КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414792 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153128
Пользователей - 94497

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Анд: Судьба Отверженных. Констанция (СИ) (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: автор что-то курила, и это - не сигареты.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Кучер: Апокриф Блокады (Альтернативная история)

В этой повести автор робко намекает, что ленинградцев во время блокады умышленно убили голодом и холодом советские руководители, чтобы они не разочаровались в идеалах коммунизма и лично товарищах Жданове и Сталине. Ну, может быть. Нынешним россиянам тоже ведь обещан рай. Нынешним руководством.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
renanim про Воронов: Помеченный на удаление (Социальная фантастика)

любителям круза понравится.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Как стать герцогиней, или Госпожа-служанка (СИ) (Любовная фантастика)

чем прекрасна "барышня-крестьянка" пушкина а.с., так это тем, что пушкин писал о том, о чём ЗНАЛ! это была его среда жизни, отношения между людьми, которые он видел и впитал с младенчества, мораль, которая была жизнью именно этого слоя - дворянства. поэтому и сейчас читается с увлечением.
графоманка по фамилии анд пишет о "прости господи". взяв что-то, похожее за пушкинский сюжет, вместо романтики и завлекательной интриги, у неё получилась шл-ха, влезшая в тело 17-летней графской дочери. и ведущая себя соответственно, как гулящая девка.
в общем, что читать не буду, понял уже, когда к 17 сопливке служанка обратилась: миледи.
МИЛЕДИ - ОБРАЩЕНИЕ К ЗАМУЖНЕЙ ДАМЕ!!!
это так же элементарно, как и вытирание места дефекации. ты берёшься писать об аристократии? ПОУЧИСЬ СНАЧАЛА! книжки почитай.
госсподи, как вы надоели, безграмотные, безмозглые, ленивые до труда. "многа букф" у них! мозги устанут!
если бы были, может быть и устали, пусто-до-эха-черепные.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

галиматья конечно но иногда интересные мысли проскакивают

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Лисина: Ведьма в белом халате (Фэнтези)

м.б. и интересно, но заблокировано

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Миленина: Невеста смерти (Любовная фантастика)

и что, вы хотите сказать, что вот этот, изображённый на обложке мужик с женскими сиськами и есть смерть с косой???
я посмотрел откуда автор, СПбГУ. понятно, питерский универ, где 63-летний доцент соколов расчленил свою 24-летнюю любовницу-аспирантку. а миленина лидия - его коллега. не удивляет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ее настоящий герой (fb2)

- Ее настоящий герой (и.с. Любовный роман (Радуга)-1198) 183 Кб, 84с. (скачать fb2) - Триш Уайли

Настройки текста:



Триш УАЙЛИ ЕЕ НАСТОЯЩИЙ ГЕРОЙ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джек Льюис стоял в дверях гостиной.

Дождевые капли все еще струились по его широким плечам. Кэтрин, сжимая в руках его мокрую рубашку, замерла.

У нее перехватило дыхание. Никогда еще она не чувствовала себя такой женственной и в то же время уязвимой.

— Ты не можешь оторвать глаз от меня.

Она смутилась.

— Разве?

Джек улыбнулся, его глаза вспыхнули, когда он заметил ее горящие щеки.

— Тебе нравится то, что ты видишь, леди Кэтрин?

Кэтрин смело посмотрела на него:

— Может быть.

Она была потрясена своим превращением из хорошо воспитанной леди в кокетливую женщину. Когда это произошло? Может быть, она слишком долго жила без мужчины и поэтому герцог завладел всеми ее мыслями и мечтами?

Одно время ей казалось, что Джек несколько староват, чтобы воплотить их. Однако он был очень красив — с длинными, спадающими на плечи волосами и завораживающими голубыми глазами.

Он подошел ближе. Затем еще ближе. Пристально посмотрел на нее и слегка улыбнулся.

— Хочешь ли ты увидеть больше?

Ее светло-серые глаза устремились на него.

Она попыталась глубоко вздохнуть, но мешал корсет.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — настаивал Джек.

Дождь шумел за окном, свистел ветер. Зимняя буря бушевала так же сильно, как и ее желание. Одну ночь. Всего одну ночь Кэтрин может прожить, — осуществив все свои фантазии. Никогда она не будет винить себя за эту ночь, проведенную с ним, и сохранит ее в памяти на всю жизнь.

— Я хочу, чтобы ты меня поцеловал.

Он улыбнулся.

— Это все, чего ты хочешь?

Она бросила его рубашку на Поя.

— У меня есть выбор?

Джек взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в глаза. Он приблизился к ней вплотную, так что она ощутила жар его тела.

— Мы можем делать все, что ты пожелаешь, леди Кэтрин. В мире нет ничего, что бы сдерживало твои самые дерзкие фантазии.

У нее подогнулись колени…

* * *

— Перестань орать, Персиваль, и убирайся с клавиатуры.

Большой кот посмотрел на нее с удивлением, когда она прогнала его со стола. Сейчас около восьми часов. Персиваль всегда ужинает в это время, независимо от того, занята его хозяйка или нет.

— Все эти годы я добиваюсь известности, однако жизнь моя подчинена существу, для которого самое большое удовольствие — это пойманная мышь. — Усмехнувшись своему отражению в окне, Тэра достала кошачий корм. — Очередной приятный вечер писательницы Тэры Девлин. С маской на лице она сидит в домашнем халате и удобных мягких тапочках. У Тэры самая модная прическа. Помимо этого, Тэра одинока и никому не нужна. Она все еще сохраняет оптимизм, но шансов встретить подходящего человека у нее столько же, сколько возможностей слетать на Луну. Леди и джентльмены, возьмите ее с собой, потому что она слишком долго прожила в одиночестве!..

Неожиданно послышался звонок в дверь.

— Наконец-то. Некий симпатичный незнакомец явился, чтобы вызволить меня!

Кот внимательно наблюдал за ней. Тэра бросилась в прихожую, поправила халат и открыла дверь. Перед ней стоял в мужчина в мокрой одежде. Он отряхнулся и посмотрел на нее голубыми-голубыми глазами.

Тэра в изумлении уставилась на него.

Он окинул ее долгим взглядом, начиная с лица, покрытого лимонного цвета маской, и заканчивая маленькими ступнями. Затем широко улыбнулся.

— Я не вовремя?

Она судорожно сглотнула. Да, он здесь, мужчина ее мечты, в ее доме. Может, уже настало Рождество? Какой подарок! Вода стекала с его волос. Разве идет дождь?

Он протянул ей большую руку.

— Здравствуйте.

— Сейчас идет дождь или вы приняли душ?

— Ox… — Он снова потряс головой, и капли воды разлетелись в разные стороны. — Да, дождь.

Разве вы не слышите? Настоящая осень.

— Нет, я была… — Она оглянулась на компьютер, но не стала объяснять, о чем писала. — Я была занята.

— Искали что-нибудь в Интернете?

— Не совсем. — Тэра усмехнулась. Она все еще говорит с предметом своих фантазий, и он не исчезает.

— Извините.

— Наверное, я выгляжу ужасно.

Он рассмеялся:

— Не волнуйтесь. Мне нравятся ваши тапочки.

— О, какой ужас.

— Все в порядке. Вы же не ждали, что какой-то парень явится к вам без приглашения, верно?

Тэра посмотрела на его улыбающееся лицо, отметив ровные белые зубы и чувственный рот.

Теперь незнакомец казался ей еще красивее. Высокий, с широкими плечами и длинными ногами, он выглядел очень эффектно. Она снова взглянула ему в глаза и покраснела, поняв, что он читает ее мысли.

— Я думаю, вы заблудились.

— Нет, не заблудился. Я нахожусь там, куда направлялся. — Он снова протянул руку. — Я ваш сосед.

Недоумевая, Тэра подняла бровь.

— Шутите? Неужели вы приобрели соседнюю развалюху? Вы сошли с ума!

— Что-то вроде того. Я люблю восстанавливать руины.

Тэра улыбнулась.

— Тогда вы нашли нужный дом. Я Тэра Девлин. И обычно выгляжу совсем по-другому.

— Правда? Вы меня заинтриговали. Теперь мне интересно узнать, как вы выглядите обычно. — Он задержал ее ладонь в своей. — Думаю, что не буду разочарован.

Тэра вырвала свою руку, чтобы поправить халат.

— У вас, должно быть, необыкновенное зрение, если вы способны разглядеть что-нибудь под этим, — пробормотала Тэра, сделав в воздухе выразительный жест вокруг своего лица.

— У меня чутье на такие вещи.

— Охотно верю. — Ну да, конечно, она слышала, как соседи говорили о нем. Девушка слегка поморщилась, представляя, как выглядит в этой своей дурацкой маске. — Ну, и какова причина, по которой вы пришли ко мне? Или вас привела сюда интуиция?

— Он дружелюбно улыбнулся:

— Причина очень простая. У меня сломался джип. Я должен позвонить механику, иначе завтра не доберусь до работы.

— У вас нет телефона?

— Нет, пока еще не провели. — Он достал из кармана мобильник. — А этот здесь не работает.

Их взгляды снова встретились. Мужчина улыбнулся шире, ямочки на его щеках стали глубже.

— Итак, могу ли я воспользоваться вашим телефоном?

Тэра продолжала смотреть на него. Он казался ей очень сексуальным, с ее точки зрения, конечно. Не красавец, но привлекательный — уж точно. Грубый свитер, поношенные джинсы и тяжелые ботинки. А губы, а глаза! У нее неожиданно пересохло в горле.

— Тэра?

Пульс участился, когда он внезапно назвал ее по имени. Глаза не отрывались от его губ. Она постаралась собраться с мыслями.

— Телефон находится там.

Он пошел туда, куда указывал ее палец. Тэра не отрывала от него глаз, пока он набирал номер.

В уме она уже заканчивала свою книгу, где этот незнакомец был главным героем.

— Здравствуйте. Да, мой джип сломался на При брежном шоссе, и я хотел узнать, не можете ли вы его починить. Да, через полчаса подойдет. Я встречу вас внизу. Мое имя? Льюис. Джек Льюис.

— Повторите, пожалуйста, как вас зовут?

Джек положил трубку и посмотрел на девушку. Она действительно была какой-то необычной.

Он ни разу ее не видел, с тех пор как перебрался сюда. Только свет в окне напоминал о том, что у него действительно есть соседка.

— Извините, я должен был представиться. Меня зовут Джек.

— Джек Льюис?

— Да. — Он снова — в который раз! — улыбнулся. — Может быть, вы смоете маску? Мои сестры говорят, что у них появляется сыпь, если они оставляют ее надолго.

Тэра не двинулась с места.

— Нет, дайте мне собраться с мыслями. Вас зовут Джек Льюис, и ваша машина стоит сломанная на Прибрежном шоссе.

Джек удивленно на нее взглянул, но решил продолжить игру.

— Да. Это что-то означает?

— Видите ли, этого не может быть. — Ее смех прозвучал необычно даже для нее самой. — Это просто невозможно.

— Что именно?

Ее серые глаза внимательно смотрели на него.

— Все. Потому что я вас выдумала. Вы — часть моего воображения. Вы просто не можете существовать. — Она покраснела и махнула рукой в сторону компьютера.

Джек повернулся и увидел.., большого толстого кота.

— Милое создание. — Он ненавидел кошек.

— Вы хотите пошутить надо мной, не правда ли? Кто попросил вас это сделать?

— Это не шутка. — Он послал ей один из самых искренних взглядов. — Я действительно Джек Льюис. И был им всю свою жизнь, с тех пор как родители дали мне имя. И джип существует. Голубой. Я не знаю, о чем вы говорите. Не понимаю. Но все равно спасибо за телефон.

Он направился к двери. Дождь начал стихать.

Сумасбродка последовала за ним.

— Сколько вам лет?

— Тридцать один.

— Хорошо. Но это очень много. — Она задумчиво закусила губу, размышляя о чем-то, потом скрестила руки на груди. — Хорошо, а сколько у вас сестер? — (Джек поднял бровь.) — Четыре?

— Что за черт! Откуда вы знаете?

Джек, встревоженный столь необычной беседой, посмотрел на дверь. До нее оставалось несколько шагов. Он легко может улизнуть. Кроме того, он занимался баскетболом, так что знает, как следует увернуться и выскочить наружу.

— Вы читали книгу?

— Какую книгу?

— Мою! Элеонора давала вам черновик?

— Послушайте, мисс… — Джек сделал шаг к двери, но остановился. — Я не знаю никакой Элеоноры. Если только вы не имеете в виду мою бабушку, но ей восемьдесят два года, и она живет в Гэлуэе.

Тэра встала перед ним, загораживая дорогу.

— Я не о бабушке говорю. Элеонора попросила вас сделать это, чтобы развлечь меня? — Догадка мелькнула в ее глазах. — Может быть, вы жиголо?

Джек удивленно моргнул.

— Что?

— Это мужчина, который…

— Я знаю.

— Она наняла вас для.., для… — Тэра нервно сглотнула, ее пульс отбивал бешеный ритм. — Ну, вы знаете, для чего.

Джек смотрел на трясущиеся руки странной девушки. Он заметил, что края ее рубашки выбились из-под халата. Его охватила дрожь, когда он увидел обнаженную кожу. Нужно немедленно уходить.

— Вы знаете обо мне больше, чем я сам.

Глаза Тэры расширились. Ее голос дрожал:

— Думаю, вам следует уйти.

Джек подошел к ней ближе.

— Кем вы меня вообразили? Обольстителем?

— Джек Льюис меня не обольстит.

И снова он поднял бровь.

— Почему нет?

— Ну, потому что. — (Он улыбнулся, услышав ее неуверенный ответ.) — Потому что я не его тип.

— Какой же тип женщин он предпочитает?

— Красивых. — Она прислонилась к двери. — Маленьких, уверенных, элегантных и.., сексуальных.

Джек улыбнулся.

— Кто это сказал? Может быть, ему нравятся симпатичные женщины, умные, с великолепным чувством юмора.

— Вы не Джек Льюис.

— Я — Джек.

— Нет, вы не он.

Джек вздохнул.

— Пожалуйста, поверьте, меня никто сюда не посылал. Вы единственная моя соседка, и у вас горел свет.

Тэра взглянула на него.

— Я должна извиниться?

— Ну хорошо, предположим, кто-то решил, что тебе надо переспать с парнем, и прислал жиголо.

— Мне это не нужно!

— Серьезно? Ты живешь одна, черт знает где, в компании с котом. И в субботу вечером делаешь маску, расчесываешь волосы и расхаживаешь по дому в халате.

— Кто ты такой, если думаешь, что со мной можно так разговаривать?

— Я прав, не так ли? — Джек усмехнулся, подойдя к ней еще ближе. — Когда в последний раз ты занималась сексом?

Тэре пришлось схватиться за дверную ручку, чтобы не упасть. Через мгновение она распахнула дверь и толкнула Джека в грудь.

— Ты, красавчик, прочь из моего дома!

Джек нахмурился, понимая, что зашел слишком далеко.

— Послушай, у нас получилось неудачное начало. Мы соседи, так, может быть, стоит хотя бы попробовать?..

— Прочь!

Джек покачал головой.

— Хорошо. Счастливо. Живи как знаешь. — Он вышел, глубоко вздохнул. — А ты крепкий орешек.

Тэра отказалась от общения с новым соседом.

Она могла спокойно прожить и без него. И все-таки существовало, несмотря ни на что, нечто общее между ее героем и этим симпатичным парнем…

Однако забыть о его появлении было трудно.

Особенно если оказываешься в небольшом магазинчике, который являлся своего рода клубом Росс-Пойнта.

Тэра провела в нем много времени в поисках необходимых продуктов. Не ее вина, что она никак не могла найти нужную упаковку супа. И не ее вина, что покупатели громко разговаривали.

Не слушать было невозможно.

— И он не женат, знаете ли, — заявила миссис Доннелли. — Человек просто обязан иметь прекрасную жену в его возрасте. Как вы думаете?

— Дорогая Джеральдина, неужели вы считаете, что все люди, достигшие тридцати, выходят замуж или женятся? — возразила миссис Макхай. Это всего лишь необычно, вот и все. Почему он все еще не женат? Должна быть причина. Кстати, наша Филомена не замужем, да и живет всего в десяти милях отсюда.

Шейла Митчелл, ближайшая соседка Тэры, снисходительно улыбнулась, выглядывая из-за кассы.

— А теперь, дамы, подумайте, может быть, это его шанс?

Обе женщины посмотрели на нее.

— А почему бы и нет? — Эдит Макхай снова привлекла к себе внимание. — Что с ним не так, если его семья до сих пор не присмотрела ему подходящую девушку? Он взял телефон у Фионы, однако не потрудился позвонить. Уж она поставила бы все на свое место.

Шейла продолжила, спокойно улыбаясь:

— В наши дни не так-то просто найти достойную кандидатуру в невесты. Их не так много. Может быть, он не позвонил, потому что был занят.

— А его манеры, Шейла? Филомена пригласила его на ужин, а он даже не потрудился прислать ей ответ. Я слышала, что он разговаривал почти со всеми местными девушками, но ни одну не пригласил на свидание. Так не поступают в его годы.

Три пары глаз неожиданно уставились на Тэру. Она улыбнулась и поздоровалась.

Эдит вздохнула:

— Ни одного взгляда, ты понимаешь, Тэра?

— Ты очарована своим новым соседом? — поинтересовалась Шейла.

Тэра изумленно подняла бровь.

— Я?!

Она встречалась с мужчинами только в своих книгах. Так гораздо надежнее. Меньше вовлеченности. Никаких разбитых сердец в доме Тэры, за исключением тех, которых она создавала в своем воображении и затем забывала…

Шейла улыбнулась, а Эдит и Джеральдина принялись внимательно изучать Тэру.

— Да, ты. Мы тут беседуем о Джеке Льюисе. Ты живешь рядом с ним. Ты с ним уже встречалась?

Тэра почувствовала, как ее щеки розовеют.

— А вы уверены, что его зовут именно так?

Джеральдина Доннелли предположила:

— Думаю, Шейла лучше других знает, как его зовут. Ведь она работает еще и почтальоном.

— Ну, я проверила его водительское удостоверение, — смутилась Шейла. — Таковы правила. Мы должны в первый раз увидеть какой-нибудь документ с фотографией. Вы не можете себе представить, какое количество воров приезжают сюда летом.

Тэра повернулась к Шейле.

— И ты уверена, что там было написано «Джек Льюс»?

— Конечно. Ну и все-таки, ты его встречала?

Тэра кивнула, уставившись на коробку, которую держала в руке.

— Он заходил. У тебя есть какой-нибудь томатный суп?

— Слева от тебя. Вторая полка снизу. И когда это он заходил? Ты его пригласила?

Тэра поставила на место грибной суп и взяла томатный.

— Его джип сломался, и ему нужен был телефон, чтобы позвонить в мастерскую.

— И что ты о нем думаешь?

Тэра тщательно избегала взгляда Шейлы.

— Ну, понимаешь, я не так уж долго с ним разговаривала. Уверена, он очень симпатичный. Она понизила голос до шепота. — Необыкновенно.

— И абсолютно одинокий, как мы слышали. — Эдит подчеркнула слово «одинокий», подняв при этом бровь. — Не настолько уродливый, чтобы его нельзя было представить рядом с собой за завтраком, я думаю.

Шейла рассмеялась, Джеральдина застыла в шоке, а Тэра залилась румянцем.

— Не уверена, что я все рассмотрела, миссис Макхай. Но этот человек показался мне достаточно умелым, чтобы завтракать самостоятельно.

Шейла дружелюбно улыбнулась:

— Не волнуйся, Тэра, и не обижайся на нас. Я уверена, он станет хорошим соседом. Приятно иметь друга, близкого тебе по возрасту. Просто проверь, не ведет ли он себя с тобой так, как с Фионой или Филоменой, и тогда пригласи его на ланч в воскресенье. Мы можем устроить праздник.

О да, это было бы приятно. Тэра просияла, но тут же сникла.

— Я уверена, что он очень занят. Потребуется бульдозер, чтобы его участок выглядел так, как он должен выглядеть. — Она посмотрела на женщин. — И я сомневаюсь, что Льюис одинок. Тогда бы он не вел себя так грубо с Фионой и Филоменой.

— Ну, если ты изменишь свое мнение…

— Спасибо, Шейла.

Ее уши горели, пока она переходила через улицу. Старые злые ведьмы! Интересно, как ее сосед справляется с ними, не доводя дело до убийства?

Сворачивая на узкую тропинку, которая вела в небольшую деревню, где стоял ее дом, Тэра улыбнулась. Пока ничего плохого сегодня не случилось. Чистое голубое небо простиралось над ее головой. И волны, отражая тот же голубой цвет, разбивались об утес. Это было прекрасно. Именно поэтому Тэра оставалась в Росс-Пойнте, чтобы писать свою книгу.

Девушка прошла мимо владений Джека. Когда-то это был симпатичный дом, но годы забвения превратили его в нечто невообразимое. Тэра остановилась на мгновение и закрыла глаза, представляя, как он выглядел, когда в нем жили люди. Затем она направилась к своему маленькому домику. Это была ее крепость, отделяющая девушку от огромного злого мира.

Краем глаза Тэра заметила какое-то движение.

Осторожно прокравшись за угол, она увидела лестницу и человека на ней. Знаменитый Джек Льюис, без сомнения!

Она старалась не смотреть, как джинсы идеально облегают его ноги, как красная майка подчеркивает рельефные мышцы.

Тэра понимала, что наблюдение, которым она занимается с некоторых пор, смехотворно. Как будто нельзя думать о чем-нибудь еще. Но прекратить подсматривать она была не в силах.

И вдруг она заметила, как лестница внезапно закачалась. Ну, конечно! Глава вторая, страница двадцать три. Джек Льюис сорвался и сломал лодыжку. Так написано в ее книге. Интересно, сколько времени этот идиот собирается привлекать ее внимание?

Лестница снова опасно покачнулась, руки мужчины разжались. С громким криком настоящий, живой, непридуманный Джек Льюис полетел вниз.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джек увидел ее идущей мимо его дома. Загадочную соседку не так-то легко было узнать без лимонной маски и ужасного халата. Но он знал, что это она — в обтягивающих джинсах и серой майке, плотно облегающей стройное тело.

Она покинула свой домик менее получаса назад и теперь возвращается, опустив голову. Это вызвало у него приступ раздражения. Она что, все время собирается смотреть под ноги, проходя мимо? Это же нелепо!

Вначале, подумав, что она, скорее всего, пошла в магазин, Джек хотел дождаться ее на улице и по-соседски завести разговор. Тогда она не сумеет его проигнорировать. В конце концов, он уже давно поселился в этом доме, и она не может избегать его столь долгое время. Это выходило как-то по-детски. Кроме всего прочего, она самая симпатичная женщина в здешних местах.

Но затем Джек решил не торчать на улице, а использовать в своих целях лестницу, чтобы содрать с наличника раздражавшую его доску.

Он стоял наверху, она наблюдала за ним. Участок, должно быть, кажется ей грудой хлама, но это не волновало Джека. Кто-то любил этот дом, значит, он добьется того, чтобы снова сделать его прежним.

Соседка закрыла глаза и улыбнулась. Джек с трудом проглотил слюну. Господи боже! Ее голова была поднята вверх, ветер играл с золотистыми волосами.

Джек решил просто обнаружить свое присутствие и поздороваться, но тут лестница внезапно заскрипела… Черт возьми! Падение было эффектным, но он слишком сильно ударился.

Тэра выскочила из-за угла и бросилась к нему.

— С тобой все в порядке? — Она опустилась на колени, ощупала его голову, руки, грудь и ноги.

Безусловно, она совсем не злопамятна. — Ты меня слышишь?

Ему стало стыдно, и он открыл глаза и слабо улыбнулся.

— Здравствуй.

Она улыбнулась в ответ, ее взгляд стал мягче.

— Привет! У тебя что-нибудь болит?

У него почему-то заныла грудь. Может быть, простудился? У этой малышки необыкновенные глаза — строгие и нежные. Джек продолжал улыбаться, как идиот. Она разговаривает с ним. Задача выполнена.

— Все в порядке. По крайней мере я так думаю.

Тэра покраснела от его улыбки.

— Ты не повредил себе голову?

— Если даже и так, я сам виноват — не укрепил лестницу как следует. Обычно этого не случается.

Загадочный свет струился из ее глаз.

— Правда? — зачем-то спросила Тэра — Ты о чем? Что это моя вина или что я не всегда такой тупой?

— Последнее.

Он рассмеялся, приподнимась на локтях, и губы Тэры дрогнули.

— Я так и понял. Хорошо, что я приземлился на самое мягкое место в теле.

Улыбка застыла на ее устах, когда Джек попытался встать на ноги.

— Что ты сейчас делаешь?!

— То, что люди делают много веков подряд. Встаю.

— Умник, — вздохнула Тэра.

— В прошлую нашу встречу ты меня таковым не сочла.

Подозрительно глядя на него, Тэра слегка отодвинулась.

Он попытался сменить тему:

— У тебя есть братья или сестры?

— Брат.

— Старший или младший?

Тэра не ответила. С минуту они молча смотрели друг другу в глаза. Если он способен вести беседу, значит, точно не умирает.

— Ну, если у тебя нет сотрясения или чего-нибудь еще…

Джек среагировал мгновенно:

— У меня шишка на затылке и немного кружится голова. Но это пройдет.

Тэра колебалась, не зная, поверить ему на этот раз или нет. Кроме всего прочего, с его репутацией…

Пытаясь подняться, Джек зашатался и сел.

Возможно, у него сотрясение мозга. Она не может бросить его на произвол судьбы, не так ли?

Джек заметил неуверенность на ее лице. Тэра со вздохом наклонилась поближе и привела в порядок его волосы. А он глаз не мог оторвать от ее восхитительных бедер.

Изучая затылок Джека, Тэра все же заметила, куда он смотрит. Немного смущаясь, она про себя решила, что это весьма приятно.

Хотя, конечно, трудно поверить в то, что он может быть приятным парнем. Выслушав пересуды в магазинчике, она позволила разыграться своему воображению. И поступила крайне неблагоразумно. Узнав его имя, она подумала о герое своей книги, которого создала и успела полюбить.

Теперь писательница каким-то странным, непостижимым образом превращается в героиню собственного романа. А это уже никуда не годится.

Ее пальцы нащупали шишку.

— У тебя сотрясение.

— Ты думала, я лгу?

— А ты способен? — Она взглянула на его изменившееся лицо. — Слушай, мне, наверное, следует как можно дольше разговаривать с тобой, чтобы ты не потерял сознание. Ну.., так пишут в книгах.

— Разговаривать? — Он хитро улыбнулся. — Наверное.

А, вот оно что! Значит, он так поступает со всеми приглянувшимися ему девушками.

— Можешь выбросить это из головы. Со мной этот номер не пройдет.

— Что не пройдет?

— Заигрывание — Ее пальцы по-прежнему оставались на его затылке. — Я независимая, живу сама по себе. Ясно?

Джек усмехнулся:

— Это звучит как вызов.

Ах, вот как он все истолковал! Подняв глаза к небу, Тэра убрала руку с его затылка и помогла ему встать.

— Ты всегда волочишься за женщинами, когда они дают тебе повод?

— Ты очень цинична, — улыбнулся Джек. — Тебе не приходило в голову, что женщины могут найти во мне что-то хорошее? Есть же во мне какие-то положительные черты.

Тэра вздохнула.

— Не знаю. Раздражающие манеры — это не то, что женщина ищет в мужчине.

— Похоже, ты эксперт в таких вопросах. — Он взял ее за руку.

— Думаю, да. — Тэра попыталась высвободить ладонь. — Ведь я сама — женщина.

Он не отпускал ее.

— Может быть, ты сексопатолог?

Несмотря на все усилия быть серьезной, Тэра рассмеялась:

— А вот это тебе наверняка понравилось бы, не так ли? Каждый мужчина мечтает о порнозвезде.

— Ты не…

Она ткнула пальчиком в его грудь.

— Лучше не продолжай.

— Ну, хорошо, тогда придется напрячь свою фантазию, чтобы понять, чем ты занимаешься. Он потянул ее к себе. — Итак, Тэра Девлин, чем ты занимаешься, если это позволяет тебе судить о том, чего хотят все женщины?

— Ты знаешь, чем я занимаюсь.

— Разве спросил бы, если бы знал? Ну, скажем, я очень забывчив. Однако в одном меня одолевают сомнения — сможем ли мы подружиться. Кажется, ты очень злопамятна.

Он действительно очарователен.

— Ты прекратишь наконец?

— Прекращу — что?

— Заигрывать. — Тэра дважды дернула рукой. Серьезно.

— Почему?

Тэре захотелось кричать. Она никогда не встречала мужчины, который бы ее так сильно раздражал и одновременно привлекал.

— Ты отпустишь наконец мою руку?

Он только сжал ее крепче.

— Зачем?

Тэра придвинулась ближе и наступила ему на ногу.

— Ой! — Джек тут же выпустил ее ладонь и отскочил. — Больно!

Тэра скрестила руки на груди.

— Этого я и добивалась, правда, надеялась, что заодно отвалится твоя дурная голова.

Его брови взлетели наверх, но тут же он громко рассмеялся.

— Мне нравится жить с тобой рядом. Думаю, ты всегда будешь ставить меня на ноги, если я упаду.

— Я не собиралась ставить тебя на ноги!

— Ну, давай же, признайся — неужели тебе это хоть немного не понравилось?

Она могла сказать, «нет», хотя это было бы не совсем правдиво. Однако городские дамы считали Льюиса негодяем. И Тэре совсем не хотелось быть осмеянной им. Такое уже случалось с ней раньше.

Вот в чем крылась причина ее одиночества.

Уж лучше быть одной, самой по себе.

Однако сейчас происходило то, что было в ее книге. Странно, не правда ли?

И это падение…

— Как ты упал с лестницы?

Джек взглянул на нее.

— Земное притяжение.

— Нет, идиот. Назови настоящую причину.

— Ну, она.., сломалась, я и свалился. — Он улыбнулся. — Но притяжение помогло.

Он явно что-то скрывал. Тэра поняла это по его взгляду.

— Нет, было что-то еще, да?

— Я просто не понимаю, о чем ты говоришь.

— Думаю, понимаешь. Итак, когда ты ответишь мне на вопрос, кто ты такой? Я жду.

— Ты знаешь, кто я такой. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Мы уже говорили об этом. Что тебе нужно для того, чтобы поверить? Фото на документах?

— Я уже знаю, что у тебя написано в документах. Шейла, работающая на почте, говорила мне. Тэра потрясла головой. — Но я писала о том, как ты застрял на дороге, и о том, как упал с лестницы, тоже. Тебе не кажется, что все это немного нелепо?

— Итак, ты писательница. Что же ты такое написала, что предсказывает будущее? Гороскопы?

Тэра покраснела. Она никогда не стыдилась того, чем занимается. Но неожиданно в присутствии этого необыкновенно сексуального мужчины, который не перестает заигрывать с ней, она почувствовала неловкость. Взяв себя в руки, Тэра слегка приподняла подбородок.

— Я пишу исторический роман с любовными приключениями.

Уголки его рта опустились.

— Роман? О любящих сердцах и букете невесты в финале?

— Вообще-то, нет. Это повествование о чувствах, если тебе знакомо такое.

Джек старался сохранить серьезное выражение лица.

— И что это означает?

Тэра закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

— Означает то, что в нем обращаются к человеческим эмоциям. — Она усмехнулась, припомнив издательскую рекламу, но продолжила:

— В этих романах есть герои и героини, чей опыт подходит нашим читателям. Да и сюжет чаще всего развивается по законам наших дней.

Джеку потребовалось время, чтобы переварить все это. Потом он улыбнулся:

— Мы оба знаем, что в современных отношениях физическая близость играет большую роль, чем много лет назад.

— Зависит от принципов и людей, но вообще да.

— Итак, о романах. — Джек тщательно подыскивал нужные слова. — Если они реалистичны, значит, в них присутствует элемент физического контакта, не правда ли?

Тэра сглотнула, мечтая покончить с этим разговором.

— Да, правда.

Джек помолчал.

— Хочешь знать мое мнение, мисс Тэра? Ты пишешь о сексе!

Она отвернулась и пошла к себе, бросив напоследок:

— Не все на свете вращается вокруг горизонтального положения.

Он не отставал.

— Что значит «горизонтальное положение»? Я, похоже, так не пробовал. Может, пояснишь?

— Пропади ты пропадом! — Тэра остановилась и повернулась к нему. — Ее глаза злобно сверкали. Ты самый навязчивый человек на свете.

— Тебе надо чаще встречаться с людьми.

— Я ухожу.

— Еще не время. — Джек подошел поближе, обнял ее и поцеловал.

Как это могло случиться? Да, она писала о поцелуях каждый день. Но в реальной жизни такое происходило не слишком часто. По крайней мере с ней.

Подлец, в подлинности имени которого она сомневалась, целует ее. Да, он хорошо сложен, привлекателен, но при этом остается полнейшим негодяем.

Конечно, Тэра и раньше целовалась с мужчинами, не зная о них почти ничего. Льюиса она знала лучше, благодаря всем сплетням, Фионам и Филоменам. Так что следовало быть готовой к этому. Его репутация подтверждается. Не стоит удивляться.

Но самое необычное заключалось в том, что ей понравилось целоваться с ним. Совсем не плохо. Прямо-таки воплощенные фантазии…

Она стояла, абсолютно не двигаясь, предоставив инициативу Джеку и заодно прикидывая, как сей опыт в дальнейшем использовать в романе.

Сила. Тэра ощущала мощь его тела, когда оно касалось ее. Она чувствовала себя в его объятиях маленькой, уязвимой и очень женственной.

Запах. Исходил ли он от его кожи или от чего-либо еще — он был чарующим.

Приятное тепло. Его рот был слегка открыт, и язык скользил по ее губам, вызывая жаркие волны в теле. Ммм…

В эту минуту Джек улыбнулся, и Тэра поняла, что сопротивление бесполезно.

Ее сумка упала на землю. Тэра подхватила ее, замахнулась и ударила его. Джек чуть не свалился от неожиданности, но удержался на ногах и прижал руку к глазу.

— Ты высокомерный…

— Что у тебя в сумке?

— Какого черта ты целовал меня?

Он неопределенно хмыкнул.

— Мне показалось, это была хорошая идея. Что тебе не понравилось? Может быть, ты это уже описала?

— Если ты до меня еще раз дотронешься, я вызову полицию, слышишь? Они последят за тобой.

— Я видел здешнего полицейского и скажу откровенно: этому парню не помешают новые очки, иначе он не сможет разглядеть даже слона, не то что меня. Должен признаться — если я не получил сотрясение раньше, то сейчас уж точно заработал его. — Он слегка смутился.

— Ты не имеешь права целовать женщину, если она этого не хочет… — Тэра запнулась, придя в ужас при виде подбитого глаза. — Господи! — Она положила руку ему на плечо и закусила губу. Извини меня.

— Ты забыла ответить на мой вопрос. У тебя там что, кирпичи в сумке?

— Нет, томатный суп.

— Ты ударила меня томатным супом?

Тэра смущенно улыбнулась.

— Можешь гордиться. Наверняка это первый случай в твоей жизни.

— И ты действительно хочешь вызвать полицию?

— Лучше я полечу твой глаз.

Они зашли в дом. Тэра оглядела большие пустынные комнаты с ободранными стенами.

— Куда идти?

— В кухню. — Джек показал. — Мне нужны лед и хорошая выпивка.

Он сел за стол, а Тэра направилась к холодильнику и открыла морозильник.

— Льда нет.

— Возьми замороженные овощи.

Тэра села напротив него за стол, поставив сумку перед собой. Чувство вины давило на нее.

Даже подлец не заслуживает того, что она сделала с Джеком.

— Мне правда очень жаль, что я ударила тебя.

Но это была самозащита. Ты не должен был так меня целовать.

Джек вздохнул:

— Хорошо. А как я должен был тебя целовать?

— Ты вообще не должен был прикасаться ко мне. — Она свела брови на переносице. Весь ее вид выражал одновременно разочарование и раздраженность. — Пока я сама не попросила.

— Ты всегда просишь мужчину поцеловать тебя? Или инструктируешь каждый раз? Например, «поцелуй меня сейчас» или «ты не хочешь уложить меня на пол», а потом…

Ее сердитый взгляд заставил Джека воздержаться от дальнейших высказываний. Тэра хранила молчание, но взгляд от Джека не отводила.

— Как насчет того, чтобы заключить перемирие? — спросил он.

— Какое перемирие?

— Мы договоримся не кидать друг в друга разные вещи, не ругаться и попытаться быть друзьями.

— Друзьями? И это говоришь ты? — Тэра покачала головой. — Не думаю, что у нас получится, если честно.

— Почему нет?

— Мы не поладим.

— Откуда ты знаешь? Мы еще не пробовали.

— Я только что ударила тебя банкой с супом.

— Ладно уж. — Джек слабо улыбнулся. — Но ты должна признать, что жизнь не так уж скучна, когда мы вместе. — Его рука непроизвольно потянулась вверх, чтобы ощупать поврежденный глаз.

— Ты готов рискнуть вторым глазом? — поинтересовалась Тэра.

— Обещаешь, что в следующий раз это будет что-нибудь помягче?

Она улыбнулась:

— Ты сумасшедший. Поклянись, что не будешь заигрывать со мной. Справишься?

— Нет.

— Ну, в таком случае…

— Флирт — свойство моего характера. Это что-то такое, что я делаю, не думая.

— Кто это сказал? Твое эго?

— Мои сестры. Они предупреждали, что когда-нибудь это доведет меня до беды. — Джек снял пакет с замороженными овощами с глаза. — И сегодня это, похоже случилось.

— Тогда я не представляю, как мы можем стать друзьями.

Джек улыбнулся, его взгляд потеплел.

— Тебе придется отучить меня от дурных привычек или смириться с ними, когда ты познакомишься со мной поближе.

Тэра вздохнула и, немного помолчав, спросила:

— Почему ты хочешь дружить со мной?

Он пожал плечами.

— По какой-то необъяснимой причине. Может быть, ты мне просто нравишься.

Тэра долго молча смотрела на него. Джек ждал.

Конечно, интересно познакомиться с ним ближе и побольше узнать о нем. В одном он прав: жизнь не скучна, когда они сталкиваются. И они — соседи.

Будет немного странно, если им не удастся поладить.

Возможно, это пригодится ей в работе. Следует получше выяснить, что такое — быть негодяем.

Исследование личности Джека может очень помочь, тем более что она уже знает, что он подлец.

А значит, устоит против его чар. Она просто должна пройти весь этот трудный путь и не давать свободы своей фантазии. Если все держать под контролем, ничего плохого не произойдет.

— Можешь поцеловать меня еще раз.

— Я не буду тебя целовать. Или использовать что-нибудь еще из моего старого репертуара. Он ухмыльнулся. — Пока ты меня сама об этом не попросишь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джек хотел Кэтрин — с того самого момента, как увидел ее. Она привлекала его, интриговала, завораживала. Это было самое большое приключение в его жизни.

Их последняя встреча отпечаталась в его памяти. И все равно он был рад тому, что они не занимались любовью. Возможно, такая поспешность вызывала бы в ней чувство раскаяния.

Джеку не хотелось, чтобы это произошло.

Он наблюдал, как она ходит по комнате. Кэтрин стала для него центром Вселенной. Красивая, сияющая, веселая, находящая добрые слова для каждого человека.

Джек не хотел, чтобы она дарила свое очарование кому-либо еще, кроме него. Он ревновал ее ко всем окружающим.

Когда она наконец приблизилась, он обнял ее за шею.

— Это платье вызовет настоящий скандал.

Ты знаешь об этом?

Она задрожала, услышав его голос. Все, что он делал и говорил, производило на нее огромное впечатление. Глаза Джека медленно скользили по ее платью, купленному в испанском магазине.

— Я думаю, оно прекрасно. — Она посмотрела на красный шелк, затем на его рубашку, и наконец их глаза встретились. — Что в нем скандального?

Джек улыбнулся.

— Так говорит мое воображение.

— И что дальше?

— Оно напоминает мне о капитанской каюте, о том, как я впервые увидел тебя в этом платье, и о том, что скрыто под ним.

* * *

— Это роман про меня?

Тэра подбежала к окну, услышав его голос.

— Рада тебя видеть.

Начиная с прошлой недели, они общались каждый день.

Джек усмехнулся.

— Я тоже по тебе соскучился. Итак, я получу это?

— Что именно?

— Ты знаешь. — Он подмигнул ей. — Это.

Закрыв глаза, Тэра сделала глубокий вдох и улыбнулась.

— Как поживает сегодня утром главный герой моего романа?

— Как всегда, лучше, когда видит твое улыбающееся лицо. — Джек подошел ближе к окну и попытался рассмотреть, что написано на экране компьютера. — Как идут дела?

Тэра нажала кнопку на мониторе, и тот немедленно выключился.

— Спасибо. Но тебя это не касается.

Ему вовсе не нужно знать, что она придумала несколько вариантов имени для главного героя и ни один не подходил. Она думала о Джеке из своего романа и о настоящем Джеке, и последний был негодяем. Это и заставляло ее изменить имя героя.

— Я хотел помочь тебе разобраться в душе твоего Джека.

Она кивнула.

— Да, помню, ты говорил мне об этом.

— Чтение твоего романа поможет мне узнать Джека как следует. — Он поправил прядь ее волос, улыбнувшись. — Поможет найти ключ к твоей загадке.

Ну что за невозможный человек!

— Ты и во сне флиртуешь? — поинтересовалась Тэра.

— Ты легко можешь узнать это.

Она невольно рассмеялась:

— Размечтался!

Джек мог быть очень приятным. Когда не был грубым, и не спорил, и не делал ничего раздражающего.

Он заметил тепло в ее глазах и почесал синяк под глазом.

— Опасная вещь — суп. — Джек провел ладонью по ее волосам. — Ладно, забудь об этом. Лучше помоги мне с краской.

Тэра удивилась неожиданному повороту.

— Краской?

— Да. Той краской, которой красят стены. — Он указал в сторону своего дома. — Его нужно покрасить, а то без слез не взглянешь. И так как я мужчина — хотя, может быть, этого ты еще не заметила, — мне больше нравятся неяркие тона.

Поправляя волосы, Тэра улыбнулась на его замечание.

— Откуда возьмется краска?

— Ты выберешь ее. — Он наклонился к ней. Если только ты не занята сейчас чем-нибудь более важным и интересным.

Тэра почувствовала, что ее губы пересохли, когда он посмотрел на нее долгим чувственным взглядом.

Переведя дыхание, она ответила:

— Знаешь, это смешно, но я думаю, что нет ничего более важного и интересного, чем искать с тобой краски для дома.

Театральным жестом Джек всплеснул руками.

— Я удивлен изменениями, которые происходят в тебе! Это просто невероятно.

— Переживешь.

— Думаю, да. Ну, давай же. Помоги мне сделать выбор.

Когда Тэра вышла на улицу, он в знак одобрения потрепал ее по щеке.

Магазин находился далеко, в тридцати милях, поэтому Джек решил купить побольше красок. И еще обои. Однако, хотя он и просил Тэру о помощи, они постоянно спорили.

— Никаких цветочков. Я не хочу обои с цветами.

— Как насчет мелких цветочков? Ну, совсем малюсеньких? В твоем доме может появиться женщина.

— Сомнительно.

— Без комментариев.

— Что это означает?

Она снова взяла в руки приглянувшийся ей рулон.

— Это очень хорошие обои, Джек.

Он скрестил руки на груди и нахмурился.

— Нет, правда, что означают твои слова? Я-то просто пошутил, а ты всерьез считаешь, что никто не захочет со мной жить? Ведь я очень влюбчивый.

Тэра рассмеялась.

— Кто бы сомневался! Женщины просто падают к твоим ногам.

— Вот и чудненько. — Он отобрал у нее рулон и прислонил его к стене. — Тогда поедем ко мне домой и сделаем — как ты это называешь? — что-то горизонтальное.

— А мне казалось, что мы занимаемся покупками.

Джек покачал головой.

— Не могу поверить, что ты проведешь со мной целый день, выбирая обои с цветочками, вместо того чтобы позволить мне вознести тебя на головокружительные высоты…

— В твоих способностях я нисколько не сомневаюсь. — Тэра покраснела, ее тело запылало от одного его взгляда. Как он ухитрялся делать это?

Дразнить и тут же пытаться уложить ее в постель? Нет, с ним нужно держаться настороже.

— Здравствуй, Джек.

Тэра посмотрела на женщину, которая остановилась рядом с ними. Она была потрясающая.

Просто великолепная. Как раз в такую влюбляется литературный Джек Льюис.

Взглянув на Джека, Тэра удивилась неожиданной перемене его настроения. Игривость исчезла, уступив место беспокойству.

— Сара?

— Вот так сюрприз. — Женщина взглянула на Тэру. — Ты не собираешься представить меня своей подруге?

— Нет.

Тэра бросила на Джека укоризненный взгляд и протянула руку.

— Тэра. Вообще-то мы только пытаемся стать друзьями.

Джек покосился на нее.

— Мы с Сарой.., давние знакомые.

Женщина приподняла бровь.

— Не старайся быть вежливым, Джек. У нас в прошлом было много общего, не правда ли?

Он покачал головой.

— Нет.

Тэра нервно рассмеялась:

— Ну, Джек, не груби.

Джек посмотрел на Тэру.

— Не учи меня, как мне себя вести. И сама умерь свой пыл. Вы не встретитесь больше, поверь мне.

Он направился к кассе, чтобы расплатиться за краски и обои.

— Он иногда бывает раздражительным, — сухо заметила Сара, провожая его взглядом.

Тэра улыбнулась ей.

— Я знаю.

— Вы его последняя подружка? Берегитесь!

— У меня иммунитет, — отшутилась Тэра.

— Он ужасно флиртует со всеми, такая уж у него натура.

— И об этом я уже знаю.

Сара подошла поближе к ней.

— Джек разобьет ваше сердце своим заигрыванием. Иногда он не может остановиться. Ему нельзя доверять.

— Не трудитесь предупреждать меня. Я не буду…

— О, вы будете. Увидите сами. Он не допускает, чтобы женщина одержала верх.

Тэра рассердилась на темноглазую красавицу и немного на Джека за то, в какое неудобное положение он ее поставил, бросив одну.

— Поверьте, я в нем совершенно не заинтересована.

Женщина внимательно посмотрела на нее, затем перевела взгляд на Джека. Ее лицо было тоскливым.

— И все-таки прислушайтесь к моим словам. Я была с ним примерно два года. Мы даже обручились. И это не принесло мне ничего, кроме сердечной боли.

Тэра с удивлением уставилась на Сару.

— Он просто не мог спокойно пройти мимо женщины, — продолжила та. — Это особенность характера Джека и его лучшего друга, плейбоя Адама.

Они сидели в джипе.

— Что она тебе сказала?

Тэра молча смотрела в окно, вспоминая недавний разговор с Сарой. Она почти ничего не знала о Джеке, однако не собиралась верить на слово первой встречной. Может быть, он — обычный бабник? В любом случае его нельзя назвать приятным парнем. Похоже, таких друзей у нее никогда не было.

— Тара? — Джек коснулся ее руки, привлекая внимание. — Что она тебе сказала?

Девушка отодвинулась.

— Она уверяет, что вы были обручены.

— Именно были. Все это в прошлом.

— Как много невест у тебя на счету?

Он нахмурился.

— Дюжина… Ты принимаешь за истину все, что тебе говорят?

— Нет, но…

— Но готова к этому.

— Послушай, ты для меня — загадка. А Сара говорила очень убедительно. Может быть, объяснишь, что у вас произошло?

— И ты поверишь? Сомневаюсь. — Джек пристально посмотрел на Тэру. — Ведь ты не веришь, что я действительно Джек Льюис, а не вымышленный герой романа. Разве у твоего Джека есть брошенная им невеста?

Тэра покосилась на него.

— Ну, вообще-то…

— О, это просто великолепно. Я подсказал продолжение истории, придуманной Тэрой Девлин!

— В моем романе и в реальной жизни есть совпадения. Даже ты это заметил.

— Кое-какие. Но ты не телепат и даже представить себе не можешь историю чьей-то жизни. А моя жизнь посложнее романа.

Несколько минут прошло в молчании.

— В таком случае не хочешь ли рассказать о ней? — спросила Тара.

— Откровенно говоря, нет.

Тэра встревожилась. Пока она не увидела в Джеке ничего, кроме его постоянного желания заигрывать. Но это было, конечно, поверхностное впечатление. Даже ей пару раз почудились мягкие нотки в его голосе, тепло взгляда, а это не походило на повадки подлеца.

В глубине души она считала, что Джек должен объяснить кое-что, ну, хотя бы много ли женщин вешались ему на шею? Или способен ли он строить отношения с одной-единственной женщиной? Тэра верила — он может быть искренним.

Этим и объяснялось то, что она проводила с ним так много времени.

— Ну ладно, давай расскажу.

Она смотрела в окно.

— Как хочешь.

— Неужели тебе не интересно?

— Нет, — соврала Тэра, поворачиваясь к нему.

— Наверняка считаешь меня злодеем, — предположил Джек.

— Я не знаю, что произошло между вами, и, честно говоря, не хочу влезать в подробности. Извини, если это задевает тебя.

— Ты задеваешь меня значительно сильнее. Джек решил переменить тему разговора:

— Означает ли это, что мы не проведем вечер в постели?

— Ты можешь проводить вечер где угодно. А я предпочитаю провести его за работой.

— Собираешься написать какие-нибудь ужасы о Джеке Льюисе, верно?

— Нет. Мне в общем-то очень нравится мой Джек.

Он улыбнулся.

— Чем же он отличается от меня?

Благородный, тактичный, по-джентльменски поступающий с женщинами — список можно было продолжать до бесконечности, однако Тэра сказала лишь два слова:

— Он предсказуем.

Джек с интересом спросил:

— Это то, что ты ищешь? Предсказуемость?

— Я ничего не ищу. Или никого — не имеет значения. Мое представление о счастье и одиночестве не дает тебе покоя, не так ли?

Джек заметил решительное выражение ее лица и проглотил усмешку.

— Признайся, ты отвергаешь основные человеческие инстинкты. У вас удивительный склад ума, мисс Девлин. Похоже, ты верно выбрала профессию. Но писателю необходимо хорошо изучить людей. У тебя есть семья? Друзья? Ты часто видишься с ними?

Вопрос задел Тэру до глубины души, но она быстро оправилась.

— У меня куча друзей, не беспокойся, и все они ведут себя гораздо приличнее, чем ты.

— Хорошо. Тогда скажи, где они живут?

— Что?

— Они приходят к тебе, приезжают или только звонят по телефону? Может быть, ты ищешь приятелей по Интернету?

— Друг есть друг, что бы ты ни говорил. Не имеет значения, где он живет.

— Друг есть друг, если он хорошо тебя знает, проводит с тобой время. Такие имеются? А, Тэра?

Глаза ее сверкнули.

— К чему обсуждать мою жизнь, если я не в курсе твоей?

— Я не пытаюсь обсуждать твою жизнь. Я пытаюсь тебя понять. Ты слышишь меня, Тэра?

— Извини, задумалась, пытаясь ответить на твои бестактные вопросы. Почему ты постоянно говоришь мне гадости, Джек?

— Мне это нравится.

— Не верю. — И она замолчала.

Джек рискнул снова завести разговор:

— Никто не говорит, что сближение — легкое дело. Есть масса всего, чего ты не знаешь обо мне. Быть может, кое-что тебе и не понравится.

Но я уверен, что в тебе тоже скрыто достаточно тайн. Черт возьми, давай попробуем их обнаружить в процессе общения.

Тэра помалкивала, думая о своем. Конечно у нее были знакомые. Правда, некоторых она давно не видела из-за того, что они вышли замуж или женились. Однако всегда можно взять телефонную трубку и позвонить им, если захочется. И еще было несколько самых близких друзей. Они всегда готовы ей помочь, и она им тоже. А это очень важно.

Но, по правде говоря, Тэра уже давно была одинока. Это произошло, когда ее желание исполнилось и она начала писать. С того времени она частенько пребывала в придуманном ею самой мире. Нет ничего плохого в том, что у тебя есть воображение. Именно благодаря ему у нее было достаточно денег, чтобы жить так, как ей хотелось. И сейчас она счастлива, живя одна. Нет таких законов, чтобы все обзаводились семьями. И никакой Джек не способен изменить ее мнение!

Он не имеет права указывать, как ей нужно жить. Это, в конце концов, бестактно.

Машина свернула на их улочку и остановилась. Джек отстегнул ремень безопасности и повернулся к Тэре.

— Я ненавижу, когда ты такая.

Ее взгляд охладил его пыл.

— Какая? По-моему, тебе не нравится даже то, как я дышу.

— Нет. — Он посмотрел на нее с улыбкой. — Ты не даешь мне ни одного шанса серьезно поговорить с тобой. И, знаешь, я не идиот. — Его глаза стали темнее. — Если я и сделал несколько ошибок в жизни, это не означает, что меня нужно без конца наказывать за них. Ты принимаешь меня за человека, который спит с любой подвернувшейся женщиной, а затем покидает ее без всякого сожаления? — С минуту он ожидал ответа. — Мне правда интересно твое мнение обо мне.

Ее глаза расширились.

— Не выставляй меня посмешищем, Джек Льюис! Это не я беру у каждой женщины телефоны, не прожив здесь еще и недели. С тебя надо спрашивать!

Джек покачал головой и сухо улыбнулся.

— Все ясно. В твоих глазах я какой-то негодяй.

Тебе не кажется, что, как мужчина, которому уже давно исполнилось двадцать лет, я могу привлекать внимание женщин? Они подсовывали мне телефоны, приглашая на семейные праздники, хотя я даже не успел распаковать сумки. Я не ходил на эти смотрины.

Ее брови недоверчиво поднялись наверх.

— Правда?

— Да, правда. — Джек вздохнул. — Ты мне не веришь.

Он послал Тэре долгий взгляд и вышел из машины, хлопнув дверцей. Тэра сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Открылась задняя дверца, и он достал оттуда пакеты с покупками. Затем отнес их в дом и снова вернулся.

— Хорошо. — Тэра вылезла из машины и скрестила на груди руки.

Джек остановился рядом с ней.

— Хорошо — что?

— Она облизала губы.

— Ты прав.

Глаза Джека сузились.

— Я прав в какой части?

— Ну, я согласна со всем, о чем ты говорил, если это делает тебя счастливым.

Джек молчал, ожидая продолжения. Тэра сглотнула. Она хотела, чтобы он рассказал ей историю о Саре. Джек волновал ее, и она намеревалась дать ему этот шанс. Но до тех пор Тэра не могла относиться к нему непредвзято.

Джек взглянул на нее, и ей захотелось кричать. Это нередко случалось с ней, когда она проводила с ним больше пяти минут.

— И я хочу сказать, что ты не подлец, — через силу добавила Тэра.

— Тебе стоило большого труда сказать это, не правда ли?

Ее дыхание стало прерывистым.

— О, да.

Он подошел ближе и улыбнулся, его руки потянулись к ее подбородку, затем прошлись по волосам. Тэра почувствовала себя мотыльком, летящим на огонь.

Его голова начала клониться к ней, дыхание дохнуло ей в лицо, губы коснулись ее лба.

Когда она открыла глаза, он улыбался.

— Спасибо тебе.

Тэра покраснела.

— За что?..

Он отошел назад, продолжая улыбаться.

— Я говорил тебе. Я не поцелую тебя, пока ты меня об этом не попросишь.

— Я не попрошу!

— Попросишь. Несмотря на все попытки этого не делать. Я тебе нравлюсь.

Зардевшись, Тэра закрыла уши руками и принялась ходить взад-вперед по дорожке.

— Не слышу тебя. Ла-ла-ла.

Джек рассмеялся.

— И я увлечен тобой. Куда бы ты ни пошла, я буду там же.

— Ла-ла.

Он стоял около машины, пока не услышал, как хлопнула входная дверь в доме Тэры.

С минуту Джек думал о Саре. По правде говоря, он действительно поступил как негодяй и знал это лучше других. Джек глубоко вздохнул, и его мысли вернулись к Тэре. Он улыбнулся и не переставал улыбаться, вернувшись к себе и распаковывая краски и обои.

Давно он не получал такого удовольствия от общения с женщиной. Узнавание ее возбуждало его, это был вызов. Она была именно тем, что доктор прописал: умной, интригующей, нахальной, сексуальной.

Но ему нельзя снова начинать серьезные отношения. Ни в коем случае.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— На этот раз ты действительно превзошел себя.

Джек посмотрел на покрашенные стены дома и улыбнулся.

— Я влюбился.

— Да. — Адам Донован кивнул головой. — Обычно говорят, что любовь слепа. В твоем случае это еще и недостаток ума.

Они взошли по ступеням на крыльцо. Адам слегка отстал.

— Итак, у тебя появился новый интерес, о котором я не знаю?

Джек невольно посмотрел на соседний дом, и Адам проследил за его взглядом.

— Сосед?

— Да.

— Женщина или мужчина?

Джек нахмурился.

— Женщина.

— Ммм. — Адам кивнул, приподнимаясь на пятках, чтобы лучше разглядеть небольшой дом. — В нужном возрасте?

— То есть?

— Не слишком юная, чтобы тебя из-за нее посадили в тюрьму, и недостаточно старая, чтобы тебе не стыдно было прийти с ней в общество. Он весело засмеялся.

— Ты циничен.

— Я должен поддерживать определенный баланс в мире. Что останется делать всем приятным парням, если не станет нас, негодяев? Итак, как она выглядит?

Джек снова взглянул на покрашенный в белый цвет дом.

— Странная.

— Странная в каком плане?

Джек повернулся и вошел в парадную дверь.

Адам последовал за ним в кухню и тут же вспрыгнул на стол.

— Только не говори мне, что она тебе понравилась. Джек, старина, что ты пытаешься сейчас сделать? Прогнать меня? Как я смогу вести прежнюю жизнь, если ты решишь остепениться?

— Я не планирую жениться. — Открыв холодильник, Джек протянул приятелю баночку с содовой, выбирая следующую для себя. — Просто у некоторых.., это срабатывает.

— У некоторых.., это у кого?

— У Тэсс, Рэчел, Лорен — все они счастливы в браке.

— Твои сестры — женщины, а женщинам брак необходим больше, чем мужчинам. Вещь известная.

Джек усмехнулся.

— Точно знаешь?

— В любом случае один ты чувствовал себя лучше, чем когда был обручен с… — он содрогнулся, — с Сарой. Итак, — Адам поднял голову и постарался сохранить серьезное выражение, — итак, возвращаемся к нашей странной леди.

Джек посмотрел в потолок и увидел там дыру.

Надо будет этим заняться. Он шумно вздохнул.

— Она.., другая. — Он перевел взгляд на недоверчивое лицо Адама. — И не пытайся хохмить.

Она есть. Она чертовски.., я не знаю.., интересная, вызывающая.., другая.

— Другая — не значит хорошая. Другая — значит проблема. — Адам спрыгнул на пол и взял Джека за плечо. — Тебе нужно пиво, а еще хороший приятель, чтобы вернуться в реальный мир.

Джек улыбнулся.

— Я всего лишь встретил девушку. Это не такая уж большая проблема.

Адам так сильно придвинулся к нему, что Джеку пришлось сделать шаг назад, чтобы не упасть.

— Она запутает тебя в своей паутине, заинтригует своими женскими штучками. — Он положил руки Джеку на плечи и хорошенько его потряс. Беги, Джек, беги, пока не поздно, не попади в эту ловушку.

— Слушай, я не влюблен в нее.

Адам замотал головой.

— Ты сказал, она другая.

Джек серьезно взглянул в глаза приятеля.

— Обещаю, что не женюсь на этой или какой-либо другой женщине без твоего разрешения.

Адам опустил руки и закивал:

— Не делай этого. Мы единственные, кто еще способен отстоять блаженство одиночества. Все мужчины мира полагаются на нас. Мы не имеем права забыть о них.

— Слушай, ты не пытался обращаться к врачу?..

— С каких пор ты читаешь женские романы?

Джек поспешно закрыл книжку.

— А с каких пор тебя интересуют мои увлечения?

Тэсс пожала плечами.

— Они интересовали меня всю жизнь. Я же твоя сестра. — Она взяла у него из рук книгу, тщательно рассматривая обложку. — Я ее читала. Если хочешь знать мое мнение, то эта женщина научит тебя жить. Я думаю, ей лет пятьдесят.

Джек громко рассмеялся.

— Это наша соседка.

— Не может быть!

— Может. — Он забрал у нее книгу и положил ее на столик. — И она не бабушка.

Тэсс внимательно посмотрела на младшего брата.

— Итак, как она выглядит?

Джек взглянул в окно.

— Она прекрасна.

— И она тебе нравится?

Его голубые глаза засветились.

— Может быть.

— Ты уже с ней спал?

— Тэсс! — Джек предупреждающе поднес палец к губам. — Не говори так. Существуют же рамки.

— Что это вдруг? Опять секреты? — Она искоса взглянула на него. — Забыл, куда привело тебя молчание в прошлый раз?

— Она не такая плохая.

— О Саре ты говорил то же самое.

— Люди учатся на ошибках.

Тэсс подошла к Джеку. Он был ее маленьким братом так долго, что она все еще относилась ;к нему, как к несмышленому ребенку.

— Я рада, что ты ненадолго приехал домой, Шприц.

Он улыбнулся.

— Я тоже рад, Пружинка.

Тэсс рассмеялась и легонько ударила его по плечу. Прозвище она получила за копну мелких упругих кудряшек на голове.

— Тебе не кажется, что ты очень много денег потратил на все предыдущие дома, чтобы в результате отстроить один? — Она подняла бровь, глядя на него.

— Сэму понравится, если дядя Джек будет жить близко от него.

Джек скучал по своим сестрам, поэтому он воспользовался первой же возможностью, чтобы купить этот дом. Когда их мама умерла, они особенно сдружились. Четыре матери в одном доме, и Джек любил каждую из них.

— Я почти год выбирал это место. — Он снова взглянул в окно. — И вообще, посмотрим…

Тэсс проследила за его взглядом.

— Могу я увидеть эту женщину?

— Кого?

Она встала рядом с ним у окна и указала на небольшой дом.

— Будто не знаешь.

Джек прочистил горло.

— Как насчет того, чтобы сначала ей понравился я, а потом уже все вы?

— Похоже, ты ей уже понравился. — Тэсс посмотрела ему в глаза. — Что она из себя представляет?

Джек сухо улыбнулся.

— Это долгая история.

— По-моему, тебе давно пора завести кого-нибудь, с кем ты мог бы пробыть дольше пяти минут.

Он потянул ее за кудряшку.

— Я уже думал об этом, и мне не нужны подсказки. И вообще мне хорошо одному.

Она отбросила его руку.

— Нет, Шприц, тебе определенно нужна хорошая женщина. Ты должен снова попробовать. И я буду продолжать собирать для тебя приданое, со временем оно понадобится.

Сквозь открытую дверь Тэра услышала, как громко замяукал кот. В гостиной раздался топот детских ног. Это был мальчишка. Тэра в два шага настигла его и крепко обхватила сзади.

— А ну-ка постой!

Мальчишка забился у нее в руках.

— Отпустите меня!

— Я отпущу, если обещаешь не бегать тут.

— Отпустите!

Она усадила его на кухонный стол.

— Могу я хотя бы узнать, кто гоняется за моим бедным котом?

Он взглянул на нее небесно-голубыми глазами.

— Мне не разрешают разговаривать с чужими людьми.

Тэра улыбнулась.

— А я чужая?

— Я не знаю тебя, — оправдывался мальчик. Сэнди потерялся.

— Сэнди? Она взглянула на дверь. — Это твоя собака?

— Ага.

— Меня зовут Тэра. — Она протянула ему руку.

Мальчик поморгал несколько раз и опустил голову. Темные кудри упали на лицо.

— Сэм.

Тэра широко улыбнулась, когда он торжественно пожал ей руку.

— Здравствуй, Сэм, приятно познакомиться.

Твои родители живут здесь?

— Моя мама живет в большом доме. — Он указал взглядом.

— В доме Джека?

Он кивнул.

Немного отклонившись, Тэра изучала его черты. Очень похож на Джека. Его сын? Почему Джек ничего не сказал?

— Родители знают, что ты здесь? Они могут подумать, что ты потерялся.

Сэм задумался, затем улыбнулся.

— У вас есть сок?

Тэра не могла не улыбнуться в ответ.

— Думаю, да.

— Могу я попросить немного. — Он еще подумал. — Пожалуйста.

Тэра достала фруктовый сок и пластиковый стаканчик.

— Я вряд ли смогу тебя удивить пирожным?

— Каким пирожным?

Она добавила воды в сок.

— А какое бы ты хотел?

Он раздумывал минуту или две.

— Шоколадное, если можно.

— Думаю, что можно. — Она подала ему пирожное и, переходя на шепот, задала ему еще один вопрос:

— Ты обещаешь не рассказывать о том, что у меня дома есть шоколад?

Он взглянул на нее:

— Твоя мама не разрешает тебе есть шоколад?

— Нет, не разрешает. — Она похлопала себя по животу, надувая щеки. — Я становлюсь очень толстой.

Сэм захихикал.

— А я не становлюсь толще. Я могу много есть.

— Тебе очень повезло.

После большого глотка сока с куском пирожного Сэм продолжал с набитым ртом:

— Ты сегодня ела хоть одну шоколадку?

Тэра села напротив него и положила подбородок на руки.

— Я могу съесть только один малюсенький кусочек.

— Ты была толстой?

Она резко подняла голову — это был голос Джека. Джек держал на руках радостно лаявшую собаку.

Тэра холодно кивнула.

— Насколько толстой? Женщины часто преувеличивают. — Он опустил собаку на пол. — Уймись, Сэнди.

— Футбольный мячик с толстыми пальцами.

Взгляд Сэма перемещался с предмета на предмет, пока его маленькая ручка тянулась за новыми пирожными.

— У футбольных мячиков нет пальцев.

— Ну, — Тэра улыбнулась, — если бы они были, то это так, как я когда-то выглядела.

Джек был заинтригован. Сейчас она точно не походила на футбольный мяч. С наличием пальцев или отсутствием таковых. Для него она была чертовски хороша — белокурая голова, полные губы, прекрасная линия шеи. У нее были округлости во всех нужных местах, и, как ему казалось, достаточные, чтобы обнять ее и..:

Тэра заметила его взгляд, и Джек улыбнулся.

— Ты выглядишь хорошо, сейчас.

Ее брови слегка поднялись.

— Хорошо? Я выгляжу хорошо? — Она протянула Сэму новое пирожное и убрала коробку подальше.

Сэм уже весь измазался в шоколаде. Джек подтолкнул к нему пса.

— Эй, твоя мама ищет тебя и твою дурацкую собаку. Пойди умойся.

— В твоем доме, дядя Джек?

Тэра помогла мальчику слезть со стола.

Дядя Джек?

Две пары голубых глаз уставились на нее.

— Это мой дядя Джек. — Сэм указал наверх. Там.

Она проследила за его пальцем и встретились с «дядей Джеком».

— Ох.

Глаза Джека пристально смотрели на нее, его усмешка превратилась в улыбку, приподнимая уголки рта.

Мальчик ушел, и они остались одни. Джек скрестил руки на груди.

— Ты думала, что Сэм — мой ребенок? — Он прошелся по комнате.

Тэра отсчитывала его шаги.

— Такая мысль пришла мне в голову. Семья и все такое…

Он продолжал ходить.

— Думаешь, у меня где-то есть дети, о которых я не упоминал… — Он замолчал на минуту. — Я прав?

Окинув взглядом гостиную, Тэра сымпровизировала:

— Знаешь, это так легко представить.., с твоей внешностью и с тем, как легко ты заводишь романы…

Джек поднял голову и слегка выпятил грудь.

— Несмотря на сарказм, я воспринимаю твои слова как комплимент. — И снова заходил. — Но ты у меня в долгу.

Он поколебалась.

— В долгу за что?

— За то, что снова меня проверяла. Ты просто не можешь ничего с этим поделать.

Тэра быстро отступила на шаг.

— Я не собираюсь опять извиняться перед тобой. Ты сам сделал эти заключения. И все время заигрываешь со мной. — Она облизала языком губы. — Ты делаешь это и сейчас.

— Правда? — Его взгляд устремился в направлении ее языка. — С чего ты это взяла?

Ее пульс бился ускоренно, кровь стремительно текла по венам. Джек превращал ее слова в игру. Как писатель, она безошибочно определяла это, но не могла остановить эту игру.

— Во всем виновато то, как ты смотришь на меня.

— И как же я на тебя смотрю?

Она вздернула подбородок.

— Ты будто дотрагиваешься до меня своим взглядом, таким интенсивным он бывает.

Взгляд Джека остановился у нее на груди, зрачки расширились. У него сильно забилось сердце.

Он только начал читать ее книгу, останавливаясь на тех местах, где были описания интимных сцен между главными героями. Это возбудило его ведь именно Тэра написала эти слова, эти образы были созданы ее рукой, они возникли из ее головы, из ее воображения.

— Ты уверена в этом?

Ее глаза устремились на его грудь, затем на сложенные руки и снова поднялись к лицу.

— Я вижу. — Она медленно улыбнулась.

Джек вздохнул.

— Попроси меня.

— Попросить о чем?

— Поцеловать тебя.

Тэра несколько минут изучала его. Он был самым сексуальным мужчиной, которого она встречала в жизни, ее воображение рисовало множество картин с тех пор, как этот человек поселился в доме напротив. Внимание Тэры переключилось на каштановые волосы, прямой нос и чувственные губы.

Должна ли она согласиться с его настойчивостью и позволить себе пережить этот опыт?

Джеку надоело ждать.

— Ты же хочешь, чтобы я это сделал, так что тебя останавливает?

Она медленно улыбнулась.

— Я пытаюсь понять, стоит ли это того.

— Простой поцелуй?

— Ох… — Она засмеялась. — Не сомневаюсь, что в нем не будет ничего простого. Закончится ли он просто поцелуем? Ты можешь это гарантировать?

Он знал точно, где ему надо остановиться, но…

— Он закончится по одному твоему жесту. Если захочешь заверить все это просто поцелуем, все будет в порядке. Но если захочешь большего…

— Ты обязуешься?

Он улыбнулся, чуть скривив рот — Мне слишком сложно сказать «нет».

— И тогда что?

Джек моргнул, его голос стал необыкновенно мягким.

— Ты боишься?

Такого поворота она не ожидала. Боится? Чего? Того, что он найдет ее недостаточно сексуальной в постели? Но она хотела любви, понимания, родства душ и глубоко верила в эти вещи. Секс ради секса — это не для нее.

— Ты снова это делаешь.

— Делаю — что? — безжизненно спросила она.

Он медленно улыбнулся.

— Думаешь, а не говоришь.

Тэра помедлила с ответом.

— Да, это так.

— И о чем же ты думаешь?

— О том, как будет выглядеть с тобой секс.

Он с силой выдохнул воздух.

— Правда? Ну и?..

Улыбка заиграла в уголках ее губ.

— Я пытаюсь втолковать тебе, что я не та женщина, которая ложится в постель с любым. И кроме того, мы знаем друг друга всего лишь девять дней. Странно, не правда ли?

— Разве есть временные преграды для тех, кто увлечен друг другом?

— Отчасти нет. — Она подняла подбородок. Почему я?

Он должен был сказать: «А почему не ты?», но вовремя остановил себя.

— Потому что я не могу не думать о тебе. Я просыпаюсь в середине ночи, и мне интересно, спишь ли ты сейчас. Ты будоражишь мое воображение.

Тэра уставилась на него, и он вроде бы смутился. Но этого не может быть! Ведь это сам Джек Льюис — мистер Уверенность!

Он попытался прервать ее молчание:

— Скажи что-нибудь.

Тэра упрямо сжала губы.

— Давай же, я тебя поддержу. — Джек почувствовал растерянность. — Малыш, я готов принять любую из твоих мыслей. — Глубокая морщинка прорезала его лоб. — Ты боишься меня? Боишься того, что будешь играть в мою игру?

— Я? — Она ткнула его пальцем в грудь. — Боюсь? Тебя? Конечно, нет!

— Тогда в чем же дело?

— А ты меня не боишься?

— Прости, ты о чем? — опешил Джек.

Тэра улыбнулась.

— Насколько я помню, речь шла о поцелуе. Голос у нее был хриплым. — Поцелуй меня, Джек.

Она увидела, как голова Джека опускается к ней, ощутила, как его дыхание сливается с ее собственным. Ей хотелось закричать, сердце жаждало большего — доверия и уважения, а тело приказывало разуму и сердцу заткнуться и просто наслаждаться.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Их губы соединились, и Тэра потеряла голову. Обычно она испытывала сильное чувство до поцелуя, и это было самым интересным. Но на этот раз поцелуй явился для нее молчаливым обещанием того, что произойдет потом.

Джек обнял ее за талию, крепко прижал к своей груди, и их сердца учащенно забились.

Тэра позволила ему проникнуть в рот, заскользила пальцами по его телу и почувствовала, что ее больше не держат ноги.

Поцелуй, казалось, длился целую вечность.

Наконец Джек отступил. Тэра посмотрела на него, ее дыхание было таким учащенным, как будто она только что пробежала марафон.

— Я знал, что ты будешь такой.

Тэра облизала губы.

— Какой именно?

— Страстной, горячей — как ты писала в своем романе.

Нет, обычно она такой не была.

— Это всего лишь химическая реакция на поцелуй. Однако мы ведь не стали ближе, не так ли?

Одна его бровь вопросительно поднялась.

— Гораздо ближе мы можем стать только тогда, когда займемся… — он подмигнул, — танцами в горизонтальном положении.

— У тебя на уме один секс, — упрекнула его Тэра. — Тебе не кажется, что для этого еще слишком рано?

— Ты будешь писать плохие романы, если не попробуешь сама ощутить все радости жизни.

— Ты рассуждаешь, как мужчина, Джек. К сожалению, у нас не получается общаться без споров.

Джека было слишком сложно вывести из душевного равновесия.

— Ты самая несговорчивая женщина, какую я только встречал. Тебе просто не нравится то, что ты мной увлечена, правда?

Тэра опустила ресницы и выпалила:

— Да!

— Почему?

— Потому что я не принимаю низких и грязных отношений! — вздохнула она. — И неважно, какой при этом секс.

Джек подождал, пока она откроет глаза и посмотрит на него.

— Я по крайней мере всегда честен. Когда ты поймешь это, то, может быть, позвонишь мне.

Он повернулся, чтобы уйти.

Всегда честен. Никто еще так откровенно не давал ей понять, что хочет ее. Тэра быстро подошла к двери, преграждая ему путь.

— А что, если я пересплю с тобой, Джек? Что случится тогда? Мы будем просто ходить друг к другу в гости? Раз в неделю? Как ты себе это представляешь?

Он уставился на нее.

— Почему ты думаешь об этом? Почему тебе требуется все раскладывать по полочкам, предугадывать каждый свой шаг?

Глаза Тэры метали молнии.

— Потому что я не готова решиться на такую роль! Может, я заслуживаю большего!

— Разве я не говорил тебе об этом?

Его ответ сбил девушку с толку. Конечно, ничего подобного он ей не говорил! Ни слова о том, что она ему нравится. Хотя сильные чувства ему несвойственны — судя по тому, что о нем говорят.

Джек покачал головой.

— Ты думаешь, я способен найти больше смысла в том, что здесь происходит, чем ты? — Он сухо улыбнулся. — Ты ждешь от меня решения, а сама размышляешь о том, хорошо ли тебе будет со мной. Кто-то из нас должен уступить, иначе мы начнем топтаться на месте. Есть другой путь, и мы должны его попробовать.

Целую минуту Джек изучал лицо Тэры, перед тем как отодвинуть ее в сторону и скрыться за дверью, оставив девушку стоять с открытым ртом. Один из них должен уступить. Он прав. Хорошо, что это решение не осталось за ней…

Внезапно на лестнице послышались шаги. Тэра увидела свою подругу, входящую в гостиную.

— Лиза? Что ты здесь делаешь?

Темные глаза Лизы прошлись по ее смятой футболке.

— Прерываю твое свидание с мужчиной, который только что выскочил от тебя.

Тэра стянула футболку и кинула ее в грязное белье.

— Если ты познакомишь меня с таким же красавцем, клянусь, буду стирать твое белье всю оставшуюся жизнь, — проговорила Лиза, глядя, как Тэра открывает шкаф и берет с полки цветной топик. — По-моему, я ощущаю в воздухе сексуальное поле.

— Может ли быть сексуальное поле в доме Тэры? — Из-за спины Лизы выступила высокая элегантная женщина.

Лиза пожала плечами и повернулась к ней.

— А ты как считаешь, Лаура?

Та покачала головой.

— Не вижу ничего сверхъестественного.

Тэра махнула рукой:

— Ладно, спрашивайте.

Обе женщины дружно плюхнулись на диван.

— И кто он?

— Как давно ты его знаешь?

— Ты с ним уже спала?

— У него есть брат?

— Стоп! — Тэра повысила голос и тут же рассмеялась вместе с подругами. — Если вы собираетесь задавать мне миллион вопросов, тогда нам понадобится вино.

Они последовали за ней на кухню.

Лаура улыбнулась:

— Господи, не могу вспомнить, когда в последний раз ты с кем-нибудь спала. Когда это было?

Примерно в начале девяностых?

— Очень смешно.

— У Тэры был секс? — В кухне появилась Мэг, еще одна участница компании. Она подошла к Тэре и чмокнула ее в макушку.

Тэра достала вино и бокалы и повернулась к подругам. Бутылка пошла по кругу.

— Его зовут Джек. И он живет напротив.

— В прошлом году он не жил в этом доме.

— Да, мы бы заметили.

— Черт, такого мужика мы бы не пропустили.

Лиза обняла Тэру.

— Он женат?

Их взгляды встретились.

— Почему ты так думаешь?

— Я видела женщину и ребенка, когда мы въезжали.

— Это были его сестра и племянник.

Мэг пожала ей руку.

— Слава богу!

Комнату заполнил веселый смех.

После холодного душа и легкого ужина Джек взглянул на ситуацию с юмором. Даже убедил себя в том, что испытал некоторое удовольствие. И вообще — он справится. Хотя ему будет достаточно трудно сдерживать эмоции, поскольку он испытывал к Тэре сильнейшее влечение.

После отъезда Сэма и Тэсс у него появилось время подумать.

Похоже, он сходит с ума по женщине, которая собирается затянуть ему удавку вокруг шеи. И абсолютно вопреки его желанию. Если бы он стремился к тихому семейному счастью, то женился бы на Саре и, может быть, даже завел бы уже пару детишек.

Но такой выбор — не для него. Джек ценит свободу, он привык сам принимать решения. Неужели он многого хочет?

Если Тэра хоть чуть-чуть заинтересована в том, чтобы Джек был с ней, она оставит свои неуместные поползновения, и пусть все идет как идет, а там видно будет. Последнее, что ему нужно, — это жена, которая станет следить за каждым его шагом. Во всяком случае, не сейчас.

С банкой пива в руке, Джек уселся на крыльце, наблюдая закатное солнце, исчезающее за горизонтом. Из дома Тэры слышался смех.

— Привет, ты кто? — Джек встал на ноги и повернулся к маленькой женщине, возникшей словно из-под земли.

— Я — Мэг. — Она протянула ему руку. — Подруга Тэры. А ты, если не ошибаюсь, Джек?

Джек потряс ее руку, его брови слегка изогнулись.

— Это она тебя послала ко мне?

— Нет, черт возьми. Тэра убьет меня, когда узнает, что я делаю.

— А что именно ты делаешь?

Мэг усмехнулась, на щеках появились ямочки.

— У моей сестры через пару недель свадьба, поэтому мы собрались здесь на девичник. Можешь зайти и выпить что-нибудь. Это будет своего рода сюрприз. — Она подошла к нему ближе и доверительно сообщила:

— Тэра не очень легко сходится с мужчинами.

Это вызвало у него улыбку.

— Вот как?

— Я могу составить список парней, которые ей бы очень подошли, но она от всех воротит нос.

— А откуда ты знаешь, что я бы ей подошел?

Ее глаза сверкнули.

— По-моему, ты волнуешь ее, возбуждаешь в ней интерес.

Несколько мгновений он молча смотрел на нее.

— А если я захочу большего?

— Тогда, дорогой, тебе нужна помощь. — Она протянула ему руку. — Приятно было познакомиться. Да, и еще Лаура просила выяснить, есть ли у тебя братья.

В баре было полно людей, в основном местные и несколько приезжих. Джек сидел в самом центре, с большим удовольствием наблюдая за Тэрой и ее подружками.

Все четверо выглядели потрясающе.

Джек сделал большой глоток пива и вдруг с удивлением увидел Сару. На ней были джинсы и кофточка с таким глубоким вырезом, что груди едва не вываливались наружу. Волосы блестели, будто на них было вылито полбутылки лака, на губах, намазанных яркой помадой, играла призывная улыбка.

Она смотрела прямо на него, всем своим видом выражая желание заняться любовью.

Только этого ему не хватало! Джек заказал себе еще пива и отвернулся.

— Он все еще тут?

Лиза танцевала на площадке в центре зала, грациозно двигаясь в такт музыке.

— У него какой-то странный вид, — сказала она, закончив танец и подходя к подругам.

— Наверное, мечтает о том, как поскорее убраться отсюда, — фыркнула Тэра.

Мэг рассмеялась.

— Думаю, он хочет поговорить с тобой, Тэра.

Почему бы тебе не подойти к нему? Разве это будет так плохо?

Лаура улыбнулась.

— Я пойду, если хочешь.

Тэра посмотрела на подругу.

— Нет, не пойдешь.

— Но если ты не заинтересована…

— Я не сказала, что не заинтересована, просто не очень хочу это делать. — Она поерзала на своем стуле. — Не так уж сильно он мне нравится. И вообще.., я не понимаю, что он во мне такого нашел.

— Ты должна с ним переспать.

Мэг посмотрела на Лауру.

— Совет истинного друга.

— Если она с ним переспит, то хотя бы будет знать, нужно ей это или нет.

Все уставились на Лауру.

— А что такого я сказала? — Она приподняла брови. — Зачем тогда нужно было целоваться с ним?

Мэг первой прервала молчание:

— Лаура, ты бесподобна. Ты веришь в высокие чувства сильнее, чем все мы, вместе взятые! — Она хмыкнула. — Шутка.

— Я никогда не отрицала высоких чувств, но была бы счастлива с парнем, способным исполнить мое желание пару-тройку раз, когда я попрошу его об этом.

Тэра покачала головой.

— Я лучше дождусь того, кто будет жить со мной всю жизнь. — Она посмотрела в сторону Джека. Их глаза встретились, и она отвела взгляд. — Просто я жду от мужчины больше, чем хороший секс.

— А он у тебя когда-нибудь был, хороший секс?

— Лаура!

Лаура взглянула на Лизу.

— Наверняка не было, так что ей не помешает повстречаться с этим парнем. Хоть будет с чем сравнить.

Это похоже на правду, подумала Тэра, но ей хотелось совсем других отношений. Неужели ее мерки слишком высоки?

— Он тебе совсем неинтересен? — спросила Мэг.

— Джек Льюис? — Тэра покачала головой. — У него повадки плейбоя… И все-таки, — призналась она, — он мне нравится.

Мэг пожала плечами.

— Может, стоит узнать его получше? Поискать в нем какие-нибудь положительные черты? — Мэг заметила, как взгляд Тэры устремился в противоположную сторону бара. Она слегка улыбнулась. Поговори с ним. Что в этом плохого? Ты сможешь убедиться, что была права, или сильно удивиться, узнав, что заблуждалась.

Лаура наклонилась вперед.

— И в любом случае у тебя будет шанс испытать его в постели!

— Ты танцуешь?

Джек стоял у стойки бара, потягивая пиво и изучающе глядя на Тэру.

— С тобой?

— У меня есть и подруги. Если желаешь, можешь выбрать кого-нибудь из них. Хотя, если по правде, Мэг уже замужем, а Лиза без пяти минут новобрачная.

Джек посмотрел на свой стакан, а затем снова на Тэру.

— Я не собираюсь танцевать с твоими подругами.

— Не умеешь?

— Ты думаешь, что, имея четырех сестер, я никогда не танцевал? Каждый раз, когда мы приглашали гостей на Новый год или на праздник, я играл роль танцмейстера.

Она спокойно ждала, пока он допьет пиво.

— Тогда потанцуй со мной.

— Это твои подруги тебя надоумили?

— Они мне только предложили, но ты прекрасно знаешь, что я не стала бы делать того, чего не хочу.

— Да, уж это я знаю. — Он взял ее за тонкое запястье. — Пошли.

Не отпуская ее руки, Джек проталкивал Тэру сквозь толпу. На танцплощадке он соединил ее ладони и поднял их над головой, широко улыбнулся, встретившись с ней взглядом, и прижал девушку к своему сильному телу.

Под музыку в стиле кантри они начали двигаться в такт. Другие танцующие постепенно освобождали для них место, пока они набирали скорость. Когда Тэра подумала, что наступило крещендо, Джек завертел ее еще сильнее и наконец подхватил на руки. Зрители громко зааплодировали.

Джек посмотрел в раскрасневшееся лицо Тэры.

— Думаю, мы нашли общий ритм.

— Ты сумасшедший.

Он пожал плечами.

— Да, но умею очень хорошо танцевать.

Они рассмеялись, а затем под общий одобрительный гул Джек ее поцеловал.

И — о ужас! — Тэра обхватила его за шею и поцеловала в ответ. Музыка вновь заиграла, Джек обнял Тэру за талию и закружил в танце. Она улыбнулась.

— Отлично, ты умеешь танцевать. Это говорит о том, что твое развитие превышает уровень пещерного человека.

— Ты узнала обо мне еще одну вещь. Это, кажется, уже вторая, не так ли?

Она растерялась, глядя в его голубые глаза.

— Похоже, у нас намечается прогресс.

— По крайней мере у тебя. — Он продолжал раскачиваться под музыку. — Хотя мне кажется, ты не хочешь, чтобы я лучше узнал тебя.

Ее брови слегка приподнялись.

— Почему ты так думаешь?

— Не знаю. Когда мы становимся ближе на один шаг друг к другу… — он сильнее сжал руки на ее талии, — ты начинаешь какой-то дурацкий спор, и мы снова делаем шаг назад.

— Я начинаю спор? — Тэра нахмурилась, затем укоризненно добавила:

— Это не всегда моя вина, ты меня вынуждаешь.

Его улыбка стала шире при взгляде на ее слегка надутые губы.

— Может, ты и права. А может, и нет. Вероятно, тебе проще со мной ругаться, чем попробовать уладить все миром.

— Хорошо, умник, мы проведем эксперимент, пойдем на свидание и попробуем начать все сначала. Ты задашь мне несколько вопросов, я тебе задам несколько вопросов, и мы посмотрим, насколько мы подходим друг другу.

— Не об этом речь. Я хочу узнать тебя настолько, чтобы понять, смогут ли между нами возникнуть.., отношения. — Джек сделал глубокий вдох и отступил на шаг назад, оставляя между ними расстояние. Господи, он только что произнес то, чего боится каждый уважающий себя холостяк. Ладно, давай попробуем.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Идея принадлежала Мэг: она решила, что Тэра должна приготовить для Джека ужин.

— Постарайся быть с ним более милой. Дай человеку шанс.

— Я и так милая, — пробормотала Тэра.

— Конечно, но иногда бываешь немного колючей, вот и все.

— Колючей?

— Да, когда посылаешь всех к черту.

— Я не колючая. Просто Джек стал для меня головной болью.

— И еще он стал первым мужчиной, который привлек тебя в сексуальном плане. — Голос Мэг звучал по-матерински тепло. — Дорогая, ты описываешь его в каждой своей книжке. Это твой идеал, твой герой. Потому ты и прогнала всех парней, которые тобой увлекались, — они слишком сильно отличались от выдуманного тобой Джека. Он настолько близок тебе, что тебя это волнует.

— Я не влюблена в этого парня, Мэг, и я знаю, о чем говорю.

— Тебе нравится его остроумие, его шарм. Он остановил свой выбор на тебе, и в этом кроется нечто для тебя новое. — Мэг улыбнулась. — Прими это, дорогая. Ты просто не была готова к такому чувству, и это слегка сбило тебя с толку. Постарайся быть милой, пока не узнаешь его получше.

— Что ты делаешь в моей кухне?

Тэра оглянулась через плечо и обнаружила на пороге Джека, с удивлением наблюдающего, как она распаковывает продукты на его новом кухонном столе.

— Что ты делаешь в моей кухне, мисс Девлин?

Медленно поворачиваясь, девушка скрестила руки на груди, наклонила голову и улыбнулась.

Она постарается быть с ним милой, как советовала подруга.

— Ты не рад меня видеть? — Ее голос звучал, словно растопленный мед.

— Я не говорил этого. — Он кивнул в сторону стола. — Зачем эта еда? И вообще — если ты здесь хлопочешь, может, мне уйти?

Ее улыбка становилась шире, а глаза медленно изучали его тело.

— У нас впереди праздник, ты забыл?

Джек мигнул.

— Ты собираешься соорудить нечто вроде ужина?

— Да. — Она пожала плечами. — Ты, кажется, очень занят, поэтому я подумала, что могу облегчить твой труд. — Мило.

— А ты готовить-то умеешь?

— Ответ узнаешь через полчаса. И откуда такая подозрительность? — Она снова улыбнулась. Мило.

Оттуда, что она женщина, которая готовит еду у него в кухне. Когда женщина готовит в мужской кухне, это уже семья. В следующий раз она увидит его в домашних тапочках, читающего воскресную газету!

— Мы можем куда-нибудь сходить, — пробормотал Джек.

Тэра пожала плечами.

— Ты очень занят. Я просто подумала, что так будет проще. — Заботливость — это мило.

Она призывает его к здравому смыслу! А потом начнет приводить в порядок дом. Пора бежать. Вместо этого Джек проговорил очень слабым голосом:

— Мне нужно принять душ.

— Я подожду.

— Мы все еще можем куда-нибудь пойти. У меня достаточно денег.

Ее взгляд был игривым.

— Лучше ешь бесплатно, пока есть такая возможность. — Она кокетливо подняла бровь, ожидая, пока информация переварится у него в голове.

Джек вздохнул.

— Тогда я приму душ. — Он погрозил ей пальцем. — Но ты что-то задумала, и не помышляй, что я об этом не догадываюсь.

Улыбка вновь заиграла на ее губах.

— Все будет в порядке, не правда ли?

Джек хмурился несколько секунд, затем повернулся и ушел. Быть милой с Джеком Льюисом это все равно что ходить по минному полю, решила она.

Тэра наблюдала за ним из-за стола. Писаный красавец. Она сделала глоток вина перед тем, как посмотреть на него снова.

Наконец-то он взглянул на нее.

— На мне все еще осталась грязь?

— Что?

Он поднял бровь.

— Я спросил, осталась ли на мне еще грязь? Ты все время изучаешь мое лицо.

— Нет, я ничего такого не вижу.

Улыбка медленно засветилась у него на губах.

— Тогда — что?

Тэра провела языком по губам.

— Ты просто выглядишь.., очень чистым. Вот и все.

— Это комплимент? Я должен записать время и дату.

Она повертела бокал в руках.

— Я возвращаю долг комплиментами. За те, что получила ранее.

— В наши дни большинство мужчин не считают прозвище «пещерный человек» комплиментом. Старомодные — еще не значит «пещерные люди».

Она слегка наклонилась вперед, чтобы расслышать его тихий голос.

— А ты считаешь себя старомодным?

Джек усмехнулся и немного отклонился назад.

— Думаю, нет ничего плохого в том, что женщина может положиться на мужчину… А ты у нас феминистка, не так ли?

Тэра улыбнулась:

— Я сама немного старомодна. Иначе не смогла бы писать исторический роман.

— Значит, ты современная девушка со старомодными ценностями? Как это у тебя получается, расскажи?

— Не смейся надо мной!

— Я и не смеюсь. — Его взгляд остановился на ней. — Это ведь именно то, чем мы должны заниматься: задавать вопросы и знакомиться друг с другом. Это главная задача нашего.., свидания, не так ли?

Тэра внимательно посмотрела на него. Он явно решился на что-то, и это ее беспокоило. Может быть, она переборщила в своем стремлении быть милой с ним?

— Тебе это не по душе, верно?

— Мне? Я привык к тому, что на кухне всегда хозяйничают женщины.

Она подняла бровь и допила свое вино.

Пара секунд прошли в молчании. Наконец Джек резко выдохнул воздух из легких.

— Ладно, признаю, что чувствую себя комфортно, почти как в семье.

— Ты говоришь не от души, а просто потому, что должен был что-нибудь сказать.

Его глаза устремились к ней.

— Что, появилась еще одна запись в списке «Плохие поступки Джека»? Думаешь, если меня не устраивает твое появление на моей кухне, значит, я последний подонок?

— Я совсем другое имела в виду…

— Тебе никто не говорил, что ты слишком много рассуждаешь? Вбила себе в голову, будто я тот парень, которого женщина интересует только в постели, и желательно в ее доме, чтобы удрать от нее с утра пораньше, так?

Похоже, он угадал…

Они смотрели друг на друга как два врага. Тэре хотелось запереть его в золотую клетку. Это была правда. Она уже создала другого Джека, и тот Джек был для нее настоящим, отличающимся от Джека, который сидел сейчас напротив. А этот, реальный, Джек стал для нее большой, очень большой проблемой.

Потому что она была уже наполовину влюблена в того, кого создала. И в того, кого видела в реальности из своего окна.

Это открытие поразило ее.

— Итак, к какому заключению ты пришла?

Она осмотрела кухню, избегая его взгляда, и подалась назад.

— Кто сказал, что я пришла к какому-то заключению?

— Я прочитал об этом в твоих глазах, которые обычно отражают главное решение. И какое оно?

Тэра запаниковала.

— Твои размеры…

Он мигнул.

— То есть?

— Ну, я немного напугана твоими размерами. Она покраснела, понимая, в какую дурацкую ситуацию попала. — Может быть, поэтому я отношусь к тебе, скорее, как к литературному герою.

А вовсе не потому, что у тебя низкие моральные ценности или злое сердце.

Джек внимательно выслушал замечание.

— Итак, оттого, что я выше тебя…

— И намного шире. — Слова вырвались сами собой.

— Хорошо. И от этого ты чувствуешь — что?

Страх? То есть ты от меня защищаешься?

Тэра откашлялась.

— Понимаешь, мне кажется, что ты можешь заставить меня делать что-то только потому, что гораздо сильнее меня.

— Неужели ты думаешь, что я на самом деле такой мерзавец?

— Нет! — Их глаза встретились. Все складывалось не совсем так, как предполагала Тэра. — Нет, я так не думаю. Правда. Иначе зачем бы я пришла к тебе. Я говорю как о факте… — Тэра снова потянулась за вином. — Из-за твоей внушительной внешности я кажусь себе очень маленькой и немного… женственной. В самом настоящем смысле слова. Она закрыла глаза, сделала глубокий вздох. — И еще — я никогда не переживала ничего подобного.

Великолепно. Какое-никакое, а все-таки признание! Спрятав довольную улыбку, Джек заставил себя сосредоточиться на приятных мыслях.

— Ну, ладно…

Тэра с упреком взглянула на него.

— Это все, что ты хочешь мне сказать?

Джек стал ковырять вилкой салат.

— А что еще ты хотела бы от меня услышать?

Она нахмурилась.

— Разве ты не собираешься сказать, что эта новость тебя поразила?

— Нет, я не собираюсь этого говорить. — Он исподлобья посмотрел на нее. — Потому что тебе и без того известна моя реакция на твои слова…

Щеки Тэры вспыхнули.

— Все должно проявиться в нашем сексе, да?

Скажи, ты ведь тоже боишься меня?

Они собирали пустые тарелки, пока Джек обдумывал свой ответ.

— Признаюсь откровенно: я нахожусь в таком же затрудненном положении, как и ты. Когда ты оказалась у меня в кухне, я воспринял это как приближение опасности.

— И тебе захотелось бежать. Куда бы ты пошел?

Он неопределенно улыбнулся.

— Наверное, взял бы какую-нибудь еду в баре, сел бы у окна и наблюдал за океаном. И снял бы галстук.

Тэру позабавила мысль о его галстуке.

— У тебя офисная работа?

Почему-то она не могла представить его сидящим за столом. Это должен был быть и вправду очень большой стол. В противном случае Джек должен был смотреться за ним как школьник-переросток, оставленный на второй год.

Джек кивнул.

— Я был архитектором. — Он бросил на нее быстрый взгляд. — И все еще остаюсь им — на бумаге. — Уголки его рта чуть приподнялись. — У меня все хорошо, я работаю с партнером, которого зовут Адам. Я занимаюсь дизайном, Адам — договорами. — Он пожал плечами. — Мы с Адамом достаточно солидная компания.

— Я рада за вас обоих.

Джек громко рассмеялся.

— Хорошо. Теперь ты знаешь все мои секреты.

А что скажешь о себе? Ты давно стала писателем?

Она покачала головой.

— Нет, но я всегда была мечтательницей. Все время что-то сочиняла. Писать начала с коротеньких рассказов, но продаваться они стали не скоро. Теперь дела идут хорошо. И мои родители имеют достаточно денег, чтобы не беспокоиться о том, что гонорары приходят поздно…

Он посмотрел в ее печальные глаза.

— Они разошлись?

— Да, несколько лет тому назад. — Тэра пожала плечами. — Оба на первое место ставили карьеру, а времени друг для друга у них не хватало. Обычная история: развод, вина перед детьми, сражение за нашу любовь и все такое. Ничего нового.

Джек снова наклонился к ней, поставив локти на край стола.

— Поэтому ты все еще живешь одна?

— Да, поэтому. — Поставив чистый бокал в сушку, она улыбнулась Джеку. — А чем объяснить то, что ты все еще один? Ты самый младший в семье?

— Да. — Джек усмехнулся. — Из-за этого меня постоянно баловали и портили.

— Трудно представить тебя самым маленьким.

— Снова ты не можешь смириться с моими размерами. Признайся, у тебя в голове только одна мысль.

Она рассмеялась, качая головой.

— Ты неисправим.

— Да. — Он засмеялся в ответ.

Несколько минут они молчали, каждый думал о своем. Тэра начала говорить первой:

— Почему тебя так испугало мое появление на твоей кухне?

Он усмехнулся.

— Потому что я не знал, умеешь ли ты готовить.

Она улыбнулась.

— А если честно?

— Мужские комплексы. Когда женщина готовит в кухне мужчины, это уже семья. Одинокие парни боятся этого.

— Так значит, ты убежденный холостяк? Может, ты в принципе избегаешь женщин?

— У нас что, игра в вопросы?

Тэра отвела взгляд.

— Я здесь не для того, чтобы тебя осуждать, Джек.

— Хорошо, тогда объясни, зачем я в третий раз за день принял душ?

Джек наблюдал, как ее рука машинально погладила поверхность стола. Он с трудом вздохнул. Господи, у него появилась проблема.

Внезапно семейная жизнь стала не такой пугающей, как прежде.

Тэра снова посмотрела на него огромными светло-серыми глазами и слегка улыбнулась, увидев его растерянное лицо.

Джек настоял на том, чтобы после ужина прогуляться до ее дома. Ничего особенного, убеждал он себя, просто захотелось проводить красивую девушку.

Они остановились на полпути и дружно опустились на траву, глядя на воду.

— Итак?

Она улыбалась, ее взгляд был устремлен вдаль.

— Итак?

— У нас наметился некий прогресс, тебе не кажется?

Ее улыбка стала шире.

— Почти.

— Ты не знаешь, что со мной делать, да, Тэра Девлин?

Она посмотрела на него.

— В такой же степени, в какой и ты не знаешь, что делать со мной.

— Я не подхожу под твои рамки, вот в чем дело.

— Так же как и я — под твои, большой мальчик.

Они оба засмеялись, затем повернулись к океану и на несколько мгновений замерли, слушая его мерное могучее дыхание.

Джек вздохнул и вернулся к разговору:

— Как ты думаешь, что другие люди делают в такой ситуации?

Она пожала плечами.

— Наверное, они просто решают ее, а уже потом разбираются в том, что получается.

— Может, и нам попробовать?

— Может быть.

Осторожно взяв Тэру за подбородок, он повернул ее лицо к себе.

— Хорошо. Сейчас я тебя поцелую. Я не раз тебя предупреждал, что ты можешь уйти, если хочешь. Скажи только слово, и я остановлюсь.

Она улыбнулась, но промолчала.

Джек медленно придвинулся к ней.

— Ну как, не передумала?

Когда осталось несколько сантиметров, он прошептал:

— Последний шанс.

— Заткнись ты, Джек.

Его глаза закрылись, и он прошептал:

— Слушаюсь и повинуюсь.

Тэра с облегчением вздохнула. По крайней мере, она знала, что ей делать на этот раз. Никаких сюрпризов, никаких сомнений, всего лишь страсть, свойственная всем людям. Наконец она так сильно подалась вперед, что оказалась в его объятиях. Это было то, о чем она так много писала, но никогда не испытывала в реальной жизни. Господи, как она была банальна в своих дурацких романах!

Это все равно, что быть съеденной самой собой: каждое чувство, которое она испытывала, переходило к нему, запах, прикосновение, вкус все было правильно и совершенно. Тэра ощутила внутри себя пламя, которое со скоростью лесного пожара заполнило все ее тело. Каждый ее нерв чувствовал присутствие мужчины, каждый мускул становился тверже от этого ощущения.

Его голова склонилась к ее шее.

У Тэры вырвался стон.

— Джек.

Его губы растаяли в улыбке, касаясь ее ушей.

Тихий шепот раздался у нее в ухе:

— Да?

Она мягко улыбнулась.

— Ничего. Просто Джек.

— Скажи, что ты меня хочешь. Сделай так, чтобы я не чувствовал себя одиноким.

Тэра глубоко вздохнула, ее голос тоже превратился в шепот.

— Ты знаешь, что это так.

Гладя ее по спине сильными ладонями, Джек облизал ее ухо, затем прошептал:

— Я знаю, но мне надо услышать.

Ее сердце застучало сильнее.

— Я хочу тебя. — Она вцепилась пальцами в волосы Джека и, когда он повернулся к ней, поцеловала его.

Он еще крепче сжал ее в объятиях.

— Ты хоть понимаешь, что делаешь со мной?

— Да. — Она снова поцеловала его.

— И как ты после этого себя ощущаешь?

— Это заставляет меня чувствовать… — она на мгновенье задумалась и рассмеялась, услышав его возбужденное дыхание, — как будто я теряю голову.

— Тогда я должен тебе заметить, что мы сходимся в ощущениях.

Ее дыхание замерло в груди. Он не умел быть серьезным.

— Ты не собираешься сказать мне кое-что важное?

— Что я никогда во всей моей жизни не был так сильно увлечен женщиной?

Она кивнула.

— Ты хочешь, чтобы я тебе лгал?

— А ты это делаешь?

— Нет.

Она с трудом сглотнула.

— У меня были отношения раньше.

— Боюсь, я тоже не девственник. Но я впервые встречаю женщину, которую так сильно хочу. И не получаю от нее никакой поддержки. — Он улыбнулся.

— Может быть, это называется «преследованием добычи»?

Джек наклонился, чтобы поцеловать Тэру, его язык касался ее губ, пока она не открыла рот. Затем он снова поднял голову.

— Нет.

— Тогда что это такое?

— Обнаружение общих точек.

— Может, нам просто заняться любовью — и избавиться от всех наших страхов?

Джек громко рассмеялся.

— Значит, вот так ты описываешь это в своих романах? Что нового ты можешь рассказать мне о наших любовных взаимоотношениях, если давно описала их в своей последней книжке?

Она облизнула губы.

— Я написала в ней, что ты хочешь меня, Джек.

— Продолжай.

— Я написала, что хочу, чтобы ты меня поцеловал.

Он охотно подчинился.

— И затем?

— Что хочу твоих прикосновений.

— Куда? — Его рот коснулся нежной линии ее шеи. — Я надеюсь, ты написала слово «везде». Он снова поднял голову. — Ты остановишь меня на этот раз?

— Разве ты можешь остановиться?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джек облокотился о борт корабля, и в этот момент на него посмотрела женщина. Забыть о старой ошибке было непросто, и Элизу он просто не замечал. Их отношения ничем не напоминали то, что у него было с Кэтрин, и лишь теперь Джек осознал, что все потерял.

Может быть, Кэтрин и была той, кого он так долго искал. Он ничего об этом не знал до теперешнего момента, когда посмотрел на эту женщину, которая так сильно обидела его.

Впрочем, сейчас он был спокоен.

Элиза с тоской наблюдала за ним. Она оставляла его, как последнюю надежду. Выйти замуж за какого-нибудь пожилого вдовца было, конечно легче, чем вечно ждать Джека.

— Оставь меня в покое, Элиза.

— Нет, — сказала она.

— Элиза, будь рассудительной.

— Это очень облегчит твою жизнь, не так ли?

Луч света прорезал небо. Джек закинул голову и смеялся, смеялся, смеялся…

* * *

Интересно, является ли описание смерти таким же ужасным, как убийство в зале суда? — размышляла Тэра. Но если это было решением Господа, тогда…

Она продолжала смотреть на машину, стоящую у нее за окном. Джек поставил ее возле дома около часа назад. И из нее вышла Сара. Тэра почувствовала, что ей необходимо чем-нибудь заняться.

Зачем она здесь? Может, у них с Сарой общий бизнес? Тэра ревновала. И это неведомое доселе чувство сводило ее с ума.

Она решила сесть за компьютер, чтобы занять время, но через четверть часа ее стали мучить дурные мысли. Сюжетное повествование начали заполнять сцены смерти.

Элиза умерла в страшных муках, свалившись с воздушного шара, на котором она хотела облететь весь мир.

Тэра отпила чаю и снова посмотрела в окно.

Входная дверь в доме Джека открылась. Почему-то Тэре захотелось залезть под стол.

С такого расстояния по его лицу нельзя было ничего понять. Сара нежно улыбнулась ему, затем что-то сказала. Очень тихо.

Джек взглянул в сторону дома Тэры, затем Сара расцеловала его в щеки. Он наблюдал, как она красиво спускается по лестнице к машине. Как у нее это получается на таких высоких каблуках?

Затем она оказалась в машине.

И тогда Джек снова посмотрел на окна Тэры.

На мгновение ей даже показалось, что он ее видит. Но, медленно повернувшись, он пошел обратно и закрыл за собой дверь.

Тэра встала и начала расхаживать по комнате.

Кот наблюдал за ней сонными глазами, лежа на диване.

— Не смотри на меня так. Ну, хорошо, я знаю, что должна была просто пойти к нему и спросить, какого черта она там делает. — Тэра вздохнула и обхватила себя руками за плечи. — Если бы ты был на моем месте, то просто ворвался бы к нему и выдвинул свои обвинения. Но боюсь, на этот раз такое не сработает.

Она представила себя в доме Джека и Сару, на которую накидывается с кулаками. Это вызвало у нее улыбку.

Без сомнения, Джек нашел бы это смешным.

Вдруг зазвонил телефон, и Тэра немедля подскочила к нему. Она подняла трубку после нескольких звонков.

— Привет, дорогая. Как прошла встреча?

О, это была Мэг. Тэра проинформировала ее, затем упомянула о Саре.

— Дорогая, они просто хотели что-либо вместе обсудить. — Мэг всегда знала, как отыскать причину. — Может, у него остались вещи, которые она должна была забрать?

— Дорогая, у нее ничего не было в руках.

— Значит, она просто ушла?

Тэра мрачно усмехнулась.

— Не думаю, что «просто ушла» точнее всего описывает ситуацию.

Мэг вздохнула.

— Ну, не знаю. Почему ты не попыталась спросить у него об этом?

— Я не могу этого сделать.

— Потому что дашь ему понять, что волнуешься из-за него? Не говоря уже о ревности.

— Может быть, ты перестанешь издеваться над моим положением!

Мэг рассмеялась в телефонную трубку:

— О, дорогая, писать книжки гораздо легче, чем провести с мужчиной одну ночь. Ты упоминала о поцелуях, значит, тебе есть о чем рассказать.

Тэра покачала головой.

— Это все твоя вина, это твоя идея: «Джек мой герой».

— Ну, это не совсем то, что я имела в виду. Мне просто показалось, что он ближе к твоему идеалу, чем ты думаешь.

— Честно говоря, у него больше хороших качеств, чем я предполагала.

— Тогда спроси его о Саре.

— Я ненавижу тебя.

— Сара была у меня в гостях.

— Да, я заметила.

Джек искоса посмотрел в ее сторону.

— Каким образом?

— Только не подумай, что я слежу за тобой.

Он усмехнулся.

— Я не буду против. Это всего лишь говорит о том, что я тебе небезразличен.

Тэра повернулась к нему и покраснела.

— Ты невыносим.

Избегая ее взгляда, Джек окунул кисть в банку с краской.

— Итак, ты хочешь услышать эту историю?

Она с минуту изучала его лицо.

— Нет, если ты не хочешь мне ее рассказывать.

Он глубоко вздохнул, на секунду замер с кистью в руке, в сантиметре от голой стены.

— Это западня. В таком разговоре, что бы человек ни сказал, все оборачивается против него.

Тэра тщательно покрыла краской стену вокруг выключателя. Честно говоря, он был прав.

— Если это слишком личное, то я понимаю, почему ты увиливаешь от ответа.

Снова взявшись за работу, он провел несколько линий вдоль стены.

— Видишь ли, я в любом случае проиграю. Если я расскажу тебе, ты будешь несчастна оттого, что услышишь, и тогда ты расстроишься…

— Расстроюсь?

Джек положил кисть на место и пошел в коридор за новой банкой краски. Тэра осталась на лестнице, вытирая руки тряпкой.

Глядя на непокрашенный потолок, Джек глубоко вздохнул.

— Чего ты хочешь от меня сейчас? Признания?

Зачем? — Он повернул голову и взглянул на нее через плечо. — Чтобы удостовериться в том, что я тоже человек? Разве это такая уж большая новость? — Он покачал головой, продолжая рассматривать потолок. Его голос резонировал в пустом помещении. — Ты просто ужасно ревнуешь.

— Ну и черт с тобой! — Она улыбнулась. — Ты пытаешься меня разозлить, чтобы испортить мне настроение. Лучше прекратить этот разговор.

— Но ты же раздражена тем, что Сара была здесь.

— Возможно.

Пару минут в доме стояла тишина. Тэра замерла на верхней ступеньке, прислушиваясь к каждому звуку, но ничего не услышала.

— Кошка предложила мне пометить территорию рядом с твоей дверью, — громко заявила она, — но я подумала, что это слишком.

Ответа не последовало. Ей послышались шаги; она вытянула шею и увидела симпатичное создание, стоящее внизу лестницы.

— Привет.

Женщина усмехнулась.

— Привет. Ты кто?

— Тэра.

— Тэра — художник и декоратор? Тэра — красивая женщина? Или Тэра…

— Ты никогда ее не разоблачишь. — Джек встал рядом с женщиной. — Поверь мне, я пытался. Тэра, это моя сестра Рэчел. Рэчел, — он махнул рукой наверх, — это Тэра, женщина, которая хочет отправить меня на фабрику мыла.

— Приятно познакомиться. — Улыбка Рэчел стала шире, когда она посмотрела на брата. — Это как раз то, что тебе требуется. Кто будет кофе?

Рэчел пошла на кухню. Джек рискнул взглянуть на Тэру.

— На этот раз это не моя вина. — Он поймал девушку за руку, когда она хотела пройти мимо него, и оставил на ее губах поцелуй. — Иногда мне кажется, что это единственный способ заставить тебя перестать спорить.

Она гордо вздернула подбородок и вырвала свою руку.

— Если бы ты делал это почаще, я бы так сильно не нервничала.

Вторая сестра Джека была чуть пониже первой, с густыми волосами и открытым, дружелюбным лицом.

— Привет, Тэра.

Тэра протянула ей руку.

— Привет.

— Я Лорен, еще одна его сестра. — Она стала протирать часть стенки, которую указал ей Джек. Итак, как давно ты знаешь Шприца?

Тэра усмехнулась:

— Шприца?

— Этого парня. — Рэчел кивнула головой в сторону Джека. — Таким было его прозвище, когда он рос. Сейчас это звучит гораздо смешнее.

Джек покачал головой, скрестив руки на груда.

— Вы случайно не привезли с собой фотографий малыша?

— Черт возьми, я забыла, — крикнула Рэчел из кухни. — А ты, Лорен?

— Нет, они в другой сумке.

— Позор. Итак, о чем вы оба спорили? — Рэчел посмотрела на Тэру, когда вся компания собралась вместе.

— Рэч, прекрати.

Она махнула на брата рукой, другой выдвигая стул.

— Не обращай на него внимания. Он часто шумит, но это все спектакль. На самом деле он маленькая, пушистая кошечка.

Тэра растерянно опустилась на стул.

— Не могу сказать, что заметила это.

— Заметишь, когда будешь находиться с ним так часто, как мы.

Открылась задняя дверь и вошла еще одна сестра. На голове у нее были веселые кудряшки. Ее голубые глаза остановились на Тэре.

— Кто это? — Она поцеловала Джека, взяла чашку с кофе и поставила напротив него. — Твоя писательница?

Глядя на него, Тэра сурово подняла бровь, и Джек смущенно улыбнулся.

— Да, это она.

— Ты был прав, она не похожа на старушку.

Джек глубоко вздохнул.

— Чем обязан.

— Дурачок. — Лорен протянула чашку Тэре. Тэсс собрала всю семью. В честь дня рождения папочки.

Джек кивнул.

— Ну да, я понимаю. Но все-таки нельзя было вначале позвонить?

Тэра оглядела собравшихся и встала со стула.

— У вас семейный праздник, так что я лучше пойду…

Рэчел усадила ее на место.

— Только после того, как выпьешь кофе и подробно расскажешь, о чем вы спорили, когда мы приехали.

Тэсс заняла место напротив Тэры, ее взгляд был полон внимания.

— Начинай.

— Вообще-то это не было спором.

— Это больше было похоже на дебаты…

Они улыбнулись друг другу, когда заговорили вместе.

— Итак, вы повздорили? — Тэсс внимательно изучала Тэру. — И часто это у вас случается?

— Да нет же! — возмутился Джек. — Мы просто.., немного поговорили о том, о сем. (Тэра покраснела и уставилась в свою чашку.) — Мы.., рассуждали.

— И как, пришли к общему согласию?

— Нет. — Его глаза сверкнули. — Не пришли.

Тэра почувствовала, что на нее смотрят четыре пары глаз. Она сделала несколько глотков кофе.

— Просто Джек не хочет согласиться…

Джек вздохнул.

— Нет, это великолепно, просто замечательно.

Вы, женщины, всегда будете заодно, да?

Он взял чашку и шагнул к двери.

— И вместо того, чтобы согласиться, что я права, он уходит.

Джек остановился.

— Ты не права, и если не хочешь, чтобы я рассказал все как есть, тогда предлагаю закрыть тему.

— На этот раз я права.

— Тэра!

Сестры наблюдали за ними. Джек наклонился над столом и грозно взглянул на девушку. Она упрямо подняла подбородок и скрестила руки на груди.

— Джек!

Рэчел усмехнулась.

— О, это мне нравится. Он наконец нашел свою вторую половину.

— Рэчел!

— Не возражай. Шприц. — Она подмигнула Тэре. — Мы знаем, как ты умеешь сопротивляться, когда что-то тебя сильно задевает.

Тэсс, которая молчала все это время, шевельнулась на своем стуле.

— Тебя пугает, что он сопротивляется?

Серые глаза Тэры стали шире.

— Ну, вообще-то.., да.

— Почему?

Джек взглянул на нее, дыхание замерло у него в груди. Тэра упорно продолжала смотреть на Тэсс.

— Потому что я чувствую, что он начинает мне нравиться.

Джек услышал свое дыхание в наступившей тишине.

— Ты никогда за все время нашего знакомства не говорила мне об этом.

Тэра пожала плечами.

— Ты не спрашивал меня. — Их взгляды на секунду встретились. — И надо быть идиотом, чтобы не спросить об этом до настоящего момента.

Ведь про тебя нельзя сказать, что ты немой.

— Еще один комплимент.

Тэсс наклонилась вперед.

— К чему привели вас эти дебаты?

Тэра снова повернулась к ней.

— Он обвиняет меня в том, что я возражаю на каждое его замечание, словно обороняюсь. Сегодня выяснилось, что не только я это делаю. С ним просто невозможно вести себя иначе.

— Они в курсе, — усмехнулся Джек.

Женщины согласно кивнули.

— Тогда о чем я говорю? Большую часть времени мне хочется его убить…

— А меньшую? — Джек продолжая усмехаться.

Тэра указала на него пальцем:

— Видите, о чем я говорю?

Рэчел внимательно посмотрела на брата.

— Мне она нравится.

Он кивнул.

— Мне тоже. Наверное, оставлю ее при себе на некоторое время.

— Я живу за соседней дверью, так что пока у тебя нет большого выбора.

Тэсс улыбнулась ей загадочной улыбкой.

— Не будь так самоуверенна, у него есть милая привычка исчезать.

— А может, я сама, брошу его на определенном этапе.

— О! — Рэчел повернулась к ней. — Это все из-за того, что он…

Тэсс строго взглянула на сестру.

— Я уверена, что, если Джек захочет рассказать Тэре об этом, он сделает это сам.

Рэчел посмотрела на Тэсс, затем на Джека.

— Хорошо, ты права.

Их разговор был прерван звуком шагов в коридоре.

— Ребята? Джек? Тэсс сказала, что Сара вернулась. — В комнату ворвалась четвертая из сестер.

Тэра посмотрела на Джека. Что она ожидала увидеть? Извиняющийся взгляд? Ее снова охватила ревность. Тэра поднялась и начала прощаться.

Лорен и Рэчел тоже встали, чтобы пожать ей руку.

— Было приятно с тобой познакомиться.

— Надеюсь, что в скором времени увидимся опять.

Уходя, Тэра всем улыбнулась.

Джек проводил ее до двери.

— Мы поговорим позже, хорошо?

— Хорошо. Я могу подождать.

Когда открылась входная дверь, было уже темно.

— Эй! — Она улыбнулась ему с дивана. — Я здесь.

Джек провел пятерней по своим коротким волосам.

— Привет.

С утомленной улыбкой она спустила ноги на пол.

— Ты голодный?

— Перекусил. — С минуту он изучал ее лицо. Как поживаешь?

— Устала.

Джек улыбнулся, на его щеках появились ямочки.

— Я сегодня думал о многих женщинах. Это получается само собой, понимаешь?

— Приму это к сведению.

Несколько мгновений он молчал.

— Ко мне в гости приходила Сара.

— Я поняла это. — Тэра поправила волосы и взяла его за руку.

Он вздохнул.

— Наверное, ты считаешь, что ее визит что-то значит. Что должна быть какая-то веская причина всему этому.

— Может быть.

— Я ничего не говорил тебе, и Сара, должно быть, превратилась в огромную проблему в твоей голове, — помолчав, проговорил Джек.

Тэра перебирала его пальцы.

— У меня очень бурное воображение.

Он ухмыльнулся.

— Я заметил.

Тэра почувствовала, как у нее вспыхнули щеки, и отвернулась.

— А у тебя вообще одна извилина в мозгу! парировала она.

Он изучал ее лицо. Ожидай, когда она посмотрит на него.

— Нет ничего такого, о чем тебе надо было бы волноваться.

Кроме того, что Сара у него на первом месте.

Кроме того, что Тэра понятия не имеет, что между ними происходит, не знает истории их взаимоотношений или как они будут складываться дальше.

А еще ее беспокоит та близость, которая возникла между нею и этим мужчиной.

Джек мигнул, открыл рот, чтобы что-то добавить, и в растерянности оглядел комнату.

— Могу ли я приготовить нам кофе или чего-нибудь еще? Ты, наверное, голодна?

Тэра внимательно наблюдала, как он идет в кухню. Было забавно, как легко и непредсказуемо построились их отношения, которые не так давно казались невозможными.

— Эй, ты где? — Она пошла за ним.

— Я всего лишь на кухне. Это совсем рядом.

— Да, но ты отдалился от меня. Если бы я была параноиком, то подумала бы, что за этим что-то стоит.

— А ты параноик?

— Я? — Она пожала плечами. — Не больше, чем любая другая женщина.

Он повернулся к ней с саркастической улыбкой.

— Ты думаешь, я тебя отталкиваю?

Она слегка улыбнулась.

— Я думаю, пытаешься.

В его глазах появилась ответная улыбка.

— Что я такого сделал?

Она подошла к нему неслышной, кошачьей походкой.

— Суд еще не разобрался.

Они встретились за кухонным столиком. Джек изучал ее лицо.

— Если я попрошу тебя быть немного терпеливой со мной, ты можешь попросить что-нибудь в ответ. Как это звучит?

— Это звучит хорошо.

Перед тем как прикоснуться к ней губами, он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

— Тогда проси.

— Не разбивай моего сердца, Джек.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джек нервно расхаживал по своей кухне. У входной двери все еще лежал букет цветов. Его нужно поскорее убрать, пока никто не увидел.

Пока Тэра не увидела. Она начнет задавать вопросы; будет чертовски плохо, если ему придется унижаться.

Сара. Как он мог быть таким слепым? Она казалась совершенной женщиной — красивой, амбициозной. Раньше она идеально подходила к его образу жизни. Но в той жизни он не был счастлив и, когда между ними начались ссоры, наконец понял, что эти отношения не для него. И ужасно обидел ее. А как раз этого он и не собирался додать.

Джек успокаивал свою совесть, убеждая себя, что лучше навсегда порвать отношения, чем жить во лжи. В конце концов они стали абсолютно нетерпимы друг с другом. Он чувствовал, что Сара заслуживает лучшего. Они оба заслуживали лучшего. Расставаясь с Сарой, он давал ей шанс встретить более подходящего человека. Не его вина, что их отношения не сложились.

Быстрыми шагами Джек вышел в коридор.

Сара была его невестой, когда он познакомился с Адамом, когда купил свой первый дом и заработал деньги на следующий. Он поднялся по общественной лестнице и был готов купить этот третий дом прямо сейчас — без всякой закладной.

А теперь она претендует на половину всего, что у него есть, и собирается с ним судиться. Ее вклад в мебель и дизайн значительно уступал его затратам. Но она хотела большего, гораздо большего.

Интересно, как мужчинам удается остаться свободными от обязательств? Он работал годами, чтобы иметь финансовую безопасность, чтобы никому не быть должным. Чтобы восхищаться собой, опять же.

Звук его шагов отдавался в пустой прихожей, в пустых комнатах. Наконец его взгляд останов вился на камине в гостиной.

Это сработает.

Первый звук бензопилы почти что удовлетворил его. Джек стянул свитер и снова принялся за дело. «Это за то, что ты был настолько глуп, что поверил женщине». Настоящий фейерверк из опилок взвился от следующего нажатия пилы.

«Это тебе за то, что слушал Адама и позволял делать из себя игрушку». Тонкие стружки дерева полетели вверх. Снова звенящий звук. «А это за то, что пытался склеить отношения, в которых ты не хочешь больше копаться».

Он на секунду поставил бензопилу на пол, чтобы стереть пыль с ресниц, затем снова с усилием принялся за работу. «Это за то…»

— Могу я к тебе присоединиться? Или это сольный номер?

Пила выпала из рук. Медленно поворачиваясь, он увидел Тэру, стоящую у двери.

— Как долго ты здесь находишься?

— Почти что с самого начала твоей работы.

Джек кивнул.

— Я занимаюсь скульптурой.

— Ты снова виделся с Сарой?

Его улыбка была саркастической.

— Да, мы немного пообщались.

Тэра тихо вздохнула.

— Нехорошо, что я спросила об этом?

Он снова поднял пилу и повернулся спиной к Тэре. В центре камина зияла дыра.

— Ничего.

— Хочешь рассказать мне?

— Нет, не сейчас. Я слишком устал.

— Я узнала об этом, увидев цветы у входной двери.

Он взглянул через плечо.

— Они для тебя.

— Спасибо. — Она улыбнулась. — Я заберу их позже.

Звенящий звук бензопилы замолк, когда Тэра прижалась к нему всем телом.

Джек отставил инструмент, развернулся и, вдыхая аромат ее волос, поцеловал Тэру. Злоба, не дававшая ему покоя, уступила место желанию.

Он улыбнулся, Тэра улыбнулась ему в ответ.

— Что-нибудь смешное… Шприц?

Он быстро поцеловал ее.

— Нет, ничего особенного.

Еще один поцелуй.

— Тогда откуда эта улыбка?

— Я думаю… — поцелуй… — я должен… — поцелуй, поцелуй… — быть рядом с тобой. — Поцелуй.

Она рассмеялась.

— Я тоже.

Джек посмотрел девушке в глаза и поправил ей волосы. Его длинные пальцы продолжали касаться ее, пока он покрывал очаровательное лицо мелкими поцелуями.

— Я скучал по тебе.

Тэра заморгала, услышав произнесенные шепотом слова.

— Что ты сказал?

Он поднял голову чуть повыше.

— Кто? Я?

— Нет, тот третий парень, который хочет снова меня поцеловать.

Джек усмехнулся.

— Скажи ему, чтобы дождался своей очереди.

Еще один поцелуй, затем Джек наклонил голову, прижимаясь к ее нежной шее губами.

— Я еще немного поработаю, ладно?

— Дай мне стул. — Тэра слегка застонала, когда он провел языком по ее коже. — Кажется, у меня подкашиваются ноги.

Он провел языком еще одну линию по ее шее и поднял голову. Тэра посмотрела, прищурившись, на его улыбающееся лицо.

— Должна ли я запереть прихожую, опасаясь визита сестер?

Он рассмеялся:

— Запирай не запирай, а тебя уже никто не спасет.

— А разве нужно, чтобы меня спасали?

— От меня? — Он прижал ее крепче. — Или от этой ситуации?

— От тебя.

Джек не заметил заигрывания в ее голосе. По-прежнему обнимая ее, он поправил ей волосы.

— Чего ты боишься?

— Я?

— Нет, принц Уэльский.

Тэра попыталась избежать его взгляда, но не сумела.

— Обычных вещей — пауков, мышей, — все в таком роде.

Его глаза вспыхнули.

— Хватит болтовни, Тэра. Чего, если быть точнее, ты опасаешься, находясь со мной?

— Того же, чего и ты. Я боюсь, что влюбляюсь в тебя, боюсь того, к чему это может привести.

Его пальцы застыли у нее в волосах, затем стали гладить ее по голове еще нежнее.

Она моргнула.

— Я боюсь, что в один прекрасный день ты исчезнешь, а я дам себе обещание, что не буду впредь общаться так близко ни с одним мужчиной.

Джек посмотрел ей в лицо и почувствовал, как у него разбивается сердце. Он был уже слишком сильно увлечен ею — больше, чем ему этого хотелось. После минутного колебания Джек снова приник к ней губами.

— Я никуда не исчезну.

Она плотнее прижалась к нему, ее голод стал сильнее, когда их губы слились в жарком поцелуе. Останавливаться было слишком поздно, оставалось лишь надеяться, что чувства поведут ее по правильному пути.

— Приятно видеть хоть кого-то счастливым.

Тэра взглянула на приветливое лицо Шейлы Митчелл.

— То есть меня?

Шейла осмотрела небольшой магазин.

— А разве здесь есть еще кто-нибудь? — Их взгляды встретились. — Смешная вещь. Ты второй человек с особенным взглядом, которого я вижу. Должно быть, сегодня такой день.

Улыбка Тэры стала шире.

— Правда? И кто это мог быть?

— Думаю, мы обе об этом знаем.

— Ммм…

Шейла последовала за ней в ряды с продуктами.

— У него был веселый взгляд. Обещаю не говорить об этом остальным женщинам. — Она почесала нос. — Твои секреты в надежных руках.

Зазвонил звонок входной двери, и в магазин ворвался холодный воздух. Тэра пошла вслед за Шейлой и с удивлением обнаружила перед собой Сару Та узнала ее.

— О, какая встреча! Подруга Джека.

— Сара.

— А, ты помнишь мое имя. — Она слегка приподняла бровь. — Как приятно тебя видеть. Я рада, что зашла.

Черта с два тебе это приятно.

Шейла слегка откашлялась. Тэра взглянула на нее и вспомнила о приличиях.

— Извини, Сара. Это Шейла Мэтчелл, хозяйка магазина. Шейла — это… — она не могла подобрать нужные слова, — кое-кто, кто знает Джека уже довольно давно.

Сара кивнула Шейле, продолжая смотреть на Тэру.

— Извини, пожалуйста, я не запомнила твоего имени. Как оно звучит?

— Тэра.

О да, теперь вспоминаю. — Она бросила ключи от машины на прилавок, широко улыбаясь Шейле. — Абсолютно не запоминаю имена. Никогда не забываю лиц, но имена у меня выскакивают из головы.

Шейла улыбнулась в ответ.

— У меня есть старая тетушка, так у нее с именами все то же самое.

Сара хмыкнула и взяла Тэру за локоть.

— Надеюсь, ты простишь меня, Тэра. В следующий раз мы встретимся как старые друзья.

Тэра слегка улыбнулась.

— Ты снова собираешься навестить Джека?

Сара вздохнула и слегка дернула Тэру за рукав.

— Ну, сейчас я живу неподалеку. Это может показаться нелепым, но мы находим общий язык. Она взглянула на Шейлу. — Знаете, как это бывает с бывшими…

Глаза Шейлы стали шире.

— Да, я думаю, иногда это бывает неудобно. Она уставилась на Тэру. — Ты так не думаешь, Тэра?

— Даже не знаю. — Тэра поставила на прилавок свою корзинку. — Мне не приходилось попадать в бывшие.

Сара рассмеялась.

— Теперь я понимаю, почему Джек поладил с тобой. У тебя есть природное чувство юмора, как у него. Это было первое, что мне понравилось в нем, так что и мы с тобой найдем общий язык.

Тэра слегка улыбнулась. Только на кладбище, моя дорогая.

Шейла внимательно следила за разговором.

— А много времени прошло с тех пор, как вы расстались?

Тэра задержала дыхание. Она никогда не задала бы такой вопрос.

— Это было недавно, — ответила Сара.

Глаза Тэры были устремлены на женщину, которая однажды захватила сердце Джека. Зеленоглазый монстр.

— Вы часто встречаетесь с Джеком сейчас?

— Нет, не могу так сказать. Хотя это может измениться в предстоящие две недели. — Сара тепло улыбнулась Шейле. — В последнее время я много о нем думаю. Ну, вы знаете, как это бывает… — Продолжая улыбаться, она обратилась к Тэре:

— А что ты думаешь?

— Я? — Та моргнула. — О, мне вообще очень тяжело думать. Я нахожу это утомительным.

Шейла хихикнула.

— Вот уж не правда. Ты не можешь быть писательницей, если не работаешь головой.

— А когда это я говорила тебе о том, что пишу?

— А разве нет? — удивилась Сара. — По-моему, Джек упоминал об этом, когда собирался позвать гостей на день рождения отца.

— Ты идешь на день рождения его отца? — вмешалась Шейла.

Улыбка снова медленно расплылась по лицу Сары.

— Конечно. — Она вздохнула, глядя на Шейлу. Они ведь долгое время были и моей семьей тоже.

Я не могла отказаться от приглашения.

Тэра закусила губу.

— Конечно, ты не могла.

Входная дверь была открыта.

Джек смотрел, как Тэра входит в прихожую, солнце освещало ее золотистые волосы. Она взглянула в его сторону, и он поспешил ей навстречу, по пути включив свет.

— Привет!

— Привет!

— У тебя все хорошо?

— Ага, прекрасно. Я стучалась, но ты меня не слышал.

Джек пошел за ней в гостиную.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

Тэра остановилась возле камина.

— Да.

Джек стоял, не шевелясь, пока она запихивала бензопилу в дыру, образовавшуюся в камине.

— Ты точно уверена?

Девушка повернулась к нему и улыбнулась.

Затем подошла и поцеловала.

— Абсолютно.

Он последовал за ней в прихожую.

— Ты не хочешь мне рассказать, что все это значит?

Она еще нежнее улыбнулась, глядя через плечо.

— Мы будем отмечать день рождения твоего папочки?

— О да, я не пропущу его даже за миллион, ответил он нараспев.

Пригласить их обеих на один и тот же праздник? Литературные герои когда-нибудь умирают.

Джек продолжал эффектно улыбаться.

Семейный праздник отличался от того, что Тэра видела несколько дней назад, — меньше болтовни и споров. Все были преисполнены особого чувства. Джек прилепился к ней намертво, и временами она чувствовала себя стеной, за которой он прятался.

Младшая из сестер вбежала на кухню, где у Рэчел находился буфет.

— Привет! Мы толком не познакомились. Меня зовут Дана.

Тэра держала одной рукой тарелку, а другую протянула девушке.

— Очень рада. Я Тэра.

— Немного натянуто сегодня, не правда ли?

— Не могу сказать. — Тэра усмехнулась, увидев, как у Даны недоверчиво поднимается бровь. — Хорошо, я соврала. Хотя, когда ты сказала «немного», это тоже было враньем.

— Точно.

Они улыбнулись друг другу. Дана положила себе немного салата.

— Скажи, вчера Джек вел себя ужасно? Наверное, как слон в посудной лавке.

— Он был.., скован.

— Ммм…

Тэра посмотрела на большую арку, отделявшую столовую от кухни. Джек и Тэсс разговаривали возле окна, и он был явно недоволен беседой.

— Джек мало рассказывает о себе. — Тэра повернулась к девушке и улыбнулась, словно извиняясь. — К тому же это вовсе меня не касается.

— О, думаю, касается, и еще как!

Тэра вопросительно подняла бровь.

— В каком смысле?

Дана пожала плечами.

— Чувства Джека важны для тебя. Если я, конечно, не ошибаюсь в том, как ты на него смотришь.

Тэра почувствовала, как ее щеки краснеют.

— Ты не совсем права…

На губах Даны появилась знакомая усмешка — усмешка ее брата.

— Ладно, не бери в голову. — Она облизнула губы и взглянула в сторону Тэсс. — Отъезд Джека обидел сестру больше всего. Тэсс хочет заботиться о нас, как заботилась наша мама.

Тэра кивнула.

— Это понятно.

Они вернулись в столовую и сели у камина, который Рэчел украсила красивыми свечами. Дана с аппетитом набросилась на еду, а Тэра продолжала смотреть на Джека и Тэсс. Джек хмурился, все чаще отворачиваясь от сестры.

— Твоя семья живет поблизости, Тэра?

— Не совсем. — Тэра уставилась в свою тарелку. — Мои родители умерли, и теперь я вижусь только с братом, раз в полгода.

— Извини. Наверное, время от времени тебе бывает одиноко?

— Я справляюсь. Зато здесь все иначе. — Она обвела рукой заполненную людьми комнату.

Все стулья были заняты детьми или их родителями. Герой торжества. Бил, сидел в окружении мужа Тэсс, Сэма, и Лорен, устроившейся рядом с мужем; дочка Даны кормила собаку. Здесь были также Рэчел, ее муж и четверо детей.

Тэра усмехнулась.

— Я не скучала, когда росла в большой семье.

И мне это нравится.

Они ведь были и моей семьей. Слова Сары эхом звучали в ее ушах. Тэра склонилась над своей тарелкой, подцепляя вилкой салат.

— Тебе очень повезло.

С минуту Дана смотрела поверх ее головы на собравшихся, затем ответила приятным голосом:

— Да, я знаю.

— Зачем ты привел ее сюда?

— Что это за вопрос? — Джек говорил тихим голосом, глядя на свою старшую сестру.

Тэсс в растерянности покачала головой.

— Нечестно заводить какие-либо отношения, пока ты до конца не разобрался с Сарой. Когда ты понял, какую огромную ошибку совершил с Сарой, тебе было плохо. Но ты ни на секунду не задумывался о том, чтобы поделиться с нами. В этом причина твоих переездов. А вдруг мы помогли бы тебе, Джек? Перестань всех затыкать и утверждать, что ты в полном порядке, когда это не так.

— Я сам во всем разберусь, Тэсс.

— Нет, не разберешься. Ты просто снова закрываешься от нас, как и в прошлый раз.

— Я не закрываюсь. — Джек сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. — И я очень надеюсь, что ты перестанешь лезть в мои дела. Я не нуждаюсь в том, чтобы меня все время жалели.

Тэсс нахмурилась.

— Мы семья, мы должны поддерживать друг друга, а ты не даешь нам этого сделать. Ведь твоя война с Сарой разрушает все, что тебе дорого.

— И ты считаешь, что меня надо успокаивать?

Да, я сражаюсь с ней, Тэсс. Я сражаюсь и смогу ее победить.

— Я знаю! — Тэсс огляделась, чтобы убедиться, что их никто не слышит. — Тебя мучает вина. Ты дал ей уйти, чтобы она встретила человека, который ее полюбит. Это очень сильный поступок. Я не говорю о том, что сейчас можно обойтись без сражения. Но у нашей семьи есть право быть с тобой рядом, когда ты в этом нуждаешься, — просто поговорить, если это все, что тебе требуется. И мы не сможем этого сделать, если ты не захочешь.

— Ну, я же разговариваю сейчас с тобой…

Тэсс вздохнула.

— Я хочу сказать, что ты слишком часто сдаешься. Ты обороняешься, Тэра была права. Но это потому, что ты уязвим. И может быть, немного испуган.

Джек взглянул на Тэру. Она повернулась к нему и мягко улыбнулась. Это было все равно, что в холодный день увидеть солнце. Он улыбнулся в ответ и вновь повернулся к своей сестре.

— Ты права, и она права — я обороняюсь.

Тэсс моргнула.

— Она для тебя так важна?

— Кажется, да. — Джек пожал плечами. — Не знаю, почему. — Он посмотрел ей прямо в глаза. Я еще не готов разговаривать с тобой об этом. Ты моя сестра, и я люблю и уважаю тебя, но со своей жизнью я разберусь сам. Если мне понадобится твоя помощь, я попрошу о ней.

— Это означает «Отцепись, Тэсс».

— На данный момент, да.

Тэсс посмотрела на него печальными глазами.

— Я замолкаю, Джек. Но ты должен знать, что я переживаю за тебя. Обещай, что не будешь больше скрываться от нас.

— Не буду.

Она ласково похлопала его по руке.

— Я не знаю Тэру, но знаю тебя. Если ты разобьешь ей сердце, чувство вины будет мучить тебя долгие годы. Я не хочу, чтобы это случилось.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сделав последний разворот к дому, Тэра увидела неизвестный спортивный автомобиль.

Женщина, сидевшая в нем, напоминала красивое насекомое.

Проведя целый день в хозяйственных покупках с Мэг и Лизой, Тэра пребывала в хорошем настроении и подумывала, чем можно заполнить совместное время с Джеком.

Она поставила машину напротив своего дома и выглянула из окна. Что здесь делает Сара? Ждала, пока она уедет, а затем проникла в дом, как воришка? Корова.

Ее пальцы скользили по поверхности руля.

Она может войти в дом и потребовать ответа.

Или влезть в окно…

Тэра еще сильнее схватилась за руль.

У них с Сарой возникли какие-то отношения.

Ничего особенного, но что-то между ними все-таки есть. Какие-то общие темы. Они редко общались друг с другом, но Сара тем не менее перешла ей дорожку.

Джек ненавидит болтовню Сары. Эта женщина способна вынуть душу. Так какого черта он с ней общается?

Мужчины.

Сомнения терзали Тэру долгих десять минут.

По какой-то причине она знала, что между Джеком и Сарой ничего не происходит. «Тебе не о чем беспокоиться», — говорил он. Правда это или нет, но она ему верила.

Но пока эта женщина здесь, успокоиться невозможно. Эта фурия даже не представляет, как Тэра может описать ее в своих романах! Бывшая девушка Джека была мысленно съедена пираньями. Ха! Это хорошо, это пригодится!

Голос Сары гулко отдавался в пустой комнате.

— Я хочу только то, что принадлежит мне. То, что я заслужила.

Джек с усилием перевел дыхание.

— И ты считаешь, будто все, что я заработал в последние годы, принадлежит тебе?

Она на минуту замолчала и затем продолжила:

— Ты никогда не смог бы купить все эти дома, если бы не сделал деньги на первом. Том, который мы купили вместе.

— Тот, за который ты уже получила деньги.

— Я сделала вложения в твой бизнес. — Сара покачала головой, ее прекрасное лицо нахмурилось. — Ты изменился, Джек, ты не тот человек, за которого я собиралась замуж, — амбициозный, сам выстраивающий свою жизнь. Вместо этого ты превратился в обычного рабочего, трудягу.

— Это делает меня счастливее. Если бы ты любила меня так, как говорила, ты бы радовалась тому, что радует меня.

Сара подошла к нему ближе.

— Ты знал, что я строила долговременные планы, Джек, что я хочу выйти за тебя замуж. Мы могли бы стать семьей, о которой ты так долго мечтал. Ты все это уничтожил в тот момент, когда начал выдумывать свои глупые проекты. Эта жизнь не для меня. — Она рассмеялась. — И ты понимал это, начиная свое дело.

Джек взглянул в окно. Тэра по-прежнему сидела на водительском месте своей машины. Сара так просто не отступится, он знал это.

— Нельзя вернуться назад и изменить прошлое. Мы оба ошиблись и знаем об этом. А все, что я сейчас имею, я заработал сам. Сколько тебе надо, чтобы мы с тобой окончательно расстались?

Больше всего ему хотелось быть в машине вместе с Тэрой, его тошнило от прошлой жизни.

В голове эхом раздавались слова Тэсс: «Если ты разобьешь ей сердце, чувство вины будет мучить тебя долгие годы».

— Половину, Джек. Как я и говорила раньше.

Кажется, он слишком хорошо подготовился к этой встрече. Джек оторвал взгляд от окна, повернулся к Саре и удивился хищности ее взгляда. Он холодно улыбнулся.

— Ты ничего не получишь. Я буду сражаться до конца. — Его голубые глаза блестели. — Пойми меня, Сара, мне сполна хватило того, что было у нас с тобой раньше, больше я ничего не хочу.

Она уставилась на него.

— А что подумает твоя маленькая подружка, когда ты обанкротишься, Джек? Вы будете жить вдвоем за счет ее дурацких романов? Ты действительно здорово изменился, если готов принимать материальную помощь от женщины.

— Убирайся.

— Увидимся в суде.

Она вышла из комнаты, цокая каблуками.

Тэра устала сидеть в машине. Надо прогуляться, это принесет ей пользу. Мысли вернулись ко дню рождения отца Джека, к ее беседам с Даной и Рэчел.

— Приятно видеть Джека с такой очаровательной подругой! — сказала Дана.

— Знаешь, — добавила Рэчел, — ты смелая женщина. У него нелегкий характер.

Тэра улыбнулась.

— Ты думаешь?

— Да, но он заслуживает счастья.

Тэра видела, как он общался с племянницами и племянниками, и, глядя на его отца, размышляла о том, каким красивым будет Джек в старости.

Тогда она начала понимать, что влюблена, но только в одиночестве осознала это до конца.

Увидев машину Сары около его дома, Тэра почувствовала, что сердце ее разбито. Окончательно. И она вновь готова к одинокой жизни. Джек показал ей, что это значит — не быть одной. Сколько времени понадобится, чтобы забыть об этом, и уже навсегда?

После семейного торжества их отношения стали меняться.

Джек не мог понять, что произошло. Он общался с Тэрой каждый день, но ее сверкающий взгляд куда-то исчез. Ему нужно было понять, куда. Вскоре он вообще перестал замечать все, что не касалось того, как она выглядит, во что одета и о чем говорит ее взгляд.

— Ты отличный танцор.

— Танцор?

— Ну да. Помнишь бар, где мы танцевали? Лиза убирала тарелки со стола. — Вы с Тэрой сорвали аплодисменты, если мне не изменяет память. Тэра была.., ошеломлена.

Он усмехнулся.

— Могу себе представить.

— Сомневаюсь. Большинство мужчин просто не понимают, о чем говорят женщины. Им легче думать, что мы способны болтать лишь о рецептах и шитье.

— Советую тебе бежать, не оглядываясь, — добавила Лаура.

Мэг, рядом с которой Джек сидел за столом, улыбнулась ему.

— Чтобы тебя не поймали в сети, понимаешь?

Джек медленно улыбнулся в ответ.

— У меня есть друг, Адам. Я должен познакомить тебя с ним. Мне кажется, вы понравитесь друг друга. Вы очень похожи.

— У него есть приличная машина?

Он кивнул:

— Только что купил «порше».

Визитная карточка Лауры немедленно появилась на столе.

— Скажи ему, чтобы он мне позвонил.

К ним подошла Тэра.

— Эй, вы. Я что-то пропустила?

— Мы тут развлекаемся с Джеком, — улыбнулась ей Лиза. — Он сладкий.

— Сладкий? — Джек скорчил гримасу. — Да, это я. Я самый сладкий. — Он пожал плечами и поцеловал Тэру в щеку. — Ты тоже так думаешь, малышка?

Она рассмеялась:

— О, да! Сладкий, как леденец.

Лиза оглядела присутствующих.

— Мне кажется, Тэра нашла красавца из своего романа.

— Это тот, о котором ты нам так часто рассказываешь?

Тэра улыбнулась.

— Это было давно, Лаура. — Она снова повернулась к Джеку, как бы говоря: «Не обращай никакого внимания», но он уже включился в тему:

— Про кого ты писала?

Лаура не собиралась замолкать.

— Про того парня, которого она повстречала на прошлой неделе.

Джек скосил на Тэру глаза.

— Он был красивым?

Тэра с упреком посмотрела на Лауру.

— Обычный человек. Ничего особенного.

— Но твое воображение уже заработало?

Джек говорил игривым тоном, но голова его начала раскалываться. Черт возьми, он ревнует!

Джек даже не мог вспомнить, когда чувствовал себя в последний раз так плохо.

Тэра взглянула на него с удивлением.

— Воображение — главное в моей работе, Джек, разве ты не понимаешь?

Нет, если она воображала кого-то другого, а не его.

— О, этот парень действительно ее заинтересовал, поверь мне. Она заперлась у себя дома и всю ночь писала о нем.

Тэре захотелось убить Лауру. Она хлопнула Джека по плечу.

— Может, потанцуем?

— Хорошая идея. — Он улыбнулся всем, прежде чем схватить Тэру за руку.

— Джек, ты слишком сильно жмешь мои пальцы. — Тэра едва поспевала за ним. — Джек, помедленнее. Моя рука.

Он повернулся к ней, посмотрел на ее пальцы, потом схватил за другую руку и повел в танце.

— Как насчет этого парня?

— Что насчет него?

— Ты все еще видишься с ним?

— Время от времени. — Она избегала его взгляда.

— Ты любишь его?

О, да!

— Это не то, что ты думаешь.

— Тогда объясни.

Тон Джека удивил ее. Взглянув ему в лицо, Тэра была шокирована его злым выражением.

— Ты ревнуешь?

— Ты волочишься за каким-то типом, проводя время со мной? — Он нахмурился.

Она медленно покачала головой:

— Джек, ты не правильно все понял.

Неужели ей нравится, что он ее ревнует? Что с ней происходит?

Тэра плотнее прижалась к нему.

— Я дала моему герою такое же имя, как у этого парня.

Прошло некоторое время, пока он осознал то, что она пыталась ему сказать.

— Это был я?

Она кивнула.

— Ты наблюдала за мной?

— Ты был рядом, работая над благоустройством своего дома, а я как раз пыталась писать. Это произошло само собой…

— Значит, Джек Льюис из твоей книжки написан с меня?

Она снова кивнула.

— И когда я тебе сказал в первый раз, как меня зовут…

— Я постаралась от тебя отделаться.

— Конечно.

Ее лицо горело.

— Я просто ужасно испугалась.

— Понятно.

— И еще немного продолжаю бояться… То есть я могла выбрать десятки тысяч имен, даже миллионы…

— Но ты выбрала Джека Льюиса…

— Да.

— Может, ты где-то слышала мое имя?

— У меня нет маразма, моя память работает хорошо. — Она взглянула на него. — Я бы запомнила, если бы кто-нибудь назвал мне его.

Он пристально всматривался ей в лицо, затем стал рассматривать комнату, чтобы переварить Информацию. Вздохнул, размышляя. Все это было слишком странно. Даже для Тэры.

— Скажи что-нибудь.

— Что ты хочешь услышать?

— Например, что у тебя есть какое-нибудь объяснение. У меня точно нет. Хотя, поверь мне, я пыталась найти.

Он снова посмотрел на нее.

— И все это время, когда ты со мной так отчаянно боролась, даже когда ты швырнула в меня супом, все это время я тебе нравился?

— Не ты. — Она нахмурилась. — Тот, кого я видела из окна моего дома, кого я создала. Тебя я тогда еще не знала.

Наконец Джек задал вопрос ценой в миллион долларов:

— А сейчас? Что ты думаешь обо мне сейчас, Тэра?

— Ты — больше, чем он. Ты настоящий.

— Я живу в твоем воображении?

— И там тоже, — честно сказала она.

Джек прижался к ней всем телом, покачиваясь в такт музыке. Ее слова эхом звучали у него в голове.

Он задыхался, у него кружилась голова.

— Может, тобою двигало любопытство?

— Нет.

— И у тебя не было намерения избавиться от своих фантазий?

— Нет, это никогда не приходило мне в голову.

Ты ведь здесь, со мной. — Она слегка улыбнулась. И ты не собираешься исчезать.

Джек посмотрел на нее, изучая ее лицо, и внезапно сделал грандиозное открытие:

— Так ты сражалась со мной от страха?

— Да.

— Оттого, что я был мужчиной твоей мечты?

— Да.

— Твоим героем?

Она улыбнулась мягкой улыбкой:

— Что-то вроде того.

— Это большая ответственность для меня.

— Если бы я сказала тебе об этом с самого начала, ты бы от меня убежал.

— А я думал, ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое.

— Отчасти так и было.

Он продолжал смотреть на нее, двигаясь под музыку.

— Ты влюблена в меня?

Ее сердце перестало биться на несколько секунд.

— Для тебя это важно?

— Это не ответ.

— А ты как думаешь?

— Я не герой.

Они остановились, хотя музыка продолжала звучать.

— Ты и не должен им быть, у тебя и так все хорошо получается. Не бери в голову.

Не бери в голову. Это был страх эмоционального разочарования, понял Джек. Опыт прошлых взаимоотношений. Она наполнила свою жизнь фантазией из-за нехватки героев в реальной жизни. Неожиданно все встало на свои места.

Какой из него герой?

Если ты разобьешь ей сердце, то будешь мучиться потом долгие годы.

Наверное, надо пережить наказание самому вместо того, чтобы мучить ее. Потому что он не может дать ей гарантий, постоянно твердить, что не сделает ей больно, пока она будет сидеть и годами ждать его решения. Как это было у него с Сарой.

Когда-то он верил в то, что влюблен в Сару, верил в то, что впереди у них целая жизнь. И он ошибся.

На этот раз все совсем по-другому. Сейчас он любит Тэру и не может дать ей уйти, не может сказать, что ей нужен другой человек. Но дальше речь пойдет о финансовой стороне дела. Что он будет за мужчина, если вступит в серьезные отношения без гроша в кармане?

Он не доверял своей любви. Пока не доверял.

— Скажи что-нибудь.

— Не могу.

Он не уходил, и в ее сердце появилась слабая надежда. Пауза затягивалась.

— Нет, — наконец произнес Джек, помотав головой. — Все это слишком сложно.

Она почувствовала, как немеет горло.

— Извини меня, Тэра.

Ее сердце подскочило в груди. Она заставила себя кивнуть.

— Я понимаю.

Она отвернулась от него.

— Я никогда не встречал такой, как ты…

— Все в порядке, Джек.

— Но я думаю, тот парень, о котором ты пишешь, гораздо лучше меня.

Тэра еще раз кивнула.

— Он им станет. Не волнуйся. — Она взглянула ему в лицо. — Мы еще встретимся, Джек Льюис.

Он смотрел, как она вышла из комнаты.

Мэг изучала бледное лицо Тэры — просвечивающую кожу, темные круги, тусклые глаза.

— Ты выглядишь ужасно.

— Я заболела.

Мэг посмотрела на нее с недоверием.

— Хорошо, пусть это так называется. Нет ничего страшного в том, что ты влюбилась, а парень не отвечает тебе взаимностью.

Тэра покачивалась из стороны в сторону, сидя на огромной двуспальной кровати.

— И ты не поддержишь меня?

— Я не знала, что твои чувства настолько серьезны. Если бы ты мне рассказала, что он разбил твое сердце, я могла бы приехать к нему и во всем разобраться. — Мэг улыбнулась ей, потом накормила, укрыла шерстяным одеялом, заполнив ее одиночество своим присутствием.

Тэра вздохнула, глядя на экран цветного телевизора. Мэг отпила кофе.

— Ты все еще жива? — Тишина. — Хорошо, я подожду. — Она снова сделала глоток. — Скажи мне, когда снова сможешь разговаривать.

Глаза Тэры оторвались от экрана.

— Я влюблена в Джека.

— Я немного догадываюсь об этом, дорогая.

Одеяло полетело на пол.

— Нет, я безумно влюблена! Может быть, до конца жизни.

Мэг кивнула.

— Ага.

Тэра нахмурилась.

— Как это могло случиться?

— Думаю, тебе стоило посмотреть на него один раз, и ты в него влюбилась. Так часто происходит.

Тэра продолжала хмуриться.

— Я не хотела в него влюбляться.

— Знаю.

— Я не хотела ни в кого влюбляться.

— Конечно.

— Это не из-за того, что я всегда хотела быть одинокой…

— Конечно, нет, никто этого не хочет.

— Но я думала, что это будет кто-то…

— Настоящий поклонник.

— Да, именно. — Тэра улыбнулась. — Кто-то такой, кто…

— Второй пункт: двое детей и собака.

— Я ждала, что ты это скажешь.

— Потому что дети и собака укрепляют отношения на долгие годы.

— Безопасность, надежность, глубокое понимание.

Мэг кивнула:

— Все это очень важные вещи.

Обе уставились в телевизор. Наконец Мэг повернула голову к Тэре.

— Немного страсти тоже не помешает, особенно в холодные зимние вечера.

— Наверное.

Мэг слегка приподняла бровь.

— Ты ведь не находишь, что Джек не очень хорош в…

Тэра предупреждающе подняла палец.

— Мэг!

— Хорошо, молчу. Но будет ли он хорошим отцом?

Тэра закрыла глаза: Джек с Сэмом, с другими своими племянниками… Она подумала о большой семье, где маленького мальчика воспитывали четыре старших сестры. Будет ли он хорошим отцом? Он будет лучшим!

Глядя на Мэг со слезами на глазах, она медленно кивнула.

— Итак, — Мэг начала загибать пальцы, — он отлично выглядит, имеет чувство юмора, умеет общаться с детьми. Я все назвала?

Тэра прерывисто вздохнула.

— Наверное. — Она почувствовала боль в желудке. — Это ужасно стыдно, что он не хочет со мной иметь никаких дел, да?

Мэг не была готова к такому вопросу.

— Так он бросил тебя?

— Ну да, когда я во всем ему призналась. Сказал, что с него хватит. — Она уткнулась носом в платок. — Все это время я писала роман и не знала, что, влюбляясь, ты терпишь такую боль.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Ты выглядишь отвратительно. Ты знаешь об этом, Джек?

Джек поднял бровь.

— Кто? Я? Ты, должно быть, путаешь меня с кем-то. Я всегда выгляжу великолепно, даже с утра. Это мой дар.

— Это точно. — Тэсс шлепнула его по животу. Ты не из тех, кто сообщает всему миру, что ему плохо. — Она вздохнула. — Думаю, все дело в Тэре.

— Не начинай.

Ее внимательный взгляд изучал его некоторое время.

— Ты тоже в нее немного влюбился?

— Наверное.., это может служить объяснением.

Но я ее больше не увижу. Ты шокирована?

— Что произошло?

— Неважно.

— Если ты так сильно расстроен, думаю, важно.

Джек посмотрел себе под ноги. Опять он ссорится со старшей сестрой! Что за черт?

— Возможно, — буркнул он.

— Ты любишь ее?

— Я сказал, это неважно.

Тэсс громко рассмеялась.

— Ну, разумеется. Большое дело! Такие вещи случаются с тобой каждый день.

Джек со злостью посмотрел на сестру.

— Она же тебе не нравилась. Ты сама говорила, что сейчас не время для новых отношений. — Он горько усмехнулся. — И, как выясняется, ты была права.

Тэсс посмотрела на него расширившимися глазами.

— Я никогда не говорила, что Тэра не нравится мне, Джек. Она мне нравится, если ты с ней счастлив, а на данный момент ты несчастлив без нее.

Я думаю, что для любви нет подходящего или не подходящего времени.

Джек пожал плечами, рассеянно блуждая взглядом по комнате.

Тэсс немного выждала.

— Она бросила тебя?

Джек смутился.

— Нет, конечно. Я сам закончил наши отношения.

— Хотя влюблен в нее? Вот это да.

— Я не говорил, что влюблен в нее.

— Но ведь ты действительно влюблен.

— Тэсс, я ей не подхожу. Она ищет героя. А я…

Тэсс подняла бровь.

— Ты можешь перестать быть инфантильным хоть на минуту? Иногда ты переигрываешь. — На минуту она задумалась. — Уж не из-за Сары ли это?

Немного подумав, он ответил:

— Может быть.

— В таком случае Сара не просто мстит тебе, она делает твое счастье невозможным. У тебя серьезные проблемы с чувством вины.

Он закатил глаза.

— Нет, это просто великолепно! Тэсс, ты когда-нибудь оставишь меня в покое? Это начинает утомлять. Хватит играть роль моей матери. Я уже взрослый мальчик.

— Тогда и веди себя как взрослый, не позволяй прошлому влиять на свое будущее, Джек.

— И что прикажешь мне делать? — выкрикнул он, теряя самообладание. — Сара у меня все забрала! Прекрасное начало новой жизни, не правда ли?

Тэсс ошеломленно уставилась на него.

— Ты расстался с Тэрой, так как думал, что она не полюбит тебя из-за твоей финансовой зависимости?

— Нет! Да! Черт возьми, Тэсс. Частично ты права…

— Ты идиот.

Джек всплеснул руками.

— Нет, это великолепно! — Он резко развернулся на каблуках и зашагал в кухню.

— Я не виновата в том, что ты эмоционально неуравновешен.

— Эмоционально неуравновешен? — Он остановился и снова повернулся к сестре. — Я — эмоционально уравновешен!

— Ни черта ты не уравновешен. — Она схватилась руками за стойку бара. — Я знаю, ты все еще чувствуешь себя виноватым за ошибки, которые совершил с Сарой. Но она — это не ты, а ты — это не она. Вот и все. Такое случается. Это просто надо признать. — Она понизила голос:

— Ты думаешь, что я не догадываюсь, зачем тебе все эти дома? — Ее взгляд стал мягче. — Ты хотел создать свою семью, и очень сильно хотел.

Джек начал успокаиваться.

— Ты так думаешь?

— Да, я так думаю.

Он стиснул зубы. Потом, вздохнув, спросил:

— Тогда почему ты была против моих отношений с Тэрой?

— Я была против самой идеи того, что ты будешь жить с человеком, который тебе не подходит. Но теперь я понимаю. Ты не был бы таким несчастным, если бы она ничего не значила для тебя. А она-то тебя любит?

Джек подумал о том, как смягчается взгляд Тэры, когда она касается его рукой, вспомнил боль в ее глазах, когда они виделись в последний раз…

— Думаю, да.

Тэсс улыбнулась.

— Можешь ли ты чувствовать себя счастливым без нее? Или, например, представь себя через пятьдесят лет вместе с ней? Хотел бы ты этого?

Это тест.

Он пожал плечами.

— Я уже безумно несчастлив без нее, а прошла всего неделя.

— Ну, что же. — Тэсс покачала ногой. — Если она любит тебя, если ты допускаешь, что вы женаты и у вас много детей, тогда ты полный кретин, что позволяешь ей уйти. Я никогда не думала, что ты настолько глуп.

Джек покачал головой.

— И ты говоришь об этом сейчас. После того, как все произошло.

— Раньше ты бы меня не слушал.

Он опустил глаза, а затем снова посмотрел на нее.

— Хорошо, только не влезай, я сам все улажу.

Просто мне понадобился день-другой, чтобы осознать, каким я был идиотом.

— Что ж, ты мужчина. — Вдруг глаза Тэсс сузились, и ее осенила новая мысль. — А что ты собираешься делать с Сарой?

Его лицо расплылось в улыбке.

— Разобраться с нею мне помогла Дана.

— Неужели?

— Да, в нашей семье мозги есть не только у нас с тобой. — Он снова улыбнулся. — Дана хотела стать совладельцем дизайнерской компании «Донован и Льюис». Подумав, я продал ей свою половину. Таким образом, я больше не являюсь владельцем и становлюсь наемным работником.

— Так ты закрываешь свой бизнес?

— Я по-прежнему работаю с Адамом и Даной. Он самодовольно улыбнулся. — Я делаю то, что мне нравится, и получаю хорошую зарплату. Ты бы видела мои премиальные.

Тэсс нахмурилась.

— Но ведь Сара все равно заберет половину своих денег, разве нет?

— Естественно. — Джек кивнул. — Вчера я послал ей по почте чек на пятьдесят тысяч евро.

В воздухе повисло молчание. Затем Тэсс усмехнулась:

— Умно. Очень умно. Твоя сестра всех нас обошла. Бедный Адам. Жизнь для него становится все интереснее.

Оба улыбнулись и снова замолчали. Джек посмотрел на дверь, но Тэсс его опередила.

— И как ты намерен убедить Тэру?

— Пока что не знаю.

Она подумала с минуту.

— Советую тебе пасть на колени и умолять ее о прощении. Женщина с разбитым сердцем может быть очень мягкой.

Джек упрямо молчал, кусая губы. Его сердце тоже было разбито.

— И как ты собираешься убедить ее, если не можешь произнести трех самых главных слов?

— Я скажу их. Если мне удастся ее отыскать.

Тэсс усмехнулась.

— Ну, если это единственная проблема, то я тебе помогу.

Тэра улыбнулась, когда толпа женщин обступила ее. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она последний раз общалась с писателями.

Сев во главе стола, она осмотрелась и вдруг увидела Джека.

Тэра нахмурилась и перевела взгляд на дверь, словно ожидая его ухода.

В ответ он пожал плечами, как будто не понимая, чего от него хотят.

Я его убью, подумала Тэра и ласково улыбнулась женщине, представлявшей ее.

— ..И сейчас у нас есть возможность поблагодарить Тэру за то, что она предоставила нам три копии своего нового романа «Нескромность».

Послышались аплодисменты. Тэра сглотнула Джек вместе со всеми хлопал в ладоши.

— Итак, леди, перед вами Тэра Девлин.

Улыбка заиграла у нее на губах — настало время отвечать на вопросы.

— Интересно, откуда берутся сюжеты для ваших романов?

— Иногда это бывает случайно услышанное слово, иногда — какая-нибудь местность, которая меня впечатлила.

— Вы пишете, основываясь на реальном жизненном опыте?

Джек вытянул шею, чтобы лучше слышать.

— По-моему, нельзя писать, не вкладывая в замысел свои личные переживания. Я даже немного влюбляюсь в своих героев.

Голос Джека прозвучал в промежутке между вопросами:

— Вы верите в счастье, которое приходит не сразу?

Ее глаза сузились.

— Я верю, что это возможно. Для некоторых людей. — Может, если бы она его проигнорировала, он бы ушел?

— А герои ваших романов существуют в реальной жизни?

— Думаю, да, эти герои существуют.

— Где вы их находите? — выкрикнул голос из толпы. Голос Джека.

В толпе послышался смех.

Тэра откашлялась, и женщина сзади нее призвала всех к молчанию.

— Дайте ответить Тэре.

— Потенциальный герой находится здесь, в этой комнате! — вновь выкрикнул Джек.

Тэра поглядела на него, потом на худенькую женщину, которая поспешила объявить:

— Этот молодой человек пришел сюда, чтобы удивить девушку, которую не видел некоторое время.

Несколько человек улыбнулись и захихикали.

— Удивить — как? Скажи конкретнее, Эдит!

— Спросите его сами.

Все глаза устремились на Джека. Он неподвижно смотрел на Тэру.

— Я думаю, что каждая влюбленная женщина видит в своем мужчине героя.

Несколько мгновений в комнате было тихо, затем Эдит указала на Джека.

— Ты пришел, чтобы увидеться с ней, не так ли?

Джек медленно улыбнулся.

— Да.

— Почему сюда?

Он пожал плечами.

— Объединение писателей, обсуждающих любовный роман, показалось мне хорошим местом для того, чтобы признаться ей в любви.

Все громко вздохнули и посмотрели на Тэру.

Она покраснела.

— Мне кажется, что здесь она спокойнее, чем бывает обычно, — усмехнулся Джек.

Тэра вопросительно подняла бровь.

— А почему ты решил, будто мне интересно это слышать, Джек Льюис?

— А что вы думаете, леди? — обратился Джек к собравшимся.

Его новые друзья пришли ему на помощь:

— Какой красавчик!

— Мне нравится его имя, оно необычное.

— И он кажется мне очень романтичным.

Джек остановился рядом со столом, за которым сидела Тэра.

— Может, поговорим о наших отношениях?

В комнате воцарилась тишина. Тэра посмотрела на выжидающие лица, затем на Джека.

— Даже сейчас ты не можешь отважиться сказать мне простые слова, да, Джек? Три простых слова. Но ты трусишь. — Она печально улыбнулась. — Ты прячешься за большое количество людей, не полагаясь на собственные чувства.

Джек неожиданно ощутил, что теряет свой шанс.

— Мы не могли бы выйти на минутку? — Он откашлялся и добавил:

— Пожалуйста.

Ее лицо оставалось непроницаемым, и у Джека перехватило дыхание.

— Хорошо. На минуту. Но это все, на что ты можешь надеяться.

На улице их обдало холодом. Тэра поежилась.

— Ну?

— Я всего лишь хотел сказать, что сегодня дождь. — Джек с надеждой улыбнулся, когда она бросила на него полный ярости взгляд.

— Ты действительно полный дурак.

Ее злость потрясла его. Он нахмурился.

— Вообще-то ты, наверное, права. Но перед тем, как ударить меня, выслушай. — Он взял ее за локоть.

— Минута прошла, Джек. Меня ждут в зале, если ты не заметил.

Он тряхнул головой, удерживая локоть Тэры.

— Дай мне еще несколько минут.

Стараясь высвободить руку, Тэра посмотрела ему в лицо.

— Ты уже все сказал, больше говорить не о чем.

Джек спокойно выдержал ее взгляд.

— Я твой герой.

— Ты?

— Ну, с небольшой помощью, думаю, у меня получится им стать.

— О, правда?

Он нахмурился.

— Черт возьми, Тэра, неужели ты думаешь, это легко для меня?

— Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь.

— Я делаю тебе предложение, о котором могу закричать на весь мир. Неужели это не ясно?

Ее серые глаза заморгали, а сердце отчаянно забилось в груди. Она отвернулась.

— Ты изменил своим принципам?

— Да, изменил. — Он встал прямо перед ней. Я был не прав.

Она вдруг сжала кулаки.

— А как насчет того, что с тебя хватит?

— Все так же. — Он улыбнулся. — С меня хватит.

Именно поэтому ты мне так сильно нужна.

— Я нужна тебе? Ты отказался от меня неделю назад.

— Да, нужна. Просто я очень боялся. Но теперь я нашел то, что пугает меня еще больше. — Его глаза изучали ее. — Я пропадаю, когда тебя нет рядом.

Ее сердце забилось еще сильнее, но Тэра не была уверена в том, что готова поверить ему.

— А если ты опять испугаешься?

Он слабо улыбнулся.

— Тогда мне придется просить тебя сунуть меня под холодный душ, — произнес он, с трудом дыша. — Мне казалось, что я люблю Сару, я даже попросил ее выйти за меня замуж, но потом понял, что не хочу иметь семью с кем попало. Это должно произойти с кем-то, кто мне подходит.

Тэра смотрела вдаль.

— И ты думаешь, что этот кто-то — я?

— Да. — Это слово было произнесено с напряжением. — Я так думаю.

Тэра мрачно усмехнулась. Она все еще не могла пережить боль прошлого объяснения. И неважно, как он ее дразнил, возбуждал и, в конечном счете, любил, этого было недостаточно для того, чтобы убедить ее в искренности его чувств.

Она покачала головой, затем, набралась храбрости и посмотрела ему в глаза.

— Может быть, если бы ты сказал об этом неделю назад, все было бы по-другому. — Она наконец высвободила руку. — Я всю жизнь избегала таких, как ты, Джек, и никогда не знала, почему.

Теперь знаю. Я просто не могу поверить тебе.

Она повернулась и пошла от него прочь. Джек кинулся, чтобы загородить ей дорогу.

— О, нет!

— Что значит — нет? Я дала тебе свой ответ.

Он пожал плечами.

— Я его не принимаю.

— У тебя нет выбора. — Она хмуро уставилась на него. — Что ты собираешься делать? Принудить меня к замужеству?

— Если понадобится, да.

— У тебя не получится. Даже если ты притащишь меня к алтарю, я все равно скажу «нет».

Он проигнорировал злость в ее голосе.

— Когда я приведу тебя к алтарю, ты скажешь мне «да», Тэра Девлин. Ты скажешь «да», потому что любишь меня.

— Я ненавижу этот твой тон, — с возмущением проговорила Тэра.

Она толкнула его в грудь так сильно, как только могла.

— Что-то подобное мы уже проходили. — Он стоял и глупо улыбался.

— Как ты смеешь? — почти закричала она.

Джек схватил ее обеими руками и поцеловал.

От неожиданности Тэра едва не лишилась дыхания.

— Я смею, потому что люблю тебя! — Он убрал волосы с ее лица. Его голос стал мягче. — Не делай этого, Тэра. Не заставляй меня страдать всю оставшуюся жизнь!

— Ты любишь меня? — Она посмотрела на него, не веря своим ушам.

Джек широко улыбнулся.

— Да, люблю.

— Уверен?

Он кивнул.

— Да.

— Но почему, черт возьми, ты пришел на встречу писателей, чтобы признаться мне в любви?

Джек усмехнулся:

— Я думал, что такая творческая личность, как ты, заслуживает столь романтического жеста. Не правда ли, я выглядел героически?

Тэра покачала головой.

— Не нужен мне был никакой романтический жест, Джек. Тебе надо было просто сказать, что ты меня любишь.

— Поправь меня, если я был не прав.

— Разве я не делаю это всегда?

— Да. — Он снова усмехнулся. — Но я люблю тебя, Тэра! Люблю, люблю! — Он перешел на шепот:

— Что, если я буду говорить тебе это каждый день все следующие пятьдесят или шестьдесят лет?

Она обняла его за шею.

— Почему так мало? Я тоже люблю тебя, Джек, и, думаю, это случилось еще до того, как мы встретились. Я знаю, что мы будем счастливы вместе, потому что слишком сильно боимся одиночества.

Он кивнул в ответ.

— Я обещал, что буду с тобой, когда тебе будет страшно. Ты можешь пообещать мне то же самое.

Она наконец улыбнулась:

— Мы всегда будем рядом, Джек.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ