КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391797 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164532
Пользователей - 89017
Загрузка...

Впечатления

Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Сестра Поттера (СИ) (fb2)

- Сестра Поттера (СИ) 801K, 176с. (скачать fb2) - (Vetana Karst)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Глава 1. ==========

Голова жутко болела, хотя точно помню что ничего не пила. Нужно хотя бы умыться холодной водой. С трудом поднявшись на локтях, я от удивления рухнула обратно в постель.

Тааааак! Мои руки были детскими! Тоненькие бледные лапки! Откинув одеяло в сторону, я с трудом удержалась от крика.

Блять! Почему я ребенок?

Я завернулась в одеяло, холодно.

Дышим, Аня, дышим.

Через пару минут я немного успокоилась. Теперь на повестке дня были два популярных вопроса: кто виноват и что делать? Немного пораскинув мозгами, я поняла, что ответ на первый вопрос вряд ли придет сам собой, а вот второй куда более актуален.

Судя по всему, я — тот самый легендарный попаданец. Только куда я попала? В книгу, фильм или просто в самобытный мир? Пресвятые печенюшки, только не средневековье! Ладно, попробуем что-нибудь вытащить из памяти девчушки, должна же она хоть что-то помнить.

Спустя пару часов меня замучила жуткая мигрень, но оно того стоило.

Девчушке было 3 года, звали ее Анна Лилиан Рейган. Живет всю свою жизнь в приюте. Однажды из подслушанного разговора она узнала, что ее еще младенцем туда подкинули. Девчушка быстро разобралась в местных реалиях: кто способен помочь, а кто и в морду даст, — умненькой была. Жила она в Англии, в пригороде Лондона. Сейчас лежит в больнице — в приюте разыгралась эпидемия какой-то болячки.

Неплохо. Думала, будет меньше информации.

На имени точно не спалюсь, английский благодаря своей профессии переводчика знаю, как и немецкий. Слабенько французский. Еще повезло в том, что я тоже сирота и тоже выросла в приюте. Вряд ли местные порядки сильно отличаются от тех, что мне знакомы. Так что будем Анна Васильевна жить! Опыт-то есть!

Хмыкнув, я перевернулась на другой бок.

А теперь время теорий и предположений. Как я сюда попала? Скорее всего, умерла в той жизни. И нет, не кирпич на голову, не автомобильная авария, а банальнейшие проблемы с сердцем. Чтобы эти проблемы исправить, нужна была дорогостоящая операция за границей, а денег, как понимаете, не было. Работала я переводчиком документов в небольшой частной фирме, частенько брала заказы со стороны. Была небольшая квартира в хорошем районе, машина, шмотки. Да и различные хотелки в виде дорогой косметики, гаджетов и отдыха за границей я могла себе позволить. А вот операцию нет. Нужны были недешевые анализы, оплата стационара в клинике, сама операция и восстановительный период.

Работать в это время я никак не могла. Была, конечно, заначка, но ее не хватило бы. Заработать такую сумму в ближайшее время невозможно, а влезать в криминал не хотелось. В итоге сошлись на том, что врач выписала лекарства, которые заставляли сердце биться. Работу взяла на дом. Близких друзей не было, родни тоже, я тихо угасала в одиночестве.

И сердце в одну прекрасную ночь остановилось.

Спустя 8 лет.

Профессор Северус Снейп приблизился к дому. Поднявшись на крыльцо, он позвонил в дверь, потом еще раз и еще. Но ему не открыли, он уже хотел с силой постучать в дверь, когда до него донесся рев газонокосилки. Снейп спустился с крыльца и обошел дом. Маленькая черноволосая девочка в замызганном травяным соком комбинезоне подравнивала газон. Он хотел ее окрикнуть, но она сама его заметила. Заглушив косилку, она подошла к нему.

— Добрый день, сэр. Я могу чем-то помочь?

— Нет, мисс. Я профессор Северус Снейп, преподаватель школы чародейства и волшебства Хогвартс. Так как вы являетесь волшебницей, то должны пройти обучение в школе. Вот ваше приглашение.

Снейп протянул девочке конверт. Она не задала ни одного вопроса, даже конверт рассматривать не стала.

— Пройдемте в дом, профессор, там будет удобней.

Девочка развернулась и уверенным шагом направилась в дом, ему ничего не оставалась кроме как последовать за ней. Северусу было очень любопытно. Анна жила среди магглов и не удивилась тому, что она — ведьма, словно так и должно было быть.

Они прошли на кухню. Девочка достала из холодильника тарелку с кексами, кувшин с лимонадом и пару бокалов.

— Профессор Снейп, мне нужно пару минут чтобы привести себя в порядок, подождите пожалуйста.

Дождавшись кивка, она ушла наверх.

Профессор налил себе холодный лимонад, лето в этом году было не привычно жарким.

Он был недоволен тем, что его оторвали от любимых зелий, ради работы почтальона. Но МакГонагалл неудачно покусал акромантул и часть приглашений, которые она не успела разнести, поделили между преподавателями. Ему, слава Мерлину, досталась всего лишь одна девчушка. Но какая девчушка. Старшая дочь Поттеров. Анна Лилиан Поттер, родившаяся на год раньше брата, в мире магглов известна как Анна Лилиан Рейган. Анну отправили в приют, Гарри к сестре Лили, Петунье.

Альбус решил, что двоих детей семье не потянуть и разделил их, Северусу это не очень понравилось, но сделать он ничего не мог. Дамблдор запретил ему даже появляться рядом с детьми.

Когда Снейп прибыл в приют, он был очень удивлен, узнав, что Анна живет в семье. Неофициально. И чуть не прибил директора приюта, когда узнал, у каких людей она живет.

Анна спустилась в нему переодетой в легкие джинсы и футболку, густые черные волосы заплетены в небрежную косу. В темно-синих глазах светилось любопытство. Глядя на нее, Снейп даже засомневался, что автор сего шедевра Джеймс.

Девочка села напротив него и, вздохнув, начала первой.

— Спрашивайте, профессор.

— Мисс Рейган, почему вы живете здесь, а не в приюте?

— Потому что здесь лучше, чем в приюте. Намного.

— Вы знаете, что это за люди? — зло прищурившись, прошипел Снейп.

Анна оценивающе на него посмотрела, словно раздумывая можно говорить или нет.

— Профессор, если вы пообещайте, что наш разговор останется исключительно между нами, я все вам расскажу. Мне не нужны клятвы крови или что-то в этом духе, достаточно будет вашего слова.

Произнеся это, девочка замолкла, отвернувшись к окну.

Северус был ошарашен сказанным и хотел было рявкнуть, чтобы она немедленно все рассказала, но остановился, когда до него дошло. Клятва! Откуда?! Да и письму она не удивилась. Знает о магии?

— Даю слово, говорите!

Анна всю жизнь провела в приюте и быстро поняла, что из этого болота без денег не выбраться, а без хороших отношений не выжить. Она старалась подмазаться к учителям и руководству приюта. Всегда хвалила стряпню местной поварихи, хотя она была отвратительной. Отлично училась. Не давала себя в обиду и других не трогала. Итогом этого стал перевод в школу для обычных детей. В ее тарелке еда всегда была лучше и порция больше. Конечно, ее пытались поставить на место, но Анна всегда могла дать сдачи, а учителя были на ее стороне. Старшие ребята, которые следят за порядком в приюте, ее не трогали. Формально, она не нарушала местные неписаные правила и деньги с семи лет сдавала в общак. Да-да, чтобы не стать объектом травли, нужно платить. Совсем мелких не трогали. Откуда у трехлетки деньги? Но вот пятилетние уже работали. Кто воровал, кто попрошайничал, кто телом торговал, но последним, в основном, занимались подростки.

Анна же еще с детства замечала за собой странные вещи и со временем научилась получать с этого деньги. К примеру, ей приносили шкатулку, и она находила потайное отделение. В основном, это был обычный антиквариат, шкатулки, шкафы, стулья, секретеры и т.п. Работала она, конечно, не с полицией и не с антикварной лавкой. На ее имя был открыт счет в банке куда и переводили ей деньги за работу, не сказать, что много, но зато стабильно.

Открылась эта способность случайно. К директору пришел его старый знакомый, потрещать за жизнь и выпить, соответственно. Когда он уходил, то случайно заметил, как Анна подняла веточку в воздух. Его звали мистер Мортем, и именно он сказал ей, что она ведьма. Старик стал часто к ней приходить и рассказывать о волшебном мире. Однажды он принес ей милую старую шкатулку в подарок, и Анна при нем нашла потайное отделение. Мортем на следующий день принес еще несколько вещичек, и в них она тоже нашла тайники. Так они и стали зарабатывать. Его не слишком интересовали деньги, и большую часть прибыли она забирала себе.

Мортем так же принес ей очень интересную информацию. Обеспеченная семейная чета Уильямс искала себе ребенка. Но все не так просто, у мистера Уильямса была судимость — когда-то за соседской девочкой подсматривал. Поэтому об официальном усыновлении или опеке речи не шло. Это первое, а второе было то, что у четы Уильямс были не совсем традиционные наклонности. Есть люди, которые любят подсматривать, а есть те, которые любят чтобы за ними подсматривали. Уильямсы относились ко второй категории. И что бы подсматривающий… был не совсем совершеннолетним. Подсматривать, как они развлекаются по вечерам, нужно было 2-3 дня в месяц. В обмен Уильмсы предлагали полное содержание до окончания колледжа.

Анна на тот момент находилась в не простом положении. Отношения между сотрудниками приюта и воспитанниками серьезно обострились. Ей прилетело от учителя, и дети ее пару раз побили, а старшие просто поговорили за жизнь и подняли сумму для общака для нее, серьезно подняли.

Анну вынуждали принять чью-либо сторону в этой мелочной войне. Терять расположение директора и персонала ей не хотелось, но дети ей житья не дадут! Поэтому Анна приняла предложение. Директор не был против. Уильямсы же сделали небольшое пожертвование не только приюту, но и лично директору.

Девочка выдохнула и залпом выпила стакан лимонада.

Северус молчал, не зная, что сказать. С одной стороны, стоило забрать ее из семьи извращенцев, но с другой стороны, что ждало ее дальше? Приют? Возможно даже другой, но кто сказал, что он будет лучше и она сможет там прижиться?

— Уильямсы знают, что вы — ведьма?

— Нет. Но, в принципе, о людях, с не совсем обычными возможностями слышали. Вы собираетесь, что-нибудь делать, профессор?

Снейп откинулся назад и вопросительно поднял бровь.

— А надо?

— Благодарю за понимание, сэр.

Снейп поднялся со стула, показывая, что им пора идти. Анна быстро прибралась на столе, захватила в прихожей рюкзачок, и они аппарировали в пустынный закуток на Косой Аллее.

— Не отставай, — бросил на ходу Снейп.

Первым делом они направились в Гринготтс. Анна с широко распахнутыми глазами рассматривала Косой, крутя головой во все стороны. Снейп немного замедлил шаг, позволяя ей осмотреться. Северус прекрасно помнил свои эмоции от первого посещения аллеи. Зайдя в банк, он отыскал глазами свободного гоблина и прошествовал к нему.

— Чем могу служить? — оскалившись, но на самом деле вежливо улыбнувшись, спросил гоблин.

— Мисс Поттер необходимо взять некоторую сумму. Вот ключ.

Гоблин взял ключ, внимательно осмотрел его. Буркнув что-то себе под нос, он вылез из стойки.

— Все в порядке, следуйте за мной, юная мисс.

— Пятидесяти галеонов будет достаточно. Можете идти без меня, я не люблю тележки.

Анна и гоблин удалились в подземелья.

Северус, в общем-то, назвал довольно крупную сумму для покупок. В тридцать галеонов вполне можно было уложиться, и даже немного осталось бы. Но видимо из чувства мелкого пакостничества назвал больше. И хрен с этим, деньги лишними не бывают, да и Поттеры не обеднеют.

Когда Мортем рассказал мне о том, что я ведьма, о существовании волшебного мира и о Хогвартсе в придачу, я была рада. Особенно тому факту, что попала в персонажа, который вообще не упоминался в каноне! И именно это, на мой неискушенный взгляд, повышало мои шансы на выживание, когда начнется битва Бобра с Ослом. Но Поттер? Пушной зверек!

Холодный воздух подземелья привел меня в чувства. Ладно, обдумаю это позже.

— Мисс Поттер, на ваше имя открыт еще один сейф, но он тайный, — мило оскалился гоблин.

Да что здесь происходит-то?!

— Уважаемый, пока мы не сели в эту замечательную тележку, не могли бы вы пояснить, что значит тайный сейф? — скопировала его милую улыбку в ответ.

Коротышка фыркнул, но все же соизволил объяснить.

— Тайный сейф — это когда о существовании счета у нас знает только либо тот, кто открыл этот счет, либо тот на кого открыт этот счет. Даже если будет официальный запрос, хоть из того же Визенгамота, мы обязаны ответить, что ничего кроме детского сейфа у Анны Поттер нет.

— Кто открыл этот счет? Какая сумма на нем?

— Открыла этот счет Лилиан Поттер, но он заморожен и все находящиеся там деньги находятся в обороте Гринготтса, по договору с леди Поттер. Этот договор вы можете разорвать в любой момент, но я бы не рекомендовал этого делать. На данный момент на счете сто тысяч галеонов, десять сиклей и двадцать один кнат. Так же в сейфе находится письмо, которое мы обязаны передать вам лично в руки.

Кажется, теперь я понимаю смысл выражения — знатно охуеть. Именно эти два слова точно описывали мое состояние.

— Тайный сейф находится ниже сейфа Поттеров? Если да, то сначала к нему, а потом к детскому, — хрипло выплюнула я, и плюхнулась в тележку.

Гоблин кивнув встал у управляющего рычага, и тележка на безумной скорости помчалась по рельсам.

Но мне было все равно. Сидя на лавочке, я напряженно обдумывала ситуацию. Тайный сейф? Зачем? Какого овоща он был нужен Лили, если я и так являюсь наследницей Поттеров? На последней мысли я поперхнулась…

А если я не являюсь дочерью Джеймса? И мамуля от кого-нибудь меня нагуляла?

И в случае, если выплывет, что я бастард, я не подохну в нищете? Как вариант.

Едем дальше. Сто тысяч галеонов очень крупная сумма. Очень. Появилась она, скорее всего, от договора Лили и гоблинов. Вряд ли такая большая сумма, извлеченная из семейного бюджета, осталась бы незамеченной. Так что гоблин прав. Разрывать такой выгодный договор не стоило, тем более у меня есть детский сейф Поттеров.

Кстати о детских сейфах, о них стоит подробнее расспросить у коротышки.

Когда я более-менее привела мысли в порядок, тележка остановилась. Мы направились к сейфу. Денег там не было, что логично. Но внутри располагались стеллажи с книгами, часть из них почему-то валялась на полу, драгоценности и одежда примерно так же. То есть, часть была аккуратно сложена, а часть валялась в безобразной куче. А еще тут были мебель и ковры! Очешуеть! Похоже, матушка решила обо мне основательно позаботиться.

— Уважаемый, а где то письмо, о котором вы говорили?

— В шкатулке, она находится в дальнем левом углу сейфа, — ответил коротышка, тыкнув кривым когтем в нужную сторону.

Шумно выдохнув, я направилась в указанном направлении. Через десяток секунд в моих руках оказалась искусно вырезанная шкатулка из дерева, но замка на ней не было.

— Уважаемый…

— Зовите меня Гобганк, я управляющий этого сейфа. Для того, чтобы открыть шкатулку, нужна ваша кровь, вы можете забрать ее с собой. Так же вы можете забрать не только эту шкатулку, но и любую другую вещь из сейфа.

— Благодарю, Гобганк. А у вас есть что-то похожее на маггловские карты?

— Да, мисс. Бездонный кошелек. Стоит двадцать галеонов. Он напрямую связан с вашим счетом, за раз можно вытащить не более восьмидесяти галеонов. Обменивает галеоны на фунты согласно нынешнему курсу. В нем можно хранить не большие вещи, вроде вашей шкатулки. Но лучше долго не держать — это кошелек, а не сумка!

— Деньги за кошелек возьмете с сейфа Поттеров. Договор, который Лили заключила с банком, в силе.

Через мгновение коротышка протянул мне небольшой черный мешочек, в который я тут же запихнула шкатулку. Не стоило светить ей перед Снейпом.

— Кошелек связан с детским сейфом Поттеров. В нем находится тридцать пять тысяч золотых.

— Уважаемый Гобганк, не могли бы немного более подробно рассказать о детских сейфах?

— Разумеется, мисс, — важно кивнул коротышка. — Детские сейфы открывают для детей чистокровных семей, с 11 лет они могут распоряжаться деньгами, лежащими в них. Считается, что это дисциплинирует и учит юных магов ответственности.

— Значит, в сейф мы можем не ехать?

— Верно, ничего кроме денег там нет. А доступа к родовому сейфу вы не имеете.

Произнеся это, гоблин развернулся и вышел из сейфа. На ватных ногах я последовала за ним. Я не стала дожидаться пока он закроет сейф, сразу забралась в тележку и прикрыла глаза.

Не имею доступа в родовой сейф.

Шикарно!

Хотя это напрямую говорит о том, что я бастард. Титул лорда и все остальное, скорее всего, наследует Гаррик.

Лили была умна, и каким-то образом она смогла не провести ритуал принятия в род новорожденного, зная, что ввод в род нагулянного на стороне ребенка, грозит серьезными магическими неприятностями.

Я сжала в дрожащей руке кошелек. Надеюсь, что его содержимое сможет прояснить, что здесь происходит. Мы уже были в банке, когда я решила задать известный вопрос.

— А как часто вы проверяете сейфы?

— Примерно раз в десять лет, мисс, — улыбнулся коротышка. Только в этот раз это точно был оскал.

Снейп уже готов был проклясть всех гоблинов скопом, когда они наконец-то появились.

Анна была немного пришибленной. И гоблин ей солгал, они никогда не проверяют сейфы на наличие грабителей.

— Мисс Рейган, вы взяли деньги?

— Нет, я купила бездонный кошелек с привязкой к сейфу, — немного заторможено ответила девочка.

Похоже, гоблины произвели на нее неизгладимое впечатление.

Все оставшееся время Анна вела себя тихо и не доставала вопросами, что его более чем устраивало. Оживилась она к моменту покупки палочки. Олливандер умудрился так напугать девчонку, что она едва не выбежала из магазина, но врезавшись в него, Анна решила все-таки остаться.

Ей досталась палочка из яблони и волоса единорога. Хороша для чар, зельеваренья и колдомедецины, в основном именно у лекарей палочки с сердцевиной из волоса единорога.

Закончив с покупками, Снейп вывел девчонку в Лондон через «Дырявый Котел».

— Мисс Рейган, вы сможете самостоятельно добраться до дома?

— Да, профессор. Я возьму такси.

Проследив за тем, как Анна села в машину, Снейп аппарировал в Хогрвартс.

Ну вот, наконец, я дома! Хотя это местечко сложно назвать таковым, но все же лучше, чем комната в приюте. Поднявшись в комнату, я сразу начала распаковывать рюкзак.

Да, я таки потратилась на рюкзак с пространственным расширением и облегчением веса. Удобная же вещь, хоть и дорогая.

Книги поставила на полку, котел, ингредиенты для зелий и все остальное барахло я закинула в небольшой чуланчик рядом с ванной. Почетное место на рабочем столе заняла палочка. Когда все было разложено, я устало плюхнулась на кровать.

Я жутко вымоталась за сегодняшний день, и хоть Снейп вел себя прилично, но достал своим зудением о том, что палочкой пользоваться нельзя, варить зелья нельзя и все в таком духе. Как-будто я этого не знаю! Да еще два раза повторил, как попасть на платформу.

Умом-то я понимала, что мужик по делу говорит, но нужно же было на кого-то поворчать?

Лежа на кровати, я взглядом гипнотизировала милую резную шкатулочку. Всего лишь гребанная шкатулка! Но почему я боюсь ее открыть? Может потому, что если я сделаю это, то официально признаю, что я в заднице? Вздохнув, я поднялась с кровати за иголкой, захватила шкатулку по пути и уселась обратно.

Неохотно взяв иглу, я проколола кончик пальца. Алая капля медленно скатилась с пальца и упала на крышку. Шкатулка на секунду окуталась серой дымкой, которая спустя мгновение спала. Подцепив ногтем крышку я открыла ее.

Внутри лежал довольно пухлый пергаментный конверт с единственной надписью: «Анне Лилиан Поттер».

Руку даю на отсечение, в этом милом конверте содержится ответ на животрепещущий вопрос об отце.

Ну что, дамы и господа, делаем ставки? Кто же эта загадочная личность соблазнившая Лили?

========== Глава 2. ==========

Спустя час кропотливого чтения, я по-прежнему валялась на кровати, но уже в состоянии легкого недоумения и изумления.

Трам-пам-пам! Мой отец Сириус Орион Блэк! Ну и помимо этого выяснилась масса интересных деталей.

Лили только после свадьбы поняла, что ее опаивали зельями и Джеймса она не любит.

Видимо, таинственный зельевар решил, что, став леди Поттер, она никуда не денется. Лили была умненькой девочкой и тоже это поняла. И то ли от злости, то ли от отчаянья, переспала с Сириусом. В тот день он был пьян, Джейсмса дома не было…

Когда она поняла, что беременна, то решила сделать для меня нечто вроде подушки безопасности. Поднакопив немного денег, она открыла тайный сейф на мое имя, куда тащила все, что под руку попадется. Так же на часть вещей, которые она не могла увезти из дома, но которые могли бы пригодится, она прицепила амулеты. Они в случае опасности переносили их в сейф. Джеймс знал об этой задумке, но не знал в какой именно сейф все перенесётся.

Так же его легко удалось уговорить не тащить меня к родовому алтарю. Мол, да ерунда все это. Ехать далеко (они уже жили в Годриковой впадине, а не в Поттер мэноре) ребенка напугаем, да и вообще устаревшая традиция это! Как ни странно именно последний аргумент сработал. Но все же он смог уговорить Лили, что, когда у них родится сын, в память о его родителях он все же хотел бы пролить кровь на алтарь. Что бы там ни было, но родителей он любил. Лили, не долго думая, согласилась.

Она была наблюдательной девушкой и быстро заметила, что после ухода Дамболдора, муж иногда был не совсем адекватен. Подумав и проанализировав свое поведение и поведение Джеймса, она поняла, что таинственным зельеваром, толкнувший ее в объятия мародера был именно Дамблдор. Доказательств у нее не было, только догадки.

А еще она жалела об истории со Снейпом. Он был ее первым настоящим другом. Конечно, она понимала, что оскорбил он ее тогда в запале эмоций, а не из желания унизить. И простила бы его с легким сердцем, но почему-то не могла. Только спустя годы она поняла, что во всем были виноваты зелья! Если бы она раньше это поняла! Он бы не испортил себе жизнь меткой. Уже тогда он был отличным зельеваром. Он смог бы сварить противоядие. Если бы она… Много было этих «если бы», но увы, история не знает сослагательного наклонения.

В конце письма Лили настоятельно просила меня не верить Дамболдору, обзавестись амулетом, определяющим добавки в еду, и, по возможности, перевестись в другую школу, в тот же Дурмстранг или Шармбатон.

Так же в конверте лежал листочек с замысловатым алым рисунком и запиской к нему.

«Дамблдор очень хитрый старичок, он смог бы привязать Северуса к себе с помощью клятв и обещаний присматривать за тобой (будущими моими детьми) или как-то иначе помогать роду Поттер. Я не желаю ему судьбы ручного песика Светоча всея Британии. Я случайно нашла это в родовой библиотеке. Искренне надеюсь что поможет.

Рисунок — это его освобождение от ранее данных клятв в адрес Поттеров. Ему нужно просто капнуть каплю своей крови на пергамент. Рисунок сделан нашей с Джеймсом кровью. Этим способом, сотни лет назад даровали свободу поклявшимся в служении, если господин был далеко, а слуга не мог по каким-то причинам прибыть к нему.

Анна, милая моя, если в будущем это случится, то умоляю, передай этот листок Северусу! Пусть это будет извинением за мои ошибки»

Перечитав в последний раз, я аккуратно убрала листы в шкатулку.

Быть не может! Я с хватилась за голову, бедный Снейп, бедная Лили!

И ради чего все это?! Ради всеобщего блага?! Да пошло такое благо в *****!

Пару минут в безумной ярости я громила свою комнату. Бородатая скотина! Не знаю как, но ты за все у меня ответишь!

Чтобы немного успокоиться, я взяла в руки гитару. Собственно, почему бы и нет? Песенка весьма не плоха, хоть там не матерные только пара слов и предлоги.

Эх, походу а*уй!

На*уя *уярим?

Ни*уя не ясно!

О*уевшим харям

До*уя опасным.

Эх, походу по*уй! *

Утром первым делом мой путь лежал на кухню. А как же без еды-то молодому растущему организму? Уильмсов не было и в ближайшее время не предвиделось, улетели на пять дней на какую-то конференцию. Уминая яичницу с беконом, я строила планы на сегодняшний день.

Надо было встретиться Мортемом, этот старичок просто кладезь информации о волшебном мире и наверняка не только знает об амулетах, но и парочку достать может. Потом стоило бы полистать учебники, возможно даже в обществе Мортема, если что-то не пойму, он объяснит. Если старик не сможет достать амулеты, то заскочить на аллею к гоблинам.

Вроде ничего важного больше нет. Помыв за собой посуду, я поднялась в комнату.

Мой взгляд упал на шкатулку Лили.

Мндаа… Вот и еще одна проблема организовалась. Папашка Блэк. Ну и как его вытащить из-за стенок Азкабана? Оставлять его на волю Дамблдора не хотелось. Еще раньше читая канон, мне казалось странным, что спустя всего лишь двенадцать лет он смог сбежать! А что не раньше-то? Ладно, хрен с ним, главное успеть его вытащить раньше Дамболдора. Футболка, джинсы, кеды — я готова.

Несмотря на то, что сейчас было раннее утро, жара ощущалось даже сейчас. Страшно представить какое пекло будет ближе к полудню. Стоит побыстрее закончить с Мортемом и улизнуть в прохладу дома.

Мортем жил в четырехэтажном доме. Дом был старым и довольно мрачным. Ремонтировали его последний раз при царе-Горохе. Пристанище всякой мелкой преступной сошки. Он явно мог позволить себе квартирку получше, но почему-то не хотел съезжать.

У Мортема была самая приличная дверь в доме, без номера, даже замка не было - дверь просто захлопывалась. Эта беспечность когда-нибудь его погубит.

Знакомо скрипнули давно не смазанные дверные петли.

В комнате никого не было, значит идем на кухню.

Мортем сидел в глубоком потрепанном кресле, полностью погрузившись в газету. Седые волосы забраны в короткий хвост. Как всегда чисто выбрит, отглажен, надушен. Старый пижон.

— Опять бабулек идешь клеить?

Отобрав у него чашку с кофе, я уселась в соседнее кресло.

— Мало того, что ворюга, так еще и хамло! Не пороли тебя в детстве, — добродушно усмехнулся старик.

С улыбкой я подняла руки, показывая, что сдаюсь.

— Раскусил старый хрен. Есть что нового?

— Есть-есть, как же без этого, — Мортем отложил газету, — а у тебя что за делишки?

— Какие делишки? Что-то ты темнишь дедуля. Или дядюшка Альцгеймер* постучался к тебе в дом? — ухмылка так и наползала на мое лицо.

— Тебя видели в Лондоне с каким-то мужчиной. Уильмсы твои случайно берега не попутали?

— Во-первых, они не мои, во-вторых, это был препод с Хогвартса. Мужик мрачный, но безобидный. Ты же не думаешь, что я опущусь до того, чтобы учителей охмурять?

— Значит уже пришли?

— Ага. Первого сентября увезет меня паровозик.

Мортем молчал. Я пила кофе. Старик был на редкость вредным экземпляром, и, если он не хотел говорить, то стоило немного подождать, иначе пинками может показать нужное направление.

— Анна, у меня действительно есть новости для тебя.

А сейчас Мортем серьезен. Я напряглась. Если он начинал говорить таким тоном, значит что-то случилось.

— Я умираю. Врачи Мунго дали мне не больше пары месяцев. Эта болезнь — родовое проклятье, с которым сделать ничего нельзя. Мой род ровесник самих основателей, очень древний, как ты понимаешь. Но увы, кому-то могущественному мои предки перебежали дорожку и получили проклятие. Подробности рассказывать не буду, слишком много времени это займет. Скажу лишь, что мой род выродился, как магический. Мы потеряли свою власть, состояние, места в Визенгамоте. Даже родовой мэнор от нас закрылся. Мы были вынуждены жить в мире магглов и вести себя подобно им. Но память о магических корнях была жива в нашей семье. Я был безумно счастлив, когда в тридцать во мне проснулась магия. Всю оставшуюся жизнь я потратил на поиски мэнора. И не так давно его нашел.

Старик замолчал, чтобы дать мне время переварить информацию.

— Мортем, я что-то не улавливаю связи между тем, что ты умираешь, и тем что нашел мэнор.

— А связь в том дорогая моя, что я последний из своего рода. Детей у меня нет, а после моей смерти мэнор опять закроется. Поэтому я хочу передать его тебе.

— Похоже к тебе все-таки зашел дядюшка Альцгеймер, — тихо пробормотала я, — Ты хоть понимаешь, что, если моя фамилия сменится на фамилию, которая не древнее основателей, то у меня будут серьезные проблемы?!

Это я уже проорала.

Болван, кретин, имбецил, дебил, олигофрен! И еще с десяток терминов, обозначающие его умственные способности.

Когда я выдохлась, Мортем заботливо подал мне стакан воды.

— Весьма неплохо, но до меня тебе еще расти и расти, — обаятельно улыбнулся этот нехороший человек, — а что до фамилии, то я нарыл старый ритуал передачи владений рода в другую фамилию. К началу августа я закончу там ремонт, и официально все передам тебе.

Я молчала, не зная что сказать. Мэнор это, конечно, очень хорошо, и в случае серьезной заварушки я смогу спокойной там отсидеться. Никто меня оттуда не выковыряет. А с другой… Давайте будем честны! У этого предложения нет минусов. Неприступный скрытый замок, в который мало того что не попадешь без приглашения, так и в принципе хрен найдёшь.

— Признайся, Мортем, здесь есть какой-то подвох!

Я была уверена в этом. Вредный старикашка наверняка что-то от меня утаил, если не про мэнор, так про ритуал точно.

— Моя школа, — умилился дедуля, — в начале месяца приходи сюда, я все тебе объясню.

— Как скажешь. Больше ничего интересного нет?

— Нет. Можешь валить.

31 августа.

Я сидела в уютном кресле рядом с камином и гипнотизировала взглядом бутылку огневиски. Не смотря на то, что мне было всего лишь одиннадцать, мне хотелось напиться в хлам. Мортем, скотина! Таки провел меня с ритуалом. Нет, все честно. На данный момент я являюсь хозяйкой замка на севере Франции и леди Рейган, основательницей рода Рейган. Но какой ценой… Чтобы все это получить, мне пришлось убить Мортема!

Суть в том, что тот, кто принимал на себя имущество какого-то рода (титул, земли, звание и т.п) должен убить одного из членов передающего рода. Если проще, то я должна была убить Мортема, чтобы стать полноправной хозяйкой мэнора, иначе он бы просто не принял меня. Вот так. Я долго отказывалась, но Мортем смог настоять. Аргументы у него были более чем весомые.

После ритуала меня накрыла жуткая истерика. Да, я понимала, что мне очень нужно место, где в случае чего я смогу спокойно отсидеться, но не такой же ценой! Мортем же хотел достойно уйти, и не закрывать мэнор снова.

Эльфы отпаивали меня трое суток и сами чуть ли не в истерике были. Как же, леди с ума сошла.

Сейчас более менее все нормально, только палочка стала плохо слушаться. Пришлось идти и покупать новую. Черное дерево и коготь дракона. Хорошо хоть Олливандер обошелся без комментариев. Я тогда еще не совсем отошла, и он, видимо, понял, что если будет вякать, то по роже получит. Даже скидочку сделал, как он выразился, на будущее.

— Хозяйка, прошу прощения, но вам завтра рано вставать, — пискнул Дибби.

— Вещи собраны?

— Да, Хозяйка! Дибби хороший эльф, Дибби не подведет Хозяйку!

— Разбуди меня завтра в десять Дибби.

Эльф закивал с такой силой, что я даже не удивилась, если бы у него оторвалась голова. Но нет, все на месте.

Но он прав, не стоило засиживаться допоздна, завтра непростой день.

Комментарий к Глава 2.

*Сослагательное наклонение обозначает ирреальную ситуацию, т. е. такую, которая никогда не имела места в действительности.

* Отрывок из песни “Машина” группы “Ленинград”.

*Болезнь Альцгеймера - дегенеративное заболевание головного мозга, проявляющееся в прогрессирующим снижении интеллекта.

========== Глава 3. ==========

Утро началось с вежливого попискивания. Захотелось швырнуть что-нибудь в этот гребанный будильник, но он завел шарманку о том, что Хозяйка наконец проснулась. Мне стало немного неловко. Бедняга просто исполняет свои обязанности, а я приложить его хочу.

Эльфы бесили меня своей суетой все утро, но ничто не бывает вечным. Я одета, вещи собраны, коса заплетена. Эльфы рыдают в обнимку. Ей Богу, как будто на войну ухожу. Хотя в некотором смысле так оно и есть.

Да, у меня их двое. Дибби и Милли.

Активирую одноразовый порт-ключ до вокзала. Удобная вещь, стоит всего три скиля и переносит прямо на платформу.

Ого! А паровозик и правда впечатляет! Огромный, ярко-алый, с гербом Хогвартса на вагонах.

Шум вокзала быстро вернул меня в реальность. Тут было много волшебников с семьями, животных, орущих в клетках или на хозяйских плечах, магглов, которые разинув рты, вертели головами во все стороны.

Я легко запрыгнула в поезд, все-таки рюкзак с расширением пространства — это вещь! Быстро нашла свободное купе. Накинула легкие чары отвлечения внимания и заклинила дверь заранее взятой с собой щепкой.

Мне ни с кем не хотелось общаться. Притворяться, что заинтересована бессмысленной болтовней, что волнуюсь о факультете, что преподы будут гнобить и прочее.

Да, я до сих пор переживала о смерти Мортема и пила успокаивающие зелья. Твердила себе, как мантру, что это было очень нужно мне, что, если бы не я, Мортем кого другого нашел, а мне замок нужнее.

Но это не очень-то помогало.

Я задумчиво погладила бок гитары. Единственное, что не давало мне скатиться на глухое дно депрессии, выкупленная у старьевщика моя черная прелесть.

Пальцы привычно пробежались по прохладным струнам:

Вновь звенят шаги по церковным плитам —

Быть ли мне живым или быть убитым?

Ставят свечки тени моих деяний,

Не молитв достойных, а покаяний.

У святых от гнева темнеют лица:

«Как посмел ты, грешник, сюда явиться?!

Сатаною жил, Сатаною сдохнешь —

Вот потеха, если хоть Pater вспомнишь!» *

Надеюсь, что Хогвартс немного растрясёт меня.

Поезд прибыл на станцию, когда уже заметно стемнело. Со вздохом я отложила гитару, заканчивая импровизированный концерт и вышла из купе.

Абсолютно каждый сантиметр был оккупирован юными волшебниками. Но не смотря на это, я быстро выбралась из поезда. Не люблю толпу, но это совершенно не означает, что я не умею в ней двигаться.

— Первокурсники! Сюда первокурсники! — размахивая фонарем орал Хагрид.

Этого полувеликана, даже если и не захочешь, заметишь.

Дальше все было как в каноне.

Хагрид собрал первокурсников и повел к лодкам. Рассадил по трое в хлипкие лодочки и повел нашу малолетнюю эскадру на захват Хогвартса.

Вот уж где не соврать — замок впечатлял. У меня создалось впечатление, что замок изначально явно не планировался как школа. Скорее оборонительное сооружение, которое довольно длительное времени способно выдержать осаду. Или времена тогда были более суровые.

И таки да, мой замок был куда более изящным. Нет, Хогвартс потрясал своей мощью, но скорее был крепостью, чем замком. В общем, мой лучше!

Лодочки пристроились к берегу. Наконец-то! Кажется, я теперь немного понимаю тех, кто с криками «Земля!» бросается лобзать твердь земную. Хреновые, однако, лодочки, удивительно, что никто не пополнил ряды утопленников.

Хагрид привел нас к воротам и с силой ударил по ним. Открыла дверь высокая худощавая женщина со строгим лицом.

— Я вот это, первокурсников привел, профессор МакГонагалл.

— Благодарю, Хагрид, — царственно кивнула женщина и уже строгим голосом обратилась к нам, — Следуйте за мной!

Ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую! * Неудивительно, что ее сделали деканом неугомонных грифов.

Дальше была краткая речь о факультетах и какая это честь, быть частью Хогвартса.

Закончив, судя по всему, традиционное приветствие первокурсников, Кошка оставила нас на растерзание собственным страхам.

Студенты сразу же взволнованно загомонили, строя предложения о том, куда попадут.

По сути мне было все равно, но хотелось попасть на Пуффендуй.

Почему на него?

Слизерин — сборище чистокровных снобов. Мне оно не светит, ибо я официально магглокровка.

Да-да, на конверте была фамилия Рейган, без какого-либо намека на Поттер (или Блэк, хотя последнее в принципе маловероятно). Я, конечно, могу поставить зарвавшихся одноклассников, но жить в напряжении постоянно ожидая нападения… Нет, спасибо, в приюте хватило с горкой. А орать на каждом углу, что во мне течет благородная кровь Поттеров и Блэков, я не намерена. По крайне мере, точно не сейчас.

Гриффиндор — самый буйный факультет. Не имеющий понятия, что такое личное пространство. Плюс — рыжие близнецы со своим отменным чувством юмора. Жить можно, но… нафиг.

Когтевран — умники. Я не говорю, что я тупая, но не зубрилка и не гений. Так что пролетаем аки известная фанерка над очаровательным Парижем. И методом исключения остается — Пуффендуй! Самый тихий и дружный факультет. Бонусом идет близкое расположение кухни. Очень надеюсь, что так оно и получиться. Так-то все равно, я везде смогу ужиться при желании, тем более программа обучения у всех курсов абсолютна одинакова. Но хотелось бы психологического комфорта.

МакГонагал открыла дверь впуская нас в Большой зал.

Шикарный потолок! Хочу себе такой же! Это ж какой потрясающий индикатор погоды.

Табуреточка, потрепанная шляпка, песенка. Ничего нового. Правда голос у шляпы отвратный, но потерпим.

МакКошка развернула свиток и начала выкрикивать фамилии и имена детей в алфавитном порядке.

Мне вот интересно, будет ли названа фамилия Поттер. Что-то мне подсказывает, что нет. Раз на конверте не было, то логично предположить, что на и свитке не будет.

Отсюда возникает закономерный вопрос. Зачем? Вот серьезно, зачем скрывать от меня же мое происхождение? Тем более Снейп и так спалился, назвав мою настоящую фамилию в банке. Или.… Это была диверсия? Снейп решил немного подгадить светочу?

Как вариант.

Но все равно висит вопрос — зачем?!

Или Светочу просто наплевать на меня и ему нужен только Гарри? Он еще не совсем сбрендил, как Риддл, чтобы убивать младенцев, и решил тупо сбагрить меня в приют?

Мляяяять! Слишком много вопросов и мало вразумительных ответов.

— Рейган, Анна!

О, вот и моя очередь. Уверенным шагом я направилась к потрёпанной жизнью, точнее задницами, табуретке. Неужели им самим не стыдно на такое детей сажать? Или табуреточка тоже со времен основателей?

МакГонагал одела на меня шляпу.

Хоть бы Пуффендуй, пожалуйста!

— Пуффендуй!

Стол барсуков взорвался аплодисментами. На ватных ногах я подошла к столу и аккуратно села на лавочку.

Это вот что сейчас было?! А?! А где задушевная болтовня? Где раскрытие моих секретов, мольбы о факультете, шантаж и прочее?

Ну серьезно. И в каноне, и в фанфиках был разговор со шляпой. А у меня нет! Обидно.

Ладно уж, пока идет распределение, посмотрим на преподавателей.

По середине с доброй улыбочкой восседает сам Альбус Дамблдор. В шляпе и мантии психоделической расцветки. Ей Богу, даже смотреть на это сложно, аж глаза слезятся. Справа пустой стул, подозреваю, что МакГонагал. Слева милая пухлая женщина, на ухо что-то шепчет миниатюрному седому профессору с гоблинскими чертами лица. Милый пухляш Помона Спраут, мой декан. Рядом с ней полугоблин Филиус Флитвик. Профессор по чарам, имеет так же звание Мастера Чар.

Так, Анна, даже не думай, о том, как получился Флитвик, твоя нежная детская психика этого просто не выдержит.

Едем дальше.

Коротко стриженная седая женщина с ястребиными желтыми глазами — Роланда Хуч, полеты на метлах. Лысоватый пожилой мужчина Беннетт Алджернон, отставной аврор, профессор ЗОТИ. Симпатичный молодой мужчина в тюрбане, Квиринус Квиррелл - маггловедение.

О, вот и моя прелесть!

Хмурый, бледный мужчина с иссиня-чёрными волосами до плеч, в дорогой черной мантии. Северус Снейп, зельеваренье. Самый молодой Мастер зелий за последние двести лет. Характер скверный, не женат.

За столом остались две неопознанные мной ведьмы.

Септима Вектор — нумерология, Аврора Синистра — астрономия. Милые, не слишком молодые ведьмы. В районе сорока — семидесяти лет.

О, и еще отсутствующая Сибилла Трелони, потомок легендарной Кассандры Трелони*, прорицание.

Вот и закончилось распределение. Теперь перетерпеть речь директора и спать.

— Первокурсники должны запомнить, что лес на территории школы — запретная зона для учеников. Мистер Филч, наш школьный смотритель, попросил меня — как он утверждает, в четыреста шестьдесят второй раз — напомнить вам, что в коридорах Хогвартса не разрешается применять волшебство. Действует и ряд других запретов, подробный перечень которых вывешен на двери кабинета мистера Филча. Записаться в команды по квидичу можете у капитанов, а так же у деканов ваших факультетов. А теперь ешьте!

Я понимала, что стоило бы поесть, но нагружать себя жирной едой на полупустой желудок, да еще и на ночь… Нет, спасибо. Я ограничилась чашкой чая.

Пир закончился, и старосты повели первокурсников в гостиные факультетов.

Старшекурсники зевая отправились в свои спальни, а нас задержали старосты.

— Так, мелкие, слушайте внимательно! Меня зовут Янг Одлин, а мою напарницу Келли Элмерс. Всю следующую неделю мы вас будем сопровождать на завтрак в Большой Зал и на занятия. Завтрак с 8:00 до 8:50, занятия начинаются с 9:00. Завтра всем в обязательном порядке спуститься к восьми в гостиную для сопровождения на завтрак! В остальные дни можете ходить одни, но если не уверены, что правильно запомнили дорогу, то лучше дождитесь нас!

— Как уже сказал Янг, меня зовут Келли Элмерс, но можете обращаться ко мне по имени, — старшекурсница мило улыбнулась нам, — в Хогвартсе так же помимо сложной внутренней структуры, существует бальная система. Профессора начисляют баллы и отнимают их. Получить баллы можно за правильные ответы и хорошо выполненные домашние задания. Снимают, как вы догадались, за не правильные ответы, отсутствия задания, опоздания и все в таком роде. Так же на баллы влияет и квиддич, но вам пока рано об этом думать. В конце года тот факультет, который набрал больше всего баллов, получает Кубок Школы и Большой Зал окрашивается в цвета победившего факультета на весь следующий год. Так как этот кубок, по сути ни на что не влияет, мы не гонимся за баллами. Но! Это не означает, что мы позволим вам просто так терять их!

— Келли, поумерь пыл, не пугай детей, — Янг добродушно усмехнулся, — если вы не понимаете какой-то предмет и из-за этого теряете баллы, не стоит пугаться или расстраиваться. Вы в любой момент можете подойти ко мне, Келли или любому другому старшекурснику — мы вам поможем. Так же сейчас мы вам выдадим расписание и списки дополнительной литературы. Настоятельно рекомендую обратить внимание на эти списки тем, кто вырос в мире магглов.

Старосты раздав листы, развели нас по спальням. Мальчики налево, девочки направо. Насчет соседки не знаю, но с комнатой мне повезло: уютная, двухместная, в золотисто-черных тонах. Выбрав кровать напротив окна, я устало присела на нее. Через мгновение появилась моя сумка. Я очень вымоталась за этот день, поэтому решила оставить разборку вещей на завтра, встану немного пораньше, не помру.

Я встала полвосьмого.

Соседка, чье имя я так и не удосужилась узнать, еще спала.

После зарядки и душа, я уселась на кровать чтобы изучить бумажки, которые вчера раздали нам старосты.

На первом листе было общее расписание.

8:00– 8:50 — завтрак

9:00– 10:00 — первый урок

10:10 — 11:10 — второй урок

11:20 — 12:20 — третий урок

12:30 — обед

13:00 — 14:00 — четвертый урок

14:10 — 15:10 — пятый урок

15:20 — полдник

19:00 — 20:00 — ужин

23:00 — отбой.

Библиотека:

9:50 — 22:30

Второй лист — расписание на неделю. На нем была пометка, что расписание обновляется раз в месяц.

Сегодня у нас одна пара (в универе у нас пары были чуть больше часа, так что буду уроки привычно парами называть), чар у Флитвика, одна пара истории у Бинса и одна трансфигурация у МакГонагал.

В скобочках был указан факультет, если были совместные занятия.

Весь первый месяц у нас было по три пары в день. Интересно, а так будет весь год или только первый месяц, пока мы не привыкнем к школе?

Третий листочек — это список дополнительной литературы, которая должна помочь в учебе.

Отдельно были выделены книги, которые рекомендовались для магглорожденных.

Весьма и весьма полезная информация, пожалуй, после уроков стоит заглянуть в библиотеку.

До восьми осталось десять минут, а моя соседка все еще спала. Вот же! Я будильником быть не нанималась!

— Вставай, засоня, через десять минут мы должны быть внизу!

Девочка после моих слов подскочила словно ошпаренная, и вихрем унеслась в ванну.

В дальнейшем мы неплохо поладили с соседкой, близко не сошлись, но иногда болтали.

Она была из категории: шило в заднице покоя не дает, постоянно где-то пропадала. В комнату только спать приходила, что меня полностью устраивало.

Остальных софакультетников я тоже держала на расстоянии.

Знаете, меня всегда удивляло в фанфиках то, что взрослые люди на удивление легко и быстро сходились с детишками и практически сразу считали их равными.

Ну вот как? Как?

Дети, твою мать, это дети, все их мечты, впечатления и рассуждения, конечно же соответствуют возрасту, и обычно у старших вызывают лишь усмешку.

Вот где вы видели, чтобы, к примеру, тридцатилетний человек замордованным опытом и знаниями, общался на равных одиннадцатилеткой? Нет? Вот то-то и оно.

Ну не могу я, не могу, общаться на равных с детишками. Разница сразу ощущается.

Помочь, рассказать, объяснить — это без проблем. А вот дружить, нет.

Можно было бы сойтись со старшекурсниками, но у них и своих забот полно, помимо слишком умной малолетки.

Вот так и получилось, что я была одиночкой на самом дружном факультете, как, в прочем, и в приюте. Нет, я демонстративно не избегала общения с людьми, нос не задирала, но слишком уж велика разница в возрасте. Тут ничего не поделаешь, один из минусов взрослых мозгов в детском теле.

Первым уроком в тот день были чары.

Профессор Флитвик действительно был невысокого роста, но карликом я бы его не назвала, примерно метр сорок-пятьдесят. Рассказывал он очень живо и интересно, с массой примеров из жизни, даже анекдот умудрился вставить в лекцию. Первые два урока были чисто теоретическими. Потом была практика, отрабатывали самые простейшие чары типа Левиоса. Так как практически всю программу первого курса я прошла с Мортемом, то особых проблем у меня не возникло, да и Флитвик умел преподносить материал. Вроде хиханьки да хаханьки, но все доступно и понятно. О Флитвике у меня сложилось самое положительное впечатление. Любит и умеет преподавать свой предмет, не жаден на баллы, как для Слизерина, так и для Гриффиндора, умеет находить с детьми общий язык, но при этом не балует и не потакает. Не удивительно, что он местный любимец.

Далее шла пара истории у Бинса. Пожалуй, более скучного предмета в школе не сыскать. Но зато он не обращал внимания на учеников, мы могли делать все, что хотели. Большинство хотело спать, что, собственно, и демонстрировало на занятиях. На уроке я делала краткий конспект главы и пометки в учебнике, от экзамена нас никто не освобождал, а так готовиться будет в разы проще. Иногда делала домашку по другим предметам, иногда спала, как все, тут уж под настроение.

Потом шла трансфигурация. Как и у Флитвика первые два занятия нас грузили теорией, и если профессор чар все разжёвывал и объяснял что, куда, зачем и почему, то МакГонагалл предпочитала этого не делать. Просто давала все заучивать. Нет, она конечно объясняла, но как-то слишком уж заумно для первокурсников. И здесь меня опять выручала практика. Если бы не Мортем, не видать мне нормальных оценок по трансфигурации! В целом женщина она неплохая, но меня немного подбешивало то, что она слишком уж явно потакает Грифам. Предмет свой она знает, умеет поддерживать дисциплину, но проблемы с подачей материала и явный перекос в сторону львов. В общем, двойственное впечатление.

Из преподавателей, которые оставили неизгладимое впечатление, я бы еще выделила Северуса Снейпа. Воистину одиозная личность!

Первая пара Зельеваренья была у нас со Слизерином. Баллы со своих он действительно не снимал, но морально он проходился по ним так как же, как и по остальным. Стиль преподавания довольно жесткий, но объясняет все четко и ясно. Работай он в армии, цены ему б не было. Не любит гриффиндорцев и не скрывает этого. Однажды заявил: «Этот факультет сборище отборных тупиц! Глядя на вас, я все чаще убеждаюсь, что шляпа ведет набор на ваш факультет исключительно по умственному признаку». Насколько я знаю, даже заучка Перси у него никогда не получал выше ожидаемого. Ну и поэтому поводу частенько собачится с МакГонагал.

К Воронам и Барсукам равнодушен.

Если Слизеринцы все же косячили, то он действовал по принципу: «Я-то отвешу им пендель, но тебе этого лучше не делать».

И мантия у него реально очень пафосно развевается, я бы не отказалась пару уроков у него взять.

И кстати, о дополнительных уроках, вот уже год как я их у него беру. Точнее год как чищу котлы и мучаю его вопросами по зельеваренью. Давать дополнительные уроки он категорически отказывается, так что приходиться действовать окольными путями.

Сначала я, мило улыбаясь, достаю обычную тетрадочку в клетку, обычную шариковую ручку и приступаю к добыче информации. Длится эта пытка где-то около часа, ибо я существо не только любопытное, но и очень въедливое. Снейп бесится, но отвечает. Потом я намываю котлы, и, если у него хорошее настроение, то после чистки, он расщедривается на практику и показывает тонкости варения простых зелий, так сказать, на натуре.

Когда я совсем бедолагу достаю, то он швыряется в меня списком дополнительной литературы, при этом в его черных глаз буквально большими буквами написано: «На, Рейган, только заткнись и отстань от меня!»

Ну и на таких занятиях, достается мне по полной, вроде и матом ничего не сказал, но ощущение будто побывала у сапожника, живущего рядом со стройкой и подрабатывающем в порту грузчиком.

А еще я дополнительно занимаюсь с Флитвиком. После давящей атмосферы подземелий Снейпа и его отвратительно точных комментариев, у полугоблина на занятиях я просто отдыхала.

После мы с ним традиционно пили чай, и Флитвик рассказывал забавные истории из его жизни.

На рождество я ему прислала с десяток разных чаев со всего мира, который мы после каникул попробовали. Мне больше всего понравился черный индийский с бергамотом, а Флитвик был в сущем восторге от зеленых чаев.

Снейп же, как обычно светил мрачной рожей, пытаясь определить автора его подарка. Да-да, друзья мои, я не смогла обделить вниманием одинокого зельевара. Северусу я связала теплый черный шарф с забавными летучими мышами.

Я бы очень хотела посмотреть на него, когда он распаковывал подарок!

Шарф я начала плести практически сразу, как приехала в Хогвартс. Нарыла в библиотеке книги, поспрашивала Флитвика и дополнительно выписала несколько книг по оберегам.

Вложила немерено труда в этот шарф. А сколько раз я его распускала, страшно вспомнить! Но, не смотря на это, он все же получился немного корявеньким…

В конце концов, я была безумно довольна своей работой, и тем, что он ее оценил, потому что я видела этот шарфик на нем в особо холодные дни.

О, чуть не забыла! После Рождества, две гриффиндорки обвинили меня в воровстве. Я тогда еще очень удивилась, когда в директорском кабинете увидела всех деканов и двух незнакомых мне девчонок с нашивками Гриффиндора.

— Добрый вечер, мисс Рейган, вы знаете, зачем вас вызвали? — загадочно блестел очками-половинками Дамблдор.

Даже сесть не предложил! Ничего, я не гордая, постою.

Деканы молчали. Снейп ехидно ухмылялся, МакГонагалл была чем-то возмущена, Флитвик на удивление был раздражен, а мой декан Спраут взволнована.

— Нет, сэр. Не имею не малейшего понятия, — вежливо ответила я, ожидая забавного представления, и не разочаровалась.

— Да врет она все! Я знаю, что она сделала! Я видела! — не удержалась от воплей одна из девчонок.

— Мисс, могу я узнать, что я сделала?

— Не выделывайся, это ты украла украшения Вивьен! Я видела тебя в пятницу, за полчаса до сна, в нашей гостиной!

А, теперь понятно чего Снейп ухмыляется. Я занимаюсь с ним по пятницам и субботам до самого отбоя.

— Хм, и с чего ты взяла, что это была я?

— Все знают, что ты не любишь Гриффиндор и общаешься со змеями, и Вив как-то нагрубила! И я видела твои черные волосы, вот!

Я мягко говоря, очень удивилась подобной аргументации. Ну, пиздец, приплыли! Обвинять меня в краже только потому, что я действительно нормально общаюсь со змеями и даже как-то помогла их первокурсникам найти нужный класс… И занятия со Снейпом я как-то не особо скрывала. Волосы у меня черные — сжечь ведьму!

Тут кинулась в атаку МакГонагалл.

— Мисс Рейган, как вам не стыдно обкрадывать своих однокурсников! Немедленно извинитесь и верните украшения мисс Майклсон!

Ага, разбежалась.

— Если бы они у меня были, профессор, — спокойно ответила я. Этот театр абсурда меня забавлял.

— Что? Мисс Рейган, я от вас такого не ожидала. В таком случае верните стоимость украшений мисс Майклсон!

— Не буду я ничего возвращать, по той простой причине, что я этих украшений в глаза не видела.

Оу, ну почему у меня нет камеры, а? Лица девчонок и МакГонагал надо было запечатлеть во имя истории.

— Врет она! Я точно знаю!

— Мисс … — я вопросительно приподняла бровь.

— Мерфи, — выплюнула девчонка.

— Так вот, мисс Мерфи, в тот день, когда у вашей подруги я якобы украла украшения, у меня была отработка у профессора Снейпа, до самого отбоя.

— Подтверждаю, — протянул скучающим тоном Северус.

— Благодарю, профессор. Но если это вас не убеждает, — я вытащила палочку из сумки, — Клянусь магией, что не крала украшений Вивьен Майклсон! Люмос!

Палочка вспыхнула мягким золотистым цветом. Я погасила ее и убрала обратно в сумку.

— Еще вопросы?

— Но… Я же видела… — девчонки готовы были расплакаться.

Северус был доволен, гриффиндорки опозорились при всех деканах, и через пару часов об этом будет знать вся школа. У Помоны на лице читалась явное облегчение. Минерва была в шоке, Альбус удивлен. А вот Флитвик не смог удержаться.

— А я говорил, что Анна не могла так поступить. Не в ее характере. — проворчал профессор чар.

— Согласен коллега, — кивнул ему Снейп, — я не замечал в ней воровских замашек.

— Но кто тогда взял украшения мисс Майклсон? — отмерла МакГонагалл.

— А вот это уже выясняй сама, Минерва. И не смей больше обвинять моих учениц! — жестко ответила ей Спраут и уже мягче мне: — Пойдем, дорогая, ко мне в кабинет, выпьем чашечку чая.

Остальные деканы тоже разошлись, в директорской остались девчонки, МакГонагалл и Дамблдор.

Снейп, кстати, немного ошибся. Меньше чем через час вся школа обсасывала детали этой истории. Особенно были возмущены Барсуки, и, что удивительно, Вороны. Ну, а змеи привычно насмехались над умственными способностями Львов.

Через пару дней после занятий меня отловила парочка Змей.

— Привет, Рейган.

— И вам не хворать, ребятушки, чего случилось?

— Это правда, что тебя Львы обвинили в воровстве из-за того что ты общаешься с нами? —

мрачно спросил Грэхэм Монтегю.

— Ага, я тебе дословно цитирую: «Все знают, что ты не любишь Гриффиндор и общаешься со змеями, и Вив как-то нагрубила! И я видела твои черные волосы, вот!»

— Так ты еще и хамила одной из них? О ужас, Рейган, мы тебя плохому учим! — развеселился Забини.

— Блейз, вот честно, чего не помню, того не помню. Может, толкнула она меня, а я в ответ сказала ей что-нибудь милое. Сам знаешь, какая толкучка иногда бывает в Большом Зале.

— Рейган, не отвлекайся, — рявкнул Монтегю.

— Ну да, можно сказать и так. Скорее всего, я им просто не нравлюсь, вот они и решили дополнительно очернить мой светлый лик общением с вами, — я шутливо поклонилась мальчишкам.

— У этих Грифов точно беда с головой! Да еще и упомянуть тот день, когда у тебя была отработка у декана, — презрительно фыркнул Забини, но в его глазах плясали злые огоньки.

— Блейз, не бесись, эти дуры и так достаточно наказаны.

— А я согласен, не дело это!

— Да я и не спорю, но нафига вам эти идиотки сдались? Если вы им сейчас что-нибудь сделайте, МакГонагал на вас плохое настроение сорвет, а потом и Снейп добавит.

Мальчишки упрямо молчали. Я видела, что они не отступятся. Жаль будет, если попадутся, но в чем-то я их понимала. Змейки общались только между собой, а я была тем редким исключением, который не шарахался от них, не оскорблял и помогал время от времени их первогодкам. Как это ни странно, но слизеринцы признавали меня за свою, не все конечно, но и нескольких ребят мне хватало.

Комментарий к Глава 3.

* Канцлер Ги - Чезаре Борджиа.

* Фристайл - «Ах, какая женщина».

* Имя «Кассандра» носила древнегреческая мифическая прорицательница, дочь троянского царя Приама, сестра Гектора и Париса. По легенде бог Апполон подарил ей способность видеть будущее, но, отвергнутый гордой гречанкой, сделал так, что её предсказаниям никто не верил. Все, даже родные, считали девушку душевнобольной.

========== Глава 4. ==========

— Добрый вечер, профессор, — весело улыбнулась я.

— И с чего у вас такое настроение, мисс Рейган? — Снейп отвлекся от проверки эссе и недовольно посмотрел на меня.

— Как это с чего? Летние каникулы, сэр!

— Вот об этом я и хотел поговорить, — тихо пробормотал он, — присаживайтесь, мисс Рейган.

Я удивилась, но села за первую парту. Неужели он решил загрузить меня домашкой на лето?

— Мисс Рейган, я полагаю, что вы, как и все студенты, поедете на лето домой, — Снейп нервно побарабанил костяшками по столешнице: — И если вы не хотите возвращаться домой, то могли бы немного пожить у меня. Мой дом не такой роскошный, как у Уильямсов, но жить можно.

Приглашение на летние каникулы? Хм, это было бы интересно, но пока не стоит.

— Благодарю за приглашение, сэр, но я уже съехала от них. Дом весьма просторный, правда, живет там пара чудиков, но они безобидны.

— Могу я узнать причину, по которой вы съехали?

— Можете, — мысленно поморщилась я: это не то, о чем хотелось говорить. — Кхм… видите ли, Мортем умер тем летом. Он был тем, кто присматривал за мной. Проще говоря, Уильямсы знали, что, если они перегнут палку, то им настучат по голове. А сейчас присматривать за выполнением нашего договора некому, и я сочла разумным подыскать себе другое местечко. Ничего такого, соседи своеобразные, но безобидные.

— Сочувствую, мисс Рейган. Можете идти.

— Профессор, а литературу на лето вы мне не порекомендуйте? — я посмотрела на него самым нежным и обожающим взглядом, на который была способна.

Снейпа передернуло.

— Вы хуже пираньи, мисс Рейган, — но списочек из стола достал.

— О, так вы знали?

— Вы весьма предсказуемы, — усмехнулся он, — а теперь идите, иначе опоздаете на поезд.

Схватив список я поспешила покинуть подземелья, а то еще передумает и отберет. Ну нафиг.

Уже сидя в купе, я мысленно подводила итоги года. Ни с кем из сокурсников близко я не сошлась, но и вражды между нами не было. Нормальные отношения со Слизерином все же получились, несмотря на мое маггловское происхождение. Ну, а что? Глупо ссориться с возможными союзниками и наживать врагов. В хозяйстве все пригодится. С Гриффиндором отношения, конечно, знатно попортились, но тут не было моей вины. И да, ни одна из девушек так и не извинилась — сделала это за них МакГонагалл. С учебой у меня все просто превосходно, программа не такая уж и сложная. А в следующем году попробую добиться личного ученичества у Снейпа. Талант к зельям у меня есть, мозги тоже и характер его меня не пугает, так что очень даже может получиться. При этих мыслях я чуть ли не замурлыкала. Личное ученичество у мастера открывало просто потрясающие перспективы на будущее! Но без ложки дёгтя тут тоже не обойдется. И имя этой ложке — Полный ученический контракт, несмотря на его кажущуюся кабальность, я хочу именно его.

Такой контракт заключается между мастером и учеником и разрывается только в двух случаях: получение учеником звания Мастера и смерть. Контракт обязывал Мастера в максимально полном объеме передать знания ученикам, и это касалось не только зелий. К примеру, если Мастер мог жарить левой пяткой яичницу, а правой выводить генеалогическое древо Габсбургов, то он обязан рассказать, показать и научить учеников этому. Это был жирнючий плюс контракта, ибо ученики могли претендовать на абсолютно все знания Мастера. Но был и не менее тощий минус. Ученик поступал в полную собственность учителя. То есть, Мастер мог калечить, насиловать и убивать своих учеников. Они не могли скрывать свои мысли, не могли кому бы то ни было рассказывать, о том, что происходит на занятиях. Даже жениться и выходить замуж без разрешения Мастера! Хотя последний пункт не распространяется на действующего Главу Рода. В прошлом, когда было распространено личное ученичество, такие контракты были обычным делом, но со временем из-за жесткости условий были забыты и заменены на более щадящие. Сейчас подобные контракты вообще редкость, но вот лично мне уперлось вытрясти все знания из местного Мастера Зелий. Сразу он вряд ли на такое согласится, но будем брать измором.

Так же на повестке дня были две VIP персоны: Гарри Поттер и Сириус Блэк.

Впрочем, пойдем по порядку.

С Гарри особых проблем не было — мои верные домовики следили за ним и нашли его тайный шалашик в глубине парка, где он частенько прятался от банды Дадли. В этот шалаш домовики каждый день приносили приличные пакеты с едой, (все-таки Поттер был на удивление тощим мальчиком), книги, нормальную одежду, обувь и подкидывали немного денег на мороженое и парки развлечения. Книги я ему подсовывала не только маггловские: старые газетные подшивки о войне с Волдемордой и о его (Поттера) роли в ней, о самих магах, и в принципе об устройстве мира магии.

Делалось это все, что бы Альбусу было сложнее манипулировать Гарри. Даже если бы этого не было, все равно с ним было бы не так просто управиться. Братец только носил маску милого и наивного простачка. На самом деле он тот еще хитрожопый пацан. Показаться я ему планировала после того, как он встретиться с Хагридом и сам во всем убедится. Мне будет очень интересно послушать его выводы о волшебном мире.

А вот теперь приступаем ко второй персоне, мистер Сириус Орион Блэк.

Я довольно долго ломала голову, как его достать из Азкабана. Официально его освободить не представляется возможным — нужен Питер, и не факт, что его не сольют. Поэтому Сириус умрет в Азкабане. По возможности так же постараюсь пришибить Беллатрису. Если не получится остановить возрождение Волди, то хотя бы лишу его сильной слуги и доступа к чаше.

Все это вполне осуществимо, но и стоит не дешево. Деньги-то у меня были и выход на нужных людей тоже, но потрошить сейфы мне пока не хотелось.

Был еще один вариант. Василиск.

Его части тела: чешуя, яд, клыки и кровь стоили невероятно дорого, а если они были взяты с живой твари, то цена резко возрастала. Поэтому я решила рискнуть, и отправиться в тайную комнату. Парселтангом кстати я владела еще до того, как стала основательницей рода, видимо наследство Блэка.

Я жутко боялась, что змей пошлет меня куда подальше, если вообще не прибьет, но на удивление легко смогла договориться. За два барана в месяц или еще какой домашней скотины он согласен делиться шкурой, кровью и ядом, а вот клыки не даст — самому нужны.

В общем, оплатой для тонкой работы выуживания заключенного я разжилась.

Хозяин лавки, седовласый мужчина с короткой стрижкой и серыми глазами кивнул и указал на неприметную дверь.

— Давно не виделись, Анна. Я уж думал, совсем забыла старика, — усмехнулся Эйнар, разливая душистый травяной чай.

— Тебя сложно забыть, — тихо рассмеялась я, — ты не тот, кого можно легко выкинуть из головы.

— О, я невероятно горд, что эти слова произнесла столь очаровательная девушка, но все же, мне бы хотелось узнать причину твоего визита, — Эйнар поставил дымящуюся чашку на стол и сам уселся в удобное кресло.

— Ну, зачем же так грубо? Может, я просто по тебе соскучилась?

— Возможно, но я все же хотел бы получить ответ на заданный вопрос.

— Хорошо. Мне нужно достать одного человека из Азкабана и переправить его к лекарям, желательно за границу и по поддельным документам. А еще убить женщину, которая там же отбывает наказание.

— Серьезные запросы. Оплатить сможешь?

— Это подойдет?

Я достала из кармана мантии обычную шкатулку с простейшими запирающими чарами и передала ее Эйнару. Он удивленно изогнул бровь, но все же принял шкатулку и снял чары.

В ней лежали два средних фиала с красной и прозрачной жидкостью, в не большом углублении лежал плотно завязанный мешочек. Эйнар аккуратно развязал его, хмыкнул оценив содержимое, и завязал обратно.

— Не буду спрашивать, откуда ты это достала, но я согласен принять твой заказ.

— Тогда обсудим детали. Мне нужно достать Сириуса Блэка и убить его сестру Беллатрису Лестрейндж. Блэка вытащить как можно скорее, Лестрейндж убить в течение пары месяцев. Кто и как это будет делать, меня не волнует.

Эйнар делал быстрые пометки в черной кожаной книге. И когда успел достать?

— Тело Лестрейндж либо какая-то ее часть нужна для подтверждения работы?

— Нет, но лучше чтобы его уничтожили.

— Принято. Оплата работы клиники, где будет проходить лечение Блэк, будет произведена тем же способом?

— Да, или тебя что-то не устраивает? Все равно, как посредник, загребешь себе часть.

— Нет, что ты, — прищурился Эйнар, — я-то как раз не против, но уверена что сможешь достать еще?

— Это уже не твои проблемы, — холодно ответила я, — если сказала, что смогу достать, значит достану.

— Не подумай чего, но я должен знать, что работа не останется без оплаты.

Я пожала плечами: он, конечно, прав, но и я не дура, чтобы приходить сюда с пустыми карманами.

— Надеюсь, больше вопросов нет?

— Нет, пришлю сову после того, как вытащу Блэка.

— В таком случае позволь откланяться, — встав с кресла, я с сожалением посмотрела на так и не тронутый чай, и когда уже собиралась аппарировать, Эйнар неожиданно спросил:

— Анна, если не секрет, кто он тебе?

— Отец.

Хлопок аппарации завершил наш разговор.

Дрожащими руками, я наливала уже вторую чашку крепкого кофе. Разговор с хозяином книжной лавки Темной Аллеи вышел напряженным, но результат меня порадовал. Я знала со слов Мортема, что Эйнар берет подобного рода заказы, поэтому и решила обратиться к нему.

Что такое Темная Аллея и что меня связывает с ее обитателями?

Преддверьем Темной Аллеи выступает знаменитый Лютный переулок. В Лютном можно достать различного рода темные вещички, но маленький нюанс, практически все там работают на аврорат. И на самом деле там продается откровенный шлак для наивных идиотов.

Если нужно добыть по-настоящему темные вещи, изготовить или купить не зарегистрированную палочку, найти запрещенные книги, зелья или воспользоваться услугами Гильдий — то добро пожаловать на Темную Аллею! На Аллею можно попасть только с кем-то, кто имеет туда доступ, а дать туда постоянный доступ может только человек с Аллеи. В свое время на Аллею меня провел Мортем, а «лицензию» на аппарацию туда я получила от Эйнара. Кто привел Мортема на Аллею я не знала, да и не интересовалась никогда, но по его оговоркам я поняла, что вещички с тайниками для меня доставал именно Эйнар. Кто такой Эйнар? Сама не знаю. Так-то он Хозяин книжной лавки, который подрабатывает посредничеством. Насколько мне известно, на Аллее действует несколько Гильдий: воры, убийцы, наемники — и спектр их услуг куда более широк, чем кажется, но опять-таки без особых подробностей.

Вот как-то так. Довольно узкая информация, но мне большего и не надо, за глаза хватает того, что есть.

========== Глава 5. ==========

Комментарий к Глава 5.

Автор не сможет залить проду на выходных, поэтому сегодня:)

P.S. Закончила 4 главу. И в этой главе будет очень много канона.

Гарри Поттера разбудил знакомый пронзительно-визгливый голос:

— Просыпайся, мальчишка!

Ну вот, опять ему готовить завтрак, не то чтобы готовка тяготила его, но без нее он бы определенно спал дольше.

Гарри неторопливо одевал футболку, когда из-за двери донесся крик

— Живее, я хочу, чтобы ты присмотрел за яичницей!

Гарри мысленно послал дорогую тетушку и ее яичницу. Закрыв дверь чулана, он быстрым шагом направился на кухню. Тетя молча передала ему шефство над сковородкой и ушла будить Дадли с Верноном.

Гарри успел разложить все по тарелкам, когда счастливое семейство завалилось на кухню.

Ему досталось пара тостов да стакан с соком.

Петуния весело щебетала о жизни соседей, Вернон, усмехаясь в усы, читал утреннюю газету, а Дадли, не смотря на ранний подъем, сиял, словно начищенная кастрюля.

Его вместе с Пирсом Полкиссом должны были отвезти в Лондон на бейсбольный матч.

Пожалуй, Гарри мог бы и позавидовать кузену, если бы не одно «но»: он не любил спорт. Нет, он делал зарядку, занимался на турниках в парке, но вот любимого вида спорта у него не было.

Это, наверное, странно для мальчишки его возраста, но он сам весь странный.

После того, как семейство позавтракало, Гарри помыл посуду и убрался к себе в чулан читать книгу. Книги, как впрочем и другие нужные и полезные вещи, ему подкидывал неизвестный. Гарри называл его Мистер Х. Так благодаря Мистеру Х, он узнал, что существует отдельный, закрытый мир, где главенствуют маги, и родители его не алкоголики, а самые настоящие маги, и сам он не урод какой, а маг!

С Мистером Х он общался с помощью писем. Он всегда подробно отвечал на вопросы Гарри, и честно говорил, если что-то не знает, или считает, что пока ему рано что-то знать. Гарри был сообразительным мальчиком, и благодаря старым газетным подшивкам «Пророка», он смог, если не разгадать личность Мистера Х, так хотя бы предположить, кто это.

В одном старом выпуске «Пророка», за год до его рождения, была любопытная заметка в самом конце. В заметке кратко поздравляли Лорда Джеймса Поттера и его супругу Леди Лилиан Поттер с рождением дочери, Анны.

Он жутко обрадовался, когда узнал, что у него есть сестра, но больше о ней он не смог найти и слова. Он просмотрел все выпуски «Пророка» и других волшебных изданий, присланных Мистером Х, с момента рождения Анны, но там не было даже намека на то, что у героя магической Британии есть сестра! Возможно в архивах Министерства есть какие-нибудь записи о его сестре, но пока ему не исполниться семнадцать лет, он ничего не сможет узнать о ее судьбе. Гарри очень хотелось, чтобы загадочным Мистером Х, который вот уже как год его поддерживает, оказалась его сестра.

Гарри убрал книгу под половицу, когда понял, что не прочел и словечка из нее, вместо «Магических Родов Европы», он вытащил письмо от Мистера Х. Это письмо было необычно тем, что в нем подробно описывался день рождения Дадли и его собственный.

Мистер Х просил его поверить, что так все и будет, если он ничего не будет менять, а в качестве подарка за то, что он будет вести себя как наивный мальчик, который и слышать не слышал о мире магии, Мистер Х обещал заглянуть в шалаш Гарри, после его закупок в Лондоне.

Мальчика согревала мысль о том, что наконец-то он вживую увидит человека, который о нем заботиться и которому он, наверное, небезразличен. Гарри твердо настроился уговорить Мистера Х забрать его к себе. Ведь он умеет готовить, убираться, стричь газон, ухаживать за цветами и мыть машину! И места много не займет, если у Мистера Х дом маленький.

Тем более тетушка с дядюшкой, демоны их подери, вряд ли будут против, особенно после того, что произойдет, если письмо не лжет, конечно. Гарри нужно было пережить этот день, чтобы проверить Мистера Х, с чем он с успехом справился.

Гарри Поттер крепко спал, когда Петунья уже проснулась и подходила к его двери, и через мгновение утреннюю тишину прорезал ее пронзительный визгливый голос:

— Подъем! Вставай! Поднимайся!

Гарри вздрогнул и проснулся, тетка продолжала барабанить в дверь.

— Живо! — провизжала она.

Гарри услышал ее удаляющиеся шаги, а затем до него донесся звук плюхнувшейся на плиту сковородки.

Тетя вернулась к его двери.

— Ты что, еще не встал? — настойчиво поинтересовалась она.

— Почти, — уклончиво ответил Гарри

— Шевелись и побыстрее, я хочу, чтобы ты присмотрел за беконом. И смотри, чтобы он не подгорел, — сегодня день рождения Дадли, и все должно быть идеально.

В ответ Гарри застонал.

— Что ты там говоришь? — рявкнула тетя из-за двери.

— Нет, ничего. Ничего…

День рождения Дадли — да начнется представление!

Одевшись, он пошел на кухню. Весь стол был завален приготовленными для Дадли подарками. Похоже, что Дадли подарили новый компьютер, который тот так хотел, еще один телевизор и гоночный велосипед — это не говоря обо всем прочем. Для Гарри оставалось загадкой, почему Дадли хотел гоночный велосипед, ведь кузен был очень толстым и ненавидел физические упражнения, хотя отлупить кого-нибудь он был совсем не против.

Когда Гарри переворачивал подрумянившиеся ломтики бекона, в кухню вошел дядя Вернон.

— Причешись! — рявкнул он вместо утреннего приветствия.

К моменту, когда на кухне появились Дадли и его мать, Гарри уже вылил на сковородку яйца и готовил яичницу с беконом. Дадли как две капли воды походил на своего папашу. У него было крупное розовое лицо, почти полностью отсутствовала шея, маленькие глаза были водянисто-голубыми, а густые светлые волосы аккуратно лежали на большой жирной голове. Тетя Петунья часто твердила, что Дадли похож на маленького ангела, а Гарри говорил про себя, что Дадли похож на свинью в парике. Гарри с трудом расставил на столе тарелки с яйцами и беконом — там почти не было свободного места. Дадли в это время считал свои подарки. А когда закончил, лицо его вытянулось.

— Тридцать шесть, — произнес он грустным голосом, укоризненно глядя на отца и мать.- Это на два меньше, чем в прошлом году.

— Дорогой, ты забыл о подарке от тетушки Мардж, он здесь, под большим подарком от мамы и папы! — поспешно затараторила тетя Петунья.

— Ладно, но тогда получается всего тридцать семь.- Лицо Дадли покраснело.

Гарри, сразу заметив, что у Дадли вот-вот приключится очередной приступ ярости, начал поспешно поглощать бекон, опасаясь, как бы кузен не перевернул стол. Тетя Петунья, очевидно, тоже почувствовала опасность.

— Мы купим тебе еще два подарка сегодня в городе. Как тебе это, малыш? Еще два подарочка. Ты доволен?

Дадли задумался. Похоже, в голове его шла какая-то очень серьезная и сложная работа. Наконец он открыл рот.

— Значит…- медленно выговорил он.- Значит, их у меня будет тридцать… тридцать…

— Тридцать девять, мой сладенький, — поспешно вставила тетя Петунья.

— А-а-а! — Уже привставший было Дадли тяжело плюхнулся обратно на стул.- Тогда ладно…

Дядя Верной выдавил из себя смешок.

— Этот малыш своего не упустит — прямо как его отец. Вот это парень! — Он взъерошил волосы на голове Дадли.

Тут зазвонил телефон, и тетя Петунья метнулась к аппарату. А Гарри и дядя Вернон наблюдали, как Дадли разворачивает тщательно упакованный гоночный велосипед, видеокамеру, самолет с дистанционным управлением, коробочки с шестнадцатью новыми компьютерными играми и видеомагнитофон. Дадли срывал упаковку с золотых наручных часов, когда тетя Петунья вернулась к столу: вид у нее был разозленный и вместе с тем озабоченный.

— Плохие новости, Вернон, — сказала она. — Миссис Фигг сломала ногу. Она не сможет взять этого.

Тетя махнула рукой в сторону Гарри.

Рот Дадли раскрылся от ужаса, а Гарри ощутил, как сердце радостно подпрыгнуло у него в груди, написанное в письме начало сбываться!

Каждый год в день рождения Дадли Дурсли на целый день отвозили сына и его друга в Лондон, а там водили их на аттракционы, в кафе и в кино. Гарри же оставляли с миссис Фигг, сумасшедшей старухой, жившей в двух кварталах от Дурслей. Гарри ненавидел этот день. Весь дом миссис Фигг насквозь пропах кабачками, а его хозяйка заставляла Гарри любоваться фотографиями многочисленных кошек, живших у нее в разные годы.

— И что теперь? — злобно спросила тетя Петунья, с ненавистью глядя на Гарри, словно это он все подстроил.

Гарри ничего не подстраивал, но Петуния была близка к истине.

Гарри знал, что ему следует пожалеть сумасшедшую старуху, но это было непросто, потому что теперь целый год отделял его от того дня, когда ему снова придется рассматривать снимки Снежинки, мистера Лапки и Хохолка.

— Мы можем позвонить Мардж, — предложил дядя.

— Не говори ерунды, Вернон. Мардж ненавидит мальчишку.

Дурсли часто говорили о Гарри так, словно его здесь не было или словно он был настолько глуп, что все равно не мог понять, что речь идет именно о нем.

— А как насчет твоей подруги? Забыл, как ее зовут… Ах, да, Ивонн.

— Она отдыхает на Майорке, — отрезала тетя Петунья.

— Вы можете оставить меня одного, — вставил Гарри, с трудом сдерживая смех. Представление набирало обороты.

Вид у тети Петуньи был такой, словно она проглотила лимон.

— И чтобы мы вернулись и обнаружили, что от дома остались одни руины? — прорычала она.

— Но я ведь не собираюсь взрывать дом, — возразил Гарри, хотя и очень хотелось.

— Может быть…- медленно начала тетя Петунья. — Может быть, мы могли бы взять его с собой… и оставить в машине у зоопарка…

— Я не позволю ему сидеть одному в моей новой машине! — возмутился дядя Вернон.

Дадли громко разрыдался. То есть на самом деле он вовсе не плакал, последний раз настоящие слезы лились из него много лет назад, но он знал, что стоит ему состроить жалобную физиономию и завыть, как мать сделает для него все, что он пожелает.

— Дадли, мой маленький, мой крошка, пожалуйста, не плачь, мамочка не позволит ему испортить твой день рождения! — вскричала миссис Дурсль, крепко обнимая сына.

— Я… Я не хочу… Не хоч-ч-чу, чтобы он ехал с нами! — выдавил из себя Дадли в перерывах между громкими всхлипываниями, кстати, абсолютно фальшивыми.- Он… Он всегда все по-по-портит!

Миссис Дурсль обняла Дадли, а тот высунулся из-за спины матери и, повернувшись к Гарри, состроил отвратительную гримасу. В этот момент раздался звонок в дверь.

— О господи, это они! — В голосе тети Петуньи звучало отчаяние.

Через минуту в кухню вошел лучший друг Дадли, Пирс Полкисс, вместе со своей матерью. Пирс был костлявым мальчишкой, очень похожим на крысу. Именно он чаще всего держал жертв Дадли, чтобы они не вырывались, когда Дадли будет их лупить. Увидев друга, Дадли сразу прекратил свой притворный плач.

Полчаса спустя Гарри сидел на заднем сиденье машины Дурслей вместе с Пирсом и Дадли и впервые в своей жизни ехал в зоопарк. Тетя с дядей так и не придумали, на кого его можно оставить. Но прежде чем Гарри сел в машину, дядя Вернон отвел его в сторону.

— Я предупреждаю тебя! — угрожающе произнес он, склонившись к Гарри, и лицо его побагровело. — Я предупреждаю тебя, мальчишка, если ты что-то выкинешь, что угодно, ты просидишь в своем чулане взаперти до самого Рождества!

— Я буду хорошо себя вести! — пообещал Гарри. — Честное слово…

Но дядя Вернон не поверил ему. Ему никто никогда не верил.

Ну и ладно, верят — не верят, это не его проблемы.

Всю дорогу дядя Вернон жаловался тете Петунье на окружающий мир. Он вообще очень любил жаловаться: на людей, с которыми работал, на Гарри, на совет директоров банка, с которым была связана его фирма, и снова на Гарри. Банк и Гарри были его любимыми, — то есть нелюбимыми, — предметами. Однако сегодня главным объектом претензий дяди Вернона стали мопеды.

Воскресенье выдалось солнечным, и в зоопарке было полно людей. На входе Дурсли купили

Дадли и Пирсу по большому шоколадному мороженому, а Гарри достался фруктовый лед с лимонным вкусом и то только потому, что они не успели увести его от прилавка, прежде чем улыбающаяся мороженщица, обслужив Дадли и Пирса, спросила, чего хочет третий мальчик.

Гарри был бы этому рад, если бы не избаловавший его Мистер Х, который давал ему денег, в том числе и на мороженное. А так он без удовольствия лизал фруктовый лед, наблюдая за чешущей голову гориллой. Горилла был вылитый Дадли, только с темными волосами.

У Гарри давно не было такого забавного утра. Правда, он был настороже и старался держаться чуть в стороне от Дурслей, чтобы его лишний раз не шпыряли.

Они пообедали в ресторанчике, находившемся на территории зоопарка. А когда Дадли закатил истерику по поводу слишком маленького куска торта, дядя Вернон заказал ему кусок побольше, а остатки маленького достались Гарри, который он не стал даже нюхать. Он что, собака что ли, чтобы объедками питаться?

После обеда они пошли в террариум. Там было прохладно и темно, а за освещенными окошками прятались рептилии. Там, за стеклами, ползали и скользили по камням и корягам самые разнообразные черепахи и змеи. Гарри было интересно абсолютно все, но Дадли и Пирс настаивали на том, чтобы побыстрее пойти туда, где живут ядовитые кобры и толстенные питоны, способные задушить человека в своих объятиях. Дадли быстро нашел самую большую в мире змею. Она была настолько длинной, что могла дважды обмотаться вокруг автомобиля дяди Вернона, и такой сильной, что могла раздавить его в лепешку, но в тот момент она явно была не в настроении демонстрировать свои силы. А если точнее, она просто спала, свернувшись кольцами.

Дадли прижался носом к стеклу и стал смотреть на блестящие коричневые кольца.

— Пусть она проснется, — произнес он плаксивым тоном, обращаясь к отцу.

Дядя Вернон постучал по стеклу, но змея продолжала спать.

— Давай еще! — скомандовал Дадли.

Дядя Вернон забарабанил по стеклу костяшками кулака, но змея не пошевелилась.

— Мне скучно! — завыл Дадли и поплелся прочь, громко шаркая ногами.

Гарри встал на освободившееся место перед окошком и уставился на змею. Он бы не удивился, если бы оказалось, что та умерла от скуки, ведь змея была абсолютно одна, и её окружали лишь глупые люди, целый день стучавшие по стеклу, чтобы заставить её двигаться.

Внезапно змея приоткрыла свои глаза-бусинки. А потом очень-очень медленно подняла голову так, что та оказалась вровень с головой Гарри. Змея ему подмигнула.

Гарри смотрел на нее, выпучив глаза. Потом быстро оглянулся, чтобы убедиться, что никто не замечает происходящего, — к счастью, вокруг никого не было. Он снова повернулся к змее и тоже подмигнул ей. Змея указала головой в сторону дяди Вернона и Дадли и подняла глаза к потолку. А потом посмотрела на Гарри, словно говоря: «И так каждый день».

Гарри кивнул, показывая, что понимает змею, но разговаривать с ней он не собирался, прекрасно осведомлённый о последствиях сего опрометчивого поступка. Со слов Мистера Х, Гарри знал, что он змееуст, и даже как-то пробовал шипеть со змеями в парке.

— ДАДЛИ! МИСТЕР ДУРСЛЬ! СКОРЕЕ СЮДА, ПОСМОТРИТЕ НА ЗМЕЮ! ВЫ НЕ ПОВЕРИТЕ, ЧТО ОНА ВЫТВОРЯЕТ!

Через мгновение, пыхтя и отдуваясь, к окошку приковылял Дадли.

— Пошел отсюда, ты, — пробурчал он, толкнув Гарри в ребро.

Гарри, не ожидавший такого сильного удара, упал на бетонный пол. К Дадли тут же присоединился Пирс, но к неудовольствию мальчишек, змей ничего странного больше не делал. Разочарованно вздохнув, они отправились рассматривать остальных животных.

В дальнейшем их поездка прошла без каких-либо неожиданностей, что его не могло не радовать.

Оставшееся время до своего дня рождения, Гарри провел за чтением книг.

========== Глава 6. ==========

Комментарий к Глава 6.

И снова много канона:)

День начался с того, что и предсказывал Мистер Х: его отправили за почтой.

— Принеси почту, Дадли, — буркнул дядя Вернон из-за газеты.

— Пошли за ней Гарри.

— Гарри, принеси почту.

— Пошлите за ней Дадли, — ответил Гарри.

— Ткни его своей палкой, Дадли, — посоветовал дядя Вернон.

Гарри увернулся от палки и пошел в коридор. На коврике лежали открытка от сестры дяди Вернона по имени Мардж, отдыхавшей на острове Уайт, коричневый конверт, в котором, судя по всему, лежал счет, и письмо для Гарри. Он знал, что в этом письме лежит его приглашение в Хогвартс, но он обещал Мистеру Х обойтись без самодеятельности

— Давай поживее, мальчишка! — крикнул из кухни дядя Вернон, — Что ты там копаешься? Проверяешь, нет ли в письмах взрывчатки?

Дядя Вернон расхохотался собственной шутке.

Гарри вернулся в кухню, все еще разглядывая письмо. Он протянул дяде Вернону счет и открытку, сел на свое место и начал вдумчиво разглядывать свой конверт.

Конверт, тяжелый и толстый, был сделан из желтоватого пергамента, а адрес был написан изумрудно-зелеными чернилами. Марка на конверте отсутствовала.

Дядя Верной одним движением разорвал свой конверт, вытащил из него счет, недовольно засопел и начал изучать открытку.

— Мардж заболела, — проинформировал он тетю Петунью, — Съела какое-то экзотическое местное блюдо и…

— Пап! — внезапно крикнул Дадли, — Пап, Гарри тоже что-то получил!

Гарри собирался чуть ли не помахать этим конвертом перед носом Дурслей, когда дядя Вернон, наконец-то, его заметил, и вырвал конверт из его рук.

— Это мое! — притворно возмутился Гарри.

— И кто, интересно, будет тебе писать? — презрительно фыркнул дядя Вернон, разворачивая письмо и бросая на него взгляд. Его красное лицо вдруг стало зеленым, причем быстрее, чем меняются цвета на светофоре. Но на этом дело не кончилось. Через несколько секунд лицо его стало серовато-белым, как засохшая овсяная каша.

— П-П-Петунья! — заикаясь, выдохнул он. Дадли попытался вырвать у него письмо, но дядя Вернон поднял его над собой, чтобы Дадли не смог дотянуться. Подошедшая Петунья, большая любительница сплетен и слухов, взяла у мужа письмо и прочла первую строчку. На мгновение всем показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Тетя схватилась за горло и втянула воздух с таким звуком, словно задыхалась.

— Вернон! О боже, Вернон!

Тетя и дядя смотрели друг на друга, кажется, позабыв о том, что на кухне сидят Гарри и Дадли. Правда, абстрагироваться надолго им не удалось, потому что Дадли не выносил, когда на него не обращали внимания. Он сильно стукнул отца по голове своей узловатой палкой.

— Я хочу прочитать письмо! — громко заявил Дадли.

— Это я хочу прочитать письмо, — возмущенно возразил Гарри, стараясь не расхохотаться в голос, — Это мое письмо!

— Пошли прочь, вы оба, — прокаркал дядя Вернон, запихивая письмо обратно в конверт.

Гарри даже и не подумал двинуться с места.

— ОТДАЙТЕ МНЕ МОЕ ПИСЬМО! — прокричал он, копируя знаменитый рев Дадли.

— Дайте мне его посмотреть! — заорал Дадли.

— ВОН! — взревел дядя Вернон и, схватив за шиворот сначала Дадли, а потом Гарри, выволок их в коридор и захлопнул за ними дверь кухни.

Дадли тут же попытался утроить яростную потасовку за место у замочной скважины, но Гарри это было не интересно, он и так догадывался, что происходит за закрытой дверью, поэтому без лишней возни уступил место Дадли.

Ну, а дальше произошло то, что так подробно описал в своем давнем письме Мистер Х.

Сумасшедшая доставка почты, которая знатно его позабавила, и не менее сумасшедшая гонка на маяк. Зная заранее об этих событиях, Гарри запихнул в свой рюкзачок немного еды, и когда выдавалась свободная минутка, подъедал ее.

Он наверное был плохим мальчиком, раз ему доставляло удовольствие видеть страх и панику Дурслей.

До начала следующего дня оставалось пять минут. Гарри отчетливо услышал, как снаружи что-то заскрипело.

Часы Дадли показывали без четырех двенадцать.

Без трех двенадцать.

Снаружи раздался непонятный звук, словно море громко хлестнуло по скале. А еще через минуту до Гарри донесся громкий треск — наверное, это упал в море большой камень.

Еще одна минута, и наступит день его рождения. Тридцать секунд… двадцать… десять… девять… три секунды… две… одна…

БУМ!

Хижина задрожала, Гарри резко сел на полу, глядя на дверь. За ней кто-то стоял и громко стучал, требуя, чтобы его впустили.

Хагрид?

БУМ!

Снова раздался грохот. Дадли вздрогнул и проснулся.

— Где пушка? — с глупым видом спросил он. Позади них громко хлопнула дверь, отделявшая одну комнату от другой, и появился тяжело дышавший дядя Вернон. В руках у него было ружье.

— Кто там? — крикнул дядя Вернон, — Предупреждаю, я вооружен!

За дверью всё стихло. И вдруг…

ТРАХ!

В дверь ударили с такой силой, что она слетела с петель и с оглушительным треском приземлилась посреди комнаты.

В дверном проеме стоял великан. Его лицо скрывалось за длинными спутанными прядями волос и огромной клочковатой бородой, но зато были видны его глаза, маленькие и блестящие, как черные жуки. Великан протиснулся в хижину и пригнулся, но голова его всё равно касалась потолка — уж слишком он был велик. Он наклонился, поднял дверь и легко поставил её на место. Грохот урагана, доносившийся снаружи, сразу стал потише. Великан повернулся и внимательно оглядел всех, кто был в хижине.

— Ну чего, может, чайку сделаете, а? Непросто до вас добраться, да… устал я…

Гарри отвернулся к стене, что бы никто не видел, что он буквально захлебывается от беззвучного хохота.

Великан шагнул к софе, на которой сидел застывший от страха Дадли.

— Ну-ка подвинься, пузырь, — приказал лесник.

Дадли взвизгнул и, соскочив с софы, рванулся к вышедшей из второй комнаты матери и спрятался за нее. Тетя Петунья в свою очередь шагнула за спину дяди Вернона и пугливо пригнулась, словно надеялась, что за мужем её не будет видно.

— А вот и наш Гарри! — удовлетворенно произнес великан.

Гарри повернулся, и посмотрел в свирепое, страшное лицо, скрытое волосами, и увидел, что глаза-жуки сузились в улыбке.

— Когда я видел тебя в последний раз, ты совсем маленьким был, — сообщил великан, — А сейчас вон как вырос — вылитый отец, ну один в один просто. А глаза матери.

Дядя Вернон издал какой-то странный звук, похожий на скрип, и шагнул вперед.

— Я требую, чтобы вы немедленно покинули этот дом, сэр! — заявил он, — Вы взломали дверь и вторглись в чужие владения!

— Да заткнись ты, Дурсль!

Великан протянул руку и, выдернув ружье из рук дяди Вернона, с легкостью завязал его в узел, словно оно было резиновое, а потом швырнул его в угол.

Дядя Вернон пискнул, как мышь, которой наступили на хвост.

— Да… Гарри, — произнес великан, поворачиваясь спиной к Дурслям.- С днем рождения тебя, вот. Я тут тебе принес кой-чего… Может, там помялось слегка, я… э-э… сел на эту штуку по дороге… но вкус-то от этого не испортился, да?

Великан запустил руку во внутренний карман черной куртки и извлек оттуда немного помятую коробку. Гарри осторожно взял коробку в руки и открыл ее. Внутри был большой липкий шоколадный торт, на котором зеленым кремом было криво написано: «С днем рождения, Гарри!»

Гарри посмотрел на великана, он что действительно думает, что он будет рад получить подобное? Лучше уж совсем ничего, чем это.

Но нужно отыгрывать свою роль.

— Вы кто? — спросил Гарри, невинно хлопая глазами.

Великан хохотнул.

— А ведь точно, я и забыл представиться. Рубеус Хагрид, смотритель и хранитель ключей Хогвартса.

Он протянул огромную ладонь и, обхватив руку Гарри, энергично потряс её.

— Ну так чего там с чаем? — спросил он, потирая руки, — Я… э-э… и от чего-нибудь покрепче не отказался бы, если… э-э… у вас есть.

Взгляд великана упал на пустой камин, в котором тоскливо лежали сморщенные пакетики из-под чипсов. Великан презрительно фыркнул и нагнулся над камином. Никто не видел, что он там делает, но когда через секунду великан отодвинулся, в камине полыхал яркий огонь. Мерцающий свет залил сырую хижину, и Гарри сразу почувствовал себя так, словно залез в горячую ванну.

Хоть какая это польза от этого великана.

Хагрид сел на софу, и начал выворачивать карманы. Он вытащил медный чайник, мятую упаковку сосисок, чайник для заварки, кочергу, несколько кружек с выщербленными краями и бутылку с какой-то янтарной жидкостью, к которой он приложился.

Гарри поморщился. Вот кому хватило ума послать к юному волшебнику полуграмотного пьяницу?

Нет, ничего против Хагрида он не имел, по словам Мистера Х, он очень добродушный, много знает о всяких зверушках и отлично справляется с обязанностями лесника. Лесника!

Но ведь было бы логичней, что бы к юным волшебникам приходили профессора? Мистер Х писал, что его на Косую Аллею привел профессор зелий.

Позже Гарри пришлось удерживать Хагрида от того, чтобы он не заколдовал Дадли. Кузена он не любил, но поросячий хвост — явно перебор.

Хагрид было попытался поговорить о его родителях и Хогвартсе, но Гарри не желая его слушать, лег на полуразвалившийся диван, на котором до него спал Дадли, и практически сразу уснул.

Разбудило его ворчание Хагрида, который оплачивал утреннюю газету сове.

Лесник накормил его на удивление вкусными, жареными сосисками, после чего они отправились в Лондон за покупками к школе.

В лодке Хагрид всячески продвигал Гриффиндор, Альбуса Дамболдора и поносил нынешнего министра магии, который чуть ли не каждое утро шлет совы к директору, что бы согласовать с ним очередной свой чих — пук.

Гарри частенько смотрел политические передачи и слушал комментарии Вернона к ним. Он не понимал и половины того, что там говорят, но даже его скудных знаний хватило на то, чтобы понимать, что слабые и глупые никогда не удержатся на верхушке власти. И если этот человек смог взобраться в кресло Министра магии, значит, в его голове точно, что-то да есть, и этого, по мнению Гарри, должно было быть достаточно, что бы не светить свою зависимость от советов Дамболдора, если она, конечно, есть.

И ведь видно, что лесничий не врет, он действительно верит в то, что говорит.

В Лондоне он был в первый раз и с удовольствием крутил головой по сторонам, попутно рассказывая Хагриду о маггловских, как он выразился, штучках.

Ему не понравился обшарпанный кабак, через который его провел Хагрид, и еще больше не понравилась толпа, которая попыталась разорвать его на сувениры. А вот банк и гоблины его впечатлили, как и сейф набитый золотом.

Хагрид помогал закидывать в прихваченный из дома рюкзак, монеты.

— Золотые — это галлеоны, — пояснил он, — Один галлеон — это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль-двадцать девять кнатов, это просто, да? Ладно, тебе этого на пару семестров хватит, а остальное пусть тут лежит.

Гарри был не против — пусть лежит. Потом они забрали, какой-то невзрачный сверток из сейфа под номером семьсот тринадцать.

После похода в банк, Хагрид отпросился в кабак — пропустить стаканчик другой.

Гарри же отправился покупать мантии — в магазинчик Мадам Малкин.

Пока ему шили мантии, он познакомился с немного высокомерным и заносчивым, но в целом не плохим парнем, наследником рода Малфой.

По списку они приобрели учебники, приборы и ингредиенты для зельеваренья, сову которую принес ему Хагрид, и палочку.

Олливандер напугал Гарри своей напористостью, и тем, что смог ему всучить палочку, сестра которой виновна в смерти его семьи. Не то, чтобы он был суеверен, но ему было немного неприятно.

И вообще, он помнил пояснения Мистера Х о волшебных палочках. Тот утверждал, что Олливандер частично прав, говоря, что палочка выбирает волшебника. На самом деле начинка и оболочка палочки реагирует на саму суть волшебника и волшебство, творимое им. Например, палочка с волосом единорога не подойдёт для откровенно темной магии, и волшебника которой ей занимается, конечно если прижмет темный маг и единорожьей палочкой воспользуется, но заклинания будут слабее и сама она будет плохо слушаться.

И наоборот, агрессивные составляющие, вроде волос фестрала, не подойдут, например, для целителей, а вот для темного мага будет в самый раз.

Так что Гарри был уверен, что ему совершенно необязательно использовать палочку из остролиста и пера феникса. Если бы он настоял, то наверняка нашел бы еще несколько палочек подходящих ему.

Но Мистер Х, просил купить ту палочку, которая подойдет первой, Гарри не знал зачем, но при личной встрече планировал его спросить об этом.

Гарри уставший и довольный ехал из Лондона. В первые в жизни он столько всего накупил, и купил на свои деньги, и для себя! Хорошо хоть настоял на сумке с расширяющими чарами, а то был бы он хорош на платформе с огромным, тяжелым баулом.

После истории с Хагридом, Дурсли расщедрились и выделили Гарри комнату — бывший склад поломанных игрушек Дадли. Комната была маленькой, но уютной. Кровать, стол, стул, шкаф — вот и все, что там было. Гарри не стал потрошить сумку и все из нее вытаскивать, чтобы лишний раз не нервировать Дурслей, хотя хотелось.

Клетку с Буклей он поставил на подоконник, пообещав сове, что выпустит ее ближе к вечеру.

Сам же Гарри решил немного поспать, перед тем, как знакомиться с Мистером Х, что ни говори, а ранние подъемы и поездки в Лондон, бодрости не прибавляют.

Гарри не спеша шел по парку в сторону шалаша. Он жутко нервничал перед встречей с Мистером Х, но старался держать себя в руках.

И уже подходя к своему убежищу, Гарри заметил что там кто-то есть.

========== Глава 7. ==========

— Привет, — робко поздоровался Гарри.

— Привет, — кивнула я, — Меня зовут Анна, приятно познакомиться.

— Эм, мне тоже. И ты моя сестра, да? Я газеты читал! — выпалил на одном дыхании братец.

— Да, только маленькая поправка, не родная. У нас матушка одна, а вот отцы разные.

— Как?!

— Ну, ты еще слишком мал для подобных подробностей, — усмехнулась я, разглядывая удивленную мордашку, — но через пару лет так и быть, я просвещу тебя, чтобы глупостей не наделал.

>— Нет, — красный от смущения Гарри, попытался оправдаться, — я не в этом смысле! Я слышал от тетушки Петунии что такое бывает, и по телевизору видел, вот! Но кто твой папа?

— Твой крестный, Сириус Блэк. Он недавно умер в Азкабане, и нет он не уголовник. Он всего лишь жертва судебной ошибки, он не был виновен в том, в чем его обвиняли, — тихо ответила я.

Гарри немного поколебавшись, присел рядом со мной, и робко обнял за плечи.

— Прости, я не знал. Но ведь в газетах писали, что Блэк виновен в смерти мамы и папы, значит там была напечатана не правда?

— Не совсем. Видишь ли, для всех хранителем тайны был именно он, но Сириус просто оттягивал на себя внимание Пожирателей. На самом деле хранителем был другой человек, и именно он сдал Лили и Джеймса. А Сириус просто с катушек слетел, когда понял, что его друзья мертвы. Вот и все.

— Значит у нас совсем нет родни, кроме Дурслей?

— С чего ты взял? — удивилась я, — У нас много родни не только со стороны Джеймса, но и со стороны Сириуса. К примеру бабуля по твоему отцу, из Блэков. Я думаю, Блэки в родстве практически со всеми чистокровными семействами,

— Но тогда почему я живу у Дурслей? Почему не у волшебников?! Я ведь настоящий волшебник!

— Конечно настоящий! Гарри, сядь и успокойся! — рявкнула я на него, бесят меня мельтешащие перед глазами люди. — Я не знаю! Но вроде как Лили перед смертью успела поставить какую-то защиту, которая оберегает тебя, пока ты живешь с Петунией, так это или нет, я не могу сказать. Но раз тебя к ним подкинули, значит что-то такое и правда есть.

Гарри сел обратно на землю, и внимательно на меня посмотрел.

— А ты не врешь?

— А смысл? Во-первых, про защиту — это всего лишь мои догадки, я сама точно не знаю, а во-вторых, назревает что-то странное, и нам так или иначе придется держаться вместе.

— Ты это о чем? — недоуменно спросил Гарри.

— А вот о том! У тебя конверт с собой?

— Да, я его забыл вытащить из кармана куртки. А тебе зачем?

— Мне не зачем, ты на мой посмотри.

Я вытащила из кармана джинс свой конверт, и протянула его мальчишке, тот неуверенно взял его в руки.

— Не сравнивай содержание конвертов, оно одинаковое, ты на имена смотри.

— А что в них странного?

— Вслух зачитай, — скомандовала я.

— Ну ладно. Гарри Джеймсу Поттеру, Анне Лилиан Рейган.

— Ничего странного не замечаешь?

— Нуууу… Нет. Анна же, твое имя? — промямлил тот в ответ.

Вот тут мне захотелось побиться головой об стену или приложить об эту самую стену, одну очкастую мелочь. Может Снейп был прав, когда проходился, точнее, будет проходиться по умственным способностям Поттера?

— Фамилии Гарри, фамилии. Ничего странного, нет?

— Поттер… Рейган… Понял! Но почему так? Ведь, должна быть Поттер или Блэк?

— Не знаю, как и то, почему меня подкинули в приют, а тебя нет. В этой истории вообще много вопросов. Поэтому в школе мы с тобой общаться не будем, если кто-то хотел нас по какой-то причине разделить, то пускай думает что у него получилось. Но связь поддерживать надо, мало ли что.

Я дала Гарри небольшую, размером с ладонь, книжечку в коричневом кожаном переплете, по углам окантованную медью.

— Это зачарованный дневник, с помощью него мы будем переписываться. Когда окантовка немного потемнеет, значит я тебе что-то написала, и у меня будет точно так же. И капни на него кровью, что бы никто кроме тебя не смог прочитать его.

Гарри с благовением провел ладонью по книжечке, пролистал пустые страницы, и только потом спросил:

— Мне сейчас нечем проколоть руку, можно я дома это сделаю?

— Можно, главное не забудь. И тебе вроде не сказали, как попасть на платформу девять и три четверти? — мальчик кивнул, — так вот, и я не скажу. Не думай, это не из вредности. Просто тебе не кажется странным, что о такой мелочи забыли упомянуть? Вот и мне так кажется. О, и еще один совет: перед зельевареньем почитай учебник, что-то мне подсказывает, местный профессор невзлюбит тебя.

— Но почему? Я же ему еще ничего не сделал?!

— Главное тут слово ещё, — мои губы растянулись в ехидной усмешке, — А вообще, когда-то наши родители плюс еще двое пацанов, в детстве гоняли профессора, как Дадли и компания тебя. Так что сам понимаешь, он наверняка захочет припомнить тебе выходки Джеймса, тем более ты его копия, кроме глаз, конечно.

— Но это нечестно! — воскликнул Гарри, снова вскакивая на ноги.

— Ну, а как ты хотел? Да и, положа руку на сердце, скажи, если бы ты стал учителем, ты бы смог нормально относиться к сыну Дадли или Пирса?

Гарри уставился в землю и ничего не ответил.

Я поднялась с земли, аккуратно сложила плед, на котором мы сидели, и убрала его в рюкзак. Я уже собиралась уходить, когда Гарри, набравшись храбрости спросил:

— А почему именно эта палочка? Я ведь мог и другую выбрать!

— Потому что, в первый раз маги берут ту палочку, которая подходит им первой. Традиция.

Пожав плечами, я покинула шалаш. Поттер, так и остался в нем, задумчиво наблюдая как я ухожу в глубь парка.

Прикрывшись тенью деревьев, я аппарировала в комнату отеля. Почему не в мэнор? Ну, тут была такая штука, как телевизор, не тонкий жидкокристаллический, не тридешный какой, даже не спутниковый, а такой самый обычный ящик.

Да, я невероятно скучала по технологиям, сколько раз я себя ловила на том, что рука машинально ищет мобильник? Сколько раз мне хотелось посмотреть веселые видео с котиками, оставить какой-нибудь отзыв на форуме, устроить политический срач и поугарать с мемасов? Ну вот почему, ни один попаданец не скучает по прошлой жизни, а? Ладно у меня-то там ни родни, ни друзей не осталось, просто знакомые, которые и скучать-то не будут, а какого тем, кто оставил там родных? Почему о них попадашки не вспоминают и не скучают? Да я даже по своей работе скучаю, хотя она меня, как и любого нормального человека бесит.

Я горько усмехнулась, может я не правильный попаданец, а? Магия это, конечно, потрясающе, но мне иногда просто хотелось выть от тоски по технологиям и великому интернету.

Скинув кеды, я развалилась перед телевизором. Хрустя чипсами, я размышляла о разговоре с Гарри.

Он пошел совсем не так, как я планировала, даже об Уизли ему не сказала! Хотя я ему намекнула, что с платформой не все так просто. Может оно и к лучшему? Пусть пацан барахтается сам? Тем более ему не дадут сдохнуть до эпической битвы с Томом.

А то, что не успела сказать сегодня, так или иначе все равно всплывет в процессе.

Сириуса кстати, достали из Азкабана, сейчас он проходит лечение в какой-то заграничной клинике. Эйнар сказал, что ближайшие полгода его будут активно лечить и соответственно он будет не совсем вменяем, поэтому навестить я его смогу только ближе к Рождеству, если не позже. Беллатриса покинет этот бренный мир первого сентября, как выразился Эйнар, подарок к началу учебного года.

Еще у того же Эйнара я прикупила незарегистрированную палочку, без всяких прибамбасов — ясень и волос китайского дракона для аппараций и всякого разного. На самом деле, снять следящие чары с палочки, не так уж и сложно, но зачем? Редко дети имеют больше одной палочки, у меня в принципе стандартная ситуация, сильное потрясение (плюс последствия ритуала) и вуаля! Юной мисс нужна новая палочка. Так что, если будут вопросы, я смогу отбрехаться. Да, у меня две палочки, но пользуюсь я только одной, и докажите обратное!

Оставшееся время до сентября я провела в изучении книг из списка Снейпа и мотания из отеля в мэнор и обратно.

Этот жучара, мало того что указал несколько книг, которые отсутствуют в свободном доступе, так еще и расщедрился на список вопросов по этим книгам! Пришлось заказывать нужную литературу через Эйнара и даже в паре случаев брать у него консультации. Книги я прочитала, ответы на вопросы написала, но в ответочку я накатала ему свои вопросы. С любовью расписала девяносто восьми листовую тетрадочку от и до! Пусть наслаждается, я человек не жадный.

А в мэнор я моталась для того, чтобы с песнями и танцами проливать свою кровушку на родовой алтарь. Про песни и танцы я пошутила, но ритуал был все же довольно изматывающий. Когда я вернулась с летних каникул домой, оказалось, что по какой-то причине, магия мэнора и самих домовиков ослабла.

После того как порылась в библиотеке и допросила домовиков с пристрастием, выяснилось, что минимум раз в месяц я должна отдавать свою кровь и магию замку. Про магию ничего страшного, просто ритуально опустошать свой магический резерв практически до нуля, чтобы напитать алтарь своей силой. Магические роды веками проливали кровь и сбрасывали свою силу в алтарь, поэтому современным магам достаточно несколько капель крови и немного магии, чтобы войти в права главы рода или просто использовать алтарь для различных ритуалов.

В моем же случае, мэнор простоял закрытым не одну сотню лет и тихо хирел, тратя все свои запасы на поддержание самого замка от разрушений, и на его магическую защиту. Потом из него вытащил силу Мортем, чтобы принять звание главы рода, а позже передать его мне, следом и домовики начали тянуть из него силы, чтобы привести замок в жилой вид и выполнять мои приказы. Так что не удивительно, что алтарь — сердце любого мэнора, так ослаб. И вот теперь мне нужно его восстанавливать. В идеале стоило бы принять в род пару сильных магов и разделить с ними эту обязанность. Но, не хочу. Просто не хочу принимать в семью кого попало ради силы, и от этого «кого попало» после принятия в род будет не так-то просто избавиться. Так что, ну нафиг.

Вот так весело и интересно прошли мои каникулы, да здравствует первое сентября!

За десять минут до отправки на платформу ко мне прилетела сова с сообщением от Эйнара:

«С сожалением сообщаю, что сегодняшним утром скончалась леди Беллатриса Лестрейндж, в девичестве Блэк. Тело леди Лестрейндж было сожжено»

Записку я тут же уничтожила. Вот и хорошо, что дело сделано. Муж Беллы пока еще вроде жив, но до возвращения Волди, насколько я помню, не дотянет, туда и дорога.

Я еще раз внимательно себя осмотрела, стряхнула не существующие пылинки с мантии и аппарировала прямо на платформу. Сразу прошла в последний вагон и уселась в последнее купе, да-да во мне все еще жив интроверт.

Когда поезд тронулся, Милли доложила мне, что таки состоялась эпичная встреча Поттера и семейства Уизли, и сейчас Гарри и Рон едут в одном купе.

Ну и пусть сидят, на семейство Уизли мне было откровенно плевать. Хочет общаться с Роном? Да пожалуйста, мне все равно. Но вот допускать его женитьбу на Джинни я не собиралась. Нет-нет, во мне сейчас не говорят какие-то предубеждения против рыжиков, просто не кажется ли странным — называть Уизли предателями крови только из-за того, что они общаются с магглами? *

При этом вспомнить каких-то близких контактов Уизли с магглами я не смогла, разве что встреча Уизли и Грейнджеров припоминается.

Так вот, по этому вопросу я потрясла Эйнара и порылась в книгах, и вот что выплыло.

Как такого, четкого определения «Предатель крови» не существует, и само по себе оно довольно расплывчато. Раньше понятия магия и кровь (честь) были настолько тесно связаны, что по сути были синонимами. И преступить какие-либо законы магии (нарушить клятву, выйти замуж за родного брата), значит предать свою кровь, свой род, самого себя в конце концов, и навлечь проклятие, то бишь магический откат.

Вот отсюда, кстати, и произошел небезызвестный термин — грязнокровка, ибо маг очернил свою кровь, образно говоря, уронил в грязь свою честь и честь рода.

И этот самый откат передается по наследству детям и супругам, исключением является брак с магическим созданием, с вейлой например. Проклятие может принимать настолько различные формы, что иногда даже сами проклятые не могут сказать в чем их проблема. Да и честно говоря, никто и не пытался разобраться, всем плевать на проблемы предателей крови.

Таких семей по миру всего шесть, а в Англии вообще одна.

Не скажу, что испытываю нежные чувства к брату, но вот такого точно ему не желаю, у бедолаги и так проблем по жизни будет хватить, а тут еще и проклятие бонусом.

За размышлениями я не заметила, как мы прибыли в Хогвартс. Поезд, как обычно, прибыл в кромешной тьме, но слава Мерлину, в этом году я еду в карете запряжёнными фестралами. Жуткие создания, однако.

Высокие, тощие, словно скелет, обтянутый черной кожей, с длинными мощными хвостами, крыльями и темными провалами глаз. Бррр, ужас какой! И эти создания, отнесенные министерством магии к классу — опасные, развозят детишек до замка!

Хотя чего я тут возмущаюсь, в замке и похлеще вещи происходили и будут происходить. Кареты нас быстро довезли до замка, и вот мы сидим за столами ожидая распределения.

Поттер, Грейнджер, Лонгботтом, Уизли — Гриффиндор, Малфой и приспешники — Слизерин.

Легкий ужин и баиньки, тем более, завтра первые две пары — зелья.

Комментарий к Глава 7.

* Предатели крови (англ. Blood traitor) — так называют одни чистокровные волшебники других, не менее чистокровных волшебников, которые не брезгуют общаться с маглами и маглорождёнными магами и вступать с ними в брак. Анна отталкивалась от этого определения, говоря об Уизли. Но так это все таки фанфик, автор предлагает другую версию сего термина.

========== Глава 8. ==========

Первый месяц прошел тихо и мирно, братец осваивался в замке. Но потом его, похоже, понесло: начал активно дружить с Гриффиндором, умудрился под науськиванием Рона поругаться с Драко и пренебречь моим советом о подготовке к зельеваренью.

Я потом, конечно, его пропесочила, но какого-то положительного эффекта это не принесло. Снейп — мировое зло, а Малфой — его ближайший приспешник.

На одном из уроков по полетам Гарри поцапался с Драко и устроил гонки на метле за напоминалку Невилла. Думал, что его отчислят, но вместо этого его зачислили в команду по квидичу. Гриффиндор был безудержно рад, Змеи бесились, Барсуки и Вороны были в недоумении.

Я даже пропустила пару дополнительных занятий у Снейпа, ибо мужик был злой, как черт, и меня бы просто морально по стенке размазал.

Как-то после занятий, развалившись на кровати, я размышляла о том, как подъехать к Снейпу с ученическим контрактом, ясно же, что пошлет в дальние дали, как только услышит о нем.

Но была у меня одна идея по этому поводу. Как известно, после того, как тролль ворвется в женский туалет, Снейп решит проверить Пушка, и тот порвет ему ногу. Но когда конкретно это произойдет… Я помню, что Гарри и компания заметят хромающего Снейпа перед матчем Слизерин vs Гриффиндор. Значит, после тролля надо будет каким-то образом проследить за Снейпом, отловить его раненого, подлечить ногу и попробовать попросить о личном ученичестве.

Типа благодарность и все такое, план, конечно, так себе, и как однажды скажет Уизли: «Ты когда-нибудь видел план, у которого столько шансов провалиться?» Но, кроме этого, у меня больше идей не было.

Почему я так вцепилась в Снейпа и в такой жесткий вариант контракта?

Именно в Снейпа, а не МакГонагалл, например? Кошка от самых ушей до кончика хвоста преданна Дамблдору, как и половина преподавательского состава, а остальные тупо не в курсе его игр или слишком слабы, а подставлять как-то никого не хочется. Из нейтральных и сильных остается только два кандидата, Снейп и Филитвик.

Снейп нейтрален? Именно. Он не предан Светочу и, как мне кажется, ему глубоко плевать на всеобщее благо с Астрономической башни, и он уже не верит Темному Лорду. Не после того, как тот убил Лили. По сути, ему плевать на всех и вся, держится он лишь за счет ранее данных клятв. Если бы не это, он бы давно усвистел из Хога, варил зелья, писал статейки, выступал на конференциях и возможно, был бы по-своему счастлив в мире зелий, декоктов и эликсиров. Помимо этого, он еще сильный маг, который ответственно относится к своим ученикам. Ни одного серьезно пострадавшего ученика за годы его преподавания не было!

Остаётся еще Флитвик, но я не хочу ввязывать полугоблина в эту свару, он один из немногих преподавателей в Хоге, который мне искренне симпатичен.

Так что остается Снейп, который не хило так завязан в этой истории, а если ничего не менять, в конце он умрет и освободит меня от контракта. Так что, одни сплошные плюсы!

Если получится, я попробую его вытащить, чисто по-человечески жаль мужика, но и лезть ради него в петлю я не буду. Я жить хочу, желательно долго и счастливо.

А если без лирики — у контракта, не смотря на его жесткость, есть определённые плюсы: он ослабевает либо сводит на нет зелья, так или иначе действующие на разум и чувства; не позволяет давать каких-либо клятв и обетов без разрешения Учителя; и самое главное, из-за чего я выбрала именно этот контракт-согласно его положениям я становлюсь собственностью Учителя и из этого вытекает, что на меня нельзя будет поставить метку!

То бишь, сей контракт вполне способен меня защитить как от зелий Дамблдора, так и от рабской метки Волди. Я вот прям жопным нервом чую, меня попробуют втянуть в игру так или иначе, так пусть она будет хоть немного, но по моим правилам!

Во время одного из ужинов, глядя на само собой появляющиеся блюда, меня посетила поистине гениальная идея — домовики! Их же дофига в Хогвартсе, и вряд ли кто-то сможет почуять одного скромного домовика, который будет просто следить за одним из профессоров. Нет, я не дура, в личные покои или класс зельеваренья Дибби соваться не будет, но вот сообщить о том, что Снейп отправился на свидание к Пушку, вполне способен.

Я даже толком не успела насладиться плодами своей гениальности, как в зал влетел взъерошенный Квиррелл.

Его тюрбан сбился набок, а на лице читался страх. Все собравшиеся замерли, глядя, как Квиррелл подбежал к креслу профессора Дамблдора и, тяжело опираясь на стол, простонал:

— Тролль! Тролль… в подземелье… спешил вам сообщить…

И Квиррелл, потеряв сознание, рухнул на пол. В зале поднялась суматоха. Понадобилось несколько громко взорвавшихся фиолетовых фейерверков, вылетевших из волшебной палочки профессора Дамблдора, чтобы снова воцарилась тишина.

— Старосты! — прогрохотал Дамблдор. — Немедленно уводите свои факультеты в спальни!

Старосты начали собирать своих подопечных, я же в общей суматохе незаметно проскользнула к преподавательскому столу и дернула за край мантии профессора Снейпа.

— Мисс Рейган, — недовольно сверкнул глазами зельевар. — Вы что, страдаете избирательной глухотой, и не слышали слова директора? Так я повторю — в гостиную, живо!

— Профессор, я случайно услышала, как Патил говорила, что Грейнджер постоянно плачет в туалете Миртл, и сегодня за столом ее не было.

Снейп жестко посмотрел на меня и, наклонившись, тихо прошипел:

— Я займусь этим, а теперь, мисс Рейган, позвольте повториться — в гостиную, живо!

— Да, сэр.

Не оборачиваясь, я побежала искать своих барсуков. Мало ли, вдруг тролль все-таки решит выйти за пределы туалета? Пусть взрослые с этим разбираются.

В гостиной стоял галдеж, ребята обсуждали тролля и то, как он смог проникнуть в замок. Не желая участвовать во всеобщей болтовне, я поднялась в свою комнату. Кстати, с этого года я жила там одна.

Моя соседка, с разрешения нашего декана, переехала в спальню к подругам, и теперь я безраздельно правила некогда общей жилплощадью. Спраут с соседкой долго извинялись, за то, что оставляют меня в одиночестве и вообще беспокоились, как бы у меня на фоне переезда психологическая травма не образовалась. Но за полчаса я смогла их убедить, что ничего страшного в этом не вижу и новую соседку не хочу.

И сейчас мое одиночество было более чем на руку.

— Дибби!

— Да, хозяйка! — пискнул эльф и низко поклонился.

— Дибби, мне нужно, чтобы ты проследил за одним из профессоров, его зовут Северус Снейп и он обитает в подземельях. Мне нужно, чтобы ты мне сообщил, когда профессор Снейп решит навестить правое крыло третьего этажа. Не лезь в его покои, просто аккуратно следи за ним. Если рядом со мной окажутся люди, в тот момент, когда Снейп решит туда пойти, то просто легонько сожми мое левое плечо. Ясно?

— Дибби все ясно! Дибби все сделает правильно! — яростно закивал головой эльф.

— Тогда можешь идти, — эльф тут же бесшумно исчез.

Ну вот, вопрос с информатором решен — теперь только сидеть и ждать. И ждать оказалась довольно напряженно, я дергалась буквально от каждого шороха! Пришлось даже успокаивающего зелья немножко попить, а то точно превратилась бы в женскую версию Грюма.

Но ничего не бывает вечным, и через четыре дня Дибби отловил меня в подземельях, когда я шла на дополнительные занятия.

— Хозяйка! Профессор Снейп идет в тот коридор!

— Так, Дибби, незаметно следуй за мной, профессор Снейп скорее всего будет ранен, поэтому после того, как мы немного отойдем в сторону, убери кровь.

Не дожидаясь ответа, я рванула в сторону запретного коридора, хорошо хоть был поздний вечер, и большинство студентов было либо в гостиных, либо обжималось в пустых классах.

Свернув за угол, я резко затормозила. Профессор тяжело дыша, с трудом опирался на стену, а его левая нога была полностью залита кровью.

— Ну твою же мать, ну как так, а? — жалобно простонала я, подхватывая Снейпа, ибо тот уже начал заваливаться на бок.

— Не трогайте мою мать, Рейган! И вообще, что вы тут забыли?

— На свидание пришла, — буркнула я, — а вы его испортили!

Так, такими темпами, если не перевязать ногу он истечет кровью до того, как мы успеем добраться до его нычки с зельями, хранящейся в лаборатории.

Чем, черт его дери, можно перевязать ногу? У меня же с собой ничего нет! И почему моя такая умная головушка не догадалась взять с собой аптечку?! Знала же на что иду!

Так! Отставить панику!

Нужна хорошая плотная ткань, чтобы нормально перевязать рану. И где ее взять?! Мантия! Точно!

— Сэр, присядьте, пожалуйста. Я попробую перетянуть вам ногу, и у вас есть кровоостанавливающие?

— Было, — прохрипел Снейп, сползая по стене на пол, — но его оказалось маловато.

>Маловато, млять, в следующий раз литров пять бери — не прогадаешь!

Тихо матерясь себе под нос, я стянула мантию и с помощью палочки разрезала ее. Стараясь не обращать внимания на льющуюся кровь, я принялась неуклюже перетягивать разорванную ногу. Нет, учебник я посмотрела, теоретически, как правильно перетянуть я знаю, но на практике — это жесть!

Горячая, алая кровь заливающая руки, от которой скользят дрожащие пальцы, одуряющий запах ржавого метала, который бьет прямо в нос и оставляет мерзкий привкус во рту. Виднеющийся кусок белоснежной кости в окровавленной плоти…

А ведь я когда-то хотела в медицинский поступать!

Кое-как перевязав рану, я попыталась поднять его на ноги.

— Ну же, сэр! Вы же не планируйте сдохнуть прямо тут?

— Может быть, здесь не самое плохое место, — бледно ухмыльнулся Снейп.

С моей помощью он смог подняться на ноги. А теперь задачка потрудней — зельевара нужно как-то дотащить до лаборатории. Но, во-первых, этот жук явно жрет как не в себя, на вид худенький, а весит как приличный качок, а во-вторых, нужно как-то не попасться на глаза другим людям.

— Мяу! — прямо перед моим носом появилась Миссис Норис.

— Миссис Норис, дорогая, покажи пожалуйста, короткую дорогу до класса зельеваренья! Очень нужно!

Кошка смерила меня подозрительным взглядом и задумчиво покачала хвостом.

— Честное слово, это не я покусала профессора Снейпа! А если поможешь, завтра вечером принесу кошачьих печенек, — привела я последний веский аргумент.

Кошка недоверчиво прищурилась, но через мгновение согласно мяукнула.

И Миссис Норис не обманула — буквально за пару минут мы успели спуститься с третьего этажа, в подземелья. И если бы не нога Северуса, успели бы еще быстрее.

Снейп как-то замысловато махнул рукой, и дверь в класс открылась.

Когда я перетащила его через весь класс в лабораторию, он уже успел потерять сознание. С трудом затащив его на кресло, я метнулась в кладовку за уже готовыми зельями для больничного крыла.

Аккуратно размотав вымокшую в крови мантию, я отшвырнула ее в сторону и срезала штанину, чтобы не мешала. Первым делом — нужно достать обезболивающие. Перебрав флаконы, я наконец-то нашла нужный. Снейп был в отключке, и его губы были слишком плотно сжаты, хрен что зальешь!

Так, без паники, без паники!

Надо как-то открыть ему рот, не ножом же, право слово. Задумавшись, я вспомнила, как наша приютская медсестра скрутила одного пацана, зажала ему нос, и когда он открыл рот, ловко влила ему рыбий жир.

Господь наш всеблагой… то есть зельевар мой черноволосый, смиренно уповаю на твое прощение. Аминь.

Выдержал он аж ровно минуту — молодец мужик! Но сопротивление было подавлено, и обезболивающие было залито.

Теперь нужно обеззараживающие, кровоостанавливающие и заживляющие. В ящичке было много лечебных зелий, и чтобы не терять время на их перебор, я вытряхнула их все на рядом стоящий диван. Быстро отыскав нужное, я метнулась обратно к креслу. С мыслью много не мало, я вылила в рану весь флакон обеззаражки, следом пошел флакон кровоостанавливающего. И теперь самое сложное — заживляющие.

Заживляющие — это такая мерзкая желеобразная, жирная мазь. Мерзкая потому, что она жжет не только рану, но руки, которые в нее окунули, а если мазь свежая, даже драконьи перчатки могут не помочь. Так-то заживлялка наносится специальным колдомедецинским шпателем, но где он храниться, я не знала. Поэтому будем по старинке.

Я задумчиво посмотрела на диван, там где-то был еще один флакон с обезболивающим. Ай ладно — не помрет, а мне еще с заживлялкой возиться. Сделав приличный глоток, я открыла контейнер с мазью. Взяв нужное количество этой штуки, я не особо церемонясь засунула руку прямо в рану. Ощущения, скажем так, ниже среднего. Но заживлялка восстановит порванные сосуды, мышцы, сухожилия и все то, что есть внутри ноги. Да-да, я биологию ни хрена не помню, ну что поделать — гуманитарий чистокровникус! Понадобилось еще три раза прежде, чем я смогла вымазать в мази все внутренности.

Так как руки, и не только руки были в крови, пришлось идти их отмывать, чтобы чистые бинты не заляпать.

Бинты я вроде видела там же, где и ящичек с больничными зельями брала. О, точно! Вот и оно. Тут еще и рулон плотного хлопка лежит — берем.

Отрезав приличный кусок хлопка, я хорошенько промазала его заживлялкой, и в порыве паранойи добавила обеззаражку. Оба эти состава отлично сочетались друг с другом, так что никакой реакции быть не должно. Плотно обмотав рану хлопком, я закрепила его бинтами.

Уф, вроде все.

Я оглядела себя и поле боя — и то, и другое было залито кровью. Я прямо ощущала себя каким-то маньяком, даже на мгновение, представила себя безумно хохочущую на фоне горы трупов.

Так, хорош мечтать, пора за уборку.

Лабораторию я привела в порядок за минут пятнадцать. Было не сложно сложить флаконы обратно в ящик и отнести их в кладовку вместе с хлопком. Больше всего ушло времени на убирание крови. Пришлось четыре раза проходится заклинанием по каменному полу, чтобы убрать всю кровь до конца.

Присев на диван, я решила посмотреть время, если не слишком поздно, то можно будет попробовать проскользнуть в факультетскую спальню.

— Темпус!

Возникший передо мной циферблат показал десять минут первого.

ЧТО?!

Я же к восьми шла на дополнительные к Снейпу — не могло же уйти столько времени на рану…

В гостиную идти бессмысленно, если заловят, проблем не оберешься. А так, могут и не заметить, что я не приходила ночевать. Если поймают, скажу, что в выручай комнате ночевала. Тренировалась в заклинаниях допоздна, и чтобы не получить штраф осталась там. Большего мой мозг выдать не смог.

Я посмотрела на сидящего в кресле профессора. Нет, так не пойдет, нельзя чтобы у него что-то затекло, особенно нога. Кряхтя от натуги и матеря его прожорливость, я все-таки смогла закинуть Снейпа на диван.

Ага, в лаборатории был оборудован небольшой уголок для отдыха: стол, кресло, диван. Вот на этом самом диване сейчас и развалился Снейп, а мне придется довольствоваться креслом.

Положив наши палочки на стол, я постаралась свернуться удобным клубочком. Стоило бы очистить одежду от крови, но было так лень, и легла я очень уж удобно. Так что завтра, все завтра.

***

Проснулась я в удобной кровати и в обнимку с одеялом. Одеяло? Я же, вроде, засыпала в лабораторном кресле. Кровать это, конечно, хорошо, но мать вашу, где моя одежда? Я была одета в мужскую черную футболку. Быстро стянув ее с себя, я осмотрела тело. Так, все в порядке — никаких следов нет. Я надела футболку обратно и решила немного осмотреть комнату.

Отделка была выполнена в спокойных изумрудно-серебренных тонах. В самой комнате не было ничего кроме кровати и тумбочки с правой стороны. А кровать, кстати, впечатляла — огромная двуспальная, с темно-зеленом балдахином и резными столбцами по бокам.

Приглядевшись к ним внимательней, я охнула от восхищения.

Они были выполнены в виде змей! Была вырезана буквально каждая чешуйка на теле пресмыкающегося, а в глазах загадочно сияли зеленые камни. И что-то мне подсказывало, что это не стразы, а настоящие камни, возможно даже изумруды. А какие шикарные клыки! Я кончиками пальцев коснулась одного из них — кость! Реально настоящая кость. Просто потрясающая работа! Было видно, что змей вырезали с особой тщательностью и любовью.

— Я рад, что вам пришлась по вкусу моя кровать, мисс Рейган.

========== Глава 9. ==========

— Я рад, что вам пришлась по вкусу моя кровать, мисс Рейган.

— Эм, доброе утро, сэр!

Я резко соскочила с кровати и смущенно посмотрела на Снейпа. Выглядел он неплохо, но на раненную ногу старался не опираться.

— Может, присядете? Вам наверно тяжело стоять.

— Все в порядке, — поморщился он, — но думаю, что нам нужно поговорить, прошу за мной, — резко развернувшись, Снейп вышел из спальни.

Комнату, в которую меня провели, я бы назвала столовой совмещенной с кухней — светлой и уютной она не была, но в сочетании темного дерева, изумрудных тканей и исключительной чистоты определенно что-то было.

Как только я уселась за стол, передо мной поставили дымящуюся чашку с чаем и тарелку с яичницей. Не дожидаясь хозяина, я начала сметать еду. Интересно, сам готовил или домовик?

Отставив тарелку в сторону, я вопросительно уставилась на терпеливо ожидающего конца моей трапезы зельевара.

— Мисс Рейган, вы ничего не хотите у меня спросить?

— А мне казалось, что вы хотите что-то мне рассказать, — я пододвинула чашку с чаем поближе к себе, — Но раз вы так ставите вопрос… Смею предположить, что после вчерашнего приключения, вы решили избавиться от моей одежды, так как на нее попало много вашей крови, а взамен вы выделили мне свою футболку. На кровать, я думаю, тоже перенесли меня вы. Кресло, не самое удобное место для сна.

— Верно, а вас не интересует, почему я оказался ранен?

— Полагаю, это не мое дело? — Снейп одобрительно кивнул. — И как нога?

— Вынужден признать, что если бы не ваша помощь, могло быть и хуже.

— Всегда пожалуйста, — вежливо ответила я.

Ну вот, план выполнен, Северус спасен. А что дальше? Прямо в лоб спросить? Хм, а почему собственно и нет?

— Сэр, а вам личный ученик не нужен?

— Личный ученик? Я вот уже как лет пять никого не брал, так почему я должен сделать для вас исключение?

— Я не взрываю котлы!

— Ну что ж, это весьма веский аргумент, — усмехнулся Снейп, — и я, пожалуй, соглашусь. Но предупреждаю, послаблений не ждите!

— Вот и хорошо, но прежде чем мы заключим контракт, я бы хотела кое-что вам показать.

Перед тем как поехать в Хогвартс, я думала, как не заметно для всех пронести письма Лили в школу. Я не совсем мразь и не собираюсь использовать Снейпа в темную. Поэтому я купила у Эйнара тонкую золотую цепочку-артефакт, в нее можно было помещать различные вещи общим весом не более восьми килограмм, в этой цепочке у меня хранились письма Лили. И конечно цепочка была зачарована только на хозяина, никто иной не мог ей воспользоваться.

Я положила на стол три листа, сложенных пополам, и самый крупный подвинула к Северусу.

— Хоть это письмо было написано лично мне, я рекомендую начать с него. А вот те два, скорее относятся к вам.

— С чего я должен читать вашу переписку? — недовольно проворчал Снейп, но все же взял письмо.

— Поверьте сэр, это очень важно — грустно улыбнулась я, и уткнулась в пока еще теплый чай.

Недоверчиво хмыкнув, он расправил лист и погрузился в чтение.

К концу письма его лицо превратилось в каменную маску, а сам он словно постарел на десяток лет. Отложив мое письмо, Снейп потянулся за письмами, что писались для него.

Закончив чтение, Северус аккуратно сложил листы, резко взмахнул рукой, и через мгновение на стол с тихим звоном опустилась бутылка с темно-янтарной жидкостью. Он явно привычным движением вскрыл бутылку и одним махом выпил полный бокал.

— Надеюсь, ты не будешь против, если я немного выпью?

— Нет.

Он кивнул, наполнил бокал снова и выпил. А потом еще и еще. Я с тревогой посмотрела на напивающего профессора, не то что бы я против алкоголя, но не сейчас же, и не в таких количествах.

Встав со своего места, я обошла стол, и, когда он собирался выпить еще один бокал, крепко обняла его.

— Не надо, пожалуйста. Ты и так слишком много выпил, — тихо сказала я, запуская пальцы в жесткие темные волосы.

Его рука дрогнула, и бокал с резким звоном разбился, окропив нас алкоголем.

— Неужели я превращаюсь в отца? — с отвращением произнес Снейп, укладывая тяжелую голову мне на плечо.

Наверно, это была странная картина, взрослый мужчина с безвольно повисшими руками, положивший голову на плечо маленькой девочки, которая гладила его, как ребенка.

Я его не осуждаю, каждый имеет право на минуты слабости и отчаяния, главное, чтобы эти чувства, не захватили власть над разумом.

Спустя пару минут, он все же смог взять себя в руки.

— Достаточно, можешь отойти от меня, — сухо произнес зельевар, устало проведя рукой по лицу.

— Ну так что, мы будем что-нибудь делать?

— Если у тебя есть план, я готов его выслушать.

— Плана, как такового, нет, но Дамблдор прав, Темный Лорд вернется. Не завтра конечно, но через несколько лет точно. Иначе, — я выразительно посмотрела на его левое предплечье, — этой штуки бы не было.

— Я знаю теорию Дамблдора, — раздраженно бросил Снейп. — Конкретнее!

— Ну, если конкретнее, то для того, чтобы спокойно жить, нам нужно прибить Лорда и самим не сгинуть. Начать можно с крестражей. Когда-то темный Лорд решил обезопасить себя и создал несколько крестражей, точное количество крестражей я пока не знаю, но явно больше двух. А в ночь нападения на дом, как я полагаю, он случайно создал еще один, который и так ослабил разорванную душу.

— Поттер.

— Верно. Осколок души каким-то образом попал в него, а за извлечения чужого куска души, который не один год паразитировал в человеке, да еще и практические с самого рождения, ни один некромант не возьмётся. А еще пророчество, полный текст которого я смогла добыть: «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…»

Северус налил себе еще стакан и удивительно спокойным голосом произнес:

— Получается, должны умереть оба.

— Желательно, чтобы в Гарри полетела Авада Лорда.

— Это еще почему? Я что, не могу прибить этого несносного мальчишку?

— Ты знаешь, откуда взялись непростительные заклинания?

— Как-то не до этого было, но раз уж ты смогла добыть полный текст пророчества, то ответ на этот вопрос у тебя есть, — усмехнулся Снейп, допивая виски.

— Непростительные были придуманы во времена святой инквизиции. Авада, как думают многие, не убивает, а всего лишь вышибает душу из тела, ибо изначально оно предназначалась для сеансов экзорцизма. Но со временем об этом маленьком, но интересном факте забыли.

— Вот как, благодаря крестражу эти двое связаны, и согласно твоей теории, если в Поттера полетит Авада Лорда, то уйдет душа не мальчишки, а кусок души Лорда, я верно понял твою мысль?

— Да, но стопроцентной гарантии на то, что произойдет все именно так, я не могу дать. Это всего лишь теория.

— Ну, хотя бы что-то, — пробормотал Северус, решительно отставляя бутылку в сторону, — А теории, о том, зачем Лили понабилось подливать зелья, у тебя случайно нет?

— Случайно есть, — хмыкнула я и пустилась в объяснения, — Я думаю, что пророчество Трелони произнесла намного раньше, чем ты его услышал. Да-да, не удивляйся, я знаю о твоей роли в той истории. Так вот, я думаю, что изначально роль дитя пророчества была отведена Невиллу. Сын сильных магов из уважаемого рода, который наверняка вырастит сильным магом, а Поттеры всего лишь подстраховка. На момент свадьбы Лили и Джеймса, Лонгботтомы уже два раза сталкивались с Лордом, и легко было устроить их третью встречу, тем более: «бросал ему вызов, » — можно интерпретировать по-разному, чем собственно и воспользовался Дамблдор, как в отношении Лонгботомов, так и Поттеров.

— Почему именно эти семьи, а не кто-то другой?

— Не знаю, но предполагаю, что тут сыграла свою роль управляемость, ведь на тот момент и Поттеры, и Лонгботтомы были не в ладах со старшим поколением и верили каждому слову Дамблдора.

— Почему именно Лили?! — рыкнул Северус, — Почему она?

— Потому что она всерьез нравилась Джеймсу, и было проще опоить магглорожденую ведьму, а не наследника рода. Но как ранее я говорила, это всего лишь теория, и она может быть ошибочной.

— Слишком уж хороша твоя теория, не без огрехов, но хотя бы правдоподобная. Местами.

— Не без этого. Это же просто предположения. Как было на самом деле знает только сам Дамблдор. И насчет контракта… я хочу полный ученический.

— Защита от клятв, зелий и метки?

— Верно.

— Ну что ж, — Снейп встал из-за стола, закатал правый рукав и откуда-то вытащил небольшой серебряный нож, — Не будем тянуть время. Раз заговорила о полном контракте, значит текст знаешь.

Я кивнула и повторила его жест.

Ох, а вот сейчас начнется самая жесткая часть. Думайте контракт, это встал на колени, что-то провякал и все готово? Не тут-то было! Старые маги не мелочились.

Северус, бормоча свою часть клятвы, начал прямо на руке вырезать древние, замысловатые знаки, от которых так и веяло силой. Контракт связывающий Учителя и Ученика — это вырезанная по живому, без обезболивающих татуировка, на какой-либо части тела. В теории нужно как бы обменяться ими, но можно вырезать их и одному человеку.

Когда Снейп закончил разрисовывать себе предплечье, он подтянул меня к себе и крепко сжал руку.

Больно вашу-ж мать! Как больно! Я не заплачу, все не так уж и плохо. Подумаешь, ножиком по руке водят, от растянутых мышц больнее.

Беззвучно плача, сквозь зубы я цедила слова клятвы.

Не знаю сколько времени прошло, но наконец, настало время для завершающих слов:

Клянусь защищать своего Мастера ценой собственной жизни, не идти против него, не причинять вреда ни ему, ни его делу, не покушаться на его жизнь, ни прямо, ни косвенно, и даже в мыслях не смея нарушить данного мною слова.

Порезы медленно затягивались и окрашивались в глубокий черный цвет. Процесс окрашивания завершился довольно быстро, и вот, вместо изрезанной в лохмотья руки, проявился сложный, плетёный рисунок. Несмотря на то, что ножом прошлись только по предплечью, черные линии перекинулись на всю руку, оставив свободной только кисть.

— Хватит реветь, я уже все закончил. Ритуал завершен, — Снейп тяжело дыша, сел прямо на пол.

— Да не реву я, тебе просто показалось! — я гордо отвернулась в сторону, вытирая рукой слезы и стараясь потише шмыгать носом.

— Ну да, я совсем уже старый, вот глаза и подводят, — саркастично усмехнулся Мастер, — Темпус! Так, на завтрак ты опоздала, но на обед еще успеваешь. Постой спокойно, я тебе из футболки форму трансфигурирую. На дополнительные занятия сегодня можешь не приходить, но если завтра не объявишься, я тебе спою то, что приготовит Лонгоботтом в понедельник. И иди умойся, в конце концов! Твоим лицом только боггартов пугать.

— Так точно, Мастер. И… может наедине без формальностей?

— Ну, хорошо. А теперь в ванну, моя ученица не должна выглядеть словно пугало с огорода Уизли!

Холодная вода частично сняла покраснение и припухлость, но глаза все равно были заплаканными. Эх, сюда бы косметику! Я бы быстро себе нормальное лицо нарисовала.

Через пять минут я выглядела как обычный студент, который непонятно что делал ночью и только вот проснулся к обеду: прилично, но с немного помятым лицом.

Увы, деканские покои осмотреть мне не дали. Как только я покинула ванну, меня тут же выпроводили. Зато я знаю, где в классе зельеваренья находится дверь в святая-святых Мастера. Хе-хе.

Надо бы поспешить в спальню, а то как превратится мантия в футболку в самый не подходящий момент. Как только я переоделась в свои вещи, чары развеялись. Вот жук! А если бы я сразу пошла в Большой зал?

В качестве страшной мсти, я не верну ему футболку, пусть знает, как непрочные чары накладывать!

Пообедала за общим столом, пошутила с однокурсниками на тему сонных барсуков и поплелась к себе в спальню. Спать хотелось ужасно. Неудивительно, что Снейп отменил субботние занятия, я ж сейчас ничего кроме своей кроватки не хочу.

И не надо, обвинять меня в том, что я не все ему рассказала! Вот серьёзно, зачем ему знать про Блэка? Пусть спит спокойно.

Питера я поймаю, вытрясу нужные воспоминания, а труп припрячу где-нибудь, что бы потом предъявить вместе с воспоминаниями. Да, я не планирую оставлять его в живых. Считайте, что это месть за Сириуса.

Отца я навещу на рождественских каникулах, по словам Эйнара, к этому времени он должен будет очухаться.

А текст пророчества… Если уж Снейп смог подслушать его, то где гарантия, что никто другой не мог его услышать? Так что, чисто теоретически, текст пророчества достать можно.

Информацию о крестражах я планирую выдавать постепенно, тут так легко, как с пророчеством, не вывернешься. Придется придумывать легенду на случай вопросов.

***

В ноябре погода сильно испортилась. Расположенные вокруг замка горы сменили зеленый цвет на серый, озеро стало напоминать заледеневшую сталь, а земля каждое утро белела инеем.

Школа потихоньку сходила с ума, так как приближался квиддичный матч. Никогда не понимала чего там интересного, они же там носятся на таких скоростях, что в большинстве случаев ничего не разглядишь.

Я хотела посмотреть только первую часть матча, а остальное время провести в лаборатории Мастера. Тем более, он просто завалил меня работой настолько, что дополнительные занятия с Флитвиком пришлось сократить до одного в неделю — все остальные вечера были отданы Снейпу.

Если кто-то подумал о романтике, то выкинете эти идиотские мысли из головы! Этот жучара, помимо дополнительных лекций и практических занятий, заставил меня проверять эссе и контрольные первокурсников!

Это ужас, тихий ужас. Как можно наделать столько ошибок в простом эссе? Как можно вообще быть настолько тупым? Ну что мешает пойти в библиотеку, прочитать несколько статей, например о полыни, и записать, что запомнил? Ну что? Или в Хогвартсе книжный дефицит? Зачем сочинять то, что и так уже сто раз описали? Хотя Грейнджер пользуется этим, но не так, как надо. Она просто тупо копирует куски книг! За что я ей постоянно снижаю баллы, и, в принципе, всем, тем кто так делает.

Перваки стонут и ругаются, а старшие курсы на пару с Мастером ужасаются моей кровожадности. Ну, а что? Бесит же.

В общем Снейп взялся за меня всерьез и гоняет и в хвост и в гриву. Чему я, собственно, рада. Вот уж не думала, что буду скучать по перевариванию больших объёмов информации.

После занятий постоянно зависаю в библиотеке, изучая различные свойства зелий, потому что сейчас проходим Общую Классификацию Зелий.

Зелья делятся (все, что приводится ниже применимо ко всем зельям):

По времени действия: короткосрочные — ограничение в несколько часов или не больше суток, длительного действия — от суток до месяца, очень длительного действия — от месяца.

По силе действия: первая, вторая и третья ступени.

По способу хранения: жидкие, желеобразные, порошкообразные, газообразные.

По способу (видам) приготовления (то, что приводится ниже, применимо лишь к части зелий):

1. С использованием стихий — огонь, лед и т.д

Сама удивилась, когда узнала, что некоторые зелья готовятся в котлах, сделанных изо льда, и на льде же настаиваются. Ну, а огонь и так понятно.

2. С использованием частей плоти, крови, костей (часть подобных зелий запрещены Министерством магии)

3. С использованием живых разумных/не разумных, магических/не магических существ. (Запрещены Министерством, карается от двух лет Азкабана, до поцелуя дементора)

4. Настаивание, вываривание, выпаривание (это наиболее распространенные способы приготовления, но на самом деле их больше, примерно с десяток)

По времени/месту приготовления — некоторые зелья необходимо готовить/не готовить в определённые дни (например, в канун Дня Всех Святых* — ночь с 31 октября на 1 ноября, лечебные зелья не варятся), время суток (закат, рассвет) или часы.

По зельевару:

1. По полу — некоторые зелья не может готовить мужчина, а некоторые женщина (эффект зелья либо ослабнет, либо будет равен нулю, либо вообще окажется противоположным)

2. По расе — зелье, которое может приготовить кентавр, не сможет приготовить вейла, зелье, которое может приготовить вейла, не сможет изготовить человек, примерно так.

3. По возрасту — для определенных зелий важен возраст зельевара, и дело тут не в опыте, очень много зельеваров проводило исследований на эту тему, но вразумительных результатов никто получить не смог.

По назначению (для всех зелий): медицинские, артефактные, любовные, контрацептические и пр. Тут их реально сотни поэтому весь список приводить не буду.

Сейчас, проходим зелья, по времени приготовления, из-за чего я частенько прихожу в спальню после отбоя или, наоборот, ухожу еще до рассвета, с таким графиком сложно высыпаться, но интересно же!

Я как раз закончила проверять эссе, когда в лабораторию ввалился, подпалённый Снейп.

Не задавая лишних вопросов, я потянулась к аптечке.

— Ну вот какому безголовому идиоту, с явным отсутствием даже зачатков разума, пришло в голову поджечь мою мантию?! — злобно шипел Снейп.

— Это была мисс Грейнджер, — меланхолично ответила я, густо размазывая заживляющую мазь по ноге.

— Грейнджер? — он было дернулся, но тут уже зашипела я.

— Не дергайся! Во-первых мешаешь мне, во-вторых, если мазь попадет мне на мантию, я ее уже не отстираю! И вообще, подай бинты.

Снейп молча протянул мне бинты и рулон чистой ткани. Оторвав нужное количество хлопка, я пропитала его обеззараживающим зельем, плотно обернула вокруг ноги и закрепила бинтами. Ту же процедуру повторила с боком, но там был не такой сильный ожог, так что заживляющей мази ушло меньше.

— А теперь можешь возмущаться.

— Спасибо за разрешение, — саркастично ответил Снейп, перебираясь на диван. — И почему Грейнджер?

— Потому что я видела, что это сделала она, — покладисто ответила я, отмывая в раковине руки от заживляющей мази. На редкость въедливая и крайне жирная субстанция, но невероятно полезная. Применяется может как и при открытых ранах, так и при ожогах. Но если попадет на одежду, то хрен отстираешь, проще будет выбросить.

— И после того, как вспыхнула моя мантия, ты побежала в мой кабинет, чтоб встретить меня с аптечкой на перевес, — закончил за меня, невинно пострадавший Мастер.

— Нет, просто, когда я уходила, заметила что Грейнджер двигалась в твою сторону, с палочкой в руке.

— Ты же не считаешь, что это я заколдовал метлу Поттера?

— Нет, конечно, — я закрыла кран и потянулась к висящему полотенцу, — Если бы ты хотел убить его, ты бы давно это сделал, да еще и так что бы Грейнджер на глаза не попасться.

— Благодарю за столь высокую оценку моих способностей, — Снейп вежливо склонил голову, — а теперь, если у тебя нет никаких вопросов, можешь быть свободна.

— И никакой благодарности, — тихо проворчала я, собирая вещи и попутно прибираясь в лаборатории. Аккуратно прикрыв за собой дверь, я отправилась в свою гостиную.

Комментарий к Глава 9.

*Т.е Хэллоуин - Корнями этот осенний праздник уходит во времена древних кельтов, живших на территории почти всей Европы еще до рождения Иисуса Христа. Праздник назывался Самайн и был начисто лишен негативной энергии, поскольку посвящался сбору урожая. Потом, после прихода христианства, его суть была искажена. Священники говорили людям, что в ночь с 31 октября на 1 ноября в наш мир помимо умерших близких людей врываются заблудшие души, которые не попали по какой-то причине в рай или ад. Эта ночь была названа Хэллоуином — разгулом нечисти.

Сейчас праздник очень популярен, хотя на самом деле это лишь повод погулять и повеселиться. Однако следующий день очень важен для верующих людей, поскольку он и есть День Всех Святых. Это католический праздник почитания всех умерших людей. 1 ноября — дата празднования этого дня, а поминовение продолжается до 2 ноября.

========== Глава 10. ==========

Приближалось Рождество. В середине декабря, проснувшись поутру, все обнаружили, что замок укрыт толстым слоем снега, а огромное озеро — замерзло. В тот же день близнецы Уизли получили несколько штрафных очков за то, что заколдовали слепленные ими снежки, и те начали летать за профессором Квирреллом, врезаясь ему в затылок.

Все школьники с нетерпением ждали каникул и уже не могли думать ни о чем другом. Может быть, потому, что в школе было ужасно холодно и всем хотелось разъехаться по теплым уютным домам.

Нет, в Общих гостиных, в спальнях и в Большом зале было тепло, потому что ревущее в каминах пламя не угасало ни на минуту. Зато продуваемые сквозняками коридоры обледенели, а окна в промерзших аудиториях дрожали и звенели под ударами ветра, грозя вот-вот вылететь. Хуже всего ученикам приходилось на занятиях Снейпа, которые проходили в подземелье. Срывающийся с губ пар белым облаком повисал в воздухе, а школьники, забыв об ожогах и прочих опасностях, старались находиться как можно ближе к бурлящим котлам, едва не прижимаясь к ним.

Но наконец-то наступил долгожданный день каникул. Мурлыкая затейливую мелодию, я старалась как можно ровнее завязать серебряный бант на темно-зеленой коробке. Да, это был рождественский подарок для Мастера. Я ж всю душу в него вложила, и пусть этот жук только попробует не оценить это!

В милой зеленой коробочке лежала хитро зачарованная шкатулочка с двойным дном — я ее целый месяц под руководством Флитвика чаровала. В самой шкатулке лежала моя тетрадочка с вопросами, расширенная и дополненная, а на втором дне, прятались кровь, яд, слюна и чешуя василиска. Сама коробочка была не простая, в ее стенках прятались черные вязаные перчатки и сборник логических задач — пусть развлекается.

Убрав коробку в дорожную сумку, я отправилась в подземелья, по пути внимательно смотря по сторонам, чтобы не попасть под омелу.

Без стука я ввалилась в класс зельеваренья.

— С праздником, Мастер! — я поставила прямо на проверяемые эссе его рождественский подарок.

— И тебя с Рождеством, — он отложил перо в сторону и подозрительно уставился на коробку. — Что это?

— Это рождественский подарок, а ты о чем подумал? — весело улыбнулась я. Ну правда, он такой милый, когда делает такое подозрительное лицо.

Снейп аккуратно взял коробку и принялся ее осматривать. Сначала прикинул ее примерный вес, потом внимательно обнюхал и легонько потряс.

— Надеюсь, там нет ничего, что можно разбить?

— Есть, но это если очень хорошо постараться. И вообще оставь коробку в покое, на Рождество выпотрошишь.

— А у меня нет подарка для тебя, — честно сознался Снейп, все еще вертя творение моей больной фантазии в руках.

— Ну, сейчас-то нет, но что тебе мешает отдать подарок после каникул, а сейчас придумать какую-нибудь отмазку, типа: заказал, но доставка, в связи в большим количеством заказов, задерживается или что из-за моих последних косяков на ниве зельеваренья в качестве наказания я получу подарок не как все нормальные люди, а после праздника? Тебя врать что ли не учили?

— Вот еще, буду я слушать нотации от учеников. Яйца курицу не учат, знаешь ли. Но признаю, идея здравая. Поэтому, в связи с плохим знанием моего предмета, получишь подарок после того, как вернешься в Хогвартс, довольна?

— Нет, но надеюсь, что на следующий год исправишься, — хмыкнула я, — Счастливого Рождества, Мастер!

Я махнула на прощание рукой и собралась уже покинуть класс, когда Снейп спросил меня:

— У тебя вообще есть место, где ты будешь встречать Рождество?

— Есть, и не беспокойся, никаких извращенцев поблизости. А про твое приглашение помню, и если напишешь адрес, даже воспользуюсь им, — ухмыльнулась я, даже не думая, что он и вправду даст адрес. Но этот жучара, взял и написал его на куске пергамента!

— Вот, можешь заглянуть на огонек, если найдется время, — теперь уже ухмыльнулся Снейп, возвращаясь к проверке эссе, — Счастливого Рождества!

— Счастливого Рождества, — ошарашено ответила я, сжимая в руке кусочек чьего-то эссе.

А может и в правду, после того, как навещу блудного папашку, заскочить к Мастеру? Интересно же, как он живет.

Хогвартс-экспресс вез радостных детишек домой, к празднику. А мне было очень страшно перед встречей с Сириусом. После того, как он очнулся, ему толком ничего не объяснили, сказали лишь, что это лечебница и он для всех умер в Азкабане. Вот скажите, что должен думать человек, после того, как его вытащили из тюрьмы, где он по словам странных лекарей умер? Да всякие теории заговоров из разряда, на опыты игрушку достали, или еще чего.

Я очень боялась, что Сириус скажет, мол, по-пьяни дело было, я что тебя теперь еще и воспитывать должен? Сколько мужиков по-пьяни детишек заделали, и сколько мужиков этих самых «пьяных» детей воспитывают? Вот то-то и оно. Ну или просто впадет в шок и будет тыкать в меня пальцем, с воплем: «Шо это, и шо с этим делать?» Он ведь даже не подозревает, что у него дитятка народилась, вряд ли Лили ему сказала, что первенец его лучшего друга от него.

В общем, чтобы окончательно не впасть в панику, я решила отдать вещи домовикам прямо на платформе, а самой с помощью порт-ключа присланным Эйнаром, переместится в клинику. Где эта самая клиника находится, я не знала и не хотела знать, мало ли что.

Перед самым прибытием я переоделась в обычную одежду и встала рядом с дверью. Как только она открылась, я рыбкой нырнула в толпу и тут же растворилась в ней, подальше от любопытных глаз сокурсников. Найдя укромный уголочек, передала вещи Милли с наказом подготовить для меня покои в замке, и сжала ключ. Он выкинул меня в какую-ту пустую белую комнату, расчерченную непонятными серебряными знаками. Через секунду, в комнату заглянула милая белокурая девушка, и звонко защебетала.

— Мисс, вы к кому?

— Я к Блейку Аркеллу.

— Так-так, — девушка посмотрела в планшет и быстро отыскала нужную фамилию в списке.— Верно, на сегодня есть посетитель к мистеру Аркеллу, вы мисс Ренделл?

— Да, а вы?

— Можете звать меня просто Джанет. Я присматриваю за мистером Аркеллу. Прошу за мной, мисс Ренделл.

Девушка изящно развернулась и, цокая каблуками, вышла из комнаты. Шли мы по самому обычному больничному коридору. Чтобы немного успокоиться, я решила поспрашивать о здоровье Сириуса.

— Джанет, не могли бы вы рассказать о самочувствии мистера Аркеллу?

— Да, конечно, — девушка мило улыбнулась, — У мистера Аркеллу, очень серьезное как физическое, так и магическое истощение, но это довольно просто лечится и особых проблем с этим не предвидится. А вот с психическим здоровьем сложнее: мистер Аркеллу слишком долго и часто прибегал к анимагической форме, из-за чего его звериная сущность смешалась с человеческой. В первые дни пребывания у нас, он был скорее собакой в теле человека, чем человеком в форме собаки. За месяцы лечения мы смогли стабилизировать его, но использовать анимагию ближайшие пять лет ему строго запрещено, иначе он снова приблизится к звериному состоянию. Так же мистеру Аркеллу лучше не пользоваться магией вообще и не проводить каких-либо ритуалов в течении года, его магическое ядро очень не стабильно и большие нагрузки просто могут лишить его магии. Ну и серьезные физические нагрузки, ему тоже противопоказаны.

— Спасибо за подробный ответ, Джанет.

— Это моя работа, — девушка дежурно улыбнулась. — Мы пришли, мисс Ренделл. У нас используются пространственные чары высшего класса, поэтому это не вход в палату мистера Аркеллу, а в его личный домик на территории клиники. — Девушка бросила быстрый взгляд на наручные часы.— Это время он предпочитает проводить в библиотеке — второй этаж, первая дверь направо.

Резко выдохнув, я толкнула дверь в дом Сириуса, как только я сделала шаг вперед, она сразу же за мной захлопнулась, оставляя Джанет снаружи. Так даже лучше, свидетели мне ни к чему.

А домик, кстати, ничего так. Очень уютный, полностью сделанный из дерева, с мягким рассеянным светом.

Поднявшись на второй этаж, я замерла перед дверью библиотеки, собираясь с духом. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, я постучала.

— Открыто! — из-за двери донёсся хриплый, лающий вопль хозяина.

Библиотека, была не большой, но явно старой, хотя иногда среди больших потертых фолиантов мелькали яркие и новые корешки книг. Сам хозяин сидел в удобной кресле, рядом с распахнутом окном. Несмотря на то, что с Мастером они были ровесниками, Сириус выглядел моложе. Острое бледное лицо с яркими темно-синими глазами, было обрамлено длинными черными волосами, спадающими на спину. Одет он был в свободную светлую рубашку, черные брюки и милые тапочки с помпончиками.

— Привет, ты новенькая? — Сириус отложил книгу и смешно сморщил нос, пытаясь принюхаться и вспомнить меня по запаху. — Хм, а мы раньше не встречались?

— Привет. Нет, я тут не работаю, я просто пришла навестить тебя.

— А вот значит, кто мой загадочный посетитель, — хмыкнул Блэк и указал на соседнее кресло.— Присаживайся, у меня накопилось много вопросов, на которые я бы хотел получить ответы.

Я молча села в предложенное кресло, и задумалась, с чего бы начать. Сириус, наблюдая мои муки, не спешил раскрывать рот, и терпеливо ждал когда я наконец решусь что-нибудь сказать. Мысленно махнув рукой, я решила просто дать ему письмо Лили, пусть прочтет, а там поговорим.

— Мистер Блэк, вы правы, когда-то давно мы действительно встречались. И я думаю, что это письмо даст ответы на часть ваших вопросов.

Он долго читал письмо, вчитываясь буквально в каждую букву.

— Это письмо не чья-то злая шутка? — тихо спросил Сириус, прикрыв глаза.

— Вряд ли. Это письмо было в сейфе, который был открыт Лили на моё имя.

— А ты значит, решила вытащить блудного папашу, который убил твою мать?! — зло прорычал Блэк и вскочив с кресла навис надо мной, смотря полыхающими мрачным огнем глазами.

— Пап, успокойся. Я знаю, что предатель — Питер, а ты просто жертва судебной ошибки.

— Папа? — Сириус смущено улыбнулся, — Извини, я наверно тебя напугал. Но это, — он помахал письмом Лили. — Было слишком неожиданно.

— Знаю, — я успокаивающе погладила его по руке, — сама была в шоке, когда прочитала его. Я всю жизнь росла в приюте и думала, что я обычная сирота. А тут мало того, что волшебница, так ещё и отец есть.

Сириус смутился ещё больше, но я видела, что ему было приятно. Немного подумав, он закрыл окно и уселся прямо на ковёр рядом с моим креслом. Не удержавшись, я запустила руку в его волосы. Такие же мягкие и густые, как у меня. Сириус блаженно улыбался, был бы хвост, точно замахал.

— Знаешь, я приехала сюда, чтобы забрать тебя на Рождество в Лондон, если не ошибаюсь, у тебя там есть особняк? — нарушив уютное молчание тихо произнесла я.

— Есть такое, и, пожалуй, было бы неплохо заявиться туда и стать Лордом Блэком! Моя дочь должна быть Блэк и никак иначе! — со всем возможным пафосом произнёс Сириус и хитро на меня посмотрел.

— Прости, но у тебя не получиться, — самодовольно ухмыльнулась я и сделала видимым перстень главы рода.

— Что?! Как?! — отец резко вскочил с пола и вцепился мне в руку. — Это получается, что ты не будешь Блэк? — его лицо разочаровано вытянулось, а в глазах отразилась глубокая обида.

— Ну прости, так получилось, — я виновато улыбнулась, — Зато ты станешь Лордом и будешь кошмарить весь Визенгамонт, когда поправишься. А сейчас собирай вещи, мы отправляется в Лондон.

— Все, что на мне есть, и есть мои вещи. Хотя были ещё тюремные лохмотья, но их наверно уже давно выкинули, — хмыкнул Блэк.

— Ну, тогда бери меня за руку.

С тихим хлопком мы перенеслись на площадь Гриммо. Сириус, покрутившись пару минут, смог определить направление и уверенным шагом повёл меня в сторону нужного дома.

Я накинула на нас дезиллюминационные чары: если я ещё нормально смотрелась, то мужчина без верхней одежды и в тапочках выглядел странновато.

Подойдя к нужному месту, отец взял меня за руку и уверенно потащил в пустое пространство между домами. Когда мы подошли практически вплотную, магия дома как бы отодвинула соседние дома, и между ними в широком проходе величественно и вместе с тем мрачно возвысилось поместье Блэков.

Воздух в доме был тяжёлый пыльный, словно вот уже много лет никто не открывал окна и не запускал свежий ветер в комнаты.

— Здравствуй, сын.

Мы с Сириусом резко развернулись в сторону портрета, из которой раздался низкий бархатистый голос.

— Здравствуй, матушка, — Блэк нервно прикусил губу и с силой сжал мою руку, — Я вернулся.

— Вижу, — Вальбурга склонила голову, — А кого это ты с собой привёл?

— Это моя дочь, Анна.

— Пап, поговори пока с Леди Блэк, а я хотела бы немного передохнуть с дороги, — я мягко улыбнулась портрету и в ответ сжала руку волнующемуся отцу.

— Что ж, это было бы неплохо. Кричер!

— Леди? — старый домовик в потрепанной хламиде низко поклонился Вальбурге.

— Прибери комнаты Сириуса и гостевые покои рядом с ними.

— Да, хозяйка! — недовольно зыркнув на нас, домовик испарился.

Мы втроем молча ждали, когда Кричер управиться со своим поручением. Вальбурга явно не хотела говорить с Сириусом в моем присутствии, а мне, как и отцу, было просто нечего сказать.

— Прошу, за мной мисс. — проскрипел домовик и заковылял в сторону лестницы. Я ободряюще улыбнулась Сириусу и последовала за Кричером.

Домовик привел меня к гостевым покоям и сразу же испарился. Да и не очень-то, он мне был нужен — пусть лучше присмотрит за беседой Сириуса и Леди Вальбурги.

А выделенные покои мне очень понравились. Они были оформлены в темно-фиолетовых тонах с вкраплением серебра и светлого дерева и состояли из нескольких комнат: гостинной, спальни, гардеробной (заполненной одеждой, кстати), и роскошного санузла.

За день я переволновалась, и меня жутко клонило в сон. Думаю, ничего страшного не произойдет, если я посплю пару часов. Тем более, разговор Сириуса и Вальбурги затянется явно не на десять минут.

Не знаю сколько я проспала, но за окном уже стемнело. Чтобы лишний раз не нервировать миссис Блэк, я потопала в гардеробную. Чего там только не было! Прямо мечта модницы девятнадцатого-двадцатого века. Часть платьев я сразу же отложила — явно бальные, еще часть — из-за сложного алгоритма надевания. Эх, надо бы потом прикупить книги по местной моде. Платья-то и правда очень красивые, но вот так просто их не оденешь. В итоге я выбрала легкое темно-синее платье в пол с коротким рукавом. Так, где-то тут должны быть и туфли к ним. О, вот они! Переодевшись, я заплела волосы в строгую косу. Нет, я могла бы походить и своих вещах. Но раз леди выбрала мне комнаты с уже заполненной гардеробной, не значит ли это, что она недовольна моей одеждой?

Переодеться не сложно, не ругаться же из-за тряпок? Сириус явно заступится за меня, а развязывать скандал между сыном и матерью из-за такой мелочи мне не хочется.

Немного поколебавшись, я все же решила поискать отца. Вальбурга упомянула, что мои покои рядом с комнатами Сириуса.

Соседние двери были заперты, а вот та, что была напротив — открылась. И лучше бы не открывалась! Гостинная полыхала ярко-алым цветом, а золотые элементы декора только подчеркивали это. Ну, зато можно точно сказать, что это комнаты Сириуса, вряд ли кто-то другой из Блэков додумался бы использовать такие яркие цвета.

Схема комнат, как мне кажется, примерно одинаковая, и скорее всего вон та дверь ведет в спальню Сириуса.

Блэк во сне метался по кровати, бормоча под нос что-то едва разборчивое, подушка и одеяло были скинуты на пол, а простыня полностью смялась, обнажая кусок матраца.

— Неееет… Не надо… Это не я!

— Пап, проснись! Это всего лишь сон! — я присела на край кровати и потрясла его за плечо.

Сириус с силой вцепился в меня и судорожно обнял, а ткань платья тут же намокла.

— Все хорошо, ты дома, у себя в спальне, я рядом. Все уже закончилось.

Где-то читала, что в подобных случаях сами слова не очень важны, а важен тон, которым они произносятся. Я крепко обняла отца и старалась говорить мягким, тихим и вместе с тем уверенным голосом. Когда уже фантазия иссякла, я начала напевать песни.

Через несколько часов, когда он более менее успокоился, я хотела было уйти, но стоило только выйти из комнаты, как кошмары снова вернулись. Скинув туфли, я забралась к нему в кровать, вот так в обнимку мы и уснули.

— Анна, — меня легонько потрясли, — что ты тут делаешь?

— Тебе снились кошмары, вот я и пришла, — недовольно буркнула я, ища рукой подушку чтобы прикрыть лицо от солнечных лучей. Но как только она была найдена, у меня ее тут же отобрали. — Тебе не стыдно?

— Стыдно спать в двенадцать утра! Вставай, есть пора.

Упоминание о еде все-таки заставило меня шевелиться и искать выход из одеяльного царства.

— О, Мерлин! Если ты не поторопишься, я тебя съем!

— Для начала вытащи меня отсюда, а потом ешь.

Сириус все же последовал моему совету и выпутал меня из одеяла, но отпускать явно не собирался.

— А сейчас, я тебя съем! — он зарычал и попытался укусить меня за шею.

— Каннибализм до добра не доводит, — я щелкнула по носу опасного людоеда. — И ты говорил что-то о еде?

— Говорил, — кивнул Сириус, — Кричер уже завтрак приготовил. Так что приведи себя в порядок и спускайся вниз, да и мне переодеться надо.

Переодеваться я не стала, просто умылась у себя, переплела волосы и расправила помявшееся за ночь платье.

Когда я спустилась в столовую, папуля уже величественно восседал за столом.

— У нас что какой-то важный прием намечается, что ты аж светишься?

— Не-а, — важно ухмыльнулся он, — Я теперь Лорд Блэк!

— Позвольте поздравить вас, о древнейший благороднейший лорд. — я сделала неумелый реверанс.

— Брось ты эти штучки, — занервничал Сириус, — Если я глава рода, это не превращает меня в заносчивую скотину.

— Да шучу я, расслабься. Я этикет, можно сказать, не знаю, даже являясь главой рода.

— А вот это тоже не очень хорошо. Я понимаю, что это звучит странно, особенно от меня, но тем не менее.

— Совершенно с тобой согласна, меня бы удар хватил, если бы я подобное при жизни услышала. Ах, а ведь он был таким очаровательным карапузом, и как так получилось, что этот малыш вырос в типичного гриффиндорца? — миссис Блэк поджала губы и обвиняюще посмотрела на сына.

— Мам, это мы с тобой уже обсуждали!

— Леди Вальбурга, — заинтересовалась я, — а у вас случайно нет детских фотографий Сириуса?

— Как это нет? — оскорбилась миссис Блэк. — Кричер! Принеси синий альбом из моей спальни!

— Мама, а может не надо, а? Ну пожалуйста! — простонал Сириус и легонько побился головой о стол.

— Надо! Твоя дочь, как будущая мать, должна знать, что из очаровательных младенчиков иногда получаются грифиндорцы!

Кричер подал мне большой увесистый альбом в синем бархате.

— Под цвет глаз выбирала, — с нежностью в голосе пояснила Леди Блэк.

Как только я открыла альбом, на лицо сразу же наползла глупая улыбка. Сириус такой милашка! Даже в детстве он был невероятным красавцем. А как он очаровательно улыбается беззубым ртом! И так грозно бьет игрушечным мечом по какому-то плюшевому монстру. Вальбурга рассказывала милые истории из детства отца и дядюшки Регулуса, а Сириус очень часто краснел. Особенный ярко-свекольный цвет он приобрел, когда я открыла страницу с его голыми младенческими фотографиями.

— Так, ну все хватит! — прорычал смущенный отец и вырвал альбом у меня из рук, я как раз хохотала над историей неумелого, детского соблазнения Нарциссы и любовалась милой фотографией невинного поцелуя с ней. Компромат, хе-хе.

— Пап, ну что ты? Все когда-то с чего-то начинали! — произнесла я приглушенным голосом, и снова расхохоталась. Это как можно было додуматься до такого? Дон Жуан малолетний!

— Мои фотографии и потом можно обсудить, — резко отрезал Сириус, пряча куда-то в сервант альбом, — Я вообще о тебе хотел поговорить. Как так получилось, что тебя отправили в приют, а Гарри непонятно куда? Я читал новости последних лет, и о вас там ни слова не говорится.

— В таком случае ответь на вопрос: когда я была мелкой, я делала что-нибудь необычное? Ну там, игрушки в воздух поднимала, чашки склеивала и подобное?

— Нет, — с неохотой признал Сириус, — такого не было.

— Вот! Я думаю, меня отправили в приют, потому что думали что я сквиб. Кому в магическом мире я нужна без способностей? Правильно, никому. А Гарри отдали сестре Лили, Петуньи.

— Давай-ка с этого места поподробнее.

И я рассказала ему все, за исключением маленькой особенности Уильямсов и о контракте со Снейпом. На бедолагу и так всего навалилось, поэтому обойдем эти моменты. Если о контракте я собиралась сообщить ему немного попозже, то о Уильямсах я не планировала говорить вообще. Забыть, как о страшном сне, и все.

========== Глава 11. ==========

Я сидела между зубцами одной из башен Хогвартса и курила. Да, знаю, Магздрав предупреждает и все такое, но было так тошно, что по старой памяти руки сами потянулись за пачкой.

Каникулы с отцом начались за здравие, а закончились за упокой. Нет, мы не ссорились, просто он не представлял, что со мной делать и как себя вести. Сириус поначалу жутко обрадовался, что у него есть близкий человек, которому он не безразличен, но я стала для него живым напоминанием его предательства — он видел Джеймса, которому наставил рога, как бы это не звучало. Я видела, что это жутко его мучило, ему вроде и приласкать хотелось ребенка, но лучше бы и не видеть.

Сириус, конечно, пытался это скрыть, но все равно чувствовалось: разговоры вроде бы ни о чем, но через силу натянутая улыбка, виноватый взгляд, который через минуту скользил в сторону.

Я пыталась его растормошить, не замечать этого и вести себя как обычно, но с каждым днем становилось все хуже и хуже.

В общем-то, само Рождество прошло не плохо — он даже смог перебороть себя на это время, и мы неплохо повеселились но дальше я решила не испытывать судьбу и вернула его обратно в клинику.

А с леди Вальбургой мы сошлись из-за того, что я, как глава другого рода, не могу претендовать на сокровища Блэков, если конечно иное не укажет в своем завещании Сириус, но Леди Блэк клятвенно заверила, что сможет наставить сына на путь истинный.

И с Мастером еще поругалась из-за его рождественского подарка, конечно.

Снейп жутко наорал на меня и отменил дополнительные занятия, пока не успокоится или, как я думаю, не наиграется с частями василиска.

Так-то у него был повод орать на меня: василиски считаются практически исчезнувшими тварями. Небольшая их колония, примерно с сотню особей, живет лесах Южной Америки и все. Добыть хотя бы шкуру после линьки уже невероятный подвиг, а взять что-то с живой змейки уже за пределами разума, и такие части стоят запредельных денег. Именно поэтому шкатулка, переданная Эйнару, покрыла убийство Лестрейндж, вытаскивание и лечение Сириуса да еще поди осталось немало, но это оставим, как процент за посредничество.

Так что, я либо рисковала своей шкурой, либо отвалила несколько состояний за столь ценный для любого зельевара подарок, и, пожалуй, не только зельевара.

— Рейган, что это? — вкрадчивым голосом спросил Мастер и за шкирку вытащил из моего укрытия. Снейп сверлил меня тяжелым взглядом, держа меня на весу одной рукой, а другой, отбирая сигарету.

— Ты что оглохла? Я задал вопрос, Рейган! Отвечай! — зло прошипел он, даже не собираясь отпускать меня, я так и висела словно тряпочка, разве только не развевалась на ветру. А хотя нет, вот и ветер подул. Теперь точно провинившаяся тряпочка, которой сейчас вытрут пол, если она не сознается в жутком преступлении.

— Сигарета. В сумке еще пачка лежит, — созналась я, помахав ногой в воздухе.

— Уизли?

— Нет, свое. Близнецы если и курят, то я об этом не знаю.

— Давай сюда, и если еще раз поймаю тебя за курением, сниму двести баллов и заставлю драить котлы до лета, ясно?

— Ясно, — буркнула я, когда Снейп отпустил меня. Он внимательно следил за тем, как я роюсь в сумке, выискивая пачку.

— Вот, — я отдала ему пачку и зажигалку, — я больше не буду.

— Очень на это надеюсь. И с чего тебя на сигареты потянуло?

Я не стала ему отвечать, просто вернулась на свое место. Все-таки из-за ветра стало прохладней, я поплотнее закуталась в мантию. Посижу, наверно, еще полчасика и пойду, а то так и простудится недолго.

Хотя вид отсюда открывается шикарный. Башня эта была не самой высокой в школе, я и вход-то в нее случайно нашла в одном заброшенном коридоре. Из нее отлично просматривалась черная гладь озера, на котором изредка появлялись небольшие волны от ветра и мрачные верхушки деревьев запретного леса, припорошенные снегом.

— Рейган, — тихо позвал Снейп.

— Что? Я отдала все, что было, больше у меня ничего нет.

— Я не об этом, с тобой все порядке?

Я оторвалась от созерцания озера и удивленно повернулась в сторону Мастера.

— Да, конечно, — озадаченно ответила я. Откуда у него вообще взялся такой вопрос?

— С тобой твориться что-то не то, рассказывай. — Северус прислонился спиной к одному из зубцов и, склонив голову набок, ждал ответа.

Ну и что ему рассказать? Не говорить же, что расстроилась из-за настроения покойного батюшки, сейчас слишком рано говорить о Сириусе, а откровенно соврать контракт не позволит. Может тему перевести? Тем более меня очень интересует ответ один вопрос.

— Почему ты подался в Пожиратели? Если я правильно понимаю, поначалу они скорее были политической организацией, нежели террористической, а на прожженного политика, прости, ты не похож.

После моего вопроса, он побледнел и сжал губы в тонкую линию. На черные, растрёпанные ветром волосы, опустилась красивая белая снежинка. А потом еще одна и еще — теперь он словно седой. Седая летучая мышь. Забавно.

Он молчал столь долго, что я решила: он не будет отвечать на мой вопрос, — и хотела уже уйти, когда он тихо ответил:

— Деньги, Рейган. Деньги и гордыня. Видишь ли, я родился в практически нищей семье. Отец — алкоголик, который когда-то работал на заводе, и мать — бесхребетная домохозяйка. Отец не желал ни то что видеть магию, даже слышать о ней не хотел, а матушка была чистокровной ведьмой. До сих пор гадаю, как она связалась с ним. А мне всегда нравилась магия, во всех ее проявлениях, из-за чего в доме часто были скандалы. Мать рассказывала о Хогвартсе и уговаривала проучиться там до пятого курса, уйти в обычный мир и забыть о волшебстве. После поступления в школу я понял, что хочу связать свою жизнь с магией, а конкретно с искусством зельеваренья. Но для того чтобы стать хорошим и уважаемым зельеваром, помимо таланта нужны деньги или покровитель, а лучше и то, и другое. А я не хотел быть просто хорошим зельеваром, я хотел быть Мастером Зелий. Самое лучшее на что я мог рассчитывать в своем положении, так это на штатного зельевара средней руки при больнице Св. Мунго. В принципе, это неплохо, и со временем я бы смог подняться, но мне хотелось всего и сразу. Хотелось, чтобы все и сейчас признали мой талант. На этом-то меня и поймал Мальсибер, на шестом курсе он вместе с Малфоем представил меня Темному Лорду, а сразу после Хогвартса я принял метку. Несмотря на то, что звание Мастера я получил после его смерти, в двадцать четыре года, именно он — его деньги, его связи, его авторитет, — позволили мне свободно заниматься наукой и сдавать квалификационные экзамены в Гильдии Зельеваров. Да и не только зельями я занимался… Я ответил на твой вопрос?

— Да, извини, что растревожила старые воспоминая, я не знала, кхм… что все так серьезно, — я отвела взгляд в сторону, чтобы не видеть его холодные, пустые глаза.

— В таком случае, я могу задать ответный вопрос? Ты считаешь меня виновным в смерти Лили?

— Удивишься, но нет. Ты не желал ей зла, просто выполнял свою работу. Да и что мешало Дамболдору или той же Трелони накинуть заглушающие чары, которые используют абсолютно все преподаватели? Да даже если бы не ты донес, то наверняка кто-нибудь другой. Там даже тараканы слышали, о чем они говорили! Ну и еще тут сами родители Гарри ступили. Что им мешало собрать вещи и рвануть, например, в Австралию и отсиживаться там, пока война не утихнет? Невилла хотя бы догадались в мэноре запереть, а на этих Фиделиус наложили, который при желании не так уж сложно снять. В принципе, вся защита дома должна всегда замыкаться на хозяине, а не на левом человеке, которого можно запугать, опоить, обмануть и еще с десяток вариантов.

— Значит, я, по-твоему, не виновен?

— Не совсем, но твоя вина в их смерти определенно меньше, чем у Темного Лорда.

— Вот как, — он прикрыл глаза, — Значит, я просто тогда ошибся?

— Все мы делаем ошибки, нет идеальных людей. Разница лишь в том, что кто-то понимает, что ошибся и пытается что-то исправить, а кто-то продолжает жить в иллюзии, что он во всем прав.

— Намекаешь на Дамболдора?

— Возможно, — я пожала плечами и слезла с холодного камня, — Может, пойдем отсюда? А то холодно уже, да и снег опять пошел.

— Если замерзла, иди, я тут пока постою.

Я кивнула и поспешила удалиться в замок. Я действительно замерзла, а Мастер явно хочет побыть один.

Комментарий к Глава 11.

Автор дико извиняется, что глава получилась такой маленькой: к сожалению, выдалась тяжелая неделя и времени было катастрофически мало. Но к следующей главе обещаю исправиться!)

P.S. Спойлер! В следующей главе будет движуха:3

========== Глава 12. ==========

Потихоньку потекли обычные учебные будни, загруженные дополнительными занятиями и подготовкой к экзаменам. Да, я понимаю, что рановато готовиться к ним, но лучше сейчас без спешки все повторить, чем судорожно учить целые учебники за день до экзамена. Хотя свободного времени из-за Снейпа у меня было немного — грузил он меня по полной.

Наверно, после того разговора он решил, что я расстроилась из-за его реакции на части тела василиска, и надумал меня немного задобрить, позволив помочь ему со статьей для «Вестника Зельевара». Статья должна будет выйти через месяц, поэтому времени было не так много, но было жутко интересно. Статья, точнее сказать, обширный комментарий был посвящен Антиликантропному зелью, или Волчьему противоядию, и его доработкам и усовершенствованиям предложенными зельеварами за последние пять лет.

Если кратно, то Снейп разносил их в пух и прах. В волчье зелье (название не верное, Мастер хочет всякий раз меня прибить, как слышит это словосочетание, но ничего не могу с собой поделать, мне так проще) входит большое количество различных ингредиентов, и заменить их без ущерба для свойства зелья крайне проблематично. Ну и про сложность его приготовления я скромно промолчу, тем более его нельзя приготовить впрок как, например, умиротворяющий бальзам. Если бальзама можно приготовить хоть бочку и через полгода (при правильной запаковке) его свойства не изменятся, то волчье зелье надо варить каждый месяц и начинать варить его можно только когда луна начнет расти, иначе оно не подействует на оборотня.

В общем, я понимаю злость Снейпа, когда его заставили варить такую сложную бяку для Люпина. Я б тоже разозлилась, хотя я сейчас тоже не образец добродушия.

Снейп меня конкретно так припахал и даже попросил разобрать его старые черновики, слава Мерлину у него не только красивый почерк, но еще и понятный. Так вот, черновики нужны ему для статьи, ибо именно он является тем, кто реально усовершенствовал зелье, тем самым немного снизив на него затраты и время приготовления.

Собственно, комментарий мы, можно сказать, писали вместе, но из-за того, что я несовершеннолетняя, мое имя не будет указываться в каких-либо научных работах до семнадцати лет. Даже если я изобрету, какое-нибудь крутое зелье, до совершеннолетия все лавры будут принадлежать Снейпу. Увы, суровая зельеварческая реальность.

И несмотря на все это, у меня еще оставались домашние задания и дополнительные занятия с Флитвиком, которые иногда срывались из-за Снейпа.

Немного потянувшись и размяв спину, я вернулась к временным расчетам для нашей статьи. Мы с Мастером решили наглядно показать, сколько уходило времени на приготовление зелья до его усовершенствования и сколько после. Так как варить это зелье ему самому было лень, а меня бы он сам до него не допустил, мне приходилось пользоваться его записями. Несмотря на каллиграфический почерк, записи от этого не становились менее упорядоченными. Так ладно, посижу еще над этим минут пятнадцать и пойду в замок.

Я сейчас билась над приведением черновиков в божеский вид, в одном из внутренних двориков Хогвартса. Классы уже до тошноты надоели, в гостиной нормально не посидишь, спальня тоже не то. Так что, трансфигурировав из нескольких веточек небольшой стол, я занималась на свежем воздухе.

— Извини, если отвлекаю, но можно с тобой поговорить? — девочка с каштановыми пушистыми волосами, упрямо смотрела на меня. Судя по нашивке на мантии — гриффиндорка, но что-то не могу ее вспомнить.

— Хм, да конечно, — осторожно ответила я, расколдовывая стол и аккуратно убирая бумаги в сумку. Если ветер их унесет, у меня будут серьезные проблемы.

— Я Гермиона Грейнджер, первый курс Гриффиндора! И ты слишком много занимаешься с профессором Снейпом! — выпалила на одном дыхании мисс Грейнджер.

После этой пламенной речи мои глаза наверняка напоминали совиные от удивления, я даже на мгновение дар речи потеряла.

— Даже если и так, тебя это никаким боком не касается, — холодно отрезала я.

Да кто эта Грейнджер такая, чтобы указывать мне, чем заниматься в свободное время?!

— Ты постоянно или с профессором, или в библиотеке, я знаю, что у тебя иногда срываются дополнительные занятия с профессором Флитвиком. Это же не правильно, профессор Снейп не учитывает твое время и мнение! И он задерживает тебя до глубокой ночи, вот!

— Я уже сказала, что это не твое дело! И если у тебя есть какие-либо претензии к профессору Снейпу, выскажи их лично ему.

— Но это же неприлично, — прошептала Грейнджер, покраснев до корней волос.

— Неприлично? — хмыкнула я. Неприлично предъявлять Снейпу претензии? Скорее страшно. Ну, я бы на такой подвиг точно не решилась.

— Да, ведь он взрослый мужчина, а ты несовершеннолетняя, и вы ночью вдвоем… — еще тише прошептала Грейнджер, уже полностью заалев.

Я поперхнулась и принялась судорожно хватать ртом воздух. Что?! Что вашу мать это сейчас было?! Снейпа обвинили в педофилии? Охренеть. Нет, мужик он ничего так, лет через пять я, может, буду и не против, но мне ж двенадцать, какие мужики? Мне б экзамены на превосходно сдать, а не вот это все.

— Грейнджер, то чем мы занимаемся с профессором Снейпом исключительно наше с ним личное дело, — елейным голосом произнесла я, — и если у тебя есть какие-либо подозрения обратись с ними хотя бы к своему декану. Ясно?

Грейнджер побагровела, хотя, казалось, куда уж более, и не попрощавшись умчалась в замок.

— Вот ведь какие нынче невоспитанные дети пошли, — недовольно проворчала я, — Слышал, в чем тебя тут обвиняют?

Шурша черной мантией, Мастер вышел из-за колонны, за которой стоял, слушая наш разговор.

— Конечно. С черновиками разобралась?

— Почти. Осталось буквально страницы три-четыре, и я закончила. А там уже можно и за оформление статьи браться, — немного помолчав, я все же спросила, — А ты не думаешь, что у тебя могут быть из-за этого проблемы? — я кивнула в сторону убежавшей Грейнджер.

— Вот уж кем меня только не называли, но извращенца в этом списке точно нет, — фыркнул Снейп.

— Ну, сам смотри. Что-то мне подсказывает, что она очень упрямая девочка, и нам это аукнется еще.

— А что я могу сделать? Поймать ее после уроков и клятвенно заверить, что занимаемся мы с тобой только зельями? Не поверит же, а так может посплетничает с другими девчонками да забудет, — пожал плечами Мастер.

Я только покачала головой. С нормальной девчонкой так и было бы, но это ж Грейнджер, у которой и подруг-то, с которыми можно это было бы обсудить, не было.

Я знаю, что слухи о нас давно ходят по школе, но все быстро успокоились, когда я сказала, что Снейп взял меня в личные ученицы. Перемыли нам обоим косточки за пару дней и забыли. Профессора знали, что мы заключили контракт, но только Дамблдор знал какой именно. Я поговорила потом с деканом — Спраут меня немного пожурила за столь поспешное решение, но и все. Ох, чую, натерплюсь я с этой Грейнджер.

— Если заболеешь, бодроперцовое будешь варить сама, — бросил на ходу Снейп, пересекая двор широким шагом в сторону замка.

Вот ведь жук, неужели он пожалеет зелья для больного ребенка?

На свою беду, через пару минут я выкинула этот разговор из головы. Ну, мало ли, что девчонке придет в голову. Тем более в обычном мире такое, к сожалению, бывает. Надеюсь, что она хоть с МакГонагалл обсудит этот вопрос, и та вправит ей мозги.

С черновиками я быстро управилась, и Снейп принялся методично вбивать мне в голову правила оформления научных работ. И это та еще жесть, там даже лишних запятых быть не должно! А всякие расчеты должны располагаться на отдельных листах и оформляться либо в виде формул с пояснениями, — что, откуда, куда и зачем, — либо в виде таблиц. Черновики, слава Мерлину, никак не оформлялись, а просто копировались отдельным приложением к работе.

А про оформление источников и дополнительной литературы, которая использовалась для написания статьи, я вообще промолчу. Это просто тихий ужас! Ощущение будто дипломную работу писала.

В общем, только на юбилейный десятый вариант статьи он посмотрел благосклонно и сказал, что согласен привести ее в божеский вид. Я тогда впервые в жизни испытала дикое желание удавить ближнего своего.

Но так или иначе работа была закончена, и наша статья-комментарий была отправлена в редакцию журнала, в связи с чем Мастер расщедрился, зацените, на один выходной! Я ж его чуть на радостях не придушила.

Но один свободный вечер в моем плотном графике это очень-очень хорошо. Я планировала засесть в ванной с ароматическими маслами и провести всякие полезные процедуры для кожи и волос, а то на такое удовольствие времени практически не было. Я уже мысленно вскрывала баночки со всякими масочками и бальзамчиками, когда в мою комнату постучалась староста.

— Рейган, тебя к директору. Срочно!

Ну вашу ж мать! Ну почему именно сейчас, а не завтра, а? Они это специально, чтобы над бедной мною поиздеваться?

— Рейган, ты что там уснула? Поторопись, я не буду ждать тебя вечно!

— Да иду я, иду, — мрачно простонала я, накинув мантию на плечи, и с величайшей скорбью покинула комнату.

— Келли, ты не знаешь, зачем меня вызывают?

— Нет, — пожала плечами девушка, — но ты же вроде ничего такого не делала?

— Да вроде нет, сама знаешь, у меня даже времени на отдых особо нет.

— Знаю, но ты не волнуйся, там точно будет наш декан, а она тебя в обиду не даст, — попыталась успокоить меня Келли, — Лимонный щербет!

Услышав пароль, горгулья отодвинулась в сторону, открывая путь к лестнице.

Так-так, все те же лица, что и в мой прошлогодний вызов к Дамблдору, только вместо двух гриффиндорок, одна. Похоже это превращается в традицию, не самую приятную надо сказать.

Я кинула быстрый взгляд на Снейпа, тот едва заметно покачал головой — значит, тоже не в курсе, из-за чего весь сыр бор.

Хотя догадаться не сложно, ибо гриффиндорка — это мисс Грейнджер.

Комментарий к Глава 12.

Автор снова извиняется за небольшое количество текста, но в связи с приближающейся сессией свободного времени не так уж и много (кто-то хочет получить хотя бы пару автоматов:D), и на время самой сессии (последний зачет 30 декабря) работа над фанфиком скорее всего будет прекращена, предупреждаю заранее:)

До конца месяца главы будут выходить в прежнем графике, то бишь, по выходным, но к декабрю работа будет либо совсем прекращена, либо главы будут выходить как попало. Но после зимних каникул обещаю вернуться!)

========== Глава 13. ==========

Комментарий к Глава 13.

Автор дико извиняется за столь длительную задержку, но вот не думала я, что окажусь столь нежным шалфеем и отзывы с фестиваля так меня расклеят, простите:(

В связи с чем прошу кидать тапки с нежностью и любовью:3

Но если есть вопросы по обосную мотивации героев, общему сюжету и логических дыр (коли будут) не стесняйтесь, пишите. Но только вежливо!

За сим откланиваюсь, приятного чтения:3

Вырвала меня из сна жуткая головная боль. Через пару минут к пульсирующим вискам добавился еще и мерзкий привкус во рту, как будто меня долго и упорно рвало. Я попыталась открыть глаза и тут же резко зажмурилась. Несмотря на то, что в комнате царил полумрак, свет от факелов на стенах бил по глазам.

— Рейган, я знаю, что ты проснулась, не притворяйся.

— Факелы слишком яркие, — каким-то странным хриплым голосом выдавила я.

— Я погасил их, можешь открыть глаза.

А вот теперь все нормально, только темновато конечно. Остался гореть только один факел в самом углу больничного крыла, но Снейпа я где угодно узнаю. Правда выглядел он похуже обычного.

— Как себя чувствуешь?

— Отвратительно, — абсолютно честно ответила я и, состроив жалобную мордочку, спросила, — А случайно от головы ничего нет?

— Случайно есть, — усмехнулся Снейп. — Пей.

Он попытался передать мне стакан с какой-то мутной жидкостью, но этот стакан почему-то оказался невероятно тяжелым, и только благодаря реакции Снейпа ничего не пролилось. Хмыкнув что-то не разборчивое себе под нос, он поднял подушки, чтобы я не лежала, а как бы полусидела, и напоил какой-то мерзкой гадостью, от которой стало намного легче.

— Спасибо, но ты не мог бы рассказать, почему я в больничном крыле?

— Хм, странно что ты ничего не помнишь, но это объяснимо. Что помнишь последним?

— Меня вызвали к директору, — сосредоточилась я на воспоминаниях, — Келли, моя староста, отвела меня в кабинет Дамблдора: там были все деканы и Грейнджер.

Я замолчала, прикусив губу. Все, дальше просто как отрезало — ничего не могу вспомнить. Я попыталась еще раз отследить цепочку воспоминаний, но жуткая головная боль снова вернулась, и с тихим стоном я откинулась на подушки.

— А дальше?

— А дальше ничего. Пытаюсь вспомнить, но голова тут же начинает болеть.

— Скорее всего — это одно из последствий магического выброса. Да, мисс Грейнджер спровоцировала его, а я добавил.— Он замолчал и, сжав губы в тонкую линию, отвернулся в сторону окна.

Так, а теперь собираем мозги в кучку: что я помню о магических выбросах? Я читала об этом на первом курсе. Магический выброс — неконтролируемая, внезапная вспышка магической силы (беспалочковой) обычно происходит у детей примерно до семи лет. Бывает, конечно, и после семи, но обычно к этому возрасту силу более менее контролируют.

Происходит в следствие сильного страха, реже злости: испугался собаки и закинул ее на дерево, или сам ребенок оказался на этом дереве, случайно разбил вазу, испугался, что родители будут ругать, и склеил вазу обратно. Обычно такие вспышки кратковременны и не разрушительны, но не в случае злости, ярости, ненависти, но это больше относиться к взрослым волшебникам. Тут обычно более масштабный ущерб не только для окружающих, но и для самого мага, вплоть до его смерти.

Вроде как-то так. Обычно все-таки магические выбросы характерны для детей, у взрослых же это обычно проявляется в бою (сильные эмоции — выброс). Это кстати одна из причин, почему не стоит лесть в драку двух магов, если уж взыграла законопослушность, то стоит вызвать аврорат и забиться под плинтус, чтоб не задело.

Думаю достаточно, а то я уже перестаю мыслить связно.

Получается, Грейнджер каким-то образом довела меня до выброса. Вряд ли она меня напугала, думаю, что скорее разозлила, и, чтобы не случился большой бум, Снейп меня чем-то приложил. Хм, звучит логично. Последнее я и поспешила озвучить.

— Два балла за сообразительность, Рейган. Мисс Грейнджер действительно разозлила тебя своими глупыми обвинениями да еще намекала, что твои оценки по зельеваренью не слишком-то заслужены. Думаю, что именно это и спровоцировало тебя. Когда стало ясно, к чему идет дело, мне пришлось тебя успокоить, — пояснил Снейп таким голосом, будто сожалел, однако на его лице это никак не отразилось, — Я воспользовался одним из свойств, связующей нас татуировки. После того как мы заключили контракт, я поднял все возможные бумаги, в которых так или иначе упоминался наш контракт. В одном старом свитке было описание свойств татуировок, но, к сожалению, мне удалось разобрать не все, но и того, что смог, хватило. Существует несколько способов, чтобы усмирить ученика или наказать его: один из таких аналогичен круциатусу, но действует немного иначе. Вот этой возможностью мне и пришлось воспользоваться, что бы ты, в прямом смысле, не размазала по стенке Грейнджер и профессоров.

Ну ничего себе новости! Хотя логично, что он ударился в изучении того, во что вляпался. Я-то, поверхностно изучила вопрос, а оно вон как все сложно оказывается.

— Вот как. Жаль что тебе пришлось этим воспользоваться, но… Что там еще может эта татуировка? — в моих глазах разгорался бешеный, исследовательский огонек. Ну, интересно же!

— Рейган, — дернулся Снейп, — тебя что, совсем не волнует, что я тебя круциатусом приложил?!

— Ну, скажем так, если бы ты сделал это просто так, удовольствия ради, тогда да — я бы поволновалась. Да и ты сам сказал, что это был всего лишь аналог.

Ничего страшного в его поступке я не находила. На мага, у которого вот-вот случится выброс, действительно очень сложно как-то повлиять, и даже хорошо, что он это сделал. Если бы не это, моя сила, могла бы меня убить, и остальных точно бы задело, а так полежу в больничном крыле, отдохну от учебы. Сама же недавно жаловалась, что времени на отдых совсем нет — вот получите распишитесь, как говориться. А кстати…

— Сколько я тут лежу?

— Три дня, и я сомневаюсь, что ты покинешь больничное крыло до начала экзаменов.

— А пораньше никак? — расстроено уточнила я.

Я планировала и в этом году сдать все экзамены на превосходно, но если я буду пропускать уроки, то вряд ли получится, однокурсники, конечно, поделятся конспектами, но ведь к записям должен прилагаться преподаватель, иначе никак.

— Я тебя хоть сейчас могу отсюда выгнать, но мадам Помфри это не одобрит, так что тунеядствуй. Но раз ты просишь, то за неделю или две до экзаменов, я настою на твоей выписке.

— Спасибо. Я понимаю, что со здоровьем не шутят, но и экзамены заваливать не хочется.

— Не за что Рейган, но имей ввиду, как только тебя выпишут, сразу же к котлам отправлю, — ласково произнес этот добрейший души человек, и пафосно подметая полами мантии пол, покинул больничное крыло.

Ну вот, не было печали… Хотя тут он тоже прав, я конечно не забуду как варить бодроперцое зелье или умиротворяющий бальзам, но этот жучара наверняка своей личной ученице подсунет на экзамене, что-нибудь посложнее и шею потом намылит, если получу ниже «превосходно».

Лежать в больничном крыле мне понравилось — тихо, уютно, спокойно, и гости исключительно по вечерам и по определённым часам, да еще с вкусняшками. Однокурсники, помимо конспектов, натащили ворох мягких игрушек! Я конечно поворчала на них и попросила обойтись сладостями, но было чертовски приятно.

А в один из вечеров ко мне заглянула Грейнджер.

— Эм, привет. Можно с тобой поговорить? — куда-то в сторону произнесла гриффиндорка, нервно теребя ремешок сумки.

— Можно, — фыркнула я, поплотнее завернувшись в плед. Я знаю, что тут тепло и нет продуваемых всеми ветрами щелей, но все равно мне было холодно.

— Я правда не знаю с чего начать, но, наверное, мне стоит извиниться. Я была не права, прости, и теперь ты из-за меня лежишь здесь. Я хотела как лучше, правда! — со слезами на глазах, протароторила Грейнджер.

— На тумбочке стоит темно-зеленый стакан, сделай один глоток из него, — Грейнджер удивленно посмотрела на меня, — это умиротворяющий бальзам, — пояснила я, — успокоительное, проще говоря.

— Я знаю, что это такое! — вспыхнула она, но все же взяла стакан и сделала глоток.

А вот за такое, Снейп закатил бы знатную лекцию о вреде употребления непонятно чего. Не то чтобы я солгала, это был действительно бальзам. Но если бы я была более мстительной, и в стакане было бы что-то другое? Отвратительная беспечность.

— Грейнджер, скажу сразу, я ничего не помню из того, что произошло в кабинете многоуважаемого директора, так что извини, если я сказала что-то, что тебя задело. И спасибо конечно за заботу, но я по-прежнему считаю, что ты сунула свой нос не в свое дело, и подобный вопрос можно было бы обсудить между деканами, не вовлекая в это всех остальных. Профессор Снейп действительно задерживал меня допоздна, но мы всего лишь изучали временные свойства зелий, и если тебя это успокоит: я могу поклясться, что наши взаимоотношения не выходили за рамки ученик-учитель.

Под конец моей речи Гермиона успокоилась и виновато смотрела покрасневшими глазами.

— Так ты на меня не злишься?

— Конечно злюсь, Грейнджер. Ведь по твоей вине я не хожу на занятия, не пишу конспекты, не учу заклинания к экзаменам, потому что у меня отобрали палочку, не разбираю обещанную мне Амортенцию и много чего еще. Я понимаю, что ты это не специально, к сожалению, так получилось, но давай в следующий раз, если у тебя возникнут какие-либо вопросы, ты для начала подойдешь с ними к своему декану?

— Хорошо, прости. Я просто волновалась за тебя, — опустила голову Гермиона.

Я уткнулась в книгу, показывая, что разговор окончен. Она явно порывалась сказать что-то еще, но видя мое не желание продолжать, стушевалась и через пару минут покинула больничное крыло.

Я не горела желанием общаться с ней, поэтому и не рассказала ей пару интересных моментов, хотя ее тут принимают за умную девочку, вот пусть сама и нароет.

Так вот: то, о чем подумала Грейнджер, в принципе, невозможно. Связь с несовершеннолетней карается от десяти лет Азкабана до поцелуя дементора, изнасилование — либо пожизненным, либо тем же поцелуем. И нет, отмазаться от таких вещей здесь нереально, никакое положение или взятка не помогут. Даже просто подозрение в подобном нехило так подорвет репутацию. Да те же Пожиратели запугивали, убивали, пытали, но не насиловали.

Если же профессора, — любого профессора, — просто заподозрят в излишне неформальном общении со студентом, то его тут же попросят покинуть должность. А если вскроется факт отношений, то тут либо свадьба, либо несколько лет Азкабана и очень крупный штраф. И это я сейчас говорю про совершеннолетних студентов. Если меньше семнадцати, то, как я говорила выше, исключительно Азкабан, и никто не спросит добровольно сие было или нет.

Так что если кратко, то — связь с несовершеннолетней/ним однозначно Азкабан, даже если сам несовершеннолетний был не против. Если оба согласны и оба не совершеннолетние, то просто воспитательная беседа, что с ними что с их родителями.

Если совершеннолетняя, но еще не закончившая школу — свадьба и крупный штраф, что со стороны жениха, что со стороны невесты (штраф кстати, реально конский) или Азкабан от года до пяти лет.

Снейпа можно назвать как угодно — сволочь, мерзавец, скотина (те, кто его не любят еще поболее вспомнят), но вот известного пятибуквенного «дурак» там просто нет. Уйти от Азкабана за пожирательство и попасть в него из-за малолетки… Ну согласитесь, такое себе. Поэтому он никогда и не посмотрит на учениц как на девушек, ибо это: а — Аморально, б — Азкабан.

Какие бы минусы в Магической Англии не были, но вот за это я очень сильно их уважаю. Возможно покажется все это излишне консервативным, но я против выставления на показ своей лично жизни. Спите? Да ради Мерлина! Только не надо мне об этом рассказывать, оно мне не надо и не интересно.

Что же касается Грейнджер, то первые дни пребывания в больничном крыле я скрашивала придумыванием жестокой мсти для нее. Я еще в той жизни не переваривала, когда кто-то лез в мои личные дела, да еще и намекал, что мои заслуги не слишком-то мои (в той жизни, в некоторых случаях это было правдой, но тогда без этого было не обойтись, суровая правда жизни — хочешь жить умей вертеться), а здесь малолетняя сопля мало того, что полезла, так еще и на всеобщее обозрение выставила! Я даже думала упасть в ноги Снейпу и попросить его поставить Грейнджер удовлетворительно за экзамен, но потом все-таки передумала.

Она, конечно, накосячила, но не из вредности, а просто в силу характера. Просто девица считает себя слишком умной, слишком взрослой, упертости и, пожалуй, даже немного самомнения (много) ей не занимать, вот и получилось то, что случилось. Да еще как-то мелко делать гадости одиннадцатилетней девчонке, которая пусть и в своей манере, но пыталась помочь. Так что на первый раз я выдала ей индульгенцию, но вот на второй раз не буду столь милосердна.

А еще впереди были события канона, но я не собиралась в них вмешиваться. Ничего особо страшного там не произойдет, и встреча с Волдемортом будет очень полезна. Я не слишком-то одобряю эти игры Дамблодра, (да, я за Дамбигад), но я не позволю думать Гарри, что Володя милейший человек и вообще жертва обстоятельств. Да, я за Волдигад! И, в конце концов, месть за семью — это святое.

Так что Питер, детка, жди меня!

========== Глава 14. ==========

Снейп, как и обещал, вытащил меня из больничного крыла за две недели до начала экзаменов. Мадам Помфри жутко возмущалась подобному произволу, но ничего сделать не могла — угрозы моему здоровью не было, так, иногда накатывала легкая слабость или тошнота, но в целом все было в порядке. Благодаря тому, что однокурсники носили свои лекции, я не слишком сильно отстала от остальных, но все равно было неприятно что-то не понимать.

И снова у меня практически не было свободного времени: уроки, библиотека, Снейп, лекции перед сном — и так каждый день! Кстати, этот жучара таки сдержал свое слово, и сразу же после выписки загнал меня в подземелья. Не то чтобы я жалуюсь… Но каникул жду с нетерпением.

Помимо ожидания начала каникул, я общалась с Гарри через дневник: из-за моего плотного графика занятий получалось нечасто, но этого вполне хватало, что бы быть в курсе дел. Ну да, каюсь, я время от времени подкидывала нужную им информацию, а то они что-то слишком долго возились с Фламелем и не узнали, что юные церберы засыпают под музыку.

В целом, я поощряла деятельность детективного агентства «Золотое трио». Почему бы и нет? Пусть детишки учатся находить и анализировать информацию, правда с выводами там были проблемы. И нет, рассказывать, что Снейп не при чем, я не собиралась. Потом, конечно, все объясню, но, как говорится, на ошибках учатся.

Препятствовать образованию трио я так же не собиралась, — не мое дело с кем общается братец, — но старалась ему объяснить, что на этих двоих не сошелся свет клином и стоит общаться с другими людьми. В итоге Гарри активно общался со всем факультетом и, помимо Рона и Гермионы, близко сошелся с Невиллом, Дином Томасом и, как ни странно, Парвати Патил, из-за сестры Когтевранки Гарри подружился с Терри Бутом и Энтони Голстейном, которые учились вместе с Падмой. Из-за этого он частенько ссорился с Роном и Гермионой. Уизли считал братца своей собственностью и обижался на него, если Гарри предпочитал проводить время с кем-то кроме него, а Грейнджер считала, что нужно все свое время посвящать учебе и никак иначе, ну и постоянные нравоучения тоже не добавляли симпатии в ее сторону. Так что трио вроде и сложилось, но при этом Гарри не был столь зависим от них, как это было в каноне.

Но для похода за философским камнем я предлагала взять именно Грейнджер и Уизли: первая умная, второго не жалко.

Несмотря на мое жуткое волнение, экзамены я сдала на приличном уровне, возможно, не все на превосходно, но точно ни одного удовлетворительно не будет. На зельеваренье я ожидала какой-нибудь гадости, но нет, всего лишь напиток Живой смерти — сложновато для второго курса, но не для ученицы Мастера Зелий. Сомневаюсь, что приготовила его идеально, но и явных ошибок вроде не допускала, так что выше ожидаемого точно есть.

Почему я даже не пытаюсь поймать Волан-де-морта или хотя бы как-то помешать ему?

Чтобы поймать осколок его души, который сбежит в момент смерти Квирелла, нужен некромант, а как я его незаметно притащу в школу? Никак. Другой вариант, похитить самого Квирелла и доставить его к некроманту, но это тоже, увы, не осуществимо. Если бы он покинул школу на рождественские каникулы, я бы через Эйнара наняла ребят, которые его бы поймали и доставили куда нужно, но каникулы он провел в Хогвартсе, где его не достанешь. Так что, в данном случае, единственный приемлемый вариант — это следование канону. Да и если он умрет, будет как-то скучно. Так что живем и радуемся началу каникул. Ехууу!

Поскольку соревнование между факультетами в седьмой раз подряд выиграл Слизерин, то зал был оформлен в зелено-серебряной цветовой гамме. На стене за преподавательским столом висело огромное знамя Слизерина, на котором была искусно вышитая серебреная змея.

Стоило Гарри войти в дверь, как в зале наступила полная тишина, а в следующую секунду все одновременно заговорили. Не поднимая головы, он быстро подошел к своему столу и сел между Роном и Гермионой. Он пытался делать вид, что не замечает направленных на него взглядов всех собравшихся. Многие даже встали со своих мест, чтобы получше его видеть. К счастью, буквально через несколько секунд в зале появился Дамблдор. Все расселись по местам, и разговоры стихли.

— Итак, еще один год позади! — радостно воскликнул Дамблдор. — Но перед тем, как мы начнем наш фантастический пир, я немного побеспокою вас старческим брюзжанием и пустой болтовней. Итак, позади остался отличный учебный год! Я надеюсь, ваши головы немного потяжелели по сравнению с тем, какими они были в начале года. Впрочем, впереди у вас все лето для того, чтобы привести свои головы в порядок и полностью опустошить их до начала следующего семестра.

Дамблдор обвел всех присутствующих взглядом своих лучистых глаз.

— А сейчас, как я понимаю, мы должны определить, кто выиграл соревнование между факультетами. Начнем с конца. Четвертое место занял факультет Гриффиндор —триста двенадцать очков. Третье — Пуффендуй, у них триста пятьдесят два очка. На втором месте Когтевран—четыреста двадцать шесть очков. А на первом Слизерин — четыреста семьдесят два очка.

Стол, за которым сидели слизеринцы, взорвался громкими криками и аплодисментами.

— Да, да, вы прекрасно потрудились, — произнес Дамблдор, обращаясь к сидевшим за столом Слизерина. — Однако мы не учли последних событий.

Зал затих, за столом Слизерина улыбались уже не так радостно. Дамблдор громко хмыкнул.

— Итак, — продолжил он. — В связи с тем, что в свете последних событий некоторые ученики заработали некоторое количество очков… Подождите, подождите… Ага… — Дамблдор задумался — или сделал вид, что задумался. — Начнем с мистера Рональда Уизли… — Рон побагровел и стал похож на обгоревшую на солнце редиску. —…за лучшую игру в шахматы в истории Хогвартса я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят очков.

Крики, поднявшиеся за столом Гриффиндорцев, наверное, долетали до самого заколдованного потолка, по крайней мере, звезды на потолке задрожали.

— Далее… мисс Гермиона Грейнджер, — произнес Дамблдор. — За умение использовать холодную логику перед лицом пламени я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят очков.

Гермиона закрыла лицо руками. За столом Львов творилось что-то невообразимое — за одну минуту их факультет заработал сто очков.

— И наконец, мистер Гарри Поттер, — объявил Дамблдор, и в зале воцарилась абсолютная тишина. — За железную выдержку и фантастическую храбрость я присуждаю факультету Гриффиндор шестьдесят очков.

Поднявшийся шум оглушил даже меня. Все, кто умел считать и одновременно хрипло вопить, уже поняли, что у Гриффиндора теперь четыреста семьдесят два очка. То есть столько же, сколько и у Слизерина. Они почти выиграли соревнование между факультетами. Если бы Дамблдор дал Гарри еще одно очко… Дамблдор поднял руку. Зал начал затихать.

—Храбрость бывает разной. — Дамблдор по-прежнему улыбался. — Надо быть достаточно отважным, чтобы противостоять врагу. Но не меньше отваги требуется для того, чтобы противостоять друзьям! И за это я присуждаю десять очков мистеру Невиллу Лонгоботтому.

Если бы кто-то стоял за дверями Большого зала, он бы подумал, что здесь произошел взрыв, — настолько бурно отреагировали на слова директора за столом Гриффиндора. Гарри, Рон и Гермиона вскочили и зааплодировали Невиллу, подбадривая его громкими криками. А Невилл, весь белый от изумления, исчез под кинувшимися обнимать его школьниками. До этого он ни разу не принес факультету ни одного очка.

— Таким образом, нам надо сменить декорации.

Он хлопнул в ладоши, и свисавшее со стены зелено-серебряное знамя стало ало-золотым, а огромная змея исчезла, и вместо нее появился гигантский лев Гриффиндора.

Гриффиндор встретил смену герба бурными аплодисментами и даже свистом, Когтевран и Пуффендуй сдержанно поаплодировали победителям, через пару минут к овациям, после хмурого взгляда Снейпа присоединился и Слизерин. Я тоже без особого энтузиазма похлопала. Хоть убейте меня, но я не считала эту победу справедливой. Баллы добываются учебой и игрой в квиддич, но ни как не нарушением правил. Это просто неправильно.

Братец сиял, как новенький золотой. Ничего, я спущу его на каникулах с небес на грешную землю.

С экзаменами я справилась, на удивление, отлично, все сплошное превосходно, хотя

было немного неприятно. На зельях я точно накосячила, трансфигурация и чары еще туда-сюда, в общем, приятно, что нет выше ожидаемого, но это все-таки были не мои оценки, видимо из жалости завысили. Ну и ладно, на следующий год, они точно будут заслуженными!

Лето — время отдыха и развлечений, но не для попаданцев, мы постоянно чем-то заняты.

Я сидела в кабинете Эйнара и ждала, когда тот закончит с предыдущим клиентом. На следующий день после приезда из Хогвартса, я пришла к нему с необычной просьбой. Мне нужен был наставник по боевым искусствам. Да-да, это весьма предсказуемо, но хоть не набившее всем оскомину фехтование. Я ничего не имею против него, но просто как-то читала в одном фанфике, что все просто обязаны заниматься фехтованием (практически все попаданцы почему-то заклинены на этом), верховой ездой и этикетом — так вот, объясняю почему это все фигня.

Начнем с фехтования — обоснуй такой, что фехтование поможет в магической дуэли. Полнейшая чушь. Фехтование, в первую очередь, — это ближний бой, а магическая дуэль — это обычно средний или дальний бой, и ни один маг, просто не подпустит себя на расстояние удара. Раньше мечи были популярны, из-за постоянных столкновений с обычными людьми, проще было рубануть противника мечом и списать все на разбойников, чем давать лишний повод инквизиции обвинять магов во всех грехах. А так как маги весьма консервативны, то некоторые семьи сохранили традицию обучения владения мечом, но это чистая формальность. Так что фехтование — бесполезный пережиток прошлого, позаниматься им для общего развития можно, но какой-то реальной пользы в бою оно не принесет.

Верховая езда — уже не помню, чем обосновали пользу верховой езды, но это тоже бесполезный пережиток прошлого. Аппарация, как известно, хороша для ближних расстояний примерно в районе одного города, а для дальних расстояний используется каминная сеть или зачарованные порт ключи. Последними двумя обычно пользовались аристократы или те, кто это мог себе позволить. А вот как быть тем магам, которые не могли себе позволить редкие в те года ключи и камины? Правильно — лошади! Лошади были основным средством передвижения, и отсутствие навыка езды не хило так затрудняло жизнь, поэтому и учились. А сейчас все маги имеют камины и возможность купить ключи (коли совсем не нищий) если уж не прямо в нужное место, то куда-то рядом точно. А сейчас верховая езда ни к чему. Тем более не все любят лошадей. Так что для общего развития очень даже неплохо, но как обязаловка абсолютно бессмысленна.

А с этикетом, то что не так? А вот то. Этикет, в данном случае, расшифровывается как стиль жизни — поклоны, реверансы, допустимые обращения к такому-то и т.п., все это аристократы используют лишь в общении между собой, то бишь теми, кого считают равными себе, потому что всем этим можно сказать очень многое. Леди перенесла вес, на минутку, на левую ногу и случайно коснулась мочки уха? Тот, кто в теме, поймет, что леди не против более близкого общения, а Дин Томас, например, подобных манипуляций даже и не заметит. Маггловским детям подобных тонкостей знать не нужно, достаточно просто знания общепринятых правил поведения. Все прекрасно понимают, что большая их часть уйдет обратно в обычный мир, меньшая останется в волшебном и лишь единицы выбьются в высшее общество. Вот эти единицы и будут учить значения поворота веера, виды приглашений и все такое прочее.

Что-то я не много отвлеклась, ну да ладно.

А наставник по боевым искусствам мне нужен как раз для общего развития, ну и на всякий случай. Дуэлингом я попрошу позаниматься со мной либо Снейпа, либо Флитвика, тем более благодатная почва в виде Локхарта будет присутствовать. Так почему бы к началу занятий не иметь приличной физической формы? Да и в обычной жизни, если нападут какие хулиганы, проще будет в морду дать, чем объясняться с министерством.

А если честно, дело даже не в хулиганах и министерстве (левая палочка-то есть), а в том, что скорее всего мне придется участвовать в битве за Хогвартс. Не знаю, как повернется история и на какой стороне я окажусь, и будет ли битва вообще, но лучше подстраховаться и получить определенную подготовку, если уж есть возможность.

========== Глава 15. ==========

Пока я предавалась философским размышлениям, Эйнар успел закончить со своими делами. На его столе лежала небольшая стопочка с папками, примерно с десяток, но до прихода хозяина кабинета, я не решалась их трогать, хоть они явно предназначались для меня.

— Как и просила, я подобрал для тебя кандидатов и предварительное согласие получил от троих, — раздраженно бросил Эйнар, устало опускаясь в кресло.

Похоже, предыдущий клиент был не простым — в первый раз вижу его таким недовольным.

— Как думаешь, кто мне подойдет? — я махнула рукой в сторону стопки.

Эйнар не колеблясь, достал самую нижнюю папку и бросил ее мне.

— Да в принципе все, но вот с этим точно проблем не будет — все что нужно указано там, но если кратко — зовут его Амаль, настоящее имя неизвестно, сорок два года, скорее служил в Израиле, но по каким-то причинам оставил службу. Была это официальная отставка или дезертирство — неизвестно. На данный момент известный наемник, сильный боец, хорош как с холодным оружием, так и в огнестрельным, но средненький снайпер. Характер спокойный, неконфликтный, замкнутый.

— Ох ты, и с чего такая личность решила податься в личные тренеры?

— Не совсем удачное последнее задание. В него по уши влюбилась дочка нанимателя, тот был политиком и на момент выборов, опасаясь за свою семью, он решил нанять охрану посильнее, вот и приставили его телохранителем к той сопле, — неприятно ухмыльнулся Эйнар, — Амаль — не дурак, сразу просек, чем может это закончится, и просил о переводе на другого члена семьи, но наниматель лишь отмахнулся, мол, детские сопли пройдет. Бедолага игнорировал девчонку, как мог, но та решила не сдаваться. Из ее дневника и переписок узнали, что она решила организовать на себя липовое нападение, героически прикрыть его от шальной пули, а тот после этого должен влюбиться и женится.

— Дебильный план, — не удержалась от комментария я.

— Не спорю, но как не странно, он сработал, с той лишь разницей, что заказ приняли не любители-идиоты, на которых она рассчитывала, а профессионалы. В итоге девчонка мертва, наниматель в ярости и хочет его крови, а Амаль в бегах.

— Как я понимаю, он один из тех трёх, кто согласен?

— Да, его привлекло условие, что он должен жить в магически защищённом замке — в его положении это просто идеально.

— В таком случае, — я достала из кармана простенькое медное кольцо и передала его Эйнару, — Порт-ключ до моего замка, сработает сегодня в шесть вечера. Кстати, а почему решили, что он из Израиля?

Он кивнул и в ответ передал мне два листа и перо.

— Я подготовил для вас контракт и перо, которым его нужно подписать. И возьми остальные папки, если Амаль не приглянется, выберешь кого-нибудь из этих. А из Израиля он потому что использует крав-мага*, причем изначальный, а не тот с переработками, который показали в восемьдесят первом году американцам.

— Ясно, спасибо. — Я взяла стопку и аппарировала в замок, который готовился к приходу гостя.

Я приказала домовикам закрыть весь замок кроме одного крыла, в котором жила сама. Из открытых комнат остались несколько покоев со спальней, гардеробной, санузлом, кабинетом и гостиной, пусть сам выбирает, в каких жить, они все равно только цветом различаются, столовая, аж три залы, тренировочный зал, новая библиотека, которую набила как маггловской, так и магической современной литературой (пускай просвещается лишним не будет), тренировочный зал и купальня, чем-то напоминающий мне хамам. Пожалуй, последнее было моим самым любимом местом в замке: в той жизни из-за больного сердца мне было запрещено посещение сауны, бани и подобных мест, вот в этой жизни и отрываюсь на полную катушку, чуть ли не через день там купаюсь.

Тренера я решила поискать через Эйнара — этот зараза, конечно, дерет приличные проценты, но и отрабатывает их с лихвой, вон какого крутого дяденьку подогнал.

Мне нужен был человек, практикующий боевые искусства не один год, желательно имеющий боевой опыт и, если не общавшийся с магами в живую, то хотя бы знающий, что магия — это не сказки. Ну и одно из условий — проживание в моем замке минимум четыре года. Несмотря на эти расплывчатые условия и приличное жалование, желающих как видно, нашлось не так уж и немного. Нет, можно было бы поискать какого-нибудь тренера в обычном мире, но будет слишком много вопросов, а без необходимости, врать не люблю, именно поэтому одним из условий стало знание о магах.

Поджидая гостя, я решила узнать, что это за зверь такой. Крав-мага — разработанная в Израиле военная система рукопашного боя, направленная на быструю и эффективную нейтрализацию угрозы жизни в условиях, максимально приближенных к реальным. Хм, весьма неплохо, по сути то, что мне нужно, без всяких лишних руконогодрыганий.

Вопреки всем попаданцам, я нифига не знала о боевых искусствах, не разбиралась в холодном и огнестрельном оружии, к своему стыду я даже не представляю, как выглядит автомат Калашникова. Может я его и видела в кино, но вряд ли «в лицо» опознаю. Вот такие пироги.

Я сидела на скамеечке в саду, когда услышала тихий хлопок, сработавшего порт ключа. Судя по слегка позеленевшему лицу, мужчине не очень понравился способ перехода, но что поделать, у всего есть свои минусы.

А на внешность кстати, ничего так, я пожалуй понимаю дочь его предыдущего нанимателя. Высокий, под метр девяносто, светло-каштановые волосы, собранные в хвост, недовольный прищур бирюзовых глаз, въевшийся в кожу плотный загар и потрясающие мышцы. Ёпрст, где мой платочек для подтирания слюней?

Я поднялась со скамейки на встречу гостю.

— Амаль, верно?

— Да, — глубокий бархатный голос с легкой хрипцой, — а вы, видимо, Анна?

— Да, приятно познакомиться. Прошу за мной.

По пути Амаль осматривался с нескрываемым любопытством, при этом явно запоминая повороты, расположения окон и дверей. Домовики устроили мне истерику, так как хотели чуть ли не целый банкет устроить ради него, но я настояла на легких закусках и вине, последнее для Амаля, я же предпочитала упиваться апельсиновым соком, после тыквенного самое оно.

Мы прошли в гостиную с уже накрытом столом и расселись по креслам.

— Может, опустим официоз и традиционные разговоры о погоде и политике? — сходу предложила я.

— Согласен, — усмехнулся Амаль. — С чего начнем?

— Для начала расскажи, что вы знаете о магах, чтобы не повторятся, а потом уже непосредственно перейдем к контракту.

Наемник задумался, но через минуту выдал:

— С магами не общаюсь, но видел, как они работают. Махают деревянными палочками, из которых вылетают различного цвета лучи, но не всегда, иногда бывает и без них. Как-то разговорились с одним, он упомянул, что у вас, в Англии, есть несколько торговых кварталов, скрытых от обычных людей, и школа, напоминающие типом обучения интернат, на этом все.

— Негусто, но все выше перечисленное правда, так же существуют очень сильные маги, которые могут колдовать без палочки, но таких немного. Улицы есть, и самая популярная называется Косым Переулком. Если любопытно, можем как-нибудь сходить. Школа называется Хогвартс, и я там учусь. Она действительно интернатовского типа — отпускают домой только на рождественские и летние каникулы, в этот период мы и будем заниматься. Существует так же правительство, Министерство Магии и Визенгамот. Министерство исполняет надзорно-законодательные функции, Визенгамот — судебно-законодательные, так же существует тюрьма — Азкабан, единственная во всей Англии, но оттого не менее жуткая. Пожалуй, это самое основное, более подробной информацией сможете разжиться в библиотеке, — отбарабанила на одном дыхании я и за раз опустошила бокал с соком, который тут же наполнился.

— Весьма любопытно, но кое-какие вопросы у меня все же остались. Я думаю ими можно заняться и позже, — я согласно кивнула. Информацию я дала крайне сжатую и опустила ряд важных вопросов в угоду времени из-за того, что хотелось поскорее разобраться с контрактом.

— А теперь непосредственного к договору? Какие условия? — перешел на деловой тон Амаль.

Я достала контракты, подготовленные Эйнаром, и один экземпляр передала ему.

— Здесь уже все указано, но добавить или изменить какие-либо пункты возможно.

Амаль с удивлением взял в руки пергамент и с легкой улыбкой уточнил:

— А его случайно не надо кровью подписывать?

— Случайно надо, — Амаль вопросительно на меня посмотрел, мол, не шутка? — Договоры и контракты в большинстве случаев скрепляются кровью, и такие договоры нельзя нарушить, только обойти некоторые пункты, если есть возможность двоякого толкования, поэтому рекомендую тщательно изучить контракт, потому что после подписания изменить его будет нельзя.

Он кивнул и углубился в чтение, я же схватила шоколадное пирожное — вроде ела недавно, а все равно хочется что-нибудь сжевать, от нервов наверное.

Амаль мне понравился, надеюсь, он согласиться подписать контракт. В принципе, ничего страшного там нет, я даже оставила ему возможность брать дополнительную работу, пока я в школе грызу гранит знаний. Ну не сидеть же ему тут сиднем четыре года? Да, некоторое время ему придется побыть взаперти, чтобы предыдущий наниматель успел немного остыть, а потом пусть выходит на промысел, деньги лишними никогда не бывают.

— Я согласен, как подписывать?

Я протянула ему Кровавое перо, изобретенное, кстати, для подписания контрактов в стародавние времена. Именно им, с небольшими личными доработками, Амбридж заставляла писать Гарри фразу: «Я не должен лгать». Несмотря на ее мерзкую сущность, Амбридж весьма неплохо разбирается в арктефаторике и темных искусствах.

Амаль, похоже, понял, что удивляться чему-либо уже бессмысленно и размашисто подписал пергамент, в тот же момент на тыльной стороне его правой руки образовалась глубокая царапина. Я забрала у него перо и подписала уже свой экземпляр. Зараза, жжется же! Я шлепнула на руку заранее пропитанный нужным раствором кусок плотного хлопка и такой же передала Амалю.

— И это все? — после недолго молчания спросил он.

— Ну да, а вы хотели грома и молний? Извините, если разочаровала, — мило улыбнувшись, я развела руками.

Амаль усмехнулся и потянулся к бокалу с вином, я же прикрыла глаза и откинулась на спинку кресла.

Все, тренера я получила, жизнь прекрасна. Дальше по плану: отобрать дневник у Джинни. Точную дату похода за покупками к школе я подзабыла, но я помнила, что в этот день была презентация книги Локхарта — сова во Флориш и Блоттс за учебниками (да, так тоже можно), и я знаю дату автограф-сессии Мистера Улыбки, ну и, раз уж я посылала сову, то заодно оформила маленький заказ, совсем маленький, крохотный, можно сказать. А еще я хотела лично поговорить с братцем, после его дня рождения, раньше мне было просто лениво, да вот забыла что его рыжики к себе забрали. Вспомнила после того, как Гарри в дневнике с восторгом описал свой эпичный побег от Дурслей. Брат явно тянулся ко мне, а я вот относилась к нему довольно спокойно, чисто по человечески жаль пацана, но вот каких-то особенных родственных чувств не было. А вот с Сириусом было с точностью да наоборот. С начала он явно обрадовался тому, что у него есть родной человек, который судя по всему к нему не безразличен, раз озаботился доставанием его из Азкабана. Да вот только ни он, ни я не учли того, что он будет глядя на меня мучиться чувством вины, что я стану реальными рогами Джеймса. Я всю жизнь мечтала о родителях, а тут оппа, целый отец, пусть немного непутевый. Да только тот самый отец на меня и смотреть-то не может. Тяжко.

Мы любим тех, кто нас не любит,

И гоним тех, кто любит нас… *

Тренироваться с Амалем мы начали на следующий день. Ну как тренироваться — Амаль сказал, что для начала мне нужно разработать мышцы, связки и повысить общую выносливость тушки, иначе просто бессмысленно заниматься чем-то более серьезным, поэтому для начала самые обычные физические нагрузки в виде бега, приседаний, подтягиваний, отжиманий и прочего, а также моя «любимая» растяжка. Ух, как я ее ненавижу! Но слава Мерлину, мои мази и настойки на следующий день возвращали меня к жизни. Амаль через некоторое время заподозрил что-то неладное, прижал меня к стенке и вытащил, что я балуюсь допингом, после чего этот тиран, принялся гонять меня с удвоенной силой.

В день посещения магазина я вытребовала себе законный выходной, в конце концов, кто тут наниматель, я или он? Амаль согласился с такой постановкой вопроса и отменил утренние и обеденные занятия, но вечерние оставил. Ну хотя бы так. В магазине было не протолкнуться — столько было почитателей у мистера улыбки. Я незаметно слилась с толпой, при этом трепетно прижимая к груди одно из его произведений. На меня и не обращали внимания — подумаешь очередная фанатка.

Сам же Локхарт восседал за столом в окружении собственных портретов. Все они подмигивали и одаривали ослепительными улыбками поклонниц и поклонников. Живой Локхарт был в мантии цвета незабудок в тон голубым глазам, волшебная шляпа лихо сдвинута на золотистых локонах. В целом он производил весьма приятное впечатление, но не на меня. Вот представьте шоколадный торт, украшенный взбитыми сливками, политый медом, украшенный масляными розочками и посыпанный пряничной крошкой, вот и Локхарт такой — слишком приторный. Слишком золотые волосы, слишком широкая улыбка, слишком голубые глаза, слишком яркая мантия. Бррр….

О, вижу братца в окружении рыжего семейства. Я незаметно ухмыльнулась, представление начинается!

Вот Локхарт заметил Гарри и потащил покрасневшего братца фотографироваться, а теперь дарит комплект своих книг и пафосно провозглашает, что он новый профессор по ЗОТИ. Этот прощелыга явно знает толк в пиар-компаниях, даже если и не слышал о таком. Со стороны картинка смотрится весьма привлекательно. О, а в вот и Драко с Люциусом. Мать моя женщина, мне снова нужен платочек для подтирания слюней!

Люциус просто прекрасен — высокий, элегантно и дорого одетый платиновый блондин, с шикарной резной тростью и надменной полуулыбкой. Он холодно и насмешливо смотрел на неопрятное рыжее семейство. Слава Мерлину, Гарри выглядел прилично и мне не нужно было за него краснеть. Нет, ну что сложного в том, чтобы вымыть волосы и нормально подлатать одежду? Дофига же бытовых заклинаний, которые способны привести одежду в приемлемый вид, зачем нужно позориться с заплатками? Артур в отличие от Молли выглядел получше: потрепанный, но без заплаток костюм и даже немного уложенные волосы. На фоне холенного Малфоя, Уизли мягко говоря, смотрятся не очень. А вот драки, описанной в книги и опущенной в фильме, не произошло. И тут я была согласна с киношной версией. Ну простите, ну не вяжется у меня, что вот этот холодный и высокомерный Лорд способен опуститься до рукопашной, да еще и при таком количестве свидетелей. Вызвать на дуэль, из-за угла швырнуть ножичек, подлить яда — это вполне в его стиле, но не примитивная драка.

А вот появляется и главная героиня сего представления — черная книжечка в котелке Джинни, которая через мгновение исчезает. Нет, я не собиралась даже рядом стоять с этой компанией, от греха подальше, как говориться, но вот что мешает скромному домовику незаметно умыкнуть нужную мне вещь? Правильно, ничего.

Все во славу Кумамона*! Шутка. Все во славу спокойного нового учебного года!

P.S. Автор пропадет на неопределенное время, т.к. начинается зачетная неделя, в понедельник первый зачет:(

Пожелайте удачи:3

Комментарий к Глава 15.

* Крав-мага́ (ивр. ‏קרב מגע‏‎ — «контактный бой») — разработанная в Израиле военная система рукопашного боя, делающая акцент на быстрой нейтрализации угрозы жизни. Система получила известность после того, как была принята на вооружение различными израильскими силовыми структурами. До 1980 года все специалисты по крав-мага жили только в Израиле и преподавали в рамках Israeli Krav Maga Association. В 1980 году начались первые контакты между ними и учащимися в США. В 1981 году группа из шести инструкторов крав-мага приехала в США, где провела показ системы, преимущественно в еврейских общинных центрах. Были также проведены показы в Нью-Йоркском отделении ФБР и Академии ФБР в Куантико (штат Виргиния).

*Белый Орел - Любовь Для Одного

* Кумамон - Кумамон (яп. くまモン) — вымышленный медведь, талисман японской префектуры Кумамото, созданный в 2010 году. В интернете (в том числе и в Рунете) Кумамон стал героем комиксов, мультфильмов и видеороликов, но особенная популярность к нему пришла после публикации блока из двух фотографий Кумамона на фоне большого костра и шутливой подписью «Why? For the glory of Satan, of course!» ( «Зачем? Во славу Сатане, конечно!»)

========== Глава 16. ==========

Мурлыкая себе под нос, я собирала дорожный рюкзак: книги, тетради, свитки, перья, ручки, ингредиенты для зелий, одежда, обувь, школьная сумка — вроде все сложила.

Лето прошло довольно плодотворно — поправилась на несколько килограммов, правда, сие не жир, а мышцы. Амаль хорошо меня погонял. Я, конечно, не крутой боевик, который Волан-де-морта одной левой уложит, но шпану не плохо так потрепаю. Несмотря на то, что Амаль был очень требовательным тренером, я была рада тому, что в замке еще жил кто-то, кроме домовиков. Что был тот, с кем можно было потрепаться о жизни за чашкой кофе, обсудить прочитанную накануне книгу, самой выступить в роли рассказчика и поведать о «страшных» тайнах магического мира, но личных тем, ни я, ни он, не касались. Он в силу своей профессии и характера не торопился рассказывать о себе больше, чем известно, а я просто не хотела что-либо объяснять.

Так, все вещи уложены. Накинуть мантию, взять порт-ключ и вперед. Знаю-знаю, что вещи нужно складывать с вечера, но вчера было откровенно лень заниматься этим.

— Хозяйка, вы еду забыли! — провыл один из домовиков, протягивая мне увесистый бумажный пакет. О, а вот это было бы очень серьезно! Двенадцать часов без нормальной еды — тут и помереть не долго. Благодарно кивнув домовику, я забрала пакет и закинула его в рюкзак. Теперь вроде все.

— Поздравляю с новым учебным годом, — мягко улыбнулся Амаль.

— Кто ж поздравляет с началом каторги? — вспомнила старую шутку, но, не сдержавшись, улыбнулась в ответ. Вот кто бы знал, что я действительно буду скучать по Хогвартсу? — Теперь увидимся разве только на Рождественских каникулах, но могу время от времени посылать сов, что б уж совсем скучно не было.

— Пожалуй, это было бы неплохо, а то без благ цивилизации совсем скучно, ни кино посмотреть, ни музыку послушать, только и остается записочками перебрасываться, — усмехнулся он.

Да, за лето я обзавелась двумя личными совами — веселой и шебутной Ириской, и важным светло-пепельным Бенедиктом. Бен обычно летал к Эйнару (мне надоело каждый раз, когда он нужен, ходить в общественную совятню!), а Ириска для Амаля. Мне было жалко оставлять наемника одного в замке без нормального общения — так и сойти с ума недолго. Поэтому остановились на варианте с перепиской, ну и ему будет поспокойней, зная, что с подопечной все в порядке. Ириску я брала с собой, а Бен оставался в замке. Если мне понадобится Эйнар, я сначала пришлю Ириску Амалю, а тот перешлет записку с Беном. Может и слишком все закручено, но как говориться: если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят.

Тепло попрощавшись с Амалем, я активировала ключ и спустя пару секунд оказалась на платформе. Не слишком приятно, но моя лень сильнее меня, да и тащиться из Франции в Англию слишком уж муторно, проще купить ключ и потерпеть пару секунд. Прибыла я заранее, чтобы с комфортом разместиться и успеть поспать по дороге, а то прошлой ночью я не могла оторваться от книг Локхарта. Вот уж не знаю: он их пишет или кого нанимает, но книги очень интересные. Просто какая-то экшн фантастика, с элементами романтики. В общем и целом, я бы оценила книги на семь из десяти — три балла за розовые сопли. Приятный, богатый язык, интересный сюжет, хорошо прописанные герои, не без клише конечно, но в целом очень достойно. Как серия романов — очень круто, а вот как учебники — полная фигня. Там очень много неточностей, которые можно простить художественной литературе, но как учебному пособию — нет. Например, Снейпу эти книги показывать не стоит. За одно зелье Ложной Смерти (миру известное, как Напиток живой Смерти) и за не совсем верное описание его свойств, зельевар долго и мучительно убивал бы Локхарта, и это еще самая невинная его ошибка. Думаю, что и с нечистью, которую он описал в своих книгах, та же история. Так что повторюсь как приключенческие романы очень даже интересно, как учебные пособия — абсолютно бесполезны.

Когда до отправки поезда оставалось две минуты, рыжее семейство вывалилось из стены и побежало утрамбовываться в поезд, а вот черной макушки среди них я и не заметила. Ну да, Добби. Братец же писал, что из-за него пострадал торт, и Дурсли его наказали, решив, что это проделки Гарри. Помня канон, я ему посоветовала, что если что-то случится, то поискать на вокзале министерских работников (найти можно по броши в виде буквы М на лацкане пиджаков) и рассказала о заклинании для срочного вызова патруля аврората (аналог 112), сделать что-то большее я не могла. Если бы он каникулы проводил не у Уизли, то мы бы вместе решили эту проблему. А так, придется положиться на его благоразумие — мне бы очень не хотелось, чтобы два двенадцатилетних пацана приехали в школу на летающей машине, это слишком опасно.

Поезд издал длинный гудок, обозначая отправление состава и медленно, словно нехотя, покатился по рельсам. Я, как и в прошлые года, выбрала последнее купе последнего вагона, чтобы мне никто не докучал, и заклинила дверь щепкой. Всю дорогу я спокойно проспала. Проснулась я примерно за часа три до прибытия, перекусила чем домовик послал, и уткнулась в свежий номер «Вестника Зельевара». Страшно сказать, но за лето о зельях я прочла только пару книг и ни одного «Вестника», так что, пока есть время, стоит почитать, а то ведь кое-кто накрутит мне хвост.

До замка, в отличие от первокурсников, мы добрались с комфортом — кареты намного лучше хлипких лодочек, по крайне мере, для моей психики точно. Осталось перетерпеть распределение новичков и можно со спокойной совестью отправиться спать.

За преподавательским столом, в общем-то, никаких изменений, кроме златокудрого красавца с ослепительной улыбкой — последнее, кстати, цитата из книги этого самого красавца. И судя по всему, не так уж он и не прав, вон как старшекурсницы обстреливают его томными взглядами. А вот место рядом с ним пустовало. Стоп! За столом два пустых кресла! Одно традиционно МакГонагалл, а вот второе… Отсутствовал профессор Снейп. Странненько. На моей памяти еще ни разу не было такого, чтобы он опоздал.

Я перевела взгляд на стол Гриффиндора, с тревогой выискивая знакомую черную макушку. Слава Мерлину, он был на месте! Гарри сидел рядом с Невиллом и Парвати Патил и о чем-то с ними болтал. Так, Грейнджер вижу, близнецы на месте, Перси тоже, а вот номера шесть почему-то не наблюдаю. Хм, все страньше и страшьше.

Так, слэш, кыш отсюда — кыш! В этой истории тебе не место!

Распределение прошло, как обычно, но вместо того, чтобы сесть на место, профессор МакГонагалл незаметно куда-то вышла, а ведь я внимательно наблюдала за профессорами! Затем исчез Дамблдор, но через пару минут появился в компании хмурого Снейпа, а чуть позже заняла свое место и МакГонагалл.

Возможно эпизод с летающей машиной все же повторился, но только в главной роли с мистером Уизли, что ж это его звёздный час, пусть тоже почувствует себя знаменитым.

Утро, кстати, подтвердило мое предположение.

«…украсть автомобиль, — гремело на весь зал. — Я не удивлюсь, если тебя исключат из школы. Погоди, я до тебя доберусь. Думаю, ты понимаешь, что мы пережили, не найдя машины на месте…»

Сидевшие за столами вертелись на стульях, ища глазами несчастного, получившего это послание. Рон от стыда почти сполз со стула, так что был виден только его пунцовый лоб.

А письмо продолжало: «…вечером… письмо от Дамблдора. Я думала, отец от огорчения умрет. Мы растили тебя совсем в других правилах. Ты ведь мог погибнуть!»

«…абсолютно чудовищно. Отца на работе ждет разбирательство, и виноват в этом ты. Если ты совершишь еще хоть один подобный проступок, мы немедленно заберем тебя из школы».

На этом письмо закончилось, и в зале воцарилась звенящая тишина. Красный конверт, выпавший из рук Рона, вспыхнул, и от него осталась горстка пепла. Рон сидел вытаращив глаза и отдуваясь, как будто его только что окатило волной прибоя. Многие смеялись, но скоро за столами опять возобновилась непринужденная болтовня.

Я хмыкнула. Похоже, все-таки канон взял свое, ну или желание повыпендриваться перед ближним своим. Я склоняюсь к последней версии событий.

А вечером я отловила Гарри.

— А теперь расскажи, как так получилось, что Уизли прилетел в школу? — строго спросила я, скрестив руки на груди.

— Ну… Вообще-то Рон предлагал и мне поехать на той машине, но я отказался. Сказал, что это глупо и опасно, мы из-за этого поссорились. Он назвал меня трусом! — последнее он практически выкрикнул, и его глаза подозрительно заблестели, но Гарри быстро взял себя в руки и продолжил более спокойно. — Я сказал, что он может делать все, что хочет, а я пойду искать кого-то взрослого. Через пять минут я нашел толстого дядечку, чем-то похожего на дядю Вернона, но он был очень добрым и сразу поверил мне. Он каким-то образом засунул руку в стену, и мне наверно показалось, но там что-то подозрительно пискнуло. На поезд мы, конечно, опоздали, но мы с тем дяденькой, мистером Трейсом, аппарировали сразу в Хогсмит, а оттуда я уже добрался до Хогвартса.

— Пискнуло, говоришь? — прищурилась я.

— Ага. Знаешь, мне кажется, что это опять проделки этого сумасшедшего Добби, — поежился братец. — Не то чтобы я его боюсь, но он доставляет слишком много неприятностей.

— Да не боись, я сомневаюсь, что домовик сможет навредить тебе в стенах школы. Тут есть свои домовики, и если они почуют, что какой-то левый домовик попытается навредить ученику, они его просто до смерти запинают, — я успокаивающе взъерошила его и без того лохматую шевелюру. — Извини, но мне сейчас нужно идти на занятия к профессору Снейпу, ты же знаешь, он как он любит опаздывающих.

Гарри прошипел что-то нелицеприятное в адрес старых летучих мышей и нехотя отпустил меня. Между прочим, не такой уж он и старый, всего лишь тридцать два года — как говориться мужчина в самом расцвете сил.

Я поспешила в подземелья, а то ведь и правда опоздаю.

— Опаздываешь, Рейган.

— Всего лишь минута!

Снейп махнул в сторону стола, на котором лежал рецепт и необходимые ингредиенты, но я не спешила начинать.

— Рейган, только не говори, что за лето у тебя атрофировались мозги, и ты не знаешь, что с этим делать, — едко произнес он.

— Знаю, но сначала хотелось бы заняться вот этим. — Я подошла к его столу и достала из сумки плотно упакованную небольшую книжечку. — Лучше эту штуку открывать в драконьих перчатках.

Его брови удивлено изогнулись, но перчатки он все же надел, и принялся аккуратно

разворачивать подарочек, под конец лицо Снейпа исказилось и он зло прошипел:

— Рейган, что это за гадость?!

— Один из крестражей Лорда, я же говорила еще на том курсе, что он несколько штук создал.

Снейп молча гипнотизировал черную книжечку.

— Знаешь, я в это не верил. Это слишком сложно… И откровенно грязно — душу без жертвы не разделить.

— В смысле?

— В прямом — как извилины в мозгу мистера Рональда Уизли! — язвительно фыркнул Снейп, но все-таки снизошел до объяснения. — Чтобы разделить свою душу нужно принести в жертву чужую душу, и чем мучительней она будет погибать, чем больше душа перенесет страданий перед смертью, тем больше шансов на то, что разделение пройдет успешно. Как я понял, это нечто вроде доказательства высшим силам, что видя то, как мучается чужая душа, ты не побоишься причинить боль своей. Ведь разделение души — крайне болезненный процесс, и после него нужно восстанавливаться годы, а тут, по-твоему утверждению, несколько кусков. Пожалуй, неудивительно, что он стал немного не адекватен к моменту исчезновения.

— Исчезновения? Так он, по твоему, не мертв?

Снейп закатал рукав и показал поблекший знак Пожирателей Смерти.

— Если бы он умер, знак бы пропал. А так, пока существует хотя бы один осколок его души, это никуда не сойдет, — брезгливо поджал губы зельевар.

Разговор сам собой затух, и я вернулась к своему столу с рецептом. Механически выполняя нужные действия, я размышляла о сказанном. Значит, жертва и боль, которая сводит с ума. И все это повторялось шесть раз, а последний седьмой, видимо, вышел из-за того, что душа оказалась крайне не стабильной и, по сути сама разваливалась на куски. Возможно и бред, но тогда как кусок души в младенца влетел? Не проводил же он ритуал запихивания в Гарри кусочка себя.

А еще этот Добби! Еще при прочтении книг, я задавалась вопросом, а о какой опасности говорил Добби? Дневник Реддла? Так он безвреден, если с ним долгое время не контактировать, и решение Люциуса подкинуть его Джинни явно спонтанное. Тем более если уж Малфой не знал, что это крестраж, то откуда это было известно Добби? Ладно, опустим это. Пускай это не связанно с дневником, но тогда с чем? Василиск? Так он сколько лет дрыхнет, кто ж знал что Реддл его разбудит, или Добби позарился на лавры Трелони? На втором курсе опасными вещами были только дневник и василиск. Если предположить, что Добби не знал ни о каких крестражах (а он вряд ли знает больше хозяина, и если уж в свое время Кикимер не понял, что связался с крестражем, то куда уж Добби), то какая опасность-то? Драко что ли на мантию плюнет? Или Локхарт заставит свои тесты писать?

— Рейган, — щелчок перед носом, — ты вообще, о чем думаешь?!

— О домовиках, — задумчиво ответила я.

— Домовики? Причем тут мое зелье и домовик? — раздраженно спросил Снейп.

Пришлось объяснять, что перед занятием с ним я говорила с братом, и тот рассказал о ненормальном домовике, который воровал письма, уничтожил торт, и заблокировал стену перехода на вокзале. Вот и задумалась об этом странном экземпляре.

— А имя он свое не называл или какой семье служит?

— Семью нет, по словам Гарри, всякий раз заикаясь о них, он бился головой об стену или еще о что-нибудь, но имя назвал — Добби.

— Ясно, — как-то странно протянул Снейп. — Я разберусь с этим. А ты прибери стол и выметайся из лаборатории — все равно ничего путного не сделаешь. Крестраж я сам уничтожу.

Я согласно кивнула. Вот и одной проблемой меньше, пусть Снейп накрутит хвост Малфою. Мне этот домовик никогда не нравился, Кикимер хоть и был вредным, но вызывал уважение преданностью своей семье, а этот только под конец пригодился, когда от ножа Беллы прикрыл.

========== Глава 17. ==========

Слёзы и Кровь — всё как обычно, будем сжигать мосты.

Честно сказать, мне безразлично, чем захлебнёшься ты.

Но не привык раздавать я пощаду для ядовитых змей,

Мне ничего объяснять и не надо…

Пей, отравитель, пей!*

Лениво текли обычные учебные будни, а я с нетерпением ждала объявления о дуэльном клубе — этот Локхарт меня достал! Ничему на своих уроках не учил — просто цитировал отрывки из своих книг и устраивал постановки по ним. Большая часть девушек была в восторге от этого мужественного, привлекательного мужчины (если что, это цитата, это не я!), а остальные, включая меня, — нет. Это ж натуральный ужас! Чем мне поможет знание его любимого цвета и его честолюбивой мечты при встрече, например, с дементором? Я начну ему рассказывать биографию Локхарта, и стражи Азкабана разлетятся в ужасе. Конечно, может быть, все так и будет, но вот как-то проверять не хочется.

— Мисс Рейган, вы одна из моих любимых учениц, — щебетал Мистер Улыбка, — я бы хотел вам предложить дополнительные занятия со мной. Думаю, вы не откажетесь. Вы ведь такая талантливая девушка!

— Благодарю, профессор, за столь высокую оценку, но, к моему величайшему сожалению, я вынуждена отказаться. Я уже дополнительно занимаюсь с профессором Снейпом.

Я с трудом удерживала на лице доброжелательную улыбку. Ах ты, скотина! Променять

дополнительные занятия по такой важной, не побоюсь этого слова, фундаментальной науке, как зельеваренье, на чтения писем фанатов! Да лучше сразу Авадой в лоб! Желательно ему.

— Ох, какая жалость, моя дорогая! Но ничего не бойся, я поговорю с этим мрачным типом и уверен, что он после нашего разговора откажется от ваших бесполезных занятий, — заговорчески прошептал Локхарт и подмигнул. — А теперь не смею вас задерживать, мисс Рейган.

— До свидания, профессор Локхарт. — Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем.

Шагая по коридорам подземелья, я кипела от ярости. Бесполезные? Бесполезные?! Это ты, крашенная пародия на мужчину, бесполезный!

Сволочь. Гадина. Что б ты сдох. Ненавижу. Убила бы!

Так, спокойней. Сейчас покрошим чего-нибудь и сразу все станет хорошо. Я постучала в дверь класса и осторожно заглянула внутрь.

— Извините за опоздание, профессор Локхарт меня задержал.

Но в классе было пусто. Что?! А куда Снейп подевался? Я приподняла рукав и посмотрела на часы — десять минут девятого, все верно за исключением того, что опоздала на десять минут. Ну ладно, подождем.

Прошел час.

Прошло два часа.

Прошло три часа.

Что-то вспомнился старый анекдот.

— Иванов, завтра к одиннадцати принесете на кафедру курсовую.

— Хорошо Иван Иванович.

Иван Иванович пришел только к трем.

Я уже собиралась уходить, когда в класс зашел злой и уставший Снейп. Он молча подошел к полке с готовыми зельями, взял умиротворяющий бальзам и прямо из бутыля сделал большой глоток. Я решила пока прикинуться шлангом. Интересно, что же случилось? Может, когда бальзам подействует, он объяснит, что происходит. Через полчаса я не выдержала и осторожно спросила:

— Что-то случилось?

— Да. Нашли отравленного ученика. Пятый курс, Пуффендуй. — с застывшим лицом ответил Снейп и сквозь зубы продолжил. — И я даже не имею представления, что это за яд! Единственное, что смог выяснить, то это что-то из органических ядов, очень сильных ядов! Я сделал все возможное, но его пришлось погрузить в искусственную кому и отправить в Мунго. Надеюсь, там смогут помочь.

Классификация ядов в мире магов отличается от известной в обычном мире. Здесь их всего три вида: органические — ядовитые вытяжки получаемые из растений (аконит, цикута), животных (змеи, пауки), грибов (говорушка беловатая, паутинник плюшевый) или минералов (киноварь); алхимические — ядовитые вещества в большинстве своем открытые в период расцвета алхимии, либо получение путем этой алхимии (мышьяк); синтетические — ядовитые вещества созданные исключительно химическим путем, но они не слишком распространены в обиходе и в большинстве направлены на массовое уничтожение (зарин, зоман).

— А можно подробнее?

Ученика пятого курса, Брента Лайонелла, нашла без сознания парочка с Гриффиндора в одном из внутренних двориков Хогвартса. Они пытались привести его в сознание самостоятельно, но ничего не получалось. Тогда парень побежал за мадам Помфри, а девушка осталась рядом с Брентом. Лайонелла перенесли в больничное крыло, где стало ясно, что это не обычный обморок, а скорее всего отравление, тогда и выдернули Снейпа из подземелий. Но было слишком поздно — парень уже умирал, поэтому пришлось погрузить его в кому, чтобы замедлить биологические процессы и распространение яда. Что это за состав, Снейп так и не смог понять. Только и выяснил, что это что-то органическое. Кстати, никаких следов укусов или ран на теле парня не нашли.

— Вот как. Значит, в школе завелся отравитель, — задумчиво протянула я. Похоже, этот год перестает быть томным.

— Надеюсь, что нет и парень просто поцарапался о что-то или кто-то его укусил. Не хочу думать, что в школе завелся убийца. Это просто несчастный случай, и такого больше не повторится.Но, Рейган, я бы попросил тебя есть только в Большом зале и стараться не ходить одной.

— Хорошо. Я так понимаю, что сегодня заниматься не будем? — я встала с лабораторного кресла и с хрустом потянулась.

— Нет, но вот эту книгу возьми и постарайся прочесть побыстрее. Лишним точно не будет.

Снейп подошел к стеллажу с книгами, выбрал увесистую книгу, обитую темно-коричневой кожей, и протянул мне. На книге угадывалось полустертое название: “Яды. Происхождение. Классификация. Создание”.

На следующий день стало известно, что пятикурсника с Пуффендуя отправили в Мунго, но почему — не сообщалось. Парочка с Гриффиндора, как и я, молчали. Ясно, что руководство не стало нагонять панику, — все-таки, с большой долей вероятности, это всего лишь несчастный случай.

Игра Гриффиндора против Слизерина прошла нормально, без каких-либо происшествий. Победил Слизерин.

А через неделю вывесили интересное объявление: в восемь вечера состоится первое заседание Дуэльного клуба. Приглашены все желающие. Я мысленно потерла руки, ну наконец-то!

В восемь вечера я, как и многие любопытствующие, отправилась в Большой зал. Обеденные столы были убраны, под бархатно-черным потолком горели свечи, вдоль одной стены возведены золотые подмостки. Собралась чуть ли не вся школа: в руках волшебные палочки, лица взволнованы.

На подмостки вышел Гилдерой Локхарт в великолепной лиловой мантии, сопровождаемый Снейпом в черном будничном одеянии. Локхарт взмахнул рукой, требуя тишины.

— Подойдите поближе! Еще! Меня всем видно? Всем слышно? Прекрасно! Профессор Дамблдор одобрил мое предложение создать в школе Дуэльный клуб. Посещая клуб, вы научитесь защищать себя, если вдруг потребуют обстоятельства. А мой жизненный опыт подсказывает — такие обстоятельства не редкость. Читайте об этом в моих книгах. Ассистировать мне будет профессор Снейп, — белозубо улыбнувшись, вещал Локхарт. — Он немного разбирается в дуэлях, как он сам говорит, и любезно согласился помочь мне. Сейчас мы вам продемонстрируем, как дуэлянты дерутся на волшебных палочках. О, не беспокойтесь, мои юные друзья, я верну вам профессора зельеварения в целости и сохранности.

Снейп смотрел на Локхарта с ехидной усмешкой, а тот, словно не замечая этого, улыбался и подмигивал симпатичным старшекурсницам. Ну-ну. Это еще кто кого в целости и сохранности возвращать будет.

Дуэлянты повернулись друг к другу, изобразили приветствие: Локхарт сделал реверанс, Снейп раздраженно кивнул. На манер шпаг подняли волшебные палочки.

— Обратите внимание, как держать палочки в такой позиции, — объяснял Локхарт притихшим ученикам. — На счет «три» произносятся заклинания. Смертоубийства, разумеется, не будет.

— Раз, два, три…

Палочки взметнулись, и Снейп громко и четко воскликнул:

— Экспеллиармус!

Блеснула ослепительно яркая молния, Локхарта отбросило к стене. Он съехал по ней и распластался на подмостках. Слизеринцы захихикали, а Гермиона встала на цыпочки и в испуге прижала ладонь ко рту, впрочем, как и многие другие девушки. Локхарт без шляпы, с развившимися кудрями кое-как поднялся на ноги.

— Отличный посыл! — сказал он. — Профессор Снейп применил заклинание Разоружения, и, как видите, я лишился моего оружия. Благодарю вас, мисс Браун! Без палочки я как без рук. Браво, профессор Снейп, браво! Вы уж простите меня, проще простого было бы разгадать ваш замысел и отразить удар. Но ученикам очень полезно увидеть… — Снейп, недовольно прищурившись, посмотрел на него, и Локхарт поспешил добавить: — На этом показательная часть окончена. Перейдем непосредственно к учебной тренировке. Я сейчас разобью вас на пары. Профессор Снейп, будьте любезны, помогите мне.

Некоторые ученики отказались участвовать в тренировке: в их числе была и я. Нет, я не трусила. Просто хотелось на все это просто посмотреть. Многие не удержавшись, перешли от магической дуэли к рукопашке. Вон Гермиона вцепилась в волосы Милисенты, Невилл и Джастин лежали на полу, почти бездыханные. Бледный, как мертвец, Симус парил в воздухе, а Рон приносил ему извинения за действия своей палочки-инвалидки. Довольно забавное зрелище, но Амаль этих идиотов убил бы за такое жалкое подобие драки.

Дуэль между Поттером и Малфоем случилась, но все было прилично и никаких змей. Пацаны просто обменялись ранее выученными заклинаниями и оскорблениями и мирно (ну, почти) разошлись.

В один из вечеров Снейп снова опоздал на занятия. Ладно, пять минут, десять, пятнадцать… Это не страшно, со всеми бывает. Но не час же! И не два! От нехорошего предчувствия у меня засосало под ложечкой. Неужели опять кого-то отравили? Бледный Снейп вихрем влетел в комнату и, как в прошлый раз, сразу же вцепился в бутыль с умиротворяющим бальзамом.

— Кто на этот раз?

— Девушка с Когтеврана. Практически в том же состоянии, что и мистер Лайонел. На этот раз успели, и ее перевели в Мунго. Я могу утверждать, что яд был использован тот же самый. И никаких укусов или ран мадам Помфри не обнаружила, — устало ответил зельевар.

— А нашли ее тоже на улице? — педантично уточнила я.

— Да, — черные глаза лихорадочно заблестели, — возможно, яд активируется, когда жертву окружает большое количество воздуха?

— А такие составы есть?

— Есть, Рейган, еще как есть, и не только такие, — Снейп в мгновение ока оказался у книжного стеллажа и, тихо бормоча себе под нос, принялся что-то искать, но, словно о чем-то вспомнив, остановился. — Так, Рейган, наши занятия переносятся с восьми вечера на пять, и упор мы будем делать на различные ядовитые составы и методы их распознавания. А ту книгу, что я дал, лучше наизусть выучить, ясно?

— Так точно! А никакого расследования не будет? Детей хотя бы не предупредят, что тут маньяк появился? — с любопытством поинтересовалась я.

— Только если кто-то умрет, то наш уважаемый директор, — последнее словосочетание он практически выплюнул, — возможно, что-то сделает, а так — он собрал всех преподавателей и приказал нам молчать и быть внимательными! Внимательными! И это когда двое учеников лежат в больнице, а мы не знаем, что это и будут ли еще жертвы. Но чхать я на это хотел, я предупрежу своих слизеринцев и посоветую всем уехать на рождественские каникулы, а остальные пусть идут на поводу этого старого маразматика!

Комментарий к Глава 17.

* Канцлер Ги - Слезы и Кровь

========== Глава 18. ==========

Слезы в глазах — все, горемычный,

Буду к тебе ходить,

Честно сказать, мне безразлично,

Сможешь ли с этим жить.

Но не моли ты меня о пощаде

С верою в компромисс,

Стой где стоишь, ведь пришел к тебе на дом

Толстый полярный лис!*

Закончив проверять последнее эссе, Северус посмотрел на часы — десять вечера — еще час до его смены. Дорогой директор все же решил заставить профессоров патрулировать коридоры после отбоя. В чем-то идея здравая, но в данной ситуации бессмысленная.

Поразмыслив, зельевар пришел к выводу, что, скорее всего, это кто-то из учеников. Преподавательский состав тут уже не один год работает, — исключение профессора защиты от темных сил, — но, право слово, не этот же напыщенный болван Локхарт травит учеников? Нет, точно не этот Мистер Улыбка. Так что остаются только ученики. Но кто и главное зачем? От мыслей, что в сотый раз пронеслись в его голове, заломило виски и рука сама потянулась к бокалу с коньяком. Сделав приличный глоток, он задумчиво посмотрел на камин. Зельевар так и не связался с Люциусом, а надо было предупредить старого друга, хотя Драко, наверное, ему уже отписал. Вчера вечером Снейп рассказал своим подопечным, что к чему, и посоветовал всем убираться на рождественские каникулы домой, а также не болтать лишнего перед другими факультетами. Ученики были взволнованы и напуганы, но смысл это скрывать, если рано или поздно все равно все вылезет или кто-то сам догадается? Не все ж такие наивные идиоты, как Поттер.

Он еще раз посмотрел на часы. Время еще есть. Пожалуй, стоит навестить Люциуса. Щепотка летучего пороха, и вот он уже в Малфой-мэноре.

— Добрый вечер, Нарцисса. Люциус дома? — Снейп чуть поклонился, приветствуя хозяйку.

— Добрый вечер, Северус. — кокетливо улыбнулась леди Малфой. — Да, прошу за мной. Он только недавно пришел с заседания палаты Лордов. Опять обсуждали какие-то поправки, которые придумал очередной магглолюбец.

— О, и как все прошло?

— Разумеется, отклонили и отправили на пересмотр. Если мне не изменяет память, это был второй раз. У них есть еще один шанс действительно это переделать, но что-то мне подсказывает — они не воспользуются этой возможностью, — неодобрительно покачала головой леди Малфой. — Вот мы и пришли, Люциус отдыхает там. Он просил его не беспокоить некоторое время, но раз ты явился сюда в столь позднее время, то дело действительно важное.

Женщина напоследок очаровательно улыбнулась и величественно удалилась по своим несомненно важным делам. Она не волновалась: все равно, как только Северус покинет мэнор, любимый супруг ей все расскажет.

Снейп, не скрывая восхищения, проводил взглядом леди Малфой до угла коридора. Потрясающая женщина. И где только он ее откопал? Точнее, как этот вечный бабник смог привязать Нарциссу к себе? Ведь видно же, что она его действительно любит.

Не став стучать в дверь, он сразу вошел в комнату.

— Цисси, я же про…. — раздраженно начал Люциус, но тут же прервался на полуслове.— Северус, друг мой, с чем пожаловал? Робби, еще один бокал и бутылку красного!

Появившийся эльф молча поставил на стол бокал и вино и, предупреждая желания Хозяина, легкую закуску. Дождавшись разрешающего кивка, эльф с тихим хлопком исчез.

— С хорошими новостями, — едко ответил Снейп на его приветствие. Люциус приглашающе махнул рукой в сторону свободного кресла и разлил по бокалам красное вино.

— Я полагаю, что это связанно с недавним письмом моего сына?

— Верно. Люц, скажу честно, я не знаю, что происходит, кто за этим стоит и чего добивается. Даже не имею представления, что это за яд!

— Мастер Зелий и не знает с чем столкнулся? Вот уж не думал, что когда-нибудь доживу до этого! — усмехнулся Малфой, но тут же посерьезнел. — А этот старый маразматик хоть что-то делает? Он вызвал невыразимцев или хотя бы аврорат?

— Ты же знаешь, что нет! И как мне кажется, даже не собирается этого делать, пока либо кто-нибудь не умрет, либо это не станет достояние общественности. Если до рождественских каникул ничего не проясниться, я рекомендую перевести Драко на домашнее обучение.

Домашнее обучение было исключительно привилегией детей чистокровных семей и обычно было временной мерой — например, болезнь ребенка или переезд. Только чистокровных лишь потому, что магглы не способны обучать юных магов, ибо сами не имеют представления: чему и как учить.

— Вот как. Если виновник не будет найден и преступления продолжаться, я переведу Драко в Дурмстранг. Я не намерен рисковать жизнью своего единственного наследника, — жестко произнес Люциус.

На что Северус согласно кивнул. Была бы возможность, он бы тоже перевелся от директора и Поттера подальше. Так-то возможность есть — его ученица предоставила ее. Но пока он не видел смысла в ее использовании. Вот, когда вернется Темный Лорд, и начнется охота за мальчишкой, тогда он и воспользуется бумагой Лили, чтобы разорвать обеты данные в сторону мальчишки, а если станет совсем жарко, то он просто сбежит. Увы, но Снейп никогда не был героем — он жил и работал в Хогвартсе исключительно ради мальчишки и данных обещаний, которые Дамблдор умело использовал и для своей выгоды. Он единственный Мастер Зелий, который преподает в школе!

Иногда Северус думал, что лучше уж Азкабан — там он уже давно бы помер. Но, когда появилась возможность скинуть этот хомут из обещаний, он понял, что хочет жить. Понял, что хочет уйти полностью в науку, найти время на те исследования, на которые нет времени сейчас: исследовать разные уголки мира и способы сборки и заготовки ингридиентов для зелий. Ведь каждый делает это по-разному, но, тем не менее, все работает! И может быть, даже жениться через несколько лет. Это он Дамблдору может кормить сказки, что до сих пор любит Лили. Когда-то это действительно так и было — рыжее солнышко было его первой любовью, но сколько уже лет прошло? Снейп давно принял тот факт, что его чувства не были взаимными и вряд ли когда-нибудь стали бы такими. Первая любовь не всегда правильная или счастливая, она просто есть, и воспоминания о ней будут согревать сердце прохладными осенниими вечерами. Но это не значит, что после этого не встретить того, кто сможет снова задеть душу, заставит сердце биться чаще и смущено опускать взгляд. Хоть Снейпа жизнь сделала циником, он все же хотел верить, что рано или поздно он встретит такую женщину.

Из размышлений его вывел неожиданный вопрос Люциуса:

— Кстати, как там твоя ученица? Растишь очаровательную замену себе? — ехидно ухмыльнулся Малфой и наполнил опустошённый бокал.

— Нет, Мастером Зелий она никогда не станет, — не менее ехидно ответил Снейп с удовольствием наблюдая за выражением лица старого друга.

— В таком случае, позволь поинтересоваться, зачем она тебе? Или ты все же решил… — многозначительно не закончил Лорд Малфой.

— Не в этом дело, — отмахнулся Северус, — у нее просто таланта нет. Свое она берет мозгами и упорством, чего, пожалуй, нет у большей части Хогвартса, поэтому я ее и взял. Давно никто не проявлял такого интереса и упорства в зельеваренье. Но, несмотря на все вышеперечисленное, к сожалению, ее потолок — подмастерье.

— И когда ты собираешься ей об этом сообщить?

— Не сейчас точно, может быть, на курсе пятом.

— Жаль девчонку, вроде неплохая. Магглокровка?

— Не совсем, но сказать большего не могу. А с чего интересуешься? — спросил Снейп и, немного подумав, налил себе еще полбокала.

— Драко слишком часто упоминает в письмах твою ученицу, а так же мисс Грейнджер, что скажешь?

— Анна… Ее не интересуют парни, поверь, я вижу, что ей часто оказывают знаки внимания, но она всех вежливо отстраняет от себя. И не потому что не понимает, ей просто пока не нужны отношения. Что же касается Грейнджер, то я бы не советовал. В девочке слишком много самомнения и упертости, если же у Рейган это сочетается еще и с умом, то последнего у Грейнджер нет.

— Нет? А мой сын утверждает, что наравне с твоей Рейган, Грейнджер является одной из лучших учениц.

— Зубрежка и ум разные вещи, мой скользкий друг. Уверен, моя ученица не знает и половины бесполезных фактов, вроде кодекса оборотней тысячи пятьсот лохматого года, которые есть в голове Грейнджер, но ей это и не нужно. Анна умеет прекрасно анализировать информацию. Если Грейнджер просто что-то зазубрит и примет это, как последнюю истину, то Анна сама придет к этому, да еще и задаст вопрос, почему именно так?

— Хм, значит мисс Рейган. Ты не будешь против? — уточнил Люциус.

Так-то ему было все равно, что его друг думает по этому поводу, но девушка и зельевар крепко связаны, и если он скажет: «нет» — то ничего не получиться, даже если сама девушка согласится. И не стоит удивляться, что извечный сторонник чистокровности, благосклонно относиться к возможному браку с магглокровкой. У магглов есть прекрасное выражение — «защита от дурака».

Среди магглорожденных процент этих самых «дураков» невероятно высок. Рождённые по факту в другом мире, эти волшебники даже не пытаются понять, да не то, что понять, даже изучить древние традиции и обычаи, что из поколения в поколение передавались в волшебных семьях, и со временем стали законами!

Чтобы не допустить этих дураков до древних знаний, было и придумано дурацкое деление на чистокровных магов и магглорожденых.

На самом деле, невозможно родиться с даром, при этом не имея в роду волшебника. Так что ты либо волшебник, либо нет, а все остальное придуманная когда-то ересь, чтобы магглорожденные не подорвали основы могущества волшебников, но увы, в какой-то степени им это все-таки удалось (во времена расцвета инквизиции было многое безвозвратно утеряно) и волшебники были вынуждены уйти в тень. И по сей день, пусть и не явно, но продолжается давление на волшебников, которые сумели сохранить крохи былых знаний и традиций.

Именно поэтому много лет назад, никто не стал препятствовать или уничтожать зарождающегося Темного Лорда. Да, его методы были в чем-то радикальны, даже на начальных этапах, но чистокровным Лордам нужен был тот, кто встряхнул бы это болото магглолюбцев, тот, кто протолкнул бы нужные им законы, и тот, кто потом стал бы козлом отпущения. Но история пошла немного по другому пути… Да, несомненно она принесла пользу Лордам и позволила перетасовать состав палат Визенгамота и работников Министерства, но какой страшной ценой… И вопреки всеобщему мнению, не магглорожденные больше всего боятся возвращения Волан-де-Морта, а чистокровные Лорды, которые однажды превратились из игроков в пешки.

Ну и не стоит забывать про банальное вырождение. Все чистокровные волшебники Англии, так или иначе, но состоят в родстве. Можно, конечно, поискать невесту или жениха за границей, но свое, — пусть и плохонькое, — всегда лучше чужого. Поэтому среди чистокровных магов, совершенно обычная практика брать в мужья или жены магглорожденных, — те же маги, только не обременённые родовыми проблемами.

Поэтому Люциус Малфой всерьез рассматривал кандидатуру Анны Рейган на роль невесты Драко. А то, что девушка является, ученицей его крайне привередливого друга, говорило лишь в ее пользу.

— Нет, но и содействовать тоже не буду. Я не собираюсь участвовать в устройстве личной жизни моей ученицы, особенно против ее воли. — Снейп склонил голову на бок и предупреждающе посмотрел на Малфоя.

— Как ты мог обо мне такое подумать? — шутливо возмутился Малфой, но поняв, что Снейп абсолютно серьезен, перешел на деловой тон. — Ни я, ни Драко, не будем к чему-либо принуждать девушку. Не захочет — ее воля, других невест найдем, на ней свет клином не сошелся.

— А что с Добби? — перевел тему Северус. Его почему-то неприятно царапнула мысль о том, что девушка может стать невестой Малфоя.

— Мертв. Определено с этим домовиком что-то сделали, но кто, не выяснить, из-за его куцых мозгов. Возможно, с ним поколдовали на Большом Рождественском приеме или каком-нибудь из летних, когда тут собирается масса народу, и за каждым не проследишь.

Северус поморщился, он не одобрял подобных методов. Но в данном случае без этого не обойтись — домовик непредсказуем, чем и опасен, неизвестно, что еще он мог выкинуть.

Мужчины молча наслаждались прекрасным букетом старого красного вина. К Малфою стоило заглянуть хотя бы ради этого. Снейп с неохотой отставил пустой бокал и поднялся с уютного кресла.

— Благодарю за вино, Люциус.

— Не за что. Приятно было поговорить, заходи, как будет время. Кстати, можешь воспользоваться камином — в этой комнате он рабочий.

Комментарий к Глава 18.

* Канцлер Ги - Полярный Лис

========== Глава 19. ==========

Степь в траве хоронит минуты, друг мой, что ты слышал под утро?

Что за злую весть сообщил кому-то, звон умершей струны?

Я узнал ответ на рассвете: ветер дует в сторону смерти.

Нам дорогу к ней протоптали черти — дети полной Луны!*

Последние пять дней были довольно странными. Начать хотя бы с того, что по непонятной причине активизировался мистер Малфой. Сначала это были, якобы, случайные встречи в коридорах, потом пошли комплименты и, как добивающий удар, — мне подарили коробку шикарного французского зефира. Нет, сладкое я люблю и зефир с удовольствием под чай заточила (предварительно проверив его на все, что можно, но, к чести Драко, все было чисто). И вот, скажите мне, где подвох? Зачем он это делает? И заразу такую, не пошлешь ведь! Просто не за что. Ну, встретились случайно, ну сделал комплимент, что такого? А зефир за то, что я ему как-то одну тему по зельеваренью объяснила (отловил перед занятием со Снейпом и занял десять минут). Не навязывается, но и в покое не оставляет, деликатно действует, скотина коварная. И зефир, кстати, вкусный. Еще что ли ему тему какую объяснить?

Не он один оказывает мне знаки внимания, и меня уже звали несколько раз на свидания, но я всем вежливо отказывала. Не то, чтобы я такая зазнайка и жду принца на белом мерседесе, но вот просто не хочется. Меня на данный момент больше интересует сама магия и конкретно возможности зельеваренья, а все остальное — как-то отходит на второй план.

А еще неделя была странной в том плане, что больше никаких покушений не случилось — тишь да гладь. Но в школе все равно чувствовалось определенное напряжение — два ученика в больнице, кто на них напал неизвестно, оба в коме, так как противоядия не нашли и яд не определили — вот все и нервничают. И я, кстати, тоже. По совету Снейпа, я не выходила из замка никуда, даже просто на короткие прогулки, что меня жутко нервировало. Ненавижу сидеть в четырех стенах!

Я тихо кашлянула, привлекая внимание сосредоточенного на бумагах зельевара.

— Что?

— Можно я сегодня пойду в Хогсмит? А то устала постоянно сидеть в замке, тем более отравитель поутих, да и все жертвы были только на территории замка, — я жалобно на него посмотрела.

— Рейган, у меня нет права что-то тебе запрещать, и поверь, я как никто другой понимаю, что безвылазное сидение в Хогвартсе — то еще удовольствие… — Он оторвал взгляд от бумаг и хмуро посмотрел на мою жалобную мордашку, печально вздохнул и закатил глаза. — Да иди куда хочешь! Только имей в виду — если отравят, лечить не буду, сразу в Мунго на опыты сдам!

— О, спасибо! Может, чего прикупить и для уважаемого Мастера? Карамельных перьев, например, чтобы не было так скучно проверять эссе и контрольные?

С той стороны двери раздался глухой стук. Уф, успела! И откуда у него эта мерзкая привычка швыряться всем, что под руку попадается? Спасибо Амалю, — натренировал немного, и снаряды любимого зельевара всея Хогвартса не достигают цели, — но тем не менее, это же не педагогично, в конце концов!

Я заскочила в комнату за теплым плащом и разрешением на посещение деревни. Официально я была сиротой и разрешение подписывал мне декан, а так как у Помоны Спраут не было ко мне никаких претензий, то и проблем с получением разрешения не было.

Филч пристально рассматривал мое разрешение, и мне даже показалось, что он и на зуб попробовать не постесняется.

— Проходи! Следующий! — хрипло гаркнул старик и закашлялся.

Заболел, бедолага. Не то, чтобы я прониклась теплыми чувствами к мистеру Филчу, но мне определенно было жаль старого сквиба, который вынужден приглядывать за толпой активных малолеток. Одни близнецы Уизли чего стоят! Будь я профессором, то давно прибила бы эту парочку. Так, на заметочку: сварить бодроперцовое для мистера Филча — с меня не убудет, а ему полегче станет.

Я с удовольствием прогулялась по заснеженным улицам Хогсмита. Прикупила сладостей, потом заскочила к Розмерте и взяла сливочного пива для Гарри и Амаля, и стакан горячего шоколада с корицей для себя.

Перед тем как зайти в пустой закоулок, я внимательно огляделась. Никого нет, отлично! Я в определенном порядке коснулась бусин моего браслета, и через мгновение я оказалась в прохладном холле моего замка.

— Хозяйка! — восторженно воскликнули домовики и склонились в глубоком поклоне.

— Где Амаль? — я сняла плащ и отдала его одному из домовиков. Честно говоря, я до сих пор не различаю их. Они оба совершенно одинаковые, несмотря на то, что разного пола.

— Господин Амаль в библиотеке, — пискнул один из них.

Не то, чтобы он мне был срочно нужен, но хотелось с кем-то посторонним обсудить сложившуюся ситуацию в Хогвартсе и попросить какого-нибудь совета.

— Добрый вечер, не помешаю? — я ввалилась в библиотеку с пакетами наперевес, и, не дожидаясь ответа, плюхнулась в соседнее кресло.

— Добрый, что-то случилось? — Амаль отложил книгу в сторону, обложка блеснула названием «История Магии».

— Как догадался?

— Стиль написания писем изменился, — усмехнулся наемник и потянулся дымящейся чашке с чаем.

— Ты прав, случилось. Может дашь пару советов?

И я подробно пересказала Амалю все, что знала о покушениях на учеников.

— Единственный дельный совет, который я могу тебе дать, — это валить из этой паршивой школы. Потому что, даже в самой паршивой школе, после таких происшествий вызывают полицию, — зло процедил наемник.

Я поежилась. Не знаю почему, но эта история его жутко разозлила, — в первый раз за время нашего знакомства, вижу его таким, даже, когда я косячила и не всегда с первого раза понимала его объяснения, он был спокоен, как удав, а тут…

— Там учится мой брат, и я не могу его оставить одного. — вздохнула я.

— И что, вообще никаких идей, кто в этом замешан? Ана*, ты хочешь сказать, что у вас нет тех, кто балуется веществами или имеет плохую репутацию? — скептически изогнул бровь Амаль.

— Плохую репутацию у нас имеет один факультет, но там декан зверь. Если он пронюхает о веществах, то безболезненнее будет утопиться в ванне с кислотой, — у меня вырвался невольный смешок, когда я представила, как Снейп топит юного слизеринского наркомана.— А если серьезно, я поняла, на что ты намекаешь. И нет, такого у нас нет, потому что у нас закрытый интернат и все как на ладони, — любая сплетня становится достоянием общественности за пару часов. И если узнают, что кто-то таким балуется или распространяет, то огребут все и довольно быстро. Так что — нет, определенно не это.

— Тогда я даже не знаю, если было бы возможно, я бы поехал с тобой — все-таки я телохранитель. — Амаль задумчиво провел рукой по волосам. — Все, что приходит на ум, — это анонимка в вашу полицию. Аврорат вроде? Ну и мой первый совет — бежать оттуда. Потому что никто не даст гарантии, что ты или твой брат не будете следующими. А по-хорошему, в суд на школу подать или директора по-тихому за такую халатность удавить.

— Твое последнее предложение нашло бы отклик в сердце того декана и, пожалуй, не только его. Но, увы, Дамблдор считается одним из сильнейших волшебников Европы, да и занимает важные государственные посты — так просто его не прибьешь. А на счет анонимки я подумаю — в данной ситуации это единственный нормальный выход. И скорее всего, на рождественские каникулы я брата привезу, погоняешь его немного?

— Не проблема.

Ни я, ни он, не поднимали тему оплаты занятий с Гарри, потому что это было само собой разумеющимся.

Я покатала в голове мысль об анонимке в Аврорат. В принципе идея здравая, но стоит ее обсудить со Снейпом, не хочу подставлять его или слизеринцев. Мой взгляд упал на пакеты со сладостями и пивом.

— Вот, тут сладости и сливочное пиво — оно безалкогольное. И скачущая шоколадная лягушка — это нормально, ее можно есть, — я улыбнулась, представляя реакцию Амаля, когда он вскроет упаковку с лягушкой или леденцы Берти Боттс.

— Не вижу смысла в безалкогольном пиве, особенно если оно носит название сливочное, — подозрительно прищурился Амаль.

— О, поверь, пиво самое безобидное, что тебя ждет в пакете, — я встала с кресла, подхватила другой пакет с тем же набором и свой стакан с шоколадом, который, к моему счастью, не успел остыть. — Где мой плащ?

Мгновенно появившийся эльф подал вычищенный от снега плащ. Кивнув на прощание Амалю, я перенеслась назад в Хогсмит. Вроде ничем особо не занималась, а уже смеркается, стоит поспешить, чтобы совсем уж по темноте не идти.

Как только я прошла ворота Хогвартса, на меня натолкнулся ошалевший слизерениц.

— Там профессор Снейп, злой, тебя искал.

— Что-то случилось? — я нахмурилась. В конце концов, у меня законный выходной!

— Ага, напали на твою бывшую соседку, как там её… Джудит! И профессора Локхарта.

Он хотел сказать что-то еще, но я побежала в замок. Анонимка, говорите, в Аврорат? Будет вам анонимка! Влетев в замок на полном ходу и ничего не замечая вокруг, я понеслась в больничное крыло, но на повороте в кого-то врезалась.

— Извините…

— Рейган! Ты где была?! — прошипел Снейп, хватая меня за шкирку.

— В Хогсмите, я же отпрашивалась. А как там Джудит и Локхарт? — я попыталась вывернуться, но куда там! Снейп держал крепко, а потом и вовсе развернулся и куда-то потащил.

— Я бы назвал их состояние, как стабильно тяжелое, но у Локхарата доза яда намного выше, чем у всех предыдущих жертв. Скорее всего в ближайшие дни он скончается, так как противоядие все еще не найдено.

— Сэр, а куда вы меня тащите?

Зельевар отпустил меня и резко развернулся на каблуках туфель.

— Глупая девчонка! Ты хоть понимаешь, что было, когда сообщили, что нашли пуффендуйку с третьего курса?! Хотя я предупреждал, голова ты куриная, что ходить сейчас по Хогвартсу опасно! — зло рявкнул Снейп, сверля меня черными глазами, в которых полыхало мрачное пламя ярости.

— Но я же была в Хогсмите… — попыталась оправдаться я.

— Неважно! Раз я сказал, что не стоит ходить в Хогсмит, значит нужно было остаться в Хогвартсе или сидеть в лаборатории! — не слишком логично возразил злой профессор, — И десять баллов с Пуффендуя. А теперь марш в свою комнату и до завтра мне на глаза не попадайся!

Я хотела было сказать, что он не прав, но глядя на разъяренного непонятного с чего Снейпа, хотелось заткнуться и забиться куда-нибудь под плинтус. Поэтому я молча кивнула, поплотнее прижала к себе пакет и, стараясь на него не смотреть, потихонечку начала отступать сторону гостиной. Только оказавшись в своей комнате, я позволила себе выдохнуть. Ну и ну, кажется, я теперь понимаю, почему нам старшекурсники говорили не злить Снейпа. Это реально страшно.

Только я перевела дыхание, как кто-то забарабанил в дверь.

— Рейган, спускайся вниз на общее собрание с деканом! — приказал голос старосты.

Шикарно. Что на этот раз?

— Келли, ты не знаешь, что случилось? Я просто недавно из Хогсмита вернулась.

— Напали на твою бывшую соседку Джуди и профессора Локхарта, сейчас оба в Мунго, — грустно ответила Келли.

Как я и думала, похоже, терпение деканов лопнуло, и нам будут промывать мозги на тему безопасного передвижения по замку. Хотя лучше бы по домам отправили и вызвали аврорат, всяко больше пользы.

Гостиная была набита народом под завязку. Ученики взволнованно переговаривались между собой, а несколько девушек и вовсе плакало: наверно, соседки Джуди. Парни крепко прижимали девушек к себе, старшекурсники пересчитывали мелких, а мелкие просто тряслись от страха. И посреди этой напуганной толпы стояла, сурово поджав губы, Помона Спраут. Через пару минут к ней подошли наши старосты, Келли и Янг, и что-то тихой ей сказали. Спраут кивнула и подняла руку, привлекая внимание учеников.

— Прошу внимания, дорогие ученики! Как вы знаете, сегодня было совершенно нападение на ученицу нашего факультета, Джудит Картер, и профессора Локхарта, — оба были отравлены. К сожалению, точно такое же нападение было совершено ранее на нашего пятикурсника Брента Лайонелла и четверокурсницу с Когтеврана Аманду Уивер. Директор попросил не говорить вам о первых нападения, чтобы не волновать вас, так как мы считали, что это несчастный случай. Но, в связи с последними событиями, было принято решение закрыть школу до выяснения всех обстоятельств. Поэтому с завтрашнего дня вы отправляетесь в бессрочные каникулы. Вечером будет поезд, так что не затягивайте со сбором вещей. На ужин пойдёте все вместе под присмотром старост. На этом все.

Профессор Спраут посмотрела на нас сочувствующим взглядом и покинула общую гостиную, которая после ее речи погрузилась в тишину. Наверно, прошло минут пять или десять, когда ученики отмерли и начали потихоньку обсуждать сказанное деканом.

Я посмотрела на часы: до ужина еще два часа — успею. Я поднялась к себе в комнату и достала со дна зачарованного рюкзака дневник.

Нужно встретиться перед ужином. В выручай-комнате. Срочно!

Через час пришел ответ.

Выхожу.

Значит я тоже, иначе Гарри придется меня ждать. Гостиная была пуста, ученики разбрелись кто куда. Великолепно, никто не будет задавать глупых вопросов. По пути в выручай-комнату я никого не встретила. Похоже, деканы хорошо напугали своих учеников.

Гарри уже ждал меня около комнаты и хотел что-то сказать, но я махнула рукой, чтобы молчал.

И только когда мы оказались в комнате он спросил

— Зачем звала?

— Чтобы узнать, что ты в порядке.

Гарри мрачно на меня посмотрел.

— Ну и чем ты не доволен?

— Тем, что Хогвартс закрывается и мне нужно ехать к Дурслям, возможно что навсегда! И в этом виноваты слизеринцы! — заорал Гарри и пнул ни в чем не повинную стену.

— А почему именно они? — мне даже стало интересно. Может он что-то знает?

— Потому что ни на одного из них не напали!

— Как и на гриффиндорцев, — возразила я.

— Никто из наших так бы не поступил! — топнул ногой мальчик-который-недоволен.

— Ладно, проехали. Насчет Дурслей, ты у них не останешься. Я так-то планировала тебя забрать на Рождественские каникулы, но раз так получается, — поживешь у меня до открытия Хогвартса.

Когда до Гарри дошел смысл моих слов, я поняла, что смерть от удушения — это не очень приятно.

— Спасибо, спасибо, спасибо!

— Гарри, зараза такая, — с трудом прохрипела я, — отпусти меня!

— Извини, — смутился он.

— А если будут синяки? — я потерла шею. — И вообще, перед тем, как поедем ко мне, нужно будет поговорить с Дурслями — их нужно предупредить, где ты будешь каникулы проводить, чтобы тебя полиция не искала. Надеюсь, ты понимаешь, что никому об этом говорить не нужно?

— Я не тупой! — надулся Гарри.

— Точно? Хм… — я с сомнением оглядела его.

— Эй! Не копируй Снейпа!

Звук смачного подзатыльника.

— Профессора Снейпа, мистер Поттер!

— Как скажете… Миссис Снейп! — ухмыльнулась эта зараза и отскочила в сторону.

— А ну стоять! Или двадцать баллов с Гриффиндора!

Минут десять мы потратили на догонялки, и я еле его поймала. Шустрый, однако, мальчик. И нет, это я не оправдываю вечера, проведенные за бутербродами с колбаской, вместо тренировок в выручай-комнате. Амаль дал мне упражнения для одиночных тренировок, и да, каюсь — я частенько забывала о них, точнее было откровенно лень. Чую на каникулах придется за это расплачиваться. Ну что поделать, я как и любой нормальный человек подвержена острым приступам лени и депрессии. Вперед программы я иду только в зельеваренье, и то только на пару курсов вперед. Никто не даст школьнику книги по темной магии в руки и учить такому не будет. Даже те же яды мы начали проходить только после того, как начались эти странные нападения. До этого Снейп отделался общедоступной, поверхностной информацией. Проще говоря, по-настоящему запретными знаниями в Хогвартсе не разживешься. Тем более ходит слух, что Дамблдор несколько лет назад хорошо так почистил библиотеку и многое изъял из общего доступа, а что не изъял — перевел в Запретную Секцию. Так что, если что-то изучать по-настоящему темное, нужно искать учителя на стороне, самостоятельно заниматься Темными искусствами (да, в принципе, магией) крайне опасно, вдруг без носа останетесь. Увы, прецеденты известны.

За час до поезда я все-таки решила собрать вещи, а то как-то нехорошо будет оставлять их в Хогвартсе. Одежду я одним большим комком утрамбовала в рюкзак, туда же полетела школьная сумка, стопка книг и лекций (я не Грейнджер — по темам раскладывать не стала). А вот оставшиеся ингредиенты для зелий я аккуратно уложила в специальную сумку, где имелись отельные зачарованные кармашки, чтобы ничего не выпало и не смешалось, а для готовых — специальный отсек. Зелий было довольно много, и они были простыми, но мало ли, вдруг на каникулах простужусь? А тут и бежать никуда не надо, все под рукой. Закрыв сумку с зельями, я положила ее в рюкзак.

Так вроде все. А нет, та книжечка точно не моя. Так это же «Яды» Снейпа! Надо вернуть, а то еще подумает, что я решила ее украсть, и нашлет какое-нибудь проклятие. Я посмотрела на рюкзак — нет, мантию вытаскивать не буду, Снейп не кисейная барышня, не упадет в обморок, если меня в обычной одежде увидит. Я, как и большая часть студентов, переодевалась еще в Хогвартсе, и если остальные это делали ради того, чтобы не гонять из купе своих друзей, то я почти из-за того же, а если точнее, то из-за страха, что в самый пикантный момент кто-нибудь, зайдет.

Кареты до станции прибудут через пятнадцать минут, если отдать книгу и сразу потопать к выходу, то успею. Рюкзак я оставлять не стала и взяла с собой, все равно из-за чар облегчения, он практически ничего не весит.

Я шла по непривычно тихим коридорам замка. Ну да, только мне пришло в голову после нападений ходить в одиночку. Было, конечно, немного страшновато, но не слишком. Я тут сравнила даты нападений и пришла к выводу, что нападали через определенные интервалы времени — неделя, самый минимальный промежуток. Последнее нападение было вчера, так что мне нечего бояться, тем более задерживаться надолго я не планирую — отдам книгу и сразу обратно.

Слева раздался какой-то странный шорох. Я резко взмахнула палочкой, и произнесла первое, что пришло в голову:

— Инкацеро! — из палочки вылетели прозрачные веревки, которые тут же полетели в угол.

Так спокойней, скорее всего это была просто мышь, или приведение пролетело. Не помогает. Ладно, что помним из оглушающих? Ступефай, Ступефай Дуо — тоже самое только посильней, и Ступефай Триа — еще более мощная версия предыдущих, которая еще и отбрасывает в сторону. Если что, берем третью.

Глубокий вздох, палочка наготове и шагом марш в угол!

Уф, это крыса. Всего лишь крыса, долбанная крыса, которая меня чуть до инфаркта не довела! А хотя что-то странная крыса, какая-то лысая и на вид вообще больная, вон даже на лапке палец отсутствует!

Уставившись на этот палец, я замерла словно статуя. Палец! Крыса без пальца! Вот я тупая! Идиотки кусок! Из-за этих нападений совсем из головы вылетел этот крыс. Тьфу! Зелий что ли каких для памяти попить?

Кстати, насчет зелий — крысу можно, конечно, оглушить, но через пару часов он очнется, не глушить же мне его всю дорогу до Лондона? Хорошо, что сумку с зельями на самый верх положила, так что ищем снотворное, тем более оно у меня где-то было. Как обычно, флакончик нашелся в самом последнем кармане. Вытащив пробку, я не стала церемониться с крысой и просто сжала ее сильнее, чтобы он открыл рот. Крыс заверещал, и я залила ему в рот сразу весь флакон. Много — не мало, знайте ли. Ну, поспит лишний денечек, ну, будет у него голова болеть, как очнется, — не помрет же! Тем более заслужил. Крыс обмяк и перестал трепыхаться. На всякий случай не буду развязывать его. Так, у меня где-то была коробка для живых ингредиентов, да-да некоторые жучки-паучки кидаются живьем в кипящий котел. Коробочка, в отличие от зелья, нашлась быстро. Я положила туда крыса и плотно закрыла крышку, коробка специально зачарована, так что не задохнется. Коробочку в сумку зелий, а сумку — в рюкзак.

Убедившись, что меня никто не видел, я поспешила в кабинет зельеваренья. Если не потороплюсь, то точно опоздаю на кареты до Хогсмита.

Сделав десяток шагов в сторону подземелий, я пошатнулась от резкой боли в ноге, и схватилась за холодный камень стен. Я попыталась отлепиться от стены и сделать хотя бы шаг, но вместо этого упала на пол, крепко ударившись. Пульсирующая боль в спине и вкус крови от прокушенной щеки привели меня в чувство. Я снова попыталась подняться и с ужасом поняла, что ноги не двигаются! Совсем! Да вашу ж мать, что происходит?! Плохо дело, совсем плохо. Нужно хотя бы дотянуться до отлетевшей во время падения палочки. Опираясь дрожащими руками на пол, я поползла в сторону палочки. Еще один рывок, и черное дерево палочки приятно согревает ладонь. Но от этого рывка стало только хуже, голова совсем раскалывается, а глаза практически перестали видеть, словно какая-то белая пленка на них.

Но странный тихий шорох заставил меня дернуться и тут же застонать от боли. А шорох и не думал никуда исчезать. Судя по звукам, оно совсем близко. Цок-цок, цок-цок.

Собрав последние силы и шипя сквозь зубы от боли, я смогла повернуться на звук.

Нет, нет, нет! Только не это! В голове все сразу встало на места, а на глазах навернулись слезы от понимания, что мне уже не выбраться.

Сжав палочку в руке, я закрыла глаза и прохрипела единственное заклинание, которое вертелось у меня в голове:

— Люмос Максима!

Яркий желтый свет полностью залил коридор и даже умудрился пробиться сквозь плотно сжатые веки, но раздавшийся затем противный, высокий визг с лихвой все это окупил. Палочка выпала из ослабевших пальцев. Жаль, что из огненных заклинаний вспомнилось только адское пламя, сжечь бы эту тварь, да и самой бы согреться. От каменного пола исходил жуткий, могильный холод, который пробирался сквозь кожу и словно замораживал саму кровь, которая все медленнее и медленнее бежала по венам. Глаза закрывалась сами собой, сопротивляться этому безумному холоду не было сил.

Э, кто там меня трясёт? Я приоткрыла глаза. Оставьте меня в покое, только ведь заснула! Но странное черное пятно, не желало никуда уходить. Черное пятно, от которого пахнет сушеными травами, так знакомо… Я попыталась зацепиться за возникшую мысль. Точно, Снейп! Он же легилемент. Должно получиться…

С трудом, но я открыла глаза и поймала его взгляд. Не знаю, как там нужно делать по правилам, но я просто постаралась вспомнить все произошедшее в деталях. Все, больше не могу, снова этот жуткий, сковывающий холод. Не могу бороться с ним…

Комментарий к Глава 19.

* Канцлер Ги - Folkers Song

* Anna - Ana

* Если что, виновник всего этого уже упоминался в предыдущих главах^^

========== Глава 20. ==========

Когда я знаю, что нет выхода, где раньше был,

Что высох мой ручей, и мой огонь уже остыл,

И что до дна не выпить чашу горя моего,

Я выхожу на перекрёсток и зову его,

Того, кто бродит по ночам и рвёт оковы снов.

Он ничего не обещал, но явится на зов…

*

Просыпалась я долго и упорно — сначала пришли звуки, странное шуршание, шелест страниц, сердитый шепот, а потом я смогла открыть глаза. Яркий белый свет резанул по глазам, и с матерным шипением пришлось их срочно прикрыть. Привыкнув к освещению, я поняла, что нахожусь в больничной палате. Чистой, светлой, пропахшей лекарствами палате. Но что-то здесь не так. Как выглядят палаты у мадам Помфри, я знаю (как-то отводила туда разбившего нос первокурсника), и это точно не они! Пока я раздумывала, что это за место и как я тут оказалась, в палату вошел мужчина средних лет с острой короткой бородкой и в белом халате. В руках он держал планшет с бумагами.

— Хм, мисс Рейган, — он бросил короткий взгляд на бумаги планшета, — я рад, что вы смогли так быстро очнуться, после яда акромантула, к сожалению, не всем это удалось.

— Спасибо. Но, что значит «не всем»? — взволновано спросила я.

— А, мисс, вы же не в курсе последних новостей, прошу прощения, — мужчина окинул задумчивым взглядом палату, — думаю, ничего страшного не произойдет, если я вам расскажу последние новости, — он решительно направился к стулу, стоявшему рядом с моей кроватью. — Для начала позвольте представиться: меня зовут мистер Абнер, я лекарь больницы Святого Мунго, специализируюсь на отравлениях, и на данный момент ваш лекарь. С сожалением вынужден сообщить, что мистер Локхарт скончался. И дело не в том, что его поздно привезли… Вы знакомы с анатомией акромантулов? — я покачала головой, — Действительно, что это я… Такое даже на старших курсах не проходят, — смутился мистер Абнер, — Так вот, вдаваться в подробности не буду, но у акромантулов есть два подсумка с ядовитыми веществами. Один подсумок со специальной парализующей слюной — он на случай крупных жертв, — и второй с ядовитым секретом, который искажает восприятие действительности. По отдельности эти составы несмертельны, но, соединяясь в крови жертвы или брюшной железе, — к слову, там содержится небольшое количество яда, так как оно вызывает изжогу, — они образуют тот самый, яд акромантула, от которого не существует на данный момент противоядия. Мистеру Лайоннелу, мисс Картер и мисс Уивер повезло в том, что им, как и вам, досталась либо слюна, либо секрет, а вот мистеру Локхарту — нет, акромантул успел его укусить образовавшимся в брюшной железе ядом, а на мисс Картер уже, к счастью, не хватило. В случае с мисс Уивер и мистером Лайонеллу, я смею предполагать, что паук просто не успел закончить — его спугнули. А вот вы молодец, смогли выжечь пауку глаза, могу уточнить каким заклинанием?

— Люмос Максима. Но почему? Да, заклинание довольно мощное, но я предполагала, что оно ослепит его на время, а не навсегда, — растерянно пробормотала я, пытаясь уложить в голове весь тот ворох информации, который на меня вывалили.

— Все просто, — усмехнулся лекарь, — у акромантулов глаза очень чувствительны к свету, но это не значит, что они не могут охотиться днем. Могут, мисс, так как глаза покрываются специальной пленкой, достаточной для защиты от солнечного света. Но ваш Люмос уничтожил эту пленку, вследствие чего и выгорели глаза.

— Вот как… А что с остальными?

— Мистер Лайонел уже выписан, его жизни и здоровью ничто не угрожает, но полное восстановление займет время. Мисс Уивер, как и мисс Картер, придется провести некоторое время у нас — им достался ядовитый секрет, а вот у вас ситуация посложнее. Вам, к несчастью, как и мистеру Лайонеллу, досталась парализующая слюна, она в первую очередь бьёт по нервам и мышцам.

Абнер засунул руку в карман врачебного халата, достал небольшой резиновый мячик и протянул его мне.

— Попробуйте его сжать.

Хмыкнув, я взяла мяч и попыталась его сжать. Что за ерунда?! Он что из камня? На вес лёгкий, но сжать его невероятно трудно.

— Это то, о чем я говорил, — грустно произнёс Абнер, с сочувствием глядя на мои жалкие попытки. — Вашей жизни ничего не угрожает, но восстановление будет долгим и сложным, так же есть серьёзная вероятность, что, к примеру, мелкая моторика так и не восстановится полностью.

— Благодарю за честность, мистер Абнер. А вы не знаете, что сейчас происходит в Хогвартсе? — я не смогла сдержать любопытства.

— О, там сейчас авроры работают — как оказалось в лесу обитала целая община! Община акромантулов рядом со школой! Ходят слухи, что их глава, при убийстве которого погибло два сотрудника аврората, был разумен и умел говорить, — покачал головой лекарь. — Но я думаю, что это лишь слухи, — о разумном акромантуле до этого никогда не слышали. Сейчас добивают остальных пауков, которые после убийства их главаря разбежались по лесу, и, как это не удивительно, кентавры не препятствуют этому. Видимо, эти пауки и их достали.

— А…

— Мисс Рейган, я понимаю, что у вас еще накопилась масса вопросов, — поднял руку Абнер, — но сейчас вам стоит принять лекарства и немного отдохнуть. Тэйт!

Дверь тут же распахнулась, и в палату вошел важный домовик в белой врачебной форме. В руках он нес поднос, на котором лежало несколько разноцветных пилюль и стоял стакан воды.

— Это Тэйт — больничный домовик, он будет приносить лекарства и присматривать за вами, — представил домовика лекарь, — а теперь извините, но мне нужно продолжить обход. Вечером я к вам еще зайду, — мягко улыбнулся мистер Абнер и покинул палату.

Под бдительным оком домовика я приняла необходимые лекарства. После них меня потянуло в сон, но сначала я хотела прояснить один вопрос.

В Мунго есть общие палаты — от двух до шести человек: эти палаты бесплатны и предоставляются любым пострадавшим на срок пребывания в больнице. Так же есть комфортабельные одиночные палаты, но они уже платные, и комфортабельность палаты зависит от суммы, которую вы выложите за нее. Палата у меня не роскошная, но с отличным ремонтом, и даже кое-какая мебель есть (тумбочка, шкаф, стул).

— Тэйт, а ты не знаешь, кто оплатил мое пребывание здесь?

— Тэйт знает, — кивнул домовик, — мистер Северус Снейп.

— Спасибо, Тэйт. Можешь идти, — домовик поклонился и исчез.

Я закусила губу. Значит Снейп, что, в принципе, было логично, не Дамблдор же заплатил за палату. Нет, я не собиралась закатывать истерики с воплями о немедленном переводе в бесплатную палату, были у меня еще свежи воспоминания о бесплатной медицине, так что нет. К тому же нужно уметь быть благодарной — человек потратил на меня время, силы и деньги, а я тут буду истерики устраивать, нехорошо-с. Перед выпиской нужно будет выяснить: во сколько ему обошлось мое пребывание в клинике и вернуть эти деньги. Да, я маленько гордая — быть должной не люблю, тем более у меня есть возможность заплатить.

Каждый год, после приезда в Хогвартс, я иду к василиску, отдаю ему коровью тушку и взамен забираю чешую, яд и слюну. Так-то это можно делать раз в месяц, но я как-то не рискую будить этого зверя столь часто. Василиск относится ко мне довольно равнодушно, но мало ли я ему надоем и он меня сожрет?

Части василиска я складывала в специально зачарованную шкатулку, которую могла открыть только я. А летом часть забранного у василиска (должен же быть у меня запас на черный день?) я сбывала Эйнару, процент он брал немаленький, но никому другому я бы просто не смогла продать такое, при этом не пострадав сама. Думайте, он из благородства не выдает поставщика таких редкостей или сам не хочет прижать меня к стенке и забирать все деньги себе? Хочет и еще как, но заключенный контракт еще при жизни Мортема, — а потом уже лично со мной после его смерти, — не дает ему это сделать. Ну и плевать, главное, что у меня есть весьма приличная финансовая подушка на всякие не предвиденные случаи, вроде таких. Деньги в сейфе, оставленные Лили, отнюдь не безграничны, тем более он пополняется когда заморожен — за десять лет скопилась не плохая сумма, но все же… Я как-то от скуки посчитала, сколько бы смогла протянуть на этих деньгах. Получилось, что до седьмого курса хватило бы, но с огромным трудом и при жесточайшей экономии. После седьмого курса мой сейф был бы практически пуст и мне сразу после окончания школы надо было выходить на работу, а в восемнадцать меня бы вышвырнули из приюта и пришлось бы искать квартиру, потому что тот приют, в котором я жила, не обеспечивал воспитанников жильем — в итоге, я бы вела прочти нищенское существование. Так что на василиска я готова была молиться, даже статую ему бы поставила, если бы попросил.

Абнер, как и обещал, пришёл вечером, но не один, а в компании двух мужчин. Первый — суровый, подтянутый, с явной военной выправкой и рваным шрамом на лице, лет примерно под пятьдесят, второй — улыбчивый темноволосый парнишка лет двадцати.

— Мисс Рейган, это мистер Барлоу и мистер Джексон, они оба работники аврората и хотели бы поговорить с вами о событиях, происходящих в Хогвартсе. Вы хорошо себя чувствуете? — спросил лекарь, при этом выглядя не слишком довольным и даже немного раздраженным.

— Да, мистер Абнер, все хорошо, — я мягко улыбнулась нервничающему доктору, наверное считает, что слишком рано пускать ко мне аврорат.

— Если станет хуже, сразу же зовите Тэйта, — говоря это, он почему-то пристально посмотрел на аврора со шрамом.

— Не волнуйся, док, — усмехнулся он, — мы просто поговорим. Она единственная, кто не давал показаний аврорату.

Абнер подозрительно оглядел его и, хмыкнув себе под нос явно что-то не слишком лестное в адрес мужчин, покинул палату.

— Я Барлоу, а это — Джексен, — мужчина со шрамом кивнул в сторону паренька, — он стажёр. А теперь поговорим о вас, мисс Рейган. Что вы можете рассказать о нападениях?

— Первое нападение было совершенно на Лайонела. Сначала все решили, что это несчастный случай, мало ли, поцарапался о ядовитый кустарник в Запретном лесу или ещё что. Следующая была Уивер, после нее пошли шепотки, что, возможно, это все неслучайно, но доказательств ни у кого не было. Тем более никто не знал причин их отправки в Мунго, — тут я замолчала, чтобы немного перевести дыхание. Джексен понимающе на меня посмотрел и подал стакан с водой, который ещё с утра стоял на столе. Я одним глотком опустошила его, но не спешила продолжать, задумчиво вертя стакан в дрожащих руках. И, к моему сожалению, руки дрожали не от волнения.

— Что-то не так? — насторожился Барлоу.

— Не то что бы, но это не для протокола или куда вы записывайте…

Барлоу понимающие усмехнулся и кивнул.

— В тот день я должна была заниматься с профессором Снейпом, но он опоздал на несколько часов…

— Вы его личная ученица, мы знаем, — расплылся в улыбке Джексен. Барлоу мрачно на него зыркнул, и он тут же изобразил пантамиму зашивания рта.

— Простите, мисс, продолжайте.

— Так вот, в тот день профессор пришёл, но был очень зол. Директор запретил деканам что-либо говорить о нападениях на учеников.

Авроры удивленно переглянулись. Неужели не знали? Ну тем хуже для Дамблдора, хе-хе. Сам виноват, нечего было дотягивать до последнего, надеясь на авось.

— Это вам сказал профессор Снейп?

— Да, но вы же понимаете, что этого он не подтвердит?

— Это верно, — протянул Джексен, — тем более ни один декан об этом не упомянул, да и родители не знали о творящемся до нападения на Локхарта и Картер.

Барлоу ничего не сказал на реплику своего стажера, видимо, был согласен с ним.

— Хорошо, что было дальше? Почему вы покинули комнату в день отъезда, зная о нападениях?

— Когда я собирала вещи, я нашла книгу, которую мне давал почитать профессор Снейп. По времени я успевала занести её профессору, тем более школу закрывали на неопределённое время, и я не знала, когда смогу её вернуть, поэтому решила отдать книгу и сразу побежать к каретам. Но не получилось…

— Вы знали, что в лесу обитают акромантулы?

— Откуда? — удивилась я. В каноне, конечно, это упоминалось, но мы же не будем упоминать об этом, верно? — Самым опасным там считаются кентавры, да и то — детей они не трогают.

— Ага, а фестралы, которых запрягают в кареты, белые и пушистрые, — тихо пробормотал себе под нос неугомонный стажёр. Барлоу предпочел оставить без внимания его реплику.

— А что вы можете рассказать о Картер и Локхарте?

— В тот день я выбралась на прогулку в Хогсмит, так что, извините, но ничего не могу сказать по этому поводу, — развела руками я.

Наш разговор прервал вошедший в палату Абнер.

— Господа, я думаю, что вам стоит закончить и, если у вас остались ещё вопросы, то приходите завтра, — твёрдо произнёс лекарь.

— Да мы уже закончили — эта беседа была лишь чистой формальностью, — хмыкнул старый аврор и вышел из палаты.

— До свидания, мисс Рейган, рад был с вами познакомиться, — ослепительно улыбнулся стажёр Дженсен и поспешил за своим начальником.

— Мисс, у вас, похоже, сегодня день посещений. Вас хотел бы увидеть профессор Снейп.

Я устало вздохнула. Вот ещё кого для полного счастья не хватало.

— Хорошо, пусть заходит.

— Но только на пятнадцать минут, эти авроры вас измотали. А пока я иду за профессором, выпейте лекарства.

Тэйт снова принес гору разноцветных таблеточек, я конечно понимаю, что надо лечиться, то да се… Но еда где?! Я есть хочу!

— Тэйт, а когда принесут там обед или ужин?

— Ужин, мисс, будет через час, — пискнул домовик.

Ну вот, хоть одна хорошая новость за день!

В палату вошли Снейп и Абнер.

— Только пятнадцать минут, до вас у нее были авроры, — предупредил его лекарь, — Мисс…

— Да-да, я помню, если почувствую себя плохо, срочно звать Тэйта, — я закивала болванчиком.

— В первый день я бы не стал пускать к вам авроров, но слишком уж они были настойчивы, — поджал губы Абнер и еще раз напомнил, — Пятнадцать минут, не больше!

Когда за ними захлопнулась дверь, я попыталась немного приподняться, чтобы совсем уж не выглядеть расплывшимся тюленчиком.

— Откуда знаешь, что я легилимент? — без предисловий начал Снейп.

— Как-то читала статью, где упоминалось, что Мастер Снейп, помимо зельеваренья, так же увлекается рунологией, артефаторикой и магией разума, а один из разделов носит названия «Легилименция», вот я и подумала, что, возможно, у меня получится.

— Журналюги и это пронюхали, — недовольно прищурился Снейп, — что говорят лекари?

— Жизни ничего не угрожает, но вот проблемы с мышцами и нервами мне гарантированы, а так же то, что возможно полностью я не смогу восстановиться.

— Ты понимаешь, к чему это приведет?

— Да.

— В таком случае приложи все возможные усилия, чтобы этого не произошло.

— Разумеется. А как там Дамблдор поживает?

— Не очень, кто-то написал анонимку в аврорат, что акромантулы нападают на учеников, а директор бездействует, аналогичное письмо было направлено и мисс Скитер. Сейчас авроры перетряхивают школу и чистят лес от остатков пауков. А Дамблдор прилагает все усилия, чтобы хотя бы не лишиться права голоса в Визенгамоте, ведь поста председателя он лишился, — довольно ухмыльнулся Снейп.

— Ясно, — тихо ответила я.

— Пятнадцать минут прошло, — напомнил вошедший в палату мистер Абнер.

— В таком случае позвольте откланяться.

— Мисс, с вами все в порядке? — поинтересовался лекарь.

— Да, просто профессор Снейп сообщил, если хотя бы не смогу разработать руки, то меня разжалуют из личных учениц, — горько усмехнулась я.

— Сочувствую вам, мисс, но ваш профессор, к сожалению, прав. Руки - главный инструмент зельевара и, если они не будут вам полностью подчиняться… Дорога в это направление магического искусства для вас будет закрыта.

Я опустила голову, чтобы не было заметно хлынувших из глаз слез. Столько сил, столько времени было на это потрачено! И ничего…. Пшик! Гребаные акромантулы, чтобы их всех спалили к чёртовой матери! НЕНАВИЖУ!

Комментарий к Глава 20.

* Канцлер Ги - Eshu Tranka

Увы, но главы теперь будут выходить совсем редко. Автор нашел себе подработку после учебы, так что с утра до вечера верчусь, как белка в колесе, и времени особо нет. Эта глава была написана с телефона в свободные минутки, и последующие главы будут скорее всего написаны так же, а как удобно и быстро писать с телефона сами понимаете…

Так что не сердитесь на нечастые главы, автор очень-очень хочет писать, но просто времени нет.

========== Глава 21. ==========

Дорогие читательницы, поздравляю вас с таким прекрасным праздником как восьмое марта: 3 Желаю вам, чтобы вас любили как в песнях Стаса Михайлова, не дарили сковородок и целовали каждое утро^^

Скоро рассвет, выхода нет,

Ключ поверни — и полетели.

Нужно писать в чью-то тетрадь

Кровью, как в метрополитене.

Выхода нет

Выхода нет.*

Мистер Абнер устало сел на кресло в лекарской и прикрыл глаза. Наконец долгожданный конец смены.

— Вокруг одни идиоты, — под нос проворчал он.

— Саймону опять не повезло с пациентами? — понимающе усмехнулся Брайс Хэлдвид, лекарь травматологии.

— И не говори! Помнишь, привозили отравление грибочками?

— Этот Генри? Его же утром отпустили? — вспомнил Брайс. — И что с ним не так?

— Да этого болвана привезли сегодня! Представляешь, он, как только выписался, пришел домой и доел эти самые грибочки! — сплюнул Абнер.

На что Брайс только заржал.

— Ну не расстраивайся дружище, — произнес, смеясь, Брайс и хлопнул его по спине, — у меня сегодня тоже весело было. Привезли женщину с ожогами полости рта. После того как вылечил, спрашиваю, как так? А она мне в ответ: «хотела отбелить зубы маггловской химией». Ей, мол, соседка посоветовала: эффективней и дешевле настойки, которая стоит два скиля! — закатил глаза Брайс. — О, или вот еще, тоже из сегодняшнего! Пришел пацан, мол рука болит, посмотрите, чего там, снимает перчатку. А оттуда прям гнилью пахнуло так, что я чуть со стула не свалился, а из этой самой перчатки пальцы вывалились, сама рука вся черная. Мы его быстро в операционную, пришлось ампутировать все вплоть до локтя. Сейчас лежит отходит от операции.

— А чего затянул-то так?

— В этом сама соль! Ему мама запрещала обращаться к нам, мол деньги только сдерем и ничего не сделаем, и вообще нет ничего лучше уринотерапии* и непонятных травок с Лютного! А мальчишке всего лишь лиса руку разодрала, делов-то на десять минут, а теперь без руки будет жить. Если, конечно, денег не наскребут на новую, страховка-то покроет только лечение.

— Идиоты, — фыркнул Абнер.

— И не говори, а как там акромантул?

— Да хорошо, даже слишком, — нахмурился лекарь.

— В смысле?

— К ней в первый же день вломились авроры, я бы не пустил, да слишком уж они были убедительны, — скривился Саймон. — Потом пришел этот профессор Снейп, который Мастер Зелий. Он заказы у нас частенько берет, а девчонка оказалась его ученицей. И этот му… кхм, нехороший человек, сказал ей что, если она не восстановиться, то ученицей ей не быть.

— Оу, жестко, — присвистнул Брайс. — А она что?

— Разревелась, после того, как он ушел. Да и понять ее можно, она из магглов, да еще и сирота. Ей особо не устроится ни у нас, ни у магглов. Талант — это хорошо, но без связей в тепленькое местечко не возьмут, а тут девчонке повезло, что попала в ученицы к Мастеру, пусть и со скверным характером. Эх, мне бы в учителя Мастера… — мечтательно протянул Саймон.

— Ага-ага, мечтай, кому такие старики нужны? Да и согласись, на симпатичных девушек мы с тобой никак не тянем! — похабно ухмыльнулся Брайн.

— Кретин, ты что несешь? Она же несовершеннолетняя!

— А ты думаешь, ее не заставят отработать, когда исполниться семнадцать? — хмыкнул Хэлдвид. — Будь у нее деньги или связи, то проблем бы не было. Просто заплатила бы за такое удовольствие, как ученичество, или ее семья в дальнейшем. А Снейп, кстати, не женат, и, говорят, что постоянной женщины у него нет, а тут смазливая ученица, у которой ни денег, ни связей, и не говори, что он взял ее просто так, из жалости. Не поверю!

— А может у нее талант? — предположил Абнер.

— Был бы талан — в первый же день не говорил бы, что выкинет ее, если руки не будут работать, если она такая талантливая бился бы до конца, а не сразу на помойку, — возразил Брайс. — Так что там тебе не нравится?

— Да не то, что не нравится…. Просто после того, как он ушел, у нее случилась закономерная истерика. Накачали снотворным напополам с успокоительным, затихла до утра. Неделя депрессии, а потом девчонку словно подменили, начала разминать руки и пытаться вставать с постели. Разбила все локти и колени, из синяков и ссадин не вылезает, но все равно упрямо продолжает вставать. Я настоял на том, чтобы ей перила по периметру палаты прикрутили и, знаешь, пусть с трудом, от кровати до окна и обратно, постоянно падая, но ходит! И это после трех недель у нас. Прогресс просто невероятный, по сравнению с тем же Лайонелом, который только и рукой научился двигать, хотя лечили обоих одинаково, — покачал головой Саймон. — И ведет она себя, как идеальный пациент — не хамит, не спорит, пьет все лекарства. Эх, вот все были бы такими…

— Это да, было бы просто отлично. А то стараешься, лечишь их, подбираешь составы, а они даже меньше половины курса пьют, а потом приходят и ноют: « Мистер Лекарь, вылечите нас! Мы ж не знали, что все так серьезно…» — явно кого-то передразнил Брайс, — а потом еще и возмущаются, чего это все так дорого и страховка все не покрывает! А вот надо было сразу лечиться, а не фигней страдать! А насчет девчонки вполне логично, у нее есть причины жилы рвать — лишиться ученичества у Мастера не очень-то приятно.

— Согласен, но и он повел себя не очень-то красиво, мог ведь не сразу это сказать, — вздохнул Саймон.

— Ну, зато бревном отсюда не выпишется. Во всем нужно искать плюсы, друг мой.

— О, мальчики, а вы что тут делаете? У вас разве смена не закончилась? — улыбнулась вошедшая в комнату лекарка.

— Лар, ты что не видишь, сидят, сплетничают, какой им дом! — махнула рукой огненно-рыжая коллега.

— Ой, подумаешь, нельзя парой слов перекинуться с другом после смены, как сразу же обвинят в черте чем! Так Саймон, пойдем отсюда — нас здесь не любят! — обиженно произнес Брайн, натягивая мантию.

— Пойдем, тут за углом кстати недавно бар открылся, — улыбнулся Абнер.

— О, а вот это тема! — оживился травматолог. — Давай-давай поторапливайся!

***

Я гоняла мячик из руки в руку, пытаясь не думать о том, как же все болит. А болело все, даже то, что по идее и болеть-то не должно. Обезболивающие втирали два раза в день, но этого было слишком мало, а больше втирать мне было нельзя, ибо грозило еще одним отравлением, только уже от мази — слишком уж едкий в ней ингредиент использовался.

Но по-другому я не могла. Каждый раз, когда опускались руки, когда на глаза наворачивались слезы от отчаянья, я вспоминала холодные черные глаза и равнодушный голос:

— Ты понимаешь, к чему это приведет?

— Да.

— В таком случае, приложи все возможные усилия, чтобы этого не произошло.

Только эти слова не позволяли мне расклеиться и забить на свое здоровье. Сколько сил приложила, сколько времени убила в библиотеке, сколько котлов надраила до блеска, и все зря? Ну уж нет, не дождетесь акромантулы позорные! Плевать мне на разбитые колени, ладони и локти — заживут, ничего страшного. Главное сейчас на ноги встать и заставить пальцы гнуться так, как надо, а с остальным справимся, коли живы будем.

— Мисс Рейган, — привлек мое внимание вошедший в палату лекарь.

— Мистер Абнер? Что-то не так? — заволновалась я.

— Нет-нет, мисс, все хорошо. Я лишь хотел сообщить, что, если вы хотите, то мы вас можем выписать, хоть сегодня, — улыбнулся он.

— Извините, но не рано? Я, конечно, немного хожу, и руки не то, чтобы совсем не гнуться, но…

— Мисс, простите, но все, что могли, мы сделали, дальнейшее восстановление зависит только от вас. Я выпишу вам нужные настойки, мази и зелья и выдам план лечения, если вы захотите покинуть больницу, но помощь лекарей вам уже не нужна.

— Я могу над эти подумать?

— Разумеется, мисс, я к вам еще вечером зайду.

Я задумчиво уставилась на стену. Так-то лекарь прав, все ненужное они из моего организма вывели, сейчас проблема состоит в том, чтобы заставить тело отзываться на нервные импульсы мозга. За исключением этого я полностью здорова. То, что выдадут план лечения и зелья к ним, — просто замечательно, и если они закончатся, я думаю, Снейп не откажется сварить новую порцию. Да и несмотря на отличную палату и грамотных лекарей, больница надоела до ужаса, больничный запах и сама атмосфера этого места давили. Тем более домовики и Амаль вполне способны присмотреть за мной, да и дела остались вроде того же Питера, который, кстати, не просыпался. Мой рюкзак с вещами перенесли в палату, и при первой же возможности я попросила домовика достать крыса и напоить его напитком Живой Смерти, так что крыс благополучно дрых в свой коробочке.

А еще я возносила благодарственные молитвы своей паранойе, которая меня заставила убрать порт-ключ в виде браслета в рюкзак. Лишних вопросов о том, что это и куда ведет, не хотелось. Татуировка контракта тоже проблем не вызывала, так как легко убиралась, и я ее даже летом не проявляла.

Жаль, что предупредить Амаля не получалось. Ну кому сирота могла отправить сову о том, что попала в больницу? Правильно, никому.

Вечером я сообщила свое решение лекарю:

— Мистер Абнер, я согласна на выписку.

— Я так и думал, что вы согласитесь. Я подготовлю все необходимое, в том числе и трость. Завтра вас выпишут.

Когда Абнер ушел, я позвала домовика.

— Тэйт, ты не мог бы сообщить сумму, которую мистер Снейп заплатил за мое лечение?

Домовик отпираться не стал и сразу назвал интересующие меня цифры.

— Спасибо, но что-то это не слишком много…

— Мисс, Тэйт точно не знает, но вроде Мастер Снейп договорился с больницей, что они оплатят только ингредиенты необходимых зелий, а его работа пойдет в оплату вашего лечения.

— Почему это не коснулось палаты?

— Тэйт не знает, мисс, — развел руками домовик. — Вам еще что-нибудь нужно?

— Нет. Хотя стой! Мне нужен Рябиновый отвар для крыса, завтра до выписки, принеси его.

— Да, мисс! — согласно пискнул домовик и вышел из палаты.

Утром домовик помог мне одеться, выдал трость и объемный пакет лекарств.

— Спасибо, Тэйт. Можешь идти, я немного посижу и пойду.

Дождавшись, когда Тэйт покинет палату, я тихо позвала своего домовика.

— Дибби!

— Хозяйка! — радостно воскликнул появившийся домовик.

— Тихо ты! Перенеси меня в замок!

Счастливый домовик осторожно взял меня за руку, и через мгновение я оказалась в своей комнате.

— Милли, — домовушка тут же появилась передо мной. — Вытащи из моего рюкзака спящую крысу и отнеси его в одну из камер подземелья. И по пути позови ко мне Амаля. Дибби, распакуй пакет из больницы и разложи вещи из рюкзака.

Домовики кинулись исполнять распоряжения, а я устало растянулась на кровати. Вроде ничего такого не делала, даже ходить особо не пыталась, но все равно тянет поваляться.

— Ана, с тобой все в порядке? — первым делом спросил наемник, влетев в комнату.

— Могло быть и лучше, — вздохнула я, и кратко рассказала об акромантулах.

— И после этого директора не отправили в отставку?

— Нет, но части постов лишился, что не может не радовать. И у меня есть небольшой вопрос…

Амаль вопросительно изогнул бровь.

— Как ты отнесешься к просьбе, которая не охватывается нашим контрактом?

— Если она будет дополнительно оплачена, то почему бы и нет? — пожал плечами он.

— Мне нужно, чтобы ты убил одного человека.

— Детали? — подобрался наемник.

— Особо никаких. Этот человек находится в замке, точнее в ее подземной части, где располагается тюрьма.

— Не знал, что тут есть такое место, — хмыкнул мужчина. — Я, конечно, понимаю, что это немного не мое дело, но зачем тебе это надо? Не то, чтобы я отказываюсь, но тебе как-то рановато отдавать такие приказы.

— Знаю, но я не могу оставить этого человека в живых. Больше десяти лет назад у нас бушевала, скажем так, гражданская война, и мои родители были втянуты в нее. Одна пророчица предсказала, что родится ребенок, который сможет убить того, кто эту войну развязал и под это пророчество попадал мой младший брат. Мои родители скрывались под чарами, но один из близких друзей родителей выдал их, и тот человек убил их. Пытался и брата, но что-то пошло не так, и брат выжил, а убийца исчез. Тот предатель, чтобы прикрыть свою крысиную шкуру, подставил другого лучшего друга семьи и сбежал. И вот я смогла отыскать его. Убить сама я не смогу, просто не смогу… Но и отпустить тоже не могу.

Амаль внимательно на меня посмотрел.

— Мне кажется, что ты не все рассказала, ведь там было что-то еще?

— Да, — неохотно ответила я. — Тот обвиненный лучший друг — мой отец, и я не хочу оставлять безнаказанным одиннадцать лет тюрьмы, которые серьезно пошатнули его здоровье.

— Что-нибудь кроме убийства требуется?

— Нужно будет уговорить его отдать воспоминания о том, как он продался другой стороне. Отца я из тюрьмы вытащила, но хочу добиться официально оправдания, поэтому и нужны воспоминания. У меня есть пара зелий, которые, в принципе, могут в этом помочь, но думаю, твоя помощь тоже не окажется лишней, — задумчиво ответила я. Как там: доброе слово и нож уговаривают лучше, чем просто доброе слово?

***

Через пару дней, когда Ана отдохнула от больницы, Амаль вместе с ней спустились в подземелья. Девушка явно нервничала, но держала себя в руках.

В камере, к удивлению Амаля, вместо человека находилась спящая крыса. Ана приказала одному домовику чем-то напоить крысу, а второму — принести удобное, массивное кресло, обитое алым бархатом. Как только она в него села, лицо девушки неуловимо изменилось.

На место волнению пришла спокойная уверенность, черты лица словно заострились, делая ее старше, а в синие глаза заледенели.

Пока Амаль наблюдал за изменениями, крыс пришел в себя. Первое слово взяла Ана:

— Питер, дорогой, ты не представляешь, как долго я ждала этой встречи с тобой, — обманчиво мягким тоном произнесла девушка. — Так будь добр, прими свой настоящий облик, чтобы мы могли обсудить дела насущные.

Крыса загнанным взглядом оглядела камеру в поисках спасения.

— Не поможет, камера зачарована, тебе не выбраться отсюда без моего приказа. Так что не испытывай мое терпение, которое и так уже на грани. Превращайся!

Крыс вздрогнул от властного тона девушки, обреченно посмотрел на нее, бросил быстрый взгляд на равнодушного мужчину и с тяжким вздохом принял человеческий облик.

Амаль брезгливо поморщился. Редкие сальные волосы, цвет которых невозможно было определить, полная фигура, которую обтягивал старый, во многих местах рваный костюм, явно с чужого плеча, и подобострастно-затравленное выражение крысиного лица.

— Мисс, сэр, чем, скромный, я могу помочь вам? — испуганно произнес Питер.

— О, поверь, Питер, ты можешь мне помочь и даже скорее не мне, а своему старому другу, которого ты засадил в Азкабан, — холодно ответила девушка.

— Сириус? Но он уже убийца! Предатель! Как можно говорить о какой-либо помощи этому богомерзкому чудовищу?! — всплеснул руками Питер.

— Молчать, тварь! Не смей в моем присутствии оскорблять моего отца! — зло рявкнула девушка.

Огонь в факелах, словно почувствовав ее ярость, ярко вспыхнул, освещая каждый уголок каменной камеры. При таком ярком свете, не должно было не остаться ни одной тени, но они были. Причудливо извиваясь по стенам, протягивая то, что с трудом можно назвать руками к причине злости Хозяйки, что-то насмешливо шепча. Мгновение. Это длилось лишь мгновение, за которое Амаль, наверно, успел вспомнить все молитвы, которые знал. Но наконец пламя успокоилось и вернулось к прежней форме.

— Я думаю, ты понял, что не стоит меня злить. Я Анна Лилиан Блэк*, и я пришла за твоими воспоминаниями о том, как ты решил предать Поттеров и подставить моего отца, Сириуса Блэка. А этот человек, — Ана кивнула в его сторону, — поможет тебе разговориться, если в самый неподходящий момент язык отнимется.

Амаль хищно улыбнулся и напоказ поиграл лезвием ножа. Можно было и без этого цирка, но Ана объяснила ему, что воспоминая человека нельзя отобрать силой, их можно получить только добровольно. Поэтому и нужно довести клиента до нужной кондиции, чтобы тот был согласен на все.

Питер судорожно сглотнул. Чертов Блэк! Когда эта псина успела девку нагулять? И ведь судя по всему не отвертеться, не солгать. Слишком уж холодный взгляд у песьего отродья, слишком уж предвкушающая улыбка у того мужика. Все Питер, баста. Допрыгался. А ведь чувствовал, что что-то не так. Чувствовал всей своей натурой, что опасность близка, но не связал с прошлым, которое так неожиданно настигло. Питер неожиданно даже для себя разозлился. Эта сопля считает своего никчемного папашу настолько святым, что решилась копаться в той истории и вышла на него? Ну что ж, он расскажет, он все расскажет этой твари. Только вот не был Сириус святым! Не был!

— Хорошо, — процедил сквозь сжатые зубы Питер. — Я расскажу свою историю, я расскажу, почему эта шавка должна гнить в тюрьме!

Питер рос в обычной волшебной семье, не такой богатой и знатной, как Поттер или Блэк. Обычной, но любящей. Он с самого детства знал, что когда ему исполнится одиннадцать лет, он пойдет в школу для волшебников, у него будет волшебная палочка и настоящие друзья! Он искренне в это верил до встречи с теми, кто в будущем станут Мародерами…

Послесловие

Дорогие читатели, не стоит боятся статуса завершен — закончена лишь первая часть истории! Первая глава второй части уже пишется. Не стоит беспокоиться, автор вас не бросает, и в скором времени вы снова встретитесь с моими персонажами.

Отдельную благодарность хочу выразить читателям, которые ставили лайки и оставляли отзывы — эта история писалась и будет писаться только благодаря вам^^

P.S. Автор уволился с работы, поэтому времени и вдохновения дофига, а вот денег не очень. Если у вас завалялась пара лишних рубликов, пожертвуйте их на подкорм Шиза Муза, он будет вам очень благодарен!

P.S. (2) Подкорм исключительно дело добровольное! Даже если карта будет пустая, автор пусть и голодным, но будет писать! :)



загрузка...