КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395790 томов
Объем библиотеки - 515 Гб.
Всего авторов - 167329
Пользователей - 89937
Загрузка...

Впечатления

kabaewa-nt про Корсакова: Полное погружение (Короткие любовные романы)

Очень понравилось! Вторую часть прочитала залпом. Читается легко и быстро, то, что нужно для женщин.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
leclef про Вихрев: Веду бой! Смертный бой (Альтернативная история)

Спасибо всем писавшим!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Васильев: Аты-баты шли солдаты (сборник) (О войне)

классные произведения

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sorri925 про Земляной: Специалист по выживанию (Боевая фантастика)

Как всегда круче нас только Вареные яйца, и то не всегда!! На любителя жанра сыпающихся Роялей..

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

After Midnight (СИ) (fb2)

- After Midnight (СИ) 548 Кб, 102с. (скачать fb2) - (StrangerThings7)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== 3:00 a.m. ==========

POV Чангюн

500.000 долларов. Продажа квартиры, дома за городом и машины смогла оплатить только 350 тысяч. Осталось долбанных 150 тысяч, если вернуть и их, то всё бы закончилось. Но продавать больше нечего. И достать такую сумму не у кого.

Все случилось ровно два года назад, когда отец влез под этот неподъемный долг. Хотя, скорее всего, началось все не два, а восемь лет назад, когда от нас ушла мама. Мы жили безбедно, можно сказать даже хорошо. Я учился в элитной школе, готовился поступать на экономический факультет крупного местного университета, посещал курсы изучения французского языка и ходил на танцы. Родители меня баловали и ни в чём не отказывали. Одним словом, я жил обычной жизнью паренька, необременённого какими-то заботами и проблемами.

Я до сих пор не совсем понял, почему мама нас бросила, потому что всегда знал, что отец любил её безумно и до сих пор любит. Он буквально носил мать на руках и выполнял любое её желание. Поэтому, став свидетелем ночного разговора своих родителей на кухне ровно восемь лет назад, я, как ребенок, которому тогда только стукнуло десять, не понял, что означало мамино «Я люблю другого». Следующим утром мать ушла. Я удостоился только короткого поцелуя в лоб и, начиная с того дня, стал ждать её возвращения каждый день.

Мой детский мозг отказывался верить в то, что мама ушла навсегда и что она меня больше не любит. Именно тогда, пытаясь отвлечься от вечных посиделок на окне в ожидании матери, я открыл в себе безумную любовь к готовке. Я стал сутками изучать технику приготовления блюд и десертов и даже смог выбить у отца деньги на курсы кулинарии. Возможно, это был мой личный способ борьбы с реальностью, в которой мама не просто ушла от отца, а бросила ещё и своего единственного ребенка. Готовя, я словно погружался в другой мир, где не было никаких проблем и где я почти не скучал по маме. Отец же нашёл для себя другой путь выхода из ситуации и стал пить. Несмотря на то, что я был несовершеннолетним, отец мог неделями не появляться дома, даже не интересуясь тем, чем я питаюсь, хожу ли я в школу. Словно меня вообще и не было. Из-за всего этого мне очень рано пришлось повзрослеть.

Основным доходом нашей семьи был автомобильный бизнес. Отцу принадлежали несколько салонов автомобилей в городе и плюс сеть профилакториев по сборке и ремонту на выезде из города. Любовь отца к бутылке привела к тому, что отец отдалился полностью от дел компании, и за четыре года нам пришлось продать весь бизнес, который стал работать только в ущерб. После того как были оплачены все неустойки и налоги, на оставшееся мы прожили ещё два года. Я бросил все курсы и с трудом закончил среднюю школу. Конечно, никуда я не поступил из-за отсутствия финансов, хотя всегда учился хорошо, просто у нас в стране нет бесплатного высшего образования.

То, что отец задолжал большую сумму крупному бизнесмену в городе, я узнал только через несколько месяцев. Я этих денег в глаза не видел и был сильно удивлен, когда за ними в нашу квартиру пришли двое громил. Отца, конечно, не было дома. Они сказали, чтобы я предупредил его, что дата возврата долга приближается, и ушли. Я тогда сильно испугался, хотя они даже в квартиру не вошли и пальцем меня не тронули. Всю ночь я не мог сомкнуть глаз и ждал, когда вернется отец. Он не пришел и на следующий день, и я отправился в местный кабак, зная, что отец сидит там. Он долго смотрел на меня помутневшим взглядом, а потом просто сказал, что это правда. По словам отца, он собирался начать новое дело и одолжил полмилиона у г-на Ли Сана. Долг должен быть возвращён в конце месяца. Потом он сказал, что завтра сам поговорит с тем, кому должен, и попросит отсрочку. На мой вопрос, где эти деньги, отец сказал, что вложил их в какое-то дело, которое погорело. Я так ничего и не понял, потому что он нес какой-то пьяный бред, а на мою попытку вытащить его из кабака он сильно толкнул меня и обозвал сучьим отродьем. Это было что-то новое, потому что обычно, когда он злился, он просто называл меня педиком, а мать никогда не обзывал. По его мнению, именно моя нетрадиционная сексуальная ориентация довела его до такого положения. Факт того, что спился он после ухода матери, а про мою ориентацию узнал намного позже, не имел никакого значения для него. То, что я гей, я сам понял ещё в школе, когда безумно влюбился в своего одноклассника, но моя детская любовь, конечно же, была безответной. В девятом классе я, как идиот, написал объекту своей любви валентинку, а на утро вся школа уже смеялась надо мной. Все издевательства и насмешки я вынес с высоко поднятой головой, возможно ещё и потому, что они все казались мне мизерными на фоне домашних проблем.

Я вышел из кабака и прорыдал от обиды всю дорогу до квартиры. Начиная с того дня, я ужасно боялся, что те парни снова придут, и не мог придумать, что я им скажу. Но они больше не приходили. Позже, когда мне пришлось срочно паковать вещи в нашей квартире, я понял, почему. Отец продал все оставшееся у нас имущество и закрыл часть долга. Также, по его словам, личное знакомство с Ли помогло, и оставшийся долг можно будет вернуть позже. Насколько позже, он мне, конечно же, не сказал.

Я устроился работать танцором в местный небольшой клуб, а в свободное время продолжил ходить на курсы кулинарии, ибо мечта когда-то открыть свой ресторан отказывалась умирать. Отец фактически перестал появляться в нашей двухкомнатной съёмной квартире, которую оплачиваю я. Иногда, возвращаясь с работы, я видел его перед кабаком, но мы даже не здоровались — он только брезгливо морщился и отворачивался. А иногда умудрялся и в спину прокричать что-то из серии «кто тебя научил так глаза красить», «у меня нет сына» и все в этом роде. Но я «нарастил» себе ещё один слой кожи, и все его оскорбления уже на меня не действовали. Человек ведь ко всему привыкает? Вот и я привык так жить, уже почти забыв, что когда-то у меня была прекрасная полноценная семья и беззаботные дни. Так я и прожил два года до сегодняшнего дня.

Отработав свой номер в клубе, я спустился в гримерку и переоделся, мечтая о том, что приеду домой и завалюсь спать. Но стоило мне только выйти на улицу, как меня без лишних слов затолкали в черный джип двое парней. Я кричал и пытался вырваться, но все было бесполезно. На вопрос, какого черта здесь происходит, единственное, что я услышал, было — «Надо долги платить вовремя».

Конец POV Чангюн

***

Пока машина двигалась в неизвестном Чангюну направлении, он пытался успокоиться и решить, что ему дальше делать. Заявление одного из бугаев, что они от господина Ли, окончательно добило Има, и весь оставшийся путь он лихорадочно придумывал пути выхода из ситуации.

Когда машина остановилась и парня выволокли наружу, сердце Чангюна рухнуло куда-то под пятки. Страх словно парализовал все тело парня. Они стояли перед воротами старого городского кладбища. Зловещая тишина, учитывая, что главная дорога находилась далеко от кладбища, и глубокая темнота ночи невыносимо давили на психику испуганного паренька. Им не смог удержаться на дрожащих коленях и прислонился к машине.

— Что, малявка, страшно? — мерзко стал ржать один из парней и, взяв Чангюна за локоть, потащил к воротам.

Парня буквально волочили по земле: самому идти у Има просто не было сил.

— Пожалуйста, отпустите, я все верну. Пожалуйста, — хрипел Чангюн, еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.

Има подвели к свежевырытой пустой могиле и опустили на землю. Чангюн не мог унять дрожь, он словно не контролировал свое тело. От осознания, что эта яма приготовлена для него и что прожить на этой Земле ему было дано всего 18 лет, он не сдержался и начал рыдать, чем вызвал только гогот у троих парней, стоявших рядом. Один из парней встал напротив сидящего на земле Има и, грубо зажав пальцами его подбородок, резко поднял его лицо к себе.

— 150.000. Ты должен вернуть 150.000 долларов до конца недели. Иначе мы закопаем тебя в этой яме. Понял? — прошипел он в лицо Иму.

Не веря тому, что его сейчас, кажется, не убьют, Чангюн стал без остановки кивать и утирать рукавом кофты слезы.

— Раз уж мы проделали такой путь, может, хоть развлечемся? — противно протянул тот, кто ещё в машине недвусмысленно гладил бедро Има.

Страх с новой силой накрыл побледневшего Чангюна. Но всем было наплевать: парни только противно смеялись и курили, пока тот самый, подойдя вплотную к Иму и встав напротив него, расстегивал свои брюки. От осознания того, что сейчас произойдет, Им резко поддался назад и упал на пятую точку. Не поднимаясь на ноги, Чангюн стал отползать, вызывая еще больший смех, у стоявших напротив парней. Инициатор «развлечения», в два шага оказался снова напротив Има и, схватив его за волосы, больно дернул его голову назад.

— Соси, — коротко приказал парень, указывая взглядом на свой член. Им шумно сглотнул и, поддавшись вперед, словно собираясь взять член в рот, резко толкнул парня напротив, от чего тот, не удержав равновесия, рухнул в могилу, которую вырыли для Чангюна.

Воспользовавшись всеобщим замешательством, Им немедля рванул в сторону ворот и, не оборачиваясь, стал бежать к главной дороге в надежде поймать попутку. Чангюн слышал голоса за спиной, и в какой-то момент ему даже показалась, что его почти догнали, но он не оборачивался и, не останавливаясь, продолжал бежать по кочкам и засохшим листьям. Им наконец-то выбежал прямо на трассу.

Седан, перед которым выскочил Чангюн, чудом успел притормозить, но водитель не разблокировал двери и на все попытки Има объяснить, что ему нужна помощь, просто объехал его и скрылся в ночи. Увидев появившихся на дороге парней, Чангюн стал бежать прямо по трассе, тщетно пытаясь поймать машину. Никто просто не останавливался. Тогда он решился на последний вариант и, зная, чем рискует, резко выскочил перед проезжавшим в тот момент черным BMW X6. Водитель BMW еще издалека заметил человеческую тень, и именно своевременная реакция и долгое торможение спасли Чангюна от смертельного удара. Им только больно ударился ребрами об капот и сполз на асфальт, прижимая руки к бокам.

— Ты больной ублюдок! Убиться можешь, где хочешь, блять, но не под моими колесами! — хозяин авто вышел из машины и остановился напротив сидящего на асфальте парня.

— Пожалуйста, довезите меня в город, за мной погоня, — не поднимая головы, говорит Им и с трудом встает на ноги, все еще держась руками за правый бок. — Умоляю, — просит он, лихорадочно оглядываясь по сторонам, и замирает, заприметив вдали бегущих в их сторону парней.

Хозяин машины пристально смотрит на сгорбившегося паренька напротив, прослеживает за его взглядом и, бросив короткое «Садись», идет обратно к дверце водителя.

Как только дверца машины захлопнулась, и Чангюн оказался в приятно пахнущем салоне дорогого автомобиля, BMW срывается с места и, уже пролетая мимо своих мучителей, Чангюн жмурится, не решаясь посмотреть на их лица.

— Где-нибудь ближе к центру, в любом удобном для Вас месте, высадите. Буду благодарен, — тихо говорит Им, впервые за вечер подняв глаза на своего спасителя, и замирает.

Еще сидя на асфальте, Им понял, что хозяин автомобиля намного выше него и хорошо сложен, но сейчас, вблизи, он не оставил бы равнодушным никого. На нем была черная кожаная куртка, надетая поверх белой обтягивающей майки, и черные джинсы. Иссиня-черные волосы были зачесаны назад, и сам парень создавал впечатление уверенного в себе харизматичного человека. При всем при этом, шестое чувство подсказывало Иму, что от этого парня лучше держаться подальше.

— Нравится то, что видишь? — водитель авто резко поворачивается к Иму лицом и улыбается.

Чангюн от смущения быстро отворачивается к окну, ругаясь на себя, что так глупо спалился, и пытается унять бешено бьющееся сердце в груди.

— От кого убегал? Чего им от тебя нужно? Ты же, вроде, малявка совсем, — продолжает незнакомец.

— У меня проблемы… То есть не у меня, или у меня… Я денег должен, то есть не я… Прости, мысли путаются, — пробурчал Им, изучая свои пальцы на коленях.

— Интересно. Нам ехать минут тридцать, и мне скучно. В благодарность за то, что я тебя довезу, расскажи по-человечески, что троим взрослым бугаям нужно было от тебя на трассе в три часа ночи, — спокойно говорит незнакомец, выруливая на дорогу к центру.

Несколько секунд Чангюн словно собирается с мыслями.

— Мой отец задолжал крупную сумму одному большому человеку в городе, а вернуть деньги мы не можем. Тот человек послал своих людей за мной. Они вырыли могилу на кладбище недалеко, предупредили, что, если не заплачу, они меня в ней закопают. Привезли, чтобы я ее оценил, — Чангюн нервно засмеялся. — Сказали, чтобы заплатил до конца недели, а потом хотели, чтобы я им отсосал. Я толкнул одного в свою же могилу и сбежал, а потом никто не останавливал машину. А ты остановил.

— И я бы не остановил, если бы ты не полез под колеса, — улыбнулся незнакомец и, резко нагнувшись к Чангюну, открыл бардачок у колен парня.

Локоть незнакомца, фактически примостился на бедрах Има, пока он шарил в бардачке. Чангюн неосознанно вдохнул запах шампуня с волос парня и даже прикрыл глаза от удовольствия. От парня пахло апельсинами, вперемешку с невероятно приятным запахом туалетной воды. Через секунду он снова сидел на своем месте, вызвав у Чангюна вздох разочарования. Одной рукой, незнакомец держал руль, второй при помощи зубов, распечатывал пачку сигарет, которую достал с бардачка.

— Чего бы тебе в полицию-то не пойти? — спрашивает незнакомец, прикуривая сигарету.

— С такими людьми, как Ли Сан, полиция не поможет, и потом, мы же и вправду должны ему. Он требует свои деньги. Можно и мне сигарету? — робко спрашивает Им.

— Ли Сан значит, — хмыкает парень. — А курить маленький еще, — беззлобно добавляет незнакомец и снова улыбается. — Долг какой?

— 500.000 был. Осталось 150.000, — обиженно отвечает Им, косясь на зажатую между пальцев собеседника сигарету.

Машина останавливается на светофоре.

— Одна затяжка, — говорит незнакомец и протягивает к губам Има свою сигарету. Чангюн теряется, недоумевая от интимного жеста незнакомца, который черными, как ночь за окнами глазами, прожигает его взглядом. Потом Им медленно нагибается к сигарете, глубоко затягивается и сразу выдыхает, откинувшись на спинку сиденья.

Загорается зеленый, машина снова двигается и несколько минут парни проводят в абсолютной тишине. Незнакомец докуривает сигарету и выбрасывает окурок.

— Как тебя зовут? — на очередном повороте спрашивает незнакомец.

— Чангюн, — отвечает коротко Им и ждет, что тот тоже представится, но он молчит.

— Что делать будешь, Чангюна? Есть идеи, где деньги достать? — вместо этого спрашивает незнакомец.

— Сбегу. Это не мой долг, и я уже устал, а еще одной встречи с теми уродами я не переживу, — тихо говорит Им, поглаживая ребра, которые, по его мнению, уже точно покрылись синяками от удара.

— Может, тебя в больницу отвезти? — спрашивает незнакомец, следя за движением руки Има.

— Нет. Домой хочу, а там просто синяк, — отвечает Им и поворачивается к окну.

— Где ты живешь, трусишка, которая сбежать собирается? — весело спрашивает парень, обижая своими словами Има.

— Через две улицы, тут недалеко. Можешь здесь остановить, я пройдусь, — не скрывая злость, бурчит Им.

— Довезу. Все равно мне оттуда проезжать, — отвечает незнакомец, и до подъезда Чангюна парни едут в полной тишине, каждый думая о своем.

— Большое тебе спасибо. Ты буквально меня спас, — говорит Им и выходит из машины.

Чангюн оборачивается, не дойдя до подьезда, когда слышит звук открывающейся дверцы автомобиля. Незнакомец подходит к Иму и останавливается напротив. Чангюн с усилием заставляет себя оторвать взгляд от подтянутой фигуры парня и не понимающе смотрит ему в глаза.

— Кстати, я ведь так и не представился, — говорит с ухмылкой парень напротив. — Меня Ли Джухон зовут. И ты можешь сбежать от моего отца, но от меня вряд ли, — улыбнувшись на прощание, словно приросшему к тротуару Чангюну, Джухон идет обратно к машине.

Комментарий к 3:00 a.m.

Я нарушаю данное самой себе же слово и снова пишу.

Фанфик не бечен.

========== 00:30 a.m. ==========

Комментарий к 00:30 a.m.

Просьба, если заметили ошибку воспользуйтесь ПБ. Текст не редактируется. Спасибо.

— Я машину ему купил, — говорит Мир, сидя на диване в просторной гостиной квартиры Джухона.

— И нафига? Его отец один из самых богатых людей города. Да и машина у него не одна, — спрашивает сидящий на кресле рядом Ли.

— Ну, он намекал, что хочет последний Porsche 911 Turbo, вот я и купил. Мне, как бы, не жалко было, — Мир берет бутылку с водой с низкого столика напротив и залпом выпивает.

— Если ты его купить пытался, то я не думаю, что это сработает. Опять же, он не бедный паренек и может сам себе все позволить, — говорит Джухон.

— Так в том-то и дело, что сработало. Вот только ты не приехал в тот вечер в клуб, хотя обещал, а слинял спать. Так что гони мои 100 штук. Ты проиграл, Джухона, — тянет Мир и смеется.

— Да ну нахуй, — Джухон встает на ноги. — Как же он так дешево продался? Ты за ним три месяца ходил, а надо было просто машину купить? Что за фигня?! — злится Ли.

— Спокойно, — Мир продолжает смеяться. — Считай, что ты не проиграл. Машина дороже нашего спора стоит, и плюс я вообще разочарован. Чего это я так хотел его в постель затащить, сам не понимаю. Ну вообще не впечатлил. А сейчас не знаю, как его из нее выставить. Он достал звонить и писать в день по сто раз, а у меня весь интерес пропал. Так что придумай, как от него избавиться, но при этом не портить отношения между нашими семьями, — уже серьезно добавляет Мир.

— Ну ты и попал, — Джухон начинает смеяться. — Я ведь всегда говорил, что ни одна задница в мире не стоит того, чтобы так за нее убиваться и столько времени потратить. Заварил кашу, теперь расхлебывай. Ну, а спор есть спор, деньги я тебе переведу, правда, поздравлять уже не буду.

— Не смешно, — понуро говорит Мир. — Вот если бы ты в тот вечер пришел, как и договаривались, то может ты бы меня и отговорил, и не было бы ни машины, ни секса.

— Я папашины дела решал, а потом у меня неожиданно ночной пассажир объявился. Пока я закончил дела и его довез, у меня все настроение улетучилось. Извиняй так что.

— Что за пассажир? — Мир открывает окно в гостиной и закуривает.

— Паренек один прямо под колеса выскочил на 56-й трассе. Какого же было мое удивление, когда оказалось, что он от папашиных коллекторов убегал, точнее моих, — Джухон смеется.

— Как романтично, — мечтательно говорит Мир, делая затяжку. — Как в американских фильмах небось, красивый, беззащитный, и тут ты — рыцарь на черной бехе или белом ауди. Тут я уже не знаю, на чем ты был.

— Все совсем не так. Паренек никакой. Серая мышка, неинтересный и напуганный настолько, что мне же объявил, мол, сбежать собирается. Ну, а когда я представился, он, конечно, прифигел. Так что вот так.

— Жаль. Такой момент ведь был. Короче, ты мне помогать будешь или как? — Мир возвращается к дивану.

— Сперва к отцу заеду, а вечером в клубе пересечемся и поговорим.

POV Чангюн

— Как же я так попался-то? Это же надо, чтобы человеку так «везло»? Сесть в машину человека, от которого убегаешь! Поздравляю, Им Чангюн, ты чемпион среди лузеров, — злится Им на самого себя, дожидаясь, пока сварится кофе. — Ну, блять, где я сейчас деньги-то достану? Как и куда мне теперь сбежать? Сто процентов этот мудак уже нас под наблюдением держит. Я же красавец, сам ему все объявил. Как же бесит! Плевать, пойду отцу все выскажу. Не могу больше. Какого хрена я должен отвечать за то, чего не делал? Почему я должен бояться собственной тени?! — он обжигает палец, пока переливает кофе в чашку, и, сделав ровно один глоток, берет ключи от квартиры и выходит за порог.

Конец POV Чангюн

***

Отца Чангюн застал перед его любимым в последнее время баром, из которого его пока не выгоняли. Пятиминутный рассказ о последних событиях не произвел на отца Има особого впечатления.

— Ты понимаешь, до чего твои безрассудство и наплевательство довели? Понимаешь, что они могли со мной сделать? Я уже не говорю о том, что через три дня, возможно, меня и в живых не будет. И даже мысль, что и тебя уберут, меня тоже не радует. Но больше всего меня бесит, что ты ничего не делаешь! Я не сплю и думаю, где деньги достать, а тебе наплевать! — Им не может больше сдерживаться и, несмотря на то, что они стоят на тротуаре посередине улицы, переходит на крик.

— Ну, отсосал бы им. Тебе ведь не привыкать. Вы же, пидоры, это дело любите. Авось бы и простили или срок продлили бы, — гадко смеется отец парня.

— Урод. Какая же ты скотина, и, кажется, я понимаю, почему мать ушла от тебя, — Чангюн не успевает договорить, как получает звонкую пощечину по лицу.

Джухон сильно удивляется, заметив из окна автомобиля знакомую фигуру — того самого паренька, которого подвозил недавно. Ли замедляет скорость и, подъехав ближе, убеждается, что это именно он. Парень, видно, тоже узнает машину, так как перестает кричать на своего собеседника. Чангюн, не отнимая правую руку от щеки, резко поворачивается спиной к отцу и быстрыми шагами идет в обратную сторону. Ли, чувствуя, что еще пожалеет о своих действиях, не прибавляя скорости, едет за ним. Подъехав максимально близко к тротуару, он опускает стекло машины вниз.

— Садись, — выкрикивает Джухон из автомобиля.

— Обойдусь, — бурчит Им и не сбавляет шаги.

— Да сядь ты, не в первый же раз, — злится Ли.

— Отвали! У меня есть еще три дня, — кричит ему в ответ Им и поворачивает за угол, куда машине уже не повернуть. Джухон бросает машину у тротуара и, догнав Чангюна, резко останавливается перед ним, не давая парню двинуться ни влево, ни вправо.

— Чего, блять, ты от меня хочешь? — зло шипит на него Им.

— Такой маленький, а какие нехорошие слова уже знаешь, — ухмыляется Ли, следя за движениями паренька напротив. — Это твой отец был? Если да, то с таким папашей ты долг точно не вернешь.

— Послушай меня, мажор, — Им вздыхает и пытается говорить спокойно. — Не верну — закопаете в той могиле, но эти три дня меня не беспокой. И твою машину, кстати, эвакуируют.

Джухон машинально выглядывает за угол и не видит признаков эвакуации. Когда он возвращает взгляд к парню, то Има и след простыл. Усмехнувшись про себя, Ли идет обратно к BMW.

***

Чангюн отказался от мейка со стороны клубного визажиста сразу же, как устроился работать. Им считал, что сам прекрасно с этим справляется и плюс, если подготовкой внешности к номеру займется визажист, то придти на работу надо как минимум за два часа, что совсем не выгодно. Обычно сделать макияж перед выходом на сцену не составляет для Чангюна труда. Но не сегодня. Сегодня у него дрожит рука, и он уже четыре раза смывал неаккуратно наложенную на глаза подводку. Голова Има разрывается от потока мыслей, ни одна из которых не посвящена тому, как достать деньги. Все мысли только о Ли Джухоне. Чангюн решает, что он ЕГО ненавидит. Он вообще со школы еще ненавидит таких, как он, думающих, что им все можно и весь мир у их ног. Ненавидит мажоров, сорящих деньгами своих родителей налево и направо и творящих все, что им вздумается, зная, что папочка из любой передряги свое драгоценное дитя вытащит. Им считает, что это точно не зависть. «Потому что глупым и избалованным людям завидовать не стоит. Особенно таким, как Ли Джухон, который одним своим видом доводит до белого каления. Как же чешутся руки вмазать ему по его наглой роже. Хотя, и это его лицо не испортит», — тут Чангюн осекается, придя в ужас от своей последней мысли, и идет на сцену, так и не докрасив нормально глаза.

Вот уже два года, как Чангюн танцует в клубе ALZ. Когда он впервые пришел устраиваться на работу, то хозяйка клуба Лили сразу отказала ему, объясняя тем, что он пока несовершеннолетний. Им обошел почти все клубы города, но ему нигде, также мотивируя отказ возрастом, не дали работу. Чангюн был согласен на все, начиная от официанта, заканчивая уборщиком, но все поиски заканчивались безрезультатно. Но Иму повезло с Лили. Оказалось, что ее дочь ходила с Чангюном вместе на танцы, когда у того была возможность их себе позволить. И именно благодаря ее неожиданной помощи, Чангюн получил работу в клубе и, более того, стал одним из лучших танцоров Лили. Сама хозяйка клуба не раз отмечала, что невероятно пластичные движения и вообще энергетика, исходящая от Чангюна, способна расшевелить любую публику.

У Лили были связи в полиции, и она даже на всякий случай состряпала для Чангюна фальшивое удостоверение личности. С тех пор Им считал клуб и его персонал своей семьей, где никто никогда не обижал, а если клиенты позволяли себе лишнее, то охрана и сама хозяйка клуба спокойно успокаивали разбушевавшихся. В клубе Им чувствовал себя в безопасности и очень любил свою работу, которая помимо того, что полностью содержала парня, также позволяла ему не бросить любимые кулинарные курсы. Танцы всегда были страстью Чангюна, и именно на сцене парню удавалось хоть на некоторое время абстрагироваться от всего. В ALZ были три полукруглые сцены для танцоров. Самая большая — по центру, а две другие — по бокам. Напротив каждой сцены было углубление с овальными бордовыми кожаными диванами и столиком, смотрящим прямо на сцену. Эти места были самыми дорогими в клубе, и их бронировали обычно те, кто приходил просто выпить и насладиться зрелищем. Позади углублений же был большой танцпол, с двух сторон которого были расположены барные стойки. Вдоль оставшихся свободных стен стояли диваны и низкие столики.

Чангюн выходил на сцену три раза за вечер и по десять минут. Большая часть танца Има — импровизация, притом у него она получалась под любую музыку. Ничего общего танец Чангюна со стриптизом не имел. Единственное, что снимал Им ближе к концу танца — это рубашку или футболку. Главное для Чангюна — это музыка и умение ей отдаваться полностью, до последней капли. Лили — строгая хозяйка, и если гостям в клубе скучно, то выговора не миновать. Именно поэтому все танцоры на сцене выкладывались по полной, развлекая и «зажигая» публику.

Большинство танцоров охотно соглашались на приватные танцы, но даже несмотря на хорошие деньги, Им в них никогда не участвовал. Максимум, на что хватало Чангюна, — это раскрутить настырного клиента на самые дорогие коктейли, процент с которых начисливался и к его зарплате.

Офис компании Lee Group.

Легальный бизнес — люксовые отели и недвижимость. Подпольно — организация нелегальных казино.

— Мой сын, которого порой днем с огнем не сыщешь, заявляется ко мне в кабинет добровольно и несет какой-то бред. Я все равно из всего, что ты сейчас сказал, ничего не понял, — говорит, откинувшись на спинку кресла в своем кабинете, отец Джухона.

— Я хочу, чтобы семья Им свой долг отработала. Они все равно не смогут вернуть тебе деньги, и ты это прекрасно знаешь, а пачкать руки в чьей-то крови из-за мизерной суммы ты не станешь. Так что позволь мне самому решить эту проблему, — говорит сидящий напротив него младший представитель семьи Ли.

— Джухон, если бы я имел свойство прощать долги, притом вне зависимости от суммы, то мы бы сегодня не обладали всем тем, чем обладаем. Когда ты так говоришь, то сильно меня расстраиваешь, заставляя усомниться в том, что ты сможешь продолжить мое дело. Каждый доллар должен быть для тебя дорог, и, если кто-то берет твои деньги, то он должен их вернуть, и это не обсуждается.

— Отец, он отработает сумму. А пока я закрыл их долг и не понимаю, почему ты так уперся, — спокойно говорит Джухон.

— Закрыл долг моими же деньгами? — Сан начинает громко смеяться. — Он - это кто? Старый алкоголик?

— Ты прекрасно знаешь, что я от твоих денег не завишу, и у меня свой доход. Долг оплачен из моих денег, а ОН — это его сын. Я дам ему работу, а зарплату он получать не будет. Не понимаю, почему мы тянем время. И, кстати, работать он будет в нашем особняке. Ты там все равно почти не живешь, а торчишь у Фей.

— Какого черта, Джухон? Зачем тебе это все? Только не говори мне, что ты запал на какого-то безродного пацана. Я только смирился с твоими неразборчивыми связями, но никогда не смирюсь, если ты мне в дом уличную шавку попробуешь привести, — зло говорит старший Ли и идет к бару.

— Если я тебе скажу, почему это делаю, то тебе не понравится. Притом настолько, что ты бы согласился именно на тот вариант, который сам только что изложил, — спокойно говорит Джухон, вертя в руках статуэтку, взятую со стола отца.

— Я не должен из тебя слова тащить. Говори как есть, — Сан возвращается к столу с бокалом в руке.

— Жалость. Мне его жаль. А так он вообще не в моем вкусе, — Джухон встает с кресла. — Думаю, разговор окончен, и не буду более тебя отвлекать и злить. Хотя, если ты утро начал с виски, то не злить тебя не получилось.

— Жалость — непозволительная роскошь для нас. Не понимаю, почему мне приходится это тебе повторять. В любом случае, у меня тяжелый день впереди, а я уже устал. Ты такой же упертый, как твоя мать. Делай, что хочешь, но только с умом. Ничто не должно запятнать мое имя, и даже тебе я этого не позволю, — серьезно говорит Сан.

***

«Единственный выходной. Единственная ночь, когда я могу выспаться, но нет, кто-то обязательно должен все испортить» — думает Чангюн, пока идет к двери, в которую стучит настырный ночной посетитель.

Чангюн открывает дверь и на пару секунд застывает, увидев напротив Ли Джухона. Придя в себя, Им резко захлопывает дверь перед Ли, но тот оказывается проворнее и, подставив ногу, не дает двери полностью закрыться. Через секунду Им отлетает к стене от одного легкого, как кажется Джухону, толчка, и Ли входит в квартиру.

— Ты всех гостей так грубо встречаешь? — бросает ему Джухон и, пройдя мимо все еще прислонившегося к стене коридора Чангюна, идет в гостиную.

— Незваных — да, — уже в спину ему отвечает Им и идет следом. — Какого черта тебе от меня нужно? Я уже 1000 раз пожалел, что сел тогда к тебе в машину. Почему ты не оставишь меня в покое?

Джухон садится на потрепанный диван и взглядом приглашает застывшего у телевизора Чангюна присесть. Им не двигается с места.

— Я тебе хорошие новости принес, а ты даже выпить не предложишь, — Джухон оглядывает комнату и морщится на давно умерший, но так и не выброшенный цветок в горшке на окне.

— Могу предложить воды, — бурчит Им. — Говори, зачем пришел, и уходи — мне надо выспаться.

— Не хочу воды, — Джухон встает с дивана и подходит вплотную к Чангюну, нависнув над ним так, что Им вжимается в стену до боли в лопатках. — Я придумал, как ты можешь вернуть долг моему отцу, — медленно, растягивая слова, говорит Ли, смотря в глаза парня.

Чангюн шумно сглатывает от странной и напряженной для него обстановки, но не может отвести взгляд от черных глаз напротив, которые словно пригвоздили его к стене и не дают двинуться.

— Я не буду спать с тобой за деньги, — с усилием собравшись, произносит Им.

Джухон несколько секунд молча смотрит на парня, потом отходит и начинает громко смеяться, чем окончательно ставит в ступор Чангюна.

— Спать? Детка, ты думаешь секс с тобой может стоить 150 штук? — спрашивает Джухон у парня, продолжая смеяться. — У тебя просто нереальное чувство юмора, — Ли перестает смеяться, увидев растерянное лицо парня напротив. — Серьезно, ты вообще не в моем вкусе, и за секс я не плачу обычно, так что расслабься. Я хотел тебе работу предложить. Нормальную, серьезную работу.

Чангюн молча идет на кухню и, налив себе воды, возвращается обратно.

— Благотворительностью занимаешься? — уже спокойно и почти не дрожащим голосом, спрашивает Им.

— Нет. Просто решил исключение сделать, да и лишний плюсик на том свете никому не помешает, — Джухон снова садится на диван.

Им достает из шкафчика у стены сигарету, подходит к окну и закуривает.

— Понятно теперь, для чего останки цветка держишь, — смеется Ли, заметив, как Чангюн стряхивает в горшочек пепел. — Короче, будешь у меня в особняке работать, помогать по дому, в саду и по мелочам, там уж разберешься. Зарплата будет списываться с долга. По моим подсчетам полностью рассчитаешься с долгом где-то за три года, — вдруг серьезно говорит Ли.

— Прислугой одним словом буду. Мило, — спокойно говорит Им, направив все усилия на то, чтобы унять бушующий внутри пожар, словно по венам течет вулканическая лава, а не кровь.

— У тебя есть другой выбор? — приподняв бровь, спрашивает Ли и, взяв со столика мобильный Чангюна, набирает свой номер. — Завтра поедешь в особняк, и тебе всё объяснят. Адрес позже тебе скину на мобилку, — Джухон идет к выходу, оставив Чангюна так и стоять у окна.

========== 5:40 a.m. ==========

Клуб ICON

— Нашел, значит, себе новую игрушку, развлекаешься. Работу ему дал, долг простил. Мне чем заняться? Мне скучно, и все неинтересно. Джихан тут вообще спит, караулит. Не могу в свой любимый клуб спокойно прийти без шансов с ним столкнуться. Как же достало, — жалуется Мир своему другу, раскинувшись на диванчике в VIP зоне клуба.

— Тебе скучно, потому что ты отказываешься чем-то заниматься. Все, что ты делаешь, — это прожигаешь жизнь. Найди себе занятие, хоть отцу с его бизнесом помоги и перестань уже ныть, — спокойно говорит ему сидящий на кресле рядом Джухон.

Парней прерывает подошедшая с напитками девушка.

— Солнце, ты как раз вовремя, — воодушевляется Мир, протягивая руку к бокалу и одаривая девушку очаровательной улыбкой. — Ну что, — обращается он к Ли, — не расскажешь мне, почему у истории с ночным пассажиром вдруг оказалось продолжение? Ты же, вроде, мне два дня назад доказывал, что там ничего нет, и вообще он неинтересный.

— Насчет того, что он неинтересный — я поторопился. Есть в нем что-то, что притягивает, и мне почему-то хочется ему помочь, но что это и почему, я пока не знаю, — Джухон делает глоток из бокала. — В любом случае, пусть работает: так хоть польза какая-то от него будет, — Джухон резко улыбается, смотря на дверь напротив, куда поворачивает голову и Мир.

Медленно, вальяжной походкой, к парням подходит Виен и садится на подлокотник кресла Ли, приобняв его за плечи одной рукой.

Виен — хрупкий невысокий парень с необычайно большими зелеными глазами, обрамленными густыми и длинными ресницами. Когда-то родной, золотистый цвет волос он закрашивал в платиновый блонд, и доходящие до плеч волосы Виена почти всегда были собраны в низкий хвост. Но словно невероятно красивой внешности было недостаточно, и, вдобавок к ней, высшие силы наградили парня и огромным состоянием. Семье Виена принадлежала сеть крупнейших гипермаркетов в стране. Виен — один из самых завидных женихов страны, и от поклонников и поклонниц парня, в буквальном смысле, отбивает приставленная отцом охрана. Виен, правда, уже два года как не видит никого, кроме Джухона. Вот только Джухон всегда смотрит сквозь. Виен знает, что, несмотря на то, что они, вроде, встречаются и большую часть времени Ли проводит с ним, Джухон не чувствует к нему даже половину того, что чувствует Виен. Они не говорят об отношениях и чувствах, и Джухон никогда ничего Виену не обещал. Да и познакомились они случайно: на дне рождения общего знакомого, после которого Виен просто проснулся в постели Джухона и не выходил потом из нее еще сутки. Виен прекрасно все знает о других пассиях Ли и вообще то, что тот никогда себе ни в чем не отказывает. Но, несмотря на все это, Виен ,как присуще всем безответно влюбленным, верит и надеется, что объект воздыхания одумается и наконец-то впустит его в свое сердце.

— О чем говорили? Почему замолкли, как только я вошел? — спрашивает Виен и, отняв у Джухона бокал с виски, делает глоток.

— Дар речи потеряли, поразившись твоей красотой, — язвит Мир.

— Джихан знает, что ты сидишь здесь, спрятавшись, как трус? Если нет, то я могу ему позвонить, — ослепительно улыбаясь, отвечает ему Виен. — Тебя вчера не было в зале, и даже твой тренер не знал почему, а на звонки ты как обычно не отвечаешь, — обиженно говорит Виен уже Джухону.

Ли, обняв парня за талию, перетаскивает его с подлокотника к себе на колени.

— Забегался немного, а звонки поздно увидел, решил не будить тебя, — Джухон зарывается носом в волосы парня. — Поедем ко мне? Я соскучился, — хрипло добавляет он.

Виен молча встает с колен Ли и, не отпуская его руку, ведет того на выход.

— Ребята, мне все еще скучно! — кричит им в спину Мир и, поняв, что друзьям уже не до него, снова тянется к бокалу.

***

Уже почти шесть часов утра и ровно три часа, как Чангюн пришел с клуба домой, но он никак не может заставить себя уснуть. Им ворочается, скидывает и обратно натягивает одеяло, два раза ходит попить воды, но все бесполезно — сон не идет, а на улице начинает светать. Поняв, что заснуть в ближайшее время не получится, Чангюн, прихватив пачку сигарет, идет на кухню и взбирается на подоконник.

В голове рой мыслей, но ни за одну он не может ухватиться. Вот уже в сотый раз он прокручивает в голове последний разговор с Джухоном и не знает, что делать. То есть знает. Чангюн знает, что примет или даже уже принял предложение этого мажора. У Има ведь нет выбора фактически. Джухон, сразу как ушел, скинул на мобильный Чангюна адрес особняка. После этого больше от него ничего слышно не было. Вся ситуация с долгом буквально вымораживала Има. Чангюну кажется, что Ли просто из тех извращенцев, которые, обладая деньгами и властью, любят поиграть. Он без остановки крутит в голове все возможные варианты того, почему Ли все это делает и помогает.

«Вариант с сексом этот мажор сразу отверг, ну, а что ему тогда от меня надо, если учесть, что больше у меня ничего нет. Почему с ночи знакомства с ним моя и так ненормальная жизнь превратилась в кошмар? Я готов делать все, что угодно, лишь бы не встречаться с ним и не смотреть ему в глаза. Что бы он не задумал, я не хочу в этом участвовать. Но как я вытерплю три года? Есть ли хоть мизерный шанс того, что я его не буду больше видеть?» — терзается мыслями Им и, спрыгнув с подоконника, идет в душ.

К десяти часам Им должен быть в особняке. У парня есть еще три часа на то, чтобы собраться. Приняв душ, Чангюн неспеша варит кофе, прибирает квартиру, после, натянув джинсы и свитер, идет к выходу.

Особняк семьи Ли.

Чангюну пришлось брать такси от центра, так как общественный транспорт в сторону особняка не ездил. Подъехав к воротам особняка, Им просто представился в видео-домофон, и ворота распахнулись. Ругая в душе второй раз за утро Джухона (первый раз был, когда пришлось отвалить приличную сумму таксисту) за то, что от ворот до особняка, придется еще так долго идти пешком, Чангюн нехотя поплелся за охранником.

Загородный дом семьи Им в то время казался маленькому Чангюну дворцом. Но сейчас, стоя перед огромным особняком семьи Ли, парень понял, что он мог бы вместить в себя пять таких загородных домов. Наконец-то парни дошли до дверей особняка, но охранник резко повернул по узкой дорожке влево, и Им понял, что они войдут не через главный вход. «Конечно, я же чернь, с главного хода только его величество небось входит», — бесится Чангюн в душе и не замечает, как парни уже дошли до нужной двери.

Миновав дверь, Чангюн уже без сопровождения оказывается на просторной светлой кухне и на несколько секунд задерживает дыхание. Кухня в особняке именно такая, о какой всю свою сознательную жизнь мечтал Им. Посередине кухни стоит огромный белый стол, половина которого со встроенными досками для готовки, а другая половина, видно, предназначена для приема пищи и обставлена высокими барными стульями. Вся кухня и мебель отделаны в белоснежных тонах, и даже идеально гладкий, глянцевый пол, уложен белой напольной плиткой. Всего на кухне две двери, не считая маленькой двери в кладовку. Одна дверь, в которую, миновав сад, вошел Чангюн, а вторая - напротив, справа от которой, замаскировавшись, видно под огромный глянцевый шкаф, стоит холодильник. Вторая дверь, наверное, ведет в сам особняк, подумал Им, все еще осматривая кухню своей мечты.

— Никогда не думала, что кухня может произвести на человека столько впечатления, — отрывает Има от созерцания женский голос. Он резко оборачивается на хозяйку голоса и видит незаметно для него вошедшую через вторую дверь симпатичную женщину лет сорока. — Меня Лин зовут. Просто Лин, и я тут, считай, главная. А ты, как я понимаю, Им Чангюн, — женщина подходит к застывшему у двери парню и рукой приглашает его присесть за стол. Сама Лин садится с противоположной стороны и начинает говорить.

— Ты же совсем ребенок, оказывается. Но в этом доме для всех найдется работа. Я расскажу тебе твои обязанности и наши правила, а потом познакомлю с остальным персоналом. Поэтому слушай внимательно. Я тут работаю уже двадцать лет, до этого я просто помогала матери, так что, считай, это семейная работа, и за тебя, так же как и за других, тут отвечаю я. Поэтому, попрошу очень внимательно меня выслушать, чтобы у нас не было с тобой проблем в будущем. Твоя работа - держать в чистоте гостиную на первом этаже и смотреть за садом, который на заднем дворе. Вторым этажом и спальнями занимаются другие люди. За кухню отвечаю я. За парадным входом и двором - тоже другие люди. Не лезь на чужую территорию, будь мил с остальными работниками, и проблем у нас с тобой не будет. Есть вопросы?

— Да, и несколько. Я понял, что убираю гостиную и слежу за садом. Хотел бы узнать, сколько дней в неделю я работаю и рабочие часы. И еще, что вы имели в виду, когда говорили, что отвечаете за кухню? Вы готовите? — на одном дыхании спрашивает Чангюн.

— Ты будешь приходить пять дней в неделю с полудня до восьми вечера. Но есть пара оговорок: если хозяева проводят вечеринки или приемы, мы работаем до последнего, и если хозяева находятся в особняке, то уходить можно, только уточнив, не нужен ли ты им больше. Сильно не переживай, они оба здесь почти не появляются. Так что график у тебя, считай, стабильный. А теперь насчет меня. Да, я повар в особняке, и так уж вышло, что мои блюда нравятся как старшему, так и младшему господинам. Помимо готовки я слежу за всем персоналом особняка.

— Если они здесь не появляются, то кому вы готовите? — не удерживается Им и вызывает смех у Лин.

— Ты очень смешной малыш. Я готовлю каждый день стабильно и по несколько блюд, так как никогда не знаешь, приедут ли они или нет. А если приедут и захотят поесть, то ужин всегда должен быть готов. Особенно Джухон — он любит, если остается здесь ночью, спускаться покушать, — улыбается Лин, — так что вот так. Ты, я заметила, вообще очень кухней заинтересовался, готовить умеешь? — спрашивает она Има.

— Если честно, умею, и я бы с радостью вам помогал, если захотите, конечно, — робко произносит Чангюн.

— Я начну переживать, что ты у меня работу отнять хочешь, — смеется Лин. — Ладно, я шучу, пойдем знакомить тебя с другими, а на работу выйдешь уже завтра. Кормить я тебя здесь буду, специальной формы нет, поэтому принеси из одежды то, чего не жалко, все-таки работа в саду грязноватая.

***

Уже в такси, по дороге домой, Чангюн думает, что все оказалось не так страшно, как он себя накручивал.

Всего в особняке восемь охранников, которые дежурят по четыре через день. Из женского пола в особняке работает еще одна молоденькая девушка по имени Мэй — она совместно с другим парнем по имени Ен занимается уборкой особняка. Чангюна все встретили достаточно дружелюбно, ну, а Лин оставила после себя только приятное впечатление. Единственное, что напрягало парня — это то, что фактически большую половину дня он будет проводить в особняке и сразу после него мчаться в клуб, где Чангюн работает шесть дней в неделю, кроме понедельника. В клубе Чангюн должен быть железно в девять, ну, а на викэндах к восьми. Учитывая, что особняк находится за городом, вариант ехать домой и потом выдвигаться на вторую работу сразу отпадает. Поэтому он решает брать одежду для клуба и косметичку с собой, чтобы подготовиться в особняке и прямиком ехать на вторую работу сразу оттуда. Так и началась новая жизнь Чангюна.

***

Чангюн очень быстро привыкает к своей новой работе и уже через неделю свободно передвигается по особняку и его территории. Единственное, куда Им так и не поднялся — это был второй этаж. Лин очаровывала Чангюна все больше и больше. Впервые, случайно столкнувшись с вышедшим из кладовки и переодетым в клубную одежду, накрашенным Чангюном, Лин долго не могла оторвать от него взгляд. После, Лин молча выслушала рассказ Има про клуб и больше они к этой теме не возвращались. Через несколько дней Им обнаружил в кладовке, прибитое к стене большое зеркало и приятное чувство тепла наполнило парня изнутри. Во время обеда, Лин увлеченно и подробно рассказывала ему о своих коронных блюдах, делилась секретами готовки и с удовольствием слушала мнение парня насчет приготовления того или иного блюда. Лин готовила каждый день и много, но хозяева не приходили, и персонал на следующий день сам съедал все приготовленные ею блюда. Обедал весь персонал на кухне одновременно. Только охранники обедали по двое.

К концу второй недели Чангюн заметил, что один из охранников уделяет ему пристальное внимание. Джей, так звали охранника, приглянулся Иму сразу. Высокий широкоплечий парень со смуглой кожей и черными, пронзительными глазами сразу обратил на себя внимание Чангюна. Из воротника рубашки Джея, выглядывало тату, как показалось Иму, изображающее змею, словно обвивающую шею парня. Джей сразу понравился Иму своей открытостью и умением одним своим появлением на кухне, поднимать настроение всему персоналу. Джей менялся с напарниками так, что всегда попадал на время обеда Чангюна и всю трапезу не отводил от него взгляда. Даже Лин это заметила и часто в шутку отправляла Джея с какими-то ненужными поручениями, лишь бы оторвать от Има и просто позлить. Никто в особняке не знал, как и откуда Чангюн попал сюда. Но Им чувствовал, что Лин знает, хотя она себя ни разу не выдала.

Он сильно уставал, разрываясь на двух работах. Им даже установил шуточное приложение на телефоне, на котором как на тюремных стенах можно было зачеркивать палочки уже отработанных дней. Раз в пять дней, Чангюн, перед тем как провалиться в сон, с удовольствие зачеркивал четыре палочки и ждал освобождения от долга. В начале третьей недели в особняк приехал сам хозяин. Все два часа, что старший Ли провел в особняке, стояла полная тишина. Только Лин спокойно разгуливала по дому, о чем-то шутила с главным в гостиной и вела себя, как обычно. Все остальные как будто сквозь землю провалились, и именно поэтому воду главному, по зову Лин, пришлось выносить Иму.

Чангюн, не поднимая головы, молча поставил поднос со стаканом на столик перед Ли и уже собирался вернуться на кухню, когда услышал:

— Ну как? Нравится тебе у меня? Отец, наверное, тобою горд. Не каждый день твоему ребенку такой долг списывают, — улыбаясь говорит Ли, стоящему напротив Иму.

— Мне долг не списывали, я его отрабатываю, — еле слышно отвечает Им, все еще не смея поднять голову.

— Борзенький значит, люблю таких, — Ли резко встает с дивана и подойдя вплотную к Чангюну, пальцами поднимает его лицо за подбородок. — И хорошенький. С таким личиком ты бы мог и по-другому ведь расплатиться. Или мой идиот сын не предложил даже?

— Я не совсем вас понимаю, — смотря в глаза Сану, отвечает Им, сжимая кулаки до побеления костяшек пальцев.

— Все ты понимаешь, — спокойно говорит Сан и отпускает лицо парня. — Не пугайся только, я, считай, тебя проверял просто. Делай свою работу, раз уж ввязался, и делай хорошо, — Сан возвращается на диван. — Как же мне все это не нравится, — уже самому себе говорит мужчина.

В тот вечер Чангюн получил выговор от Лили. Он никак не мог сконцентрироваться на танце и несколько раз его даже обрывал. А все из-за старшего Ли: Чангюну этот мужчина сразу не понравился. От него исходила плохо скрываемая зловещая аура, и Им надеялся, что больше с ним не столкнется. Хотя Чангюн понимал, что, учитывая, где он работает, это невозможно.

Следующий день тоже не принес ничего хорошего. Вернувшись из сада на кухню, Чангюн застал на своем месте за столом, жующего яблоко и мило о чем-то болтающего с Лин, Джухона. Отложив резиновые перчатки, Им молча прошел к графину с водой и налил себе выпить. Джухон, не отрывая взгляд от пьющего парня, продолжал жевать яблоко. Лин, словно не чувствуя напряжения в комнате, мешала овощи в кастрюле на плите.

— Чего ты такой замученный? Еще и месяц не прошел, а выглядишь ты так, словно на тебе весь особняк, — спрашивает Джухон, закончив наконец-то есть яблоко. — Небось, Лин тебя так загрузила, — весело подмигивает он обернувшейся на свое имя женщине.

Чангюну не пришлось отвечать на вопрос, ибо в следующую секунду на кухню ворвался красивый парень и мило поздоровавшись с Лин, утащил Джухона в неизвестном направлении. Лин не стала говорить Иму, кто это, а Чангюн не стал спрашивать. Следующие несколько дней Джухон в особняке не появлялся. В среду Джей ошарашил Чангюна, пригласив того на свидание в субботу. Им глубоко в душе все ждал этого приглашения, поэтому сразу же согласился.

***

Был обычный пятничный вечер и конец смены Чангюна. Им, еще раз проверив гостиную, направился в кладовку, где не спеша натянул на себя узкие кожаные штаны и черную, абсолютно прозрачную футболку. Одевшись, он ярко накрасил глаза, уложил волосы и, схватив кожаную куртку, вышел из кладовки. Чангюн так и застыл у двери с повисшей в руке курткой. Напротив него с не зажженной сигаретой между пальцев стоял Ли Джухон. Ли медленно скользнул взглядом по всему телу Има и, приподняв одну бровь, пристально уставился ему в глаза.

Чангюн попробовал, но не смог пошевелить конечностями, словно Ли одним своим взглядом пригвоздил парня к двери. От контраста белоснежной кухни и полуголого парня в черном, стоящего посередине комнаты, Джухон шумно сглотнул.

— Ну нихуя себе, — полушепотом говорит Ли, честно пытаясь несколько раз отвести взгляд, но безуспешно. Им Чангюн выглядел настолько ахуенно, что Джухон сразу понял, что, если тот сейчас ничего не скажет или кто-то случайно не войдет в комнату, то он разложит парня прямо на кухонном столе.

Первым в себя приходит Чангюн, наспех натягивая на себя кожанку и делает шаг вперед, давая Джухону понять, что он хочет пройти. Но Ли ему этого не позволяет и, резко поменявшись с ним местами, нависает над Имом, заставляя того вжаться задом в стол. Им кладет руки на стол позади себя и все больше нагибается назад, по мере того, как Джухон, вжимающий его бедрами в стол, все ближе приближается к его лицу.

— Ты куда в таком виде собрался? — Джухон не сводит взгляда с губ парня напротив и облизывает свою нижнюю губу. — Ты у нас значит гадкий утенок? Вот только в лебедя ты превратился черного и блядского.

Напряжение в руках, удерживающих фактически все тело Чангюна от того, чтобы лечь на стол, доходит почти до пика, и Им понимает, что еще секунда, и он сдастся. Им дрожит, не в силах отвести взгляд от черных, словно бездна, глаз напротив. Чангюн сквозь брюки чувствует возбуждение Джухона и видит плещущееся на дне черных зрачков напротив безумное желание. Вот только оно пугает Чангюна. Пугает настолько, что он пытается что-то сказать и оттолкнуть Ли, но только язык Има, словно прилип к небу.

— Джухон, все готово, — Лин застывает у двери, не сводя глаз с картины напротив. Им моментально заливается краской, но Джухон не реагирует, словно ее и нет в комнате. Напротив, Ли все сильнее вжимает Чангюна в стол, отчего последний уже не в силах противостоять Джухону, отпускает руки и ложится на лопатки.

— Джухона идем, твой отец здесь, — спокойно повторяет женщина.

Последний раз мазнув взглядом по губам Чангюна, Джухон резко отпускает его и, пройдя мимо Лин, выходит из кухни.

Чангюн сползает на пол и, прислонившись спиной к столу, пытается привести свои чувства в порядок.

— Ну ты и попал парень, — говорит Лин, протягивая Иму стакан воды. — А теперь беги.

Комментарий к 5:40 a.m.

Буду рада отзывам и не забывайте про пб :)

Мир

http://s019.radikal.ru/i633/1701/26/0ece79b6cc86.jpg

========== 2:15 a.m. ==========

Комментарий к 2:15 a.m.

Исправьте пожалуйста ошибки :)

С Джеем Чангюн договорился встретиться в субботу в четыре часа дня в небольшой кофейне в центре. Джей сперва долго упирался, твердя о какой-то специальной программе, которую он подготовил для Има, но Чангюн настоял на кофейне, и парню пришлось согласиться. Еще в автобусе Им все пытался собраться с мыслями и морально подготовиться к предстоящему свиданию, но у него не получалось. «Лисьи» глаза никак не выходили из головы. Вчера, после столкновения с Джухоном, Им все-таки поехал на работу и даже без эксцессов отработал номер, но образ Ли и его пронзительный взгляд все никак не стирались из памяти. Чангюн пытался, но никак не мог стереть из памяти эту наглую ухмылку с ямочками на щеках и эти руки, прижимающие его к кухонному столу. Им всегда достаточно быстро определялся с тем, нравится ли ему человек или нет, но в случае с Джухоном это оказалось почти невыполнимой задачей. Парня, с одной стороны пугало и где-то злило хамское отношение к нему Ли, но с другой стороны, еще тогда на кухне, лежа на столе под ним, Им понял, что где-то на подсознательном уровне сам хотел сократить расстояние между ними и поцеловать Джухона. Правда, мысли о том, что Ли может ему нравиться, Им сразу отгонял.

Так Чангюн и пришел на свидание, с, вроде, нравившимся ему человеком, не выспавшимся и терзаемым мыслями о Ли Джухоне. Им, как ни странно, вообще не нервничал, и первую часть свидания парни мило общались, поедая вкусные десерты и запивая кофе. Вот только то, что случилось потом, Чангюну не понравилось. Когда Им стал прощаться с парнем с мыслями, что надо поехать домой и собраться на работу в клуб, Джей стал настаивать на совместном ужине в его квартире. Им не сказал ему ничего про вторую работу, но от ужина отказался. Чангюн заметил резкую перемену на лице Джея и решил для себя, что это свидание будет последним. Пригласить на первом же свидании человека к себе домой имеет только одно объяснение — секс. И Джей особо свои недвусмысленные намеки не скрывал, чем еще больше разочаровал Чангюна. Он отказался от сопровождения и, не скрывая недовольства поведением Джея, поехал домой.

***

— Я, честное слово, ничего не понимаю, — жалуется сидящий на пассажирском сиденье рядом с Джухоном Мир и выдыхает табачный дым в приоткрытое окно. — Почему мы должны изображать сыщиков, неужели нельзя просто с ним поговорить. Какого черта я гроблю свой вечер викэнда, торча на парковке какого-то левого клуба?

— Как же твое нытье достало, — злится Ли. — Я не просил тебя со мной поехать, ты сам навязался. Давай вылезай, пойдем осмотримся.

— Ты вообще уверен, что он здесь? А то вдвойне обидно, если мы попусту приперлись, — говорит Мир, открывая дверь автомобиля.

— За ним проследили и он вошел в этот клуб. Пока мы сидим тут, он из клуба не выходил, — Джухон достает с заднего сиденья BMW пиджак и, на ходу натягивая его, идет к клубу. За ним ленивой походкой следует Мир.

Найти одного человека в темном помещении, битком набитом людьми, — задача не из легких. Обойдя несколько раз клуб и, поняв, что Чангюна тут нет, Джухон злится и, несмотря на протесты Мира, садится на свободный диван в углублении в центре, предварительно смахнув табличку Reserved со стола на пол. К ним сразу подбегает администраторша с намерением объяснить, что столик забронирован, но, увидев достаточно известное в светских кругах лицо, заискивающе улыбается и удаляется.

— Я должен выпить. Потом можем поехать, куда пожелаешь, — Джухон откидывает голову на спинку дивана и прикрывает глаза.

— У меня все равно с тобой нет выбора, — удрученно вздыхает Мир и садится рядом. — Зачем ты вообще следишь за ним? Ну он нормальный пацан, если после работы в клубах тусит.

— Ты просто его не видел, — Джухон все также полулежит, не открывая глаз. — Это был совсем другой человек. И я хочу понять, откуда у утопающего в долгах и не имеющего дополнительного дохода человека есть деньги на развлечения.

— Теперь все понятно. Ты просто ревнуешь. Думаешь, его кто-то содержит, и это тебя бесит, — смеется Мир. — Здорово же он тебя зацепил, Джухона.

— Не говори глупости, — Джухон наконец -то разлепляет веки и смотрит на танцующих на сцене перед ним полуголых девушку и двух парней. — Если у него есть такой покровитель, то мог бы ему долг закрыть.

— Если они не разденутся до конца, то я вообще, считай, вечер угробил, — Мир указывает взглядом на танцующих.

После он подзывает официанта и заказывает бутылку самого дорого виски. Шоу оказывается интересным, и Мир, к своему удивлению, даже втягивается. Парни не замечают, как бутылка почти опустела, и заказывают новую.

В какой-то момент Джухон боковым зрением ловит знакомую фигуру на сцене слева и, повернувшись к ней, не верит своим глазам. На сцене, не замечая никого и ничего вокруг, танцует Им Чангюн. Поняв, что это не алкоголь так действует, а реальность, Ли молча хватает Мира за шкирку и тащит ничего не понимающего парня к дивану прямо перед сценой Чангюна. Диван, к слову, занят тремя другими парнями.

— Почему бы вам не перейти на наш диван по центру, а этот уступить нам? — остановившись спиной к сцене и лицом к парням, спрашивает Ли.

— Не понял, — говорит самый крупный из парней с наглой ухмылкой.

— Съебались отсюда. Теперь понял? — положив руки на стол и вплотную нагнувшись к парню, зло шипит Джухон.

Парень резко выбрасывает кулак вперед, но Ли моментально его перехватывает левой рукой, а правой бьет парня в челюсть.

— Я тоже хочу, — кричит уже окончательно пришедший в себя Мир, и пытается перелезть через стол, чтобы достать другого парня. Но парни, резко встав и бурча себе что-то под нос, переходят на соседний диван. Наблюдающая за развернувшейся сценой Лили посылает «пострадавшим» бутылку своего лучшего виски за счет заведения. Лили прекрасно знает, что за представители «золотой» молодежи посетили ее клуб, и решает не вмешиваться.

Джухон не может отвести взгляда от парня на сцене. То, как откровенно двигается Им, вообще не увязывается с тем образом парня, который у Джухона в голове. Ведь Ли считает Има милым ребенком. Или считал. Он уже ни в чем не уверен. На сцене Чангюн будто другой человек. Словно это не тот же парень, которого Джухон довозил недавно до дома. Ли с усилием борется с собой, чтобы не стащить парня со сцены прямо сейчас и не забрать к себе в постель, заставляя так блядски двигать бедрами только для Джухона. Ли не понимает пока, почему ему так сильно хотелось помочь тогда Иму и почему сейчас он хочет забрать этого парня со сцены и спрятать от всех этих голодных глаз вокруг. Джухону хочется Има себе.

— Так вот он, значит, какой — твой ночной пассажир? — не отрывая взгляда от танцора, произносит Мир. — Он, блять, просто ахуенен, — не успевает Мир договорить, как слышит злой рык слева и улыбается.

— Твоя привычка западать на то, что принадлежит мне, начинает меня раздражать, — серьезно и с расстановкой говорит ему Ли. Мир сразу опускает взгляд и начинает копаться в мобильном.

Чангюн видит потасовку перед сценой, но не реагирует. Он привык, что иногда клиенты могут что-то не поделить и доходит до мордобоя. Им знает, что Лили все решит, а ему лучше сконцентрироваться на танце. Поэтому, прикрыв глаза, он отдается музыке. Чангюн запрокидывает руки и двигает тонкими изгибами тела в такт музыки, то сбавляя, то прибавляя темп. Весь танец Чангюна исполнен страсти, которой он словно делится с публикой. Грациозно и гибко, продолжая двигаться под ритм музыки, он подходит к краю сцены для финального штриха, когда он должен снять рубашку и уйти на перерыв перед следующим выходом.

Чангюн соблазнительно улыбаясь обводит взглядом зал, пока прямо напротив себя не видит сидящего за столиком Ли Джухона. Улыбка застывает на лице Има и весь парень замирает словно статуя. Словно это не он секунду назад порхал по сцене. Поймав его взгляд, Джухон медленно приподнимает уголки губ в кривой ухмылке. Чангюн сглатывает и, как на автомате, подняв руки, за секунду расстегивает свободную белоснежную и абсолютно прозрачную рубашку, которая сползает с его плеч и рук на пол. Для Джухона наступает абсолютная тишина. Словно вокруг нет беснующейся толпы и не играет рвущая колонки музыка, словно есть один только полуголый Им Чангюн напротив, и весь мир Ли сконцентрирован на нем. Воздух становится густым и осязаемым. Ли чувствует, как горят его легкие от нехватки кислорода. И Джухону страшно от той бури чувств, которую вызывает в нем парень напротив.

После снятия рубашки Им должен еще подвигаться под музыку, но он не может себя заставить, поэтому, с трудом оторвав взгляд от Джухона и одарив фальшивой улыбкой остальную публику, Им скрывается за кулисами.

— Можно мне сказать? — тихо спрашивает Мир, не отрываясь от телефона.

— Нет, — неожиданно громко отвечает Джухон и срывается с места.

***

Когда дверь в гримерку с противным скрипом открывается, Чангюн даже не поворачивается к посетителю, уже зная, кто именно вошел.

Им натягивает на себя футболку и берет бутылку с водой с маленького столика.

— Какие еще у тебя есть секреты? — прислонившись к двери и скрестив руки на груди, спрашивает Джухон.

— Тебе нельзя здесь находиться, — тихо говорит ему Им и отпивает воды. Джухон ловит себя на мысли, что один только голос Чангюна сносит ему крышу.

— Мне все можно. — Ли отталкивается от двери и подходит вплотную к Чангюну, заставив того прислониться к стене. — Так какие секреты? — повторяет он и проводит костяшками пальцев по щеке Има.

— Никаких секретов. Это моя вторая работа, — Чангюн смотрит на ключицы нависшего над собой Джухона, не в силах поднять взгляд на лицо.

— Станцуешь для меня приватный танец? — еще больше сузив глаза, спрашивает Ли.

— У тебя денег не хватит, — зло шипит Им и резко толкает парня в грудь.

Вырваться из плена у Чангюна не получается, потому что уже в следующую секунду Ли вжимает его в стену своим телом.

— Просто назови цену, — шепчет Джухон на ухо Чангюну и засасывает мочку.

Им снова пытается оттолкнуть Ли, чем вызывает только улыбку у Джухона.

— 150 тысяч долларов, — четко и с расстановкой говорит Чангюн, смотря в глаза парня напротив.

— И чтобы ты окончательно избавился от меня? — смеется Ли. — Нет, малыш, на такую жертву я не пойду. Хотя, может и пойду, но при одном условии. Я тебя трахну. И не раз. Буду трахать, пока не надоешь. Согласен? — с издевкой спрашивает Джухон.

— Пошел ты, — кричит Им и бьет кулаком в грудь Джухона, но тот не двигается.

— Я так и думал, — ухмыляется Ли и отпускает парня. Джухон уходит, а Чангюн, сославшись на плохое самочувствие, отпрашивается. Лили не спорит, прекрасно зная, как зовут «плохое самочувствие» Чангюна.

***

Пять дней проходят в относительной тишине, если не учитывать то, как Чангюн в буквальном смысле ест себя изнутри. Он ни на секунду не перестает думать о Ли Джухоне, и сны ему снятся с Ли в главной роли. С Джеем Чангюн ведет себя холодно, давая ему понять, что у них ничего не выйдет. Джей, к удивлению парня, все сразу понимает и ведет себя во время обедов, как ни в чем не бывало. Им еще больше сблизился с Лин и даже рассказал ей про свою смену в клубе, когда пришел Джухон. Лин кормит Чангюна собственноручно приготовленными капкейками и просит держаться от Джухона максимально подальше.

Настроение Чангюна портится, когда Лин объявляет о приеме, который даст отец Джухона в честь нового контракта в пятницу в особняке. Чангюну приходится опять отпрашиваться у Лили, пообещав отработать в свои выходные. На совещании персонала Лин объявляет, что все будут одеты в белый верх и черный низ, а также, что прием начнется в девять и работает персонал до конца. Еду и выпивку на прием заказывают в кейтеринговой компании, поэтому вместо готовки Лин будет только следить за четырьмя работниками, которые будут работать в зале и подносить гостям подносы с закусками и выпивкой.

Весь день пятницы Чангюн сильно нервничает и раз десять проверяет гостиную. Лин только смеется и, последний раз проверив особняк и убедившись, что все готово к приему гостей, просит парня успокоиться. К десяти часам дом уже был полон разодетых гостей, и Чангюн только успевал менять подносы и возвращаться в зал. На парне, как и на других ставших в этот вечер официантами работниках, была белая, заправленная в черные брюки, рубашка. Ли Сан, как и пристало хозяину приема, ходил между гостей, улыбался новоприбывшим и с радостью принимал поздравления. Джухон заявился на прием к полуночи в окружении Мира и Виена. Молодежь сразу же собралась вокруг парней, и шума в гостиной только прибавилось.

Чангюн намерено не проходил в ту часть зала, оставляя их обслуживание на Мэй и Ена. Долго мухлевать Иму не удалось, ибо, заметив, как он топчется там, где никому уже ничего не нужно, Лин взглядом послала Има с подносом к компании Джухона. Собрав всю волю в кулак и сделав каменное выражение лица, Чангюн подошел к незнакомым парням и девушкам, стоящим недалеко от Ли. Пока они брали бокалы Им усиленно пытался рассмотреть узоры на дорогом ковре.

— Принеси мне виски. У тебя на подносе его нет, — услышал Чангюн голос, который узнает из миллиона. — И именно такой, как я люблю.

Им молча развернулся и пошел к Лин за информацией, какой же виски любит Джухон. Получив инструкцию и передав бармену пожелания молодого Ли, Чангюн с виски пошел обратно к Джухону. Тот молча взял бокал и, сделав глоток, улыбнулся Иму.

— Почему тебя так скучно одели, — Чангюн от неожиданности вздрогнул, услышав голос позади себя и обернулся.

— Мир, сбавь обороты, — зло бросил Ли, не дав Чангюну ответить.

— Просто грех такое сокровище в этом прятать, — Мир поморщился, оглядев наряд Има.

— Ему больше выпивку не подносить, — приказал Ли Чангюну.

— Что вы вечно поделить не можете? — улыбаясь, к Джухону подошел тот красивый парень, которого Чангюн уже видел один раз в особняке.

— Виен, забери своего наверх, может, успокоится. А то он, как собака на сене, — обиженно тянет Мир и, несмотря на приказ Ли, просит Чангюна и ему принести виски.

Им отходит от парней и переходит к другой группе людей, стараясь не обращать внимания на пожирающую внутренности парня ревность. Слова Мира не выходят из головы Чангюна весь вечер. Он еще пару раз обслуживал компанию Джухона, но больше ему никто и слова не сказал.

***

К двум часам ночи все гости разошлись. В особняке остались только семья Ли и Мир с Виеном. Компания, устроившись на диване в гостиной, что-то обсуждала. Чангюн сидел на кухне за столом и, положив голову на руки, ждал, когда их отпустят домой спать. Парень незаметно для себя уснул. Има разбудила Лин и сказала, что все уже ушли. Потом она вручила Чангюну поднос с графином и отправила его наверх отдать хозяину. После этого, по ее словам, и он мог уехать домой. Кое-как разлепив глаза, Чангюн поднялся на второй этаж и постучался в нужную дверь. Услышав разрешение войти, и, несмотря на то, что голос принадлежал Джухону, Им вошел. Сон словно рукой сняло. В темной комнате, на краю кровати, лицом к двери, сидел полуголый Джухон. Позади него, на постели, виднелась голая спина знакомого уже Иму парня. Его белые волосы были раскинуты по подушке. Чангюн не мог отвести взгляд от спящего парня. Словно сердце подскочило к горлу и не давало вздохнуть. А там, где оно было до этого, образовалась огромная, зияющая дыра. Чангюну хотелось обнять себя, потому что парню показалось, что если он не обхватит себя руками, то он просто рассыплется на ковер.

Им так и стоит: застывший у порога с подносом в руках. Блондин заворочался в постели, но не проснулся. Им наконец-то берет себя в руки и, поставив поднос на тумбочку у кровати, ничего не говоря, выходит.

Им бегом спускается с лестницы с мыслью забрать с кухни куртку и убежать домой. Но Лин перехватывает парня на кухне.

— Больно? — в лоб спрашивает женщина, помогая парню надеть куртку. Им молчит и застегивает кнопки на куртке. — Знаешь, что больнее будет, если не остановишь его? Считай, это мизерная часть той боли, которую ты испытаешь после того, как он, наигравшись, бросит тебя.

То ли от усталости после тяжелого дня, то ли от последней сцены, вывернувшей душу парня наизнанку, Им не сдерживается, и слезы начинают течь по лицу парня, капая на воротник куртки.

— Ты не первый, Чангюна, и не последний. Ты мне очень нравишься, но ты не из его лиги. А теперь иди домой, — добавляет Лин и провожает парня до двери.

========== 3:45 a.m. ==========

Комментарий к 3:45 a.m.

Обязательно гляньте фотки, чтоб главу представить :)

Чангюн

http://i075.radikal.ru/1701/bf/d05a484ef7c0.jpg

Джухон

http://s020.radikal.ru/i723/1701/63/375b02dce772.jpg

Ауди R8

http://s018.radikal.ru/i518/1701/0f/e2bd55e89914.jpg

И да, простите за Джухона и продолжайте любить его)))

Джухон приходит в клуб каждый вечер. Чангюн уже даже привыкает к тому, что место напротив его сцены всегда занято Ли. Первое время движения даются Иму нелегко: он никак не может избавиться от скованности в танце. Джухон своим присутствием, ему никак не помогает, напротив, пристально следя за парнем на сцене, он еще больше смущает и путает Има.

Когда Ли отсутствует, что было пока всего два раза, столик все равно остается забронированным за ним, и Лили никого туда не сажает. Чангюн ловит себя на мысли, что, когда Джухона нет, ему и танцевать не хочется. Он усиленно отрабатывает номера в клубе, едет домой и, проспав пару часов, мчится в особняк, где Ли уже давно не появляется. И, вроде, жизнь Чангюна возвращается в нормальное русло, и он тихо-тихо начинает восстанавливать эмоциональное равновесие.

Был вечер четверга, и Джухон, в очередной раз, в клубе отсутствовал. Чангюн закончил номер и, переодевшись, направился в туалет, чтобы умыться. Ополоснув несколько раз лицо ледяной водой и выпрямившись, он замер, увидев в зеркале стоящего позади него Ли. Им протянул руки к салфеткам, и, никак не реагируя на Джухона, вытер лицо.

— Прости, пропустил шоу. Не успел, — говорит Джухон отражению Чангюна в зеркале.

— Переживу, — коротко отвечает Им и, повернувшись, пытается пройти к выходу. Джухон, выставив левую руку вперед, обхватывает парня за талию и возвращает на место, вдавив в раковину.

— Может, хватит делать все, что тебе вздумается, — зло говорит Им, подняв взгляд к Ли.

— Прости, малыш, но я не привык себе отказывать, — хрипло шепчет Джухон и проводит носом по шее парня, шумно вдыхая. — Я отвезу тебя домой.

— Я не хочу, — бурчит Им и давит на грудь Ли, пытаясь выбраться из захвата.

— Я же не спрашиваю, хочешь ты или нет, — ухмыляется Джухон и, схватив Чангюна за руку, тащит на выход.

Миновав беснующуюся толпу, парни наконец-то выходят на свежий ночной воздух. Джухон, ни на секунду не отпуская руку парня, идет к белому Audi R8 и, открыв дверь, пихает Чангюна внутрь. Через секунду Ли уже сидит за рулем, и машина плавно выезжает с парковки клуба.

Всю дорогу до квартиры Има парни молчат. Джухон курит в окно, переключает музыку и вообще как будто едет один, без пассажира. Чангюн молча любуется ночным городом и пытается ровно дышать. Когда машина подъезжает к подъезду Има, то он, не сказав ни слова, выходит из автомобиля и идет к подъезду.

***

— Ты не концентрируешься на ударе! Я вообще не понимаю, где ты летаешь, — злится спарринг-партнер и одновременно тренер Джухона по боксу, Сон. Не успев договорить, Сон получает сильный хук справа.

— Это я-то не сконцентрирован, — ухмыляется Ли и ловко уходит от ответного удара.

— Обедать. Я хочу обедать, — ноет на весь зал, наблюдающий за боем, Мир.

— Если бы я ел столько же, сколько и ты, то через двери бы не проходил, — смеется ему в ответ стоящий рядом Виен.

— Давай расскажу, как калории расходую, — ухмыляется ему Мир. Виен закатывает глаза, уже зная, что скажет Мир. — Секс. Ничто, как хороший трах не худит. Хочешь научу? — подмигивает Мир Виену и получает кулаком в плечо.

— Не скучаете? — спрашивает подошедший к парням Джухон и одновременно стирает полотенцем пот с лица.

— Да вот подкатить к твоему пытаюсь, не дает зараза, — понуро отвечает Мир.

Джухон смеется, а Виен, хмыкнув, отходит от парней.

— Мог бы хоть для виду заступиться что ли, — серьезно вдруг говорит Мир Джухону.

— Не строй из себя рыцаря, я и без этого знаю, что тебя его задница больше, чем меня, интересует, — Джухон бросает полотенце на пол и идет в душ.

what is right and what is wrong

До выхода на сцену у Чангюна еще пятнадцать минут. Он выглядывает из-за кулис и обнаруживает, что на месте Ли сидят двое других парней. Им сильно удивляется и где-то в самой глубине души разочаровывается.

Чангюн, так и не сумев заснуть той ночью после приема, еще тогда решил, что влюбляться в Джухона не будет. Конечно, он понимал, что уже влюбился, но словно мантру изо дня в день повторял себе, что это не так. Им где-то читал, что если долго убеждать себя, в чем бы то не было, то, в конце концов, сам начинаешь в это верить. Поэтому, выбрав эту методику, Им проводил каждый свой день в борьбе с собой. Иногда, конечно, у него ничего не получалось. Были ночи, когда, лежа в постели, Им по сто раз перекручивал слова, выражение лица и вообще поведение Джухона, и ему начинало казаться, что Ли к нему тоже неравнодушен. Падая вниз головой в этот придуманный мир, где Ли Джухон тоже был влюблен в Чангюна, он только в последний момент успевал вытащить себя из него буквально за шкирку.

Все выступление Чангюна не покидало ощущение того, что произойдет что-то плохое. Им привык верить интуиции, которая, к слову, ни разу пока его не подводила.

Голодные взгляды двух парней внизу сцены только напрягали и так издерганного в этот вечер Чангюна. Отработав все номера, Им переоделся и, схватив куртку пошел на выход. Стоило парню выйти из клуба, как он заметил стоящий на обочине, уже знакомый белый Audi. Хозяин автомобиля, прислонившись к капоту, курил сигарету. Увидев, как Чангюн, молча проходит мимо машины, Ли идет за парнем, держа расстояние в два шага.

Долго в тишине пройтись не получается.

— Чего тебе? — резко повернувшись к нему, спрашивает Им.

— Подвезти хотел, а ты хоть поздороваться бы мог, — зло говорит Джухон.

— Как видишь в сопровождении не нуждаюсь, так что не ходи за мной, — говорит Чангюн и, развернувшись, идет вперед.

Джухон догоняет парня и снова просит сесть к нему в машину.

— Ты с первого раза вообще не понимаешь? — бесится Им. — Дай мне пойти домой и выспаться!

— Три часа ночи, а ты шастаешь тут весь такой… — Джухон обводит взглядом фигуру парня в тонком розовом свитере и джинсах, — мало ли хулиганы там разные.

Чангюн начинает смеяться.

— Интересно, где ты был два года, когда я проходил этот же маршрут в это же время, — не прекращая смеяться, говорит Им. — Спокойной ночи, — добавляет он и скрывается за поворотом.

— Ну и вали в темноту в одиночестве, — зло кричит ему в спину Ли и идет обратно к машине. Джухон проходит мимо двух изрядно выпивших парней, которые тоже скрываются за поворотом. Ли останавливается перед машиной и о чем-то задумывается.

«Каждый раз, как вижу этого мудака, надо снова себя по частям собирать. Почему он такой упертый и почему не дает мне спокойно жить?» — думает идущий по темному переулку Чангюн, пока его не вырывает из размышлений похабное «Малыш» за спиной. Обернувшись, Им видит тех же самых двух парней, которые сидели весь вечер на «месте» Джухона. Оба парня крупного телосложения, и Чангюн понимает, что ему с ними не справиться. Еще больше он это понимает, когда один из них с силой вжимает его в стену и начинает расстегивать его брюки.

— Ты так блядски смотрелся на сцене, — тянет противным голосом тот, который пытается стащить с Има брюки, — но твоя сучка-хозяйка не разрешила нам поиграть с тобой. Так что мы решили поиграть без разрешения, — хрипит он в лицо Иму, обдав его несвежим дыханием.

Поняв, что с ним собираются сделать, Им начинает истошно кричать и звать на помощь, за что сразу же получает несильный удар в живот и, не удержав равновесия, падает на колени. Чангюн, краем уха слышит звук колес подъехавшей машины с выключенными фарами и, собрав в легкие воздух, снова кричит. В следующую секунду Им видит, как тот парень, что стоит над ним сильно бьется лбом об стену. Чангюн встает и отскакивает к белому авто, думая, что никогда не был так рад упертости Ли Джухона как сейчас. Закончив с первым, Ли переключается на второго и методично бьет его по бокам, пока тот не сползает на землю.

Закончив с ними, Ли подходит к наблюдающему за кровавой сценой Иму. Чангюн никогда не видел Джухона таким разъяренным и устрашающим, и он не понимает, от чего он начинает дрожать — от пережитого напряжения или от стоящего напротив Ли.

— Больно? — спрашивает Джухон, стаскивая с себя куртку и натягивая ее на дрожащего парня напротив.

— Нет, — врет Им. — А тебе наверное больно… — Им инстинктивно протягивает руку к левой брови Ли, с которой сочится кровь.

— Да у мудака кольцо на пальце было, рассек видно, — отмахивается Джухон и взглядом приказывает Чангюну сесть в машину.

Когда они подъезжают к подъезду Има, то Чангюн не выходит из машины и все тянет время.

— Говори, — наконец не выдерживает Джухон.

— Пойдем, я тебе рану продезинфицирую, — бурчит, не поднимая взгляда, Им. Джухон долго смотрит на парня рядом, а потом молча выходит из машины, давая понять, что он согласен.

Ли сразу проходит в гостиную и садится на диван, пока Чангюн роется на кухне в поисках аптечки. Им возвращается через пару минут со спиртом и ватой.

— Больше ничего не нашел, — виновато говорит Им и садится на колени перед Джухоном.

«Как это мило» — думает Ли, пока Чангюн, обмакнув вату в спирт, легонько прижимает к ране, не переставая при этом на нее дуть. Странное чувство умиления заполняет все нутро Джухона, который не может оторвать взгляд от сконцентрированного лица паренька и его раскрытых губ. Окончательно Ли сносит крышу, когда Им сложив губы трубочкой, готовится еще раз дунуть. Джухон просто резко нагибается и берет губы Има в плен. От неожиданности Чангюн так и застывает припечатанный губами к Ли, а потом расслабляется и отдается поцелую. Джухон целует медленно и тягуче, сминая рот и язык Чангюна. Ли все больше притягивает парня руками к себе, заставив того приподняться и сесть на свои колени. Несмотря на то, что воздуха категорически не хватает, Джухон не отпускает Чангюна и продолжает целовать, все больше углубляя поцелуй. Руки Ли заползают под свитер Има и начинают гладить его бока, сильнее впечатывая обвившего ногами парня в Джухона. Чангюн приходит в чувства только благодаря прохладному воздуху, обдавшему его уже голый торс. Им отстраняется и пытается сползти с колен Ли, но тот не ослабляет хватку.

— Малыш, я не сделаю тебе больно, — шепчет Ли, не переставая покрывать поцелуями шею и ключицы парня.

Чангюн прикрывает глаза и отдается в руки волка, которого сам же впустил в дом. Им зарывается руками в волосы Джухона, оттягивает его голову назад и сам целует в губы, одновременно руками жадно обследует его тело и злится, что Джухон все еще одет. Чангюн словно пытается вобрать в себя максимум прикосновений и ласки, словно ее больше не будет, и это последний шанс напиться Ли Джухоном. Ли подхватывает парня на руки и двигается к спальне. Уложив Има на постель, Джухон сам снимает свою рубашку и под руководством Чангюна находит смазку.

— Какой же ты горячий, — шепчет Ли, не прекращая кусать и засасывать тело парня под собой.

— Не оставляй меток, — просит Им, напоминая ему о своей работе, чем вызывает недовольный рык у Джухона.

Ли стаскивает с Чангюна джинсы вместе с бельем и улыбается тому, как мило стесняется голый парень под ним. Джухон продолжает покрывать поцелуями тело ерзающего под ним парня и еле сдерживается, чтобы не украсить его укусами. Ли снова возвращает все свое внимание губам Чангюна. Им раскрывает губы, впуская горячий и влажный язык, и только поскуливает в поцелуй от невероятных новых ощущений, которые ему дарит Джухон. Возбуждение растекается по крови и словно плавит тело Чангюна, которому уже не терпится ощутить Джухона ярче, ближе, глубже.

Им просовывает руку между их телами и ногтями проводит по очертанию члена, выступающего под жесткой тканью брюк Джухона, чем вызывает еще один рык у парня над собой. Ли перехватывает руку Има и сам расстегивает свои брюки, наконец-то выпуская ноющий от возбуждения и налитый кровью член на свободу.

Им не успевает подавить вздох, увидев размер, и думает: «Это в меня не поместится».

— Поместится, — слышит в ответ Чангюн от ухмыляющегося Джухона и понимает, что проебался, озвучив мысль в слух.

Чангюн чувствует обжигающие пальцы на своей груди, как они сжимают его соски, гладят ребра, легонько царапают живот и, приподняв парня за талию, спускаются к ягодицам. Джухон гладит, мнет и разводит в стороны ягодицы парня. Обильно смазывает пальцы смазкой и аккуратно вводит в Има два пальца, отчего последний сразу начинает дрожать. Ли останавливается на несколько секунд, потом глубже проталкивает пальцы внутрь и медленно их разводит. Чангюну не больно, а неприятно. Больно становится, когда Джухон просовывает в парня еще два пальца. Чангюн пытается соскочить с них, тянется назад к изголовью кровати, но Ли свободной рукой прижимает парня за живот к постели и шепчет:

— Потерпи, котенок, я хочу, чтобы ты принял меня полностью.

Как ни странно, голос Джухона отвлекает, и Чангюн вновь отдается его рукам. Ли медленно и осторожно растягивает парня, и Им чувствует, как волна возбуждения накрывает с новой силой. Им сам начинает двигать бедрами и пытается насадиться поглубже, чем вызывает довольную ухмылку у Джухона. Ли вытаскивает пальцы из парня и спускает свои брюки. Потом он обхватывает собственный член рукой и подставив головку к входу, с трудом проскальзывает внутрь Има. Чангюн давится воздухом и откидывается назад, часто моргая, чтобы смахнуть непрошеные слезы от, словно рвущей на части, боли.

Джухон не двигается, позволяя ему привыкнуть, и не прекращает покрывать короткими поцелуями лицо и шею Чангюна. Постепенно Чангюн привыкает к ощущениям и начинает сам насаживаться на член. Ли сперва медленно, но потом все больше набирая обороты, начинает толкаться в Чангюна. Когда Джухон проезжает членом по простате, и Им начинает стонать в голос, Ли полностью выходит и начинает снова входить на всю длину, мучая мечущегося и взмокшего под собой парня. Джухон обхватывает член Чангюна и размазывая смазку по всей длине, начинает водить по нему ладонью. Им скулит, активнее двигает бедрами, цепляется за руки парня над собой. Чангюн до крови царапает плечи и спину Джухона, пока тот глубоко трахает его, не забывая при этом водить рукой по члену парня. Ли не сдерживается и все-таки кусает Има в шею, сразу зализав место укуса. Но Чангюну уже плевать. Им проводит ладонями по спине Ли и, словно вдавливает того еще больше в себя, чем вызывает у него хриплый стон.

Джухон вызывает у Чангюна стон разочарования, когда выходит из него, но уже в следующую секунду, обхватив руками Има за талию, Ли легко его переворачивает спиной к себе и подняв с постели, насаживает на свой член. Чангюн упирается лопатками в грудь Джухону, одна рука которого обхватила парня за живот, а второй Ли продолжает вести по члену Има. Из-за позы, Им чувствует член Джухона максимально глубоко, вплоть до основания, и сама эта мысль наравне с двигающейся в темп толчкам рукой Джухона доводят Чангюна до пика. Им кончает, испачкав свой живот и постель, и моментально обмякает в руках Ли от ошеломительного оргазма.

Джухон, не выходя из Чангюна, поддается вперед и укладывает парня животом на им же испачканную постель. Им больше не в силах стонать и только хрипит от каждого толчка. Когда Ли больно кусает Има в лопатку, то тот в отместку сильно зажимает того внутри. Джухон понимает, что уже не сдержится и обильно кончает внутрь парня. Ли выходит из Чангюна и ложится рядом на спину, не в силах оторвать взгляд от пульсирующей дырочки, из которой толчками вытекает его же сперма. Чангюн поворачивает лицо к Ли и смотрит на того затуманенным взглядом, облизывая пересохшие и кровоточащие от жестких поцелуев губы.

— Мы только начали, — говорит Ли пытаясь отдышаться и ловит загоревшийся взгляд парня рядом. — Ненасытный котенок, — тянет Ли и притягивает Има руками к себе.

Джухон не выпускает Чангюна из постели до рассвета. Им уже буквально не чувствует своего тела, словно оно уже вообще не принадлежит ему, а принадлежит Джухону, который ставил его в разные позы всю ночь напролет. После последнего захода Чангюн понимает, что больше уже не может и, еле встав с постели, в которой лежит не менее вымотанный Джухон, идет в ванную.

Мысли Джухона

Ли лежит в постели и думает, какого черта происходит и почему он не может остановиться. Почему он не устает и не выдыхается, почему хочется ощущать тело этого мальчишки под собой, а не рядом. Джухон ловит себя на мысли, что он за весь этот секс-марафон даже на покурить не отвлекался. Кровать полностью разворошена, подушки валяются на полу, в комнате дико пахнет сексом. Запах забивается в поры, просачивается в мозг и заставляет требовать еще. Еще стонов Има Чангюна, еще беззаветно отдающегося в его власть тела, еще этих искусанных губ, тонких запястий, которые Джухон зажимал до синяков, безумно вбиваясь в податливое тело. Еще. Имя Чангюну — еще. Ли решает, что его ненасытная страсть к этому пацану, которая должна была утолиться после того, как он его трахнул, родилась только что, а не в ту ночь на кухне, как казалось ему раньше.

Джухон намерен сделать Има своим. Им Чангюн — бедный паренек, у которого никого и ничего нет. Ли никогда не сможет ввести его в свой круг и общаться “на равных”. Он, Ли Джухон, - наследник огромной корпорации и единственный сын одного из самых могущественных и богатых людей страны. Ли не поставит все на кон из-за какого-то мальчишки, пусть даже этот мальчишка блядски красив. Джухон знает, что Чангюн не согласится. Знает, что это не та роль, которую заслужил этот парень, но Ли не даст ему права выбора. У Чангюна его просто не может быть. У него нет ничего, кроме его тела, которым Ли, словно из святого источника, еще не напился. И это тело будет принадлежать Ли Джухону. Будет легче, если добровольно, но если нет, то Джухон заставит.

========== 1:55 a.m. ==========

Все тело Чангюна болит. Даже двадцать минут, проведенные под горячим душем, не помогли. У Чангюна настолько пусто в голове, что он словно видит, как в черепной коробке с шорохом проносятся лёгкие шары перекати-поля. Джухон будто высосал всю энергию из парня. Пока Джухон в душе, Им варит кофе и пытается придумать завтрак. Чангюн съедает плитку шоколада, найденного в недрах холодильника, но все равно колени дрожат и с трудом держат парня на ногах.

Выключив плиту, Чангюн поворачивается к столу и видит прислонившегося к дверному косяку Ли. На Джухоне из одежды только брюки. Волосы Ли мокрые, и капли воды падают на плечи парня, скатываясь оттуда на обшарпанный паркет. Им бросает Джухону полотенце со стула и разливает кофе в две чашки.

— Будешь омлет? Я сейчас готовить буду, — говорит Чангюн и делает глоток обжигающего кофе.

— Я не завтракаю обычно, — Ли подходит к Иму и, обняв того со спины, кладет голову ему на плечо. — Можно было бы вообще из постели не вылезать, — шепчет Джухон.

— Нельзя было, — Чангюн ловко освобождается из замка рук и становится лицом к парню. — Мне через час на работу, а еще себя в порядок приводить. Выгляжу, как побитый.

— Скорее, как хорошенько оттраханый, — улыбается Ли и проводит большим пальцем по губам парня, оттягивая нижнюю. — Тебе не нужно идти больше на работу, так что давай не выйдем сегодня никуда, — Ли притягивает Има к себе и, легко приподняв парня, сажает на стол.

— В смысле, не нужно? Сегодня пятница, и если я не буду в 12 в особняке, то Лин сделает мне втык, — Чангюн пытается уйти от поцелуя и спуститься со стола, но Джухон ему этого не позволяет.

— Можешь забыть про Лин и вообще про работу, — шепчет Ли ему на ухо, — отныне тебе не придется больше работать.

Чангюн не сразу понимает смысл сказанных ему слов и несколько секунд обдумывает последнее предложение Ли. Когда наконец-то до Има доходит, что имеет в виду Джухон, то он резко толкает расслабленного парня и, спрыгнув со стола, отходит от него.

— Не понял. А как же 150 тысяч, которые мой отец должен вам? — еле сдерживая злость, спрашивает Им.

— Забудь ты про долг, ты мне больше ничего не должен, — говорит серьезно Джухон и начинает подходить к Чангюну, который медленно отходит к другому концу стола.

— Я просто хочу, наверное, больше себя убедить, что я неправильно все понимаю, — растеряно выдает Им. — Я не должен денег, только потому что переспал с тобой? — не веря тому, что говорит, произносит он.

— Гюн-а, не злись, просто я подумал, что после всего, что между нами было, глупо вспоминать о каком-то долге, — спокойно говорит Ли.

— Меня зовут Чангюн. Это во-первых. Во-вторых, пошел вон из моего дома, — Им не в силах больше сдерживаться и переходит на крик.

— Поговорим, когда ты успокоишься, — бросает Ли дрожащему от нервов парню и выходит из кухни. Через десять минут Им слышит звук захлопнувшейся двери и сползает на стул.

Чангюн не понимает, что именно он чувствует. Он ведь отдался ему только потому, что хотел это сделать. Потому что Джухон очень сильно ему нравится… Нравился. Им вроде и не ребенок, он понимает, что это реальная жизнь, а не сказка, да и Ли Джухон не принц. Но он не понимает, как можно было быть таким нежным, чутким, целовать с такой страстью, спасать от хулиганов, помогать с долгом… Все ради этого? Ради того, чтобы просто переспать? «Самое обидное даже не это. Обидно, что Джухон говорил все это, как что-то само собой разумеющееся. Отработал. Поздравляю, Им Чангюн, ты полностью отработал долг своего отца. Папа может гордиться», — думает он, складывая грязную посуду в раковину.

Чангюн в спешке переодевается и едет в особняк. Половину дня он проводит, копаясь в саду, и даже отказывается от обеда. Гостиной Им занимается ближе к вечеру и остается помочь Мэй со спальнями. Чангюн не сидит ни секунды, потому что стоит парню отвлечься, то голова начинает лопаться от воспоминаний утреннего разговора с Джухоном. Часов в шесть вечера, Лин вызывает парня на кухню и, поставив перед ним тарелку с ризотто, предупреждает, что он не выйдет из особняка, если все не съест.

Чангюн и вправду не хочет есть, хотя все, что он съел за весь день, — это плитка шоколада утром. Чангюн вообще ничего не хочет. Единственное, чего на самом деле хотелось парню, — было нереально. Им хочет оказаться в своем детстве, где мама и папа рядом и они живут счастливо в большом и уютном доме.

— Ты весь день ходишь, как в воду опущенный, — говорит севшая напротив Лин и попивает свой любимый чай с жасмином. — Что случилось, Чангюна?

Им ковыряет ложкой в рисе и не поднимает голову. Он и вправду не знает, что ему сказать Лин и как.

— Он обидел тебя? — Лин начинает терять терпение. — Хотя, почему я спрашиваю, я все и так вижу.

Чангюн, поняв, что сам с этим не справится и от Лин легко не отвязаться, вкратце рассказывает ей, что произошло за последние сутки.

— Я думаю, мне надо что-нибудь покрепче чая, — говорит Лин и достает с полки бутылку ДжекДэниэлса, сильно удивляя Има, который никогда не видел, чтобы Лин употребляла алкоголь.

— Избалованная скотина! — первое, что говорит Лин, выпив до дна виски из бокала. — Моральный урод! Знала же всегда, что воспитали сволочь! Но чтобы вот так… Даже я в шоке, — Чангюн чувствует, насколько сильно зла Лин. От нее как будто исходят заряды тока. Не трогай: шибанет по самое не хочу.

— Я отработаю долг до конца. Мне не нужны его подачки, а потом просто уеду из города, — тихо говорит Им, так и не съев ничего.

— Они привыкли все и всех покупать, ты ему ничего и не объяснишь. Он родился и вырос в этой среде, она у него в крови. Ты гордый мальчик, и тебе не надо ни под кого подстраиваться или ломаться. Мне кажется, ты прав. Единственное, что ты можешь сделать сейчас, — это избегать его. Сразу предупреждаю — это будет очень сложно. Я просто знаю Джухона. Если он во что-то вцепится, то не отцепится. Но ты должен научиться говорить «нет». Он перебесится и успокоится. Он все равно уже получил самое главное, что хотел, — горько улыбаясь говорит Лин. — А теперь ешь.

Чангюн сидит с Лин почти два часа. Никто их не беспокоит и, как ни странно, Им и вправду чувствует, что на душе стало легко.

***

Джухон объявляется в особняке в понедельник. Им работает в саду, когда прибегает Ен и просит пойти в гостиную, где Чангюна уже ждут. Им знает, кто именно его ждет, но, несмотря на это, вымыв руки, проходит в зал. Джухон сидит на диване со скрещенными на журнальном столике ногами и пытается высмотреть что-то в своем бокале с виски.

Чангюн проходит к столику и молча становится напротив парня.

— Может присядешь? — не поднимая головы, говорит Ли.

— Я постою, — коротко отвечает Им.

Джухон резко встает с места и вплотную подходит к Чангюну, который начинает отходить назад.

— Джухон, мы в особняке, — спокойно, чтобы не привлекать внимание находящейся наверху Мэй, говорит Чангюн.

— Я знаю. Это мой особняк, — Ли продолжает двигаться на парня, тем самым заставляя того все больше пятиться назад.

— Тут люди, с которыми я работаю, и мои друзья, не ставь меня в неудобное положение. Пожалуйста, — еще тише добавляет Чангюн и чувствует, как лопатками упирается уже в стену.

— Ты уже друзей здесь завел. Мило, — язвит Джухон. — Чего стесняешься? Что они узнают, что я тебя трахаю? Мне не похуй?! Почему тебя это должно беспокоить? И потом, не хотел бы — не пришел бы. Я освободил тебя от долга, какого черта ты тут делаешь? — зло шипит Ли уже в губы парню.

Чангюн резко бьет коленом парня в пах и проскакивает в дверь на кухню, в которую уже через секунду влетает взбешенный Джухон.

— Оставь нас, — грубо говорит он Лин, готовящей ужин.

Чангюн стоит рядом с женщиной и не смеет двинуться. Им умоляюще смотрит на Лин, но она, словно прося прощения одним взглядом, покидает кухню.

— Давай нормально поговорим, без истерик. Попробую сделать тебе раскладку еще раз, — с нотками стали в голосе говорит Ли, подходя к Чангюну.

— Я хочу уйти. Я не хочу ничего слышать. Я вообще не понимаю, чего ты от меня хочешь, — парень забивается в угол и глазами ищет хоть какое-то спасение от идущего на него злого Джухона. — Если ты хотел меня трахнуть, то, блять, ты это сделал уже! Чего еще тебе нужно? Почему ты не оставишь меня в покое? — наплевав на персонал, уже кричит Им.

— Ты у нас гордый, значит? Никогда не понимал таких, как ты. Живешь в какой-то дыре, пашешь на двух работах, притом на одной за бесплатно, спасибо за это твоему папочке, которому, кстати, тоже похуй на тебя. Вторая твоя работа — это ублажать пьяных извращенцев в клубе. Тебе, блять, 18 лет! Ты вообще жил нормальной жизнью когда-либо? Ты знаешь, что такое забота? Уют? Возможность не думать о завтрашнем дне, а наслаждаться сегодняшним? — говорит Джухон, медленно подходя к Иму.

Каждое слово Ли словно режет Чангюна на части. Он чувствует, как дрожит внутри сердце, которое словно висит на тонких ниточках, обрывающихся по одной после каждого слова Ли.

— Как ты закончишь-то? Пырнут ножом в подворотне, когда в очередной раз со своей блядской работы возвращаться будешь, хотя, скорее сперва изнасилуют, а потом прирежут. А если нет, то максимум, на что ты можешь рассчитывать, — это всю жизнь горбатиться на нескольких работах, лишь бы заработать на кусок хлеба, — словно выплевывая слова в лицо Чангюну, продолжает Джухон. — У тебя ведь и образования нет. Послушай, я не виню тебя во всем этом. Это не ты виноват, что у тебя все так сложилось в жизни. Но ты можешь ее поменять, и я готов тебе в этом помочь.

Чангюн не прерывает Ли, а молча продолжает смотреть в черные глаза напротив.

— Я дам тебе все, что ты захочешь, любое твое желание исполню. Ты не будешь знать, что такое голод, холод, что такое вообще работа. Выбери квартиру, машину, блять, что хочешь. Просто покажи мне, и все будет твоим. Все, что я тебе подарю и куплю, пока ты со мной, даже после нашего расставания останется тебе.

— И все, что мне нужно будет делать, — это просто ложиться под тебя по первому зову? — с горечью в голосе спрашивает Чангюн.

— Тебе же понравилось не меньше, чем мне. Та ночь была ахуенна, и я уверен, что не только для меня. Просто кончай ломаться уже. Я особым терпением не отличаюсь, — Джухон проводит пальцами по шее парня. Чангюн с усилием сглатывает комок в горле.

— Как это называется у вас? Как называются такие отношения? — спрашивает, дрожащим голосом Им.

Джухон долго молчит, зная куда клонит Чангюн.

— Можешь назвать их, как хочешь. Если двоим людям хорошо вместе, то мне похуй, как называются их отношения, — теряя терпение, говорит Ли.

Чангюн все понимает. Понимает, что вот какова цена его влюбленности, которая прямо сейчас распадается на кусочки, и Им не сможет уже их собрать. За его чистые и чуть ли не детские чувства ему предлагают деньги. Ли Джухон, сам того не замечая, толкает Има на отказ от своей личности, показывает и доказывает Чангюну, что у парня, оказывается, нет ничего, кроме тела. И его можно купить.

— Утром ты сказал, что я могу не идти в особняк, так как ты забыл про долг. Ты ведь человек, умеющий держать свое слово? — спрашивает Им. Джухон кивает, пытаясь понять куда клонит Им.

— Так вот, я не буду тогда больше здесь работать. Тем более, я долг моего отца, получается, отработал той ночью, — Им запинается, от того насколько на душе мерзко от этих слов. — Если ты еще раз подойдешь ко мне со своими долбанными предложениями и вообще посмотришь в мою сторону, я тебя предупреждаю — я напишу на тебя заявление в полицию и обвиню в домогательстве. Более того, я расскажу все прессе и еще немного даже приукрашу. Я посмотрю, как твой отец будет выпутывать своего сына из такого скандала, — шипит Чангюн в лицо Ли.

— Ты мне угрожаешь? — не веря своим ушам спрашивает Джухон. Он еще больше суживает глаза, и недобрая ухмылка трогает губы Ли.

— Понимай, как хочешь. Но я уже все сказал, а теперь мне надо попрощаться с ребятами, — Чангюн, аккуратно подвинув Джухона, выходит из кухни.

***

— Нихуя себе, — словно самому себе, говорит, сидящий на кресле, Мир. — Он тебя послал. Не просто послал, еще и угрожал. Даже несмотря на то, что я сейчас, скорее всего, получу в челюсть, я скажу — я им восхищаюсь.

— Мне лень вставать, ударю позже, — сонно тянет Джухон, сидящий напротив. — Блять, я до сих пор в шоке. И самое странное, что я не злюсь на него. Нет бы взбеситься и раздавить малявку. Как там говорят, гордость — это деньги бедняка? Он во мне прям какой-то азарт пробудил.

— Что будешь делать? — спрашивает Мир.

— Пока ничего, дам ему время успокоиться. Но я точно его никуда не отпущу, — Джухон тянется к бутылке на столике.

— Джухон, может не надо. В смысле, он, как я понял, вообще не того типа парень. Заведи себе кого-нибудь еще, раз Виена тебе мало. А этого отпусти.

— Отпущу, конечно. Но не сейчас. Сейчас у меня на него большие планы, — Ли разливает виски и снова откидывается на спинку кресла.

***

Чангюну не пришлось никому ничего объяснять. Он просто попрощался с ребятами, обменялся контактами и пошел в сад к Лин. Она молча обняла парня и пообещала приходить в гости. Потом Лин проводила Чангюна до ворот и наказала не раскисать.

Вернувшись домой, Чангюн первым делом взял недельный отпуск за свой счет у Лили. За эту неделю Им сперва вдоволь нарыдался. Когда слез уже не осталось и плакать стало больно, он решил перестать жалеть себя и перейти к конкретным действиям. Чангюн нашел себе новую квартиру совсем в другом районе, собрал все свои вещи и, оповестив отца о новом адресе, переехал. Лин сдержала свое слово и была первым гостем в новой квартире Има. Чангюн специально для нее провозился весь день у плиты и поразил женщину, приготовленными собственноручно лососем, запеченным с розовым перцем, соусом песто и помидорами. На десерт он испек, любимые Лин, лимонные тарталетки с меренгой. Она одобрила идею сменить место жительства и вообще весь настрой парня. Они долго сидели на диване в гостиной и, попивая вино, говорили обо всем, кроме Ли Джухона. Чангюну как и всегда после разговора с Лин стало хорошо и легко на душе.

Им вышел на работу в клуб и как ни в чем не бывало по-прежнему доводил публику до экстаза своими движениями. Им даже начал соглашаться на приватные танцы, которые до этого были табу для него. Благодаря лишним деньгам, он снова вернулся на кулинарные курсы и мог позволить себе больше экспериментировать на кухне дома. Ничто больше не напоминало Чангюну о Ли Джухоне, и в скором времени сердце перестало замирать на каждый звонок или стук в дверь. Окончательно Им решил, что забыл Джухона, когда перестал искать того за столиками в клубе. Сердце не ныло и не болело, его вообще словно больше не было. Чангюну такой расклад подходил больше всего.

***

Джухон идет к двери, матерясь в душе на нетерпеливость гостя, который словно поставил целью ее вынести. Уже почти два часа ночи, и Ли недоумевает, кого так поздно занесло к нему.

Стоит Ли открыть дверь, как он получает сильный удар в челюсть. Но уже в следующую секунду парень, сгруппировавшись, скручивает руку Мира за спину и вжимает того лицом в стену.

— Совсем охуел? — орет на друга Ли, сплевывая кровь на пол.

Мир резко откидывает голову назад, заставляя Джухона отпустить его, чтобы не получить чужим затылком по носу.

— Успокойся, — говорит ему Джухон, ни на секунду не сводя глаз с напряженной фигуры напротив.

— Он в чем виноват? То, что ты ведешь себя, как скотина с другими, я знаю, но блять, он в чем виноват? — орет на него Мир, но не нападает.

— Бля, ты меня сейчас из-за Виена ударил? Охуеть, — Джухон идет на кухню за льдом и салфетками. Мир следует за ним.

— Зачем ты это сделал? — уже спокойно спрашивает Мир. — Ты ему сердце разбил, скотина.

— Послушай, мне надо было давно это сделать. Он мне не интересен больше. Раньше хоть в постели с ним было хорошо, а сейчас никак. Вот я ему все и сказал. Зато у тебя отличный шанс появился. Сходи к нему, подставь свое плечо пусть выплачется, пожалуется там на меня, а ты его успокоишь. Вдруг повезет, и в постель он тебя пустит. Все довольны, все рады, — с сарказмом отвечает ему Джухон.

Ли не прикрывает лицо, хотя за миллисекунду понимает, что получит еще один удар.

— Какая же ты свинья, — бросает ему Мир и идет к бару. Достав бокал и, до краев наполнив его виски, Мир заполняет первую попавшуюся чашу льдом и идет в гостиную.

Джухон тоже берет бокал и идет за другом.

— Прости, что ударил, — бурчит Мир.

— Заслужил, — отвечает Джухон.

— Так что теперь? Что, если отношения между вашими семьями испортятся? — Мир снова наполняет бокал до краев.

— Честно? Мне уже похуй. Виен хороший парень, но все не то… Мне скучно с Виеном, как в постели так и вне ее. Я хочу этого мелкого, пиздец, как хочу. — Джухон откидывается на спинку дивана и, прикрыв глаза, пальцами зачесывает волосы назад. — Как же меня раздражает его принципиальность, честность, гордость. Я хочу его, Мир. Не хочу Виена, сейчас я никого, кроме этого блядского Им Чангюна, не хочу.

========== 00:21 a.m. ==========

— За очередной успех! За нас! — объявляет Сан, чокаясь бокалом шампанского с Джухоном, сидя на борту частного самолета семьи Ли. — Ты в очередной раз доказал, насколько прозорлив и умен. Даже собственного отца ты поражаешь своим бизнес-чутьем и хваткой, — с улыбкой говорит Ли, делая глоток.

— Угодить тебе — последнее, чего я добиваюсь, — спокойно отвечает ему Джухон.

— Знаю. В любом случае, я был рад, что ты согласился поехать со мной. Как только мы приземлимся дома, я настаиваю, чтобы ты просмотрел еще два моих проекта и дал свою оценку.

— Как только мы приземлимся, у меня другие дела, не терпящие отлагательств, поэтому поручи это тем, кому каждый месяц отваливаешь крупную сумму, — Джухон просит виски у официантки и отдает ей бокал с шампанским.

— Интересно, что это за такие срочные дела. Кстати, ты сильно меня расстроил, повздорив с Виеном. Вы же так долго дружили и его отец хороший мой друг, лучше первым делом пригласи его выпить и помиритесь, — просит отец парня.

— Называй вещи своими именами. Я друзей не трахаю, — старший Ли морщится от слов Джухона. — Виен в прошлом, и эта тема закрыта, — Джухон благодарит официантку и принимает бокал с виски.

— Почему в прошлом? Неужели это связано с тем пацаном, который, вроде, мне долг должен был отработать. А на деле оказалось, что он уже его отработал в твоей постели? — старший Ли выходит из себя.

— Лин надо научиться держать язык за зубами, — злится Джухон. — Моя личная жизнь тебя интересовать не должна, поэтому, будь добр, читай мораль своей любовнице.

— Ли Джухон, ты разговариваешь со своим отцом. Если твое безрассудное поведение подпортит мою репутацию… — Сан не успевает договорить.

— То что? — резко прерывает его Джухон. — Что ты мне сделаешь? Ты забываешь, что я не ребенок и что от тебя почти не завишу. Не говори ничего такого, чего не сможешь сделать. Еще лучше продолжай заниматься делами компании и не вмешивайся в мою личную жизнь, точно так же, как и я не вмешивался, когда ты бросил мать ради своей школьной любви.

Джухон встает с кресла и пересаживается назад. Сан просит воды у стюардессы и, сняв галстук, откидывается на кресло.

***

Спустя месяц спокойной жизни Чангюн сильно удивляется, когда, закончив очередную смену в клубе, застает Джея, ожидающего его у входа. Джей долго извиняется за свое поведение и просит дать ему шанс доказать, что все не так, как показалось тогда Иму. Чангюн не чувствует особого желания возобновлять с ним отношения, но, решив не вести себя как грубиян, соглашается позавтракать. Джей провожает Има до парка, находящегося недалеко от дома Чангюна, и, пожелав друг другу спокойной ночи, парни расстаются.

Им плохо спит ночью, так как появление Джея разбередило свежую рану, и Чангюн снова всю ночь думал о Джухоне. Несколько часов, которые удалось поспать Чангюну, ему снились руки и губы Ли. Так нормально и не выспавшись, Чангюн принял душ и поехал на обещанный завтрак. К удивлению Има, Джей вел себя мило, рассказывал шутки, как всегда прикалывался над Мэй и Еном, и вскользь упомянул, что Джухона нет в стране, и он летает с отцом в командировки. Последнее сильно порадовало Чангюна, так как это позволяло окончательно расслабиться и не бояться случайной встречи с Ли.

Парни расстались на доброй ноте и даже договорились встретиться еще. Лин, с которой Чангюн увиделся на выходных, ничего против его встреч с Джеем не сказала. Но, как и всегда, предупредила Има быть осторожным.

Чангюн сам не понял, как их редкие встречи с Джеем за завтраками, перетекли во встречи по несколько раз в неделю, а потом вообще на каждый день, и Джей теперь стабильно провожал Чангюна домой с работы. Джей не делал попыток поцеловать или зажать где-то парня, что очень сильно удивляло Има, который очень хорошо знал о темпераменте парня. После месяца таких отношений, где Джей выступал всегда заботящимся, чутким и помогающим парнем, Има самого стало тянуть к нему. Теперь свидания стали заканчиваться долгими поцелуями и объятиями, но приглашать к себе парня Чангюн все равно боялся. Память о последнем приглашении в свой дом, все еще не давала покоя Иму. Так проходят еще два месяца.

С отцом за все это время Чангюн виделся всего пару раз. Один раз Иму пришлось вытаскивать подравшегося с другим посетителем бара отца из полиции. Тогда он забрал его к себе домой на ночь. Потом отец приходил еще пару раз на ночевку, но Чангюн в такие ночи запирался в спальне и не выходил, потому что любое слово, сказанное неважно кем, всегда заканчивалось скандалом.

***

Собравшись впопыхах, так как опаздывает, Чангюн вприпрыжку одолевает лестницы и, вылетев из блока, замирает на месте. Прямо перед подъездом парня, взобравшись на газон, стоит ярко-синий Chevrolet Camaro. Но не вид красивой машины скрутил, словно в жгут, все внутренности парня. Рядом с камаро, положив руки в карман, стоял Ли Джухон, и как ни в чем не бывало улыбался словно рассыпающемуся изнутри парню. Чангюн глубоко вдыхает воздух и, до боли в пальцах сжав кулаки, идет по направлению к Ли.

Им останавливается напротив все еще улыбающегося парня и ожидающе на него смотрит.

— Я сильно по тебе скучал, — медленно выговаривает Ли и в упор смотрит на Чангюна.

— Красивая машина, — максимально спокойно отвечает тот.

— Рад, что понравилась. Я ее тебе купил, — Джухон делает шаг вперед, словно ожидая, что парень убежит.

Парень несколько секунд смотрит на Джухона и молчит. Ли не видно, как внутри Чангюна идет расчет того, сможет ли он ударить кулаком эту наглую рожу напротив, и главное, сможет ли сбежать, пока Джухон будет приходить в себя. Поняв, что вряд ли ему хватит скорости все провернуть, Чангюн громко вздыхает и начинает говорить.

— Значит, не боишься скандала? Молодец. Ты же у нас парень крутой. Я так хорошо жил эти месяцы, не видя твою мерзкую ухмылку. Что, работа и шлюхи закончились? Всех купил в городе? Больше не осталось? — не боясь быть услышанным соседями, громко говорит ему в лицо Им. — Чего ты опять заявился, почему не даешь мне спокойно жить?

— Малыш, — Джухон криво улыбается, — мне никого покупать не надо. Я приятное хотел сделать, ну, не нравится машина так бы и сказал. Я другую куплю, — продолжает ухмыляться Ли.

— Пожалуйста, Джухон, оставь меня в покое, — продолжает Чангюн умоляюще. — Я многим пожертвовал из-за тебя. Я не искал тебя, не звонил, не писал. Даже место жительства сменил, чтобы ты понял уже. Какие еще доказательства тебе нужны, чтобы до тебя наконец дошло, что ты мне не интересен?! — спрашивает его Им.

— Не интересен? — Ли в удивлении приподнимает бровь и делает еще один шаг, становясь вплотную к Иму. — Значит, я тебя не интересую, — растягивая каждое слово, говорит Джухон и, резко прижав Чангюна к стоящему рядом дереву, целует. Им хватается за руку Джухона, держащую его за подбородок и больно на него давящую, заставляя открыть рот. Второй рукой Ли сильно прижимает парня за ягодицы, буквально впечатывая того в себя. Язык Ли врывается в рот Има, целуя пошло и глубоко. Джухон проводит языком по деснам Чангюна, прикусывает нижнюю губу и засасывает. Иму кажется, что земля уходит из-под ног. Если до этого Чангюн пытался оторвать от себя руку Ли, то сейчас он со всей силой вцепился в нее, понимая, что на ногах он держится только за счет этого. Джухон резко отпускает парня и делает шаг назад. Ли облизывает свои губы и с нахальной ухмылкой смотрит на пытающегося восстановить дыхание Чангюна.

— Не интересен, говоришь… Чего же ты плавишься в моих руках, как малолетка. Продолжи я поцелуй, ты бы меня ведь снова домой пригласил? — не замечая, как снова обижает Има, говорит Ли. — Я ведь у тебя первый был? И думаю, что последний, так что кончай ломаться, пойдем машину обкатаем.

Чангюн молча поворачивается к парню спиной и идет в сторону автобусной остановки. Долго так идти не получается.

— Я устал говорить тебе «нет». Устал пытаться что-то объяснить. Поэтому я просто буду притворяться, что тебя нет, — спокойно говорит Им догнавшему его парню и, не останавливаясь, продолжает идти.

Джухон пытается что-то еще сказать, но Им не слушает. Чангюн даже не смотрит на номер подъехавшего автобуса и сразу садится. Уже через стекло, он видит, как Джухон, не спеша, идет обратно к дворам.

Джей весь вечер пытается выпытать у парня, что случилось, но Чангюн молчит. Они сидят в небольшом кафе за ужином, и Чангюн не слышит почти ничего из того, что говорит Джей. Им не знает, что ему делать. Он поменял квартиру, но его нашли, и парень думает поменять город, так как выехать из страны у него нет ни документов, ни денег. Весь ужин Чангюн пытается спланировать побег, но у него это плохо выходит. Джей, в конец устав разговаривать со стеной, демонстративно начинает копаться в еде. Им извиняется и просится домой. Джей ворчит, но все равно довозит парня до подъезда.

***

Популярность Чангюна в клубе все больше набирает обороты. Почти каждую ночь парня зовут на приватные танцы. Если первое время Им стеснялся и не мог выкладываться по полной, то теперь парень свободно проходит в комнату с приглушенным светом, и, не стесняясь, танцует. Чангюн даже не шарахается больше от прикосновений и разрешает себя трогать и сажать на колени. Дальше дело, правда, не заходит. Особо возбудившиеся клиенты, просто мастурбируют, смотря на откровенные движения парня, но сам Чангюн на половой контакт не соглашается. Лили такое положение дел тоже устраивает и она с щедростью добавляет к зарплате и чаевым Има еще и премию в конце каждого месяца.

***

Джухон подъезжает к клубу и только успевает выключить машину, как видит вышедшего из клуба Чангюна. Им идет по направлению к парковке и останавливается через две от автомобиля Ли машины. К Чангюну сразу подходит какой-то парень. Ли наблюдает за ними сквозь стекло и пытается понять, что за парень и какие отношения этих двоих связывают. В следующую секунду уже Джухон находит ответ на свой второй вопрос, увидев, как парень, нагнувшись, долго целует, отвечающего ему Има. Ли с силой сжимает руль автомобиля и только успевает открыть дверь машины, с единственной целью подойти и размазать по асфальту того, кто целует Чангюна, как пара исчезает с поля зрения. Через минуты из парковки выезжает незнакомый Ли седан.

POV Джухон

Джухон достает сигареты из бардачка и пытается успокоиться. Ли бесится до искр перед глазами. Парню хочется к ебеням разнести всю парковку. Джухон не понимает, что его злит больше, то что какой-то уебок сосется с его Чангюном или то, что Чангюн так самозабвенно этому уебку отдается. Джухон выходит из машины и пытается вобрать в себя максимум холодного, ночного воздуха. Но парень не может надышаться. Словно внутри Ли развели костер, который потухнет, если сжечь на нем того сукиного сына, целующего ЕГО Чангюна.

«Моего? Когда он, блять, стал моим? Почему я называю его моим? Пусть сосется, с кем хочет, и спит, с кем хочет! Почему это меня настолько ебет?! Секс с ним охуенен, и что? У меня же были партнеры получше? Не были. Это же тело? Я же не ревную тех, с кем сплю, пока они доставляют удовольствие и мне. Почему он его трогает? Почему он разрешает себя трогать?» — Ли пинает ни в чем не повинный автомобиль и не знает, что ему делать. Ли Джухон впервые в жизни не знает, как ему поступить. Джухон не сдерживается и все-таки едет к квартире Чангюна. Объехав двор два раза и поняв, что того автомобиля нет, Ли успокаивается и уезжает домой.

Конец POV Джухон

На следующий день, Джухон приезжает в клуб еще до его открытия и пытается выяснить, с кем встречается Им у Лили. Женщина на этот вопрос ответить не может, зато Джухон узнает другую, не менее интересную новость: Чангюн теперь танцует приватные танцы. Обговорив все детали, Ли в тот же момент бронирует Има и уезжает из клуба.

«Значит, приватные танцы танцуешь? А мое предложение расценил, как низкое? Что же ты за человек такой, Им Чангюн…» — думает Ли, сидя в ICON и нервно поглядывая на часы, когда можно будет отправиться в ALZ.

ALZ Club

Был уже первый час ночи, и, как и всегда по субботам, клуб кишил людьми, и яблоку было негде упасть. Чангюн только отработал первый номер и поправлял макияж, когда ему доложили о заказе. Им просто кивнул работнику клуба и пошел по направлению к маленьким комнатам, предназначенным для приватных танцев.

Клиент не сидел на диване, как это принято, а стоял сбоку у двери, разглядывая какую-то дешевую и не несущую смысловую нагрузку картину, повешенную Лили. Хотя, при таком освещении, Им не понимал, как клиент может там что-то разглядеть. Закрыв дверь, Чангюн прошел к столику с краю и только хотел подозвать парня, как тот обернулся и медленно подойдя к дивану, сел на него.

— Думаю, можешь начинать, — с вызовом в глазах говорит Джухон и откидывается на спинку дивана. Первая мысль Чангюна была убежать. Но парень начинает понимать, что Ли с ним просто играет, его развлекает вся эта ситуация, которая стоит Иму миллиона убитых нервных клеток. Чангюн решает принять правила игры. В конце концов, Джухон - клиент, а Чангюн - один из лучших танцоров клуба. Ли заказал себе приватный танец — он его получит.

Когда легкая улыбка трогает губы Чангюна и парень, повернувшись лицом к Ли, начинает плавно двигать бедрами, Джухон сильно удивляется. Ли думал, что придется ловить Има где-то в коридоре, но парень не сделал попытки сбежать, а напротив, кажется собирается отработать заплаченные за него деньги. В груди Джухона сильно колет при мысли, что Им так же сексуально двигается для каждого, кто платит и сидит в этой комнате. На Чангюне черные облегающие брюки и раскрытая до груди, белая прозрачная рубашка, сквозь которую четко видно соски парня. Но больше всего Ли возбуждает чокер на шее парня. Это даже не чокер, это словно длинный тонкий ремешок, один конец которого свешивается вниз. Джухону хочется схватить чокер за этот конец и, притянув парня к себе, долго целовать. Хочется разукрасить его шею, ключицы, все тело, своими укусами и засосами, чтобы ни одна сволочь больше не подходила к Чангюну. Чтобы знали, кому он принадлежит. Но Джухон понимает, что все это не имеет значения, если сам Чангюн этого не примет, если он сам не захочет. Ну, а он не хочет, и эта мысль режет больнее ножа.

Чангюн плавно и сексуально двигается, приближается к Ли настолько близко, что тот чувствует его дыхание и снова отдаляется. Им, прикрыв глаза, ведет ладонями по своему телу, нарочно задирает и отпускает рубашку. Джухону тесно в брюках. Он поздно понимает, что это было плохой идеей — заказать приватный танец Чангюна. Ли смотрит на танцующего Има, но видит только то, как он впивается в нежную кожу зубами, как сдирает с него эти мешающие тряпки, как раскладывает его на всех найденных в комнате поверхностях, как медленно входит в горячее тело, как глубоко и с оттяжкой трахает… Джухон неосознанно тянется к своей ширинке и сквозь брюки сжимает изнывающий член.

Чангюн видит, что творится с парнем напротив, и ему это нравится. Им открывает в себе новую и неизведанную сторону. Все клиенты Чангюна возбуждаются, но Ли Джухон — это другое. Джухон — это личное проклятие Има, его личный ад. Возбуждать Джухона многого стоит. Чангюн создал иллюзию нормальной жизни, но не переставал просыпаться от мокрых снов, где главным героем был Джухон. Им не перестал представлять язык Джухона во рту, даже когда целовался с Джеем. Чангюн не забывал Ли, он просто приглушил его в себе. Но стоило Джухону снова появиться на горизонте, как все тело и разум Чангюна снова тянутся к этим черным глазам, наглой ухмылке и сильным рукам. Чангюн хочет Джухона не меньше, чем тот его. Но Джухон прав: у Има нет ничего. Зато у него есть гордость. И Чангюн не пожертвует последним, только чтобы заглушить в себе этот голод. Пусть даже голод настолько сильный, что доставляет мучительную боль. Им не позволит себе такое. Джухон разобьет его на мелкие осколки, вывернет душу, разнесет так, что потом ходи и собирай ошметки по всему городу. Даже сейчас, смотря на буквально трахающего его глазами Ли, Чангюн знает это. Знает, насколько больно ему сделает Ли. Также парень знает, что не справится. Если Чангюн даст слабинку и поддастся, то он не справится с тем, во что это выльется и как закончится. Нет. Нельзя. Табу.

Джухон не тянется, а Чангюн не приближается. Время истекает. Музыку отключают. Несколько секунд парни смотрят друг на друга, а потом Чангюн выходит.

Джухон все понимает. Сидя в одиночестве в этой пропитанной развратом комнате, Ли Джухон все понимает.

========== 1:07 a.m. ==========

Комментарий к 1:07 a.m.

Вся надежда на пб :)

Пять оттенков Им Чангюна.

Гнев.

Чангюн сильно удивляется, когда в пятницу вечером не получает приглашения на приватный танец. То же самое повторяется и в понедельник. К четвергу Им окончательно раскисает, учитывая, что по непонятным причинам теряет дополнительный заработок. Чангюн усиленно трудится на сцене, выкладывается по полной и очень много времени уделяет внешнему виду. Но все безрезультатно. Ни одно приглашение на приватный танец за всю неделю ему так и не поступает. Отчаявшись, Им направляется к Лили, надеясь, что она сможет помочь парню найти ответ на вопрос, что же он все-таки делает не так. Лили выслушивает парня и долго пытается его убедить, что у многих больше нет клиентов для привата, и вообще посетители не хотят платить за то, что и так видят на сцене. Им молча её выслушивает, прекрасно понимая, что Лили врёт. Женщина замечает блеснувшее в глазах парня недоверие и, тяжело вздохнув, все-таки рассказывает ему истинную причину. Оказывается, Джухон, пригрозив Лили, то ли налоговиками, то ли полицией, запретил бронировать Чангюна на приватные танцы. Им, с трудом подавив бушующую ярость внутри, покидает кабинет Лили с твердым намерением — найти и убить Ли Джухона.

Долго искать не приходится. На следующий день Джухон объявляется сам. Заметив на парковке клуба знакомый BMW, Чангюн решительными шагами направляется к автомобилю. Джухон стоит рядом с машиной и напевая себе что-то под нос, натягивает кожаную куртку.

— Какого черта? — остановившись в двух шагах от Ли, не в силах скрыть ярость, кричит Чангюн.

— И тебе привет, — как ни в чем не бывало улыбается в ответ Джухон. — Позволь заметить, ты прекрасен в гневе.

— Ты перешел уже все границы, — Чангюн пытается нормализовать дыхание, но не выходит. — Кто ты такой и какое имеешь право запрещать мне приватные танцы?

— Ах, ты об этом. Вообще-то, их тебе твой парень, — Ли морщится на последнем слове, — должен был запретить. Я не считаю нормальным то, что ты в таком юном возрасте блядствуешь. И я бы никогда не допустил, чтобы на то, что принадлежит мне, пускали слюни пьяные извращенцы.

— Во-первых, я не блядствую. Во-вторых, в том-то и фишка, что я тебе не принадлежу. В-третьих, перестань шантажировать Лили и сними запрет. Ты меня уже заебал своими тупыми выходками. А приват — мой дополнительный источник заработка. Я знаю, — усмехается Чангюн, — что тебе, как тому, кому все приносят на блюдечке с голубой каемочкой, этого не понять.

— Я не разрешаю тебе его танцевать. Побесишься — успокоишься. Но вертеть своей очаровательной попкой перед теми уродами не дам. — Джухон садится за руль. — И передай Лили, что я не шутил. Найдет тебе клиента, я клуб за секунду прикрою, — Джухон заводит автомобиль и выезжает с парковки.

Ли не слышит весь отборный мат, который ему в след посылает Чангюн, но прекрасно видит в зеркале заднего вида средний палец Чангюна и усмехается.

***

После стычки с Ли, Чангюн понимает две вещи: первая — Джухон — упертый баран, вторая — Джухон знает, что у него есть парень. И именно от второй мысли, становится легче. Может быть теперь, Ли немного отойдет и начнет остывать. Хотя, последний выкидон Джухона говорит об обратном.

Самое ужасное, что на Джухона Иму жаловаться некому. Рассказать Джею Им, ввиду очевидных причин, не может. Доставать Лин, у которой и так своя семья и хлопот по горло, парню тоже не хочется. Поэтому, Чангюн давит бушующую внутри ярость и пускает все на самотек. Ли снова пропадает с поля зрения на несколько дней. Хотя, чувство незримого присутствия кого-то рядом, следующего за парнем, словно по пятам, не отпускает Има. Парень отгоняет признаки зарождающейся паранойи и списывает все на усталость.

Радость.

Джей подвозит Има домой, после очередной смены в клубе. Парни долго целуются в машине, и Чангюн понимает, что, если они сейчас не остановятся, одними поцелуями дело не закончится. Им со смехом выскакивает из рук и из автомобиля Джея и идет к своему подъезду. Джей догоняет парня и обнимает со спины. Чангюн поворачивается к нему и в шутку отбивается, но Джей сильнее прижимает Има к себе и снова целует. Увлеченные друг другом, они не замечают, припаркованное недалеко ауди с выключенными фарами.

Джухон уже тридцать минут, как ждал Чангюна у подъезда. А сейчас Ли сидит в машине и сквозь стекло наблюдает разворачивающуюся перед собой сцену. Чангюн улыбается. Чангюн искренне радуется, когда Джей его перехватывает, радуется его поцелуям и объятиям. Чангюн улыбается так, как никогда не улыбался Джухону. Даже в ту первую и последнюю ночь, когда Им полностью и без остатка отдавался Джухону, Им даже на секунду не был таким, какой он сейчас, стоя перед подъездом своего дома в объятиях какого-то парня.

По венам Джухона разливается черная, всепоглощающая ярость, вперемешку с горьким чувством того, что таким Им для него не будет. Ли хочется ногтями распороть свою кожу и выпустить наружу эту злость. Злость на самого себя. За то, что проебал. За то, что не увидел и не понял сразу, как ему важен этот мальчишка. Как важна его улыбка и его присутствие в своей жизни. Джухон чертил планы по захвату, по подавлению воли, по применению силы, если понадобится, а надо было всего лишь попросить. Надо было показать этому ребенку, что Ли не чудовище, и он тоже хочет, чтобы Чангюн ему также улыбался. Джухон хочет, чтобы Чангюн думал о нем, хотя бы наполовину столько же, сколько Ли о Чангюне. Он каждый день провожает Има на работу и домой, оставаясь при этом незаметной тенью. Сперва Ли убеждал себя, что все его действия служат цели наконец-то сломать парня и положить его под себя на столько, насколько понадобится. Но с каждым прошедшим днем, возвращаясь в свой дом, после того, как Ли убедился, что Им в своей квартире и в безопасности, Джухон понимал, что меняется. И он не мог остановить эти изменения. Увидеть Има, пусть даже с большого расстояния, стало целью каждого дня Джухона. Ли поставил себе запрет на попытки подойти и поговорить, потому что каждый раз, сам того не осознавая, делал только хуже и еще больше отдалял парня от себя. Джухон выбрал роль наблюдателя. Парень решил, что пока не разберется в себе, то не подойдет к Чангюну. Но сейчас улыбка Има разрушила по основание весь тот фундамент, который так долго собирал и на котором держался Джухон. Именно его улыбка и его радость приводят к тому, что происходит в следующую секунду.

Ненависть.

Ли не успел понять, в какой момент все придерживающие его барьеры, здравый смысл, тормоза и вообще все то, что бы в другое время могло сдержать парня, рухнуло. Он не понял, как оказался перед парнями. Как одним движением руки, за шкирку, отодрал целующего Чангюна парня и четким ударом сломал ему нос. Точно сломал. Ли слышал звук хрустнувшей кости. Джухон не понял, почему, даже после того, как тот перестал отбиваться и пытаться дать сдачу, Ли все равно продолжал бить. Джухон не слышал ни криков Чангюна, ни попытки парня отодрать его от Джея. Джухон просто бил. С размахом, методично, не чувствуя, как ноют костяшки пальцев, не обращая внимания на жжение на губе, куда успел дотянуться Джей. В какой-то момент Джухон, увлекшись, с силой отталкивает вцепившегося ему в руку Чангюна, и тот, не сумев удержать равновесие, падает на землю. Это становится последней точкой для Ли. Именно выражение лица Има, сидящего на земле и в упор смотрящего на Джухона, заставляет того отцепиться от Джея. Им не говорит ничего, он просто смотрит. Чангюн смотрит с такой ненавистью, от которой майским вечером кожу словно покрывает тонкой коркой льда. Джухон четко видит плещущуюся на дне зрачков Чангюна ненависть, перемешанную со… страхом. И Джухон замирает. Он смотрит на свои окровавленные руки и представляет, что сейчас видит Чангюн. Монстра. Чудовище. Эгоистичного зверя, слетевшего с катушек и собственноручно втоптавшего в землю то крохотное чувство, которое этот мальчишка посеял глубоко внутри. Джухону хочется рычать от бессилия. Рычать на свою дурость, на вспыльчивость. Ли готов на все, лишь бы Им перестал так на него смотреть. Не моргая. Не двигаясь. А самое страшное, словно Чангюн знал. Он знал, какой Ли Джухон на самом деле. Словно Им не удивлен. Словно большего от Ли ожидать и не стоило.

Джухон не смеет сказать и слова. Он просто идет к машине и, уже отъезжая, видит, как Чангюн подбегает к Джею и одновременно говорит с кем-то по мобильному телефону.

Квартира Чангюна. Три недели спустя.

— То есть, как бросил? — не веря своим ушам, переспрашивает Лин, сидящая на кухне у Чангюна.

— Вот так. Я навещал его пару раз в больнице, а потом он запретил. Я даже поехал к нему после выписки, но он слушать ничего не стал. Более того, столько гадостей наговорил, что до сих пор противно вспоминать, — Чангюн двигает тарелку с десертом ближе к Лин.

— Нет, я понимаю, что его избили и все такое, но, а ты-то причем, — Лин тянется к очередному капкейку. — К тебе в гости ходить чревато. Я еле вес в норме держу, а после твоих десертов надо сутки голодать, — смеясь, добавляет женщина.

— Ну, он сказал, что я строю из себя черт знает что. Он, мол, так долго за мной ухаживал, а я мало того, что так ему и не дал, так и в бывших у меня Ли Джухон. — Им начинает нервно смеяться. — А ему лишние проблемы не нужны, и вообще, я того не стою. Я знаю, что он ни в чем не виноват и что виноват психопат Джухон. Но и я не считаю себя виновным в том, что случилось.

— Вот скотина. Даже хорошо, что больше он у меня не работает, — говорит Лин. — Нет, Джухон его не увольнял. Он написал заявление по собственному желанию. Честно говорю, я бы точно знала, — добавляет женщина, заметив выражение лица Чангюна.

Проболтав еще час, Чангюн провожает Лин и начинает готовиться к работе.

Надежда.

Впервые после случая с Джеем, Им сталкивается с Джухоном у клуба. Чангюн несколько раз пытается обойти, преградившего его путь парня, но безуспешно. Им наконец-то бросает безрезультатные попытки и становится напротив Ли. Чангюн замечает, что Джухон выглядит по-другому. Нет больше этой наглой ухмылки и поблескивающих глаз, которые словно всем окружающим указывают на их место.

— Чего тебе? — первым нарушает тишину Им.

— Я извиниться хотел, — понуро отвечает Джухон, не смотря в глаза парня напротив.

Чангюн уже мысленно готовился ответить колкостью на колкость и ненадолго зависает, получив из уст Ли извинение.

— Перед Джеем извинись лучше, — все-таки не сдерживается Им.

— Уже, — коротко говорит Ли, поставив Има в ступор во второй раз за вечер. — Я не знаю, что на меня нашло тогда и почему я себя так повел, но я искренне сожалею, — продолжает Ли. — Скажи, что я могу сделать, чтобы ты простил меня.

Чангюн понимает, что это его шанс решить проблему под названием Ли Джухон раз и навсегда.

— Оставь меня в покое. Исчезни с поля моего зрения. Это все, чего я хочу от тебя, — спокойно говорит Им, смотря в глаза парня напротив.

— Этого я сделать не смогу, — Джухон отвечает, не задумываясь.

— Я почему-то не удивлен, — горько усмехаясь, говорит Чангюн. — А теперь позволь пройти, я опаздываю на работу.

— Ты даже не спросишь, почему? — уже в след ему бросает Ли.

— Нет. — Резко даже для себя отвечает Чангюн и скрывается в клубе.

ICON Club

— Я вообще тут не советчик. Парень, которого я люблю, любил другого. А сейчас укатил за моря на реабилитацию своего разбитого сердца. Парень, которого я на дух не переношу, ходит за мной, как приклеенный. Вообще, оказывается, моя личная жизнь в полной заднице. А тебе с Чангюном постараться придется, — Мир снова ноет Джухону, сидя в ICON и попивая виски.

— Обычно, мне не надо особо стараться. А тут без вариантов просто. Более того, я бью все рекорды по тому, какой я все-таки мудак. Мне к нему подходить можно только со скотчем на губах, иначе напортачу. И, блять, я вообще рядом с ним теряться начал. Веду себя, как малолетка, нет бы прижать к стене и сказать, что, сука, я люблю тебя и переезжай ко мне, — Джухон залпом допивает виски и с громким стуком опускает бокал на стол.

— А ты точно его любишь? Не смотри на меня, как на идиота! Я удостовериться хочу, — Мир делает обиженное выражение лица.

— Люблю, — коротко отвечает Ли.

— Ну, не знаю тогда. Попробуй поухаживать, но без всех этих подарков. Мы уже поняли, что с ним такое не катит. Кстати, твоему отцу вряд ли это все понравится, — Мир ожидающе смотрит на Ли.

— С отцом я сам разберусь, и, вообще, я его мнение, по этому поводу, спрашивать не собираюсь. А насчет Чангюна, все сложно. Раньше, ну, когда мы только познакомились, я ему нравился, и я это знаю точно. Ирония, блять. Тогда меня ничего, кроме как его трахнуть, не интересовало. А сейчас я не вижу в его глазах, направленных на меня, ничего, кроме ненависти. Хотя нет, это даже не ненависть, это безразличие. Оно режет меня на части. Я бы сейчас все отдал, чтобы вернуть тот огонек в его глазах при виде меня, который сам же потушил, — Ли зарывается пятерней в волосы.

***

Чангюн почти не думает о Джухоне. В течение дня он усиленно отгоняет все мысли и воспоминания, связанные с Ли. Им несколько раз перекручивал в голове последний диалог у клуба и десять раз уже пожалел, что не дал Джухону высказаться. Где-то Чангюн понимал, что то, что Джухон собирался сказать, было очень важным. И в первую очередь, важным для самого Чангюна. Им запутался в паутине чувств. Парня кидало от страха к эйфории, от любви к ненависти, от злости к радости, и Им окончательно увяз во всем этом, без возможности самостоятельно выбраться. После избиения Джея, Чангюн понял и даже принял иллюзорность своих чувств к Джухону. Но Ли появляется снова и вновь переворачивает весь мир парня с ног на голову, полностью блокируя трезвый ум и сознание.

Уже второй час ночи, а Им сидит на кухне и ковыряется в остывшем позднем ужине. Тишину в квартире прерывает противная трель телефона. Им нехотя отвечает на звонок и замирает. В следующую секунду, схватив портмоне и ключи от квартиры, парень уже бежит к двери.

Джухон только успевает выйти из подземной парковки, где пять минут назад оставил машину, как ему звонит Лин.

— Интересно, особняк все-таки сгорел, что ты мне звонишь? — смеется Ли в трубку.

— Я подумала, тебе надо бы знать, что отец Чангюна с ножевым ранением попал в больницу, — Лин не успевает договорить, как парень, прервав ее, требует название больницы. Джухон снова возвращается на парковку, по пути набирая своего отца.

Горе.

Джухон, как и большинство людей в мире, на дух не переносит эти белые стены и мерзкий запах. Хотя, в больницах вроде лечат, для Джухона они ничем не отличаются от морга. Мама Ли, однажды попав в эту белую тюрьму, живой из нее так и не вышла. И сегодня был первый раз после ее смерти, когда парень, наплевав на свои принципы и огромное нежелание находиться в этом здании, пришел сюда. А все потому что тут был Им Чангюн. Ли ловит себя на мысли, что за ним он, наверное, даже бы в ад отправился.

Им сидит на скамейке в длинном узком коридоре и смотрит на дверь перед собой. У парня настолько потерянный вид, что у Джухона сжимается сердце. Чангюн сидит в полном одиночестве, натянув рукава кофты на пальцы, и не отводит взгляда от двери. Парень настолько бледный, что Джухону кажется, что его лицо сливается с белой стеной позади. Ли подходит и молча садится рядом. Чангюн не двигается и даже не смотрит в сторону прибывшего. Им знает, кто это, по одному только запаху парфюма.

— Что произошло? — прокашлявшись, спрашивает Ли.

— Подрался. Как всегда, — Чангюн говорит тихо, еле слышно, словно у парня нет сил двигать губами. Ли приходится напрягать слух. — Пырнули ножом. Делают операцию.

Джухон не знает, что ему сказать. Ли впервые в такой ситуации, когда помочь хочется безумно, а как, не знаешь. Даже словарный запас Джухона словно иссяк. Чангюн начинает жевать нижнюю губу и часто моргать, лишь бы не расплакаться.

— Эй, ну, давай поплачь. Тебе полегчает, — говорит Ли и, притянув парня к себе, прижимает его голову к своей груди.

Краем глаза Джухон замечает стоящую недалеко Лин. Женщина наблюдает за парнями пару минут, а потом идет к столику регистрации. Джухон сильнее сжимает Чангюна в объятиях, чувствуя, как подрагивают плечи Има в беззвучном плаче и мокнет его рубашка.

— Все будет хорошо, Чангюна. У твоего отца лучший хирург в городе, а после операции мы переведем его в другую больницу. Увидишь, он поправится, — шепчет Ли, поглаживая голову парня.

Чангюн освобождается от объятий, и снова усаживается прямо, смотря на свои руки.

— Ты ведь ничего просто так не делаешь, — понуро говорит Им.

Его слова больно задевают Джухона, но он молча сглатывает, зная, что заслужил.

— Я знаю, что я сволочь, но поверь мне, не настолько, — с горечью в голосе отвечает Ли.

— Он хороший отец, честно. Это после мамы он спился и стал другим. Но он любил меня, и у меня, кроме него, никого нет, — словно пытаясь убедить Джухона, говорит ему Им. — Уже два часа, они так долго оперируют и никто мне ничего не говорит. Он ведь не умрет? — Чангюн вдруг умоляюще смотрит на Ли и снова начинает плакать.

Кажется, душа у Джухона все-таки есть, и это именно она сейчас болит. Он смотрит на этого сильного ребенка и торгуется у себя в голове с высшими силами. Не верящий ни во что Ли Джухон впервые просит высшие силы. Он просит отдать ему боль Им Чангюна. Он просит не дать его отцу умереть. Потому что Джухон любит Чангюна. Потому что любит его разным. И даже сейчас, сидя рядом со словно придавленным тяжестью своего горя Им Чангюном, Джухон все равно любит его.

========== 00:49 a.m. ==========

Отца Чангюна выписали из больницы через три недели. Джухон был прав. Хирург, которого он привел, и вправду был лучшим в городе и, буквально, вытащил его отца с того света. Все три недели, пока Им навещал отца в больнице, Ли был с ним. Сперва Чангюн сильно нервничал из-за его постоянного присутствия рядом, но потом привык и даже скучал, когда Джухон не мог прийти. Лин тоже приходила почти каждый день и подбадривала парня. Несколько раз Чангюна навещала и Лили. Более того, она разрешила ему не выходить на работу столько, сколько ему понадобится. При этом Лили несказанно удивила парня тем, что оформила ему «вынужденный» отпуск за счет клуба. Хотя ни за операцию, ни за пребывание отца в больнице Джухон так и не позволил Чангюну заплатить, учитывая дальнейшую реабилитацию, лишние деньги Иму все равно бы не помешали.

Сразу после выписки, еще на пороге больницы, отец заявил Чангюну, что к нему в квартиру он не поедет.

— Но тебе некуда идти. У тебя нет дома, — пытается образумить его Чангюн, пока они ждут такси во дворе клиники.

Джухон стоит недалеко и нервно поглядывает на беседующих.

— Я лучше на улице останусь, чем у тебя. Живи там со своим новым дружком. Совсем стыд потерял, — брезгливо морщится мужчина и пытается обойти Има.

— Отец, я просто буду игнорировать твои оскорбления. Но хватит уже вести себя, как ребенок и поехали домой, — спокойно говорит Им.

Чангюн сильно устал за эти дни, и, видно, нервное напряжение наконец-то стало отпускать, так что парень еле держался на ногах.

— Я в одном доме с пидором больше жить не буду! — резко говорит отец парня и разворачивается, чтобы уйти, но наталкивается на Джухона, от взгляда которого у Чангюна кожа покрывается мурашками.

— Джухон, пожалуйста… — устало говорит Им.

Был бы это любой другой человек, то он бы уже собирал свои зубы с пола, но это отец Чангюна, и Джухону приходится с усилием подавить в себе ярость и просто сделать шаг влево, пропуская того к такси.

Чангюн идет следом за отцом и уговаривает его переехать к себе на квартиру, хотя бы при условии, что Им соберет вещи и съедет.

Всю дорогу до квартиры, сидя в такси, оба молчат. Так же молча Им собирает вещи и пару часов тратит на объявления в интернете. Два раза звонит Джухон и вновь предлагает помощь с квартирой. Им снова отказывает. Чангюн, долго не думая, останавливает свой выбор на небольшой квартирке через три квартала. Договорившись с хозяином, парень вызывает такси и спускает вниз свои немногочисленные пожитки.

Вот только такси, которое уже должно было ждать парня у подъезда, отсутствует, и вместо него там стоит хорошо знакомый Иму черный BMW. Ли стоит рядом с машиной и, увидев вышедшего из подъезда парня, направляется к нему.

— Я же сказал, что мне помощь не нужна. Ты и так мне очень сильно уже помог, — понуро говорит ему Чангюн. — И вообще, я буду жаловаться на компанию, где мое такси?

— Не надо жаловаться, я его отпустил. Только не хмурься, — улыбается Ли парню. — Я тебя отвезу. Хотя бы это мне можно? — спрашивает Джухон.

— Раз уж от таксиста избавился, то нужно, — Чангюн не сдерживает ответной улыбки. Парни перекладывают сумки в багажник автомобиля и выдвигаются со двора.

В салоне машины тепло и уютно. Чангюна начинает клонить в сон.

— Не хочешь поесть? — вдруг спрашивает Ли.

— Нет, я спать хочу, — устало отвечает Им.

Когда парни подъезжают к зданию, то Джухон не может скрыть свое недовольство. Ему не нравится ни дом, ни подъезд, ни сидящие во дворе и не вызывающие своим видом доверия парни.

— Сделай лицо попроще, — улыбается Им, пока вытаскивает первую сумку из багажника. — На первое время сойдет. Я ее, фактически, за два часа нашел, так что выбирать времени не было.

— Вот именно, что на первое время. Долго ты тут жить не будешь, — серьезно говорит Джухон и, взяв из багажника оставшиеся две сумки, идет за ним к подъезду.

Квартира Има находится на пятом этаже. Взяв ключи и выслушав наставления хозяина, который все время недобро косится на Джухона, Им наконец-то выпроваживает того за дверь.

— Мило, — коротко говорит Ли, после быстрого обхода двухкомнатной квартиры.

— Видишь, не все так плохо, — Им устало опускается на стул на кухне.

— Давай располагайся пока, мне надо выйти. Вернусь через полчаса и сразу уйду, обещаю, — Джухон, даже не слушая, что говорит Чангюн выходит за дверь.

Им достает из сумок самое необходимое, решив все остальное распаковать уже завтра. Парень только успевает одеться после душа, как Джухон возвращается с несколькими пакетами из супермаркета. Ли, словно у себя дома, разгружает содержимое пакетов в холодильник и на полки и, пожелав спокойной ночи все еще недоумевающему Чангюну, уходит.

***

Им закрыв дверь, идет в спальню и падает на кровать, решив обдумать все последние события, а в частности, поступки Джухона. Ни о чем подумать Чангюну не удается. Стоит голове коснуться подушки, как парень отрубается. Весь следующий день Им проводит в обустройстве квартиры, находит отцу сиделку, так как тому еще долго нельзя поднимать тяжелые вещи и много двигаться, и несколько раз говорит по телефону с Джухоном, которому почему-то важно все знать.

Парень решает не выходить на работу до конца недели. Джухон приходит к Чангюну несколько раз в течение недели и обычно привозит какие-то вкусняшки. Чангюну с каждым разом все тяжелее находиться в одной квартире с ним, и Ли это чувствует. Джухон не давит на парня и только один раз пытается поцеловать его, когда тот провожает до двери, но Им не дается. Джухон больше попытки не повторяет и теперь, приходя к парню, и, узнав, как у него дела, долго у того не задерживается.

Все чувства к Джухону, которые долгое время топил в себе Чангюн, словно с новой силой возрождаются. Им весь день считает минуты до прихода Ли и безумно скучает, когда того нет рядом. Чангюну вновь начинают сниться сны с Джухоном в главной роли.

Когда они вдвоем, парни не говорят о прошлом, не говорят о чувствах, они вообще мастерски обходят эту тему, но при всем при этом Чангюн видит и чувствует, что Джухону он тоже небезразличен. И тут дело вовсе не в том, что Ли очень сильно помог и поддержал во время ранения отца и все то время, пока тот лежал в больнице. И дело даже не в том, что Джухон и до сих пор не прекращает заботиться и интересоваться жизнью парня. Дело в том, что рядом с ним Чангюн чувствует себя в безопасности. Ему кажется, что если Джухон рядом, то он со всем справится. Чангюн ненавидит, когда ему говорят это пресловутое: «Все будет хорошо». Но если это говорит Джухон, то Чангюн верит.

А еще все дело в глазах Джухона, точнее в том, как он смотрит. Ли смотрит то с обволакивающей нежностью, то с диким желанием. Порой он смотрит так, что Иму кажется, что он голый. А иногда, от одного только взгляда, парень физически чувствует разливающиеся внутри нежность и тепло. Но Чангюн боится. Он все равно боится снова обжечься. Каждый день Им проводит в борьбе с собой, где одна часть парня требует перестать держать Джухона на расстоянии, а вторая напоминает все те обидные слова и ту боль, которые Ли уже причинил Чангюну. Тогда, у двери, когда Джухон пытался поцеловать парня, Им отвернулся не потому, что не хотел. Он отвернулся, потому что испугался. Испугался не Джухона, а себя. Чангюн понял, что стоит Джухону его коснуться и почва уйдет из-под ног парня. Им не сможет остановиться, потому что у него «ломки» и одного поцелуя будет мало, чтобы их снять. В глубине души, парень понимает, что, возможно, где-то обидел Ли этим поступком.

Так как через пять дней, Чангюну уже пора выходить на работу и времени потом уже не будет, то парень решает хоть как-то отблагодарить Джухона за всю помощь, которую он ему оказал с отцом, и приготовить ему ужин. Так же, по мнению Чангюна, ужин будет отличной возможностью посидеть, поговорить и уже раз и навсегда выяснить, что же все-таки между ними происходит. Им звонит Джухону и предупреждает его о субботнем ужине. Оставшийся день парень проводит над обдумыванием того, что приготовит для Ли, и составляет список нужных продуктов.

***

Несмотря на все крики и истерики отца, Чангюн все равно навещает его каждый день. Возвращаясь домой после очередного позднего визита к отцу, Им застает представительский Мерседес с тонированными стеклами перед своим подъездом. Чангюн обходит машину и поднимается к себе. Парень только успевает включить чайник и снять с себя куртку, как в дверь стучат. Им ругается на позднего гостя, так как на часах уже давно за полночь и идет к двери. Открыв дверь, Чангюн застает на пороге своего дома Ли Сана. Мужчина отодвигает парня в сторону и проходит в квартиру. Им молча прикрывает дверь и поворачивается к Ли лицом.

— Когда это мой сын перестал быть избирательным-то? — словно самому себе говорит Сан, взглядом обведя квартиру Чангюна, а потом и самого парня.

— Зачем вы пришли? — Чангюн не скрывает раздражения в голосе.

— Поговорить с тобой хочу. О Джухоне, — спокойно отвечает ему Ли, не отводя взгляда от парня. — Тянуть не будем: у меня времени и так мало, чтобы тратить его еще на тебя. Сегодня мне пришло уведомление о том, что мой сын снял крупную сумму с банка. Признаюсь, некрасиво было выяснять за его спиной, на что понадобились такие деньги. Но какого же было мое удивление, когда оказалось, что он купил новую, роскошную квартиру в центре. Это уже очень странно, учитывая, что у Джухона и так есть прекрасная квартира. Так вот, оказалось, что та квартира куплена для тебя, Им Чангюн. И мне было бы плевать, если бы мой сын просто сделал подарок очередной своей бляди, но тут есть огромное НО. Вещи с нынешней квартиры Джухона перевозят туда. Это говорит о том, что он собирается жить там с тобой. А этого я допустить не могу. Одним словом, я хочу, чтобы ты оставил моего сына в покое.

— Не понял, — Чангюн, удивленно смотрит на мужчину напротив.

— Ты же не такой простак, каким пытаешься казаться. Может, Джухону ты мозги и запудрил, так как он никогда не мог пройти мимо смазливых мордашек. Но со мной это не прокатит. Джухон - мой наследник. Мое имя. Мое лицо. И я не позволю своему сыну испачкаться об какого-то щенка. Первое время я просто не обращал внимания, думал, что наиграется и выбросит. Но ты оказался умнее и, позволь отметить, даже меня впечатлил. Ты не просто снял с себя достаточно большой долг, ты умелыми и продуманными действиями все больше и больше завлекаешь моего сына в свою паутину, — зло говорит Ли.

— Я не обязан это слушать, поэтому, пожалуйста, покиньте мой дом, — еле сдерживая бушующий внутри гнев, отвечает ему Чангюн.

— Я не уйду, пока не решу этот вопрос раз и навсегда. Переехать? Серьезно? Ты, безродный мальчуган, который продает свое тело в дешевом клубе, переедешь к моему сыну? Ты что вообще о себе думаешь? — шипит Сан в лицо Иму, резко прижав парня за горло к двери.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — хрипит Им и пытается выбраться из рук мужчины.

— Не строй из себя ангелочка: это амплуа может прокатить с Джухоном, но не со мной. Я прекрасно знаю таких, как ты, умело присасывающихся к чужому состоянию, — Сан отпускает парня и отходит. — Слушай меня внимательно. Я дам тебе хорошую сумму и помогу выехать из страны. Ты соберешь свои скудные пожитки и поедешь искать себе новую жертву где-нибудь за океаном. Джухона ты оставишь в покое.

Чангюн трет шею и, не сдержавшись, начинает смеяться.

— Мне нравится, что вы, вместо того, чтобы разбираться со своим сыном, на которого, как я понимаю, у вас сил не хватает, разбираетесь со мной.

— 500 тысяч, и ты оставляешь моего сына в покое и уезжаешь из города. Я помогу с документами и со всем, что понадобится, — четко выговаривает Сан.

— Полмиллиона, и я исчезну… Какая щедрость! Даже обидно, что вы Джухона так дешево оцениваете. Я понятия не имею, о каком переезде вы говорите. Я вообще не понимаю, чего вы от меня хотите. Но я не проститутка. Мне ваши деньги не нужны. Мне вообще от вас ничего не нужно. Мне и вправду нравится ваш сын и очень жаль, что вы думаете, что Джухон может нравиться только за счет своих денег, — зло говорит ему Чангюн. — А теперь, покиньте мой дом или я вызову полицию, — Чангюн идет в сторону гостиной за мобильным телефоном.

— Какая принципиальность и глупость. Тебе никогда не быть с ним, а ты, отказывая мне сейчас, теряешь деньги и останешься у разбитого корыта, — кричит ему вслед Сан.

Чангюн его больше не слушает и набирает номер. Последний раз одарив парня взглядом, полным презрения, Ли выходит за дверь. Чангюн решает пока ничего не говорить Джухону, а обсудить странный визит старшего Ли за предстоящим ужином.

Офис компании Lee Group.

— Я все тянул этот разговор, но сейчас понимаю, что зря. Надо было еще тогда, когда ты устраивал его в моем особняке, положить этому конец, — Сан откидывается на спинку своего кресла и смотрит на сидящего напротив Джухона.

— Только не говори, что ты вызвал меня для того, чтобы поговорить о Чангюне. Если это так, то я пожалуй пойду, так как не собираюсь обсуждать его с тобой, — Джухон поднимается с кресла и идет к двери.

— Сядь! — не выдержав, кричит отец парня. — Имей уважение и хотя бы дослушай! То, что я собираюсь сказать, важно именно для тебя, а не для меня! Ты сам не понимаешь, насколько эта шлюха тебе мозги запудрила!

Джухон останавливается у двери и, повернувшись к отцу, в упор смотрит на него.

— Почему я должен тебя слушать? Я уже заранее знаю все, что ты скажешь! И не смей оскорблять его! — зло говорит ему Ли.

— Джухон, я не хочу тебе зла, — Сан сбавляет тон голоса и, встав с кресла, идет к парню. — Я ведь твой отец, и я люблю тебя. Я не хотел этого делать, но ты меня вынуждаешь, — Сан достает мини диктофон из кармана. — Возьми и послушай, когда будет время. Поверь, я не хотел, чтобы так получилось, но ты настолько ослеп, что не видишь очевидных вещей. Вот мне и приходится их тебе показывать, пусть даже таким способом.

Джухон несколько секунд косится на диктофон, а потом начинает смеяться.

— Что это? Что за шпионские игры? Отец, ты не перестаешь меня удивлять, а ЭТО оставь себе, мне не интересно, что там, — смеется парень и протягивает руку к двери.

Джухон не успевает ее открыть, как слышит голос Чангюна из динамика диктофона. Парень замирает и начинает вслушиваться.

— Я хочу, чтобы ты оставил моего сына в покое. Как насчет 200 тысяч?

— Вы Джухона так дешево оцениваете. Полмиллиона, и я исчезну. Джухон может нравиться только за счет своих денег.

Джухон не верит услышанному и возвращает запись в начало. Сан видит, как эмоции со скоростью света меняются на лице парня, и молча стоит в сторонке, наблюдая за тем, как Джухон, раз за разом, прокручивает запись на начало и снова вслушивается.

***

Всю субботу Чангюн проводит на кухне. Хотя нежданный визит пару дней назад старшего Ли изрядно подпортил настроение парню, Им все равно решил сильно постараться и приготовить лучшее из того, что умеет. До прихода Джухона оставался час. Чангюн в последний раз окинул взглядом стол и, оставшись довольным, пошел в душ. После душа, Чангюн впервые за последний месяц подкрашивает глаза. Парень натягивает на себя тонкую синюю кофту с глубоким вырезом, черные облегающие брюки и идет к двери, в которую уже стучатся.

Только открыв дверь, Им понимает, что что-то не так. Внешне, Джухон выглядит как всегда потрясающе, в черных облегающих брюках, черной рубашке и кожаной куртке. Но от парня исходит какая-то темная и опасная аура, которая словно окутывает Чангюна с ног до головы. Им несколько секунд не может пошевелится и так и стоит, уставившись в черные, словно прожигающие его, глаза напротив. Отогнав дурные мысли, Чангюн давит в себе секундную панику и, впустив парня, запирает дверь.

Комментарий к 00:49 a.m.

Всем слушать микстейп Джухона. Я не могу до сих пор в себя придти от Rhythm и от того какой он там HOT. А камео Чангюна в клипе…Джугюны - это любовь.

========== 6:30 a.m. ==========

Комментарий к 6:30 a.m.

Предпоследняя глава. Пользуйтесь пб пожалуйста.

Все оставшееся до ужина время Джухон не мог найти себе места. Даже подъехав к дому Има, Ли долго сидит в машине, курит одну за другой сигареты и пытается успокоиться. У него это плохо получается. Джухон вспоминает, как раз за разом прокручивал в офисе отца пленку и вслушивался. Ли все надеялся, что каждый следующий раз прослушивания убедит его в том, что голос на пленке не Чангюна. Но это был он. Ли узнает этот низкий и хриплый голос из миллиона.

Чангюн хотел денег. Денег взамен Джухона.

Выйдя от отца, Ли первым делом едет в зал и убивает там два часа, вымещая ярость на груше. Но не помогает. Ярость затапливала сознание парня, смазывала реальность и требовала выхода. Джухон жаждал крови. Хотелось почувствовать человеческую плоть под костяшками пальцев. Хотелось бить и бить, превращая лицо жертвы в кровавое месиво. Но бить хотелось не Им Чангюна. Ли даже видеть его не хотел. Джухон его ненавидит. Ненавидит эту фальшивую улыбку, не желает слышать эти лживые слова, не хочет прикасаться к этому продажному телу и пропитанным ложью губам.

Все, чего хочется Ли — это мести. Джухон хочет, чтобы Чангюн почувствовал то же самое, что сейчас чувствует он. Чтобы ощутил эту распирающую изнутри боль, вперемешку с обидой.

Джухон ведь полюбил его. Да, он чуть ли не обожествлял Има. Для него Чангюн был самым светлым, чистым и невинным из всех, кого он когда-либо встречал, и Ли был готов «набить морду» любому, кто скажет, что это не так. Джухон не понимал, как он не заметил, как не почувствовал фальши, как не раскрыл истинную сущность Им Чангюна до того, пока его лицом в эту фальшивую сущность не окунули.

Ли горько улыбается сам себе и мысленно аплодирует Чангюну. Столько времени строить из себя саму невинность. Демонстрировать гордость. Доказывать, что он неподкупный, что для него деньги не имеют значения… А все дело-то было в сумме… Надо было просто ее утроить.

Ли снова затягивается сигаретой и откидывается на спинку сиденья автомобиля. Джухон позволяет боли укутать, овладеть всем нутром. Она стучит в висках, спускается к шее, обхватывает горло парня мерзкими скользкими щупальцами и душит. Душит так, что Джухон спускает стекло автомобиля, чтобы впустить воздух, но не помогает. Ли полностью отдается в ее власть и с горечью осознает, что какой-то зеленый пацан преподал ему жестокий урок.

***

Только открыв дверь, Им понимает, что что-то не так. Внешне Джухон выглядит как всегда потрясающе: в черных облегающих брюках, черной рубашке и кожаной куртке. Но от парня исходит какая-то темная и опасная аура, которая словно окутывает Чангюна с ног до головы. Им несколько секунд не может пошевелиться и так и стоит, уставившись в черные, словно прожигающие его, глаза напротив. Отогнав дурные мысли, Чангюн давит в себе секундную панику и, впустив парня, запирает дверь.

Чангюн обходит Джухона и идет в сторону кухни.

— Надеюсь, ты ничего не ел и голоден, я много готовил и…

Парень не успевает договорить, как Ли, перехватив его за талию, с силой вжимает в стену. Джухон ничего не говорит, он просто всматривается в эти удивленные его резкостью глаза напротив. Чангюн не понимает, что пытается высмотреть Ли на дне его зрачков, и растерянно улыбается. Ли обхватывает ладонью лицо Има и с силой нажимает на подбородок парня, заставляя того открыть рот.

— Я очень голоден, — шипит Джухон в губы Има и целует. Ли целует грубо, с нажимом проталкивает в рот парня язык. Джухон не дает Чангюну вдохнуть кислорода, не позволяет отстранить лицо, сильнее кусает его губы и хозяйничает у него во рту. Чангюн не может пошевелиться, зажатый между стеной и сильным телом. Парень пытается выбраться, но за каждую попытку получает очередной болезненный укус.

Джухон отрывается от губ парня и медленно спускается к горлу, больно кусая кадык Чангюна.

— Ты делаешь мне больно, — с обидой в голосе говорит Им и с силой отталкивает Ли. Джухон только ухмыляется и, перехватив его руки, заводит их за спину парня.

— Я слишком долго терпел, — Ли просовывает вторую руку под свитер Чангюна и царапает его живот. — Ты такой горячий и такой красивый. Я не хочу, чтобы ты разговаривал, все, что я хочу слышать — это твои стоны и мольбу, чтобы я трахал глубже и не останавливался, — шепчет Ли и одним движением стаскивает с парня кофту.

Чангюну совсем не нравится такой Джухон, но предательское тело словно блокирует разум и все острее реагирует на близость Джухона. Кожа Има буквально плавится под пальцами Джухона. Его руки скользят по телу Чангюна, срывают все барьеры и словно берут его под полный контроль.

Джухон подхватывает Чангюна под ягодицы и приподнимает, заставляя того обвить ногами свой торс. Ли проходит в спальню и опускает парня на кровать. Джухон стаскивает с себя куртку и бросает ее на пол, туда же следом отправляется и вся остальная одежда парня. Грубо схватив еще так и не опомнившегося Има за лодыжку, Ли подтаскивает того под себя и придавливает своим телом к кровати.

— Я не хочу так, — слабо протестует Им и пытается выползти из-под парня, но Джухон кладет руку на его пах и сильно сжимает член сквозь брюки.

— Хочешь, — шипит Ли и, расстегнув брюки Има, обхватывает его член ладонью. Чангюн сразу же выгибается, как кошка и с силой трется членом о ладонь парня, призывая того к активным действиям.

Джухон только усмехается, наблюдая за действиями парня, и стаскивает с Има брюки вместе с бельем, отправляя их на пол к своей одежде. Ли сильнее сжимает член парня в ладони, давит большим пальцем на головку и, размазывая смазку, быстрее двигает рукой по стволу. Чангюн полностью теряет контроль над своим телом, весь разум и все желания парня концентрируются на руке Джухона и его движениях. Им начинает метаться под Ли и лихорадочно просит не останавливаться. Долго продержаться Чангюну не удается. Им с протяжным стоном кончает, пачкая свой живот и руку парня. Чангюн откидывается на спину, стараясь перевести дыхание, и успокоить словно вырывающееся из груди сердце. Но Джухон не дает ему отдохнуть. Поставив руки по обе стороны от головы парня, Ли нагибается к губам Чангюна и пошло целует. Джухон продолжает покрывать поцелуями и укусами лицо парня и шею и спускается вниз. Ли прокусывает нежную кожу ключицы и мокро зализывает. Потом Джухон резко переворачивает Чангюна на живот и трется своим стояком об его ягодицы. Им снова возбуждается и начинает активно елозить задницей. Ли до синяков сжимает бедра парня, кусает того в лопатки и царапает ребра. Джухон сминает ладонями ягодицы парня и легонько нажимает на тугое колечко мышц.

— Оближи, — хрипло говорит Ли Иму и просовывает ему в рот два пальца. Чангюн начинает старательно вылизывать пальцы, обильно смачивая их слюной. Ли проталкивает внутрь парня два пальца и, услышав недовольный вздох, не останавливается, а разводит их уже внутри Чангюна. Иму неприятно, он дергается и пытается избавится от пальцев Ли внутри, но тот сильнее нажимает на поясницу парня и вводит в него еще два пальца.

— Потерпи малыш, скоро ты будешь просить не останавливаться, — шепчет ему Ли, не прекращая двигаться внутри него.

Наконец-то Джухон вынимает пальцы и, приставив ко входу головку, толкается. Внутри Чангюна горячо и туго, Ли двигается осторожно, следит за реакцией Чангюна. Как только парень начинает поддаваться назад и сам насаживаться, Джухон переходит на резкие толчки. Ли трахает глубоко, с силой насаживает Има за бедра на себя, впивается в них пальцами, оставляя на них следы. Чангюн протяжно стонет и мечется, парень комкает пальцами простыню и максимально выгибается, разрешая Ли непозволительно глубокое проникновение. Джухон выходит, переворачивает Има на спину и, закинув его ноги на свои плечи, снова входит. Не прекращая движений, Ли нагибается и мокро целует Има, буквально трахая его рот своим языком. Стоит Ли обхватить пальцами член парня и провести по нему ладонью, как Им сходит с ума под парнем, выгибается и просит еще. Джухон резко сбавляет темп, отчего Им разочарованно вздыхает. Джухон словно издевается, он медленно двигается и не перестает пристально смотреть в глаза напротив и ухмыляться.

— Давай, скажи это, — хрипло шепчет он Чангюну и проводит языком по его губам. — Скажи, чего и как ты хочешь.

— Джухон, пожалуйста, — Им приподнимается на локтях, пытаясь обхватить парня и притянуть к себе ближе, но Джухон хватает его руки и заводит над головой.

— Проси. — Чангюну не нравится выражение лица напротив. Будто Джухона подменили, и смотрит он сейчас, словно с ненавистью, парень отгоняет эту мысль и снова стонет от резкого толчка. Джухон вновь выходит из парня.

— Да блять, Ли Джухон!!! — парень чуть не плачет от обиды и злости. — Пожалуйста, не мучай меня, — Им хнычет, все еще не оставляя попыток дотянутся до парня. — Трахни уже меня! — кричит Чангюн и с силой впивается ногтями в спину издевающегося над ним парня.

Джухон резко приподнимает парня за талию с постели и насаживает на себя до упора. От неожиданности, Им давится собственным стоном. Джухон крепко держит парня за талию и с неистовой силой вбивается в его тело.

Чангюн уже даже не стонет, а хрипит в плечо Ли, пока тот водит рукой по его члену, в темп своим толчкам. Им не сдерживается и изливается, пачкая свой живот. Ли выходит из него и, положив парня на лопатки, несколькими короткими движениями руки тоже кончает на его живот. Чангюн, все еще содрогаясь от оргазма, размазывает их сперму по своему животу и, поднеся палец к губам, облизывает его.

Джухон отнимает его руку ото рта и глубоко целует парня.

— Ты ахуеть, какой развратный и вкусный, — ухмыляется Ли и зубами оттягивает нижнюю губу Чангюна. Джухон встает и, не стесняясь своей наготы, шарит по разбросанной по полу одежде в поисках сигарет. Достав пачку, Ли открывает окно и впускает в комнату прохладный воздух. Чангюн ежится от холода и, достав сползшее на пол покрывало, натягивает на себя. Все время, пока Ли курит, парни молчат.

— Я блин нафига столько готовил! И вообще, ты был груб, — искренне возмущается Им, когда Джухон, выбросив окурок, подходит к постели и садится рядом.

— Но тебе же понравилось, — Ли подтаскивает парня к себе и водит пальцами по его щеке. — И это было не жестко, какого это, когда жестко, я тебе буду показывать всю оставшуюся ночь, — Джухон резко меняется в лице и, несмотря на протесты Чангюна, снова переворачивает парня на живот.

Чангюн пытается отползти к спинке кровати, но Джухон легко, одним движением возвращает его обратно под себя. Одной рукой, Ли сильно сдавливает горло парня, заставляя того откинуть голову максимально назад, а второй фиксирует его руки за спиной.

— Джухон, блять, я не шучу, мне больно! — хрипит Им. Ли с силой давит пальцами на горло парня, перекрывая доступ кислорода в легкие. Джухон не слушает, и не реагирует, на отчаянные попытки парня, освободить свое горло. Сильнее вдавливая того в постель, Ли одним толчком входит в него на всю длину, и только потом, убирает руку от горла Чангюна. Чангюн, от пронзившей все тело боли, громко кричит, а потом зарывается лицом в подушку и тихо всхлипывает.

— Не дергайся и не притворяйся. Ты уже растрахан и тебе не больно, а будешь дергаться, будет больнее. Я тебя так выебу, что обещаю, утром ты ходить не сможешь, — шипит Джухон ему на ухо, и продолжая с силой втрахивать парня в постель, больно кусает того в шею.

Чангюн окончательно отключился только с рассветом. Всю ночь, Джухон терзал тело парня. Ли словно подменили, Чангюн никогда не видел его таким. Да, Чангюн тоже получал удовольствие от секса, но моментами Ли словно слетал с катушек и превращался в зверя. Он больно кусал, царапал и с силой вдалбливался в тело Има. Джухон не останавливался, даже, когда Чангюн просил. Им так и не смог избавиться от этого неприятного осадка глубоко внутри, но, будучи вымотанным и сильно уставшим, парень просто отключился под утро, зажатый в сильных объятиях Ли.

***

Проснувшись утром, Чангюн не обнаружил Джухона в постели. Парень решил, что Ли либо на кухне, либо просто вышел куда-то. Не зацикливаясь на причинах отсутствия Джухона, Им направился в ванную. Джухон выполнил свои угрозы. Чангюн еле передвигал ногами, а от тянущей боли в пояснице вообще выть хотелось. Но самое страшное было впереди. Приняв душ и, стоя перед зеркалом в ванной, Им буквально был в шоке, смотря на отчетливые следы пальцев Джухона на своей шее. Засосы, укусы, можно было бы замазать, горло можно закрыть высоким воротником, но что делать с опухшими и обкусанными губами, Им не знал. Мысленно послав Ли свои «лучшие» пожелания, Чангюн вышел из ванной и, кое-как нацепив на себя свежую одежду, собирался пойти варить кофе, когда краем глаза заметил белый конверт на тумбочке у кровати. Открыв конверт, Им нашел в нем чек на 1000 долларов и короткую записку:

«Прости, малыш, но твоя максимальная стоимость — это 1000 долларов, а не полмиллиона».

Чангюн выронил конверт из рук и обессилено опустился на кровать. Словно одно предложение, выцарапанное на белой бумаге, высосало всю энергию и жизнь из парня. Им чувствует, как обида накрывает жгучей болью и не дает продохнуть. В районе груди жжет так сильно, что хочется пальцами расковырять и вскрыть грудную клетку. Чангюн давно не маленький, он привык стойко и гордо справляться со всеми проблемами. Но сегодня, в эту минуту, вся стойкость парня разбивается вдребезги об эти буквы на конверте и пылью оседает на пол. Им не может сдержаться и, уткнувшись лицом в подушку, рыдает. Рыдает так, как никогда в жизни. Чангюн не помнит, чтобы за все последние годы что-то делало ему настолько больно. «Поздравляю, Ли Джухон, ты своего добился. Все-таки сделал то, что собирался сделать с самого начала. Ты унизил меня. Втоптал в грязь. Обошелся со мной, как с обычной шлюхой. А я идиот. Самый большой идиот из всех. Я тебя полюбил. Я отдавался тебе, потому что сам хотел этого. Как же ты красиво поставил меня на место и наконец-то показал свое истинное лицо», — думает парень, лежа на кровати и подрагивая от рыданий.

Свернувшись клубком на постели, Им сам обнимал себя руками и пытался успокоить разрывающееся сердце. Боль расползалась внутри, разрывала на куски душу, сводила с ума. Им уже понимал, что это не тот случай, когда он соберется и справится. Понимал, что груз этой испепеляющей боли слишком велик для него. Чангюн не справится с этим поглощающим мраком внутри. Джухон сжег дотла все светлое, что было в парне, и исчез утром, оставив после себя одни дымящиеся руины.

========== 00:01 a.m. ==========

Когда слезы заканчиваются, и жалеть себя больше нет сил, Чангюн идет в ванную, умывается, и начинает убирать со стола блюда, к которым вчера ночью так никто и не притронулся. Има отвлекает звонок от сиделки отца, которая жалуется, что отец парня не едет на осмотр. Убрав на кухне и собрав все, что он приготовил для Джухона, в кульки для мусора, Чангюн едет к отцу. Весь день парень проводит с ним.

Сперва, кое-как уговорив отца, он отвозит его в больницу, потом идет в супермаркет и покупает ему продукты. Периодически они скандалят, притом, по поводу всего, начиная с того, почему Чангюн покупает не ту марку чая, заканчивая опять же, его нетрадиционной ориентацией. Иму даже нравится возиться с отцом и отвечать на его выпады. Это помогает не думать об утре и той боли, которую оставил после себя Джухон. Но иллюзия того, что Ли может вылезти из головы Има хоть на пару часов, рушится о следующее заявление отца, который с отвращением в голосе интересуется, где же «любимый» Джухон его сына.

Им собирает продукты в холодильник, а отец сидит на кухне и курит. Поэтому, вопрос с ненавистным именем, застает парня врасплох. В другое время, Чангюн бы просто огрызнулся и продолжил бы раскладывать йогурты по полкам, но не сейчас. Сейчас рана еще свежая и кровоточит, и именно этим, Чангюн позже объяснит себе то, что сделал. Им просто попытался схватиться за дверцу холодильника, и сглотнув ком в горле, что-нибудь ответить, но вместо этого, парень обессилено рухнул на колени перед холодильником, и уткнувшись лицом в изгиб локтя, зарыдал.

— Можешь не скрывать, что плачешь. Это видно по твоим подрагивающим плечам, — отец парня встает со своего места, и подойдя к нему, протягивает салфетку. — Я не знаю, что у вас… — мужчина делает паузу, вовремя проглотив, чуть не сорвавшееся с кончика языка оскорбление. — Не знаю, что у вас произошло, но не думаю, что это стоит того, чтобы так плакать.

Чангюн понимает, что уже спалился и смысла удерживать рвущиеся наружу слезы нет. Парень, уже не стесняясь, размазывает по лицу слезы и тянет руку к салфетке.

— Гюн-а, — Им впервые слышит, как отец называет его так, как звал давно в детстве. — Я вообще не рад, что ты получился таким… — осторожно подбирает слова мужчина, — Я не знаю, что у тебя там с ним произошло, но если это что-то делает тебе настолько больно, то ты можешь мне рассказать. Я, вряд ли, это пойму, но совет дать, думаю, смогу. Только подробности пожалуйста опусти, я могу не выдержать, — морщится отец парня и не замечает еле заметную улыбку, тронувшую губы Чангюна.

Им вкратце рассказывает всю историю с Джухоном, и чем больше парень говорит, тем больше удивления читается на лице его отца.

Чангюн заканчивает свой рассказ на утреннем письме, и встав, наливает себе воды из-под крана. Отец парня молча выкуривает еще одну сигарету.

— Иди и набей ему морду, — вдруг говорит мужчина и пристально смотрит на стоящего напротив парня. — Я уверен, что, то, что вы спите друг с другом, не означает, что вы забыли все, что присуще мужчинам. Так будь мужчиной и кончай размазывать по лицу слезы! Иди, найди этого урода и набей ему морду. Ты, конечно, тоже получишь, но ты хотя бы будешь знать, что не тряпка и никто не имеет права вытирать об тебя ноги. Так что пошел! А потом приедешь ко мне и расскажешь. Я понял, что мне не суждено высказывать одобрение по девушкам, которых бы ты приводил знакомить, но что поделать, буду оценивать твоих парней, чтобы ты больше с такими уродами не связывался.

Чангюн несколько секунд удивленно смотрит на отца, а потом, ничего ему так и не сказав, идет на выход.

Идея отца вмазать Джухону по его наглой роже начинает казаться Иму очень привлекательной. «На самом деле, почему бы и нет. Этот урод поиздевался надо мной, а я, как какая-то баба, только и делаю, что плачу. Так хотя бы гореть внутри не будет. Я разукрашу лицо этой скотины и заставлю его сожрать свой конверт», — думает парень, сидя в такси.

Чангюн знает, что по вечерам Джухон часто проводит время в клубе ICON. Им едет домой, переодевается в выходную одежду и делает макияж, чтобы пройти фейсконтроль. Парень вызывает такси, и прихватив конверт, спускается вниз.

Клуб ICON

— Это жестоко. Признаюсь, мне даже не по себе. Но с другой стороны, ты сделал все правильно. С продажными людьми по-другому поступать и не стоит, — говорит Мир, сидя в ВИП зоне клуба.

По левую сторону от Мира, в кресле, сидит Джухон, напротив Джухона сидит словно и не слушающий диалог парней Виен.

— Тогда почему мне так херово? Почему, где-то на подсознательном уровне мне кажется, что я совершил огромную ошибку? — Джухон тянется к бокалу и, взяв его, долго вертит в руке. — Я думал, месть меня успокоит, но все стало только хуже. У меня внутри какой-то ад творится.

— Потому, что ты свинья, — наконец-то подает голос Виен. — Я это всегда говорил и все больше в этом убеждаюсь. Ну, хотел он денег за тебя и что? Зато все было честно. И я его уважаю за это. Он тебе ничего не обещал, он за тобой не бегал. Это ты ходил за ним по пятам и фактически, показывал свою слабость. Даже несмотря на то, что ты так некрасиво со мной поступил из-за этого парня, я тут все равно на его стороне. А вы оба бараны, которые считают, что можно втаптывать людей в грязь, и потом спокойно попивать дорогущий виски, нацепив при этом страдальческое выражение лица. Ты будешь мучиться Джухон, и быстро ты его не забудешь, — громко заявляет Виен и откидывается на диванчик.

— Ты очень добр, Виен. Но я не мог просто спустить ему это с рук. Да, меня не отпустило и мне херово. Но вечно же так продолжаться не будет. Я найду, что… — Джухон замолкает и смотрит в сторону двери.

По направлению к Ли уверенной походкой идет великолепно выглядящий Им Чангюн. Только вблизи Джухон замечает красные опухшие глаза и следы своих укусов на губах парня, и сердце Ли пропускает удар. Но Джухон себя не выдает. Как ни в чем не бывало, он продолжает сидеть в кресле, напротив стоящего парня, и попивает виски. Воздух в комнате заряжен настолько, что стоит кому-то чиркнуть спичкой, и все полыхнет адским пламенем. Виен и Мир кожей чувствуют накаленную обстановку между двумя парнями и молча за ними наблюдают.

— Чем обязан такому визиту? Только не говори, что денег было мало. На большее ты пока, по-любому можешь не рассчитывать, — с ухмылкой говорит ему Ли.

— Ты урод, Ли Джухон, — спокойно, контролируя свой голос, отвечает ему Чангюн. — И никто не давал тебе права так обходиться с людьми. Ты можешь купить весь этот город, но не меня.

Ли поражен наглости и хамству парня, который так спокойно заявился к нему спустя несколько часов после их «расставания». Джухон не сдерживается и, сорвавшись с места, подлетает к Чангюну.

— Не смогу купить? Я, блять, уже, тебя купил! Просто платить за тебя столько, сколько ты хочешь, я не буду. Не заслужил, — шипит Джухон в губы парню. Чангюн словно прирос к полу. Парень не двигается и не сводит глаз от Ли. Чангюн думает, что, если он сейчас опустит взгляд или отойдет, он проиграет. Мир весь подбирается и напрягается, готовясь к тому, что в случае чего вмешаться, но Виен опускает свою ладонь на его плечи, и взглядом просит не мешать. Мир вновь расслабляется.

— А теперь, пошел вон. Я тебя не вызывал. Если я захочу шлюху, я сниму кого - нибудь здесь, — Джухон не успевает договорить, как получает кулаком в лицо. Ли стоит огромных усилий не дать сдачу, но он сжимает кулак и зло смотрит на парня, стирая рукой кровь, текущую из носа.

— Моли Бога, чтобы у тебя всегда были деньги. Никто без твоих денег, под тебя не ляжет. Но хотя бы благодаря им, ты можешь рассчитывать на шлюх всю оставшуюся жизнь, — Чангюн швыряет конверт в лицо парня и идет к двери.

— И это говорит тот, кто захотел у моего отца полмилиона! — кричит ему вслед Ли.

Чангюн замирает на пороге и, медленно повернувшись к парню, идет обратно.

— Полмилиона? Какие нахуй полмилиона? Ты вообще ахуел? — кричит Им на Джухона.

— Ты же попросил у моего отца 500 тысяч, чтобы оставить меня в покое, — уже не так уверенно говорит ему Ли.

— Я ничего не просил у твоего отца, — растерянно отвечает Им.

Парней отвлекает хлопающий в ладони Мир.

— Простите, не сдержался, — бурчит Мир и опускает голову.

Джухона вся ситуация начинает выводить из себя. Ли просит Мира спуститься в машину и принести диктофон. Пока Мир отсутствует, парни так и стоят друг напротив друга, впившись в друг друга глазами.

— Кстати, ты не умеешь бить. Научись удар ставить, — ухмыляется Джухон, и откровенно наслаждается злостью в глазах напротив. — Может, лед приложить? Уверен, болит адски, — продолжает издеваться Ли.

Рука Чангюна и вправду сильно болит, но парень не подает вида и стойко выносит издевательства Джухона. Мир возвращается и вручает диктофон Джухону. Ли включает запись и передает диктофон Чангюну, которому приходится два раза ее прослушать, чтобы понять, как же все-таки так получилось.

— Ну что, опять отрицать будешь? — Джухон возвращается к столику за виски.

— Ты баран, Ли Джухон, — зло говорит ему Чангюн.

— Вот и я о том же, — вторит Виен.

— Это мой голос и я говорил эти предложения. Но они вырваны из контекста! Урод! Мне даже говорить с тобой больше не хочется, — кричит Чангюн. — Он предложил мне 200 тысяч взамен тебя, а я пригрозил вызвать полицию. Все эти предложения я говорил, но в другом контексте. Хотя, какая сейчас разница, — устало добавляет Им и идет на выход.

Джухон так и стоит с бокалом в руках и не может пошевелиться. Ли верит Чангюну. Верит каждому слову, которое сказал парень. Джухон залпом допивает виски и, схватив с кресла пиджак, идет на выход.

— Как думаешь, он прощение просить умчался? — Мир смотрит на Виена и откидывается на кресло.

— И целой жизни не хватит, чтобы такое простить, — задумчиво отвечает Виен.

— Чувствую, пора мне на острова, а то эти любовные мелодрамы утомили уже, — словно самому себе, говорит Мир.

— Возьмешь и меня с собой? — вдруг спрашивает его Виен. Мир теряется от неожиданного предложения Виена, но быстро берет себя руки.

— Тысячу раз да! — воодушевленно и громче, чем рассчитывал, говорит Мир и ликует в душе, поймав искреннюю улыбку Виена.

Офис компании Lee Group.

— Ты обманул меня! Ты решил, что имеешь право играть моей судьбой! Но блять, отец, какое ты имеешь право играть его судьбой! Я повел себя, как урод! Я сильно обидел человека, потому что поверил тебе! Потому что я не ожидал, что собственный отец пойдет на такую подлость. Я ненавижу тебя! — не в силах подавить бушующую внутри ярость, кричит, стоящий напротив Сана Джухон.

— Успокойся! Это все равно произошло бы, рано или поздно. Как ты не понимаешь, что он тебе не пара! — зло отвечает отец парня.

— Не пара? Серьезно? Эти же слова тебе говорили твои родители, когда ты привел Фей? Так и сказали? Что она тебе не пара? Ты блять, желаешь мне своей жизни?! Месяц не прошел со смерти матери, как ты убежал к Фей! Ты никогда не любил мою мать, но продолжал любить и до сих пор любишь Фей! Потому что у тебя тогда не хватило мужества пойти до конца, — Джухон получает звонкую пощечину, но продолжает говорить. — Очень жаль отец, что твоя жизнь не стала для тебя уроком и что своему единственному сыну ты пытаешься устроить тот же ад, через который прошел сам! — Джухон резко разворачивается и идет к выходу.

— Джухон, пожалуйста, давай поговорим, — кричит ему в спину Сан.

— Я не думаю, что нам есть, о чем дальше разговаривать, — громко хлопнув дверью, парень идет к лифту.

Уже подходя к машине, Ли получает сообщение со звуковым файлом от отца. На записи оригинальный диалог отца с Чангюном. Прослушав файл, Джухон несколько раз с силой бьет кулаком об капот BMW. Стерев костяшки пальцев в кровь и оставив несколько вмятин на капоте, Ли садится в машину.

Джухону тошно. Тошно от самого себя. Парень искренне ненавидит себя за то, как поступил с Чангюном. Ли хочется побежать к Иму, упасть на колени и просить прощения. Просить столько, сколько понадобится, только бы тот перестал смотреть на него, как на врага, только бы позволил быть рядом. Дал бы еще один шанс, и Джухон его не проебет. Парень в голове придумывает тысячи сценариев того, как он будет умолять Чангюна вернуть ему свое доверие, но в то же время, Ли к нему не едет. Он боится, что Чангюн и слушать не станет, что выставит за дверь. И Ли понимает, что Им имеет право. Имеет право его ненавидеть. От мыслей, что он окончательно потерял парня, ему хочется выть. Джухон не хочет мириться с этим, не хочет признавать, что собственная глупость привела к тому, что он, возможно, никогда больше не обнимет и не прижмет к себе этого хрупкого и такого любимого паренька.

***

Из клуба Чангюн едет прямо к отцу. Они долго сидят на кухне и разговаривают. Им прикладывает лед к костяшкам и с удовольствием слушает рассказы отца о своем детстве. Отец не скрывает, что гордится поступком сына и долго расспрашивает про удар. Особенно, отец парня, с надеждой в голосе, спрашивает про вероятность того, что нос Ли все-таки сломан. Им проводит ночь у него. Через два дня парень выходит на работу и, не обращая внимание на ноющее сердце в груди, возвращает свою жизнь в нормальное русло. Лили возвращает Чангюну приватные танцы, что сильно радует парня. Им планирует заработок от привата откладывать на собственную квартиру. Работа шесть дней в неделю и минимум два привата в день сильно выматывают парня. Но Чангюн только рад. Он готов хвататься за все, что предложат и даже на свой единственный выходной, все время ищет занятия. Лишь бы голова была занята и лишь бы в ней не было Ли Джухона. Несколько раз в неделю, парень гуляет с отцом и часто у него обедает. У Има наконец-то появился истинный поклонник его кулинарного таланта, так что парень с радостью готовит все новые блюда и с удовольствием наблюдает, как отец их ест и хвалит. Категорический запрет на употребление алкоголя в течение всего реабилитационного периода приводит к тому, что отец пока не срывается и Им не заставал его выпившим.

Чангюн скучает по Джухону. Он долго обдумывал и понял, что именно произошло с этой записью. Часть Чангюна, где-то понимала поступок Ли и его чувства, но другая часть требовала по отношению к Джухону только ненависти и считала его моральным уродом. Сам Ли в поле зрения Чангюна не попадал. Им постоянно искал его в толпе в клубе и высматривал его машину на парковке, но Джухона нигде не было. Как назло и Лин, с которой Чангюн часто общался, не говорила про Ли ни слова, а самому спросить о нем Чангюну не позволяла гордость. Так и прошел ровно месяц после того разговора в клубе ICON.

***

Был обычный субботний вечер, когда Чангюн, отработав номер на сцене, направился в гримерную, чтобы подготовиться к ожидающему его приватному танцу. Первый клиент, по словам Лили, ждал Има ровно в полночь. На пути в гримерку Им сталкивается с Ли.

Парень долгое время готовился и рисовал в голове сценарии их встречи и того, что он ему скажет. Но сейчас, стоя напротив Джухона, тело Чангюна словно парализовало, а язык намертво прилип к небу.

— Привет, — улыбаясь говорит Джухон. Несмотря на внешнее спокойствие, Чангюн улавливает нервность в движениях Ли и в душе радуется тому, что не одному ему так тяжело.

— Привет, — стараясь быть милым, говорит Им.

— Во - первых, я прошу прощения, — Джухон, понуро опускает голову. — Готов просить прощения хоть всю жизнь, и пойму, если ты сейчас меня пошлешь. — Им молчит и слушает. — Во - вторых, я хочу попробовать все сначала. Начать с нуля. Если ты, конечно, тоже захочешь. Давай заново познакомимся, не в моей машине, когда ты убегал от моих коллекторов, а заново. Дай мне шанс, прошу тебя, и я сделаю все правильно в этот раз. Обещаю. — Джухон, с надеждой смотрит на парня.

— Джухон, у меня клиент сейчас, — наконец - то, подает голос Им.

— Ты еще не должен знать моего имени, я же пока не представился, — улыбается ему Ли. — Меня Ли Джухон зовут и я очень хочу с тобой познакомиться, — говорит парень, и Чангюн начинает искренне смеяться.

— Меня Чангюн зовут, — говорит с улыбкой парень, — Давай поговорим после моей работы. Я уже опаздываю, — Им обходит Джухона и заходит в гримерку.

Закрыв за собой дверь, Им проходит к мини холодильнику и, достав бутылочку с водой, залпом ее осушает. Парень пытается унять свое словно готовящееся выскочить из груди сердце, но безрезультатно. Чувство эйфории распирает Има изнутри, и он приказывает своей второй стороне, все еще обиженной на Джухона, притихнуть.

Чангюн освежает макияж и никак не может стереть улыбку со смотрящего на него из зеркала лица. Парню хочется отменить приват, выбежать к Джухону и повиснуть на его шее. Но Им давит секундный порыв и, переодевшись, идет в комнату, где его ждет клиент.

Чангюн входит в комнату, прикрывает за собой дверь и, прислонившись к стене, улыбается. Напротив него, на диване, сидит Ли Джухон. Чангюн понимает, что Джухон и есть ожидающий его клиент. И, судя по выражению лица Ли, Джухон станет единственным клиентом Чангюна на всю оставшуюся жизнь.



загрузка...