КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403025 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171515
Пользователей - 91554
Загрузка...

Впечатления

Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Зверев: Хаос (СИ) (Фэнтези)

думал крайняя книга, но похоже будет еще и не одна

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
RATIBOR про Красницкий: Сборник "Сотник" [4 книги] (Боевая фантастика)

Продолжение серии "Отрок"...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бабин: Распад (Современная проза)

Саша Бабин молодой еще человек, но рассказ очень мне понравился. Жаль, что нашел пока только один его рассказ.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Бесчестье (СИ) (fb2)

- Бесчестье (СИ) 421 Кб, 87с. (скачать fb2) - Александр Сергеевич Руджа

Настройки текста:




Александр Руджа Бесчестье

Глава 1

Дануолл пах так, как пахнет любой портовой город — стоялой водой, гнилой рыбой, солью и сажей. От грязных доков и боен, насквозь смердящих ворванью, кровью и смертью, до старых особняков в Ткацком квартале, где ветер гоняет по медленно приходящим в упадок улицам мусор, до запершихся в собственном богатстве и величии домов в Квартале особняков, этот запах неискореним. Если бы Дануолл не стоял на широком и полноводном Ренхевене, который все же частью сносил отвратительную грязь и вонь в сторону моря, было бы совсем худо. Впрочем, все и так достаточно худо — и дело тут не в запахе.

Крысиная чума… Черная дрянь, принесенная кем-то с материка больше года назад, облапила город длинными гниющими щупальцами, сжала его в своих заразных объятиях. Крысы были везде, они пробирались сквозь любые баррикады, занимали самые маленькие норы, и несли, несли с собой инфекцию. Больше других страдали, разумеется, бедные районы города — у нищих нет денег на лекарства и эликсиры, и они не могут месяцами сидеть в своих комнатушках, ожидая, когда эпидемия пойдет на спад. Нет, беднякам не повезло больше всего.

Нельзя сказать, что власти сидели, сложа руки. Работали благотворительные госпитали, раздавались лекарства, охваченные эпидемией кварталы старались изолировать. Императрица Джессамина Колдуин отчаянно пыталась пройти по узкой кромке между гуманизмом и необходимой жестокостью. Спасти как можно больше людей, неважно, здоровых или зараженных, не делая различия между богачами и бедняками. Спасти каждого своего подданного, испробовать все средства, приложить все усилия. Она делала так сама и приказывала поступать остальным.

Пока это не срабатывало.

Невысокий, худощавый человек с соломенного цвета волосами, которым давно не помешала бы хорошая стрижа, громко чихнул и тут же опасливо оглянулся — нет ли поблизости какого-нибудь бдительного стражника или даже подозрительного горожанина. С этой истерией по поводу симптомов чумы, которые проявлялись только тогда, когда человек был необратимо болен, даже простой чих мог навести на тебя самые плохие подозрения. Не то, чтобы у человека не было способов решить почти любой вопрос с настырным стражником, но пустая вечерняя улица, лишенная даже признаков жизни, подействовала на него успокаивающе.

Человек вытер нос большим платком, извлеченным из рукава, чуть поколебавшись, вытер и лицо. Несмотря на капюшон своего реглана, его лоб и щеки были покрыты сотней маленьких капелек водяной пыли, висевшей, казалось, в воздухе повсеместно. Чертова погода… Делая большие шаги и старательно обходя лужи, человек с соломенными волосами пересек Темплтон-стрит, спустился по неприметной лестнице в небольшой дворик, подошел к входной двери, выудил из глубокого кармана ключ, открыл дверь без таблички и, брезгливо стряхнув с рукавов и капюшона струйки холодной воды, вошел внутрь.

В темном коридоре он не стал зажигать света. Повесил мокрый плащ на крюк, предварительно выудив из карманов сигареты и зажигалку, избавился от грязных сапог — помыть, обязательно, но потом — влез в мягкие домашние туфли и отправился по поскрипывающей лестнице на второй этаж, в жилые комнаты.

Комнаты, по правде говоря, было всего две — спальня, и та, другая, которую человек с соломенными волосами гордо называл кабинетом. На самом деле, разницы между ними не было никакой — в спальне стояла узкая кровать, а в кабинете — продавленный диван, вот и все отличие. Полки с книгами, столы, заваленные папками, вытертые половики и плотные жалюзи делали обе комнаты похожими на какую-то небогатую юридическую контору, чем на жилое помещение. Выцветшие картины на стене, изображающие то ли морские батальные сцены, то ли просто жестокие шторма — различить было уже почти невозможно — и вовсе придавали сходство с дешевой гостиницей.

Человек щелкнул выключателем, поморщился от резкого неприятного запаха и приоткрыл одно из окон. Снова забыл мусор вынести, что ли? Дурак, дурак… Или в подвале сдохли крысы? Или эта вонь идет с улицы, и он, войдя, принес ее с собой ненароком, спрятанную под плащом, словно болезнь…

Ощущение чужого тяжелого взгляда. Близкое, словно смотревший был совсем рядом, может быть, прямо за его спиной. Человек резко обернулся, но комната и узкий, слабо освещенный коридор были пусты.

Он подошел к окну, упершись лбом в холодное запотевающее стекло. Смерть, гниль и распад — повсюду, куда бы он ни шел. Бедняки умирали сотнями, несмотря на все усилия императрицы, хотя и богачей нет-нет, да и настигала та же участь. Могучее тело Островной Империи, простоявшее сотни лет, шаталось, источенное внезапным ударом неизвестной болезни. Конторы и компании, да и целые фабрики, обеспечивающие работой десятки людей, закрывались, промышленники без раздумий бросали старые, десятилетиями