КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385600 томов
Объем библиотеки - 483 Гб.
Всего авторов - 161913
Пользователей - 87236

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Baffy про Загорцев: Третья мировая. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Для Хуйла писал?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Злобин: Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное (Публицистика)

Два богатеньких говнюка рассуждают о неудачной жизни нищих. Забавненько...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.
хотя в целом автор молодец,жаль что нет продолжения.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Снежкин: Князь Палаэль. В другом мире (Фэнтези)

сразу после Глушановского выглядит слабее,особенно этот нелепый стеб в начале.но если вы пролистаете присказку,то дальше вполне читаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Марченко: Возвращение (Альтернативная история)

Россию лучше всего любить издалека, например из Америки...
Текстик - заунывный картон.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

А мне понравилось. Люблю про заклёпки читать. Причем читал одновременно с Википедией, просматривал упоминающиеся в книге технические факты. Понаворотил автор делов конечно, но вместе с тем вроде как логично все. По крайней мере, отсутствует набивший оскомину туповатый, гопнический юмор. И никто не собирается мочить "пиндосов", пока они "чайники", да и Европу автор в лице ГГ "гейропой" не назвал. В общем, буду читать, ежели будет продолжение.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
argon про Басов: Закон военного счастья (сборник) (Боевая фантастика)

Тяжеловато читается, но желания бросить процесс нет... История одного человека, который человек...как то так...и еще, хорошо что автор не остановился, скажем, на трилогии. Мало про какие произведения такое сказать без лукавства можно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

... и незабудкой цветя (СИ) (fb2)

файл не оценён - ... и незабудкой цветя (СИ) 679K, 167с. (скачать fb2) - (паренек-косаn)

Настройки текста:




Annotation

... и незабудкой цветя

Направленность: Слэш

Автор: паренек-коса.n

Фэндом: Undertale

Пейринг или персонажи: Underfell!Папирус / Underfell!Санс

Рейтинг: PG-13

Жанры: Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU


Никто в Подземелье не знает, отчего на человеке появились эти цветы. Никто не знает, почему они вдруг проросли и на нём. Когда болезнь поражает Санса, человек теряет свою решительность и умирает, не сумев перезапустив мир. Он вновь одинок. Ему ничего не остаётся, кроме как вернуться домой, к брату.


Живи

Помни

Усни

Пойми

Поверь

Лги

Наблюдай

Примечание к части

Сопротивляйся

Будь

Останься

Ступай

Созидай

Успей

Примечание к части

Возвращайся

Примечание к части

Цвети

Примечание к части


Живи


«Убей меня».

Папирус не силён в языке жестов, но это он понимает чётко. Несколько простых символов, нарисованных в воздухе, видятся ему горящими буквами. Санс ждёт, но, когда брат продолжает молчать в ответ, снова поднимает руки и говорит:

«Убей».

Папирус молчит.

Раньше он много думал об этом. Порой от раздражения, порой всерьёз; думал, что было бы неплохо испепелить никчёмного брата и избавиться от многих проблем. Санс доставлял определённые беспокойства ещё до того, как пришёл тот проклятый человек: Папирусу пришлось приложить много трудов, чтобы отвадить любых монстров от их дома. Санс был слаб, и о том знало всё Подземелье, а если кто-то слабый живёт в месте, где главный закон гласит «убей или будешь убит», то не приходится надеяться на лучшее. Его должны были уничтожить одним из первых.

Что ж, Папирус сильно постарался, чтобы этого не произошло. Он даже дал ему ту работу смотрителем, запихав брата в лес, чтобы он не ошивался в городе, на виду у всех. Там, у Руин, он был в безопасности. Хоть он и ненавидел эту работу, и был ленив, чтобы воспринимать её всерьёз. Это было неважно. Он возвращался домой не в виде пепла, так что Папирусу не в чем было себя упрекнуть.

Санс склоняет голову набок. Руки его двигаются будто сами по себе; взгляд отрешённый и пустой.

«Убей меня, Босс. Прошу тебя».

Он мог попросить об этом кого угодно. Он мог бы просто выйти на улицу и нарваться на неприятности, думает Папирус. Но Санс здесь, перед ним, стоит и задаёт один и тот же вопрос снова и снова.

Это жестоко, в какой-то степени. Не после того, как он защищал этого глупого сопляка долгие годы, вытягивая их семью в одиночку. Не после того, как появился человек, которого он не смог поймать, навсегда опозорившись в глазах Андайн, Короля и остальных. О боги, Санс не имеет права просить его — не после того, как предал, променяв на человека.

Он молчит, и Санс начинает жестикулировать, отрывисто и резко, чересчур быстро. Папирус не понимает. Он разбирает отдельные слова, но смысл уловить не способен. Он ищет взглядом цветок, что Санс постоянно таскает с собой в старом горшке, но того нет рядом именно сегодня, когда он особенно нужен. Цветок лучше понимает неумелый язык жестов, который Санс выучил за эти несколько недель. Папирус — практически ничего. О том, чтобы отвечать в подобной манере, не может быть и речи.

— Я не понимаю, — говорит он, в конце концов, желая оборвать эти лихорадочные взмахи. — Санс, я не знаю, чего ты хочешь от меня. Я не буду тебя убивать.

«Почему нет?» — разбирает он. Санс жестикулирует медленно, чтобы точно быть услышанным. — «Ты же ненавидишь меня».

Папирус хочет услышать эти слова. Ему до смерти надоели жесты — бездушные и бесчувственные. Он хочет слышать, как прорывается отчаяние в голосе брата, как звенят надрывные нотки, как он, чёрт возьми, теряет над собой контроль, срываясь на крик. За это, пожалуй, стоило бы уважить его просьбу.

Но Санс молчит. Папирус знает, что никогда больше ничего от него не услышит, но всё ещё с трудом осознаёт этот факт.

Он смотрит на него, на его движущиеся руки. Мех новой куртки — такой же чёрной, что и предыдущая, — щекочет шею брату, пушится у скул и задевает цветы, покрывающие всю его левую часть лица. Цветы золотистые, маленькие, и пахнут чем-то сладким и душным. Папирус знает, что золотая поросль огибает череп брата, тянется вниз, к грудной клетке, и топорщится изнутри. Он знает, что это болезненно, потому что видит, как морщится лицо Санса при попытке сделать глубокий вдох. Он знает, что ему нелегко приходится.

Не то чтобы ему жаль. Брат сам заслужил всё это.

Цветы пробиваются сквозь щели его зубов. Папирус смотрит на них, зачарованный, и думает, что Сансу чертовски повезло. Человек погиб, и цветы прекратили свой рост, тем самым спасая брата от неминуемой смерти. Он бы задохнулся — понимает Папирус в очередной раз, глядя на золотые бутоны. Они бы