КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397711 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168482
Пользователей - 90447
Загрузка...

Впечатления

plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Разбуди мою душу (СИ) (fb2)

- Разбуди мою душу (СИ) 418 Кб, 59с. (скачать fb2) - (grey-black)

Настройки текста:



========== 2 мая 1998 года ==========


Гарри бежал через улицу ко входу в замок и дальше по коридору в Большой зал.

Он только что очнулся после Авады Волдеморта и разговора с Дамблдором на Кинг-Кросс, к тому времени штурм школы сместился внутрь, распался на отдельные очаги схваток и Хогвартс, казалось, превратился в какой-то ад.


Гудящие и шипящие лучи проклятий, стробоскопические вспышки взрывов, крики и стоны, плач и предсмертные хрипы, рычание и вой оборотней, рев великанов и боевые кличи кентавров. Все это смешивалось в чудовищную в своей ярости и драме какофонию, которая аккомпанировала кошмару, страху, желанию убить, отомстить… Поттер, чувствуя себя в аду, рвался к центру, будто…


Вот падает Парвати, которой Сивый ударом лапы разодрал горло, а через мгновение падает и он, сраженный Авадой выпущенной перекошенной от ярости и страха Лавандой. Вот Фред, поражает Бомбардой группу из нескольких Пожирателей и одновременно оказывается почти в эпицентре взрыва такой-же Бомбарды выпущенной кем-то из них. Вот Колин Криви, выбежав перед Гарри, из бокового коридора падает настигнутый Авадой в спину, а пожиратель, выскочивший вслед, рассыпается влажными кусками от Сектусемпры самого Гарри. Мозг Избранного, казалось, фиксирует такие моменты своеобразными стоп-кадрами, не осознавая происходящего.


После посещения призрачного Кинг-Кросс у волшебника полностью исчез страх смерти, но сейчас он боялся, боялся до одури смерти, но не своей, а ЕЁ.

Он бежал в Большой Зал прямо через сражение, не останавливаясь, атакуя лишь изредка, и лишь тогда, когда не надо было снижать скорость или менять направление. Его даже не интересовало сражение и его исход, как таковой. Ему надо было увидеть ЕЁ и защитить, укрыть. Ему было до одури страшно, крутило в животе и сжимало в ледяных объятиях, всепоглощающий ужас сдавливал его и мешал дышать.


Он вбежал в Зал как раз в тот самый момент, чтобы увидеть как Белатрикс, сражающаяся с Молли Уизли, кинула Аваду в спину ЕЙ, а сама сразу же рассыпалась какими-то лохмотьями от проклятья Молли.

- Гермионаааааа!! НЕЕЕТ! – орал срывая голос Гарри, его связки разорвались

Она увидела, глаза засветилось радостью, что он жив и тотчас погасли, ноги подломились и она упала на пол, когда смертельное проклятье коснулось ее.

- НЕЕЕЕЕЕТ!! НЕЕЕТ! НЕЕЕЕТ! БУДЬТЕ ВЫ ВСЕ ПРОКЛЯТЫ!!! НЕЕЕЕЕЕЕТ! ГЕРМИОООНА!

От дикого крика, который перекрыл все звуки в Зале, сражение, казалось, приостановилось. Поттер шёл на негнущихся ногах к телу любимой подруги, что-то шепча и не отрывая от неё взгляда. Вокруг него потрескивал воздух, стремительно появлялось марево и протуберанцы, магия откликалась на горе и ужас своего Избранного.


Волдеморт поднял бузинную палочку, Поттер, не глядя на него, поднял левую руку и кисть Темного Лорда взорвалась ошметками, заставив его орать от боли и ярости. Дар смерти мгновенно оказался в левой руке у Гарри который махнул ей вниз, будто позволил просто упасть. И тут же у всех последователей Волдеморта, как и у него самого, в зале взорвались головы, а множество тел синхронно упали.


В зале наступила тишина, все взгляды обратились к Избранному. Вокруг него продолжалось все усиливающейся буйство магии, которая уже перешла в видимый спектр. Это было похоже на стук сердца, ускоряющийся стук… и стены замка вторили ему, а потом…

Гарри, стоящий на коленях и прижимающий тело Гермионы к груди, чувствовал ужас, тоску и глубочайшее отчаяние, будто падает в пропасть которой нет конца.

Люди и нелюди в Зале вздрогнули когда от застывшего на коленях Избранного раздался не то вой, не то стон, наполненный запредельным количеством тоски, ужаса и боли. Магия вокруг Гарри, словно вторя, взметнулась, рывком расширилась на все помещение и последнее, что помнил Поттер – яркая вспышка.


========== 6 июля 2011 года ==========


Недавно вернувшаяся с официальной презентации заключительной части фильма-саги о Гарри Поттере, Эмма Уотсон сидела в кресле и, вертя в руках бокал с мартини, пыталась разобраться в чувстве, мучающем её уже более полугода.


А может непонятная тоска поразила ее и раньше, она не могла утверждать это точно. Сначала она пыталась не обращать на нее внимания и это прекрасно удавалось: было много работы и очень мало свободного времени. Съемки, а затем и постпродакшн восьмого фильма отнимал все время.


Она перевела взгляд на коллекционный экземпляр “Гарри Поттер и дары смерти”, лежащий на столике. С обложки на Эмму смотрело лицо Гарри Поттера, роль которого исполнял ее друг Дэниел. Очевидно, что ее тоска была связанна именно с ним. И сейчас она пыталась разобраться, с кем именно из этих двоих. За все годы совместной работы у нее не было романтического интереса к Дэниелу. Лишь в самом начале она была влюблена в белобрысого Тома, но Господи, ей было 9 лет!


Эмма представила, что с покинутой ею презентации Дэниел уедет явно не один, вокруг него вьется много девушек, как впрочем вокруг любого из них. Да и вокруг нее парней не меньше. Представила и подумала, ведь должна она почувствовать какие-то отрицательные эмоции? По крайней мере в том случае, если она вдруг умудрилась влюбиться в Рэдклиффа. Но нет, не чувствовалось ничего, ей было абсолютно наплевать с кем он там ночует.


И это значило… Эмма снова посмотрела на книгу и застонала от досады. Как, она, успешная актриса и модель имеющая толпы поклонников могла влюбиться в выдуманного персонажа? Выдуманного персонажа из выдуманного мира!


Черт тебя дери, Гарри Поттер! Ведь как чувствовала и не хотела участвовать съемках шестого фильма. Но нет, уговорили, убедили. Мол пойдет на свалку труд сотен людей, сценарий, сюжет и все такое прочее.


Эмма покачала ногой и решила, что согласится на предложение друзей отправится через две недели в Америку. Да, так она и сделает. Возможно это поможет ей отвлечься и забыть эту нелепую влюбленность. А может даже заведет отношения с каким-нибудь красавчиком. Пора, 21 год уже. Мысли Эммы приняли другое направление. Она подумала, что желательно чтобы у предполагаемого красавчика были черные волосы и зеленые глаза…


Да что такое, черт возьми! Раздраженная Эмма отставила недопитый мартини в сторону, смахнула книгу со столика и пошла спать.


========== 7 июля 2011 года ==========


Гарри плавал в каком-то тумане, белом и вязком, как ему казалось. Время от времени перед ним возникала Гермиона в красивом платье и что-то говорила, но, как он не старался, услышать у него не получалось. Он пытался приблизится к ней, дотянуться рукой или хотя бы что-то сказать, но все было тщетно. Гарри тянулся к ней изо всех сил… Девушка улыбалась ободряюще и вновь что-то говорила.


Поттер почувствовал, что лежит на чем-то твердом и холодном, а в щеку впивается то ли каменная крошка, то ли какой-то другой мелкий мусор. Странно, что меня не перенесли в больничное крыло, подумал Гарри, он уже так привык очухиваться там после многочисленных происшествий в Хогвартсе, что сейчас был в недоумении.


В этот момент он все вспомнил и почти закричал от вновь навалившихся на него тоски, отчаяния, боли и чувства безнадежности. Поттер лежал посреди Большого Зала и, прижав руки к лицу, кричал. Такой боли он не испытывал за всю свою богатую опасными происшествиями жизнь. Круцио Волдеморта казалось щекоткой на фоне того, что он чувствовал сейчас.


Гарри не мог сказать точно сколько он так пролежал. Но чувствовал, что если сейчас что-то не сделает то просто сойдет с ума. На шестом курсе Снейп рассказал ему о специальном оклюментивном щите, единственное назначение которого было оградить разум от особенно сильных эмоций. Сам Снейп носил его почти всю жизнь, надев в тот день, когда умерла Лили. Он говорил, что только эта техника позволила ему оставаться в рассудке все это время.


Молодой волшебник лежал и пытался сквозь боль и отчаяние выстроить этот щит на своем сознании. Рано или поздно у него начало получаться и ощущения отступили, стали как-бы подальше, но и не исчезли совсем. Отдышавшись, он сел и оглядел Большой Зал Хогвартса. Он был в таком-же состоянии, как Гарри его помнил: выбитые куски из стен, ожоги проклятий на них, разбитые окна и поломанная мебель. Но одна существенная деталь отличалась – не было ни одного человека, ни одного тела, ни одного пятна крови или обрывков одежды – ничего. Тело Гермионы тоже исчезло.


Опустив глаза, он увидел три волшебных палочки лежавших недалеко от него.

Одна была его, из остролиста. Другая Гермионы, из виноградной лозы. Щит качнуло. А третья была бузинной палочкой, Даром Смерти. Гарри механически собрал их. Бузинная отправилась в чехол на предплечье, а остальные в специальный кошелек-пенал на поясе. Они с Гермионой обзавелись такими когда бегали по лесам, а она наложила чары незримого расширения. Тогда же у них появились чехлы для палочек на руках.


Гарри поднялся и двинулся на улицу, повторяя путь по которому прибежал сюда. Щит работал но он все равно чувствовал себя, как в тумане и в сознании постоянно виделся ЕЁ образ.


Все помещения по пути на улицу были в таком-же состоянии как он запомнил и ни чем не отличались от Большого Зала: были также пусты от людей и их тел, пятен крови и обрывков одежды. А ведь именно в этом месте погибла Парвати и он помнил какая огромная лужа крови была вокруг нее. А сейчас ничего.


Даже через щит и тот океан отчаяния, Поттера всё больше интересовало происходящее. Выйдя на улицу и обнаружив там знакомую картину он достал из кошелька-пенала свою Молнию. Оседлав метлу и поднявшись повыше Избранный понял, что происходящее имеет гораздо больший масштаб чем просто исчезновение всех из старейшей и единственной магической школы Великобритании.


- Пропустишь?

- Пожалуйста – буркнула Горгулья отодвигаясь в сторону.


Гарри поднимался по лестнице в кабинет директора и думал сколько раз он это делал.


- Здравствуй, мальчик мой – в своей обычной манере поприветствовал его Дамблдор с портрета.

- Знаете директор, я пока не определился со своим отношением к Вам, – сказал Гарри.

- Но ведь ты не об этом пришел поговорить, правда Гарри? – спросил Дамблдор.

- Она погибла, Альбус, – произнес волшебник.

- Гарри, все мы теряли близких, – вздохнул Дамблдор, – расскажи, что ты обнаружил в замке и за его пределами?

- Идите к Мерлину! Мордредов манипулятор! Она погибла!! – вспышка ярости сменилась тоскливой обреченностью. Поттер зарыдал и в кабинете все поверхности покрылись инеем.

- В замке никого нет, ни останков ни живых, а снаружи… - немного успокоившийся Поттер помолчал, – я облетел замок на метле и мне показалось, что замок и ближайшие окрестности просто кто-то взял и перенес сюда. Хижина Хагрида, Черное озеро и все, а дальше незнакомая местность. Нет ни Запретного леса ни Хогсмита ни станции Хогвартс-экспресса.

- Вот как? Интересно… - Дамблдор задумался. – Гарри, попробуй позвать кого-то из Хогвартских домовиков.

- Домовиков? Хорошо. Любой из домовиков Хогвартса прошу появиться. – раздался хлопок.

- Кайли пришла, директор Поттер, сэр – запищала появившаяся домовушка.

- Директор? – Гарри опешил, – почему ты называешь меня директором?

- Кайли чувствует директора Хогвартса, сэр. Вся община эльфов чувствует и знает, что Гарри Поттер стал директором когда магия перенесла замок сюда – подпрыгивая пищала эльфийка.

- Куда сюда магия перенесла замок? – допытывался Гарри. – И почему?

- Кайли не знает куда, Кайли думает, что это связано с директором Гарри Поттером

- Видимо этим и объясняется отсутствие в замке и окрестностях людей, Гарри, – вмешался директор с интересом слушающий домовушку, – твоя магия, Гарри, перенесла Хогвартс сюда только с тем, что является его неотъемлемой частью. Картины, домовики…

- Моя магия!?

- Магия, Гарри, могущественная и загадочная стихия, никто доподлинно не знает по каким законам она существует. И есть-ли они вообще, эти законы. Возможно ответ ты найдешь в себе, зачем ты тут…

- Все, что мне хочется сейчас это умереть, директор, – устало вздохнул Поттер.

- Гарри я предлагаю тебе посетить Лондон. Полагаю ты не найдешь там никаких признаков магического мира, но все же тебе стоит это сделать.

- Зачем? – спросил, разражаясь, юноша – я ведь сказал вам, что уже ничего не хочу!

- Гарри, мальчик мой, не злись на старого болтливого старика. Просто мне кажется, что тебе обязательно стоит поехать. – произнес Дамблдор – ты ведь не думаешь, что оказался тут случайно?


По дороге в гостиную Гриффиндора Гарри размышлял над происходящим. Очевидно, Дамблдор был прав советуя посетить Лондон. Видимо там и можно найти хоть какие-то ответы. Но сначала необходимо было отдохнуть. Чувствовал он себя преотвратно.

Зайдя в гостиную он остановился, как вкопанный, у него снова защемило сердце, он как будто увидел сидящую на кресле у камина Гермиону с книжкой. Щит трещал и качался…


Спать он улегся на своей кровати, в спальней которую делил когда-то с Роном, Невиллом, Дином и Симусом.


========== 8 июля 2011 года ==========


Гарри проснулся очень рано, в районе 6 утра. Вопреки ожиданиям легче ему не стало, щит продолжал трещать под ударами потоков тоски и отчаяния от гибели Гермионы.

Заставив себя собраться и сосредоточиться, что получилось с трудом, он посетил душ и спустился в гостиную. Попросил Кайли принести поесть. Хоть кусок в горло не лез, он заставил себя съесть всё. Гермиона, во время скитаний по лесам и городам, прочла ему немало лекций о необходимости правильного питания. И сейчас ему казалось, что исполняя ее давние просьбы он как-то ближе… глупо конечно…


В Лондон аппарировать сразу не получилось. Очевидно те места которые он выбирал целями – не существовали. Ни Тисовая улица, ни площадь перед министерством, ни даже улица перед Дырявым Котлом. Тогда он попробовал аппарировать на улицу где когда-то жила Гермиона. В этот раз все получилось нормально, вот только дома Гермионы не было. На его месте находился какой-то большой магазин. Хоть Гарри и ожидал чего-то подобного, учитывая прошлые попытки, но его это все равно ужалило в сердце. Оставаться тут не было смысла и поэтому, проверив сохранность Дезилюминационных чар на себе, он попробовал аппарировать к Брокдейлскому мосту который 2 года назад разрушили Пожиратели. Получилось с первого раза. Гарри огляделся, мост был, но он был в другом месте. И назывался он, очевидно, по другому. Однако аппарация удалась из-за практически полной идентичности, но, самое главное, мост был цел! Он в прошлом?! Или это из-за того что это другой мост?

Не очень представляя, что ему делать дальше он решил прогуляться вдоль набережной. Проходя мимо газетного лотка он кинул невербальный Конфундус в продавца и, не глядя, взял несколько журналов. Ознакомиться с прессой этого мира он решил в сквере, который обнаружил пройдя немного дальше. Ему уже было понятно, что он в другом мире. Местность вокруг Хогвартса и мост говорили сами за себя. И время! Тут был явно не 98 год. В симпатичном зеленом сквере стояли скамейки, сидели люди которые читали, перекусывали, общались и вообще составляли невероятный контраст с тем кошмаром который пришлось пережить им всем…


Найдя в глубине сквера свободную скамейку он сел и посмотрел на обложку журнала который держал в руках. В тот-же миг его руки затряслись, щит рухнул, журнал упал, а Поттер ошарашено откинулся на спинку скамьи. Из глаз ручьем лились слезы, ничего не было видно, а Гарри не мог поверить в то, что увидел: на обложке журнала была фотография Гермионы в том самом платье из его видений.


Чтобы прийти в себя ему потребовалось немало времени. Он стоял на коленях и пытался продышаться. Ему казалось, что его, как волны, захлестывают эмоции, хоронят, погребая с головой, вбивают в дно и вытаскивают на поверхность, позволяя сделать судорожный вздох, чтобы снова низвергнуть в пучину страданий…


Теперь, к тому кошмару который он испытывал с момента смерти Гермионы, стала примешиваться совершенно дикая надежда, невероятная, пугливая, но не уничтожаемая.


Успокоившись и даже не пытаясь снова поднять щит, все равно упадет, он во второй раз взял журнал. Да, это несомненно была она, его Гермиона. Улыбка, фигура, волосы и даже ее поза, все вызывало настолько пронзительное узнавание, что Поттера попеременно бросало то в жар то в холод и дрожь, а дышать было трудно. Невероятно тяжело было отвести глаза, казалось все исчезнет и он потеряет последний шанс…


Наконец он смог прочесть, что именно написано на обложке. А написана там была абсолютно обескураживающая информация. Согласно ей, Гермиону звали Эмма Уотсон, а фото было сделано 6 июля 2011 года на презентации восьмого фильма про Гарри Поттера!

Волшебник помотал головой и кинул на себя косметические чары чтобы убрать слезы. После чего прочел еще раз. В совершенном ошеломлении он открыл журнал на странице где согласно обложке должен был быть репортаж с той самой презентации. И снова застыл:

на странице, помимо Гермионы, были фотографии Малфоя и Рона, Джинни и Снейпа, Дамблдора и мужчины подозрительно похожего на Волдеморта! И даже его самого! Правда, на взгляд Избранного, местный Гарри выглядел моложе и как-то более по-детски. Наверно он сам так выглядел, пока не начались их с Гермионой скитания и активные боевые действия.

Поттер внимательно читал статью из которой следовало, что уже довольно много лет тут снимают фильмы про его, Гарри Поттера, жизнь. И про приключения которые он пережил со своими друзьями. Мерлин! Они это называют приключениями?! Трахни их соплохвост! А все это началось с книг которые написала некая Джоан Роулинг и которые пользовались невероятной популярностью не только в Великобритании, но и во всем мире.


Поттер чувствовал себя странно. Выдуманный персонаж. Кукла. Всю его жизнь он бесился, что решали за него! И вот он нашел высшую инстанцию, а он-то думал на Дамблдора..! Вся его чертова жизнь была игрой для миллионов людей, развлечением! Может и смерть его любимой была нужна чтобы их повеселить?! Теперь Поттер чувствовал себя уже не странно, а вокруг него стали лопаться чугунные основания скамеек и нетолстые деревья. Гермиона умерла чтобы они повеселились, развлеклись!? Сама мысль приводила его в ярость и тоску, а сквер вокруг стремительно схлопывался, будто гравитация выросла на порядки. Слышались встревоженные возгласы, люди вокруг старались побыстрее уйти.

Ярость, тоска и гнев овладели надеждой магического мира, в последний раз когда такое было, сдох величайший темный маг 21 века. А сейчас мирный сквер, недалеко от моста Миллениум, стремительно превращался в филиал черт знает чего. Деревья валились будто под своей тяжестью, а земля проваливалась и поглощала лопнувшие чугунные скамейки которые раскидывали осколки во все стороны. Будь тут волшебник он бы сразу сказал, что надо эвакуировать квартал так как магическое поле над сквером рывками расширялось, сверкая протуберанцами, и грозило поглотить всё вокруг.


- Гарри! Гарри! Успокойся, милый! – как наяву услышал Избранный и, как услышал так и упал на колени в рыданиях

- Гарри Джеймс Поттер! Прекрати Сейчас же! – слышал он!


Избранный успокоился далеко не сразу. Его трясло и он думал что сходит с ума.

Он был уверен в этом. Он и правда считал, что без Гермионы он… Хорошо, необходимо успокоится и хоть что-то узнать. В конце концов тут он может пойти и убить Хорька и Дамблдора, плевать что они это не они!

С трудом уняв свою злость и магию, Поттер решил почитать и подумать. В конце концов…. Он успокоился.


“Прекрасно!” Подумал Поттер, вот значит кому мы всем обязаны, тетушка Джоан! Больше в статье ничего полезного не было, а Гарри понял, что необходимо делать дальше.

За время поисков крестражей темного ублюдка они с Гермионой побывали во многих переделках и различных ситуациях. Им постоянно приходилось прятаться, обнаруживать слежку и сбивать ее со следу или уничтожать, добывать еду и необходимые предметы.


В общем, они получили бесценный опыт выживания в разных ситуациях. На этот опыт Гарри и рассчитывал.


В первую очередь было необходимо найти книжный магазин и достать полное собрание его, так называемых, приключений. Он встал и пошел к выходу из сквера перешагивая ямы и перекопанную землю. По пути проверил скрывающие чары на себе и испытал удовлетворение, что не забыл их на себя накинуть. Видимо его популярность в этом мире, многократно превышала таковую в родном. Судя по репортажу в журнале, фильмы смотрели миллионы человек, а книгу купили так и вовсе сотни миллионов. А ведь актер игравший его, как там его, Дэниел, практически полная его копия.


Двигаясь по набережной и осматривая фасады зданий в поисках нужного ему магазина он думал о Эмме-Гермионе. Как с ней встретиться и что ей вообще сказать? И как это вообще возможно? У нее ведь тут своя жизнь, а может она вообще замужем! Эта мысль бросила Поттера в холод, с ближайшего магазина с грохотом упала вывеска. Но при этом он был абсолютно уверен, что это она. Иначе и быть не может. Хотя объяснить свою уверенность он не мог и сам себе, просто чувствовал… В конце концов, подумал Гарри, самое главное что она жива!


Искомый магазин обнаружился через 20 минут ходьбы, а коллекционный набор книг он получил через 3 минуты после входа. Любимый невербальный Конфундус и продавец пакует «покупки». Надо найти что-то подобное давешнего сквера и прочесть книги. Сквер не нашелся, зато прекрасно подошли скамейки стоящие на выдающемся в Темзу каменном выступе, наверно для обзора и отдыха.

Чары для быстрого чтения Гермиона нашла на 5 курсе. Потом она говорила, что подозревала их наличие еще на 2 курсе, когда искала информацию о василиске.


- Понимаешь, Гарри, у волшебников единственный источник знаний это книги! При этом зачастую они вмещают разнородную и неполную информацию без возможности провести какой-то контекстный поиск. Например информацию про василиска я нашла не в книге по магическим животных, а в жизнеописании Ансельма Лайфера. И для поиска какой-то нужной информации может потребоваться бездна времени, просто на то, чтобы перелистать библиотеку, а ведь еще надо вникать в написанное.


И на 5 курсе она нашла эти чары. Они позволяли не только очень быстро читать, но и обеспечивали запоминание прочитанного, с стороны могло показаться, что парень просто быстро пролистывает книги, а на деле Гарри читал. На чтение всех книг Джоан Роулинг о Гарри Поттере самому Гарри Поттеру потребовался час. Волшебник покатал на языке эту фразу и покачал головой. Он уже ко многому привык в жизни, но она продолжала его удивлять.


Итак, книги прочитаны. Преимуществом коллекционного издания была информация о писательнице, ее фотография и биография. Впрочем, по настоящему была полезна только фотография. Пришла пора найти способ посмотреть фильмы, коих было 8, как помнил Гарри. Обдумать все он решил позже.


Гарри шел по улице на которую свернул с набережной, надеясь что что-то подскажет ему, как ему действовать. Наконец он обнаружил магазин который судя по вывеске торговал музыкой и кино-продукцией. В 1998 году, когда они с Гермионой вернулись в Хогвартс, у маглов были, так называемые, кассеты на которых они и продавали фильмы. Но здесь прошло уже 13 лет и скорее всего теперь у них в ходу что-то другое. Так и оказалось: после очередного Конфундуса ему дали стопку из 7 тонких коробок.

Неожиданно ему пришло в голову, что если тут продают эти самые диски то может у них есть где их посмотреть. Ответ продавца подтвердил его предположение, дальнейшие расспросы позволили выяснить, что продавец тут работает один. После чего Поттер наложил на него Империо и приказал отвести себя туда где он может посмотреть эти фильмы. Продавец отвел Гарри в подсобку где стоял диван и телевизор, включил первый диск, а Гарри приказал ему вернуться к работе и вести себя, как обычно. Как менять диск и включать воспроизведения он запомнил.

Использование непростительных давно не было чем-то необычным для Гарри и Гермионы. Сложно выжить воюя Экспеллиармусом против Авады, а Империо вполне заменяло Круцио в допросах. Впрочем, Круцио они и не использовали – брезговали.


В подсобке магазина Гарри сидел очень долго, фильмов было много, как и Гермионы в них. Несомненно это было очень сложное для него испытание. Его захлестывала то тоска и отчаяние то надежда, а иногда смех и злость.

На улице уже был поздний вечер когда фильмы закончились, а Гарри аппарировал на улицу так как продавец ушел домой подчиняясь приказу вести себя, как обычно. Завтра он все забудет и удивится найдя в подсобке диски не помня, как их там смотрел.


Оставался последний, восьмой фильм. Его посмотреть можно было только в кинотеатре, как сообщил Гарри продавец из магазина в котором он пробыл столько времени. Найти кинотеатр оказалось несложно, Конфундус в прохожего и вопрос прояснился. Через час Гарри входил в зал на ночной сеанс «Гарри Поттер и Дары Смерти часть 2» Поттер сидел и любовался Гермионой, тосковал и одновременно бесился. На сцене поцелуя Рона и Гермионы экран треснул, а после эпилога отвалился от стены.


Через два с лишним часа он уже входил в кабинет директора Хогвартса.


- Здравствуйте, Альбус, – сел в кресло перед портретом Поттер.

- Здравствуй, мальчик мой. Как прошла поездка в Лондон? – спросил Дамблдор.

- Вы себе не представляете… Посмотрите, – положил Поттер на стол так потрясший его журнал, а потом открыл разворот с репортажем.

- Невероятно! Кто бы мог подумать!? – прошептал явно потрясенный маг.

- Я собираюсь встретится с ними завтра, – сообщил Избранный .

- Думаю теперь можно с уверенностью сказать почему ты здесь, Гарри. – Дамблдор улыбался в бороду. – Магия отправила тебя на свет ее души…

- Свет ее души… с самого первого Хогвартс-экспресса – прошептал Гарри – только понял я это далеко не сразу…


========== 9 июля 2011 года ==========


Гарри стоял у забора окружавшего, средних размеров, дом с садом на тихой улочке пригорода Лондона. Судя по адресу, который он получил от полицейского под Империо, именно здесь жила известная писательница Джоан Роулинг. Та самая, которая выдумала и самого Гарри и всю его «счастливую» жизнь. Хотя за то, что в этой жизни у него была Гермиона он простил всё и даже авансом. Ему приходилось напоминать себе об этом иначе мусорные бачки начинали подниматься в воздух.


Гарри с трудом справился со своими чувствами. Происходящее отдавало большим бредом, чем известие о возможности стать бессмертным расколов душу. Ему казалось, что он в одном из фильмов Дадли. Наконец он постучал в дверь. В немолодой женщине открывшей дверь он узнал ту самую Джоан, а та в свою очередь воскликнула:


- Дэниел! Здравствуй дорогой мой! Проходи, пожалуйста, я сейчас приготовлю чай, – Джоан явно обрадовалась его видеть, потянула его за руку ведя в гостиную, усаживая на диван и не давай ничего сказать.


Поттер, обескураженный приемом, сидел на диване и ждал хозяйку дома. Он конечно подозревал, что его примут за актера но все же немного растерялся. Джоан вошла в комнату неся в руках поднос с чашками, чайником и печеньем в вазочке. Разлив чай и подвинув Гарри чашку она посмотрела на него.


- Как твои дела, Дэниел? Что привело тебя ко мне и почему ты в образе? – улыбаясь спросила женщина.

- Видите ли, мадам Роулинг, – начал говорить Гарри, но та его перебила

- Дэниел! – укоризненно покачав головой, – мы же давно договорились, что вы все зовете меня по имени, – продолжила Роулинг.

- Ох! Конечно, прошу прощения. Просто… я не Дэниел Редклиф, – наконец сказал Гарри.

- Что?! – недоверчиво смотря на Гарри, который подчеркнуто миролюбиво сложил руки на коленях, спросила женщина. – Так кто же ты, в таком случае?

- Я? Гарри, – смотря в глаза писательнице произнес Избранный, – Гарри Поттер, – повторил он.

- Это шутка? Меня решили разыграть? – женщина начала раздражаться, после книг и фильмов появилось множество надоедливых и, порой, сумасшедших фанатов. Похоже один из них перед ней. – Молодой человек или вы немедленно покидаете мой дом или я вызываю полицию!

- Не надо полицию, ведь я не собираюсь причинять вам вред и уже ухожу. – Похоже всё будет сложнее чем казалось. – Поттер старательно сдерживал злость. Пусть она и не планировала смерть ЕЁ, она отдала ЕЁ ЕМУ!


Поттер встал и, под недоверчивым взглядом писательницы, пошел к двери. Похоже она ожидала, что он станет сопротивляться, а не безоговорочно подчинится. Ругая себя за непродуманность разговора он открыл дверь и остановившись на пороге.


- Прощайте, мадам Роулинг! – и оставляя последнее слово за собой поднял палочку, – Экспекто Патронум!


Джоан, следуя позади за идущим к выходу сумасшедшим фанатом, всё же ожидала что он сейчас что-то выкинет. Ну не мог он просто так уйти, иначе зачем вообще приходил?

Но такого ей и во сне присниться не могло. Парень поднял палочку и произнес заклинание Патронуса, Джоан сама придумала его, придумала для чего оно и как действует, словом, она знала про него всё и сейчас не могла отвести взгляд от скачущей по коридору серебристой выдры, которая изредка касалась её поднятой руки, даря ощущения приятного меха. Не говоря уже о ощущении счастья и света разлитого в воздухе. И лишь когда на улице хлопнула калитка, а патронус скользнул в дверь за своим хозяином, ее накрыло ошеломляющее понимание разбивающее картину мира и она бросилась следом.


- Гарри! Гарри, постой, вернись, пожалуйста! – кричала она в спину парню, который уже успел отойти от дома.


Поттер остановился и обернулся к ней. А она только сейчас обратила внимание на его глаза. Они были именно такие, как она описывала в книгах. Абсолютно невозможные, яркие зелёные глаза! Как это возможно!?


- Гарри! Гарри, прости меня, не уходи пожалуйста, давай вернемся в дом. – Буквально умоляла писательница, боясь, что он обиделся и сейчас пропадет. А она потом себе никогда не простит.

- Конечно, мадам Роулинг, не беспокойтесь.


Голос парня Роулинг не понравился. Не может у молодого парня быть такого голоса. И вот тогда ее кольнуло в первый раз. Вернув своего гостя на диван с которого ранее его согнала, Джоан собиралась заменить остывший чай когда Гарри махнул палочкой и от чашек пошел пар. Писательница обессиленно присела на край кресла. Она не представляла с чего начать разговор. А Гарри Поттер, сняв очки, потер лицо руками.


- Мадам Роулинг, – начал Избранный.

- Пожалуйста, зови и ты меня Джоан. Особенно в сложившихся обстоятельствах это более чем уместно, – издав нервный смешок, произнесла она.

- Хорошо, Джоан. Знаете, к сожалению, сейчас мое эмоциональное состояние крайне тяжелое и поэтому у меня к вам будет просьба, если вы не против конечно?

- Конечно, Гарри! Скажи мне, что я могу сделать для тебя? – Роулинг охватило чувство надвигающихся плохих известий.

- Вы можете пригласить к себе Эмму? И я расскажу все вам обеим и даже покажу. Боюсь повторять несколько раз я не смогу.

- Конечно, Гарри, я сейчас позову ее. Она еще в Лондоне, насколько мне известно. Но может позвать еще Руперта?

- О нет, спасибо. Только Гермио… то есть я хотел сказать Эмму, – поправился волшебник.

- Хорошо, пойду позвоню ей. – оговорка от нее не укрылась и ей показалось, что над ней пошел дождь.


Подойдя к телефону, Джоан остановилась и постаралась осмыслить происходящее, но получалось плохо. У нее в гостиной на ее диване сидит вымышленный ею персонаж её вымышленной книги.

Господи, Джоан у тебя на диване твой придуманный персонаж! И ему плохо! Господи!

Роулинг еще никогда не оказывалась в такой ситуации и не дай бог кому в ней оказаться! А почему ему плохо? Из-за ее фантазий, очевидно! Ей не хотелось об этом думать. Какого черта! Это была всего лишь книга!

Да, Джоан, иди и скажи это ему! Скажи!! При этом сомневаться в его реальности не приходится, как бы этого ни хотелось. И похоже ей не понравится то, что он хочет рассказать, в этом тоже можно не сомневаться.

Готовься, Джоан! Скоро они посмотрят тебе в глаза! Не боишься?

Роулинг боялась, очень боялась…


Настоящий Гарри Поттер, при внимательно рассмотрении, оказался похож на Дэниела лишь отдаленно. Актер был молодым парнем, беззаботным и веселым, но Гарри был молодым мужчиной, с гораздо более привлекательной фигурой и ощущаемой от него опасностью.


С Эммой они договорились быстро. Джоан не решилась сказать ей зачем именно она ее приглашает. Сообщив лишь, что есть важный разговор и интересное знакомство. Девушка пообещала приехать через пару часов. Хотя её и заинтриговал дрожащий голос писательницы.

С каждой минутой происходящее все больше отдавало невероятностью и вымыслом.

Писательница размышляла: что раз есть настоящий Гарри Поттер то значит и все остальное, о чем она писала, тоже существует. Ооо.. он, наверно, должен ее ненавидеть? Ей вдруг стало страшно и стыдно, она вспоминала, как придумывала жизнь несчастному ребенку и что в итоге придумала.

Возвращаться к нему было и необходимо и страшно.


Вернувшись в гостиную она увидела Поттера, который задремал откинувшись на спинку дивана, а рядом стояла баночка с синим огоньком внутри. И хотя в гостиной было светло, огонек был ярким.

Синий огонек… - подумала Джоан.

Джоан тихо присела на кресло и рассматривала самого невозможного человека, который только мог появиться в её жизни. И синий огонек… она ведь не зря его придумала.


========== 10 июля 2011 года ==========


Гарри проснулся на диване в гостиной у писательницы Джоан Роулинг, сама она сидела в кресле напротив и неотрывно смотрела на него.


- Глаза, Гарри, они у тебя такие, как я представляла…


Поттер молчал, а Джоан подумала, что сегодня, видимо, рухнет многое из того, что она себе представляла. Раздавшийся дверной звонок изменил атмосферу гостиной кардинально, Поттер нервно вздохнул и подобрался, рука определенным образом повернулась, а волшебник недоуменно посмотрев на нее, вернул на колено. Джоан, наблюдала за его движениями, подумала, что он сильно нервничает. Что, черт побери, там у них произошло?

Джоан, встретила девушку на пороге.


- Джоан, добрый вечер! – Эмма улыбаясь обняла писательницу с которой ее связывали самые дружеские отношения.

- Здравствуй, Эмма. Я рада тебя видеть, – улыбнулась женщина. – Должна предупредить, что сегодня у нас с тобой крайне необычный вечер.

- Хорошо, – слегка недоуменно ответила девушка, снимая плащ.


Для Эммы сегодняшнее приглашение Джоан стало неожиданностью, ведь они виделись на последней презентации и что за таинственный разговор её ждал она не могла себе представить, а еще Джоан говорила про знакомство..


Эмма вошла в гостиную вслед за хозяйкой дома и увидела молодого мужчину стоящего у дивана, которого сразу узнала, вернее подумала, что узнала. Дэниела она видела так часто, как только можно представить и поэтому спутать этого человека с Рэдклифом она не могла. Стоящий перед ней молодой человек отличался от актера, на взгляд Эммы, разительно. И оценка была явно не в пользу Дэниела. Но все эти размышления занимали ее те доли секунд после которых она встретилась с ним взглядом и зелень его глаз пленила её.


- Экспекто Патронум! – прерывающимся голосом произнес незнакомец.


Серебристая выдра закружила вокруг ошарашенной Эммы, патронус ластился к девушке, терся об руки и шею, а зеленые глаза незнакомца, патронус, ощущения счастья и нереальности происходящего просто парализовало девушку.


- Знакомься, Эмма, – раздался голос Джоан, – Гарри Поттер!


Эмма тонула в зеленых глаза и думала, почему он плачет? Гарри Поттер?! Ну, здравствуй, тоска моя – подумала девушка.


А сам Гарри смотрел на девушку и периодически забывал дышать. Его накрывало таким шквалом эмоций, что они, казалось, перехлестывали через него, погребали под собой, придавливали к полу и не позволяли двигаться.


Эмма пыталась привести мысли в порядок, что удавалось плохо. Парень дернулся, как будто хотел подойти и обнять но одернул сам себя. Гарри Поттер!? Картина мира ссыпалась на пол, как это может быть?! Она смотрела на него. Черт, Поттер настоящий, патронус настоящий и глаза, невозможные глаза тоже настоящие. И она в них по-настоящему тонула. И слезы которые катились по его щекам не менее реальны..


- Это правда Гарри Поттер? Тот самый!? Настоящий!? Как это возможно? – пролепетала Эмма.

- Именно так, Эмма. Тот самый. Настоящий. Реальный. Не знаю. – Джоан, проводила, не отрывающую взгляд от парня, Эмму к креслу.


Гарри махнул палочкой убирая следы слез и тоже сел в кресло.


- Здравствуй Герми… Эмма! Извини..

- Эмма, поможешь мне сделать чай? – Джоан решила дать Эмме передышку.


Оказавшись на кухне Эмма вытянула руку глядя на свои подрагивающие пальчики.

Джоан понимающе посмотрела на нее.


- Он пришел сегодня днем, а я его приняла за Дэниела и впустила в дом – рассказывала Джоан облокотившейся на шкаф Эмме – и тут он сообщает, что он не Дэниел и называет свое имя. Можешь себе представить?! - воскликнула Джоан


- Что я должна была подумать? Помнишь, Эмма, как действует патронус? Впрочем о чем я, ты только что его видела. Я его выгнала, довольно невежливо причем, а он с порога наколдовал Патронус и ушёл. Я едва успела его догнать. Что-то там не так, Эмма! Что-то там, черт возьми, явно не так. Он попросил позвать тебя, сказал что расскажет нам двоим всё. Эмма, я почему-то боюсь этого всего. Ты видела? Он увидел тебя и заплакал. Я предлагала ему позвать и Руперта, но ему нужна только ты, и я, наверно.. В разговоре он назвал тебя Гермионой. Но это и понятно, он Гарри Поттер, как еще он тебя должен называть… - прошептала писательница и заплакала.


- Ещё он сказал, что его эмоциональное состояние очень плохое, хотя это и так видно! Эмма почему он так сказал?


Эмма слушала и думала, как за 15 минут её жизнь так кардинально разделилась на ДО и ПОСЛЕ? Она прекрасно понимала, что имеет ввиду Джоан под «там».


Они вернулись в гостиную и Эмма села поближе к Поттеру.

“Я села поближе к Поттеру”, – подумала Эмма, – “к настоящему Поттеру…”


Гарри, наконец, поднял окклюментивный щит и мгновенно стало легче, выражение лица изменилось, а поза расслабилась. Это не осталось незамеченным.


- Что случилось сейчас… Гарри? – неуверенно спросила Эмма.

- Это окклюментивный щит, меня научил Снейп на 6 курсе. Отсекает эмоции от разума. Снейп носил его всю жизнь со смерти Лили.

- Но зачем он тебе сейчас? – допытывалась девушка.

- Без него, тебе с Джоан придется отрывать меня от тебя и выводить полночи из истерики, а рассказа не получится, – криво ухмыльнулся Избранный.


Такое никто прокомментировать не смог. Эмма с Джоан тревожно переглянулись.

Эмма испытывала какое-то иррациональное желание обнять его и уткнуться в шею. Но ведь она его на знала!


- Не беспокойтесь, вы все поймете, – вздохнул Поттер.


- Итак. Я появился тут 3 дня назад, сразу после окончании Битвы за Хогвартс. Было непонятно где я и зачем я здесь. Очевидно я единственный волшебник на всю планету. Никакого волшебного сообщества в вашем мире нет и не было, до меня. В Англии, как минимум. У нас с Дамблдором есть догадки, но о них позже.

Эмма и Джоана слушали затаив дыхание. “Мы заглянули в кроличью нору”, подумала Джоан.

Я, по совету Альбуса, аппарировал в Лондон. Ни один из адресов, которые я знал, для аппарации были недоступны, что означает – этих мест не существует. Доступны были только два места. Улица где был твой дом, Гермиона, – он запнулся, – прости Эмма.

Эмма почему-то не чувствовала протеста когда он ее называл Гермионой. И это непонятное чувство.. “улица где был твой дом, Гермиона…” оно как-то разрывало…


- И второе – это тот мост который разрушили Пожиратели в 96 году.

- Гарри, но ведь его не существует! Я его «срисовала» с моста «Миллениум».

- Совершенно верно, Джоан, Брокдейлского моста не существует, – согласился волшебник и продолжил, – но вы его так точно «срисовали», что оригинал оказался точной копией, поэтому моя аппарация удалась.


Выдуманная история стремительно врывалась в жизнь девушки и женщины, ломая мироощущение, сметая барьеры недоверия и накладывала степень ответственности и вины, а главный герой пророчества сидел перед ними и доказывал, что все это не сон.


- Именно во время моей прогулки я получил журнал, где увидел фотографию Гермионы… простите, Эммы. Возможно позже вы поймете мои чувства. - Три дня назад я прочел все книги и посмотрел фильмы, – заметив скептицизм, Гарри продолжил, – я потом расскажу про чары скорочтения. А потом Империо на полицейского и вот я здесь.


Эмма смотрела на волшебника широко открытыми глазами, впитывая его образ. Всё это было настолько невероятно насколько возможно!


- Гарри, – попросила Джоан, – расскажи нам…

- Я расскажу, но вряд ли вам понравится… - вздохнул Избранный.


Он сделал движение к Эмме, будто хотел взять её за руку или обнять, но остановился.

И снова Эмма подумала, что даже не вздрогнула и это было бы правильным. Почему!? Она видит его впервые в жизни!


- Вы, Джоан, писали сказку и искусственно ограничивали развитие событий или просто не показывали их в книгах, а они развивались следуя логике. Мерлин! Мир жил следуя заложенным вами установкам! Например, тролль на первом курсе, помните? – криво улыбнулся Поттер. - Он сожрал девушку из Хаффлпафа, 6 курс. Пока он её жрал, её парень метался вокруг, заклинания тролля не брали и он всё наблюдал из первых, так сказать, рядов. В последствии этот парень лёг на одном этаже с Лонгботомами. И только после того, как тролль подкрепился этой блондинкой он попал в туалет к Гермионе. Мерлин, как вам вообще в голову это пришло!?


Джоан побледнела, а Эмма втянула воздух.


- А Квирелл? Думаете он ограничился единорогами? На первом курсе погибли 2 ученика. Не буду рассказывать, что со вторым сделал Квирелл. Школу не закрыли только из-за того, что эти дети были маглорожденными. Я до сих пор Мерлина благодарю, что побежал за Гермионой. - Поттер замолчал и дернул рукой в сторону Эммы. - Потом был второй курс. Василиск.

Думаете, Джоан, обошлось кошкой Филча и несколькими окаменевшими учениками? Эта тварь сожрала и переварила трех детей. И опять хвала Мерлину, что Гермиона такая умная и ходила с зеркальцем. Василиск, видите-ли, любил когда переваримые жертвы шевелятся у него в брюхе.


Кстати, Джинни получила серьезные нарушения мозговой деятельности, так позже в Мунго мне сказали. В остальном всё было, как вы написали. Надеюсь вы, Джоан, гордитесь выдумкой.


Поттер снял очки и вытирал слёзы, а бледная как мел Джоан мелко дышала. Эмма, будто облитая ледяной водой, вцепилась взглядом в зеленые глаза, будто они могли защитить или дать что-то?


- Третий курс ничем особенным не запомнился, все было почти так, как вы написали. Четвертый курс.

Поттер-вонючка. Помните? Это был полезный опыт. Спасибо. Только Гермиона осталась со мной. Я был мелким идиотом, как и Рон. А Крам тогда распустил руки и испортил ей бал. И Рон помог, в меру своего идиотизма. Я потом думал, ну ладно я идиот, меня не учили и примера я не видел, а Рон-то чего?


Пятый курс. Пытки, издевательства министерства, ОД, Снейп, избегающий меня Дамблдор. Ну да вы все сами знаете. Потом Отдел Тайн и ранение Гермионы. Кстати, в Отдел Тайн пошли не 6 человек, а 9. Хафлпафф и Равенкло, – Поттер снова замолчал. А потом поднял руку и они увидели шрам “Я не должен лгать”.


Джоан в голос зарыдала, а Эмма смотрела на парня расширившимися глазами.

“Это был не фильм!” - подумала Эмма - “Это точно был не, черт побери, фильм!”

Она видела перед собой не персонаж, а молодого мужчину и, черт побери, что он пережил!


Поттер продолжил:

- Шестой курс. Слизнорт, шкаф Малфоя. А я ведь говорил, предупреждал… Но ведь вы написали не верить, вот они и не верили… Потом попытка изнасилования Гермионы Маклагеном, какие там, к Мерлину, канарейки… - Гарри снова криво ухмыльнулся, а Эмма вздрогнула. - Когда умер Дамблдор, Пожиратели порезвились в школе. Вы, Джоан, и правда предполагали, что они просто уйдут сделав свое дело? Круциатусы, изнасилования, четверо убитых «грязнокровок», прибитый к дверям Большого Зала гриффиндорец…


Роулинг казалось, что на неё положили тяжелую бетонную плиту и она из под нее пытается просить прощения но не хватает воздуха вокруг. Или ей самой не хватает воздуха?


- Весь шестой курс продолжались нападения на семьи. Каждый день в школе появлялись сироты. Гриффиндор перестал отпускать своих девушек одних куда бы то ни было, а Слизерин перестал чувствовать страх и ответственность полностью. Конечно не все, но многие. Тогда и случился первый крупный конфликт. Три факультета объединились и вытерли чистокровными ублюдками пол. Было много раненых, чудо, что ни кто из слизней не сдох. Вы, Джоан, писали про неплохого Драко?

А ты Эмма, даже была влюблена? Клевый был парень?


- Мне было 9 лет, - возмутилась Эмма.

- Конечно конечно - улыбнулся саркастически Поттер.

Эмме, почему-то показалось важным убедить его, что эта детская влюбленность не имеет никакого отношения ни к чему.

- Гарри, ты должен понять, я была маленькая и ничего не понимала! Был симпатичный мальчик и я влюбилась, но это было платонически и быстро прошло!


Гарри посмотрел на нее больным взглядом, улыбнулся и замолчал. Потом снова криво усмехнулся.

- Этот приятный парень, заслуживающий второй шанс, ответственен за большую часть изнасилований в Хогвартсе. Хорошо, что мы не отпускали наших девушек одних.

Тогда мы из-за этого серьезно поссорились с Гермионой. Она все считала, что сама способна со всем справиться. Как будто Маклагена ей было мало… - Поттер взъерошил волосы и тоскливо сказал - В основном страдал Хафлпафф и немного Равенкло.


Джоан, ждала плохих известий, но не такого… А Эмма смотрела на парня который прошел всё это, а клубок непонятных переживаний в душе окатывал её волнами различных эмоций, накрывал и окутывал.. Ей хотелось сесть к нему, обнять, постараться успокоить, удерживать себя оказалось необычно трудно.


- Как Вы Джоан? - участливо спросил Поттер - Сможете посмотреть мне в глаза?

Это был удар под дых… Роулинг рыдала, будто если выплачет всё, то забудет.


- Шестой курс закончился и Гермиона стерла родителям память. За этой короткой фразой стоит столько… Джоан, ей было 17 лет… - Продолжил Поттер, - Джоан, 17 лет, - повторил Поттер, рыдающей писательнице. Он не собирался щадить ее чувства. - Мы год скитались по полям, лесам, городам и Мерлин знает где ещё. Мы научились использовать непростительные. И только Гермиона держала меня в себе. Уже тогда у меня было магии столько, что я мог стереть с лица земли небольшой город одним только спонтанным выбросом. И наконец, миссия была выполнена, мы вернулись в Хогвартс. Оставалось только 2 крестража. Теперь, настала пора показывать. Одевайтесь.


========== 11 июля 2011 года ==========


Они оделись, поглядывая на друг друга. Джоан было страшно и хотелось забиться в темное место и выплакать весь кошмар который она придумала. А Эмме хотелось быть поближе к этому парню. Это было какое-то иррациональное желание, но оно было.

Гарри протянул руку Джоан, а Эмму, каким-то совершенно естественным и родным, движением обнял за талию и притянул к себе. И Эмме даже не хотелось возражать, настолько это было правильным. Как он её обнял, как она уткнулась ему в грудь. Всё было правильным!

Их сжало, протянуло и выплюнуло. Они стояли все втроем на берегу озера, вода которого была, как нефть. Эмма была по прежнему в объятиях и ей не хотелось их покидать.


- Я подумал, вам захочется попасть в Хогвартс, как попадали сюда все первокурсники.


У берега качалась на волне небольшая лодочка. Впрочем, для троих её вполне достаточно, подумала Джоан.


- Смотрите! Именно это я и увидел в свой первый раз! – Избранный взял ладошку Эммы и накрыл своими ладонями.


Эмма и Джоан ахнули. Хогвартс, величественный и волшебный, прекрасный и грозный возвышался над ними горя многочисленными огнями из окон, арок и бойниц.


- О, извини, – Поттер заметил, как Эмма смотрит на свою руку нечитаемым взглядом, хотел отпустить ее ладонь.

- Нет, Гарри, все в порядке, – удержала его девушка и положила вторую свою ладонь поверх его рук. И снова ей показалось, что это правильно!


А Джоан, в свою очередь, смотря на них, думала, что она никогда не хотела себе такой ответственности. Она вспомнила роман русских братьев-писателей «Трудно быть богом» и готова была подписаться под каждым словом этой фразы. Ведь это она создала сидящего рядом парня и его кошмарную судьбу и этот замок к которому они подплывали. Придумала! Чтобы денег заработать. И вот её фантазия постучала к ней в дверь. Как тебе, Джоан? Посмотришь мне в глаза?

Они стояли в полуразрушенном дворе замка, а Поттер держал девушку за руку так, словно боялся отпустить.


- Штурм начался 2 мая 98 года, – глухо начал Поттер, – я пошел в лес, всё было, так сказать, по канону. Умер там, – Эмма сжала ладонь, – и, пока болтал с Альбусом на Кинг-Кроссе, меня принесли сюда, – махнул рукой Герой магического мира, – когда я пришел в себя то оказалось, что атакующие смешались с защитниками и оборона стала очаговой.

- А где была я, то есть Гермиона, – Эмма сама не понимала, что ее заставило спросить именно так. А Поттер внимательно посмотрел на нее и ответил:

- Основной очаг обороны был в Большом Зале. Смотрите!


Он махнул рукой и вокруг зашевелись тени, скользя по земле и складываясь в фигуры людей, кентавров, великанов, дементоров и оборотней. Воздух наполнили слегка приглушенные крики, шипение заклинаний, вспышки и рёв. Эмма и Джоан оказались в центре сражения.

— Вы видите ту самую Битву за Хогвартс, – сказал Поттер. - Какой она была на самом деле. Вон Фиренц, – указал Гарри рукой, а его гостьи увидели кентавра в тот момент когда его сбивала с ног огромная дубина великана, потом дубина поднялась и опустилась вновь.

Они шли за Избранным по коридорам, он рассказывал и рассказывал, а Джоан была на грани обморока. Эмма обняла всю его руку и прижалась к ней, её тоже трясло.

“Фильм, книга - прекрасно!” - была одна на двоих мысль. Хотя обеим было понятно, что это иллюзия но атмосфера давила, было страшно. Ведь для них это все было книгой, многочисленными дублями во время съемок, когда «убитые» поднимались улыбаясь чтобы упасть снова. А сейчас…


- Парвати, – показал Поттер на падающую девушку, – а это Лаванда, – перекошенное в ужасе и ярости лицо и срывающаяся Авада с палочки, – это ее первая в жизни Авада. - Колин Криви, – комментировал мертвым голосом Поттер падающего мальчика, – а это я, – с палочки призрачного Поттера сорвалось заклинание и Пожиратель распался на фрагменты.

Ощущение ледяной воды, казалось, срослось с Джоан. Она будто была на суде где ей зачитывали и показывали ее преступления.


Они стояли в Большом Зале, Эмма чувствовала, как Поттера трясло. Казалось он что-то удерживает из последних сил. А Джоан уже догадалась, ЧТО они сейчас увидят и от этого становилось только хуже.

Эмма в ступоре наблюдала за самой собой падающей на пол, за Гарри прижимающего ее к груди, слушала то ли вой, то ли стон и буйство магии вокруг него иллюзорного, и вокруг его настоящего.

Вокруг Поттера закручивались протуберанцы света, магия клубилась и расширялась. Казалось, это было зримое отображение его эмоций.

Магия есть желание, вдруг вспомнила Эмма.


- Мы стали встречаться сразу после бала, – прерывающимся голосом, сказал Поттер потрясенным гостьям. – И больше никогда не расставались, а за три дня до битвы Гермиона стала миссис Поттер.

- О боже, о боже, о боже, – повторяла Джоан не замечая слез текущих по лицу.

- А когда я попал сюда у меня был сон где была Гермиона, одетая в то самое платье, которое я увидел на фотографии в журнале.


Эмму, в который раз за сегодня, словно окунули в ледяную воду. Она наконец поняла почему он так на нее реагировал. Как он умудрялся держать себя в руках весь вечер? Она бы на его месте накинулась на него сразу, как увидела. Уже не в силах больше сдерживать свои эмоции и желания, она обняла его за шею и притянула к себе даря и беря поцелуй, нежный и страстный, поцелуй утешающий и приветствующий… и когда он ответил у нее подкосились ноги. Таких поцелуев у неё ещё не было никогда и она, откуда-то знала, что и не будет. Только с ним.


Поттер целовал ее, как будто скитался по пустыне и вдруг получил возможность, но никак не мог напиться. Они целовались и из глаз обоих текли слезы, они смешивались, сливались ручейками и скользили к уголкам губ где скапливались чтобы исчезнуть в их скольжении.


Эмму наполняли образы, мелькали события не случавшиеся с ней, вспыхивали фразы которые она никогда не слышала, на нее смотрели люди которых она никогда не видела, водоворотом кружились фразы из книг которые она никогда не читала. И она, в конце концов, целовала человека которого никогда не существовало! И всего этого становилось больше и больше, лавина эмоций и желаний, событий и выбора, мечтаний и расчета, радостей и разочарований, осознания захлестнула ее и вынесла бушующей волной на поверхность!


- О Мерлин! Гарри! Гарри! – шептала она, так знакомо, скользя ладонью по его лицу, – Жив! Жив! Жив!

- Гермиона!? – неверяще прошептал Гарри. – Как?!

- Не знаю! Я просто как будто очнулась и вспомнила, всё вспомнила, я вспомнила! – шептала Эмма целуя его глаза, губы, щеки. – Ты словно разбудил меня.

- Разбудил… - пробормотал Поттер. – Точно! Я наконец понял, что ты мне говорила там, во сне! Разбуди мою душу! Ты говорила это!

- И ты разбудил! Ты же чертов Гарри Поттер! Тоска моя и любовь! – Эмма плакала не пытаясь сдержать эмоций. – Какого черта ты так долго!? Я думала, что потеряла тебя окончательно! Как ты посмел бросить меня!? – она колотила его по плечам. – Ты хоть представляешь, чертов гриффиндорец, что я жила тут и ничего не знала! Думала, что ты вымысееел. – прорыдала Эмма.


Джоан казалось, что после этого дня, её больше ничего в жизни не сможет потрясти, удивить или ошарашить. Как она ошибалась! Писательница Джоан Роулинг стояла в Большом Зале волшебной школы Хогвартс, а перед собой видела Гарри Поттера и Гермиону Грейнджер, которая была ещё и актрисой Эммой Уотсон игравшей её в 8 картинах. И всё было настоящим! И сейчас, смотря на обнимающуюся парочку которые целовались заливая друг друга слезами, а вокруг них клубилась магия словно переживая и радуясь вместе с ними, Джоан решила, что больше никогда не будет думать, что видела всё.


- Гермиона, Эмма, – Поттер замялся. – У меня кое что… - он протянул ей палочку.

- Гарри! – девушка улыбалась сквозь слезы, а медовые глаза сияли.


Экспекто Патронум! Две сияющих выдры скакали по Большому Залу, ластясь и прикасаясь друг к другу!

Роулинг решила, что это всё слишком для нее и осела на пол в обмороке.


Все трое сидели в гостиной Гриффиндора, Джоан в кресле, а Эмма на коленях Гарри обвив его руками и уткнувшись ему в шею на диване. Джоан беспокоил вопрос.


- Эмма, так кто же ты, Гермиона Грейнджер или Эмма Уотсон? Я сегодня узнала, что натворила такого, что прощения мне не будет, а еще ты… - писательница была на грани срыва, все же слишком много всего для нее одной.

- Не беспокойся, Джоан. Ничего со мной не сделалось, я все ещё я. Не знаю, как будет правильней сказать. Я Гермиона которая прожила жизнь Эммы или я Эмма которая прожила жизнь Гермионы. Наверно первое… Пожалуй самое точное определение – я проснулась.

- Гарри… я не знаю даже что сказать, – Роулинг не знала с чего начать, – я так виновата перед тобой.

- Не стоит, Джоан! Вы только скажите, как вам пришло в голову, что Гермиона может быть с этим рыжим идиотом? Впрочем это риторический вопрос…

- Выше по лестнице, вторая дверь слева комната Гермионы. Продолжим завтра если вы не против.

Джоан кивнула.


С этим словами Поттер, держа на руках Эмму-Гермиону, встал и направился в комнату мальчиков.


========== 11 июля 2011 года (продолжение) ==========


Комментарий к 11 июля 2011 года (продолжение)

Глава совместная с умницей бетой)

Войдя в комнату со своей драгоценной ношей, он бережно опустил её на кровать и на мгновение застыл. Она ласково улыбнулась ему и, видя его нерешительность, приподнялась, потянула его к себе и поцеловала. Гарри опустился на кровать рядом с ней и обнял. Они лежали и целовались, сначала нежно, ласково, словно заново узнавая, пробуя на вкус друг друга. Из нежного поцелуй перерос в страстный, он притянул её к себе ещё ближе и начал поглаживать спину, она протяжно застонала, забрасывая на него ногу и шаря руками под футболкой.


- Гарри…


Опаляющая страсть, они вновь познакомились с ней.

Он сам избавился от футболки и начал расстёгивать её блузку, шепча нежности и целуя её шею, ключицы, ложбинку между грудей и от каждого поцелуя она постанывала, всё больше распаляясь, он кожей чувствовал её жар и всё возрастающее возбуждение. Бюстгальтер был откинут в угол комнаты, и он нежно и осторожно положил свою ладонь ей на грудь, но возбуждённая девушка положила свою ладошку сверху и заставила его начать мять нежную округлость, выгибаясь под его руками.


- Да, милый, ещё… - то ли шептала, то ли стонала она, сходя с ума от страсти.


“Милый”, он думал уже не услышит этого возбуждённого шёпота, брюки и трусики отправились в сторону к остальной одежде, он нарисовал дорожку поцелуев от груди по животу, слегка покусывая нежную кожу, легко прошёлся языком по внутренней стороне бедра, она с шумом втянула в себя воздух, он нежно ласкал её там языком, поглаживал, легко скользя пальцами, она стонала, почти кричала.


- Иди ко мне, пожалуйста, - просила она путаясь пальцами в его волосах, выгибаясь, вздрагивая и постанывая от каждого движения.


Остатки самоконтроля разбились вдребезги, она помогла избавиться ему от остатков одежды, они снова жадно поцеловались.

Взмах палочки и…

Эмма протяжно застонала, когда он медленно погрузился в её тело.


- Ты великолепна, - тихо прошептал Гарри прямо на ушко, - я соскучился.


Каждое его прикосновение обжигало, его рука, ласкающими движениями сжимавшая её грудь, заставляла плотнее прижимать его к себе, а его резкие толчки, когда он, рыча от удовольствия и несдерживаемых эмоций, входил в неё заставляли вскрикивать и впиваться ногтями в его плечи, происходящее казалось нереальным. Совершенно потрясающее удовольствие ошеломляло её и, обвив ногами его талию, она вжимала его в себя, заставляя входить в нее глубже и ускорять ритм.


Девушка выдохнула и застонала, когда потрясающей силы оргазм настиг её, Гарри дал ей несколько секунд чтобы отдышаться, она откинула голову подставляя его обжигающим губам шею, губы, щёки, глаза, плечи, он снова и снова целовал её и не мог налюбоваться на свою тяжело дышащую от пережитого удовольствия возлюбленную, которая была сейчас так восхитительно-прекрасна.

Гарри продолжил входить в её покорное, разгорячённое тело, снова постепенно ускоряя темп. Он зарылся ладонью в её волосы и прижав, её голову к себе, резкими толчками погружался в неё. В последний раз толкнувшись он замер, переживая сильнейший оргазм и кусая её за плечо, чтобы сдержать крик, Эмма вздрагивала, прижимала, вжимала в себя парня обняв его спину и шею. Пережитое сильнейшее потрясение сегодняшнего дня слились с удовольствием и вот снова по её лицу текут горячие слёзы. Гарри слегка приподнялся.


- Ты плачешь? Что случилось? – Гарри обеспокоенно смотрел на неё.

- Всё хорошо, - улыбнувшись сказала она, ласково толкнув его на спину и устроившись у него на плече. – Теперь всё прекрасно.

- Я люблю тебя, Гермиона! – шептал парень вдыхая аромат её волос – Ты не представляешь насколько сильно!

- Представляю -, ответила улыбаясь девушка, водя рукой по его груди – Тебе даже две Авады не помешали вернутся ко мне!

- Да уж… - пробормотал Поттер.


Вскоре влюблённые уснули, ощущая в душе мир и покой, которого были лишены долгие годы в другой реальности.


Замок постепенно оживал, слышны хлопки аппарирующих эльфов, шёпот картин и разочарованное скуление Пивза, у которого не было целей для хулиганства. Шорох и скрежет встающих на место камней, скрип восстанавливаемой мебели. Даже Горгулья что-то бурчала под каменный нос.


Гермиона, проснувшись в объятиях Гарри Поттера, чувствовала удивительный сплав эмоций. Счастье от того что он жив и они снова вместе, потрясение от возвращения воспоминаний и магии, умиротворенность от волшебной ночи, и еще что-то, являющееся квинтэссенцией всех остальных чувств вместе.


Поднявшись с кровати и осматривая многократно виденную комнату мальчиков, она будто заново переживала свой первый приезд в Хогвартс.


Выйдя из ванной комнаты и попав в объятия своего волшебника, она улыбнулась и обняла его за шею.


- Поттер! – стараясь не рассмеяться, строго обратилась она к Гарри посмотрев на простыню.

- Ммм? – он немного отстранившись вопросительно посмотрел на неё.

- Ты умудрился дважды проделать это со мной в первый раз! – кивая на кровать сказала девушка.

- О! – Поттер покраснел.

- Почему не было неприятных ощущений? – Ведьма уже не сдерживала улыбку.

- Ну, заклинание специальное… – краснеющий Поттер тоже не сдерживал улыбку.

***

Роулинг проснулась в новом для себя мире. Вчерашние события ошеломляли и казались сном. Однако комната где она спала, каменные стены, кровать с балдахином, красно-золотая отделка не позволяли усомниться: она проснулась в Хогвартсе!

Событий и ощущений было так много и они были настолько потрясающие, что Джоан трясло до сих пор! Подумать только, сейчас она спустится в ту самую гостиную, того самого факультета! Кроличья нора – вспомнила она свои вчерашние мысли. В этом мире она и правда как Алиса, только сама нарисовала этот мир, правда крупными, небрежными мазками, а теперь с ужасом рассматривала мелкие.


Хлопок. Джоан вздрогнула.

- Кайли просит прощения. Кайли хочет сказать гостье, что её ждут в гостиной чтобы пойти на завтрак! – пищала домовушка.

- Спасибо, Кайли! – поблагодарила писательница.


В гостиной её уже ждали Гарри с Гермионой, которые вдвоем сидели в кресле у камина. Писательница поразилась, как изменилось лицо и глаза парня относительно того что она видела раньше. Его будто оживили, а глаза, казалось, стали еще ярче. Девушка на его коленях тоже практически светилась счастьем.


- Доброе утро, Джоан! – поприветствовала писательницу улыбающаяся ведьма

- Здравствуй…, Эмма! Доброе утро, Гарри, – Роулинг раздумывала, как обращаться теперь к девушке.

- Джоан, зовите меня как вам будет удобно. И Эмма, и Гермиона это я. – угадала её мысли Гермиона.

- Вы готовы отправиться на завтрак, Джоан? – спросил Гарри поднимающийся с кресла.


По пути Гермиона с удовольствием размахивала палочкой, восстанавливая замеченные разрушения, поправляя картины и стирая гарь и копоть со стен. А Роулинг, впервые видя так много колдовства сразу, шла рядом с нечитаемым выражением лица.


Большой зал выглядел куда лучше чем вчера, исчезли все следы разрушений, а мебель стояла на своих местах абсолютно целой.


- Эльфы восстанавливают замок. Хотя он и сам способен медленно чиниться. – Ответил на недоуменный взгляд писательницы Гарри.

Гриффиндорцы сели на свои обычные места, которые они занимали шесть лет, а Джоан села на скамью напротив. На столе, перед завороженно глядящей писательницей, начала появляться посуда, приборы и еда.


- Джоан, вы должны непременно пить больше тыквенного сока! – Сказала улыбающаяся Грейнджер.

- Хорошо, Гермиона. Но почему? – недоумевая поинтересовалась Роулинг.

- Потому что нас вы заставили делать это на протяжении шести лет! – закончил рассмеявшийся Поттер.

- Мы терпеть не можем тыквенный сок со второго курса! – присоединилась к нему Грейнджер.

- О! Ну тогда конечно, я обязательно попробую его. – Роулинг понимала, что подобных моментов будет ещё много, но она это заслужила. Чудо, что они вообще общаются с ней.


Завтрак продолжался, Гермиона рассказывала женщине как проходили такие мероприятия во время их учёбы, показала места где сидели их друзья и знакомые, где сидел Рон и Колин Криви, близнецы Уизли и Симус.

Джоан внимательно рассматривала знаменитый потолок Большого Зала и поражалась воплощению своих фантазий.


Позже Поттер снова взмахнул рукой, снова зашевелились тени и вокруг начали появляться люди, послышался шум голосов.


- Один из немногих спокойных ужинов шестого курса – пояснил Поттер вздохнувшей Джоан.

- Гарри! Как ты это делаешь!? – Требовательно спросила Гермиона. – Раньше я не замечала у тебя таких умений.

- Ну, технически делаю не я, а Хогвартс. Я могу лишь выбрать момент. Мне кажется замок проявил эту способность только после переноса. – Почесал в затылке Поттер.

- Невероятно! – Шептала восхищенная писательница осматривая факультетские столы, стол преподавателей и сидящих за ними людей в мантиях. Вот сидит Рон Уизли с кусками жаренной курятины в обеих руках, а вот чопорная Минерва Макгонагал слушает что-то говорящего ей Дамблдора. А вот и её парочка зашла в зал, держась за руки, и направилась на свои места. Вспышка света и скривившееся лицо Поттера, а улыбающийся Колин махал ему рукой.

Она вспомнила вчерашнюю иллюзию битвы. В какой-то момент, видя лица детей и взрослых, перед глазами как будто вспыхивало: Криви - Мертв! Парвати - Мертва! Снейп - Мертв! Дамблдор – Мертв! Грейнджер - …


- Джоан! Джоан! О Мерлин! – тормошила женщину Гермиона, – Кайли принесла зелье, выпейте пожалуйста. Вы плохо выглядите. - Гарри, что ты наделал! Зачем ты включил это!? – возмущено говорила девушка, вливая в писательницу зелье.


Роулинг шла за гриффиндорцами, она была в прострации, Гермионе приходилось поддерживать её под руку.


Полная Дама встретила их на своей картине закрывающей вход в гостиную Гриффиндора.


- О Мерлин! Миссис Поттер! Как я счастлива, что вы вернулись! Здравствуйте! Проходите, проходите. А я должна немедленно сообщить Виолетт эту потрясающую новость! – заторопилась нарисованная женщина и исчезла с портрета прежде чем Гермиона успела ответить.

- Разве она не должна постоянно находиться здесь? – Спросила девушка.

- Нас живых в замке трое, от кого ей охранять гостиную? – Пожал плечами Поттер.


- Расскажите мне пожалуйста, что же случилось с Роном? Почему ты его назвал идиотом, Гарри? – попросила Роулинг, с содроганием беря подсунутый домовиком кубок с очередным зельем и устраиваясь на диване. Какого черта она придумала им такой отвратительный вкус?


Гарри переглянулся с Гермионой и вздохнул.


- Джоан, семейство Уизли никогда не были мне так близки, как вы это показываете в книгах. А после второго курса, когда пострадала Джинни так и вовсе… Я и летом у них был только один раз, после первого курса.

- Но ведь Джинни вернулась? – снова с плохим предчувствием спросила Роулинг, вспоминая что в иллюзии ужина её не было.

- Нет, она не вернулась. Я говорил, что она сильно пострадала. Она не могла больше учиться и её регулярно возили в Мунго, как рассказывал нам Рон. Она перестала быть дееспособной, крестраж серьезно повредил её разум.


- О Господи, – выдохнула Джоан.


- А Рон… он был завистливым, желающим прославиться ребёнком. И хамоватым ко всему прочему. Он не был самодостаточен. И смешно, что все это справедливо и для ваших книг тоже. – криво ухмыльнулся Поттер. – Он и Гермиону сначала невзлюбил из-за зависти. И в туалет её загнал тоже он.

- Рон не был плохим человеком, нет. Но мир развивался согласно ваших установок, помните? Вот и Рон развивался… И Малфой…

- Мы с Гермионой так долго дружили с ним по одинаковой причине. Думаю вы в курсе, что друзей у нас раньше не было, мы закрывали на всё глаза, страшась потерять его дружбу. Он быстро это понял, Рон смышленый парень когда это ему необходимо. – усмехнулся Поттер. - На первом курсе всё ещё было в порядке, а вот второй… Пожалуй, началось все тогда. – замолчал Поттер.

- В конце второго курса, перед и после моей встречи с василиском, мы с Гарри начали проводить много времени вместе. – продолжила Гермиона. – Это не было романтическим увлечением или чем-то подобным. Но нас словно тянуло друг к другу. И это сильно не нравилось Рону. Выражал он это скандалами и упреками. Квидич и шахматы, а Гарри много времени проводил со мной в библиотеке. Хотя мы всегда звали его с собой и старались не отказываться проводить время с ним.

- И как развивались события дальше? – спросила писательница.

- Весь третий курс мы ходили друг вокруг друга. – Улыбнулась Грейнджер, – я пыталась осмыслить свои чувства к Гарри, а он и вовсе не понимал что с ним происходит. Рон немного успокоился. Но потом Сириус прислал метлу.

- Бродяга… - протянул Поттер, а Джоан отвела взгляд, – Рон закатил Гермионе грандиозный скандал за то что она рассказала Минерве. – Я метался между ними, пытался их помирить, но тщетно. Рон ревновал и воспользовался метлой чтобы оттолкнуть Гермиону от меня. Но понял я это нескоро. Я был очень туп в подобных вещах. – улыбнулся Поттер. – Мне конечно не понравилось, что отобрали метлу. Но не настолько чтобы ссорится с Гермионой.

- Следующий случай произошел на приснопамятном турнире. Имя Гарри вылетает из кубка и снова зависть, ревность, гнев, оскорбления и обвинения. И всё на фоне общей травли и этих проклятых значков. – Поежилась Гермиона, а Роулинг снова пришлось смотреть на носки своих туфель. - Он пришел мириться после первого тура. Но вскоре всё повторилось.

- Бал? – догадалась писательница.

- Именно. Мне не хватило смелости пригласить Гермиону, а Рону мозгов или желания. – сказал Гарри, – в итоге мы все получили отвратительный бал. Крам распустил руки, потом Рон наорал на Гермиону, выражений он не выбирал, обвинений тоже. Она убежала в слезах и нашел я её только через час. Именно тогда мы и разобрались наконец в своих чувствах. - Окончательный разрыв произошел в палатке, в лесу Дин. – Поттер поморщился.

- Джоан ты только не думай, что это влияние крестража, как в твоих книгах, – предупредила Гермиона, – медальон мы носили в закрытой сумке, в таких магловские инкассаторы переносят наличность. Не спрашивай где мы ее взяли,. – девушка улыбнулась. – Когда мы останавливались где-то, то сумку размещали в самом отдалённом углу палатки. Рон даже не прикасался к ней. Кстати, как тебе могло прийти в голову, что медальон надо носить на себе? Он свёл с ума Кричера который просто был с ним в одном доме!

- Рону просто надоело. Что конкретно делать мы не знали, еды у нас было очень мало, а приключение затягивалось. Мы поругались в последний раз и он ушёл. Деиллюминатор у него был, не знаю слышал он из него голоса или нет, но Рон не вернулся. Бросил нас в палатке. Увидели мы его уже в Хогвартсе, 2 мая – Поттер плотнее прижал Гермиону к себе.


Молчание в гостиной Гриффиндора затягивалось.


- Как ты пришла к мысли, что Рональд может быть моей парой!? - спросила Гермиона, – не говоря о его личности, он же просто абсолютно не мой тип мужчины. Ну просто совсем!

- Это тоже была ошибка, ужасная ошибка в череде многих которые я совершила. – Глухим голосом нарушила тишину писательница. – Но поймите ради Бога, я ведь писала книги. Все это должно было быть вымыслом! Если бы я только знала…. Я уже задумывалась, что создать вашу пару было ошибкой, но переписать уже было невозможно… Я счастлива, что у вас сложилось всё правильно. Простите!


Обнявшаяся в кресле парочка синхронно вздохнула.


- Хотите познакомиться с Даблдором, Джоан? – спросил Поттер вздрогнувшую женщину.

- Да! Конечно хочу! Но Гарри, всего слишком много для одних суток. – практически простонала она. – Пожалуйста доставь меня домой. А завтра с утра я буду готова, если ты не против.

- Конечно не против. – Поттер протянул ей руку.

- Эмма, а ты? – Джоан посмотрела на девушку, – тебя не потеряют?

- Не сегодня… и не завтра, посмотрим. Заскочу домой, предупрежу всех. – улыбнулась та.


========== 12 июля 2011 года ==========


Примерно в девятом часу утра, как договорились накануне, Гарри и Гермиона аппарировали в гостиную дома где жила мадам Роулинг. Женщина обратила внимание, что, как и в прошлый раз, Гарри держал сияющую девушку в объятиях. Сегодня они планировали посетить кабинет директора и пообщаться с портретом Дамблдора. “Похоже страсть к острым впечатлениям одолевает меня” - подумала она.


Писательница выглядела гораздо лучше чем вчера. Очевидно сон и зелья сделали свое благое дело, кажется это был Умиротворяющий бальзам. Впрочем он мог выполнять еще роль неплохого рвотного если его не запивать. - убедилась женщина. Джоан, более или менее, примирилась с происходящим и успокоилась. Она понимала, что у Поттера кроме Гермионы и её самой никого тут нет и она была готова предоставить ему все возможную поддержку со своей стороны. С Эммой дело обстояло гораздо лучше, у неё была семья, множество друзей и своё место в жизни. Однако она могла биться об заклад, что последние несколько дней изменили это самое место навсегда.


Поприветствовав и обняв девушку и парня она пригласила их позавтракать. Но те предложили сделать это в Хогвартсе. Отказаться от завтрака в волшебном замке было решительно невозможно и писательница взяла протянутую руку Гарри… Однако в этот самый момент послышался звук открывающейся двери, шагов и голос


- Джоан! Здравствуйте! Эй! Вы дома? Никто не может до вас дозвониться! Мы почти три дня не можем найти Эмму, а её отец сказал, что она отправилась к вам! Все волнуются..


Следующие события произошли практически одновременно. В гостиную быстрым шагом зашел, одетый в костюм, Том Фелтон.


- …за неё - бормоча закончил он вытаращив глаза на представшую перед ним картину.


У Гермионы расширились глаза, она поняла что сейчас произойдет, но сделать ничего не успела. Поттер мгновенно отдернул руку от Джоан и немного опустил её одновременно делая движение кистью. Что-то сверкнуло, раздался звук удара, Фелтона согнуло и вынесло обратно в коридор, где он с грохотом врезался спиной в небольшой шкафчик и, превратив его в груду щепок, сполз на пол. В комнате наступила тишина.


- Гарри! – Взвизгнула Гермиона, – Ты что творишь!? – Фините, – торопливо махнула девушка кистью,- Это не Малфой! О Мерлин! Гарри, что ты натворил, – причитала девушка прижимая ладошку ко рту, а писательница стояла с открытым ртом.

- Не, Малфой? – тупо спросил Поттер, – Но на нем костюм…

- Мерлин! Поттер, по твоему костюмы носят только Малфои? – раздражённо спросила Гермиона. – Ты у меня теперь год из костюма не вылезешь, понял!? Это актер, Том Фелтон! Он не Малфой и никогда им не был! Даже если наденет мантию с маской! – Громким голосом выговаривала она ему.

- Гарри? Ты убил его? О Господи… - пролепетала Роулинг, – Гарри Поттер в моём доме убил Тома, – она обессилено присела на диван глядя на распластавшееся тело парня.

- Да не убил он его, обычный Ступефай! – зло ворчала девушка доставая палочку. – Только сильный очень! Он ведь у нас Избранный! Привык колдовать в полную силу! – Гермиону неимоверно раздражало происшествие. – Слава Мерлину не Сектусемпрой ударил, тогда бы точно…

- Или Авадой. – Блеснула познаниями писательница, её расслабили слова, что парень жив.

- Мы почти никогда не использовали Аваду, – бросила на нее взгляд Гермиона. – Лишь однажды. В Малфой-мэноре, кстати. Пара дружков Сивого хотели… Впрочем неважно. Я бы отобрала у тебя палочку если бы не знала, что она тебе не нужна. – О Мерлин, Гарри, а если бы это была Хелена!? – Девушка стремительна бледнела, – Ты бы точно Авадой…


Джоан, даже несмотря на произошедшее, было бы смешно от вида смущенно-виноватого Поттера, если бы она мигом не уловила смысл слов девушки. Поттер, фактически, ещё был на войне. Для него не прошло и недели а, учитывая роль которую в его жизни сыграла персонаж Хелены… Это точно была бы Авада Кедавра! Роулинг почувствовала что она рано начала успокаиваться.


- Гермиона, давай я его подлечу. – Произнес смущённый Гарри, делая движение кистью.

- Нет! Не направляй на него руки! – Рявкнула девушка. – Пока я тебя не отогрею, вообще запрещаю колдовать в присутствии кого-то кроме меня и Джоан.


Гермиона взмахом палочки левитировала поверженного Тома на диван и наложила несколько диагностирующих заклинаний. А Поттер пошёл в коридор к разрушенному шкафчику намереваясь его починить.


- Куда ты пошёл? – осведомилась девушка сверкая глазами.

- Ах, ну да, колдовать… я понял, понял. – Гарри демонстративно засунул руки в карманы и сел в дальнее от дивана кресло.

- Послушный он у меня, – сказала Гермиона смотрящей на нее Джоан. – Только очень быстрый, чаще не успеваю остановить! – Она кинула связку лечащих чар на лежащего на диване парня и Репаро на шкафчик.


Том пришел в себя сразу после заклинания отмены брошенного в него… Кем?!

“Меня наверно слишком сильно приложило, имитировали очередную драку с Дэниелом?” – думал он. Хотя стоп, съемки ведь давно завершены! Тем временем он прекрасно слышал весь разговор и быстро сделал вывод, что приложило его гораздо сильнее чем он полагал вначале. Понять это ему не помешала даже стремительно прошедшая боль.

Судя по тому что он слышал, его ударил Ступефаем Гарри Поттер находящийся в доме мадам Роулинг. И этот Гарри Поттер называл его подругу, Эмму Уотсон, Гермионой! Что за бред!? Можно было подумать, что это какие-то сумасшедшие но Том не сомневался, он видел именно Эмму. Он узнал на ней её любимую куртку.


- И что нам теперь делать? – Спросила Джоан.

- Может Обливиейт? – Поттер по прежнему мыслил категориями прошедшей войны.

- Я тебе устрою Обливейт! – Мгновенно взъярилась Гермиона. – Я тебе такой Обливейт устрою, что Снейп позавидует! – Девушка разбушевалась не на шутку. Поттер вполне мог стереть её другу память.

- Прости, любовь моя, я понял! Прости! Видишь я даже руки в карманах держу!

- Обливиейт! – Всё никак не могла прийти в себя девушка. – Забудь! Всё! Война окончена! Все кончилось, теперь мы будем просто жить, как всегда и хотели! Слышишь меня!?

- Да! Конечно, слышу! А сколько… – Говорил улыбающийся Поттер.

- Мы ещё обсудим это. – Прервала его Гермиона и быстро обняв, поцеловала.


Джоан смотрела на них и о чем-то размышляла.


- Странно, Том уже давно должен был очнуться! Я на него столько лечебных заклинаний кинула… - Озадачено сказала Гермиона, стоя возле дивана.

- А я давно очнулся! Только боюсь у меня проблемы с головой. Я такое слышал! – Произнес Том, садясь на диване.


Гермиона искоса бросила взгляд на Поттера и решила не обнимать друга, как обычно делала при встрече.


- Привет, Том! Нет у тебя никаких проблем с головой. Прости за такую встречу, совершенно неожиданно ты появился, да и ситуация необычная. – Улыбаясь и пожимая ему руку произнесла девушка.

- Необычная, да. Не сказать чтобы совсем, но да, что-то необычное в ней есть! – Едким тоном вмешалась в разговор Роулинг. – Здравствуй Том, рада тебя видеть!

- Здравствуй Джоан! – поприветствовал её в ответ Том. – И где-же вы обе были? Тут все с ума сходят! Скоро вмешается полиция. – Укоризненно спросил он переводя взгляд на сидящего в кресле парня. У того едва заметно дернулось веко.

- О! Ты себе не представляешь, Том! – Начала Роулинг.

- Ничего! Скоро он себе всё представит. – Просветил их Поттер, изо всех сил стараясь не говорить угрожающим тоном. И закрыл глаза когда Фелтон знакомым движением поднял бровь.

- Гарри! – Предупредительным тоном начала Гермиона. Она села к нему на колени, стараясь закрыть его руки. Руки в карманах её не успокаивали, он вполне мог и прямо из них что-то кинуть, – Гарри, он не Малфой, не Малфой и никакого отношения к нему не имеет. Совсем! – Повторяла девушка.


Джоан уже поняла, что ситуация разрешится мирно. И в данный момент с интересом наблюдала происходящую перед ней сцену. Всё-таки она была писательницей.


- Значит Гарри Поттер? – протянул Фелтон глядя на Эмму обнимающую Гарри за шею, сидя на его коленях. Подруга вообще не баловала их такими зрелищами.

- Да, Гарри Поттер, – кивнул оный. – Послушай, ты меня прости, но не мог бы ты не говорить таким тоном и брови эти твои.. Понимаешь, у меня на тебя один единственный рефлекс 7 лет нарабатывался. Ты его недавно ощутил. – Гарри старался говорить извиняющимся тоном. – Я держусь конечно. Понимаю, что ты не Малфой… в общем Гермиона может меня и не удержать.

- Хорошо, я постараюсь, – кивнул Фелтон. – Такая реакция мне хорошо знакома.

- В самом деле? - Уточнил Гарри.

- Да, ещё в детстве, на премьерах, сверстники смотрели на меня, как на чудовище. Боялись, сторонились и даже побить хотели. - Горько ухмыльнулся Том.

- Хмм… - Гарри ухмыльнулся. - Боюсь представить их реакцию если бы фильм совпадал с нашей реальностью.

- Так, молодые люди, – вмешалась Роулинг. – Сейчас надо решить срочные вопросы пока сюда не заявилась, разыскивающая нас, полиция. Эмма, тебе надо появиться дома и успокоить родных и… думаю ты поняла.

- Прошу прощения, но теперь вы меня отсюда трактором не вытолкнете. Я тоже хочу поучаствовать и все узнать! – Безапелляционно заявил Том.

- Том, ты можешь остаться здесь, – предложила Джоан и тот закивал.

- Их нельзя оставлять вместе! Не сейчас по крайней мере! Гарри, аппарируй в Хогвартс и жди нас там! – Девушка небезосновательно боялась за здоровье своего друга.

- Хогвартс!? В смысле настоящий Хогвартс!? – Неаристократично выпучил глаза Том.

Поттер молча ссадил девушку с колен, поднялся и с хлопком исчез.


- Что это с ним? – спросила Джоан.

- Да это я, – махнула рукой немного расстроенная девушка. – Сколько раз напоминала себе приглушать командирские замашки в ситуациях не нуждающихся в них. Думаю ещё сыграло роль… Помнишь, когда он нам все рассказывал в первый раз, он упомянул и заострил внимание на моей детской влюбленности в Тома? – Девушка кивнула на Фелтона. - А он как раз здесь, вот он и вспомнил.

- Думаешь он ревнует?! Но тебе было 9 лет!

- Вряд ли он ревнует в обычном понимании этого слова. Он ведь очень и очень не глуп. Его, наверно, царапнуло, что гриффиндорская заучка имела чувства к Малфою, ну он пока так воспринимает Тома, – девушка помолчала и продолжила. – Но он только что с войны, его реакцию на Малфоя ты видела. Тут наверно всё вместе. Его рефлексы говорят, что он оставил меня со смертельным врагом, эмоции напоминают мое давнее интервью, а разум говорит, что всё в порядке, иначе чёрта с два бы он ушел. И всё это накрывает воспоминаниями, могу поспорить он сейчас Малфой-мэнор вспоминает. Думаю я похоже вела бы себя на его месте.

- И что ты собираешь делать, Гермиона?

- Я постараюсь всё это распутать, просто нужно быть рядом и нужно время.


Фелтон переводил взгляд с одной собеседницы на другую округлив глаза.


- Почему вы называете Эмму, Гермионой!? Джоан? – Фелтона сильно интересовал этот вопрос.


Однако писательница не стала отвечать, а посмотрела на девушку.


- Ладно, я скоро вернусь. Только всех успокою и возьму кое-какие вещи! – С этими словами Гермиона с хлопком исчезла.


Том остекленевшим взглядом смотрел на место, где только что стояла его подруга.


- Подождите… Как это… Вы хотите сказать, что все это время, все эти годы, с нами в фильме снималась НАСТОЯЩАЯ Гермиона Грейнджер!? – простонал парень.

- Да, Том – кивнула, наслаждающаяся происходящим, писательница.

- А где же Эмма Уотсон!?

- Она только что аппарировала домой. Ты ведь сам видел, – ответила она укоризненным тоном. “Кто думаешь придумал Луну Лавгуд?” – мелькнуло у неё в голове.


Фелтон подумал, что Ступефай Поттера все-же что-то повредил в его голове.


- А Дэниел настоящий Гарри Поттер?!

- Нет, Том. Он это он. И к Поттеру имеет ровно тоже отношение, что ты к Малфою. А настоящего Поттера ты тоже сегодня видел.

- А еще кто? Только не говорите что Воландеморт…

- Том, так просто всего не расскажешь. Надеюсь Гарри пустит тебя в Хогвартс и ты сам многое поймешь. - Роулинг наконец не выдержала и расхохоталась. - Пока могу только сказать, чтобы ты всё воспринимал предельно серьёзно. Гарри и Гермиона самые что ни на есть настоящие волшебники. Они прошли весь Хогвартс и всю войну. Мной нарисованную войну, – помрачнела Джоан. – В их реальности всё было намного и намного страшнее чем в моих книгах и в фильмах, над которыми вы так долго работали. И если Гермиона уже пожила тут, то для Гарри финальная битва за Хогвартс завершилась менее недели назад. И он очень опасен, как ты мог заметить.

- Охренеть! – пробормотал актер. – В меня была влюблена настоящая Гермиона Грейнджер! - парень задумался.

- Уверена, Том, - усмехнулась писательница, - в данном случае тебе ничего не светит.

- Ммм… - неопределенно промычал Фелтон. - Вы сказали, что он может не пустить меня в Хогвартс?

- Вполне, ведь Драко Малфой был совершенно отвратительным ублюдком. Гарри такое рассказал… Правда я ещё не слышала, что произошло в Малфой-мэноре…

- А что там произошло? Гермиону пытала Лейстрендж, а потом они сбежали при помощи домовика, насколько я помню, – удивился Том.

- Боюсь все далеко не так просто, – пробормотала писательница. – По крайней мере предыдущие события сильно отличаются степенью кошмара от тех, которые придумала я.

- Том, на тот случай если ты попадешь в замок, советую предупредить кого-то о своём отсутствии. Дабы не повторить ситуацию с Эммой. Я тоже пойду позвоню мужу и детям. – Парень согласно кивнул и достал телефон.

***

Поттер сидел в гостиной Гриффиндора. Он устроился в кресле и закинул ноги на столик рядом. У него нещадно разболелась голова, наверно сказывались потрясения и переживания последних дней. Кайли принесла ему зелья, обезболивающее и Сна без Сновидений. Гарри попросил отмерить дозу на 3-5 часов, он примерно прикинул, что именно столько времени у Гермионы займёт разобраться с неотложными делами. Его немного покоробило, что его так бесцеремонно выставили но, как обычно, жена права. Том действительно мог пострадать, рефлексы невероятно трудно сдерживать. А ведь он её друг. Неудивительно, что она беспокоится о нем. Гарри, морщась, выпил зелья. “Надо почаще Роулинг ими поить”, злобно думал Поттер, а запивать давать только тыквенным соком! Скажем, что беспокоимся о её здоровье! И этому белобрысому «другу» тоже нальём чего-нибудь общеукрепляющего! Стоит присмотреть за ним, а то… В конце концов любить её друзей он не обязан, авадить не будет и ладно. С этими миролюбивыми мыслями он заснул.

***

Эмма сидела как на иголках. Она никак не могла закончить разговор с матерью, который длился дольше чем бы ей хотелось. Но мама продолжала читать ей мораль и упрекала что заставила всех волноваться. А больше всего ей хотелось поскорее вернуться в Хогвартс.

Наконец нотации закончились и она, поцеловав мать, вышла из дома. Накинув Дезилюминационные чары, аппарировала в свою квартиру. Покидав в недавно зачарованную безразмерную сумочку вещи, она мстительно вспомнила свои огромные чемоданы с которыми ездила на съемки.


Джоан положила трубку, – Гермиона сейчас аппарирует сюда, – сказала она сидящему на диване парню.

В гостиной раздался хлопок и появилась девушка. Она стояла на месте и растеряно крутила головой, будто чего-то ожидая.


- Гермиона, что случилось? – спросила Роулинг.

- Я отправила Гарри патронус с сообщением, что мы готовы аппарировать в Хогвартс.

- И? – насторожилась писательница.

- А ответа нет. Попробую еще раз. – светящаяся выдра умчалась куда-то сквозь крышу.


Они безуспешно прождали десять минут.


- Неужели и в самом деле обиделся… – пробормотала девушка. – Нет, не может быть.

- Почему не может быть? – спросил Том. – Ты довольно невежливо выставила его отсюда.

- Я аппарирую в Хогвартс, – закусила губу девушка. – Ждите здесь пожалуйста.


Гермиона быстрым шагом шла к движущимся лестницам. Она ещё тогда пожалела о своём приказном тоне и сейчас вдвойне корила себя. Что он мог себе там напридумывать?


Поттера она обнаружила там где и рассчитывала, в гриффиндорской гостиной. Он лежал в кресле в неудобной позе, ноги сползли со столика. Гермиона подскочила к нему и левитировала на диван. Присев рядом, она попыталась его разбудить, аккуратно тряся за плечо. Но он не просыпался и беспокойство девушки усиливалось.


- Кайли!

- Кайли пришла, миссис Поттер, что Кайли может сделать для миссис Поттер, – пропищала домовушка.

- Кайли, ты знаешь что произошло с Гарри?

- Директор Поттер позвал Кайли и попросил принести обезболивающее зелье и зелье Сна без Сновидений. Он сказал рассчитать дозу на пять часов. Директор Поттер сказал, что у него очень сильно болит голова.

- Голова!? – Гермиона похолодела. Она даже не обратила внимания на «директора». - Кайли, принеси противоядие от сонного зелья!


Поттер проснулся от поцелуев и всхлипываний. Над ним склонилась смертельно бледная Гермиона.


- Эй, ты чего? – встревожился Гарри.

- Я посылала тебе патронусов, ты не отвечал. Я примчалась сюда и Кайли мне рассказала, что у тебя сильно разболелась голова! – шептала ему в шею девушка.

- Ну да, разболелась… Так, я понял, – догадался Поттер и обнял жену. – Милая, у меня ПРОСТО разболелась голова, понимаешь? Не шрам! Просто головная боль. И всё уже прошло!

- Точно? Я испугалась что…

- Абсолютно! Забудь! Я выпил зелья и решил немного поспать до твоего прихода. Успокойся пожалуйста, все нормально! – Заверял её между поцелуями Гарри.


В гостиной Роулинг снова раздался хлопок и появилась всё ещё немного бледная Гермиона.


- Что там, милая? – спросила Джоан.

- Ничего страшного. У него сильно заболела голова и он выпил зелье для сна. Я его разбудила. – вздохнула девушка.

- Тогда почему ты такая бледная? – Том смотрел на её лицо.

- Я ужасно испугалась, просто скрутило всю от ужаса. Вы ведь помните в КАКИХ случаях у Гарри сильно болела голова?! Я подумала, что весь тот кошмар продолжается. Но слава Мерлину! Ох… меня до сих пор трясет.


========== 12 июля 2011 года (продолжение) ==========


Гарри встретил их у входа в замок, того самого, через который вел недавно Эмму и Джоан, к которому его недавно принес рыдающий Хагрид. Он смотрел, как они приближаются, Джоан что-то рассказывала Тому, Гермиона видимо дополняла и показывала куда-то рукой.

Вскоре он услышал обрывок разговора:

- …залп за залпом пока защитное поле не пало.


- Здравствуй, Гарри! Как ты, дорогой? – Джоан была рада видеть его в норме.

- Спасибо, Джоан! Всё прекрасно, видимо переутомился вот голова и заболела. Вы готовы завтракать?

Гермиона подошла и, взяв его за руку потянула ко входу, Тома пришлось окликнуть, он мало реагировал на окружающих его людей, всё его внимание поглотил Хогвартс и окрестности величественного замка.

- Том, пошли уже. Позже, если захочешь, сможешь погулять и все осмотреть, – позвала его Гермиона.

В коридоре им встретился Почти Безголовый Ник, который откинул голову в сторону на манер шляпы и поздоровался с Гермионой, назвав её миссис Поттер, чем вызвал удивлённый взгляд Фелтона.

- Вы говорили Гарри тут неделю, когда успели!?

- Это долгая история, Том. Услышишь ее немного позже, – успокоила его Джоан.


Том чувствовал себя в сказке, впрочем сейчас он именно в ней и находился! С замком Хогвартс было связано много лет его жизни, но с Замком существующим лишь в виде отдельных декораций или помещений в других зданиях. А сейчас он видел и находился в настоящем Хогвартсе, шёл по коридору, рассматривая говорящие картины и движущиеся лестницы, повстречал привидения факультета Гриффиндор и Слизерин, которого позвал Поттер и наконец увидел тот самый Большой Зал и его знаменитый на весь мир потолок.


Он застыл на пороге потрясенно его рассматривая.

- Его специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо, - прошептала Гермиона, - я вычитала это в «Истории Хогвартса»!

Фелтон дернулся, а остальные расхохотались! Он переводил взгляд то на своих спутников, то снова на потолок и тоже рассмеялся.

- Ох! А я ведь и правда там про потолок и прочла, – произнесла, успокаиваясь Гермиона.

Том ходил по залу, подошёл к столу Слизерина, провел по нему рукой… Поттер шевельнул ладонью и знакомо зашевелились тени, зал стал заполнятся учениками и появились звуки, что-то сказал Снейп…

Вот тогда Фелтона и проняло по настоящему, он отступил от стола и крутился на месте стараясь рассмотреть всё как можно подробнее, ходил, почти бегал по залу рассматривая студентов и прислушивался к разговорам, подошел к Малфою, который напыщенно говорил что-то про истребление грязнокровок и им сочувствующих, поморщился.

- Как это возможно? – обведя рукой зал спросил он немного подрагивающим голосом.

- Иллюзия. Замок запоминает всё что в нем происходит и потом можно вот так всё посмотреть, – ответил Гарри.

- И часто он так? – кивнув на Малфоя, Тому до конца не верилось в то что ему успели рассказать про его персонажа.

- С первого курса, – Гермиона поморщилась, – он сейчас наверняка начнет раздавать распоряжение об «охоте».

- Что это значит? Какой «охоте»?

- Это они так изысканно называют вечерние и ночные рысканья по школе и групповые изнасилование пойманных студенток, я тоже раз чуть не попалась, спасибо Гарри… правда это было на шестом курсе, а не на седьмом.

- Изнасилования?! Почему их не выкинули из замка? – вытаращился Фелтон.

- Ты видишь события седьмого курса. Волдеморт у власти. Директором назначен Снейп, который хоть и против Темного лорда, но не может рисковать и явно защищать учеников. Поэтому эта мразь так спокойно себя чувствует. Видишь, они в открытую обсуждают свои делишки, – со злобой говорил Поттер.

- Начинаю понимать почему получил Ступефай, – пробормотал Фелтон.

- О, ты себе даже не представляешь!

- Предлагаю позавтракать, а потом продолжим. – Вмешалась Гермиона и иллюзия исчезла.

- А что насчёт Битвы за Хогвартс, – спросил Фелтон, – её иллюзию тоже можно посмотреть?

- Можно, Том, – ответила Гермиона, – позавтракаем и покажем тебе.

- Только смотри её с Джоан, если она не против. Мы больше не хотим. – Дополнил Поттер.

- Конечно, Гарри, – переглянулась писательница с Фелтоном.


Стол Гриффиндора заполнился приборами на присутствующих людей, появилась еда, а перед Джоан кубок с тыквенным соком. Она, желая доставить удовольствие гриффиндорцам, которые с интересом наблюдали за ней, картинно поморщилась, а улыбающаяся Гермиона пояснила Фелтону смысл происходящего.


- Так и что же произошло в Малфой-маноре? – спросила Роулинг, которую уже давно интересовал этот вопрос.


Лицо Поттера исказилось и он сжал кулак, а Гермиона успокаивающе положила на него свою ладошку.


- Когда нас, в лесу Дин, поймали егеря и притащили в Малфой-манор, Дракусик узнал нас сразу. Но упросил Беллу отдать ему на время, пообещав вернуть меня живым. Обратите внимание, только меня. Поймали нас двоих. Рон к тому времени уже отвалил домой. У них в подвале был ещё и Дин Томас, уверен вы помните его. А охраняли подвал с пленниками оборотни из стаи Сивого. Малфой привел нас в подвал, где меня и Гермиону привязали к столбам в клетке которая стояла посреди круглого зала. – Поттер перевел дух, а Гермиона перебралась к нему на колени. - Дракусик удобно устроился в кресле с бокалом вина. Тварь наслаждалась происходящим! Они привели какую-то девушку и Дина. Два оборотня на наших глазах подвергали их насилию, а потом сожрали. Вся эта демонстрация, по замыслу Малфоя, должна была подготовить нас к тому, что то же самое произойдет с Гермионой… И когда они открыли клетку чтобы её вывести, у меня случился спонтанный выброс. Оборотней ненадолго вырубило, а мы смогли освободиться, выброс растянул и частично порвал веревки.

- Вот тогда мы в первый и, надеюсь, последний раз использовали Аваду, – закончила Гермиона.

- Удивительно, что ты сдержался. Я на твоем месте Авадил бы сразу! – бледный Том осознал насколько он был близок к смерти.

- Видишь Том, а ты говорил пытки, Добби… и вот у них все известные нам события были такие – я писала сказку, а вышел кошмар! – Роулинг уже привыкла, но всё равно была бледной.

- Если ты не передумал смотреть битву, Том, то нам надо на улицу, – прервал молчание Поттер.


По пути Фелтон и Роулинг с неослабевающим интересом осматривали замок, здоровались с портретами и даже видели Пивза, который держался в отдалении и что-то бурчал себе под нос, не решаясь приблизиться.

- Пару дней назад тут было многое разрушено, – задумчиво произнесла Джоан, - Гарри сказал замок восстанавливают домовики.


Гарри остановился у выхода, обнимая свою девушку.

- Иллюзия начнётся через десять минут, – мы побудем в гостиной Гриффиндора, встретим вас позже, у Большого Зала. С этими словами парочка с хлопком исчезла.

- У меня голова кругом от всего этого! – признался Том. – Всё жду когда проснусь.

- Он появился у меня три дня назад, Том… - начала рассказывать Джоан.


Появившись в гриффиндорской спальне мальчиков, Гарри положил девушку на кровать:

- У нас есть полчаса, милая, – ловя податливые губы подруги сказал он.


Подойдя к дверям большого зала Гермиона и Гарри, встретили своих молчаливых гостей. Фелтон с ужасом и с чем-то ещё непонятным в глазах, рассматривал волшебников будто видя их в первый раз, а Джоан и вовсе прятала взгляд.

Парочка переглянулась и вздохнув Гермиона спросила:

– Идем к Директору? – молчаливые кивки были ей ответом.

- Пропустишь? - обратился Гарри к каменной статуе.

- Пожалуйста, – буркнула Горгулья.


Довольно большой круглый кабинет, задняя часть которого образовывала небольшой балкон или второй ярус, на него вели две лестницы, а между ними уместился массивный стол, украшенный узорчатой резьбой. Помещение было наполнено картинами, которые шептались глядя на пришельцев, по бокам возвышались большие полки с книгами, загадочные предметы на подставках и шкафах шевелились, бросая отблески на стены. За столом, на двух колоннах, образующих арку балкона, висели два больших, в человеческий рост, портрета.

Пожалуй только Поттер не ощущал особенных эмоций от этого места. А остальные…

Гермиона ощущала одновременно и грусть, и радость, и ностальгию. Вспоминала сидящего за столом Дамблдора, Фоукса на жердочке рядом, как попала сюда впервые и при каких обстоятельствах была здесь в последний раз. Вон там была та ужасная книга, которую она забрала с собой.

Роулинг и Фелтон были в святая святых Хогвартса и жадно осматривались, даже не пытаясь осмыслить свои чувства. Поттер сделал жест кистью и перед столом появились четыре кресла, а портреты на колоннах осветились.

– Надеюсь Дамблдор не спит, – сказал он.

- Мистер Поттер! Такой же самовлюбленный и высокомерный как и отец! – знакомый голос для всех прозвучал особенно громко, Поттер укоризненно посмотрел на Роулинг, которая одновременно пыталась смотреть на портрет Снейпа и спрятать взгляд от Гарри.

- Профессор! – Гермиона прижав ладони к лицу сделал шаг к портрету, – Профессор Снейп! – перед глазами мелькнула Визжащая хижина и она почувствовала как по ладоням скатилось несколько слезинок.

- Я тоже рад вас видеть миссис… - лицо Снейпа перекосилось как от зубной боли, – Гермиона! Рад что с вами все в порядке, – наконец выдавил он.

- Поттер! Миссис Гермиона Джейн Поттер! Профессор! – расхохотался Гарри глядя на скривившегося Снейпа.

- Здравствуйте, миссис Поттер, – поздоровался оживший портрет Дамблдора, – Счастлив, что с вами всё в порядке!

- Здравствуйте, директор! – пролепетала Гермиона переводя взгляд с Дамблдора на Снейпа и обратно.

- Гарри, мой мальчик, ты не познакомишь нас со своими гостями? – поблескивая очками спросил величайший белый маг.

- Конечно. Том Фелтон, актер игравший роль «вы-уже-поняли-кого», - кивнул он на застывшего с вытаращенными глазами Тома. А это Джоан Роулинг, писательница и наш демиург, – криво ухмыльнулся Поттер представляя женщину.


На мгновение в кабинете наступила тишина. Поттер сел в кресло и притянул к себе на колени Гермиону.


- Здравствуйте, мадам Роулинг. Удивительно с Вами встретится! – приветливо сказал старый волшебник.

- Здравствуйте, Альбус, – выдавила из себя писательница смотря на мерцающие очки-половинки, которые она придумала.

- Пока пустоголовый Поттер носился по своим никчемным делам, мы ознакомились с вашим творчеством, мадам Демиург, – тон Снейпа не оставлял сомнений в его отношении к упомянутому творчеству. – Поясните мне, выдуманному, как в вашу голову пришло назвать, наверняка бестолкового как и папаша, сына Поттера, Альбус Северус?! – процедил Снейп.

- Да, Джоан! Я считаю профессор имеет право знать! – Поттер улыбался даже когда получил локтем в живот от старательно сдерживающей улыбку Гермионы.

- Я решила назвать его в честь вас с Альбусом, – растеряно ответила Роулинг.

- В честь меня?! – зашипел Снейп. – Я с трудом соглашусь на это даже в том случае, если это будут их дети, – кивнул он на парочку в кресле, – а что там получилось бы от мисс Уизли, боюсь даже представить.


Поттер уткнулся лицом в бок Гермионе и шумно дышал, Фелтон преувеличено внимательно рассматривал какой-то прибор в шкафу. Роулинг с некоторой обидой посмотрела на них и подумала что, возможно, она переборщила с характером Снейпа.


- Хватит, Северус – произнес Дамблдор, – хотя у меня, признаться, тоже есть один щекотливый вопрос, – несколько лукаво улыбнулся старик.

- И какой-же? – насторожилась Роулинг. – Спрашивайте, прошу вас.

- Почему вы решили что я, так сказать, не совсем обычный в части отношений, если можно так выразиться? – очки поблескивали и, казалось, насмехались над писательницей.

- О! – это было, пожалуй, все что могла ответить Джоан. А что она могла ему сказать?

- О! – выдавил Поттер. После чего преувеличенно аккуратно снял очки, развернул к себе Гермиону, уткнулся лицом ей в грудь, поерзал, прижал по плотнее и только после этого захохотал. Гермиона невольно содрогаясь, заулыбалась и уткнулась Поттеру в растрёпанную макушку.


Фелтон, который до этого держался, беспомощно огляделся, но Гермиона была одна и только у Поттера, прижал руки к лицу и тоже захохотал не в силах себя сдерживать. И дело было даже не в самом вопросе, а в ситуации в целом. Во всем что происходило вокруг них последнее время. Ну и в конце концов, это ведь Дамблдор!


- Альбус, объясните! Как это могло произойти! Как Гарри оказался здесь!?– решительно потребовала Джоан. Она решила не обращать внимания на Снейпа который смотрел, черт побери, на неё как на Поттера на первом занятии. Если он сейчас ещё скажет что-то про знаменитость… Она в курсе где берут безоар! Понял?! И вообще! Роулинг поймала себя на истерике и смутилась. А этот тип смотрел на неё будто всё видел и усмехался той самой усмешкой. Он должен был так усмехается не над ней!


- Есть только одна сила во вселенной, которая могла помочь Гарри последовать за мисс Грейнджер, когда она отправилась в свое очередное Большое Приключение. Сила, одновременно более чудесная и более ужасная, чем смерть, чем человеческий разум, чем силы природы… – голос старого мага завораживал, – и наиболее могущественная из всех возможных. Припоминаете?

- Да… - завороженно ответила женщина.

- Уверен, вы знаете какая сила способна на такое, сила, которая заставила магию Гарри перенести его сюда. Его перенесло сюда на свет души мисс Грейнджер, как на путеводный маяк. И вовсе неважно как зовут её в конкретный момент, ведь душа одна.

- Ох… - Джоан испытывала очередное потрясение, какое… она сбилась со счету.

- Да. Эта, величайшая из сил и позволила мисс Уотсон вспомнить её прошлую жизнь, вспомнить себя и Гарри, – старик смотрел на них, как на сбывшуюся мечту.

- Любовь… - Джоан не отрываясь смотрела на обнявшуюся парочку на кресле.

- Пожалуй это ваше величайшее достижение, Джоан, создать мир в котором могло появиться чувство настолько сильное и настоящее, что мы сейчас с вами разговариваем.

Рискну даже предположить, что это именно то, что вы должны были сделать в этой жизни. – маг помолчал и продолжил. - Однако не только, уверен что Хогвартс тут тоже не просто так.

В ваш мир, вместе с Поттерами, пришла магия.

- О Господи! – происходящее, огромной волной взметнулось и резко приобрело гораздо большую глубину и радугу смыслов, чем она могла себе вообразить, теперь это затрагивало всех, меняло мир и уклад жизни множество людей, эта ответственность придавливала к земле и лишала дыхания. Совсем не этого ждала простая писательница туманного Альбиона.

- К сожалению, ничего не бывает полностью хорошо и в своих произведениях вы ошиблись, и мы можем только благодарить Мерлина, что созданный мир не позволил состояться вашей ошибке, – произнес бывший директор Хогвартса.

- Это значит в нашем мире начнут рождаться маги, директор? – отмер Фелтон и задал идиотский вопрос.

- Да, мой мальчик, – улыбнулся директор. – Та книга, которая в углу. Она была в Министерстве Магии раньше, в ней отмечают маглорожденных.


Фелтон вскочил и подошел к книге, вгляделся и охнул.


- Директор, тут уже 5 человек, родились вчера и сегодня!

- Мир меняется, мистер Фелтон, – раздался ядовитый голос Снейпа, – скажите спасибо мистеру Поттеру!

- Да бросьте, профессор! Вам не надоело? – Поттер только что засунул руки под свитер Гермионы и не имел никакого желания ругаться.

- Наглец! Совсем как… - осекся Снейп, будто подумал, а и правда, какого Мордреда?

- Это прямо-таки трогательно, Северус! – тихо засмеялся Дамблдор.

- Мы можем приветствовать Основателей? – спросила Роулинг находящаяся в состоянии анабиоза.

- Да, девочка моя, – улыбаясь сказал Дамблдор, – мы можем приветствовать Основателей!


Многое в этот момент изменилось. Что-то изменилось в самом мире. Изменились многие судьбы. Почти всех живых в кабинете придавило, ответственность ощущалась на физическом уровне и никто не видел возможности её избежать, а главное, желания сделать это. Огромный Хогвартс вокруг ободрял, давал уверенность и несмотря на то, что они все стояли на краю пропасти неизвестности, им не было страшно. А Снейп думал как пережить вечность осознавая Поттеров Основателями.


Единственный в кабинете кому наплевать был Поттер. Он настолько привык постоянно сталкиваться с неожиданными кошмарами, опасностями, травлей и непониманием, славой и низвержением с пьедесталов, игнорированием и необходимостью обнажить палочку в любой момент времени, постоянно находится в напряжении и готовности к чему бы то ни было что… Волновала только девушка в его объятьях, её безопасность и её счастье, со всем остальным он умел справляться. И пока она вот так расслабленно дышит ему в шею, пока он чувствует что она улыбается – всё прекрасно!

Он давно уже приравнял пресловутое «общее благо» к конкретному счастью конкретного человека. У него был эталон. И на остальное ему было наплевать.


World News


Известная британская писательница Джоан Роулинг объявила о переиздании знаменитой саги о Гарри Поттере!

Свое решение она пояснила желанием переписать отношения главных героев! Bloomberg


Знаменитая серия о Гарри Поттере будет переиздана! Новостные агентства всего мира публикуют сенсационные новости о рестарте Саги.

«Я исправлю важные моменты» - говорит автор, разошедшейся многомиллионным тиражом, серии. ИТАР-ТАСС


Попытка заработать денег на старой истории? CNN


Фанаты канонной пары обвиняют писательницу. «Прошу прощения, я исправляю ошибку» France-Presse


Источники близкие к писательнице намекают на серьезное повышение возрастного рейтинга. CNBC


В социальных сетях отмечен резкий всплеск активности. «Мы подключаем дополнительные мощности» заявил создатель Facebook Марк Цукерберг.


Очевидно, на волне возбуждения от сенсационного заявления автора Саги, фанаты предприняли попытку отпраздновать события. Были зафиксированы небольшие разрушения частной собственности в графствах Уилтшир, Корнуолл и Суррей. Пострадавших нет.

- Прискорбно что в своих фанатских игрищах родители не думают о своих младенцах. - сообщает пресс-служба карабинеров графств. ITV


Источники сообщают о переговорах Warner Brothers с агентами писательницы. Предмет переговоров не разглашается. Однако аналитики считают что он очевиден. UPI


Наш телеканал предпринял попытку взять интервью у исполнительницы главной женской роли Эммы Уотсон. К сожалению найти актрису не удалось! Channel 4


Перезапуск серии очевиден! Рабочий день Harrods в Найтсбридж сорван! <видео>

Эмма Уотсон замечена в компании Дэниеля Редклиффа в образе Гарри Поттера.

Редклифф отрицает встречу с Уотсон. Что подтверждает нагнетание интереса к теме. BBC



загрузка...