - тихо добавил он, так что я еле расслышала.

   Трагедия, постигшая его, когда Хиберия Брагденвиль покончила с собой пятнадцать лет назад, все еще оставалась зияющей раной в сердце. Юная красавица была влюблена в лучшего друга Везувиана, молодого офицера по фамилии Греендиш, причем вроде даже взаимно. Но их любимая мамочка поставила на чувствах дочери массивный крест, подыскав ей в пару какого-то вдовца. Чувствительная и ранимая девичья душа рыдала, стонала, била в грудь руками и кричала, что если вдовствующая мать не изменит своего решения, то будет худо. Мачеха моя, с присущей ей твердостью и равнодушием к чувствам других, твердила, что делает это во благо семьи, и все стенания всего лишь пустые угрозы. Но Хиберия оказалась не робкого десятка и где-то раздобыла яд. После ее кончины Везувиан ушел из дома и стал строить свою независимую карьеру на нейтральных землях.

   Поняв, что младшая Брагденвиль ушла из этого мира приблизительно в том же возрасте, что и я сейчас, и чего он на самом деле по-настоящему боится, лишь сильнее прижалась к брату.

   - Ни за что не поступлю.

   Как сильна не была бы ненависть к мачехе, сводного брата я все же любила. Он заботился обо мне, опекал после смерти отца, а иногда и утирал бессильные слезы отчаянья. Везувиан криво улыбнулся и взъерошил мои волосы.

   - Хорошо. - Тяжкий вздох сорвался с губ директора. - До прибытия короля держись рядом со мной. От греха подальше. И мое предложение будет действовать до его появления, тебе остается просто сказать да.

   Поведение Везувиана вызывало недоумение. Никогда и ни к чему он меня не принуждал, считая, что я в состоянии принимать решения самостоятельно. Если же мои действия были далеки от правильных, он сначала позволял совершить ошибку, не выходящую за рамки, а потом вызывал к себе для беседы. Именно для беседы, а не наставлений и нравоучений. Очевидно, творилось что-то странное и далекое от моего понимания. И прежде чем что-то делать или спрашивать, следовало сначала вообще понять, что именно. Возможно, он желает меня от чего-то уберечь.

   Почти час лорд-директор наставлял меня в приказном порядке по поводу всех принятых правил. Везувиан говорил, я лишь кивала головой. Все это было мне известно, и Виан об этом прекрасно знал. Как и то, что я не отступлю от правил ни на шаг, если только на горизонте не покажется мачеха. Конечно, оставались еще мои извечные академические обидчицы, но я торжественно поклялась отомстить им за все позже. Конечно, Везувиан от этого нахмурился, но как говорится, из двух зол выбирают меньшее. И должна же будущая злая ведьма хоть кому-то мстить. В честь праздника брат отпустил меня без дальнейшего разбора моих провинностей, предварительно залечив часть ссадин. Платья могли скрыть побои и синяки на руках, шеи и груди, но вот спина на всех была открытая, согласно последней моде, и от следов на ней необходимо было избавиться.

   Выйдя на улицу, я обреченно выдохнула, не в силах поверить, что все это не сон. А так хотелось, чтобы это оказался именно он. Странный, непонятный, хоть и весьма реалистичный. Как и большинство моих снов, но не этот. Для верности я даже ущипнула себя, чтобы ощутить реальность.

   Мы были на нейтральных территориях, которые расположились на островах Верст и Грана. Здесь когда-то была тюрьма, куда ссылали преступников и прокаженных с семнадцати обитаемых островов архипелага. С годами жители начали создавать здесь семьи, строить дома, развиваться, а потом восстали против тюремного режима и построили свое независимое государство. Здесь были рады всем. Здесь не было короля, только Совет Правления, который вполне справлялся без участия венценосного правителя. Не было тут и титулов, только иерархическая лестница согласно заслугам, знаниям и умениям. Единственное, что сохранилось напоминанием о монаршем строе, это обращения лорд и леди, или господин и госпожа. А Академия и вовсе походила на отдельное государство внутри другого, чья территория была размером с деревню, что вполне логично, если учитывать количество проживающих учеников и персонала и почти полную независимость от всего остального мира. По крайней мере, так казалось. Чего стоят только пять общежитий по каждому из отделений и отдельное для преподавателей, семь учебных корпусов и одно административное, собственное хозяйство и несколько подшефных мастерских, три тренировочных поля, конюшня и еще много чего. А весь периметр территории был обнесен белым каменным забором, дополненным волшебной оградой. В общем, все, что необходимо для жизни и учебы в целом. Эдакая деревенька закрытого типа для детей и приглядывающих за ними взрослых, с возможностью выхода на свободу на каникулах и выходных. И то не всегда. Так что кое-что от тюремного режима все же осталось. Здесь мы все были одинаково равны, но мало кто знал настоящее происхождение других учеников, так же как и обстоятельства, и причины, благодаря которым они в ней оказались. Некоторых учеников здесь прятали инкогнито, некоторых, как меня, отослали, некоторые осиротели.

   Добравшись до своей комнаты, я с блаженством растянулась на кровати. Соседки шумно собирались, ушивая платья, завивая кудри и просто переговариваясь.

   - Руби, давай помогай! - расчесывая Нефриту, Иолита была просто в бешенстве и пыхтела от натуги.

   Эта маленькая задорная ведьмочка, пожалуй, была самой жизнерадостной из нас четверых. До ее появления три года назад мы с соседками только и делали, что учились и сидели, каждая в своем углу, но стоило ей к нам поселиться, как комната наполнилась весельем, пустой болтовней и смехом. Я даже завидовала, как легко Иола находит контакт с людьми. Иолита уже кружила голову нашим парням, просто взглянув на них из-под пушистых ресниц своими фиалковыми глазками, а то и нарочно демонстрируя свою красивую тонкую шейку, тряхнув темно-фиолетовыми волосами с проблесками синевы.

   - Иола, дайте мне выспаться перед этим балаганом, - отозвалась я.

   Показалось, что кто-то выключил в комнате звук. Но нет. Просто девчонки замерли в изумлении.

   - Ты идешь? - возмутилась рыженькая Сердолика. - Ты же... А как же...

   - Все вопросы к лорду-директору. - И я уткнулась в подушку, повернулась к ним спиной, мечтая наконец-то поспать.

   Конечно, хоть мы и считались злыми колдуньями, но все же девчонки это все не со зла. Просто из-за постоянных наказаний все события обходят меня стороной. Обычно я сижу в гордом одиночестве в комнате или в каком-нибудь укромном уголке, учусь и читаю. Мне удалось только немного вздремнуть, потому что Лика и Рита пустились в обсуждения предстоящего приема нарочито громко. Еще громче они обсуждали короля. Каков он, сколько ему лет, как обратить на себя его внимание. И что делать с его дочерью, если они все же поженятся. Ну да. В нашей комнате глупых не было.

   Я думала. И много. В частности над тем, почему Виан заставляет идти на прием. Кроме надежды на то, что Морион все же обратит свое внимание на меня, особо видимых причин не было. Да только в это вообще никто не верил, включая меня саму.

   - Ру, вставай! - трясла меня за плечо Иолита. - Руби, лорд-директор приказал всем желающим посетить вечер ждать его в столовой!

   Волшебные слова о приказе брата, заставили перестать прятаться под одеялом от слишком озорной подруги и все же подняться. Нехотя, подошла к умывальнику и взглянула на отражение в зеркале. Опухшие от хронического недосыпа малиновые глаза непонимающе уставились в ответ. Бледная, почти белая кожа казалась натянутой маской, темно-малиновые волосы сбились в колтун.

   - Да, - протянула Нефрита, постукивая расческой по ладони, - за час мы не управимся.

   - А я говорила, что пока спит ее чесать надо! - в отражении я увидела, как ко мне приближается Сердолика с недобрым прищуром.

   - Девчонки! - подняла я руки, признавая полное поражение перед ними, ибо наперед знала, что сейчас мою голову будут макать в холодную воду. - Я сама!

   Все еще погруженная в собственные мысли, судорожно проводила себя, по словам Иолиты, в более "товарный" вид, чем обычно. Достав из сундука под кроватью одежду, позволила подругам сделать выбор за меня, пока сама собирала волосы в высокий хвост, а потом заплетала в косу. Сердолика выбрала для меня не пышное черно-красное платье, расклешенное от колена, с сильно открытой спиной и воротником-стойкой под самый подбородок. Особенно поражали рукава из черного кружева, которые скрывали все синяки. Нефрита, облаченная в темно-зеленый наряд, умело и ловко подводила мне глаза и ресницы. Лита старательно придавала обычной тугой косе объема и воздушности, а потом вовсе сделала нечто невообразимо красивое, создав из этого высокую прическу с обилием шпилек. Когда же они подвели меня к шкафу, чтобы продемонстрировать свои труды в большом зеркале, я чуть не заплакала. Никак не удавалось поверить, что оно показывает именно меня. Конечно, в первый мой выход в свет, мачеха расстаралась на славу, густо накрасив и натянув на меня невероятно тяжелое и пышное платье. Но и тогда, я не верила, что это я. Да и под тонной косметики мое лицо моим и не являлось. А вот сейчас, это была я и не я одновременно. Лицо мое, но наряд... вместо привычной мантии, рубахи и юбки или брюк, на мне было настоящее произведение искусства.


   Прием должен был проходить в большом актовом зале в административном корпусе. Учеников сюда пускали крайне редко. Только по случаю выпускного бала, и вот на такие приемы. Мраморный пол, идеально отштукатуренные стены, выкрашенные в бледно-синий цвет, малахитовые колонны с позолотой, поддерживающие потолок с лепниной и фресками. Большие витражные окна с тяжелыми портьерами, кушетки на резных ножках вдоль них, несколько обитых бархатом кресел. Все это придавало обстановке особую торжественность. В дальнем углу расположились наши лучшие в музыке ученики, играя тихую и приятную мелодию.

   Как и договаривались, я держалась ближе к брату, приотставая лишь на один маленький шаг. Он все время встревоженно оборачивался. Я уже успела изучить все портреты, висящие на стенах, видимые пути бегства, в том числе и через маленькие балкончики, и даже посчитать количество свечей в канделябрах. И все это пока парнишка, назначенный на сегодня герольдом, представлял прибывающих гостей.

   - Руби, - потянула меня за рукав Иолита, еле слышно шепча.

   - Что, Ио? - получив от брата одобрительный кивок, повернулась к подруге, чьи фиалковые глаза горели чем-то, не предвещающим ничего хорошего. - Лика? - ища поддержки, посмотрела я на Сердолику, чей взор вообще был затуманен и устремлен на высокородных молодых людей. И только Нефрита держалась более или менее достойно.

   Кажется, моего брата свергли с пьедестала единственного, неповторимого и самого лучшего мужчины на свете, потому что приблизительно такой же была реакция и у остальных девушек.

   - Как думаешь, если с королем не повезет, то может быть с каким-нибудь герцогом попробовать? - шепот Иолы долетел до ушей Виана и тот деликатно закашлялся.

   - Нашла, кого спрашивать, - буркнула какая-то настоящая леди. - Этой только с пастухом развлекаться.

   Хорошо, что я не видела, которой именно "леди" хватило наглости при Везувиане нанести столь публичное оскорбление. Но брат видел, и я возликовала. Хуже моих пакостей, может быть только прямое наказание от лорда-директора. На миг мне показалось, что я попала в сказку со счастливым концом. Но лишь на миг, потому что из отражения в большом зеркале на меня смотрела злая ведьма, а злым ведьмам счастливый конец не полагается. Среди подошедших гостей, я заприметила одного лично для меня неприятного типа.

   - Герцогиня Дарквейн! - чуть повысив голос, он через толпу направился к нам.

   Молодой, хромоногий юноша был один из нескольких графов, которому мачеха успела пожаловать титул, пока я не научилась разбираться в подобных делах, и не показала, кто есть кто в Дарквейне. Помнится, на мой первый бал он не смог явиться из-за свалившей его простуды, но я имела честь с ним познакомиться позже при случайном стечении обстоятельств. Вот только я ученица Академии и в случайности не верю.

   - Рад встрече! - не унимался юноша, чью фамилию я никак не могла вспомнить, привлекая излишнее внимание.

   - Взаимно. - Чуть кивнула я в ответ, проклиная все на свете. К тому же рядом стоял брат, и сбежать мне не удалось бы. - Разрешите представить, герцог Везувиан Брагденвиль...

   Не успела я проговорить все приписанные брату титулы, как граф почтительно склонился, а потом перебил меня.

   - Ваша светлость, рад познакомиться с вами. Ваша матушка о вас столько рассказывала. Я граф Уестил.

   Левая бровь Везувиана поползла вверх.

   Что там говорят про мои манеры? Варварские? Ха! Этот граф только что обскакал меня в этом позиций на сто, не меньше. Мало того, что ему не полагалось меня перебивать, так и еще он не имел никакого права обращаться к Виану первым. Отступив на маленький шажок, позволила лорду-директору Академии-интерната Благородства, Доблести и Магии, а попросту БДиМ, развлекаться.

   - Уважаемый граф, - почти рыча, цедил слова брат, - вам не кажется, что поведение ваше несколько вызывающе и задевает честь прекрасной герцогини Рубины Дарквейн и мою лично?

   Театр имени Везувиана набирал своих зрителей. Я же старалась не краснеть и не отводить стыдливо глаза, а главное не улыбаться до ушей, наслаждаясь своей маленькой победой.

   - Прошу простить меня, - потупил тем временем взор хромоногий парнишка. - Просто я был так рад встретиться с Ру... с герцогиней раньше, чем на предстоящих каникулах.

   - А что для вас это будет какое-то особенно значимое событие? - правая бровь Виана решила догнать левую по высоте.

   Предчувствие чего-то, после чего данное брату обещание будет нарушено, окатило холодной волной.

   - Ваша матушка вам не сказала? - он озадачено посмотрел на меня. - Она желает объявить о нашей помолвке.

   Полный аншлаг. Даже те, кого не интересовали сплетни, с любопытством смотрели, как Везувиан медленно оборачивается на меня, мое лицо вытягивается от удивления и ярости, а парнишка бледнеет и понимает, что наговорил слишком много лишнего, и его где-то нагло и подло обманули.

   - Руби? - от подобного обращения ко мне лорда-директора, теперь вытягивались лица его подопечных. - Ты знаешь, о чем говорит этот молодой человек?

   - Никак нет. - Возмущенно отчеканила я, будто меня не замуж собирались выдать, а обвинили в непристойном поведении.

   - Но ваша матушка... - проблеял юноша.

   - Уважаемый граф, - рыкнул Виан так, что не привыкшие к такому тону вздрогнули. Надо отметить, что вздрогнули только гости, ученики оставались совершенно спокойными. Последние вообще были рады, что гнев темного мага пал не на них. - Спешу отметить, что Рубина адепт темной магии в моей Академии, и до окончания учебы разговоры о помолвках и свадьбах позволены только в моем присутствии, или с письменного разрешения, ибо до того момента я официальный опекун и представитель герцогини. И что бы кто ни говорил, все претенденты на руку, сердце и имущество последней Дарквейн будут рассматриваться мною лично.

   Бессильный стон чуть не слетел с губ. Я никому не рассказывала, что Виан мой опекун. Да и до этого часа сие никого не интересовало. Ну да, по документам мы родственники, но всех подробностей знать не обязательно. Но я никак не ожидала, что он вот так просто объявит об этом при всех.

   - Ты слишком суров, Виан. - Хмыкнул какой-то незнакомый мне мужчина, только что вошедший в зал.

   - Ничего подобного, Рай, - чуть смягчился брат, поворачиваясь к этому человеку, - Рубина действительно находится под моей опекой, как и некоторые студенты, а адепты магии у нас вообще на особом счету, тебе ли не знать.

   Чуть выглянув из-за братской спины, я внимательно рассматривала этого Райя. Им оказался светлый маг, что лично меня несколько настораживало.

   - Ты хочешь сказать, что назначать романтические встречи этой юной леди я должен через тебя? - маг самодовольно улыбался. Он явно провоцировал Везувиана на продолжение спектакля.

   - Ты назначать можешь и сам, если она тебе позволит, - двусмысленно хмыкнул Виан. - Твое благородство у меня сомнений не вызывает. Сомнения у меня вызывают люди, не знающие правил приличий.

   - Среди людей короля таких очень мало. - Хохотнул мужчина.

   Это несколько сгладило обстановку. Брат вновь повернулся ко мне и тихо напомнил, что предложение выйти за него будет действительно до появления короля и его совершенно не смущало, что меньше минуты назад он же имел неосторожность объявить об опекунстве. Во взгляде Виана я снова смогла прочесть беспокойство. И злобу. Он явно не ожидал подобной выходки от своей матери, глядя на несостоявшегося жениха поверх моей головы. Уж кто-кто, а мачеха должна была знать о подобном правиле и посоветоваться с сыном, хотя бы как с моим опекуном, прежде чем обещать меня кому бы то ни было. Не говоря уже о том, что я адепт темной магии, а это особенно деликатная тема для общества и касающихся его правил. Но она видимо не учитывала мнения сына, как и правил, и не предполагала отказа. Эта история напомнила мне историю Хиберии, только теперь живым товаром была я. Как это неприятно, низко и мерзко. С другой стороны, без этого вечера на каникулах меня бы ждал очень неприятный сюрприз.

   Соседки снова оказались возле нас. Они хотели меня оттащить и посекретничать, но я лишь покачала головой, указывая на лорда-директора. Мол, не могу, я тут на особых условиях, но пару шагов в сторону все же сделала.

   - Лорд-директор правда твой опекун? - стараясь говорить очень тихо, не смотря на то, что эмоции просто распирали, спросили Лика и Иола.

   Я вымучено кивнула.

   - Почему ты ничего не рассказывала? - Нефрита почти шептала, чтобы не сорваться на возмущенный крик.

   - Кто бы мне поверил, Рит? - хмыкнула я, осторожно приподняв левый рукав для наглядности, мол, подопечная директора не может себя так вести.

   Девицы переглядывались и явно собирались засыпать меня вопросами, на которые никак не хотелось отвечать.

   Никогда до этого момента я не верила в чудеса. Только в закон подлости. Но чудо все-таки свершилось, снова раздались фанфары. Подруги резко развернулись к двери, а я отступила обратно к брату. Пока никто не видел, он сжал мою правую ладонь и одарил тоской во взгляде. У меня еще было немного времени сказать ему да, чтобы раз и навсегда избавиться от нападок, наказаний и какой-то неведомой мне опасности. А именно ее предчувствие не покидало с момента, как я покинула директорский кабинет.

   - Решай, Рубина, - повторил брат.

   Последний шанс. Последнее мгновение. Я почти открыла рот и тут же его захлопнула. Фанфары стихли, вперед вышел герольд и провозгласил:

   - Его Величество король Морион Греендиш I.

   Подняв испуганные глаза на Виана, я увидела, как напряглись скулы, плечи, руки, да и сам он вытянулся, как струна. Неужели тот самый избранник сердца Хиберии?

   Двери зала распахнулись, и король Даира явил свой лик. Высокий, смуглый, черноволосый, с колдовскими черными глазами, точеным лицом, облаченный в идеально сидящий кремовый костюм, он шел, гордо расправив широкие плечи. Его суровое лицо вдруг исказила теплая улыбка, быстро спрятавшаяся в черных усах, и мужчина прямиком направился к нам. Все тут же склонились перед ним.

   - Виан, старый мой приятель! - пробасил он, по-дружески обнимая главу Академии за плечи. - Рад, что ты откликнулся на мое желание тебя посетить. Сколько мы не виделись? Пару лет?

   - Именно пару лет, Ваше Величество. И я рад, что вы смогли найти для этого время. - Дружелюбно отозвался брат.

   - А это, как я понимаю, ученики твои? - Морион пробежал взглядом по всем присутствующим девушкам.

   И это подтверждало общую догадку, что он ищет себе третью женушку. С каждой минутой я испытывала к королю все меньше уважения, но продолжала сохранять невозмутимый вид и делать свои выводы.

   - Вы совершенно правы, - улыбка Везувиана мне не понравилась совершенно. - Но прежде чем начнется сегодняшний вечер, разрешите представить одну очень милую особу. Герцогиня Рубина Дарквейн.

   Виан подтолкнул меня вперед, довольно усмехаясь испугу на лице. Душа все еще находилась в пятках, хотя тело вновь изобразило изящный и глубокий реверанс. Если перед графом такое представление по титулу принесло мне истинное удовольствие, то перед королем было страшно. По идее два года назад я должна была присягнуть ему на верность, но была еще слишком мала для этого, а что могла натворить в такой ответственный момент мачеха, даже думать не хочется.

   - Для меня большая честь приветствовать вас, Ваше Величество. - И только злость на брата позволила произнести слова четко и уверенно.

   Король с некоторой настороженностью во взгляде улыбнулся и поцеловал мою ладонь.

   - Так вот вы какая, наследница Дарквейна. Рад, наконец, познакомиться лично. Виан о вас столько рассказывал.

   От этих слов, я потеряла дар речи. Страх напрочь сковал тело и мысли, и все что мне оставалось делать, прямо и не моргая, смотреть в черные глаза короля. Конечно, на языке вертелось замечание, что представляю я эти рассказы, но все же это высшее общество, и язык пришлось неслабо прикусить. К тому же я краем глаз смотрела на соседок, чьи лица изображали активный мыслительный процесс. Чувствую, нет у меня больше подруг, а жизнь в стенах Академии станет еще больше походить на царство Злобного Хирилла.

   - Что же это вы стоите, прошу, присаживайтесь. - Словно опомнился Везувиан и добродушно указал на имеющие сидячие места. - Я уверен, вам будет интересно познакомиться с нашими учениками.

   Ну да, ну да. Высшему обществу всегда нужна свежая кровь для сплетен, чтобы отвести взгляды от своих скелетов в фамильном шкафу. Я выбрала место поближе к музыкантам и подальше от короля Мориона. Да и все места подле Его Величества уже были заняты желающими выскочить за него хоть сегодня. Чуть дальше расположились благородные леди и лорды, а светлые волшебники держались ближе к Райю. Этот самый Рай держался от короля подальше лишь потому, что Виан успел оказаться ближе к правителю раньше него. Противостояние между светлыми и темными старо как мир. Может, отношения их были на самом деле дружескими, но общество требовало видимости их вражды. За праздными беседами, к которым я практически не прислушивалась, прошло около часа. Король был всем доволен, много шутил и смеялся, так же как и остальные три дюжины человек из его свиты. Пока он не обратил внимания на хромоногого парнишку.

   - А что же это граф Уестил сегодня не весел?

   - А Виан графу сердце разбил, Ваше Величество. - Ехидная улыбка появилась на лице светлого мага, чье полное имя оказалось Райдолин Пренитий.

   - Везувиан, я чего-то о тебе не знаю? - улыбался Морион, глядя как у брата сжались челюсти. - Поведайте мне кто-нибудь о подвигах лорда-директора, молодые люди. - Обратился он к ученикам, тем самым пытаясь вовлечь их стесняющихся в беседу.

   Король был явно доволен тем, что от злости Виан не может ничего сказать. Да и я бы не смогла, но мне было интересно наблюдать за братом в таком состоянии. Среди наших леди нашлась одна, которая с превеликой радостью поведала о манерах прекрасного герцога Брагденвиля, с которыми он защищал честь мою, случайно расстроив помолвку.

   - Правила Академии все также суровы, да Виан? - хмыкнул в усы Морион. - Герцогиня, - резко перевел он на меня взгляд, - а вы не расстроены, что с чьей-то легкой руки было расстроено столь знаменательное событие в вашей жизни?

   - Вовсе нет, Ваше Величество. - Голос прозвучал излишне уверено, и пришлось пояснить, чтобы не прослыть грубиянкой. - Я считаю, что прежде чем думать о замужестве, девушкам следует получить образование и набраться мудрости, терпения, необходимых для ведения дел знаний.

   - Ведения дел? - повел бровью Райдолин.

   - Позволь Рубине закончить, - прервал жестом его Морион.

   - Я просто хотела сказать, что в отсутствие супруга, неважно по каким причинам, обязанности по сохранению имущества и состояния ложатся на женские плечи. И это хорошо, если у семьи есть хорошие поверенные, но что если нет? Женщина должна следить за подобным. И более того, даже ведение хозяйства весьма ответственное дело, которое нельзя пускать на самотек. Образование придает личности определенный шарм гораздо лучше, чем смазливая мордашка, не говоря уже о том, какие перспективы открывает. Такая женщина способна не только скрасить одиночество свое избранника, но при должной мудрости оказать поддержку, возможно, даже быть ему опорой.

   Виан впервые в жизни смотрел с восхищением, как и большинство парней. Морион прикрыл рот ладонью, но даже со своего места я разглядела складки в уголках глаз, которые появлялись, когда мужчина улыбался. Скорее всего, он насмехался надо мной. Ну и пусть. По крайней мере, никаких правил я не нарушила.

   - Раз вам есть, о чем с нами побеседовать, что же вы так далеко сидите и молчите?

   - Прошу простить меня, - я склонила голову, изображая полную покорность и раскаяние. - Меня зачаровала столь приятная музыка, и я не смогла удержаться от соблазна послушать игру музыкантов.

   После упоминания о музыке Его Величество возжелал продолжить знакомство не только по средствам беседы, но и танцами. Одна мысль, что из-за одного неловкого движения оступлюсь, или наступлю кому-нибудь на ногу, бросала в дрожь. Это же такой позор на всю семью и Академию. А когда Его Величество выбрал первую попавшуюся девушку для танца, я почти слилась со стенами, пытаясь добежать до выхода на балкон и просидеть там остаток вечера, как великий и ужасный Везувиан вырос перед сводной сестрой с тем же приглашающим на первый танец жестом. От приглашения на первый танец отказываться не принято, это вообще создает нехорошее впечатление, поэтому я вложила свою руку в его раскрытую ладонь.

   - Хорошо держишься. - Улыбка и довольный взгляд брата ничуть не придавали уверенности.

   - Можно я прямо сейчас уйду? - промямлила я, с надеждой глядя на выход.

   - Прости, Руби. - Шепнул Виан мягко, кружась со мной по залу очень плавно. - Это невозможно, ты должна остаться до конца.

   Я чуть не взвыла в голос. Лорд-директор обреченно выдохнул, потеряв надежду, что в кое то веки все пройдет хорошо.

   - Я должен был сказать это раньше, - попытался вернуться к благодушному настрою Виан. - Ты сегодня невероятно красива.

   И хотелось подарить какую-нибудь ехидную ремарку в ответ, но я героически сдержалась и скромно потупила глазки.

   - Благодарю, ваша светлость.

   Как только закончилась музыка, мы разошлись каждый в свою сторону. Я подпирала стену и смотрела на танцующих подруг. А чуть позже мысленно проклинала все высшее общество вместе взятое. Ученицам Академии хватило всего пары танцев, чтобы растрепать о моих ужасных манерах всем и каждому, желающему слушать, а там дальше по цепочке. И уже через полчаса всем в зале был известен мой главный титул самой редкостной стервы Академии. Взгляды я на себе ловила всякие разные, презрительные, ехидные, злобные, любопытные, и один особенно обеспокоенный, но продолжала держать лицо. Где-то в другом конце зала заключили пари, и меня пригласили на еще один танец. Собеседник из партнера оказался так себе, но я держалась в рамкам приличий, и даже пару лишних раз смущенно взмахнула ресницами от нелепых комплиментов, но все же особого расположения не продемонстрировала. Везувиан в другом конце зала довольно усмехнулся и поднял бокал, а я усмехнулась ему в ответ. Он знал меня достаточно хорошо, чтобы распознать истинную реакцию на ухажера и его слова. Вскоре для еще нескольких танцев созрел и король. Он пригласил сначала первую красавицу отделения темных и по совместительству мою главную обидчицу Яшмин Ларге, потом Нефриту, которая по красоте совершенно не уступала предыдущей девушке. Я молча наблюдала за этим с каменным лицом, терзаясь вопросом, что я вообще тут делаю. Но вот он возник передо мной.

   - Герцогиня Дарквейн, - протянул руку Морион. - Не составите мне пару?

   - Это будет честь для меня.

   Мужчина вывел меня в центр зала, и там стоя лицом к лицу, я прямо смотрела в черные глаза, не зная чего ожидать. Музыка началась, король уверенно вел в танце. И как назло, это оказался таилет, один из самых чувственных и динамичных танцев, когда партнеры слишком близки друг к другу. Когда каждое касание и движение вызывают страсть.

   - Вам скучно? - задал он вопрос в лоб, обходя меня по кругу. - Только честно. Мне будет интересно услышать что-то кроме лести, тем более от сестры своего лучшего друга.

   - Я тоже предпочитаю честность. Поэтому не сочтите за грубость, Ваше Величество, я догадываюсь о причине визита и нахожу это несколько неприятным. - Честно и холодно ответила я, сосредоточившись на движениях и плавности шага партера.

   - Вот как? - повел он бровью, по правилам танца наклоняя меня спиной над полом. - Вам неприятно мое общество?

   - Мне неприятна ситуация, когда под благовидным предлогом скрываются иные помыслы. - Везувиан меня убьет. Краем глаз я заметила напряжение на его лице, но остановиться уже не могла. - Ваше Величество, все мы понимаем, что среди присутствующих вы ищете себе третью жену. Скажу прямо, в нашей Академии есть более достойные внимания леди.

   - Дело в Везувиане? - резко прервал меня король, а я от такого вопроса растерялась и потеряла дар речи.

   - Уверяю, брат не имеет к моим словам никакого отношения. - Голос вернулся и звучал достаточно ровно, хотя тело била мелкая дрожь. - Я успела заметить, что вы с начала вечера изучаете исключительно темных ведьм. Либо сами что-то отмечаете, либо вам кто-нибудь подсказывает. И скорее всего вы уже в курсе, что в принципе меня считают недостойной высшего общества и редкостной стервой.

   - Скажу честно, мне плевать, что они считают, - сквозь смех прохрипел он. - Ваше общество кажется мне более интересным. Прямолинейны, но учтивы. Резки, но говорите мягко, что резкости и незаметно. К тому же умны и наблюдательны. Что немаловажно, вам хватило смелости высказать все начистоту.

   Приятно было это слышать, но видимо стервой меня он все-таки считал. Да только мне от этого ни холодно ни жарко. Я уже давно привыкла к этому и в обратном убеждать, кого бы то ни было, не собиралась.

   - Прошу меня простить, но даже я считаю себя недостойной внимания короля.

   - Мне плевать, что вы считаете, Рубина. - В глазах мужчины вспыхнуло раздражение, но тут же угасло. Сам он решил перевести тему. - Что у вас с рукой? - с какой именно он уточнил, сильно сжав левую.

   - Небольшая травма от падения.

   - А кто-то говорил о честности... - лукавая улыбка озарила его лицо. - Рубина, я знаю, как наказывают в Академии, я здесь учился.

   - Так я и честна. Последняя травма именно от падения. Знаете, я иногда такая неловкая бываю, а сильного плеча, на которое можно опереться, рядом как назло нет.

   Король вновь рассмеялся, да так довольно и заразительно, что и мои губы растянулись в улыбке. Танец закончился, мы поклонились друг другу. Морион оказался не так уж и плох, как я о нем подумала изначально. Он пытался уговорить меня второй танец сразу же, но мне стало дурно, и я отговорилась тем, что надо подышать.

   Прохладный вечерний воздух ударил в лицо, наполненный смесью ароматов садовых цветов и соленой свежести океана. Райдолин вышел вслед за мной и накинул на плечи свой фрак. Мы стояли молча, на достаточном расстоянии друг от друга, чтобы не нарушать правил приличий.

   - Спасибо. - Слова благодарности сами слетели с губ, нарушая неловкое молчание, в то время как я сама плотнее укуталась в одежку.

   - Вы достойно держитесь, не смотря на то, что ситуация вам явно неприятна. Отсюда мой вопрос, почему вы здесь? - серьезно заговорил он и облокотился на перила, глядя на сад раскинувшийся внизу.

   - Не все в жизни складывается так, как нам бы того хотелось, и к подобному следует привыкать. - Кисло улыбнулась я. - И для меня большая честь познакомиться с Его Величеством.

   - Мы здесь одни, можете перестать играть. - Довольно резко отрубил Райдолин.

   - Не понимаю, о чем вы. - Как бы оскорбившись, повела плечом и отвернулась.

   - Прекрасно понимаете, Рубина. Вы холодны, лживы, двуличны и весьма расчетливы, к тому же я достаточно долго наблюдал за вами и убедился, что вы действительно стерва, как и говорят.

   - Не смею оспаривать ваших наблюдений, пресветлый Райдолин.

   А я уж надеялась, что найдется хоть кто-нибудь, кто не станет судить по словам других, и окажется умнее остальных, распознав в моем поведении защитную реакцию. Какое разочарование. Хотя, не больно и хотелось. А то, еще чего доброго в душе залезет, плюнет туда, ноги о мою доброту вытрет.

   Беседа зашла в тупик. Поблагодарив за фрак, который аккуратно положила рядом с магом на перила, я почти ушла, как он преградил мне путь. Если не считать этого весьма неприятного и двусмысленного разговора, ситуация казалась волнительной. Темное звездное небо над головами, приглушенные звуки музыки из зала, я и светлый маг наедине. Писаный красавец, с волосами цвета спелой пшеницы, сине-зелеными со светлыми прожилками глазами, невероятно глубокими, как сам океан, стоял очень близко, чуть склонив голову к широкому плечу. И почему все друзья Везувиана как на подбор такие высокие и красивые? А этому я едва ли доходила до плеча, при условии, что сейчас на мне были туфли с довольно высоким каблуком. Мужчина осторожно притянул за талию, беря левое запястье в свою правую руку, как для танца, и с силой его сжал, безошибочно найдя мое самое слабое место. Хотелось кричать, но я лишь скривилась и прямо смотрела на Райдолина.

   - Вам больно, Рубина? - злобно усмехнувшись, спросил маг, но ответ его видимо не интересовал. - Что же не кричите и не дергаетесь?

   Я хотела вскрикнуть, но годы жизни в Академии, научили меня одной простой вещи, что ни один крик не сделает боль слабее, а попытки вырваться приведут только к усилению неприятных ощущений.

   - Вам доставят удовольствие мои крики? - с вызовом обратилась к светлому магу.

   - Вовсе нет, мне просто интересно, что же вы будете делать? Может быть, побежите жаловаться Везувиану?

   - Я попрошу меня отпустить. - Резко отрубила я. - Что касается жалоб, подобное недопустимое поведение пусть остается на вашей совести.

   Пальцы разжались, я была свободна. И поскольку ответом меня не удостоили, решила возвратиться в зал. Оставалось продержаться чуть более двух часов. Я посмотрела на брата с надеждой, что он сможет оказать поддержку. Увы, лорд-директор был занят своими делами. Мимолетным взглядом он попросил немного обождать, но я легко отмахнулась, стараясь тяжело и грустно не вздыхать. Он здесь все же больше на работе и не обязан постоянно следить за мной. Король вспомнил про обещание и снова увлек меня к танцующим парам.

   - Вы стали еще печальнее, что-то произошло? - Морион смотрел куда-то на гостей, что давало мне возможность опять нагло солгать.

   - Ничего, Ваше Величество, - постаралась я скрыть свое удивление вопросом. - Просто праздники такая редкость и становится немного грустно, что этот вечер заканчивается.

   - Мне казалось, вам не нравятся такие мероприятия.

   - В них есть несколько приятных аспектов, недоступных в обычные дни.

   Лицо Мориона изменилось. Он недобро щурился и явно был чем-то недоволен, но воздержался от высказывания этого чего-то. Мои же мысли вертелись вокруг одного. Интересно, что выдало мое расстройство? Ведь я была уверена, что научилась скрывать все перемены в своем настроении.

   Мне сложно вас понять, юная герцогиня. - Кисло улыбаясь, Морион прижался ближе, одной рукой поглаживая меня по спине. - Вы честны, когда это неуместно, но набираетесь храбрости врать, когда необходимо сказать правду.

   - Ваше Величество, а так ли необходимо говорить правду? Она ведь у каждого своя. Вот, к примеру, леди Ларге, - не смогла я упустить возможности выставить обидчицу в дурном свете, - считает, что цель всегда оправдывает средства, а я придерживаюсь иного мнения. Вы можете нас рассудить?

   - Кажется, свежий воздух опьянил вас сильнее вина, - ушел от ответа Морион. - Вы хорошо танцуете.

   - Это больше ваша заслуга, - загадочно улыбнулась я, чуть склонив голову плечу. - Вы прекрасный партнер и собеседник, и мне бесконечно приятно общаться с вами. И прошу простить мою дерзость ранее, я ошибалась на ваш счет.

   Грубая лесть, но на захмелевшего правителя подействовало как надо. Остаток вечера я провела, сидя в самом дальнем углу, изредка приглашаемая кем-нибудь жалостливым потанцевать.


   С первым солнечным лучом сон как рукой сняло. Разглядывая унылый белый потолок и надеясь, что вчерашний день был сном, я прислушивалась к размеренному дыханию недавно угомонившихся соседок и ломала голову над тем, с какой радости мне не спится и чем теперь заняться. Спать бесполезно, разглядывать потолок за все годы уже опостылело, а значит, выход у меня был один: одеться и покинуть спальню, пока девушки не проснулись и не начали задавать глупых вопросов. После вчерашнего приема я была рада влезть в любимую темно-синюю блузку без рукавов с воротником стойкой под самое горло, но открытой спиной, и облегающие брюки воздушной наездницы, подпоясанные широким поясом с изысканной вышивкой, все это прикрыть накидкой в пол и застегнуться на все пуговицы. Тропический климат архипелага не располагал к ношению закрытых вещей из более плотной материи, что лично меня угнетало. Легкие, воздушные или чересчур прозрачные ткани и более короткие платья и юбки были мне не по душе, к тому же излишне привлекали внимание противоположного пола. В Академии не было какой-то строгой формы, разве что обязательные отличительные элементы. Слишком сложно подобрать что-то одно для всех учащихся и так, чтобы соответствовало принятым на их родине традициям. Для магов светлого и темного отделений обязательной была мантия или накидка без рукавов либо белая, либо черная соответственно. А вот что под ней никого не интересовало.

   До побудки оставалось два часа, которые я планировала провести в гордом одиночестве, зубря упущенный материал. Прием для короля это, безусловно, хорошо, но портить себе статистику из-за потерянного времени я не собиралась. Может, я и не умею себя вести, зато не так плоха в учебе. Сверившись с расписанием предстоящего дня, первым открыла учебник по общей теории магии, но вскоре я поймала себя на том, что безуспешно пытаюсь прочитать одну и ту же страницу. Мысли упорно возвращались к событиям вечера. Что теперь меня ждет?

   Начать хотя бы с того, что Яшмин, положившая взгляд на короля, будет медленно, но верно, устранять конкуренток, и искренне надеюсь, что меня в подобном качестве она даже не рассматривает. Первая красавица отделения, высокая, стройная, белокурая и пышногрудая уроженка острова Гайри не знает, что такое слово нет. Мстительная до жути гадина. Еще и коварная. Но Яшмин всегда все сходит с рук, хоть и учится она абы как. Или вот мои соседки. Думаю, теперь они меня достанут вопросами, почему я никогда им не рассказывала, кем являюсь. Не объяснять же им, что это не имеет никакого значения, и если бы не мачеха, меня вполне бы устроила хижина безымянной ведьмы в лесу. Окончила бы Академию и ушла бы в подполье, отринув имя и все остальное. Колдовать умею? Умею. И этого вполне достаточно. Эту мысль, перебила более злорадная, о том, что матушка Везувиана совершила самую большую ошибку в жизни, сплавив меня сюда, и теперь будет вкушать последствия своей глупости. Ведь как ни верти, а темная ведьма есть темная ведьма, и мстить я буду соответственно званию. Виан тоже из головы не шел. Вот, казалось бы, с какой стати ему так меня опекать? Родственница... да седьмая вода на киселе я лорду-директору. Если только ему это выгодно.

   Вообще странно это все. Отродясь ухажеров не имела, а тут приехали! Одному мою руку и сердце уже пообещали, Виан изъявил о желании их заполучить сам, король просто ищет третью супружницу. Нет, в претендентки я не записываюсь. Упаси Светлая Каламея от такого замужества. Тем более у него есть дочь, а злой мачехой, подобно своей, желания становиться нет. Захлопнув учебник, вырвала лист из тетради и потихоньку начала записывать возникшие вопросы. Большинство из них крутилось вокруг Виана, но вот всплыло еще одно имя. Райдолин Пренитий. Светлый маг, новый герцог Куарелли волновал меня больше всего. Даже если опустить факт равного титула, Райдолин казался далеко не простым звеном в цепи вчерашних событий. Его странный взгляд, не менее странный разговор на балконе. И зачем они вообще сюда прибыли? Но это видимо придется выяснять опытным путем. Запустив пальцы в волосы, я признала свое поражение, ибо опять не хватало ни данных, ни знаний. Я совершенно не понимала, что происходит, но интуиция подсказывала, что все произошедшее вчера взаимосвязано. Увы, пришлось закончить с этим, потому что время выходило, и пора было идти на утреннее построение.

   В главный зал я пришла одной из первых, чем вызвала недоумение на лицах коллектива преподавателей и мерзкого вида тетки-надзирателя, которую все за глаза величали Грымзой. Когда пришли подруги, скорее больше по привычке я пыталась спать стоя.

   - Праздник кончился! - рявкнула Грымза, взмахнув кнутом, когда зал заполнился хихикающими и обсуждающими вечер леди. - Слышите, невоспитанные девицы?! Даже Дарквейн сегодня ведет себя лучше вас!

   Дарквейн захотела провалиться сквозь мраморный пол. Впервые в жизни Грымза поставила меня в пример. Мир перевернулся с ног на голову.

   - Пффф, - раздался тихий и насмешливый голос Яшмин из начала нашей шеренги, - так она же у нас герцогиня.

   В идеальной тишине помещения ехидную ремарку расслышали все. Я победно улыбалась до ушей. По идее Грымза должна была прямо сейчас наказать первую красавицу отделения, иначе могли возникнуть проблемы. И не только из-за подорванного авторитета, а потому что я запросто могла составить официальный запрос на имя лорда-директора взыскать с них обеих. С одной за оскорбление и банальное нарушение правил, с другой за несправедливость и фаворитизм по отношению к ученикам. Хлесткий звук удара по руке и стон девицы, не привыкшей к подобному. Жаль. Очень жаль. А я уже предвкушала посмотреть на вытягивающееся выражение лица брата, когда он получит сию бумагу, а потом и на представление, которое устроит.

   - Не скалься, герцогиня! - Грымза взмахнула своим орудием повторно, но и я, и попадавшие под удар подруги, ловко увернулись.

   Не успела она взмахнуть кнутом в третий раз, как распахнулись двери и громогласно прозвучало:

   - Какого Хирилла здесь происходит?!

   Лорд-директор с покрасневшими от усталости и злости глазами очень быстро прошел ровно до того места, где мы стояли, попутно оглядывая бледнеющие лица преподавателей и Грымзы. До того как он пройдет до конца, поднимать глаза и чуть склоненную голову не полагалось.

   - Воспитательный процесс, лорд-директор. - Тетка-надзиратель стушевалась под тяжелым взглядом.

   Мужчина резко повернулся к нашей шеренге лицом, и все сделали шаг назад, нагло сдавая провинившуюся, а точнее меня. Да будут прокляты правила! Холодные после улицы пальцы приподняли мой подбородок, тем самым позволяя посмотреть на мужчину.

   - Адепт Дарквейн, за какую провинность вас наказывают с утра пораньше? - почти рычал Везувиан.

   Ну да. Это вчера он был любящим и заботливым братом и потенциальным женихом, а сегодня сменил личину на более привычную.

   - За хорошее настроение, лорд-директор. - Тихо отозвалась я, лишь на мгновение заглянув в глаза мага.

   Изумление, исказившее прекрасное лицо брата, невозможно было передать словами. Он даже на миг растерялся, посмотрел в распахнутые двери, где молчаливо наблюдали за происходящим король Морион и светлый маг, потом на бледнеющую Грымзу. Не знаю, что конкретно он смог узнать у этих двоих, но в следующий миг кнут из руки женщины оказался в его руке, сам Везувиан хлестанул ее по щеке и приказал явиться в его кабинет.

   - Совсем распоясалась! - сокрушался он, вышагивая вдоль шеренги преподавателей. - Если я не могу отменить телесные наказания, это не значит, что я не буду следить за их правомерностью! Зарубите себе на носу, еще одна такая выходка, вылетите из Академии и, уж поверьте, достойного заработка не найдете! - все боялись шелохнуться. Свое слово лорд-директор держал, и всем это было прекрасно известно. Он резко развернулся к ученикам. Как по команде, все сделали еще шаг назад, и даже я. - Что касается вас, всем старшим минус сто баллов! Без исключений! - может, кто-то и хотел возмутиться, но Виан в гневе страшнее любого чудища. - Благородные, тьфу. - Бурчал, уходя, лорд-директор, пока ошеломленная толпа глядела вслед.

   На первую, сдвоенную со светлыми магами, лекцию по теории магии я пришла просто в убитом состоянии, глядя в одну точку перед собой. В принципе, как и все. Мои соседки почему-то на меня обиделись и не разговаривали, да еще и отсели подальше. Хотя подозреваю, что причина была в опеке Виана и в том, что меня удостоили второго танца с королем. А может и еще в чем похлеще. В полной тишине одиннадцать темных и двадцать светлых адептов ждали прихода магистра Гурье. Престарелый светлый маг работал в Академии уже лет пятьдесят, и еще помнил времена, когда обучал Везувиана, периодически рассказывая о проказах лорда-директора. Магистра Гурье любили все без исключения, никогда не пропуская его лекций, всегда в срок выполняя задания, сдавая его предмет как минимум на семьдесят баллов из ста возможных. В аудиторию влетел взбешенный преподаватель и быстро запер дверь на ключ с нашей стороны. Глаза его пылали яростью. Адепты вжали головы в плечи, впервые увидев преподавателя таким.

   - Значит так, - едва сдерживая злость, процедил магистр Гурье, - если хоть кто-нибудь, пока вся эта делегация не вернется восвояси, нарушит дисциплину на лекции или, не допусти Светлая Каламея, сорвет занятия, весь курс завалит сессию. И это не только у меня. И будьте готовы, что в любой момент в эту дверь может войти лорд-директор с гостями, чтобы проверить, как у нас идут занятия.

   Пока он говорил, передние ряды многозначительно обернулись на задние, где сидели пятеро возмутителей спокойствия, включая меня.

   - Лурис, Трапейви, Дарквейн, вам все понятно? - казалось, злость мага вот-вот обретет осязаемую форму весьма страшного чудовища. Трое упомянутых старательно закивали головами. - Особенно Дарквейн, - маг прошествовал до моей самой дальней парты у окна, - я понятия не имею, как вы будете замаливать все свои прегрешения перед лордом-директором, но в ваших же интересах озаботиться его спокойствием.

   Это было уже слишком. Я бы поняла, если подобное магистр заявил наедине, но сейчас его слышала вся аудитория, которая тут же начала перешептываться, делая свои выводы. И только Злобному Хириллу известно, какие именно. Злость во мне вспыхнула в тот же миг, но пришлось прикусить язык и всего лишь сжать руки в кулаки, ибо отреагируй я хоть как-то, стало бы только хуже. Магистр Гурье оценил мое молчание, довольно хмыкнул и вернулся к своему месту. И пока маг шел, ко мне очень быстро подсел Лайнус Трапейви. Рыжий, конопатый, вечно растрепанный, немного неопрятный, худой и весьма нескладный парнишка с темного отделения был первой занозой в ягодице всего преподавательского состава и объектом ненависти всех девушек от шестнадцати и старше. Не то чтобы он плох собой, просто немного простоват и прямолинеен. И, пожалуй, он был один из немногих, кто не ненавидел меня, регулярно отбывая со мной наказания и втягивая еще в большие неприятности. У него не было с собой ни учебника, ни чернил, ни простого карандаша, только перо и толстая потрепанная тетрадь. Так часто бывало, когда он отбывал наказание с утра пораньше, и естественно я пришла ему на выручку, поделившись своим добром. Магистр Гурье, увидев нас за одной партой, нахмурился, но пока ничего поделать с этим не мог, поэтому приступил к лекции.

   - Тема: заклинания левитации. Структура, характерные признаки, области применения и меры определения.

   Лайнус тем временем открыл последнюю страницу тетради и моим карандашом написал записку. Шептаться после гневной речи Гурье парень не решился. Он просил встретиться с ним после занятий на мельнице, чтобы я помогла ему с заданием по алхимии. Добрая моя душонка согласилась, наперед зная, что это принесет еще больше проблем. Но парнишку мне было искренне жаль. Трапейви, как и я, был даирцем, и полной сиротой. В Академию он попал всего семь лет назад, и учился абы как, но лишь потому, что не умел до этого ни читать, ни писать, имея лишь огромный магический потенциал и тягу к выживанию. Однажды, он спас меня от наказания, и с тех пор я старалась ему помочь с обучением, как могла. Мы вообще довольно часто выручали друг друга, да только друзьями не были. Парень сам как-то сказал, что просто использует меня, чтобы вновь не оказаться на улице, а как потенциальную подругу или девушку даже не рассматривает.

   Может парень спросил бы что-то еще, но я раздраженно ударила его локтем под ребра, одновременно с тем, как раздался стук в дверь. Все перестали дышать. Даже магистр Гурье замер с мелом у доски, а потом жестом приказал всем подняться, как только откроется дверь. И естественно на пороге был лорд-директор, Его Величество и Райдолин.

   - Магистр Гурье, рад видеть в добром здравии, - заговорил Морион после формального приветствия. - Только что-то седин у вас прибавилось.

   - Обучение адептов дело хоть и благородное, но довольно нервное, Ваше Величество. - С намеком отозвался маг, который еще и преподавал обществознание и право нейтральных земель у всех старших учеников. - Каково вернуться в стены родной альма-матер?

   - Весьма занятно, - отозвался Райдолин. - Столько перемен.

   - Да уж, лорд-директор старается во благо. - Посмеивался магистр. - Вот в прошлом году в третьем учебном корпусе малую лабораторию отремонтировали. Теперь ждем, когда на ремонт большой средства накопятся. - Прозвучал изящный и тонкий намек на весьма интересные финансовые обстоятельства.

   По сути, Академия жила за счет финансовых вложений родителей, сбагривших сюда своих отпрысков, но иногда, а точнее крайне редко, высокие сановники островов делали добровольные пожертвования. Правда еще Совет Правления нейтральных земель выделял некоторую сумму из общей казны на мелкий ремонт и стипендию для лучших учеников и детей-сирот. Но это были сущие крохи.

   Перебросившись еще несколькими добродушными фразами, гости изъявили желание вспомнить былое и посидеть на лекции. Они уселись прямо за нашими спинами, подтянув пустующую лавку, а светлый маг буквально дышал мне в затылок, что неимоверно раздражало и мешало сосредоточиться. А когда он положил ладонь в перчатке на мое правое плечо и наклонился ближе, душа унеслась в пятки, и прошиб холодный пот.

   - Куда делось хорошее настроение, Рубина?

   - Пресветлый Райдолин, я на лекции, здесь не место для веселья. - Елейным голоском отозвалась я, едва сдерживаясь, чтобы в панике не сорваться и не убежать. - Будьте любезны, не отвлекайте по пустякам.

   - А если это не пустяк? - как-то слишком мягко прошептал он, играя в какую-то неведомую мне игру.

   - Уверена, что это может подождать до конца лекции, - чуть откинувшись спиной на его грудь, я решила ему подыграть. - Не думаю, что у вас найдется что-то важное сказать прямо сейчас.

   Мы смотрели друг другу в глаза, ожидая, кто же сдастся первым, и совершенно не обратили внимания, что в аудитории повисла идеальная тишина.

   - Пренитий, - вдруг рявкнул преподаватель, но мы даже не шелохнулись, - прекратите срывать лекцию, соблазнять девушек будете на перемене!

   Райдолин отстранился, магистр довольно хмыкнул. Я рукой прикрыла глаза, мечтая провалиться на этом самом месте и проклиная мага за спиной. Вот уж подставил, так подставил. Не впервой мне было ощущать на себе осуждающие и презрительные взгляды, но сегодня хотелось исчезнуть. И даже представить страшно, что по поводу этого скажет Везувиан. Искренне надеюсь, что у него просто не будет на это времени в ближайшую пару недель.

   - Дарквейн, если вы так хорошо знаете мой предмет, прошу к доске.

   Ослушаться или возмутиться я не могла. В других обстоятельствах, не будь здесь ректора, еще может быть. Но это было, во-первых, смерти подобно, во-вторых, заклинания левитации были еще одной причиной, почему я вообще не сбежала из Академии куда подальше. Я столько лет ждала, когда мы приступим к их изучению, тайком таская книги из библиотеки и штудируя материал, но теперь мысли в кучу собрать не удавалось. И все что приходило на ум это основные понятия, но этого недостаточно для лучшей ученицы магистра Гурье, коей он меня и считал. Теорию я понимала просто прекрасно, только вот практика подводила. И я всегда из кожи вон лезла, лишь бы показать себя хоть в чем-то с лучшей стороны. Даже когда прозвучал повторный вызов к доске, не двинулась с места. Ноги парализовал страх провала. Совершенно не думая, что делаю, собрала конспект, и на негнущихся ногах двинулась к кафедре. Тело просто трясло. Если я опозорюсь на глазах Виана, это будет слишком. Я вгрызалась в свои записи, пытаясь хоть что-то в них найти, хоть что-то вспомнить.

   - Раз уж вы были заняты, могу напомнить, на чем мы остановились. - Как-то ехидно протянул магистр, когда я просто застыла перед доской.

   - Нет нужды, магистр. - Упрек любимого учителя, заставил гордо вскинуть подбородок. Это придало мне уверенности. Раз уж так сложились обстоятельства, у меня нет иного выхода, как блеснуть познаниями. - Данную группу заклинаний от всех, пройденных ранее, - так и не повернувшись лицом к группе, лихорадочно вытирала доску для новых записей, - отличает одна особенность. Все они имеют одинаковое начало формулы, она же формула основного простого заклинания. - Пальцы сами выводили необходимые символы, даже в учебник заглядывать не пришлось. - Более того, большая их часть довольно схожа, и их легко перепутать между собой. Но пока внимательнее рассмотрим основу и побочные ветви простых заклинаний.

   Меня словно прорвало. Я никак не могла остановиться, старалась не сбиваться и не перепрыгивать с одного факта на другой. Даже вместо преподавателя отвечала на вопросы, из всех сил стараясь при этом не смотреть в тот угол, где расположилась троица.

   И так, заклинания левитации -- общее понятие для заклинаний, заставляющих летать предметы и живые объекты. Делятся на четыре вида: простые -- поднимающие мелкие предметы в воздух с целью их дальнейшего перемещения, и не требующие построения сложной магической формулы. Продленные -- для левитирования предметов покрупнее, а так же мелких животных, имеющие три основные формулы построения и две побочные, в зависимости от сферы применения. Усложненные -- собственно применяемые к людям и крупным животным, а так же предметам, выполняющим транспортировку: метла, ступа, телега и на что еще хватит фантазии. И высшие -- позволяющие летать самому. Правда, было еще три подвида, особо меня интересовавшие, но магистром не озвученные. Так называемые "опасные" заклинания, не имеющие завершенной формулы и от этого представляющие угрозу при использовании. Одно неверное дополнение к формуле и все может обернуться полной катастрофой. Так же как модифицированные заклинания и запрещенные. Ну как запрещенные... их просто нельзя использовать тем, кто не понимает, как летать. Лишь наездники драконов, грифонов и прочих летающих существ имеют на это право.

   Правда остановиться все же пришлось, ибо я подошла к теме незаконченного простого заклинания. Уже давно проверено, что если окончание, а вернее последний символ, а так же буквенное обозначение будут неверными, то и заклинание не сработает, но именно перед этим меня и прервал магистр Гурье.

   - Как видно, вы хорошо знаете материал. Высший бал. - Вполне себе по-доброму улыбался магистр.

   В прочем как всегда, но меня искренне насторожило, что он отлип от подоконника, возле которого и коротал время, подошел к своему рабочему столу и пододвинул к самому краю подсвечник.

   - Продемонстрируете на практике, адепт Дарквейн?

   В пору было забиться о доску головой в полной истерике. Старый, латунный пятизубый подсвечник никак не подходил под категорию мелкого предмета. Но не это было главной проблемой. А то, что все прекрасно знали, что даже с простым заклинанием мне не справиться с первого раза.

   - Справитесь, добавлю еще сто баллов. - Пошел на подкуп препод.

   Гневно взглянула на него из-под челки. К чему все это? Или это такой способ наказать непутевую ученицу? Не менее гневно созерцала и латунный подсвечник, чтоб ему... в окно вылететь и пополам переломаться. И последний мимолетный взгляд был брошен на доску, дабы свериться с формулой.

   - Кьерего-та-рих, - четко разделяла части формулы интонацией. Хотя зачем? Все равно ведь не выйдет. Даже если попробую продленную формулу. Но сто баллов не будут лишними, и только это заставило продолжить. - Арвас-дит...

   И на этом моменте ничего не случилось. Ученики и учитель довольно оскалились. Дарквейн провалилась на глазах у своего короля. Но не зря же меня называют стервой, и с губ довольно быстро сорвалось окончание, усложнив формулу по максимуму, да еще и запрещенным приемом:

   - Парват-ли-риэттой-эттойя.

   Демонов подсвечник расправил призрачные кожистые крылья и поднялся над столом. Не знаю, чем были шокированы присутствующие, тем, что у меня получилось, или тем, что я использовала продленную формулу, или вообще всем. Но шокированных сильнее меня явно не было.

   - У нее не могло получиться! - вмиг вспылили адепты.

   - Это же Дарквейн! Кто-то ей помог! - воскликнул отличник из светленьких.

   Подсвечник моментально сорвался в путь, четко в голову последнего.

   - Нонте! - преподаватель сообразил быстрее, чем хотелось, и прервал мое заклинание.

   Да вот только предмету декора было все равно, и по инерции он продолжил полет. Правда, недалеко. И не в голову. Я была разочарована. Но все же у меня был маленький повод для радости. Латунная утварь сохранила остаточные следы только моей магии, и баллы мне засчитали. На выходке никто не заострил внимания. Все же все сдвоенные со светлыми лекции заканчиваются чем-то подобным. И во избежание лишних проблем, Гурье отправил меня на место.

   Вскоре прозвенел звонок, и после того как магистр выдал задание на дом, гости и лорд-директор покинули аудиторию первыми, а я уходила последней. Что там говорить, да я бы просто осталась сидеть на месте в полном ступоре, если бы Лайнус не толкнул меня в плечо.

   - Хириллова троица, - Магистр Гурье, зло смотревший в спины своих бывших учеников, фыркнул, а потом не менее зло посмотрел на меня. - Задержитесь, Рубина!

   Я покорно подошла к столу, опустила голову и ждала, когда выйдет последний ученик. Сейчас меня ждет очередное дополнительное задание и очень суровый выговор. Дверь закрылась, я затаила дыхание.

   - Мой вам совет, - совершенно спокойно заговорил магистр, сменив гнев на милость, - не играйте с этой троицей в игры, шансы на вашу победу равны нулю. - Глядя на мое ошеломленное лицо, маг продолжил, - держитесь от них подальше, насколько это возможно в вашем-то положении. Женщины, оказавшиеся между ними, обычно сильно страдают... если вообще остаются живы.

   Больше ничего престарелый волшебник пояснять не стал, просто выдал тему для реферата на двадцать страниц, и чтобы был готов к завтрашнему полудню, после чего отпустил. Теряясь в догадках, что же это все значит, я на ватных ногах шла на следующую лекцию, искренне надеясь, что больше ничего такого не случится. И мои молитвы были услышаны. До обеда ни лорда-директора, ни кого-либо еще из гостей было не видно и не слышно. Не знаю, были ли они на обеде, потому что прием пищи я пропустила, засев за пресловутый реферат. Две послеобеденные лекции вообще прошли как во сне, потому что ненависть ко мне сильно возросла. Ну, оно и понятно, слухи в Академии распространяются со скоростью лесного пожара. Да вот только думать какие именно слухи не было вообще никакого желания, и я лишь на автомате конспектировала материал за преподавателями. Когда прозвучал последний звонок, знаменующий окончание учебного дня, я смогла облегченно выдохнуть. Сейчас у учеников было свободное время, а у меня возможность спрятаться подальше и не нервировать окружающих, а главное лишний раз не нарываться на наказания. У той же мельницы в лесу, где мы договорились встретиться с Лайнусом, например. На территории Академии вообще было достаточно укромных уголков, где можно провести время с пользой для душевного спокойствия.

   Вскоре из-за деревьев показалась остроконечная крыша каменного строения водяной мельницы, послышалось журчание широкой реки, и я вприпрыжку бросилась туда. Тут тихо, спокойно и невероятно красиво. А еще можно оценить большую часть богатства флоры и фауны архипелага. Вот та же река брала свое начало с самых высоких на Гране гор. А чего только стоит разнообразие деревьев... от самых обыкновенных белоствольных березок, до пальм и кипарисов. Но особенно любимы мною были акации белые, желтые и очень редкие розовые, которые только-только начинали цвести. За ними как раз и пряталась водяная мельница. Большинство учеников не любили заходить настолько далеко, не напрасно опасаясь натолкнуться на какое-нибудь чудище. Например, на лешего, он же лесничий. Нет, это был довольно добрый низкорослый старикан, с нестандартными шутками-прибаутками и всегда готовый сказать свое веское "вя". Правда, после этого вя, благородные девицы падают в обмороки, а те, чья нервная система в состоянии вынести сие, бледнеют, краснеют, теряют дар речи. В общем, после встречи с академическим лешим, происходит все то же самое, что и при взбешенном лорде-директоре. Но учеников старикан только запугивает, на моей памяти еще никого не сдавал, даже тех, кто порочит себя стонами из кустов. Это относится опять же к выносливым. Первый испуг происходит еще при встрече лицом к лицу. Чего стоит только переодевания лешего в злющих вурдалаков и прочую весьма страшную нечисть. Собственно поэтому ученики далеко ни в пролесок, ни в сам лес не заходят. А я захожу. Страшно, конечно, что он вот в таком наряде выпрыгнет из-за дерева, но все же. Хотя бывает, что и не он выпрыгивает, а настоящее чудовище. Однажды я так перепутала, а несчастного молодого и одноглазого василиска, получившего от меня дружелюбный щелчок в лоб и поцелуй в нос, потом откачивали в питомнике. Василиск, кстати, тоже теперь при Академии числится и за той самой мельницей приглядывает, да отъедается на казенных харчах. Вспоминая этот случай, на лице появилась улыбка. Я всегда не ровно дышала к рептилиям.

   Пройдя по небольшому деревянному помосту над рекой, присела и постучала ладонью по воде. Где-то снизу по течению раздался всплеск, а уже через несколько мгновений передо мной всплыла одноглазая морда страшного змея. Василиск у нас был умненький, с зачатками разума, поэтому обнажил свои ядовитые клыки, как видимо, считал, в улыбке. Я же от подобного зрелища шарахнулась в сторону, но потом протянула руку, чтобы позволить раздвоенному языку ее облобызать, и погладила существо по голове. Он прикрыл здоровый желтый глаз и утробно не то зашипел, не то зарычал, выказывая тем самым удовольствие. После обмена приветствиями, змей убрался восвояси, а я, пока Лайнус не пришел, пыталась учиться. Поняв, что не могу сосредоточиться, решила прибегнуть к одной из техник концентрации внимания. Во-первых, надо было лечь. Роль подушки в этом действии исполняли учебники и брошенная поверх них сумка. Во-вторых, закрыть глаза. Можно было просто опустить веки, но я еще в дополнение положила раскрытый талмуд на лицо. В-третьих, нужно было расслабиться...

   Ранний подъем, эмоциональная усталость сыграли со мной злую шутку, ибо пришел и прекрасный, темный, безымянный бог, о чьем явлении мечтают все ученики, когда наступает сессия, и унес в царство сна. А вот выдернул оттуда грозный полу крик:

   - Рубина!

   Резко вскакивая и понимая, что неприятности меня сами догнали, хоть я от них и пряталась, боялась даже смотреть в ту сторону, с которой звучал голос Везувиана. А звучал он очень близко, буквально в трех-четырех шагах. И, конечно же, директор был не один, а с Морионом и его свитой.

   - Что ты тут делаешь? - потребовал брат ответа.

   - Учусь, лорд-директор. - Я бросила очень быстрый взгляд на него.

   - Вот как? - ехидно искривилось лицо Виана. - А мне показалось, спишь.

   - Это часть техники, позволяющей лучше усвоить материал. - Нагло врала я, из-под длинной челки наблюдая, как усмехаются Его Величество, проклятый Райдолин, граф Уестил, а две какие-то леди вместе с ними закатывают глазки и кривятся.

   - И что же ты усвоила? - топил меня в собственной лжи Виан.

   И случилось чудо! Правда, весьма сомнительное, потому что из-за угла каменного здания бодро выворачивал Лайнус с довольно громким заявлением.

   - Извини, Ру, у Зверя задержался, надеюсь, не сильно заждалась?

   В этот момент мне хотелось, чтобы помост провалился и если не окунул меня в воду, то, по крайней мере, понес бы вниз по течению отсюда подальше. Вывернув окончательно, парень застыл в ступоре. В том же ступоре прибывали и гости вместе с лордом-директором. Правда, совсем недолго.

   - У кого задержался? - рыкнул Везувиан на адепта.

   Зверем величали преподавателя ближнего боя у парней и физической подготовки у девушек, который действительно был той еще зверюгой, истязающей учеников по любому поводу. Кличку эту знали все, даже сам Виан, да только такое неуважительное обращение к преподавателю, пусть и за глаза, сурово наказывалось.

   - У чучела зверя в выставочном зале, - нашелся Лайнус, - рыжий еще такой, мохнатый. - Довольно пространная формулировка, потому что таких "зверей" в выставочном зале, типа музей, набиралось с десяток.

   - И что же вы собирались делать в столь уединенном месте вдвоем? - язвительный тон голоса Райдолина, лично меня заставил взбеситься и шагнуть вперед с явным желанием вцепиться в сине-зеленые глаза ногтями.

   Всплеск воды, и чудо случилось повторно. Змей высунулся из воды и заполз на трещащие под весом его тела доски, заключая меня в довольно плотное кольцо и показывая, что мы тут далеко не вдвоем. При виде устрашающей змеюки, одна из леди испуганно взвизгнула и отскочила, другая картинно свалилась в обморок прямо в руки моего несостоявшегося жениха. Светлый маг с загадочной улыбкой на лице ждал ответа. Хоть надежды никто уже и не чаял, но чудо снизошло до моей персоны в третий раз.

   - Дык, у них тут, - раздался скрипучий голос сверху, - литературные чтения. - И с жутким грохотом говорящий прямо с крыши сиганул на многострадальный помост, который весьма недвусмысленно хрустнул, намекая, что еще одно такое "чудо" и ему хана.

   Снова был визг, и вторая леди отправилась прогуляться внутрь своего сознания, падая уже не в руки графа, а на землю. Что примечательно, в чувство дам никто приводить не торопился. И только благодаря этому, я не стала следовать подобному примеру. Наш развеселый леший, в этот раз переоделся в кого-то горбатого и с длинным носом на сморщенном лице, щербато улыбнулся и поклонился.

   - Хириллова тройка снова в сборе! - хохотнул он, в то время как я ставила себе галочку узнать, откуда произрастает такое прозвище, которое слышу второй раз за день. - Нет, ну вы представьте! Другие в кустах стонут, а этот ей читает, - старичок начал вышагивать восьмеркой между Райдолином и Морионом, активно жестикулируя. - А то и она ему. Никакого веселья. Все скучно до безобразия!

   - То есть безобразия все же присутствуют? - напрягся Виан и сжал руки в кулаки.

   - Да если бы, - хмыкнул леший, не сбавляя темпа. - Даже за руки не держатся. Хотя... вот недавно танцевали тут в непотребном виде.

   - Голые? - зачем-то подлил масла в огонь Райдолин.

   У меня от злости уже скрипели зубы. И я даже собиралась осуществить задуманное ранее, но умный василиск сжал кольца вокруг меня, и трепыхаться смысла не было.

   - Тьфу на тэбэ! - и леший действительно плюнул под ноги мага, но тот словно и не заметил, и даже не оскорбился. - И на тэбэ тьфу, - и еще один плевок в сторону Везувиана, прежде чем тот успел хоть что-то сказать. - Счастливые были, отмечали чего-то, скакали как кони, а нас вот даже не позвали. Хотя мы бы и не пошли. Алкоголю у них не было. Но вопрос имеется до сих. Что же можно было отмечать, что скакали и по деревьям лазали? Да еще и в реку с разбегу плюх! А потом еще и ржали до половины ночи.

   В душе проснулась искренняя зависть к театральному таланту лешего. А главное как нагло заливает! Пьяные мы тогда были. Я тогда сдала очень важный зачет за пределами Академии. Лайнус тоже что-то отмечал и поскольку совершеннолетний надрался на славу, как утверждает вином, но подозреваю что дешевым портвейном. А лешему мы сивухи притащили, василиску в пасть плошку заварной ромашки влили. Уж не знаю почему, но змей от нее дуреет не хуже, чем кот от валерьянки. И не вдвоем мы были, а человек десять. Даже Яшмин Ларге была, правда подтвердить не может, ибо не помнит вообще ничего, да и в нашу компанию случайно попала, потому что кто-то ее и одного из светленьких в кустах целующимися обнаружил.

   - И совсем-совсем ничего такого? - продолжал Райдолин, явно мечтая найти за мной какой-нибудь грешок.

   И у него вполне бы получилось, потому что леший начинал заговариваться, вспоминая не только нашу гулянку, но еще и то, как однажды я уснула на коленях Трапейви.

   - Ох, ты ж мерзость светлая, - укоризненно покачал головой старичок, остановившись, - за что же девоньку-то обидеть, да опозорить вознамерился? Забыл, что не дурак далеко, да чувствую помыслы твои? Руби у нас ни чета всяким там гулящим, вот как эта, например, - леший указал на девушку в руках графа, которая уже собиралась прийти в себя, но быстро передумала, завидев чудище носатое и в обносках. - По доброте душевной вот этому охламону с учебой помогает. Причем на добровольных началах и совершенно безвозмездно.

   - И как же такую добрую душонку на темное отделение занесло? - сверлящий меня все это время глазами Морион решил подать голос.

   Леший зло сверкнул позолоченным клыком и замолчал.

   - Не ведаю, Ваше Величество. - Насколько позволяли змеиные путы, изобразила реверанс.

   Но почему-то мне показалось, что ответ на этот вопрос известен и королю, и Райдолину. Причем в больших деталях, нежели мне.

   - Правда помогаешь? - Спокойно спросил Виан, не сдержавший облегченного выдоха.

   Я кивнула. Не поощрялось подобное, но все же не могла я парня в беде оставить. А то ведь правда на улице окажется. Да еще и силу магическую при отчислении отнимут. Я ведь понимала, что такой дар весьма ценен. Пусть у меня он был слабенький, что с горем пополам удалось развить, но был. А из Лайнуса сила ключом била, он ее с детства осознавал и принимал. Для него она была такой же естественной, как потребность в воздухе.

   Разведенный лешим балаган подошел к концу. Девушек спешно привели в чувство, а потом гости с директором продолжили свою так называемую экскурсию. Мы же вчетвером, включая василиска, перевели дыхание.


   Мы засиделись на мельнице до темноты, разбирая все, что парню было непонятно. Правда, даже не пытаясь обсуждать произошедшее, потому что откровенно боялись быть подслушанными, ибо Лайнус поделился весьма занятной информацией, что по всей территории бродят странные типы и наблюдают. Впрочем, Везувиан об этом предупреждал.

   Пока добрались до общежития темного отделения, время приближалось к полуночи. Да вот только рядом с входом нас ожидал крайне неприятный сюрприз в лице почти двух десятков учеников, как волшебников темных и светлых, так и простых лордов с леди, с явным намерением устроить кое-кому "темную". Почему-то подумалось, что они по мою душу, поэтому я тихо попросила Трапейви отойти в сторону. И не лень же им было столько ждать. Я ведь могла и не прийти ночевать в общагу, оставшись на той же мельнице. Надо отдать должное парнишке, в беде он меня не бросил, даже пытался защитить, за что его вместе со мной и колотили, совершенно безжалостно и даже ногами. Я поняла, что лимит чудес на сегодня себя исчерпал, и спасаться придется самим, когда уже лежала на земле и получила третий весьма болезненный пинок под ребра. Причем, Грымза за всем этим наблюдала с крыльца и даже не шелохнулась. Выход был один. Энергетическая защитная волна раскидала противников в разные стороны, и поскольку именно это заклинание отражало боевые, где-то через пару минут сюда должен был явиться кто-то из преподавателей, ибо такие заклинания запрещены после заката. И самое обидное -- только оно и могло нас спасти. Противники спешно ретировались. Лайнус с горем пополам встал на ноги, поднял наши сумки, и помог подняться мне.

   - Уходи, - прохрипела я, понимая как по остаткам волшебных частиц вычислят, что заклинание было моим, а Лайнусу вовсе необязательно быть наказанным.

   Парень кивнул и отступил, но было слишком поздно. Рядом раздался хлопок, в бело-синем дыме стала различима фигура. С губ сорвался стон, даже не болезненный, а злой и отчаянный. Из дыма к нам шагнул проклятый Райдолин Пренитий! Внутри меня все кипело и задавалось вопросом, почему конкретно он явился, а не кто-нибудь из педагогов?! Пусть даже тот Зверь, который сначала наказывает, а потом разбирается в чем суть да дело.

   - Двоих я не перенесу, - произнес он задумчиво.

   Я же старалась вообще на него не смотреть, опираясь на собрата по несчастью. Лайнус, посмотрев на меня, со злостью отозвался, что сами дойдем. Светлый маг хмыкнул и уверенно зашагал вперед. Естественно нас вели к директору. Надеюсь, после этого парня не отчислят. Можно было и объяснить, что произошло, но темная, есть темная, а у учеников есть негласный закон нагло врать о ней, или вообще не рассказывать. Иначе к тебе до конца обучения прицепится ярлык стукача и заметно подмочит репутацию.

   Возле кабинета директора, где из приоткрытой двери слышался голос короля и смех Везувиана, я нашла в себе силы отцепить от своего защитника и, чуть приотстав, начать передвигаться самостоятельно. Райдолин естественно зашел первым и объявил, кого привел, следом вошел Лайнус, а потом уже я, прячась за спиной сокурсника.

   - Трапейви и Дарквейн, а я все ждал, когда вы вместе окажитесь здесь, - сарказм, слетевший с губ Виана, привел в бешенство, да только состояние у меня было не то, чтобы хоть что-то делать.

   Голова кружилась, во рту стоял металлический привкус, теплая струйка крови из разбитой губы отчетливо ощущалась, стекая по подбородку, и дышать было невообразимо больно, поэтому и делалось это через раз. Вообще болело все тело. Такой темной у меня еще не было. Обычно наваливались группами человек по пять. И вот это сборище более десятка человек просто выходило за все рамки, но я молчала. Лайнус тоже молчал. Я не видела, что происходит из-за его спины, да и вообще не смотрела. Разве что изучала рисунок на полу, который нещадно расплывался.

   - Вы хоть понимаете, что вас ожидает?

   Вот теперь голос брата был наполнен яростью, хотя и звучал приглушенно. Виан говорил что-то еще, но я не слушала. Вообще. Может, это было просто по привычке, а может и со слухом проблемы. И даже не знаю, в какой момент стала оседать на пол. И хвала Светлой Каламее не в обморок. Близкие шаги, и перед опущенными в пол глазами мелькнули носки белых туфель.

   - Рубина, вам плохо? - глупый вопрос от Райдолина.

   - Уже все прошло, - не желая допустить его прикосновения, попыталась удержаться в вертикальном положении, но все так же смотря в пол и только в пол. Директор в мгновение ока оказался рядом и, схватив за подбородок, заставил поднять лицо. Я зашипела от боли.

   - Злобный Хирилл! Что произошло?

   - На нас напало чудище, - с трудом выговорила я.

   - Ты забываешься, Руби! - рявкнул брат. - Это ты не совершеннолетняя, а вот считать воспоминания с твоего дружка я могу уже вполне законно!

   Да было в арсенале директора такое заклинание. Мощное, сильное, из высшей категории, причем весьма болезненное для того, на ком его собирались применять. И да его было запрещено применять на несовершеннолетних, ибо оно могло повлиять на психологическое состояние, как и от причиняемой боли, так и от морального унижения, испытываемого при этом.

   Сделав над собой еще одно усилие, загородила Лайнуса от брата.

   - Во-первых, он мне не дружок. Во-вторых, на нас напало чудище.

   Было абсолютно плевать, что перечу Везувиану в присутствии посторонних, и какими будут этому последствия. Я твердо была намерена самостоятельно вычислить нападавших и отомстить им так, как и принято у учеников. Всем по очереди и без жалости. Точно так же как нас избивали.

   - За дверь, живо!

   - Нет.

   Пока Виан не сделал чего-нибудь непоправимого, его светленький дружок, очень аккуратно взял под локоток и уверенно потащил в коридор. Мне оставалось только увидеть совершенно невозмутимое лицо Мориона, который сидел на гостевом диванчике с бокалом вина, и такого же невозмутимого Лайнуса Трапейви, который просто кивнул, мол, все будет хорошо. Ох, не уверена я. Не смотря на запрет, однажды Виан применял считывание на мне, и я прекрасно осознавала, что это может сломать парнишку. Попытка вцепиться в косяк на выходе была пресечена с легкость Райдолином. Дубовая дверь захлопнулась. По щекам текли слезы, я рвалась назад, не смотря на боль, но светлый маг держал меня очень уверено с каменным выражением на лице. И при этом молчал. Даже когда раздался нечеловеческий крик в кабинете, и это не смотря на защиту от подслушивания.

   - Он так вам дорог, Рубина?

   - Лайнус тут не причем, - шептала я, даже не пытаясь утереть слезы отчаяния, обессилено скатилась на пол и уставилась в одну точку невидящим взглядом. - Он всего лишь защищал меня.

   Маг опустился на корточки и протянул руку, чтобы стереть кровь с лица. Я позволила ему вытереть и губы, и подбородок, и даже то, что успело попасть на грудь. Белые перчатки тут же покрылись багровыми пятнами. Да даже если бы, Злобный Хирилл его подери, мужчина меня сейчас бы раздел и лишил невинности, мне было все равно. Крик не стихал, резал уши, а в голове уже крутился приговор, что и Лайнус отвернется от меня. У меня не останется никого, кроме Везувиана. А тому всего не расскажешь.

   - Вы всегда такая? - чуть склонив голову, решил продолжить беседу маг, но ответом было молчание. - Вы очень разозлили Виана. - И снова тишина. - Рубина? - щелчки пальцев прямо перед моим носом. А потом он прижал мою голову к своей груди, при этом встав на колени, и поглаживал по волосам. - Успокойтесь, все уже закончилось.

   Стало тихо, и через несколько невероятно долгих минут дверь отворилась. Как безвольную куклу меня ввели в кабинет, а я смотрела только на стоящего на коленях Лайнуса, чье лицо тоже было в слезах, а грудь тяжело вздымалась.

   - Свободен, - жестко бросил Виан парню. - Рубину можешь не ждать.

   Парень молча подчинился. Райдолин усадил меня на диван рядом с королем, что-то шепнул тому, а потом к губам моим приставили бокал и заставили сделать несколько глотков. Светлый опустился по другую сторону от меня, а Виан теперь присел на корточки. Мне вспомнилось предупреждение Гурье, о женщинах, оказавшихся между этой троицей. И что-то подсказывало, что если это правда, то повезло как раз тем, кто не выжил.

   - У девушки шок, - вынес диагноз Райдолин.

   - Еще бы. - Хмыкнул Морион.

   - Ру? - Везувиан взял мои ладони в свои. Отвечать не торопилась, смотря прямо и безразлично. - Скажи, что хотя бы запомнила лица...

   - Нет. - Твердо ответила я.

   Сейчас было не время и не место предаваться жалости к себе. Потому что если это произойдет, я просто сломаюсь. Сломаюсь окончательно. Выносить этот ад становилось все сложнее, но все же я должна была в нем выжить и стать сильной. Ради себя, ради того, чтобы отомстить мачехе, ради своего герцогства, ради своих целей. Важнее всего сейчас было сосредоточиться на мести нападавшим. На этой злобе, пылающей внутри тела, на ярости, что заполняет душу, сердце и мозг, но не на жалости. В конце концов, я же будущая злая ведьма.

   - Руби, этого нельзя так оставлять.

   - Нет. - Повторила более громко, а чья-то рука легла мне на спину, видимо в попытке успокоить.

   - Везувиан, ей надо прийти в себя.

   - Рубина не из тех, кто так легко впадает в состояние шока, - брат безуспешно пытался прочесть хоть что на моем лице и в глазах. - Тут что-то другое. Да, малыш? - очень вкрадчиво и обволакивающе звучал его голос, такой мягкий и заботливый, проникающий в самое сердце.

   Возможно, будь мы одни, он бы получил ответ, но в присутствии этих, я думала только о том, как поскорее убраться отсюда. И отомстить. Без помощи брата или этих двоих.

   Я серьезно задумалась. С местью ученикам проблем не было. Но вот был еще один человек, который заслуживал наказания. Который просто стоял и смотрел.

   - Грымза. - Уверенно заявила я. - Грымза стояла на крыльце.

   Повисла идеальная тишина, только было слышно, как бьется сердце и пульсирует кровь в висках. Больше я никого сдавать не собиралась.

   - Не разумно с вашей стороны покрывать остальных, - уверенно заявил король, поигрывая вином в бокале. - И тем более терпеть и прощать подобное.

   - Поверьте, Ваше Величество, - вот теперь весь гнев решил вырваться наружу, причем весьма наглым тоном, - ни терпеть, ни прощать даже мысли не возникло. Пол медяшки мне цена, как злой колдунье и верноподданной даирской короны, если подобное преступление сойдет им с рук. А сейчас, с вашего позволения, я хотела бы отправиться к себе.

   Морион расхохотался громко и довольно.

   - Какая гордость и решимость. Рай, проводи девушку до общежития. А мы пока с Вианом обсудим дела.

   Как все же хорошо, что королям не отказывают. Просто исполняют. Так и поступил светлый маг, а Виану просто пришлось стиснуть зубы и придержать свое мнение при себе.

   Выйдя на улицу, я проклинала все на свете. И в первую очередь слишком долгий путь до общежития и оттягивающую болящие плечи сумку. Общага темных находилась весьма далеко от административного корпуса и от лазарета, но последний факт скорее радовал. Светлому магу не пришло в голову вести меня туда, а значит, завтра на утреннем сборе я буду стоять с гордо поднятой головой, показывая всем, что не удалось им меня ни сломать, ни отправить на больничную койку. Да вот только где-то на середине пути стало понятно, что зря не свернула к лазарету, пока была возможность. Мир окончательно потерял свою отчетливость, а в висках пульсировала одна мысль: "Не дойду". Это и подтвердило дерево, протянувшее свои ветви, чтобы удержать падающую в обморок ведьму. Райдолин тут же попытался помочь, но получил удар наотмашь по протянутой руке.

   - Не трогайте меня. - Рыкнула я.

   - Я всего лишь перенесу вас в лазарет. Вам нужна помощь.

   - Нет! У меня свои методы, - сознание удерживалось еле как, но вот допустить подобный расклад мне действительно не позволяла гордость. И злость. - Хотите помочь -- в сумке, в переднем кармане пузырек из красного стекла. С крышкой в форме цветка.

   Не знаю почему, но мужчина послушался, судорожно вытряхивал содержимое указанного кармана и почему-то шептал, чтобы я держалась. Это я и без его наставлений собиралась делать, а еще найти на левой руке какую-нибудь плохо зажившую ранку или царапину. Пузырек был найден, ранка тоже и даже вскрыта. Открутив крышку, на внутренней стороне которой был длинный и тонкий штырек, позволила стечь излишкам вязкой, чуть розоватой жидкости, а потом провела им по краю ранки, под встревоженным взглядом мага. Вся боль почти сразу стала отступать. А я облегченно выдохнула и прикрыла глаза, ожидая того, что будет дальше.

   - Что это? - напомнил о своем существовании Райдолин.

   - Концентрированный яд, - вместе с болью уходила и злость, а губы расплылись в глупой улыбке, которая становилась только шире, когда мужчина разразился бранью.

   - Вы сумасшедшая!

   - Очень даже разумная! - хохотнула я, отсчитывая мгновения до того как станет совсем хорошо.

   - Идемте в лазарет.

   Вот и наступило то самое ожидаемое хорошо. Яд полностью растворился в крови и опьянил.

   Удивительная сила -- знания. Она способна как уничтожить, так и спасти. И сейчас мои знания о ядах, как раз спасали. У данного яда было довольно странное действие, особенно в малых дозах, опьяняющее, хотя сам остаешься трезвым, и избавляющее от любой боли. Но самое главное это невиданная жизненная энергия, наполняющая тело, от которой хочется двигаться, бегать и прыгать, главное не сидеть на месте, и он постепенно заживлял все полученные повреждения. И это не смотря на ряд несколько неприятных побочных эффектов, первый из которых накроет минут через пятнадцать; остальные - только если в ближайшие часа три кто-нибудь меня разозлит, а еще, когда действие яда закончится, левая рука потеряет свою чувствительность, если вообще не будет парализована на несколько дней. Правда есть еще одно довольно неприятное побочное действие: отсутствие инстинкта самосохранения и невозможность держать язык за зубами, что не есть хорошо. Не только потому, что молчание - золото, но еще и потому, что желание говорить то, что думаешь, почти не поддается контролю. В остальном, яд практически безвреден для организма, если принимать правильно.

   - О-хо-хо, Райдолин! - стало совсем уж весело, а я наконец-то поднялась на ноги. - Увы, у вас сейчас только два выхода. Доставить меня к мельнице в ближайшие пятнадцать минут или в кабинет Везувиана. Но что-то подсказывает, что вид отравившейся сестрички вызовет в нем куда больше гнева, чем просто побитой. И я сильно сомневаюсь, что вам не достанется. - Уверенно шагнула к мужчине и опустила ладони на плечи, а тот нервно вздрогнул. - Хотя существует еще и третий вариант, позволить яду сжечь меня изнутри. Что выберете?

   Таких ругательств еще ни от кого и никогда я не слышала. Особенно порадовала завершающая часть с посылом в царство Злобного Хирилла долгим пешим и весьма эротическим маршрутом. А сколько деталей там еще присутствовало... но я лишь рассмеялась.

   - Оглянитесь, пресветлый, по-моему, я уже нахожусь в пункте назначения.

   Сине-зеленые глаза смотрели на меня со злобой и настороженностью. В этих проклятых, но прекрасных глазах вообще была целая гамма чувств.

   - Ну, ты и стерва, герцогиня, - зашипел он, обхватывая меня за талию.

   А через мгновение раздалось два громких хлопка. И вот мы в клубах дыма стоим на несчастном помосте, который недовольно скрипит от непрошеного и резкого вторжения. Маг отступил, наблюдая за дальнейшим развитием событий.

   - Лис! - сумка полетела к каменному строению, а я уже довольно хлопала ладонью по воде, как маленький ребенок лопаткой по песку, и звала обитателя реки. Мелкие светящиеся рыбешки шарахнулись в стороны. - Лис! - накидка отправилась вслед за сумкой, укрывая последнюю. Недовольная одноглазая морда высунулась из воды. - Да ты ж мой хороший василисичек. - Морда была от души поцелована в нос. - Купаться будем?

   Змей естественно не ответил, а опьяненная-отравившаяся ведьма в следующую секунду шагнула в реку и провалилась по самую темно-малиновую макушку. Нагревшаяся за день вода приятно обволакивала и сбавляла жар, которым медленно наполнялось все тело. Я плескалась в свое удовольствие, пока в висках особо остро не стали раздаваться учащенные удары сердца. Пора было заканчивать с неразумным весельем и подумать о безопасности, хотя какая-то часть меня настаивала на обратном. Подплыв к помосту, сложила на него руки и опустила голову, не рискуя покидать реку. Началось. Жар усиливался и становился просто нестерпимым, спасала только вода, в которой по идее следовало находиться по самую шею, но в таком случае я бы сорвалась и перестала ждать последней стадии побочного действия яда. Это мы уже проходили, и тогда спасло от смерти только чудо. Мужчина вновь напомнил о себе, присев на корточки совсем уж близко.

   - Почему вы такая?

   - Какая? - хрипло выдавила я, чувствуя, как из-за меня вокруг начинает нагреваться сильнее вода.

   - Странная.

   - Отсутствие примера для подражания. Тут все одиночки немного того. - Палец характерно покрутился у виска.

   - На одиночку вы не сильно похожи. Вон как "рыцарь" защищал. До последнего. Даже технику подавления воспоминаний использовал.

   - Как догадались? - одарила я мага игривым взглядом из-под ресниц.

   - Не вы первые ею пользуетесь, и не последние. И если бы не это, Везувиан уже рвал на клочки тех, кто посмел поднять руку на его любимую сестрицу. - Маг расположился на помосте в более удобной позе и смотрел на меня, чего-то ожидая.

   Как же мне хотелось пожалеть себя в этот момент. Воскликнуть, что любимая сестрица находилась бы в лучшем положении, чем мое. И как же надоело это двуличие в наших с братом отношениях. И что никто меня не любит, и никому я не нужна. Что вся моя жизнь не имеет ни цели, ни смысла. Что боль и страдания разъедают душу. Но я сдержалась. Не время и не место для таких откровений, и человек не тот. К тому же, мне сейчас надо думать о том, как перебороть яд в организме. И только об этом. Ведь если дам слабину, то не выживу. Это ведь так легко оттолкнуться от помоста, уйти под воду, или позволить закипающим водам сварить живьем.

   Хирилл меня подери, да пока все эти мысли мелькали в голове, момент чуть не был упущен. Вода действительно нагрелась уже достаточно сильно, чтобы обварить тело, без того горящее изнутри. Райдолин заметил это раньше меня и среагировал гораздо быстрее, буквально за шкирку вытащив из воды. Дощатый помост и прохладный ночной воздух в момент охладили и пыл эмоций, и тело. Раскинув руки в стороны, я лежала на спине и тяжело дышала, прикрыв глаза. То, что доктор прописал. Как только дыхание восстановилось, села, свесив ноги в воду. Маг молча снял свой сюртук и набросил на мои плечи.

   - Почему вы не пошли в лазарет, а предпочли поиграть с собственной жизнью?

   - Что бы это изменило? - серьезно посмотрела я на мага. - Милый Рай, все осталось бы как есть сейчас, только еще и продемонстрировало мои слабости всем желающим. Нападавшие упивались бы победой.

   - И что же вы намереваетесь делать?

   - Для начала? У меня есть целая ночь, чтобы написать реферат. Этим и займусь. - Что-то я разоткровенничалась, но, кажется, именно это и было нужно.

   - А как же сон?

   - Академия БДиМ -- мы никогда не спим! - торжественно провозгласила я негласный девиз всего учебного заведения.

   Маг довольно расхохотался и присел рядом. Почему-то сейчас я не чуяла от него никакой опасности. А может все дело в действии яда, но его общество было приятным, ненавязчивым, легким.

   - Я и забыл об этом. - Хмыкнул мужчина. - Что за яд? - он совсем тихо сменил тему

   - Проваренный концентрат с чешуи эттойи. - Четко отчеканила я, заранее стараясь избавить себя от излишних объяснений.

   Скажи я просто название, маг, как и большинство разбирающихся в данной теме, опять бы истерично заверещал. Выделяемый данной породой драконов яд в чистом виде убивает в течение часа, но при правильной обработке, способен творить разные чудеса. Да, драконий яд действительно делает их самыми опасными хищниками из всех. Так что меня просто смерили убийственным взглядом, подавляя нецензурную брань.

   - И вы всегда носите его с собой?

   - Милый Рай, - кисло усмехаясь, я решила, что рассматривать звездное небо куда занимательнее, чем это невероятно красивое, почти идеальное лицо, - мои шансы на выживание значительно сократятся без снадобий под рукой.

   - Использовать яд как снадобье... для этого нужны не дюжая смелость и глубокие познания. - Философское замечание разрезало повисшую тишину.

   И если честно, я ожидала чего угодно. Осуждения, гневной речи о моем безрассудстве, упреков, что это далеко не выход, но вместо этого маг обнял меня за плечи, устраивая на левом свой подбородок.

   - Вы замерзли, герцогиня. - Нежное утверждение, которое не захотелось оспаривать. Хотя вот что-что, а холодно мне не было.

   - Милый Рай, не заблуждайтесь.

   - Просто вы еще не осознали. - Горячее дыхание обдало шею и знатно пощекотало нервы.

   Что, просвети меня, Светлая Каламея, происходит? Чем я заслужила внимание пресветлого к моей скромной персоне? И что он вообще себе позволяет? Уж больно происходящее было похоже на попытку соблазнения, или что там еще он задумал. И это после вчерашнего обмена любезностями. Но озвучить данную мысль не удалось. За нашими спинами раздался сначала хлопок, потом скрип многострадальной древесины, все заволокло темно-синим дымом, а в следующий момент тишину разорвал просто нечеловеческий рев. Да вот только мне этот звук был слишком хорошо знаком. Настолько хорошо, чтобы нырнуть в реку, и больше никогда и не при каких обстоятельствах оттуда не выныривать. Вообще никогда. Даже хладный труп всплыть не должен. И будь я в своем обычном состоянии, скорее всего так бы и поступила, но опьяненная ядом ведьма лишь лениво обернулась. А вот светлый маг подпрыгнул, как на пружине.

   - Виан, я все могу объяснить, - попытался утихомирить бушующую ярость брата светлый маг.

   - Было бы интересно послушать, - хохотнул король, стоящий чуть позади Везувиана. - Ты же вроде собирался проводить девушку до общежития?

   Хватило мимолетного взгляда на взбешенное лицо лорда-директора, чтобы понять: объяснения не помогут, и кого-то сейчас явно будут бить.

   - Я собирался, Ваше Величество. - Райдолин изобразил изящный поклон, что я от зависти чуть слюной не захлебнулась. Мне бы так. Легко, грациозно, плавно, словно костей у него вообще нет.

   - И что же заставило продолжить прогулку так далеко?

   - Рубина! - прорычал Виан, что мороз по коже пробежал. Вроде как ответ королю дал, а вроде торжественно поклялся предать анафеме некоторых мокрых и неспешно поднимающихся на ноги.

   - Лорд-директор, - попыталась повторить я поклон светлого мага. Как не крути, неуважение к Мориону на территории Академии -- это одно, а вот к ее директору...

   - Девушка всего лишь хотела проветриться, и чтобы больше ничего не случилось, я составил ей компанию.

   - Милый Рай, не утруждайтесь. Светлым ложь не к лицу.

   Видит Светлая Каламея, я ничего такого не имела в виду, но, кажется, меня поняли превратно. Как и саму ситуацию.

   Грубая широкая ладонь сжала мой подбородок железной хваткой и довольно резко дернула вверх, заставляя смотреть в горящие яростью глаза брата. Ой, бежать мне надо было, пока была возможность. Или утопиться. Уж кто-кто, а Виан с легкостью распознает действие яда.

   - Везувиан, остановись, - предупреждающе начал Райдолин, но был схвачен свободной рукой за грудки.

   - Ты ей позволил?! Ты позволил отравиться еще одной моей сестре?!

   - Клянусь, я не знал. - Понимая, что отпираться нет смысла, маг решил оправдаться.

   Да только не успел, Везувиан отпустил меня и с силой врезал другу в челюсть.

   - Виан, прекрати! - повисла я на брате.

   Обычно это срабатывало. Но ситуация мало того, что была необычной, она вообще вышла из-под всякого контроля. Ибо в следующий момент раздался хлесткий звук пощечины, а я, все еще не соображая, смотрела в одну точку и прижимала ладонь к собственной щеке. Впервые в жизни брат поднял на меня руку. Ни хлыст, ни прут, ни магию... руку! Вот она братская любовь в действии. Как он только посмел! Он же только вчера предлагал мне стать его невестой, а теперь такое... Мысли спутались, я решительно перестала понимать, что происходит. А что-то определенно происходило.

   - Живо пошла к себе, - прозвучал повторный рык, не суля ничего хорошего.

   - Сам пошел! - слова сорвались с языка сами. Обидно было до боли, злость затопила сознание. Д я откровенно была в бешенстве. - Ты и твоя проклятая Академия! Ненавижу! - и мне бы остановиться, глядя как вытягивается лицо, как стремительно меняются эмоции, как его пронзает страх и осознание чего-то, но я окончательно потеряла контроль над собой. - Ну, давай, ударь еще раз, отними выходные или что ты там еще можешь придумать! Я от этого вообще ничего не потеряю. И ядами всеми можешь подавиться! Все равно еще приготовлю!

   - Рубина, - теперь как-то зло и совсем тихо рыкнул светлый маг, глядя из-под челки потемневшим от гнева взглядом.

   В следующее мгновение легкий толчок в плечо, а я лечу спиной обратно в реку. Проклятый светлый просто столкнул меня с помоста. Хотя и вовремя, тело вновь горело и, когда угодило в воду, подняло клубы пара. Но благодарности маг от меня не дождется. Никогда.

   И пока я наслаждалась повторным рассеканием водной глади, на помосте что-то происходило. Брат и его светленький дружок, переместившись чуть дальше, явно выясняли отношения. Его Величество попробовало вмешаться, но это самое Величество грубо заткнули. Надо отдать должное Мориону, он ни капли не растерялся и нашел козла отпущения, то есть одну маленькую ведьму. Этот писаный красавец, в отличие от друзей нежностью и заботой не отличался, вытаскивая свою жертву из реки прямо за косу и грубо швыряя в каменную стену мельницы. Предусмотрительно выглянув из-за угла строения и убедившись в чрезвычайной занятости магов, Его Величество решил расставить все точки по своим местам.

   - Герцогиня, - не смотря на то, что магом король не был, рычать умел не хуже дружков. - Я понятия не имею, какую глупость вы совершили, но вы серьезно разозлили и причинили боль Виану. Более того, умудрились столкнуть его с Раем. А я, скажем прямо, не особо люблю, когда обижают моих друзей.

   - Простите, Ваше Величество. - Промямлила я, из всех сил пытаясь освободить свою шею из его хватки и нащупать ногами отсутствующую под ними землю.

   - Не советую делать так, чтобы я счел вас опасной. Вы все поняли?

   - Да, Ваше Величество.

   Долгожданная почва под ногами поприветствовала бренную тушку болью в коленях и ссадинами на ладонях. Какие манеры! Мне остается только позавидовать носителю даирской короны. Морион только что затмил все мои предыдущие подвиги по нарушению правил приличия. Появилось желание откинуть копыта прямо сейчас и не дожидаться развития событий. А они развивались довольно бурно. Хириллова троица совещалась в стороне, не обращая внимания на меня. Мне же оставалось только одеться, поднять свою сумку и нагло подслушивать их беседу.

   - Да бросьте, Ваше Величество. Это просто действие яда, когда проспится, ее уже отпустит, присмиреет. Поверьте, ей будет гораздо хуже, чем нам. - В голосе светлого мага прослеживалась усмешка.

   - Рай, ты уверен, что нет ничего страшного в этом яде? - Морион явно был обеспокоен.

   Да вот только видимых поводов этому не было. Тут что-то глубже, что-то серьезнее, чем можно предположить.

   - Да.

   - Ты не учитываешь, что Руби разбирается в ядах не хуже, чем ты или я. Тем более в драконьих. - Как-то совсем грустно отозвался Везувиан.

   - Светлая Каламея, - Райдолин явно терял терпение. - Виан, без обид, но даже если какой-то ученице удалось проварить тройной концентрат, в чем я сильно сомневаюсь, - последние слова были протянуты так, будто это не сомнение, а утверждение, - в той дозировке, худшее, что могло быть, уже миновало. Ну, подумаешь, искупалась пару раз. Еще три-четыре часа, и в ней заговорит совесть. Но опять же, это из расчета на тройной концентрат.

   И вот когда снова раздались вздохи облегчения, пришла моя очередь победно усмехнуться.

   - Милый Рай, а кто вам сказал, что это не он? - не смотря на недавнюю угрозу короля, я не смогла остаться безучастной, подходя ближе.

   - Руби... - Виан попытался обнять, но я сделала довольно резкий и демонстративный шаг назад.

   Стыдно не было. Хотелось подскочить и вцепиться ногтями ему в рожу. Но не быть мне злой ведьмой, если месть будет столь банальной и недолговечной. Нет, надо быть умнее и наносить удары по больному. Как это сделал он.

   - Руки убрал, лорд-директор. - Да, я тоже умею рычать, и ни чем не хуже чем сводный братец.

   Странное дело, мужчина вздрогнул, отстранился и поник. Искренне надеюсь, что ему было больно. Очень больно. И прав был светлый. Совесть, когда проснется, просто замучает. Но пока этого не случилось, мне все будет сходить с рук.

   - Герцогиня, что вы там про яд говорили? - надо же, Его Величество еще и самый внимательный среди них.

   - Для кого яд, для кого панацея, - загадочно протянула я, расплываясь в блаженной улыбке, наперед зная, что Везувиан придет от этого в бешенство.

   Удивительно, но брат все еще пребывал в ступоре, только как-то странно смотрел на собственные ладони.

   - А если серьезно? - Райдолин смотрел на Виана с некоторым сочувствием.

   - А я серьезно. - Маленький пузырек был продемонстрирован им в луче лунного света. - Но если интересует лишь алхимическая составляющая, это тройная концентрация. Чистая. Без примесей.

   И король, и его светлый прихвостень моментально вскинулись. Как легко их взбудоражить, оказывается.

   - Проверить сможешь?

   - Мне нужна лаборатория.

   Мне не понравился едва незаметный акцент на последнем слове, поэтому пузырек был моментально спрятан. Если они попробуют его отнять, от флакона останутся одни осколки.

   - Вы думаете, что я так легко его отдам?

   - Дождемся, когда протрезвеет? - как-то лукаво глянул на короля Райдолин.

   - Нет, - после долгого молчания, правитель Даира оценил ситуацию вполне правильно. - Когда герцогиня протрезвеет, нас может ждать довольно неприятный сюрприз. Так что берем ее с собой.

   Мне бы задуматься над тем, во что вляпалась, но от столь жизненно важных мыслей, меня отвлек Виан.

   - Отдай им, что они хотят. - Молящий едва слышный шепот. - Просто отдай, Руби... - руки Виана сжались в кулаки, так что костяшки побелели.

   - А если я не хочу? Все же это сильный яд, и в первые попавшиеся руки я его не отдам.

   - Вот видишь, Везувиан, - хмыкнул Морион, - герцогиня умеет мыслить в верном направлении. Не будем терять время.

   Светлый маг сделал одно резкое движение, в момент оказался возле меня и подхватил на руки. Что произошло в следующий момент, я вообще не поняла. Хлопок, дым, темнота, и меня усаживает на что-то твердое Райдолин, а после начинает зажигать свечи.


   Подвал, в который мы перенеслись, был довольно хорошо знаком, еще с того времени, когда Академией управлял прошлый ректор. Он вообще хорошим человеком, позволявшим ученикам развивать их по-настоящему сильные стороны. И именно с его подачи, когда-то в этом самом подвале, находящимся под одним из тренировочных полей, я делала свои первые шаги в освоении искусства алхимии. Благодаря Алансу Роули в моей жизни появился дополнительный стимул просыпаться каждое утро. Именно он указал мне это направление, ибо приготовление зелий это скорее теория, а не практика. Все что требуется: правильно запомнить рецептуру, и совсем чуть-чуть магии. Я провела здесь множество ночей, изучая содержание вот этих самых книг в ветхих и поросших паутинной шкафах. Используя вот эти самые котлы, ныне сваленные в кучи по разным углам. Все эти сложные аппараты и горелки, для сбора концентрата. Даже вот эти мензурки, весы, печь и столы, на одном из которых теперь восседала и мечтала, чтобы то время вернулось.

   Ведь с приходом к власти Везувиана Брагденвиля все изменилось. Доступ в этот подвал, и еще в несколько подобных "лабораторий" был запрещен. Надо отметить, что и само помещение претерпело изменения с моего последнего визита сюда. Раньше оно было просто темным, а теперь еще и жутким. Годичные слои пыли и паутины, цепи, разбросанные по полу, клетки с раскуроченными прутьями, следы когтей на стенах. Или я просто раньше не замечала? Но все равно, мороз по коже пробежал. И сделал это повторно, когда раздался гулким эхом еще один хлопок.

   Что-то припозднились Морион с лордом-директором. И если последний на меня даже не смотрел, то вот Его Величество расплылся в довольной улыбке, не сводил проникновенного черного взгляда, даже когда опустился на ветхий стул без ножки и наполнил бокал вином. И как я их раньше не заметила? Вот же они, совсем рядом, только руку протянуть.

   - Выпьете?

   - Нет, благодарю. - Чуть поморщив носиком, я отвернулась.

   - А вот я выпью, - этот хриплый надорванный голос заставил вздрогнуть.

   Чтобы убедиться в причине своего главного страха, мне пришлось обернуться. Ни с кем и никогда я бы его не спутала, эта наглая интонация могла принадлежать только одному человеку. И я в ужасе прикрыла рот ладонью, стоило догадке подтвердиться. Это была Грымза. Та самая зловредная тетка-надзиратель с кровоподтеками на опухшем лице, скрючившись, лежала в клетке. И когда они только успели ее сюда притащить? Ведь еще меньше часа назад надзиратель была в общежитии, а потом...

   - Для тебя у нас есть кое-что другое, - хмыкнул король, закидывая ногу на ногу. - Панацею, герцогиня. - Не просьба, а настоящий приказ.

   И хотелось что-нибудь выкинуть, но чувствую, тогда составлю компанию Грымзе. Ситуация была тупиковой. Подчинившись, я молча наблюдала за тем, как Райдолин и Виан раскрывают мой секрет, почти безошибочно выполняя все манипуляции. Каплю за каплей они использовали яд. Сбивались, начинали все сначала, и все ближе подходили к ответу, как же простой ученице удалось добиться такой концентрации. Морион лишь потягивал вино, не вмешиваясь в стезю магов. С другой стороны, они были его правой рукой, а значит одними из лучших. Мой же хмурый взор против воли обращался к клетке. Во что я вляпалась?

   - Жалеете? - нарушил молчание Морион, проследив за моим взглядом.

   - Ей там самое место. - Жестко отрубила я, смотря прямо в черные глаза. Но скольких же усилий стоило не вздрогнуть, не выдать своего страха и того насколько мне омерзительна ситуация.

   Правителю понравился мой ответ, и он на время замолчал. Заговорил лишь, когда я сняла накидку, ибо в помещении становилось довольно жарко. Под материей скрывались жуткие наливающиеся синяки и ссадины. Шея, руки, спина... наверно на мне живого места не было. Что он собственно и увидел. К тому же, Мориону представилась роскошная возможность рассмотреть всю эту "красоту", ведь я подалась вперед, наблюдая за потугами магов в четвертый раз пройти предпоследний на пути разгадки яда рубеж.

   - Сильно вам досталось, герцогиня.

   - Терпимо. - Нехотя отозвалась я, ехидно наблюдая за очередным провалом. Созерцание сбитых с толку магистров высшей магии приносило немало удовольствия.

   - Хотите им помочь?

   - И в мыслях не было. - Хмыкнула я.

   - А если я прикажу?

   - Приказывайте, - и наклонилась к Мориону, чтобы очень тихо прошептать на ухо, - но я скорее еще раз отравлюсь, чем лишу их удовольствия все узнать самим. - И пока он не опомнился, сцапала бокал и с наслаждением сделала пару глотков. Действие яда заканчивалось, а мне все еще требовался какой-нибудь заменитель эликсира смелости. Пусть даже и вино. Но как назло эта оказалась довольно крепкая настойка. - Кажется, будет взрыв.

   И как раз после этой фразы зелье грохнуло. Взрыв действительно был, правда небольшой, что даже колба почти не пострадала. Так, чуть-чуть потрескалась. Ничего не успевший сделать правитель был взбешен.

   - Ну, ты и стерва, - выдохнул он общеизвестную истину.

   - Еще какая, - хмыкнула Грымза из своего угла.

   - Заткнулась. - Рявкнул на нее Виан, подходя ко мне, но все так же не смотря.

   - Невероятно, - Райдолин прыгал вокруг стола, любуясь тем как яд то кристаллизуется, то вновь растекается по дну склянки. - Кристально-чистый концентрат, вообще никаких посторонних частиц. Это же высший уровень алхимии. Как вам это удалось практически без магии?

   - Милый Рай, - улыбнулась я магу, - мы договаривались на проверку состава, о рецептуре речи не было.

   - А свойства? - глаза Пренития горели огнем азарта, - есть какие-то особые свойства?

   Я задумалась. Нет, его реакция была понятной, не так много алхимиков могут приготовить чистый концентрат из яда драконов. А уж тем более трехкратный. Чем сильнее концентрация, тем больше примесей. Даже мелкие частички металлов от котла, нагар, просто пыль. Но голову терзали мысли, каким образом отреагирует Везувиан, если я продолжу рассказывать. Меня потихоньку грызла совесть. Ведь я практически поступила так же как Хиберия, за одной лишь разницей - я все еще жива. И более того, этим самым поступком нарушила данное обещание и причинила боль. Так и стоит ли усугублять положение?

   - Скажем так, свойства не так уж и отличны от свежего яда с чешуи.

   - Уверены? - поник маг.

   - Да эта девка себя с детства травит всякой дрянью! - с потрохами сдала меня надзиратель.

   Вот как она умудряется отравлять мою жизнь, даже сидя в клетке? Надо бы кляп ей в рот засунуть. Да только поздно меня посетила такая гениальная мысль, ибо лорд-директор соображал быстрее, вновь хватая ведьму за подбородок. Кажется, его окончательно довели.

   - Везувиан, наша стервочка хотела что-то добавить, - Морион был вполне спокоен. Троица обменялась какими-то многозначительными взглядами, а потом он продолжил. - Я не стану вмешиваться, если ты решишь свернуть Рубине шею, но ее знания могут быть полезными.

   Меня отпустили.

   Понимая, что выхода опять нет, пустилась в пространные объяснения о побочных действиях. О том, что яд медленно заживляет раны, снимает боль, опьяняет, придает смелости, хладнокровия и сил. Что просто кипишь жаждой деятельности. И что ты просто не можешь соврать.

   - Как интересно, - протянул Морион, наконец, поднявшись и рассматривая колбу с ядом. - То есть вы сейчас предельно честны?

   - К несчастью, да. - Буркнула я, отводя взгляд.

   И только потому, что это была самая наглая ложь в моей жизни. Меня уже почти отпустило, и как теперь выйти из сложившейся ситуации я не ведала. Что больше всего удивляло, это молчание Виана. Создавалось впечатление, что его происходящее просто не интересует. Будто он где-то не здесь.

   - А что будет, если превысить дозировку? Через сколько он убивает? - самый интересный вопрос прозвучал.

   - Знаете, милый Рай, - моментально ощерилась я, - подопытных у меня не было, а я еще жить хочу!

   - Что, правда? - вот теперь ректор пришел в себя, скрещивая руки на груди и всем видом демонстрируя недовольство.

   - Представь себе.

   Ну почему я не могла просто промолчать. Просто извинится и наладить отношения между нами. Это ведь так просто, искренне признать свою вину. Но нет же, даже мысли такой не возникло. И что они мне сделают? Реальную власть сейчас надо мной имеет только Везувиан, а Морион так себе. Все же Академия не его территория. Так что ничего не случится.

   - Что ж, герцогиня, теперь у вас есть подопытный.

   Кажется, я что-то упустила, пока зло сверкала глазами и показывала решимость, поэтому теперь уставилась на короля, абсолютно ничего не понимая. Тот же лишь указал на клетку с Грымзой. Кажется, мне предлагают кого-то отравить, и отрицательный ответ Его Величество не устроит. Не то чтобы, я никогда не представляла как душу надзирательницу собственными руками и не желала, чтобы эта нехорошая женщина подохла долгой и мучительной смертью, но такое предложение -- это уже слишком. Я еще не настолько злая колдунья, чтобы убивать и не испытывать угрызений совести. И вообще, злым волшебникам есть другое применение. Например, из них выходят отличные охотники на демонов или укротители нечисти, или призыватели духов... Я не хочу брать такой грех на свою душу! А значит, надо думать. И быстро. Опять.

   - То есть Грымза моя подопытная? - вмиг оживилась я, спрыгивая со стола и потягиваясь. Да-да, я же должна гореть жаждой деятельности и мести.

   Ответом был легкий кивок.

   - И я могу делать с ней все, что пожелаю?

   Троица настороженно переглядывалась, чувствуя какой-то подвох, но я же сейчас как никогда искренна, и разбивать их веру всей спорный факт не стоит.

   - К чему вы клоните? - король, кажется, меня раскусил.

   - Просто смерть -- это слишком легко для нее. И я ни разу не испытывала яд на других.

   - Вопрос, зачем ты вообще его приготовила?! - Виан сорвался, явно желая ударить вновь.

   - Да потому что я не знаю другого способа быстро излечиться! - да, мне тоже было, что сказать. Ну и что, что я не сказала, а закричала. Подумаешь. - А свежий яд и зелья слишком дороги, как и постоянные услуги лекаря!

   Брат на мгновение растерялся, а потом сник окончательно.

   - Ты могла прийти ко мне.

   И мне стало стыдно. По-настоящему стыдно. А с другой стороны, как я могла рассказать, чем занимаюсь вне Академии? Как сказать, что готовлю запасной вариант на случай, если мне придется навсегда исчезнуть и начинать жизнь с нуля? Если бы он хоть раз увидел меня со всеми травмами, наверняка приложил бы все усилия, чтобы меня отчислили из летной школы. Не говоря уже о моем стремлении покинуть Академию и продолжить учебу в гильдии алхимиков.

   Выяснять отношения дальше не хотелось. Время работало против меня.

   - Так могу я провести эксперимент? - я повернулась к Мориону, всем видом показывая, что мнение Виана в этом вопросе мне неинтересно. - Ее жизнь теперь принадлежит мне?

   И опять кивок, правда, не такой уверенный. Что ж, по крайней мере, я выиграла немного времени, и убивать Грымзу пока не придется. Если только совсем доведет. А вот допросить с пристрастием как раз можно и даже нужно.

   - Панацею, милый Рай. - Протянула я руку, глядя как светлый маг в этот раз скривился от подобного обращения.

   Пузырек с ядом, нехотя, был отдан законному владельцу, и я с чистой совестью занялась приготовлениями к эксперименту. Ладно, не совсем с чистой, и да, хотелось выиграть еще немного времени. Даже если это пара минут. На стол из сумки было извлечено несколько пузырьков разных форм, цветов и размеров, и старая пожульканная записная книжка в кожаном переплете, подаренная опять же Алансом Роули. Мой личный дневник наблюдений, содержащий почти все рецепты зелий, которые когда-либо приходилось готовить, списки ядов, почти все исследования. Отыскав нужную запись, взгляд забегал по лаборатории. Все же она мало изменилась после закрытия, и поиски нужных вещей не отняли слишком много времени. А все присутствующие молча наблюдали, как наполняется водой до краев старое жестяное ведро, раскладываются необходимые справочники из самого дальнего шкафа, расставляются на специальной подставке несколько колб песочных часов, и очень быстро на полу появляется дорожка из соли вокруг пресловутой клетки. Осталось только подтащить еще один трехногий стул и провести несколько нехитрых манипуляций с водой и солью, но так чтобы маги ничего не поняли и не заметили. И вот главный вопрос, как это сделать? Эти трое явно умнее простого адепта.

   - Мне нужна свежая рана, - обратилась я к светлому волшебнику, кивая на Грымзу, когда вновь вернулась к столу.

   - А сами не можете? - хищно усмехнулся Морион.

   - Сама я занята. - Даже не повела бровью я, водружая на стол весы и хватая один из пузырьков с мелким кристаллическим песком.

   - У нас полно времени.

   - Вот именно, у вас полно времени, а мне еще реферат надо написать. - Раздражение сдерживать становилось все сложнее, но искренне надеюсь, что проскальзывающие нотки будут списаны на мою чрезвычайную занятость.

   Оба пришлых даирца даже не шелохнулись, видимо, решив меня испытать, но тут вмешался Виан, просто взяв нож и полоснув им по руке надзирательницы. И его друзья сей порыв явно не одобрили, но мне хватило того мгновения, на которое они выпустили меня из виду, чтобы насыпать в отдельную колбочку немного песка из пузырька и спрятать в кармане. Отмерить точную дозу я бы просто не успела, но искренне надеялась, что этого хватит для создания барьера минут на пятнадцать, более того, мне все еще необходимо было смешать песок в нужной дозировке с другими ингредиентами. Семь грамм песка, три капли маслянистой вытяжки из клубней аконита, двадцать миллилитров сонного зелья первой группы и щепотка перетертых в пыль крыльев летучей мыши, и вуаля, зелье, стирающее последней час из воспоминаний, готово. Даже со справочником сверяться не пришлось.

   - Довольно профессионально, - медленно хмелеющий правитель Даира, кажется, твердо решил помешать моему эксперименту, вставив еще одну ехидную ремарку. - Надо взять на заметку, что не стоит есть приготовленную вами пищу.

   - А вот и зря. Добавлять яд в еду я не стала бы. Больше вероятность неприятного казуса и осечки. - Лениво болтала я колбой с зельем над свечой, чтобы песок расплавился и вошел в реакцию. - Чего не скажешь о вине...

   Улыбка тут же слетела с лица Мориона, зато появилось сомнение, пока черные глаза изучали содержимое бокала с настойкой. То-то же.

   Зелье было готово, а значит, время мое вышло. Мне нужно было принять решение как действовать с Грымзой. Просто проверить за какое время концентрат убивает, или попытаться выяснить еще об его свойствах. Второй вариант был куда предпочтительнее, но слишком была высока вероятность летального исхода. Это у меня за годы употребления различных ядов выработалось что-то типа иммунитета, а как может отреагировать неподготовленный организм одному Злобному Хириллу известно.

   - Подержите Грымзу. - Вновь обратилась я к Раю, упорно игнорируя Везувиана.

   - Ее зовут Розлин Мойли. - Хмыкнул он, но все же пошел исполнять мою просьбу.

   - Правда? - неподдельное удивление. - Никогда не слышала этого имени.

   Но это была ложь. Однажды мне все-таки доводилось слышать это имя. Двенадцать лет назад. Всем новым поселенцам общежития представляли надзирательницу в первый день, но смысла в этом было не больше, чем красить слонов в розовый цвет. Имя забывалось на следующие же сутки, превращалось в Грымзу и больше никогда не произносилось вслух. Даже если к ней кто-то обращался, то не по имени.

   Женщина так легко сдаваться не собиралась и забилась в самый дальний угол, но светлый маг совершенно хладнокровно ухватил ее за одежду и дернул с такой силой, что Грымза спиной ударилась о прутья и простонала.

   - Нет! Не надо! Я не хочу!

   - А тебя никто не спрашивает, Розлин. - Громкий бас короля заставил и меня и женщину вздрогнуть. Но вот странное дело, Грымза тут же замолчала, но попыток вырвать из мертвой хватки не оставила.

   С горем пополам Райдолину удалось прижать ее к прутьям и вывернуть руку. Я же сделала последний глубокий вдох, понимая, что пути назад нет. Я должна отыграть эту партию до конца, каким он ни был.

   - Когда выберусь, ты сдохнешь. - Клятвенно заверила меня надзирательница сквозь зубы, когда едва сдерживая дрожь в пальцах, я занесла крышку в форме цветка над раной.

   - Значит, этого не случится.

   С этими словами одна маленькая капелька сорвалась со штырька и упала точно в сочащуюся рану.

   - Отпускайте, - быстро отошла я на пару шагов и перевернула все семь песочных часов разом. - И круг покиньте.

   - Кстати, зачем он? - насторожился маг.

   - Мера предосторожности, ничего более.

   А вот от кого именно круг будет предостерегать, я умолчала. К тому же мне надо было позаботиться еще кое о чем, чтобы все сработало как надо. Например, незаметно всыпать в соленую преграду белый кристаллический порошок и немного смочить это место водой. А потом в тоже ведро с водой влить несколько капель замораживающего концентрата. Полезная штука, когда срочно нужно кого-то заморозить. Пока разбавленный в воде концентрат не соприкоснется с чем-то более плотным и теплым, кроме жести, вода так и останется водой. Никто даже не будет знать, что там такая опасная штука. Ведь стоит прикоснуться или, не допусти Каламея, сделать пару глотков, за считанные мгновения она обратится в лед. И только после всего этого я опустилась на стул и стала отсчитывать время. Впервые я наблюдала за действием чистого концентрата со стороны. Хотя мне часто приходилось видеть, как действует свежий яд и уже проваренный, но с примесями, и очень хотелось найти хоть какие-то отличия, иначе все старания были напрасными.

   Истекла первая минута в песочных часах, а я увидела, как заблестели глаза Грымзы, как быстро расширялись и сужались зрачки, губы растянулись в глупой улыбке. Кроме реакции зрачков ничего необычного, что и было отмечено в дневнике. Еще через минуту грубый раздражающий смех пронесся по подвалу, что тоже было вполне предсказуемо.

   - Ну, ты и дрянь! - выдала женщина и на четвереньках поползла ближе ко мне.

   - Я о тебе того же мнения. - Лениво бросила я, перестав наблюдать за жертвой, чтобы взять пустую кружку с соседнего стола, которая могла понадобиться совсем скоро. Грымзу накрывало быстрее, чем меня.

   - Мерзкая невоспитанная тварь.

   - И тут ты открытия не сделала. - Решила я подлить масла в огонь, пока надзирательница шла на контакт.

   - Убью! - скрюченные пальцы чуть не ухватили мою ногу.

   Зачерпнув немного воды из ведра, резко выплеснула ей на руку, и уже через секунду сморщенная кожа покрылась коркой льда. Маги, ринувшиеся пресечь попытку убиения меня, или чтобы помочь с этим весьма важным делом, замерли на месте, оглушенные нечеловеческим воплем. Я же под взглядами присутствующих старалась казаться хладнокровной. Они не должны понять, что действие яда подходит к концу, и скоро я протрезвею, а значит, буду в разы осторожнее и бдительнее.

   - А теперь перейдем к делу. - Вновь зачерпнув воды в кружку, я встала и подошла вплотную к клетке. - Хорошо, когда холодно?

   - Да. - Жадно облизнула губы Грымза, глядя на кружку.

   На ее шее пульсировали вены, дыхание стало прерывистым и глубоким, кожа покраснела, а корка льда на руке почти растаяла. Кто-то горел изнутри.

   - Отлично. - Ехидно усмехнулась я и набрала в грудь побольше воздуха, чтобы на пределе слышимости выдохнуть: - Шар-ка!

   Защитный круг тут же вспыхнул синим пламенем, отрезая нас от мужчин, чьи лица вытянулись от удивления. Они не смогли бы преодолеть барьер, не зная, как он построен, а я не могла из него выйти пока пламя не потухнет. Идеальная ловушка и идеальная защита. Попытка пройти сквозь преграду может обернуться весьма печально.

   - Еще хочешь? - откровенное издевательство, ибо женщина не сводила взгляда с желаемого, а я специально мотала кружкой перед ее носом. - Тогда ответь на вопрос, герцогиня Брагденвиль тебе заплатила, чтобы меня чаще наказывали и избивали?

   Утвердительный ответ, и немного жидкости пролилось ей на ноги. Самая изощренная пытка над тем, кто вот-вот может умереть. Давать желаемого по чуть-чуть и смотреть, как он корчится, желая получить больше. Признаться честно, мне доставляло это удовольствие. Самый ненавистный во всей Академии человек ползает у моих ног и молит о пощаде. И ведь совесть не проснулась даже, полагая, что двенадцать лет мучений стоили этих минут.

   - Еще один вопрос, мое распределение к темным было подстроено ей же?

   И снова ответ положительный, а мне все больше и больше нравилось происходящее. Кажется, я смогу задать все интересующие вопросы. Еще бы хириллова троица над душой не стояла.

   - Ты работаешь на нее?

   - Да.

   - Получается, знаешь гораздо больше, чем можно представить... - это было простое размышление вслух, но и на него Грымза ответила да. - Она приложила руку к кончине герцога Дарквейна?

   - Она сама его убила. - Женщина начала паниковать, заметив, что я отхожу, и решила сдать всех с потрохами.

   - И как?

   - Приобрела несколько зелий...

   - И медленно ими травила. Откуда сведения? - я откровенно зверела и уже была готова убить и Грымзу, и мачеху. - Учти, соврешь, и станет гораздо хуже.

   - Я сама их доставила! - Грымза явно была собой довольна и упивалась своим превосходством.

   Мгновенно выплеснула все содержимое кружки этой твари в лицо, так же отчаянно борясь с нахлынувшими эмоциями. Я чувствовала себя чудовищем, попав в эту ситуацию, впервые в жизни ставя эксперимент на живом человеке, откровенно его пытая... Но это не шло ни в какое сравнение с тем, что сделали эти женщины. И почему никто из мужчин не вмешивается в допрос? Почему они меня не останавливают?

   И снова жар тела Грымзы растопил лед, а значит пришло время для очередного вопроса. И он должен быть правильным.

   - Везувиан знал об этом?

   - Что ты! Он был слишком занят, присматривая, чтобы его новая сестричка не натворила дел.

   Не знаю почему, но что-то в этой фразе показалось мне довольно странным, да только при лорде-директоре я этого выяснять не собиралась.

   - Почему его матушка до сих пор не убила меня? У нее ведь такие длинные руки.

   - Это пока, дрянь, - ядовито бросила женщина в ответ и рассмеялась. - Хотя ты сама сдохнешь раньше. Ей даже делать ничего не придется, потому что я до тебя доберусь.

   - Не обольщайся, сначала я верну все побои сполна.

   Больше у меня не было никакого желания продолжать этот допрос. Мне хотелось сомкнуть руки на шее надзирательницы, но этого для нее будет мало. Слишком мало. Двенадцать лет моих мучений, смерть моего отца и, только Злобный Хирилл знает, что еще может быть делом ее рук. Спасибо, Мориону. Он подарил мне шанс отплатить за все, причем собственными руками.

   Я снова села и заполняла свой журнал. Все же у чистого концентрата нашлось несколько незначительных отличий, которые я не отмечала, испытывая яд на себе. Время почти истекло, а значит, пора было переходить к последней части, и решить, ждет Грымзу быстрая смерть, или же долгие изощренные пытки. И пока перевешивал второй вариант. И не то, чтобы я прямо такая злая, просто коллекция ядов у меня внушительная, а подопытные говорящие крысы такая редкость. Присев перед Грымзой на корточки наблюдала, как же ей плохо. Мерзкое зрелище и далеко не для слабонервных.

   - Тварь. - Снова рыкнула Грымза.

   - Ну почему же? Просто злая ведьма. И тварь не стала бы облегчать тебе жизнь. - Колба с зельем, стирающим память, была извлечена на свет. - Выпьешь, и должно полегчать.

   И ведь почти не вру. Так, не договариваю. А еще рискую и очень сильно. Если учитывать состояние надзирательницы, это зелье может и не подействовать. И тогда меня никакое чудо не спасет, если ей удастся покинуть клетку. Но огонек надежды в чуть расфокусированном взгляде я заметила. Чтобы избавиться от адской боли, Грымза готова была пойти на что угодно.

   - Еще раз назовешь меня тварью и узнаешь, что это не предел твоих страданий.

   Синее пламя потухло, и я вышла из круга, забрав книжку со стула и проходя мимо остолбеневших магов к столу. Грымза же выпила зелье и моментально провалилась в забытье.

   - И что теперь? - протянул Морион, косясь на меня.

   Я спокойно взяла его бокал, допила настойку, чтобы никто не понял, что яд почти отпустил, и только потом ответила:

   - А ничего. Вздремнет пару часиков, может быть, вспомнит, что произошло, а может, и нет. А потом нужно будет повторить эксперимент, заменив пару переменных.

   - Не проще сразу убить?

   - Извините, Ваше Величество, но это мой подопытный кролик, и я с ним еще не наигралась.

   - Рубина, никогда не думали о работе дознавателя?

   Я задумалась, потому что это прозвучало как предложение. Вот только с ответом надо быть осторожнее, а то мало ли что.

   - Увы, нет. Сия работа скучна и однообразна. Там же всего два варианта, либо признание, либо смерть. Нет духа азарта как в исследованиях. И боюсь, мне не хватит опыта.

   - Зато хватит дара убеждения, - улыбнулся Морион. - А молчать вы умеете?

   - Это одно из немногих моих достоинств. - И тоже подарила улыбку в ответ. - И если это важно для моего короля, я не пророню ни слова даже под пытками.

   - Я определенно желаю увидеть герцогиню трезвой, - устало выдохнул Морион, понимая, что ни уговорами, ни приказами на меня не повлиять. Видимо надеялся, что когда меня отпустит, стану сговорчивее. - Что думаешь, Везувиан?

   - Об этом не может быть и речи.

   - Как знаешь. - Фыркнула я. - Только следующий эксперимент с ядом может закончиться плачевно. - Как бы невзначай бросила, не отрывая взгляда от собственного дневника.

   - Виан, отдай ей ключ от лаборатории. Иначе ее неосторожная смерть ляжет на твою совесть.

   Брат видимо пришел к тем же выводам и действительно исполнил приказ. Я же с чистой совестью собирала вещи, готовясь уйти отсюда как можно дальше.

ЧАСТЬ 2

   Провожали меня до общежития всей хирилловой троицей и в полной тишине. Больше мне не требовались разъяснения, за что их так прозвали. Хватало и того, что довелось испытать. Дай Светлая Каламея, дожить до окончания визита даирского правителя. И не допусти Злобный Хирилл, еще раз с ним так близко столкнуться.

   В общежитии стояла тишина, как и положено в это время суток. Все мирно спали и понятия не имели о событиях, имеющих место быть. И мне бы тоже не мешало выспаться, но тело упорно жаждало деятельности. Пробравшись на цыпочках в спальню, отметила одну странность. Мои соседки делали вид, что спят, демонстративно повернувшись ко мне спинами. Что ж, сами виноваты. Ибо я тоже демонстративно и со скрипом по полу вытянула сундук из-под кровати, зажгла свечу на своем подоконнике, сверилась с расписанием и старалась шуметь как можно громче, готовясь к новому дню.

   А солнце медленно поднималось над Граной, над территорией Академии пронесся сигнал к побудке. Еще один день в аду на шаг приблизил к окончанию мучений. Еще три-четыре года и я выйду отсюда, чтобы начать мстить.

   Преподавательский состав, увидев меня в числе первых на построении второй день подряд, несколько напрягся. У некоторых даже глаз задергался. Мироздание явно дало трещину, и эта трещина не сулит ничего хорошего. Это и подтвердил лорд-директор, лично явив свой идеальный лик на обычном построении, и не удостоив сестру даже презрительным взглядом. Словно меня тут и не стояло. Но главной странностью этого утра оказалась пришибленность всех темных. На душе стало как-то тяжело. Даже боюсь представить, каким образом Везувиан забирал надзирательницу из общежития, прежде чем избить и усадить в клетку.

   - Недоброе утро, адепты. - Ирония в голосе директора только усугубила эту тяжесть, успевшую пробраться в сердце и сжать его. - Сегодня ночью имело место событие, выходящее за все допустимые рамки и порочащее всю Академию. - Пока Везувиан отрешенно смотрел на большой портрет основателей сия "прекрасного" заведения, по залу пронесся ропот. - Увы, не в моих интересах, оставить это без внимания. - Вот теперь директор повернулся к ученикам.

   Все невольно отступили шага на три, дрожа от страха. Даже преподаватели. Ибо за спиной Везувиана в тот же момент появилась дюжина призрачных стражей, в тяжелых доспехах и с вполне материальным оружием. Кажется, игры кончились. Самый спокойный, самый лояльный, самый добрый и лучший ректор Академии решил продемонстрировать всю свою решимость действиями. Призрачные стражи призывались, чтобы жестоко покарать нарушителей режима и правил. Иногда смертью. Очень медленно Виан согнул левую руку в локте, демонстрируя сжатый кулак. Совершенно спокойно распрямил указательный и средний пальцы. Желто-зеленые глаза, словно в последний раз, обвели каждого присутствовавшего бесчувственным, холодным, не знающим жалости взглядом. Резким, четким, даже каким-то механическим движением была отдана команда к действию. Двенадцать призраков обратились смерчами, стремительно пронеслись по залу, обдавая просто убийственно ледяным холодом, и вернулись на свои места. И никто даже зажмуриться не успел, но теперь боялись даже оглядеться и посмотреть, что же все-таки произошло.

   - Надеюсь, урок усвоен. - Голос Виана прозвучал еще холоднее, чем раньше. Таким тоном только смертный приговор выносить. - Лайнус Трапейви, два шага вперед.

   Найдя в себе силы посмотреть на своего вчерашнего собрата по несчастью, увидела, как бледный парнишка на негнущихся ногах выходит вперед и медленно оборачивается к перепуганной толпе.

   - Всех запомнил? - надменно осведомился лорд-директор у адепта. Тот кивнул и опустил глаза. - Хорошо. Вернись на место.

   А странности продолжались.

   - С этого дня, вводится индивидуальное расписание для каждого конкретного студента, и так же вступают в силу новые правила, система наказаний и поощрений.

   Подобно пустынным хорькам, все разом повернули головы и вперили глаза в Везувиана Брагденвиля.

   - Все это можно получить после завтрака у леди Миомы в порядке живой очереди. Сейчас все дружно отправляетесь на тренировку. На этом все.

   И только сейчас мы заметили стоящих за его спиной и прикидывающихся фикусами трех преподов ответственных за физподготовку. И да, они тоже выглядели несколько удивленными, но не так сильно как остальные. И не такие заспанные. Видимо они встали еще раньше нас и были обрадованы новостью, что их день начнется с прекрасного. С издевательства над учениками.

   - Дарквейн, внеочередное дежурство по кухне. От тренировки освобождена.

   Я обиженно поджала нижнюю губу. За что вообще? Индивидуальное расписание, дежурство по кухне, что дальше? Дрова отправит колоть? Конюшню чистить? Его личные вещи стирать? И это после того, как он мне предложение сделал? Да что тут вообще происходит?! Но даже возмутиться не успела, как, гордо расправив плечи, Везувиан Брагденвиль вышел вон. Только после этого исчезли призрачные стражи, и раздались грохот падающих тел и стоны. Вот теперь устоявшие адепты обернулись, чтобы посмотреть на тех, кто не выстоял. А это почти две трети задних рядов. Они просто не выдержали напряжения, но от меня не укрылась слишком уж бледная дюжина старших учеников. У всех, словно метка, было ранено левое плечо. Вывод напрашивался сам собой, это были те, кто устроил нам вчера темную.

   Я была в бешенстве и почти кинулась высказать Везувиану все, что о нем думаю, но путь мне преградил Зверь.

   - Желаете стать следующей, адепт Дарквейн? - преподаватель явно догадывался об основной причине лопнувшего терпения лорда-директора. - Если у вас столько прыти, продемонстрируйте ее на занятиях. Это касается всех! Игры кончились, детки!

   Студенты, сбивая друг друга, бросились на занятия вперед преподов. И только мы с Трапейви остались в пустом зале.

   - Лайнус, - попробовала я с ним заговорить, подступая ближе.

   - Не приближайся ко мне, - отозвался он, так и не поднимая глаз. - Никогда.

   Казалось, земля под ногами разверзлась, а я лечу в бездонную пропасть. И вижу, как один из немногих близких людей отходит от ее края, не желая бросить мне спасительную веревку. Я лишилась по-настоящему хорошего друга в этих стенах. И как же я ненавидела Виана в тот момент. Он ничем не лучше своей мамаши. Даже хуже. Отнял у меня даже то немногое, что заставляло улыбаться изо дня в день. Обидно было до глубины души. Молча поплелась в учебный корпус помогать готовить завтрак на почти семь сотен ртов плюс гости. Но благодаря этому, я смогла первой получить новое расписание и проклясть всю свою жизнь, вместе с Вианом и Академией, мечтая все бросить и стать бродячим аптекарем. Почему бродячим? Потому что если останусь на одном месте, Везувиан меня найдет, вернет и придумает еще какое-либо изощренное наказание.

   План занятий был подписан лично Везувианом Брагденвилем, вступал в силу с сегодняшнего дня и не радовал от слова вообще. Он увеличился почти в два раза сразу же. Ни минуты свободной не оставалось! Помимо обычных сорока восьми часов лекций в неделю, к моему недельному расписанию добавилось по шесть часов этикета, танцев, магии всех видов, и общих дисциплин, включающих в себя историю, экономику, дипломатию, политологию, физическую подготовку и, Злобный Хирилл знает, что еще. Два часа в день мне выделялись для самостоятельных занятий по классу алхимии, с проверкой по первому требованию директором и членами педсовета в любое удобное для них время. Хорошо хоть выходные не тронул! Видимо, пока. Даже по предварительным подсчетам, на сон оставалось четыре-пять часов в сутки. И это без учета необходимости отбывать наказания, и того, что у меня так-то подопытная крыса в подвале, а ее когда-то кормить надо, чтобы не издохла раньше времени. Бледная секретарь Виана, встретившись с моим, мягко говоря, изумленным взглядом, лишь развела руками. Леди Миома не имела понятия, что нашло на директора и почему у нас теперь режим, как не знаю даже где, сразу предупредив, что его на месте нет, и разобраться не получится. Но она отметила, что изменения коснулись не только учеников обоих полов, но и преподавателей.

   Не то что я противница перемен, но раньше было лучше. Отмучился шесть часов на занятиях с утра, пообедал, а дальше три-четыре часа чего-то одного из вышеперечисленного. Потом свободен, как ветер в поле. Хочешь, учись самостоятельно, сиди в библиотеке, занимайся стиркой, уборкой, отбывай наказания, ходи на ушах, вырезай по дереву. В общем, все, что душеньке будет угодно, главное -- свободен. Особенно во всем этом меня смутила маленькая приписочка ровными слегка угловатыми буквами: "Данный план может быть откорректирован по усмотрению лорда-директора, или в случаях освоения дисциплины в полном объеме с безупречностью". И все внутри меня просто вопило о том, что личное усмотрение директора наступит не скоро, а второе вообще неосуществимо! В изменения, коснувшиеся правил, смелости заглянуть не хватило. Потому что наверняка уже с десяток успела нарушить.

   И как назло первой в моем расписании стояла теория магии. Магистр Гурье влетел в аудиторию и сразу же подлетел к прячущейся на самом дальнем ряду мне.

   - Чем вы взбесили лорда-директора, адепт Дарквейн?!

   - Да почему сразу я?! - эмоции, наконец-то, полезли наружу.

   - Да потому что все вот это, - он потряс перед учениками смятым листком новой учебной программы, - не могло появиться просто так!

   - Да я вообще паинькой была! И судя по масштабам, родилось оно далеко не вчера!

   Но кто бы мне поверил. Главная возмутительница спокойствия и нарушительница дисциплинарного порядка уже была объявлена врагом всей Академии, и оправдания не действовали вообще. Даже мои соседки со мной не разговаривали, отсев подальше.

   - Вот и что со всем этим теперь делать прикажете, герцогиня? - состроив издевательскую гримасу, навис надо мной мужчина.

   Казалось бы, такой гордый титул, самый приближенный к королю, а звучит как позорное клеймо, от которого вовеки не отмоешься. Я печально опустила глаза на свое расписание. Что делать, что делать? Исполнять! Лорд-директор явно не потерпит обсуждения нововведений. Он же старался, всю ночь составлял, или сколько там у него ушло, а мы вот теперь страдать должны. Маг фыркнул и направился к своему столу.

   - А что если сопоставить расписания и по возможности собрать группы адептов? - слабо предложила я.

   Идея и правда была не из лучших, с нашей-то системой образования, но, по крайней мере, была. И лично для меня поиск оптимального решения играл наиважнейшую роль, потому что я все это просто не потяну в таком виде, в каком есть сейчас. Две бессонные ночи за зубрежкой, и я сдохну во время наказания за сон на лекции.

   - Как вы себе это представляете? - умерил пыл магистр Гурье.

   - Лорд-директор сказал, что план индивидуальный, но не может же он у всех отличаться? И часы не расписаны четко по дням. Раскидать по группам будет не так сложно. К примеру, после обеда два часа этикета, потом два часа магии и два часа танцев. Или даже по дням. - Я задумалась. Шесть часов танцев подряд, конечно, слишком. - Возможно, лишнее время можно будет использовать для подготовки по основным предметам. И посещаемость на теорию можно сделать не обязательной, главное чтобы все задания выполнялись в срок. Если я правильно поняла, это все идет как дополнительные занятия?

   - Слишком много времени потребуется, чтобы все сопоставить.

   - Лорд-директор справился за ночь. - Ехидно передразнила преподавателя я, не удержавшись.

   Адепты переглядывались, заглядывали в расписание и видимо прикидывали, как у них это получится. Маг расправил лист с новой учебной программой, что-то взвесил в уме, а потом выдал:

   - Сидеть тихо, как мыши, зубрить параграф про модификацию заклинаний и ее последствия.

   Мы сидели. Мы зубрили. Правда, краем глаз все равно косились на план. Я же старалась заглянуть в расписание соседок. Уж больно было интересно, одной мне так досталось или всем. Но мои попытки были пресечены, легким передвижением бумаги из поля доступного зрения. Верх наглости и хамства. Вот припомню я им это. Никто ничего не нарушал, никто никого не трогал. И почему-то особо догадливые избегали конкретно меня. И это злило еще сильнее.

   Идея прошла на ура. Преподаватели старательно собирали и сопоставляли расписания с учебными программами, и худо-бедно удалось на первое время что-то сообразить. Что задело лично меня, это что почти половине старших учеников повезло, и у них было несколько свободных часов в день. Преподавателям тоже свезло в этом плане. Младших учеников сильно никто не нагружал в силу их возраста. А младшими считались все, кому нет пятнадцати. Причем понять, по какому принципу Виан составлял новый план, не представлялось возможным, словно он пальцем в небо тыкал.

   Единственным утешением был вновь обретенный ключ от алхимической лаборатории. Он прямо-таки грел душу и сердце, а еще приятно оттягивал карман брюк. Ох, и повеселюсь я там сегодня вволю. Давно хотела испробовать несколько недавно вычитанных рецептов. А еще там есть личная подопытная крыска. Но главное преимущество все же зелья. К тому же, пока крысу не отпустит, травить повторно ее нельзя. Но можно ведь подготовиться и изменить переменные, как и было обещано королю. И подумаешь, что переменные это ключевые части уравнения. И в лаборатории можно спокойно от всех спрятаться. И пока надзиратель сидит в клетке, кроме соседок никто и не узнает, что в комнате не хватает одного обитателя. А если проявить хитрость и смекалку, даже им подобное будет невдомек. И, в конце концов, именно этим качествам и учат будущих злых ведьм. Хитрить, скрывать, плести интриги и строить козни. Главное возвращаться в общежитие перед побудкой. И у меня было достаточно времени, чтобы продумать план действий.

   А лаборатории все было так же как вчера. Злющая Грымза в клетке, ведро с опасной водицей неподалеку, которую надо было вылить еще ночью, грязь и хаос.

   - Жри, - я толкнула к ней миску с похлебкой.

   - Думаешь, тебе это сойдет с рук? - сплюнула Грымза мне под ноги.

   - Пока в клетке ты, а не я. - Повела я плечами. - И раз уж так сложились обстоятельства, я тебе кое-что поясню. - Сев на стул за столом, где ночью сидел Морион, безразлично раскрыла дневник. - Сейчас твоя жизнь в моих руках, и мне ничего не стоит это исправить.

   - Тебе нет резона меня убивать, тварь. - Ядовито фыркнула женщина.

   - Не заблуждайся. - Я расхохоталась. - После всего, что ты вчера выболтала, я с трудом удерживаюсь от желания сделать это как можно скорее. - Глазки мерзкой тетки забегали. Я же автоматически пометила в дневнике, что память все-таки пострадала. - И на твоем месте, я бы очень сильно радовалась заключению. А то у моей мачехи ручки, как выяснилось, длинные. И ты-то лучше всех знаешь, какая судьба ждет неугодных.

   Грымза кинулась вперед, что клетка содрогнулась.

   - Тварь, я до тебя доберусь!

   - Это я уже слышала. И единственный твой шанс до меня добраться, послушно выполнять и говорить все, что мне будет интересно.

   До тетки кое-что стало доходить. А точнее то, что мы здесь одни, я хоть и тихая, но все же злая, а причин, останавливающих меня от убийства, она не знает. Собственно, я и сама не могла найти этому ни одного вразумительного объяснения.

   - Советую все же поесть. Откат эттойского яда штука крайне неприятная.

   Настороженный взгляд на похлебку, потом на меня. Да вот только голод явно пересилил. Замечательно. И стоило похлебке исчезнуть, как миска выпала из ослабевших рук и покатилась по полу.

   Еще несколько минут и лабораторию огласил звучный утробный храп. На моем лице появилась победная улыбка. Это яд в еду я добавлять бы не стала, а вот сонные зелья сколько угодно. К тому же, уверенность в том, что из этой миски отведает только надзиратель, была стопроцентной. Что ж, снова пора действовать. Например, закрепить клетку цепями для пущей уверенности, что некоторые ее не сдвинут. Да и саму Грымзу приковать не мешало бы. И ведро это убрать, наконец. Порядок навести, отмыть двухгодичный слой пыли, поставить готовиться несколько зелий, собрать столь ценные ингредиенты как плесень и паутина. Зачем меня и застал светленький прихвостень Мориона.

   - Не теряешь времени даром, герцогиня?

   Стоило дыму от его появления развеяться, как Райдолин очень быстро оценил обстановку. Причем верно оценил. И как-то странно косился на клетку. А я припомнила совет магистра Гурье, что не стоит мне играть с хирилловой тройкой в игры без правил и приличий. И поскольку престарелый магистр просто так советов не дает, прислушаться стоило. Да только вот чутье подсказывало, что нас уже втянули по самые ушки в их подковерные игры, хоть и не знаю пока, как и зачем. А главное почему. А выхода у меня три: поражение, победа и скоропостижная кончина, возможно очень мучительная.

   - От подопытных крыс, пожалованных Его Величеством, не отказываются, милый Рай. - Согнувшись над ведром, с натугой проговорила я, отжимая тряпку почти досуха.

   В этот момент сработал наспех сляпанный механизм из весов, песка и колокольчика. Тряпка полетела в сторону, а я пробежала через все помещение к одному из котлов.

   - И чем ты опоила Розлин сегодня? - маг только скрестил руки на груди, ядовито хмыкая, но с места даже не сошел.

   Я решила мага проигнорировать, ибо важнее было отмерить точную дозировку ингредиентов. Из котла вылетело облако малинового дыма, а значит это зелье почти готово.

   - И что варим? Очередную панацею? - голос мага, явно не обдающего должным терпением, прямо сочился ядом. Какая ирония.

   И вот что тут ответить? Начать бить себя кулаком в грудь, что и мыслей таких не было. Так это наглая ложь. Потому что любая моя "панацея" действует в разы эффективнее снадобий. И в одном из котлов имела место быть заготовка для оной. Или все-таки попробовать доказать, что я действительно собираюсь варить снадобья? Вообще бессмысленно, ибо он упрям как баран и меня не услышит.

   - Как грубо. - Деланно возмутилась, возвращаясь к отмыванию шкафа от пыли и грязи. - К вашему сведению, милый Рай, моя алхимическая специализация простирается гораздо дальше приготовления ядов.

   Громогласное заявление, но все же ступившие на путь познания искусства алхимии и зельеварения должны освоить как минимум две отрасли. А я собиралась зарабатывать себе этим на жизнь в случае неблагоприятного исхода, если все же вдруг придется уйти в подполье.

   - Алхимическая специализация, - совсем ехидно протянул мужчина. - И, конечно же, простирается она до приворотных зелий.

   - Не без этого. - Брезгливо поморщилась я. Нет у меня любви к приворотным зельям. У меня к ним скорее лютая ненависть. Как можно кого-то к себе привязывать против его воли? Это же, как минимум не уважение, причем даже скорее к себе, чем к партнеру, как максимум подлость и эгоизм. Но сказать решила совершенно иное. - С экономической точки зрения, данная область довольно востребована. Но наживаться на наивности глупых девиц, жаждущих внимания, низко. И скучно. Да и не особо выгодно, как может показаться на первый взгляд. Есть области более интересные. Вам не кажется?

   - Это какие? - лукавая улыбка на лице мага лишь подтверждала мои догадки. Он явно не изменил своего мнения о моей скромной персоне, высказанного еще на балу, а разубеждать кого-то в личных убеждениях, да кто я такая?

   - Витамины, косметология, кулинария, - вот что первое на ум пришло, то и брякнула. - На мой взгляд, у этих направлений коэффициент полезного применения гораздо выше.

   Обернувшись, заметила, как Райдолин Пренитий с неудовольствием переваривает полученную информацию, да еще и произнесенную с истинной верой в сказанное. Лицо его так перекосилось, что мне с трудом удалось подавить ухмылочку.

   - Ты в это веришь?

   - А ты разве нет? Да и, в конце концов, ну кто из начинающих магов не выдавал мазь от прыщей, за средство с афродизиаками? - вот теперь я действительно усмехнулась.

   Главное правило хорошей лжи, верить в то, что говоришь. А если при этом еще и большей частью являются неоспоримые факты, так вообще замечательно. И, кажется, именно это завело беседу в тупик.

   Звякнул еще один механизм с колокольчиком, и теперь пришлось бежать к другому котлу.

   - Ты не ответила на мой вопрос. - Напомнил маг, не отрывая заинтересованного взгляда от моих манипуляций с мензурками.

   Он явно специально лез мне под руку в самый ответственный момент.

   - А какой был вопрос?

   - Что ты дала Розлин?

   - Ничего. - Отмахнулась я. - Пришла, она спит. Дай, думаю, приму меры безопасности, пока есть возможность. Вот и все.

   Сомневаюсь, что мне поверили, но, увы и ах, пусть выкусит. Доказать Райдолин ничего не мог, а злая ведьма уже уничтожила все улики.

   - Ты не перед кем извиниться не хочешь? - маг решил сменить тему.

   У меня чуть мензурка из рук не выпала от удивления. Нет, я прекрасно догадалась о ком речь. И да. Я осознавала всю тяжесть вины от нарушенного обещания и прекрасно понимала, что кое-где была не права. Но и кое-кто тоже не прав. И вот ему извинятся первым.

   - Объясните мне, милый Рай, - не отвлекаясь от работы, снизошла я до ответа на вопрос, когда все же смогла подавить злость и все те ругательства, что так и желали соскользнуть с языка. - С какой стати стерва будет извиняться в принципе и в частности перед теми, кому на нее откровенно плевать?

   - Ты так думаешь?! - взбесился маг. - Да он же...

   - Мне не нужны пустые оправдания, пресветлый. - Холодно отрезала я. - Тем более от вас.

   - Злобный Хирилл! Рубина, что ты несешь?! Везувиан там с ума сходит.

   - А вот в этом он сам виноват! - голос сорвался на крик. И раз магу можно на меня кричать, то почему мне нельзя?

   - Не без твоей помощи!

   - Не учи меня выживать, Райдолин! - окончательно сорвалась я. - Это не тебя лишили отца, детства, герцогства и всего остального. Это не ты вчера чуть не подох, чтобы лишиться последнего друга и права на месть, да еще и был унижен. Не у тебя каждый раз отнимают даже малейший повод улыбаться. Не тебя каждый день избивают! А теперь извини, пока лаборатория в моем распоряжении, надо сварить достаточно снадобий, чтобы не отбросить от такой вселенской справедливости копыта раньше времени. И факт остается фактом, Везувиану на меня плевать. В противном случае здесь стоял бы герцог Брагденвиль, а не ты.

   - Рубина, - маг едва сдерживался. - Просто признай, что сама виновата. Ты ведь знала, что одна сестра уже отравилась, и все равно заставила пережить это снова.

   - Я не Хиберия! - взвизгнула я, подскакивая. - Я всего лишь хотела выжить!

   - Ты могла попросить о помощи! Не меня, так Везувиана!

   - Во-первых, ты мне вообще никто! - перешла я в наступление, тыча пальцем в широкую грудь. - Во-вторых, попросила, и ты помог. - Маг под моим напором стал отступать. - В-третьих, ты прекрасно видел, что он глух к моим просьбам и мольбам! А ведь я умоляла не трогать Лайнуса. Просила позволить самой разобраться. И каков результат?! Мало того, что я во всем крайняя, так он на меня еще и руку поднял! И этого я не прощу ни за что в жизни.

   - Прекрати себя так вести! - мужчина окончательно рассвирепел. - Тебя давно уже отпустило!

   - Уверены? - усмехнулась я.

   - Абсолютно.

   - А в голову не приходило, что я могла, ну даже не знаю, как сказать... Еще чем-то травануться?

   - Лжешь! - выпалил он, и тут же метнулся ко мне, буквально повалив на стол и схватив за подбородок с такой силой, что вырваться возможным не представлялось.

   Хлопок, дым, и кому-то тут явно придется оправдываться повторно. Не мне. Меня ведь никто слушать не станет.

   - Райдолин! - резкий окрик Мориона. - Если ты не желаешь жениться на герцогине немедленно, советую отойти.

   Какой дельный совет. Да только последовали ему не сразу. Когда маг отошел, я спокойно села, благодарно кивнув Мориону. А вот на Везувиана посмотреть не смогла. И не только из-за проснувшейся совести. Обида оказалась в разы сильнее.

   - Герцогиня уже протрезвела? - Морион повернулся к светлому.

   - Боюсь, что нет. - Печально выдохнул Райдолин.

   Именно это заставило Везувиана перестать стоять столбом, оттолкнуть Райдолина и нависнуть надо мной.

   - Руки! - предупреждающе зашипела я. - Или клянусь, отравлюсь такой дрянью, что не откачаешь.

   Подействовало. По брагденвильским скулам заходили желваки, глазки заметались из стороны в сторону, но Виан меня не тронул. Просто буравил взглядом. И снова звон колокольчика позволил мне смыться от расправы. Да, варить три зелья одновременно для некоторых далеко не предел. Особенно когда рецептуру знаешь наизусть. А вот это вообще уже готово. И пока обезболивающий эликсир разливался по сосудам, три взбешенных мужчины прожигали мою спину взглядами. И это очень раздражало. Увы, запретить я им не могла.

   Совсем некстати резко накрыл последний побочный эффект от яда. Левую руку свело болезненной судорогой, из пальцев выскользнул пузырек, расплескав обжигающее содержимое по моей же одежде, и разбился, а с губ сорвался стон. Ко всему прочему я чуть не нырнула в котел. Нет, в мои планы не входило привлекать еще больше внимания, оно как-то само получилось.

   - Руби! - моментально подлетел Виан.

   - Который час? - шипя, ведьма шарахнулась от него в сторону.

   - Что?

   - Время! - зажимая ту самую ранку, что сейчас просто пылала на левом запястье, я требовала ответа.

   Мужчины непонимающе переглядывались.

   - Почти десять.

   Кто из них дал ответ, я так и не поняла, сосредоточившись на одном крайне неприятном факте. Привыкание к яду значительно сокращало время его действия. А значит, скоро придется вообще отказаться от его использования. По моим расчетам, накрыть меня должно было только завтра утром, но никак не сейчас. И боль была такой сильной, что просто путала мысли. А раньше такого не было. Кости ломило и выкручивало, кровь будто бы кипела. И поделать с этим вообще ничего нельзя. Пока обезболивающая дрянь, только что приготовленная специально на этот случай, не остынет, ее пить нельзя. От отчаянья и боли выступили слезы.

   Кто-то учтиво помог опуститься на подставленный стул. Не Виан. Потому что лорд-директор внял угрозам и не прикасался к злым ведьмам. Только маячил перед лицом, опустившись на корточки.

   - На откат не похоже. - Задумчивая интонация в голосе Райдолина.

   - Ру, что происходит? - отразилось беспокойство на лице Везувиана, пока он безуспешно пытался заглянуть мне в глаза.

   - Все нормально, - сквозь зубы отозвалась я, опуская веки и чуть покачиваясь на стуле.

   Знаю, что это не поможет, но, по крайней мере, на этом можно сосредоточиться. Да только опустившиеся на мои колени чьи-то ладони сбили весь настрой. Глаза вмиг распахнулись, чтобы узнать, кто такой наглый. А увидели того, кто забыл о моей клятве. Везувиан Брагденвиль, гроза и ректор вся Академии-интерната Благородства, Доблести и Магии упал на колени и сгреб ведьму в свои объятия, прижимая к груди, насколько это было вообще возможно.

   - Руби, маленькая моя. - Голос просто затопило отчаяние. - Мне нет прощения, но прошу, скажи, что мне сделать?

   Чтоб его. Совесть проснулась окончательно и теперь грызла с удвоенной силой. Потому что Везувиан вообще ни в чем не виноват, хоть я и пыталась уверить себя в обратном. Потому что это было следствием нарушенного обещания. Слезы сами хлынули из глаз, было так стыдно. Пришлось признать, что ничего он сделать не сможет. В лазарете у нас нужных противоядий не водится. Сильных обезболивающих тоже. Их обычно сами студенты готовят. А кто не готовит, тот покупает у тех, кто готовит. Деловой подход и все крутятся, как могут. Поэтому мы молча взирали на мою левую руку, где магия стягивала края раны, не оставляя даже малейшего напоминания о произошедшем.

   - Прости, Виан, я не хотела...

   - Я знаю, малыш. Ты бы никогда так со мной не поступила. Все хорошо, - успокаивающе поглаживал мужчина по спине, касался губами виска, и вообще делал все, чтобы на душе стало еще паршивее, чем было. - Я больше никогда не сделаю тебе больно.

   - Все? - раздался раздраженный голос короля. - Семейное воссоединение прошло успешно? Всем все простили?

   Брат внимательно смотрел на меня, сам интересуясь данной темой. Но все было вполне очевидно. Человека ближе Везувиана у меня не было, и я всегда знала, что он будет делать все ради моей защиты. Так что легкий кивок был вполне достойным ответом.


   Везувиан, не обращая внимания на протесты, перенес меня в свой дом и уложил на кровать. По мнению брата, мне требовался отдых, но позволить мне идти до общежития, когда на дворе комендантский час, да еще и в таком состоянии, он не мог, как и перенести в само общежитие и не привлечь внимания адептов. Спорить не стала. Отдых действительно требовался, и я с радостью погрузилась в сон, как только мужчина покинул собственную спальню. Вот только голоса в гостиной директорского дома мешали. По давней привычке держать ушки на макушке на случай всякого непредвиденного, даже сквозь полудрему я прислушивалась к голосам. Когда беседа хирилловой троицы показалась особенно интересной, веки распахнулись сами.

   - Ты говорил, что все под контролем, пока я вижу обратное. - Недовольство Мориона сложно было не распознать.

   - Единичный случай, я действительно сам перегнул палку, - отозвался брат.

   Повисло молчание совсем ненадолго.

   - А что насчет твоей матери? Рубина ее в покое не оставит. - Этот насущный вопрос, над которым я и сама еще толком не думала, задал пресветлый.

   Ответ лорд-директора был слишком тихим, что ничего вообще разобрать не удалось. А жаль. Интересно, он и дальше будет считать свою маменьку святой, или все же прозреет, наконец.

   - Уж прости, Везувиан, - подхватил король, - но к вдовствующей леди Дарквейн, я тоже особо теплых чувств не питаю. И откровенно говоря, сам бы прибил, да только вот очередь из желающих даже королю места не уступает.

   - Что ты хочешь от меня, Морион? - Виан сорвался на крик, видимо не опасаясь, что я все услышу. - Руби - моя сестра. Я сделаю необходимое, чтобы уберечь ее от всего этого. В том числе и от этой бессмысленной вражды. Хватит уже смертей!

   - В любом случае, - протянул Райдолин, - лучше Рубине быть на нашей стороне. И вот еще вопрос, что насчет турнира?

   Хирилл! Турнир! И как я сразу не догадалась, что они здесь из-за него. И ведь он как раз через две недели. В прочем, меня это никогда не интересовало. До этого момента.

   - У вас две недели оценить противников. Попробуем не допустить особо опасных.

   А вот это уже интересно. Неужели, Виан им с этим помогает? Может еще и сам участвовать будет? А еще мыслительный процесс отчаянно требовал как можно скорее узнать, что же в конкретно этом турнире такого особенного заинтересовало короля и его светленького дружка, и им пришлось скатиться до такого подлого метода, как вступить в сговор с одним из судий и начать изводить соперников еще до начала.

   - Я не об этом. Я о, кхм, твоей сестре.

   - Причем тут она?

   - Она не собирается участвовать? - слово взял правитель.

   - Руби? Кроме драконоводства, летной школы и алхимии ей вообще ничего не надо.

   - Забыл про откручивание головы Обсидианы. - Внес ехидную ремарку пресветлый.

   - Здесь речь идет о ее герцогстве, это уже совершенно другое дело, - кажется, Виан устал. - В любом случае, Руби угрозы не представляет. Маг она слабый.

   А вот как? Маг я значит слабый? Ладно-ладно. Мы еще это припомним. Еще как припомним. Несмотря на то, что в большинстве своем утверждение не далеко от истины.

   - Даиру нужно вернуть былую мощь. - Непреклонно заявил правитель. - А для этого нужно пробудить силы.

   - Я делаю все возможное. - Видимо не в первый раз повторил брат, судя по усталому тону.

   - Оберегая леди стервозность? - Райдолин хмыкнул.

   - Можно привлечь к этому Руби и без лишних жертв.

   - Если ей можно будет доверять. - Пресветлый не унимался. - Пока что ее выходки доверия не вызывают. Это командная игра, а герцогиня у нас явная одиночка.

   - К чему ты клонишь?

   - Настораживают меня столь глубокие познания в алхимии. Яд опять-таки...

   - А какой у нее еще был выбор? Алхимия не магия, а совокупность знаний. Повторяю, кроме драконов у нее на уме нет вообще ничего другого. Так что яды это следствие, на не цель. Любой воздушный наездник знает о них все.

   Ну, вот здесь Виан совершенно не прав. У меня много чего на уме, только вот не все я могу себе позволить. Хотя да. Драконы всегда будут в приоритете.

   - Ну-ну. - От этой издевки пресветлого захотелось проснуться и дать ему испить-таки желаемого яда.

   - Повторяю, как маг Рубина слаба.

   - Усиленная формула левитации это, по-твоему, слаба?! - светлый маг сорвался.

   - Да оставишь ты ее в покое?! Руби всю жизнь грезила только полетами и ничем другим. Еще при Роули книжки из библиотеки таскала.

   - Да что ты? А вот это ты видел?

   И судя по шелесту бумаги, Виану был протянут один из моих журналов, так непредусмотрительно оставленный на столе рядом с последним котлом, и брат сразу же углубился в чтение. Желание проснуться усилилось многократно. Даже страшно представить, что он может там найти и к чему так прицепился Райдолин. Там же ведь не только рецепты, там и возможные области применения и исследования, и даже пометки на полях по источникам и довольно занимательным фактам. Не удивительно, что Пренитий считает меня опасной. И от этой мысли, как-то сразу спать захотелось. И желательно, чтобы сон был вечный.

   - Рай, - устало выдохнул брат, - по-хорошему прошу, оставь Руби в покое. Мы в ее возрасте тоже зельями приторговывали, так и чему ты удивляешься? Как темную, я ее за это только похвалить могу.

   - Действительно, Рай, - Морион поддержал Виана. - Может все так, как Виан и говорит. Давай посмотрим, что будет дальше. А выходные не за горами, выйдем в столицу и сами проверим.

   Светлый маг что-то фыркнул, но видимо аргументы у него закончились. Я же мотала на ус услышанное. Надо быть осторожнее с ними. Да вообще совсем.

   Через какое-то время светлый и король покинули дом директора. Я продолжала прислушиваться, с ужасом ожидая, что же будет дальше. Но ничего не случилось. Только в гостиной послышалась какая-то возня. Осторожно сползла с мягкой кровати и выглянула в гостиную.

   - Виан, - тихо позвала я, щурясь от яркого освещения после темноты спальни.

   - Руби? Мы тебя разбудили?

   - Я услышала хлопок...

   Договорить я не смогла, потому что увидела явно пьяного, в рубахе нараспашку, лохматого брата и впала в состояние шока. Шок прошел, сменившись яростью. Я с твердым намерением отчитать Виана подошла к дивану, на котором он сидел и медленно напивался.

   - Пить будешь? - он спросил, прежде чем я открыла рот. - Хирилл, тебе же еще нельзя. - Разочарованно протянул брат и наполнил свой бокал темно-красной жидкостью.

   - Вино мне можно, - понимая, что меньше всего сейчас ему нужны мои нравоучения, я, как бы капризничая, топнула ножкой.

   - Этого тебе и половины бокала нельзя. Присаживайся, нечего надо мной стоять.

   Лорд-директор чуть сдвинулся, освобождая мне больше места на диване. Подавленный Везувиан сгорбился и тупо смотрел перед собой невидящим взглядом. Повиновавшись просьбе, я села и протянула здоровую руку, чтобы пригладить пшеничные пряди, выбившиеся из привычного короткого хвостика. Увы, левая рука все же отнялась и не слушалась.

   - Что с тобой, Ви?

   - Ты десять лет не звала меня так. - Бокал был опустошен в один глоток и наполнен заново. И вел себя мужчина довольно отстраненно.

   - Виан! Скажи мне, что с тобой происходит? Дело в учениках? - решила я воспользоваться возможностью узнать больше о происходящем и из первых уст.

   - Злобный Хирилл с ними. - Выдохнул он, но как-то совсем уж безразлично.

   - Тогда в чем? Ви, я не уйду отсюда, пока не скажешь.

   Брат отвернулся, колеблясь, и переплел свои пальцы с моими. Молчание длилось достаточно долго, пока лорд-директор собирался силами, а я терпеливо ждала.

   - В тебе, Руби. Я не хочу тебя потерять.

   Глаза округлились от удивления. Непонимание того, что именно имеет в виду брат, вырвалось наружу мягкой фразой:

   - Ви, ты меня не потеряешь.

   - Уже теряю, - горькая усмешка. - Причем давно. - Откинувшись на спинку, он щурился словно от боли. - Помнишь, как раньше ты почти каждый день прибегала ко мне, то плача, то жалуясь, то просто так в гости? Ты рассказывала мне все-все, а иногда засыпала у меня на руках. Потом ты перестала жаловаться, визиты стали все реже, пока не прекратились вовсе. - И такая грустная улыбка тронула уголки мужских губ.- Я понимал, что ты начинаешь привыкать к жизни в Академии, стараешься изо всех сил стать сильнее, но так тосковал по этому. Но не давил на тебя. А потом я отметил, что из веселой озорной девчонки, ты превратилась в совершенно непробиваемую. Ты перестала плакать, Руби. И улыбаться. Я считал каждую твою улыбку, при каждой встрече, и каждую слезинку. - Глаза брата увлажнились, но словесный поток продолжался. - Потом был военный поход Мориона. Только ради встречи с тобой, я хотел выжить. И лучшей наградой за возвращение было то, что моя маленькая Руби от радости повисла на моей шее.

   Что-то было особенное в этом откровении. Что-то затрагивающее душу. Я тоже вспомнила этот ужасный поход Мориона. Все два года я только и делала, что молила Светлую Каламею и Злобного Хирилла позволить вновь увидеть еще хоть раз Везувиана живым и невредимым. И злилась от своей беспомощности. Что ничем не могу помочь, что даже не знала, жив ли он. И да, я просто не удержалась, когда мои мольбы были услышаны, а Везувиан Брагденвиль вошел в мой дом слегка потрепанный, но живой. И как же я была рада, что мой герой и защитник вернулся.

   - Я просила тебя больше не оставлять меня. - Одинокая слеза скатилась по моей щеке.

   Везувиан тут же пересел в пол-оборота ко мне, поджав одну ногу под себя, и смахнул слезинку пальцем.

   - Ты била меня кулаками в грудь и плакала навзрыд. - Мягкая улыбка появилась на его лице.

   - И умоляла забрать из Академии.

   - А я только из-за тебя сюда и вернулся. Руби, - хоть он и был пьян, но теперь говорил серьезно. - Я не стал забирать тебя, потому что здесь тебе лучше. - Видя недоумение на моем лице, Виан пояснил: - ты совершенно ничего не знаешь о жизни на других островах архипелага, тем более в даирском королевстве. Хирилл меня подери, но ты не знаешь ничего даже о своей семье. - На мгновение показалось, что Виан злится, и его душевные терзания только усиливаются, но видимо лишь показалось. Мужчина просто раздавлен. И эта боль, эта грусть копились годами. - Если бы я тогда это сделал, потерял бы навсегда. Этот мир пожрал бы тебя. Мою маленькую девочку. А теперь посмотри на себя, Руби. Молодая, красивая, независимая девушка, которой вообще никто не указ. - Очень медленно и еле касаясь кончиками пальцев, Везувиан, глядя с восхищением, погладил шею и ключицы. Так словно вообще боялся прикоснуться. - Я не замечал всего этого, пока Морион не решил найти себе жену. И я испугался, что потеряю тебя навсегда. Тебя просто выдернут из моей жизни. Король, моя мать, или кто-нибудь другой. Да я от этой мысли чуть с ума не сошел, пока не понял, что уже сейчас тебя теряю. Снова.

   Я никак не могла поверить в услышанное. Но верила! Потому что никогда не видела Везувиана таким. Еще никогда он не был настолько искренним, никогда не делился чувствами, а уж тем более тем, как много я для него значу.

   - Но я здесь, Ви. Я никуда не денусь! - из всех сил я пыталась успокоить Виана, прижимаясь к его плечу головой. Чтобы действительно быть ближе. Чтобы он понял, я рядом.

   - Ты не здесь, Ру. Ты где-то очень далеко. Слишком далеко от меня. И слишком близко к другим.

   - Виан, это чушь... - у меня просто сердце разрывалось.

   Как он может так считать? Он же мой самый близкий, самый дорогой человек.

   - Думаешь? - отозвался он, взяв со стола бокал. Немного отпив, протянул его мне. - Маленький глоточек, малыш, один маленький глоточек.

   Я послушалась и выпила. Очень крепкая, но при этом приторно сладкая настойка обожгла горло и моментально ударила в голову. Теплая волна прошла по телу, в голове на миг помутнело, но потом стало так хорошо.

   - Ты, наверно, не заметила, но с моего возвращения в Академию, прошлая ситуация повторяется...

   - Но мы же видимся каждый день по несколько раз! - всплеснула я руками.

   - И только по тому, что я тебя вызываю. - Везувиан придвинулся ближе. - Прости меня за вчерашнее.

   Дыхание его обожгло щеку, а потом губы осторожно коснулись уголка моих губ. Я попыталась отвернуться, но Виан настойчиво держал за волосы одной рукой, другой притягивал к себе за талию, завладевая устами полностью. Сердце бешено колотилось от страха и чего-то еще, но я никак не могла оттолкнуть мужчину. Его душевная боль была сильнее моей, и он пьян так, что завтра и не вспомнит о своем поступке. И все же мой первый в жизни поцелуй был украден. Нежный, осторожный, чувственный и первый. Веки опустились сами. В голове была полная несуразица. И все мысли были только о том, как Везувиан бережно удерживает в своих крепких и теплых руках, как явно наслаждается этим и моей не умелой ответной реакцией. Как ласкает кожу пальцами, что по телу пробегает приятная дрожь. О том, что я просто растворяюсь в новых теплых ощущениях, не в силах остановиться. Что я даже не хочу, чтобы это закончилось. И о том, что все же есть в этом что-то неправильное. Мы родственники, пусть только на бумаге. Но теперь что-то изменилось. Перевернулось. Это было волшебно, но так неправильно. И мне до сих пор не верилось, что хоть кто-то мог увидеть во мне девушку. И что это оказался ни кто иной, как Везувиан Брагденвиль. Самый дорогой человек. И то, как он меня целовал, говорило лучше слов, насколько я ему дорога. Все его поведение просто кричало об этом. Я почти плакала, окончательно запутавшись в мыслях и чувствах, когда он отстранился. Кровь прилила к щекам, а я так и сидела, прикрывая губы пальцами.

   - Злобный Хирилл! - приглушенно выругался в сторону директор, а потом снова повернул меня к себе лицом. - Ру, малыш, это в первый раз, да? - голос его звучал очень встревожено.

   Что же мы только что натворили? Что теперь делать и как быть? И что если это просто минутная слабость, и просто призраки прошлого не дают Везувиану покоя, а завтра он действительно даже и не вспомнит о своем поступке? Злобный Хирилл, почему одна мысль об этом приносит такую боль?

   - Малыш, скажи хоть что-нибудь.

   - Лучше я пойду к себе. - Спокойно прервала его, не желая ничего слышать и вставая с места. Душу поглотил страх, что сейчас у меня попросят прощения и все забыть. И стоит быть к этому готовой, а еще лучше сделать все самой.

   - Не уходи. - Везувиан тоже встал и обнял меня со спины. - Останься, Руби.

   Я мешкала. И уйти хотелось, но остаться хотелось сильнее. Потому что это Виан. Единственный близкий человек. И даже представить не могу, как тяжело ему далось все это. И разговор, и поступок, и вот это отчаянная попытка удержать меня. Чтобы темный маг хоть кому-то открыл душу и свои чувства, он обязан доверять этому человеку безоговорочно.

   Неужели все это правда, и я так много значу для Виана? Все еще хранящие ощущения его уст губы просто горели, подтверждая эту идею. Он потерял одну сестру, которую по слухам очень любил, и теперь ужасно напуган, что потеряет меня. Напуган настолько, что просто не ведает, что творит. Все что мне остается, это делать вид, будто ничего не случилось и более быть более внимательной к лорду-директору. Но это ощущение на губах... Снова разрывали противоречия. Поцелуй был таким приятным, невероятно нежным, приносящим удовольствие. И в тоже время мне было обидно, первый настоящий поцелуй украден. А еще я чувствовала разочарование, что это никогда не повторится вновь, чему сама удивлялась.

   - Ты больше не придешь ко мне, - прошептал он с горечью, когда мое бездействие слишком затянулось, но из объятий так и не выпустил. - Я потерял тебя. Навсегда потерял.

   - Не говори ерунды, - не знаю, что на меня нашло в этот момент, но я развернулась к нему лицом и вновь погладила по щеке. - Приду, куда я денусь.

   - Сама не придешь, малыш.

   - Приду, Виан. И ты меня не потеряешь. Я же все понимаю, - каждое слово давалось с трудом, голос жутко дрожал. Впрочем, как и пальцы, как я сама в принципе.

   Мужчина перехватил мое запястье и поцеловал ладонь. А потом и вовсе подхватил на руки и отнес в спальню. Страх, что мужчина зайдет дальше поцелуев, сковал тело. Но нет. Везувиан просто накрыл меня одеялом, а сам сел с краю.

   - Ви...

   - Тише, малыш, - он приложил палец к моим губам. - Просто засыпай. Я ничего не сделаю.

   Возможно, это было самой большой ошибкой в моей жизни, но я позволила ему остаться. И даже не знаю, кто из нас в этом нуждался больше. Я так устала, что вокруг нет никого, кто бы оказывал помощь и поддержку. Кто бы позаботился обо мне. Даже просто пожалел, когда становится совсем невыносимо. А ведь никто кроме Виана этого не делал.

   Мой и без того неспокойный и недолгий сон был нарушен шумом воды. Увы, вместе с пробуждением вся надежда на то, что у некоторых просто разыгралось буйное воображение, истаяла без следа. Я все еще находилась в спальне Виана, в его кровати и, хвала Каламее, в своей одежде. Сам хозяин помещение видимо находился в ванной. Мысль о том, хорошо это или плохо не успела сформироваться, а я уже довольно шустро покидала директорский дом.

   Окончание ночи врезалось в память, и все мысли были о Везувиане. И как-то совсем не к месту голову посетила мысль, что кое-кто просто заговаривал мне зубы, настойка опять же эта... И все же не верилось, что благородный хоть и темный лорд-директор мог подло меня опоить. Да и хотел бы, одним глотком точно ограничиваться не стал. В реальность чувств Везувиана все равно не удавалось поверить до конца. Или просто не хотелось. Хотя какая-то часть меня твердила, что я идиотка, отрицающая очевидное. И вообще есть более достойные темы для размышлений. Та же истинная причина визита Его даирского Величества. И сессия не за горами, всего-то через три месяца, а практика заклинаний левитации вообще с сегодняшнего дня. А еще лучше подумать о пленнике в лаборатории. Грымза может сослужить хорошую службу. Например, рассказать обо всех делишках мачехи. Хотя если они заключили контракт, ее это убьет быстрее, чем мои эксперименты. Соответственно, не мешало бы подготовиться к подобному исходу. Можно даже попытаться перетянуть ее на свою сторону. И возможно, Грымза сможет просветить на тему, каких это дел я тут должна была натворить, что означает пробудить силу Даира, и зачем я нужна Мориону на их стороне. И вообще, что это за сторона такая, раз правитель свою же верноподданную опасается. И видимо клятвы в моей верности для этой стороны будет маловато.

   Увы, бурный поток размышлений был прерван торопливыми шагами по кафелю душевой, эхом проносящимися по пустому помещению. На слух можно было определить, что идущих трое. Двое остались у двери, а третий, зашел в зал с кабинками, и захлопнул дверь.

   - Темная перед построением? - ехидно осведомилась я из кабинки у любительницы искупаться в столь ранний час, ведь на часах только начало седьмого. - Это что-то новенькое.

   - Ах, вот оно в чем дело! - послышалось не менее ехидное в ответ. - Кто-то устроил темную любимой сестрице, и лорд-директор сорвался с цепи.

   Я пришла в бешенство моментально. Уже лет пять никто не смел обвинять меня в таком удобном родстве. И даже если в этот раз это правда.

   - Не актуально, Рит. - Все же смогла я взять себя в руки, неторопливо обматываясь полотенцем и выходя из душевой. - Остальных за дверью на стреме оставила? Предусмотрительно. Одеться позволишь? Или сразу схлестнемся?

   - Не язви. - Рыкнула Рита. - Что с рукой?

   - А сама не догадываешься?

   Вторую красавицу факультета темных откровенно потряхивало от гнева, но девушка героически сдержалась, чтобы не высказать то, что вертелось на языке. Нефрита лишь нервно запустила пальцы в свои темно-зеленые кудри, зачесывая их назад, и глубоко вздохнула, набираясь терпения.

   - Ру, что происходит? - поймав необходимый момент, когда я не смогла бы выбежать из душевых полуголой, Нефрита подперла дверь спиной.

   - Что ты хочешь услышать? - фыркнула я, поворачиваясь к ней. - Что я знаю, почему у нас новые правила?! Так я не знаю! Более того, я к этому даже непричастна.

   - Или ты так думаешь? - сарказма в милом голосочке было хоть отбавляй.

   - К чему ты клонишь?

   - Да брось, еще на балу все заметили, что король и светлый к тебе не ровно дышат. Может, кому-то из них не понравилось, что тебе устроили темную, или то, что ты шатаешься с Лайнусом по разным уединенным уголкам. - Подружка бросила на меня скептический взгляд и скрестила руки на груди, выдвигая объяснения происходящему. - В конце концов, репутация будущей жены короля или его придворного мага должна быть безупречна. Ты единственная кто с Морионом танцевал дважды. Вот и подумали, что ты тоже на него позарилась, а лорд-директор тебя вызывал, чтобы ты могла получить преимущество перед остальными. А это знаешь ли нечестно.

   - Да к Злобному Хириллу Мориона и его прихвостней, - процедила я сквозь зубы. - И для справки поиски будущей королевы могут быть не единственной причиной их визита.

   Судя, по выражению лица соседки, у нее тоже были подобные сомнения, вот только до конца еще не сформировавшиеся. Нефрита, человек далеко неглупый и заинтересованный в спокойной жизни после выпуска. А чтобы этого добиться, лучше всегда держать руку на пульсе всех событий, просчитывать варианты и стараться держаться от этих событий подальше.

   - Даю подсказку. - Не то чтобы я сжалилась, но уж больно хотелось покончить с этим разговором. - Они тут на две недели. А что у нас еще через две недели?

   - Турнир волшебников! - Рита хлопнула себя по лбу. - Есть над чем поразмыслить. - Глазки соседки забегали, видимо мыслительный процесс пришел к каким-то очень интересным выводам. - А как ты узнала?

   - Считай, догадалась. - Хмыкнула я, отодвигая подругу от двери.

   Не признаваться же, что просто подслушала. Да и вопросов это породит еще больше, не говоря уже о том, сколько проблем создаст. И я же не сумасшедшая портить репутацию собственного короля с его-то темпераментом. По крайней мере, не настолько сумасшедшая.

   То, что разговаривали только я и Рита не удивляло. Мы всегда были главными зачинщиками. Как-никак Нефрита когда-то была принцессой завоеванного Даиром королевства, четырнадцатой в очереди на тот трон, а сейчас скрывалась в Академии инкогнито. А я герцогиня Дарквейна. И о власти мы знали достаточно, чтобы правильно ей распоряжаться. Сердолика правда дочь какого-то графа, но нас как лидеров она признала изначально, прячась за нашими спинами. Иолита же была незаконнорожденной дочерью опального советника на Версте. И мы предполагали, что нас всех просто спрятали в Академии БДиМ подальше от посторонних глаз.

   Соседки тут же последовали за мной до спальни, явно желая вытянуть из меня как можно больше о происходящем. Если бы я еще знала ответы, было бы просто замечательно.

   - Признаю, были неправы. - Вновь начала Нефрита, запирая дверь комнаты на ключ.

   - И с чего такие выводы?

   - Ну, скажем так, не к тебе одной эта делегация не ровно дышит.

   - Слава Светлой Каламее! И даже знать не хочу, кто эти несчастные, но большое им спасибо.

   - Мы эти несчастные. - Выдала Сердолика.

   Вот теперь пришла моя очередь одарить подруг скептическим взглядом. Хотя, признаться честно, в душе я ликовала и злорадствовала по полной программе. Будут знать, как мне бойкоты на пустом месте устраивать. И пусть сами со всем этим разбираются. И с Морионом, и с его темпераментом, и со всем из этого вытекающим. С другой стороны, они мне все-таки подруги, и долго на них злиться у меня не получалось, да и жаль их как-то. К тому же мы столько лет в одной комнате живем, столько всего пережили.

   - Ну и зачем вы мне все это рассказали?

   - А тебе не кажется странным, что они только нас и заприметили? - Рита была вполне серьезной, и больше не шутила.

   - Мне много что кажется странным, но не это. - Я устало выдохнула, опускаясь на свою кровать, и была вынуждена признать, что мне не хватало общества подруг в эти дни. - Они с лордом-директором друзья, так что наверняка получили все характеристики и отобрали более удобных и сговорчивых.

   - Логично. И что будем делать?

   - Мы? - вновь задохнулась я от возмущения. - Нет, Рит, - нервный смешок сам слетел с губ, - вы можете делать, что хотите, а у меня проблем выше крыши.

   - Брось, Руби, неужели ни капельки не интересно? - надавила на самое больное Сердолика. На мое природное любопытство.

   Пришлось признать, что подруги правы. Вместе мы всегда были сильнее. И стояли друг за друга горой, потому и стали лучшими на курсе, постоянно друг друга выручая. И, в конце концов, одна голова хорошо, а две лучше. А нас вообще четверо, и возможно мы сможем разобраться во всем сообща. И судя по тому, как подружки переглядывались и перемигивались, они уже что-то придумали и чего-то ждали.

   - Ну и какая гениальная идея посетила ваши головы?

   - Надо бы узнать побольше о наших гостях. - Рита снова взяла слово, с головой выдавая, кто инициатор данного собрания.

   - И причем тут я?

   - Ты же даирчанка. Может, что-нибудь расскажешь?

   - Рита, не хочу тебя расстраивать, но если разобраться, последние десять лет ты такая же верноподданная даирской короны, как и я. Так и что ты можешь сказать о делегации? - я с трудом сдерживала раздражение.

   - Но я-то никогда нейтральных земель не покидала.

   Хлопнув себя по лбу, я от души выругалась про себя и подняла на подругу вымученный взгляд. Рита потупила глазки, понимая, что вообще сказала и как нелепо звучит ее оправдание. Мы ведь обе провели большую часть в жизни в этих стенах и все к чему стремились, сбежать отсюда поскорее, залечь на дно и никогда не высовываться. И причин у нас для этого хоть отбавляй.

   - А что на счет твоего жениха? - Лика решила подхватить нить беседы.

   - Он мне не жених.

   - Ну, теперь-то да. - Ехидно хмыкнула Иола. - И все же, о нем-то ты можешь рассказать?

   - Хирилл! - я подскочила с кровати и заметалась по комнате. - Я понятия не имею, ни что он за птица, ни откуда взялся, ни с какой радости меня за него сосватали, и откровенно говоря, очень даже рада, что ничего из этого не вышло. Все что мне о нем известно, он ставленник моей мачехи, а от нее добра не жди. Так понятно?

   Подруги снова переглянулись. Мне же хотелось волком выть. Если бы я только могла рассказать им о своих реальных проблемах и том, что действительно волновало в этот самый момент. И уж точно граф Уестил не возглавлял список тех, кто занимал все мои мысли. Сейчас этот пьедестал был целиком и полностью отдан Везувиану Брагденвилю. Хотя подруги все равно были правы, нам не хватало информации, а с чего-то надо начинать. Все это далеко неспроста, и что-то упорно подсказывало, что поиски жены и турнир лишь верхушка айсберга. Все несколько глубже, чем может показаться на первый взгляд. И, в конце концов, я ведь и сама хотела во всем разобраться.

   - Ладно, - выдохнула я, чуть успокоившись. - Хирилл с вами. Давайте попробуем понять, что им надо.

   Оставшееся время до побудки, мы составляли план действий и распределяли обязанности. Как выяснилось, соседки почему-то они считали, что мне будет проще подобраться хоть к кому-нибудь из свиты Мориона, включая Везувиана, и сильно удивились моему категорическому отказу приближаться к гостям ближе, чем на пушечный выстрел. И в любом случае, до выходных у нас по большей части были связаны руки, а я при всем своем желании не могла рассказать того, что уже удалось подслушать. По крайней мере, не сразу. Так что мы сошлись на том, что пока просто будем наблюдать и делать выводы.


   Для разнообразия двенадцатый курс магически одаренных, то есть наш, единогласным решением сменил утреннее построение в зале на уличное, с последующей тренировкой. Не знаю, что было на уме остальных, но лично я собиралась хорошенько размяться перед летной практикой, искренне убеждая себя, что причина только в этом и не имеет никакого отношения к тому, что я вряд ли смогу посмотреть Виану в глаза. И если не считать этой маленькой слабости, день обещал быть вполне приятным.

   - Лорд-директор не простит, если пропустишь введение в искусство высших проклятий. - За завтраком Нефрита хмуро косилась на то, как я распределяю часы в расписании и откровенно вычеркиваю все ненужное.

   - Лорд-директор сам ввел свободное посещение.

   - Он ввел изменения, о свободном посещении речи не шло. - Рита насупилась. - Завалишь теорию, вылетишь из Академии.

   - Торжественно клянусь со следующей недели взяться за ум и сдать все хвосты до сессии. - Не отрываясь от бумаги, буркнула я.

   - При таком графике это будет проблематично. - Подруга не унималась.

   - При таком графике до сессии копыта не отбросить бы. - Лика, как и я, пыталась вычеркнуть все, что было скучным, нудным и неинтересным. - Вот же! Ру, возьмешь на себя Провокации и Конфликтологию у Размуза?

   - Меняю на факультатив по нумерологии у Кармин.

   - Принято.

   - Да вы с такими темпами завалитесь. - Рита хлопнула себя по лбу с явным неодобрением к нашему подходу.

   - Кто бы говорил, - фыркнула Иола, заглядывая в ее расписание. - Ты ведь тоже только практику выбрала.

   - Не только!

   - Руны не считаются, Рит. - Скривилась Лика, поднимая голову. - Кто возьмет социологию и право?

   - Я могу. - Подала я голос.

   - Лучше я, - подхватила Иолита. - Тебя с них выгоняют.

   - Потому и выгоняют, что ничего сделать не могут. - Гордо вздернула я подбородок, но все же вписала в свое расписание дисциплину.

   Да и как такое можно пропустить! Это же самая важная часть обучения. Зная все законы и нюансы столько можно наворотить, а тебе никто и слова не скажет. Прямо прелесть, а не предмет.

   - Скорей бы сессия, и от половины этой чуши можно будет избавиться. - Сердолика запустила пальцы в рыжие волосы, созерцая список дисциплин с ненавистью.

   - И на смену ей придет другая чушь. - Внесла ложку дегтя в наши мечтания о медовом будущем с приоритетом на профильных предметах Иолита.

   Мы с Ритой многозначительно переглянулись. О том, что мы подали заявки на перевод в институты при гильдии алхимиков и обществе артефакторов, подругам знать еще рано. И если повезет, после этой сессии нас тут уже не будет. Потому Рита решила перевести тему.

   - Что будем делать с Гурье? Без общей теории нас до практики не допустят.

   - Работать на опережение. - Выдохнула я с улыбкой на лице, откровенно любуясь сегодняшним расписанием, ведь в первой половине дня меня ждало целых шесть часов алхимии, а потом практика левитации и совсем чуть-чуть теории. И в этом свете нововведения уже не казались такими уж плохими. Особым бонусом для меня опять-таки была возможность избегать Везувиана. - Не думаю, что пока эта буря в стакане не уляжется, у него будет время свирепствовать.

   - Логично. - Нефрита тоже уставилась в свое расписание. - Если разделимся, у нас появится преимущество. Если кто-то пойдет к нему сейчас, сможет узнать следующую тему.

   - А заодно передать мой реферат по сегодняшней. - Я извлекла из сумки подшитую стопку бумаги и торжественно вручила Рите.

   - Вот и когда ты все успеваешь? - ехидно улыбнулась подруга.

   - Меня больше удивляет, откуда у людей появляется время на сплетни. Кстати... надо бы в библиотеку забежать, пока все учебники не расхватали.

   - И кто побежит? - не менее ехидно подхватила Лика.

   - Не знаю, но не я. - Залпом допив сок, я засобиралась в алхимическую лабораторию. - Уж простите, но очень сложное зелье ожидает. И не забудьте, хотя бы по одному экземпляру каждого!

   - А если не хватит? - Бросила мне вслед Иолита.

   - Отберем у того, кому хватило. - Тихий ответ Лики даже как-то душу согрел.

   Так что с все той же довольной и радостной улыбкой, едва не напевая себе под нос, одна из четырех темных ведьм двенадцатого курса бодрой походкой шагала в большую алхимическую лабораторию. Настроение было просто волшебным. Как же мне не хватало подруг в эти дни. Пусть я и не могу рассказать им всего, зато могу положиться в таких приятных мелочах как передача реферата магистру Гурье.

   К моему неудовольствию группа в лаборатории собралась довольно разношерстная. Тут были и старшие ученики, и даже самые младшие и опять-таки обоих направлений. Отчего профессор Лирой была не в духе. В принципе, мало кто видел молодую светлую профессоршу алхимии с завышенной самооценкой в хорошем настроении, и я к их числу не относилась. Можно сказать одно только мое появление на занятиях было той красной тряпкой для быка, что заставляло ее саму злобно пыхтеть, взгляд наливаться яростью, а речь обращаться в чеканящие интонации, больше присущие Зверю. В общем, Лирой меня не любила от всей своей большой и светлой души и отчаянно пыталась завалить. И почему-то сегодня мою голову посетила мысль, за что именно.

   - Это что такое?! - без приветствия взвизгнула незамужняя волшебница чуть младше тридцати, входящая в число вздыхающих по герцогу Брагденвилю. Да еще и явилась не одна, а в компании Пренития, с которым очень мило ворковала до того, как обратила внимание на жаждущих знаний. - Вы должны собираться группами! Как я вас учить буду?

   Хорошее настроение тут же рухнуло вниз, превращаясь в просто отвратное, пока я сидела, прикрыв глаза ладонью, и молила только о том, чтобы пресветлая тень Его даирского Величества скончалась в муках или на худой конец держалась подальше от меня. Не знаю, кто из двух богов меня услышал, но Райдолин занял место у стены, но все равно почему-то напротив занимаемого мной подоконника, и нас разделяли целых десять метров, что уже можно было считать прекрасным стечением обстоятельств. Надо было сразу догадаться, что моя "алхимическая специализация" не даст ему покоя, и он появится на занятиях.

   - Так мы и собрались группами. - Не удержался адепт Лурис и мой коллега по возмущению спокойствия Академии от ремарки.

   И действительно. Целых пять адептов двенадцатого курса, и только я одна из темных, да еще и в стороне от остальных. Профессор Лирой обвела взглядом еще семь кучкующихся групп разных возрастов.

   - Не приемлемо!

   - Ну, так напишите жалобу лорду-директору, - Лурис, быстро распознавший, что нововведения та еще палка о двух концах и сейчас откровенно этой ситуацией наслаждающийся, вызывал у меня чувство уважения. Вот бы такого умного и ловкого к нам темным на факультет. - Разницы-то никакой. Вон Дарквейн опять за всю их комнату готовить будет.

   Я фыркнула, отворачиваясь к окну и проклиная прозорливость парня. Хотя, то, что я помогаю подругам с алхимией ни для кого не секрет, но все равно обидно.

   - Если не за всех темненьких. - Продолжал тем временем он.

   И вот тут я откровенно взбесилась. Взаимовыручка между соседками это одно, но вот помогать своим обидчикам не в моих принципах. Ведьма я злопамятная, и от этого мстительная.

   - Лурис, а ты к нам в общагу заглянуть не хочешь? Мы тебе обратное с радостью докажем. - Понимая, что открытый конфликт не в моих интересах, издалека начала я, стараясь не обращать внимания на один весьма заинтересованный взгляд.

   - Делать мне больше нечего, как к темным в общагу ходить.

   - Ну-ну, - загадочно улыбнулась я, откинулась спиной на окно и как примерная девочка сложила ручки, напоминая, что Академия не такая большая, как кажется на первый взгляд, и пересечемся мы тут еще ни раз. - Придешь как миленький.

   - Бегу и тапочки теряю.

   - Ну, в тапочках или без значения не имеет. Но лучше в тапочках, а то еще пол за тобой мыть. Выносить опять же в них будут.

   - Ты что несешь?! - парень вышел из себя.

   Нет к темным ему определенно нельзя. Слишком уж вспыльчивый, и на провокации ведется, как второкурсник.

   - Прекратили балаган! - снова взвизгнула воздыхательница директора. - Двенадцатый курс, вон из моей лаборатории!

   - И с какой стати? - возмутились светлые. - Это все Дарквейн!

   - Вообще-то, Лурис первый начал. - Откровенно наслаждаясь ситуацией, я давилась со смеха и театральным жестом всплеснула здоровой рукой. - У нас и свидетель есть. - Лучезарная улыбка была подарена Пренитию, который тоже чему-то улыбался. - Да и к тому же, вы сорвете нам занятия, профессор Лирой. У нас по плану тонизирующие эликсиры, а даже самый простой варится три часа. Мы же не хотим, чтобы вот эти четыре лба, - указала я на светлых любимчиков профессора пальцем, - написали анонимную жалобу директору. Вам выговор, меня из-за этого побьют, я этих в лазарет отправлю, оно вам надо? Выдайте старшим рецепты, сами разберемся, занимайтесь малышней в свое удовольствие.

   Профессорша скрипела зубами, но признала свое поражение и потянулась за учебной программой. Настроение вновь чуточку приподнялось. В принципе, изначально было понятно, что как только я открыла рот, выгнать нас без веских оснований идея провальная. За столько лет, каждое правило уже отскакивало от зубов и спорить со мной на тему, что и каким образом нарушается бесполезно. За что и не любят, и бьют с удвоенной силой, когда ловят. Светлые фыркнули и буравили меня злым взглядом.

   - Выскочка. - Буркнул Лурис, но так чтобы услышали все.

   - А ты идиот. - Мне тоже особо скрываться не хотелось, как и удостаивать парня взглядом. Меня больше интересовало, чем собирается отомстить профессор. Хоть Лирой и светлая, но та еще зараза и определенно найдет что-нибудь посложнее. - Сколько можно повторять? Не умеешь, не берись.

   И все же удержаться оттого, чтобы стрельнуть самодовольным взглядом на адепта, оказалось выше моих сил. В одном была промашка, Райдолин тоже попал в поле зрения, и глядя на это усмехающееся лицо, появилось острое желание как-нибудь его подпортить. Мешало только то, что как не верти, а ведьма я темная, а скоропалительные действия не наш конек. Вот долгосрочные планы по отравлению существования это сколько угодно. И это пока пресветлый мне не по зубам, но кто его знает, может лет через пять-десять все поменяется. С другой стороны, может и не стоит руки марать. Пренитий мне ничего особенного не сделал. Ну, подумаешь, стервой обозвал, так этого только ленивый не делал. Чуть не придушил? И здесь он не первый. Алхимическая специализация покоя не дает? Так шавке, то есть телохранителю короля по статусу положено ушки на макушке и хвост торчком держать. Бесит слегка? Так меня все бесят. Ладно, не все. На всех мне плевать с высокой колокольни, а Райдолин реально бесит. Потому я издевательски улыбалась ему в ответ, желая все-таки поместить пресветлого в список тех, кому буду отравлять жизнь, и старалась не замечать, как светлая четверка отошла на шаг с линии обстрела и переводила взгляд с него на меня и в обратном направлении.

   - Опять хорошее настроение, Рубина? - не удержался мужчина.

   - Да восхитительное! - хохотнула я, признавая, что настроение действительно такое и есть. И еще зачем-то пустилась в объяснения. - Травка зеленеет, солнышко блестит, меня все ненавидят, Лирой зубками скрипит. Лепота!

   - Тебе это нравится?

   - Всякая лисица своим хвостом гордится. - Я пожала плечами, делая вид, что такие вещи меня не заботят.

   - По ремеслу и промысел? - Райдолин гаденько усмехнулся, явно желая чего-то добиться. Вот только я не знала чего.

   - Темная, - опять не к месту фыркнул Лурис.

   - Платье черненько, да совесть беленька. - Отрубила я, глядя на сокурсника, в то время как улыбка сошла с лица. Все в порядке у меня с совестью. Если не считать Грымзы, то и не запятнана вообще. Потому что спит в большинстве случаев.

   - Так у тебя есть совесть? - наиграно удивился пресветлый.

   - А вы не знали? - осведомилась ведьма тем же тоном, что и он. - Знаете ли, милый Рай, по себе людей не судят.

   - Дарквейн! - в очередной раз Лирой взяла очень высокие ноты.

   - Ой, да не ревнуйте вы так, профессор. Нам с вами тут ничего не светит. - Нервный смешок сорвался с губ. - Пресветлый высоких да кудрявых рыженьких предпочитает.

   И мой обиженно-разочарованный вздох пронесся по лаборатории, хотя душа ликовала от очередной победы в словесной дуэли, потому что Райдолин Пренитий переменился в лице. Пресветлый маг Его Величества побагровел от злости и раздувал ноздри, но с ответом так и не нашелся. Вся эта комедия закончилась тем, что Лирой чем-то грохнула по столу, привлекая наше внимание. Как и у Райдолина, у незамужней воздыхательницы Брагденвиля, причем весьма привлекательной, разве что пар из ушей не валил. Но к брату меня отправить женщина не могла, ибо за такое меня можно было только похвалить. Я не светлая, всякие там кодексы и устои чтить не обязана, а плохое поведение вообще мое жизненное кредо, как и утирать нос светлым. Жаль, темных в лаборатории было мало, но некоторые все-таки одобрительно кивнули головами. Профессорша решила отыграться, выбрав один из сложнейших тонизирующих магию эликсиров, причем все отчетливо видели, что сделала она это в самый последний момент, отказавшись от предыдущего варианта, так что светлые гады двенадцатого курса теперь имели полное право буравить свою темную сокурсницу злыми взглядами. Хотя началось все из-за Луриса, чтоб у него зелье бабахнуло, и Райдолина. Пришлось отругать себя за недальновидность. Говорил же мне Гурье, что не стоит играть с ними в игры. Оставалось только попрощаться с хорошим настроением и погрузиться в изучение рецептуры. И как назло в одиночку этот эликсир готовят только мастера, а ученики обычно делают это в паре. А у меня мало того, что пары нет, так еще и рука одна! Но отчаиваться и сдаваться на глазах пресветлого, не было никакого желания. Потому, я сидела и продумывала каждый свой шаг, автоматически фиксируя это в дневнике.

   - Без напарника, не слишком ли сложно будет, Рубина? - как назло Райдолин снова вторгся в мои размышления, когда профессор выдала всем задания, а в лаборатории повисла тишина.

   И как-то не понравилась мне его самоуверенность. Еще меньше мне понравилось то, что я даже не заметила, как Пренитий пересек лабораторию и теперь подпирал стену у моего подоконника. И мне бы быть умнее и промолчать, да только какая теперь разница, раз уж по самые уши вляпалась, ущемленная гордыня требует возмездия, а любопытные пустынные хорьки подняли головы в предвкушении нового повода для сплетен.

   - Кому как. - Я отвлеклась от рецептуры и снова уставилась на мага.

   - Ты на что намекаешь, ведьма? - глазки мага недобро сузились.

   - Да так, ни на что. - Ведьма наигранно помотала головой. - Может, покажете ведьме мастер-класс? Или боитесь опростоволоситься на глазах студентов?

   - Это вызов?

   - Он самый. - Торжественно провозгласила ведьма.

   - Лишний котел найдется?

   - О! Да ради такого я вам свой лучший одолжу! Одно условие, поединок во всю силу, причем честный.

   - Согласен. И для справки, лежачих не бью. - Вновь ехидная гримаса посетила лицо Пренития, пока сей великодушный и благородный муж намекал на нерабочую конечность некоторых охамевших.

   - Бронзовый котел с мельхиоровыми ручками, пятый ряд третий справа. - Указала я на нужную утварь, стерпев очередной удар по самолюбию.

   И на то были свои причины. В том числе и для ликования. Не успел Райдолин дотронуться до котелка, как заговоренная Нефритой тара, откинула его обратно, не стерпев чужого прикосновения. И все бы ничего, но маг запнулся и с грохотом повалился назад, зацепив по ходу такие же заговоренные котлы моих соседок, так что мага подкинуло еще три раза, и приземлился он на том же месте, с которого принял вызов. Райдолин приподнялся на локтях, в сине-зеленых глазах читался злой упрек.

   - Готовить же еще не начали, - невинно повела я плечами, добродушно улыбаясь.

   - Ну, ты и стерва, герцогиня. - Прыснул мужчина в кулак, качая головой.

   Темная ведьма зачем-то протянула магу руку в примирительном жесте, помогая пресветлому подняться.

   - Ингредиенты тоже мои можешь взять, лучше все равно не найдешь.

   Маг внимательно оглядел присутствующих студентов, видимо в поисках опровержения такого заявления. И не нашел. Даже когда посмотрел на Лирой. Но та лишь развела руки в стороны, отвлекаясь от младших учеников. Так что играющий в благородство светлый терпеливо дождался, пока я закончу изучение рецепта, слегка освежил свою память, заглядывая в учебник через плечо, а потом еще и лично перенес не только котел для себя, но и для меня. Для чистоты поединка нам даже отдали задний ряд лаборатории, который мы разделили на две части столом с ингредиентами, и теперь копошились каждый в своем углу, правда, остатки нашего курса держались поближе к их светлому предводителю. И поскольку начать одновременно мы не могли, потому что у Райдолина своего ничего не было, пришлось подкинуть монетку. К счастью, ему выпала возможность начинать первым, а я выиграла пять минут, чтобы довести план готовки до ума. И следующие часы превратились в хириллово царство. Сложно было управляться с варкой эликсира одной рукой, да еще и проклятый Райдолин постоянно с вопросами.

   - Не боишься поворачиваться спиной к котлу? Вдруг кто что-нибудь не то подсыплет? - вначале финальной и самой сложной стадии, когда нервы мои уже были на пределе, в очередной раз он открыл рот. Мужчина практически не устал, даже пару раз присел, отдохнул, в то время как я с ног сбилась, удерживая ситуацию под контролем.

   - Милый Рай, - стараясь не сбиться со счета нужного количества капель собачьей желчи, слова я уже цедила через зубы. - Вот тебе четыре идиота, узнай у них, что бывает с теми, кто посягает на святое.

   Четыре идиота что-то прошипели на меня, но под вопросительным взглядом своего гуру, на миг притихли, а потом пустились в объяснения, апеллируя нелепыми обвинениями и ничем не подтвержденными фактами, что по моей милости, смельчаки заваливали курс, сильно страдали от несварения или чего похуже, а некоторых стерва-герцогиня выжила с факультета. За время их тирады, ведьма лишь закатывала глаза, маг же ловил каждую ее реакцию, а олухи так непредусмотрительно отвернулись от своих котлов. И тут произошло то, на что я так надеялась с самого начала занятий. Светленькие адепты упустили нужный момент, и их котел с оглушающим звуком лопнул, выплескивая все их старания на них, потолок, стены, пол и окружающих. Но надо отдать Райдолину должное. Он успел заметить, как я вопреки рецептуре накрываю крышкой свой эликсир, а сама готовлюсь прикрываться другой, так что тоже успел предпринять необходимые меры.

   - Стерва. - Вновь усмехнулся он тихо, пока Лирой распекала адептов.

   - Сами виноваты. - Пожала я плечами.

   - Остальные тоже? - в интонации проскользнуло какое-то сочувствие. И видимо он имел в виду тех, кто посягал на святое.

   - Больно надо совесть пачкать.

   Оставшиеся полчаса поединка прошли в тишине, и когда все закончилось, ведьма устало опустилась на подоконник, переводя, наконец-то, дух. Я совершенно не жалела, что бросила Пренитию вызов, и такого удовольствия от варки зелий не получала очень давно. И как-то даже не важен теперь был результат. Поединок был действительно честным, если не считать, что все чуть не испортили светлые олухи.

   - А ты молодец, - прозвучала похвала из уст Пренития, что тоже выглядел усталым. - Думал, не удержишься и еще что-нибудь выкинешь.

   - Взаимно. - Я беззлобно хмыкнула.

   - Устала?

   - Сами догадаетесь, милый Рай?

   - Оценивать будем?

   - Только зрителей соберем.

   Пресветлый проследил за моим кивком головой, чтобы лицезреть, как лаборатория наполняется людьми, якобы просто так проходящими мимо, и делающих вид, что это не как не связано с новостью о брошенном магу Его даирского Величества вызове. Все бы ничего, если бы в помещение не собралась треть преподавательского состава, и Морион с ними, а все их экстренное совещание не выглядело столь притянутым за уши. Единственный, кто не скрывал, что пришел за результатами, магистр Гурье, что стоял отдельно от всех у стены, скрестив руки на груди. Правда, то, что среди них не было Везувиана, отозвалось болью в сердце. Может с утра я и не хотела с ним встречаться, и может это и к лучшему, что его здесь нет, но где-то в душе, мне очень хотелось, чтобы Виан увидел исход. Да что там, если просто на минутку забежал в процессе поединка, я была на седьмом небе от счастья. Сомневаюсь, что он не знал о происходящем, и все же он не пришел. А ведь всегда приходил. Настроение вновь пропало.

   - Они совершенно идентичны, - прозвучал вердикт преподавателей. - Никаких отклонений от рецептуры, все просто идеально.

   - Ну что ж, коллега, похоже, у нас ничья. - Райдолин протянул руку для рукопожатия, тем самым признавая мое мастерство и достоинство.

   И радоваться бы мне, ликовать, да плясать от восторга, вот только так тошно стало, что руку я пожала скорее на автомате, да еще и с кислой миной буркнула, что это опять же взаимно.

   - А проигрывать ты не любишь, да, Рубина?

   И в тот раз хватило ума просто проигнорировать ядовитый выпад. Просто грустно выдохнуть, а там пусть думают что хотят. По крайней мере, мне удалось доказать, что я хоть чего-то да стою. Этим я себя и утешала, когда собирала вещи и, сидя в столовой немногим позже, размазывала обед вилкой по тарелке, до тех пор, пока подруги ко мне не присоединились.

   - Слышали, ты пресветлому вызов бросила? - сходу начала Сердолика, чем-то недовольная. Видимо тем, что мне Пренития целых шесть часов созерцать пришлось. Знала бы она, с какой бы радостью я ей уступила такую честь.

   - Допустим.

   - Ну и кто победил? Любовь или дружба? - перехватила инициативу как всегда веселая и бодрая Иолита.

   Вслед за настроением аппетит тоже исчез. Вилка полетела в тарелку, ножки стула скрипнули по полу.

   - С такими подругами врагов не надо. - Буркнула я, уходя.


   Из последних сил я старалась не расплакаться, бредя к тренировочному полю и пиная мелкие камешки, попавшие под ноги. И ведь даже толком не понимала почему. То ли от обиды, то ли от досады, то ли еще от чего. Но в одном можно быть уверенной, причина в Везувиане. Я отчаянно желала его увидеть. И сейчас, и в лаборатории. Никогда в жизни мне так сильно не хотелось, чтобы Везувиан Брагденвиль явил свой прекрасный лик и поддержал, отчитал или даже выпорол за что-нибудь. Может быть, даже в кое то веки порадовался за меня. Если совсем душой не кривить, мне просто хотелось увидеть его улыбку. На худой конец, прекрасные глаза и не важно, что в них будет отражаться. Мысли путались, и в голову даже закралась идея, что все это из-за моего утреннего малодушия. Сначала из дома его сбежала, потом на главное построение не явилась. Сама же решила его избегать, сама получается и виновата, а что-либо исправлять поздно. А даже если и не поздно, то, что я ему скажу? И по закону подлости, сейчас кто-нибудь уже должен был вмешаться, но этого к несчастью не произошло, так что до практических занятий, я продолжала раздумывать над ситуацией. Да и во время тоже. Просто автоматически выполняла все, о чем просил Зверь. Сначала отрабатывалось перемещение мелких предметов, потом тех, что покрупнее, потом заставляли летать мышей и кошек, и только когда дело дошло до так называемого транспорта, коим сегодня были метлы, я опомнилась. И только потому, что метла с первой попытки скользнула мне в руку, а за спиной опять раздался возмущенный ропот, что такого не может быть, и мне точно кто-то помог. А если и не помог, значит тут какая-то хитрость, типа летного порошка или одного из моих таинственных зелий. Зверь с неудовольствием осматривал летный инвентарь, после чего заявил что все чисто, и ничего такого с метлой не произошло.

   - Круг над полем. - Заявил препод, указав на небо.

   И все. Больше никаких указаний. Как управлять, как высоко лететь, Хирилл его знает. И разбираться придется самостоятельно. А вот будь я светлым адептом, обязательно бы еще и схему полета выдал. Я обреченно покосилась на двенадцатый курс, что скалил зубы, предвкушая, как я разобьюсь. Если вообще смогу взлететь. Причем скалились все кроме подруг, даже те, кто все еще тренировался на кошках и без особого успеха. Взгляд уперся в инвентарь, зависший параллельно земле, в уме просчитывались варианты, с какой стороны вообще на него садиться, а главное, что делать дальше. С другой стороны, метла не дракон, значит, тут все зависит от меня, а не от дурного настроения транспортного средства. Как направлю, так и будет лететь, но как тогда регулировать скорость? И смогу ли я вообще это делать одной рукой? Хотя, там вроде есть какие-то специальные заклинания, которые почему-то забылись, а если честно, я их вообще не особо и запоминала. Положившись на авось и то, что я опытный и квалифицированный драконий наездник, сделала первый шаг к метле. В конце концов, я Дарквейн, а моя семья основала лучшую летную школу не только в королевстве даирском, а на всем архипелаге. Так что у меня теперь два выхода: свернуть себе шею или выполнить хириллов круг над полем с блеском. И все-таки метла не дракон, даже по ощущениям. Сидеть на узком черенке неудобно, при классической посадке держаться приходится обеими руками. При боковой и подавно. А уж говорить насколько последний вариант травмоопасный вообще не стоит. А улыбки на лицах становились все шире. И это выводило из себя настолько сильно, что я плюнула на все, обняла метлу коленями и одной рукой направила чуть вверх. Совсем чуть-чуть, но в следующий миг земля ушла из-под ног, ветер засвистел в ушах, а я неслась навстречу солнцу. И это ощущение полета, этой легкости, независимости, когда все остальное становится незначительным, несущественным, далеким и ненужным, когда земля становится лишь ориентиром, а не опорой, не променяю ничто другое. Пусть это лишь первое мгновение, но вместе с устремившимся ввысь животным с плеч словно падали все горести, привязанные к земле собственной тяжестью и не способные до меня дотянуться. Только ветер, только синева неба, только я. Абсолютная и безграничная свобода. И метла просто бездушный инструмент, который веду я, и только я решаю с какой скоростью лететь, давлением на черенок, указывая направление! Каламея, как все просто оказалось!

   Ощущение полета пьянило, и одного круга мне показалось мало. Со свистом пролетела я мимо сокурсников и вновь набирала высоту. Но самым сложным оказалось приземлиться. Потому что метла была категорически против! Из-за чего мы с ней чуть не рухнули на землю с высоты третьего этажа, а потом я чуть не упустила момент, когда ее следовало выровнять, и черенок почти пропахал землю. Ладно. С такой техникой полета разбираться будем позже, сейчас у меня был повод для радости, что я чуть не расцеловала инвентарь, что подарил такое долгожданное ощущение легкости и свободы.

   Улыбок больше не было, только очередные возгласы, что такого не бывает.

   - А если так? - Теперь уже я улыбалась от уха до уха, готовясь скороговоркой выпалить заклинание из числа высших и для большей части двенадцатого курса запрещенных. - Кьерего-та-рих-арвас-дит-парват-ли-шель-риэтто-несс!

   Спину в районе лопаток пронзила резкая боль, а через мгновение там же затрещала ткань от прорывающихся наружу чешуйчато-пернатых крыльев. И вот это синее и вполне материальное великолепие развернулось за спиной, что у меня перехватило дух от восхищения. Столько раз я видела, как мастера-наездники в летной школе делают это, сколько мечтала, когда-нибудь сделать что-нибудь подобное, и вот, наконец, дождалась! Но радость была не долгой, потому что послышался изумленный свист у деревьев на кромке поля. Хирилловы Морион и Райдолин стояли там и наблюдали за процессом. И вот даже интересно, как давно они тут, и почему я их раньше не заметила.

   - Выскочка. - Вмешался в мои раздумья Лурис, что до сих пор не мог заставить лететь мышонка.

   - Слабак! - победно заявила ведьма, поворачиваясь к нему и напрочь позабыв о короле и его ручном маге.

   - Дарквейн! - взревел Зверь так, что стало страшно. - Крылья сверни!

   - Мне можно! - возмущению моему не было предела. - У меня плащ наездника!

   - И мозги куриные. - Раздался гораздо ближе, чем от дерева самый ненавистный голос последних дней. У меня даже руки в кулаки сжались, но я героически сдержалась от каких-либо действий, а уж тем более слов. А Райдолин, судя по торопливым шагам все приближался. - Ведьма, ты хоть знаешь...

   - Насколько это опасно? - вот теперь, я обернулась, да так, что шаркнула крылом по лику пресветлого. И да, на то и был расчет. - Осведомлена, могу представить подробный отчет. - Он, было, снова открыл рот, но ведьма нагло перебила, стараясь сдерживать злость. Да только его присутствие приводило в бешенство. - Воздержитесь от советов, куда и как лететь тоже разберусь!

   - Понеслось. - Выдохнул Зверь. - Так, лети, Дарквейн, лети! - препод тоже едва сдерживался. - Разобьешься, твои проблемы.

   - Не переживайте, такого удовольствия не доставлю. - Фыркнула я.

   Все затаили дыхание. На лицах Зверя и магистра светлой магии высшей категории отразилось торжество победы. Видимо, они рассчитывали на шутовское зрелище с маханием руками и прыжками в надежде оторваться от земли. А вот и не угадали. У нас в летной школе я такого не видела ни разу, а со слов мастеров и из книжек по теории полета знаю, что все дело в том, чтобы заставить крылья прийти в движении с помощью мышц. Вот только никто не говорил, что будет так сложно. Но даже спустя пару минут, когда некоторые уже откровенно посмеивались над тем, что крылья даже не дернулись ни разу, я рук не упускала. Так или иначе, я полечу. Просто надо сосредоточиться и собраться с силами. Это так же, как зажечь свечку усилием мысли. Вот только тратить на это целый год не в моих интересах. Эти крылья часть меня, как еще одни руки или ноги, а значит, я могу ими управлять. Как говорил Алансу Роули: "Не надо думать головой, думать надо сердцем. Сила всего лишь инструмент, и либо ты будешь управлять ею, либо она тобой, и в том случае ничего хорошего не выйдет. Надо всего лишь заставить ее подчиняться желаниям твоего сердца". И так, пункт первый не думать. Вообще. Ни головой, ни сердцем, ни о Виане, ни о проклятом Пренитии, стоящим над душой, которого очень хочется приложить идеальным ликом к грязной земле. Не думать, только не думать! Все мое сознание должно быть охвачено желанием. Одним единственным желанием свободы, идущим из самого сердца. То чего я хочу больше всего на свете. Свобода, независимость, оторваться от земли, от проблем, что тянут вниз, и взмыть так высоко, как только возможно. Сбежать из этого хириллова царства хотя бы на минуту. Как в легенде о драконах. Порождения злого ума Злобного Хирилла, созданные чтобы разрушить царство Светлой Каламеи, столетиями держались на привязи в темных подземельях его замка, пока в один прекрасный день не проявили свою силу, и на своих могучих крыльях не вырвались на свободу.

   И о! Чудо! Крылья дернулись! И снова был полет! Правда, оказался он недолгим. Через пару минут контроль был утерян, крылья исчезли, а кто-то очень стремительно падал на землю. Но это было не так важно! Главное что у меня получилось. А приземление дело техники. В этом не было ничего страшного. Я и раньше падала. С драконов, с грифонов, со стен стадиона, много откуда. Просто необходимо правильно сгруппироваться, пару раз кувыркнуться после столкновения с землей и ничего себе не сломать. А потом встать, отряхнуться, сделать вид, что вопли Зверя не достигли ушей, и вновь расправить крылья. Две минуты это слишком мало. Во что бы то ни стало, я обязана увеличить время полета.

   Попыток было пять. И за них я успела перемазаться в грязи, изваляться в траве, разбить губу, дважды больно приземлиться на спину и один раз на крышу учебного корпуса, вывихнуть лодыжку, но так и не смогла перейти порог в пять минут полета. И вот в пятый раз лежа на земле, я прикрыла глаза ладонью, чтобы никто не увидел слез, навернувшихся от досады, и размышляя, что же делаю не так. И дело не в низком уровне магии, ведь если бы все обстояло именно так, у меня не хватило бы сил вообще развернуть крылья.

   - Дарквейн, встать можешь? - послышался голос преподавателя, все еще маявшегося с теми, кто "не дорос" до метлы.

   - Могу! - отозвалась я, не поднимаясь с травы.

   - И в чем проблема?

   Да ни в чем! Обидно до жути. Но сказать пришлось совершенно иное.

   - Пять минут на восстановление сил!

   И от меня отстали. Была бы я светлой, вокруг бы уже все суетились, охали и ахали, оказывали первую помощь. Но нет. На факультете темных ты либо выживаешь своими силами, либо вылетаешь из Академии, либо сворачиваешь себе шею. Тут никто никому не помогает. Потому темных так мало.

   На лицо упала тень.

   - Знаешь, а есть более простой способ свернуть шею.

   Да что б Пренития демоны побрали! И угораздило же меня приземлиться возле лавок, с которых он и Морион наблюдали за занятиями.

   - Милый Рай, - елейным голоском начала я, - к Злобному Хириллу вам дорога.

   - А я смотрю, жизнью совсем не дорожишь? - тоже обманчиво мягко отозвался маг.

   - Пресветлый, ты либо угрозы выполняй, либо солнце не загораживай. - Слова цедились сквозь зубы, но я так и не убрала руку с лица и на это лицо смотреть не хотела.

   Повисла тишина, а потом и тень с лица пропала. Правда, от присутствия светлого это не избавило. Я всеми фибрами души ощущала, что он где-то совсем близко. И это очень мешало сосредоточиться на моей проблеме.

   - Точно встать можешь? - вновь заговорил Пренитий.

   - Дарквейн, еще минута и отожмешься двадцать раз! - напомнил Зверь, что время на исходе.

   - Как будто у меня выбор есть. - Обреченно выдохнула я и села.

   - Может, бросишь эту затею?

   - А может, ты от меня отстанешь? - в сердцах рыкнула я.

   На мгновение мне показалось, что это подействовало. Потому что пресветлый гад Его Величества куда-то отошел, а я смогла подняться, не смотря на боль в ноге, и доковылять до брошенной возле лавок сумки. Но он вернулся и швырнул мне в руки метлу, и поймала я ее инстинктивно.

   - С метлой будет проще.

   - На метлах пусть неудачники летают! - метла с треском переломилась об колено.

   На меня тут же окрысилась добрая половина присутствующих "неудачников", а Нефрита, что как раз тоже переводила дух на лавке рядом с королем, хлопнула себя по лбу и обреченно простонала.

   - Хирилл тебе в помощь!

   - Замечательная идея, призову как-нибудь на досуге!

   - Будь у меня такая сестра, я бы ее выпорол! - рявкнул Пренитий.

   - Будь у меня такой брат, я бы отравилась!

   - Дура!

   - Оставьте, пресветлый, вы спорите с сумасшедшей. - Вмешался Зверь. - В Академии только две силы способны ее остановить. - Но какие именно препод пояснить не успел. - Лурис, хватит мучить мышонка! Он уже не то, что лететь, он жить не хочет. Дарквейн вон уже в который раз свалилась, а ты все живность мусолишь!

   - Конечно, я бы тоже полетел, если бы тоника выпил.

   А вот это был удар уже по моему достоинству! Да я почти никогда не прибегала к таким низким методам, как добиться чего-то жульничеством! Было пару случаев, но незначительных, а тут... Я бы сама себя не простила, если бы полетела только потому, что искусственно завысила уровень своей магии.

   - Ну, так выпей! - рявкнула я, швыряя колбу с тоником сокурснику. - Только как был неудачником, так им и останешься! Так что дарю.

   - Ты еще на земле? - Зверь обернулся, намекая, что время вышло.

   - Уже нет.

   И крылья вновь прорвались наружу, а ноги чуть оторвались от почвы. А Пренитий психанул и довольно быстро зашагал с поля. У меня же камень с души свалился.

   - Етория! Хватит прохлаждаться!

   - Слушаюсь! - Нефрита подскочила с насиженного места, подхватив метлу. - Ох, и побьют тебя сегодня. - Тихо протянула Рита, чтобы препод нас не услышал.

   - Пусть только попробуют, через одного в лазарет отправлю. - Клятвенно заверила я подругу.

   Та бросила нервный взгляд через плечо на Мориона, чьи брови от такого заявления взметнулись вверх, но от комментариев мужчина воздержался. Я же последовала примеру черный бровей правителя Даира и тоже взмыла в воздух. И даже не знаю для чего. То ли пар выпустить, то ли из вредности. Но одно знаю точно, я хочу летать! И не одну-две минуты, а десять, двадцать, час! Я хочу этой свободы! Хочу быть лучшей не только в алхимии, но еще и в этом. Стать истинной Дарквейн, что покоряет небеса, не только сидя на драконе, но и сама распарывая крыльями воздух. И ни в коем случае не опозорю имя и честь семьи. И пяти минут для этого мало!

   - Ру! Не сходи с ума! - шум ветра принес Ритины крики. - Ты слишком высоко!

   Высоко? А буду еще выше! Долечу до защитного купола над Академией. Там, где у моей силы сработает инстинкт самосохранения, и крылья не исчезнут. Где я подчиню себе это проклятое заклинание своей воле! Истощу себя до капли, но продержусь больше пяти минут. Это нужно мне. И как в благодарность за решимость, сила внутри моего сердца всколыхнулась, полет с каждым взмахом давался все легче. Даже удалось зависнуть на одном месте и посмотреть вниз. И это был по-настоящему восхитительный вид! Вся Академия как на ладони.

   Где-то за спиной раздался странный свист, и я даже не успела обернуться, как левое крыло пронзила резкая и нестерпимая боль, от которой во взгляде все помутилось. Падая, я, что было сил, взмахивала правым крылом, но становилось только хуже. Где-то на задворках сознания металась мысль, что этого делать нельзя, иначе крыло сломается, а это опасно, и боль будет невыносимой, потому что это высшая магия, и цена за нее гораздо выше. Любое повреждение материальных крыльев с легкостью отправит меня на неделю в лазарет. Не говоря уже о прочих последствиях. Но я все равно старалась хоть немного смягчить падение, при котором вряд ли удалось выжить. И от этой мысли стало очень страшно. Что будет с Вианом, если я умру? Так что плевать на сломанные крылья и лазарет. Сломаю ли я ноги, руки, спину. Главное не убиться вообще. С трудом удалось направить тело подальше от тренировочного поля, ближе к деревьям и падать уже на них. Боль, треск ломаемых веток, а может и костей, звон в ушах, а потом немилосердное столкновение с твердой почвой. Ничего не соображая, попыталась встать, но ноги подкосились, и я упала на колени. Перед глазами плыли цветные круги, которые даже мотание головой прогнать не смогло. Живая, уже хорошо, но что тогда это было? Обернувшись, через левое плечо, я пришла в ужас. Левое крыло было сломано! И Злобный Хирилл, я ума не приложу, как это могло случиться. А боль продолжала накатывать волнами, с каждым разом все сильнее и сильнее.

   - Руби! - дрожащий голос Везувиана Брагденвиля прозвучал откуда-то издалека. Но почти в тот же миг сам лорд-директор опустился рядом, аккуратно подставив под спину руку. - Руби, ты меня слышишь?

   - Ви... - прошептала я, с радостью откидываясь на подставленную опору, даже не понимая, как и откуда он появился.

   Виан прижал мою голову к своей груди, свободной рукой касаясь перелома, и я закричала от боли, пытаясь свернуть крылья, хоть и знала, что этого делать нельзя, иначе последствия могли быть ужасными. Но попытка была пресечена на корню. Пальцы директора буквально впились в крыло.

   - Потерпи, малыш. - Объятия стали сильнее. - Залечим перелом, свернешь, просто потерпи.

   Чужеродная, грубая сила потекла из рук Виана по моей крови, сращивая кости, затрагивая нервные окончания, принося еще больше боли. Слезы лились по щекам, я стонала и выгибалась от боли, но Везувиан держал очень крепко, шептал что-то, чтобы успокоить, и мне хотелось в это верить, и взять в себя в руки. Но не получалось, даже когда боль стала отступать, а магия Виана уже не казалась такой грубой, скорее ласковой и теплой, обволакивающей все тело заботой и нежностью, исцеляющей серьезные повреждения. Было ужасно стыдно, и я льнула к мужчине, что как всегда пришел мне на помощь. Едва ли это длилось больше минуты, но она показалась вечностью.

   - Тише, маленькая, уже все закончилось. - Губы Везувиана коснулись виска. Сам он дрожал не хуже меня. - Крылья можно свернуть.

   И я послушалась, не смотря, что и это было больно. Виан все еще удерживал в своих руках, поглаживал по волосам и спине, а все остальное не так важно. Мне было так тепло и хорошо, что я даже расслабилась. И это стало роковой ошибкой, потому что последние силы решили, что с них хватит и испытаний, и потрясений, и моих выходок. Веки медленно опускались, и последнее что удалось уловить где-то на границе сознания, это как лорд-директор подхватил на руки и куда-то понес.

   Налеталась.

   А в себя пришла уже в лазарете. Тело было словно ватное и особо подчиняться не хотело. Что шло вразрез с моими желаниями. А мне очень хотелось убраться отсюда как можно скорее. Да и не мешало бы узнать, как долго я тут прохлаждаюсь. Рука скорее инстинктивно потянулась к цепочке с часами и не нашла ее! Я попробовала приподняться, но почти сразу упала обратно на кушетку и простонала от боли.

   - Тише. Тебе пока не стоит двигаться. - Виан тут же склонился надо мной, аккуратно придавив мои плечи к подушкам.

   - Часы. - Вырвался хрип из груди. - Я потеряла мамины часы. - Слезы вновь подкатили комом к горлу.

   - Мы их найдем, обещаю. - Мужчина довольно нежно смахнул первые слезинки. - Полетишь снова? - вдруг сменил он тему.

   - И ты не будешь отговаривать?

   - А поможет? - горько усмехнулся он, ведь мы оба знали, что ответ будет отрицательным. - Только пообещай, что отдохнешь и будешь более внимательной. - Ладонь Виана легла поверх моей правой и легонько сжала.

   Вместо ответа я кивнула и снова стала проваливать в сон, или куда там собиралось мое сознание. Через некоторое время почувствовала, как Везувиан поднялся с кушетки, видимо подумал, что я уснула. А потом его дыхание на лице и близость наших губ. Они не соприкасались, но чувствовались совсем-совсем близко. Но ничего не случилось. Директор тихо вышел и запер за собой дверь. Я разочарованно выдохнула.

   - Как она? - послышался голос Мориона.

   - Пара вывихов, ушибы, остальное я залечил. Отлежится и готова лететь. - Как-то слишком спокойно выдохнул лорд-директор.

   - Ты из ума выжил? Ее надо остановить! - а вот Пренитий равнодушия Везувиана не разделял, и орал во всю глотку, видимо не думая, что их кто-нибудь услышит.

   - Остановить Рубину на пути к мечте?! - тоже сорвался Везувиан. - Кто из нас еще из ума выжил? Ха! Да Хирилла призвать проще! Есть две силы, способные ее остановить! И я к ним не имею никакого отношения.

   - Это же какие? - ядовито фыркнул Райдолин.

   - Победа или поражение. - Выдохнул Виан. - Так что все! Забудьте! Раз решила, кости переломает, но полетит. Знаем, плавали, плывем до сих пор.

   - Хиберия номер два. - Кажется, Морион был не очень доволен данным утверждением.

   - Поверь мне, они совершенно разные.

   И эти слова Везувиана пролились бальзамом на сердце. А больше услышать ничего не удалось. Все-таки магическое истощение не та усталость, которую можно перебороть природным любопытством.

   Следующее пробуждение было более приятным. Ничего не болело, голова не кружилась, тело окончательно пришло в норму. Кроме левой руки, но к ней, по крайней мере, вернулась чувствительность. Так что с чистой совестью, я спрыгнула с кушетки и сладко потянулась. Лепота! Хоть снова в полет срывайся. Но именно это и отрезвило. Я все еще не понимала, как могла сломать крыло. И что страшнее, если бы Виан не пришел мне на помощь, я могла натворить еще больше глупостей и остаться инвалидом на всю жизнь. И совсем уж жутко заставить пережить его подобное, и даже не могу представить, каких усилий мужчине стоило держаться настолько достойно. От нелегких мыслей отвлекли голоса в коридоре. И принадлежали они королю и Рите. Любопытство оказалось сильнее приличий, и я нагло прислушивалась к беседе. К тому же Его Величество был в хорошем расположении духа, что на мой взгляд большая редкость, и кажется, пытался назначить Нефрите встречу.

   - Леди Етория, как на счет ужина в моей компании?

   - Я бы с радостью, но... - залепетала Рита.

   - Беспокоитесь за подругу и будете дежурить здесь всю ночь?

   - За эту сумасшедшую? - фыркнула Рита. - Подумаешь, упала. И даже не с дракона.

   - А что с драконами?

   - Это лучше один раз увидеть.

   - Тогда почему вы отказываетесь?

   - У меня занятия, новое расписание и подготовиться надо...

   Я не сомневалась в непревзойденном таланте своей соседки набивать себе цену, вот только как не хотелось становиться свидетелем, точнее слушателем настойчивости короля. И ладно бы какой-нибудь чужой был. Так нет же, Морион мой король. Да если он узнает, голову потом таким слушателям открутит. Дверь резко распахнулась, воркующая парочка удивленно уставилась на третьего лишнего. Сейчас главное не дать им опомниться и свалить отсюда подальше.

   - Какой сегодня день? - резко выпалила я, выхватывая из рук подруги собственную сумку.

   - Тот же. - Уверенно отозвалась Рита, привыкшая к таким моим вопросам.

   - Время?

   - Почти шесть.

   Плохо. А я-то рассчитывала сбежать на какую-нибудь лекцию, но по своему же расписанию у меня все еще летная практика, и право у Гурье, а тот опять кричать будет.

   - А у тебя сейчас что? - ловко нашелся выход из ситуации подменить подругу где-нибудь в другом месте. Главное чтобы не здесь. И не на ужине.

   - Основы магии крови у директора.

   - Беру на себя, потом спишешь. - Бросила я, собираясь покинуть лазарет. Остановилась только чтобы тихо шепнуть Нефрите: - королям не отказывают.

   - Герцогиня, с вами все в порядке? - вышел из ступора Морион.

   - Да, Ваше Величество. - Лучезарная улыбка была подарена королю, пока я спиной отступала с места событий. - Головой ударилась.

   - При рождении, видимо. - Фыркнула Рита, все еще не понимая, что ее нагло кидают.

   Не знаю, опомнилась она или нет, но я уже скрылась за поворотом и бросилась со всех ног на лекцию к Везувиану Брагденвилю. Лорд-директор сейчас в любом случае меньшее из зол. и меня даже не смутило, что я чуть не столкнулась с другим пресветлым злом нос к носу, в последний момент поднырнув под расставленные руки. Лекция и Везувиан, вот и все, что было на уме. И в аудиторию я влетела в самый последний момент, повиснув на косяке, тяжело дыша. Лица одиннадцатого, двенадцатого курсов и директора значительно вытянулись, но я бодро шагнула внутрь.

   - А где адепт Етория? - справился с удивлением Везувиан, стоило только с ним поравняться.

   - У нее уважительная причина.

   - И какая?

   - Которой не отказывают. - Ответила очень тихо и с нажимом.

   Везувиан запустил пальцы в волосы и проглотил все, что вертелось на языке. Лишь указал на пустующее место в первом ряду и повернулся к доске.

   Занятие прошло как в тумане. Какая там лекция, если я не могла сосредоточиться, из-под челки косясь на Везувиана. На его широкую спину, сильные руки, что на самом деле были очень нежными и заботливыми, прекрасное лицо, с невероятно красивыми глазами и чувственными губами, чье прикосновение отчаянно хотелось ощутить вновь. Хирилл меня побери! Это был по-настоящему шикарный мужчина, да еще и не равнодушный ко мне! И если подходить к этому вопросу с более холодной головой, он же самая выгодная партия для меня. А я такая идиотка, все прошляпила, и теперь даже не уверена, сможем ли мы вернуться к тому, что было ночью. Почему я раньше запрещала себе думать о нем ни как о брате? А ведь проскальзывали мысли. Сколько раз я ловила себя на ревности, только увидев Виана с другими женщинами.

   - Дарквейн, задержись. - Приказал мужчина под конец занятия. А только вышел последний студент, одним взглядом захлопнул дверь и запер. И вот теперь очень взбешенный директор шагнул ко мне. - Какого Хирилла ты тут, а не в лазарете? Ты же обещала, что будешь отдыхать!

   - Я отдохнула. - Промямлила испуганная адептка, опуская глаза на свои руки.

   - Ты безрассудная идиотка, Рубина!

   - Прости...

   - Что мне твои извинения?! - окончательно сорвался Виан. - Я чуть с ума не сошел, а ты... достала ты своими выходками! Да о чем с тобой вообще говорить?

   Темный маг, гроза всей Академии БДиМ, сел на парту ко мне спиной и поник. Темная ведьма тоже сидела, не шевелилась и предпочла хоть раз в жизни не играть с огнем. То, что я еще и сопли на кулак наматывала дело десятое.

   - Прекрати реветь.

   - Угу. - Жалобно всхлипнула адепт.

   - Следующая опять практика?

   - Конфликтология у Размуза.

   - Хоть на это ума хватило.

   Снова повисла тишина, нарушаемая тихими всхлипами. Везувиан обернулся, поймал рукой мой подбородок и чуть приподнял, глядя в глаза.

   - Точно хорошо себя чувствуешь? - я снова всхлипнула, кивая, а пальцы лорда-директора скользнули по щеке дальше и запутались в волосах. - Руби, если хоть что-то не так, сразу проси о помощи. Не доводи до греха. - Мужчина прижался головой к моему лбу.

   - Я поняла.

   - Надеюсь. Ты меня очень напугала. Ты всех напугала.

   - Прости, я буду осторожнее.

   - Я знаю, малыш.

   И как-то у меня сердце кольнуло. По всем действиям Виана можно было сказать, что он не помнит эту ночь. И от этого было больно и обидно. Чего с утра боялась? На что вообще надеялась, рассматривая его всю лекцию? Я не просто безрассудная идиотка, а еще и безнадежная, безмозглая, возможно влюбленная в своего сводного брата и трусливая. Ведь я сама не решусь сделать первый шаг к нему на встречу, что-либо предпринять. Хорошее качество для умной леди, смертельно опасное для темной ведьмы.

   - На лекцию опоздаешь, Размуз накажет.

   - Тогда вообще не пойду.

   - Тогда накажу я. - хмыкнул Виан и улыбнулся, отстранившись.

   Да действительно. Накажет и бровью не поведет. Это его Академия и у правил нет исключений даже для меня. Пришлось подняться и отправиться в следующий пункт назначения. Только у открывшейся двери я на мгновение застыла, обернулась с горькой улыбкой и все же решила кое-что сказать.

   - Ви, а в этот раз можно сказать, что я сама пришла.

   Ответную реакцию не дали увидеть застилавшие глаза слезы. Жаль. А ведь день обещал быть приятным, а за него я выплакала всю свою месячную норму.

ЧАСТЬ 3

   На лекции у Размуза было скучно. Все потому, что некоторые ушли в свои душевные терзания и в конфликты с преподавателем не вступали. Как и на лекции Везувиана, рука автоматически вела конспект, не слишком вдумываясь в содержимое. Единственной хорошей вестью этих двух часов было единогласное решение темной половины двенадцатого курса притащить ужин из столовки прямо в общагу и там за общим столом позаниматься собственно тем, чем и должны заниматься студенты.

   В общаге темных царил полный бедлам. Стены ходили ходуном, где-то что-то взрывалось и рушилось, повсюду раздавались крики и визги, все бегали, прыгали и разве что не кувыркались, некоторые даже дрались. Оно и раньше так было, но в отсутствие надзирательницы обрело просто небывалый масштаб разрушений. Мы дружно расположились в общем зале, зубрили материал, обменивались конспектами и учебниками, то и дело пригибаясь и отбиваясь от летящих мимо предметов. Такого единодушия еще никогда не было.

   - Ру, а где Рита? - отвлекла меня Сердолика от сверки конспектов лекции Виана, потому что как выяснилось, я очень многое упустила.

   - У нее уважительная причина. - Не поднимая глаз от тетради, я дала холодный и, на мой взгляд, исчерпывающий ответ.

   Стоит только сказать, что она с Морионом, и все наши леди резко забудут, что они леди. Про ведьм и говорить не стоит. Да и кому это может быть интересно? Гораздо интереснее сейчас внимательнее изучить такую интересную тему проклятий кровной магии и способы волшебного воздействия на кровь в принципе. Потому что в этом определенно есть что-то такое... знакомое. Даже близкое к сердцу, что пока только упорно звенит маленьким колокольчиком в подсознании, желая выйти наружу и быть осознанным.

   - А ты нам ничего рассказать не хочешь? - подхватила Иолита, отодвигая учебник подальше, оперлась локтями в стол и положила руки на ладони, ожидая чего-то.

   - Например? - я откровенно напряглась, но старалась не подавать вида.

   - Что произошло после падения? - Иола отступать не собиралась, и все-таки побилась того, что я вскинула голову.

   Ох и зря. Потому что мне совершенно не нравилось единодушное любопытство двенадцатого курса.

   - Вспомню, расскажу. - Фыркнула я.

   - Хочешь сказать, что ничего не помнишь? Нам можно рассказать, мы же друзья.

   - Ио, так давай я тебе по дружбе крыло сломаю, а потом посмотрю, много ты запомнишь кроме боли или нет? Могу не крыло, а руку, чтоб не сильно мучилась.

   Подруга отодвинулась и смотрела с опасением. А потом так же молча вернулась к занятиям. То-то же. Больше провокационных вопросов не было, исключительно по учебе. Двенадцатый курс держался сплоченной стеной, готовый принять вызов брошенный директором и справиться с новой учебной программой, распределяя расписание приблизительно так же, как мы с подругами.

   - Кто идет завтра на алхимию? - бросил клич с другого конца стола Лайнус.

   Три человека подняли руки, и я в их число не входила.

   - Что, серьезно? Дарквейн не идет? - поддел парень.

   - Мне сегодняшнего хватило.

   - Тогда я тоже не пойду. - Лика опустила руку, признавая свою слабость в данной области.

   - Тогда никто не пойдет. - Подхватили остальные.

   - Лучше идите. - Обреченно выдохнула я, потянувшись к алхимическому справочнику, чтобы облегчить участь сокурсников и выбрать им рецепты полегче, а не тот тоник, что по милости светлых пришлось варить сегодня. - Если разобьетесь на пары, точно справитесь. Только не на такие пары, как всегда, типа он мне друг и я буду с ним. А нормальные. Один слабый, другой сильный. Если светлые Лирой не взбесят, прорветесь. Вот! - палец уткнулся в название рецепта. - Этот не сильно простой, но и не сложный, и следующий тоже. И вот этот тоже.

   Лика тут же записала все, что было нужно, и передала записку остальным желающим посетить алхимию.

   - Было бы проще, если бы мы как всегда поступили. - Вновь заговорила Иолита.

   - А за это можете Лурису спасибо сказать. - Ехидно скривилась я.

   Потому что этот светлый был прав. Ибо как всегда, это когда варю за них, либо постоянно лезу с советами и поправками, чтобы соседки, да и вообще темные на пересдачу не попали. Пока алхимию преподавал Роули, он как-то спокойно относился к промашкам учеников, но когда пришла Лирой все поменялось. Она требовала невозможного от студентов и жестоко наказывала, если зелье не соответствовало качеству. В смысле отличному качеству. Потому что то, что получалось с первой попытки, то же было нормальным. Не первый сорт, конечно. Но и не последний.

   - Кстати, что задал Гурье?

   И как-то все поникли разом. И когда озвучили причину, я тоже решила поникнуть. Наш любимый теоретик, так же как и Лирой, был выведен из себя светлыми и отыгрывался на всех от души. Потому что задал целых пять тем для изучения, и все это до завтрашнего вечера. И не допусти Каламея, кто-нибудь без уважительной причины опять посмеет не прийти на его основные лекции. Стоит ли говорить, что те, кто пропустил социологию и право, угодили в эту ловушку дважды. С другой стороны... Если выбирать прогул у директора и у Гурье, то чаша весов перевит в пользу теоретика. Как же я ненавижу это новое расписание, которое и расписанием толком не назовешь. И светлых ненавижу! У нас из-за них всегда одни проблемы. И присутствующие за столом были со мной полностью солидарны, обдумывая планы мести, да такие, чтобы призрачные стражи не отозвались на нарушение правил. В общем, темные решили выйти на тропу войны. И никого не смущало, что светлых в два раза больше. Я же чуть не простонала. Они будут воевать, а грушей для битья опять быть предводителям. А у нашего курса это я и Рита. Хоть мы никогда и не соглашались. Хотя, некоторые наверно на нас отыгрываются, потому что мы их не остановили. Нашли крайних так сказать. И я начинала понимать Везувиана. Как еще лорд-директор самого неуправляемого заведения из всех волосы на себе не дергает.

   Дверь в общагу распахнулась, а кто вошел, я не видела, сидя к ней спиной. Зато почти сразу услышала Яшмин Ларге.

   - О, директорская подстилка тоже здесь.

   Руки сжались в кулаки. Хоть я и не понимала ни о чем речь, и кого Ларге имеет в виду. И почему-то очень захотелось ее ударить, но даже не повернулась, предпочитая игнорировать и не вступать лишний раз в конфликт. Потому что как показывает практика, все шишки потом на меня же и валятся. И бьют опять же свои и ни за что. А с Ларге связываться себе дороже. Ее вечно Грымза покрывает.

   - Дарквейн, у тебя язык отсох? - дернула она меня за плечо.

   Зря. Потому что на душе и без этого было тошно, не говоря уже, как мне надоели чужие придирки и издевки. Тем более меня зацепило оскорбление чести директора. Между мной и Вианом был всего один единственный поцелуй, и тот не считался, потому что он о нем даже и не помнит! Наверно... И как-то странно, что Яшмин назвала меня подстилкой именно сегодня. Ни у кого и никогда мысли не возникало о моей связи с Везувианом Брагденвилем, тем более подобного характера.

   В голове что-то щелкнуло. Точнее выпала переменная из уравнения Яшмин плюс Грымза равно вседозволенность первой. Грымза теперь в моей полной власти, а значит, Ларге защищать не кому.

   Я дернулась, встала и развернулась к обидчице, злобно шипя. Хватит с меня всего этого. Молчать и терпеть я больше не стану.

   - Ходи и озирайся, Ларге. Грымзы тут нет, а ты слишком многих бесишь. А еще раз оскорбишь моего брата, я тебе всю рожу исцарапаю. Усекла?

   - Как же брат и сестра они. Руби, маленькая, только держись! - картинно закатила она глазки, передразнивая видимо Везувиана. И Ларге решила оттолкнуть медленно, но уверенно преградившую путь очень взбешенную ведьму. - Думаешь, раз сама подстилка, и подружку свою под короля подложила, значит все можно и вас кто-то защитит?

   На глаза упала пелена, я совершенно не соображала, что делаю, а в следующий момент холл общежития темных огласил звук пощечины. Никто ничего не успел сделать, потому что обычно мы с Ритой останавливаем друг друга, а сегодня ее не было.

   - Не смей порочить Даир и Везувиана!

   - Ах, ты дрянь подзаборная! - взвизгнула девица и кинулась на меня с кулаками. -

   Длинные ногти полоснули по щеке, я же от души запустила пальцы в волосы Яшмин. Нас пытались растащить. Вернее меня пыталась схватить ее верная свита, чтобы не дергалась, а Ларге отвела душеньку. Двенадцатый курс, бросился на мою защиту, и как-то так вышло, что коса нашла на камень, а банальная девичья драка перерастала в кулачный бой без правил. Но это темным всегда мало, потому вход пошла магия. Кажется и Яшмин, и я давно ждали часа, когда сможем схлестнуться по-настоящему, а в общаге сейчас не было никого, кроме учеников. Девица сделала один ложный выпад, и мою шею оплела жуткая змея, перекрывая дыхание. Тщетно пытаясь избавиться от хладнокровной мерзости, я только и сделала, что щелкнула пальцами и прохрипела:

   - Шарка!

   Одежда Яшмин вспыхнула синим пламенем, сама Ларге завертелась волчком, жутко вереща. О да, это очень больно, зато следов и ожогов не оставляет. Рухнув на колени, я пыталась вспомнить заклинание, которое могло бы избавить меня от змеи, но ничего не получалось, и я лишь задыхалась.

   - Допрыгалась, Дарквейн. - Зашипела Яшмин, уже успевшая подавить мое заклинание, нервно поправляя прядь волос, когда-то доходящую до пояса, а теперь едва ли достающую до подбородка. Все же у синего пламени есть свойство лишать шевелюры.

   Избавившись от змеи, я встала и довольно усмехнулась. Как подло, нападать со всей мощью на того, кто недавно был почти полностью истощен. Вполне в духе Ларге. Но на каждое действие есть противодействие. Вот только пусть подойдет поближе. Все произошедшее со мной за последнее время, придало мне уверенности и небывалой наглости. В конце концов, я злая ведьма, а не кроткая и благородная леди. Злобный смех вырвался наружу.

   - Что? Побежишь любовничку своему жаловаться? Да после того, что я с тобой сделаю, он на твою уродскую мордашку даже и не посмотрит.

   - Ох, как страшно, - все еще хохоча, выдавила я.

   Девица кинулась на меня, но только это и было надо. С ее первым шагом я вновь щелкнула пальцами. Все заволокло едким дымом. А потом я резко дернулась вперед на голос этой твари, что закашлялась от дыма, и с силой ударила кулаком, кажется по лицу. Не зря с Трапейви на мельнице литературой занималась. И, повалив девицу на пол, теперь отводила душеньку. Правда, наши с Яшмин силы были не равны. У меня одна рука, у нее две, и каким-то образом произошла смена мест, а эта дрянь сильно сжимала мою шею. И получила точный удар в переносицу. Она визжала, пыталась атаковать вновь, надеясь на помощь своих верных помощников, но я оказалась права. Слишком многим они попортили кровь, и теперь, поддавшись общему безумию, эти многие возжелали того, чего хотят все темные. Мести. Это был откровенный бунт, и первая красавица факультета, королева всея общежития оказалась в меньшинстве. Ее свита была откровенно загнана в угол. Как же все-таки хорошо быть победителем. Лица учеников перекашивались от целой гаммы чувств, что не описать простыми словами. Это было нечто запредельное. Они удивлялись, потом пугались, бледнели, зеленели от зависти, краснели от злости и досады. Я ликовала и точно знала, что даже если эта выходка и сойдет им с рук, по крайней мере, они поостерегутся нападать. И думаю не только на меня.

   - Ходи и озирайся. - Победно шипела я. - Праздник на твоей улице подошел к концу.

   Увы, Яшмин не вняла моим словам и с силой ударила по лицу.

   На шум битых стекол и вылетевшей через окна мебели примчались преподаватели, а вместе с ними лорд-директор.

   - Злобный Хирилл! - рыкнул он, выдергивая из пустоты кнут. - У вас совсем совести нет?

   - Она первая начала! - визг Яшмин резанул уши, а я от души запустила в нее первым, что попалось под руку. И жаль, что это был не камень или что по хуже, а всего лишь чудом уцелевший стакан.

   Удар кнута пришелся на правое плечо, точно такой же зеркально отразился на Яшмин.

   - Да мне плевать! - рявкнул директор, одаривая каждую еще двумя ударами.

   Девушка стонала и пыталась закрыться руками, я же стояла, гордо выпрямившись, тем самым признавая свою вину и отрицая раскаяние, только поворачивая голову, чтобы по лицу не попало. Во-первых, давно хотелось врезать Ларге, чтоб раз и навсегда запомнила. Во-вторых, а что мне терять? В-третьих, Везувиану нужно было выпустить пыл, хотя позже он об этом пожалеет. Еще как пожалеет. И если не сам, то я ему помогу.

   - Сколько это будет продолжаться? Когда до вас, наконец, дойдет, как себя вести!

   Когда количество ударов перевалило за десять, Яшмин сжалась, сидя на полу, и плакала. Но Везувиан остановился лишь, когда кнут все же ударил меня по лицу.

   - В мой кабинет! Обе!

   Отбросив орудие наказания в сторону, лорд-директор развернулся и ушел. Рыдающую первую красавицу подхватили под руки, а я пошла сама, только по привычке подхватила сумку с... пола, ибо стульев в помещении стало заметно меньше. Ко всему привыкаешь, в том числе и к боли. И у меня уже давно был способ притупить подобные ощущения, просто перестать обращать на них внимания и концентрироваться на чем-нибудь другом. Например, на ненависти к женщине, чьими усилиями я здесь оказалась. Волшебное чувство ненависть. Позволяет забыть вообще обо всем, кроме объекта к которому его испытываешь. И предвкушение того, какой сладкой будет расплата. Большего и не надо. А сейчас я ненавидела Ларге. Мало того, что она первая начала, хотя может это все-таки была я, так она еще и унизила меня перед всеми не заслужено. И ладно только меня, но и Риту, и мою родину. Ладно всего лишь короля, к которому я не испытываю особой симпатии. Но это мой король, и правит он моей страной! И никто не смеет их оскорблять. А Нефрита моя лучшая подруга!

   Яшмин директор принимал первой и кричал на нее так, что даже защита от подслушивания не помогала. А потом послышались крики и рыдания девушки, видимо означающие полное раскаяние, жаль, слов разобрать не получалось. Я лишь сидела на полу и ждала своей очереди в гордом одиночестве. Самое худшее, что Везувиан может сделать, вышвырнуть из Академии. А это значит, что я вернусь домой, и час моей мести мачехе приближается. Так что не все так плохо. Жалко только, что без магии в гильдию алхимиков не принимают. Точнее принимают, но дальше подмастерья не продвинешься. И как-то досадно стало, я столько еще не успела сделать. А сколького наворотить.

   Где-то минут через тридцать, Везувиан Брагденвиль вышвырнул девицу из своего кабинета, и когда та убежала, обратился к леди Миоме.

   - Найдите мне все документы на Ларге, в том числе и характеристики за последние пять лет, посмотрим, что с ней делать. - Зелено-желтые глаза зло сверкнули.

   Кажется, доигрались. Причем все и без разбора. Представляю, что еще может сделать Виан, ради того, чтобы Академия наконец-то стала считаться образцово-показательной, а не местом, куда ссылают за плохое поведение. Он махнул рукой, приглашая в кабинет. Страшно не было. Я была в кое-то веки по-настоящему взбешена, поэтому гордо вошла и заняла место точно в центре. Везувиан встал передо мной и внимательно вглядывался в мое лицо. Прямой взгляд, плотно сжатые губы и полное отсутствие раскаяния. Надежда, что он увидит там только это, разбилась вдребезги, стоило смуглым пальцам коснуться царапин.

   - Больно? - участливо спросил мужчина, хотя ответ был очевиден.

   - Нет. - Жестко отчеканила слова лжи.

   - А здесь? - еле касаясь, пальцы прошлись по красному следу от кнута.

   Я даже не дернулась, только зашипела, стоило задеть рассеченную губу.

   - Нервы сдали? - заиграла теплая улыбка на его губах.

   Сначала я не поняла, о чем он, а когда дошло, просто сорвалась:

   - Конечно, сдали! Знаешь, как надоело постоянно терпеть эти издевательства?! Каждый раз, кто-нибудь то что-нибудь скажет, то толкнет, то еще что-нибудь, а чуть что голову в песок, а я виновата! Должна же я была хоть раз морду этой дряни начистить! Она меня подстилкой твоей обозвала! Так что можешь меня отчислить, но я этого терпеть больше не буду!

   - Отчислить? - брови директора взметнулись вверх, нагло игнорируя самую важную, по моему мнению, часть.

   - О! Не переживайте, лорд-директор, по Академии скучать не стану, а вашу матушку со своей земли и без магии выживу!

   Я отвернулась, чуть не плача. Как чудесно начинался этот день. И как ужасно он закончился. И ладно бы только это. У меня ведь экзамен в летной школе на выходных, а теперь я вообще могу на него не попасть. И с Вианом все так получилось. Хотя, как так и что именно вообще не понятно. Хирилл, я запуталась!

   - Руби, - усадив меня на диван, Виан присел на корточки, - я не собираюсь тебя отчислять.

   - Не собираешься? - я не поверила собственным ушам, а все мысли вылетели из головы, оставив после себя звенящую пустоту. - Если не это, то что?

   - Останешься без выходных, вот и все. - И Виан так ласково потрепал меня по волосам, будто ничего страшного не случилось, и встал.

   Нет, для Везувиана безусловно в этом не было ничего такого. Но для меня это полная катастрофа. Крах всех надежд и мечтаний. Темная и бездонная пропасть стала совсем непроглядной.

   - Нет! - вмиг вцепилась в рукав черной мантии, дрожа от подступающей истерики. - Ви, пожалуйста, что угодно только не это. У меня экзамен! Делай что пожелаешь, хочешь, выпори, хочешь, еще как-нибудь накажи, на кухню на неделю отправь, да хоть в изоляторе запри, только не отнимай выходные.

   - Изолятор, говоришь? - при упоминании самой суровой меры наказания, если не считать отчисления, лицо Везувиана Брагденвиля озарила такая коварная улыбка, что я пожалела о каждом своем слове. Уж больно хорошо я знаю выражения этого лица, и догадываюсь, чем это может обернуться. - Пожалуй, это вариант. Таких злостных нарушителей дисциплины надо изолировать.

   И кто меня за язык тянул. Туда ведь минимум на двенадцать часов помещают, если учитывать, что за окном уже почти полночь, сидеть придется до полудня. Из-за этого я пропущу большую часть лекций и погрязну в долгах. И у меня будет только половина дня, чтобы с ними разобраться. А это практически нереально. С другой стороны. Лучше так, чем совсем не иметь надежды.

   - И не поставишь вопрос об отчислении? - ну так, на всякий случай уточнила адептка.-

   - Нет. Мне легче тебя выпороть. - Мужчина говорил вполне серьезно, очень бережно обнимая лицо ладонями. - Ты слишком много для меня значишь, чтобы я смог тебя отпустить. Но ты хоть понимаешь, как тяжело каждый раз тебя наказывать? - поразившись теплоте в его голосе, я просто кивнула. - Ни черта ты не понимаешь, Ру. - Почти простонал он отчаянно, опустив руки и голову мне на колени, и попытался зарыться лицом в складках тех лохмотьев, что раньше звались накидкой. - Ты даже не понимаешь, что со мной делаешь.

   - Что? - прохрипела я, потеряв голос от волнения, потому что не понимала о чем речь.

   - Малыш... - Мужчина вновь поднял голову, зеленые глаза смотрели с такой тоской. Такие прекрасные как драгоценные камни желто-зеленые глаза. - Я убивать готов всякого, кто к тебе прикоснется и причинит боль. И ведь убью когда-нибудь. И твоих обидчиков и тебя заодно. А ты как будто специально на рожон лезешь.

   - Ви, - у меня появилось острое желание оправдаться. - Я не...

   - Я знаю, что не специально. - Уголки его губ дернулись в горькой улыбке, вот только эта улыбка быстро сошла на нет. - Но как же это бесит. Особенно это. И почему ты такая безголовая? Почему ты не видишь, что сводишь меня с ума, Руби? - шептал Виан, прислонившись лбом к моему лбу.

   Казалось, что я вот-вот расплачусь. Это прозвучало так чувственно, что никто не остался бы равнодушным. И в то же время, ощущение было таким, как от падения и крылья при этом почему-то категорически не желают разворачиваться.

   - Ви, пожалуйста, хватит. - Я взмолилась, понимая, что еще хоть слово в таком ключе, и я точно разревусь.

   - Дело в Райдолине? - сурово свел брови к переносице лорд-директор.

   - Причем тут он? - от удивления, даже плакать перехотелось.

   - Между вами что-то есть?

   - Злобный Хирилл! Что может быть между мной и этим светлым идиотом?

   - Тогда почему ты меня отталкиваешь?! - взревел мужчина, хватая меня за руки.

   - Да потому что мне страшно! - сорвалась я. - И как ты мог подумать, что между мной и Райдолином что-то есть, после вчерашнего? Да я целый день только о тебе и думала!

   - Ты думала обо мне? - желто-зеленые глаза расширились от удивления.

   - Какая теперь разница, если ты даже и не помнишь?!

   И тишина. Только взгляды. Мой полный обиды и злости, и его изумленный.

   - Как я мог забыть, Руби? - большой палец лег на губы, на них же падал взгляд директора. - Это лучшее, что со мной случилось за два года. Малыш, прошу, не отталкивай меня. Дай хоть один шанс доказать, как сильно ты дорога мне. Позволь еще хоть раз поцеловать.

   - Так почему ты медлишь? - прошептала я, больше не в силах слушать.

   Виан - темный маг, и никогда не признается в любви, потому что любовь -- это слабость. Но он уже сказал достаточно, чтобы быть прощенным и понятым. И не было смысла скрывать, что я тоже хочу быть с ним. Потому что действительно хочу. Потому что я всегда восхищалась им. Этим сильным, уверенным в себе, красивым мужчиной. И сколько бы я это не отрицала, еще в прошлый раз я хотела сказать ему да. Все эти годы он был для меня маленьким островом счастья и надежды на лучшее. Виан, казалось, не поверил ушам, но все же до него дошел смысл сказанного. Нежное и бережное начало вскоре наполнилось страстью и жадностью. Везувиан просто не мог насытиться, целуя, легко покусывая губы, которые болели, но мужчина продолжал срывать стон за стоном.

   - Как же долго, - спрятал он лицо на моей груди. - Как же долго я ждал.

   Не знаю почему, но улыбка не сходила с лица, пока пальцы перебирали мягкие светлые пряди. Кто бы мог подумать, что самый близкий мне человек, окажется настолько неравнодушным. Вот только стоило Везувиану потянуться к моим губам вновь, я отстранилась, а потом жутко испугалась, что он поймет неправильно.

   - Что в лоб, что по лбу. - Мужчина лишь хмыкнул и вновь невесомо прикоснулся к лицу и опухшим губам, и вся боль ушла. - Сколько мне еще придется тебя наказывать?

   - Теперь буду умнее. - Клятвенно заверила я.

   Во взгляде мужчины отчетливо читалось: "Не верю". И мне бы обидеться, но кто знает, как оно будет на самом деле.

   - Пошли, нарушительница, тебя ждет изолятор. - Хмыкнул директор, поднимаясь.

   Какой-то Везувиан слишком веселый. Это определенно не к добру. И мне бы подумать над этим, но думалось совершенно о другом. Например, что придется провести всю ночь в темном, мрачном помещении без окон в окружении довольно злобных призраков, что припомнят все прегрешения на моей вечно спящей совести. И отмолчаться никак не получится. С другой стороны, с ними можно поговорить, поразмышлять вслух, на жизнь пожаловаться, в конце концов, а то и выведать чего. Им ведь там очень скучно, все-таки гости в изоляторе редкость.

   - Ви, мне надо Грымзу покормить хотя бы.

   - Не переживай. Рай с этим справится.

   - Да мне неважно, справится он или нет! Я ему не доверяю! - в сердцах выпалила я и осеклась. А ведь не собиралась ничего такого говорить.

   - А мне? Мне ты доверяешь?

   Какой провокационный вопрос. Безусловно, Везувиану я доверяю больше, чем кому-либо другому, вот только все слишком сложно и запутано. Чересчур даже. Но стоило Виану притянуть меня к себе, и все мысли по этому поводу испарились.

   - Да.

   - Тогда поверь, Рай с твоим кроликом ничего не сделает. Остальное не твои заботы.

   После этих слов я ушла в себя, и не сразу заметила, как мы вышли на улицу, пересекли добрую часть территории до покосившейся башни, скрипнула ржавая дверь и нас поглотила тьма помещения. А потом стало страшно. И Везувиан ко всему прочему обнял за талию одной рукой, другой закрыл глаза. Несколько мгновений абсолютной, пугающей тишины, и раздавшийся в ней хлопок был просто оглушающим, словно башня над нами решила рухнуть в единый миг. Да у меня ни одно зелье не взрывалось с таким звуком, и я невольно вскрикнула, а Везувиан тихо давился от смеха и убрал руку. Да лучше бы я оглохла, ослепла, и нас таки завалило в башне. Но мы были в противоположном конце Академии от нее. В гостиной дома лорда-директора.

   - Добро пожаловать в изолятор, дорогая. - Буквально мурлыкнул Везувиан, прижимая себе гораздо сильнее, чем было прежде. - И только посмей сбежать, пока меня нет. Так накажу, что жизни рада не будешь. - И он исчез с точно таким же хлопком, заставив вздрогнуть.

   И до этого особой радости от жизни не испытывала, но поверила Везувиану на слово. Мне ли не знать, насколько он изобретателен в пытках и наказаниях. Даже вот сейчас. Это не просто изолятор, это моя персональная комната ужасов из дворца Злобного Хирилла. Потому что пока владельца дома не было, я, обхватив себя рукой за дрожащие плечи, перебрала все варианты того, что меня тут ожидает, и от них волосы на голове вставали дыбом. И почему-то даже побег казался не таким уж плохим. Не только из дома директора, но и из Академии, и вообще с нейтральных земель. Куда-нибудь в богами забытую глушь, а еще лучше на необитаемый остров. Одно маленькое но останавливало. Пока срок опеки не истечет, Брагденвиль меня из-под земли достанет.

   И пока я нерешительно осматривалась по сторонам, серьезно задумалась, а не стоит ли мне выпить. К тому же бутылка вчерашнего пойла стояла на столе, словно как призыв к действию. Увы, страшно было даже пошевелиться. Я не знала, что делать. Обижать Везувиана не хотелось, а ночевать в его доме казалось неправильным. Да оно и было не правильно. Я девушка, он взрослый мужчина, почти родственник. Светлая Каламея, как же все сложно!

   - Ну что ты дрожишь, маленькая моя? - нежные руки обняли со спины, и я снова не поняла, как так Везувиан появился без всякого шума. - Руби, я хоть и злой волшебник, но все же честный и благородный муж, и не притронусь к тебе... - Он задумался, - в ближайшие несколько месяцев точно.

   - И это ты называешь благородством? - весь страх убрался восвояси, уступая место негодованию.

   - Ну, двенадцать лет до помолвки, а потом еще столько же до свадьбы, я ждать не смогу и не буду. Но вот несколько месяцев вполне смогу вытерпеть. - Утешил Виан, садясь на диван и потянув меня на себя. - Тебе нечего бояться. - Идеальное лицо тронула мягкая улыбка. - И больше никто не обидит. Мы объявим о помолвке, и никто не посмеет тебя и пальцем тронуть.

   - Что? Нет! - Я попыталась вырвать из кольца цепких и сильных рук, что еще мгновение назад казались такими нежными. - Никакой помолвки!

   Везувиан Брагденвиль даже не шелохнулся и, словно издеваясь, продолжал удерживать только одной рукой. Другой же совершенно спокойно и невозмутимо перебирал мои волосы.

   - Малыш, я всего лишь хочу защитить тебя. И от нападок, и от всех попыток ухаживать и делать предложения. Особенно от таких людей, как Уестилу.

   - Мне не нужна защита! Я прекрасно могу постоять за себя сама и дать от ворот поворот любому желающему! Не надо помолвки! Пожалуйста, Виан. - Молила я со слезами на глазах, сжимая пальчиками полы его мантии на груди. - К Злобному Хириллу репутацию и все эти косые взгляды. Пусть считают твоей подстилкой, пусть, что хотят то и делают! Пусть все остается как есть. Давай не будем усугублять все еще и помолвкой.

   - Подстилкой зваться ты согласна, а невестой нет, да сестренка? - лукаво улыбался директор. Я стушевалась, а Виан продолжал издеваться. - И мы никому не скажем?

   - Вообще никому!

   - Ты хоть понимаешь, как абсурдно это выглядит? Почему ты так любишь создавать подобные сложности?

   - Не придирайся! И чего ты улыбаешься? Это ведь тебя будут обвинять в фаворитизме, причем в обоих случаях!

   - Во-первых, кто? - спросил Виан, отсмеявшись. - Я здесь сам себе господин-начальник. И, увы, другого сумасшедшего на данную должность нет. Во-вторых, они ничего не докажут.

   - Но ты не ответил. - Я сурово сдвинула брови.

   - Просто рад, что моя маленькая девочка больше не отталкивает меня.

   Не смотря на все противоречивые чувства и сомнения, пришлось отметить, что мне нравится, как Виан бережно обнимает и называет своей. Как нежно касается губами моих губ, как шепчет мое имя, смотрит глаза в глаза, в которых я таю, как кусочек льда в бокале. Наверно впервые, я чувствовала себя настолько счастливой, устроившись головой на коленях мужчины и общаясь с ним как раньше. Ни о чем и обо всем сразу. Особенно понравилось жаловаться лорду-директору на его же собственные правила, из-за которых Академия БДиМ действительно больше не спит, преподаватели свирепствуют, а студенты уже успели разворовать библиотеку, и некоторым не хватает учебных материалов, а им очень надо подготовить еще семь заданий для Гурье. И надо заметить лорд-директор лишь улыбался, но не сердился, успев залечить все мои ссадины, поглаживая по волосам, и медленно попивал вчерашнюю настойку, но со мной не делился.

   - Кстати, об учебе. Кто-то пропустил мою лекцию.

   - Я была занята. - Потупила я глазки и села.

   - Да уж, наслышан, как Рай тебе чуть не проиграл. - Виан стал серьезным. - Он сказал, ты расстроилась из-за ничьей. На тебя это не похоже.

   - Я не из-за этого расстроилась.

   - А из-за чего?

   - Из-за тебя. - Левая бровь Виана чуть приподнялась, и я, подтянув колени к груди и уткнувшись в них лицом, пояснила, - потому что ты не пришел, и я подумала, что ты не хочешь меня видеть.

   - Я хотел, но подумал о том же. Но ты в любом случае должна мне реферат на двадцать страниц.

   - Ви, это жестоко!

   - Жестоко? - а вот теперь кто-то очень сильно разозлился, и уже не так бережно схватил за подбородок. - Жестоко, малыш, сбегать без всяких объяснений. Или издеваться и отказываться от помолвки, когда ты, наконец-то, моя. И особенно жестоко, заставлять думать, что если бы я не увидел падения, то мог бы не успеть и потерять тебя навсегда.

   Пальцы разжались, повисло гнетущее молчание. Виан уперся в колени локтями и опустил голову на сцепленные в замок пальцы. Ведьма робко прижалась к мужчине, жалобно глядя, чтобы тут же быть прощенной и прижатой к груди. Было так тепло и уютно, что я не заметила, как задремала.

   - Пойдем спать, малыш.

   - Вместе? - ужаснулась ведьма.

   - Просто рядом, ничего такого.

   Везувиан дал мне одну из своих рубашек, чтобы переодеться, и вышел из спальни, а вернулся только тогда, когда я закуталась в одеяло по самые уши. Мы лежали лицом к лицу и просто смотрели в глаза. Виан с трудом осмелился взять мою ладонь в свою, не рискуя даже поцеловать. Когда-то давно мы уже так засыпали в одной кровати. Только я была маленькой, а сейчас, просто послала к Злобному Хириллу все устои, мораль и личные принципы. Мне было хорошо рядом с этим мужчиной, и я ему доверяла.

   - Подстилка директорская, - хмыкнула я тихо и без всякой злости.

   - Возлюбленная. - Поправил он шепотом. - Спи, малыш. - Тыльной стороной ладони погладил по щеке. И я действительно почти сразу провалилась в сон, чуть позже сквозь него расслышав слова, - счастье ты мое.


   Судя по тому, как быстро я уснула, и каким спокойным был сон без сновидений, дело не обошлось без магии. Хотя за это была даже благодарна, потому что наконец-то выспалась, а разбудили меня ласковые прикосновения.

   - Доброе утро, нарушительница. - Прошептал Виан, целуя в висок.

   - Доброе. - Робко отозвалась я, из-под ресниц глядя на самого дорого мужчину на свете.

   Везувиан Брагденвиль, уже одетый, сидел рядом и выглядел уставшим, но счастливым. Мы очень долго молчали, глядя друг на друга. Казалось, Виан вообще не мог наглядеться, и не только, все время поглаживая то по щекам, то по волосам, то по шее, плечам и ключице, что хотелось закутаться в одеяло по самые глаза. Но желание старательно душилось в зародыше, потому что мне это нравилось. Какие полеты, какая свобода, кому они вообще нужны, когда самый дорогой человек смотрит с такой нежностью и так бережно касается. И плевать, что это неприлично.

   - Мне пора на построение. - Вновь нарушил тишину мужчина, но так и не двинулся с места.

   - Уже? - вмиг встрепенулась ведьма, понимая, что уже почти половина шестого.

   - Ну и куда собралась? - Виан по-доброму усмехнулся. - Ты в изоляции, не забыла?

   А ведь действительно. Совсем из головы вылетело.

   - Так я могу еще поспать? - я откровенно обрадовалась, тихо злорадствуя, что все остальные будут мучиться и страдать, а я проведу лишних пару часов в постели. Пусть и в мужской. Ох и зря он Ларге отхлестал.

   - Какое же это тогда наказание? - рассмеялся Везувиан. - Нет, малыш, ты будешь учиться под моим личным контролем.

   Хирилл меня побери. Что бы это не значило, уже понятно, это очень плохо и печально. И как-то сразу захотелось оказаться подальше отсюда. Вот в том же изоляторе. Или на построении.

   - Ванна в твоем распоряжении. - Мужчина нехотя поднялся с кровати и собрался уходить. - Я скоро вернусь, а ты даже не думай о побеге.

   Стоило двери за ним закрыться, ведьма тут же подскочила на ноги, собрала вещи и бросилась в ванну. Безусловно, на самом деле истинным желанием было выпрыгнуть в окно, но в любом случае, сначала надо переодеться. Да и душ принять не помешает. И как-то под теплыми струями воды, о мысли о побеге опять исчезли, и вообще поплыли в другом направлении.

   Ну и куда мне бежать на территории его Академии? Некуда. А главное зачем? Чтобы больше не били? Так и не будут. Потому что я твердо решила еще вчера, что не стану это терпеть. Тем более не заставлю больше волноваться Виана. А даже если и попытаются, сделаю им модную стрижку от Рубины. На крайний случай, обидчиков ждет хроническое несварение, или что похуже. Подобно своим темным сокурсникам, я собиралась выйти на тропу войны. Только они собирались воевать со светлыми, а я со всей Академией, если потребуется. И да. Теперь мне придется стать умнее и изворотливее.

   Я все представляла, как Везувиан стоит под струями воды, моется той же мочалкой, что и я, теми же мылом и шампунем, вытирается полотенцем. И как-то от этих мыслей кровь приливала к щекам, и становилось жарко. Как же это неправильно. Ведь я знатная леди, герцогиня Дарквейна, и мне не положено находиться в доме взрослого мужчины без присмотра камеристки, родственника или на худой конец в компании каких-то других людей. С другой стороны, Виан мой родственник, пусть и не по крови, мой сводный брат, опекун и лорд-директор... И у него ко мне чувства далекие от тех, что записаны на бумаге. Хирилл, если разобраться, как же низко мы пали с точки зрения общественного мнения. И в то же время моя темная ведьмовская сущность восхищалась происходящим. Темным не интересны устои и правила приличий, что соблюдаются лишь для видимости, чтобы нас из этого общества вообще не выставили, в предвкушении чего-то более интересного и захватывающего. Мы трепещем всем телом от удовольствия, прогуливаясь по лезвию бритвы, по самому краю бездны. И это ни чем не передаваемое ощущение будоражит кровь и заставляет заходить все дальше и дальше. Запретный плод очень сладок, а когда еще и желаем... И передо мной стоял только один вопрос, хочу ли я убиваться горем и мучиться от стыда, как полагается леди, за то, что мы с Везувианом перешли несколько незначительный формальных границ? Определенно нет. Потому что как не отрицай, но двенадцать лет меня учили быть в первую очередь ведьмой, а уже во вторую леди. И Брагденвиль прав, все эти сложности создаю я сама. Так что если пришло время для перемен, то я обеими руками за. Слава Каламее, они обе вновь здоровы.

   Выходя из ванной полностью одетой, я почти переборола те крупицы страха и нерешительности, что еще терзали душу сомнениями. Возможно, темным ведьмам счастливый конец не полагается, но никто не запрещает наслаждаться счастьем сейчас. И сразу же столкнулась с Везувианом.

   - Ты долго. - В каком-то порыве, он притянул к себе, уткнувшись носом в макушку и шумно вдыхая. - Я уже начал волноваться.

   - Что со мной могло случиться в душе? - с трудом подавила я усмешку и подняла взгляд.

   - Зная тебя? Даже представлять страшно.

   Он отвел мокрые волосы с моего лица назад, легко скользил пальчиками по пульсирующей вене на шее, по плечам, по руке, и от этих прикосновений по коже пробегали такие приятные мурашки, и я откровенно млела и не удержалась, поймав его ладонь и переплетя наши пальцы. Желто-зеленые глаза несколько округлились. И вот только потом до меня дошло, в чем причина. Я сделала это левой рукой, которая теперь всецело завладела мужским вниманием отдельно от своей хозяйки. На лице Везувиана отражался мыслительный процесс.

   - Что-то не так? - я решила выдернуть Виана из размышлений. От греха подальше.

   - Ну, в общем да. - С неудовольствием признался Виан, сурово сведя брови к переносице. - Не желаешь объяснить, что с рукой?

   И как-то по голосу сразу стало понятно, что лучше сказать правду. Иначе кто-то будет очень недоволен.

   - Да ничего страшного. - Отмахнулась я, делая робкий шаг назад.

   - Руби, - предупреждающе процедил сквозь зубы директор, - ничего страшного, это когда боль снимается обезболивающими, магия не отторгается, а после полного лечения, весь организм приходит в норму. Повторюсь, что с рукой?

   Ох, чувствую я пятой точкой, Хирилл придет по мою душу. И довольно скоро. Потому что безголовая ведьма несколько позабыла, что ее вчера лечили, да еще и маг высшей категории, и да, в нормальных обстоятельствах к руке не только сразу должна была вернуться чувствительность, но и подвижность. А этого не произошло. Точнее не сразу. И, как и ожидалось, вызвало слишком много вопросов.

   Еще один шаг назад. В этот раз более заметный, потому что Виан сделал шаг вперед.

   - Просто побочное действие... - проблеяла я, закусывая нижнюю губу в нерешительности.

   - Заканчивай. - Снова рыкнул Виан, понимая, что кто-то хочет уйти от ответа.

   - От регулярного применения яда.

   - Насколько регулярного?

   - Где-то раз-два в месяц.

   - Убил бы. - Выдохнул он в сторону.

   - Ви, я знаю, что делаю. - В голосе появилась уверенность, и, надеюсь, ее отчетливо распознали, хотя ведьма снова позорно отступила, и теперь в последний раз, потому что уперлась спиной в стену.

   - Уж надеюсь. - Прозвучало как-то совсем недовольно, а потом Виан обнял обеими руками мое лицо, наклонился ближе и перешел на отчаянный шепот, - я просто не понимаю, почему ты ни разу не попросила меня о помощи, Руби?

   - Я не хотела, чтобы ты переживал.

   - Малыш, я всегда буду о тебе беспокоиться.

   Теплые губы накрыли поцелуем, таким нежным, таким сладким и очень жадным, от которого подкосились ноги, и если бы Виан не придерживал за талию и не стена позади, валяться бы мне у его ног. Ощущения были сродни полету. Восхитительно, головокружительно, легко. Как будто за спиной развернулись крылья, земля ушла из-под ног, а я лечу сквозь облака и не падаю. И не упаду. Потому что верю Везувиану. Что он удержит, поймает, не даст разбиться о землю. И словно ища в нем дополнительной опоры и страховки, сама прильнула к мужчине, обнимая. Один яркий и восхитительный поцелуй, что, казалось, длился целую вечность.

   - Ви, а если кто-нибудь войдет? - слабо пропищала я, получив небольшую передышку, пока лорд-директор снова не приник к губам.

   - В дом директора? - усмехнулся он.

   Да действительно. Такого сумасшедшего еще надо найти, завязать ему глаза и толкнуть прямо в дверь.

   И ведьме такой ответ понравился, потому что она тоже улыбнулась, млея от наслаждения. Хирилл и Каламея, да мне все это нравилось! По крайней мере, одной моей части.

   - Кто-нибудь из гостей? - игриво предположила та сама часть.

   - Не в спальню.

   - А если Морион или Рай?

   Везувиан на мгновение отстранился и задумался, но все так же продолжал улыбаться.

   - Они заняты.

   Вопрос о том, чем таким гости заняты, канул в бездну. Во-первых, это не мое дело, а Виана. Во-вторых, чем дальше они от меня, тем лучше. В-третьих, было не до них. Есть вещи гораздо интереснее, чем выяснять, где Хирилл носит пресветлого, и что делает король, храни его Каламея.


   А потом Виан утянул меня в гостиную, продемонстрировал стопку учебников на журнальном столике и, не смотря на мои обреченные стоны, отправился готовить завтрак. И я пробовала учиться, устроившись на полу в окружении мягких подушек, но настроение было не то, и хватило моих попыток минут на пятнадцать, не больше. К тому же запах жареного мяса с кухни был просто чудесный.

   - Это не честно! Откуда в изоляторе учебники?

   - Считай это дополнительной мерой наказания. - Донеслось сквозь грохот посудой. - Ты все еще должна семь работ Гурье и три мне.

   - Почему три?

   - Потому что вы, адепт Дарквейн, опять пропускаете мою лекцию, плюс две вчерашние.

   - Магистр Брагденвиль, таки я тут не причем, я наказана и нахожусь в изоляции по вашему велению! И пропустила только одну. На второй я присутствовала.

   - По чистой случайности, - произнес Виан то, что так и осталось недосказанным, появляясь в комнате с подносом в руках.

   - Неправда. - Воспротивилась ведьма и обиженно отвернулась.

   - Допустим. Только вот ты не освоением материала была занята, а витала в облаках прямо перед носом преподавателя. - Темный маг откровенно наслаждался тем, что мне нечего ему противопоставить. Потому что он прав, и как бы я не выкручивалась, итог будет печальным. - Кушай, все не столовская овсянка.

   - Что ты имеешь против овсянки? - в единый миг разъярилась я, шипя на лорда-директора, который присел рядом, потому что именно на мое дежурство по кухне и выпадало приготовление данной каши.

   - Против твоей? - директор вскинул левую бровь, словно бы размышляя. - Ничего. Вот только кто-то в изоляции и по кухне не дежурит, а тот клейстер, что готовит Ларге, даже свиньи не едят.

   Кто-то выглядел очень довольным. И этот кто-то не я. Потому что до меня стал доходить один очень интересный факт, что все мои дежурства не были случайностью, а тщательно планировались. И ведь давно могла бы догадаться по тому, как иногда осекались преподаватели, выдавая штрафные баллы.

   - Ну, знаешь!

   - Что такое, маленькая моя? - лицо директора было таким же невинным, как у младенца. - Хочешь еще один реферат написать?

   - Еще как! На тему, что впредь не следует адептам целовать своего директора и почему. - Я сдаваться не собиралась, хоть и понимала, что тягаться с Вианом в коварстве, все равно, что рыть себе могилу. Но задел он меня очень сильно. Можно сказать в двух фразах, оскорбил, унизил, указал на никчемность, да еще и угрожал! Да так ласково.

   - Хорошая мысль. - Везувиан расхохотался. - Напиши, обязательно почитаю.

   - Двадцати страниц хватит?

   - Вполне.

   Демонстративно отодвинула тарелку с яичницей с беконом, не смотря на текущие от голода слюнки, и приступила к написанию реферата. Везувиан едва сдерживал смех, содрогаясь всем телом, чем очень отвлекал, но взбешенную, и от этого вдохновленную темную ведьму это не останавливало. Но едва ли была исписана половина листа, как мужчина наклонился и тихо произнес на ухо:

   - Отлично разыграно. Одно но, почему директору не следует целовать адепта в реферате ни слова.

   Лист был скомкан и испепелен. Мною. Ведьма была очень зла. Потому что повелась на такую глупую провокацию, как маленькая.

   - Люблю, когда ты злишься, - довольный лорд-директор поймал мой подбородок и легко поцеловал. - Малышка, тебя покормить?

   Процедив сквозь зубы, что сама справлюсь, я взялась за вилку, все еще пылая от гнева. Правда, уже не так как раньше. Иначе, боюсь, не удержалась бы и воткнула столовый прибор в некоторых. Завтракала быстро, понимая, что работы непочатый край, и на все про все чуть более четырех часов. И это форменное издевательство. Потому что никто и ни при каких обстоятельствах за такие сроки не справится. Значит надо расставить приоритеты, и сделать только то, что по-настоящему важно. Например, две работы для Виана и две для Гурье. Остальное по ходу сегодняшних занятий попробую списать у других. Главное к вечеру совсем не погрязнуть в долгах, или точно останусь без выходных. Везувиан тоже погрузился в дела, успокоенный моей жаждой знаний и непрерывным скрипом пера. Но и это продлилось не долго. Потому что дверь его обители распахнулась.

   - Ну и что натворила твоя сестра, что ее в изо... - Морион замер на пороге гостиной, не договорив. - Так перефразирую. С каких пор твой дом изолятор?

   Я не поднимала глаз от учебников, пытаясь слиться с мебелью.

   - Не мог же я ее в изоляторе запереть, за то, что она нас с тобой защищала.

   - Так уж и нас? - ехидно осведомился правитель Даира, бухнувшись в кресло.

   - А если точнее честь своего короля и лорд-директора. - Спокойно отозвался Виан, не сводя с меня взгляда.

   А я что? Я писала и старалась не отвлекаться. У меня всего четыре часа, чтобы подготовиться к взбучке у Гурье.

   Снова открылась входная дверь.

   - Виан, а ты мне объяснишь, что это светлые побитыми через одного ходят? - Райдолин, как и Морион остановился на пороге, но не замер, а подпирал косяк.

   И почему-то взгляды троих мужчин сошлись на мне. И ответы они ждали тоже от меня.

   - А что я? Я восемь часов в изоляции. - Состроила я полную идиотку, в душе проклиная наших на чем свет стоит. Вот стоит только отвернуться, а они уже действовать начали.

   - Да чтоб я в такой изоляции жил! - фыркнул Его Величество.

   Пресветлый присвистнул. Я вновь опустила голову и насупилась. Виан прикрыл улыбку ладонью, но я все равно все видела и начинала злиться.

   - Сама скажешь? Или мне людей посмешить?

   - Так, а вот это уже интересно. - Морион подался вперед.

   Какая красивая лепнина на потолке в директорском доме. Никогда не замечала. И отделка стен просто шикарная.

   - Похоже тебя игнорируют. - Поддел Рай. - Ну и что эта бестолочь натворила?

   - А ты со словами поостерегся бы, - хохотнул Виан. - У бестолочи отличный удар с правой. До сих пор гадаю, где такому учат?

   Нет, определенно, лепнина просто произведение искусства. Надо запомнить и дома такую же заказать. Лепнину по кругу и фреску внутри. Что-нибудь на тему матриархата.

   - А жертва, так понимаю, королева общежития? - загадочно протянул Морион. - Так вот что это вчера было. И как же теперь герцогиня собирается там жить?

   - Я в ней жить не собираюсь. - Не подумав, брякнула я, окончательно обидевшись. На всех.

   Лица мужчин вытянулись.

   - Да? - издевательски начал Виан. - И где же ты собираешься жить, моя дорогая сестрица? - и такой ехидный акцент на последнем слове сделал, что очень захотелось что-нибудь выкинуть в ответ.

   - В общаге, милый братец, только не жить, а главенствовать, - серьезно заявила я, скрестив руки на груди и откинувшись спиной на кресло позади. Ведь пока Грымзы нет, Ларге действительно будет некому защитить, и ее очень легко свергнуть.

   - О как! Герцогиня любит власть, - Райдолин тоже откровенно насмехался.

   - Герцогиня любит возвращать долги.

   - Руби. - Предупреждающий рык Виана, заставил чуть прикусить язык. Но только чуть.

   - Она первая начала!

   Я подскочила на ноги.

   - Села, - еще тише прошипел Виан.

   И ведьма села. Я не сумасшедшая перечить ему в таком настроении. По крайней мере, не настолько.

   - Будет лишний шум, выпорю, главенствующая ты моя. - Фыркнул он и встал. - У меня лекция, сиди, зубри, не отвлекайся, и только дернись. Вернусь и все проверю. Поняла? - Я кивнула. - Рай, проследишь?

   - Мне бы поспать.

   - Морион?

   - Да у меня тоже та еще ночка была.

   А вот теперь лепнина перестала быть такой интересной. И вообще, не так уж она мне и нравилась. Все трое опять обратили взоры в сторону стола, и я старательно делала вид, что меня это не заботит никак вообще. Ладно, чуточку заботит. Где провел ночь Пренитий, я догадывалась, да и про короля тоже, но такие догадки мне не нравились совершенно.

   - Иди уже. Пару часов еще продержусь. Никуда не денется. - Выдохнул Рай.

   - Хотел бы верить. - Бросил Виан, но все же покинул собственный дом.

   Я думала, что Морион отправиться спать, но все время пока Брагденвиля не было, Его Величество дежурил вместе с Райдолином. Ведьма старательно зубрила. Правда, несколько раз Пренитий попробовал этому помешать, но был проигнорирован. Даже когда отобрал справочник. Потому что адепт натолкнулась на искомое в основах высших проклятий и то, что вчера показалось таким знакомым. И не присутствуй я на второй лекции Везувиана, наверно, не обратила бы внимание на абзац о бытующем в древности мнении, что самые эффективные проклятия накладываются с использованием крови, и могут передаваться из поколения в поколение и привести к непредсказуемым последствиям. Рука сама потянулась к другому учебнику, чтобы свериться, что практически теми же словами написано об общем воздействии на кровь магией, и это касается не только проклятий, но и всякого рода клятв, заложенной в нее силе и далее по списку. Какая интересная тема. Не то, чтобы я и раньше этого не знала, и где-то уже слышала, что многие власть держащие заставляли поклясться на крови своих вассалов. Интересно, могли ли предки Мориона провернуть что-то подобное? И не это ли он имел в виду, говоря про былую мощь Даира? И снова ведьма оказалась в тупике, пока не раздобудет учебники по высшей магии. Увы, в этих стенах следят за тем, чтобы адепты не совали нос в информацию для их уровня не предназначенную, и вся надежда только на главную библиотеку Верста. И опять все упирается в выходные. Чувствую, они будут очень тяжелыми.

   Вскоре вернулся Везувиан, что бегло пробежал взглядом по моим конспектам и не хотя выдал по семьдесят баллов за каждую работу. Без объяснений, почему не сто. Обид тоже не было, ибо бытовало мнение, что лорд-директор на высший балл очень жадный. Так что адепт молча приступила к работам для Гурье. И вместо двух успела сделать три. До конца изоляции оставались считанные минуты.

   - Постарайся не создавать проблем. - Начал директор, перед тем как перенести меня в башню и уже оттуда выпустить на свободу.

   - Постараюсь. - Отозвалась ведьма, нагло обманывая. Я собиралась создать очень много проблем некоторым, вот только не попадаться.

   - Как-то мне не нравится ее послушание. - Протянул Морион, так словно меня тут и не было.

   - Согласен, выглядит пугающе. - Поддержал его Рай.

   Не нравится им. Я могу быть очень даже послушной и примерной! И вообще, очень интересно, почему они все еще сидели в гостиной, хотя оба собирались поспать. Но задать сей вопрос не получилось. Во-первых, ведьма вовремя прикусила язык, во вторых лорд-директор без предупреждения шагнул ко мне, а в следующий момент мы уже стояли в башне.

   - Я тебя очень прошу, - зашептал мужчина мне на ухо, обнимая. - Не делай глупостей.

   Ответа не было. Был нежный поцелуй на прощание. Когда еще мы сможем побыть только вдвоем?

   Покидая башню, я старалась не улыбаться. Выходило плохо, потому что ведьма чувствовала себя счастливой. Но искренне надеюсь, что о моем счастье никто и не подумал, списав все на то, что ночь в изоляции не прошла даром, и кто-то успел построить коварные планы мести. В прочем, это не далеко от истины. И пока не началась следующая лекция, ведьма торопилась к себе, чтобы подготовиться к предстоящим выходным и исполнению планов.

   Общежитие темных вид имело не из лучших, за ночь лишившись половины окон, части крыши и стен на верхних этажах. Внутри так вообще как будто смерч пронесся. Не уцелело вообще ничего. Веселая видимо была ночка, а я все пропустила. С замиранием сердца, я поднималась в нашу спальню и откровенно наслаждалась видом разрушений. Перила местами отсутствовали, часть каменных ступеней раскрошилась, обои отходили от стен, многочисленные портреты выдающихся темных выпускников Академии в лучшем случае перекосились, в худшем были порваны и валялись под ногами. И только портреты Аланса Роули, Везувиана Брагденвиля и Ларимара Альховцея никто не тронул. Особенно последнего. Все боялись, что дух одного из основателей придет по твою душу после такого акта вандализма и проклянет до седьмого колена. Алансу и Виана не трогали из уважения.

   В отличие от всего остального, комната оказалась не тронутой. Хотя, думаю, так было со всеми спальнями. Все-таки темные адепты защищают свои каморки от непрошенных визитеров, желающих стянуть конспекты или испортить имущество.

   Рита ворвалась в комнату, когда я почти закончила переодеваться и зашнуровывала сапоги наездника, сидя на кровати.

   - Ты напала на Ларге?! - подруга была в бешенстве. - И без меня?!

   - А у королевской подстилки дел поважнее разве не было? - поддела я, не удержавшись от улыбки, встала и сладко потянулась. - Еще такая как Ларге меня подстилкой не называла. - Все хорошее настроение как ветром сдуло. - Так что пусть расплачивается. Тебя, кстати, тоже. Представляешь, родственники твои узнают о шашнях с Морионом?

   Подруга покраснела и опустила взгляд в пол, почесывая за ухом. Расспрашивать я не стала. Захочет, расскажет сама. И, в конце концов, я ведь тоже хороша.

   - Что-то быстро ты восстановилась. Уж не директор ли постарался? - Рита тоже от сарказма не удержалась.

   - Как и всегда. - Я отмахнулась, напоминая, что мое быстрое исцеление происходит не в первый раз. И в большинстве случаев Виан к этому не имел отношения. - Представляешь, если бы я всегда с выходных покалеченная возвращалась?

   - Лорд-директор тебя бы не выпускал. - Хмыкнула Нефрита, покачивая головой, а потом замерла с самым серьезным видом и перевела тему, глядя как я достаю из сундука куртку и прочее обмундирование наездника. - Ты что делаешь?

   - Судя по бумагам директора, если сегодня хотим уплыть с Граны, лучше быть готовыми. Собрание будет очень долгим.

   Не распознать намек было сложно. Рита тоже кинулась к сундуку.

   - И все равно было глупо объявлять Ларге войну.

   - Зато теперь все дважды подумают, прежде чем нападать.

   - Уж не метишь ли ты на ее место королевы темных?

   - Нет, - ехидно протянула я, - его займешь ты.

   Рита замерла, глядя на меня, как на сумасшедшую. Но в моей голове уже созрел план, и даже несогласие подруги не имело ровным счетом никакого значения.

   - Ру, ты себя слышишь? Где она и где мы.

   - Вот именно, мы, Рит! Мы! И мы обе знаем, что без поддержки Ларге ничего не может. В конце концов, подстилкам директора и короля это ничего не стоит. Так не ударим в грязь лицом.

   Нефрита снова как-то замялась, но по блеску в зеленых уже было понятно, что идея пришлась по вкусу.

   - Соглашайся, Рит. Мы ведь тоже не одни. У нас есть Лика и Иола.

   - А ты станешь серым кардиналом?

   - Упаси Хирилл! - усмехнувшись, я потирала ладони якобы с безразличием. - Но за спинкой трона постоять не откажусь.

   - Да что уж там, садись на правый подлокотник. - Фыркнула подруга и улыбнулась, что очень было похоже на согласие.

   - А левый Сере отдашь?

   - Естественно.

   - А Иолита?

   - Даже не знаю. - Протянула Нефрита. - Думаю, сначала надо ее проверить.

   Тут было над чем подумать. Иолита с нами всего три года, и некоторые ее поступки особого доверия не вызывают. И не я одна в этой спальне страдаю паранойей, не желая всецело доверять соседкам. Потому что уж больно много информации утекло с того момента, как Иолу к нам подселили. И полагаться на абы кого при захвате власти, пусть и в одном конкретно взятом общежитии, не стоит.

   - Ты ведь меня не придашь? - сузила подруга глазки, что-то задумав.

   - Не ту спрашиваешь, Рит. В огонь за тебя, конечно, не полезу, но мы всегда сумеем договориться.

   - Пока дело не коснется любви.

   - Поверь на слово, Его Величество меня заинтересует только в самом страшном из кошмаров.


   Нас так вдохновила идея свергнуть Ларге к Хириллу под ноги, будто это свершившийся факт. Ну, или настолько же просто, как пальцами щелкнуть. То насколько титанический труд это будет и то, что Яшмин королева общаги, да и всего факультета темных, уже три года совершенно не смущало. У нас впервые выпала возможность поговорить без свидетелей по душам за очень долгое время.

   - А теперь рассказывай. - Я плюхнулась на кровать, наслаждаясь тем, что мы можем передохнуть и поболтать без свидетелей, пока все остальные штурмуют столовую.

   - Что тебе рассказать? - Рита отвернулась слишком поспешно, но опаливший щеки румянец от зоркого глаза не скрылся.

   - Как тяжело быть шпионом, Рит. - Хохотнула я. - Мне не интересно, чем вы там с Его Величеством занимались, меня интересует информация.

   - Ты же не хотела ввязываться?

   Я одарила подругу скептическим взглядом. Знала бы она, что и до сих пор не хочу. Просто вынуждена. И моего мнения в принципе никто не спрашивал. А главное, я не понимаю, как и во что оказалась втянутой, но сомнений в том, что уже увязла по самую темно-вишневую макушку, нет. И вот за что я люблю Нефриту, так это за понимание с полувзгляда. И Сердолику тоже. Одна Иола взглядов не понимает. Да и после вчерашнего неудачного допроса при всех, я начала в ней сомневаться. Дружеское любопытство это одно, а выставлять подруг в дурном свете перед всем курсом другое. Для этого существуют личности подобные Яшмин.

   - Ничего толкового. - Выдохнула Нефрита и опустилась на койку напротив. - Одни догадки и подозрения.

   - А ты думала, он вот так сразу возьмет и карты выложит? - удержаться от сарказма оказалось очень сложно.

   - Нет, конечно. - Подруга всплеснула руками. - Просто, как-то...

   - Странно, неожиданно, выбивает почву из-под ног? - Догадалась я.

   Хотя почему догадалась. Я испытывала все то же самое. Недели не прошло с их появления, а голова уже идет кругом. От всего. От сомнений и противоречий. От непрекращающихся нападок и постоянного наблюдения. От ощущения, будто нас испытывают и чего-то ждут. Словно проверяют, пробуют на зубок и вкус. И для меня это уже не просто ощущение. Это знание, подтвержденное случайно подслушанными словами.

   И подруга была со мной солидарна.

   - У меня такое чувство, будто всё против нас.

   - Рит, это не ощущение. Это факт. Всё и все против нас. Мы просто принимаем этот вызов.

   - Либо мы, либо нас. - Подвела подруга печальный итог. Зато честный. Настало время взглянуть правде в глаза, что для нас темных, это единственный вариант существования. - Не об этом я мечтала. - Рита упала на подушки и закрыла лицо руками.

   - Думаешь, я этого хотела?

   - Нет, конечно. В противном случае, двенадцать лет терпеть бы не стали.

   В комнате повисло напряженное молчание. Каждая думала о том, в чем боялась признаться все это время. Все-таки двенадцать лет в одной комнате неплохой срок для дружбы между темными ведьмами. Особенно для единомышленниц. Потому что мы всегда хотели тихой и спокойной жизни, вдали от Академии, от людей, от проблем, от коварства и лжи, от политики, от своих обязанностей, от давления. Все это время, мы старательно удерживали друг друга от глупостей подобных вчерашней стычке с Ларге. В самый последний момент, хватая за руку, одергивая одним взглядом. И сейчас я чувствовала вину, что вчера не сдержалась и не стерпела.

   - Ру, у нас ведь больше вариантов нет. - Первой нарушила молчание Нефрита.

   - Есть. - Я хмыкнула, хватаясь за последнюю соломинку, и тоже легла, чтобы разглядывать опостылевший за годы потолок. - Гильдия алхимиков и общество артефакторов.

   - Но нас все равно в покое не оставят.

   - Не оставят.

   - Значит, нет.

   Горький тяжелый вздох слетел с губ.

   - Рит, но если примут в общество, ты ведь не откажешься?

   - Ни за что! - подруга горько рассмеялась. - В тот же день соберу вещи и прощайте. И даже, не уговаривай.

   - Не буду.

   - А было бы неплохо, если бы нас обеих приняли. Только представь. Ты и я. На Версте. Полностью перекрыли нашим рынок сбыта зелий и амулетов.

   - Да... - мечтательно протянула я, смахивая наворачивающиеся слезы. - Хотя, мы и отсюда неплохо справляемся.

   И снова стало тихо. Пора было переходить к неизбежному.

   - Рит, так что с догадками?

   Подруга отозвалась не сразу. Хотя я догадывалась почему.

   - Не знаю, Ру. Может ты права, что они здесь из-за турнира, а все остальное лишь ширма. Но все равно неспроста нашей комнате столько чести. И я уверена, Морион знает, кто я.

   - И считает опасной?

   - Да. Слишком уж он аккуратен был.

   - Что ж. Мы в равном положении. - Подруга приподнялась на локтях, ожидая пояснений. Я томить не стала, и тоже поделилась догадками. - Я ведь единственная, кто еще не дал присягу.

   - Допустим. Но причем тут Сере?

   - А что с ней? - мной овладело сильнейшее любопытство. Плохо отбиваться от коллектива и не быть в курсе новостей. Интересно, сколько я пропустила своими ночевками вне спальни.

   - А ревновать не будешь? - появился лукавый огонек в глазах Нефриты.

   - Кого и к кому?

   Нефрита тянула кота за хвост, откровенно изводя. В моей голове уже роились мыслишки, что раз хириллова тройка снова в сборе, один из них отвлекает Риту, а другой меня, то оставшийся третий, в чьей спальне я провела последние две ночи, обхаживает Сердолику. Да, я усомнилась в Везувиане. И да, у меня было много поводов ему не доверять. Хотя бы потому, что все происходящее похоже на сон. Но все оказалось просто. Я и раньше видела, что Райдолин крутится вокруг да около нашей рыжей бестии, и, по словам Риты, не просто крутится, а постоянно этим занимается. Если вдруг мной не занят.

   У меня отлегло от сердца. Хотя червячок сомнения уже успел проснуться и заползти в голову.

   - Допустим, они знают. - Пустилась я в размышления. - Тогда все вполне логично. Держи друзей близко, а врагов еще ближе.

   - Вот только мы им не то что не враги, а даже неровня.

   - Но они этого не знают наверняка. И скорее всего, просто используют Лику, чтобы подобраться поближе и выведать у нее о наших планах.

   - Логичнее использовать Иолу. - Рита хмыкнула. - При правильном подходе, она бы им уже давно все выболтала.

   Я села и запустила пальцы в волосы, ухватившись за нить идеи. При правильном подходе, завербовать Иолиту труда не составило бы. Все в Академии знали о самой искренней и чистой любви и главной ее слабости. Любви к деньгам. К большим деньгам. Насколько нам известно, до того, как оказаться в Академии, Иолита жила в роскоши и была избалованным ребенком. И ради денег вполне могла предать. И даже хуже.

   - А если мы не просто не видим всей картины, но еще и не туда смотрим?

   Я заметалась по комнате. Мало приятного узнать, что рядом с тобой может быть предатель. Даже думать об этом не хочется. Но исключать такую возможность нельзя. Мы не в том положении, чтобы слепо доверять, кому бы то ни было. Будь то родственники или друзья. Иначе на факультете темных не выжить. Потому что стоит только отвернуться и тебе без зазрения совести воткнут нож в спину. Потому что нет у нас совести. И принципов. Всю эту дурь из темных магов выбивают еще на начальных курсах. И очень редко хоть кому-то удается сохранить человечность. Если она вообще была.

   Рита тоже задумалась, и, судя по хмурому лицу, размышления были не радостными.

   - Даже если они купили Ио, - подруга подняла взгляд на меня, - от нее они бы не узнали кто я. Об этом знаешь только и ты, и еще несколько преподавателей.

   И без слов было понятно, о ком речь. И то, что Везувиан с ними в одной упряжке, тоже факт.

   Я обессиленно опустилась обратно на кровать. Сердце разрывалось на части. Так не хотелось думать, что все это просто какая-то игра. Что Везувиан лгал мне. Не хотелось даже мысли допускать, что самый близкий и самый дорогой мне человек использует меня. Всей душой хотелось верить, что он не опустился бы настолько, чтобы играть моими чувствами.

   - Похоже, меня тоже используют. - Выдохнула я, закрывая лицо руками.

   - Руби, мы со всем разберемся. - Успокоила подруга, пересев ко мне и приобняв за плечи. - Что ты расстраиваешься, как будто это в первый раз?

   - Потому что мне больно, Рит. Больно, что вместо того, чтобы сказать правду и все объяснить, Виан врет мне в глаза! А я как дура, повелась на всю эту любовную чушь!

   - Что?

   И меня как прорвало. Я рассказала Рите все, начиная с того памятного утра в директорском кабинете, заканчивая тем, в каком изоляторе и как именно провела сегодняшнюю ночь. И про Грымзу, и про все что услышала, про Мориона с его темпераментом, Райдолина помянула раз двадцать, чтоб ему пусто было. Везувиана так вообще чуть не прокляла. А подруга слушала. Вполне спокойно. Несколько раз перебивала с глупыми вопросами, но ни разу не упрекнула.

   - Руби, может мы не так их поняли? И действительно не туда смотрим?

   - Да как не так-то?! - я сорвалась. - Нас используют, Рит! И самое паршивое, я ведь ему поверила!

   - Ру, из того что я видела, ты действительно очень дорога лорду-директору.

   - Ты его еще и оправдываешь? - ушам не верилось, что Рита защищает Везувиана.

   - Я говорю о том, что видела своими собственными глазами. - Зло прошипела Рита, тоже выходя из себя. - Или думаешь, тебе крыло сломали, он тебя подлечил, и на этом все закончилось? Луриса со вчерашнего вечера никто не видел. И просто так Ларге тебя подстилкой обозвала?

   - И что? Тебя ведь тоже.

   - И у нее на это были все основания. - Вскинулась подруга. - И как итог, мы с тобой спали в мягких кроватках здоровые и счастливые, а кто-то побитый и очень несчастный забился в темный угол.

   - Это говорит только о том, что мы им очень нужны!

   Повисло молчание. И тут меня как осенило, что ни я одна, оказывается, утром была счастлива. Брови от удивления поползли на лоб.

   - Подожди, ты и Морион...

   - Да я и Морион. - Выпалила Рита. - И да, я ни чем не отличаюсь от тебя. Тоже развесила уши как влюбленная идиотка. И это не то, о чем ты подумала. - Плечи подруги опустились. - В любом случае, прежде чем делать поспешные выводы, как ты обычно любишь, нам не помешает узнать хоть что-нибудь для начала. И у нас только два дня на это.

   - Я и не собиралась. - Обидевшись, я скрестила руки на груди и отвернулась.

   - А что ты собиралась делать? - подруга состроила ехидную рожицу.

   - То, что обещала. Стать умнее. Буду делать вид, что ничего не случилось.

   - Ну-ну, посмотрим, как у тебя это получится. - Голос так и сочился ядом.


   И действительно, сказать оказалось легче, чем сделать.

   Потому что хотела я того, или нет, но хириллова тройка и прочие прихвостни Мориона, так или иначе, крутились где-то поблизости. До общего собрания оставалось продержаться пять часов. И если бы не новое расписание, вряд ли бы мне удалось ни с кем не сцепиться и уж тем более при первой же возможности встречи с троицей, скрываться с глаз долой. Утешала одна единственная мысль, что еще чуть-чуть, и я отправлюсь на Верст, даже если придется преодолевать пролив вплавь. А это не Академия. У Виана там не будет столько власти надо мной. Это очень подстегивало разобраться со всеми долгами и вести себя хорошо. В смысле тихо. За хорошо можно и наказание получить. И вот вести себя тихо, выходило превосходно, что совершенно не мешало по мелкому мстить, потому что ни меня, ни Риту никто не трогал. Шептались, косились, но не трогали.

   - А давно надо было Ларге врезать. - Нефрита находилась в приподнятом настроении, идя на собрание в главный корпус, ибо нам удалось договориться с Гурье о прощении целых двух долгов.

   - Или директору пожаловаться? - фыркнула я, не разделяя ее веселья.

   - Не наговаривай. То, что ее правление пошатнулось, твоя заслуга. И все думают, что ты была в изоляторе.

   - Но это не меняет сути сплетен, что мы подстилки. И не абы чьи.

   - В тебе говорит ущемленная гордость.

   - Во мне говорит злость.

   - Скорее обида. - Смеясь, заявила подруга.

   - О чем спор? - выросли за нашими спинами Лика и Иола.

   - Ру, обиделась.

   - Да? И на кого?

   Я лишь закатила глаза, не желая отвечать. Но Рита ответила за меня. Хорошо хоть правду не сказала. Просто выдала общеизвестную истину, что мир мне не мил.

   В шесть часов адепты привычно собрались в зале главного корпуса и со злостью буравили двустворчатые двери взглядом, ожидая появления своего бывшего кумира и предвкушая еще какую-нибудь пакость с его стороны. Кумир явился вместе с друзьями, что тихо заняли место у стены, с точностью до секунды, и со злорадным выражением на лице, свежий и отдохнувший. Чего нельзя было сказать вообще ни о ком из присутствующих. Ученики стояли сплоченной стеной, подпирая друг друга плечами, пряча за спинами первых рядов особо уставших, вымотавшихся и побитых, чтобы не портить общую картину, а лорд-директор не думал, что победил.

   Везувиан, совершенно никуда не торопясь, оглядел притихших и злых учеников, потом преподавателей, и только потом повернулся к своему секретарю. Леди Миома сидела за столом в углу и видимо делала последние подсчеты результатов, как недельных, так и общих по семестру. Первые давали право покинуть альма-матер на выходные. А вот вторые... с ними все было гораздо интереснее. Если уровень их был выше среднего, можно было получить дополнительные бонусы, в виде стипендии, послаблений на следующей неделе и даже разрешения на небольшой праздник маленькой группой. В этот раз именно они могли сыграть решающую роль для желающих принять участие в турнире волшебников. Леди Миома подняла затравленный взгляд и помотала головой, что еще не готово, и надо потянуть время.

   Адепты нервно поглядывали на часы, мечтая сбежать из Академии на выходные. Виан это заприметил и совсем уж недобро усмехнулся.

   - Вечер добрый, - о том, насколько этот вечер был добрым, красноречиво в ответ поведал зубовный скрежет толпы. - Я вижу выражение полного восторга на ваших лицах от нового подхода к процессу обучения. - Виан просто издевался и даже этого не скрывал. - Что ж, мне он тоже пришелся по вкусу. - На полном серьезе заявил мужчина, а злость толпы потихоньку стала перерастать в панику, от предвкушения еще больших проблем. - Наверняка, почти все вы задаетесь вопросом, с чего такие перемены? Некоторые особо одаренные умом и прочими талантами уже успели догадаться, что это последствия визита короля. - Очень многозначительная пауза. - Не буду скрывать, это сыграло определенную роль. Но не только это. Господа, я смею вас огорчить, во всех ваших нынешних проблемах виноваты только вы сами. Я на многое мог закрыть глаза, считая, что постоянной порки вам достаточно. Но нет. Вы ею походу наслаждаетесь и все больше, все чаще и серьезнее нарушаете правила Академии.

   Виан снова скосил взгляд на леди Миому, что в этот раз кивнула, и встала передать директору табель успеваемости.

   - И мы, наконец-то, собрали все отчеты наблюдателей в один общий. И результаты непросто неутешительные, они отвратительные. Как и обещал, я зачитаю все ваши проступки. По традиции, начнем с проступков наших леди.

   Понеслось. Зачитывание наших недельных проступков публично, приносило Везувиану особое извращенное удовлетворение. И традиционно он начинал с тройки худших учеников недели. По той же традиции, я гордо выпятила грудь, готовая признаться во всем с достоинством, но...

   - И на этой неделе особо отличились... Ох, да у нас даже не тройка. Десятка худших. - Хохотнул директор. - И лидирует в ней Яшмин Ларге. - Глаза Виана лукаво сверкнули, пальцы щелкнули материализуя доску для вычислений. - Итог недели... Четыреста семьдесят два очка? - он усмехнулся, что мне стало жаль девицу. - Попрощайтесь с ними. Адепт Ларге в присутствии короля регулярно наносила оскорбления по поводу и без, не только ученицам Академии, но и гостям, не редко во всеуслышание... точное количество раз...

   И пока директор перечислял, лениво проводил арифметические подсчеты. Яшмин так же обвинили в отсутствии манер, незнании правил этикета за столом, неумении вести интеллектуальную беседу и излишней навязчивой вульгарности, да и много в чем, включая постоянное участие в избиении других. Последним пунктом была озвучена попытка соблазнить Его Величество самым непристойным образом. дважды. Хоть на нейтральных землях, да и вообще на всем архипелаге, никому не нет дела до вступления в интимную близость, с кем бы то ни было до свадьбы, на территории Академии подобные вещи сурово наказывались. За пределами можно творить все, что душеньке угодно, но здесь все же учебное заведение, и моральный облик имел значение. Когда Виан вывел последнюю цифру, Яшмин чуть не упала в обморок, остальные ученики ахнули, а сам лорд-директор вышел из себя.

   - Минус двести шестьдесят очков! У адепта выпускного года! Как прикажете это понимать?! Четырнадцать лет коту под хвост?! Поздравляю, вы побили все рекорды! Средний бал по семестру вышел в полный ноль!

   И действительно. За всю историю Академии было зафиксировано всего несколько случаев отрицательных итогов недели. И ни один не перевалил за сотню. Виан тем временем продолжал, все же сумев взять себя в руки. Среди остальных старших учениц нашлось еще пятеро тоже вышедших в минус, и одна еле как смогла удержать первые полторы сотни очков. С прочими ситуация была гораздо лучше. Можно сказать легко отделались. Одной списать три сотни, другой всего две. Я прониклась к брату сочувствием. Я бы тоже вспылила и завалила учеников работой по самое не хочу. Где-то на середине списка он махнул рукой и перешел сразу к тройке старших леди, которая проявила себя лучше всех. И я пораженно ахнула, прикрыв рот, когда Виан назвал имена Лики и Риты, списав им всего по сто двадцать баллов, за озвученные в присутствии посторонних мысли, несколько недостойного леди содержания.

   Прежде чем назвать имя третьей счастливицы, Виан долго вглядывался в свиток табеля.

   - Точно? - повернулся директор к секретарю. - Ошибки нет?

   Это было довольно странной реакцией, потому что за всю свою карьеру, леди Миома ни разу не ошиблась. Секретарь кивнула, подтверждая, что все правильно. Лорд-директор снова уставился табель, пребывая в некотором шоке. Все чуть подались вперед, желая узнать имя той, о ком шла речь. Ибо там мог оказаться кто угодно, ведь неизменные лидеры сегодня оказались не удел.

   - А где сегодняшние данные? - Везувиан словно хватался за последнюю соломинку, глядя на свою верную помощницу.

   Та развела руками. Желто-зеленые глаза скользнули по преподавательскому составу, который в принципе не понимал происходящего. Видимо кто-то рассчитывал, что преподы просто не успели подать данные. Но те тоже лишь пожимали плечами.

   - Даю последний шанс. - Вполне спокойно пообещал директор не рубить головы сгоряча. - У кого и как сегодня отличилась Дарквейн?

   Повисла просто оглушающая тишина. Казалось, воздух этим был возмущен и начал звенеть. До кого-то стало доходить, что мир где-то дал трещину и теперь идет к своему прямому концу, потому что такого просто не могло быть. Даже учителя разводили руками, без слов общаясь между собой, ища хоть кого-нибудь, кто мог бы на меня пожаловаться. Лорд-директор молчал, но только потому, что изучал лица подчиненных. Я же постаралась тихо-мирно отступить за Риту, чтобы сгореть от стыда за высокой подругой. Хотя еще и из-за страха, что все-таки кто-нибудь на нас с ней пожалуется. Но, увы и ах, среди адептов начались волнения и все как-то отшатнулись от нас, как от прокаженных, и незамеченной это сделать бы не получилось.

   - Это отработала. - Проводя повторные расчеты на доске, бубнил Виан, пока не выдержавший интриги пресветлый Райдолин держал за него табель и тоже вчитывался в содержимое. - Это плети, снова плети, еще плети. Реферат... засчитан. И этот тоже. Этот вообще сам засчитал. Отработка, плети, изолятор. Так! Вот же минус двадцать баллов за оказание помощи по доброте душевной, которая противоречит принципам темных магов. Все прочее компенсировано физическими наказаниями и трудом. - Зачитал мужчина вслух видимо последнюю фразу в табеле, и снова замолчал, разглядывая цифру на доске. И ведь стоял так, что мы ее увидеть не могли. - Злобный Хирилл, вы шутите?! - почти взревел он, обращаясь к секретарю. - Что? Вообще ничего?

   - Остальное недоказуемо. - Промямлила женщина.

   Удержать каменное и невинное выражение лица было довольно трудно. Еще сложнее оказалось выдержать всеобщие взгляды. Особенно Райдолина и Везувиана. Но я справилась. Не зря же каждую неделю тренируюсь ни в чем не раскаиваться, стоя в директорском кабинете. Директор снова обернулся на доску и тяжело выдохнул, а потом отошел, демонстрируя результат.

   И никто не поверил своим глазам. Особенно я. Потому что там было больше восьмисот. Да я в лучшем случае со всеми провинностями могла удержать планку в пять сотен, чтобы спокойно выходить в из Академии. Но что-то сегодня я не испытывала радости от этого факта, желая провалиться сквозь землю в хириллово царство. Как-то не по себе было скорее. Мужчина набрал в грудь воздуха, да как закричит:

   - Как вы можете мне объяснить вот эти результаты?! - с силой он ударил по доске. - Как могла Дарквейн из худшей превратиться в лучшую за одну хириллову неделю? - Вопрос был риторическим. А даже если ответ и был, то все предпочли не злить директора. Но он быстро взял себя в руки. - Переходим к старшим ученикам.

   Что-то слишком много людей успело отличиться за одну неделю. Список всех нарушений казался бесконечным. Ученики бледнели, краснели, плакали, падали в обморок, просто раскаивались и сожалели. Итогом собрания стал запрет покидать Академию без уважительных причин в течение месяца, для тех, у кого было меньше пятисот баллов в среднем за семестр. Ученики, чей недельный балл составил менее двух сотен, дополнительно были наказы публичной поркой. Завершая собрание, Везувиан издевательски заявил, что все попавшие в одну из категорий не имеют права ни посетить, ни участвовать в турнире волшебников. Что для меня новостью не стало. Это было ожидаемо, исходя из услышанного. А остальные могут сверить семестровые оценки, и если там все будет в норме, то могут и билеты приобрести, и заявку на участие оставить, и отправляться на заслуженный отдых прямо сейчас.

   А суров лорд-директор. И беспощаден. И все же, пойти на такое ради турнира, откровенно говоря, уже слишком. Даже по меркам темных. Насколько надо было низко пасть, чтобы вступить в сговор с одними участниками и так подло вывести других, хотя он вообще-то судья.

   Когда лорд-директор ушел, осталась секретарь, готовая выдать данные. Но с места никто не двигался. Не знаю, чему мы были поражены больше: результату, наказанию, общим данным или всему вместе взятому. Создавалось впечатление, что никто из нас не заслужил вообще ничего. Мы с подругами сначала тоже переглядывались, решая выяснить, что же такого важного в этом хирилловом турнире, но довольно быстро опомнились. Лично я собиралась убраться из Академии сегодня же и любой ценой. Тут кроме проблем меня ничего не ждет. И не смотря на затянувшееся собрание, еще был шанс успеть даже не на последний, а на предпоследний с Граны паром. Потому одной из первых и шагнула к секретарю за пропуском на свободу и конвертом со стипендией, и как-то не придала значения, что он пухлее обычного. Сердолика и Нефрита подошли следом. А вот Иолита оказалась в числе наказанных. Что, на мой взгляд, было к лучшему. Так мы подвергаемся меньшему риску, что о наших планах узнает кто-нибудь посторонний.

   И весь путь до Верста мы старательно и очень аккуратно пытались прощупать Сердолику. О чем они разговаривают с Пренитием, доверяет ли она Иолите. И Сере честно призналась, что в последнее время не слишком доверяет нашей общей соседке. Потому что тоже считает странным то, что Иола не умеет молчать. И даже если она это не со зла, нам все же следует следить за словами в ее присутствии. А вот только речь зашла о Райдолине, Лика стыдливо опустила глазки, а я наоборот закатила. Потому что и она повелась на сладкие речи и относительно невинный флирт пресветлого, что на завтра назначил ей встречу в кафе.

   - Подстилки. - Не сдержалась я.

   - Руби, - одернула меня Рита.

   - Не, а что? Разве плохо? - плещущий фонтаном сарказм даже сдерживать не хотелось. - Одной директор, другой король, третьей придворный маг. Шикарно поделили! А главное сами.

   - А что нам мешает этим воспользоваться? - хитро улыбнулась наша рыжая бестия.

   - Если ты про получение удовольствия, то, пожалуйста. - Я всплеснула руками. - Ваше право. А если ты что-то еще хочешь получить, то обломись. Хириллова тройка использует тебя покруче, чем кто бы то ни было.

   - Нет, а ты что бесишься? Из-за Райдолина?

   - Да нужен он мне, как дракону пятая лапа! Забирай со всеми потрохами.

   - Так! - вскричала Рита и мы тут же притихли. - Нам сейчас надо держаться вместе. Ру, сиди, на облака медитируй, через час дракона коленками обнимешь, полетаешь, голову проветришь, и все пройдет. Шею только не сверни.

   - А не плохой вариант. - Буркнула я в сторону, надеясь, что подруга не услышит. Но Рита все услышала и тут же дала мне подзатыльник.

   - Сначала Ларге свергнем, потом свернешь. - Но я не отозвалась, насупившись и серьезно обидевшись, а Нефрита приняла это за согласие и повернулась к Лике. - Ты тоже хороша. Знаешь же, что она на все остро реагирует, а тут еще и ночь в изоляторе и история эта вся.

   - Да, согласна. Что-то здесь не так. - Протянула Сердолика. - Но что тогда делать?

   - Копать. - Фыркнула я. - Долго и упорно, и по разным направлениям.

   Наспех, мы ввели Сере в курс дела на свой страх и риск. Правда, не полностью. Некоторые подробности скрыли от греха подальше. В принципе, Лика и сама могла догадаться, что доверие сначала надо заслужить. Она честно пообещала быть осторожнее с Райдолином и внимательно за ним наблюдать.


   Сойдя с парома и затерявшись в суете столицы, прежде чем разойтись каждая в свою сторону Лика предложила где-нибудь собраться позже отдохнуть и как-нибудь приятно провести время.

   Мы с Ритой лишь тяжело вздохнули, потому что обычно отказывались но...

   Да, отдыхать нам откровенно было некогда. Слишком много обязанностей, даже за стенами Академии БДиМ. Многие адепты нуждались в дополнительных средствах существования, и то и дело пристраивались куда-нибудь помощниками. Вот и мы с соседками не стали отбиваться от общего стада. Я зелья варила, Нефрита амулеты и талисманы плела, Лика подмастерьем у мастериц-швей подрабатывала. Так что у нас были обязательства перед работодателями и скупщиками нашего барахла. В довершении всего, еще надо выяснить, что же хирилловой тройке от нас надо. И экзамен в летной школе завтра. Будь он неладен. Кровь износу надо его хотя бы попытаться сдать, или следующий целый год ждать. А я ждать не хотела. Просто потому, что после него избавлюсь от летной школы и буду горбатиться, только стоя у котлов. Но что-то вымотала меня эта неделя, и настроение было паршивым. Не говоря уже о том, что за все время визита Мориона толком на продажу я так ничего и не приготовила.

   - Я согласна. - Неожиданно даже для самой себя, дала я ответ.

   - Ты серьезно? - Рита замерла на месте как вкопанная.

   - А почему нет? Библиотека уже закрыта. Из зелий я только тоник продать могу. - Совсем горько выдохнула, вспоминая, что все остальное так и осталось в подвале с Грымзой. Даже обезболивающее. - Я слишком устала и как-то после тренировки не очень хочу всю ночь вокруг котлов с бубнами плясать.

   - А деньги? - Попробовала взывать к корысти свойственной темным.

   - Всех денег не заработаем.

   - Посмотри на это с другой стороны, - подключилась Сердолика к уговорам. - Можем отдохнуть и заодно послушать, что в народе на счет турнира говорят.

   Безусловно, это была наглая ложь для красного словца. Потому что когда адепты отдыхают, они отдыхают и ни о чем не думают. Да так что мирное население вздрагивает и на глаза старается не попадаться. Бывали прецеденты, когда несколько увеселительных заведений были разрушены до основания, а их владельцам пришлось обращаться к верховным магистрам с довольно деликатными вопросами. В общем, выходные адептов - кошмар всей столицы нейтральных земель.

   Но Рита все равно согласилась, хоть и с большой неохотой.

   Начало выходных можно было назвать неплохим. Тренировка проходила в штатном режиме. Выбрали дракона, оседлали, полетели, упали, встали и начали заново. Не встали или не дай бог оказались отравлены, терпите, пока перекладывают на носилки, несут в медпункт и там уже смотрят, что с вами делать. То есть думать вообще не приходилось. Да и смысла не было никакого. Потому что экзамен будет сдаваться на других драконах, которые прибудут завтра с комиссией. И во имя Каламеи остается только надеяться, что живность будет хотя бы прирученной. Пусть необъезженной.

   Моим неизменным выбором для тренировок была взрослая особь эттойи. Эта порода огненных драконов хуже всех шла со мной на контакт, и именно поэтому стала главной целью. Желанием подчинить их вздорный характер своей воле, во что бы то ни стало. У всех наездников возникают такие проблемы с одной из пород, и большинство рано или поздно отдает предпочтение какой-то одной разновидности. Кто-то выбирает водных, кто-то огненных, таких как эттойя или ори, кто-то электрических, кто-то любит чешуйчато-пернатых. Что не мудрено. Драконов существует десятки видов, и не всем хватает терпения, да и возможностей найти подход к каждому из них. И все силы действительно лучше бросить на кого-то одного, чем распыляться над всеми сразу. Но для меня, как для Дарквейн, это было делом чести. Конечно, дома меня ждет черный дракон, да еще и породы дарков, что уже признал меня своей хозяйкой, но этого недостаточно. Я могу быть слаба в магии, могу не быть достойной леди, но с драконами все должно быть иначе. Я должна быть лучшей. И сегодняшняя моя цель стать самым молодым мастером-наездником. И все же, подойдя к нужному загону, я просто стояла и смотрела на огненно-красную эттойю с восхищением. Как блестит чешуя, как разворачиваются кожистые крылья, как наливается желтизной грудь, чтобы животное могло выдохнуть пламя. И как оно ощерилось после того, как добыча вильнула в сторону, уклоняясь. Как шипело и грациозно пригнулось на все четыре лапы, готовясь прыжку. Когда и этот маневр моей поимки не удался, я лишь рассмеялась и выпустила животное из крытого ангара. Не только у хищников бывает скверный характер, но и у добычи. Конечно, мы с драконом еще немного поиграли на публику, прежде чем удалось его оседлать. А дальше было то, почему я невероятно соскучилась за эту ужасную неделю.

   На драконах определенно удобнее. Сидишь такой себе на шее или на спине, хоть какую-то опору ощущаешь. Да и тепло очень.

   Мы совершили традиционный круг над Верстом и Граной. Даже пролетали над Академией, где явственно видели очередь на порку из учеников, действительно устроенной самим лордом-директором, и только потом вернулись в летную школу. И как-то сразу навалилась тоска. Потому что я бросила лишь мимолетный взгляд на Виана, и как-то сразу защемило сердце. Кто он мне? Друг или все-таки враг? Такой родной и такой чужой одновременно. И почему так сложно разобраться в своих чувствах? Ведь еще утром я была счастлива. По-настоящему счастлива, находясь рядом с ним, а потом все перевернулось с ног на голову. Мне очень хотелось верить Везувиану, но до конца так и не получалось. И вместо того, чтобы сосредоточиться на заготовленной для экзамена программе, я все больше путалась в тяжелых думах, как в липкой и плотной паутине арахноидов.

   И это стало моей роковой ошибкой. Эттойя почувствовала мою слабость и пожелала немедленно избавиться от наездника, переставшего управлять полетом. Противная животина зашла на крутой вираж прямо у одной из смотровых башен, да еще и полетела вниз головой, а я, безмозглая, не пристёгнутая к седлу, которое в этот раз вообще отсутствовало, едва успела плотнее обхватить жилистое тело руками и ногами. Но этого ей оказалось мало, и она совершила еще один вираж и ощетинилась, выпуская из подкожных желез яд с явным намерением меня убить. Пришлось выждать момент и спрыгнуть, чтобы не доставить ей удовольствия размозжить мне черепушку обо что-нибудь, и с грохотом приземлиться прямо на школьное поле. Именно спрыгнуть, ибо Дарквейны с драконов не падают. Умрут, но не упадут. Мысль о том, что утверждение сие глупо и неразумно, пронеслась в голове, пока я, раскинув руки в стороны, покоилась на спине и рассматривала небесные дали. Да еще и в ушах звенело.

   Дракон сделал круг и приземлился как ни в чем не бывало.

   - Противоядие от эттойи! - раздались вопли тренера, обращенные к медпункту при школе.

   - У меня свое! - с трудом подняла одну руку, давая о себе знать. А потом и вовсе села, скептически осматривая порванную чешуей одежду. В этот раз хоть не так много царапин получила.

   - У нее свое! - передали по цепочке так же в лазарет.

   И все стихло. Как и всегда. В конце концов, минул год, как мы с Ритой переросли из учеников в квалифицированных наездников. Значит, и ответственность осознаем, и что с нами никто нянчиться не будет тоже. Хотя и раньше осознавали. Потому что за плечами годы в Академии БДиМ, где учатся брошенные на произвол судьбы дети. Хирилл меня подери, но на ум не приходит никого, кто оказался бы в ней от хорошей жизни. Вообще никого. Совсем. Уверена, что даже опостылевшая хириллова тройка находилась в стенах нашей общей альма-матер, потому что их семьям было, как минимум плевать, либо по каким-то другим весьма неприятным причинам. На счет Везувиана сомневаться не приходилось. Его матушка та еще хладнокровная дрянь не жалеющая ни собственных детей, ни чужих. Но что на счет двух других? Эта мысль заставила сделать над собой усилие и перестать прохлаждаться на земле. И я бы даже померила поле, вышагивая туда-сюда, но можно думать и сидя на драконе.

   Дракон, все это время топтавшийся по полю без наездника, правильно расценил подъем упомянутого и решил взмыть в воздух, пока ведьма его вновь не оседлала. Увы, у ведьмы были другие планы. Я прошептала заклинание, вспоминая главное правило, которым пользовались мастера, летая наравне со своими животными. На ком летишь, того и крылья.

   И вот что удивительно. В этот раз крылья за спиной развернулись совершенно безболезненно и были больше тех, что на практике. Словно им ничего не мешало это сделать. Не было какой-то внутренней преграды. Может все дело в том, что мною овладел азарт, а может в чем еще, но сейчас это казалось неважным. И я вообще не думала ни о крыльях, ни о том, как буду ими управлять, ни сколько продлиться полет. Важно догнать дракона, оседлать, выполнить программу и ухватить пришедшую на ум зацепку. И я так и поступила.

   И так. Все что известно о Морионе то, что он прямой потомок некогда правящей династии Хальцеров, и имеет больше прав на даирский трон, чем занимавшие его в последние полторы сотни лет Тересы. И это подтвержденный особым ритуалом факт. Но до его военного похода, никто в королевстве даирском и понятия не имел, что где-то существуют живые наследники крови Хальцеров. Даже никто не предполагал их наличие. А оказывается, почти половину своей жизни он был скрыт в стенах Академии, так же как и Рита сейчас. Но ни в одном открытом документе об этом нет ни единой записи. Так же как и о том, где он провел время с выпуска и до того момента, как дал о себе знать. Но это и неважно. Важно то, что Морион был в Академии, и значит, условия его жизни хорошими назвать нельзя. Сомневаюсь, что он кричал о своем происхождении на каждом углу и был в почете у других. В противном случае, Тересы предотвратили бы государственный переворот. Грана конечно территория нейтральная, но у глав семи королевств очень длинные руки, и на всех семнадцати островах найдутся люди, которым можно хорошо заплатить за устранение потенциальной угрозы. Оставим печальные мысли и думаем дальше. Скорее всего, после выпуска Морион искал себе союзников. И нашел, раз пошел войной на Тересов. Хотя мог просто предъявить права на трон. Да, это было бы очень рискованно и отчасти глупо, но была вероятность, что народ и герцогские династии его бы признали. Видимо Греендиш был полностью уверен, что чаша весов не склонится в его сторону. А на его стороне была ровно половина знатных домов Даира, включая Брагденвилей. Вот только один дом оставался не у дел. Мой. Потому что его юная владелица заперта в Академии и в силу возраста не могла сама принять решение, чью сторону выбрать. За нее все решил опекун. И вот с этого момента становится интереснее. Виан, наверно, принял его сторону по каким-то своим соображениям, может даже по дружбе, но вот моя мачеха... Сколько я помню за те два года войны Обсидиана крыла нынешнего короля последними словами на чем свет стоит. Тогда я думала, что дело в переживаниях за сына, но видимо все совсем не так. Когда она вышла замуж за моего отца, а Виан закончил Академию, случилось так, что ее практически отлучили от власти. Но и это еще не все. Если Морион тот самый Греендиш, с которым хотела связать жизнь Хиберия, вся эта история взаимной ненависти началась задолго до его правления. И Обсидиана никогда его не признавала. Ни до, ни после войны. Его по-прежнему многие не признают, вот только говорить об этом боятся. И вот зачем ему сила Даира, в чем бы она ни заключалась. Осталось выяснить, в чем сила. И зачем ему Рита. Хотя и тут все понятно. Все еще существует вероятность возрождения королевства лантийского, а даирчанам это как минимум не выгодно.

   К моменту, когда я полностью выполнила запланированную для экзамена программу, уже стемнело и в голове оставалось всего несколько вопросов. Что известно о Пренитии, и какова моя роль в возрождении мощи моей родины. И если Морион так боится, что не получит поддержки со стороны Дарквейнов, он сильно ошибается. Я готова хоть завтра принести ему клятву на крови, лишь бы моя жизнь вернулась в прежнее русло. А если он еще попутно от Обсидианы меня избавит, век благодарна буду. Одно но. До совершеннолетия не могу, а словам правитель вряд ли поверит. И почему это раньше не приходило в голову? Хотя нет. Приходило. Дело в моей клятве верности. Вот только теперь ясно как день, что клятва сия не такая уж и простая. Потому что Везувиан хотел меня от чего-то защитить. И вот еще вопрос. А не является ли внезапно вспыхнувшая любовь просто способом защиты сводной сестренки? Чтобы не лезла, куда не надо. А ведь я могу. Да что там, уже почти залезла. И Грымза опять-таки говорила, что он за мной присматривал, чтобы я дел не наворотила. И видимо удачно присматривал. Потому что воротила я не там. Надо будет у него как-то аккуратно спросить. И Хирилл его побери, Везувиан как всегда был прав. Я никогда не интересовалась жизнью ни архипелага, ни Даира. Все мои интересы были сосредоточены исключительно на делах Дарквейна и избавлении герцогства от Обсидианы Брагденвиль. Алхимия и драконы просто побочный эффект.

   В общем, снова ступая на твердую почву, я была в очень хорошем расположении духа. Потому что и программа удалась, и круг вопросов несколько сократился. Легче они не стали, но это уже что-то. И настроение даже не испортилось, когда возле ожидающей меня Риты обнаружились две трети хирилловой тройки. Скорее наоборот, улучшилось. И возможно Сердолика права. Мы сможем использовать их, так же как и они используют нас. И даже не обязательно знать, в каких целях. Желательно, но ничего не попишешь.

   - Ох и не нравится мне этот блеск в глазах. - Протянул проклятый пресветлый.

   - Не обращайте внимания, - отмахнулась Нефрита с улыбкой. - Руби после драконов всегда такая.

   - Да? - повел бровью Его Величество. - А с вами почему не так, леди Етория?

   - Потому что я с головой дружу. - Буркнула подруга в сторону. - В смысле, в отличие от Рубины я не с пеленок в седле.

   - По вам не скажешь. - Вновь хмыкнул в усы Морион. - Вы превосходный наездник.

   Сохраняя приторные улыбки на лицах, мы с пресветлым переглянулись и в кое-то веки сошлись во мнении, что мы тут лишние. Но у меня была возможность ретироваться с места событий, а у него нет. Причем ретировалась я так, что только пятки сверкали, и только в загоне перевела дух под хищными взглядами прекрасных рептилий. А потом, посадив эттойю на цепь, так же быстро побежала переодеваться в специально отведенное для этого помещение, не забыв по дороге заскочить в медпункт, чтобы взять у главного лекаря список противоядий, чей запас не помешает пополнить в ближайшее время. Список был внушительным, но это скорее порадовало, чем огорчило. Потому что чем больше противоядий требуется, тем больше я на этом заработаю. И теперь могу заниматься этим не только в гильдии алхимиков, но и в течение недели в Академии в третьей подземной лаборатории. Другой вопрос, где взять на это время.

   - Ну и что происходит? - не успела я переступить порог раздевалки, начала Рита нетерпеливо притоптывая ножкой. - И не смей заговаривать мне зубы. Я этот взгляд знаю.

   - А я и не собиралась. - Хохотнула я, проследовав к своему шкафчику, где лежала нормальная одежда. Можно и обойтись летной формой, но на земле в закрытой одежде слишком жарко даже ночью. Вот в воздухе другое дело. - Просто вы правы. Мы можем обернуть все происходящее нам на пользу. Чем больше вы с Ликой узнаете про Мориона и Пренития у них самих, тем меньше нам искать в библиотеке.

   - А почему мы должны узнавать?

   - А кто? Если я начну вопросы задавать, будет странно. А у вас и повод есть. Как думаешь, платье или костюм?

   - Платье. - Нефрита тоже смотрела, во что можно переодеться, сходу определив о чем речь. - Лика не ты, заведений с дурной славой не выбирает.

   Я призадумалась, во сколько нам встанет поход в нормальное заведение. Нет, в принципе никогда не против хорошо и вкусно покушать, просто все свободные деньги спускаю на котлы, оборудование и ингредиенты. Потому что они мой хлеб с маслом. Вряд ли бы мои зелья, те же противоядия, составляли бы конкуренцию другим алхимикам и адептам, не будь они высшего качества. Тяжело выдохнув, я опустилась на лавку, желая заранее посчитать убытки. К тому же на этой неделе дополнительные финансы пока пели романсы. И сразу же вспомнила про стипендию. Ходили слухи, что у лидеров недели она несколько выше, чем у остальных. И мне впервые выпала честь проверить, насколько правдивы слухи. Конверт опять же, пухлее обычного. И все слухи подтвердились сразу! Но как выяснилось пухлым он был не только поэтому. В нем еще лежало письмо запечатанное сургучом с фамильным оттиском Брагденвилей. И я бы подумала, что оно пришло из Брагденвилии, или, упаси Каламея, от мачехи. Но на нем не было обратного адреса. А значит, оно от Везувиана. Я не стала терзаться догадками, что же такого Брагденвиль не мог сказать лично, быстро сломала печать и погрузилась в чтении. А там было всего несколько строк. Адрес гостиницы, с уточнением на чье имя записан номер, и настоятельная рекомендация ночевать именно там, а не в каком-нибудь захудалом пансионе, где мы с соседками обычно это делаем. Потому что никто из старших учеников в здравом уме не возвращается в Академию на ночь. Ночуют где угодно, под мостами, в канавах, на пляже, снимают койки в портовых домах терпимости, но под страхом смерти не возвращаются.

   Я простонала. Письмо вылетело из рук и упало на пол. Рита, не терзаясь муками совести, подняла его и прочла.

   - Ты же понимаешь, что если не послушаешься, он узнает? - хохотнула подруга, совершенно мне не сочувствуя. Темная, чтоб ее.

   - А если я не хочу? - воскликнула я, всплеснув руками. - Если мне и в пансионе хорошо?

   - Себе-то хоть не ври. - Нефрита продолжала улыбаться. - Ты за ночь в одиночестве душу Хириллу заложишь.

   - А если он тоже придет?

   - Ру, вот не беси меня своим правильным моральным обликом. Темная ведьма, а от мужиков бегаешь, как от огня. Хотя использовать их надо по максимуму. Бери пример с Яшмин и Иолы. Им стоит только пальчиком поманить.

   - Потому что я еще и герцогиня.

   - А я принцесса. И что? Одно другому не мешает. И с таким защитником, тебе за свой моральный облик переживать не стоит.

   - Сказала королевская подстилка директорской. - Не удержалась я от сарказма.

   - Знаешь, а мне как-то плевать. Сегодня подстилка, а завтра об этом никто и не вспомнит. - Подруга опустилась рядом и обняла за плечи. - Чего ты боишься, Руби?

   - Я боюсь, что все это ложь, Рит. - Призналась я, закрывая лицо руками. - Больше всего на свете я боюсь, что мы окажемся врагами. И даже если нет? Мы же всегда были как брат и сестра.

   - Не хотела этого говорить, но ты сама виновата. - Выдохнула подруга, прежде чем выпустить меня из объятий. - Ру, вспомни время без лорда-директора? Хорошо тебе было? - я помотала головой, признавая что нет. Я столько слез выплакала, переживая. - А теперь вспомни, как он вернулся. Да у тебя же глаза счастьем горели. В чем-то Ларге права. Вы же ревнуете друг друга как сумасшедшие. Или думала, никто не видит, каким взглядом ты провожаешь всех его воздыхательниц? - Нефрита совершенно не щадила мои чувства и била по самым уязвимым местам. Потому что все сказанное было правдой. Я ненавидела всех, кто хотя бы смотрел на Виана, как на объект любовных страданий. А тех, кто совершал неловкие попытки привлечь внимание директора и, не допусти Хирилл, флиртовал, всегда ожидала череда мелких, но очень неприятных напастей и поход ко мне за кремами от прыщей и прочих недугов. - А если тебе и этого мало, не будь у тебя самой к нему чувств, черта с два сейчас бы так убивалась. Мне продолжать?

   - Нет. - Я откровенно взмолилась.

   - И, Ру, думаешь, мне не страшно? Да еще как. Но если я упущу этот шанс, буду винить себя до конца жизни. У нас темных не так много поводов улыбаться, чтобы от них отказываться. Даже если потом будут реки слез. Ты и сама это знаешь.

   Пришлось признать, что подруга права. Во всем права. Такой шанс нельзя не использовать. Во всех смыслах. И ведь я сама предлагала им узнать что-то у своих кавалеров, а теперь получается, что сама же голову в песок прячу. И да. Я просто обязана поговорить с Вианом. О чем уверенно и заявила.

   Я не знаю, как так получилось, да и особо в подробности вдаваться не хотелось, но две трети хирилловой троицы напросились с нами.

   И в этом были свои плюсы. Морион и его ручной маг взяли на себя все расходы. И заведение оказалось не просто нормальным, а очень приличным и дорогим рестораном. Впрочем, в нем тоже знали кто такие адепты Академии БДиМ, и почему перед ними лучше ходить на цыпочках. Какой там приезжий король, делающий вид, что это не он, и вообще тут инкогнито. Главная угроза делам и ресторану недоучившиеся ведьмы. Особенно если они в дурном настроении. Особенно если до этого были в превосходном. А ведь так и было. И как-то лично меня такие резкие перепады уже вымотали. И как только при дворе люди с этим живут. Улыбаются королю в лицо, за спиной гримасы строят, потом снова улыбаются. С ума же можно сойти. На этом плюсы кончились.

   Во-первых, из-за них мы ничего не сможем узнать. И даже нормально поговорить. Во-вторых, я чувствовала себя лишней в компании двух заигрывающих друг с другом парочек. Все эти приторно-сладкие речи. В какой-то момент даже стало жаль, что я не свернула шею, падая с дракона. И можно было бы терпеть, будь вокруг люди, но маг Его Величества позаботился, чтобы мы сидели в отдельном кабинете. Потому одна конкретная ведьма глушила вино, а поскольку со мной никто и не разговаривал, оставалось только прислушиваться к чужим разговорам. Замкнутый круг. И слышать их не хочешь, а приходится. В какой-то момент я даже заскучала и достала свою записную книжку, погружаясь в работу. В смысле в планирование, что и когда готовить, а главное каким образом можно улучшить зелья. Заметили это не сразу.

   - Ру, ты портишь все веселье. - Пнула меня под столом Лика, процедив сквозь зубы.

   - Сейчас перестану. - Ехидно отозвалась я и залпом опрокинула остатки вина.

   - Ты бы так не налегала. - Вставила Рита, а Райдолин поднялся в очередной раз наполнить мне бокал. - Завтра экзамен.

   Молча извлекла из сумки эликсир от похмелья, и, зажав между пальцами четыре колбы, продемонстрировала всем присутствующим, после чего положила их на середину стола.

   - Угощайтесь.

   Райдолин, скептически повел бровью, и взял одну себе, в то время как подруги схватили свои порции, дивясь аттракциону невиданной щедрости, и спрятали подальше. Маг изучал содержимое на просвет, потом на запах, попробовал капельку.

   - Превосходно. - Кивнул он, распробовав. - У вас действительно широкая алхимическая специализация, герцогиня.

   - А какой был выбор? - притворная улыбка расползлась от уха до уха. - Алхимия не магия, а совокупность знаний. - Повторила я слова Виана, возвращаясь к своей книжке.

   - И вы на этом зарабатываете? - последовал вопрос, которого хотелось избежать.

   - Не без этого. - Попыталась я дать пространный ответ, хотя очень хотелось прокричать этому типу в лицо, что да, да и еще раз да! Зарабатываю и неплохо. И не только по выходным, но и в любое время дня и ночи лавочка открыта для всех, кто знает правильный пароль.

   - Успешно? - подключился Морион.

   - На пирожные хватает.

   - Любите сладкое?

   - Ненавижу. - Честный ответ слетел с губ против воли, и по хитрым взглядам мужчин стало понятно, что они очень им довольны. - А вот они любят. - Тут же нашлась я, указывая на подруг.

   Мужчины тут же решили заказать десерт. Хотя, на мой взгляд, слишком рано. Но я скорее оттягивала момент, когда придется идти в гостиницу. Кто знает, что меня там ждет.

   - А что любите вы? - проявил живейший интерес Райдолин, пытаясь втянуть меня в их беседу.

   - Яды. - Я обворожительно улыбнулась, говоря чистую правду, за что сразу же пострадали мои ребра и ноги.

   Надо было выпить противоядие, пока была возможность. Теперь вся эта честность может выйти мне боком. Да и какой смысл обманывать? Райдолину только повод нужен чтобы придраться. Он уже и так убежден, что я стану великой отравительницей.

   - Что? - переспросил Морион.

   - Ру, хотела сказать, еду, Ваше Величество. Нормальную еду. - Моментально нашлась подруга. - Ей просто столько пить не стоило.

   - Рита, я же просил, - как-то слишком по-доброму протянул Морион, накрывая ее ладонь своей рукой.

   Да-да. Просил он ее не обращаться к нему так официально. И свидетелей целых трое за столом сидит.

   - А по-моему герцогиня неплохо держится. - Вновь вставил Рай.

   И снова все смотрели на меня. Ну почему все и всегда смотрят на меня? И понятно, что подруги, как и я, перебирали варианты ответов на этот вопрос, но мужчины-то ждали реакции. Я снова пригубила. Изображать заплетающийся язык достоверно у меня вряд ли получится.

   - Ру!

   - Отстаньте. - Раздраженно выдавила я. - Хочу пью, хочу танцую, выходные в конце концов. Меня ждет очень тяжелая ночь и не менее тяжелое утро.

   - И что же вы будете делать? - кажется, короля и пресветлого моя злость умиляла.

   Вместо ответа я лишь продемонстрировала свой журнал записей, который им прекрасно знаком. А потом встала.

   - Благодарю за ужин. - Мило улыбнулась я, приседая в реверансе. - Прошу простить, но я, пожалуй, пойду, а то точно все веселье испорчу. Приятного отдыха.

   И очень быстро покинула кабинет, а вместе с ним и ресторан, воспользовавшись лазейкой, которую мужчины нам так любезно предоставили в самом начале, договорившись о том, что общение будет проходить в неформальной обстановке. А подруги пусть сами выкручиваются. Они смогут, я в них верю.



   В какой-то степени, я понимала, почему Виан настаивал на том, чтобы я ночевала в гостинице. И выбор был довольно удачным. Во-первых, из-за расположения. Тихий центр столицы Верста. Рядом находилась пекарня с самыми вкусными булочками, которые только доводилось пробовать, и если встать пораньше, можно было купить их еще горячими. Чуть далее большая книжная лавка, которую завтра атакуют ученики, так что протиснуться будет просто невозможно. А еще чуть дальше, лавка алхимиков. В общем, тут можно было найти почти все, что пожелаешь. А во-вторых, никто не задавал глупых вопросов, когда я попросила ключ от номера Везувиана Брагденвиля. И косых взглядов тоже не было. В третьих, сам номер. По мне так он был просто огромен. Две роскошные комнаты с ванной. Очень мягкая двуспальная кровать с балдахином. И как я поняла, не малую роль играл вид с балкона на четвертом этаже. С него был виден Хирилльский океан и прибывающие суда.

   Темная ночь с мириадами звезд, плеск волн и мягкий, щекочущий кожу бриз. Прислонившись к косяку балконной двери, я стояла с закрытыми глазами и глупо улыбалась, пока не ощутила помимо прохладного ветерка, горячее дыхание на плече и немного грубоватый аромат парфюма, а чьи-то руки уверено обхватили со спины.

   - Ты думала, все так просто? - жарко прошептал на ухо Везувиан Брагденвиль.

   Распахивая ресницы, я опомнилась и вырвалась из кольца рук, отходя от балкона и думая, чем все-таки закончится для нас эта ночь. И может это моя единственная возможность прояснить все раз и навсегда. И чтобы не говорила Рита, лучше сейчас, чем потом. Кто я теперь Везувиану? Этот вопрос я и задала, возмущаясь и пылая праведным гневом.

   - Что значит, кто ты мне? - рыкнул он, нависая надо мной так, что я невольно вжалась в стену. - Ты моя возлюбленная девушка, моя будущая невеста и жена.

   Как-то от его уверенного и чуть повышенного тона я подрастеряла всю решимость. Меня откровенно поразила уверенность в голосе, будто это все решено и моего мнения никто не спрашивает. Видимо как всегда. И именно эта мысль заставила взять себя в руки.

   - Возлюбленная? Или тут что-то другое? - вскинула я голову, чтобы видеть его глаза.

   - О чем ты, малыш?

   Или он очень талантливо притворялся, или действительно не понял вопроса. И почему-то я склонялась к первому варианту.

   - О том, как все удачно складывается. - Ядовито прыснула я. - Приезжает самый завидный жених всего архипелага, по совместительству твой друг и боевой товарищ, для которого я могу быть опасной, и ты внезапно воспылал ко мне любовью. Двух зайцев одной стрелой. И вроде как защищаешь, а заодно и позиции нового короля укрепляешь. Удобно.

   Виан вышел из себя, ударив кулаком по стене.

   - Во-первых, не внезапно. - Справился мужчина со своим гневом, и теперь просто прижимал меня к стене всем телом, жарко шепча. - Я два года ненавидел себя за то, что больше не вижу в тебе сестру. Думал только о том, насколько ты красива. Желал, чтобы стала моей, засыпать и просыпаться в одной постели, всегда быть рядом с тобой, Руби.

   - Не лги мне, Везувиан. - Я искренне старалась унять екнувшее сердце, грызущую совесть и все те чувства, что заставляли таять от всей этой теплоты и нежности слов и прикосновений.

   - Я не лгу, Руби. - С грустной улыбкой, Везувиан погладил меня по щеке. - Два года ненависти к себе, за любовь к той, что росла на моих глазах, без надежды, что когда-нибудь ты увидишь во мне кого-то большего, чем брата и сына женщины, которую ненавидишь всем сердцем. Ее и все что с ней связано. Но я люблю тебя. - Мужчина взял мои руки и потянул вглубь спальни.

   Предательское сердце сжалось, выдавливая все сомнения. Но кое-что еще осталось. Да и как-то странно, что он подвел меня к кровати, и сам же на нее опустился. И вот этот теплый взгляд снизу вверх. Как по нотам все разыграно. Что может быть лучше, чтобы всколыхнуть чувство вины.

   - Малыш, - Везувиан лишь улыбнулся, держа руки на моей талии, - ты все, что у меня есть.

   - А как же Брагденвилия и Академия?

   - Плевать на них. Пока есть ты, мне ничего не надо. Маленькая моя, поверь, я люблю тебя больше всего на свете.

   - Правда любишь? - голос дрогнул.

   - Очень люблю. И буду доказывать это изо дня в день.

   Темный маг, признающийся в любви. Немыслимо. Но Везувиан определенно выиграл. Потому что если бы я не была темной ведьмой, то не знала бы, что мы такими словами не бросаемся. Даже в шутку. Для нас полюбить кого-нибудь всем сердцем, значит отдавать себя без остатка, открыть душу нараспашку перед этим человеком. Это высшее счастье, от которого мы вынуждены отказываться. Потому что это становится нашей главной слабостью. Мы отдадим жизнь, если потребуется. Но чаще всего гибнем из-за предательства любимых. Потому мы так боимся полюбить по-настоящему.

   Везувиан совершенно ненавязчиво потянул, усаживая на себя. А потом все потеряло значение. Потому что главные слова произнесены. Руки сжимали тело так, словно не хотели отпускать. И в этих руках становилось очень жарко. Виан целовал мои губы, лицо, шею, не прерываясь ни на мгновение, а я наслаждалась этими ощущениями, тонула как в океане, и подавалась на встречу, желая получить больше. И даже не сопротивлялась, когда мужчина переложил на кровать, быстрым и ловким движением снял свой пиджак и потянулся к пуговкам моего платья, я лишь опустила ладони на его плечи, пальцами ощущая, как напряглись мышцы, и скользя вниз по спине. Идеальный мужчина, что любит меня, с идеальным телом, на которое хочется смотреть, которым хочется наслаждаться. И в этом желании ведьма в легком подпитии себе отказывать не стала. Ведьма вообще перестала себе в чем-либо отказывать и, расстегнув верхние пуговицы мужской рубашки, приникла губами к пульсирующей на шее вене. Везувиан простонал и сжал так сильно, что стало больно, а потом зарылся в волосах лицом, тяжело дыша. Мужские пальцы сильнее сминали ткань платья, впиваясь в кожу под ним. И все закончилось. Правда, из объятий меня не выпустили.

   - Кто я для тебя, Рубина? - Спустя несколько секунд идеальной тишины, прошептал Виан мне на ухо.

   Что-то дрогнуло в душе. И с одной стороны, казалось нечестным, что услышав признание Виана, я ничего так и не сказала. С другой, язык не поворачивался, сказать то, что у меня на сердце. Слишком серьезное решение, слишком опасный шаг для темной ведьмы принять свою слабость, обнажить душу. Все равно, что нарисовать мишень. И он рискнул, а мне не хватит духа.

   - Я приму любой твой ответ, Руби. Кто я для тебя?

   Чуть отстранившись, заглянула в желто-зеленые глаза, отчаянно молящие дать ответ. И он у меня был. Вот только я медлила, потому что не готова произнести этого вслух.

   - Ты мой самый дорогой и близкий человек.

   Прошептала, и облизала от волнения пересохшие губы, опустив взгляд и сгорая со стыда, за свое малодушие.

   - Не делай так, прошу. Или я не смогу сдержаться. - Пальцы коснулись моих губ, туда же падал жадный взгляд. - Что надо сделать, чтобы ты открылась мне? - голос был затоплен отчаянием. - Чтобы ты поверила?

   И вот поразительно, ответ на это у меня нашелся сразу.

   - Расскажи, что происходит?

   Теперь отстранился Виан. Он лег рядом со мной, подпирая голову одной рукой, другой легко поглаживая по ноге, которую обнажила слишком высоко задравшаяся юбка, и как-то странно взирал, чуть улыбаясь.

   - Что ты хочешь услышать, малыш?

   - И ты ответишь? - с сомнением спросила ведьма.

   - На что могу, отвечу. - Слишком легко согласился темный маг.

   Я одернула юбку, дабы ничего не отвлекало от допроса, причем нас обоих, и перелегла на бок, совершенно не желая упустить выпавшую возможность. И не допусти Хирилл и Каламея, он мне соврет.

   - Морион ведь не только себе жену здесь ищет?

   Везувиан усмехнулся.

   - Что-то мне подсказывает, что ты уже знаешь ответ. Но да.

   - А зачем он приехал?

   - Этого я не могу сказать. - Вполне спокойно отозвался мужчина.

   - А почему?

   - Во-первых, потому что моя любимая очень любит неоправданно рисковать своей жизнью. Во-вторых, я дал клятву.

   - В смысле присягнул на верность через какой-то ритуал? - я решила уточнить, потому что предположение прочно засело в моей голове еще утром. Везувиан тут же стал серьезным и, кажется, вопрос ему не понравился. От греха подальше пришлось пояснить. - Я такая глупая, как ты считаешь. И я слушаю твои лекции.

   - Иногда. - Съязвил он. - И я знаю, насколько ты неглупая.

   - Поэтому Морион считает меня опасной? Потому что я не давала клятвы?

   И снова мне был подарен очень недовольный взгляд, но Виан все равно притянул меня к своему плечу и легко поцеловал в макушку.

   - Просто он не знает тебя, вот и все. Поверь, маленькая моя, никто не считает тебя опасной и не желает тебе зла. Морион не глуп, и понимает, что поводов для недоверия у него нет. А ты не глупа, чтобы дать их дать.

   - Почему ты так уверен?

   - Потому что я знаю тебя и его. Он сделает все для процветания Даира, а ты костьми ляжешь ради благополучия Дарквейна. Рано или поздно вы найдете общий язык.

   - Хочется верить. - Выдохнула я обреченно.

   Повисло молчание. Не то чтобы у меня не было вопросов, было и много. Просто как-то на фоне уверенности Виана в своих словах, они казались слишком глупыми и неуместными. А еще, я не рисковала задавать их Везувиану, опасаясь вызвать его гнев. Разбираться видимо придется самой. Тупик. Хотя, он и так сказал слишком много. По крайней мере, в одном я могу быть уверена. Меня пока только проверяют. Не более. Проблема в том, каких результатов они ждут?

   - О чем задумалась? - мягко вмешался Везувиан в ход моих мыслей.

   - Ты все равно не сможешь ответить.

   - Малыш, это не значит, что я этого не хочу.

   - Как ты только с этим живешь? - простонала я и схватилась за голову.

   - С чем именно?

   - Да совсем. - Я всплеснула руками. - Как ты можешь каждый день находиться между молотом и наковальней, при этом оставаясь благородным герцогом Брагденвилем и самым страшным темным магом Даира одновременно, что в принципе не совместимые понятия!

   - Хочешь, расскажу секрет? - Везувиан приподнялся на локте и хитро улыбнулся. - Я сделал выбор.

   - Что это значит? - во мне проснулся живейший интерес к данной фразе.

   - Это значит, что я выбрал быть темным магом, все остальное лишь видимость, которую требует соблюдать общество и обязанности директора.

   У меня приоткрылся рот от удивления. Вот уж правду говорят, коварство темных не имеет границ. Волки в овечьей шкуре, и главный среди них находился передо мной. И как-то не по себе стало. Коварный темный, который в принципе чихать хотел на всю мораль и благородство, со мной в одной постели.

   - Ви, - жалобно протянула я, - то есть, когда ты говорил, что как честный и благородный муж не притронешься ко мне, ты меня нагло обманул?

   Везувиан расхохотался, и стало жутко. Совсем жутко, что захотелось очень быстро отсюда сбежать.

   - Нет, малыш. - Отсмеявшись, Виан скользил пальцами от моего виска по щеке к подбородку и все ниже и ниже. - Я знаю, что ты еще не готова и не веришь мне, и не буду настаивать. Но не стану скрывать, мне очень нравится ситуация, в которой мы находимся.

   И как-то я слишком поздно заметила, что та самая рука, которой он меня так нежно гладил, остановилась на бедре и теперь просто тянула мое платье вверх.

   - Виан! - вырвался полный возмущения вопль из груди. - Ты же сказал, что не будешь настаивать.

   - Я и не настаиваю. - Вновь хохотнул он. - К тому же, как я могу воспользоваться тем, что кто-то очень интересно готовился к летному экзамену, распивая вино?

   - Это не я. Это Морион и его прихвостень.

   Везувиан тяжко выдохнул, лег на спину, и устало прикрыл глаза рукой. А потом потребовал подробностей. Пришлось рассказать, как в очередной раз я повелась на провокацию, и как выскочила из ресторана. И он очень сильно удивился, что все закончилось столь невинно, даже признал, что ничего страшного не произошло.

   Какое-то время мы лежали молча. И это приносило приятное умиротворение, когда больше в жизни ничего и не нужно. Не надо никуда бежать, что-то доказывать. Есть только мы. Везувиан то и дело перебирал мои волосы пальцами, легко касался губами лба, нежно поглаживал по спине. Я прислушивалась к тихому биению его сердца, устроившись на плече, и потихоньку выводила пальчиками узоры на груди Виана. И даже не заметила, что они опять потянулись к пуговицам рубашки, с которыми проворно справились, и теперь с любопытством осваивали новые территории, открывшиеся взору.

   - Не играй с огнем, малыш. - Везувиан перехватил ладонь и нежно поцеловал пальчики.

   Я смутилась, чувствуя, как кровь прилила к щекам. А ему этого как будто было мало, потому что мужчина снял рубашку вообще и как-то хитро улыбнулся.

   - В чем дело?

   - Да так, - улыбка стала еще шире. - Раздевайся и ложись. Завтра экзамен.

   И снова Везувиан играл в благородство, покинув комнату, чтобы мне не мешать.


   Остаток ночи и утро были невероятно сладкими. Вернувшись в спальню, Везувиан сразу же присоединился ко мне под одеялом, крепко обнимая и даря очень долгий и нежный поцелуй перед сном, после чего все же исполнил данное обещание, ничего не сделал и просто уснул. Ведьму же в его крепких объятиях разрывали противоречия. С одной стороны, было ужасно стыдно и несколько некомфортно, с другой, постигло разочарование. Потому что чем слаще поцелуи и ласки, тем сильнее хочется еще. И с этими противоречиями надо что-то делать, иначе можно сойти с ума. Но это не помещало проснуться в прекрасном настроении раньше Везувиана и просто наслаждаться видом спящего на соседней подушке мужчины. Он так сладко и безмятежно спал и был таким милым, что улыбка невольно озарила мое лицо. Сильный, властный и уверенный образ злого лорда-директора никак не вязался с выражением нынешней умиротворенности.

   - Доброе утро, - уголки его губ поползли вверх, а ресницы затрепетали.

   - Ты не спал! - сообразила я.

   - Спал, но почувствовал твой взгляд. - Мужчина потянулся, окончательно просыпаясь, а я залилась краской. - Какая скромность, - усмехнулся он, приподнимаясь и ловким движением руки заправляя мне волосы за ухо, едва касаясь кончиками пальцев кожи. - Ты хоть знаешь, что среди наших благородных учениц твоего возраста, наберется только с десяток, которые смущаются при виде обнаженного мужчины?

   - Хочешь сказать, у остальных уже была близость? - окончательно покраснела я.

   - Только у половины, - хмыкнул он. - Но вот вообще не целованных больше не осталось. Ты была последней.

   Я мечтала выпрыгнуть из постели, но вовремя спохватилась, что на мне практически нет никакой одежды. Весь этот разговор меня смущал. Везувиан снова прикрыл глаза и чему-то улыбался. Интересно чему? Я вспылила.

   - Лично на всех проверял?

   - Больно надо. Но это моя работа, знать все и обо всех.

   Я смутилась окончательно, боясь представить, что еще известно Виану и стараясь на него вообще не смотреть. Мужчина снова хмыкнул.

   - Ты не последовательна, Руби. Ночью ты меня рассматривать не стеснялась.

   - Ночью было не видно. - Фыркнула я, вообще желая провалиться к Хириллу прямо сейчас и неважно в каком виде.

   - Да что ты? - издевательски протянул Везувиан, прыснув со смеха. - При учете того, как падал лунный свет, лично я все видел.

   Щеки горели нестерпимо. Наверно мое лицо было такого же цвета, как и волосы, только насыщеннее.

   - Хочешь совет, малышка? - я сразу вскинула взгляд на тепло улыбающегося Везувиана и робко кивнула, ожидая услышать житейскую мудрость. - Выбери сторону. Ведьма ты или леди. Из двух в одном еще ни у кого ничего хорошего не выходило.

   - А в чем разница? Ты же и маг, и благородный герцог? - откровенно не понимала я, о чем он толкует. - Просто создавать видимость?

   - Не только. Дело в отношении. Все свои поступки, включая благородные, я оцениваю со стороны темного мага. Правила, условности, мораль, этикет - пустой звук и иногда занятная игра. И кстати. Большая часть получаемых тобой плетей как раз из-за ненужных метаний. Ты из-за своей совести неосознанно подставляешься.

   Он говорил так, будто это выбор между чаем и кофе. Хотя речь была о моей сущности, моих взглядах на мир. И да, на ту же мораль. Но, надо отметить, что моральные устои, что нередко сами себе противоречили, уже сидели в печенках.

   - И выбрать я должна ведьму? - Ехидно прыснула я.

   - А вот это решать только тебе. Я приму тебя любую. - Легко поцеловал он меня в лоб. - Ведьма, так ведьма. Леди, ну что ж, значит леди. И я просто буду обязан жениться на этой леди, что провела со мной в постели три ночи подряд, дабы не бросать тени на ее честь.

   - Виан!

   - Да, любимая? - изобразил желание немедленно исполнить любой мой каприз Везувиан.

   - Точно любимая? - прищурившись, вновь переспросила я. Ну не давало мне кое-что покоя.

   - Да, малыш. - Его губы накрыли мои. - Моя любимая, моя маленькая, моя сладкая. - Шептал он в перерывах между поцелуями. - Ты моя, Руби. - И ведьма, и леди млели и от слов, и от поцелуев, и от того, как меня обнимали. Ровно до тех пор, пока мужчина не отстранился и с блеском в глазах не спросил: - Объявим о помолвке?

   - Нет! - взвизгнула я и попыталась выскочить из постели, в чем была, но смогла только сесть, возмущенно размахивая руками, заключенная в кольце мужских рук. - Никакой помолвки!

   - Почему, Руби?

   - Ви, я не хочу замуж! Я хочу получить образование, построить карьеру, разобраться с Дарквейном, не отвлекаясь на семейную жизнь! А уж тем более на убийство тех, кто посмеет сказать, что всего я добилась благодаря тебе! Единственный плюс в объявлении о помолвке, что твою матушку хватит удар!

   - Не зови ее так.

   - А как мне ее звать? Дорогая убийца-мачеха?!

   - Зови как мы.

   - Это как? - не без сарказма осведомилась я.

   - Двуличной мразью. - Вполне серьезно заявил Виан, перестав улыбаться, отчего я была несколько ошарашена. - Малыш, - вид мужчины стал несколько виноватым. - Я не могу пока тебе всего рассказать, но обещаю, что ни одно ее злодеяние не окажется безнаказанным. К тому же... - он тяжело вздохнул, набираясь сил, прежде чем продолжить, - я против того, чтобы ты пачкала в этом свои руки, но вынужден признать, что благодаря тебе и тому, что ты сделала с Розлин, у нас появились первые доказательства против нее. Только не спрашивай и не предпринимай ничего сама.

   Повисла тишина. Я такого откровения не ожидала. Надо же как все... запутанно. Хоть я и знала, что особых чувств Везувиан к своей родительнице не питает, не смотря на то, что всегда пытался ее выгораживать, но теперь сдается мне на это были какие-то другие и очень интересные причины. Но если я сейчас еще и с этим разбираться буду, голова точно лопнет. И мачеха подождет до каникул. А вот Его Величество ждать не может.

   - И ты не права. Это не единственный плюс. - Сменил мужчина тему, выдергивая из раздумий, словно и него говорил ничего такого важного. - Пусть это только помолвка, но мы сможем жить вместе, просыпаться вместе, проводить вдвоем время, я больше не смогу тебя наказывать, остальные поостерегутся на тебя нападать. Больше никаких других предложений. Все будут знать, что ты только моя. - И заметив, что я опять собираюсь возмутиться, опять сменил тему. - Закажем завтрак?

   - Я хотела купить булочек в пекарне...

   - Малыш, - клюнул в макушку Виан, - по моей просьбе они доставят еду даже с другого конца города еще горячей.

   Мужчина скрылся в ванной, совершенно не смущаясь своего вида. А я смущалась, но все равно проводила любопытным взглядом из-под ресниц, понимая, что правильной леди из меня теперь точно не выйдет. Может, Везувиан и прав, ведьмой быть если не проще, то гораздо интереснее. И с совестью проблем не возникает.

   А потом был завтрак. Мы сидели за накрытым столом друг напротив друга, погруженные каждый в свои дела. Везувиан изучал прессу, среди которой нашелся новый вестник алхимиков, который очень заинтересованно изучала я. Но это совершенно не мешало украдкой поглядывать на мужчину поверх чайной кружки, и наслаждаться запахом бергамота и происходящим в принципе.

   - Признайся, тебе это нравится. - Расплывшись в улыбке, Везувиан даже не оторвался от очередного печатного издания, когда я слишком уж долго задержалась на нем взглядом.

   - Допустим.

   Вот теперь он поднял голову, а улыбка стала еще шире. И как-то не по себе стало. Я-то думала, что знаю все выражение этого лица, но последние дни начала в этом сомневаться. И ведь не угадаешь теперь, чего ожидать.

   - А теперь представь, так будет каждый день.

   Представила. Оценила. Восхитилась. И очень быстро взяла себя в руки.

   - Виан, я сказала, нет. Это слишком быстро.

   - Ру, мы знакомы всю твою жизнь.

   - Ви, это не меняет факта, что нам не помешает узнать друг друга лучше. В конце концов, у нас обоих есть свои тайны.

   - Если ты про алхимическую лавочку, то я в курсе. Кстати, отличная идея с плавающими ценами. Но для преподавателей лучше сделать скидку.

   На языке так и вертелись слова, что это еще не все. Но язык определенно лучше прикусить. И вообще, лучше вернуться к вестнику, почитать про исследования, узнать, что в этом мире нового, тяжело вздохнуть над слишком высокими ценами на оборудование. Обычному адепту такое не по карману, а лезть в свое наследство не очень хочется.

   - Я так понимаю, вопрос о выборе специальности не стоит? - тяжко выдохнул Везувиан. - Алхимик?

   - А кто еще?

   - Ру, высшая алхимия это не только зелья и снадобья.

   - Я знаю. Погоня за философским камнем, обращение воды в вино, создание гомункулов, приручение демонов через кровавые пентаграммы, танцы с бубнами и изменение формы материи. - Я откинулась на спинку стула, с тоской глядя на вестник. Всякого рода эликсиры это по мне, но чем дальше в алхимические дебри, тем больше в них магии. - Свечку зажгла, крылья расправила, так что и с этим как-нибудь справлюсь.

   - Вот именно это как-нибудь мне и не нравится.

   - Вот именно поэтому я против помолвки. - Ядовито прыснула я. - Виан, ты ведь сам все это проходил, как и сотни других людей. Так почему ты постоянно и от всего меня отговариваешь?

   - Потому и знаю, насколько это может быть опасным.

   - Везувиан, мир вообще опасная штука! Вышел за порог, а тебе камень на голову упал. Так давай сидеть дома и плевать в потолок в ожидании смерти?

   Чтобы еще больше не портить такое прекрасное утро, Везувиан от ответа воздержался, но недовольный взгляд все-таки подарил. Заканчивали завтрак в полном молчании. К сожалению, у нас были дела, и провести в таком молчании еще больше времени мы не могли.

   - Придешь вечером? - прежде чем мы покинули номер, Везувиан прижал меня к стенке, все-таки решив заговорить.

   - У меня работы много и директор новые правила установил, понятия не имею, когда освобожусь.

   - Руби, тебе не нужно работать.

   - Виан, мы не будем это обсуждать. Лавочку я не прикрою, это отличная практика.

   - Вот же упрямая. - Хлопнул себя по лбу мужчина.

   - Сказать в кого? - парировала я.

   - В папашку своего. Тот еще баран был. - Виан тоже в долгу оставаться не пожелала. - Малыш, - он смягчился и обнял мое лицо, - номер ты знаешь. Он всегда за мной, и тебе в любое время выдадут ключ. И я тебя очень прошу, будь осторожнее.

   Мы распрощались после моего честного обещания и последующей за ним сладкой награды.

ЧАСТЬ 4

   Как я и говорила Везувиану, мир - штука опасная. И неважно насколько я осторожна. Случайности все равно случаются. Например, ломается ось у телеги, ее заносит, а идущий рядом по улице, оказывается завален грузом. Если вообще не сбит. Но в первом случае, достаточно подняться на ноги, кряхтя от боли и ушибов по всему телу, отряхнуться, оценить степень травм и двинуться дальше. Сегодня от такой случайности опять пострадала левая рука. А точнее запястье. И по дороге до летной школы я горевала и проливала слезы только от боли и досады, что подобное случилось именно перед экзаменом, на который я рисковала опоздать.

   А у летной школы ждали все те же лица, с которыми мы ее вчера покидали. И даже не смотря на то, что мы друг друга заметили, я все равно вильнула в сторону, желая сначала посетить медпункт. Но это никого не остановило. Первой в смотровую влетела Рита, пока я ждала лекаря.

   - Да действительно! - сходу фыркнула подруга. - Зачем тебе левая рука? Давай ее уже просто отрубим!

   - Рит, Хириллом молю, отстань.

   Подтянулись остальные, а я мысленно прокляла запаздывающего лекаря. Вот где его носит, когда он так нужен.

   - Ты как экзамен сдавать будешь? - Нефрита не вняла моим мольбам.

   - Как в прошлый раз. - Спокойно отозвалась я, ища в шкафах хоть что-нибудь обезболивающее, и желательно не ядовитое при этом.

   - А, то есть ты себе сейчас еще ногу распорешь, повязочку наложишь, и типа так и было?

   - Рит, ты лекарь? - сорвалась я.

   - Нет.

   - Пациент? - и снова ответ был отрицательным. А я воспользовалась тем, что в этих стенах кроме лекарей и их подопытных, в смысле пациентов, быть никого не должно. - Ну, так и ждите за дверью. Больным нужен уход и покой, а не лишние нервы.

   Рита вылетела из смотровой первой. За ней Морион, едва переглянувшийся со своим ручным магом. Маг остался.

   - Пресветлый, а вы особенный? - шипя отозвалась ведьма.

   - А я лекарь. - Хмыкнул Райдолин и шагнул ко мне.

   Я сделала заметный шаг назад, а после увещеваний, что меня не убьют и даже сильнее не покалечат, еще один, твердо заявив, что и без его помощи справлюсь.

   - Самолечение наше все? - решил уточнить Райдолин, развеселившись.

   - Не самолечение, а оказание первой помощи.

   - Думаете, справитесь?

   - Алхимик я или где? - фыркнула и отступила еще дальше. - Повторяю, пресветлый, моя алхимическая специализация простирается довольно далеко.

   - В этом я не сомневаюсь. - Пространно отозвался маг, ловко вытаскивая из шкафчика все необходимое. Да так, будто точно знал, где и что искать. - Но если хочешь попасть на экзамен, без лекаря не обойтись.

   Отступать больше было некуда. Кушетка упиралась чуть пониже спины, а обойти ее и не попасться в руки мага, было довольно проблематично. Но это и не потребовалось. Пренитий сам подошел, усадил на кушетку, и как ни в чем не бывало, продолжил готовиться к оказанию мне помощи.

   - Ну и кто на этот раз тебя обидел? - хмыкнул маг, кивая на руку.

   - Телега. - Выдавила я с большой неохотой.

   - И что ты с ней не поделила? - Райдолин не сдержался и прыснул в кулак, вновь возвращаясь к пациентке.

   - Дорогу.

   - Да, телеги они такие. Давай руку. - Выглядел маг так, словно в этом разбирался. И поскольку других вариантов все равно не было, я доверила свою вечно страдающую конечность его рукам. Если что, потом Везувиану пожалуюсь. - Так больно?

   Он сделал лишь одно маленькое движение моей кистью, а от боли я закричала так, будто он мне крыло сломал. Мужчина тяжело вздохнул, вновь оглянулся на шкаф, а потом посмотрел на меня, уточнив лишь то, что я ни за какие коврижки не откажусь от экзамена. А потом ему стало понятно, а что конкретно пояснить забыл.

   - Ложись.

   - Это еще зачем?

   - Сама не ляжешь, я уложу. - Спокойно отозвался он, смешивая какие-то порошки и растворы.

   Я послушалась. И потом тоже, когда он заставил меня выпить намешанную им бурду. В голове все поплыло, и последнее что запомнилось, как проклятый Пренитий смерил очень внимательным взглядом, а потом щелкнул пальцами перед глазами. Эти же щелкающие пальца первыми и предстали взору, после похлопывания по щекам, когда я пришла в сознание.

   - Ну как ты, стервоза? - осведомился Райдолин, почему-то присаживаясь на кушетку рядом и улыбаясь своей белоснежной идеальной улыбкой.

   На мою беду в помещении по-прежнему были мы одни.

   - Пока жива, на остальное не жалуюсь. - Буркнула я, пытаясь встать, но маг предусмотрительно надавил на плечи, с легкостью пригвоздив обратно. В голове все еще была какая-то круговерть, тело было как ватное. - Что это было?

   - Быстрая анестезия, высшая алхимия. Полежи минутку, скоро закончим.

   - А без этого нельзя было обойтись?

   - Не с таким вывихом. - Маг протянул руку и потрепал мою челку, убирая пряди с лица.

   Я все-таки решила оценить степень оказанной помощи и посмотрела на опухшую и наливающуюся фиолетовым руку. Не то чтобы самолечением я добилась иного результата, но как-то лучше бы все-таки без помощи обошлась. Результат-то один. Вот только еще голова кружится, и ноги не слушаются.

   - А ты точно лекарь?

   - Ага. Ветеринар.

   - Ты хотел сказать живодер?

   - Это что ж за жизнь должна быть, что ты не возмущаешься, что тебя лечил ветеринар? - вернулся к нему саркастично-ироничный настрой.

   - Собачья.

   - Логично, - чуть подумав, признал Райдолин. - Руку, мне надо закончить работу.

   Мое разрешение, как оказалось, не требовалось. Он совершенно равнодушно втирал в опухшую кисть какую-то мазь, что-то прошептал, отчего опухоль немного спала, наложил тугую повязку, но конечность так и не отпустил. Только едва ощутимо поглаживал пальцами. Хотя, я вообще практически ничего не чувствовала.

   - Ну вот, до свадьбы заживет. - Снова тронула мужское лицо улыбка.

   - Как долго ждать. - Я закатила глаза.

   Райдолин по-доброму расхохотался.

   - Не так долго, как ты думаешь.

   - Да? Что-то не видно очереди из претендентов на мою руку и сердце.

   - Один перед тобой.

   Я опешила, но довольно быстро нашлась с ответом.

   - Милый Рай, замужество не предел моих мечтаний в ближайшие лет эдак пять. Это Раз. Два, а как же Сердолика?

   - Не думаю, что она мне подходит. - Легко отмахнулся определенно безумный маг Его Величества. Надо бы указать королю, что рядом с ним невменяемый.

   - А я подхожу? - Не знаю зачем, осведомилась я. Видимо, желая убедиться, что кто-то слетел с катушек.

   - Не знаю, но со мной такое впервые. Я постоянно думаю о тебе, и ничего не могу с этим поделать. - Звучало вполне искренне, но верилось с трудом. И два признания таких признания за сутки, явный перебор. И если Везувиану я могла еще хоть как-то поверить, то вот светлому точно нет. - Ты хорошая девушка, Рубина. Смелая, отважная, упрямая, точно знающая чего хочешь, - продолжал проникновенную речь маг, не переставая наглаживать мою руку, - безрассудная немного, и все же хорошая. Подумай, свадьба даст тебе защиту от порки в Академии и выход из нее по будням в любое время.

   И я подумала. Нет, не о том, как это выгодно. А о том, что, во-первых, да такое имеет место быть. Замужние леди действительно не подвергаются порке и могут покидать Академию после учебы. А, во-вторых, о том, что меньше всего я хотела связать свою жизнь с Пренитием.

   - А не вы ли говорили что я расчётливая, двуличная и лживая стерва?

   - И ты такая милая в своей показной стервозности, даже забавная.

   - Ваша лесть неуместна, милый Рай.

   - Мне так нравится, когда ты так меня называешь. - Меня мало того, что проигнорировали, так этот самоуверенный мужлан еще и пальчики кинулся целовать.

   - Хорошо, больше не буду. - И руку из его цепких ладоней я выдернула, резко садясь. Хвала Хириллу, голова уже не кружилась. Но легкая туманность, как от алкоголя наблюдалась.

   - Рубина, ну зачем ты так? - пресветлый состроил очень жалобную гримасу.

   - Райдолин, будь любезны, идите к Каламее.

   Штормило меня знатно, но совершенно не помешало вылететь из смотровой, еще до того, как проклятый пресветлый успел хоть что-то сказать. И вылететь, это в прямом смысле, через окно. И я едва успела переодеться в летную форму и выбежать на поле, потому что комиссия собиралась объявить о начале.

   Нефрита, любезно предоставившая плечо, чтобы я могла на нем повиснуть и отдышаться, решила уточнить:

   - Ты точно сможешь сдать экзамен?

   - Рита, я сейчас что угодно сделаю, лишь быть подальше от Райдолина. - Ответила я злобным шепотом.

   - Поговорим в библиотеке?

   - Закажу отдельный кабинет. Только не вздумай Мориону меня выдать.

   Экзамен прошел как в тумане. Хотя почему как. Соображала я плохо, видела не так уж и далеко и программу выполняла скорее по памяти. В конце концов, последний год только и делала, что доводила ее до автоматизма. Ко всему прочему, мне крайне повезло, экзамен сдавали как раз на дарках, а с ними у нас взаимная и чистая любовь. Да такая, что мы действуем очень слажено и на интуитивном уровне. Единственное, я так и не смогла выполнить последний элемент с приземлением. В смысле спрыгнуть, перекувыркнуться, спрятаться за расправленным крылом рептилии, приложить одну руку к груди, а другую завести за спину, и когда дракон убирал бы крыло, поклониться. Не удался конкретно кувырок, ибо я распласталась на земле, лицом вниз. Но было откровенно наплевать. И даже на такое желанное звание мастера-наездника. Лишь бы убраться из поля зрения Пренития, как можно скорее. И то ли Каламея надо мной сжалилась, то ли Хирилл, то ли карта так легла, но посовещавшись, комиссия решила, что ошибка не столько серьезная, а наездник все-таки поднялся на ноги и закончил программу, и признала меня достойным мастером со всеми вытекающими. Радости не было. Был очень быстрый побег из летной школы. Радоваться я собиралась многим позже.


   Здание главной библиотеки Верста поражало размахом, как внутри, так и снаружи. Высокая башня была главным достоянием нейтральных земель, храня всеми знания и книги со всего архипелага Светлой Каламеи. Чтобы не требовалось узнать, ответ всегда найдется здесь. Даже подшивка издания светских сплетен. Правды в ней с гулькин нос, но как сатира вполне сносная газетенка. Вот только, на сатиру времени нет совершенно.

   Оказавшись в просторном светлом холле, я сразу же отправилась к стойке смотрителя, у которой в кое-то веки не толпились адепты БДиМ. Но подождать все равно пришлось. Дежуривший смотритель заполнял какие-то журналы, а отвлекать их от такого важного занятия не рекомендуется. А если точнее категорически запрещается. Он сам заговорит, когда посчитает нужным. Или когда устанет от нервного притопывания ногой.

   - Что вам? - даже не поднял немолодой смотритель голову.

   - Отдельный кабинет. - Уверенно отчеканила я, доставая конверт со стипендией.

   Смотритель потянулся за другим журналом, сверился со списком свободных помещений, достал другой журнал, потянулся за ключом... и все это проделывал так неторопливо, что едва удавалось сдерживать злость. Так что когда мне выдали перо, чтобы расписалась за полученный ключ, я готова была его сгрызть. В смысле перо, хотя и смотрителя тоже. И прежде чем он назвал стоимость за аренду помещения, звучно хлопнула рукой по стойке, внося плату.

   - Что принести? - Так же меланхолично и глядя не на меня, а на деньги, осведомился работник.

   - Историю Даира и архипелага.

   - За какой период?

   - За весь. - Сквозь зубы процедила я.

   - Леди... - он запнулся, чтобы прочитать в журнале, как ко мне обращаться, - Дарквейн, вы хоть понимаете, сколько это всего?

   - Еще как понимаю. - Рыкнула я в сторону. - А еще мне нужны справочники по высшим проклятиям, магии крови...

   Пока я перечисляла, смотритель медленно поднял голову, сделал очень большие глаза, приоткрыл рот и даже не поправил съехавшие на кончик носа очки.

   - И да, приготовьтесь сделать для меня копии. Еще желательно чтобы кто-нибудь из работников был поблизости. Нам понадобятся лишние руки.

   - Так вы будете не одна. - С облечением выдохнул смотритель, вставая, чтобы найти мой читательский билет и позвать какого-нибудь мальчика обслужить ведьму.

   - Нет. Вдвоем.

   Смотритель сел. В его глазах, увеличенных через линзы очков, читался вопрос, а не спятила ли я. Но к его превеликому сожалению, я была уверена в своей вменяемости.

   Зря я не послушала смотрителя, потому что действительность превзошла все ожидания. Пустующий кабинет в течение получаса оказался завален книгами, а мальчик все приносил и приносил новые стопки. Но сдаваться и отступать ведьма не собиралась. Не смотря на то, что начинать свои исследование приходилось с самых истоков. Да и, в конце концов, все не так уж и страшно. Адепты ко всему привычные. Вот, например в прошлом семестре озверевшая Лирой за день до экзамена изменила все билеты. И всю ночь тогда еще одиннадцатому курсу пришлось перелопачивать новый материал и писать шпоры, ибо выучить не представлялось возможным. И все же, при одном только взгляде на истоки, тяжкий вздох вырвался из груди. Меня никак не покидала мысль, что ответ на вопрос о даирской силе лежит именно в основании королевства. И где ему еще быть? Но это очень и очень далеко.

   К моменту, когда ко мне присоединилась Рита, я пролистала три десятка книг, сделав закладки на интересных местах.

   - Ты долго. - Буркнула я, радуясь небольшой передышке, разминая спину и наконец-то перестав держаться за голову, в которой по-прежнему стоял туман.

   - Не все такие шустрые. - Она тоже была не в лучшем расположении духа, оглядывая помещение. - Как прошла ночь? - Подруга села за стол, беря первую попавшуюся книгу, но явно желая оттянуть момент погружения в содержание.

   Я же с превеликой радостью погрузилась в то, что лежало передо мной, явственно ощущая, как вспыхнул румянец на лице.

   - Таки лорд-директор пришел? - по лицу Нефриты расползлась улыбка от уха до уха, жаждущая подробностей. - Ну и как все было?

   - Мы поговорили.

   - И?

   - И ничего. Полный ноль. Только и узнала, что Морион здесь не только ради жены, а большего директор не скажет из-за клятвы.

   - Ну, уже хоть что-то. - Хмыкнула она. - Но я не про это.

   - Не понимаю о чем речь. - Раздражение оказалось очень трудно скрыть.

   - Понимаешь. - Оскалилась подруга еще шире. - Рассказывай, как он? Хорош?

   - Рита!

   - Не кричи, мы в библиотеке.

   - Ничего не было.

   - Как скучно. - Нефрита фыркнула, но огонь любопытства в глазах не угас. - Вы хоть отношения прояснили?

   - Типа того.

   Но и этого подруге оказалось мало. И пока она не получила краткого пересказа, не успокоилась.

   - Я одного не понимаю, почему ты до сих пор сомневаешься?

   Сомневаюсь? Если только совсем чуть-чуть. Хотя, после всего произошедшего я вполне могла быть уверена в Везувиане. Вот только все еще не собиралась говорить этого вслух.

   - Рит, ну почему я? Есть же и другие более опытные и привлекательные. Лирой вон вообще по нему сохнет со страшной силой. Наверно, сколько знала приворотных зелий, столько и вход пустила.

   - И это говорит только о том, что против истинной любви они ничто, и на него не действуют. Из-за тебя. - Нефрите явно нравилось надо мной издеваться.

   - Ладно. А какова вероятность, что за два дня мне признались бы сразу двое, причем в весьма похожих выражениях? - понадеялась я поставить в этой беседе шах и мат.

   - Дай-ка угадаю, второй это Райдолин? Ты поэтому так быстро из школы сбежала, что даже трофейный плащ не забрала? Колись, Ру, я ведь не отстану.

   Делать было нечего. И одна голова хорошо, а две определенно лучше. Может Нефрите со стороны будет видней, потому она узнала все до мельчайших подробностей.

   - Только Лике не рассказывай. - Закончила я, в который раз пытаясь вернуться к работе.

   - Хирилл с Ликой. - Печально выдохнула подруга. - Я так поняла, у них и так ночка неудачной была. Ты Везувиану расскажешь?

   - Ага. А потом мне Морион сначала напомнит, что нельзя сталкивать его друзей интересами, а потом голову открутит. И кстати, что у тебя с Его Величеством? - вот теперь пришла моя очередь воспылать живейшим интересом.

   - Да ничего. - Как и я раньше, подруга уставилась в книгу.

   - Ничего в смысле, что вам не до разговоров было? Или ничего такого личного?

   - Первое.

   - Ну и? - немного помолчав, дабы перебороть ругательства, я все же решила узнать подробности. - Как далеко вы зашли?

   - До самого конца. - Выдохнула Рита, упираясь локтями в стол и запустив пальцы в волосы. - И я даже не понимаю, как это произошло. Вроде сидели сначала в ресторане, потом немного прогулялись, Лика с Раем от нас чуть отстали, а потом...

   - Ночь, улица, луна, аптека по соседству, потом номер короля?

   - Да-да-да, подстилка я.

   Повисла тишина. Мы старались сдерживать приступ дикого хохота. Как все получилось-то. Но не знаю, как чувствовала себя Нефрита, а мне все равно было обидно, что нас так называют. Потому что Виан вполне серьезен и настроен очень решительно.

   - Давай работать. У нас два дня найти хоть что-нибудь в этом всем, - справилась с истерикой подруга, махнув ладонью на книжный завал.

   Больше мы не говорили. Только определились с первоочередной задачей, узнать, что такое мощь Даира, и с ходом работы, решив, что я все изучаю с начала, а Рита берет ниточки с конца и идет мне навстречу, дабы избежать путаницы в исторических фактах. Вдвоем определенно было работать легче. Но все равно создавалось впечатление, что мы не видим всей картины. Да и откровенно говоря, еще очень долго не увидим. Потому что пока только наспех просматривали имеющиеся данные, делая закладки и пометки.

   - Мы разоримся на копиях. - Через три часа Рита запустила пальцы в волосы.

   И она была права. Услуги библиотечных магов могли стать нам в баснословную сумму, но выхода не было. Я снова огляделась вокруг, чтобы осознать, что мы и десятой части не просмотрели, а закладок уже сделали на две стипендии.

   - Рит, а почему мы вообще этим занимаемся?

   И как-то к месту вопрос прозвучал, хотя и поздновато. А ведь действительно, зачем? Нас никто об этом не просил, и уже тем более никто этого не запрещал, чтобы мы так уж и возжелали запретных знаний. Неуемное любопытство, из-за того, что не все ладно? Так оно всегда было не ладно. Из-за того, что я случайно что-то услышала о том, что меня куда-то собираются втянуть? Так все равно втянут. Морион - король, я - герцогиня в его королевстве, хочу - не хочу, а крутиться в этом придется. Но позже. Когда Везувиан перестанет быть мне опекуном и придется взять на себя прилагаемые к титулу обязательства. Да возможно и стоит подготовиться заранее, но все же. Из-за турнира и сговора хирилловой тройки? Так ни меня, ни Риту это вообще никогда не интересовало. И участвовать в нем мы не собирались, скорее нажиться на участниках, продавая им зелья и амулеты. Интуиция, конечно, вопит о том, что дело нечисто, но это не повод лезть на рожон.

   - Я не знаю. - Выдохнула она, скатываясь ниже под стол и воздев глаза к потолку. - Но что-то не дает покоя. Что-то такое, что я, если не точно знаю, но или где-то слышала или читала. Вертится где-то на задворках сознания. Знаешь, как бывает, вот зацепишься за какую-то мысль, даже не помнишь толком какую, а отпустить не можешь?

   - Это неизлечимый синдром у всех адептов БДиМ. - Буркнула я, откладывая очередной том в сторону. - Но я все равно не понимаю, почему этим занимаюсь. И вообще я не хочу тут сидеть, я хочу платье.

   - Ты? Платье? - скептически повела бровью Рита, потому как знала, насколько я их ненавижу, предпочитая любые брюки юбкам.

   - Да, я хочу платье.

   - Ты всегда так говоришь, а потом идешь и вместо платья покупаешь новую летную форму, а на оставшееся очередной котел.

   - Хорошо, в этот раз пойду за котлом, а куплю платье.

   - Только к Лике в салон не ходи. - Сарказм так и сочился. - Ладно. Давай все бросим и пойдем тебе за платьем.

   Она уже почти закрыла книгу, как мне в глаза бросилось изображение карты. И я едва успела ее остановить и сразу же потянулась к уже отложенным в сторону книгам, чтобы убедится, что глаза меня не обманывают.

   - Что такое?

   - Где-то я уже это видела.

   - Конечно, видела, это новая карта территорий Даира.

   - Нет, Рит, это территория Даира во времена его становления великой державой почти пять веков назад.

   И перед Ритой лег фолиант, только гораздо старее, с точно такой же картой.

   - Хирилл меня раздери, как мы раньше этого не заметили?

   - Да потому, что мы историю сдали, и сразу о ней забыли. Тем более кто смотрит на карты? И за пятьсот лет было столько войн за территорию, так что, какой могла быть вероятность, что все сохранится в том же виде? А теперь напомни мне, как откололся Ланти?

   - Близнец тогдашнего короля что-то не поделил с братом, но чтобы не раздувать гражданской войны, король пожаловал ему земли лантийские и, заручившись согласием совета, позволил объявить себя отдельным дружественным государством.

   - Ну и часто ты такие сказки про обоюдное согласие в истории слышала? Ясно же, что Даир козыри в рукаве припрятал, во избежание будущих неприятностей. - Смерила я подругу скептическим взглядом. - Хотя дело не в этом. Дальше что было?

   - Новоиспеченный король лантийский правил пять лет, но слег с недугом, а потом умер, но поскольку его наследник был еще слишком мал, место на троне заняла королева-регент.

   - А потом наследник, едва зайдя на престол, женился, и пока жена была на сносях, был убит на охоте. - Продолжила я за Риту, вдохновившись находкой и размышляя вслух. Иногда это очень даже помогает. - Женушка его тоже долго не процарствовала, скончавшись при родах следующего наследника престола, которого воспитывала все та же королева-регент. И вот с этого момента мы получаем три века веселья на всем архипелаге Светлой Каламеи.

   - Но последние тридцать лет мы жили в мире, пока Даир на нас не напал.

   - Ну, во-первых, на вас напали узурпаторы Тересы. - Да, за родину мне было обидно.

   - А Морион просто пришел на все готовенькое. - Ехидно хмыкнула Рита.

   - Он потомок Хальцеров, так что в любом случае законный наследник. И именно Хальцеры пятьсот лет назад объединили Даир в тот же вид, который мы имеем сейчас. Вопрос, каким образом им удалось примерить дюжину воюющих между собой областей, включающих Брагденвилию, Дарквейн, Куарелли и Ланти, без единой капли крови, если все они дружно друг друга на дух не переносили? Явно не простым соглашением.

   - Брагденвилия, Дарквейн, Куарелли и Ланти. - Риту прямо трясло от перевозбуждения и поразившей догадки, что неспроста мы все здесь собрались, и все только начинается. - И чтобы бы они не сделали, не обошлось без высшей магии, а мы как наследники тех потомков в любом случае окажемся причастны.

   - Да, но нынешний герцог Куарелли Пренитий, и он из общей схемы выпадает.

   - Не выпадает. - Рита дотянулась до другой книги и показала мне несколько закладок с генеалогическими древами. - Он тоже наследник, и как раз Куарелли. - И заметив мой удивленный взгляд, пояснила. - Или ты думала, я три часа картинки разглядывала?

   Повисла тишина. А в команде действительно думается и работается лучше. И вероятность найти хоть что-то заметно повышается. Вот мы и нашли. Начало. Вопрос оставался, что нужно последнему Хальцеру сейчас, что он активизировался, да еще и своих верноподданных напряг. Хотя, судя по всему, не такой уж он и последний. Просто у кого-то кровь сильнее разбавлена и права наследования намного меньше.

   - Рит, а ты ведь тоже получается Хальцер?

   - Я Риценхаль!

   - Рицен-халь-цер. - Не удержалась я, разобрав ее настоящую фамилию.

   - Ты мне еще про брато-сестринское кровосмешение начни рассказывать! - недвусмысленно и со злостью прошипела Нефрита, что намек был понят, а улыбка сошла с моего лица. А она, убедившись в том, что смысл достиг ушей, и больше никто не будет говорить как неприлично брату и сестре встречаться, снова сравнила карты. - Но мы определили временной промежуток, с которого все началось, ну плюс еще полвека. А я думала история скучный предмет.

   - Да, но я сомневаюсь, что хоть где-то в летописях найдется запись о ритуале. Или ритуалах. Или что они там сделали.

   - В летописях нет. А вот в истории магии и легендах вполне может быть намек.

   Работа пошла на лад. Все-таки пятьсот лет не такой уж и большой срок, если смотреть на бумаге. И можно было исключить из общего списка историю других королевств архипелага, обращаясь к ним лишь по мере надобности. Но все же просматривать приходилось лишь вскользь, время неумолимо шло, и до закрытия библиотеки оставалось не так уж и много, когда мы снова взяли передышку.

   - И все равно, мы что-то упускаем. - Громко хлопнув очередной книгой, Рита встала и прошлась по комнате, разминаясь.

   В этом было свое рациональное зерно. Потому что как не верти, а мы рассматривали все под одним углом. И этого определенно мало. Да и как показывает практический опыт в магии, все работает в совокупности с чем-то, а не само по себе. И рассматривать все так, как мы, чревато грубейшими ошибками, как минимум.

   - Ну, давай еще в астрологию ударимся? Составим звездограммы, потыкаем пальцем в небеса, может, Светлая Каламея возмутится, спустится со своего облака и настучит нам по голове? Или еще лучше. В нумерологию. Циферки поскладываем.

   - И то и другое основа для предсказаний.

   - Ага, и толку от этих предсказаний без развития дара, как от ярмарочного гадания на палочках. У кого короче, тот неудачник. А если еще и крест потом выпал, то еще и мертвец. Хочешь, я тебе прямо сейчас предскажу, что впереди нас ждет сессия, и если мы ее завалим, окажемся в очень глубокой яме. Хотя даже если и сдадим, в яме. Судьба у нас такая. И это я еще к хиромантии не прибегала.

   - Вот поэтому тебя и бьют.

   - Потому что я полагаюсь на реальную науку?

   - Потому что молчать не умеешь.

   - Это не меняет сути. - Фыркнула я, все больше раздражаясь. - Прорицателей настоящих, во-первых, единицы, и учатся они не в БДиМе. Во-вторых, по заказу они ни Хирилла не видят. В-третьих, нам не предсказания нужны. А если нужны, давай ляжем, поспим, а потом в сонник заглянем. И все равно будет яма. Темная, влажная, с червями, метра два глубиной. И это если костер не приснится.

   Рита задумалась. И судя по тому, как бегали глазки, моим доводам она все еще не вняла.

   - А если не в сонник?

   - А куда?

   - Справочник значения имен.

   Я хлопнула себя по лбу, не ожидая услышать более бредовой затеи. Бред. Чистой воды бред. Особенно если учитывать, какие имена предпочитают давать своим детям все светлокаламейцы, весь поиск значения имен начинается и заканчивается в секции справочников камней и минералов. Мне вот, например, имя вообще из-за цвета глаз и волос дали. И отцу моему. И матери. И Нефрите, скорее всего то же. Как и большинству остальных окружающих, считая свиту Мориона. И с фамилиями так же. Но вызов я приняла.

   - Да по Хириллу. Называй.

   - Брагденвиль.

   Повисло молчание. Потому что такого я точно не ожидала и теперь боролась с собой, чтобы не обзывать подругу последними словами.

   - По сложней ничего не могла придумать? Ладно. Образовано от брагда - фрукта, семейства розоцветных, и энвиля - металла поглощающего и преобразовывающего магию. Историю происхождения рассказать?

   - Пока не надо.

   - Дальше.

   - Дарквейн.

   - Рит, ты издеваешься?

   - Нет, Руби, я серьезно. Все подписавшие соглашение были представителями очень древних родов, причем могущественных самих по себе. И ведь это не просто древние родоначальники, а обуздавшие дикую магию, в каком-то из ее проявлений, или отыскавшие способы ею управлять. И их потомки в любом случае сами по себе несут отпечаток силы.

   - Кроме меня. Мои предки всего лишь приручили драконов.

   - Драконов? - ехидно оскалилась подруга. - Или ты хотела сказать дарков? Единственных драконов, чья сила сама тьма!

   - Мрак. - И снова последовал раздраженный хлопок по лбу ладонью. - Рит, а так и какого Хирилла я не самая могущественная темная ведьма? А так, всего лишь слабенький алхимик.

   - То есть ты не заметила? - теперь уже Рита была раздражена.

   - Не заметила чего?

   - Твоя сила. Она возросла за эти два дня.

   Ничего такого в принципе не припоминалось. Ну не считая крыльев. Да, разворачивались сразу, по первому желанию. Но каждый раз я была взбешена донельзя, а когда я взбешена, могу случайно свечку не зажечь, а взорвать. Такое бывает. Все привыкли. И во всех случаях использовалось правило Аланса Роули: не думать. Чем меньше зацикливаешься, тем больше шансов на успех.

   - Нет, тут что-то другое.

   - Виан меня лечил, значит тьмой подпитал.

   - Нет. Ты не в первый раз оказываешься в лазарете и выходишь целехонькая после визита директора. Хотя да. Думаю, все началось с летной практики.

   - Мозги на место встали? - вынесла я предположение, усмехнувшись.

   - Последние вылетели. - Фыркнула она и прищурилась, прежде чем огорошить следующим вопросом, - у вас точно ничего такого не было?

   - Нет, конечно!

   - Да почему конечно? Чего ты теряешься? Хотя ладно, проблемы надо решать по мере их поступления. Точно больше ничего не случилось? Может мелочь какая, которой ты значения не придаешь.

   Задумавшись, я потянулась потеребить цепочку, но не нашла. Ее нет со мной уже два дня.

   - Рит, я мамины часы потеряла.

   Подруга скосила на меня раздраженный взгляд и хмыкнула, снова уходя в раздумья. Но мы обе понимали, что это может оказаться неслучайное стечение обстоятельств. И Рита пообещала узнать об этом в обществе артефакторов.

   - Мы слишком распыляемся. - Подвела итог я. - Если так пойдет и дальше, мы не только на копиях разоримся, но и всю библиотеку перелопатим.

   - Ты права. Сосредоточимся на чем-нибудь близком друг к другу.

   - На истории и легендах. Без сонников и звездограмм.

   Но нас прервали на самом интересном месте. Робкий, замученный нашими просьбами парнишка протиснулся в дверь и напомнил, что библиотека не круглосуточная, и нам пора закругляться. Тоскливым взглядом мы оглядели плоды труда и отдали ему остатки стипендий, за то, чтобы с уже изученного сняли копии, а остальное не трогали, ибо мы вернемся завтра и продолжим.

   - Плакало мое платье.

   - Платье ты и с наследства купить можешь. - Скривилась Рита, когда мы вышли из башни, бурча как старая карга. - А что нам завтра за копии платить будет нечем, вот это проблема. И мы ведь даже к учебной программе не приступали. Опять всю ночь работать из-за этого придется. Хирилл, да когда же ты нам выспаться дашь?! - в сердцах пнула она ближайший камень.

   - Когда в яме окажемся. - Хмуро пошутила я.

   И все же, Рита была права в каждом своем слове. Сделать копии с книг мы могли тремя способами. От руки. Обратившись к работникам библиотеки. И купив разрешение на копирование магией самостоятельно. В двух последних случаях цена одинаковая. Так что хотим мы того или нет, надо идти работать. От руки всего не перепишешь. Единственное, что меня тормозило, чтобы отправиться готовить свои драгоценные зелья, страх где-нибудь наткнуться на Пренития. И тут я узнала самую лучшую из всех новостей, что на Версте пресветлый телохранитель не выпускает своего короля из поля зрения, и обязательно крутится где-то поблизости, и сегодня это поблизости будет в том же ресторане, где мы были вчера. Да и гостиница, где они сняли номера, находится не в той части города, где я могла бы попасться им на глаза. И все это Рита знает, потому что сейчас как раз направляется именно в ресторан. В какой-то степени, я Рите завидовала. Она может плести свои амулеты где угодно, лишь бы было немного места разложить принадлежности, а вот у меня такой возможности нет. На этом вся зависть заканчивалась. И хочу - не хочу, но надо идти через весь город до лаборатории.


   По пути до гильдии алхимиков, где мне предоставляли рабочее место, опять же не бесплатно, я все равно зашла в салон за платьем, и не за одним. Потому что летная школа точно позади, и мне есть, для кого теперь наряжаться. Для одного единственного человека, которому я верю, почти так же как себе или Рите. Прекрасного, идеального и безупречного Везувиана Брагденвиля. Да я рядом с ним в своей обычной одежде, выгляжу как оборванка какая-то. А его всегда окружали красивые женщины. Очень красивые, изыскано одетые, с идеальными прическами. И мне всегда хотелось эти прически им подпортить. Кольнувшее ревностью сердце пришлось успокоить, что из них всех он выбрал меня одну. И неважно, насколько его любовь отдает братской заботой.

   - Куда и на чье имя доставить наряды? - любезно осведомилась мастерица так, как будто не знала, что перед ней адепт местного интерната для слишком трудновоспитуемых ведьм и прочего сброда, из которого пытаются сделать людей. И очень редко, но это получается.

   Я смерила ее скептическим взглядом, но уверенно и впервые чувствуя за этого гордость, произнесла:

   - Академия БДиМ, герцогине Рубине Дарквейн. Счет отправить опекуну, Везувиану Брагденвилю.

   Таких широко раскрытых глаз, да еще с расширившимися от ужаса зрачками я еще никогда не видела. И еще никогда передо мной так не раскланивались. Хотя чего говорить, я и платья сама покупала впервые. Обычно дома приходила мастерица, снимала мерки, слушала пожелания мачехи, изредка спрашивала, чего бы мне хотелось, убиралась восвояси, а потом отправляла посыльного с сундуками тряпья, которое я носить отказывалась. Так что сегодняшний день можно было считать особенным. И в одно особенное платье для одного особенного человека, я переоделась сразу. Оно было простым, черным, без всяких вычурностей, без вышивки золотом и камнями, и всего того прочего, что так любят девушки разных мастей. Простая струящаяся юбка из шелка, закрытый лиф с кружевом и, по закону нынешней моды, открытая до самой талии спина. Мастерица так охала и ахала, что я выбрала его, хотя она еще не успела его украсить, хотя в моей голове это звучало, как изуродовать, и предложила дополнить комплект аксессуарами, коими стали туфли, и кружевные высокие перчатки, чтобы спрятать повязку на запястье. По моей же просьбе перчаткам сразу отрезали пальцы, хоть и очень сильно удивились. Пояснять, что в таком виде мне еще у бурлящего котла стоять и в перчатках работать неудобно, я не стала.

   - Что-нибудь еще? - желая услужить, мастерица чуть ли в рот не заглядывала.

   Чуть подумав, стало понятно, что в таком виде по Версту в потемках бродить не стоит, а денег на экипаж у меня все еще нет. А еще ведь ночь с Везувианом впереди.

   - Мне нужны плащ и ночная сорочка. До пола.

   После чего мы распрощались, с пожеланием мне хорошего вечера, а ей большей прибыли.

   В гильдии я провела остаток вечера и только в первом часу ночи смогла отправиться в гостиницу, со слипающимися на ходу веками, едва переставляя ноги. Зелья я продала гильдийцам, понимая, что у меня не будет ни сил, ни времени самостоятельно бегать по своим обычным клиентам. Заработок естественно вышел меньше, чем при работе на прямую, но очень хотелось поспать хотя бы лишний час, а не подскакивать ни свет ни заря и не таскать с оттягивающей сумкой плечо по всему городу и окрестностям. К тому же неделя была просто сумасшедшей, и новые туфли натерли ноги. Так что хотя бы один час стоил потерянной прибыли. В противном случае будет уже не до нее. Потому что не будет меня.

   А в номере меня уже ждал Везувиан. Он сидел в кресле за накрытым столом, в окружении горящих свеч и занимался своими делами, но стоило двери открыться, тут же отложил бумаги и поднялся, тепло улыбаясь. Я тоже хотела улыбнуться, но хватило сил только на вымученный взгляд, что его только сильнее развеселило.

   - Упадешь, но не сдашься? - риторический вопрос и такая добрая усмешка, пока Виан помогал снять плащ и потом тяжело сглотнул, глядя на меня сверху вниз и словно окаменев.

   И под этим совершенно незнакомым и затуманенным взглядом я смутилась.

   - Тебе не нравится? - глупее вопроса придумать было нельзя. Но мало того, что я была смущена, так еще и расстроилась даже не просчитав такую веротяность.

   - Очень нравится. - Виан легко поймал одной рукой подбородок, другую положил на обнаженную спину, притянул к себе, и невесомо коснулся губ. - Искусительница.

   А потом я даже пикнуть не успела, как меня подхватили на руки и понесли к столу. Но усадили не на кресло, а на колени. И хотелось возмутиться, но я вдруг передумала. Потому что смертельная усталость давила на плечи, и тратить остатки сил не хотелось. Совсем. Да и какой в этом смысл? Я в любом случае проиграю Везувиану. А даже если нет, надо признать, что мне хорошо в его руках, и портить такой момент не стоит. Ко всему прочему, его моя реакция не волновала. Потому что он ловко откупорил бутылку вина и наполнял бокалы.

   - Тебя можно поздравить? - все с той же улыбкой осведомился мужчина.

   - С чем? - не сразу поняла я.

   - Я видел экзамен, ты изумительно справилась с программой.

   - Издалека смотрел? - уточнила на всякий случай, потому что не видела Везувиана среди зрителей, и искренне надеялась, что его даже близко с летной школой не было. А когда в ответ последовал легкий кивок, все равно приуныла, вспоминая свой провал. - Тогда не с чем. Я запорола элемент с приземлением.

   Брови мужчины приподнялись от изумления.

   - Но экзамен сдала?

   - Сдала. - Тяжко выдохнула я, прижимаясь головой к его плечу. И предупредив следующий вопрос, рассказала о том, как изящно упала лицом в траву.

   - Руку тогда же повредила? - вся надежда на то, что он не заметил повязки, истаяла.

   - Нет. Это я с телегой дорогу не поделила. А потом меня твой знакомый ветеринар лечил.

   - Кто?

   - Пренитий, чтоб его Хирилл побрал.

   - Почему ветеринар?

   Складывалось впечатление, что мы Вианом разговариваем на разных языках. Но сил не было даже на упреки, и пришлось пояснить, что этот живодер сам так сказал, а потом еще спрашивал какая же у меня жизнь. Везувиан закатился со смеху.

   - Малыш, Рай на самом деле очень хороший целитель.

   - Да мне по Хириллу кто он, лишь бы не приближался. - Простонала я и все сильнее стала зарываться носом в ворот его рубашки, вдыхая такой приятный, любимый аромат, мечтая как можно скорее уснуть в этих объятиях. - У меня от его анестезии целый день туман в голове, кое-как программу выполнила.

   - Я правильно понял, что телега на тебя напала до экзамена?

   И вот теперь я уловила в тоне любимого голоса знакомые нотки раздражения, что не предвещали ничего хорошего. Скорее всего, на меня должны начать кричать.

   - Ви, ну целый год еще бы ждать пришлось. Самый молодой в истории мастер, даже Рита старше получается. Теперь наконец-то можно выдохнуть.

   Криков не последовало. Только очень тяжкий выдох. А потом мне сунули в руки один из бокалов, и предложили все-таки отметить такое важное достижение. Но радости это не прибавило ни после первого глотка, ни после второго, ни даже после последнего. Я была собой недовольна.

   - Подарок я так понимаю, не примешь?

   - Подарок? - встрепенулась я, выплывая из навалившей полудремы.

   Не то, чтобы Виан никогда мне ничего не дарил, и скорее даже наоборот, осыпал подарками по любому мало-мальски достойному поводу. Просто каждый его подарок для меня как невероятно ценный дар и всегда ждет какой-то сюрприз. Как праздничное чудо, которые со мной случаются редко. Заметив живейший интерес на моем лице, долго тянуть мужчина не стал, и чуть сдвинув бумаги, извлек из-под них маленький бархатный футляр. В голове проскользнула мысль: "Только бы не кольцо". Если учитывать, как он настаивал на помолвке, вероятность, что это именно оно, была очень высокой. Но вот тихо щелкнула крышка, и взору предстали невероятно красивые сережки с белого металла в виде драконов с одним расправленным крылом, сжимающие лапами красные камни.

   - Рубины для Рубины. - Едва слышно над ухом прозвучал бархатистый голос, подтверждая мои подозрения на счет камней.

   Я не сдерживала эмоций и обняла мужчину за шею, прильнув всем телом и напрочь забыв о серьгах. Самым важным было, что он, как и всегда, подобрал самый подходящий для меня подарок, предугадав все мои желания и ожидания.

   - Тебе правда нравится? - этот наиглупейший из всех вопросов теперь прозвучал из его уст, пока он с силой сжимал мое тело обеими руками.

   - Очень.

   Везувиан сам заменил сережки в моих ушах, после чего оглядел результат, причем глазами пробежавшись по всей моей верхней части тела, и остался недоволен. Он так нахмурился, что морщинка пролегла между бровей.

   - Кажется, чего-то не хватает... - и он извлек еще одну коробочку, но теперь уже из внутреннего кармана пиджака, и сразу же ее раскрыл.

   Глаза отказывались верить. На шелковой подложке лежали мамины часы, но снизу к основной подвеске к ним был прикреплен почти такой же дракон с рубинами, вот только этот был двукрылым. И цепочка другая.

   - Прости, - как-то виновато прозвучал голос, - я нашел их в тот же день, но они были сломаны и я взял на себя смелость отнести их в ремонт. - И снова Виан сам застегнул новую цепочку на моей шее. - А потом не удержался и немного над ними поколдовал.

   - Зачем? - в один момент напряглась я.

   - Затем, что я устал узнавать от посторонних людей, что моя любимая в опасности и что ей может быть нужна помощь. - Заметив, как мое лицо вытянулось от удивления, Виан пояснил, - Руби, если тебе что-нибудь понадобится, просто сожми часы и позови меня. Это все о чем я тебя прошу.

   Везувиан поцеловал мои ладони и каждый пальчик по отдельности, чтобы замереть и опять нахмуриться глядя на них. И я даже успела догадаться, к чему это, а вот воспротивиться нет. Ибо как у ярморочного фокусника из рукава было извлечено кольцо, чей ободок в тот же миг обжег средний палец левой руки холодом металла. Ведьма замерла, не то в испуге, не то от облегчения и в восхищении, не то от разочарования. Только левая рука дрожала слегка. Еще один дракончик обнимал пальчик, сверкая камнем в свете свечей. Идеальный финальный штрих для такого гарнитура. И с одной стороны, хорошо, что Везувиан подарил мне самое обычное колечко, не имеющее даже намека на обручальное. С другой, не люблю я, когда мои ожидания не оправдываются. Пусть даже и пугающие будущими перспективами становления герцогиней брагденвильской. Но от сердца определенно отлегло.

   - Испугалась? - совершенно правильно расценил мою первоначальную реакцию Везувиан и снова развеселился.

   - Немного. - Чистосердечное признание облегчает наказание, как гласит судебная система и устав Академии.

   - Глупенькая, я не буду на тебя давить. - Обнимая мое лицо руками, Везувиан потерся кончиком носа о мой нос. - Тем более принуждать, и силой и хитростью одевать самое красивое кольцо из всех, о которых ты только можешь желать.

   - А что будешь делать? - я насторожилась, уловив в словах какой-то подвох. Темный маг не темный маг, если все обойдется без подвоха. А темная ведьма не ведьма, если этот подвох не улавливает.

   - Соблазнять, искушать, умолять, ждать часа, когда ты согласишься. - Легко отозвался он, и такое невинное выражение лица состроил, что ведьма передумала его бить по лбу.

   Но один вопрос все еще имелся. И я потихоньку стала отодвигаться от такого соблазнителя подальше. От греха подальше, и так чтобы не понял.

   - Виан, а кольцо уже у тебя?

   Кое-кто с хитрым выражением лица опять потянулся к столу, что снова стало страшно. Вдруг у него там под бумагами целая ювелирная лавка. Но нет, бумаги были сдвинуты окончательно, а вот блюдо, накрытое крышкой, наоборот.

   - Ты ужинала?

   Резкая перемена темы заставила лишь укорениться в положительном ответе. Кольцо у Везувиана. И на моем пальчике может оказаться в любой момент, стоит только зазеваться. А я морально не готова к такому серьезному шагу. Никогда не была готова, и никогда даже не мечтала, в отличие от остальных леди, с детства осознавая и свое положение, и то, что вряд ли мой брак не будет иметь отношения к политике. А тут еще и герцог самой Брагденвилии. Но не закатывать скандал бессмысленно. К тому же, есть действительно хотелось, а Виан уже снял крышку, и у меня потекли слюнки, желая поскорее попробовать мясо с запеченной картошкой и овощами.

   - Некогда было. - Отмахнулась я и потянулась к приборам, и спохватилась. И даже не от того, что все еще продолжаю сидеть у мужчины на коленях. - А ты разве не будешь?

   - Я уже ужинал.

   Больше не терзаясь угрызениями совести, я накинулась на еду, поражаясь, как это раньше удавалось игнорировать зверский голод. Настолько зверский, что сейчас наглым образом игнорировались легкие поглаживания по открытой спине. Вообще все игнорировалось, но все-таки такая забота и нежность были очень приятны.

   - Что-то я не помню такого платья в твоем гардеробе. - Прикосновения прекратились, чему-то радующийся Везувиан вновь заставил смутиться и подался вперед за вином, так что я оказалась зажата между его телом и столом.

   - Сегодня купила.

   - Удачно поработала? - Мужчина усмехнулся.

   - Ужасно поработала. - Фыркнула я и отодвинула пустую тарелку. - Просто захотелось побыть красивой.

   - И чем ты занималась?

   - Не поверишь, училась. - Лукаво усмехнувшись, я взяла вновь наполненный бокал. - У нас директор, изверг, завалил учебой по самое не хочу.

   - Так уж и изверг? - мужчина совершенно не оскорбился.

   - Представь себе. Не то, что поесть, поспать не успеваем.

   - Хорошо, я погорячился и пересмотрю учебный план.

   А вот тут голову посетил тот же вопрос, что задал Гурье. Уж не из-за меня ли такие перемены. Посетил и был озвучен.

   - Это все из-за тебя, малыш. - Выдохнул Виан и обнял, легко целуя в шею, пока некоторые впадали в ступор от подобной честности. - Я мог смириться с чем угодно. С драконами и их ядами, с тем, как прячешь от меня все побои, что на мельнице с Трапейви занимаешься, ставишь свои эксперименты. Но та темная и знание, каким образом ты исцеляешься, привели в бешенство.

   - И ты решил лишить меня свободного времени?

   - Всех. Но тебя особенно. Как можно так травить себя ядами?

   Вот почему всегда, когда мое настроение хоть чуточку приподнимается, обязательно найдется хоть что-то, что опустит его ниже, чем было до этого. Между нами возникла нелегкая такая пауза, потому что надо было собраться силами для ответа. Интуиция подсказывала, что разговор будет долгим и тяжелым. Я обернулась, чтобы посмотреть Виану в глаза и вполне спокойно начать:

   - Если я скажу, что в состоянии подавить любой яд в разумных приделах самостоятельно, тебя это успокоит?

   Объяснения магу высшей категории не потребовались. Думаю, он и сам уже успел догадаться, да и Грымза очень прозрачно намекнула, что такого рода иммунитет вырабатывается не за один год. Полезная штука, но не каждый отважится на подобные эксперименты с самим собой. Это действительно игра со смертью. Но для меня это была жизненная необходимость.

   Мужчина напрягся всем телом, борясь с эмоциями, плотно сжал губы и смотрел в одну точку.

   - Когда это началось?

   В отличие от него, ведьма расслабилась, обняла одной рукой и очень удобно устроила голову на мужском плече, прижалась ближе. Мне хотелось наконец-то выговориться. Рассказать хоть кому-нибудь, какая у меня собачья жизнь.

   - Помнишь мой восьмой день рождения? Ты еще не смог приехать на праздник, а когда приехал, я выкинула твой подарок. - Я сделала глубокий вдох, погружаясь в очень неприятные воспоминания. - Для детей тогда накрыли отдельный стол со сладостями в саду. Мы все сидели и воображали себя взрослыми, делали вид, что соблюдаем правила этикета. Все было вполне нормально, даже весело, пока не подали именинный торт. Как и полагается, загадала желание, задула свечи, служанка его нарезала, всем раздали по кусочку. И вот одна девочка решила попробовать его. Все по правилам, отломила ложечкой кусочек, в рот положила, а потом закашлялась, стала задыхаться. Слуги бросились ей помогать, но она резко вскочила и смахнула торт на колени сидящего рядом мальчишки. Тот тоже вскочил и завизжал, не хуже девчонок, потому что из торта полезли жуки и черви. - Чем больше я говорила, тем сильнее Везувиан прижимал к себе. И я была благодарна ему. Именно это и было нужно больше всего. Открыться ему. - И знаешь, Хирилл бы с ним. Ну, бывает. Может не свежий был. Может чей-то злой умысел. Вот только меня все начали ведьмой обзывать, кричать, что все это специально, я во всем виновата, хотела их отравить. Кто-то побежал родителям жаловаться. В общем, скандал на весь Дарквейн. А я как в ступор впала на торт глядя. Вот тарелка, вот мой кусочек, вот вся эта мерзость, а я пошевелиться не могу. Потому что же вижу, что там не только эти твари. Головой, знаниями за три года напичканной, соображаю. А там и запах такой гнилой и тесто такое, как если бы яд добавили.

   - Малыш, мне очень жаль. - Протянул шепотом Виан, целуя в лоб и сильнее запутываясь пальцами в волосах.

   - А это не важно. - Я легко отмахнулась. - Важно, что все равно меня обвиняли, я ведь темная ведьма.

   Стало тихо. И странное дело, я думала, эти воспоминания принесут больше боли. Но нет. Даже как-то легче стало. Можно сказать, безразлично. Ну, было и было. Что ж теперь поделать. Но это только мне. А вот Везувиану стало в разы хуже.

   - Почему ты раньше молчала, Руби? Почему мне вообще никто ничего не сказал?

   - А я еще до праздника на кухне подслушала, что торт ты заказал. И так ждала, предвкушала, что для меня любимый брат приготовил. - Нервный смешок сорвался с губ. - Вот потом и запретила слугам, даже упоминать об этом, пригрозив, что заставлю этот торт сожрать. Дворецкий на себя урегулирование вопроса взял. Помнишь же, какой он преданный был? Скандал замяли, причем быстро. Торт на анализ алхмикам отдали, обставили все как покушение, якобы нашли виновных. А тут ты, спустя четыре дня приезжаешь, ведешь себя, как будто ни о чем не знаешь и даже не догадываешься.

   - Малыш, поверь, я никогда бы ничего такого не сделал. - Почти простонал Виан, сжимая еще сильнее, чем раньше.

   - Я знаю. Дворецкий потом передал мне заключение алхимиков, а я, не будь дурой, пошла смотреть в библиотеке, что сие за яд и как он действует. Ну и вычитала, что добавить его в торт могли в лучшем случае за час до подачи на стол. Был, конечно, вариант, что кто-то это сделал за тебя, но слишком уж ты переживал. И осадок все равно остался.

   - Как я мог не переживать? Меня не было неделю, а моя малышка за них ушла в себя и никого к себе не подпускала, ничего не ела, закрылась в комнате и все время плакала и кричала.

   Я рассмеялась.

   - Виан, давай смотреть правде в глаза, у меня уже тогда характер не сахар был.

   - И что было дальше?

   - Дальше у меня появились вопросы. И тут я узнала, что не от всех ядов существуют противоядия, но способ защититься все равно есть. И началось. В день по чуть-чуть то одного, то другого. Дома никто ничего не заметил, или сделали вид, но Роули меня вычислил сразу. - Теперь придаваться ностальгии стало в разы приятнее. Самый лучший из всех директоров, всегда был для меня непререкаемым авторитетом, и тем, кем я восхищалась даже больше, чем Везувианом. Потому что он научил меня бороться за то, что мое по праву. Включая жизнь. - И вот тут начался мрак. За полгода он заставил меня выучить весь основной перечень ядов, противоядий и симптомов, запахов, признаков без отрыва от тренировок под его надзором.

   Моего веселья Виан не разделял. Он выглядел подавленным и виноватым, даже разбитым, и все время тяжело вздыхал.

   - Руби, я должен был знать, должен был защитить...

   - Виан, если хочешь себя в чем-то обвинить, обвини в упущенной из-за твоих правил прибыли.

   Я легко выпорхнула из кольца ослабевших рук, и размялась, все еще чувствуя себя смертельно уставшей.

   - Почему тебе это так важно, что ты работаешь на износ как проклятая?

   - А я и есть проклятая. - Хмыкнув, я не удержалась от улыбки. - И мне нужны деньги на личные расходы.

   - У тебя есть деньги на личные расходы. - Не унимался Везувиан, намекая на мое завещание и отдельный счет, которым я могу пользоваться, не обращаясь за разрешением к опекуну. - И, в конце концов, ты всегда можешь попросить меня.

   - Виан, это скучно! - я даже ножкой притопнула, накуксившись, о чем сразу пожалела из-за боли в натертых туфлями ногах, что тут же сбросила, и с радостью утонула стопами в ворсе ковра. - Как я пойму, как управлять деньгами, если не попробую вести дела сама?

   - Ты ведешь дела сама. - Спокойно напомнил он. - От меня тебе нужна только подпись и изредка несколько советов.

   - Но я же где-то тренировалась? Теория одно, а практика с реальными результатами другое. - Довольно весомый аргумент, который очень сложно оспорить. - Да и мы оба прекрасно знаем, если бы моим опекуном не был самый коварный темный маг Даира, я давно нашла способ обвести его вокруг пальца и спустила целое состояние на отдельную лабораторию. Просто потому, что у меня есть деньги, и я не знаю им цены. Ви, мы можем бесконечно спорить, но я такая, как есть. И если совсем откровенно, я хочу принять душ и просто лечь спать.

   - И не смущает, что спать ты будешь со мной? - наконец, маг снова смог выдавить улыбку.

   - Ты сам посоветовал сделать выбор.

   Но, скрывшись в ванной, я все равно смутилась. А после душа и переодевшись в сорочку, ведьма долго созерцала залитое краской лицо леди в отражении. Потому что сорочка хоть и была до пола, но, по мнению леди, все равно откровенной, а, по мнению ведьмы, очень даже соблазнительной, ведь у нее оказалась не только открытая спина, но и довольно глубокий вырез спереди, а еще мастерица забыла предупредить о разрезах по бокам. Виан прав. С такими разногласиями внутреннего мира жить очень непросто. И если выбирать сторону приличной леди, то двенадцать лет мучений пойдут под дракону хвост. Ладно, не совсем. Знания-то останутся, но далеко на них как ведьма я не уеду. К тому же, ведь меня действительно не переделаешь, нарушать правила и границы уже вошло в привычку. И выбор остается только один. Впрочем, вот это не удивляет. Да и уже в принципе поздно, потому что у ведьмы появился в глазах нездоровый блеск от предвкушения реакции коварного в своем благородстве мага. Даже не смотря на кольнувшую ревностью мысль, что как будто он в жизни ничего подобного не видел.

   И реакция была восхитительной! Ожидающий на кровати мужчина моментально переменился в лице, пожирая жадным и восторженным взглядом, и продолжал меняться с каждым моим шагом, даже пытался бороться с чувствами и закрыл глаза руками. Вот только все равно сквозь пальцы наблюдал.

   - Жестоко. - Везувиан выдохнул в сторону, стараясь не обращать внимания на забравшуюся под одеяло меня.

   - Что именно? - удивилась ведьма с игривой улыбкой.

   Рано радовалась. Потому что в одно единственное мгновение Везувиан навис надо мной и накрыл губы очень жарким поцелуем. Грубым, настойчивым, таким ярким, путающим мысли, что становилось несколько страшно, но и возбуждающе. В душе адепта БДиМ всколыхнулось любопытство, к чему это может привести, и именно оно заставляло отвечать на страсть страстью, запустить пальцы в жесткие волосы, подаваться на встречу, каждому прикосновению, гореть от желания вместе с Везувианом, подставлять шею, когда поцелуи переместились ниже, и разочарованно выдохнуть, когда они прекратились. Виан поглаживал ключицы и открытый участок кожи на груди, не отрывая тяжелого, обреченного и по-прежнему жадного взгляда, прежде чем серьезно посмотреть мне в глаза.

   - Ты же понимаешь, что мне этого мало?

   Я кивнула, прекрасно понимая, какая это ужасная пытка. Смотреть, но ничего не делать. Потому что и сама совсем недавно могла лишь смотреть, без надежды на ответ. А Везувиану приходилось явно сложнее. Он взрослый мужчина, что не привык отказывать себе в желаниях, но, тем не менее, уважал мои и понимал, что я не готова к своим первым серьезным отношениям.

   - Прости. - Только и промямлила я.

   - За что? - он лукаво улыбнулся, все так же нависая. - Мне все нравится. И ты права, нам следует узнать друг друга лучше. Привыкнуть к скверности характеров. Кстати, я освободил время до обеда. Проведешь его со мной?

   И такая надежда во взгляде, что ведьма почти согласилась.

   - Я не могу.

   - Но в летную школу тебе не надо. - Мужчина несколько напрягся.

   - Зато надо в библиотеку. Мы с Ритой договорились.

   - А если ты проспишь? - хитро сверкнули зелено-желтые глаза.

   - Никакой магии, Везувиан! - предупредительно зашипела ведьма.

   И на меня обиделись. Маг перелег на подушку и недовольно смотрел в потолок. Ведьма виновато закусила губу. В голове роились мысли, что до полудня в обычных обстоятельствах я бы все равно в библиотеку не попала. И чувство вины уже грызло сердце. Виан старался, график свой поправил, а ведь не отдыхает практически. Я перелегла на бок, положила голову на его плечо и долго-долго виновато смотрела, и все же согласилась провести утро с ним, не выходя из номера и только до полудня. Маг без лишний разговоров заключил в теплые объятия, снова осыпая легкими поцелуями, как счастливый ребенок радуясь согласию. Я была не против и тоже счастлива.

   - Ви, а почему вас называют хирилловой тройкой? - уже потом, засыпая и позевывая, спросила я.

   Виан усмехнулся, но на вопрос ответил.

   - Потому что мы были, как вы с Ритой, только трое и раза в три хуже.

   И узнать бы, что это значит, и как Везувиан мог быть еще хуже, чем я, но хотелось спать. Очень хотелось.

   На лицо легли теплые солнечные лучи, заставляя проснуться. Но едва я разлепила веки, как Брагденвиль склонился надо мной, целуя в висок. В брюках и распахнутой рубахе, он просто лежал рядом поверх одеяла и изучал какие-то бумаги. Даже в свой так называемый выходной Виан всегда чем-то занят. Меня окончательно перестала мучить совесть, что я опоздаю в библиотеку заниматься нашим непонятным расследованием. И пока он убирал бумаги, я посмотрела на часы, что показывали половину десятого, и возмутилась тем, насколько мало у нас времени.

   - Ты так сладко спала, что я просто не смог. И я все равно провожу время с тобой, так что не вижу разницы.

   - А я вижу. - Фыркнула я, раздражаясь. Два с половиной часа это так мало.

   - Да, я теперь тоже заметил. - Хохотнул он, с явным намеком на мое недовольство.

   А я обиделась и демонстративно перевернулась на другой бок. Реакция последовала незамедлительно. Теперь уже Везувиан виновато прижимался ко мне, терся щекой о плечо, а я таяла.

   - Прости, малышка.

   - Нет. - Из чистой вредности я решила поупрямиться.

   - Пожалуйста. - Заканючил темный маг.

   И снова я проиграла. Мы же темные. Для нас любовь святое. Еще конечно интриги, пакости, гадости, коварство, убийство кого-нибудь, кто очень мешает жить, месть... Но любовь самое святое и ценное. Мы же ради любимых горы свернем. Они наша сила и главная слабость. Самое уязвимое место. Самое искреннее чувство. Отнимете у темных магов любимых и наживете себя самых беспощадных врагов, ибо без них умирают все остатки человечности. Потому что любим по-настоящему лишь однажды. Живем только ими. Забыв обо всем, сходим с ума, не различаем ни друзей, ни врагов стоит только нависнуть угрозе над тем, кого мы любим. Сколько городов было разрушено из-за такой безумной любви. И как же падем к ногам любимых. Становимся безвольными куклами, выполняя все прихоти. Такой судьбы врагу не пожелаешь. А Виану я не желала и подавно. Но уже слишком поздно, и в моей власти только одно: сделать так, чтобы он не потерял свою волю, продолжал трезво мыслить и жить не только ради меня. Слишком жестоко заставлять выпрашивать прощение за такую мелочь. Все мое поведение жестоко. И надо признать, за его улыбку я душу Хириллу заложу, хоть и боюсь произнести это вслух.

   - И чем ты хочешь заняться? - довольная улыбка расползлась по лицу, и, сменив гнев, то есть вредность на милость, я повернулась обратно.

   - Даже не знаю. - Справился с изумлением Везувиан. - Поваляться в кровати?

   Предложение было воспринято на ура. Как оказывается мало надо для счастья. Всего несколько минут побыть только вдвоем, просто лежа рядом в полном молчании. Дольше любопытные адепты молчать просто не умеют.

   - Ви, а когда ты понял?

   - Что люблю? Сразу как вернулся. - Такое честное и искреннее признание легло тяжелым грузом на сердце. - И до этого только и думал, как там моя маленькая Руби, жива ли, невредима. Но когда увидел, что уже и не такая маленькая, а по-настоящему взрослая, и такая искренняя в своих чувствах, понял, что за твою улыбку отдам все, что есть, а за слезы просто убью.

   - Ты рискнул всем, признавшись.

   - Не скрою, - усмехнулся он, - было страшно. И все же оно того стоило, Руби. Может, ты никогда не сможешь ответить тем же. Может, полюбишь другого. Но сейчас не отталкиваешь. И знаешь, что самое ценное?

   - Что?

   - Ты начинаешь мне открываться. Сомневаешься, боишься, но идешь на встречу. И я бы вечно вот так лежал рядом с тобой, выслушивая какой изверг ваш лорд-директор, как защищаешь свою работу.

   Два часа пролетели незаметно. И что удивительно, мы за них ни разу не поругались. Все было волшебно. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Везувиан нанял экипаж и лично доставил к библиотечной башне. Рита уже вовсю трудилась, но когда я вошла, склонила голову к плечу, расплываясь в хитрой улыбке, и долго буравила взглядом.

   - Ничего не было. - Фыркнула я, занимая то же место что и вчера.

   - А украшения просто так подарил?

   - За экзамен.

   - Как скучно.

   - Раз скучно, может, делом займемся?

   - Мне нужен перерыв. - Рита отмахнулась. - И я требую подробностей.

   Настроение все равно рабочим не было, да и с кем еще делиться радостью, как не с подругой. Рита слушала довольно внимательно, изредка покачивая головой и посмеиваясь.

   - Ру, это не он изверг, а ты.

   - С какой стати? - моментально ощерилась я.

   - Думаешь, ему только смотреть на тебя такую красивую хочется? Ладно, забыли. О своем поведении на досуге подумаешь.

   - То есть никогда.

   - То есть когда-нибудь. - Поправила Нефрита сурово, взывая к вечно спящей совести. - Часы показывай. Только не снимай и держи за цепочку.

   Я повиновалась, а подруга извлекла из сумки набор оценщика и свои журналы и очень пристально через волшебную лупу изучала драгоценность, а потом хмыкнула, обращаясь к одной из записных книжек.

   - Хитро.

   - Что именно?

   - Переплетение заклинаний поиска и чтения мыслей.

   - Что?! - возмущению не было предела, а желание, сорвать с себя часы и бросить их Везувиану в лицо, стало нестерпимым.

   - Успокойся. - А вот Рита оставалась совершенно невозмутимой и очень быстро перерисовывала к себе схему. - Пока не трогаешь, не действуют. Можешь снять, он не узнает.

   Приятного оказалось мало. Это получается, что Виан хочет меня контролировать. Он будет знать каждый шаг и все, что происходит в моей голове. Ведь и часа не проходит, чтобы я не теребила подвеску. Особенно на нудных занятиях. И уж лучше никому не знать, о чем я на них думаю.

   Нефрита всерьез взялась за изучение украшений. Но часам досталась львиная доля интереса, ибо кольцо и сережки оказались вполне обычными. Она и так вертела подвеску и эдак, рассматривала под разными углами, стараясь не трогать сам подвес, а потом и вовсе затребовала у вчерашнего парнишки еще с дюжину всяких справочников и каталогов. Апогеем стало мое возмущение тем, что она собиралась их поцарапать и разобрать, но и тут Рита отмахнулась, что переживу, а ей это нужно для дела. И дабы больше не терзать себе душу, созерцая, как подруга гробит единственную вещь, оставшуюся в память о матери, я старательно пыталась заниматься своими делами.

   - Интересно. - Выдохнула она после очень продолжительного молчания. - А откуда у тебя эти часики?

   - Они со мной всю жизнь. Папа говорил, что подарил их маме на свадьбу, лет за пять до моего рождения.

   - Едва ли. - Рита усмехнулась так, будто я сказала какую-то глупость. - Они не старше тебя. И я думаю, их специально для тебя и изготовили.

   - Невозможно. У мамы на портрете были точно такие же.

   - На портрете могли и позже дорисовать. Или сделать реплику. Но этим часам не больше семнадцати лет.

   - Да с чего такие выводы?! - я сорвалась, не веря, что папа мог мне солгать.

   - Технология серебрения энвиля.

   - Энвиля? Зачем папе дарить часы, поглощающие магию?

   - Этого я не знаю. Одно могу сказать точно, эти часы - двухуровневая печать, хоть с энвилем, хоть без него. Но какая именно, надо проверять.

   - А если Брагденвиль их подменил? - я откровенно хваталась за соломинку. По мнению рассудка лучше разочароваться в Везувиане, чем в собственном отце.

   Рита смерила таким злым взглядом, что я не на шутку испугалась за свою жизнь. Видимо не следовало сомневаться в ее способностях артефактора.

   - Не менял. Поколдовал, да. Отремонтировал, возможно, сам. Подвесочку добавил. И все. Ру, это те же часы, что подарил отец, но если их когда-то и носила твоя мать, то в последние месяцы перед твоим рождением. И это подтвердит любой артефактор из общества.

   - И что теперь? - подняла я жалобные глазки на безжалостную подругу. - Не носить, потому что они вытягивают силу?

   - Двухуровневая печать, Ру! - Рита всполошилась. - Может и не постоянно, но пока ничего не знаем, лучше носи. Сомневаюсь, что твой отец прятал за ней обычную силу. Да еще и перестраховался энвилем.

   Стало тошно. Столько лет я считала себя никудышной ведьмой, и даже не знала, что ношу на себе какую-то печать. И не удивилась бы, если узнала, что за этим стоит кто-нибудь из Брагденвилей, но отец... Он же сам говорил, чтобы берегла их и без необходимости не снимала, а я как любящая дочь исполняла папин наказ. И все же печать объясняла очень многое. Вопрос только, какую силу за ней прятали. А от вопросов я откровенно устала. Мне нужны были ответы. Любые. Самые бредовые и невероятные. Подруга тем временем, собрала часики и сама застегнула цепочку, чтобы я не забросила их куда подальше.

   - Хоть одно объяснение мы получили. - Рита попробовала меня утешить.

   - Одно из тысячи. - Буркнула я.

   - Вообще-то два. Везувиан тебя и вправду любит, не забыла?

   - Нет. Но ответов все равно маловато, не находишь? И где вообще Сердолика?

   - Она не придет. - Нефрита уставилась в книгу, изображая равнодушие.

   - А это еще почему?

   - Потому что я ей не сказала, где мы.

   - Повторю вопрос, почему? - я напряглась и подалась вперед, удивляясь нетипичному поведению подруги.

   И удивилась еще больше, когда Рита хлопнула по столу от злости и заявила, что больше ей не верит. И причина этому слишком подозрительные вопросы Райдолина, что провел в обществе нашей рыжей соседки почти весь вчерашний день. А конкретно расспрашивал проклятый светлый о турнире, и что же мы на счет него планируем. Нефрита отговорилась полуправдой, что мы только прощупываем почву, чтобы выявить интересы рынка и по возможности заработать, а сами участвовать не собираемся. Идея соблазнительная, но вряд ли того стоит. Да и какой турнир, когда нас ждут учебники, и нет никакой уверенности, что на следующей неделе мы не попадем в число худших и не окажемся наказаны.

   - И они клюнули?

   - Я же не дура. - Подруга презрительно фыркнула. - Поизображала интерес к турниру, не каждый же раз он на Версте проходит, к призам, хотя вряд ли там что-то ценное есть. Спросила, не собирается ли Пренитий участвовать. Сказал, что ради забавы, мог бы косточки размять.

   - Может это он сам, и Сере не причем? - слабый аргумент, но не спросить никак нельзя.

   - Все равно. Слишком рискованно. Да и странные у них отношения.

   - Милые бранятся...

   - Да никакие они не милые! - сорвалась Рита. - И близко этим не пахнет. Вот сама увидишь и поймешь. - Но после довольно скептического взгляда на меня, поправилась. - Хотя нет, ты не поймешь.

   На этот выпад отвечать не стала. К тому же Нефрита права. Не пойму, ибо не интересно. И рисковать понапрасну не стоит.

   - А мне ты доверяешь? - задала я следующий вопрос.

   - Доверяю.

   - И даже если Везувиану случайно проболтаюсь?

   - Кто? Ты? Не смеши Хирилла. Ты не излечимый параноик, и как это ни парадоксально, но, не подумав, ничего важного не скажешь. Вероятность случайно проболтаться равна нулю. А специально из тебя клещами ничего не вытянешь.

   Беседа зашла в тупик, потому что я видела, насколько Рите неприятен этот разговор. И мы можем бесконечно обсуждать, кто кому не верит, но ничего не изменится. Потому что, так или иначе, будем держаться особняком от всех. Даже от соседок. И время опять же поджимало. Несколько часов тишина нарушалась непрерывным шелестом страниц и скрипом перьев.

   - Ру, кажется, я знаю, что им нужно. - Рита подняла вымученный взгляд, даже с какой-то отражающейся в них обреченностью. - Они ищут первые символы власти объединенного Даира.

   - С чего ты взяла?

   Передо мной легла брошюра турнира, за ней каталог величайших артефактов, за ним несколько красивых сказок и легенд и еще много чего. Причем просмотренного уже ни раз. Но главной все-таки оказалась брошюра со списком призов. И если бы Рита показала ее раньше, мы бы не потратили столько времени сегодня. Ибо уж очень интересная связка призов получалась за первые три места. Жезл, тиара и брошь. А среди утерянных много лет назад легендарных реликвий Даира числились скипетр, диадема королевы и почетный орден первого заместителя. Конечно, числились пропавшими не только они, но в совпадения в нынешних обстоятельствах верилось с трудом. Особенно интересен был скипетр. По слухам и документальным описаниям, которых не так уж и много, это был непростой символ объединения. Каждая его деталь что-то означала и изображала элементы гербов правящих династий. По тем же слухам, его создали, лишь однажды показали во время коронации Хальцеров, а потом передали на хранение одному из советников, что скрыл скипетр подальше от посторонних глаз. Следующее упоминание реального скипетра появлялось в документах спустя два века, когда Ланти отделялось от Даира, и там же говорилось, что скипетр был разделен и потерял несколько элементов. Все остальное лишь легенды. Даже упоминание его пропажи. По одним источникам, обе части скипетра были украдены, по другим уничтожены. Но это не останавливало от попыток найти утерянные ценности всех желающих. И если Рита права, возможно, в скипетре сокрыта часть магии первых правящих династий. И не только в нем. Если верить документам, это относилось ко всему комплекту первых символов, что так же был распределен между тринадцатью главами семей. Исходя из всех выстроенных предположений, подобное разделение можно объяснить лишь одним: комплект - мощнейший артефакт, и резонанс между его частями может дать довольно непредсказуемый результат в неактивном состоянии. В активном, может быть абсолютным орудием. Что особенно интересно, призовой жезл так же состоял из двух частей.

   - Все сходится. - Подруга подперла рукой подбородок. - Если мощь Даира скрыта в ее символах, то Морион был бы дураком, если бы не попытался их найти.

   - Семьи отдали часть своей силы для их создания, и думаю, тут не обошлось без крови. Первое упоминание об исследованиях многоуровневой кровной магии приходится на тот же период, и скорее всего это она и есть. Так что Хальцеры вполне могли не только создать оружие против своих врагов, но и связать всех причастных клятвой верности.

   - Или проклятием.

   - Или проклятием. - Эхом повторила я. - Но на клятву больше похоже. Проклятие это абсолютная власть, а отцы-основатели вряд ли согласились на безоговорочное подчинение и жизнь в постоянном страхе за своих потомков. Клятва же подразумевает двусторонний договор. - Я встала и прошлась по помещению, размышляя вслух, совершенно спокойно и даже безразлично, как будто к нам это не имело никакого отношения. - Мы тебе свою верность, преданность и все прочее необходимое, включая вступление в этот союз, ты сохраняешь за нами и нашими потомками земли, титулы и часть власти. Это вполне объясняет, почему для передачи титулов другим лицам необходимо полностью уничтожить род отцов-основателей.

   - А как же герцог Куарелли? - внесла вполне разумное замечание Рита. - Его род не был уничтожен, Пренитий законный наследник.

   - Герцог Куарелли сменился во времена Тересов. Сомневаюсь, что узурпаторы были в курсе всех нюансов. - Нашлось логичное, хоть и до невозможности простое решение. - А потомки видимо были, потому могли залечь на дно и просто ждать необходимого часа. Кстати, отделение Ланти стало возможно именно потому, что род основателей прекратил свое существование, и один Хальцер передал другому их земли.

   - Или магия ему в этом очень сильно помогла.

   - Не лишено смысла. Но мы отошли от темы. Мориону нужны эти символы вкупе с живыми наследниками кровной клятвы. Видишь главную проблему?

   - Главная проблема в том, что мы не знаем зачем. - Обреченно выдохнула подруга, пряча голову за руками.

   И с ее пораженческим настроем я была совершенно не согласна. Если бы я каждый раз опускала руки при малейших трудностях, сгибалась под каждым ударом судьбы, то не была бы той, кем стала.

   - Рит, мы вообще ничего не знаем. Ни о клятве, ни о магии ее связавшей, ни каких-либо подробностей. И спросить никого тоже не можем. Главное, мы не можем быть уверены, что призы те самые символы. Их как минимум лет триста никто в глаза не видел. Но никто не запрещает нам во всем потихоньку разобраться.

   - Их подлинность может быть доказана магией.

   - Чьей магией? - попробовала я натолкнуть Нефриту на очень очевидный ответ.

   - Магией наследников крови.

   - Именно. А вот и главная проблема. Чтобы подтвердить подлинность, сначала символы надо добыть.

   - Вывести как можно больше конкурентов в самом начале, оставшихся участников турнира подкупить.

   - На начальном этапе подкуп привлечет внимание. Это первое. Второе. В свите Мориона достаточно сильных магов, но все же маловато чтобы быть уверенным на сто процентов в победе хоть одного из них. Третье. Он действительно не дурак и не станет доверять такую важную миссию кому-то, в чьей преданности не уверен. А безоговорочным доверием Мориона пользуются только двое.

   - Пренитий и Брагденвиль, и оба наследники крови. Один участвует. Другой судит. - Рита оживилась и тоже стала мерить шагами кабинет. - И вот тут возможен подкуп победителей на последнем этапе, если другой вылетит. Денежная выплата взамен трофеев.

   - И это еще один повод опасаться нашего с тобой участия. - Я стала загибать пальцы. - Они не знают, чего от нас ожидать. Хоть ты и утверждаешь обратное, но ты такой же Хальцер, как и Морион, а значит, так же можешь претендовать на трон. Я ему ни в чем не клялась, а с тобой прожила в одной комнате почти всю жизнь, и если бы меня ввели в курс дела, вполне могла выбрать не ту сторону. И за собой потянуть тех, кому претит власть Греендиша.

   - Меня никогда не интересовал ни чей трон. - Зашипела Нефрита, уперев руки в бока. - И мне он никогда не светил. И в турнире я участвовать не собираюсь. - Рита гордо вздернула подбородок.

   - Я это знаю, ты это знаешь. А они не знают. И не доверяют, вот и проверяют. И их можно понять. Мы выяснили, зачем они здесь и какой к нам интерес. Дело закрыто.

   Как все просто оказалось. Дело действительно закрыто. Но кто бы мог подумать, что постигнет такое разочарование. Я была именно разочарована. Потому что прекрасно понимала, что нас не оставят в покое даже если мы не будем участвовать в турнире. Как не крути, а мы потомки тех, кто когда-то создал эти артефакты. И если не завоюем доверие правителя, велика вероятность, что нас устранят. Но, по крайней мере, мы теперь не мечемся как слепые котята в поисках мамки. Мы выиграли время, чтобы узнать как можно больше и об артефактах и магии их связывающей. И судя по выражению лица, Рита думала о том же.

   - Оставим все как есть? - в ее голосе отразилось сомнение.

   - Или можем показать, что Мориону нечего опасаться, и мы на его стороне. У троих магов больше шансов принести три главных приза. - Прозвучало довольно рискованное предложение.

   - А не боишься, что я возжелаю даирскую корону?

   - Рит, не смеши Хирилла. Все чего мы с тобой хотим, тихой и спокойной жизни.


   Не смотря на грандиозность планов и воодушевления ими, пришлось пока отложить турнир и все с ним связанное в сторону. Перед нами стояли более реальные проблемы, а заявку на участие мы могли подать и в последний день. К тому же, главной проблемой оказалось отсутствие денег, чтобы заявку подать. Сумма была внушительной, и нам придется очень хорошо потрудиться, чтобы ее собрать. Не говоря уже о том, что у нас нет денег, чтобы закупаться ингредиентами и материалами для этого самого хорошо. В лучшем случае, создать и продать товары мы могли ровно на одну заявку. Про время, требующееся на их изготовление, лучше вообще промолчать. А все Везувиан со своими новыми правилами.

   До закрытия библиотеки мы честно учились, не зная, что конкретно директор собирался пересмотреть в учебном плане и чего от него ожидать. А после закрытия у нас появилась другая проблема. Мы заказали слишком много копий. Настолько много, что сами унести не смогли.

   - Это вызовет подозрения. - Критически осматривала Рита перевязанные бечевкой стопки бумаг в холле библиотеки.

   И она была права. По объему нам даже в таком количестве учебников на семестр не требовалось. И такое рвение к учебе нам не свойственно.

   - Найми экипаж. - Выдохнула я, принимая очень нелегкое решение.

   - И чем мы будем за него платить?

   - Моим наследством.

   Мне категорически не нравилось то, что пришлось залезть в наследство, хотя долгое время удавалось обходиться без этого. Утешала только мысль, что все-таки я лезу не совсем в него. А точнее в тот самый счет, что могу использовать без ведома опекуна, потому что на него начисляются выплаты по потере обоих кормильцев, а Везувиан сам подписал разрешение на его использование лично мной. И поскольку там должна была накопиться приличная сумма, было решено потратить ее часть на покупку сырья. Мне нужны ингредиенты для зелий, Рите материалы для амулетов. И хоть подруга и не хотела брать в долг, но признала, что других вариантов нет. Правда, работник банка чуть все не испортил, когда услышал, сколько я планирую снять. Он пожелал вызвать моего опекуна для подтверждения операции, а это в наши планы не входило. Мы собирались все провернуть тихо, и дальше прикрываясь тем, что всего лишь хотим слегка подзаработать на турнире. А цифры вполне могли указать, что не слегка. Пришлось пространно заявить, что вряд ли работник желает оторвать Везувиана Брагденвиля от невероятно важных дел и вызвать тем самым гнев. А потом мы очень долго объезжали всех знакомых лавочников, пытаясь выявить их потребности, бегали в поисках необходимых товаров и не забыли заглянуть в книжную лавку за учебными материалами. Особенно долго мы провели в алхимической лавке, где я с неудовольствием разорилась еще на дюжину котлов и оборудование со склянками для своих будущих трудов.

   - Одни убытки. - Подвела итог Рита, пока мы договаривались о доставке всего нашего добра в Академию.

   Заглянув в почти пустой кошель, я подумала об этом же. Но позор адептам БДиМ если они так легко расстаются с деньгами, без всякой уверенности вернуть хотя бы часть.

   - Рит, а мы ведь можем на кое-чем навариться дважды.

   - Что ты имеешь в виду? - моментально ощерилась подруга, понимая, что тут какой-то подвох.

   - Тебе же выпивку уже продают? - хитро улыбнулась я.

   Риту моя улыбка не порадовала.

   - Предлагаешь купить, а потом продать ее нашим? И где здесь выгода, да еще и двойная?

   - Ты смотри глубже. - Я перешла на заговорщицкий шепот. - Во-первых, сейчас в стенах Академии очень много наказанных и лишенных радостей адептов. Уверена, они обрадуются любому подарку судьбы. И тут приходим мы и называем не очень высокую цену за небольшое удовольствие для всех желающих. Опять же двойной удар. Раньше их так радовала Ларге, а теперь ее правление пошатнулось. Нами. Во-вторых, к кому они завтра побегут за эликсиром от похмелья?

   - А варить ты его на заднем дворе общаги будешь? - все еще не оценила грандиозности плана подруга.

   - Меня в третьей подземной кролик ждет, там и приготовлю.

   - А если не выгорит? Вряд ли они пожелают после порки попасться на пьянстве.

   - Значит, сами выпьем. Мы заслужили. Или оставим до лучших времен.

   - Интриганка.

   - Всего лишь Дарквейн. У нас интриги, как и тяга к полетам, в крови.

   - Талант искать приключения и создавать проблемы у вас в крови.

   - Но сути это не меняет. - Я легко отмахнулась, понимая, что почти победила.

   Подруга еще немного поупрямилась, но в итоге согласилась.

   И все прошло как по нотам. Все покупки были доставлены в Академию, мы даже не опоздали с выходных и открыли свою лавочку прямо на первом этаже общаги темных. Сначала ученики сомневались, а стоит ли. Но пришлось напомнить, что если вести себя тихо, никто и не узнает, что сие имело место быть, ведь за нами никто не приглядывает. К тому же, Нефрита очень тихо попросила объявить, что даирская делегация, включая наблюдателей, до утра не вернется, Грымзы нет, нового никого на ее место не назначили, что уже само по себе повод для торжества. И вот когда дело пошло на лад, мне пришлось оставить все на подруг и действительно уйти в третью подземную лабораторию.

   А там меня ждал очень неприятный сюрприз. Мой кролик исчез! Мерзкой бабы, двенадцать лет отравлявшей мне жизнь, не было в клетке. И с одной стороны, одной проблемой меньше. С другой, мне очень хотелось задать кое-кому несколько жизненно важных вопросов. Например, есть ли повод для паники, и когда это вообще случилось. Но самое главное это то, насколько я была возмущена. В очередной раз меня лишили шанса отомстить собственными руками. И эти руки уже потянули к цепочке, чтобы призвать пред очи Брагденвиля, но этого не сделали. У меня действительно других забот хватает, чтобы еще горевать из-за потерянного подопытного. Я потом выскажу ему все, что думаю по этому поводу. И разговор долго ждать себя не заставил. Брагденвиль явился как раз в тот момент, когда эликсир был закончен и разливался по склянкам.

   - Использование помещений Академии в личных целях с целью получения прибыли без согласования с директором. - Скрестив руки на груди, с упреком протянул мужчина, опираясь плечом о косяк.

   - Хотите в долю? - недовольно отозвалась адепт. - Легко, но больше двух процентов не получите.

   - У тебя совесть есть? - уголки губ его чуть дернулись вверх, но Виан смог воздержаться от улыбки.

   А вот мне было не до веселья. Отразив его жест с руками, ведьма склонила голову к плечу и смерила недовольным взглядом.

   - Обменяла за ненадобностью. А у тебя с совестью что?

   Везувиан, усмехаясь, покачал головой и подошел ближе, попробовал приобнять, но я сделала шаг назад.

   - Малыш...

   - Где Грымза, Виан? - жестко отчеканила я.

   - Этот кролик нужен Мориону, тебе предоставят другого.

   Могла бы и сама догадаться, но симпатии к королю это не прибавило. Скорее наоборот. Как у подручной Обсидианы у Грымзы могли быть интересующие меня ответы. А теперь доступ к ним закрыт.

   - Не утруждайтесь. - Я фыркнула. - Достаточно бесплатного использования лаборатории.

   - Ру, - снова усмехнулся Везувиан, легко приподнимая мой подбородок пальцами, чтобы заглянуть в глаза. - Лаборатория в полном твоем распоряжении, если ты дашь мне слово, что больше никаких опасных экспериментов над собой ставить не будешь. Или хотя бы предупредишь об этом меня.

   - Хорошо. Обязательно предупрежу.

   - Что касается денег. - Вот теперь Везувиан был очень недоволен. - Мне сообщили, что ты сняла довольно приличную сумму со счета. Дело твое, но не могу не спросить, зачем?

   - У меня много заказов и требуется дополнительное оборудование.

   - Ящики возле общаги? - казалось, что директора этот ответ вполне устраивал, и он даже смягчился. А получив утвердительный кивок, расплылся в улыбке. - Перенести их сюда?

   - Было бы неплохо. - Промямлила я, не веря в такое счастье.

   - Хорошо. Лабораторию приведут в соответствующий порядок к завтрашнему дню. А теперь собирай чудо-эликсир, и пойдем спать.


   Ночевала я у себя. Причем на этом настаивал Везувиан. Раз уж я не соглашаюсь объявить о помолвке, то в стенах его учебного заведения обязана следовать правилам приличия. Он, конечно, и сам не рад, но есть границы, которые переступать не желает. К тому же не потерпит слухов на тему, где, а главное с кем его милая сестрица проводит ночи, даже если речь о нем самом. Хотя подозреваю, что таким образом Виан лишь хотел добиться согласия. Но преуспел лишь в том, что я разочарованно вздыхала до половины ночи, думая о нем, пока от этих вздохов не устали соседки, и Иола не запустила в меня подушкой со словами, что если не перестану так вздыхать, могу отправляться спать в другое место. И было бы не так обидно, но вздыхала не я одна.

   Построение началось с сюрприза. Лорд-директор явился в прекрасном расположении духа, и ученики по новообретенной привычке напряглись. Но все оказалось не так страшно.

   - Студенты, у меня отличная новость. - Хищная улыбка свидетельствовала, что для студентов новость вовсе неотличная. - Я снова пересмотрел учебную программу, учитывая ошибки и неразбериху прошлой недели, и пришел к выводу, что нагрузку следует несколько снизить, но теперь в дополнение к общим изменениям, так же будут учитываться все ваши достижения за пределами Академии.

   Переглядываясь с Ритой, я думала лишь о том, какой у директора потрясающий талант. В одном предложении и надежду дал, и последний гвоздь в крышку гроба хорошей успеваемости забил. Вся прелесть выходных и каникул была именно в том, что все творящееся за стенами БДиМ оставалось за ними. А развеселый изверг начал вышагивать вдоль шеренги и пояснять.

   - Так сказать последний штрих для полноты картины. Так же, выслушав конструктивную критику, я решил пересмотреть систему наказаний и поощрений. - Данная фраза обратила остатки любви к директору в лютую ненависть, но Виана это только позабавило. - Поверьте, не все так плохо. Отныне поощрения будут более ощутимыми и индивидуальными. Лучших учеников прошлой недели я жду в порядке живой очереди в своем кабинете после завтрака для обсуждения деталей.

   И дабы в полной мере все могли оценить великодушие коварного темного мага, Везувиан отменил первую лекцию, давая время спокойно ознакомиться с очередными нововведениями. Наученные горем ученики радоваться не спешили, в полном шоке и на ватных ногах разбредаясь по своим общагам. Что ж, стоило догадаться, что лабораторию Виан отдал мне не просто так и не из большой любви. Хотя из-за нее тоже. А вся эта система поощрений просто для отвода глаз. Об этом мы с Ритой осторожно перешептывались по дороге.

   Подруга была воодушевлена тем, что теперь у нас есть отдельное помещение в распоряжении. Причем это самое "у нас" даже не обсуждалось. Во-первых, имеется общая проблема, с которой надо разобраться. И имя ей турнир. Во-вторых, ящиков не было перед общагой, когда мы шли на построение, а значит все покупки, включая материалы на амулеты, уже в подземелье. И будет глупо таскать их туда-сюда. В-третьих, ей тоже нужно тихое уединенное место для работы. Но я этого воодушевления не разделяла. Меня почему-то вообще перестал радовать данный факт. Может потому, что Рита так ненавязчиво напросилась на единственную территорию, где был шанс встречаться с Вианом без посторонних. А может, я опасалась находиться там, куда не могут проникнуть остальные, но может явиться Пренитий. К тому же, не думаю, что с новой системой поощрений все так просто, и я не потеряю лабораторию позже. Это и подтвердили выданные во время завтрака очередные изменения правил. А в них черным по белому говорилось, что при недостаточных результатах, все поощрения отменяются. Уж лучше бы плетей добавил. Это же самое худшее из всех наказаний, сначала дать желаемое, а потом отнять. Так что радоваться было вообще нечему. Даже тому, что вторая часть моего плана удалась, и деньги на чудо зелье от похмелья потекли рекой в наши карманы прямо в столовой, и совершенно не смущало, что все это происходит прямо под носом у преподавателей и объявившихся наблюдателей Мориона. И продлилось это ровно до громкого объявления на всю столовую и Академию в принципе.

   - Рубина Дарквейн, немедленно в кабинет директора.

   Озадаченно хмыкнув, я не стала временить с исполнением приказа. Какая-то слишком бурная реакция на несанкционированную торговлю. Как будто это в первый раз.

   А переступив порог кабинета, я застыла и пожелала выйти обратно, но дверь многозначительно за мной захлопнулась, и замок защелкнулся. Внутри было очень страшно. Плотные портьеры наглухо задернуты, мебели практически нет, а источником света была одна единственная свеча. И романтического настроения она не создавала.

   Везувиан Брагденвиль сидел за столом, сцепив руки в замок, и был разъярен донельзя, кивая на стул напротив. В голову пришла мысль, что пора спасаться позорным бегством, как раздался приказ:

   - Села!

   Я села. И даже не на пол, а на стул.

   - Что происходит? - ничего не понимая, я подала голос, глядя Везувиана, что смерил меня просто убийственным взглядом.

   - А ты не знаешь? - с ненавистью отозвался мужчина.

   В голове пронеслось множество вариантов, но ни один из них не довел бы Виана до такого состояния.

   - Ладно, начнем с малого. - Из ящика стола был извлечен какой-то пухлый и плотный желтоватый конверт. - Какого Злобного Хирилла, я узнаю о том, что ты подала заявку в гильдию алхимика, последним?! Почему вообще я все о тебе узнаю последним, Руби?! - взревел мужчина, а я потянулась к конверту. - Танцуй, тебе приняли и готовы перевести со следующего семестра!

   - Ты не имел права вскрывать конверт!

   - Я лорд-директор и твой опекун! - рявкнул он. - И если ты забыла, не только в Академии, но и за ее пределами! Вся подобная корреспонденция на твое имя сначала ложится на мой стол!

   Нашел когда вспоминать о подобной формальности.

   - Так ты мне опекун?! Отлично! - окончательно вышла я из себя и заметалась по кабинету. - А главное как удобно.

   - Рубина!

   - Что, лорд-директор? - я остановилась и гневно посмотрела на своего опекуна.

   - Давай не будем выяснять отношения. Ты здесь не за этим.

   - Какие именно? Опекун -- подопечная, директор -- ученица или родственники -- любовники? И, по-моему, самое время разобраться.

   - Хочешь разобраться? - Везувиан тоже вышел из себя, подскакивая с места. - Я предлагал тебе все упростить и объявить о помолвке, но нет же! Рубина Дарквейн слишком заботится о том, чтобы никто и никогда не причинил ей боли и не узнал о слабостях! Ты предпочла называться моей подстилкой, а не невестой, и как я должен был себя чувствовать в этот момент? Руби, только ты решаешь, какими будут наши отношения в конкретной ситуации, а я иду у тебя на поводу!

   - Неправда!

   - Тогда, когда ты собиралась мне рассказать?

   Я прикусила язык и молчала. Мне не хватило бы сил сказать правду, что я вообще не хотела ставить его в известность, пока не получу ответ и не начну оформлять документы на перевод.

   - Не беси меня, Рубина! Меня достали твои тайны! И либо ты отвечаешь, либо я во всеуслышание заявляю, кто причина всех изменений.

   - Ты не посмеешь! - рыкнула я.

   Везувиан окончательно вышел из себя. Он метнулся ко мне и схватил за шею, не хуже чем Морион в ту памятную ночь.

   - Давай-ка, я тебе кое-что объясню, любимая моя подопечная. - Шипел очень злой мужчина, и до меня дошло, насколько сильно я перегнула палку. - Во-первых, тут нет никого, кто бы нас услышал или увидел. А я здесь товарищ-начальник, директор, царь и бог. И мне решать, что я смею делать, а что нет. Во-вторых, милая адепт Дарквейн, хоть из тебя действительно вышла превосходная темная, но мы в разных весовых категориях, и я не потерплю того, что ты водишь меня за нос. В-третьих, моя не в меру дерзкая возлюбленная, ты сейчас не просто ответишь на это, а на все мои вопросы. В противном случае, сильно пожалеешь, что решила со мной тягаться.

   И как будто этого было мало, Виан схватил меня за волосы, заставил запрокинуть голову и впился в губы страстным, даже болезненным поцелуем. Я попробовала вырваться, отойти хоть на шаг, но это привело к тому, что мужчина шагнул на встречу, и еще, и еще, пока движению не помешал стол, на который меня тут же усадили.

   - Ви, нет, - прошептала я, и удивилась, как томно прозвучал собственный голос, когда поцелуи переместились с губ на шею, а Виан сжимал мое тело куда крепче, чем раньше, одной рукой проникнув под накидку и кончиками пальцев едва касаясь обнаженной спины, сменив гнев на милость. - Это подло, - не сдержав стона, ответила я.

   Светлая Каламея! Мне нравился такой допрос! Да я всю Академию сдам с потрохами, лишь бы он не злился, а был вот таким нежным и ласковым.

   - К вопросу о подлости мы подойдем чуть позже. - Виан снова разозлился, но как-то сдержался. Может потому, что я не могла устоять и подавалась навстречу. - Ты собиралась рассказать про гильдию?

   - Ммм...

   - Ответ, Руби, да или нет?

   - Да.

   - Когда?

   - Потом.

   - Точнее?

   Какой подлый, изощренный метод вести допрос. Даже интересно, на скольких Везувиан Брагденвиль его опробовал. И как-то сразу обидно от этой мысли стало. Мало того, что мой мужчина настолько подлый искуситель, так и я еще повелась, как полная дура.

   - Нет! - нашла я в себе силы его оттолкнуть и теперь пыталась одновременно вытереть губы и слезы, навернувшиеся от обиды. - Как ты можешь, Ви? Это подло!

   - Подло?! - снова сорвал он. - Пудрить одновременно мозги мне и Райдолину, вот что подло!

   - Между мной и Райдолином ничего нет!

   - А вот это ты как объяснишь?! - и мужчина швырнул мне в лицо еще одну бумагу, а сам отошел и отвернулся, прикрывая глаза рукой.

   Я развернула сложенный пополам листок и в ужасе зажала рот ладонью. Соглашение о помолвке между мной и Райдолином Пренитием, с разрешающей данный брак подписью короля.

   - Что это? - подняла я удивленный взгляд.

   - Вот только не делай вид, что не знала!

   - Ви, я ему даже поводов не давала! Он что-то говорил в лазарете летной школы, но...

   - Но? Ты ему отказала?

   - Не прямо, - глухо отозвалась я. - Я послала его к Каламее, и больше мы не виделись. Ви, я клянусь, у меня и в мыслях ничего такого не было.

   - Почему я должен в это верить, если ты постоянно врешь и все скрываешь?

   - Да потому что я люблю тебя! - выпалила я и осеклась, закрывая лицо руками.

   Несколько мгновений ничего не происходило. Я только мысленно ругала себя за несдержанность. Своим признанием, я вручила Везувиану всю себя. Сердце, душу, мысли. Оно и раньше так было, но теперь он знает наверняка. А знания это сила. Невероятная сила и власть над жизнями. В данной случае моей. И пусть чувства взаимны, но теперь мы оба можем манипулировать друг другом. Даже неосознанно.

   Виан сам отнял мои ладони от лица и искал в глазах ответ, подтверждение, что я сказала правду. И оно там был, вместе со страхом и поражением. Именно поражением от того, что все мои слабости теперь вывернуты наизнанку. В его глазах отражалось то же самое. На лице не было ни капли недоверия, только беспокойство и испуг. Возможно, Виан надеялся на ответные чувства, но никак их не ожидал. И одного признания явно мало, чтобы мужчина мог поверить собственным ушам.

   - Не лги мне, Руби. Не таким жестоким методом.

   - Я не лгу. Мне очень страшно, но я не лгу. Не об этом. - Едва слышно прошептала я.

   - Ру, ты... ты не помолвки боялась. Ты боялась предательства?

   Нет ничего хуже, чем узнать от любимого человека, что он тебе не верил. Что прежде чем ответить, тебя хотели проверить.

   - Мы в разных весовых категориях, Виан. - Я не оправдывалась, а напоминала, осознавая, что своими словами причиняю еще больше боли, чем уже причинила. Но лучше ему услышать правду. - И только один из нас не трус, чтобы рискнуть всем.

   Я опустила голову, чтобы увидеть, как неосознанно сжимаю мужские ладони своими руками, и как на них падает первая слеза. А потом его руки тянутся, чтобы утереть эти слезы.

   - Малышка, не плач, посмотри на меня. - Очень мягко и ласково уговаривал он, но я лишь сильнее зажмурилась. - Открой глазки, маленькая моя. Ну же, Ру.

   - Ты меня ненавидишь? - совсем робкий писк.

   - Что ты, глупенькая. - Виан осыпал поцелуями лицо. - Я счастлив. Зол, конечно, но очень счастлив.

   Я чуть отстранилась и виновато смотрела на Везувиана. Не люблю я все эти чувства. В них никакой логики. Они не дают трезво мыслить.

   - Из-за помолвки? Так мы ее отменим и...

   - Я не могу, малыш, - выдохнул дрожащим голосом Виан, зарываясь лицом в мои волосы. - Мне это не под силу. Я связан по рукам и ногам.

   Поверить в услышанное не удавалось. Чтобы Виан не мог что-то уладить? Да это бред. Если только в этом нет ничего большего. Если только он действительно не связан чем-то, что не в его власти.

   - Что? Но почему? Из-за подписи Мориона?

   - Из-за нее в том числе. Рай пришел с этим после построения, - повел рассказ Виан, присаживаясь рядом со мной на стол, - я удивился, попробовал сказать, что ты никогда не согласишься и это невозможно, а когда он спросил почему, я растерялся. Если бы я сказал ему правду, пришлось бы объявить о нашей помолвке сразу же, как вышел бы из кабинета. А я не знал, как ты отреагируешь и испугался. Я слишком боюсь тебя потерять. Но когда Рая поддержал Морион, я осознал, что в любом случае потеряю тебя. Он сказал, что ты отличная партия для Райя, с твоей-то хваткой и подпольными делишками. Да и характер у тебя, что скучать не придется. И лучшей партии для тебя тоже не найти. И вот тогда стало поздно. Если бы я знал, что мои чувства взаимны, ни за что бы этого не допустил.

   На душе было скверно. Мы оказались в этой ситуации из-за моей глупости и упрямства. Еще конечно из-за положения, что никогда не оставляло мне шанса на брак по любви, но в большей степени из-за них. И это моя вина, что Виан ничего не смог поделать, оказавшись зажатым между дружбой и нашей общей слабостью. Да, он испугался меня потерять, но мне вообще следует радоваться, что не попал из-за этого под удар. Одного не учли ни король, ни его прихвостень. Чувств. Настоящих, искренних чувств. И если они действительно такие, Виан не сдастся, и будет искать выход. Как и я.

   - Но так у нас будет время, заставить его отказаться от этой затеи. - Озвучила я то, чего он так и не произнес, но что отчетливо распозналось в его интонации.

   Вариант с этой помолвкой мне нравился в разы больше, чем объявление о помолвке с Вианом. От этой я хотя бы могу избавиться, а вторая поставит на мне клеймо неудачницы, что всего добилась благодаря покровительству сильного и важного Брагденвиля. А для меня, как для Дарквейн, это особенно позорно. Меня загнали в угол, и зря. Я этого страсть как не люблю, и буду глотки рвать всем и каждому на пути к своей свободе.

   - Руби, теперь тебе не о чем волноваться. Раз ты его не любишь, я все улажу.

   На ум пришла идея, что и как Везувиан может уладить. И она мне не понравилась. Ясно дело, что если уговоры не подействуют, все может обернуться полной катастрофой. Что страшнее, я могу потерять Везувиана. Морион доходчиво объяснил, что не стоило мне сталкивать его друзей интересами, а если это еще и часть клятвы... Что тогда? С другой стороны, на меня клятва не распространяется, и сидеть, сложа руки, не мой метод.

   - Ви, не нужно впадать в крайности.

   - Я все решил, малышка. Рай тебя не получит. - Голос его звучал довольно уверено, чем только подтвердил подозрения, что его меры радикальнее моих.

   - Нет, Виан, - пришла моя очередь злиться. - Ты сказал, что этот мир пожрал бы меня. Так вот, этот мир может зарубить себе на носу, прежде чем он меня сожрет, я ему костью в горле встану, и его счастье, если он вообще мной не подавится. - Я вскочила и тыкала в грудь мужчины пальцем, шипя не хуже злого василиска. - Я заставлю Райдолина отказаться от этой помолвки! Сама.

   - Ты не сможешь, малыш. - Виан покачал головой, снова притягивая к себе.

   - Еще как смогу, Везувиан. Это всего лишь помолвка, - помахала я бумагой, - и пока на этом нет моей подписи, она лишь гипотетическая, не более. И твоя задача, делать вид, что опека на подобные вещи не распространяется.

   - Ты не знаешь Райдолина, Ру. - Продолжал упорствовать и попутно отговаривать Виан. - Это не ваши драки с Ларге, тут все сложнее. Все слишком серьезно, и я...

   - Это вы меня не знаете! - взвизгнула я. - Мы можем обойтись без крайних мер. Просто доверься мне, Виан. - Я коснулась его щеки и слабо улыбнулась. - Я уже не такая маленькая и беззащитная, как раньше. Ты просил верить тебе, я прошу о том же.

   - Хорошо, - мужчина кивнул и, нехотя, отстранился. - Но у тебя одна неделя. Потом за дело возьмусь я. Есть что-то еще, что мне надо узнать, прежде чем ты покинешь кабинет?

   Я задумалась. Важного больше ничего нет. Рискованного полно. Но если я расскажу об этом Виану, тогда он точно все уладит сам, после чего потащит к алтарю, а потом запрет в родовом замке до конца жизни. И отрицательно помотала головой.

   - Зови следующего, - тяжело вздохнув, он вернулся на свое место.

   Выходя из кабинета, я не знала, что буду делать. Но одно знала точно, если Райдолин не отменит помолвку по-хорошему, у него будет очень веселая неделя. Потому что я зла как никогда. Не стоило пресветлому действовать у меня за спиной. Теперь это война. И я хочу знать, из-за чего так спасовал Везувиан Брагденвиль. А в коридоре, я увидела смиренно ожидающих вызова лучших учеников. А среди них Сердолику и Нефриту. И стал ясен план действий. Для начала, надо убрать со сцены Лику.

   - Лика, ты следующая, - рыкнула я.

   Это было странно, потому что обычно после меня директор зовет Нефриту, или меня после нее. Но сам факт мы: ходим парой. Сердолика побледнела, но вошла.

   - Где этот пресветлый выродок?! - теперь я повернулась к Нефрите, пылая от ярости.

   Та лишь указала на лестницу. А внизу стоял тот самый пресветлый выродок и опирался спиной на перила. Ну, я ему устрою. И снова дух единства посетил учеников БДиМ. Как по нотам все с любопытством наблюдали за моим бешенством, которое, скорее всего, грозило повторным походом к ректору. Да и это же какой повод для беседы, когда поговорить очень хочется.

   - А вот и моя милая невеста. - Хохотнул Райдолин, поворачиваясь к лестнице лицом.

   Не знаю, на что он рассчитывал, но я только сильнее взбесилась и быстро сбежала по ступеням, не добежав две последние, чтобы оказаться лицом к лицу с магом. А потом только хлесткий, звонкий и желанный звук пощечины в звенящей тишине. И как же я порадовалась, когда маг вытер со своей разбитой губы кровь. Пусть знает, с кем связался.

   - Рубина!

   - Не вмешивайся! - рявкнула я, кинувшейся вниз Нефрите. - Нам с женихом надо выяснить, будет он на свадьбе в туфлях или в белых тапочках?

   Услышав это, даже преподаватели, стоящие внизу, как-то расслабились. Ну да, раз тут мы личные отношения выясняем, значит, к правилам Академии это не имеет никакого отношения. К тому же он не студент, а человек со стороны. Мы вольны делать все, что вздумается в рамках приличий и законодательства.

   - Конечно же в туфлях, дорогая. - Райдолин все продолжался веселиться.

   - Не отмените помолвку, милый Рай, будете в тапочках! - ядовито и клятвенно заверила я.

   - Сомневаюсь. Я не стану отменять помолвку.

   - Еще как отмените! - я зло шипела.

   - Иначе что?

   - Иначе, скучно не будет, пресветлый ты выродок! Я вам такое веселье устрою, Хирилл с Каламеей обзавидуются!

   Я вылетела из административного корпуса, еще быстрее, чем слетела по лестнице, стараясь отойти как можно дальше, и чтобы людей как можно меньше. Потому что точно знала, подруга побежит за мной. И так и случилось. Рита догнала меня у третьего тренировочного поля.

   - Ру, что происходит?

   - Этот, идиот, - из всех сил я старалась не кричать, - пришел к Виану с соглашением о помолвке!

   - Если не хочешь, откажись. - Искренне не понимала происходящего подруга, от чего я только сильнее злилась.

   - Я не могу!

   - Попроси Везувиана.

   - И он не может, помолвку одобрил Морион! Единственный выход, заставить Пренития отказаться, и у меня всего неделя, иначе... Рит, мне страшно представить, что может сделать Виан!

   - Так, - протянула подруга, отходя от шока. - Я сейчас быстренько отстреляюсь...

   - Да ни Хирилла не быстренько!

   - Ладно. Не быстренько, но пока я не вернусь, ты не станешь делать глупостей.


   Не имею понятия, что произошло, и имела ли Рита к этому отношение, но ни темного мага, ни светлого до самого вечера никто не видел. Хотя может и видел. Потому что от нас все шарахались в разные стороны, избегая встреч с той, что при каждом удобном случае вслух и очень громко клялась убивать, мстить и портить жизнь всем окружающим, и ее подружкой, которая занималась тем же самым, но видимо была более воспитанной и делала это про себя. Даже Лика не рискнула выяснять со мной отношения, когда узнала о нашей помолвке с пресветлым. Но не сказать, что соседка не пыталась. Ее остановила Нефрита, оттащив в сторону, чтобы сделать внушение. Словесное или магическое, опять же не имею понятия. Единственный представитель хирилловой тройки обретался где-то неподалеку, в окружении другой и явно усиленной охраны, но близко не подходил, бросая в нашу сторону убийственные взгляды.

   А к вечеру, я более или менее успокоилась. И решила уточнить за ужином у Нефриты, почему даирский правитель не спускает с нас глаз. Благо за столом сидели мы одни.

   - Мы поругались. - Равнодушно отозвалась подруга с открытой книгой в одной руке и вилкой в другой.

   - Из-за меня? - чувство вины кольнуло сердце.

   - Из-за всего. - Прорычала Ритв, а вилка медленно стала гнуться под давлением пальцев. - И из-за тебя и его мании величия в том числе. Пусть вообще радуется, что я его в камень не обратила.

   Вилка орудие опасное, и я чуть отодвинулась, прежде чем продолжить удовлетворять свое любопытство.

   Оказалось, что пока я пыталась успокоиться в общаге и перерывала свои сундуки на предмет самого соблазнительного и открытого наряда, достойного самой темной и злой ведьмы, Рита как и обещала по быстренькому отстрелялась. И не столько в кабинете директора, сколько на первом этаже корпуса. И отстрелялась в прямом смысле этого слова. Заклинаниями. По Райдолину. Не в меру говорливый и предприимчивый светлый пес Его Величества, как раз пытался объяснить вышедшему на шум и крики директору, что глупая сводная сестрица почти сломалась и уже можно считать лежит у ног этого самого пса. Директор пытался сказать, чтобы пес не заблуждался, но пресветлый только расхохотался, стоя на своем. Рита, как и Везувиан, оскорбилась и сгоряча пальнула своим коронным заклинанием. Каменная статуя Райдолина будет украшать административный корпус еще часа три минимум. Естественно, такое отношение к магистру светлой магии и другу вызвало возмущение короля и директора Академии БДиМ. Но адепты тем и опасны, что меры не знают и вовремя останавливаться не умеют. И Его Величество уберегло от участи прихвостня только то, что Виан в приказном порядке заставил ее заткнуться, лишив голоса, но теперь все в Академии точно знают в каких Нефрита с королем отношениях. Не дружеских. Директор вернул моей подруге голос только в кабинете, не забыв отчитать от души, но у ведьмы даже намека на раскаяние не было, и ему она тоже много чего высказала.

   К этому моменту, я уже запустила пальцы в волосы и хотела повыдергивать их с корнем, не зная, что хуже. То, что она натворила, или что сказала Виану. И обычно Рита ведет себя более благоразумно. Это моя стезя со всеми спорить и что-то им доказывать, а потом еще и добивать синим пламенем. Но раз уж сорвалась Нефрита, на это должны быть довольно веские причины. Последний раз такое случалось года три назад, и тогда статуй было больше.

   - Что ты ему сказала? - прошептала я, кусая губы.

   - Что они воистину хириллова тройка, которой плевать на всех, кроме себя, включая чувства окружающих их женщин, которыми они играют и вертят, как хотят.

   Удар лбом о столешницу. Уж лучше бы Нефрита не упоминала про женщин. Но подруга словно не заметила моего отчаянья и продолжала:

   - И что я в этом балагане участвовать не собираюсь, а Морион, он и мои родственники могут идти к Хириллу прямой наводкой.

   - Причем тут твоя родня?

   - Сегодня прислали директору на мое имя.

   Рита швырнула мне письмо, в котором было написано всего две строчки, что во имя своей семьи и королевства лантийского, она не должна упустить возможность соблазнить даирского короля, и что на нее возлагают большие надежды. Не густо. Особенно если учитывать, что это первое послание от родственников за десять лет. Даже Обсидиана Брагденвиль на их фоне кажется более чуткой. Не удивительно, что Рита сорвалась.

   - И как я понимаю, Морион в курсе?

   - Да мне по Хириллу! - Нефрита грохнула книгой по столу, чем привлекла еще больше внимания, чем раньше, но быстро взяла себя в руки. - Пошли в лабораторию. Смотреть на эти морды не могу.

   В лаборатории царил идеальный порядок. Ни пылинки, ни соринки, поломанная мебель убрана, шкафчики отремонтированы, столы расставлены, старое оборудование и котлы отмыты, ящики с новыми терпеливо ждут, когда их распакуют. Но до их распаковки было еще очень далеко. Во-первых, следовало продумать, как защитить свои труды и исследования от не прошенного вмешательства со стороны. Вернее, от визитов хирилловой тройки, потому что ученики точно к нам не полезут. Ибо нам есть, что ученикам противопоставить. А вот что могут двое адептов против двух магистров высшей магии вопрос. Оказалось не слишком много. Любой обычный барьер магистры разрушат щелчком пальцев, а за барьерами более высокого уровня мы будем заперты как в ловушке. Но для изобретательных ведьм, что из кожи вон лезут, задачка хоть и показалась трудновыполнимой, но не невозможной. Нам всего лишь было надо создать постоянно действующую границу, которую никто кроме нас не мог бы пересечь, и главная проблема была в том, что входя в нее, мы не могли бы выйти. С временными барьерами такой проблемы не возникало, но они не подходили.

   - А почему бы нам не использовать тот же барьер, что и в спальне? - предложила Рита, попутно вскрывая ящики и разбирая вещи.

   - Не пойдет. - С ходу отмела я затею. - Защита в спальне не абсолютная, и реагирует она на нашу магию. Та же Грымза всегда спокойно входила, как и все кого, мы хоть раз пускали сами. А слепок нашей магии так же есть и у директора.

   - Думаешь, он будет вставлять нам палки в колеса?

   - Думаю, что если ему прикажет Его Величество, нас отсюда с легкостью вытащат за волосы. - Я присела на край одного из столов и внимательно оглядывала уже не такие идеально чистые владения. Особенно копии книг из библиотеки. - К тому же, я не хочу, чтобы он узнал вот об этом.

   - И как ты предлагаешь это скрывать?

   Но с этим как раз проблем и не было. В конце концов, в этой лаборатории я провела свои лучшие дни, потому спокойно встала, нашла очень давно спрятанный среди книг ключик, и открыла дверь, которую очень многие просто не замечали. А за ней скрывалась маленькая комнатка, в которой с легкостью, хоть и почти впритык могло поместиться две кровати, или еще несколько стеллажей для хранения чего-либо. В нашем случае информации. И вот что удивительно, в этой комнатке порядок никто не наводил. Там все так же, как и два года назад, валялся свернутый, отсыревший матрас, куча никому ненужного хлама, табурет и небольшой стол.

   - Так вот где ты пропадала. - Присвистнула подруга.

   - Давай признаем, пока Виана не было, моя жизнь была еще хуже, чем когда он пришел к власти. И это еще не все. - Хмыкнула я, зайдя в комнатку, и забралась на прогнивший за это время табурет, что шатался и скрипел, намекая, что долго он не выдержит. - Пока вы там наверху спокойно спали и своими делами занимались, я тут очень много интересного нашла. - Протянув руку, я отодвинула металлическую заслонку почти под самым потолком. - Ты знала, что все подземелья соединены между собой? Под свободной территорией целый лабиринт из них.

   - Если учитывать историю Академии, и что раньше магии обучались подпольно, это не удивляет. - Подруга, как и я, заглядывала в темноту открытого проема, в который вполне могла пролезть девушка. - Так может мы используем этот лаз, и просто будем заниматься в соседнем подземелье?

   - Ничего не выйдет. Если оно запечатано, мы в него не попадем без ключа. Да и не имеет смысла туда-сюда лазить. Надо просто защитить то, что имеем.

   - То есть проблема у нас действительно одна. Создать достойный барьер на вход и выход.

   - Не просто достойный, а такой чтобы магистры не могли понять, каким образом он функционирует.

   И снова мы вернулись к тому, с чего начали. Мысли в голове были, но достойных ни одной. Ко всему прочему, мы делали несколько дел одновременно. И ящики распаковывали, и в маленькой лаборантской порядок навести пытались, и перетаскивали туда часть новых вещей. Все это приобретало масштабы, напоминающие переезд. Не хватало только кроватей, чтобы здесь еще и ночевать, но большую часть времени мы точно будем проводить в подземелье, не отвлекаясь на всякую чушь.

   - Я все-таки настаиваю на варианте барьера спальни. - Через какое-то время Рита снова подала голос. - Только контур можем замкнуть не на магическом слепке.

   - А на чем?

   - На крови?

   - Дельное предположение, но как? - меня терзали сомнения. - Если бы речь шла о нашем личном имуществе, тогда да. Постоянный контур, реагирующий на носителя крови, прокатил бы. Подпитывали раз в год и ничего страшного. А тут Академия, и гарантии, что мы сохраним наше поощрение после следующих результатов, нет.

   - А ты веди себя приличнее, тогда и сохраним.

   Умеет подруга по живому и без ножа резать. Но надо признать, что Нефрита опять права. Все мои проблемы в большинстве своем из-за поведения и любви поспорить с преподавателями.

   - А если сделаем не барьер, а оберег?

   - В каком смысле? - я не совсем понимала, что имеет в виду подруга. - Предлагаешь оплести все узелковой паутиной? И даже если так, мы не от злых духов будем защищаться, а от реальных и очень злых магов.

   В глазах Нефриты заплясали коварные искорки, а на свет была извлечена очередная тетрадь с записями.

   - Мы на собрании в обществе недели две назад разбирали эту тему. - Очень быстро перелистывала она страницы. - Графические обереги.

   - Что-то типа изображения символов удачи? предлагаешь ими стены исписать?

   - Нет, тут все интереснее.

   И начались очень сбивчивые объяснения. Потому как подруга чуть ли не захлебывалась, пытаясь донести до меня смысл, я уловила только самое главное: Рита очень хочет опробовать полученные знания на практике. И да, я была не далека от истины, графические обереги это действительно всего лишь изображения, но не совсем простые. Что-то среднее между графической формулой заклинания и плетением обережного макраме. Те же узелки, только со смыслом и нарисованные.

   - Допустим. - Почти согласилась я с идеей, все еще до конца не улавливая, о чем Рита толкует. - Ты создашь схему оберега, которая будет работать только на нас, мы испишем ею стены. Что помешает Райю или Виану чуть их подправить?

   - Ты меня не слушала. - Хлопнула Рита себя по лбу. - После того как мы замкнем контур, символы будут невидимы.

   - И как долго контур будет действовать?

   - Сутки. - Моментально прозвучал ответ. - Потом придется подпитать.

   - Значит подпитаем. - Я легко отмахнулась, понимая, что мы нашли решение, и не абы какое, а идеальное.

   - Только... - Рита чуть замялась, вчитываясь в свои записи, а потом тяжело вздохнула и опустила руки. - Ничего не выйдет.

   - Почему?

   - Потому что потребуется очень много нашей крови, чтобы нарисовать и замкнуть контур, да еще и не один.

   - А вот это вообще не вопрос! - хмыкнула я, развеселившись, доставая глубокую чашку и нож. - Используем кровезаменяющие зелья, как в целительской алхимии, создадим на основе нашей.

   - Ру, они же используются для лечения драконов. Подобные опыты с искусственной кровью на людях не проводились, и вообще запрещены.

   - Да, но нам искусственная кровь нужна не для опытов.

   Рита с сомнением переводила взгляд с чашки на нож, а потом на меня, хотя исход уже был предрешен.

   - Ненавижу тебя. Сколько нужно крови?

   Для создания такого зелья крови тоже требовалось достаточно, но в любом случае меньше, чем на рисование символов по всему помещению и у каждой щели, через которую в него можно проникнуть. Так что уколоть палец было мало, и мы от души полоснули ножами по левым ладоням, сцеживая нужное количество жидкости. А Рита еще спрашивала зачем мне левая рука. Вот для таких действий. Рабочую руку постоянными травмами никто портить не захочет. Работа закипела с новой силой. Рита продумывала схему, а я погрузилась в родную стезю, и даже превзошла саму себя, создав зелье, по консистенции напоминающее очень густую краску, а потом торжественно вручила подруге со словами:

   - Просто добавь воды. Только совсем чуть-чуть.

   Рита весело хмыкнула, но банку с "краской" приняла. А приступив к своей настенной, вернее напольной живописи, потребовала еще и магический отпечаток в краску добавить для верности. Я лишь обреченно вздохнула. Такую прелесть дополнительной магией испортила. Но все равно, на Нефрите была большая часть работы. Ей предстояло нарисовать непрерывный контур, испещрённый защитными знаками, по всему периметру, а это процесс более трудоемкий, чем какие-то там зелья.

   - Ты лучше скажи, как подпитывать потом? - стараясь затянуть потуже повязку, чтобы не съезжала, и лишняя зараза в рану не попадала, спросила я, стараясь не хохотать над ползающей на четвереньках подругой.

   - Пары капель настоящей крови будет достаточно.

   - Да? А как я определю, куда капать?

   - Для тебя я оставлю метку. - С раздражением отозвалась девушка, видимо чуть все не испортив.

   Больше я к ней не приставала, вернувшись к разбору вещей.

   Может, дело в том, что время играло против нас, и каждая минута промедления могла обернуться серьезными неприятностями. Может, сыграло то, что слишком многое поставлено на карту. Включая заработок. А может это привычка адептов БДиМ никогда не отдыхать и использовать все подвернувшиеся случаем возможности. И не важно, что это за возможности. Набить рожи светлым, пока преподаватели отвернулись. Стащить на рынке яблоки, пока продавец зазевался. Или кардинально изменить свою жизнь. Увидев возможность, грех ею не воспользоваться. Единственным препятствием в большинстве случаев становится то, что адепты их не видят, даже лежащие на поверхностях. Но сейчас мы видели, и собирались всю неделю плодотворно трудится в помещении, пожалованном самим директором, и по прошествии трех часов, к моменту, когда мой "жених" оттаял, мы успели очень много. Отсортировали все вещи, переставили часть мебели, для большего удобства, организовали рабочие места, даже составили план, приступая к своей работе, и с нетерпением ждали, когда сможем проверить, действует ли наш барьер, созданный из ничего. А ведь по сути так и было. Нам в голову просто пришли идеи использования полученных знаний, да еще и такие простые и прозрачные как стекло. И теперь очень хотелось узнать их эффективность. Додумывался ли кто-нибудь до этого раньше, мы не знали. Скорее всего да, просто мы еще не добрались до подобного раздела. А если нет... Сама мысль стать в чем-то первооткрывателями пьянила умы всех адептов.

   Для чистоты эксперимента, и понимая, что нас в покое все равно не оставят, Рита даже нарисовала свой чудо-контур не сразу от лестницы в подземелье, а немного отступила.

   - Будет им обзорная площадка. - Пояснила девушка свой поступок, злобно усмехаясь.

   Кому им, догадаться было несложно. Потому я тоже злорадствовала, представляя, каким сюрпризом для них станет подобная оборона. К тому же, в моей голове уже зрела идея, как заставить, если не Райя отказаться от помолвки, то хотя бы вынудить Его Величество отозвать разрешение на этот брак. Даже если Морион усомнится в своем решении, этого будет вполне достаточно.

   Тишину лаборатории нарушили два хлопка. Хириллова тройка шагнула из клубов дыма в полном составе, как раз в зоне обзорной площадки. Мы с Ритой переглянулись, стараясь скрыть улыбки.

   - А вот и моя очаровательная невеста. - Райдолин был весел и самодоволен, направляясь ко мне. А потом скосил недовольный взгляд на Нефриту. - И ее преданная сестренка.

   "Сестренка" злобно прищурилась, но промолчала. Я же склонила голову на бок и улыбалась, ожидая, что будет дальше. Только краем глаз заметила, как по скулам Везувиана гуляют желваки, а глаза светятся бешенством. Когда расстояние между мной и магом сократилось, сработал барьер, а мой жених пролетел спиной вперед до шкафа. Двое друзей пресветлого выглядели озадаченно, осматриваясь по сторонам.

   - Готов отказаться от помолвки? - я старалась не выглядеть слишком злорадной.

   - Нет. - Маг спокойно встал, отряхнулся и снова подошел ближе, так чтобы барьер не сработал, но все же близко к границе. - И к твоему сведению барьер можно сломать. - Зло рыкнул он, и выставил руки вперед, нащупывая невидимую преграду, а на кончиках пальцев появились белые огоньки.

   - Не этот. - Нефрита расплылась в самодовольной улыбке, за мгновение до того, как контур снова возмутился постороннему вмешательству.

   Но маг оказался умнее, и за то же мгновение отступил.

   - Раз ты такой сообразительный, - разочарованно выдохнула я из-за невозможности лицезреть еще один полет пресветлого до стены. А ведь так красиво пролетел в первый раз. - Советую отказаться по-хорошему.

   - Милая моя, я ни за что не откажусь от такой умной партии. - И снова мне была подарена белоснежная добродушная улыбка. Настолько добродушная, что даже будь у нас желание убрать барьер, мы бы этого не сделали, боясь скорой расправы.

   - Уверена, что откажешься. - Пожав плечами, я вернулась к своей работе. - Этот барьер еще цветочки, Райдолин, дальше будет хуже.

   - Рубина, - попытался образумить нас Виан, тоже шагнув к барьеру. Но, как и его друг быстро сообразил, что эту границу так просто не преодолеть. - Сними барьер.

   - Пока, он не откажется, не сниму. И никто из вас не пройдет.

   - Это расценивать как измену? - скептически повел Морион бровью.

   Везувиан в этот момент побледнел оборачиваясь к королю. Райдолин тоже. Рита попробовала дернуть меня за рукав и что-то тихо сказать на ухо. Не успела. Потому что только и было надо, чтобы Греендиш со мной заговорил.

   - Упаси Каламея, какая измена, Ваше Величество? Я не настолько сошла с ума, чтобы изменять своему королю. Я всего лишь хочу защитить себя от посягательств на мою девичью честь и защитить свои исследования.

   - Ты осознаешь свое положение? - Морион начал терять терпение.

   - Какое из? - наивно похлопала я ресничками. - Что перечу своему королю? Так я не перечу. Или вы о моем титуле, из-за которого мне не светит никакой иной брак кроме политического? Так я и об этом осведомлена. И даже готова послужить короне. Вот только прежде хотелось бы лучше узнать своего жениха и желательно без его посягательств на мою невинность. Есть же более интересные и полезные для короны кандидаты на мою руку и имущество. Принц там какой-нибудь, второй в очереди наследования. Слышала, в Шорэле есть один такой. - Без отрыва от работы, выкладывала я варианты, отмеряя на весах точную дозировку ингредиентов. - Или еще какой-нибудь враг Даира. Возможно даже внутренний.

   - Ру, - бледная подруга все-таки попробовала меня прервать, потому что в отличие от меня наблюдала за мужчинами.

   - Что, Рит? Я всего лишь констатирую факт. Если они относятся к нам как товарам, то пусть хотя бы знают, как сильно могут продешевить. Можно же использовать меня более выгодно. Не находите? - И я снова повернулась к королю, что уже задумчиво поглаживал подбородок. А сопоставив полученную информацию с чем-то в своей голове, Морион взглянул на Райдолина, и насмешливо хмыкнул. Кажется, мои доводы достигли его разума. Он продолжал слушать. - Я вам больше скажу, ваш второй верный слуга, - кивнула я на Виана, - тоже неплохо подходит для этой роли. Я бы даже сказала лучше. Повторное объедение Дарквейнов и Брагденвилей звучит как заголовок, что точно войдет в историю, да еще и во время вашего правления. И Везувиана я, по крайней мере, знаю. А этот, - указала я на Рая, - мало того что мне не знаком, так еще и представитель вражеской фракции, и мало ли что он мне сделает.

   - То есть все дело в том, что ты не знаешь Рая? - улыбаясь, сложил руки на груди Морион, и кажется, сам наслаждался этим диалогом. - А когда узнаешь?

   - Вряд ли, - покачала я головой. - Говорю же, меня можно использовать с большей пользой. Да и ближайшие лет пять я замуж не собиралась, образование надо получить, имя создать...

   - Разумно, - признал Морион.

   - Ваше Величество! - Рай был возмущен.

   - Что? - Морион усмехнулся. - Ты ее слышал. Ее можно использовать более выгодно. Но она не сказала нет, так что у тебя есть шанс привязать ее к себе. Тебе не знать, что влюбленных женщин гораздо легче использовать. Дерзай. Я отзываю свое разрешение, пока маленькая стервочка не скажет да.

   Да будут они трижды прокляты! С одной стороны, мне удалось достучаться до Мориона, но с другой, было совсем паршиво. Ведь я видела, как при этом меняется лицо Везувиана. Как опускаются его плечи, с каким укором он смотрит на меня. Но сказать нет при короле, я не могла. Я же понимала, чем это может кончиться. И явно ни чем хорошим. Виан был чем-то обеспокоен, но держался. А вот Райдолин посмотрел на так, словно это уже победил, а я ползаю в его ногах, умоляя о минутке внимания.

   - Сними барьер, милая невеста. - Хмыкнул светлый маг.

   - Откажись от помолвки. - Я снова выставила условие.

   - Нет. Рано или поздно ты сдашься.

   - Не раньше тебя.

   - Тебе все равно придется его покинуть. - Привел Райдолин весомый и неопровержимый аргумент.

   Не то чтобы я об этом не думала. Даже осознавала, что вне лаборатории находиться одной опасно, но планировала придумать что-нибудь позже. А теперь меня охватила настоящая паника.

   - Вмешаешься в образовательный процесс, вылетишь за периметр. - Рыкнул лорд-директор, спасая ситуацию. - Академия не место для выяснения личных отношений.

   - Да брось, Виан. - Хохотнул Райдолин в ответ. - Тут на каждом углу только и делают, что выясняют личные отношения. И твоя сестра не исключение.

   - Я предупредил тебя, Рай. И в третий раз повторять не стану. И только посмей перейти границы.

   Какие именно границы, и какие последствия ожидают за их переход Райдолина, Везувиан уточнять не стал. Может потому, что уже говорил. А может, дело в двух юных ведьмах, что держали ушки на макушке.

   Стало тихо. Мужчины недовольно стреляли глазами друг в друга, и молча наблюдали за нами. Ведьм это не смущало. Мы спокойно распределили обязанности и занимались делом. Поскольку у меня было немного свободного времени в перерывах между помешиванием зелий и добавлений ингредиентов, я помогала Рите плести не очень сложные амулеты по ее схемам. В четыре руки, мы определенно успеем сделать гораздо больше. Да и она мне помогала. То одно варево помешает, то в другое что-нибудь нужное добавит. Где-то через час, мужчины устали стоять и Райдолин был отправлен за какой-нибудь лавкой. И пока светлого мага не было, Морион и его темная правая рука очень злобно друг на друга шипели. Увы, мы ничего не разобрали, но кое-что для себя уяснили. Например то, что несмотря на клятву, у цепных псов Его Величества достаточно много свободы. А потом Пренитий вернулся, как и заказывали, с лавкой, и как ни в чем не бывало хириллова тройка продолжила наблюдение, устроившись поудобнее.

   К несчастью, молчаливое наблюдение вскоре им наскучило. Как раз на моменте, когда я уточняла у Нефриты правильно ли закрепляю каменные бусины, а та с любезностью отвечала, ссыпая в котел листья росянки, что в принципе да, но есть способ делать это эффективнее. И слово опять принадлежало недовольному королю.

   - Я посмотрю, врагу наша герцогиня предана гораздо больше, чем нам.

   Мы застыли не в силах проигнорировать яд в этих речах. Но если Рита отвернулась закусив нижнюю губу от обиды, то я наоборот вскинула голову и прямо посмотрела в черные глаза короля, прежде чем почти спокойно отчеканить:

   - Так называемого врага я знаю двенадцать лет, и за это время она даже не пыталась свернуть мне шею. А вас всего неделю, за которую вы во многом преуспели.

   И снова по скулам лорда-директора заходили желваки, брови чуть приподнялись, а руки сжались в кулаки, пока он подавался вперед, чтобы заглянуть своему черноглазому королю в лицо, догадавшись, почему я упомянула именно шею. Не будь тут какого намека, я бы просто сказала про попытку убийства, или чего-то вроде, без деталей. И я совершенно не жалела, что так ненавязчиво сдала Мориона. Скорее восхищалась тем, что Везувиан настолько хорошо меня знает. Но так отреагировал не только Виан, но и Райдолин, всем видом выказывая недовольство данным известием. И это говорило лишь о том, что суровый нрав короля ни для кого не секрет.

   - То есть вы не отрицаете? - попытался подловить на словах Его Величество, игнорируя гневные взгляды товарищей.

   - Не путайте понятие дружбы со слепой собачьей преданностью.

   - Что вы имеете в виду? - а вот и суровый нрав наружу вылез сквозь сжатые зубы.

   - Лишь то, что у меня есть своя голова на плечах, и слепо за кем-то я не пойду.

   - Это вызов?

   - Это констатация факта. Но если вам так будет спокойнее, могу заверить, что против вашей власти претензий у меня нет. А личные разногласия можно уладить.

   Морион прищурился, обдумывая свой следующий вопрос. И думал он достаточно долго, чтобы Рита вернулась за стол и благодарно, хоть и несколько кисло улыбнулась. А я улыбнулась ей в ответ, легко толкнув в плечо. Не абы какая поддержка, но лучше чем ничего.

   - А вас не смущает, что ваша верная подружка поддерживает оппозицию?

   - Ты их поддерживаешь? - деланно удивилась я.

   - Ну, прости, Ру. Они впервые вспомнили о моем существовании, как я могла их не простить за годы в хирилловом царстве даже без единой открытки. - Театрально взмахнула руками подруга и даже глаза закатила, едва сдерживая смех. А потом серьезно посмотрела на мужчин. - Мы адепты БДиМ, Ваше Величество, и на слово предателям не верим. Вам ли не знать, что эти стены делают с людьми.

   - Тебя никто не спрашивал. - Совсем разъярился Морион.

   И я почти спасовала перед этой яростью. А вот Рита нет.

   - А мне плевать, спрашивал или нет. - Тем же злобным и шипящим тоном, что и король, отозвалась Нефрита. - За себя отвечаю я сама, и прежде чем принять чью-то сторону, подумаю своей головой. И пока мне выгодны ни Вы, ни оппозиция.

   - Герцогиня, если я прикажу убить вашу подругу?

   Нет, ну каков наглец. К счастью терпение магов на этом закончились, и они оба подскочили, желая прекратить балаган.

   - Как-то мне лениво. - Отозвалась я, потягиваясь. - И если подумать, подруга мне жить не мешает, в дела ни мои, ни ваши, нос не сует. Да и пользу приносит. И уж простите, если вы желаете ее смерти из личной неприязни, найдите кого-нибудь другого на это дело. А мне понадобится более веская причина.

   - Какая? - светлый маг серьезно зацепился на мою последнюю фразу, ведь все понимали, что никто и ни о чем в этом помещении не шутил.

   - Предательство, подкрепленное вескими доказательствами.

   Маги о чем-то перешептывались с Морионом, но мы не обращали внимания. Так и сидели, боясь открыть рот и что-либо сказать. Неприятная вышла беседа. Да и мы показали себя не в лучшем свете. Одна с королем спорила, другая вообще чуть врагом себя не объявила. А ведь мы собирались доказывать обратное. И видимо единственный способ это сделать, принести королю то, что он хочет. Одного участия в турнире будет мало. Нам нужна только победа.

   - Снимите барьер. - Приказал директор.

   - Нет. - В голос отозвались мы, даже не поднимая голов.

   Везувиан отошел подальше от друзей и тем же приказным тоном подозвал меня к себе. Я повиновалась.

   - Сними барьер. - Повторил он, не скрывая своей злости, на что снова получил категорический отказ. - Руби, ты переходишь границы. - Тихо рыкнул директор, но скорее он был обеспокоен, чем зол.

   - Виан, доверься мне. Я не стану переходить ненужных границ. - Тихо отозвалась я, с трудом перебарывая желание обнять его и унять это беспокойство.

   - Тогда сделай то, что я тебя прошу.

   - Я не сниму барьер, даже если меня об этом попросит Каламея. И скорее умру, чем этим поставлю под удар свою работу. Этот барьер защищает не только от вас, что бы вы там себе не думали. Хотя не скрою, защищает от нападок пресветлого выродка он просто превосходно.

   - Следи за выражениями! - в этот раз Виан рыкнул громче.

   - Ладно, не выродка, жениха. - Разъярилась я. - Так тебе больше нравится?

   Стало тихо. Виан внимательно смотрел под ноги, видимо пытаясь понять, как действует защита.

   - Выйди.

   - Нет.

   - Я сказал, выйди.

   - Чтобы Райдолин меня обесчестил, и помолвка вступила в силу?

   А вот это я уже сказала достаточно громко. Чем собственно и привлекла внимание всех. Виан зло сверкнул глазами, сначала на меня, потом на Райя, что поднял руки, таким образом показывая, что ко мне не приблизится. Но Везувиан приказал ему выйти из лаборатории, и тот подчинился. А я оглянулась на Риту, в поисках поддержки. Подруга спокойно покивала, давая разрешение покинуть контур. И не успела я это сделать, как Виан схватил меня под локоток и наклонился, шепча на ухо.

   - А сейчас так же спокойно, без лишних эмоций и честно, как и раньше, ответь еще на пару вопросов Его Величества.

   И этот маг тоже покинул лабораторию. А Морион ждал, когда я к нему подойду, и дождался.

   - Смотрю, Везувиана вы побаиваетесь.

   - Это не страх, а уважение.

   - Похвально. - Согласно кивнул правитель Даира. - Не похвальна ваша преданность этой.

   - Повторяю, это не преданность, а дружба, проверенная годами.

   - И вы так в ней уверены?

   - При всем моем уважении, Ваше Величество, но для меня непозволительная роскошь заводить друзей, в которых я не могу быть уверенной. Но и у этого есть свои границы. Каждый сам за себя отвечает. И думаю, вы прекрасно понимаете, о чем я. Вы ведь здесь учились.

   Правитель ненадолго ушел в себя, прежде чем перевести взгляд на девушку, что с мнимым равнодушием сидела по ту сторону невидимой преграды.

   - Думаешь, она не лжет?

   - Я знаю, о чем Рита мечтает больше всего на свете, и поверьте, оппозиции в этих мечтах места нет.

   - А ты? О чем мечтаешь ты? - правитель вскинул на меня свои черные бездонные очи.

   Увы, не проняло. Вообще. И вместо словесного ответа, я ответила жестом, обводящим помещение. Пусть сам догадывается, о чем я мечтаю. Стать великой отравительницей, именитым алхимиком, или о своей личной лаборатории. Плевать. Этот человек мне неприятен. Именно как человек. Как правителя я его пока не могу оценить. Но Мориону этого вполне хватило, и он меня отпустил, сверля Нефриту тяжелым взглядом, а потом и вовсе ушел.

   Мы же вернулись к работе. Опять. И больше нас никто не прерывал. Хириллова тройка так и не вернулась.

ЧАСТЬ 5

   За всю ночь мы не сомкнули глаз, желая выполнить как можно больше, и почти не разговаривали. Надежды на то, что у нас будет достаточно времени в будущем, не было никакой. Занятия никто не отменял, да и мы сами ввязались в весьма сомнительное расследование с турниром. И бросать его не было никакого желания.

   - Везувиан прав, - нехотя вернулась подруга к не самой приятной теме, перед тем как идти на построение, используя последнюю возможность поговорить без свидетелей. - Ты переходишь слишком много границ.

   - Во-первых, плевать. - Я спокойно продолжала работать над противоядием от яда нессов, завершая самую сложную и последнюю его часть: сбор и очистку конденсата, чтобы усилить его концентрацию. - Во-вторых, если бы они не хотели услышать моего мнения, то не позволили такого обращения.

   - Тебе не следует забывать, что Морион в первую очередь король, и подобное недопустимо.

   Было над чем подумать. Вроде и я права, а вроде и Рита. И все же странно, что мне позволили так далеко зайти. Даже если это проверка моих способностей и суждений. Простое желание понять, что я из себя представляю. С другой стороны, не могу сказать, что данная тактика неверна, скорее наоборот. Секундный порыв гнева и все высказанные за него слова обладают большей искренностью, чем любые другие. И именно эти порывы я не умею сдерживать, за что регулярно страдаю.

   - А им не стоит забывать, что мы адепты БДиМ, и наше воспитание оставляет желать лучшего. Здесь нейтральные земли, и все эти условности нам побоку. Встретимся в даирском королевстве, тогда другое дело.

   - С таким отношением до этой встречи ты не доживешь.

   - Что ты предлагаешь? Стать одной из пресмыкающихся перед короной лицемеркой?

   - Я предлагаю время от времени помолчать. - Резко отрезала Рита. - Тебе не стоило подставляться из-за меня.

   - Как и тебе, так что мы в расчете.

   День прошел в предвкушении вечера, когда мы бы снова вернулись в лабораторию. Не смотря на то, что мы устали и клевали носом на лекциях, желание заниматься любимым делом было непреодолимым, даже не смотря на то, что придется жить на тонизирующих отварах и спать по четыре-пять часов в сутки. Ничто и никто не мог повлиять на острую жажду деятельности, даже пресловутый Пренитий, что не давал мне прохода, при любом удобном случае, хоть и внял словам Виана и в процесс обучения не вмешивался. К тому же, я тоже не оставляла ему пространства для маневров, пересев с последней парты на первую, на случай чтобы не мог подсесть, если объявится на занятиях. Объявился, оценил, посмеялся. Особенно над тем, как сначала Рита остановила меня от глупостей, а потом и я ее, когда она снова чуть не обратила светлого в статую.

   Самым приятным стало то, что мы могли больше не прятаться и спокойно в свободное время посещать свое убежище, ведь лорд-директор вывесил в административном корпусе список всех поощрений, что получили лучшие студенты. В основном преобладали эгоистичные желания, типа лишнего входного, переселения в отдельную комнату, неделя без дежурств и наказаний и послаблений по некоторым предметам. У нас же поощрение было одно на двоих и значилось, как использование третьей подземной лаборатории для проведения личных исследований. Сказать по правде, такое официальное разрешение согрело душу. Больше не надо прятаться и выдумывать, где мы будем пропадать в свободное время. И даже если не в лаборатории, то всегда можно сказать, что именно там и больше нигде. Единственное, что омрачало данную радость, все то же предположение, что мы этого достигли не сами, а благодаря покровительству директора и короля. Но тратить время на пустые оправдания мы не стали, считая, что результаты нашей работы вполне могут сказать сами за себя.

   И вот после ужина, составив план дальнейшей работы, мы спустились в лабораторию и застыли. Все было разрушено. Абсолютно все. Котлы и мебель перевернуты, оборудование и склянки с зельями разбиты. Большая часть амулетов была разбросана и испорчена, угодив прямо в мои зелья. Но барьер все еще был на месте и никто кроме нас проникнуть внутрь не мог. Только до обзорной площадки и не шагу дальше. Душу затопило отчаяние. Слова со слезами застряли комом в горле, руки тряслись. Целая ночь работы дракону под хвост. Уцелело только то, что хранилось в лаборантской.

   За нашими спинами кто-то присвистнул. И прежде чем развернуться, дабы лицезреть лицо нахала, я уже знала, кто это был. И от души собиралась влепить Пренитию пощечину, ничего не соображая от ярости. А если это его рук дело, только ею он не отделается.

   - Кто-то вас сильно не любит. - Еще не чуял он опасности, усмехаясь.

   И ведь сказал это с таким видом, будто тут сам не причем.

   - Ру! - Нефрита едва успела повиснуть на мне и перехватить занесенную ладонь.

   Смерив Пренития ненавидящим взглядом, я с трудом взяла себя в руки, напоминая себе, что нельзя поддаваться на провокации, и что месть лучше подавать холодной. А от Пренития мне вообще лучше держаться подальше.

   - Какое очаровательное личико, - все так же улыбался гад, протягивая руку, чтобы личика коснуться, но я отшатнулась.

   Рита поняла, что сиюминутной расправы над гадом не будет, и отпустила, я же гордо расправила спину и шагнула за барьер. Нельзя действовать необдуманно. Но руки неумолимо опускались. Столько работы и все в пустую. Целая ночь, самые сложные противоядие, все обратилось в прах. Сел за стол, я спрятала голову за руками, размышляя и стараясь не расплакаться.

   Кто мог сделать подобное? Хириллова тройка? Виан точно не имеет к этому отношения. А Морион и Райдолин... сомневаюсь, что они поступили бы настолько подло. И, в конце концов, это не методы достойные короля и его придворного мага. Не сомневаюсь, их методы могут быть в разы хуже, и они бы их нашли, но, как и все выпускники БДиМ, они должны хотя бы уважать чужой труд. Кто-то из свиты? Им понадобился бы приказ. С другой стороны, с чего я взяла, что это не они?

   - Думаешь это я? - как в подтверждение моим собственным мыслям спросил Райдолин.

   Но я не ответила. Я продолжала думать.

   - А кто? - подхватила тему Нефрита. - Ученики?

   Действительно. Они на такое не пойдут. Как бы сильно мы друг друга не ненавидели, всему есть предел. И на чужую работу никто не станет покушаться. Тем более на нашу. Прецеденты были, и все в курсе, какие ожидают последствия за посягательство на святое. Мы можем бить друг другу лица и валять в грязи, но до того никто не опустится. Но это не значит, что не могут. На них мы тоже слишком полагаемся. А слепая вера в их порядочность и благоразумие уже не раз и не два выходила боком. Мы же тут как волки готовы глотки грызть.

   - Может, и меня обвините? - хмыкнул ей в ответ Морион.

   Странно, а я его даже не заметила. Наверно, была слишком зла и опустошена. Я не услышала, что ответила Нефрита, все еще продолжая думать, и не видела, что происходило. Никого нельзя списывать со счетов. Потому что с легкой руки директора все знали о том, что лаборатория вновь открыта. Абсолютно все. Это мог сделать кто угодно. Ларге, свита короля, любой наш недоброжелатель. Что лишь доказывает, никому нельзя верить.

   - Рубина, - вновь услышала я голос пресветлого.

   - Не старайтесь. - Прервала его Нефрита, тяжело вздохнув. - До нее сейчас никто не достучится.

   - Вообще? - в голосе Мориона прозвучало сомнение.

   - Вообще. - Подтвердила подруга.

   Послушались удаляющиеся шаги, и я подняла голову, в надежде, что нас оставят в покое. Но нет. Уходил лишь Морион. А его прихвостень остался и оглядывал помещение, оценивая ущерб. В частности, его интересовало то, до чего он мог дотянуться, и что лежало у него под ногами. Осколки стекла, испорченные амулеты, каким-то образом оказавшийся на обзорной площадке котел.

   Наверно, нам следовало заняться тем же самым. В смысле оценить ущерб и подумать, что мы можем исправить. Может, что-то даже уцелело каким-то чудом. Что толку искать виноватых. Но сил не было. Не знаю, как держалась Рита, но меня это подкосило основательно. Я так устала постоянно бороться. Что-то делать и доказывать. Хотелось забиться в угол, лечь и дать волю слезам.

   Нефрита потрепала меня за плечо в попытке приободрить, но стало только хуже. Потому что даже на глаз было видно, сколько всего пропало. И даже если начинать все заново, нам не достичь такого же результата. Не хватит ни ингредиентов, ни материалом. А откровенно говоря, я очень многое поставила на успех. Даже воспользовалась личными средствами, хотя зарекалась без необходимости к ним не притрагиваться. Но из расчета, что мы сможем окупить затраты в дни перед турниром, притронулась. А теперь я не была уверена, что смогу вернуть хотя бы половину. Не моргая и глядя прямо перед собой, я подсчитывала убытки и где же мы так облажались с защитой, все так же неподвижно сидя, хотя Рита уже начала наводить порядок. Не вывело меня из этого состояния и появление лорда-директора, за которым оказывается и уходил Морион. Везувиан тоже впал состояние шока и неконтролируемой ярости, и кинулся с обвинениями на Райдолина.

   - Ты это сделал?

   Светлый маг сидел на корточках, и перетирал пальцами вязкое противоядие, что разлилось по полу, но почти сразу вскинул голову и прорычал в ответ:

   - Ты издеваешься? Я за противоядия такого качества состояние готов отдать.

   Повисла тишина. Весомый аргумент в пользу того, что пресветлый не имеет к делу отношения. Хотя может это он из зависти их уничтожил. С другой стороны, мог бы просто присвоить, раз уж они так ему нужны. И за мысль, что они вполне могут быть необходимы Пренитию, я и зацепилась.

   - Откажись от помолвки, и я обеспечу тебя ими до конца жизни на особо выгодных условиях. - Спокойно предложила я, даже не глядя на мужчин.

   - После свадьбы мне не понадобятся особо выгодные условия, милая. - Усмехнулся Райдолин, намекая, что все мое будет так же и его.

   Угрозу о том, что после свадьбы его не спасет от смерти ни одно противоядие даже за баснословные деньги, пришлось проглотить. Нельзя бросаться угрозами при свидетелях. Тем более теми, что могут быть приведены в исполнение. Так что пришлось подобрать иные слова.

   - Ты сам упустил эту возможность. - Ответила, и снова ушла в себя.

   Все идет прахом. Все мои попытки обращаются в ничто. Что бы я ни делала, как бы ни старалась, ничего не получается нормально. Такое ощущение, что я просто бьюсь головой в стену, не добиваясь результата. Мной овладело полное безразличие ко всему.

   - А ты говорила, никто не достучится. - Хмыкнул Морион, видимо обращаясь к Рите.

   - Не заблуждайтесь. - Чуть повременив, отозвалась девушка. - Она лишь раз прервала свои раздумья.

   В лаборатории повисло унылое молчание. Рита пыталась навести порядок, маги установить виновного, в чем им активно помогал Морион. Но все тщетно. Ни единого следа, за который можно было бы зацепиться. Хотя нет. Один все-таки был. Оба мага были уверены, что это кто-то из темных. На этом моменте я заинтересовалась происходящим.

   - Это может быть кто угодно. - Фыркнула Рита, наконец-то давая волю злости.

   - Согласен, - выдохнул Райдолин. - Но кое-кому вы не так давно перешли дорогу.

   - Ларге? - Нефрита усмехнулась, скрестив руки на груди, и тут же опровергла предположение. - Не ее стиль. Она предпочитает запугивать открыто. И даже ее свита не опустилась бы до такого.

   Не лишено смысла. Если бы Ларге имела к этому отношение, уже на каждом углу об этом трещала. И разрушения были бы масштабнее.

   - Согласен. - Подтвердил Виан. - Это кто-то другой.

   Директор посмотрел на меня с какой-то жалостью, а я отвела взгляд. Не терплю жалости. Пусть это и Везувиан. Тем более мне не хотелось, чтобы он видел, как я сдаюсь. А я именно сдавалась. И была разочарована в самой себе. Сама собиралась воевать со всей Академией, а в итоге сижу и оплакиваю свою работу.

   - Допросим всех? - предложил Райдолин.

   - Не сходите с ума. - Снова фыркнула Рита. - Все равно уже ничего не исправишь. Кто бы это ни сделал, он ушел безнаказанным.

   - Вы спустите подобное? - подхватил Морион. - По лаборатории как ураган прошелся, а у вас даже предположений нет?

   - Нет. - Голос Риты звучал очень уверено.

   А вот я начала догадываться, кто это может быть, постукивая пальцами по столу.

   Ураган? Да. По лаборатории вполне мог пройтись ураган. Но не сам. Кто-то использовал магию, причем не позже чем в обед, иначе Виан смог бы установить личность по отпечатку силы. И в таком стиле работали всего дюжина человек, из них пятеро темных. И только двое из них могли быть полностью уверены, что до вечера мы сюда не придем, как и в том, каким образом будет действовать защита. И обе они живут с нами в одной комнате. Вопрос, которая? Та, что хотела проредить мне шевелюру из-за пресветлого, или та, которой я никогда не доверяла.

   - А вот Рубина, кажется, догадывается. - Протянул Райдолин.

   - Нет, Рай. - Морион, вставая напротив и встретившись с моим прямым взглядом, усмехнулся. - Герцогиня знает. Но нам не скажет. Никому не скажет. Ведь мы уже отнимали у нее право на месть. Верно?

   Положительным ответом была кривая усмешка. Кто бы мог подумать, что первым меня раскусит именно Морион. И да. Я точно знала, которой хватило на это духу, но никому не скажу. Д