КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400275 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170219
Пользователей - 90968
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Новый рассвет (fb2)

- Новый рассвет (пер. Василий Ткаченко) (и.с. Звёздные войны) 1.66 Мб, 335с. (скачать fb2) - Джон Джексон Миллер

Настройки текста:



ДЖОН ДЖЕКСОН МИЛЛЕР НОВЫЙ РАССВЕТ

Посвящается моей матери, которая привила мне любовь к книгам и фильмам

БЛАГОДАРНОСТИ

С тех пор как я еще ребенком посмотрел в кинотеатре фильм, который мы теперь знаем как «Звёздные Войны: Эпизод IV – Новая надежда», меня интересовало, каково было жить под властью Империи. «Новый рассвет» дал мне возможность раскрыть эту тему, рассказав историю, действие которой происходит за несколько лет до событий мультсериала «Звёздные Войны: Повстанцы». Героями романа являются Кейнан и Гера – персонажи, придуманные исполнительными продюсерами сериала Дейвом Филони, Саймоном Кинбергом и Грегом Вейсманом, и я благодарен им за их предложения и указания.

Также я признателен Рейн Робертс, Лиланду Чи и Пабло Идальго из новосозданной сюжетной группы «Lucasfilm» и, как всегда, Дженнифер Хеддл – редактору литературы из «Lucasfilm». Я снова в долгу перед издательством «Random House», подарившим мне эту возможность: спасибо главному редактору Шелли Шапиро, редакторам Фрэнку Париси, Киту Клейтону и Эриху Шёневайсу.

В который раз я в долгу перед своей женой и корректором Мередит Миллер – и отдельное спасибо знатоку фантастики и моему давнему другу Кену Барнсу, который помог мне с некоторыми астрономическими моментами.

Наконец, я в долгу перед всеми писателями, которые к настоящему времени работали во вселенной «Звёздных Войн», и перед миллионами читателей, которые поддерживали их труд. Истории, которые мы любим, не всегда идеально вписываются в единую хронологию, но они всегда будут важны.

Джон Джексон Миллер

ПРЕДИСЛОВИЕ

Галактика «Звёздных Войн» необыкновенно богата творческими идеями. Начиная с 1977 года рассказчики посылали джедаев в бесчисленные экспедиции, исследовали разнообразные планеты и отыскивали спрятанные сокровища. Я сам вырос на оригинальной трилогии. Шли годы, я читал книги и комиксы, играл в игры, посмотрел новое специальное издание, а потом настал день, когда я сидел в кинотеатре и не мог поверить своим глазам, видя на экране надпись: «Эпизод I». Этого дня я ждал очень-очень долго. Я ходил на все приквелы в дни премьеры, выстаивал очереди вместе с другими поклонниками, ходил за игрушками на «Полночное безумие»[1]. Меня приводило в неописуемый восторг сообщество фанатов, которое выросло вокруг вселенной «Звёздных Войн».

Откуда мне было знать, что еще до выхода последнего приквела я перееду на север Калифорнии и займусь работой над сериалом «Звёздные Войны: Войны клонов» вместе с самим «Создателем» – Джорджем Лукасом. Казалось, мне выпал какой-то счастливый билет в лотерее «Звёздных Войн», но в то же время я осознавал громадную ответственность перед людьми, которые любят эту сагу: я должен был «сделать все правильно». Когда началось мое обучение на джедая, Джордж всегда был рядом, отвечал на мои самые дотошные расспросы – он хотел, чтобы мы все делали правильно и действительно создавали «Звёздные Войны» такими, какими он их видел. Частенько он в шутку говорил мне и моим ребятам: мол, он учит нас путям Силы, чтобы когда-нибудь, когда он уйдет на покой, «Звёздные Войны» продолжали развиваться без него. Не уверен, что мы воспринимали его слова всерьез… пока это не случилось.

Так как же нам двигаться дальше? И как добиться того, чтобы все было правильно? Очень просто: верить Силе и верить друг в друга. Мы объединили усилия и собрали талантливейших людей, которые, как и мы с вами, любят «Звёздные Войны» и хотят приумножить их славу. Мы хотим передать те ощущения, которые сага дарила всем нам и которые нас вдохновляли. Сейчас каждый день появляются новые истории, чего никогда не было за все время существования «Звёздных Войн». Но главное – больше нет старого представления о том, что является каноном, а что не является, и отныне все наши сюжеты и персонажи существуют в единой вселенной; основные авторы, которые трудятся над фильмами, телесериалами, комиксами, видеоиграми и романами, впервые в истории вселенной «Звёздных Войн» объединены в творческую команду.

«Новый рассвет» – результат этого сотрудничества в рамках «Lucasfilm». Исполнительные продюсеры сериала «Звёздные Войны: Повстанцы» – Грег Вейсман, Саймон Кинберг и я – работали вместе с автором книги Джоном Джексоном Миллером, давая советы относительно сюжета и героев. Мне даже довелось сделать уточнения относительно изображения Кейнана и Геры на обложке. Возможно, кому-то это покажется мелочью, но мне было очень приятно участвовать в процессе и знать, что персонажи будут соответствовать своим образам. Я очень надеюсь, что вам понравится эта история и что она позволит вам лучше узнать и понять героев «Повстанцев». Нам еще предстоит посетить множество миров, повстречать множество их обитателей, и благодаря невероятно талантливым людям, которые приходят работать в «Lucasfilm», путь представляется ясным.

Наконец, я должен поблагодарить всех вас. Независимо от того, первое это ваше приключение в мире «Звёздных Войн» или одно из череды многих, спасибо вам. Спасибо за вашу преданность и любовь к галактике «Звёздных Войн». Благодаря вам, поклонники со всего мира, Сила всегда будет с нами.

Дейв Филони,
исполнительный продюсер и главный режиссер сериала «Звёздные Войны: Повстанцы»


На протяжении тысячи поколений рыцари-джедаи выступали хранителями мира и справедливости в Галактической Республике, используя таинственное энергетическое поле, называемое Силой. Но джедаев предали – и поплатилась за это вся Галактика. Настала эпоха Империи.

Император Палпатин, в прошлом канцлер Республики и замаскированный ситх – последователь темной стороны Силы, – принес в Галактику мир и порядок в собственном понимании. Мир поддерживается с помощью жестоких репрессий, а порядок – путем все более пристального контроля над жизнями подданных.

Но в то время, когда Император сжимает свою железную хватку, некоторые начинают сомневаться в его методах и мотивах. А иные – те, чью жизнь Палпатин разрушил своими интригами, – затаились на просторах Галактики, словно неразорвавшиеся бомбы, ждущие своего часа…



Много лет назад…

– Пора домой, – произнес Оби-Ван Кеноби.

Мастер-джедай посмотрел на огоньки, перемигивающиеся на панели справа, затем перевел взгляд на слушавших его учеников. Проход между высоченными компьютерными блоками в центральном посту безопасности обычно вмещал одного-двух джедаев, проводящих техобслуживание и ремонт, и не был рассчитан на целую толпу; но дети сбились в плотную кучу, не решаясь толкаться в присутствии их сегодняшнего учителя.

– Таков смысл этого сигнала, – продолжил бородатый мужчина, вновь повернувшись к интерфейсу. Среди моря зеленых индикаторов мигали цепочки голубых огоньков. Джедай повернул рычажок. – Здесь, в Храме, ничего не видно и не слышно. Но вдали от Корусанта, на разных планетах Галактики, посланники нашего Ордена получат сообщение: «Возвращайтесь домой».

Сидя на полу вместе со сверстниками, юный Кейлеб Дьюм слушал – но не слишком внимательно. Парнишка витал в облаках, как частенько бывало, когда он мечтал о своих будущих свершениях.

Теперь он был худощавым и жилистым подростком – голубоглазым мальчуганом с румяной кожей и копной черных волос. Он был таким же, как все, и наставника ему пока не назначили. Но Кейлеб знал: придет время, когда он станет путешествовать по экзотическим планетам вместе с учителем. Вдвоем они будут нести мир и порядок гражданам Галактической Республики, побеждая зло всюду, где только встретят.

Далее он видел себя рыцарем-джедаем, сражающимся вместе с солдатами-клонами против врагов – сепаратистов. Конечно, канцлер Палпатин обещал быстро положить конец конфликту, но было бы слишком грубо закончить войну до того, как Кейлеб успеет проявить себя!

Ну и наконец, он смел надеяться, что когда-нибудь станет мастером – как Оби-Ван, который еще не успел постареть, а уже считался одним из главных мудрецов Ордена. Вот тогда-то он совершит по-настоящему великие подвиги. Он отважно поведет борьбу против ситхов, легендарных архиврагов Ордена джедаев.

Правда, ситхов никто не видел уже тысячу лет, и никаких признаков их возвращения не наблюдалось. Но Кейлеб был не менее амбициозен, чем окружавшие его дети, независимо от пола и расы. Юношеское воображение не знало границ.

Светловолосый мастер-джедай снова притронулся к панели.

– Сейчас он работает в тестовом режиме, – пояснил Кеноби. – Ответа не будет. Но в случае реальной чрезвычайной ситуации джедаи смогут получить сообщение в нескольких видах. – Он посмотрел на аудиторию. – Есть базовый сигнал тревоги. И есть другие составляющие, в которых можно будет найти более детализированную текстовую и голографическую информацию. Независимо от формата, главный смысл должен быть ясен…

– Возвращайтесь домой! – хором выкрикнули дети.

Оби-Ван кивнул. Затем он обратил внимание на поднятую руку.

– Ученик в заднем ряду, – произнес он, роясь в памяти. – Кейлеб Дьюм, верно?

– Да, учитель.

Джедай улыбнулся:

– Я и сам учусь. – (Дети захихикали.) – У тебя есть вопрос, Кейлеб?

– Да. – Мальчуган сделал глубокий вдох. – Куда?

– Куда что?

Ученики снова засмеялись, на этот раз громче.

– Домой – это куда? Куда возвращаться?

Оби-Ван улыбнулся:

– На Кору сайт, конечно. Сюда, в Храм джедаев. По идее, это очевидно.

Учитель повернулся было к маячку, но тут заметил, как рука Кейлеба Дьюма снова взметнулась в воздух. Кейлеб старался не садиться в первом ряду – учительских любимчиков никто не уважал, – но и робостью он никогда не страдал.

– Да, Кейлеб?

– Зачем… – Голос мальчишки сорвался, что вновь вызвало смешки сверстников. Кейлеб окинул их свирепым взглядом и начал снова: – Зачем собирать всех джедаев в одном месте?

– Отличный вопрос. На первый взгляд может показаться, что здесь и так джедаев предостаточно! – Оби-Ван ухмыльнулся, глядя на учителей, которые стояли в более просторном зале управления и смотрели внутрь. Краем глаза Кейлеб заметил среди них Депу Биллабу. Смуглая и черноволосая, она подумывала взять его в ученики и сейчас пристально глядела на парнишку со своим обычным выражением, говорившим: «Что ты затеял на этот раз, Кейлеб?»

Мальчуган был готов сквозь землю провалиться, но тут Оби-Ван обратился к нему сам:

– А может, это ты мне скажешь, Кейлеб? По твоему мнению, какая причина может заставить нас вызвать всех джедаев на Корусант?

У Кейлеба заколотилось сердце: он осознал, что все взгляды устремлены на него. В повседневной жизни он никогда не боялся, что его заклюют за чрезмерную непосредственность; дети, с которыми он занимался, знали, что он никогда не пасует. Но здесь были ученики, которых он раньше не видел, не говоря уже о самих мастерах. А тут ему выпал шанс в присутствии всех произвести впечатление на члена Высшего совета.

Или опозориться с ответом и стать объектом насмешек. Вариантов было так много…

«Включая то, что вопрос был с подвохом».

– Я знаю, какая причина может заставить вас их вызвать, – сказал наконец Кейлеб. – Непредвиденная причина!

Публика загоготала, после слов Кейлеба всякое подобие почтительности улетучилось. Но Оби-Ван поднял руки.

– Лучший ответ из всех, что я слышал, – заявил он.

Группа угомонилась, и джедай продолжил:

– Правду сказать, мои юные друзья, я попросту не знаю. Я могу перечислить вам множество случаев из истории Ордена, когда джедаев созывали на Корусант для борьбы с той или иной угрозой. То были тревожные времена, когда вершилось немало славных подвигов. О том ходят разные истории, некоторые из них правдивы, другие – лишь неточные легенды, но во всех вы можете почерпнуть что-то полезное. Я уверен, что наш библиотекарь Джокаста поможет вам узнать больше. – Мастер-джедай сложил ладони вместе. – Но среди этих случаев не было двух похожих, и когда сигнал прозвучит снова, причина тоже будет совершенно иной. Я надеюсь, что этого никогда не случится, но знать вам об этом необходимо. Итак, главное – помнить: когда вы получите сигнал, нужно…

– Возвращаться домой! – закончили дети, и Кейлеб в том числе.

– Очень хорошо. – Оби-Ван выключил сигнал и зашагал сквозь толпу к выходу.

Ученики встали и потянулись в зал управления, радуясь простору и наперебой обсуждая следующие уроки. Экскурсия на этот уровень Храма джедаев подошла к концу.

Кейлеб тоже поднялся, но выходить из прохода не спешил. Юных джедаев учили оценивать вещи и ситуации со всех сторон, и мальчугану пришло в голову, что увиденное им сегодня тоже может иметь обратную сторону. Нахмурившись, он потянул руку вверх. И только тут заметил, что остался один. Никто на него не смотрел, никто не слушал.

За исключением Оби-Вана, стоявшего в дверях.

– Что такое? – спросил мастер-джедай, перекрикивая гомон толпы. Ученики за его спиной притихли, замерев на месте. – Что такое, Кейлеб?

Потрясенный тем, что на него обратили внимание, Кейлеб сглотнул. Мастер Биллаба слегка нахмурилась, явно гадая, что еще на уме у ее импульсивного протеже. Благоразумнее всего было бы держать рот на замке, но Кейлеб, по-прежнему стоя между мигающими рядами огоньков, не собирался отступать.

– Этот маячок. Через него ведь можно переслать любое сообщение, верно?

– А, – сказал Оби-Ван. – Нет, мы не используем его для повседневных административных целей. Когда вы станете рыцарями-джедаями – а я очень надеюсь, что вы все ими станете, – то будете получать инструкции индивидуально, посредством не столь эффектных форм…

– А можно отослать всех прочь?

Толпа ахнула. Не выказывая никаких признаков раздражения, хотя его и прервали, Оби-Ван недоуменно посмотрел на собеседника:

– Прошу прощения?

– Можно отослать всех прочь? – повторил Кейлеб, показав на панель управления маячком. – Эта штука может вызвать всех джедаев сюда. А может ли она всех предупредить, чтобы держались подальше?

За спиной Оби-Вана пробежал тихий шепоток. Мастер Биллаба прошла в машинный зал, явно собираясь положить конец этой неловкой ситуации:

– Кейлеб, мне кажется, хватит. Простите нас, мастер Кеноби. Мы не хотим отнимать у вас время.

Но Оби-Ван не обратил на нее внимания. Теперь он тоже смотрел на маячок, погрузившись в глубокие раздумья.

– Нет, нет, – произнес он наконец и, не оборачиваясь, махнул рукой собравшимся. – Подождите, пожалуйста. – Мастер-джедай почесал в затылке и повернулся к аудитории. – Да, – тихо произнес он. – Думаю, через него можно предупредить джедаев, чтобы держались подальше.

Ученики отреагировали на это заявление громкими перешептываниями:

«Предупредить джедаев, чтобы держались подальше?»

«Джедаи не убегают! Джедаи спешат навстречу опасности!»

«Джедаи не сдаются! Джедаи сражаются!»

Остальные учителя подошли ближе и стали подавать знаки Оби-Вану.

– Ученики, – произнес один пожилой мастер, – нет никаких причин…

– Никаких ожидаемых причин. – Оби-Ван поднял вверх указательный палец и встретился глазами с Кейлебом. – Только та причина, которую назвал наш юный друг, а именно – непредвиденная.

Повисло молчание. Кейлеб, у которого пропало всякое желание продолжать беседу, позволил другому ученику выразить свои мысли.

– И что тогда? Если вы прикажете нам держаться подальше, что нам тогда делать?

Оби-Ван задумался на секунду, затем повернулся к ученикам с ободряющей улыбкой:

– То же, что и всегда. Вы выполните приказ… и будете ждать следующего. – Мастер-джедай поднял руки, отпуская слушателей. – Спасибо за внимание.

Продолжая спорить, ученики быстро покинули зал управления. Остался один Кейлеб, который смотрел вслед Оби-Вану, исчезнувшему за другой дверью. Затем он снова устремил свой взор на маячок.

Мальчик почувствовал на себе взгляд мастера Билла-бы. Обернувшись, юный ученик увидел, что она ждет его в дверях. Мастер Биллаба знаком велела ему следовать за ней. Кейлеб повиновался.

– Мой юный стратег опять о чем-то задумался, – сказала она в лифте. – Еще какие-то вопросы?

– «Ждать приказа». – Кейлеб уставился в пол, затем посмотрел на мастера Биллабу. – А если приказ не придет? Я же не буду знать, что делать.

– Может, и будешь.

– А может, и нет.

Мастер Биллаба задумчиво посмотрела на него:

– Хорошо: может, и не будешь знать. Но все возможно. – Дверь открылась, и женщина положила ладонь на плечо паренька. – Не исключено, что ответ явится тебе в иной форме.

Кейлеб понятия не имел, что это может означать. Но мастер Биллаба частенько говорила загадками, и, как всегда, он забыл о ее словах, как только оказался на уровне, где тренировались юные джедаи. В любой день, пройдясь по классам, можно было увидеть, как величайшие воины Галактики обучают следующее поколение фехтованию на световых мечах, акробатике, рукопашному бою… даже пилотированию космических кораблей – на тренажерах, разумеется. Словом, всем дисциплинам, где могло пригодиться умение направлять Силу – таинственное поле, из которого джедаи черпали энергию.

И это была лишь крохотная частичка Ордена, чьи аванпосты и агенты действовали на просторах всей разведанной части Галактики. Да, Галактическая Республика вела войну с сепаратистами, но ведь джедаи одолевали всякие напасти на протяжении тысячи поколений. Какая сила могла бросить им вызов?

Кейлеб подошел к залу, где его одноклассники уже фехтовали на деревянных шестах. Один из его постоянных спарринг-партнеров, краснокожий парнишка-гуманоид, встретил его в дверях с тренировочным оружием в руке. Он тоже был на лекции.

– Добро пожаловать, юный мастер Серьезность, – ухмыльнулся он. – Что это была за тема с мастером Кеноби?

– Забудь. – Оттолкнув его, Кейлеб прошел в зал и тоже схватил тренировочный шест. – Ничего.

– Нет-нет! – Мальчишка вскинул вверх свободную руку, пародируя жест Кейлеба. – О! О! Вызовите меня!

– Ты лучше соберись, приятель, потому что я сейчас надеру тебе хвост. – Улыбнувшись, Кейлеб приступил к тренировке.



ЭТО ОБИ-BAH КЕНОБИ
СОЛДАТ РЕСПУБЛИКИ ЗАСТАВИЛИ
УБИВАТЬ ДЖЕДАЕВ
СТОРОНИТЕСЬ КОРУСАНТА.
ИЗБЕГАЙТЕ ОБНАРУЖЕНИЯ
ДЕРЖИТЕСЬ.
ДА ПРЕБУДЕТ С ВАМИ СИЛА[2]

Фаза первая: ЗАЖИГАНИЕ

«Император озвучил амбициозный план развития имперского флота».


«Граф Видиан со всей звездной мощью отправляется в инспекционную поездку по объектам индустрии».


«Неразорвавшиеся боеприпасы времен Войн клонов остаются проблемой».

Заголовки «Имперских голоновостей»
(горсианское издание)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Дайте сигнал столкновения!»

Звездный разрушитель вышел из гиперпространства лишь мгновение назад, а какой-то грузовик уже несся прямо в его мостик. Прежде чем «Ультиматум» успел включить щиты или навести орудия на цель, летящий навстречу кораблик резко взмыл вверх.

Не веря своим глазам, Рей Слоун смотрела, как заплутавший грузовик промчался над иллюминаторами мостика и исчез из виду. Но не с концами: негромкий скрежет сообщил о том, что суденышко слегка задело корпус гиганта. Новоназначенный капитан повернулась к первому помощнику:

– Повреждения?

– Никаких, капитан.

«Неудивительно», – подумала Слоун. Грузовику, должно быть, досталось куда больше.

– Можно подумать, эти деревенщины никогда не видели звездного разрушителя!

– Уверен, что так и есть, – ответил коммандер Чамас.

– Пусть привыкают.

Слоун окинула взглядом тучу кораблей прямо по курсу. Гигантский разрушитель класса «Император» вышел из гиперпространства на краю выделенного им коридора, оказавшись в опасной близи от огромной транспортной пробки – не иначе как самой большой на всем Внутреннем Кольце. Слоун обратилась к десяткам членов экипажа, работавшим на своих местах:

– Не расслабляться. «Ультиматум» только сошел со стапелей, мы должны вернуться без единой царапинки. – Подумав, она прищурила глаза. – Передайте сообщение по каналу шахтерской гильдии. Следующий болван, который приблизится к нам на километр, будет острижен турболазером.

– Есть, капитан.

Конечно, Слоун тоже еще не доводилось бывать в этой системе: в капитаны ее произвели как раз накануне пробного рейса «Ультиматума». Высокая, мускулистая, темнокожая и черноволосая, она с самого начала демонстрировала отличные результаты и быстро поднималась по карьерной лестнице. Да, на мостике «Ультиматума» она лишь замещала настоящего капитана – того назначили в комиссию по строительству, – но сколько ее коллег в тридцать лет командовали кораблями основного класса? Кто знает. Имперский флот существовал под таким названием менее десятка лет, с тех пор как канцлер Палпатин истребил предателей-джедаев и преобразовал Республику в Галактическую Империю. Слоун знала одно: предстоящие дни покажут, получит она собственный корабль или нет.

Данная система, как ей объяснили на инструктаже, являла собой астрономическую редкость и весьма странную парочку. Горс, который маячил в передних обзорных экранах, оправдывал репутацию одной из самых уродливых планет Галактики. Это был раскаленный комок грязи, одна половина которого испокон веков жарилась в лучах местного светила. Обитаемой была вторая сторона, где царил вечный мрак и где располагался гигантский промышленный город, окруженный сплошными карьерами. Слоун даже представить не могла, каково это – жить в мире, где не бывает рассветов… если вообще можно назвать жизнью существование в бесконечной ночной парилке. Зато справа виднелась настоящая жемчужина – Синда, единственная луна Горса. Будь она чуть крупнее, то проходила бы вместе с Торсом в имперских архивах как двойная планета. Синда лучилась волшебным серебристым светом и была настолько же прекрасна, насколько был уныл ее родитель.

Но Слоун не интересовали ни местные красоты, ни тяготы жизни горсианских неудачников. Она начала отворачиваться от окна:

– Проверьте еще раз, чтобы конвои не заходили в нашу зону безопасности. Затем сообщите графу Видиану, что мы…

– Пора забыть о старых методах, – прорычал густой баритон.

Эти резкие слова заставили всех вздрогнуть; каждый офицер слышал их, но они редко произносились в такой манере. Это было любимое высказывание их знаменитого пассажира, которое во времена Республики часто цитировалось в бизнес-планах, а теперь, когда Видиан перешел на государственную службу, использовалось в рекламе его успешной серии пособий по деловому управлению. Старые республиканские методы ведения бизнеса повсеместно заменялись другими. «Пора забыть о старых методах» – поистине таков был лозунг эпохи.

Но Слоун не очень понимала, к чему он тут.

– Граф Видиан, – начала она, обводя взглядом дверь за дверью в поисках пассажира. – Мы всего лишь организуем охранный периметр. Это стандартная процедура.

Денетриус Видиан вышел из дальнего проема.

– Я же сказал: пора забыть о старых методах, – повторил он, хотя не расслышать в первый раз мог только глухой. – Я слышал, как вы запретили транспортным кораблям приближаться к «Ультиматуму». А эффективнее было бы наоборот – чтобы вы отвели корабль в сторону от их маршрута.

Слоун вскинула голову:

– Имперский флот не уступает дорогу коммерческим судам!

Видиан топнул металлической пяткой:

– Избавьте меня от своей глупой гордыни! Если бы не торилид, который производит эта система, вы бы сейчас капитанствовали на каком-нибудь челноке. Вы тормозите производство. Старый метод не годится!

Слоун нахмурилась: выслушивать отповедь на собственном мостике было жутко неприятно. Нужно было озвучить приказ как ее собственный.

– Этот торилид принадлежит Империи. Не будем им мешать. Чамас, отведите нас на километр от траектории движения конвоев и продолжайте отслеживать все корабли.

– Есть, капитан.

– «Есть» – это правильный ответ, – сказал Видиян Каждый слог звучал четко, с механическими модуляциями и достаточным усилением, чтобы слышно было всем. Но Слоун никак не могла привыкнуть к самому странному обстоятельству, которое она заметила, когда граф ступил на борт: его губы при этом не шевелились. Голос доносился из специального речевого протеза – компьютера с динамиком, встроенного в серебристый воротник, который опоясывал шею Видиана.

Слоун как-то довелось слышать голос Дарта Вейдера – главного посланника Императора; намного более низкий бас темного повелителя, хотя и пропущенный через электронный усилитель, сохранял некоторые следы природного голоса того, кто скрывался под черной маской. Иное дело граф Видиан: по слухам, он выбрал искусственный тембр по результатам опроса, желая иметь самый мотивирующий голос в деловой среде.

И с тех пор, как неделю назад он поселился на ее корабле вместе со своими ассистентами, Видиан не стеснялся разговаривать с той громкостью, с какой считал необходимым. Высказывая свое мнение об «Ультиматуме», об экипаже… и о ней самой.

Видиан проследовал на мостик своей механической походкой. Это было самым точным ее описанием. Граф, как и Слоун, был человеком, но многие части его тела заменяли искусственные механизмы. Протезы рук и ног были покрыты не синтекожей, а броней; об этом знали все, поскольку граф особо и не скрывал данный факт. Рубашка из царственной бордовой ткани да черный килт до колен – вот все, что он носил из одежды, приличествующей промышленному магнату лет пятидесяти.

Но особую дрожь вызывало лицо Видиана. Лишившись плоти из-за того самого недуга, который пожрал его конечности и голосовые связки, граф покрыл свою голову синтекожей. Ну и конечно, глаза – искусственные красные органы с пылающими желтыми зрачками. Глаза, похоже, были предназначены для какой-то нечеловеческой расы; Видиан выбрал их исключительно из-за функциональности. Это становилось понятно, стоило лишь увидеть, как он шагает, оглядывая конвой за конвоем, корабль за кораблем и мысленно анализируя всю картину.

– Кое с кем из местных мы уже познакомились, – сказала Слоун. – Вы, наверное, слышали звук удара. Здешние жители…

– Безалаберны. Потому-то я и здесь. – Видиан развернулся и пошел вдоль ряда операторов, пока не оказался перед терминалом, на котором отображались все ближайшие корабли. Граф просунул руку мимо молодого мичмана по имени Коули и нажал на кнопку. Затем он отступил от панели и замер, уставившись в пространство невидящим взором.

– Милорд? – нервно спросил Коули.

– Я перевел изображение с вашего экрана на свои оптические имплантаты, – сказал Видиан. – Можете заниматься своими делами, пока я читаю.

Офицер по тактической разведке послушно вернулся к работе – с явным облегчением, подумала Слоун, оттого, что киборг уже не стоял у него над душой. Методы Видиана были, конечно, странными, но зато эффективными, и именно поэтому он оказался на ее корабле. Бывший промышленник теперь был любимым императорским специалистом по рационализации производства.

Горсианские комбинаты выпускали очищенный торилид – редкий, стратегически ценный материал, большие объемы которого требовались для различных имперских проектов. Но в последнее время сырье поступало с Синды, местной луны; этим и объяснялся гигантский затор из кораблей, пересекавших пространство между двумя небесными телами. Император поручил Видиану оптимизировать процессы – в чем граф был уникальным специалистом.

Видиан умел выжимать энергостанции до последнего эрга, шахты – до последнего килограмма сырья, сборочные линии – до последней единицы продукции, чем он и занимался, перелетая с планеты на планету. Он не входил в ближний круг советников Императора – точнее, пока не входил. Но Слоун понимала, что рано или поздно он туда попадет, если только не случится рецидив болезни, свалившей его много лет назад. За свои миллиарды Видиан купил у смерти отсрочку; похоже, он не позволял тратить ни секунды впустую не только себе, но и окружающим.

С тех пор как граф поселился на корабле, еще не было случая, чтобы он десяток раз не перебил ее во время разговора.

– Мы предупредили местную шахтерскую гильдию о вашем прибытии, граф. Данные об объемах добычи тори-лида…

– Уже загружаются, – заявил Видиан и тут же направился к другому терминалу, расположенному в кормовой стороне мостика.

В противоположном конце, далеко от ушей графа, к капитану приблизился коммандер Чамас. Чамасу было под пятьдесят, но некоторые более молодые офицеры уже обошли его в звании. Любовь к сплетням не способствовала карьерному росту.

– Вы знаете, – тихо проговорил Чамас, – я слышал, что он купил свой титул.

– Вас это удивляет? У него все ненастоящее, – шепотом ответила Слоун. – Судовой врач даже думает, что он добровольно…

– Вы впустую тратите время на всякие измышления, – не оборачиваясь, произнес Видиан.

Темные глаза Слоун удивленно расширились.

– Прошу прощения, милорд…

– Забудьте о формальностях… и об извинениях тоже. То и другое не имеет особого смысла. Но вашему экипажу полезно помнить, что их кто-то слышит – и уши у него, возможно, получше, чем у вас.

«Пускай ты и купил их в магазине», – подумала Слоун. Неровные мясистые мочки, оставшиеся от ушей Видиана, содержали в себе специальные слуховые аппараты. Очевидно, они улавливали ее слова – и не только. Капитан подошла ближе.

– Все как я и ожидал, – прокомментировал Видиан, вглядываясь в нечто невидимое постороннему глазу. – Я говорил Императору, что меня стоит направить сюда. – Ряд планет, выпускающих продукцию, критически важную для безопасности Империи, но не выполняющих нормативов производства, были выведены из-под юрисдикции местных губернаторов и подчинены напрямую Видиану; Горс недавно пополнил их число. – Возможно, небрежное отношение к работе и устраивало Республику, но Империя – это порядок, рожденный из хаоса. То, что мы сделаем здесь – и еще в тысячах таких же систем, – приблизит нас к конечной цели.

Слоун на мгновение задумалась:

– К совершенству?

– К свершению воли Императора.

Капитан кивнула.

Из шейного вокодера Видиана донесся резкий писк – пугающий звук, который, как усвоила Слоун, был эквивалентом недовольного вздоха.

– Какой-то бездельник задерживает движение конвоя, идущего к луне, – сказал граф, вглядываясь в пустоту. Посмотрев на тактический экран, Слоун узнала тот грузовик, который врезался в них. Она приказала повернуть «Ультиматум» в его сторону.

Из-под днища звездолета сыпались искры. Другие корабли держались сзади, опасаясь, что он взорвется.

– Вызовите этот грузовик, – скомандовала Слоун.

В динамиках раздался дрожащий нечеловеческий голос:

– «Греза Синды» на связи. Простите, что задели вас. Мы не ожидали…

– Что вы везете? – перебила Слоун поток оправданий.

– Пока ничего. Мы направлялись на луну за партией торилида, чтобы перевезти его на Горс на очистку, на завод «Химия Кэлладана».

– Вы можете принять груз в вашем состоянии?

– Теперь нам придется встать на ремонт. Не знаю, сколько это займет. Может, пару месяцев…

Видиан сказал:

– Капитан, наведите орудия на это судно и уничтожьте его.

Сказано это было почти лениво, насколько вообще Видиан был способен выражать эмоции. Но Чамас вздрогнул. Остановившись перед расчетом батареи, он вопросительно посмотрел на капитана.

Пилот грузовика, услыхав новый голос, удивился не меньше:

– Простите, я не совсем расслышал. Вы что…

Слоун бросила взгляд на Видиана и повернулась к первому помощнику:

– Огонь.

Капитан рудовоза не верил своим ушам.

– Что? Вы шути…

На этот раз прервали его турболазеры «Ультиматума». Потоки оранжевой энергии разорвали пространство, превратив «Грезу Синды» в облако огня и обломков.

На глазах у Слоун остальные корабли конвоя быстро изменили курс. Артиллерия сработала прекрасно, поразив цель с минимальной опасностью для ближайших судов. Все грузовики теперь двигались быстрее.

– Вы должны понимать, – обернувшись, проговорил Видиан. – Время замены одного грузовика с экипажем в этом секторе составляет…

– Три недели, – сказала Слоун. – Что меньше, чем два месяца.

«Видишь, я тоже читала сводки».

Вот так и нужно действовать в этой экспедиции, поняла Слоун. Пускай Видиан странный тип, ну и что? Угадать, чего хочет Император – и те, кто говорит от его имени, – а затем исполнить их волю – вот путь к успеху. Оспаривать указания графа будет пустой тратой времени, и к тому же она потеряет лицо. Вот рецепт успешного продвижения по службе: всегда поддерживай то, что в любом случае произойдет.

Капитан сложила руки за спиной:

– Мы проследим, чтобы конвои ускорили движение, а кто откажется, теми займемся отдельно.

– Дело не только в транспортировке, – отозвался Видиан. – Проблемы есть и внизу – что на планете, что на луне. В отчетах говорится об отсутствии дисциплины среди рабочих, о протестах против экологического ущерба и нарушений техники безопасности. Кроме того, всегда остаются непредвиденные факторы.

Слоун вновь сложила руки за спиной:

– «Ультиматум» к вашим услугам, милорд. Эта система обеспечит те показатели, которых вы требуете – и которых требует Император.

– Да будет так. – Глаза Видиана вспыхнули кроваво-красным. – Да будет так.

Гера Синдулла издалека смотрела на обломки грузовика, беззвучно догоравшие в космосе. Спасательных кораблей нигде не было видно. Вероятность найти кого-то живым оставалась ничтожно малой, но уцелевших никто и не искал. Виднелись одни лишь конвои, которые быстро перестраивались, облетая место взрыва.

Повинуясь плети хозяина.

Вот тебе и милосердие в эпоху Империи, подумала Гера. У имперцев его не было; теперь, судя по всему, это бессердечие передалось и обывателю.

Зеленокожая тви’лека, сидевшая в кабине корабля-невидимки, не верила в это. Обыватель от природы порядочен… и когда-нибудь он восстанет против несправедливой власти. Но не сейчас и уж точно не здесь. Слишком рано, и Горс еще не пробудился. Вербовка не была целью поездки. Нет, пока требовалось лишь наблюдать, на что способна Империя, – и любознательную Геру эта задача всецело устраивала. А прибытие графа Видиана, императорского чудотворца, просто напрашивалось на расследование.

В предшествующие недели агент Императора прошелся по сектору катком, «рационализируя производство». На трех других планетах единомышленники Геры сообщали по Голосети о бедствиях, которые обрушились на них под взором электронных глаз Видиана. Затем эти единомышленники попросту исчезали. Любопытство Геры достигло пика – и, узнав, что граф намеревается посетить систему Горса, она сама отправилась в путь.

На Горсе у нее был еще один контакт, который обещал передать много информации о режиме. Эта информация была Гере нужна – но сперва она хотела присмотреться к Видиану, и горнодобывающая промышленность системы, которая славилась своей беспорядочностью, сулила множество шансов подобраться к нему поближе. Промышленный хаос – идеальная приманка для Видиана – обеспечит прекрасное прикрытие, чтобы понаблюдать за его методами.

У Императора Палпатина была масса могущественных и влиятельных приближенных. Стоило разобраться, действительно ли граф Видиан такой уж чародей, пока он не взлетел еще выше.

Пришло время двигаться. Гера выбрала сигнал ответчика одного из кораблей, следовавших в конвое. Единственное нажатие кнопки – и ее корабль превратился в этот самый транспортник… по крайней мере, для тех, кто следил за движением. С отточенной годами ловкостью Гера ввела корабль в хаотичный поток грузовиков, следовавших к луне.

«Никто из этих увальней не умеет летать», – подумалось тви’леке. Хорошо, что она тут не для вербовки. Вряд ли здесь нашелся бы кто-то, на кого стоит тратить время.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Куда прешь, дылда?!

При виде огромной баржи с торилидом, несущейся прямо на него, Кейнан Джаррус закрыл рот и резко отвернул. Некогда было даже тревожиться о том, не свернет ли баржа в ту же сторону: Кейнан ухватился за шанс, пока тот не улетучился. Наградой ему было спасение от смерти – и пролет в пугающей близости от днища встречного корабля.

– Извиняюсь, – прохрипел коммуникатор.

– Да уж, – сказал Кейнан. Его голубые глаза свирепо зыркнули из-под темных бровей. «Встречу этого типа сегодня в переулке – не поздоровится ему».

Сущий хаос. У Синды была вытянутая орбита, так что расстояние между планетой и луной все время менялось. В дни сближения, такие как этот, в пространстве между небесными телами шла нешуточная регата наперегонки со смертью. Но с появлением звездного разрушителя и уничтожением грузовика в космосе началась давка. Сумасшедшая гонка, в которой два перепуганных потока мчались навстречу друг другу по одним и тем же трассам.

Обычно Кейнан и сам гнал как угорелый, спеша добраться до места назначения. Именно так ему удавалось зарабатывать на выпивку, которая и была главным стимулом работать. Но в то же время он гордился тем, что сохранял хладнокровие, когда другие паниковали, – как сейчас, например. Кейнану-то звездный разрушитель раньше видеть уже доводилось, а вот остальным – навряд ли.

Мимо проплыл другой грузовик. Какой-то незнакомый. Формой он напоминал драгоценный камень, спереди виднелся пузырь кабины, а наверху – еще один, для стрелка. По сравнению с летавшим вокруг металлоломом кораблик выглядел вполне пристойно. Кейнан прибавил скорость, собираясь поравняться с грузовиком и посмотреть на пилота. В ответ грузовик с удивительной прытью рванул вперед, перекрыв путь и вынудив прекратить разгон. Разинув рот, Кейнан уставился вслед грузовику, который врубил форсаж и умчался.

Это был единственный раз за весь рейс, когда ему пришлось притормозить, что не осталось незамеченным. Тут же чирикнул коммуникатор, и в динамиках раздался женский голос, звучавший не слишком дружелюбно:

– Эй ты! Твой позывной!

– А кто спрашивает?

– Это капитан Слоун, звездный разрушитель «Ультиматум»!

– Ничего себе. – Кейнан пригладил черные волосы на своем заостренном подбородке. – А во что ты одета?

– Чего?

– Просто пытаюсь составить портрет. Тут, знаешь ли, не так-то просто с кем-нибудь познакомиться.

– Повторяю, назови свой…

– Это «Расторопный», выполняю перевозки для поли-химкомпании «Лунный свет», город Горс. – Кейнан вообще редко включал ответчик; все равно движение в космосе никто не регулировал.

– Прибавь ходу! Иначе пожалеешь!

Кейнан лениво откинулся на спинку кресла и закатил глаза.

– Можешь стрелять, если хочешь, – почти апатично протянул он, – но имей в виду, что я везу бисульфат бара-дия для шахт на Синде. Взрывчатку. Капризная дрянь, знаешь ли. Ты-то сама на своем большущем корабле, может, и не пострадаешь от обломков, но за остальной конвой не ручаюсь. К тому же кое-кто из ребят идет с тем же грузом, что и я. Так что не уверен, будет ли это хорошей идеей. – Он хмыкнул. – Но фейерверк получится знатный.

Молчание.

Затем секунду спустя:

– Продолжай движение.

– Уверена? Ты могла бы сделать голозапись и продать…

– Попридержи язык, болтун, – последовал ледяной ответ. – И постарайся прибавить ходу.

Кейнан растопырил пальцы в обрезанной перчатке и улыбнулся:

– Мне тоже было приятно пообщаться.

– Конец связи!

Кейнан выключил переговорник. Он знал: теперь, когда стало ясно, что он везет, имперцам хватит мозгов не брать его на прицел. Ради собственной безопасности шахтеры в рудниках на Синде применяли «бабец» – как в шутку именовали барадия бисульфат – считаными граммами. Любой имперец дважды подумает, прежде чем стрелять в «бабовозку» на таком близком расстоянии, – и потом, капитан звездного разрушителя после этого разговора едва ли захочет до него докапываться.

Все шло согласно плану. Кейнан и сам не горел желанием встречаться с этой Слоун, какой бы милашкой та ни оказалась.

Он передразнил ее: «Прибавь ходу!» Грузовик и без того летел почти на пределе своих возможностей. При полной загрузке «Расторопный» не был способен даже на такое. Саркастическое название было идеей Кейнана. Грузовик принадлежал «Лунному свету» и был одним из нескольких десятков идентичных кораблей, обслуживающих компанию; суденышки гибли так часто, что компания даже не давала им имен. «Самоубийцы» тоже недолго оставались в игре – если им вообще удавалось уцелеть, – и Кейнан не имел никакого представления, сколько пилотов летало на этом корабле до него. Давая имя своей «бабовозке», Кейнан просто хотел сделать кораблю приятное.

Было бы неплохо, подумалось парню, если бы на какой-нибудь планете ему дали полетать на чем-то более стильном – вроде той пташки, которая прошмыгнула мимо. С другой стороны, владельцы подобного корабля не позволяли бы ему таких вольностей, как с «Расторопным». Как сейчас, например: завидев две баржи, летящие навстречу, Кейнан поставил корабль на ребро, вклинившись между ними. Баржи притормозили, а «Расторопный» проследовал своим путем. «Пусть они остерегаются меня, а не я их».

Надежно зафиксированный груз никак не отреагировал на внезапный маневр, но из трюма донесся глухой удар. Кейнан повернул голову; короткие черные волосы, зачесанные назад, скользнули по подголовнику. Краем глаза он увидел человека солидных лет, который барахтался на полу, пытаясь сориентироваться в пространстве.

– С добрым утром, Окадайя.

Старик закашлялся. Подобно Кейнану, Окадайя носил бороду без усов – но его волосы были белыми как снег. Он спал на единственной свободной полке возле контейнеров с бисульфатом барадия. Ее он предпочитал противоперегрузочному креслу в кабине: в трюме было намного тише. Определив, в какой стороне нос корабля, старик пополз вперед. Умостившись в кресле второго пилота, он произнес в пустоту:

– Я решил не платить тебе за проезд, и бонусов ты тоже не получишь.

– Лучшим бонусом в моей жизни был совет сменить специальность, – сказал Кейнан.

– Хм-м.

На самом деле Окадайя Гарсон имел несколько специальностей, которые в глазах Кейнана делали его идеальным другом. Окадайя был начальником одной из шахтерских бригад на Синде; ветеран с тридцатилетним стажем, он знал, что к чему. На Горсе он владел кантиной «Астероидный пояс», завсегдатаями которой были многие из его подчиненных. Кейнан познакомился с Окадайей несколько месяцев назад, когда разнял драку в его баре; именно благодаря Окадайе он устроился в «Лунный свет» пилотом грузовика. Да и жил Кейнан в ночлежке при кантине. Домовладелец с запасом спиртного – чего еще надо?

Окадайя уверял, что употребляет собственную выпивку только после несчастных случаев в шахте. Это была очень удобная позиция, если учесть, что несчастные случаи происходили чуть ли не каждый день. Вчерашнее обрушение вылилось в такое количество жертв, что попойка продолжалась до утра, и Окадайя опоздал на челнок, отвозивший его смену. Мало кто добирался до работы на «бабовозке», если были другие варианты, а Кейнан пассажиров не брал вообще. Но для Окадайи он сделал исключение.

– Мне приснилось, что я слышал женский голос, – сказал старик. – Строгий, властный, исполненный достоинства.

– Капитан корабля.

– Мне этот голос понравился, – продолжал Окадайя. – Само собой, она не для тебя, но я человек обеспеченный. Так когда я смогу познакомиться с сим ангелом?

Вместо ответа Кейнан ткнул пальцем в иллюминатор слева от себя. Повернув голову, старик увидел «Ультиматум», нависавший над лихорадочно мчащимися потоками грузовиков. Окадайя вытаращил покрасневшие глаза, потом прищурился, пытаясь понять, что это перед ним.

– Хм-м, – протянул он наконец. – Вчера этой штуки здесь не было.

– Это звездный разрушитель.

– Небо! И что, нас всех разрушат?

– Я не спрашивал, – ухмыльнулся Кейнан. Он не знал, откуда старый горняк из такой задницы мира, как Горс, научился изысканной манере речи, но его это неизменно забавляло. – Тут одни уже успели ей не понравиться. Ты знаешь кого-то с «Грезы Синды»?

Окадайя потер подбородок:

– Из «Кэлладана». Высокий такой, костлявый молотоглав. У него изрядный должок в «Астероидном поясе».

– Ну, можешь его списать.

– Ох. – Окадайя вновь выглянул в иллюминатор. Часть обломков несчастного грузовика все еще плавала неподалеку. – Кейнан, сынок, умеешь ты привести в чувство после пьянки.

– Вот и хорошо. Мы почти на месте.

«Расторопный» сделал полубочку и начал пикировать к белой безвоздушной поверхности Синды. Роль посадочной зоны играл искусственный кратер; в его стенах было выдолблено с полдесятка ангаров, освещенных красными огнями. Ангары соединялись туннелями с выработками, которые уходили еще глубже. «Расторопный» завис над кратером, и Кейнан развернул корабль в направлении нужного проема.

Окадайя посмотрел вперед и прищурился:

– Вон мой транспорт!

– Говорил же, что догоним.

Они и в самом деле догнали транспорт, но не только благодаря стараниям Кейнана. Безумный имперский приказ тоже сыграл свою роль. Транспортный корабль, на котором должен был ехать Окадайя, слишком спешил оказаться в ангаре и на ходу зацепил ворота. Теперь он загораживал проем, беспомощно повиснув на краю. Опасность свалиться вниз ему не грозила, но магнитный щит, который изолировал внутреннее пространство от космической пустоты, теперь не мог включиться. В ангаре были видны рабочие в скафандрах, которые озадаченно смотрели на бедолагу.

– Уберите его, – сказал Кейнан по коммуникатору.

– Оставайтесь на месте, «Лунный свет-семьдесят два», – прохрипел в динамиках ответ с диспетчерской вышки в центре кратера. – Мы вас пропустим, как только рабочие наденут скафандры и покинут корабль.

– У меня график, – заявил Кейнан и, выведя «Расторопного» из режима парения, двинулся к проему.

Из коммуникатора донеслись громкие протесты, которые привлекли внимание Окадайи. Старик покосился на Кейнана:

– Ты помнишь, что мы везем взрывчатку?

– Мне без разницы, – отозвался Кейнан. – А тебе?

– Тоже. Прости, что побеспокоил. Продолжай.

Кейнан продолжил, мастерски направив тупой нос «Расторопного» в выставленный бок транспорта. В иллюминаторах он увидел горняков, которые бестолково завопили, когда грузовик с грохотом въехал в борт.

Натужно гудя двигателями, «Расторопный» двинулся вперед и оттолкнул транспорт от края. Корпуса обоих суденышек отозвались громким лязгом, и Окадайя нервно оглянулся в направлении трюма. Но несколько секунд спустя корабли уже были внутри посадочной зоны. Магнитный щит закрыл ангар, и Кейнан выключил двигатели.

Окадайя присвистнул. Несколько мгновений он с легким изумлением глядел на пилота, после чего положил ладони на панель управления.

– Ну, вот и все. – Он умолк, явно растерявшись. – Выпивка после работы, да?

– Точно.

– Жаль, что не наоборот. – Старик встал, слегка покачиваясь. – Ну, значит, пошли.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из поврежденного транспорта выскочил рогатый деваронец и стремительно зашагал через герметичный ангар.

– Щенок! – рявкнул он, когда Кейнан вышел из люка «Расторопного». – Что и кому ты пытался доказать?

Кейнану было всего двадцать с небольшим, но на «щенка» он никогда не отзывался. Тем более он не собирался тратить время на такую дубину, как Йелкин, чьей работой было сверлить отверстия для зарядов. Пилот повернулся и пошел вдоль своего корабля, на ходу открывая грузовые люки.

Мускулистый горняк бросился следом и схватил его за плечо:

– Я с тобой разговариваю!

Молниеносным движением Кейнан схватил Йелкина за кисть и развернул, выкрутив руку. Шахтер скривился от боли и упал на колени, но парень его не отпустил. Тихим, спокойным голосом он проговорил в заостренное ухо своего пленника:

– Ваш корабль загораживал проход, дружище. А у меня график.

– У всех график! – прорычал Йелкин, силясь вырваться. – Ты же видел, они взорвали грузовик. Имперцы прилетели, чтобы проверить…

– Ну так пошевеливайтесь. Но глупостей делать не надо. – Кейнан отпустил деваронца, и тот, тяжело дыша, повалился на пол. Пилот отряхнул рукава своей зеленой куртки и повернулся к кораблю.

К Йелкину подошли еще несколько шахтеров.

– Проклятый самоубийца! – сказал один. – Все они чокнутые!

– Кто-то должен научить тебя хорошим манерам, – прибавил другой, зыркнув на Кейнана.

– Свежо предание. – Пилот невозмутимо обвел взглядом ангар. Дроиды-грузчики, которые обычно ему помогали, не прибыли, – очевидно, их сбили с толку нештатные места посадки кораблей в ангаре. Похоже, опять придется все делать самому.

Кейнан выволок репульсорную тележку и поставил ее перед кораблем. Затем он приступил к изнурительному процессу погрузки металлических ящиков. Благодаря более слабому тяготению Синды ящики весили немного меньше, чем на Горсе, но это не делало их менее громоздкими, а транспортировку – менее опасной. Взвалив на тележку первый контейнер, Кейнан двинулся прямо на бесцельно бродящих шахтеров.

– Вот сейчас, – сказал он, – вы загораживаете проход.

Из-за корабля появился Окадайя:

– Господа, мне кажется, нужно озвучить заповедь: «Не зли парня, везущего взрывчатку».

Шахтеры расступились, проводив Кейнана сердитыми взглядами. Йелкин, потерев руку, прошипел в сторону бригадира:

– Ну и типчиков ты набираешь на работу, босс!

– Типчиков вроде вас, – ответил старик. Он махнул рукой на юг, в сторону подъемников. – Ну-ка, за дело. Если имперцы сегодня проводят ревизию, босс Лал тоже здесь. Хотя бы делайте вид, что работаете. – Окадайя обнажил зубы в улыбке. – И вот еще что: в память о том бедном растяпе, которого сегодня разнесли в пыль, вечером в «Астероидном поясе» скидка на выпивку. Мы даже подберем вас и отвезем домой.

Это успокоило шахтеров, и они двинулись к подъемникам. Окадайя посмотрел, как Кейнан ставит очередной ящик на репульсорную тележку.

– Продолжаешь заводить друзей и поклонников?

– Ума не приложу зачем, – отозвался пилот.

– А, да. Ты же не остаешься. Ты сам говорил, что никогда не остаешься надолго.

– Одежда на мне. – Кейнан повернулся и схватил другой ящик. – Путешествуй налегке, и смерть никогда тебя не найдет.

– Мои слова, не правда ли? – кивнул Окадайя. – Побудешь сегодня барменом?

– Если ты можешь себе это позволить.

Окадайя подмигнул и убрел следом за своими шахтерами. Кейнан и в самом деле порой работал за стойкой, но при этом, случалось, напивался и сам. Пробовал он себя и в роли вышибалы, но опять-таки в итоге затевал не меньше драк, чем разнимал. Впрочем, из всех систем, какие он повидал за годы странствий, эта была ближе всего к тому, чтобы он мог назвать ее своим домом. Распрощаться с ней будет нелегко.

Но придется. Ежедневная работа начинала утомлять. Махнув рукой на дроидов, Кейнан закончил загрузку первой тележки и затолкал ее в грузовой подъемник.

Когда двери закрылись за его спиной, пилот снова вернулся к своим мыслям. Да, он будет скучать по заведению Окадайи и по Синде тоже. За время своих разъездов он никогда не видел подобного места. Ангар был совершенно заурядным, но Кейнан знал, что шоу начнется, как только откроются двери лифта.

Они открылись километром ниже – и на Кейнана обрушился сверкающий каскад света и огней. Он очутился в одной из бесчисленных пещер под поверхностью луны. Повсюду вздымались кристаллические сталагмиты, а с потолка свисали сталактиты. Те и другие играли роль призм, отражая лучи шахтерских фонарей; при каждом шаге картина менялась, как в калейдоскопе. Более того, кристаллы излучали тепло, так что в многочисленных пещерах Синды, заполненных пригодным для дыхания воздухом, было настолько хорошо и светло, насколько темно и душно было на Горсе.

До Империи здесь располагался природный заказник. Синда в буквальном смысле была светлым пятном для жителей Горса; пещеры были главной туристической достопримечательностью не только луны, но и системы. И хотя республиканские ученые быстро установили, что недра Синды богаты залежами торилида, никто даже не думал их разрабатывать, пока на ночной стороне Горса оставалась хоть толика этого материала. Насколько знал Кейнан, никто не пытался искать торилид и на дневной стороне Горса, где от жара плавились самые стойкие дроиды.

Но наконец, чуть ли не в тот самый день, когда канцлер Палпатин провозгласил Галактическую Империю, стало известно, что шахты Горса исчерпаны. Очистительные заводы встали. Империя такого стерпеть не могла – да и не было нужды. Синда висела прямо над головой, готовая к началу дележа.

Результаты Кейнан увидел воочию, когда следом за своей тележкой прошел из оставленной нетронутой передней камеры в главную выработку. Пол усеивала кристаллическая галька, хрустевшая под подошвами сапог. Пещеру освещали одни лишь промышленные прожекторы; потолок терялся в густом дыму. В воздухе висела густая вонючая гарь.

Империя изуродовала луну, которая едва ли могла сопротивляться. Крайне ценный в обработанном виде, в своем природном состоянии торилид имел очень хрупкую молекулярную структуру. Попытки добывать материал из комет – безумно трудные сами по себе – часто приводили к распаду вещества на исходные компоненты. Но Синда была не просто месторождением: заключенный в прочных кристаллических колоннах торилид оставался в целости и сохранности, даже когда его отделяли от основы направленными взрывами. Учитывая то, как призматическая структура поддавалась воздействию лазерных резаков, колонны оставалось только взрывать.

Благодаря постоянной потребности во взрывчатке Кейнан получил работу, а горсиане – повод для недовольства.

Некоторые протестовали активнее других. А кое-кто и вовсе не стеснялся кричать во все горло.

«Как этот малый, – подумал Кейнан, узнав голос, доносившийся с противоположного конца выработки. – Надо же. Скелли».

– Ты не слушаешь, – заявил рыжий человечек. Он взмахнул руками, с защитного жилета взметнулись клубы серой пыли. – Не слушаешь!

В идеальной эхо-камере, которую представляла собой пещера, не слышать Скелли было невозможно, и Кейнан подумал, что, если бы здесь еще оставались какие-то сталактиты, они обрушились бы от акустического удара.

Но объект атак Скелли не обращал на него особого внимания, и Кейнан не мог ее винить. Лал Граллик – четырехрукая зеленокожая дама, принадлежавшая к горсианской общине бесалисков, – была предприимчивым директором «Лунного света». Дела компании вынуждали «босса Лал» постоянно перемещаться между планетой и луной. Скелли был лишь очередной неприятностью, с которой следовало разобраться.

– Слушаю, Скелли, слушаю, – сказала Лал. – Наверное, тебя слышно даже на Горсе.

«Готов поспорить, ты жалеешь, что сейчас не там», – подумал Кейнан. Коренастый коротышка Скелли мог существовать лишь в одном режиме: суматошном. Кейнан знач, что ему около сорока и во время войны он был, кажется, минером; шрамы и отметины на его лице выглядели как летопись недавней военной истории. Но хотя Кейнан мог посочувствовать человеку, пережившему подобное, пилот не выносил его манеру орать так, будто этот тип пытался перекричать грохот артиллерии. Он мог бы заглушить своим голосом реактивную турбину.

– Я пытаюсь спасти жизни этих рабочих, – со всей серьезностью проговорил Скелли, нахмурив темно-рыжие брови. – И твою компанию заодно. – Увидев, что Лал снова устремила взгляд в электронную ведомость, которую держала в четырехпалых руках, Скелли оглянулся и пожал плечами. – Никто не слушает.

Кейнан знал, что Скелли работает взрывотехником в «Дальборге» – еще одном из горнорудных концернов. Окадайя как-то поведал, что за последние пять лет Скелли успел поработать во всех основных компаниях и отовсюду был уволен. Не пробовал устроиться он пока только к нынешнему работодателю Кейнана. Не то чтобы «Лунный свет» был слишком мал, уточнил Окадайя, просто повезло. Кейнан согласился. Скелли был толковым сапером-взрывотехником, но в комплекте с навыками шли разнообразные неврозы. К тому же он вечно выглядел так, будто спал на полу. Кейнану тоже порой приходилось, но он всегда старался привести себя в презентабельный вид.

Скелли повернулся к директору «Лунного света»:

– Послушай, Лал, я всего лишь прошу, чтобы вы приостановили прокладку штреков из зоны сорок два. И твоя компания, и остальные. На некоторое время. Тогда я смогу проверить мои…

Лал недоверчиво уставилась на него:

– Я думала, ты отказался от этой затеи!

Маленькие глазки Скелли сузились.

– Тебе бы этого хотелось, не правда ли? Я забыл. Все вы, гильдейские шишки, одинаковы. Только нажива…

Пытаясь разрядить обстановку, Кейнан проследовал мимо со своей тележкой:

– А вот и я.

Лал, явно обрадовавшись появлению нового собеседника, осмотрела груз на тележке и сверилась с ведомостью:

– Рада, что ты все-таки добрался, Кейнан. Я слышала, были какие-то проблемы.

– Меня это не касается, – заявил пилот, остановив тележку. – Вот твои бомбы.

– Эта партия пойдет в зону сорок два. – Взмахом руки Лал подозвала нескольких рабочих. Она кивнула Скелли, который прямо закипал, прожигая взглядом тележку. – Любимое место некоторых, – шепотом добавила она.

Скелли облокотился о ручку тележки:

– Говорю тебе: там, внизу, нельзя больше взрывать. Уж точно не этими…

– Ну так забери их домой, – обронил Кейнан, обойдя вокруг Скелли. – Можешь там взорваться. – Он начал разгружать ящики, по одному передавая заряды рабочим, которые их относили.

– Постой, – произнес Скелли, наконец-то обратив внимание на пилота. Он подошел к Кейнану и оглянулся на Лал. – Кейнана-то ты слушаешь, верно? Он один из твоих лучших перевозчиков взрывчатки – и один из моих лучших друзей.

– Первое – правда. Второе – нет, – не прерываясь, ответил пилот.

– Кейнан возит этот состав, – сказал Скелли. – Он знает, на что он способен. Он подтвердит: добывать кристаллы микровзрывами – это одно, но нельзя же проламывать стены! Он знает…

– Я скажу тебе, что я знаю. – Обернувшись, Кейнан ткнул пальцем Скелли в живот, заставив отступить на шаг. – У меня график. Надо выгрузить остальное. Пока. – Он взялся за опустевшую тележку и развернул ее.

Лал отошла в сторону, доставая комлинк.

– Имперский канал, – сказала она, взмахом руки отгоняя Скелли. – Это важно.

– Это тоже важно, – пробормотал взрывотехник, ни к кому конкретно не обращаясь. Заметив, что Кейнан поволок свою тележку обратно, он двинулся следом и, догнав, побежал рядом, изо всех сил стараясь не отставать. – Кейнан, дружище… почему ты меня не поддержал?

– Сгинь, пожалуйста.

– Мы все сгинем, если это будет продолжаться, – отдуваясь, прохрипел Скелли. – Уж я-то как никто знаю, на что способна взрывчатка барадиевой группы. Я подсчитал мощность взрывов. Я даже изучил сейсмологию этой луны…

– Весело ты проводишь выходные. – Кейнан затолкал тележку в кабину подъемника.

– …Вплоть до самого ядра, о котором никто из них даже не задумывался! – Не умолкая, Скелли тоже забрался в кабину. – Здесь-то породы довольно крепкие, но глубже? Эта луна может схлопнуться, как протеиновый крекер!

– О!

– Вот именно, что «О!» Я знал! Ты со мной согласен!

– Нет, просто вспомнил о еде. – Кейнан достал из кармана пакет. – Я сегодня не завтракал.

– Я серьезно говорю. – Скелли сунул руку в карман своего собственного жилета. На правой ладони он носил перчатку, и Кейнан ни разу не видел, чтобы эта рука использовалась как-то иначе, чем простая клешня. Сейчас она сжимала какой-то предмет размером не больше монеты. – Все на этом голодиске. Все мои изыскания. Помнишь почвотрясения на Горсе, когда луна проходит вблизи? На Синде они были бы куда ощутимее, если бы не кристаллические структуры, которые гасят напряжение. Но мы взрываем их одну за другой! Если хоть кто-нибудь это прочтет…

– Почему я? Я – никто.

– К Окадайе ходят все! – воскликнул взрывотехник. – И ты все время там торчишь. Ты мог бы поговорить с кем-нибудь.

– А сам ты почему не можешь? – Кейнан знал почему. – Ах да. Он запретил тебе там появляться, потому что ты надоедаешь клиентам.

– Просто взгляни. – Скелли помахал диском перед лицом пилота.

– Убери от меня эту штуку, Скелли. Я серьезно. – Кейнан бросил пустой пакет на дно тележки. Ругаться с сотрудниками других компаний было чревато дракой; Ока-дайя не советовал этого делать. Но у Скелли не было друзей, и неспроста. А терпение у Кейнана было на исходе.

Лицо Скелли исказила презрительная гримаса.

– Ах да, в самом деле. Я забыл. Тебе платят сдельно, не так ли? И теперь ты носишься как эскрыса, потому что им-перцы заглянули на огонек. – Он придвинулся ближе к лицу своего более высокого собеседника. – Ну так пусть имперцы поостерегутся, потому что их ждет реальная катастрофа!

– Последнее предупреждение!

Скелли открыл было рот – но не успел он издать ни звука, как Кейнан врезал кулаком ему по зубам. Избиение продолжалось секунд пять, после чего подъемник открыл двери в ангаре и поджидающие дроиды-грузчики увидели, как Кейнан выволок из кабины свою тележку с неподвижным телом подрывника.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Наконец-то явились, – сказал пилот и толкнул тележку в сторону дроидов. – Уберите его куда-нибудь.

Когда Кейнан направился к «Расторопному» за очередной партией взрывчатки, оглушенный и растерянный Скелли посмотрел на недоумевающих дроидов:

– Никто не слушает.

– Сигнал с камеры пятьсот шестьдесят на Синде, – доложил оператор во втором ряду. – Угрозы в адрес Империи на общегалактическом. Камера в кабине подъемника. Тридцать восемь децибел, произношение четкое и разборчивое.

Залюна Майдер невозмутимо поливала свои вазоны в другом конце центра обработки данных.

– Кто слушает?

– Пилот транспортника.

«И мы», – добавила про себя Залюна, возвращаясь к работе. Серая рука проделала пасс в воздухе – и на одной из демонстрационных платформ, окружавших рабочее место, высветилась полуметровая голограмма.

В сотнях тысяч километров над Торсом двое людей вели разговор в одном из подъемников лунного прииска. Точнее, вели до того момента, пока один из собеседников не уложил другого на пол. И теперь, три секунды спустя, вся эта объемная картина, слегка искаженная помехами, разворачивалась перед огромными черными глазами Залюны.

Не отрываясь от голограммы, салластанка потянулась за очередной чашкой кафа. Залюне было уже за пятьдесят, по часу в день она проводила в корпоративном тренажерном зале, но знала, что от искусственных стимуляторов Давно пора отказаться. С другой стороны, работы только прибавлялось – а пристрастие к кафу было единственной ее дурной привычкой. Она знала, что сие обстоятельство отличает ее от большинства обитателей Горса… знала потому, что за тридцать с лишним лет Залюна Майдер видела и слышала все.

Так было нужно. В этом заключалась ее работа. И сейчас слуховые вкладыши, вставленные в гигантские уши-раковины, донесли до нее слова, привлекшие внимание системы: «…Пусть имперцы поостерегутся…»

Залюна повернулась к оператору из второго ряда:

– Пилот транспортника, говоришь. Кто-нибудь из наших…

– Мигрант, досье на него нет, – ответил сотрудник. – Не наш клиент.

Залюна не стала уточнять, является ли их клиентом тот, кто говорил. Слова были вполне красноречивы. Суперкомпьютеры системы наблюдения изучили высказывание, оценили его по каким-то своим таинственным критериям и перебросили дело к «майнокам», а уж те доложили ей.

«Майноки Майдер». С тех пор как Залюна стала заправлять на пятом этаже, так называли работающий здесь персонал. У нее не было ни детей, ни внуков; она и не нуждалась ни в какой родне. Со своей возвышенной платформы Залюна царила над всем и вся, руководя операторами и изредка находя время, чтобы заняться комнатными растениями. Ей не посчастливилось родиться на планете, где никогда не бывало рассветов, но, по крайней мере, освещение в офисе было идентично естественному.

Залюна еще с юных лет обосновалась в «Окне мира» – перевернутом усеченном конусе, который до сих пор оставался самым новым зданием на Горсе. Компания «Медийные решения Трансепт» построила этот комплекс, не имевший ни единого окна, как хранилище маркетинговых данных о жителях планеты. На Горсе почти не было бизнеса, так или иначе не связанного с горнодобывающей промышленностью, но это не имело значения. Когда сотрудники увольнялись, они забирали с собой и свои покупательские предпочтения. А «Трансепт», благодаря своим многочисленным постам наблюдения, составлял на них досье, которые и мог предложить по прибытии сотрудника на новое место. Эта информация наверняка стоила каких-то денег, хотя Залюна редко задумывалась, кому и зачем она может понадобиться.

Правда, в последнее время мало кто покидал Горс, кроме немногочисленных временных рабочих, но это тоже не было проблемой. Крупным заказчиком «Трансепта» стала сперва Республика, а за ней Империя – и Залюна сохранила свою любимую работу. Смотреть и слушать: она была рождена для этого. Не потому, что имела огромные салластанские глаза и уши – хотя они не упускали ничего; просто, сколько Залюна себя помнила, она всегда обожала наблюдать и впитывать информацию.

И ничего не забывала.

– А, наш старый друг, – проговорила она, движением пальца остановив запись. – Скелли, фамилия отсутствует. Человек, уроженец Кореллии, сорок стандартных лет. Работа: эксперт-взрывотехник в компании «Дальборг» на Синде. Последний известный адрес: коммуна «Крисп» на Горсе. Ветеран Войн клонов. Ранен, имеет протез кисти. Отсутствуют два зуба…

Оператор из второго ряда повернулся к ней, приподняв брови.

– Он самый, – произнес Хетто. – Но я еще даже не вызвал его досье.

– Ты вызывал его восемь дней назад. – Залюна отхлебнула из своей кружки. – Повторять ни к чему.

– Ты меня пугаешь, босс. – Из-за терминалов донеслись смешки.

– Ничего, тебе полезно, Хетто. А ну, все работать!

Операторы моментально замолчали, а Хетто, улыбнувшись, снова уставился в экран. За два десятилетия на глазах у Залюны его юношеская импульсивность сменилась усталой раздражительностью, но ему по-прежнему нравилось ее дразнить.

Вообще-то, женщина и не предполагала, что ей доведется кем-то командовать. Миниатюрные салластане – ростом чуть больше полутора метров, Залюна возвышалась над большинством своих сородичей – были одними из самых безобидных обитателей Горса, где обидчиков всегда хватало. Задолго до того, как ее повысили в должности, Хетто взял в привычку сопровождать салластанку на работу из опасного райончика, где она жила, и обратно. Залюна была благодарна за заботу, но на самом деле опасность она встречала стойко. Ограбления на Горсе случались с таким же постоянством, что и почвотрясения. Пускай сшибает с ног раз за разом – надо подниматься и идти дальше.

Началось это еще до Империи, во времена Республики: майнокам поручили отслеживать электронные каналы и некоторые находящиеся под наблюдением общественные места на предмет «разговоров, которые могут представлять опасность для граждан Республики». Войны клонов затягивались, и «жизни граждан Республики» превратились в «безопасность Республики»… а уже при Империи это выражение трансформировалось в «общественный порядок».

«Не важно, – подумала Залюна. – Все это просто слова». Она не видела ничего плохого в том, чтобы подслушивать чужие разговоры ради благой цели. Рудники притягивали к себе множество дебоширов, это правда, но в темноте вызревали куда более опасные злодеяния. Правоохранительные органы поступали совершенно правильно, используя новейшие технические средства для слежки за преступниками.

А слушать было кого. Во время Войн клонов сепаратисты явили миру множество планов против Республики; приглядывать за ними было совершенно естественно. Даже джедаи, которые считались защитниками Республики, оказались предателями – если верить заявлению Императора. Верить или нет, Залюна не знала, но она не сомневалась: если заговор в самом деле существовал, то обнаружил его кто-то вроде нее самой.

Право на конфиденциальность? В молодости Залюна считала саму эту идею бредовой. Мысль либо остается в твоей голове, либо ты ее высказываешь. Разница между произнесенными шепотом словами и трансляцией на всю Галактику сугубо формальная. Слушатель, обладающий нужными средствами, чтобы слышать, имеет полное право делать это. Более того – обязан; иначе сам акт коммуникации теряет смысл. Залюна высказывалась не так часто, как Хетто, но когда ей было что сказать, она старалась, чтобы ее услышали.

Но времена изменились. При Империи слова обрели куда больший вес. Жители, которых она прослушивала, попросту исчезали, и Залюна даже не знала почему. И работа перестала приносить удовольствие.

Застывшее изображение Скелли висело в воздухе, разинув рот в безмолвном крике. Поза подходила ему идеально – и салластанка не сомневалась, что увидит эту картинку еще не раз. Потому что знала: Скелли – «звезданутый». Красные звездочки на записях обозначали визиты специалистов службы контроля психического здоровья.

– Еще пара звезд, и он обзаведется собственной галактикой, – проворчала Залюна.

Она облегченно перевела дух. «Звезданутые» обычно оставались клиентами системы здравоохранения, редко отваживаясь на что-то серьезное. Они были разговорчивей других, но почти никогда не замышляли ничего дурного. А Скелли, по крайней мере, был забавным чудаком. Залюна возобновила проигрывание:

– Ну, вот и все. Я закрываю…

– Срочное сообщение, – внезапно перебил Хетто. – По официальному каналу.

«Такое не каждый день бывает», – промелькнуло в голове у салластанки.

– Выведи!

В воздухе перед одетой в коричневое женщиной-администратором появилась какая-то жуткая образина. Механический голос заговорил четко и выразительно:

– Это граф Видиан из Галактической Империи. Я обращаюсь ко всем постам наблюдения, которые находятся в моем подчинении. Я начинаю инспектирование горнодобывающих предприятий на Синде и горнообрабатывающих производств на Горсе. На все названные объекты отныне распространяется режим безопасности первого уровня. Без исключений.

Залюна недоуменно уставилась на фигуру, которая высвечивалась в натуральную величину:

– Прошу прощения. На все предприятия без исключения? Вам известно, сколько…

Но граф Видиан не стал ждать, когда она договорит. Передача оборвалась.

Хетто, как всегда, подал голос первым:

– Что за бред?!

– Да уж, – пробормотала под нос салластанка. Она присвистнула. В горнодобывающем бизнесе были заняты десятки тысяч рабочих.

– Он что, серьезно? Он вообще представляет, чего требует? – Хетто воздел руки к небу. – Может, и на его досье звездочку поставить? Клянусь, некоторые из этих импов просто не в своем уме! Или…

– Хетто! – рявкнула Залюна.

Воцарилась полная тишина, только из терминалов доносилось бормотание голосов. Уже более спокойно она добавила:

– Мы сделаем, что приказано.

Салластанка провела пальцем вдоль челюсти, силясь вспомнить, когда последний раз вводился режим-1. Такого точно не было с тех самых пор, когда Император привлек «Трансепт» на службу Империи для разрешения кризиса, вызванного изменой джедаев. Это означало, что каждый объект наблюдения теперь получал наивысший приоритет, – и Залюна догадывалась, что за этим последует.

Ничего хорошего.

Она снова обратила взор на Скелли, разглагольствовавшего на Синде, – этот канал она только что собиралась выключить, не принимая никаких мер.

– Давай его вперед, Хетто.

– Но он же «звезданутый».

– Сегодня это не имеет значения. – Администратор выпрямилась. – Каково бы ни было его психическое здоровье, господин Скелли благодаря собственному длинному языку заработал себе свидание с нашими друзьями в белом.

«Удачи ему», – подумала она.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Граф Видиан, это такая честь, – заливался высокий неймодианец в плаще, стоявший у трапа имперского челнока. Несмотря на позднее уведомление, каждая фирма, работающая на луне, прислала своего представителя в комитет, встречавший «Булаву», и красные глаза директора прямо-таки светились от гордости. – Синдианская шахтерская гильдия приветствует вас. – Толстые губы на зеленом безносом лице расплылись в улыбке. – Я директор Пальфа. Мы все наслышаны о…

– Избавьте меня, – рявкнул Видиан, и половина присутствующих испуганно отступила на шаг. – У меня график – и у вас тоже. Научитесь его соблюдать!

У директора пересохло в горле.

– К-конечно. – Остальные отводили глаза, боясь взглянуть на киборга.

«Вот и хорошо», – подумал Видиан.

В дни заката Республики пособия Видиана по корпоративному управлению стали бестселлерами на массовом рынке, несмотря на… нет, благодаря его нежеланию выступать на деловых каналах Голосети. Граф вовсе не робел и не стеснялся своего внешнего вида; ему просто не хотелось тратить драгоценное время. Но хотя аура таинственности еще больше укрепила его авторитет, своими управленческими успехами он в значительной мере был обязан именно физическому облику.

«Эксперт по оздоровлению предприятия, – писал граф, – это вирус, вторгающийся в тело компании. Он встретит сопротивление». Когда кто-то пытается перестроить некую организацию, местные бюрократы обязательно попытаются его запугать. Но в эту игру можно играть вдвоем, и вот уже пятнадцать лет Видиан неизменно выигрывал.

Легендарный путь Денетриуса Видиана начался за пять лет до этого на койке, которую врачи считали его смертным одром. Но Видиан выжил и за то время, пока был прикован к постели, с помощью электронных торгов превратил свой скромный банковский счет в целое состояние. Позже он обзавелся дорогими высокотехнологичными протезами, изготовленными по его индивидуальным требованиям. Он перестал быть похожим на человека, но человечество покинуло его первым, оставив гнить в том хосписе.

Так что Видиан оптимизировал свое тело в соответствии со своей прославленной триадой управленческих принципов: «Не останавливайтесь! Сносите барьеры! Замечайте все!» Простые правила, которыми он активно пользовался при каждом удобном случае.

Например, сейчас, когда вся группа двинулась к подъемникам.

– Во время осмотра нам придется покрыть изрядное расстояние, – сказал директор. – Не желает ли ваша светлость сперва отдохнуть?

– Нет, – бросил Видиан, шагая так стремительно, что остальные с трудом за ним поспевали. Даже в юности он не двигался с таким проворством; физический возраст более не имел значения. Кое-кто шутил, что Видиан наполовину дроид, но сам он находил это сравнение неуместным. Дроиды временами выключались. Видиан слишком долго провалялся на койке. Одной из составляющих успеха было то, что он работал в течение 90 процентов времени. «Не останавливайтесь: если тело бездействует, разум ничего не достигнет!»

Когда подъемник доставил их на нижний уровень, директор прервал свои разглагольствования о чудесах Синды.

– Прошу прощения, – сказал он, протягивая комлинк. – Быть может, вы хотите сообщить на корабль о вашем благополучном прибытии?

– Я уже сделал это, пока вы тарахтели в кабине, – ответил Видиан.

Пальфа уставился на него в недоумении. Граф разместил в своих ушных имплантатах различные приемные устройства; направляя через них свой искусственный голос, он постоянно вел переговоры, даже не открывая рта. Видиан страшно не любил получать информацию через посредников, которые зачастую искажали ее в своих целях; встроенные средства связи просто-напросто позволяли убрать еще одно промежуточное звено. «Сносите барьеры: насколько возможно, получайте информацию напрямую!»

– За этой камерой находится один из наших разрабатываемых горизонтов. – Директор указал на шахтеров, сновавших вокруг. – Вы видите типичный рабочий день…

– Ложь, – не сбавляя шага, заявил Видиан. – Я прямо сейчас просматриваю пять докладов. Вы удвоили темпы работ, но вернетесь к посредственным показателям, как только Империя отвернется. Будьте уверены: я позабочусь, чтобы этого не произошло.

Представители компаний недовольно загудели. Но спорить было бессмысленно. Отдав беззвучную команду, Видиан убрал ежедневные производственные доклады со своих оптических рецепторов.

Еще много лет назад он осознал, что руководители – от начальника участка до президента компании – зачастую не замечают элементарных обстоятельств. Видиан не желал упускать ни малейшей детали. Оптические имплантаты не только обеспечивали исключительно острое зрение, но и устраняли потребность в видеомониторах, проецируя потоки данных прямо на сетчатку. «Замечайте все: преимущество за тем, кто владеет информацией!»

Видиан обвел взглядом группу встревоженного начальства. Пытаясь поспеть за инспектором, многие изрядно запыхались, в том числе женщина-бесалиск. Несколько таких четырехруких гуманоидов работали на Калкораанской базе – графском административном центре; они принадлежали к достаточно энергичной, но в остальном ничем не примечательной расе. Прежде чем Видиан успел присмотреться внимательней, вдоль обеих стен камеры открылись двери грузовых подъемников. Из кабин высыпали штурмовики.

«Как раз вовремя». Видиан повернулся и указал на пять коридоров, расходившихся из камеры в разных направлениях. Солдаты молча разделились и направились в туннели.

Директор Пальфа испуганно спросил:

– Что происходит?

– Ничего такого, о чем я не предупреждал. – Тон голоса Видиана казался настолько же будничным, насколько зловещим было значение слов. – Вы – управляющие. А мы поможем вам… управиться.

Гера не собиралась совершать несанкционированную посадку в синдианском горнодобывающем комплексе. Однако, влившись в конвой, она смогла подобраться к луне достаточно близко, и когда звездный разрушитель скрылся из виду, девушка вывела корабль на орбиту. Маленький челнок доставил ее к ремонтной мастерской на поверхности спутника.

О горном деле Гера прочитала достаточно, чтобы выбрать себе прикрытие: она будет рабочим по обслуживанию дроидов-погрузчиков. Остальное придумается на ходу.

– Не тот вход, – заявил тип, который дежурил в шлюзе.

– Ой, простите! Я сегодня первый день и уже опаздываю!

– А пропуск где?

– Я его забыла. Представляете? В первый же день!

Тип поверил и пропустил ее; судя по улыбке, он надеялся, что она и впредь будет ошибаться адресом. Мужчины нескольких различных рас находили Геру привлекательной, и она не стеснялась использовать это обстоятельство для пользы дела.

Однако, пробираясь по коридорам комплекса, тви’лека начала понимать, насколько сложным это дело может оказаться. Горс и Синда, конечно, производили для Империи стратегически важный продукт, но система лежала вдалеке от центра Галактики. Тем не менее Гера снова и снова замечала камеры наблюдения – в том числе и такие, о которых рабочие явно не должны были знать. Если корусантский уровень безопасности начал проникать и на планеты Внешнего Кольца, это сведет на нет антиимперские акции.

«Лишний повод навестить моего друга на Горсе», – подумала Гера, ловко проскочив под дугой обзора очередной спрятанной камеры. Встреча с любым таинственным информатором была опасным делом; она успела усвоить это за свою пока еще недолгую карьеру активистки. Но данный контакт доказал, что хорошо знаком с возможностями имперской системы наблюдения, а это пригодится позже для получения важной информации.

Впрочем, для того, чтобы разузнать побольше о методах графа Видиана, придется прибегнуть к старой доброй слежке. В данный момент он был на Синде – Гера видела его издалека, когда он шествовал через выработки в сопровождении свиты. Подобраться ближе было бы трудно. За прозрачными кристаллическими колоннами особо не спрячешься.

Тви’лека метнулась в заброшенный проход, рассчитывая срезать путь и опередить процессию. Но вместо графа ей встретился кое-кто другой.

– Стоять! – В конце коридора появился штурмовик. Он наставил на нее дуло бластера.

Гера замерла как вкопанная.

– Извиняюсь, – сказала она и приложила ладонь к груди, тяжело дыша. – Вы меня напугали!

– Кто ты такая?

– Я здесь работаю. – Гера приблизилась как ни в чем не бывало. – Наверное, я заблудилась. Первый день на работе. – Она улыбнулась.

– Где твой пропуск?

– Забыла. – Черноокая тви’лека смущенно потупилась, потом снова посмотрела на штурмовика. – Представляете? В первый же день!

Несколько мгновений солдат глядел на девушку… и вдруг заметил бластер у нее на бедре. Гера оказалась быстрее, ударом ноги выбив оружие из рук ошеломленного штурмовика. Винтовка покатилась по полу, солдат бросился за ней. Гера ловко увернулась в пируэте и вскочила на его бронированную спину. Штурмовик поскользнулся на кристаллическом полу и под весом тви’леки врезался головой в стену. Шлем с громким хрустом треснул, штурмовик повалился на пол и замер неподвижно.

– Прости, – прошептала Гера на ухо поверженному солдату. – Женские чары действуют не на всех.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– В темпе! В темпе!

Скелли сердито оглянулся на Тарлора Чо, который бегал по пещере, подгоняя рабочих. Этот высокий светлокожий тип занимал в «Дальборге» должность кретина, ответственного за зону 39, – не путать с остальными кретинами, которые заведовали работами на этом горизонте. Скелли знал, что такие же официальные кретины есть и в других зонах – и ни у кого из них нет ни грамма мозгов.

Сейчас все они носились как угорелые. Вот уже несколько часов подряд прибывающие шахтеры сообщали о том, как их гоняют имперцы. Раз за разом пересказывалась история о том, как звездный разрушитель взорвал один из грузовиков, чей капитан задерживал движение. Теперь же Тарлор объявил, что главный императорский эксперт по рационализации производства, граф Видиан, лично будет инспектировать их работу.

Скелли расценивал это как дар с небес. Главный правительственный инспектор… едет к нему? Ну, не к нему лично, но он будет достаточно близко. А главное – это же сам Денетриус Видиан! Конечно, во времена Республики он тоже был бизнес-воротилой, но, пожалуй, из всех подобных заправил Скелли только его и уважал. Видиан жил за счет неэффективных корпораций, зарабатывая на исправлении их просчетов. Его знаменитый труд «Пора забыть о старых методах» был единственной голокнигой о бизнесе, которой владел Скелли.

Если удастся привлечь внимание Видиана, то Империя, конечно же, поймет суть дела – и, естественно, в ее власти будет заставить горнодобывающие компании прекратить свое разрушительное дело.

Тут над ним навис Тарлор:

– Скелли, а ну давай готовь заряды!

Подрывник вздохнул и снова переключил внимание на кристаллическую колонну, возле которой стоял на коленях. Приготовив пасту из бисульфата барадия, он начал раскладывать эту замазку вокруг основания сталагмита.

Дело это было долгое и кропотливое, а как тут работать аккуратно, когда ты зол на вселенную и всех ее обитателей? Этот Кейнан тоже еще: у Скелли до сих пор ныли зубы после его удара. Кем он себя возомнил? Тарлор вкупе с остальными сволочами из руководства тоже были хороши. Тем более что недавно Скелли понизили в должности, и из руководителя взрывотехнической группы он превратился в жалкого инженера-подрывника.

Но больше всего он ненавидел свою правую руку. Та была бесполезной, из-за чего тонкую работу приходилось выполнять левой. Сейчас Скелли едва мог себя заставить взглянуть на эту фальшивую кисть, скрюченную, как птичья лапа. Она оставалась такой с того ужасного дня во время Войн клонов.

Воспоминания о Войнах клонов сами по себе навевали хандру. Весь этот конфликт был насквозь пропитан враньем. Сепаратисты считались опасным врагом, но сразу после провозглашения Империи они куда-то делись, будто по нажатию кнопки. Скелли не сомневался, что все это дело затеяли крупные корпорации. Война означала рост продаж кораблей, оружия и медицинской техники. А для Войн клонов даже самих солдат производили на конвейере.

Республика и Конфедерация были партнерами в этой грязной игре. Империя, на взгляд Скелли, была лишь очередной вариацией на ту же тему, не более и не менее аморальной. Для олигархов перейти из одного политического лагеря в другой было не труднее, чем сменить деловой костюм.

В этом десятилетии в моде была централизация. Скоро придумают что-нибудь другое. Но в любом случае левиафана нужно кормить – или жизнями и увечьями солдат, или кровью и потом рабочих.

Проблема заключалась в том, что Скелли только и умел, что устраивать взрывы.

Сам он себя в этом не винил. Скелли был продуктом системы, которая, с его точки зрения, строила лишь для того, чтобы разрушать. Он учился у лучших мастеров – и хорошо усвоил уроки. В конечном итоге все сводилось к простому правилу, которое ему объяснили в учебке в первый же день: «Соедини заряд с активатором. Зажигание ведет к реакции, реакция – к взрыву». Будь то применительно к составам на основе барадия или его несравнимо более мощного изотона, барадия-357, эти шаги описывали серию сложных реакций, всегда приводивших к одному и тому же простому результату.

В свои сорок лет Скелли считал, что то же правило применимо и в повседневной жизни. Допустим, есть назревшая проблема. Кто-то предложил принять меры. Система отреагировала на внешнее давление. А потом – бабах! – и решение готово. Скелли всегда пользовался таким методом. Именно он при любой возможности всегда предлагал что-то предпринять. Еще с войны. Потому-то он всегда вызывался добровольцем. Когда штурмовать вражеские укрепления было слишком опасно, Скелли, рискуя жизнью, готовил подкоп и закладывал мину, а образовавшийся пролом решал исход боя. Делал он и много чего еще.

Но потом была битва за Шлаковую Яму. И бессмысленная атака по приказу безмозглого генерала, который надеялся с помощью взрывчатки легко овладеть сепаратистским опорным пунктом. Грунт был рыхлым, заряды – неподходящими, и Скелли поднял шум.

Его не послушали. Никто и никогда его не слушал.

Генерал был генералом. Скелли оставалось лишь идти в пролом самому, рассчитывая на врожденный талант и надеясь, что удастся выручить сослуживцев.

Все напрасно.

Пока он валялся в коме, Войны клонов закончились; позже он узнал, что из взвода не выжил никто. Другим сокрушительным ударом стала новая рука. Меддроиды уверяли, что у них есть все части, необходимые для имплантации в полевых условиях. Но они солгали. Для Скелли остался только клатуинский протез, который плохо стыковался с человеческой нервной системой. Хуже того: эти растяпы изуродовали руку до такой степени, что пересадка нормальной кисти стала невозможной. Оставалось только натянуть перчатку на дурацкий протез и как-то жить дальше.

Бедность не замедлила наведаться в гости. Не оставалось иного выбора, кроме как вернуться к профессии взры вотехника, – и здесь Скелли вновь нашел подтверждение своей теории о порочности корпораций. Эти типы были такими же беспечными, как и военные.

Жизнь была бы нестерпимой, если бы в конце концов его не занесло на Синду.

Как человек, много времени проведший под землей, Скелли был поражен красотой лунных пещер. Мысли, которые носились в его голове как сумасшедшие, здесь словно замедляли ход. Одно время Скелли казалось, что на него легла некая ответственность: раз уж недра луны все равно будут разрабатываться, то он позаботится, чтобы это делалось бережно, с заботой об этом мире и о самих рабочих. На Синде было множество пещер; казалось невозможным, чтобы корпорации разрушили их все.

Но теперь невозможное становилось реальностью. Синда превращалась в очередной разграбленный мир в придачу к тысячам загубленных судеб.

Включив детонатор, Скелли положил лопаточку обратно в ящик. Еще один сталагмит готов к обезглавливанию. Нудная механическая работа – но сделанная на совесть. Кто-то же должен стараться.

– Вон он, – послышался голос начальника. Скелли встал и оглянулся. В пещеру вошла группа из четырех штурмовиков во главе с Тарлором.

«Ага», – подумал подрывник. Передовой отряд инспектора прибыл как-то слишком рано, но это не имело значения.

– Привет! – крикнул он. Все еще держа ящик в скрюченной правой руке, он отсалютовал левой. Бессознательный жест: Скелли давно не состоял ни в какой военной организации, но солдаты носили примерно такую же броню, как те клоны, с которыми он служил, и в любом случае он был рад их видеть. – Я Скелли. Я уже много месяцев пишу в службу контроля…

– Чего? – вытаращил глаза Тарлор.

– …и рад, что хоть кто-то меня услышал. – Скелли посмотрел за спины штурмовиков, которые продолжали шагать к нему. – Э-э… а граф Видиан здесь?

Шедший первым штурмовик остановился и поднял бластерную винтовку. Его спутники сделали то же самое.

– Скелли, ты арестован.

Взрывотехник нервно хохотнул:

– Вы шутите. За что?

– Ты обвиняешься в произнесении антиимперских речей.

Глаза Скелли расширились, мысли понеслись вскачь.

– Погодите! Это Кейнан на меня настучал?

Тарлор покачал лысой головой:

– Можете его забирать. Из-за Скелли всегда были одни неприятности – и «Дальборг» не желает иметь дела с типом, который может огорчить графа Видиана. – Он окинул подрывника презрительным взглядом и едко процедил: – Похоже, я сорвал банк. Ты уволен!

– П-постойте! – заикаясь, проговорил Скелли. – Здесь какая-то ошибка! Тарлор, у тебя нет полномочий…

Прежде чем он успел договорить, штурмовики снова Двинулись вперед.

– Положи ящик на землю! – скомандовал первый солдат, который был уже всего в паре шагов.

Завидя наставленный на него бластер, Скелли принял Решение. Он поднял вверх левую руку и согнул колени:

– Ладно, как скажете. Секундочку… – Он присел…

…и схватил пульт дистанционного управления, который оставил на полу. Скелли кувыркнулся за колонну, над которой только что работал, и сжался, прикрыв ящик своим телом. Прежде чем штурмовики бросились к нему, взрывотехник нажал на кнопку.

Бисульфат барадия, которым была обмазана колонна, сдетонировал – и массивный цилиндр, твердый как алмаз, рухнул в намеченном направлении. В противоположную от Скелли сторону… прямо на штурмовиков. Один громко закричал, и в следующий миг его придавило падающей колонной. От удара о пол структура разлетелась на острые, как кинжалы, осколки.

Скелли не стал смотреть, что там с остальными солдатами, а сразу бросился наутек. Он выскочил в освещенный коридор, который выводил из зоны 39 в служебный ствол. По памяти он знал, что ствол соединен с вентиляционными туннелями и другими ходами, которыми можно добраться до любой точки в подземельях Синды.

Он бежал в темноте, тяжело дыша и пытаясь осмыслить произошедшее. Итак, кто-то все же его услышал. Но сути слов не понял.

«Ну и ладно», – подумал Скелли. Он вдруг осознал, что неподвижная правая рука все еще сжимает ручку ящика со взрывчаткой; тот на бегу колотился о бедро. Это немного успокоило подрывника, и он улыбнулся.

«Послать сообщение можно и по-другому».

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Видиан никогда прежде не видел, чтобы корпоративные бездельники разбегались с такой быстротой. С того времени, как он объявил режим безопасности первого уровня, операторы наблюдения на Горсе назвали ему имена сорока шести потенциальных агитаторов, работающих в рудниках Синды. Когда граф сообщил, что штурмовики начали проводить аресты, директора помчались предупредить своих подчиненных об ужесточении контроля.

Органические существа, якобы наделенные разумом, на самом деле не умнее дроидов, подумалось Видиану. Их можно заставить действовать согласно программе.

«При наличии должного стимула, конечно». Стоя в окружении двоих штурмовиков, граф свирепо воззрился на главу гильдии – единственного из сопровождающих, кто остался в пещере:

– Пальфа, пусть ваши коллеги назначат в каждой бригаде ответственного за морально-политическую работу, чтобы поддержка Империи обеспечивалась словом и делом.

Неймодианец опустил глаза:

– Милорд, я не знаю, как подобная инициатива будет воспринята. Все дело в социальной категории рабочих, которые к нам нанимаются. Грубые типы. Их мысли трудно контролировать…

– Если они вообще умеют мыслить. Пьяницы и дебоширы меня не заботят. Но не все из них безобидны! Вот, мне только что доложили. – Видиан сделал паузу, настраивая ушной имплантат. – У вас на уровне 39 была произведена попытка ареста – и в ответ подозреваемый напал на солдат!

Директор покачал своей большой головой:

– Это ужасно. Я уверен, что охрана уже его поймала.

– Не поймала. Но мои солдаты сделают это. – Видиан на секунду выключил звуковой канал, чтобы отдать приказ. – Вот, – снова заговорил он вслух. – Я переслал в ваш офис копию программы коррекционных мер. Позаботьтесь, чтобы компании, входящие в вашу гильдию, немедленно внедрили ее.

– Слушаюсь, милорд.

– Тогда продолжим.

Удрученный директор провел Видиана на участок. Как и повсюду, здесь копошились рабочие-мигранты, которые по производительности труда лишь немногим превосходили дроидов. Некоторые из них таскали взрывчатку в другие камеры. Другие стояли по бедра в массе кристаллической щебенки, лопатами насыпая торилидсодержащие осколки в корзины и при этом обильно потея. В пещерах Синды было сухо; легкая дымка, висевшая в воздухе, являла собой чисто органические испарения. Видиан был рад, что более не обладает обонянием.

«Рвань грузит рваный камень», – подумал граф. Подобный сброд встречался на бесчисленных промышленных планетах, которые ему поручали доводить до ума. Работать с таким материалом было исключительно тяжело. Даже если устранить смутьянов, мало кого удастся обучить чему-то новому – а сам образ жизни снижал продуктивность этих шахтеров.

Впрочем, они были многочисленны, и с этого можно было начинать. Видиан вошел в толпу и стал хлопать металлической рукой по спинам рабочих.

– Ты. Ты. Ты. И ты. – При его прикосновении горняки испуганно оглядывались. Люди, инородцы, – объединял их лишь солидный возраст. – Слишком старые. Слишком медлительные.

Не обращая внимания на злые и оскорбленные взоры, киборг обернулся к главе гильдии:

– Пальфа, еще одна инструкция для ваших компаний. С сегодняшнего дня вводится возрастной порог для рабочих.

– Но… – заикаясь, промолвил неймодианец. – Но они еще могут трудиться!

Видиан смерил Пальфу холодным взглядом.

– Зато вы себя трудом не обременяете, – сказал он, шагнув ближе. – Ваша гильдия кишит изменниками и лодырями!

– Милорд, я мог бы предложить некие…

Но Видиан не стал слушать. Выбросив вперед руку, он схватил директора за воротник. Дернул вниз, накинув плащ на голову визжащего бюрократа, и повалил неймодианца на каменный пол. Штурмовики, вскинув оружие, смотрели, как киборг осыпает Пальфу градом могучих ударов.

Когда окутанное тканью тело главы гильдии перестало шевелиться, граф отошел в сторону, довольный своей работой. Он любовно посмотрел на ладони; те по-прежнему блестели как новенькие.

– Милорд! – окликнул один из штурмовиков.

– А? – Видиан бросил взгляд на солдата, после чего вновь посмотрел на рабочих, среди которых стоял. – Несчастный случай на производстве, – объявил он. – Возвращайтесь к работе… за исключением тех, кого я назвал. Ваши компании подыщут вам более подходящее занятие на Торсе. Незанятость в системе, где добывается стратегически важный ресурс, карается по закону. Империя не потерпит тунеядства.

Когда настороженные рабочие подчинились, Видиан удовлетворенно кивнул. «Управление по-имперски». Так намного эффективнее, чем было при Республике. Новый метод казался совершенно естественным. Если уволить управляющего, это раззадорит лишь амбициозных карьеристов, метящих на его место. Но убийство мотивирует всех без исключения. А потому должно быть в инструментарии каждого руководителя.

Граф переключил аудиоканал:

– Капитан Слоун, вы меня слышите?

В ухе раздался ответ с «Ультиматума»:

– Так точно.

– Проинформируйте Корусант о том, что открылась вакансия на должность главы Синдианской шахтерской гильдии. Я уверен, Император пришлет нам компетентного работника.

– Есть. Конец связи.

Оставив рабочих под присмотром штурмовиков разбираться с телом, Видиан продолжил экскурсию в одиночестве. В следующей камере работала очередная бригада – и, хотя граф не имел намерения лично выявлять каждого лентяя, он не смог пройти мимо, увидев седовласого старика, который сидя чистил кирку.

– Ты определенно слишком стар, – сказал Видиан, схватив старика за воротник.

– Да? А ты слишком уродлив, – ответил дед, даже не успев разглядеть, кто это к нему пристает. Когда же он обернулся и увидел пришельца, то вздрогнул от отвращения: – А ты что еще за диво?

Видиан никак не отреагировал. Он прочитал надпись на пропуске старика:

– Окадайя Гарсон. – Имя не числилось в списке диссидентов, но это ничего не значило. – Перестань таращиться на меня, как дурак.

– Извиняюсь. – Окадайя указал на место за ухом киборга, где синтекожа не до конца закрывала шрамы. – Просто… просто ты немного недоработал вон там.

– Это сделано не напоказ. Это сделано для успокоения тех, кто теряет эффективность, столкнувшись с чем-то незаурядным. – Граф еще крепче стиснул воротник Окадайи и встряхнул. – Я нахожу, что в этой Галактике переизбыток заурядных существ. Может, снять кожу и с тебя, чтобы показать, каково это?

– А может, лучше его отпустить? – произнес голос сзади.

Обернувшись, Видиан увидел черноволосого молодого человека с тяжело груженной репульсорной тележкой, который стоял у входа в туннель. Человек держал в руке бластер, наставив дуло на инспектора.

– Ну-ну, – произнес граф, как будто угроза жизни его нимало не заботила. – Кто это у нас, стрелок? А может, мы нашли нашего пропавшего вредителя?

За время своих странствий Кейнан повидал немало народа с протезами. В основном это были нормальные ребята, которые с помощью технических приспособлений компенсировали какое-либо увечье. Но киборг, державший Ока-дайю за воротник, явно пустился во все тяжкие. Он выглядел как боевой дроид, изображающий человека на маскараде.

– Я не вредитель, – сказал пилот, не опуская ствола. – Услышал крик, подумал – какие-то проблемы. Что здесь происходит?

– Я граф Видиан, здесь от имени Императора. Я выполняю его поручение. – Будто не замечая бластера, киборг начал поднимать старика над полом.

Кейнан пощупал пальцем спусковой крючок. У него не было ни малейшего желания цапаться с имперцами, тем более с главной шишкой в округе. К счастью, в голову пришла другая идея.

– К слову, вам не помешает кое-что узнать. – Пилот опустил бластер и осторожно прошел в камеру. – Вы собираетесь задушить человека, который лучше всех умеет добывать торилид.

Видиан задумался:

– Сомневаюсь. В таком возрасте он много не нароет и не наносит.

– Он обучает тех, кто роет и носит, – произнес Кейнан. – «Лунный свет» – самый эффективный производитель среди компаний подобного размера.

Видиан встряхнул Окадайю и вдруг уронил на пол.

– Наконец хоть кто-то, понимающий суть вещей, – сказал граф. – Тебе повезло, стрелок, что сегодня я уже забил одного деятеля до смерти. У меня график. – С этими словами киборг развернулся и вышел из камеры в сопровождении охраны.

Кейнан сунул бластер в кобуру и повернулся к Окадайе, над которым хлопотали горняки. Старик потер шею и взглянул на него:

– Вечно тебе надо подразнить гандарка.

– Беру с тебя пример, – отозвался Кейнан.

Йелкин – тот шахтер, с которым они сцепились утром, закатил глаза:

– Не понимаю, почему ты не застрелил этого урода? Говорят, он убил начальника гильдии!

– Я сам выбираю, с кем развлекаться, – сказал Кейнан. – Я не трогаю имперцев – они не трогают меня.

– Зона сорок два ждет, господа, – произнес Окадайя. – Я хочу покончить с сегодняшней работой.

В дальнем конце пещеры Гера опустила макробинокль. В последний час ей немного повезло: все штурмовики вдруг покинули эту зону. Судя по разговорам, они разыскивали какого-то человека, который оказал сопротивление при аресте. Услышать эту историю было бы очень интересно, но в приоритете был Видиан – и поэтому Гера следовала за ним, стараясь находить укромное место в каждой пещере, откуда можно было наблюдать.

Ближе чем на сто метров ей подобраться не удалось, но она насмотрелась достаточно, чтобы понять: Видиан – гнусный тип, вполне достойный высокого поста в Империи. Тви’лека видела избиение бедного главы гильдии, равно как и реакцию графской охраны: та вела себя так, будто убийство управляющего было чем-то будничным. А через несколько минут он накинулся на старика. Просто повезло, что мимо проходил тот молодой человек. По крайней мере, хоть этот не был бесхребетным.

Когда черноволосый парень со своей тележкой вышел из камеры, Гера на миг почувствовала искушение последовать за ним. С кем-то, готовым сопротивляться Империи, стоило свести знакомство. Но затем она вспомнила, что явилась сюда не для вербовки. Главным было выполнить поставленную задачу.

«Быть может, в следующей жизни, приятель». Гера спрыгнула со своего «наблюдательного насеста» и последовала за Видианом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В то время как Кейнан толкал свою тележку по штреку, ведущему в зону 42, мимо пробежало еще несколько штурмовиков. Похоже, они все еще разыскивали того психа, который слетел с катушек и напал на них в зоне 39. Лал Граллик, наведавшись в выработку, подтвердила слухи о том, что гоняются действительно за Скелли. Кейнан ничуть не удивился и не расстроился. По крайней мере, теперь этот тип от него отвяжется.

В Империи штурмовики были вполне заурядным зрелищем. Но хотя Кейнан немало полетал по Галактике, путь его напоминал спираль, раскручивающуюся от центра. Миры Ядра, Колонии, Внутреннее Кольцо: каждый регион становился для него очередным рубежом. И всюду повторялась одна и та же картина: присутствие Империи, поначалу неощутимое, постепенно росло. Кейнан порой даже удивлялся, как поставщики штурмброни управляются со спросом. Интересно, что имперцы будут носить, когда они доберутся до окраин Галактики?

Не то чтобы появление штурмовиков встревожило Кейнана. Подобно той женщине со звездного разрушителя, все они были винтиками большой машины. Органическими дроидами, обученными реагировать определенным образом и выполнять определенные задачи. Пожалуй, Видиан был наиболее буквальным олицетворением этого явления: кибернетическая эффективность и общая имперская зловредность совместились в массе металла, прикрытой сверху слоем кожи. Пилот знал: лучший способ избежать хлопот с имперцами – идеально вписаться в стереотипный образ, который они ожидают встретить.

На планетах вроде Горса Империя ожидала встретить представителей социального дна, которые нанимаются на низкооплачиваемую, сопряженную с риском работу. Публику буйную и шумную – но не бунтовщиков. Типов, представляющих опасность для своего здоровья и друг для друга, но не для Империи. Политически пассивных и апатичных.

Так уж вышло, что как раз подобные планеты были Кейнану по душе. Ему нравилась роль грубого деревенщины. Он путешествовал по Галактике, разглядывая достопримечательности – а иногда потолок, когда валялся на полу после драки или попойки. Он посетил столько мест, что уже и не мог сосчитать, и – за исключением Окадайи – почти никогда не запоминал имен тех, с кем доводилось общаться. Зачем, если скоро снова в путь?

Наконец тележка въехала в зону 42. Эта пещера, расположенная глубоко в недрах Синды, была самой обширной из открытых на данный момент. А главное – аппаратура выявила большие карманы прямо за стеной: там, несомненно, тоже находились месторождения торилида, ждущие своего часа. Уже несколько недель разные группы осуществляли управляемые подрывы – еле слышные за протестующими воплями Скелли, – пытаясь добраться до богатых залежей. В одном из таких свежевыдолбленных ходов трудились техники «Лунного света».

Кейнан остановил тележку перед проемом и постучал по стенке:

– Я пить хочу. Разгружайте скорее!

Из ниши появился Йелкин, теперь на нем был белый защитный жилет. Увидав Кейнана, он нахмурился:

– Снова ты.

– А кто же еще?

Раздраженный деваронец окинул взглядом груз взрывчатки:

– Мы рассчитываем глубину закладки заряда. Должно быть не более…

– Эй, – окликнул кто-то изнутри. – Есть проблема.

Йелкин бросился обратно. Вздохнув, Кейнан собрался было сам выгружать ящики, но случайно бросил взгляд внутрь ниши. Рядом с Йелкином он увидел другого техника, который тыкал длинной палкой в дыру, высверленную под взрывчатку. Точнее, пытался тыкать:

– Там уже что-то есть!

Кейнан округлил глаза – и впервые за все время посмотрел на землю перед самым входом в короткий туннель. Там валялся маленький коричневый предмет, который он уже видел раньше.

«Ящик Скелли».

Кейнан заорал в проем:

– Убирайтесь оттуда! Убирайтесь!

Кричать в третий раз не пришлось. Техники стали выбегать из хода.

– Кто-то уже заложил мину, – в панике пробормотал Йелкин. – Там таймер! Тридцать секунд…

«Уже не разрядить!»

– Забудь! – рявкнул пилот. – Бегом!

Саперы «Лунного света» брали с собой в район взрывотехнических работ портативную сирену; она лежала как раз на пути. Кейнан врубил ее. Шахтеры, работающие в зоне 42, бросились к западной стене, где были входы в туннели.

Йелкин, бежавший впереди, споткнулся на неровной каменной поверхности и упал. Кейнан, который несся следом, притормозил рядом с горняком – единственным, кто еще оставался в колоссальном кристаллическом атриуме. Но Йелкин не просил о помощи. Он указывал рукой на вещь, о которой пилот совсем позабыл:

– Кейнан! Твоя тележка!

Кейнан оглянулся на тележку, доверху нагруженную бисульфатом барадия – его было в сотни раз больше, чем Скелли мог принести в своем ящичке с инструментами, – и вспомнил поговорку взрывотехников: «Главные разрушения – от вторичного взрыва». Этой тележки хватит, чтобы обвалить половину всех пещер.

Пилот бросился обратно ко входу в проем, где тикала бомба, и ухватился за тележку. Развернувшись, парень побежал, толкая груз изо всех сил: до стены было далековато.

Он заметил, что Йелкин не может сдвинуться с места: подвернул лодыжку. Пилот направил тележку в его сторону, стуча сапогами по каменному полу. Его голос разнесся по пещере:

– Йелкин! Хватайся!

После этого что-либо разглядеть или услышать стало нелегко.

Сперва их ослепила вспышка взрыва. Свет, хлынувший в пещеру из туннеля, причудливым фейерверком отразился от кристаллических структур, окружавших Кейнана со всех сторон. Следом донесся звук взрыва – глухое «Бу-ум!». Кейнан со своей груженной ящиками тележкой как раз добрался до Йелкина, когда его накрыла ударная волна. Репульсоры продолжали работать; тележка врезалась передним бампером в живот Йелкина – и обоих вместе с платформой понесло вперед. Кейнан мертвой хваткой вцепился в рукоятки.

По всему атриуму раздался громкий треск. Кейнан, отныне такой же пассажир, как и Йелкин, знал, что произойдет дальше. Словно сосульки в весенний день, метровые сталактиты начали сыпаться на землю позади беглецов. Следом за кристаллическими ножами с потолка полетели каменные глыбы, и вся эта лавина обрушилась вниз, в пещеру.

Когда один из осколков упал совсем неподалеку, Кейнан впервые за все время коснулся ногами земли. Не раздумывая ни секунды, он прыгнул вверх.

Прыгнул, как не прыгал без малого десять лет. Дальше, чем мог прыгнуть простой смертный. Перескочил через накренившуюся тележку с ящиками, полными смертоносной взрывчатки. И, вытянув руку, схватил за плечо пребывавшего в блаженном неведении деваронца, который держался что было сил.

Западный штрек, через который эвакуировались шахтеры, был прямо по курсу. Одним движением втащив злополучного Йелкина на тележку, Кейнан соскочил на землю с левой стороны. Направляя парящую платформу, словно плот по реке, он повернул ее ко входу в туннель. И споткнулся сам, когда до спасения оставался лишь шаг. Вывернувшись в падении лицом вперед, Кейнан повалился на землю. Посмотрел на летевшую на него массу камня…

…И остановил ее силой мысли.

Ощущение было странное: как будто надел старую одежду. Как и в случае с тем прыжком, Кейнан когда-то поклялся никогда не делать подобных трюков. Во всяком случае, при свидетелях.

Но сделал. Стало темно, но пилот чувствовал, как черная масса обломков зависла в метре над его головой, хотя повсюду вокруг разверзался хаос. Инстинктивно упершись ногами в пол, он стал пятиться, обдирая рубаху, пока не заполз в укрепленный западный туннель.

И только после этого отпустил мысленную хватку. Отпустил и услышал, как гора, лишившись добычи, обрушилась на то место, где он только что был.

Видиан в верхней камере распекал дроидмейстера и троих его перепуганных помощников, когда пол вдруг провалился под ногами.

Стало темно, и граф вместе со всеми присутствующими и мебелью рухнул вниз. Падение было недолгим: от удара о твердую каменную поверхность остатки пола разлетелись на куски. Видиан вздрогнул от могучего толчка.

Стоя по пояс в обломках, граф осмотрелся. Переключив имплантаты в режим ночного видения, он обнаружил, что в кабинете дроидмейстера образовалась воронка: стены комнаты, которая осталась несколькими метрами выше, как и ведущий к ней коридор, не пострадали.

Не обращая внимания на страдальческие крики придавленных обломками, Видиан пустил в ход кибернетические руки и выкопался из-под завала, после чего начал карабкаться к проему.

– Мы не можем выбраться! – окликнул голос сзади. – Помогите!

– Кто-нибудь придет, с голоду не помрете, – отозвался Видиан, ухватившись за днище дверной коробки.

– Но могут быть повторные толчки…

– Повторные толчки? Не смешите меня. Кристаллические колонны этой луны гасят любые сотрясения недр, – сказал граф. Обрушение не могло быть вызвано естественными причинами. Выбравшись в коридор, он начал подозревать, что именно произошло.

Гнев разгорелся с новой силой.

В темноте Гера почувствовала, как мир вокруг нее содрогнулся. Она увидела, как Видиан провалился сквозь пол и исчез, и несколько секунд вглядывалась в ту сторону, надеясь, что он сгинул навсегда.

«Размечталась», – подумала тви’лека, услыхав его голос из провала. Луна попробовала Видиана на зуб и выплюнула.

Из коридоров доносились голоса, повсюду замелькали лучи фонариков. Народу становилось слишком много: кто-то разворошил гнездо насекомых. Следовало воспользоваться темнотой, пока была возможность.

«Разведка окончена», – подумала тви’лека и побежала по коридору обратно.

Кейнан продолжал пятиться в туннель, а прямо перед ним на землю валились камни. Наконец – казалось, прошла целая вечность – все стихло.

В глаза ударил свет прожекторов.

Появился Окадайя, присел рядом:

– Эй, парень! Ты цел?

Кейнан закашлялся и кивнул. Проморгавшись от пыли, он разглядел смутные очертания своей тележки – ящики со взрывчаткой стояли на ней в целости и сохранности. Сверху лицом вниз лежал Йелкин, который все не мог отдышаться.

– Что случилось? – спросил Окадайя.

– Я не разглядел, – отозвался деваронец. Он посмотрел на заваленный обломками вход. – Наверное, мы просто влетели в туннель! Я уж думал, нам конец!

– Один шанс на миллион. – Окадайя потер подбородок и посмотрел на Кейнана. – Сынок, ты таки точно везунчик.

Кейнан знал, что везение тут ни при чем. Ибо Кейнан Джаррус на самом деле был Кейлебом Дьюмом, который так и не стал джедаем.

И он знал, что пора двигать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Каждый ученик в Храме джедаев знал, что Сила – это таинственное энергетическое поле, порождаемое самой жизнью. Силу можно использовать для разных целей: для защиты, убеждения, познания; с ее помощью можно даже воздействовать на материю и совершать немыслимые трюки. Всему этому джедаи учили юное поколение.

Не учили одному: как заставить Силу не показываться, когда не просят. Уже много лет Кейлеб – нет, Кейнан – ничего другого от Силы не хотел. И вот зараза проявилась снова – здесь, на Синде. Спасла его тушку, это правда, но если кто-то видел, его жизнь отныне не стоит и ломаного конфедератского кредита.

Когда он покидал луну, там царил хаос. В зоне 42 обрушился потолок, в результате сотрясения на нескольких уровнях выше появились опасные трещины. К счастью, ни одна из подповерхностных пещер не разгерметизировалась. Просто чудо, что никто не погиб.

Кейнан не знал, по-прежнему ли граф Видиан на луне и подозревает ли Империя Скелли в закладке мины, вызвавшей обвал. Наверняка подозревает. Скелли предостерегал именно против работ в зоне 42; быть может, он решил обвалить потолок, пока этого не сделал кто-нибудь другой. Синда была вся изъедена туннелями, но на стороне империи было численное превосходство. В конце концов они найдут Скелли, и тогда он получит по заслугам.

Через один из упомянутых туннелей Кейнан и улизнул, покинув Окадайю и его рабочих. Редко используемый подъемник доставил его в ангар, где стоял «Расторопный», и пилот оторвал грузовик от пола, пока охрана ничего не заподозрила. Судя по переговорам в эфире, все вылеты были отменены. Кейнан сомневался, что это станет проблемой. Техники «Лунного света» подтвердят, что именно он предупредил их о взрыве; по крайней мере, никто не станет подозревать Кейнана в закладке бомбы. Он просто возвращает корабль на базу, то есть на Горс, согласно графику.

И на этом все. На луну он уже не вернется. А завтра придумает какой-нибудь способ смыться и с Горса. Пришло время двигать.

В постоянном движении он находился уже много лет начиная с того черного дня. Самого черного из всех дней. Дня, когда вся его жизнь перевернулась вверх тормашками, разлетелась на куски под ударами сил, которых он тогда не понимал. И во многом не понимал до сих пор. Тогда ему было четырнадцать, и Орден джедаев обеспечивал его всем необходимым: пищей и кровом, образованием и даже защитой. И если не любовью, то, по крайней мере, стабильностью, покоем и целью в жизни.

А йотом внезапно Республика и ее солдаты-клоны обратили оружие против джедаев. Депа Биллаба сражалась, защищая его, – и он сражался, защищая ее. Она погибла. Он бежал. Она погибла, чтобы он смог бежать, но ради чего? Какие надежды она на него возлагала?

Юный Кейлеб этого не знал. Он знал лишь то, что в конечном итоге Сила не помогла ей. Как не помогла и остальным джедаям, о кончине которых он слышал.

«Она тебе не друг», – сказал он сам себе. Это была главная причина больше не использовать Силу, даже если та немного облегчала жизнь. Меча Кейнан тоже не носил. Нет, выбросить не выбросил: кроме капризной Силы, меч был последней ниточкой, связывавшей его с прошлым. Но на что теперь те мечи? На что та Сила, если она не спасла своих самых верных адептов от гнусного предательства?

«Джедай использует Силу как путеводную нить», – сказал его первый учитель.

«Отличная нить, завела прямо в треклятый тупик!»

Проблема состояла в том, что Силу невозможно было выключить, словно рычажком. Преимущества, которые она даровала, были незаметными. Сила увеличивала способности без каких-либо осознанных усилий. Ей нельзя было приказать остановиться; даже если перестать в нее верить, она не исчезнет полностью. Кейнану суждено быть в чем-то сноровистее других. И это была проблема на всю жизнь. Потому что ему хотелось работать там, где интересно, и при этом выполнять работу хорошо. Иначе он не мог.

Но если выполнять работу слишком хорошо или если это будет продолжаться слишком долго, то кто-то может обратить внимание. А как раз этого Кейнану советовали избегать.

Оби-Ван с помощью маячка разослал сигнал, предостерегавший джедаев, чтобы избегали обнаружения. Кейнан довольно быстро понял причину. На протяжении многих дней и недель после того, как клоны истребили собственных генералов, Империя продолжала разыскивать и убивать джедаев. Требовалось не просто скрываться от Империи физически. «Избегать обнаружения» означало скрывать от всех факт своей связи с Силой.

Потому что владение Силой означало смертный приговор.

Первые месяцы слились для юного Кейлеба в один не-прекращающийся кошмар. Он жил в постоянном страхе. Империя захватила цитадель джедаев. Там, естественно, была база данных, а в ней – вся информация об ученике по имени Кейлеб Дьюм. Конечно, им известно его имя, и наверняка у них есть снимки, сделанные камерами наблюдения в учебном центре. Что у них может быть еще? Кейлеб снова и снова рылся в памяти, пытаясь припомнить, брали ли у него джедай какую-то биометрическую информацию, и если да, то какую. Образец голоса? Геном? Позже Кейнана сбивала с толку сама мысль о том, что Империя могла знать о его семье больше, чем он сам.

Какая бы судьба ни постигла других рыцарей-джедаев и их падаванов, следовало полагать, что имперцы взялись за дело основательно. Они раздобыли список или составили свой собственный. Затем вычеркнули убитых. И поняли, что Кейлеб Дьюм не погиб вместе с Депой Биллабой.

Так что поначалу Кейлеб сильно осторожничал. Нанимаясь на работу, чтобы добыть себе пропитание, он старался не слишком выбиваться за пределы нормальной выработки. То, что он самолично разгружал взрывчатку, которую доставлял на Синду, было пережитком тех времен; благодаря этому число рейсов за день оставалось всего лишь очень хорошим, но не подозрительно выдающимся. Кейлеб избегал заводить друзей, сторонился долговременных романтических отношений и в основном обуздывал рыцарственные порывы. Подросток шел на все это, страшась ночного визита штурмовиков.

Но недели складывались в месяцы, месяцы – в годы, а никто так и не явился, чтобы вытащить его из дома (или из палатки), поднять с койки или с пола космического корабля. И молодой человек, которого теперь знали под именем Кейнан Джаррус, сообразил, что своим беспутным поведением целиком устранил эту опасность.

Поэтому он и продолжал в том же духе. Пил, чтобы забыться. Дрался, чтобы выпустить пар. Нанимался на опасную работу, чтобы хватало на гулянки, а потом начинал все сызнова. Он не был каким-то благородным скитальцем, который странствовал с планеты на планету, творя добро, и улетал, когда становилось слишком жарко. Нет – он улетал, когда становилось слишком скучно – когда заканчивались деньги на выпивку или когда дочь кантинщика вдруг начинала говорить о свадьбе. Кейнан улетал не потому, что приходила Империя; он и раньше играл в гляделки с типами вроде этого графа Видиана, и ничего. Имперцы знали, что на него можно не обращать внимания. Нет: он улетал потому, что всюду, куда приходила Империя, веселая жизнь обычно заканчивалась.

Так же он улетал, когда становилось слишком комфортно. Именно тогда Сила, устав от постоянного контроля, могла просочиться наружу, как истосковавшийся по ласке домашний питомец. Кейнану меньше всего хотелось, чтобы Сила усложняла ему жизнь, снова заставляя чувствовать себя объектом травли. И он не любил вспоминать о том, что произошло в прежней жизни.

Глядя на «Ультиматум», который постепенно увеличивался в размерах по мере того, как грузовик приближался к Горсу, Кейнан в который раз задумался о фразе из послания Оби-Вана. «Солдат Республики заставили убивать джедаев». Было что-то не совсем понятное в этой формулировке: «заставили убивать». Возможно, сами они не считали джедаев врагами, что бы там ни заявлял Император.

Много лет назад это могло бы иметь какое-то значение, подумал Кейнан. Но сейчас уже было все равно.

Что выводило из себя, так это скудность информации, которую сообщил Оби-Ван. Понятно, что у него было мало времени. И быть может, на тот момент он сам мало что знал. Но почему он больше ничего не прислал? Даже если у него больше не было доступа к маячку на Корусанте, почему он не нашел другой способ передать сообщение?

Кейнан знал ответ. «Потому что, скорее всего, джедаев больше не осталось. А сам Кеноби, скорее всего, тоже мертв».

В прошлом одна мысль об этом вызывала боль; сейчас она лишь навевала скуку. Кейнан не мог допустить мысли, чтобы Оби-Ван захотел спрятаться на какой-нибудь далекой планете, дожидаясь, когда буря утихнет. Будь он жив, наверняка выполнял бы какую-то важную миссию. И обязательно постарался бы донести до других весть об этом. Чем бы он там ни занимался, Кейнан не мог представить, чтобы его не носило по всей Галактике. Нет – если бы Кеноби был жив, он бы наверняка о нем что-нибудь услышал.

Но Кейнан знал: даже если бы мастер-джедай вдруг материализовался прямо на соседнем сиденье, он бы лишь пожал плечами. Кейлеб Дьюм так и не стал рыцарем-джедаем, а Кейнан Джаррус точно им не был. Все это его больше не касалось. Какие карты выпали, такими он и будет играть. Будет играть, если сможет обойтись без глупых трюков вроде того, что он устроил на Синде.

Впрочем, здесь играть он больше не станет.

Он оставит «Расторопного» в ангаре «Лунного света»; лишь самый тупой угонщик позарился бы на эту колымагу. Потом он получит накопившуюся зарплату, заберет немногочисленные пожитки, пока Окадайя не вернулся, – и в путь. Звездный разрушитель все еще никуда не делся, но коммерческие рейсы с Горса пока никто не запрещал. Достаточно выбрать направление, и…

Кейнан снова взглянул на звездный разрушитель, который переместился немного правее. Из-под брюха «Ультиматума» вылетели две группы по четыре СИД-истребителя и направились в его сторону.

Задумчивость как рукой сняло. Кейнан подался вперед и схватил ручку управления. Что делать? Истребители летели прямиком к «Расторопному». На борту грузовика была только маленькая пушечка для расстрела астероидов, а заправляли его последний раз утром, то есть четыре рейса назад. Кейнан стал переключать каналы в поисках голоса капитана Слоун. Или кого-нибудь, кто сказал бы, что ему делать – драться или бежать.

Голос донесся с заднего сиденья, но принадлежал он не Оби-Вану и даже не старому добряку Окадайе.

– Ты им не нужен, – произнес голос. – Они ищут меня.

Кейнан оглянулся.

«Скелли!»

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Ты! – Кейнан схватил Скелли за воротник, свирепо дернул вперед и приложил к приборной доске. Первым побуждением было разделаться с «безбилетником» на месте, но имперцы продолжали двигаться им навстречу.

– Гляди! – сказал Скелли, задыхаясь и молотя руками в воздухе.

Кейнан проследил за взглядом лежащего мордой вниз коротышки и позади эскадрильи СИДов увидел челнок класса «Лямбда», покидавший ангар «Ультиматума». В то время как его трапециевидные крылья раскрылись в полетную конфигурацию, появился еще один челнок. А за ним еще и еще, так что вскоре в сторону Кейнана их летело целых пять. По два СИДа из каждой группы покинули строй и заняли позиции по бокам конвоя, тогда как остальные продолжали лететь впереди, расчищая дорогу. На глазах у ошеломленного Кейнана корабли проследовали выше «Расторопного», направляясь к Синде.

– Я же говорил, они ищут меня, – повторил Скелли. – А не тебя.

– Поздравляю, – сухо произнес Кейнан, но подрывника не отпустил. – Теперь благодаря тебе на Синде будет еще сотня штурмовиков. Так и хочется отправить тебя следом!

Скелли вырвался, и Кейнан хорошенько врезал ему по Физиономии, так что кровь брызнула из носа.

– Ты сдурел? За что?

– Ты взорвал зону сорок два. Ты всех нас убить хотел!

– Нет! – взвыл Скелли, вырвавшись снова.

– Врешь! – Кейнан схватил его за левую руку и выкрутил ее за спину. Повернувшись, он начал толкать незваного гостя по направлению к шлюзу. – Они ищут тебя? Ну так я тебя отправлю прямиком к ним!

– Эй, полегче! Не эту руку! Не эту! – закричал Скелли. Выставив перед собой вторую конечность – механическую, – он ухватился за поручень возле двери шлюза. После нескольких минут возни Кейнан понял, что протез сжимает ручку мертвой хваткой и что Скелли не сдвинется с места.

– Ладно, – сказал он и, повернувшись, схватил кобуру, висевшую на кресле пилота.

Скелли оглянулся и оскалил зубы:

– И что, теперь ты собираешься меня застрелить?

– Возможно.

– Такова твоя благодарность? Я спас тебя!

Кейнан уже успел вытащить бластер из кобуры, когда до него дошло значение слов коротышки.

– Погоди. Чего-чего?

– Я спас тебя, – повторил Скелли. – Тебя и всю твою прогнившую корпорацию!

– Спас… – Кейнан ошалел от такой наглости. – Ты обрушил гору мне на голову!

Скелли замолк.

Пилот в раздражении встал и, повернувшись к панели управления, изменил курс, так что «Расторопный» начал облетать стороной остальные конвои – как имперские, так и все прочие. Оглянувшись, он увидел, что Скелли осел спиной к двери, потирая руку, которая наконец отцепилась от поручня.

Кейнан опустил бластер, хотя прятать не спешил. Внезапно почувствовав себя уставшим, он рухнул в противоперегрузочное кресло, повернутое к шлюзу.

– Мне надо выпить, – заявил он, потирая лоб. – Ну-ка, повтори еще раз. Ты хотел нас спасти, взорвав всех к хаттовой матери?

– Не собирался я вас взрывать! Я хотел продемонстрировать имперским инспекторам, что нельзя открывать новые камеры с помощью барадия. Синда этого не выдержит.

– Ты мог всех убить! – сказал Кейнан.

– Нет, нет, – пробормотал Скелли. – Вы, парни из «Лунного света», должны были начать работы в сорок второй только завтра. Я видел график у босса Лал!

– Тот график устарел, когда явились имперцы. Мы стали работать в удвоенном темпе. Сегодняшний график уже не актуален.

– Ох, – тихим, извиняющимся голосом произнес подрывник. – Э-э… так что, кого-то завалило?

– Рад, что тебя это заботит. – Кейнан нащупал кобуру и перекинул ее через плечо. – Нет. Не слышал.

– Хорошо, – сказал Скелли. – Я всего лишь хотел доказать свою правоту – и это получилось. – Он потеребил воротник. – Перемычка обрушилась, как я и предупреждал. Если Видиану передали, что я оказался прав, то он, наверное, уже разыскивает меня, чтобы поблагодарить. – Левой рукой он указал в иллюминатор. – Вот для чего все эти корабли. Они думают, что я там, внизу. Это поисково-спасательная операция!

– Ага. И поэтому вместо того, чтобы ждать спасения, ты спрятался на моем корабле.

– Мне нужно было где-то пересидеть, пока имперцы не разберутся, что произошло. Откуда мне было знать, что ты вернешься так скоро и сразу взлетишь!

Кейнан покачал головой и сунул бластер в кобуру. Он не знал, чему верить. Но прежде, чем он успел ответить, Скелли вскочил на ноги и целеустремленно зашагал вперед.

Кейнан поднялся:

– Что это ты затеял?

– А как ты думаешь? Вызову звездный разрушитель!

Пилот опешил:

– Что-что?

– Я же сказал, они меня ищут. – Скелли протянул руку к кнопке… и в следующий миг сильный толчок отправил его в кресло пассажира.

Кейнан выудил ремень безопасности и пристегнул Скелли к креслу. Затем он снова достал бластер.

– Эй! Не стреляй!

Кейнан стрелять и не собирался. Он поставил оружие на предохранитель, прокрутил в пальцах и принялся дубасить по пряжке ремня, пока та не согнулась.

– Ты ее сломал. Поверить не могу.

– Что хочу, то и делаю. Это мой корабль. – По крайней мере, до посадки. Теперь Скелли из кресла не выберется. – Но вызвать проклятый разрушитель я тебе не дам!

Скелли покачал головой:

– Ты так и не понял. – Он сунул левую руку в карман жилета и достал голодиск, который уже показывал Кейнану. – Мне бы только передать эту информацию Видиану…

– Видиан. – Кейнан уселся в кресло пилота. Голова у него шла кругом. – Тот чудак, которого прислала Империя?

– Ты что, не смотришь новости? Видиан – специалист по решению проблем. Совсем как я – он видит, где причина, и устраняет ее. Он наверняка сейчас приостановил все работы на Синде до окончания расследования. Мне нужно лишь как-то связаться с ним, показать свои факты. Уж он-то приведет в чувство этих корпоративных бездельников!

Кейнан поглядел на «Ультиматум», который постепенно уменьшался в размерах справа по борту, – а затем снова повернулся к Скелли:

– Ты и впрямь в это веришь?

– Конечно. Когда они увидят данные, которые я им покажу, они могут даже наградить тебя за то, что меня доставил.

Кейнан бросил взгляд на приборы, потом в иллюминатор перед собой. И там, на фоне вечной черноты ночного полушария Горса, он увидел знакомый поток, поднимавшийся в космос.

– Вот твой ответ, – произнес он.

– Что? – Скелли повернул голову. И увидел десятки кораблей – пустых барж, транспортов с рабочими, грузовиков со взрывчаткой – собратьев «Расторопного». – Следующая смена?

Кейнан расхохотался:

– Вот тебе и выходной в честь Скелли.

Он включил коммуникатор. Имперские переговоры были зашифрованы, но на канале «Лунного света» босс Лал зачитывала распоряжения. Зоны, пострадавшие от обрушения, уже отгородили, но на других участках работы будут продолжены.

– Приказ графа Видиана, – сказала она, после чего перешла к списку новых посадочных инструкций.

Скелли было растерялся – но лишь на миг.

– Они же сами видели, что бывает, если взрывать в неправильном месте. – Прямо трясясь от ярости, он выплюнул два слова, которые явно приводили его в бешенство. – Бизнес продолжается.

Кейнан вырубил коммуникатор и откинулся на спинку кресла.

Взрывотехник, не в силах пошевелиться, уставился на него:

– Ну?

– Что «ну»?

– Ну и что теперь?

– Я лечу домой, – сказал Кейнан.

– Домой? – не понял Скелли. – А куда это?

– Сейчас перегоню «Расторопного» в ангар «Лунного света», как обычно. Оставлю корабль там, а тебя сдам начальнику охраны – муженьку Лал. – Сказав это, Кейнан Переключил внимание на управление кораблем.

Подрывник покачал головой и вполголоса произнес:

– А еще друг называется!

Пилот выпрямился и посмотрел на пассажира:

– Позволь, проясню. – Он ткнул пальцем в направлении Скелли. – Я тебе не друг. Я тебе не сообщник, и в твоих махинациях я уж точно не участвую. Я не помогал тебе заварить эту кашу и помогать расхлебывать ее не собираюсь. С меня хватит!

Несколько секунд Скелли глядел на Кейнана, потом отвернулся.

– Шикарно, – прорычал он. – Как всегда. Никто не…

В иллюминаторе, как в зеркале, он заметил, что Кейнан поднимается из кресла. Повернув голову, коротышка увидел, как парень уходит куда-то вглубь корабля.

– Постой, куда это ты собрался?

– Куда-нибудь, где тебя не слышно.

Благополучно возвратившись на свой корабль, Гера отправила шифровку контактному лицу на Горсе. Она еще больше уверилась в том, что встреча необходима. Сам факт, что Империя шпионила за рабочими в звездной системе, производившей стратегически важный материал, удивления не вызывал. Но режим без зазрения совести использовал такие технологии повсюду, и контакт мог бы многое сообщить о возможностях новейших имперских систем наблюдения и о методах противодействия им. Нужно было рискнуть независимо от того, представится новый шанс проследить за Видианом или нет.

Гера изучала происходящее вокруг. Слушала, запоминая все. Имперцы свои переговоры шифровали, но горнодобывающие компании – нет, и тви’лека смогла составить четкую картину того, что произошло на Синде за последние несколько часов. Имперская система наблюдения обнаружила шахтера, помеченного как смутьян или диссидент. Но этот подрывник по имени Скелли, к удивлению своих работодателей, имперцев и всех остальных, избежал ареста, пустив в ход взрывчатку. А вскоре после этого в зоне работ прогремел мощный взрыв – не предусмотренный графиком и явно причинивший куда больше разрушений, чем нормальная операция.

Имперцы сразу взялись за дело, отправив на Синду половину челноков со штурмовиками. Поскольку медицинских кораблей с Горса не отрядили – ресурсы лунной клиники были ограниченны, – следовало полагать, что обошлось без жертв. А значит, штурмовиков послали не для поисково-спасательных операций. Они должны были разыскать террориста.

Но на фоне донесений о взрыве и имперских ответных мер Гера заметила кое-что еще. Единственным кораблем помимо ее собственного, который покинул Синду до введения запрета на полеты, был один грузовик, перевозивший взрывчатку, – «Лунный свет-72», судя по позывному. При появлении СИДов он резко дернулся в сторону – и хотя где-то такую реакцию имперские истребители и могли вызвать у простого работяги, после этого корабль вел себя так, будто за штурвалом никого не было. В конце концов он лег на курс в направлении Горса, держась в отдалении от наиболее оживленных трасс.

«Скелли на этом корабле», – заключила Гера.

Это была не более чем догадка, но никакой особой дедукции тут не требовалось. Тви’лека не собиралась отвлекаться от истинной цели. Ее контакт на Горсе, как раз заметила она, подтвердил встречу. Это было важнее всего.

Но так как она все равно направлялась примерно туда же, куда и Скелли, Гера решила, что услышать его историю тоже не помешает…

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кейнан уже много лет жил в постоянном стрессе, ничем его не выдавая. В его положении это было необходимо, но таков был и его собственный выбор. С точки зрения молодого человека, уныние лишь притягивало неприятности. Если вести себя как жертва, будет только хуже.

Горс и Синда служили олицетворением этого. Кружась в гравитационном танце, оба небесных тела испытывали постоянное напряжение, но Горсу приходилось куда хуже. Синда с ее внутренней кристаллической матрицей держалась стойко, невзирая на безрассудные акты саботажа. Горс, со своей грязью на поверхности и жижей в недрах, постоянно страдал от почвотрясений, вызываемых приближением Синды. Не улучшало настроения горсиан и то, что всем приходилось жить в условиях вечной ночи.

Но даже у самых озлобленных неудачников бывают моменты передышки, и на Горсе такой момент наступал при каждом полнолунии. Несколько стандартных дней кряду Синда висела в небе, как огромный круглый фонарь. В такое время приглушали уличное освещение. Уровень преступности чуть-чуть снижался. И жизнь казалась не такой уж скверной.

До полнолуния еще несколько дней, заметил Кейнан, спустившись по трапу на летное поле. Впрочем, дожидаться этого события он не собирался. Бросив взгляд в сторону группы приземистых зданий, он заметил направлявшуюся в его сторону фигуру с четырьмя руками и многочисленными кобурами, перекинутыми через плечи. Это был Горд Граллик, начальник охраны и супруг босса Лал. На взгляд Кейнана, он был отличный мужик, компетентный, хотя и немного подкаблучник.

– Кейнан. Слышал о взрыве… рад, что ты живой.

– И умирать не собираюсь. – Пилот снял с шеи пропуск. – Отдайте мой корабль кому-нибудь другому.

– Я тебя не виню, – сказал Горд. Он поднял вверх две из четырех рук, отказываясь принять пропуск. – Лучше сперва поговори с Лал. Она очень расстроится, если ты уйдешь.

– Я не передумаю.

– Загляни к братцу Дракке и пообедай. Когда доешь, Лал уже наверняка будет здесь. – Горд поглядел на луну и снова покачал головой. – Чувствую, вымоталась она.

Голова Кейнана все еще была забита мыслями о еде. Впрочем, встретиться с Лал все равно придется – надо же деньги получить. Вспомнив кое-что, он щелкнул пальцами:

– О, а я же привез тебе прощальный подарок.

Следом за Кейнаном Горд поднялся по трапу в корабль.

На переднем пассажирском кресле сидел Скелли, все еще пристегнутый ремнем. Во рту у него торчал кляп, глаза горели злобой.

– Мммф! Мррфф!

– Что за… – Горд прикрыл рот ладонью.

– Это ваш сумасшедший террорист, – сказал Кейнан. – Вознаграждения не нужно.

Горд расхохотался от всей души. В «Лунном свете» все знали о Скелли. Начальник охраны оглядел расплющенную пряжку ремня:

– Придется его вырезать.

– Советую вынести вместе с креслом, – отозвался Кейнан и, похлопав Горда по плечу, направился к выходу. – И кляпа не вынимай. А то он опять болтать начнет.

Граф Видиан в одиночестве сидел в пассажирском отсеке «Булавы», покидавшей Синду. Новоприбывшие челноки приземлились рядом, и задерживаться на луне больше не имело смысла. Штурмовики, включая его свиту, остались проводить расследование.

Что бы там ни случилось в зоне 42, вследствие инцидента несколько участков пришлось закрыть. Если это преднамеренный акт саботажа, солдаты Видиана докопаются до истины. И если виновник еще жив – что же, выяснится и это. Либо штурмовики изловят негодяя на Синде, либо камеры наблюдения «Трансепта» отыщут его на Горсе. Третьего не дано. Империи невозможно сопротивляться.

Нет, не невозможно, а попросту нельзя. Потому что Империя – единственно верный путь.

Империя, в понимании Видиана, являлась логическим результатом тысячелетней эволюции власти в Галактике. Республика расширялась столетиями, но не силой, а благодаря мощному притяжению, которое мягко вовлекало в ее орбиту приграничные системы. Возможность выхода на рынки Центральных миров имела огромное значение, и эта перспектива неминуемо вовлекала сторонние планеты во все более тесное сотрудничество с этим государственным объединением.

Однако Республика зачастую не спешила давать членство новым системам. С добавлением новых территорий политическое влияние старых сенаторов уменьшалось. Новые члены неизбежно формировали региональные блоки – но при всем при том большинство сенаторов, державших в своих руках контроль над приглашением в союз, представляли планеты, близкие к Ядру. Республика не только манила, но и отталкивала. Существовали и другие группы, которые не были заинтересованы в расширении. Республиканские бюрократы были против того, чтобы Республика несла дополнительные расходы на оборону провинций. В результате многие полезные системы были вынуждены томиться в политическом предбаннике – иногда целыми столетиями, – хотя это подрывало авторитет Республики в целом.

В представлении Видиана, Император Палпатин разумно упорядочил республиканскую политику расширения.

Еще будучи канцлером, он приструнил сторонников сепаратизма, тем самым четко дав понять, что отныне Республика – это не какой-то клуб по интересам, который можно покинуть по своей прихоти. Тогда-то Видиан и предложил ему свою поддержку и финансирование. Став Императором, Палпатин с не меньшей готовностью – нет, с не меньшим рвением! – занялся расширением границ. Центральные системы всегда были сердцем Республики, которое питала живительными соками периферия. Император улучшил эту биологическую модель, довел до совершенства. Империя стабильно увеличивалась в размерах, жир бюрократии больше не забивал ее вены и артерии. И руководил ею единый мозг, а не скопище разумов с противоречивыми идеями.

Император все делал правильно – по крайней мере, до сих пор. Когда он назначил графа представлять свои интересы, это было лучшее из возможных решений. Несомненно, никто не умел выполнять поручения Императора так, как он. Видиан был идеальным имперцем, лишенным сантиментов; он преобразовывал то, что видел, и двигался дальше.

Оставался последний ритуал – и то сугубо практичный. Сидя в тускло Освещенном отсеке, куда доносились только обычные электронные сигналы из кабины да шум двигателей «Лямбды», Видиан скомандовал легким сделать глубокий выдох. Искусственные глаза не имели век и не нуждались в них, поэтому граф просто выключил зрение. Сейчас лишним было все, что отвлекало от дела.

Разум Видиана был самым мощным инструментом в его арсенале – и все же каждый день приходилось сталкиваться с его ограничениями. Искусственные глаза вели непрерывную запись, но их память не была безграничной: данные следовало стирать каждый цикл сна. Если в прошлом Видиану во сне являлись образы, то теперь за это время они Уходили в небытие.

Существовали более инвазивные кибернетические технологии, которые могли бы дать Видиану почти абсолютную память, что позволило бы обрабатывать всю информацию, какая только имелась в его распоряжении. Но граф решил воздержаться от дальнейшего усовершенствования, опасаясь навредить биохимии мозга, которой он и был обязан своим исключительным гением. Пожалуй, страх был иррациональный – но если Видиан и не верил в мистическую Силу джедаев, то все же допускал, что некоторые факты, связанные с разумом, не поддаются логическому объяснению.

Поэтому сейчас, как и каждый вечер, Видиан сидел и просматривал сделанные за день записи, выбирая, какие из них сохранить. Грузовые корабли на пути к Синде – да. Затылки свиты в бесчисленных коридорах – нет.

Сцену смерти начальника гильдии граф сохранять не стал. Он знал, что убийство не повлечет за собой никаких последствий; с другой стороны, насилие не доставляло ему никакой неуместной радости, помимо удовлетворения, которое он всегда испытывал, наладив работу буксующего предприятия. Видиан сохранил портрет старика, с которым сегодня ругался, как напоминание о новом возрастном пороге, но лицо глупого стрелка стер. Спаситель старика, скорее всего, был обычным забиякой, которому отвага заменяла мозги. Ничего примечательного в нем не было.

Но вот название, которое он произнес, – «Лунный свет»… Видиан задумался.

Название полихимической компании «Лунный свет» попадалось ему, когда он собирал информацию перед поездкой на Горс. Тогда граф не обратил на него внимания. Это была маленькая фирма – скорее всего, частный бизнес… а может быть, осколок распавшегося конгломерата, оказавшийся в руках бывших сотрудников. Этот трюк никогда не срабатывает, подумал Видиан. Почему кто-то обязательно пытается оживить труп?

Однако, найдя в Голосети файлы об этой компании, граф поразился ее показателям. Тот дурак с бластером не соврал относительно эффективности. Контрольные цифры у «Лунного света» были ниже, чем у других корпораций, но это была единственная компания, которая хоть как-то приближалась к выполнению производственного плана. Быть может, здесь и впрямь кроется что-то полезное, решил граф: какие-то идеи, которые можно позаимствовать и внедрить на других предприятиях.

«Остатки со дна корзины», – подумал Видиан. Проклятье. Положение дел на Горсе оказалось настолько скверным, что приходилось прибегать к…

– Вызов с Корусанта, милорд.

При звуках голоса капитана глаза киборга мигнули и перезагрузились. Вокруг снова возник пассажирский отсек «Булавы».

– Соедините.

Перед ним предстала голографическая фигура. Белокурый молодой человек, одетый строго и элегантно, сложил руки перед собой и поклонился:

– Граф Видиан! Как приятно вас видеть.

– В чем дело, барон?

Видиан редко тратил время на обмен любезностями – а для барона Лиро Данта с Корулага у него любезных слов не было вовсе. Этот богатый наследник династии производителей дроидов занимался непыльной работенкой в имперской администрации, но постоянно старался добиться чего-то большего, обычно за счет Видиана. Как и сейчас.

– Император объявил несколько замечательных инициатив, – сияя, проговорил Дант. – Нам снова нужен торилид.

– Нормы мне известны…

– Это старые нормы. Императору нужно еще больше. – Глаза Данта вспыхнули злобной радостью. – Недельные показатели должны быть выше на пятьдесят процентов.

– Как на пятьдесят?

– Я сказал Императору, что вы уже на месте и что если кому-то это по силам, то только вам.

– Не сомневаюсь. – Видиан знал, что Дант в жизни не сказал бы ничего подобного, ведь эти слова не были для киборга ударом в спину.

– Разумеется, если мои фабрики по сборке дроидов могут как-то помочь, вам стоит лишь…

– Конец связи. – Граф разорвал соединение.

Он кипел от негодования еще целую минуту, а потом глухой удар возвестил, что челнок прибыл на посадочную палубу «Ультиматума». Видиан знал, что никаких «новых инициатив» не было и в помине; все это придумал Дант, не оставлявший попыток занять место графа при дворе. В прошлом Видиану удавалось срывать планы выскочки на каждом шагу, но это было что-то новое. Учитывая то, что граф видел на Синде, даже за пятипроцентный прирост придется повоевать.

У трапа его ждала капитан Слоун с планшетом в руках.

– Вы просили каждые полчаса докладывать о расследовании обрушения, – сказала она. – Мы смогли подтвердить, что оно было умышленным. Группа взрывотехников нашла устройство, заложенное беглецом Скелли.

Видиана это ничуть не удивило:

– Но группа осталась цела. Как им удалось спастись?

– Кто-то решил погеройствовать, – сказала Слоун. – Мы пытаемся выяснить, каким образом…

– Забудьте, – приказал Видиан, глядя сквозь магнитный экран в космическую пустоту. По прошествии нескольких секунд он кивнул. – Пришло время начать следующий этап.

– Следующий этап ревизии?

Видиан покосился на нее:

– Конечно. Для того мы сюда и прилетели. Торилидовые шахты на луне – лишь часть проблемы. Очистительные заводы тоже необходимо привести в порядок. Я должен лететь на Горс.

Слоун моргнула:

– Я думала, вы решили, что эффективнее будет устроить совещание отсюда, по голосвязи.

– Я знаю, что я решил. Не перебивайте! – После секундной паузы он уже тише добавил: – Мои планы изменились. На планете мне понадобится ваше содействие.

– Я… не совсем поняла, милорд. Планетарной службе безопасности наверняка по силам обеспечить вам поддержку.

– Капитан, мне придется совершить много шагов, которые очень не понравятся… массам. – Последнее слово граф произнес с подчеркнутым презрением. – Как мы уже видели, нужно показать им, что за мной стоит вся мощь Империи. – Он окинул собеседницу взглядом и продолжил: – Вы командуете «Ультиматумом» лишь в отсутствие капитана Карлсена, не так ли?

Слоун на миг опустила глаза:

– Да, милорд. Капитанов на флоте больше, чем кораблей.

– Значит, нужно быстрее строить звездные разрушители. Возможно, Карлсен сможет отправиться на один из новых… а «Ультиматум» останется вам.

Слоун недоуменно посмотрела на него:

– Но он выше по званию.

– У меня есть некоторое влияние в определенных кругах. Служите мне достойно, и не исключено, что корабль будет ваш.

Слоун сглотнула и вытянулась в струнку.

– Благодарю, милорд. – Она зачем-то отсалютовала и ушла.

Видиан повернулся и снова стал смотреть в космическое пространство. Внизу лежал Горс, как всегда окутанный мраком; лишь огни, время от времени проглядывавшие из-под облаков, свидетельствовали о том, что эта черная масса не является частью окружающей пустоты.

Горс уже однажды разочаровал Видиана – никто даже не догадывался, насколько сильно. А теперь планета и ее ленивые рабочие угрожали не просто разочаровать…

Но Видиан с ними разберется. Как всегда, эффективно.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Сегодняшняя смена, без сомнения, была худшей на памяти Залюны.

Новый режим безопасности, введенный ранее, вчетверо увеличил нагрузку майноков Майдер. Сотрудники имперской службы безопасности, которых обычно лишь изредка можно было встретить в лифтах «Окна мира», теперь кишели повсюду, но еще больше Залюну шокировало появление в здании штурмовиков. Все они получали информацию от ее группы и от коллег, готовясь хватать смутьянов накануне визита графа Видиана, который – как она поняла – собирался на Горс.

Всякие большие шишки и раньше посещали местные заводы, но столь масштабной подготовки еще не бывало. Роль Видиана в имперской администрации ни для кого не была секретом. До того как войти в состав имперского кабинета, он был преуспевающим бизнесменом. Бедная планета и луна-сокровищница лишь недавно пополнили портфель его проектов: насколько знала Залюна, до этого он никогда на Горсе не был. Поэтому меры безопасности, пускай и беспрецедентные, казались, по крайней мере, объяснимыми. Должна же планета произвести хорошее впечатление на нового босса. То, что эти меры сам босс и ввел, лишь служило дополнительным стимулом. Режим-1 вызвал суматоху, это правда – но суматоху управляемую.

Пока майноки обшаривали пещеры Синды в поисках Скелли, Залюна занялась тем чернявым типом, с которым подрывник спорил в подъемнике. Пилот мог что-то знать. «Трансепт» еще не завел на него досье – мигранты получали личные дела далеко не сразу, – но салластанка знала, что за последние недели видела его несколько раз через разные камеры. Хмурый Пилот, так она его прозвала: он вечно толкал свою тележку и в чужие дела не лез. За некоторыми исключениями.

Залюна как раз нашла имя пилота в реестре «Лунного света», когда его снова поймала одна из камер на Синде – он спасал старика от этого ужасного графа Видиана. Видиана, который до этого что-то сделал с главой гильдии: камеры ничего не видели, но Пальфа вдруг оказался мертвым, а Видиан удаленно отдал приказ стереть запись их разговора. Такие инциденты в последнее время слишком уж участились.

В награду за отпор Видиану Залюна решила вознаградить Кейнана Джарруса тем, что оставила его в покое. Сегодня он и так натерпелся страху.

Некоторое время работа продолжалась в нормальном режиме. Затем пришла весть об обвале в шахтах Синды – и все пошло кувырком.

Этаж заполонили имперцы, которые принялись допрашивать Залюну и рыться в записях лунных камер. Это продолжалось несколько часов кряду. Хотя в официальном сообщении утверждалось, что обрушение произошло по естественным причинам, офицеры явно считали, что это теракт. Они изъяли досье на Скелли и еще около десятка подозреваемых, которые в то время находились на луне. Майнокам сильно осложнял жизнь тот факт, что в горняцком сообществе мало кто поверил в официальную историю, из-за чего приходилось оценивать еще больше высказываний, граничащих с подстрекательством. Создавалось впечатление, будто каждый шахтер, который готовился покинуть Синду после смены, сказал в поле зрения камеры кто-нибудь лишнее.

К тому же само присутствие штурмовиков нервировало всех. Умом Залюна понимала, что солдаты в белых доспехах защищают мир и порядок, но никто не стал бы отрицать, что выглядели они устрашающе. Каково это – когда они приходят к тебе домой или к твоему рабочему месту? Залюну всегда интересовал этот вопрос.

Ждать ответа пришлось недолго. Хетто, обычно сам бывший источником множества мелких колкостей, на которые отваживался в стенах офиса или во время прогулок наедине с Залюной, сейчас явно нервничал. С того момента, когда имперцы вошли в зал, он не проронил ни слова, а при каждом приближении офицера он усердно трудился, не сводя черных глаз с экрана.

А однажды, когда Залюна проходила мимо, Хетто потянул ее за рукав.

– Они обо мне говорят? – прошептал он.

– О тебе? С какой стати…

– Не важно, забудь.

Залюне показалось, что она понимает причину его тревоги. Если взрыв на луне и впрямь устроил Скелли, ее группу обвинят в том, что сотрудники не пометили его раньше как смутьяна. Но противоядие было очевидным: реабилитация команды. И поэтому она продолжала рыться в записях системы наблюдения Синды, надеясь, что Скелли где-то промелькнет.

И вдруг салластанку озарило. Горс!

Она остановила поиск по записям лунных камер и задала сканирование горсианских. Программе понадобилось меньше минуты, чтобы найти совпадение по голосу и сетчатке.

– Есть, – объявила Залюна. Имперцы в зале прекратили свои разговоры. – Скелли на Горсе. В Трясигороде, в офисе «Лунного света». – Картинка поступила с одной из скрытых камер, установленных на территории компании.

– Здесь, на Горсе? – Главный офицер явно встревожился. – Как он попал на планету? – Тучный лейтенант поднялся по ступенькам на платформу Залюны и бесцеремонно оттолкнул ее. – Дай посмотрю. Отойди в сторону, существо!

Залюна поборола искушение наступить грубияну на ногу. Она продолжала слушать донесения через наушник.

– Скелли у них в руках. Управляющая заводом сейчас звонит в планетарную службу безопасности. – По крайней мере, именно это происходило, судя по изображениям; салластанка и офицер четко видели Скелли, привязанного к креслу, а рядом стоял охранник-бесалиск. Этого охранника она видела не раз в течение многих лет.

Лейтенант обернулся и рыкнул приказ. Трое штурмовиков покинули зал.

– Доложить на «Ультиматум», – велел офицер оставшимся подчиненным и торопливо сбежал с платформы.

«Как всегда, босс спасает положение», – подумала Залюна. Она выдохнула, вопреки всему надеясь, что неприятный для персонала момент миновал. Наблюдателям было нисколько не легче, чем наблюдаемым, а бедный Хетто никогда еще не выглядел таким взвинченным. Салластанка повернулась к его рабочему месту, надеясь увидеть, что он успокоился.

Но не увидела его вообще.

Залюна осмотрелась по сторонам и наконец заметила Хетто прямо за своей спиной – он выглядывал из-за стеллажей с вазонами. Оператор обошел платформу и приблизился к ней с обратной стороны, где имперцы не могли их подслушать.

– Ты меня напугал, – с улыбкой облегчения сказала салластанка. – Решил заняться садоводством?

Хетто, как она заметила, пытался выглядеть непринужденно, ковыряясь в горшках с желтыми стасиями, но получалось у него неубедительно.

– Они не уходят, – прошептал он.

Залюна быстро оглянулась. Группа агентов по-прежнему стояла в сторонке, о чем-то переговариваясь приглушенными голосами. Салластанка ободряюще улыбнулась:

– Не волнуйся. Мы нашли Скелли.

– Дело не в этом. – Хетто поднял глаза. – Притворись, будто что-то уронила.

Услышав нехарактерные для него серьезные нотки, Залюна приподняла один из горшков и села на колени, делая вид, будто меняет подставку. В результате этого она оказалась лицом к лицу с Хетто, который протянул ладонь через ограждение и взял ее за руки:

– Залюна, я… ввязался в одно дело. Есть одна особа, с которой я общаюсь по Голосети… а впрочем, не важно. Я должен – точнее, был должен – сегодня с ней встретиться.

– Постой. О чем ты…

Он направил ее руки в горшок.

– Там написан адрес. Иди одна. Пожалуйста, Зал.

Залюна заглянула в горшок. В земле что-то торчало. Предмет напоминал инфокуб – устройство хранения данных большой емкости. Прищурив глаза, она покачала головой. «С какой-то женщиной по Голосети?»

– Ох, Хетто, во что ты ввязался?

– Не говори, что ты этого не ждала. – Он опустил голову и очень серьезно – таким серьезным она его никогда не видела – произнес:

– Если моя помощь для тебя что-то значила, ты доставишь это по адресу. И… прости. – С этими словами он отпустил ее руки и отошел от стеллажа.

Озадаченная его откровением, Залюна взяла горшок и встала, взглядом ища Хетто. Найти его оказалось нетрудно. Тучный имперец вернулся и остановил ее подчиненного на полпути. За его спиной толпились штурмовики.

– Ты Хетто?

Оператор прожег его взглядом:

– Я.

– Ты арестован.

– По какому обвинению?

– Подстрекательство к мятежу. У нас есть записи твоих высказываний – высказываний, направленных против существующего порядка. – Лейтенант дернул Хетто за плечо. – И все это во время работы здесь… Здесь! Ты обманул доверие Галактической Империи!

Хетто презрительно выпятил губу:

– Галактической Империи? По-моему, вы что-то путаете. Вы что, не видели вывески на этом здании? Я работаю в «Медийных решениях Трансепт»!

– Какая разница! Ты работаешь на нас – а предателей в нашей среде мы не потерпим. – Глаза лейтенанта под кустистыми бровями сузились, и он с подозрением оглянулся вокруг. – А вы все? Быть может, вы вовсе не проморгали того террориста на Синде. А не упустили ли вы его специально?

Сотрудники группы наблюдения возмущенно зароптали. Залюна вышла вперед, спеша на защиту своих подчиненных:

– Эй, минуточку! Эта группа сделала все, чего только требовала Империя!

– Смотрите у меня, – оскалился лейтенант. – Все, что происходило здесь сегодня, будет изучаться. И все, что можно отыскать, мы отыщем! – Имперец указал на Хетто. – Его-то мы уже поймали, не так ли?

Хетто попытался отодвинуться, но штурмовики схватили его за руки. Усмешка сошла с его лица.

– Слыхали, майноки? – провозгласил он. – Вы все тоже под колпаком. – Он свирепо взглянул на лейтенанта. – Слежка, тотальная слежка! Ну, давайте, смотрите сколько влезет. Никто Здесь не имеет никакого отношения к вашему дурацкому взрыву… хотя вам все равно!

– Возможно, – отозвался офицер. – Но ты знаешь, что в прошлом говорил в адрес Империи, Хетто. И мы тоже знаем.

Залюна сошла с платформы, готовая сама броситься на штурмовиков, если придется:

– Хетто, клянусь. Я даже не подозревала об этом!

Оператор посмотрел на нее и кивнул:

– Я знаю, Зал. Наш этаж не единственный в здании. В нынешнее время следят за всеми. За всеми без исключения. Я просто свалял дурака.

Лейтенант указал на дверь, и штурмовики вытолкали Хетто из офиса. Отовсюду послышались возгласы возмущения и испуга.

В дверях Хетто оглянулся – но не на Залюну. Взгляд его был устремлен на желтый вазон, что стоял на нижней полке. В следующий миг пленник и его конвоиры скрылись из виду.

В офисе стало тихо, как в могиле.

Одна молодая женщина со слезами на глазах повернулась к Залюне:

– Хетто же работал с нами десять лет…

– Двадцать.

– Что теперь с ним будет? Вы же наверняка знаете, что… что происходит.

Салластанка выпрямилась. Ей было неловко смотреть в глаза подчиненным.

– Я стараюсь таких вопросов избегать. Все мы здесь… мы – инструмент, который может останавливать зло. Как мы остановили его – или могли остановить – сегодня на Синде. – Она покачала головой. – Больше я ничего не знаю.

Имперские агенты вернулись в офис.

– За работу, майноки, – обреченно сказала Залюна.

Но обреченность в ее голосе была напускной. После секундного раздумья она снова поднялась на платформу и сделала вид, будто поливает растения.

Да, в горшке был спрятан инфокуб. А рядом с ним – маленькая записка, где рукой Хетто наспех было нацарапано название местной кантины. И еще одно слово:

ГЕРА.

Гера знала, что нужно торопиться.

Поиски места, где можно было оставить корабль, заняли слишком много времени. Горс являл собой лоскутное одеяло, где одна мертвая индустрия накладывалась на другую. Илистая почва не позволяла возводить высоченные небоскребы, как на планетах городских каньонов; в результате возникла горизонтальная застройка, которая тянулась от края до края. В конце концов тви’лека нашла местечко между заброшенными зданиями. Дальше путь пролегал сплошь через опасные кварталы.

Добравшись до офиса «Лунного света», Гера увидела, как охранник-бесалиск и его помощники вытаскивают кого-то вместе с креслом из того грузовика, за которым она наблюдала. Они скрылись в здании завода; к тому времени Гера уже не сомневалась, что пленником был Скелли.

Было бы интересно узнать о нем побольше, но тви’лека все еще сомневалась, стоит ли морочиться. Скелли явно довел имперцев до белого каления, что было хорошо. К тому же он мог знать что-то полезное. Но не будет ли это пустой тратой времени? В силу специфики работы Гере приходилось соблюдать дисциплину и избегать импульсивных поступков. Как и импульсивных личностей.

Следом приземлился челнок корпорации, из него вышла женщина-бесалиск – руководитель компании, как определила Гера. Время было на исходе. Следовало принимать решение, причем быстро. Возле здания за ее спиной начинали собираться какие-то мутные личности – скорее всего, преступники. Они глазели на нее, о чем-то переговаривались и тыкали пальцами. Что бы они там ни замышляли, ничего доброго ждать не стоило.

Но у Геры были свои идеи на их счет.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

«Никогда не принимай важных решений на голодный желудок». Хороший совет дал когда-то Окадайя. Но закуски в «Астероидном поясе» были съедобными только в теории, и хотя Кейнан Джаррус не собирался отказываться от решения покинуть Горс, он не желал в свой последний вечер перебиваться остатками еды с тарелок на барной стойке. Особенно после такого дня.

А значит – забегаловка неподалеку от «Лунного света». Это заведение, расположенное всего в нескольких метрах дальше по Раздолбанному бульвару – никто не называл его официальным именем «бульвар Богана», – пережило невзгоды, обрушившиеся на Трясигород, не только благодаря качеству пищи, но и по причине физической силы повара. Все знали, что из-за вспыльчивого характера Дракка так и не смог устроиться на фирму своей двоюродной сестры Лал, но благодаря тому самому характеру – а также четырем ручищам, мускулистым до гротеска, – он прекрасно справлялся с любыми дебоширами.

А еще он готовил отменное рагу.

– Спасибо, – сказал Кейнан, принимая очередную дымящуюся порцию.

Повар не ответил. Не поднимая головы, украшенной бежевым гребнем, он продолжал трудиться над своими мисками и сковородами, орудуя всеми четырьмя массивными руками.

– Мне будет не хватать этих задушевных бесед, – прибавил пилот.

Дракка взглянул на него и зарычал – звук был пугающий сам по себе, но еще большей жути добавляло трепыхание мясистого мешка подо ртом бесалиска. Затем он вернулся к готовке.

Кейнана такое отношение вполне устраивало. Он гордился своим умением выживать в одиночку. Конечно, без ежедневного общения не обходилось: по работе надо было кое с кем разговаривать. Но в основном он раскрывал рот только в случае крайней необходимости. Не потому, что боялся за свои секреты; просто так привык. С некоторыми болтать – одна головная боль.

Окадайя был исключением. Старик с самого начала показал себя настоящим другом, предложив бродяге сперва ночлег, а потом и работу. Торилидовые прииски переместились на Синду, но карьеры в южной части городка продолжали работать, и здесь – в районе, носившем название «Ямы», – Окадайя и открыл свою кантину. Он нанял Кейнана водить древний репульсорный автобус, возивший шахтеров от комбината «Лунного света» до бара и обратно. Позже он помог Кейнану устроиться и в сам «Лунный свет» пилотом грузовика, перевозившего взрывчатку. Никто другой на Горсе не проявлял такого участия к пришельцам.

И все же Кейнан держал старика на расстоянии вытянутой руки. На каждой планете ему встречался кто-то вроде Окадайи – добрая душа, готовая помочь незнакомцу, не задавая никаких вопросов. И каждую из этих планет Кейнан покидал, даже не простившись со своим благодетелем.

В этом была даже своя ирония, хотя Кейнан о таких вещах особо не задумывался. Джедаи вечно твердили о вреде любых уз, предостерегая подопечных против слишком тесной привязанности к кому-либо. Тем самым они невольно превратили учеников в идеальных беглецов, готовых в любой момент скрыться с легким сердцем. Если ни с кем не заводить дружбы, так можно продолжать до бесконечности.

Но все-таки, подумал Кейнан, набивая брюхо, Окадайя несколько отличался от других. Кейнан не знал своего отца; будущих падаванов обычно забирали из семей в очень раннем возрасте. Он знал только наставников, таких как мастер Биллаба, и хотя по личному опыту судить не мог, но подозревал, что настоящие родители ведут себя немного иначе. Родители тоже учили детей, но не спрашивали с них так строго – по крайней мере, хорошие родители. И в этом отношении Окадайя больше напоминал отца, чем другие покровители, которые встречались Кейнану в его странствиях. Он закрывал глаза на колючий характер парня, на его пьянство и странный распорядок дня; старик порой и сам не отставал. А так как под его началом числились десятки рабочих, Окадайя всегда мог указать на кого-то с еще худшим поведением.

И по какой-то неведомой причине он относился к Кейнану не просто как к одному из работяг. Старик что-то в нем разглядел – что именно, Кейнан понятия не имел – и всегда соблюдал меру. Он никогда не пытался навязать бродяге свою помощь; пусть Кейнан сам решает, какое содействие ему нужно.

И это сработало… в основном. Ибо, хотя Кейнан и не раскрыл бригадиру никаких секретов о себе, на Горсе он задержался дольше, чем планировал. Собственный грузовик, пускай и уродливый, жилье рядом с баром и Окадайя в качестве домовладельца; благодаря всему этому Горс казался более приятным местечком, чем большинство планет, на которые его заносило.

Но Кейнан повидал уже все, что этот мир мог предложить. И по многим достопримечательностям скучать не собирался. Одна из них сейчас стояла в дверях за его спиной.

– Самоубийца! И ты смеешь совать сюда нос после прошлого раза?

Кейнан поглядел в зеркало, висевшее над решеткой, хотя и так знал, кто к нему обращается.

– Здорово, Чарко, – сказал он и положил руку на кобуру, но этой реакцией и ограничился.

Чарко, двухметровый рогатый чагрианин, злобный, как ранкор, в столовую Дракки соваться не смел, потому что повар держал за стойкой не один, а целых четыре здоровенных бластера. Поэтому он просто заорал, как сумасшедший:

– Пилот, мы ждем! Выходи, позабавимся!

Повар-бесалиск тихо выругался и потянулся за оружием. Чарко не стал ждать. Дверь громко хлопнула. Кейнан как ни в чем не бывало доел свое рагу. В это время из-за прилавка появился Дракка со стволами во всех четырех руках. Вооруженный до зубов бесалиск, защищающий свое заведение, поистине был великим уравнителем.

Чарко нигде не появлялся без по меньшей мере полудесятка членов своей банды – сарлакков. Сарлакк – это вечно голодное чудовище, по сути – одна громадная пасть; Кейнан считал, что название вполне подходящее. Сарлак-ки Чарко имели неиссякаемый аппетит до кредитов любого недотепы, который одиноко шатался по улицам промзоны. Деятельность этой банды подарила идею Окадайе: он открыл кантину в другой части города и стал возить туда шахтеров на автобусе, благополучно минуя опасные точки.

Трижды Чарко безуспешно пытался разлучить Кейнана с его кровными, когда тот шел себе по Раздолбанному бульвару. На третий раз Кейнан сломал ему рог; чагрианин поклялся отомстить.

– Они еще здесь? – не оглядываясь, спросил пилот.

– Отошли немного, с кем-то разговаривают, – прорычал Дракка. – Но да, еще здесь. Идиоты. – Он закрыл дверь и вернулся к готовке.

«Что ж, не будем откладывать незавершенное дело», – подумал Кейнан, вытирая лицо. Он отодвинул от себя миску, другой рукой доставая бластер. Сжимая оружие в ладони, он осторожно подошел к выходу. Носком сапога оттолкнул дверь.

– Эй, урод! – закричал он. – Ну где ты там?

Чуть дальше по улице однорогий силуэт Чарко четко выделялся в окружении таких же мутных личностей. Их было восемь или девять, все из одной банды, но на Кейнана они не обратили внимания, поскольку разговаривали с кем-то другим.

Прежде чем пилот успел присмотреться, компания разделилась на группки по трое, которые тут же скрылись в переулках. Тот, с кем они разговаривали, так и остался стоять метрах в двадцати от Кейнана.

Закутанный в черный плащ, полностью скрывавший фигуру, незнакомец стоял под луной, но смотрел не на Кейнана, а на завод «Лунного света» по другую сторону улицы. Это явно не был один из сарлакков.

Что-то заставило Кейнана спрятать бластер в кобуру. В тот же миг силуэт повернул голову – и обратился к нему.

– Прошу прощения! – Лица не было видно, но голос был женский, даже мелодичный. – Где в «Лунном свете» расположен въезд для репульсорного транспорта?

Зыбкая почва загудела под ногами, но Кейнан не обратил на это ни малейшего внимания. Он никак не мог взять в толк, что за голос ему послышался – такой теплый, учтивый и совершенно чуждый улицам Трясигорода. Пилот до того опешил, что только и смог выдавить: «А?»

– Ничего, – чопорно сказала незнакомка. – Найду сама.

Взмахнув плащом, она направилась в противоположном направлении.

Кейнан, до этого не имевший никакой цели в жизни, вдруг обрел ее: выяснить, как зовут обладательницу такого исключительного голоса. Все-таки напоследок Горс нашел, чем его удивить. Ну и что, если она до этого любезничала с уличной бандой. Ноги Кейнана, будто по собственной воле, двинулись вперед.

Но далеко не ушли, как и сам пилот. Сзади появился братец Дракка и положил ему на плечи обе пары жирных ручищ.

Он забыл расплатиться.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

– Как я понял, вы схватили подозреваемого в подрыве пещеры на Синде, – проговорило мерцающее голоизображение графа Видиана. – Скоро к вам прибудет отделение штурмовиков, которое его примет.

Скелли сердито нахмурился. Он смотрел на изображение с тыла и видел Видиана, а вот граф его – нет. А может, и видел. Едва Лал уведомила власти о том, что Скелли здесь, как тут же поступил звонок от эксперта по рационализации. Вполне логично, подумал взрывотехник, если Империя следит за производителями стратегически ценных материалов, таких как торилид.

Но Скелли эта слежка не раздражала. Раздражали четырехрукие болваны, которые не только не торопились его развязывать, но и решили оставить во рту кляп на время разговора с Видианом, хотя пленник отчаянно подавал знаки, чтобы ему позволили высказаться.

– «Лунный свет». Ваша компания из новых? – спросил Видиан.

– Новое лишь имя, милорд, – ответила Лал. – Я сама работаю на этом заводе уже более двадцати лет.

Скелли гадал, способна ли голограмма передать ее нервозность от разговора с посланцем Императора. «Пускай поерзает», – подумал подрывник. Когда Империя узнает о том, что известно ему, вся шахтерская гильдия может остаться без работы.

Лал продолжала:

– Мы маленькая фирма, но мы внедрили много методов повышения эффективности производства. И уверяю вас, мы ничего не знали о…

– Забудьте о террористе, – прервал ее Видиан. – Я хочу увидеть эти методы. Я начну ревизию с вас.

– С нас? – Скелли увидел, как Лал выпучила глаза. Она умоляюще сложила обе пары рук. – Милорд… пожалуйста, дайте нам немного времени, чтобы подготовиться к вашему визиту. Сейчас конец очень долгого рабочего дня. Я понимаю, утро здесь никогда не настает, но нельзя ли…

Видиан сердито махнул металлической рукой:

– Суточные циклы! Как же это раздражает. Ладно. Значит, через двенадцать часов… считайте это наградой за вашу службу. Но при осмотре я не сделаю ни малейших поблажек только лишь из-за того, что сегодня вы мне помогли. Это понятно?

– Я и не жду поблажек, милорд. «Лунный свет» будет готов.

– Смотрите у меня, – последовал холодный ответ. – Репульсорная машина прибудет через пять минут. Приготовьте подозреваемого. – Сказав это, голограмма исчезла.

Лал села, растерянно глядя в пространство, где только что был граф. Боковым зрением Скелли увидел, как ее муж Горд, начальник службы охраны, почесал голову.

– Ты вроде говорила, что Империя вообще не должна нас инспектировать, – сказал бесалиск. – Мы слишком маленькая фирма.

– Мне и самой невдомек. – Лал покосилась на Скелли. – Полагаю, это все из-за тебя?

– Ммм-мммф! – отозвался подрывник.

– Ох, – сконфуженно сказала Лал. – Горд, вытащи эту штуку у него изо рта!

Горд недовольно заворчал.

– Ладно. – Он навис над Скелли. – Но я думаю, что это не очень хорошая идея.

Когда тряпку убрали, Скелли закашлялся и прожег взглядом бесалисков:

– Это был Видиан! Почему вы не дали мне с ним поговорить?

Лал разинула рот:

– Он меня и так напугал до дрожи. Еще не хватало, чтобы ты с ним разговаривал! – Словно оцепенев, она плюхнулась в кресло. – Двенадцать часов, чтобы привести это место в порядок перед имперской ревизией?

Горд снова повернулся к ней:

– Оно и так в порядке, Лал. У тебя хорошая фирма. А я еще пришлю родню с метлами, так вообще будет блестеть.

Скелли закатил глаза. Начальник охраны был без ума от жены, и их сюсюканье лишь увенчивало отвратительный день.

– Лучше думайте о том, что скажет Видиан после того, как выслушает меня. Что он сделает с вами и с остальными компаниями, которые хоть раз закладывали в стены «бабец», чтобы проломить их.

– Забудь о нем, – изрек Горд. Он вдруг щелкнул пальцами. – Кстати, Лал, чуть не забыл. Тот парень, Кейнан, сказал, что увольняется.

Лат грустно покачала головой:

– Я этого боялась. Такой скверный день… Его чуть не завалило. Но я хотела его поблагодарить… оказалось, он спас кое-кого из моих рабочих.

– Может, ты его отговоришь, – сказал Горд. В этот миг зазвенел звонок. – Там кто-то у ворот для репульсорников.

– Штурмовики, – отозвалась жена. Она с грустью посмотрела на Скелли. – Мне жаль, правда.

– Да уж, – съязвил взрывотехник. – Кого скоро придется жалеть, так это вас.

Горд свистнул. Вошли двое бесалисков и подняли Скелли вместе с креслом. Они вынесли его на залитый лунным светом двор в боковой части комплекса. Вдоль высокой верной ограды рядами стояло разнообразное оборудование, проход между которым был достаточно широким, чтобы мог проехать репульсорный автобус.

Скелли знал, чего ждать. Он не единожды видел имперские транспорты, парящие над городом. На этот раз, надеялся взрывотехник, его отвезут прямо к Видиану. Горд, оставив Скелли с охранниками, подошел к воротам и отпер их.

Снаружи никого не оказалось.

Заинтригованный Горд вышел на улицу. Не прошло и секунды, как дородный бесалиск высунулся обратно и крикнул помощникам:

– Ребята… это Чарко! Сарлакки угоняют наш грузовик!

Охранники дружно выхватили бластеры и выбежали следом за шефом. Оставшись один, Скелли покачал головой. В криминогенном Трясигороде ни одна передача товара не была застрахована от ограбления, даже если заказчиками выступали имперцы. С улицы послышались звуки пальбы. Пусть бы они все перестреляли друг друга.

Тут Скелли пришло в голову, что это сарлакки, должно быть, и позвонили. «Зачем они это сделали?» Но обдумать эту мысль он не успел, поскольку обнаружил, что за спиной кто-то стоит, – и в следующий миг что-то потянуло за веревку на его левом плече.

– Ты Скелли?

– Что? – Повернув голову, подрывник увидел фигуру в плаще, спрятавшуюся за спинкой кресла. – Да. Но кто…

– Гера, – ответил женский голос. Зеленая рука просунула вибронож под одну из веревок. – Ты уходишь.

– Нет, погоди, – заявил Скелли. – Я не могу просто взять и уйти. Мне нужно рассказать целую историю!

На миг женщина перестала резать, как будто сбитая с толку. Но лишь на миг.

– Я помогу сделать так, чтобы твою историю услышали. Но сейчас тебе надо уходить!

– Постой! – Скелли не имел ни малейшего представления, кто она такая и что имеет в виду. – Послушай…

– Я тебя выслушаю. Но сейчас уходи. – Она разрезала последнюю веревку и сорвала ремни. – Я заплатила Чарко, чтобы он отвлек их. Но времени мало.

Скелли выглянул за ворота. Улица была пуста. Но было слышно, как Горд и его помощники куда-то бегут, стреляя из бластеров, а на фоне всего этого доносился низкий гул репульсорного транспортника.

Подрывник не знал, как ему быть. Штурмовики отведут его к Видиану, который способен остановить то, что творят с Синдой. А может, и не отведут. А женщина в плаще сказала нечто такое, к чему он не привык.

– Я выслушаю, – повторила она. – Уходи!

Скелли оглянулся, но женщины уже не было. Заслышав приближающиеся шаги, он поднялся, напрягая затекшие ноги, и заковылял к воротам.

– Где мне тебя найти? – закричал он.

Ответ раздался уже с той стороны ограды:

– Я сама тебя найду!

Женщина скрылась.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Кейнан выскочил за угол – и его чуть не переехал имперский войсковой транспорт. Завидя угловатую машину, которая неслась прямо на него, Кейнан бросился ничком в дорожную грязь. Длинный транспорт промчался прямо над ним, металлическое днище скользнуло в считаных сантиметрах над затылком.

Теперь он валялся в грязи на одном из перекрестков Трясигорода, а женщины с чарующим голосом нигде не было видно.

Кейнан сел, отряхнул рубашку и поднялся на ноги. По другой улице приближались новые гости, на сей раз пешком: двое бандитов Чарко, которые неслись в его сторону с большими металлическими ломами в руках. Сзади доносилась бластерная пальба.

Пилот потянулся за оружием, но тут вдруг понял, что сарлакки бегут вовсе не к нему – выстрелами угощают их самих. Громилы во весь опор пронеслись мимо, пытаясь оторваться от преследователей, которыми оказались Горд и его охранники, стрелявшие из бластеров.

– Пошли вон, шелупонь! – вопил Горд, паля со всех четырех рук.

Кейнан поглядел им вслед, затем в ту сторону, куда поехали имперцы. И покачал головой. «Я слишком трезв, – подумал он. – Ничего не понимаю!»

Он дошел до конца квартала. В дальнем тупике просматривался служебный вход в «Лунный свет». Женщины в плаще не оказалось и там, были только штурмовики, вылезавшие из своего транспорта. Кейнан быстро отвернулся.

Впрочем, независимо от присутствия имперцев здесь не стоило долго ошиваться. Эта окраина Трясигорода, заметил пилот, здорово пострадала от недавнего почвотрясения; половина зданий стояла в ремонте, и почти все были закрыты. Вздохнув, Кейнан решил оставить это дело и направить свои стопы к Окадайе. «Хватит страдать всякой ерундой, – подумал он. – Завтра отъезд. Надо вещи собрать».

Тут он снова услышал голос.

– Пятьдесят в качестве задатка, пятьдесят после, – сказала женщина. – Как и договаривались.

Выглянув в переулок, Кейнан увидел фигуру в плаще, стоявшую лицом к Чарко и нескольким членам его банды. Сцена напоминала ту, которую Кейнан застал возле столовой, но не совсем. Улочка была уже: здания по обе стороны стояли в лесах. Дружки Чарко – крутые типы, что люди, что инородцы, – стояли в угрожающих позах. А сам Чарко, сжимавший в руке пачку кредиток, вовсе не выглядел довольным.

– Если у тебя есть сотня кредиток, то наверняка найдется и еще одна, – произнес однорогий главарь и шагнул вперед. Нависнув над женщиной, он указал на ее плащ. – Готов поспорить, там хватит места для уймы денег.

Кейнан вышел вперед посреди переулка:

– Эй, Чарко! Ты меня искал. Забыл, что ли?

Чарко и его приятели оглянулись.

– И не мечтай, – сказал чагрианин. – Для тебя у меня всегда время найдется!

Кейнан увидел, как бандиты выхватили бластеры. Свой он уже навел на цель. «Шестеро… нет, семеро против одного. Нормально».

Но прежде чем он успел выстрелить, женщина вдруг вихрем развернулась. Одно быстрое движение, и плащ слетел прочь – сам превратившись в оружие, которое она Швырнула в воздух, словно сеть. Чарко обернулся, ткань облепила ему лицо, и он выпустил кредиты из рук.

От удара ногой в подбородок главарь отшатнулся. Его дружки повернулись и, как и Кейнан, разинули рты при виде красивой, грациозной зеленокожей тви’леки, сжимающей бластер затянутой в перчатку рукой.

Одним быстрым движением тви’лека в упор выстрелила в бандита-человека и метнулась к следующему. В то время как бугай повалился навзничь, девушка вскочила на падающее тело и как с трамплина прыгнула, метя в одну из горизонтальных перекладин на лесах. Ухватившись за балку свободной рукой, она по инерции взлетела на вертикальную опору. Повернувшись, она снова выстрелила в обалдевшую толпу.

– Хватайте ее! – закричала женщина из банды. Но теперь выстрелы раздавались и с тыла: Кейнан, которому надоело стоять и смотреть, кинулся в атаку. Сарлакки бросились врассыпную, не зная, кем заняться в первую очередь.

Чарко, весь в грязи, с яростным ревом вскочил на ноги, не обращая внимания на перекрестный огонь. Бросившись к лесам, где оказалась тви’лека, он врезался грудью в опору. Конструкция затряслась, и девушка выронила бластер. Едва ее вторая рука освободилась, тви’лека, словно песчаная мартышка, полезла еще выше на леса, которые уже начали опасно крениться.

Кейнан понял, что нужно действовать. Он бросился на ближайшую бандитку и левой рукой схватил ее за ладонь, державшую бластер. Спонтанный выстрел угодил в другого бандита, набегавшего справа; пилот ударил женщину головой в подбородок, откинув назад. Теперь стал виден Чарко, пытавшийся опрокинуть леса. Кейнан бросился вперед, а тви’лека высоко вверху прыгнула в обратном направлении, перелетев на такие же леса по другую сторону переулка.

Чарко, которого Кейнан схватил сзади, выпустил из рук леса, и пятиэтажная конструкция начала валиться прямо на них. Кейнан видел лишь один выход: через большое панорамное окно в стене здания, к которому и были приставлены строительные подмостки. Схватив чагрианина в охапку, пилот прыгнул; окно разлетелось на тысячи осколков, лавина арматуры за их спинами обрушилась на улицу.

Б полете Кейнан потерял свой бластер. Слегка оглушенный, он кое-как принял вертикальное положение внутри здания, в котором узнал заброшенную кантину. Чагрианину досталось еще больше, но громила стоял на ногах и был готов продолжать.

– Теперь ты на моей территории, – сказал Кейнан, сжимая кулаки. – Я учился драться в барах!

Они принялись молотить друг друга в темном зале, разрушенном почвотрясением. Кейнан схватил стул; Чарко поднял поломанный стол. Закипел поединок на этом импровизированном оружии – джедаи такому стилю фехтования никогда не учили, но Кейнана он вполне устраивал.

Нанося удар за ударом, он загнал Чарко ближе к единственному уцелевшему окну. Утомившись размахивать столом, чагрианин споткнулся. Кейнан увидел свой шанс. Удар с разворота – и его противник вылетел через проем на улицу.

– Хватит на сегодня? – спросил Кейнан, вскочив на подоконник. Чарко на этот раз уже не поднялся. Но его дружки все еще внизу, вспомнил пилот. Он подобрался и осторожно вылез через разбитое окно.

Бой к тому времени уже завершился. С бандитами было покончено. Одних застрелил сам Кейнан, с другими расправилась тви’лека. Остальных раздавили падающие леса. А самой тви’леки нигде не наблюдалось.

Потирая ушибленную скулу, Кейнан стал рыться среди обломков в поисках бластера. Было немного больно; пройдет, конечно, но в еще одной стычке с сарлакками пришлось бы туго. Впрочем, к тому времени, когда он отыскал свое оружие, стало ясно, что опасность миновала.

Но не хватало и еще кое-чего. Кто-то подобрал кредиты, которые обронил Чарко, и от того места, где они лежали, Уходили следы маленьких ног.

Неподалеку пилот нашел плащ тви’леки, заткнутый под Тяжелую балку. «Все-таки оставила мне сувенир на память». С большим трудом он отодвинул массивный металлический брус, взял одеяние и поднес к глазам. Хорошая находка, подумал Кейнан и, повернувшись, побрел по переулку. Он уже начинал сомневаться, а была ли тви’лека?

Эта мысль улетучилась, когда он повернул на улицу – и столкнулся с девушкой нос к носу.

– А, – сказала тви’лека, завидя свой плащ.

– А, – отозвался Кейнан и застыл, разглядывая ее в ярком свете луны. Она была ниже его ростом, с темнозеленой кожей, пухлыми губами и приятным заостренным подбородком. На голове она носила шлем пилота с прорезями для двух головных хвостов, которые свисали чуть ниже плеч. Тви’лека была одета в коричневую жилетку, золотистые свободные брюки с кармашками и черные перчатки, по цвету гармонировавшие с плащом в руках Кейнана.

– Так и знала, что что-то оставила. – Девушка схватила плащ с такой ловкостью, что Кейнан и не заметил. Затем она озабоченно посмотрела на него. – Ты как, в порядке?

Парень кивнул.

– Ты говоришь на общем?

– Но не нахожу слов.

Она улыбнулась:

– Вот как.

Это не была подколка – а если и была, то такая мягкая, что Кейнан решил не замечать. Он оглянулся:

– Это было нечто.

– Да, – все тем же чудесным голоском ответила тви’лека, отряхивая плащ от грязи. – Хорошо, что я была здесь и спасла тебя.

Кейнан наморщил лоб и снова оглянулся:

– Ты? Спасла меня? – Он указал на трупы. – На тебя напала целая банда!

Девушка расправила плащ.

– Я заплатила им за одну работу. Немного не сошлись в цене. Я бы и сама разобралась. – Видя, что он смотрит на нее разинув рот, тви’лека ткнула его кулачком под ушибленный подбородок. – Но ты и сам неплохо держался-Я впечатлена. – Она окинула его оценивающим взглядом. – Так что, ты все время рискуешь своей шеей ради других?

– Нет! – воскликнул Кейнан. – Э-э… почти никогда. – Он моргнул, когда она убрала руку. – Минуточку, – сказал он, снова посмотрев на тела. – Так они тебе понадобились, чтобы сделать какую-то работу? Для тебя?

– М-м. И они эту работу сделали. – Она накинула плащ на плечи, развернулась и пошла.

– Я тоже делаю всякую работу. – Кейнан припустил следом. После драки все болело, но он не хотел, чтобы разговор кончался так скоро. – Если тебе что-нибудь нужно, я здесь.

– Нет, спасибо, – не сбавляя шага, ответила тви’лека. – Мне надо кое-куда зайти.

– Постой!

Кейнан пытался угнаться, но тело запротестовало. Морщась, он схватился за колено. Когда он выпрямился, тви’лека снова исчезла – очевидно, в одном из переулков.

Злясь на мироздание, он крикнул в бесконечную горсианскую ночь:

– Как тебя хоть зовут?

Повисла долгая тишина.

А потом все тот же голос ответил:

– Гера.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Космические корабли можно сравнить с поселениями в небе. Некоторые похожи на деревни; «Ультиматум» представлял собой гигантский мегаполис. Но даже на звездном разрушителе жизнь текла, как в маленьком городке. Корабль полнился слухами – и, будто в каком-нибудь поселке, все сплетни стекались к кому-то одному, как вода к сливному отверстию.

Слоун стояла у окна в своем кабинете, а Нибиру Чамас – неофициальный магнит для слухов со всего «Ультиматума» – развалился в кресле. Горняцкие корабли продолжали курсировать между Горсом и Синдой – конечно, резвее, чем раньше, – но внимание капитана было поглощено списком, который зачитывал Чамас.

– Граф Видиан разработал новый график движения кораблей между небесными телами, – произнес коммандер. – Он распорядился внести некоторые изменения в программу дроидов-погрузчиков на Синде для повышения эффективности их работы. Он изменил цвет тарелок в столовой для рабочих…

– Что?

Чамас хихикнул:

– Это была шутка.

Слоун закатила глаза:

– Продолжайте.

– Он также приказал проверить весь персонал «Трансепта» – ну, той фирмы, что нашла сумасшедшего на Синде. Как минимум одного уже арестовали за подозрительное поведение.

– Дотошная работа, – заметила капитан.

Она тоже была дотошной – по крайней мере, намеревалась быть. Тогда, на мостике, Видиан застал ее врасплох, отдав приказ через ее голову. «Ультиматум» имел право уничтожить «Грезу Синды»; Видиан явно об этом знал. Однако, хотя Слоун и не возражала против самого решения, она считала необходимым разузнать побольше о своем госте и о том, как он себя вел с другими коллективами. Она не собиралась становиться всего лишь его очередной механической рукой.

– Что еще он сделал?

– Подготовил свою инспекционную поездку на Горс. График уже составлен. Он отправится туда только через несколько часов, но уже реорганизовал три гильдии, приказал объединить трех поставщиков оборудования в одну фирму и даже закрыл медцентр, переведя пациентов в заведение ближе к заводам, чтобы они быстрее возвращались к работе.

– И все?

– Разве этого мало? Он провел несколько совещаний с помощниками, которых взял с собой, и несколько раз звонил в свой головной офис на Калкораанской базе. Отсутствует в его программе лишь одно.

– Сон, – сказала Слоун. – У него просто нет времени.

– У него нет кровати, – уточнил Чамас. – Когда к нему пришли менять постель, его каюта оказалась разгромленной. Вся мебель поломана.

– Что? Когда это произошло?

– После его возвращения с луны – когда мы приняли второй вызов от барона Данта. Сдается мне, у нашего гостя вспыльчивый характер.

Слоун хмыкнула. Она слышала, что Видиан легко раздражается, – судя но произошедшему на Синде, глава шахтерской гильдии убедился в этом на собственной шкуре.

– Надеюсь, для него приготовили другую каюту?

– У нас их предостаточно. Не волнуйтесь, ту каюту приведут в порядок до возвращения нашего… э-э… обычного капитана.

«Спасибо за напоминание, что я лишь его замещаю», – подумала Слоун, обойдя вокруг стола. Но замечание Чамаса заставило ее вспомнить, о чем, собственно, она хотела узнать. Дальше следовало расспрашивать с осторожностью.

– Интересный он человек, этот Видиан… и вообще странно, что он пошел на правительственную службу. Вы говорили, что он купил титул. А откуда он родом, не знаете?

– Согласно биографии, с Кореллии. При Республике он работал инженером в маленьком конструкторском бюро, обслуживавшем кораблестроительные компании. Ну так, зубчик на маленькой шестеренке. Предлагал всякие рационализаторские идеи, но их все время отвергали. Потом его свалил синдром Шилмера – и следующие пять лет, пока недуг пожирал его живьем, он покорял биржи, не вставая с постели.

– А фирма?

– Согласно легенде, – последнее слово Чамас произнес с презрением, – Видиан, встав на ноги, первым делом купил компанию и вышвырнул всех на улицу. Но что это была за фирма, я не знаю. В документах на выходное пособие был пункт о неразглашении. Он не хотел, чтобы те, кому он сломал жизнь, потом охотились на него в прессе и подрывали продажи его следующей гололекции по корпоративному управлению.

Слоун знала, что в деньгах Видиан не нуждается, но мотив был вполне понятен. Небольшая месть могла оказать чудодейственное влияние на больного. К тому же это было очень по-человечески – а человеческого в Видиане осталось не так много.

– Если он с Кореллии, – сказала капитан, – то наверняка имеет связи в кораблестроительном секторе… и в Адмиралтействе.

Сформулировано это было как нечто среднее между вопросом, который она хотела задать, и беглой ремаркой, за которую пыталась его выдать. Но Чамас был слишком проницателен и сразу понял, к чему она клонит.

– Иными словами, – с улыбочкой произнес он, – может ли он сделать ваше назначение постоянным… например, предложив капитану Карлсену уютное местечко в одном из своих филиалов? Тогда уж заодно похлопочите и за меня, пожалуйста.

Пойманная с поличным, Слоун просто уставилась на него в ответ.

– Что там на завтра?

Чамас передал ей свой планшет с перечнем остановок на пути запланированной Видианом экскурсии по Горсу. Похоже, день предстоял утомительный.

Первое название в списке заинтересовало ее:

– «Лунный свет». Почему он решил начать с этой фирмочки?

– По-видимому, это они несколько часов назад поймали беглеца с Синды – и потеряли его.

– Это им зачтется, – сказала Слоун, возвращая планшет. Она развернула кресло и снова стала смотреть на корабли, летящие к Горсу. Хмуря брови, она попыталась вобрать в себя всю эту картину.

– Так, значит, пока он на экскурсии, мы должны изображать диспетчеров. – Чамас поднялся. – Присматривать за этой рванью, пока Видиан еще больше обрастает фольклорными байками. Надо будет потребовать с него долю от сборов за следующую гололекцию.

Слоун мысленно улыбнулась. Против вспомогательной роли она не возражала. Помогать Империи было ее работой; если удастся помочь законному капитану «Ультиматума» с новым кораблем, это будет приятный бонус.

Штурмовики несколько часов назад обшарили квартирку. Это, без тени юмора подумал Скелли, официально был Первый случай, когда Империя обратила внимание на коммуну «Крисп».

«Крисп» был проектом для бездомных ветеранов Войн клонов, живущих в этом секторе – идея родилась в последние дни Республики. Империя проект сохранила и время от времени подселяла новых обитателей, но нимало не заботилась о его расширении или ремонте. Скелли считал, что это очень красноречиво демонстрировало отношение как Республики, так и Империи к тем, кто сражался против сепаратистов. «Засунем-ка их в такую дыру, где никогда не бывает солнца».

Скелли продолжал жить в обветшалом здании отчасти потому, что оно было затиснуто между промзонами Горса. Благодаря этому, откуда бы его ни увольняли, поездка на работу нисколько не удлинялась. Второй причиной была ржавая решетка позади мусорного контейнера в дальнем конце дворика для прогулок – решетка и то, что было спрятано за ней.

Убедившись, что никто за ним не следит, взрывотехник пробрался за контейнер и нырнул в отверстие, закрыв за собой проем. Миновав импровизированную занавеску, он нащупал выключатель. Затрещало, и темнота вокруг Скелли озарилась отблесками красного света от загоревшихся компьютерных мониторов и единственной лампочки, что свешивалась сверху.

Изначально это было бомбоубежище, построенное Республикой на тот маловероятный случай, если граф Дуку или генерал Гривус вдруг возжелают уничтожить дом для отставников. Когда Скелли наткнулся на это местечко, пермакритовые стены были сплошь изъедены грибком. Но ему понравилось наличие собственного генератора, а загораживавший решетку огромный мусорный контейнер позволял приходить и уходить незамеченным.

Все компьютеры Скелли были собраны из отдельных комплектующих, так что в них не могло быть закладок для хакеров – будь то правительственных или коммерческих. Лишь одна машина была подключена к Голосети, и то нелегально через иторианскую закусочную на колесах, которая днем стояла по другую сторону двора. Выбрав в качестве точки доступа мобильный объект, по ночам уезжавший в гараж, Скелли обезопасил себя от чужих глаз и ушей.

«Всюду, кроме работы». Взрывотехник знал, что некоторые компании, работающие на Синде, установили оборудование для наблюдения, но он предполагал, что это лишь для контроля производительности труда рабочих – и для предотвращения воровства взрывчатых веществ, которое когда-то было серьезной проблемой. Очевидно, теперь они прослушивали всех. Это было безумие. К его мольбам о мерах безопасности они оставались глухи, но зато совали свой нос в частные разговоры!

Скелли торопливо съел свой скромный обед, состоявший из банки пищевой пасты, и обессиленно рухнул на матрац, брошенный на пол. Уже много лет эта комната была его миром – его настоящим миром. На стене висели доски, покрытые рукописными записями о состоянии военно-промышленного комплекса и сложными схемами взаимоотношений между собственниками. Вторая стена была посвящена истории галактических конфликтов; стороны могли меняться, но истории оставались теми же. Титаны дрались, а чубы трещали у батраков.

Но наиболее обширная коллекция записей располагалась на стене, которую Скелли созерцал прямо сейчас. За исключением отгороженного занавеской проема, ведущего в каморку, все пространство до сантиметра было исписано пометками о Синде и ее геологическом строении. При виде этой сокровищницы знаний у подрывника сжалось сердце. Скелли давно боялся, что этот день настанет – день, когда ему придется рискнуть всем, лишь бы привлечь внимание нужных персон. Но он был вынужден импровизировать и теперь опасался, что все запорол.

Он слепо бросился домой после спонтанного обещания какой-то незнакомой особы – и наверняка безвозвратно Упустил шанс поговорить с графом Видианом. Скелли и сам терялся в догадках, почему это сделал. Конечно, испугаться штурмовиков было естественно: солдаты Империи имели дурную привычку калечить пленных при транспортировке. К тому же все ошибочно приняли его попытку преподать урок за акт саботажа. Но все-таки Видиан был лучшим шансом, и только он один обладал властью, чтобы все изменить. Неужели граф так и покинет Горс, не поговорив с ним? Удастся ли вообще встретиться с Видианом, раз он теперь в бегах?

Лежа на полу и разглядывая свои письмена, Скелли вполголоса простонал:

– Никто не слушает!

– А что ты хочешь сказать?

Подрывник испуганно оглянулся и увидел ту самую особу в плаще, которая его спасла. Особа откинула капюшон.

– Это ты! Та женщина!

– Гера, – уточнила тви’лека. – Давай побеседуем.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Скелли испуганно сел:

– Как ты меня нашла?

Гера похлопала по своей руке:

– Если заглянешь в кармашек у себя на левом плече, то обнаружишь маячок, который я спрятала, когда резала твои веревки. – Она улыбнулась. – Я же сказала, что найду тебя.

Скелли сунул руку в карман и нащупал крошечную микросхему. Он сердито воззрился на прибор:

– Я не люблю, когда за мной шпионят.

– Значит, ты обосновался не в той системе. – Гера просто протянула ладонь. – Верни, пожалуйста. Спасибо.

– Ты назвала меня по имени, – с подозрением проговорил взрывотехник. – Откуда ты меня знаешь?

– Ты сегодня привлек немало внимания к своей персоне. Я слышала о твоей самодеятельности на Синде. Надо же – устроить взрыв, когда там был посланник Императора. – Она сделала паузу, разглядывая записи об Империи на стене по левую сторону от себя, – Мне интересно услышать причины, побудившие тебя это сделать.

Скелли встал, нахмурившись:

– И зачем тебе это?

– Просто… любопытно, – сказала Гера.

Увидев, что она изучает его записи, рыжеволосый человечек расположился между гостьей и стеной:

– Слушай, хватит читать мои конспекты. Я тебя не знаю, дамочка. И не уверен, что если я тебе что-то расскажу, то от этого будет какой-то толк!

Гера оглянулась вправо и… увидела записи о Синде. В ее глазах вспыхнул огонек.

– А что… если я журналистка «Вестника охраны природы»? Тогда расскажешь?

Скелли вытаращил глаза:

– Я думал, эта газета давно закрылась!

– Просто реорганизация, – сказала тви’лека. – Ты можешь поучаствовать в грандиозном перезапуске.

Скелли оценивающе посмотрел на нее. Он не был постоянным читателем этого издания в Голосети, но несколько раз натыкался на него в своих изысканиях. «Вестник» сумел положить конец экологически вредным практикам нескольких предприятий.

– Ну же. – Гера достала из-под плаща планшет. – Я ведь помогла тебе бежать.

Скелли сделал глубокий вдох – и наконец решился:

– Ладно.

Он подбежал к стене и стал излагать свою теорию, демонстрируя одну диаграмму за другой.

– Отделять всякие там кристаллические сталактиты и сталагмиты – это не страшно; они лишь наросты на физическом остове Синды. Все равно что остригать луне волосы. Но пробивать взрывами ходы в новые пещеры – это как ломать ей кости.

В каждой новой пещере, которую они открывают, торилида оказывается еще больше, чем в предыдущей, – добавил Скелли. – И это только разжигает в них азарт продвигаться дальше.

– А в результате происходят обрушения, травмирующие рабочих, – кивнула Гера, делая пометки в планшете. – И к тому же эти взрывы губят красивые природные пещеры.

– Вот ты все и поняла! – Скелли торжествующе вскинул кулак.

– Ладно, – спокойно выдохнула Гера.

Скелли опешил:

– «Ладно»?

Тви’лека мягко улыбнулась.

– Это не такая уж сногсшибательная новость, Скелли, – грустно проговорила она, возвращая планшет на место. – Империя калечит рабочих и губит окружающую среду. Но она это делает везде и всюду.

– И что?

– У тебя есть проблема… как и у миллиардов других жителей Галактики. Когда-нибудь мы ею займемся. Спасибо, что сообщил, и я сочувствую всем пострадавшим. Но сомневаюсь, что сейчас мы сможем что-нибудь сделать.

Скелли встревожился:

– Так ты не будешь об этом писать… даже после всего, что я рассказал? Мы так не договаривались! Ты же журналистка!

Гостья сделала шаг назад – не из страха, просто давала ему пространство, чтобы выплеснуть эмоции.

– Скелли, я сейчас скорее просто собираю информацию. Готовлюсь к… – Она умолкла, потом кивком указала на стену с записями о Синде. – То, что ты рассказал, конечно, скверно, но мир от этого не развалится.

– О, развалится, еще как! – Скелли выхватил голодиск из нагрудного кармана и зажал между пальцами. – Я уверен, что если имперцы будут продолжать в том же духе, то они разнесут эту луну на кусочки!

Гера подняла руку:

– Ладно, извиняюсь за гиперболу. О каком уровне разрушений ты говоришь?

– Я не преувеличиваю! – сказал Скелли. Сунув диск обратно в карман, он подошел к стене и здоровой рукой стал рыться в пришпиленных на ней бумажках. – Луна и так нестабильна. Поскольку она движется по эллиптической орбите, ее постоянно дергают то Горс, то солнце. Горс высвобождает напряжение через почвотрясения. Но на Синде вся энергия копится, потому что кристаллическая Матрица залегает на такую глубину…

– Ближе к делу, пожалуйста.

– Если использовать достаточное количество взрывчатки и заложить ее в нужных местах, Синда развалится, как предвыборное обещание сенатора.

Несколько секунд Гера недоверчиво смотрела на него. В ответ взрывотехник уставился на нее.

– Это просто… нереально, – сказала она наконец. – Уничтожить небесное тело таких размеров? Трудно поверить, что подобная сила существует.

– Существует. Это возможно. И я начинаю подозревать, что им безразлично.

Гера подошла к стене и принялась читать.

– Тут записки повсюду, – заметила она. – Некоторые мне вообще не понятны.

– Поверь мне, – сказал Скелли. – Я в этом деле специалист.

– Ты планетарный геолог?

– Нет, я делаю бомбы.

Гера поджала губы.

– О, – протянула она.

– Знаю, звучит глупо, – проговорил подрывник, срывая бумажки и засовывая их в скрюченную ладонь. – Но это правда. Горнодобывающие компании знают, потому что я им рассказал. Но скрывают, потому что все они участвуют в заговоре.

– В каком еще заговоре?

– Торилидовый треугольник, – объяснил Скелли, поражаясь тому, как она могла об этом не слышать. Он перешел к другой стене – стене корпоративного позора. – Горнорудные фирмы коррумпированы. Они повязаны – через имущественные отношения, советы директоров – с кораблестроительными компаниями, которые продают Империи один строительный проект за другим. Ах да, это делается по секрету, но нельзя же держать в секрете все. Миллиарда звездных разрушителей им мало. Теперь они строят звездные суперразрушители, и суперпуперразрушители, и кто знает что еще!

– Ясно. – Гера осторожно сделала шаг назад. – И откуда ты все это узнал?

– Из Голосети!

– А, – сказала тви’лека. – Из Голосети.

– Это же одна огромная паутина, которая простирается до бесконечности, – заявил Скелли, не отводя глаз от стены. Он подошел ближе и стал рыться в записках. – Ты знала, что Войны клонов начались из-за финансовых интересов? Был один производитель дроидов со слишком большими складскими запасами…

Тут Скелли почувствовал на себе взгляд Геры, и из него словно выпустили воздух. Он замолчал. Бумажки, вырезки – все поплыло перед глазами, все потеряло смысл.

Он снова все испортил.

– Прости, что побеспокоила, – как в тумане услышал он голос гостьи. – Удачи.

Скелли так и стоял лицом к стене.

– Послушай, я знаю, как это звучит. Я пережил… в общем, много плохого я пережил. Я бываю взвинченным. Не всегда выражаюсь ясно. Но то, что я знаю… это правда. – Он сделал глубокий вдох. – Я не сумасшедший.

Когда он обернулся, тви’лека исчезла. Было слышно, как легкие ноги простучали по лестнице. Скелли бросился следом, но увидел только мусорный контейнер и темный двор.

Подрывник обреченно залез обратно и закрыл за собой решетку.

Он молча уселся на дне своей ямы. Голова гудела – и болела уже давно. Цикл сна был безнадежно нарушен еще со времени переезда на Горс, а вечно сияющие пещеры Синды доломали его окончательно. Непонятные записки, которые он все еще сжимал в изувеченной руке, были одним из следствий этого расстройства. Но кое на чем Скелли все же мог сосредоточиться. Данные на голодиске – они были правильные, он это знал. Это было его завещание, последний шанс.

Скелли припомнил разговор Видиана с Лал Граллик. Точно, ведь граф собирался на Горс. Видиан выслушает его и сделает то, что нужно сделать. Но ведь он привезет с собой всех этих имперцев, а они еще могут все испортить.

Скелли вскочил на ноги и вернулся в свою святая святых. Откинул занавеску, за которой обнаружился потайной верстак, а под ним, в запаянных коробках, – огромные запасы барадия, которые он натаскал сюда за многие годы. Скелли страшился взрывов на Синде, и всякий раз, когда ему приказывали заложить заряд для подрыва стены, он использовал чуть меньше взрывчатки, чем было необходимо. А остатки просто не возвращал.

Но раз его не хотят слушать, он вернет им эту взрывчатку. Вернет всю сразу, и тогда они увидят.

Да, так он и поступит.

Выйдя на улицу, Гера покачала головой.

Освобождая Скелли, она знала, что рискует напрасно потерять время. Отвлекшись от главного дела, она исходила из того, что на любого, кто бросил вызов Империи, стоило поглядеть. Некоторые могли оказаться полезными. Возможно, не сейчас, но позже, когда движение окрепнет. Поэтому было важно оценить их возможности.

Но Скелли ни на что не годился, и Гера мысленно добавила его к десяткам таких же личностей, которых встречала раньше. В политические активисты шло немало сумасшедших. Некоторых довели до безумия те самые силы, с которыми они боролись; другие надломились на войне, – похоже, это и произошло со Скелли. А третьи были просто психами без уважительных причин. Однако, хотя эти ненормальные всегда восставали первыми, революции им почти никогда не удавались. Борьба против Империи требовала тщательного планирования – особенно сейчас.

Горс пока что приносил одни разочарования. Этот мир был лишен света и в прямом, и в переносном смысле: жители, подобно роботам, влачили существование между работой с ее монотонным ритмом и улицами города с их опасностями, не замечая ни того ни другого. Даже тот парень, который помог ей в драке с уличной бандой – Гера теперь вспомнила, что он-то и защитил старика на Синде, – легко мог вписаться в общий шаблон: гуляка, которому лишь бы с кем-то подраться. Если так, это было бы печально, но не особо удивительно: как и все горсиане, он был связан ролью, которую уготовила ему Империя. Он никогда не станет угрозой режиму. А жаль: похоже, драться он умел.

Но Гера выбросила парня из головы. Визит к Скелли только отвлек ее от дела; истинное сокровище ждало впереди. И тви’лека знала, что найдет ее в заведении, чья не такая уж ненавязчивая реклама высветилась на экране ее планшета.

«Астероидный пояс»

Ямы, г. Горс Окадайя Гарсон, владелец

Отперто всю ночь

Приходи и распоясайся

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

– Эй, дамочка! Я к тебе обращаюсь!

Здоровенный задира и впрямь обращался к Залюне, ведь больше никого на улице не было. Но салластанка не останавливалась, пока он не нагнал ее. Когда их разделяло всего несколько шагов, забияка крикнул снова:

– Я сказал, я к тебе обращаюсь!

– Нет, не ко мне, – сказала Залюна, как ни в чем не бывало шлепая по грязи. – Если бы ты обращался ко мне, то назвал бы по имени.

Ускорив шаги, пьяница расхохотался:

– Откуда мне знать, кто ты такая?

– Вот именно! – Залюна развернулась и окинула его пронизывающим взглядом из-под легкого капюшона. – И поэтому тебе не о чем со мной разговаривать, Кеттикус Брейл. Ступай домой к жене и детям.

Лицо гиганта, ярко освещенное луной, побледнело.

– Погоди. Откуда ты меня знаешь?

– Не важно. – Правая рука Залюны исчезла в длинном, просторном рукаве пончо – самого легкого одеяния в ее гардеробе, которое могло скрыть лицо. – Важно то, что ты оставишь меня в покое.

Брейл фыркнул:

– А если нет, то что?

– Тогда будешь разговаривать вот с этим. – Рука появилась снова, но уже с маленьким бластером. – Вопросы есть?

Выпивоха уставился на невесть откуда взявшееся оружие. Потом развернулся и, спотыкаясь, убрел в душную ночь. Салластанка снова спрятала бластер. К счастью, никто не знал, что из него не стреляли уже тридцать три года – с тех пор, как мать оставила ей оружие.

Конечно, Залюна не знала в лицо всех жителей Горса и Синды – но за почти треть века наблюдений она составила немалый список возмутителей спокойствия. И многие из них обретались здесь, в Ямах. Некоторые шахтеры, похоже, искренне считали этот район, выстроенный поблизости от старых карьеров, вполне приятным местечком. Возможно, для них он таковым и был. Однако, на взгляд Залюны, от разнорабочих стоило ждать одних неприятностей. Она наблюдала множество кабацких драк в Ямах, видела десятки бедолаг, которых избивали на улицах ряди денег или забавы. Неизвестно, сколько там компании платили шахтерам, но явно недостаточно, раз им приходилось отбирать деньги у других.

Однако, если бы им платили больше, они бы просто больше прикладывались к бутылке – и было бы еще хуже.

Стычка с пьяницей стала лишь очередной неприятностью этого дня, полного головной боли. После ареста Хетто оставшиеся операторы «Трансепта» работали молча, не смея возразить против сверхурочного графика. Если верить имперскому лейтенанту, проверять могли каждого. Залюна надеялась, что, повторно отыскав Скелли, майноки реабилитировались за то, что не пометили его для поимки, но все надежды пошли прахом, когда стало известно, что Скелли бежал из офиса «Лунного света» еще до прибытия штурмовиков.

По крайней мере, никто не стал обвинять майноков в том, что его предупредили. Начальница завода целый час защищала свою службу охраны от оскорблений штурмовиков. Впрочем, Залюна предвидела, что весь «Трансепт» ждут непростые дни.

А даже если ничего плохого не случится, все равно та Работа, которая так ей нравилась, больше никогда не будет Приносить удовольствие.

Это было странное ощущение. На Горсе очень многие жили в постоянном страхе, особенно салластане и другие существа невысокого роста. Однако с майноками Залюна почему-то чувствовала себя неуязвимой. Уединение обеспечивало ей безопасность, обладание информацией – защиту. Да, по своему роду деятельности потенциально она могла создавать проблемы для других. Но эти мысли она отметала на том основании, что многие объекты прослушки были скверными типами, вполне способными напасть на бедного рабочего посреди темной улицы.

«Но».

Все реже и реже слежку назначали за разными хулиганами, зато все чаще – за обычными жителями, такими как… в общем, как Хетто. И за самим Хетто, которого теперь ждало неведомо что. Никто из персонала не понимал, что происходит. Конечно, Хетто не раз жаловался на зарплату и условия труда, но кто на них не жаловался? Да, он считал, что Империя поступила чудовищно с некогда великолепными пещерами Синды, но это была далеко не новость, да и на самом Горсе многие разделяли это мнение.

Но вот инфокуб – совсем другое дело. Залюна теперь знала, что из-за него Хетто и арестовали. По окончании смены она бросилась домой, спеша увидеть, что же ей доверил коллега. Он не давал ей разрешения смотреть содержимое, но Залюне было не впервой совать нос в чужие дела – и она не собиралась передавать информацию этой самой Гере, не выяснив сперва, в чем дело.

Салластанка достала устройство чтения, которым пользовалась еще в детстве, – оно было отключено от Голосети – и на всякий случай забралась в шкаф. Данные были зашифрованы с помощью платной программы, но Залюна несколько лет работала в отделе электронного сбора данных, а потому вскоре нашла способ обойти защиту.

То, что оказалось внутри, потрясло ее. Каким-то образом Хетто ухитрился загрузить в куб досье на всех обитателей Горса и его луны, за которыми «Трансепт» вел наблюдение со времен Республики и до нынешних дней.

Сперва салластанке пришло в голову, что эта Гера может быть из конкурирующей фирмы, которая занимается наблюдением. Корпоративный шпионаж – это когда одни шпионы следят за другими с целью получения прибыли. Хетто вечно был на мели, и лишний заработок ему не помешал бы. В подобном деле Залюна участвовать не собиралась. Однако по размышлении она вспомнила, что «Трансепт» постоянно продавал собранные данные конкурентам, причем иногда в больших объемах. Такие ухищрения казались излишними.

Присмотревшись внимательнее, Залюна поняла, что массив персональных данных – не самая важная информация, записанная в кубе. Сам по себе он служил справочником по средствам наблюдения. Все снимки, все записанные разговоры, все биосканы и электронные письма, приложенные к досье, были снабжены примечаниями, описывающими, каким образом эта информация была получена. Благодаря такому справочнику читатель мог узнать расположение всех точек наблюдения в местной сети «Трансепта».

Кому могли понадобиться такие сведения?

Возможно, очередному Скелли – какому-нибудь психопату или сумасшедшему террористу, которому захотелось узнать о возможностях Империи, чтобы натворить еще больше бед. В этом Залюна тоже не желала участвовать.

Но Хетто был не из таких. А значит, данные понадобились клиенту иного рода – которому было небезразлично, как Империя обходится с жителями Горса.

Небезразлично, как и самой Залюне.

Если вдруг эта Гера действительно из таких, то с ней стоило поговорить, какие бы опасности Залюна ни навлекла на свою голову. Просто поговорить, ничего более; у нее не было никакого желания повторять судьбу Хетто. Но по крайней мере одной встречи бедняга заслуживал.

Однако встрече полагалось быть секретной, так что накаченное место сбивало ее с толку. «Астероидный пояс»?

Залюна тридцать лет не бывала в кантинах, но видео нагрелась предостаточно и могла только удивляться, как можно назначать тайную встречу в подобном месте. «Так много глаз! Так много ушей!» Не говоря уже об органах чувств невообразимой природы, принадлежащих представителям других рас, захаживающих в подобные заведения.

Торопливо, под действием адреналина, она вытащила на свет разнообразные устройства, которые осваивала много лет назад в ходе курса обучения: когда-то она изучала методы установки скрытых камер и микрофонов, а также поиска существующих по эмиссии подпространственного излучения для последующего ремонта. Увидеть их раньше, чем они увидят ее; вот это и даст преимущество, решила Залюна.

Впереди показалась вывеска. Тянуть дальше не было смысла.

– Хетто, бедовая голова, это для тебя.

Она поплотнее закуталась в плащ и зашагала к зданию.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Щербатый шахтер заприметил Кейнана, как только пилот ворвался в «Астероидный пояс».

– Я тебя искал, – зарычал здоровяк. – Вчера мы не закончили драку!

Кейнан, весь в грязи и синяках после стычки в Трясигороде, даже не остановился. Выбросив руку в перчатке, он схватил шахтера за воротник, облегавший волосатую шею, и сильно дернул, так что работяга треснулся лицом о соседний стол, разбросав кредиты и карты для сабакка. Картежники потрясенно уставились на Кейнана, который стащил оглушенного шахтера со стола и вскочил на него сам.

– Слушайте сюда, – заорал пилот, обращаясь к десяткам посетителей, наводнивших просторную кантину. – С меня на сегодня хватит! Любой, кто меня тронет, отправится в медцентр.

– Империя закрыла медцентр! – раздалось в ответ.

– Поправка: любой, кто меня тронет, отправится в морг. Спасибо. – Быстрым движением он схватил со стола кружку с элем – она принадлежала здоровяку, валявшемуся на полу, – осушил ее одним махом и спрыгнул на пол.

Окадайя окинул его взглядом со своего места за стойкой:

– Ты меня поражаешь, Кейнан. У тебя вид как после кабацкой драки, хотя я готов поклясться, что ты пришел только минуту назад.

– Потому что я и побывал в кабацкой драке, – сказал Кейнан, потирая челюсть. – На заправке Фило, в Тряси-городе.

– Но она должна открыться только через три месяца.

– Теперь немного позже. – Кейнан протянул руку и схватил со стойки бутылку.

– Хм-м. – Окадайя протер очередной стакан. – Почему мне кажется, что в этом деле замешана женщина?

– Добавь изрядную порцию глупости и как следует взболтай, – сказал Кейнан. – Но какая женщина! Она была в капюшоне, когда я ее впервые увидел. Но глаза просто поразительные. А какая грация. Говорю тебе, Оки, если бы она сейчас зашла сюда…

– Кажется, твое желание сбылось! – объявил Окадайя, указав рукой.

– А? – Кейнан с надеждой оглянулся. Из-за приоткрытой двери выглядывала салластанка в розовом пончо, державшая в руках маленькую синюю сумочку. Она осторожно посмотрела по сторонам.

– Капюшон – есть. Глаза – есть. – Окадайя хмыкнул. – Хотя я никогда не понимал твоих вкусов.

Женщина проскользнула внутрь. Дверь громко хлопнула, и гостья вздрогнула. Она быстро проследовала к столику, стоявшему в углу, от него – к следующему и так далее; такими перебежками она двигалась по залу, словно укрываясь от глаз кого-то, кого видела только она одна.

Кейнан недоуменно следил за женщиной.

– Что это еще значит?

– Возможно, налоговый агент в городе, – сказал Окадайя.

Добравшись наконец до стойки, салластанка посмотрела по сторонам. Затем она сделала последний рывок и оказалась возле стула в дальнем конце прилавка, рядом с Кейнаном.

Окадайя поклонился:

– Добро пожаловать в мое заведение, юная леди. Мой друг – ваш большой поклонник.

Кейнан свирепо воззрился на него:

– Это не она, старый пень!

Окадайя улыбнулся:

– Мы чем-нибудь можем вам помочь?

Салластанка взглянула на Кейнана своими глазищами – и ее напряженно стиснутые челюсти немного расслабились, как будто она его узнала.

– Можете. Стойка. Не будете возражать, если я пройду за нее?

Кейнан вытаращил глаза:

– Вы хотите расположиться на стороне бармена?

– Кейнан постоянно так делает, – вставил Окадайя. – Иногда он здесь и спит.

– Мадам, – сказал пилот. – На этой стороне нет стульев.

– Ничего, – отозвалась женщина, обшаривая глазами потолок. – Мне стул не нужен. Я устроюсь на полу.

Кейнан и Окадайя недоуменно переглянулись. Затем оба пожали плечами – и женщина метнулась за стойку, за которой и исчезла.

– Жаль пропускать что-то интересное, – вздохнул Окадайя, – но хозяин должен развлекать гостей. Кейнан, сынок, ты остаешься на хозяйстве. – Он швырнул полотенце пилоту и поклонился съежившийся гостье. – Позже побеседуем, – сказал он, выходя из-за прилавка.

Кейнан на ходу схватил его за рубашку:

– Ничего не понимаю. Что ей сказать?

– Вся выпивка в твоем распоряжении. Предложи ей что-нибудь. Или себе налей.

Пилот взвесил все факты и решил, что его друг высказал отличную идею. Он перелез через стойку на другую сторону. Салластанка действительно сидела на полу, скрывшись по самые плечи в шкафчике под раковиной.

Эй! Что вы там делаете?

Секундочку, – отозвалась гостья.

Кейнан затих. Быть может, она всю жизнь мечтала стать сантехником.

Наконец салластанка высунулась обратно:

– Прошу прощения. Не могли бы вы достать резак из моей сумочки?

Вконец одуревший Кейнан послушался. Крохотная сумочка оказалась доверху набита разными электронными приспособлениями.

– Спасибо. – Салластанка взяла у него инструмент. Несколько секунд спустя она выпрямилась с удовлетворенным выражением на лице. – Все. Готово.

Кейнан подал ей руку:

– Что вы сделали?

– Нейтрализовала камеры наблюдения, – ответила она, поднимаясь на ноги. – Спасибо за помощь.

– Здесь есть камеры?

– Камеры есть повсюду, – ответила женщина, отряхивая пыль. Явно успокоившись, она сняла пончо и осталась в темном костюме. – Потому я так и передвигалась, когда вошла, – между слепыми зонами. Я предположила, что «Трансепт» спрятал передатчик за стойкой. В кантинах это самое типичное место: под умывальником никто никогда не убирает. – Она положила инструмент в сумочку. – Я перерезала питание всей системы.

Кейнан посмотрел по сторонам. Никаких камер не было видно.

– Не волнуйтесь: я сделала так, будто какой-нибудь грызун перегрыз провода. Такое постоянно случается. На следующей неделе вас навестит кто-нибудь под видом торговца элем и все отремонтирует.

– Как скажете. – Кейнан сделал глубокий вдох, пытаясь вспомнить, чем еще он занимался в этом месте, кроме того, что закладывал за воротник. Кажется, ничем. Он умерил разыгравшуюся паранойю.

– Откуда вам это известно, Залюна?

Салластанка уставилась на него, внезапно посерьезнев. Ее огромные глаза сделались еще шире:

– Как… как вы узнали мое имя?

– У вас на пропуске написано, – показал рукой Кейнан.

Женщина взглянула на него… а затем на официальный пропуск, пришпиленный к рабочей одежде.

– О, – с отвращением сказала она и, сорвав с себя значок, бросила его в сумку. – Пожалуй, у меня плохо получается.

– Что получается?

Но самообладание уже вернулось к Залюне. Она посмотрела на Кейнана и чинно улыбнулась:

– Я просто очередная посетительница этой кантины. Не обращайте на меня внимания.

– Ладно, – сказал пилот, поворачиваясь к бутылкам.

– Но я была бы признательна, если бы вы помогли мне еще немного.

Кейнан оглянулся через плечо:

– Послушайте, мэм. У меня был тяжелый день. Я не в том настроении, чтобы кому-то помогать.

– И тем не менее вы мне поможете. – Залюна наклонилась над стойкой и мягко улыбнулась. – Я вас знаю. Видела, как вы работаете на Синде.

– Как? Я-то вас там не замечал.

Салластанка не стала вдаваться в подробности.

– Вы помогаете другим. Я видела. А сегодня видела, как вы спасли вашего друга от графа Видиана.

– Вы видели?

Уточнять Залюна не пожелала. Она улыбнулась, – видно, ей было немного неловко за свои откровения.

– Это одна из немногих радостей моего мира. Целыми Днями следишь за всякими скверными типами, и всегда хочется поскорее забыть увиденное. Но хорошие ребята – они запоминаются.

Кейнан недоуменно воззрился на нее. Эта женщина, вдруг понял он, напоминала Джокасту Ню, библиотекаря в храме джедаев. Конечно, внешне между ними никакого сходства не было. Но Джокаста, казалось, знала все на свете, а вела себя так, будто знать все – это сущие пустяки.

Точно так же держалась эта женщина.

Так чем же я могу вам помочь?

Залюна окинула взглядом толпу:

– Я должна встретиться с одной особой, но не знаю как она выглядит.

– Но вы же вроде знаете всех и каждого?

– В данном случае нет. А высовываться мне нельзя. Вы не могли бы поискать ее?

Кейнан опустил голову и сложил руки перед собой.

– Залюна, я понятия не имею, кто вы такая и кем меня считаете, но уверяю вас: вы меня не знаете. Я не помогаю всем подряд!

– А я о тебе другое слышала, – произнес голос с противоположного конца стойки. Тот самый голос.

Кейнан обернулся, но решил сохранять хладнокровие. «Они всегда стараются разыскать тебя, братец».

– Привет, Гера, – произнес он с безмятежной улыбкой. – Что тебе предложить?

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Орден джедаев был не просто бесплатной полицией или спортивным клубом, практикующим метафизику. Это был образ жизни, основанный на кодексе джедаев – и еще множестве правил, которых в кодексе не было, потому что они добавились позже. Одна из заповедей гласила, что джедай должен сторониться романтических увлечений. Пустившись в бега, Кейнан Джаррус быстро забыл об этом правиле.

Гера пришла вовсе не на свидание – но да, получалось, что очаровашка хочет побеседовать наедине, и по опыту прежних приключений Кейнан знал подходящее местечко. В «Астероидном поясе» на задах имелся славный уединенный столик, где освещение было достаточно приглушенным, а пьяниц и задир можно было не опасаться.

Но никогда еще за этим столиком им с дамой не составляла компанию маленькая серая компаньонка – причем с Герой разговаривала в основном Залюна. После того как Гера в третий раз послала его за чем-то к стойке бара, Кейнан начал подозревать, что тви’лека действительно искала Залюну, а не его.

Когда парень вернулся с блюдцами, которые просила Принести Гера, обе женщины оживленно беседовали. Пора было брать дело в свои руки.

Дамы, хватит по мне скучать… я вернулся!

Прекрасно, – проворчала Гера, и впервые ее голос не показался Кейнану музыкой. Она явно была раздражена тем, что их прервали, но пилот не собирался сдаваться.

Посмотрев вниз, он обнаружил, что стул, на котором он сидел, кто-то отодвинул от стола в проход. Это сделала Гера ногой, понял Кейнан. «Вот и вся благодарность за спасение».

– Гляжу, сегодня только стоячие места, – хмыкнул он, схватив стул. – Хорошо, что хоть этот никто не утащил.

– Хорошо, – повторила Гера.

Кейнан развернул стул спинкой вперед и уселся, упершись грудью и скрестив руки. Всем своим видом он показывал, что тоже участвует в разговоре.

– Так что я пропустил?

Гера нетерпеливо посмотрела на него, но Залюна протянула руку и коснулась ее ладони:

– Думаю, ему можно довериться. Я наблюдаю за ним дольше тебя. Он помогает другим… хотя старательно делает вид, будто это не так. Как раз сегодня он дал отпор Видиану.

– Я видела, – сказала Гера.

– Ты видела? – разинул рот Кейнан.

Тви’леке явно было не по себе:

– Это плохая идея. Чем меньше круг осведомленных, тем надежнее защищен секрет.

– А свидетель защитит хранителя, – возразила салластанка. – Я всю жизнь работаю профессиональным свидетелем. Если мы собираемся что-то обсуждать, я бы не отказалась от собственного свидетеля. – Она окинула Кейнана взглядом. – Он сгодится.

Пилот оперся на ладони и пожал плечами:

– Сгожусь.

«Что здесь происходит?»

Гера, похоже, приняла решение. Она подалась вперед, сложив руки перед собой:

– Ладно. Я пришла сюда, чтобы встретиться с одним молодым человеком, с которым познакомилась через Голо-сеть…

– А, вот и первая ошибка, – воскликнул Кейнан. – Если бы ты сказала сразу, я бы…

Но Гера прервала его, послав улыбку, которая выглядела лишь чуть-чуть снисходительной:

– Можешь помолчать?

Слегка пристыженный Кейнан умолк.

– Мне был нужен человек по имени Хетто. Они с Залюной работают в компании, которая занимается наблюдением по заказу Империи. Хетто начал беспокоиться из-за кое-каких явлений, которые он расценивал как злоупотребление властью, и к тому времени он уже общался с другими… неравнодушными лицами.

Судя по тону, которым Гера произнесла два последних слова, вдаваться в детали она не собиралась. Только сообщила, что с этим самым Хетто и намеревалась пересечься, однако его арест заставил ее изменить планы.

– Его арестовали за то, что пытался встретиться с тобой. – Залюна покачала головой.

– Дело не только в этом, – мягко проговорила тви’лека. – Хетто видел суть, Залюна. Видел, что творит Империя. Встреча? Это он на меня вышел, потому что хотел что-то изменить. Вы поступили очень отважно, решив закончить его дело.

– Это не отвага, – слегка дрожащим голосом проговорила салластанка. – Я просто старая дура. Слишком многое помню. Я помню, как было раньше – и как становилось все хуже, еще до Империи. Помню времена, когда глав гильдий не убивали просто так, без зазрения совести. – Ее черные глаза сверкнули. – В то время мои сотрудники были в безопасности. Подчиненные были для меня как дети, а теперь у одного из них крупные неприятности. – Женщина снова повернулась к Гере. – Они убьют Хетто?

Тви’лека явно не знала, что ответить. Залюна грустно прикрыла свои громадные глаза. Кейнан похлопал ее по руке:

– Эй, не переживайте. Быть может, вашего приятеля просто в трудовой лагерь отправили.

Кейнан прав. – В устах Геры эта фраза прозвучала как музыка, хотя верила ли она в это сама или нет, осталось неизвестным. – Хетто талантливый парень. Они предпочтут его сохранить – возможно, даже дадут ему такую же работу, как сейчас. Просто в другом месте.

– Ага, и там даже может быть смена дня и ночи, – добавил Кейнан и, пожав плечами, неловко улыбнулся Гере.

Взяв себя в руки, Залюна извлекла из сумочки инфокуб. Он был намного крупнее того носителя информации которым размахивал Скелли.

– Хетто просил передать вам вот это. – Она пристально посмотрела на Геру. – Вы знаете, что там внутри?

– Думаю, да. – Тви’лека вынула из кармана маленькое считывающее устройство. – Можно?

Залюна медлила, вдруг насторожившись:

– Вот он и настал, этот момент. Так ведь? – Она обвела взглядом бар, сделала глубокий вдох. – Оказаться по эту сторону камер… это, знаете ли, волнительно. Интересно, кто еще здесь присутствует.

– Агентов Империи здесь нет, если вы об этом, – сказал Кейнан, тоже оглядевшись. – Здешняя публика – сплошь пропойцы-чернорабочие. Я с ними цапался предостаточно и сомневаюсь, что среди них есть имперские шпики.

Гера повернулась к нему:

– А сам ты что думаешь об Империи?

– Стараюсь не думать вообще, – отозвался пилот. – Меня это не касается.

– Хм-м.

«Кажется, она разочарована, – подумал Кейнан, – но не сильно». Гера явно была активисткой; Кейнан насмотрелся на таких, поскольку успел приударить не за одной выпускницей университета, когда его заносило в более престижные миры. Но все эти дамы агрессивно пытались вовлечь его в свои текущие проекты. Гера и не думала агитировать – во всяком случае, пока что. «Правильно делает».

– Можете посмотреть, – решилась наконец Залюна. протягивая инфокуб. – В конце концов, Хетто этого хотел. Но… наверное, будет лучше, если вы его сразу вернете. Хорошо?

– Хорошо, – согласилась Гера. Она подключила куб к своему прибору и стала читать. Судя по тому, как полезли на лоб ее глаза, содержимое произвело на нее впечатление.

– Что, вкуснятина?

– М-м, хм-м… – Несколько минут тви’лека манипулировала считывателем. – Ничего себе. Дело даже не в самой информации, а в том, как она была получена. Империя… она повсюду.

– Но она не всеведуща, – возразила Залюна. – Глаза и уши все-таки не безотказны. – Она кивком указала на кубик в руках у Геры. – Когда досконально все изучите, то увидите, где они слепы и глухи.

– Вот этот раздел. Что это за имена?

Залюна посмотрела на текст, который изучала тви’лека, и смущенно кашлянула:

– Это другое. Здесь все обращения, направленные по имперскому каналу в базу данных «Трансепта». Лица, которые их интересуют. Запросы досье и видеофайлов.

Кейнан метнул взгляд на Геру, страница за страницей листавшую список имен. Он до сих пор не мог поверить, что все это происходит на самом деле.

– Я думаю, Хетто загружал данные вплоть до последних минут, когда его арестовали, – добавила Залюна. – Некоторые запросы очень свежие.

Гера указала на одно из имен:

– Вот это, последнее… Лемюэл Тарса?

– Это один из запросов командного уровня со звездного разрушителя. Этим лицом заинтересовался кто-то высокопоставленный.

– Командного уровня? Кто, капитан? Или граф Видиан?

– Наверное.

– И кто такой этот Лемюэл Тарса?

– Имя мне незнакомо. – Залюна покачала головой.

Она взяла у Геры куб и считыватель и задала поиск. – Кто-то с таким именем посещал планету двадцать лет назад… во всяком случае, на него завели досье. Но больше никаких ведений нет.

– Кому может понадобиться подобная информация? – спросила Гера.

– Даже не представляю. Простите, что не могу помочь: в те дни, когда наблюдение велось для коммерческих целей, законодательных ограничений было куда больше. – Залюна вернула Гере кубик и считыватель. – Конечно, я вполне могла его видеть в то время, если это вообще настоящая личность. Быть может, какая-нибудь деталь освежит мою память.

Кейнан хихикнул:

– Вы ведь шпионите за миллионами жителей. Нельзя же, в самом деле…

– Кейнан Джаррус, человек, мужчина, двадцать с небольшим лет, – сказала Залюна, устремив на него взгляд. – Пилот грузовика, перевозит опасные грузы. Летная лицензия седьмого уровня. Эмигрировал на Горс пять месяцев назад с…

Кейнан схватил ее за руку:

– Ладно-ладно, вы меня напугали. Все, понял. – Во рту у него пересохло, и он потянулся за стаканом.

– Хорошая подборка, – сказала Гера. Отсоединив считыватель, она передала инфокуб салластанке. – Очень хорошая, вполне достойная жертвы Хетто… и вашей. Не возражаете, если я его пока оставлю, чтобы скопировать? У меня здесь дел по горло, но на это я время найду.

Кейнан приподнял брови:

– Я думал, ты здесь для того, чтобы встретиться с ней?

Гера благожелательно посмотрела на него:

– Кейнан, я признательна тебе за помощь в Трясигороде и за то, что приютил нас здесь. Но я открыла достаточно, чтобы удовлетворить твое любопытство, и…

– О, нет!

Оба повернулись к Залюне.

– Он здесь, – сказала салластанка, всматриваясь в толпу. – И что ему только понадобилось?

Кейнан оглянулся по сторонам, но увидел только местных выпивох.

– Что такое? Кто здесь?

– Что случилось, Залюна? – встревожилась Гера. – Империя?

Салластанка, которая уже успела принять решение, сунула инфокуб в сумочку и поднялась.

– С меня хватит. Мне надо идти. – Она развернулась и засеменила к боковой двери. – До свиданья!

Кейнан и Гера недоуменно переглянулись – и вдруг увидели рядом фигуру в грязно-желтом пальто.

– Кейнан! Ты-то мне и нужен, – проговорил Скелли, выглядывая из-под капюшона. – Гляжу, ты уже познакомился с моей новой подругой!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

– Ты! Я думал, что избавился от тебя!

Скелли вытянул вперед обе руки и улыбнулся до ушей.

– Привет-привет, – громко объявил он. – Не вставай.

Кейнан и не собирался. Он резко схватил беглеца за шкирку и швырнул его на стул, который освободила Залюна.

– Здесь полный зал шахтеров, которые уверены, что ты хотел похоронить их под завалами!

– Но это же неправда. – Скелли начал было подниматься. – Послушай, я могу им объяснить…

– Сядь! – рявкнул Кейнан, вторично толкнув коротышку. Он посмотрел вокруг, не заметил ли кто. К счастью, в баре царил обычный хаос – хотя тем же термином можно было бы описать весь этот вечер.

– Почему… – заговорила Гера. – Наша знакомая, салластанка. Она убежала, едва тебя завидев. Почему?

– Без понятия, – отозвался Скелли.

– Может, как-то ехала с ним в подъемнике, – предположил Кейнан.

Скелли указал на Геру здоровой рукой:

– Будь осторожен с этой женщиной, Кейнан. Не думаю, что она говорит о себе правду.

– Спасибо за совет. Но она пока вообще ничего не говорила.

Гера встала и посмотрела на Кейнана:

– Погляжу, куда она удрала. Скоро вернусь.

– Нет, подожди. – Пилот вскочил и прикоснулся к ее плечу – Посиди здесь со Скелли. Присмотри, чтобы он не… в общем, чтобы сидел и не рыпался. Никуда.

Кейнан быстро прошелся вдоль стойки. Выйдя за боковую дверь, он не увидел ровным счетом ничего, кроме старого репульсорного автобуса Окадайи, одиноко стоящего в свете луны.

Вернувшись, он застал Скелли и Геру за негромкой беседой. «Они что, и правда знакомы?»

– Не нашел, – объявил пилот.

Гера нахмурилась.

– Она знала, что Скелли в розыске, – предположила тви’лека.

– Может, она вернется, когда он уйдет. – Кейнан сел и уставился на подрывника. – Что ты вообще здесь делаешь? И кто тебя выпустил?

Коротышка махнул рукой:

– Она!

Кейнан повернулся к Гере, разинув рот:

– Что?

Тви’лека просто кивнула, пожав плечами.

– Как? Когда?

– В «Лунном свете», – ответила девушка. – Его там держали. Я его освободила.

– Но зачем?

– Я решила, что так будет правильно.

– Правильно, типа как взвести термодетонатор? – Кейнан ушам своим не верил.

– Никакой опасности не было, – безмятежно возразила тви’лека. – В инциденте на луне обошлось без жертв…

– Я сам чуть не стал жертвой! Это же ходячее биологическое оружие. – Пилот хлопнул ладонью по руке Скелли. – Пошел вон отсюда. Пожалуйста.

– И пойду. – Подрывник убрал руку. – Но я пришел попросить тебя об одной услуге.

– Ну, давай выкладывай.

– Через несколько часов Видиан приедет с ревизией в «Лунный свет», – сообщил Скелли.

– Странно, – заинтересовалась Гера. – Я думала, «Лунный свет» – маленькая фирма.

– Я собственными ушами слышал, как он лично сказал об этом Лал. Штурмовики уже оцепили ту часть Трясигорода. Так что, дружище, мне понадобится твой пропуск.

Кейнан сделал большой глоток из своего стакана и спросил:

– Мой что?

– Ты же сам говорил, что уезжаешь, разве нет? Одолжи мне свое удостоверение. Я верну, как только объясню Видиану ситуацию.

– Ничего ты не вернешь, потому что тебе сразу шмальнут в голову! А Видиан здорово повеселится. – Пилот покачал головой. – Он жуткий тип.

– Он гений. И он не терпит болтовни всех этих корпоративных шишек.

– Это точно, – проворчала Гера. – Он их убивает.

– Я знаю нескольких, кто того заслуживает. Судя по тому, что я слышал, он все делает правильно. – Левой рукой коротышка показал на неподвижную правую. – И он не стыдится своих протезов. Я думаю, мы найдем общий язык. Мы поговорим, как два профессионала. Я спасу луну. И после этого уйду.

– Тупее плана я еще в жизни не слышал. – Кейнан недоверчиво поглядел на Геру. – Смотри, кого ты выпустила на свободу.

Тви’лека вздохнула:

– Я увидела человека с претензиями к властям. И захотела узнать, что это за претензии, пока Империя не стерла его в порошок. – Она устремила взгляд на Кейнана и спокойно проговорила: – Никогда не знаешь, кому какая роль уготована.

– Ты имеешь в виду, что друзей не выбирают?

– О, я очень разборчива.

– Да уж наверняка.

– У меня высокие стандарты, – сказала Гера. – Сейчас мне смогут помочь только очень особенные друзья.

– Такие, как Скелли? Или как она? – Кейнан махнул рукой в сторону двери, за которой скрылась Залюна.

– Наверное, нет. – Девушка снисходительно улыбнулась. – И даже не такие, как ты. Я благодарю тебя за все, что ты сделал, но дальше ты мне ничем не поможешь.

– Не помогу с чем?

Она снова улыбнулась, на этот раз доброжелательно:

– Раз ты спрашиваешь, то еще не готов узнать. – Она поднялась. – А теперь мне правда надо идти. Имперцы все еще разыскивают Скелли – и если им удалось расколоть Хетто, то они знают о месте встречи.

Прежде чем Кейнан успел что-то ответить, дверь кантины открылась от удара ноги. Появились двое штурмовиков. Обернувшись, пилот увидел еще двоих, которые вошли через боковую дверь.

Гера тоже их заметила и вздохнула:

– Помяни Империю, вот и она.

Скорчившись за мусорным контейнером, Залюна пыталась успокоиться. Она правильно сделала, поспешив скрыться. Все имперцы на Горсе разыскивали Скелли, и наверняка за его поимку была назначена награда. Салластанка не знала, действительно ли он виновен в том, в чем его обвиняют, но она не собиралась сидеть сложа руки, потенциально становясь изменницей Империи, когда этот тип ошивался поблизости.

«Государственная измена!» Вот что она только что совершила. Учащенно дыша, Залюна посмотрела на открытую сумочку, лежавшую на земле. Инфокуб поблескивал в лунном свете. Показав этот носитель информации Гере и позволив ознакомиться с его содержимым, Залюна перечеркнула тридцать с лишним лет преданной службы… и Ради чего? Чтобы помочь женщине, которая могла быть сообщницей сумасшедшего террориста? Скелли явно узнал Геру. Что, если его потасовка с Кейнаном на луне была трюком, чтобы заманить ее в ловушку?

Залюна не исключала возможность западни, поэтому загодя приняла кое-какие меры. Правда, побег с этой стороны здания данные меры не предусматривали. Когда мимо пронеслись штурмовики, громыхая доспехами, салластанка украдкой осмотрелась в поисках места, где она могла бы спрятать инфокуб, или чего-нибудь тяжелого, чтобы разбить его. Но ничего не нашла. Даже мусорный бак был заперт.

Услышав гул еще одного транспорта, Залюна обнаружила дальше по улице единственное возможное убежище – не заметить его было трудно. Она схватила сумку и побежала со всех ног. Либо тренировки в спортзале «Трансепта» спасут ее, либо нет, третьего не дано.

Клиенты «Астероидного пояса» лишь самую малость притихли, когда штурмовики – один мужчина и три женщины – прошли внутрь, держа бластеры в руках, но ни в кого не целясь. Кейнан увидел, как Окадайя отвлекся от игры в сабакк и поздоровался с ними:

– Добро пожаловать, уважаемые офицеры, добро пожаловать! Сегодня скидка всю ночь!

Кейнан озабоченно покосился на Геру.

– Здесь только два выхода, – сказал он.

– Знаю. Проверяла перед тем, как войти.

«Ну еще бы», – подумал пилот.

Скелли поднялся.

– С меня довольно, – провозгласил он, взявшись за капюшон. – Я все равно встречусь с Видианом. Просто пойду с ними, и все!

– Нет! – хором вскрикнули Кейнан и Гера. Схватив коротышку за руки каждый со своей стороны, они усадили его на место. Кейнан дернул капюшон, так что тот закрыл лицо подрывника по самый нос.

Штурмовики начали пробираться через зал, расспрашивая посетителей. Пьяницы были настроены недружелюбно, и солдаты в ответ не церемонились.

– Боковая дверь? – спросила Гера.

Кейнан покачал головой:

– Слышишь?

Тви’лека прислушалась:

– Только толпу.

– На улице стоит транспорт на холостом ходу. Наверняка там еще штурмовики.

Гера покосилась на вход:

– А не автобус?

– Звук другой. – Да и в любом случае код запуска знали лишь они с Окадайей. Кейнан украдкой поглядел по сторонам – и вдруг увидел короткий коридорчик, который начинался прямо за их столиком.

Он еще раз огляделся; штурмовики в их сторону не смотрели. Понимая, что это единственный шанс, пилот поднялся и крепко схватил Скелли за руку.

– Быстро, – сказал он, бросаясь в проход. – Ты тоже!

– Но выход не там, – возразила Гера.

– Просто иди за мной – и делай точно, как я скажу.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

– Эй ты!

– Эй я, – сказал Кейнан, выходя из коридорчика с белым полотенцем в руке. Прошло меньше минуты, а двое штурмовиков уже добрались до стола, который он освободил.

– Мы проводим обыск в этом заведении, – объявил женский голос.

– И кого ищете?

– Шпионку, которая должна встретиться с изменником. – Штурмовик-мужчина оттолкнул Кейнана и направился в коридорчик.

– Вы шутите. – Пилот хохотнул. – Посмотрите вокруг, – сказал он, взяв со стола пустую кружку и начав ее протирать. – Если ваш шпион сегодня здесь, то он давно продул дюзы!

Женщина обвела взглядом веселящуюся толпу. Окосевший угнот – гуманоид со свиным лицом, ростом не больше метра – восседал на плечах такого же поддатого иторианца. Бурый молотоголовый исполин держал в каждой длиннопалой руке по графину и, неуклюже расхаживая вокруг, пытался налить одновременно себе и своему маленькому пассажиру, не пролив ни капли эля.

Во всех отношениях обычная ночка в «Астероидном поясе».

– Может, это и есть ваши изменники. – Кейнан с улыбкой указал на парочку.

– Неважно, – сказала женщина. – Еще мы ищем одного пилота из «Лунного света». Снимков пока нет, но он проходит свидетелем: террорист прятался на его корабле. Нам сказали, что он живет здесь.

– Разве что если на полу спит. – Кейнан подошел к стойке и поставил пустую кружку. – Эти пилоты, сегодня они здесь, завтра там. – Он подобрал пустую бутылку, поставил на поднос. – Я здесь бармен. Вам налить чего-нибудь?

Из коридорчика донесся голос штурмовика:

– Тут за дверью кто-то есть!

– Охо-хо. – Кейнан резво метнулся в проход, опередив имперцев. В конце коридорчика слева была маленькая дверь, и солдат, которого он уже видел, собирался ее вышибить. Пилот шагнул вперед и поднял руку:

– Лучше не надо.

Штурмовик повернулся к пилоту, недоуменно наклонив шлем.

И тут все услышали необыкновенно громкий и отвратительный блюющий звук, донесшийся с той стороны. Что-то металлическое со звоном ударило о стену, затем о дверь, после чего жуткая рвота продолжилась.

– Это один из вуки. – Кейнан покачал головой. – Они всегда думают, что трандошанский эль им нипочем. А эта дрянь способна ободрать краску с лендспидера.

Женщина-штурмовик не шелохнулась:

– Но эти звуки не похожи на…

Ее прервала страшная отрыжка, еще более громкая, чем прежде. Кейнан посмотрел за спины бронированной пары:

– Лейда, тащи сюда сильнодействующее!

– Прошу прощения! – В открытом дверном проеме по Другую сторону коридора появилась Гера в длинном переднике. Она вышла из кладовки, неся в одной руке швабру, а в другой – коробку с промышленными чистящими средствами. Не обращая внимания на штурмовиков, она поставила коробку возле двери и достала несколько тканевых масок. Надела на лицо сперва одну, затем вторую.

– Лучше отойдите, – посоветовала она зрителям, натягивая поверх рта третий слой ткани. – Не уверена, защитят ли вас эти костюмы.

– Рррааа-аррр-аррр-аррр! – снова донесся из-за двери жалобный вой. Удары возобновились.

– Думаю, мы пойдем дальше, – сказала женщина-штурмовик. Судя по реакции ее напарника, он испытал немалое облегчение. – Если увидите каких-то подозрительных личностей, – добавила женщина, – сообщите властям.

– Ясно, – сказал Кейнан.

Как только дверь за штурмовиками закрылась, парень тут же достал ключ и открыл дверцу. В крохотной каморке сидел перепуганный Скелли с металлической бадьей в руках.

– Ну как, было достаточно громко? – завопил он в бадью, которая отозвалась шумным эхом.

– Выметайся оттуда, – скомандовал Кейнан, хватая его за руку. – И отсюда!

Надвинув капюшон на лицо взрывотехника, он вытолкал коротышку в главный зал, провел вдоль стойки и через боковую дверь выгнал на улицу. Транспорт штурмовиков укатил прочь, остался только автобус Окадайи.

На крыльце Скелли откинул капюшон и жалобно окликнул его:

– Так что, дашь свой пропуск или нет?

Вместо ответа Кейнан захлопнул дверь и запер ее на ключ.

Когда он вернулся, Гера уже сняла передник и подпирала стойку.

– Очень недурно, Кейнан. – По выражению лица тви’леки было видно, что трюк произвел на нее впечатление. – Если хочешь, чтобы чужие ушли, сделай так, чтобы они сами захотели уйти. Ловко провернул.

– У меня большой опыт увиливания от штурмовиков.

– О? – сказала Гера. – Как это?

– Мне не нравится их стиль одежды.

Она улыбнулась:

– Иди сюда.

Кейнан подошел – и был приятно удивлен, когда она протянула руку и притронулась к нему.

– Ты от меня кое-что скрыл, – сказала тви’лека, проводя пальчиком вдоль воротника его рубашки.

– Да я бы никогда… – Пилот придвинулся ближе, немного удивившись перемене в ее отношении к нему. Если пережитая опасность сделала ее дружелюбнее, кто ж станет возражать. – Для тебя все, что угодно, только скажи.

– Отлично, – промолвила Гера. – Мне нужен твой пропуск.

– Я… – начал Кейнан, прежде чем до него дошел смысл ее слов. – Что-что тебе нужно?

– Твой пропуск, – повторила тви’лека и, сунув руку под рубашку, вытащила золотистую карточку, закрепленную на шнурке. – Ты работаешь в «Лунном свете». Я этого не знала, пока Скелли не сказал. Мне нужен твой пропуск, чтобы попасть на территорию.

– Вряд ли ты сможешь просто так…

– Я видела ворота. Они автоматические. – Гера взмахнула руками. – Вжух! Очень просто.

– Погоди. Что тебе понадобилось на заводе?

– Денетриус Видиан.

– Фу, – сказал Кейнан. Он вернулся за стойку, где его многочисленные друзья призывно поблескивали в удобных стеклянных емкостях. – Поверь мне, дорогуша, я намного симпатичнее.

– Я знаю, как он выглядит. – Гера тоже развернулась к прилавку. – Из-за него-то я сюда и прилетела.

– Час от часу не легче. – Кейнан начал наливать для обоих. – Послушай: я знаю, о вкусах не спорят. Но ты определенно не для таких типов, как он.

Между нами ничего нет. Я пытаюсь выяснить, что он здесь делает.

– Я думал, это очевидно. Он здесь для того, чтобы выжать еще больше крови из камней – или торилида из кристаллов. – Вручив ей стакан, пилот перебрался на ту же сторону стойки. Что бы там Гера ни задумала, она явно была настроена серьезно. – Никогда не мог понять, зачем Империи столько торилида.

Гера покачала головой:

– Вопрос не в этом. Они строят огромное множество звездных разрушителей, чтобы направить по одному в каждую систему. Вопрос в том, почему Горс и почему именно сейчас.

– Что ты имеешь в виду?

– Имперцы еще до появления Видиана выбивали из вас пыль, чтобы ускорить ход работ. Потому-то твой приятель Скелли…

– Никакой он мне не приятель!

– …потому-то Скелли и другие так громко протестовали. Империя не баловала Горс и Синду недостатком своего внимания.

– Осторожно. – Воспользовавшись моментом, Кейнан наклонился ближе и послал ей свою обезоруживающую улыбку. – Подобные слова попахивают изменой.

– Думаю, Залюна просканировала это место как следует. Поэтому объясни мне вот что, – продолжала Гера. – Административное царство Видиана сосредоточено вокруг Калкораана, за несколько секторов отсюда. Но в последнее время всю свою карьеру он как будто посвятил одной цели: получить контроль над Горсом и Синдой. И как только он этого добился, сразу же вызвал имперский эскорт и рванул сюда. – Она загибала пальцы, отсчитывая загадки. – Разве это не странно?

– Странно то, что такая умница не нашла себе другого хобби, кроме как гоняться за каким-то имперским чудиком. – Кейнан недоверчиво покачал головой. – Какое тебе дело?

– Такое, что Видиан всюду приносит боль. Многие мои друзья попросту исчезли, их планеты серьезно пострадали. Но у каждого есть какая-то цель. Если я смогу выяснить, какая цель у него, тогда, возможно, смогу что-то с этим сделать.

Кейнан снова покачал головой. Сколько ей лет – восемнадцать? И она хочет одолеть имперского воротилу?

– Серьезно, откуда ты все это знаешь?

– У меня есть глаза и уши. Я читаю. Разговариваю. Слушаю.

– Если ты разговариваешь с кем-то вроде Скелли и Залюны, то дела твои и впрямь плохи. Скелли просто псих. А Залюна явно не настроена во всем этом участвовать. Она пришла исполнить последнюю волю, а не ввязываться в политические игры.

Гера посмотрела вдаль. И погрустнела, как показалось пилоту.

– Да, – сказала тви’лека. – Они не из тех, кто мог бы… – Девушка запнулась. – Не из тех, кто мне нужен.

– Я мог бы сразу тебе это сказать. Да и сказал. – Кейнан положил руку себе на грудь. – Зато я – другое дело. Я абсолютно надежен. И скоро буду доступен.

– Доступен для чего?

– Для чего угодно. – Кейнан горделиво выпрямился. – Я покидаю эту планету – и тебе советую. С тобой весело, несмотря на все эти уличные драки. Выкинь из головы этого Видиана, и мы будем странствовать вместе.

Гера поглядела на него с недоверчивой улыбкой.

– Но мы же только познакомились, – сказала она. – Я совсем тебя не знаю.

– Спроси любого. – Кейнан помахал рукой поверх голов упившихся клиентов. – Окадайя! Расскажи ей обо мне!

Окадайя, неразличимый посреди пьяной толпы, крикнул в ответ:

Хороший пилот, временами филантроп и довольно сносный постоялец. Выходи за него замуж, моя дорогая!

Это что, реклама? – спросила Гера, пытаясь разглядеть, кому принадлежит голос. – Он меня вообще видит?

Не важно. Любой тебе скажет. Я сделаю для тебя что Угодно.

– Не надо для меня ничего делать.

– Я знаю этот сектор. Знаю разных ребят. Знаю ребят, которые знают других ребят. – Он развернулся. – Вот, гляди. Как звали того типа из списка Залюны?

– Которым интересовалась Империя? Лемюэл Тарса, – без запинки ответила Гера.

Кейнан снова обвел глазами зал.

– Погоди, – сказал он. – Окадайя!

Старик отделился от толпы и пошел к ним.

– Кто меня звал? – Увидев Геру, он восхищенно поклонился. – О да, против такого зова не устоишь.

Гера потупила глаза и улыбнулась.

– Ты, случайно, не знал Лемюэла Тарсу? – спросил Кейнан.

– Я мог знать нескольких Лемюэлей Тарсов. А что, он срочно нужен?

– Он жил здесь лет двадцать назад, – объяснила тви’лека. – Просто интересно, не помните ли вы его.

Окадайя покачал головой:

– Как ни прискорбно, моя милая, но должен тебя разочаровать. Нет. В моей бригаде такой не работал.

Гера кивнула:

– Ничего. Спасибо.

Старик двинулся было обратно, потом оглянулся:

– Вот что. Если он работал на каком-нибудь очистительном заводе или в администрации гильдии, я мог бы видеть его только в том случае, если бы он пришел в бар. Попробуй спросить босса Лал. Она в «Лунном свете» всю жизнь работает, еще с той поры, когда он назывался «Интросферой». Быть может, у нее сохранились личные дела сотрудников.

– Спасибо!

– Только, пожалуйста, не заглядывай в мое, – попросил Окадайя. – Не хочу, чтобы ты знала, что я слишком стар для тебя.

– Убирайся отсюда. – Кейнан вытолкал друга прочь. – У него камни в почках тебе ровесники, – сказал он Гере.

– Твои слова ранят меня в самое сердце, – отозвался старик и растворился в толпе.

Гера повернулась к Кейнану:

– Послушай, мне правда очень нужно туда попасть. Так ты дашь мне пропуск или нет?

Пилот потер лоб:

– Я знал, что ты это скажешь. Слушай, день выдался нелегкий. Мне через несколько часов везти всю эту публику на утреннюю смену – по крайней мере, тех, кто очухается. А еще мне надо будет получить расчет. Ты поедешь с нами. Если уж так настаиваешь, я проведу тебя на территорию и на сам завод. – Он поднял обе руки. – Но на этом все, ладно? Никаких безумств.

Несколько мгновений тви’лека разглядывала его. А потом кивнула:

– Ладно. Только это. – Она подняла стакан. – И никаких безумств. Это мой девиз.

Гера вернулась на корабль, отказавшись от предложения заночевать в «Астероидном поясе». Как выяснилось, слова о «пьяницах, спящих на полу» не были шуточной метафорой: Окадайя Гарсон владел домом по другую сторону улицы, где утомленные гуляки за кругленькую сумму могли отдохнуть на ложе – точнее, на матраце, постеленном на твердом полу. Кейнан предлагал более уединенный ночлег в комнатке наверху – с ним или без него, – но тви’лека решила воздержаться. Ей слишком многое надо было перепарить.

Залюна так и не появилась, и Гера сомневалась, что стоит ее разыскивать. Если бы она пришла раньше или если бы салластанка не оказалась столь пугливой, сейчас в ее Распоряжении был бы инфокуб «Трансепта» – несомненно, кладезь информации о здешнем населении и об империях методах наблюдения. Но Гера не кляла ни судьбу, ни саму себя. Любой план могла постигнуть неудача из-за непредвиденных обстоятельств. Горевать из-за этого – лишь даром тратить ценное время.

Но вот Кейнан Джаррус ее удивил, что случалось нечасто. В Трясигороде Гера видела просто драчуна, типичного мужлана. Но в баре – помимо романтической увлеченности, которую тви’лека решила считать забавной, – он продемонстрировал хитроумие и смекалку.

Это было очень своевременно, но вряд ли войдет в привычку. В любом случае Гера не рассчитывала, что сможет это проверить.

Нет, дело номер один было впереди. Видиан явно добивался увеличения местного производства, но этот срочный визит наводил на мысль о какой-то иной цели. Если Видиан выполнял чье-то секретное поручение – возможно, самого Императора, – то это надлежало выяснить.

А еще этот Лемюэл Тарса. Вернувшись на корабль, Гера порылась в Голосети и выяснила, что Тарса жив-здоров, проживает на другой планете и работает консультантом по горному делу, беря заказы у имперских властей. Почему кого-то с «Ультиматума» интересует далекий горсианский период его жизни? Что, если в свите Видиана завелся предатель – и ее возможный союзник, если установить с ним связь?

Ответы на эти вопросы она будет искать завтра в «Лунном свете». Она докопается до правды – и правда подскажет, что делать дальше. Так бывало всегда.

С этой мыслью Гера заставила себя уснуть.

Фаза вторая: РЕАКЦИЯ

«Император открыл на Корусанте новый медцентр для ветеранов»


«Поиски пропавших после аварии на Синде продолжаются».


«Граф Видиан прибыл на Горс с инспекцией, в движении транспорта возможны задержки».

Заголовки «Имперских голоновостей»
(горсианское издание)

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Впервые со времени поступления в Академию Рей Слоун опаздывала на встречу. Но ее график диктовала Галактическая Империя. Она же могла этот график и нарушать.

В любом случае это была не ее вина. Во время спуска сквозь атмосферу Горса граф Видиан вышел из пассажирского отсека и приказал направить капитанский челнок – «Жезл» – в точку, расположенную далеко к югу от заводского района. Он велел сделать облет шахтерского хосписа, который ранее распорядился закрыть.

Слоун не понимала, зачем нужен такой крюк, раз они не собирались садиться. Все равно в темноте ничего не разглядеть. Но потом ее озарило – в буквальном смысле озарило вспышкой взрыва, когда здание кубической формы вдруг сложилось как карточный домик. Пока Слоун спала, Видиан не терял времени: по его приказу из медцентра вывезли весь персонал, пригодное для транспортировки оборудование и всех пациентов – во всяком случае, насколько можно было догадываться. На глазах у эвакуированных, чьи транспорты еще даже не успели взлететь, имперские саперы быстро расправились со зданием. Сразу же прибыли машины для вывоза обломков; Видиан планировал соорудить на этом месте более нужный топливный склад.

Оправдывая свою репутацию, киборг работал с невероятной быстротой. Оставалось только гадать, о чем думали растерянные пациенты, глядя, как сносят их дом.

Отгадывать мысли Видиана Слоун даже не пыталась. Граф наблюдал за подрывом без каких-либо эмоций, после чего вернулся в хвостовой отсек. Капитана это устраивало. Ее дело – присмотреть, чтобы визит прошел без сучка и задоринки. То, что произошло на Синде, здесь не повторится.

Граф запланировал множество остановок в этом грязном мегаполисе, поэтому Слоун отказалась от идеи передвигаться на наземных машинах. Слишком много маршрутов пришлось бы брать под контроль. Зато «Жезл» вместе с собственным контингентом штурмовиков мог перелетать из одной точки в другую, тогда как системы электронного противодействия защищали его от атак с земли. Подобные атаки были крайне маловероятны, но Слоун старалась предусмотреть все.

А значит, требовалось расчистить посадочные зоны и организовать оцепление. С этим проблем не возникло. Конечно, капитан звездного разрушителя – это офицер флота, но ведь Слоун в этой системе олицетворяла собой мощь Империи. И хотя официально имперская администрация на Горсе ей не подчинялась – за исключением особых ситуаций, – к капитанам кораблей основного класса всегда относились как к мини-губернаторам. Мало кто из мелких бюрократов желал спорить с командиром, который мог одним звонком вызвать десяток шагоходов АТ-АТ. Так что горсианская полиция вместе со штурмовиками из планетарного гарнизона обеспечили охрану к прибытию Видиана.

А что, иметь такую власть неплохо. Во всяком случае, не помешает.

– Трясигород, – объявила Слоун, когда впереди показалась промзона. – Во всей своей красе.

Удачное название, решила она: когда шасси погрузились в грязь, почва слегка вздрогнула. Передовая группа решила, что нельзя сажать «Жезл» на площадку «Лунного света», посреди грузовиков со взрывчаткой; на одном из них прилетел беглец, который все еще оставался на свободе. Поэтому зону высадки организовали, оцепив улицу перед воротами предприятия – как сообщалось, несмотря на громкие протесты бесалиска, владевшего столовой неподалеку.

«Во всей своей красе». Когда трап опустился, Слоун окинула взглядом сцену. Несмотря на позднее уведомление, на любой другой планете официальный визит Видиана – да и ее самой, коль на то пошло, – начинался бы с помпезной и торжественной встречи. Здесь поставили несколько временных фонарных столбов в помощь нарастающей луне, да еще кто-то положил доски через грязную улицу. Десятка два гражданских, стоявших в стороне в окружении штурмовиков, смотрели на маленькую жалкую процессию, приближавшуюся к «Жезлу». Вовсе не тот прием, о котором распорядилась Слоун, но она знала, что Видиану все равно.

Граф возник в дверях позади нее. Прежде Видиан всегда сразу отправлялся куда хотел, не тратя лишнего времени, но здесь он остановился, посмотрел вверх, вниз, по сторонам. Главным образом его заинтересовал завод по другую сторону улицы, в здание которого он и вперил свои жуткие глаза. Слоун решила, что он, как обычно, готовится к ревизии. Как знать – этот тип вполне мог быть занят изучением завтрашнего меню в столовых «Ультиматума».

Приветственно махая рукой, к ним подошла бронзовокожая женщина, слева и справа от которой шагали два бесалиска. Мэр Трясигорода; они уже общались по голосвязи.

– Добро пожаловать, граф Видиан. Добро пожаловать, капитан. Позвольте представить: Лал Граллик, операционный директор полихимической компании «Лунный свет».

Видиан вышел из своего транса и спустился по лестнице, ни с кем не здороваясь. Слоун двинулась по доскам следом за ним.

Лал, одетая в темный деловой костюм, поклонилась и Указала на второго бесалиска:

– Это мой муж Горд, начальник службы безопасности.

– Сомневаюсь, что он нам понадобится, – сказала Слоун, следуя за Видианом. – Меня вообще удивляет, что он до сих пор здесь работает после того, как упустил подрывника. – Она остановилась и прожгла взглядом Лал. – Невзирая на семейные связи!

Бесалиск зарычал:

– Если вы думаете, что сможете лучше…

Жена шикнула на него:

– Капитан, я убеждена, что проблем больше не возникнет. Горд и его подчиненные трижды проверили каждый квадратный сантиметр территории.

– Хм. – Услышав громкий вой, приближавшийся с юга, Слоун обернулась и увидела потрепанный репульсорный автобус, который тормозил в стороне от кордона. – Это еще что такое?

– Прибыла часть следующей смены, которая отправляется на Синду. – Лал распахнула рот в широченной улыбке. – Работа у нас никогда не останавливается!

Штурмовики пропустили потрепанный автобус через блокпост. «Бонвояж» шестой модели, купленный Окадайей, был не первой молодости; если раньше он мог летать высоко в небе, то теперь даже Кейнан не отваживался поднимать его выше метра над землей. Окадайя до того боялся, что однажды автобус по своей воле взмоет ввысь, что держал под сиденьем парашют. Кейнану такой сценарий казался маловероятным. Скорее автобус просто заглохнет на улице, как уже случалось не раз. По крайней мере, автобус годился для одного: отвезти похмельных шахтеров назад в «Лунный свет», чтобы они могли заработать себе на новую выпивку.

Впереди стояла имперская «Лямбда», полностью загораживая своей тушей вход в столовую Дракки. Кейнан не сомневался, что повар в восторге. Перед творением «Флотских проектов Синара» пилот разглядел супруга своей начальницы, который брел в нескольких шагах позади группы. Когда автобус проезжал мимо, Лал заметила его и помахала рукой:

– Привет, Кейнан! Рада, что ты остаешься!

Кейнан махнул было в ответ – но тут же спрятался, увидев Видиана. Пилот стиснул зубы. Еще вчера он собирался проститься с Горсом. Сегодня он по своей воле возвращался в вооруженный лагерь. Впрочем, отъезд переносился лишь на день, и то по уважительной причине. Оная причина сидела сзади, весело болтая с шахтерами. Работяги были просто очарованы Герой. Кейнан их не винил.

Штурмовики разрешили автобусу подъехать к служебному входу. «Бонвояж» взвыл на повороте, и на мгновение Кейнану почудилось, что в одном из задних отделений раздался какой-то стук. Это могло оказаться что угодно, подумал пилот. Автобус был склонен ломаться в каждой поездке. Даже дверь в уборную и та не закрывалась.

– Мы с твоей юной подружкой очень мило пообщались, – сказал Окадайя, появившись в проходе. – И решили, что отпуск проведем на Набу. Ты мог бы нас отвезти.

– Осторожно. Это весьма увлеченная особа, – предостерег Кейнан, с размаху плюхнув металлическое чудовище в грязь. Двери открылись, и пассажиры потопали на выход. Кейнан остался.

– Ты сегодня не повезешь бомбы? – спросил Окадайя.

– Нет, – ответил пилот, кивнув в сторону салона. – Хочу показать кой-кому достопримечательности.

Старик похлопал его по плечу:

– Важнее дела не найти. Удачи.

Кейнан заулыбался, проводив его взглядом. Окадайя не заметил сумки, стоявшей возле сиденья водителя – там были пожитки, которые пилот успел сложить в отсутствие старика. Он знал, что будет скучать по Окадайе, и сейчас, наверное, они простились в последний раз. Но в его жизни Уже началась новая глава – Кейнан чувствовал это.

Даже если началась она довольно странно.

– Ты правда этого хочешь? – спросил он у Геры. Тви’лека сидела у окна за креслом водителя и глазела по сторонам.

– Да, – ответила Гера. – Хочу.

Она скинула плащ, под которым оказался черный костюм. Удобно, чтобы красться в вечной темноте – да и глазам приятно. Гера проверила кобуру, убедившись, что бластер надежно зафиксирован.

– Я по-прежнему считаю, что лучше бы тебе выкинуть все это из головы и заняться чем-нибудь другим, – сказал Кейнан.

Гера ответила твердым взглядом:

– Не сомневаюсь, у тебя есть идеи на этот счет. – Она протянула руку.

– Ладно. – Кейнан с неохотой вручил ей свой пропуск. – Помаши перед сенсором на двери. Я буду стоять на улице… сделаю вид, что проблемы с двигателем. – Не такая уж большая ложь, по сути. – Когда вернешься, я схожу к Лал за расчетом, а потом отвезу тебя в космопорт – и мы полетим на любую планету, на какую захочешь.

– На какую захочу, вот как? – Гера округлила глаза.

– Точно.

– У меня есть свой корабль. – С этими словами она вышла из автобуса.

«Хм». Интересная новость, подумал Кейнан, когда она открыла дверь и исчезла внутри.

Он подвел автобус обратно к воротам и припарковался так, чтобы видеть челнок. Выйдя на улицу, пилот обнаружил, что на каждом углу до сих пор торчат штурмовики и местные охранники. Пора было начинать пантомиму.

По крайней мере, повезло в одном: Скелли в конечном итоге так и не появился. «Даже он не настолько глуп!»

– Точно, это Кейнан. – Скелли глядел на новоприбывших, спрятавшись между дымоходами на крыше столовой Дракки. Лишь один окуляр подержанного макробинокля показывал хоть что-то, но этого было достаточно, дабы увидеть все, что нужно.

Скелли пришел к выводу, что нельзя просто так выйти и сдаться. Эти, из компании, не дадут поговорить с Видна-ном, а после эпизода на луне он не ручался, что штурмовики отведут его к графу. Нужно поймать ревизора, когда тот будет один, а значит, придется как-то проникнуть на завод.

Комбинаты по очистке торилида были довольно сложными объектами: масса громоздкого оборудования, втиснутого в ограниченное пространство, обеспечивала множество укромных мест.

А в «Лунном свете» имелось кое-что еще: старый выход в давно заброшенную канализацию Трясигорода. Горс не был каким-то особо дождливым местом, но уровень грунтовых вод резко поднимался и опускался под действием приливных сил. Синда выжимала планету как губку, отчего сквозь почву там и сям проступали лужицы влаги. Но из-за почвотрясений канализация давно пришла в негодность, и только чудаки вроде Скелли, интересовавшиеся подобными вещами, знали, что эта система вообще существует.

«И как туда попасть». Подрывник выковырял макробинокль из неподвижной руки и сунул его в безразмерный рюкзак. Забросив ношу на спину, он отыскал лестницу, ведущую в глухой переулок позади столовой. Там, в мелкой лужице стоячей воды, притаилась округлая крышка, которую он и искал.

Сгибаясь под тяжестью рюкзака, Скелли нащупал ручки, которые шли по окружности металлического диска. Он обхватил держатель снизу и дергал целую минуту. Проклятая крышка не двигалась с места. Подрывник попробовал встать – и обнаружил, что правую руку заклинило так, что пальцы было не разжать.

«Прекрасно, – подумал Скелли. – Что еще может пойти не так?»

И тут же получил ответ на свой вопрос.

Кто здесь? – За его спиной появился Дракка, гигантский повар-бесалиск, вооруженный – как будто ему требовалось какое-то оружие – здоровенной железной сковородой на длинной ручке. Он схватил Скелли тремя свободными руками и попытался развернуть лицом к себе. Подрывник взвыл от боли: кисть, вцепившаяся в крышку люка, застряла накрепко.

– Эй, полегче! – сказал Скелли. Он понимал, что вторгся на чужую территорию, но бесалиск не мог его не узнать. – Дракка, это же я! Скелли! Ты меня знаешь!

– Ты так говоришь, как будто это хорошо! – проворчал бесалиск, продолжая тянуть. – Ты зачем ко мне влез?

– Эй, я не к тебе! – Скелли поморщился. – Мне надо в «Лунный свет», поговорить с имперцами!

Дракка перестал тянуть и нахмурился:

– Из-за этого дурачья мне пришлось сегодня закрыться.

Скелли нервно посмотрел на гиганта, который решал, как поступить.

Наконец он протянул ручищу и сорвал крышку, заодно освободив пальцы подрывника.

– У бесалисков есть поговорка, – произнес повар. – Если тебе докучают соседи, пошли в их гнездо своих грызунов. – Прежде чем Скелли успел почувствовать облегчение, Дракка поднял его над землей и швырнул в проем.

– Спасибо, приятель! – крикнул Скелли из мокрой трубы. – Хорошо, когда есть друзья, готовые протянуть руку помощи.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

«Все-таки обладать властью на земле не так уж и здорово, – решила Слоун, – если это выливается в бессмысленные экскурсии по заводам». Будучи родом с индустриальной планеты Гантел, она насмотрелась на всякие доки и судоверфи. И в Академию поступила, чтобы спастись от работы в подобных местах.

Но Дал Граллик не закрывала рта, расхваливая достоинства всевозможных мелких нововведений на своем предприятии. Сейчас она вела всех в новый цех, построенный под ее руководством; когда залежи торилида на Горсе иссякли и началась разработка лунных недр, потребовался новый центр для переработки сырья. «Дальше она покажет нам шкафы с ведрами и швабрами», – подумала Слоун.

Что удивительно, граф Видиан за всю экскурсию не проронил ни слова. Это было странно, ведь он прилетел сюда раздавать указания; если кто и мог остановить словоблудие этой тетки, то только он.

Но заставил ее замолчать писк комлинка, раздавшийся откуда-то сзади.

– Лал! – крикнул ее муж, начальник охраны. – Тут докладывают, что по заводу кто-то шляется. В отделе кадров.

– Тот самый Скелли? – спросил Видиан.

– Они не видели, кто это, – ответил Горд Граллик. Он сунул комлинк в карман и развернулся. – Я пойду выясню.

Слоун скомандовала своим штурмовикам:

Разберитесь.

– Нет, нет, – на ходу бросил охранник. – Это моя территория.

– Это все наша территория, – изрекла Слоун и указала на бесалиска. – За ним!

Скелли наблюдал, укрывшись за лентой конвейера. Ему повезло. Старая ливневка выводила прямо к одному из новых корпусов; рюкзак пришлось оставить внизу, но подрывнику удалось быстро вскарабкаться наверх, в само здание.

После этого он крадучись пробирался через цех с высокими потолками, дожидаясь шанса поговорить с Видианом. Какой-то инцидент заставил Горда удалиться, следом капитан послала штурмовиков. Скелли приблизился еще немного. Теперь он мог слышать разговор, несмотря на гул конвейеров.

– …А вот это будет вам особенно интересно, капитан Слоун, – говорила Лал, стоя под десятиметровой титановой тушей в противоположном конце зала. – Это наш тяжелый погрузчик, самый новый на Горсе. Вы найдете, что кабина точь-в-точь как у некоторых из ваших шагоходов: производит их та же компания. Пожалуйста, пройдите внутрь, я вам покажу.

Обе поднялись по лестнице в пассажирский отсек огромной машины. Еще несколько метров, и Скелли увидел Видиана, который одиноко расхаживал внизу по проходу между двумя конвейерами – женщинам его не было видно. Сердце взрывотехника заколотилось. Безразлично, остался ли Видиан один на секунду или на минуту; вот он, шанс!

– Можешь выйти. – Тот самый громкий голос, который звучал в десятках пособий по деловому управлению. – Я тебя отлично слышу, несмотря на весь этот шум. – Граф Видиан повернулся и посмотрел на него. – Тот самый саботажник, если не ошибаюсь.

– Я не саботажник, – заявил Скелли, встав с колен и отряхнувшись. – Я разоблачитель, граф Видиан. Мы с вами похожи – мы оба считаем, что старые методы нужно менять. Я вижу, где эти негодяи вредят делу!

– Вот и я вижу перед собой негодяя, который вредит делу.

Скелли был рад, что Видиан разговаривает с ним. Он был наслышан о возможностях имплантатов киборга: раз говорит, значит не вызывает подмогу по встроенному комлинку.

– Если ты обо мне знаешь, – продолжал киборг, – то знаешь и то, что я всегда беру решение проблемы в свои руки.

– Тогда вам понадобится вот это. – Скелли достал из куртки голодиск. – Здесь результаты моих изысканий. Взрывы на Синде нужно прекратить. Вы можете по ошибке разнести луну на куски!

– Вздор. – Видиан продолжал неторопливо шагать к нему. – Но даже будь такое возможно и если бы Империя решила сделать это, мы бы обошлись без твоего разрешения.

Скелли попятился, не в силах отвести глаз от жуткой образины Видиана:

– Я пытаюсь помочь вам!

– Помоги мне своей смертью. – Могучим взмахом руки Видиан отшвырнул диск прочь. Второй удар пришелся по лицу Скелли.

Второй день, а ничего разнюхать так и не удалось, подумала Гера. Во время экскурсии по посадочной площадке к Видиану было не подобраться, поэтому она начала с отдела кадров, где надеялась выяснить, действительно ли этот Лемюэл Тарса – субъект, интересовавший Империю, если верить данным Залюны, – был кем-то значимым. В «Лунном свете» он не работал, но на предприятии бывал: ему выдавали пропуска. Было это двадцать с лишним лет назад. Больше ничего выяснить не удалось, потому что ее застукали. Что поделать – так бывает, когда просачиваешься на завод в день имперской ревизии. Все явились на работу как миленькие.

В другой ситуации Гера только обрадовалась бы опасности. Но так как охранники «Лунного света» наступали с одной стороны, а штурмовики – с другой, ей пришлось прибегнуть к последнему средству шпиона: к бегству через вентиляционную шахту. К счастью, в этом новом здании система была не столь ужасна, как на других заводах.

Выглянув через соседнюю решетку, тви’лека увидела бесалиска по имени Горд – так его назвал Кейнан. Он был начальником охраны и супругом администратора. Горд говорил своим подчиненным, что они должны реабилитироваться за то, что вчера упустили Скелли. Гера почувствовала укол раскаяния, ведь это она навлекла на этого здоровяка гнев жены и Империи. Но тут бесалиск посмотрел наверх и указал рукой, явно заметив вмятину в кожухе трубы. В тот же миг началась пальба.

«Хватит с меня», – решила Гера, карабкаясь по очередному лазу. Пора поискать Видиана.

Выйдя из кабины погрузчика, Слоун увидела внизу Видиана, который в паре десятков метров от нее безжалостно молотил кулаками Скелли. Капитан включила наручный комлинк и достала бластер:

– Солдаты, ко мне!

Видиан приподнял незваного гостя над землей и отшвырнул от себя. Скелли полетел кувырком, размахивая руками. Его движение прервал пульт управления одного из конвейеров, о который он и треснулся.

– Все под контролем, – заявил граф, неторопливо приближаясь к подрывнику.

Не слушая его, Слоун вихрем слетела вниз. Противник Видиана был весь в крови и держался за грудь. Скелли поднялся на ноги, завороженно глядя на приближающегося киборга, а потом вдруг бросился за пульт. Он подпрыгнул, ухватился за кронштейн и полез наверх.

– Стоять! – Слоун вскинула бластер.

С неожиданной прытью беглец подтянулся и вскочил на один из конвейеров. Слоун выстрелила – но лента уже унесла Скелли за угол, и разряд лишь вскользь задел его щиколотку.

Оглянувшись, Слоун увидела перепуганную Лал, которая застыла на лестнице, не решаясь приблизиться.

– Остановите все конвейеры! – заорала капитан. Лал бросилась вниз, к пульту управления.

– Поздно, – сказал Видиан. Конвейеры выводили наружу, в зону погрузки. Завидя солдат Слоун, которые выбежали из бокового коридора, он указал рукой: – За ним!

Слоун приблизилась:

– Это был он? Скелли?

Видиан кивнул… и двинулся по проходу обратно.

– Он не уйдет. Я оповещу всех, – сказала капитан.

– Я уже это сделал, – ответил Видиан, не отрывая взгляда от пола. Он явно что-то искал у опоры одного из конвейеров, поняла Слоун. – Но вы проконтролируйте. Кто-то облеченный властью должен присмотреть за ними.

Весь этот эпизод вызывал одно недоумение.

– Чего Скелли добивался? Чего он хотел?

Видиан присел и подобрал с пола какой-то маленький предмет.

– Он хотел передать мне вот это. – Предмет оказался голодиском. – Но мне неинтересно. Когда вы его поймаете, сообщите, что я уничтожил его диск. Пусть перед смертью поймет, что противиться Империи бесполезно.

Кейнан в четырнадцатый раз вытащил болт из двигателя «Бонвояжа». После чего принялся вкручивать его обратно.

Он редко рисковал ради других – по сути, почти никогда! – но было в Гере что-то такое, из-за чего он никак не мог уехать. Что именно – в этом пилот еще не разобрался. Конечно, она была красива – но еще она умела сохранять хладнокровие, и это Кейнану очень нравилось. Кроме того, она была достаточно сноровистой: там, в кантине, сразу смекнула, что к чему. Все это были хорошие черты, весьма полезные для той работы, которой она занималась. Кейнан все еще не знал, что это за работа, но не слишком переживал. Он был согласен просто помогать, как делал множество раз, когда кто-то или что-то надолго вызывало у него интерес. Все равно заняться было больше нечем.

На улице завыла сирена. Высунувшись из-под капота, Кейнан увидел нескольких штурмовиков на мотоспидерах, которые влетели в охраняемую зону и помчались к воротам. Часть свернула в сторону посадочной площадки, где в компании других кораблей стоял «Расторопный»; остальные двинулись к главному корпусу.

Вот тебе и сноровка, подумал Кейнан. Похоже, Гера попала в беду.

Он захлопнул крышку капота и побежал в сторону завода. Пропуска у него не было, но он знал местечко за углом, где можно было перелезть через стену, окружавшую летное поле.

Оказавшись на месте, Кейнан подпрыгнул и перелез через ограждение. Соскочив на мягкую землю, он перекатился…

…и увидел над собой штурмовиков, наставивших на него бластеры.

Угол поля залил режущий свет, ослепивший Кейнана. Пилот еле разглядел темнокожую женщину в мундире имперского капитана, которая шагнула к нему.

– А ты-то куда собрался? – отрывисто спросила она.

Скелли едва успел закрыть решетку канализации. С трудом спускаясь по железной лесенке, он услышал над головой топот солдатских сапог.

Достигнув дна, подрывник рухнул на пол, в грязную воду, стоявшую по щиколотку. Он был весь в ссадинах и синяках. Голова кровоточила, челюсть как-то странно ходила под кожей. Скелли попробовал пересчитать зубы левой рукой – и скривился, обнаружив, скольких не хватает. Он с трудом перевернулся: ребра явно были поломаны.

Подрывник растерянно прокашлялся. Видиан оказался совсем не таким, как он ожидал! Ведь это был нарушитель правил. Разрушитель парадигм. Он достиг высот в коммерции и в политике благодаря тому, что игнорировал бюрократов и условности, выслушивал всех и каждого и принимал решения на основе фактов.

Однако на деле граф оказался просто очередным садистом, таким же слепым и глухим, как до протезирования.

Заметив неподалеку свой рюкзак, Скелли через силу пополз к нему. Там был медпакет – и много чего еще. Очень много.

Раз уж словами луну не спасти, придется действовать иначе!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

С точки зрения Видиана, бесалиски имели жалкий вид по сравнению с большинством других рас. Эти несуразно огромные рты и вислые кожаные мешки, что болтались внизу… когда они хмурились, гримасу можно было разглядеть с орбиты.

Граф Видиан не обратил внимания на то, как смутило Лал Граллик явление Скелли, не интересовали его и извинения начальницы. Эпизод с вредителем нарушил график инспекции. Лал без задержки провела его в здание очистительного завода – это была самая старая часть «Лунного света», объяснила она. Здание построили еще в те времена, когда фирма была частью «Интросферы».

Лал с энтузиазмом демонстрировала свои усовершенствования – и граф, игнорируя ее разочарование, так же быстро отметал их все, одну за другой отменяя меры безопасности. Ничего, пусть работают в токсичной среде – это не слишком высокая цена за выполнение императорской нормы.

Зависимость от планетарных очистительных заводов раздражала Видиана: его кометные комбайны не нуждались в обслуживающем персонале и работали в непосредственной близости от источников сырья. Но кометные вкрапления торилида были микроскопическими, тогда как кристаллические осколки с Синды перед переработкой требовалось измельчить, не повредив содержащегося внутри материала. Хуже того, торилидовые кометы были большой редкостью, и Империя с ее ненасытным аппетитом переловила их почти все. Из-за этого многие комбайны Видиана простаивали, в то время как бездельники из этой системы имели гарантированную работу. Постройка на Синде перерабатывающей инфраструктуры, аналогичной горсианской, заняла бы целую вечность; граф был обречен иметь дело с Лал Граллик и подобными ей глупцами.

Видиан был в Империи эксклюзивным поставщиком торилида и еще некоторых стратегически важных материалов. Удовлетворяя спрос на это сырье, он добился власти и высокого положения. Теперь же он рисковал провалить заказ Императора. И соперники знали это.

Граф был погружен в раздумья после второго разговора с бароном Дантом, который состоялся ночью на «Ультиматуме». По крайней мере, на сей раз Дант звонил не для того, чтобы сообщить об увеличении заказа, однако новость была не менее неприятной. Очередной флот комбайнов возвращался на Калкораанскую базу, выжав досуха некогда богатый рой торилидовых комет.

Хуже того: от своих помощников Видиан узнал, что Дант нашептывает Императору всякие гадости в адрес всей его производственной схемы. Граф знал, чего добивался Дант: он хотел превратить Горс в очередной рынок сбыта своих рабочих дроидов. Против дроидов Видиан ничего не имел, считая их во многих отношениях эффективнее живых существ. Но он не собирался позволять Данту колонизировать принадлежащую ему индустрию. Граф выместил гнев на своей каюте – но чего ему хотелось на самом деле, так это сжать горло Данта в своих механических пальцах.

Граллик провела его к противоположной стене и открыла узкую дверь. За ней оказался просторный цех, в котором вдоль потолка шли колоссальные трубы, а в полу были вырезаны протяженные желоба. Длинные и узкие, как бассейны на рыбной ферме. Здесь также трудились дроиды, одни высыпали из тачек кристаллы в бурлящую зеленую жидкость, другие перемешивали ее длинными шестами.

– Мы очень гордимся этим участком, милорд. Это мой любимый проект – единственная на Горсе полностью автоматизированная ванна с ксеноборной кислотой. Кристаллы с Синды начинают свой путь здесь, остальное делают дроиды.

Видиан заглянул в ванну. Она была длинной и глубокой – словно кипящий котел, ненасытно пожирающий любую материю.

– И сколько дней вы теряете, когда дроиды падают вниз из-за почвотрясений? Органические работники лучше удерживают равновесие.

– Да, сэр. Но брызги и испарения опасны – и, конечно, если кто-то упадет, будет гораздо хуже, чем если подобное случится с дроидом.

– Почему хуже? Ванну нельзя использовать для очистки, пока в ней находится инородное тело. Дроиды растворяются намного дольше.

Лал потеряла дар речи. Видиану было все равно. Кто-то его вызывал. Граф переключил уши в режим комлинка.

– Милорд, это коммандер Чамас с «Ультиматума». Звонок с Корусанта.

– Соедините.

Перед его электронными глазами возник Лиро Дант:

– Мое почтение, граф Видиан.

Остатки голосовых связок киборга издали рычание, которому не нашлось электронного аналога. Изображение молодого аристократа высветилось в натуральную величину, наложившись на окружающую обстановку: здесь не было голопроектора, но технология работала фактически по тому же принципу.

– Что такое? – спросил наконец Видиан.

Белокурый барон улыбнулся:

– Только что закончилась серия совещаний на высшем уровне, где обсуждались проекты величайшей…

Видиан перестал слушать. Он был занят тем, что вертел головой, окуная голограмму тараторящего барона в кислотные ванны.

– …и чтобы все это стало возможным, Император требует немедленного удвоения поставок торилида. Начиная с сегодняшнего дня.

Видиан уставился на него:

– Что-что? Удвоения?

– Совершенно верно.

– Удвоения по сравнению с первоначальным заказом?

– Нет, – терпеливо объяснил Дант, будто разговаривая с ребенком. – Ваш заказ вчера был увеличен наполовину, разве не помните? То есть…

– То есть на самом деле это утроение. – Видиан чувствовал, что закипает. Ярость бурлила сильнее, чем любая кислота. – И вы не возражали? Это невыполнимая норма. В провале виновны будете в том числе и вы.

Барон пожал плечами:

– Я прикреплен к вашей администрации, милорд, но во всех отношениях я служу Императору. – Он сделал паузу, потом вкрадчивым тоном добавил: – На самом деле я предлагал некоторые меры, которые могли бы помочь… но, конечно, для этого потребуется передать часть ваших территорий в мои руки.

– Не сомневаюсь, – зарычал Видиан. – Мы еще сочтемся, Дант!

– Так что мне передать Императору?

– Что он получит торилид! Конец связи!

Видиан был вне себя. Чудовищная интрига! Сам он не был силен в придворных играх; это было его главное слабое место. Другие аристократы об этом знали, и наконец один из них нанес удар. Граф был уничтожен, целиком и полностью. Последний раз таким беспомощным он чувствовал себя много лет назад, когда был другим человеком…

Лал, стоявшая возле одной из кислотных ванн, недоуменно поглядела на него:

– Все в порядке, милорд? Вы… э-э… так долго не шевелились.

Лицо киборга, как всегда, не выдавало никаких эмоций. Из шейного вокодера донеслись слова:

– Этот завод должен утроить производство. Немедленно.

Лал громко расхохоталась. Тут же смутившись, она закрыла широкий рот двумя руками:

– Прошу прощения. Вы шутите?

Нидиан повернулся и зашагал к ней:

– Я никогда не шучу.

Она нервно сделала шаг назад:

– Мы не можем этого сделать. Нам трудно выполнить даже текущую норму, установленную Империей.

– Но вы не выполните даже ее. – Видиан подошел ближе. Лал задрожала, со страхом глядя на него. – Вы можете выполнить эту норму?

– Н-нет.

– Так какой с вас прок? – Видиан выбросил вперед обе руки, толкнув Лал ладонями. Она полетела в одну из бурлящих ванн.

Лал закричала, барахтаясь в пенящейся кислоте:

– Помогите! П-п-пожалуйста!

Оглядевшись, Видиан нашел один из шестов, изготовленных из материала, стойкого к едкой химии. Но вместо того, чтобы помочь Лал выбраться, он ткнул ее шестом, отпихнув еще дальше.

– Я помогаю, – сказал Видиан, светя электронными глазами. – Эта ванна должна вернуться к работе. Так что растворяйтесь побыстрее.

Гера услышала крик.

Она сумела опередить начальника охраны, передвигаясь по балкам очистительного завода. Многочисленные трубы и мостки служили отличным маршрутом для ловкой тви’леки. Девушка собиралась вернуться по собственным следам и закончить прерванные поиски – и вдруг услышала крик. Страшный, ни на что не похожий крик.

Она не могла не броситься туда, откуда он раздавался.

Когда Гера прибежала, было поздно. С высоты можно было, хотя и с трудом, разглядеть тело, плавающее в бурлящей жидкости, но добраться до него не представлялось возможным – разве что самой свалиться в ванну. У края стоял граф Видиан с шестом в руке. Это явно был он; такого ни с кем не перепутаешь. Какое-то время Видиан смотрел на ванну, потом бросил шест, развернулся и зашагал прочь.

Гера увидела впереди место, где можно было спуститься, не разбившись. Она стала пробираться туда.

Но Горд Граллик прибежал раньше – и сердце ее сжалось.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Горд Граллик выл на весь цех.

Начальник охраны вбежал в здание очистительного завода, преследуя Геру. Тви’лека уже сама спускалась по лесенке, когда Горд остановился между пенящимися кислотными ваннами и заглянул в одну из них. С высоты девушка успела разглядеть, что плававшая в кислоте фигура имела четыре руки, – не было никаких сомнений, что это бесалиск.

– Лал! – Горд заметался в поисках кислотоупорного шеста. К тому времени, когда Гера закончила спуск, он сдался. Бесалиск повернулся к ванне, намереваясь сам прыгнуть в кислоту, чтобы спасти жену.

– Не надо! – крикнула Гера. Тви’лека резко затормозила, чтобы они оба не рухнули в бассейн, и схватила начальника охраны за левые руки. – Слишком поздно!

Горд попытался вырваться:

– Я должен!

Гера держала его изо всех сил. Она даже не была уверена, осознавал ли бесалиск ее присутствие, потому что он Упорно пытался приблизиться к бассейну. Горд был намного массивнее, но все-таки тви’лека ценой неимоверного напряжения не давала ему прыгнуть.

– Тебе… туда… нельзя!

Наконец начальник охраны остановился. Гера не знала, заметил ли он ее наконец, осознал ли, что она тоже упадет вместе с ним, – или попросту увидел, что осталось от Лал. Очень немного.

– Нет, – прошептал он и рухнул на колени. – Нет.

Тви’лека не отпускала его рук.

– Мне жаль, – сказала она, пытаясь оттащить его от края. Безуспешно.

Горд повернулся к ней – и его глаза полыхнули гневом;

– Это ты натворила?

– Нет! Не я, клянусь. Это Видиан! – Гера отскочила от него, но убегать не стала. – Проверь записи камер. Увидишь сам!

Бесалиск схватил ее и с убийственной решимостью зашагал к посту наблюдения в противоположном конце зала, волоча Геру за собой.

– Увижу, – сказал он.

Видиан стоял возле очистительного завода и смотрел на луну. Да, он снова убил экскурсовода, но смысла в этой экскурсии, как и в других, больше не было. «Лунный свет» был лучшим производителем на Горсе. Даже если бы Империя ввела на заводах прямое управление – в арсенале Видиана имелся и такой инструмент, хотя эффективность его была неоднозначной, – выполнить новый заказ Императора было невозможно.

А ведь поставки должны были начаться через неделю.

Граф обернулся и ударил кулаком по стене. В пермакрите осталась заметная вмятина. Во всем был виноват Дант – формально будучи его подчиненным, барон поставил Видиана в положение рабочего, который выбивается из сил, тщась выполнить продиктованную свыше норму. Киборг уже понял, что такого количества готового торилида на его территории не найти, да и на чужих тоже. Для этого пришлось бы разнести луну на куски…

Граф застыл. Он отмотал аудиовизуальную запись назад, к разглагольствованиям безумца Скелли.

«Взрывы на Синде нужно прекратить. Вы можете по ошибке разнести луну на куски!»

Припомнив кое-что, он сунул руку в карман. Там лежал голодиск, который он собирался уничтожить.

Видиан зашагал к ближайшему офисному зданию. Да, проверка наверняка окажется бесполезной тратой времени а он никогда даром времени не терял. Сам этот факт свидетельствовал о том, в каком отчаянном положении он оказался.

Слоун не была первым имперским капитаном, с которым Кейнану приходилось иметь дело. Но она, без сомнения, была самой симпатичной из всех – хотя и прятала свои чудесные черные волосы под форменным кепи. Один из ее подчиненных светил Кейнану в лицо фонариком, что было совершенно излишним, так как луна была достаточно яркой.

– Как мне доложили, ты оказался в охраняемой зоне потому, что привез шахтеров на работу, – заявила женщина. – Но если ты водитель автобуса, то почему пытался проникнуть на завод?

– За зарплатой шел. – Кейнан, чьи руки были скованы наручниками за спиной, улыбнулся капитану. – Могу потом показать тебе город, если захочешь.

Слоун прищурила карие глаза:

– Секундочку. Я тебя знаю! Ты тот пилот, что вез взрывчатку. Болтун.

– Ты даже имя для меня придумала, – ухмыльнулся Кейнан. – Здорово. Ты знала, что не можешь просто так взять и улететь. Так ты отправилась аж сюда, чтобы повидаться со мной?

Слоун шагнула вперед, схватила его за волосы и дернула.

– Не усложняй себе жизнь, пилот, – сказала она, рывком повалив его на колени. – На других твой маленький спектакль, может, и подействовал бы. Я же могу приставить тебя к мусорным прессам. Или швырнуть в один из них!

– Ладно, ладно. – Кейнан пожал плечами, хотя мешал Державший его штурмовик. – Но если ты знаешь, что я пилот, то знаешь и то, что я здесь работаю.

– Без пропуска?

– Лал Граллик меня знает. Спроси ее.

– Заводишь новых друзей? – послышался из-за спины Слоун теперь уже знакомый голос. Капитан развернулась, не отпуская Кейнана, так что ему пришлось вывернуть шею. Из дверей здания вышла Гера с пропуском в руках. – Ты забыл на заводе свое удостоверение, приятель.

Имперцы направили на тви’леку фонарики. Слоун поглядела на нее, потом повернулась к Кейнану. Пилот кивнул, насколько это было возможно: капитан по-прежнему держала его за волосы.

– Я же говорил!

Слоун оттолкнула Кейнана, опрокинув его в грязь, и повернулась к Гере:

– А твой пропуск где?

Тви’лека ухмыльнулась:

– Ну, у меня-то он есть. Иначе как бы я здесь оказалась?

Слоун устремила взор в небо и сердито зарычала:

– С меня довольно. Мы забираем вас обоих для…

– Слоун!

Капитан посмотрела на комлинк.

– Граф Видиан, – ответила она. – Мы все еще разыскиваем Скелли… и его сообщников.

– Забудьте о них, – велел Видиан.

– Милорд?

– Ревизия. Остальные дела. Забудьте это все. Я насмотрелся достаточно. Есть новая стратегия во славу Императора. Мы сейчас же возвращаемся на «Ультиматум». Соберите всех и ждите меня возле челнока.

Слоун ответила: «Есть!» – и выключила комлинк. Жестом она приказала штурмовику снять с Кейнана наручники. Другой солдат вернул ему бластер и кобуру.

– Тебе сегодня повезло, – проворчала капитан.

– Это точно. – Кейнан кивнул Гере. – Ведь вы обе здесь, со мной.

Тви’лека бросилась вперед и схватила его за руку.

– Спасибо, капитан. Мы пойдем. – Под ледяным взором Слоун она потащила Кейнана к воротам. – Простите, что доставили вам неудобства.

– Ага, удачи с ревизией, – добавил пилот, прежде чем Гера вытолкала его на улицу.

Тви’лека торопливо поволокла его к автобусу. Вид у нее был встревоженный:

– Ты умеешь вовремя остановиться?

Кейнан пожал плечами:

– Но ведь получилось, правда? – Он отер штаны от грязи. – Если огрызаться или, наоборот, держать рот на замке, это их только злит. Если хочешь избавиться от имперцев, изображай такую бурную радость, что они сами с удовольствием тебя прогонят. По крайней мере, некоторые.

Гера остановила его взмахом руки:

– Времени нет. Произошло нечто ужасное, и… – Она замолчала и опустила глаза. Кейнан вдруг подумал, что раньше она всегда оставалась собранной и невозмутимой. Теперь же она выглядела просто уставшей.

– Эй. – Пилот притронулся к ее руке. – Вижу, дело явно серьезное. Что-то стряслось?

– Видиан убил администратора.

– Лал? – Кейнан опешил. – Он ее убил? Почему?

– Потому что мог. – Гера посмотрела ему в глаза. – Ее муж все видел и сейчас разыскивает Видиана. А Видиан, судя по разговору, который мы слышали, затевает что-то новое!

– А вот и он. – Кейнан указал на имперский челнок. По другую сторону грязного бульвара открылись ворота, из которых вышел Видиан, о чем-то беседовавший с экипажем корабля. Сзади шли Слоун и штурмовики.

– Надо следовать за ними, – сказала Гера.

– Я не могу следовать за челноком на автобусе!

– Это «Бонвояж» шестой модели, – возразила тви’лека. Он может летать!

– Мог, ситх знает сколько лет назад, – отозвался Кейнан. Оглянувшись, он увидел, как Видиан размашисто зашагал по доскам к челноку. Слоун задержалась у ворот, очевидно отдавая последние распоряжения тем, кто оставался.

Затем, переведя взгляд на «Лямбду», пилот заметил какой-то предмет, спрятанный под доской возле корабля.

Предмет был похож на маленькую сумочку и лежал в нескольких метрах от канализационной решетки.

Решетка была откинута.

Даже без Силы было понятно, что сейчас произойдет. Кейнан схватил Геру в охапку:

– Ложись!

Ночное небо над Трясигородом озарилось вспышкой. Имперский челнок взорвался, пылающие обломки полетели во все стороны. Ударная волна настигла Видиана и швырнула о забор «Лунного света»; в ту же секунду над его головой пронесся огненный шар.

Кейнан увидел все это лишь мельком; не отпуская Геру, которую он держал за плечи, пилот нырнул вместе с ней за «Бонвояж». Куски металла рикошетили повсюду, некоторые с грохотом ударяли о борт автобуса. Мотоспидеры, на которых прибыли новые штурмовики, раскидано во все стороны; один насадило на столб ограждения за спиной Кейнана.

Наконец какофония стихла. Удостоверившись, что Гера не пострадала, пилот достал бластер и осторожно высунулся из-за автобуса. Видиан стоял на коленях, но был жив: усиленный корпус защитил его. Но улица перед заводом превратилась в пылающий кратер, а несколько зданий – в том числе бедная столовая Дракки – были охвачены огнем. Первым побуждением Кейнана было броситься туда, узнать, в порядке ли повар.

Но тут его внимание привлекло еще кое-что. Из открытого люка выбралась какая-то темная фигура. Проем окружали языки пламени, но до него самого огонь еще не добрался – и фигура, хромая, быстро двигалась прочь, неся на спине большой рюкзак. «Скелли!»

Найдя неповрежденный мотоспидер, Скелли оглянулся. Затем забрался в седло и был таков.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Выбравшись на крышу трехэтажной постройки, Гера перевела дух. Здания напротив «Лунного света» не были высокими, но во всех имелись лестницы и другие пожарные выходы. Все знали, что почвотрясения на Горсе не редкость. Но то, что произошло сейчас, было совсем другой историей.

Затаившись в укрытии, тви’лека изумленно смотрела на улицу. Там догорал имперский челнок – жертва человека, которого имперцы здорово допекли. Это было зрелище, которое Гера надеялась однажды увидеть и верила, что когда-нибудь это обязательно случится. Просто не так скоро и не таким образом. Она не знала, что именно заставило Скелли устроить взрыв, но из слов Кейнана можно было сделать однозначный вывод, что он и есть виновник.

После взрыва Гера не горела особым желанием задерживаться внизу. Улица напоминала зону боевых действий, и после покушения имперцы наверняка были на взводе. Но тви’лека до последнего помогала вытаскивать пострадавших, так что в результате пришлось искать лазейку из оцепленного квартала. Из них двоих разрешение находиться на территории имел только Кейнан, который и бегал, пытаясь разгрести завалы. В результате отношение Геры к нему изменилось в лучшую сторону. Такое поведение сильно расходилось с образом вольного гуляки, которому он явно старался соответствовать.

Правду сказать, сама Гера до сих пор не оправилась после сцены на заводе, когда Горд Граллик увидел воочию, как Видиан убивал его жену. Стереотипный громила-охранник смотрел запись с таким видом, будто мир вокруг него рушился. У Геры до сих пор сжималось сердце, когда она вспоминала ту картину.

Но это не самое страшное, осознала она, глядя на улицу. Видиан был слегка обожжен, но в целом не пострадал; свита торопливо уводила его с места взрыва, когда из ворот появился Горд. Бесалиск бросился вперед прямо по горящим углям, но штурмовики преградили путь. Из-за расстояния не было слышно, что он кричит, но он явно о чем-то их просил, умолял. Наверное, арестовать Видиана. Какой-то сотрудник «Лунного света» вручил Горду планшет: Гера догадалась, что там были кадры из записи с камеры наблюдения. Возбужденный бесалиск совал планшет солдатам, но те отказывались его пропускать.

Гере хотелось отвернуться и не видеть, что будет дальше: она все равно не могла ничем помочь. Не здесь, не сейчас. Но она заставила себя смотреть. Горд все равно попытался прорваться к Видиану, и солдаты схватили его. Чтобы обуздать широкоплечего охранника, понадобилось четверо штурмовиков – по одному на каждую руку.

Затем они его избили. Такое вот правосудие по-имперски.

Когда штурмовики расступились, Горд пополз обратно к воротам. Тви’лека сердито сморгнула слезу. Да, нужно смотреть на такие сцены. Чтобы не забывать, за что сражаешься.

Гера прищурилась, пытаясь разглядеть сквозь дым, куда подевался Видиан. И наконец увидела: о чем-то оживленно беседуя со Слоун, киборг в окружении штурмовиков шагал в направлении…

«Нет, Кейнану это точно не понравится».

– Ты издеваешься? – Покончив со спасательными работами, Кейнан взобрался к Гере на крышу и теперь оторопело глядел на опустевшую стоянку. – Поверить не могу. Они угнали автобус!

– Думаю, они назовут это «реквизицией для государственных нужд». – Гера, пристроившаяся на краю крыши, махнула рукой на восток. Кейнан увидел очертания автобуса, который трясся по дороге вдалеке. – Могу поспорить, они поехали в имперский космопорт, чтобы сесть на другой челнок.

Кейнан нахмурился:

– Ну да. Они еще не знают, что в уборной дверь не закрывается. – Пилот отряхнул рубашку от мокрых углей. Как оказалось, Дракку придавило холодильником: вытащить его удалось далеко не сразу. После этого повар немедленно бросился на улицу, явно собираясь сказать имперцам пару ласковых насчет его разгромленной столовой. Кейнану было видно, что разговор не очень-то складывался, но это уже его не касалось. – Космопорт-то аж на Верхогорье. Как мне теперь туда добраться? – До Верхогорья было километров десять.

– Меня больше заботит, как убраться отсюда. – Гера встала. – Совершено покушение на жизнь посланника Императора, и теперь под подозрением все. Надо сматываться из этого квартала, пока сюда не слетелось пол-Империи! – Она перешла на другую сторону крыши. – Может, по тем улочкам на юг?

– Это же автобус Окадайи, – отозвался Кейнан. – Я не могу его просто так бросить. – Собственно, вот почему лучше не заводить друзей, подумал пилот. Из-за них о полной свободе можно лишь мечтать.

Он посмотрел на Раздолбанный бульвар – сейчас улица как никогда оправдывала свое название – и увидел громоздкий серый репульсорный грузовик, выезжавший из ангара «Лунного света».

– Постой-ка, – сказал он, хватая Геру за руку. – Думаю, мы можем решить обе проблемы сразу.

Пилот показал на машину:

– Полный грузовик очищенного торилида. – По-видимому, даже проникновение посторонних, убийство и саботаж не могли остановить производство: каждые шесть минут завод покидал очередной транспортник. – Он едет…

– …прямо в имперский космопорт, – закончила Гера. – Заметила это вчера, когда разведывала окрестности.

Их глаза встретились – и миг спустя оба бросились по крышам вдогонку. Гера оказалась быстрой и ловкой, она легко перепрыгивала препятствия и переносилась с одного здания на другое. Время от времени она оглядывалась, чтобы посмотреть, не отстает ли Кейнан.

– Я в порядке, – сказал пилот, держась в нескольких шагах позади. – Просто стараюсь не врезаться в тебя.

Гера улыбнулась и перескочила через еще один проем, Кейнан – следом.

Наконец ряд крыш закончился. Они нашли дверь и спустились по лестнице. Внизу остановились перевести дух – и как раз вовремя: грузовик уже приближался. Штурмовик махнул рукой золотистому дроиду-шоферу, пропуская машину.

Как только штурмовик отвернулся, Кейнан и Гера метнулись к грузовику. Кейнан запрыгнул на подножку с пассажирской стороны.

– Прошу прощения, – сказал дроид. – Брать попутчиков запреще…

Гера, повисшая по другую сторону, щелкнула выключателем на затылке дроида, и тот замолк. Кейнан забрался в кабину, схватил рукоять управления и дернул. Машина описала широкую дугу, обогнув последний блокпост; часовой так и не увидел тви’леку, висевшую снаружи. Гера ловко открыла дверь и столкнула робота с кресла.

– Предпочитаю водить сама, – сказала она, хватаясь за рукоятку. – Без обид…

Кейнан закрыл дверь со своей стороны и вытянул ноги.

– Дорогая, вези меня куда угодно. – Он бросил взгляд назад, на изуродованный Трясигород. – Только подальше отсюда!

Гера что-то стала такой же неразговорчивой, как выключенный дроид, подумал пилот. Тви’лека так и не рассказала. что произошло на заводе перед тем, как она нашла Лал.

Кейнан не был на короткой ноге с супругом босса, хотя и знал, что у Горда вспыльчивый характер и впечатляющая коллекция бластеров. И еще…

– Он жил ради Лал, – сказал пилот.

– Заметно. Бедняга.

Судя по виду девушки, это было еще слабо сказано.

– Ну, одну вещь относительно Видиана ты выяснила. Этот тип – зло, которое вырвалось на свободу.

– В Империи зло не порок, а подспорье. – Гера вздохнула. – На этот раз мне даже не удалось к нему приблизиться… но, думаю, я выяснила то, ради чего прилетела на Горс. Секрет эффективности Денетриуса Видиана в том, что он не стесняется убивать.

– И что это тебе дает?

– Ничего нового. – Тви’лека покачала головой. – А по поводу Тарсы мне удалось выяснить лишь то, что он бывал здесь несколько раз, давным-давно. Больше я ничего не успела. Сперва появился Горд, потом все кинулись искать Скелли. – Свернув за угол, она вздохнула. – Не представляю, чего Скелли хотел добиться. Он ведет себя как блуждающая пушка… Это же бесполезно.

– А ты сама чего добиваешься? – Кейнан пристально посмотрел на нее. – Я думал, ты собиралась помахать мне ручкой, как только попадешь на завод. И ты сама сказала, что самую-самую главную задачу выполнила. Так почему ты все еще здесь?

Гера закатила глаза:

– Я помогаю тебе вернуть автобус.

– Ха! – хмыкнул Кейнан.

– Нет-нет, это самое меньшее, что я могу сделать, – сказала Гера. – Ты же собирался идти на завод, искать меня. Это было излишне, и ты сам чуть не угодил в переплет. Но спасибо.

– Ну, ты единственная на этой планете, ради кого я готов рискнуть.

«Ну-ка, что ты на это скажешь», – подумал Кейнан.

– Сомневаюсь, что это правда. Ты вернулся, чтобы помочь тому повару-бесалиску… и Окадайя в автобусе рассказал мне, как ты спас его от Видиана. – Она улыбнулась. – Ты даже спас Скелли в кантине.

Пилот поднял руки:

– Эй, никто не застрахован от ошибок!

– Посмотрим, – закрыла тему Гера. Кейнану понравился взгляд, который она на него устремила. Похоже, девушка пришла к выводу, что к этому парню стоит присмотреться.

Глядя на проносящиеся мимо дома, пилот засмеялся:

– Столько шума из-за этого торилида, столько охраны… а мы сейчас угнали целый грузовик.

– И везем груз туда, куда и положено, – возразила тви’лека. – Продать-то мы его вряд ли сможем.

Кейнан покачал головой:

– Знаешь, я ведь даже без понятия, для чего эта дрянь нужна.

– Торилид? – спросила Гера. – Это просто твердый гранулированный амортизатор. Его используют на звездных разрушителях, чтобы турболазеры не откатывались при выстрелах.

– Блуждающие пушки! – фыркнул Кейнан. – И ради этого столько возни?

– Знал бы ты, сколько тех пушек! – Задумавшись, Гера округлила глаза. – Звездный разрушитель состоит из шестнадцати миллионов деталей и компонентов, из них двадцать семь тысяч уникальные… каждый производится всего в одной системе, такой как Горс. – Тви’лека в волнении повернулась к спутнику. – Вот почему Императору нужна Империя, Кейнан. Она как космический слизень: существует лишь для того, чтобы существовать. Она будет пожирать и пожирать все вокруг.

– Ты начинаешь выражаться как Скелли.

– Он не так уж не прав, – сказала Гера, въезжая на Верхогорье. – Хотя мозги ему стоило бы вправить.

Скелли держал путь на Верхогорье, мчась низко над крышами, чтобы не попасть на локаторы воздушного контроля. Поскольку все полицейские машины сейчас направлялись в Трясигород, подрывник предположил, что за космопортом особо не следят. Впрочем, он не решился просто перелететь через опорную стену. А слезать с мото-спидера ой как не хотелось, ведь каждый шаг причинял боль.

Но теперь, когда он оказался в темном углу с восточной стороны комплекса, армейские навыки преодоления препятствий снова оказались весьма кстати. Во время полетов на Синду Скелли заметил, что земля на Верхогорье покрыта водоотводными канавами, уходящими в низину. Возле стены он отыскал в темноте дренажную трубу достаточного диаметра, чтобы вместить его вместе со спидером. Вход в трубу загораживала решетка, но в рюкзаке было полно разнообразной взрывчатки. Забавно: те же приемы, с помощью которых он ломал Синду для Империи, теперь помогали ему пробраться на имперскую базу.

Прозвучало несколько приглушенных взрывов, и затем Скелли, низко-низко припав к раме спидера, форсировал трубу вместе со своим рюкзаком возмездия. Оказавшись внутри комплекса, он продолжал двигаться по водоотводным каналам, разделявшим посадочные зоны. Все прожектора были направлены вверх; если бы кто-то вдруг посмотрел вниз, то наверняка опешил бы при виде головы Скелли, неторопливо ползущей по земле.

Но никто его не заметил. Подрывник устроился в тени Диспетчерской вышки, смачивая опухшее лицо тампонами из медпакета. Он наблюдал за зоной прибытия наземного транспорта, куда каждые несколько минут подъезжала репульсорная машина с водителем-дроидом и выгружала торилид, который затем отправлялся в трюмы имперских грузовиков.

Космопорт – это конечная точка, подумал Скелли. Последний шаг перед тем, как красота Синды, измельченная и очищенная, отправится на Калкораанскую базу для безумных кораблестроительных проектов Империи. На это было больно смотреть.

Время шло. В какую-то минуту Скелли начал тревожиться, что прогадал. Он предполагал, что Видиан, потеряв свой челнок, направится сюда. Но вскоре ворота открылись, и въехал…

«Автобус Окадайи?»

Скелли недоуменно заморгал. Что эта развалюха здесь делает? Но тут из автобуса вышла группа штурмовиков, за которыми шагали Видиан и капитан. Неудивительно, что удалось их опередить, подумал подрывник. Только гениальный пилот смог бы обогнать на «Бонвояже» решительно настроенного человека на мотоспидере.

Вжавшись в стену диспетчерской вышки, Скелли скривился, почувствовав, как сместились ребра. Сейчас он действовал на чистом адреналине – как собственном, так и впрыснутом из медпакета. Впрочем, ему было все равно.

Один раз он Видиана упустил. Больше это не повторится.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Граф Видиан посмотрел в небо поверх диспетчерской вышки. С орбиты спускалась «Булава», которую прислали за ним со звездного разрушителя. Видиан не желал задерживаться на Горсе ни на минуту. В дальнейшем пребывании на планете не было никакой необходимости.

К тому же его планы изменились. Не было времени ждать, пока жители Горса летают туда-сюда, ковыряясь в своей луне. Даже самые крайние меры – например, построить на Синде спальные корпуса и переместить рабочих туда – не дали бы достаточного выигрыша во времени. Но теперь появилась альтернативная идея – и подсказал ее самый неожиданный «помощник».

Скелли был психопатом, очередным контуженным ветераном Войн клонов. Но быстрый анализ материалов показал, что ему посчастливилось сделать важное открытие. Чтобы удостовериться в этом, Видиану требовалось посоветоваться со своими помощниками и с экспертами «Ультиматума».

Реквизированный репульсорный автобус оказался крайне неэффективным транспортным средством; даже уцелевшие пилоты с челнока Слоун не смогли поднять его выше метра над землей. Но по дороге в космопорт граф не тратил времени даром, успев объяснить Слоун свои намерения, капитан восприняла его планы с характерной для флотских Настороженностью. Видиан не встречал ни одного офицера флота, обладавшего хоть каплей воображения. Впрочем, Слоун была молода и амбициозна, а потому тут же предложила решение:

– На складах «Ультиматума» найдется все, что вам нужно, милорд. Привлекать горсиан нет необходимости.

– Отлично.

Ворота распахнулись, пропуская грузовик. Дроид – его включили обратно, но вокодер заглушили, чтобы не бубнил о своей неприязни к автостопщикам, – завел машину внутрь, как и предписывала программа. Гера с Кейнаном пригнулись, и часовые их не заметили. Несколько секунд спустя машина въехала на стоянку, заняв место в очереди: торилид нужно было переместить на грузовые корабли, стоявшие на летном поле. Осторожно высунув голову, Кейнан увидел, что скоро они подъедут к тому месту, где стоял автобус.

Слава небесам. Пилот решил, что можно перевести дух.

Опустившись рядом с Герой, он хмыкнул:

– С тобой всегда одни приключения, а?

Тви’лека улыбнулась:

– Ну да, а теперь пойдем и заберем твой автобус.

– У меня права Окадайи, так что просто сядем и поедем, – сказал Кейнан. – Вряд ли стоит идти к ним спрашивать, только время опять потеряю. А мне еще надо…

Он умолк, завидев выражение на ее лице.

– Постой, – сказал пилот. – Ты поехала со мной не просто для того, чтобы поболтать или избавить меня от маеты с конфискатом. Ты задумала лишний раз пошпионить за Видианом!

В ответ Гера лишь мягко улыбнулась.

– Но это безумие! – Кейнан указал через ветровое стекло на имперский челнок, который заходил на посадку. – Видиан улетает. Что еще тебе понадобилось узнать?

– Что-то же привело его сюда, – ответила Гера. – А теперь что-то другое вынудило его улететь раньше времени.

– Скелли и его бомба, например!

Тви’лека покачала головой:

– Нет, Кейнан. Я видела его в макробинокль, когда он уезжал. Он… изменился. Что-то произошло. У него появилась новая цель.

– Как вообще можно разобрать, что написано на лице живого дроида? – Кейнан с досадой уставился в пол. В этот момент машина остановилась. Гера ведет себя как те джедаи прежних времен, подумал пилот. Мастер Биллаба, Оби-Ван и прочая публика, – уж если им в голову взбредала какая-нибудь идея, то они носились с нею повсюду, прячась в шкафах, лазая по вентиляционным трубам и что-то высматривая.

Даже если ничего не было видно, как сейчас. Кейнан осторожно сел, выглянул на улицу и открыл дверь по левую сторону от автобуса. Он соскочил на гравий – «Бон-вояж» закрывал его от глаз имперцев. Миг спустя Гера легко спрыгнула на землю позади него.

– Послушай, – сказал Кейнан, обернувшись к ней. Зазор между машинами был узким, так что они оказались лицом к лицу. – Я путешествую один. Но с тобой весело, когда ты не чудишь. – Он указал пальцем на автобус. – Я сейчас отгоняю его к Окадайе, потом еду в гражданский космопорт. Ты можешь отправиться со мной, ну или подвезти меня на этом своем корабле, о котором ты говорила. Но играть в прятки я больше не намерен – и тебе не советую.

Больше добавить было нечего. Предостережение Оби-Вана и гнев Императора вынудили его частично затаиться. Но каждый день красться как вор, чтобы составить компанию даме – или помочь в ее борьбе, в чем бы та ни состояла, – такое в планы Кейнана не входило. Это просто было не в его характере. Пилот двинулся вдоль борта автобуса, Радуясь, что двери есть с обеих сторон. Он дождется, когда Видиан свалит прочь, а потом вернется к своей нормальной размеренной жизни. Ну а Гера… либо она одумается, либо нет.

Пилот оглянулся. Девушка стояла позади автобуса и пыталась высунуться, чтобы посмотреть на имперцев. «Нет, не одумается, – сказал себе Кейнан. – Жаль. Она интересная особа». Он поставил ногу на ступеньку…

…И вдруг с противоположной стороны послышались крики. Кейнан встревоженно оглянулся на Геру, но та уже бежала к нему.

– Что такое?

– Быстро! – Без лишних слов она толкнула его в салон. Кейнан свалился на пол, Гера – на него. Пилот немедленно принялся придумывать остроту на тему того, что она жить без него не может, и вдруг краем глаза увидел через дверь, что происходит справа от машины, которая стояла напротив. В той стороне, где были имперцы.

В пятидесяти шагах от автобуса Видиан, Слоун и несколько штурмовиков со всех ног бежали прочь от только что севшего челнока класса «Лямбда». В свете луны Кейнан увидел, как из тени под диспетчерской башней в сторону корабля что-то полетело.

Бабах! Уже второй раз за час обитаемую часть Горса озарило чем-то похожим на дневной свет. Имперский челнок взорвался. Кейнан заслонил глаза от вспышки и крепко вцепился в пол, когда ударная волна качнула «Бонвояж». Подняв голову, он увидел летящие дождем обломки – и затем услышал грохот, когда куски «Лямбды» забарабанили о правый борт и крышу автобуса.

Когда звон утих, Гера отпустила Кейнана.

– Думаю, все, – сказала она и поднялась. Пилот последовал ее примеру. Они осторожно высунулись через правую дверь, чтобы осмотреться.

Луну застилал дым, сквозь который пробивались языки пламени. Но было видно, что Видиана и всех его спутников, включая Слоун, швырнуло на землю – некоторые отлетели на несколько метров. Видиан шевелился, но был явно оглушен.

– Пошли. – Кейнан схватил Геру за руку.

– Да, хорошая идея!

Они уже присутствовали на месте одного взрыва. После второго им так просто не отвертеться. Но не успели они добежать до двери, как Кейнан услышал громкий жужжащий вой, который доносился сзади – оттуда, где прогремел взрыв. «Еще обломки, что ли?» Не важно. На этот раз уже он повалил Геру на землю…

…и над их головами пронеслась металлическая масса. Что-то врезалось в борт автобуса, выбив еще больше окон. Кейнан заслонил руками голову Геры и свою собственную.

Когда он наконец поднял глаза, то от увиденного лишился речи. Металлическим предметом оказался мотоспидер, на каких ездили имперские штурмовики. Точнее, видно было только часть спидера: машина на полном ходу влетела в одно из окон автобуса и там застряла.

На той половине, что осталась на улице, вниз головой висел Скелли, намертво вцепившись правой рукой в рычаг управления. Вид у него был такой, будто его пропустили через один из миксеров Окадайи. Тело, все в синяках, безжизненно свешивалось с рамы, а снизу болтался большой рюкзак, готовый вот-вот упасть на землю.

Сзади прогремел вторичный взрыв, но обалдевший Кейнан не мог оторвать взгляда от подрывника. Террорист открыл глаза и посмотрел на него, с трудом узнав.

– К-к-к… – сказал Скелли. Лицо у него было опухшее, рот в крови. – Кейнан.

– Что?

– Рюкзак. Сними его.

Пилот без раздумий схватил рюкзак и заглянул внутрь.

– Тут полно бомб!

– Плохо дело, – сказала Гера, хватая его за руку. Со стороны диспетчерской вышки на поле выбегали пожарные, чтобы загасить огонь, а Видиан уже успел подняться на ноги. Киборг пока не заметил Кейнана и остальных; между ними было слишком много пылающих обломков. Но пилот видел, как его жуткие электронные глаза обшаривают пространство. С вышки к месту взрыва бежали новые штурмовики, а спутники Видиана тем временем поднимались на ноги, подбирая свое оружие. Вверху завыла сирена – и внезапно все вокруг залили лучи прожекторов, пронзившие дым.

– Вон там! Возле автобуса! – заорал Видиан, искусственно усилив голос до предельной громкости.

Кейнан повернулся к двери длинного автобуса, до которой было метра три… и тут же рядом с ней ударил бластерный разряд. Краем глаза пилот заметил минимум десяток штурмовиков, занимавших позиции за обломками. Никто пока в него не целился, но вот машина – другое дело. Гера тоже это поняла. Как и Кейнан, она смотрела на автобус – но, хотя ладонь ее лежала на рукояти бластера, оружия девушка не доставала. Тви’лека покачала головой:

– Неудачное время, неудачное место.

«Прямо история моей жизни», – подумал Кейнан. Почти на автомате он уронил на землю рюкзак с бомбами Скелли. Ничего не взорвалось, и это было даже грустно.

– Руки за голову! – прогремел сзади усиленный голос Видиана.

Над ними, слева от киборга, коротышка свалился со спидера – его рука наконец отпустила рычаг. Подрывник упал на гравий с глухим стуком.

– Скелли, я сейчас сдохну. – Кейнан прожег взглядом валявшегося на земле взрывотехника. – Но сперва я убью тебя!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Когда твой противник приводит с собой целую армию, лучше всего не спорить. Кейнан продолжал стоять лицом к автобусу. Сзади послышались звуки взводимых бластеров; все новые и новые штурмовики перебежками двигались по полю, пробираясь от укрытия к укрытию.

Гера тоже не сдвинулась с места, но было видно, что она лихорадочно размышляет. Луну застилал дым, и имперцы пока четко не видели их лиц, но это было временно – пока они не бросятся бежать… или не попытаются дать бой. Второй вариант казался невозможным. За весь этот безумный день они ни разу не выстрелили ни в одного имперца, и Кейнан не собирался начинать сейчас. Силы были слишком неравны.

Скелли сидел в метре от своего рюкзака, косясь на него. Зоркий Видиан заметил это:

– Не трогай!

Кейнан поглядел на Геру. «Славно развлеклись», – подумал он и начал поднимать руки.

– Оружие на землю! – крикнул другой голос откуда-то сзади и справа.

– У нас нет оружия! – заорал в ответ Кейнан.

– Да не вы! – На мгновение голос показался пилоту странно знакомым… и тут же он осознал, что так и есть. Посмотрев направо, Кейнан и Гера увидели Горда, который решительно шагал к ним со стороны приемного склада. – Мне нужен Видиан!

Кейнан заметил, что огромный начальник охраны весь в синяках; Гера рассказала ему, как избили Горда. Кроме того, бесалиск был вооружен до зубов и готов сеять смерть всеми четырьмя руками. Он прибыл тем же путем, что и они, осознал Кейнан: на другом грузовике с торилидом. Никогда прежде пилот не видел начальника охраны таким серьезным – и таким разъяренным.

– Граф Видиан! Меня зовут Горд Граллик, я начальник охраны в «Лунном свете». Вы арестованы по обвинению в убийстве нашего администратора – и моей жены!

– По чьему ордеру? – Судя по голосу, Слоун такого развития событий не ожидала.

– По моему собственному, – отозвался Горд. – В городе Горс есть тюрьма. С вами будут обращаться справедливо – более справедливо, чем вы того заслуживаете!

– Довольно! – заорал Видиан. – Застрелите его!

Горд выстрелил первым. И вторым. И третьим. С ошеломляющей скоростью бесалиск осыпал штурмовиков градом бластерных разрядов. Позиции имперцев защищали их от атак со стороны автобуса, но не справа. Прежде чем кто-то успел выстрелить в ответ, Горд что-то метнул четвертой рукой – это была акустическая граната. Она разорвалась посреди ближайшей группы штурмовиков, которые подались назад от оглушительного визга.

Гера, убрав руки с затылка, посмотрела на Кейнана:

– Мы думаем об одном и том же?

Пилот кивнул:

– Бегом!

Они бросились к автобусу – и тут же залегли: штурмовики не дремали, на дверь посыпались выстрелы. Под градом алых разрядов, ударявших в гравий вокруг них, Кейнан пополз к единственному укрытию, которое смог найти, – к обломку досветового ионного двигателя имперского челнока, который упал на крышу автобуса и скатился вниз.

– Пора присоединиться к забаве, – сказала Гера, выхватив бластер. Она легла на металлический барьер, быстро прицелилась и выстрелила. Один из снайперов перестал стрелять по автобусу.

Кейнан посмотрел на нее и тоже достал оружие. Он изо всех сил старался избегать подобных ситуаций – но было ясно, что из этой передряги иначе не выбраться. «Ладно!»

– Ну что, потанцуем!

Кейнан выстрелил. Дальше к северу Горд продолжал бушевать, хотя ему и оцарапало левую ногу. Оказавшись под перекрестным огнем, имперцы были вынуждены отвести Видиана в более защищенное место.

Не переставая стрелять, Кейнан начал тревожиться, что их могут обойти с фланга или атаковать сзади. На юге было чисто. А за его спиной автобус…

…уезжал!

Кейнан бросил взгляд на землю, где только что лежал Скелли. Рюкзак с бомбами исчез. Пилот толкнул Геру:

– Автобус! Его снова угоняют!

Под шквалом имперских выстрелов, не причинявших ему никакого вреда, автобус приподнялся на метр – и тут же рухнул обратно, чуть не перевернувшись. На фоне пальбы раздался механический стон, и автобус снова приподнялся. Но не весь: один задний угол упрямо отказывался повиноваться, так что длинный репульсорник волочил его по земле, пытаясь набрать скорость.

Гера прищурилась, вглядываясь в клубы пыли:

– Это что, Скелли ведет автобус?

– Я бы это вождением не называл! – крикнул в ответ Кейнан. Скелли – вероятно, одной рукой и уж точно в безумной панике – пытался заставить «Бонвояж» взлететь, хотя тот больше не был на это способен. По крайней мере, автобус отвлек на себя огонь, который прижимал их к земле.

Внезапно задний угол репульсорника оторвался от гравия. В ответ машину дико занесло вбок, и она повернула в их сторону.

– Берегись! – заорал Кейнан.

Они с Герой вжались в землю, и десять тысяч килограмм металла пронеслись над их головами, круша и раздирая обломки, служившие им укрытием.

Высунув голову, Кейнан увидел, как Горд с безумными глазами бросился в атаку, не замечая автобуса, который летел на него по широкой дуге, на этот раз у самой земли.

– Горд, берегись! – Но во всем этом гаме бесалиск просто не мог его услышать. Автобус на развороте промчался над Гордом, сбив бесалиска с ног и заставив выронить два бластера. Горд бросился за ними, но тут один из выстрелов зацепил его грудь. Это был шанс, которого дожидался Видиан. Он выскочил из укрытия и прыгнул на Горда. Оглушенный бесалиск выставил мясистые руки, готовый отбиваться. Но граф врезался в него и сшиб на землю.

Кейнан боялся стрелять. Он поморщился, глядя, как кулаки Видиана поднимаются и опускаются – снова и снова. Но прежде, чем он успел задуматься о судьбе начальника охраны, взбесившийся автобус совершил очередной вираж – и теперь летел обратно, на них с Герой. Тви’лека тоже это увидела и вскочила на ноги, сунув бластер в кобуру:

– Вперед!

Не обращая внимания на бластерные выстрелы, Кейнан рванул с места следом за ней. Дико виляя, «Бонвояж» несся на них, теперь на несколько большем расстоянии от земли. Гера разбежалась и прыгнула, Кейнан – секундой позже.

Тви’лека была вознаграждена за свою быструю реакцию. Она ухватилась за одну из стоек шасси автобуса. Кейнану же удалось лишь вцепиться правой рукой в кольцо, приваренное к турбине, так что он оказался прямо в выхлопной струе, которая била из натужно ревущего мотора.

Автобус взлетел вверх и снова рухнул, чуть не расплющив «пассажиров» о какое-то горизонтальное препятствие. Лишь потом Кейнан осознал, что это была стена имперского космопорта. Они куда-то летели – но куда?

Укрывшись за обломком крыла челнока, Слоун остолбенело смотрела, как неуклюжая машина совершает невозможное, перелетая через пермакритовый барьер. Комлинк уже был в ее ладони:

– Догнать этот автобус, живо!

Выбравшись из-за покореженного куска металла, она бросилась к своему охраняемому:

– Граф Видиан! Граф Видиан!

– Незачем орать. – Впервые капитан испытала облегчение, услышав его голос. Но радость тут же схлынула. Видиан поднялся с трупа бесалиска, его великолепный наряд был изорван и окровавлен. – Я жив, к чему ваши силы никак не причастны. Снова бомба – и снова террористы. И это вы называете охраной?

Слоун поборола желание возразить. За охрану летного поля отвечала не она, а гарнизон имперской армии – но препираться было некогда. Погоня уже началась. Из западных ворот выезжали приземистые серые транспорты со штурмовиками, а у капитана были и другие идеи.

– Распорядитесь, чтобы местная администрация поставила заграждения на всех перекрестках… не дать им покинуть Верхогорье! – крикнула она в комлинк. – Свяжитесь со службами наземного и спутникового наблюдения – мы должны постоянно быть в курсе, где находится машина!

На другом конце летного поля, вдали от места взрыва, Слоун увидела то, что как раз относилось к ее юрисдикции, – два СИД-истребителя, стоявшие в ожидании.

– Поднимите оба в воздух, – велела она начальнику космопорта.

– Слушаюсь, капитан!

– У диверсанта были сообщники, – сказал Видиан, глядя на офицеров, спешащих к СИДам. – Значит, это заговор. Скелли застрелить на месте, но остальных привести ко мне!

Слоун не успела как следует разглядеть тех двоих, которые стояли лицом к автобусу, и сомневалась, что это вообще кому-то удалось. Один из нападавших расстрелял камеру наблюдения, покрывавшую территорию; этот неизвестный знал, что делает. Но в любом случае Скелли ни с кем не спутаешь – а на этом чудовище они далеко не уедут.

– Схватить этих предателей! – скомандовала она солдатам. – Живо!

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

«Чтобы побороть страх, находясь на карнизе, – учила мастер Биллаба, – не думай об этом, пока не сойдешь с карниза». Уже тогда Кейнан считал этот совет двояким. «Сойти с карниза» можно как внутрь, так и вниз. Такая проблема, похоже, была у множества джедаев: они верили, что все как-то уладится.

В данный момент Кейнан в это не верил. Под днищем лендспидера особо не прокатишься – а «Бонвояж», хотя и был рассчитан на передвижение по воздуху, уже много лет фактически ездил как лендспидер. При подъеме более чем на метр он начинал дико раскачиваться влево-вправо. Водители Окадайи это знали.

Но Скелли не был одним из водителем Окадайи.

– Берегись! – крикнул Кейнан Гере, когда машину бросило вниз. Тви’лека подняла ноги, чтобы не проехаться по уличной грязи. Кейнан, более долговязый, почувствовал, как подошвы сапог заскользили по поверхности.

Он напряг мускулы, подтянулся и ухватился второй рукой. Гера ловко перекинула ногу через стойку шасси. У Кейнана такой возможности не было: впереди были лопасти турбины. Пришлось сместить вес и перевернуться, поменяв руки.

В тот же миг он увидел погоню. Два – нет, три имперских войсковых транспорта мчались в темноте следом за автобусом, порой тормозя, чтобы разминуться со встречными машинами. Скелли, похоже, на машины внимания не обращал: каждые несколько секунд автобус ударялся обо что-то справа или слева, а иногда карабкался вверх, просто перелезая через препятствие. Каждый раз, когда репульсорник опускался обратно, Кейнану приходилось вжиматься в днище, чтобы его не сорвало прочь. Но выбора не было, оставалось только держаться, ведь сзади были имперцы, а впереди – Гера, которой грозила опасность.

Когда бластерная турель переднего транспорта выстрелила, промахнувшись всего на несколько метров, Кейнан решил, что с него довольно. Увидев небольшое углубление как раз за шасси, он забросил ноги вверх и уцепился за край. Это позволило дотянуться до более надежной опоры слева, отодвинувшись от кожуха турбины.

Со всей осторожностью, насколько позволял ураганный ветер, Кейнан пошарил вокруг в темноте и пополз задом наперед вдоль днища «Бонвояжа», чувствуя себя оторвавшимся майноком. Кряхтя от напряжения, он перебросил тело от углубления к тому месту, откуда можно было ухватиться за стойку шасси.

Там он стал ждать, тяжело дыша. Автобус дико трясло и раскачивало. Секунды тянулись мучительно медленно, но надо было терпеть, пока не наступит нужный момент. Наконец это случилось. Автобус налетел на что-то слева и накренился, встав чуть ли не на ребро. Когда зазор между Кейнаном и уносящейся назад дорогой резко увеличился, пилот перекатился на задний бампер.

На этот раз «Бонвояж» таки ударился о землю – и Кейнан, выпустив бампер, полетел вниз.

– Я держу тебя, Кейнан!

Пилот ошеломленно поднял глаза. Его и в самом деле Держали. Из выбитого окна свешивался Скелли, вцепившись бионической рукой в его пояс. Подрывник завопил от боли, когда Кейнан влез наверх по его плечам и вскочил в окно.

Он свалился на пол, тяжело дыша. Но прохлаждаться не было времени. Автобус стукнулся о дорогу – любого, кто цеплялся за днище, неминуемо смел бы.

– Надо вернуться за Герой! – крикнул пилот, но тут же недоуменно заморгал. – А кто за рулем?

Прежде чем Скелли успел ответить, «Бонвояж» снова на что-то налетел, и, когда автобус накренился, Кейнан заскользил по проходу вперед.

Лежа вверх тормашками возле сиденья водителя, он поднял взгляд.

– Прошу прощения, – ухмыльнулась Гера. – Я еще не освоилась. Но добро пожаловать на борт!

Кейнан перекатился на живот и встал на ноги. Скелли тоже пролез вперед, он явно страдал, но на месте усидеть не мог. Коротышка устроился на ступеньках открытой двери по левую сторону автобуса, одной рукой держась за поручень, а второй роясь в своем рюкзаке. В следующий момент он вытащил маленькую бомбу, сделанную из отрезка трубы, и швырнул ее за дверь.

Стоявшие вдоль левой стороны улицы лендспидеры разлетелись в яркой огненной вспышке. Автобус как раз приближался к перекрестку; ударная волна толкнула его в корму и чуть не перевернула на правый борт. Кейнан ухватился за поручень, но Гера ловко справилась с положением и, воспользовавшись инерцией, направила автобус в боковую улочку.

Скелли только ухмыльнулся, обнажив почерневшие обломки зубов. И снова запустил руку в рюкзак.

– Останови его! – крикнула Гера.

– С удовольствием. – Парень подошел к подрывнику и вырвал у него сумку.

– Эй! – сказал Скелли, потянувшись за рюкзаком, и чуть не вылетел из автобуса.

Кейнан схватил его за руку, тут же пожалев об этом.

– Надо бы…

Закончить он не успел: окна вдоль левого борта разлетелись от бластерного огня. Пилот пригнулся, пытаясь защитить голову от осколков. Выглянув через дверь, он увидел, откуда стреляли: с одного из разведтранспортов, который притаился в переулке. В следующую секунду очередь с противоположной стороны разнесла окна по правому борту.

– Мы здесь как в тире! – крикнул Кейнан. Надо было убираться – но сначала как-то определить, где они находятся. Закинув сумку на плечо, парень вытащил бластер и вскочил на ближайшее сиденье.

Казалось невозможным что-то разглядеть среди проносящихся мимо темных силуэтов. Окадайя так и не удосужился наладить навигационную систему: кому она нужна, если автобус ездит только до бара и обратно? Но Кейнан в отчаянии пытался высмотреть хоть что-то знакомое.

– Вон там! – Мимо пронесся причудливый контур «Окна мира» – как всегда, ярко освещенный изнутри и снаружи. – Сверни вправо! – закричал пилот. – На старую шахтерскую дорогу. Поехали в Ямы!

«Бонвояж» накренился. Гера даже не сбавила скорость, но каким-то образом машина легко вписалась в поворот и въехала на пандус. Старая эстакада была хороша своей труднодоступностью: теперь по обе стороны тянулись не улочки с имперскими стрелками, а дома и крыши. Конечно, теперь пространство для маневра было ограниченно, но по эстакаде в последнее время мало кто ездил, и Гера прибавила скорость. Кейнан спрыгнул с сиденья и побежал назад.

Разведтранспорты мчались следом. Пилот снял с плеча сумку Скелли. Там оставалось еще около десятка самодельных взрывных устройств. Теперь, когда других машин поблизости не наблюдалось, можно было рассчитывать, что удастся не просто зря попортить чужое имущество. Кейнан окликнул Скелли, сидевшего в середине салона:

– Как их активировать?

– Соедини провода – и вперед!

Вытащив один цилиндр, размером не больше стопки, Кейнан быстро сцепил торчавшие из него провода. Посмотрел назад, прицелился. Затем швырнул бомбу через заднее окно; выхлопная струя подхватила ее и понесла в сторону имперцев.

Перед первым разведтранспортом взметнулось пламя. Эстакада, и без того сильно разрушенная многолетними почвотрясениями, яростно закачалась. Пытаясь облететь место взрыва, передовой транспорт перевернулся, и ехавшие снаружи штурмовики полетели во все стороны – но для них это было и к лучшему, потому что мчавшие следом машины одна за другой врезались в первую.

– Три-ноль! – Кейнан победно вскинул кулак.

– У нас проблемы посерьезнее! – завопил Скелли.

Кейнан недоуменно посмотрел вперед. Он не рассчитывал, что дальше будет увеселительная прогулка, но до следующего съезда было еще ехать и ехать.

– Пока впереди должно быть чисто!

Но прежде, чем он успел броситься к кабине, салон с обеих сторон залило ослепительным светом. Почувствовав прилив жара, Кейнан понял, что это вовсе не прожектора и не выстрелы из ручного оружия. Вверху что-то пронеслось с громким воем.

– Это что…

– СИД! – крикнула Гера.

Истребитель промчался над ними – белый шар, зажатый между черными шестиугольными крыльями. Оглянувшись, Кейнан увидел две удалявшиеся точки – выхлопы ионных двигателей, – и тут же мир содрогнулся снова: второй истребитель, летевший перпендикулярно эстакаде, тоже начал обстрел.

Гера резко поставила «Бонвояж» на ребро, пассажиры полетели кто куда. От СИДов не было никакой защиты – кроме самой эстакады. Не обращая внимания на яростный вой моторов, Гера наклонила автобус на девяносто градусов, так что теперь он ехал не по дороге, а по левому бортику. СИД, который пытался зайти на бреющем полете, вместо цели обстрелял дюракрит.

Тви’лека снова выровняла «Бонвояж». СИД пронесся над ними и начал описывать петлю, а первый истребитель уже возвращался, мчась вдоль эстакады в их направлении. На этот раз Гера ударила по тормозам, автобус развернулся на пятачке – и понесся в обратную сторону. Этим маневром она сократила расстояние между репульсорником и угонявшим его СИДом, так что очередь с истребителя прошла выше.

Кейнан поднялся на ноги. Гера была лучшим водителем, какого он видел в своей жизни, – она заставляла «Бонвояж» проделывать немыслимые трюки. Но это не могло длиться вечно… тем более что теперь они ехали в сторону горящей кучи металла, в которую превратились разведтранспорты. Надо было что-то делать.

Парень побежал вперед. Резко затормозив, он нырнул прямо под ноги Геры.

– Это еще что ты удумал? – недоуменно спросила тви’лека.

Пилот просунул руку между ее ногами под сиденье водителя.

– Эта штука раньше летала, помнишь? – Он вытащил коричневый пакет с лямками – старинный парашют Окадайи.

– Ты что, удираешь?

– Ничего подобного! – Кейнан встал и посмотрел на потолок. – Выключи двигатели. Когда я скажу, врубай обратно! – Он оглянулся назад. – Скелли! Мне нужна твоя помощь!

– Круто! – Подрывник устало повернулся к нему. – А мне нужны лекарства.

Но все же он поднялся на ноги.

В потолке, точно по центру автобуса, располагался аварийный выход на крышу: полезная вещь на планете почвотрясений и оползней. Когда Скелли приблизился к Кейнану, тот стоял на спинке одного из кресел и пытался открыть ржавый люк.

– Стой здесь и держи меня!

Когда Кейнан выбрался на крышу, второй СИД заходил в атаку вдоль эстакады. Просто так метнуть бомбу не полупится, осознал пилот. Ветер со всей силы ударил его в лицо. Скелли уперся в проем позади Кейнана и держал его сзади за пояс. Пилот стоял и смотрел на мчавшийся на него истребитель, уже наводивший лазеры, тогда как сам он был совершенно безоружен.

Впрочем, он знал, что делать.

– Гера, давай!

За его спиной Скелли прокричал то же самое. Тви’лека нажала педаль, и в тот же миг Кейнан выпустил парашют. Ни к чему не пристегнутый купол сразу раскрылся и взмыл в небо – прямо навстречу СИДу. Истребитель дернулся вправо, но тщетно: ткань и канаты облепили его правую панель. Запутавшись в парашюте, СИД завертелся, ничего не видя перед собой, и влетел прямо в антенную вышку.

– Ого! – сказал Кейнан, чуть не свалившись, когда кораблик превратился в огненный шар. Один долой. Однако, повернувшись вперед, он увидел второй истребитель. А между автобусом и СИДом дымились обломки разведтранспортов. Результаты его грязной работы были сейчас предъявлены ему в виде барьера – и пилот понимал, что, если Гера снова развернет машину, он отправится в полет. Хуже того: на эстакаде были видны штурмовики, которые выбрались из горящих транспортов. Замелькали вспышки бластеров – и автобус мчался прямо на них!

– Втащи меня обратно!

Скелли был не в той форме, чтобы куда-то тащить Кейнана. Но он отпустил край проема и соскочил в салон, а Кейнан покатился в сторону аварийной двери. Сгруппировавшись, пилот попытался повернуться и опустить ноги в люк.

Снизу послышался крик:

– Гера говорит: держись!

Кейнан, который уже влез в люк, но обеими руками цеплялся за крышу, недоуменно заморгал:

– Гера, что ты за…

Но не успел он закончить вопрос, как автобус врезался в штурмовиков и выехал на тротуар. Несколько солдат полетели с эстакады. Не сомневаясь, что «Бонвояж» сейчас ворвется в дымящиеся обломки, Кейнан заслонил лицо руками… и почувствовал мощнейший толчок, когда автобус налетел на преграду. Налетел и перелетел – репульсорные двигатели оттолкнулись от обломков, как от импровизированного трамплина. «Бонвояж» взмыл в воздух – и ожил по-настоящему: старинные двигатели будто вспомнили то, что когда-то умели.

Гера заставила автобус взлететь! Кейнан потерял дар речи – а пилот СИДа настолько опешил, что, пытаясь уйти от столкновения, врезался в дымоход.

«Бонвояж» продолжал полет, сойдя с эстакады и паря над крышами. Кейнан глазам своим не верил. Соскользнув в люк, он кое-как спрыгнул на пол и бросился к Гере:

– Эта штуковина не летала уже знаешь сколько лет?

– Надо просто уметь попросить, – улыбнулась тви’лека.

– Я-то считал себя хорошим пилотом. Но ты… ты просто чудо.

– Спасибо. Но куда нам теперь податься?

Кейнан заморгал:

– А, да. – Он махнул рукой. – Обратно на юг. В Ямы, это возле кантины.

Гера повернулась к нему с озабоченным видом:

– Мы не можем просто так куда-то поехать. У них спутники. Они увидят эту штуку. Надо от нее избавиться.

– С этим, – заверил ее Кейнан, – проблем не будет.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Слова способны менять реальность. Так Кейнана учили джедаи, и это определенно было справедливо в отношении короткого документа, выпущенного консалтинговой компанией «Минеракс». Данный документ изменил лицо Торса за четыре года до падения Республики.

Прежде добыча торилида в системе производилась исключительно на поверхности Торса, на широких болотистых равнинах к югу от мегаполиса. Затем появился отчет «Минеракса», из которого следовало, что на обеих сторонах планеты не осталось вообще никаких залежей торилида. К тому времени, когда горнодобывающие предприятия начали в этом убеждаться, самые сообразительные бизнесмены уже вложились в добычу на Синде. За какой-то год карьеры, доходившие до самого города, из освещенных прожекторами рабочих участков превратились в темные свалки. Последняя шахта на Торсе закрылась в тот самый день, когда закончились Войны клонов.

Подобных полигонов – Окадайя называл их «закупоренными порами Торса» – существовало так много, что лучшего места, чтобы спрятать автобус, Кейнан себе и представить не мог. На этой бесконечной свалке ржавело множество брошенных машин, больших и малых, в том числе и несколько «Бонвояжей»; собственно, здесь-то Окадайя и разжился своей колымагой. Кейнан понял, что только сюда они и могли направиться после долгого и трудного дня. Только так можно было надеяться выполнить одно из указаний Оби-Вана.

– «Избегайте обнаружения», – пробормотал пилот.

Гера высунулась из-под левой половины приборной панели и посмотрела на него:

– Что?

Кейнан прислонился к креслу водителя:

– Ничего. – Он пожал плечами. – Просто подумал… вот тебе и «не высовывайся».

– В общем, угробила я твой автобус. – Гера выключила фонарик. – Забудь о полетах… вряд ли он теперь даже заведется.

Она закрыла приборную доску. Автобус покрывало такое количество вмятин и подпалин, что Кейнан поражался, как он до сих пор не загорелся.

Девушка прошла мимо кресла водителя, слегка поникнув. Вид у нее был усталый.

– Такого денька у меня еще не бывало.

– Это ты просто не привыкла к Горсу, – сказал Кейнан, двинувшись за ней по проходу. – Тут каждый день как прогулка в зоопарк.

Гера остановилась перед Скелли, который сидел двумя рядами дальше и обрабатывал свои раны. Она холодно бросила:

– Вот скажи мне: о чем ты только думал?

Скелли поднял на нее глаза, затуманенные обезболивающим:

– Я тщательно распланировал маршрут побега. Но ваш автобус оказался на пути.

– На пути к чему? – спросил Кейнан. – К ближайшей стене?

– Дело не в этом, – сказала Гера. – Ты зачем-то поехал по главному проспекту, а потом бросал бомбы куда попало. Ты едва ли не опаснее, чем Империя.

Коротышка обиженно посмотрел на нее:

– Я пытаюсь спасти всех здешних жителей. Я старался минимизировать жертвы среди мирного населения.

Ты так говоришь, будто ведешь какую-то войну, – сказал Кейнан.

– Это и есть война, – ответил подрывник. – Для меня она не закончилась. – Он помахал протезом.

Гера покачала головой и отвернулась:

– Видиан убил Горда. Я видела.

Кейнан кивнул:

– Думаю, без Лал ему все равно жизни не было.

– Он хотел правосудия, – тихо проговорила тви’лека, глядя в стену. – Но рассчитывать, что Империя предаст суду одного из своих, это…

– Глупо? – влез Скелли, вдруг повернувшись к девушке.

Та снова покачала головой:

– Я хотела сказать: «это то, на что мы все имеем законное право». Вот откуда появляются сомнения относительно Империи. Она не стремится никому помочь. Она существует лишь для того, чтобы помогать самой себе.

– А ведь верно. – Скелли потер лоб. – Насчет этого самого Видиана я крепко ошибался.

Кейнану подумалось, что это совсем другая тема – и что время для разговоров прошло. Сейчас нужно было убираться отсюда, пока имперцы не подняли в воздух поисковые машины.

– Пойдем, – сказал он тви’леке. – Мы недалеко от «Астероидного пояса». Там решим, что делать дальше.

Гера не ответила. Схватив ее за руку, пилот помахал взрывотехнику:

– Ты хотел автобус, Скелли? Забирай. Мы пошли.

– Постой, – сказала Гера. – Ты что, его бросишь?

– Точнее, не я, а мы его бросим – сама понимаешь, если не дура. Нас с тобой в космопорту вряд ли кто-то успел разглядеть, но его видели все. Вспомни ту тетку из службы наблюдения – их камеры стоят по всему городу. Как думаешь, сколько времени им потребуется, чтобы добраться сюда?

Гера нахмурилась:

– Но он же ранен.

– Сам виноват. – Кейнан посмотрел ей в глаза. – Не знаю, чего ты пытаешься достичь, но этот тип тебе не поможет.

Несколько секунд девушка пристально глядела на него. Кейнан было подумал, что она вот-вот примет решение.

А потом услышал глухие удары.

Звуки доносились из середины корабля, со стороны каморки-уборной. В результате дневных передряг дверной косяк немного деформировался и появилась небольшая щель. Когда Кейнан приблизился, удары сделались громче.

– Я понимаю, что тут свалка, – произнес Скелли, – но такая большая крыса мне еще не попадалась.

Недоумевающий пилот пошел в хвост автобуса и отыскал там лом. Когда он вернулся, Гера и Скелли стояли перед уборной.

– Эту дверь постоянно заедает, – сказал Кейнан. – Или она защелкивается. Окадайя однажды провел отпуск внутри. – Он просунул лом в щель и надавил. Что-то треснуло.

Дверь распахнулась – и из каморки вывалилась сильно уставшая салластанка.

– Зал юна?!

Залюна Майдер упала на пол, тяжело дыша и прижимая к груди сумочку.

– Воздух! Воздух!

Вид у нее был совершенно изможденный. Кейнан заметил, что на ней был все тот же черный костюм.

Скелли завороженно воззрился на салластанку:

– И ты тут сидела все это время?

– И пережила все взрывы и удары, – прохрипела Залюна. – Проклятая дверь слишком толстая – вы меня не слышали! – Узнав Геру с Кейнаном, она облегченно просияла, но тут ее взгляд упал на Скелли. – Ты?!

Скелли недоуменно посмотрел на салластанку, которая попятилась в проход:

– Что такое? Я тебя не знаю. Откуда ты меня знаешь?

– Ты террорист, – сказала Залюна, непостижимым образом округлив свои и без того огромные глаза. – Тебя засекли одна из моих камер, после чего тебя и арестовали.

Скелли заморгал:

– Чего-чего? – Тут смысл ее слов дошел до взрывотехника, и он подался вперед на сиденье. – Твоих чего?!

Залюна порылась в сумочке и достала бластер:

– Уберите его от меня.

Кейнан хлопнул Скелли по плечу и оттолкнул его:

– Он вас не тронет. Сначала я задам ему трепки с первой по седьмую.

– С третьей по седьмую, – проворчал подрывник. – Меня уже отлупил Видиан. А трепку номер один ты задал мне вчера на луне. – Он свирепо воззрился на Залюну. – Это ты тоже видела?

– Да. – Салластанка опустила глаза. – Не думаю, что Кейнану стоило тебя бить.

– Спасибо, – сказал пилот и повернулся к Гере, пожав плечами. – Вот такая благодарность за помощь.

Зал юна убрала бластер. Гера помогла ей взобраться на сиденье и оглянулась на тесную уборную:

– Сколько же вы там просидели?

– С прошлого вечера, когда Скелли зашел в кантину, – сказала Залюна, пытаясь подняться на ноги. – На улице были штурмовики. Я искала какое-нибудь местечко, чтобы спрятаться, и увидела автобус. Но замок защелкнулся. Я не могла послать сигнал, а дверь такая толстая, что вы меня не слышали.

Кейнан хмыкнул и покачал головой:

– В нас стреляли, вокруг рвались бомбы… а вы были прямо здесь!

– Никому не пожелаю. – Салластанка повернулась к Гере. – Об инфокубе Хетто поговорим позже. Мне нужно домой. Я пропустила рабочий день!

Тви’лека озабоченно взглянула на Кейнана.

– Залюна, я не уверена, стоит ли вам возвращаться домой, а тем более на работу. – Она грустно покачала головой. – Империя теперь разыскивает не одного Скелли. Ищут этот автобус и нас, наверное, тоже – мы не знаем. И пока мы не выясним, что о вас говорят, вам небезопасно возвращаться.

Залюна скорбно опустила голову:

– Выходит, я таки во что-то вляпалась?

– Точно не в грязь, – буркнул Кейнан.

Салластанка зажмурилась и сделала несколько глубоких вдохов. Миг спустя она снова открыла глаза. Вид у нее был почти что умиротворенный.

– Что же. Более тридцати лет я находилась по одну сторону камер. Не помешает узнать, каково это – жить по другую сторону.

Она влезла на спинку сиденья и потянулась к куполообразному светильнику на потолке. С некоторым трудом ей удалось его достать.

– Беглецы никогда не думают головой, – сказала Залюна, роясь пальцами внутри колпака. – Секрет в том, чтобы наблюдатели не знали, кто именно удирает.

– Что это? – встревожилась Гера. – Здесь, в автобусе, тоже есть камера наблюдения?

– Когда-то он был общественным транспортом. Это камеры коммерческой системы наблюдения, их установили тридцать лет назад. – Ничего не найдя, Залюна слезла и направилась к следующему креслу. Взобравшись на спинку, она повторила ту же процедуру с другой лампой.

Кейнан разинул рот:

– Но зачем кому-то понадобились жучки в автобусе?

– В то время – чтобы видеть, какие напитки вы предпочитаете употреблять во время поездки, – сказала Залюна, работая пальцами. – В нынешнее время – по тем же причинам, почему Империя ведет наблюдение в кантинах и подъемниках. Чтобы выявлять преступников до того, как те совершат преступление.

Скелли скрестил руки на груди:

– Кто там обзывал меня параноиком? Очередь, чтобы извиниться, начинается слева.

Залюна выпятила челюсти в салластанской улыбке и вытащила из-под колпака маленькое приспособление:

– А, как я и думала. Одно из устаревших записывающих устройств. Без выдачи в реальном времени – оно выгружает весь массив на спутник раз в неделю. – Залюна бросила камеру Гере, а Кейнан помог ей спуститься.

Гера покатала на ладони невообразимо крохотное приспособление:

Теперь оно уже ничего никуда не перешлет, не так ли?

– Да, оно отсоединено от передатчика. Но, признаюсь, Мне интересно посмотреть, что эта камера записала. Я весь день просидела в темноте. Хочу знать, что там гремело вокруг.

– Вам еще повезло, – сказал Кейнан. – Я-то хотел бы забыть об этом!

Гера остановилась в дверях и посмотрела на него:

– Ты можешь всех нас спрятать в баре, пока мы не разберемся, что происходит? Держаться вместе безопаснее.

Ворчать не было смысла. Кейнан уяснил одно: уж если Гера что-то решила, ее не переубедишь.

– Ладно, – сказал он. – Но если заявится хоть один штурмовик… Скелли, я тебя знать не знаю!

– «Палица» прибыла. – Слоун отхлебнула из кружки и указала на «Лямбду», которая спускалась с неба.

– Можете вы хотя бы ее уберечь от террористов? – поинтересовался Видиан. – У вас теперь всего девять челноков.

Лицо Слоун осталось бесстрастным. Каф на диспетчерской вышке был довольно скверный, но после пережитого за последние несколько часов любое пойло годилось. Они потеряли несколько транспортов, два СИДа – а главное, потеряли добычу. Потеряли в карьере, из-за которого теперь была в опасности ее карьера. Слоун никогда прежде не видела такого множества ям, заполненных отходами и отбросами. Спутники потеряли автобус через каких-то пять секунд. Штурмовики могли месяцами безрезультатно прочесывать территорию.

До сего момента Видиан ни разу не вспомнил о происшествии – граф был всецело поглощен идеей, которую они обсуждали в реквизированном автобусе. Это была очень странная идея, чреватая серьезными последствиями для всех жителей Горса. Если ее удастся реализовать, не один и не два образцовых гражданина превратятся в подобие безумца Скелли.

Слоун полагала, что не удастся, но ей не терпелось убраться с Горса, пока не стряслось что-нибудь новое. «Еще немного, – подумала она, направляясь к челноку, – и мне даже капитана замещать больше не доверят!»

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Сидеть в пустом «Астероидном поясе» было очень непривычно. Клиенты еще не появились, и Кейнан не ожидал, что они придут в ближайшее время. В «Лунном свете», несомненно, все еще кишели имперцы, а так как автобус укатил, Окадайе пришлось бы искать другой способ возить завсегдатаев в кантину и обратно.

Кейнан миллион раз подумывал все бросить и свалить. Но ему не хотелось покидать Геру, а та была убеждена, что если имперцы поймают Скелли, то сразу же явятся за ними. Не хотела тви’лека улетать и без Залюны, у которой оставался нужный ей инфокуб.

По крайней мере, Залюна сослужила им хорошую службу, проведя таким маршрутом, чтобы компания не угодила в поле зрения камер. Когда она подтвердила, что камеры в здании по-прежнему не работают, Кейнан послал всех наверх, в мансарду. Сам он остался в темном баре, чтобы собрать всю еду, какая только под руку попадется.

Уезжая утром, Кейнан полагая, что видит это местечко последний раз. Теперь он понятия не имел, где окажется через двенадцать часов. Едва ли кто-то сумел разглядеть его лицо в имперском космопорту, но полагаться на это не стоило.

К тому же надо было что-то делать с гостями.

Щелкнул замок на боковой двери. Кейнан поспешно Убрал со стойки дорожную сумку и положил под ноги. Вошел Окадайя с посеревшим лицом.

– Ты сегодня раньше обычного, – бросил Кейнан.

– В «Лунном свете» что-то непонятное творится, – ответил Окадайя, угрюмо вешая пиджак на гвоздь. – Ты слышал про босса Лал?

Пилот кивнул, однако тут же покачал головой:

– Но не всю историю. Так что там случилось?

– Говорят, из-за почвотрясения она упала в кислотную ванну. Стояла слишком близко, – сказал старик.

Кейнан покачал головой:

– Кошмар.

– Кошмарная ложь, ты хотел сказать. – Окадайя принялся расхаживать по темному залу, поправляя стулья. – Мой мальчик, я знаком с Лал Граллик дольше, чем ты на свете живешь. Она знала, где нельзя ходить. Просто она осмелилась перечить злобному киборгу, как и глава гильдии, только и всего. – Старик смахнул что-то со щеки. – Они перенаправили весь наш транспорт на поле «Кэлладана». Я приехал на гравитакси.

– Тогда понятно, откуда такая толпа, – заметил Кейнан, стараясь сохранять нейтральный тон. Он обвел взглядом пустой бар. – Думаю, сегодня будет тихо.

– Это одна из причин. – Окадайя подошел к прилавку и облокотился обеими руками. – Когда такси приземлилось, ко мне подошли несколько… джентльменов.

Кейнан нашел тряпку и принялся протирать стойку.

– Они были в белом?

– Довольно глупый выбор одежды на этой грязной планете. – Старик проследовал вдоль стойки и обернулся. Его глаза остановились на сумке с едой, стоявшей у ног Кейнана. Очевидно, решив не обращать внимания, Окадайя обошел прилавок и встал рядом с Кейнаном. – По их словам, имперцам пришлось реквизировать «Бонвояж», чтобы добраться до космопорта, а потом кто-то угнал его и поехал кататься по городу.

– Удивительно, – прокомментировал Кейнан. – Казалось бы, Империя должна более бережно обращаться с собственностью граждан.

– Это была бы хорошая привычка. – Окадайя откупорил бутылку и поставил на стойку два стакана. – По-видимому эти хулиганы застрелили нескольких штурмовиков и причинили урона на сто тысяч кредитов. – Не глядя на Кейнана, старик налил обоим. – Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Пилот стоял с каменным лицом:

– Нет. Право, ничего.

Окадайя взял оба стакана и посмотрел на него:

– Та девчонка ни во что тебя не втягивает?

Кейнан не ответил.

Несколько секунд Окадайя задумчиво глядел на парня, потом подошел к нему с выпивкой:

– Ты всегда казался мне человеком, которому некуда податься, Кейнан. Но не человеком в бегах. – Старик в упор смотрел на него. – Когда просто некуда податься, это удобнее. Чем меньше народа о тебе расспрашивает, тем лучше.

Пилот кивнул:

– Понимаю. – Он взял стакан и махнул рукой в сторону прилавка. – Кстати, если заглянешь в сейф, то найдешь там немного кредитов. Наверное, кто-то уронил за стол.

– Вот как?

– Тех денег хватит на первый взнос, если захочешь купить другой автобус. – Кейнан поерзал. Это была половина его сбережений. – Э-э… может быть, не такой новый, как тот, что был.

– Ну, хоть кому-то сегодня улыбнулась удача, – произнес Окадайя и поднял стакан. – Пусть дух смерти совершит канцелярскую ошибку и забудет о твоем существовании.

– Точно, – сказал Кейнан и добавил: – За Лал.

– За Лал.

Пилот осушил стакан и поставил его в мойку. Затем он схватил сумку с едой и зашагал к лестнице.


За дверью о чем-то спорили на повышенных тонах, но замолкли, как только Кейнан постучат. Звякнула щеколда. – видев пилота, Гера убрала бластер и впустила его.

Комнатку можно было назвать жилой лишь в горсианском понимании. В низкий скошенный потолок вонзался дымоход; с улицы вообще было не разглядеть, что у здания есть второй этаж. Между покрытыми плесенью стенами посередине комнаты тянулись какие-то трубы. Освещение обеспечивали переносные лампы. Брошенный на ящики матрац служил импровизированной кроватью.

Залюна сидела в ногах этого ложа, потирая щиколотки.

В уборной было тесно, и она спала скорчившись – если спала вообще. Скелли устроился возле маленького умывальника и пытался промыть свои раны. А Гера с каким-то необыкновенно расстроенным видом подпирала дверь.

– Что такое?

– Мы обсуждали сегодняшние события, – бесстрастным тоном объяснила тви’лека. Она покосилась на Скелли. – В частности, те из них, где можно было действовать… иначе.

– Вот уж действительно, без наставника по личному росту им сейчас вот совсем никак. – Кейнан прошел в комнатку и начал раздавать еду. Залюна и Скелли с жадностью протянули руки. Пилот уселся на матрац, жестом предложив Гере местечко и остатки содержимого сумки:

– Ваш столик, мадам.

После секундного колебания она села рядом с ним.

Ели молча.

– Я серьезно, – сказала наконец Гера, покончив с трапезой. – Ты все делаешь неправильно, Скелли. Ты должен забыть о старых методах.

– Звучит знакомо, – проворчал подрывник.

Кейнан хихикнул:

– Что Скелли делает не так на этот раз?

– Я уже пыталась ему объяснить. – Девушка смяла пустую сумку. – Горд бросается на Видиана, Скелли взрывает все, что видит… самоубийцы. Так не делается.

– Что не делается?

– Органи… – Тви’лека замолчала, сделала глубокий вдох и понизила голос: – Сопротивление Империи.

– Они не пытаются оказывать сопротивление Империи, – сказал Кейнан, снова раздавая еду. – Они просто пытаются дать сдачи.

– Я понимаю. Но если каждый, кто обижен на Империю, будет действовать исключительно в своих интересах, никому это пользы не принесет. На самом деле так даже труднее организовать какое-либо восстание против…

– Восстание? – взвился Скелли. – Кто говорит о восстании?

Сидевшая рядом с ним Залюна поцокала языком и прошепелявила в пустоту:

– Вот так и накликают на себя неприятности.

– Никто здесь не говорит ни о каком восстании, это факт, – объявил Кейнан. Залюна прочесала комнату на предмет жучков, но услышанное явно напугало ее.

Гера округлила глаза:

– Конечно нет. Мы бы ни за что… Но теоретически… – Последнее слово она произнесла громко, ободряюще посмотрев на Залюну.

– Им твои теории явно не по нутру, – хмыкнула салластанка.

Гера продолжала:

– Допустим – теоретически, – что в какой-нибудь далекой галактике есть тысячи простых жителей – нет, тысячи звездных систем, – которые обозлены на местную галактическую империю. Но если они недовольны из-за каких-то местечковых вопросов или каких-то личных обид, то они никогда не объединятся, чтобы добиться правды. У них не будет массовости, не будет стратегического выигрыша, который дает сотрудничество. Их будет легко разделить, чтобы властвовать над ними. Но хуже всего – не возникнет дух борьбы за общее дело.

Скелли недоверчиво воззрился на нее:

– Ты хочешь сказать, что мы не должны бороться? – Его голос эхом отразился от стен. – Смотри, что они сделали с луной. Что они сделали с Лал. Что они сделали со Мной…

– Да, Скелли, это ужасно. – Гера встала, подошла к подрывнику и положила ладонь на его плечо. – Но ты пострадал не от рук кого-то одного.

– Ты права. Меня словно избивала целая армия.

– Ты пострадал от действий режима. Возможно, ты хочешь отомстить руке, которая тебя ударила. Или руке, которая убила Лал. Но так ты правосудия не добьешься. Этого не случится, пока его не добьются все.

Скелли прищурился и молча опустил глаза.

Залюна, сидевшая на полу, достала из сумочки еще одно устройство и стала возиться с ним.

– Смотрю сообщения, – объяснила она. – Это безопасно.

Гера кивнула.

Скелли уставился на стебель с листьями – единственный овощ, который Кейнан смог найти в кладовке.

– Вы знаете, на войне многие теряли руки или ноги. И докторов мы просили об одном: чтобы протезы могли делать все то же самое. Никто не просил, чтобы его превратили в машину для убийств. – Он завороженно подался вперед. – Что с этим типом не так?

Кейнан решил, что это риторический вопрос. Кроме того, он осознал, что Скелли отлупили крепче, чем казалось.

Вдруг Залюна ахнула и выронила прибор.

Тви’лека с тревогой взглянула на нее:

– Что такое?

Положив руки на колени, салластанка недоверчиво уставилась на предмет, лежавший под ногами:

– Я т-только что вошла. Всю мою группу отстранили от работы. И когда я пропустила смену, то и меня тоже. – Слова застряли у нее в горле. – Тридцать лет безукоризненной службы – все насмарку.

Гера прикрыла рот ладонью:

– Ох, Залюна… Мне так жаль.

– Это еще не все. Империя знает, что я дружила с Хетто. Они выяснят, где я сегодня была. Меня вообще уволят… и это в лучшем случае!

– Тоже мне работа, шпионить за всеми вокруг, – проворчал Скелли, стряхнув с себя оцепенение.

– Это важно! – огрызнулась Залюна. – По крайней мере… раньше так было. Мы помогали. Делали нужное дело.

– Не понимаю. – Кейнан встал, подошел к двери и прислонился к ней, скрестив руки на груди. То, что Империя следила за всеми, его нисколько не удивляло. Просто это казалось пустой тратой времени. – Зачем вообще наблюдать за кучкой доходяг и их нудными жизнями?

– Давным-давно – во времена Республики – мы не просто наблюдали, – оживилась салластанка. – Мы находили пропавших жителей. Мы предотвращали преступления. Мы не допускали…

– Не допускали, чтобы граждане задавали неудобные вопросы! – Скелли швырнул на пол зеленый стебель, который держал в руках. – Вы помогали Империи следить за производством. Помогали уничтожать любого, кто смел возражать!

– Это сейчас, – повысила голос Залюна. Она затараторила, глядя в лицо Скелли: – Неужто в твоей жизни не случалось какой-нибудь беды? Беды, которую можно было бы не допустить, если бы кто-нибудь смотрел внимательнее?

Скелли сделал глубокий вдох и кивнул:

– Неоднократно.

– А у тебя, Кейнан? Была какая-нибудь беда, которую можно было бы предотвратить, если бы кто-то за тобой наблюдал?

Пилот поерзал. Гера молча слушала в углу, но сейчас он чувствовал, что все ее внимание сосредоточено на нем.

– Не знаю, – наконец сказал он, засунув руки в карманы.

– У каждого в жизни бывают такие моменты, – заявила салластанка. – То, что мы делаем… или делали… было хорошо и правильно. – Она раздраженно опустила голову. А теперь все, конец.

Кейнан силился подобрать какие-то слова. Но так и не нашелся что ответить. Однако, вытащив руку из кармана, он обнаружил в кулаке записывающее устройство, которое Залюна нашла в автобусе.

– Если никто не собирается пересматривать сегодняшний ужастик, – сказал он, – я разломаю эту штуковину.

– Нет, постой. – Гера приблизилась к нему и протянула руку. – До нас в автобусе ехали имперцы. Видиан и капитан.

– Я никого не слышала. – Залюна вручила ей голопроигрыватель. – С другой стороны, меня тоже никто не слышал.

Гера подключила оба устройства друг к другу и отмотала на несколько часов назад.

Они стали молча смотреть запись камеры наблюдения. Когда нужный фрагмент закончился, Кейнан ошеломленно поднял глаза:

– Скелли был прав. Они собираются взорвать луну!

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

«Так что разрабатывать недра Синды не придется вообще. Если террорист прав, луну можно просто раздробить, а торилид собирать и обрабатывать прямо в космосе. Не нужны ни ленивые шахтеры, ни дорогостоящие заводы на Горсе…»

Гера выключила записывающее устройство. Вид у нее был озадаченный.

Скелли, казалось, сейчас хватит удар.

– Он украл мою идею!

– Украл твою… – Кейнан хмыкнул. – Ты сам всучил ему свою идею. Ты чуть не убился, пытаясь всучить ему эту идею!

– Слушай, когда я тебя убеждал, что имперцы могут по ошибке уничтожить луну, ты думал, что я рехнулся, – парировал Скелли. – Теперь мы знаем, что они собираются это сделать умышленно. Выходит, я еще недостаточно рехнулся!.

– Вот, значит, почему Видиан так внезапно уехал из «Лунного света», – покачала головой Гера.

– Безумие, – заявил Кейнан. Он заметил, что Слоун за нее время записи почти не открывала рта. Тоже, что ли, решила, что Видиан сошел с ума? – Нельзя просто так взять и разрушить целую луну!

– Хочешь, покажу? – огрызнулся Скелли. – У меня куча расчетов, могу их продемонстрировать!

– Они все на стене бомбоубежища в другом конце города, – сказала Гера и нахмурилась. – Я тоже не поверила. Скелли, это точно?

– Точно! Точнее некуда. – Подрывник притронулся к своему изуродованному лицу. – Думаете, стал бы я рисковать всем, не будь я уверен?

Кейнану это все по-прежнему казалось слишком неправдоподобным. Неужто Видиан всерьез рассматривает подобную идею?

С другой стороны, разве Скелли не обрушил несколько подземных уровней Синды при помощи всего одной бомбы, заложенной в нужном месте?

– Это возможно, – сказала Залюна. – Вы все родились не здесь. А я помню, как в детстве мама мне говорила, что луна очень хрупкая, потому что Горс ее любит и старается обнять покрепче. А луна все время вырывается.

«Неплохая метафора для некоторых моих интрижек», – подумал Кейнан.

– Она говорила, что когда-нибудь Синда развалится и обломки упадут на планету. Все мы слышали эту историю, когда учились в школе. – Салластанка мрачно хихикнула. – Возможно, потому горсиане и ведут такой образ жизни: ведь грядет конец света. Но нам говорили, что это случится только через тысячи лет, так что беспокоиться нечего.

Гера кивнула:

– Но что, если это случится уже завтра?

В дверях капитанской каюты «Ультиматума» с ухмылкой на лице появилась молодая женщина-лейтенант:

– Расчеты закончены, граф Видиан.

– И?

Планетолог «Ультиматума» запоздало отсалютовала Слоун и начала доклад.

– Террорист прав, – сообщила лейтенант Делтик. – Частично. Луну Синду можно раздробить направленными взрывами в указанных им точках, но взрывчатки – и притом намного более мощной – потребуется намного больше, чем имеется на складах Горса.

– У меня на Калкораанской базе вдоволь барадия-357, – сказал Видиан, многозначительно посмотрев на Слоун. – Есть и корабль для сбора торилида – один из тех комбайнов, которые добывают сырье из комет. Обломки ведь останутся на орбите, где их можно будет просеять?

– Поскольку орбита луны сильно вытянутая, маловероятно, чтобы ее материал образовал кольцо вокруг планеты, – ответила лейтенант. – Конечно, как минимум часть обломков будет выброшена из системы; некоторые будут захвачены тяготением планеты и упадут на ее поверхность. Если торилид уцелеет, для вашего комбайна работы будет предостаточно. – Она мрачно хихикнула. – Правда, с планетой все будет не так просто.

– О Горсе я не хочу слышать, – сказал Видиан.

– А я хочу, – вмешалась Слоун. В конце концов, лейтенант подчинялась ей.

– Что ж, во-первых, бомбардировка – это зависит от начальной энергии обломков и от места подрыва. Метеорный поток будет мощнее, если взрыв произойдет в перигее, который уже скоро; слабее, если он случится через несколько недель, когда луна отдалится. Обломки будут не такими уж крупными, но в силу специфики состава им будет труднее сгореть в атмосфере.

– А сейсмическая реакция на Горсе? – спросила Слоун.

– Хо-хо! – Выражение на лице лейтенанта явственно говорило о том, что они углубились в область догадок. – Сначала почти ничего не изменится, но ситуация будет развиваться. По мере смещения баланса приливных сил Горс будет реагировать. Трясти будет изрядно.

– Почвотрясения и метеоритные дожди! – Слоун посмотрела на Видиана. – Настоящий катаклизм.

– Но это еще не все, – продолжала лейтенант. – Планета может снова начать вращаться.

– Что?

– Луна – это младший партнер в танце между Торсом и солнцем, но партнер необыкновенно важный. Динамика горсианской атмосферы крайне чувствительна к любым избиениям – уже само по себе чудо, что темная сторона пригодна для жизни!

– Что в итоге? – сухо спросил Видиан.

Лейтенант сверилась со своими записями:

– Возможно, ничего и не случится. Или же в течение десяти лет может произойти вымирание всей биосферы.

– Десяти лет! – потрясенно выдохнула Слоун.

– Или нет, – поспешно ответила лейтенант. – Прямо интересно провести эксперимент и посмотреть, что будет.

– Хватит об этом, – закатила глаза Слоун. Бросив взгляд на большую и яркую луну, висевшую за окном, капитан вспомнила кое-что еще из сказанного лейтенантом. – Вы говорили, если торилид уцелеет при уничтожении луны. Почему он может не уцелеть?

– Я не химик, – ответила молодая женщина. – Но я знаю, что молекула торилида очень хрупкая и легко распадается на более простые составляющие. Потому-то Синда и является таким прекрасным рудником. Кристаллы, в которых заключен торилид, защищают его. Но одно дело – тщательно контролируемые взрывы, и совсем другое – то, о чем идет речь. Без пробного подрыва невозможно предугадать, уцелеют кристаллы или нет. – Она помолчала. – Если нет, мы только зря загубим хорошую луну.

Слоун посмотрела на графа, затем на лейтенанта:

– Можете идти.

Женщина козырнула и ушла. Капитан снова повернулась к Видиану.

– Император наверняка потребует проведения такого испытания, – заметила она.

Киборг лениво разглядывал тыльную сторону ладони.

– Я уже думал об этом. Один из специалистов, которых я взял с собой, заверил меня, что сможет провести все необходимые наблюдения, используя аппаратуру «Ультиматума».

Очень удобно, подумала Слоун.

– Так что эксперимент можно провести в максимально сжатые сроки. Разумеется, обо всех результатах мы сообщим Императору, – заключил Видиан.

«Разумеется». События развивались очень быстро, особенно учитывая масштаб замысла.

– Все же с трудом укладывается в голове. Горс погибнет за какие-то десять лет!

– Это приемлемая цена. – Видиан поднялся и зашагал к двери.

– Мы уничтожим обитаемую планету, – проговорила Слоун, испытывая одновременно восторг и отвращение.

– Отныне мы будем очищать торилид не на Горсе, а в космосе, с помощью моих комбайнов. – Видиан остановился и, обернувшись, и посмотрел на Синду. – Те, кто обладает нужными навыками, могут попробовать устроиться работать на этих машинах.

– А остальные?

– Остальные бесполезны и меня не интересуют. Пусть как-нибудь покинут планету, – возможно, они пригодятся где-нибудь в другом месте. Но что касается этого открытия, здесь сомнений быть не может: гибель их мира будет в интересах Империи.

– При условии успешного проведения испытания, – сказала Слоун.

– Разумеется. – С этими словами он развернулся и вышел.

Гера смотрела на спящих Скелли и Залюну.

Покинул их один лишь Кейнан. После синдианских откровений говорили обо всем подряд, причем Скелли каждую минуту изобретал новые безумные теории. Залюна, до сих пор хранившая завидное самообладание, устала скрывать свою тревогу. Гера попыталась направить разговор в более конструктивное русло, призвав обсудить конкретные шаги, – и эти старания, похоже, привели Кейнана в еще большее раздражение.

– Неужели тебе все безразлично? – спросила тви’лека перед тем, как он спустился вниз.

– Слишком увлекаться вредно, – ответил он в своей легкомысленной манере. – Обязательно разочаруешься.

Теперь нужно было решать, как действовать дальше, времени прошло довольно много, Гера сомневалась, что Кейнана опознали в космопорту; значит, никакие штурмовики их на улице не поджидали. Можно было бы по-тихому пробраться на корабль. Залюна наконец отдала инфокуб, который приготовил Хетто. Гера знала, что эта информация поможет другим диссидентам.

К тому же она узнала о Видиане все, что хотела: знаменитый гуру и чудотворец крупного бизнеса на поверку оказался бандитом и убийцей, готовым на самые возмутительные махинации. Как и Кейнан, Гера сомневалась, что луну можно разрушить; это была слишком безумная, слишком фантастическая идея. Еще никто не выполнял инженерных проектов подобного масштаба, – по крайней мере, Гера о таких не слышала. Видиан, конечно, сам это поймет. По крайней мере, это отвлечет его от своих садистских «ревизий». Стало быть, оставаться на Горсе просто незачем.

Однако, во-первых, Гера считала себя обязанной переправить Залюну в безопасное место, пока Империя не арестовала ее. Ареста следовало ожидать: тви’лека не питала иллюзий на этот счет. Во-вторых, сама не зная почему, она хотела поговорить с Кейнаном еще раз. Конечно, тот был эгоистичным гедонистом… но под этой толстой шкурой временами проглядывала совершенно другая натура, и в такие моменты тви’лека невольно задумывалась, кто он на самом деле и откуда взялся. Кейнан здорово умел увиливать от Империи, и Гера несколько раз видела, как он проделывал умопомрачительные трюки.

Впрочем, все это не имело значения, если у него отсутствовала совесть. Чтобы совершить революцию, одних талантов мало. Нужен дух.

Которым обладал не каждый.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Одно из преимуществ жизни в отсутствие дневного света, по мнению Кейнана, было вот в чем: тот, кто не желал быть замеченным, имел в своем распоряжении массу вариантов.

Несколько недель назад одна группа туристов проиграла Кейнану в сабакк свои последние рубашки – точнее, дорогие и нарядные плащи. С тех пор одеяние пылилось в кладовке кантины – ломбард его не принимал. Как оказалось, в темноте они выглядели совсем как те хламиды, которые носили безумные поклонники культа крови, – эти ненормальные в каждое полнолуние бродили по улицам, распевая мантры и охотясь на сбежавших домашних животных, чтобы принести их в жертву. Империя же не просто терпела культистов, но и закрыла городской департамент контроля над животными, чтобы сэкономить расходы.

Кейнан последними словами проклинал партнеров по карточному столу, которые не могли не знать, что «кровавый маньяк» – не тот модный стиль, от которого все без ума. Но сейчас плащам нашлось применение.

– Не отставайте, – бросил он из-под капюшона, ведя остальных по длинной улице промзоны. – Если кого-нибудь увидите, опустите головы и рычите, будто от голода.

Но никто их не трогал. Полнолуние приближалось, и культисты уже вышли на улицы, стекаясь к кладбищам, где они любили проводить свои ритуалы. Сейчас было подходящее время, чтобы бродить по городу и пугать прохожих. Кейнан спрятал свою сумку под плащом; безумные монахи не носили никакой поклажи, зато горб на спине казался неплохим штрихом к образу.

– Похоже, маскарад удался, – сказал он. – Больше одного раза не сработает, но через город мы пройдем.

– Ты не перестаешь меня удивлять, – заметила Гера. Она шагала сразу за пилотом, внимательно глядя по сторонам.

– Ага, чокнутая семейка на прогулке, – отозвался Кейнан. – Мама, папа, бабуся и чудаковатый дядюшка, который живет в подвале.

– Сам ты бабуся, – шикнула Залюна.

Кейнан ухмыльнулся. Салластанка вчера сильно захандрила, но сон вернул ей боевой дух. Он все равно считал ее немного странной, но вместе с тем поражался ее внутренней силе. Много лет назад он тоже перенес жизненную катастрофу – но ведь он и жил на свете несравнимо меньше, чем Залюна. Тем не менее она быстро оправилась после удара судьбы. Кейнан гадал, в чем же ее секрет.

Скелли держался не так бодро. Он еле волочил ноги: последней порции лекарств на всю дорогу не хватило. Ковыляя следом за остальными, взрывотехник смотрел на луну.

– А знаете, – сказал он, – я ведь очень хотел стать камневедом.

Кейнан обернулся:

– Кем-кем?

– Минералогом. Перед тем как Синду начали ломать, ее серьезно исследовали. Конечно, пришлось бы идти учиться – все, что я знаю, я усвоил сам. Но я рад, что приехал сюда. Тут я понял, что под поверхностью можно встретить не только мины.

– Но и мертвецов. – Кейнан показал рукой вперед. – Холм Нищего, дамы и господа.

На самом деле холм Нищего никаким холмом не был. Это квадратное кладбище, окруженное пустынными улочками, состояло из наземных могил, которые приходилось сооружать из-за высокого содержания влаги в грунте. Большинство старинных гробниц поросли ночным папоротником и ползучим йеттисом, а надписи на них давно стерлись. В лучах почти полной Синды, которые пробивались сквозь листву, это место напоминало скорее мирный грот.

Кейнан смотрел, как Гера идет по дорожке между могилами. В ее глазах отражался лунный свет. «Все-таки она особенная».

Следом, пошатываясь, приблизился Скелли. Он осмотрелся вокруг:

– Наверное, для Лал такого местечка не найдется… да и для Горда тоже. Я с ними не сильно ладил, но все-таки…

– Да уж, – сказал Кейнан, но продолжать не стал. Поминок он не любил. Джедаи обожали похоронные церемонии, но он не запомнил ни одной. Смерть означала лишь, что живым надо идти своим путем.

Как сейчас.

– Так, я сделал все, что мог, – произнес пилот. – Это западная окраина Трясигорода – «Лунный свет» всего в нескольких кварталах отсюда. Мы сейчас находимся в равноудаленной точке. Гера, ты говорила, что твой корабль стоит в паре километров к западу. Квартира Залюны – в двух кварталах на юг. А до ближайшего коммерческого космопорта, – продолжил пилот, повернувшись к северу, – десять кварталов вон туда. Так что кому куда надо – вы почти на месте. – Он надвинул капюшон на лоб. – На этом делу конец.

Гера посмотрела на Залюну, которая бродила по кладбищу и разглядывала памятники:

– Вы решили?

– Я бы полетела с тобой, – ответила салластанка. – На твоем корабле. – Она обвела рукой могилы. – Практически все, кого я знаю на этой планете, – это либо просто имена на экране, либо имена на камне. В «Трансепте» я больше работать не хочу, даже если меня примут обратно. И было бы неплохо увидеть настоящий рассвет.

– Так что, сначала зайдем к вам за вещами?

Залюна отрицательно покачала головой:

– За квартирой следят. И в любом случае мне там ничего не нужно. – Она посмотрела на луну. – Поехали.

Тви’лека повернулась к Скелли:

– Ну а ты что собираешься делать?

Коротышка распахнул плащ и левой рукой похлопал по сумке:

– Собираюсь уничтожить проблему в зародыше – подорву завод по производству взрывчатки, который неподалеку от космопорта. Если они не смогут доставить барадий с Горса, то и луну не взорвут!

Гера укоризненно посмотрела на него:

– Ты ведь в курсе, что взрывчатка есть не только на Горсе?

– Если это задержит их хотя бы на день, дело того стоит. – Скелли выпятил челюсть. – И потом, чем еще мне заняться?

Кейнан невольно кивнул в знак согласия. Коротышка совершенно точно охарактеризовал ситуацию. Тщетные попытки – ничего другого горсианам не оставалось. Сам он, конечно, на собственной шкуре испытал, каково это – плыть по течению без руля и ветрил, не зная, что делать дальше. А секрет выживания был прост: никогда не привязываться ни к кому и ни к чему до такой степени, чтобы утрата лишала каких-либо дальнейших вариантов. Впрочем, не все понимали эту житейскую мудрость.

Пилот подошел к Гере:

– Так что, куда ты хочешь податься после того, как мы ее высадим? Уор-Тэнделл неплохое местечко. Или есть парочка игорных планет, где тебе должно понравиться.

Тви’лека покачала головой:

– Не хочу быть похожей на вчерашнего дроида, Кейнан, но я не беру попутчиков.

Ее серьезный тон поразил молодого человека.

– Что опять такое?

– Я не путешествую среди звезд в поисках новых знакомств и диковинок, – сказала Гера. – У меня есть свои цели. И я не хочу, чтобы мне мешали всякие пассажиры, которые этих целей не разделяют.

– Но Залюна…

– …оказала услугу Галактике, предоставив информацию о методах Империи, и теперь ей нужно начать новую жизнь в каком-нибудь безопасном месте. Ты же, насколько я могу судить, умеешь приспособиться к чему угодно – и к какой угодно власти.

– Злые слова.

– Это то, что я вижу. – Она протянула руку. – Но я благодарю тебя за то, что ты сделал. И желаю удачи.

Онемевший Кейнан просто пожал ей ладонь.

– Ладно, – выговорил он наконец. – Ты уверена?

Гера приветливо кивнула, высвободила ладонь и отвернулась.

– О! – сказала она, сунув руку под плащ. Тви’лека снова посмотрела на пилота и, достав маленький кошелек, принялась отсчитывать имперские кредиты. – Это тебе за помощь.

Кейнан опешил:

– Я что, наемник какой-то?

– Нет. Но я видела, как ты клал деньги в сейф Окадайи, чтобы заплатить за автобус. – Она протянула ему наличные. – Возьми. Дальше улетишь.

«Итак, я теперь наемный помощник, – подумал Кейнан. – Ну и ну». Он взял деньги.

Пилот посмотрел на Скелли и Залюну.

– Пока, – сказал он и пустился в обратный путь.

До космопорта было далековато, а Кейнан и так весь вспотел под своим балахоном. Он снял плащ и забросил его в заросли ночных папоротников. Рисковать так рисковать.

На перекрестке Кейнан обернулся, чтобы в последний Раз посмотреть на Геру. Все трое по-прежнему стояли там, где он их оставил, готовясь разойтись кто куда. Пилот покачал головой, сам не понимая, что его держит. Кейнан Джаррус никогда не оглядывался. Он всегда смотрел вперед, вверх, повинуясь зову неизведанного. Синда, огромная и круглая, освещала его дорогу в будущее. Там, высоко в Небе…

…луна вдруг взорвалась!

Горизонт озарился яркими лучами, как будто впервые за геологическую эпоху над Горсом взошло солнце. Никакой взрыв, устроенный Скелли, не мог так осветить город, и Кейнан отпрянул, ожидая какого-то громового рева. Но никакого звука не услышал. Когда зарево потускнело и перед глазами перестали плясать огни, пилот увидел, что нет – луна не взорвалась.

Однако с ней все же что-то произошло. Вблизи погруженного в темноту нижнего края диска извергался колоссальный столб белой массы, расползаясь вниз и наружу. Казалось, будто Синда проронила слезу – слезу поперечником в сотню километров, которая продолжала расширяться.

Кейнану доводилось видеть, как кометы врезались в лунную поверхность. Но здесь было что-то другое. Извержение, но на вулканически мертвом небесном теле.

Место извержения было Кейнану знакомо. Он приземлялся там каждый день.

Пилот снова оглянулся. Движение на улице замерло. Все повыходили из машин, слезли с мотоспидеров и смотрели в небо с ужасом и восторгом. Кейнан посмотрел на огромные часы, висевшие на водонапорной башне. И похолодел, увидев, что догадка его подтвердилась: смена Окадайи сейчас была на луне.

Все вдруг заговорили одновременно, как на стадионе во время игры. Парень услышал и голос Геры – голос, который он так любил слушать, казалось, звал его. Но пилот проигнорировал зов. Он бросился к мотоспидеру, стоявшему посреди улицы, и оттолкнул ошеломленную пассажирку. Женщина и владелец спидера возмущенно завопили, но Кейнан уже мчался по дороге в сторону Трясигорода.

Мир содрогнулся под ногами Скелли. Сбоку послышался голос Залюны, полный ужаса:

– Началось.

– Нет, – ответил подрывник, не обращая внимания на почвотрясение и завороженно глядя вверх. – Просто совпадение. Считайте, что планета сочувственно вздрогнула.

Он откинул капюшон: все равно никто не смотрел. Не до того. Кладбище казалось самым подходящим местом, чтобы наблюдать за концом света. Когда толчки прекратились, подрывник повернулся к Гере:

– Это пустяки: если они будут продолжать, еще не так трясти начнет.

– Империя делает это, – потрясенно пробормотала Гера. – Взаправду!

– Ты думала, они не будут? – спросил Скелли.

– Если они могут что-то сделать, они сделают. – Тви’лека покачала головой. – Я просто не верила, что это возможно… и что все произойдет так скоро.

Залюна потянула ее за рукав:

– Жителям Горса надо уезжать, Гера? Что будет с планетой?

– Скелли говорит, что пока ничего. Но на всякий случай надо возвращаться на мой корабль. – Тви’лека оглянулась на улицу. – Это я и пыталась сказать Кейнану. – С тех пор как последний покинул их, Гера вертела в руках какое-то приспособление. – Я пытаюсь добыть хоть какую-то информацию, но слишком много помех в эфире.

– Все разговаривают, – заметил Скелли.

Мимо как ни в чем не бывало пролетел разведтранспорт, светя прожекторами в противоположную сторону. Было слышно, как по поперечной улице приближается еще один.

– Они все еще нас разыскивают, – мрачно произнес взрывотехник. – При всем том, что творится наверху.

– Значит, мешкать нельзя. – Девушка сунула прибор в карман. – Похоже, твой план пошел прахом, Скелли. Пойдем на мой корабль.

– И что потом? – спросила салластанка.

– Я могу высадить вас обоих в каком-нибудь безопасном месте, – сказала Гера, снимая плащ. – Но сначала надо было остановить Кейнана, пока он не совершил какое-нибудь сумасбродство. – Она с тревогой посмотрела на небо. – кажется, я знаю, куда он собрался. Лишь один пилот из биллиона смог бы пролететь через это поле обломков. Боюсь что… – Она замолчала. – Пошли.

С этими словами Гера двинулась к выходу с кладбища.

Скелли кое-как зашагал следом. Но прежде, чем он доковылял до улицы, сверху донесся рев мотора. Ударил свет. Не такой яркий, как прежде: более близкий и концентрированный. Скелли завопил:

– Имперцы нашли нас!

– Не думаю, – возразила Залюна при виде темной массы корабля, которая быстро снижалась.

– Это твой? – задрожав, спросила салластанка.

– Это Кейнан! – воскликнул подрывник, узнав силуэт. – «Расторопный»!

Корабль завис в метре над дорожным полотном и немедленно выбросил кормовой трап. В проеме появился Кейнан.

– Скорее! – крикнул он Гере. – Надо, чтобы ты отвезла меня на место взрыва. По сравнению с тобой я просто любитель!

Тви’лека жестом указала на спутников:

– Они полетят с нами!

– Мне все равно. Я связался с бригадой Окадайи, – сказал Кейнан. – Они умирают!

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

«Расторопный» миновал экзосферу и устремился в космос. Расчет Кейнана оказался верен. Он пропустил две смены, но так как Лал погибла, а назначенный Видианом временный директор еще не прибыл, корабль не успели никому передать. Благодаря своему пропуску он легко проник на летное поле, за которым, впрочем, никто и не следил. В кабине обнаружилось новое кресло пассажира, но взрывчатку на борт пока не грузили. Данное обстоятельство необыкновенно облегчило управление кораблем.

Вот только управлял им не Кейнан.

– Час пик, – заметила Гера, шевеля рукояткой. Кейнану, сидевшему в кресле пассажира, было видно, что все корабли, в это время обычно летевшие в сторону Синды, влились в обратный поток. Из южного полушария луны извергался колоссальный конус серебристых обломков, расползаясь наружу, словно перевернутый снегопад. Столкновение с быстродвижущимися кристаллами могло привести к катастрофе, и другие пилоты знали это.

Кейнан тоже знал, оттого и передал управление Гере. После той поездки на автобусе у него не осталось никаких сомнений в том, что Гера не просто хороший пилот; она была асом. Сам же он сейчас нервничал и не владел собой, а эмоции могли негативно сказаться на концентрации и Рефлексах, необходимых для нужного уровня пилотажа. Ведь они направлялись именно в то место, откуда все удирали.

– Связь сдохла, – сообщил Кейнан. С тех пор как он услышал сигнал бедствия, посланный группой Окадайи в эфире раздавался лишь треск статических разрядов. Каналы других компаний тоже молчали. Причину Кейнан понял, посмотрев в телескоп. Фрагменты вылетали из точки, расположенной менее чем в километре от главного входа в горнодобывающий комплекс. На поверхности не было видно ни одной постройки. Все, что не было унесено взрывом, обрушилось внутрь.

Гера ловко вела «Расторопный» между летевшими навстречу грузовиками. Половина из которых, похоже, не знала, куда направляться: все хотели просто спрятаться, будь то на Горсе или на орбите.

– Они боятся, что рванет снова.

– Вполне возможно, – сказала Гера. – Но не сегодня.

«А может, это просто природная катастрофа», – подумал Кейнан. Или промышленная авария. Все, что угодно, лишь бы его страхи не оправдались. Неужто имперцы – да вообще кто угодно! – стали бы проверять надуманную теорию, когда на месте еще оставались рабочие? Это казалось абсурдным. Но затем он увидел «Ультиматум» – единственный корабль, который никуда не двигался. Звездный разрушитель просто висел в безопасном отдалении, как безучастный наблюдатель. Не было видно ни одного спасательного корабля, только зонд-дроиды направлялись к полю обломков.

Гера вывела «Расторопный» из общего потока и направила по траектории сближения с луной. Кейнан обернулся и окинул взглядом заднюю, лишенную иллюминаторов часть кабины. Свет, отраженный Синдой, сделался ярче, и их с Герой тени глубже легли на пассажиров. Скелли, удивительно сдержанный и молчаливый, сидел слева в противоперегрузочном кресле, опустив голову. Залюна устроилась на маленьком сиденье позади Кейнана, спиной к нему. Взлет привел ее в большое возбуждение, но с приближением к месту катастрофы она уже не хотела смотреть в лобовой иллюминатор.

– Все эти рабочие, – тихо проговорила салластанка. – В же каждый день наблюдала за ними.

А ведь в каком-то смысле, подумал Кейнан, эта женщина год от года присутствовала в забое вместе с ними.

Кейнан снова повернулся к иллюминатору. Под умелым управлением Геры «Расторопный» сделал бочку. Теперь можно было разглядеть форму и протяженность поля обломков.

– Нет, ничего подозрительного, – сказала тви’лека. – Похоже на воронку.

– Ну да. Только она выталкивает, а не всасывает. – Кейнан моргнул. – Обратно ничего не падает!

– И не должно, – замогильным голосом проговорил Скелли. – При нормальном взрыве ударная волна распространяется в виде сферы. И множество фрагментов падает обратно. Здесь же результат детонации направленного заряда – серии одновременных взрывов, рассчитанных так, чтобы вытолкнуть большинство обломков в космос на скорости убегания.

Парень уставился на неестественный поток:

– Откуда ты знаешь?

– Это была моя идея, – простонал подрывник. – Все было на голодиске.

Бросив взгляд на экран, Кейнан похолодел:

– Утечка воздуха в главном посадочном ангаре. Комплекс разгерметизирован. – Он отстегнул ремни и двинулся в заднюю часть отсека. – Мне надо туда, вниз.

Гера нажала несколько кнопок:

– Мы можем просочиться под облаком. Куда именно ты хочешь?

Скелли тоже отстегнулся и прошел вперед. Несколько секунд он рассматривал пейзаж, потом ткнул пальцем:

– Запасной ангар!

Кейнан, уже успевший надеть половину скафандра, подошел ближе:

– Да, думаю, ты прав.

Следуя указаниям Скелли, Гера подвела корабль к маленькому углублению в стороне от места взрыва. Запасной ангар служил зоной погрузки-выгрузки для меньшей серии пещер, давно заброшенной ради более богатых залежей основного массива. Обе выработки разделял шлюз, установленный из опасения, что старый комплекс может разгерметизироваться.

Теперь, когда случилось прямо противоположное, подумал Кейнан, этот шлюз превратился в единственный вход.

Гера завела корабль в глубокий кратер. Поверхность оказалась покрыта пеплом от взрыва, но прямоугольное отверстие, вырезанное в южной стене, не пострадало.

– Магнитное поле держится, – заметила тви’лека. – Хотя и темно.

– Освещение запитывается от другого источника, – пояснил Кейнан, натягивая сапоги. – Справишься?

– Конечно. – Гера без усилий направила «Расторопный» прямо в разверстую пасть.

Когда корабль окутала тьма, девушка включила прожектора. Кабину «Расторопного» снова залил яркий свет – их собственный, многократно отраженный от тысяч сталактитов, которыми был усеян потолок пещеры.

– Таким образом мы здорово экономили на освещении, – пояснил Скелли.

Залюна свесилась через спинку кресла Кейнана, чтобы лучше видеть посадку. Она ахнула при виде подземной красоты… и тут же упала обратно на свое сиденье, когда Синда содрогнулась. На памяти Кейнана луну не трясло ни разу, но ему было все равно. Молодой человек уже надевал шлем скафандра. В ангаре воздух был пригоден для дыхания, но как там снаружи, оставалось только гадать.

– Я настроил комлинк скафандра на аудиоканал «Лунного света». Оставайтесь здесь.

– Я тоже иду. – Гера поднялась. – У тебя два скафандра.

Кейнан покачал головой, набивая сумку кислородными масками:

– Ты нужна здесь. Кто-то же должен увезти этих двоих отсюда.

Но Гера уже облачалась во второй костюм.

– Это что, спасательная операция или самоубийство? Давай опускай трап, потому что я иду с тобой!

Кейнан чувствовал себя насекомым, пробирающимся среди веток кустарника в кромешной тьме. Вот во что превратился ландшафт за ударопрочным шлюзом! Под действием силы притяжения, стремившейся заполнить пустоту после взрыва, горизонтальные штреки и вертикальные стволы приобрели одинаково диагональную ориентацию.

Торилидсодержащие кристаллы, за которыми охотилась Империя, на самом деле и были единственной причиной, почему камеры не завалило целиком. Даже поврежденные взрывом, колонны сохраняли потрясающую прочность, благодаря чему в пещерах сохранялось некое подобие несущих стен. У Кейнана не было времени, чтобы осмыслить эту иронию. Он продолжал углубляться вниз, внутрь, все дальше в темноту, рассеиваемую только светом нашлемных фонариков.

Гера каким-то удивительным образом держалась рядом и не отставала, хотя Кейнан то и дело перепрыгивал через препятствия, подныривал под ними или просто огибал сбоку. Тви’лека разматывала микроволоконный кабель, который они нашли в ангаре; иначе нечего было и надеяться отыскать обратную дорогу к кораблю.

Здесь, в подземном мире, Кейнан не мог полагаться ни на какие технологии позиционирования. Оставалось ориентироваться лишь по слабому сигналу бедствия, который нее еще доносился откуда-то из недр этого хаоса. Порой попадались следы прежней деятельности: то тележка, перевернутая и раздавленная, то рука или нога дроида. Но никого живого на пути не встречалось.

Наконец впереди показался темный треугольный проем. Посветив вниз фонариком, Кейнан увидал в нескольких метрах что-то вроде пола. Он размотал канат, который нес на локте, завязал петлю и закинул на кристаллическую опору, которая выглядела достаточно прочной.

– Жди здесь, – сказал он в микрофон.

– Нет.

Спорить не было времени. Кейнан соскочил с края и повис, пытаясь нащупать поверхность под ногами. Он отпустил канат, упал на землю… и покатился вниз, в темноту.

– Кейнан! – закричала Гера.

– Я в порядке, – отозвался тот, светя фонариком вокруг. – Мы уже близко.

Тви’лека спустилась по канату и тоже съехала вниз.

– Близко? Откуда ты знаешь? Я ничего не вижу!

– Знаю. – Кейнан направил луч на пробитую голову, торчавшую из потолка.

– Ох, – выдохнула девушка.

– Угу. – Голова принадлежала Йелкину. Раздавленное тело деваронца теперь было частью нового геологического слоя в недрах луны.

Было заметно, что от этого зрелища Гере стало не по себе. Кейнана оно тоже не обрадовало. Но дальше выработка сделалась более горизонтальной и появились новые трупы, которые лежали тут и там среди разбитых кристаллических колонн. Казалось, будто туннель ведет внутрь кладбища. Дальше показалась знакомая спецовка… – а затем и репульсорная тележка – вроде той, которой пилот пользовался каждый день. Они прибыли на место.

– Кейнан! – окликнула Гера.

Перебравшись через кучу обломков, парень увидел тви’леку, которая присела возле полузасыпанного пульта управления.

– Вот откуда шел твой сигнал бедствия, – сказала она, оглядываясь вокруг. – Но я не вижу…

– Окадайя!

Перепрыгивая через заграждения, Кейнан бросился в темноту, к предмету, который увидел впереди. Это была кабина подъемника, накренившаяся под углом: каркас бывшей шахты не дал ей смяться.

Под кабиной лежал Окадайя. Кейнан посветил фонариком ему в лицо. Кожа старика посинела; глаза и губы покрывал иней. В системе пещер содержался такой колоссальный объем воздуха, что быстро улетучиться он не мог, а последующие обрушения перекрыли пути утечек. Но давление заметно упало, а температура опустилась ниже нуля. Кейнан рывком открыл сумку и достал кислородную маску. Осторожно натянув ее на лицо шахтера, он с облегчением услышал, как старик закашлялся.

– Кейнан…

– Не двигайся.

– Это что… шутка? Не смешно.

Вытащив из сумки термоодеяло, Кейнан прикрыл им грудь и плечи Окадайи. Потом он посмотрел на ноги старика. Они были раздроблены, но не зажаты.

– Держись!

Пилот огляделся в поисках какого-нибудь рычага. Гера уже стояла рядом, держа в руках крепкий сталактит. Кейнан взял у нее кристалл и просунул под кабину.

– Вытаскивай его, – сказал он тви’леке и напряг мускулы. Кабина, и без того стоявшая боком, накренилась в противоположную сторону, и Гера высвободила старика.

Тяжело дыша, Кейнан уселся на грунт рядом с Окадайей.

Тот силился что-то сказать:

– Ш-ш-штурмовики…

– Что?

– Штурмовики. Пришли… выгнали нас из зоны шестьдесят шесть. Принесли свою взрывчатку…

Кейнан с шумом выдохнул:

– Я так и знал. – Чувствуя, что сила возвращается в мышцы, он встал на колени. – Мы тебя заберем отсюда.

– Слишком… поздно, – сказал Окадайя.

Кейнан оглянулся на Геру. Та смотрела в темноту, почтительно отвернувшись.

– Б-б-ближе, – пробормотал старик. – Чтобы я… мог тебя видеть.

Кейнан сжал в объятиях его искалеченное тело:

– Что такое, Окадайя?

– Не… ты, – прохрипел тот. – Милашка…

Гера опустилась на колени по другую сторону от старика:

– Я здесь.

– А. – Он улыбнулся, как будто созерцание тви’леки уже само по себе было лекарством. – Слушай… Этот парень… он хороший. – Окадайя снова закашлялся, на этот раз сильнее. – Держись… его. Думаю… ему нужна…

Он умолк и закрыл глаза. Прозрачная маска, запотевшая от дыхания, очистилась.

«Нет». Кейнан положил ладонь на грудь старика. Он знал: нужно что-то делать, но что именно – понятия не имел. Ему были знакомы приемы оказания первой помощи, но при травмах Окадайи они казались бесполезными. Кейнан чувствовал себя беспомощным – таким же беспомощным, как в день смерти мастера Биллабы, и память о тогдашнем смятении наложилась на нынешнее, нарушив его концентрацию. Он попытался сосредоточиться…

И почувствовал, как Гера мягко притронулась к его руке.

– Его больше нет, Кейнан.

– Я пытался.

– Да, пытался. – Она сжала его ладонь. – Нужно уходить.

Пилот оглянулся и покачал головой:

– Нет. Без него мы не уйдем.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

– Это триумф, – провозгласил граф Видиан. – Чистый, несомненный триумф!

Он ворвался на мостик, высоко держа планшет. Сам киборг в экранах не нуждался, но не все имели такие глаза, как у него.

– Это отчет моего главного научного консультанта, – сказал он, приблизившись к капитану Слоун. – В извергнутой массе уцелело девяносто семь процентов молекул торилида. Распалась лишь незначительная часть!

– Что-то мне это имя не знакомо. – Слоун указала пальцем на экран. – Лемюэл Тарса. Он здесь, на борту?

– Он входит в мою группу. Прибыл на корабль вместе со мной. – Видиан прожег ее недовольным взглядом, рассердившись, что ему не дают сообщить радостную новость. – Вы найдете его в списке пассажиров. Какая разница? Важно то, что он говорит.

Слоун прочла вслух:

– «Луну Синду можно полностью раздробить при помощи зарядов глубокой закладки. В результате количество полученного торилида будет эквивалентно объему, для добычи которого традиционными методами понадобилось бы две тысячи лет…» – Капитан недоверчиво подняла глаза. – Две тысячи лет?

– Только представьте, как отреагирует Император!

– Эффективность производства повысится, это точно.

Видиан устремил взгляд мимо нее, в небо:

– В каком состоянии грузовые корабли горнодобывающих компаний?

– Мы приказали всем пустым судам оставаться на местах в ожидании дальнейших распоряжений, – ответила! Слоун, передав планшет адъютанту. – Итого двести семьдесят кораблей, включая торилидовые баржи и перевозчиков взрывчатки.

– Нам понадобятся все, – сказал Видиан. – И те, что на Горсе, тоже. Нужно перевезти тысячи метрических тонн барадия-357 с Калкораанской базы. Торилидовые баржи можно переоборудовать.

Слоун подошла к монитору:

– Похоже, на Синде остался как минимум один неповрежденный перевозчик взрывчатки.

– Крепкий.

– Разве что задним умом. Локаторы говорят, что он направлялся к луне уже после подрыва. Кто-то твердо решил доставить свой груз, несмотря ни на что. – Слоун вчиталась в цифры на экране и с тревогой повернулась к графу. – В главном ангаре Синды были уничтожены тридцать шесть кораблей – как пассажирских, так и грузовых. Весь персонал, скорее всего, потерян.

– Приемлемый ущерб, – бросил Видиан. – Если бы мы предупредили шахтеров о своих планах, начались бы бунты. Явились бы десятки таких безумцев, как тот террорист.

– Одного более чем достаточно. – Слоун выпрямилась. – Но разве горсиане не станут гадать, что случилось?

В сопровождении капитана киборг двинулся к лифту.

– Я подготовил сообщение, которое нужно пустить в эфир, – сказал он. – Я называю случившееся ударом кометы. Это объяснит как то, почему рабочие были застигнуты врасплох, так и дальнейшую судьбу Синды.

– Эффективно.

– Когда наш план принесет плоды, шахтеры нам все равно станут не нужны.

Темные брови капитана взлетели вверх.

– Наш план?

– Для вас это может оказаться непростой задачей, Слоун – сказал Видиан, остановившись в дверях лифта. – Вскоре я пришлю последние распоряжения.

– Мы готовы, милорд.

Видиан кивнул в ответ и шагнул в кабину. Двери закрылись. Граф больше не мог улыбаться, но душа его пела. Это и впрямь был триумф.

Правда, не такой уж чистый и несомненный. Он рассказал Слоун не все. Конечно, разрушение луны поможет выполнить заказ Императора… но вот дальше? О новом маленьком неудобстве ему сообщили час назад, и граф этой информацией ни с кем не делился.

Однако он учитывал такую вероятность и знал, как действовать дальше. Он преодолеет этот кризис… а затем расставит барону Данту такую ловушку, из которой тот не выберется. Видиан знал то, о чем Данту было неизвестно, и этот секрет мог решить все его проблемы.

Одним ударом он добьется расположения Императора и навсегда покончит со своим главным соперником. Эффективно, как всегда.

Благодаря помощи Геры Кейнан сумел перенести тело Окадайи тем же длинным и извилистым путем в герметичный ангар. Сняв скафандры, она нашли Скелли и Залюну на посадочной площадке. Подрывник валялся на спине, глядя на переливающиеся огни, а салластанка в полузабытье бродила вокруг, дивясь калейдоскопической игре света.

– Я годами смотрела на это место через камеры, – сказала она. – Но даже представить не могла, что оно настолько прекрасно.

Изначально Кейнан хотел отвезти Окадайю на Горс и похоронить там. Но, поразмыслив, решил, что Синда будет лучшей усыпальницей. Они с Герой присмотрели боковой грот, отнесли тело туда и заложили камнями.

Учитывая ущерб, причиненный комплексу, казалось невероятным, чтобы кто-то продолжил добычу на луне – по крайней мере, нормальным способом. Это означало, что Имперцы окончательно вознамерились взорвать Синду.

– У тебя что-то мигает, – сказал Скелли, глядя на Кейнана.

Пилот заметил, что на устройстве, пристегнутом к поясу, вспыхивает огонек.

– Оповещение. – Странно было видеть его в такой момент. – Это пейджер «Лунного света».

Он нажал на кнопку, и в громадной пещере разнесся гулкий голос Видиана:

– Внимание, все корабли, пребывающие в распоряжении шахтерской гильдии. Всем свободным грузовикам на Горсе и его орбите – следовать за «Ультиматумом» в систему Калкораан. Всем отдыхающим пилотам на Горсе – явиться на работу и вылетать на тех кораблях, которые имеются в наличии.

Скелли сел и разинул рот, пытаясь сосчитать:

– Да это же порядка тысячи кораблей!

Передача продолжалась, но теперь говорила Слоун:

– Приказ распространяется на горсианскую службу управления космическим сообщением. Всем остальным кораблям запрещается покидать Горс до дальнейшего уведомления. Космические трассы должны оставаться свободными до нашего возвращения. Для обеспечения этого запрета мы размещаем патруль СИД-истребителей.

Передача закончилась.

– Никому не разрешается покидать Горс? – досадливо спросила Залюна.

– А если мы вернемся, то там и застрянем, – добавил Скелли. – Так что предупредить никого не получится.

– О чем вообще речь? – спросил Кейнан. – Что за Калкораан?

Гера стояла на коленях возле дверей ангара и смотрела на звезды сквозь магнитный щит.

– Это штаб-квартира Видиана, – объяснила она. – Нервный узел и имперская база снабжения в этом секторе.

Скелли щелкнул пальцами:

– Триста пятьдесят седьмой!

Кейнан заморгал:

– Что, барадий-357?

– В ходе своих изысканий, – объяснил подрывник, – я подсчитал цифры для пессимистичного сценария: чем именно можно разнести луну на куски. Старый добрый бисульфат барадия для этого не годится, даже если его подвеет тысяча кораблей. Но вот изотоп справится. Жуткая вещь – оружейный барадий.

«Тут ты эксперт», – подумал Кейнан.

– И он у них там есть.

– Там его открыли, – сказала Гера, подойдя к мужчинам.

Залюна встревоженно спросила:

– Так что же делать?

Все замолкли.

Наконец Кейнан пожал плечами и указал на «Расторопного»:

– Можно сделать именно то, чего они хотят.

Гера повернулась к нему:

– Что?

– Этот корабль перевозит взрывчатку. Я – пилот одной из горнодобывающих компаний. Вы слышали, какой приказ я получил. Скорее всего, больше никуда мы улететь не сможем – во всяком случае, без боя. – Он развел руками. – Значит, полетим, куда сказано.

– Следом за Видианом? – прищурился Скелли. – И что?

Кейнан сердито воззрился на него:

– Взрывать мы там ничего не будем. Усек?

– Но что, – протянула Гера, – что, если придется?

Парень посмотрел на корабль, обдумывая варианты.

– Никуда мы не полетим, если не все согласны, – сказала тви’лека. – Это было бы по-имперски.

Кейнан взглянул на нее с недоумением:

– Ты что, хочешь, голосование устроить? Не можем же мы целый год тут сидеть и спорить.

Гера прошла в центр группы и заговорила, обращаясь к каждому по очереди:

– Послушайте. Полагаю, все мы понимаем, что стоит на кону, – во всяком случае, я на это надеюсь. Вы знаете что Империю здесь нужно остановить, и у каждого из вас есть на то личные причины. Но для того, чтобы мы могли действовать сообща, нам нужно объединиться. Каждый должен видеть одну и ту же общую картину.

– Объясни, – сказала Залюна, внимательно посмотрев на нее.

– Уже давно я всюду наблюдаю одно и то же. Во всех уголках Галактики. Империей движет алчность – а сама она несет другим несправедливость. Она правит при помощи страха – и богатеет благодаря обману. – Гера начала загибать пальцы. – Алчность, несправедливость, страх, обман. Все это вы видите здесь, правда ведь?

– С алчностью у них полный порядок, – глядя в потолок, проговорил Скелли. – Поверить не могу, что они сотворили с этим местом… и что собираются делать дальше. И все ради чего? – Он махнул здоровой рукой. – Не важно. Я в деле. И будь жив Горд Граллик, думаю, он бы согласился насчет несправедливости.

Гера кивнула и повернулась к салластанке:

– Вы хотите вернуться домой, Залюна? Потому что, если таков ваш выбор, мы все полетим. Никто вас не осудит.

Миниатюрная женщина долго молчала. В конце концов, найдя нужные слова, она заговорила:

– Знаете, мне всегда нравилось считать себя храброй. Но на самом деле я трусиха. – Она опустила взгляд. – Безопаснее всего я себя чувствовала в том месте, откуда могла следить за другими. Но теперь все изменилось. Хетто, Скелли… они ведь далеко не единственные. Я видела буквально сотни арестов, основанием для которых были подслушанные мной слова. – Салластанка покачала головой. – И никого из этих бедняг я больше никогда на экране не видела. Кого забирают, тот не возвращается!

– Империя следит не для того, чтобы защищать, Залюна. Она следит, чтобы запугивать.

– Я знаю. Я сама была орудием страха. – Вызывающе вскинув голову, салластанка посмотрела на Геру. – Я не хочу больше пугать ни в чем не повинных жителей. И этим негодяям тоже не позволю.

Гера мягко улыбнулась. Кейнан знал: она очень гордится Залюной, хотя и не хочет этого показывать.

– Мы… мы ведь не будем никого убивать и калечить? – спросила женщина.

– Надеюсь, не придется, – ответила Гера и перевела взгляд на Кейнана. – А как насчет тебя?

– Я сбился со счета, – сказал пилот. – Что вы там мне оставили, несправедливость?

– Обман, – подсказал Скелли.

– Ну, я думаю, тут вопросов нет. – Кейнан указал в направлении шлюза. – Все эти тела, что лежат внизу… Никто не должен был здесь оставаться.

Он потер подбородок, размышляя, не добавить ли что-нибудь еще, но слова вырвались сами:

– И это не единственные мои друзья, которых обманула Империя.

Тви’лека вопросительно посмотрела на него, возможно решая, не поинтересоваться ли подробностями. Но не стала, а просто улыбнулась:

– Так что ты предлагаешь делать?

– Что-нибудь. – Кейнан секунду помолчал. – Не знаю. Но кто-то исподтишка убил моего друга, и я этого так не оставлю.

– Хороший ответ. – Гера выпрямилась и указала на трап. – Корабль ваш, капитан.

– Но ты пилот.

– А ты тактик. – Она ухмыльнулась. – Поглядим, на что ты способен.

Это не просто рискованно, подумала Гера: поездка на имперский склад на данном этапе проекта граничила с безумием. Империя пока что ее не опознала. Если она попадет в базу данных, это будет так же скверно, как если бы ее сразу поймали.

Но то, что происходило на Горсе и Синде, было слишком серьезно. Именно таким злодеяниям девушка поклялась в один прекрасный день положить конец. Просто день этот наступил очень рано – слишком рано, когда она не успела еще собрать подходящую команду. Не такой новый рассвет она имела в виду.

Тви’лека по-прежнему была уверена, что Скелли арестуют, если она высадит остальных на Горсе; после этого Империя сядет ей на хвост. Но подрывник в революционеры не годился. А Залюна, пускай пока что и полна решимости, вскоре окажется вне своей стихии.

Нет, кого Гера хотела увидеть в деле, так это Кейнана. Сидя в кресле пилота, тви’лека наблюдала, как он вводит гиперпространственные координаты в навикомпьютер. Кейнан сильно изменился. Он не выглядел одержимым, как Скелли, просто был собран и сосредоточен. Гера видела его таким в те краткие моменты, когда требовались героические усилия; но теперь он был постоянно сконцентрирован на цели. Было видно, что произошедшее на луне сильно на него повлияло.

Гера не солгала. Она действительно хотела увидеть, на что Кейнан способен. Но еще больше ее интересовало – на что он готов пойти.

Фаза третья: ВЗРЫВ

«Граф Видиан возглавил героическую борьбу шахтерской гильдии за стабилизацию луны».


«Следствие подозревает во взрыве горнодобывающие компании».


«Аналитики туристической отрасли предсказывают горячий сезон путешествий».

Заголовки «Имперских голоновостей»
(горсианское издание)

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

«Сувенирный снежный шар, наполненный кровью». Так охарактеризовал Калкораан один из первых путешественников, посетивших планету. При таком описании было просто удивительно, что нашлись желающие сюда вернуться, – и Рей Слоун тоже так считала.

С мостика «Ультиматума» было видно, как бурлят и перемешиваются багровые кляксы: всю планету покрывал океан хлористого хромила. Здесь не могло существовать ничто живое, ведь капля воды высвобождала не одну, а целых две сильные кислоты. Но сама жидкость и породы океанского дна имели свое применение в судостроительной отрасли, а потому на орбите была воздвигнута Калкораанская база, обслуживающая многочисленные автоматические заводы, которые к тому времени уже работали в космосе.

Для Слоун это была просто очередная диковинная остановка в экскурсии по самым странным планетам Галактики. Империя как будто обожала самые негостеприимные среды, как бактерия-экстремофил, обитающая в вулканическом разломе. В философском смысле это было объяснимо: истинная власть принадлежала лишь тем, кому хватало смелости взять ее.

А Горсу вскоре предстояло стать таким же жутким местом, непригодным даже для той жалкой жизни, которую влачили его обитатели.

Калкораанская база была вотчиной Видиана. Спроектированная самим графом станция служила зримым отражением его философии. Гигантский многогранник базы напоминал самый крупный атом в огромной молекуле; треугольная матрица туннелей соединяла его с орбитальными заводами. Новое сырье поступало по этим трубам на склад для хранения или сразу на отбывающие суда для скоростной доставки. Кроме того, благодаря расположению станции ее обитатели могли видеть все вокруг себя, в том числе и приближающуюся флотилию грузовых кораблей с Горса. «Не останавливайтесь! Сносите барьеры! Замечайте все!» – эти заповеди неукоснительно соблюдались на станции Видиана.

Слоун видела, как слуги киборга трудятся над каким-то громадным кораблем, пристыкованным в дальнем конце обширного комплекса. Сам граф находился там же, он надзирал за работами и каждые тридцать секунд справлялся о том, когда с Горса прибудут остальные грузовики. Подобного корабля Слоун никогда не видела. Он состоял из семи черных сфер, соединенных по оси, и напоминал гусеницу. Но там, где у насекомого должны быть ноги, от переднего сегмента вдоль всего корабля шли какие-то штуковины, похожие на антенны.

– «Добытчик», – возбужденно проговорила женщина-планетолог. – Ну не красавец ли?

Капитан кивнула. Лейтенант Делтик действовала ей на нервы, но Слоун все равно взяла ее с собой. Должен же кто-то объяснить процесс сбора, для которого ее попросили обеспечить охрану.

– Что это за длинные штуки у него на хребте?

– Шестнадцать электростатических пилонов. – Лейтенант мусолила застежку на съехавшем кепи. – В рабочем режиме они разойдутся в стороны и станут спицами уборочного колеса. Однажды я видела такой корабль за работой. Он просто рассекает поле обломков, заглатывая все вкусняшки.

– Вкусняшки? – Слоун покачала головой. – Не уверена, что понимаю весь этот технический жаргон.

– Молекулы торилида. Они притягиваются спицами и перенаправляются внутрь корабля. В капсулах расположены автоматизированные центры обработки – они берут на себя большинство операций, которые выполняют горсианские очистительные заводы. В хвостовой капсуле, прямо над двигателями, находятся ангары, через которые вывозится готовый продукт. Эти машины в час выдают больше торилида, чем шахтеры за месяц.

Слоун кивнула. Комбайн был покрыт толстой броней, как и всякий корабль, ныряющий в астероидные поля и хвосты комет; турболазеры, расположенные по бокам каждой капсулы и над главной рубкой на носу, очевидно, уменьшали уровень повреждений от шальных камней. Когда «Добытчик» прибудет на место, в системе Горс появится своя собственная Калкораанская база – по крайней мере, пока не закончится торилид.

Которого, похоже, могло хватить на целую вечность. Лейтенант снова жонглировала цифрами:

– Даже если девяносто процентов обломков упадут на планету, эта машина сможет лет сто снабжать сотню империй размером с нашу!

– Есть только одна Империя, – строго сказала Слоун. Затем она повернулась к лейтенанту. – Девяносто процентов обломков могут упасть? Такое возможно?

Эксперт пожала плечами:

– Я же говорила. Может быть дождик, может быть потоп. – Она ухмыльнулась. – У нас в секторе планетологии что-то вроде тотализатора: если в течение года какой-нибудь обломок разнесет «Окно мира» на Горсе, я еду в отпуск на Алдераан!

– Можете идти, – сказала Слоун, которую так и подмывало добавить: «Через шлюз наружу».

Впрочем, она узнала что хотела. Было удивительно наблюдать вблизи работы, связанные с отправкой и обслуживанием одного-единственного инструмента из арсенала Империи. И это лишь одно из множества предприятий. Сколько же всего проектов, подобных тому, что задумал Видиан? Только проектов он воплотил в жизнь и сколькими сейчас управлял лично?

Поначалу роль телохранителя при эксперте по рационализации производства не слишком прельщала Слоун. Но теперь она видела, что ее задача, по существу, была связана с целями самой Империи: расти и развиваться. Все свидетельствовало о том, что Видиан, при всей своей эксцентричности, так же важен для Императора, как и повелитель Вейдер, а сопровождать его было куда важнее, чем гоняться за пиратами по Внешнему Кольцу. Без строительства и созидания тоже не обойтись.

Причиной становления и гибели всех межзвездных империй в конечном итоге было мастерство в очень простой и скучной сфере деятельности – логистике. Из уроков военной истории Слоун знала о великих кузницах далекого прошлого. Несомненно, знал о них и Видиан. Он вполне мог войти в будущие легенды как великий оружейник… а она – как его любимая помощница.

Однако все равно было несколько удивительно, что между молотом и наковальней могло угодить население целой планеты. Даже если это был такой сброд, как горсиане. На родной планете Слоун, расположенной гораздо ближе к центру Галактики, рабочие вели себя намного почтительнее.

Из комнаты дежурного появился коммандер Чамас:

– Вижу, лейтенант Вундеркинд оставила вас в покое.

Слоун закатила глаза:

– Вы что-то хотели?

– Вам звонят, – доложил первый помощник. – Думаю, стоит ответить. Это очень важное лицо.

– Опять Видиан?

Чамас хмыкнул:

– Другое важное лицо.

Слоун видела его во время выпускной церемонии в Академии. Он стоял на сцене, пожимал руки. Не ей, но забыть его было трудно. Костюм барона Диро Данта стоил больше, чем дом ее семьи на Гантеле.

– Милорд, – сказала Слоун. – Чем я обязана такой чести?

– Это я обязан вам и вашему экипажу, который верно служит Империи. – Молодой человек поклонился. – Я слышал о покушении на жизнь графа Видиана. Хочу поблагодарить вас за то, что защищаете его.

– Это очень любезно с вашей стороны. – Невероятно любезно, учитывая распрю между Видианом и его подчиненным, о которой капитан была наслышана. – Еще не родился вредитель, способный сорвать планы Империи.

Златокудрый аристократ улыбнулся:

– Очень рад, что вы в нашей команде.

Эти слова ей понравились. Их разделяла социальная пропасть, но и Слоун, и Дант были «новыми имперцами» – так пресса именовала первое поколение военных и администраторов, выросших уже при Империи. За небольшим исключением, высший командный состав флота был укомплектован офицерами, которые всю жизнь пробивались наверх и никак не ожидали, что все переменится; теперь они изо всех сил пытались угнаться за молодежью. Видиан, возможно, был не таким. Но иметь дело со всей этой публикой было очень утомительно. Империя станет лучше, когда править ею будет поколение Данта и Слоун.

Впрочем, как в вооруженных силах, так и в правительстве было не обойтись без периода ученичества. Слоун знала, что Дант и так уже сказочно богат: барон унаследовал компанию, производившую промышленных дроидов, которые использовались на огненных планетах вроде Мустафара. Но владения Видиана были куда обширнее, а его имя известно повсюду. Учитывая же крепкое здоровье киборга, было трудно представить, чтобы он в ближайшие десятилетия передал власть кому-то другому.

Впрочем, молодой человек не скрывал своего вожделения.

– Граф не нашел времени, чтобы посвятить меня в детали своего особого проекта, связанного с Синдой. Как, по нашему мнению, он продвигается?

– Не могу судить, милорд. Я всего лишь сопровождающий.

– Хм-м. – Дант слегка нахмурился, но потом просиял. – Что ж, я не сомневаюсь, что у вас все получится. Хочу просто, чтобы вы знали, капитан: если у вас возникнет хоть малейшая потребность в чем-нибудь, пожалуйста, сразу звоните. Мои подчиненные соединят вас со мной.

– Я… я благодарю вас, милорд.

На этом разговор закончился.

«Сначала Видиан, теперь Дант?» Неужели все временные капитаны столь популярны среди элиты?

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Кейнан созерцал Калкораанскую базу на фоне собственного отражения в пассажирском иллюминаторе. За время своих странствий он уже насмотрелся на такие вот гигантские образчики имперских излишеств и изобретательности. С каждым годом они все увеличивались в размерах.

Но мысли его занимала не станция, а отражение… и вопрос, который он себе задавал: «Кейлеб, что ты делаешь?»

Этим именем он не пользовался уже много лет и давно перестал считать его своим. Тем не менее всякий раз, когда Кейнан высовывал голову за пределы зоны комфорта, виновником обычно оказывался Кейлеб Дьюм. Кейлеб, маленький джедайчик, чьи мечтания так и не сбылись, а карьера супергероя и спасителя Галактики канула в небытие. Просто не верилось, что он когда-то был таким. Несмышленышем, не знавшим, что такое настоящая жизнь… и настоящие развлечения. Тот мальчишка был пустым местом, неудачником. Незаконным жильцом, обитавшим на задворках сознания. Сходились Кейнан и Кейлеб Дьюм обычно в одном: лучше никуда не ходить, а заказать двойную порцию выпивки.

Кейлеб не меньше Императора нес ответственность за то, что раннее отрочество Кейнана было унылым и полным хандры. Кейлеб постоянно ломал голову, строил несбыточные версии, прокручивал в голове картины смерти Депы Биллабы и других джедаев, силясь придумать какой-нибудь способ отвратить катастрофу. Хорошо, что юный беглец в то время сторонился компании, потому что был вечно угрюмым. В то время как другие подростки, с которыми он пытался сойтись, только и говорили, что о гонках на болидах, Кейлеб сидел в углу и думал о том, как мастер Ки-Ади-Мунди мог бы лучше защитить себя на Майгито, а мастер Пло Кун – на Кейто-Неймодии. С каждым услышанным в те дни именем пытка начиналась сызнова, и забыть все казалось невозможным.

«Впустую потраченное время». За одним исключением: в те ранние дни все эти прятки и размышления научили Кейнана быстро и всесторонне анализировать любую ситуацию. Отсюда же родилась тактическая сноровка, которая вроде как нравилась Гере. В таком случае, подумал Кейнан, кое-что хорошее из этого все же вышло. Глядя на тви’леку, сидевшую в кресле пилота, он решил, что последует за ней куда угодно.

Если только она не погибнет из-за него. Или наоборот.

Гера сбросила скорость.

– Говорила же, что догоним, – весело прощебетала она, когда «Расторопный» пристроился в хвосте конвоя. На самом деле был еще вопрос, долетят ли они хоть куда-нибудь. Когда «Расторопный» покинул Синду, последние грузовики как раз уходили в гиперпространство следом за «Ультиматумом». Кейнан, никогда прежде гиперприводом транспортника не пользовавшийся, опасался, что тот вообще не запустится. Лунные корабли потому и летали только до луны, что дни дальних рейсов для них остались в далеком прошлом. Но так как остальные грузовики были ни чем не лучше, существовал шанс, что с хорошим пилотом их можно догнать, а Гера уговорила «Расторопного» послушаться. У нее такое частенько получалось.

Сработало это и с Кейнаном. Молодому человеку нравилась напористая и целеустремленная тви’лека. Все женщины были для Кейнана магическими существами, но среди них встречались как беззаботные лесные нимфы, так и колдуньи. Гера была намного более сложным созданием, и на разгадку ее мотивации могли уйти многие недели, если не годы.

Время у Кейнана было, но он не собирался особо задерживаться, если командовать будет Кейлеб Дьюм. Гера, похоже, унюхала в нем инстинктивное чувство долга, на которое и давила. Проблема состояла в том, что Кейнан никогда по-настоящему не был тем человеком, которым она его считала, и становиться им не собирался. Убийство Окадайи нельзя было оставить без ответа, это правда, а Горс нуждался в защите. Но именно такого рода ответственности он все эти годы упорно избегал. И намеревался избегать и впредь.

Гера была смышленой и симпатичной, и Кейнану нравился ее голосок. Но если для того, чтобы его слушать, нужно играть в ее шпионские игры, лучше уйти восвояси и довольствоваться воспоминаниями.

– Все, дальше дело за тобой, – прервала его размышления Гера.

– Хм-м?

– Я не пилот этого корабля. – Тви’лека слезла с кресла. Они приближались к внешнему защитному периметру – невидимому энергетическому полю, окружавшему Калкораанскую базу. Вокруг станции летали СИДы, по движению которых было видно расположение экрана.

– Точно. – Кейнан протиснулся мимо девушки – что было достаточно приятно – и занял свое привычное место. Он схватил ручку управления и остановил «Расторопного» перед самым барьером, который отражался на обзорном экране.

Из динамиков донесся неприветливый женский голос:

– Ваш позывной?

– «Лунный свет – семьдесят два», – отозвался Кейнан.

– Уже нет.

От такого заявления пилот на миг опешил.

– В смысле? – Он нажал на кнопку. – Смотрите, я включил ответчик. Теперь вы должны видеть. Я из «Лунного света»…

– Повторяю: уже нет, – ответила женщина. – Теперь вы «Имперский резерв – семьдесят два». Имя, лицензия и экипаж.

– Кейнан Джаррус. Лицензия гильдии номер 54981. – Он оглянулся на заднее сиденье. – Пассажиры: трое рабочих.

– Это на два больше, чем предусмотрено штатным расписанием.

– Быстрее погрузимся, – сказал Кейнан. – Какая вам разница?

– Никакой. Двигайтесь прежним курсом, ваша посадочная платформа номер семьдесят семь. Следуйте за огнями на малой скорости.

Кейнан повиновался. «Расторопный» влился в самое большое скопление кораблей, какое пилот видел в своей жизни. Здесь были все без исключения «бабовозки», бороздившие просторы между Торсом и Синдой, а также грузовики из других систем. Однако, в отличие от лунной трассы, корабли двигались в безупречно четком строю. Причина выяснилась довольно скоро, когда «Расторопный» внезапно вздрогнул и ручка управления перестала слушаться пилота.

– Парковщики помогают нам лучом захвата, – сказал Кейнан. – Здорово. Надеюсь, на лапу за это они не потребуют. – Он откинулся на спинку кресла, чувствуя себя таким же пассажиром, как все.

Гера смотрела, как «Расторопный» описывает круг над станцией.

– А проблем с вылетом у нас не будет?

Кейнан покачал головой:

– Сомневаюсь. Эти лучи используются только для регулирования движения в космосе. Станция так надежно защищена, что им просто не нужны установки, способные перехватывать улетающие корабли.

– Это обнадеживает.

Кейнан поднялся, чтобы размять ноги… и сел обратно. Одно из высказываний диспетчера встревожило его.

– Странно. Они изменили наш позывной.

– Я знаю почему, – подала голос Залюна. Обернувшись, Кейнан увидел ее на сиденье напротив Скелли. Как только «Расторопный» вышел из гиперпространства, салластанка достала планшет и начала просматривать новости по местным открытым каналам. – Они изменили ваше название потому, что «Лунного света» больше нет.

– Что?

– «Лунный свет» обвинили во взрыве на Синде.

Скелли, сидевший по другую сторону прохода, разинул рот:

– Но это же ложь!

Залюна покачала головой:

– Рабочие «Лунного света» ведь и нашли твою первую бомбу, забыл?

Кейнан закатил глаза:

– Я сам там был. Не напоминайте.

– Когда об этом стало известно, я как раз была в зале наблюдения «Трансепта», – сказала Залюна. – Инцидент объяснили естественными причинами, чтобы никого не пугать методами, которые применяют горнодобывающие компании…

– И чтобы никто не узнал о диссиденте, – вставила Гера.

– Верно. Но теперь они вывернули эту историю наизнанку, объявив, что обрушение в начале недели и недавний мощный взрыв – дело рук «Лунного света». Компания была расформирована, а ее имущество передано под прямое управление Империи.

– Что может быть прекраснее, чем потоптаться на репутации тех, кого ты убил, – буркнул Кейнан. Лал Граллик всегда была добра к нему. Должок Видиана стремительно увеличивался.

«Расторопный» описал широкую дугу и устремился к массивному диску посадочной платформы, соединенному со станцией огромными балками. За несколькими открытыми воротами лежала обширная зона погрузки.

Когда корабль уже вплывал в ангар, в очередной раз ожил коммуникатор:

– После посадки сойдите вниз и начинайте погрузку продукта, который поступает по конвейерам. Не забудьте о стандартных мерах предосторожности: вы теперь на нашей территории.

– Прекрасно, – сказал Кейнан, когда сообщение закончилось. – Похоже, я теперь работаю на Империю. – Он поглядел на Геру. – Какой план?

– План такой, что вы делаете что велено. – Тви’лека поднялась и проверила комлинк. – Занимайтесь погрузкой. И ждите моего сигнала.

Кейнан вытаращился:

– Погоди-ка. Ты что, уходишь?

– Так и есть, – сказала Гера, поправив бластер в кобуре. – Я собираюсь взорвать станцию.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Кейнан чуть не споткнулся о ноги Геры, пытаясь преградить ей путь к двери.

– Взорвать станцию? – Он ушам своим не верил. – Я думал, ты за скрытность и осторожность. Так кто из нас блуждающая пушка?

– Я знаю, что делаю. – Гера посмотрела ему в глаза и менее терпеливо, чем обычно, объяснила: – Кейнан, Синда – это не просто камешек в горсианском небе. Пока ты спал, я полистала астрографический справочник. Залюна была права. Это странствующая планета, которая забрела в систему и была захвачена притяжением Горса, – она достаточно массивна, чтобы через миллион лет они начали вращаться одна вокруг другой, если только Синда не развалится.

Гера ткнула пальцем в сторону кормы грузовика.

– Но ты сам видел, сколько здесь собралось кораблей. Они вернутся и наверняка раздробят луну – не через миллион лет, а прямо сейчас. Жители Горса в смертельной опасности – прямо сейчас. И действовать нужно немедленно.

Но Кейнан не сдавался:

– Я-то думал, что пилот-самоубийца здесь я!

– Я называю это логикой. – Гера скрестила руки на груди и сердито топнула ногой. – Так ты уберешься с дороги или нет?

Кейнан покачал головой и отступил от двери шлюза.

Тви’лека повернулась к остальным:

– Извините, что так вышло. Если я не вернусь, все равно попробуйте как-то предупредить горсиан. Потом Кейнан отвезет вас куда-нибудь в безопасное место. – Она помолчала. – Куда-нибудь за пределы Горса.

Пилот посмотрел на Залюну, которая крепко прижимала к груди свою сумочку и покачивала головой, будто прощаясь с родной планетой.

– Джедаи когда-то решали такие проблемы.

Это замечание застигло Кейнана врасплох. Говорить вслух о джедаях было не принято.

– Что вам известно о джедаях, Залюна?

– Больше, чем говорится в дурацких байках, которые распространяет Империя. – Салластанка с сожалением подняла глаза. – Знаете, я ведь видела джедаев в деле – давным-давно, вас обоих тогда еще на свете не было. Если ни в чем не повинным жителям грозила опасность, они непременно находили какой-то выход. Даже в безнадежной ситуации.

Гера кивнула:

– Да, джедай бы нам сейчас не помешал.

– А может, пришло время быть самим себе джедаями. – Расхрабрившись от собственных слов, Залюна твердо посмотрела на Кейнана и Геру. – Они не были богами, нет, они были совсем как мы, просто видели, кто нуждается в помощи. И если они находили способ помочь, то сможем и мы.

«Возможно», – подумал Кейнан.

И тут его осенило.

– Постой, – сказал пилот, когда Гера взялась за ручку двери. – Ладно, допустим, взорвешь ты эту громадину. А есть ли еще такие базы?

Тви’лека обернулась и кивнула:

– Не совсем такие, но базы снабжения есть в каждой секторе.

– То есть если Император сочтет, что ради запаса легкодоступного торилида системой Горс можно и пожертвовать, разве эта диверсия его остановит?

– Полагаю, нет.

– Тогда я не понимаю, чего ты пытаешься добиться, – сказал Кейнан. – Ты же сама говорила, что напрасные жесты – это глупо.

– Я пытаюсь выиграть время.

– Для чего? Стоит ли жертвовать собой, чтобы отсрочить неминуемое?

Гера пожала плечами:

– Я и не собираюсь собой жертвовать. Но ты же предлагаешь просто сидеть и ждать, пока Империя творит что хочет.

– Нет-нет. Есть другой вариант. Сейчас просто помешать им будет недостаточно.

«Надо вообще отбить у них всякую охоту».

Кейнан лихорадочно размышлял. Гера взглянула на него с любопытством:

– Продолжай.

Он заговорил, еще не до конца понимая свой замысел:

– Вот, послушай. Имперцы ведь не сами выдумали эту дурацкую идею, они о ней не догадывались до встречи со Скелли…

– Который им ее подсказал, дуралей, – с горечью вставил взрывотехник.

– А потом они ее проверили, устроив тот большой взрыв. Но откуда они знают, что испытание было успешным… что взрыв не уничтожил выброшенный торилид?

– Я видела зонды, прочесывавшие обломки, – ответила Гера.

– Я тоже видел. – Кейнан принялся расхаживать взад-вперед. – Видиан не решится разрушить луну без согласия Императора. Он должен будет отослать донесение. – Пилот щелкнул пальцами. – Мы пошлем другое донесение – или подправим то, которое он подготовил.

– Ага, давайте-ка я этим займусь, – заинтересовался Нкелли. – Уж я-то вылью ведро холодной воды на все их планы. Объясню, что разрушение луны уничтожит весь материал!

– То есть мы заявим, что испытание провалилось, – кивнула Гера. – Это внесет сумятицу… быть может, даже задержит их настолько, что мы успеем предупредить жителей. Но как сделать так, чтобы они поверили?

– С этим проблем не будет, – объявила Залюна. – Где может храниться этот отчет?

– У Видиана, – сказал Кейнан. Он почесал в затылке и посмотрел на миниатюрную женщину. – Вы можете его отыскать с помощью местной системы наблюдения?

– Возможно, – отозвалась салластанка и, подумав, добавила: – Да. Найдите мне терминал, и я проникну в сеть.

Геру, похоже, такой поворот обрадовал.

– Мне этот план нравится больше, чем взрыв станции. Но это сложнее, чем если бы я пошла одна. Скелли уже засветился, да и мы все, возможно, тоже.

Кейнан кивнул. Вдруг что-то заставило его повернуть голову. Его внимание привлекло какое-то яркое пятно на площадке.

– Секунду, – сказал пилот, осознав, что это такое. – Глядите!

Гера и Скелли прошли на нос корабля и посмотрели на посадочную платформу. Там стояло с десяток грузовиков – «бабовозок» и бывших торилидовых барж, у всех были опущены трапы. Под бдительным надзором штурмовиков из кораблей спускались рабочие – высокие и низкорослые; все они с головы до ног были затянуты во флюоресцирующую оранжевую ткань.

– Костюмы химзащиты, – отметила Гера.

– Ну да, мы же теперь должны грузить барадий-357, – подтвердил Кейнан. – «Капризный бабец».

Скелли кивнул, прислонившись к спинке кресла:

– Как мы и думали. Чтобы уничтожить луну, им нужна мощная взрывчатка. Я в своей сводке привел выкладки – теперь жалею об этом.

Гера вытаращила глаза:

– Для чего эти костюмы? Оно что, взрывается, если на него дыхнуть?

– Дело не в этом, – отозвался Скелли, ковыляя обратно к своему сиденью. – Канистры имеют внешнюю оболочку под ней токсичный хладагент. Ужасная дрянь – если потечет, проблем не оберешься.

– Может убить?

– Не исключено. Но сперва убивать начнешь ты. Это психоактивное вещество – иногда вызывает иррациональные вспышки насилия.

Кейнан рассмеялся:

– Поищи его у себя дома, Скелли. Это многое бы объяснило. – Тут у него появилась новая мысль. Пилот щелкнул пальцами и обернулся. Между носовым отсеком и трюмом располагалась судовая кладовка. Открыв дверь, Кейнан окинул взором коллекцию оранжевых костюмов, которые аккуратно висели на вешалках. На верхней полке были сложены маски. – Вот. Я их видел, но ни разу не пользовался.

Гера подошла к двери и недоуменно заглянула внутрь:

– У тебя что здесь, гардероб?

Кейнан снял один костюм:

– Это была идея Дал. Никогда ведь не знаешь, что придется везти, и она не хотела, чтобы кто-то пострадал. Костюмы одноразовые, а потому дешевые. И по размеру подойдут всем. Или почти всем.

«Эффективно», – подумал пилот, но не стал упоминать, что Видиан наверняка одобрил бы эту стратегию. Он по-вернулся к Скелли и Залюне:

– Вы оба нам понадобитесь. Это может быть опасно…

– Вздор, – сказала салластанка. – Мы знаем, что стоит на кону.

Скелли закатил глаза:

– Пошли, пока мои лекарства еще действуют, а то потом у меня в голове прояснится.

– Ладно. – Гера достала маски. – Попробуем по-твоему. Но если не получится, мы вернемся к моему плану.

Тоже мне план – пойти и убиться. Но договорились.

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

Это была одна из немногочисленных станций, к которым мог пристыковаться звездный разрушитель. Среди множества «рук» Калкораанской базы был и длинный «звездный мост», к нему-то «Ультиматум» и подсоединился своим шлюзом. Очевидно, Видиан рассчитал, что это сэкономит какие-то минуты.

Граф встретил Слоун возле стыковочного отсека. Он даже не удосужился поздороваться, поскольку, как всегда, вел безмолвные переговоры по комлинку. Учитывая, сколько всего интересного они миновали по дороге, поездка в вагонетке смахивала на очередную экскурсию – разве что гид молчал как рыба.

Вагонетка проехала зону погрузки, где рабочие разбирали бронированных роботов. Слоун таких раньше никогда не видела.

– Что это?

– Дроиды.

– Какого типа?

– Жаропрочные. База осуществляет снабжение и других проектов в этом секторе, не только Горса.

Капитан была рада возможности продемонстрировать свои познания.

– Жаропрочные. Значит, это продукция фирмы барона Данта? Он владеет монополией.

При упоминании имени барона Видиан ощетинился.

– Да. У Империи множество фирм-поставщиков, включая его:

– Но разбирают их сотрудники одной из ваших компаний – Слоун узнала логотип на спецовках.

– Стандартная процедура обслуживания. – Видиан увеличил скорость, давая понять, что вопрос закрыт.

Они проехали еще несколько пересечений, где капитан смогла присмотреться к другим грузам, проходящим через станцию, и услышать от Видиана еще пару лаконичных замечаний. Казалось, граф вообще забыл, что сам пригласил ее на станцию.

– Удивительное место, – сказала Слоун. – Благодарю за предоставленную возможность его посмотреть.

– Мир логистики не кажется вам утомительным? – спросил Видиан, когда вагонетка начала сбавлять скорость.

– Без логистики Империя не сможет функционировать.

– Согласен, – сказал граф и указал на маленький шкафчик внутри кабины. – Наденьте, вам понадобится. Слоун открыла шкафчик и достала прозрачную черную маску. Надев ее, капитан увидела впереди знак посадочной платформы 77. Повсюду копошились рабочие в костюмах химзащиты, они забирали из труб пневмодоставки метровые цилиндры и носили их к грузовикам.

– Взрывчатка, – пояснил граф, указав рукой. – Здесь и еще на нескольких узлах ее грузят для отправки на Синду. Испытания показали, что органические рабочие переносят взрывчатку быстрее дроидов. Страх очень хорошо мотивирует.

– Это верно. – Слоун посмотрела на Видиана, который не спешил надевать маску. – Вам разве не нужна?..

– Мои легкие настроены так, что отфильтровывают отравляющие вещества.

Вагонетка остановилась, и Видиан вышел в зону погрузки. Капитан последовала за ним.

– Взрывчатку нужно заложить глубоко в недрах Синды в точно рассчитанных местах. – Киборг сделал паузу и посмотрел на нее. – Мои специалисты уже отправились на луну, но ваши военные инженеры могли бы ускорить работы.

«Ну вот и добрались до сути», – подумала Слоун.

– Разумеется. Они в вашем распоряжении.

– Хорошо. – К Видиану подошел какой-то человек в красном костюме, вручил ему планшет. Граф передал устройство Слоун. – Перешлите вашим подчиненным эти инструкции.

Мимо прошли еще двое рабочих с цилиндрами, и в это же время с другой стороны въехала новая вагонетка. Видиан обвел жестом помещение:

– Я должен закончить донесение Императору. Смотрите и просвещайтесь. – Он двинулся к машине, затем остановился и посмотрел на Слоун. – Хорошо иметь среди военных союзника, который понимает, чем я занимаюсь.

Это были самые теплые слова, которые капитан слышала из уст киборга. Она склонила голову:

– Как прикажете, ваша светлость.


– Вот наш клиент, – проворчал Кейнан, ставя канистру на пол.

Гера кивнула. В оранжевом балахоне она стала совершенно неузнаваемой, если не считать двух бугров под просторным капюшоном, где она спрятала головные хвосты.

– Он еще не отослал донесение, – сказала тви’лека. Из-под маски ее чарующий голосок звучал приглушенно. – Повезло, что он заглянул сюда!

– Повезло так повезло.

– Скелли! – окликнула Гера.

Обернувшись, Кейнан увидел, как Скелли, тоже неузнаваемый под маской, ковыляет сквозь толпу в сторону Видиана. Хуже того, подрывник нес на спине свою сумку со взрывчаткой. У пилота кровь застыла в жилах. Он схватил емкость с барадием и быстро зашагал следом за Скелли.

Тот уже был в десятке метров от Видиана и тянулся к своему рюкзаку. Кейнан сунул ему в руки канистру:

– Держи, приятель. Неси на корабль.

Скелли, чьего лица под непрозрачной маской было не разглядеть, отступать явно не собирался:

– Ты что, не видишь?

«Видиана? А как же», – хотелось сказать Кейнану. Он развернул Скелли лицом к себе и кивнул одному из штурмовиков, охранявших ангар:

– Извините. Очень уж большая тут территория. Легко заблудиться.

Пилот поволок упирающегося подрывника в сторону от рельсов. Видиан уже сидел в вагонетке, ни о чем не подозревая.

– Скелли, ты что, сдурел?

– Но вон же он, Кейнан!

– Не сейчас! – Парень потащил коротышку дальше – туда, где стоял «Расторопный». – Хочешь нас всех взорвать?

– Или мы его, или он нас.

– Мы так все взорвемся вместе с ним, – сказала Гера. Подойдя ближе, тви’лека забрала канистру из рук Скелли, а Кейнан снял сумку с его плеча.

– Присмотри за ним. – Пилот повернулся к трапу. – Пойду спрячу эту дрянь туда, где он до нее не доберется.

Покачивая головой, он положил рюкзак с бомбами в сейф и запер на ключ. Казалось, со временем увечья от Видиановых побоев становились только тяжелее; заставить одуревшего от боли подрывника прислушаться к голосу разума было все труднее. Спустившись обратно на платформу, Кейнан увидел, что Гера поставила Скелли возле трапа и сунула ему в руки планшет – пусть делает вид, будто проводит инвентаризацию. Сейчас это было для него самое подходящее место.

Подошла Залюна с канистрой, которую она несла бережно, как младенца.

– А она не взорвется, если уронить?

– Чуть-чуть, – отозвался Скелли.

– Шутит он, – сказал Кейнан. – Но если уроните, смотрите, чтобы костюм был герметичным. – Не хотелось даже Думать, на какое буйство способна салластанка под действием стимулятора.

Через несколько минут вернулась Гера, которая до этого с равнодушным видом прогуливалась по платформе.

– Все, Видиан уехал в центр, – вполголоса проговорила тви’лека. Схема станции уже была в планшете Скелли, куда ее с ближайшего терминала скачала Залюна, но на это ушло слишком много времени, и «Расторопный» был почти полностью загружен. Вскоре они должны были покинуть станцию.

– Надо притормозить, – добавила Гера. – И я не знаю, как туда попасть.

Кейнан подавил смешок:

– Ты вроде была уверена, что сможешь попасть куда угодно.

– Я не собираюсь тащить с собой всю толпу по трубам вентиляции, – ответила она, оглядываясь вокруг. – И здесь повсюду штурмовики, которые следят, чтобы мы не совались куда не надо.

Кейнан оглянулся в ту сторону, куда укатил Видиан. Там было три портала: служебный коридор, слева от него – труба пневмодоставки, по которой поступали канистры, а справа – туннель, по которому двигались вагонетки. Пилот поднял палец.

– Вот и решение, – объявил он. – Сделаем так, чтобы нам срочно понадобилось в другое место.

Прежде чем кто-то успел задать вопрос, Кейнан отошел от корабля.

Беззаботно насвистывая, он зашагал к трубопроводу, из которого появлялись емкости, бережно влекомые потоком воздуха. Поглядев по сторонам и убедившись, что никто не смотрит, пилот исчез в служебном туннеле.

Там он обнаружил то, что заметил ранее, проходя мимо: трубопроводом управлял серебристый веретенообразный дроид. Кейнан подошел к дверце обслуживания на боку трубы и, резко повернув ручку, открыл люк.

– Стойте! – чирикнул дроид. – Этого нельзя делать! – Он с лязгом зашагал к Кейнану; пилот схватил его и засунул в метровую трубу. Затем, поднатужившись, толкнул еще дальше ногами вперед, так что труба забилась, после чего закрыл крышку.

Когда Кейнан вышел из туннеля, в зоне погрузки уже вовсю мигала сигнализация. Пилот посмотрел на огни и громко выругался:

– Эта дура закупорилась.

Возле трубопровода собрались рабочие. Подошла Слоун:

– Что здесь происходит?

– Я скажу, что происходит, – ответил Кейнан, вглядываясь в темную трубу. – Из-за вашего тупого дроида вся погрузка встала!

Слоун досадливо отмахнулась:

– Пусть кто-нибудь вызовет ремонтную бригаду.

– Ну да, вперед, – проворчал Кейнан и отступил на шаг, радуясь, что через защитное стекло не видно его лица. Он развернулся и зашагал обратно к «Расторопному».

– Эй, – окликнула его капитан. – Что это ты затеял? – Но Кейнан уже взбежал по трапу наверх.

Когда он вернулся, Слоун стояла внизу в компании вооруженного штурмовика.

– Дорогу, – сказал пилот, толкая перед собой запасную репульсорную тележку. Она была меньше, чем та, что спасла ему жизнь на Синде, и смешно подпрыгивала в воздухе, двигаясь прямо под ноги Слоун. – У меня график, дамочка. Посторонитесь.

Капитан отошла назад, явно опешив от его наглости:

– Что ты собираешься делать?

– Вы мне платите за перевозку, – ответил Кейнан. – Если ваш склад не может доставить эту дрянь до моего корабля, я сам за ней поеду. – Он оглянулся на Геру. – Пошли, Лейда. И братцев своих прихвати.

Гера отсалютовала и подала знак остальным. Все двинулись следом за Кейнаном в служебный туннель. Другие грузчики, поняв идею, тоже побежали за тележками.

Слоун раздраженно пожала плечами и отошла в сторону Она посмотрела на штурмовика:

Не для этого я училась в Академии.

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

Скелли, отдуваясь, прислонился к колонне:

– В следующий раз… поедем в вагонетке.

– Ну да, ничего подозрительного, – сказал Кейнан, толкая тележку по очередному бесконечному туннелю. По пути им попадались одни лишь служебные дроиды вроде того, с которым пилот повстречался ранее, но расстояния действовали на нервы. Путники передвигались от одного узла к другому, пробираясь в сторону ядра станции.

Кейнан сердито поглядел на тележку. «А я-то думал, что раз из „Лунного света“ уволился, то больше этим заниматься не буду!»

Гера, которая шла рядом, остановилась и посмотрела назад. Она потянула Кейнана за рукав, и пилот, обернувшись, увидел, что Скелли сидит на полу посреди туннеля.

– Я в порядке, – прохрипел подрывник. – Просто… на обратном пути заберите… мое тело.

Кейнан посмотрел на Геру. Под маской ничего не было видно, но озабоченное выражение на лице тви’леки было нетрудно представить. План срывался. Еще во время перелета с Синды оба поняли, что Скелли пострадал от рук Видиана серьезнее, чем признавался; подрывник держался только на медпакетах, но и их уже явно не хватало.

Кейнан остановился и развернул пустую тележку.

– Залезай, – скомандовал он и помог Скелли взобраться на поддон. – Попробуй только сострить насчет няньки, и живо полетишь на пол.

– Понял, – сказал коротышка и повалился на спину.

Гера посмотрела на плоский диск, висевший на потолке немного дальше по коридору:

– Что это, Зал?

– Это «Визитрактик-830», камера наблюдения для промышленных объектов, – объяснила салластанка. Выйдя вперед, она помахала одним из своих приборов, словно волшебной палочкой. – Высококлассное решение… на Горсе их всего несколько штук. Распознавать лица они не умеют, скорее предназначены для того, чтобы отслеживать поступление продукции.

– Вы можете их выключить?

– Я ставлю их на паузу, прежде чем мы войдем в поле обзора. Операторы не обратят внимания, если только никто не пройдет мимо на заднем плане.

– Вы это можете? – спросил Кейнан. – Вы вроде сказали, что это высококлассные камеры.

– Так и есть, – подтвердила Залюна, отстегнув капюшон. – Но ни одна камера не покидает завод без кодов блокировки. Слишком многих директоров-расхитителей поймали на горячем с помощью их собственной техники. Когда я была моложе, мы пользовались этими кодами, чтобы разыгрывать других операторов. Информация о них есть в инфокубе Хетто.

Гера откинула капюшон и улыбнулась Кейнану:

– Ради которого я, собственно, и прилетела на Горс.

Пилот тоже сдернул с себя капюшон. Пот лил в три ручья.

– Эти маски не рассчитаны на марафон. Далеко еще до Центра?

Тви’лека сверилась с планшетом:

– До следующего пересечения пятьсот метров, оттуда еще восемьсот. Все эти пневмотрубы и конвейеры тут не просто так установлены.

– Я эти конвейеры уже видеть не могу, – пробурчал Скелли.

– Погодите, – сказал Кейнан. – Залюна, ваша штуковина будет работать, если мы прибавим ходу?

– Тут инфракрасный сигнал. Камера блокируется, как только мы оказываемся в радиусе действия.

– Отлично. А ну, обе на тележку к Скелли, – велел Кейнан, разминая пальцы. Переключив репульсоры на максимум, он ухватился за ручку. – Я разок провернул этот трюк, когда на меня валился потолок. Ну-ка, держитесь!

Стоя за стеной из контейнеров в гигантском логистическом центре Калкораанской базы, Кейнан решил, что до конца жизни больше не станет возить тележку. Синдианская гонка под каменной лавиной была тем еще приключением, но когда в этот раз он, поднатужившись, разогнал тележку и сам запрыгнул на задний бампер, левитирующий поддон превратился в неуправляемую ракету, то и дело врезавшуюся в стены. Гера, сидевшая впереди, чуть пятки не стерла, останавливая тележку в конце второго, более длинного пролета.

Снова надев маски, они вошли в центральное ядро Калкораанской базы. Как и ожидал Кейнан, здесь было необыкновенно шумно и людно. Всюду работали манипуляторы, вакуумные шланги и магниты, извлекая материалы из целого леса штабелей и отправляя их во внешние сегменты станции. Залюна язвительно указала на огромную корзину размером с «Расторопный», набитую чем-то похожим на задвижки для дверей уборных.

– Если жахнем это место, – сказал Скелли, – придерживать двери придется на половине имперского флота.

По крайней мере, Скелли полегчало. Кейнану – нет. Они отыскали тихое местечко – ну, более-менее тихое – и спрятали там тележку, а Гера отправилась на разведку, чтобы попробовать найти кабинет Видиана. Судя по карте Залюны, он находился где-то за стеной, но как минимум этажом выше, и как туда попасть, никакой информации не было. На подъемные краны и мостки было не пробраться, лифты охранялись, и оставалось надеяться лишь на служебный ход, дверца которого находилась у пилота за спиной.

Кейнан уставился на костюм химзащиты, который Гера скатала в рулон и оставила на тележке. Без громоздкого облачения она могла передвигаться свободнее. Пилот задумался о том, где она сейчас. Так и подмывало открыть дверь и отправиться на ее поиски.

Но прежде, чем он успел подчиниться минутному порыву Гера сама заглянула с той стороны. Вид у нее был разочарованный.

– Плохо дело, – сказала тви’лека, распахнув дверь. Конец коридора терялся в сумерках. Девушка посветила фонариком. Вдоль стен туннеля, казавшегося бесконечным, были видны узкие проемы. – Дверь на противоположном конце, наверху, но коридор длинный, и его охраняют штурмовики. Кроме того, придется миновать столы «красных костюмов» Видиана.

– Скажем, что несем обед, – буркнул Кейнан. Он уже был готов сдаться, но тут заметил какую-то фигуру, которая двигалась за спиной Геры, выйдя из прохода справа. – Глядите!

Пришелец, который появился в темном конце коридора, был высоким и двигался как автомат. Кейнан шагнул через люк, чтобы присмотреться получше. У дроида было серое цилиндрическое тело и плоская голова, которой он вертел из стороны в сторону, освещая все вокруг красным лучом.

– Это не охранный дроид, – сказала Гера, когда автомат исчез в проходе по левую сторону. – Таких делает «Медтех». FX-что-то-там.

– Много вы видали медицинских дроидов в офисных комплексах? – спросил Кейнан. Он сделал знак остальным, чтобы шли за ним. – Осторожно, здесь темно.

– Нет света, нет проблем, – сказала салластанка. Ее огромные глаза расширились еще больше, приспосабливаясь к сумраку.

– Я готов идти куда угодно, лишь бы подальше отсюда, – заявил Скелли. – У меня тут еще и голова разболеюсь вдобавок.

Дверь закрылась. Гера шла впереди, осторожно приближаясь к темному проходу, в котором исчез дроид.

– Здесь я не была, – шепнула она.

ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ

– Дай-ка я. – Кейнан достал бластер и свернул за угод Никто не выпрыгнул на него из темноты. Гера посветила фонариком на потолочные балки, размещенные через аккуратные промежутки; в обширном круглом помещении пролегли длинные черные тени. В комнате ничего не было кроме накрытой чехлами мебели: койки, нескольких операционных столов, шкафчика для одежды и огромного кресла, похожего на трон.

Медицинский дроид не обратил на незваных гостей никакого внимания. Он просто подплыл к какой-то панели управления и остановился.

Скелли прищурил глаза:

– Что мы здесь…

– Постойте, – перебил Кейнан. Сквозь четырехугольный проем над головой дроида забрезжил свет. С механическим жужжанием робот и пульт поехали вверх на платформе гидравлического подъемника. Лучи осветили всю комнату, после чего дверь в потолке закрылась. – Мы под личной клиникой Видиана!

– Отлично. – Скелли, как в тумане, поплелся к шкафчику. – Мне как раз надо в медцентр. – Он выдвинул ящик и сполз на пол, прислонившись к стенке. Все трое смотрели, как он слепо шарит вокруг своей скрюченной правой рукой, даже не попадая внутрь.

Залюна беспокойно покосилась на Геру:

– С ним все будет нормально?

– Чем скорее мы попадем туда и уберемся прочь, тем лучше для него. – Кейнан увидел, что тви’лека рассматривает остальную меблировку. Вся она стояла на аналогичных платформах. – Но теперь мы знаем, как попасть наверх.

– Ты говоришь: «Мы», – заметил пилот.

– Идея-то твоя, а последний метр всегда самый трудный. К тому же нам везло до сих пор, – улыбнулась Гера. – А вдруг он спит.

– Или ему пересаживают новую личность. – Вздохнув, Кейнан потянул бегунок молнии на своем костюме. – Но это вряд ли. Того, что реально нужно, никогда не дождешься.

Видиан восседал в центре своей паутины и видел все.

Графское жилище, как и вся Калкораанская база, было построено в соответствии с его указаниями. В этой полусферической комнате, расположенной в самом центре ядра станции, киборг обдумывал дальнейшие планы, отдыхая после регулярной профилактической хирургии, которую проводили медицинские дроиды. Он не нуждался ни в великолепных панорамных окнах, ни в огромных звездных картах, которые бы отображались на куполе. Кибернетические глаза демонстрировали все, что требовалось видеть.

Видиан почти никого не приглашал в свою святая святых, но посетители, бывавшие здесь, видели только потолок нейтрально-серого цвета, тускло освещенный кольцом ламп. Сам же граф, одетый после операции в белый халат, наблюдал функционирование всей станции, как будто мог видеть сквозь стены. Сейчас он занимал все пространство дюрастального корпуса и глядел на то, как поступают разные материалы, проходя сортировку для дальнейшего перераспределения. Он видел, как движутся корабли в пространстве вокруг станции, фиксировал их маршруты. Вся Галактика лежала перед ним, ожидая, когда воля Видиана преобразит ее.

Так было не всегда. Граф помнил время, когда он был беспомощен – никто даже не подозревал, до какой степени. Официальная биография изображала его героем, разоблачившим коррумпированного армейского поставщика, однако, правду говоря, изначально он был самым бесполезным из всех созданий – инспектором по технике безопасности в межзвездной горнопромышленной компании.

В то время он носил другое имя. И тогда же он узнал все о добыче торилида, заодно постигнув и лицемерие богатых и облеченных властью. Для бизнесменов, у которых Видиан бывал с инспекцией, жизни рабочих не значили ничего, а потому его начальникам постоянно совали взятки, и отчеты о проверках становились беззубыми и бессмысленными.

И в конце концов – между прочим, как раз во время поездки на Горс – у Видиана лопнуло терпение. Он решил сам вступить в игру и потребовал взятки у нескольких фирм, которые посетил. Но не успел потратить ни кредита, свалившись без сил прямо в холле одной из компаний. В шахтерском медцентре он узнал, что странствия наконец сказались на его здоровье. Токсины, которые он вдыхал, биологические агенты, которые подцепил на бесчисленных грязных фабриках, вызвали дегенеративное заболевание, разрушавшее его плоть. Финал был не такой эффектный, как падение в кислотную ванну, но болезнь делала свое дело не менее верно. Вскоре некогда энергичный молодой человек превратился в иссохший мешок с органами, в котором хирурги какими-то неведомыми способами поддерживали жизнь.

Он сам понимал, что не был никем выдающимся, но теперь даже то жалкое существование кануло в небытие. Остался только разум, запертый в черепной коробке и лишенный всякой связи с внешним миром. Так он и лежал, всеми забытый, понемногу сходя с ума и размышляя о своем бытии – или отсутствии оного. В бешенстве из-за своего бессилия, он люто ненавидел тех, кто брал от жизни все, тогда как сам он действовал строго по закону. Промариновавшись два года в кислоте своего разума, он наконец открыл примитивный способ общения с одним из дроидов-сиделок.

И смертный одр инспектора превратился в колыбель Денетриуса Видиана.

С того момента его жизненный путь уже в большей мере совпадал со всем известной легендой – в официальной биографии это была единственная часть, хотя бы отдаленно напоминавшая правду. Чтобы отомстить корпоративным щиткам, требовалась новая личность – кто-нибудь одного с ними положения или даже выше. Видиан начал свою карьеру как цепочка цифр, как имя, на которое был оформлен электронный банковский счет. Но вскоре он сделался крупнейшим охотником за корпоративными активами в истории Республики – и все это не сходя с больничной койки.

Во время Войн клонов Республика законодательно защитила торилидодобывающую промышленность от корпоративных рейдеров, поэтому Видиан купил акции компаний, производящих комбайны для разработки комет. Также он скрытно приобрел долю в консалтинговой компании «Минеракс», после чего та и выпустила отчеты, остановившие добычу на Горсе и других планетах; многие компании, которые Видиан когда-то инспектировал, обанкротились – в том числе и фирма-предшественник «Лунного света».

Месть, пожалуй, свершилась, но Видиану было уже все равно. К тому времени он обзавелся кибернетическими протезами и покинул Горс вместе со всеми дурными воспоминаниями, устремившись в погоню за славой и богатством. Прежняя жизнь осталась позади. В отличие от своей старой личности, теперь он стал могущественным человеком – и хотя он и не был вхож к Палпатину, канцлер все же уважал его. В Республике было полно неэффективных производств; Видиан имел репутацию специалиста, который может разобраться с любым из них.

И он не собирался допускать, чтобы его подсидел какой-то сопливый выскочка вроде барона Данта. Император поощрял яростную конкуренцию в своей администрации; это была разумная стратегия, вынуждавшая каждого стараться изо всех сил. Но Дант умел лишь губить тех, кто был талантливее его. Барон отчаянно искал какое-нибудь оружие против Видиана; это была одна из причин, почему граф добивался установления имперской власти над Горсом. Ему удалось уничтожить медцентр, в котором он пролежал столько лет. Никто так ни о чем и не заподозрил.

Впрочем, глупец продолжал свои попытки. Недавно барон снова связался с Видианом, пытаясь выудить информацию о его планах. Операторы Калкораанской базы даже перехватили разговор с капитаном Слоун – Дант снова пробовал что-то разнюхать. К ее чести, Слоун ничего не выдала.

Откладывать дальше не имело смысла. Видиан встал с кресла и отправил его обратно в подвал. Затем он проследовал к защищенному терминалу на другой стороне комнаты и ввел пароль. Нажав на кнопку, он отправил на Корусант подготовленный документ, который составил со всей тщательностью; Император не мог не поддержать его замысел. Да, Видиан шел на риск – но при этом он расставлял западню, которая должна была раз и навсегда избавить его от Данта, вцепившегося в его несуществующие волосы, словно колючка. В этом генеральном плане нашлось место и Слоун, и дроидам, которых он ей показывал.

Когда дело будет сделано, Видиан сохранит расположение Императора, а Империя сможет расти без помех. А потом… кто знает? Может статься, еще и бонус выпадет. Видиану было известно, что Императора интересуют проекты по созданию орудий запугивания. Знал он не обо всех, но было нелегко скрыть информацию от человека, вовлеченного в такое множество стратегических сетей снабжения. Если разрушение Синды пройдет успешно, оно может заинтересовать военных. Луны с таким необычным строением, орбитой и близостью к материнской планете встречались нечасто, но разнообразить подходы было нелишним, учитывая размеры Галактики.

Видиан прервал соединение со столицей Империи и застыл. В комнате было тихо, только слышались жужжание и лязг FX-4, который передвигался между операционным столом и высокой диагностической панелью, стоявшей неподалеку.

– Я знаю, что вы здесь, – не оборачиваясь, проронил граф.

В ответ не донеслось ни звука. Затем – легкие шаги слева, в направлении компьютерного оборудования, стоявшего справа от запертой двери. Видиан не спеша отошел от пульта связи и отдал безмолвный приказ. Из-под пола въехал новый операционный стол, на этот раз с фиксаторами.

– Я слышу вас с тех самых пор, как вы оба сюда проникли. Вы поднялись, спрятавшись за спинкой моего кресла. – Граф прошел мимо дроида. – В этой комнате нет камер наблюдения. Только я. Я слышал ваши шаги, биение ваших сердец. Видел ваше дыхание через инфракрасные фильтры. Не заставляйте меня вас искать. Это утомляет.

Видиан мгновенно развернулся и прыгнул к терминалу, стоявшему у стены справа от входа. Заглянув за пульт, он обнаружил молодую зеленокожую тви’леку, которая, присев, целилась в него из бластера.

– Тебя я раньше не видел, – сказал граф.

Сзади послышался какой-то шорох. Видиан стоял как скала и даже не шелохнулся, когда о его голову ударился хирургический столик. Тви’лека вздрогнула, увидев, как разлетаются медицинские принадлежности, со звоном рикошетя от пульта. Киборг вихрем крутанулся и молниеносным движением схватил второго пришельца.

– А тебя видел, – сказал он, держа черноволосого человека за горло. Затянутые в перчатки руки все еще сжимали обломок столика. Видиан приподнял гостя над полом и вперил взгляд в его голубые глаза. – Стрелок с Синды. Я стер твое изображение, но дураков никогда не забываю. Жажду узнать, что привело тебя сюда.

ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ

Задыхаясь, Кейнан тщетно пытался ударить Видиана обломком своего импровизированного оружия.

– Пристрели его! – прохрипел он. – Стреляй!

Гера так и сделала: легла на компьютерный терминал и выстрелила в упор. Плазма заискрилась по телу киборга и перекинулась на Кейнана, ударив током. Несмотря на боль, пилот смог разглядеть, что халат на груди Видиана превратился в лохмотья и сквозь прорехи блеснул металл.

– Не советую повторять, – произнес Видиан и, не отпуская Кейнана, свободной рукой сорвал с себя клочья одеяния. – Моя искусственная кожа представляет собой кортозисную ткань: в конце Войн клонов я консультировал производителей прямо на фронте. Уверяю тебя, мадемуазель: каждый твой выстрел придется прямиком в твоего приятеля.

Гера выпрямилась, не сводя глаз с киборга:

– Хочешь знать, зачем мы здесь? Поставь его на пол!

– Разумеется. – Видиан опустил Кейнана… но как только тот коснулся пола пальцами ног, граф левой ладонью отвесил ему могучую оплеуху. Чувство было такое, будто челюсть перекосилась от удара.

При этом киборг продолжал держать его за горло. Кейнан попытался заговорить, но из глотки доносились лишь неразборчивые звуки.

Видиан слегка ослабил хватку:

– Что? Ты молишь о пощаде?

Парень закашлялся и свирепо зыркнул на него:

– Я сказал: грязный трюк.

– Рад, что ты одобряешь. – Видиан повернулся к девушке, которая глядела то на него, то на дверь. – Не волнуйся. Стены звуконепроницаемы, а на помощь я не звал. Развлечения мне выпадают редко, и не хотелось бы, чтобы мне мешали.

Какую-то секунду Гера смотрела на Видиана… и вдруг сделала сальто, ловко перепрыгнув через пульт. Она выстрелила в голову графа, умышленно промахнувшись, и опустилась на пол. Не останавливаясь, тви’лека бросилась вперед, прямо на киборга. Видиан, не ожидавший лобовой атаки, выставил обе руки, пытаясь схватить Геру, и в результате отпустил Кейнана. Девушка тут же переключилась на другую цель и, нырнув, ударила Кейнана в живот; руки Видиана прошли выше, упустив добычу. Инерция прыжка отбросила пару нападавших назад, так что они оказались в двух метрах за спиной графа.

Оба поднялись на ноги. Видиан развернулся; было видно, что эпизод его скорее позабавил, чем встревожил.

– Молодец.

Кейнан, который наконец снова смог сделать вдох, оттолкнул Геру в сторону, когда Видиан бросился на них. С обнаженным торсом граф был похож на любителя боев без правил, а с такими противниками пилот дрался не в одной кантине. Парень встретил киборга ударом с разворота, который пришелся ниже спины. Это было все равно что пнуть мешок с титановыми молотками – и Кейнан понял, что свалял дурака, когда Видиан схватил его за ногу и сильно толкнул. Пилот повалился на спину, опрокинув лабораторный стол.

Гера снова открыла огонь, явно решив, что на звуки пальбы никто не прибежит. Видиан просто отмахнулся от выстрелов и кинулся на нее. Тви’лека высоко подпрыгнула, чтобы перелететь над спиной пригнувшегося киборга. Но на сей раз Видиан устоял на ногах и, развернувшись, схватил ее за головной отросток. Киборг сильно дернул и отшвырнул девушку далеко от себя.

– Гера! – заорал Кейнан, поднимаясь с кучи обломков. Видиан бросил тви’леку с такой силой, что она должна была врезаться в противоположную стену… но не долетела. Синий стазисный луч с потолочной установки перехватил ее в воздухе.

Развеселившийся граф поднял взгляд:

– Прекрасно! Идеальная точность. Не двигайся.

Конечно, тви’лека и не могла пошевелиться – но не успел Кейнан подумать, зачем Видиану парализующий луч в его жилище, как киборг снова двинулся к нему:

– Итак, на чем мы остановились? Я когда-то спарринговал в рамках лечебной физкультуры.

– Да ну? А я отправлял на лечение других. – Кейнан храбро шагнул навстречу.

Видиан ударил правой – Кейнан резво отшагнул в сторону, почувствовав, как удар прошел мимо. Стиснув кулак, он врезал графу в левое ухо. Парень был уверен, что хотя тело киборга и покрыто прочным материалом, уши Видиану все же нужны – хотя бы для поддержания равновесия. И оказался прав – по крайней мере, на мгновение киборг отшатнулся. Воспользовавшись моментом, Кейнан схватил Видиана за остатки ушей, резко дернул, развернул его голову и с размаху приложил лицом о шкаф. Зазвенело очень громко.

Видиан тут же отскочил, словно пружина. Лицо его ничего не выражало, но в голосе сквозило возбуждение:

– Ну, позабавимся!

Несколько долгих секунд они обменивались ударами. Кейнан двигался максимально быстро, пытаясь не пропустить удар от графа и одновременно используя все свое мастерство, чтобы не сломать руку о металлическое покрытие. Пилоту не раз доводилось драться с толстокожими противниками, и он знал, что удары головой опаснее для него самого, чем для Видиана. Но это оставляло мало вариантов, разве что попытаться сшибить киборга с ног.

Кейнан пытался – и обстановке комнаты порядком досталось, поскольку оба бойца по ходу дела переворачивали шкафы и столики. Но граф был слишком быстр.

– Довольно, – сказал Видиан, выбросив вперед руку. Жертвой хваткой вцепившись в запястье Кейнана, он нанес мощный удар в висок пилота. В глазах Кейнана на несколько секунд потемнело – он лишь почувствовал, как Видиан схватил его за рубашку и отшвырнул прочь.

Когда зрение вернулось, Кейнан обнаружил, что Видиан забросил его на главный операционный стол. Граф сунул его правую руку в фиксатор. Пилот попробовал отбиваться; киборг стукнул его еще раз. Мгновением позже руки и ноги Кейнана были втиснуты в зажимы.

Видиан встал и потянулся, словно после зарядки.

– Отлично размялся. – Он посмотрел вокруг. – Будут еще гости? Или это все? Никакие убитые горем бесалиски не спешат на помощь?

Убедившись, что других посетителей нет, Видиан обернулся.

– Ну и ладно, – сказал он, созерцая Геру с Кейнаном. – Пора нам познакомиться.

Кейнан сглотнул и покосился на тви’леку, которая, пускай и обездвиженная, как-то сумела покачать головой. Скелли, который остался в подвале, был сейчас вообще ни на что не способен, а Залюна ни за что не стала бы подниматься наверх в разгар драки. И хорошо.

Видиан рылся в шкафу.

– Ты был пилотом в «Лунном свете», стрелок. Я убил твою начальницу. Это все из-за нее? – Граф достал золотистую рубашку и надел ее. – Дружба обходится дорого. Она вынуждает совершать поступки, которые ни к чему хорошему не ведут.

Кейнан промолчал.

– Не сомневаюсь, моему дроиду-дознавателю ты расскажешь больше, – заметил Видиан, обходя разгромленную комнату. – К тому же вы можете пригодиться мне для кое-чего еще.

Гера прожгла его взглядом, дергаясь в стазисном поле:

– О чем это ты?

– Пусть мои дроиды на вас попрактикуются. – Киборг повернулся к Кейнану и потер подбородок – это был скорее наигранный жест, чем реакция на зуд. – Можешь ли ты представить себе, каково это – лишиться всех пяти чувств, потерять возможность контактировать с окружающей действительностью?

– После нескольких стаканов.

– Разум – это генератор, работающий в темноте, это мотор, который бесконечно крутится, не приводя в движение ничего. Он бьется в вечной ночи, ищет света, придумывает свой собственный. – Граф обошел вокруг стола в поисках хирургического столика. Найдя покореженный лоток, он принялся методично складывать туда разбросанные хирургические инструменты. – Потерять контроль над своим телом. Только представь тебе! Это полное бессилие, удел младенцев и стариков. Потерять контроль над собой – это равноценно смерти.

Он выпрямился, держа лоток в руках.

– Но я воскрес из мертвых. И благодаря мне Империя сможет контролировать все. – Видиан поставил поднос на подставку. – Быть может, ты слышал мои заповеди: «Не останавливайтесь! Сносите барьеры! Замечайте все!»

– Видел разок, в космопорту крутили твою голозапись, – ответил Кейнан. – Никто не слушал.

– Я ничуть не оскорблен. Это всего лишь банальные управленческие советы. Но для того, кто был отрезан от всего, они – нечто большее. Это рецепт выживания. – Видиан подошел к Кейнану со скальпелем в руке. – Я целых два года был лишен контакта с внешним миром. Поглядим, что станет с тобой через десять. Как знать? Быть может, ты даже превратишься в интересную личность.

– Погоди! – крикнула Гера, все еще висевшая в воздухе.

Видиан недовольно поднял взгляд:

– Да?

– Я думала, ты сперва собирался нас допросить.

Кейнан закатил глаза:

– Ага, устроить мне пытку, прежде чем пытать. Как можно забыть?

«О чем она только думает?»

Видиан отложил скальпель:

– Она совершенно права. – Киборг помолчал. – Я уже послал за своим помощником. Терпение.

В полу открылась еще одна дверца. Через нее в комнату вплыл черный шар с выпученными фоторецепторами. Кейнан, отчаянно пытавшийся освободиться, узнал в нем имперского дроида-дознавателя. Репутация этой машины была хорошо известна… а большой торчащий шприц не оставлял сомнений в ее назначении.

– Лежи смирно, – сказал Видиан. – Это займет не больше секунды.

При виде приближающегося автомата мысли Кейнана помчались вскачь. Мастер Биллаба наверняка посоветовала бы использовать Силу. «Разбей дроида о стену! Разомкни оковы! Загипнотизируй Видиана, пусть совершит длинную прогулку через короткий шлюз!» Он старался никогда не использовать Силу в открытую, но положение было серьезным. Кейнан начал концентрироваться…

…но не успел он что-либо предпринять, как дроид-дознаватель повернулся на несколько градусов и воткнул иглу в обнаженную шею Видиана.

– Что? – Киборг взмахнул рукой, и дроид, кувыркаясь в воздухе, отлетел к дальней стене. Граф упал, опустившись на четвереньки.

В полу открылся большой люк. В комнату въехал трон Видиана. На нем восседал Скелли, рядом стояла Залюна, держащая в руках пульт дистанционного управления.

– Сомневаюсь, что это «сыворотка правды», – заметила Гера.

– А это и не она. – Скелли похлопал по горке пустых ампул у себя на коленях. – Уж я-то знаю, на что способны мои лекарства. – Он посмотрел на Видиана и улыбнулся сквозь выбитые зубы. – Баю-бай, дорогуша.

Лежа наискосок на соседнем с Видианом столе, Скелли жмурился от удовольствия. Один из графских меддроидов втирал бакту в его раны.

– Не знаю, как вы, народ, – сказал подрывник, – а я за то, чтобы его ликвидировать. Всему есть предел.

Кейнан потер горло:

– Голосуем?

Скелли приподнял левой рукой правую.

Гера покачала головой.

– Не хотелось бы все испортить, – проговорила она. – Я не против убийства, если оно необходимо. Но здесь творится что-то странное. Я хочу быть уверена, что, убив его, мы не сделаем только хуже!

– Хуже, чем если он взорвет луну и превратит Горс в кладбище? – спросил Скелли.

Тви’лека снова качнула головой:

– Нет, я имею в виду… будет хуже, но в другом смысле. Если сейчас мы убьем Видиана и нас поймают, Империя решит, что на Горсе восстание!

– Восстание? На Горсе? – Кейнан хихикнул. – Не сказал бы, что там очаг политической мысли.

– Будет вам и очаг, и вертел, когда начнутся чистки. – Гера указала на Залюну, которая работала на пульте неподалеку. – Зал знает лучше других… они составляют списки. Они не будут бить вслепую, как камни с неба. Будут брать по именам. – Тви’лека заморгала. – А может, и вслепую. Разбомбят с орбиты целые кварталы, просто для острастки!

Залюна вытаращила глаза:

– Неужели… неужели такое уже было?

Гера отвернулась.

– Вы знаете далеко не все, – шепотом ответила она.

В комнате стало тихо. Видиан не солгал по крайней мере в одном: похоже, никто за пределами комнаты ничего не слышал и драка осталась незамеченной. Залюна прочесала помещение и камер не нашла. Кейнан недоумевал, зачем Видиану понадобилось прятаться от своих же подчиненных. Зато в ограничителях движения недостатка не было. Решили, что Видиана переместят в стазисное поле, стоит только ему пошевелиться, хотя медицинский дроид заверил, что коктейль Скелли продержит его в отключке пару часов.

Которые казались совсем нелишними.

– В эту систему не проникнуть, – разочарованно буркнула Залюна.

Гера покачала головой:

– Все еще возитесь с последним паролем?

– Это код, который надо ввести вручную, – сказала салластанка. – Он не мог просто его диктовать. Будь здесь какая-нибудь камера или еще какое устройство, оно могло бы это записать. Тогда было бы на что смотреть. Но ничего же нет.

Снова воцарилось молчание.

Кейнан вперил взгляд в Видиана:

– Секундочку. А может, и есть. – Он подошел к киборгу и повернул его голову. В левом ухе обнаружился маленький разъем. Пилот вздрогнул от омерзения, которое, однако, тут же прошло.

– Ладно, – сказал он. – Кто хочет скачать мозг Видиана?

ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ

Залюна сидела за портативным терминалом рядом с Видианом. Она снова оглянулась на тонкий проводок, выходивший из разъема, спрятанного в ухе графа.

– Это самое странное, что я делала в своей жизни. И это не пустое бахвальство, учитывая последние пару дней.

Кейнан засмеялся и отодвинул какой-то упавший прибор, загораживавший голопроектор.

– Готово, – сказал он. – Покажите нам, что там внутри.

– Я выключила его глаза и уши, чтобы не записывали, и удалила всю стычку с нами, – начала Залюна. – Это было несложно. Но я могу вам показать только то, что он видел за последний день, – должно быть, память этой подсистемы ограниченна. – Салластанка нажала на кнопку. – Вот.

Свет в комнате померк. Проектор, висевший под потолком, высветил напротив трона голографическую запись в натуральную величину. Голограмма была просто стереоскопической – изображения с левого и правого глаза Видиана накладывались в воздухе, – но она отличалась необыкновенной четкостью и глубиной.

Гера потрясенно покачала головой:

– Мы смотрим глазами Видиана!

– Угу, – отозвался Кейнан. – Начинает подташнивать.

Залюна проматывала картинку вперед и назад во времени, останавливаясь лишь на доли секунды. Изображения появлялись и исчезали с такой быстротой, что Кейнан часто вообще не понимал, на что смотрит, но салластанка явно прекрасно ориентировалась в этом потоке.

– Вы так быстро все разбираете? – спросил пилот.

– Я этим занималась каждый день на протяжении тридцати лет, – ответила Залюна, нажимая на кнопки. Такой уверенной в себе Кейнан ее еще не видел. – Жизни большинства обывателей не особо интересны. Проматывать учишься довольно быстро.

Наконец салластанка добралась до фрагмента, который явно был записан недавно – прямо здесь, в святая святых.

В поле зрения появился терминал – тот самый, что стоял напротив.

– Погодите-ка, – сказала Гера.

Но Залюна уже и сама все поняла.

– Он вводит пароль, – проговорила салластанка, отмотав немного назад. – Вот… здесь.

Гера быстро прочла код и бросилась к противоположной стене. Прошло несколько секунд, и она радостно вскрикнула:

– Есть!

Скелли, как следует напичканный лекарствами, заковылял к терминалу:

– Что там?

– Список подпространственных сообщений, отправленных на Корусант, – ответила Гера, читая с экрана. Она нахмурилась. – Он уже послал Императору результаты синдианского эксперимента.

Скелли нашел кресло и уселся рядом с девушкой:

– Поищи оригинал. Мы составим исправленную версию, из которой будет следовать, что эксперимент провалился. Скажем, что в измерениях была допущена ошибка.

– Не знаю, сможем ли мы вообще что-то послать. Похоже, для доступа к прямому каналу связи с Императором нужен отдельный пароль. Должно быть, он ввел его раньше, а потом вышел из системы.

– Явно намного раньше, – сказала Залюна, продолжая Рыться в записях Видиана. – Не вижу, чтобы он вводил ДРУГОЙ код.

Наверное, дважды нам гак не повезет, – бросила Гера. – Но, может быть, есть и другой способ. – Ее пальцы запорхали над клавиатурой. – Вот файл с результатами эксперимента. Посмотрим, что там.

Под пристальным взглядом Скелли тви’лека стала читать. Но вскоре прекратила и недоуменно уставилась на экран:

– Ничего не понимаю.

– Там должен быть технический текст, – отозвался Кейнан. – Потому-то мы и прихватили Скелли с собой: чтобы врал на их языке.

– Нет, мне другое непонятно. – Гера закрыла документ и стала смотреть следующий. – Я не могу этого сделать.

– Он защищен от редактирования?

– Да нет необходимости, – удивленно и растерянно проговорила тви’лека. – В отчете говорится, что в результате взрыва большинство молекул торилида распалось. Видиан сам отправил Императору фальсифицированную версию!

– Что? – Кейнану начинало казаться, что они и за год не разберутся в мире, в котором живет граф.

Гера стала читать вслух. Из оригинального отчета следовало, что на обломках, которые были выброшены в космос после убившего Окадайю взрыва, присутствовал торилид, но большая часть его сразу же разрушилась. В остальной массе начался экспоненциально прогрессирующий процесс распада; в течение года после подрыва луны весь неубранный торилид исчезнет. Но ведь Видиан заверил Императора, что материала хватит на две тысячи лет! Гера была ошарашена.

– Для чего же ему уничтожать Синду, если взрыв уничтожит всю добычу?

Тот же вопрос возник и у Кейнана:

– Кому может понадобиться уничтожать то, что нужно Императору?

Залюна повернулась к Гере:

– Ты ведь не думаешь…

– Что он революционер вроде меня? – Тви’лека подавила смешок. – Сомневаюсь. Это чревато ранней смертью.

– Или переводом на Кессель, – добавил Кейнан.

Скелли потер один из своих синяков:

– Ну, мы ведь знаем, что он псих и садюга. Может, ему все равно.

Гера покачала головой:

– Но он не самоубийца. Должна быть какая-то причина – причина, которая не вызывает у него опасений.

Снова стало тихо, только слышалось пощелкивание кнопок на устройстве управления в руках Залюны. Салластанка продолжала просматривать занятия Видиана на протяжении дня.

Кейнан отыскал кресло графа и плюхнулся в него. Пилот устало глядел на поток картинок. Пожалуй, такой доступ был мечтой любого шпиона – вот только весь улов на данный момент состоял из пароля к терминалу. Кейнан вперил взгляд в пол.

И тут же снова вскинул голову, заметив странное изображение.

– Отмотайте назад, – попросил он.

Залюна повиновалась.

– Ну и щеголь, – отметила она. Перед их глазами предстал молодой блондин, одетый в изысканный наряд: богато украшенный деловой костюм с золотыми пуговицами и короткий плащ, застегнутый на правом плече. Но изображение отличалось от прежних картинок.

– Здесь разрешение не такое, как на других кадрах. Странно.

Гера тоже посмотрела на аристократа:

– Это барон Дант, дроидостроительный магнат. – Как обычно, тви’лека знала все, но вид у нее был недоумевающий. – Еще он занимает должность в имперском правительстве – состоит атташе Видиана на Корусанте. Я читали о нем в ходе изысканий. Почему он здесь?

– Он не здесь. – Кейнан щелкнул пальцами. – Картинка выглядит иначе, потому что это голограмма.

– Голограмма внутри голограммы? Разве она не должна быть голубоватой и нечеткой?

Залюна покачала головой, настраивая картинку:

– Нет, если изображение собеседника транслируется прямо в глаза Видиана. А это явно сеанс связи. Похоже, он сохранил и аудиозапись разговора.

Голограмма пришла в движение, и они услышали бесплотный голос Видиана: «Барон Дант, разве я могу работать, если вы никак не оставите меня в покое?»

«Я лишь посланец, которому поручено передать: Император желает немедленно получить гарантии того, что вы выполните годовую норму по торилиду», – произнес молодой человек.

«Мои планы обеспечат результат, которого требует Император, если только вы не уговорите его снова повысить норму».

«Граф, я уязвлен. Я бы ни за что…»

«Довольно. Я собираюсь послать донесение его величеству».

«Замечательно. Если вы поставите меня в копию…»

«Не поставлю. Это область моей компетенции, а не вашей. – Пауза. – Если вы так хотите ответственности, барон Дант, – отлично. После того как я успешно выполню императорский заказ на этот год, я попрошу его передать управление Торсом вам».

«Это очень щедро с вашей стороны, милорд. Даже не знаю, что…»

«Ну так молчите. Просто не лезьте в мои дела!» Изображение барона исчезло.

– Надо же, как они друг друга не любят, – сказал Кейнан. – Вы заметили ухмылку на лице барона? Я б ему не доверил дверь подержать.

– Теперь понятно, – протянула Гера. – Император давит на Видиана, требуя выполнить годовую норму, поэтому Видиан собирается разбить Синду, как яйцо. Добытого торилида хватит на год, так что свою норму он выполнит. А когда торилид преждевременно распадется, Дант останется с носом!

– Вот же гад, – произнес Кейнан, глядя на неподвижного Видиана. – Я знал, что он на такое способен.

– Минуточку, – сказал Скелли. – Император же не поверит Видиану на слово. Видиан – менеджер, а не ученый. Кто там готовил отчет?

Гера снова поглядела на экран:

– Поверить не могу, как я это упустила. Лемюэл Тарса!

Кейнан заморгал:

– Опять это имя. Кто он такой?

Гера выхватила из кармана планшет:

– Я выяснила. Нашла в Голосети, что пятнадцать лет назад Лемюэл Тарса работал главным аналитиком в консалтинговой компании «Минеракс», готовя исследования о запасах минеральных ресурсов для частных компаний, а с недавних пор и для Империи.

– О нем нас запрашивали со звездного разрушителя, – оживилась Залюна. – В инфокубе о нем было мало информации, только стандартный биоскан на таможне.

Гера повернулась к салластанке:

– Посмотрите в записях с очистительного завода «Лунного света», лет двадцать назад или около того. Я выяснила, что ему выдавали пропуск.

– А, – сказала Залюна. Она открыла сумочку и извлекла инфокуб Хетто. Отключившись от зрительной памяти Видиана, салластанка подсоединила куб к терминалу, за которым работала.

– «Лунный свет» тогда назывался «Интросферой». Мы, конечно, мониторили это здание.

– Почему я не удивлен? – закатил глаза Скелли.

– К такому старому материалу никто не обращался, – скорее всего, мы даже не знали, где искать, когда поступил запрос. – Пальцы Залюны ловко порхали над клавиатурой. – Я задала визуальный поиск по имени в базе выданных пропусков.

– Вы что, всемогущи? – Кейнан потер лоб. Теперь он Радовался, что скрывал свою чувствительность к Силе даже от самого себя.

– Нашла, – объявила Залюна. – Вот он. – Голопроектор зажегся снова, показав какого-то мужчину. Кейнан нетал и подошел к полноразмерной голограмме.

Судя по биометрическим данным, которые Залюна нашла в файлах таможни, на момент визита мужчине было чуть менее тридцати лет, но выглядел он старше: он напоминал измотанного менеджера среднего звена, преждевременно облысевшего: на голове виднелись лишь клочья волос какого-то ржавого, цвета. Обтрепанный костюм, поношенные туфли. Этот человек мог быть кем угодно.

И все же было в этом Лемюэле Тарсе что-то смутно знакомое. Поза, жестикуляция, когда он отчитывал какого-то клерка, явно не обращавшего никакого внимания на его слова…

– Что он говорит? – спросил Кейнан.

– Кажется, записался только фрагмент. – Залюна нажала на кнопку.

«…не обязан объяснять вам снова и снова правила техники безопасности на производстве. Они одинаковы во всей отрасли. Вы все делаете неправильно. Пора забыть о старых методах!»

– Девиз старины Видиана задолго до того, как Видиан его придумал, – засмеялся Скелли.

Кейнан и Гера переглянулись, посмотрели на распростертого графа, затем снова на голограмму. Голос, конечно, был другой, но интонации – очень похожие. Гера встала и подошла к Залюне:

– Вы говорили, есть биометрические данные Тарсы?

– Вот. – Залюна вывела информацию на панель. – Мы в «Трансепте» с ними мало работаем, но главный космопорт собирает эти данные у всех прибывающих. – Кейнан напрягся, радуясь, что прилетел на трамповом грузовике[3] и тем самым избежал этой процедуры.

– Прямо не верится, что я сейчас это спрошу. – Гера покосилась на киборга. – А биоданные Видиана в медицинском компьютере есть?

– Должны быть. – Уловив ход мыслей тви’леки, Залюна выполнила сравнительный анализ. Результаты появились на экране. – Генетические маркеры идентичны тем, которые содержатся в образце Тарсы. Сетчатку, голос и отпечатки пальцев сравнить невозможно, но глубоко внутри это тот самый человек.

– Эй, – сказал Скелли, попеременно глядя то на Видиана, то на изображение Тарсы. Он почесал в затылке. – Нет, нет. Тут что-то не так. Я же читал его биографию в Голосети. Видиан был военным подрядчиком и едва не умер от синдрома Шилмера. Он не был инспектором по технике безопасности. – Коротышка хихикнул. – Вот это была бы ирония!

– Точно. – Гера еще раз всмотрелась в результаты. – И тем не менее это он.

Скелли был потрясен:

– Тогда что, вся биография Видиана – мыльный пузырь? Он не был отважным разоблачителем, пекущимся о солдатах!

Гера сочувственно посмотрела на подрывника:

– Тебя что, это удивляет?

Взрывотехник поднял руки:

– Веселее было, когда теории заговора придумывал я.

– Выходит, Тарса заболел и превратился в Видиана. – Кейнан скрестил руки на груди. – Это тоже произошло на Горсе? Записи из медцентра есть?

– В Республике действовали законы о врачебной тайне, – ответила Залюна. – Это единственное, к чему у нас не было доступа. Если записи и сохранились, то только на месте.

– Не сохранились. – Гера наморщила лоб. – Сразу по прибытии Видиан приказал снести медцентр. Но я не представляю, зачем ему сейчас заметать следы… и зачем кому-то на «Ультиматуме» интересоваться Тарсой.

Кейнан растерянно поглядел на нее:

– Мне вот еще что невдомек. Почему он отказался от настоящего имени?

Гера задумалась… и вдруг просияла:

– Потому что он хотел оставить Тарсу в живых. Не забывайте, Тарса по-прежнему официально числится имперским консультантом. – Тви’лека снова бросилась к терминалу у другой стены и указала на экран. – И гляди-ка, где он отметился!

Кейнан подошел к ней и стал читать. Список был длинный, некоторые позиции появились недавно.

– Я… не понимаю. Что это?

Гера провела пальцем по экрану, остановившись на одной из записей:

– Технические отчеты компании «Минеракс». Во многих из них Тарса указан как составитель. – Она пробежала глазами названия. – Здесь десятки планет, десятки проектов. Некоторые относятся уже к периоду Империи, другими он занимался еще при Республике.

– Он что, сам себе независимый аудитор? – прогудел Скелли. – Отличный способ надувать клиентов. Сам себе готовь результаты проверки и фальсифицируй как хочешь! – Подрывник, скалясь, поглядел на неподвижное тело Видиана. – Впечатляет. Ты мастер своего дела. Этого не отнять.

Кейнан кивнул. Все становилось на свои места. Поскольку какой-то имперец расспрашивал о Тарсе, Видиан замел свои следы на Горсе, чтобы никто не смог установить связь между ними. Император положится на репутацию Тарсы, если только ничего не заподозрит; план разрушения луны будет одобрен.

Гера прищурилась:

– Здесь еще какой-то файл, в котором стоит имя Тарсы… более старый, но сегодня к нему обращались. Я не могу его открыть.

– Не проблема. – Кейнан обернулся. – Зал?

– Уже иду. – Залюна перепрыгнула через кабель, подсоединенный к голове Видиана.

Гера встала и подошла к Кейнану. Тот улыбнулся ей:

– Мы таки что-то раскопали, правда?

– Раскопали, – отозвалась тви’лека, глядя на двери. – Хотя я не совсем понимаю, что с этим делать.

– Мы пошлем Императору оригинальный отчет, вот что, – предложил Кейнан.

– Не через эту систему, – возразила Гера. – И я очень сомневаюсь, что Император лично просматривает свою почту – особенно сообщения от случайных диссидентов.

Тви’лека устремила взгляд в потолок. В глазах ее вновь появилось то самое выражение, говорившее, что в игре, которую она ведет, девушка уже на пять шагов опережает собеседника. Кейнану этот взгляд нравился, хотя ему и было немного не по себе. Он оглянулся:

– Ну как, Зал?

– Не могу расшифровать, – отозвалась салластанка. – Я не хакер. В следующий раз похищайте хакера.

Кейнан покосился на Видиана. Время истекало. Конечно, можно снова накачать графа снотворным – но рано или поздно к нему кто-нибудь да явится.

Пилот повернулся к Гере:

– Так ты думаешь, в этом файле что-то важное?

Тви’лека кивнула:

– Только он так защищен. К тому же, – добавила она, – у меня есть предчувствие.

– Для меня этого достаточно, – сказал Кейнан и подошел к столу Видиана. – Давайте сюда меддроида. Я кое-что придумал.

ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ

– Эй, там, живее! Если бы вы грузили торпеды на мой корабль, сами же повылетали бы следом за ними!

Рабочие в оранжевых костюмах задвигались чуть быстрее, но теперь они старались обходить Слоун стороной, что сводило на нет прибавку в скорости.

Погрузка шла ни шатко ни валко. Трижды горсианские шахтеры роняли контейнеры, что приводило к утечке хладагента; каждый раз зона пустела на десять минут. А ремонтники, достававшие глупого дроида, который неведомым образом застрял в пневмотрубе, оставили длинную царапину в мягком пористом покрытии внутренней стенки. Теперь чинили уже трубопровод. «Гражданские!»

Выходит, легенда о Видиане не столь уж правдива, подумала Слоун. Если Калкораанская база являлась царством человека, который замечал все и не допускал остановок, то человек этот явно спал на рабочем месте.

Других проблем пока не наблюдалось. Понимая, что среди нанятых для погрузки рабочих может скрываться и горсианский террорист, Слоун взяла у штурмовиков пистолет и кобуру. Как оказалось, это было излишним. Никто из шахтеров не догадывался, что на самом деле они помогают готовить разрушение своих собственных домов. Добром это не кончится, подумала Слоун.

Пискнул комлинк. Женщина протянула руку:

– Слоун.

– Капитан, – пробубнил знакомый голос.

– Граф Видиан, – отрывисто ответила она. – Погрузка почти завершена. Скоро мы будем готовы возвращаться на Горс.

– Вы мне нужны. Приходите ко мне в кабинет. Одна.

Слоун нахмурилась:

– Это связано с отчетом для Императора?

– Можно и так сказать, – последовал ответ. – Приходите немедленно.

– Слушаюсь, милорд. – Капитан выключила комлинк. Ей уже порядком надоело быть у Видиана на побегушках… но настоящий капитан «Ультиматума» мог заявиться в любой момент и снова принять командование кораблем, отправив ее обратно в очередь. Поэтому она повиновалась.

Направляясь к вагонетке, Слоун прошла мимо лейтенанта.

– Передайте коммандеру Чамасу, чтобы присматривал за погрузкой, – сказала она. – Я скоро вернусь.

Приемная Видиана была богато обставлена, но ее обитатели словно не замечали всего этого убранства. Пара десятков мужчин и женщин, все «модернизированные» с помощью компьютерных имплантатов, бродили по роскошной комнате, как монахи, кивая головами, будто в такт музыке. На Слоун никто не обратил ни малейшего внимания. Каждый был занят событиями, происходившими в далеких системах; все управляли движением товаров и услуг, необходимым для функционирования Империи в тех областях, которые относились к сфере ответственности Видиана. Слоун даже задумалась: интересно, не падал ли кто-нибудь в открытую шахту лифта, занимаясь отправкой безделушек с Уор-Тэнделла?

Представившись штурмовикам, стоявшим на страже, капитан проследовала в длинный коридор. Двери при ее приближении разъехались в стороны. В комнате за ними было темно.

Слоун закатила глаза. «Все у него не как у людей». Сделав глубокий вдох, она шагнула внутрь:

– Граф Видиан?

Еще шаг – и двери за ее спиной с громким лязгом закрылись. Слоун услышала впотьмах какое-то движение. Она потянулась за бластером… и почувствовала резкую боль в запястье, когда кто-то выбил оружие из ее руки. Пистолет покатился куда-то в темноту. Справа промелькнул гибкий силуэт того, кто на нее напал. Капитан снова потянулась к поясу, на этот раз за комлинком – и вдруг кто-то выкрутил ей руки за спину, развернул и сильно толкнул.

Но Слоун не упала ни на пол, ни на что иное. Она услышала сверху какой-то гул и почувствовала, что незримая сила крепко держит ее в воздухе. Это было стазисное поле, как в ее корабельном карцере. Тот, кто ее толкнул, прошел вперед, обернулся и направил ей в лицо яркий луч фонарика.

– Капитан Слоун? – донесся со стороны источника света голос Видиана.

– Граф Видиан? Что происходит?

Луч переместился – и Слоун увидела, что, хотя разговаривал с ней как будто Видиан, сам граф лежал без сознания, пристегнутый к столу. Световое пятно медленно ползло по телу киборга. В его шее, где должен был находиться вокодер, виднелось темное углубление.

– Рад, что ты получила мое сообщение. – На этот раз Слоун поняла, что голос принадлежит незнакомцу с фонариком; прищурившись, она с трудом разглядела фигуру, что-то прижимавшую к собственному горлу. – Славная штукенция. Управляется шейными мускулами.

– Ты выдавал себя за него!

– Скажи, неплохо, – произнес незнакомец через устройство. Он отвернулся и снова посветил на Видиана. – Прикрути обратно, – обратился он к кому-то другим голосом, более тихим. Кто-то невидимый, шаркая, поспешил к столу.

Слоун вглядывалась в темноту, силясь пошевелиться, сделать хоть что-нибудь.

– Немедленно освободите нас, – приказала она самым властным тоном, на какой была способна. – Вам это даром не пройдет!

Ответа не последовало.

– Если с графом что-нибудь случится, вы будете приговорены к смерти во всех звездных системах Галактики!

По-прежнему тишина.

Слоун начала тревожиться. Фанатиков вроде горсианского террориста собственное выживание могло и не заботить. После недолгой паузы Слоун переменила тактику.

– Послушайте, – спокойно проговорила она. – Я выслушаю ваши жалобы. Но только в том случае, если вы сейчас же отпустите меня и графа.

Незнакомец снова направил на нее луч фонарика:

– Ой, не уходи так скоро. Это лее наше первое свидание!

Этот голос был ей знаком. Разинув рот, Слоун выпалила:

– Болтливый пилот!

Он посветил на свое лицо и зловеще ухмыльнулся:

– Приятно, когда тебя помнят.

Слоун была ошарашена:

– Мы видели твой пропуск на Горсе. Кейнан Как-То-Там.

– Кейнан Как-То-Там. Сойдет. – Он снова перевел луч на нее.

Капитан сопоставила факты:

– Пилот из «Лунного света». Вот как ты здесь оказался. – Она свирепо воззрилась сквозь бьющий в глаза свет. – Вы отбились от тургруппы, мистер.

– Надо же было с тобой повидаться, – сладким голосом ответил тот. – Ты ведь скучала по мне, правда?

– Кейнан! – донесся громкий шепот из темноты.

Взгляд Слоун метнулся в ту сторону.

– А. Сотрудница. – Похоже, это была та самая особа, которая выбила у нее бластер. В темноте были видны и Другие смутные фигуры, включая какое-то стройное сущего, которое возилось с вокодером Видиана. – Вы что, все пришли вместе с ним? Значит, вы его сообщники. Чего он от вас потребовал?

– Забудь о них, – сказал Кейнан. – Ты что, до сих пор не поняла? Я действительно проник сюда нелегально, но лишь потому, что выполняю поручение, которое ты наверняка одобришь. Я служу Императору… – Он сделал паузу и добавил: – Напрямую.

Несколько секунд Слоун молча пялилась на Кейнана. Затем расхохоталась:

– Ты?! Агент Императора?!

– А что? – Кейнан сердито зыркнул на нее. – Почему бы и нет.

Слоун с трудом успокоилась:

– Думаю, он нашел бы кого-то получше! Ох уж мне эти пилоты-самоубийцы! Вы что, только и делаете, что пьете всю дорогу от порта до порта? Или ты убежал от санитаров?

Кейнан ударил себя кулаком в грудь:

– Я – агент на важном задании.

– Ты болван с манией величия. Знаешь ли ты, какая кара положена тем, кто выдает себя за агентов Императора?

– Нет.

– А настоящий агент должен знать!

– Ты ошибаешься. Нет никакой кары, потому что никто на такое не отважится. – Кейнан положил фонарик на пол, наклонив так, чтобы он светил на Слоун. Подойдя к пульту управления, стоявшему недалеко от пленницы, он нажал на кнопку. – Теперь слушай, что сейчас произойдет. Я передам тебе свое сообщение и уйду восвояси. Таймер стазисного поля освободит тебя с достаточным запасом времени, чтобы ты успела сделать все необходимое до того, как Видиан очнется. Все ясно?

– Нет, это я скажу тебе, что сейчас произойдет, – ответила Слоун. – Ты отпустишь меня, включишь свет, освободишь Видиана, после чего отправишься под конвоем в тюремный блок. Там будешь разговаривать с дроидом-дознавателем.

– Это было бы ошибкой. – Кейнан принялся расхаживать в темноте. – У меня есть информация, которая весьма пригодится тебе… и Императору.

– Если ты агент Императора, то можешь докладывать ему напрямую. Что тебе от меня нужно?

– Видиан контролирует все линии связи на этой базе. Нельзя, чтобы эту информацию перехватили. Мне нужен имперский капитан, у которого найдется собственный канал. – Он хитро прищурился. – Ты ведь находчива, не так ли?

– Я знаю, когда меня хотят надуть. – Слоун дернулась в стазисном луче. – Довольно. Рано или поздно меня хватятся.

– Значит, мне лучше поторопиться. А ты слушай. Слушай так внимательно, будто от этого зависит твоя жизнь.

ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ

Кейнан, снова облаченный в костюм химзащиты, снял очередную канистру с барадием-357 и сгрузил ее на полку в трюме «Расторопного».

– Зерно посеяно.

Залюна поглядела на него через маску:

– Это самая интересная операция в моей жизни… но и самая утомительная. Что дальше?

Пилот зафиксировал цилиндр в магнитных зажимах.

– Выкинем эти хламиды на помойку. – Он снял с себя костюм и бросил на пол. После того как канистры были надежно закреплены, от защитной одежды можно было избавиться.

Когда Залюна сняла маску, Кейнан увидел, что салластанка изрядно запыхалась.

– Я имею в виду, а если твой трюк не сработает? – спросила она. – Что, если капитан не клюнула?

– Не волнуйтесь, он сработает. – Кейнан выбрался из костюма. – Слоун поверила. По ней было видно.

– Вот как? – Когда дверь корабля закрылась, Гера сняла маску и нахмурилась. – Слоун подумала, что ты псих.

Парень лишь отмахнулся:

– Псих – это Скелли. Я же говорил как взрослый ответственный мужчина.

– Который хотел купить ей выпивку. Этот твой приемчик годится не для всех ситуаций, Кейнан. – Тви’лека проскочила мимо и уселась в кресло пилота. – Посмотри, как там Скелли.

Взрывотехник лежал на животе в противоперегрузочном кресле, куда свалился сразу по возвращении, и еле шевелил здоровой рукой, пытаясь стащить с себя маску. Ему это удалось, когда подошел Кейнан и потянул. Выглядел коротышка неважно. Им пришлось загрузиться взрывчаткой и быстро возвращаться на корабль, а места для Скелли на тележке уже не оставалось. Идти ему было тяжело, и часть пути Гера с Залюной поддерживали подрывника. Из всех экипажей они вернулись последними – еще чуть-чуть, и на них обратили бы внимание.

Скелли поднял глаза, кривясь от боли:

– Все равно считаю… что надо было его грохнуть.

Кейнан покачал головой. В очередной раз пускаться в объяснения пилот не собирался. Он усадил Скелли прямо и натянул ему на лицо кислородную маску.

– Доверьтесь мне, пожалуйста. План сработает.

– А если… нет, – тяжело дыша, проговорил Скелли, – надо… предупредить Горс.

– А смысл? – спросил Кейнан, пробираясь вперед. – Империя объявила полный запрет на полеты. Никто не сможет оттуда улететь.

– Есть же туннели, – возразил Скелли. – И бомбоубежища.

– Гера говорит, там очень уютно, – сказал Кейнан, плюхнувшись на сиденье пассажира рядом с тви’лекой. – Будем надеяться, что до этого не дойдет.

Когда двигатели ожили, Залюна посмотрела вперед:

– Для этого нужно обратиться ко всей планете сразу…

Кейнан оглянулся:

– У вас есть идея?

Салластанка покачала головой:

– Нет… не важно. – Она устало откинулась на спинку своего кресла. – Мы и так сделали очень много.

Гера повернулась к ней:

– Ну же, Зал. Вы знаете, как помочь, правда?

Залюна с присвистом выдохнула.

– Думаю, способ есть, – сказала она наконец. – Но с передатчиком этого корабля ничего не выйдет. Мне нужно что-нибудь, выпущенное за последнее тысячелетие.

– Эй, я уверен, что его модернизировали сто лет назад, – отозвался Кейнан, глядя в перегородку. Он не собирался отстаивать честь «Расторопного», что бы они с кораблем ни пережили вместе. Пилот повернулся к Гере. – А как насчет твоей пташки?

– Там есть все, – проронила тви’лека, потянув ручку на себя. «Расторопный» оторвался от палубы. – Аппаратура на моем корабле достаточно современная и должна вам подойти. Если только мы сможем сесть на Горсе и добраться до нее.

– Нас собьют сначала при посадке, а потом при взлете.

– Насчет взлета я не тревожусь, – улыбнулась Гера.

«Я должен увидеть этот корабль», – снова подумал Кейнан, когда «Расторопный» развернулся в воздухе. – Залюна, так что вы задумали?

– У меня ведь остался пароль Видиана. Если мы сумеем послать сигнал, замаскированный под имперскую команду высшего приоритета, то сможем передать экстренное сообщение на все горсианские электронные системы, за которыми «Трансепт» ведет наблюдение. – Вздрогнув, салластанка повернулась к Кейнану. – Но это можно сделать только один раз. Они тут же прикроют лавочку.

– Значит, одно сообщение. Должно хватить, – сказала Гера, выводя корабль через магнитное поле в космос. – Нужно попасть туда раньше, чем он сменит пароль.

– Это если он догадается, что мы рылись в его памяти, – возразил Кейнан. – А он не догадается. – Молодой человек махнул рукой вперед. Корабли спокойно летали туда и сюда, а рядом были видны СИД-истребители, патрулирующие пространство. – Видите? Никто не собирается нас сбивать.

– Только потому, что твоя новая подружка еще не отдала приказ тяжелой артиллерии, – парировала Гера… и в тот же миг «Расторопный» сильно дернулся. Залюна взвизгнула. Кейнан и Гера настороженно переглянулись.

– Всего-навсего парковочный луч захвата, который нас выпроваживает, – объяснил наконец Кейнан, кивком указав вперед. Корабль поворачивал, продвигаясь к защитному периметру станции.

Гера сделала глубокий вдох и с присвистом выдохнула:

– Будем надеяться, что эта штука отпустит нас раньше, чем стазисный луч отпустит Слоун.

– Говорю вам, волноваться не о чем. – Кейнан откинулся на спинку кресла и вытянул ноги. – Все это лишнее. Видиану конец. Слоун поверила.

– Милорд! Милорд!

Граф Видиан пришел в себя. Сознание всегда быстро возвращалось к нему после сна, естественного или вызванного действием лекарств. Глаза включились через секунду после ушей, и он увидел над собой озабоченное лицо капитана звездного разрушителя.

– Слоун? Что происходит?

Она взялась за фиксаторы, которыми граф был пристегнут к операционному столу.

– Вы были без сознания, – ответила Слоун, возясь с дюрастальным хомутом, сковывавшим запястье. – Вы в порядке?

– Полагаю, да. – Прошептав команду, Видиан стал просматривать все, что засняли глаза за последние несколько часов. Пока он был под наркозом, не записалось ничего – Даже обратная связь от кошмаров, которые ему снились в последнее время. Ничего не сохранилось и от предыдущего часа, когда он дрался с пилотом и его спутниками. Сбой из-за повреждений, полученных в бою?

Включились сервомоторы в бедрах, и граф сел на столе. Он окинул взором разгромленную комнату:

– Кто-то накачал меня снотворным.

– Здесь были посторонние, – сказала Слоун, переходя к фиксаторам на щиколотках. – Когда я вошла, они напали и на меня тоже. Подвесили вашим стазисным лучом. А потом ушли.

Видиан осмотрелся:

– Через пол?

Слоун кивнула:

– Было темно… я почти ничего не видела. Что им было нужно?

– Я. – Видиан наклонился и металлическими ладонями сорвал фиксаторы. Кандалы были рассчитаны на то, чтобы выдерживать его конвульсии, но против нарастающего бешенства они оказались бессильны. – Я хочу, чтобы здесь обыскали все сверху донизу. Станцию немедленно на карантин! – Граф выбрал канал на внутреннем комлинке и приготовился отдать приказ.

Слоун опередила его:

– Милорд… один из них говорил со мной. – Ее темные глаза были полны тревоги. – Он заявил, что является агентом Императора.

– Что? – Видиан отключил канал и уставился на нее. – Кто?

– Один из тех, кто устроил мне засаду, – ответила женщина.

– Агент Императора? – Видиан соскочил со стола и встал на ноги, повернувшись спиной к капитану. – Что он… сказал?

– Массу разной чепухи. Заявил, что вы в горсианском проекте действуете против интересов Императора. Что вы собираетесь уничтожить луну вместе с торилидом, сколько бы его ни оказалось.

Видиан застыл. Затем настороженно повернулся к собеседнице:

– Весьма забавно. Скажите же мне, какими мотивами сей тайновидец объяснил подобный замысел?

– Это была какая-то бессвязная ахинея, граф Видиан. Я не стала слушать.

– Может, он думает, что я какой-то изменник? Агент, внедренный во властные структуры Империи?

Слоун засмеялась:

– Я думаю, он просто сумасшедший. – Она посмотрела на киборга. – Вы уже отдали приказ об охранных мерах или это сделать мне?

– Уже отдаю, – сказал Видиан. Выведя на фоторецепторы отчет системы наблюдения станции, он обнаружил исключительно мало полезной информации, с которой мог бы работать персонал. Ничего необычного за последние несколько часов камеры Калкораанской базы не зафиксировали. Видиан узнал стрелка с Синды и вспомнил Скелли. Но все рабочие были в костюмах химзащиты, а корабли уже улетели. Даже память медицинских дроидов в комнате оказалась стертой.

«Кем бы ни были эти диверсанты, они настоящие профи».

Донесения от патрульных СИДов, охранявших периметр, подтвердили, что все корабли ушли в гиперпространство, направляясь, как и было приказано, на Синду. Если напавшие на него негодяи уже покинули станцию, полететь они могли только в одно место.

Видиан быстро обдумал следующие шаги. Он не знал, кто на него напал, и не знал, что они скажут, если их поймают. В любом случае сейчас главным было позаботиться, чтобы разрушению Синды никто не помешал.

И средство для этого имелось.

– «Ультиматум» прибудет к Горсу раньше последних кораблей с барадием?

Немного сбитая с толку резкой переменой темы, Слоун кивнула:

– Еще не построили такой грузовик, который мог бы обогнать звездный разрушитель.

– Отлично. Я хочу, чтобы вы выпустили все ваши истребители на финальном этапе доставки. Захватите отсюда Дополнительные СИДы, используя грузовозы класса «Гозанти». Если какая-нибудь баржа отклонится от курса хоть на сантиметр, уничтожьте этот корабль вместе с грузом, какая бы опасность ни грозила пилоту, производящему выстрел. Все ясно?

– Они исполнят свой долг… по моему приказу. – Слоун вопросительно посмотрела на Видиана. – Вы полагаете, что диверсанты направились на Горс?

– Лучше подстраховаться. – Видиан прошел к упавшему шкафу. Поставив мебель на место, он подумал о другой своей проблеме. Граф сомневался, что стрелок был агентом Императора; Палпатин любил испытывать преданность своих подчиненных, но никогда не действовал так топорно. С другой стороны, не верилось, чтобы кучка любителей могла успешно пробраться на станцию лишь ради того, чтобы отомстить за смерть Лал Граллик.

Зато Видиан мог легко представить, что стрелок и его друзья были участниками заговора, составленного кем-то из его соперников. А значит, нужно было держать ухо востро. Граф понятия не имел, что там они наплели Слоун, но для успеха операции нужно было обеспечить ее преданность.

– Слоун, я благодарен вам за то, что освободили меня. Мог бы выйти большой… конфуз.

Она пожала плечами:

– Я лишь исполнила свой долг, сэр.

– Тогда и я исполню свой. – Видиан помолчал несколько секунд и продолжил: – Сейчас я послал устный приказ моим подчиненным в офисе на Кореллии. Через несколько дней капитан Карлсен получит весьма заманчивое предложение от одной коммерческой организации.

Удивленная Слоун протестующе подняла руку:

– Сэр, я не ожидала…

– К тому времени «Ультиматум» будет всецело вашим.

От этой новости у нее перехватило дыхание. «Хорошо», – подумал Видиан.

– Отправляйтесь на «Ультиматуме», как мы запланировали, а я тем временем закончу последние приготовления на борту комбайна. Когда луна будет разрушена и «Добытчик» приступит к работе, Император увидит результаты и наша совместная работа будет успешно закончена.

– Совместная работа, милорд?

– Вы получите заслуженную награду за то, что помогли мне так быстро справиться с этим делом. Быть может, я даже запрошу, чтобы вас вместе с «Ультиматумом» прикрепили ко мне на постоянной основе. – Граф оценивающе посмотрел на нее. – Интересно, кто сейчас самый молодой адмирал?

ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ

Когда корабль идет в гиперпространстве – области между измерениями, соединяющей звезды, – экипажу делать особо нечего. Еще меньше занятий было на борту «Расторопного», не имевшего ни камбуза, ни даже каюты. Хуже того, в кабине было невозможно уединиться; Скелли храпел на своем сиденье, а Залюна, так долго хранившая стоическое спокойствие, нервно рылась в содержимом своей волшебной сумочки. Что ж, даже у самых сильных были свои пределы – особенно когда их планете грозила гибель.

Единственное уединенное местечко можно было найти на корме корабля, в проходах трюма. Именно здесь, в самом конце отсека, посреди полок с надежно зафиксированным барадием-357, стояла та, кого Кейнан хотел увидеть.

– А здесь уютно, – произнес молодой человек. – Можно послать за лепешками.

– Очень смешно. – Гера улыбнулась, но лишь на секунду. Вид у нее был усталый. – Надо поговорить.

– С удовольствием. – Кейнан устроился в конце прохода, где на нижних полках можно было сесть друг напротив друга. – Я переделал ответчик, как ты просила. Теперь мы не тот корабль, который садился на Калкораанской базе, на случай, если они таки догадаются, что это мы скрутили Видиана.

Лицо Геры все равно оставалось тревожным.

– Я так понял, у тебя еще какая-то проблема? – спросил Кейнан.

– Дело в Скелли, – вполголоса проговорила тви’лека, кивнув в сторону кабины. – Мне кажется, он очень плох.

– Конечно плох.

– Похоже, он умирает, – сказала Гера. – Шутки в сторону. Он в беде.

Кейнан сделал глубокий вдох и кивнул. Он и сам все видел.

– Видиан здорово его отлупил. Сломанные ребра, внутреннее кровотечение… – Пилот покачал головой. – Я видел диагноз краем глаза, когда меддроид им занимался. Та железяка хотела резать его прямо на месте.

– Нужно доставить его в медцентр, – заявила Гера. – Он держится на одной силе воли.

– Которой у него предостаточно. Но куда же мы его отвезем? Мы ведь собираемся крикнуть всему Горсу, чтобы спасались кто может.

Тви’лека вздохнула:

– Ты прав. Первым делом горсиане. Придется ему как-то потерпеть.

Она посмотрела в маленький иллюминатор слева от себя, в конце прохода. Мимо проносились звезды. Кейнану подумалось, что она выглядит сногсшибательно даже сейчас, когда все висит на волоске.

– Не за этим ты летела на Горс, правда?

Гера мрачно хмыкнула:

– Совсем не за этим. Я общаюсь с местными жителями, имеющими какие-то претензии к Империи, но лишь для того, чтобы понять обстановку и выяснить, что можно сделать. Реально как-то реагировать я не собиралась. По крайней мере, так скоро. Еще слишком рано.

– Типичная проблема, – сказал Кейнан. – Никто не ждет помощи по твоему расписанию – только по их собственному.

Гера кивнула и снова посмотрела на него. Разглядывала несколько секунд, а потом спросила:

– Откуда ты родом, Кейнан?

– Да с одной планеты, – отозвался пилот. – А ты?

– Тоже.

– Понятно.

Она мягко улыбнулась:

– Да я, вообще-то, о другом хотела спросить.

Кейнан хмыкнул:

– Ну, спрашивай.

– Зачем ты это делаешь?

– Сижу здесь с тобой? Ни за что бы такого не пропустил.

– Нет, я имею в виду – это все. Укрываешь беглецов, пытаешься прикончить Видиана. Я знаю, что движет мной и Скелли, – сказала Гера. – Даже Залюной. Но не тобой.

Кейнан пожал плечами:

– Люблю хорошую компанию.

– Я серьезно.

Пилот почесал бороду:

– Ты же была на луне. Собственными глазами видела, что случилось с Окадайей и остальными…

– И это ужасно. Но ты сам говорил, что нигде надолго не задерживаешься. Когда я тебя нашла, ты собирался навсегда улететь с Горса. Так что, хоть я и благодарна тебе за помощь, я хотела бы знать, что еще тут замешано. – Она пристально посмотрела на него. – В смысле, понятно же, что дело не в политике.

Кейнан хохотнул:

– Уж точно нет.

– Ну да, на жертву репрессий ты не очень-то похож, – улыбнулась Гера.

При этих словах улыбка Кейнана немного увяла, и он отвернулся.

– Почем знать, – пробормотал он под нос. – Внешний вид бывает обманчив.

– Что?

Чувствуя на себе ее взгляд, пилот снова посмотрел на тви’леку и улыбнулся:

– Ничего. Слушай, я же говорил: я просто следую за тобой. Куда ты, туда и я.

Гера наморщила носик.

– Хм-м, – промычала она спустя пару секунд.

– Что «хм-м»?

– Думаю, твой первый ответ мне нравится больше.

Залюна стояла перед иллюминатором и смотрела на мчащиеся навстречу звезды. Поразительное зрелище, которое она никогда не рассчитывала увидеть. Зарплата не позволяла ей путешествовать далеко, да и не хотелось. Офис был ее вселенной.

И сейчас, когда Скелли забылся сном, а Кейнан и Гера куда-то ушли, появился последний шанс вернуть эту вселенную.

Последний шанс передумать.

За какие-то пару дней она пустила под откос всю свою жизнь. Она лишь хотела исполнить последнее желание Хетто и не собиралась носиться по Галактике, словно какой-то тайный агент. Нелегально проникнуть на имперский склад! Взломать не просто компьютеры имперского чиновника, а само его тело! Кто все это сделал? Уж точно не та женщина, которой она себя считала.

Но сейчас представилась возможность все исправить. На панели управления Залюна заметила большой красный индикатор; он включался, когда корабль был готов выйти из гиперпространства. Сейчас индикатор не горел, но он располагался рядом с системой связи – а с ней Залюна умела обращаться.

И она могла бы воспользоваться этой системой, как только корабль выйдет в обычное пространство. Связаться с Империей и наконец покинуть это судно.

Еще не поздно, и ей могут поверить. Она скажет, что ее похитили, заставили помогать этим неудавшимся радикалам. Скелли и Кейнан – агрессивные типы, нападавшие на агентов Империи. Гера – вдохновительница заговора, которая пыталась склонить ее к предательству Империи. Сама Залюна ни в чем не повинна, она просто пешка в игре, глупая тетка, которая действовала из наилучших побуждений.

Она скажет, что готовила ловушку провокаторам, но попалась сама. Из-за них ее жизнь подвергалась опасности. Она им ничего не должна.

Да и луну, в конце-то концов, можно спасти. Если Видиан задумал что-то неподобающее, Империя ведь остановит его, не так ли? И вообще, какое ей дело? Быть может, все эти страшные прогнозы не сбудутся. Кто она такая, чтобы сомневаться в решениях, принятых на самом верху? Империя не настолько иррациональна, чтобы игнорировать интересы народа.

Вот только… Империя игнорировала их неоднократно, и Залюна все это прекрасно видела. И слуги Императора никогда не прислушивались к жалобам населения. Их интересовало только то, как жители отзывались об Империи. Залюна знала это, как никто другой, поскольку многие годы была глазами и ушами правительства на Горсе и Синде. Она слушала – но не понимала. Смотрела, но не видела.

А теперь все изменилось. Новые знакомые заставили ее задуматься.

За время перелета Гера несколько раз терпеливо выслушивала опасения Залюны и каждый раз отвечала откровенно и твердо. Боязнь можно понять и простить, – в конце концов, никто не ждал от нее того, что выходит за рамки ее возможностей. «Но видеть и ничего не делать не самое страшное, – сказала Гера. – Самое