КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400487 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170305
Пользователей - 91020
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

2 ZYRA & Гекк
Мой дед таких как вы ОУНовцев пачками убивал. Он в НКВД служил тоже, между войнами.
Я обязательно тоже буду вас убивать, когда придет время, как и мои украинские друзья.
И дети мои, и внуки, будут вас убивать, пока вы не исчезнете с лица Земли.

Рейтинг: +2 ( 5 за, 3 против).
Гекк про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Успокойтесь, горячие библиотечные парни (или девушки...).
Я вот тоже не могу понять, чего вы сами книжки не пишите? Ну хочется высказаться о голоде в США - выучил английский, написал книжку, раскрыл им глаза, стал губернатором Калифорнии, как Шварц...
Почему украинцы не записывались в СС? Они свободные люди, любят свою родину и убивают оккупантов на своей земле. ОУН-УПА одержала абсолютную победу над НКВД-МГБ-КГБ и СССР в целом в 1991, когда все эти аббревиатуры утратили смысл, а последние члены ОУН вышли из подполья. Справились сами, без СС.
Слава героям!

Досадно, что Stribog73 инвалид с жалкой российской пенсией. Ну, наверное его дедушка чекист много наворовал, вон, у полковника ФСБ кучу денег нашли....

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

stribog73: В НКВД говоришь дедуля служил? Я бы таким эпичным позорищем не хвастался бы. Он тебе лично рассказывал что украинцев убивал? Добрый дедушка! Садил внучка на коленки и погладив ему непослушные вихры говорил:" а расскажу я тебе, внучек, как я украинцев убивал пачками". Да? Так было? У твоего, если ты его не выдумал, дедули, руки в крови по плечи. Потому что он убивал людей, а не ОУНовцев. Почему-то никто не хвастается дедом который убивал власовцев, или так называемых казаков, которых на стороне Гитлера воевало около 80 000 человек, а про 400 000 русских воевавших на стороне немцев, почему не вспоминаешь? Да, украинцев воевало против союза около 250 000 человек, но при этом Украина была полностью под окупацией. Сложно представить себе сколько бы русских коллаборационистов появилось, если бы у россии была оккупирована равная с Украиной территория. Вот тебе ссылочки для развития той субстанции что у тебя в голове вместо мозгов. Почитаешь на досуге:http://likbez.org.ua/v-velikuyu-otechestvennuyu-russkie-razgromili-byi-germaniyu-i-bez-uchastiya-ukraintsev.html И еще: http://likbez.org.ua/bandera-never-fought-with-the-germans.html И по поводу того, что ты будешь убивать кого-там. Замучаешься **овно жрать!

Рейтинг: -3 ( 3 за, 6 против).

Всемирный следопыт, 1930 № 04 (fb2)

- Всемирный следопыт, 1930 № 04 (а.с. Всемирный следопыт (журнал)-61) 4.03 Мб, 130с. (скачать fb2) - А. Беляев - Ал. Смирнов - Ю. Бессонов - А. Н. Линевский - К. Алтайский

Настройки текста:



ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ 1930 № 4

*

Главлит № А— 62513

Тираж 125.000 экз.

Типография газ. «ПРАВДА», Москва, Тверская, 48.


СОДЕРЖАНИЕ

Обложка худ. А. ШпирМонгольские ковбои. Рассказ Ю. Бессонова. — Тайга шумит. Тунгусский рассказ. Ал. Смирнова (окончание). — Город победителя. Этюд А. Беляева. — Листы из каменной книги. Палеоэтнографическая повесть. А. Н. Линевского (окончание). — Как это было: Лебединая песня. Рассказ К. Алтайского1.500 километров на собаках. — Очаги социалистического строительства СССР: Нефтяная промышленность. Очерк В. Климова-Верховского. Об’явления.


ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКАМ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА» О ЖУРНАЛАХ «ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ» И «ВОКРУГ СВЕТА»


Для ускорения ответа на Ваше письмо в Издательство «Земля и Фабрика» каждый вопрос (о высылке журналов, о книгах и по редакционным делам) пишите на отдельном листке. О перемене адреса извещайте контору заблаговременно. В случае невозможности этого, перед отъездом сообщите о перемене места жительства в свое почтовое отделение и одновременно напишите в контору журнала, указав подробно свой прежний и новый адреса и приложив к письму на 20 коп. почтовых марок (за перемену адреса).

--------------

1. Так как журналы Изд-ва экспедируются помимо самого Изд-ва еще и другими организациями, принимающими подписку, подписчикам в случае неполучения тех или иных номеров следует обращаться в Изд-во лишь в том случае, если они подписались непосредственно в Изд-ве или в его отделениях. Эти подписчики получают издания в бандероли с наклейкой личного адреса.

Подписчики, получающие издания без адресных ярлыков, получают издания не от Издательства непосредственно, и Изд-ву они не известны. Этим подписчикам при неполучении изданий следует обращаться по месту сдачи подписки.

2. О неполучении отдельных номеров необходимо сообщить немедленно (не позднее получения следующего номера), в противном случае Изд-во высылать издания по жалобе не сможет.

3. При высылке денег следует точно указать: на какой журнал посланы деньги, по какому абонементу, на какой срок, а при подписке в рассрочку указывать: «Доплата».

4. При всех обращениях в Издательство, как-то: при высылке доплаты. о неполучении отдельных номеров, перемене адреса и т. п. прилагать адресный ярлык, по которому получается журнал.


ПРИЕМ В РЕДАКЦИИ:

понедельник, среда, пятница — с 2 ч. до 5 ч.

Непринятые рукописи, как правило, редакцией не возвращаются; просьба к авторам оставлять у себя копии. Рукописи должны быть четко переписаны, по возможности на пишущей машинке. Вступать в переписку по поводу отклоненных рукописей редакция не имеет возможности.

--------------

БЕРЕГИТЕ СВОЕ и ЧУЖОЕ ВРЕМЯ! Все письма в контору пишите возможно более кратко и ясно, избегая ненужных подробностей. Это значительно облегчит работу конторы и ускорит рассмотрение заявлений, жалоб и т. д.


АДРЕС

«ВСЕМИРНОГО СЛЕДОПЫТА»


Редакции

|| Москва, Центр, Никольская, 10. Тел.64-87


Конторы

|| Москва, Центр, Никольская. 10.Тел.47–09, 2-24-63


ТАРИФ ОБ’ЯВЛЕНИЙ В ЖУРНАЛЕ:

1 страница — 400 руб.,

1 строка—1 руб. 50 коп.



МОНГОЛЬСКИЕ КОВБОИ


Рассказ Ю. Бессонова

Рисунки худ. Апе


I. Гурт пропал 

В сизом мареве степи виднелись пасущиеся стада овец и коров. Черные невысокие пирамиды юрт, освещенные падающим за горизонт солнцем, были беспорядочно разбросаны на истоптанной желтой траве. Юрт было немного. Среди них светлозеленым пятном выделялась плоская палатка, небрежно натянутая на свежеостроганные приколыши. Около палатки притулился складной стул и были раскиданы пустые коробки из-под консервов. Коробки, освещенные закатом, горели как осколки солнца, упавшие в траву. Семен Прыжак, заведующий постройкой совхоза, спускался с холма. Два убитых тарбагана[1]) с тупыми мохнатыми мордами висели у пояса, за плечами блестело черной сталью ружье. Прыжак обернулся и свистнул. Остроухая собака с волчьей продолговатой мордой и пышным, загнутым калачом хвостом подбежала к нему и, повизгивая, стала тереться головой о сапоги хозяина.

— Ну, будет, будет, — ласково сказал Прыжак, трепля рукой широкий лоб собаки. — Побаловалась, ну, и домой. Пора.

Он подошел к палатке, сбросил с плеча ружье и крикнул:

— Шагдур, иди-ка сюда!

— Я, — ответил голос из соседней юрты.

Полог входа раскрылся, и вынырнула широкоскулая, с оттопыренными ушами и узкими хищными прорезями глаз голова, ашугом и сам Шагдур.

— Что нового? — спросил Прыжак.

— Два гурта прибыл да малый два гурта. А большой гурт не видал.

— Не сбились ли они с дороги? Что-то долго их нет.

— Хто его знает, может и сбились, — ответил монгол, щуря глаза. — Степь большая, дорог нет, — кажной сам себе дорогу топчет.

— А где Осипов и Дамба?

— Пошли скотину глядеть, там, на пади, — Шагдур протянул руку в направлении чернеющего в степи стада.

— Ну, хорошо, — сказал Прыжак. — Иди отдыхай. А завтра утром приходите все втроем ко мне. Завтра решим, что предпринять.

Шагдур кивнул головой, но не ушел. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, и крутил рукоять ножа, болтающегося у широкого цветного пояса.

— Что тебе еще? — спросил Прыжак.

— Хозяин, — тихо сказал Шагдур и подошел почти вплотную к Прыжаку. — Дамба плохо работал, ох, плохо! Мне за него глядеть да глядеть. Какой он пастух, — он коня укрючить[2]) не может… Эх!

— Ну, а зачем ты мне это врешь? — сказал брезгливо Прыжак. — Дамба хороший работник, я знаю, он и коня укрючит не хуже тебя.

— Хороший, хороший! — запротестовал монгол. — А кто с коня пал?

— Ну, ладно, иди спать. Завтра говорить будем, — оборвал Прыжак и шагнул в палатку.

Шагдур постоял нерешительно у входа, повернулся и побрел к своей юрте. Прошел несколько шагов, остановился и сказал:

— Хозяин, а прибавки не дашь?.. Ох, бедный Шагдур, денег беда нужно!

Прыжак ничего не ответил, и Шагдур понуро зашагал дальше.

Ночь выползала из-за потемневших холмов, сжимая со всех сторон заброшенный в степном бездорожье улус.

Прыжак зажег лампу, расстелил на столе план строящегося совхоза и углубился в работу. Под карандашом запрыгали цифры, таблицы, диаграммы. Карандаш намечал пунктиром пастбища, поля под запашку, под посевы культурных кормовых трав. Темными квадратами лежали на чертеже теплые дворы, ветеринарные лечебницы, маслозавод и другие службы…

Ширился чертеж, развертывался степной животноводческий совхоз. Жирной полосой пробежала узкоколейка по белому полю плана. Постройка совхоза подходила уже к концу. Он был расположен на территории Бурято-Монгольской республики. Прыжак же выехал вперед, к границе Монголии для осмотра пастбищ и закупки скота.

Около часа проработал Прыжак. Потом встал, разминая уставшие пальцы, отложил план в сторону и вышел из палатки.

Прямо над головой, на черном небе сверкали огромные холодные звезды.

Степь спала. Прыжак обошел улус, посмотрел свою лошадь, пасущуюся в треногах недалеко от юрт, прислушался. Ни един звук не нарушал тишины.

«Скоро гудки паровозов разбудят степь», — подумал он, входя обратно в палатку; посмотрел еще раз чертеж, бережно свернул его, потушил огонь и лег спать.

* * *

Утренний воздух был бодр, а освеженная росою трава пахла пряно и остро. Солнце, окутанное розовыми легкими парусами облаков, плыло низко наа степью. От земли поднимался зыбкий прозрачный пар, таявший в голубом безбрежии неба.

В улусе начиналась жизнь. Жены пастухов раздували очаги, сложенные вблизи юрт, доили коров и гонялись за телятами, беспокоящими матерей во время дойки. Мужчины праздно сидели у жилищ, поджав под себя короткие кривые ноги. Курили, щурясь смотрели на солнце и вели бесконечные разговоры. Сплетничали, рассказывали степные новости и весело улыбались новым группам пастухов, которые подъезжали, чтобы присоединиться к беседе. День длинен — торопиться некуда. Солнце греет. Хорошо отдыхать — лучше чем работать, а всего лучше сидеть, курить и слушать рассказы.

Женщины, медленно и лениво двигаясь, выполняли скучную каждодневную работу. Они бродили вокруг юрт, чинили их войлочные стены, собирали аргал[3]).

Девушки — с выбритой ото лба до макушки головой и длинными, ослепительно черными, туго скрученными косами — расшивали украшениями праздничные терлики (халаты) отцов. Пестрые краснозеленые платья девушек напоминали фантастические китайские цветы.

Пастухи сидели, покачиваясь корпусом, обдумывали, чем бы заполнить день, и мечтательно посматривали в небо. Они оттягивали момент выезда в степь для осмотра стад. Мурлыкали:

У большой горы
Стоит два доцан[4]),
Стоит два доцан
У большой горы…

Без начала и конца тянулась песенка, монотонная как сама степь — их родина.

Монголы не считали нужным помогать своим женам. Разве дело пастуха чинить юрту, шить одежду, вести хозяйство? Нет, это, дело женщин. Пастух должен хорошо укрючивать, хорошо знать степь, а потом он должен отдыхать и ездить в гости. Солнце греет, и торопиться некуда.

Временами пастухи поднимались, вскакивали на стоящих подле юрт лошадей и ехали в гости к очередному соседу.

Дамба сидел у своего жилища и пил чай из- деревянной чашки, держа ее на ладони. Пил медленно, смакуя каждый глоток, и когда намеревался налить уже четвертую чашку, услыхал оклик Шагдура:

— Эй, Дамба, хозяин звал! Скот искать надо. Большой гурт не идет!

Дамба не торопясь допил чай, сказал жене, чтобы она готовила к его приходу «жареху» (жареное мясо), и пошел к палатке Прыжака. Там уже собрались Прыжак, его помощник Осипов и Шагдур, Прыжак сидел на складном стуле, и рассматривал на карте извилистую линию монгольской границы.

— Вот, друзья, — сказал он, когда Дамба подошел. — Главный наш гурт, который ведет Кондауров, где-то застрял. Я думаю, он находится сейчас в районе Гнилой Пади, во всяком случае он мог свернуть в сторону только оттуда.

Прыжак задумался.

— Ты знаешь, где Гнилая Падь? — спросил он Дамбу..

— Знаю.

— Далеко?

— Конь добрый — близко, худой — шибко далеко.

Прыжак засмеялся:

— А сколько километров?

— Кто ее считал, — отвечал Дамба. — Однако три ли, четыре ли солнца ходить надо…

— Ну, так вот, — продолжал Прыжак, — ждать Кандаурова больше нельзя, может быть он действительно сбился с дороги, нужно екать, найти гурт и привести сюда.

— Можно, — сказал Дамба. — Пошто не искать!..

Он раскурил трубку, сплюнул несколько раз на траву и спросил:

— А куда ехать-то?

— К Гнилой Пади, я же говорил, — сказал, раздражаясь, Прыжак. — Эх, Дамба, какой ты непонятливый!

Дамба посмотрел на Прыжака, покачал головой и обиделся..

— Че непонятливый? Гнилая Падь— знаю.

Шагдур спросил:

— Когда ехать, хозяин?

— Сейчас. Собирайтесь и поезжайте— Ладно, — сказал Шагдур. — Идем.

— Шагдур, — остановил его Прыжак. — Ты будешь старшим. Смотри, чтобы скоро и верно все сделать. Если у Гнилой Пади скота нет — спроси в окрестных улусах и догони гурт обязательно. Когда найдешь скот, один из вас поведет его сюда, а другой пусть сразу едет ко мне. Понял? Через четыре солнца буду ждать.

Шагдур кивнул головой и сказал Дамбе:

— Хозяин говорит — я старший, ты слышал? Ну, иди укрючь коней. В полсолнца поедем.

II. «Степь, ох, большой…»

Дамба скакал на толстоногом укрючном коне вокруг табуна. Лошади скучивались, храпели, кидались от наездника в стороны. Привстав на стременах и накренив корпус, Дамба уже несколько раз объехал табун. Он искал лошадь, которую нужно было «заукрючить». Легкий и длинный «ургэ» с ременной петлей он держал, вытянув руку над головой своего коня. Уже три раза уходила от Дамбы намеченная лошадь. Она, казалось, чувствовала, что человек хочет поймать ее, и все время держалась в центре табуна. Достать ее ургэ, чтобы накинуть петлю, было невозможно. Дамба рассердился. Он ударил нагайкой своего коня, привстал выше на стременах и, вытянув ургэ, помчался за лошадью напрямик через табун.

Это была ошибка. Табун рассыпался по полю, перепутался. Дамба скакал за лошадью. Его конь хрипел, на вздрагивающей напряженной шее появились белые пятна пены. Скачка продолжалась недолго.

Дамба догнал лошадь, взмахнул ургэ. Петля свистнула, но, промахнувшись, Дамба только хлестнул лошадь по ушам и, потеряв равновесие, скатился с седла. Лошадь опрометью кинулась в сторону. Дамба встал, потирая ушибленное плечо.

«Эх, беда, опять с коня упал! — подумал он, оборачиваясь. — Хоть бы никто не видал».

Через поле размашистой рысью на гнедом жеребце спешил на помощь Шагдур. Его конь был украшен лентами.

— Как, Дамба, — закричал он, — жесткая земля?

Дамба не ответил. Он поднял ургэ и пошел по направлению к улусу.

Уже около юрт его догнал Шагдур. Он вел в поводу двух лошадей. Жеребец под ним от пота был шершав.

— Поедем, Дамба, вот твой конь, — сказал Шагдур, придерживая лошадь. — Не сердись. День долгий — успеем!

— Нет, нельзя! Скот русский. Хозяин совхоза ждет через четыре солнца. Зачем о чужом скоте думать?

— Ха-ха-ха! — засмеялся Шагдур. — А ты и поверил! Ха-ха! Меня хозяин старшим назначил, и я ему до головы гурт сдам. Шагдур чужого не любит.

Он хлестнул лошадь и выбросился вперед Дамбы, как будто боялся, что тот прочтет на его лице раздражение.

Дорога шла долиной, через пологие сопки и редкие заросли кустарника. Иногда встречались отдельные юрты, торчавшие в степи как огромные земляные комья, и покинутые места зимников со следами былых жилищ. Темнело. Степь стала пасмурной, синей и угрюмой.

Лошади сбавили рысь и мелко трусили по вившейся серой лентой узкой полосе степной дороги. Клубы желтой пыли катились вслед всадникам, неотступные и назойливые.



Дамба и Шагдур выехали в степь.

Шагдур держался все время впереди Дамбы. Хмурый и сосредоточенный, он молчал. Только когда Дамба сильно отставал, Шагдур вскрикивал:

— Надо до солнца заехать в Большой Летник. Погоняй!

Дамба, раскачиваясь в седле, пел тоненьким голоском песню о том, как много в степи пасется коров и овец и как они красивы на сочной траве.

III. В гостях у князя

Когда Дамба и Шагдур подъезжали к Большому улусу, солнце уже садилось. В улусе сковали из юрты в юрту встревоженные и оживленные монголы. Около юрты, стоявшей на отлете, толпился люд. Монголы в длиннополых халатах заглядывали в ее открытый вход.

— Что у вас так весело? — спросил Шагдур, слезая с коня.

— Кривой Сохэ пропал! — крикнул жердеобразный монгол в лоснящемся от жира халате. — Гляди, — указал он на юрту, — совсем пропал!

Шагдур подошел к юрте. В ней лежал мертвый старик Сохэ.

— Эй! — закричал Шагдур подъезжающему Дамбе. — Кривой Сохэ пропал.

Дамба спрыгнул с коня и с любопытством стал разглядывать посиневшее лицо Сохэ.

— Пошто пропал? — спросил Дамба.

Ему тотчас же ответили несколько голосов.

— Тэмен[5]) кончал… Эх, злой томен! Погнался за Сохэ, тот бежал и пал в яму. Яма ровная — для молока копал ее Сохэ— как нора. Тэмен кричал — не достать Сохэ. Ох, глубокая яма! Сохэ кричал — не уходит тэмен. Лег тэмен на яму — закрыл Сохэ. Темно. Лежал в яме Сохэ — дышать нельзя. Стал тэмена сгонять — тэмен не встает. Ударил тэмена ножом — тэмен пропал. Прибежал хубушка[6]) Сохэ, кричит: «Тэмен тятьку давит!» Побежали. Тэмен лежит — пропал. Стянули с ямы. Сохэ лежит — пропал…

— А-а-а! — протянул Дамба. — Бедный Сохэ… Пропал… Хоронить надо…

По улусу долго еще ходили разговоры о смерти старика Сохэ, и долго толпились жители улуса у юрты покойного.

* * *

Шагдур и Дамба остановились у богатого и слывшего в улусе за очень знатного князя монгола Дакшина. Юрта его была чиста и просторна. Красный угол украшала божница с расставленными жертвенными чашечками, похожими на серебряные лилии, а сверху на них исподлобья смотрела косматая с оскаленной пастью голова Очирвани — последнего из тысячи будд, правителей мира.

Пастухи вошли и поздоровались, нараспев приветствуя хозяина:

— Мэнду мор!

Дакшин поднялся им навстречу и пригласил войти в юрту.

— Откуда едете? — спросил он, вновь усаживаясь. — Куда?

Шагдур рассказал о строящемся совхозе, о закупке в Монголии скота и о большом гурте, затерявшемся где-то в степях.

— Искать надо. Хозяин большого двора послал. Через четыре солнца, чтобы назад притти со скотом.

— А большой гурт? — спросил князь.

— Однако, тысяча, — ответил Дамба. — И ведет его Кондауров, тоже товарищ из совхоза — большого двора.

— Да? — удивился Дакшин, — тысяча? — и встал. — Пойду ламе скажу. Тысяча— много. А вы чаюйте пока, — сказал он.

Балма, жена князя, угощала пастухов. Они пили чай, грызли сухие пшеничные лепешки. Монголка безмолвно и поспешно отнимала у них пустые деревянные чашки, чтобы наполнить их вновь соленым мутным затураном[7]), и так же торопливо и озабоченно протягивала гостям холодные куски баранины. Четырехугольные серебряные плитки с надписями молитв вздрагивали у нее на груди при каждом движении, на щеках горели, как маленькие ранки, две приклеенные красные мушки, и трехугольные массивные серьги украшали желтые лопухообразные уши. Это была знатная женщина, и одежда ее была ошеломительно пестра, как оперение попугая.

— Очень красивая, — сказал Дамба Шагдуру. — Смотри!

— Для такой жены нужно много золота, ох, много! — ответил Шагдур и задумался.

В юрту беспрерывно заходили обитатели улуса, расспрашивали пастухов о новостях из степи, о цели поездки и, узнав о совхозе, торопились уйти, чтобы скорее рассказать соседям о происшествии с гуртом Кондауроба и о больших домах, которые строит совхоз. Не прошло и часа, как весь улус знал о том, что в юрте у князя сидят два пастуха, которые едут в степь разыскивать потерявшийся скот…

IV. Коварный план

Вечером пришел Дакшин и передал пастухам, что лама их ждет к себе.

Лама был высок и тучен. Его дряблые бритые щеки висели над скулами блестящими кульками жира. Он сидел на седой шкуре степного волка, скрестив ноги, обутые в разукрашенные бисером и цветными шелками унты. Совсем нагой мальчик-монгол, прислужник ламы, стряпал в углу юрты на столе, около которого лежала грудой хозяйственная утварь и пельмени.

— Вы пастухи из совхоза? — спросил лама вошедших.

Те кивнули утвердительно головой и остановились у входа, ожидая приглашения войти.

— Садитесь же! — Монах подвинул свое грузное тело, освобождая пастухам место на шкуре рядом с собой.

— Слышал, — сказал, он, — люди говорят: большой совхоз строят, машины везут, скот покупают.

— Да, — сказал Дамба, — большой двор, хорошо! Машины из молока масло делают, хозяин говорит — все можно делать… Кость можно делать[8]).

Лама засмеялся и, подражая ему подобострастно захихикал Шагдур.

— Врет твой хозяин! — сотрясаясь густым смехом, закричал лама — Врет!

— Врет, — подтвердил Шагдур.

Дамба обиделся.

— Че ему врать, пошто так говоришь? Хозяин не врет. Хозяин говорит — бедным пастухам хорошо будет.

— Обманывает он тебя, — вдруг перестал смеяться лама. — Обманывает. Ему работников нужно, а потом он вас всех обманет.

— Нет, — встряхнул головой Дамба, — сам видел. Завод большой! Железа много везут… дерева… Нет, сам видел.

— Завод монголу плохо, — сказал лама. — Монголу степь нужна, а не завод. Шум будет, ссора будет… Плохо монголу завод. Что в учении сказано? — повысил он голос. — Чему Будда учил? Худое это дело…

Дамба никак не мог понять, почему так сердится на совхоз лама.

Шагдур подвинулся ближе к монаху и что-то тихо на ухо говорил ему. Лама, раскачивая громадный отвисший живот, беззвучно шевелил толстыми, как разъевшиеся дождевые черви, губами и неодобрительно посматривал на Дамбу.

Кончив стряпать, голый мальчик стал варить в бурлящем на очаге чану пельмени. Принес араку.

Пили пахнущую простоквашей, теплую монгольскую «водку», ели пельмени и бараний жир. Шагдур быстро пьянел. Он хвастался, что лучше всех-в степи ездит на лошадях. И, желая угодить гостеприимному монаху, бранил совхоз и русских из совхоза. Дамба молча выпивал беспрерывно подливаемую ему в чашку араку (нельзя обидеть ламу — надо пить) и вслушивался в бессвязную болтовню Шагдура. Обидно было ему, что Шагдур поносит Прыжака, но он не мог найти слов, чтобы оправдать «хозяина».

— Вот такие из молока ладят, — встрепенулся Дамба, увидев роговые пуговицы на халате ламы. — Сам у хозяина видел… А ты говоришь — врет!

Лама и Шагдур опять засмеялись, и опять замолчал Дамба, придумывая, чем бы удивить ламу и восстановить честь Прыжака.

Пришли гости. Их было трое: два монгола — гололицых, похожих на китайцев, с длинной тонкой косичкой на макушке— и заросший до глаз бородой русский. Бородач был одет в потрепанный английский френч и остроконечную монгольскую шапку..

— Друг большого русского князя, — сказал лама. — Очень большой человек…

Пришедшие монголы сейчас же принялись за араку. Они пили ее, смачно чмокая, морщились, посмеивались своим мыслям и благодарили ламу за угощение, кивая удивительно круглой, как орех, головой.

Бородач почти не пил. Он говорил с Шагдуром о совхозе, о России, выспрашивая о месте постройки завода и о скоте, который гонит через степь Кондауров.

Опьяневшие гости обнимали Шагдура и Дамбу, визгливо пели о жгуче приятной араке и беспричинно смеялись, как веселящиеся дети..

Ай-хи, добрый у нас хозяин!
И добрая у него арака…
Ай-хи, хорошо!..

Мальчик-монгол давно спал, свернувшись клубком около стола; лама дремал, развалившись на шкуре и широко разинув гнилозубый рот, а попойка все продолжалась.

— Эй, Шагдур, — сказал Дамба. — Идем, пора. Завтра с солнцем дальше надо.

Шагдур посмотрел на Дамбу и не ответил. С горящими глазами и с красным от волнения лицом он слушал русского.

«О чем они говорят?» — подумал Дамба и насторожился.

— Тогда денег много будет… русский князь, что за границей живет, очень щедрый… — поймал он конец фразы.

И опять нагнулся к уху бородача Шагдур и, что-то поспешно шептал.

— Шагдур, отдыхать пора! — крикнул еще раз Дамба! — Идем! _

— Сейчас, — откликнулся Шагдур.

Он встал. За ним поднялся и русский. Все вышли из юрты.

Луна ползла еще низко над степью, но было уже светло, как в разгар полнолунной ночи.

Любопытство завладело Дамбой: «Какие деньги? Какой богатый князь?»

Он шел впереди, напрягая слух, чтобы не пропустить ни одного слова из разговоров русского с Шагдуром. Но они больше не говорили.

В юрте Дакшина спали. Шагдур и Дамба улеглись на приготовленные для них потники. Г дето далеко кричал бык, пережевывали жвачку загнанные на ночь в загон около юрт коровы. Звуки были знакомы, обычны, и Дамба задремал.

Его разбудил едва уловимый непонятный шорох. Приоткрыл глаза. Шагдур крался к выходу, он полз осторожно, пытаясь выбраться из юрты незамеченным. Дамба притаил дыхание. Когда Шагдур скрылся за пологом, Дамба приподнялся на локтях и прислушался.

— Ты, Шагдур? — спросил голос русского.

— Я, тише! — ответил Шагдур. — Разбудишь. Монгол слышит, как трава растет — тише!

— Да, да, — зашептал русский. — Вот деньги — задаток, а когда сделаешь — все. Завтра выезжай в степь. Как встретишь гурт, помни, сворачивай сразу на Новый летник. Люди русского князя будут там. Возьмут гурт ночью. Никто не узнает; ты уйдешь в степь. Нужно скот не подпустить к русской границе — веди стороной.

— Знаю, — ответил Шагдур. — А как Дамба помешает? Он любит русских, он— их товарищ. Ох, любит он хозяина совхоза.

— Лама задержит, — сказал русский. — Утром захромает его конь. Дамба останется здесь, а если уйдет…

Голос русского снизился, и Дамба не расслышал последних слов.

Опять зашуршала трава у входа, на момент юрта наполнилась лунным светом, и в нее вполз Шагдур. Он посмотрел на притворившегося спящим Дамбу и лег на свое место.

Мысли Дамбы были спутаны:

«Шагдур хочет гнать скот опять в степь… Шагдур обманет Прыжака… Они сговорились с богатым князем и ламой… Охромят моего коня… отобьют гурт… угонят от совхоза… будут кочевать в степи. Ай, что делать?…»

Дамба лежал с широко открытыми глазами, прислушиваясь к тишине спящего улуса. С каждой проходящей минутой росла тревога и поднималось озлобление против князя, ламы и подкупленного Шагдура.

«Они хотят заставить бедного пастуха работать на них, пасти их стада. Надо предупредить Кондаурова о готовящемся нападении и спасти гурт…»

Решение пришло как-то сразу.

«Ехать сейчас, пока здоров конь, пока спит Шагдур. Утром будет поздно».

Дамба нащупал свой нож. Он был на месте, у пояса, около туго набитого табаком кисета. Осторожно, чтобы не разбудить лежащего рядом Шагдура, Дамба прокрался к выходу и выскочил из юрты.

Шагдур не шевельнулся. Похрапывая, опьяненный аракой, он спал крепко. Дамба побежал к своей лошади. Она стояла, привязанная к изгороди загона, недалеко от юрты. В загоне толпились бараны. Они скрипели зубами, пережевывая траву, встряхивались и вздыхали.

Увидав хозяина, конь заржал, разбудив тишину. В улусе залаяла собака. Бараны кинулись в дальний угол загона. Дамба схватил уздечку и взнуздал коня; нагнулся, отыскивая в разбросанном сене седло. Лунный свет уродовал очертания предметов, и седла не было видно.

V. Захлеснутые стапидом

— Стой! — услышал он крик, поднял голову и увидел бегущего к нему Шагдура. — Стой! Куда ты…

Шагдур бежал, подобрав полы халата, и делал громадные прыжки. Дамба мигом вскочил на коня и рванул удила. Конь кинулся в сторону и поскакал от спящего улуса в степь.

— Стой! — ревел сзади разъяренный Шагдур. — Стой!

Дамба нагнулся над разметанной гривой лошади и сжал коленями ее скользкие бока. Трава, доходящая до брюха животного, захлестывала вокруг ног. Конь оступался в тарбаганьи норы, шарахался от уродливых ночных теней и нес Дамбу, все ускоряя бег.

Дамба уже хотел перевести лошадь в рысь, когда услышал позади окрики и конский топот. Его догонял Шагдур. Дамба опять погнал коня, но лошадь Шагдура была резвее, и окрики с каждым шагом становились все ближе. Дамба отдал коню поводья, пустил в дело нагайку, но преследующая лошадь нагоняла, и ее храп слышался совсем близко.

Дамба выхватил нож.

«Я буду защищаться, — мелькнула мысль. — Он убьет меня, если догонит…»

Запаленные лошади хрипели. Шагдур настигал. Он кричал совсем над ухом Дамбы:

— Стой!.. Худо будет… Стой!

Перевалили в скачке невысокую сопку, спустились в долину.

Дамба потерял надежду ускакать от Шагдура. Лошадь его бежала все медленнее, тяжело дышала, и ее мокрое от пота тело вздрагивало. Шагдур скакал уже рядом. Он угрожал Дамбе ножом и требовал, чтобы тот остановил коня.

Дамба, увертываясь от удара, круто повернул в сторону и… остолбенел: прямо на пастухов черной массой несся табун полудиких лошадей.

— Рагу[9]) табун гонит! — закричал испуганный Дамба.

Живой лавиной скатились лошади с холма. Табуном овладел стапид[10]). Животные неслись, ослепленные ужасом. Они сшибали друг друга, топтали и калечили тела обессилевших.



Лошади неслись в панике, сшибая друг друга. 

Дамба забыл о преследовании, он увидел, как Шагдур повернул лошадь и погнал ее, думая уйти от табуна. Но Шагдур не успел. Табун обрушился на пастухов и увлек их с собой…

Топот лошадиных копыт разбудил степь. Земля стонала и пылила под ударами десятков ног. Шум бегущего табуна заглушал хрип и стоны раненых лошадей.

Дамба схватил свою лошадь за гриву, лег грудью на ее шею и старался удержаться на ее липкой от пота спине. Кругом скакали обезумевшие кони. Они налетали на лошадь Дамбы, сжимали ее со всех сторон, почти сваливали с ног.

Резкий удар в голову заставил Дамбу выпустить поводья, и тотчас же лошадь выскользнула из-под него. Он упал. Острая боль пронзила ногу, ударили в спину копыта. Дамба потерял сознание.

Табун промчался, оставляя за собой примятую, перемешанную с землей темную полосу травы…

* * *

Когда Дамба очнулся, восточный угол неба уже окрасился пурпуровыми цветами восхода, а розовые отблески лучей еще спрятанного за горизонт солнца румянили курчавые края облаков. Тянул утреник. Трава, мокрая от росы, стояла, опустив стебли. Дамба попытался, встать, но не смог. Жгучая боль в голени мешала каждому движению. Стараясь не опираться на поврежденную ногу, он нарвал жесткой травы и укутал голень поверх унта. Широкий монгольский пояс заменил ему бинт.

«Где теперь Шагдур?» — подумал Дамба.

Утро приходило радостно и величаво. Солнце встало над степью, разорвав в клочья прячущийся в низинах туман. Дамба лег на спину, смотрел в небо, следя за полетом птиц, парящих в утренней синеве, за причудливо меняющимися очертаниями облаков. Вглядывался в степь, ожидая путника или пастухов с гуртами скота, — только от них он мог ждать помощи.

Время шло медленно. Солнце поднялось в зенит и палило отвесными лучами. Трава, осушенная зноем, стала жесткой и серой. Проснувшиеся кузнечики трещали, свистели суслики, перекликались птицы. Но степь была чиста. На горизонте не показывалось ни всадника ни животного.

«Солнце идет к закату, — думал Дамба. — Никто не едет. Нужно есть — есть нечего. Однако, надо ползти…»

Дамба перевернулся на живот, подобрал валяющийся на земле, оброненный во время падения нож, сунул его за голенище и пополз. Нога вспухла, стала тяжелой и нестерпимо ныла. Бережно волоча ее, Дамба прополз несколько метров и остановился. Выступившие на лице крупные капли пота раздражали кожу, волосы взмокли и прядями спадали на лоб. Мучила жажда. Дамба спрятал голову в траву, защищаясь от солнца.

«Жара, трудно, — подумал он. — Буду ждать ночи — ночью легче».

Но тревога сверлила мозг, гнала вперед, и он полз без дороги, без определенного направления.

Примятая пронесшимся по степи табуном трава не встала, она темной полосой вела на север. «Кто-нибудь поедет по ней за табуном, — решил Дамба. — Нужно так и ползти. Скорей встречу…»

День умирал медленно, и медленно полз монгол. Горло пересохлой, казалось, распухший язык едва помещался во рту.

«Нет реки, нет воды, — дразнила мысль. — Однако, помру. Где доползти до улуса, солнце убьет…»

Липнущий красный жаркий туман насел и душил. Воспаленными глазами Дамба искал воду. Воды не было. Небо, обыкновенно ясное, с огромным рыжим диском солнца, обещало засуху. Ни одного облака. Жара завладела степью, и даже птицы спрятались от зноя. Одни кузнечики продолжали настойчиво стрекотать, поднимая к солнцу зеленые лупоглазые головы.

Темная полоса свернула круто в сторону. Дамба передохнул, набрался сил и пополз дальше, спускаясь с холма в долину. Впереди, на смятой траве лежало что-то, похожее на человека. Пастух приподнялся на руках и различил очертания плеча, откинутую ногу…

Дамба подполз ближе.

— Мертвый, — сказал он почему-то вслух.

Труп лежал, разбросав ноги и спрятав голову в черную от крови траву. Правая рука его была вывернута из плеча и торчала, как воткнутая в землю палка.

«Однако, Шагдур, — подумал Дамба, рассматривая измятый и окровавленный халат. — Однако, табун кончал… Ай, ай, пропал Шагдур!».

Шагдур лежал ничком, голова его была разбита, и высохшая кровь ржавыми пятнами запачкала лицо.

«Ай! Бедный нахор[11])» — пожалел Дамба, забывая о низком предательстве Шагдура.

Сладкий запах разлагающегося мяса ударил в голову. Дамба ощутил невероятную слабость. Локти дрожали и расползались. Он хотел отползти в сторону— и не смог. Нога стала непреодолимо тяжелой. Дамба рванулся вперед, но локти разъехались, отказываясь держать отяжелевшее тело, и он упал на грудь, прижавшись горячей щекой к раскаленной земле. Розовый туман застлал глаза непроницаемой тугой тканью, в ушах стоял невыносимый гул, как будто кузнечики выросли до гигантских размеров и оглушали степь громовым стрекотанием…

VI. Гурт в пути

Гурт Кондаурова перерезал степь, направляясь от центральных улусов Монголии к границе Советского Союза, Проводники искали кратчайшую дорогу, пытаясь провести скот не в семь, а в шесть дней, но взяли слишком сильно на восток и уклонились в сторону..

Гурт миновал Новый летник, где его напрасно прождали люди русского князя, и благополучно подходил к границе.

Погода все дни стояла засушливая. Скот худел. Отъевшиеся на летнем подножном корму быки брели, опустив к земле тупые морды с красными от жары и злости выпуклыми глазами; овцы протяжно блеяли и, сбиваясь отдельными стайками, трусили, подбирая куцый зад; суетливые бестолковые коровы, неуклюже подпрыгивая, бежали за беспокойными и уверенными быками.

Несколько длинношерстых верблюдов, купленных Кондауровым для работ в совхозе, возвышались над стадом, мерно раскачивая свисшие набок горбы.

Пастухи в запыленных выцветших палатах, с неизменными трубками и бичами объезжали гурт, подгоняли отставших животных и наводили в стадах порядок, разбивая их на отдельные косяки.

Кондауров распорядился гнать гурт только рано утром и ночью; в течение всего дня и вечера до восхода луны скот кормился на лугах.

Уже шесть дней гурт был в пути. Кондауров сердился. Он не мог понять, почему Прыжак не высылает ему навстречу проводника, и послал вперед монгола для розысков дороги, но монгол еще не возвращался.

С восходом солнца останавливались на привал. Скот бродил лениво, ел неохотно. Тень легких брезентовых палаток не защищала людей от мучительной жары и духоты. Бронзовые лица пастухов солнце окрасило в ярко красный цвет. Только ночью, когда спадал зной, был возможен отдых, но тогда шли гурты, и думать о сне было некогда.

Кондауров едва держался в седле. Привыкшие к степным трудностям монголы — и те начали сдавать. Погонщик Седебек, высокий стройный юноша с огромными немонгольскими глазами, заболел.

— Солнце ушиб, — говорили пастухи. Солнце ударил…

Седебек лежал с обвязанной мокрыми тряпками головой на телеге, в которой за гуртом везли продукты. За всю дорогу, он не произнес ни слова жалобы. Запекшиеся губы были плотно сжаты, а кожа на лбу стянута в страдальческие складки.

Ночью гурт пережил тревогу.

Мимо пронесся, охваченный стапидом, табун лошадей. Пастухам с трудом удалось удержать взволнованный скот. Быки протяжно ныли, оборачивая разинутую пасть в сторону Удаляющегося табуна, похожего на тень гонимой ветром тучи. Бараны, сбились в кучу, тесно прижимаясь один к другому.

Несколько пастухов погнались за табуном, думая остановить его, но скоро отстали, взмылив своих лошадей. Табун промчался в направлении к русской границе.

Монголы говорили:

— Солнце печет шибко. Беда! Много скота сгинет.

Они считали засуху причиной стапида.

Кондауров нервничал. Он боялся, что начнется падеж животных от солнечного удара, и приказал использовывать для переходов каждую минуту прохлады. С заката и до тех пор, пока не высыхала роса, хлопали длинные бичи, и пылил скот, переходя от воды к воде необозримыми пространствами степи.

VII. Два инвалида

Ночная прохлада привела Дамбу в сознание. Несколько минут он лежал неподвижно — оцепенение слабости сковывало тело. Тяжелый запах трупа мутил. Сухие губы, покрытые корой запекшейся крови, казались чужими — деревянными. Нога опухла сильней и лежала на траве, как привязанный к телу обрубок бревна, но болеть стала меньше.

Мысли ворочались вяло. Дамба приподнял голову и осмотрелся.

«Как я долго проспал, — подумал он и вспомнил о том, что уже давно ничего не ел. Испугался. «Однако пропаду — никто не идет».

Страх смерти с новой силой овладел им и заставил ползти вперед.

Дамба спускался под гору. Трава становились гуще и мягче. Прохлада низины дохнула приятной сыростью. Дамба клал голову на холодную сочную траву, и она освежала обожженную солнцем кожу. Темная полоса, спрятанная ночью, потерялась, и Дамба полз, стараясь лишь сохранить ее направление.

С каждым движением ощущал облегчение— земля становилась все более влажной. «Скоро вода», — догадался Дамба.

Он прислушался. Чуть слышно бурлила вода. Забыв о больной ноге, напряг все силы. Плеск воды слышался отчетливее. В колеблющемся тихом свете красной тусклой луны Дамба различил острые тени кустов. Несколько усилий — и он подполз к небольшой степной печке.

Упершись руками в берег, Дамба жадно пил. Он отрывал губы, чтобы перевести дыхание, и опять пил, погружая лицо в тинистую мутную воду. Она казалась ему сладчайшим кумысом.

Монгол засмеялся и присел на берег. Он окунул руки в воду, смочил себе голову и, совсем счастливый, лег на траву и уснул.

Дамбу разбудило утреннее солнце. Он посмотрел на реку.

— Вода — хорошо!

Было жаль уходить от реки, вода манила прохладой, прибрежный кустарник давал тень. Страх одиночества, испытанный Дамбой в степи, был развеян плеском реки и гомоном птиц. Он наблюдал, как маленькие пушистые тела перелетают с ветки на ветку низкорослых кустов, и испытывал полное умиротворение.

Негорячее солнце и речной ветер баюкали, вливали бодрость. Но это состояние покоя продолжалось недолго.

На смену жажде полновластным хозяином выступил голод.

«Надо есть, — вспомнил Дамба. — Тогда и ждать можно… солнца два, три… Пастух пойдет — вода… Гурт пойдет, скот пойдет… А, однако, рядом пойдет не увижу — кусты. Надо ползти — степь видать, монгола видать…»

Дамба пополз, и та легкость, которую он ощутил у реки, разом пропала. Голод наседал.

Дамба вырывал траву, жевал ее длинные червеобразные корни. Некоторые из них были безвкусны, некоторые горьки, но и те и другие не утоляли голода. Все мысли сосредоточились на пище. Запахи травы раздражали. Слегка кружилась голова.

Дамба выполз из кустарника. Впереди опять гладкая как стол степь, и чем дальше отползал от берега, тем колючей становилась трава.

«Еще поползу, а потом еще, а дальше аиль[12])!»

Дамба двигался опять но дороге, протоптанной табуном.

«Встать не могу. Смотреть — низко. Где я? — пытался ориентироваться Дамба. — Сколько еще осталось до аиля?»

Он привстал на здоровое колено и, морщась от острой боли в сломанной ноге, осматривал степь. Внимание его привлекло большое темное пятно, шевелящееся-в траве.

— Каширик![13]) — радостно воскликнул Дамба. — Близко аиль!

Он двигался к лежащему животному, стараясь быть незамеченным, чтобы не вспугнуть его. Ему было важно увидать, в какую сторону он побежал бы. Дамба подобрался.

Это была лошадь. Она лежа щипала траву, вытягивая шею, как будто ей лень было встать, чтобы перейти на новое место, к непомятому корму. Вокруг лошади вся трава была выщипана и образовалась серая лысина.

Не понимая, Дамба приподнялся опять на колено, но неосторожным движением подвернул больную ногу, вскрикнул и упал.

Лошадь вздрогнула, повернула голову и, содрогнувшись всем телом, выбросила передние ноги; привстав на них и волоча зад, она рванулась в сторону. Ковыляя и встряхивая головой, лошадь уползла от Дамбы, она перебирала передними ногами, падала на бок, хрипела и опять ползла.

Надежда на близкий улус лопнула: эту лошадь оставил дикий табун. Она была искалечена во время скачки.

«У нее сломаны задние ноги или ушиблен круп, — подумал Дамба. — Нет аиля!»

И сейчас же голод напомнил о себе. Перед Дамбой было мясо. Лошадь не могла уйти от него — ее связывали разбитые задние ноги. Она могла только ползти — так же, как и Дамба.

Пастух вынул нож и пополз к коню. Потревоженная нога заныла с удвоенной силой, и двигаться стало трудно. Дамба подкрадывался к лошади, а она, шарахаясь от него, по-лягушечьи отпрыгивала все дальше в степь. Пытаясь обмануть животное и двигаться незаметно, Дамба распластался по земле и полз, прячась в траве, но лошадь зорко следила за монголом, и каждое движение человека вызывало новый прыжок.



Дамба вынул нож и пополз к коню.

Временами Дамба останавливался, чтобы отдохнуть, — тогда отдыхала и лошадь. Но через несколько минут погоня начиналась снова. Движимый голодом, Дамба не оставлял преследования. Они двигались по кругу. Монгол заметил, что он уже несколько раз проползает мимо выщипанной лошадью лысины. Борьба была нема и упорна. Оба, и человек и животное, одинаково цеплялись за уходящую жизнь.

Солнце прошло свой дневной круг, а Дамба все гнался за «мясом». Однако расстояние между ним и лошадью почти не уменьшалось. Инстинкт охотника заставлял пастуха сокращать минуты отдыха. Пот застилал ему глаза, во рту пересохло, но бросить преследования было нельзя, потому что и эта единственная пища могла ускользнуть.

Лошадь вздрагивала все чаще и все с большим трудом поднималась на передние ноги. По временам она протяжно кричала, напуганная приближением человека, и долго металась, раскачивая корпус, перед тем как сделать прыжок. Взмыленные бока лошади сделались черными, а пена, накипающая у ее губ, снежными комьями падала на траву.

Дамба уже не надеялся увидеть в степи всадника. Теперь спасение заключалось в том, чтобы оказаться выносливее лошади, и монгол, преодолевая усталость и боль в ноге, полз и полз, не сводя глаз с вытянутой шеи коня.

— Не уйдешь! — шипел Дамба. — Нет!..

Ненависть к лошади выросла неожиданно и непонятно. Дамба сжимал рукоять ножа, готовясь нанести удар, но лошадь была все еще далеко. Пастух с дышал, как хрипит измученное животное, захлебываясь слюной, знал, что погоня подходит к концу, но и сам двигался медленнее. Перед глазами маячило лошадиное тело, в мозгу стояло, как написанное красными буквами: «Догонишь— жизнь, не догонишь — смерть!..»

Дамба изнемогал, но и лошадь больше не делала прыжков. Она мотала головой, вывалив на сторону черный язык, и стонала.

«Впереди пища! — подгонял себя Дамба. — Надо есть. Много есть, чтобы потом ждать, долго ждать пастухов».

Кожа на руках Дамбы кровоточила, израненная острой травой. Утомленные солнцем глаза слезились. Красный туман вновь стоял перед ним, густея и слепя. Моментами лошадь терялась в этом тумане и опять всплывала, громадная, закрывая собой всю степь.

«Мясо! Какой будет пир! Сколько силы!..»

Над степью повисла луна. Трава становилась влажной, а Дамба все полз к шатающейся тени. Лошадь была уже близко. Она билась в нескольких шагах от монгола.

«Только один прыжок!» — Нога мешала. Он торопился — пища была рядом.

Монгол поднял руку, нож сверкнул и остановился, синей рыбой всплыв на темном фоне неба. Рассчитывая удар, Дамба оперся на левую руку и откинулся назад. Взмахнул ножом. Лошадь захрипела и упала набок…

Нож Дамбы, вошел по рукоять в землю, а сам он растянулся, ударившись лицом о колючую траву. Струйка крови пробежала по губам монгола и расцветила зеленые стебли растений крупными переспелыми ягодами…

VIII. Спасенный ковбой

Кондауров в сопровождении проводника-монгола выехал вперед стада. Дорога была найдена, и к вечеру пастухи рассчитывали добраться до совхоза. Кондауров был доволен гуртом — скот выдержал трудности пути хорошо, и за всю дорогу заболело всего лишь несколько овец.

Подъезжали к реке.

— Попоим лошадей, — сказал Кондауров. — Сейчас дорога отвернет от реки и воды долго не будет.

Лошади пили жадно, нехотя отрывая от воды морду и фыркая. Конь проводника, задрав вверх голову, заржал, приглашая к водопою оставшихся с гуртом лошадей.

Совсем близко ему ответила лошадь. Она ржала тихо и жалобно, как будто просила о помощи.

«Чья это может быть лошадь?» — удивился Кондауров, отрывая от воды своего коня.

Они выехали из кустарника. Огромная луна освещала степь, и в нескольких десятках метров всадники заметили лежащее животное.

— Видно больная, — сказал пастух.

Подъехав, Кондауров и проводник увидели бьющуюся в агонии лошадь, а рядом с ней лежащего ничком человека в монгольском халате; около торчал воткнутый в землю нож.

— Странно! Ничего не понимаю, — удивился Кондауров.

Он спрыгнул с седла и нагнулся над монголом.

— Еще жив, нужно взять с собой. Поезжай к гурту — приведи сюда телегу, — обратился он к проводнику.

Монгол уехал.

Кондауров осмотрел лошадь: ноги ее были искалечены и круп опух.

«Эта лошадь наверное из того табуна, — вспомнил он встречу с дикими лошадями. — Она уже не оправится. Надо прекратить ее мученья».

Кондауров вынул браунинг и поднес холодную сталь дула к уху лошади…

* * *

Стучали топоры, визжали пилы…

Глинобитные постройки тянулись, образовывая небольшую улицу с правильно распланированными четырехугольниками отдельных усадеб. Это были помещения для служащих совхоза и под мастерские. Дальше стояли теплые скотные дворы. Совхоз напоминал маленький городок, закинутый в степь. По его улицам бродили в пестрых халатах и цветных малахаях монголы, рассматривая невиданные строения — «дома для кашириков».

Недалеко от скотников выкапывались громадные силосные ямы. Огромные, блестящие как зеркала чаны и сепараторы горели на солнце тысячами отблесков. Мальчики-монголы с расширенными от удивления глазами разглядывали отражения своих шоколадных лиц на полированных поверхностях машин.

Шум стройки будил степь…

Прыжак в белой рубахе с расстегнутым воротом разговаривал с привезенным на телеге Дамбой. Пастуха переодели, умыли, нога его была перевязана. Два монгола приготовляли повозку, устилая ее травой, для того, чтобы отвезти пастуха в больницу.

Дамба рассказывал Прыжаку о встрече с табуном и о смерти Шагдура.

— Бедный Шагдур, — говорил печально Дамба. — Зря. пропал…

Он лежал и улыбался отраженным от сверкающего металла машин лучам заходящего солнца.

— Встречай скот! — закричали в городке.

Проскакали несколько верховых пастухов и скрылись за постройками совхоза.

Из-за холма выползали запыленные гурты Кондаурова.



Гурт медленно подвигался к совхозу…
• • •



ТАЙГА ШУМИТ


Рассказ Ал. Смирнова

(Окончание)

Рис. худ. А. Пржецлавского


VIII. Подозрительная щедрость

Как и думал молодой охотник, на стройке вполне одобрили его намерения. Пусть Тумоуль немедленно прекращает работу на старого коршуна и требует от него то, что заработано за две зимы, а если Мукдыкан откажется платить, так его заставят это сделать через родовый суд. Что же касается Гольдырек, то Тумоулю ничего не остается, как взять ее против воли отца, но при одном условии, что она сама этого захочет.

— У русских теперь такой закон: мужчина не может брать девушку в жены без ее согласия, — сказали ему на стройке.

— Это хороший закон, — простодушно согласился Тумоуль, — но у нас не так делают. Девушка не знает, кто завтра поведет ее в свой чум.

Тумоуль не успел посвятить Гольдырек в свои планы, но, уходя из становища, видел, что девушка плакала, а это было красноречивее всяких слов. Он не сомневался, что она согласится уйти в его чум, и теперь ему надо было выбрать место для становища. Нельзя иметь жену, не имея в то же время собственного чума.

При других обстоятельствах вопрос о становище был бы чрезвычайно прост — для становища годится любая лесная поляна, где есть поблизости вода. Но в данном случае нельзя было рассчитывать, что Мукдыкан спокойно отнесется к потере той сотни оленей, которую он выторговал у Кульбая. Старик несомненно будет взбешен и сделает все, чтобы вернуть дочь. Поэтому становище надо было выбирать так, чтобы его нельзя было обнаружить по крайней мере в течение ближайших дней; в то же время оно не должно было находиться слишком далеко от стройки, потому что Тумоуль не хотел терять с ней связи: в его книге оставалось еще много крючков, которые ему надо было разобрать.

Поразмыслив, Тумоуль нашел, что самым лучшим местом для его стойбища будет долина в верховьях Кочечумо, в расстоянии нескольких часов ходьбы от стройки. Если он поставит там свой чум, то едва ли увидит нежеланных гостей. Это место пользовалось у лесных людей дурной славой. Там в одном из озер жил «страшный водяной дух», который иногда выбрасывал со дна озера целые столбы воды и грязи. Страшась этого духа, охотники никогда не заглядывали туда, да и сам Тумоуль несколько месяцев назад обошел бы это место стороной. Но теперь он только улыбнулся при этой мысли: совсем недавно он был там на охоте с Сусловым, и тот объяснил ему истинную природу водяного страшилища. На дне озера имелся родник, по временам засаривавшийся грязью и илом. Когда давление воды в роднике становилось особенно сильным, вода разрывала запруду и, устремившись вверх, поднималась столбом над поверхностью озера.

Взвалив на плечи мешок с покупками, сделанными на фактории под будущую добычу, Тумоуль отправился вверх по Кочечумо. Солнце уже коснулось леса, когда перед охотникам мелькнула гладь маленького лесного озерка; дальше озерки потянулись одно за другим, соединенные между собой узкими протоками. На некоторых из них плавали стаи серых гусей. Тумоуль добыл двух жирных гусенят, поймав их прямо руками, так как они еще не умели летать, а затем направился к тому озерку, на дне которого обитал водяной дух. Тут местность повышалась, почва была суше, а лес перемежался небольшими полянками. На одной из них Тумоуль остановился и приступил к постройке чума. Лучшего места для стойбища нельзя было и желать.

Дело было несложное. Два десятка тонких жердей, поставленных конусом, на них пласты древесной коры с отверстием наверху для выхода дыма — и лесной дом был готов. Чтобы ветер не срывал кору, Тумоуль положил сверху несколько толстых бревен. Кору следовало бы заварить в горячей воде, тогда она лежала бы ровней, но для этого у Тумоуля не было времени. Не было у него также оленьих шкур и цветной материи, чтобы украсить свое жилище, как это делают в в богатых стойбищах. Об этом Тумоуль впрочем и не думал, как не подумал и о том, чтобы водрузить около чума лекоптын — необходимую принадлежность каждого становища. Он никогда особенно не верил в лоскутки белой материи, которые его сородичи развешивали на шестах в жертву добрым духам, а после того, как в его руках очутилась книжка, прямо смеялся над лекоптыном.

Покончив с чумом, Тумоуль разложил в нем костер и вынул из мешка его содержимое; котел для варки пищи, деревянную миску, две ложки, большой нож, кусок цветной материи на рубахи себе и будущей жене, потом для нее же моток разноцветных лент и наконец книжку, обернутую в бересту. Пересмотрев вещи, он занялся гусями, а пока они варились, взялся за книжку. За последние дни у него было много тревог, и ему не удалось вырезать на дереве ни одной новой буквы. Теперь он спешил наверстать упущенное время.

Перед сном Тумоуль вышел из чума, чтобы принести для костра дров. Вверху, как рой бесчисленных светящихся мотыльков, искрились звезды, а над темным хребтом, серебря верхушки деревьев, поднималась полная луна. Тумоуль долго стоял, прислушиваясь к лесным звукам и угадывая по ним таинственную ночную жизнь, потом вернулся в чум, постелил старенький сокуй и лег у огня, положив под голову мешок. Сон пришел скоро, глубокий и без сновидений. Однако Тумоуль привык просыпаться тогда, когда это было нужно. Первый солнечный луч застал его уже далеко от чума.

Тумоуль шел в становище Мукдыкана. Прежде всего необходимо было договориться с Гольдырек. Ему посчастливилось встретиться с девушкой у реки, и она без лишних слов подтвердила то, о чем говорили ее покрасневшие глаза: согласилась в ту же ночь покинуть отцовский чум.

Затем Тумоуль пошел за своим мешком в чум старика. Чтобы не осложнять положения, он решил не поднимать пока разговора о плате за работу, но Мукдыкан, как видно, не хотел оставаться в долгу у своего работника.

— Почему же ты не говоришь об оленях? — спросил Мукдыкан, когда Тумоуль, взвалив на плечи свой мешок, собирался покинуть становище.

— Я думаю, что об этом прежде всего должен сказать ты, — пожал плечами молодой охотник.

Старик отвел в сторону глаза и медленно процедил:

— Ты говоришь так, как будто бы стал богачом… Я могу дать тебе двадцать оленей.

— Может быть, ты хотел сказать — десять или пятнадцать? — переспроси? Тумоуль.

— Если они тебе не нужны, можешь совсем не брать, но я сказал правильно… — Старик закашлялся. — Бери их сейчас, и мы будем в расчете.

Такая щедрость не удивила Тумоуля. Ну что ж, старик понял, что поступил несправедливо по отношению к нему, и теперь хочет это загладить. Захватив мешок, Тумоуль направился в сторону хребтов, где паслись олени.

IX. Шкурка католи[14])

Безлесные склоны хребта были покрыты движущимися коричневыми телами, над которыми, словно ветви деревьев в ветер, колыхались сотни рогов. Разбившись на кучки, олени держались открытых мест, где их меньше жалили мошкара и комары. Одни пощипывали ягель, другие лежали у дымокуров, третьи толпились у ручья, утоляя жажду. Стадо паслось под наблюдением двух пастухов, чум которых стоял на берегу ручья в центре кочевья.

Тумоуль ловил оленей арканом. Привязывая к дереву очередного оленя, он увидел около чума пастухов своего бывшего хозяина и его друга Хатрапчо.

Мукдыкан вероятно пришел к стаду узнать, нет ли больных оленей, а может быть хотел посмотреть, каких возьмет себе Тумоуль. «Пусть смотрит», — подумал охотник и решил назло ему поймать рослого красивого самца, который до этого упорно не хотел даваться ему в руки. Два раза закидывал Тумоуль аркан, но олень срывался с места раньше, чем кольцо долетало до него.

Чтобы поймать его, Тумоуль решил прибегнуть к маленькой хитрости. Животное, напуганное настойчивым преследованием человека, уже не подпускало к себе на такое расстояние, с которого можно было бы забросить аркан. Когда олень замешался в стадо, Тумоуль тихонько подобрался к нему, прячась за других животных. Зажав в левой руке конец аркана, в правую он переложил сложенный кольцами ремень и нацелился в оленя. В последний момент тот, заметил угрожавшую ему опасность, но было уже поздно: металлическое кольцо, описав в воздухе дугу, с быстротой молнии упало ему на рога. Это был крупный экземпляр, каких было немного даже в тысячном стаде Мукдыкана. Тумоуль ожидал, что Мукдыкан выразит неудовольствие по поводу его выбора. Но тот не обмолвился ни словом и продолжал сидеть у костра, разговаривая о чем-то с пастухами.



Металлическое кольцо аркана, описав в воздухе дугу, упало оленю на рога.

Когда все двадцать оленей были пойманы, Тумоуль связал их цепочкой, как это делают во время путешествия по лесу, и направился к костру. Он не хотел их уводить, не предупредив хозяина.

— Сейчас я ухожу, — сказал он, обращаясь к Мукдыкану. — Посчитай оленей, чтобы я не увел их больше, чем надо.

Все переглянулись и вопросительно посмотрели на Мукдыкана. Но тот молчал, глядя в огонь.

— Что же молчишь? — продолжал Тумоуль. — Может быть тебе уж стало жалко их давать, — добавил он, усмехнувшись.

Мукдыкан сердито вскинул глаза, но тотчас же перевел их на сидевшего рядом Хатрапчо. Тот заерзал на месте, как будто ему сразу стало неудобно сидеть.

— Оленей ты заработал, — оказал он. — Хозяину их не жалко… Но он не хочет терять одну вещь, которую никак не может найти после твоего ухода. Может быть ты знаешь, где она?

— Какую вещь? — удивился Тумоуль.

Хатрапчо испытующе посмотрел ему в глаза.

— Ты не забыл лисицу, которую добыл для хозяина прошлой зимой?

— Католи? — спросил Тумоуль.

— Ее самую.

— Ну, и что же? Я не понимаю, к чему ты это говоришь.

— К тому, — вмещался в разговор Мукдыкан, — это лисица была у меня в чуме, а теперь ее нет…

Все впились в лицо Тумоуля.

— Шкурку католи я также видел у тебя в чуме, а куда ты ее задевал потом, я не знаю. Поищи хорошенько, — сказал он и хотел было уйти, но Хатрапчо его остановил.

— Подожди, — подскочил он. — Так ты не знаешь, где шкурка?

— Не знаю, я уже сказал.

— А может быть ты забыл? Вспомнишь?

Задав этот вопрос, Хатрапчо посмотрел куда-то в сторону. Проследив его взгляд, Тумоуль уперся глазами в свой мешок. Это его рассмешило.

— Ты смотришь на мой мешок так, как будто католи сидит там, — сказал он. — Если хочешь, можешь посмотреть.

— Это ты хорошо сказал, — обрадовался вдруг тот. — Раз такое дело, то лучше действовать начистоту. Давай посмотрим твой мешок, чтобы хозяин не сказал про тебя ничего дурного.

Улыбка сбежала с лица Тумоуля. Говоря о мешке, он вовсе не думал, что дело так серьезно. Как, его подозревают в краже шкурки католи? При этой мысли кровь бросилась ему в лицо, а руки сжимались в кулаки. Но он тотчас же овладел собой. Пусть смотрят, ведь в мешке ничего нет, кроме тряпья.

— Если найдете католи, так держите ее покрепче за хвост, а то убежит, — сказал он, подтолкнув ногой мешок.

Все придвинулись к мешку, и только Мукдыкан остался на месте, у него был такой вид, будто это ничуть его не касалось.

Хатрапчо развязал мешок. Сверху лежал сверток старых рубах. Потом вынули поношенные бакари, рваную парку, затем сокуй и наконец мешочек с огнестрельными припасами. Внизу оставалась лишь старая кухлянка. Тумоулю показалось, что она стала что-то очень толстая. И вдруг его глаза широко раскрылись. Из-под полы кухлянки, когда ее стали выталкивать из мешка, выпирало что-то пушистое, отливавшее черным серебром. Уж не видит ли он это во сне? Из кухлянки вытряхнули шкурку католи…



Из кухлянки вытряхнули шкурку католи…

Не спуская глаз с неожиданной находки, Тумоль стоял, как пораженный громом. Все молчали. Слышался только топот проходивших мимо оленей.

Первым обрел дар слова Хатрапчо.

— Да, — заговорил он. — Если бы мы не ухватили сейчас за хвост католи, то мы больше никогда бы ее не поймали… Этого, парень, я от тебя не ожидал…

— Я тебе говорил, на что он способен, — не скрывая злорадства, сказал Мукдыкан. — Сейчас он украл шкурку, а потом украдет у меня дочь…

Эти слова хлестнули Тумоуля, как удар бича.

— Врешь, старый шайтан! — закричал он, сжимая кулаки. — Я шкурку у тебя не крал!

— Не кричи, парень, — строго сказал Хатрапчо, делая какие-то знаки пастухам. — Брал ли ты шкурку или не брал — это ты расскажешь на суде, а теперь ты пойдешь с нами…

Тумоуль готов был отшвырнуть этого человека, а затем наброситься на Мукдыкана, но в следующее мгновение он отказался от своего намерения. Ведь это просто какое-то недоразумение, если же он будет сейчас сопротивляться, то даст повод подозревать себя в краже.

— Хорошо, — сказал он, — я пойду с вами. Пойду потому, что шкурку я в самом деле в свой мешок не клал…

X. С колодками на ногах

Сколько прошло дней? Пять, десять, а может быть и больше. Иногда ему казалось, что это продолжается целую вечность.

Становище Мукдыкана, заплаканное лицо Гольдырек, путешествие к Хатрапчо и наконец громкий стук пальмы о сырое дерево. Хатрапчо славился своим искусством владеть пальмой. Срубив лиственницу, он сделал из нее тяжелые колодки. Колодки надели на ноги Тумоулю и оставили его в кустах около становища дожидаться суда.

Суд состоялся на следующий день. Тумоуль до последнего момента не терял надежды, что его невиновность будет установлена. Но что он мог сказать против очевидности? Каким образом шкурка католи оказалась в его мешке после того как он навсегда покинул становище своего хозяина? Мукдыкан очень хорошо сказал, что если бы католи была живая, то еще можно было бы объяснить ее появление в мешке — она могла бы залезть туда сама. Но так как это была только шкурка, то сама она в мешке очутиться не могла, следовательно ее кто-нибудь туда положил. И кроме Тумоуля, сделать это было некому.

— Он знал, что делает, потому что шкурку католи очень любят люче — за нее они дают много товара…

Так сказал Мукдыкан, и с этим все согласились. Да, кроме Тумоуля взять шкурку было некому. Тумоуль захотел сразу разбогатеть, обокрав своего хозяина. За это его надо наказать так, как велит лесной обычай: отхлестать по голой спине колючими прутьями, потом провести по окрестным становищам, чтобы все запомнили лицо вора, и наконец снова надеть на ноги колодки и бросить в тайге — пусть подумает хорошенько о своем проступке…

И вот Тумоуль лежит в темном лесу, слушает, как шумит ветер в вершинах лиственниц, и в сотый раз задает себе вопрос о том, каким образом шкурка очутилась в его мешке. Точною ответа пока еще не было, потому что, зная хорошо тайгу, Тумоуль в то же время очень мало знал людей. Он был рожден для борьбы со стихиями, а не с человеком. Правда, восстанавливая в памяти происшедшее, его мысль все чаше и чаще упиралась в его бывшего хозяина… Но неужели человек способен на такую подлость? Это не укладывалось в его наивной голове. Между тем никакого другого объяснения он найти не мог.

Гнев охватывал Тумоуля. Он сжимал кулаки и порывался встать, но тут же чувствовал на ногах тяжесть и вспоминал о колодках — они цепко держали его за ноги. Он мог передвигаться только ползком, да и то лишь по открытому месту, потому что колодки были сделаны с длинными концами. Так он будет лежать еще много дней, обгладывая те кости, что ему раз в день приносит из становища старая женщина, а потом… Что будет потом, когда с него снимут колодки? И опять тяжелые мысли плыли в его голове.

Отбыв наказание, он может итти, куда ему вздумается. Куда же он пойдет? В свой чум, который он поставил у озера? Но ведь он делал его для Гольдырек, а теперь она уже не захочет варить для него пищу, чинить одежду, рождать детей, — это она будет делать для кривоногого Кульбая, который уже увез ее в свое становище. Тумоуль отныне презренный вор, его будут чуждаться все, кто удержал в своей памяти его лицо. Да и как иначе? Воровство — в тайге самое тяжкое преступление. Тут прячут добро от зверя, а не от человека, и если всякий будет брать из чужого чума то, что ему нравится, жизнь в лесу станет невозможной. Может быть Тумоуль уйдет на постройку к русским? Они как-то предлагали ему поселиться около них. Но поверят ли они, что Тумоуль не брал у своего хозяина шкурками? Не отвернутся ли от него так же и они, как отвернулись его сородичи?..

Эта мысль как чугунная плита придавила Тумоуля, а невидимый в темноте лес гудел и стонал под напором налетевшей бури. Тяжелый удар прокатился над тайгой, и огненная стрела вонзилась в ночь. Сверху. упали первые капли дождя. Ветер злобно хлеснул по лесу, с диким хохотом выворотил лиственницу и вдруг захлебнулся, — его шум сменился ровным шумом падающих дождевых капель.

Упираясь на руки и волоча за собою колодки, Тумоуль полз по земле, чтобы укрыться под толстой лиственницей. Но ливень был так силен, что потоки воды скоро стали просачиваться сквозь листву. Они лились на непокрытую голову, стекали по волосам, мочили одежду. Вспухнув от дождя, забурлила спрятавшаяся в темноте таежная речка.

Но Тумоуль ничего не замечал — у него не выходила из головы мысль, которая внезапно, как вспышка молнии, осенила его. И чем больше он думал, тем больше убеждался, что только таким путем он сможет выяснить это темное дело. А когда ливень прекратился и рассвет занялся над лесом, он окончательно укрепился в своем намерении.

Оставив свое убежище под лиственницей, Тумоуль пополз по направлению к речке, выбирая более открытые места, чтобы не цепляться колодками за деревья. Вдруг он остановился — его ухо уловило хруст ветвей. Подняв голову, он стал всматриваться в лесную чащу. Вот что-то темное мелькнуло за деревьями, и через миг лохматое, одетое в звериные шкуры существо появилось около Тумоуля. Это был сумасшедший Джероуль. Не пришел ли он посмотреть, какие знаки вырезал на стволах Тумоуль?

Нет, теперь у него были какие-то другие намерения. Заметив Тумоля, он направился прямо к нему, а подойдя вплотную, присел на корточки и долго смотрел на него тяжелым немигающим взглядом. Потом он перевел глаза на его колодки.

Было уж совсем светло, и Тумоуль мог хорошо рассмотреть сумасшедшего. Он был одет в старую, сшитую мешком оленью шкуру, на которую спускалась копна черных лохматых волос. Его лицо ничем не отличалось от лиц остальных аваньков: низкий лоб, широкие скулы, немного расплющенный нос. Но на всем этом лежала печать какой-то отчужденности, а в темных косых глазах было такое выражение, словно он мучился над каким-то назревшим вопросом.

Колодки заинтересовали Джероуля. Он осматривал их с таким видом, с каким культурный человек осматривает какой-нибудь вновь изобретенный аппарат. Щупал, щелкал пальцами, даже попробовал прочность скреп. И все это без единого слова. Потом он засунул руку под оленью шкуру и достал оттуда какой-то предмет. Положив его перед Тумоулем, он повернулся и, не проронив ни звука, исчез в лесу.



Джероуль, осматривал колодки, попробовал прочность скреп.

Тумоуль протянул руку к оставленному сумасшедшим предмету и вдруг почувствовал, как что-то теплое разлилось у него в груди. Значит, не все еще от него отвернулись! Джероуль приходил к нему не из одного любопытства: он принес ему большую, завернутую в древесную кору рыбу… С жадностью съев сырую рыбу, Тумоуль снова пополз по направлению к реке…

XI. Загадочное исчезновение

Суслов сидел в просторной светлой комнате за грубо сколоченным столом и писал. Когда он отрывался от бумага и поворачивался к окну, еще не забранному стеклом, ему была видна вся стройка: прямо — здание больницы, ветеринарный пункт, газовая камера, левее — баня, прачечная и амбар. Основные работы были закончены, и теперь шла внутренняя отделка: настилались полы, вставлялись рамы, заканчивалась кладка печей. Из соседней комнаты слышался визг пилы и стук топоров: там плотники мастерили столы и стулья.

Карандаш быстро бегал по бумаге, выводя колонки цифр. Прикинув на счетах общую сумму, Суслов четко вывел цифру «75000» и довольно улыбнулся. Эта цифра означала общую стоимость постройки культбазы, и она была в три раза меньше той, какую определяли специалисты. Они предлагали доставить сюда строительные материалы с низу реки на баржах и мелко сидящих пароходах, для чего пришлось бы производить ряд подрывных работ на порогах. Но Суслов с этим не согласился. Он воспользовался даровой силой, приплавив материал с верховьев реки на плотах, хотя это городскими строителями заранее обрекалось на неудачу: верхнее течение реки на протяжении тысячи километров было совершенно не исследовано и считалось непригодным для такой операции. Теперь Суслов пожинал плоды своего смелого шага.

Он взялся было за новый лист, чтобы еще раз проверить свои выкладки, но в это время в комнату вошел один из рабочих.

— К вам тунгусы. «Давай, — говорят, — нам самого большого большевика».

— А почему они не идут сюда?

— Боятся, — засмеялся рабочий. — «Мы, — говорят, — только по тайге умеем ходить, а в таком большом чуме заблудимся».

Суслов вспомнил про подобный же случай. Два тунгуса, осматривая здание больницы, зашли в темную кладовку, а в это время кто-то проходил мимо и закрыл за ними дверь. Открыть ее лесным людям оказалось не под силу, хотя для этого надо было толкнуть ее ногой. Они просидели в темноте несколько часов, пока их не обнаружили там случайно, а когда наконец вышли из кладовки, на них не было лица от страха.

Суслов сложил бумаги и вышел на крыльцо. Там дожидались его два тунгуса, с которыми ему уже приходилось встречаться. Их имен, однако, он не помнил— так много перебывало на стройке тунгусов.

— Здравствуй, байе! — заулыбались они.

— Здорово, здорово! — потряс он им руки. — По лицам вижу, что пришли по делу.

— По делу маленько, — кивнул один.

— Садитесь и рассказывайте. Уж не царапка ли появилась на оленях?

— Нет, однако, — отрицательно покачали головой тунгусы. — Царапки в этом году нет…

Неторопливо уселись они, поджав ноги, прямо на землю и полезли за трубками. Зная лесной обычай, Суслов достал табак, который специально носил для этой цели, и предложил гостям. Те основательно набили трубки и потонули в облаках дыма.

— Чумы готовы, однако, — начал один из них, кивнув головой в сторону построек.

— Почти готовы, — вот вставим им только глаза да сделаем очаги, чтобы зимой было тепло…

— Так, так… А скоро шаманы приедут?

— Скоро, — улыбнулся Суслов. — Вот тогда царапка уж будет не страшна.

— Много? — спросил другой тунгус.

— Шаманов-то? Много. Три шамана будут аваньков лечить, два — царапку из оленей выгонять, один будет учить молодых охотников читать и писать. Это большие шаманы, по-нашему — доктора и учитель; потом будут еще маленькие шаманы, которые будут помогать большим: фельдшер, сиделка…

Тунгусы задали еще несколько общих вопросов и замолчали. Наконец один из них сказал:

— А у нас беда маленько… Худой человек в лесу есть…

— Это кто же такой? — заинтересовался Суслов.

— Ты его знаешь, однако. Книжку давал, читать-писать. учил…

— Тумоуль? — удивился Суслов и тут вспомнил, что он уже давно не видал своего способного ученика. — Чего же он сделал худого?

— Шкурку католи у своего хозяина украл…

И тунгусы стали рассказывать историю молодого охотника. Воровство — тяжкое преступление, он опозорил весь род. Но главная беда еще не в этом — отсидел бы в колодках, сколько ему было назначено родовым судом, а потом и шел бы на все четыре стороны. Но он, не дождавшись назначенного срока, разбил колодки и убежал в тайгу. Так вот мудрые люди, которые судили Тумоуля, прислали их сказать люче, чтобы они не принимали его к себе, если он придет, — он говорил как-то, что будет учиться у шаманов-люче. Человек, который не подчиняется обычаю, не заслуживает никакого снисхождения, от него все должны отвернуться…

Суслов слушал и не верил своим ушам. Тумоуль вор? Это совсем не вязалось с тем представлением, какое он имел о молодом охотнике. Но, по мере того как он знакомился с обстоятельствами дела, его лицо все более прояснялось. А когда тунгусы рассказали все, он сказал:

— Ваши старики хорошо сделали, что прислали вас сказать мне об этом. С плохими людьми мы тоже не хотим иметь дела, но о Тумоуле мы еще поговорим…

После ухода тунгусов Суслов долго задумчиво ходил по берегу реки, а на следующий день отправился в местные становища, чтобы на месте выяснить все обстоятельства дела. Вернулся он только на другой день.

— А ведь парня погубили, — рассказывал он вечером у костра историю Тумоуля. — Я не сомневаюсь в его невиновности, но сделано так, что придраться не к чему. С ним свел счеты Мукдыкан, подстроив воровство. Для этого у него были причины не только личного, но и общего характера. Тумоуль вербовал молодежь в нашу школу, а это таким людям, как Мукдыкан, вовсе не по вкусу.

Помолчал и добавил:

— Вот дурень, пришел бы ко мне, тогда может быть удалось бы как-нибудь вывести все это на чистую воду. А теперь он исчез неизвестно куда, и я думаю, что больше мы его не увидим…

— Он вероятно боялся, что мы не поверим в его непричастность к этому, делу, — заметил производитель работ.

— Это несомненно так. А жаль, парень удивительно способный, я возлагал на него большие надежды. Впрочем этого дела оставить так нельзя. В таких случаях достаточно иногда самого маленького кончика, чтобы распутать клубок…

XII. Джероуль заговорил

Суслов был прав: кончик нашелся скорей, чем это можно было ожидать. Через несколько дней после бегства Тумоуля жители одного дальнего становища были очень удивлены странным поведением сумасшедшего Джероуля; среди бела дня он подошел к сидевшим у костра людям и попросил есть. Когда его просьба была исполнена, он стал рассказывать о себе. Он заявил, что наконец-то нашел то место, где медведь задрал его жену. Похоронив ее останки, он теперь возвращается в свое становище и будет жить как и другие охотники: промышлять зверя и ловить рыбу.

Все это он говорил, как вполне разумный человек, но все же в его рассказах было много странного. Так, по его словам выходило, что его скитания продолжались не несколько лет, как это было в действительности, а всего несколько дней. Потом он рассказал много странных вещей о том, что видел в лесу. Он видел однажды ночью, как какой-то человек клал в висевший на дереве мешок шкурку черной лисицы, затем видел человека, закованного в колодки. Имена этих людей он забыл, но, когда его спросили, был ли похож человек с колодками на того, кто клал в мешок шкурку, он ответил отрицательно: первый был молодой, а второй старый.

Этим рассказам можно было не придавать никакого значения, но Джероуль действительно поступил так, как говорил: поставил себе чум, сделал лук и стал ходить на охоту, ничем не проявляя своей ненормальности. Посмотреть его приходило много людей, и всем он рассказывал про случай со шкуркой. В становище зашептались:

— Джероуль говорит неспроста… Надо выяснить это дело…

Да, выяснить это было необходимо, потому что духи могут наказать аваньков, если они за кражу катали осудили невинного так говорили старые люди. Но как это сделать? Кое у кого мелькали некоторые догадки, но вслух их никто не высказывал — тот, на кого думали, был слишком сильным человеком, чтобы с ним можно было вступать в открытую борьбу. Тогда кто-то высказал мысль, что следует обратиться к Таманито. Он сильный шаман, и духи ему скажут, правду ли говорит Джероуль. Может он даже назовет того человека, который клал в мешок шкурку.

Таманито не любил, когда к нему обращались по пустякам, — для этого были другие шаманы, помоложе его. Но когда ему объяснили в чем дело, он согласился шаманить, назначив для этого первую ночь после новолуния. Собралось много народа, пришел и Джероуль. Перед тем как шаманить, Таманито позвал к себе в чум Джероуля и долго с ним беседовал, а затем осведомился, пришел ли Мукдыкан. Однако в числе присутствующих старика не оказалось.

И вот на поляне ярко заполыхал костер. Огонь жадно пожирал смолистое дерево, поднимаясь вверх огромными языками. Они испуганно метались, раздуваемые полами шаманской одежды. Таманито плясал вокруг костра, высоко подняв бубен. Бубен гукал, бессвязные крики слетали с губ шамана. Сидевшие у костра подхватывали дикие выкрики. А в ответ им из темных глубин леса неслись (так по крайней мере всем казалось) то крик филина, то трубный звук гуся, то кукование кукушки. Это перекликались на разные голоса лесные «духи». Покорные воле шамана, они спешили ему на помощь…



Таманито плясал вокруг костра, высоко подняв бубен.

Завывания слились в сплошной вой, когда шаман вдруг рухнул на землю. Глаза его закрылись, на губах выступила пена, а тело содрогалось от конвульсий. У костра воцарилась гробовая тишина. Все жались к огню, испуганно глядя в темноту. Ведь лесные духи были тут, с ними беседовал сейчас шаман.

Но вот шаман зашевелился и что-то забормотал. Потом поднялся и сел к огню. Все ждали, что сейчас он скажет волю духов, но момент для этого еще не наступил.

Протянув руку к кучке хвороста, Таманито взял тоненькую палочку и поднес ее к огню. Когда она загорелась, он подал ее Джероулю. Тот взял ее и положил горящий конец себе в рот, как это делают иногда дети с зажженной спичкой. Вдохнув дым, он тотчас же вернул палочку шаману, который проделал то же самое; потом он затушил громким выдыхом огонь и бросил палочку в костер. Потом вскочил и, схватившись за бубен, снова закружился в пляске.

Уже за деревьями светлел горизонт, когда Таманито дал ответ на поставленный ему вопрос. Через горящую палочку он узнал все, чего не мог сказать сам Джероуль, ибо через огонь и дым вдохнул в себя его душу. После нового припадка эпилепсии он долго сидел у костра, задумчиво куря трубку, а затем затворил:

— Духи вернули разум Джероулю, он теперь такой же, как и все. То, что он говорит, правда.

Среди присутствующих произошло движение. Глаза всех впились в лицо шамана.

— Да, — продолжал тот, — Тумоуля напрасно посадили в колодки. За это надо принести духам жертву, чтобы они не рассердились. Я скажу, когда это надо сделать. А теперь слушайте, кто был тот человек, который положил в мешок шкурку.

Шаман сделал паузу, внимательно посмотрел на присутствующих и медленно сказал:

— Это был Мукдыкан…

— Да, теперь и я вспомнил, — кивнул головой Джероуль. — Это был голос Мукдыкана. Это он закричал тогда, увидев меня…

В большом смущении расходились лесные люди по своим стойбищам. Один узел был развязан, но завязался другой: как поступить с Мукдыканом? Таманито нужно было бы опять созывать своих духов, чтобы получить от них совет, однако делать этого ему не пришлось. Когда несколько дней спустя охотники пришли в становище Мукдыкана, чтобы потребовать от него объяснений, они не нашли там ничего, кроме мусора и головешек. Мукдыкан откочевал со своими стадами в неизвестном направлении.

XIII. В страну, где живет Цека

После этого Тумоуль мог смело смотреть в лицо каждому охотнику. Но он был далеко от родных становищ. Он ничего не знал о событиях, которые произошли в эти дни в лесах. Все дальше и дальше уносила его легкая берестянка по быстрой реке через шиверу и пороги.

Тумоуль плыл в ту далекую страну, где жил когда-то мудрый человек, портрет которого нарисован в его книге. Тумоуль знал, что этого человека нет в живых, но ведь теперь вместо него там в большом чудесном чуме из камня сидит Цека, а он так же мудр. Он делает то же, что делал когда-то Ленин. Тумоуль расскажет этому Цека свое дело, и пусть уже ач рассудит его.

— Всякий бедняк, если его обижают богатые люди, может обратиться в Цека, — сказал ему как-то во время урока Суслов. Почему же не обратиться к Цека ему, Тумоулю? Ведь его так обидели, как только могут обидеть люди…

Это решение он принял в ту бурную ночь, лежа в тайге с колодками на ногах. Размышляя о случившемся, он окончательно утвердился в мысли, что все это дело подстроил его хозяин Мукдыкан. Разбив камнями колодки, он сначала хотел итти к люче, чтобы посоветоваться с ними о своем деле, но потом испугался, что они не поверят в его невиновность. Нет, он пойдет прямо в Дека. Только Цека может разобрать это темное дело.

Так думал Тумоуль, направляя по реке свою берестянку. Его не смущало, что плыть ему придется долго. Он знал, что Цека живет в Москве, а Москва — большое становище, где все чумы сделаны из железа и камня. Чтобы попасть в эту загадочную Москву, ему надо сначала плыть по этой реке, затем по другой, еще более широкой, а потом его повезет какое-то чудовище, бегающее на круглых ногах с быстротой ветра- Все это он слышал от люче на стройке. Железное чудовище, которое люче называют паровозом, довезет его до Цека.

Теперь Тумоуль ждал, скоро ли будет вторая река. Он плыл уже много дней. По пути ему часто встречались сердитые пороги, на которых вода кипела, как в котле. Тогда он приставал к берегу, взваливал на плечи легкий челнок и обходил опасное место. На ночь он располагался на берегу, стрелял в лесу рябчиков и варил себе пищу. Отправляясь в путешествие, он захватил котелок и ружье.

А реке не было конца. Она то разливалась широкими, как размахи рук великана, плесами, то вдруг суживалась, сдавленная хребтами. В таких местах его берестянка быстро неслась вперед. Берега, покрытые лесом, были безжизненны. На них не видно было ни людей, ни зверей. За все время он видел лишь стадо сохатых, переплывавших реку. По охотничьей привычке, схватился было за ружье, чтобы погнаться за добычей, но тотчас же положил ружье на место- Что он будет делать, если убьет лося? С него довольно было рябчиков, которых он добывал во время кочовок.

Время между тем близилось к зиме. Все ниже и ниже поднималось солнце, холодней и длиннее становились ночи.

Этот день был холоден по-осеннему.

Утром тайга белела от покрывшего ее инея, а потом поднялся резкий ветер, разогнавший на реке большие волны. Челнок зарывался в воду, ныряя с волны на волну. Отливая берестяным черпаком воду, Тумоуль поздно заметил угрожавшую ему опасность. Впереди реку преграждала белая полоса порога. Ему следовало пристать к берегу, чтобы обойти порог по суше, но лодку уже подхватило стремительное течение. Он не мог выгрести к берегу.

Однако охотник не растерялся. Убедившись, что берег для него недостижим, он старался направить берестянку в то место, где было меньше белой пены. Там он еще мог надеяться проскочить как-нибудь через порог. Самая большая опасность угрожала ему от камней, которые, как острые клыки, там и тут выдавались из воды. Вот один из таких клыков вырос перед носом челнока, но Тумоуль во-время оттолкнулся веслом. Челнок несся все быстрей и быстрей. Оттолкнувшись от нового камня, Тумоуль скользнул взглядом по берегу и с удивлением заметил на нем группу людей. Но в этот момент его так качнуло, что он едва устоял на ногах. Высокий вал поднял его суденышко на пенящийся гребень, а затем со злобным ревом, словно радуясь своей победе, швырнул вниз.



Самая большая опасность угрожала Тумоулю от подводных камней.

Людей на берегу было много. Это были «большие и маленькие шаманы», которые должны были поселиться в деревянных чумах, выстроенных у подножья Чувакана. Тут было несколько врачей, фельдшера, сиделки, завхоз, учитель. Они поднимались вверх по реке на больших шишках, которые тянула лямками артель рабочих. Разгружая лодки для провода их через порог, они заметили берестянку и теперь с удивлением следили за ней.

— Это безумие, его разобьет о камни! — сказал один из врачей, следя за плывшим в берестянке человеком.

— Тунгусские берестянки иногда проходят там, где не может пройти обыкновенная лодка, — заметил один из рабочих. — Лишь бы ее не захлеснуло водой.

Берестянка между тем стремительно приближалась к главному перекату- Взлетев на белый гребень, она ринулась вниз, а в следующее мгновение исчезла из глаз. Все ахнули и бросились к лодкам, стоявшим по ту сторону порога. Берестянка не вынырнула, но человек ожесточенно боролся за жизнь. Его то-и-дело накрывало волной, но через некоторое время он снова появлялся на поверхности. Наконец его вынесло на спокойный плес. В это время одна из илимок отчалила от берега, а десять минут спустя все обступили вытащенного из воды человека. Он держался на поверхности до того момента, когда к нему подоспела помощь. Теперь он лежал без сознания. Голова у него была в крови.

— Нужно удивляться, как он мог так долго держаться, — сказал врач, осматривая его. У него проломлен череп.

— Что же теперь с ним делать? — спросил кто-то.

— Не можем же мы его бросить в таком состоянии, — пожал плечами врач. — Если он выживет, то это будет первый пациент в нашей больнице на культбазе. Ему долго придется поваляться, пока мы его вылечим…

XIV. Сказка наших дней

Дни сплетались в месяцы, месяцы в годы. Угрюмый Чувакан еще лежал в снегах, но ленинградские скверы уже кудрявились зеленой листвой. Город перестраивал свою жизнь по-летнему. Пионеры маршировали по улицам в одних гимнастерках, а поезда на юг уходили переполненными.

В один из таких дней в небольшой комнате шестиэтажного дома сидели у стола два человека. У одного было скуластое бронзовое лицо, черные наивные глаза; коротко остриженные волосы топорщились как щетка. Одет он был в защитную гимнастерку, к которой был приколот значок Рабфака северных народностей.

— Вот и разыскал вас, товарищ Суслов, — говорил он, показывая белые крепкие зубы. — А вы как будто не узнали меня маленько.

— Да как узнать? — улыбнулся тот. — Последний раз я видел тебя, Тумоуль, в рваной парке и оленьих торбасах — помнишь, когда ты уезжал с культбазы?.. А теперь ты вон какой молодец! Почти три года прошло.

— Три года, — кивнул головой рабфаковец.

— Скучал, поди, по тайге?

— Ого, как было худо первое время! Есть не мог, спать не мог — только о тайге и думал. Потом шум этот — голова у меня была как котел. Убежать даже вначале хотелось…

— Это в роде того, как ты тогда бежал в Москву, в Цека?

— Вот-вот, — захохотал Тумоуль. — Дурак какой был, хотел с одним котелком в Москву дойти…

— А теперь как, найдешь дорогу в городе?

— Ну, теперь я хожу по городу как по тайге, — с гордостью сказал рабфаковец. — В нем трудно только после леса. Это все равно, что буквы: сначала они кажутся темными, а как научишься их разбирать, так все и ясно становится.

— А где лучше, в городе или в тайге? — улыбаясь, спросил Суслов.

Тумоуль удивленно вскинул глаза.

— Город хорош, а тайга лучше, — решительно ответил он. — Надо только, чтобы в тайге жили по-другому…

И он стал говорить, в чем должна заключаться эта новая жизнь. Нужно, чтобы все умели читать книжки, чтобы было побольше школ для лесных людей, и тогда шаманы не будут обманывать и обирать простаков, как они это делали до сих пор.

Суслов слушал, утвердительно кивал головой и думал, какую чудесную сказку сплетает советская действительность. Давно ли этот человек был дикарем, для которого слово шамана было законом, а теперь он стал полезным членом общества, борцом за лучшее будущее. И таких Тумоулей было немало: тунгусы, самоеды, лопари, остяки, чукчи, орочены, гольды, ойраты — все- они имели своих представителей на рабфаке северных народностей.

Через несколько дней поезд уносил Тумоуля на восток от Ленинграда. Окончив рабфак, Тумоуль ехал передавать полученные знания своим темным сородичам.




ГОРОД ПОБЕДИТЕЛЯ


Этюд А Беляева

Рисунки худ. Н. Кочергина


ОТ РЕДАКЦИИ

Борьба за власть, чрезвычайное напряжение в эпоху гражданской войны, трудности восстановительного периода — позади. Победитель-пролетариат подошел к интереснейшему моменту послеоктябрьской истории человечества — творчеству новых социалистических форм жизни, реализации «утопий», воплощению в жизнь мечты о новой, светлой и радостной жизни. Новые социалистические города с их новым бытом — уже не отдаленная греза мечтателя. Архитектор-строит ель уже чертит планы этих городов, уже готовы те кирпичи и цемент, из которых будут созданы социалистические города. Специальные комиссии обсуждают вопросы создания нового быта. Ведутся горячие споры в поисках наилучших форм. Творчество художника, литератора, фантаста может иметь в настоящий момент большое значение, и не только пропагандистское: конкретно, практически строительство социализма должно пройти «через опыт миллионов, когда они возьмутся за дело. Пусть литераторы и художники не всегда угадывают то, что будет, и даже ошибаются. Если хоть одна деталь «фантаста» войдет кирпичиком в общее строительство — произведение автора или художника будет оправдано. В настоящее время трудно, почти невозможно дать цельный фабульный роман, изображающий наш «завтрашний день», сейчас намечаются лишь общие контуры нового города и быта. Сейчас можно в литературе дать эскизы, наброски, наметки того, что будет.

--------------

Карл Фит открыл глаза и улыбнулся. Уже несколько дней он просыпался с улыбкой на губах — быть может потому, что засыпал с мыслью о том, как хороша и интересна жизнь. И как вчера, как третьего дня, он внимательно посмотрел вокруг себя. Он закинул голову назад и увидел балконную дверь, через стекла которой в комнату вливались косые лучи утреннего солнца; скользнул взглядом по небольшому письменному столу из белого дуба и удобному рабочему креслу; повернул голову, осмотрел платяной шкаф в стене, как бы желая удостовериться все ли на месте, и закончил осмотр умывальником около двери. Все на месте. Все так, как вчера в этой маленькой, чистенькой, беленькой комнатке. А картины на стенах и букет на столе? Нет, и они на месте: два прекрасных этюда масляными красками — эпизоды героической борьбы пролетариата за власть.

Большие круглые часы, висевшие над входной дверью, смотрели своим циферблатом, и стрелки вытянулись почти вертикально. Было без одной минуты шесть. В это время всегда просыпался Фит. Вот стрелки вытянулись в прямую совершенно, и тотчас послышался мягкий, но довольно сильный баритон, который неведомо откуда проговорил:

— Шесть часов, пора вставать!

Баритон этот принадлежал Фиту.

Вчера он отдал такой приказ, ложась спать, механическому слуге — валику граммофона, соединенному особым аппаратом с часами. Но Фит давал ежедневно такой приказ самому себе больше для забавы. Его не нужно было будить — просыпался он всегда аккуратно в одно и то же время.

— Благодарю вас, — ответил Фит, улыбаясь часам, и быстро поднялся с кровати.

Он быстро сложил кровать и вдвинул ее в стену, вытянул из шкафа утренний халат, оделся, натянул на ноги туфли и вышел в коридор. Изо всех дверей выходили люди в таких же халатах, мужчины и женщины, и шли: мужчины вправо, женщины влево.

— Гут-морген! — окликали Фита веселые молодые голоса.

— Добрый утро! — отвечал он по-русски и махал рукой.

Фит открыл дверь в стене длинного коридора, и до его ушей донесся разноголосый шум: ливень, веселые голоса, фырканье, хлопанье руками по голому телу, всплески воды. Все эти звуки сливались в своеобразную «водяную» симфонию. Да, в этом огромном зале было настоящее царство воды. Свет, проникавший через стеклянный потолок, освещал бассейн, в котором плавали молодые люди, со смехом перегоняя друг друга. Направо и налево расположились кабинеты душей, а в стене против входной двери виднелось множество дверей, которые вели в отдельные ванные комнаты. Фит обходил бассейн, пробираясь к своей ванне.



Это было настоящее царство воды.

— Кто это? — спросил молодой человек в бассейне, показывая глазами на Фита.

— Немец, экскурсант, — ответил плывший рядом.

Фит вошел в ванную комнату, быстро разделся и опустился в уже готовую ванну. Выйдя из ванны и насухо растерев тело мохнатым полотенцем, он прошел в соседний зал.

Если первый зал был царством воды, то здесь было царство воздуха и гимнастических машин. Молодые люди в трусах занимались «утренней зарядкой», усиленно тренируясь. Пожилые не отставали. Фит присоединился к ним и начал старательно проделывать различные телодвижения: выбрасывал руки вверх, вниз, в стороны, приседал, поднимался… Фит страдал. Все это выходило у него не так четко, как у остальных, видимо, хорошо тренированных людей.

— Ничего, привыкнете, — говорили ему соседи…

Немец виновато улыбался, упрямо приседал и стрелял руками в стороны. «Привыкнете!» Немного обидно. Давно ли немцы во всем были учителями русских?..

А теперь то, что они опоздали на десяток лет с социалистической революцией, отодвинуло их далеко назад. Рабочим Запада приходится знакомиться с организацией социалистического быта по опыту СССР и переносить его в свою страну.

Четверть седьмого. Довольно! Фит идет в ванную, надевает утренний халат И возвращается в свою комнатку. Совсем маленькая! И она показалась бы еще меньше, если бы не знать кое-чего, — как она устроена и каковы порядки в этом чудесном доме-коммуне. Нужна ли большая комната, если отличная вентиляция доставляет чистый воздух с избытком и если комната ни на что больше не нужна, как только для того, чтобы поспать в полной тишине да — если придет желание — остаться часок-другой наедине. Но Фит не привык терять время на уединение. Он горел желанием осмотреть как можно больше и как можно скорее. Да, он немного времени тратил на пребывание в этой комнате — и все же она чрезвычайно нравилась ему. Внешний облик комнаты, вся ее простота и даже малый размер настраивали на особый лад. Лишенная на первый взгляд многих необходимых вещей, она говорила о том, что человек должен быть прежде всего свободен от плена этих самых вещей, от власти громоздкой мебели, ненужных безделушек, пыльных штор, В самом деле, разве не приятно сознавать, что куда бы ты ни захотел ехать, везде ты найдешь вот такую простую комнату для сна и отдыха, где нет ничего лишнего и есть все необходимое. В комнату приятно было войти и не жалко ее оставить. Она воспитывала сование того, что человек не «комнатный жилец», а жилец и хозяин всего этого огромного, кипящего жизнью дома.

— Хорошо! — сказал Фит, переодеваясь. Через несколько минут он уже был готов к выходу — на нем был простой, удобный, изящный костюм, облегающий талию, но свободный в груди и плечах.

Половина седьмого. Фит выходит из комнаты, не запирая ее — здесь кражи неизвестны — и, пройдя коридором, входит в столовую.

Во всю длину большого светлого зала, в несколько рядов тянутся широкие столы. Посредине столов во всю их длину, возвышаются ящики с множеством окошечек. Рядом с окошечками — кнопки с номерами и меню. Против каждого названия — кофе, чай, какао, молоко — цифра. Во всем зале — ни одного человека прислуги. На «ящиках» — букеты живых цветов. Фит усаживается за стол против «окошечка», читает меню и нажимает кнопки под номерами 3 и 12. Через минуту откуда-то снизу поднимаются и становятся в окошечке длинного ящика стакан кофе со сливками и ломти белого хлеба, намазанные сливочным маслом и сверху вареньем.

Фит берет с подноса еду и с аппетитом завтракает. Затем он ставит тарелку и пустой стакан на полное в окошечке, нажимает кнопку — и поднос проваливается.

Без десяти семь. Пожалуй, можно еще побриться и почистить ботинки. Это рядом со столовой. Удивительная бреющая машинка кончает свое дело в одну минуту. В то же самое время механический чистильщик натирает ботинки Фита до зеркального блеска. По ассоциации Фит вспоминает об одной оплошности, им допущенной: он забыл привести в порядок, с помощью механического слуги, свою комнату. Забыл же потому, что даже привычный к чистоте немецкий глаз не смог бы заметить в комнате ни малейших следов пыли или грязи. Но пыль и грязь могут появиться, если за комнатой не следить каждый день! Наблюдение за чистотой входит в обязанность всех проживающих в доме-коммуне. Каждый отвечает за чистоту своей комнаты. Скорее исправить оплошность! Фит спешит к себе, в комнату номер 1233. Он хотел иметь номер 1234, тогда было бы еще удобнее запомнить.

Это очень просто! Механическая щетка выметает и натирает пол, пылесос пожирает пыль. Сначала приводится в порядок половина комнаты у двери, потом письменный стол легко откатывается, кресло ставится на стол и убирается вторая половина комнаты — у балконной двери, заменяющей одновременно окно. Пыль по особым мусоропроводным трубам поступает вниз. Пол сверкает. Комната блестит! Но надо еще протереть окна. Опять механические щетки другого устройства. Готово. Все механизмы складываются и прячутся в нижний ящик удобною стенного шкапа.

Кто-то стучит в дверь.

— Войдите! — Дверь открывается. У порога стоят хорошенькая беловолосая девочка и черномазый мальчик. В руках у девочки — букет, у мальчика — корзина с цветами.

— Доброе утро, дорогой товарищ Фит! — говорит девочка на хорошем немецком языке. — Я принесла вам свежих цветов.

— Доброе утро! — приветствует Фита и малыш с корзиной цветов.

Фит здоровается с детьми, благодарит за цветы. Девочка быстро меняет букет на столе. В вазе красуются теперь чайные розы. Отжившие свой короткий век гвоздики взносятся в коридор и бросаются в мусорную трубу. Труба эта уносит вместе с водой все отбросы дома далеко за город, где они перерабатываются.

Фит еще хочет поговорить с детьми, порасспросить их о том, о сем, но дети спешат. Ведь они приняли шефство над цветами дома и строго относятся к своим общественным обязанностям, а дела у шефов в это летнее утро еще очень много. Дети приветливо кланяются Фиту и торопятся дальше. Фит долго улыбается им вслед потом смотрит на циферблат над дверью. Семь часов двенадцать минут. Фит открывает дверь и выходит на балкон. Массивные перила утопают в цветах. Вьющиеся растения закрывают балкон с боков. Фит смотрит вниз, с высоты третьего этажа.

Отсюда, с высоты, город поражал не грандиозностью, а своеобразием: он меньше всего походил на город, хотя население его приближалось к шестидесяти тысячам.

Море зелени расстилалось внизу — бесконечные парки и сады. Они затопляли весь город, как вешние воды. И среди этого зеленого моря поднимались, подобно скалистым островам, красивые дома, не выше четырех этажей, окрашенные в светлые тона, хорошо гармонировавшие с зеленым фоном парков и садов. Только далеко направо дома стояли гуще— там была площадь Революции, где помещались правительственные учреждения. А налево блестела излучина реки, покрытая уже в этот ранний час гребными лодками и парусными яхтами: «выходники» спешили использовать день отдыха на вольном воздухе.

Откуда-то донесся звук колес, мягко катящихся по рельсам, и через зеленое море проследовал на высоте вершин деревьев воздушный электрический поезд— «Рапид-транзит», который вез на завод рабочих. Такие поезда шли с пятиминутными перерывами в продолжение получаса, увозя на работу треть взрослого населения города. Количество и состав поездов были рассчитаны так, чтобы каждый рабочий мог усесться в свой поезд, на свое место, без давки и очередей. В этом городе ни одна минута не терялась напрасно. Через пять часов «Рапид» вернет рабочих и заберет новую смену. Завод работает в три смены по пяти часов — от семи утра до десяти ночи. Фит непременно побывает на заводе и посмотрит, как там организована работа.

Фит возвращается в комнату, подходит к письменному столу и вынимает из ящика, через верхнюю доску, пишущую машинку. Такие машинки имеются в каждом столе каждой жилой комнаты этого дома. Через минуту Фит уже пишет на бесшумно работающей машинке.

* * *

«Дорогой Фриц!

Ты просил написать о моих впечатлениях. Это не легко сделать. Особенность социалистического города, в котором я живу, заключается в том, что он поражает не американскими масштабами, а своей внутренней целесообразностью. Этот город я назвал бы фабрикой для переделки людей. Такие фабрики нам в Германии еще только предстоит строить. Начиная от архитектуры зданий и кончая укладом жизни, все устроено так, что ты незаметно для самого себя становишься совершенно иным человеком. Начать хотя бы с этой маленькой спартанской комнаты, в которой я нахожусь. Ты сам знаешь, что наши рабочие — и в особенности наши жены — еще не успели отрешиться от буржуазного «уюта». И я уверен, что ты — и тем более твоя милая Марта — пришли бы в ужас от этой комнаты. Она показалась бы вам слишком бедной, слишком уж простой. Ни ковра, ни занавесок, ни полочек. Но… надо пожить день, чтобы нанять всю целесообразность этой простоты и ненужность загромождения комнат всем тем хламом — вазочками, занавесочками, полочками, статуэточками, которые делают так называемый «уют» наших немецких квартир.

Представь, в моей комнате — единственный стул! Разве это не «ужас»? Я не могу даже принять гостя! Но достаточно выйти в коридор и пройти несколько шагов, и ты уже в гостиной — с коврами, мягкой удобной кожаной мебелью, цветами на столе, прекрасными картинами на стенах. Ты встречаешься с кем тебе хочется, выбираешь место и ведешь с приятелями дружескую беседу. Кресла, столики и диваны расставлены так, что группы беседующих не мешают друг другу. Я, например, облюбовал уголок у окна, где стоят пара кресел, окруженных огромными цветущими олеандрами. Ты находишься как будто в саду. В открытое окно льется чистый воздух, насыщенный озоном. Никто тебе не мешает и ты никому не мешаешь. В этом Чудесном уголке я провел не один вечер, беседуя с моими новыми друзьями. Я узнал от них много интересного, что трудно узнать и подметить иностранному туристу, притом слабо владеющему русским языком.

Но, прости мне. Перегруженный новыми впечатлениями, я отвлекаюсь в сторону и пишу бессистемно. Попробую вогнать себя в рамки, придерживаясь хотя бы хронологического порядка.

Из Москвы я вылетел на аэроплане. Летел на юго-восток, с жадным любопытством глядя вниз, на просторы нового мира, который не знает рабства и подневольного труда. Если бы не развернутая карта передо мною, где отмечался маршрут полета, я мог бы подумать, что лечу не над страной мирного труда, а над полем сражения. По широким полям двигались «танки», гуськом и развернутым строем, в одиночку и целыми стадами. Они то собирались в группки, то, как будто резвясь, убегали друг от друга.

Ну, а если бы на моем месте сидел наш далекий предок или даже дикарь, никогда не видавший современных машин, он конечно подумал бы, что залетел в неведомый мир, где живут странные чудовища, которые пасутся на полях и пожирают высокие травы с необычайной быстротой. Ты конечно уже давно догадался, что я говорю о тракторах, о тракторных колоннах, которые, подобно трудолюбивым неустанным животным, хлопотливо снуют взад и вперед, делая легко и скоро то, на что требовалось прежде неимоверное количество человеческого труда.

Кстати могу сообщить тебе любопытную мелочь. Местные врачи уверяли меня, что тракторы и автомобили оказались врагами целого ряда болезней, которые быстро пошли на убыль после того, как страна была тракторизована и насыщена автомобилями. Трактор и автомобиль почти совершенно уничтожили брюшной тиф, дизентерию и другие заразные болезни. «Каким образом?» — спросишь ты. Очень просто. Распространителями этих болезней являлись мухи, а мухи размножаются, кладя яички преимущественно в конский навоз. Коней же теперь заменили автомобили и тракторы. И мухи почти вывелись.

Здесь я слыхал такую сказочку. Ласточка жалуется воробью, что теперь негде даже присесть — телеграф, мол, беспроволочный. А воробей отвечает: «…—и нечем пообедать: все автомобили да тракторы, ни одной лошади!» К этому можно прибавить и жалобу мухи на то, «что теперь негде класть яйца для размножения».

Но, прости, я опять отвлекся.

Итак — аэроплан, безграничные степи, поля и на них стада милых, трудолюбивых, покорных машин — тракторов. По всему этому необъятному пространству разбросаны промышленные и сельскохозяйственные города, впрочем мало чем отличающиеся друг от друга. Старые города с их неправильными путанными улицами, с церквами, с пестротой деревянных и каменных построек встречаются редко… Уже здесь, на высоте, сидя в большом пассажирском аэроплане и глядя вниз с высоты птичьего полета, ты видишь и чувствуешь, что находишься в стране планового ведения хозяйства. Сельскохозяйственные города расположены более или менее равномерно, промышленные — в местах нахождения сырья. А деревень — старых российских деревень — совсем нет. Слова «мужик», «крестьянин» исчезли из живого языка. Они стали таким же историческим воспоминанием, как «помещик» и «дворянин». В этой стране есть только трудящиеся, только рабочие сельскохозяйственного или промышленного труда. Кстати, ты не увидишь здесь разницы между инженером и рабочим. Все они живут в одинаковых условиях.

Но я опять увлекся. Уж очень много ассоциаций цепляется за каждую мысль.

Мы летели днем и ночью. Ночью — по радиомаякам. Ночных маяков в миллионы свечей теперь уже не делают, радио успешно заменяет световые сигналы. Толь-кона больших аэродромах все залито светом, когда подлетаешь к ним ночью.

В Шахтерске мы снизились, и я пересел в поезд, который шел в Южхим. Эти названия тебе мало что говорят. Новые города — дети пятилетки — в значительной мере изменили карту СССР. И советским школьникам приходится запоминать гораздо большее количество городов, чем детям старого режима. С каждым годом количество городов все прибавляется. Если бы здесь географию учили так, как учат в Европе, — советским школьникам пришлось бы туго. Но они усваивают это очень быстро благодаря совершенно новым методам школьного обучения, в котором «книга жизни» имеет первостепенное значение. Но о школе я еще напишу тебе.

Итак, я пересел в вагон и покатил. Тракторы, похожие с высоты на танки, и комбайны, напоминавшие гигантских насекомых с длинными ножками и усиками, подобно муравьям возились вблизи железнодорожного полотна. И как-то совершенно незаметно мы вкатили прямо в большой вокзал-гостиницу. Поезд остановился в туннеле. Я вышел из вагона. Меня встретил очень молодой человек, почти мальчик, и, любезно коснувшись своей шляпы, сказал:

— Здравствуйте, товарищ Фит! Комиссия по приему иностранных туристов поручила мне встретить вас.

Я не удивился тому, что он узнал меня. Ему были известны номер вагона и места; притом перед отъездом в СССР я послал в Интурист свою фотографическую карточку. Эта карточка была размножена, и копии по радио передавались в каждое новое место вместе с телеграммой о моем приезде. Пожалуй тебя будет шокировать такой способ уведомления — но ведь не об одних же преступниках в самом деле заботиться, пересылая по радио их изображения. Почему бы этот способ не применить для удобства всех граждан? И он, этот способ, оказывается действительно удобным.

— Меня зовут Ник (сокращенно от Николай), — продолжал юноша на немецком языке. Многие юноши здесь прекрасно владеют иностранными языками. — Будьте добры следовать за мной, я проведу вас в номер вашей гостиницы.

Прямо против вагона виднелась широкая дверь, куда и направился мой чичероне[15]). Лифт поднял нас на третий этаж, несколько шагов по коридору — и мы вошли в чистенький небольшой номер.

— В этой гостинице для приезжающих все номера одинаковые, — пояснил Ник и начал знакомить меня с оборудованием номера. — В письменном столе — пишущая машинка. Поднимается вот так. Умывальник. Шкафчик — рядом с умывальником, в стене. Вы нажимаете вот этот шарик, дверца открывается. Здесь вы найдете… да вот, смотрите! — Ник открыл шкафчик, и я нашел там белоснежное полотенце, небольшой кусок мыла, пасту для зубов, новую зубную щетку, одеколон, гребни, головные щетки — все для туалета.

— Телефон, — пояснял далее Ник. — Радиотелефон. Книжка телефонных абонентов. Справочное бюро. Бюро поручений и заказов. Авто. По этому номеру вам ответят на любой ваш вопрос. Если вы хотите проехать в соседние города, не берите с собой ничего лишнего, вернее, ничего не берите. В поездах есть буфеты. В каждой гостинице вы можете получить макинтош, чемодан, фотографический аппарат, бинокль — вообще все, что вам захочется иметь в данное время. Зачем, к примеру, таскать с собою фото-аппарат, если вы можете его взять на прокат, сделать снимки, отдать проявить или использовать лабораторию дома-коммуны для того, чтобы проявить самому. Меня вы можете вызвать по телефону 5-89-67. Вызов делается автоматически. А вот это… — Ник открыл дверцу шкафа в стене, — световые рекламы. Здесь, поворачивая рычажок, вы можете узнать, что сегодня происходит интересного в городе, куда пойти. Вот полюбопытствуйте! — Ник нажал рычажок. В полусвете шкафа вспыхнул светящийся экран. Движущиеся строчки запылали огнями.

— Наркомздрав очень ограничил применение реклам, особенно светящихся, — продолжал Ник — Эти рекламы — одна из причин нервозности людей больших европейских городов. В наших городах реклама не лезет назойливо вам в глаза, не терзает ваши уши, не кричит красками, звуками, светом, пестротой, яркостью, неожиданными вспышками. В Европе, и в особенности в Америке, вы знаете, от рекламы нет спасения. Она всюду преследует вас: вверху, шизу, с боков, спереди, сзади. Реклама на тротуарах, на стенах, на облаках, на небоскребах, на крышах, на скалах, на окнах, на страницах газет, на вещах… Помимо того, что это действует на нервы, реклама безобразит, опошляет все, к чему она прикасается. Поэтому наши отделы благоустройства горсоветов также против кричащей ненужной рекламы, как и здравотдел. У нас реклама и даже объявления спрятаны, но их легко найти, когда понадобится узнать о спектакле или заседании. Так и у вас в номере — реклама здесь спрятана, посажена под замок, она не может беспокоить вас. Но когда вам понадобятся сведения, вы откроете шкап и нажмете одну из этих кнопок с надписями под ними: «Заседания», «Музеи», «Театры», «Кино», «Лекции»…

Я выразил желание посмотреть, что делается сегодня. Реклама тотчас ввела меня в интересы сегодняшнего дня Южхима. Я поразился разнообразию и обилию общественной и культурной жизни.

Вот немногое из того, что я запомнил:

В Большом зале Дворца Культуры, вмещающем двадцать тысяч человек, был доклад приехавшего из центра члена правительства. В целом ряде профсоюзных клубов назначались доклады и диспуты, главным образом по вопросам организации производства и общеполитическим. На заводах и фабриках должны были состояться большие производственные совещания. В Большом оперном театре шла новая опера «Победитель» с участием артистов Государственной академической рабочей оперы. В зале Консерватории — концерт элек-трофониста Гардина, который должен был исполнить на новом инструменте оркестровую симфонию молодого талантливого композитора Дулина, рабочего химического завода. Во второй студии — концерт хорового кружка химиков. В драматическом театре — новая комедия «Моторист». В театре молодежи — историческая пьеса «Марик», из жизни детей рабочих до революции; в детском театре «Мимус» — пьеса, исполняемая дрессированными животными. В аудитории Художественного музея — доклад об античной культуре в сопровождении кино, которое показывает произведения искусства и памятники старины в красках (картины) и в трехмерном стереоскопическом виде (скульптуры). Лектор — профессор Гулинов… В клубе инженеров — лекция «О передаче энергии на расстоянии» и «Об уничтожении фабричных труб». Там же — «О лучах Сонора»…

Нет, всего не пересмотришь! Я обратился к Нику и сказал, что во всем этом можно потеряться. Как выбрать из массы хотя бы театральных развлечений то, что наиболее соответствует моим вкусам?

— Очень просто, — ответил Ник. — Вы интересуетесь оперой «Победитель». Сейчас как раз вы можете узнать ее содержание, главные мотивы, увидеть действующих лиц, декорации, если хотите, прослушаете все либретто. — Ник повозился у кнопок, и невидимый рупор зазвучал. Человеческий голос рассказывал об опере. Прозвучало несколько мелодий, часть увертюры. В то же время на экране, в уменьшенном виде, показалась сцена, двигающиеся артисты.

— Но ведь тогда и в оперу ходить не надо! — воскликнул я.

— Если вам нездоровится, вы можете разумеется и дома прослушать оперу и посмотреть ее. Но все же в театре интереснее! — ответил Ник.

— Таким образом вы сможете получить сведения о всех зрелищах, о всех лекциях, докладах. Вы по телефону можете заказать себе место. Если вы ничего не имеете против, я проведу вас осмотреть город, — предложил Ник.

Я охотно согласился.

— Посоветуйте, — обратился я к Нику в вестибюле гостиницы, — к кому мне обратиться, чтобы прописаться?

С самого приезда я почти не видал слуг. В буржуазных гостиницах это— бич приезжающих, это мародеры, которые, пользуясь установленным обычаем, обирают вас, вытягивают из вас деньги низкими поклонами, ненужной услужливостью, хамским подобострастием… или же казнят холуйским презрением, если вы мало даете им «на чай».

Здесь нет этого и следа. Здесь те же рабочие, служащие, как и везде. Они не смотрят на вас, как на барана, которого надо остричь, и не отпускают вам любезностей или холодного ледяного высокомерия, в зависимости от состояния вашего костюма и ваших финансов. Они не прощупывают вас, стараясь угадать, сколько можно выкачать из вас денег. Нет, они встречаются и разговаривают с вами, как товарищ с товарищем.

Со всем этим я ознакомился, прожив в гостинице около недели..

Ник успокоил меня: он уже сообщил о моем приезде, и никаких других прописок не требуется. «Что же касается слуг, то им совсем не нужно мозолить вам глаза. Если вам что-нибудь нужно, вы можете вызвать их, а за чистотой они следят, когда вас нет в номере: приберут, выметут, почистят»..

Вышли мы из гостиницы уже не в сторону железнодорожного туннеля, прорезающего все здание насквозь, а по другую сторону. Прямо перед нами открывалась широкая площадка, оточенная парком. Посредине, на изящных бетонных столбах, высился навес, под которым расположились автомобили. Рядом со стоянкой автомобилей находился большой, в два квадратных метра, план города, нарисованный на матовом стекле. Все улицы и общественные здания были переименованы в особом списке и против каждого названия виднелась кнопка. Если мне необходимо было ехать, например, на площадь Революции, то я нажимал кнопку против этого названия, и на плане от вокзала, где я нахожусь, протягивалась светящаяся стрела, ясно указывая, по какому направлению я должен был итти или ехать.

— Если хотите, можно взять велосипед, — сказал мне Вик, — и доехать до центра. Впрочем это не так далеко. Молено нанять и такси или сесть в автобус. Смотрите, на плане указан номер автобуса.

— Благодарю вас, утро прекрасное, и я предпочитаю пройтись пешком, — ответил я. Ник охотно вызвался сопровождать меня.

Мы прошли мимо стоянки такси и углубились в парк.

Мне хотелось бы передать тебе мое первое впечатление от города возможно полнее. В нем было какое-то своеобразие, которого сразу я не мог понять. Помнится, нечто подобное я испытал, когда с рабочей экскурсией прибыл в Венецию. Венеция — особый город.

Поезд с обычным грохотом и шумом вкатывается в крытый вокзал. Ты выходишь прямо к каналу — и тебя охватывает необычайная для города тишина. Ведь во всей Венеции нет ни одного автомобиля и ни одной лошади, если не считать тех, что стоят на соборе святого Марка, но ведь они бронзовые! И когда ты ходишь по узким венецианским уличкам и по площади Марка, тебя преследует странное чувство — будто это не город, а… дом без крыши. Нечто подобное я испытал, когда вышел из гостиницы и отправился бродить по городу Южхиму. Здесь все было иначе, не так, как еще в наших шумных, бестолковых, сумасшедших городах Запада и Америки. Иные здесь были и люди. Ни вялости, ни медлительности! Все, кого я встречал, были бодры, жизнерадостны и подвижны, но без лишней суетливости и нервозности, характеризующих жителей большого капиталистического города, вечно спешащих, волнующихся, наступающих друг другу на ноги.

Парки и улицы Южхима показались мне, пожалуй, даже слишком малолюдными для города, вмещавшего шестьдесят тысяч человек. «Почему бы это?» — подумал я и сам себе тотчас ответил: «Ведь это город рабочих, а рабочие сейчас находятся на работе. Это объяснение было правильное, но не совсем точное, как впоследствии я убедился. Помимо того, что пятая часть всех рабочих были «выходными», рабочие работали в три смены, и фактически значит на заводе было не более трети. Относительное же малолюдство объяснялось многими причинами. В Южхиме отсутствовало деление города на скучные неблагоустроенные окраины и нарядный центр, стягивающий к своим витринам и огням кино почти все население. «Дезурбаниация» здесь проявилась не только в том, что люди отказались от постройки нездоровых гигантских городов-спрутов с многомиллионным населением, но и в том, что в пределах самого города децентрализованы все общественные места, кроме, конечно, городских советских учреждений общегородского значения (горсовет со всеми его отделами помещается на площади Революции). Театры, кино, музеи, клубы, библиотеки и прочие культурные учреждения равномерно раскинуты по всему городу, и кино окраины ничем не отличается от кино в центре города.

Гуляющие также разбросаны по всему городу равномерно, ведь весь город— сплошной парк; часть же населения выбралась за город на лодках, пешком и в автомобилях. Кроме того в Южхиме нет самого подвижного и суетливого уличного прохожего — покупателя и в особенности покупательниц. Не скажу, что их совсем нет. Но сбросьте со счета только домашних хозяек и модниц, отсутствующих здесь и наводняющих наши магазины, и вы увидите насколько станет тише! Чувствую, что ты мало представляешь то, о чем я пишу. Нужны новые слова или же долгие описания. Вот, например, я сказал «уличное движение», а между тем эта фраза уже совершенно не соответствует тому, о чем я говорю. При слове «уличное движение» ты конечно представляешь тротуары, довольно узкие, возле серых громад зданий. И на этих тротуарах сплошная движущаяся масса людей, плотная, как косяк идущей сельди. А посредине улицы «ледоход» автомобилей. Но это далеко от того, что я вижу. Здесь нет даже «улицы», в обычном, привычном нам смысле этого слова. Здесь нет сплошной стены прижатых друг к другу вплотную домов. Ты даже не всегда видишь дома. Ты идешь по прекрасному парку. Над вершинами деревьев в часы начала и окончания работ на заводах почти бесшумно проносятся поезда подвесной железной дороги. Ты идешь по красивой извилистой дорожке в тени каштанов, лип, вязов, дубов, грабов, кленов. На каждом шагу— скамьи с удобными спинками, клумбы с цветами.

Цветы, цветы! За эти цветы твоя Марта должна простить многое, что ей не понравилось бы в этом оригинальном городе. Но я уверен, что если бы Марта пожила здесь хоть месяц, она не захотела бы вернуться к своим жалким цветочным горшкам на балкончике. Кажется, нигде не любят так цветы, как здесь. И главными цветоводами-садовниками являются дети. Они ходят от клумбы к клумбе и наводят порядок. Но, странное дело: гуляющих детей в парке мало, а нянек с младенцами на руках и вовсе нет. По паркам бродят только взрослые и лишь изредка выпорхнет и исчезнет стайка ребят или пройдет мать с детьми.

При первом моем ознакомлении с социалистическим городом это отсутствие ребят я отнес на счет недостатков. Плохо, когда ребята шумят, мешают и надоедают старшим, но скучно и без ребят… Впоследствии я убедился, что ребята занимают в жизни города гораздо большее место, чем я предполагал, и что они принимают живейшее участие почти во всех областях жизни и особенно в деле поддержания благоустройства. Очевидно просто был такой час, когда дети были в школе или за городом.

Рядом с дорожкой для пешеходов вытянулась в струнку велосипедная дорожка. Непрерывно слышится легкое шипение шин — это мчатся спортсмены и спортсменки, весело перекликаясь. За велосипедной дорожкой — опять участок парка, а дальше — автобусная, хорошо асфальтированная дорога. Трамваев здесь нет, они давно заменены автобусами. За дорогой еще одна парковая прослойка, за ней стена дома, но ты можешь и не увидеть ее, так как дома здесь разбросаны на значительном расстоянии друг от друга. Они стоят как замки, окруженные парками.

В парках там и сям виднеются красивые киоски — книжные, закусочные, кондитерские, с минеральными водами, фруктами. Но, Фриц, мужайся, мой друг, я сражу тебя ужаснейшим известием: не только в парке, но и во всем городе нет ни одного табачного киоска, ни одного табачного магазина, ни одной сигары, папиросы, трубки! Не правда ли, «это ужасно»?!

— Не хотите ли пройти вот сюда, направо, — предложил мне Ник.

Мы повернули в тенистую каштановую аллею. Она вывела нас на довольно широкую круглую площадку с фонтаном посредине. Площадку окружали мастерски сделанные статуи вождей мирового пролетариата и несколько групп. В реалистичных и одновременно простых и понятных символах они изображали основные этапы борьбы пролетариата и построения социализма. Об этой площадке скульптуры можно было бы написать целую книгу… да она кажется и написана. Я был удивлен и восхищен….

— Кто творец этих великолепных статуй? — спросил я своего проводника.

— Рабочие наших заводов, — отвечал он просто. — Среди них есть много отличных музыкантов, скульпторов, живописцев, поэтов..

— Но ведь тут нужна школа, а школа требует времени, упорного труда для преодоления техники.

— Ну, и что же? — спросил Ник. И он пояснил, что все это — результат разумного использования досуга, которого у социалистического рабочего больше, чем у рабочего буржуазных стран.

— Ведь мы работаем всего пять часов, а предполагаем работать даже меньше. При правильной организации труда, производства и распределения, какие существуют у нас, этого вполне достаточно, чтобы обеспечить нас всем необходимым. Но не думайте, что мы используем свой досуг только для забавы и отдыха. Если бы это было так, мы пошли бы не вперед, а назад, и социализм создал бы только застой тупого довольства. Нет, наш досуг наполнен очень «энергиченским» содержанием. Как старый, рачительный хозяин-собственник не переставал заботиться о своем клочке земли, о своем маленьком хозяйстве, так и мы, не считаясь с временем, заботимся о нашем социалистическом хозяйстве. Мы не перестаем заботиться и о тех, которые еще стонут под игом капитала. На все это уходит немало времени, пожалуй, не меньше двух третей свободного времени. Затем физкультура, потом занятия любимыми искусствами и наконец развлечения. Кстати, известно ли вам, что у нас уже создан новый наркомат — культуры и быта, который занимается вопросами наиболее разумного использования рабочего досуга и организации нового быта? Благодаря разумному использованию досуга, у нас почти каждый рабочий имеет несколько специальностей. Одни ушли в науку, другие — в искусство. У нас есть кочегары-химики и водопроводчики-журналисты, токаря-астрономы, фрезеровщики-скульпторы. Одно другому нисколько не мешает. Исключительным дарованиям — музыкантам, поэтам, писателям — предоставлено право заниматься исключительно искусством. Но даже самые даровитые из них периодически возвращаются на фабрику: смена труда, по их словам, не только не отражается неблагоприятно на творчестве, но даже стимулирует его.

Тут я выразил сомнение:

— Я могу понять, что, скажем, котельщик может быть астрономом, даже живописцем. Но может ли кочегар выхолить нежные гибкие пальцы, нужные для скрипичного виртуоза? Может ли забойщик-шахтер быть пианистом?

— Ну, значит они будут не музыкальными виртуозами, а астрономами, — улыбаясь, ответил Ник. — Однако с каждым годом машина все более облегчает тяжкий физический труд и таким образом предохраняет человеческий организм от излишнего огрубения. Я уже не говорю о том, что целый ряд производств требует тонких, чувствительных как у пианиста пальцев, — например, производства точных инструментов, карманных часов, вольфрамовых нитей для электрических лампочек. Конечно, есть трудности, которые мы не можем еще преодолеть. Ведь вы видите перед собою не пресловутый «рай на земле», а только совершенствующееся человеческое общество. Факты однако, налицо: простые рабочие создали вот эти статуи, рабочие играют в наших театрах, поют в опере, пишут картины, изготовляют в свободное время ручным способом изящные вещицы для украшения наших жилищ и общественных зданий. От гармошки, от «баяна» рабочий поднялся до сложного электрического симфоническою рояля с тремя клавиатурами, педалями и массой регистров, и он владеет этим инструментом не хуже, чем своим станком… Ну, а теперь я покажу центр нашего города.

— Все ж таки у вас есть центр?

— Да, но он имеет совсем иное значение, чем в старых городах. Там жили аристократы, здесь у нас помещаются… Впрочем вы сами сейчас увидите!

Но прежде чем мы дошли до площади Революции, мне пришлось еще раз остановиться. Мы подошли к стене зеленеющих кустарников, которые прорезала узкая асфальтированная дорожка. Сделав несколько шагов, я вскрикнул от восторга. Перед нами был настоящий карликовый японский садик. Собственно говоря, это был овраг. Но что сделала культура с этим оврагом! По склонам его струились и весело прыгали маленькие водопады, по дну протекал чистый ручей, впадая в водоем с фонтаном посредине и красными рыбками в воде; через ручей там и сям были переброшены легкие изящные мостики. Беседки, обвитые плющем, манили в густую тень, среди зелени и цветов виднелись небольшие статуи детей, лебедей, животных. У второго водоема, в самом углу, стояла прекрасная скульптурная группа — маленький ребенок, пухлый, как амур, привел на водопой пару львят, которые наклонились над водой, как пьющие кошки, И цветы, цветы! Каскады цветов!..

— Я помню еще то время, — сказал Ник, — когда на эхом месте был заброшенный дикий овраг, где росла крапива да репейник. И вот, что мы сделали. Это была затея ребят.

Мы медленно перешли «овраг», поднялись на другую сторону и сразу попали на широкие площадки, залитые солнцем. Здесь были теннис, футбол, пушбол, баскетбол, волейбол и еще много других, неизвестных мне, видов спорта. Все площадки были полны играющими — женщинами, мужчинами, молодыми и старыми.

— Здесь никогда не бывает пусто, — сказал мне Ник.

Я не мог не остановиться. Уж очень любопытны здесь были виды спорта. По словам Ника, некоторые из них были позаимствованы у малых народностей, населяющих СССР. Вот, например, сооружение, которое я сравнил бы с огромным барабаном в три метра в диаметре и в метр высотою. На этом барабане стоит молодая девушка в спортивном костюме и подпрыгивает. Барабан пружинит, — вероятно на нем натянута кожа или толстая резина, — и девушка взлетает все выше и выше. Окружающие поощряют ее возгласами одобрения. Игра состоит в том чтобы, подпрыгнув, опуститься на ноги и не упасть, вновь подпрыгнуть и вновь опуститься. Поразительно! Эта девушка кажется невесомой. Она подпрыгивает все выше и выше — на метр, два, три, четыре, пять, шесть! — и ловко становится на ноги для нового прыжка. Но вот прыжки становятся ниже и ниже, и девушка сходит с барабана под аплодисменты. Вслед за нею на барабан взлезает мужчина средних лет и под одобрительно насмешливые возгласы начинает подпрыгивать. Второй, третий прыжок, — и он летит вверх ногами, падает на спину и начинает взлетать кверху то боком, то головой в самом беспомощном положении. Смех и крики. Неудачник сползает с барабана, безнадежно махнув рукой.



Девушка взлетает все выше и выше.

А дальше перелетают — вернее перепрыгивают — через площадь люди с привязными небольшими воздушными шарами, которые уравновешивают вес их тела. Человек «ничего не весит» и при малейшем прыжке отделяется от земли. Помнится, такой спорт был изобретен в Америке. Но какая ловкость и точность у этих летучих людей! А вот нечто совершенно невиданное. У спортсменов на подошвах прикреплены вероятно пружины, потому что эти спортсмены прыгают так, как впору прыгать только блохе. Этот спорт требует большей ловкости и грозит большим риском, чем прыжки на барабане. Но прыгуны очевидно хорошо тренированы и ловко перепрыгивают через киоски и даже через небольшие деревья.

Но, увы, мне опять приходится сдерживать себя, иначе я никогда не окончу внешнее описание города. Пришлось оторваться от интересного зрелища и следовать дальше. Снова тенистая аллея, и вот мы мимо двух белых зданий выходим на большую площадь.

Что вам сказать о ней? Сравнить ли ее с огромным кратером вулкана, или же с римским амфитеатром? Глядя на эту площадь, я еще раз убедился, какое огромное преимущество заключается в том, чтобы строить город не десятками и сотнями лет, а строить сразу, по определенному плану. Только при таком условии можно было сделать эту оригинальнейшую в мире площадь. Она имеет совершенно круглую форму. Со всех сторон ее окружают здания, которые построены так, что уступами спускаются к площади этаж за этажом. На каждом уступе имеются возвышающиеся друг над другом ряды скамей. На самой площади, взбегая до высоты первого этажа, расположен уже настоящий амфитеатр, составляющий единое целое с амфитеатром, расположившимся по уступам-этажам окружающих домов. Благодаря такому устройству получается один грандиозный амфитеатр, который может вместить почти все население города. Это настоящая греческая «агора» (площадь), на которой происходили собрания. Любопытно отметить, что несмотря на огромный размер площади, она может покрываться особыми тентами во время дождя или сильного зноя.

Посредине площади находится высокая трибуна, снабженная мегафонами, которые делают возможным слышать речь оратора одинаково отчетливо во всех уголках грандиозного амфитеатра. В домах, которые расположены вокруг площади, помещаются правительственные учреждения. Это, так сказать, муниципальный центр. В северном углу площади возвышается грандиозная статуя Ленина с поднятой рукой. Представляю, какое величественное зрелище производит эта площадь, когда она полна народа, и в особенности вечером, когда от края до края ее пронизывают огни прожекторов! Ник говорит, что в праздники ее иллюминируют, и тогда получается еще более красивое и торжественное зрелище. Здесь собираются граждане в самые торжественные и важные минуты общественной жизни.



Грандиозный амфитеатр, который может вместить почти все население города.

В тот момент, когда я посетил площадь, она была почти безлюдна, если не считать нескольких молодых планеристов, которые с увлечением запускали модели планеров с многочисленных верхних площадок.

— Воздушный спорт, — сказал Ник, — пользуется у нас совершенно исключительным успехом. Попробуйте выйти за город и посмотреть, что там делается. Наши планеристы достигли в этом спорте большого совершенства, они держатся на безмоторных аппаратах целый день. Кроме того сконструированы очень любопытные безмоторные воздушные яхты, воздушные парусники, которые при помощи плоскостей и крыльев совершают, пользуясь лишь силой ветра, довольно значительные путешествия. Впрочем это далось не сразу. Несколько наших воздушных спортсменов на таких воздушных яхтах, Не позаботившись набрать достаточную высоту, по милости переставшего дуть ветра сели среди нив, порядочно измяв пшеницу, и у нас происходили по этому поводу даже «дипломатические осложнения» с соседним сельскохозяйственным городом. Пришлось вознаградить их за убытки, а опытные полеты перенести в строго определенные места.

— Ну, теперь куда вы поведете меня? — спросил я, налюбовавшись площадью Революции.

— Недалеко отсюда находится музей ручного труда. Хотите, осмотрим его, — предложил Ник.

Музей ручного труда! Что бы это могло быть? Вероятно что-нибудь историческое. Признаться, я не очень люблю такие музеи. Но здесь, в этом городе, все было особенное, и потому я не протестовал. Наверное и в области изучения истории будет что-нибудь оригинальное.

Мы направились в музей ручного труда.

Догадайся, куда я попал? На выставку чудеснейших, изящнейших произведений искусства! Впрочем не только искусства. Отчасти это напоминает огромный универсальный магазин со множеством отделений. Картины, скульптуры, рамы, книги в изумительно красивых переплетах, вазы, статуи, резная мебель, шляпы, перчатки, обувь, ткани. Ткани особенно заинтересовали меня прекрасной ручной выделкой и художественной раскраской. Все это — произведение ручного труда, артистов своего дела, «любителей». Сколько здесь тонкого вкуса, сколько любовного терпения! Вот на чудо расходуют здесь остаток досуга. Почти каждый член коммуны занимается на досуге каким-нибудь ремеслом, прикладным или чистым искусством. Для этого в доме-коммуне устроены различные мастерские, лаборатории, студии, ателье. Это поистине свободный, творческий, не подневольный труд. Один делает изящные переплеты, другой — рамки, третий или третья занимается художественными вышивками или ручным тканьем, четвертый пишет картины, и притом совсем не по-дилетантски — сочно, уверенно.

Почти все эти предметы имеют практическую ценность и вместе с тем являются подлинными произведениями искусства. Их делают потому, что процесс творчества доставляет удовольствие. Их делают так, как птица поет свои песни. Потом эти прекрасные изделия их авторы дарят близким, друзьям или-же выставляют в музей ручного труда. Каждый желающий может приобрести себе несколько таких вещей. Коммуна строго наблюдает за тем, чтобы жилые комнаты не превращались в склад мебели и не напоминали лавку антиквара. Ничего лишнего, ничего ненужного! Но коммуна не воспрещает иметь у себя в комнате несколько хороших вещей, которые украшали бы комнату: несколько картин на стене, статуэтку на письменный стол, вазу для цветов. Члены коммуны нередко меняют эти произведения искусства, а очень понравившиеся — перевозят с собой, меняя комнату или город.

В музее ручного труда было довольно много посетителей. Женщины тянулись больше к тканям, шляпам, костюмам, — пережиток старой психологии! Впрочем, должен уравновесить это впечатление указанием на то, что немалое количество женщин толпилось и возле таких отделов, как переплетный, рамочный и даже оптических и физических приборов. Не удивляйтесь: здесь есть отличные шлифовальщики линз фотографических, астрономических и микроскопических. Ведь шлифовка — не столько техника, сколько искусство.

В музее ручного труда мы пробыли довольно долго, и мне захотелось завтракать. Нет ничего проще: буфет был тут же, к вашим услугам. Вы можете выбрать сами любое кушанье, не только холодную закуску, но и жаркое, шипящее на электрической плите.

— А все-таки вы можете устать. Не взять ли нам велосипед?

— Да, пожалуй, это не лишнее! — Ник отправился в депо проката и получил оттуда пару велосипедов.

— Давайте сделаем общий обзор города, — предложил он. — На велосипеде это отнимет немного времени.

Я согласился, и, оседлав наших стальных коней, мы тронулись в путь. По пути я обратил внимание, что дома в большинстве построены по типу «блочных». Главный большой дом соединен теплым коридором с домом поменьше, а в стороне стоит одноэтажный дом со множеством стеклянных веранд. Ник пояснил мне, что главный дом-коммуна соединен коридором с яслями, где находятся дети. Через коридор родители могут ходить ча свидание с детьми… Я чувствую, что подхожу к вопросам, которые вызывают горячие возражения твоей Марты, но мы еще поговорим об этом! Сейчас я пишу только о первых впечатлениях. Итак, в одном доме живут взрослые, в другом помещаются ясли, а в третьем, стоящем особняком, находится детский сад. Дети! Им отводится здесь столько внимания, сколько не уделялось нигде и никогда. Яслями и детским садом не ограничиваются детские учреждения. Мы проехали мимо настоящего детского городка. Я только мельком мог взглянуть на него. Я видел большое двухъэтажное здание с огромными окнами, окрашенное в нежный кремовый цвет, хорошо оттенявший окружающую зелень. Я видел веселых детишек, наполнявших своими голосами цветники, огороды, сады, площадки для игр. Я видел надворные постройки, назначение которых объяснил мне Ник.

— Это большое здание — школа. Школьники не только учатся, но и живут в этом здании. А надворные постройки — это опытные хлевы, свинарники, помещения для кроликов, для домашней птицы. Ведь наши школьники прежде всего практики!

Я решил во что бы то ни стало посетить школу — эту фабрику, на которой вырабатывают новых социалистических людей. Но, решив сначала осмотреть город «в целом», я принужден был поехать дальше.

— Таких школ у нас несколько. Они равномерно разбросаны по всей территории города. Вот там, видите в саду два белых приземистых здания? Это изолятор для подозрительных по заболеванию детей. Рядом — больница.

Миновав густой парк с двумя большими прудами, мы выехали на берег реки. Солнечный свет после полутени парка ослепил меня, и когда я открыл глаза, то увидел широкую реку, пестревшую лодками всех размеров и типов. Здесь были и длинные узкие — на десяток гребцов, и маленькие — на одного человека, с перекидным двухлопастным веслом, и моторные, и Парусные, и двойные пироги, и водяные лыжи, и водяные велосипеды, плотики, плавающие шары, вертящиеся круги… Все это двигалось, весело перекликалось, брызгало водой… Здесь было изобилие воздуха, солнца и воды. Здесь было весело и шумно. Полуголые люди гребли вперегонку, выбрасывались из лодок в воду, ныряли, гоняли по воде большой резиновый шар, состязались в быстроте плавания, а ниже — на песчаном пляже загорали на солнце… Из этого города не нужно выезжать на дачу: это настоящий «дачный город», город-курорт! Нет больше отрыва городского жителя от природы, от солнца, чистого воздуха. Сделавшись хозяином жизни, рабочий СССР прежде всего позаботился о том, чтобы уничтожить капиталистические города — эти гнезда болезней и заразы, истощения и вырождения.

И не знаю, угадал ли Ник мою мысль, или это была случайность, но он сказал раздумчиво:

— Здесь люди набираются здоровья и сил. И все же болезни не побеждены до конца. Но они будут побеждены! Непобежденной останется лишь смерть. Но она необходима в круговороте жизни. Наша медицина перестроилась, перенеся центр тяжести на профилактику. Лучше и экономичнее предупреждать болезни, чем лечить их — вот наш лозунг. У нас происходит еженедельный обязательный осмотр всего населения. И осмотр не поверхностный. Кроме того, гигиенические знания и даже серьезные медицинские познания стали достоянием если не всех, то многих. Диспансеры имеются при каждом доме-коммуне. Амбулатории на каждой улице, а больницы… посмотрим на них!

Мы опять уселись на велосипеды и помчались по дорожке, которая заворачивала влево. Это была граница города. За нашей дорожкой имелась еще аллея для пешеходов, а дальше, уходя к горизонту, зеленели поля, на которых колыхались волны спеющей пшеницы в рост человека.

Пожалуй окраины этого города были изумительнее всего. Я вспомнил зловонные, грязные, душные, тесные окраины наших городов с ветхими лачугами и разваливающимися домами, где ютилась рабочая беднота. Что может быть печальнее окраины большого промышленного капиталистического города! И какой контраст с центром, где живут хозяева. А вот здесь на окраине социалистического города я вижу те же парки, ту же зелень, те же фонари, расставленные на одинаковом расстоянии не реже чем в центре. Те же дома, разбросанные в зелени садов и парков.

Мы объехали почти половину окружности города, когда увидали несколько белых зданий, стоявших немного в стороне и отделенных от города большим парком. С трех сторон этих белых двухэтажных зданий также были парки, а одна сторона, с открытыми верандами на юг, выходила на площадь, засаженную низким английским садом, чтобы дать возможно больший доступ солнечным лучам.

— Больницы! — сказал Ник, нажимая на педали.

Некоторое время мы ехали хорошо шоссированной дорогой по полю среди колосьев. Впереди зеленым островом высился массив плотно скученных пирамидальных тополей. Между ними виднелось красивое белое здание.

«Остров смерти», — почему-то мелькнуло в голове воспоминание о картине Беклина. Я не ошибся.

— Крематорий, — сказал Ник.

Я хотел было предаться грустным размышлениям о бренности всего земного (увы! немецкая чувствительность еще живет во мне), но Ник не дал мне сделать это. Ник еще юноша, но этот юноша очень точно подмечает для своих лет. Что это: результат коммунистического воспитания, жизни коллективом? Право, он представляет для меня загадку.

Итак, Ник посмотрел на меня, усмехнулся и весело воскликнул:

— Я совсем не хочу, чтобы вы закончили осмотр города этим местом, где отработавшаяся человеческая машина возвращает материал, взятый у природы взаймы. Поедем к истокам жизни, туда, где круговорот веществ начинается сначала!

— Куда это? — спросил я, не совсем поняв.

— Ну, в родильный дом, конечно! Я покажу вам маленьких, красненьких, только-что рожденных коммунаров. Вы увидите их через стеклянную стену, отделяющую новорожденных от посетителей. Вы увидите «Остров жизни» и перестанете. думать об «Острове смерти». Живой должен думать только о живом, в особенности если жизнь так прекрасна и интересна!

И мы повернули свои велосипеды и покатили в противоположный конец города, туда, где рождается жизнь…

Друг мой, я написал тебе целое послание, но не исчерпал и сотой доли того, что увидел и узнал всего за несколько часов пребывания в социалистическом городе. В следующий раз я напишу тебе о том, как я перебрался из гостиницы в дом-коммуну, чтобы узнать возможно полнее, как живут новые люди нового мира. Я расскажу, что видел и узнал там нового.

До свидания. Привет твоей милой Марте.

Фит.»

• • •


ЛИСТЫ ИЗ КАМЕННОЙ КНИГИ


Палеоэтнографическая повесть A. Линевского

(окончание)


Х. Болезнь Льока

Охотники поручили Льоку с просить своих духов, придет ли когда-нибудь обратно Кровавый Хоро, и молодой колдун с радостью ушел на свой островок. Лежа в шалаше и ломая голову над загадкой, он незаметно уснул.

Во сне он увидел Кремня. Старик двигался на него, повторяя:

— Опроси у женщин, что стало с Оленьим Рогом, то будет и с тобой…

Льоку казалось, что над ним наклоняется Кремень, но вот старик превратился в Кровавого Хоро, а затем в погибшего скандинава. Тот Протянул руку, чтобы вырвать свой меч из рук Льока, а вокруг заметались жуткие тени…

Колдун проснулся, обливаясь холодным потом. Доносились глухие крики пирующего стойбища, колыхалось во мраке зарево огромного костра. Льок вскочил и, не отдавая себе отчета в том, что делает, устремился на стойбище. Задыхаясь, подбежал он к пирующим.

— Слушайте, люди, слушайте, что сказали духи…

Все застыли в ожидании. Наступившая тишина отрезвила Льока. «Сказать им, что я видел, — это значит навлечь на себя беду», — мелькнуло в голове.

— Духи сказали мне, — закричал он, — что Кровавого Хоро никто из вас больше не увидит.

И, ослабев от нервного напряжения, Льок упал на землю, зарыдал и забился в непритворном припадке.



Рис. 16

Истерический от природы, Льок под влиянием постоянных опасений впадал в острое душевное расстройство. Мысль о таинственном исчезновении Кремня преследовала его. Возбужденное воображение работало день и ночь, создавая ужасные картины. Сны его повторяли дневные мысли. Кровавые видения сменяли друг друга. Эти сны волновали и мучили его весь следующий день. С каждым днем он все более убеждался, что ночные кошмары сбудутся в действительности.



Рис. 17

Льок ослабел, исхудал. Днем он предпочитал сидеть на священном острове и терпеливо высекать скандинавским мечом все новые рисунки, отражающие текущую жизнь стойбища. Зато ночью обязательно уходил спать на стойбище, к материнскому костру, надеясь на защиту чудесной силы огня.

Около двух месяцев болел Льок. Колдуньи злорадно шептались, что это духи Лисьего Хвоста и Кремня мстят Льоку. Ош смутно догадывались, что гибель главной колдуньи и вождя была вызвана Льоком. Защитницы попранной старины трусливо ненавидели молодого колдуна.



Рис. 18

Единственной утехой Льока в долгие часы одиночества была его работа, в которую он уходил с головой. Священная скала пестрела разнообразнейшими изображениями. Достаточно было кому-нибудь на стойбище рассказать 0.6 убитом им волке, и. на следующий день Льок терпеливо выбивал длиннохвостого волка, окруженного метаемыми в него камнями (рис. 16). После возвращения охотников с промысла на скале появлялись изображения лисы (рис. 17), белки (рис. 18), зайца (рис. 19), тюленя (рис. 20).



Рис. 19



Рис. 20

Дни стали заметно прибавляться. Льок, вспомнив про весенний лес, наполненный дичью, выбил токующего тетерева (рис. 21).



Рис. 21

Как-то раз, еле волоча ослабевшие ноги, Льок добрел до моря. В это время охотники притащили на берег убитого моржа. Зверь лежал на спине с открытой пастью. Двое охотников, возбужденные удачей, весело болтали; каждый хвастался своей ловкостью. Роль одного сводилась к искусству бесшумно подводить ладью, где сидел другой товарищ, к спящему на льдине моржу. Второй же должен был подобраться к моржу вплотную, криком разбудить его и, пока испуганный зверь встряхивался и расправлял складки кожи, успеть всадить гарпун в затылок. Раненый зверь со страшным ревом спешил под воду, но деревянные бруски, привязанные к гарпунному ремню, мешали ему уйти в морскую глубину.

Вернувшись на островок, Льюк изобразил лежащего на спине моржа с широко раскрытой пастью (рис. 22).



Рис. 22

Однажды, бродя по лесу, Льок увидел, что от дерева быстро отделилась и побежала в чащу небольшая человеческая фигура. Через несколько. дней Льок набрел на человека, спящего под корнями поваленной бурей ели. Его нос и губы были отрезаны и вместо них зияли дыры. При приближении Льока спящий проснулся и с быстротой оленя убежал на лыжах в гущу ельника. Льок не решился преследовать. Возвратясь домой, он выбил на скале изображение незнакомца (рис. 23) и развел на нем огонь, надеясь таким могучим способом замучить бежавшего, от него человека.



Рис. 23

Вскоре в один очень морозный день этого беглеца поймали женщины в то время, как он пытался украсть в одном из шалашей оленью шкуру. Весть о поимке неизвестного вора мигам облетела все стойбище и достигла обитателей охотничьего лагеря.

Собралось все племя. Схватившие вора женщины с гордостью привели его на судилище. Начался допрос. Повидимому он пришел издалека. Лишь благодаря кое-каким родственным словам, стойбище узнало о нем следующее. Жил он значительно южнее Сорокской губы. Однажды он украл у своих соплеменников меха, чтобы тайком отнести их к другим, еще более южным племенам и совершить выгодный обман. Сородичи, поймав его во время воровства, в наказание отсекли ему нос и губы и выгнали из стойбища. Он двинулся к северу, долго блуждал в лесах и наконец добрел до этого стойбища. Когда ударили лютые морозы и беглец погибал от холода, он попытался украсть одну оленью шкуру.

Давно не случалось на стойбище краж; старики вспомнили древнюю казнь. Они раздели беглеца догола, дали ему в руки краденую шкуру, отяжелив ее проткнутым сквозь нее тяжелым деревянным брусом, и велели бежать по реке. Когда несчастный, напрягая последние силы, побежал, молодежь стала целиться в него из луков. Одна из стрел попала вору в зад, и он упал. Пока в него стреляли как в мишень, несчастный замерз. Льок, как умел, изобразил на скале эту сцену жестокого правосудия (рис. 24).



Рис. 24

XI. Ожившие мертвецы

Запасы продовольствия, как дачи, так и белухи, стали подходить к концу. Их могло бы хватить до прилета весенней дичи, но в голове каждого обитателя упорно билась мысль о десяти громадных ямах, битком набитых китовым мясом и жиром. Поэтому пищи не жалели и наедались доотвала. Когда морозы опали, все стойбище двинулось на юг к заветным хранилищам-ямам.

Все имущество, равно как и маленьких детей, женщины тащили на связанных попарно лыжах, а потому племя продвигалось очень медленно. Следуя древним обычаям, мужчины в пути никуда не отходили от своих сородичей, охраняя их от нападения врагов. Через неделю усталые проводники увидали вдали знакомые условные знаки.

Когда добрались до ям, то идущие впереди закричали, заметив, что с одной из ям камни были сдвинуты и оттуда высовывались куски китового мяса. Кругом виднелись следы людей. Размахивая копьями, охотники ринулись отыскивать похитителей их собственности.

Льок и его брат Бэй отстали от остальных. Недельный переход очень утомит Льока, едва оправившегося от болезни. Он еле шел, опираясь на руку брата.

Внезапно раздались дикие крики охотников, доносившиеся из близкой лощины. Предполагая недоброе, братья ускорили шаг. Когда они приблизились, в их уши ворвались отчаянные вопли. Прозвучали имена Лисьего Хвоста, Кремня и Кровавого Хорю. На скале, над лощиной почти одновременно появились знакомые фигуры колдуньи и Кремня. Оба они что-то кричали. Женщины с криками радости устремились навстречу своей прежней наставнице.

— Племя должно жить!

— Смерть Кровавому Хоро! — загремел голос вождя племени. Он быстро вскарабкался на скалу и кинулся на старика. На Кремне была рваная побуревшая одежда, покрытая запекшейся кровью, которую лишь местами ему удалось отскоблить.

— Смерть Хоро! — подхватили охотники. Как бешеное стадо бросились они за вождем. В воздухе замелькали куски бурой одежды, лохмотья кровавого мяса.

И долго еще копошилась на скале с неистовым ревом рассвирепевшая толпа охотников…

— Ну, старика теперь убили, — с уверенностью сказал Бэй.

— Зато посмотри на женщин, — угрюмо возразил Льок.

Над толпой женщин высилась тощая фигура колдуньи. Лисий Хвост гладила по голове ближайших женщин, которые жадно целовали ей руки и оборванную одежду.

— Бэй, я не пойду к ним. Теперь старуха сильнее меня, — тихо прошептал Льок. — Там ждет меня смерть. Я сверну на морокой берег, а ты найдешь меня по лыжнице.

Бэй словно ящерица заскользил по снегу, направляясь к стойбищу, а Льок поспешно побежал к морю. Добравшись до берега, он залег в расщелине среди окал. Сердце колотилось. Голова гудела, как пещера, захлеснутая прибоем. Долго не при ходил Бэй. Временами от ветра скрипели сучья, и Льок замирал от страха, думая, что это охотники идут за ним на расправу. Только поздно ночью прибежал Бэй, задыхаясь от усталости.

— Кости вождя изломаны охотниками… А нашу мать разорвали на части женщины за то, что она родила тебя. Лисий Хвост подобрала голову Кремня и доказала, что в него не мог войти Хоро — торопливо поведал брату Бэй.

— Как же она доказала, что Хоро не мог войти в Кремня? — спросил Льок, подавленый такими вестями.

— Ведь у кровожадного Хоро большие зубы, а старик оказался беззубым.

Голова Льока опустилась.

— Что же они говорят про меня?

— Они решили тебя искать завтра с утра. Искали меня, чтобы убить, но в темноте не нашли. Я спрятался в скалах… Бежим, брат, на юг, где, как пела наша мать, теплые земли…

— …и где люди злы, как голодные волки, — уныло закончил Льок.

Братья посмотрели. друг другу в глаза, взявшись за руки, заскользили на лыжах вдоль берега, направляясь к югу.

ХII. Второе рождение

Быстро неслись по льду беглецы. Еще раз издали блеснуло зарево костров навсегда покидаемого стойбища. Братья приостановились, в последний раз взглянули на пляшущие по небу пятна костров. Несколько шагав — и лыжи унесли их за высокую скалу. Стало темно и пустынно. Лишь ветер доносил неясный гул голосов.

Наконец, Льок спросил:

— Как же стойбище узнало, что я их обманул?

Бэй с трудом собирал в одно целое запомнившиеся крики и обрывки разговоров.

— Вот что я понял из криков самой колдуньи. Она нашла на проклятом острове среди Кровавого болота лоскуток кожи, что ты потерял. Помнишь, когда ты был еще маленьким, она сама навесила тебе на шею этот лоскуток в защиту от болезни. Он был разрисован ее рукой. Колдунья пошла, что ты уже побывал на острове. Разве девочка решилась бы сама перебраться через страшное болото? Лисий Хвост догадалась, что это ты украл девочку. Она подожгла островок, а сама переплыла на берег. Чем Лисий Хвост жила, — не знаю… Когда ты шел к святилищу голый с горшком крови, она прокралась за тобой, видела, как ты мазал кровью охотничью одежду Кремня. Когда в святилище раздались наши крики, старуха находилась вблизи, но боялась показаться. Кремень был одет в скользкую от крови и жира одежду, и мы не смогли его раздавить. Потом мы в страхе убежали. Колдунья отходила его, а затем он увел ее к этим ямам… Старуха знала, что женщины рано или поздно начнут по ней тосковать, она и не ошиблась. А Кремень доверился ей, но забыл, что старая ворона ни за что не захочет уступить своей власти… Ну, ты сам видел, что с ним стадо. Когда люди успокоились, старуха подняла голову Кремня и всем показала его беззубый рот. Так раскрылись твои хитрости.

Теперь оставалось лишь бежать, не зная куда. Братьям предстояло или погибнуть где-нибудь в лесу, или пристать к чужому стойбищу. Отныне всю жизнь они не будут знать покоя, опасаясь встречи с сородичами…

* * *

При помощи захваченного. Льоком с собой меча скандинава братья доставали из дупел белок. Иногда набредали на оленьи тропы и старались убить оленя. Останавливаясь на ночлег, они рубили мечом еловые ветви и устраивали низкий шалаш. Спать было тепло. Засыпая, беглецы думали, что с каждым днем они все более и более отдаляются от стойбища. Утром они нарочно расходились в разные стороны, описывая петли, славно зайцы или лисы, чтобы обмануть возможных преследователей. Покружившись несколько часов, они возвращались по своим следам обратно, и, только пробежав по уже протоптанной лыжнице, отправлялись в путь. Все время они неуклонно двигались к югу, ориентируясь по стволам деревьев.

На седьмой день они наткнулись на чью-то лыжницу. След был раза в два шире их лыж, и братья поняли, что он принадлежит человеку из чужого племени. На их стойбище, как и у соседей, делались узкие длинные лыжи, увеличивавшие быстроту бега.

Братья остановились от неожиданности. Уйти ли поскорее от следа, или же добраться по лыжнице до незнакомца?

— А что мы скажем, — заговорил Бэй, — когда опросят нас, зачем мы как волки бегаем по лесу?

— Ответим, что мы были вдвоем на охоте, — сказал Лыж, — и будто бы в это время пришли с моря враги и убили всех на стойбище. Вспомни про утонувшего в пороге чужеземца. Ведь его ладья шла бить наших людей.

Они побежали по чужой лыжнице. Вскоре им попалась удивительная находка. Большой глухарь лежал с вытянутой шеей, зажатой двумя палками.

— Это сделано человеком, — сказал Бэй, вглядываясь в находку. — Никогда наше племя не знало таких хитростей!

— Съедим его, — с жадностью предложил Лыж и потянулся за птицей.

Бэй ударил брата по протянутой руке.

— Разве ты забыл, что стало с беглецом, укравшим у наших женщин шкуру оленя? — и, потянув Льока за собой, он побежал вперед.

Неожиданно из гущи молодого березняка вынырнула человеческая фигура. Незнакомец тотчас же остановился, вытянув вперед копье. Льюк судорожно стиснул меч, но Бэй с криком: «Эй, эй!» — отшвырнул в снег дротик и, вытянув руки над головой, пошел навстречу незнакомцу. Тот оставил на лыжнице оружие и тоже сделал несколько шагов вперед. Это был крупный плечистый старик. Он пытливо ощупывал глазами Бэя с головы до ног… Увидав на его груди нашитое изображение тюленя из белого меха, он закивал головой и на родном Бэю языке спросил, кто он такой. Тот ответил.

Несколько минут стояли они друг против друга, Бэй с поднятыми вверх руками, старик — с вытянутыми вперед. Потом незнакомец сложил руки на груди, Бэй, тотчас же повторил его движение. Старик стал допрашивать Бэя, кто они, откуда, почему появились здесь и что думают делать. Бэй, как было условлено, рассказал старику о нападении на становище чужеземцев, пришедших с моря на больших ладьях.

Вскоре Бэй крикнул брату, чтобы он подобрал брошенный дротик и шел к ним. Когда Льок приблизился, старик посторонился, велел братьям итти вперед, а сам пошел сзади.

— Я не спросил тебя, — тихо сказал брату Бэй, — говорить ли, что ты колдун?

— Ой, не говори, я чувствую, что духи ушли из меня! — быстро забормотал Льок. — От них-то и пошли все мои несчастья!

Льок очень удавился, что стойбище этого пламени помещалось в низине, в глухом ельнике.

— Зачем они так прячутся? — спросил он брата.

— Разве ты не понимаешь, — ответил тот, — что они боятся врагов?

Приход братьев вызвал у жителей стойбища удивление и испуг… Забегали женщины, зашныряли кругом подростки, из шалашей выскочили с копьями мужчины. Рассматривая их, братья заметили, что они мало чем отличаются от обитателей их родного стойбища, только одежда мужчин и в особенности женщин пестрела богатыми рисунками, сделанными из различных мехов…

Мужчины тесным кольцом… окружили пришельцев. Братьям бросилось в глаза большое количество стариков. Старики начали допрос. Бэй повторил уже сказанное, а Льок внимательно вслушивался в ответы брата, чтобы потом в чем-нибудь не разойтись с ним. Слова Бэя переводил старик, встретивший их в лесу. Не раз Льок удивлялся прямоте и точности ответов брата. Поражала его и другая особенность. Как допрашивающие, так и Бэй смотрели в глаза друг другу.

После допроса мужнины подняли галдеж. Бэй тупо смотрел на лица окружающих, не понимая их языка. Льок с волнением вслушивался в интонации голосов и всматривался в выражение лиц говорящих.

— Брат, — оказал он наконец, — я не понимаю языка, но они не имеют на нас злобы.

Не успел Бэй ответить, как старик обратился к ним:

— Наши мужчины не хотят вам вреда. Они говорят: «Пусть они бегут от нас прочь».

Льок облегченно вздохнул. Как вдруг к его ужасу, Бэй ответил:

— Скажи мужчинам: пусть они убьют нас, но мы не олени, чтобы бежать от охотников….

У Лыжа забилось сердце. Разве у Бэя уж так устали ноги, что он рвется да гибель? Старик перевел ответ Бэя мужчинам. Те радостно загалдели. Толпа сразу раздвинулась, а мужчины с копьями стали, пятиться назад. Братья остались в середине образовавшегося круга.

— Бежим скорей, Бэй! — взмолился Льок.

— Голова грудного ребенка — ответил радостным топотом Бэй, — разве ты не понимаешь, что они хотят нас испытать? Если мы побежим, то с нами будет то же, что с беглецом, погибшим от наших охотников. Если останемся на месте, то будем жить в их стойбище. Только остерегайся кого-нибудь из них ранить!

Мужчины, отойдя на некоторое расстояние, молча двинулись вперед и вдруг с дружным криком устремились на братьев. Льок сделал инстинктивное движение бежать, но Бэй с силой сжал его руку. Копья охотников прикоснулись к их телу, а одно из них, которое держал безусый парень, чуть не вонзилось в живот Льоку. Тот, защищаясь, с силой ударил своим мечом по древку, и конец копья упал на снег. С возгласом детского удивления поднял парень отрубленный конец копья. Мужчины загалдели, глядя на ровный срез.

— Это ты ловко, — шепнул Бэй, — это очень хорошо!

Парень что-то кричал, показывая ребром ладони, как отрезал меч Льока конец его копья. Один из охотников протянул руку за мечом.

— Не отдавай! — закричал Бэй. — Сделай знак, что не отдашь!

Льок вспомнил жест скандинава, когда-то угрожавшего этим мечом старухам. В отчаянии он потряс мечом, а заодно так неистово заорал, что протянувший руку воин невольно отступил. Тогда охотник, отбросив далеко копье и уже безоружный, протянул руку к мечу.

— Отдай, отдай теперь! — крикнул Бэй брату.

Льок послушно отдал меч. Все мужчины с жадностью принялись его осматривать, стуча ногтями по металлу, пробуя его зубами и любуясь красивой отделкой. В особенности горячился один уже немолодой охотник. После долгого любования мечом он выскочил из толпы, нырнул в свой шалаш и вскоре прибежал назад, таща за руку какую-то маленькую фигурку. Окружающие с хохотом расступились, а охотник с силой толкнул фигуру к Льоку. Тот, не ожидая толчка, свалился, а на него упала миловидная молодая девушка. Сам же старик с мечом в руках убежал обратно.

— Ну, видишь, — улыбаясь, сказал Бэй. — Вместо меча получил жену! Значит мы остаемся жить у них.

Братьев повели в одни из шалашей, который был выше и шире, чем у них на родине. Вскоре женщины принесли свежее, чуть обваренное глухариное мясо.

— Вот видишь, — задумчиво сказал Бэй, — у них жизнь другая, чем у нас. Разве мы, кроме как весной и осенью, едим свежее мясо птиц?

За едой старик спросил братьев, хотят ли они жить на стойбище пришельцами, или же предпочитают сделаться их сородичами. Братья не знали, что сказать. Конечно лучше было породниться, но они не знали, какой ценой можно достигнуть родства. Решили все же породниться, это было надежнее.

Наступил вечер. Люди с хохотом бегали вокруг стойбища. Они собирали хворост, ломали еловые ветки и относили куда-то в сторону от стойбища. Вскоре на снегу выросла куча хвороста, а но бокам ее — две кучи хвойных веток.

— Похоже на то, что костры будут, — с недоумением сказал Бэй, следя за приготовлениями.

Появились две женщины, одетые в старые худые одежды с такими широкими вырезами у шеи, что одной рукой им приходилось придерживать платье. Другая их рука лежала на животе. Обе они стонали, кричали и охали.

— Зарежь меня, если я что-нибудь понимаю! — заявил удивленный Лыж.

Обе женщины со стонами легли на кучи ветвей, все сородичи уселись кругом.

Несколько женщин повели Льока и Бэя в лес. Там они знаками стали показывать, чтобы братья разделись.

— Что у них, головы младенцев что ли? — изумился Лыж. — Чтобы я на холоду остался голым? Разве…

Но закончить ему не пришлось: женщины повалили его на снег, и через минуту он оказался раздетым. Бэй, видя какой оборот принимает дело, поспешно разделся сам. Тогда одна женщина поползла к кострам на четвереньках, показывая братьям, что они должны делать то же самое.

— Делай, как они показывают. Значит так нужно, — сказал Бэй и последовал за ней. Льок со вздохом подчинился приказу старшего брата. Вскоре братья очутились перед ярко пылавшими кострами возле двух лежащих на хвое женщин. Старик стал кричать на языке братьев, что им надо подползти к изголовью женщин, распахнуть прорез у шеи и головой вперед пролезть у них под одеждой.

Под громкий хохот всего стойбища, исчезали братья в одежде мнимых рожениц. Через несколько мгновений Льок и Бэй вынырнули наружу. От толпы отделились женщины и, опрокинув братьев на разостланные оленьи шкуры, закутали их и спеленали ремнями.

— Вот мы и новорожденные ребята, — сказал Бэй. — Теперь, поди, будут нас материнским молокам кормить.

Громадных «младенцев» с хохотом понесли на стойбище. Каждому из братьев пришлось покормиться молоком.

Потом толпа ушла, оставив Льока и Бэя спеленутыми на попечение их «матерей».

— Неужели нам долго еще придется быть младенцами? — испуганно спросил спеленутый Льок, чуть приподнимая голову.

— Если меня долго будут питать одним молоком, то я умру! — с недовольством пробурчал Бэй.

К счастью для братьев, «младенчество» продолжалось только несколько дней. Затем старик объявил, что, когда они научатся их языку, мужчины посвятят их в охотники.

Жить братьям пришлось в шалаше старика, подарившего Льоку за диковинный меч свою дочь.

XIII. Корень новой культуры

Началась для братьев новая жизнь. Старик Кру, тот самый, с. которым они встретились в лесу, как единственный, знающий их язык, взялся приучить пришельцев к текущей работе. Он стал водить их по охотничьим тропинкам, объясняя, где (водится зверь и как ставить капканы. Через несколько дней «приемыши» поняли, какое огромное значение имели эти капканы в жизни стойбища. Благодаря капканам племя стало вести оседлый образ жизни; ведь для того, чтобы их ставить, нужно было хорошо изучить, в каких местах и какие водятся звери. Благодаря оседлому быту, мужчины стали жить в шалашах вместе со своими женами и детыми. На смену временному групповому браку, какой существовал в покинутом братьями стойбище, пришла семья.

Устройство капканов было очень просто. Тяжелая деревянная плаха просверливалась, и в отверстие вставлялся тоже деревянный рычаг. Рядом выдалбливалась ложбина для другого подвижного рычага, прикреплявшегося к первому сильно скрученной веревкой из оленьих жил. Когда капкан настораживался на зверя, то подвижной рычаг отгибали в сторону от неподвижного, а чтобы он снова не захлопнулся, между ними вставляли палку. При толчке, произведенном зверем, палка выскакивала, а сильно перекрученная веревка тотчас же свертывалась в узлы, прижимая подвижной рычаг к неподвижному (рис. 25).



Рис. 25

Таким капканом с прямыми рычагами (рис. 26) нельзя было убить волка, поэтому капканы на волков и рысей отличались от первых, кроме своей величины, еще и тем, что их рычаги были не прямые, а петлеобразные; они защемляли зверя в крепкие тиски (рис. 27).



Чтобы зверь все же не протащил свое туловище через петлю, толстая плаха делалась полукруглой, выдалбливалась посредине и вкалывалась в землю лишь концами (рис. 28). Внезапно защемленный зверь делал отчаянный скачок, один из концов плахи выскакивал из земли, и пойманный вместе с плахой валился на спину. Ноги зверя теряли опору. Ему оставалось лишь биться, перекатываясь на спине из стороны в сторону, и медленно издыхать от голода, пока не появлялись промышленники.



Рис. 28

Но таким капканом нельзя было поймать лося или оленя. Своими могучими копытами они разбили бы капкан. Для них, как и для медведей, капканы делались из шарообразной большой и очень тяжелой плахи с рычагами, в виде кольца. Зверь, попавшийся ногой в такой капкан, не мог далеко уйти (рис. 29).



Рис. 29

Не хитры были ловушки, но, чтобы додуматься до них, человеку потребовалось много тысячелетий. При наличии капкана от охотника уже не требовалась сила и смелость; человек надеялся теперь на свою хитрость и на простой случай. Ведь зверь легко мог пробежать, и не задев ловушки. Не даром у охотников этого стойбища было так много поверий о различных духах, добрых и злых, которые способствовали удачной ловле или наоборот, вредили промыслу. В противоположность беломорцам, которые надеялись на свою смелость и верили не столько в силу духов (религия), сколько в силу своего слова (магия), — жители стойбища привыкли рассчитывать на помощь «свыше».

Целые дни бродили старик Кру и оба брата по протоптанной лыжнице от одного капкана к другому. Старый охотник, надев оленьи рукавицы, вынимал добычу и, наставляя капкан, объяснял каждый раз, почему именно попалось животное. Братья относили добычу на стойбище.

Прошел какой-нибудь месяц, и братья, в особенности Льеж, постигли все хитрости установки капканов. Поэтому, когда старый Кру заболел, они стали вдвоем обходить его район.

В сердце братьев еще была жива тоска по навеки оставленному ими стойбищу. Во время обхода ловушек они вспоминали былую жизнь и воображали, что возвращаются в становище. Изображали в лицах всех его обитателей. Захлебываясь от волнения, они рассказывали друг другу, как обрадуется их приходу такой-то охотник их стойбища, что скажет им такая-то женщина, к кому Льок пойдет ночевать, у кого Бэй в осенний период будет жить в шалаше. Лишь о Лисьем Хвосте и Кремне, словно по взаимному уговору, братья никогда не упоминали.

XIV. Борьба с волками

Снег под лучами солнца уже начал слеживаться, когда братья окончательно усвоили язык стойбища. Однажды вечером Кру сообщил, что охотники решили вскоре принять их в свои сочлены. Ночь братья провели беспокойно. Каждому из них хотелось отличиться перед всеми, чтобы сразу же занять почетное место. За ночь каждый придумал себе достойную роль: Льок решил поймать волка в капкан и тем самым показать, что он хитрый и опытный зверолов; Бэй же надумал выследить волков и убить одного из них копьем, доказав свою охотничью выносливость и силу. Оба брата остановили свой выбор на волках, так как этих зверей охотники стойбища особенно ненавидели за то, что они пожирали оленей, и в то же время уважали их за смелость. При посвящении в охотники каждый из вновь принимаемых был обязан съесть частицу волчьего сердца. Таким путем он приобретал все положительные качества волка.

Надо было спешить, пока еще не затвердел снег, так как на насте уже. не удалось бы ни выследить, ни догнать волка..

Оба брата уже давно приметили волчью стаю, упорно державшуюся в одном и там же районе. В.ночь, когда обдумывался вопрос, как доказать свою охотничью зрелость, выпал очень обильный снег. На следующее утро братья убедились, что волчья стая держится на прежнем месте.

Весь вопрос теперь был в том, как поймать одного из волков в капкан, а с другим вступить в единоборство. Ждать, пока какому-нибудь волку заблагорассудится попасть в капкан, — долгое и ненадежное дело. Кроме того, попавшего в капкан неудачника волчья стая по обыкновению сама же разрывала и пожирала, а ведь надо было добыть заветное волчье сердце.

Льок в конце концов наметил план действий. Он решил достать кусок тухлого мяса, положить его на снег, окружить со всех сторон капканами, а самим устроиться на ближайшем дереве. Хоть один из приманенных запахом волков обязательно попадется в капкан, а Бэю останется лишь броситься к стае и убить еще одного волка. Бэй не мог не одобрить умно задуманного плана, и братья тотчас же принялись за подготовительные работы. Лишь с тухлым мясом дело не ладилось. На снегу оно замерзало и переставало пахнуть.

Два дня потратили на то, чтобы выбрать наиболее подходящее место в самом центре района кочевья волчьей стаи. Набрав валежника и ельника, братья устроили на сосне в засаде помост, чтобы поджидать добычу. Когда все было готово, они притащили четыре новых капкана с длинными подковообразными рычагами. Подвесив на кол приманку, с четырех сторон наставили капканы. Густой невысокий ельник скрывал ловушки.

Переодевшись дома в самое теплое платье, братья вернулись в лес, насторожили капканы и залезли на помост, втянув за собой лыжи. Разговаривать было нельзя, разве только тихим шопотом, и вскоре оба уснули… Не раз, просыпаясь, высовывали они голову из ветвей: нет ли добычи? Но кругом все было пусто, хотя тихий ветерок нет-нет доносил глухой вой изголодавшихся волков.

Целые сутки просидели Льок и Бэй на помосте, и ни разу не приходили волки. Тогда Бэю пришла мысль взять со стойбища собаку и привязать ее вместо мяса, чтобы лаем и воем завлечь волков.

Задуманная Бэем уловка дала сразу желанный результат. На тоскливый вой привязанной собаки вскоре появились мерцающие огоньки волчьих глаз. Собака, почуяв волчью стаю, стала выть еще жалобнее.

Гуськом, осторожно ступая из следа в след, тихо крались темные тени. Собака заколотилась на спине, мотая связанными лапами. Подойдя почти вплотную к капкану, волчий вожак остановился, голодно лязгая дрожащими челюстями. Несколько мгновений тишины, прерываемой щелканьем волчьей пасти. Вдруг вожак легко отделился от земли, прыгнул на связанную приманку и грудью вытолкнул палку, раз’единяющую рычаги в капкане. Зажатый деревянной петлей, волк как-то по-собачьи завизжал. Напрягая задние лапы, он сделал попытку выпрыгнуть из капкана. Вырвав из снега один из концов плахи, он с воем повалился набок, а затем на спину.

Волки застыли на месте, не понимая, что с вожаком. Опять все затихло. Втягивая запах собаки, волки стали снова приближаться. Это было опасно. Один миг — и они начали бы рвать на клочки попавшего в беду товарища.

Братья спрыгнули на землю, и тотчас же копье Бэя впилось в грудь ближайшего волка. Струей брызнула кровь, и волк с наем повалился, судорожно царапая когтями разжиженный кровью снег. Запах задымившейся крови ударил в нос волкам. Они стали сдвигаться в одну платную массу, и только палки, брошенные Льоком, разогнали хищников в разные стороны. Тогда Бэй, разрезав кремневым ножом горло волка, взвалил еще вздрагивающее тело на спину и взобрался на помост, втянув туда тушу.

Внизу раздались крики Льока. Какой-то разъяренный кровью волк прыгнул ему на грудь. Льок успел заслонить локтем горло, и волчьи зубы вцепились ему в руку. Бэй кубарем скатился с дерева и чуть не на лету распорол зверю брюхо. Дымящиеся кишки вывалились на снег, и волк с воем кинулся к стае.

Это погубило хищника и спасло братьев. Волки тотчас же бросились к волочащимся теплым кишкам и стали их пожирать под (вой их владельца. В это время Бэй, перерезав горло вожаку, с помощью брата вытащил его из капкана и с трудом поволок та помост. Льок, закусив от боли губы, кое-как залез на дерево вслед за Боем. Только теперь вспомнил Б эй про обреченную на смерть собаку. И хотя волки уже кончали свое пиршество, охотник не побоялся спуститься и, взвалив на спину связанную собаку, снова полез на дерево. Едва он успел отделиться от земли, как где-то близко щелкнули волчьи челюсти.

Молодые, наиболее слабые волки, на долю которых меньше всего досталось добычи, злобно огрызаясь друг на друга, жадно вылизывали окровавленный снег. Это напомнило Лыжу былую охоту на лосиное стадо, когда молодые охотники, которых старшие не допускали к ранам убитых животных, с жадностью глотали липкий ржавый снег.

Однако одного волка было мало на всю стаю. Когда полуголодные, остервеневшие от крови волки окружили кольцом дерево, где сидели со своими жертвами оба брата, одного из зверей угораздило попасть в капкан. Бэй впился ногтями в локоть Льока и с разгоревшимися глазами глядел, как летели клочья шерсти из образовавшейся кучи волчьих тел.

Съев и второго собрата, волки насытились и спокойно разлеглись вокруг сосны, на которой сидели братья.

— Нам и опуститься теперь нельзя! — воскликнул Льок, потирая запекшуюся рану.

Как бы в ответ та эти слова орда из волков, приподняв голову и насторожив уши, посмотрел на сосну долгим умным взглядом.

Волки действительно решили осадить охотников. Они и не думали уходить от дерева. Несколько часов они спокойно спали. Проснувшись, стали бродить по полянке. Сперва их шали были медленны и спокойны. Но время шло. Снова пробудился голод, — звери начитали нервничать, огрызаться друг на друга. Братьям оставалось лежать на помосте и поедать самые лакомые кусочки волчьей туши. Так протянулось более полутора суток. Наиболее нетерпеливые волки порой уходили в лес, но вскоре возвращались обратно.

Братьев выручил случай. Внезапно на полянку выскочил заяц. Увидав волков, он в ужасе присел на задние лапки, растерянно маша передними. Волки бросились на него, и, когда заяц, делая огромные прыжки, с молниеносной быстротой исчез в кустах, вся волчья стая погналась за ним.

Бэй велел Льоку сидеть на дереве, а сам решил добежать до стойбища и взять людей на помощь. К утру к дереву собралось чуть не половина охотников. Их возгласы говорили о восхищении хитростью и смелостью принимаемых в охотники Льока и Бэя.

XV. Посвящение в охотники

Хотя репутация братьев как опытных и смелых охотников была прочно установлена, но Бэю все же хотелось похвастаться еще своей силой и быстротой ног. Поэтому он с нетерпением ждал ранней весны. Как только снег, подтаивая за день начал по ночам замерзать, Бэй, уже давно выследивший лосиную семью, начал подбивать охотников на охоту за лосем. В лучшую пору наста группа горячих охотников из молодежи собралась на промысел.

Бэю быстро удалось найти мирно пощипывающую еловые побели лосиную семью. Началась погоня. Охотники, подражая волкам, бежали гуськом; когда передний уставал, он свертывал в сторону и, пропустив вперед других, бежал последним.

Долго бежали охотники, и не раз уже могучие животные приостанавливались, изнемогая от усталости. Наконец показался скалистый кряж, имевший форму дуги. Лось быстро взбежал на гору и помчался вдоль обрыва. Охотники решили перехитрить лося и, пробежав по снегу к другому концу душ, хотели встретить зверя. Теперь за лосем по кряжу бежал один Бэй, а впереди него собака, которую он спас от смерти. Как новичок, Бэй не знал, что кряж имеет форму дуги.

Мчавшийся лось вдруг резко свернул в сторону и прыгнул вниз с обрыва. Бэй, подбежав к обрыву, посмотрел вниз. Лось остался жив и медленно побрел в лес. Охотник подобрал валявшуюся палку, разбежался, с силой ударил палкой о край скалы и полетел по громадной дуге вниз, к оторопелому лосю. Прежде чем бык успел опомниться, Бэй ударом каменного молота по одному и другому уху оглушил замученного зверя. Затем кремневым ножам он быстро перерезал ему горло. Насосавшись вдоволь крови, Бэй выкусил зубами на обоих ушах лося свои метки, а затем стал звать незадачливых охотников.

По обычаям нового стойбища мясо лося могли есть только мужчины и притом охотники. Бэй и несколько товарищей остались охранять тушу от волков и рысей, а другие побежали в стойбище созывать остальных охотников. Мясо лося слегка подпекалось на огне и съедалось полусырым. Оставшиеся стеречь убитого лося должны были заготовить сухого дерева для костра. Потам они без труда приподняли лежавшего та боку лося и придали ему нужное положение. Казалось зверь спокойно спал, вытянув на снегу тяжелую рогатую голову.

Когда со стойбища пришли охотники, они остановились на некотором расстоянии от убитого лося. От их группы отделился старик-колдун. Подойдя к лосиной туше, он лег позади нее и закричал:

— Здравствуйте, мои дети!

Я давно вас жду!

Охотники в один голос ответили:

— Здравствуй, наш отец! Мы пришли на твой зов.

Колдун продолжал густым басом:

— Знаете ли, кто меня убил? Я не заметил…

Один из стариков ответил:

— Убили тебя «лесные люди»[16]), они гнались за тобой. А когда мы поедим сладкого мяса, то пойдем и убьем их.

Лось произнес нараспев:

— Ну, приходите и ешьте мясо. Сытые люди лучше бьют, чем голодные.

Этой формулой вступительная церемония окончилась. Охотники шумной толпой подошли к Бэю и поздравили его с «добрым отцом».

Там временам колдун развел огонь. Пока старшие охотники снимали шкуру с лося, Кру и колдун отвели Бэя и пришедшего с толпой Льока в сторону и велели им раздеться.

— Неужели опять заставят нас рождаться на свет? — испуганно опросил Льока Бэй.

— Знаешь что? — догадался Льок. — Нас, верно, будут посвящать в охотники!

Церемония посвящения в охотники выражалась в том, что раздетых догола братьев сначала натерли лосиным жиром, при чем в грудь втирали жир, взятый с груди лося, в бедра — жир с бедер и т. д. Натертые жиром братья тотчас перестали ощущать холод. После этой церемонии их, попрежнему обнаженных, двое стариков ввели в освещенный круг костра, перед которым сидели охотники.

Среди гробовой тишины охотники чуть слышно шептали каждому из братьев на ухо слова, а те их повторяли вслух, обещая быть смелыми охотниками и, не боясь опасности, помогать друг другу на войне и во всякой беде. После этого колдун, вырвав из каждой части тела посвящаемых по нескольку волосков, дал их им в руки и велел кинуть в огонь с произнесением особого заклинания:

«Если я не буду выполнять всего, что сказал сейчас, пусть со мной случится то, что стало в огне с волосами».

Затем колдун велел посвящаемым съесть по кусочку волчьего сердца и надрезал обоим руку у локтя. К братьям по очереди стали подходить охотники. Каждый из них высасывал из ранки кровь, после чего целовался с посвящаемым, который при этот должен был всосать изо рта охотника немного слюны. Этой, церемонией охотники как бы обменивались с вновь принятыми сочленами частицей своего тела, обязываясь тем самым защищать друг друга от опасности. Через гибель одного из них погибала частица и другого.

Окончив эту главную часть обряда, братьям дали надеть новые одежды, сшитые из шкур ими же убитых волков. Затем главный охотник дал им по новому копью, оказав Бэю:

— Теперь твое имя для нас, охотников, — Разитель Волков.

Льок же получил название Ловца Волков.

Церемония посвящения была окончена, и все с жадностью накинулись на еду. Пожирая лосиное мясо, охотники остерегались поломать хотя бы незначительную косточку.

Три дня тянулся пир. По окончании его колдун со старыми охотниками кинули заботливо собранные кости в расщелину скалы и завалили их камнями.

На обратном пути к стойбищу вновь принятых в охотники предупредили, чтобы они никому не рассказывали о происшедшем: церемония посвящения должна была храниться в тайне.

* * *

Приходила весна. Потянулись солнечные дни, зажурчали ручьи, а в муравейниках забегали муравьи, вестники теплой погоды. Когда растаял снег, Кру повел молодых охотников знакомиться с водой, у которой не было «да начала, ни конца». Это было Онежское озеро, все еще покрытое льдом и оттаявшее лишь в заливе Чура, невдалеке от места, где стояло стойбище.

Бэй с жадностью слушал рассказы старика о желанных гостях — перелетной птице. Охотники его родного стойбища не знали подробностей птичьей жизни. Им и не требовалось никаких знаний, кроме знания места, где останавливалась дичь. Зато онежским охотникам, промышлявшим дичь не только камнями и палками, но и капканами, необходимо было знать навыки и свойства каждой птичьей породы..

Но Льока не интересовали рассказы Кру. Его сразу поразил вид скал, таких же темных и блестящих, как и священная скала у родного водопада. И в его голове вспыхнула мысль, которая быстро разгоралась, захватывая все помыслы: он решил во что бы то ни стало выбить на скале рисунки в память своего пребывания на новом месте.

Как только стойбище погрузилось в сон, Льок, захватив скандинавский меч, тайком побежал на берег озера (рис. 30). Снова в тишине, как когда-то на священном островке, зазвенели гулкие удары.



Рис. 30

Из-за скал появилось солнце. Медленно поднималось оно над головой, потом начало склоняться к западу. Льок не замечал ничего. Лихорадочно выбивал он один рисунок за другим, отмечая главные моменты своей жизни на стойбище: как в его капкан попался волк (рис. 31), как Бэй убил копьем хищника (рис. 32), и как он гнался с собакой за лосем (рис. 33). Немного передохнув, Льок изобразил все виды капканов (рис. 26, 27, 28 и 29). Окончив эти рисунки, Льок вспомнил, что надо бежать осматривать ловушки.



Рис. 31


Рис. 32



Рис. 33

Вечерам, натруженный тремя глухарями, он медленно возвращался на стойбище. Уже издали было слышно, что селение по-особому гудит, словно рой оводов в летний день. Льока окликнул Бэй, бежавший к нему навстречу:

— Что ты наделал! Зачем выбил рисунки?! Старики кричат, что теперь враги будут знать, где стойбище, придут ночью и всех убьют… Опять нам бежать, как волкам, спасая свою жизнь!

Вслушиваясь в далекое жужжание встревоженного стойбища, Льок напрягал мысль в поисках выхода из создавшегося положения. Наконец, он, радостно улыбнувшись, сказал:

— Не будь пуглив как заяц. Я скажу им несколько слов, и они опять полюбят нас!..

XVI. Охота на оленей и людей

Сильно билось сердце у Льока, когда он шел к взбудораженному стойбищу. Ребятишки первые заметили его приближение и загалдели галчатами. Внезапно стойбище смолкло и от этого сделалось еще страшнее. Однако Льок не испугался и, взяв себя в руки, решительно вошел в круг враждебно молчащих людей.

Первым поднял голос Кру. Старик говорил о том, как он встретил и привел братьев на стойбище; как их кормили, пришли в равноправные члены и как дурно поступил Льеж, выбив на скале знаки, указывающие на близость стойбища; теперь каждый враг может напасть и истребить племя ночью во время она. Старик говорил горячо. Жилистые волосатые кулаки молотили по воздуху. Из толпы послышались злобные выкрики. В округлившихся глазах людей вспыхнула ярость. Спасая себя, Льок решился прервать речь старика.

— Разве вы, самые хитрые охотники, — взвился его голос, — не радовались, когда я заманил волков на приманку? Ну, а разве наши враги не волки? Они хуже волков! Надо поступать с ними как с волками… Вот я и выбил та скале рисунки. От этих скал мы проложим тропинки, наставим на них капканы. А будут враги подкрадываться, они попадут в капканы и погибнут как волки.

Льок замолчал. Молчали и вое присутствующие, пораженные таким объяснением. Охотники соображали и оценивали преимущества нового способа охраны стойбища.

— О! — выдохнул один из стариков. — Ты, Ловец Волков, самый хитрый из всех людей!

Эта фраза явилась общим приговором. Беда миновала. Мысль о защите стойбища посредством капканов от неведомых (врагов заняла головы мужчин. Весь вечер ушел на споры и обсуждение, где протоптать тропинки и как поставить такие капканы, чтобы они душили врагов..

— Враги — что волки, — повторялась на всех концах стойбища мысль, высказанная Льоком.

На следующий день не только мужчины, ко и женщины с подростками пошли устраивать западни для врагов.

От скал, на которых были рисунки, они протаптывали тропинки, ведшие в сторону, противоположную стойбищу. На конце каждой тропинки делали завалы из камней и поваленных бурей деревьев. В оставленных узких проходах, ставились и настороживались особо сильные капканы.

Каждый раз, когда оканчивали работу над какой-нибудь тропинкой, Льок устраивал для стойбища веселую игру. Из полусгнившей колоды он высекал мечом отдаленное подобие человеческой фигуры. Держа ее в руках, Льок на корточках подползал к капкану; как только чучело прикасалось к ловушке, она захлопывалась, раздавливая дряблую древесину. Когда древесина рассыпалась в тисках капкана, зрители приходили в неистовое веселье, и всякий, кто считал себя колдуном, бормотал заклинания, чтобы и враги таким же образом погибали от капканов.

На устройство таких западней ушло почти полмесяца. К этому времени уже вскрылись реки, и озеро оттаяло по берегам. Начался обычный промысел на дичь. Онежское стойбище, благодаря капканам не испытывало почти неизбежной для жителей беломорского побережья весенней голодовки, а потому прилет птицы не вызывал буйного восторга.

За стаями птиц охотились все кроме подростков и молодых охотников, на обязанности которых лежало выслеживание стад оленей, обычно отступавших весной на север. Льок и Бэй, как только что посвященные в охотники, попали в число этих разведчиков.

Через несколько дней на стойбище прибежали запыхавшиеся разведчики с известием, что приближается большое стадо оленей. Направление, в котором они двигались, было неблагоприятно для промысла. Олени могли перейти впадавшую в Онежское озеро реку в том месте, где она, обмелев, образовывала большой остров с двумя узенькими проливами между берегами. Охотники решили отодвинуть стадо к широкому месту реки, иначе добычи было бы мало.

Из лагеря тотчас же вышла толпа охотников. Они должны были охватить кольцом стадо и, пугая его, постепенно отодвигать в нужном для них направлении. По лесу покатился крик кукушки. Это перекликались группы охотников, постепенно охватывавшие кольцом оленье стадо. Разведчики обвязали себя со всех сторон густыми ветвями. Размахивая ветками, они пугали оленей, направляя их в нужную сторону, но в то же время они остерегались нагонять на животных панику.

Олени шли не торопясь. Набредя на страстно любимый ими ягельник, они останавливались и принимались за аду. Тогда приходилось и охотникам замирать на месте, потому что каждое движение во время остановки привлекало внимание животных. Измученным загонщикам удавалось лишь изредка глотнуть воды из взбаламученного ручья.

Постепенно стадо стало снижаться к реке. Охотники поняли, что вожак сворачивает к островкам. Главный разведчик, находившийся впереди цепи загонщиков, развернул заранее намоченную шкуру волка. Острый запах мокрой кожи и шерсти тотчас же подействовал на оленей. Вожак, а за ним все стадо, приостановились и стали шумно втягивать страшный для них запах. Но он был слаб и, заглушаемый ароматом хвои, не навел на оленей паники. Они лишь свернули в нужную для промышленников сторону и снова пошли вперед.

Через полчаса передние колонны оленей, тешимые задними, звонко застучали копытами о речную гальку. Осторожно ступая в холодную воду, вздрагивая, поводя ушами, олени постепенно погружались в реку. Когда передние ряды уже достигли середины реки, раздался пронзительный крик кулика, и вся река загрохотала от криков. На обоих берегах показались кричащие женщины и дети; они размахивали палками и пучками ветвей и травы. Испуганные олени, не решаясь пристать ни к правому, ни к левому берегу, поплыли вниз по реке. Охотники вскочили в ладьи и, налегая на весла, быстро догнали стадо.

Началась бойня. Совершенно беспомощных в воде животных промышленники прокалывали остриями роговых двузубцов. Туши убитых животных задерживались плывшим ниже их стадом. Течение окружало оленей струями остро пахнущей крови, запах которой приводил их «в безумие; некоторые животные пытались выскочить из воды, наскакивали «на соседей и топили друг друга. Наконец передним оленям удалось добраться до мели. Стрелой помчались они к берегу и быстро скрылись в лесу.

Вскоре охотники истребили добрую половину стада. Большинство трупов оленей было унесено течением в озеро. Охотники об этом не горевали, с них было достаточно и тех туш, которые они выволокли на берег. Развели костры и начали опаливать туши. Потом набили олениной промысловые ямы.

* * *

Возвращаясь с оленьего промысла, Льок почуял легкий запах гари, шедший от того места, где находилось стойбище. Неужели пожар?.. Однако, к его удивлению, никто из товарищей не взволновался. На расспросы Льока толком ему не ответили. Товарищи подсмеивались над его невежеством.

Придя на стойбище, Льок не нашел в нем ни женщин, ни детей. Со стойбища было видно, как на соседнем холме дымился лес. Удивленный Льок быстро побежал по направлению. к дыму. Ему хотелось поскорее выяснить причину таинственного исчезновения женщин. Пробравшись сквозь чащу, он вышел на ровную полянку, покрытую засохшими молодыми березками. Еще зимой он видел эти деревца надломленными. Теперь сухие деревца горели, а женщины толстыми суками разрыхляли медленно тлеющий дерн.

Его жены на этом месте не оказалось. Ему сказали, что она работает на соседней полянке. Там женщины разбирали уже остывший после пожарища дерн. Тяжелые мотыги вырывали полуобугленные слои перегноя. За женщинами на четвереньках ползли дети и кто камнями, кто рукой крошили вырванные куски дерна. Позади шли молодые сильные женщины и каменными кирками смешивали раздробленный дерн с землей. Среди этих женщин Льок увидел и свою жену. Тяжело дыша, она с трудом поднимала каменную кирку. Льоку стало ее жалко. Схватив свободную кирку, он стал с ожесточением долбить землю.

Внезапно громкий крик женщин ударил вокруг — они падали с ног от смеха, детишки в радостном хохоте подпрыгивали на месте. Льок остановился, не понимая причины всеобщего смеха. Его жена, покраснев до ушей, со слезами на глазах поспешила вырвать из его рук кирку — это женское орудие труда. Оправившиеся от смеха женщины галдели футом, стыдя охотника за желание заняться женским делом. Льок, рассерженный их насмешками, ушел с поля. За ним побежала жена и, успокаивая его, стала объяснять, что посевом и сбором хлеба занимаются лишь женщины, а дело мужчин промышлять зверя и добывать, рыбу. Лишь теперь понял Льок, каким путем достаются так полюбившиеся ему лепешки. Его племя на Белом море не знало земледелия, и только здесь, та Онежском озере привелось ему узнать вкус хлеба..

Провожая его к стойбищу, жена рассказала, что с завтрашнего дня, когда площадка будет подготовлена к посеву, женщины будут делать в земле ямки, куда дети станут кидать зерна, забрасывая их землей. Летом женщины будут вырывать с корнями длинные колосья и, когда они. высохнут, начнут палками выколачивать из них зерна. Потом зерна будут размолоты. Льюку не раз приходилось наблюдать процесс размолки, но он почему-то до сих пор не задумывался, как добываются эти зерна.

Вечером Льок пошел к старику Кру, чтобы расспросить его подробнее. Но старик не мог объяснить, почему мужчинам не полагалось заниматься земледелием. Он вспомнил предание о том, что прежде, когда его племя еще не знало посева, женщины выковыривали из болот какие-то мягкие съедобные корни, веской вырезали еловую кору и извлекали из-под коры сосен сладкие волокна, которые тоже шли в пищу. Потом женщины переняли от соседей земледелие, право на которое они стали ревниво оберегать. Охотники считали это мирное дело для себя постыдным.

* * *

Льюку было нечего делать на стойбище. Он отправился к берегу озера, на скалы, где белели его рисунки (рис. 34), и занялся своим любимым делом. Монотонно постукивал меч о камень. Изобразив последнее событие — ловлю оленей на воде (рис. 35), — Льок стал изображать, как Бэй прокалывал копьем вышедшего на берег оленя (рис. 36)…



Рис. 34

Но вот и этот рисунок окончен. Льок, обдумывая, что-бы ему еще сделать, рассеянно щупал глазами даль берега. Сперва бессознательно, потом уже с интересом он стал всматриваться в какие-то движущиеся вдоль берега фигуры. Их было много и шли они медленно. Некоторые как-то странно пошатывались, словно опьянели от настойки мухомора. Когда незнакомцы подошли совсем близко и заметили Льюка на фоне блестящей от солнца воды, они засуетились и стали о чем-то совещаться.



Рис. 35

Парень со всех ног кинулся в лес. Второпях он чуть сам не попал в капкан. Еще не добежав до стойбища, он услышал доносившийся с берега чей-то глухой вопль, за ним другой, третий…



Рис. 36

Известие о том, что едет толпа каких-то людей, встревожила стойбище. Женщины с детьми бросились в чащу леса, а мужчины с копьями и метательными камнями стали бесшумно подкрадываться к берегу. Найти неведомых врагов было нетрудно. Они сгрудились шумной толпой вокруг двух капканов, куда попали двое из шедших по тропинке. Кто-то из молодых охотников не удержался и, подкравшись к пришельцам, проколол одного из них насквозь копьем.

За первым повалился и второй.

Опешившие от неожиданного нападения пришельцы быстро пришли себя и стали палками и камнями отбиваться от охотников.

Началось побоище. Оттесненные к берегу, незнакомцы один за другим падали, раненные копьями. Уцелевшие кинулись бежать, за ними устремились охотники, бросая вслед метательные камни с прикрепленными ремнями. Ремни обвертывались вокруг тел, и врали один за другим падали. Молодежь нагоняла беглецов и с гоготом валила их на землю. В большинстве это были безоружные подростки и женщины.

Когда толпа была избита, старшие охотники внимательно осмотрели убитых и раненых врагов. Судя по их виду, они шли откуда-то издалека и очень бедствовали. Почти у всех мужчин на теле были следы заживающих или совсем еще свежих ран. Попытки расспросить пленников. не привели ни к чему. Незнакомцы говорили на непонятном языке. Когда один из пленных увидал скандинавский меч в руках у старого охотника, он пришел в неописуемый страх и долго что-то лепетал, указывая на меч и на себя.

Между хозяевами стойбища и пленниками в тот же день завязалась драка. Охотники не хотели хоронить мертвых пришельцев целыми и предварительно ломали им руки и ноги, чтобы те не могли им навредить после смерти. Пленники же не позволяли калечить тела своих товарищей. По общим верованиям, мертвец с разбитыми костями должен был страдать не менее, чем человек, ставший калекой при жизни. Драка окончилась смертью всех пленных мужчин. Чтобы не навлечь на стойбище из-за пролитой крови несчастья, колдуны целую ночь соскабливали с земли запекшуюся кровь врагов и сжигали ее на костре. Под пение старух колдуны кружились вокруг костра, уверяя убитых, что они погибли от огня.

Битва с неизвестными врагами дала повод Льежу выбить ряд новых рисунков.

Кроме фигуры попавшегося в капкан человека (рис. 37), он изобразил, как охотники метали в бегущих перед ними людей метательные орудия, цеплявшиеся за ноги преследуемых (рис. 38). Затем он высек фигуру пляшущего колдуна в шапке из меха «лесного человека» (рис. 39). Чтобы можно было узнать, кого из колдунов он изобразил, Льок выбил тут же фигуру ящерицы (рис. 40), имя которой носил колдун..



Рис. 37



Рис. 38




Рис. 39




Рис. 40

XVII. Грозное предзнаменование

Снова потекла на стойбище мирная жизнь. Охотники по ночам выезжали в ладьях на озеро и та мелких местах били гарпунами и костяными острогами крупных жирных рыб. Льок с радостью сравнивал опасности охоты-на морских зверей о этим спокойным промыслом. Ему тоже удалось заколоть стерлядь. Он выбил на скале фигуру рыбы, раненной острогой в спину, и острогу (рис. 41).



Рис. 41

Когда лес запестрел черными и красными ягодами, га- полянах уже колыхались высокие колосья, и женщины, вырывая их, палкой выбивали зерна.

В двух днях ходьбы к югу на берегу озера находилось другое стойбище. Между двумя селениями с давних времен ежегодно происходил обмен выделанными орудиями. Вблизи одного из селений не было черного камня, превращавшегося в умелых руках в тяжелые полированные топоры, а близ другого селения не встречался кремень, необходимый для наконечников стрел. Приход гостей для обмена товарами всегда сопровождался праздником. В обратный путь они уходили, окруженные гостеприимными хозяевами и молодыми девушками, своими будущими женами, которые несли обмененный товар. Шумная толпа охотников провожала их до самого стойбища, где начинались в честь гостей пиршества. Домой охотники возвращались с полученными в обмен на кремневые наконечники молотами, а молодежь получала в поселке жен.

Однако на этот раз гости почему-то запаздывали. Удивленные охотники решили послать гонцов: двух охотников и двух женщин. Старый охотник и старая женщина должны были напомнить о древнем обычае, который дальнее стойбище теперь почему-то нарушило, их спутники — парень и девушка — должны были возвестить радость осеннего праздника.

По расчету стариков, посланцы должны были вернуться с гостями обратно на пятые сутки. К этому времени женщины приготовили большой запас еды, молодые женщины прихорашивались, натирая себя маслом, девушки собирали и укладывали свои малочисленные пожитки, готовясь на всю жизнь покинуть родное стойбище, а мужская молодежь тренировалась для предстоящих состязаний.

Настал долгожданный день. Гости не пришли. До самой ночи гудело стойбище. Люди не знали что и думать: если бы случилось какое-нибудь несчастье, то соседи прибежали бы за помощью.

Прошло еще два дня. Никто не отлучался со стойбища, боясь пропустить гостей. Только на третий день возвратилась посланная старуха с отрезанным носом, губами и языком. Она жалобно мычала, показывала знаками, как ее мучили. Дрожащими от предсмертной слабости руками показывала она на юг, растягивая жуткую дыру рта. Но из ее глотки вырывалось лишь неразборчивое хрипение.

Вдруг она вскочила на нош и, схватив первого попавшегося человека за руку, потащила его по направлению к лесу. Старуха выдавила несколько звуков, все поняли, что она говорила: «уходите». Исчерпав этим движением свои жизненные силы, старуха упала на песок и прижалась дырой рта к ноге ближайшего из охотников. Это был последний привет родному стойбищу. Только теперь увидали охотники застрявший в ее одежде меч, такой же формы, какой был у Льока. В лучах вечернего солнца бронзовый меч, казалось, горел кровью. Охотники молча глядели на грозного предвестника неведомых врагов. Наконец кто-то, вяло ворочая языком, прохрипел:

— Куда же мы пойдем?

Об этом-то и думал каждый из присутствующих. Одна из женщин, не вытерпев, крикнула:

— Разве у наших мужчин нет копий для врага?

При ее крике каждый охотник, сжав древко с кремневым наконечником, невольно вспомнил, с какой легкостью меч Льюка одним ударом перерубал их копья. Головы мужчин опустились еще ниже. Было ясно, что в схватке с врагами, вооруженными мечами, силы будут неравны.

Старуха тихо, незаметно для присутствующих умерла. От этого сделалось еще тяжелее. По обычаю ее понесли в лес, чтобы положить в выдолбленной колоде и поставить колоду на сосну.

Весь вечер и всю ночь стойбище не спало, обсуждая событие. Льок, оставив свой шалаш, направился к озеру. Выйдя да леса на берег, он увидел на конце мыса ярко горевший большой костер. Льок тотчас же пополз к огню, около которого чернела фигура человека, медленно бродившего по мысу и собиравшего для костра хворост. Льок бесшумно подполз к валявшемуся у костра полусгнившему стволу и притаился за ним. Незнакомец, очень похожий на утонувшего в пороге чужеземца, подошел к стволу и, приподняв его, поволок к «костру. Со всего размаху всаженный в скандинава Льоком меч опрокинул богатыря на землю.

Льок раскидал по воде затрещавшие головни и помчался во весь дух к стойбищу. Мигом «поднял он всех на ноги. Охотники, женщины и подростки кинулись за Льюком к озеру. С любопытством и страхом рассматривали они мертвого богатыря. Вдруг скандинав шевельнулся и, что-то пробормотав, широко раскрыл голубые глаза. Устало обежав столпившихся вокруг него людей, они заблистали диким огнем. Воин сделал попытку кинуться на врагов, но смог лишь слегка пнуть ногой стоявшего вблизи охотника. В бессильной ярости он по-волчьи оскалил зубы..

— Пусть он будет едой для умершей! — закричала только что подошедшая старуха.

По древнему обычаю, на второй или третий день после смерти на дереве, где находилась колода с телом умершего, удавливали какое-нибудь животное. Таким образом покойник обеспечивался в загробной жизни едой. Старуха, предлагая вместо животного принести е жертву врага, тем самым заставляла покойницу поедать всякого, кто явится врагом стойбища.

Шумно принятое предложение тотчас же осуществили. Раненого поддели ремнями под руки и потащили по скалам к ели, где на суку чернела колода с трупом. Обмотав скандинаву шею ремнем, стали с трудом его поднимать. Раненый тяжело захрипел, сделал слабую попытку вырваться и наконец с вывалившимся синим языком повис тяжелым кулем. Подбежавший внук умершей всадил ему в грудь меч, выдернутый из спины старухи. Долго неистовствовала толпа над повешенным раздетым догола врагом…

Льок пошел на берег и, слушая отдаленный вой толпы, стал медленно высекать сцену гибели старухи (рис. 42). Сперва он высек фигуру с широко раскинутыми ногами, держащую одну руку у лица, а другой указывающую на выходящего из ее тела духа. Чтобы обозначить, что это дух старухи, Льок выбил рядом узкую полосу, изображавшую могильную колоду. Колода лежала на дереве. С сука свисал ремень, к которому был привешен за шею обнаженный человек с мечом в груди. Это означало, что человек прикреплен к духу, выходящему из тела старухи (рис. 42).



Рис. 42

Разведенный сигнальщиком на мысу костер предупреждал охотников, что враги находятся где-то недалеко от мыса. Охотники решили караулить на берегу, чтобы вовремя дать отпор пришельцам. Через некоторое время один из стороживших на мысу заметил в наступивших сумерках движущуюся по волнам ладью.

После краткого совещания был принят следующий план действий. Женщинам велели собраться кучкой невдалеке от мыса. и но данному сигналу с криками бежать вдоль берета по направлению к болоту, для того, чтобы враги в погоне за ними увязли в топи. Охотники засели за прибрежными скалами, чтобы в нужную минуту, как стая волков, окружить пришельцев.

Направленную на самый мыс ладью внезапно подхватила волна, и вскоре ладья, с трескам подкинутая вверх, осела на остром гребне прибрежной скалы. Один за другим спрыгивали с ладьи враги. Их твердые шаги говорили о том, что для них никто не страшен. Даже эти, еще не знакомые им места, казалось, уже принадлежали им. Один из незнакомцев приглушенно свистнул. Послышался тихий ответ.

Сидевший в засаде Льок с ужасом понял, что ответный сигнал шел из рядов самих же охотников. Неужели среди них оказались изменники?! Высадившись, воины направились к месту, откуда раздался свист, но тот повторился уже в другом месте. Тогда толпа врагов разомкнулась, воины врассыпную двинулись к лесу. Им предстояло пересечь прибрежную полосу, усеянную обломками скал. Не прошли они и десятка шагов, как несколько человек с криком повалились на землю. Внезапно ожил почти каждый камень, и в уже наступившей темноте на пришельцев со всех сторон посыпались жестокие удары.

В этом побоище завоеватели не видели нападающих, те, словно срослись с землею, и только копья, как овода в горячий полдень, впивались в растерявшихся скандинавов. Кроме копий, на врагов сыпались крупные камни, отдавливая ступни и разбивая голову упавшим. Не ожидавшим нападения и запутавшимся в незнакомых скалах скандинавам было трудно отбиться от наседавших та них охотников. Несколько человек бросились к берегу, спихнули тяжелую ладью со скалы и вскочили в нее, Но едва они оттолкнулись от берега, как на них посыпался град камней, а очередная волна подхватила никем не управляемую ладью и выкинула ее боком на скалы, где беглецов поджидали охотники.

Никто из охотников в пылу битвы не заметил, что несколько пришельцев все же прорвались через скалы и исчезли в дебрях леса. Битва постепенно затихала. Наконец, враги повсюду были сломлены, лишь в одном месте, засев между скалами, кучка чужеземных богатырей еще отбивала натиск охотников.

Вопли победителей вдруг прорезались звуками стройной боевой песни: с разных мест поля битвы отозвались те из побежденных скандинавов, кто еще не был добит. Предсмертная песня дружины слабела с каждым мигом: охотники одного за другим приканчивали скандинавов…

Целый день муравьями копошилось стойбище над трупами побежденных врагов. Их раздевали, рассматривали оружие и самих мертвецов. Охотники ломали врагам руки и ноги, женщины рассматривали одежду, молодежь дралась из-за оружия.

Несколько дней гудело стойбище, переживая минувшее. Чуть не в каждом шалаше висели украшенные спиралеобразными узорами мечи и кинжалы; одежда врагов, покрытая запекшейся кровью, была сожжена на месте битвы вместе с телами. Убитых сородичей стойбище похоронило в колодах, подвесив их у мыса с той стороны, откуда прибыла вражья ладья, — души покойников были, лучшей защитой от новых врагов.

* * *

В память о побоищах появились новые рисунки Льока. На всех скалах, возле которых шел бой, он высек по пляшущему человеку. Этим он изобразил торжество победителей. Вражескую ладью, в ту же ночь разбитую бурей о скалы, Льеж увековечил в двух видах: сперва он выбил ладью с полным составом гребцов (рис. 43), затем высек ту же ладью с меньшим количеством фигур. Чтобы показать, что стало с другими, он заставил крайнего гребца наклониться вперед, спасаясь от падавшего сверху сука (рис. 44).




Рис. 43



Рис. 44

XVIII. Шаги истории

Отступать перед неудачами было не в обычае хищных скандинавов. Уничтожив их передовой отряд, стойбище тем самым обрекло себя на неминуемую гибель. Враги решили только выждать…

Северный лес в раннюю пору осени покрывается яркими красками. Юрко снуют в ветвях уже подросшие птичьи выводки, набирая сил для далекого полета или накапливая жир на зимнюю голодовку. У берегов лесных рек плещутся хищные сиги, пальи, лососи. В эту пору мужчины промышляют, а детьми расползаются по лесу за ягодами и грибами.

Днем стойбище пустело. Даже грудные ребята щурились от блеска уже холодеющего солнца, лежа в мешке за материнской спиной.

В один из таких радостных дней самые чуткие лесные сигнальщики — вороны— злобно каркали на длинную цепь скандинавов, направляющуюся вдоль берега озера по лесу. Пришельцы добрались до мыса, где недавно была битва, и двинулись по одной из тропинок. Щелкнул капкан, осекся крик передового разведчика. Однако это не вызвало шума- Пострадавшего вынули из капкана и оставили лежать под охраной двух товарищей. Остальные повернули обратно к берегу озера. Вскоре нашли устье небольшой речки и, поднимаясь по ней, добрались до стойбища.

Скандинавы, словно подражая волчьей стае, бесшумно окружили безлюдное селение. Медленно подползли к шалашам и затем под крик морокой чайки — сигнал вождя — исчезли в темных шалашах. Каждое жилище превратилось для его обитателей в ловушку.

К вечеру группами возвращались с тяжелой ношей женщины и дети. Устало расходились они по шалашам, где в темноте их ждала беда. Низкие входные отверстия жилищ были на руку подкарауливающим — каждая просунутая в шалаш голова получала по тяжелому удару бронзовой рукояткой меча. Затем женщин и подростков связывали, а детей с хрустом рассекали.

Так же просто и глупо погибали поодиночке и мелкими группами возвращавшиеся с охоты мужчины. Лишь поздно вечером произошла короткая схватка. Большая группа промышлявших на озере, в числе которых были Льок и Бэй, возвратилась на стойбище. Охотники удивились могильной тишине. В них сразу проснулось стадное чувство, и, прижавшись друг к другу, они молча прислушивались.

— Где же женщины и костры? — спросил Льок.

В ответ насмешливо захохотала чайка… Чайки в лесу?

В следующий миг свирепые скандинавы вдруг выскочили из шалашей с мечами наготове. Длинные древки копий завязали в тесной куче охотников. Острые мечи словно жала вонзались в тела. Охотников истребляли точь-в-точь, как они сами еще не так давно избивали плывших по реке оленей…

Из всего населения стойбища остались в живых только молодые женщины и несколько охотников. Завоеватели легко объяснялись с пленниками, не зная их языка. Подпалив пятки охотникам, они живо заставили их понять свои требования. Побежденные покорно отдали победителям спрятанные в лесу склады пищи. В награду за это пленники получили смерть. Женщин держали на привязи, они должны были готовить завоевателям пищу. Запасы стойбища сулили скандинавам долгое и сытное безделье.

Весело и буйно текла жизнь победителей в покоренном стойбище. Женщины покорно тащили ярмо рабства. Они и не помышляли о свободе. Но вот однажды на рассвете из лесу показался случайно уцелевший от расправы охотник. Тихонько подполз он к ближайшему шалашу и шепнул на ухо несколько слов лежавшей на привязи у входа женщине. Шепнул и исчез в лесу. У женщины, к счастью, не был связан язык. Она поспешила передать разговор соседке, та шепнула другой, и вскоре новость облетела всех пленниц. В одну из ближайших ночей большинство женщин бежали из стойбища. В лесу их поджидал охотник. Он помог им освободиться от ремней, и все вместе они поспешно двинулись га восток, к далекому озеру, где бывало зимой промышляли мужчины.

Построили на берегу озера шалаши. Выросло новое стойбище. Охотник научил женщин хитростям промысла. Осень и зиму прожили благополучно. Поздней весною почти у всех женщин родились дети; немало было черноволосых и черноглазых, но часть младенцев оказалась с рыжими волосами и светлыми глазами. Чем больше подрастали дети, тем резче выявлялась разница, между двумя группами. Удивленным матерям их родные дети стали напоминать обликом и повадками злых насильников— убийц всего стойбища.

Потомки скандинавов всегда держались вместе. Буйные и сильные, они с детства подчинили себе потомков туземных охотников. Пока те как муравьи бродили по лесу, всеми средствами добывая для селения пищу, красноволосые богатыри развлекались охотой и шумными играми. Но этого было им мало. Хищное наследие отцов кричало в их крови, костях и тугих мускулах. Прошло еще несколько лет, и два соседних стойбища были разграблены, жители перерезаны.

Шли десятилетия. Постепенно потомки скандинавов смешивались с основным туземным населением. В следующем поколении скандинавская хищность уже значительно притухла. Сохранились лишь кое-какие физические черты, железо мускулов и бешеная смелость. Мало-помалу создавался новый расовый тип.

Авторитета матерей хватило лишь на то, чтобы создать запрет ходить в сторону заходящего солнца, Много поколений прожили свою жизнь, выполняя этот обычай, пока наконец он не был нарушен. Снова вернулось племя к Онежскому озеру, на место старого стойбища.

Рисунки Льюка привлекали внимание охотников. Они успели обрасти легендой и стали священными. К ним стали присоединяться и новые изображения (рис. 45).



Рис. 45

Шли века. Сменялись на берегах озера племена. Каждое из осевших племен считало рисунки предшественников колдовскими и скалы — священными. Какой-то колдун, чтобы приманить с юга побольше лебедей, высек на южном конце скалы одного лебедя, а на противоположном конце — целое стадо из семи птиц. Другое племя, пришедшее с востока и сохранившее представление о духах монгольского типа, выбило на середине той же скалы громадного «беса». Третьему племени достойным поклонения показался гигантский угорь. Если по годичным слоям дерева можно прочесть историю его жизни, то и по рисункам этих скал легко узнать о прошедшей жизни исчезнувших племен…

Последними оставили следы на мысе Бесова Носа (в двадцати пяти километрах от него) появившиеся в XIV веке отшельники, впоследствии основавшие Мурманский монастырь. Бежавшие «от мирской суеты» молчаливые пустынники стали упорно оттеснять туземцев от богатых дичью мест. Долю защищали «язычники» белевшие на прибрежных скалах священные изображения.

Однажды монахи, тайком пробравшись на скалы, выбили на «бесе» семиконечный крест (рис. 46).



Рис. 46

Увидав, что духи не наказали осквернителей и потеряв веру в силу скал, туземцы отступили в глубь леса.

На берегах озера утвердились монахи. Впоследствии набежали сюда раскольники, гонимые царской Россией. Последние из туземцев, жившие близ скал, — лопари, чудь, и, кажется, самоеды, — постепенно разбрелись из этих мест: лопь — на север, самоеды — на восток, чудь (вепсы) — на юг. Русские насельники считали рисунки «бесовскими» и суеверно их боялись.

* * *

Надо было случиться Октябрьской революции, чтобы через десять лет после нее правительство Карельской республики доверило средства еще ничем не зарекомендовавшему себя студенту-этнографу Ленинградского университета. Найденные им на Белом море рисунки побудили его поехать и на Онежское озеро. Оба эти места дали богатый материал для восстановления картины жизни доисторической Карелии.

• • •


ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ


Рассказ К. Алтайского



I

Отворилась дверь. Рванулся шалый бесшабашный ветер. Облепленная снегом фигура с трудом ввалилась в комнату и с размаха растянулась на полу.

— Не порог — Джуг-Джурский хребет, — сказал незнакомец и с медвежьей мягкой ловкостью сел на полу.



Облепленная снегом фигура с трудом ввалилась в комнату.

Не обращая внимания на меня и моего приятеля, пришелец свистнул, как суслик, и сказал повидимому сам себе:

— Поздравляю вас, Адам Иванович, с праздничком. Вы изволили разбить пенснэ. Одно стекло вдребезги.

Сопя и фыркая, незнакомец стал подниматься. Мы с приятелем переглянулись. Это было в поселке Аянка, на берегу Охотского моря, в зимний день, когда за окнами бушевала белая вьюга. Поднявшись с пола, незнакомец молча стал раздеваться. Раздевался не торопясь, истово, щуря близорукие, беспомощные без стекол глаза.

Пока странный гость раздевался, мы успели рассмотреть его. Это был на редкость своеобразный экземпляр человеческой породы. В фигуре его было что-то медвежье: широкая кость, мягкая округлость форм, неуклюжая грация. К медвежьему туловищу не подходила маленькая голова, странно напоминавшая голову моржа. Всмотревшись, можно было догадаться, что моржовое выражение зависело от формы усов. Голос не вязался ни с туловищем, ни с головой. Тембр голоса с бархатистой задушевностью был неожидан. Создавалось такое впечатление: из трех совершенно различных особей составлен чудаковатый интересный экземпляр.

Поведение незнакомца было странным. Находясь в комнате минуты три, видя перед собой двух незнакомых людей, пришелец не торопился ни поздороваться, ни назвать себя, не говоря уже об объяснении цели посещения. Раздевшись и отряхнув ноги от снега, он достал из бокового кармана футляр, вынул из него новое пенснэ, оседлал им нос и, улыбнувшись светлой улыбкой, сообщил:

— Последнее пенснэ. Разобью его — пропаду.

После этого объяснения медведеобразный и моржеголовый человечище двинулся к нам.

— Имею честь представиться. Доктор Адам Иваныч Степанчиков. Приехал на работу. В сей дом имею рекомендательное письмо.

Сказал это он, топорща моржовые усы, манерно притопывая тяжелой медвежьей ступней, совершенно серьезно и даже сухо. Но карие его глаза излучали лукавость. Я улыбнулся, назвал себя и познакомил с Адамом Ивановичем приятеля, местного радиста. Доктор достал письмо. Старинный мой хороший друг писал восторженную препроводительную доктору Степанчикову. «Это не человек, а ходячий клад» — кончалась записка..

Мы усадили Адама Ивановича. Я стал разжигать примус, чтобы согреть чай.

— Третий раз через пороги спотыкаюсь, — жаловался Адам Иванович. — Взял три пенснэ — осталось последнее.

— Погостить к нам или совсем? — спросил доктора приятель.

Степанчиков словно ждал этого вопроса. Лицо его снова озарила золотистая улыбка. Карие глаза сверкнули янтарем.

— Я приехал сюда на работу, — заговорил доктор. — А сколько здесь, пробуду — неизвестно. Это зависит от… лебедей.

— Как от лебедей?

— Так, от лебедей. Да вы не торопитесь. Место здесь глухое. Человек я болтливый. Все узнается. По сравнению с вечностью— это… реникса.

— Как вы сказали? — переспросил мой приятель.

— Реникса! Это у меня поговорка такая. Учился я, изволите ли видеть, в духовном училище, в бурсе по-тогдашнему. Проходили мы латынь. Латинистом был человек тяжелого юмора. Написал он раз на доске слово по-латыни, вызывает меня. «Степанчиков Адам, прочти, что написано». — Я читаю: «реникса». — «Переводи!» Молчу. Латынь я знал основательно, а такое слово встретил впервые. Латинист меня поднял насмех. — «Ты, — говорит, — не Адам, а болван. Написано-то, говорит, самое что ни на есть русское слово — «чепуха». — С тех пор у меня и прилипло это словечко к языку…

Начались в моей квартире нескончаемые разговоры…


II

За окном — неистовая пурга. Седой пряжей заткало окна. Зима справляет шабаш перед наступлением весны. На столе огромный чайник, клюква, сахар и рыба. Я угощаю Адама Ивановича чаем, а он нас рассказами.

Не перевелись еще чудаки на планете. Корчится мир в судорогах, жестокая, как в тайге и джунглях, идет в мире классовая борьба, дуют над землей небывалые ветры и возникает на старом пепелище молодая жизнь. Тунгусы, чукчи и якуты на собаках и оленях ездят выбирать совет, посылают бронзовотелых юношей и девушек на рабфаки, кооперация и госторг проникли на Чукотский полуостров, а по земле ходит чудак Адам Иванович Степанчиков и живет отроческими выдумками. Щедра на многообразие жизнь!

Врачевание для Степанчикова — профессия, дань обществу, кусок хлеба. Живет он другим.

— Я — профессионал-коллекционер, — говорит гордо Адам Иванович. — Всегда, насколько я помню себя, я упрямо собирал какую-нибудь коллекцию. Начал я с маленького. Я собирал, изволите ли видеть, разные склянки, обломки горшков, стаканов, ваз, тарелок— вообще посуды. И вот у меня, у шестилетнего, были горы стекла и фарфора. Потом я стал собирать коллекцию чайных картинок. Знаете, в восьмушках чая Высоцкого в виде премии давалась картинка — китаяночка, фанза какая-нибудь, вид Пекина или пагода. Таких картинок я собрал ни мало-ни много около семисот штук, составлял гербарий. Собирал птичьи яйца. Яйцо прокалывается иголкой с двух концов, содержимое выдувается. Остается скорлупа, пустое яйцо. У меня была богатейшая коллекция яиц. Длительно и успешно собирал почтовые марки. В моей коллекции было тысячи четыре марок — целое состояние. Собирал старинные монеты. Коллекционировал коровьи колокольчики.

Адам Иванович оживлялся, когда говорил о своих коллекциях. Выразительные глаза его горели янтарем.

— Была у меня, — усмехаясь, рассказывал он, — оригинальная коллекция — коллекция черепов.

— Каких черепов?

— Человечьих.

— Где же вы их доставали?

— Где же кроме кладбища? На кладбищах. Собирал я ее лет шесть. Накопил триста черепов. Были черепа стариковские, были детские. Был один негритянский череп. Был череп бандита с проломом черепной кости. Самоубийцы череп был.

— Они и сейчас у вас?

— Нет. На кладбище свез. Нашла на меня хандра, рассердился я, да всю коллекцию в три приема на кладбище свез. Извозчика коньячком подпоил.

Я смотрел на Адама Ивановича с нескрываемым любопытством. Он давил в стакане клюкву й, усмехаясь в моржовые усы, рассказывал:

— А то коллекцию перьев собирал, стальных, которыми пишут. Только это скучное дело. Размаху нет. Я люблю коллекционировать то, что трудно дается. Не покупается, а добывается. Например — благотворительные значки. С четырнадцатого по двадцать четвертый год я сумел собрать тысячу восемьсот с хвостиком экземпляров. Дело это мне разонравилось: надо будет подарить коллекцию в какой-нибудь музей. Свежему человеку будет занятно…

Нас с приятелем живо интересовала странная зависимость срока работы Адама Ивановича от лебедей.

Улучив удобную минуту, когда доктор, замолкнув, пил чай, я спросил:

— Что же вы сейчас коллекционируете, Адам Иваныч?

Степанчиков сделал неопределенный, жест.

— У меня сейчас несколько утонченные коллекции. Неосязаемые, так сказать. Я, изволите ли видеть, коллекционирую реки и птичьи голоса.

Мы с приятелем переглянулись. Сознаюсь, у меня мелькнула мысль, что мы имеем дело с сумасшедшим, с маниаком. Я сопоставил странное появление Адама Ивановича, его неестественную, какую-то золотистую улыбку, его последний явно ненормальный ответ и сделал было вывод, что наш собеседник — умалишенный.

Но Адам Иванович словно угадал мою мысль.

— Вы вероятно думаете, что старик выжил из ума. Как врач, заверяю вас, что я вполне нормален. Я энергичен, занимаюсь гимнастикой, рассудок мой здрав и память тверда.

— Я все-таки не понял вас, доктор, — решился переспросить я. — Что значит «коллекционировать реки»? Что вы, воду в пузырьки из рек берете, что ли?

— Нет, — ответил Адам Иванович. — Коллекционирование рек заключается вот в чем. У меня есть дорожная общая тетрадь. Приезжая в новую местность, я отыскиваю реку, купаюсь в ней, будь то зимой или летом, и записываю дату, название реки и происшествие, если оно сопутствовало купанию. Я купался в Тигре и Ефрате, купался в Подкумке, что бежит под Кисловодском, купался в Амударье, купался в реках Крымзе и Ерике, купался в Иртыше. Ну, конечно, не обошлось дело без Волги, Дона, Северной Двины, Вислы, Москва-реки, Оки… Запись купанья в Оке, например, содержит отметку о происшествии. Купался я, изволите ли видеть, в Оке под Калугой, напротив векового липового сада. Спустились с горы из сада четверо юношей. Подошли к реке. Один юноша, сняв фуражку, перекрестился, да как заорет благим матом: «Ока, Ока, возьми меня дурака!» — и кинулся в реку. Вытащили. Юноша оказался местным начинающим поэтом Сережей Кожиным.

— А птичьи голоса как вы коллекционируете? — спросил радист.

— Я слушаю их и записываю впечатление.

— Значит вы приехали сюда с целью услышать лебедей?

Адам Иванович бледно улыбнулся.

— Я слышал, как трубит лебедь, — заговорил он медленно. — Этот экспонат в моей коллекции есть. Я хочу послушать лебединую песнь. Есть старинное предание, что лебедь перед смертью поет. Сколько я ни читал о лебедях, сколько ни расспрашивал, ничего не удалась узнать достоверно. Большинство источников склонны опровергнуть это предание, но… нет дыма без огня. Может быть все лебеди, как правило, перед смертью и не поют; может быть один лебедь из десяти тысяч поет. Это тем любопытнее. Вот я и приехал сюда попытать счастья. Здесь лебедей бывает много.


III

Поселок Аянка раскинут в пади между сопок. Сопки покрыты пахучим сланником, стелющимся ползучим кедровником, карликовой березой, даурской лиственницей.

Зимой над Аянкой поет шаманские песни, бьется в исступлении белая бесшабашная пурга. Под шип и посвист пурги кажется, что вокруг — мертвая пустыня, что кончилась жизнь, что ползут через тундры, сопки и пади гигантские ледники, что наступает на планете новый ледниковый период.

Но это только кажется. Под снежной корой тлеет невидимая глазу жизнь. Она ждет весны. И весна приходит — буйная, неуемная северная весна!

День ото дня горячей становится солнце, объявляя беспощадную войну снегам. Бурлит снеговая вода — с гудом, с гулом, с победными песнями на стихийном водном наречии. Горько пахнет сланник. Корявая карликовая березка прихорашивается, тугими весенними соками набухают ее почки. На взгорьях в жадном нетерпении распускаются изумрудные листья полярных цветов.

У олених появляются оленята. Кочевники-тунгусы, перевалив через Джуг-Джур, тянут к взморью. Бродит по сопкам медведь — исхудавший за зиму, сухоребрый, с клочьями рваной шерсти. Жизнерадостная белка скачет по кедрам и лиственницам. Греется на солнышке проснувшийся бурундук.

Солнце идет войной на лед Охотского моря. Море оттаивает у берегов. Скоро сбросит оно ледяной панцырь, очистится от грязнозеленого льда — и пойдут косяки серебряных и бронзовых рыб в пресные речушки, встревоженные властным порывом великого икромета. За рыбными стадами и табунами ринется морской зверь — маленькие проворные тюленьки, крутомордая пятнистая нерпа, лакомая до рыб жирная белуха.

По-над морем на дальний север, на родные гнездовища полетят неисчислимые полчища птиц. Над бухтой, над падями, над сопками, в дебри неисхоженной тундры потянут кургузые утки, украшенные великолепным оперением казарки, черные турпаны, гогочущие гуси и белопенные, словно выточенные из мрамора, лебеди.

Чем-то величавым, эпическим, древним веет от весеннего перелета птиц! Тишина ломается, покой отлетает. В воздухе— свист крыльев, шум воздушных караванов, гортанные, взволнованные весной птичьи голоса.

Там, где бушует река Алдома, в диких заповедных местах садятся тысячи уток. Сереют ложбины от гусиных табунов. Многокилометровые площади выедаются ядовитым гусиным зеленым пометом. Сторожкие лебеди выбирают для отдыха глухие лиманы.

Весной, в голодное время, лопаются на взморье выстрелы: питается край птицей.


IV

Адам Иванович до весны жил спокойно. Лечил. Делал доклады. Читал лекции. Привел в порядок аянскую библиотеку. Составил подробнейший проект организации походной больницы для обслуживания тунгусов-оленеводов.

С первыми днями весны доктора словно подменили. Он потерял покой. Ему словно передалась весенняя тревога рыб, птиц и зверей. Целыми днями простаивал он на сопках с биноклем в руках, наблюдая великий перелет птиц. Приходя с сопок, говорил:

— На Колыму мне надо, на Колыму!



Адам Иванович целыми днями простаивал на сопках с биноклем в руках, наблюдая перелет птиц.

На берегах реки Колымы, на севере, ежегодно бывают большие промысловые охоты на гусей и лебедей.

В конце апреля идет горячая подготовка к охоте. Охотники примечают места гусиных и лебединых садбищ с осени. Приметив осенью излюбленные птицей сырые котловины, поросшие хвощом и гусятником, охотники помогают солнцу. Они расчищают на садбище снег, вывозят мусор и навоз, чтобы скорее образовалась проталина.

Идет май — месяц перелета. Миллионные армии гусей и лебедей летят на дальний север, высматривая проталины для подкорма и отдыха. Наступает страдная пора для колымских добычников дикой птицы.

Увидя сверху проталину, птичьи стай снижаются, кружат низко-низко над оттаявшим местом. Грохают выстрелы. Подбитые птицы грузно падают. Сотню гусей и пару десятков лебедей убивает хороший стрелок в эту пору. Туда, на берега Колымы рвался Адам Иванович. Перед гусиными и лебяжьими днями он, не осилив беспокойства, собрался и ушел, присоединившись к бродячему тунгусу.


V

Месяц об Адаме Ивановиче не было ни слуху ни духу. Изумрудными коврами трав зазеленели окрестности Аянки. Южные склоны сопок запестрели цветами. Дул теплый ветер; он приносил запахи противоцынготного чеснока, душистой черемши и еще какие-то неизвестные волнующие запахи северного лета. Буйно вырос дикий лук.

С низовьев Колымы приехал сотрудник Госторга, кооператор-следопыт, человек, которых выковывает только суровая природа севера. Он рассказал несколько историй о весенней охоте на Колыме. Я слушал с равнодушием человека, привыкшего к быту этого края. И вдруг приезжий заговорил об Адаме Ивановиче. Он не называл его по имени, но я сразу безошибочно узнал, что речь идет о чудаке-докторе Степанчикове. Разве сыщется на свете еще другой такой Адам Иванович?

— Приехал на Колыму, — рассказывал приезжий, — какой-то чудило-мученик. Охотник не охотник, ученый не ученый, так, какой-то путешественник. Называл он себя доктором, но был ли он доктором — никто так и не узнал. Увязывался он с партиями охотников. Все ему хотелось посмотреть, как лебедей бьют. Сам ружье купил и стрелял, — только, кажется, неудачно. Пенснастый он, и рука у него трясучая, говорят, была. Все больше мазал.

Странность была у этого доктора. Убьют лебедя — ему не интересно. А если ранят — он индо задрожит. Стоит над лебедем, вслушивается. Добивать не дает.

Как-то в начале июня, ранил этот доктор крупного лебедя. Снизился лебедь, потом, оправившись, взмыл и полетел.

Видит доктор, что далеко лебедю не улететь, — вскочил да за ним. Убежал, скрылся из виду. Охота уже кончилась, а доктор не вернулся. Зная его чудной нрав, охотники махнули рукой, дескать, чудит человек. Потом уже, дня через четыре, нашли Адам Ивановича на поляне мертвым. Лицо и голова его были в кровоподтеках и синяках. Неподалеку от него лежал огромный подстреленный лебедь.

— Охотники у нас — сами знаете — народ суеверный и темный. Теперь только и разговоров, что об этом чудном докторе. Создали целую легенду. Будто убил он не простого лебедя, а лебединого поводыря или там старейшину лебединого рода. Будто лебеди, не простив смерти вождя человеку, набросились на него и заклевали. Синяки да кровоподтеки очень уж походили на следы от лебединых клювов.

Госторговец уехал. Я не мог отделаться от воспоминаний об Адаме Ивановиче. Он — медведеобразный, моржеусый, с глазами отливающими янтарем, — как живой стоял передо мной. Думал я и о легенде, которая пышно выросла на могиле Адама Ивановича. Недоверия охотничьим росказням, я несколько раз представлял себе картину смерти чудаковатого доктора.

Тихий солнечный день. Дикое, первобытное, убаюканное вечным покоем место. На поляне — человек без шапки, вспотевший, запыхавшийся. Он настигал и настиг умирающего лебедя, белоснежного, крутошеего, черноклювого патриарха лебединого каравана, бьющегося в смертной тоске.

Человек стоит над распластанным в крови, умирающим лебедем, томимый желанием услышать предсмертную легендарную лебединую песню.



Человек стоит над умирающим лебедем, надеясь услышать лебединую песню.

Вдруг над кедрами, над поляной, над умирающей белой птицей раздается неистовый свист крыльев.

Белоснежные птицы-мстители налетают на убийцу своего вожака и с гортанным клекотом бьют его крыльями, терзают, клюют, избивают черными, крепкими, как металл, клювами.

Над величественной, как миф, картиной лебединой мести поднимается зеленоватое северное небо.

В этот год приехал из Москвы в Аянку ученый орнитолог. Я рассказал ему историю об Адаме Ивановиче.

Подумав, ученый усмехнулся и как бы про себя проговорил:

— Это, конечно, легенда. Под эту легенду никакой научной базы подвести нельзя. Я не допускаю мысли, чтобы лебеди напали на человека.

Потом, почесав переносицу, добавил, обращаясь ко мне:

— А если это было, то нужно писать ученый трактат.

• • •

1500 КИЛОМЕТРОВ НА СОБАКАХ




В. Юркевич, представитель Осоавиахима Севера, сотрудник «Следопыта» (слева)
Сергей Журавлев, заведующий колонией на Новой Земле. (справа)


Второго марта из Архангельска выехали в Москву две собачьих упряжки. Маршрут пробега: Архангельск — Емша — Плесецкая — Петрозаводск — Ленинград — Тверь — Москва.

Общая длина маршрута—1500 километров. Пробег организован Центральным Советом Осоавиахима. Пробег носит агитационно-прикладное значение.

Прикладная сторона заключается в выявлении наиболее активного типа ездовых собак. Для этого в упряжки набраны собаки разных пород: сибирские, зырянские лайки, овчарки и крупные собаки простых северных пород.

Упряжки ведут: представитель Осоавиахима Севера Б. Юркевич (автор рассказа «Шутка злого духа Лон-Гога», напечатанного в № 12 «Всемирного Следопыта» за 1928 г.) и заведующий колонией Новой Земли Сергей Журавлев.

Шлем привет редакции и читателям «Всемирного Следопыта».

Б. ЮРКЕВИЧ.
Холмогоры, 2-я сотня километров пути.


Одна из упряжек перед отъездом из Архангельска.




Очаги социалистического строительства СССР


НЕФТЯНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
(К таблице на 4 стр. обложки)

Бакинские нефтяные промысла, разработка которых ведется трестам Азнефть, находятся на территории Азербайджанской республики (Закавказье) и являются самым крупным нефтяным месторождением ее только у нас в СССР, но и на — всем земном шаре. Разведанные запасы нефти в этом месторождении превышают 1,5 миллиарда тонн, тогда как все прочие, разведанные до сих лор мировые запасы, включая и запасы СССР, исчислены пока в количестве всего 6 миллиардов тонн. При этом, в силу огромной потребности в нефти и ее продуктах, нефтяные запасы других стран истощаются очень быстро, подготовка же новых районов к разработке значительно отстает, тем более, что лихорадочно ведущиеся в (разных пунктах земного шара поиски новых месторождений нефти особо заметных результатов не лают.

Наше положение несравненно лучше. По своим нефтяным богатствам СССР стоит в ряду стран на первом месте и повидимому навсегда сохранит за собой это первенство. Наши месторождения использованы еще в очень малой степени, и разведка всей нефтяной площади (даже наиболее изученного Бакинского района) произведена далеко не полностью. В еще меньшей степени разведаны другие, также уже разрабатывающиеся месторождения: Грозненское (Северный Кавказ), Эмбенское (к северу от Каспия), Средне-Азиатское, Сахалинское. Существует, наконец, ряд пунктов, определенно богатых нефтью, но еще совсем не затронутых промышленной разработкой, а часто даже и геологическими исследованиями, обычно предшествующими такой разведке. Ярким примером может служить Уральская нефть, на месторождение которой (близ Чусовских Городков, в 55 км от Перми) наши геологи случайно натолкнулись в апреле 1929 г., производя изыскания на калийные соли. Между тем, это уральское месторождение, по отзыву геологов, представляет несомненную промышленную ценность.

Существуют предположения, что нефть, помимо Чусовских Городков, имеется во многих местах западного склона Уральского горного хребта, ввиду чего здесь в ближайшие же годы будут развернуты мировые геологические и промышленные разведки. Обнаружено повидимому крупное месторождение нефти в Ширакском и Гурийском районах Грузии, имеются несомненные признаки нефти на Байкале, в Башкирии, на Ухте (Печорский край) и т. д. Все это дает основание утверждать, что общая мощность наших месторождений, в связи с надлежаще организованной их разведкой, значительно возрастет, подняв на недосягаемую высоту удельный вес СССР в мировом нефтяном хозяйстве. Тем самым мы вынуждены теперь же в ударном порядке не только расширять площади своих промыслов посредством разведок, но и оборудовать действующие промысла, в соответствии со всеми требованиями современной техники. Наибольшие успехи в таком техническом переоборудовании., достигнуты у нас теперь именно в Бакинском районе.

До революции промысла Бакинского района принадлежали частным нефтепромышленникам, при чем за спиной многих из них действовал иностранный, главным образом, английский, капитал. Район был разбит на множество участков, принадлежавших отдельным владельцам. Добыча нефти производилась хищнически, почти первобытным способом, при чем из скважин нефть била открытыми фонтанами и стекала затем в хранилища, вырытые большею частью просто в земле и представлявшие собою нефтяные пруды. Это вело не только к засорению ценных составных ее частей, но и к частым пожарам.

После революции бакинские промысла были национализированы, и это позволило сразу же уничтожить «перегородки» между отдельными промыслами, объединить управление последними, технически переоборудовать и ввести широкую механизацию работ.

В результате Бакинский район стал совершенно неузнаваем. Теперь все его промысла электрифицированы. Бурение производится новым усовершенствованным способом. Открыто бьющих нефтяных фонтанов здесь уже не увидеть: нефть, извлекаемая из скважин посредством особых насосов и компрессорных установок, сразу же поступает в трубы, по которым и переливается в закрытые хранилища. На промыслах создано много новых заводов, перерабатывающих нефть на керосин, бензин, мазут, парафин, нефтяные масла и многие иные продукты, приняты все меры к полному использованию добытой нефти и к устранению при этом всяких напрасных потерь. По своему нынешнему оборудованию Бакинские нефтяные промысла стоит в первом ряду мировой техники нефтяного дела, они лучше многих не только европейских, но и американских промыслов.

Уже сейчас мы являемся крупным поставщиком нефтепродуктов на мировые рынки. Борьба, которую затеяли было против нас некоторые иностранные нефтяные «короли» во-главе с Детердингом, председателем крупнейшей англо-голландской нефтяной компании, не увенчалась никаким успехом. Вывоз наших нефтепродуктов, превосходных по качеству, возрастает из года в год и далеко уже превысил размеры довоенного вывоза. Так, вывоз керосина, составлявший в 1913 г. 439 тыс. тонн, теперь дошел до 780 тысяч тонн, вывоз бензина поднялся со 152 тысяч тонн более чем до 1 миллиона тонн.

В дальнейшем предвидится еще больший рост вывоза наших нефтепродуктов. Сильно возрастет их потребление и внутри СССР, особенно в ближайшие годы, когда широкое распространение получат у нас тракторы, автомобили и всякого рода нефтяные двигатели. Укажем для примера, что по пятилетнему плану предполагалось довести добычу нефти по всем действующим промыслам СССР до 23,5 миллионов тонн в 1932/33 году. Теперь же оказывается необходимым поднять цифру этой добычи уже до 40 млн. тонн. В следующем пятилетии и внутреннее потребление нефти в СССР и вывоз ее за границу будут, конечно, еще выше.

Для облегчения вывоза нефти с промыслов к местам потребления или к морским портам, для устранения потерь при обычных перевозках нефти и максимальной разгрузки транспорта от таких перевозок у нас проводится сооружение огромных по своей длине нефтепроводов и керосинопроводов. В довоенное время имелся только один керосинопровод из Баку в Батум. Теперь там же строится вторая линия керосинопровода и, кроме того, нефтепровод, по которому нефть пойдет с Бакинских промыслов на специально обору дуемые в Батуме перегонные заводы; там она будет перерабатываться и — уже в виде готовых продуктов разного названия — переливаться в морские суда для вывоза за границу, или к внутренним нашим черноморским и азовским портам. Такой же нефтепровод и для тех же целей проложен в прошлом году от Грозненских нефтепромыслов до Туапсе, заканчиваясь там группой заводов для переработки перекачиваемой нефти. Строится нефтепровод от Майкопских промыслов (на Кубани) к тому же Туапсе.

В ближайшие годы предполагается сооружение нефтепроводов от Эмбенских промыслов к Самаре и от Махач-Кала (порт в Каспийском море) до Москвы. Последний нефтепровод, протяжением, в 1700 километров, превзойдет по своей длине даже крупнейшие нефтепроводы Америки и будет самым большим в мире! По окончании его устройства, нефть из Баку будет доставляться по Каспийскому морю в Махач-Кала, который к тому времени будет значительно расширен, и переоборудован. От Махач-Кала нефть пойдет уже по трубам, под землей, и снова выйдет на земную поверхность только около Москвы, где наметается сооружение нефтеперегонных заводов.

Весьма вероятно в дальнейшем сооружение ряда других нефтепроводов, (линия, Грозный-Ростов, нефтепроводы на Урале, в азиатской части СССР и т. д.). Конечно, затраты на каждое из таких сооружений очень велики, но при этом можно соответственно снижать расходы по железнодорожному и речному транспорту. Подсчитано, что вследствие такого «перемещения» затрат и достигаемой дешевизны в доставке нефти, нефтепровод (даже такой, как Махач-Кала — Москва) может окупиться полностью в четыре пять лет.

Б. Климов-Верховский.
--------------

Ответственный редактор К. Я. Свистунов.

Заведующий редакцией Вл. А. Попов.






Примечания

1

Тарбаган — степное животное из породы грызунов.

(обратно)

2

Укрючить — ловить лошадь при помощи «ургэ» — длинного шеста с ременной петлей на конце.

(обратно)

3

Аргал — сухой скотский помет — в степи служит топливом.

(обратно)

4

Додан — буддийский монастырь.

(обратно)

5

Тэмен — верблюд.

(обратно)

6

Хубушка — мальчик.

(обратно)

7

Затуран — зеленый чай. Он варится с солью и сметаной.

(обратно)

8

Речь идет о казеине — твердом клейком веществе, получаемом в результате специальной обработки молока.

(обратно)

9

Рагу — демон.

(обратно)

10

Стапид — панический страх, овладевающий лошадьми в степях. Причины стапида неизвестны. Охваченные стапидом табуны опасны — они несутся по степи до полного изнеможения, не разбирая дорог, ничего не видя впереди.

(обратно)

11

Нахор — друг, приятель.

(обратно)

12

Аиль — поселок.

(обратно)

13

Каширик — молодой бык.

(обратно)

14

Католи (по-тунгусски) — черная лиса.

(обратно)

15

Чичероне — проводник.

(обратно)

16

To-есть медведи. (Прим. автора).

(обратно)

Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКАМ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА» О ЖУРНАЛАХ «ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ» И «ВОКРУГ СВЕТА»
  • МОНГОЛЬСКИЕ КОВБОИ
  •   I. Гурт пропал 
  •   II. «Степь, ох, большой…»
  •   III. В гостях у князя
  •   IV. Коварный план
  •   V. Захлеснутые стапидом
  •   VI. Гурт в пути
  •   VII. Два инвалида
  •   VIII. Спасенный ковбой
  • ТАЙГА ШУМИТ
  •   VIII. Подозрительная щедрость
  •   IX. Шкурка католи[14])
  •   X. С колодками на ногах
  •   XI. Загадочное исчезновение
  •   XII. Джероуль заговорил
  •   XIII. В страну, где живет Цека
  •   XIV. Сказка наших дней
  • ГОРОД ПОБЕДИТЕЛЯ
  • ЛИСТЫ ИЗ КАМЕННОЙ КНИГИ
  •   Х. Болезнь Льока
  •   XI. Ожившие мертвецы
  •   ХII. Второе рождение
  •   XIII. Корень новой культуры
  •   XIV. Борьба с волками
  •   XV. Посвящение в охотники
  •   XVI. Охота на оленей и людей
  •   XVII. Грозное предзнаменование
  •   XVIII. Шаги истории
  • ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ
  • 1500 КИЛОМЕТРОВ НА СОБАКАХ
  • Очаги социалистического строительства СССР


  • загрузка...