КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400042 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170120
Пользователей - 90918
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
kiyanyn про Костин: Невидимое Солнце (Альтернативная история)

Попытался все же почитать - вдруг самостоятельная работа автора будет лучше, чем переписывание Карсака?

... ну ладно, не очень-то и рассчитывал...

Стираю с книжки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Всемирный следопыт, 1925 № 07 (fb2)

- Всемирный следопыт, 1925 № 07 (а.с. Всемирный следопыт (журнал)-7) 1.83 Мб, 128с. (скачать fb2) - Александр Романович Беляев - Журнал «Всемирный следопыт» - М. Плотников - Н. К. Лебедев

Настройки текста:



ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ 1925 № 7 ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ЖУРНАЛ
ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИКЛЮЧЕНИЙ и НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ

*

ОТПЕЧАТАНО В ТИП. «ГУДОК»,

УЛ. СТАНКЕВИЧА, Д. № 7,

В КОЛИЧ. 25.000 ЭКЗ.

ГЛАВЛИТ № 41600

СОДЕРЖАНИЕ

«Чайка» с Енисея. Краеведческий рассказ М. Плотникова. — Певец мироздания. (По поводу кончины Камилла Фламмариона). Очерк Н. Лебедева. — О чем пел сверчок. — Вечное движение во Вселенной. — О чем рассказывают падающие звезды. Отрывки из произведений Камилла Фламмариона. — Эхо подземного выстрела. Приключения французского рудокопа Гумберта Рулъера (по его личным заметкам). (Окончание). — Приемыш отшельника. Канадский рассказ. — Последний человек из Атлантиды. Повесть А. Беляева. (Продолжение). — По следам Амундсена. Проект новой экспедиции к сев. полюсу на дирижабле. — Обитатели Марса. — Обо всем и отовсюду.


«ЧАЙКА» С ЕНИСЕЯ

Краеведческий рассказ М. Плотникова

I. Что думала Чайка

На песке Хайба стояли две рыбацких избушки и три юрацких чума, дырявых, закоптелых и ушитых заплатами. В ледоход умер старый юрак Нэр, и на Хайбе осталось два чума.

Злая, хворая старуха Перчик, жена покойного, переселилась с дочерью Чайкой в чум на Хайбинском мысу к своему сыну, завалилась в дальний угол чума и все время стонала от многих одолевающих ее болезней и ждала парохода с фельдшером, который должен будет дать Перчик чудодейственного пип (лекарство) от всех болезней в синем пузырьке. Иногда она вылезала на покрытый снегом мыс и слезящимися глазами глядела на шайтана (деревянный божок), но он помогал мало. Раньше шайтан помогал, а теперь время изменилось, и одинокий шайтан с поломанной около него карточкой и грязной тряпкой, повязанной вокруг его головы, был бессилен вылечить старость Перчик.

Чайка с братом неводила рыбу, варила юколу и работала по хозяйству. Пиунчи был рад проворным рукам бойкой сестры.

Ничего не изменилось в таинственной, молчаливой тундре. Она молчала, то хмурая и злая, с холодным северным ветром, то ласковая, тихая, задумчивая, как хайбинский шайтан на желтом мысу. Солнечные ночи сменяли сумрачные летние дни, и часто ночью на дальнем мысу был хорошо виден высокий намогильный крест, а днем его не было видно, — низкие, злые тучи заслоняли его от зорких глаз Чайки.

Чайка любила смотреть на этот одинокий крест. Она слышала: «Пять лет назад пришел пароход. На Хайбу привезли рыболовные снасти. Была буря. Дул север. По Енисею ходили большие валы и качали пароход, как маленькую берестяную лодку. С парохода спустили большую лодку с красными, длинными веслами. На лодке плыли молодой капитан и пять матросов. Долго они боролись с валами, долго ныряла лодка в мутных чешуйчатых волнах и, наконец, бросила кошку. Капитан и люди вышли на берег. Они купили у отца Чайки рыбу и поплыли на пароход.

«И снова лодка ныряла по волнам, а юрами кричали и спорили, глядя на русских людей, которые в бурю поехали за рыбой.

«— Это только русский может придумать, — говорили они, — юрак не поехал бы в непогоду. Погода сильная, может опрокинуть лодку.

«Лодку захлестнуло, потом опрокинуло, в воде на одно мгновение вынырнуло шесть голов, а потом… ничего не стало!

«С парохода спустили лодку спасать людей. На этой лодке ехал сам большой капитан. Юраки снова кричали и спорили.

«— Это только русский может придумать. Они не вытащат шестерых сразу. Юрак не поехал бы в погоду.

«Долго ездил старый капитан-начальник. Никого не нашел.

«Погода стихла. Вечером нашли на косе два длинных, красных весла, а на другой день в разных местах-молодого капитана и четырех матросов. Одного с’ел Енисей.

«Капитан-начальник каждый год ездит на пароходе, бросает якорь у Хайбы и ходит на высокий мыс, где стоит высокий черный крест. Под крестом похоронены молодой капитан и четыре матроса».

Чайка любила смотреть на высокий мыс с черным крестом и ждала пароход с капитаном — начальником. Когда он приходил на пароходе и был на мысу у креста, она смотрела на него и думала о молодом капитане. Никто, кроме каштана, не ходил на мыс, и Чайка, думала, что старый капитан — отец молодого капитана.

Зимой снег заносил наполовину крест.

«Юрак маленький и худой, — думала Чайка, — а русский большой, чистый и здоровый. От юрака пахнет рыбой, а русский с парохода пахнет, как белые цветы, что расцветают летом в тундре. Русский не жует табак и имеет белые зубы».

Чайка знала, что в тундре у нее есть жених — самодин (самоед), такой же грязный и кривоногий, как юраки. Он уже обещал за нее тридцать оленей калыма старой Перчик.

И горько было Чайке. Не даром, когда родила Перчик Чайку, в юрту вошел русский с песков. Поэтому Чайка не любит свой народ, не любит неповоротливых, хитрых долган и бестолковых хеби (енисейские остяки!). Катерина с песка часто ей рассказывала о большом городе Енисейске, где много больших каменных домов, четырнадцать церквей, величиной с Хайбинский мыс каждая. Народу в Енисейске живет столько же, сколько в тундре от Дудинки до Ефремова Камня на обе стороны с Затундрой. Катерина была русская, она только летом приезжала на песок и осенью уезжала обратно. И всегда, когда уезжала Катерина, Чайку тянуло сесть на пароход и уплыть вместе с ней в далекий, чудный Енисейск, где много людей и большие дома.

II. Пароход пришел

Первые почуяли пароход собаки. Они забегали по песку, подходили близко к воде и даже сипло и отрывисто лаяли[1].

Чайка с мыса тоже далеко увидела дымок и прибежала на песок.

— Катерина, пароход! — закричала она.

Все бросили потрошение рыбы, побежали к лодкам и стали, глядеть, как растет густой, черный дым.

— Катерина, начальник-капитан приехал, — говорила по-юрацки Чайка. — Он пойдет на мыс.

— Лянг теля (иди сюда)… — кричала с мыса старая Перчик, но ее никто не слушал. Она начала ругаться и снова уползла в чум.

Пароход засвистел белым; паром, с грохотом бросил железную цепь и спустил лодку. Лодка отошла от парохода и, как жук лапками, загребла веслами к берегу.

Зоркие глаза Чайки не разглядели в лодке капитана-начальника, а когда лодка уткнулась в гальку, на берег выскочил молодой человек в кожаной куртке, в высоких бродневых сапогах. Люди вынесли за ним багаж и унесли его в избушку ссыльного Федора.




Когда лодка уткнулась в тальку, на берег выскочил молодой человек в кожаной куртке, в высоких бродневых сапогах.

Пароход свистел три раза, оповещая о своем отходе, но молодой человек не шел к лодке. Лодка ушла, и пароход выпустив белый дым, поднял якорь и ушел. Новый человек остался на Хайбе.

Тут же Чайка узнала от Катерины, что русский будет жить на песке, в избушке Федора, и что зовут его Иван.

Для Чайки этих сведений было достаточно.

Часто оглядываясь назад, она ушла на мыс в юрту и рассказала Перчик o приезде русского, который будет жить на песке.

— Приехал Ворк (медведь), — сказала она матери. Перчик не поняла, но говорила к каждому слову — Тоня, тоня (так).

Потом Перчик спрашивала про фельдшера и пип и жаловалась на болезнь.

III. Ворк и Чайка

На другой день Ворк пришел к чуму Чайки. Он залез в него, сел. Спросил, как ее зовут, где у ней муж. Чайка смеялась, а Перчик ругалась про себя. Покурив трубку, Ворк ушел к шайтану. Он внимательно осмотрел вымазанное почерневшей кровью лицо шайтана, снял с головы тряпку и, что-то записав в книжку, ушел в Федорову избу.

Чайка, вытащив из сундучка драгоценный зеленый платок, повязала им голову и пошла к Катерине. Она долго говорила о Ворке и, видно, он, почуяв, пришел в землянку Катерины.

— Ты здесь, Чайка? — спросил он и сел рядом. Чайка отодвинулась.

— Чего боишься? — спросил Ворк.

— Ничего, — ответила Чайка. — Ты зачем приехал? — неожиданно вырвалось у нее. Она отвернулась, но живыми, темно-карими глазами незаметно следила за Варком.

Ворк тихо засмеялся, а у Чайки запела душа. У Чайки пела душа, когда она смотрела на крутом мысу крест, но тогда душа пела тоскливо, как низовой ветер в затрубе, а теперь ее душа выговаривала громко и почему-то радостно только одно слово: «Ворк», «Ворк», «Ворк», и ото слово качалось, как ветка[2] на широких волнах Енисея.

Ворк ничего не ответил на слова Чайки. Он осторожно осматривал ее, а Чайка, в свою очередь, разглядывала его кожаную фуражку, лицо, трубку, куртку, высокие сапоги со стальными подковками на каблуках.

Катерина вышла вон из землянки. Ворк задумчиво проговорил:

— Чайка, пойдем завтра на мыс к кресту.

Чайка ничего не ответила.

— Не пойдешь? — переспросил Ворк.

— Каждый год, — начала Чайка, — когда сверху приходил пароход, капитан-начальник ходил на мыс. Где капитан-начальник? Почему он не пришел?

— Капитан не плавает больше, теперь другой капитан, — ответил Ворк, — скажи, кто тебя научил говорить по-русски?

— У реки живем. Много русского народу приходит сверху на наши пески. Скоро русские у юраков все пески возьмут, — грустно заметила Чайка.

Ворк встал и, стоя у низкой двери, проговорил:

— Приходи завтра утром на мыс, к кресту. — Прощай, — донеслось уже из-за двери.

Чайка осталась одна и думала о Ворке.

…………..

— Чайка! — позвал Ворк, — пойдем на мыс.

— Аречта (сейчас), — донеслось из чума. — Ну, пойдем, — проговорила Чайка, вылезая из чума и здороваясь за руку с Ворком. Ворк пожал маленькую грязную руку с длинными, черными ногтями.

— Руки у тебя, Чайка, маленькие, только грязные. Надо руки мыть, — проговорил Ворк. — И волосы у тебя грязные и нечесаные. Заплела две косы по бокам, а в середине оставила хохол. И лицо тоже мыла требует. Я тебе, Чайка, хорошего мыла подарю, только мойся.

— У нас никто не моется, — просто об’яснила она. — У меня нет мыла. Русский теперь не привозит даже муки, нам не из чего делать леска (лепешки). Нет бисера, теперь русский скупой стал…

Некоторое время Ворк и Чайка шли молча. Чайка теперь больше не боялась Борка. Душа ее попрежнему повторяла заветное слово. Ей казалось, что из далекой тундры выходит навстречу что-то ласковое и светлое, как летний незакатный день. Чайка пыталась понять охватившее ее чувство. Ей хотелось закрыть глаза и так итти, прижавшись плечом к плечу Ворка.

— Вот и пришли, — сказал Ворк. — Устала?

Чайка не поняла ласкового слова. Ей было страшно и непонятно.

Ворк подошел к кресту, снял фуражку и молча смотрел на заросший голубыми незабудками холмик.

IV. Север и Юг

Жутки могилы на мысах тундры. Чем дальше на север, чем ближе к холодному загадочному Енисейскому заливу, тем больше около редких, вросших в землю зимовьев деревянных крестов над зелеными холмиками, покрытых незабудками, пушками и желтыми лютиками.

Чьи это могилы? Кто и когда похоронен здесь? Чьи руки вырыли узкую яму в вечной мерзлоте и поставили над нею крест? Редко можно найти на эти вопросы ответы. Напрасно спрашивать у жителей ближайшего зимовья. Они обыкновенно ничего не знают или не помнят. На далеком севере нет культа мертвецов. Кресты безмолвны. Редко-редко можно найти вырезанную ножом безграмотную надпись:

«Зде покоица не крешоны младенц», или лаконично, как визитная карточка человека не имеющего определенных занятий: «Игнатiй Сухов». Вот и вое. Кто он был? Когда умер? Здешний или низовой житель туруханец, потомок-ли «смешицы» или пришлый человек, пришедший сюда по своей доброй воле или в ссылку? — Ничего не известно.

Много таких безвестных мотал рассеяно по берегам Енисейского залива. Не только кресты, холмики, но и целые зимовья можно найти мертвыми, покинутыми, без признаков жизни, а рядом с ними, тут же на пригорке, отыщется полдесятка изветрившихся крестов.

Может быть, один за другим умирали люди, редело население зимовья, прибавлялись кресты на пригорке и, когда показалось солнце, и прилетели гуси, в зимовье не осталось в живых ни одного человека. Последний унес ужасную быль в свою безвестную могилу.

Все это пронеслось в голове Ворка, и ему сделалось жутко.

Там, в Сибири, где, как спрут, раскинулась колчаковская контр-разведка, ему не было места. Закаленный скитаниями по тайге и тундре, он рискнул бежать на далекие берега Енисейского залива и при случае добраться до острова Диксона, где можно встретить иностранный корабль. Это была безумная попытка, но Ворк был один из немногих, которых пощадил колчаковский застенок. Один из немногих, который дышал свободой, хотя и в далекой тундре.

Ворк отошел от креста и сел на заколоченный в доски черный мраморный памятник.

— Сколько же времени он лежит здесь? — невольно задался вопросом Ворк.

— Три года лежит камень, — как бы отгадав мысль, проговорила Чайка, — раньше был на песке, в прошлом году капитан-начальник и люди подняли его на мыс.

Ворк ничего не ответил. Он рукой позвал Чайку сесть на памятник, но Чайка опустилась на мягкий мох и чуть слышно заметила:

— Хайя (солнце)! — Ворк не понял и повторил:

— Хайя?

— Солнце, — перевела Чайка.

Летнее полярное солнце, выглянув из-за бледно-дымчатого облачка, брызнуло потоком ослепительной пыли и разбегающимися, серебристо-искрящимися блестками разлилось по безбрежному простору залива. Далекий берег противоположного песка подернулся светящейся туманной дымкой и застыл в чешуйчатой воде темной неподвижной лентой.

Три конусообразных чума, стоявших на залитом солнцем песке, не соответствовали настроению преобразившейся тундры.

«Ничто не напоминает юг, — думал Ворк, вглядываясь и щурясь в колеблющиеся очертания далекого берега, — здесь что-то есть такое»…

Он старался найти подходящее слово, подходящее определение, но не нашел его.

— Хорошо, Чайка?..

— Да, редко у нас так, — проговорила она, — все больше дождь, зима, ночь, комар…

— А вот там, — начал медленно Ворк, — откуда я приехал, там не бывает летом такого длинного дня. Солнце не ходит кругом. Там растет большой лес. Там нету чумов.

Ворк медленно, повторяя слова, долго рассказывал Чайке о чудных странах.

Чайка слушала и многое не понимала, но далекие страны ей стали ближе.

— Я никогда не буду там, — грустно проговорила она, выслушав рассказ, открывший ей, что на свете есть города больше Енисейска и есть страны, где никогда не бывает зимы.

— Лянг теля (иди сюда)! — донеслось снизу, — Чайка, лянг теля!

— Брат зовет. Видно, меня ищет. Ау! — крикнула она.

На косогор мыса, прыгая на кривых ногах, в изорванных сакуе и бакарях, показался брат Чайки. Приложив к глазам руку, он снова крикнул:

— Лянг теля!

— Аречта! — отозвалась Чайка. Пойдем, брат сердится, — обратилась она к Ворку.

Ворк встал и пошел за убегающей Чайкой. Вечером Перчик и брат долго ругали Чайку. Перчик и брат говорили, что русский завлекает Чайку, он не заплатит калым, а будет жить, как жил на песке с Ниповой бабой рыбак Васяка.

— Придет осенью пароход, снимет рыбаков, уйдет русский — и все, — кричали они в один голос, стараясь перекричать друг друга.

Чайка, как молодой недопесок, скалила белые зубы и редкими словами разжигала гнев брата и старой Перчик, которая вскоре охрипла и, плюнув по ошибке в лицо сына, забилась в свой угол, а Пиунчи, получив незаслуженный плевок, обрушился на мать.

V. Роман в тундре

Как это случилось — Чайка хорошо не помнит. Слишком много случилось за этот солнечный день, больше чем во всей жизни. Но это был самый счастливый день после того дня, когда Ворк и Чайка ходили к старому шайтану, из’еденному зубастыми северными ветрами и зимней непогодой.

Ворк больше не заходил в чум к Пиунчи. Он или сидел в своем зимовье и писал белую книгу, или бродил по мелкому кустарнику и к озерам за Хайбой.

Чайка видела лицо Ворка. Оно с каждым поворотом незакатного солнца делалось желтым и старым. Ворк ходил сгорбившись и часто останавливался на своем пути.

Конечно, Ворк тосковал. Не даром он видел большие города, много людей, а главное, каменные дома, где не бывает дыма и очень много окон… Конечно, он тосковал в маленьком зимовье, где только одно окно, и то без стекол…

Чайка не ошиблась. Ворк тосковал, но не по большим домам с множеством окон, не о далеких городах — человеческих муравейниках, нет, его грызли иные мысли, но где их было разгадать Чайке.

«Русь», как говорили о той неведомой земле, что лежит на юг, запад и восток, была далека, и в тихую тундру редко долетали вести о великой борьбе за Уралом, на Дону, степях Средней Азии и берегах Белого моря. Ворк был всегда там. Но это непонятно было Чайке-юрачке с Хайбинского песка за Полярным кругом.

Сегодня Чайка снова надела зеленый платок, она даже вымыла руки и долго их терла, вместо мыла, круглой галькой.

В тундре догорало лето и солнечная ночь. Вместе с этим летом догорала вольная жизнь Чайки.

Вот упадет снег, будет дорога. Самодины с множеством оленей пойдут от моря в тундру и тогда Чайкин жених, маленький, кривоногий, в белой парке на белых оленях, приедет по невесту в чум Пиунчи, а потом на этих же оленях увезет Чайку навсегда от Енисея в далекие тундры, где чернеют могилы вымерших народов, о которых много ходит страшных рассказов.

И станет Чайка женой самодина, будет она всю жизнь запрягать, распрягать оленей, ставить чум и спать у порога вместе с собаками.

Ворк вышел из зимовья, посмотрел кругом и пошел к озерам, где кричали гуси и, хлопая крыльями, носились стаи нырков.

Чайка пошла за Борком и, когда он повернул за сейду (тундровую сопку) и чумы не стали видны, крикнула: «Ворк»!

Ворк остановился.

— А, это ты Чайка! Как ты меня назвала? — опросил он ее.

— Ворк…

— Ворк? Это по-юрацки?

— По-юрацки… По вашему — медведь.

— Мудрая Чайка, — засмеялся Ворк. — Человек человеку — волк. Но если ты назвала меня медведем, то пусть будет так.

Чайка не знала, что говорить. Она сначала решила, что Ворк обиделся. Но он, смеясь, пошел дальше, значит не рассердился, — решила она и неожиданно, путая слова, заговорила:

— Ворк, ты скучный. Ты все думаешь о больших городах. Ты теперь голову держишь низко, и лицо твое стало желтое, как мертвая трава. Ты ходишь и думаешь, и смотришь в ту сторону, откуда приехал. Почему ты не уйдешь обратно? Скоро зима и пути не будет. Зимой меня не будет. За мной приедет самодин на четверке белых оленей. Он мой жених. Пиунчи давно заусловил меня. Самодин кривоногий. От его парки всегда летит шерсть. У него много оленей…

Чайка замолчала и, ухватившись за рукав Борка, дрожа всем телом, снова заговорила:

— Дикий олень приходит в стадо искать олениху. Жених приходит к чуму невесты найти жену. Выходной песец ищет себе подругу. За мной приедет самодин. Он увезет меня в тундру. Это далеко. Ворк, тебе надо тоже подругу… Пусть приедет самодин. Но есть еще время. Ворк, возьми меня пока в жены!..

Ворк остановился. Он что-то хотел сказать, но Чайка прыгнула и впилась в его губы…

Ворк разогнулся и поднял маленькую Чайку…

Когда склонилось солнце, — это был вечер солнечной ночи, — Ворк и Чайка вернулись на песок.

VI. Из цепей предрассудков

Ворк оказался дальновидным человеком. Он пришел в чум, принес чаю, лески и бутылку «и» (водка). Брат Чайки обрадовался «и». Он давно не пил ее и теперь говорил:

— Русский савво (хороший)!

Старая Перчик напилась пьяной и просила у русского за Чайку тридцать оленей, много, очень много шяр (табаку) и три бутылки «и».

Брат молчал. Он не хотел перед русским показать непочтение к старой матери. Он говорил про себя:

— Если Перчик просит такой калым за Чайку, пусть будет так. Где русскому достать тридцать оленей! Тридцать оленей очень большой калым, и русский за юрачку никогда его не даст.

— Где же я достану оленей? — спросил Ворк.

Брат радовался. Он перехитрил русского. Тогда он еще раз решил перехитрить русского. Он сказал:

— Оленей можно купить на большие серебряные рубли с царем Николкой. Можно купить сто оленей, но за каждого оленя надо платить пять больших рублей. Сосчитай, сколько надо? — довольно заметил брат. — Тридцать хороших оленей это — сто пятьдесят больших рублей. Если русский друг даст сейчас сто пятьдесят больших рублей, я найду оленей. Хороших оленей!

Ворк коротко сказал:

— Хорошо.

Перчик попросила у него больших рублей, муки, пороху, ниток и большой платок с цветами. Брат опять молчал, он знал, что русские любят короткие слова, но они не любят, когда с них просят потом.

Но Ворк опять сказал:

— Хорошо…

И теперь старая Перчик молчала.

— Друг, — тачал Пиунчи, — мы говорим слова, но у Чайки есть жених самодин. Он в тундре. Что я скажу самодину, когда он опросит: «Где Чайка Нэр?» Я окажу ему: «Русский дал сто пятьдесят больших рублей с Николкой, и я отдал». Самодин мне скажет: «Нэр, ты лживый юрак. Ты обещал мне Чайку. Ты рядил тридцать оленей. Теперь я в убытке. Я отпустил много невест. Ты должен мне дать пятьдесят больших рублей…» Что я скажу самодину? Где, друг, я возьму пятьдесят больших рублей?

Брат ждал, что Ворк рассердится. Уйдет из чума. Но Ворк не рассердился. Он сказал еще раз:

— Хорошо, — и вышел из чума.

Скоро он пришел с звенящим мешком. Он перевернул постель (оленью необделанную шкуру) и высыпал много больших рублей. Сначала он отсчитал сто пятьдесят рублей и заставил считать их Пиунчи. Тот долго считал, потом сказал: «Верно». Тогда Ворк отсчитал двадцать больших рублей и отдал Перчик. Перчик не стала считать. Она цепко захватила их в крючковатые руки и уползла в темный угол чума. Потом Ворк снова отсчитал пятьдесят рублей и дал их Пиунчи, и Пиунчи не стал считать. Он сказал:

— Верно, друг…




Ворк отсчитал сначала сто пятьдесят рублей и заставил считать их Пиунчи. Тот долго считал, потом сказал: «Верно». Чайка не верила, что русский берет ее в жены

Хитрый Ворк вынул бумагу. На ней написал двести двадцать палочек. Приложил сажей рубль, руку Чайки, и велел поставить брату и Перчик по тамге (родовому знаку). Дрожащими руками Перчик поставила три черточки, а Пиунчи нарисовал стрелу с луком.

Пиунчи знал, что теперь Ворк — хозяин Чайки, и документ с его тамгой имеет страшную, вечную силу.

Чайка не верила. Ей казалось, что душа ее плывет по большим волнам и вот-вот у ней захватит дух. Чайка не верила, что русский берет в жены ее, простую бедную юрачку. Давно Чайка мечтала выйти замуж за русского. Но она думала о молодом рыбаке, таком же грязном, как юрак. Но теперь за нее сватается сам Ворк, имеющий так много больших рублей…

«Ведь Ворк, — думала она, — не рядился. Он не спорил, как самодин, из-за каждого олененка. Он говорил только: хорошо».

Чайка закрыла глаза и почувствовала, что ее куда-то несет, как птицу.

Бутылку распили до дна. Перчик свалилась в угол на постель и дико хохотала. Пиунчи, распустив слюни и уставив в одну точку глаза, жевал табак, а Чайка, выпившая всего две маленькие чашки с зеленой птицей с длинным хвостом, звонко смеялась и говорила Ворку:

— Если бы ты не срядился, я все равно убежала бы к тебе.

Ворк выпил наравне со всеми, но был трезв. Он спрятал в карман бумагу, которую все время держал в руках, встал и сказал:

— Ну, теперь спите…

Чайка пошла провожать Ворка.

— Я буду каждый день мыться, — сказала она на прощанье.

Ворк попрощался с Чайкой и ушел к себе на песок.

…………..

Утром брат и Перчик привели дрожащую Чайку и притащили два берестяных сундука приданого.

— Ты чего боишься? — участливо спросил Ворк.

— Так, — односложно отвечала Чайка, — холодно.

«— Юрак есть юрак, русский есть русский, — всегда помнила Чайка. — Русский юрака не знает, юрак не знает русского».

В этой пословице сказалась мудрость юрацких стариков, и эта мудрость была понятна их молодым детям, уже более стойким и более хитрым в делах с русскими.

Когда юрак берет жену, он платит калым. Жена делается его собственностью наравне с нартой, собакой и чумом. Это хороню помнила с малых лет Чайка. Она втайне горевала, как все юрацкие женщины, а в глубине души ненавидела жестокий обычай суровой тундры. Но тундра сурова, суровы ее законы, и кто нарушит их, тот делается несчастным. Тому нет места в дымном, тесном чуме и необ’ятной тундре.

VII. Новая жизнь Чайки

С первых дней своей жизни в землянке с Борисом Чайка переживала много странного и необычного.

Она помнит, хорошо помнит первый день жизни с Ворком. Дрожащая, испуганная, но радостная пришла она в большую, светлую землянку. Ворк заставил ее вымыться горячей водой. Она долго не соглашалась снять рваный сокуй и залезть в большую новую бочку с водой, и только тогда, когда Ворк гневным голосом потребовал, она подчинилась.

Ворк сжег старый сокуй, бакари, сам вымыл ей голову и научил, как надо мыть тело, держать мыло и вехотку.

Потом Ворк дал ей сапоги, белую, как снег, рубаху и другую одежду. Волосы он велел ей заплетать в одну косу, а не в две, как носят юрачки.

Когда кончилось все, Чайка была рада. Душа пела снова весело и счастливо.

О, Ворк, скрытный и хитрый Ворк, говорящий короткие слова, полюбил Чайку. Разве не Ворк сказал ей ласковые слова? Он сказал: «Чайка, ты теперь моя жена!» Такие слова не скажет юрак.

Теперь Чайке не приходилось неводить рыбу, ездить в лодке, варить юколу и кормить собак. Теперь Чайка привыкла умываться каждый день, надевать чистое платье, и когда Ворк писал в большой белой книге, она прибиралась в землянке, варила уху, и, пока уха кипела, садилась рядом с Ворком и внимательно смотрела, как бойко бегает его карандаш по белым листам бумаги, оставляя замысловатые значки.

Чайка чувствовала, как она уходит от родного, и как все больше и больше привязывается к чужому. Возврата в дымный чум не будет, Ворк — ее надежда. Чайка не боялась голода в полярную ночь, когда, бывает нечего есть ни людям, ни собакам. Нет. Но лишиться ласкового Ворка и испытать грубость юрака, это было бы свыше сил Чайки.

— Когда ты, Ворк, поедешь в город, ты возьмешь меня? — беспокоилась Чайка.

Ворк улыбался:

— Да.

— Мы будем жить в большом доме из кадмия? — допытывалась Чайка.

— О, да! — снисходительно отвечал Ворк, и Чайка сыпала новые вопросы:

— А ты научишь меня писать в большой белой книге?

— Учиться будем зимой.

Иногда в землянку приходила старая Перчик. Она требовала «и», и когда Ворк отказывал, она просила шяр (табаку) и, набив полный рот, сидела, моргая глазами, поминутно сплевывая на пол зеленую слюну. Чайка поила ее чаем с сухарями и рыбой, и вразумительно говорила:

— Перчик, тебе надо мыться, ты будешь меньше хворать.

Перчик махала рукой и удивлялась Чайке.

— Нет, нет! — как хриплая мартышка кричала старуха и, торопливо кончив чаепитие, уходила. Перчик более всего боялась воды и ни разу не умылась за всю свою жизнь.

Изредка к Ворку заходил брат Чайки. Он тоже чаевал и заметно стеснялся Чайки. Чайка теперь была русская, а он был попрежнему бедный юрак — и только.

Около песка редко останавливались пароходы. Они проходили Крестовой протокой за островами, шли на Галечную и дальше на низ. Это лето пароходы ходили чаще. В народе шел разговор, что идет где-то война. Говорили, что русские дерутся с русскими, одни были красные, другие белые, но все равно, они были русские, только название такое. Почему они так назывались, почему воевали, — народ не знал. Боялись вооруженных людей.

VIII. От’езд Ворка и Чайки

Однажды, совершенно неожиданно, к песку подошел большой пароход. Он свистел и выпускал белый пар. Пароход с красным флагом. На корме был тоже красный флаг, но сильно задымленный. С парохода спустили четырехвесельную шлюпку. На берегу зоркие глаза юраков рассмотрели всем знакомого человека по имени Коверкало.

— Идет Коверкало. В руках у Коверкало бумага, — говорили юрами, щуря слезящиеся глаза.

Шлюпка села на песок за несколько сажен от твердого берега. Матросы вылезли и повели руками шлюпку, но скоро убедились, что килевую шлюпку можно скорее довести на руках, чем доплавить и бросили.

Вот тогда-то случилось самое чудное, о чем и до настоящего дня помнят на песке Хайба.

Коверкало вылез из лодки и, буровя бродневыми сапогами воду, направился к берегу. На боку у Коверкало болталась огромная шашка доисторических времен туруханского казачества, а на поясе с медной бляхой, как окорок, висела рыжая кобура с огромным лефошэ. Сам Коверкало во многих местах был изукрашен помятыми, не первой свежести, красными бантами, тоже значительной величины.

В руке, над головой, Коверкало нес пакет с сургучной печатью. Маленький пакет с темно-красной печатью приковал взоры стоящих на берегу.




Коверкало вылез из лодки и, буровя бродневыми сапогами воду, направился к берегу. В руке, над головой, он нес маленький пакет с красной сургучной печатью.

Коверкало вылез, посмотрел по сторонам, и подошел к Ворку. Он громко и торжественно, с суровой хрипотой в голосе, прочитал адрес на пакете, начиная от: «Весьма срочно, секретно, через Туруханский Райревком!» до «№ 1231» и не менее торжественно вручил его Ворку, потребовав расписки в получении.

Ворк не менее торжественно расписался и, сунув в карман конверт, ушел в землянку.

Этой ночью на Хайбинском песке не спали. Коверкало до хрипоты об’яснял русским рыбакам и юракам о Советском перевороте и аннулировании колчаковских денег.

Обеспокоенные шумом, чайки с криком летали над пароходом, а на озерах им вторили гуси.

…………..

Сборы были недолги. Ворк, Чайка и беленькая лайка Юрак готовились к посадке в лодку. Коверкало грузил багаж и все время удивлялся:

— Эко ты, — говорил он около лодки, — юрачка и без всякого понятия, а вдруг, знаете, как возвысилась.

— Какое возвысение, — прошепелявил парень с песка, — просто зена городьского селовека.

Коверкало уничтожающе посмотрел на парня:

— Сельдушка ты и больше ничего. Ты знаешь, кто есть он? Он при новой власти чуть комиссарьят. На автомобиле юрачка будет ездить, — и Коверкало пустился об’яснять парню, что такое «чуть комиссарьят» и автомобиль.

— Што за стюка? — удивлялся парень.

Багаж был погружен. Ворк, Чайка и Юрак сели в шлюпку. На берегу стояли все люди с песка, Перчик и брат Чайки. Пароход ушел, и жизнь на песке пошла своим чередом.





ОТ РЕДАКЦИИ

Тот, кто читал в № 3 журнала «Всемирный Следопыт» рассказ Ё. Бывалова — «Одиннадцать», в котором фигурирует русский матрос Джони Руш (Иван Русский), тому особенно интересно будет узнать, что с № 8 «Всемирного Следопыта» начинается печататься серия рассказов того же автора под общим названием— «ЗАМОРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЖОНИ РУШ»,

а именно:

1) Побег матроса Пидопры-Гора (1905 г.).

2) Джони Руш.

3) На острове краббов.

4) Месть Ай-Ки.

5) Медный остров.

6) На коралловом атолле.

7) Джони Руш на родине (1917 г.).

ПЕВЕЦ МИРОЗДАНИЯ

(По поводу кончины Камилла Фламмариона).
Очерк Н. К. Лебедева.


Наука о Вселенной и ее служители. — Фламмарион, как «певец Вселенной». — Его детство и юность. — Его интерес к астрономии. — Из мастерской резчика по металлу в астрономическую обсерваторию. — Раскрытие Фламмарионом тайны мироздания. — Камилл Фламмарион, как популяризатор «Звездной науки».

4-го июня с. г., в Париже, на 84-ом году своей жизни скончался знаменитый, всемирно-известный французский ученый-астроном Камилл Фламмарион.

Кому из читающей публики не известно это имя? Кто не знает прекрасных, увлекательных книг Фламмариона по астрономии? Кого не заставляли эти книги хоть раз поднять голову кверху и взглянуть ночью на чудесный и беспредельный вид звездного неба? Кого из своих читателей не заставил Фламмарион хоть на одно мгновение почувствовать все величие мироздания, всю тайну Вселенной?

Вез сомнения, популярность и известность Фламмариона, быть может, конкурируют только с популярностью Жюль-Верна, который тоже, только несколько другими способами, будил человеческую любознательность и фантазию, раскрывая перед человеком мощь человеческого гения.

Камилл Фламмарион был служителем самой точной науки, основанной на строгих математических данных. В астрономии все построено на вычислениях, на математических законах. Человечеству понадобилось более шести тысяч лет, чтобы сделать астрономию — науку о мироздании, точной наукой, где астрономы могут за много лет вперед вычислить наступление того или другого небесного явления, как, например, затмение солнца, прохождение той или иной планеты в определенном участке неба и т. д.

Астрономия не только одна из наиболее точных наук, но она и одна из наиболее трудных. Действительно, какие нужны были усилия ума, чтобы с ничтожными средствами, с ограниченными органами чувств не только суметь постичь, что Земля, на которой мы живем, которая кажется нам плоской и неподвижной, в действительности, представляет вечно движущийся шар, но и суметь измерить и взвесить эту Землю, определить ее положение среди окружающих небесных созвездий, узнать механику Вселенной и законы, управляющие мирозданием.

Поистине, астрономия является «царицей» среди наук и недаром в древности, люди называли тех ученых, которые умели вычислить заранее, когда будет затмение солнца или когда на небе появится та или иная планета, волхвами и чародеями.

Одним из таких «чародеев» науки и был покойный Фламмарион. Разница между ним и древними волхвами была та, что он не скрывал перед народными массами секретов своей науки, не употреблял своих познаний для того, чтобы эксплоатировать трудящиеся массы, но, наоборот, нес в народную массу все то, что он узнавал в бессонные ночи на башне своей обсерватории. Этим! он отличался даже от многих современных ему астрономов.

Камилл Фламмарион не был «дипломированным» ученым; он не был «профессором», узким кабинетным ученым, замкнувшимся в стенах своего кабинета или обсерватории, и далеким от жизни. Нет, Фламмарион, изучая звездное небо, все время не упускал из вида землю и живущие на ней народные массы.

Фламмарион не признавал «науку только ради науки»: (постигнув тайны Вселенной, проникнув в чудеса мироздания, он стремился рассказать, по возможности просто и ясно, об этих тайнах и чудесах трудящимся массам, широким кругам рабочих.

Быть может, именно, за это самое Фламмарион очень долгое время несколько игнорировался учеными — специалистами астрономами. Очень долгое время французские ученые предпочитали по отношению к Фламмариону, как и по отношению к другому своему собрату-ученому, географу-революционеру Элизе Реклю, «политику замалчивания».

И только тогда, когда Реклю и Фламмарион достигли, благодаря своим исключительно большим талантам, мировой известности, только тогда официальные ученые начали ценить научные заслуги того и другого.

(Но ни Реклю, ни Фламмарион; не искали славы, не стремились занять хорошо обеспеченные, теплые казенные профессорские кафедры. И тот и другой всю свою жизнь предпочитали быть «вольными каменьщиками» науки. В своей жизни они руководились только одним стремлением: передать людям те знания, которые они считали истинными. И за это они от строгих педантов науки получали иногда полупрезрительное название «популяризаторов» и даже «вульгаризаторов».

Однако, в действительности, Камилл Фламмарион был не только простым «популяризатором» астрономических знаний, но и крупным специалистом-ученым, внесшим в науку о звездах и свой собственный вклад.

Фламмарион родился 26-го февраля 1842 года в местечке Монтиник-ле-Руа (в департаменте Верхней Марны). Его родители были небогаты и мечтали сделать своего сына священником. С этою целью они отдали его учиться в духовную семинарию в городе Лангре.

Но юный Камилл уже с детских лет чувствовал признание служить иному богу— науке. Когда ему было всего лишь одиннадцать лет, он уже подолгу засматривался на звездное небо, а летом 1853 года с увлечением следил за появившейся в то* время на небе кометой. Он даже нарисовал эту комету в своей тетради. Это был первый дебют будущего астронома.

По окончании семинарии Фламмарион в 1856 году приехал в Париж, где в это время жили его родные. Он ни за что не хотел продолжать дальнейшую подготовку к «духовному званию» и предпочел поступить в ученики к резчику по металлу.

Работая в мастерской у резчика, Фламмарион, однако, не переставал мечтать о звездах; он читал книги по астрономии и, когда ему было шестнадцать лет, написал даже сочинение на астрономическую тему под названием: «Всеобщая Космогония». Этому сочинению Фламмарион и обязан тем, что стал астрономом.

Случилось это так: в 1858 году Фламмарион заболел и к нему пригласили врача. Врач обратил внимание на порядочную библиотеку Фламмариона, разговорился с ним и тот показал ему рукопись «Всеобщей Космогонии».

Доктор был поражен познаниями шестнадцатилетнего юноши, нигде не учившегося, и посоветовал ему обратиться к Леверье, директору Парижской обсерватории, известному астроному, открывшему планету Нептун.

Как только Фламмарион выздоровел, врач достал от своих знакомых рекомендательное письмо к Леверье и Фламмарион отправился в обсерваторию.

Леверье после короткого экзамена, принял Фламмариона в качестве ученика и вскоре сделал его своим ближайшим помощником. Под руководством Леверье Фламмарион очень хорошо прошел математику и первые ступени астрономической науки.

После четырех лет работы в Парижской обсерватории с Леверье Фламмарион в 1862 году написал свою первую научную работу под заглавием: «Множественность обитаемых миров». В этом произведении Фламмарион высказывает и защищает смелую мысль, что жизнь разлита всюду во Вселенной и что кроме Земли есть еще много обитаемых миров, где живут разумные существа.

Эта первая книга двадцатилетнего молодого ученого' 'Сразу привлекла широкое внимание во Франции и доставила юному автору известность. В 1863 году Фламмарион получает приглашение редактировать научно-популярный журнал «Космос», а в 1865 году его пригласили заведывать научным отделом газеты «Век».

В 1865 году Фламмарион выпускает в свет свой второй труд под заглавием: «Миры действительности и миры воображаемые». В этой книге Фламмарион описывает планеты нашей солнечной системы и знакомит читателя с физическими свойствами каждой планеты, о которых можно судить по данным астрономической науки.

Эта книга, вместе с первой, окончательно упрочила славу Фламмариона, как талантливого популяризатора. Вскоре обе книги были переведены на главнейшие европейские языки и выдержали целый ряд изданий.

Молодой астроном не удовлетворяется, однако, только печатной пропагандой астрономических знаний. В 1866 г. он организует в рабочих кварталах Парижа популярные лекции по астрономии, и эти лекции стали привлекать сотни рабочих и работниц.

Фламмарион был первый из астрономов, который спустился с высот обсерватории в рабочие кварталы и понес в рабочую массу науку о Вселенной.

Популярные лекции Фламмариона по астрономии, привлекавшие сотни рабочих, были в то время и для Парижа необычайным явлением, и на лекционную деятельность молодого астронома начала косо смотреть полиция Наполеона III. Не имея формального предлога для запрещений лекций, правительство, тем не менее, сделало так, что Фламмарион должен был оставить занятия в Парижской обсерватории.

Тогда Фламмарион оборудовал небольшую обсерваторию в своей квартире на улице Гей-Люссак и здесь стал продолжать свои работы по изучению неба, приглашая в свою обсерваторию слушателей рабочих, особенно заинтересовавшихся астрономией.

В 1867 г. Фламмарион, вместе с известным революционером Лиссагарэ, впоследствии активным участником Парижской Коммуны, организовали в рабочих кварталах Парижа не только чтение лекций по астрономии, но и по другим наукам и создали своего рода первые рабочие или народные университеты. В это же время Фламмарион принимал очень активное участие в Лиге Народного Образования, основанной Жаном Масэ для борьбы с народной неграмотностью. Вскоре Фламмарион был избран председателем этой Лиги.

В 1868 г. Фламмарион заинтересовался метеорологией и воздухоплаванием и вступил в члены аэростатического общества. Его деятельность в этом обществе и его многочисленные полеты на воздушных шарах с целью исследования верхних слоев атмосферы были отмечены, и он в 1870 г. был избран председателем этого общества.

Для более широкой популяризации астрономических знаний Фламмарион в 1882 г. основал журнал «Астрономия», а в 1887 г., по его инициативе, в Париже возникло «Французское Астрономическое Общество», насчитывающее в настоящее время несколько тысяч членов.

В 1882 г. один богатый почитатель Фламмариона и любитель астрономии, пожелавший остаться неизвестным, купил Фламмариону небольшую дачу-виллу в местечке Жювиэи, недалеко от Парижа, с тем, чтобы здесь Фламмарион устроил обсерваторию и производил бы свои наблюдения (впоследствии выяснилось, что этот щедрый жертвователь был крупный коммерсант из Бордо по фамилии Мерэ).

Благодаря этому щедрому дару, Фламмарион смог развернуть свои астрономические работы и занялся, главным образом, наблюдением, так называемых, «двойных звезд» и планеты Марс.

Результаты своих многолетних наблюдений неба Фламмарион изложил, главным образом, в двух произведениях: «Популярная астрономия», выдержавшая несколько десятков изданий и переведенная на множество иностранных языков, и «Звезды». Свои наблюдения над планетой Марс Фламмарион описал в двух больших томах и, кроме того, составил много карт поверхности: Марса и построил марсовый глобус, подобный земному.

В области изучения двойных звезд Фламмарион внес много новых и ценных данных и, кроме того, составил первый «Каталог двойных звезд». Эта работа потребовала от Фламмариона несколько лет усидчивого труда и является главнейшим вкладом в астрономическую науку.





Камилл Фламмарион, знаменитый французский астроном, скончавшийся в Париже 4-го июня с. г, на 84 году жизни.

Каталог представляет подробное описание двойных звезд и заключает в себе данные для определения величины, об’ема и скорости вращения этих звёзд.

Фламмарион первый из астрономов высказал теорию, что двойные звезды представляют собою своего рода солнечные системы, вроде нашей. Фламмарион установил, что двойные звезды движутся вокруг своего главного солнца по эллипсам, то-есть по слегка удлиненным кругам.

На основании своих наблюдений, Фламмарион пришел к заключению, что сила притяжения, действующая в нашей солнечной системе, действует во всей Вселенной, и самые отдаленные звездные миры управляются теми же законами, как и наш мир.

Фламмарион высказывает смелую мысль, что вокруг двойных звезд, которые являются гигантскими солнцами, вращаются и темные, угасшие уже звезды-планеты. Таким образом, Фламмарион раздвинул рамки Вселенной и открыл перед глазами человечества широкие горизонты.

Кроме перечисленных нами произведений Фламмарион написал огромное количество статей, очерков и популярных книг по астрономии, в том числе несколько астрономических романов: «По волнам бесконечности», «Урания» (В небесах), «Конец мира» и «Стелла».

В своих произведениях, написанных ярким, образным и высоко-художественным языком, Фламмарион, говоря о далеких мирах, никогда не забывал нашей Земли и наших социальных неустройств. При всяком случае Фламмарион упоминает о них; в особенности Фламмарион ненавидел войну. Он был убежденным антимилитаристом и не упускал случая, чтобы не сказать против человекоубийства хотя бы несколько слов.

Так, в последней книге «Прогулка по звездам», написанной Фламмарионом недавно, он говорит:

«Перед величественным зрелищем звездного неба как-то не веришь в возможность религиозных и расовых распрей у мыслящих существ, населяющих землю. На самом деле, все бесчисленные кровопролитные войны, залившие кровью поля сражений, ужасы инквизиции, Варфоломеевская ночь и т. д. — все это кажется не столько даже жестоким, сколько бесцельным делом. Мысль, уносимая на крыльях бесконечности, видит перед собою уходящие тысячелетия, и в эту минуту страшная резня, столько раз обагрявшая землю, представляется еще более бессмысленной и жестокой».

Это возвышающее и облагораживающее влияние астрономии Фламмарион и ценил больше всего. Он был глубоко убежден, что если бы люди знали величие мироздания, всю грандиозность Вселенной, то они скорее пришли бы к установлению нового братского строя на земле, где не будет больше ни эксплоатируемых, ни эксплоататоров, ни обездоленных, ни враждующих, ни проливающих кровь для завоевания какого-нибудь клочка территории, который затем поступает в частную собственность капиталиста.

Признавая возвышающую роль звездной науки, Фламмарион призывает всех познакомиться с этой наукой, и в своей последней книге говорит:

«Трудно понять, почему человечество обыкновенно остается равнодушным перед видом звездного неба и почему столько мыслящих существ никогда не были охвачены благоговением при виде этой величественной картины. Бесконечность и вечность говорят с нами на языке звезд. Звезды нам говорят, что нет никаких преград, никаких границ нигде в в пространстве, и что куда бы ни проникло наше воображение, мы везде найдем центр бесконечности, не имеющей пределов. Звезды нам говорят, что не хватило бы вечности для того, чтобы пронизать в одном направлении эту бесконечность. Конечно, эти представления потрясают нас, слабых мыслящих муравьев. Но насколько же развивают они наше мышление, насколько они расширяют наши горизонты, насколько они выше мелочных забот, которым мы посвящаем почти все мгновения нашей жизни».



Медальон, выбитый в честь Камилла Фламмариона ко дню его 75-летия.

В той же жните Фламмарион как бы делает завет людям и говорит:

«Будем же созерцать небо, будем изучать его. Картина неба — самая величественная из всех картин; книга неба— самая интересная из книг. Будем же любоваться этой картиной, будем читать эту книгу — и мы станем просвещеннее, благороднее и лучше, чем были. Изучать Вселенную, — прибавляет Фламмарион! — значит изучать себя; астрономия касается нас гораздо ближе, чем это кажется».

Фамилия Фламмарион происходит от галло-римского слова «фламмерон», что значит «несущий свет». Фламмарион вполне оправдал это имя. Он всю свою долгую жизнь нес свет науки в широкие народные массы и сделался поистине интернациональным ученым.

Отрывки из произведений Камилла Фламмарнона

О чем пел сверчок

Наступил вечер. День был жаркий и солнечный, после целого ряда дождливых дней, и окончательно- предвещал наступление так давно уже ожидаемого лета. Хотя солнце уже закатилось, но щеглята, малиновки, зяблики и черные дрозды все еще пели, неутомимые в своих радостях; бесчисленные гнезда красовались в чаще; на вершинах больших деревьев дикие голуби; нежно и меланхолически ворковали; по ту сторону леса, на отдаленном горизонте, всходила луна, в волнистом и прозрачном воздухе, и близ самой виллы, в ближайших рощицах, неподражаемый голос соловья, переливаясь на тысячу гармоничных ладов, насвистывал первую ночную песнь.

Порою водворялась полная тишина, и, прислушиваясь внимательно, можно было лишь с трудом уловить шум листьев или насекомого, задевшего в своем полете за какую-нибудь ветку; однако, можно было и тогда расслышать отдаленный шум крыльев майских жуков, пролетавших по воздуху, освещенному последними дневными лучами, затем снова наступала глубокая тишина, последние звуки напевов птиц как бы засыпали вместе с ними, и соловей снова начинал свой гимн любви.

Однако, в свеже-скошенном сене, в траве, в просеках основной общей мелодией, непрерывной, настоящей песнью этого вечера было пение сверчка. Последние строфы малиновки, свист соловья, жужжание насекомых, воркование горлицы, односложные перекликания жаб, раздававшиеся в тени, как звоны небольшого колокола, даже кваканье лягушек в долине, — все это по временам замолкало как бы для того, чтобы прислушаться, и начинало снова, как своего рода деревенский хор, как неправильный и причудливый аккомпанемент непрерывному пению сверчка; его кроткий, тихий, скромный голос казался голосом мрака и ночи, и в этой среде он властно царил, придавая тон, соответствующий этой поре дня, когда все остальные голоса замолкли.

Слушая сверчка, я вспомнил, что слышал его с воздушного шара на высоте более 800 метров, вспомнил также, что он говорит без голоса, что рот его немой и, что появился он на земле за несколько миллионов лет раньше самых первых певчих созданий (его появление относится к первичной геологической эпохе, тогда как первые птицы встречаются лишь во вторичной эпохе); вспоминались также сладостные часы детства, те вечерние сказки, которыми наши бабушки умели так любовно и нежно убаюкивать наши ранние детские годы в уголке у камина, под напевы сверчка; прошлое сливалось с настоящей минутой, и маленький одинокий сверчок становился мне не чужим, я прислушивался к нему, думая о тех, которых уже нет, которые покоятся на кладбищах, заросших травой, в которой сверчок по-прежнему поет.

* * *

И вот, голоса природы представились мне в своем новом свете, они заговорили на языке, который мне стал вполне понятен. Сверчок, ищущий тепла в печи булочника, предпочитающий яркий свет солнца мраку ночи, сумеречную тень или полумрак густых кустарников, постоянно воображает себя в теплой и мрачной атмосфере первобытного леса, укрывавшего его колыбель.

В ту давно минувшую эпоху, когда этот предок насекомых впервые потер свои звучные лапки в тишине зарождавшихся ландшафтов, солнце было громадно, но туманно, а земля была теплее, чем в наши дни.

Тогда не было еще ни времен года, ни климатических различий. Температура была тепловатая и постоянная, а атмосфера первых дней тепличная. До появления сверчка природа оставалась нема; сверчок и кузнечик являются патриархами пения; земная жизнь производила лишь низшие виды животнорастений, слизняков, некоторых кольчатых, паукообразных, многоногих и один класс позвоночных, а именно, рыб (и притом рыб хрящеватых, осетровых рыб с несовершенным скелетом), — целый мир глухонемых или почти глухонемых существ.

Сверчок, кузнечик, таракан, стрекоза — самые древние насекомые из всех ископаемых, остатки которых найдены в наслоениях, образованных в девонский период, предшествовавший даже эпохе необъятных угольных лесов. Этот период, повидимому, отдален от появления человека промежутком в десять миллионов лет. Высшие насекомые: нарядные бабочки, трудолюбивые пчелы, смышленые муравьи, перепончатокрылые, двухкрылые и чешуекрылые появились лишь спустя множество; столетий, по мере появления более развитых видов.

Сверчок, повидимому, первое живое существо, заставившее себя слушать. За отсутствием голоса, которого еще не существовало, он тер свои надкрылья и впервые говорил первым существам, имевшим возможность его услышать: «Я здесь!».

Голоса, как и краски, обладают тонами: одни светлые, другие мрачные, третьи — бесцветные, как бы серые; монотонный и простой звук деревенского сверчка — серый звук. Такого же тона и его разум. Простой, неспособный пускаться на хитрости, он самым наивным образом дает схватить себя. Его голос есть, повидимому, единственный его призыв и защита; при малейшем шуме он замолкает, с минуту прислушивается, и затем снова принимается трещать.

* * *

Это — как бы отклик давно минувших веков, отдаленное воспоминание прошлого. Первобытное насекомое, — сверчок передает нам всю историю природы.

Он последовательно присутствовал при всех эпохах эволюции мира.

Он был свидетелем образования материков, он видел, как несколько раз Франция выходила из вод, погружалась и снова выплывала.

Он видел, как из века в век изменялся вид Вселенной в силу странных метаморфоз; его современники — бесхвостые гады, лягушки, жабы, саламандры, лабиритодонты (лягушки толще быков) — царили всецело на прибрежьях, среди разъяренных волн и бурь, в недрах зарождавшихся лесов, стараясь пересилить шум ветра и гроз своими первыми несвязными криками — и какими криками! Представим себе быков, которые принялись бы квакать…

Громадные леса подготовляли каменный уголь, гигантские деревья возвышались среди непроходимых лесов, дивные папертники являлись вестниками эры растительного царства, в недрах которого развивались и быстро размножались первые насекомые.

Но тогда не было; еще ни цветов, ни птиц. Дикий, грозный мир, за которым последовал еще более грозный мир вторичной эпохи, мир ихтиозавров, плезиозавров, игуанодонов, мегалозавров, атлантозавров и других гигантов в тридцать метров длины (до 15 сажен), колоссов весом до тридцати; тысяч килограмм (до 1.800 пудов); они бродили; по мрачным лесам, вдоль рек, и под их громадными лапами хрустели кусты, тогда как над ними летающие пресмыкающиеся птеродактили, гигантские летучие мыши, нетопыри земных сновидений, начинали свой полет, неуклюже прыгая с ветки на ветку или хватаясь за суровые выступы акал.

Живая природа оставалась немой до конца первобытных времен: моллюски, раковидные, рыбы оставались глухи к шуму волн, ветерка, пробегающего по листве, гроз, грома, ураганов и бурь. Затем насекомые начали жужжать, кузнечики стрекотать, лягушки квакать, гигантские ящерицы мычать или кричать, и, наконец, птица запела.

Усовершенствование голоса было как бы первообразом усовершенствования жизни. Уже в блеянии овцы, призывающей своего ягненка, в мяукании кошки, в лае собаки, в рыкании льва, как и в пении птицы, слышится голос природы, первобытные попытки речи.

Все эти голоса являются как бы эхом последовательных опытов природы, в глубине которого слышится самый древний из всех голосов, голос сверчка, который незаметно для себя пережил эти миллионы лет истории нашей планеты.

Знает ли он, что мы существуем?

— Конечно, нет. Он и его сородичи живут, как и прежде. Он издает в вечерней тишине простой звук, лишенный модуляции, как и в те времена, когда он один во всем мире переговаривался с ветром пустынь. Таракан, его родственник, пожирает муку булочника, как пожирал пыльцу растений первичной эпохи. Светящийся червячек не погасил маленькой лампочки, которую он носил с собой в лесах вторичной эпохи. Лягушка квакает до сих пор, как во времена лабиринтодонтов. В жужжании вечерних насекомых мы узнаем инстинктивную радость существ, которым кажется, что они снова обрели сумеречную тень первобытных времен, а в этом смешении звуков и гармоний мы можем уловить ноту каждого века, отзвук каждой ступени прогресса жизни на земле.

И как же нам не узнать их, как не ощутить их. Не после ли всех появился человек и не высшее ли он заключение всего творения? Не связаны ли мы с природой тысячами уз, которых никто не сумел бы порвать?

Тишина лесов, свежесть долин, благоухание луга, журчание ручейков, картины моря, вид гор не говорят ли нам на том таинственном языке, в котором мы находим как бы отражение наших мыслей, как бы эхо наших грез?

Дети вечной природы, мы живем всегда в ней и ею, и в наших радостях, как и в горестях, в наших гордых стремлениях, как и в нашем отчаянии, она вое же говорит в нас, руководит нами, поддерживает и утешает нас. Ею мы живем, движемся и существуем.

* * *

Слушая нежный вечерний концерт, я как бы переносился мечтой за многие миллионы лет, предшествовавшие сотворению человека, в ту отдаленную первичную эпоху, когда жизненная сила земной планеты имела, главным образом, своими представителями две великие системы организации: в водах — первичных позвоночных животных, а на земле — первых тайнобрачных растений, без цветов, без запаха, без плодов.

Стремление к беспрерывному совершенствованию не произвело еще высших пород ни в царстве животных, ни в царстве растительности. Но оно уже чудесно проявлялось в восходящих ступенях, возвышавшихся от минерального царства к рыбам и насекомым, с одной стороны, к папоротникам и хвощам — с другой. Оно будет продолжать действовать с еще несравненно более блестящим успехом, когда на протяжении веков породит чувствительные насекомоядные растения— мимозу и дрозеру и параллельно с ними птиц и млекопитающих, и, в конце-концов, доведет ход прогресса до создания человека.

Мы находимся в лесу сверчка. Первобытные растения, как и животные этой эпохи, скромны, лишены цветка — этого брачного ложа, и их название «тайнобрачные» верно характеризует их состояние.

Способ размножения остается еще первобытным, подвижным, неопределенным, он не достиг еще усовершенствования разделения полов и необходимости сближения двух отдельных, дополняющих друг друга существ, — этого усовершенствования, так сильно оцененного всеми живущими, что оно с дальнейшим ходом прогресса только более укреплялось, и потому нам нечего опасаться за то, что оно когда-нибудь исчезнет.

Но заботливая природа достигнет в скором времени более поэтичного и в то же время более чувствительного идеала. За тайнобрачными появятся явнобрачные, как за беспозвоночными — позвоночные

У животных давно уже существует разделение полов, и это разделение является весьма существенной причиной совершенствования и прогресса. Но его еще, однако, нет у всех растений. Даже и в настоящее время растения с раздельными полами составляют исключение. Но в те времена, к которым уносит нас пение сверчка, зачатки полов едва появлялись. В течение миллионов лет живые существа были лишены их.

Простейшие организмы — протесты, моторы, бактерии, многодырочные корненожки, лучистки, морские свечки, благодаря которым фосфоресцирует море, губки, полипы — не имеют еще пола.

Существование и разделение полов, однако, было смелым начинанием, так как существа не мыслили. Если бы особи различного пола никогда не встречались и не соединялись, то жизнь скоро исчезла бы. Разве не было уже величайшей смелостью наделить высшие растения, всегда прикрепленные корнями к почве, раздельными половыми органами.

Многие одинокие растения никогда не оплодотворялись. Известна история того женского финикового дерева, посаженного в Отранте, которое оставалось бесплодным до той поры, когда мужское финиковое дерево, росшее в Бриндизи, не смогло перерасти своей верхушкой соседние деревья и вверить ветру свою драгоценную плодотворную пыльцу. Без ветра и насекомых многие цветы умерли бы, заброшенные и бесплодные.

* * *

Таким образом, пение сверчка, сумеречный шопот этого- древнего свидетеля исчезнувших веков, заставил пройти перед моими глазами, всю историю нашей планеты. Насекомое, птица, пресмыкающееся, четвероногое животное, млекопитающееся предстали предо мной каждый со своим родовым инстинктом, об’ясняемым самим их происхождением.

Термиты в течение целых миллионов лет пилят лес» чтобы питаться древесными опилками, не заботясь о сов ременной пище, потому что они родились в старом валежнике девственных лесов первичной эпохи. Когда лесов не хватило, они принялись за человеческие постройки и продолжают по-прежнему питаться деревом.

Стрекозы ищут всегда живую добычу среди водяных насекомых, потому что в эпоху их происхождения не было еще цветов.

Бабочка, напротив, появившаяся после цветка, погружается в венчик и покрывается оплодотворяющей пыльцой.

Метаморфозы насекомых передают вкратце историю живой природы: толстая гусеница, ползающая и прожорливая, представляет первобытную душу; изящная, воздушная бабочка, этот живой цветок, принадлежит третичному периоду. Ласточка, вившая свои первые гнезда на земляном острове, продолжает устраивать их из земли, как и прежде.

Перелеты птиц об’ясняются соединением Европы с Африкой во времена Плиоценового моря, потом их отделило Средиземное море, но они знают, что найдут за ним гостеприимную землю.

Руно дано было овце во времена мамонта в ледниковый период; тогда слон и носорог жили вместе, и часто скелеты их встречаются в одних и тех же постилиоценовых пещерах. Еще в настоящее время в болотистых равнинах Африки и Азии они инстинктивно держатся вместе, благодаря давнишней дружбе. Напротив, собака и кошка обнаруживают взаимное отвращение, вошедшее в пословицу, потому что их доисторические предки пожирали друг друга.

Длиннорукая обезьяна соответствует миру непроходимых лесов, с ветвей и лиан которых она скользила, раскачиваясь. Таким образом, каждое существо, по-видимому, носит в себе, в своей форме, в своих инстинктах, в своем языке отпечаток эпохи, его породившей.

* * *

Пока я предавался таким размышлениям, луна медленно поднялась на небе, как бы явившись охранять и благословлять уснувший мир; ее лучи тихо изливали в воздухе трепещущую росу света, деревни исчезали в вечерней мгле, а неутомимый сверчок все еще пел свою песнь первых веков. Все безмолвствовало, как та кладбище, и только он один рассказывал по своему о древности жизни.

Но вдруг, пораженный, вероятно, ярким лучем света, проскользнувшим сквозь листву, соловей своим чистым и ясным голосом снова запел на минуту прерванную песню, то бросая фантастические звуки звездам, то томно повторяя печальные мотивы, разнообразя тысячами оттенков свою неутомимую речь.

«О, — говорил он, — все голоса природы бледнеют перед моим, забудьте прошлое, я— жизнь, я — любовь, я воспеваю божественный прогресс, я твой предшественник, о чудный человеческий голос. Природа прекрасна потому только, что человечество понимает ее. Все мы, птицы, насекомые, звери лесов и пустынь, явились на землю раньше тебя только для того, чтобы приуготовить твое царство, и все мы, высшие птицы, так хорошо понимаем это, что предпочитаем ваши рощи уединению, и часто, в часы досуга, поем исключительно для вас. Но не будьте неблагодарны; не забывайте вашего лучшего друга — природу, эту вечно юную, очаровательную мать; не проводите жизни среди каменных стен, не дышите постоянно пылью ваших мастерских, не чахнете среди нелепого городского шума, возвращайтесь иногда к нам и живите с нами в чистой и благоуханной атмосфере полей и лесов. Все голоса природа призывают вас оценить красоту окружающего вас мира; его история интересна; поймите ее и живите, хоть немного, как мы, — в тихом счастье простоты!».

Так пел соловей. Мне казалось, что язык его дополнял язык сверчка, и я долго слушал их по очереди, ее завидуя честолюбию людей.


Вечное движение во Вселенной.

В тихий час полночи, когда на заснувшей земле умирает последний шум мира и вся природа, молчаливая и созерцательная, кажется очарованной и как бы остановившейся в своем движении, звездное небо окружает нас своим сиянием.

Здесь восходит лучезарное созвездие Ориона, стремящееся к господству в небе; там ослепительный Сириус бросает свои солнечные лучи, сверкающие через прозрачную атмосферу; выше мерцает дрожащая Плеяда, прячась в своем воздушном жилище; Млечный Путь разливается, как небесная река, бегущая посреди звездных армий, а ниже, на спокойном Севере, тянется колесница Малой Медведицы, сопровождаемая Волопасом, медленно приводящим в движение всю сферу,

Наши кочующие предки Центральной Азии, халдеи Вавилона шестьдесят веков тому назад, египтяне пирамид пять тысяч лет тому назад, аргонавты Золотого руна, евреи, воспетые Иовом, греки, воспетые Гомером, римляне, воспетые Виргилем! — все эти глаза, уже давно потухшие и закрывшиеся, из поколения в поколение устремляли свои взоры к этим небесным глазам, вечно сияющим и вечно живым.

Земные поколения, нации и их слава, троны и храмы — все исчезло в пыли кратковременных веков, но сверкающий Сириус и эти Плеяды всегда бодрствуют, и всегда те же самые звезды будят мысли смертных. Они нас ласкают своими лучами, окружают нас своим светом, говорят нам своим тихим голосом, кажутся нам таинственными и загадочными и проникают с нежностью в нашу душу. Они являются задушевными друзьями в часы нашего одиночества, поверенными наших самых сокровенных мыслей. И они кажутся нам такими близкими, возможными, доступными.

Но как далеко воображаемое от действительности. Как глубока ночь. Как неизмеримо небо. Какая бездна. Каждая из этих звезд — такое же солнце, как и освещающее нас. Каждое из этих солнц в тысячу раз, в сто тысяч раз, в миллион раз больше всего нашего земного шара, только безмерное пространство, которое нас разделяет, придает им вид маленьких блестящих точек.

Если бы мы могли приблизиться к какой-нибудь из них, то наши бедные тела обуглились бы и превратились в пар, прежде чем достигнуть ослепительного горнила.

Если бы звезда, наиболее близкая к нам (Альфа в Центавре), подверглась страшному взрыву, то этот шум был бы услышан нами через три миллиона лет при нормальной скорости распространения звука в воздухе (340 метр. в секунду).

Таким образом, наиболее близкие из этих миров находятся на таком расстоянии, что звук должен итти в продолжении трех миллионов лет, чтобы преодолеть эту бездну. Пушечное ядро, летящее с планеты Сириус со скоростью звука, передающегося по воздуху, должно было бы быть выпущено пятнадцать миллионов лет тому назад, чтобы долететь до нас в настоящий момент, а от Полярной звезды оно должно было бы прийти через тридцадь восемь миллионов лет.

* * *

Солнце царит в нашей планетной системе, отцом которой оно является. Все главные планеты, которых восемь, вращаются вокруг него на следующих расстояниях: Меркурий на 15 мил. миль, Венера на 26 миллионов, Земля на 37 миллионов, Марс на 56 миллионов, Юпитер на 192 миллиона, Сатурн на 355 миллионов, Уран на 710 миллионов и Нептун на миллиард сто десять миллионов миль.

Таким образом, одна наша планетная система равняется более, чем двум миллиардам миль в диаметре. И все же эта громадная звездная система составляет лишь остров посреди небесного океана, остров, окруженный со всех сторон бесконечными пустынями. Между этим островом и наиболее близкой звездной системой расстояние почти неизмеримо. От этой планетной системы до самого близкого солнца можно» было бы поместить три тысячи семьсот систем, подобных нашей, — три тысячи семьсот систем, измеряя об’ем каждой в два миллиарда двести миллионов,

* * *

Но не надо думать, что все другие звезды располагаются на таком же определенном расстоянии по концентрической сфере окружающей нас. Напротив, Альфа Центавра, царящая за 8 триллионов миль отсюда, наша соседка. И не одна из других звезд не находится так близко к нам. Ближайшей после нее является 61-я звезда Лебедя, но она расположена совсем в другом направлении, потому что первая сфера принадлежит к южному небесному полушарию, а вторая — к северному, и расстояние между ними в 15 триллионов миль.



Фотография одной из спиральных туманностей, представляющая собою процесс образования новой солнечной системы.

Таким образом, наиболее близкие к нам солнца светят: одни; на расстоянии восьми тысяч миллиардов миль, другие— 15 тысяч миллиардов — в различных направлениях; далее, среди бесконечной пустыни, нет ни одного известного нам солнца, мира, звезды.

Может быть, историк вечного космоса и встретит в своих ночных наблюдениях остатки какого-нибудь окисленного солнца, потухших планет и, может быть, эти блуждающие кометы унесут с собой останки прошлого величия миров, их погибшую славу, потому что много уже солнц потухло с основания мира; но наши телескопы не открывают нам ни одного маяка на этом безбрежном океане, и везде для нас лишь черное, пустое, безмолвное и спокойное пространство.

Итак, это — самые близкие нам небесные миры. Скорый поезд, идущий без остановок со скоростью 1 км. в минуту, 60 км. в час, 1440 километров в день, должен итти в продолжении 60 миллионов лет до первого солнца (Центавра) и сто четырнадцать млн. лет до второго (Лебедя).

Все другие звезды, тихо мерцающие глубокой ночью, гораздо дальше этих двух «соседок». Триллионы, т.-е. тысячи миллиардов, вот единица меры небесных расстояний.

Альфа Центавра и шестьдесят первая звезда Лебедя отстоят — первая на 8, а вторая на 15 триллионов, и эти расстояния достоверно известны, так как цифры, получаемые от их параллаксов, удовлетворительны и согласуются между собой.

Но чем дальше звезды удалены в глубину бесконечного, тем слабее их параллакс, а отсюда и менее достоверно измерения. Предполагают, что Кастор удален на 35 триллионов, Сириус на 39, Вега на 42, Арктур на 60, Полярная звезда на 100 и Капелла на 170 триллионов; но очень может быть, что расстояния эти и больше.

Измерения расстояний таких звезд, как Ригель, Процион, Альдебаран, Антар, Фомальгаут и других менее блестящих звезд не привело ни к каким результатам.

* * *

Бесконечное разнообразие заключается во внутренней природе звезд, в их светлой теплородной ценности, размере, яркости, и, наконец, в их роде деятельности. Некоторые звезды значительно больше нашего Солнца, другие меньше. Блестящий Сириус, по фотометрическому измерению своего света, в 1700 или 2000 раз больше нашего Солнца. А такие маленькие звезды, как 70 звезд созвездия Змиеносца, с трудом видимые простым глазом, весят приблизительно в три раза больше, чем вся наша солнечная система, включая и Солнце.

Мы не должны забывать, что все эти отдаленные солнца имеют самые разнообразные возрасты, свет, лучеиспускание, теплородность электричество и магнетизм и притом, что они крайне разбросаны во всех направлениях и на бесконечных расстояниях одно от другого.

Астрономы присоединяются к мнениям Кеплера, Ньютона и Лапласа, что многие из этих солнц должны быть, как наше Солнце, центром планетных систем, образовавшихся их лучеиспусканием.

Мы уже знаем некоторые системы, как, напр., Сириус, около которых находятся один или несколько спутников, тяготеющих к одному солнцу и следующих тем же законам, которые правят движением Земли и планет вокруг нашего Солнца.

Кто может отгадать, какие причудливые формы существования возникают на этих далеких мирах, освещенных солнцами, отличными от Солнца, управляющего подлунным человечеством.

С нашей маленькой Земли, погруженной в лучах Солнца, в силу устройства нашего глаза, даже самой темной ночью мы видим только шесть тысяч звезд, а если бы наша сетчатая оболочка имела бы чувствительность, увеличенную до размеров силы телескопа, то все-таки мы видели бы только сорок миллионов.

Но если наш глаз вооружен хотя небольшим оптическим инструментом, например, театральным биноклем, то мы различаем, кроме звезд шестой величины, видимых простым глазом, еще звезды седьмого порядка, которых насчитывают до тридцати миллионов

В зрительную трубу мы различаем еще звезды восьмой величины, которых будет до сорока миллионов. Так увеличивается количество звезд по мере того, как мы проникаем дальше в глубь небесной сферы.

Небольшая астрономическая труба открывает звезды девятой величины, число которых превосходит 100 тысяч и т. д.

Подзорная труба или телескоп средней силы показывают звезды двенадцатой величины, которых приблизительно четыреста тысяч. Здесь открывается уже поражающее вас зрелище. Всех звезд одиннадцатой величины миллион, и двенадцатой величины три миллиона.

Пользуясь астрономическим мерилом для измерения пространства, можно предположить, что звезд тринадцатой величины не меньше десяти миллионов, а четырнадцатой не меньше тридцати миллионов. Если мы сложим все эти цифры, то получим уже трудно постигаемое число в сорок пять миллионов.



Картина образования нашей солнечной системы в далеком прошлом. В центре вихревое кольцо космической массы. Это — наше будущее Солнце. В левом верхнем углу рисунка — отделившиеся в вихревом движении от основной массы — планеты этой вновь образующейся солнечной системы. В правом нижнем углу рисунка — наша Земля. Картина эта очень напоминает предыдущую фотографию спиральной туманности, которая представляет собою подобный же процесс образования солнечной системы в настоящее время.

Но это еще не все звезды.

Громадные телескопы, изобретенные в последние года, открыли звезды пятнадцатой величины, так что звездная статистика настоящего времени доходит до ста миллионов (один Млечный Путь заключает восемнадцать миллионов звезд). Число всех звезд теперь так колоссально, что подавляет своим количеством и ничего нам не дает.

На каждую звезду, видимую простым глазом, приходится семнадцать тысяч звезд, которых мы не видим. Мы уже не различаем здесь больше ни созвездий, ни делений.

По мере того, как оптические изобретения будут увеличивать силу нашего зрения, вся область неба покроется для нас как бы золотым песком, и когда-нибудь наш удивленный взор, поднимаясь к этим неизвестным глубинам, где царя? бесконечные звезды, не различит ничего, кроме легкой ткани света.

Но это только наш видимый мир. Там же, где кончается власть телескопа и прекращается полет наших наблюдений, природа, бесконечная и всемирная, продолжает свою работу. Телескоп доводит вас до бесконечности и там оставляет.

Пространство беспредельно. Какие бы ни были границы, поставленные нашей мыслью, наше воображение, долетая до них, снова разрушает их. И каждый из нас чувствует, что ему легче представить себе неограниченное пространство, чем вообразить его себе ограниченным.

Действительно, мы являемся сынами бесконечного, и конечное нас не может удовлетворить.

* * *

Каким образом держатся вое эти бесчисленные солнца в бесконечном пространстве, рассеянные на такие далекие расстояние друг от друга? — Они держатся равновесием всеобщего тяготения. Каждое солнце притягивает другое через бесконечность, и все они подвергаются своему взаимному влиянию и скользят в бесконечном пространстве, влекомые притяжением каждого и всех. Ни один атом в бесконечной Вселенной не находится в состоянии покоя, и все звезды далеко не неподвижны, как это кажется, а, наоборот, все время двигаются с ужасающей быстротой.

Кратковременность нашей жизни заставила предположить о неизменяемости небес. Подобное предположение напоминает предположение маленькой стрекозы, рождающейся в двенадцать часов, чтобы умереть в два. Она не в состоянии допустить, что солнце зайдет и настанет ночь; для нея день вечен.

Но если наша личная или историческая память в состоянии охватить достаточно длинный промежуток времени, то вид небес потеряет для нас эту неизменяемость; мы увидим постепенную дислокацию всех созвездий, мы увидим семь звезд Большой Медведицы, медленно удаляющиеся друг от друга. Пятьдесят тысяч лет тому назад они имели вид креста, затем колесницы и, наконец, в течение четырехсот или пятисот веков они расположились ломаной линией; мы увидим в созвездии Ориона Трех Королей, навсегда отделившихся от своего первоначального соединения; Проциона, приблизившегося к нам, и левое плечо Великана, отступившее перед приблизившимся Тельцом; далее заметим четыре конца Южного Креста, каждый упавший в свою сторону.

Эти движения, наблюдаемые нами на таком далеком расстоянии, конечно, кажутся чрезмерно медленными. Но в действительности, как ужасающа быстрота, с какой несутся эти солнца в пространстве. Полет наших пушечных ядер кажется движением черепахи перед этой поразительной быстротой. Наше собственное Солнце влечет Землю, Луну и планеты к созвездию Геркулеса; солнце Альфы Центавра, наоборот, стремится к созвездию Большой Собаки, а Сириус удаляется от нас в сторону со скоростью

700.000 миль в день, и, тем не менее, с самого основания пирамид, в продолжение сорока веков, что мы наблюдаем это великолепное небесное светило, оно нам не кажется уменьшившим свой блеск. Звезда Лебедя приближается к нам по прямой линии со скоростью 1.382.000 миль в день, более 500 миллионов в год, или 50 миллиардов в век.

Пушечное ядро летит с ужасающей быстротой 500 метров в секунду, а солнце Большой Медведицы, находящейся отсюда приблизительно на 85 триллионов, проходит в это же время Вселенную со скоростью в 600 тысяч раз большею, — в количестве трехсот тысяч метров в секунду.

Для ума, могущего разорвать узкие рамки нашего пространства и времени, небо теряет свое спокойствие, тишину и видимую неподвижность. Вместо звезд мы видим громадные горящие солнца с бушующими на них бурями, оглушающими раскатами грома, издалека электризующие миры, которые сопровождают их через Вселенную. Повсюду царит жизнь, движение, свет и превращение, повсюду проявление гигантских сил и неистощимой энергии.

* * *

Теперь, что такое Земля и человек? Перед изумленными глазами земного астронома, родившегося вчера, чтобы умереть завтра на одном, из затерявшихся миров среди массы других: звездный мир представляется как бы вихрем пыли в сравнении со Вселенной без конца, с вечностью без лет, дней и часов. Мы же составляем часть этого грозного целого. Вместе с нашим маленьким глобусом мы пробегаем до 26.500 миль в час, или 643.000 миль в день, в то время, как Луна вращается вокруг нас, Венера, Юпитер, Марс сопровождают нас, а Солнце влечет всех к звездам Геркулеса, а Млечный Путь видоизменяется и преобразовывается.



Луна и планеты нашей солнечной системы, изображенные для наглядности в преувеличенно-близком к нам расстоянии. Нижняя часть рисунка занята изображением земного ландшафта. Планеты, считая из правого нижнего угла рисунка в левый верхний. следуют в обычным порядке: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун. Наш спутник Луна — в левом нижнем углу.

Факт нашего существования приговаривает нас к непреложному назначению быть свидетелями вечного движения вещей; одинаково, обитатели ли мы Земли, планеты Сириус или туманного Ориона, мы всегда будем находиться в бесконечности и в вечности.

Однако, в нашем представлении все спокойно во Вселенной и неподвижно. Движение Земли нам кажется более спокойным, чем движение лодки, скользящей по реке, и никогда никто не чувствовал его и не почувствует.

Все солнца так далеки, что для нас они — только звезды, а мы сами так малы, что можем спать спокойно в нашем земном. гнезде, как колибри, спрятавшаяся в цветке.

Жемчужные росы не притягивают молний и ее возбуждают бурь. Воздушная атмосфера прикрывает нас своим защищающим покровом. Душистое дыхание зефира скользит по трепещущей листве, и даже в ветвях, лишенных своего убора, движение ветра кажется живьем дыханием.

Земная, тихая и скромная природа-то же проникнута божественной гармонией.

В час, когда таинственная ночь разливается в небе и мириады искр очаровывают эфирные высоты, нам кажется, что звезды, эти небесные красавицы, засыпают, улыбаясь в теплой неге восточных ночей.

О чем рассказывают падающие звезды.

Человеческая любознательность, этот источник всех успехов, достигнутых нашей подлунной расой, стремится разрешить все вопросы, научный анализ хочет завоевать все области, и наш великий век не мог отойти к предкам, не разрешив вопроса о падающих звездах, как и все наиболее важные и наиболее значительные вопросы в области познания природы.

Действительно, изучение падающих звезд еще раз показало нам, что в мироздании нет ничего незначительного, что случайностей не существует, что весь механизм громадного тела, называемого нами Вселенной, подчинен абсолютным законам, которые управляют как падением хлопьев снега, уносимых ветром, так и движением солнца в необ’ятном пространстве.

И с тех пор, как мы знаем откуда она происходит, с тех пор, как мы изучили ее, падучая звезда приобрела для нашего ума более важное и более интересное значение, чем во времена неведения и тайны.

Падучая звезда скользит, как будто по воздуху, на расстоянии нескольких сот и нескольких тысяч метров от нас, в действительности же, она часто пересекает высоты атмосферы на расстоянии ста слишком километров от нашего глаза. Зрение дает всегда ошибочное представление об этих расстояниях как в длину, так и в высоту.

Однажды я получил депешу из Милана, извещавшую, что предыдущей ночью произошло падение замечательного болида, вероятно, в нескольких километрах к северу от этого города. В тот же день я получил письмо из Эвиана, в котором описывалось падение метеора в Женевское озеро, а также письмо из Шамони с уверением, что видели его падение близ города. Жителям приморского Булоня казалось, что этот болид упал в Ламанше, они даже отлично слышали шум его падения: В действительности же он оказался в Англии, далеко за Лондоном, близ Оксфорда…

Иногда слышится пронзительный шум, раскаты грома, взрыв, как бы фейерверка. Какова же должна быть сила взрыва, если в таком разреженном воздухе он слышен даже внизу, и, иногда более чем на сто километров в окружности…

Падающие звезды являются к нам из глубин пространства в миллионы и миллиарды километров. И они так же древни, как и наш мир.

* * *

Падающие звезды это — небольшие космические частицы, которые весят вообще только несколько грамм, а часто и еще меньше, и состоят, главным образом, из железа и углерода. Они роями блуждают в пространстве и движутся вокруг солнца, как кометы, по очень удлиненным эллипсам.

Когда эти эллипсы пересекают путь, описываемый ежегодно Землею вокруг того же светила, падающие звезды, встречают нас, и в значительном количестве могут появиться в течение одной ночи.

Они сами по себе не блестящи, и свет их происходит от превращения их движения в теплоту. Быстрота их падения поразительна —42.570 метров в секунду. Наша планета движется вокруг Солнца со скоростью 29.460 метров в секунду.

Когда дождь падающих звезд встречается спереди, то столкновение происходит, следовательно, со скоростью 72.000 метров в первую секунду встречи.

Если звезда появляется позади нас, эта скорость может понизиться до 16.500 метров. В среднем она равняется 30 и 40.000 метрам. Трение от этой встречи производит теплоту более, чем в 3.000 градусов по стоградусному термометру.

Метеорический атом нагревается и воспламеняется. Если он не расплавляется и даже не улетучивается при этой высокой температуре, то может выйти из нашей атмосферы, пройдя ее в разреженных высотах.

Но в большинстве случаев он должен испариться, остаться в нашей атмосфере, и медленно опуститься на поверхность почвы в виде осадка. Полагают, что до нас доходят 146 миллиардов этих атомов, что содействует медленному увеличению массы земли.

Ночь 10 августа — одна из самых замечательных в этом отношении, и часто ночи 11 и 12 служат ее продолжением. Если небо достаточна чисто и свет луны не мешает наблюдению, то в эти ночи можно насчитать сотни и даже тысячи падающих звезд, которые почти все кажутся исходящими из той же области неба, — из созвездия Персея. Астрономы называют иногда эти звезды, падающими 10 августа, Переездами в честь места их похождения.

Рой звезд, падающих 10 августа, очень рассеян и занимает громадное протяжение в пространстве, так что Земля в течение более трех дней пересекает его; рой встречается с нами приблизительно под прямым углом. Его орбита очень удлинена: это — орбита большой кометы 1862 года, которая удаляется на расстоянии 1476 миллионов лье и возвращается к нам только через 121 год. Повидимому, падающие звезды растянуты по всей длине этого громадного эллипса.

Есть еще день в году, с интересующей нас точки зрения, не менее замечательный, чем 10 августа, это — день 14 ноября. Рой звезд тогда даже богаче, гуще, и, иногда, — через каждые тридцать три года — звезды падают о неба такими же густыми хлопьями, как и сильный снег. Этот рой звезд называется Леонидами потому, что метеоры, повидимому, являются к нам из созвездия Льва. Он следует в пространстве по той же орбите, как и комета 1866 года, которая удаляется на 710 миллионов лье до орбиты Урана и возвращается к Солнцу через каждые тридцать три года. Он внедрился в нашу солнечную систему в силу притяжения Урана в 126 году нашей эры.

Но не только 10 августа и 14 ноября замечательны с точки зрения количества падающих звезд. Мы могли бы прибавить к ним и многие другие дни, в особенности? 27 ноября.

Этот звездный дождь 27 ноября 1872 года был совершенно неожидан. Уже давно астрономы потеряли из виду комету, о которой сильно беспокоились, комету, открытую в 1827 году Биэла; до 1864 года она аккуратно возвращалась через каждые шесть с половиной лет, согласно сделанным вычислениям. Но в 1846 году возвращение ее ознаменовалось драматическим событием.

В их эксцентрическом полете через солнечную систему эти хвостатые звезды подвергаются различным опасностям со стороны притяжения планет, и к тому же они и в своих собственных недрах таят, повидимому, зародыши разрушения.

Действительно, в ночь 13 января 1846 года было видно, как комета Биэла распалась на два куска, умчавшиеся в беспредельность, медленно отдаляясь один от другого; это были, как будто, две сестры кометы, путешествующие вместе, но постепенно удаляющиеся одна от другой. Они удалились от Земли и не замедлили исчезнуть в бесконечности.

Их ждали, их высматривали с тревожным интересом, когда настало время их возвращения (сентябрь 1852 года), и, к. радости наблюдавших, они вернулись, но бледные, рассеянные, почти увядшие и отдаленные одна от другой пространствам более, чем в пятьсот тысяч лье.

С тех пор их уже больше не видали. Комета Биэла потеряна навсегда, и в действительности она уничтожилась. Она расплавилась, распалась на падучие звезды. Она должна была пересечь орбиту Земли 27 ноября 1872 года и даже встретиться с нашей планетой.

Ее искали всюду, даже наши антиподы, которым специально была послана депеша из Европы, но все констатировали ее отсутствие.

Но появился неожиданно дождь падающих звезд, о котором мы только что говорили, и астрономы признали, что эти крохотные метеоры — осколки пропавшей кометы. Затем наблюдение 27 ноября еще раз непреложно подтвердило это заключение.

* * *

Таким образом, падучие звезды связаны с кометами такими тесными узами родства, что мы можем отожествлять их с ними. Вообще эти осколки и являются распылением умерших комет.

Повидимому, жизнь комет недолговечна. Живут они только несколько тысяч лет, а наиболее слабые и того меньше, между тем, как жизнь такой планеты, как, например, наша Земля, может быть определена в несколько миллионов лет, жизнь планеты Юпитер — в несколько десятков миллионов, а жизнь любого солнца — более, чем в сто миллионов лет. Но фантастические кометы, страшившие очарованное воображение наших предков и снова представшие перед нами, наверное много утратили своего былого великолепия. Нечувствительно кометы улетучиваются в эфир и распыляются на падучие звезды, которые продолжают двигаться по тем же орбитам вокруг Солнца.

Таким образом, в настоящее время уже не подлежит сомнению, что кометы порождают рои падающих звезд, которые, как рои пчел, разлетаются по небесным полям, следуя по путям комет. Но все ли падающие звезды происходят от комет? Это — другой вопрос.

Ничто, действительно, не доказывает, что все падающие звезды пережили состояние комет. Напротив того, пространство, в полном смысле этого слова, изборождено космическим материалом, метеоритами, рассеянными частицами, которые Земля встречает на своем пути, а также и известным количеством падающих звезд, в особенности, так называемых, спорадических, которые не исходят из определенного направления и могут быть не чем иным, как космическими частицами, странствующими по беспредельности и встречающимися с нашей Землей.

Трудно, действительно, не уподобить падающим звездам болиды и уранолиты. Иная блестящая падающая звезда может быть названа болидом и абсолютной демокрационной линии между этими двумя группами не существует. Иной болид, видимый издали, есть просто падающая звезда.

Нередко можно присутствовать при взрыве болида, и довольно часто обстоятельства складываются так благоприятно, что дают возможность собирать драгоценные его осколки.

Не проходит года без того, чтобы камни не падали; с неба на обитаемые страны (а по крайней мере, девять десятых земного шара не имеют жителей) и чтобы очевидцы этого явления не собирали их.

* * *

По классификации Добре камни, упавшие с неба, отнесены к следующим четырем разрядами: 1) голосидерные — они состоят только из чистого железа, которое можно ковать. Это — редкие образцы; 2) сисидерные состоят из железной массы, в которой имеются каменные частицы, обыкновенно перидота, похожие на шлак; 3) опорадосидерные состоят из каменистой массы, в которой железо находится не сплошной массой, а в виде рассеянных зерен, этого рода камни встречаются чаще всего; 4) асидерные, в которых совсем нет железа. Это — самые редкие образцы.

Падения камней первой категории очень древни; повидимому, первые железные инструменты сделаны были из метеорического железа и делаются из него и в настоящее время первобытными народами. Железо по-гречески — Sideros.

Что касается об’ема, то он крайне разнообразен, начиная с настоящей пыли, крупинок песка, орешков и орехов до громадных кусков, весом в несколько сотен и тысяч килограмм.

Если принять во внимание, что камни, падающие с неба, большею частью тождественны с главными минералами нашего земного шара и представляют даже породы минералов одинакового строения с некоторыми нашими горными породами, имеют одинаковые с ними состав, пропорции. соединение, расположение, плотность, состоят из того же железа, кремнезема, никеля, перидота, одинаковых простых или составных тел — то нельзя не признать, по крайней мере, возможности того, что земные вулканы третичной эпохи, гораздо более могучие, чем современные, выбросили в пространство материялы, при только что упомянутых физических и механических условиях, Во всяком случае — несомненно, что уранолиты, упавшие в различные эпохи, имели общее месторождение аналогичное с залежами, существующими в недрах нашего земного шара.

Припомним извержение Кракатоа, выбросившее вулканический сноп на высоту 20.000 метров и более, чем на 70.000 метров пыль, рассеяние которой произвело то чудное сумеречное освещение, которым вся Земля любовалась в течение многих лет. Оно породило такое океаническое волнение, что волны Явы доходили до Европы, и такое волнение атмосферы, что оно обошло вокруг света в 35 ч., и все барометры земного шара при этом опустились; наконец, сила его была так велика, что шум от извержения был слышен по всей земле и дошел до антиподов катаклизма.

Припомним это фантастическое извержение, которое унесло 40.000 человеческих жертв, погибших под слоем лавы глубиною в 30 метров, и мы поймем, что земные вулканы могут выбрасывать вещества в необ’ятное пространство и стать вследствие этого источником метеоритов.

То же самое случается и с вулканами других планет, в особенности самых мелких, притяжение которых не столь сильно.

И само Солнце может служить источником такого рода явлений. Мы видим, что оно постоянно окутано пламенем, усеяно фантастическими извержениями, поднимающимися до трех и четырех сот тысяч километров высоты, так что вещество, пущенное с Солнца с первоначальной скоростью, превышающей 430.000 метров, могло бы дойти до нас в форме уранолита. Газы сгустились бы в ледяном пространстве и явились бы сюда в твердом состоянии.

Каждая звезда, будучи солнцем, может породить аналогичные извержения.

Падающие звезды, болиды, уранолиты находятся, таким образом, во взаимной связи, и исследования, вызванные ими, составляют в настоящее время одну из самых важных и одну из самых плодотворных отраслей небесной физики. Предлагали даже признать, не без некоторого основания, что миры после их смерти могут рассыпаться в метеоритную пыль, и это пыль может впоследствии послужить для образования новых миров.



Гипотеза о происхождении луны.



Происхождение луны обменяется тем, что в раннюю эпоху существования Земли, находившейся еще в первых фазах застывания, силами притяжения Солнца был вырван значительный «клок» земной ткани, послуживший материалом для образования нашей спутницы. На месте вырванного куска образовалась грандиозная и глубокая впадина, послужившая ложем для Великого или Тихого океана.

ЭХО ПОДЗЕМНОГО ВЫСТРЕЛА
Приключения французского рудокопа Гумберта Гудьера в двух частях света
(Окончание)


Приключения французского рудокопа Гумберта Рульера, рассказанные им самим, несомненно, представляют интерес для читателей «Всемирного Следопыта». Помимо своего политического интереса, они дают попутно немало любопытных сведений о тех странах, где скитался Рульер, и, глазным образом, яркие картины французской каторги во Французской Гвиане (Южная Америка), куда был сослан автор записок и куда буржуазная Франция и сейчас ссылает своих политических врагов. Все скитания и приключения Рульера являются как бы эхом подземного выстрела в надсмотрщика за рудниками, который был заклятым врагом подчиненных ему рудокопов, в том числе и Рульера. Записки эти — записки простого рабочего и не претендуют на особые литературные достоинства, но тем не менее читаются легко и с неослабевающим интересом. В нашем журнале они впервые появляются на русском языке.

РЕДАКЦИЯ

ХIII. Невинно-осужденные

Среда ссыльных в Гвиане насчитывается не меньше пятнадцати (процентов ни в чем неповинных людей. Этот опросный процент обгоняется несовершенством французской судебной системы, считающей человека, обвиняемого в каком-либо преступлении, виновным в его совершении до тех пор, пока он не докажет противного. К сожалению, я должен сказать, что жизнь этих несчастных людей в ссылке очень печальна. Их посылают на работы в места с нездоровыми климатическими условиями, где они погибают от болотной лихорадки или от дизентерии. Среди этих невинных ссыльных, сосланных лишь по одному подозрению, ярко вырисовывается у меня в памяти фигура Менъе-Режи, бывшего монаха Ордена Траппистов; он вышел из своего ордена разуверившись в его учении, и стал свободным проповедником. Он стал произносить речи, не более свободомыслящие, чем те, которые каждое воскресенье раздаются в Лондоне, в Гайд-Парке, но тем не менее его арестовали, посадили в тюрьму и, в конце концов, притворили к восьми годам каторжных работ.

Второй такой же несчастный был Менъе Тюодаль. Он был вытребован из Англии французским правительством; его обвинили в анархистском выступлении в ресторане Верн в отместку за анархиста Раеашоля. Против него были только подозрение и показание одного полицейского осведомителя, но его приговорили к пожизненным каторжным работам

Поселения ссыльных во Французской Гвиане делятся на семь районов: Кайенна, Острова Спасения, Серебряная Гора, Руру (точнее Скалы Наказанья), С.-Лоран, С.-Лан и С.-Луи на реке Марони. Заведывает каждым из этих исправительных районов главный надзиратель, именуемый главным комендантом. Все они подчиняются директору тюремно-исправительной администрации. Этот человек обладает большею властью, чем сам губернатор Французской Гвианы.

XIV. Категория «А»

Когда я прибыл на Острова Спасения, меня причислили к небольшой партии рабочих-минеров, занятых выравниванием верхней части острова Св. Иосифа: на этой площадке должны были быть построены в будущем помещения для ссыльных. За работу я в виде премии получал полпинты вина и около одной унции табака в неделю. Но вскоре я лишился этого добавочного пайка по чьему-то доносу о том, что я принадлежу к числу «опасных» из категории «А». В этой категории нас было семьдесят пять человек, но очень незначительный процент среди нас были политические; большинство было вроде Гитара, браконьера из Арденских лесов, стрелявшего в лесника, или Гугона, который, будучи солдатом в Африке, пригрозил побить своего унтер-офицера.

На Островах Спасения установился обычай, по которому ссыльные, работающие на открытом воздухе, в случае налетевшего дождя или непогоды, ищут прикрытия под деревьями и где попало. Однажды, когда мы, «опасные» из категории «А», перекатывали глыбы скал, внезапно разразился сильный ливень, заставивший нас броситься одних к кокосовым пальмам, других под нависшие выступы скал. Только наш надзиратель Деканти, корсиканец родом, мог противостоять ливню благодаря большому зонтику, который он носил с собой. Он его открыл и сейчас же стал требовать, чтобы мы продолжали прерванную работу. Никто не двинулся с места. Тогда, грозно сдвинув брови, надзиратель со своим требованием обратился непосредственно к политическому Маршанду. Маршанд, обнаженный до пояса, сейчас же вышел из-под защиты скалы и под проливным дождем решительно направился прямо на корсиканца. По его походке, по страшному выражению его лица, мы сейчас же поняли, что будет неприятность.

— Ах, ты, подлый корсиканец, — закричал он, — ты хочешь, чтобы мы работали во всякую непогоду. Ну, что же, вот я. Но сначала я тебе скажу несколько словечек, скажу, что я о тебе думаю, выродок проклятого племени. Все вы, корсиканцы, на один лад: нет той грязной работы, от которой бы вы отказались. Поэтому-то, товарищи, — через плечо крикнул он нам, — поэтому-то все тюремные надзиратели — корсиканцы!

При этих словах Деканти, побледнев от ярости, вытащил свой тяжелый револьвер и поднес его к груди Маршанда.



Надзиратель Деканти, побледнев от ярости, вытащил свой тяжелый револьвер и поднес его к груди Маршанда.

Ни один мускул не дрогнул, ни один волос не шелохнулся у Маршанда; он не спускал глаз с лица надзирателя, приковал его взглядом и с едкой иронией продолжал кричать ему:

— Ну, что же, что же ты не стреляешь, трус. Неужели ты думаешь, что я побоюсь пули. Да ведь я ничего лучше не желаю, как освободиться от этой собачьей жизни. Скорее же, трус… Ax, как ты дрожишь от страха. Я знаю, что ты никогда не осмелишься нажать курок; вместо этого ты, конечно, напишешь на меня рапорт, но не забудь упомянуть все, что я говорил тебе сейчас!

Взбешенный Деканти спрятал револьвер, дал сильный свисток, сзывая к себе на помощь остальных надзирателей. С револьверами в руках, сомкнувшись тесным кольцом вокруг Маршанда, они отвели его в тюрьму, где на него надели кандалы. На следующий день его отправили к главному коменданту; его обвинили в «нанесении словесного оскорбления должностному лицу» и приговорили к ста восьмидесяти дням одиночного заключения.

Благодаря выносливости духа и тела, Маршанд перенес благополучно шесть месяцев одиночного заключения без особенно заметного ущерба для здоровья. Я видел, как его в день выхода из тюрьмы отправляли с маленькой партией: других ссыльных на Нарвикский ручей, в районе реки Марони. Туда, в глубь девственных лесов, отправляют наиболее буйных ссыльных. Там приходится им работать в самых ужасающих климатических условиях, гнуть спину и часто даже погибать под ударами палок, щедро раздаваемыми надзирателями при малейшем поводе. Я не встречал физически более крепкого человека, чем Маршанд. Он перенес и это испытание, и за примерное поведение получил благоприятный отзыв. Благодаря этому, он получил разрешение покинуть этот ад. Его привезли обратно в исправительное поселение С.-Лоран, отсюда, на следующий же день, его отправили с партией ссыльных на только что начавшиеся новые работы. Но едва его успели отправить к месту нового назначения, как власти спохватились, что сделали ошибку: ни в каком: случае нельзя было посылать «неисправимого» Маршанда туда, откуда он мог бежать. Сейчас же телефонировали на место новых работ, но было уже поздно: Маршанд успел бежать. Он понял, что ему вряд ли предоставится второй такой удобный случай. И, воспользовавшись минутным невниманием надзирателей, он: и два товарища скрылись в зарослях кустарника. Сейчас же вслед за беглецами погналась толпа негров в надежде заслужить двадцать пять франков за поимку беглецов. Маршанд и его спутники очень разумно поступили: они вернулись обратно по своему пути, дошли до той деревни, из которой все негры ушли на охоту за ними, нашли их пустые хижины, взяли всю провизию, какую нашли, ружья и аммуницию. Хорошо вооруженные и имея с собой большой запас пищи, они без всяких опасений могли продолжать свой путь по девственным лесам. Ни единой живой души не встретили они в течение первых трех дней, а на четвертый они добрались до селения индейцев на Верхней Марони. Индейцы обошлись с ними очень дружески. Отсюда они добрались до Датской Гвианы, затем попали в Британскую Гвиану и, наконец, достигли Венецуэльской Республики, где они могли считать себя свободными. Я впоследствии узнал, что Маршанд вернулся во Францию.

Самая лучшая по климатическим условиям часть Французской Гвианы, безусловно, Острова Спасения. Здесь нет болот, а следовательно и москитов — разносителей болотной лихорадки; ветер, постоянно проносящийся над островами, очищает воздух. Но, с другой стороны, благодаря недостаточности питания, здесь сильно развита цынга, а в воде находили не раз брюшно-тифозные бактерии. А самое худшее это то, что нет никакой надежды сбежать с этих скалистых островов. Сильные волны очень затрудняют причаливание и отчаливание; к тому же, благодаря обычаю выбрасывать тела умерших каторжан прямо в море, у берегов островов вечно плавает огромное количество акул. Акулы — добровольные и очень бдительные помощники надзирателей. Их польза в этом смысле так очевидна, что признается даже тюремными властями, поэтому акулам всячески покровительствуют. Но, несмотря на бдительность сторожей на суше и стаи их голодных морских союзников, побеги все же изредка совершаются и здесь. Об одном из таких побегов я и расскажу сейчас.

XV. Страшные часовые

По одну сторону пролива — рай, по другую — ад. А между раем и адом… Но об этом после.

Терри Креджин прикурнул на песке у края воды, куда течением пригнало пучки бурых морских водорослей. Одна его рука теребила нижнюю губу, оттягивая ее вниз от стиснутых зубов, другая непрерывно зарывалась в усеянный ракушками песок. Его глаза, темные и измученные, смотрели, не отрываясь, в сторону материка…

Барт Паско, сидя прямо, мешковатый и грузный, большей частью только наблюдал за лицом Терри. Собственное его лицо, одутловатое и с неопределенными чертами, выражало очень мало; многие думали, вследствие этого, что ему и вообще нечего выражать.

Его глаза были тупо-сокрушенно устремлены на лицо младшего товарища «Все это моя вина» — эта мысль гвоздем засела в его медленно работающем мозгу. Через него молодой Терри присоединился к шайке разбойников и был арестован через полгода после того, как он, Паско, начал отбывать свой срок заключения. Через него Катлина, молодая жена Терри, заболела с горя. Через него она, повидимому, умрет…

Все это чувствовал Барт, хотя и не мог найти слов, чтобы высказать. Он хмуро поднял глаза, когда Терри с подавленным стоном вскочил на ноги.

— Я убегу. Я пойду на всякий риск, только бы увидеться с Катлиной, — взволнованно проговорил юноша.

— Не дури! — Паско сказал это строго и решительно и тоже поднялся на ноги.

— Какая ей польза, если тебя убьют?

— Но, она будет не так одинока, если мы умрем вместе.

Жутко прозвучал его хриплый смех в тихом знойном воздухе Острова Спасения. Белокрылая морская птица эхом отозвалась на него, спустившись неподалеку от них.

Терри подошел к самой воде, где длинные ленивые волны могли лизать его ноги.

— Всею четверть мили до того берега, — пробормотал он. — Надзиратели, вероятно, не всегда следят. Я без труда могу переплыть. А там я спасен.

Раньше чем Барт успел ответить, к ним подошел надзиратель с винтовкой под мышкой.

— Эй, вы, марш в камеры. Время. Довольно вы прохлаждались тут, — грубо крикнул он.

Оба ссыльных хмуро повиновались и зашагали впереди него к выбеленным зданиям, которые виднелись за грядой песчаных холмов. Тюрьма, длинная, низкая, окруженная стеной, была единственным строением на всем пространстве островка Лушура — пространстве в одну квадратную милю.

Ряды песчаных холмов, имевших «небритый» вид благодаря покрывавшему их сероватому кустарнику, да группа синевато-зеленых экалиптов представляли собою единственные природные красоты этого островка.

С юга, востока и запада — море, синее и безбрежное. С севера — материк, отделенный от острова только узкой полоской воды. На нем тоже, сначала гряды песчаных холмов, но дальше, вглубь, лесная чаща и — свобода…

И все же только один заключенный за все время существования тюрьмы пытался бежать с острова этим путем, через пролив, и историю его неудачи никто не слышал из его собственных уст…

В то время, как Терри и Барт хмуро направлялись к открытым воротам тюремного двора, двое надзирателей, неся за ручки тяжелую с виду корзину, взошли на деревянные мостки, которые шли от берега в воду.

Дойдя до концов мостков, они с облегченным кряканьем опустили свою ношу и принялись опоражнивать корзину. С деловитой быстротой вынимали они из нее ее неаппетитное содержимое — мясные отбросы.

Один из надзирателей с размаху бросил часть их в воду. В тот же миг черный треугольный плавник прорезал рябь, потом блеснуло что-то белое, и выброшенный кусок мяса исчез… Минуту спустя вся вода кругом мостков уже кишела какими-то существами, явившимися неведомо откуда на угощение, которое надзиратели бросали им с мостков. Их было штук двадцать, и они свирепо толкались и вырывали друг у друга добычу.

Наконец, последний кусок мяса выпал из корзины на мостки, и надзиратель ногой швырнул его в воду. В тот же миг из воды показалось что-то белое и мелькнула на мгновенье огромная пасть.

Надзиратели вернулись на берег со своей пустой корзиной. Дело было кончено на сутки. Страшные часовые получили свою ежедневную порцию — плату, удерживавшую их на службе в качестве сторожей для предупреждения побегов ссыльных.

Для Терри это зрелище было ново. Полуобернувшись, он стоял и смотрел на это, как завороженный. Барт тихо шепнул:

— Разве я не говорил, что о побеге нечего и думать.

Надзиратель стоял немного поодаль и с хмурой усмешкой вертел в руке винтовку. Он не мешал арестантам смотреть, сколько угодно. Это для них был хороший наглядный урок…

И все же, несмотря на это зрелище, и несмотря на предостережение Барта, Терри продолжал думать о побеге, только о нем и думал в продолжение бесконечных часов этой душной ночи. Он сидел на краю своей деревянной койки, кровь стучала в висках, и он думал — думал…

Бледный и осунувшийся, исполнял Терри свою работу на следующий день, смотря на товарищей глазами человека, которого растягивают на дыбе.

Барт наблюдал за ним, и что-то в роде жалости, полной сознания собственной вины, появилось на его тупом, обычно таком невыразительном лице и в его мутных голубых глазах. Но он знал, что ничем не может помочь. Его медленно работающий мозг не мог придумать никакого пригодного плана.

XVI. Плавающая мумия

Настал час, когда ссыльным позволяли свободно разгуливать по острову, почти без присмотра. Терри шагал по песку, словно раз’яренная пантера, неотступно устремив взор на противоположный берег, от которого его отделял только узкий пролив. Барт шагал рядом с ним, с выражением в глазах, которое напоминало выражение глаз собаки, сознающей свое бессилье.

Был ясный день, весь белый и голубой, полный шлица и ветра. Вчерашняя чуть заметная рябь на воде превратилась в небольшие волны, которые с неумолчным говором набегали на песок, с широкими каймами пены.

На мокром песке лежали свежие пуки мокрых водорослей, оставленных отливом; от них поднимался терпкий солоноватый запах.

Это был день жизни — или смерти. Напоминание явилось в виде черного блестящего плавника, который внезапно прорезал поверхность воды, и еще одного, и еще одного.

Барт молча указал на них своему товарищу. Он видел отчаяние в глазах Терри и чувствовал, что напоминание ему необходимо.

— Мне все равно, — пробормотал Терри. — Я рискну, Барт, клянусь небом, я рискну все-таки. Лучше быть мертвым, чем живым — здесь!

Они дошли до бухточки, откуда могли видеть только полосу воды перед собой, да песчаные холмы позади. Тюрьма исчезла из глаз, и не было видно ни одного живого существа — за исключением вечно бдительных акул в воде.

Вдруг Терри остановился как вкопанный — и засмеялся. Он как раз шагал по густой массе водорослей, пузырьки которой лопались под его тяжелыми шагами.

Что-то в роде изумления выразилось в тупых глазах Барта. Он тоже остановился, смотря на товарища с разинутым ртом. Чему тот смеется, да еще так весело?

— Я придумал… я нашел способ, как сбежать, Барт, для себя, и, может быть, для тебя тоже, если у тебя хватит смелости. Но во всяком случае для себя.

— Что ты говоришь. Какой способ?

— Об’яснить тебе, это потребует полдня времени, да еще полдня потребуется, чтобы заставить тебя действовать. О, я хорошо тебя знаю, дружище, разве нет?

А тут вопрос идет о минутах, а не о часах.

Терри еще раз громко засмеялся, звонким мальчишеским смехом, так легко стало у него на душе, — а его пальцы быстро стали перебирать пуговицы арестантской куртки. И раньше, чем следующий вопрос мог сложиться в мозгу Барта, а тем более сорваться с его губ, Терри стоял уже перед ним весь голый. Арестантская одежда кучкой лежала у его ног. Тут Барт заговорил, наконец:

— Ты… ты хочешь попробовать переплыть. Это верная смерть, Терри… Никакого шанса на успех, ни малейшей надежды.

Говоря это, он схватил товарища за руку выше локтя так крепко, что его пальцы оставили темный отпечаток на голом теле Терри. Тот с проклятием высвободил руку резким движением.

— Осторожнее, идиот. Слушай и не теряй головы, если можешь. Шанс есть, — если ты захочешь мне помочь. Вот, смотри!

Он бросился на кучу бурых водорослей и ловкими проворными пальцами начал покрывать себя этой, липкой, вязкой массой.

— Помоги же мне. Неужели ты еще не понял?

— Я… я… нет. — Барт опустился на колени. Его лицо выражало полнейшую растерянность и недоумение.

— Посмотри на воду; видишь эти пуки водорослей, которые плывут. Разве они не могут скрыть человека? А здесь есть человек, который хочет этого…

— Ты хочешь переплыть пролив, прикрывшись водорослями?

— Вот именно. Догадался, наконец. Помоги же мне обмотаться.

— Но акулы… Они почуют тебя.

— Может, почуют — и тогда, стало быть, конец. А может и нет. Шанс есть, я намерен воспользоваться им. Помоги же мне, говорят тебе!

Через пять минут Терри лежал на песке в виде бесформенной мумии из водорослей, которыми он был обмотан с головы до ног. Для рук и ног было оставлено столько свободы движения, чтобы можно было, лежа на спине и держа рот над водой, медленно выгрести к противоположному берегу. Не всякий смог бы это сделать, но Терри был хороший пловец.

— Еще одно надо сделать. — Голос Терри звучал так странно и глухо под прикрывавшей его бурой массы водорослей. — Зарой мою одежду в песок, и живее. Тогда, даже если надзиратель пройдет тут, он может ничего не заметить.

Барт молча повиновался. Когда он выпрямился, покончив с этим делом и бросил взгляд на море, то луч надежды засветился в его глазах.

— Терри, — сказал он, — они как раз кормят этих дьяволов. Это, может быть, отвлечет их на время.

— Скорее помоги мне спуститься в воду, — вскричал Терри.

С помощью Барта он медленно скатился до края воды, где отлив оставил на песке блестящую полосу.

— От берега меня отнесет течением, — сказал Терри, — а дальше я понемногу стану выгребать к тому берегу. Расстояние небольшое, Барт… Я переплыву…

Клянусь всеми чертями, я переплыву. А если я благополучно доберусь до берега, то ты сделаешь то же самое, да?

Барт медленно покачал головой.

— Нет, — сказал он. — У меня никогда не хватит духу. Эти акулы внушают мне такой ужас… Уж если умирать, так лучше простой смертью.

— Чудная у тебя манера ободрять, — засмеялся Терри. Так странно было слышать смех из этой бесформенной массы водорослей, в виде которой он лежал у ног Барта. — Ну, ладно, нечего терять время!

Когда, пять минут спустя, по гребню песчаного холма, который закрывал бухточку со стороны тюрьмы, пришел надзиратель, он увидел, что Барт стоит один на берегу, уставившись глазами в сторону материка… Ничего особенного в той стороне не было видно, — по крайней мере, надзиратель не заметил, — и он повернулся и зашагал к тюрьме. А Барт стоял, не обращая внимания ни на что другое, кроме пловучей мумии из водорослей, которая едва-едва выступала над поверхностью воды, уже на полпути между островом и материком. Медленно подвигалась эта мумия вперед, к противоположному берегу, так ужасно медленно…

Теперь до материка оставалось уже не больше четверти расстояния. И в эту минуту черный плавник акулы; прорезал воду, быстро приближаясь с востока. Ежедневная трапеза была кончена, но трудно было предположить, что она удовлетворит аппетит этих прожорливых чудовищ.

Однако, акулы могли не догадаться, что находится под этой массой водорослей, медленно подвигающейся к противоположному берегу. Могли… Но Барт боялся неведомого инстинкта, который таится во всех животных низшего порядка.

Акула проплыла мимо. Потом вернулась. Стала описывать круги вокруг Терри. И другие присоединились к ней, пока их не собралось с полдюжины.

Инстинкт сказал им, что эта плавучая масса водорослей представляет собой что-то странное. Любопытство влекло их все ближе… все ближе…

Барт стоял у самого края воды, где волны разбивались у его ног, и, полный ужаса, не сводил глаз с плывущей мумии. Вследствие того, что он сам так боялся подобной смерти, он догадывался, что должен был чувствовать Терри лежа там в воде, среди чудовищ и ожидая, ожидая…

Барт прикрыл глаза рукой…

Все это его вина, его вина. Он опять взглянул. Акулы подплыли еще немного ближе. И число их увеличилось. Мумия из водорослей лежала совершенно спокойно в воде, но Барт инстинктивно чувствовал, что переживал Терри в эту минуту. Надежды не было никакой. Самое большее через несколько секунд эти свирепые молчаливые стражи острова, откроют секрет, и тогда… тогда они сделают то, ради чего их держат и кормят.

«Разве только, что…» ослепительной молнией блеснула в мозгу Барта, мысль, мысль, заставившая его побледнеть и зашататься. Все словно закружилось перед ним, так подействовала эта мысль на его ум, не привыкший — быстро' соображать. Но слабость прошла, а мысль осталась, усилившись до решения.

Барт нагнулся и сбросил башмаки. Потом, не колеблясь ни одного мгновения, побежал в воду, по колено, по грудь, пока не поплыл по направлению мумии из водорослей, к страшным часовым…

Море сверкало под лучами солнца миллионами алмазов. Сквозь этот ослепляющий глаза блеск Барт увидел, как черные плавники акул переменили направление. Страшные часовые покинули странный предмет, который они еще не вполне понимали, ради настоящего, живого человека, бросившегося с берега в воду.

Барт повернул и поплыл назад к берегу. Он знал, что спастись уже поздно, но таким образом он мог выиграть больше времени для Терри. Черные плавники неслись в догонку за ним, вздымая рябь на воде и приближаясь к нему с каждым мгновением все ближе и ближе…

Один надзиратель прибежал, об’ятый ужасом, на берег, как раз во время, чтобы видеть происходящее, но слишком поздно, чтобы помочь. Он доложил в тюрьме, что Барт и Терри пытались бежать вплавь и погибли оба.

…………..

К противоположному берегу пристала пловучая мумия из водорослей, полежала с минуту неподвижно, потом зашевелилась. Из липкой, зеленой массы вылез голый человек и пополз вверх по песку, через дюны, пока не добрался до кустарника.



Из липкой, зеленой массы водорослей вылез голый человек и пополз вверх по песку, через дюны, пока не добрался до кустарника.

Губы Терри шептали бессвязные слова. Он ничего не слышал, ничего не видел, знал только, что акулы были тут, а в следующее мгновение их не стало.

На опушке леса он оглянулся и бросил последний взгляд на Остров Спасения с его низкими белыми зданиями, а затем нырнул в чащу, где он должен был найти помощь и средства, чтобы во время добраться до родины.

Один раз он вспомнил о Барте и невольно подумал, хватит ли у него смелости испробовать его способ побега…

Вероятно, нет… Поскольку дело касается акул, Барт ведь был от’явленным трусом.

XVII. Попытки к побегу

Ужасные условия, в которых мы, ссыльные, жили и умирали, как мухи, в зараженных болотной лихорадкой местностях, не могли остаться надолго незамеченными. Тайком удавалось отправлять во Францию письма, их опубликовывали в парижских газетах; особенно часто эти разоблачения касались той категории ссыльных, к которой я имел несчастье принадлежать.

В конце концов, правительство решило послать для производства расследования особого уполномоченного. Я видел этого чиновника, и он произвел на меня впечатление человека, одушевленного наилучшими намерениями; он сам признался нам, что при существовавших условиях мы выглядели еще лучше, чем можно было бы того ожидать. Он обещал сделать для нас все, что будет в его силах,

С его приездом совпало назначение на пост директора тюремно-исправительной администрации Симона. Назначение это было сначала временное, но затем он был утвержден постоянным директором. Не подлежит сомнению, что этот человек во многом облегчил задачу государственного уполномоченного.

Однажды, в воскресенье утром, директор и уполномоченный приехали к нам на остров Иосифа. Всех ссыльных из моей категории вызывали одного за другим и допрашивали. Когда пришла моя очередь, я самым решительным образом протестовал против применяемых ко мне тяжелых мер наказания. Я говорил об обстоятельствах, которые неминуемо должны были довести меня до крайнего отчаяния и побудить меня к действиям, влекущим за собою еще новые, более суровые наказания, о своем безупречном поведении и о желании точно выполнять все предписания.

— Если меня считают политическим преступником, — заключил я, — так об’явите мне об этом. Если же нет, то я прошу, чтобы со мной поступали, как с простыми ссыльно-каторжанами.

Через несколько дней после этого разговора я узнал, что меня отчислили из категории «А» и что, вследствие этого, скоро должны взять с Островов Спасения. Действительно, не прошло и трех недель после достопамятного воскресенья, как меня на пароходе «Марони» отправили в Кайенну, где я пробыл немного меньше месяца. Однажды меня переправили в Монсинерский лагерь, верстах в семнадцати к северо-востоку от столицы.

Как только я прибыл в этот лагерь, расположенный на реке Кайенне, то невольно вспомнил все рассказы о различных побегах из исправительных поселений. Я не мог расстаться с этими мыслями, но чем больше, я думал, тем менее возможным» казалось мне осуществление плана бегства: на много миль кругом лагеря простирались обширные саванны. Можно было рассчитывать на возможность успеха, только заручившись помощью местных жителей. Поэтому, при первом представившемся случае, я завязал разговор на эту тему с двумя неграми, внушившими мне доверие к себе и некоторую симпатию. Я говорил с ними вполне откровенно:

— Если бы я попытался бежать, и вы бы меня поймали, то вы получили бы за это двадцать пять франков. Если же я сбегу и при вашей помощи получу свободу, я обещаю вам заплатить вдвое больше и сверх того еще пятьдесят франков, если вы доставите меня в лодке вверх по реке на два дня пути, к месту, отсюда я мог бы добраться до первого индейского селения. Кроме того, я обещаю вам, что через шесть недель после того, как я доберусь до надежного места, я пришлю вам еще вдвое большую сумму, чем та, которую я вам уже обещал.

Негры согласились на мое предложение, но я не хотел пускаться в такой длинный и опасный путь один. Но кого же я мог взять с собой? После долгих размышлений, я остановил свой выбор на одном швейцарце, по фамилии Вандерфогель. Он был осужден к двадцати годам каторжных работ за активное сопротивление полиции, когда та пришла арестовывать его, ввиду его отказа уплатить, причитающийся с него налог за его молочный магазин в предместьи Парижа.

Я скоро должен был почувствовать, как я ошибся в своем выборе. Вандерфогель изменил мне и соединился с несколькими другими ссыльными, которые в попытке бегства видели только лишний повод к грабежу и попойке. В один прекрасный день он и еще трое сбежали, ни слова мне не сказав, но предусмотрительно захватив с собой все то, что я накопил для своего путешествия: провизию, одежду и прочее. Однако, на следующий же день предводитель этой группы беглецов вернулся обратно и отдался в распоряжение властей. Остальные же трое были приведены в лагерь на второй день теми самыми двумя неграми, которые должны были оказать мне помощь при моем побеге.

Хотя я и не пытался бежать, а оставался, в лагере, надзиратели однако отлично понимали, что я был замешан в этой попытке.

Дело приняло для меня почти: такой же печальный оборот, как и для Вандерфогеля. Однажды утром старший надзиратель отозвал меня в сторону и сказал:

— Послушайте, Рульер, я прекрасно знаю, что и вы тоже должны были бежать вместе с Вандерфогелем. В лесу вы должны были встретиться с остальными. Вы не пошли, и это ваше счастье, но впредь будьте очень осторожны. За вами будет установлен особенно строгий надзор, и, конечно, всякая ваша попытка в этом направлении заранее обречена на неудачу.

Этот надзиратель однажды уже подзывал меня к себе и говорил со мной в очень дружеском тоне. Он был родом француз; звали его Бошар.

— Против вашего имени, — говорил он мне — есть очень скверная отметка. Но по собственным своим наблюдениям я сужу, что вы человек серьезный и разумный. Послушайте же моего совета, продолжайте вести себя хорошо, работайте так же добросовестно, как и до сего времени, и все пойдет прекрасно. Ho старайтесь, по возможности, ничего не иметь, общего с другими ссыльными — никогда не связывайтесь с ними.

За несколько дней до измены Вандерфогеля, ко мне обратился один ссыльный, по имени Дюлак, которого я знал еще по Островам Опасения:

— У меня есть блестящая мысль насчет бегства отсюда. Нас всего четверо в этом заговоре, но один из них, мне кажется, все еще колеблется. Я не хочу, чтобы из-за этого провалилось все дело, и мне пришло в голову, что было бы гораздо лучше, если бы вместо него с нами бежали бы вы: у нас будет прекрасная лодка и большой запас провизии.

Может быть, я принял бы это предложение, если бы не имел уже своего собственного плана побега.

Через два дня после этого разговора, Дюлак вместе с тремя своими товарищами, с наступлением темноты сделали дыру в стене своей хижины и пробрались к пристани, где стояла, лодкам майора Мантесинери. Они быстро разбили цепь, которой она была привязана к стволу дерева, перетащили в нее боченок воды и провизию, — все это они заранее принесли и спрятали неподалеку от реки, — спустились вниз по реке, переплыли Кайеннскую бухту и, не будучи замеченными, вышли в открытое море.

Через неделю плавания по волнам океана весь запас был с’еден, вся вода выпита; они умирали от голода и жажды. Еще два дня им пришлось вынести страшные мучения, но тут они столкнулись с одним английским рыбаком, который дал им провизии и указал путь к ближайшей гавани. Это оказался город Джоржтоун в Британской Гвиане. Естественно, что как только они пристали к берегу, их сейчас арестовали по подозрению в том, что они беглые каторжане. С них были сняты фотографические карточки и посланы в Кайенну. Но в это время, к счастью для Дюлака и его трех спутников, тюремные власти были чрезвычайно озабочены гораздо более крупным и интересным делом: сбежали двадцать пять ссыльных, захватив в свои руки целую шхуну, связав и взяв в плен ее капитана и семерых матросов. Поэтому на такое маленькое дело, как побег Дюлака, не обратили особого внимания, а потому был послан в Джоржтоун ответ, что никто из сфотографированных лиц тюремными властями опознан не был. Их освободили, но Дюлак так пострадал от перенесенных во время плавания лишений, что его принуждены были сейчас же поместить в городскую больницу, где он и умер спустя несколько дней.

Со временем меня снова отправили на Острова Спасения, где, благодаря моему спокойному поведению, жизнь сделалась значительно легче. Мне до такой степени посчастливилось, что- я получил разрешение брать книги из библиотеки одного инженера. Тут я прочел сочинения Дарвина, углубив свои знания английской литературы. Еще в местной школе, на родине, я прочел Майн-Рида и Свифта, но только во Французской Гвиане познакомился с творениями Шекспира. Мне было позволено читать даже газеты.

Параллельно с улучшением общих условий жизни, поправилось и мое здоровье. В течение трех лет мне на ноги надевались кандалы; теперь меня от этого освободили.

Вместо того, чтобы спать в шумном бараке, мне разрешили спать в гамаке на открытом воздухе. Меня даже сделали старостой в небольшой группе каменотесов.

Один из находившихся под моим наблюдением ссыльных, некий Вернэзон, добивался с истинной гениальностью всего, чего только ему хотелось. Однажды он спросил меня, не хотелось-ли бы мне поближе подойти к делам мировой политики, почитать те каблограммы, которые посылаются губернатору Французской Гвианы. Сначала я думал, что он шутит, но он об’яснил мне, что копии этих каблограмм снимаются в особую книгу для нашего местного майора; что книгу эту из конторы носит один араб и, что не было ничего легче, как заставить этого араба, проходящего на своем пути мимо нашей каменоломни, немного уклониться от пути его следования; залучив его к себе, можно было уже устроить так, чтобы потихоньку прочитать каблограммы. И действительно, нам удалось зазвать к себе араба, предложив ему стаканчик рому, который выдавался здесь в виде премии за некоторые работы в роде нашей. Человек этот приходил затем регулярно и, пока кто-нибудь из нас стоял на стороже, остальные читали новости дня из книжки каблограмм самого майора.

Жизнь моя стала еще лучше, когда состоялось назначение Симона постоянным директором и когда на Острова Спасения прибыл новый комендант — Лафонтан. Оба были люди, умевшие понимать положение ссыльных. Благодаря тому, что я был на лучшем счету, я имел, право на получение земельного участка на материке. Но, несмотря на мое ходатайство об этом, парижское министерство решило, что я должен оставаться на островах до отбытия срока наказания. Тогда-то у меня явилась мысль об острове «Потерянного Ребенка».

XVIII. Остров «Потерянного Ребенка»

Этот остров, в сущности — голая скала, находится в семи милях от Кайенны, у входа в бухту того же имени. На этом одиноком островке построен маяк, где постоянно живут трое ссыльных и следят за исправной работой фонаря. Получив назначение на маяк, они могут оставаться там по собственному желанию любое время. Раз в месяц им привозится запас пищи, паек, такой же, какой получают все колониальные рабочие, — а это очень заманчивая вещь для изголодавшихся ссыльных. Кроме этого хорошего пищевого довольствия, им платится жалованье в размере пятидесяти сантимов в день. Это относительно прилитая сумма; обычно ссыльно-каторжане не получают и одного сантима за свою работу, так что, когда они получают свободу, у них нет ни гроша при себе.

Эта и другие соображения побуждали меня ходатайствовать о предоставлении мне должности на маяке, в случае, если там откроется вакансия. Работа там была легкая. Один из троих жителей маяка печет хлеб, второй варит пищу, а третий смотрит за светом фонаря. Чтобы не дежурить одному всю ночь, что было бы утомительно, установлены ночные смены, чем в значительной степени устранена возможность несчастных случаев от порчи фонаря в случае недосмотра усталого сторожа.

На острове «Потерянного Ребенка» у меня было достаточно времени для чтения. Поэтому я повторил свое прошение, но вновь получил отказ, хотя в это время администрация не так то легко могла найти добровольца на этот пост.

В течение нескольких месяцев на маяке жили трое ссыльных: Прадель, Биган и Вуазен, Однажды в пылу ссоры Прадель убил Бигана. Вуазен был свидетелем этого убийства и знал, что на суде его показания будут для Праделя очень нежелательными. Он был уверен, что первым следующим действием Праделя будет освободиться от него. Поэтому он решил не ждать действий с его стороны и при первом благоприятном случае напал на Праделя и убил его.

Через несколько дней после этой драмы пришел пароход с провизией для маяка. Капитан сейчас же заметил отсутствие двух других сторожей и потребовал об’ясневий. Убийца рассказал, как все произошло:

— Почему же вы сейчас же не сигнализировали на берег, когда Прадель совершил убийство. Почему не позвали на помощь. Вы за это ответите.

Эта угроза была приведена в исполнение. Недели через три после случившегося Вуазена судили и приговорили к пяти годам одиночного заключения.

В виде компенсации за полученный мною отказ, майор Лафонтан предложил мне быть старшим надсмотрщиком, но я в самой вежливой форме отказался от этого. Немного погодя он вызвал меня к себе в контору и сообщил мне, что он намерен ходатайствовать перед министерством о том, что бы мне были зачтены те месяцы, которые я провел по испанским тюрьмам до выдачи меня французским властям, — это сократило бы мою ссылку на целый год.

Предложение его было принято, и я уже в недалеком будущем видел перед собою тот день, когда я покину эти ужасные острова и получу относительную свободу на территории Французской Гвианы. Но что будет со мною, когда я выйду из исправительной колонии — вот вопрос, не дававший мне покоя. Для белых здесь нет дела, — белые здесь только либо чиновники, либо торговцы. Найти место рабочего почти невозможно.

Как раз ко времени моего освобождения майор Лафонтан уехал в отпуск и его заместил некто Жарри.

Уезжая в отпуск, Лафонтан позвал меня и сказал:

— Рульер, не я, а мой друг Жарри освободит вас. Я ему говорил о вас, он постарается обеспечить вам хорошее место в Кайенне.

4-го октября 1899 года я был вызван в контору:

— Вы ссыльный № 143?

— Да, господин комендант.

— Ну-с. С сегодняшнего дня вы свободны. Но вы, конечно, понимаете, что еще некоторое неопределенное время вы должны оставаться в колонии. Вот ваша паспортная книжка с отметкой об освобождении. По первому же требованию полиции, гражданских или: военных властей вы должны пред’являть ее. Перед вашей отправкой я вам дам рекомендательное письмо к одному своему приятелю, богатому коммерсанту в Кайенне. Майор Лафонтан дал мне о вас отличный отзыв, и я думаю, что могу ручаться за вас перед моим приятелем.

XIX. На поселенье

Поблагодарив его за любезность, я удалился. Только накануне отбыл от нас пароход «Гордая Кайенна»; он должен был зайти в С.-Лоран, Парамарибо и в Джоржтоун. Мне пришлось подождать его несколько долгих дней и, наконец, 12-го октября, с письмом майора Жарри в кармане, я вышел на пристань Кайенны. Я сейчас же отправился на Рыночную Площадь к Генриху Реджеру, к которому было адресовано письмо. Прочитав письмо, он любезно заявил мне, что будет счастлив предоставить мне должность. Я получил у него место экспедитора товаров. У моего хозяина было крупное оптово-розничное дело. Разного рода продовольственные товары, вино, спирт пересылались в большом количестве. Наш торговый дом снабжал, главным образом, компании золотых приисков, — их во Французской Гвиане много. Благодаря этому я получил возможность ознакомиться с условиями работы на этих приисках.

Во Французской Гвиане почти нет железных дорог. Конечно, есть небольшие ветки в окрестностях Кайенны и в районе реки Марони, да узкоколейка между С.-Лоран, С.-Жан и С.-Луи, но они не имеют никакого значения для всей страны. Водные пути тоже совершенно не использованы — колонисты довольствуются для передвижения примитивными челноками индейцев. В виду всего этого сообщение с золотыми приисками очень затруднительно. После многодневного плавания в челноке, рабочие добираются до какой-нибудь речонки или ручейка, где они должны выйти из лодки, и продолжать уже свой путь дальше пешком. Дойдя, после долгих странствий, до места нахождения прииска, они скоро начинают испытывать недостаток в пище. Количество рудокопов, погибших от истощения, не поддается учету.

Работа на золотых приисках — поднимание и промывание речного ила— очень вредна для здоровья; ее могут вынести только негры. Единственная работа, которую могут здесь исполнять освобожденные ссыльные это — переноска грузов по утоптанной тропинке. Они несут от берега реки разное продовольствие в корзинах на голове или на спине. Я встречал этих несчастных людей после года или двух подобной работы. Вид их был ужасен. Они говорили мне, что работа на золотых приисках была для них тяжелее, чем жизнь в каторжных исправительных поселениях.

XX. Мой побег

В Кайенне я поселился у одного портного, тоже освобожденного ссыльного.

Он был хорошим портным, скоро приобрел круг заказчиков и не захотел уже возвращаться во Францию, даже когда ему было дано на то разрешение.

Попав в Кайенну, я опять стал думать о побеге. Первым делом я должен был прилично одеться и скопить денег на дорогу; кроме того, необходимо было иметь некоторую сумму денег на первое время, пока не найдется подходящего занятия. Я решил бежать в Соединенные Штаты Северной Америки,

Не прошло и года, как у меня на руках была требуемая сумма. Я решил сделать то преступление, которое по кодексу законов именуется «побегом» и карается пятью годами каторжных работ.

Для выполнения плана нужна была помощь по крайней мере двух человек. Я сговорился с двумя неграми — английскими поддаными, с которыми в этот год успел подружиться.

Мне было довольно трудно расстаться с моим хозяином, у которого я был на хорошем счету. Он спросил меня, чем вызвано мое желание покинуть службу у него. Я сказал, что хочу уехать из Кайенны; и хочу отправиться на золотые прииски, там как в городе мне докучала полиция. Он сейчас же отправился к начальнику полиции с запросом, на каком основании его агенты тревожат меня. Слова его чрезвычайно удивили начальника, и он искренно уверял, что не понимает, чем было вызвано подобное рвение его подчиненных, так как отзывы обо мне в Осведомительном Бюро были прекрасны. В заключение он обещал отдать приказание впредь меня не беспокоить. Этого-то мне и надо было.

— Ну, видите, Рульер. Причина, побуждавшая вас к от’езду, устранена. Да и отправляться вам сейчас отсюда на золотые прииски было бы верхом неблагоразумия.

Но я настаивал на своем, и моему хозяину ничего не оставалось делать, как отпустить меня.

— Вы свободны в своих решениях, конечно, но все-таки я думаю, что скоро вы пожалеете о том, что ушли; от меня, — оказал он мне на прощание.

Когда я вышел на пристань с чемоданчиком в руке, мои сообщники негры уже поджидали меня. Лодка была готова, и они должны были перевезти меня в ней на пароход, стоящий в гавани. Завидев меня, они поступили очень хитро. Они стали звать и подгонять меня:

— Скорее же, мастер, вы задерживаете остальных. Они вас ждут!

Это дало мне возможность совершенно спокойно и открыто пройти мимо группы полицейских, стоящих на посту и наблюдающих за работой и жизнью порта.



Завидев меня, негры с лодки стали кричать: «Скорее же, мастер. вы задерживаете остальных». Это дало мне возможность совершенно спокойно и открыто пройти мимо полицейских.

Я прыгнул в лодку и сел спиной к берегу. Мои два черных друга сильно налегли на весла и через несколько минут я уже стоял на палубе английского парохода «Триумф».

О, с каким облегчением я вздохнул, когда пароход поднял якорь, и Гвиана стала постепенно исчезать за горизонтом. Мой побег не сопровождался какими бы то ни было необычайными — происшествиями, но зато я не знаю ни одного, который был бы совершен так просто и спокойно, а главное прямо перед глазами полицейских властей.

XXI. Мои скитания по Америке

Как только я поднялся на палубу парохода «Триумф», меня, конечно, сейчас же попросили пред’явить свой билет. Я сказал, что билет я не успел купить, так как только что приехал в город и узнал тут о скором отходе «Триумфа» и поспешил попасть на него в надежде, что мне разрешат заплатить за проезд уже на самом пароходе; что у меня были будто бы срочные дела в Каракасе и Венецуэле, почему я и не мог отложить свей поездки до следующего парохода. Деньги от меня приняли, и вопрос этот был таким образом улажен.

«Триумф» принадлежал одному судовладельцу с Барбадоса; капитан судна был очень симпатичный и дельный человек. К сожалению, я так и не узнал его фамилии. Вечером он заговорил со мною, когда я блаженствовал, вытянувшись на складном кресле на палубе и любовался свободным океаном, необозримой пеленою растилавшимся передо мною. Затем, в разговоре он дал мне понять, что он не заблуждается относительно моего настоящего социального положения, но я постарался перевести нашу беседу на менее опасную для меня тему. Но за обедом, когда он меня пригласил пообедать с ним, я не мог избежать его расспросов. Он стал рассказывать мне, что беглые ссыльные часто бывают у него на пароходе, но никогда у них нет заранее купленных билетов: ведь в конторе выдаются билеты только по предъявлении визированных французскими властями паспортов.

— Конечно, я думаю, — продолжал он, — что среди них есть и дурные люди, но вас я к их числу не могу причислить. Во всяком случае, я никогда не мешаю. Каждый имеет право, по моему, добиваться свободы. К тому же мне хорошо известно, какие ужасы творятся в этих местах ссылки, — добавил он, указав рукой на Острова Спасения, мимо которых мы в это время как раз проходили.

Я отвечал ему очень сдержанно и предоставил ему право думать обо мне, что ему было угодно. В одном я только постарался убедить его, что я никогда не преступал законов чести и порядочности..

После недельного путешествия «Триумф» бросил якорь в бухте С.-Лючиа, но тут мы узнали, что на нас наложен недельный карантин, как и на все остальные суда, приходящие из Кайенны. Я этого ждал, так как в Кайенне, действительно страшно свирепствовал а эпидемия желтой лихорадки.

Через неделю мы могли сойти на сушу. Прощаясь с милым капитаном, я выразил ему свою благодарность за его расположение и пригласил его на обед в один из отелей города. Я был очень доволен, когда он согласился притти. В указанное время я заехал за ним. Когда мы сидели за столиком, капитан стал извиняться передо мной в том, что он сначала принял было меня за беглого каторжанина, но я его тотчас же остановил. После обеда, за бутылкой вина, я рассказал ему свою жизнь. Он внимательно слушал, ни разу не прервав. Когда же я кончил, то-есть когда объяснил, каким путем я оказался у него на пароходе, он крепко пожал мне руку. Волнение сквозило в его тоне, когда он говорил мне: —Вы славный человек, и я люблю вас, как родного брата!

На следующий день мы с ним простились, и «Триумф» отбыл в Барбадос,

Мне говорили, что из С.-Лючиа легко можно перебраться в Нью-Йорк. С.-Лючиа большой торговый порт, и в Нью-Йорк ежедневно отправлялось много угольных пароходов, но ни на один из них меня не брали из-за только что изданных законов об эмиграции. Я прождал две недели, безрезультатно тратя свои скромные сбережения. Я стал уже побаиваться, что скоро у меня не останется и тех пятидесяти долларов, которые необходимо было иметь каждому, вступившему на землю Северо-Американских Штатов.

К этому времени в C.-Лючиа пришел прекрасный пароход Квебекской Пароходной Компании; капитаном его оказался один очень любезный англичанин, который, выслушав мою просьбу и поняв мои опасения оказаться без денег, нужных для в’езда в Штаты, предложил мне ехать с ним, хотя пароход и не шел прямо в Нью-Йорк, а должен был сначала зайти в Джоржтоун в Британской Гвиане.

Я охотно воспользовался этим советом, так как был уверен, что рано или поздно, но во всяком случае в Нью-Йорк я с ним доеду, а второго такого случая долго могло не представиться. Я купил билет, внес требуемые пятьдесят долларов, привез свой скромный багаж и спустя несколько часов вновь плыл по океану.

Через шесть дней после отплытия из Тринидада, ночью, часа в три раздался возглас: «Земля». Я не мог больше спать, я горел от нетерпения скорее быть уже на территории Американской Республики.

Я не мог дождаться, когда, наконец, пароход подойдет к берегу. Но вот он вышел в широкое устье реки Делавар, разделяющее город Филадельфию на две части, и бросил якорь.

Санитарные, таможенные и иммиграционные чиновники взошли на судно. Осмотр производился в салоне первого класса. Я был страшно горд тем, что на все задаваемые мне вопросы я мог свободно отвечать на хорошем, чистом английском языке. На один вопрос ответил за меня любезный капитан: когда меня опросили о моих средствах к существованию, он сказал:

— Он уже внес пятьдесят долларов, а кроме того у него есть еще некоторый капитал…

Он сильно заблуждался. У меня осталось всего несколько долларов в кармане, но, очевидно, как говорят французы, я казался богачем, не имея ни гроша в кармане.

XXII. В Нью-Йорке

Два месяца прошло со дня моего бегства из Кайенны и я, наконец, оказался в Нью-Йорке. Я был счастлив от одного сознания, что дышу воздухом страны, где я знал, что найду отзывчивых друзей и единомышленников. После моего освобождения с Острот Спасения, я завязал переписку с одним парижским публицистом, который дал мне много адресов своих нью-йоркских друзей. Среди других был адрес Этьена Броссара— мастера искусственных цветов.

На следующее же утро по прибытии в Нью-Йорк, я отправился по указанному адресу. Там оказался Французский пансион; женщина, открывшая мне дверь, на мой вопрос о мосье Броссар, ответила, что он уехал на несколько дней, но предложила мне поговорить с ее мужем, которому мосье Броссар перед от’ездом давал какие-то поручения.

Муж ее, тоже француз, владелец пансиона, любезно встретил меня и когда узнал, что я приехал из Южной Америки, поправил меня:

— Точнее, из Французской Гвианы, не так ли?

— Да, — ответил я не без удивления.

— Ну, тогда вы, наверное — Рульер, о приезде которого меня предупредил мосье Бооссар. Я очень рад, что вы благополучно прибыли к нам… А теперь располагайтесь здесь, как у себя дома.

Впоследствии я узнал, что он хорошо был знаком со всем моим делом и что даже принимал участие в сборе денег, которые мои друзья хотели мне послать в Кайенну для ускорения побега.

Дней через пять вернулся мосье Броссар, и, благодаря его помощи и содействию других моих друзей, заинтересовавшихся моей судьбой, я получил небольшую должность в одном отеле.

Так прожил я довольно благополучно всю зиму, а весной я покинул Нью-Йорк и отправился в С.-Луи.

Здесь я поступил в мастерские при большой Промышленной Выставке 1914 г.

Из С.-Луи я переехал в С.-Франциско, где зарабатывал хлеб в качестве переводчика и учителя французского языка. Здесь я познакомился с несколькими рабочими золотых приисков в Колорадо и так заинтересовался их жизнью, по их описаниям, что примкнул к их партии и проработал с ними несколько месяцев. Возвращаясь оттуда в Калифорнию, я тоже на несколько месяцев застрял в Ута, в колонии французских и бельгийских рудокопов. А затем уже поехал в С.-Франциско.

К этому времени относятся мои первые опыты в области журналистики. Был я рудокопом и ремесленником, а теперь, оказалось, я должен был превратиться в работника пера. Моим первым созданием была маленькая еженедельная английская газетка «Освободитель», в которой я развивал свои политические убеждения. Но вскоре из-за недостатка в денежных средствах я принужден был закрыть «Освободителя».

Я получил предложение от одного французского журнала написать целый ряд статей о жизни рабочих Северо-Американских Штатов. Я был знаком со многими областями труда и поэтому сейчас же принялся за работу. Но когда дело коснулось жизни рабочих дровосеков, я должен был признаться, что слишком мало знаю быт этого многочисленного класса кочующих рабочих. Чтобы ознакомиться с их жизнью я сделался дровосеком в Хайноуль Каунта, в северо-западной Калифорнии. Здесь я помогал сваливать одни из самых больших деревьев в мире. Отсюда я перешел в штаты Вашингтон, где работал на разных лесных дачах. Перебираясь, таким образом, с одного места на другое, я близко познакомился с разными типами «кочевых» рабочих, их привычками, обычаями.

До меня дошли слухи, что в Британской Колумбии заработная плата была очень высока. Я сейчас же решил ехать в Ванкувер. Иммиграционные чиновники, однако, предупреждали, что мне в’езд в Британскую Колумбию не может быть разрешен, в виду того, что я родом не канадец, не американец. Но раз решив, я не хотел отступать и на следующий же день, не встретив ни малейших препятствий, взял билет и отплыл в Ванкувер на американском пароходе.

В Британской Колумбии я в течение нескольких месяцев работал на кварцевом руднике, а затем дровосеком в лесу. Но так как ни условия работы, ни оплата труда ее оправдали моих ожиданий, я решил вернуться в Калифорнию по железной дороге. По пути туда я остановился в Шаста-Каунти, где несколько месяцев проработал на медном руднике.

Вторично, вернувшись в С.-Франциско, я снова взялся за перо. Затеянное мною на этот раз предприятие было больших размеров, чем мой маленький «Освободитель». Я задумал издавать французскую еженедельную рабочую газету. Успех газеты был очень значительный, и я был уверен, что нашел новое призвание.

ХХIII. Травля буржуазной печати

Все свои, силы и всю энергию я посвящал своей газете, и удовлетворение мое было велико, когда я видел, как распространялось все больше и больше ее влияние. Но, увы. Успех газеты вызвал зависть и навлек на себя нападки со стороны буржуазно-политических врагов. С полною неразборчивостью в средствах, они повели против меня кампанию. Они возводили против меня ни на чем не основанное обвинение в том, что я страшно опасный для общества человек, бывший ссыльный каторжник; словом, они делали все, что только могли, чтобы очернить меня в глазах читателей и окончательно разорить меня. Конечно, я боролся с ними по мере возможности, но принесенный мне этими статьями ущерб был значителен. В конце концов, я решил оставить свою газету и снова искать себе заработка.

Когда я передал свою газету, один ив видных членов французской колонии сделал мне следующее предложение: Не согласились бы вы взять службу, где одинаково требуются ваши знания рудокопа, счетовода и переводчика. Работать вы будете не больше восьми часов в день?

Работа эта была на маленьком руднике в Южной Калифорнии, недалеко от Долины Смерти. Этот рудник принадлежал трем французским владельцам, обрабатывавшим- его долгое время на собственные средства, но, в конце концов, им пришлось прибегнуть к финансовой помощи одного французского банка.

Служба эта была очень хорошая, ко мне прекрасно относились, и я прожил здесь много лет. Два раза в год я ездил в С.-Франциско. Во время одного из моих пребываний в С.-Франциско разразилась страшная империалистическая война.

Эта величайшая в мире человеческая трагедия, в которой потонули личные переживания отдельных личностей, кладет конец и моим приключениям, которые явились как бы эхом моего подземного выстрела в руднике Понсоннар.



Рынок «сомбреро» в Мексике



Национальный мексиканский головной убор — сомбреро — является олицетворением солнечности самой Мексики. Соломенная шляпа с высокой тульей и широчайшими полями, затеняющими лицо, носится поголовно всеми мексиканцами, в особенности крестьянами и рабочими. Молодежь щеголяет в сомбреро, разукрашенных своеобразными орнаментами и рисунчатыми нашивками.

ПРИЕМЫШ ОТШЕЛЬНИКА
Канадский рассказ

I. Трагедия двух матерей

Гламис устроился довольно хорошо в своем первобытном убежище-пещере. Он принес с собой кое-какую провизию, и даже предметы первой необходимости, и жил здесь по суровым законам одиночества.

С детства Гламис привык к жизни на воздухе. Переселение в глушь лесов не могло испугать его, даже принесло ему некоторое удовлетворение, как спорт.

Перемену обстановки своей жизни он готов был рассматривать, как некоторое разнообразие, если бы он не пришел сюда искать убежища от людей и их так называемого правосудия.

Случайное убийство в ссоре грозило ему казнью на электрическом стуле. Полиция преследовала его, как затравленного волка. За его поимку была назначена премия.

И Гламис, спасая свою жизнь, бежал. Его убежищем теперь были пустынные леса и озера на границе Канады, где Гламис, гражданин Соединенных Штатов, выдавал себя, при редких встречах, за канадского француза.

Было раннее весеннее утро. Бронзовое солнце едва поднималось над горизонтом. Луна еще бледнела на небе. Но мириады насекомых уже радостно жужжали над жаждущей влаги землей.

Три обитателя этих мест отправились в путь. Самка лося — косматая, черная, очень некрасивая, оставив свое дитя в густых зарослях, направилась к берегу озера, чтобы пощипать свежей зеленой травы, пока ее еще не сожгло солнце.

Хуг Гламис, поднятый со своего ложа укусами москитов, не дававших ему спать, также спустился к озеру в надежде наловить рыбы и внести некоторое разнообразие в свой стол, состоявший обыкновенно из консервов, приходивших к концу.

Третий живой обитатель лесов, отправившийся на охоту, была серая изнуренная волчица. Она недавно в расщелине скалы произвела на свет трех волчат.

Сильная жара, нападение мириадов москитов и муравьев так истощили слабых новорожденных, что двое из них умерли через неделю. Третий, которому был теперь второй месяц, чувствовал себя удовлетворительно, хотя был очень худ. Мать-волчица, обезумевшая от потери двух своих детенышей, ревниво ухаживала за последним и единственным волченком. Доведенная голодом до отчаяния, она была готова на все, лишь бы достать пищи и иметь возможность выкормить своего детеныша.

Волчица направилась в сторону, где она почуяла запах молодого лосенка. Она скользила бесшумно, как тень, пробираясь так тихо в кустарнике, что ни один листок не шевелился.

Хуг Гламис, выходивший в этот момент из леса увидел мельком, на одно мгновенье, хвост животного, исчезнувшего в кустах. Но он не был даже уверен в том, что видел живое существо и ему захотелось узнать наверное.

Человек направился быстро к кустам, где, как ему показалось, мелькнула серая тень. Ноги, обутые в мокассины, ступали так же бесшумно, как и лапы волчицы.

Лосиха, находившаяся на берегу озера, насторожилась, услышав неясные звуки, доносившиеся из-за кустов, быстро побежала. Донесся испуганный, придушенный крик: волчица бросилась на свою жертву.

Самка лося с необыкновенной быстротой помчалась на помощь к своему детенышу. Прежде, чем серая хищница успела вонзить свои клыки: в горло лосенка, его мать, как пуля, набросилась на волчицу. Мародерша прыгнула в сторону, чтобы отбить нападение. Но она опоздала и получила, ужасный удар задней ноги лосихи, который пришелся ей по правому плечу. Нога волчицы сухо треснула, как деревянная. Раненый зверь свалился на землю, воя от боли. Но все-таки волчица настолько сохранила сознание, что быстро отскочила в сторону, а лосиха, потеряв точку опоры, оступилась. Волчица на трех ногах спасалась бегством. Лосиха бросилась за ней по кустарнику. На опушке леса она настигла волчицу и брыкнула ее в спину. На этот раз у волчицы переломился позвоночник.

Сложившись вдвое, она упала, катаясь по земле и рыча. Лосиха хотела прикончить ее, как вдруг почувствовала и вместе с тем увидела человека, который стоял неподвижно в нескольких шагах от нее. Она остановилась в нерешительности, колеблясь между желанием удовлетворить свою месть и боязнью человека.

Она начала с яростью лягаться, разбрасывая куски земли. Волчица, перестав кататься и рычать, была также озадачена появлением человека. И произошла удивительная вещь. С невероятным усилием волчица потащилась к сломанному дереву и исчезла под его ветвями. Лосиха колебалась еще, оглядываясь то на человека, то на дерево.

Даже такой загрубевший обитатель лесов, как Гламис, был потрясен этой драмой двух животных-матерей. Однако, немая сцена длилась всего несколько секунд. Показавшись из-под ветвей сломанного дерева, волчица медленно, задыхаясь выползла на поляну. Лосиха, топая ногами, ожидала ее в нескольких шагах. И без колебаний, волчица прямо шла к человеку через лужайку. Казалось, что она поняла, что присутствие этого безмолвного свидетеля обезвреживало ее врага. Она забыла враждебную недоверчивость своей расы к человеку.

Гламис увидел, что она кого-то несет в своей окровавленной пасти. Это был бесформенный комок, грязно-желтого цвета, едва в два раза больше крысы.

— Волченок…

Маленькое существо, визжа, извивалось в слабеющей пасти матери. Волчица, в отчаянии, чувствуя, что смерть приближается к ней, с громадным трудом пошла за своим детенышем и принесла его. Почему она это сделала?

Психология животных часто недоступна нашему пониманию, особенно, когда животному грозит непосредственная опасность: при наличии грозной силы или при приближении смерти. Когда факты налицо, их надо воспринимать так, как они происходят, не мудрствуя лукаво.

Итак, мать-волчица приблизилась ползком к стоявшему неподвижно человеку Она была на расстоянии одного метра от него. Тогда ее челюсти разжались, и комок шерсти и мяса, составлявший волчанка, упал к ногам Гламиса и начал барахтаться, испуская жалобный визг.




Мать-волчица приблизилась к стоявшему неподвижно человеку, челюсти ее разжались, и волченок упал к ногам Гламиса.

Волчица с широко раскрытой пастью взвизгнула и вытянулась. Она была мертва. Гламис в этом убедился. Лосиха поняла это издали. Сейчас же чувство мести покинуло ее и остался только страх перед человеком. Громадное животное сделало полуоборот и исчезло в кустах. Гламис проводил глазами животное, затем посмотрел на неподвижное серое тело волчицы и, наконец, взгляд его упал на визжавшего волчанка.

«Мне умирающая волчица доверила свое дитя, чтоб уберечь его от мести лося», — подумал он.

Он сделал вид, что смеется сам над собой. Но невольное волнение охватило его. Ему, Гламису, поручено живое существо, ему, которого все считают закоренелым убийцей, преступником… Не очень скоро он снова взял себя в рут

Он начал смеяться.

Немного стыдясь своего поведения, Гламис снял свою шерстяную рубаху, набросил ее на волчанка и бережно понес его к пещере.

II. Воспитание волченка

Десять минут спустя он дал маленькому волченку в чашке консервированного молока, разбавленного теплой водой. Конечно, молодое дикое животное не имело никакого представления об этой новой пище и о новом способе подачи ее. Толчком морды волчанок опрокинул чашку на пол. Не проявляя неудовольствия, человек развел огонь и приготовил новую порцию молока и воды. Занимаясь этим делом, он вспомнил, как в своей юности он возился с щенками-колли, детенышами шотландской овчарки. Он всегда был большим любителем собак. Ему было известно о зоологической близости между волком и овчаркой.

Думая об этом, он решил попробовать воспитать и выдрессировать приемыша-волченка.

Сначала Гламис, взяв голову звереныша, ткнул тихонько его мордочку в теплое молоко, потом, опустив голову, взял за шею. Волчонок с недовольным видом старался освободиться, но несколько капель молока все-таки попали ему в рот. Волченок облизнулся. При следующей кормежке он уже не так сопротивлялся. На третий раз волченок сам приблизился к чашке, попробовав содержимое. В продолжении получаса маленький розовый язычек лакал не без труда, но с большим удовлетворением, теплое молоко.

— Ловко! — громко сказал Гламис, гордый успехом своего первого урока, и он обратился к волченку, как к равному себе, как к товарищу. — Теперь, когда ты научился есть самостоятельно, мы скоро достигнем хороших результатов. Я буду заботиться о твоем существовании. Но это еще не все. Если я тебя оставлю без хорошего воспитания, ты вырастешь настоящим волком, сделаешься самым неприятным созданием в природе. Но я попробую сделать тебя ручным. Прежде всего тебе надо забыть, кто ты. Ты больше не волк, ты — колли и отныне будешь моим товарищем. И никто не знает, как я хочу в моем одиночестве иметь товарища. Я буду называть тебя «Колли», и ты будешь понимать и придешь ко мне!..

Это была самая длинная речь, которую Гламис произнес за год своего одиночества. Он говорил, конечно, для самого себя, но в то же время он испытывал необыкновенное удовольствие, имея терпеливого слушателя, хотя бы дикое животное. Он был также счастлив, что имел право говорить, не подражая французско-канадскому жаргону, который давался ему с таким трудом.

Гламис с радостью принялся за новую работу. Он вынул старый упаковочный ящик и устроил в нем удобную постель, взял на руки волченка и стал качать, как ребенка, разговаривая с ним. Волченок ворчал, беспокоился, но все меньше и меньше. Теплая пища сделала свое дело. Когда Гламис разговаривал с ним, казалось, что волченок даже внимательно слушает его. Близость человека к животному начинала оказывать свое действие. Было что-то удивительно трогательное в этой новой дружбе, и интересно было наблюдать, как человеческий голос был приятен дикому животному.

— Все лучше и лучше, — отметил Гламис, когда волченок позволил даже поласкать себя. — Теперь Колли, мой друг, раньше, чем ложиться в постель, надо, чтобы я снова повторил правила твоего воспитания. Благодаря мне ты будешь возвышен до собаки. Что может быть благороднее собаки? Собака-волк, должна получить что-нибудь в наследство и от своих предков волков. Ты будешь волк-собака. В твоих условиях плохой волк может перемениться и сделаться хорошей овчаркой.

— Я все сказал. Довольно. Теперь марш в постель и спи…

Он положил тощего волченка на мягкое дно ящика, потом, счастливый и довольный, принялся за свои обычные занятия.

Демон одиночества отлетел от него. Жизнь стала иметь смысл, наполнилась новым содержанием. Гламис снова почувствовал радость жизни.

Со всей страстью неиспользованной энергии, со всей опытностью, полученной раньше при воспитании и дрессировке щенят, Гламис отдался стремлению превратить волка в собаку. Задача облегчалась молодостью животного и его беспомощностью. Не было других препятствий, кроме инстинкта, который давным давно, с глубины веков, разделяет человека с волком.

Гламису доставляло большое удовольствие, когда волченок стал понимать различные слова, обозначения и жесты. Человек не ошибся в возможности приручить волка.

Действительность даже превзошла его ожидания. В свое время ни один из его маленьких щенят не поддавался так легко дрессировке, как этот обитатель диких лесов. В пять месяцев волченок выглядел во всех отношениях лучше, чем щенок его возраста.

Колли исполнилось полгода, когда ему пришлось встретиться, кроме хозяина, с другим человеком.

III. Роковая встреча с человеком

Однажды, холодным осенним утром, охотник Брас наткнулся на тропинку, ведущую к пещере отшельника. Ветер был встречный, и ни «человеческий запах» охотника, ни что другое не предупредило волка о появлении Браса. Он подошел к пещере и остолбенел от удивления. Брас просто не поверил своим глазам. Он увидел человека, разговаривающего с большим волком. Человек пошарил в кармане, вытряс табак из трубки и сказал тоном дружеского приказания:

— Колли, мой кисет с табаком на столе, поди принеси.

Его удивительный товарищ побежал в пещеру и показался у входа, неся в зубах кожаный кисет.

— Дай сюда, — продолжал Гламис.

Волк повиновался и положил кисет в протянутую руку хозяина. Вдруг углом глаза он увидел другого человека. Он сразу повернулся, с вз’ерошенной шерстью, и приготовился к нападению. В нем проснулась врожденная ненависть к человеку. Брас, не успел снять с плеча свое ружье, как Колли уже был на нем. Раз’яренный и быстрый, как молния, волк схватил его за горло.



Брас не успел снять с плеча свое ружье, как Колли был уже на нем. Раз’яренный и быстрый, как молния, волк схватил его за горло.

— Колли, назад! — и сразу волк оставил свою жертву. Затем подался медленно, с сожалением.

Ворча и сердито оглядываясь на пришельца, он вернулся к своему хозяину.

— Я его взял совсем маленьким, — сказал Гламис, подделывая французский акцент. — Я сделал из этого волка… Как это вы говорите? (Он притворился, что подыскивает слова). — Ах, да, вспомнил: ягненка. Не правда ли, он мил и очень кроток. Он все понимает…

Потом, обращаясь к животному, он сказал по-французски:

— Поди сюда. Ляг.

Гламис до этой встречи говорил с волком только по-английски. Но животное поняло тон и жесты, которыми сопровождал хозяин новые слова. Колли растянулся на земле у ног Гламиса.

Таким образом произошла встреча Колли с другим человеком. Эта встреча имела роковые последствия.

Еще два года прошло спокойно. Человек и волк жили, затерянные среди природы. Иногда в долгие зимние вечера, когда дует северный ветер, другие звуки прорывались сквозь завывания бури. Это был вой свирепых и голодных волков. В такие моменты Колли вскакивал с своей подстилки, весь дрожал, и в глубине его глаз пробегали особенные, недобрые огни.

Позднее, в конце марта, когда лес просыпался, обновленный, когда блестят первые росы, когда ночи перестают быть холодными и слышатся тихие шаги в мокром кустарнике (период любви в волчьем мире, начало нового сезона, когда волки разделяются на пары), Колли начал нервничать. Его взгляд, нежный и умоляющий, указывал хозяину на дверь, и он тихо подвывал.

В одну из таких беспокойных ночей Гламис, уважая свободу других, даже свободу животного, решил сделать опыт. Он открыл дверь и ждал. Колли бросился наружу, отвечая на призывы своей расы. Его темный силуэт исчез среди ночи. Человек, взволнованный, наблюдал это бегство, не говоря ни слова, не делая ни одного жеста.

Волк, пробежав сотню шагов, остановился. Он колебался… Затем медленно возвратился к своему хозяину, и, воя, улегся у его ног, как бы рыдая…

Гламис улыбнулся, впервые после долгого перерыва. Человек наклонился к животному, обнял его и привлек к себе. Потом, как бы стыдясь этой непривычной ласки, он вернулся в свою пещеру… вместе с волком.

IV. Невольные предатели

Брас бросил свое старое занятие охотника и сделался проводником путешественников, но не забыл своей удивительной встречи в лесу.

Однажды ночью, когда он с туристами был в тех местах, где видел Гламиса и волка, то рассказал своим спутникам об этом приключении.

— Этот отшельник живет здесь, в пяти милях к северу, со своим прирученным волком.

Туристы захотели обязательно увидеть эту достопримечательность. Один из них в особенности настаивал. Он был фотографом-специалистом по добыванию редчайших снимков. Они просили Браса проводить их к Гламису с его опасным другом. Проводник согласился, но предупредил, что отшельник не очень общителен и вряд ли захочет позировать со своим волком перед фотографом.

На следующий день, в сопровождении Браса, туристы пришли к пещере. Они встретили Гламиса, направляющегося к озеру.

Гламис, очень недовольный визитом, встретил их совсем не ласково. Он даже старался быть особенно грубым, чтобы гости ускорили свой уход. И он достиг цели, так как пришельцы разглядывали его с волком не более пяти минут.

Гламис, занятый мыслью, скорее отвязаться от гостей, не заметил одного из них, который, стоя в стороне, держал в руках какой-то предмет.

Месяц спустя, бюро фотографов сообщило во всех больших газетах о имеющейся великолепной фотографии, изображающей лесного отшельника с его другом волком. Эта фотография появилась во многих иллюстрированных журналах.

В бюро фотографов появилась полиция узнать о происхождении фотографии. Лицо Гламиса, хотя несколько изменившееся, было известно полиции. На следующий день три агента отправились в область лесов и озер Канады, где в течение почти трех лет скрывался Гламис.

V. Кровавая схватка у ручья

У отшельников, долго живущих наедине с природой, появляется какое-то особое чувство: они знают, когда их убежищу грозит опасность. Как-то Гламис около трех часов утра внезапно проснулся и не мог больше уснуть. Задерживая дыхание, он приготовился к защите, сам не зная откуда грозит ему «внешнее», нарушившее его сон.

Спокойствие ночи еще охватывало окружающий лес. Колли лежал неподвижно.

— Что со мной? — думал Гламис, лежа неподвижно и совершенно потрясенный. Он услыхал, как стучит дятел, потом послышалось пение малиновки и другие голоса птиц, которые он прекрасно различал. С каждой минутой лес просыпался. К небесам понесся гимн радости жизни. Светлая полоска неба виднелась через входное отверстие, она стала розоветь.

Гламис, страдая, недовольный самим собой, застонал- Услышав его голос, волк сразу вскочил, подошел к постели и внимательно обнюхал своего хозяина. Колли тихо помахивал хвостом. Его круглые желтые глаза светились любовью. Таким образом, волк здоровался по утрам со своим хозяином. Он лежал до тех пор, пока обожаемый хозяин не зашевелится. Тогда он бросался к нему с утренним приветствием. Сегодня Гламис на ласки волка отвечал рассеянно. Он совершенно машинально гладил морду и густую шерсть Колли. Наконец, Гламис встал и пошел к ручью мыться.

Колли радостно бежал рядом с ним. Они быстро прошли несколько сот шагов, отделяющих ручей от их жилища. Придя к ручью, Гламис обратил внимание на то, что он пришел с пустыми руками.

— Где у меня голова? Я забыл полотенце!.. — крикнул он. — Колли, полотенце! — крикнул он. Волк понял и стремглав бросился к пещере.

Гламис погрузил свою голову в холодные воды ручья, потом он откинулся, тяжело дыша. Он почувствовал, еще острее, чем в пещере, что ему угрожает непосредственная опасность. Простирая глаза, он внимательно окинул лужайку и увидал три дула револьверов, направленных в него.

Три человека, спрятавшись в траве за густым кустарником, окружили его… Кончено…

Несколько секунд Гламис оставался неподвижным. Угрожающая ему тройка также не двигалась. Они рассматривали друг друга. Без сомнения, это — конец…

Послышалось легкое ворчание (волки не лают). Колли прибежал из пещеры. Он также увидел людей. Положив полотенце, он остановился, насторожившись. Он не бросился на людей, так как Гламис употребил все старание, чтобы перевоспитать в нем хищника.

— Колли! — вдруг крикнул как бы нечаянно Гламис, это было не простое обращение к волку; в крике послышалось мольба, отчаяние.

Собака умеет различать тон людских приказаний. Конечно, и волк не ошибся. Этот боевой крик приказывал ему оказать помощь хозяину, освобождал его, наконец, от оков культуры, стеснившей его инстинкт.

Из покорной собаки Колли сразу сделался снова волком, — грозой Канадских лесов.

Он весь сжался и приник к земле в обломках ветвей.

— Еще один окрик, — произнес незнакомый голос, — и мы вас возьмем мертвым. Нам приказано доставить вас живым или мертвым. Руки вверх! Не двигайтесь теперь. Даусон, — сказал тот же голос, обращаясь к товарищу, — обыщите его, нет ли при нем оружия…

Последние слова застряли в горле говорившего. Ужасное существо, злой демон, опрокинул его навзничь и в одно мгновение прогрыз ему левую руку, затем впился в шею. Напрягая все силы, агент старался сбросить с себя животное, но волк только скользнул ниже, вцепился ему в грудь и перегрыз ребро с такой легкостью, как, если бы это была ореховая скурлупа.

Выведя из строя одного, Колли бросился на другого. И этот агент, крича от боли, упал на землю. Третий, потеряв присутствие духа, не стрелял. Наконец, он пришел в себя и выпустил в волка подряд все заряды из своего браунинга.

Визг животного, упавшего от первого выстрела, вывел Гламиса из оцепенения. Он мгновенно принял единственное решение, которое могло его спасти.

Один из противников выведен из строя, изуродованный с переломанными костями, другой еще лежит на земле, третий находится под угрозой раненого волка, уже наступающего на него.

Оценив положение вещей, Гламис скрылся, как стрела, среди кустарника. Очутившись в лесу, в своей стихии, он почувствовал себя снова лесным человеком, настолько уверенным в своей безопасности, что крикнул:

— Колли!

И как всегда, животное откликнулось на его зов. Оставив агента, волк бросился за своим хозяином.

Они бежали вместе.

Третий агент выстрелил им в след. Грохот выстрела, жужжание пули были последними звуками. Человек и волк умели бежать бесшумно среди кустов. Пробежав с милю, они достигли лужайки.

Гламис остановился, чтобы перевести дух и сообразить, куда бежать дальше.

Колли подошел к нему и любовно положил свою голову ему на колени. Гламис нежно ласкал своего единственного друга.

— Ах, Колли, — сказал он, — если бы не ты, я думаю, мне пришлось бы без сопротивления отдаться им. Без тебя я бы и раньше не выжил здесь!..

Он остановился, пораженный неожиданностью. Голова животного скользнула вниз. Без визга, без жалоб зверь издыхал подле своего хозяина, все еще слабо подмахивая хвостом, питаясь лизать руки Гламиса. Внезапно дрожь прошла по всему его телу, потом он повернулся на бок, глубоко вздохнув, как усталый путник, достигший далекой цели.




Без визга, без жалоб зверь издыхал подле своего хозяина, все еще слабо помахивая хвостом. Несколько минут спустя, уцелевший агент прибежал по следам крови волка.

Волк спас человека. Он геройски сопровождал его, раненый на смерть…

Несколько минут спустя, уцелевший агент прибежал на лужайку по следам крови волка.

Он тоже достиг своей цели, так как Гламис, преступник, которого он разыскивал, был перед ним, беззащитный. Он рыдал, как дитя, прижимая к своей груди голову огромного мертвого волка.

При шуме шагов полицейского Гламис поднял глаза с полным безразличием к окружающему.

— Хорошо, — сказал он, попрежнему обнимая голову своего мертвого друга. — Хорошо. Я пойду с вами. Меня больше здесь ничто не удерживает, ничто!



ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ АТЛАНТИДЫ
Научно-фантастическая повесть А. Р. Беляева


Содержание предыдущих глав повести, помещенных в №№ 5 и 6 журнала «Всемирный Следопыт».

Американский миллиардер Солли организует подводную экспедицию на дно Атлантического океана для розыска Атлантиды, — материка и государства, поглощенных волнами океана.

После долгих поисков, Атлантида найдена. Участник экспедиции, профессор Ларисон, изучавший на месте остатки культуры атлантов и сохранившуюся «бронзовую библиотеку», воспроизводит жизнь Атлантиды в повести «Последний человек из Атлантиды». Им взято время, предшествовавшее катастрофе. Последний царь Атлантиды, Гуам-Атагуераган, ссорится с кастой жрецов, желая восстановить неограниченность царской власти. Жрецы решают «убрать» негодного царя, провоцируя восстание рабов, и посадить на престол брата царя, слабовольного Келетцу-Ашинацака.

Вместе с этой социальной борьбой, переплетаясь с нею, протекает борьба личных страстей: дочь царя, — царевна Сель и великий скульптор— раб Адиширна-Гуанч любят друг друга. Любовь сына жреца — Акса-Гуама к рабыне Ате (сестре скульптора) заставляет Акса-Гуама примкнуть к восстанию рабов.

Восстание приближается. Акса-Гуам назначает собрание рабов в старых шахтах. Не дремлют и жрецы. Чтобы побудить безвольного Келетцу-Ашинацака занять престол его брата, — царя Атлантиды, они вызывают «тень его отца», которая предсказывает, что престол Атлантиды ждет Келетцу-Ашинацака. Но последний продолжает колебаться.

Приближающаяся вулканическая катастрофа дает знать о себе: все чаще происходят подземные толчки. Но увлеченные общественной и личной борьбой, атланты еще мало обращают внимание на эти признаки надвигающейся катастрофы, которая должна сразу оборвать всю их человеческую суету.

— «На наш век хватит, — а там… пусть хоть все пирамиды лопаются, как скорлупа печеных яиц», — говорит один из жрецов.

IX. «Змееныш»

— Кончено!

Адиширна-Гуанч положил бронзовое зубило и молоток, отошел от статуи и окинул ее взглядом.

Перед ним, как живая, стояла Сель в короткой легкой тунике, с копьем в правой руке, приготовленном для метанья. Вся фигура дышала порывом. Правая нога выдвинута вперед и согнута в колене. Левой рукой, на ремешке, она сдерживала пару остромордых, поджарых собак с напряженными для прыжка мускулами. Волосы Сель были плотно обтянуты лентой, сколотой впереди булавкой в виде полумесяца. Этот полумесяц символически изображал ее имя[3]).

Адиширна залюбовался своим произведением. Такой он увидел Сель в первый раз, на охоте, в лесу.

Большая луна уже поднялась над океаном. Лунный луч скользил по мраморному лицу статуи и Адиширне показалось, что Сель улыбнулась ему.

В порыве любви, он подошел к статуе и поцеловал ее в холодные мраморные губы.

— Кхе, кхе, кхе… боги святые, он с ума сошел…

Адиширна в смущении, отпрянул от статуи и обернулся.

Перед ним стояла нянька царевны Сель — бабушка Гу-Шир-Ца.

— Что случилось? Говори скорее!

Ца стала рыться непослушными, старческими руками в складках своей одежды, причитая и охая, наконец, извлекла свернутый кусок материи и подала Адиширне.

— На вот… читай…

Адиширна вырвал из рук Ца кусок материи, раскрыл и в волнении стал читать при свете луны.

Потом он вскрикнул, засунул послание за пазуху, и быстро убежал.

Адиширна-Гуанч мчался по широким улицам к Священному Холму.

Граждане Атлантиды наслаждались прохладой ночи.

Из темной зелени садов неслись звуки песен, флейт и воркование китцар[4]).

Дома были освещены. Отдернутые занавесы меж колонн открывали вид на внутренние помещения. Атланты возлежали у столов, увитых розами и уставленных блюдами и чашами. Рабы наливали вино в чаши тонкой рубиновой струей, высоко поднимая узкие, длинные амфоры. Слышались шутки и смех.

…Ты мало пьешь, оттого и боишься землетрясения, — услышал Адиширна отрывок фразы. — Пей больше, и ты привыкнешь к колебаниям почвы. Земля пьяна и шатается. Будем пить и мы. Раб, вина!..

Адиширна продолжал быстро итти. В густой тени лавровой рощи зазвучала веселая песня. Чей-то женский голос пел:

— Атлантида тихо дремлет
В голубых лучах луны…
Как луна целует землю,
Поцелуй меня и ты!

Мужской голос отвечал:

— Пусть зажгутся страстью очи!
Поцелуями, любовью,
Виноградной, сладкой кровью
Мы наполним чашу ночи.

Оба голоса слились в дует:

— Будь, что будет! Не печалься!
Ярко светит нам луна…
Песни пой и обнимайся,
Чашу ночи пей до дна!..

Раздался смех и звук поцелуя. Но и в шутках и в песнях, которые слышал Адиширна, ему чудилась затаенная тревога. Будто предчувствие надвигающейся опасности томило людей смутной. тоской, и они старались забыться в веселье…

Адиширна взошел на под’емный мост у Священного Холма.

— Кто идет? — окликнул воин.

— Адиширна, раб. Меня вызвали во дворец Шишен-Итца починить трубы в ванной комнате.

Адиширна-Гуанч, гениальный скульптор и ювелир, которые родятся один раз в тысячелетие, — принужден был исполнять по требованию жрецов и царя самые различные работы, вплоть до починки водопроводов и дверных замков.

Адиширну знали на Священном Холме, и он беспрепятственно переступил запретную черту.

На холме не было такого оживления, как в самом городе. Дворцы стояли особняками, окруженные высокими стенами.

Адиширна свернул на боковую дорогу, густо обсаженную кипарисами. Кипарисы стояли сплошной стеной, и здесь было почти темно. Пахло смолистой хвоей. Впереди послышался треск песка под чьими-то сандалиями. Адиширна спрятался меж кипарисов.

Медленней походкой, напевая под нос песню, прошел один из сторожей. Когда его шаги замолкли вдали, Адиширна отправился дальше. В конце аллеи светились огни дворца. Адиширна пробрался через чащу кипарисов и стал, в обход, приближаться ко дворцу. Занавесы между колонн были закрыты. За ними слышались голоса. На площадке перед дворцом, у одной из колонн, укрывшись за кустом олеандра, стоял раб Куацром— слуга в доме жреца Шишен-Итца, и подслушивал.

Адиширна подошел к нему и тихо спросил:

— Где Акса-Гуам?

Куацром махнул на него, приложил ладонь к своему рту в знак молчания, и показал на занавеску.

Адиширна стал прислушиваться. Говорили жрец Шишен-Итца и его жена.

— Позор! Позор! Проклятие на твою голову! Ты родила и вскормила своей грудью змееныша! Акса, — мой сын, изменник и предатель!.. Он замышляет цареубийство. Он проводит время с рабами и подготовляет восстание… Он опозорил мое великое в истории Атлантиды имя… Я должен сейчас же донести на него царю!..

— Но, может быть, можно все исправить… Недопустить восстание. Расстроить их планы, Не спеши, молю тебя!..

Адиширна быстро отвел Куацрома в сторону:

— Донос?

— Донос.

— Слушай, Куацром… Надо во что бы то ни стало помешать Шишен-Итца… задержи его, придумай что-нибудь… мне сейчас некогда об этом думать… царь не должен знать о заговоре, понимаешь? По крайней мере, чем позже он узнает о нем, тем лучше. Где Акса-Гуам?

— Он в старых шахтах, на тайной сходке рабов…

— Ладно. Так, помни же, Куацром!..

И Адиширна быстро зашагал по кипарисовой аллее.

X. В старых шахтах

Адиширна замешался в толпу рабов.

Акса-Гуам кончал речь.

Он говорил о тяжких страданиях рабов, о их жизни, похожей на вечную каторгу, и призывал их восстать, сбросить цепи, убить царя, захватить власть в свои руки и стать свободными, — какими они и были когда-то…

Яркие лучи луны обливали людской муравейник. Полуголые рабы заполняли громадную котловину заброшенных старых шахт. Рабы облепили своими телами кучи щебня, сидели на утесах, деревьях, камнях…

Адиширна внимательно оглядел толпу и сразу почувствовал: в ней нет единства.

Одни из рабов жадно слушали Акса-Гуама, полуоткрыв рты и кивая утвердительно головами, другие стояли неподвижно и смотрели на него недоверчиво и враждебно.

— Смерть или свобода!.. — крикнул Акса-Гуам и сошел с утеса.

Его место занял раб, по прозванию «Злой». Он имел светлую окраску кожи. Серые глаза его смотрели насмешливо. Злая улыбка кривила рот.

— Акса-Гуам, жреческий сынок, говорил нам о наших страданиях. Спасибо ему, что он просветил нас, — без него мы и не знали бы об этом!

В толпе послышался смех.

— Но откуда у него вдруг появилась такая любовь к рабам? Не вместе ли с любовью к одной из наших девушек? — и он покосился на Ату, стоящую рядом с Акса-Гуамом. — А что, — обратился он прямо к Акса-Гуаму, — если твоя любовь пройдет, или она бросит тебя? Тогда ты воспылаешь к рабам такой-же ненавистью? — Вы, рабы, — продолжал он обращаясь к толпе, — хотите стать свободными. С чего вы начинаете? С того, что выбираете себе нового царька: Акса-Гуама. А что если он подведет нас под плети, а потом сбежит на свой Священный Холм?.. Только сами рабы могут освободить себя от рабства! Восстание— не дело влюбленных, в расшитых золотом одеждах. Вот мое мнение! — И он сошел со скалы.

Муравейник пришел в сильное возбуждение. Теперь толпа казалась единодушной. Но это единодушие явно было не в пользу Акса-Гуама. На него устремились тысячи враждебных глаз. Над толпой поднимались кулаки.

— Не верьте ему!..

— Он подослан жрецами! — послышались возгласы. — Гнать его вон!..

На скале появился «Кривой». Надсмотрщик выбил ему глаз, и с тех пор за ним утвердилось это прозвище. «Кривой» хитро прищурил свой единственный глаз и поводил головой из стороны в сторону, потом приложил указательный палец к кончику носа и сказал:

— Так вот…

Толпа заинтересовалась этим комическим началом и затихла.

— «Злой» прав. Но только он смотрит одним глазом, которым я не вижу…

— Хо-хо, — засмеялись в толпе.

— А теперь я посмотрю другим глазом, которым я вижу…

— Скажите мне, положа руку на сердце, верите ли вы сами в успех восстания: в то, что вы будете свободны, что вы победите легионы атлантов? — Нет, не верите. И все-таки восстание будет. Почему? — Потому, что нет больше сил терпеть. Потому, что нам хуже не будет: убитым — мир, живым — та же каторга. — В это время приходит к нам Акса-Гуам и говорит: — «Я с вами. Я помогу вам». — А хоть бы и так? Лучше с нами, чем против! Что побудило его притти, — не все ли равно. Наша девушка? — Верно! Но, ведь, девушек-то наших у них полные гаремы. Выбирай любую. А он к нам. Может и восчувствовал горе наше? Что же выходит? Верить — не верьте ему, а гнать тоже не за чем… Авось пригодится. Верно я говорю? — И ткнув опять пальцем в кончик носа, он сошел со скалы.

Акса-Гуам вытер со лба пот. Он совершенно не ожидал такого поворота дела. Он привык смотреть на рабов, как на безгласное стадо, забитое и покорное. Довольно сказать им ласковое слово, погладить по шерсти, и они пойдут за ним. Он снизошел до них. Он так долго умилялся своей ролью благодетеля и спасителя. И вдруг — вся эта сходка превратилась в какой-то суд над ним. Эти резкие, свободные речи о нем, о его личной жизни, этот язвительный или насмешливый тон… Он чувствовал, как против его воли, в нем поднимается вековая ненависть и презрение его касты к рабам…

Суровый и гордый поднялся он на скалу.

— Я пришел помочь вам, а вы судите меня. Я не собираюсь делаться вашим царьком. Пусть «Злой» станет во главе восстания… Я…

Толпа вдруг заволновалась, расступилась. Через толпу, расталкивая рабов, быстро шел Куацром. В руках он нес какой-то мешок.

— Расступись! Расступись! Важное известие!..

Куацром подошел к скале, поднял мешок и вытряс из него на землю какой-то круглый шар.

— Что это?… — с недоумением спросил Акса-Гуам, — и вдруг, побледнел и в ужасе отшатнулся.

Освещенная лунным светом, на него смотрела остеклянелыми глазами головы его отца, жреца Шишен-Итца…

Акса-Гуам схватился за скалу, чувствуя, что теряет сознание.



- Что это?.. — с недоумением спросил Акса-Гуам, — и вдруг побледнел и в ужасе отшатнулся, закрыв лицо рукою. На него смотрела остеклянелыми глазами голова его отца-Шишен-Итца.

Ата истерически вскрикнула.

— Шишен-Итца узнал о восстании и шел к царю, чтобы донести на тебя и предупредить его о восстании, — заявил Куацром, — Адиширва сказал мне: «Задержи во что бы то ни стало Шишен-Итца, чтобы он ее донес о заговоре рабов: Я не мог иначе задержать его… Лучше он, чем ты. Он был злой господин… Чтобы не сразу узнали, кто убит, я отрезал голову и унес в мешке… Вот… Я сделал, как мне было приказано…

Толпа выслушала эти слова в полном молчании.

Акса-Гуам сел на камень и опустил голову на руки.

Ата боязливо жалась к нему, не решаясь открыт проявить участие.

Когда первое впечатление прошло, рабы начали обсуждать создавшееся положение. Теперь царь неизбежно должен был узнать о готовящемся восстании. Также неизбежна тяжкая расплата за заговор. Надо было решаться действовать немедленно. После долгих и горячих споров, план восстания был выработан. Решено было итти приступом на Священный Холм.

Но тут неожиданно на скалу поднялся Адиширна-Гуаеч.

— Этот план никуда не годится, — сказал он решительным голосом.

— Брат?! — воскликнула Ата.

Акса-Гуам поднял голову и с недоумением посмотрел на Адиширну.

— Священный Холм прекрасно укреплен со стороны каналов. Мосты могут быть подняты. Вы должны будете наполнить трупами каналы, прежде чем перейти их. Но там вас встретит бронзовая щетина копий. Мы поведем на приступ только часть нашей армии, чтобы отвлечь внимание. Главные же силы мы пустим в обход и обрушимся на Священный Холм во стороны гор. Это — кратчайшая дорога и к царскому дворцу. Но нам нужно раньше овладеть оружием. Я подумаю над этим…

— И так, на заре!.. — Адиширна не успел докончить. Сильный подземный толчок потряс скалы и волной прокатился по долине. Зашуршали падающие камни. Если подземные силы раньше не разрушат Священный Холм, — добавил он. Но слова его потонули в шуме взволнованной толпы. Муравейник пришел в движение. Рабы расходились, обсуждая события,

Акса-Гуам, Ата, Адищирна и Гуамф шли по дороге.

— Прости меня, Акса, я был невольным виновником смерти твоего отца!.. Но я думал, что Куацром умнее…

Акса-Гуам только мрачно кивнул головой.

Они вышли на безлюдную боковую дорожку. Ата взяла Акса-Гуама за руку и крепко сжала ее, желая утешить. Акса-Гуам ответил рукопожатием.

— Ты тоже примкнул к… восстанию? — спросил Акса. Он хотел сказать: «примкнул к нам», но после речей рабов не смог сказать этого,

— Я не верю в восстание! — сказал Адиширна.

— Я преследую личные цели, и откровенно говоря об этом. И вынув из-за пазухи кусок материи с письменами Сель, он подал его Акса-Гуаму.

Акса-Гуам прочитал:

«Отец выдает меня замуж за царя Ашора. Я скоро должна уехать. Отец узнал о моем свидании с тобой в Золотых Садах от раба и очень рассердился. Он запер меня в Соколином Гнезде. Сель».

Акса-Гуам знал Соколиное Гнездо. Это была своего рода тюрьма для лиц царского дома. Подземный ход вел из самого дворца к горе. Внутри горы была проложена винтовая лестница, которая выводила в помещение, вырубленное на громадной высоте; небольшой балкончик выступал над отвесным, как стена, утесом. Побег был невозможен.

— У меня одни пути к Сель: через дворец! — сказал Адиширна. И они замолчали, думая каждый о своем. — Брось это дело! — сказал Гуамф Акса-Гуаму.

Ата только крепче сжала его руку и просительно посмотрела ему в глаза.

Он тяжело вздохнул, до боли сжал руку Аты и сказал глухим голосом:

— Поздно!

XI. Ацро-Шану и Крицна

Дворец Хранителя Высших Тайн— Ацро-Шану — стоял особняком, у храма Посейдона, окруженный высокой стеной.

Дворец имел два этажа; нижний помещался под землей. В верхнем были парадные залы для приема, украшенные со сказочным великолепием. Золотые статуи богов, треножники, мебель, осыпанные драгоценными каменьями, ослепляли глаза.

Ацро-Шану очень редко бывал здесь. Только ранним утром, проведя ночь за бронзовыми таблицами, он приходил иногда подышать свежим воздухом. Садился у баллюстрады на открытой площадке, щурил глаза и тихо дремал или думал. Раб приносил скромный завтрак — маленькую пресную булочку в виде двух сплюснутых шаров и чашу ключевой воды.

Как только жар усиливался, он спускался в свои подземные комнаты. Здесь всегда стояла ровная, прохладная температура. Хорошая вентиляция освежала воздух. Дневной свет проникал преломленный шлифованными зеркалами. Зеркала эти вращались по ходу солнца. Но в дневном свете почти не было нужды: Ацро-Шану работал только ночью.

Нижнее помещение представляло полный контраст с верхним этажом. Белые мраморные стеньг не имели никаких украшений. Комнаты были обставлены почти скудно, самой необходимой деревянной мебелью. Простая деревянная кровать была покрыта двумя шкурами леопардов. Вдоль стен длинной амфилады комнат тянулись полки с рядами бронзовых таблиц. Каждая полка имела надпись на бронзовой пластинке и номер; сами пластинки были также классифицированы и пронумерованы. Один каталог этой библиотеки; занимал целую комнату.

Была ночь.

Ацро-Шану сидел в деревянном кресле у длинного стола. Огонь светильника золотил бронзовые пластинки, грудами лежащие на столе. Заслонив рукой глаза от света, Ацро-Шану внимательно читал. Рядом о ним сидел молодой жрец Крицна — его ученик. Тишина была необычайная. Ни один звук не проникал сверху.

Старик откинулся на спинку кресла и, полузакрыв глаза, тихо сказал:

— Бедная Атлантида!..

Крицна не осмелился нарушить молчания.

— Я стар… мне сто сорок девять лет. Пора на покой — начал Ацро-Шану после долгой паузы. — Тебя избрал я, Крицна, Тебя посвящу в Высшие Тайны Атлантиды. Ты молод. Моложе других. Но в тебе сильный дух и бесстрашная мысль.

— Чувствуешь ли ты себя готовым, чтобы узнать истину? Готов ли во имя ее расстаться с самым дорогим для тебя?

— Готов! — твердо произнес Крицна.

— Так слушай: Высшая Тайна — в том, что ее нет!

Крицна смотрел на жреца с недоумением.

— Для толпы, даже для царей и низших жрецов у нас много тайн: мы знаем, как лечить болезни. Мы знаем ход небесных светил. Мы даже знаем, когда должно наступить затмение солнца или луны. Мы можем вызывать мертвых. Чего же больше? Да, мы обладаем великими знаниями, но в них нет ничего таинственного… Тысячи лет мы наблюдали за ходом болезней человека и записывали эти наблюдения. Тысячи раз мы испробовали, — сперва на больных рабах, — тысячи разных трав, настоев и смесей. Тысячи больных умирали от наших лекарств, но от некоторых они выздоравливали. Мы тщательно записывали все это, сверяли записи, делали выводы. Так ощупью, слепо, опытным путем, мы создавали нашу медицину. Почему настой горькой коры, известного нам дерева исцеляет лихорадку? — Мы не знаем сами. Мы лишь знаем его целебное действие.

— Тысячи лет мы наблюдали светила неба и записывали наши наблюдения. Сравнивая их, мы заметили закономерность и периодичность многих небесных явлений и научились предсказывать наступления этих явлений.

— У нас нет других тайн, кроме тысяч накопленных наблюдений. Но и это тайны лишь потому, что наш опыт мы скрываем от непосвященных. — И только в этом наше могущество!

— А вызывание духов?..

— Мы прибегаем ко многим средствам, чтобы удержать свое влияние и власть. Зная заранее о затмении солнца, мы говорим, что гнев богов сокроет солнечный свет, и лишь по нашей молитве вернет его людям. И при помощи этого мы заставляем самого царя повиноваться нашей воле.

— И царь не знает?..

— Царь верит в тайну и суеверен так же, как и последний из рабов. Воспитание царей находится в наших руках… Ты спрашивал о вызывании духов. Отражение на парах, при помощи зеркал, восковой фигуры и слуховая трубка… Вот и все привидение… Как-нибудь я об’ясню тебе, как это делается…

Крицна был поражен.

После некоторого колебания он сказал:

— Но это обман!

— В чем истина? Разве сами чувства не обманывают нас? И потом; народ любит чудо и тайну, и мы даем их народу. Обман? Да. Но это дало нам возможность посвятить себя исключительно знанию и сделать много полезных народу открытий…

— Почему же не посвятить в эти знания и народ?… И что получают рабы от всех полезных открытий?..

Ацро-Шану нахмурился.

— Рабы… Кто же будет копаться в шахтах, если рабы станут заниматься наукой?..

Крицну не удовлетворил этот ответ. Целый вихрь мыслей и сомнений закружился в его голове. Несколько успокоившись, он спросил:

— Ну, а боги?..

— Их нет!

Крицна почувствовал, что у него кружится голова.

Искоса посмотрев на него, Ацро-Шану смягчил удар.

— Если хочешь, они есть, но не таковы, какими представляют их цари и рабы. Солнце «божественно» — своей оплодотворяющей силой, теплом и светом. Но ни один раб не исполняет с такой точностью свою работу, как солнце свой восход, течение по небу и заход. Может ли оно убавить свой свет или ускоришь свой путь? Солнце не бог, а раб времени и пространства…

— Крицна замолчал, опустив голову… Лицо его было бледно, густые брови нахмурены. Громадное напряжение мысли и внутренняя борьба отражались на этом лице.

Ацро-Шану незаметно наблюдал за ним, как врач наблюдает больного, производя над ним опасную операцию.

— Я знаю Крицна, это трудно… Сомнения терзают тебя и будут терзать… Но ты выйдешь победителем… А когда буря уляжется в твоей душе…

Вошел раб.

Это было необычно. Во время занятий никто не имел права входить в комнату Ацро-Шану.

Жрец нахмурился и недовольно побарабанил иссохшими пальцами по столу.

— Что-нибудь срочное?..

Раб преклонил одно колено.

— Трижды священный! Вестник Солнца и Эльзаир просят тебя впустить их по неотложному делу.

— Пусть войдут.

Эльзаир и Вестник Солнца вошли, преклонив голову.

Ацро-Шану благословил их поднятием руки.

— Говорите…

— Трижды священный! — сказал Эльзаир. Я не осмеливался раньше нарушать твой покой… Меня уже давно беспокоят необычайные явления в небесах… Светила, как будто, сошли с своих мест…

Их путь не проходил уже по точкам, установленным на наших пирамидах и инструментах… Не предсказывают ли эти явления, думал я, великих бедствий?.. И вот, является Вестник Солнца, и его сообщения, как будто, подтверждают мои опасения…

— Говори! — обратился Ацро-Шану к Вестнику Солнца.

— Трижды священный! Я совершал свой обычный об’езд по нашим владениям для сбора налогов и ревизий. И везде я заставал ужасные картины. На восток и на запад от Атлантиды все острова в огне вулканов. Многие города уже погибли от извержений и землетрясений. Земля колеблется, здания рушатся и люди мечутся, как стадо испуганных овец…

— Бедная Атлантида!.. — вновь тихо произнес Ацро-Шану.

— Ты прав, Эльзаир! Твои наблюдения имеют связь с наступлением печальных событий, о которых говорит Вестник Солнца. И все же, ты ошибся, Эльзаир. Планеты не сместились с своих мест, и неподвижные звезды также неподвижны, как и раньше.

— Но мои наблюдения?… Проверь их сам! Это истина! Я видел своими глазами!..

— А ты веришь глазам? — И обратившись к Крицне, он сказал:

— Слушай. Вот хороший пример твоей «истины». Что ты думаешь Эльзаир, если после чаши: крепкого вина тебе покажется, что все шатается вокруг?

Эльзаир покраснел от обиды.

— Но я был трезв…

— Я не о том. Подумаешь ли ты, что колонны сместились с мест, или найдешь причину явлений в своей голове?… Так и здесь. Сместились не звезды, а пирамиды, и потому вершины пирамид и твои инструменты не совпадают с обычными течениями звезд.

Эльзаир был совершенно озадачен.

— Но пирамиды стоят незыблемо на земле!

— А сама земля?..

Эльзаир начал понимать.

— Не проще ли допустить, что сдвинулась одна земля., чем весь небесный свод? Так оно и есть. Подземные силы огня изменили положение самой земли; сдвинулись и все твои точки наблюдения. Только сейчас я изучал явления, предшествовавшие ужасным землетрясениям, постигавшим уже Атлантиду тысячелетия тому назад… Тогда было тоже самое. И так же, как теперь, первыми начали действовать вулканы на соседних с Атлантидой островах; они меньше Атлантиды, и подземным силам огня легче справиться с ними, — прорваться наружу. Увы!.. На основании моих исследований я пришел к заключению, что мы перед небывалой катастрофой… Атлантида обречена!.. Сообщения Вестника Солнца лишь говорят о том, что мы ближе к катастрофе, чем я предполагал…

Эльзаир и Вестник Солнца стояли пораженные. Только Крицна не проявил особого волнения: «подземные силы» клокотали в его собственной душе. Он переживал внутреннюю катастрофу, которая заслонила от него ужас надвигающейся физической катастрофы.

— Созовите на завтра Верховный Совет… Если мы бессильны предупредить несчастье, позаботимся о спасении.

— Крицна, сообщи во дворец о созыве Верховного Совета.

Крицна поднялся на верх и вышел на мраморную баллюстраду дворца.

Внизу лежала Атлантида, упоенная лунным светом и ароматом цветов. Как всегда, со стороны города доносились, смягченные расстоянием, звуки музыки и песен.

Вдали мерно вздыхал океан…

Но Крицна ничего не видел.

Он крепко сжал голову и стоял, с искаженным лицом, под яркими лучами луны.

— Все ложь и обман… Нет богов… нет тайны… Есть только жадная, корыстная каста жрецов, которая из знания делает тайну, чтобы угнетать народ и утопать в роскоши…

Взгляд его упал на золотую статую бога-Солнца, сияющую в лучах луны.

И вдруг, в порыве бешеного гнева, Крицна сбросил статую с пьедестала.

И она со звоном покатилась по мраморным плитам пола.

XII. Восстание рабов

Жрецы и двор давно знали о готовящемся восстании рабов, хотя время восстания им еще не было известно. Священный Холм спокойно ожидал событий.

До сих пор эти восстания не представляли большой опасности для «государства», то-есть для его господствующих каст: царского дома, жрецов, военачальников. Эти восстания походили скорее на неорганизованные бунты.

Однако, на этот раз события развернулись иначе. Задолго до рассвета, еще в полной тьме, рабы тихо, бесшумно оставили шахты. Так же бесшумно наносились внезапные удары тяжелыми бронзовыми кирками в головы надсмотрщиков и сторожей. И они падали, как снопы, не издав ни звука.

Не прошло часа, как весь Черный Город оказался в руках восставших. Мрак и тишина скрывали события.

У дорог и тропинок, ведущих к Священному Холму, были поставлены сторожевые отряды, чтобы задержать случайно уцелевших надсмотрщиков и сторожей, которые могли предупредить о событиях Священный Холм. Но это было сделано лишь из предосторожности: в Черном Городе не осталось ни одного сторожа, ни одного надсмотрщика с уцелевшим черепом…

Рабы двинулись к Старым Шахтам.

Здесь находился штаб восстания.

— Если мы и не победим, мы дадим почувствовать Священному Холму растущую силу рабов, — сказал «Злой», обращаясь к толпе.

— Нам нужно во что бы то ни стало вооружиться бронзовыми мечами и копьями. Арсеналы охраняются большими и хорошо вооруженными отрядами воинов. Нам не одолеть их нашими мотыгами и кирками. Итак, чтобы достать оружие из арсенала, нам нужно уже быть хорошо вооруженными. Много готового оружия имеется еще на заводе. Это здесь, под рукой. Завод охраняется меньшим отрядом, чем арсенал. С этим отрядом, быть может, мы справимся скорее. Но при первом же натиске, они могут зажечь огни с сигналом тревоги и вызвать к себе на помощь дежурные легионы. Надо овладеть заводами так же быстро и бесшумно, как мы овладели Черным Городом. Но как это сделать? — Мне известно, — сказал Акса-Гуам, — что перед рассветом сменится отрад охраняющий завод. Смена будет итти по дороге Дракона. У двух источников эта дорога проходит в глухом месте через котловину… Нападем на этот отряд, покончим с воинами, оденем их доспехи, явимся на завод в виде смены и займем ее место. Тогда завод будет в наших руках со всем его оружием.

— А пароль? — спросил Адиширна.

— Я узнал его: «Змей и Солнце».

План был принят.

На дороге Дракона, у двух источников, произошло первое сражение.

Рабы пропустили отряд, отрезали отступление и сразу напали на него с трех сторон: спереди, с тыла и с левой стороны дороги, — правая обрывалась крутым утесом.

Удар был неожиданный, но закаленные в боях, воины атлантов оказывали упорное сопротивление. Щиты защищали их от камней. Копья были длиннее мотыг и кирок. Воины разили ими рабов без особого вреда для себя. Отряд мог быть легко сброшен с утеса, но надо было по возможности полностью сохранить вооружение воинов. На стороне рабов был численный перевес. Копья застревали в телах рабов, но прежде чем воины успевали извлекать острие копья, к древку тянулись десятки рук и цепко хватались за него, несмотря на удары других копий. Мало по малу большинство копий перешло в руки рабов. Движения воинов затруднялись недостаточной шириной дороги. Потеряв копья, воины пустили в ход мечи. Но копья дали явный перевес рабам: мечи были короче копий. Один за другим падали воины, загромождая трупами дорогу, что еще больше затрудняло маневрирование.

Отряд был обречен… Последние воины, не желая пасть от руки раба, пронзали сами себя мечами или бросались с утеса.

Через какой-нибудь час весь отряд представлял груду тел. Ни одного человека в отряде не осталось в живых. Рабы быстро сняли с трупов воинов вооружение, омыли кровь у источника, и надели его на себя.

Акса-Гуам нарядился в доспехи начальника отряда, и все двинулись в путь. У дороги остался заградительный отряд.

«Смена стражи» у завода произошла благополучно. Начальники отрада обменялись паролями, и ночная смена, звеня бронзовым оружием, потянулась в обратный путь. К их приходу все трупы были сброшены с утеса, путь был очищен, следы сражения заметены.

Покончить с небольшим отрядом внутренней стражей завода не представило большого труда. Громадные заводы, изготовлявшие бронзовое оружие, были в руках восставших.

На заводе оказалось семь тысяч готовых мечей и копий, и пять тысяч еще не полированного, но годного к бою оружия.

Рабы ликовали. Никогда еще восстание не начиналось такой удачей. Крепла вера в победу над Священным Холмом.

Приближалась заря, и надо было спешить покончить с арсеналом и до восхода солнца перебросить главные силы в горы.

Вооруженные рабы, представлявшие уже грозную военную силу, быстро двинулись к арсеналу.

Их вооружение ввело гарнизон арсенала в заблуждение.

— Кто идет? — спросил выдвинутый вперед дозор.

— По распоряжению Кетцаль-Коотля, начальника вооруженных сил Атлантиды, легионы «охраны» для подкрепления гарнизона, — ответил Акса-Гуам.

Половина рабов успела перейти мост, когда обман был обнаружен, и то лишь по недосмотру самих рабов: часть слишком ретивых рабов, не получивших вооружения, замешалась в отряд со своими кирками. Их заметили и подняли тревогу. Но было уже поздно. Мечи скрестились, потрясая тишину ночи лязгом бронзы. Воины атлантов сражались с обычной стойкостью. Рабы теснили их, воины отступали внутрь громадного арсенала, отдавая с боя каждый шаг. С треском ломались тяжелые двери складов, толпы полуголых рабов вливались туда, выходя обратно в полном боевом вооружении. Рабы побеждали.

Еще продолжались отдельные схватки уже в самих складах и в углах широких мощеных дворов, а вооруженные ряды рабов уже двигались быстрым маршем по горной дороге в обход Священного Холма. Короткие стычки по дороге с сторожевыми отрядами не задерживали этого стремительного продвижения.

За одну ночь безоружные, бессильные рабы превратились в грозную армию, вооруженную шестьюдесятью тысячами мечей и копий.

Несмотря на все предосторожности, от Священного Холма не удалось скрыть захвата арсенала. Арсенал помещался у подножья Священного Холма. Шум битвы ясно доносился туда в тишине ночи. Но это же сражение у арсенала дало возможность главным силам рабов продвинуться далеко вперед в горы, прежде чем они были замечены. Во главе этих главных сил были «Кривой» и Адиширна. На долю «Злого» и Акса-Гуама выпала трудная задача с меньшими силами вести наступление на Священный Холм со стороны наиболее защищенной, и принять на себя главный удар лучших легионов атлантов — кавалерии «Нептуна» и «Непобедимых».

Священный Холм уже ослепительно сверкал бронзой своих храмов и дворцов в утренних лучах солнца, когда Акса-Гуам и «Злой» со своими отрядами подошли к кольцевому каналу у подножья Священного Холма. Подъемные мосты были подняты. Вся набережная на стороне Священного Холма горела, как бронзовая стена, вооружением выстроившихся в боевом порядке воинов.

Рабы приуныли, глядя на густой лес копий противника…

Канал преграждал путь рабам.

Но обе враждующие стороны не долго стояли в выжидательном молчании.

В канале, у берега стояло множество мелких судов. «Злой» махнул рукой на эти суда и работа закипела, Рабы стягивали баркасы и фелюги к одному месту и, под ударами копий, пущенных с того берега, составляли плавучие мосты. Набережная поднималась над водой на полтора человеческих роста, но это не останавливало рабов. Они двинулись по мостам и, становясь друг на друга, карабкались на берег. Копья сбрасывали их. Скоро из тел рабов на судах у берега выросло возвышение, по которому поползли, как муравьи, новые ряды рабов. Весь канал покраснел от крови вниз по течению. Трупы покрывали поверхность воды. Но главное было сделано: прежде чем солнце достигло зенита, рабы были на другом берегу. Многие из них впервые вступили на Священный Холм. Воины атлантов отошли на широкую площадь перед каналом, чтобы получить большую свободу маневрирования, и здесь началась длительная, упорная борьба.



Рабы карабкались на берег, становясь друг на друга. Копья воинов сбрасывали их в канал, и скоро из тел рабов на судах у берега выросло возвышение, по которому поползли, как муравьи, новые ряды рабов.

У воинов атлантов было большое преимущество в том, что они стояли на холме, рабы же внизу, на узкой площадке, имея за собой канал. Подкрепление к рабам могло вливаться лишь медленно, по мере захвата площади. Груды тел затрудняли движение. Рабы стали ослабевать. Атланты усилили натиск. Наступил момент, когда прижатые к каналу ряды рабов могли быть сброшены в воду.

«Злой» и Акса-Гуам сражались в первых рядах. Оглянувшись, «Злой» увидел, что рабы отступают.

— Конец! — подумал он.

Но в этот самый момент среда воинов атлантов также произошло замешательство. Их задние ряды спешно отступали.

Как потом оказалось, на горном фронте положение атлантов было отчаянным. Адиширна и «Кривой» лавиной обрушились с гор, и вплотную подошли самому дворцу царя. Туда и было спешно вызвано подкрепление. Отряд Акса-Гуама и «Злого» вздохнул свободнее. Скоро рабы перешли в наступление и упорно теснили врага к вершине Священного Холма.

Но в это самое время на Священном Холме произошли события, предрешившие исход восстания.

В ту ночь, когда рабы подняли восстание, у царя Гуам-Атагуерагана был прощальный прием отъезжающих после праздника Солнца подвластных царей прием происходил в «Изумрудном Зале».

Чтобы поразить их в последний раз богатством и великолепием двора, помещавшемся в подземной части дворца. Все стены громадного зала были сплошь покрыты драгоценными камнями, Эти камни, подобранные по цветам, изображали фантастические цветы и пейзажи.

На бронзовом небе сияло топазовое солнце, хризопразовые деревья отражали свою зелень в изумруде воды. Желтые и розовые бериллы, красные рубины венчиками цветов поднимались из хризолитовой травы.

Трон стоял у стены, сплошь выложенной одними изумрудами, разные оттенки которых составляли сложный узор. Это была в буквальном смысле изумрудная стена: она была отделана от капитальной стены коридором, в котором помещались светильники. Свет их просвечивал сквозь изумруды, производя необычайный световой эффект.

Царь был предупрежден уже о восстании. Церемония приема была затянута, чтобы ко времени ее окончания порядок на Священном Холме был восстановлен: приезжие цари не должны были знать о восстании. Это было тем легче сделать, что в Изумрудный Зал не проникал никакой звук с поверхности земли.

Но восстание ворвалось и в это скрытое помещение.

Прежде чем подоспели на помощь горному фронту воины, снятые о поля сражения у канала, Адиширна и «Кривой» овладели дворцом. Звук мечей уже послышался в соседнем зале. И вдруг, вооруженные рабы ворвались в Изумрудный Зал. Почетные караулы царей и сами цари принуждены были пустить в дело мечи.

Только Гуам-Атагуераган восседал еще на престоле с величавой неподвижностью статуи и наблюдал за битвой. Но в душе его было смятение. Дворцовая стража и цари дрались с мужеством отчаяния, но ряды их редели с каждой минутой… Смерть смотрела в глаза царя Атлантиды.

В то мгновение, когда падали последние защитники дворца, царь вдруг вспомнил о возможном спасении. Он хотел гордо встретить смерть, как подобает царю Атлантиды. Но мысль о спасении заставила его сбросить маску величия. Быстро сбежав по ступенькам трона, он вынул тяжелый, бронзовый меч, крепко сжав рукоятку, усыпанную бриллиантами и с размаха разрубил изумрудную стену. Несколько ударов образовало проход в стене. Крупные изумруды, как горох, покатились на мозаичный пол. Царь бросился в образовавшийся проход. По его пятам, к проходу, кинулось несколько рабов.

Вдруг один из рабов, увидев крупные изумруды, наклонился к полу, стал пригоршнями собирать их, засовывая в рот и за панцырь. Другие рабы, с разбега налетели на него и упали. Образовалась куча тел, которая заслонила проход.

Царь бежал…

Пылающий гневом «Кривой» подбежал к замешкавшимся у разбитой стены рабам и стал избивать их. Адиширна потрясал мечом и призывал к порядку. Ничего не помогало. Не видя больше противника, толпы рабов рассеялись по залам дворца и занялись грабежом. В кладовых нашлись громадные амфоры вина. Вино наливали в вогнутые щиты и, истомлеиые зноем и битвой, — рабы жадно пили и тут же падали от опьянения…

XIII. Финал восстания рабов

Как только жрецы узнали о восстании, они собрались на совет в одной из пирамид. Здесь они были в безопасности. Подземные ходы, соединявшие дворцы и пирамиды, были хорошо скрыты. От своих служителей жрецы знали о ходе борьбы.

Несмотря на посланный жрецами приказ военачальникам подавить восстание немедлено, сверху приходили неутешительные вести.

Исход продолжавшегося сражения был сомнителен.

В окрестностях Атлантиды были расположены громадные гарнизоны. С помощью их не представляло особого труда подавить восстание, но теперь каждые лишний час битвы причинял жрецам убытки: рабы разоряли их дворцы, и притом большинство рабов составляло «движимое имущество» жрецов. Этот живой товар не плохо расценивался на Морской Бирже.

Только к закату солнца успех правительственных войск определился окончательно. Армия «Кривого» и Адиширна была оттеснена в горы и рассеяна в лесах.

«Кривой» был убит во дворце, и труп его разрублен на части воинами «Нептуна». Адиширна-Гуанч пропал без вести.

Покончив с главными силами рабов, воины атлантов двинулись на остатки армии «Злого» и Акса-Гуама. Рабов прижали к каналу, они падали в канал и тонули.

Небольшая группа рабов, со «Злым» во главе, как разоренные львы защищала мосты, прикрывая отступление.

Наконец, пронзенный в горло, пал «Злой». Священый Холм был очищен. Оставались лишь отдельные группы рабов, которых воины травили, как собак, загоняли во дворы и тупики и зверски убивали.

Акса-Гуам был ранен в руку и голову. Его оттеснили от отряда «Злого».

Отбиваясь от наседавших воинов, он стал в углубление бронзовой стены, окружавшей дворец Верховного Жреца Ацро-Шану, прислонившись спиной к узкой, бронзовой калитке.

От кровотечения из ран и усталости у Акса-Гуам а кружилась голова и глаза застилало туманом. Как во сне, он машинально махал мечом, отбивая удары копий.

Неожиданно калитка открылась за ним, и он едва не упал навзничь. Подозревая ловушку, он обернулся и увидел перед собой Крицну, — ученика Ацро-Шану. Крицна поддержал его и, ухватив за руку, втолкнул в калитку. Сюда же бросился один из воинов. Крицна выхватил из слабеющей руки Акса-Гуама его меч и ударил воина по голове. Тот свалился. Но за ним вырос другой. Длинным копьем он пронзил грудь Крицну.

— Закрой калитку, — успел крикнуть Крицна и упал, обливаясь кровью.

Акса-Гуам навалился на бронзовую дверь, быстро захлопнул ее и успел заложить тяжелый, бронзовый засов.

Он склонился к Крицне. Глаза Крицны тускнели. Кровь с клокотанием выходила из раны в груди и изо рта.

— Умираю… так лучше… все ложь и обман… и жизнь обман… — хрипло говорил он с паузами. — Оставь меня… беги…

И Крицна склонил голову на землю. Легкая судорога прошла по его телу. Акса-Г уам медленно шел по саду. Он не думал о бегстве… Он ни о чем не думал. Он был слишком разбит телом и духом.

Из-за стены доносились звуки удаляющегося сражения, крики и стоны.

Но здесь было тихо и мирно, как всегда.

Пальмы горели своими веерообразными вершинами в лучах вечернего солнца. Цветы благоухали. На яркой зелени деревьев кувыркались и кричали бело-розовые и красно-зеленые попугаи, привязанные за ногу золотыми цепочками.

— Доброе утро, Ацро-Шану, — картаво и резко прокричал в след Акса-Гуама попугай.

Акса-Гуам спускался по желтой песчаной дорожке, усаженной по сторонам цветущими белыми лилиями и белыми туберозами. Их сильный, сладкий запах пьянил ему голову.

На ветке большого апельсинового дерева сидела ручная обезьяна и внимательно чистила большой, зрелый, сочный плод. Увидев Акса-Гуама, она сорвала еще один апельсин и с насмешливым криком запустила в него. Как оранжевый мяч, апельсин покатился по желтой дорожке.

Акса-Гуам вспомнил, что со вчерашнего дня он ничего не ел.

Он поднял апельсин и с наслаждением стал есть его сладкую, сочную, душистую мякоть. Обезьяна что-то закричала ему в след на своем языке.

Он невольно улыбнулся, кивнул обезьяне головой. Она приветливо закивала в ответ. И, странно, ему стало как-то легче на душе.

Он подошел к мраморному водоему, снял с себя тяжелые доспехи и вымылся в холодной, ключевой воде. Оставшись в короткой, черной тунике жреца, с расшитым на груди золотыми нитками диском солнца, он почувствовал себя легко и свободно. С удовольствием он растянулся на зеленой траве, расправляя усталые члены.

— Если бы не болели раны, было бы совсем хорошо, — подумал он.

Сладкая истома сковывала тело. Он невольно закрыл глаза и стал погружаться в дремоту.

И вдруг, будто толчок разбудил его. Он быстро сел.

— Ата! Что с ней?… Как мог он так долго не думать о ней!

Ата умоляла его позволить ей сражаться вместе с ним.

— Многие наши женщины-рабыни вооружаются и идут на Священный Холм, чтобы умереть или победить… Я не могу остаться дома… Я сильна, и я хочу быть с тобой…

Но он настоял на своем. Он убедил ее остаться, уверяя, что если она будет рядом с ним на поле сражения, опасения за ее жизнь будут отвлекать его и это скорее может погубить их и повредить восстанию.

Со слезами на глазах она простилась с ним прошлой ночью на Старых Шахтах…

— Что с нею?… Не пошла ли она разыскивать меня и не убили ли ее воины атлантов?

Одним прыжком он поднялся на нош и быстро пошел вниз по дорожке. Перелез через стену и стал спускаться о Священного Холма.

Кратчайшая дорога вела мимо дворца его покойного отца.

Минуту Акса-Гуам колебался, но потом решительно зашагал по этой дороге. Она уже вся была очищена от рабов. От времени до времени встречались отряды воинов. О его участии в восстании знали немногие обитатели Священного Холма В своей одежде жреческой касты он беспрепятственно шел вперед.

Подходя ко дворцу отца, он невольно замедлил шаги.

Дворец одной стороной выходил на дорогу, поднимаясь своими тяжелыми колоннами над бронзовой оградой.

И вдруг Акса-Гуам остановился. У него перехватило дыхание.

В одном окне стояла его мать, с растрепанными, седыми космами волос и безумными глазами. Она узнала его, и указывая на него пальцем протянутой руки, истерически захохотала:

— Вот он!.. Вот он!.. — кричала она. — Змееныш! Змееныш! Где ты прячешь голову твоего отца? Она нужна Агушатце… Он делает мумию. Разве бывают мумии без головы?.. Отдай голову отца!.. Отдай голову!..

Две рабыни подхватили ее под руки и силой оттянули от окна.

Акса-Гуам зажал уши и бросился бежать. Но крик матери стоял в его ушах.

— Отдай голову твоего отца!..

Только добежав до моста у канала, он несколько успокоился.

— Бедная мать!.. Голова отца… Она на Старых Шахтах… Голова жреца… Он даже не знает, закопали ли ее в землю…

XIV. Гибель Аты

В Черном Городе еще не улеглось волнение. Толпы рабов наполняли улицы. Воины атлантов не преследовали рабов: Священный Холм очищен, а от кары рабам не убежать.

На широкой площади, где перекрещивались две дороги, какой-то раб узнал его:

— Смотрите! Вот он! Вот — Акса-Гуам, царь рабов!

— Предатель!

— Изменник!

Толпа окружила его. В него полетели камни.

Разоренные женщины протягивали к нему кулаки и кричали!:

— Отдай мне убитого мужа!

— Ты погубил моего сына!

— Где брат мой?

Какой-то раб-фракиец подскочил к нему и сбил его ударом на кучу щебня. Потом посадил, нахлобучил ему на голову свой красный колпак и закричал:

— Коронование царя рабов!

Кольцо толпы сжималось все теснее. Град камней падал на Акеа-Гуама. Окровавленный и бледный сидел он в красном колпаке и смотрел на толпу невидящим взором.

— Что смотреть на него? — сказал раб-бербер, с копьем в руке. — Разве в нем не кровь врагов наших?

— Отойдите!

Рабы отошли в сторону, и раб-бербер пустил копье прямо в грудь АксамГуама,

Но прежде чем оно вонзилось, из толпы раздался женский отчаянный крик, чье-то тело метнулось между Акса-Гуамом и летящим копьем.

Копье пронзило насквозь грудь молодой женщины.

Это была Ата.



Копье пронзило грудь молодой женщины. Это была Ата. Она повернула голову к Акса-Гуаму и успела только сказать: «Мою жизнь…» — Кровь хлынула из горла и раны, и она замолчала, тяжело хрипя…

Она повернула голову к Акса-Гуаму и успела только сказать:

— Мою жизнь… — Кровь хлынула из горла и раны, и она замолчала, тяжело хрипя…

— Ата!.. — крикнул Акса-Гуам. Но силы изменили ему. Он потерял сознание и свалился с кучи камня к трупу Аты.

Толпа отхлынула и затихла, взволнованная неожиданной смертью Аты.

Но тот же раб-бербер, рассерженный тем, что ему испортили меткий удар, которым он хотел похвастаться, закричал:

— Еще одну рабыню сгубил он! Смерть ему! — И бросился к Акса-Гуаму. Несколько рабов последовали за ним.

— Стой, собака! — вдруг вырос, как из под земли, старик Гуамф, заслоняя собой тела Аты и Акса-Гуама.

Рабы остановились в смущении. Старика Гуамфа знали и уважали в Черном Городе.

— Уйди, старик! — понижая тон сказал раб-бербер.

— Звери вы, или люди? — накинулся на него Гуамф. — Вам мало крови? Так убейте и меня, старика!

И обратившись к рабу-берберу, Гуамф продолжал:

— Где ты был, Ширна, когда брали Священный Холм? Ни один из рабов, которые бились там, не поднимет руку на Акса-Гуама: кто-бы он не был, он бился вместе с нами и за нас отдавал жизнь, как последний из рабов. Где ты достал копье, Ширна, которым хотел убить Акса-Гуама и убил мою внучку? Поднял на дороге после сражения? Я знаю тебя и твою шайку! Когда нас давят, вы подлизываетесь к надсмотрщикам и доносите на своих. Когда мы воюем, вы подуськиваете других и выжидаете дома, кто победит, чтобы лягнуть копытом побежденного. Нам всем жилось бы легче, если бы не было таких, как ты. И ты смеешь судить побежденного?

Раб-бербер смутился и замешался в толпу.

— Слушайте, рабы! Акса-Гуам потерял отца, — продолжал старик. — Мать его лишилась рассудка. Девушка, которую он любил, лежит перед вами с копьем в груди. Ему нет дороги назад, на Священный Холм…

Не дослушав конца речи, толпа рабов вдруг отхлынула и побежала к шахтам. По дороге, со стороны Священного Холма, медленно двигался отряд конницы. Не прошло пяти минут, как площадь была пуста. Слышно было только цокание бронзовых подков по каменным плитам дороги, да бряцание оружия.

Как победители, гордые и самоуверенные воины атлантов медленно проехали, не кинув даже взора на группу у каменной кучи: трупов валялось слишком много на дороге, а дряхлый старик не стоил внимания.

Стало совсем тихо. Только жужжал рой синих мух, блестящих в закатных лучах, собравшихся над зияющей раной Аты.

Гуамф оттащил Акса-Гуама от дороги, скрыв за кустом труп Аты.

Акса-Гуам пришел в себя.

Гуамф ласково положил ему руку на плечо.

— Ты не сердись очень на них. — И он махнул рукой в сторону шахт. — Тяжело опять становиться в ярмо… Помнишь, как я сам рассердился на тебя, когда ты заговорил об освобождении рабов. Когда это будет и будет ли? Может быть, когда-нибудь, через тысячи лет и взойдет наша звезда и исцелит раны наши. Но только тогда уж нас не будет, а может быть, не останется следа и от самой Атлантиды… И никто не будет знать, что и мы боролись за дело рабов и через тысячелетия посылали привет тем, кто будет счастливее нас…

— Пить… — хрипло прошептал Акса-Туам и застонал от боли…

(Окончание следует).


ПО СЛЕДАМ АМУНДСЕНА

(Проект экспедиции к Северному полюсу Нансена и Брунса на дирижабле.)


Что лучше для достижения полюса-аэроплан или дирижабль? — Проект Фритиофа Нансена. — Проект капитана Брунса. — Научные цели новой экспедиции.

Две последние экспедиции Роальда Амундсена на северный полюс — в 1923 г. на аэроплане и в 1925 г. на гидроплане— показали, что ни простой аэроплан, ни гидроплан (летучая лодка) не пригодны для полетов на северный полюс и экспедиции на них обречены на неудачу. Вследствие этого, в настоящее время выдвигаются проекты полета на северный полюс на воздушном корабле «дирижабле» или «цеппелине».

Еще в 1910 г. профессору Гергезелю пришла в голову мысль применить воздушный корабль для географических исследований в полярной области. С этой целью, летом 1910 г., Гергезель — строитель воздушных кораблей типа цеппелин — и другие заинтересованные лица совершили поездку на Шпицберген для выяснения условий полетов на севере. Мировая война прекратила на много лет осуществление этих проектов, и только после войны, в особенности после того, как из Германии в Америку через Атлантический океан был совершен перелет на «последнем» немецком цеппелине, на сцену снова встал вопрос о полетах к полюсу на дирижаблях.

В 1919 г. капитан-летчик Вальтер Брунс разработал проект полярной экспедиции и представил его на рассмотрение знаменитого полярного исследователя Фритиофа Нансена. Нансен внес в проект Брунса несколько существенных поправок и вполне поддержал проект Брунса,

Учитывая опыт перелета цеппелина из Германии в Нью-Йорк, когда дирижабль покрыл в 81 час времени дистанцию в 8.500 километров, Нансен предполагает, что на цеппелине можно будет легко и, сравнительно, без большого риска обследовать полярную область и, кроме того, произвести целый ряд научных наблюдений.

Воздушный корабль типа германского Z. R. III или L. Z. 126 может поднять до 50 человек экипажа и полный набор самых сложных навигационных и других приборов для научных наблюдений.

Однако, цеппелины в том даже виде, каком были выстроены последние модели, непригодны для полярных полетов по многим причинам.

Вследствие этого Вальтер Брунс в настоящее время составил проект постройки особого воздушного корабля, на котором можно было бы совершать регулярные рейсы через северную полярную область из Европы в Америку, так как этот путь является кратчайшим расстоянием между Европой и Америкой.

Воздушный корабль, по проекту Брунса, должен обладать об’емом в 150.000 куб. метров и наполняется гелием. Такой корабль может принять на борт 50 пассажиров, продовольствия на 64 дня, снаряжение на случай несчастья, а также 65.000 килогр. топлива, потребного на 100 часов полного хода, и, наконец, необходимый балласт.

Корабль приводится в движение несколькими моторами обшей сложностью в 3.000 лошад. сил. Работая полным ходом, корабль может двигаться с скоростью в 100–120 километров в час.

В экспедиции выразил желание принять участие, как руководитель научной части экспедиции сам Нансен, несмотря на свои 63 года Программа научных исследований будет заключаться, главным образом, в выяснении господствующих на Ледовитом океане направлений ветров, морских течений и т. д.

Одним из вопросов, подлежащих разрешению будущей экспедиции, является выяснение существования в Ледовитом океане еще неоткрытых островов. Американский ученый Гаррис, на основании изучений приливов и отливов в Ледовитом океане, предполагает, что около полюса должна существовать большая площадь суши; открытие этой суши и составит одну из задач экспедиции.

Брунс и Нансен предполагают избрать начальным пунктом отлета город Мурманск, на Кольском полуострове, где находится конечная станция Мурманской железной дороги.



Из Мурманска воздушный корабль направится на землю Франца-Иосифа и на северный полюс. С полюса воздушный корабль возьмет курс к мысу Барроу на Аляске и полет будет совершаться по совершенно еще неисследованной части Ледовитого океана. Затем воздушный корабль направится в город Ном (также на Аляске), где будет установлена мачта Муринга в 50 метров, около вершины которой корабль сможет сделать остановку для пополнения запасов топлива и газа. Из Нома дирижабль полетит обратно через Ледовитый океан в Европу, но возьмет курс ближе, к северным берегам Сибири, чтобы обследовать область Земли Ленина (бывш. Николая II), откуда направится через Новую Землю в Мурманск к своей базе.

Длина пути в каждый конец равняется приблизительно 6.200 километрам. При безветрии и полном ходе корабль может пройти этот путь приблизительно в шестьдесят часов.

Если первый полет докажет возможность перелета через Ледовитый океан, то, по всей вероятности, будут установлены правильные рейсы между Западной Европой в Америкой, а также и Японией. Проект такого сообщения спешно разрабатывается капитаном Брунсом.

По мнению Брунса, перелет из Гамбурга до Иокагамы или до Сан-Франциско потребует не более 6–7 дней, тогда как теперь путешествие из Гамбурга в Сан-Франциско или Японию, требует, даже на самом быстроходном пароходе, не менее тридцати дней.

Если экспедиция Брунса и Нансена состоится и закончится благополучно, то перед цивилизованным человечеством, откроются новые широкие перспективы и необ’ятные пустынные и неприветливые арктические области сделаются торными перекрестками международных сообщений.

Еще о типах марсиан

В № 4 «Всемирного Следопыта» нами были даны рисунки различных типов марсиан, как они представляются воображению некоторых ученых и писателей.

Не безынтересно дать и критическую оценку этих типов.

Для примера, мы помещаем еще один тип марсианина, изображенный в одном американском журнале. Этот рисунок представляет тот интерес, что он претендует на наибольшую научность воспроизведения жителя Марса.

В нем, прежде всего, останавливает внимание рост. Большинство писателей сходится на том, что марсиане должны быть очень высокого роста, примерно, вдвое против человеческого, исходя из того, что сила притяжения на Марсе невелика.

Однако, уже в этом рассуждении может быть допущена логическая ошибка: учитывая меньшую силу притяжения, сторонники высокого роста, марсиан допускают, как одно из бесспорных положений, что на Марсе сила развития организмов такова же, как и на земле. Однако, это может быть и иначе. Если бы семя земного растения или человеческого ребенка выросло на Марсе, то там земной «заряд» жизненной потенции (силы), встречая меньшее сопротивление притяжения, разумеется, мог бы дать более высокие «всходы». Но процесс роста на Марсе, тесно связанный с общими условиями жизни планеты, может протекать более вяло и замедленно[5]). И тогда рост марсиан окажется не выше, а скорее ниже земного, приближаясь к соотношению, существующему между ростом человеческого существа и величиной планеты. Поперечник Марса немного больше половины земного.

Если же на Марсе люди не столь высоки, то едва ли им окажется полезен и их «хобот», тем более, что разреженная атмосфера Марса требует усиленного обмена воздуха в легких, что скорее должно бы повести к укорочению носа и увеличению ноздрей для большего захвата воздуха.

Мало обосновано и наделение марсиан глазами в виде выдвигающихся и сдвигающихся подзорных трубок: изучение глазного аппарата земных животных и людей показывает, что работа «наведения на фокус» происходит в самом глазу (способность глазного хрусталика при помощи особых мускулов увеличивать кривизну своих поверхностей). «Трубки» лишь затрудняли бы эту работу. Притом, изучая эволюцию вида от обезьяны до человека, мы замечаем развитие глаза в сторону их большего «выпячивания» из главных орбит, хотя общее изменение формы черепа произошло весьма значительное.

Большое развитие ушных раковин, пожалуй, оправдывается более редкой атмосферой, слабее передающей звуки.

Существование у марсиан каких-то гусиных лап, вместо ступней, весьма сомнительно. Правда, почва Марса менее плотна, чем на земле, но ведь и все тела на Марсе весят почти втрое меньше, чем на земле. И потому марсиане едва ли нуждаются в широких ступнях для хождения, не проваливаясь в почве.

Наиболее научно-обоснованным следует признать существование у марсиан большого объема грудной клетки. Для того, чтобы вобрать в легкие достаточное количество кислорода из разряженной атмосферы Марса нужно обладать и большим объемом легких, а потому легкие, а с ними и грудная клетка должны быть увеличенного об’ема. Влияние плотности воздуха на об’ем груди мы можем наблюдать и на земле: в то время, как средний нормальный об’ем грудной клетки у человека 79 см., — у племени чоло, живущего в Перу на высоте 12 тысяч футов, об’ем груди достигает 92 см.




Фантастическое, но научно продуманное изображение предполагаемого типа марсиан. Необычайно развитая грудная клетка, хобото-образный нос, голенастые, как у аиста, ноги с перепончатыми пальцами, наконец, трубчатые глаза на огромной голове — все это, по предположению, оправдывается физическими условиями существования на Марсе. В руках марсиан мы видим странный инструмент, при помощи которого они дробят почву своей планеты. Посреди рисунка изображен обитатель земли — человек для сравнения с марсианином по отношению к росту и пропорциям частей тела.

Но все же и здесь мы должны оговориться, наделяя марсиан большой грудной клеткой, мы «персонизируем» их, допуская, что их организм для поддержания жизни должен поглощать то же количество кислорода, как и человеческий. А это не бесспорно: приспособляемость организмов безгранична, и на Марсе физико-биологические процессы, возникшие в иных условиях, могут протекать иначе.

Бесспорным остается только увеличенный об’ем головы марсиан. На эволюции человека (гомо-сапиенс) от обезьяны мы можем наблюдать безостановочный рост черепа в связи с развитием мозга. Идя дальше таким путем, голова человека через два миллиона лет может иметь вдвое больший об’ем. А так как Марс много старше земли, то и эволюция черепа у них должна уже подойти к такому об’ему.

Но американский журнал, не без основания наградив марсианина большой головой, оставил марсианам необычайно неразвитые тазовые кости, позабыв, очевидно, о таком естественном факте, как деторождение. Ведь, чтобы родить ребенка с такой головой, нужна и соответствующая ширина таза. Правда, увеличение таза, повидимому, несколько отстает от увеличения об’ема головы и у человека, недаром во всем животном мире самые трудные роды бывают у человека. И это несмотря на то, что об’ем таза у человека почти вдвое шире об’ема головы (примерно, 57:90 см. — у мужчины, 57:98—у женщины). Что же будет при обратном соотношении, когда голова будет вдвое больше об’ема таза?..

Так или иначе, марсиане, если они существуют, уже разрешили этот вопрос и могли бы дать нам ценные указания.

Но как спросить их об этом?..

А. Б.

Обо всем и отовсюду

РАЗВИТИЕ ПРАВОЙ РУКИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ.

В 1861 году французский врач Брока открыл, что способность речи у людей, владеющих правой рукой, находится в определенном месте левой половины головного мозга. Повреждение этой небольшой области приводит к тому, что человек теряет не только способность говорить, но и способность писать а иногда и читать. Это доказывает, что парализуются при этом не только мускулы, заведующие речью, они совершенно здоровы, а что утрачена известная часть памяти. Иначе больной не мог бы написать то, чего он не может выговорить

Еще более интересное открытие сделано Липманом в 1900 году. Он имел под своим наблюдением больного, который делал самые нелепые вещи — употреблял зубную щетку вместо сигары и т. д. Грозить, махать рукой в знак приветствия он совершенно не мог или делал это как-то неловко, — по-дурацки. Он потерял способность заставлять свои движения исполнять свою волю. Но расстройство это касалось только правой половины. Левой рукой он делал все правильно. Оказалось, что он мог даже писать левой рукой.

Позднейшие наблюдения над подобными больными показали, что при повреждении правой стороны мозга и левая рука отказывалась действовать вполне правильно и исполняла только самые простые движения. А ведь у них правая половина мозга была совершенно здорова. Это было неожиданно. До тех пор считалось, что правая половина мозга и и левая рука образуют самостоятельную область, и вот оказалось, что левая половина мозга оказывала влияние на правую, подчиняла ее себе. Итак было установлено, что левая половина мозга заведует самыми важными движениями, собирает опыт и употребляет его на деле, а правая только исполняет предписания, которые получает от левой и действует самостоятельно только в самых простых случаях.

Но всего интереснее то, что это явление оказывается следствием преимущественного развития правой руки Липман сделал наблюдения, доказавшие что у людей, которые добивались одинакового развития обоих рук, и правая половина мозга была развита лучше, чем обыкновенно.

Человек отличается от животного этим преимущественным развитием левой половины мозга — он развил ее, развивая свою правую руку. А правая половина осталась недоразвитой, благодаря недоразвию левой руки. В наше время физическая культура стремится развить обе руки одинаково. Вместе с усиленным развитием левой руки в правой половине мозга должны будут накопляться такие же сокровища памяти и знания, как и в левой И кто знает, какие еще проснутся заложенные в человеке и дремлющие в его мозгу способности, когда обе половины его будут развиты одинаково?..

НОВОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОТКРЫТИЕ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКЕ.

Несколько месяцев тому назад в Лондон приехал капитан английской армии Альберт Кинг, пропадавший без вести целых десять лет. Альберт Кинг, посланный со своим отрядом в 1914 г. в немецкие африканские колонии, был разбит немцами, бежал в горы и заблудился там, в районе озера Виктория-Ньенца.

После продолжительных скитаний по лесам и горам Центральной Африки, Кинг попал в цветущую роскошную горную долину, населенную каким-то неизвестным племенем. Племя это отличается и от негров и от кафров, и готтентотов, и обладает высокой и своеобразной культурой. Во главе племени стоят жрецы, которые и управляют страною.

Туземцы никогда не видали белого человека и стали считать Кинга за какое-то высшее существо. Они окружили его почетом и вместе с тем строгим надзором. В таком почетном плену английский капитал пробыл целых семь лет, он изучил язык туземцев и заслужил у них полное доверие, так что они сделали его вторым жрецом в стране.

В 1922 г., когда надзор за Кингом несколько стал слабее, он задумал бежать из своего почетного плена. После долгих и всевозможных приключений по Центральной Африке, ему удалось пробраться в Конго.

Кинг привез с собой в Европу богатую коллекцию, содержащую образцы древнего оружия, а также золотые дощечки с письменами.

Сообщение Кинга вызвало большую сенсацию среди географов, а его рассказы о необычайных приключениях у многих возбуждают недоверие. Но Кинг утверждает, что все его приключения и открытие нового народа в центре Африки вполне истинны.

В настоящее время Кинг занят организацией экспедиции в открытую им страну. Экспедиция отправится на трех аэропланах.

Н. Л.
ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК — ОДИН АВТОМОБИЛЬ.

Последние статистические данные показали, что в Северо-Американских Соединенных Штатах имеется уже 15.552.077 зарегистрированных автомобилей, что составляет один автомобиль на каждого шестого человека, между тем, как все остальные страны мира, вместе взятые, насчитывают всего лишь около 3 миллионов авто-моторов.

Интересно при этом отметить, что распределение автомобилей в разных штатах неравномерно.

Так, в Калифорнии один автомобиль приходится почти на каждого третьего человека, в Нью-Йорке на 6 миллионов населения имеется в круглых цифрах 1,3 миллиона автомобилей, при чем в служебные часы машины следуют одна за другой на расстоянии каждых 5 секунд.

Несмотря на разработку все новых и новых правил езды число несчастных случаев с людьми в Соединенных Штатах с каждым месяцем все увеличивается, что, однако, не останавливает непрерывного роста автомобильного сообщения.

Очень остро стоит вопрос о гаражах. Разработан уже проект 40-этажного гаража-небоскреба. Входы и выходы в здание, во избежание столкновения автомобилей, будут расположены со всех сторон его. Четырех и пятиэтажные гаражи такого рода существуют уже почти во всех больших городах Соединенных Штатов.

Автомобильные фабриканты всеми мерами: стремятся сделать автомобиль доступным для самых широких слоев населения.

Уже и сейчас можно купить в Америке автомобиль, внеся первоначально 50 и даже 30 долларов и затем выплачивая ежемесячно по 20 долларов. Хороший автомобиль для загородных поездок можно приобрести за 500–600 долларов.

Цена на бензин тоже постепенно понижается и многочасовая воскресная прогулка с семьей обходится едва в 2–3 доллара, т.-е. дешевле, чем железнодорожное сообщение на то же расстояние.

Шофферов нанимают редко, так как каждый владелец автомобиля умеет им управлять. Прекрасно справляются с автомобилем и американки, и нередко можно видеть по воскресеньям жену, управляющую машиной, а мужа — сидящим на заднем сидении с детьми.

Бесчисленные фирмы за небольшую плату берут на себя постоянный надзор за исправностью машины, чисткой и смазкой ее.

Само собой разумеется, что всякого рода должностные лица, начиная с почтальонов для спешной почты, пользуются автомобилями. Широко распространены они уже и среди сельского населения Штатов.

Ответственный редактор А. С. Андрейчик.

Редакционная коллегия: Н. Рокос, А. Потоцкий.

Завед, редакцией Вл. А. Попов.

Примечания

1

Северные туруханские собаки очень редко лают.

(обратно)

2

Ветка — маленькая берестяная лодка.

(обратно)

3

Сель на языке атлантов означает: Луна.

Ларисон.

(обратно)

4

Китцара — музыкальный инструмент, напоминающий греческую «кифару».

Ларисон.

(обратно)

5

Ведь даже на земле, при одинаковом на всей ее поверхности протяжении, встречаются племена пигмеев. Очевидно, сила притяжения не является решающей для роста.

(обратно)

Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • «ЧАЙКА» С ЕНИСЕЯ Краеведческий рассказ М. Плотникова
  •   I. Что думала Чайка
  •   II. Пароход пришел
  •   III. Ворк и Чайка
  •   IV. Север и Юг
  •   V. Роман в тундре
  •   VI. Из цепей предрассудков
  •   VII. Новая жизнь Чайки
  •   VIII. От’езд Ворка и Чайки
  • ПЕВЕЦ МИРОЗДАНИЯ (По поводу кончины Камилла Фламмариона). Очерк Н. К. Лебедева.
  •   Отрывки из произведений Камилла Фламмарнона
  • ЭХО ПОДЗЕМНОГО ВЫСТРЕЛА Приключения французского рудокопа Гумберта Гудьера в двух частях света (Окончание)
  •   ХIII. Невинно-осужденные
  •   XIV. Категория «А»
  •   XV. Страшные часовые
  •   XVI. Плавающая мумия
  •   XVII. Попытки к побегу
  •   XVIII. Остров «Потерянного Ребенка»
  •   XIX. На поселенье
  •   XX. Мой побег
  •   XXI. Мои скитания по Америке
  •   XXII. В Нью-Йорке
  •   ХХIII. Травля буржуазной печати
  • Рынок «сомбреро» в Мексике
  • ПРИЕМЫШ ОТШЕЛЬНИКА Канадский рассказ
  •   I. Трагедия двух матерей
  •   II. Воспитание волченка
  •   III. Роковая встреча с человеком
  •   IV. Невольные предатели
  •   V. Кровавая схватка у ручья
  • ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ АТЛАНТИДЫ Научно-фантастическая повесть А. Р. Беляева
  •   IX. «Змееныш»
  •   X. В старых шахтах
  •   XI. Ацро-Шану и Крицна
  •   XII. Восстание рабов
  •   XIII. Финал восстания рабов
  •   XIV. Гибель Аты
  • ПО СЛЕДАМ АМУНДСЕНА (Проект экспедиции к Северному полюсу Нансена и Брунса на дирижабле.)
  • Еще о типах марсиан
  • Обо всем и отовсюду


  • загрузка...