КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391667 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164488
Пользователей - 89004
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +7 ( 7 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая ***, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
загрузка...

S-T-I-K-S. Баньши (СИ) (fb2)

- S-T-I-K-S. Баньши (СИ) (а.с. s-t-i-k-s) 314K, 63с. (скачать fb2) - Константин Викторович Шаров

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Константин Шаров S-T-I-K-S Баньши

— Нет, мама! Нет, не передумаю! Я знаю сколько мне лет!.. Детей мне и чужих хватает!.. Если хочешь — приезжай, устрою тебя к себе воспитателем на полставки… Да я понимаю, что ты не об этом, но с Дмитрием всё кончено окончательно. Причём уже месяц как… Просто к слову не приходилось… Слушай, мне уже бежать пора!.. Ну, не надо так расстраиваться!.. Хорошо, обещаю! Мама? Алло! Алло!

Странно, в трубке тишина. Даже гудков нет. И темно вдруг стало. Пощёлкала выключателем. Света нет. Опять… За последние четыре месяца свет пропадал шесть раз! И один раз это продолжалось два дня! Дети потом прозвали это отключение «Днём Текущих Холодильников». Глянула на часы в смартфоне… Вот теперь уже я действительно опаздываю. Приводить себя в порядок пришлось в ритме самбы.

Бросила последний взгляд в зеркало. Вроде бы всё отлично. Фигура приятная, спортивная, хотя спортом кроме нерегулярных пробежек уже давно не занималась, длинные чуть извивающиеся тёмно-русые волосы сплетены в толстую косу, доходящую до середины спины, приятные черты лица с чуть выступающими скулами, которые ничуть его не портили… И что этому козлу… Так, хватит уже об этом!

До работы пятнадцать минут пешком и пять на автобусе. Вот только ходят они нечасто, так что, если не хочешь опоздать, то лучше дойти быстрым шагом, а потому никаких каблуков! Надену свои любимые тапочки. Двигаясь почти наощупь спустилась на первый этаж, морщась от неприятного кислого запаха. Опять кто-то что-то пролил. И хорошо ещё — не нагадил. Выскочив из дома на секунду замерла. На улице стояла какая-то неестественная тишина. Ни звука, ни дуновения ветра и то тут — то там клочки очень плотного тумана. Впервые за два года такое вижу!

Откуда-то издалека донёсся характерное подвывание то ли машины скорой помощи, толи полицейской, разорвав тем самым неестественную тишину. Всё сразу встало на свои места. К работе шла быстрым шагом, почти бегом, не встретив ни одного человека. И, что удивительно, даже машин почти не было. Ну вот, наконец…

— Ой! — Раскрыв глаза смотрела на открывшееся зрелище, впав в полный ступор.

Возможно, будь я повнимательнее и не так доверяя своему «автопилоту», то заметила бы странности уже давно, а не тогда, когда они буквально оказались под носом! Это был дом. Обычный жилой дом, мимо которого я проходила сотни раз, но на этом обычное заканчивалось. Во-первых, это был не весь дом! От него осталось меньше половины. И нет, он не был обрушен. Его будто срезали гигантским ножом великана! Как большой праздничный торт! Причём часть осталась на месте, а остальное просто… исчезло. Ни обломков, ни груд строительного мусора, ничего! Во-вторых, исчезла не только часть дома. Исчезло и всё, что находилось за ним! Ни домов, ни сквера, ни детского садика, в котором я работала! Вместо всего этого — огромный пустырь с раскиданными по нему грудами камней и обглоданными временем руинами каких-то зданий.

Сколько я так простояла, смотря на неправильный, невозможный пейзаж, сказать невозможно. В себя меня привёл кашель. Очень тихий. Детский. Глаза быстро пробежали по земле в поисках источника шума, пока не наткнулись на явно дисгармонирующее с фоном пустыря пятно. Ноги сами направили меня вперёд. В этот миг я не думала, что это место у стены разрезанного напополам здания может быть весьма опасно. Что в любой миг сверху может свалиться что угодно — от настольной лампы до холодильника…

То, что удалось разглядеть на земле с более слизкого расстояние заставило закусить палец на руке, чтобы не завыть в голос. У самого среза дома на камнях лежало маленькое пуховое одеяльце с синими и красными цветочками… Нет, только с синими — красными были разводы крови на нём. В одеяло завернулась маленькая девочка лет пяти-шести. Чтобы понять, что произошло, не потребовалось и секунды. С третьего этажа свешивались остатки детской кроватки. В момент, когда… всё случилось, она оказалась на самой границе разреза, в результате чего опрокинулась, сбросив ребёнка вниз, на камни…

Боже, она вся в крови!.. Неимоверным усилием воли заставила себя сделать последние шаги и упасть перед девочкой на колени, нисколько не заботясь о состоянии своего платья и коленей, в которые тут же воткнулись сотни острых камешков.

— Милая! Как ты себя чувствуешь? — Спросила я, аккуратно касаясь её щеки — возможно единственного не заляпанного кровью участка кожи.

— Мама?.. — Девочка с трудом распахнула свои глаза и невидяще повернула их ко мне.

— Меня зовут тётя Марина, я воспитательница в детском саду, что рядом с твоим домом. Я тебе помогу! Скажи мне, где у тебя болит?!

— Плохо… Голова… болит…

Чёрт! Только не черепно-мозговая! Нам рассказывали, что делать при разных типах травм. Обычно всё сводится к тому, чтобы как можно быстрее доставить пациента в травмпункт. Но при травмах головы и позвоночника так делать нельзя, так как любое перемещение может искалечить или даже убить человека.

Выхватила телефон из сумочки. Сети нет! Но должны же быть какие-то экстренные вызовы? Их, кажется можно делать даже без сети! Только как?! Никогда этим не интересовалась! У меня тут ребёнок умирает, а я уставилась на телефон как баран на новые ворота!

— Помогите!!! Кто-нибудь! Помогите! Вызовите скорою! Кто-нибудь! Здесь раненый! Пожалуйста! Помогите!!! — Так я не кричала даже когда подруги затащили меня на американские горки. Громкие крики будто разрезали окружающую тишину и осыпались вниз осколками эха. Очень быстро горло начало саднить, а результат был нулевым! Сколько не оглядывалась — ни одного движения. Будто все люди разом вымерли.

Вдруг тело девочки затрясло в новом приступе кашля. Всё, на что меня хватило — это придержать её голову правой рукой, предохраняя от ударов о камни. Ладонь тут же покрылось чем-то мокрым. Боже! Пусть это будет только кровь, а не… Девочку трясло. У неё начались судороги. Изо рта начал доноситься какой-то нечленораздельный хрип или даже урчание. Взгляд потерял какой-либо намёк на разум. Стал будто у душевнобольного или слепого — блуждающим, ни на чём не останавливающимся. При этом она начала пытаться подняться.

— Нет-нет! Тише! Тебе сейчас нельзя вставать! Лежи! — Пыталась я её успокоить, но всё было бесполезно.

Её руки судорожно хватали за мою одежду, пачкая её в свежей крови, а ноги безостановочно двигались.

— Да что с тобой? Лежи спокойно!.. — Шептала я, с трудом удерживая девочку на месте. Откуда у неё вообще столько сил?!

— Успокойся! — Прибегла я к своему «секретному оружию». Этому меня научил отец — отставной офицер. Главное, говорил он, приказывать, не испытывая ни тени сомнения в том, что приказ ДОЛЖЕН быть выполнен, несмотря ни на что! Если возникнет хотя бы тень неуверенности — всё напрасно. И это действительно работало! По крайней мере ни одна даже самая огромная и страшная собака ни разу не решилась меня укусить в детстве. Да и воспитанники становились послушными как никогда, хоть я и не любила использовать на них этот «приём».

Он и сейчас помог — девочка стала очень быстро успокаиваться. Её глаза закрылись и она, кажется, заснула. Мне же стало немного лучше. Муторное чувство, что поселилось где-то внутри, постепенно отступало. Попыталась аккуратно вытащить правую ладонь из-под головы девочки, но у меня не получилось! Рука будто присохла! То есть не «будто», а действительно присохла. Видимо кровь девочки застыла и приклеила мою кожу. Стала пытаться как-то освободить свою руку — безуспешно. Кровь держала не хуже хорошего клея! А тут ещё нужно действовать с повышенной аккуратностью, чтобы не нанести девочке ещё больше травм…

— … слышал отсюда… — Вдруг донёсся из-за стены дома чей-то голос. Мужской голос!

— Сюда! Быстрее! — Тут же крикнула я в облегчении.

С души будто камень свалился! Наконец-то весь этот кошмар закончится! Помощь пришла!.. Или нет?! Вид двух вышедших из-за дома людей абсолютно не внушал доверия. Мужчины. Один молодой, другой «за сорок». Оба одеты в серый камуфляж различной степени изношенности. За спиной большие мешки той же расцветки, но главное — в руках они держали оружие! Странное, но всё-таки оружие. Тот, что постарше, нёс в руках обрез двуствольной винтовки, а младший — вообще арбалет! А ещё их взгляд — бегающий, сосредоточенный, будто они каждую секунду готовы к нападению… Блин! Что я за дура?! Конечно готовятся — сама сижу у срезанного напополам дома, рядом с какими-то древними руинами на месте привычного города! Тут у любого опасения возникнут.

— Я здесь!

— Тише! — Тут же рявкнул старший. — Ты кто?!

— Я Марина! Помогите! Тут девочке плохо! Она упала с третьего этажа и сильно разбилась! Нужно срочно вызвать скорую! У неё, кажется, травма головы!

— Вот как?! — Хмыкнул он. — Бобёр, глянь, что там!

Молодой парень со странным прозвищем подошёл ближе, не спуская с меня глаз, после чего осторожно, будто к неразорвавшейся бомбе подбирается, коснулся шеи девочки кончиками пальцев.

— Мертва! — Заключил он через пару секунд.

— Не обратилась?! По времени уже должна! — Уточнил старший.

— Нет!

— Странно… Ладно. Марина, идём с нами!

— Что?! Но, как же. — Я бросила взгляд на девочку… Тело девочки?!

— Ты же слышала! Она умерла! Теперь нам нужно не последовать её судьбе! Давно ты тут?

— Не знаю… — Бросила взгляд на экран смартфона. Всего полчаса?! — Тридцать минут назад пришла из дома, а тут — вот… — Кивнула в сторону здания ощерившегося вскрытыми квартирами, как разрушенный муравейник — ходами.

— Ты местная?.. Магазины тут поблизости есть? — Тут же спросил «Бобёр», перебив сам себя.

— Магазины? — Удивилась я. — Через три дома есть аптека! — Вспомнилось вдруг. Как я раньше не подумала? Это, конечно, не врачи… Только вот помогать уже некому.

— Да зачем нам этот хлам? Охотничьи есть? Или рыболовные? Военторг тоже подойдёт.

— Не приставай ты к ней! — Урезонил «Бобра» старший. — Не видишь, что ли, не в себе? Давай, Марина, за нами! И быстрее, тут, похоже, кроме вот этого и другие странности встречаются. Так что лучше поспешить… О девочке потом сообщим куда следует! — Добавил он, видя мою нерешительность.

— Хорошо, пойдёмте. — А что ещё оставалось делать? Не оставаться же и дальше в этом ужасном месте?

* * *

Двигались мы цепочкой. Впереди старший, потом, на некотором отдалении «Бобёр» и сразу за ним я. Выглядело это так, будто мы не по обычному городу идём, а в горячей точке находимся! Были бы мы детьми, тогда ничего удивительного, а когда в разбойников «играют» взрослые мужчины… Становится тревожно. Пару раз мы резко меняли направления движения, после того как старший выглядывал за угол. Что он там видел? Неизвестно. Довольно быстро мы вышли к… реке?!

Действительно, это была река, через которую был переброшен автомобильный мост… Вот только этой реки я раньше никогда не видела! Как не видела и зарослей деревьев на противоположном берегу! Всё это просто сводило с ума! Может я брежу? Может меня по дороге домой сбил автомобиль, и я лежу в наркотическом бреду?! Нет, всё вокруг слишком реальное, слишком чёткое, чтобы быть галлюцинацией. Всё от мелких камешков под ногами до запаха пота, доносящегося от моих сопровождающих, было совершенно реально!

— Чисто! — Заключил старший. — Пошли!

— Куда мы идём? — В полголоса спросила я у «Бобра».

— Уже близко! Мы тут рядом расположились, за поворотом.

Хотелось расспросить подробнее, но сердитый взгляд старшего мужчины заставил подождать с вопросами.

Идти действительно оказалось недолго. Мы лишь перешли мост через реку и немного углубились в заросли, через пару минут оказавшись на небольшой поляне. Открывшийся вид заставил меня округлить глаза и приоткрыть рот от изумления. Вот уж чего не ожидала увидеть, так это парочку автомобилей — внедорожник и грузовик, над которыми будто поработали декораторы, подготавливая к съёмкам фильма о пост-апокалипсисе. Кузов огромного чёрного «хаммера» был страшно изуродован грубо наваренными стальными решётками из строительной арматуры. Окна грузовика вообще закрывали огромные листы металла, выдранные непонятно откуда. Но главное — люди! В лагере ходило ещё шестеро одетых в камуфляж мужчин, вооружённых не хуже моих сопровождающих.

— Белуга! Что так долго?! Мы уже собирались без тебя уезжать! — Заявил один из них, обращаясь к старшему из моих знакомых.

— Зато с добычей! — Подошёл ещё один мужчина с огромным безобразным шрамом на правой щеке. Причём, кажется, свежим!

— А то! Это Бобёра благодарите. Как услышал её крики, так давай нудить — давай заберём, давай заберём!

— Да, это дело хорошее! — Произнёс первый из подошедших, бросив на меня взгляд, будто мясо в магазине выбирает.

Огляделась по сторонам. Чёрт! За что это всё мне?! Может я что-то неверно поняла — билась в голове спасительная мысль…

— Кто вы?! Что здесь вообще происходит?!

— Да ты не бойся, крошка! Мы тебе всё расскажем…

— И покажем!

— И в руках дадим подержать. Гы-гы!

— Что тут у вас?! — Вдруг донёсся голос мужчины, от одного взгляда на которого меня всю затрясло. Как я раньше его не рассмотрела?! Ужасное, уродливое лицо, гигантский, гипертрофированный рот, лысый череп и холодные буркала глаз. В фильме ужасов ему легко бы дали роль — такого даже гримировать не нужно.

— А-а-а… ум-м-м!!! — Кто-то зажал мне рот, обрывая вырвавшийся крик ужаса.

— Заткните её, пока твари не набежали! — Хмуро сказал… монстр? Урод? — Она иммунная?

— Вряд ли! Скорее всего просто организм молодой, крепкий. — Ответил Белуга.

— Ладно, тогда имеем её по разу, а потом сваливаем! Я первый!

До самого конца не верила, что это происходит со мной на самом деле, поэтому сопротивляться стала, только когда меня повалили лицом в вонючий матрас, крепко удерживая руки и ноги. Но ни малейшего эффекта от сопротивления не было! На меня навалилась чья-то массивная туша, обдав лицо смрадом табака, пота и давно нечищеных зубов.

Грубые руки задрали юбку и дёрнули трусики с такой силой, что ткань не выдержала! Я же могла только протестующе мычать!

«Нет! Нет! НЕЛЬЗЯ!!!» — По всему моему телу прошла судорога, а потом я почувствовала страшную боль в груди, будто меня разрывает на части. Разум милосердно погас.

* * *

Я будто плыла в тёплом безбрежном океане. Сбоку мягко светило солнце. Меня покачивало на волнах в такт биению сердца. И эти волны отдавались внутри радостью и «правильностью» происходящего. Не хотелось ничего — ни двигаться, ни думать, лишь отдаться до конца этой неге, в которой я пребывала. Это было сродни самосозерцанию. Нет мыслей, но есть ощущения. Очень необычные ощущения, не похожие ни на что, испытанное ранее.

Если вначале мне казалось, что я плыву в океане, то, постепенно, становилось очевидно, что это не так! Я не плыву в нём, я и есть Океан! Я — это он, а он — это я. Мы едины. Стоило это осознать, как восприятие тут же снова изменилось. Или дополнилось, расширилось — можно сказать и так. Теперь мне стали доступны чувства не только меня-человека, но и меня-океана. У океана же не могут быть те же чувства? Хотя бы потому, что у него нет глаз, ушей, языка… Но у него было нечто сродни осязания, а ещё он мог очень хорошо чувствовать то, что находится внутри его вод.

«Осязание» говорило, что вокруг «берегов» всё спокойно. Где-то очень далеко двигаются «шторма» и «ураганы», но мои воды они не баламутят. Внутри же всё тоже было неплохо! Мои воды стремительно пополнялись восьмью быстрыми и чистыми потоками. Некоторые из них были подобны большому ручейку, другие же крупной полноводной реке. Я чувствовала, что эти реки дают мне то, что сейчас необходимо. Ресурсы для обновления, для вычищения всякой грязи и ила, скопившегося «на дне». Они не дадут мне-океану превратиться в одно большое грязное болото.

Трудно сказать, сколько я находилась в этом состоянии самосозерцания. Просто в один момент самая слабая «речка» начала иссякать и тут же о себе напомнили чувства меня-человека. Возникло какое-то тянущее чувство в пояснице. Не очень сильное, но достаточное, чтобы задаться вопросом: А что вообще происходит?! Привычно обратилась к собственно памяти и…

Обрезанный «ножом» дом… Истекающая кровью девочка… Мерзкая рожа «зомби»…

— Нет!!! — Я настолько резко рванулась, что моё тело стало подобно большой пружине, отлетев с места, где я до этого находилась, на добрый метр!

Возникшее перед глазами зрелище было… так скажем, не для слабонервных! В окружающем пейзаже с некоторым трудом можно было узнать ту самую поляну где меня чуть не… или… Не суть! С трудом — потому что цветовая гамма оказалась изменённой до неузнаваемости! Будто кто-то решил вылить на почти готовое полотно целое ведро красной краски. Не смотря на столь необычную гамму, видно всё было довольно чётко. Особенно — автомобили из пост-апокалипсиса. Их и захочешь — не забудешь! И люди… Люди на поляне тоже присутствовали… в некотором роде. Частично. Они лежали вокруг старого матраса в самых разных позах. Мёртвые. Более того — частично разложившиеся! Черты их лиц уродливо оплыли, исказились, а сами они были покрыты толстым слоем какой-то слизи. Причём многие части тел просто отсутствовали, будто слизь их растворила! Особенно сильно это касалось того урода, что навалился на меня сверху. От него почти ничего не осталось!

Перевела свой взгляд на себя…

— Я обещала не ругаться матом, обещала не ругаться… — Шептала я себе под нос, судорожно сдирая с себя остатки покрытой сантиметровым слоем слизи одежды и по мере возможности стирая её с оголённых участков тела.

Нет, тут полумерами не справиться! Что же делать?! Река! Точно!

Забыв про всё на свете, я ломанулась прямо к воде, подобно беременной лосихе, забыв обо всех опасностях. А этого делать не следовало, как быстро доказала жизнь…

Холодная вода обожгла тело в первое мгновение, но потом очень быстро «потеплела», позволив мне смыть с себя медленно затвердевающую корку. Казалось, слизь была везде! Даже внутри! Когда руки добрались до низа живота, я на секунду замерла от пришедшей в голову мысли:

«Было или нет?!» — Хотя чёрт с ним! Не помню — значит не было! От одной мысли, что тот урод мог… у меня всё внутри содрогнулось от омерзения. Грело лишь одно — за свои действия он уже огрёб в полной мере!

Отмыть волосы оказалось сложнее всего — они слиплись в один отвратительный склизкий комок! В конце концов пришлось признать, что без ведра шампуня здесь не обойтись… Мысль о том, что гигиенические процедуры желательно проводить в уединённом, плохо просматриваемом месте, дошла до меня, лишь постучавшись в дверь. Постучавшись — в прямом смысле. То есть вместе с громким быстро приближающемся топотом. Очень похожие звуки издают неподкованные кони, бегущие иноходью — доводилось как-то слышать. Вот только встретить иноходца здесь… Что-то мне подсказывало, что гораздо легче встретить неприятности, а не лошадь! И, как ни печально, но чувство оказалось вернее памяти.

По мосту, ведущему в город, у опоры которого я устроила помывку, прогрохотали шаги кого-то очень большого. Гуманоидной формы, насколько у меня получилось разглядеть. Я вся обратилась в слух… и замерла в ужасе и изумлении! В ужасе — потому что вдруг разглядела идущего по мосту монстра во всех деталях, а в изумлении — потому что видеть его и много другое просто не могла физически! У меня будто бы возникло ещё одно чувство. С каждым ударом сердца из моей груди во все стороны уходила невидимая волна, которая рисовала в голове достаточно чёткую картину окружающей местности. Действовало это не очень далеко — метров на пятьдесят, зато даже железобетонные конструкции моста не были для этого чувства большой преградой, волна будто огибала их, становясь слабее, но всё ещё достаточно плотной, чтобы видеть.

В топтуне на мосту чётко отслеживались те же изменения, что я видела у «Урода» на поляне, только ещё более сильные, ещё более искажающие человеческий облик. К тому же — его рост значительно превышал средний человеческий. Два метра в нём было точно, а строение тела говорило об огромной силе. «Пятая точка», отвечающая в моём организме за чувство страха, чётко сообщала: «ПОРА СМАТЫВАТЬСЯ!!!». Вот только первая же попытка уйти чуть не стала последней!

Под ногой предательски хрустнул гравий, что тут же вызвало ответную реакцию у «топтуна». Вот он стоял у кромки ограждения, а вот он уже летит вниз! С невероятным грохотом его ноги ударили о землю, разбрасывая попавшие под них камни и мусор во все стороны. Я замерла, парализованная ужасом, всего в нескольких метрах! Только сердце забилось как бабочка, а из груди в такт его биению во все стороны устремились мощные «волны». Радиус видимости значительно расширился, но сейчас всё внимание было сосредоточено на «топтуне». С ним было довольно странно — если бы ужас, испытываемый в этот момент, дал обратить на это внимание. Проходя через тело, волны высвечивали передо мной его внутреннюю структуру — органы, мышцы, кости… Сама того не осознавая, я получала массу сведений о своём противнике, который так и стоял на том самом месте, где приземлился.

Я не имела ни малейшего представления, почему он не нападает на одинокую, беззащитную, голую девушку, стоящую всего в паре метров! Но была чрезвычайно рада этому обстоятельству. Более того! Это позволило немного взять себя в руки. Прошло ещё несколько секунд. «Топтун» двинулся вперёд, но не ко мне, а правее моего расположения. После каждого шага он останавливался, прислушиваясь.

«Он же ничего не видит!!!» — Дошло до меня.

Однако явно очень хорошо слышит и… чувствует запахи. Было слышно, как он втягивает в себя воздух, пытаясь определить моё расположение. Это ему не слишком помогало — вот где польза гигиены! Но всё-таки помогало, а может быть он просто обшаривал весь не такой уж большой берег своими длинными ручищами, неминуемо приближаясь с каждым шагом.

Нужно было что-то делать, но что?! Достаточно одного неверного шага, чтобы он напал! Отвлечь?! Можно поднять и бросить камешек, но вдруг он почувствует моё движение?! Оставим на крайний случай. Тогда что остаётся?

Но решение нашлось без моего активного участия. Я заметила, что «топтун» вдруг начал как-то странно подёргиваться, тряся головой. И происходило это в такт с исходящими от меня «волнами». Сама того не замечая, я подстраивала форму испускаемых волн под организм врага. Это трудно объяснить — я не физик, но оказалось возможно изменить волну так, чтобы она сильнее взаимодействовала с разными органами «топтуна». И сейчас она сконцентрировалась на его голове. Визуально это выглядело так, будто волна выходила из моей груди и ярко высвечивала его голову, оставляя всё остальное затемнённым. И каждая такая волна будто дезориентировала его!

Нужно испустить волну сильнее! Но как?! Как этим управлять?!

«Ну давай! Сильнее! Сильнее! СИЛЬНЕЕ!!!» — В конце я прибегла к своему «приказному тону» и, о чудо, это сработало!

Волны прекратили исходить из меня, но я чувствовала в груди растущее с каждым ударом сердца напряжение. Откуда-то я знала, что чем дольше буду ждать, тем сильнее получится эффект. Вот с очередным ударом сердца я почувствовала, что ещё немного — и меня разорвёт изнутри скопившемся напряжением! И тогда я её отпустила, эту волну.

Это было нечто! Боль, экстаз и озарение! Всё смешано в одном! Все чувства, кроме «чувства волны», разом отказали, зато оставшееся дало просто невероятный результат! Я видела мост — весь целиком, от бетонных оснований, глубоко шедших в грунт, до перилл ограждений. Я видела лес — каждый листочек и каждую веточку на тысячи метров вокруг. Я видела город, каждый его дом и каждую квартиру, каждого отвратительного жильца. Сотни «зомби», запертых в квартирах, бродящих по лестничным площадкам, ходящих по улицам. Десятки тварей вроде «топтуна» (чтоб им сдохнуть разом!) И ещё кого-то, очень далеко — на самой границе чувствительности.

А потом всё пропало. Все чувства. Я ничего не видела, ничего не слышала, даже осязание мне отказало, передавая лишь одно ощущение — боль! Болело у меня буквально всё! Каждая частичка тела, каждый мускул, каждый нерв! Это был настоящий ужас — стать вдруг калекой, инвалидом в месте, где тебя убьёт или изнасилует первый встречный.

К счастью, это продолжалось недолго. Я вдруг почувствовала ТО САМОЕ чувство блаженства, будто я — океан, и в меня вливаются реки, дающие новые силы и успокаивающие боль. Правда на этот раз река была одна, но очень мощная, а воды её оказались чрезвычайно мутны и полны различного мусора. Но это нестрашно! Были бы силы. Я чувствовала, как поток растворяется во мне, а вся муть стремительно оседает вниз и как будто выдавливается наружу вместе с собственными «донными отложениями».

Боль быстро стихала. Начали возвращаться чувства. До слуха донесся тихий плеск воды. Постепенно стало возвращаться и зрение, только чрезвычайно медленно. Красная цветовая гамма исчезла, но зато пропало всё остальное! Меня окружала практически абсолютная темнота. Лишь откуда-то справа просачивался еле видимый свет, не дающий ни малейшей возможности рассмотреть окружающие предметы.

А что же «топтун»? Мысль заставила меня замереть, прислушиваясь. Тишина. Здраво рассуждая, ему сейчас как минимум не лучше, чем мне! Иначе мои косточки уже валялись бы вокруг или что там он со мной собирался сделать.

Уже было собиралась вставать — чего зря на земле разлёживаться, когда кто-то вдруг снова «включил» красный фонарь, залив всё вокруг неестественным, но ярким светом. Первое, что пришлось сделать — напомнить себе, что обещала не ругаться матом. Как оказалось, я лежала в нескольких сантиметрах от туши «топтуна»! А мои руки так вообще упёрлись в него! Правая — в бок, а левая — в отвратительный нарост на затылке.

Попыталась отдёрнуть руки, но не тут-то было! Ладони будто приклеились! И их опять чуть ли не по локоть покрывала та самая отвратительная слизь! Рывком удалось вырвать правую руку. С левой оказалось сложнее — после второго рывка её удалось отодрать — но только вместе с наростом!

«Что за чёрт?!» — Как только мои руки оказались свободными, ощущение восполнения меня-океана тут же снизилось почти полностью. Если раньше это был полноводный поток, то теперь от него остался лишь тоненький ручеёк! Сразу вспомнились полуразложившиеся тела людей на поляне.

— Нет, не может этого быть! — Потрясение от осознания было столь велико, что я высказала это вслух, а желудок свело в жёстком приступе тошноты! Да вот только он был давно пуст, так что выдавить из себя ничего не смог.

«Я сожрала их! Поглотила неведомым образом! Всех!!! Топтуна, Урода, других насильников и…» — Тут у меня внутри всё перевернулось. — «Похоже, что ту девочку — тоже».

Глаза заволокло пеленой. Слёзы полились градом. У меня началась настоящая истерика, какой не случалось никогда — вплоть до полного отключения разума. Кажется, я куда-то шла, падала, захлёбывалась в воде, ползла… В голове же билась лишь одна мысль — я монстр! Я самый ужасный монстр! По сравнению со мной все зомби и «топтуны» — детский лепет!

* * *

Очнулась где-то в лесу. Самочувствие было удовлетворительным, несмотря на ночёвку на голой земле без единого клочка ткани на теле. Было светло. В ветвях щебетали птицы. Никакой «красной подсветки». Привстав, стала делать то, что следовало проделать уже давно — осматривать себя в поисках зримого подтверждения кем стала. На удивление (радость и огромное облегчение) ничего не находила! Слизь, покрывающая руки, высохла и легко отделилась от кожи и волос, открыв совершенно чистую кожу — без малейших изъянов. Лицо тоже порадовало отсутствием каких-либо серьёзных изменений, наподобие отвалившегося носа или отросших рогов.

Но более тщательный осмотр показал, что некоторые изменения всё-таки произошли. Только они имели скорее знак плюс, а не минус! У меня от природы была неплохая фигура, но последнее время из-за большой занятости и, чего уж там, лени, начала немного «оплывать». Сейчас же всё это исчезло! Более того! Я выглядела не на свои двадцать девять, а на восемнадцать-двадцать! Причём все мышцы на теле выглядели так, будто я все эти «восемнадцать лет» занималась танцами или лёгкой атлетикой! Разве что с волосами было что-то непонятное. Они были всё такими же мягкими и упругими, но как-то странно ощущались! Попробовала намотать самый кончик одного из волосков на палочку и потянуть… Палочка сломалась. Волосинка цела, но больно так, будто целую ногу разом попыталась депилировать.

Подытоживая… Монстрик из меня вышел опасный, но на удивление симпатичный. Истерика закончилась столь же быстро, как и накатила. Оно и понятно — ситуация как-то не располагает. Мне нужна нормальная одежда, нормальная пища и нормальные люди… ну или хотя бы такие, какие не станут пытаться изнасиловать и убить — несколько снизила я планку, вспомнив про свои особенности.

Судя по всему, я успела достаточно далеко отдалиться от города, но другого места, где можно достать всё необходимое, я просто не знала. Не идти же наобум? Осталось лишь сориентироваться на местности. Сделать это оказалось не так-то просто, но через несколько минут удалось найти высокое дерево и даже забраться на него! Что самое удивительное — довольно быстро и умудрившись не поцарапаться. Моя новоприобретённая гибкость и ловкость оказались выше всяких похвал!

Толи наблюдательный пункт из дерева вышел не очень хороший, толи наблюдатель — из меня, но найти хоть какие-то ориентиры удалось с огромным трудом. На севере, если очень сильно приглядываться, можно было заметить то ли реку, то ли озеро, а на северо-востоке — довольно обширное открытое пространство. Это если сами направления света удалось определить правильно. Да и мои следы, вроде как, вели приблизительно в этом же направлении.

По-хорошему следовало на том самом дереве и остаться, дожидаясь темноты, ведь, как я поняла, «красное» зрение — это моя личная особенность, которой «мертвяки» не обладают, да и «волны» отлично работают в темноте. Но сидеть в бездействии было выше моих сил, так что очень аккуратно двинулась к полю на северо-восток. Очень медленно, вслушиваясь в каждый звук и обходя каждую веточку. Умение тихо передвигаться по лесу и не только с очень большой вероятностью мне ещё не раз пригодится. Вот и совмещу с практикой.

Вначале получалось не очень хорошо, но потом приловчилась изучать местность прежде чем сделать следующий шаг. Чем-то напоминало поход за грибами — вначале осматриваешь всё вдали, потом ближе, а в конце — то, что под ногами. И только потом делать один-два шага. Медленно, зато бесшумно. А там, глядишь, и скорость постепенно начнёт расти…

Долго ли, коротко ли, но постепенно начала замечать, что лес впереди стал как-то редеть, а количество кустарника — увеличиваться, из-за чего находить «бесшумную» дорогу стало значительно труднее. Но это полбеды! Куда больше волновало то, что в молодой поросли легко может спрятаться сотня «топтунов», и я до последнего момента их не увижу! Разве что…

Почему бы не попробовать использовть «волну»? Ей, вроде бы, листва почти не мешает. Вот только как это сделать? В прошлый раз она появилась сама, когда я испугалась звуков приближающихся шагов и захотела рассмотреть, что же их издаёт. Может в этом и дело? В желании? Пожелала… Ещё пожелала… Очень сильно пожелала…

«Да ВКЛЮЧИСЬ УЖЕ!!!» — Мысленно приказала я и, о чудо, во все стороны тут же полетела первая волна. Вот оказывается, что! Нужно себе ПРИКАЗАТЬ! И тогда мой организм начнёт работать так, как я этого хочу. Хорошая новость, пожалуй… Прямо даже захотелось поэкспериментировать, но удержала себя, сосредоточившись на приходящих с волной ощущениях.

А они значительно отличались от того, что было раньше! Если прошлый раз очертания предметов были довольно грубыми, а количество «цветов» — весьма ограниченным, то сейчас всё оказалось намного лучше! В моей голове строилась картина, по детализации мало отличающаяся от зрения! Хотя, припоминаю, последняя, самая сильная волна как раз дала что-то похожее, да ещё и на куда большем расстоянии!

Кстати о ней! «Топтун»-то моей «волны» не выдержал! Отбросил свои копыта! А значит нельзя сказать, что я совсем безоружна. Скорее — моё оружие всегда со мной! А, как любил говорить отец, любое оружие бесполезно, если находится в неумелых руках. Отсюда вывод — учиться, учиться и учился, как завещал дедушка Ленин!

И на чём же я потренируюсь? О! Птичка! Остатки моей старой личности, значительно исказившейся после всего пережитого, ещё твердили: «А может, всё-таки не надо?» Но у меня уже появилась цель!

Сосредоточилась на выбранном объекте. Птица типа голубя (скорее всего, именно он и есть), одна. Сидит на верхушке одного из ближайших деревьев. Так… Попробую настроиться. Вот «высветились» его мышцы. Не то. Лёгкие. Не то. Желудок. Мимо! Голова! То, что нужно! Однако такое ощущение, что голубь что-то почувствовал! Быстро вернулась к начальной форме волны, дожидаясь, пока птица успокоится, а потом начала «накопление».

Один удар сердца!

Второй!..

Сколько понадобилось на «топтуна»?..

Третий…

Не помню…

Четвёртый…

Он был очень близко…

Пятый…

Но размер имел намного больший!..

Шестой…

Хватит, наверное…

От меня во все стороны полетела мощная Волна! Не настолько мощная, как прошлая, зато информации принесла чуть ли не больше! Боли нет, только в груди немного саднит. Даже волны продолжают уходить. А что там с нашей птичкой? Птичка готова. Рухнула вниз, запутавшись в ветвях. Это я не додумала! Пришлось чуток пошуметь, сбивая её вниз бросками палки.

Итак, что мы имеем? Голубь серый, обыкновенный. Говорят, их раньше готовили вместо куриц. А ещё говорят, что по переносимым болезням голуби подобны крысам — переносят всё до чумы включительно. Но я и не собираюсь его есть — ни сырым, ни приготовленным. Попробую его «впитать» через кожу. Первым делом осмотрела тушку… Да уж… Мощность точно можно снижать! Взрыв мозга в самом прямом значении этого выражения. От головы вообще ничего не осталось! Можно смело снижать количество «ударов» до трёх.

«ПОГЛОТИТЬ!!!» — Приказала я, концентрируя внимание на пернатой тушке.

Эффект появился очень быстро. Вначале мои ладони оказались покрыты бесцветной, не имеющей запаха жидкостью — ничего общего со «слизью». На голубя она действовала как рекламный «фейри» на грязный налёт — очень быстро растворяла. Ощущения при этом были довольно приятные — от рук по всему телу шло тепло, мысли прояснялись, в мышцах возникала необычная лёгкость, настроение повышалось само собой! И так продолжалось, пока он не был «усвоен» почти полностью. То, что осталось в моих руках, и было той самой «слизью» — утратившей свои свойства жидкостью с растворёнными вредными веществами, которые не следовало усваивать. Более того, часть таких веществ даже была выведена таким образом из моего организма!

И есть не нужно, и в кустики ходить… Но я предпочту стандартные способы питания. Если, конечно, это мне ещё доступно… Но не буду о грустном.

Теперь я шла, испуская каждые два удара сердца усиленную волну. Это было явно слишком много, но мне было интересно, на сколько меня хватит? Каков запас? Оказалось — где-то на три сотни усиленных волн или шесть сотен обычных. Потом потребовалось несколько минут передохнуть, после чего нахлынуло довольно сильное чувство голода. Его удалось утолить ещё одной птичкой неизвестной принадлежности — поменьше голубя, побольше воробья. Коричневые перья. Она сидела на гнезде, так что в мой «рацион» вошло ещё два яйца, за которыми пришлось лезть на дерево. Этого оказалось достаточно, чтобы полностью унять чувство голода.

Попробовала поглотить ещё что-нибудь. Листья, трава и ветки поначалу поглощались довольно бодро — если они были свежими, но быстро пришло своеобразное насыщение и странное чувство… неполноценности подобного питания. Насекомые пошли «на ура», но тут уж мне самой стало противно. То есть — оставим на крайний случай. С животными и птицами — понятно. Поглощаются почти без остатка, но, опять же, было слабое ощущение, что получены не все необходимые вещества. Трудно объяснить… С людьми и «топтуном» ничего подобного не возникало. Разве что первые были «чище», а в организме второго оказалась целая куча различной дряни, которую нужно было выводить из себя, что замедляло процесс усвоения веществ.

Меня всю передёрнуло. Смогу я когда-нибудь без содрогания размышлять о подобных вещах? Очень сомневаюсь! И это, пожалуй, хорошо. Немного успокаивает. Я — это всё ещё я, а не жаждущий чужой крови и плоти монстр.

За размышлениями не заметила, как добралась до цели — впереди не было ничего, кроме пустого пространства, поросшего чахлой травой. Удивительно резкий переход — вот лес, а вот каменистый пустырь. Осторожный взгляд позволил понять, что тот самый, наблюдаемый ранее от подножия «обрезанного дома».

Пересечёшь его — и окажешься в нескольких минутах от дома! Ага, только белые тапочки натяну… Нет уж! Буду двигаться по лесу. Дольше, зато врага увижу задолго до того, как он увидит меня! В идеале, конечно. Как выяснилось — я не могу испускать волны до бесконечности. Но если делать это с минутным интервалом, то сил должно хватить на несколько часов. А там их можно будет и восполнить.

Через пару часов выяснилось, что предосторожности оказались не лишними. По лесу довольно быстро двигался сильный монстр! Конечно, трудно судить по внешнему виду, но размером он значительно превосходил «топтуна», а перемещался, почти не создавая шума. Это, на мой взгляд, говорило о наличии у него некоторой доли ума. Или хитрости.

На всякий случай решила найти «убийственную форму» волны для этого типа монстров. О чём тут же пожалела. Нет, форму-то я нашла, но это привлекло ко мне его нежелательное внимание! Я уже давно поняла, что обычная волна практически незаметна, но стоит её «настроить», как её действие начинает ощущаться. К огромному моему облегчению, понять, откуда приходит волна, ни у одного монстра ещё не вышло. Они просто чувствовали её присутствие. Так и этот монстр, постояв некоторое время, продолжил двигаться в прежнем направлении. Я же стояла — ни жива, ни мертва от страха. Что, впрочем, не помешало мне запомнить необходимую форму волны. Как я уже поняла, похожие существа имели похожие настройки. Не полностью одинаковые — но близкие, поэтому, при удаче, можно было попытаться уничтожить сразу несколько монстров одной сильной волной. Или же быстро найти «убийственную» волну крупного монстра, «собрата» которого уже изучил ранее.

Встреча, хоть и закончилась удачно для меня, заставила удвоить осторожность, снизив и так невысокий темп передвижения до совершенно мизерных величин. Правда это сыграло в плюс, потому что к городу я подошла, когда уже начинало смеркаться. Осталось только немного подождать, впитав между делом очередную пернатую тушку — охотиться вблизи города я посчитала опасным, вдруг кто-нибудь почувствует, поэтому прихватила её с собой.

Дождавшись нужного момента, покинула скрывающие меня кусты. Каждые десять ударов сердца испускала слабую волну и каждые двадцать — усиленную. Монстры вокруг были. И было их много. К счастью, большая часть оказалась заперта в домах, да и не выглядели они опасными. «Обычный» ходячий труп, еле передвигающий ноги. Черты лица неискажённые. Вполне возможно, что кто-то из них и не «зомби» вовсе. Во всяком случае двигались они более осмысленно. Закралась даже мысль попробовать добраться до одного из них, но тут же себя одёрнула. Люди бывают опаснее монстров, а эти мне вряд ли чем-либо помогут, раз даже из дома не пытаются выбраться. У меня же нет цели сидеть в квартире, пока продукты не кончатся! Только погибнем вместе.

Довольно скоро добралась до знакомых мест. Вот магазинчик, где продают очень вкусное печенье с кремом… Продавали… Смахнув непрошенную слезинку, взяла себя в руки. Нашла место расклеиваться! Через несколько минут удалось избежать непрошенной встречи с ещё одним «топтуном». Волна его засекла издалека, так что обойти оказалось легко. И вот уже впереди знакомый подъезд… только я и не подумаю туда заходить. Ключей-то нет! Остались в сумочке, а сумочка… Даже не знаю где. Могла оставить где угодно — состояние у меня было предшоковое.

Ничего, есть и другой способ, хотя воспользоваться им раньше ни за что бы не решилась! Через пару минут чуть не свалилась с балкона четвёртого этажа — не вовремя представила, как это выглядит со стороны: красивая (смею надеяться), абсолютно голая девушка, лезет по стене дома к нужному балкону… Очень напоминает сцену из множества анекдотов про неверную жену и любовника, только наоборот! Эта мысль меня и развеселила. В совокупности с прогнившей деревяшкой, на которую я неосторожно наступила, мне стало не до смеха!

До родного балкона восьмого этажа добралась с трясущимися от адреналина руками, но не слишком уставшей. И слава мне, обожающей свежий воздух, в результате чего окно на балконе оказалось распахнуто. Через него я и оказалась в своей собственной, такой родной квартирке. Сразу появилось ощущение полной безопасности. Не даром говорят — свой дом, своя крепость! К сожалению, это ощущение было обманчиво. «Волна» чётко говорила, что на пару этажей выше находится сразу два мертвяка. Причём один жрёт второго. Схожая ситуация на этаж ниже, а всего в подъезде почти полтора десятка «зомби». Поэтому, как бы этого ни хотелось, но даже на ночь остаться не получится — разве что когда-нибудь, в далёком и неопределённом будущем…

Список вещей, что следует взять, я продумывала всю дорогу сюда, однако, попробовав на практике, поняла, что всё это полная фигня! Да, у меня в связи с частым отключением электропитания была собственная газовая плитка и баллон. Но тащить это всё на себе? Полная глупость! В результате список сократился до трёх пунктов — одежда, аптечка и еда. Всё это отлично уместилось в небольшом рюкзачке. Одевшись, я почувствовала, что мне становится невыносимо жарко, но уже через пару минут будто что-то щёлкнуло, и мне снова стало комфортно. Всё-таки есть в бытии «монстра» нечто приятное…

* * *

Сидеть долго в квартире было бессмысленно, поэтому, устроив себе небольшой праздник живота — всё равно продукты пропадут, аккуратно спустилась вниз. По лестнице, а не изображая человека-паука, благо запасная связка ключей нашлась там, где я её оставила.

Тяжело вздохнув, бросила последний взгляд на свой дом, и не торопясь двинулась из города. Почему-то мне казалось, что сюда я больше никогда не вернусь.

Целью моего пути был тот самый злосчастный мост и поляна за ним. На удивление, добралась без происшествий. Хотя оно и понятно, когда имеешь возможность почувствовать неприятности заранее и обойти их. Пришла я сюда за ответами… и ещё — за оружием. Хотелось понять, откуда появились эти… хорошо вооружённые люди с уголовными наклонностями. То, что они из одного со мной города не верилось совершенно! А значит они «местные». Или «пришлые», если окажется, что это не город перенесло, а окружающую его местность «подселило». Версия за перенос была хоть и фантастической, но наименее бредовой из возможных.

К сожалению, я оказалась не единственным «посетителем» этого места. До останков людей уже успели добраться два «мертвяка», которые сейчас с урчанием и чавканьем пожирали то, что не поглотила я. Что делать в этом случае у меня и тени сомнения не было. Первая тройная волна высветила всё вокруг в радиусе километра и показала, что в этой области нет достаточно опасных тварей, что могут быстро добраться до этого места… Надо же! Достаточно опасных! А ведь ещё пару дней назад даже простой «мертвяк», зажавший меня на узкой улице, мог стать последним, кого я увижу! Сейчас же было ощущение, что я их могу победить, даже не прибегая к своему главному оружию. Впрочем, проверять на практике желания не было, так что сразу после первой волны подготовила вторую, вложив в неё, для надёжности, целых десять «ударов».

Расстояние до «мертвяков» было метров двадцать, голубю хватило шести, а был он намного дальше. Расчёт оказался верен. Мертвяки рухнули как подкошенные. Головы у них не взорвались, но, похоже, до этого оставалось не так уж и далеко! Во всяком случае такое создавалось впечатление при взгляде на их «лица» с потёками крови изо рта и носа. С глазами вообще… В общем, глаз у них больше не было. Совсем.

Зрелище малоприятное, но бежать в ближайшие кустики и опорожнять желудок уже не тянуло. И не поймёшь — хорошо это или плохо. То есть в данной ситуации — конечно хорошо, но на лицо явные изменения психики, так что в длительной перспективе… Тяжело вздохнув, принялась за неприятную, но нужную работу — обыск трупов и машин. В результате обыска было найдено множество полезных вещей, целая куча продуктов, небольшая горка оружия и всего парочка интересных находок. К последним в первую очередь относилась… карта! Самая странная из тех, что мне доводилось видеть! Её будто собирали из сотен различных кусочков. Часть из них была распечатана на цветном принтере и наклеена на лист ватмана, часть просто нарисована карандашом. Второй интересной находкой стал ноутбук. Очень необычный ноутбук, будто сделанный из двух отдельных кусков металла, покрытых толстым слоем резины. И экран, и клавиатура оказались выполнены в виде сенсоров. Алфавит по умолчанию — английский. К сожалению, больше ничего выяснить не удалось. Ноутбук оказался защищён паролем, а умениями хакера я не обладала. При всей своей «дубовости» ноут оказался удивительно лёгким.

Изучив находки, настало время думать, что со всем этим делать. Меня так и подмывало загрузить хаммер самым ценным — оружием и продовольствием, после чего выбираться на нём к людям, пользуясь найденной картой. Но некстати проснувшаяся паранойя зарубила столь простой и удобный план на корню. Даже если удастся без проблем добраться до ближайшего поселения людей, нет никакой гарантии, что они примут меня с распростёртыми объятиями. Да что там?! По любому отнимут всё что есть. И ладно бы с ним — легко досталось, легко потерялось, но вряд ли они на этом остановятся! Если верить карте, ближайшая территория — эта настоящая чехарда из кусков городов, полей, лесов, деревень, наполненная ужасными монстрами. Во всяком случае обозначения типа: «никто не возвращался», «опасность» и даже «ядерное заражение», покрывали карту опасно густой сетью. Что-то у меня возникают обоснованные подозрения, что выжившие в таких условиях люди не будут белыми и пушистыми.

А потому, раз еда и вода есть, то топай-ка ты, дорогая, ножками, да к монстрикам старайся не приближаться по мере сил. Так, глядишь, рано или поздно, и найдёшь, где можно устроиться. Машинки же пусть здесь стоят — больно от них шума много получается. Монстрики же шума не любят — спят очень чутко…

Кстати о них… Подошла поближе к убитым «мертвякам». С людьми их уже не спутаешь. Черты лица сильно исказились, челюсть увеличилась для лучшего поглощения мяса. От одежды — одни клочки и воняют неприятно. Ещё одно отличие от обычного человека — странного вида нарост на затылке. Одинаковый у обоих… Вот, собственно и всё, что можно сказать по результатам внешнего осмотра. Теперь осмотрим их изнутри…

Прикасаться к ЭТОМУ совершенно не хотелось. Более того, всё внутри будто кричало: «брось ты заниматься ерундой! Умеешь убивать? И хватит с них!» Но другая, более рациональная часть, родившаяся уже здесь, сопротивлялась. Когда ещё выдастся возможность подробно изучить, что собой представляют «мертвяки», в спокойной обстановке? Поэтому я пересилила себя и, стянув с рук хозяйственные перчатки (не голыми же руками во всём этом месиве копаться?) положила ладони на грудь и середину спины правого и левого «мертвяка» соответственно.

«Изучить!» — Приказала я самой себе, не слишком-то надеясь, что всё будет так просто. И действительно, в отличие от «поглощения», моё тело просто не понимало, что следует делать. Пришлось ему помогать. Первым делом я попыталась почувствовать организм мертвяка как свой собственный. Не быстро, но это получилось. Тело мертвяка представляло собой затхлое болото в моём восприятии. Причём дохлое. Ни малейшего движения, в отличие от моего «океана», в котором непрерывно циркулировали мощные и слабые течения. Впрочем, ожидать иного от трупа было бы глупо. Тогда я стала изучать его частями. Моя рука на груди одного, значит «вот это вот» что-то связанное с грудной клеткой. Возможно сердце. У второго ладонь находится на спине, значит эта «речка» со стоящей тёмной водой — это его позвоночник. Повреди его, и он не сможет больше двигаться.

Изучение позволило найти парочку новых форм «волны», позволяющих вывести из строя «мертвяка» — сердце и позвоночник. Хорошо бы ещё научиться более точечно воздействовать на голову, повреждая, например, только мозг или только барабанные перепонки, но всё это было настолько качественно уничтожено, что изучать было нечего… Разве что нарост на затылке. Он имел какую-то чужеродную, отличную от всего остального структуру. Его «корни» уходили глубоко в тело и, возможно, мозг «мертвяка», но никаких управляющих функций он, похоже, не нёс, возможно являясь своеобразно железой, выпускающей в организм различные вещества. По своей структуре нарост являлся чем-то вроде биохимической лаборатории, где поступающие питательные вещества преобразовывались в нечто иное.

Из полезных открытий — в наросте одного из «мертвяков» нашлось крошечное образование, размером с некрупную вишню, наполненное веществом, которое мой организм воспринял как «однозначно полезное». Правда при этом оно было заключено в сетчатый материал, который опознавался как сильный яд. Проблему удалось решить довольно просто — я вытянула полезное вещество из «вишни», используя тело «мертвяка» в качестве фильтра. Сразу после этого у меня внутри возникло чувство полного насыщения, будто я разом поглотила недельный запас еды. Но к обычному голоду это никак не относилось, так что по завершении всех работ с удовольствием скушала шоколадку, не обращая на живописно раскиданные по поляне трупы ни малейшего внимания… Это вообще нормально?

* * *

«Какая же я идиотка! Надо же было так попасть!» — Предавалась я самоистязанию, одновременно пытаясь всеми силами не раскашляться. Конечно, в таком грохоте вряд ли кто-либо это заметит, но я не знаю, какие способности есть у находящихся прямо надо мной людей, а потому лучше себя пересилить…

Начиналось же всё неплохо. Я собрала свой значительно потяжелевший рюкзак, куда сгрузила все найденные патроны, независимо от их типа. Не потому, что люблю таскать тяжести, а помня рассказы отца, что в условиях горячих точек патроны частенько становились хорошим средством обмена. Оружие тоже годилось, но его много не утащишь. Валюты же или других денежных знаков у людей не нашлось вообще. А это означало, что они здесь не котируются.

В результате я вооружилась пистолетом, снятым с тела «Урода». Он, кажется, был главарём в банде, а потому вряд ли носил плохое оружие. Сама я в нём совершенно не разбиралась. Знала как зарядить, снять с предохранителя и выстрелить, но не более того. Наверное, следовало хотя бы его испытать, но я побоялась создавать столько шума, поэтому просто привесила почищенный пояс с кобурой, для чего пришлось проковырять на нём новую дырочку — на худую девушку пояс явно не был рассчитан. После чего проверила, насколько легко можно выхватить пистолет и как быстро после этого снять с предохранителя, передёрнуть затвор и выстрелить. Получалось не слишком быстро. Наверное, можно было хранить пистолет в уже взведённом состоянии, но с моим умением… Так и ногу себе можно прострелить! Вот если бы это было моё единственное оружие — тогда другое дело.

Всё остальное оружие — пистолеты, ружья, обрезы, ножи… Просто оставила валяться на земле. Тащить их на себе тяжело. Да и не стоит оно того. Разве что ещё один пистолет с кобурой положила в рюкзак — на всякий случай. Будет чем отдариться при случае — мужики вообще на оружии помешанные, а в таких-то условиях… Сама я в длительных пеших походах не участвовала, но мама как-то рассказывала, что на первой половине пути люди набирают в рюкзаки всякие «сувениры» — красивые камешки, необычно изогнутые ветки и другую чепуху, а на второй половине — всё это выкидывают. Так что я лучше сразу трезво подойду к собственным возможностям и не буду перегружаться.

Долго сомневалась насчёт ноутбука, но потом всё-таки решила не брать, но и не оставлять. Найду где-нибудь недалеко удобное место и припрячу до лучших времён… Из всего разнообразия оставшихся вещей прихватила только длинную верёвку. Герои нескольких прочитанных книг дабы избежать встречи с врагом старались разместиться на ночёвку как можно выше в ветвях деревьев. Мысль мне тогда показалась здравой, хотя, как это будет выглядеть на практике, пока представляла себе слабо…

Ну что сказать… Два часа! Целых два часа мне потребовалось, чтобы оборудовать первую лёжку на высоте нескольких десятков метров над землёй. Но это, пожалуй, того стоило, хотя добыть нормальный гамак было бы полезно… Первые сутки в пути ничем примечательным не отметились. Я пересекла несколько «кластеров» (как было обозначено на карте), старательно обходя любую опасность десятой дорой. Двигалась я на юг, где, размещалась целая россыпь поселений, большая часть которых обозначалась как «враждебные». Но, исходя из принципа: «враг моего врага — мой друг», вполне возможно, что именно там я смогу найти нормальных… или хотя бы адекватных людей.

К концу второго дня у меня начали гудеть мышцы от длительной ходьбы и начало сказываться нервное напряжение. Обычная еда не до конца восстанавливала мои силы, поэтому с каждым последующим использованием «волны», их становилось всё меньше. Редкие птицы и животные не могли в этом сильно помочь. Я начинала подумывать остановиться на денёк и устроить «охоту», старательно обходя в мыслях, что именно я понимаю под этим словом… Но тут мне на глаза попался новый кластер — очень необычный. На карте такие обозначались как «стаб» и выделялись зелёным цветом. Не знаю, что это обозначает, но вряд ли зелёным стали бы обозначать что-то опасное. На карте особо опасные места имели красную закраску.

«Неплохое место, чтобы устроить тайник и передохнуть» — Подумала я тогда. К счастью, на открытое место я вышла уже в темноте, поэтому заметила людей раньше, чем они меня. Ну и осторожность, конечно, помогла. Я всегда перед выходом на просматриваемую территорию старалась создать мощную «волну». Вот эта волна мне и сообщила о присутствии нескольких десятков вооружённых людей в развалинах, где я собиралась устроить тайник.

Тут бы мне и свалить, но нет же! Я же крутой ниндзя! У меня есть ночное зрение и «волна»… В общем, любопытство пересилило. Под одним из самых больших зданий размещался полузаваленный подвал, попасть в который можно было только снаружи — через узкий лаз, а сверху было много трещин, позволяющих незаметно следить за находящимися вверху людьми! Идеальное место для шпиона. Пролезть в подвал с моей возросшей гибкостью оказалось несложно. И первые сутки всё было просто отлично. Я развесила уши, мимоходом обнаружив, что слух мой стал значительно лучше, чем раньше. Более того — теперь я его могла как бы настраивать, слушая даже очень тихий разговор на довольно большом отдалении. Все посторонние шумы просто исчезали. Причём это было как-то связано с возможностью испускать волны, так как одновременно слушать разговоры и видеть «волны» не получалось.

Люди не сказать, чтобы непрерывно болтали, но со временем у меня начала складываться более-менее чёткая картина. Сами себя они называли воинами или «братьями», но периодически проскальзывало и другое обозначение — «муры». Некоторым оно очень не нравилось, другие относились к этому слову безразлично. Как я поняла, эти люди сейчас находились в рейде «за мясом», а мне «посчастливилось» найти их основной лагерь. На второй день прибыло несколько машин «мобильной группы», которая привезла то самое «мясо»…

Мясом оказались люди! Муры их называли «иммунными». И они явно не были рады, что попали в плен! Из шёпота пленников мне стали известны такие подробности, что волосы дыбом становились! Оказывается, муры зарабатывали тем, что продавали людей на органы каким-то «внешникам», взамен получая оружие и снаряжение. Ситуацию осложняло то, что муры и сами могли пойти на органы при неудачно проведённой сделке или ещё по какой причине.

Ночью пришёл ещё один конвой, а потом… На муров напали! Я как раз прикорнула, так что автоматные очереди стали первым, что я услышала, когда подскочила на своей импровизированной лежанке. Не самый лучший способ проснуться, прямо скажем. Нет, муров я совершенно не жалела, но они же находились прямо надо мной! Если у нападающих найдётся тяжёлое оружие…

«Накаркала» — Подумала я, тихо отплёвываясь от огромного количества бетонной пили, что поднялась после мощно взрыва, который даже меня, находящуюся в подвале, на миг оглушил! Тут либо авиация, либо артиллерия, у всего остального силёнок не хватит так «бахнуть». И вот я, как полная дура, сижу в подвале здания, находящегося под артиллерийским и пулемётным обстрелом, ожидая, когда очередной «подарок» обрушит, наконец, всё здание мне на голову!

А даже если нет, нападающие, скорее всего, обшарят строение сверху донизу. Вряд ли при этом меня ждёт тёплая дружеская атмосфера! Не при наличии пищи, одежды и оружия! А потому вывод один — нужно сваливать! Тут же перестала экономить силы, посылая одну волну за другой. Нападающие не то, чтобы как на ладони, но видны. Обложили дом капитально! Ни одного непросматриваемого пятачка! Есть ли у них приборы ночного видения? Если есть артиллерия, то лучше считать, что есть. Постепенно план побега начал складываться…

«Эх, хорошие вы ребята, наверное, раз муров бьёте, но сейчас вы мне сильно мешаете, так что извините» — Подумала я, одновременно запуская сильную волну. В нужном мне месте раздался чрезвычайно мощный взрыв — это взорвались гранаты, что носили нападающие. Подобрать форму «волны», способной взорвать детонатор оказалось не слишком сложно. Куда сложнее было сделать так, чтобы взорвались только гранаты, расположенные в нужной области, а не вообще все.

Убедившись, что необходимый результат достигнут, я выскользнула из подвала и раненой ланью рванула в сторону уничтоженного мной укрепления, проскочив в считанных метрах от него. В эти мгновения я не экономила силы, создавая волны с каждым ударом сердца. Это позволило мне рассмотреть погибших людей во всех неприглядных подробностях, а, главное, убедиться, что сейчас они мне угрозу не несут.

Тяжело дыша я заскочила в небольшую рощицу и тут же перешла с бега на быстрый шаг. Вроде пока погони нет. Меня не заметили, ведь дело происходило в полной темноте, а те, кто должен был следить за этим направлением, были выведены из строя моей первой атакой. Тем не менее опасность ещё не исчезла! Я шла несколько часов без перерыва, не экономя силы и постоянно создавая «волны», чтобы убедиться в отсутствии погони. Погони не было, но обнаружились новые обстоятельства — в сторону грохочущих взрывов и пулемётных очередей со всех сторон двигались монстры! От просто шустрых «мертвяков» до огромных тварей, не виденных ранее. Мне приходилось проявлять чудеса проворства, чтобы избежать нежелательных встреч! И всё равно пару раз на мой след кто-то становился. Приходилось действовать грубо — настраиваясь на пустоты внутреннего уха и носоглотки, я била туда усиленной «волной». Преследование тут же прекращалось, а сзади раздавался вой нечеловеческой боли — удар надёжно лишал преследователей обоняния и слуха, одновременно вызывая достаточно боли, чтобы они набрасывались на первого попавшегося под лапу противника. Обычно им оказывался идущий рядом «коллега».

* * *

К утру я чувствовала себя выжатой тряпкой. Сил не осталось даже на то, чтобы двигаться вперёд, не говоря уже — генерировать «волны». Неплохо бы перекусить, но нечем — вся еда, большая часть патронов и ноутбук остались в том злополучном подвале. Теперь я могла разве что застрелиться, но не наесться. Да и не поможет мне обычная еда… Организм требовал совсем другого, что можно достать лишь из «мертвяков»… или людей.

Оставалось только привалиться к стволу дерева и ждать, пока силы хотя бы частично не восстановятся. Кое-какие резервы у организма ещё были, хотя тратить их на банальное движение мне-океану совершенно не хотелось — они нужны были для совсем других целей! Но сейчас делать нечего… Минут через тридцать сидения моё дыхание начало успокаиваться, а разум начал погружаться в полудрёму… из которой меня вывел странный одновременно знакомый и незнакомый звук. Не сразу поняла, что он кажется мне незнакомым, потому что пришёл из другой, прежней жизни. Жизни, в которой не было грохота оружия, голодного урчания «мертвяков» и воя раненых…

«Да не может этого быть!» — Подумала я, поворачивая голову направо, где всего в нескольких десятках метров проходила насыпь с проложенными на ней ржавыми рельсами в одну колею. Невероятно, но факт! По старым, казалось бы, давно заброшенным рельсам неторопливо катил самый настоящий поезд! Удивление не помешало мне быстро оглядеться. Вроде бы увидеть не должны. С дроги меня прикрывали довольно густые заросли кустов, так что достаточно немного сместиться и лечь на землю, чтобы заметить меня стало практически невозможно.

Казалось, что поезд двигался целую вечность. Ясно, что по таким путям перемещаться быстро слишком опасно, но не настолько же! Его же и пешеход обгонит! Далеко не сразу до меня дошло, что поезд двигается медленно не потому, что это требуется для осмотра путей, а потому, что останавливается!

«Какой смысл ему тут останавливаться?!» — В панике замелькали мысли в моей голове. — «Неужели, заметили?!»

Плюнув на усталость и экономию сил, создала новую «волну». Хм… Всего девять человек, причём они не выглядят так, будто готовятся к нападению, хотя оружие присутствует. Так может, просто совпадение?

Поезд полностью остановился и дверь локомотива открылась. Показался молодой мужчина высокого роста, одетый с некоторой претензией на элегантность — ну, в текущих условиях, понятно — в дублёнку, из-под которой выглядывала рубашка, явно форменные штаны и фуражку с каким-то значком. Точно не полицейским.

— Девушка! Вас не подбросить? — Спросил он, смотря куда-то левее моего расположения.

Очередная «волна» высветила голову мужчины. Причём настройки значительно отличались от стандартных «человеческих». К чему бы это?.. Он явно знает, что я здесь, но, вроде бы, пока не нападает… И другие люди не проявляют беспокойства… Пожалуй, можно и поговорить. Выпустить «волну» — секундное дело, так что, если что — пусть сам на себя кивает.

— Кто вы? — Спросила я, подходя на несколько шагов.

— Такие же люди, как и ты… — Пожал он плечами, переводя взгляд на меня. — Ехали по своим делам.

— Как ты меня заметил?

— Ну… — Он на мгновение отвёл взгляд в сторону. — Ты не единственная, у кого есть «особые» таланты.

Слово «особые» он выдели голосом. Это мне не понравилось. Кто знает, на что он способен?

— И что ты от меня хочешь?

— Ну, мне бы не помешала помощь… Обещаю ответить на все твои вопросы и не мешать, если захочешь уйти. Ну и ещё долю добычи, хотя сейчас это не столь актуально.

— И откуда ты знаешь, что я подхожу?

— Ну, скажем так, я иногда могу видеть будущее, и мне КАЖЕТСЯ, что мы будем друг другу полезны… Например, вот. — Он снял с пояса пузатую фляжку, сделал глоток, после чего закрыл и бросил её чуть в сторону от меня. — Это живчик, как называют местные. Гонится из «споранов». Такие как мы — обычные люди… — почему-то мне послышался сарказм в его голосе, — … должны пить его каждый день. Иначе умрёшь в страшных мучениях. Да и вообще он полезен — силы восстанавливает, раны быстрее заживают… Если не переусердствовать, конечно.

Да, силы мне бы сейчас очень пригодились, но могу ли я ему доверять? Он, конечно, уже отхлебнул, показывая, что напиток не отравлен, но там может быть сильное снотворное… Впрочем, сомневаюсь, что подобные вещи на меня теперь подействуют. Кроме того, если он не врал, то видение будущего может быть чрезвычайно полезной способностью для коллектива, а к людям в любом случае придётся когда-нибудь выходить. Рискну! Но если он соврал — то умрёт первым!

Поднимаю флягу, откручиваю крышку. Запах, вроде бы, приятный. Сделала маленький глоток. Вкус, вроде бы, тоже ничего! А главное организм как-то разом затребовал: «ЕЩЁ!». Судя по всему, напиток был сделан из той самой «вишни», что находится в наростах на головах «мертвяков». Только тут она была каким-то способом очищена от яда. Сделала ещё один глоток — побольше.

— Спасибо!

— Не за что! Поделиться живчиком с другим считается хорошим тоном местного этикета.

— У местных есть этикет? Что-то не заметила!

— У местных много что есть, правда не всем они это показывают… В Улье меня зовут Машинистом. Это такая кличка, заменяющая имя. Традиция. Тебя же, как я понял, зовут Баньши?

— Баньши? — А что, довольно близко, учитывая мои особые способности. — Нет! Меня зовут Марина, а местного имени ещё не имею.

— Тогда извиняюсь, просто у меня было написано «Встретить Баньши» и время, когда нужно произвести остановку.

— Где это написано?

— В блокноте… Потом покажу! Так что ты решила? С нами или сама по себе?

— Ещё не решила!

— Тогда предлагаю сделать так. Сейчас едем до нашей цели, по пути я попытаюсь утолить твоё любопытство, а по возвращению уже решишь. Идёт?

— Идёт. — После нескольких секунд внутренней борьбы сказала я.

— Залезай тогда! — Сказал Машинист и скрылся в кабине, даже не сделав попытку изобразить галантность, подав даме руку. Это радовало. Нафиг мне эти заигрывания сейчас не сдались!

— Ничего себе! — Удивлённо воскликнула я, оказавшись внутри. Кабина локомотива напоминала рубку космического корабля! Одних мониторов по стенам было развешано восемь штук!

— А, это? Просто система наблюдения, чтобы вовремя заметить опасность, хотя мои способности тут безоговорочно лидируют над любыми другими способами.

— А что ты можешь? — Тут же заинтересовалась я.

— Фильм «Пророк» смотрела с Николасом Кейджом в главной роли?

— Да.

— Считай то же самое, только он мог смотреть вперёд лишь на две минуты, а у меня ограничение в затратах ресурсов. — Поезд начал медленно разгонятся, и я устроилась на раскладном стуле около выхода.

— И на сколько же ты можешь смотреть «вперёд»?

— Сейчас мой максимум — сутки. Чем дальше, тем сложнее увидеть.

— То есть ты можешь увидеть всё, на сутки вперёд?!

— Хотелось бы! Но нет. Правильнее сказать — на несколько секунд! На сутки я могу увидеть лишь один короткий «кадр». Но и это бывает полезно, особенно когда этот кадр увидеть не получается, что означает, что «абонента» в сети более не существует. То есть, что я погиб.

— И часто такое происходит?

— Чаще, чем хотелось бы! Но до завтра я вроде бы должен дожить. Тут, к сожалению, не угадаешь.

— Почему?

— Да всё очень просто — вдруг увиденное в будущем изменит ситуацию к худшему? Сегодня с утра я увидел в блокноте надпись: «Встретить Баньши», но, например, как-то накосячил при этом, что привело к моей гибели. На лицо отрицательная обратная связь.

— Хм… И почему ты мне всё это рассказываешь?

— В альтруизм не веришь? И правильно. Просто так выдавать собственные секреты я бы не стал, но не забывай, что я пригласил тебя в свою команду. Так уж получается, что, видя будущее, узнаю людях куда больше, чем они того бы хотели. Поэтому в качестве ответной любезности я открываю часть своих возможностей. И чем больше узнаю секретов другого человека, тем больше рассказываю сам. Ну, при прочих равных условиях, конечно! Поговорку: «болтун — находка для шпиона», придумали задолго до моего рождения.

— Это значит, что обо мне ты уже успел узнать многое?

— Есть такое дело! Кстати… — Он достал из кармана на груди металлический пенал и вытащил из него что-то, напоминающее короткую макаронину. — Зацени-ка! Только в рот не бери!

Повертела в её в руке, зажала в кулак, на несколько секунд перейдя в «состояние океана». Макаронина оказалась целым кладезем различных веществ! От чрезвычайно полезных до страшно ядовитых. Причём одни из них дополняли или нивелировали эффект других! Быстро поглотила полезные и вывела ядовитые.

— Ну как? — Спросил Машинист, заметив, что я «очнулась». Только сейчас поняла, что некоторое время оказалась совершенно беззащитной!

— Ужасная гадость! — С отвращением заявила я. — Есть ещё?

— Найдётся! Поможешь в сегодняшнем деле и считай пенал твой. Всё равно не знаю, что со всем этим делать. Большую часть продал, а оставшееся вроде как на исследование сохранил. Да вот некому пока исследовать. Хоть как-то применить сможем — и то хорошо. Флягу, кстати, можешь считать авансом.

Только сейчас обнаружила, что так и не отдала её владельцу. Стало немного стыдно.

— А что за «дело» у вас?

— О! Весьма интересное! Ты уже знаешь про «стабы» и «кластеры»?

— Очень смутно.

— Если коротко — «стабы» — это территории, которые долгое время не меняются, там возможно создание поселений. «Кластеры» — это территории, которые периодически перезагружаются. При этом появляется туман и специфический кислый запах. Оставаться в кластере во время перезагрузки фатально вредно для здоровья!.. Пару лет назад недалеко отсюда существовало развитое и довольно богатое поселение, размещённое на довольно крупном и хорошо защищённом стабе. Вот только «стаб» оказался не стабом, а кластером с очень длительным периодом перезагрузки! Когда вдарило, мало кто к этому оказался готов. Выжившие были вынуждены быстро сматываться — ведь от мощных укреплений практически ничего не осталось, а в перезагруженный кластер рванули целые орды заражённых. Ну или не орды… Тут, возможно, было допущено художественное преувеличение… Главное в том, что все последующие попытки отбить кластер назад — а было их несколько, не увенчались успехом… Так вот, целью нашей поездки будет оценить, что там сейчас происходит и нельзя ли на этом поживиться.

— А-а… Это не слишком опасно?

— Не слишком опасно?! Да это самоубийство по представлению большинства! Туда целые небольшие армии ходили, и никто не вернулся!.. — У меня появились первые подозрения в душевном здоровье собеседника.

— …Но ты же не забыла про мой дар? Если бы там действительно было столь опасно, то я бы знал об этом. На рожон лезть не будем, попробуем по-тихому. И тут твои способности будут просто незаменимы! На какое расстояние ты можешь испускать свой ультразвук?

— Ультразвук?.. Километра на три, может больше, не пробовала.

— Какие-то особые требования присутствуют?

— Ну… Желательно находиться на открытой площадке, цель не должны закрывать сплошные массивные объекты, а перед использованием… ультразвука мне желательно восстановить силы.

— Хм… Тогда держи! — Машинист достал из кармана «вишню». — Это споран, из него делают живчик, но ты, как я понял, можешь действовать и своими силами?

— Лучше очистить. — Поморщилась я, вспоминая как использовала тело «мертвяка» в качестве фильтра. Делать то же самое со СВОИМ телом не хотелось категорически.

— Тогда возьми в шкафчике за моей спиной. Там мои алхимические эксперименты.

Содержимое шкафчика напоминало не полку алхимика, а мечту алкоголика! Куча бутылок водки, коньяка, вина и других алкогольных напитков. Судя по виду наклеек и качеству изготовления — весьма недешёвых!

— И где здесь…

— Бери любую! В каждой бутылке растворён один споран. Это и является методом очистки — спирт плюс фильтрация. С горохом аналогично — только уксус вместо спирта.

— Что за «горох»?

— Не видела ещё? Можешь взглянуть! — Сказал он, доставая из ещё одного кармана маленький пластиковый пакетик. Сколько же у него там всякого добра пораспихано?! — Стоит как десяток споранов, добывается из более сильных тварей. Позволяет усиливать полученные способности. В моём случае — предвидение, в твоём — ультразвук. Есть ещё жемчужины, но с ними опасно связываться — можешь новый дар получить, а можешь в монстра превратиться. Да и редкие они. Хотя ценность имеют немалую.

Я с интересом уставилась на Машиниста.

— Что?! — Занервничал он под моим изучающим взглядом.

— Не покажешь?

— Так нечего показывать! Были у меня жемчужины, да нет больше! — Похлопал он по своему животу.

Хм… Интересно, а можно с помощью моих способностей «извлечь» поглощённую жемчужину из тела другого человека?.. Нет-нет, это я так, теоретически…

* * *

— Приехали!

— Уже?! — Мерный стук медленно движущегося поезда действовал убаюкивающе, а двое суток почти без сна и последующий выматывающий бег с препятствиями сказались самым прискорбным образом — я заснула. И опять отдала тем самым себя в чужие руки. К счастью — снова без последствий, от чего даже начала испытывать к этому странному типу в фуражке железнодорожников (узнала-таки эмблему) некоторую симпатию.

— Ну так не зря же говорят, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти? Это кажется, что в Улье всё далеко, а я в первый день так разогнался, что три кластера проскочил, не заметив. Как не убился — понятия не имею. Повезло, не иначе.

— А как же твои способности?

— Тогда они ещё не проявились… — Машинист задумался. — Хотя, знаешь, может что-то такое и было… Ладно, не до того сейчас. Залезай!

— Куда?

— Сюда! — Машинист потянул за странную конструкцию, расположенную прямо над его головой, и она превратилась в раскладную лестницу! — Моя стрельбовая ячейка. Оборудовал несколько таких, чтобы из защищённой кабины не вылезать. Заражённые они разные бывают, некоторым на крышу запрыгнуть, что нам на табуретку. Да и снайперу за бронёй тебя снять куда сложнее.

Я последовала его совету и оказалась в некоем подобии танковой башенки — только не вращающейся. Зато с лучшим видом. Со всех сторон стояли наклонённые зеркала, которые я вначале приняла за небольшие окошки, так как в них отражалась окружающая местность. Справа в специальных креплениях была закреплена большая винтовка со снайперским прицелом, а впереди — массивный бинокль. Но рассмотреть как следует конструкцию мне не дали…

— Видишь вверху большие защёлки, как у старых чемоданов? Открой их!

Посмотрела вверх, где находилась, как я подумала вначале, выемка для головы, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении люком! Стоило освободить последнюю защёлку как люк оказался мгновенно открыт, будто его кто-то очень сильный дёрнул сверху! Я чуть не вскрикнула как последняя дура, лишь в последний момент поняв, что это сработал какой-то механизм. Вот же! Нервы стали не к чёрту… Зато физическая форма на высоте — воспользовавшись удобно расположенной ручкой легко выскочила на крышу поезда.

Вид сверху открывался интересный. Мы стояли на самом краю лесного массива, дальше начинался довольно крутой склон к берегу среднего размера реки — не лесной ручеёк, но и не Волга. Через неё перекинут огромный железнодорожный мост… Слишком большой для такой хилой однопутной железной дороги, по которой мы ехали до этого. И железнодорожных путей по нему шло, как и полагается, две пары! В прямом и в обратном направлении. Бросила взгляд вниз и похолодела — всего в паре метров впереди узкая насыпь исчезала, превращаясь в широкую, намного более массивную. Но испугаться меня заставило не это, а то, что вместе с насыпью обрывались и рельсы! Нет, дальше они снова начинались, причём сразу в двойном экземпляре, вот только с одним уточнением! Концы рельс друг с другом не совпадали! Проедь мы ещё несколько метров и неминуемо сошли бы с пути! И хорошо, если вообще бы не завалились на бок — в зияющую пропасть.

— Ну, можно начинать! — Отвратительно жизнерадостный голос Машиниста, который успел совершенно незаметно подняться на крышу вслед за мной, заставил слегка вздрогнуть и вспомнить, зачем мы вообще здесь находимся.

Сейчас он напоминал не служащего РЖД, а гангстера на отдыхе — правая рука покоится на рукояти монструозного размера пистолета в кобуре, в левой — бутылка коллекционного вина, фуражка осталась внизу… Ладно, хватит его разглядывать. Судя по всему, нас интересует то скопление строений, что начинается на том берегу сразу за мостом? Сосредоточилась на слухе, чтобы начать создавать «волны», как выяснилось, ультразвука…

— Стой! — Вдруг отвлёк меня голос Машиниста, который вместо объяснений приложился к бутылке.

— Что такое?

— Ничего! Можем спускаться.

— Ты разве не хотел выяснить, что происходит на том берегу?

— Хотел! И выяснил! Тебе, кстати, сейчас нежелательно использовать более восемнадцати «ударов» за раз — потеряешь сознание. И пробуй излучать ультразвук в более узком секторе, тогда эффект будет гораздо лучше!

— Что? С чего ты взял?! — Совсем уж растерялась я от таких советов.

— Забыла о моём таланте? Ты молодец, хотя сама пока не знаешь всех своих возможностей… Я просто «посмотрел» вперёд и получил нужную информацию из будущего. На коротком временном интервале сделать это очень легко.

Мне оставалось лишь удивлённо покачать головой. Происходи дело в других обстоятельствах, постаралась бы держаться от человека, утверждающего подобное, подальше. А сейчас носителем подобных способностей можно лишь восхищаться… Или опасаться его, в зависимости от того, что у него на уме. Первое впечатление о нём — этакий рубаха-парень, душа на распашку. Сейчас же потихоньку понимаю, что он та ещё хитрая бестия.

— Хм… Может мне всё-таки попробовать? Хотя бы ради тренировки? — Я уже успела настроиться на работу, а тут вдруг раз — и, спасибо, не нужно.

— Не стоит. Силы тебе понадобятся, когда подъедем ближе. То, что большинство заражённых не чувствует твой ультразвук не означает, что не найдётся умника, который это сможет сделать. — Да, это всё объясняло куда лучше, чем попытка «понтануться», показав мне свои таланты. Если можно получить информацию «без шума и пыли», то ей, конечно, лучше воспользоваться. Хотя не исключено, что он преследовал и иные цели… За эти короткие, для меня, секунды он получил обо мне больше информации, чем я когда-либо захотела бы рассказать. Возможно даже больше, чем я сама о себе знаю! Брр! Прям до косточек пробирает!

Спустившись назад, вслед за Машинистом, спросила:

— И что же «мы»… — Сделала ударение на последнем слове. — … Смогли выяснить?

— Мы смогли выяснить, что приехали не зря! А потому… — Он наклонился над пультом, нажимая какую-то кнопку. — Орлы! Пора отрабатывать проезд, так что хватайте лопаты, ломы и всё остальное и бегом ко мне! Пистолеты и ружья можете не брать, стрелять ни в кого не требуется, но это, понятно, по желанию! Баньши! Тебя я попрошу побыть пока наблюдателем!

— Баньши? — Спросила я, вопросительно выгнув бровь.

— А, да, извини… Просто привязалось, так что если ты не очень возражаешь… — Я пожала плечами. Меня и моё имя устраивает, но пусть лучше «Баньши», чем какая-нибудь «Сладкая Попка». С них станется! «Брутальные мужики» обожают всякие пошлости. — Тогда занимай пост. — Кивнул Машинист в сторону люка, а я поработаю бригадиром… или надсмотрщиком. — Добавил он еле слышно, но последнее время мой слух стал куда лучше прежнего, так что я легко разобрала.

Быть наблюдателем оказалось очень скучно. Некоторое время развлекалась, рассматривая окружающую местность в бинокль, но это быстро надоело. Тогда решила попробовать «волну». Самую слабенькую, чтобы только ближайшую местность изучить. Как оказалось, тонкий металл поезда не слишком-то ослаблял ультразвук, скорее «собирал» его внутри, позволяя очень хорошо рассмотреть всё, что происходило внутри поезда, но намного хуже — происходящее снаружи. Зато можно было рассмотреть не только то, что происходит вокруг кабины, но даже в нескольких метрах от последнего вагона! Металл становился своеобразным проводником… или резонатором? Эх! Не сильна я в физике. Хотя вряд ли она тут помогла бы. Всё на практике придётся постигать.

Между тем мужчины, несмотря на свой довольно потасканный внешний вид, работали довольно споро, непрерывно бегая вперёд и назад вдоль вагонов, где у них было сложено разнообразное оборудование. Старались работать тихо, но это не всегда получалось. Каждый громкий стук или визг болгарки делал рабочих всё более нервными. Они практически непрерывно оглядывались по сторонам, но на работе это не сильно сказывалось. Действовали они быстро и слажено.

Но вот, наконец, всё было сделано — теперь рельсы шли непрерывно, плавно переходя с нашей стороны на мост. Мужчины похватали оборудование и почти бегом скрылись в вагонах. Машинист же что-то проверил сзади, между локомотивом и первым вагоном, а потом присоединился ко мне:

— Ну вот и готово! Можно двигаться. — Он занял своё место, переключил несколько тумблеров и поезд тронулся… Точнее, поехал только локомотив!!! В одном из мониторов внешнего наблюдения было чётко видно, как мы отходим от сцепки, оставляя вагоны стоять на месте!

— А-а… Вагоны! — Только и смогла выдавить я.

— Вагоны оставим пока! — Беззаботно ответил Машинист. — Пойдём налегке!

— В одиночку?!

— Почему в одиночку? Вдвоём! От тех «вояк» никакой пользы. Они здесь-то чуть не, извиняюсь, обосрались, пока работали, а туда… — Он кивнул в сторону громады моста, к которой мы медленно (как в фильме ужасов, только музочки траурной не хватало) приближались. — … Их никаким калачом не заманишь! Но это даже хорошо, в какой-то мере. Нам больше достанется! Три доли мне как организатору, командиру и бойцу, одна тебе! Работники на окладе, а потому в боевых действиях не участвуют.

— А они ожидаются?! — Как-то особенно жалко у меня получилось, таким тоном только милостыню в переходе просить…

— Чуток постреляем, но ничего серьёзного. — Не сказать, что это меня сильно приободрило.

Без проблем миновав «новый» участок рельс, локомотив чуть прибавил ходу, но не слишком сильно. Километров до десяти в час. Машинист в очередной раз приложился к бутылке с вином.

— Может не стоит столько пить?

— На меня спирт слабо действует, это ещё и разбавленное, а силы нужно восстанавливать.

— Ты вроде бы и не напрягался особо.

— Внешне так, наверное, и выглядит, но на самом деле я сейчас вовсю использую свой дар. Ну и твой, конечно!

— Что-то не заметно.

— В этом вся соль!

Мост закончился и локомотив выехал на большое открытое пространство, сплошь покрытое железнодорожными путями — какая-то очень сложная развязка. А потом мы оказались около монструозного вида ворот. Первый раз вижу что-то подобное. На створках были приварены большие рельефные звёзды, покрашенные красной краской. Створки ворот оказались приоткрыты ровно настолько, чтобы локомотив смог проехать. Будто нас ждали…

Мы подъехали к ним вплотную и… остановились. Я вопросительно посмотрела на Машиниста.

— Остановка номер два! — Пояснил он. — Вылезай наверх и используй ультразвук с тройным или четверным усилением. Думаю, этого будет достаточно, чтобы узнать обстановку. Только старайся не шуметь, а то заражённые уже рядом.

«Может тогда и не стоит вылезать?» — Хотелось спросить мне, но пересилила себя. — «Давай, ты сможешь! Ты больше не воспитательница Марина, а страшная Баньши!»

Лязг открытия люка показался подобен грому, но быстро отправленная «волна» показала, что недостаточно громким, чтобы привлечь к нам внимание заражённых. Да и было их на удивление немного. По крайней мере — близко. Мне удалось увидеть всего двух простых мертвяков за длинным зданием справа и одного «топтуна» в какой-то будке впереди. Но территория на этом не заканчивалась, так что я поднялась наконец на крышу и собрала тройную «волну».

Отклик на этот раз оказался куда сильнее, а результат — страшнее. На огороженной высоким железобетонным забором с колючей проволокой территории расхаживало два десятка «заражённых», как их называл Машинист. И это только снаружи! Что творится в зданиях, сделанных из какого-то материала, практически не пропускающего ультразвук, было не понятно. Хотя… Попробую-ка ещё немного усилить «волну» и сделать её направленной, как советовал Машинист, ведь в прошлый раз пришла куча ненужной информации о том, что находится сзади и по бокам. Ну, относительно ненужной, ведь и там могли спрятаться «мертвяки».

На вторую волну мне потребовалось куда больше времени — не так-то просто сделать то, чего раньше никогда не делала (самостоятельно, а не в «видениях» одного самоуверенного мужлана). Но, как оказалось, если знаешь, что нужно искать, то найти гораздо легче! Нужная настройка нашлась довольно легко, тем более мне не нужно было «сканировать» в одном узком секторе, а всего лишь откинуть ненужную половину, сконцентрировавшись на том, что находится впереди! Для надёжности набирала «волну» целых четыре удара сердца — такой силой можно и человека убить!

И, действительно, уловка и повышение мощности подействовали! Окружающие нас здания оказались огромными ангарами, складами и, кажется, казармами! Это была не просто огороженная территория, а настоящая воинская часть! Можно было и раньше догадаться — по одним звёздам. В трёх из них скрывалось ещё несколько заражённых, а ещё в одном было что-то… непонятное, но тревожное. Очень большое и, кажется, живое! Сомневаюсь, что сюда кто-то притащил слона, так что, по трезвому размышлению, это может быть только ещё один «заражённый»! И с такой тушей какой-то винтовочкой вряд ли удастся справиться! Об этом я и рассказала Машинисту, когда спустилась.

— Не беспокойся! — Отмахнулся он от предупреждения. — Потом сама всё увидишь!

Его настроение было подозрительно весёлым. Надеюсь не от того, что он нажрался спиртными напитками!

— Ладно. — Сказал Машинист. — Начнём, помолясь! Я беру на себя всех крупных, ты бери мелки, что приблизятся вплотную. Особо сильно не бей, и ни в коем случае не бей по мне или себе! Перед ударом обязательно проверь, не подействует ли он на нас слабой «волной». И только после бей сильнее!

Хорошее замечание! В тот раз с «топтуном» вышло так не хорошо, потому что часть силы волны подействовала на меня саму! Так что, пока прямо в окно не начнут лезть, буду бить максимально аккуратно.

— Закрой ушки! — Попросил Машинист.

— Зачем?

— Ну, как знаешь. — Пожал он плечами и дёрнул за какой-то рычаг.

От раздавшегося воя у меня волосы дыбом встали!!! Я тут шепчу, а этот… в это время врубает паровозный ревун! Или как эта штука называется? Но высказать своё возмущение я могла теперь разве что его заднице, так как машинист уже занял место в своей «башенке». А с «задницами» я принципиально не разговариваю!

Но нужно было признать, что место для боя Машинист выбрал с умом. Подойти к нам можно только спереди — с боков и сзади не дадут ограждения и ворота. Сами мы находимся в неплохо защищённой кабине, так что выковырять нас, да ещё «работая» с одной стороны, непростая задача! А в самом крайнем случае Машинист просто спустится и врубит задний ход. Дорога разведанная, скорость можно развить хорошую. Это если он выживет… Ещё раз напомнила себе про «дружественный огонь». Если я нечаянно его убью, то сама вряд ли смогу отсюда выбраться! Да и вообще — досадно выйдет…

Между тем ситуация начала разворачиваться всё стремительнее. Ревун не прошёл мимо внимания «местных жителей» и они начали сбегаться к нам с похвальной оперативностью. Первым на дорогу выскочила огромная человекоподобная фигура, у которой вместо рук оказались гигантские костяные наросты! Двигался она настолько стремительно, что не на шутку меня испугала! В ней чувствовалась по-настоящему исполинская мощь, по сравнению с которой металл и, тем более, стекло уже не казались достойной защитой!

— БАХ!!! — Прогремел выстрел сверху, особенно громкий в закрытой кабине.

Результат оказался замечательным! Только начавший разгоняться заражённый вздрогнул всем телом и рухнул на землю, не завершив шага. Пав столь же стремительно, сколь и бесславно. Но оно и к лучшему. Хорошо бы вообще обошлось без «героического превозмогания». Не даром столько наград героев имеет приписку: «посмертно». После первого выстрела заражённые пошли «косяком». Большую часть Машинист отстреливал на полпути, проявив невероятные снайперские способности! Один выстрел — одна цель! Я несколько напряглась, когда часть заражённых, включая двоих «топтунов», не пошла напрямик через открытое пространство, а начала заходить слева, вдоль забора, куда Машинист при всём желании не мог попасть.

— Слева! — Выкрикнула я.

Однако, похоже, я недооценила его возможности. Стоило им выскочить из-за дома, как раздалось сразу два выстрела с очень маленьким интервалом, и «топтуны» упали на землю. Тут мне пришлось закончить с ролью наблюдателя, так как Машинист не стал добивать оставшихся слева мертвяков, а снова переключился на основное направление, оставив мне разбираться со своей недоработкой.

Так… Пробуем настроить волну на голову заражённых… Не подходит! Голова Машиниста тоже оказалась под ударом! Тогда может носоглотка? У заражённых она изменяется в первую очередь… Вот так! Намного лучше! Нас почти не затрагивает! А теперь ещё и сконцентрировать «волну» в нужном секторе, не только усиливая воздействие на врагов, но и снижая его на себя! Эх, мне бы это умение на несколько часов раньше, сколько сил бы удалось сэкономить! Ну да ладно.

Собирала силы шесть ударов сердца. За это время враги успели приблизиться и пришлось чуть-чуть подправить сектор «стрельбы». Про себя заметила, что следует, по возможности, держать хотя бы частичный «заряд» в два-три удара наготове, чтобы не ждать столько времени. В бою даже несколько секунд иногда многое значат! Выпустила «волну». О! Попадали! Хотя парочка ещё, вроде бы, шевелится. Выпустила новую «волну», чтобы подстроить следующий удар под «живчиков». Внесла небольшие изменения в форму «волны» и новый удар! Всё! Готовы! Несколько секунд и шестерых противников как небывало!

Что там у Машиниста? Вроде тоже неплохо. Пока сама сражалась грохотало без остановки, а сейчас просто позвякивает. Выпустила усиленную поисковую «волну»… Ничего себе! Вот это мы настреляли! Я шестерых и Машинист — четырнадцать. Всего двадцать! Значит часть заражённых спряталась, не говоря уже о том, огромном… Послышались звонкие шаги — Машинист спускался по лестнице. Винтовку он нёс с собой — поставил её в угол и начал стягивать с себя дублёнку.

— Слишком светлая! — Пояснил он, доставая из ещё одного шкафчика длинный кожаный плащ и широкополую шляпу. Надо же! И гардероб у него есть! Богато живёт! А у меня только худой рюкзак…

Переодевшись, Машинист занял место у пульта и локомотив медленно двинулся вперёд.

— Приехали. — Тихо сказал он через пару минут, останавливая.

— И что дальше?

— Пойдём ножками! По-хорошему следует трофеи собрать, но пока отложим до завершения зачистки. Не устала ещё? — Спросил он, открывая лючок в полу и доставая оттуда большой туристический рюкзак. Правда — сейчас практически пустой.

— Нет!

— Хлебни живчика — поможет. — Я что, так плохо выгляжу?! Но совету последовала, сделав пару небольших глотков из фляжки. Её я привесила к поясу, благо крепление позволяло — такая полезная вещь всегда должна быть под рукой!

— Вначале заглянем в тот ангар, что слева, а потом — в дальнее здание. — Просветил меня Машинист.

— В дальнем здании какая-то штука… Большая и, кажется, живая!

— Я знаю, всё под контролем, не беспокойся! В ангаре засел один очень хитрый заражённый, про него я тоже знаю. Идём, волноваться больше не о чем!

Мне бы его уверенность! Несмотря на достаточно расслабленное поведение «компаньона», я не расслаблялась, каждые десять секунд посылая поисковую волну. Да, вот и спрятавшийся заражённый. Действительно довольно хитёр — залез в канализационный колодец и даже люком прикрылся. Думает, что мы подойдём, и тут он нас и схватит. В двадцати метрах от люка Машинист остановился, поднял с земли камешек и бросил его. Камешек попал точно в центр металлического блина! И тут же снизу выскочил заражённый! Даже зная, что так и будет, я не смогла не испугаться! Одно дело, когда сидишь в кабине тепловоза, создающей иллюзию защиты, и совсем другое — фактически лицом к лицу!


— Б-БАХ!!! — Огромный пистолет Машиниста выплюнул целый факел огня, а огромная туша «гуманоида» рухнула на землю в считанных сантиметрах от «засады». На лице мужчины появилась довольная улыбка.

— Давно хотел это сделать! — Пояснил он. — Мой самый нелюбимый патрон, летит как Бог на душу положит, а выкинуть жалко!

— Сейчас ты попал точно! — Удивилась я такому заявлению.

— Сейчас да! Но вначале четыре раза «промахнулся». Вёрткий был, гад!

Машинист без опаски подошёл к трупу и, достав из бокового кармана рюкзака небольшой ломик ловко ударил им в нарост на затылке заражённого, одним движением вскрывая его.

— Это споровый мешок! В нём находится всё самое ценное. Если его повредить, то это смертельно даже для самых сильных монстров. — Просвещал меня он, в процессе работы. — У слабых заражённых ценятся только спораны. У сильных — ещё горох и «макаронины», типа той, которую я тебе давал. Из неё местные гонят наркотик и стимулятор под названием «спек». У самых сильных ещё встречаются «жемчужины». Этот ещё до такого не дорос, но парочка горошин есть!

Его слова меня приободрили. Даже если он заберёт три четверти найденного, оставшегося мне должно хватить на первое время! Да и усилить свои возможности этим самым «горохом» можно попробовать! Неплохая перспектива для человека, который несколько часов назад потерял «всё, что нажито непосильным трудом» (с).

— Пошли дальше, делить добычу будем по окончанию, а то замучаемся.

Мы с трудом открыли большую, начавшую ржаветь металлическую дверь, под которую уходили нитки рельс. В большом, довольно просторном ангаре стоял целый поезд!

— М-да… Вот тут и не знаешь, толи радоваться, толи огорчаться! — Непонятно заключил мой спутник. — Смотри под ноги!

Предупреждение оказалось как никогда вовремя! Бетонный пол ангара покрывали целые кучи каких-то палок. Откуда они вообще здесь оказались в таком количестве? А вот ещё тряпки! А это…

— Боже! Это всё кости?!

— Целый могильник. — Хмуро кивнул Машинист. — Твари, наверное, нехило отожрались!

— Что они здесь делали в таком количестве?!

— Выполняли приказ, как я понимаю! Охраняли.

— Этот ангар? Зачем?! Не лучше ли охранять у забора?!

— Лучше, конечно! Здесь они оказались в самом конце. И охраняли они не ангар, а поезд!

— Поезд? Он вёз что-то ценное?

— Типа того… Эти поезда. — Машинист постучал по металлическому боку вагона. — Почти всегда в движении, почти никогда не останавливаются, но даже им иногда требуется проводить техобслуживание. Это происходит на таких базах как эта. Здесь тебе и станочный парк, причём очень качественный! И охрана повышенная. Можно передохнуть, хорошо поесть… Все удобства в одном месте.

— И что же такое нужно возить, чтобы для обслуживания требовалась целая воинская часть?.. — Уже догадываясь, но всё ещё не до конца себе веря спросила я.

— Баллистические ракеты! Одну или несколько — тут я не в курсе. А также — средства охраны и усиления, мощный радар, электростанция… Всё в мобильном исполнении, защищено скрытыми бронелистами. Отсюда не видно, но тут есть пулемётные гнёзда, артиллерия, зенитные установки, целая куча ручного оружия… Достаточно всего, чтобы провести небольшую войну — особенно в условиях Улья… Нужно будет потом всех похоронить. — Резко сменил он тему разговора.

— А они не…

— Не бойся, не рванут! Конечно, два года стоят без обслуживания, но нам пока пускать ядерные ракеты не в кого, а потом найдём соответствующую литературу, с грифами «секретно», по регламентному обслуживанию. Они должны лежать в каком-нибудь местном сейфе.

— Ты хочешь их отсюда забрать?!

— Нет, пусть стоят… — Фух! Будто камень с сердца свалился! Ядерные ракеты — это для меня слишком круто!.. — Хочу сам сюда перебраться!

— Э-э… Что хочешь сделать?!

— А что? Место хорошее! Интервал перезагрузок кластера мы знаем! Двадцать восемь лет можно жить и не тужить! Здания есть, оборудование есть, электричество — будет. Железнодорожные пути в двух направлениях, отличный защитный периметр, который нужно лишь слегка доработать. Оружия — горы! Что немаловажно. В общем, отличное местечко по местным меркам.

Я ничего «отличного» здесь не видела, но возражать не стала. Кто их знает? Может остальные места ещё хуже?

— Ладно! Двинулись дальше. Здесь двумя людьми ничего не сделать! — Вот с этим я согласна! Двинулись, и побыстрее!

Следующим пунктом нашего пешего похода стала очередная бетонная коробка… В которой какой-то бешеный карьерный самосвал сделал гигантскую дыру! «Волны» шли одна за другой, но понять, что же там, в темноте огромного пролома, не получалось. «Это» практически не поддавалось ультразвуку, создавая гигантскую «тень», за которой ничего не было видно и сильно размывая «картинку».

Внутри здание напоминало огромный прямоугольный амфитеатр, только это не было его «исходным» состоянием — над приведением его в такой вид кто-то усердно поработал… Кто-то достаточно сильный, чтобы изнутри выламывать толстые железобетонные перекрытия! А посреди всего этого безобразия, в большом «гнезде» из железобетонных плит…

— Что ЭТО?!

— Позвольте представить! — Тоном балаганного фокусника сказал Машинист. — Скреббер! Ему я тебя представлять не буду, потому как он, к нашему счастью — мёртв!

— Похож на помесь слона, таракана и мокрицы!

— Ну… Они вроде бы разные бывают…

— И что же здесь произошло?

— А чёрт его знает! — Жизнерадостно ответил Машинист, карабкаясь на панцирь «скреббера». — Я так думаю, он здесь жил, а потом пошёл гулять. На прогулке его кто-то смертельно или просто очень сильно ранил, и он приполз сюда отлёживаться, а тут — сюрприз! Целая орда заражённых, которые как раз располагались на новом месте. Дальше у них что-то не сложилось, и, вместо того, чтобы мирно разойтись, они подрались. Кто победил не знаю, но скеббера это точно доконало… Ну, это моё видение ситуации, объясняющее как здесь могли появиться мёртвый скреббер в компании четырёх дохлых элитников — самых сильных заражённых. — Пояснил он.

— Самых сильных? — Заинтересовалась я. — Дай-ка посмотреть!.. Фу-у-у!

— А что ты хотела? Они и при жизни не красавцы, а в перемолотом виде ещё хуже! Радует одно… — Машинист сделал театральную паузу.

— Что? — Подыграла я ему.

— C момента их смерти прошло не так уж много времени!

— Не успели завоняться?

— Не успели испортиться! В прошлый раз я достал из «элитника» три жемчужины и целую кучу другого добра! Здесь таких куч четыре! А скреббер — это вообще по местным меркам джек-пот! Так что предлагаю тебе поковыряться в споровых мешках элиты, а я займусь скреббером! Держи! — Он протянул мне свою монтировку, который в прошлый раз так ловко орудовал.

— А как же ты?

— У меня ещё есть. — Постучал он по рюкзаку. — Да и скреббера обычным ломиком не взять, тут поработать придётся!

Минуту понаблюдала как Машинист деловито достаёт из рюкзака металлические стержни и небольшую кувалду, после чего начинает вбивать первый из них в зазор между пластинами панциря на «морде» скреббера. Пора и мне поработать… Только вот копаться в этом месиве не было никакого желания! Хотя…

Создала направленную «волну» и изучила полученную картинку. Так-то лучше! До трёх из четырёх споровых мешков можно было добраться прямо сверху, а четвёртый вообще отсутствовал! Точнее — он был раздавлен и перемешан, так что добраться до него будет непросто, но мне же нужен не он сам, а его содержимое? То есть «горох», «спораны» и, конечно, «жемчужины»! Изучив доступные «мешки» можно будет попробовать отыскать их ультразвуком!

Но ум-умом, а руками поработать тоже потребовалось немало! Вскрывать ороговевшие кожаные пластины оказалось занятием трудным и вообще малоприятным. Но меня гнал вперёд проснувшийся инстинкт кладоискателя и любопытство — хотелось наконец увидеть эти самые «жемчужины».

Первый споровый мешок оказался заполнен теми самыми «макаронинами», что мне обещал подарить Машинист (всего один маленький пенал — жлоб). Порывшись в них, преодолевая брезгливость (и надев резиновые перчатки), удалось достать двенадцать споранов, восемь горошин и всего две жемчужины. Но зато они имели удивительный алый цвет! На миг даже возникло желание их спрятать, но тут же себя обругала. Откуда у меня эта клептомания? Тем более тут ещё этих жемчужин — четыре «мешка». Так что парочка уж точно достанется мне!

Я завершала потрошение третьего спорового мешка, когда меня отвлёк крик Машиниста:

— Готово! Иди, полюбуйся!

Я ловко запрыгнула на панцирь скреббера, использовав обломок его клешни в качестве опоры и посмотрела на довольного мужчину, держащего в руках какую-то большую хреновину. Сейчас он выглядел как рыбак, демонстрирующий на камеру свой отменный улов.

— И что же это?

— Это — величайшее сокровище Улья! Споровый мешок скреббера! Кстати, за одно упоминание этих тварей в неподходящем месте могут дать в морду или даже пристрелить! Такое вот табу! Учти на будущее…

— И сколько же это вот может стоить? — Заинтересовалась я.

— Даже не берусь представить! Например, большой дом со всеми удобствами в богатом районе почти любого местного поселения. Или обеспечение тебя всем необходимым в течение всей твоей жизни. Тут всё зависит от твоего таланта торговца. Но самая распространённая плата за эту вещь — пуля в голову. Особенно если за тобой не стоит много хорошо вооружённых людей.

— То есть, продать мы его не сможем?

— Почему? Сможем, если захотим… Смотри! Может увидеть ещё раз и не придётся… — Машинист аккуратно вскрыл ножом споровый мешок скреббера и показал содержимое.

— Эти макаронины используются для производства «супер-спека», мощнейшего стимулятора почти без побочных эффектов… А это — белые жемчужины! Раз, два, три, четыре штуки! Огромное богатство! — Сказал Машинист, бросая одну из белых жемчужин в рот и запивая вином из бутылки (я и не заметила, как он её прихватил).

— А как же «поделим потом» и бла-бла-бла? — Хмыкнула я. — И не противно тебе? Даже не помыл…

— Да фигня, нас теперь ни одна зараза не берёт. — Отмахнулся Машинист. — А делёжка к белым жемчужинам не относится — слишком большая ценность. Одна такая способна дать сильный дар — причём новый. Сделать из «кваза» нормального человека или даже остановить заражение!

— Значит это было четыре человеческие жизни?

— Я не настолько благотворитель! Впрочем… — Он протянул мне одну жемчужину, которую я приняла дрогнувшей рукой. — Всё в твоих руках! Можешь облагодетельствовать первого попавшегося, но не советую! Этот мир не терпит жалости. Тот, кого ты спасёшь такой дорогой ценой вряд ли это оценит. Скорее будет долго потом на тебя орать и требовать, чтобы ты его как можно быстрее вернула на родину. Поэтому лучшее, что ты сейчас можешь сделать — это проглотить её и получить новый дар. Если уж спасать чью-то жизнь, так лучше свою, не находишь? Кроме того, хранить подобную вещь смертельно опасно. Нет лучшего способа попасть в неприятности. Так что, если ты не спрятала за углом свою любимую больную бабушку… — Он ожидающе посмотрел на меня.

Перекатила на ладони крошечный белый шарик. Неужели из-за этого меня могут убить? Не верится даже… Достала из кармана носовой платок и, под ехидным взглядом спутника, протёрла жемчужину, которая, впрочем, не стала от этого чище или грязнее, зато мне так спокойнее! А потом… положила её в рот и проглотила, внимательно прислушиваясь к собственным чувствам…

О! Это было что-то! Я снова была океаном, и в самый центр меня-океана кто-то сбросил атомную торпеду! Которая как раз сейчас медленно, но не отвратимо взрывалась! Никакого осознанного контроля! Жемчужина изменяла и перекраивала всё моё естество. В ней содержалась просто невероятного объёма сила! Всё, что я могла, это не мешать! Откуда-то я знала, что любые мои действия сделают только хуже и, если я хочу получить максимальный положительный эффект, то следует «расслабиться и получать удовольствие». Но даже это оказалось не так просто, как кажется! Во мне были некоторые части, которые пытались воспротивиться изменению. В первую очередь — всякая «донная муть», но были, оказывается, и другие, ранее мной невидимые. Например — потоки «грязи», скрытые глубоко у дна, на которые я раньше не обращала внимания. Только сейчас поняв, какая дрянь, оказывается, была во мне. Всё это я начала активно выдавливать из себя, помогая жемчужине и позволяя ей лучше выполнить свою «работу».

Не знаю, сколько это продолжалась, я очнулась, когда моих активных действий более не требовалось — более того, даже слишком пристальнее внимание к протекающим в «океане» процессам могло их немного исказить. Машинист всё так же смотрел на меня, так что вряд ли прошло много времени — максимум минуты, но не часы.

— Интересно… — Сказал он, заметив, что я открыла глаза.

— Что интересно? — Спросила я. О! Только не это! Я опять вся оказалась покрыта соплями! Да сколько же это будет продолжаться?! Вытерла лицо носовым платком, который так и продолжала держать в руке.

— Да так, ничего, не обращай внимания… На чём ты закончила?

— Вскрыла третий споровый мешок, там, вроде бы, кроме «макаронин» ничего не осталось. Ещё должен быть четвёртый, но его раздавило, так что содержимое придётся поискать!

— Поищем, спешить пока некуда.

Копались во внутренностях заражённых мы ещё добрый час. Вначале «элиты», потом сходили к месту побоища, где Машинист пристрелил из ружья ещё двух заражённых, которые прибежали на запах кучи свежего мяса, но сами стали нашей добычей. Под конец я уже совсем перестала чувствовать отвращение — только усталость от не самой простой работы.

— Всё вроде бы? — Спросила я.

— Не совсем! — Задумчиво ответил Машинист. — Нужно поделить трофеи и проверить одну идею, которая возникла у меня, когда я разделывал скреббера.

— Часть про «поделить трофеи» мне нравится, а что за идея?

— Дойдём — расскажу.

Я даже немного напряглась от такой таинственности. Впрочем, если бы Машинист хотел меня обмануть, это следовало сделать перед тем как давать мне белую жемчужину, а не сейчас.

— Видишь вот эту тушу? — Постучал он по панцирю скреббера, когда мы вернулись к нему.

— Трудно не заметить!

— Это вершина эволюционной пирамиды улья, ну и пищевой — тоже. Разве что иммунных тут не всегда понятно куда разместить…

— И что? — Удивлённо спросила я на такое начало.

— Да ничего особенного! Просто может быть, попробуешь его «поглотить»?

Я чуть воздухом не поперхнулась, честное слово! Даже это ему известно?!

— А-э… А со мной из-за этого ничего плохого не случится?

— В ближайший час нет!

— А в ближайший день? — Решила я развести его по максимуму.

Машинист хмыкнул, провёл какую-то сложную манипуляцию со своими навороченными часами, после чего на секунду закрыл глаза, а потом сразу отхлебнул вина из своей любимой бутылки.

— В ближайшие сутки — тоже ничего не случится! — Уверенно сказал он.

Ну, раз так… Отказываться после такого развода как-то глупо… Подозрительно посмотрела на Машиниста — может он так и планировал? Узнать бы, что творится в его голове…

— Это… Не слишком симпатично выглядит! — Предупредила я его.

Машинист только пожал плечами. Ну да правильно. Он с таким же невозмутимым выражением лица ковырялся в человеческих мозгах… Ну пусть споровых мешках заражённых, сколько тут разницы?! В любом случае к слабонервным его отнести нельзя.

Так, как бы подступиться к этому таракану-переростку? Ковырять панцирь дело заранее бесперспективное… Хотя зачем что-то выдумывать? Машинист совсем недавно проделал в голове скреббера огромную дыру. Вот ей и воспользуюсь. Закатав рукава до локтя погрузила в рану вначале правую, а потом и левую руки.

«Поглощение!» — Приказала я и снова погрузилась в «океан». За время моего отсутствия здесь многое изменилось! Пропала «бомба», вместо неё возникли странные «молочные» течения, которые продолжали выполнять какую-то «глубинную» работу, смысла которой я не понимала. Зато отлично видела, как они очень осторожно «подсасывают» из других потоков питательные вещества, расходуя их на эту перестройку. Очень экономно!

Э-э, нет! Никакой экономии! Работайте на полную катушку! Вот вам один «ручеёк», а вот вам ещё один, но не весь, а только часть. Остальное направляю на расширение самого «океана», что в моём представлении являлось моими основными способностями. «Потоки» от скреббера отличались от всего, что мне доводилось поглощать раньше. Люди — это чистый горный ручей, «заражённые» — застоявшееся болото. Скреббер же… ни то, ни другое. С одной стороны в нём было просто гигантское количество самых полезных веществ, некоторые из которых мне ранее встречать не доводилось. Другие же оказывались не столь полезными, скорее даже ядовитыми, но даже их можно было использовать… Третьи же вещества были много хуже яда! Я назвала их «мутагенами». Собираясь в сколько-нибудь большом количестве, они начинали пытаться перестроить меня по своему образу и подобию! Нет уж! Этого добра нам не надо! Мутагены я начала тут же выводить из своего организма, не давая ни малейшей возможности повлиять на мою «эволюцию». Да и «молочным» потокам их самодеятельность сразу не понравилась, в отличие от моей! Вливая в них «силу» скреббера я добилась значительного прогресса!

Этому было трудно подобрать подходящую аналогию… Скажем, если раньше во мне формировался лишь начавший распускаться бутон, то я смогла добиться того, что он превратился в красивый и гармоничный цветок! Как-то так…

* * *

— Кхм-кхм! — Привлекла я внимание Машиниста вежливым покашливанием.

— Уже закончила? Я тут тоже без дела не сидел! — Сказал он, поворачиваясь. — О!

— Что? — Подозрительно спросила я. — Сильно испачкалась? Я предупреждала, что это не очень красиво!

— Нет-нет! Всё в порядке! — Как-то слишком быстро сказал он. Блин! Мне же даже переодеться не во что! Почти вся запасная одежда осталась в злополучном подвале! — Пойдём, а то как бы мои «орлы» не разбежались, утащив всё, что под руку попадётся.

Через десять минут мы выезжали с территории военной базы, а мой рюкзак приятно потяжелел. Там, аккуратно разложенные по разным пакетам, лежали спораны, горох, «макаронины» (включая эксклюзив «от Скреббера») и даже несколько жемчужин! Да я просто богачка! А рядом со мной сидит — вообще мультимиллионер, ведь у него было то же самое в тройном размере, это не говоря уже о припрятанных где-то белых жемчужинах той же «фирмы-производителя»!..

— Ну что, орлы! Заждались? — Спросил Машинист, входя в дверь вагона. Ответом ему был невнятно-одобрительный рёв восьми глоток. Мне оказалось достаточно одного взгляда, чтобы понять, что «орлы» без нас не скучали, а «снимали стресс» самым распространённым способом. — За пьянку вам штраф! Вычту из квартальной премии. Это — Баньши! К ней не лезть! Иначе лично удалю гланды без наркоза! И вообще — поезд отправляется! Всем занять места согласно купленным билетам!.. Пошли. — Последнее уже только мне.

Мы перешли в третий вагон, дверь в который Машинист открыл ключом, причём не стандартным «вагонным», а обычным дверным.

— Добро пожаловать! — Сказал он, придерживая дверь. Я уже хотела сказать какую-нибудь колкость этому «внезапно» джентльмену. Но тут же забыла об этом.

— Откуда такое великолепие?! — Вместо этого спросила я.

— Обычный вагон дальнего следования, немного средств и фантазии… В улье даже самые дорогие вещи почти ничего не стоят и достаются бесплатно — главное вывезти. Ну и заплатить за работу.

Снаружи обычный вагон внутри блистал роскошной деревянной отделкой и красивой, явно дорогой мебелью. То, что мы всё ещё в поезде было понятно лишь по необычному расположению окон и тому, что все массивные предметы оказались намертво прикреплены к полу.

— Ванная третья дверь по коридору, туалет — четвёртая. Чистую одежду найдёшь в гардеробной — шестая дверь. Правда женской у меня нет. Там же возьми чистое полотенце и гигиенический набор… Всё вроде? — Сказал Машинист, задумавшись. — Можешь пока занять гостевую комнату — дверь номер девять. Теперь всё. К алкоголикам лучше не выходи — я закрою дверь на ключ, но, если очень захочется нас покинуть «по-английски», дверь в конце вагона в твоём распоряжении. Но лучше не надо — спрыгивать с едущего поезда тоже нужно уметь. И не забывай, что находишься в движении! Возможны резкие остановки, неожиданные выстрелы и попытки ограбления! Спасибо, что решили воспользоваться услугами нашего дилижанса, мэм! — Улыбнулся Машинист и ушёл.

Где там у него эта гардеробная? Не отказала себе в удовольствии осмотреть все двери, тянущиеся вдоль длинного коридора. Внешне это напоминало обычный пассажирский вагон… То есть квартиру, стилизованную под вагон! Ну да иначе, наверное, и быть не могло. Размеры же внутреннего пространства не изменились! Зато в отличие от компоновки помещений, их содержимое изменилось до неузнаваемости! Во-первых, между дверей «купе» было куда большее расстояние, что позволяло разместить внутри довольно большие, хоть и сильно вытянутые помещения. Никаких двух-трёхярусных кроватей! Вместо них в спальнях, которых обнаружилось аж три, находились полноразмерные кровати, на которых и двое вполне уместятся! Всё это было буквально нафаршировано различной техникой. Особенно помещение за дверью номер два, где оказался смонтирован настоящий кабинет со всей мыслимой и немыслимой техникой.

В каждой комнате, даже в ванне и туалете, было смонтировано по телевизору. И что же показывают? Нажала кнопку включения, и передо мной появилось картинка, разделённая на множество квадратов, в каждый из которых транслировалось «живое» изображение с камер видеонаблюдения. Да, такое «кино» иногда полезно видеть, даже принимая душ!

Точно! Душ! Нет, даже ДУШ!!! Забыв про недосмотренные помещения быстро метнулась к «гардеробной», мимоходом отметив, что «паркет» совсем не скользит, а, напротив, имеет шершавое покрытие, отлично «цепляющееся» за ногу. В гардеробной на миг «зависла». Это действительно была она! То есть отдельная комната для одежды, а не маленький шкафчик, как я ожидала! Вещей в ней было не так уж и много, так что найти нужное оказалось несложно. С тоской бросив взгляд на огромную ванну, оккупировала душевую кабинку. Не хотелось бы всё тут залить, когда вагон начнёт бултыхать из стороны в сторону.

Скинула грязную одежду в специальную корзину (где уже валялись грязные носки — мужичьё!) и погрузилась в нирвану! Горячая вода! Нормальный шампунь! О-о-о! Нет, мы определённо не ценим то, что имеем — пока не потеряем это…

* * *

Через неопределённое количество времени я покинула, наконец, эту волшебную страну чистоты и, переодевшись, рухнула на «мою» кровать в «моей» комнате. Про отсутствие женской одежды, он, кстати, соврал — джинсы были явно женскими, причём практически моего размера. Совершенно новыми — даже с этикеткой. Или, может быть, сам не знал? Предусмотрительно включенный телевизор транслировал всё тот же канал — «железные дороги моей родины» с восьми ракурсов.

«Итак, что делать дальше?» — Уж точно не выпрыгивать из вагона в темноту к «милым» зубастым тварям, что так и ждут нашей встречи. Да меня отсюда теперь даже пушкой не сразу вытащишь! Единственное, что мне хотелось — это просто закрыть глаза и слушать мерный… убаюкивающий… стук… кол… с…



загрузка...