КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403286 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171610
Пользователей - 91601
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Тюдор: Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира (Культурология)

Безотносительно к содержанию книги - где вы видели правдивые рассказы беглеца из страны? Ему надо устроиться на новом месте, и он расскажет все, что от него хотят услышать - если это поможет ему как-то устроиться.

Вспомнить, что рассказывали наши бывшие во времена СССР о жизни "за железным занавесом" - так КНДР будет казаться раем земным :)

Конкретную оценку не даю - еще не прочел.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Хранитель Тринадцатой заставы (СИ) (fb2)

- Хранитель Тринадцатой заставы (СИ) 5.96 Мб, 339с. (скачать fb2) - НатАша Шкот

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Хранитель Тринадцатой Заставы натАша Шкот


Пролог

        Шелор Равар, молодой горный, три года назад вступивший в права Хранителя одной из Застав   Великого Каменного мира,  сидел в своем кабинете и пытался напиться. Когда выпитое настолько затуманивало мозг, что он отключался – наступала долгожданная передышка. Уходила боль, раздирающая сердце, отступала пустота, черным туманом заполнившая душу. Пока тело находилось в пьяном беспамятстве, его наконец отпускало ощущение безысходной потери. Он планировал и дальше напиваться, видя в этом единственное для себя спасение.


        И пусть окружающие думают, что он - жалкий трус, слизняк, слабак, нарекают его другими емкими эпитетами, ему все равно! Более не было сил выносить эту боль, выворачивающую его наизнанку, дробящую зубы, ломающую кости.


-Проклятие! - от удара кулака подскочила бутылка и опрокинулся, к счастью, пустой стакан.


        Да он даже руки на себя наложить не может! Он пробовал! Но его тело не так-то легко убить. Но рано или поздно он найдет способ… И тогда они наконец будут вместе! С его сияющей, обворожительной любимой. С той, с кем его так жестоко разлучила Смерть. Нет! Не смерть, -поправил он себя. ХамгаАла! Ее убила хамгаАла,  его мерзкая уродливая супруга! Он горько усмехнулся и залпом опрокинул в себя очередную порцию опьяняющего варева.


         Как жить, зная, что  больше никогда не увидишь ее улыбку, чарующий взгляд небесных очей? Не услышишь шепот: «Я так люблю тебя…»? Не почувствуешь прикосновение, постоянно прохладной ладошки, к своей щеке? Не проведешь губами дорожку поцелуев от ее уха до ложбинки на груди? Не почувствуешь непередаваемый экстаза от слияния с ней, его особенной женщиной, половинкой его сердца? Как жить? Да разве это жизнь? Он предпочел бы физические пытки!


      Тело найти не смогли. Разбившееся о камни глубокого ущелья тело, унесла река. Может это и к лучшему. Он не был уверен, что смог бы перенести вид ее раздробленного черепа, белых костей, разломанных о камни…


-Проклятие! – измученный мужчина уже двумя кулаками бил по столу. Дерево было крепким и не сдавалось. Бутылка опрокинулась, стакан покатился и рухнул на пол, осколки стекла рассыпались по ковру.


       Он не может отомстить за ее убийство! Испытать удовлетворение, видя, как ее убийца умирает медленной смертью. Уж он бы постарался продлить ее агонию… Но это невозможно, увы. Ему не позволят…


      Конечно, хамгаАла же не судят! Они же святые! Еще одна горькая усмешка. Да и кто в их обществе осудит жену, сбросившую со скалы любовницу? Скорее это его все осуждают за позорную связь. Но ему плевать! Он был так счастлив с ней, так безумно ее любил. А она любила его. Только она умела его любить!


         Из когтей воспоминаний его вывел голос:


-Очнись, Шелор! Хранитель! – рука трясла его плечо, - очнись!


-Закрой рот, Кьет! – отмахнулся от своего лучшего друга и Советника Хранитель, - от твоих воплей раскалывается голова! – он хотел налил себе еще один стакан, но вспомнил, что тот разбился. Придется встать и сходить за еще одной бутылкой и другим стаканом.


-Прости, что не даю тебе напиться до смерти, - ехидно сказал друг, - но я пришел сообщить, что у твоей супруги отошли воды!


-Мне это не интересно, – безразлично ответил Шелор, - оставь меня в покое.


-Ты что, совсем спятил? – грубо спросил Советник, трухнув его еще раз за плечо. Конечно с Хранителями так не говорят, но на правах лучшего друга он все же скажет, - пойди умойся и займись женой!


-Пошел ты вместе с ней, знаешь куда? – крикнул в ответ разгневанный мужчина, - я же просил, не говорить мне ни слова о ней, не произносить поганого имени, иначе я за себя не ручаюсь!


-Шелор! Ты ведешь себя недостойно! – друг покачал головой, - я прошу тебя образумиться…


-Мне плевать на нее! Мне плевать на ребенка! Мне плевать на тебя! Мне плевать на каждое сказанное тобой слово! – заорал он пьяным голосом! – Ненавижу! Ненавижу! Ты слышишь меня? – Советник Кьет вздрогнул. Но не сдвинулся с места, нужно как-то отрезвить этого олуха и отправить помочь рожающей жене. Но как это сделать? Шелор совсем обезумел.


-Шелор, друг, - примирительным голосом начал он, опустившись на соседний стул и дотронувшись до плеча давнего товарища,  - забудь на время о себе, о своем… горе… ты должен выполнить долг… Друг… ты сам знаешь, что должен быть на родах. Помоги ей родить, а потом уже мы вместе сядем и напьемся! – но Шелор молчал, словно гневный порыв полностью лишил его сил. Пустым взглядом он смотрел мимо товарища и не отвечал. Кьет посидел еще немного, но ничего не добившись,  ушел.


***


       Приходил Советник еще два раза. Первый, спустя пару часов. Взвалил, спящего за столом друга на плечо, вынес на морозный воздух и окунул с головой в лохань с ледяной водой. Плюясь и ругаясь пьяный Хранитель забарахтался и вскочил на ноги.


-Пришел в себя? Отлично! Шелор, ты должен пойти к ней! – Советник был серьезен, как никогда, - она мучается, но повитуха не может ей помочь!


-Мучается говоришь? – мокрый Хранитель вдруг улыбнулся счастливой улыбкой, его затуманенный взор скользнул по слугам и солдатам, собравшимся во дворе. Все они с осуждением смотрели на него, хоть и старались спрятать презрительный взгляд,  - спасибо за хорошие вести! Я рад, что эта мерзкая тварь мучается! – он словно выплевывал злые слова, -  Хотя ее муки – ничто, по сравнению с тем, что чувствую я! – он вышел из лохани и побрел назад в кабинет, оставляя за собой мокрые следы.  Из хозяйского дома, сквозь открытое окно раздался женский крик. Хранитель замер. Слуги обрадовались, решив, что он передумал и все-таки пойдет к молодой супруге. Но Шелор лишь еще раз удовлетворено улыбнулся и скрылся за дверью служебного домика.


***


        В третий раз Кьет пришел поздно ночью. В этот раз Шелор был трезв. Он молча смотрел в открытое настежь окно. Горящая на столе лампа тускло освещала комнату. Советник ударом ноги распахнул дверь и влетел вихрем. Он развернул Хранителя лицом к себе и заорал прямо в лицо:


-Сволочь ты! Мы уже не можем этого выносить! – Кьет был перепачкан кровью, рукава рубашки закатаны до локтей, брюки в саже, - я твой Советник! И я требую от тебя выполнения долга! Она же умирает! Ребенок убивает ее и себя!


-Я знаю, - совсем тихо и абсолютно спокойно ответил Шелор, - я даже окно открыл, чтоб лучше слышать,  - словно подтверждение этого из окна донесся глухой женский крик и затем стон.


-Проклятие Пироса!* Ты обезумел? – оторопело сказал Советник, - это же твой ребенок! Твоя плоть и кровь! Пусть ты ненавидишь Миранду, но невинное дитя не причем…


-Я приказывал не произносить никогда это имя! – Хранитель сбросил с себя руки друга, - мне не нужен этот ребенок! Пошел вон отсюда! Ты мешаешь мне наслаждаться ее криками!


-Шелор… это убийство… это не прощается даже Хранителю, - Советник сказал это в пол и развернувшись ушел.


***


       На рассвете, уже совсем слабые крики жены, оборвал треск загоревшегося дома. Пламя вырвалось из окна ее спальни и лизнув крышу, помчалось покорять деревянные стены.  Из дома выскочили слуги, те, кто помогали роженице, остальные ушли еще вечером, не в силах вынести крики. Огонь распространялся быстро, старое дерево трещало и разваливалось на глазах. Хранитель ждал этого, знал, что конец будет  именно таким. Глядя, как огонь уничтожает его дом, он не испытал не единой капли сожаления или огорчения. Он был рад, что вместе с женой умирает дом, в котором он познал столько горя. Он не мог отомстить лично, но Судьба отомстила за него! Смерть пришла  за его вероломной женой и ее мерзким ребенком!


     Сноп искр взвился ввысь в том месте, где когда-то было парадное  крыльцо. Хранитель пригляделся и опешил. Из огня вышел огромный ящер, его чешуя в лучах предрассветного солнца казалась иссиня-черной. Величавой походкой древнее существо покинуло горящий дом. Передними лапами он прижимал что-то к своей груди. У Хранителя бешено заколотилось сердце, он пытался рассмотреть, что тот несет. Морозное утро пронзил крик младенца.

* Проклятие Пироса.  Пирос (другое название «пирит») – камень, дающий небывалые силы, но в случае длительного ношения толкает носящего на преступления. «Проклятие Пироса» стало популярным выражением в горном мире, означающее крайнюю степень негодования, возмущения.


Глава 1

27 лет спустя


-Хранитель! К тебе еще один посетитель,  - раздался голос дежурного.


-Сколько их там еще? - устало спросил хозяин.


-Любимый, ты устал, - Архана положила свою нежную маленькую ладошку на старую, но еще крепкую ладонь Хранителя, - давай завершим на сегодня, как раз время ужина.


-Всего одна осталась, - ответил дежурный, глядя в пол.


-Одна? Ты сказал одна? – воскликнула Архана, - это что,  женщина?? – ее красивое лицо исказила гневная гримаса.


-Хм, интересно, - безразлично протянул Хранитель, - не кричи так громко, Сияние мое, голова болит, - обратился он ласково к сидящей рядом любовнице,  и продолжил, повернувшись к дежурному, - по какому вопросу?


-Сказала  по личному, - пожал плечами молодой солдатик, - это Безликая.


-Отшельница??? – уже вместе воскликнули Хранитель и Архана.


-Она самая. Вся замотанная такая, - дежурный отвечал, не поднимая головы, боясь, что женщина Хранителя увидит ликование в его глазах, он из всех сил изображал безразличие, - так что ответить? Пусть придет через неделю или примете?


-Любимый… - начала женщина, повернувшись лицом к Хранителю, рядом с которым восседала на троне в приемной зале, но он не дал ей договорить, перебив:


-Веди, отшельниц не отвергают, это невежливо! – затем повернулся к любовнице и произнес: - тебе нечего переживать, Сияние мое, забыла разве, что их чары на меня не действуют? Тем более отшельница и хамгаАла – не одно и тоже. – на его немолодом лице заиграла задорная улыбка. Дежурный развернулся и неторопливо пошел выполнять приказ Хранителя Тринадцатой Заставы,  хотя очень хотелось пуститься бегом.


***


        В зал вплыла она, именно вплыла, не вошла, словно памятник, который ввезли на невидимой тележке. Отшельница, в голубом плаще  с капюшоном и плотной вуалью на лице, слегка кивнула головой в знак уважения, но не поклонилась. Гордая, как и положено отшельнице. Хранитель недоумевал, что могло от него понадобиться самой служительнице Двух Богинь. Обычно  к ним обращаются, а не наоборот.


-Приветствую тебя, Хранитель Тринадцатой Заставы! – раздался ее звонкий мелодичный голос, от чего Хранитель искренне удивился, ожидая услышать каркающий старческий.


-И тебе всех благ, Безликая! – ответил мужчина, - принесите отшельнице стул, - крикнул он дежурному, который уже закрывал дверь в приемную залу.


-Благодарю, не нужно! – вежливо отказалась вошедшая.


-Как угодно, - пожал плечами Хранитель, - что тебя привело ко мне?


-У меня личное дело, -отшельница напоминала каменное изваяние, даже одежда не шевелилась на ней, лишь голос выдавал, что вошедшая - живое существо, - если это возможно, я бы попросила приватной беседы…


       Любовница фыркнула. До этих слов она пристально вглядывалась в отшельницу, пыталась понять, опасна ли она ей, но безуспешно, вошедшая была заперта от любого воздействия из вне. «Сильна, зараза! – с горечью подумала Архана, - но спровадить меня тебе не удастся!»


-Можете говорить, Архана – моя любимая, от нее у меня секретов нет, - устало ответил Хранитель. Внезапно ему захотелось оказаться в кровати и отдохнуть, первый интерес от прихода отшельницы прошел, теперь же появилось желание поскорее спровадить визитершу. Любовница победно улыбнулась. А отшельница заметила неуловимый жест, которым Архана нажала на камень в кольце Хранителя.


«Так я и думала, морион в кольце, вот как она влияет на него, - отметила отшельница, - ничего, сейчас главное  спровадить  из залы и не нажить в ее лице врага, пока не разберусь что и к чему», - поэтому она предельно вежливо сказала:


-Прошу прощения у уважаемой, - легкий поклон в сторону любовницы, - но мое дело, хоть и личное, но  касается Великого Храма… - короткая пауза, чтоб они осознали, что это значит, - и озвучить его я могу лишь в присутствии Хранителя, -«или его законной супруги» - закончила фразу уже в уме, помня, что не стоит настраивать любовницу против себя.


        Архана недовольно нахмурилась. Но законы она знала и вынуждена была покориться. Издавна, дела  Великого Храма были темой за семью печатями. Их могли обсуждать лишь избранные – Хранители, их жены и конечно же отшельницы. Она гневно вскочила со своего места и вновь неуловимо нажала на камень в перстне, закрепляя действие мориона.


-Хорошо, я покину вас ненадолго, - гордо заявила женщина, - но не задерживайте Хранителя, он очень устал и в его возрасте нельзя перенапрягаться! – Хранитель от этих слов скривился, что тоже не ускользнуло от взгляда отшельницы. А выводы она делать умела.


-Конечно, не волнуйтесь, - успокаивающе ответила женщина, - я не стану волновать Хранителя и не задержу надолго.


        Любовница удалилась из приемной залы с видом королевы, покидавшей грязных холопов. Стоило ей удалиться, как отшельница почувствовала, что дышать стало легче, а Хранитель наоборот, обессиленно откинулся в кресле. «Надо подойти ближе, чтоб оценить его состояние». Женщина сделала несколько шагов вперед и произнесла:


-ХамгаАла пришла к тебе за помощью, брат! – тот вздрогнул, услышав от нее слова, которые надеялся никогда не услышать, выпрямился на троне, глядя на нее во все глаза, не веря ушам своим. Губы разомкнулись мимо воли и он произнес ответ, который был вынужден произнести:


-В любое время, пока бьется мое сердце, тебе будет оказана помощь, сестра! – его лицо исказила злость, поэтому следующее он прорычал сквозь зубы, - так ты не отшельница!


-Нет, Хранитель. Не отшельница… пока нет, - сказало существо и сбросило с себя голубую хламиду. Под ней оказалась еще одна, но белая, точно так же скрывающая свою обладательницу с головы до ног.


-К чему этот маскарад? – недовольно гаркнул Хранитель, покосившись на голубой наряд на полу.


-Это не маскарад, - ответила она гордо, - хамгаАла никогда не врет, забыл? Я имею право носить батину отшельницы!


-Не понимаю! Так кто ты такая и почему требуешь от меня исполнения клятвы? Я обязан выполнить ее лишь для хамгаАлы! – пылко заявил мужчина.


-Я еще хамгаАла, но уже практически отшельница, - ответила женщина, - я все тебе расскажу.


-Хорошо! Тогда поторопись, я негативно отношусь к твоему присутствию здесь! – он брезгливо поморщился.


-Отчего же такая реакция, горный? – послышалось из хламиды.


-Я в своем праве! – отрезал тот, - одна из твоих сестер крайне… разочаровала меня и отбила всяческое желание общаться с тебе подобными!


-Кто? Это была твоя жена? – спокойно поинтересовалась женщина.


-Да, жена, бывшая к счастью! – Хранитель махнул рукой в воздухе, показывая, что на этом тема закрыта, - изложи суть своей просьбы!


-Ладно, - согласилась та, - я прибегла к твоей клятве, потому, что кроме Хранителя Тринадцатой Заставы мне никто помочь не сможет… Дело в том, что у меня крайне сложная ситуация, прошу, дослушай до конца! – и она начала рассказывать, - десять лет назад в Великий Храм прибыл брачный посланник одного горного. Сердце жениха выбрало мой камень… - она проглотила ком в горле, слишком тяжелым было то воспоминание, но заставила себя рассказывать далее, - мое сердце… в ответном порыве приняло камень жениха, но в момент, когда я должна была отдать половину своего камня,  посланник жениха упал замертво!


       Девушка замолчала, ожидая вопроса, но Хранитель молчал, тогда она продолжила:


-Как ты понимаешь, обряд не был завершен и я стала невестой, но без понимания, кто мой  жених. При посланнике не оказалось ничего, что могло бы указать нам на то, откуда именно он прибыл. Но моя настоятельница была уверенна, что жених сам явится в положенный срок, когда увидит, что его посланник не возвращается, а сердце уже приняло свою половинку… Через год жених не приехал, - добавила она тихо, - я ждала его десять лет…


-Хм, - ответил Хранитель, - какая странная история, не думал, что такое бывает! А отчего умер посланник?


-Настоятельница сказала, что от болезни сердца, он внезапно схватился рукой за грудь и упал замертво.


-Так-так… получается, что если твой жених не прибыл в Великий Храм за невестой, то он умер! Я не понимаю, что ты хочешь от меня?


-Нет, он не умер, я бы почувствовала! Возможно он в плену в плену, или болен, я не знаю… - ответила хамгаАла, - а от тебя я прошу разрешения воспользоваться твоей горой, чтоб отдать ей сердце жениха и попросить расторжения брака!


-Что? – закричал Хранитель, - совсем ума лишилась?


-А что тебя так возмущает? – резко спросила она, - мое желание освободиться и освободить того несчастного, или то, что придется впустить в свою гору? Ты же знаешь, что мы для горы не опасны!


-Да я  тебя и сюда не пустил бы, знай, кто скрывается под обликом отшельницы! – пылко ответил Хранитель, - а ты просишь пустить тебя в свою гору! Ни-за-что!


-Ты связан клятвой, брат! – она вновь назвала его так.


-Проклятие Пироса! – Хранитель вскочил со своего места и подошел к ней. Она обрадовалась этой возможности оценить его состояние. Внимательно заглянула в тусклые глаза, отметив про себя, что волосы еще не совсем тронуты сединой, зубы на месте, но лицо в старческих пятнах. Для оценки ауры потребуется снять с него перстень. Быстро стянула со своей руки перчатку. Затем шагнула вперед и сделав вид, что споткнулась,  падая схватилась за его руку, незаметно снимая золотой перстень с черным морионом. Проделала это так виртуозно, что мужчина ничего не понял. Лишь по инерции поддержал ее. ХамгаАла, крепко держала мужчину за руку, с которой сняла кольцо, еще раз заглянула в глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Ей потребовалась лишь секунда, что б увидеть горного насквозь, а он даже не заметил этой проверки. Так же быстро вернула кольцо на место. Пожала руку, чтоб отвлечь от одевания кольца. Очень кстати, что он не видит ее лицо, иначе бы  поразился выражению ужаса в ее глазах. Она сдержала испуганный возглас, но едва не выдала себя внезапным вопросом:


-Сколько тебе лет, Хранитель? – мужчина отшатнулся от нее. В его душе бушевал хаос эмоций с того момента, когда она вошла. Сначала он ощутил удивление, затем ненависть и возмущение, из-за просьбы мерзавки впустить ее в гору, хотя, по сути,  ничего предосудительного в этой просьбе не было, затем восторг от ее прикосновения, какое-то непонятное облегчение, затем снова ненависть, на этот раз от  вопроса о возрасте. Он и сам отлично знал, как выглядит.


-Нет нужды напоминать мне о том, что я стар и немощен, я еще в силах, не дать женщине упасть, - грубо ответил он. А эта самая женщина обрадовалась, что он не правильно понял причину ее вопроса. «Надо быть осторожной, не выдать своей заинтересованности». Она выпрямилась, усилием воли взяла себя в руки, решив потом разобраться с тем, что сейчас обнаружила.


-Прости меня, Хранитель, я не желала обидеть тебя, - она склонила голову в извиняющемся жесте, - и прошу, не отказывай мне, дай договорить.


         Хранитель долго молча разглядывал ее. Хотя что там разглядывать, «закутанный истукан». Затем, скрестив руки перед собой велел продолжать.


-Я понимаю, что клятва сковывает и ты вынужден выполнить мою просьбу, сам этого не желая, но в этом есть  выгода и для тебя.


-И какая же мне выгода, позволь узнать? – иронично поинтересовался он, - пока что мне видятся сплошные проблемы с твоим появлением.


-Не понимаю, о каких проблемах ты говоришь? – удивилась хамгаАла.


-Как же, не понимает она! – Хранитель ухмыльнулся в седую бороду, - ты не можешь не знать о том безумном, неуправляемом влечении, которое испытывают к вам  мужчины! Да даже ваша уродливая внешность их не отталкивает!


-Что-то я не вижу, чтоб ты пылал ко мне желанием, Хранитель, - с улыбкой сказала она, решив не обижаться на его грубые слова о их внешности, - я бы даже сказала наоборот, ты всячески проявляешь свою антипатию.


-Ха! Конечно! Я  уже был женат на одной из вас, теперь у меня иммунитет на ваши чары!


-Боюсь, что ты неверно проинформирован, брат, - он снова скривился, словно выпил скисшего квасу, когда она назвала его братом, - сила других хамгаАла начинает вновь действовать… на вдовцов… Ты ведь вдовец, верно? – на лице мужчины мелькнуло удивление.


-Не может быть!


-Вынуждена напомнить тебе еще раз, что хамгаАла не врут, - снисходительно ответила женщина.


-Тогда почему я еще не пал к  твоим ногам? – мужчина выглядел растерянным.


-Я в том возрасте, когда моя природа полностью подчиняется мне. Ты же не думаешь, что в ином случае я смогла бы покинуть стены Великого Храма? Я  говорила тебе, что ждала жениха десять лет!


-А что, хамлаАла в возрасте теряет способность манить мужчин? – Хранитель прокручивал в голове всю информацию, которой он владел о хамгаАла, но ничего об этом не находил.


-А ты точно был женат на одной из нас? – поинтересовалась та, -  для мужа хамгаАлы ты задаешь мне странные вопросы.


-Не дерзи мне! – возмутился он, - пришла ко мне с просьбой, а сама забываешься!


-Да как я могу, брат! – елейным голосом промолвила она, - просто ты не знаешь очевидных вещей! Достигнув определенного возраста хамгаАла обретает способность контролировать свой гематит.


-Что контролировать? – не понял он.


-Ох… Хранитель… - женщина в белом пожала плечами, - ты продолжаешь удивлять! Камень, который отвечает за… эээ… влечение противоположного пола. В силу, независящих от нас факторов, мы обретаем способность контролировать собственный гематит  лишь с возрастом, не так, как вы, горные, которые могут управлять ним от рождения.


Сказанное, так сильно поразило Хранителя, что он оторопело уставился на нее.


-Ты хочешь сказать, что мы обладаем способностью влиять на противоположный пол так, как вы??? – в его голосе сквозило явное недоверие.


-Я хочу сказать, что твои вопросы меня пугают, Хранитель! Ты что, ничего не знаешь о собственном народе? - «Он совсем плох, я такого не ожидала!», а вслух ответила, - да, еще как можете влиять и влияете, когда хотите!


-М-да, если бы я не был полностью уверен, что хамгаАла не умеют лгать, я обвинил бы тебя в обмане, - задумчиво почесал бороду Хранитель, - ладно, так что ты там говорила о пользе своего бытия на моей заставе?


-Я заметила, что у тебя много раненных, Хранитель, - начала девушка из далека, - многие из солдат с застарелыми ранами, из-за чего я сделала выводы, что лекаря у тебя нет. Поэтому, взамен твоей услуги, я могу вылечить  солдат. Так же я не откажу и обычным людям, если они обратятся за моей помощью. Еще я предлагаю привести в порядок твой личный храм, ведь никто кроме хамгаАла не сделает это лучше… Что скажешь?


-На сколько я знаю, хамгаАла не умеют лечить, - эта особа его раздражала, мало того, что  вынудила вспомнить один из самых трагических периодов его жизни, так еще перевернула вверх ногами все представления о служительницах.


-Я почти отшельница, после снятия уз брака - приступлю к служению в храме! – с гордостью произнесла она.


-Хочешь сказать, что  у тебя открылся ОкуЛус???


-Открылся… – ответила гостья и после паузы добавила: - я уже давно занимаюсь врачеванием при Великом Храме. Это позволило мне накопить на выкуп.


-Ты меня поразила, - пролепетал тот, - хамгаАла, у которой открылся ОкуЛус и которая внесла за себя выкуп… - В зале воцарилась тишина. Она молчала, не мешая ему принять решение.


-Каким образом ты хочешь добиться от горы расторжения брака? – Хранитель задумался, ее предложение было заманчивым, от такого сложно отказаться. Ведь даже воспользоваться услугами отшельницы на один день  - дорогое удовольствие, но вместе с тем он боялся, что ее просьба несет в себе скрытую угрозу.


-Все просто. В первую ночь полной луны я вознесу молитву Духу Горы, изложив причину, по которой прошу расторжения брака. Через тринадцать ночей я должна опустить сердце жениха в Источник. Дух вернет его хозяину. Тогда я и  мой потерянный жених будем свободны.


-Почему ты пришла именно ко мне? – он все равно не  верил.


-Гора на Тринадцатой Заставе – единственная, которая обладает силой вернуть камень сердца владельцу, - тихо ответила она, - расторгнуть брак, забрав камень жениха сможет любая гора, но лишь твоя – вернуть хозяину!


-А тебе что же, не все  равно? Разве не важнее просто освободиться? – допытывался Хранитель.


-Нет! Мне не важнее! – голос девушки показался гневным, - цель жизни хамгаАлы – защищать  камни своего мужа! Это у нас в крови! Пусть он не стал мне мужем, но его сердце избрало мое сердце! Значит я обязана позаботиться о нем… Он не протянет долго без него, - уже совсем тихо добавила она, - еще какой-то год-два…


-Какое благородство! – ехидно сказал мужчина, но затем уже серьезнее  добавил, - у меня есть два условия!


-Какие? – поинтересовалась та. «Кажется он согласен, о Богини, только бы получилось!»


-Первое условие– в храме при Заставе ты дашь клятву, что не причинишь вред ни единому горному, ни единому камню на моей земле!


-ХамгаАла и без клятвы никогда ничего подобного не совершит, очень нелепое условие, - белый наряд колыхнулся, когда его обладательница  возмущенно пожала плечами.


-И тем не менее! У меня есть свои причины не доверять таким как ты! – повысил голос Хранитель.


-Хорошо! Какое второе условие? – «да я на все соглашусь, не томи уже»


-Ты вылечишь моего сына, - девушка сдержала счастливый возглас и заставила себя спокойно ответить:


- Сделаю все, что в моих силах. Это все? – «говори спокойно, держи себя в руках, он не должен понять, что я только этого и добивалась»


-До полной луны еще дней пятнадцать, затем  тринадцать после, в общем я даю тебе тридцать дней на нахождение здесь. Но за это время ты вылечишь моих солдат и сына, - он протянул ей руку, - идет?


    Девушка опустила взгляд на его ладонь и подумала, не воспользоваться ли этим рукопожатием во благо дела? «Успею надеть браслет или не успею? Другой возможности может и не быть!» Она решилась. Стянула перчатку и со второй руки. Обе ладони протянула Хранителю, одну вложила в его большую ладонь, вторую положила сверху, обхватив кисть плотным кольцом из своих ладоней. Дала мысленный приказ и небольшой прозрачный гиалит выскользнул из-под ногтя большого пальца правой руки и, вытянувшись в тонкую нить, незаметно скользнул на запястье Хранителя, завязался на узелок и полностью растворился, проникнув сквозь кожу. Мужчина почувствовал лишь легкий холодок, не придав этому никакого значения. «Мне повезло, что он так мало о нас знает… Или забыл…» Девушка пожала ему руку:


-Да, идет!


-Отлично! – Хранитель даже улыбнулся, - я прикажу выделить тебе комнату.


-Хранитель, и последнее! – она чуть не забыла о самом главном, - о нашем уговоре никто не должен знать! Ни одна живая душа!


-Почему? – не понял он.


-А ты подумай, что будет, если твои холостые воины, узнают, что я хамгаАла и еще не замужем? Думаешь они устоят перед соблазном заиметь себе жену, за которую не придется вносить выкуп?


-Ой да ладно, не льсти себе! Не каждый горный мечтает о таком сомнительном «счастье», - отрезал Хранитель. «Да за что же он нас так ненавидит? Что здесь произошло? Я обязана разобраться!»


-Хорошо. Тогда вот тебе второй довод. Я ношу в себе половинку сердца горного. Все ли из твоих людей достаточно благородны, чтоб не позволить себе покуситься на дармовую силу? – этот довод оказался действенным.


-Ладно, но что  тогда сказать всем? Лгать? – нахмурился он, - будут же вопросы.


-Не нужно лжи, озвучь лишь вторую часть нашего уговора, что я в течение тридцати дней буду заниматься лечением.


-В замен на что?


-В замен на разрешение посещать твою гору. Всем известно, что отшельницам необходимо связываться с Духом Горы время от времени.


-Ладно,  - повторил он, - так и будет.


«Ох и не понравится это твоей женщине!»


Глава 2

          Девушке выделили небольшую комнатку в хозяйском доме, в крыле, в котором обитала прислуга. Дежурный по заставе, молодой горный,  со счастливым выражением лица, отвел ее к экономке, передав распоряжение хозяина – «Разместить и снабдить всем необходимым!» В этот раз он не скрывал своего ликования,  опасаясь, что Архана увидит. Любовница Хранителя всеобщей любовью не пользовалась и это тоже не ускользнуло от хамгаАлы. «Еще одна загадка, которую необходимо разгадать».


         Экономка, приятная женщина средних лет, приняла отшельницу тепло, заботливо выделила теплую комнату с окном, выходящим на юг. Девушка искренне поблагодарила, ведь ночи в горах холодные, даже летом приходится накрываться теплым одеялом. Это горные – существа горячие, могут даже высоко в горах ходить в легкой рубашке, а хамгаАла –  нежные, хрупкие, огненной кровью не обладают, поэтому постоянно мерзнут.


                     В своей комнате девушка наконец расслабилась после тяжелого разговора с Хранителем. Она не привыкла общаться с теми, кто ее ненавидит. Хорошо, что ее поселили со слугами, они явно гораздо добрее относились к таким, как она. С детства наставницы им внушали, что быть служительницей – привилегия избранных! У них сложная и важная миссия, поэтому их любят и оберегают все – как горные, так и простые люди, потому как понимают, что их миру не выжить без них. Негативное отношение Хранителя и его женщины было для нее неприятной неожиданностью.


         «Я справлюсь, - убеждала она себя, присев на краешек стула, - я догадывалась, что это будет непросто! Справлюсь! Я сильная! Я самая взрослая из всех хамгаАла! И у меня нет права на ошибку… » Но перед глазами вновь возникала изувеченная аура горного. То, что она увидела – было немыслимо.


        Перед тем, как уйти в свою комнату, она как бы невзначай поинтересовалась у экономки, сколько же лет  Хранителю. И едва не застонала, услышав в ответ, что ему еще нет и пятидесяти. Хранитель, который в самом расцвете сил выглядит столетним стариком!


       Что с ним могло произойти? Он намекал на какой-то низкий поступок своей, ныне покойной, жены, после которого он возненавидел всех хамгаАла. Но даже в самых смелых мыслях девушка не могла приставить себе, что же такого страшного могла совершить его жена.


       Да они в принципе не способны на зло, это не в их природе! Камни не позволят причинить вред мужу. ХамгаАла может причинить вред только врагам. Запутанная ситуация. Справиться бы за тридцать дней. Ведь ей придется помимо всего, еще и врачеванием заниматься. Девушка грустно вздохнула.


      Мысли о женихе она упорно гнала, боясь, что не совладает с собой и все испортит, бросившись к нему. «Потерпи, я скоро, теперь мало осталось ждать…" - как молитву повторяла она про себя, пока не заснула.


         А тем временем в спальне Хранителя бушевала настоящая буря, по имени Архана.


-Как ты мог?! Зачем ты впустил… эту в мой дом?! – она металась из угла в угол вот уже полчаса, после того как Хранитель рассказал ей, что нанял отшельницу лечить солдат. Сам Хранитель откинувшись в кресле закрыл глаза, пережидая ее истерику, но при словах «в мой дом» он поднял голову и гневно сказал:


-Ты забываешься, Архана! – он больше ничего не добавил, хотя мог сказать, что она ему не жена, что на самом деле дом не ее, но он не сказал этих обидных слов, помня, что перед ним любимая женщина.


      Архана замерла. Она была удивлена его реакцией, откуда вдруг столько пыла? Уже очень давно Хранитель с безразличием относился почти ко всему, позволяя ей делать все, что она хотела, а тут нанял отшельницу, да еще кричит.


        «Эта отшельница не так проста, как хочет показаться, - что-то подсказывало Архане, что она не лечить  сюда заявилась. - Да, рано я расслабилась, решив, что дело почти сделано… Эх, принесла же нелегкая эту проклятую тварь с ее опасными умениями. Если дальше так пойдет, то все  планы могут рухнуть. Здоровый сынок и крепкие солдаты нам ни к чему!» Ее душил гнев. «Столько лет упорных трудов может перечеркнуть одна вонючая отшельница! Нет, надо срочно успокоиться и решить, как ее убрать отсюда!»

       Она глубоко вдохнула и повернувшись к любовнику нежным голосом пропела:


-Прости! Родной, - она опустилась на колени у его ног и прижалась к нему, - ты же знаешь, как я ревнива… и… я не перенесу вторую такую же тварь возле тебя, слишком сильна та боль… - она даже выдавила слезу из себя. Хранитель сразу же сменил гнев на милость и подняв ее с колен, усадил верхом на себя и принялся покрывать нежными поцелуями любимое лицо.


-Ты - самое дорогое, что у меня есть и я ни за что не причиню тебе боль, - шептал он между поцелуями, женщина выгнулась дугой на его коленях и призывно потерлась о него, помня, насколько он безоружен перед ее женскими чарами, - она быстро выполнит свою работу и уедет, если ты хочешь я не буду с ней видеться даже!


-Может прогоним ее? – страстным шепотом на ухо произнесла она, в то время как рука, уже спустив его брюки, нежно гладила восставшую плоть.


-Не могу, я связан клятвой, - ответил он, мозг уже отказывался подчиняться, хотелось прекратить разговоры, все тело кричало от желания войти в горячие глубины.


        Сегодня, чтоб она не обижалась, он сделает ей подарок, решил Хранитель. Ничего, что это лишит его сил на несколько дней, зато любимая будет счастлива. Он подхватил ее на руки и отнес на кровать. Затем снял с себя обувь, быстро избавился от одежды и незаметными движениями нажал на три невидимые точки на своем теле. Послышался треск. Тело мужчины пронзила короткая, но сильная боль. Он сжал зубы. Его любимая приподнялась на локтях и со счастливыми глазами смотрела на его превращение. Мужчина с хрустом увеличивался на глазах. Шире стали плечи, длиннее ноги, вытянулся череп, полностью исчезли волосы, кожа покрылась зеленой чешуей, из кончиков пальцев появились острые когти. За считанные секунды горный перевоплотился в ящера.  У кровати стояло дикое животное с человеческими чертами. Архана не мигая смотрела на измененный половой орган мужчины и не сдержавшись облизнулась. Существо рыкнуло и двинулось к ней. Она счастливо засмеялась и принялась быстро раздеваться, желая поскорее слиться с любимым. Как же давно он не принимал свой второй облик, ее затрясло в предвкушении будущего удовольствия. Мужчина запрыгнул на кровать и рванув ее платье, разорвал на клочья, отбросив тряпье в сторону, а она призывно посмотрела на него и погладила себя по высокой женской груди, одновременно раскинув голые ноги в стороны и полностью открываясь ему. Рык повторился. Существо схватило женщину за лодыжки и рывком подтянуло к себе. Взяв  когтистыми руками свой шипованный орган и направил в  манящую сердцевину, намереваясь войти, но женщина ловко извернулась и попросила:


-Я сверху, прошу… - существо без слов покорилось и легло на спину, позволяя ей взять инициативу в свои руки.


         Ахана перекинула ногу через его мощное тело, которое с трудом помещалось на большой кровати, и начала осторожно насаживаться на грубое шершавое орудие. Ей было немного больно, но как же сладка эта боль! Мужчина замер, стараясь не шевелиться, чтоб не причинить ей лишнюю боль, все время забывая, что боль – это то, к чему она так страстно стремилась в постели! Когда член животного полностью исчез в ее глубинах, она откинула голову назад и застонала. Когтистые лапы крепко схватили ее за бедра, не давая шевельнуться. Дальше он сделал все, как она любила больше всего. Сначала выпустил первый  камень, тот, который  у самого основания члена и  он сразу же ткнулся в ее жемчужину. Женщина закричала. Мужчина шевельнул под ней бедрами и она закричала еще громче. Он выпустил второй и третий камни и член внутри ее увеличился в два раза. Она закричала от раздирающей боли, но прижалась к нему еще сильнее. Он дал ей время привыкнуть к новому размеру и вновь слегка шевельнул бедрами, позволив своему органу завибрировать. Женщина простонала:


-Держи меня крепко, держи крепко…


Он держал ее так крепко, что когти оставили следы на ее нежной белой коже. Женщина вздрагивала, кусала губы и громко стонала, пока его "живой" орган шевелился внутри. Увидев, что она уже готова, монстр выпустил четвертый камень. Она так сильно дернулась, что если бы он не держал ее крепко - поранилась бы.


-Прости, я поспешил, да? – прорычало существо, испугавшись, что сделал все слишком быстро.


-О нет! -  ее голос был хриплым от испытываемых чувств, - все прекрасно, не останавливайся, умоляю! – мужчина зарычал и наконец перестал сдерживаться, выпустив последний, пятый камень. Головка его органа приняла форму шара, еще больше увеличившись в размере, а женское тело натянулось максимально. Оба замерли, понимая: одно неверное движение - и ее кожа не выдержит. Мужчина еще сильнее сжал ее бедра.


-Я не могу, я сейчас упаду, - прошептала она, - поддержи меня. Монстр осторожно сел, но все равно причинил ей боль. Она застонала и начала заваливаться на него, но он успел принять ее в объятия. Женщина зашипела от боли.


-Прости, я не могу пока их контролировать, сейчас, одну секундочку, станет полегче, - рычал он ей на ухо. Женщина была вся мокрая, горячая и мелко дрожала.


-Нет, все хорошо, не смей их забирать, - ответила она. Он радостно зарычал, получив разрешение продолжать. Отпустил все камни на свободу и позволил им медленно двигаться. Второй и третий соприкоснулись друг с другом на середине  ствола. Архана прикусила губу в кровь и затряслась еще сильнее. Как же было больно, его орган растянул ее невероятно… Но она дурела от этой боли, а вибрация камней, лишала разума, таким мощным было удовольствие.  Четвертый камень столкнулся с пятым. Она не сдержалась и закричала, не понимая какое из ощущений сильнее – боль или удовольствие? Четвертый опустился вниз и столкнул второй и третий к самому основанию, три камня сильно нажали на первый и тот завибрировал, лаская ее жемчужину. Архана стонала и стонала, сдерживаясь, не позволяя себе кончить, еще слишком рано, она должна кончить только  после него, иначе орган порвет ее.


-Любимый, пожалуйста, не трогай первый камень, я не могу сдерживаться уже, - любовник просунул руку между их телами, так, чтоб первый камень упирался в ладонь, не позволяя прикоснуться к жемчужине любимой. Ей сразу стало легче. Но не надолго, потому что он отпустил второй, третий и четвертый камень и они двинулись к головке. Столкнувшись, все четыре камня так мощно завибрировали, что закричал даже сам Хранитель. Архана все-таки дернулась в его руках и почувствовала, что внутренняя кожа треснула. От боли слезы покатились градом, но она ни за что не позволила бы этому прекратиться. Она лишь повторяла:


-Пятый и четвертый, пятый и четвертый… - мужчина услышал ее слова сквозь туман страсти и тот час же заставил замереть второй и третий камни, вспомнив, что все камни она выдержать не в состоянии. Страсть завела  слишком далеко, он боялся упустить контроль над зверем. Четвертый бился в пятый, посылая импульсы удовольствия и затапливая его разум.


-Уже скоро родная… - но она уже не слышала его, ее тоже накрывали волны удовольствия. Тук-тук-тук, - четвертый бился в пятый, ускоряя темп и, через мгновение ускорившись так, что этот стук сливался с ударами колотящегося сердца. Горный зарычал громко и протяжно, излив огненные драконьи соки глубоко в любимую. Еще одна вспышка раздирающей боли, но она довольно стонет, а слезы все так же градом, катятся из глаз. Хранитель глубоко дышал, стараясь скорее успокоиться, чтоб вернуть себе контроль над камнями. Пятый пульсировал, причиняя боль его любимой. Еще один глубокий вдох и сила к нему вернулась. Он приказал пятому медленно вернуться на место. Тот покорился и головка вернула свой первоначальный размер.


-Теперь твоя очередь, - страстно прошептал монстр на ухо любимой и убрал руку между ними. Приподняв  за бедра и не выходя из нее,  положил женщину на спину. Опираясь на локти заглянул в ее глаза, увидел в них слезы и нахмурился:


-Мне прекратить? Больно?


-Нет! – возмутилась она, - продолжай! Все чудесно! – он покачал головой, но выполнил ее просьбу, внимательно наблюдая за. Отпустил второй и третий камни. Она застонала и закрыла глаза. Мужчина склонился и длинным драконьим языком лизнул ее сосок, она застонала громче. Второй и третий столкнулись с первым, через него лаская самую нежную женскую точку. Она охнула. Второй и третий отдалились, чтоб с новой силой ударить в первый, женщина задергалась под ним.


-Нееет, не шевелись, - приказал он, - поранишься же!


-Мне плевать! – крикнула она, - еще, быстрее!


Мужчина увеличил темп. Второй и третий все чаще и сильнее ударялись в первый. Женщина дергалась в его руках, но он не позволял ей шевелиться слишком сильно, помня, как это опасно. Она дернулась еще раз и с громким воплем кончила. Ящер быстро втянул все камни и его орган тут же уменьшился в размерах до обычного. Внутренние мышцы женщины сокращались, причиняя мучение наполовину с экстазом. От столь сильных ощущений она потеряла сознание на несколько мгновений. Пришла в себя от прикосновения его языка к влажным от слез щекам. Он воспользовался ее беспамятством и вышел из нее, радуясь, что хоть эту боль она не почувствует.  Ему было не понятно, почему она так сильно  любит заниматься с ним любовью в его животной ипостаси, ведь это безумно больно, а она такая хрупкая… Не открывая глаз, женщина застонала и попробовала шелохнуться. Тело ниже пояса отозвалось болью. Когда все закончилось, боль уже не приносила удовольствие. Ей казалось, что внутри у нее одна сплошная рана. Радовало лишь то, что все заживет очень быстро.


-Сейчас, я полечу тебя, - прорычало существо. Слизав соленые капли с лица, длинный тонкий язык спустился на грудь, нежно обвел ореолы одного соска, второго, спустился на живот, пощекотал пупок, затем зализал раны, которые остались на  бедрах от когтей. От вкуса  крови ящера затрясло и он снова возбудился. Но нельзя. Второй раз убьет ее. Взял себя в руки и продолжил зализывать раны. Те заживали прямо на глазах. Какой же сладкой была ее кровь… Но самое вкусное впереди… Запах ее соков просто сводил с ума, но он не спешил. Заживил все порезы и лишь тогда опустил голову к ее расщелинке и глубоко вдохнул запах женских соков, смешанных с его личными соками и запахом крови. Он нахмурился, да, там тоже была кровь. Необходимо срочно остановить ее и вылечить любимую. Поднял ее ноги вверх и широко развел в стороны. Проклятие, крови было много, она вытекала из нее тонкой струйкой. Подтащил женщину к краю кровати. Подложил под бедра подушку и устроился на полу у  разведенных ног. Втянул когти и уже человеческими пальцами раздвинул половые губы и осторожно просунул язык внутрь нее. Она застонала и попыталась отстраниться.


-Потерпи, Сияние мое, я быстро, сейчас пройдет, - сказал он, на секунду вынув язык из нее. Прижал женщину к подушке и вновь засунул длинный язык в ее пещерку. Она закричала, но он не выпускал ее, тщательно вылизывая языком все внутренние трещинки. Она была такой вкусной, что он словно с ума сошел. Звериная часть его вылизывала свою самку с отчаянным удовольствием. Почти не слыша ее стонов впитывал в себя соки, кровь, леча языком внутренний ожог от семени. Через время ее стоны изменились и она задышала иначе. Он ухмыльнулся про себя, да, она у него горячая штучка! Вновь возбудилась! Ее расщелина была уже полностью здоровой, но он не торопился покидать ее. Лишь изменил движения языка, входя на всю длину и резко выходя полностью. Женщина раскинулась на кровати и стонала, возбуждая его до боли в чреслах. Хотелось снова войти в нее, но нельзя! Проклятие! Он с еще большей страстью накинулся на ее нежный орган. Затем остановился, желая причинить ей такие же муки, которые испытывал сам. Она возмущенно вскрикнула. И он не смог не доставить ей и это удовольствие. Развел складочки и принялся вылизывать жемчужину. Его драконий язык был сильным и гибким. Женщина снова заметалась в экстазе и через мгновение вскрикнув, кончила. Хранитель еще долго вылизывал ее соки, позволяя себе насладиться хотя бы этим. Когда ее сердце перестало колотиться, он поднялся на ноги, удобно уложил ее на кровать, сам лег рядом и лишь тогда вернулся в человеческий облик. И тут же потерял сознание.


Глава 3



                    Утром, после скромного завтрака в своей комнате, девушка в голубой хламиде приступила к выполнению обещания, а именно – лечению  солдат. Завтракать со слугами она не могла, иначе пришлось бы открыть лицо. Всё, что иногда разрешалось открывать хамгаАла, за пределами Великого Храма до свадьбы – кисти рук. Это из-за внешности. Не стоит показывать то, от чего окружающие брезгливо скривятся. Но девушку мнение людей не заботило, ведь они обладают гораздо более важным, чем красота. Горным, а тем более простым людям, этого не понять. А все, что находится за гранью понимания – отвергается. Поэтому хамгаАла – существа безликие. Их в народе частенько так и называли – Безликие.


       Поначалу девушка хотела заняться храмом, сердце разрывалось от созерцания его заброшенности, но понимала, что пока  не докажет Хранителю свое умение лечить - к сыну он ее не подпустит.  Поэтому, выйдя во двор, обратилась к дежурному за помощью.


-Доброе утро, уважаемый! Хранитель назначил меня лекарем, подскажи, к кому мне обратиться чтоб выделили помещение, в котором я смогла бы принимать больных?


-Доброе утро! Да-да, Хранитель еще вчера распорядился и помещение уже готово, - вежливо ответил служивый в форме. Сегодня на посту стоял мужчина средних лет, довольно симпатичный, крепкий, высокий, с зелеными глазами, как у всех горных,  - не обессудь, у нас все по-простому: лежак, стол, стулья. Но если нужно что-то еще, только скажи – найдем и доставим!


       ХамгаАла улыбнулась. После разговора с их начальником, уважительное отношение было крайне приятным. Дежурный провел ее через двор к небольшому помещению позади храма. Это был маленький каменный домик, с решетками на окнах и  крепкой дубовой дверью. Дежурный рассказал, что раньше здесь был кабинет Хранителя, но после перестройки хозяйского дома, это помещение пустовало.  Девушка поблагодарила мужчину и спросила не смог бы кто-то из мужчин помогать ей.


-Я смогу! Меня, кстати, Рором зовут! – представился он, - днем, когда много вахтовых, дежурному позволено отлучаться со своего поста, поэтому помогу с радостью! А завтра я вообще выходной, так что весь в твоем распоряжении. Для меня большая честь помочь тебе. Для всех нас! – пылко сказал вояка, приложа руку к сердцу.


-Благодарю тебя, Рор! – тепло ответила девушка, - тогда давай приступим, я планирую начать с тяжело больных. Веди меня туда, где они находятся.


-В казарму нельзя, прости! Хранитель запретил. Но мы сюда будем приносить больных!


          Пришлось согласиться. Четверо солдат на носилках внесли первого раненного. Ним оказался совсем молодой парень. Вояки положили его на топчан и удалились. Девушка склонилась над раненным. Тот был без сознания, лицо бледное, без единой кровинки, пульс еле прощупывался.  Отшельница сняла одеяло, которым он был накрыт и  едва сдержала испуганный вскрик. В животе зияла рваная рана. Отчетливо просматривался след от длинных когтей. Но из-за корки из запекшейся крови, травы и листьев , трудно было оценить степень повреждения.


-Он подрался со своими? – шепотом спросила у Рора.


-Что ты, никто из наших не смог бы такое сотворить! – удивился дежурный, - раны же от драконьих когтей! – он смотрел на нее, как на глупого ребенка, -  Его нашли вчера на рассвете без сознания. В себя еще не приходил.


-Я вижу, от чего раны, поэтому и спрашиваю, кто его так? По ту сторону границы – драконов не водится…


-Так и среди наших перекидышей нет! – дежурный оторопел.


-Как это? – сказать, что она удивилась,  ничего не сказать, - вы же горные!


-Горные, да! – согласился Рор, - но перекидываться умеет только Хранитель!


-Да ну? – от удивления она даже про больного забыла.


-А ты что же, думала, что мы все умеем? – Рор захохотал. Девушка обиделась. Видимо о горных она знает больше, чем они сами о себе.


-Ладно Рор, время покажет, - спокойно ответила она, - Скажи, а вы придерживаетесь традиции запасаться серебряной водой?


-Обижаешь! Конечно придерживаемся! В обязанности дежурного входит пополнение бочек раз в неделю, - закивал головой Рор, - вот как раз сегодня в конце смены я вылью старую воду и на ночь поставлю заряжать следующую!


-Замечательно! Получается, что сегодня воде уже 7 дней? – обрадовалась она, крепкая концентрация серебра была как нельзя кстати. Рор снова закивал головой, - а скажи, какое серебро вы используете для заряда воды?


-Самое лучшее, Лунная! – от такого обращения сердце девушки забилось быстрее, Лунными называли только жен горных или очень уважаемых отшельниц, а она еще ничем не заслужила такое обращение, - в каждой бочке слиток чистого серебра, величиной с кочан капусты!


-Распорядись пожалуйста, чтоб сюда принесли самую большую лохань, какую только найдете, пусть ее наполнят серебряной водой, - сказала девушка.


Мужчина бросился выполнять. Через время металлическая лохань уже стояла в  лекарской, а молодые воины наполняли ее водой. ХамгаАла велела раздеть раненного и опустить в воду. Ее распоряжения выполнялись быстро и беспрекословно. Пока парня раздевали и опускали в воду, девушка пошла в кухню готовить сонный отвар. Главная повариха с радостью согласилась помочь. Вместе они сварили маковые стебли в молоке. В горячее варево девушка добавила ложку малахитовой пыли. Затем попросила кухарку укутать сосуд и поставить в теплое место и принести ей его вечером, перед закатом.


        Вернулась к раненному  и поразилась, как быстро окрасилась вода. Казалось, что он лежит в лохани с кровью. Пришлось срочно сменить воду. Рор спросил, не следует ли остановить кровь? На что она ответила, что пока рано, из раны должен выйти весь яд. Больному сменили воду, а девушка попросила привести следующего раненного, чтоб не терять время.


        Следующий вояка приковылял сам, опираясь на самодельный костыль. ХамгаАла размотала тряпье, которым скорее всего, он сам себя и перебинтовал, и внимательно осмотрела рану. Нога была переломана в лодыжке в двух местах. Солдат держался бодро, шутил, хотя было заметно, какие муки он испытывает. Рана выглядела неплохо, не гноилась, практически затянулась, но почему не срослись кости – девушке было не понятно.


-Скажи пожалуйста, а как давно ты поломал ногу? – поинтересовалась она.


-Где-то дней 20 назад, - ответил вояка. Девушка задумалась, какой же могла быть причина, по которой кость так и не срослась, поэтому она вновь поинтересовалась:


-А ты случайно никакой из своих каменей э-э-э… не «терял»? - В ответ парень покраснел.


-«Терял», Лунная, давно, в юности еще… а как ты догадалась?


-Не трудно догадаться, кости уже давно должны были срастись, - буркнула она, - значит ты «потерял» один из своих камней. Почему сразу же не обратился к отшельнице? Она бы помогла.


Парень посмотрел на нее как на сумасшедшую, перевел взгляд на дежурного, затем вновь на нее и промямлил:


-Так, а как помочь-то? Если потерял,  где другой взять? Да и денег нет у меня, ходить к отшельницам, – «ох, как же у них все не правильно! – разозлилась девушка, ладно, меньше слов, больше дела». Велела Рору:


-Подержи его ногу пожалуйста! А ты уважаемый – терпи! – вояка только ухмыльнулся. Рор схватил бедолагу повыше колена и прижал к лавке.


-Будет очень больно! Но всего несколько секунд, а потом, я обещаю – ты уйдешь отсюда на обоих ногах, - в ответ она получила еще одну недоверчивую ухмылку. Девушка потрясла кистями, размяла пальцы, потерла ладонь о ладонь, разогревая кровь, а затем положила растопыренные пальцы возле самой раны. Глубоко вдохнула, задерживая дыхание и  прислушалась к ударам собственного сердца. А оно  с увеличенной скоростью погнало кровь по венам. Направила ее к кончикам пальцев и на выдохе открыла азурит. Из-под ее ногтей выступили синие капельки. Мужчины затаив дыхание следили за ее действиями. Капельки увеличивались, превратились в струйки и устремились к открытой ране. Когда они проникли под кожу -  раненный закричал, но Рор сильнее схватил за колено, не давая пошевелиться. Синие ручейки, словно маленькие змеи, покинув хозяйку, виртуозно заползли в рану и исчезли. Рана засветилась голубоватым сиянием, затем втянулся внутрь торчащий осколок кости, нога выровнялась, приняв правильную форму. Даже не вооруженным глазом было видно, как сложились в целое раздробленные кости. Через минуту все было закончено.


-Я же говорила, - сказала хамгаАла, - теперь твои кости целы, мышцы и кожа заживут через полчаса, а если ты промоешь рану серебряной водой – так еще скорее!


Мужчины таращились на нее и молчали, находясь под воздействием  чуда, которое видели впервые.


-Это что было? Как? – солдат был в шоке, от увиденного голос его дрожал. Исчезла боль, так долго мучившая его.


-Все просто, это азурит, - ответила врачевательница, - я отдала тебе часть своего, взамен утерянного.


-Какой азурит? – не понял бывший раненный.


-Ох! Я уже не могу с вами! – вышла она из себя, - азурит! Один из камней каждого горного! Ускоряет сращивание костей, очищает кровь!


-А-а-а… Тот, что я в юности э-э-э… «потерял»… не знал, что он азуритом называется…


-А как ты вообще  ухитрился его потерять?- строго спросила девушка. Вояка почему-то покраснел и нагнул голову, не пожелав ответить, - ладно, иди, постарайся первое время щадить эту ногу.


Солдат поставил ногу на землю, осторожно перенес на нее свой вес, все еще не веря в исцеление. Боли не было, нога действовала как обычно. Счастливая улыбка осветила его небритую физиономию.


-Ты! – сказал он с восторгом, - ты…


-Да ты бы спасибо сказал! – стукнул приятеля в плечо дежурный.


-Ой! Да я это и хотел сказать! – раненный сделал пару неуверенных шагов по лекарской, - ты! Ты – чудо! – парень развернулся к сидевшей на кушетке хамгаАле и  молниеносно схватив руку девушки, пылко поцеловал. Она не успела даже испугаться. Парень поднял на нее глаза и прошептал – я уже думал, что буду калекой навсегда! Хранитель выслал бы меня с заставы, а ты… Спасибо тебе! Я твой должник! – он вновь пылко приложился губами к ее дрожащей ладони и поднявшись на ноги покинул комнату.


В комнате стало тихо. Девушка пыталась взять себя в руки, ведь к чужим прикосновениям она не привыкла. Они вызвали дрожь в теле.  Место поцелуя горело и она непроизвольно потерла руку.


А Рор задумался над увиденным. Он слышал об умениях хамгаАлы, но увидел впервые. Значит все правда! Сердце затрепетало от радости и надежды. «Хранитель был не прав! Это не легенды!»

         В двери робко постучали. Очередным посетителем оказался тот молодой парень, который вчера был дежурным. На вид ему было лет 25, а может и меньше. Он неловко переминался с ноги на ногу и явно стеснялся заговорить. Девушка сразу догадалась, что он хотел бы поговорить  с глазу на глаз.


-Рор, мне необходимы несколько камней. Обычно их легко найти недалеко от горы, сможешь собрать? Чем больше, тем лучше, - обратилась она к своему помощнику.


-Конечно, Лунная, какие камни тебе нужны? – поинтересовался Рор.


ХамгаАла назвала несколько камней и Рор удалился, оставив ее наедине с молодым горным. Уходя, Рор лукаво подмигнул ему, словно знал, с какой просьбой тот пришел.


-Проходи, - обратилась девушка к вошедшему, - садись рядом.


-Спасибо… - пролепетал он и сел на предложенный стул. Парень помолчал, собираясь с силами, а хамгаАла не торопила, - меня зовут Кристалл, - представился он.


-У тебя очень красивое имя, - похвалила врачевательница.


-Да, спасибо… - парень вытер об брюки мокрые ладони и заставил себя заговорить:- у меня… э-э-э… очень деликатное заболевание… Я никому об этом не говорил, понимаешь, меня поднимут на смех…


-Ну так не говори, - остановила его девушка, - дай мне руку и я сама скажу какой у тебя недуг, хорошо?


Парень явно обрадовался такому предложению, но нервничать не перестал. Снова вытер руки об брюки и протянул правую девушке.


-Нет, левую пожалуйста, - сказала она. Парень протянул левую. ХамгаАла подняла вверх свою правую руку, ладонью к нему, - приложи к моей.


Кристалл повиновался. Когда их ладони соединились, парню показалось, что он прикоснулся ко льду, таким холодом объяло его ладонь, он вздрогнул, но руки не отнял. Он не двигаясь смотрел на их соединенные руки и молча ждал. ХамгаАла не шевелилась около минуты, затем с легким вздохом отняла ладонь.


-У тебя проблемы связанные с интимной жизнью, - тихо сказала она, - я права?


-Да… – так же тихо ответил он.


-Кристалл, ты женат? – задала она очередной вопрос.


-Женат, уже три года… - ответил мужчина, опустив голову, - мы с женой любим друг друга, но когда дело доходит до постели, у меня почему-то ничего не получается… Агата очень добрая девушка, не попрекает меня, но я же понимаю, что вечно так продолжаться не может… Она заслуживает нормального мужа, детей…


-Агата горная? Или человек? – спросила девушка.


-Она обычная девушка, не горная, - ответил мужчина.


-А почему ты не выбрал себе в жены горную? – продолжала расспросы врачевательница.


-Э-э-э, понимаешь, я им почему-то не нравился, - ответил Кристалл и покраснел до корней волос. Он был привлекательным молодым человеком, но хамгаАла уже понимала, почему он им не нравился.


-А твои родители? – допытывалась она, - они горные?


-Они были горными!


-А братья или сестры у тебя есть?


-Нет, у родителей больше не было детей… А это важно? Какое отношение это имеет ко мне? – нахмурился мужчина.


-Да, это важно, - девушка собралась с духом и промолвила, -  Кристалл, я должна сказать тебе одну печальную весть… Понимаешь, ты… Ты - не горный! – и она сочувственно сжала его ладони.


-Как? Как это не горный? – мужчина вскочил на ноги. ХамгаАла поднялась вслед за ним и положив руки на плечи заставила снова сесть.


-Успокойся, я все объясню. Ты горный не в полной мере… - она заглянула в широко раскрытые глаза парня и увидела в них недоверие, ее сердце сжалось от жалости, но с этим она ничего поделать не могла, - у тебя нет ни одного гематита…


-Чего нет? – непонимающее спросил Кристалл.


-Гематита нет! – девушку уже начало раздражать всеобщее незнание очевидных вещей, - ни одного!


-Объясни подробнее пожалуйста, я ничего не понимаю, - девушка увидела его растерянность и, смягчаясь  начала терпеливо объяснять:


-У горных мужчин пять камней гематита. Они расположены… в области интимных органов. Они отвечают за сексуальную привлекательность, детородный процесс, - ей было немного неловко объяснять мужчине такие вещи, - вот поэтому у тебя ничего не получается… у тебя нет ни одного гематита.


-Но почему у меня их нет? Как же так получилось? – вскричал молодой горный, он поднялся на ноги и схватился за голову.


-Я могу предположить, что по какой-то причине, в теле одного из твоих родителей отсутствовал гематит... при зачатии это передалось плоду, то есть тебе,  - грустно сказала она.


-Почему? –его голос сорвался почти до крика, девушка понимала его гнев, ведь мужчины такие гордые, трудно осознавать себя неполноценным.


-На этот вопрос у меня ответа нет, задай его родителям, - она пожала плечами.


-Они уже покинули этот свет, - жестко ответил горный и снова сел на свой стул напротив хамгаАлы, немного помолчал и снова спросил, - что же мне теперь делать?


–Есть два варианта, - ответила врачевательница, - первый – собрать необходимое количество гематитов и поместить их в твое тело.


-Так это возможно? – в его голосе послышалась радость.


-Да, это возможно, если тебе удастся достать камни, они очень редкие и ценные! Как только камни попадут в твое тело и займут положенные места, ты  станешь полноценным горным…


-Я найду камни! – мужчина обрадовался, вновь вскочил со стула.


-Подожди, ты же не дослушал меня! – остановила его хамгаАла, - сядь и успокойся, это еще не все.


Парень потер лицо руками, взял себя в руки и сел на место.


-Извини, Лунная! Говори!


-Как только гематиты займут свое место в твоем теле, ты больше не сможешь жить со своей женой! – выпалила она еще одну неприятную новость.


-О! Нет! Почему? Я люблю Агату!


-Потому что гематит тянется к гематиту, а у людей этого камня нет. Вот почему, как ты говорил, ты не нравился горным девушкам…


В комнате воцарилось молчание. ХамгаАла испытывала жалость к молодому мужчине, но помочь ему была не в силах. Через несколько минут он задал еще один вопрос.


-А второй вариант?


-Я могу сделать тебе амулет из дымчатого кварца, его еще называют Кристаллом Осириса, он твой теска. Если ты будешь носить его постоянно, то в постели у тебя с женой все наладится, у вас даже будут дети… - отвечала она.


-Но? Есть одно «но»? – перебил мужчина.


-Да! Дети будут, но они будут людьми, - закончила она.


Глава 4

                Расстроенный Кристалл сказал, что ему необходимо подумать и ушел. ХамгаАла закрыла двери, попросив не беспокоить ее какое-то время и задумалась.


Чем дальше, тем больше загадок подбрасывала ей Тринадцатая Застава. Все оказалось сложнее, чем она думала. Десять лет девушка готовилась к встрече с женихом. Чувствовала, что с ним произошла беда, ощущала его одиночество и боль, интуитивно понимала, что спасти его будет не просто. Но к тому, что ей придется иметь дело с горными, которые забыли кто они, не знают собственных возможностей и так глупо растрачивают камни – она готова не была. Народ, который вырождается, вот кто они такие! Эти мысли причиняли ей практически физическую боль. Пока она добиралась до Тринадцатой, умышленно избегала контакта с другими горными, на другие Заставы не заходила, опасаясь, чтоб ее не раскрыли. Так торопилась к своей половинке, что потеряла свою естественную внимательность. А зря… А что если не только на Тринадцатой горные потеряли себя? Что, если весь их мир постепенно деградирует? Эта мысль очень напугала ее. Она попыталась ее отбросить, но потом пришла к выводу, что такое вполне могло произойти. Девочки хамгаАла уже не рождались несколько десятков лет. Сначала это никого не беспокоило, даже радовало. Ведь, если они перестали рождаться -  земля в них не нуждается и это означает, что и опасности  никакой нет. ХамгаАла рождались исключительно для союза с горными, в таком браке сила  мужей увеличивалась, они становились непобедимыми. Но когда в Великий Храм совсем перестали приводить маленьких девочек, с явными признаками хамгаАлы, настоятельница начала беспокоиться. Учениц при храме становилось все меньше, а новые не появлялись. А потом перестали приходить и посланники от женихов. Настоятельница не знала, что делать и призвала всех отшельниц, чтоб держать совет. Чем закончилась их встреча девушка не знала, потому как покинула стены Великого Храма еще до всеобщего сбора. Сейчас девушка ощутила острое желание посоветоваться с кем-то из более старших и опытных сестер. Но это невозможно! Она здесь совсем одна и уйти не может. Поэтому приняла решение. Сначала первоначальная задача -  встретиться с женихом, а потом уже разбираться почему же  горные постепенно становятся людьми.

        Когда вернулся Рор, она сидела на полу возле лохани с водой и держа раненного за руку, что-то тихонько шептала. Служивый сбросил с плеча мешок и замер у входа, опасаясь помешать.


      Он, как истинный представитель своего народа очень уважал их труд.  Для них, горных,  отшельницы были практически святыми. С раннего детства,  с молоком матери они  впитывали истории про их волшебную силу. Матери рассказывали им сказки, в которых отшельницы и хамгаАла –спасли их Каменное Королевство от страшных врагов. Сейчас, когда время воин давно ушло, отшельницы встречались редко, а хамгаАла и того реже. Со временем сказки обрастали невероятными подробностями, превращаясь в легенды. Мало кто знал, что из них на самом деле правда, а что вымысел.  Рор с грустью вспомнил последнюю хамгаАлу, которую он видел – ныне покойную жену Хранителя. Он был тогда еще зеленым юнцом, но помнил, как все они были счастливы, что их Хранитель женился на самой хамгаАле! Но увы… Их брак завершился большой бедой и… болезнью Хранителя. Даже в мыслях Рор запрещал себе назвать своего Хранителя сумасшедшим.


- Ты принес камни, Рор? – вывел его из задумчивости нежный женский голос. Он отогнал неприятные мысли и бодро ответил:


-Конечно, Лунная! Полмешка собрал! Как ты и сказала у подножия горы их было много, - он раскрыл мешок и поставил  на пол перед ней. Девушка склонилась над мешком, рассматривая  содержимое. Исполнительный Рор в точности выполнил ее просьбу. Мешок был полон светло-серых булыжников. Такие камни можно найти в огромном количестве возле каждой горы,  вот только далеко не каждый знает, какое это сокровище. Девушка взяла в руки один камешек. На первый взгляд он ничем не отличался от обычного.


-Ты знаешь, что это за камень, Рор? –спросила она мужчину. В глубине души она надеялась что он знает, но сердце подсказывало, что этот экзамен он так же не пройдет. Он не может знать о верделите, ведь он почти ничего не знает о себе самом.


-Нет, Лунная, не знаю. Расскажи мне, - попросил он и присел возле нее на корточки. Она горько вздохнула. Но он нравился ей, он добрый человек, она ему расскажет.


-То, что находится внутри этого камня называется  верделитом. Найти его можно лишь у подножия гор, не смотря на то, что внешне он похож на обычный придорожный камень. Если присмотреться, то можно увидеть у него зеленоватый оттенок, - она покрутила камень в ладони, показывая Рору, - видишь?


-Вижу, - закивал головой горный.


-Верделит имеет свойство омолаживать организм… Если знать, как его нужно применить… - она на мгновение сжала пальцы, а когда их раскрыла, на ладони в горстке пыли лежал небольшой полупрозрачный зеленый камень с острыми краями. Рор тихонько охнул, - верделит поможет нам спасти этого раненного, - она показала на лохань, в которой  без сознания лежал мужчина.


-Ты думаешь, он выживет? – видя его раны, Рор очень сомневался, что даже самой отшельнице под силу воскресить практически труп.


-Он обязан выжить! – пылко ответила она, так, словно саму себя убеждала в этом. Рор ничего не ответил. Он просто будет помогать и верить ей!


-Рор, - вновь заговорила девушка после короткого молчания, - скажи мне, а ты знаешь, почему издавна наши храмы и Заставы делают из дерева, а не из камня?


-Никогда не задумывался над этим вопросом, - солдат почесал затылок, - возможно потому, что дерево легче обрабатывать и строить из него быстрее?


-Горные – истинные жители  Каменного Королевства, имеют неограниченную силу над камнем, строить из него для них не проблема…


-Да? – Рор выглядел удивленным, - странно, а вот я не умею…


-Храмы и Заставы строили из старых досок, вымоченных в серебряной воде, - не дала договорить девушка, - чем старше дерево, тем оно сильнее… против врагов. У них не было сил войти в храм или преодолеть Заставу…


Они помолчали, а потом Рор прошептал:


-Когда сгорела старая Застава, Хранитель приказал построить новую… Но доски были из свежесрубленного дерева и в серебряной воде их никто не замачивал…


-Я догадалась, - промолвила она, - но хоть храм старый?


-Да, храм старый, - подтвердил солдат, - а почему ты мне это рассказала?


-Просто так, Рор, просто так… - ответила врачевательница рассеяно. Она поднялась на ноги и сказала уже собрано, -  близится закат. После заката приступим к его лечению. Нам нужно успеть до полуночи, иначе раненный умрет.

       ХамгаАла зашла ненадолго в отведенную ей комнату и сразу поняла, что в ней кто-то был. Проходя мимо прикроватного столика, на котором стоял кувшин с питьевой водой, девушка почувствовала покалывание в левой ладони. Она мгновенно замерла, сконцентрировавшись на ощущениях и поняла откуда веет опасностью. Вода. В нее что-то добавили. Взяла кувшин и принюхалась. Так и есть, яд! Но когда она хотела вылить воду в ведро, почувствовала, что за ней наблюдают. Девушка резко развернулась, едва не расплескав воду и встретилась взглядом с Арханой. Любовница Хранителя стояла в дверном проеме и наблюдала за врачевательницей.


-Вечер добрый, - елейным голосом пропела красотка. ХамгаАла поразилась, насколько красивой и молодой она сегодня казалась. Лицо женщины светилось словно изнутри. Кожа была гладкой, как у девочки, прекрасные глаза сияли ярче летнего неба, белокурые локоны заплетены в небрежную косу, ниспадающую ниже талии, придавая хозяйке еще большее сходство с юным подростком. Одета Архана была в зеленое бархатное платье. Черная вышивка на корсете тонкой цепочкой подчеркивала  линию груди, привлекая взгляд к округлым полушариям. Что скажешь, прекрасна. ХамгаАла на короткое мгновение испытала зависть к ее красоте, почувствовав себя уродцем.


-Добрый вечер, - вынуждена была ответить она и тут же почувствовала жуткую жажду. Казалось, что она не пила неделю, настолько сильным было желание испить из кувшина, который держала в руках. Девушка очень удивилась и заглянула в кувшин, залюбовавшись на прекрасную воду. Вода манила, обещая сладостный вкус, смочить горло живительной влагой и подарить блаженство. Через силу она оторвала взгляд от кувшина и заглянула в омут глаз любовницы. Все тело обожгло огнем. От самой шеи, до бедер  опоясало огнем. В ту же секунду она поняла, кто стоит перед ней. Враг был настолько силен, что сердце девушки пропустило один удар, затем второй, третий… Словно чужими руками она взяла стакан, налила в него воду и залпом выпила. Она даже не подняла вуаль, так через нее и испила яд. По  ткани расплылось пятно. Сердце снова заработало в обычном режиме.


-Ходила к кухарке, заказала на ужин паштет из перепелов и решила заглянуть к тебе, как ты устроилась? Все отлично? – словно ничего не произошло защебетала Архана. Девушка вынуждена была взять себя в руки  и так же весело ответить:


-Все отлично, спасибо! – она поклонилась, якобы выражая благодарность, - извини, уважаемая, меня ждет раненый, я всего на минуту вошла. Была рада повидать тебя. – девушка еще раз поклонилась и вышла из комнаты, едва не задев плечом Архану.


-Всего хорошего! – послышалось во след.


          ХамгаАла заставила себя идти медленно, чтоб не показать врагу страх и испытываемую боль. «Спокойно! Спокойно… Спокойно… - твердила она себе, идя по коридору». И лишь когда почувствовала, что Архана более за ней не наблюдает, ускорила шаг. В свою лекарскую она практически вбежала. Хорошо, что кроме бессознательного раненого там никого не было. Закрыла дверь на засов. Подбежала к окну, закрыла ставни. Затем дрожащими руками принялась срывать с себя одежды. Как назло их было так много! Сначала вниз полетела широкая батина с вуалью, затем она принялась снимать платье, размотала шарф с головы и шеи. Боль становилась все невыносимее, девушке пришлось сжать зубы, чтобы не закричать. Стащила с ног мягкие туфли и принялась стаскивать шаровары. Руки тряслись и плохо слушались. Через мгновение ее тощее, абсолютно лысое тело стояло посреди лекарской и дрожало от холода. Вокруг шеи, подмышками, спускаясь на талию и до самых бедер ее опоясывала тонкая медная цепь. Девушка схватилась за нее и стала быстро разматывать, но пальцы жгло и цепь постоянно выскальзывала. В том месте, где она касалась голой кожи мгновенно появлялись волдыри от ожогов. Когда она снимала цепь с шеи,  случайно прикоснулась к лицу, через мгновение ее некрасивое лицо стало еще уродливее. Из-под   безволосых век потекли слезы. Распутав, наконец, цепь хамгаАла бросила ее в ведро с водой. Цепь зашипела так, словно ее только что извлекли из огня. Девушка вздохнула с облегчением. Подышав глубоко несколько минут она окончательно успокоилась. Призвала горный хрусталь. Кожа стала прозрачной, как стекло. От макушки до пальцев ног хрусталь прошелся рябью, убирая боль и следы ожогов.


         Девушка опустила руку в ведро, схватила уже остывшую цепь и ловко вернула ее на место, замотавшись от шеи до бедер. Полностью облачилась в свою хламиду. И только тогда позволила себе сесть на стул и задуматься над тем, что произошло.


         Она встретила того, кого считала давно поверженным? Самого грозного и серьезного врага горных. Неужели, шулам? Это единственное, известное ей существо, обладающее силой внушения. Почему она жива и играет роль любовницы Хранителя еще предстоит узнать. Но что же делать в эту самую минуту? Шулам считает, что девушке о ней ничего не известно и, что   отшельница отравлена. И пусть она пока так думает и дальше… Яд красавки, который был в воде,  флюорит  обезвредил самостоятельно, не пришлось его даже призывать… Придется сыграть роль умирающей… В запасе есть часов 10-15, после которых она должна пасть замертво, иначе раскроется, что она не отшельница. Ах, как жаль, времени мало… Значит сегодня ночью нужно найти жениха… Мысли хаотично кружились в ее голове. Девушка была честна перед собой, ей было страшно. Как в одиночку справиться с шулам она не знала. У ее народа ушли столетия на войну с ними, прежде чем удалось победить. Что может она одна?


      Судя из магии внушения женщина была сильна. ХамгаАла пришлось сделать вид, что она сломала ее волю и заставила выпить яд. Это значит лишь одно… С ней заодно камни самого Хранителя. Девушка надеялась лишь на то, что еще не слишком поздно бороться и, что Хранитель не принимает в этом добровольное участие. Нет! Хранитель не может быть с ней заодно, иначе любовница знала бы, что хамгаАлу яды не берут, для всех окружающих она - отшельница... От этой мысли стало немного легче. Значит есть надежда победить шулам, но это сделать она сможет лишь с мужем...


Сердце снова болезненно сжалось. Девушка дотронулась до него и прошептала:


-Сегодня, любимый! Я приду…

        Но прежде всего она поможет раненному. О том, чтоб бросить его умирать, девушка даже не думала.


        Собрав волю в кулак,  вернулась в свою комнату, из которой так поспешно сбежала. Риск вновь встретить врага был велик, но делать нечего, ей слишком нужен амулет, который хранился в вещах. Амулет был древним и ценным, но, так как его нельзя было носить постоянно на теле, приходилось хранить в шкатулке с другими, дорогими ей вещами. О сохранности она не волновалась, шкатулка выглядела слишком непривлекательно, чтоб кто-то на нее позарился. Плотно прикрыв дверь, вынула из дорожной сумки, в которой хранились ее немногочисленные вещи, замотанную в тряпье вещицу, источающую зловонный запах. Размотала тряпку. В ней оказался дохлый еж. Его засушенное тельце с торчащими во все стороны иглами и правда имело отвратительный вид. А от запаха разлагающейся плоти у любого бы начали слезиться глаза. Но не у его хозяйки! Это ведь все кварц в паре с кошачьим глазом! Если знать, в каком пропорции сделать из них мазь, а затем нанести на нужную вещь, - иллюзия отторжения готова.


       На ее  руках лежала деревянная шкатулка ручной работы. Девушка засмотрелась на крышку. На ней был изображен летящий дракон. Тело дракона было покрыто зеленой чешуей, с золотым отливом, лапы животное поджало, а крылья расправило и парило, словно, спрыгнув со скалы. Глаза дракона были закрыты. Девушка осторожно погладила дракона мизинцем и в ту же секунду у него открылись глаза и уставились на девушку.


-Раттана, это я, - сказала хамгаАла тихонько, чтоб никто не услышал, - бутракхам, пожалуйста!


        Животное открыло пасть с острыми зубищами и, оскалившись, извергло пламя. Молодая женщина подставила ладонь и словила жидкий огонь, который в одно мгновение превратился в желтый сапфир. Он был в форме конуса, его грани излучали теплый свет.


-Спасибо, Раттана! – она вновь погладила дракона по чешуйкам, животное закрыло глаза, - я скоро верну.


      Через минуту дохлый еж, завернутый в тряпку, занял свое  место в сумке. Девушка подняла вуаль, приложила камень чуть выше переносицы, острым концом к коже и нажала. Камень легко вошел, оставив на поверхности желтую граненную вершину.


       Откуда ни возьмись хлынул поток сил, уверенности в себе, энергии. Девушка опустила вуаль и словно на крыльях помчалась в лекарскую. В первые минуты силы были неконтролируемые, хамгаАла с трудом удерживалась от бега и веселого смеха. Хотелось мчаться вприпрыжку, обниматься с людьми, делиться радостью, петь, танцевать, свернуть горы, в конце концов! Но она была знакома с действием бутракхама и старалась вести себя естественно, не привлекая внимание. Широкая улыбка расплылась на все лицо, но к счастью плотная вуаль скрывала  ее.  Амулет достался  от бабушки, которой подарила ее бабушка, а той ее бабушка и так дальше.  Их прародительнице подарила его сама Богиня Раттана, в честь которой  девушка и назвала хранительницу шкатулки. Бутракхам хранил в себе частичку силы Богини. Пользоваться амулетом можно было редко и носить недолго, потому что после того, как отдаст всю свою силу, амулет начинал забирать силу того, кто его носит.


ХамгаАла торопилась. Под действием амулета нужно успеть вылечить раненного и найти жениха. Успеть бы только…


       В лекарской ее ждал Рор и двое молодых горных, которых врачевательница попросила позвать в помощь. Как только вошла, принялась командовать.


-Уважаемые горные, - серьезным голосом сказала она, - то, что сегодня произойдет в этой комнате, видеть вам не доводилось, и я надеюсь не доведется… - последнее она сказала тише, но ее услышали, - нам с вами предстоит трудная работа, попытка одна, ошибка будет означать смерть вашего товарища… - она стояла перед ними как маленький полководец, говорящий напутственное слово перед битвой, - я попрошу вас выполнять в точности каждое мое слово, даже если внутренне вы будете не согласны со мной. Скажите, сможете ли вы выполнить команды  женщины?


-Лунная, я выбрал самых надежных мужчин. Не волнуйся, можешь на нас положиться! – сказал Рор и товарищи его поддержали, - как я уже говорил, для нас честь, помогать тебе!


-Сделаем, все, как ты скажешь! – их зеленые, как у всех горных, глаза смотрели на нее с уважением и даже с каким-то обожанием, видимо Рор рассказал, как она срастила кости их сослуживцу.


-Спасибо! – она наклонила голову, - я ценю ваше доверие. Итак, приступим!


Глава 5

-Рор, нам придется перетащить раненного в храм! – обратилась она к служивому,-


мне необходима защита его стен…


-Ты кого-то опасаешься, Лунная? - солдат нахмурился.


-Все нужно сделать правильно, - ответила она уклончиво.


       Горные, довольно сильные мужчины, поэтому лохань с раненным и все атрибуты для его лечения, перенесли в храм быстро. Старая постройка оказалась еще достаточно крепкой. ХамгаАла проверила дерево и убедилась, что его силе можно доверять.


-Рор, нужно закрыть ставни и двери! – солдат повиновался, старые петли на входной двери скрипнули, но дверь поддалась, хоть и не с первой попытки. Ставни закрылись гораздо легче. Другим помощникам девушка велела зажечь побольше  свечей. По стенам храма поползли длинные тени, тускло освещая высокий потолок и балки, повсюду затянутые паутиной и толстым слоем пыли.


       Девушка подошла к одной из стен и провела по ней рукой. В воздух поднялась туча пыли,а когда она рассеялась, врачевательница подняла голову и залюбовалась на камни, вмурованные в стену, в том месте где она только что вытерла грязь. Под слоем древней пыли находилась картина из ярких самоцветов и сейчас открылась лишь ее  небольшая часть.


       Рор с помощниками проследили за ее взглядом и удивились, они и не знали, что в заброшенном храме хранится такая красота. Девушка почувствовала злость и жалость одновременно: «Что же с вами произошло, горные, что вы с такой легкостью забыли, кто вы?» Но времени, предаваться унылым мыслям не было, она снова напомнила себе об этом. Храм она приведет в порядок потом.


      Схватила метлу и принялась подметать пол в середине комнаты, ища крест из ставролита. Через время она обнаружила его точно в центре храма. Из-за тусклого освещения он был еле заметен. Весь пол храма был заложен небольшими гладкими булыжниками, среди них ставролит трудно было найти  сразу. Из небольших серых камешков крестовика, как еще называли ставролит, на полу был выложен большой крест.


-Положите раненного ровно по центру креста, - распорядилась она, - так, словно его распяли. Солдаты беспрекословно вынули товарища и уложили его на пол, как велела хамгаАла. Несчастный даже не пошевелился. От лохани за ним потянулся мокрый кровавый след. Девушка разложила у его изголовья мешок с верделитом, острый кинжал, сонное питье, которое принесла кухарка и миску с водой. Накануне она заходила на кухню и попросила свиные потроха. Завернутые в полотенце они тоже лежали рядом. Солдаты покосились на окровавленное полотенце, но промолчали. В следующей миске лежали несколько камней: коричневый, зеленый и черный.


-Рор, ты будешь держать его ноги. Вы, –она обратилась к двум другим, - его  руки. А я сяду у изголовья. Мужчины сели на корточки, так, как велела отшельница и приготовились держать раненного.


-Как его зовут? – спросила девушка.


-Вик, - ответил один из товарищей.


Девушка села у его головы, погладила бледную, запавшую щеку и произнесла:


-Вик! Мы поможем тебе! Ты только держись! – а затем добавила уже для остальных, - его человеческое тело не справится с такими серьезными ранами, единственная возможность его спасти – на время ввести его во вторую ипостась, - она перевела взгляд поочередно на каждого из горных, но понимания не увидела ни в одном, обращенном на нее взгляде. Она вздохнула, - мы должны помочь ему обернуться ящером… - в трех парах глаз мелькнуло удивление, не дав им времени задавать вопросы она сказала, - когда он перевоплотится – станет сильнее вас, но из-за ран, не сможет сопротивляться на полную мощь. А ставролитовый крест не даст ему встать. Ваша задача держать его крепко! Все! Начали! – она взяла чашу с отваром и поднесла к губам Вика. Вначале ничего не происходило, но девушка нажала на подбородок и питье полилось ему в рот. Он сделал пару глотков и слабо закашлялся.


-Все отлично, этого достаточно, чтоб его человеческая сущность заснула и не чувствовала боли, - девушка взяла кинжал и точными движениями сделала крестообразный надрез на лбу, чуть выше переносицы и острым концом извлекла из-под кожи его личный ставролит. Осторожно поместила камень в миску с водой.

        Вик вздрогнул всем телом. Затем по нему словно волна прошла. Послышался хруст костей и началась трансформация. По обалдевшим лицам горных она поняла, что они не верили своим глазам. Не дыша они наблюдали, как их товарищ увеличивается в размерах: ноги и руки вытянулись настолько, что им пришлось отскочить подальше, кожа покрылась зеленоватыми чешуйками. Череп стал больше в три раза, волосы высыпались, нос исчез, на его месте остались лишь две дырочки, рот стал больше, из него торчали кончики белых клыков. Лишь на месте живота все так же была рваная рана.


-Ни-че-го-о-о-о себе! – выдохнул Рор, - я думал, что  мы несколько поколений назад потеряли эту способность…


-Как видишь, вы полноценный горные, такие же, какими были всегда, - ответила хамгаАла, - вы просто об этом не знали…


-Но, как же так, Лунная, почему… - спросил один из солдат, оторопело смотря на того, кто еще мгновение назад был в человеческом обличии. Третий горный вообще молчал с открытым ртом.


-Потом! Все вопросы потом! – прервала она его, - помните, зачем вы здесь! Держите крепко!


Мужчины сразу затихли и склонились над товарищем. Было видно, что им немного страшно к нему прикоснуться.


-Не бойтесь, - приказала она, - вот смотрите, я же к нему прикасаюсь! – она прикоснулась к голове ящера, погладила его. В этот момент ящер открыл глаза и дернулся всем телом. Горные пробормотали какое-то ругательство и схватили его так, как приказывала отшельница.


-Сильный какой! – пробормотал Рор.


-Держите! Вы сможете! – подбадривала она горных. Пока мужчины держали ящера она принялась вынимать один за одним камни верделита и  высвобождать кристаллы, - верделит усиливает омолаживающие способности ваших тел, нам понадобится его очень много, так как у него повреждены даже внутренние органы… - она зачем-то говорила это вслух, казалось звук ее голоса немного успокаивал   мужчин и ему саму. Ее перебил вой ветра на улице. Было слышно, словно издалека на них несется буря. Девушка замерла и прислушалась. «Быстро же шулам почуяла свободное тело, - страх липким потом потек по ее спине, - ну ничего, в храм она не войдет». В это же время от удара вздрогнула входная дверь.


-Кого там принесло? – крикнул Рор, не оборачиваясь. По двери ударили еще раз, но ответа не было.


-Не отвлекайтесь, пусть стучат! – хамгаАла принялась действовать быстрее. В дверь заколотили. Девушка склонилась над раненным, развернула полотенце и вынула из него свиную печень. Поколебалась всего секунду, перед тем как засунуть руку в рану. Ящер рванул изо всех сил и послышался вой. Горные рухнули на него всем телом, стараясь удержать на месте.


-Потерпи, Вик, миленький, потерпи, - уговаривала она, пока размещала свиную печень у него в животе. Затем из полотенца взяла почки и принялась и их засовывать в его тело. Вик снова забился и завыл. Дверь начала колотиться еще сильнее. «Ничего, не страшно, дверь выдержит, она не сможет войти – уговаривала девушка себя». Батина отшельницы окрасилась кровью, руки девушки дрожали, но бутракхам давал  силы делать все правильно. Она вытерла руки об свой плащ, его все равно придется выбросить после сегодняшнего,  и приложила ладони к ране. Глубоко вдохнула и призвала всю силу желтого сапфира. Камень во лбу начал нагреваться, отдавая свое тепло хозяйке. Из ладоней, жидким огнем, тепло потекло в рану и Вик затих. Удары в дверь тоже прекратились. Не успела девушка вздохнуть с облегчением, как в ставни слева послышался такой же удар. Горные в недоумении уставились на ставни, которые находились довольно высоко от земли. Девушка старалась не отвлекаться. «Дерево выдержит» - твердила она себе. Взяла верделит и сжала, минерал оплавился и сквозь пальцы вытек в рану. Взяла второй камень, третий, четвертый… Верделит плавился и капал на живот Вика. В том месте, где зеленые капли верделита соприкасались с кожей, рана начала затягиваться.


      Девушка взяла последний камень, когда все изменилось. Послышался удар в ставни с правой стороны и дерево разлетелось в щепки. «Это конец! Дерево не выдержало! – мелькнула мысль в голове отшельницы, хотелось вскочить и броситься со всех ног, но она не могла так поступить, - шулам захватит тело Вика и разнесет все здесь! Что же делать? Великая Раттана, помоги мне! Подскажи путь…» И Богиня Раттана отозвалась на мольбу своей служительницы, подсказав ей, что делать. Она крикнула:


-Горные, я напоминаю вам об обещании слушаться! Быстро, закройте глаза! – горные наклонили головы, зажмурили глаза, вся так же крепко держа за руки и ноги раненного. Девушка встала и принялась очень быстро раздеваться. Она стояла лицом к ставням, глядя в лицо своему врагу. Синим туманном сквозь разломанные доски шулам просачивалась в храм. Девушке было страшно, так страшно, что она не испытывала даже стыд за свое обнажение. При тусклом свете свечей ее тощее тело, кожа да кости, казалось тенью. Желтый камень во лбу ярко сиял. Синее чудовище заполняло храм. У хамгаАлы была всего секунда, которой ей хватило, чтоб снять медную цепочку со своего тела и набросить на тело Вика. Медная цепочка коснулась его тела одновременно с прикосновением синего прозрачного щупальца. Вик снова завыл и принялся метаться, пытаясь сбросить обжигающую цепь, а шулам отдернула руку и обиженно заныла.


-Держите его сильнее! Глаза не открывайте! – кричала хамгАла. Синяя тварь повернулась к ней и зашипела:


-Т-ы-ы-ы-ы… Пожале-е-ешь! Уродливый червь! – существо было огромным, выше хамгаАлы раза в два, ее аморфное синее тело зависло над потолком бесформенной массой.


-Тоже мне, красавица нашлась, - бросила в ответ девушка, - видела бы ты себя… - ей казалось она говорит громко, но на самом деле голос шептал.


-Раздавлю-ю, червь! – существо рвануло к отшельнице. Как во сне девушка видела занесенное щупальце для удара. Она подняла правую руку и тряхнула ею в сторону врага, так, словно стряхивала с ладоней воду. Из кончиков пальцев вылетели четыре черных камня и вонзились во врага. Черный шерл впился в синее тело.  Шулам взвыла и отлетела от нее на несколько метров. ХамгаАла склонилась над стонущим Виком, проверила рану. Та почти затянулась.


-Умница! Ты молодец, Вик! – шептала она, дрожащими руками схватила из миски его ставролит и вставила  в разрез на лбу. Разрез затянулся мгновенно и Вик начал принимать человеческое обличье, - не открывайте глаза, я не одета, - попросила девушка горных и тут почувствовала сильный удар. Шулам быстро пришла в себя, черный шерл задержал ее ненадолго. Но этого хватило, чтоб вернуть Вика в собственное тело. «Теперь шулам его не захватит!» Когда хамгаАла отлетела к стене храма и больно ударилась головой, мелькнула мысль: «Теперь она меня точно убьет». Но, прежде чем сознание покинуло  тело, она увидела, как разлетелась в щепки входная дверь и огромный ящер влетел в храм,  когтистой лапой схватил шулам, отбрасывая  прочь от отшельницы.


Глава 6

        Девушка была в беспамятстве всего пару минут.  В чувство ее привел бутракхам. Исцелив рану на голове,  начал пульсировать.  Она подняла руку, пощупав камень и мысленно поблагодарила  Богиню Раттану за помощь.


        Открыв глаза  встретилась взглядом с голубым прищуром дракона. Существо склонилось над ней, закрывая своим телом от окружающего мира. Все, что она видела – огромные голубые глаза в нескольких сантиметрах от своего лица. Сердце отчаянно заколотилось. Это он! Он! Как же долго сердце ныло и стремилось к нему! Избраннику...


        Она облизала пересохшие губы и хотела заговорить, но ящер вдруг повторил ее движение своим языком, лизнув ее рот своим шершавым горячим языком.  Из его груди вырвался довольный рык, обдавший лицо девушки нежным теплом. Ласка вызвала дрожь во всем теле, она забыла все, что хотела сказать и даже то, что всего несколько минут назад ее едва не убила шулам. Она просто лежала и восторженно смотрела в голубые озера его глаз.


          Заныло сердце, все громче колотясь в грудной клетке. Рвалось наружу, навстречу владельцу. Дышать становилось все тяжелее, но у нее хватило сил поднять руку и нежно прикоснуться к огромной морде. Существо довольно заурчало и потерлось о  маленькую ладошку и снова лизнуло девушку в лицо. "Он нашел меня раньше, чем я его".


-Лунная, - послышался шепот Рора, - ты жива? – голос солдата вывел ее из блаженного оцепенения и она вспомнила все. И залилась краской стыда. «О нет! Я без одежды! Меня все видят… Он меня видит такой!» Она зажмурилась и закрыла лицо руками, но услышала предостерегающий рык и снова открыла глаза. Дракону хватило мгновения, чтоб угрожающе развернуться в сторону говорившего. Хорошо, хоть огромное тело ящера закрывало ее от посторонних глаз. «Шулам! Он же дрался с шулам!» Она села и попыталась выглянуть из-за дракона. Туман застилал глаза, боль в груди становилась все сильнее. Стараясь дышать понемногу, она призвала все силы, лишь бы не потерять сознание.


-Он ее сожрал… – послышался шепот другого солдата.


-Не говорите ерунды!  - перебила его девушка слабым голосом, - эй, Рор, ты еще там? –обратилась она к своему помощнику.


-Я здесь, Лунная! – в голосе горного послышалась радость, - мы думали он тебя ест…


-Рор, брось пожалуйста мне мою батину, - говорить становилось все труднее.


Послышался шорох и дракон вновь зарычал.


-Все хорошо, ш-ш-ш, это друзья, - прошептала она и легонько погладила его бок. Видимо это ящера успокоило и Рор смог перебросить ей батину. Шаровары, платье и шарф остались лежать там же, но чтоб скрыть наготу хватит и батины. Из последних сил она накинула плащ отшельницы и медленно поднялась, держась за стену. И охнула от увиденного.


       Весь храм был переполнен горными. Одни в руках держали факелы, а другие пики. Причем пики были направлены в сторону ящера. Он стоял на задних лапах и зло бил хвостом. В центре храма стоял встревоженный Рор. Рядом с ними храбрились другие ее помощники. А Вик сидел и оторопело переводил взгляд то на своих друзей, то на дракона. И все молчали. Тишину разрезал грубый окрик:


-Что здесь происходит? Посторонитесь! – толпа у дверей расступилась и в храм вошел Хранитель. "С последней  встречи он стал выглядеть еще хуже"- заметила отшельница. Сгорбившись, мужчина схватился за косяк двери, увидев дракона и хамгаАлу. Не сразу он смог взять себя в руки, просто смотрел не мигая и хмурился. В дверях храма появилась еще одна фигура. Она часто дышала, словно только что бежала. Но в храм не вошла, так и осталась у входа.


-Что случилось? - недовольно проворчала Архана, - грохот и крики всех перебудили! – она была одета в ночную сорочку, поверх которой наспех набросила халат. ХамгаАла обвела ее взглядом, но не нашла следов черного шерла. Архана выглядела слегка удивленной, когда посмотрела на  девушку.


-Помолвка… - прошептала хамгаАла.


-Что? – у Хранителя подскочили брови.


-Я говорю помолвка, у нас здесь происходит, - сказала девушка чуть громче. Грудь раскалывалась от боли, она пошатнулась и, облокотившись о стену сползла на пол. Послышался шум голосов. К горным наконец вернулась способность говорить и они дружно загалдели. Но она не понимала ни слова. У нее не осталось сил ни на что. Она почувствовало как ее сердце раскололось,  перестав стучать на несколько мгновений. Половинка ее расколотого сердца стремилась вырваться из груди. И девушка отпустила ее. Слишком долго она носила в себе не принадлежавшую ей часть. Искрящийся осколок камня сердца покинул ее тело, прорвавшись сквозь грудную клетку. Дракон развернулся к ней, закрыв своим телом от происходящего. Этот миг принадлежала только им! Слишком долго камни сердца существовали друг без друга. Осколок сердца хамгаАлы ударился в грудь дракона, словно просясь, чтоб его впустили. И дракон принял его. Растворившись под чешуей, половинка рванулась к сердцу и там слилась со второй половиной, к которой стремилась столько лет. Ящер пошатнулся, но не упал. В его груди мощно заколотилось уже, целое сердце. Тело засветилось яркими бликами. Девушка устало прикрыла глаза. Она почувствовала, как половинка его сердца, которую она носила все эти десять лет в себе,  сливается внутри нее с ее половинкой. Это было больно и одновременно приятно. Она открыла глаза и посмотрела на жениха. Его голубые глаза лучились счастьем. Новое сердце вновь застучало, сначала медленно, неуверенно, а затем  сильнее, мощно разгоняя кровь по венам. Она вдохнула полной грудью, понемногу приходя в себя. Тело покалывало словно иголочками. Девушка подняла руку и увидела, что она сияет так же, как и ее дракон. Она счастливо засмеялась и поднялась на ноги. Прикоснулась к передней лапе, стоящего на задних лапах дракона, развернулась вместе с ним к горным.


-Хранитель! – произнесла она, - только что, на твоих глазах мы обменялись камнями сердца с твоим сыном… - горные загалдели еще громче, - теперь мы – единое целое… толпа заулюлюкала.  Хранитель сделал несколько шагов им навстречу и с ненавистью закричал:


-Ты тварь! Лживая тварь! – он вытащил кинжал из-за пояса  и бросился на девушку с прытью, неожиданной для своего немощного тела. Дракон успел закрыть ее собой и кинжал отца вошел ему в грудь по самую рукоятку.


Глава 7

          Горные, стоявшие в храме дружно ахнули. Рор сделал несколько непроизвольных шагов, словно хотел защитить девушку, но остановился в немом оцепенении. Хранитель упал на колени и завалился на бок, как подкошенный. Архана взвизгнула  и попыталась войти в храм, но отдернула ногу, едва коснувшись порога. «В человеческом обличии мало сил, чтоб войти в священное место» - подумала хамгаАла.


        Девушка улыбнулась. Впервые за десять лет она почувствовала спокойствие и безопасность. Вот он, этот долгожданный день. Теперь ее, пока что жених, обладает настолько мощной силой, что простое оружие ему вреда не причинит. И правда, рукоять кинжала с громким стуком упала на каменный пол.


-Кинжал расплавился! – прошептал какой-то солдат  из толпы, - он огненный дракон! – на говорившего зашикали, кто-то крикнул, - так это же легенды, вымысел!

Пока толпа галдела, девушка присела возле Хранителя. Рядом с  отцом опустился на все четыре лапы ящер.


-Он в обмороке, - сказала хамгаАла, принесите пожалуйста воды… и два одеяла. Кто-то из горных побежал выполнять ее просьбу, - Рор, позвала девушка, - горный несмело подошел к ней, косясь одним глазом на ящера, - принеси мне серебряный кубок, пожалуйста, - сказала она так тихо, чтоб услышал только он один. Вояка стрелой вылетел из храма, догадавшись, что поручение у него очень важное.


-Побудь с отцом, - сказала девушка ящеру, - а мне нужно закончить с раненным, хорошо? – зверь обиженно зарычал, бросив недовольный взгляд в сторону, все еще сидевшего на полу Вика, - я быстро, мне нужна одна минутка, - сказала она ласково и погладила жениха по шершавой морде. Босыми ногами, кутаясь в голубую, перепачканную кровью батину, хамгаАла прошлепала к раненному и присев возле него сказала:


-Ты теперь полностью здоров, но, - она взяла из миски зеленый камень и протянула его Вику, - ты должен носить его при себе ровно 30 дней, можно в кармане или сумке, - затем взяла черный камень, - этот камень тебе нужно носить на теле как минимум год, поэтому лучше повесить его на шнурке на шею, а вот этот, - она взяла последний коричневый камень, - размести в любой комнате в своем доме. Все запомнил? – Вик молча кивнул, прижав камни к груди. Он густо покраснел, когда она к нему подошла, еще бы, неловко очнуться полностью голым в толпе людей, среди которых есть женщины, - когда я вернусь, я тебе объясню для чего нужны эти камни, просто сейчас нет времени…


        Вернулся горный, которого послали за водой и одеялами. Одно одеяло девушка протянула Вику и тот послал ей благодарный взгляд, быстро в него закутавшись. Девушка протянула руку и забрала у него свою медную цепь, замотав ее пока что вокруг запястья. Повернулась к входной двери, ожидая, что Арханы там уже нет. Но любовница топталась у двери и сверлила ее злым взглядом.


Рор принес кубок. Девушка набрала в него воды и велела вояке:


-Держи его двумя руками! – Рор удивился, но ничего не спросил. Тогда она, склонившись над Хранителем взяла его руку, на которой красовался перстень с черным морионом и повернулась к Архане. Даже в тусклом свете факелов было видно, как ее лицо перекосилось от страха. Ящер, и находившиеся в храме горные, тоже перевели взгляд на женщину.


-Не тронь кольцо… - хрипло прошептала любовница Хранителя, схватившись за горло, словно ей не хватало воздуха.


Не отводя от нее взгляда, девушка стала медленно снимать перстень. Архана поняла, что это конец! По ее лицу скатилась слеза бессилия. Но хамгаАла не испытывала к ней жалости.


        Девушка посмотрела на кольцо в своей руке и почувствовала шевеление бутракхама во лбу. «Ты что-то хочешь мне сказать?» –мысленно обратилась к нему. Желтый сапфир обдал холодом. Девушка подошла к свече и посмотрела на кольцо внимательнее. Тогда, в приемной Хранителя, у нее не было возможности рассмотреть перстень. Она крутила его так и сяк, пытаясь увидеть что-то особенное в черном камне, но не видела, обычный морион, камень, позволяющий руководить человеком, вытягивать его силы… Но на что-то же указывал бутракхам? Чего же она не видит?


        Она потерла камень с внешней стороны, стараясь не уколоться незримой иголочкой, вмонтированной во внутренней стороне камня. Ничего особенного… Но переведя взгляд на оправу – поняла на что указывал бутракхам. От страха едва не выронила кольцо. Она резко развернулась к Архане.


-Это же медь! Не золото! Это медь! – крикнула она, - как же я сразу не заметила?


          Архана стала белее снега. ХамгаАла перевела взгляд на руку, которой та держалась за горло и обнаружила на ее руке второе такое же кольцо. Девушка покачала головой, не веря своим глазам. Решительно шагнула к Рору и хотела опустить перстень в серебряную воду. Но почувствовала, как ее рука с перстнем замерла, словно ее удерживала неведомая сила. Не оборачиваясь она сказала:


-Не трать силы понапрасну, ты не можешь уже ничего сделать… - и опустила перстень в кубок. Архана застонала и скрючилась пополам. Но никто из горных ни сделал ни единой попытки ей помочь. Перстень в кубке зашипел и упал на дно.


-Он шевелится, - крикнул Рор, - кубок вырывается! – в его глазах был шок, он расставил ноги шире, вцепившись в кубок еще сильнее, а кубок дрожал, разбрызгивая воду. Но все закончилось быстро. Взволнованный Рор вытер пот со лба. Когда девушка обернулась -  Арханы уже не было.


-Рор, когда мы все уйдём, оставь кубок в храме. Закрой двери и смени ставни. Для починки найди старое дерево! – Рор понимающе махнул головой, - Никто не должен заходить в храм!


        Ей снова становилось плохо. «Бутракхам стал черпать мою силу, нужно поскорее заканчивать и вернуть его в шкатулку»


-Приведите Хранителя в чувство, - сказала она горному, который принес воду. Тот не долго думая вылил все ведро на лежащего командира. Хранитель застонал и открыл глаза, - вставай, Хранитель.


-Ты, - простонал он! Потом поднял глаза на сына. Огромный ящер лежал на полу и спокойно рассматривал отца, - я чуть сына не убил из-за тебя, ты меня обманула! – он с трудом сел.


-ХамгаАла не врут! – ответила девушка, - я бы попросила Дух Горы разорвать помолвку, но зачем мне это делать, если я нашла жениха? – она обернулась к горным и обратилась к ним, - горные, я расскажу вам о том, что вчера рассказала Хранителю. Десять лет назад в Великий Храм пришел посланник жениха. Когда в присутствии всех воспитанниц он вынул камень сердца своего господина… то… камень выбрал мое сердце, - она умолчала, что на тот момент уже не была воспитанницей при Храме, - но, когда его сердце слилось с моими и, согласно обряду, я должна была передать свою часть посланнику, для того,  чтоб он мог отдать его моему жениху… посланник схватился за грудь и умер на месте… - горные молчали, слушая ее рассказ, даже ящер не отводил от нее взгляда, - Таким образом все эти долгие годы я носила в себе камень сердца жениха, а он жил всего лишь с половиной своего… - она замолчала.


-Так вот почему он болел! – сказал Рор, - а Архана говорила, что он безумный, из-за того, что его мать была хамгаАлой!


-Заткнись! – гаркнул на него Хранитель, - так и есть! Она сказала правду!


-Нет! – горько ответила девушка, - дети  горного и хамгаАлы всегда рождаются огненными! Они не болеют просто так…


-А что было, если бы ты не пришла, Лунная? – спросил один из солдат.


-Он бы умер… - ответила тихо девушка, глядя в огромные синие глаза своего дракона, - но я его нашла, - добавила она уже громче.


-Хранитель! Я знаю, что ты не благословишь наш брак, - обратилась она к отцу жениха, - но это уже и не нужно… мы  соединены.


-Ха! Ты его вылечи для начала, - с презрением ответил Хранитель, - он уже пять лет в таком обличье и не может стать человеком.


-Он может, - улыбнулась девушка, - просто пока что не хочет, да, милый? – она подошла к дракону и накинула ему на спину второе покрывало. Дракон прислонил голову к ее плечу и заурчал, как сытый котенок.


-Аметрин! – скомандовала девушка, - дракон недовольно отвернулся, - давай, милый, ну же, - дракон не шевельнулся, - ты должен показаться своим людям, иначе они не поверят, что это ты, давай же! – дракон повернул к ней голову и вздохнул, соглашаясь с ее доводом. Все замерли в ожидании, даже Хранитель молчал.


       Дракон встал на задние лапы, выпрямившись во весь рост, хорошо своды храма позволяли, и сделал шаг назад. Послышался хруст костей и через мгновение перед ними стоял высокий юноша с длинными белыми волосами и яркими синими глазами. Он покачнулся, но устоял на ногах. Поправил покрывало на плечах и сказал хриплым голосом:


-Здра-вствуй, не-ве-ста! При-вет, отец!


Глава 8



                  Свадьба, по обычаям горных – обычное пиршество, на котором пьют за здоровье молодых, счастливый брак и желают поженившимся много деток. Никакой специальный обряд не проводится. Все, что молодым нужно – записать свои имена в специальной книге в  любом храме и указать дату, когда они решили соединить свои судьбы.


Так как Хранитель явно закатывать пир не собирался, а у хамгаАлы не было близких, праздник не планировался.


          Ночью, когда сын Хранителя принял человеческий облик, толпа немного еще пошумела и разошлась. Хранитель не сказал сыну не единого слова, молча развернулся и покачиваясь, покинул храм. Ушли Рор и Вик, тактично оставив молодых наедине.


       Повисла неловкая тишина. Девушку тошнило, сил было совсем мало. Нужно было срочно вынуть бутракхам.


-Спа-си-бо… - хрипло сказал жених, он тоже еле стоял на ногах. Слишком давно не принимал человеческий облик и отвык от своего тела.


-Не надо меня благодарить, - мягко ответила она, - я не могла иначе, – они снова помолчали.


-Кьет го-во-рил, нам к го-ре на-до, - запинаясь сказал он.


-Да… Нам нужно к горе, - ее обрадовало, что жених знает, что теперь им предстоит, потому что следующая часть их соединения была темой деликатной и она не представляла, как бы ей пришлось все это ему рассказывать, - я отлучусь всего на минуту, заберу свои вещи и мы пойдем.


-Мне тру-дно по-ка но-га-ми, - каждое слово давалось с трудом.


-Я понимаю… Тогда давай распишемся в книге прямо сейчас и ты сможешь принять привычный облик, – девушка подошла к нише в стене и нашла запыленную книгу.

          Все храмы похожи между собой, поэтому долго искать не пришлось. Они сели прямо на пол, подвинули свечу и открыли старую книгу. Книга была большая, толстая. В такие записывались даты рождения горных и браки. Последняя запись была датированная 28 годами назад с указанием имен новобрачных: Шелор Равар и Миранда Файлин. Второе имя, Файлин означало, что  женой горного стала хамгаАла, воспитанница Великого Храма,  которая обучалась в ветви Богини Файлин. Воспитанницы Файлин были девушками скромными, робкими и целомудренными. ХамгаАла в очередной раз задумалась, что же произошло между нею и Хранителем, раз он так возненавидел всех служительниц.


- А почему здесь нет записи с датой твоего рождения? – удивилась она, - и вообще больше никаких записей нет…


-Кьет за-писал ме-ня в дру-гом храме… - ответил жених.


-А кто такой Кьет? – спросила она.


-Он…


-Ладно, давай потом, - перебила она, - запишем и я пойду за вещами, надо торопиться.


-Как… твое имя? – спросил сын Хранителя и улыбнулся, девушка засмотрелась на его улыбку и почувствовала трепет во всем теле.


-Лаван… - прошептала она, не в силах оторвать взгляд от его лица, - Лаван Раттана…


-Ла-ван… - эхом повторил он, - кра-сиво… - он поднял руку, чтоб коснуться ее, но засмущался и опустил.


-А как тебя зовут? – спросила девушка и засмеялась, казалось комичным, что они помолвлены вот уже десять лет, а не знают имен друг друга.


-Ни-ран Ра-вар, - ответил жених.


-Ниран… Твое имя означает «вечный», ты знаешь? – они говорили шепотом, словно боялись спугнуть прелесть момента.


-З-наю… Кьет мне го-ворил… - он все-таки решился и прикоснулся к ее плечу. Его ладонь была горячей. Девушка затрепетала от этого прикосновения и в который раз порадовалась, что он не видит ее лица, - Ни-ран и Ла-ван… мне нравится… - белые зубы расплылись в смущенной улыбке.


-Ну хорошо, тогда я запишу дату и наши имена… Ты не против? – парень отрицательно покачал головой. Лаван быстро сделала запись в книге и отнесла ее на место.


-Если желаешь, можешь принять привычный облик, а я скоро приду, хорошо? Подожди меня, - попросила она Нирана.


-Я с то-бой! – парень встал на ноги, одеяло упало с его плеч и девушка не удержалась от взгляда. Он был прекрасен! Высокий, стройный, широкие плечи, мощная грудь, сменяющаяся тонкой талией. Взглянув ниже, девушка в спешке отвернулась. Раздался хруст костей и рядом с ней на четыре лапы опустился дракон. Вместе они покинули храм. Девушка плотно закрыла за собой дверь, в последний раз кинув взгляд на кубок с перстнем, который Рор оставил на полу, не зная куда его лучше поставить.

     Пока девушка переодевалась уже в  свою настоящую, белую батину, снимала бутракхам и собирала вещи, жених ждал за дверью. Лаван было приятно, что он не отпустил ее одну. Хотя сейчас, она знала точно, бояться некого.


           Когда они выходили из хозяйского дома была уже поздняя ночь. Хранитель не вышел их провожать. Но у входной двери стояли слуги и горные с Заставы.


-Спасибо, что пришли нас проводить, - растрогано сказала им девушка, - ей было приятно, что всего за один день своего здесь пребывания она смогла расположить к себе горных. «Жаль, что Хранитель так относится к собственному сыну…» То, что он ненавидел всех хамгаАла ее расстраивало гораздо меньше. Экономка протянула ей сумку со словами:


-Здесь вещи молодого хозяина и еда, - женщина улыбнулась материнской улыбкой, - вас долго не будет?


-Мы уходим на месяц, - ответила Лаван, - первые тридцать дней брака мы должны провести под сводами горы, так… нужно, - она густо покраснела под своей батиной, подумав, что хорошо, что горные не знают, для чего идут в гору… «Или знают?» Но никто не ухмылялся и не делал не единого едкого замечания по этому поводу. Рор сделал шаг в перед, словно хотел ее обнять, но потом быстро пожал руку:


-Мы будем вас ждать! Возвращайтесь скорее… - вояка явно чувствовал себя неловко в этот момент прощания.


-Спасибо, - повторила девушка, - если вам не будет сложно, приносите раз в день какую-нибудь еду и оставляйте у входа в гору на закате, - попросила она экономку.


        Та утвердительно закивала головой и почему-то заплакала. Девушка обняла добрую женщину и они с драконом покинули провожающих.


       Когда они отдалились от дома жених остановился и махнул головой себе на спину.


-Что? – не поняла девушка. – он снова махнул головой и подтолкнул ее, - ты хочешь, чтоб я села тебе на спину???- он согласно закивал. Она поколебалась всего мгновение, не зная, стоит ли соглашаться, но потом подумала, что нельзя обижать жениха в первый день знакомства и принялась карабкаться на него. Ниран опустился на землю, чтоб ей было легче. Девушка умостилась на его широкой спине и почувствовала себя довольно комфортно. Дракон поднялся и быстро зашагал в сторону горы. Он старался идти не быстро, чтоб девушка не свалилась с него. «Кто бы мог подумать… что я так быстро найду своего жениха, точнее это он меня нашел, даже не так, он меня спас от шулам… - думала она, - и вот я еду в гору верхом на избраннике своего сердца… Вот бы девочки посмеялись…»


         Огромная гора казалось черной в ночных сумерках. Лаван задрала голову вверху, но она так и не смогла увидеть ее вершину, которая полностью скрывалась где-то среди звезд. Горы - самое священное место для горных. Это не просто каменные глыба, заросшие сорняками и соснами, это святилище силы, мудрости и богатства горного народа.  Их вторая сущность, камни, дающие силу – это все подарок гор. К горам относились с трепетом и уважением. Жаль, что их осталось всего тринадцать. Столетия назад их было гораздо больше… До того, как появились шулам.


         Дракон остановился у подножия горы, возле входа в небольшую пещеру. Девушка слезла с него и постояла немного, собираясь с силами, чтоб войти. Она знала, что выйдет отсюда уже абсолютно другим существом. Но каким? Что ее ждет в этом браке? Было немного страшно. Дракон не торопил ее. Просто стоял рядом. «Может он не знает, что будет дальше? Просто слышал где-то, что нам нужно провести время в горе? – задавала она себе вопрос». Беда в том, что она сама только приблизительно знала, что будет дальше. На вопросы о том, что между хамгаАлой и горным происходит в горе, наставницы отвечали уклончиво, говоря, что в некоторых вопросах приходится самообучаться. Это тревожило. Она вздохнула и сделала первый шаг в пещеру. Вход был закрыт белым камнем, в нем, в самом центре, находился отпечаток человеческой руки и отпечаток лапы ящера.


-Мы должны сделать это вместе, - сказала она. Ящер стал рядом и они одновременно


прикоснулись к стене в положенном месте.


-Дух Горы! Мы пришли соединить свои судьбы! Впусти нас… - сказала она положенные слова. Камень шевельнулся и отодвинулся в сторону. Жених и невеста вошли в пещеру и гора закрыла за ними вход.


Глава 9



           Лаван и Ниран стояли у входа в пещеру и не могли ступить и шага, так их потрясла увиденная красота. На улице была темная ночь, а внутри светло. Источником  света были многочисленные кристаллики горного хрусталя, вмурованные в своды пещеры. Они излучали теплый свет, легкий глазу и приятный для души.


-Горный хрусталь… - сказала девушка, - спасибо тебе, Дух Горы… - ее встревоженное сердечко стало понемногу успокаиваться. Она подумала, что абсолютно зря  себя так накрутила. Все будет хорошо, теперь уже точно ничего плохо случиться не может. Все правильно… Здесь Дух Горы о них позаботится… Можно расслабиться…


-Ниран, перевоплотись пожалуйста, - попросила она жениха, - здесь тебе будет легче. Жених выполнил ее просьбу, через миг, рядом с ней, поднялся с четверенек молодой мужчина. Она  быстро отвернулась, протянув руку с его вещами. А сама залилась краской стыда, бросив косой взгляд на его красивое тело.


-Мне и правда здесь легче,  - прозвучал его удивленный голос, - на улице двигаться и говорить было тяжело, словно находился под водой.


        Девушка обернулась к жениху, когда он уже натягивал рубаху. Брюки из зеленой полотняной ткани так плотно обтянули его бедра и ноги, словно принадлежали кому-то более мелкому. Он недоуменно рассматривал себя, пытаясь  понять, почему его одежда ему мала. Девушка засмеялась. Мужчина и правда выглядел забавно в коротких узких штанишках и  тесной рубахе.

-Пока находился во  второй ипостаси, ты видимо подрос и возмужал, - сказала она.


-Скорее всего, - ответил он и улыбнулся невесте, - придется шить новую.


У него была такая добрая, открытая улыбка, что девушка опять на несколько секунд потерялась в ней.


-Ну, жена! – он протянул руку и забрал у нее сумки с вещами и едой, - что делаем дальше?


-Во-первых, еще не жена, а пока что только невеста, - лукавым голоском ответила она, - а во-вторых, ты разве не знаешь? Сам ведь сказал, что нам надо к горе…


-О-о-о… как это не жена? – он выглядел пораженным, от этого выражение его лица стало похожим на детское, - мы же соединились… - его щеки слегка порозовели, как от смущения.


-Соединились наши сердца. Твой андалузит соединился с моим спектролитом. Но мы станем супругами здесь, - ответила она, - нас обвенчает Дух Горы.


-Понятно… Стыдно признаться, но я почти ничего об этом не знаю, - от его слов у девушки поникли плечи, это означало, что и в этом, столь интимном вопросе, она должна будет проявить инициативу, но как же ей решиться это сделать? Она вздохнула и сказала:


-Пойдем… Гора встретила нас согласно потребностям, но надо идти дальше.


-Что значит «согласно потребностям»? – спросил жених, пропуская невесту вперед по узкому коридору.


-Горный хрусталь, видишь? – она показала рукой на своеобразные «светильники», - в его присутствии начинаешь чувствовать спокойствие, этот камень обладает многими свойствами, но в данный момент он настраивает на хорошее настроение и улучшение отношений. А, так как мы с тобой только познакомились - это именно то, что нам необходимо, – она скромно умолчала о том, что некоторые кристаллы горного хрусталя были в форме иголок, а это означает, что они  делают партнера краше в твоих глазах.


-Ты столько всего знаешь, - проронил он, - я наверное кажусь тебе невежественным и глупым?


-Нет! Совсем нет! – она резко остановилась, а жених едва не сшиб ее с ног из-за неожиданной остановки, - ты кажешься мне… лучше всех на свете… - она вновь жутко покраснела под своей хламидой и быстро зашагала далее. Если бы Лаван обернулась, то увидела, как покраснел ее жених. Но не от смущения, а от удовольствия.


       Шли они недолго. Вскоре вошли в большую круглую пещеру с несколькими коридорами. Невольно привлекал внимание крайний левый коридор. Его стены, пол и потолок были из зеленого камня со светлыми прожилками. Причем именно из этого коридора лился яркий свет. Остальные коридоры были темными.


-Нам нужно туда? – спросил жених.


-Да, нам нужно туда… но наверное не сегодня, - прошептала невеста, - на ночлег нам лучше расположиться здесь.


-Почему? Что там? – допытывался жених.


-Это офиокальцитовая пещера, - ответила она, - там мы… э-э-э… - она замолчала, не зная какое слово подобрать.


-Будем… любить друг друга, – с заминкой, но более спокойно чем она, сказал Ниран.


-В общем да, и не только… - она опустила голову, хотя хламида и так скрывала каждый сантиметр ее тела, - просто я сегодня очень устала, хотела бы отдохнуть, а завтра завершить обряд…


-Хорошо, как скажешь, тогда где мы будем спать? – поинтересовался он.


-Прямо здесь и будем. Расстелем одеяла. Ты голоден? - поинтересовалась она.


-Честно сказать голоден, последний раз я ел вчера ночью… - он неловко отвернулся, словно не хотел, чтоб она об этом расспрашивала, но она и не стала.


-Тогда ты расстилаешь одеяла, а я разложу еду, согласен? – усталость накрывала ее все сильнее, хотелось перекусить и поскорее заснуть, настолько день выдался трудным. Наверное более трудных дней у нее еще не было. Разве что, когда погибла бабушка. Но она запретила себе об этом вспоминать.


-Идет, - улыбнулся ее ново обретенный жених и пошел к нише в стене пещеры, которая казалась самой подходящей для отдыха. Девушка села на небольшой уступ и развернула узелок с едой, переданный заботливой экономкой. Еда была простая. Сыр, хлеб, отварная курица, яйца, свежие овощи, несколько яблок. Так же была бутыль с вином. ХамгаАла отломила для себя кусочек хлеба, сыра и взяла яблоко, все остальное оставив жениху.


-Нет, так не пойдет, - он так тихо подошел, что она даже вздрогнула от неожиданности, когда он заговорил, - почему ты себе взяла так мало еды?


-Не волнуйся за меня, мне хлеба с сыром более чем достаточно, - заверила она его, - не так уж я и голодна!


-Конечно же ты голодна! – не поверил он.


-Пожалуйста, не надо спорить, - грустно попросила девушка, - я спать хочу, а кушать не так что бы… - На самом же деле ей было стыдно есть при нем. Ведь придётся открыть лицо. Но для этого у нее сегодня не осталось храбрости. К тому же он сказал, что ел в последний раз еще вчера, а драконы должны хорошо питаться.


-Хорошо, - покладисто ответил жених, - но не думай, что я во всем буду тебя слушаться!


Девушка посмотрела ему в лицо. Глаза лучились смешинками.


-Ладно, - с улыбкой ответила она.

       Девушка отвернулась от него и быстро сжевала свой нехитрый ужин и закусила яблоком. Парень  никак не прокомментировал ее поступок, а она была благодарна ему за понимание.  Справившись с едой, пожелала ему доброй ночи и легла на одно из одеял, которые жених расстелил совсем рядом. Это соседство взволновало ее, но даже думать об этом сил не было. Свернувшись клубочком мгновенно заснула.


Глава 10

                 Ночью она сильно замерзла. Пошарила рукой в поисках одеяла и натолкнулась на горячий бок дракона. Жених снова перевоплотился в более удобную для него форму.


       В поисках тепла подползла к нему и с наслаждением прижалась к телу своего огненного дракона. Сквозь сон подумала, что больше никогда  не будет мерзнуть по ночам. Находясь под властью сна она не почувствовала, как вздрогнул жених и проснулся. Увидев прижавшуюся к нему невесту пошевелился, перевернувшись так, чтоб ей было удобно. И вновь заснул, впервые за долго время почувствовав себя нужным.

          Проснулась Лаван в отличном расположении духа и отлично выспавшейся. Первый раз за последний месяц ей удалось проспать всю ночь целиком, не вздрагивая и не просыпаясь от каждого шороха. Путь к Тринадцатой Заставе был не близок и опасен для одинокой спутницы. Она конечно же могла за себя постоять, достойно дать отпор как человеку, так и горному, но все-таки путешествие выдалось тревожным. А что уже говорить о стычке с шулам, вытянувшей слишком много энергии?


        Этой ночью она не только восстановила физические силы, но и смогла успокоиться, отбросив всякие переживания. Кажется горный хрусталь полностью впитал все ее тревоги.


         Девушка блаженно потянулась и почувствовала, что во сне батина съехала, открыв лицо почти полностью. Она потянулась поправить ее, но рука жениха взяла в плен  запястье, помешав спрятать лицо под привычной вуалью. Девушка испуганно замерла и медленно открыла глаза. И уставилась на Нирана.


       Жених, вновь в человеческой ипостаси, лежал на боку и облокотившись на локоть наблюдал за пробуждением невесты. Сердце заколотилось. Она отчаянно покраснела и зажмурилась, мечтая провалиться сквозь землю. Ругала себя последними словами за то, что позволила себе расслабиться, позабыла обо всем. Ниран ничего не говорил и не шевелился, просто смотрел на нее. Через какое-то время глаза все-таки пришлось открыть. В его синих озерах она не было отвращения или страха. Он смотрел на нее с интересом и… теплом. Изучал, ласкал взглядом. ХамгаАла удивилась. Слишком хорошо она знала, как выглядит.


          Еще будучи подростком часто расстраивалась, что человеческие и горные девушки сияли красотой, а она и другие воспитанницы Храма, вынуждены скрывать не только тело, а даже лицо.  С возрастом переживаний стало меньше, она отчетливо понимала миссию, чтоб горевать о внешности. Но сейчас, столкнувшись со взглядом жениха, испытала стыд и даже страх. А вдруг он скривится и оттолкнет ее? Но этого не произошло.


      В пещере было светло и она уставилась в его прекрасные глаза, любуясь их красотой. Он отпустил ее ладонь и рука безвольно упала на одеяло. От волнения девушка не попыталась прикрыться. Нарочито медленно, словно давая ей время на побег, он протянул свою руку и коснулся ее щеки большим пальцем. Она вздрогнула и вновь прикрыла глаза, чувствуя, что снова краснеет. Жених пробежался пальцами по  скуле, погладил подбородок, коснулся нижней губы. Она задрожала и прикусила ее. Ей послышалось, что он вздохнул. Затем она почувствовала его палец на верхней губе, затем вновь на нижней, он нажал на нее, освобождая из плена зубов. Эта ласка мгновенно разогрела  кровь и девушка почувствовала невероятный жар в груди. «Это половинка его сердца… я чувствую то, что чувствует он… но неужели я ему… нравлюсь?» Эта мысль ошеломила ее и заставила открыть глаза. Во взгляде жениха она заметила что-то такое… хищное, похожее на голод и жажду одновременно. Губы сжаты в одну линию, брови нахмурены, словно он сдерживается. «Что с ним такое? Может так гора повлияла?» Девушка снова с сожалением подумала о том, что настоятельница так мало рассказывала о том, что происходит между хамгаАлой и горным наедине. Тем временем жених схватил край  хламиды и потянул вниз. Девушка слабо дернулась, но помешать ему не осмелилась. В горле пересохло. Она не смогла бы сказать сейчас ни единого слова. То, что они соединятся без одежды она, конечно, понимала. Не понимала только, почему его не отталкивает ее внешний вид, ведь она пока не призывала гематит. Когда совсем юные хамгаАла,  еще не умеющие управлять своим гематитом, встречаются с  супругом -  у того  нет шанса устоять. Какой бы не была внешность невесты -  жених захочет ее! Сил, противиться гематиту не будет!  Но Лаван была взрослой и полностью контролировала свой гематит. Поэтому поведение жениха ее шокировало. Она собиралась утром позвать его в офиокальтовую пещеру, там призвать гематит и соблазнить, но он взял и  перепутал все  планы!


        Пока мысли тревожным роем роились в ее голове, жених неспешно избавлял невесту от одежды. Ему пришлось привстать и заняться ее нарядом двумя руками. Снял хламиду и зашвырнул ее подальше. Девушка осталась в широких белых шароварах, рубахе до колен и шарфе, который скрывал голову и шею. От волнения и стыда ее трясло. Парень снял ее туфлю и принялся рассматривать маленькую узкую ступню, потрогал пальчики. Снял вторую туфлю. Обувь полетела вслед за хламидой. Когда он протянул руку и прикоснулся к шарфу она дернулась, не в силах справиться с собой. Ниран замер, словно раздумывая, что делать дальше. Он снова лег рядом с ней и привлек  к себе.


       Тело жениха было горячим. До пояса он был накрыт одеялом, а выше полностью голый. Девушка прижалась щекой к его голой груди и пыталась взять себя в руки. Заслушалась стуком его сердца, которое колотилось в такт с ее. Жених осторожно гладил  спину через рубаху, успокаивая.  Она была благодарна ему за эту передышку. Когда она совсем пришла в себя и стук их сердец уже не клокотал в ушах жених отстранился и спросил:


-Хочешь пить? – он улыбнулся чарующей улыбкой, - у меня во рту пересохло.


        Девушка утвердительно закивала головой, сев рядом с ним на подстилке. Тогда он подал ей бутыль с водой. Она жадно припала и сделала несколько больших глотков, оставив и ему. Пока парень пил, хамгаАла раздумывала, что делать дальше.


-Есть что-то, что я должен обязательно сделать? – раздался его серьезный голос.


-О чем ты спрашиваешь? – не поняла девушка.


-Наше… соединение, каким оно должно быть? Есть обязательные условия? – девушка посмотрела не него и в который раз залюбовалась красотой жениха. Его покатые плечи, мощная грудь, часть живота поблескивали при свете горного хрусталя, ей захотелось прикоснуться к коже, почувствовать жар тела.


-Н-нет, ничего такого… - ответила она, - просто… наш первый раз должен быть в человеческом обличии и в воде…


-Почему в воде? – удивился он.


-В наш первый раз… ты будешь слишком горячий… вода остудит, - девушка отвернулась, чувствуя, что щеки вновь порозовели, - признаться я подробностей не знаю.


-Тогда пошли! – сказал он решительно и встал, обмотав покрывало ниже пояса.


-К-куда? – девушка тоже встала.


-Воду искать… кажется я уже… слишком… горячий, - услышав в его голосе смех девушка тоже улыбнулась. Страх отступал. Она протянула ему руку и повела в офиокальцитовую пещеру, которая так и манила зеленым светом.


Глава 11

          Офиокальцит, или же зеленый мрамор, как его называют люди, самый мощный очиститель пространства от негативной энергии и магических сил. Шулам никогда не могли бы зайти в такую пещеру.


       Офиокальцит - один из самых любимых камней отшельниц. Конечно же из-за своих лечебных свойств. Но добыть этот камень в свой арсенал не просто. Его нужно заслужить. Никто точно не знает как именно, но считается, что только тот, кто готов на самопожертвование,  может получить от горы этот камень.


        Раньше, когда гор было больше и практический любой камень можно было просто взять, люди использовали офиокальцит для отделки купалень или ступеней жилища. В этом случае камень силой не обладал, так как считался украденным у горы. Волшебные свойства можно ожидать только от подаренного камня. Теперь, когда Великих гор осталось всего тринадцать, офиокальцит стал дороже золота. Для людей… А для горных он вообще бесценен, потому что в отличии от людей они понимают его истинную силу. Или понимали… Пока не забыли…


     Жених и невеста вошли в зеленую пещеру. Она светилась теплым зеленоватым светом, успокаивающе действуя на встревоженные чувства.


-Офиокальцит – удивительный камень, - произнесла хамгаАла, - он всегда дает то, что нужно прежде всего.


-А как он знает, что нужно? – спросил жених.


-О! Он знает, говорить не приходится. Существуют камни, которых надо просить о помощи, а есть такие, которые выполняют приказы лишь сильной личности. В отличии от них - офиокальцит все знает сам и отдает это добровольно. Конечно же, если речь не идет о каком-либо зле…


-Лаван, ты  так много знаешь, - заметил Ниран, - я счастлив, что ты моя невеста и делишься знаниями… – он улыбнулся. Она улыбнулась в ответ.

      Они стояли у входа в пещеру, все так же держась за руки,  и любовались красотой.


    Казалось, пещера выдолблена в огромном куске зеленого мрамора.


Стены, потолок, пол были гладкими, словно отполированными до шелковистого блеска. Сам камень переливался от темно-зеленого, до нежно-салатового с тонкими прожилками белого и коричневого цвета. Узкий коридор расширялся в округлое помещение. В левом углу располагалась глубокая ниша, в которой вольготно поместились бы два человека… или любовная пара… «О, да это кажется кровать!» – догадалась девушка. Она посмотрела на жениха и поняла, что он подумал о том же самом, таким блеском полыхнули его голубые глаза. С правой стороны находился бассейн с водой и именно он занимал большую часть пещеры.


-Здесь очень красиво, - сказал Ниран, - лучшего места для… соединения и не придумаешь.


-Да, очень… - ответила она,  больше не зная, что сказать.


-А что сейчас нужно нам? – продолжил он недавно начатый разговор о офиокальците, - что офиокальцит даст взволнованным жениху и невесте?


-Прежде всего он не даст совершить неверный выбор. Если мы не истинная пара и не подходим друг другу, камень не позволит нам соединиться, - ответила она, - но я не думаю, что это произойдет, после того, что выдержали наши сердца за десять лет разлуки… - затем продолжила, - он поддержит наши силы во время соединения, и не даст твоему огню сжечь меня…


-Сжечь тебя? – едва не вскрикнул жених, - что значит сжечь?


-Э-э-э, понимаешь, это сложно объяснить, я сама знаю мало. Но в первый раз что-то будет происходить с нашими телами, то, что мы не выдержали бы вне  пещеры, - девушка потянула его внутрь и усадила на край уступа, - а сейчас камень дает мне силы спокойно все это тебе рассказывать, хотя видят Богини, как мне трудно говорить! – она улыбнулась, глядя в его растерянное лицо, - не волнуйся, все будет хорошо, мы не первая пара горного и хамгаАлы и я никогда не слышала, чтоб у них что-то не получилось…


-Кроме моих родителей! – сказал парень и отвернулся, стараясь скрыть от нее свою боль.


-Да, кроме них… Но я не позволю, чтоб у нас было так же!


-И я не позволю! – так же пылко сказал он и поцеловал ее ладошку. Мурашки побежали по спине, от этого нежного прикосновения. Жених приложил ее ладонь к своей гладкой щеке и заглянул в глаза. Глаза у всех хамгаАла были одинаковыми – полностью белыми с крошечным черным зрачком посередине. Отвратительное зрелище, ведь, у людей и горных глаза были с цветной радужкой. Бровей и ресниц не было совсем. Она опустила глаза, вновь подумав о своей внешности и о том, когда же  стоит призвать гематит, чтоб стать для него привлекательной?


-Посмотри на меня, - попросил он, - пожалуйста… Девушка подняла взгляд, - ты стыдишься себя? – прямо спросил он.


-Да… - грустно ответила она, - ты такой красивый…


-Скажу тебе честно, ты отличаешься от других девушек, точнее ты совсем на них не похожа, - сердце сжалось, она готовилась услышать худшее, - но меня к тебе очень тянет… ты… мне нравишься, такая, какой я тебя запомнил еще там в храме, когда ты лежала без одежды…


В который раз девушка залилась краской, злясь на себя за это. Как же удобно было все эти годы прятаться под хламидой.


-Так сильно нравишься, что я весь горю! Сам не знаю, что со мной происходит, может это гора что-то со мной сделала? – он протянул руку и начал разматывать ее шарф, - ш-ш-ш, не сопротивляйся больше, я хочу снова тебя увидеть! – его голос дрогнул при последних словах. Девушка зажмурилась, не в силах вынести его обжигающий взгляд. Шарф упал на пол. Он начал снимать ее рубаху и она больше не сопротивлялась. Его рука слегка толкнула  и девушка упала на мраморную кровать. Жених развязал тесемки шаровар и мигом снял последнюю преграду. Она лежала перед ним, полностью обнаженная, лишь тонкая медная цепочка украшала тело. Он долго смотрел на нее. Она была похожа на маленькую девочку. Никаких признаков женственности. Слишком худое тело, кожа да кости. Плоская грудь, узкие бедра, ни одной волосинки на всем теле. Но она была так притягательна для него. Хрупкая, нежная, ранимая. По-своему прекрасная. Сердце колотилось, кровь мчалась по венам разогревая, Нирана до состояния огня. Он чувствовал эту силу. Но старался сдерживаться. Ему хотелось, чтоб она почувствовала похожие чувства к нему. Чтоб хотела обладать его телом, как он желал обладать ее. Очень медленно мужчина наклонился и лизнул  плоский девичий сосок. В ответ она ахнула и открыла глаза.


-О, Богиня! – прошептала хамгаАла, ее лицо выражала крайнюю степень удивления. Жених, послав ей лукавый взгляд, лизнул второй сосок. И внимательно проследил за ее взглядом, пытаясь понять реакцию. Пока что на ее лицо было лишь удивление. Он вновь припал к соску, на этот раз втянув его в рот и немного пососав.


-Что… что ты делаешь? – прошептала она, непослушными от волнения губами.


-Как что? – он выпустил сосок только для того, чтоб тоже самое проделать со вторым, - ласкаю свою невесту… А кстати, - он остановился, словно что-то вспомнил, - сколько тебе лет?


-Мне… 35… - с придыханием ответила она, - я старше тебя…


-О! Я рад! – почему-то ответил он.


-Но… ах… - простонала она, - о-о-о… - все слова вылетели из ее головы когда он вновь принялся посасывать ее маленький сосок, тогда как второй аккуратно сжал пальцами. Ее кожа раскраснелась, стало жарко, как на палящем солнце. Губы жениха, его руки и тело, которым он прижал ее к каменной кровати, обжигали. Ниран чувствовал возбуждение невероятной силы и не знал, что тому виной, многолетние воздержание или удивительная невеста. Никогда прежде он не чувствовал подобного жара в крови, дикого, животного желания обладать женским телом. Конкретно этим телом, так похожим на детское. Он обрадовался, когда оказалось, что она взрослая женщина, а не ребенок. Обладать ребенком было бы как-то противоестественно.


        Ему хотелось изучить, внимательно рассмотреть все тело невесты, повторить губами каждый сантиметр тела. Но с каждой секундой терпения оставалось все меньше. Посасывая сосок он, поглаживающими движениями, опустил ладонь на живот, задержался на нем на секунду и стал опускаться ниже, к ее крепко сжатым бедрам. Она протестующе пискнула и вздрогнула, когда его палец коснулся манящего холмика. Тогда жених выпустил сосок изо рта и накрыл губы невесты поцелуем, стирая все ее возражения. Это был их первый настоящий поцелуй. Полные мужские губы захватили в плен ее маленький ротик. Кончиком языка провел по нижней губке, затем верхней и скользнул между ними, пробуя на вкус. Тем временем его палец погладил другие ее губы, как бы уговаривая раскрыться. Она уже ничего не понимала. Сердце билось как сумасшедшее, кровь, словно раскаленная лава пульсировала под кожей, то в районе груди, потом ниже, словно хотела прорваться сквозь кожу. Его ладонь нажала на ее ноги, заставив их разжаться и впустить  в манящую сердцевину. Лаская губы языком, посасывая и легонько покусывая их, он позволил своим пальцам исследовать девичьи тайные местечки. Палец скользнул между половых губ, погладил ее нежную жемчужину, и, задержавшись лишь на мгновение, проник пальцем внутрь. Девушка вскрикнула в его рот. Он глухо застонал. Откинулся на спину и зарычал. Звериная сущность просилась наружу. Ниран сдерживался из последних сил. Затем вскочил с кровати и отошел на два шага. Одеяло упало на пол. Девушка села на постели и засмотрелась на его обнаженное тело. Мужчина стоял спиной к ней. Она уставилась на его упругие ягодицы. Впервые она с интересом рассматривала мужское тело. Да еще такое совершенное. Он повернулся лицом и ее взгляду открылась его вздыбленная плоть. Она посмотрела на нее, затем заглянула в его глаза, затем снова на  торчащий орган.


-О-о-о, как же ты проникнешь ним внутрь меня? – спросила она, а он лишь криво усмехнулся в ответ.


-Пошли в воду? – жених протянул ей руку, - я больше не могу терпеть, этот огонь выжжет меня дотла! – Девушка сползла с кровати и стыдливо шагнула к нему. Его руки схватили ее и крепко прижали к твердому мужскому телу. Он рыкнул ей в ухо, схватив ладонями за ягодицы и приподняв, широко развел ее ноги, заставив обхватить себя за талию, - я кажется с ума схожу, - прошептали его губы, а пальцы принялись ласкать нежную плоть, которая теперь была полностью открыта ему. Он вновь проник в нее одним пальцем и зарычал еще громче. Она в ответ застонала и положила голову ему на плечо.


-Ты… там… такая… маленькая… я боюсь… - шептали его губы, - как же мне… это сделать? – он пошевелил пальцем внутри нее, чувствуя преграду. Он знал, что такое девственность, но считал, что это тонкая эластичная пленочка, которая легко порвется в момент их соединения, но внутри его невесты была не девственная плева. Казалось, что он упирается в камень. Он погладил гладкие стеночки ее лона и вновь попробовал протолкнуть палец глубже, но ничего не получилось. Но почему-то это возбудило его еще сильнее. Невеста тихонько стонала и так крепко вцепилась в его шею, что он понял – ей это тоже нравится!


-Не могу больше! – с ней на руках он пошел к бассейну, - будем остужаться!


        Вода в бассейне была обжигающе холодной. Спустившись по зеленым ступеням до бедер он почувствовал, что немного отпустило.


-Сейчас будет холодно, - предупредил он невесту и сделав еще один большой шаг, окунулся по самую грудь. Они дружно охнули и засмеялись, когда холодная вода обхватила их горящие тела. Девушка ослабила свою хватку и откинувшись посмотрела на жениха.


-Тебе полегче, уже не так жарко? Больше нет желания перекинуться? – в ее голосе слышалась искренняя забота.


-Да-а-а, немного полегче, - ответил Ниран, -  желание есть… но не перекинуться, - его соблазняющий шепот вновь зажег огонь в крови. Палец внутри нее шевельнулся. Она сжала зубы, сдерживая дрожь в теле, - что дальше? – шептал он, - мне можно проникнуть внутрь тебя? Ты впустишь меня, невеста? – она ответила на его взгляд и прошептала совсем тихо:


-Да-а-а…


       Парень повернулся, рассматривая бассейн в поисках удобного места. Купальня была причудливой формы. Одна стенка выполнена в форме стула, если на него сесть, то вода будет достигать уровня груди. Другая стенка была в впадинах и выпуклостях, присмотревшись, Ниран понял, что  эта стена, то что ему нужно. Он сделал несколько шагов и прислонил девушку на каменный уступ так, чтоб она расположилась как в кресле, слегка откинувшись спиной и широко расставив ноги. Ее расщелинка оказалась как раз напротив его вздыбленной плоти.


-Какой удивительный бассейн, - мужчина поразился, на сколько здесь все предусмотрено для любовных слияний. Девушка лежала перед ним, как распустившийся цветок. Сквозь прозрачную воду он видел каждую ее черточку. Положил одну ладонь ей на живот, прижимая, а пальцем второй руки проник внутрь. На его губе выступила испарина, кажется даже вода не давала ему полностью остыть. Он вынул палец и просунул два. Это удалось ему с трудом, она была такой тесной. Девушка сжала губы, сдерживая стоны. Он решился. Направил в нее свой орган и легонько нажал. Девушка вскрикнула.


-Больно? – спросил он сквозь зубы.


-Н-нет, - ответила она.


Он проник еще немного и еще, пока не наткнулся на преграду. Сделал несильный выпад. Но ничего не вышло. Он заглянул в глаза невесте и хрипло спросил:


-Что-то не так? – она в ответ лишь покачала головой, - попробуй расслабиться, ты меня не впускаешь… Девушка и правда почувствовала, что напряжена, как тетива лука. Все тело сжалось в тугой комок.


-Я… не знаю… как… – с трудом ответила она, - ты… просто продолжай…


-Боюсь сделать тебе больно, - сказал Ниран.


-Мне будет больно в первый раз… одна отшельница мне рассказывала, что у хамгаАлы боль сильнее чем у человека, - она хотела его успокоить, но он кажется испугался еще больше. Выйдя из ее тела он отступил на шаг.


-Что… почему ты? – она выпрямилась, - ты не хочешь?


-Еще как хочу! – прорычал он, - но я не хочу причинять тебе такую боль!!!


-Но что же нам делать? – девушка растерялась, - без соединения брак не действителен!


         Парень закрыл лицо руками, стараясь успокоиться. После долгих минут молчания он подошел к девушке, поднял ее на руки и посадил на бортик бассейна. Сам остался в воде, расположившись между ног невесты.


-Расскажи мне, что знаешь о том, как соединяются горный и хамгаАла, - потребовал он.


-Э-э-э, я говорила, что знаю мало, - ответила она грустно, хоть и было страшно, девушка очень хотела, чтоб соединение произошло, - так, обрывки информации из разных источников. Настоятельница считала, что жених должен рассказать нам это… мне кажется она просто сама не знала, ведь у нее мужа не было,  - начала она, - одна отшельница, которая учила меня врачеванию, говорила, что первый раз должен быть в пещере и в человеческом обличье, а уже потом, когда мое тело будет готово… можно и в драконьем…


-А что значит «тело будет готово»? – жених нахмурил свои белые брови.


-Вроде бы… в момент слияния… один из моих гематитов переместится внутри меня так, что запустит какой-то процесс, после которого мы станем настоящими мужем и женой…


-Может это тот камень, в который я упираюсь? – предположил жених, - так его что, просто нужно посильнее толкнуть?


-Я… я не знаю… - она покачала головой, - еще я слышала, что один из гематитов выходит наружу… как подарок мужу и… после этого у горного становится шесть гематитов… таким образом увеличивая мужскую силу и долголетие…


-А сейчас у меня их пять?


-Да, - ответила девушка.


-А у тебя сколько? – допытывался он.


-У меня тридцать… А у обычных хамгаАла пятнадцать… - прошептала она и опустила глаза.


Глава 12


-Я знал, что ты не такая как все, - усмехнулся парень, - потом расскажешь, как так получилось, но а пока нам нужно завершить начатое… Скажи мне, ты знаешь расположение своих камней?


-Конечно знаю, я же их чувствую, - ответила девушка.


-Расскажи, где они находятся, - потребовал жених.


-Ну… Двадцать девять небольших гематитов находятся вокруг  матки,  - она показала рукой на это место на  животе, - и еще один, гораздо ниже, - она опустила руку, и замерла. Затем подняла на него ошеломленный взгляд


-Что? Что случилось? – встревожился жених.


-О-о-о, - сказала она.


-Что «о-о-о»? Не пугай меня, - он схватил девушку за руку, - говори же!


-Мой тридцатый гематит… я только сейчас поняла, что он… большой, - растеряно произнесла девушка.


-Большой? На сколько большой? – жених растерялся.


-Где-то с гусиное яйцо, - ответила хамгаАла и чуть не заплакала. Она поднялась на ноги и подобрала упавшее с жениха одеяло и замотала вокруг себя. Не глядя на Нирана села на краешек кровати и замерла неподвижно с опущенной головой.

Жених выскочил из бассейна, как ужаленный.


-Лаван! Лаван! Посмотри на меня! – он присел на корточки у ее ног, приподнял подбородок, силясь заглянуть в глаза, девушка зажмурила их, не имея сил встретиться с ним взглядом сейчас. По щекам ее текли слезы.


-Да что случилось?! – он уже почти кричал, - не пугай меня так…


-Поздно! Уже слишком поздно… - прошептали ее побелевшие губы.


-Что именно поздно?!


-Мы не сможем стать мужем и женой, - девушка произнесла это и горько зарыдала.

       Она плакала долго. Парень не смог добиться от нее ни одного вразумительного ответа и всерьез встревожился. Но, все что он мог сделать сейчас, это обнимать ее за плечи и успокаивающе поглаживать. Постепенно рыдания стали глуше. Затем она затихла. Высвободилась из его объятий и задала вопрос:


-Ты знаешь какая разница между хамгаАлой и отшельницей? – голос был  настолько печален, что у него комок стал в горле, не позволяя сразу ответить:


-Отшельница владеет искусством врачевания и живет одна, вдали от Великого Храма…


-Каждая отшельница была рождена хамгаАлой. Но, по каким-то причинам они не стали женами горных. С возрастом один из гематитов, который на входе в… ну ты понимаешь… становится настолько больше остальных камней, что соединение становится просто невозможным…


-О нет… ты хочешь сказать, что из-за того, что я не приехал 10 лет назад, это случилось и с тобой? – в его глазах была такая мука и сожаление, что ей даже жалко стало парня.


-Я точно не знаю, потому что не почувствовала когда именно он вырос… Но  думала, раз  стала невестой, то стать отшельницей уже не могу… Хотя… - она замерла.


-Что?


-Возможно он изменил свой размер еще до того, как пришел твой посланник… - она вскочила на ноги и нервно забегала по пещере, - талант к врачеванию у меня открылся давно… - она остановилась и тут на ее лице расцвела улыбка.


-И-и-и?! – жених вскочил и схватил ее за плечи, - говори!!!


-Это только догадки, но… Я скажу, сейчас, дай соберусь с мыслями, - и она вновь забегала туда-сюда, а парень так и стоял голый и ошарашенный, - получается, что в определенном возрасте камень начинает расти, закрывая собой… э-э-э… возможность к соединению, - она говорила, словно рассуждала вслух, - превращение в жену и мать становится невозможным и некоторые камни… перерождаются?


-Как перерождаются? – подал голос Ниран.


-Все просто! У отшельниц с возрастом открывается ОкуЛус, это народное название, на самом же деле это просто перерожденный ставролит. Он находится у каждой хамгаАлы в том же месте, где и у горных – во лбу, повыше переносицы, - она показала на свой лоб, - так вот, он у меня переродился давно, еще до появления твоего посланника.


-Так, ладно, получается ты практически стала отшельницей, когда пришел Кьет с моим осколком сердца? – она утвердительно махнула головой, - и что же в этом хорошего?


-А то! Ты знаешь, как камень сердца выбирает невесту? – ее опухшее от слез личико было озарено надеждой, когда парень пожал плечами она продолжила, -  исходя их потребностей жениха! А знаешь, что девушки хамгаАла отличаются друга от друга? – она перескакивала с темы на тему, он никак не мог уловить мысль, просто непонимающе качал головой, - У нас два факультета: Раттан и Файлин, они названы в честь двух Богинь, основавших наш Великий Храм. Раттана – старшая сестра, она мудрая, сильная. Файлин – младшая – нежная, любящая, скромная. Воспитанницы Великого Храма, носящие второе имя одной из Богинь полностью соответствуют этому имени. Если сердце жениха выбирает девушку из факультета Раттана, это означает, что жениху нужна сильная, мудрая жена, которая поможет развить эти же качества у мужа. А если Файлин, то горному нужна верная, ласковая жена, которая принесет в дом покой и счастье, научит супруга спокойствию. Выбор невесты по потребности! Понимаешь теперь?


-Кажется понимаю… ты написала в храмовой книге, что твое второе имя Раттана, значит мне нужна мудрая сильная жена, потому что я слабый олух… - он скривился, словно съел  кислое. Девушка неожиданно рассмеялась.


-Интересная мысль, - но увидев, что парень не разделил ее шутку продолжила, - на самом деле я вначале училась на факультете Файлин…


-И что же случилось? – перебил он.


-Меня внезапно перевели. Настоятельница сказала, что у меня обнаружились другие таланты и поэтому мне нужно учиться на факультете Раттан. Я не была против, мне казалось, что быть мудрой и сильной не так и плохо, - она села на зеленую каменную кровать и усадила жениха рядом, - я еще не закончила мысль, послушай! Получается, что тебе не нужна была жена из  Раттан или Файлин! – и когда он не понял, закончила, - тебе нужна была отшельница!


-Хм… - только и смог он сказать.


-Камни гораздо чувствительнее тел и лучше понимают наши потребности. Ты был в беде, камень это знал и выбрал в невесты ту, которая смогла бы помочь! Понимаешь? Когда прибыл посланник, я вышла с девочками во двор, не как потенциальная невеста, а как юная наставница… На тот момент, я уже несколько лет как, завершила обучение и осталась в Храме в роли воспитателя. Но готовилась стать отшельницей. Представляешь шок настоятельницы, девочек, а особенно мой, когда  неожиданно стала задыхаться и упала на колени, схватившись за сердце?  Твой камень сердца  подлетел ко мне… Все произошло слишком быстро, но он выбрал именно меня… И… возможно,  от того, что нужен был кто-то более опытный и знающий, чем наши молодые девочки.


-Ох, хорошо, что мой камень настоятельницу не выбрал, - кисло улыбнувшись пошутил парень, девушка оценила его шутку, засмеявшись.


-Да, тебе повезло, нашей настоятельнице наверное лет триста, а может и больше, - она взяла его руку в свои маленькие ладошки и спросила:


-Что тебя расстроило? Мой возраст? То, что я отшельница или… сложности с… соединением?


-Да нет, в общем-то я не расстроен, просто не очень-то приятно осознавать себя слабаком, которого должна спасти женщина.


-Зачем ты так о себе? Как может огненный дракон считать себя слабаком? – девушка вздохнула, - ничего вы горные о себе не знаете… хочешь расскажу, как хамгаАла появились в нашем мире? Знаешь историю нашего королевства?


-Немного знаю, Кьет учил меня. Но он говорил, что  многие знания утеряны.


-Много сотен лет назад не существовало хамгаАла. Был просто горный народ и люди. Жили они в общем-то неплохо, особых воин не было. Но однажды с неба упал  камень, который сделал в земле огромную долину. Сейчас она называется Долиной Камней. Так вот, когда этот камень разломился, из него вылетели… почему-то в книгах в Храме их называли духами. Это были бестелесные синие существа, которые пришли из чужого мира. Они напали на наш мир, вытягивая энергию камней из горных,  захватили самые крупные горы и как паразиты питались их силой… Горы гибли и гибли горные. Большая часть горного народа была истреблена. Но внезапно появились Богини. Откуда они пришли и куда ушли потом, никто не знает. Но они дали нам силу бороться с этими духами. Богини называли их шулам… - парень жадно слушал каждое слово, - Богини пошли по миру и выбрали самых сильных горных женщин, наделив их силой рожать девочек… особенных девочек, способных помочь победить врага. Этих девочек называют хамгаАла. Предназначение хамгаАла – увеличивать силу горных мужчин, в союзе с ними горные  становятся практически непобедимыми воинами… Камни девушек влияют на камни горных, как мощный усилитель и раскрывают стопроцентный потенциал каждого камня. Богини сказали, пока наша земля будет нуждаться в их помощи – они получат ее в лице хамгАла… Когда шулам победят полностью, потребность в хамгаАла отпадет и девушки просто перестанут рождаться. Так и вышло, через время, после множества битв,  горный народ встал на ноги и победил шулам. Хоть они и нанесли непоправимый вред, все же наш мир не погиб.

-Спасибо, что рассказала, я знал мало, а то что знал, считал легендами, - сказал жених после некоторого молчания, - значит не все шулам погибли? Это  одну из них  я потрепал в храме?


-Да, так и есть, это была шулам… И кажется здесь она не одна. Но я не хотела бы говорить об этом пока что… - она гладила его ладонь, нежно вырисовывая на ней узоры, - мы не сможем покинуть гору ранее чем через тридцать дней и это время мы должны провести вместе, обо всем ином подумаем потом…  Но кое-что меня серьезно беспокоит…


-Что? – спросил жених.


-Я уверена, что твое сердце не ошиблось с выбором, но как тогда быть с моим гематитом? Что, если он не сдвинется с места?


-Я знаешь что предлагаю, - сказал жених, - давай я схожу за нашей едой, мы поедим и решим, что делать дальше… - он встала на ноги и направился к выходу из зеленой пещеры, - Одно  скажу тебе точно, - он обернулся к Лаван, - никуда тебя не отпущу! Ты моя долгожданная невеста и отказываться от тебя я -  не намерен!


Глава 13



         Экономка прислала им так много еды, что даже после плотной трапезы осталось достаточно. Парень, одетый в свои короткие брюки, босиком и без рубашки откинулся на одеяле, уставившись на невесту. ХамгаАла сидела перед ним скрестив ноги, одетая в шаровары и рубаху, решив, что в хламиде больше нет необходимости. Они поели, ополоснулись в бассейне и забрались на кровать с ногами.


-Говоришь мы  тридцать дней должны уделять внимание друг другу? – его выражение лица  напоминало мордочку сытого кота, он с улыбочкой поглядывал на девушку, - говорить про шулам мне абсолютно не хочется, про отца тоже, а вот попытаться еще раз слиться с невестой – очень хочется… иди ко мне? –  протянул ей руку. Лежащий на одеяле мужчина выглядел потрясающе красивым.


            Длинные волосы упали ему на лицо. Девушка поглядывала на него украдкой, не в силах налюбоваться на жениха. Она вложила ладонь в его протянутую руку и тотчас же оказалась в объятьях. Он взял в плен ее лицо и нежно поцеловал в губы. Она вернула ему ласку, ответив на поцелуй. Он прорычал ей в лицо и принялся покрывать пылким поцелуями  шею, щеки, вновь губы. Руки ласкали девичье тело. Жар возбуждения окутал их плотным облаком. Ниран перевернулся, уложив девушку на спину и принялся срывать с нее одежду. Через короткое время она лежала под ним полностью обнаженная.


-Меня так… тянет к тебе… Словно магнитом… Ты магией притяжения не обладаешь, а? Невеста?- она отрицательно замотала головой, - Я тут решил кое-что попробовать, чтоб «раскачать» этот твой камень, ты только не сопротивляйся мне!


-Я не… буду, -  пообещала она охрипшим от страсти голосом.


       Девушка слегка удивилась, когда он внезапно перевернул ее на живот и начал делать массаж. Но это было приятно. Ей еще никогда не делали массаж. Она замурлыкала, как кошечка, которую приласкали.


        Ниран разминал ее тонкую спину и поражался, какая же она все-таки худая. «Может быть их плохо кормят в Храме? Еще зачем-то выбрили все волосы… Странная традиция… Но все она мне нравится… Такая нежная, ранимая… родная…».


      Он сбился с мысли когда руки опустились на маленькие ягодицы. Горный старался держать возбуждение под контролем, сконцентрироваться на ее удовольствии, но жар в крови разгорался, грозя снести остатки разума. «Проклятие, - ругнулся он про себя, - я же только начал…» Усилием воли  заставил себя закончить легкий массаж, которым намеревался расслабить невесту. Перевернул ее на спину и прильнул поцелуем к губам. Затем слегка отстранился  и прохрипел:


-Я… горю… не могу справиться… в бассейн надо… боюсь, сейчас трансформируюсь… - не успел он договорить, как в мгновение ока над невестой навис огромный ящер. Девушка вздрогнула, но не от страха, а от удивления, что ему это удается так быстро, еще ни разу она не встречала столь быстрой трансформации. «Наверное из-за его огненной крови, она ускоряет все процессы».


      Она лежала такая маленькая и беззащитная под огромным монстром, которого абсолютно не боялась. Даже наоборот. В этой ипостаси она стеснялась жениха гораздо меньше. Тем временем дракон замер над ней, все еще сдерживая свои животные порывы схватить свою невесту и войти мощным рывком в ее тело. «Я же убью ее, надо успокоиться…». Он лег на спину и часто задышал, пытаясь трансформироваться обратно. «Слишком далеко зашел, надо было сразу в бассейн идти». Пока жених сражался с собой, невеста села на постели и залюбовалась на своего дракона. Этот его облик тоже был прекрасен. Она провела пальцем по толстой темно-зеленой коже  груди. Он поднял голову и удивленно воззрился на ее действия. А  девушка просто восхищалась этим животным естеством. Кожа на груди и животе была в мелких чешуйках и на ощупь они совсем не казались грубыми. Звериная голова не вызывала отвращения, на ней даже проглядывались  его человеческие черты, например те же ярко-синие глаза, что тоже удивительно, если учесть, что у всех горных глаза зеленые в обоих ипостасях. Надбровные дуги были усыпаны шипами, придавая ему грозный вид. Ноздри раздувались часто, выдавая сдерживаемые эмоции. Рот крепко сжат, а глаза сверлят ее пронзительным взглядом. Девушка не удержалась от соблазна и провела пальчиками по звериному лицу, потрогала шипы, они оказались острыми. Погладила рот. Из него выпорхнул тонкий длинный язык и лизнул ее палец. Девушка судорожно сглотнула. Медленно склонившись над женихом,  прикоснулась губами к его устам. Кончиком языка обвела рот, повторяя, то, что он ранее делал с ней. В груди дракона что-то заклокотало. Он приоткрыл губы. Лаван осмелела и просунула язык немного глубже, коснувшись клыков. На вкус он оказался совсем иным, и этот пряный привкус ударил ей в голову. Что-то животное, на уровне инстинктов, зажглось, зашипело внизу живота и потребовало выпустить его. Язык девушки встретился с языком жениха в несмелом прикосновении. Девушка охнула и отстранилась. Она задрожала, настолько сильно сразила ее эта ласка и его неподражаемый вкус. Силы покинули и она без сил легла на него, прижавшись головой к груди своего зверя. Его сердце колотилось как бешеное.


-Это… Слишком сильно… я опасаюсь за тебя, - прорычал он чужим голосом, - я такое с тобой сотворить хочу… Мне надо в бассейн, - каждое слово давалось с трудом.


-Дай мне одну секунду, - она слезла с него, - я хочу еще немного посмотреть на тебя… ты… ты… прекрасен… - не в силах отказать ей он замер, продолжая сдерживаться, сам не зная, откуда бравшимися силами. Мозг подбрасывал ему картинки, в которых он грубо набрасывался на нее и делал какие-то невероятные вещи. Девушка села на согнутые в коленях ноги и продолжила изучать жениха, помня, что он дал ей всего мгновение. На самом деле ее интересовала одна вещь. Точнее один конкретный орган, находившийся ниже пояса. Звериный половой орган вызывал страх и восхищение одновременно. Он был большим, раза в три больше мужского полового органа. Соединение с ним вызывало ужас, но девушка с интересом его рассматривала. Она чувствовала незнакомое доселе бесстыдство, жадно глядя на него. Находясь в крайней степени возбуждения тот гордо торчал вверх. Поверхность ствола усыпана небольшими шипами. Головка была немного  раздвоенной и с широким отверстием в центре из которого выделилась прозрачная капля. ХамгаАла протянула руку и пробежавшись пальцами по стволу, стерла каплю. От ее прикосновения дракон взвился с места и одним ловким движением прыгнул в бассейн, подняв вверх множество брызг.


        Девушка прижала к колотящемуся сердцу руку и встревоженно смотрела, как из воды выныривает жених, находясь  уже в человеческой ипостаси. Мокрые волосы прилипли к голове, капли воды стекают по лицу, шее, груди… Брови нахмурены, губы сжаты в тонкую линию.


-Иди сюда, - грозно прохрипел он. Девушка, как под гипнозом, спустила ноги с кровати и двинулась ему навстречу. Их взгляды пересеклись. Ноги подгибались от пережитого волнения, но она все же шла. Медленно спустилась по ступенькам, вздрогнув от холодной воды и попала прямиком в его объятия. Он жадно набросился на нее с поцелуями, сминая губы своими губами, прикусывая. Руки крепко прижимали девичье тело к мужскому, так явно возбужденному. Член тыкалася  ей в ноги, словно ища вход. Он поднял ее на руки, заставив обхватить себя ногами.


-Ты что творишь? Я чуть с ума не сошел и не набросился на тебя, - сказал он зло, - я же мог убить тебя, если бы…


-Прости… - прошептала она опухшими от поцелуя губами, - я тоже потеряла контроль над собой, мне так хотелось… прикоснуться к нему… и еще чего-то… не знаю чего…


В ответ он громко застонал.


-Ты спутываешь все мои планы, я хотел доставить тебе наслаждение, не сбивай меня с цели! – он подошел с ней к краю бассейна и усадил  на бортик, а сам устроился между  разведенных ног. Одну руку положил  на спину, притянув к себе так, чтоб  соски оказались напротив его лица и начал их лизать. Девушка застонала. Никогда, даже в самых смелых мечтах, она не могла подумать, что это так приятно. Она думала, что наслаждения – это для горных и людей. Как же она ошибалась.


          Мужчина пылко целовал плоскую грудь, лизал соски, посасывал. Временами из его рта доносились стоны. Он оторвался от нее на мгновение и послав обжигающий взгляд, опрокинул на спину, шире разведя ее ноги в стороны. Она закрыла лицо руками, но не стала сопротивляться, помня о своем обещании. Он не прикасался к ней, просто смотрел. Нежные женские лепестки, полностью без волос прикрывали вход в ее лоно. Ниран склонился и подул на них. Девушка задрожала, но не от холода. Тогда он медленно лизнул ее там. Из  горла донесся всхлип.  Он повторил ласку, затем еще и еще, нежно смачивая ее нижние губы языком. Пальцами осторожно развел их в стороны и открыл жемчужинку. «Только бы удержаться… - уговаривал он себя». Язык жениха прикоснулся к самому нежному месту. Девушка не смогла удержаться от крика. Ей хотелось убежать, так сильны были эти чувства, но она лишь еще шире развела ноги. Он припал к ее расщелинке ртом и принялся посасывать. Девушка громко стонала. Внизу живота нарастало напряжение. Ей внезапно захотелось, чтоб он проник внутрь нее, это желание было таким сильным, что она вынуждена была попросить:


-Пожалуйста… пожалуйста…


-Что? Чего ты хочешь? – он оторвал губы от нее и спросил о чем она просит.


-Я… я не знаю… но… кажется хочу… чтоб ты… внутрь… - с трудом ответила девушка.


-Так? – он проник в нее кончиком пальца, она вскрикнула, -или так? – он медленно проник немного глубже.


-Да… - тихо выдохнула она.


-А может быть так? – палец натолкнулся невидимую преграду и мужчина прошелся пальцем по стеночкам, - тебе приятно так? – она уже не могла отвечать, просто стонала все громче и громче. Палец нажал на верхнюю стенку лона, уловив, что это местечко у нее очень чувствительное. Усилил нажатие, одновременно поглаживая. Когда ее крики стали громче, он взялся посасывать ее жемчужинку. Ее вопль загрохотал под сводами пещеры. Девушка отчаянно дернулась, тело свело конвульсиями. Она вздрагивала и стонала, а он целовал ее своим горячим ртом и сдерживался из последних сил.


Глава 14

-Милая… ты как? – спросил жених невесту, которая лежала возле бассейна без движения. Когда волны удовольствия перестали хлыстать по женскому телу, он еще долго целовал ее. Потом стал просто поглаживать. А она все не шевелилась и молчала.


-Как это называется? – спросила она слабым голосом, - у произошедшего должно быть какое-то прекрасное название…


Он счастливо засмеялся.


-Я рад, что тебе понравилось! Но… мы еще не закончили, - она расслышала в его голосе напряжение. Не успела Лаван среагировать, как снова была утянута в воду своим женихом.


-Хочу попытаться еще раз… с твоим камнем, - прошептал он ей в ухо и взяв ее ладошку, положил на свой возбужденный орган. Пальчики невесты обхватили тугой ствол и погладили. Эта ласка возбудила его еще сильнее, - не могу терпеть, сейчас… - парень принялся осторожно  насаживать девушку на вздыбленную плоть. Лоно обхватило его плотным кольцом, но войти удалось всего на несколько сантиметров. Камень не пускал. Хотя казалось, что войти удалось глубже, чем в прошлый раз. Он с рычанием схватил девушку за ягодицы и попытался толкнуть камень. Вышел и еще раз вошел. Камень не сдвинулся. Практически обезумев от возбуждения, жених совершал яростные толчки. Но безуспешно. Девушка в его руках была напряжена и постанывала. Не сразу ему удалось понять, что стонет она не от удовольствия. Ниран замер. Пот тек градом по его лицу.

-Ниран… - девушка обняла его за шею и прошептала, - кажется я знаю, что нужно сделать…


-Ч-что? – сквозь зубы спросил он.


-Ты сможешь столкнуть мой камень только в обличье дракона…


-Что?! – закричал он, отстраняя от себя девушку, - как ты себе это представляешь?


-Послушай… - начала она.


-Ты мне говорила, что наш первый раз должен быть только в человеческом облике! – перебил он.


-Да, говорила, но я тогда еще не осознавала, что мы будем соединяться не как горный и хамгаАла, а как горный и отшельница! – она обхватила ладонями его лицо и заглянув в глаза прошептала, - это единственный вариант!


-Но… как??? Я же… могу убить тебя… ты такая маленькая… - он недоумевал, как она может такое предлагать.


-Нет, не убьешь! Мне конечно же будет больно, возможно даже немного крови… - она замолчала, увидев, как перекосилось его лицо.


-Нет! – он оторвал ее руки от себя. Подумав о том, какие травмы может ей нанести, у него даже возбуждение исчезло, - я не смогу!


-Да послушай же ты! – девушка прижалась к нему всем телом, опутав ногами и руками, не давая отстраниться, - ты забыл где мы… офиокальцит и этот источник очень быстро все заживят…


-Нет, Лаван! – он обнял девушку, прижал к груди и повторил, - нет! Не проси меня об этом… Я не перенесу, если убью тебя…


-Не веришь мне? – спросила девушка грустно.


-Я верю тебе! Но я не доверяю себе! - его голос звенел под сводом пещеры, - Понимаешь, я же никогда не занимался этим в зверином теле… А что, если не удержусь и сделаю с тобой что-нибудь страшное? Ждать тебя столько лет и потерять? Нет!


-Ниран… Но что же нам делать?


-Может оставим все как есть? А что? Серьезно! – он вышел из бассейна, вынес невесту, положил на кровать и сам лег рядом.


-Не будем соединяться? – девушка улыбнулась, - будем как брат с сестрой?


-Не совсем, - он тоже улыбнулся ей, - но без полного соединения тоже можно получить удовольствие… я научу тебя, - парень взял ее руку и положил на свой орган, показывая как ему нравится. Лаван сжала ладонь, удивившись, что он изменился. Она впитывала новые ощущения, ощупывая его.


      Бархатистая кожа, вена, шедшая вдоль всего органа, утолщение на конце, все это было удивительным.  Девушка сдвинула кожицу, обнажив головку. Парень застонал, орган вновь стал увеличиваться. Ниран закинул руки за голову, закрыл глаза и наслаждался. А Лаван села на кровать и принялась со всей тщательностью исследовать предложенное. Оттянула кожицу, провела пальцем по окружности головки, слегка нажала на ее, приоткрыв небольшой вход в канал. И замерла, задумавшись.


-Лаван… - позвал ее жених, - что-то опять не так? Почему ты прекратила?


-Нет-нет, все хорошо, я тут просто кое-о чем подумала…


-О чем? Скажешь? – он приподнялся на локтях.


-Прости меня, - попросила она.


-За что? – не понял жених. Но она не ответила, не было больше необходимости в словах, нужно было действовать, пока решимость не покинула ее. Было приятно, что жених жалеет ее, не хочет причинить боль, но оставлять все как есть - нельзя. Они должны соединиться. А способ был один, хоть и внушающий страх. Если он не хочет добровольно, то… Девушка набрала в грудь воздуха и призвала гематиты. Все 30 камней ответили хозяйке. Парень дернулся и резко сел.


-Лаван? Что…


         И тут хамгаАла отпустила первый, небольшой камешек. Тот шевельнулся, завибрировал, расслабляясь. Слишком давно хозяйка держала его в узде. Девушка наблюдала за женихом. Глаза слегка затуманились. «Надеюсь я все правильно делаю» - подумала она. Гематит расправился, напитался кровью и толкнул рядом стоящий. Второй очнулся, дернулся, зацепил следующий. Ниран застонал, облизав пересохшие губы.


-Что… про-ис-хо-дит?


-Ш-ш-ш… - только и ответила она, отпустив еще один камень, все так же наблюдая за парнем. Затем еще один и еще. Жених задрожал крупной дрожью, задышал часто-часто. Его орган так увеличился, что казалось, может лопнуть. Девушка придержала камни и сказала:


-Пошли в бассейн, - и протянула руку. Жених схватил ее в объятия, игнорируя руку и прижал к себе:


-Ла-ван! – он говорил с явным трудом, - это ты… что-то де-ла-ешь?


-Пошли, - она освободила еще один камень. Парень застонал и подчинился. С ней на руках отправился в бассейн. Но даже холодная вода не смола остудить его дикого желание обладать ею. Движения у него стали грубыми, резкими, он плохо контролировал силу, которая норовила хлынуть через край.


-Сядь сюда, - скомандовала девушка, показав на выступ в бассейне. Он подчинился, посадив ее себе на колени и принялся пылко целовать.


-Что… за… бе-зу-мие… - его рот впился в ее губы в диком поцелуе, а руки принялись ласкать ягодицы, пальцы все норовили погладить средоточие женского тела. Девушка почувствовала, что стала возбуждаться и отпустила еще один камень, но утратила на мгновение контроль и гематиты один за одним начали «просыпаться». Парня била дрожь. Пелена страсти полностью затянула глаза, взгляд стал звериным. «Рано еще, стоп, стоп, - скомандовала Лаван, не давая всем камням напитать ее крови и свести с ума жениха окончательно, - переборщить нельзя…» Жених просунул в нее один палец и начал ласкать. Это очень отвлекало от намеченной цели, да и камни влияли  на нее не меньше. Хотелось целовать ласкать, кусать, царапаться, затянуть в себя его орган. Но он уже и сам направил его внутрь  и одним резким движением ворвался на столько глубоко, на сколько смог. Девушку пронзила тупая боль. Но самый большой гематит устоял. Жених приподнял невесту и снова резко насадил на себя. Лаван сжала зубы, чтоб не закричать и отпустила все остальные камни. По цепочке они разбудили друг друга и мощно завибрировали. Когда очередным толчком жених проник в нее и уперся в самый большой гематит, девушка отпустила и его.


        Звериный рык оглушил ее, вместе с тем, тело разорвало от нечеловеческой боли. Жених трансформировался прямо в тот момент, когда был в ней. Она громко закричала и схватилась за него изо всех сил, хотя он и так держал ее крепко.  Камень вздрогнул и поддался, проникнув внутрь. Жених с победным воплем вонзился в нее на всю глубину. Лаван закричала еще громче и потеряла сознание.


          Но процесс уже был запущен. Ниран замер, не в силах пошевелиться.  Он не смог бы контролировать себя, даже если бы захотел. Он ощущал, что с  телом что-то происходит. В основании мужского органа что-то шевельнулось. Сквозь туман вспомнилось, что хамгаАла говорила про его гематиты. Камень у основания завибрировал,  ему ответил еще один камень, повыше, затем еще один и еще. Он почувствовал, что орган увеличился еще больше. Затем заныла головка и тоже принялась расти. Это было неприятно. Дыхание оборвалось. Сердце колотилось слишком быстро. Он хотел выйти, но оказался парализованным. Но всего через секунду, давление прошло и возбуждение вернулось. Он вдохнул полной грудью, обнял невесту крепче, но даже не заметил, что она лежит в его руках обмякшая.


        Попробовал управлять камнями. Получилось не сразу, но затем парень все же смог  подвигать ними. Ощущения были непередаваемыми. Это было совсем не так, как в человеческом теле. Наслаждения дарили движения камней внутри органа. Понемногу возвращался разум, до этого затуманенный животным желанием и неспособностью контролировать собственное тело. Осознав, что только что произошло, он лапами, осторожно, чтоб не оцарапать невесту, погладил ее спину, лизнул щеку, лежащую на плече. Не сразу понял, что она не отвечает. А потом увидел воду. Она была красной.


-Лаван! –закричал он, - Лаван! – но в тот момент, когда он уже собирался выйти из нее, произошло невероятное! Его пятый гематит, который находился в головке завибрировал так сильно, что Ниран охнул от боли. Остальные четыре камня ответили ему такой же вибрацией. Первый мощно толкнул второй, второй толкнул третий, а тот четвертый. Когда четвертый гематит столкнулся с пятым, парню показалось, что его плоть разрывается. Отверстие на головке открылось и пятый призвал гематит Лаван. Тот камень, который много лет закрывал вход в лоно своей хозяйки, покорно двинулся на встречу пятому гематиту Нирана. Когда он входил внутрь через отверстие головки, мужчина закричал. Камни соединились! Внутри все словно взорвалось!


      По началу он чувствовал лишь безумную боль. Затем, понемногу, она стала ослабевать и парень ощутил, что может ощущать не только свои гематиты, а и невесты. Шесть больших его и двадцать девять маленьких ее,  дрожали в унисон. Эта вибрация придала ему сил, распространяясь по всему телу. Казалось, что весь мир у его ног теперь, что он всемогущ! Но тут послышался свист, затем звон, бассейн зашатался под ногами. Звук становился громче, пронзительнее и до Нирана откуда-то донеслось:


-Ниран Равар, сын горного, ты соединился с Лаван Раттана, дочерью богини! Именем Тринадцатой горы благословляю ваш брак! Сила огня теперь с вами! – и наступила тишина.


Глава 15


        Ошарашенный Ниран некоторое время осознавал услышанное. «Значит все получилось!»


-О-о-о! Лаван! – он с ужасом смотрел на ярко-красную воду. Их тела все еще были соединены, он хотел выйти, но вовремя вспомнил про шипы. Принял человеческий облик и только тогда выскользнул из нее. Взял на руки безвольное тело  и вынес из бассейна. Уложил на кровать и принялся осматривать. Между ног собралась лужица крови.


-Лаван! Лаван! Хорошая моя, нежная… что же ты наделала, не умирай только! – приговаривал он, - ты же не умрешь, нет? Что же делать, что делать… - девушка не приходила в себя. Паника грозила накрыть с головой. Одеяло на кровати все напитывалось кровью. Парня охватило отчаяние. Он попытался успокоиться и решить что делать дальше, как ей помочь. «Отнести в воду? Так мы только оттуда, вода не помогла…Надо прислушаться к камням, может они подскажут»


         Он сел на кровати и сосредоточился. Но ничего не подсказывало выход, только очень сильно хотелось перекинуться в дракона. Он отбросил это желание. Но оно только назревало. Тогда он решил попробовать, вдруг в теле ящера придет какое-то решение.


          Перекинувшись, Ниран сразу почувствовал запах крови. Резкий, яркий запах… и запах самки… его самки… Интуитивно, не задумываясь, дракон склонился над девушкой и ткнулся носом ей между ног. Ноздри завибрировали. Изо рта высунулся длинный, тонкий язык и лизнул ее там. Вкус и запах ударил в голову и опьянил. Он принялся вылизывать ее, омывать языком, собирая каждую капельку, развел ей ноги в стороны и просунул язык внутрь. Прошелся по каждой трещинке внутри нее и почувствовал, что кровь остановилась, затем раны начали стремительно заживать. Опьяненным ее особым вкусом и успехом, он все вылизывал ее вылизывал, не останавливаясь даже когда исцелил полностью.


         Но Лаван так и не пришла в себя.  Через время Ниран, вновь принял человеческий облик и обнял невесту, крепко прижав к себе. Дыхание ее было ровным, кожа окрасилась румянцем и казалось, что она спит. Он накрыл их вторым одеялом и провалился в сон.

        Ей снилось, что камни внутри нее самопроизвольно движутся. Она чувствовала, как гематиты покинули свои места и разбрелись по телу. Внизу живота сначала тянуло, затем стало тепло. Но когда она попыталась перевернуться во сне, почувствовала резкую боль во всем теле. Ныла каждая косточка, каждая клеточка. Она застонала и попыталась проснуться, но не получалось. Камни словно сошли с ума, бегали по ее телу совершенно бесконтрольно, принося нечеловеческие муки. Она стонала, металась по кровати. Затем пришла спасительная темнота.


       Крики Лаван разбудили горного. Она стонала, плакала, металась, а он не мог ей помочь. От бессилия и страха сам чуть не заплакал. Отнес ее в бассейн и положил в воду. Вода вновь была чистой. Там она на какое-то время успокоилась, но затем снова стала метаться. Всю ночь он был с ней рядом, целовал, шептал ласковые слова, гладил. Ругал себя, что не смог справиться и нанес ей травмы. С ужасом думал, что будет если она умрет. Под утро  обессилел и вновь заснул рядом с девушкой.

        Девушке снился невероятно красочный сон. Она шла по длинному коридору из солнечного света. А когда присмотрелась, то поняла, что это пещера, в стены которой вмурованы желтые сапфиры. Крупные, средние, мелкие, все они переливались различными оттенками желтого. Сразу возникла ассоциация: «Мама… мамочка…» Лаван прикоснулась к одному, самому крупному камню, погладила его выпуклую часть и отпрянула, увидев свое отражение.

-Здравствуй, дочка… - донеслось откуда-то сзади, девушка резко развернулась и увидела, что стоит посреди просторного светлого зала, в центре которого на троне сидит необычная красавица. Ее кудрявые волосы, серебристого-пепельного оттенка спускались до самого пола. Большие серые глаза светились добротой и блестели, словно от слез.  Она протянула руку и позвала, - подойди ко мне…


    Как зачарованная, хамгаАла сделала несколько шагов, не отрывая взгляд от незнакомки. «Почему она назвала меня дочерью? Она не моя мама, значит… О-о-о, да это же сама Богиня Раттана!» Девушка сделала еще шаг и упала на колени перед троном.


-Встань, Лаван! – женщина встала с трона,  подняла растерянную девушку с колен и крепко прижала к себе, по ее щеке стекла одинокая слеза, женщина быстро вытерла ее. Когда она отстранилась и заглянула в лицо девушке, глаза были уже сухими, - я… рада видеть тебя, дочь моя! - голос дрогнул.


-О, Богиня Раттана! – девушка вновь попыталась упасть на колени, но богиня удержала ее за плечи, - а я как рада…


-Ты знаешь кто я? – удивилась незнакомка, - а хотя да, конечно, ты же прилежная ученица, а в Великом Храме есть мое изображение.


-Я сразу узнала тебя, когда ты назвала меня дочерью… - девушка была очень взволнована этой встречей, голос казался необычайно звонким от волнения.


-О-о-о, мне… приятно… - богиня улыбнулась, открыв ряд жемчужно-белых зубов. От этой улыбки на  щеке образовалась ямочка, - но у нас не так много времени, а я должна сказать тебе кое-что очень важное, давай присядем. Женщина схватила Лаван под руку и подвела к небольшому диванчику, которого раньше в этой комнате не было.


- Ох, с чего же начать... - Лаван показалось, что Богиня нервничает, но такая мысль сама по себе абсурдной и она отбросила ее,  - ты совершила своего рода подвиг, я очень горжусь тобой, моя девочка, - Лаван из вежливости не стала перебивать богиню, но видимо непонимание отразилось на ее лице, потому что Раттана добавила, - не удивляйся, я говорю о том, что ты смогла найти жениха и более того, нашла в себе силы совершить соединение.


Девушка покраснела, когда поняла, что богиня все знает.


-Но… я… - начала она.


-Помолчи, послушай! Если на свете и существует идеальная пара, так это ты и Ниран! Я счастлива, что теперь вы вместе! Но… впереди слишком много сложностей, ваш удивительный брак невозможно не заметить, поэтому будьте готовы к неприятностям, как только покинете гору!


-Наш брак удивительный, потому что я стала отшельницей? – спросила девушка, немного успокоившись.


-Можно и так сказать… Но не только потому, что вы первая пара отшельницы и горного, а потому что вы теперь сила, с которой нельзя не считаться. А значит и угроза для…


-Шулам?   - закончила за нее девушка.


-Да… Я слишком далеко от вашего мира и больше не смогу вмешаться, но даже отсюда чувствую, что наш общий враг стал сильнее и умнее, - богиня помолчала, задумавшись о чем-то своем, - шулам не были повержены! Я думаю они затаились и не одну сотню лет готовили план о покорении горного мира.


-Что ты знаешь? Скажи мне!


-Я ничего не знаю, но  чувствую… большую беду… - глаза богини затуманились от слез, - я чувствую смерть каждой своей дочери… а за последнее время смертей было слишком много…


-Что? ХамгаАла умирают? Почему? – девушка едва не вскочила с места, - почему в Храме нам ничего не говорили?


- Никто не знает! Но я чувствую… Девочка моя, то, что я тебе скажу, слишком больно, но ты должна найти в себе силы выслушать меня до конца, - Лаван увидела, как дрожат руки Раттаны, - их убили… их… мне трудно это сказать вслух… - богиня закрыло лицо руками и зарыдала. Лаван была в шоке. Она осторожно погладила Раттану по руке, стараясь успокоить, - их убили еще в материнском чреве…


-Ч-что? – к этому Лаван не была готова, - как… кто? Это шулам?


-Я считаю, что да! – богиня вытерла заплаканное лицо и нашла в себе силы продолжить, - в последнее время девочки хамгаАла должны были рождаться чаще, а ты знаешь, что это означает…


-Что опасность  рядом?


-Серьезная опасность! Чем больше врагов в вашем мире, тем больше хранительниц рождается! Мы с моей сестрой Файлин смогли исправить нашу ошибку только таким образом. На каждого врага – новая хамгаАла!


-О какой ошибке ты говоришь, я не понимаю? – спросила Лаван богиню.


-Не все сразу, возможно когда-то я тебе расскажу, - ответила та грустно.


-А мы сможем увидеться еще раз? – обрадовалась девушка.


-Теперь сможем… Сможем общаться так же как сегодня, во сне. Если я буду нужна - просто позови. Если я смогу – всегда отвечу на твой призыв!


-Ты говоришь «теперь», почему именно теперь? – у девушки было слишком много вопросов.


-Ты же рассталась сегодня со своим "брачным" гематитом, - терпеливо отвечала Раттана.


-Ну...да... и как это связано?


-Ты не знаешь? Это обязаны знать все отшельницы! - пришел черед удивляться Раттане.


- Что знать? - растерялась девушка, - я же не успела стать ею полностью, когда камень жениха избрал меня...


-Ах да... Тогда слушай! Один из гематитов хамгаАлы, а именно "брачный", имеет особенность наделять своих хозяек возможностью общаться с нами и между собой. Чем крупнее камень, тем больше силы он дарит. Но способность это проявляется только после того, когда он покидает тело.


-О-о-о… а… много таких женщин?


-В вашем мире ты первая, кто пришел ко мне, - ответ расстроил девушку, - но я надеюсь не последняя!


-А о чем ты хотела меня предупредить? Какую опасность мне ожидать? – хотелось выяснить как можно больше, поэтому она забрасывала богиню вопросами.


-Я не знаю точно, но вы должны быть готовы ко всему! – богиня была грустна, - прости, что я не могу тебе помочь, у меня только предчувствия. Тебе с твоим супругом придется разобраться во всем самим. Доверяй мужу, горный народ – сильный и мудрый! В паре у вас много шансов на победу!


-Понимаешь, богиня… - девушка решила поделиться с ней своими опасениями, - что-то происходит, я пока не поняла что, но… горные… они… становятся людьми…


-Что? – в голосе богини был неподдельный ужас, - людям никогда не справиться с шулам!


-Я знаю… и наверное шулам это тоже знают, возможно они причастны к тому, что горные  забывают кто они такие, не знают своих способностей, забыли практически все традиции! – девушке стало немного легче, что она смогла поделиться своими переживаниями и не с кем-нибудь, а с самой Богиней.


-Тогда проблема еще серьезнее, дочь моя… Враг умен, а теперь еще очень силен… - богиня вновь обняла девушку, - крепись, тебе предстоит серьезная война! Все, что я могу посоветовать сейчас – найди других хамгаАла, вместе вы придумаете план. И конечно же необходимо напомнить горным кто они такие.


-А если я не смогу? – девушке было страшно от перспективы войны с таким сильным врагом, - я же не умею воевать… я только немного лечить умею…


-Ты еще не осознаешь всех своих возможностей,  поверь в собственные силы! И силы супруга… - с улыбкой добавила богиня, - сейчас я прощаюсь с тобой. Когда окрепнешь, позови меня, мне есть еще что сказать тебе!


-Что? Так быстро? Подожди, у меня еще много вопросов, - попросила девушка, но образ богини уже стал таять.


-Когда будет нужен мой совет – ты знаешь, как меня позвать…


-Нет! Не уходи! – крикнула Лаван и проснулась.


Глава 16

                Она лежала на кровати, укутанная одеялом. Рядом спал Ниран и даже во сне прижимался к ней всем телом. Девушка открыла глаза и засмотрелась на жениха. «Какой же он красивый… а я… вдруг ему будет стыдно с такой женой?» - девушка  снова подумала о своей внешности. Нежно прикоснулась к гладкой щеке парня. Тот сразу же проснулся. Девушка увидела тени под его глазами. Он выглядел утомленным.


-Лаван! – он прижался к ней еще крепче и начал целовать  лицо, шею, руки, - ты жива! Как же я испугался!


-Ты думал, я мертва? – удивилась девушка, - почему?


-Еще спрашиваешь? – парень отстранился и строго посмотрел на нее, открыл рот, собираясь еще что-то добавить, но закрыл его. Потер глаза руками, затем внимательно заглянул в ее лицо. А потом так и остался с ошарашенным выражением.


-Почему я должна была умереть? – девушка села на постели, одеяло сползло ей на талию. Парень опустил глаза и посмотрел на открывшуюся грудь и побледнел, - что? Что-то произошло? Ниран, - позвала она жениха, - ты чего?


       Ниран, ни слова не говоря, протянул руку и стянул с нее одеяло полностью.


-Ты хочешь еще раз? – она так истолковала его действия, - почему ты так смотришь на меня? – девушка проследила за его взглядом и вздрогнула. Он в шоке уставился ей между ног и увиденное ошеломило девушку не меньше. Там, где прежде не было волос, сейчас красовался кустик пепельных кудряшек.


-Это… это… что это? – охрипшим голосом спросила девушка. Ниран не ответил, просто протянул руку и пощупал короткие волоски. Затем так же медленно поднял ладонь и прикоснулся к женской груди. И тут девушка вскрикнула, увидев два торчащих холмика. Тело оказалось чужим.


-Ниран, что со мной случилось? – девушка взволнованно стала себя ощупывать, - это разве я?


-Кажется ты… и не ты, - смог наконец заговорить жених.


        Девушка слезла с кровати и начала вертеться на месте, разглядывая себя со всех сторон. У нее появилась не только небольшая грудь и волосы между ног, вся фигура словно округлилась, бедра и ягодицы стали пышнее, приобрели более женские формы.


-Ничего себе… - присвистнул Ниран, - а мне нравится…


-Нам не рассказывали, что после соединения тело меняется, - возмутилась девушка, - но почему???


-Не только тело…


-Что… что ты хочешь сказать? – девушка уставилась на него во все глаза, а затем стала ощупывать свое лицо, - вроде бы все на месте… ой, - она наткнулась на ежик волос на голове, - у меня… волосы растут? – девушка неожиданно расплакалась. Слезы градом потекли по лицу.


-Лаван! Что же ты? - парень тоже вскочил с кровати и подбежал к девушке, - что же ты расстраиваешься? Ты стала очень красивой!


- Да? – спросила она, сквозь слезы, - расскажи, как я выгляжу! Ведь у меня даже зеркала нет!


-У тебя на голове выросла целая шапочка светлых кудрявых волос, - он улыбаясь погладил ее по голове, такое прикосновение было необычным, они оба улыбнулись, - а еще у тебя теперь есть брови и ресницы, они густые и светлые, кажется этот цвет называется пепельным… - он провел пальцем по ее бровям, - а глазки… теперь у тебя серые глазки, дорогая жена!


-Невеста, - поправила она.


-Нет! – не согласился Ниран, - уже жена! Дух Горы мне так и сказал! Мол благословляю вас и все такое!


-Что? Ты говорил с Духом Горы? Когда? – не поверила девушка.


-Когда мы хм… соединились… В ушах засвистело, пол под ногами задрожал и откуда-то донесся голос, который объявил нас мужем и женой сказал, и что теперь сила огня с нами!


-Сила огня!!! Ты точно это слышал??? Он сказал «сила огня»? – вскричала Лаван.


-Да, конечно точно, слышал! - возмутился парень, - так и сказал! А что такого?


-Ниран, если ты сейчас скажешь, что не знаешь, что это значит, я тебя поколочу! – девушка уперла руки в бока и сердито посмотрела на него, совсем позабыв о собственном новом теле.


-Э-э-э, заманчиво конечно, - он расхохотался, - но так и быть, я попробую угадать…Теперь я смогу управлять огнем? Разжигать костер щелчком пальцев? – он щелкнул пальцами, но ничего не произошло, - нет? Ладно, рассказывай тогда ты, это же ты у нас всезнайка, - жених явно находился в хорошем расположении духа, потому что схватил ее в охапку и начал кружить на месте.


-Стой! Да стой же ты, - девушка тоже стала хохотать, - Ниран, это несерьезно, узнать, что ты можешь управлять огнем и так беспечно к этому отнестись!


-Ладно-ладно! – он остановился и чмокнул ее в кончик носа, - давай- ка мы тебя оденем, а потом все расскажешь, а то кажется мне снова пора в бассейн! – девушка опустила глаза и увидела, что его орган торчит, как пика. Она хихикнула, схватила упавшее одеяло и замоталась в него.


-А может быть перекусим? Так есть охота…


***


        Девушка съела даже больше, чем Ниран. Она никак не могла насытиться, казалось, что не ела несколько дней. Зато у парня аппетита не было, он почти не ел, просто сидел и рассматривал жену.


-Теперь все! Я наелась! – заявила она и откинулась на постели, - теперь можно и…


-Еще разок соединиться? – она даже не заметила когда он оказался на ней и принялся  выпутывать из одеяла. Он справился с этим, как-то уж очень быстро и через мгновение уже нес  в бассейн. Девушка рассмеялась. Ниран зашел в воду, а девушку посадил все на тот же бортик.


-Дай рассмотреть тебя, - попросил он, разведя ее руку в стороны, - такая симпатичная маленькая грудка, - погладил ее растопыренными пальцами, - сосок цвет изменил… - он припал губами, вобрал в рот сосок и пососал.


-Погоди, - изменившимся голосом произнесла она, - мы же поговорить хотели…


-Трудно говорить, когда у тебя между ногами кол торчит, ты не согласна? – спросил муж, не прекращая своих ласк, - потом поговорим! – Но затем он замер.


-Лаван! – взволновано сказал он, - я же забыл совсем!


-Что? – спросила она.


-У тебя… там… ничего не болит? – голос выдавал тревогу, - вот я болван! У тебя же там столько крови было, а я опять набросился на тебя!


-Нет… кажется ничего не болит… - девушка прислушалась к себе, поерзала ногами, - да нет же! Не болит!


Парень выдохнул с явным облегчением.


-Говоришь много крови было? – девушка задумалась, - последнее, что я помню… - она скривилась, - резкая боль, казалось, что я разорвалась на множество кусочков…


-Я думал, что убил тебя… - сказал он  с болью в голосе, - ты даже не представляешь, что я пережил!


-Прости меня, - девушка скользнула к нему в воду и обняла за шею, - но ты никак не соглашался…


-Прощу… конечно прощу… но ты еще должна вымолить мое прощение, - он вновь принялся ее целовать и гладить, - ты такая сочная стала… честно говоря, ты и прежняя меня возбуждала, а сейчас я вообще голову потерял!


Девушка потерлась о него своими новыми прелестями и спросила:


-А в бассейн ты зачем пошел?


-Остывать! А что, не нужно было? – его брови поползли вверх.


-Только в первый раз нужно, - она засмеялась, - а ты думал нам теперь постоянно бассейн нужен?


-Признаться я об этом еще не думал… Но здесь тоже не плохо, остаемся… - дальше он прекратил все разговоры, закрыв ей рот поцелуем. Она ответила ему со всей своей страстью. Раньше только Ниран гладил и ласкал ее, а теперь уже девушка с таким же пылом отдавала ласки. Они извивались в воде, стонали, выкрикивали имена друг друга. Когда возбуждение достигло апогея, девушка обхватила его ногами, а он осторожно проник в нее. Заглянул в глаза, ища признаки боли. Но ее взгляд был полон страсти. С громким стоном он ворвался в нее на всю длину.


-Какая же ты тугая… - простонал он, - тебе точно не больно?


-Н-нет… все хорошо… продолжай… - и он продолжил. Она стонала все громче и громче.  Сделал еще несколько резких толчков внутри нее и девушка задрожала в объятьях. Мгновение, и их общий крик раздался в зеленой пещере.


Глава 17

      Лаван никак не могла насытиться, все ела и ела целыми днями. Ниран посмеивался над ней, говорил, что она наедает мясо на косточки. Так оно по сути и было.


       С каждым днем фигурка девушки менялась, грудь налилась соками, стала высокая, упругая. Бедра округлились, талия при этом осталась тонкой. Что совсем невероятно, но девушка даже выросла. Теперь она была ростом выше любой горной девушки и уже не так бросалась разница в росте между нею и Нираном.


     Волосы отрасли до плеч, кудрявились буйными непослушными локонами. Единственное, что девушку расстраивало, так отсутствие зеркала. А в водном отражении трудно было что-то рассмотреть. Муж уверял, что она становится краше с каждым днем и доказывал ей это постоянными поцелуями и побегами в бассейн. Он пока не осмеливался овладеть ею вне воды, опасаясь, потерять контроль.


        Девушка уверяла его, что теперь им спокойно можно заниматься любовью в его драконьем облике, но слишком уж свежи были в памяти  те страшные воспоминания, когда он думал, что потерял ее.


-Ниран! Ну честное слово! Не было никакой опасности! – спорила она, - я бы не умерла!


-Я в этом не уверен, - отрезал муж, - ты не видела себя тогда! Вся вода в крови, словно вся она вытекла из тебя! А кожа! Ты была белее мела! Почти не дышала. А кровь не останавливалась пока я…


-Что? Пока ты что? – поинтересовалась она, но муж поджав губы молчал, - ты мне так и не рассказал, как долго я была без сознания.


-Не уверен на счет времени, но дня три, кажется, - угрюмо ответил он.


-Три дня! Невероятно! – девушка ахнула, - так что же, все три дня я истекала кровью?


-Нет, я остановил кровь сразу же, когда вынес тебя из бассейна!


-Хм, я думала, что была в бассейне и источник вылечил меня… Расскажи, как все было!


-Ой, Лаван! Мне даже вспоминать страшно о том дне…


-А давай тогда заключим сделку, ты расскажешь мне как остановил кровь, а я расскажу, что значит в твоем случае управлять огнем… - она послала ему коварный взгляд своих невероятных серых очей. Прошло совсем мало времени, а она уже с легкостью научилась владеть женскими чарами.


-Хорошо, расскажу, - сдался парень, - но только взамен ты мне расскажешь, как заставила меня сделать то, чего я не хотел, - когда девушка согласно кивнула, начал свой рассказ, - я был в отчаянии, не знал, что делать. Попытался сосредоточиться, подумал, вдруг мне камни подскажут, как тебе помочь. И ты знаешь, так и получилось!


-Что, ну, что же ты сделал? Ну Ниранчик, ну Дракончик, ну не томи, - она надула губки.


-Дракончик говоришь? – усмехнулся он, - так вот, дракончик тебя и вылечил…


-Ты хочешь сказать, что спасал меня в драконьей ипостаси?


-Именно! Когда я взывал к камням с просьбой помочь, мне почему-то очень сильно хотелось перекинуться. Решил попробовать. А как только перекинулся, чуть с ума не сошел от запахов…


-Продолжай… - попросила она, когда муж замолчал.


-Я такого раньше не испытывал. В той ипостаси остро чувствовался твой особенный запах, он сводил с ума, а кровь вообще лишила разума… Честно говоря вспоминать даже не очень приятно… Это было совсем, не по-людски…


-Конечно не по-людски, ты же не был человеком, - она пожала плечами, - я не понимаю, ты что, стыдишься своего второго облика?


-Нет, не стыжусь, последние годы я очень комфортно себя ощущал в том теле, но, понимаешь ли, - он нахмурился подбирая нужное слово, - контролировал я себя всегда!


-Так что же дальше было?


-Он, я… начал вылизывать тебя там… - сказал он и почему-то покраснел.


-О-о-о…


-Мне понравилось! Мне очень понравилось! – вскричал он, - я своим длинным языком везде достал… там у тебя, был настолько глубоко… вылизал каждую трещинку, собрал каждую капельку крови! И еще я, кажется, рычал и бил хвостом! – парень схватил ее ладошку и положил себе между ног, там, под брюками, он был уже возбужден, - видишь, что ты наделала! Мне опять пора в бассейн, - добавил он грустно.


-А может хватит сбегать в бассейн? – девушка схватилась за завязки его брюк и принялась раздевать мужа, - давай попробуем в кровати…


         Он ей ничего не ответил, просто начал срывать с себя рубашку, затем так же ловко раздел и ее. Затем посмотрел на нее вопросительно. Она поняла его молчаливый вопрос и с радостью ответила:


-Да!


       Он перевоплотился. Впервые после соединения. С рычанием опрокинул девушку на спину и уткнулся носом ей между ног. Дракон вдыхал ее сладкий запах и чувствовал, что пьянеет. Девушка раскинула широко ноги, позволяя ему делать то, что он хочет. Высунув кончик языка, дракон лизнул свою избранницу. Затем еще и еще. Девушка застонала.


       Увидев, что она совсем не против, дракон засунул в нее свой узкий горячий язык на всю глубину. Девушка вскрикнула от яркий ощущений. Он извивался внутри нее, как змея. Когда она уже была готова взорваться, дракон вновь стал мужчиной и ворвался в нее своим органом.


-Но… - запротестовала было она, но волна удовольствия накрыла девушку с головой, вытеснив все мысли.

       Позже, когда они лежали обнявшись, девушка сказала:


-Ты больше не причинишь мне боли, Ниран!


-Откуда ты знаешь? – парень лениво перебирал ее волосы, - сама говорила, что мало знаешь об этом.


-Настоятельница была права, когда говорила, что я должна сама кое-чему научиться… Как видишь, я смогла разобраться и соединение принесло нам… мне так точно… большую радость.


-Признаю, ты все сделала правильно… - ответил он, - я тоже счастлив, но… стоит мне вспомнить, что пережил тогда, чувствуя, как разрывается твое тело… - он сглотнул, - как ты лежишь без сознания  на моих руках и истекаешь кровью… - парень прижал ее к себе крепче, показывая, как сильно она ему дорога.


-Прости меня…


-Нет! Что ты! Это ты прости меня! Это я причинил тебе боль! – парень привстал немного и погладил ее по щеке, - Лаван, меня разрывает от избытка чувств… с одной стороны я переполнен благодарностью к тебе, за то, что отыскала,  пришла, вырвала из плена моего разума… когда-нибудь я расскажу тебе, что это были за годы… а с другой стороны… я боюсь… что снова могу остаться один, уже испытав то, что сейчас между нами… иногда даже кажется, что было бы легче не знать тебя вовсе, так и остаться зверем и дожить свой век мало что понимая… Прости, что сказал это… - он снова рухнул на постель и уставился в потолок.


-Мне… очень приятно, что ты это сказал… Кроме той части, про благодарность. Тебе не за что меня благодарить! Я сделала это по зову сердца и для себя тоже, - сказала она, положив свою ладошку на область его сердца, - понимаю, что ты чувствуешь, легче ничего не иметь, тогда и терять нечего…


-Ты тоже кого-то потеряла? – спросил муж.


-Я потеряла мать и бабушку.  В одночасье мой мир перевернулся. Еще вчера у меня была замечательная семья, а сегодня я голодная, заблудившаяся сирота, - как не странно, но сейчас ей было уже не так больно вспоминать об этом, как раньше.


-Расскажи, - попросил он.


-Расскажу, как-нибудь потом…  Здесь и сейчас мне хочется быть просто счастливой, - затем добавила, - кто его знает, что ждет нас дома… и где теперь наш с тобой дом… Поэтому давай пока наслаждаться…


-Давай наслаждаться, - со смехом ответил он, - ты готова опять?


-Ох, нет конечно, - она отмахнулась от него, - я не в этом смысле, - Ниран! Перестань! Ой! – она засмеялась, когда он принялся еще щекотать, - ты нарочно сбиваешь меня с темы!


-Когда? Что ты! – он притворно возмутился, - я же наоборот настраиваю тебя на волну… наслаждения… - его руки вновь забегали по ее телу, лаская, - сама виновата, зачем такую красоту отрастила?


-А оно сама все отросло! – девушка выгнулась дугой, под его ласками, удивительно, но ее тело жило своей жизнью, - Ниран… - простонала она, - ты такой ненасытный…


-Еще бы, у меня не было женщины последние лет пять… - проболтался он.


-Ты… - она вдруг замерла в его руках, - раньше часто это делал с другими женщинами? – он выругался себе под нос.


-Вот, ляпнул же, дурак!


-Мне просто интересно… - сказала она, но почувствовала острый укол ревности.


-Не то, чтоб часто, - угрюмо ответил он, сообразив, что с нежностями теперь придется повременить, - но так уж случилось, что у меня были потребности… и все мужчины так делают… а с тобой я знаком не был…


-Ты сказал лет… пять? – у девушки вдруг изменилось лицо, -  Ниран, ты был помолвлен со мной, а продолжал делать это… с другими? – от выражения ужаса на ее лице ему вдруг стало нехорошо.


-Но… я же не знал сначала даже, получилось ли Кьету найти мне невесту… - он начал заикаясь объяснять.


-Я так волновалась за тебя! Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтоб покинуть Храм и найти тебя! А ты! В это время делал… это… с… - она запнулась, - с посторонними… женщинами… Как же так? – девушка вскочила на ноги и принялась собирать свою одежду и в спешке одеваться.


-Лаван, я объясню! – он тоже слез с кровати и попытался ее остановить.


-Не трогай меня! – она вырвала руку, - мне нужно подумать, успокоиться, я себя не контролирую сейчас! – слезы текли по ее щекам, сердце сжалось от боли.


-Давай поговорим! – он попытался обнять ее, но вдруг отскочил, словно обжёгся, - ты такая горячая, что с тобой?


      Но девушка не ответила, пулей вылетев из зеленой пещеры.


Глава 18

        Ничего не видя перед собой из-за слез, Лаван забежала в один из многочисленных коридоров хрустальной пещеры. Она спотыкалась, ударялась о камни босыми ногами, сбивала их в кровь, но продолжала бежать дальше.


        Не опасаясь, что ее может кто-то услышать, девушка рыдала в голос. Обида разрывала сердце на куски. «Как он мог… отправил посланника искать невесту… а сам… был с другими!» Чем больше она об этом думала, тем больше кипела обида. Неведомое до сих пор чувство, разъедало изнутри. В голове мелькали картинки, как ее Ниран целует другую женщину, снимает с нее одежду, ласкает обнаженное тело. Она едва не закричала, такую сильную боль причинила ей эта мысль.


       Лаван внезапно остановилась и замерла. Удивилась тому, что сейчас ощутила. Девушка растеряно присела на какой-то камень у стены и попыталась взять себя в руки. Сердце отчаянно стучало в груди и никак не хотело успокаиваться. Чтоб как-то отвлечься, она подняла с пола небольшой горный хрусталь и приложила его ко лбу, пытаясь в этом найти успокоение. Но камень вдруг оплавился и вытек из руки, как растаявший снежок.


      Девушка оторопело уставилась на то, как капля прожгла дыру в ее платье и зашипев впиталась в песок на полу. Она пошарила глазами в поисках еще одного такого же камня и найдя, зажала в кулаке. Он расплавился, как и предыдущий.


        Лаван поняла, что это значит. Дух Горы сказал правду, отныне с ними огонь. Часть силы мужа перешла к ней. О таком ей слышать не доводилось… Женщины не управляют огнем. «Это то, о чем говорила Богиня, значит теперь я стала другой… Он повлиял на меня, а я на него…» Присутствие новой силы и радовало и пугало. С одной стороны, когда у тебя в помощниках такая мощная стихия, это означает, что лечить ей станет еще проще. Но огонь – стихия мужчин, даже не так, стихия мужчин-драконов. Ее тело может не справиться, не научившись ним пользоваться, просто напросто сгорит сама.


     Впредь нужно быть осторожной. Она вышла из себя, а эмоции плохой советчик. Полностью успокоившись девушка стала озираться по сторонам, пытаясь понять куда забрела. Коридор пещеры был плохо освещен, но впереди она заметила тусклый свет.


        ХамгаАла пошла вперед, решив что немного прогуляется и вернется к мужу, тогда они спокойно поговорят. Через время коридор вывел ее большую светлую пещеру. Девушка посмотрела вверх и увидела небо. Она даже и не осознавала, что уже успела по нему соскучиться.


        Как зачарованная  наблюдала за облаками. Затем ее внимание привлек какой-то звук. Девушка обернулась и встретилась взглядом с древним старцем. Она так удивилась, что смотрела на него отрыв рот и не произнеся ни слова.


-И тебе, добрый день, девушка, - усмехнулся в седую бороду старец.


-Добрый день, - растеряно ответила Ниран.


-Что, по небу да  солнышку скучаешь? – спросил незнакомец.


-Немного. А ты кто? – дедушка выглядел необычно. Одет он был в зеленый, расшитый золотыми нитями кафтан, белые шаровары и черные сапоги. Голова и борода были полностью седыми. Но зеленые глаза старика сияли задором. Старик только ухмыльнулся ее невежливому вопросу и продолжил:


-От мужа сбежала? – девушка недоверчиво рассматривала старика, начиная догадываться кем бы он мог быть.


-Нет, не сбежала. Ушла побыть наедине.


-Готова уйти? – очередной вопрос.


-Нет, не готова! – девушке не нравились его вопросы.


-Обида велика?


-Может и велика, не разобралась еще.


-Так срочно разберись, а то помирает муженек твой.


-Что? Как помирает? – закричала девушка, - от чего?


     Она кинулась бежать обратно, да старичок крепко схватил за руку, она пошевелиться не смогла.


-От огня своего неконтролируемого! Он у вас теперь один на двоих, научитесь сначала пользоваться, а потом уже эмоциями балуйтесь! – строго сказал он, а потом добавил смягчившись, - ладно уж, не переживай ты так, все хорошо с ним будет, я пока в бассейн его окунул, пусть отмокнет как следует. Слишком уж горячи вы оба! Ты камни плавить побежала, а он кинулся за тобой бежать, да не в ту пещеру побежал… Оступился и полетел вниз, - девушка зажала рот руками, чтоб не закричать от ужаса, - да в воздухе вовремя перекинулся и крылья расправил. Перепугался собственному умению и едва шею не свернул, когда о скалу шарахнулся, я его глупца поддержал, а он со страху огнем в меня пульнул! – старец отпустил ее руку, - но себя опалил, дуралей… - добавил он уже печально, - я его в бассейне оставил, быстро поправится… Да только ты, супруга его любезная, не оставляй его, если дорог, одного. И сама не оставайся… Рано вам еще, слабые…


-Ты… Дух Горы? – спросила она шепотом.


-Он самый. Присматриваю за вами, а то вы как дети малые, в самом деле! – дедушка шутливо ворчал, девушка видела, что на самом деле он вовсе не сердится, - беги уже, жалей раненного! – сказал и испарился. Девушка без оглядки бросилась бежать по коридору. Снова сбивала себе ноги, но не остановилась ни на секунду.


        Запыхавшись влетела в зеленую пещеру и сразу увидела мужа, лежащего в бассейне. Он был абсолютно голый. Одна рука, плечо и волосы были черными от сажи. Девушка бросилась к нему, стала ощупывать его тело, проверяя повреждения. На груди и щеке был небольшой ожог. Ничего опасного она не обнаружила и вздохнула с облегчением. Стала осторожно омывать его тело. Погладила по голове. «Ох, даже ресницы и брови обгорели, как же он так» - подумала она с жалостью.


Муж открыл глаза и хотел что-то сказать, но закашлялся.


-Ш-ш-ш… - сказала она, нежно поглаживая по обгоревшим волосам, - не говори, горло болит наверное, - он согласно помахал головой, - сейчас я помогу!


        Девушка сложила ладони вместе и зачерпнула в них воды. Вдохнула глубоко и на выдохе выпустила в кровь дымчатый кварц, камень, лучше всего излечивающий от ожогов. Сквозь кожу ладоней кварц проник в воду. Она стала мутнеть, приобретая сероватый оттенок, так словно в ней развели золу.


-Выпей, полегчает! – девушка поднесла ладони к губам мужа, тот послушно припал и выпил всю воду. Сначала покривился от боли, а затем улыбнулся, когда она прошла.


-С-спасибо, - прохрипел он, - ты опять меня спасаешь… Он зачерпнул воды и начал смывать с себя остатки сажи. Девушка подошла к нему ближе и порывисто прижала к себе. Парень обнял ее в ответ и с облегчением вздохнул.


-Я думал, ты больше не захочешь меня видеть, - сказал он, прижимая ее крепко к себе, - прости… ты сможешь меня простить?


-Я уже простила тебя, - сказала она, - но все-таки жду достойных объяснений.


-Да, конечно, вот только расскажи мне, как я сюда попал?


-А ты ничего не помнишь? – девушка отстранилась и посмотрела на обгоревшего супруга.


-Помню, что бросился тебя догонять, но полетел вниз! Я же не знал, что внутри пещеры могут быть обрывы! – он развел руками, - От неожиданности перекинулся в дракона, но меня почему-то повело в сторону и ударило о скалу. Больше ничего не помню!


-Тебя спас Дух Горы, любимый! От неожиданности ты не просто превратился в дракона, ты расправил крылья! А так как летать ты еще не умеешь, вот тебя о скалу и ударило! – девушка гладила его лицо и чувствовала необычайную нежность к его удивленной физиономии.


-У меня есть крылья? – у него едва челюсть не отвисла, - ничего себе, - он обернулся, словно хотел заглянуть себе за спину.


-Свадебный подарок, - усмехнулась хамгаАла.


-От кого? – не понял Ниран.


-От меня! – девушка чмокнула мужа в кончик носа, - ты у меня такой не понимающий…


-Тупой, ты хотела сказать? – он нахмурил опаленные брови и выглядел при этом довольно комично.


-Я думаю это от удара о скалу… - девушка сделала задумчивое лицо, но не выдержала и засмеялась. Парень улыбнулся в ответ.


-Так что с подарком? Каким образом ты подарила мне крылья? – серьезно поинтересовался он.


-Мой гематит… тот, который вырос большим, помнишь? Он, оказывается дает большое преимущество как горным, там и хамгаАла, - сказала девушка, - ты же забрал его? Так?


-Ха, забрал! – горный вспомнил боль, которую ощутил, когда «забирал» ее гематит, - если бы я знал, что это так больно, ты не смогла бы меня заставить!


-Да ладно тебе! Подумай о том, как женщины рожают! – девушка явно дразнила его, но потом добавила заикаясь и краснея, - это еще одна причина, по которой нам необходимо было соединиться в драконьем теле… в теле мужчины… э-э-э, у тебя там… в общем отверстие маленькое, камень не пролез бы…


       Ниран вздрогнул, даже схватился за свой орган и потер его, словно ощутил ту,  возможную боль.


-Ну что ж… тогда и за это тебе спасибо… - он вновь притянул девушку к себе, - ты в который раз спасаешь меня в ущерб себе, мне даже неловко…


-Муж, так это же мой долг, - девушка устроила голову у него на груди.


-А что мой долг? – спросил он задумчиво, - какая в нашем союзе польза от меня?


-Ты напрасно переживаешь, на самом деле все самое сложное предстоит тебе, защита семьи, своего народа…


-Не особо представляю, как я могу это сделать, подраться в обличье дракона разве что…


-Милый, ты недооцениваешь себя! – девушка возмутилась, - кстати, ты мне тоже сделал свадебный подарок!


-Да? Это какой? Я что-то не припоминаю, - ответил он горько.


-Огонь… ты поделился своим огнем…


-Как? Когда?


-В момент соединения, я отдала тебе свой гематит, а ты мне часть своего огня. Вот только нам теперь нужно научиться ним пользоваться.


-А почему ты мне об этом только сейчас говоришь? - удивился он, почему-то ему было приятно знать, что и он, точнее его тело, что-то для нее сделало.


-Я не знала! Я догадалась сегодня, когда была злая на тебя и случайно растопила хрустальные камни, - девушка рассказала ему как это было, - а потом встретила Духа Горы и он рассказал мне про то, что случилось с тобой…


-Ничего себе… - сказал Ниран через время, - оказывается, я могу летать… а ты плавить камни…


-И еще кое-что… - Лаван начала замерзать в воде, - давно хотела сказать тебе… ты ведь теперь совсем настоящий дракон… огнедышащий, - парень вздрогнул.


-Ты хочешь сказать, что огонь не просто в моей крови, я могу его… выдохнуть? – удивлению не было пределов, - а мой отец так может? – спросил он, когда девушка закивала головой.


-Нет! – жестко ответила она, - твой отец не может и не сможет никогда! Пойдем, я замерзла!


Глава 19



         Фигура у Лаван менялась на глазах. Девушка стала выше и еще более женственной. В старую одежду она больше не помещалась, приходилось надевать рубаху Нирана.


-Ниран, - сказала она как-то после плотного ужина, - а что если я не перестану толстеть? –девушка выглядела озабоченно, - аппетит не проходит, жир отрастает…


-Нет у тебя никакого жира! – муж возмутился, - у тебя очень красивое женское тело, все округлости на месте! Я так и думал, в храме вас плохо кормили!


-Что ты, - девушка засмеялась, - нас хорошо кормили!


-Да-да, худущая была!


-Я была не худущая, я была несформированная! Теперь я это осознаю… - девушка наматывала на палец свой отросший локон, - наше соединение спровоцировало движение камней и они стали в нужном порядке.


-Нужном для кого?


-Для меня… для нас… я стала настоящей женщиной, теперь смогу и матерью стать… - она любовалась своими волосами, девушка даже и мечтать не могла, что когда-то станет такой красивой.


-М-матерью… - прошептал внезапно побелевший молодой муж.


-Да, когда-нибудь я нарожаю тебе дракончиков, - ответила она, не глядя на мужа, все так же рассматривая свои светло-пепельные кудряшки.


-Когда-нибудь? А ты не думала, что можешь уже быть… беременной? – пролепетал он.


-Нет, не могу, я пока  не готова, - девушка оставила свои волосы в покое, - давай для начала разберемся с жильем, а потом уже подумаем о детях.


Парень вздохнул с явным облегчением. Но решил задать еще один вопрос.


-А ты можешь это контролировать? Ну… беременность…


-Я же не человек, могу конечно. Даже не так… Просто я не забеременею, пока не захочу. Специально ничего не делаю, просто считаю, что пока  нам рано. Тем более, кто его знает, что нас ждет после выхода из горы.


Они замолчали, задумавшись каждый о своем.

-Ниран, - девушка заговорила первая, - меня очень мучает один вопрос… скажи, что у твоего отца с матерью произошло? За что он ненавидит всех хамгАла?


-Я не знаю точно. Когда я задавал вопросы, мне отказывались отвечать. Кьет говорил, что это должен рассказать отец. А отец выходил из себя, когда я о ней заговаривал. Кричал, что не хочет вспоминать. Что ненавидит ее, - девушка заметила, как погрустнели его глаза при упоминании матери.


-Давно она умерла? Ты ее помнишь? Какой она была? – продолжала расспрашивать Лаван.


-Она умерла при родах, я никогда не видел ее, - он едва не подпрыгнул, когда она закричала:


-При родах? Твоя мать при родах умерла? Да быть такого не может!


-Почему это? Мне так говорили…


-ХамгаАла не умирают при родах! Это просто невозможно! – она фыркнула, - никогда о таком не слышала.


-Кьет не обманул бы меня, - возмутился Ниран, - он был очень честным, благородным…


-А кто такой Кьет? Расскажи о нем, - она решила сменить тему, слишком запутанная история, чего зря рану бередить.


-О, Кьет был мне как отец… - на лице Нирана появилась счастливая улыбка, - долгое время я его отцом и считал…


-Почему?


-Мы жили с ним вдвоем в селении, где до этого жил дед Кьета. В детстве я считал его самым близком мне человеком. Но, когда мне исполнилось тринадцать лет, Кьет рассказал мне, что у меня есть родной отец, что он Хранитель Тринадцатой Заставы, - начал парень, - я тогда очень удивился, спросил его, почему же я не живу с отцом. Он ответил, что моя мать умерла при родах, а отец был не в себе, поэтому он забрал меня и уехал.  Конечно такой ответ меня не удовлетворил. Я спрашивал, неужели он до сих пор не пришел в себя и не хочет забрать меня? Кьет сказал, что мы скоро к нему поедем. Но мы не сразу поехали к отцу… Только через пару лет… Кьет отвез меня. Говорил, что нужно сначала закончить обучение. Сейчас я думаю, он просто оттягивал момент. Хотел, чтоб я достаточно подрос и смог вынести, если отец меня оттолкнет.


-И… он оттолкнул тебя?- спросила она тихо.


-Не оттолкнул, но и радости не испытал. Хотя, возможно и оттолкнул бы, да Архана вступилась, - Ниран говорил спокойно, но было видно, что он до сих пор переживает.


-Архана? Странно, - девушка задумалась, зачем шулам это нужно, наверное хотела подчинить и сына, - а дальше что было?

-Мы стали жить на Тринадцатой. И со временем я понял, что самые счастливые годы были, когда мы жили с Кьетом в его небольшом домике. Отец меня с трудом выносил, да и я не питал к нему каких-либо чувств. Он для меня был и остался чужаком.


-А как отец отнесся к твоему желанию найти невесту среди хамгАла? – девушке становилось все интереснее.


-Он не знал, мы ему не сказали. Однажды Кьет пришел в мою комнату очень взволнованным. Дрожал, слова не мог сказать, я его с трудом успокоил. Когда он смог говорить, то начал почему-то рассказывать о хамгаАла. Я жадно слушал, для меня в то время вы были сказкой. Под конец рассказа он сказал, что если горный мужчина хочет стать сильным, он должен жениться на одной из девушек хамгаАла. Рассказывал, что я стану сильным воином и что такая жена будет очень верной, будет меня любить. Я думаю, он тогда уже был болен и не хотел оставлять меня одного, когда умрет. А еще, он что-то узнал… - парень прервался на мгновение, притянул девушку к себе на колени и только тогда продолжил рассказ, - он заявил, что выкуп сможет заплатить за меня, оказывается все это время  копил. Тогда мне это казалось каким-то увлекательным приключением.  В общем я согласился. Он провел ритуал. Ввел меня в транс и взял кусочек сердца… Дальше ты знаешь… Кьет так и не вернулся…

 -А почему ты сам через год не пришел за мной?


-Когда Кьет пропал, я растерялся. Мне было всего семнадцать лет, я был совсем ребенком. А потом стали происходить странные вещи и я надолго забыл о том, что моя половинка сердца уже не со мной. Сейчас я вспоминаю момент… Наверно тогда наши сердца встретились, я это почувствовал… Заболело в груди и я потерял сознание. Это произошло на тренировке, отец велел солдатам научить меня пользоваться мечом. Последнее, что я помню о том моменте, презрительное лицо отца, когда схватившись за грудь упал на колени.


-Прости, но он ужасный, - по лицу у девушки потекли слезы от жалости к молодому мальчику, - ужасный…


-Не плачь, это давно прошло, - парень вытер ее слезы и наклонившись поцеловал, - теперь мне не нужна его любовь, у меня есть ты… Кьет был прав!

      Он нежно поцеловал жену в пухлые губы. Сначала Ниран просто хотел успокоить ее, но постепенно поцелуй из нежного перешел в чувственный. Так теперь было всегда, они слишком остро реагировали на прикосновения друг друга. Простая ласка или поцелуй воспламеняли кровь. Девушка выгнулась дугой у него на коленях.


-Ты просто с ума меня сводишь, - простонала она, когда он оторвался от сочных губ и принялся целовать шею, - почему так приятно, все, что ты делаешь?


-То же самое могу сказать и я! – прорычал он где-то в районе ее груди, - все время думаю только о том, как тебя раздеть! Может лучше вообще не одеваться? Все равно нас тут никто не видит! –Лаван засмеялась.


-Хорошо, что молодоженам принято месяц проводить вдали от посторонних, - девушка села на колени мужу лицом к нему и опять припала поцелуем к губам, - мне совсем не хочется уходить отсюда, только немного по небу скучаю.


        Руки мужа жадно шарили по  телу, вот ладони уже забрались под просторную рубаху и начали задирать ее, поглаживая горячую кожу. Разговаривать больше не хотелось. Хотелось только чувствовать. Ласкать и дарить ласки. Ниран рывком снял рубаху с Лаван и быстро разделся сам. Опрокинул девушку на спину и замер. Она все еще была в шароварах. Между ног у нее расплылось кровавое пятно.  Он испуганно заглянул в ее, затуманенные возбуждением глаза, и воскликнул:


-Лаван, у тебя там кровь! – девушка села на постели и перевела взгляд куда показывал муж.


-Ой… - она пощупала мокрое пятно, - но у меня нигде не болит… - вдруг кровь прилила к девичьим щекам, - да это же…


-Что? – голос мужа выдавал его волнение.


-Мне кажется это обычные… женские недомогания… - девушка опустила глаза.


-Ты не уверена точно? – парень нахмурился.


-Наверное они… просто у меня раньше их никогда не было… - она объясняла обрывками, явно стесняясь.


-А… о-о-о, - протянул в ответ муж, - это тоже последствия соединения?


-Ты сделал меня женщиной. Мое тело полностью изменилось… - девушка улыбнулась, не смотря на румяные щеки, - я так мечтала быть как все… вот и сбылась моя мечта!


-Родная! – парень притянул ее к себе, - так если у тебя нигде не болит, может продолжим?


-Продолжим, если ты хочешь! Только может быть в воде? Чтоб… э-э-э, не испачкать? – ответила девушка.


-Нет! – он немного грубо впился ей в губы и оттолкнул, вновь опрокинув на кровать, - я хочу тебя попробовать…


        Не успела девушка воспротивиться, как он трансформировался в ящера. Гибкое животное накрыло ее своим телом и медленно спускаясь, обнюхивало свою самочку. Запах крови уже достиг его ноздрей,  он рычал и мелко дрожал. Но он нашел в себе силы сначала облизать каждый ее сосок, только затем уткнулся носом  между ног. Зарычал громче и часто задышал, чувствуя, что животные инстинкты начинают преобладать над разумом.


-Отпусти его… - с придыханием сказала она, - ты мне не сделаешь ничего плохого… пожалуйста… я так хочу…


        И он перестал сдерживаться. Отпустил зверя. Когтями дракон разорвал шаровары и отбросил подальше. Больше не было никаких преград. Она лежала перед ним полностью открытая. Светлые кудряшки, закрывавшие вход в нежные глубины были слегка перепачканы кровью. Сначала он долго нюхал ее там, а затем лизнул. Ее вкус ударил в голову сильнее вина. Захотелось вылизать  всю. Что он и сделал. Длинный язык проник в девушку и начал обшаривать ее изнутри. Она громко застонала и раздвинула ноги еще шире. Язык покинул девичье тело всего на мгновение и снова погрузился внутрь. Это была сладостная пытка. Она громко выкрикнула его имя, но он не мог уже остановиться, все вылизывал ее там и вылизывал. Девушка почувствовала странное ощущение внутри себя. Сначала очень острое возбуждение, а затем легкое онемение и холодок. Ощущение было непередаваемое. С каждым движением языка внутри нее, ей казалось, что все больше чувствуется покалывающее онемение.


-Ниран, я… - она приподнялась на локтях, - войди в меня сейчас… - дракон поднял на нее свои невероятные глаза, оставаясь языком внутри, ее глаза горели диким огнем возбуждения и он не  смог отказать ни ей, ни себе.


       Он  приподнялся  и притянув к себе, резко перевернул на живот. Затем так же резко поставил на колени. Она охнула от неожиданности, но лишь уперлась руками в каменное ложе. Лаван услышала его рык у себя за ухом и почувствовала укус в шею. Она зарычала ему в ответ. Затем почувствовала его осторожное вторжение. Она закусила губу от напряжения. Шипованный орган тыкался в ее лоно, давая ей привыкнуть к размеру. Он был даже слишком осторожен. Девушка нетерпеливо подалась вперед, навстречу мужу. Боли не было. Был сжигающий огонь. Невероятно, но шипы не причинили мучений, внутреннее онемение сменилось гаммой ощущений. Потрясающее натяжение, что даже страшно шевельнуться. Она замерла в его объятиях. Замер и он, просто наслаждаясь от того, что наконец внутри нее. И тут он почувствовал вибрацию своих камней. Она была настолько мощной, что он чуть не рухнул на жену. Лаван тоже это почувствовала и вскрикнула. Первый камень нежно толкнулся в ее жемчужину. Девушка не удержалась и упала лицом на ложе. От этого ее попка прижалась теснее к мужу и он от наслаждения отпустил второй камень. Тот сильно толкнул третий и волна запустилась: третий толкнул четвертый, четвёртый  пятый. Головка увеличилась. Девушка закричала громче. Было приятно и… страшно. Наслаждение на грани. Одно движение – и  боль. Ниран хотел остановить их, но он еще не умел управлять своими гематитами. Пятый толкнул шестой. Шестой, самый большой толкнулся внутри и послал вибрацию дальше. Девушка кричала и кричала. Волны наслаждения сотрясали ее тело. А шестой все вибрировал и вибрировал. Ему ответили все ее гематиты и завибрировали в женском теле. Ощущения совершенно лишали разума. Все, что ниже пояса горело огнем. Ниран испугался, не причиняет ли  боль жене и хотел было перекинуться, но у него ничего не получилось, камни подчинили тело.


-Лаван… - прохрипел он, - ты… как? Не… болит?


-Не-ет, - слабо ответила она между громкими стонами, - мне слишком… хорошо.


        Ниран счастливо оскалился драконьей ухмылкой и расслабился, окунувшись в собственные ощущения. Попытался остановить шестой камень. Через время, но он ему подчинился. Затем один за одним остановил остальные. Лаван перестал кричать, но дышала очень часто. Молодой горный аккуратно, стараясь не оцарапать жену когтями, приподнял  и прижал к себе. Она голой спиной почувствовала прикосновение драконьей кожи.


-Я по-про-бую ка-мни по оче-ре-ди, а ты скажи, что нра-вится… - раздалось у уха. Она не могла ответить, только согласно махнула головой.


      Он отпустил первый камень. Тот стукнулся в жемчужинку. Лаван застонала. Первый принялся массировать ее своими осторожными ударами. Когда она уже практически готова была расколоться на тысячу осколков, почувствовала, как ее камни обняли член мужа. Тот охнул. Хотел что-то сказать, но не смог, внутри его самого произошел бурный взрыв. Он выплеснул часть огня внутрь жены, оросив ее лоно своими соками. Он извергался, а его первый камень все постукивал ее изюминку и девушка пришла к финалу вместе с мужем.


Глава 20



        Шелор Равар не мог подняться с постели уже несколько дней. Руки и ноги отказали и совсем не слушались. Куда-то запропастилась Архана и никто не заходил в его комнату. Хранитель метался в полубреду, звал любимую, но она не приходила. Из-за отсутствия пищи и воды он совсем ослабел и не мог даже дотянуться до звонка, чтоб позвать прислугу. Он подумал, что смерть пришла за ним и уже готовился достойно встретить ее. Но память услужливо подсовывала ему воспоминания,  о которых он давно забыл и предпочел бы не вспоминать.


       Вот он стоит во дворе Великого Храма и приносит клятву верности будущей супруге. Ее маленькая фигурка, закутанная в белый плащ стоит у Клятвенного Камня и дрожит. Она такая молодая и робкая, та, которая отдала ему частичку своего сердца. Шелор стоит на одном колене и клянется беречь, любить и заботиться о своей супруге и будущих детях. Так же он клянется всегда прийти на помощь оказавшейся в беде сестре своей жены, то есть любой хамгаАла. Он произнес положенные слова автоматически, уже тогда думая о другой. Затем приложил руку к Клятвенному Камню и сердце кольнуло. Горный вздрогнул и попытался отнять руку, но не смог. Ток прошелся по его телу и он понял, что данную клятву нарушить нельзя. Нарушение – смерть!


       Сейчас, лежа без сил в своей кровати, он отчетливо вспомнил тот момент, словно это было только вчера. А ведь он нарушил клятву… «Нет! Неправда, - воспротивился внутренний голос, - это она виновата, Миранда оказалась слишком вероломной, хотела отравить Архану и меня!» Но память не сдавалась и подкинула ему еще одно воспоминание.


        Он с женой остановился в первом попавшемся постоялом дворе по пути домой. Пока его супруга, лица которой он еще даже не видел, готовилась ко сну, он напивался в трактире, готовясь исполнить клятву, которую дал Архане. Она понимала, что его брак неизбежен и просила лишь об одном. Первую брачную ночь провести далеко от дома! Подальше от нее. Она плакала и просила его сделать это ради нее, говорила, что так ей будет легче. Шелор решил, что выполнит эту ее просьбу, хотя изначально хотел просто привезти жену домой и не трогать. Ведь он любит другую. Он не виноват, что так получилось, ведь встретил свою Архану в тот год, когда его частичка сердца была уже отдана хамгаАле. Но любимая все понимала. Она готова была ждать  и принимать в любое время, когда он захочет прийти к ней. Просила лишь об одном, пусть брачная ночь будет подальше от их дома. Она разрешила ему «один единственный раз», так она это назвала, чтоб узаконить брак. Он опустил стакан на стол и встал, готовый выполнить свое обещание.


        Жена спала на краешке кровати, все так же замотанная в свое нелепое одеяние. Как только вошел, почувствовал волну нежности к жене, которую тут же подавил. Он знал о их силе! Архана предупредила. Любой мужчина, как раб падет к ногам хамгаАлы, стоит ей этого захотеть. Именно поэтому их держат до брачного возраста за стенами Великого Храма. Шелор решительно подошел к ней и толкнул, поворачивая на спину. Девушка вздрогнула и проснулась. Он схватил ее плащ и рванул. Она протестующе вскрикнула и попыталась отползти от него, но он был сильнее и достаточно пьян. Ткань затрещала в его руках. Он с ненавистью отбросил порванный плащ. Девушка была в шароварах и рубахе и оказалась полностью лысой. От неожиданности горный замер. Девушка закрыла лицо руками и расплакалась. Шелор слышал, что хамгаАла не отличаются красотой, но он не ожидал, что они удаляют волосы с головы. Он хотел было уйти, оставить ее, но вновь вспомнил свою прекрасную Архану и обещание, которое дал ей. И решил все-таки завершить начатое. Молча, сжав губы, принялся раздевать жену. Она отняла от заплаканного лица руки и попыталась его остановить:


-Ч-что ты делаешь? Остановись! Мне страшно! – но ее сопротивление только еще больше раззадорило его, - нам нельзя сейчас! Не здесь! – уже кричала она, но разве он слушал… Она вновь использовала свои чары и манила его, Шелор не мог остановиться!


Ее сопротивление возбудило его вторую сущность и Шелор перекинулся в ящера. Тьма затопила  мозг. Стащив со своей жены шаровары он просто на просто изнасиловал ее. Она билась и кричала под ним от невероятной боли и обиды. Когда он излился в нее, она почему-то закричала еще громче и потеряла сознание. На крики прибежал хозяин гостиницы и верный Кьет. Они выломали дверь в комнату, когда Шелор уже натянул на себя брюки. И сейчас, умирающему Хранителю вдруг стало стыдно. Он вспомнил растерзанное ним самим, маленькое тело, ошеломленный взгляд товарища и осуждающий, хозяина гостиницы. Шелор попытался отмахнуться от воспоминаний, забыть, потерять сознание и в конце концов умереть, но все не так-то просто…


        Почему-то вспомнился второй и последний раз, когда он был близок со своей женой… Спустя несколько месяцев после, так называемой, брачной ночи… Он ворвался в ее комнату пылающим от гнева. Накануне Шелор заходил к своей любовнице, намереваясь порвать отношения. Кьет и его дурацкая совесть замучили его постоянными терзаньями. Верные слуги и солдаты с Заставы глядели осуждающе, не уважая за измену жене. Ведь для них она была практически божеством. Шелор долго думал и принял решение вырвать из сердца свою любовь. Он отпустит Архану. Ведь это несправедливо в конце концов, что она не может выйти замуж, нарожать детей… Пусть хоть кто-то один из них будет счастливым. А он выполнит долг Хранителя. Шелор долго решался на этот разговор и поэтому несколько недель не приходил к любовнице. За это время даже отношения с женой стали не такими натянутыми. Они понемногу знакомились ближе, разговаривали друг с другом. Девушка простила его за тот раз, когда он взял ее силой, хоть  и долго болела после этого.


       Когда Хранитель все же пришел с разговором к Архане, то поразился, как плохо та выглядела! Словно состарилась на десятки лет, бледная кожа, запавшие глаза, безжизненные волосы… Шелор ошеломленно глядел на свою красавицу и не узнавал ее. Что такого могло произойти, если за  короткое время она превратилась в развалину? Со слезами Архана поведала, что все эти долгие дни болела, корчась в муках. А затем увидела на его запястье браслет с черным камнем и отшатнулась с воплем:


-Что это? Где ты это взял??? – Шелор не узнал ее голос, таким каркающим он стал.


-О чем ты, Архана? Ах, это… Же… Миранда браслет подарила… - он посмотрел на серебряную цепочку, на которой болтался черный необработанный камень, - а почему ты так кричишь?


-Она! Это твоя хамгаАла нас отравила! Сними! Сними сейчас же! – орала она не своим голосом и отползала от Шелора в дальний угол комнаты. Чтоб успокоить женщину он снял браслет. По ее просьбе даже замотал в кусок тряпицы и засунул подальше в шкаф. Только тогда женщина успокоилась и рассказала ему, заливаясь слезами, что в браслете был черный морион, камень, который оказывает влияние на подсознание горного и тот сделает все, что не пожелает подаривший. А так же этот камень медленно вытягивает силы. Архана объяснила, что сначала камень повлиял на того, кого Шелор любит сильнее всего, то есть на нее саму, поэтому она почти умерла. Шелор был в шоке.


     Да, все совпало… Как только Миранда подарила ему браслет, в голову стали приходить мысли, что наверное он плохо поступает. Начал задумываться о будущем и пришел к выводу, что необходимо расстаться с Арханой. Кретин! Он чуть не потерял любимую и едва не умер сам! Успокоив ее, пообещав, что больше не примет не единого подарка из рук жены, Шелор поделился своей силой единственным знакомым ему способом – занятием любовью в обличье ящера. Почему-то Архане это всегда нравилось и придавало сил.


        Когда Хранитель вернулся домой, первым делом ворвался в комнату к жене. Дверь оказалась заперта, но он выбил ее ударом ноги и замер. Девушка сидела в лохани и мылась. Она сжалась в комочек, обхватив себя руками, стараясь спрятаться от него. Шелор слегка опешил от увиденного и поэтому начал заикаясь:


-Ты! К-как ты могла так поступить? – он поставил дверь на место и отвернулся, - я жду объяснений! Почему ты хотела меня убить?


-У-убить? О чем ты, муж? – мелодичный голосок ласкал уши.


-Я все знаю! Нет смысла лгать! – он развернулся и посмотрел ей в глаза, - твой подарок! – и он увидел, что девушка покраснела и  принял за  признание вины, -


ты хотела избавиться от меня? Говори! – он кричал на нее и подходил ближе. Девушка испуганным галчонком забилась в угол лохани и только отрицательно качала головой.


-Нет-нет! Что ты! Обсидиан не убивает! – лепетала она, но он не слушал, подойдя вплотную, выволок ее из лохани и поднял. Но увидев обнаженное несформировавшееся тело замер, ощутив звериное возбуждение. Шелор ругнулся про себя! «Вновь эти чары!» Это было последнее, о чем он подумал и впился поцелуем в холодные губы жены. На этот раз она не кричала и не сопротивлялась, а наоборот доверчиво прижималась. Шелор схватил ее на руки и бросил на кровать, навалившись сверху. Позже, глубокой ночью, когда жена заснула, он испытал презрение к себе за свой поступок, за измену любимой и поклялся никогда больше не приближаться к жене. И эту клятву он выполнил…

              Он же все правильно сделал… Всегда так думал, и не жалел не единой секунды. Почему же сейчас так гадко на душе? Может это и правда пришел  последний час, когда проносится вся жизнь перед глазами? Но почему же тогда не вспоминаются счастливые минуты с любимой, с которой прожил большую часть жизни? Почему вспоминается бывшая жена, с которой он был несчастен?


          Он никогда ранее не вспоминал тот день, когда Миранда умерла. А сейчас стал прокручивать это в памяти, словно было вчера. Вот Кьет умоляет его пойти к ней, помочь, быть рядом. Вспомнил свои чувства, когда считал Архану погибшей. Ненависть затмила его разум. Сейчас он бы пришел на помощь Миранде. Интересно, как бы сложилась их жизнь, если бы она была жива? Но Шелора испугал даже сам вопрос, который он сам себе задал.  «Что со мной? И где же Архана?»


        Тут из окна, на его руку, лежащую поверх одеяла, упал лунный свет. Запястье запекло, словно накаляясь. Хранитель застонал и дернул рукой. Поднял ее к глазам и заметил ожог вокруг запястья. Он нахмурился, пытаясь вспомнить, когда его получил. «А раньше на мне все так быстро заживало, - подумал он, - а сейчас я настоящая развалина… Хотя… Мне же не так много лет… А сколько мне лет?» Последняя мысль настолько поразила его, что Хранитель даже смог сесть на постели. «Сколько мне лет? А Нирану сколько? Двадцать?» Откуда-то взялись силы и Шелор спустил ноги с кровати. Пошатываясь, держась за кровать, доплелся до прикроватного зеркала. И вздрогнул, увидев отражение. Даже в лунном свете было заметно, как сильно он постарел. Шелор потер лоб, пытаясь вспомнить сколько ему лет. «Что за напасть такая, не могу припомнить…» Он одного возраста с Кьетом. А сколько лет Кьету? Когда он видел его в последний раз? Память подводила. «Надо спросить Архану, она молодая, она все знает» Но тут память напомнила ему, что он с Арханой одного возраста. «Она такая красавица, каково ей жить со старым козлом вроде меня? Наверное скоро броси, уйдет к молодому…» От этой мысли он ощутил горечь и бессилие. «Мне больше нечего ей дать. Может быть она уже ушла?»


        Хотелось броситься прочь из комнаты, найти ее. Но он лишь, медленно перебирая ногами, доплелся до окна. Схватился за подоконник и устремил взгляд в ночь. Величественная гора, смысл жизни, святыня каждого горного, гордо возвышалась над грозовыми тучами. Но Шелор слишком давно не чувствовал трепета, который внушает гора. Так, куча камня. Мертвая, бесполезная. В груди ничего не отозвалось. «А ведь было время, когда я бегал к горе почти каждую ночь. Набраться сил, принять важное решение». Именно под сводами горы ему с Кьетом пришла в голову мысль женится на хамгаАле. Гора благословила это решение. Они мечтали возродить древние традиции, укрепить силу своего рода. Первым должен был жениться Шелор, он все-таки будущий Хранитель. Они нашли отшельницу, которая рассказала им, как провести обряд для извлечения частички камня сердца. Кьет вызвался быть посланником. Именно он и привез ему частичку сердца невесты. Но, пока тот отсутствовал, Шелор встретил и полюбил другую и поэтому не смог принять ее сердце. Но помолвку нельзя было отменить… И жениться ему пришлось. Шелору вновь вспомнилась маленькая фигурка в белом плаще. Почему он перестал чувствовать к ней ненависть? Что с ним происходит?


       Шелор поплелся к сундуку, в котором хранил важные вещи. С трудом поднял крышку и начал копаться, разыскивая маленькую коробочку. «Нашел! Вот частичка ее сердца. Я кажется хотел ей его вернуть, - всплыло в памяти» На самом дне, забросанная старыми вещами, лежала коробочка из древнего дерева. Дрожащими руками Хранитель открыл ее и обомлел. Коробочка была пуста.


      Он напрягал память, силясь вспомнить когда видел ларец с камнем в последний раз. Но проклятая память совсем не слушалась. Почему Миранда никогда ничего не говорила о своем камне? Не просила его вернуть? Или она думала, что слияние произошло, ведь его камень был у нее… Хранитель устало потер лоб, от мыслей стала болеть голова.


     В желудке заурчало. «Надо пойти поесть». Шаги давались с трудом, но он сделал над собой усилие и поплелся искать кухарку. Он слишком давно не занимался этим, еду всегда приносила Архана. Мысль о любовнице вновь кольнула сердце. В доме никого не было. В полной тьме он прошлепал в кухонное помещение и принялся разыскивать еду. Нашел какой-то суп на плите и ломоть хлеба. Он смог съесть всего несколько ложек и его замутило. Он выскочил через дверь и у порога его стошнило. Хранителя рвало долго, пока он обессиленный не рухнул в кучу собственной блевотины.


Глава 21



      Около 35 лет тому назад


       Два закадычных друга, Кьет и Шелор сидели у подножья горы и строили планы на будущее.


-Шелор, тебе никогда не приходила в голову мысль, что у нас в селениях почти нет стариков? – Кьет, худощавый парень с черными волосами и непримечательной внешностью был полной противоположностью мускулистому темноволосому красавцу Шелору.


        Но это не мешало их верной дружбе, которая началась еще в глубоком детстве, когда отец Шелора, Хранитель Тринадцатой Заставы, подобрал мальца, у которого погибли родители. Кьет занял в его доме место сына и никто никогда ни единым словом не упоминал, что Кьет не родной. Шелор с радостью принял нового товарища и с тех пор они не разлучались. Характер у Кьета был мягкий и покладистый, тогда как Шелор был упрямым и вспыльчивым. Но они словно уравновешивали друг друга. Когда умер отец Шелора они остались одни друг у друга и от этого братская любовь стала еще крепче.


-Хм, ты прав… Я как-то не задумывался, но если помозговать – так и есть. Как думаешь почему? – Шелор облокотился о ствол, одну ногу согнул в колене, вторая лежала ровно. Его поза говорила о самоуверенности и беззаботности. Поросль волос выглядывала через расстёгнутый ворох рубахи, брюки из кожи оленя обтягивали стройные бедра.


- Не знаю Шелор, но согласись, это странно. Горные умирают в зрелом возрасте, даже не дожив до внуков. Люди живут дольше… Может многочисленные войны истощили наш народ? – Кьет сидел рядом с товарищем со скрещенными под собой ногами и забавно хмурил брови. Его фигура была слишком худощавой, плечи узкие, грудь впалая, ноги худые. Но зато Кьет был высоким.


-Знаешь, тоже самое говорил и отец. Он со своим Советником частенько рассуждали на эту тему, но я никогда раньше не придавал этому значение, а вот сейчас вспомнил.


-А что именно говорили? – Кьет заинтересовался.


- Точно не помню. Говорили, что похоже на то, что народ горных вырождается, и мол надо бы возродить былые традиции. Отец говорил слышал, что король женился на хамгаАле, - говорить об отце было тяжело, его внезапная смерть все еще вызывала боль в груди. Отец начал чахнуть на глазах и постарел за несколько дней. Однажды он просто не проснулся.


-А я слышал, что Хранитель Четвертой Заставы отправил посланника в Великий Храм. Что ты слышал о хамгаАле? – сказал Кьет.


-У матери в комнате я когда-то видел книгу. Она в детстве читала мне ее, я думал это сказки, - ответил Шелор, - я поищу, после маминой смерти в ее комнате мы ничего не трогали.


-А о чем были те сказки? – поинтересовался товарищ.


-О таинственных существах, живущих в Великом Храме. Они прячут свои лица, никто и никогда их не видел, но если горный хочет стать сильным воином и родить здоровое потомство, он должен попросить руки у одной из послушниц. И обряд существует специальный, когда сердце мужчины выбирает сердце женщины. Они не видят друг друга, женятся, так сказать не глядя. Не так как принято у нас, по любви. Это брак по расчету, в надежде на сильное потомство и усиление собственных сил. Еще  мама читала, что такие браки благословляются свыше.


-Надо бы разузнать об этом побольше. Давай найдем ту твою книгу.

        Книгу они нашли. Это была история их мира. Но описана она была и правда как-то слишком сказочно. Диковинные напавшие монстры, высасывающие силу камней, спустившиеся с небес богини, их дар. Женщины хамгАла, которые удесятеряли силу своих супругов, а те в свою очередь стали побеждать врагов. В книге не было точно написано как, но намекалось на огнь. Выжгли этих врагов, что ли?


       Так в голову юным горным пришла идея жениться на хамгаАла. Да вот только денег нужно было насобирать на выкуп невесты. Шелор, по достижению двадцатилетнего возраста,  должен быть стать Хранителем Тринадцатой Заставы вместо отца, если пройдет испытание Горы. Но пока что он был волен жить, как ему хочется и он вместе с верным товарищем бросился колесить по свету, в поисках заработка для выкупа. Тогда они и убедились в своих подозрениях, что горные не доживают до глубокой старости. Не помогали им в этом  даже отшельницы, которые призваны лечить горных. В определенном возрасте горный просто угасал, как истлевший факел. Странно было то, что об этой проблеме не кричали. Просто жили как жили, словно это в порядке вещей. Людей в селениях становился все больше, а горных – меньше.


        Шелор и Кьет брались за любую работу. Чаще всего  устраивались учителями к сынкам богатых людей, обучать их искусству управляться с оружием. Живя на заставе они очень ловко управлялись с любым видом оружия. Но не гнушались и физического труда. У них была цель и они решили ее добиться.


       За несколько лет парни насобирали необходимую сумму для одного выкупа. На совете было решено, что первым женится Шелор. Как раз пришел срок пройти испытание в Хранители. Если Шелор его пройдет, то Кьет станет его Советником и отправится в Великий Храм, искать другу невесту.


     Шелор прошел испытание… Вместе с ним в испытании участвовали еще  десять горных парней, которые претендовали на эту должность. Кьет отказался участвовать. Испытаний было несколько. Сначала на ловкость, физическую выносливость. Такие соревнования были скорее для публики. После того, как парни показали свои умения в обращении с оружием, сражаясь друг с другом, они пошли к горе, чтоб там, внутри, пройти каждый свое испытание. Дух горы впустил одиннадцать парней. Они отсутствовали семь долгих дней. Когда Гора выпустила их - вернулись они совсем другими. Беззаботные парни словно постарели на десять лет и никто из них не пожелал рассказать, что они видели внутри. Более бодрым вышел Шелор. Он вынес на своих плечах раненного горного, который оступился и поломал ногу. Толпа встречающих ахнула, когда Шелор, положив раненного на землю, выпрямился и нажав быстрыми движениями на каике-то точки на своем теле, превратился в ящера. Победа была очевидна. Перед ними новый Хранитель.

      По мнению Кьета, да  и других горных - Шелор стал неплохим Хранителем. Былая беззаботность и вспыльчивость сменились ответственностью и рассудительностью. Придя на место отца, они вместе внедрили реформы в жизни Заставы. Шелор самолично изобрел новое метательное оружие и учил солдат ним пользоваться. Те недоумевали к чему это, ведь на их Заставы никто не нападает уже много лет, на что Шелор отвечал, что каждый Хранитель в любую минуту должен быть готов отразить нападение. Поэтому нельзя стоять на месте, нужно развиваться во всех отношениях.


      Он мудро судил споры, взял на себя решение всех проблем в округе, к нему повадились ходить со своими бедами не только горные, но и люди. Местный староста сначала оскорбился, но затем тоже проникся уважением к молодому Хранителю. Все, кто знали его с детства, решили, что пост Хранителя сделал из Шелора замечательного лидера. Селения наполнились новыми, прочными домами, поля засеивались, сады разрастались. Гора вновь стала отдавать камни. Их собирали у самого подножия и складывали в хранилище, чтоб в будущем использовать с умом. Слава о Тринадцатой Заставе гремела на всю округу.


    Но Шелор не причислял все лавры себе. Половина его мудрых решений исходила от Кьета. Он был настоящим мудрым Советником. Не смотря на юный возраст, у руля Тринадцатой Заставы стояли надежные управленцы.


      Через время Кьет напомнил другу о том, что пора жениться.


-Друг, помнишь, о чем мы мечтали? – завел он как-то вечером разговор, - о возрождении традиций и восстановлении нашего народа?


-Ох, Кьет, - устало сказал Шелор, - в последнее время не то, что на женитьбу, на простой флирт сил нет, - он усмехнулся, - того гляди сам отшельником стану.


-Да ладно! – Кьет тоже засмеялся, - ты и отшельником! – первый бабник на всю округу!


-Кто? Я? Что за наклеп! – он притворно нахмурил лоб, но не выдержал и прыснул со смеху, - когда это было? Сейчас… - он вдруг погрустнел, - я не знаю смогу ли быть с женщиной…


-Хм? Это еще почему? – удивился Кьет.


-Понимаешь… После того, как стала проявляться моя зверина сущность, я не могу контролировать… понимаешь… э-э-э… возбуждение… Постоянно перекидываюсь, - Шелор с волнением коснулся этой деликатной темы, - уже двух женщин напугал…


-Ты не рассказывал мне…


-А что рассказывать? О своем позоре? – Шелор пожал плечами.


-Да ладно тебе, мы же все делим пополам! – притворно обиделся Кьет, - но я не обижаюсь… понимаю, интимные вопросы самые болезненные. Но надо же придумать, как с этим быть. Возможно с хамгаАлой в роли жены этот вопрос отпадет сам собой? Они же именно для нас созданы.


-Возможно…

       В маминой книжке они прочли про простой ритуал, во время которого камень сердца горного раскалывается на две половинки. Одна половинка выходит сквозь тело. Ее нужно принести в Великий Храм для выбора невесты. Во время обряда горный должен находиться в теле ящера. Парни волновались. Но, как ни странно, все получилось с первого раза. Возможно потому, что для проведения обряда они пошли к горе. Видимо сама атмосфера способствовала.


      Шелор легко впал в транс. Камень эвдиалит, совсем крошечный, оправленный в серебро, помог усилить магическую силу обряда. Об этом они тоже прочитали в маминой книге. Само кольцо обнаружилось в маминой шкатулке с украшениями. В той же шкатулке лежала тетрадь, исписанная толкованиями некоторых камней. Их описанием и магическими составляющими. Кроваво-красный эвдиалит был во всех смыслах роковым камнем. Для людей он опасен в любом количестве. Даже кратковременное ношение грозит заболеванием и даже смертью. А для горных опасен лишь крупный эвдиалит и то, если носить его постоянно. В тетради было описано, как однажды один из королей Терагора,  боясь нападения демонических сил,  обзавелся огромным амулетом из эвдиалита (который еще называют лопарской кровью) и через год умер мучительной смертью, из-за того, что все его камни превратились в пыль.


         Откуда мать так много знала и почему у нее обнаружилось кольцо для обряда, горные даже не задумались. Шелор зажал в руке перстень, ведь для его пальца он был маловат и перекинулся в ящера. Лег на пол пещеры и сконцентрировался. Как советовалось в книге, начал думать о своей гипотетической невесте, прислушался к зову сердца, представил, какие качества хотел бы видеть в своей избраннице. Через какое-то время почувствовал это… Сначала в груди стало теплеть, затем сердце начало колотиться, все ускоряя свой темп. Когда в груди стало невероятно печь и грохот сердца заглушил все остальные звуки, дыхание остановилось. От кратковременной боли Шелор потерял сознание. Без сознания он был всего несколько секунд, поэтому момент, когда половинка камня сердца покинула его тело – почувствовал. Не было боли или крови, просто из-под чешуйки на груди вышел золотисто-зеленоватый камень в форме крупной капли, расколотой пополам. Кьет бережно взял камень и положил в обитую бархатом коробочку.


    По началу Хранитель чувствовал в груди непривычную пустоту, но со временем привык. Но чувство тревоги стало постоянным спутником.


        Кьет уехал в Великий Храм. А Шелору пришло приглашение явиться во дворец короля.


Глава 22

-Я незаметно ввела твоему отцу под кожу гиалит, - вдруг заявила Лаван за ужином. Она перестала объедаться и уже привычно ела понемногу. Фигура тоже перестала меняться, окончательно сформировавшись. Кудрявые пепельные волосы достигали середины спины. Накануне Ниран вышел из горы и передал горному, доставившему еду, просьбу принести разной ткани и приспособления для шитья. Лаван принялась шить им новую одежду.


-Что? – Ниран едва не подавился от неожиданной смены темы, ведь всего минуту назад они говорили о том, кто мог бы научить их управлять огнем.


-Я уже ничему не удивляюсь, - с улыбкой сказала девушка, - и поэтому сразу расскажу тебе зачем это сделала и о свойствах гиалита… Перед тем, как пойти к твоему отцу, я несколько дней провела в соседнем селении и расспросила людей о Хранителе… Грустно тебе об этом говорить, но его, к-хм… не уважают… - она сделала паузу, но когда он ничего не сказал продолжила, - за связь с Арханой. Местные уверены, что она плохо на него влияет. Поговаривают, что она его опоила каким-то зельем или что-то в этом роде…


-И? – Ниран продолжал есть, словно тема его не так уж сильно и интересовала, лишь нахмуренные брови говорили об обратном.


-Я не знала правы они или нет, но уже тогда решила незаметно ввести гиалит. Гиалит – очень интересный камень, если знать, как его применить, то можно вылечить разные виды заболеваний… Но… я преследовала иную цель… С одной стороны малое количество гиалита невозможно заметить даже отшельнице, но работу он свою медленно, но уверенно выполняет…


-Лаван! Да не томи ты уже!


-Я же рассказываю! – возмутилась девушка, - слушай! Так вот, гиалит под кожей в виде браслета вступает в реакцию со змеевиком, то есть камнем кожи…


-Ох, Лаван, я с ума сойду с этими камнями! Как ты все это помнишь? Камень сердца, камень кожи, - Ниран сделал большие глаза, - рассказывай по сути!


-Ну знаешь ли! – обиделась девушка, - ты настоящий невежда, который ничего не знает о себе и своем народе! Ты должен любить каждый свой камень, уважать их за то, кем они тебя делают! – она вспыльчиво вещала, - без камней ты был бы простым человеком! – она замолчала на минуту, насупившись, а Ниран грустно вздохнул и отложил куриную ножку, которую перед этим ел.


-Ты права… Ничего не знаю о себе и должен уважать… Но камни принесли мне слишком много горя… Иногда я жалею, что не родился человеком, все было бы намного проще! – в его голосе прозвучало столько печали, что кто угодно проникся бы сочувствием, но не Лаван.


-В чем проблема? Я могу сделать тебя человеком… Это конечно не быстро и достаточно сложно, но выполнимо, - она говорила притворно беспечным голосом, - извлеку из тебя все камни и станешь обычным человеком, - девушка взялась за шитье, показывая тем самым, что больше говорить не желает.


-А что будет с тобой? После того, как я стану обычным человеком? – Ниран сделал вид, словно серьезно обдумывает ее предложение.


-Еще не знаю, - она пожала плечами, - вернусь в Великий Храм, буду продолжать лечить.


-Что? Как это вернешься? Бросишь мужа? – вид у него был крайне изумленный.


-Какого мужа? ХамгаАла не выходят замуж за людей, - безразлично сказала она, уткнувшись в шитье, но в глазах заблестели слезы.


-Лаван! Ну какая же ты глупенькая! – Ниран вскочил, схватил девушку  на руки, отбросил подальше ее шитье, - я же дразню тебя! Посмотри на меня… - девушка подняла на него мутные от непролитых слез глаза. Муж бережно поцеловал каждый ее глазик и прижал девушку к груди, - прости меня, я дурак!


-Да, ты дурак! – согласилась девушка, все еще сердясь, - ты словно маленький капризный мальчик! Теперь я понимаю, почему твой камень сердца выбрал именно меня! Тебе нужна мудрая мама, а не жена! – сказала она и тут же прикусила язык. «Зря я ляпнула про маму» - подумала девушка, но резких слов уже было не вернуть. Лицо Нирана исказилось от обиды. Он поставил девушку на ноги и отвернулся.


-Ниран, прости, я ляпнула с горяча! – девушка решила сразу же извиниться.


-Нет, ты права! Я действительно веду себя глупо и по-детски! – он постарался успокоиться, - продолжай свой рассказ пожалуйста, я больше не стану тебя перебивать!


    Ниран  сел на постель и принялся жевать отложенную курицу.


-Гиалит, взаимодействуя со змеевиком, охраняет носителя от ярких эмоций, различного рода желаний, тем самым, как бы консервируя его и экономя силы… Носитель постепенно становится  спокойным, безразличным, даже, я бы сказала, слегка заторможенным внешне… Внутри он тот же, что и был, но проявляет все эмоции спокойно. Медленно двигается, спокойно говорит, одним словом гиалит бережет тело носителя, понимаешь?


-Понимаю, - Ниран кивнул, - дальше?


-Это одна из задач гиалита, но она отнюдь не основная… Ниран… Гиалит наделяет носителя шестым чувством… - девушка села рядом и взяла мужа за руку, - вот сюда, - она прочертила невидимый круг на его запястье, - я ввела гиалит твоему отцу. Он начинает действовать не мгновенно, нужно несколько дней, чтоб камень проник в кровь. Но зато потом… Чем сильнее постороннее воздействие, тем скорее заработает гиалит.


-Шестое чувство? – не понял парень, - зачем отцу шестое чувство?


-Гиалит на каждого действует по-разному, у кого-то  обострится зрение, у кого-то слух, начнет работать интуиция. Но самое главное – носитель читает мысли стоящих рядом! – девушка прижала руку мужа к своему сердцу и глядела в глаза, молча прося прощения за недавно сказанные резкие слова, - это все, что я хотела рассказать про гиалит…


    Ниран сглотнул, полностью погрузившись в омут необыкновенных серых глаз. Он простил ее, не мог долго обижаться на любимую женщину. «Любимую? – спросил он себя, - Да! Любимую, - ответило сердце»


-Ты это сделала, чтоб он смог рассмотреть лживую натуру Арханы? И вырвался из-под ее влияния? - спросил он, решив разговоры о любви отложить до лучших времен.


-Да… И, удержать его на этом свете еще какое-то время… - она решила быть предельно честной и рассказать все, что знает.


-Отец умирает? – Ниран почему-то сильно испугался. Даже то, что они с отцом чужие, не меняло того, что он его единственный родственник.


-Да, милый, - девушка опустила глаза, погладила его успокаивающе по ноге, - я видела его искорёженную ауру… Твой отец умирает.


-Объясни, от чего он умирает?


- У него нет камня сердца… Больше нет…


-О Богини… - прошептал Ниран, - как нет сердца?


-Нет камня сердца… Сердце, человеческое сердце, у него на месте, - девушка вдохнула полной грудью и продолжила, - я расскажу тебе все, что знаю. Надеюсь, это не станет слишком сильным потрясением для тебя.


Ниран молчал, Лаван собиралась с духом.


-Так как твой отец был женат на хамгаАле, значит его камень сердца должен состоять из двух половинок – своего и жены. Как у тебя сейчас. У твоего отца нет ни кусочка…


-Ты догадываешься по какой причине такое могло произойти? – спросил муж.


-Не совсем… Если бы камень сердца извлекли принудительно – Хранитель умер  в ту же минуту. Поэтому… Я считаю, что камень сам покинул владельца…


-Такое может быть? – Ниран не переставал удивляться.


-Такое может быть только в одном единственном случае, - отвечала девушка, сделав ударение на слове «единственном» - если камень сердца андалузит…


-Расскажи про андалузит, - попросил муж, рукой чувствуя стук сердца Лаван. Это его успокаивало.


-В редких случаях у горного камень сердца андалузит. Андалузит – камень элитный. Он делает своего владельца исключительным во всех сферах.  Здоровье – отменное, внешность – исключительная, светлый ум, доброе сердце. В книге я читала, что если развивать андалузит, то со временем горный сможет общаться с высшими силами и даже открывать портал между мирами…


Ниран даже присвистнул.


-Ничего себе! Портал между мирами…


-Да, но этому научиться крайне сложно и не каждый оказывается достойным. Но я хотела сказать не об этом. Андалузит не только делает своего владельца исключительным, у него есть и обратная сторона. Андалузит покидает своего владельца, если тот причинил зло ближнему…


-Ох, - только и смог сказать Ниран.


-Это единственный камень, способный на это. Поэтому я и решила, что именно он был у твоего отца, - и добавила, - но куда подевался камень сердца твоей матери, я не знаю. Камень жены никогда не покидает мужа. Даже после ее смерти он остается с ним.


-Даже не знаю что думать, - ответил муж, - Архана могла забрать?


-Как? Разрезать грудь? Нет, он умер бы… Разве что его тело само отторгло… Не знаю, Ниран.


-Так, ладно. Расскажи мне, сколько отцу осталось и есть ли возможность его спасти?


-Осталось мало. Человеческое сердце работает на износ. Но у него и остальные камни в полуразрушенном состоянии. Особенно ставролит, тот который управляет ящером, такое ощущение, что твой отец пережил несколько воин. И… последнее, что я успела заметить, ведь держала его за руку всего мгновение, - у него пять гематитов, тогда как должно быть шесть, как у каждого женатого на хамгаАле!


-М-да! – только и сказал парень.


-А на счет можно ли его спасти, я пока не могу ответить. Поддерживать в нем жизнь я могла бы. Полное исцеление – нет! Вряд ли… Но и это еще не все!


-А что еще? – муж помрачнел.


-Я считаю, что Архана – шулам! – выпалила девушка.


-Шулам? Так ты же говорила, что они синие и бестелесные!


-Они синие и бестелесные, пока не проникают в тело жертвы и не подчиняют полностью.


-Час от часу не легче… Они еще и вселяться умеют!


-Умеют, но тебе нечего опасаться. Подчинить тело горного они могут только если он согласен добровольно, или, если вынуть из него ставролит. Но вот с людьми все намного проще. Шулам легко проникают в их тела. Но тут тоже своя особенность. Человеческие тела не выносят таких нагрузок и слишком быстро изнашиваются, поэтому их приходится часто «менять», а на сколько я знаю – Архана с твоим отцом давно. Значит она не в человеческом теле.


-Хм…


-Но и это  не все… - Ниран только глаза закатил, - я знаю, как она ним управляла. Помнишь кольцо, которое я сняла и поместила в кубок? – Ниран кивнул, - это был морион – камень, оказывающий влияние. Сначала я считала, что он просто нашептывает твоему отцу что делать. Но потом увидела, насколько все плохо на самом деле… - Лаван снова глубоко вдохнула, чтоб набраться смелости сказать последнее, - Я думала морион в золоте… Но там, в вашем храме, бутракхам Богини подсказал мне, что с ним не все так просто и я присмотрелась… Ниран, морион был оправлен не в золото… это медь!


-И? Что это значит? – пожал плечами муж.


-Морион, оправленный в золото – обычное кольцо, оказывающее небольшое влияние на волю, носитель начинает слушаться того, кто кольцо подарил… Но морион оправленный в медь – это носитель демонической сущности!


-О-о-о! – прошептал Ниран.


-Демон, заключенный в морионе питается носителем, а медь не дает ему вселиться в тело и сожрать быстро. Он медленно истощает того, кто его носит… Но я увидела, что у Арханы такое же кольцо! Это мне не понятно…


-Я что-то совсем запутался… - сказал Ниран, - Архана тоже кормит собой демона?


-Не могу утверждать наверняка, но думаю что нет. Я чувствовала ее силу, она шулам, а не марионетка демона! Возможно она носит похожее кольцо…


-Как много загадок связано с этой ужасной женщиной! – скривился Ниран, - нужно спасти отца от нее!


-Она на время отстанет от него. Кольцо заперто в храме в серебряной воде, добраться до него она не сможет! – заверила девушка.


-Ты говоришь, что в храм шулам не войдет, но разве ты забыла, что шулам напала на тебя именно в храме!


-Не забыла! Это ставни виноваты! Наверное их заменили, сделав из молодой древесины, поэтому она и смогла войти, но заметь, она не касалась пола и стен. Ее притягивало тело Вика, в котором на тот момент не было ставролита. Такие тела манят их  магнитом, они ничего не соображают и просто летят на зов. К кубку ни одна шулам не прикоснется, а я попросила Рора починить ставни. Так что Архана временно нейтрализована. Но меня пугает то, что она не одна здесь, поэтому нам нужно подготовиться к встрече!


Они на какое-то время замолчали, задумавшись над тем, что их ожидает за пределами горы. Через время Лаван добавила с улыбкой:


-Шулам придётся не легко!


-Что ты имеешь ввиду? – удивился супруг.


-А то, что у них серьезный противник… Ведь твой камень сердца тоже андалузит!


Глава 23



    Честно говоря, Шелор не обрадовался распоряжению явиться во Дворец. Но ослушаться означало отказать самому горному королю, а кто на это отважится? Пришлось собираться в путь.


    Жил король, как и положено всем королям - во дворце, а дворец находился в том месте, о котором рассказывала Лаван мужу – Долине. В той самой, которая образовалась в следствие падения огромного камня, принесшего в их мир шулам.


          Долина была по истине прекрасным местом. В результате удара, в земле образовалась вмятина величиной с город. Из-за смещения пород на поверхность «вышли» многочисленные самоцветы. Из них и был построен дворец. О, это был дворец истинного Короля горных!


           Отдельно нужно заметить, что до появления шулам, у горных не было правящего органа. Они жили в тесном соседстве с людьми, но сами по себе. После нападения врага, горные вынуждены были сплотиться, назначить командиров и вести солдат на битвы, в которых, как известно нужна слаженная работа.


        После победы над шулам, командиры, показавшие себя мудрыми военачальниками, собрали Совет, на котором было решено создать Заставы по количеству оставшихся крупных гор с Хранителями во главе. А главным над Хранителями назначили короля. Жить король должен был в центре страны, для чего и выбрали Долину.


         Первый король правил мудро, заботился о народе. Но с каждым следующим поколением король для горных становился скорее привычным, чем полезным атрибутом власти. Время от времени король объезжал Заставы  или вызывал Хранителей к себе.


          Ничего важного в этих визитах не было, а вот время отнимало, именно по этой причине Шелор не обрадовался вызову во Дворец. Одна дорога туда и обратно занимает кучу времени, что уже говорить о самом приеме. Еще во время странствий с Кьетом, Шелор слышал, что король любит увеселения, постоянно устаивая балы. Что такое балы и как они проходят он представлял смутно, но почему-то не возникало  желания узнать.


После недели пути перед Хранителем Тринадцатой Заставы и его спутниками, четырьмя солдатами, открылась Долина. Они придержали коней и залюбовались на открывшийся вид. Внизу, куда хватало глаз, возлежала легендарная Долина Камней. Там и тут,  из земли, словно деревья, выросли камни. Это было единственное место, в котором можно было видеть камни таких размеров. Прямо у дороги, в человеческий рост, а иногда и больше, словно стражи, стояли разноцветные глыбы дымчатого кварца, горного хрусталя, колючего цитрина, голубого кахолонга, лилового аметиста. Зрелище было удивительным даже для горного. Как дети на ярмарке, они крутили головами и с восторгом любовались чудом. Даже мелкие камешки у дороги сияли яркими красками. Было даже жаль наступать на такую красоту. Посередине долины находился сам дворец. Он был не менее великолепен, чем сама Долина. Его стены были построены из голубого мрамора, украшенного крупными альмадинами красно-фиолетового цвета. На пиках башен красовались прозрачно- зеленые кристаллы молдавита. Названия многих камней горные даже  не знали, просто любовались. Дворец сиял красками и манил своим великолепием.


Настроение значительно поднялось. Шелор больше не считал поездку напрасной. Его спутники вообще от нетерпения ерзали в седлах, словно хотели соскочить и помчаться пешком навстречу счастью. Хранитель усмехнулся, наблюдая за реакцией своих людей. Лошади, словно чувствуя настроение всадников прибавили скорости.


У входа во Дворец горных встретила стража. Два исполина молча стояли у колонн, поддерживающих козырек над главным входом. На приветствия прибывших они не ответили, словно были не живыми, но расступились, давая пройти.


-Дисциплина… однако, - пробормотал кто-то из спутников Шелора.


        Оставив лошадей мужчине в голубой ливрее, Хранитель с солдатами вошли внутрь. Внутри дворец был еще прекраснее, чем снаружи. Открыв рты они медленно перебирали ногами и глазели по сторонам. Это был шок! У стен стояли удивительные скульптуры женщин из синего стекла. Женщины находились в разной степени обнаженности и их позы недвусмысленно намекали на соблазнение. Парни глазели и краснели. Походки стали неуклюжими. Сам Хранитель тоже почувствовал прилив крови к определенным органам и даже забеспокоился, как бы ящер не «выскочил» на свободу.


Когда длинный коридор с женскими скульптурами закончился, все дружно вздохнули с облегчением. Но стоило им войти в широкий зал, как горные поняли, что рано расслабились. Внутри зала обнаружились уже живые женщины, в весьма откровенных нарядах. Лица прелестниц закрывали маски. Шелор догадался, что они прибыли на бал-маскарад.


Пока пятеро гостей неуверенно топтались у дверей в зал, к ним подскочил слуга с бокалами. Горные потянулись за выпивкой, но Хранитель грозно на них зыркнул и сказал, обращаясь к слуге в голубом:


-Я Шелор Равар, а это мои люди! Нас вызвали к королю! – не лице слуги не отразилось никаких чувств, как и на стражниках накануне. Он просто ушел к другим гостям. Горные в недоумении переглянулись.


-Стоите здесь! Ведете себя тихо, вино не пьете! – приказал Хранитель подчиненным, - а я пойду искать кого-то с мозгами.


    Долго Шелор бродил по залам, пытаясь найти кого-то, кто отведет его к королю. Веселье было в самом разгаре и в каждом из залов он находил одну и ту картину – веселящиеся придворные. Причем все женщины без исключения были в откровенных полупрозрачных нарядах и с масками на лицах. Мужчины же выглядели вполне нормально, только со слегка затуманенными взглядами. Они пили, танцевали, кто-то отдыхал на диванах. Шелор даже заметил несколько удаляющихся парочек и нахмурился, догадавшись куда они пошли и зачем.


«Так вот, как живет король с придворными! Однако…» Хранитель Тринадцатой мрачнел с каждым шагом. Раз десять к нему подходили слуги и пытались всучить бокал, но он лишь отмахивался от них. На его расспросы о том, как попасть к королю те молчали, как истуканы. Когда Шелором овладело отчаяние и он уже собирался забрать людей и уехать,  ему встретилась красивая женщина, которая была вполне прилично одета и без маски на лице.


-Извини! – обратился он к женщине и ускорил шаг, чтоб поравняться с ней.


-Да, - отозвалась незнакомка, - я тебя слушаю. – женщина остановилась и повернулась лицом к горному.


-Я… - сердце Шелора пропустило один удар, когда он поравнялся с красоткой и заглянул в ее прекрасные синие очи, - меня вызвали к королю, но я никак не могу найти кого-нибудь, кто провел бы меня к нему.


-А-а-а… - безразлично протянула девушка, - я провожу. Пойдем за мной. – и она, потеряв всякий интерес пошла вперед, а Шелор засеменил следом, любуясь грациозным станом и величавой походкой. «Как королева» - подумал он.


- Я доложу королю Севуру, - женщина остановилась у одной из дверей, у которой тоже стояли два гиганта с застывшими лицами, - как о тебе доложить?


-Шелор Равар, Хранитель Тринадцатой Заставы, - представился горный.


-Тот самый? – маска безразличия слетела с лица девушки, она очаровательно улыбнулась, - много о тебе слышала, Хранитель!


-Надеюсь ничего плохого? – улыбнулся Шелор в ответ.


-Н-нет… Только хорошее! Подожди здесь, я доложу о тебе! – и девушка упорхнула в открытую дверь.


Ее не было около часа. Хранитель нервно вышагивал около двери и медленно зверел. Но когда девушка вернулась и послала ему извиняющую улыбку, сразу обо всем позабыл.


-Извини, что пришлось так долго ждать, но дело в том, что у Севура был лекарь, я не посмела отвлекать! Но сейчас уже можно, он готов принять тебя!


-Может в другой раз? Я не знал, что король болен! – нахмурился Шелор.


-Нет! – повысила голос девушка, но затем исправилась и добавила мягче, - Севур желает тебя видеть!


    Шагнув за девушкой в дверь, горный попал в длинный узкий коридор который уходил вниз. Шелор тогда еще удивился, ведь они были на первом этаже, неужели король обитает в подземном помещении? Словно почувствовав витающий в воздухе вопрос, незнакомка обернулась и пояснила:


-Севуру прописано находиться подальше от солнечного света… что-то с кожей… -


Шелор не прокомментировал. Его это не касается.


    Король встретил его в очаровательной гостиной. Не смотря на то, что естественного освещения не было, комната оказалась красиво освещенной. Свет лился из многогранных камней-светильников, вмонтированных в стены. Голубой цвет стен, темно-красный пол из альмадина. Все те же камни, что и снаружи. И трон, естественно, был из камня, насыщенного синего цвета, названия которому Шелор не знал. Монарх был стар. Худощавый старик с бледной кожей и синими глазами.


-Входи-входи! – сказал Сувур, - рад видеть легенду нашего Терагора!


    Шелор смутился. Такого приема он не ожидал. О какой легенде говорит король? Ответил скромно, слегка склонив голову в поклоне:


-Приветствую короля горного мира!


-Да ладно тебе, проходи, садись, не нужно излишних церемоний, - махнул Севур рукой, увешанной перстнями. Шелор подошел и сел на предложенный стул напротив королевского трона.


       Между ними стоял невысокий столик с напитками. Помимо короля за столом сидела красивая женщина неопределенного возраста. Она казалось молодой, вот только взгляд у нее был цепкий и колючий, как у людей, умудренных опытом. Незнакомка, которая привела Хранителя, тоже села рядом, из чего Шелор заключил, что она не простая придворная.


-Я не с пустыми руками прибыл, - вдруг спохватился Шелор, - у меня есть подарок!


-Неужели? – поинтересовался Севур. Шелор достал из нагрудного кармана небольшую шкатулку из древнего, почти черного дерева и поставил на стол. Спутница короля сдавленно охнула и выпучила глаза. Шелор, не заметив такой реакции, открыл шкатулку и достал из нее каменный шар светло- зеленого цвета с белыми прожилками и сказал:


-Ты наверное опознал офиокальцит? Я нашел его внутри своей горы накануне поездки во дворец. А, так как этот камень слишком редкий и гора просто так его не отдает, решил, что это знак и привез в подарок тебе! – Шелор поднял глаза на короля и протянул руку с подарком. Король казался растерянным, но руку протянул.


Тут послышался громкий крик:


-Н-е-е-т! – и офиокальцит из рук Хранителя выбили. Он в недоумении уставился на девушку, сидящую рядом, - ему нельзя прикасаться к камням без разрешения лекаря! – офиокальцит упал и застыл у ножки стула. Девушка стремительно нагнулась, схватила камень и положила назад в шкатулку, а шкатулку сунула себе в карман, - но когда он поправится, я обязательно отдам твой подарок!


        Шелору показалось, что спутница короля с облегчением вздохнула:


-Архана, детка! Спасибо за твою заботу, не знаю, что бы мы без тебя делали, - впервые подала голос она.


-Да, Архана, спасибо! – поддержал король, - кстати познакомься, Хранитель! Это Архана, дочь моей близкой подруги, - он кивнул в сторону спутницы, - Халиммы.


       Шелор вежливо кивнул обоим женщинам. Поступок Арханы его напряг, но выразить недовольство он не смел.


-Приятно познакомиться, дамы, - сдержанно проговорил он. Прежде очаровательная комната начала раздражать и он добавил, обращаясь к королю, - прошу простить меня, но я приехал не надолго. Хотелось бы узнать причину приглашения во дворец…


-Выпей вина с дороги, - в руках Халиммы оказался бокал с красной жидкостью. Шелор хотел отказаться, но это было бы откровенно невежливо и поэтому он взял протянутый бокал и отпил глоток. Вино оказалось приятным на вкус и он сделал еще несколько глотков. Халимма очаровательно улыбнулась. Она передала бокал  королю и поднялась на ноги со словами:


-Архана, дорогая, пойдем, оставим мужчин наедине! – женщины выскользнули из комнаты. Шелор с королем выпили еще по несколько глотков.


-Я много слышал о тебе, Шелор Равар, - начал Севур, - и даже помню ребенком. Мы встречались на Тринадцатой Заставе, когда я приезжал к вам с визитом.


-Извини, я видно был мал, не помню нашей встречи…


-Ничего. Я уважал твоего отца, позволь выразить сочувствие, в связи с его кончиной…


-Спасибо, - Шелор поклонился.


-А так же поздравляю со вступлением на пост Хранителя! Был бы моложе,  приехал поздравить тебя на месте, но сам понимаешь, силы не те… - король вновь пригубил вина.


-Спасибо, - еще раз повторил Шелор, не зная, что еще положено говорить в таких случаях.


-До меня действительно доходят слухи о том, что происходит в королевстве, и в последнее время я слишком часто слышал о тебе. Хранитель Тринадцатой то, Хранитель Тринадцатой се… И только хорошее… Вот и разобрало меня, старика, любопытство, что за удивительная личность у нас в Хранителях завелась, - говорил король с улыбкой, но так, словно он и не рад, что Шелор таким замечательным оказался.


-Даже не знаю что и сказать, - отозвался Шелор, когда король замолчал, - молва преувеличивает, я не сделал пока ничего значительного. Просто постарался навести порядок в селениях горных, да быть справедливым…


-Скромность – ценное качество, - открыл в улыбке белоснежные зубы король Севур, -


однако я вызвал тебя не просто похвалить, но и… предостеречь!


-О чего предостеречь? - удивился молодой горный, что-то разговор стал слишком тревожным и Шелор махом опустошил бокал. Удивительно, но вино успокаивало.


-Тема деликатная, ты меня, старика прости… - король подвинул Хранителю очередной бокал, - но поговорить я хочу о твоей женитьбе…


-О-о… - только и ответил Шелор, - уже и об этом донесли?


-Донесли, Хранитель, донесли. На то я и король, чтоб все знать о моем королевстве… -взгляд у короля оживился и полыхнул синим. Шелор подумал, что в этом есть что-то странное, но мысль неуловимо исчезла, - не женись на хамгаАле, не совершай мою ошибку…


Глава 24

      Лаван спала сном младенца, умостившись на плече мужа, а Ниран лицезрел зеленый потолок их временного обиталища. Тревожные мысли не давали спать. Слова жены задели его за живое. Она права, он вел себя как ребенок. Мало того, что ничего не знает о собственном народе, так еще раздражается, когда она его учит. А стоило бы прислушаться и запоминать. Но что-то в глубине души не дает внимать ее науке. Не просто что-то… А гордость… Да, гордость обыкновенная. Мужская…


         Мужчина, который существенно уступает своей женщине. Это мучило его и не давало спать спокойно. Что, если она разочаруется в нем и покинет? Как дальше жить, если тебя один за одним покинули все близкие? Он легонько освободил руку и сел на постели, не потревожив сон жены.  Нельзя этого допустить! Он должен доказать себе и своей жене, что он тоже чего-то стоит! Прежде всего нужно стать настоящим горным, изучить свою историю, почувствовать собственное тело в конце концов! Брать уроки у Лаван он не станет, поэтому остается единственный «учитель», который сможет поделиться знаниями… Значит нужно к нему и обратиться. С этими мыслями Ниран тихо выскользнул из офиокальцитовой пещеры.


    Он свернул в тот коридор, в который метнулся в прошлый раз в поисках Лаван. На этот раз он шел медленно, внимательно глядя по сторонам. Коридор был темным, в босые ноги впивались острые камни. Поддавшись интуиции он перекинулся в ящера. Тот час звериное зрение позволило ему рассмотреть пещеру, в которую он вышел, а лапы даже не почувствовали дискомфорт от острых камней. Неоценимое преимущество!


          В ноздри ударил резкий запах сырости, значит невдалеке была вода. Помня, что где-то здесь  обрыв, Ниран не спешил. Точно, через несколько шагов глубоко вниз ухнула пустота. Ящер опустил голову и пытался рассмотреть насколько глубока пропасть, но дно было недосягаемо даже для его взгляда.


-Пришел попробовать еще раз?- Ниран вздрогнул от неожиданности, но удержался на лапах. Старичок обнаружился сидящим на каменном уступе. Зеленые глаза поблескивали в темноте. Ниран сначала хотел принять человеческий облик, но передумал, все-таки неловко было бы стоять перед самим Духом Горы нагишом.


-Да, - прорычал он звериной пастью, - хочу попробовать… научишь?


-К-хе, к-хе, - засмеялся Дух, - а я все жду, когда попросишь?


Ниран удивился. Он ожидал, что Духа Горы придется еще поуговаривать, а тот оказывается давно ждал его прихода.


-Скучно мне, старику, - Дух, в подтверждение своего преклонного возраста покряхтел и встал, держась за спину, - давненько никто не захаживал, развлекусь за твой счет… Ну как? Не передумал учиться? – Нирану показалось, что старик подмигнул.


-Я не передумаю, - с трудом ответил горный. Все-таки человеческая речь ящеру удавалась с трудом.


-Вот и хорошо! – Дух заметно повеселел, - тогда урок первый, научу тебя общаться, не ворочая языком, а то ничего не понятно, что ты там рычишь!


       Старик щелкнул пальцами и в руке у него оказался какой-то булыжник. Старик щелкнул второй раз – в другой руке оказалась веревка. Дух ловко продел веревку в отверстие в камне и поманил к себе горного. Ящер сделал пару шагов навстречу. Старик повязал ему на шею веревку с камнем и сказал:


-Учительский камень, называется пегматит! Поможет сосредоточиться и запоминать науку, да и со мной общий язык найти! Сначала на веревке станешь носить, в человеческом теле как раз на уровне пупка будет, никто не увидит и не догадается ни о чем. А затем тело само его примет, - Ниран благодарно опустил голову, а старик продолжил, - так вот, урок первый! Говори сердцем, рта не открывая! – а когда горный хотел спросить как именно это сделать, добавил, - закрой глаза! Обратись мысленно к своему сердцу! Помнишь, где пекло, когда ваши камни сердца соединились?


       Ниран закрыл глаза и вспомнил, как тогда, в старом храме, сердце Лаван и его соединились. Вспомнил то невероятное  чувство боли напополам с наслаждением в груди. И камень сердца ответил, нагревшись в том месте. Дух Горы, почувствовав это, сказал:


 -Направь сквозь камень сердца какую-то мысль в мою сторону, так словно нить протяни, - Ниран попытался, но ничего не получилось, - ничего, с первого раза и не получится, пробуй, а я пока посижу.


      Ниран попытался еще и еще, но когда через время ничего не получилось, отчаялся.  «Бракованный я какой-то, даже собственные камни слушаться не хотят!» – подумалось с досады!


-А ты полюби свои камни сначала, тогда и они ответят тебе взаимностью! – раздалось рядом.


-«Получилось?» – подумал Ниран.


-Получилось, слабовато правда, словно прошептал, но я тебя услышал! – проворчал Дух Горы, - а теперь иди, попрактикуйся с женой! Приходи завтра…

    «Домой» Ниран мчался, торопясь поделиться произошедшим. Лаван спала, но проснулась сразу же, как только муж в теле ящера ворвался в зеленую пещеру. Она сладко потянулась и сразу же призывно отбросила одеяло, приглашая мужа присоединиться. У Нирана мелькнула ревнивая мыслишка, что в теле ящера она хочет его сильнее, но тут же ускользнула, стоило ее неповторимому запаху донестись до его ноздрей. Признаваясь самому себе, он понял, что и сам, находясь в теле ящера, познал со своей самочкой самые чувственные ощущения. Вскарабкался на ложе, прижал жену к своему телу и зарычал, чувствуя возбуждение.


-О, Ниран! Откуда это? – воскликнула вдруг Лаван, заметив амулет. Она схватила его обеими руками, все-таки камень был внушительный, и стала вертеть его во все стороны рассматривая, - это… это же пегматит, да?


     Ниран на мгновение скривился, надо же, все она знает! «Кажется, любовь отменяется!» Со стоном перекинулся в человеческий облик, перевернулся на спину, посадил жену рядом и сказал:


-Дух Горы подарил…


-Да? Зачем? Ты же не учитель… Или он считает, что это твое призвание? – лицо девушки выглядело удивленным.


-Нет… понимаешь, я его попросил научить меня кое-чему…


-Чему?


-Помнишь я упал с обрыва? Ты сказала, что меня спас Дух, вот я и решил, что он сможет научить меня быть горным… - муж замолчал, ожидая ее реакции. Девушка счастливо улыбнулась.


-Я так рада, милый! Лучше, чем Гора, тебя никто не научит! Но что значит этот амулет? Я считала,  этот камень исключительно «человеческий» настолько он…  простой.


-Расскажи, что ты о нем знаешь? – попросил горный, забрав из рук жены камень и принявшись его внимательно рассматривать. Камень был светло-серым, с черными вкраплениями, но если посмотреть на срез камня, эти вкрапления были похожи на детские каракули.


-Пегматит, камень учителей. Полностью положительный камень. Ни в коем  случае не принесет зла владельцу, поэтому его чаще всего и носят люди.  Задача проста – помогает наладить прочную связь с учениками. Еще это оберег учительских домов. В помещении, где развешаны такие амулеты или стоят статуэтки из пегматита, всегда легко сконцентрироваться на новых знаниях. Видишь, он даже похож на письмена…


-Да, вижу, необычно… Дух сказал, что этот камень  поможет сосредоточиться на учебе и найти общий язык с ним… - сказал Ниран рассматривая крупный плоский пегматит с дыркой для веревки, - а еще сказал, что хорошо, что в человеческом облике будет висеть на уровне живота и никто его не увидит.


-Хм, - ответила жена.


-А еще сказал, что со временем мое тело этот камень примет…


        Лаван нахмурила брови и задумалась. Она так забавно выглядела в этот момент, словно хотела сорваться с места, найти Духа и расспросить его самостоятельно. Ниран рассмеялся и зацеловал жену, как всегда, почувствовав рядом с ней нежность и возбуждение. Много позже, когда насытившиеся друг другом они отдыхали, Лаван продолжила расспросы:


-А когда у тебя первый урок?


-Сегодня был первый. Дух учил меня говорить «сердцем»… - начал Ниран, но увидев вытянувшееся лицо Лаван спросил, - ты чего?


-Говорить «сердцем», переспросила она? – девушка села, скрестив перед собой ноги, - не слышала о таком.


-Ты меня удивила, надо же, моя умненькая супруга и чего-то не знает, - но получил толчок в бок, и  засмеялся, - ладно-ладно, расскажу! Нужно почувствовать свой камень сердца и представить, словно  протягиваешь нить к камню сердца собеседника и  «толкаешь» по этой нити нужную мысль!


-Хм, - повторила Лаван, - как интересно… А эти мысли можно всем посылать?


-А я не спросил, - растерялся муж, - он только сказал, чтоб я практиковался с тобой и пришел завтра…


-Эх, как жаль, я бы спросила… - но получив ответный тычок от мужа, осеклась, - хорошо, давай попробуем!


     Они сели друг напротив друга, закрыли глаза и сосредоточились. Ниран подумал, что с первого раза точно не получится и поэтому послал жене смелую мысль: «Я люблю тебя!» Лаван вздрогнула. Ниран почувствовал внутри себя жар, затем у него защипало в глазах и где-то в груди он не услышал, а скорее увидел, сияние и ответное трепетное: «А я тебя люблю…» Он открыл глаза и встретился с затуманенным от слез взглядом Лаван. Без слов они смотрели друг на друга и нежно улыбались. Затем бросились в объятия и вновь страстно поцеловались, доказывая правдивость собственных слов.


      Когда эмоции улеглись и они вновь принялись «разговаривать» сердцами, то обнаружили, что легче всего передаются эмоциональные мысли. А когда просто пытались передать друг другу информацию типа: «Какого цвета у меня глаза?», получалось сложнее. Затем Ниран попробовал передать мысль, прикоснувшись к пегматиту. Дух был прав, сразу получилось глубже сосредоточиться и «достучаться» до Лаван. Остаток дня и весь вечер они посвятили новому умению.


Глава 25

-Не знал, что ты женат на хамгаАле, - сказал Шелор.


-Ничего удивительного, я всячески скрываю этот факт. Не желаю, чтоб поддавшись желанию следовать своему королю, кто-то еще совершил такую ошибку! – король заметно воодушевился, щеки окрасил румянец, кожа стала не такой бледной.


-А… почему… ошибку? Разве в браке с хамгаАлой горный не становится сильнее, укрепляет свой род? – поинтересовался Хранитель.


-Вот и я купился на эту сказку… А по факту заимел в жены  уродливую колдунью! – лицо старика исказила гримаса отвращения.


-Объясни… не понимаю, - нахмурился Шелор.


-Конечно, объясню, для этого я тебя и вызвал, - король вновь наполнил бокалы, - когда я был молод и готовился принять трон, отец настоял на моем браке с хамгаАлой. Он кормил меня баснями о нашей истории, рассказывал какие они исключительные существа, подарок Богинь и все такое прочее… Рассказывал о силе, которую даст мне этот брак. Правду сказать я не хотел жениться, но отец настаивал. Он был болен и хотел перед смертью увидеть внуков. Но… на тот момент я уже был влюблен… В расстроенных чувствах я пошел к своей возлюбленной и поведал ей о том, что задумал отец. Мы поплакали вместе, но она убедила меня, что решение отца верное, а я будущий правитель, на ней жениться все равно не смогу… В общем я согласился. Посланник отвез мой камень сердца в Храм и нашел мне невесту. С этого момента у меня был всего один год, чтоб насладиться своей свободой и любимой женщиной, - король замолчал, словно окунулся в воспоминания, - мы были так счастливы… Нужно было жениться на ней! Но… прошлого не вернуть! Так вот, в положенный срок я, убитый горем поехал в Храм за невестой…


-А по какой причине нужно ждать год, после того, когда выбор уже сделан? - спросил Шелор.


-Я думаю, за год твой камень сердца настолько прочно привязывается к ее, что эти узы оборвать уже невозможно. Ты в прямом смысле становишься привязанным к жене. Твоя жизнь зависит от нее! – горячо сказал Севур, а Шелор вздрогнул, - в общем женился я… не буду утомлять тебя подробностями моего неудачного брака, но скажу тебе главное – хамгаАла не годятся на роль супруг!


-Но… почему?


-Они… ужасны внешне… именно по этой причине прячутся под свои одежды! И поверь мне, там есть что прятать! – король брезгливо скривился, - но при этом обладают неведомой силой, что не смотря на их внешность, ты постоянно хочешь заниматься с ней… близостью! Фу! Как же мерзко я чувствовал себя на следующий день! – король залпом осушил бокал, Шелора настолько взволновал этот рассказ, что он тоже незаметно для себя допил вино. Какое-то время они молчали.


-А… где сейчас твоя жена? – поинтересовался Шелор.


- В своем крыле замка, где же еще, - пожал плечами Севур, - мы договорились, что будем жить отдельно. Я не видел ее много лет. К счастью…


-А… дети?


-Они бесплодны! Какие там дети! – скривился король.


-Хм, прости Севур, что спрашиваю, но разве стоит по одной судить остальных? Возможно это тебе так не повезло? – промолвил Шелор. Король вспылил.


-Не повезло? Ты считаешь мне просто не повезло? – он повысил голос, - да ты только посмотри, кого она из меня сделала? Я живу только благодаря своему трону!


     Шелор сначала ничего не понял. Но потом, когда король слегка приподнялся и показал себе за спину, просто онемел. Тело короля «вросло» в собственный трон!

      Когда Хранитель вошел в королевские покои, то отметил, что трон выглядел необычно, но разговор так его увлек, что он не придал этому значение. А теперь, когда рассмотрел, еле сдержал крик ужаса. Король и трон были единым целым! Точнее выглядело так, словно Севур - часть трона.


         Синий камень с красными прожилками… Только теперь Шелор разглядел, что камень живой, а прожилки полны крови… Крови короля. Одежда была наброшена только спереди. Спиной и бедрами король полностью слился с символом власти Терагора. Капли холодного пота потекли по спине молодого горного. Подобного ужаса он себе и представить не мог! Поднял ошеломленные глаза на своего монарха и прошептал:


-К-как… к-как она… это сделала?


-Колдовство! Она опоила меня своим зельем и однажды собственный трон, на котором восседали мои предки, стал палачом! – лицо правителя было перекошено злобой и ненавистью, - так она отомстила  за неверность!


-Ты изменял ей? – Шелор настолько поразился увиденным, что кажется начал туго соображать.


-А как ты думал? – король посмотрела на него, как на слабоумного, - у меня была любимая женщина и  я до сих пор ее люблю! – и добавил, - ты с ней знаком, это Халимма.


-А… Архана твоя дочь? – высказал догадку горный.


-Нет, к великому моему сожалению. Когда я познакомился с Халиммой у нее уже была малышка Архана. Дочь от предыдущего брака. Супруг Халиммы погиб… Но Архана мне как дитя, я люблю ее так, как любил бы родную!

-Это невероятно, то, что ты мне рассказал… - Шелор с королем продолжали беседу. Молодой горный почувствовал, что мысли путаются, но старательно делал вид, что трезв.


-Ты первый, кому я рассказал правду! Для всех остальных я просто больной старик… Тогда как на самом деле я и не живу… и не умираю…


-Сколько  времени ты… в таком состоянии? – задал он еще один вопрос.


-Много лет. С тех пор, как отселил жену, - он скривился при последнем слове, - в собственные покои. Когда… это случилось… я велел унести меня из коронной залы, а придворных всячески веселить, чтоб ни у кого не возникло и мысли, что что-то произошло. Халимма и Архана - мои связные с внешним миром. Вот так я и существую…


-Севур… Я  не понимаю одного, почему ты не разогнал Великий Храм, если считаешь всех хамгаАла… опасными?


-Из-за отшельниц, Хранитель. Только из-за них! Из хамгаАла  действительно хорошие врачевательницы выходят! – король вздохнул, - чего не отнять, того не отнять!


      Они выпили еще.



-Краси-и-и-вый, - прошептала девушка, наблюдая за спящим Шелором. Не опасаясь, что он проснется, она провела пальцем по его губам, нажала, приоткрывая рот и влила из маленькой бутылочки несколько капель в рот, - а теперь просыпайся…


       И правда, всего через несколько минут Хранитель заворочался на койке, на которую его, изрядно опьяневшего, отволокли слуги. Сел на постели и уставился осоловевшими глазами на красавицу, сидящую рядом.


-Привет! – сказала она. Но он ничего не ответил, - пить хочешь? – снова молчание, - как тебя зовут? – никакой реакции, Шелор не моргая смотрел на девушку, - значит работает… Слушай меня внимательно, через 20 минут выйдешь из этой комнаты, свернешь направо, пройдешь 304 шага и спустишься вниз по лестнице, затем, через арку выйдешь в  сад… там ты услышишь крик…

       Архана, стоявшая в саду, наблюдала за Шелором, спускающемся по ступенькам. Она залюбовалась широким разворотом плеч, узкой талией, длинными ногами.  Впервые видела настолько привлекательную особь родственного вида. Именно так горных называла Старшая, «родственный, годный к спариванию вид». Шелор повернул голову в сторону, словно что-то услышал. Длинные локоны взметнулись, закрывая половину лица. Он ускорил шаг, а затем и вовсе побежал. Архана обошла дерево, за которым скрывалась и пошла следом.

-Отпустите ее! – грозно рыкнул Хранитель. Мгновение назад он услышал женский крик и побежал на голос. Его взору открылась чудовищная картина. Его собственные солдаты издевались над девушкой. Трое держали, а четвёртый разрывал одежду. Жертва отчаянно отбивалась и  Томми, тот, который разорвал ее платье, ударил девушку кулаком в челюсть. Шелор озверел. Резко подскочил и развернув Томми отшвырнул в кусты. Остальные бросили девушку на землю и схватились за мечи.


-Я сказал прекратить! – но солдаты даже не подумали послушаться, словно сумасшедшие  бросились на своего командира. Девушка отползла к цветущему кусту и сжалась в комочек.


Шелор был вынужден оголить собственный меч.


-Рахир, Томас, Конор! Вы спятили? – крикнул он окружавшим его соплеменникам. Те снова промолчали, лишь оскалились. А затем, как по команде, набросились. Битва была короткой. Никто из них не ровня Хранителю. Четыре взмаха меча -  четыре трупа.


Глава 26



-Пришел человечком… Жаль, жаль… - пробурчал Дух, слезая с камня. Сегодня он выглядел иначе. Одет был в простую рубаху и старые брюки, а борода была заплетена в косу и отброшена за спину, - думал огоньком побалуемся, но раз так…


-Э-э-э, - развел руками Ниран, - не проблема, перекинусь!


-Не стоит, у меня уроков на оба тела хватит, - Дух не то закашлялся, не то засмеялся, - лови!


       Ниран от неожиданности еле словил камень, который бросил в него Дух Горы. Сегодня в пещере было светло. Ниран заметил это еще когда шел по коридору. Видимо Дух позаботился.  Лаван порывалась идти за ним, но муж  не позволил. «Это мои личные, мужские дела» - сказал он.


       Камень оказался небольшим, зернистой структуры, голубоватого цвета. Горный покрутил его в руке, рассматривая. «Может очередной амулет?»


-Что чувствуешь? Послушай камень! – велел Дух. Ниран прислушался к себе. Ничего особенного вроде.


-Ничего не чувствую, обычный булыжник, - сказал он вслух, зевая.


-Правда? Ничего? – хмыкнул Дух, - а глаза чего трешь, молодая жена спать не давала?


Ниран хотел возмутиться, но от чего-то стало лень даже говорить.


-А и правда, спать захотелось, - медленно ответил он насмехающемуся Духу, - что за камень такой?


-Под стать себе! Апатитом называется. Голубой апатит умеет вызывать полную апатию, безразличие, сонливость. Долго лучше не держать! А вот этот послушай! – Дух забрал голубой камень у горного, а взамен дал такой же, но зеленый.


-О, какой красивый! – залюбовался Ниран, - мне нравится этот камень, таких красивых еще не встречал! А он как называется? - воодушевился вдруг  горный. Дух засмеялся и забрал и его.


-Отдай, пока тебя не разобрало! Это тоже апатит, но зеленый, действует иначе. Поднимает настроение, веселит. На тебе еще один, что про этот скажешь?


      По структуре камень был такой же, как и предыдущие, но желтоватого цвета.


-Хм, - задумался Ниран, прислушиваясь к себе, - тоже апатит, но желтый? – Дух утвердительно махнул головой, - ничего вроде не чувствую, хотя стоп… легкая ломота в теле была, а сейчас пропала…


-Верно, желтый апатит лечит, если болезнь мелкая, силы придает. На, забирай все три! С женой попрактикуешься. Завяжет пусть тебе глаза и поочередно дает в руки. Ты должен узнать каждый из камней и, еще, самое главное -  не позволять им влиять на себя, - сказал Дух и исчез.


-Э-э-э, стой! А как же прошлое задание? Проверять не будешь? – выкрикнул он в темноту. Где-то внутри себя услышал голос:


-«Жизнь у тебя все мои задания проверит!»


      На следующий день Дух встретил горного опять же с камнем в руках. Ниран, помня, как накануне Дух расстроился, что он пришел в человеческом теле, пришел в драконьем.


      Мысленно послал приветствие Духу, на что тот лишь слегка качнул головой, находясь в глубокой задумчивости. Дракон сел неподалеку и стал ждать, пока Дух обратит на него внимание.


-«Я покажу тебе один очень сильный и древний камень. Но ты не должен рассказывать о нем никому!» – сказал старик, все так же не глядя на горного.


-«Никогда?» - мысленно спросил Ниран. Он уже оценил это умение обмениваться мыслями, так как говорить, неприспособленной для этого пастью, было по меньшей мере не удобно.


-«Никогда… Пока не почувствуешь, что пришел тот самый, исключительный момент!» - был ответ.


-«Я пойму, что этот момент пришел?» - спросил горный.


-«О да, ты поймешь…»


       Дух встал со своего привычного места на уступе и подошел к горному. Протянул ему камень, чтоб рассмотрел.


-Посмотри, прикоснись, если хочешь попробуй на вкус! Затем перекинься в человека и проделай то же самое. А потом скажешь мне, что почувствовал, - Дух положил камень на протянутую лапу и растворился.

    Камень был красивый. Темно-красный, насыщенного цвета, но на сломе не было привычного для камней блеска. И что-то в нем волновало. Как только камень коснулся кожи, дрожь прошла по всему телу дракона. Так, словно жарко и холодно одновременно. На лбу выступила испарина. Подавив желание сбросить камень с ладони, мужчина сосредоточился. Сначала долго крутил, рассматривая со всех сторон. Затем попытался «прочесть» его сущность, как учил Дух. Ощущения были странными. Словно в руках не бездушный камень, а живая плоть. Ниран заинтересовался. Он поднес его к ноздрям понюхал.


      «Что?  Кровь?» Действительно камень имел практически неуловимый запах крови и чего-то еще, не знакомого. Поддавшись инстинкту дракон вытащил длинный язык и прикоснулся к камню на изломе. Все тело взорвалось мгновенной болью. Дракон зашипел и уронил камень. Язык онемел и мгновенно вспух. Последней мыслью было: «Отрава» и тело начало сводить судорогами. Ниран обессиленно повалился на бок и застонал, не в силах справиться с собственным телом. Казалось, его зажало тисками и выкручивало конечности в разные стороны. Глаза затянуло туманом и в голове запылал огонь. Огонь потек по венам, пекучий, едкий, растапливающий до самых костей! Боль была чудовищная.


-Э-к-к-а тебя… - послышался голос Духа где-то рядом, - ну ничего, ничего, это ненадолго, скоро оклемаешься! Не борись! Расслабься, быстрее закончится.


        Ниран попытался расслабиться, но это было не так-то просто. Он лишь злобно замычал в ответ, когда очередная судорога скрутила тело.


      Но Дух не обманул. Постепенно боль ослабевала, пожар в голове затухал. Ниран начал осторожно дышать, глубокие вдохи причиняли боль в груди. Понемногу вернулась способность думать.


-«Что это было? Яд?» - послал он злую мысль Духу.


-«Сдурел!» - хихикнул Дух, - «скорее анти-яд!»


    Полежав еще немного, Ниран попытался встать. Тело отозвалось ломотой. А пелена перед глазами так и не ушла.


-Тело будет болеть еще дня два, видеть тоже будешь плохо… Но так и должно быть… Перекинься, в человеческом теле станет полегче!


     Ниран собрал остаток сил и принял человеческий облик. Тут же почувствовал, что его голову приподнимают и к губам прикасается что-то холодное:


-Попей! Это вода с шунгитом, но только один глоток! Один, я сказал! – и воду отняли, когда он попытался сделать еще один глоток этой сказочно вкусной воды. От нее внутри сразу погас пожар и Ниран смог произнести:


-Спа-сибо! Что… что со мной?


-Садись, - Дух помог парню приподняться и облокотиться о каменную стену, - на вот, завернись, - протянул ему простое серое одеяло. Когда молодой горный немного пришел в себя Дух сказал, - а теперь расскажи мне, что думаешь про камешек? Есть мыслишки?


-Камешек… Да я чуть не помер от этого камешка, - пролепетал горный заплетающимся языком, - но мыслишка есть одна… Не знаю, что это за камень, но в нем есть кровь… Кровь и что-то еще, не знакомое мне.


-Молодец, - похвалил Дух, - а чувства, какие чувства вызвал? – в его голосе звучало волнение и какое-то необъяснимое нетерпение, словно ему было очень важно, чтоб Ниран непременно узнал этот камень.


-Чувства… противоречивые… так, словно к святыне прикоснулся… волнение было. А потом в пот бросило… но при этом, трепет такой, словно он… близкий мне… как отец… или мать… Обнять хотелось, к сердцу прижать… и при этом бросить и бежать от него подальше… - все это сказал Ниран с закрытыми глазами, - я безнадежный ученик, да? – через время добавил он, когда ответа от Духа не дождался.


- Нет, горный, ты не безнадежный, - послышалось совершенно с другой стороны, ты – избранный!


        Голос принадлежал Духу Горы, но не тому, который явился в облике старца. Это был тот же голос, который объявил Нирана и Лаван мужем и женой после слияния. Ниран распахнул глаза и повернулся в сторону, откуда донеслись слова. Сквозь пелену перед глазами он рассмотрел… дракона! Держась за стену он поднялся на ноги, не позволив себе сидеть перед величественным созданием. Дракон был большим, гораздо бОльшим, чем был сам Ниран в своей второй ипостаси. Горный опустился на одно колено и склонил голову в поклоне. Сердце в груди заколотилось с бешенной скоростью. Он не поверил, что это все происходит с ним на самом деле. А голос между тем продолжал:


- Уже очень много лет ни один горный не мог пройти испытание киноварью, но сегодня сбылось древнее пророчество! – от этого голоса мурашки побежали по телу, - поднимись с колен, Ниран, ты - носитель древней крови, голову выше, будущий Мбрет нашего народа!


    Ниран вздрогнул, поднялся на ноги, все так же держась за стену  и выпрямился, на сколько позволяло ослабленное тело. Сквозь все тот же туман перед собой он увидел и поразился – древнее существо склонило перед ним голову, словно он, Ниран, обычный горный, почти ничего не знающий о своем народе, был кем-то важным. Он кашлянул и сказал:


- К-кто будущий?


-Мбрет! Повелитель горного народа! – ответил Дух.


-Но… это должно быть ошибка… у нас есть король, кажется… - неуверенно сказал парень.


-Отныне и навсегда – не сомневайся в себе и собственной силе! То, что ты избранный – тяжкое бремя, но именно тебе с ним жить! Чем скорее ты это признаешь, тем скорее научишься пользоваться силой! – сказал дракон и исчез.


-Что… куда… ох… куда же ты опять исчез… - с досадой крикнул Ниран в пустоту, - я ничего не понял… какое пророчество?

    Через какое-то время Дух Горы явился снова в теле старца.


-И чего ты здесь сидишь? Отчего не пошел к жене, поделиться новость? – старик сел рядом с Нираном. Тот так и остался сидеть у каменной стены, замотавшись в одеяло. Глаза были затянуты поволокой, отчего казались слепыми.


-Тебя ждал, - ответил горный, - много вопросов…


-Я так и подумал, ну что же, я готов. Рассказать о пророчестве?


-Для начала неплохо было бы…


-Хорошо,  слушай, - послушно ответил Дух.

    Горный народ взял свое начало от древних ящеров, некогда населявших наш мир. Они были стражами горы, охранявшими недра от разграбления. Племена людей в то время постоянно сражались между собой за богатства гор. Камни считались главным сокровищем, но люди абсолютно не умели ими пользоваться, от действия одних сходили с ума, от  действия других  разгорались войны. Вот тогда Духи Гор обратились к Ядру с просьбой создать защитника, который оберегал бы горы от людей. Ядро ответило на призыв, выделив каплю своей силы,  и попала она на первое живое существо, оказавшееся поблизости – маленькую ящерицу. Эта ящерица  ожидала потомство и все рожденные ею дети – стали стражами горы. Они достигали невероятных размеров, отличались физической выносливостью и преданностью своему делу. Ни один человек не мог проникнуть к горным недрам, преследуя жажду наживы. Но и это продолжалось недолго. Через какое-то время люди научились убивать ящеров, так как обладали гораздо большим – разумом. Некоторые горы лишились своих защитников и снова Духи Гор забеспокоились, что делать дальше? Ядро на их мольбы не отозвалось, но тут  случилось невероятное!


      Одна человеческая девушка полюбила ящера. Была она ведуньей и знала силу камней. Девушка вживила в тело своего любимого ящера камни, заменив ними его сердце, мозг, кровь и кожу,  благодаря чему  он смог  на некоторое время принимать человеческий облик. Дети, рожденные у них и стали первыми горными. Они обладали возможностью принимать облик ящера и человека на любое время и обе эти ипостаси были разумными. Но самое главное, они строго выполняли свой долг,  защищая горы.


       Девушку, полюбившую ящера, звали Лилеей. А первого разумного ящера, ее супруга – Мбрет. Так вот, Лилея была обладательницей большого зеленого уваровита, а он как известно, наделяет владельца  силой предвидения. Она много чего предсказала, но самое известное пророчество мы, Духи Горы, пронесли сквозь века. А звучит оно так: «В далеком будущем, когда Великий Терагор будет на грани гибели, придет  спаситель. Он будет прямым потомком Мбрета и рожденным дочерью Луны. Он почувствует кровь своего предка и повторит его подвиг, победит врага и восстановит горный народ, подняв его с колен рабства. Рядом с ним  рука об руку будет идти сама Богиня»


-Вот и весь сказ… Сегодня ты первый из всех почувствовал кровь предка, - закончил старец.


-Значит я был прав, это действительно кровь… Почему она в камне? – спросил Ниран.


-Окаменевшая кровь огненного дракона в чистом виде, только и всего. За века она стала только сильнее, поэтому твое тело так отреагировало. Но это ничего, приспособишься, а сил много не бывает, - старик похлопал горного по плечу, - спрашивай, что еще беспокоит?


-О каком подвиге шла речь?


-Подвиг касается его крови. Он использовал ее против врагов. Но эту часть рассказала я не стал бы тебе пока что рассказывать… Что-то еще?


-Есть хоть какая-то вероятность, что произошла ошибка и избранный – не я? – Ниран схватил старика за руку крепко сжал.


-Нет. Ошибки не было, - старик участливо сжал руку в ответ, - что, думаешь не достоин, не справишься?


-Как я могу быть тем избранным, который совершит некий подвиг и спасет весь наш вид? Всего несколько дней назад я самому себе помочь был не в силах! – от волнения он повысил голос, - я ничего не знаю о горных, хоть, как говорит Лаван, я умею летать и дышать огнем! Да у меня от этой информации голова кругом, а тут избранный! Спаситель! Это слишком много для меня одного… - добавил он тише.


Воцарилась тишина.


-Я  понимаю. Но случившегося не вернуть, - сказал Дух, - но, я могу кое-что для тебя сделать… Ты забудешь о том, что произошло сегодня… Пусть все идет своим чередом… Вспомнишь, когда придет время! – с этим словами старик прикоснулся к шее горного, из кончиков его пальцев потянулась черная ниточка и проникла под кожу парня. Это произошло так быстро, что Ниран ничего не почувствовав, завалился на бок и крепко заснул.

               Проснулся он от прикосновения холодной ладошки к щеке.


-Милый, Ниран, очнись! – девушка потрясла мужа за плечо, - проснись, давай же…


Горный медленно выныривал из объятий сна.


-Лаван… Где мы? Почему здесь темно? – пролепетал он.


-Потому что ты лежишь на полу в темной пещере! Что с тобой произошло? – Ниран уловил нотки беспокойства в ее голосе.


-Н-не знаю, - он приподнялся на локте и застонал от боли во всем теле, - не помню… А ты как здесь оказалась?


-Искала тебя. Поднимайся, пойдем отсюда, - она подсунула мужу плечо и обняла его за талию, - вот так, хорошо, нам главное добраться до нашей пещеры…


       «Дома» она уложила Нирана на импровизированную постель и тот сразу же заснул. Девушка взяла его ладонь в свои и закрыв глаза начала «искать» повреждения. «Странно, никаких ран нет… от чего же он еле шел и вновь заснул, словно не спал несколько суток… что же так сильно потянуло его силы? Хм, ничего не вижу!»


         Девушка вскочила с постели и стала мерить пещеру шагами, раздумывая. «Дух Горы ничего плохого сделать не мог… Чужие в гору не зайдут… Предположим он учился летать и упал, но где раны? Они конечно у него быстро заживают, но хоть какие-то следы остались бы… Что-то здесь не так… Ничего не помнит… Возможно от удара головой, но ведь никаких повреждений…. Думай! Думай!» Заламывая пальцы в сильнейшем волнении, девушка металась по офиокальцитовой пещере, переживая за мужа. «А если они вновь учили силу камней, и это результат действия одного из них? Но почему тогда Дух Горы бросил его лежать беспомощного? Почему я не почувствовала изменений в нем? Странно все это… Разве что это было сделано намеренно и с определенной целью? Проверить силы и выносливость? Так-так… Ну тогда я должна узнать какой камень так повлиял на него!»


          С этой мыслью девушка решительно забралась на кровать и уставилась на мужа. «Если ОкуЛус ничего не видит, значит ничего опасного ему не вводили, но однозначно, здесь поработал какой-то из камней, стирающий память. Какой и куда ввели? В место, где проходят наиболее толстые вены, локоть, запястье? Нет, ничего нету, видимо ближе к голове, шея…» Лаван раскрыла мужа полностью и начала тщательно исследовать каждую черточку на теле. Маленькая ранка на шее обнаружилась сразу же. «Если бы не знала, как выглядят места введения, ни за что бы не нашла!» Ранка была размером с игольное ушко, под верхним слоем кожи просвечивалась черная капелька. Лаван наклонилась и понюхала ее, затем осторожно лизнула. «Что? Черный шерл? Да! Точно, это он. Но зачем?»


        Девушка помнила особенности черного шерла, он ей самой позволил ранить шулам, там,  в храме при Заставе. «Зачем, зачем, зачем… Основная сила шерла направлена на темное колдовство… Но в Ниране нет ни капли зла… Тогда что? На горных шерл действует слабо… Вспоминай! Что еще ты знаешь про шерл?» Девушка терла виски, пытаясь вспомнить. «Возможно шерл вошел во взаимодействие с другим камнем… Но каким? Все камни Нирана слишком сильны, они не отзовутся на шерл. Вода? Возможно… Если шерл настаивать долгое время в горячей воде, то… Да ничего! Температура должна быть как в печи, чтоб шерл отдал хоть часть своих сил в воду! Бред!» Девушка вновь вскочила с кровати. «А если не бред? Кровь Нирана – чистое пламя! Тогда…»


      Но мысли Лаван были прерваны фразой, которую она не услышала, а почувствовала внутри себя: «Умная ты девочка, я знал, что догадаешься, но послушайся моего совета, пусть этот день выпадет из памяти Нирана, это для его же пользы! Стой! Молчи! Не спрашивай ни о чем, я не расскажу тебе, хоть ты и лопаешься от любопытства. Не готовы вы пока что… Я поторопился, но ошибку свою исправил! Пусть все идет своим чередом! Ты просто будь с ним рядом, но не удивляйся изменениям! Несколько дней пусть отлежится, а потом приходите вдвоем, мало вам осталось тут отдыхать, пора научиться тому, что понадобится в первую очередь!»


       Девушка еще с минуту постояла в растерянности посреди пещеры, но заставила себя смириться и забравшись на кровать к мужу,  крепко его обняла и тоже заснула.


Глава 27


        Халимма плотно закрыла за собой дверь, войдя в комнату дочери. Архана сидела у окна и смотрела вдаль, находясь в глубокой задумчивости. Приход матери она заметила, но даже не повернулась поприветствовать.


-Как твой эксперимент, удался? – Халимма уселась в кресло возле дочери. Ее роскошное платье из голубой парчи переливалось всеми оттенками синего. Глаза у Халиммы были тоже ярко-синими, а в прочем как и у дочери.


-Удался… А ты сомневалась? – девушка безразлично пожала плечами.


- В тебе? Нисколько! Ты же у нас талант! – в голосе матери прозвучала зависть, но она попыталась ее замаскировать смешком, - это было забавно… Горный разговаривающий сам с собой и машущий мечом над мешками с соломой. Горжусь тобой дочь, иллюзийное  зелье удалось.


-Спасибо, мама, - девушка вздохнула.


-Что Старшая? Похвалила?


-Похвалила…


-А ты чего кислая такая? Все же получилось! – мать нагнулась к дочери и повернула ее к себе, - посмотри на меня! Что тебя тревожит?


-Ничего, тебе показалось, - девушка вновь отвернулась и посмотрела в окно, - просто все мне здесь надоело…


-Ишь какая, надоело! Это  пока что единственное безопасное для нас место…


-Да знаю я все, перестань мама! Просто плохое настроение, оставь меня пожалуйста! – Архана отодвинулась еще дальше от Халиммы.


-Ладно, утихни! Ухожу! Как там твой… подопечный? – Халимма встала и направилась к двери, - закончи начатое!


-Он в комнате, приходит в себя… Скоро пойду к нему… - ответила дочь не поворачиваясь.


        Халимма посмотрела на свою красивую дочку и с досадой подумала: «Почему так вышло, что она, ребенок человека, гораздо талантливее меня?»


    Шелор Равар сидел на кровати в отведенной ему комнате и размышлял, что делать. Мало ему было рассказа Севура, так еще солдаты напали на королевскую подданную и хотели изнасиловать. «Бред какой-то! Как такое могло произойти? Я же отобрал для этой поездки самых надежных парней! Может они перебрали вина? Но это их не извиняет! Как мне теперь смотреть в глаза королю? И как объяснить произошедшее их семьям?»


    Раздался негромкий стук в дверь. Не успел Шелор ответить «Войдите!», как она распахнулась и на пороге появилось самое прекрасное создание из тех, что он когда-либо видел. Архана была одета в легкое платье простого покроя, волосы распущены, на плечи наброшена шаль.


-Извини, что потревожила тебя, - начала она слабым голосом, - но я хотела сказать, что мне очень жаль, что так произошло…


-Что? Тебе жаль? – удивился горный, - что ты говоришь?! Это мне жаль, нет, не так! Мне стыдно, что мои люди едва не сотворили с тобой! – он встал и медленно подошел к девушке, - если бы я знал, никого не взял бы с собой! Мне трудно выразить словами…


-Ничего, все обошлось, - девушка слабо улыбнулась.


-Я понимаю, мои извинения ничего не изменят, но позволь сказать, что мне очень стыдно и я готов искупить вину своих людей, так, как ты посчитаешь нужным! – пылко сказал Шелор. Он почувствовал укол в сердце, увидев следы от удара на лице красавицы, он гневно сжал руки, пожалев, что так быстро убил мерзавца, посмевшего ударить это небесное создание.


-Ты не виноват, это… недоразумение… видимо твои люди много выпили и просто перепутали меня с одной из… доступных дам… - Архана якобы стыдливо опустила глаза  и коснувшись руки горного добавила, - ты ни в чем не виноват и я прошу, не козни себя за это…


-Но… - начал было он, но его так оборвал ток, пронзивший руку. Горный осекся и замолчал, потерявшись в ощущениях. Кровь прилила к щекам, когда понял, что почувствовал возбуждение от невинного прикосновения. Он сжал зубы, дракон «попросился» наружу.


-И, что бы ты не сомневался, что я не держу на тебя зла, позволь мне… - девушка сделала шаг вперед и встав на цыпочки коснулась губами его щеки. Шелор был напряжен, как натянутая струна, поэтому поцелуй заставил  вздрогнуть,  и женские губы, мазнув по щеке, прикоснулись к его рту. Искра вожделения,  ударившая их тела, была столь мощной, что смела все мысли, подчиняя самому древнему инстинкту – страсти.

       Архана поразилась. Да, она пришла сюда с целью соблазнить горного, но она никак не ожидала, что почувствует к нему… то, что почувствовала. Она должна была поцеловать его, довести до крайней степени возбуждения, а затем незаметно подлить иллюзионного зелья и внушить, что они переспали. Она даже придумала, как это сделает. Незаметно наберет в рот зелье и при поцелуе передаст горному. Но… планы нарушились, как только ее рот коснулся его. Это было подобно внезапному опьянению.


          Тело стало ватным, а мозг просто взорвался. Голые инстинкты. Острое желание целовать, гладить, рвать одежду, чтоб прикоснуться к обнаженной коже. Чувствовать! Чувствовать, впитывать каждую его эмоцию, вдыхать стоны. Кровь помчалась по венам лавиной и устремилась вниз, туда, где она еще ни разу в жизни не ощущала пожар. Что это? Почему с ней происходит, почему она не может остановиться? Почему ЭТО так сладко?


    Шелор держался из последних сил. Женщина, упавшая в его объятия была настолько страстной, что он практически потерял голову, наслаждаясь ее поцелуями. Единственная чего он боялся  - испугать ее своим превращением.


    Она не заметила, как прижалась к нему всем телом и припала к устам крепким поцелуем, руками обняла за шею, встала на цыпочки и прижалась бедрами к его бедрам. Она терлась о него, как кошка, сама не до конца понимая чего хочет. Конечно, она прекрасно знала, что происходит между особями противоположного пола, даже видела ни один раз, как их женщины соблазняют горных и человеческих мужчин. Но со стороны это было так мерзко, что она предпочитала пока что находиться от этого подальше. До этого самого момента.


    Шелор прижал к себе податливое женское тело и наслаждался лаской ее губ. Вот еще секунду и он остановится, он сможет!


-А-а-рхана, постой, нам нужно остановиться… - он оторвался от ее губ и прошептал то, что должен был. Вот сейчас она в ужасе отпрянет от него, но:


-Нет! Я н-не хочу останавливаться! Если только ты не хочешь… - как только их губы разомкнулись,  она почувствовала боль и пустоту. «Нет, -решила она, - нельзя позволить прекратиться тому, что столь прекрасно!»


-Ты же… не горная,  – сказал он, - что если я…


-Примешь иной облик? – улыбнулась она, - не примешь, не здесь, не во дворце…


-П-почему? – думать было так сложно, хотелось броситься в омут с головой и получить наконец то долгожданное наслаждение, которое обещало ее прекрасное тело.


-Защита, на дворце… Севур поставил, чтоб горные, когда выпьют, не превращались и не натворили бед, - придумала она на ходу оправдание и вновь прижалась поцелуем к его губам.


-М-м-м, - лишь промычал он и попытался перекинуться, но когда не получилось – испытал невероятную радость.


        И… позволил наконец себе расслабиться.


-Ты самая красивая женщина, какую я когда-либо видел, - прошептал в ее манящий рот и подняв на руки,  понес к кровати. Там, положив  на смятые простыни, склонился и принялся расстегивать пуговки на платье. Женщина извивалась, помогая  избавить себя от одежды. Под платьем на ней ничего не было. Он охнул, увидев ее неприкрытую красоту. Белая кожа была белее простыней. Высокая грудь с кремовыми сосками манила, ему даже больно стало, так сильно стало желание. Он наклонился и вобрал в себя манящую вершинку. Архана застонала и выгнулась дугой.


-Еще… еще… - простонала она.


      Боясь, что взорвется раньше времени, Шелор вскочил с кровати и принялся срывать с себя одежду. Архана приподнялась на локте и жадно поглощала глазами открывавшееся мужское тело.


-Ты… тоже очень… красив, - сказала она, когда он снял с себя брюки, явив взору свое восставшее копье.


         Шелор не испытывал ни грамма стыда, лишь невероятную радость, что понравилось ей так же, как она ему. Он вернулся в кровать и накрыл женское тело своим. Она широко развела ноги и обвила вокруг его бедер. Разговоры закончились, когда  губы вновь встретились. Они ненасытно целовали друг друга, стонали, кусали и гладили. Ее грудь была самой совершенной формы! Шелор слегка сместился вниз, взял грудь в руки и поочередно припадал горячими губами то к одному, то к другому соску. Архана откинулась на подушку и стонала, не стесняясь. «Как это может быть настолько прекрасно?» Она приподняла бедра, стремясь к чему-то иному, скорее, сейчас… Но почему же он медлит?


         Шелор хотел попробовать  ее всю, запомнить вкус, запах этого сказочного тела, поэтому не торопился. Проложил дорожку поцелуев к нежному животику, сжал руками тонкую талию, большими пальцами погладил по ребрам, вновь вернулся к груди, тронул соски. И только потом позволил себе опустить взгляд ниже, где между точеных бедер находился центр его стремления. Там, между ног, она была так же прекрасна. Небольшой кустик волос скрывал ее нежное средоточие. Шелор еще немного отодвинулся, чтоб лучше ее рассмотреть.


-Ну… что же ты… - почти прорыдала она, - продолжай…


-Дай мне насладиться… ты так прекрасна…


       Он развел ее ноги еще шире и приподнял вверх, согнув в коленях, так, чтоб увидеть все! Его собственный орган стал еще тверже, сдерживаться стало все сложнее. Но как же он хотел познать ее целиком! Тут девушка протянула руку и прикоснулась к члену. Он застонал и закрыл глаза.


-Он такой твердый… это так… странно и… завораживающе… - ее пальчики сжались вокруг ствола, опустились ниже, - я тоже хочу насладиться тобой…


      Шелор убрал ее руку со своего органа, но сначала поцеловал ладошку, чтоб смягчить жест.


-Позже, сначала я… - и склонился, уткнувшись носом ей между ног, - ты… пахнешь… желанием.


      Женщина всхлипнула и сжала руками простыню. Шелор развел пальцами ее складочки и поцеловал жемчужину, затем провел языком вниз, дотронулся до входа в ее сердцевину и резко поднялся:


-Нет… не могу больше… я так сильно хочу внутрь… - с этими словами он направил свой орган туда, где только что были  губы. Внутри она оказалась слишком узкой, но он не успел об этом задуматься, потому что она тоже поддалась ему навстречу.


        Рывок, что-то рвется под его натиском. Она стонет, он ловит ее стоны  губами и наконец входит на всю длину. Шелор замер всего на секунду, а затем продолжил движение. Ее тело обтянуло его член, как узкая перчатка.


-Ты… ох… такая узкая… - и тут он остановился, осознавая… - о нет, ты… девственница!


-Замолчи! – сказала она сквозь зубы, - продолжай, или я тебя убью!


       И Шелор продолжил. Он хотел быть осторожным, но она не позволила,  навязав ему быстрый темп. Вонзался в нее резко, грубо, а она стонала и царапала ему ягодицы. Разрядка пришла к ним почти одновременно.

    Они не могли насытиться друг другом весь день и всю ночь. Бесконтрольное наваждение овладевало ними с каждым поцелуем, любым прикосновением. На рассвете нового дня  Шелор и Архана рухнули на постель, с единственной разницей – Хранитель был уставшим и  опустошенным, а Архана сияющей и излучающей энергию.


-Это… было… лучше, чем… лучше, чем все! – заявила она, вскакивая с кровати и подбегая к окну, как говорится, в чем мать родила. Без какого-либо стеснения потянулась и выгнулась сытой кошкой, - Хранитель, ты – потрясающий… самец! – утреннее солнце коснулось лучами многогранных камней Долины, превращая это место в сказочный, радужный мир. Архана в который раз засмотрелась на это чудо природы. Этот рассвет показался ей особенно красивым. Она повернулась к любовнику и обнаружила его крепко спящим. Женщина хищно улыбнулась и накинув платье, покинула комнату.

    Шелор очнулся, когда луна озарила небосвод. Дикий голод заставил его оторвать голову от подушки. «Что со мной, я не заболел?» Ломота в теле была такая, словно по нему пробежалось стадо быков. Шелор застонал и открыл глаза. Комната освещалась тусклым светом горного хрусталя. Он уставился в потолок, рассматривая мозаичную картину из мелких камешков и вспомнил, где находится и что произошло. Резко сел, с ужасом осознав, что убил собственных людей. Глаза встретились с глазами красотки, сидящей в кресле у его кровати.


-О! Ты… - горный смутился, он не ожидал увидеть Архану здесь и сейчас.


-А ты предпочел бы видеть кого-то еще? – она улыбнулась нежнейшей из улыбок, приподнялась и подтолкнула к нему небольшой столик, уставленный кушаньями, - ты проспал завтрак, обед и ужин и я распорядилась принести еду тебе в комнату, ведь, если подумать, проспал ты из-за меня!


       Щеки Шелора слегка порозовели, когда он вспомнил их бурные… день и ночь…


-Прошу, угощайся, а потом, если захочешь, поговорим… - добавила женщина и вновь опустилась в кресло. Шелор с жадностью набросился на еду, сказав себе, что размышления лучше всего удаются на сытый желудок. Он ел, пополняя силы и поглядывал краем глаза на юную красотку, чувствуя, что вновь хочет ее. Такого с ним еще не случалось!


С пищей было покончено. Обнаженный горный откинулся на подушки и спросил прямо:


-Почему ты отдала мне свою девственность? Как ты объяснишь это своей будущей паре?


       На мгновение на лицо девушки наползла тень, но она быстро взяла себя в руки и ответила:


-Мне не нужен другой мужчина. Никто, кроме тебя! – глаза девушки метали молнии, но она контролировала свои эмоции.


-Архана… почему ты сделала такой… неудачный выбор? – Шелор не сводил глаз с ее лица, ловля отголосок каждой эмоции.


-От чего же неудачный? – одна бровь красавицы поползла вверх.


-Ты знаешь законы. Я Хранитель…


-Я знаю законы, - она повысила голос, - горный,  а тем более Хранитель, никогда не женится на человеческой девушке! Я выше условностей! – девушка встала и отошла к окну, чтоб скрыть свои чувства. Стройный стан просвечивался сквозь тонкую ночную сорочку, Шелор ощутил огонь в паху, лишь посмотрев на нее, - мне не нужен брак! Но мне нужен ты… Буду честной… Вчерашняя ночь стала неожиданностью для меня, ты был первым, ты знаешь… Ранее я не испытывала желания… быть чьей-то… женщиной, - слова давались с трудом, - но, всего лишь одно прикосновение к тебе показало что… ты мой… а я твоя…


       Эти откровенные слова, подобно смерчу, смели Шелора с кровати. Он подскочил к девушке и развернул ее к себе. Дрожащим от возбуждения голосом он сказал, сжав ее плечи:


-Архана, я готов подписаться под каждым твоим словом, потому что вчерашний день стал самым счастливым и для меня, но я не хозяин себе… я Хранитель и я… помолвлен!


-Ты все-таки женишься? – глаза у женщины увеличились от удивления, - даже после того, что рассказал тебе Севур?! – воскликнула она.


-Рассказ опоздал… Мое сердце уже сделало выбор, - прошептал Шелор убитым голосом, - у меня есть невеста и через год я обязан ее забрать…


-Но… получается, не успели… -девушка положила ладонь на грудь горного, - вот здесь, уже всего лишь половина? – она подняла глаза к любимому, - ты чувствуешь что-нибудь к ней?


-Нет! Я ничего не чувствую, несколько дней назад я ощутил, когда мой камень сделал выбор. Это было неприятно, - он скривился, - жгло в груди, закружилась голова, словно не хватало воздуха. Но с тех пор все… Я чувствую лишь желание быть с тобой!


-Тогда и это не преграда! Если хамгаАла не помешала моей матери, она не помешает и мне!


Глава 28

        Ниран проснулся через несколько часов, все еще без сил. Глаза по-прежнему закрывала завеса тумана. Лаван покормила любимого с рук и уговорила искупаться в бассейне. Она помогла ему сбросить одежду и отвела к зеленой воде.


- Садись вот сюда, - девушка указала на уступ в купальне, который позволял находиться по шею в воде, а сама уселась на бортик, расположив его голову между своих коленей, - я вымою тебе голову и сделаю массаж.


         Муж с наслаждением растянулся в воде, отдавшись заботливым ручкам. Лаван нежно перебирала белокурые волосы мужа, одновременно массируя кожу головы. Она закрыла глаза и сконцентрировалась на собственных движениях.


-Ты так и не вспомнил, что произошло вчера? - тихо спросила она, в то время как пальцы нежно массировали затылок, нащупывая зону, влияющую на память.


-Помню свои эмоции… - ответил муж, - что-то меня сильно расстроило и Дух Горы решил, что мне следует обо этом забыть.


-А ты хочешь вспомнить? – она нашла нужный участок и замерла, ожидая ответ.


-Я думаю, что не пока готов, - ответил горный, так и не открыв глаза, - мне не нравится  чувство, которое я помню.


-Хорошо… – Ниран убрала пальцы и расслабилась, - но если вдруг, ты захочешь вспомнить, я попробую помочь.


-Ты пойдешь против Духа Горы? – удивился Ниран, - и… ты сможешь снять его блок?


-Это не против его воли, он поставил блок на время, но если вдруг ты посчитаешь, что готов раньше, или почувствуешь необходимость, - она сделала ударение на последних словах, - есть разные способы влияния на тело. Камни – это не единственное, что влияет на нас.


- Какие еще сюрпризы ты мне готовишь, а, жена? – Ниран схватил Лаван за руку и резким движением утянул в бассейн.


-Ай! Ни-и-и-ран! Что ты натворил? - она рассмеялась, а он притянул к себе ее стройное тело, - я вся мокрая! Мне не во что переодеться, я не дошила второй комплект одежды!


-Вот и не переодевайся! Без одежды ты мне нравишься больше, - сказал Ниран и прижался поцелуем к губам любимой, в то время как пальцы избавляли ее от мокрых одеяний.


-Ты такой горячий, - девушка слегка высвободилась из объятий, - да ты горишь, Ниран!


-О да, я горю, от страсти, от желания ворваться в тебя, - он покрывал быстрыми поцелуями ее лицо, шею, приподняв над водой впился в сосок, лаская его так неистово, что Лаван забеспокоилась.


-Милый, все хорошо? Ты меня пугаешь…


-Пока нет… Но сейчас будет хорошо, - рыкнул он и резко подняв жену, положил  животом на бортик.


-Ах… ты… что… делаешь? – девушка попыталась освободиться, но муж не позволил.


-Люблю… свою самочку, - ответил горный где-то возле ее уха, - раздвинь ножки… - когда она не повиновалась он развел ей ноги своими коленями, - жена, ш-ш-ш, тебе понравится… - он прикусил ее за нежную кожу на шее, отодвинув волосы. По  телу побежали мурашки, муж порычал в ушко и принялся покусывать спину, чередуя укусы с поцелуями, а сам терся об ее зад бедрами, - ты же говорила, что  любишь обе мои ипостаси, а нам, ящерам,  в такой позе больше  нравится…


        Лаван закрыла глаза и застонала, отдавшись на милость супругу. Его губы опускались все ниже и ниже. И вот уже зубы покусывают белоснежную кожу на ягодицах, а пальцы раздвигают складочки, открывая себе доступ к самой нежной плоти. Лаван сдерживала стоны, рвущиеся из груди и казалось не дышала. И вот он укусил ее туда! Осторожно, но ощутимо. Она все-таки застонала.


-Тебе понравится… я же говорил… - Ниран захватил плоть  зубами и слегка потянул, затем лизнул, снова прикусил. Когда девушка задышала еще чаще он выпрямился и резко вошел в нее. Лаван закричала от сильных ощущений. И тут он перекинулся! Принял иной облик, находясь внутри нее! Девушка от неожиданности дернулась, но тут волна экстаза  затопила ее тело. Она кричала и кричала, а дракон склонился над ней и  нежно рычал в ушко.


           Когда Лаван расслабилась, Ниран начал медленно шевелить камнями. Девушка вновь слабо застонала, ей казалось, что она больше не может, но тело доказывало обратное! Эти каменные танцы их гематитов просто сводили с ума. Через мгновение они уже оба кричали, а эхо их голосов гремело на всю пещеру.

-Вот теперь мне точно лучше! – сказал Ниран. Перекинувшись назад в человека он выскользнул из тела любимой и повернул ее лицом к себе, - как ты… там? Не болит?


-Не болит, слегка… горит, - она улыбнулась ему уставшей улыбкой, - а ты и правда лучше выглядишь!


-Это ты меня вылечила, а теперь моя очередь, - муж понес жену в кровать и принялся губами тушить ее «пожар».


Обнявшись, они слушали удары сердец друг друга и думали каждый о своем. Ниран думал о будущем. Его откровенно страшило то, с чем придется столкнуться за пределами горы. Их «горный месяц» подходил к концу, пришла пора обдумать каждый свой шаг. Больше всего его беспокоила Архана. Судя по всему она была серьезным противником. Отца он не знал, но по рассказам Кьета когда-то тот  был мудрым, сильным и добрым. И если Архана смогла превратить его в послушную марионетку, то ее сила достойна уважения. А что есть у него, чтоб противопоставить ей? Призрачные способности летать и дышать огнем? «Так, стоп! – остановил он себя, - если  не буду верить в себя, то глупо ожидать успеха! С этого момента я буду не переставая учиться! Там мой отец, мои собратья! Жена верит в меня, я не могу подвести!»


А Лаван наоборот, вспоминала прошлое. Впервые, после того случая, разрушившего ее жизнь, ей было настолько хорошо и спокойно. Как когда-то давно, когда еще были живы бабушка и мама. Мама… Она была красивая и веселая, даже можно сказать беспечная. Беспечность ее и погубила. А бабушка была мудрая и отважная. Только благодаря ей Лаван выжила в той страшной бойне.


-О чем ты думаешь? Ты напряглась, - спросил муж, перебирая ее кудряшки. И она решила рассказать. Словно не осталось сил держать все это в себе.


-Они приехали на рассвете. – начала она безжизненным голосом, - выволакивали сонных людей из их жилища кого в чем. Девочек убивали на месте, отрубив голову. Беременным женщинам вспарывали животы. Тех родителей, которые успели спрятать детей, жестоко пытали и не каждый смог вытерпеть  пытки… А моя бабушка смогла… Она не сказала ни слова подонкам, даже смогла прихватить с собой на тот свет троих из них. Я видела ее смерть собственными глазами и никогда в жизни не забуду.


-О, Богини… кто это был? – Ниран неосознанно прижал к себе жену еще крепче.


-Воины. Я не видела их лиц. Они действовали дружно и быстро. Были беспощадны к крикам и мольбам… - по глазам катились слезы и заливали грудь Нирана.


-После… этого… ты пошла в Великий Храм?


-Меня туда отправили… Жители возненавидели меня. Я все равно не смогла бы остаться в том селении…


-За что возненавидели? – не понял горный.


-Местные думали, что те убийцы пришли за мной. И теперь я знаю, что они были правы. После рассказа Богини Раттаны понятно, что искали юную хамгаАлу. На всякий случай, чтоб не ошибиться убили всех девочек и даже беременных женщин.


-Мне начинает казаться, что наш мир ужасен! Думаешь это тоже действия шулам?


-Богиня Раттана считает что да, оказывается в последние годы убивают хамгаАла… еще в утробе матерей…


Ниран резко сел на постели и серьезно посмотрел на жену.


-Мы должны остановить это, так ведь? Ты и я… наши умения… не просто так, да? Мы должны начать войну против них…


-Да, - тихо согласилась Лаван, - спасибо, что ты это понял…

         Как и предвещал Дух Горы, Лаван заметила изменения в муже. Самое невероятное, что поразило ее и поставило в тупик – изменение цвета глаз. Как только мутная пелена спала, она заглянула в изумрудные глаза своего мужа. И едва не вскрикнула в удивлении, но вовремя спохватилась и промолчала. «Не может такого быть… Из-за чего мог измениться цвет глаз? Да я ни одной причины не знаю!» Хотя само по себе было странно, что изначально цвет глаз у него был голубым. У всех горных, причем без исключений, глаза были зелеными. Разных оттенков, но неизменно зеленые.


     Увидев его в первый раз  она поразилась контрасту синих глаз и зеленой кожи ящера, но списала это на то, что он сын хамгаАлы, кто знает, может цвет глаз от матери передался?  А тут такая метаморфоза за один день. «Да, озадачил Дух Горы, ничего не скажешь…» Так же Лаван заметила изменения в камнях мужа. Практически незаметные, но не для нее, ведь контакт был, самым что ни на есть прямым. Его половинка андалузитового сердца стала прозрачной. До этого камень был коричневым и мутноватым, а теперь стал прозрачным, с явным кровавым оттенком. Лаван не знала, радоваться этому или бить тревогу. Такого не было ни в ее личной практике, ни в книгах Храма.


        И конечно же изменилось поведение. Муж стал решительнее, серьезнее и… мужественнее? За несколько часов после пробуждения он удивил ее уже раз десять. Постоянно задавал вопросы, просил рассказать то про один, то про другой камни. Расспрашивал о традициях, интересовался историей. Практиковался с камнями, что дал Дух. Даже жесты изменились. Стали резче, увереннее. Брови постоянно нахмуренные, губы сжатые.


        И в ласках стал иным. Брал  так, словно каждый раз доказывал свои права на нее. Вот мол, кто на самом деле твой самец! Все это  волновало и радовало одновременно. Но, как и обещала, она ничего не сказала.



    Дух Горы ждал их на своем привычном месте, в той же пещере с обрывом и на том же уступе.


         Они нарядились в новую одежду. В простые шаровары из черного сукна и белые рубахи из ткани понежнее, вот только у Лаван рубашка была длинная, закрывающая бедра, с поясом на талии, а у Нирана короткая, с разрезом на груди. Ничего особенного, зато по размеру.


-О, голубки мои пожаловали, - Дух встал со своего места, - давно жду, давно…


Молодые переглянулись в недоумении, мол строгого времени назначено не было.


-А  что думали? Скоро наружу выходить, а вы еще ничегошеньки не умеете, - видно Дух был не в настроении, не иначе, потому что все бурчал и бурчал на них.


    И начался урок. На сегодня было запланировано учиться управлять огнем. Наука оказалась настолько тяжела, что ее никак не могла освоить даже Лаван. Как оказалось, что вырабатывать огонь и управлять ним может только горный, а Лаван способна лишь усилить силу мужа, находясь рядом, ну и разогревать предметы, средством прикосновения к ним.


        Но, как не пытался Ниран извлечь из себя хоть искорку, а Лаван нагреть хоть палец – ничего не выходило. Лаван сдалась первая. В изнеможении присела рядом с Духом Горы, чтоб передохнуть. Ниран не сдавался. С поразительным упорством, находясь в теле ящера, все повторял и повторял упражнение, показанное Духом.


-Говори, Лунная, вижу распирает тебя от вопросов, - усмехнулся Дух.


-Эти изменения, о которых ты говорил, - сразу же начала она, - не слишком ли серьезные? Я опасаюсь за него!


-Время покажет…


-Не нравится мне такой ответ. Так звучит, словно тебе все равно! – взвилась она, - а вот мне не все равно!


-Да успокойся ты, а то муженек уже ушки навострил, подслушивает… - оборвал ее Дух.


-«Не подслушиваю, а просто слышу!» – обиделся Ниран, он уже хорошо освоил науку общения без слов – «и вообще, у вас что тайны от меня?» – он послал оскал в их сторону.


-Ага, ты еще приревнуй ко мне, - заржал Дух, но когда они не оценили его шутку добавил, - я между прочим был красивым мужиком! – и выпятил грудь.


-Ты был… живым? – удивились они одновременно.


-Был… да весь вышел, - отрезал Дух и сразу загрустил, - учись давай… пока злые косяки на меня кидал, аж искры летели… я ж говорил эмоции используй!


          Ниран отвернулся и вновь принялся повторять то злосчастное упражнение. Вдох, почувствовать огонь в груди, нагреть воздух в легких и… Ничего…


-Мне не все равно, - продолжил Дух разговор, - но я не знаю как именно поведут себя камни. Реакция на киноварь никому не ведома.


-На киноварь??? Ты сказал киноварь? – Лаван едва не закричала и почувствовала в жар во всем теле, - откуда киноварь? Не может быть! Это же миф! Не верю!


-Сама ты миф, - обиделся Дух, - если его никто не встречал, еще не означает что его нет!


-Но… откуда? –Лаван встала и недовольно посмотрела на Духа, - и почему ты со мной не посоветовался, прежде чем  давать ему?


-Ох ты ж пигалица на мою голову, да кто ты такая, чтоб я с тобой советовался? – Дух тоже вскочил с места.


        И тут послышалось шипение,  хлопок и кашель. Они одновременно обернулись и увидели, что Ниран, упав на все четыре лапы,  кашляет дымом. Лаван бросилась к нему, прикоснулась к спине и в ту же минуту из его пасти вылетел огненный шар. Точнее шарик, небольшой совсем. Все замерли. Огненный шар пролетел с метр и с шипением погас. Повисла тишина, а затем ее нарушил Дух, активно захлопав в ладоши.


-Молодец, отлично в паре сработали! Так и знал, что вас нужно лишь подтолкнуть!


Ниран и Лаван в недоумении воззрились на него, а он добавил:


-Запомнили все? Вот и тренируйтесь! – и испарился. А через мгновение они услышали уже где-то внутри себя:


-«Побольше эмоций, молодята, побольше!»

Тренировались, эти самые «молодята», до изнеможения. Дух был прав, удавалось хоть чего-то достичь лишь в моменты злости. Но как заставить себя разозлиться по заказу? Вот и у них получалось плохо. Когда измученные они доплелись до своей пещеры, перекусили и залезли отмокать в бассейн, уже сытый Ниран, хитро улыбнувшись предложил:


-А если использовать не только злость? А например… - и он погладил коленку жены, которая отмокала рядом, облокотившись на его плечо.


-Что? – Лаван открыла один глаз, - шутишь? Я сейчас способна разве что уснуть… Прямо здесь, - и она в доказательство зевнула.


-А если я… - и тут Ниран провел один маленький эксперимент, - вдохнул и воззвал к своим гематитам. Камни проснулись, заволновались, мелко подрагивая, попали в кровь. Мысленно посчитал их: «Первый, второй, так, а где третий… четвертый, пятый.. и шестой»


        Он впервые использовал их в человеческом теле. Камням это тоже было в новинку, поэтому они взволновано задрожали, неожиданно слишком много силы отдавая в кровь. Ниран выдохнул. Лаван подскочила на месте.


-Ты… ты что сделал? – сон как рукой сняло, - за-зачем так много?


-Прости, я в первый раз! – он лукаво улыбнулся и притянул жену к себе, - даже не верил, что получится… Так что, попробуем вызвать огонь?


-Отказа ты же не примешь, - жена удобно уселась на колени к мужу и потерлась о него грудью, - поэтому давай!


Ниран тут же перекинулся. Хоть Лаван и любила обе ипостаси мужа, эта, вторая, всегда вызывала в ней необъяснимый трепет. Он был такой… большой, сильный, дикий… Драконьи глаза, прищурившись, смотрели на юную, голую жену, лаская взглядом округлую грудь. Он протянул руку-лапу, спрятал когти и сжал холмик. Вторая рука ласкала бедра. Ниран пытался словить момент наивысшего возбуждения, чтоб попробовать создать хоть небольшой огонек.


          Лаван погладила упругую драконью грудь, опустила руку на живот и коснулась шипованного органа. Ниран застонал.


-Отпускай камни… - прошептала она ему в ухо.


        Он выполнил ее просьбу, отпуская один за одним. Когда пятый раздул головку, Ниран решил, что пора.  Набрал в грудь воздуха, пытаясь воспроизвести огонь. Воздух в легких был горячий, но искры явно не хватало.


           И тут Лаван сделал неожиданное, набрав в грудь воздуха, она нырнула под воду и прикоснулась губами к возбужденной, дрожащей головке. Ниран громко и протяжно зарычал, изливая изо рта сноп пламени.


Глава 29



-Ты переспала с ним! –  заявила Халимма прямо посреди обеда, едва дождавшись, чтоб  слуги ушли.


-Это так заметно? – поинтересовалась Архана.


-Заметно! Ты светишься похлеще бриллианта! Стала еще красивее, - Халимма не смогла сдержать зависть в голосе, - и что он, хорошо?


-Даже не думай, мама! – Архана отложила вилку и грозно глянула на мать, - он – мой! А ты  лучше прикончи своего и  найди наконец другого!


-Я бы прикончила, - пожала плечами Халимма, - но он не умирает…


У Арханы вытянулось лицо.


-А Старшая знает?


Халимма скривилась, пожалев о своей откровенности.


-Не знает! И не вздумай сказать, я сама скажу! – она сжала в руках салфетку, теребя от волнения, - а то опять начнет морали читать о том, какая я неудачница и не воспользовалась золотым шансом, - женщина закатила глаза, - словно это я виновата, что он уселся голышом на реликвию рода! Если бы не это дурацкое кресло, у меня бы  получилось!


-Да ладно, мама! Я тебя не виню, у всех своя судьба, - Архана пожала плечами, - со Старшей сами разбирайтесь, у меня  хлопот хватает.


В лаборатории Старшей было светло и как всегда пахло аммиаком. Архана тихо закрыла за собой дверь, боясь потревожить. Стены небольшого кабинета-лаборатории были украшены любимыми камнями Старшей – мелкими эвдиалитами или, как его называли горные, лопарской кровью. Архана не понимала, как Старшая может так много времени проводить в этой жуткой комнате, где руководит эвдиалит. Каждая из девушек, когда Старшая призывала к себе, мучились головными болями, не могли долго находиться здесь, а ей ничего… Говорит магическая составляющая крепнет…


Замотанная в белую хламиду с головы до ног Старшая сидела за столом и изучала потрепанный талмуд.


- О, это ты, Архана, - Старшая встала на встречу любимице, - заходи, давно жду от тебя вестей, - рукой, затянутой в белую перчатку, она приобняла девушка за плечо и пригласила присесть у открытого окна. Когда они сели друг напротив друга Архана все-таки заволновалась.


-Старшая, я к тебе за советом… - набрав в грудь воздуха, начала она.


-Так-так. Не говори. Вижу. Ты все-таки изменила своим взглядам, - из-за плотной вуали, Архана не видела  лица, но по голосу услышала неодобрение, - кто он?


- Хранитель Тринадцатой…


-Подопытная особь, ты хотела сказать! – оборвала ее Старшая, - как так вышло? Иллюзионное зелье не получилось?


-Нет! Оно получилось! Я все сделала по плану, внушила, что он убил своих солдат. Но…


-Эх, лучше бы зелье не сработало… - Старшая встала и отвернулась от Арханы, - значит и у тебя страсть, ты это пришла мне сказать? Что пошла по ступам матери?


-Старшая, подожди, дай мне сказать…


-Я знаю, что ты хочешь сказать, но послушай, что скажу я! Этот проклятый «подарочек» от людей, так называемая страсть, или любовь, гробит  нашу идею! Нашу цель! Посмотри, куда завела эта самая страсть твою мать! У нее был самый перспективный подопытный! Как все хорошо складывалось! И что из этого вышло? – Старшая с каждым словом повышала голос, - застряли на половине дела! Не живет и не дохнет!


«А мама думает Старшая не знает» Но вслух сказала:


-Но она же не виновата… - незаметно для себя самой Архана принялась защищать мать.


-А кто виноват? Как можно не почувствовать, что от трона фонит??? Это же шпинель! Короновочная шпинель! Еще повезло, что он сам сел в него, а не ее усадил! Спариваться нужно ради будущего потомства, а не устраивать игры с символами власти, созданными из древнейших камней!


       При последних словах Архана отчаянно покраснела, вспомнив, что сама тоже спаривалась без мыслей о потомстве, а исключительно сгорая из-за нее, той самой  страсти.


-Но… Старшая… ты же сама говорила, что больше всего энергии мы получаем в момент сильнейших эмоций… а что еще может быть сильнее?


-Ох, девочка моя, я так надеялась, что ты, моя самая перспективная ученица, останешься в стороне от этого… - Старшая побрела к своей книге и принялась читать, показав тем самым, что разговор окончен.


-Совета не дашь? – Архана встала с поникшей головой.


-Дам совет! Родишь мне ребенка от ящера – будешь свободна! – рыкнула Старшая не отрываясь от книги.


Архана вздрогнула. «Значит я никогда не буду свободна… »

-Я должен ехать, сияющая  моя, - с тоской сказал горный, уткнувшись в ароматные волосы любовницы. Они лежали обнявшись, все на той же кровати в комнатке, выделенной Шелору.


-Оставайся… - прошептала она.


-Я не могу, ты знаешь…


-Это все из-за проклятой хамгаАлы, - сквозь зубы прошипела красавица, ее синие глаза полыхнули гневом.


-Нет, не из-за нее! У меня долг, я Хранитель! – возразил  Шелор.


-Долг… Долг не сделает тебя счастливым, а я могу, - она развернулась в его объятиях и потерлась губами о губы, - найдется кто-то еще на место Хранителя…


-Ты не понимаешь, о чем говоришь! – ответил горный резко и отстранился, - это мой народ, я за него в ответе! Они наедятся на меня, верят! У нас с Кьетом слишком много планов, чтоб вот так от всего отказаться.


-А как же я? Ты легко уедешь, забыв о том, что мы вместе испытали? – Архана села на постели, длинные распущенные волосы окутали ее шелковистым покрывалом, синие очи сияли ярче сапфиров, одну ногу она согнула в колене, вторую подобрала под себя. Богиня, не меньше. Горный невольно залюбовался ее точеным телом.


-Не легко… - сказал он хрипло, - но уеду…


-Хорошо, - согласилась вдруг девушка, стараясь не замечать боль, пронзившую сердце, - но тогда задержись еще хотя бы на два дня! «А я за это время что-нибудь придумаю!»

         Архана зашла в лабораторию Старшей в приподнятом настроении. У нее созрел план! В дверях она столкнулась с  человеком в черном плаще, который натянул капюшон на глаза,  Архане удалось заметить лишь кривой заживающий шрам через все лицо и презрительно поджатые губы. «Это еще кто? Неужели Старшая уже и наемников в лаборатории принимает?» Она некоторое время потопталась у двери, не зная зайти сейчас или позже, но все-таки толкнула дверь.


        Старшая стояла посреди лаборатории, задрав голову к потолку, из которого, словно наполовину вытянувшаяся капля, свисал синий, кристально чистый камень.  Архана замерла, зная, что в эту минуту нельзя потревожить главенствующую, даже дыхание задержала, стараясь слиться со стеной.  Существо в белом подняло руки к потолку, а большая синяя капля потянулась навстречу этим рукам, она вытягивалась, увеличивалась, пока наконец не приняла форму статуи, величиной с человека. Старшая прикоснулась ладонью к желеобразной статуе. Архана зажмурилась. Как бы она хотела зайти на несколько минут позже, только бы не увидеть того, что увидела. Она понимала, что Старшая почувствовала ее, но было слишком поздно прерывать контакт и поэтому была вынуждена «поговорить» с Чашмой при свидетеле. И то, как скрючилось на полу тело Старшей, говорило о том, что «разговор» был неприятным. «Старшая не простит, что я видела ее унижение»


Между тем, синяя капля, почувствовав присутствие Арханы, отпустила Старшую. Сделала движение в сторону невольного свидетеля, но, передумав, взвилась под потолок и исчезла.


         Девушка бросилась к лежащей в неестественной позе Старшей и помогла той подняться. Существо в белом нетвердо стояло на ногах, поэтому Архана, обняв за плечи главенствующую, подвела к диванчику и уложила. Чувствуя неловкость от увиденной сцены, Архана хотела уйти, но тут Старшая заговорила:


-Ты ошибаешься, если думаешь, что Чашма сделал мне что-то плохое. Мы просто говорили… Правильно было бы сказать обменивались информацией, а это… несколько выматывает… мою оболочку… - голос Старшей дрожал, как и ладони в белых перчатках, которыми она пыталась оправить одежду.


-И… что он… сказал? – прошептала девушка.


-Что времени мало…


Архана вздрогнула.


-Насколько мало?


-Последняя сотня… это наша последняя сотня, - выдохнула Старшая, - а Гнеш не нашел Первую… плохой день, девочка, плохой…


-Гнеш- это тот человек, которого я встретила у твоей двери? – Архана удивилась словоохотливости Старшей, обычно она не говорила о своих делах.


-Принес дурные вести. В том месте, куда я его отправила, не было Первой. Или они плохо искали, или девчонку успели переправить. Но я отчетливо чувствую, что она еще там! На этих людишек нельзя понадеяться!  - Старшая понемногу приходила в себя, голос крепчал, - что-то я разговорилась с тобой, а мне необходима подпитка, - она привстала, - вели, чтоб слуга привел кого-то из того стада!


         Архана молча вышла и передала первому попавшемуся слуге приказ Старшей и ушла к себе, слегка расстроившись, что не удалось поговорить о ее плане.


       Но спустя всего полчаса Старшая сама вызвала ее к себе. Девушка обеспокоилась внезапным приглашением, но поспешно явилась на зов. У Старшей сидела Халимма. Увидев мать, Архана напряглась.


-Архана, говорят твоя подопытная особь сбежала? – Старшая сидела в своем привычном кресле и бодрый голос выдавал, что та уже успела плотно «подкрепиться». Девушка побледнела:


-Мой Хранитель? Кто говорит? Я же всего час назад видела его… - начала она растеряно.


-Подопытная особь, - Старшая сделала ударение на «подопытная», - покинула пределы дворца  десять минут назад, - объяснишь?


-Но… погоди, Старшая, не может быть такого, мы с ним договорились, что он пробудет здесь еще два дня, я схожу проверю, это ошибка…


-Сходи-сходи, - согласилась Старшая, - и возвращайся, - в последнем слове Архана почувствовала угрозу.

    Хранителя в его комнате не оказалось. Девушка хотела пойти проверить в саду, но заметила, что вещи любовника исчезли, а на столе белеет клочок бумажки. Пока она шла к столу, уже поняла, что это правда. Он уехал.


       Ладони вспотели, а сердце почему-то перестало стучать. Дрожащими руками взяла записку, но глаза застилал туман, когда она попыталась его смахнуть - поняла, что это слезы. Она плачет? Да она даже в детстве не плакала! Значит вот как это, когда твое сердце разбивается на осколки… Она размазала слезы по лицу и принялась читать. «Сияющая моя… Прости, что ухожу вот так, не прощаясь, но я знаю, что прощания мы с тобой не вынесем. Еще день-два и я не смогу тебя покинуть никогда. Но я должен! Прости, если сможешь. Забудь меня, найди свою пару и будь счастлива.  Ш. Р. »


        Она стояла у стола и все перечитывала короткую записочку. Жгучие слезы капали из глаз. Обессилев, девушка подошла к кровати, на которой испытала столько восторга и счастья и рухнула на нее, как раненное животное. Не думая о том, что ее могут услышать, завыла в голос. Ногтями, зубами рвала подушку и покрывало, обезумев от горя. Все никак не могла остановиться, клокоча от злобы, горя, обиды, разочарования и… любви… Этот коктейль, доселе не известных ей эмоции, выжигал силы, как костер.


Когда она все-таки смогла взять себя в руки и успокоиться, вспомнила, что ее ждет рассерженная Старшая. Еще бы, она  ведь дело завалила. Криво усмехнувшись, девушка подошла к зеркалу, чтоб привести себя в порядок и пришла в ужас. В зеркале на нее смотрела измученная годами зрелая женщина. Дряблая кожа, мешки под глазами, тусклый взгляд. Архана настолько сильно испугалась, что даже о своем горе позабыла. Кое-как приведя себя в порядок, поспешила в лабораторию Старшей.


    Главенствующая и Халимма ждали Архану. Халимма нетерпеливо постукивала ножкой, втайне ликуя, что сейчас нагоняй получать не ей. Не смотря на то, что она являлась матерью любимицы Старшей, это ничего для нее не значило. Человеческие привязанности были ей чужды. Еще чего, испытывать любовь к тому существу, что пожирало тебя изнутри! Да она в жизни не забудет те муки, которые испытала, произведя ее на свет! Кто она ей? Соперница, ни больше, ни меньше! А соперниц что? Правильно, нужно устранять!


    Но когда в истерзанном существе, вошедшем в лабораторию, она узнала дочь, в душе похолодело.


-Что? Как? – прохрипела Халимма, схватившись за горло.


Архана, потерявшая последние силы на то, чтоб добраться до лаборатории, осела на пол. Какое-то мгновение Старшая и Халимма изумленно смотрели на нее, а затем Старшая кинулась к любимице, а изумленная мать вжалась в кресло, словно боясь заразиться.


-Дура! Вот дура! До чего довела себя! – Старшая опустилась на колени возле Арханы и стащила перчатку с правой руки, ладонь оказалась ярко-синей, полупрозрачной. Она прикоснулась ко лбу воспитанницы и поделилась каплей собственной силы, которую сама всего пару часов назад пополнила. Архана разомкнула тяжелые веки, почувствовав подарок Старшей. Он был похож на глоток свежей воды.


-Пойди, выбери себе игрушку в стаде, а лучше двоих или троих! – приказала Старшая, поднимаясь на ноги, - наш неприятный разговор перенесем на завтра!


-Но… - попыталась возмутиться Халимма, - за что ей сразу троих?


-Заткнись! Всего мгновение назад твоя дочь едва не умерла! – прикрикнула Старшая, - мы бережем своих, Халимма, не забывай о нашем правиле!


         Халимма недовольно поджала свои красивые губы.


-Старшая, я… наверное не смогу… - промямлила Архана, когда до нее дошло, что именно ей велели сделать.


-Подохнешь значит! И я больше с тобой возиться не буду! – Старшая пожала плечами, - какие же бездарности меня окружают! Пошли обе вон! Видеть не могу!


        Халимма вылетела первой, отлично зная, на что способна Старшая. Архана поплелась следом, произнеся негромко:


-Спасибо…

        Нет, она не ослушается Старшую. Архана даже мысли такой не допускала, но пока она плелась к зале, в которой шел непрекращающийся бал, испытывала брезгливость. «Поскорее бы с этим покончить». Вошла, посмотрела по сторонам. «И кого же выбрать? Стадо огромное…» Она поглубже вдохнула, ощутила, что сила, которой поделилась Старшая, иссякает и решилась. Буквально в двух шагах от себя заметила двух свободных мужчин, пьющих, как они считали, вино.


-П-пошли со мной! – неуверенно приказала она им. «Как же это трудно в первый раз»


-Кто? Я? – спросил один из них, среднего роста, крепкого телосложения с буйными рыжими волосами.


-Оба! – ответила она, покосившись на второго. Тот был высоким, худощавым, с широкими плечами и абсолютно лысой головой.


Она развернулась и пошла из зала. Мужчины молча последовали за ней. Она не стала вести их к себе. Уж лучше пусть это произойдет в одной из предназначенных для спаривания комнат. Толкнула первую попавшуюся дверь и обрадовалась, что комната свободна. «Поскорее с этим покончить! – все повторяла себе». От волнения  даже затошнило. Мужчины вошли следом за ней и закрыли за собой дверь. Они действовали спокойно и уверенно. «У них это точно не в первый раз».


         Архана развернулась к ним лицом, не зная с чего начать. Но мужчины знали. Лысый обошел ее сзади и резко прижал к себе. Девушка едва не дернулась, но сдержалась. Ощущать на себе чужие руки было неприятно. Огромные ладони коснулись девичьей груди и погладили сквозь ткань платья. Рыжий сделал шаг вперед и наклонившись задрал платье. Лысый помог стащить его через голову. За платьем полетела нижняя сорочка и короткие шаровары. В четыре руки, явно отработанными движениями, они ее раздели почти мгновенно. Девушка и ахнуть не успела, как мужчины подхватили ее и уложили… на стол. Она хотела возмутиться, спросить почему не на кровать, но рыжий резко развел ей ноги в стороны и впился губами в кудрявый холмик. Архана громко выдохнула и попыталась расслабиться. Лысый тем временем принялся ласкать девичью грудь. Она зажмурилась и попыталась представить, что она в другом месте, со своим Хранителем, но никак не выходило. Ладони, ласкавшие грудь были слишком холодными, а губы, целующие самые нежные уголки, слюнявыми и противными. «Ничего не получится! – с горечью подумала она», но видимо мужчины почувствовали, что отклика нет и решили сменить тактику.


       Ее подняли и понесли. Она сжала веки еще сильнее, не желая ничего видеть. Скрипнула кровать, видимо кто-то из них лег на нее. Мужчины действовали все так же молча. Затем сильные руки раздвинули ей ноги и усадили прямо на толстый член. От боли она вскрикнула и открыла глаза. Оказывается она сидела верхом на рыжем. Сзади послышалось движение и лысый, подтолкнув девушку в спину, распластал по груди крепыша, а сам улегся сверху. Рыжий пошевелил бедрами, и ее вновь пронзила боль, но уже гораздо меньшая. Не успела она задуматься над ощущениями, как почувствовала пальцы на ягодицах. Они поглаживали и медленно приближались к тугому колечку мышц.


-Ай… не… надо… - испуганно пискнула она, но было уже поздно, тонкий палец проник в нее в совершенно неожиданном месте. В этот же момент крепыш вновь крутанул бедрами. Девушка задохнулась от смеси боли и наслаждения. Палец вел себя дерзко, поглаживая заднюю стеночку. Девушка закусила губу, что бы не закричать. Она лежала на горячей груди крепыша и слышала бешеный стук его сердца. Лысый вынул палец и толкнулся в колечко свои членом. Архана застонала от боли, хотела вырваться, но кто ж ее отпустит! Сильные руки держали крепко, а  член погружался медленно, но уверенно. Крепыш вильнул бедрами и она едва не задохнулась от раздирающих чувств. «Оказывается, боль - это приятно!» Когда мужчины задвигались одновременно, Архана почувствовала, что улетает и прикусив грудь крепыша, кончила.

        Она сорвалась. Подпитавшись от тех двоих, Архана вышла в зал и нашла других, а затем еще одних, отдавая свое тело, не в силах остановиться. От переизбытка эмоций и силы она опьянела, совсем не понимала, что творит. Но стоило ей уйти к себе, вспомнился Хранитель и горе накатило с новой силой. Она рыдала, выла в голос, крушила мебель, вновь доведя себя до истощения. И все пошло по кругу. На назначенное утро она не пришла к Старшей, потому что заперлась в комнате, на этот раз в тремя горными.


Глава 30


-Сегодня у нас последнее занятие, - сказал Дух Горы, - завтра истекает ваш срок, пора домой!


-Как? Уже? – одновременно воскликнули Ниран и Лаван и переглянулись. Нет, они конечно чувствовали, что время подходит, но что сегодня у них последний день, даже не подозревали.


-Да, голубки, - не то закашлялся, не то засмеялся старик, - со всеми влюбленными  одно и тоже, как приходит время, так они и не заметили. Но хватит болтать. Сегодня ты, - он ткнул пальцем в молодого горного, - у нас полетишь!


         Ниран внутренне напрягся, но виду не подал.


-Тогда, может быть я пойду? – спросила Лаван? – соберу вещи и…


-Иди, Лунная, иди… - махнул рукой старик, - там тебя подарочек ждет…


Лаван радостно улыбнулась и чмокнув мужа в щеку, упорхнула.


-Красивая жена у тебя, - сказал Дух, - и кровь у нее сильная, хорошие детки получатся! – и вновь захихикал в бороду. Ниран лишь брови нахмурил, но ничего не ответил. Бесил его временами этот Дух. Но не признаешься же, не нахамишь.


-А как тебя зовут? – вдруг спросил он. Дух сразу перестал смеяться.


-Звали меня Трезор, – ответил он с вызовом, -но уже слишком много веков никто меня так не называл, мало сам не забыл. Отчего спросил?


-Да просто ты такой… - сказать «вредный» язык не повернулся, - живой, как настоящий, постоянно забываю кто ты. Если не против, то буду тебя звать Трезором.


-Не против, зови… - грустно ответил Дух, а затем добавил, - ну что, полетаем?


-Полетаем… - пожал плечами Ниран, - командуй… Трезор!

     Они подошли к краю обрыва. Внизу зияла кромешная, непроглядная мгла.             -Перекинься! – велел Трезор. Ниран повиновался, предварительно раздевшись и аккуратно сложив одежду.


-А теперь слушай. Единственный быстрый способ расправить крылья – заставить тело их раскрыть. Поэтому сейчас просто прыгай вниз!


-«Э-э-э… Что значит «просто прыгай»?»  - послал он перепуганную мысль Духу.


-Не бойся. Твое тело само среагирует и расправит крылья. Ты просто будь готов и постарайся запомнить, как это вышло.


-«А если не получится, я же расшибусь?»


-Не расшибешься, до Ядра лететь далеко, - хмыкнул Дух, - я прослежу, не боись!


-«Ладно! Я тебе верю, старик! Ох, надеюсь не напрасно!» - и Ниран, не давая себе времени передумать, бросился в пропасть.



       Лаван зашла в зеленую пещеру и сразу заметила «подарок», о котором говорил Дух. Большой, величиной с кулак, абсолютно круглый офиокальцит лежал на покрывале. Лаван ахнула. О таком подарке можно только мечтать! В глазах заблестели слезы.


-Спасибо… спасибо… за доверие, - дрожащим голосом прошептала она, - да это же… чудо… теперь у меня ни один больной не умрет!


        Офиокальцит в их время был настолько редок, что хамгаАла с большой осторожностью взяла его в руки. Камень был гораздо светлее, чем пещера, с множеством белых прожилок. Гладкая поверхность приятно холодила кожу.


-Ты такой красивый, - она крутила зеленый шар в руках, любуясь, - обещаю, что использую тебя только для спасения жизни! – шарик ожил в ее руках, рассыпался на мелкие зеленые бусины, которые потом, соприкоснувшись друг с другом превратились в змейку. Маленькая, зеленая, с милыми красными глазками. Она подмигнула Лаван и укусила ее за запястье.


-Ой! – пискнула Лаван, - больно же, ты чего кусаешься? – змейка скромно опустила глазки, - да ты шалунья… - улыбнулась девушка, - так что, ты теперь моя подружка?


Змейка кокетливо похлопала глазками, словно соглашаясь.


-Хм, интересно, а я думала ты просто под кожу проникнешь… А ты что же, так и будешь змейкой? – девушка ласково погладила существо по головке. Вместо ответа змейка обвилась вокруг запястья, превратившись в изысканный браслет.


-Мда-а-а, - протянула Лаван, - необычный подарок… и способности у тебя наверное удивительные…


Он летел вниз, зажмурив глаза. С каждым метром сердце колотилось все сильнее, свист в ушах оглушал, по коже изморозью пробежался страх. Отчего-то вспомнилось выражение «Смотреть страху в глаза» и дракон поднял веки. Сначала было просто черно и темно, а затем тьма стала сереть. А затем, где-то там, куда он падал, в самом низу блеснула искорка, похожая на звездочку. «И как долго лететь до этой звезды? - подумал он». И словно в ответ на эту мысль на спине резко зачесалась кожа, захотелось потереть в том месте, настолько этот зуд был неприятен. Но зуд быстро сменился тянущим чувством, словно кожу на спине натянули. Хлопок! И тело рвануло вверх, закружило, затем стукнуло о каменный обрыв. «Проклятие! Да как же этим управлять?» Спина ныла, что-то новое явно давало о себе знать, натягивая кожу до предела. Ниран, не смотря на удар и на то, что его кидало из стороны в сторону, все свои чувства сконцентрировал в том месте, откуда появились крылья, пока что абсолютно бесполезные. «Ну давай же, давай…- он поиграл мышцами спины, пытаясь определить какие из них двигают этими отростками». За этим занятием он даже позабыл, что все так же падет вниз.


В какой-то момент получилось распрямить левое крыло, из-за чего его снова шарахнуло о камень, но зато от удара распрямилось и правое крыло. «Получилось!» Падение вниз прекратилось так резко, что он едва язык не прикусил. «Хорошо, а дальше что, как ними управлять?» Осторожное движение новыми конечностями привело к тому, что тело воспарило ввысь. «Ого… Здорово…»


Опьяненный успехом, Ниран взахлеб наслаждался новым умением, до тех пор, пока не почувствовал зверскую усталость и боль в спине. Из последних сил он сделал несколько взмахов и вернулся туда, где ждал его Дух Трезор.


Дух был серьезен, шуточек не отпускал, глядел с явным одобрением и даже уважением.


-Ну вот и все… -промолвил он, когда измученный дракон не то приземлился, не то упал возле него, - теперь ты умеешь все.


         Ниран лег на пол и несколько минут приходил в себя. Когда силы вернулись, в первую очередь он перекинулся в человека, натянул одежду и лишь тогда сказал:


-Спасибо, Трезор, за науку твою, как мне отблагодарить тебя?


-Вот еще, не стоит благодарности! – фыркнул Трезор, - это мой долг.


          Они помолчали немного, а затем Дух добавил:


-Ты понял, кто отныне Хранитель Тринадцатой Заставы?


-Понял… - ответил Ниран, - хоть  и не хотел этого!


-Что поделаешь, горным народом может управлять только сильнейший! – Дух поднял палец вверх, и словно пригрозил кому-то, - твой отец сам виноват!


         Снова повисла тишина.


-Что мне делать, Трезор? Я не знаю… - угрюмо сказал горный.


-Готовиться к войне, Хранитель. Изучить врага, найти слабое место и поразить!


-Легко тебе сказать, - когда его назвали «Хранителем» это резануло слух, - могу ли я иногда приходить к тебе за советом?


-Буду рад видеть тебя и помочь чем смогу, - Дух склонил голову в легком поклоне, - мой совет на будущее… - он снова помолчал, - шулам должно победить это поколение…


-Времени так мало?


-Да, я это чувствую! Их силы крепнут, а наши ослабевают, - Дух задумчиво гладил бороду, - твои дети с Лунной будут сильными, но нет времени ждать пока они родятся и вырастут. Собирай всех горных. Готовьтесь к войне!


-Ты завела питомца? – шепнул Ниран на ухо жене. Она лежала на покрывале и нежно поглаживала змейку и даже не услышала, как он подошел и прилег рядом. Сильная рука прижала жену к горячему боку.


-Это подарок от Духа, - ответила она негромко. Змейка лежала с закрытыми глазами и казалось дремала.


-И это явно не обычная змейка, а какой-то очень сильный талисман, - усмехнулся муж.


-Лучше! Это офиокальцитовая змейка!


-Ага! Сразу стало понятно! – он прикусил Лаван за ушко, а рука тем временем принялась поглаживать бедро.


-Офиокальцит такого размера гарантирует, что ни один больной у меня больше не умрет, с таким «помощником» я стану еще сильнее, как лекарь! – все так же шепотом отвечала девушка, - но его форма и э-э-э, то, что он живой, а он живой! Видишь, как реагирует на ласку? Говорит о том,  что кроме усилений лекарского потенциала он несет в себе что-то еще… но что? Пока не знаю.


       Муж, слушая голос жены, начал медленно ее раздевать. Стянул шаровары, погладил округлые ягодицы. Она застонала. И тут змейка распахнула красные глазки и в них полыхнуло пламя! Молниеносно взвилась со своего места и вцепилась зубками в руку горного, которой он гладил жену. Лаван и Ниран охнули одновременно.


-Ничего себе, защитница! – Ниран схватил змейку за хвост и попытался оторвать от своей ладони.


-Змейка, отпусти, это же мой муж! – ласково попросила Лаван и протянула руку к питомице. Змейка практически сразу отпустила горного и упала в подставленную ладошку, - это свой, что же ты, не почувствовала сразу? – пожурила она ее. Змейка виновато опустила глазки и нервно заерзала на ладони. Затем подняла головку и пристально посмотрела на Нирана. Глаза в глаза. Горному показалось, словно он смотрит в глаза соперника, задумавшего отобрать у него женщину. Но это длилось всего мгновение, змейка признала лидера и успокоилась.


-Погладь ее, - Лаван протянула ладонь мужу, - она хорошая…


-Он! – сказал Ниран, но змейку погладил.


-Что он?


-Я сказал это он, твоя змейка кажется мальчик, - змейка, которая на самом деле оказалась змеем, активно замахала головкой, соглашаясь.


-Ой, прости пожалуйста! – засмеялась Лаван, - ну если мы разобрались с полом, может и имя тебе придумаем? – змей снова согласно кивнул головкой.


-Что ты думаешь касательно Серп? Я читала, что это означает «змея», на одном из древних языков, - змей поднял головку и зажмурил один глаз, словно раздумывая, а затем все-таки кивнул, - вот и отлично, обрадовалась девушка, будешь Серпом!


-А теперь, Серп, - сказал Ниран, - дай-как мне побыть с женой, - полежи где-нибудь, - он взял змея двумя пальцами и опустил на покрывало и подвинул.


-Ниран, ну зачем ты так, - воспротивилась Лаван, - не обижай его!


-А кто его обижает?-нахмурился Ниран, - и не подглядывай! – добавил он. Змей возмущенно, да, именно возмущенно, отвернул голову, а затем и вовсе спрыгнул с кровати и пополз в сторону бассейна, куда прыгнул и опустился на дно.


-Молодец, мужик, подружимся, - весело крикнул ему вслед Ниран и развернувшись к жене, начал ее поглаживать и приговаривать, - вот стоило ее оставить на часок, так она себе уже поклонника нашла, а что же дома будет? – опрокинул жену на спину и закончил ее раздевать, стащил шаровары, развязал рубаху и снял через голову. Обнаженная жена раскинулась на покрывале. Невероятно, как она изменилась за какие-то тридцать дней. Совсем другое тело… Высокая грудь с розовыми сосками, округлые бедра, тонкая талия и длиннющие ноги. Только черты лица остались те же, хотя черные брови, пепельные ресницы и кудрявые волосы сделали его абсолютно неузнаваемым. Ниран, расположившись у разведенных ног жены, взял в руки ее ступню и нежно погладил, гладя в глаза. Затем наклонился и прикусил за пальчик, не больно, но ощутимо. Лаван прищурилась. «О, новая игра, -подумала она, - каждый день что-то новенькое!»


-Так хочется тебя куснуть, - рыкнул он, - ты сладкая, вкусная девочка, - он взялся за вторую ступню и укусил за пяточку, а затем зализал укушенное место. Лаван закрыла глаза и ответила:


-Кусни, я разрешаю… Только не больно! – и расслабилась, подставляя тело под его ласки.


         Ниран с тихим рыком принялся покрывать ее тело мелкими укусами и зализывать их. Иногда Лаван вздрагивала и ойкала, когда укусы получались болезненными, но боль быстро отступала, оставляя за собой легкое жжение. Он покусывал соски, окружности груди, спускался на живот, нежно лаская зубами и языком чувствительную кожу, затем еще ниже, покусывая местечко между ног. Лаван стонала все громче. Тело медленно охватывало огнем, но  какого-то иного характера, так словно к ее телу прикасались язычки пламени. Но муж не торопился, слегка провел зубами по нижним губкам и перевернул жену на живот, царапнув ногтями по ягодицам, пощипывая кожу и все так же обильно зализывая.


-Что… ты делаешь? – прошептала Лаван, - у меня кожа горит…


-Не знаю… инстинкты, - послышалось в ответ, - но я знаю, что тебе понравится, в-к-у-у-у-у-с-н-а-я, ты моя… - и продолжил свои ласки, - я сам весь горю… но хочу тебя именно так, словно это что-то значит… раздвинь ножки шире, да, вот так… а попку оттопырь повыше, м-м-м, хорошая самочка, - он взял ее за бедра и поднял  еще выше, голову оставив на покрывале. Лаван стало немного стыдно и неудобно в такой позе, но тело тем временем все разогревалось и разогревалось, пекло и плавилось.


          Ниран раздвинул ее ягодицы и намочил языком складочки, стараясь как можно больше влаги на них оставить. В том месте стало невероятно жечь.


-Н-и-и-и-р-а-н… - простонала девушка, - я волнуюсь, у меня там словно огонь…


-Так и должно быть, любовь моя, доверься мне! – ответил он и частично превратился в дракона. На самом деле, пока что, драконьей стала только голова. Ниран высунул длинный упругий язык и стал ласкать лепестки Лаван.


-Ниран, перестань, очень печет! – девушка попыталась освободиться, но муж держал ее крепко. Язык резко проник в нее и она закричала, - Ниран… почему так горячо?


       Но он не мог ей ответить, так как язык вонзался в ее сердцевину, обильно смачивая слюной. Лаван стонала и извивалась, ощущения были странными. То очень приятно, то жжет, словно соли в рану насыпали. А язык все шарит внутри, то ли лаская, то ли исследуя каждую складочку.


        Через время он поднялся и трансформировал свой орган. Даже сам поразился своему умению, трансформироваться не полностью. Шипованный член ящера ткнулся в мокрую расщелинку. До этого, он всегда трансформировался будучи уже внутри жены, тем самым оберегая ее от царапин о шипы, но сегодня он делал все иначе. Приподнял Лаван, поцеловал в шею и, крепко держа  за бедра, начал втискиваться в ее тело.


-Больно? – прошипел он.


-Совсем… немного… царапает, - ответила Лаван, ощущая, как большой член медленно растягивает ее тело и входит глубоко-глубоко, так, как еще ни разу не входил, ранее жалея ее.


-Прости, потерпи, сейчас так нужно, - у него у самого горела кровь, затуманивая разум, требуя именно таких действий. Когда он погрузился до самого основания, сцепив зубы, призвал только пятый и шестой гематиты. Головка увеличилась в размерах и Лаван пискнула. Шестой камень завибрировал и послал зов ее гематитам. Камни девушки отозвались мгновенно, не смея игнорировать сей зов. Все двадцать девять мелких гематитов окружили то место, где внутри хозяйки «хозяйничал» орган дракона. Лаван на секунду обуяла паника, она почувствовала, что не может повлиять ни на один свой камень. Сейчас она была беззащитна, как никогда! Шестой завибрировал мощнее и женские камни завибрировали в ответ. Ниран обхватил жену за живот ладонями, а зубами покусывал за шею и рыкал в ушко. Он тоже перестал владеть собой. Тела жили отдельной жизнью, делая свое, только им ведомое дело.


          Лаван поняла, что все, что она может – это полностью расслабиться. Кожа горела, внутри все плавилось. Ощущения были незнакомыми, но казались правильными. Ниран все громче сопел на ухо и дрожал, словно в лихорадке, все крепче и крепче прижимая руки к ее животу. Затем и вовсе закричал.


           И тут до Лаван дошло, что все-таки произошло! В ее недра хлынуло раскаленное семя огненного дракона. Она конечно же почувствовала ожог, но лишь совсем немножко, Ниран хорошо подготовил ее тело, а гематиты жадно впитывали семя, ликуя.


         Через несколько минут Ниран перестал дрожать и выскользнул из ее тела. Бережно опустил  на живот и принялся гладить, словно успокаивая.


-Прости, сам не знаю, что на меня нашло, Лаван, милая, скажи что-нибудь…


-Я… спать хочу, - сказала она и правда заснула.

         Она проснулась, но лежала с закрытыми глазами, слушая стук сердца мужа и размышляя над тем, что произошло. То, что она уже беременна, девушка даже не сомневалась. «Но ведь такого не должно было случиться, пока я не стану готова! Оплодотворение происходит иначе!  Почему все идет не по правилам? Хотя к чему удивления, если твой муж первый в  мире летающий ящер? Все  его интуитивные действия, смачивание целебной слюной, разогрев крови, затем еще  все мои гематиты призвал… здесь уже не важно, готова или не готова!»


Девушка тихонько вздохнула. «Скорее всего  Ниран даже не догадывается, что только что сделал! Почему тогда это произошло? – и сама себе ответила: - На интуитивном уровне… Опасается, что там, за пределами горы с ним может что-то произойти и подготовил замену - от этой догадки сердце кольнуло, - Нет, все будет хорошо, мы сможем выжить, мы  должны!» С этой мыслью она снова провалилась в сон. Обнявшись, утомленные супруги проспали положенное время для выхода из пещеры. Что, собственно, и спасло им жизнь.


Глава 31


-Ненавижу тебя! Ненавижу, - шептала Архана, через силу переставляя ноги, - твоя смерть будет мучительной, очень мучительной! Против кого пошла, выскочка! – разговаривая сама с собой женщина медленно приближалась к своей цели, - тридцать дней, говоришь, спасибо, что подсказала! – обезумевшая женщина пробиралась сквозь кустарники ко входу в гору.


         Нельзя было идти обычным путем, большой риск встретиться с кем-то из Заставы. Одежда изорвалась в некоторых местах, лицо и руки оцарапал густой кустарник, но она не обращала на эти мелочи внимания, что значит какая-то царапина? Все тридцать дней она готовила план мести, жила лишь этим днем.


-Ничего! Я все исправлю, не в первый раз! Не все потеряно! – она хищно улыбнулась, вспоминая, как отважно Лаван спасла от смерти ее, Арханы, главного сообщника, - Вик вернет мне  перстень, а ты тварь сгинешь! А мы… мы начнем все сначала…


        Бормоча и ругаясь Архана дошла до входа в гору. Ей было некомфортно там находиться. Но она знала, что так и будет, в прошлый раз было хуже. Кости ныли, в животе жгло, словно она съела что-то несвежее. Сжав зубы она приблизилась насколько смогла и упала на колени.


-Против моего камня тебе нечего поставить, - и она безумно захихикала, - а с ним ты не знакома! Тварь, тварь! – она то смеялась, то злобно шипела. Двумя руками разгребла опавшие лисья и, положив что-то прямо на землю, снова присыпала листвой. Затем быстро спряталась невдалеке, за деревом, желая лично удостовериться в гибели соперницы.


Расчёт был верен во всем… Почти во всем. Она не учла, что молодоженов придут встречать. Как только стемнело, горные с Заставы стали сходиться к горе. Архана кусала губы в своем укрытии, не зная что делать,  попытаться забрать камень, или не высовываться. Выйти из укрытия не рискнула, помня об отношении горных к себе.


И тут раздался взрыв! В небо поднялся густой синий дым, задрожала земля. Когда дым рассеялся и в ушах перестало звенеть, открылась чудовищная картина. Возле входа в гору валялись обугленные куски тел, перепуганные солдаты и простые жители попадали на землю и в ужасе зажимали уши.


-Н-е-е-е-е-т! – закричала Архана, когда поняла, что весь ее резерв потрачен напрасно, - н-е-е-е-е-т!

Они проснулись от грохота. Одновременно сели на постели и недоуменно посмотрели друг на друга.


-Что это было? – хриплым со сна голосом спросила девушка.


Муж вскочил на ноги и принялся быстро одеваться.


-Сиди здесь и не высовывайся! – крикнул он ей и скрылся из пещеры.


-Что? Как это не высовывайся? – девушка так удивилась, что какое-то время действительно не высовывалась. А затем вскочила и тоже принялась одеваться.


-Серп, Серп! Ты где? Мы уходим! – крикнула она в сторону бассейна, где в последний раз видела змееныша, - ой, да ты здесь, милый… - Серп обнаружился на запястье,  свернувшимся в изящный браслетик.


Вещей у них было немного, Лаван их собрала еще накануне. Подхватив мешки, побежала к выходу из горы. Горный хрусталь, украшавший своды горы больше не сиял, настраивая на безмятежный лад, а хаотично мигал, словно он тоже нервничал. Запыхавшаяся девушка приложила ладонь на закрывающий вход камень, но тот не пошевелился.


-Не поняла! Что происходит? – она повторила свои действия, но камень даже не пошевелился. И тут Лаван испугалась. «Почему меня не выпускают? Где Ниран?» В тревоге за мужа она заколотила в стену руками и заплакала.


-«Чего рыдаешь, Лунная?- услышала голос Духа внутри себя, - он жив, обожди немного.»


-П-почему камень не выпускает меня? – шмыгнув носом спросила она, - вдруг кто-то ранен, я могу помочь!


-«Взрывом засыпало вход, у меня не получилось расчистить, - ответили ей, - видимо кто-то подготовился ко встрече с вами!»


            У девушки похолодело внутри.


-А Ниран где? – что-то ей говорило, что он как раз выбрался наружу, - он там?


-«Там…»


-Но как он вышел?


-«Он не вышел, - хмыкнул Дух в ответ, - да успокойся Лунная, возвращается уже!»


Лаван уселась на пол и стала размазывать слезы по щекам, стараясь успокоиться. Из-за волнения никак не получалось собрать скачущие мысли. Такого раньше с ней не случалось. «Но раньше у меня не было дорого мне человека…Я его люблю и боюсь потерять, - девушка коснулась груди в том месте, где находился осколок сердца мужа, - больше всего на свете боюсь потерять…»


-Лаван! – через несколько минут  услышала взволнованный крик мужа. Бросив мешки, девушка побежала обратно. Мужа встретила на выходе из зеленой пещеры. Он был в одних брюках, босой, рубашку держал в руках.


-Я же сказал, ждать меня! – закричал он на нее и стиснул в объятьях до хруста костей. Его сердце колотилось в груди, как от сильного бега.


-Ты сказал «не высовываться», -поправила девушка, уткнувшись носом в его грудь, - не кричи на меня, я тоже испугалась.


        Они немного постояли обнявшись, пока дыхание не пришло в норму.


-Где ты был? – спросила жена.


-На улице, - каким-то странным голосом ответил Ниран, - в одной из пещер есть отверстие в потолке…


-О-о-о, - поразилась Лаван, - ты летал…


-Да, - сказал муж, - там… кто-то умер...


-К-кто… умер? Как?


-Я не рассмотрел, за тебя волновался, - вздохнул муж ей в волосы, - но видел Архану, которую скрутили солдаты.


-Что? Скрутили? – девушка подняла удивленное лицо на мужа, - она далась?


-Говорю, что видел… Она  кричала, парни кажется ей руки связали, - он снова вздохнул, - я не хотел показываться, пока лучше сохранить в тайне мое новое умение.


-Да-да, конечно, ты прав… - прошептала девушка и на миг крепко-крепко прижалась к мужу, затем отстранилась и сказала, - ты сможешь и меня вынести?

Ему далось это непросто. Крылья, еще не полностью развившиеся, с трудом подняли оба тела. Ниран сжал зубы, взмок, тяжело дышал, но смог все-таки преодолеть высоту пещеры и вынес их наружу. В небе светила луна, освещая дракона и девушку, сидящих на склоне, довольно высоко от земли.


-Они такие красивые, - восхищенная Лаван поглаживала крылья мужа. Удивительно, но они совсем не были холодными, - я так горжусь тобой!


        Муж молчал, лишь глубоко дышал со свистом.


-Я сейчас помогу тебе, у нас же есть желтый апатит, - девушка принялась шарить в мешке, в поиске нужного камня, - вот он! Подержи, а лучше положи на грудь… хорошо, что луна сегодня ярко светит, под ее светом апатит быстрее сработает, - девушка села рядом, чтоб не закрывать свет. Через короткое время дыхание пришло в норму, крылья расправились.


-«С-спасибо, родная, и правда полегчало. Ну что, дальше ногами? Не хочу, чтоб заметили…»


-Да, пошли!


Ниран перекинулся в человека, оделся, забрал у Лаван мешки с вещами и они осторожно начали спускаться. И опять луна пришла на помощь, ярко освещая путь. Спускались они долго, очень устали, но тревога подгоняла.


Когда они пыльные, в изорванной одежде, запыхавшиеся, подошли к небольшой поляне у входа в гору, солдаты уже расчищали завал. Вокруг шла активная работа, которую возглавил Рор. Их даже не сразу заметили. Лаван поморщилась от запаха. И правда, вонь стояла невероятная, пахло сгоревшей плотью и чем-то еще, не известным. Она опустила голову, посмотрела на землю и обмерла. То, что на первый взгляд казалось корягой, оказалось куском человеческой ноги. Девушка вскрикнула и отскочила в сторону, но поскользнулась на чем-то мокром и упала. И тут их заметили. Рор бросился навстречу, а Ниран тем временем поднимал на ноги шокированную жену.


-О, Богини, это же… это же… - шептала она, в ужасе глядя по сторонам. Кругом валялись ошметки тел, ее новый наряд был перемазан кровью, красивое личико перекосилось от ужаса, к такому она не была готова. Но тут она увидела Рора:


-Рор, ч-что случилось? – обратилась она к нему, но солдат молча смотрел на нее вытаращив глаза.


-М-мы знакомы? – промямлил он, переводя взгляд с Лаван на Нирана. Но затем, узнав Нирана, склонил голову в поклоне.


-О, слава Богине, ты жив! Мы боялись, что вас  засыпало в пещере, а где… – он вновь покосился в сторону Лаван.


-Мы живы, - Ниран сделал ударение на слове «мы», - ты не узнал мою жену, Рор?


-Лунная? – Рор так комично выглядел с осунувшимся лицом, что в любой другой ситуации было бы даже смешно.


-Давай отложим на потом приветствия, - тоном истинного начальника сказал Ниран, - доложи, что здесь произошло!


         Рор вытянулся по струнке и мигом взял себя в руки.


-Мы прибыли встречать вас! Экономка со своей племянницей хотели постелить дорожку и встретить как полагается… Но… произошел взрыв… и… последствия вы и сами видите… -он пожал плечами, - женщины погибли на месте и еще пропал один из молодых солдат, но в суматохе пока не разобрались, есть ли тут… - он покосился на Лаван, - его останки…


-Что здесь делает Архана и почему она связана? – спросил Ниран. Лаван проследила за его взглядом и увидела связанную женщину, позади которой стояли два солдата с хмурыми лицами. Женщина стояла опустив голову, коса растрепана, одежда изорвана.


-Подозревается в убийстве! – отчеканил Рор, - когда грянул взрыв, она выскочила из-за дерева и кричала: «Нет! Нет! Не она сдохла, не она!» Прости, Лунная, - добавил он тише, - она верещала, что это ты должна была погибнуть и что-то на счет того, что камень зря потратила…


-Вот и началось… - почти бесшумно прошептала Лаван, но муж ее услышал и лишь сжал ладонь, ободряющее.


-Рор, а  отец где? – задал он еще один, волнующий его вопрос.


-Твой отец болен… -Рор, нервно поправил воротник, словно он мешал ему дышать, - лежит в беспамятстве недели две.


-М-да, хорошие вести, ничего не скажешь, - вздохнул Ниран.


-И это еще не все… - Рор снова оглянулся по сторонам, - не все вести…


         Но договорить ему не дали, так как остальные тоже заметили молодоженов и бросились навстречу, мигом окружив. На лицах горных и людей отразилось явная радость, что они живы, кто-то хлопал по плечу, кто-то просто кричал, что наконец они вернулись, а какой-то женский голос выкрикнул:


-Лунная, это точно ты? Та вроде другая была!


-Я, это я… - тихо ответила Лаван, не в силах разделить их радость в свете сложившихся обстоятельств. Усилием воли она заставила себя стоять ровно, а не упасть на землю и расплакаться от ужаса. Это событие слишком сильно походило на то, из  девства, когда ее в первый раз  хотели убить.


-Та другая вроде… пониже была? И где твой плащ? – выкрикнул еще кто-то из толпы.


-Прошу  минуту тишины! – Ниран вышел вперед и повысив голос обратился к народу, -мы все устали, расстроены из-за случившейся беды, и время, мягко говоря, позднее, поэтому предлагаю всем, кто не занят на расчистке завала и… сборе останков… пойти к себе домой. Обещаю, что завтра утром,  соберемся  на плацу и мы с женой, - он приобняв Лаван, притянул к себе ближе, - позволим себя рассмотреть и ответим на все вопросы.


         Никто не сказал ни слова против и постепенно поляна опустела, остались лишь солдаты.


-Любимая,  давай я тебя тоже отведу домой, а сам закончу здесь, - Ниран склонился над женой и нежно погладил по щеке, - утром все будет выглядеть иначе…


-Нет, я буду с тобой, - воспротивилась девушка, - сначала нужно разобраться с ней, пошли!


        Она развернулась и быстро зашагала в сторону связанной. Ниран поспешил следом.


-Эй, ты! – громко позвала Лаван, - за что ты меня убить хотела? – Лаван отчетливо понимала причины, но хотела услышать, что та скажет, пока находится в состоянии шока. Женщина медленно подняла голову и уставилась на  Лаван невидящим взглядом.


-Я тебя не знаю, оставь меня…


-Я, Лаван, жена Нирана, - громко сказала девушка, - ты меня знаешь.


-Т-ты? – у Арханы вытянулось лицо, как накануне у Рора,  - не может быть… - она быстро обшаривала глазами лицо Лаван, - изменилась… тварь! – а затем, абсолютно неожиданно для всех, рванула вперед, порвала веревки, связывающие руки за спиной и вцепилась в горло девушки. Все произошло так быстро! Еще секунду назад она стояла беспомощная и связанная, а через мгновение превратилась в обозленную фурию с безумными глазами.


-Убью, тварь! – и со всей силы сжала руки на горле девушки.


        Следующее поразило не меньше, чем внезапное освобождение пленницы. Лаван вскинула руки, в ее ладонях блеснуло что-то и она ловко этим опутала запястья Арханы.


         Архана взвыла раздирающим душу воплем и отскочила от Лаван. Затрясла руками, пытаясь сбить путы. Ниран подскочил первым, став между Арханом и женой.


-Что это? Что ты со мной сделала? – орала она, упав на колени.


-Быстро! Ниран! – закричала Лаван, - нужно заварить цепь, иначе она сможет освободиться! А вы чего стоите?- она повернулась к ошалевшим солдатам, - держите ее!


        Солдаты схватили орущую и извивающуюся женщину, Ниран подошел к ней, прикоснулся к медной цепочке, которой Лаван связала ей руки  и выпустил огонь гнева, горевший в крови. Цепочка оплавилась мгновенно, сцепив края прочно. Архана визжала, кожа на руках дымилась, шла пузырями и кровоточила. Затем она охрипла, дернулась еще раз и упала, потеряв сознание.


-Рор, - позвала Лаван, - ее нужно привязать к чему-то из древнего дерева, так будет надежнее!


-Понял! Сделаем! – ответил Рор.


-А еще, когда соберете все останки,  - ее голос дрогнул, - принесите их в мою лекарскую, она же еще за мной? – и когда Рор кивнул, продолжила, - я хочу разобраться от чего произошел взрыв.


         Когда Рор снова утвердительно кивнул, она шагнула в объятия мужа и зарыдала.


       Лаван долго заливала рубаху мужа жгучими слезами, выплескивая весь ужас, который накопился с того момента, как они спустились. Хоть тысячу раз она настраивала себя, что война, а им предстоит именно война, дело кровавое  и страшное, наяву все оказалось гораздо страшнее. Одно дело лечить больных и раненных, видеть кровь и кости, а совсем другое куски тел тех, кого знал, с кем еще недавно разговаривал… «Экономка была такая добрая женщина, заботилась о нас, передавала вкусную еду…» И Лаван вновь зарыдала.


         Ниран сначала долго поглаживал жену по волосам, предаваясь своим, не менее мрачным мыслям, надо было решить, что же делать дальше, а потом, видя, что жена никак не успокаивается, подхватил ее на руки и понес домой. Девушка доверчиво обняла его за шею и уткнувшись носом заснула, забывшись тревожным сном.


Путь до дома при Заставе был неблизким, но Ниран, занятый тяжелыми думами, даже не почувствовал усталости. Во дворе, перед домом он увидел множество столов с лавками и очень удивился. «Что бы это значило?» Ногой толкнул дверь, тихо вошел, поднялся на второй этаж, в свою прежнюю комнату и замер на пороге. Вся комната была в свечах, в углу стояла лохань с водой, а покрывало на кровати усыпано лепестками роз. Ниран проглотил комок в горле, поняв, что и это романтическое убранство,  дело рук погибшей экономки. «Как она старалась… бедная женщина…» На окнах висели новые цветастые занавески, а кровать занимала добрую половину комнаты, не то, что его прежняя узкая койка. Он осторожно положил спящую жену, прикрыл ее покрывалом и вышел, закрыв за собой дверь. На лестнице столкнулся с крадущимся Рором.


-Я сумки ваши забрал, - сказал он шепотом, - а то еще потерялись бы…


         Ниран поблагодарил его, отнес сумки в комнату и взмахом головы позвал Рора с собой на улицу.


-Почему здесь столько столов? – первое о чем он спросил вояку.


-Так… для вас старались, свадебный пир хотели… - наклонив голову ответил тот, - но не подумайте, мы все своими силами, это… должен был быть подарок…


-Спасибо, - он сжал плечо солдата, - мы очень вам благодарны… жаль, что так вышло…


-Да, - вздохнул Рор, - не ожидали… мы-то думали, что Архана испугалась и сбежала, радовались, что больше никогда не увидим… кто ж знал, что так будет? Хотя, я начал догадываться, когда увидел, что поправившийся Вик начал себя странно вести… Видимо она и его околдовала…


-Стоп! – оборвал его Ниран, - Вик, это тот, кого Лаван лечила в храме?


-Он самый, - закивал солдат, - он первое время слаб был, отлеживался дома, а когда вернулся на Заставу начал возле храма крутиться, заглядывал в щели в ставнях, высматривал что-то. Я удивился, ведь раньше к этому храму и не подходил никто, а тут такой интерес. А накануне, перед тем, как пойти вас встречать я совершенно случайно заметил Вика, который крался вдоль ограды с ломом в руках. Ну, я и решил проследить за ним. И представь мое удивление, когда Вик подошел к храму и  принялся выламывать двери, которые я сам лично заколачивал, чтоб никто не посмел войти в храм, пока Лунная не позволит… - Рор перевел дыхание, - Так вот, я подошел сзади и как крикну: «Ты что делаешь?» Вик перепугался, бросил лом и хотел сбежать, но я поставил ему подножку, скрутил, связал и запер в камере… Вот… Не знаю, может я зря своевольничал, пришлось даже поругаться с дежурным, но дальше тебе решать, что с ним делать… ну и со мной тоже.


-М-да, интересно… Спасибо тебе, Рор! За бдительность, за то, что не остался равнодушным! За то, что не упал в панику и организовал разбор завала.


-Не за что, Н-ниран… или мне лучше называть тебя Хранитель? – Рор лукаво посмотрел на горного.


-Догадался? – слабо улыбнулся тот.


-Не я один, все, кто видел, как ты металл оплавил одним лишь прикосновением, даже рты открыли. Хранителем всегда назначался сильнейший. А ты и перекидываться умеешь, и силой пламени управляешь, кто, если не ты? Батюшка твой… хм… болен… А Заставе без лидера нельзя…


-Вот и Трезор так сказал, - уныло промолвил Ниран.


-Кто? – не понял Рор.


-Дух Горы, он мне сказал, что теперь мне придется занять пост Хранителя…


-Ты говорил с самим Духом? – благоговейно прошептал Рор, - поистине сегодня удивительный день… ой, что же это я! – он ударил себя по лбу! – я же забыл доложить, что к жене твоей гости прибыли!


-Что? – Ниран едва не подскочил, - какие гости?


-Так эти… ее… подруги по монастырю…


-По Храму?


-Да, по Храму, точно! Десять девчонок в белом и одна в голубом, она у них за главную! – закивал головой Рор, - та, что главная, вроде больная, едва шла. Сказала, что они к жене молодого хозяина и велела выдать им одну большую комнату и приставить кого-то из охраны.


-А охрану зачем? – не понял Ниран.


-Ох, так они ж… это… - Рор покраснел, - не замужние… им нельзя среди мужчин находиться… Их наши как увидели, все побросали и как голодные щенки окружили, едва слюной не капали…


-Ничего себе! – Ниран устало потер лоб, - только их нам тут и не хватало. За что же хвататься?


-Не огорчайся, Хранитель! Наладится все. Постепенно, одно за одним и наладим, если я могу помочь, ты только скажи! И не только я, у нас все за вас жизнь отдать готовы!


-Спасибо тебе, Рор! А теперь что, пойдем, наверное, проведаем Вика? – он поднялся на ноги, - веди!


Глава 32

       Лаван проснулась от посторонних звуков. Распахнула глаза и удивленно посмотрела по сторонам. Она лежала на настоящей кровати… и… с ума сойти… в лепестках роз…


 В окно, прикрытое нежной розовой  занавесочкой, проникало утреннее солнце. Девушка села на постели и прислушалась. За окном слышались голоса, выкрикивающие какие-то команды, пел негромко петушок, кудахтали куры.  «Мы на Заставе» - догадалась она.


У двери нашла свои сумки, быстро умылась водой из лохани, переоделась в чистую одежду,  выбросив перепачканные кровью вещи. Она как раз собиралась выходить, когда в комнату вошел Ниран с подносом в руках.


-Доброе утро! – Лаван подбежала к мужу, обняла за шею и крепко поцеловала.


-Доброе, моя молодая жена, - Ниран выглядел уставшим, серые тени залегли под глазами, одежда перепачкана, красивые волосы спутаны, но улыбался он искренне и по-доброму, - а я завтрак принес!


-Я  собиралась тебя искать, где ты был? По твоему лицу понятно, что спать не пришлось…


-Ничего, высплюсь следующей ночью, - он повел плечом, отмахиваясь, - давай сначала поедим, потом все расскажу.


За незатейливым завтраком Ниран все рассказал жене, упустил лишь новость о том, что к ней пожаловали гости, опасаясь, что она все бросит и побежит к ним, а им сначала предстояло одно важное дело.


-Так значит Вик с самого начала был сообщником Арханы, - Лаван даже немного расстроилась, - а я жизнью рисковала, что бы спасти его…


-К сожалению да, но ты знаешь, что я заметил? – муж активно жевал кусок мяса и болтал с набитым ртом.


-Что?


-Он… какой-то странный… ненормальный… одержимый, что ли…


-А как это выражается? – заинтересовалась девушка.


-Глаза у него горят, так словно он слегка пьян и только об Архане все время говорит, мол красивая такая, богиня, свет очей его, единственная, жить без нее не может, бред в общем,  слушать противно было, фу! – горный скривился.


-Хм, глаза говоришь горят… даже не знаю, какой из камней такой эффект дает, есть конечно камни, которыми можно приворожить, но на горных они слабо влияют, больше на людей рассчитаны. Может опоила она его зельем, или колдовской обряд провела? Я  в этом слабо разбираюсь…


-Ага, глаза необычные очень, синие-синие, слишком неестественные…


-Что? – Лаван даже подпрыгнула на стуле, - синие глаза? У него тоже синие?


-А почему тоже? У кого еще синие? – Ниран даже жевать перестал. Лаван поняла, что проболталась.


-Ну… у тебя были глаза… синие… - пришлось признаться.


-Путаешь ты что-то,  с детства зеленые, - Ниран, отложив еду, подошел к зеркалу, - ну, что я говорил, зеленые у меня глаза!


-Сейчас зеленые… как и у всех горных, но какое-то время были синие… - сказала она, - когда я тебя в первые увидела и до того момента, как нашла спящим на полу пещеры, у тебя были синие глаза… Меня это тоже очень удивило…


-Хм, ничего себе… - Ниран устало потер лоб, - одни загадки вокруг… А от чего цвет глаз может измениться?


-А, что, Вик запросто рассказал тебе о своих… хм, чувствах к Архане? – перебила хамгаАла.


-В общем  да, я когда шел к нему, то подготовился, запасся цирконом, чтоб язык развязать, но он сам принялся болтать, словно слова в нем не держались!


-Стоп, каким цирконом ты запасся? Откуда? – Лаван вновь удивил собственный муж.


-А, так циркон же - «камень правды», разве нет? Мне Дух говорил, - Ниран достал из кармана золотисто-коричневый камень, величиной с большой кулак и протянул жене, - я, когда только поселился здесь, случайно нашел отцовскую казну, в ней было много камней разных, вот я и повадился… э-э-э… заимствовать у отца то один, то другой красивый камешек и прятал их в своем тайнике в старом дубе.


-Ничего себе, ты не перестаешь меня удивлять, - Лаван покачала головой, - а какие еще у тебя камни в тайнике? Покажешь?


-Покажу, у меня там много чего интересного, - он подмигнул ей, но потом посерьезнел, - знаешь, я многое вспоминать начал, сегодня, когда думал, что Вик не захочет ничего рассказать, задумался, какой камень мог бы мне помочь разговорить его и вспомнил про тайник. Думал его давно нашли, но нет, повезло, все на месте.


-А что еще ты вспомнил?


-Вспомнил… что у Арханы тоже синие глаза… И что особенно яркими они бывали… когда… к-хм… из отцовской постели выпрыгивала… -горный скривился, - я давно это заметил, даже мерзко было смотреть на ее  сияющее лицо, когда выходила из спальни, из которой накануне доносились… разные звуки… а отец потом несколько дней не показывался…


-Похоже, что она каким-то образом выпивала его силу, понять бы как?  -Лаван встала и начала шагами мерять комнату, ей обычно это помогало в раздумьях, - надо останки рассмотреть, может зацепку найдем. Давай ты ложись, отдохни, а я этим займусь!


-Нет! Сейчас мы с тобой встречаемся с народом, я обещал им разговор, нужно успокоить всех, ведь не одни мы напуганы, - Ниран закончил с едой, - вот только приведу себя в порядок и пойдем.

Они стояли на небольшом возвышении на середине плаца. Эта площадка ранее использовалась для построений, которые в хорошие времена проводились два раза в день: во время утренней и вечерней переклички и для собраний по различным поводам, когда необходимо было обратиться к солдатам, их семьям и всем, кто жил на территории Заставы и ближайших селений. Все это было во времена правлений отца и деда и Шелора Равара. Со временем и эта традиция позабылась, площадка там и тут заросла сорняком.


Сейчас на плацу собрались не только военные и их семьи, а и все жители с ближайших деревень. Слух о трагедии и  возращении сына Хранителя облетел всю округу и на рассвете толпы людей, а именно их было в большинстве, и горных уже стояли о ворот Заставы. Пришли все, кто был в состоянии передвигаться, от детей до стариков.


И сейчас, толпа шумела, галдела, кое-где слышался плач детей, жители недовольно переминались с ноги на ногу. Но когда появились, за руки держащиеся, Ниран и Лаван, толпа смолкла.


Девушка, увидев такое огромное количество людей слегка заволновалась. Она даже пожалела, что на ней нет ее привычной батины, под которой можно было бы спрятать свой страх и волнение. Но делать нечего, медленной, но твердой походкой  муж вел ее на трибуну. Ступеньки она преодолела на трясущихся ногах.


-Я что-то волнуюсь, - прошептала она мужу, - я такую толпу впервые вижу, откуда столько?


-Я тоже впервые, - так же тихо ответил муж, - это из соседних селений, они пришли узнать что произошло и поглазеть на нас. Не волнуйся, говорить буду я!


-Ниран… я думаю не стоит вот так сходу рассказывать о шулам, они пока не готовы к такому известию… вдруг начнется паника, а здесь старики и дети, может умолчим пока?


-Да, я тоже так думаю, - ответил он, - но успокоить необходимо, скажу полуправду.


        Они развернулись лицом к толпе и та заулюлюкала. Ниран выдержал какое-то время и поднял руку вверх, прося тишины.


-Доброе утро! – его голос прогремел неожиданно громко и затихли даже дети, - рад видеть всех вас! Спасибо, что отозвались на мою просьбу и пришли, - он отпустил руку Лаван и оперся руками о перила, слегка склонившись ближе к толпе, - вы помните кто я? – кто-то в толпе закивал, а кто-то выкрикнул «да», - я Ниран Равар, нынешний Хранитель Тринадцатой Заставы!


И тут толпа взревела! Закричали одновременно все! Дети, испугавшись, завизжали на всю силу своих легких, взрослые выкрикивали вопросы. Кто-то радовался, кто-то возмущался. Даже Лаван охнула и оторопело посмотрела на мужа, но вовремя опомнившись, взяла себя в руки. Ниран не стал просить тишины и что-либо объяснять, он поступил иначе. Позже Лаван узнала, что представление было продуманным действием.


Он сделал театральный шаг назад, расправил плечи и молниеносно перевоплотился в ящера.  Толпа практически затихла, разве что дети все так же плакали. Даже прежний Хранитель, Шелор Равар, не умел настолько быстро трансформироваться во вторую ипостась. А тут, раз, и во все стороны полетели клочки одежды, и перед ними стоит огромный мощный дракон. Но на этом представление не закончилось.


 Медленно, величавой походкой, ящер спустился по ступенькам, давая всем рассмотреть себя. Это было красиво! Темно-зеленая кожа плотно обтягивала бугристое от мышц тело. Мелкие чешуйки, словно драгоценные камни переливались на солнце. «Какой же он красивый!» – подумала Лаван, но по восхищенным взглядам молоденьких горных женщин поняла, что так думает не одна она. Маленькая, колючая змейка ревности кольнула сердце. «Мой! Никому не отдам!»


Ящер встал перед народом, гордо держа голову и толпа сделал шаг назад. Рядом, в нескольких шагах от мужа, хамгаАла увидела сложенные для костра бревна и  поняла, что будет дальше. Она послала мысль Нирану: «Ты хорошо придумал! Все получится!» и получила в ответ ласковое: «Спасибо, любимая!».


Ящер молниеносно развернулся в сторону сложенных бревен, упал на все четыре лапы и дыхнул на них снопом огня. Бревна, затрещав, загорелись и в небо полетели искры.


         Толпа в ужасе сделала еще несколько шагов назад и наконец повисла долгожданная тишина, даже дети перестали плакать. Как завороженные все смотрели то на огонь, то на ящера. Откуда-то тихо подошел Рор и набросил красивый черный плащ на тело ящера. Ниран перевоплотился в человеческое тело и поднялся на ноги, закутавшись в плащ.


        «Да они сговорились с Рором, целое представление устроили!» - про себя засмеялась Лаван. «Ты у меня такая догадливая!» - пришел ответ и она поняла, что случайно послала эту мысль мужу.


Ниран поднялся к ней на трибуну, послав ласковый взгляд и вновь повернулся к толпе. Все молчали и с восторгом смотрели на нового Хранителя, никто не посмел сказать ни единого слова против. Доказательство силы было очевидно.


-Раз мы разобрались с тем, кто я… - он сделал паузу, давая возможность возразить, но толпа молчала, - тогда позвольте представить мою жену – Лаван Раттана…


-ХамгаАла… хамгаАла, - зашептали в толпе, - значит это правда…


-Прошу вас, не перебивайте! – Ниран вновь поднял в вверх руку, призывая к тишине, - позже я дам возможность высказаться. Толпа умолкла. – Спасибо! Вы правы, моя жена – хамгаАла! Десять лет назад, Кьет Фейстал, Советник моего отца согласился быть моим посланником и отправился в Великий Храм, выбрать мне невесту, - он сделал паузу, - но, во время обмена сердцами произошла трагедия… Кьет умер… у него было больное сердце… из-за его внезапной гибели моя невеста даже не успела узнать имя жениха… она искала меня десять долгих лет и нашла! – толпа заликовала. Ниран взял жену за руку и притянув к себе поцеловал в лоб и прижал к себе. Лаван покраснела до кончиков волос и скромно опустила глаза. Через минуту, дав толпе время успокоиться, Хранитель  продолжил, - именно благодаря своей, уже супруге, я нахожусь здесь и сейчас! Она смогла добраться до меня, не смотря на все козни женщины, которую вы все знаете…


-Архана… он говорит про Архану, - послышался шепот.


-Да! Я говорю про Архану! Эта женщина, использовав магию, подчинила себе моего отца, - здесь его голос слегка дрогнул, - и едва не довела до могилы меня… - народ вновь зашумел, – и, именно Архана, желая убить мою жену, подстроила вчера  несчастный случай, на котором погибли две замечательные женщины…


        После этих слов толпа ревела дольше всего. Ниран больше не успокаивал их, давая выплеснуть свои эмоции. Он молча обнимал жену и поглаживая волосы.


-Где Архана? Что с ней сделали? Сжечь ее! – послышалось со всех сторон.


-Архана находится узнице, ее надежно заковали, выбраться она не сможет! – заверил Ниран, - ее ждет суд по нашим традициям!


      Про какие традиции  говорит, он еще и сам не знал, но говорил твёрдо и уверенно, желая успокоить народ, чтоб тот не требовал сжечь ее прямо здесь и сейчас.


Ниран и Лаван еще какое-то время провели с народом, отвечая на вопросы. Отвечал Ниран, а Лаван лишь смущалась и иногда кивала головой. Когда, измученные эмоционально, они вернулись в свою комнату, послышался быстрый стук в дверь.


-Лунная! – доложил запыхавшийся дежурный, - твои гостьи волнуются, требуют позвать тебя, иначе они выйдут на улицу! Но тогда же… - молодой парнишка покраснел.


-Какие гости? – удивилась девушка и повернулась к мужу, - по слегка порозовевшим щекам Нирана она поняла, что тот в курсе.


-К тебе приехали сестры по Храму, родная, - ответил он, - с настоятельницей… я утром заходил к ним, но решил сказать тебе после встречи с жителями…


Лаван помчалась вниз по лестнице, а дежурный едва поспевал следом. Ниран вздохнул и пошел одеваться. «Нужно проведать отца и заняться Арханой»




        Лаван вбежала в большую комнату в хозяйском доме, куда предусмотрительно, подальше от казармы, поселили девушек. У входа стояли два горных, смущенно переминающихся с ноги на ногу.


         В комнате, служившей ранее для приема гостей, у кровати толпились девушки в белых баттинах.


-О Богини, девочки, что вы здесь делаете?! – воскликнула она.


-Л-Лаван? – послышался слабый голос, - это ты?


        Девушки в белом расступились и Лаван увидела фигуру, замотанную в голубое, лежащую на подушках.


-Настоятельница!  - девушка стремительно подбежала к кровати, - что с тобой?


-О, девочка моя, ты жива! Слава Богиням! – руками, в голубых перчатках, настоятельница притянула девушку к себе и обняла, - какая же ты красавица стала, не узнать…


       Сначала Лаван долго обнималась с настоятельницей, затем с девушками, которые тоже восхищались ее красотой. Когда первый восторг от встречи прошел,  девушка присела на край кровати возле настоятельницы и серьезно спросила:


-Что все-таки произошло? Как вы здесь оказались и… зачем?


-Девочка моя, мы можем поговорить наедине в укромном месте?

           Лаван увела пошатывающую настоятельницу в свою спальню. Ну не вести же ее в лекарскую, туда останки тел снесли. Нирана в спальне уже не было. Настоятельница прилегла, отказавшись от кресла, сказав, что сидеть ей слишком сложно и сказала:


-Прости меня моя девочка, я не хотела создавать проблемы, но Богиня Раттана сказала, что спастись мы сможем только у тебя!


-Богиня Раттана сказала? - удивилась Лаван, - Когда… как?


-Так же, как общалась с тобой… - голос настоятельницы дрогнул.


-Но… она сказала, что я единственная могу говорить с ней, потому что… - она покраснела, - после… мой камень…


-Теперь и я могу с ней говорить… - перебила настоятельница, - прошу, не спрашивай как… Сейчас главное не это!


-Хорошо, прости меня, рассказывай! – пролепетала девушка.


-Ты помнишь  нашу тревогу, когда девушки хамгаАла перестали приходить в  Храм на обучение?


-Да, ты тогда вызвала всех отшельниц на совет! – кивнула Лаван.


-Никто не пришел! Во всем Терагоре больше нет отшельниц!


-Как? Я не понимаю! Ведь в практически каждом селении есть храм с кельей отшельницы! Я сама видела, пока добиралась сюда! – возразила девушка.


-А ты заходила хоть в один из этих храмов? – с горечью в голосе прошептала пожилая женщина.


-Н-нет, я торопилась сюда, не хотела задерживаться… Но…


-Я не знаю кто живет в этих кельях, девочка, но это не отшельницы!


            От этих слов по телу хамгАлы побежали мурашки ужаса.


-Неужели… неужели все настолько плохо… - прошептала она побелевшими внезапно губами.


- И это еще не все… На Великий Храм напали… - голос настоятельницы оборвался и она замолчала. Лаван охнула и закрыла лицо руками. Две женщины тихо заплакали.


-Как вам удалось спастись… и… где остальные? – размазывая слезы по щекам и стараясь успокоиться спросила девушка.


-Больше никого нет, девочка моя… - Лаван едва разобрала последние слова. Ужас, ее обуял настоящий, леденящий кровь ужас. От того, что погибли те, кто был ей близок и дорог, от осознания того, что враг слишком силен и перешел к активным действиям.


-Как… вам удалось спастись? – повторила она, ставшим чужим голосом.


-Через систему межгорного сообщения. Оказывается, она еще работает, хоть и с помехами, - начала рассказывать настоятельница со слезами в голосе, - мы вам не рассказывали, потому что этот способ всегда странно срабатывал, еще моя предшественница не рекомендовала пользоваться им. Но… у нас не было другого выхода, ведь так?


-Ты говоришь про подземный ход? – спросила Лаван, она помнила, что им никогда не разрешали спускаться в подземелье при Храме, пугая завалами.


-Это не совсем подземный ход… Это быстрый, но опасный способ перемещения в горах. На  месте Великого Храма много веков назад была гора… В общем, нам пришлось рискнуть.


-И… куда вывел вас этот ход? – Лаван была готова говорить о чем угодно, только бы оттянуть момент истины.


-В небольшую пещерку в каком-то пригорке, - отвечала женщина, - мы вышли наружу и встретили пастуха, который указал нам пусь к Тринадцатой Заставе, идти было минут десять.


-Вам Богиня сказала, что я здесь?


-Да. Она… Лаван… мы все не о том говорим… - настоятельница схватила ее за руку, - Девочка моя, наш мир в большой беде и мне кажется она более серьезная, чем та, когда шулам напали в первый раз!

Лаван громко и протяжно вздохнула.


-Да! Я знаю… Мы догадывались, но не думали, что все настолько плохо… То, что отшельниц больше нет, это точно?


-Я не знаю живы ли они… Но на зов не явился никто! – сказала настоятельница, - в Зеркале мигал лишь твой ОкуЛус.


-А Зеркало? Что с ним? – Лаван затаила дыхание, боясь услышать, что оно досталось врагу.


-Я его разбила конечно же! - голос настоятельницы слабел. Девушка вздохнула с облегчением.


-Прости, что мучаю тебя расспросами, но последнее… Кто… напал? Это были…


-Это были люди! – резко ответила женщина, - наемники скорее всего, но наша защита не подействовала! Не понимаю как, но наши ворота сломались, словно бумажные. А когда я в последний раз выглянула в окно, то они выковыривали из них вековые камни, как простые стекляшки… - женщина вновь заплакала.


-Люди… Я так и думала… - она вздохнула и сменила тему, - что с тобой? Тебя ранили?


-Н-нет, я не ранена! - слишком поспешно ответила настоятельница.


-Я вижу, ты не хочешь говорить что с тобой, но как же я тогда  помогу? – девушка взяла руку настоятельницы и попыталась снять с нее перчатку, ведь для определения болезни достаточно хотя бы прикоснуться к голой коже ладони. Но женщина резко вырвала руку.


-Лаван, не надо! – крикнула она, - мне уже никто не сможет помочь… Я умираю…


Ниран несколько минут в нерешительности потоптался перед комнатой отца, но затем все-таки вошел. В комнате было темно из-за плотных штор. Ниран распахнул их, впуская в хозяйскую спальню яркий солнечный цвет. От увиденного вздрогнул.


На кровати лежало жалкое подобие прежнего Хранителя. Ссохнувшееся тело было больше похоже на труп, чем на живого горного. Из-под одеяла виднелась впалая грудь, высохшие  руки, абсолютно седая голова и покрытое морщинами лицо. Нос заострился, рот приоткрыт. Казалось, что он не дышит, но подойдя ближе и склонившись, Ниран все-таки услышал прерывистое дыхание. Он сел рядом и взял в руки тонкую ладонь некогда сильного представителя горного народа.


-Отец-отец… что же ты натворил, - с горечью сказал он, - как же я… теперь… - его голос оборвался и он смахнул слезу, - неужели и ты меня бросишь?


          Видеть отца в таком состоянии было тяжело. Хоть Лаван и говорила, что отец умирает, он не ожидал, что смерть настолько близка. Где-то в глубине души он все-таки надеялся на его исцеление… и… возможно примирение.


         Внутри все еще жил маленький мальчик, не знавший любви матери и, так и не узнавший заботу отца. А ведь когда-то это было его самое заветное желание! Ниран придался воспоминаниям, как, будучи подростком впервые познакомился с грозным Шелором Раваром. Как пытался обратить его внимание на себя, добиться одобрения. Но все его попытки оказались напрасными. Хорошо, что у него был Кьет. Он очень любил мальчика и поддерживал его. Но как же сильно хотелось любви именно от отца!


          За этими грустными мыслями его и застала Лаван. Тихонько подошла к мужу и коснулась плеча.


-Не против?


-Нет, что ты! – Нирану стало неловко, что его застали в момент слабости и он поспешно вытер рукавом глаза, - Вот, пришел проведать отца… Садись, - он указал ей на стул у кровати.


-У меня плохие новости, я хотела поговорить с тобой, но вижу, что разговор придется отложить, - она не села в предложенный стул, - дай я осмотрю твоего отца!


        Ниран уступил место. Девушка села на краешек кровати и взяла ладонь старика, которую накануне держал сын. Она закрыла глаза и сконцентрировалась. Ниран стоял рядом и внимательно смотрел на лицо жены, пытаясь понять, что она чувствует. Девушка взяла вторую руку, подержала ее и покачала головой. Подняла грустные глаза на Нирана и хотела было уже что-то сказать, но тут с ее запястья спрыгнул офиокальцитовый змееныш и прыгнул на грудь Шелора Равара. Ошеломленные Лаван и Ниран смотрели, как Серп резво пополз вверх по телу горного, пробежался вокруг головы, сполз на шею, затем исчез под одеялом.


-Что? Что он делает? – прошептал Хранитель.


-Может пытается лечить, - Лаван сама была крайне удивлена.


        Серп выполз из-под одеяла и свернулся колечком на груди Шелора.


-А сейчас?


-Не знаю, - недоуменно пожала плечами девушка. Серп повернул к ним головку и мигнул красными глазками. Лаван и Ниран переглянулись, - что-то пытается сказать. Кажется…


       Серп пополз назад, прыгнул в руки Лаван и вновь смешно мигнул глазками и качнул головой в сторону Шелора.


-Что? Я не понимаю, маленький, - девушка хотела его погладить, но Серп укусил ее за палец, - Ай! – она отдернула руку, - Ты чего опять кусаешься?


        Вместо ответа Серп прыгнул прямо на Нирана, тот едва успел подхватить вредного змееныша. Тот вновь замигал глазками.


-А может он пытается объяснить, как помочь отцу? – предположил Ниран. Серп утвердительно закивал головкой, - Вот! Точно!


-Серп, миленький, что ты хочешь сказать? – девушка ласково обратилась к… вроде бы как  питомцу, - Ой, стой! Я знаю, как мы можем с ним общаться! –девушка вскочила с места и схватила кувшин с водой, который стоял на прикроватной тумбочке, - вода – родная стихия офиокольцита, - сказала она, - опускай туда нашего зеленого друга! – Но не успела она это сказать, как Серп сам прыгнул в кувшин. Девушка опустила руку в воду и схватила его за кончик хвоста и закрыв глаза замерла. Через минуту подняла сияющие глаза на мужа и сказала:


-Это гениально! Я бы никогда сама не догадалась!


-Что? – не понял муж.


-У Серпа интересная идея! – девушка светилась от радости, - В твоем тайнике случайно нет плоского красного камня с синими вкраплениями? Будем отца твоего спасать!


-Не помню точно… - сказал Ниран, - много чего есть, сейчас принесу! – когда он выходил из комнаты Лаван крикнула:


-Позови Рора! Мне нужна его помощь!

        Рор на зов явился  быстро, оказывается он ждал у двери. После того, как они вернулись,  Рор просто попятам ходил за Нираном.


-Да, Лунная! Чем тебе помочь? – девушка вынула змееныша из воды и вернула себе на руку, тот привычно обхватил ее запястье, свернувшись браслетиком. У Рора едва глаза на лоб не полезли, но он удержался от вопроса.


-Скажи, а нет ли в ближайшем селении женщины, которая разбирается в травах?


-Хм, - на миг задумался вояка, - жена одного нашего солдата внучка местной знахарки. Старуха уже давно выжила из ума, но в деревне болтают, что свой талант внучке передала. Я сам к ней не ходил, - Рор почему-то покраснел, - но поговаривают…


-Я поняла тебя, спасибо большое, Рор! А ты не мог попросить ее зайти? Скажи, что дело жизни и смерти! – Лаван послала ему чарующую улыбку, - прямо не знаю, что бы я без тебя делала!


-Да что ты, Лунная! – Рор покраснел до самых ушей, - какие благодарности!


-Меня зовут Лаван! Называй меня по имени. Лунная звучит слишком официально! И еще одна просьба, Рор, ты сможешь найти моток медной проволоки? – Рор вновь закивал и поспешно удалился.

      Девушка времени зря не теряла. Нашла кухарку и попросила принести еды девушкам, которые поселились в большой зале. Когда она вернулась, нашла Нирана у постели отца, а мешок, а это был самый настоящий мешок, камней стоял на полу.


-Ого! – восхитилась девушка, - да ты у меня богатый жених!


-Муж! – поправил ее Ниран, - я твой муж!


-Да, м-у-у-у-ж, - пропела Лаван и поцеловала мужа нежно, - показывай свои богатства!


        Когда Ниран принялся выкладывать камни разных оттенков и размеров, Лаван только охала. Они расположились за большим столом и уже через минуту он весь был завален. Чего там только не было! Многие из камней Лаван видела впервые, она с трепетом брала в руки каждый, вертела, всматривалась, прикладывала к груди, что-то шептала.


-Ты… - она подняла на мужа восторженные глаза, - ты… не представляешь даже, чем владеешь! – вот этот камень… - она протянула ему ладонь, на которой лежал очень необычного окраса камень, нельзя было с уверенностью сказать какого он цвета. Он сиял всеми цветами радуги одновременно! Лаван повертела его, и от него блики,  словно огненные искорки, рассыпались в разные стороны, - от-ку-да? – последнее слово она еле выговорила, настолько поразили ее сокровища мужа.


-Все от туда же, из отцовской казны, - пожал плечами Ниран.


-Да это же царский опал! – Лаван не понимала, как Ниран может оставаться таким спокойным, - понимаешь? Царский!


-Конечно не понимаю, - он усмехнулся, - мне про него ни ты, ни Дух не рассказывали, но судя по твоей реакции очень редкий и ценный?


-Не то слово! Да это же… царь всех камней! – девушка бережно положила сияющий камень на стол и взяла другой, нежно-розового, теплого  цвета, - а этот, тоже удивительный камень - розовый кварц! Лечит все-все болезни… у людей… поэтому еще сотни лет назад он исчез полностью, я о нем читала… а теперь держу в руках, можно сказать, легенду… А вот этот, - Лаван протянула мужу белый с серыми вкраплениями булыжник, - даже человеку сращивает кости прямо-таки на глазах! А если горный, идя на битву, наденет амулет из говлита, будет практически неуязвим, его кости невозможно будет поломать!  - Лаван светилась от счастья, - я сделаю тебе такой амулет, и если ты упадешь даже с очень большой высоты, то не поломаешь кости!


-Ничего себе, - Ниран проникся, - а этот, что может? – он взял со стола самый невзрачный на его взгляд булыжник серо-голубого цвета.


-Это мрамор! – сказала Лаван, - из него принято делать статуи, фигурки, памятники! Считается, что если у тебя есть фигура, или статуя умершего существа, не важно кто он, человек, горный, или животное, то при полной луне ты сможешь пообщаться с этим существом! Мрамор таит в себе частичку души существа по подобию которого сделана статуя.


-Ничего себе… - Ниран присвистнул, - а этот? – он взял мутноватый, почти прозрачный камешек.


-У него такое сложное название, дай вспомню… амб-ли-го-нит, кажется, - хамгаАла была в своей стихии и чувствовала себя на седьмом небе, разом забылись все проблемы, - его тоже чаще всего использовали человеческие воины. Он помогает приспособиться к любым условиям, например в пустыне или высоко в горах, где низкие температуры… В пустыне человек долгое время сможет находиться без воды, а в холоде не мерзнуть в легкой одежде.


-Ты так интересно рассказываешь, я мог бы слушать тебя часами, - улыбнулся муж.


-Спасибо, - девушка рассмеялась, - а я могла бы говорить часами!


-А этот камень как сюда попал? – Ниран взял в руки обычный невзрачный голышек, - не помню такой, хм… - его лицо внезапно нахмурилось.


-Что? Дай мне, - девушка потянулась за камнем, - Ниран!


-Нет! – парень резко отдернул руку, не давая девушке прикоснуться, - от него веет опасностью!


-Дай, ну что ты, - надула губки жена, - мне камень точно ничего плохого не сделает!


-Почему ты так уверена? – муж не отрываясь смотрел на камень, прислушиваясь к своим ощущениям. А ощущения камень вызывал неспокойные. Какой-то затаенной боли, страха, тревоги.


-В моем теле в малом количестве есть почти все камни нашего мира, за исключение самых древних. Именно поэтому мы, хамгаАла лучше всех ладим с камнями, даже лучше чем вы, горные! – девушка протянула руку, - дай мне!


-Ладно… - он нехотя протянул голышек жене, - но у меня есть дикое желание его выбросить, - Ниран продолжал хмуриться.


     Как только пальчики Лаван коснулись камня, Серп-браслет открыл красные глазки и поднял головку. Мгновение, и одним прыжком он выбил камень из рук девушки. Камень отлетел и закатился под кровать. Лаван и Ниран замерли, а взволнованный Серп метнулся под кровать и оттуда донесся грохот, словно по медному тазу стучали скалкой. Шум продолжался несколько мгновений, пока Ниран не отошел от шока и не заглянул под кровать, приподняв покрывало. Весьма довольный и увеличившийся в районе живота Серп медленно выполз наружу.


-Он, что? Съел мой камень? – возмутился горный, - эй ты, проглотина, ты же  не живой!


         Серп никак не отреагировал на едкую реплику и спокойно подполз к Лаван и даже постучал по полу хвостиком, привлекая внимание. Смеющаяся девушка подхватила питомца на руки, где тот преспокойно занял прежнее место, продолжая притворяться украшением.


-М-да, забавный подарок сделал нам Дух Горы! Нужно будет остро следить за остальными камнями, чтоб Серп и ними не полакомился! – с улыбкой сказала она нахмурившемуся мужу.


-Ну нахал! – Ниран поднялся с колен и отряхнул одежду, - погоди доберусь до тебя, ворюга! – он покачал головой и вернувшись к столу, начал складывать камни назад в мешок, - ты нашла нужный камень?


-Нашла, - сказала девушка, - даже два, вот только вопрос, какой из этих двух тебе… менее жалко? – она показала на синий бенитоит  и розовый кварц, - наш змееныш подсказал мне способ, которым мы можем сделать твоему отцу временное сердце.


-Мне никакой не жалко, Лаван! Это же мой отец! Выбери какой лучше!


-Мне оба камня жалко, - немного грустно сказала она, - таких наверное больше нигде нет… - но конечно же жизнь отца дороже! – она задумалась и потом добавила, - розовый кварц не просто вылечит тело, он со временем излечит дух. А вот бенитоит называют «вечным» из-за того, что он сам постоянно восстанавливает свои силы, черпая их из окружающего мира. Если бы у горных камень сердца был бенитоит, то такой горный жил бы вечно… - у нее был такое мечтательное лицо, что Ниран не удержался и чмокнул ее в нос.


-Тогда бери оба! – он приобнял жену, нежно убрал локон серебристых волос с ее лица и поцеловал в висок, - быстрее поправится!


-А это идея! – девушка прижалась к груди мужа и продолжила думать вслух, - ведь амулет действует слабее, так как нет связи с кровью, поэтому да! Оба камня будут надежнее! Ты гений! – она отстранилась, заглянула ему в глаза и добавила ласково, - люблю тебя!


         Ниран просиял и хриплым голосом ответил:


-И я тебя! Очень!


-Кхе-кхе, - послышалось от двери, - Лунная, я знахарку привел, - сказал Рор, пряча глаза, - извините, что помешал.


-Ничего! Пусть заходит! – сказала хамгаАла, - оставьте нас ненадолго, - обратилась к мужу, - мы сделаем амулет, позже будет нужна помощь, когда станем надевать.


-Хорошо, родная, - Ниран  поцеловал ладошку жены, - пришлешь кого-то за мной.


Глава 33


            В комнату вошла невысокая, но очень симпатичная девушка лет двадцати на вид. Две черные косы спускались ниже талии, черные брови, такие же  черные густые ресницы выдавали ее принадлежность к кочевому народу, а вот ясные зеленые глаза намекали, что кровушка давно разбавлена. Одета девушка была в белоснежную блузу с широкими рукавами и длинную цветастую юбку до самого пола. Вошла она величаво, высоко держа голову и неся корзинку, накрытую салфеткой, на сгибе локтя. Остановилась у входа, внимательно осмотрела комнату, на секунду задержалась взглядом на лежащем Шелоре Раваре и лишь потом повернулась к Лаван.


-Здравствуй, - глаза вошедшей выдавали тревогу, - я Агата… Рор сказал, что молодая хозяйка желает меня видеть… А я как раз к тебе шла, хотела просить уделить мне несколько минут…


-Здравствуй, Агата! У тебя очень красивое имя! – Лаван постаралась улыбкой успокоить волнующуюся девушку, - спасибо, что пришла! Мне очень нужна твоя помощь!


-Тебе? Моя? – искренне удивилась Агата. Красивые зеленные глаза распахнулись изумленно.


-Да, мне твоя, - продолжала улыбаться Лаван, - проходи, давай присядем у окна, я все тебе расскажу, а потом ты расскажешь, зачем шла ко мне.


       Агата молча последовала за девушкой в дальний угол комнаты, где у окна стояли два больших красивых кресла, одно большое, второе поменьше. Лаван села в большое кресло, которое скорее всего ранее занимал Хранитель, а Агата села в маленькое, явно женское. И без слов было понятно, кому оно принадлежало.


       Агата сидела на краешке с прямой спиной и смотрела себе под ноги.


-Лунная, - начала она взволнованно, - я тебе сразу скажу! Я привороты-отвороты всякие там делать не умею! Не знаю, что тебе наговорили, но я лишь немного в травах разбираюсь и все!


-Какие привороты? – пришла очередь удивляться Лаван, - я ни о чем таком не слышала… И Рора попросила привести кого-то, кто в лекарственных травах разбирается!


-Да? – девушка подняла осветившееся радостью личико, открывая в улыбке белоснежные зубки,  - ох, а я глупая подумала… извини меня…


-Да зачем мне приворот? – продолжала удивляться хамгаАла, - меня муж и так любит…  и я негативно отношусь к черной магии!


- Извини, - повторила девушка, - ты не поняла. Я подумала, что ты, услышав про меня слухи,  мол привораживать умею, решила попросить снять приворот со старого Хранителя. А я этим не занимаюсь! Врут злые языки!


-А, так вот в чем дело! Нет, ты мне для другого нужна, не беспокойся. Скажи, ты только в травах разбираешься или во всех растениях?


-Скажем так. Не во всех, а во многих. А какая потребность есть? Ты скажи, а я отвечу, что могу посоветовать.


-Для начала я попрошу тебя поклясться, что обо всем, что ты здесь увидишь или услышишь -  не скажешь никому! – сказала хамгаАла.


-Да, конечно! Можешь не беспокоиться, Лунная! Меня бабка научила держать язык за зубами! Чужие тайны мне не нужны, - она тихонько вздохнула, - своих в достатке.


-Спасибо! Тогда слушай! – начала Лаван, - отец Нирана умирает… но дело не в привороте, как думают селяне, он… потерял камень своего сердца… - Агата внимательно слушала и кивала, - для горного это медленная смерть, человеческое сердце не справляется с такой ношей. Но, я думаю, что если все сделать правильно, можно изготовить амулет из… подходящего камня… попросту говоря сделать ему другое сердце! Оно конечно не будет работать, как настоящее, но он сможет жить и даже поправится… Если все сделать правильно… - вновь добавила она.


-Понимаю… как интересно, - девушка и правда выглядела заинтересованной, - тебе нужен какой-то укрепляющий отвар?


-Не только! Отвар это  хорошо, но главное не это! – Лаван встала с места и начала расхаживать по комнате, - нельзя амулет просто повесить на шею и ждать, что он сработает. Все гораздо сложнее… Мне нужно какое-то растение, которое послужит проводником между камнем и горным… Будет достаточно прочным и в тоже время легким. Сама я плохо разбираюсь в растениях, поэтому и обратилась к тебе. Задумка такова! – она остановилась, - сплести кольчугу, в которой, в районе сердца мы закрепим необходимый камень. Как думаешь, может быть из ивы? – она выжидающе посмотрела на Агату.


-Нет! Ива точно не подойдет! – Агата покачала головой, - это растение с характером и последствия от ее помощи могут оказаться непредсказуемыми. Да, она сильная, но понимание добра и зла у нее свое.


-Хм… Что тогда? Есть идеи?


-Может быть кувшинка? –предложила Агата, - из ее стеблей делают обереги для путешественников. Чем больше оберег по размеру, тем сильнее. Она отводит от человека неприятности, уводя их в другую сторону. А еще, тот кто носит такой оберег никогда не угодит в ссору или спор.


-Даже не знаю, это не совсем то, что нужно… - Лаван вновь принялась шагать по комнате, - еще есть варианты?


-Лен? Тоже сильное растение, основное свойство – омолаживающее.


-Так, это лучше. А еще что? – допытывалась хамгаАла.


-Одуванчик. Он несет в себе частичку солнца и помогает во всех начинаниях. Его вплетают в ремни мужьям, чтоб были сильными и не болели… Нет! – вдруг прервала она себя, - знаю! Крапива! Точно, крапива! Девушка вскочила и подбежала к Лаван, - крапива, собранная в том месте, куда не попадает солнце создает защитную оболочку вокруг своего хозяина! Мне бабка рассказывала, что у ее деда была рубаха из молодой крапивы. Он прожил много лет и никакие хвори к нему не приставали! Здоровый дед был, пять жен пережил!


-Да, это интересно, из крапивы и плести будет легче! – задумалась хамгаАла.


-А еще, давай к крапиве добавим все-таки кувшинку! Ее стихия вода, а кровь из чего состоит? Из воды ведь! Вот и будет тебе проводник! – Агата запальчиво объясняла, глаза горели изумрудами, - а еще, нужно будет вплести несколько волокон корня цикория! Немного только… Ой! А еще обязательно вплетем семена огурца! – она схватила Лаван за руку, - они поставят защиту от прежних бед!


-Да ты что? – хамгаАла даже рот приоткрыла от изобилия новой информации, - семена обычного огурца?


-Все растения на первый взгляд «обычные», но если знать, какую силу они таят! – девушка многозначительно подняла палец вверх.


-Хорошо, давай попробуем! – Лаван вновь села в кресло и увлекла Агату сесть рядом, - значит так, основа у нас  - молодая крапива, которая растет в тени. Ты знаешь где такую найти?


-Ха! – ответила девушка, - обижаешь!


-Затем мы вплетем стебли кувшинки, ее ты тоже знаешь где взять? – хамгаАла приподняла вопросительно бровь.


-Конечно!


-Добавляем немного цикория. А семена огурца как вплетать будем?


-На нить нанизаем! – ответила Агата, - а еще, хорошо бы добавить хоть немного кукурузных волос… - Лаван внезапно засмеялась:


-Мы с тобой сейчас так увлечемся, что всего Шелора оплетем сетями! – Агата тоже засмеялась:


-Вот кукурузный волосы точное последнее! И все!


-А они для чего нужны? – поинтересовалась Лунная.


-Символ воскрешения! Ты же сама говорила, что он умирает! Вот кукуруза и поможет воскресить!


-Хорошо! Тогда договорились, но еще добавим льняные волокна, раз ты говоришь, что он омолаживает!

       На том и порешили. Агата, оставив свою корзинку, упорхнула за необходимыми растениями, обещая вернуться не позже чем через час. А Лаван взялась за самую важную работу, вновь привлекая Рора в помощники. Для начала попросила отыскать шелковую ткань. Несчастный Рор обегал всю округу, но шелка не нашел, откуда он у обычных сельских жителей? Неожиданно обнаружился шелковый платок среди старых вещей Нирана. Девушка сшила из него небольшой мешочек и положила в него синий трехгранный кристалл – бенитоит, тот, который должен был сыграть роль сердца. Затем, с помощью того же Рора проделала отверстия в розовом кварце. Из медной проволоки связали каркас для будущего амулета-кольчуги. Впереди, ровно по центру прикрепили бенитоит в шелковом чехле, а сзади, тоже в центре – розовый кварц.  Рор долго дергал камни, проверяя на прочность.


Как только они закончили, пришла Агата. Ей помогал молодой горный. Оба несли по охапке растений, причем горный нес обжигающую крапиву, но даже не жаловался. Лаван парень показался знакомым, но она не смогла вспомнить его имя. Агата поблагодарила помощника и бегло чмокнув в щеку вытолкала за дверь.


-Муж? – спросила Лаван, - когда вслед за парнем ушел и Рор.


-Да, это мой Кристалл! – гордо ответила Агата.


-Это Кристалл? А я-то думаю, где его видела! – воскликнула Лаван и осеклась. «Да это же тот парень, у которого с женой в постели ничего не получается, - вспомнила она их первую встречу, - так вот кто его жена! Точно! Он же говорил, что его жена человеческая девушка!»


-Да… - сказала Агата, - он мне рассказал, что ходил к тебе, - и помрачнела, - может когда мы закончим с Шелором, и ты мне поможешь?


-Да-да, конечно, всем чем смогу, - согласилась Лаван.

        Агата бойко разложила растения прямо на полу.


-Крапива, к счастью, высокая в этом году, легко плести будет!


-Какой легко? Она же жжется! – возразила Лаван, рассматривая сочные зеленые стебли с мелкими иголочками.


-Ничего, я привыкшая! Крапива – самое лучшее средство для роста волос. Я из нее чудесный отвар делаю, девушки частенько  покупают! В деревне у меня своя лавочка, - болтала девушка, - так что не волнуйся, я умею с крапивой управляться. Хотя, пока она не завянет, будет чесаться, как же Хранитель в ней ходить будет-то?


-Он без сознания еще пробудет какое-то время, - ответила хамгаАла, - да и лучше чесаться, но оставаться живым!


-Ага, не спорю… - хмыкнула Агата, - ну что, начнем? Командуй!


          Лаван показала ей свою заготовку. Агата внимательно рассматривала, щупала, гладила и восторженно охала.


-Ух ты, вот это да! А что это такое в мешочке? – поинтересовалась знахарка.


-Это бенитоит, он станет камнем сердца. Сильный, самоуверенный и гордый, под стать такому, как Шелор! – пылко ответила Лаван.


-Надо же, камни бывают самоуверенными и гордыми! – прошептала Агата, а потом громче: - а почему он в мешочке?


-Это шелковый футляр, бенитоит не любит соприкосновений с другими камнями, а в коже горных много змеевика. Шелк поможет избежать конфликта камней, - объясняла Лаван.


-А почему именно шелк, а не обычное домотканое полотно, например, оно прочнее? – допытывалась Агата.


-Что ты! Бенитоит же гордый, величественный! Ему только изысканные ткани и металлы подходят, другого он не примет! – улыбнулась Лаван.


-А как же тогда медь? Она металл простой, а ты каркас сделала именно из нее!


-Молодец, внимательная! – похвалила Лунная свою помощницу, - но ты не права! Медь очень сильный металл! А Бенитоит силу уважает, они сработаются!


-А в чем сила меди? – удивилась Агата, - я думала из нее только тазы и делают!


-Меди боятся демонические сущности. Но не все об этом знают. Я однажды читала, как впервые выявили силу меди. Это было давно, еще во время войны с шулам. У одного из горных на шее висела медная цепь с кулоном. Так вот, на него напали несколько шулам. Заманили в ловушку, окружили. В кулоне был какой-то сильный камень, они его очень хотели заполучить, но когда прикоснулись к цепи – отлетели, как ошпаренные. Горный сообразил, что можно спастись и сняв с шеи цепь, размахивал ею, пока не пришла подмога.


-Ничего себе! Действительно сильный металл! А что за камень был в том кулоне? – спросила молодая девушка.


-Этого я не знаю, к сожалению не указали в книге, - вздохнула Лаван.


-А этот розовый камень, - Агата погладила кварц, - расскажи о нем!


-О-о-о, это легенда врачевания! – ответила Лаван, - про него говорят, что если у тебя есть розовый кварц – диагноз не важен! Он лечит от всех заболеваний! Я думала его больше не существует…


-Тебе не жалко такой камень отдавать? – тихо спросила Агата, покосившись на Хранителя, - если такого больше нет, то глупо отдавать его одному, если можно в будущем спасти многих.


-Жалко! – честно ответила Лаван, - но с ним больше шансов, что Шелор поправится… Понимаешь, я до конца не понимаю, что с ним такое… У него преждевременное старение, отсутствие шестого гематита и  камня сердца, а оставшиеся камни в полуразрушенном состоянии. А еще, мне кажется у него что-то с психикой… - она не стала говорить о подозрениях касательно Арханы, - Поэтому я хочу использовать все средства для его спасения! – она помолчала и добавила, - он единственный родственник моего Нирана! Я должна постараться!


-Я понимаю! – Агата участливо сжала руку Лаван, - ты права!


Глава 34



           Плели кольчужку они долго. Плела в основном Агата, а Лаван только подавала нужное растение. В итоге у них получилось что-то... весьма нелепое на вид.


-М-д-а-а-а… - протянули они дружно, рассматривая свое изделие, когда работа была завершена, - ужас… - и прыснули со смеху, переглянувшись.

         Творение их рук назвать кольчужкой трудно, скорее это был кривоватый жилет. Все-таки крапива не нить. Изделие в некоторых местах получилось слишком толстым, в некоторых – слишком тонким. Вплетенные сухие стебли кувшинки, льна и волосы кукурузы придавали ему лохматости, а торчащие в разные стороны семена огурца на нити – комичности. Ни дать, ни взять – детская поделка.



-Может переплести? – высказала предложение Агата, - я признаться, впервые такое плела…


-Не знаю, - вздохнула Лаван, - времени у нас не так много, а получится скорее всего то же самое.


-Можно высушить крапиву и соединить ее с шерстяной нитью… Но да, ты права, на это уйдут недели.


- Но если надеть на него так, как есть, то очень скоро все развалится, - грустно пролепетала Лаван и уронила голову на руки, - что же делать?

         Девушке стало очень горько. Неужели она обманет ожидания мужа? Идея-то была хорошая, но вот выполнение подкачало. Можно было бы попросить совета у настоятельницы, но та была больна и девушка не решилась ее беспокоить.

-Что же делать? – повторила она.


-Давай сходим к моей бабке? – предложила Агата, задумчиво накручивая на палец кончик косы, - может она что-то посоветует?


-А она разве… здорова? – спросила Лаван, вспомнив слова Рора о том, что бабка выжила из ума.


-Не совсем здорова, - ответила Агата, - но совет дать точно в состоянии! Так что? Идем?


-Ну идем, больше идей все равно нет… - вяло согласилась Лаван, - я только накидку возьму.


***


         Девушки покинули территорию Заставы в сопровождении Кристалла, которого Рор отправил с ними в качестве охраны. Самодельную кольчужку Лаван замотала в покрывало и отдала Кристаллу, так как изделие получилось тяжеловатым. Они долго шли по извилистой тропинке в противоположную сторону от  села, вошли в густой лесок, спустились вниз вдоль речушки, затем перешли мост в том месте, где река оказалась глубокой. Лаван ни о чем не спрашивала, идя позади молодой пары, полностью погрузившись в свои мысли. Создание амулета для Шелора было замечательной идеей, которая скорее всего сработала бы, но она не подумала, что создать нечто такое без должной подготовки материала не получится. В итоге у них получилось… а ничего не получилось. И надеть такое на горного и ожидать исцеления наверное глупо.


       Совершенно незаметно они вышли на поляну, засаженную по краям густым колючим кустарником. Со стороны кусты казались полностью непроходимыми, но Агата ловко нырнула между ветвями, увлекая их за собой. В центре поляны оказался миленький белый домик с резными ставнями и медным петушком на шпиле соломенной крыши. Домик был огражден низким заборчиком, за которым буйно цвели розовые кусты. Дорожка к дому была вымощена круглыми речными булыжниками. Как только они ступили на дорожку, дверь дома распахнулась и на порог вышла пожилая женщина в ярком платье и с такой же яркой косынкой на голове, в руке у нее была палка, на которую женщина опиралась.


-Бабушка! – воскликнула Агата и поспешила навстречу родственнице. Взлетела на порог и крепко обняла невысокую старушку.


-Здравствуй, пигалица, - веселым и очень бодрым голосом ответила та и расцеловала девушку в обе щеки.


-Бабушка, я с гостями! – Агата повернулась в сторону подошедших мужа и Лаван.


-Вижу… - отозвалась бабушка, - здравствуй, внучок! – Кристалл по примеру жены обнял бабушку, - и тебе доброго вечера, молодая хозяйка, - женщина повернулась к хамгаАле и тут девушка увидела, что на месте левого глаза у нее серый с зеленым поперечным зрачком самый настоящий кошачий глаз! От удивления девушка приоткрыла рот и даже забыла поздороваться.


-Лаван, отомри! – рассмеялась Агата, - бабуля, не пугая гостью, выйми свой «глаз»!


       Старушка пробурчала что-то неразборчивое,  наклонив голову, подцепила крючковатым пальцем кошачий глаз и выковыряла его из-под века. Камень шлепнулся в ладонь старушке и скрылся в широком кармашке передника. Лаван захлопнула рот и тут же вновь его открыла, когда увидела второй кошачий глаз, но большего размера, вмонтированный повыше входной двери. Но Агата, не дав вволю наудивляться,  схватив девушку за руку, втащила в дом, в котором уже скрылись старушка и Кристалл.


      В домике  было довольно мило. У окна стояла высокая кровать со множеством подушек разных размеров и цветов. Рядом с кроватью стоял резной сундук из древнего, полностью черного дерева, испещренного множеством трещинок. У противоположной стены стоял обеденный стол с белой скатертью, на котором уже дымился заварник с чаем и четырьмя чашками. В вазочке лежало домашнее печенье.


«А нас явно ждали, - подумала Лаван, - и бабка вроде в своем уме… а я ожидала увидеть беззубую лохматую старуху в грязной рубахе и безумными глазами, м-да… по истине злые языки у людей… »


-Проходите, детки, чаю попьем с вареньем малиновым! – старуха похромала к столу, все молча последовали за нею.


-Бабуль, ты извини, - начала Агата, когда все уселись за стол, - но мы за помощью пришли и времени у нас мало…


-Вот чаю попьем и расскажете, что за беда у вас случилась, - ответила старуха, разливая ароматный травяной чай в чашки. Словно ниоткуда появилась тарелка с домашним хлебом, овечьим сыром и жаренными колбасками. У девушек синхронно заурчало в животе. Они переглянулись и покраснели, вспомнив, что сегодня удалось лишь позавтракать.


-Ешьте-ешьте, глаза-то у вас голодные! – усмехнулась бабушка, - а после все и   расскажете!


        Все, не сговариваясь, накинулись на пищу. Кристалл так вообще уплетал за обе щеки, за что Агата недовольно на него покосилась. Лаван скромно взяла ломоть хлеба и кусок сыра, запивая горячим чаем и исподтишка рассматривая хозяйку дома. Женщина  была не очень старой, выглядела бодрой и опрятной. Совсем не такой представляла себе Лаван сельскую безумную знахарку. «Ага, а что ты хотела увидеть, пыль, паутину и засушенных лягушек на связке?» – от такой мысли ей стало смешно и она едва не подавилась чаем.


-Ты чего? – с набитым ртом спросила Агата.


-Лунная удивлена, - ответила за нее женщина, - она ожидала увидеть сумасшедшую ведьму с котлом для варки зелий и грязную пещеру, я права? – она улыбнулась, обнажив полный рот здоровых зубов.


-К-хм, почти, - покраснела девушка, - я думала у тебя здесь будут засушенные лягушки и паутина по углам… Извини…


-Я не занималась черной магией и поэтому моя душа и разум остались при мне! – женщина отхлебнула из своей чашки, - но я знаю и таких старух, так что твои опасения мне понятны, не извиняйся!

        Лаван опустила взор и сосредоточилась на чае, опасаясь снова выдать свои мысли. Аппетит пропал, как  обычно, когда она была чем-то увлечена, кусок в горло не лез.


-Что пригорюнилась, Лунная? - вновь обратилась к ней хозяйка дома, - вижу не лезет тебе кусок в горло, так расскажи какое дело у тебя ко мне.


-Ты очень проницательная! – девушка посмотрела старушке в глаза, - и надеюсь сможешь мне помочь… Потому что кроме тебя идти больше не к кому! Но… - она покосилась на Кристалла, - нельзя ли поговорить наедине?


       Парень вскочил с места и схватив со стола еще несколько кусков хлеба и колбасок, зашагал к выходу со словами:


-Без проблем! Я вас на улице подожду!


 Когда хлопнула входная дверь, закрывшись за горным, Агата заговорила первой:


-Бабуля, а помнишь ты мне рассказывала про охранную рубаху деда? Та, которую он из крапивы сплел?


-Помню. И что?


-Так вот… - она посмотрела на Лаван и та кивнула, давая разрешение все рассказывать – понимаешь, Хранитель умирает…


-Шелор Равар больше не Хранитель, если ты о нем говоришь… - перебила старуха.


-Я и забыла, что ты все раньше всех узнаешь, - девушка развела руками, мол оговорилась,  - хорошо, прежний Хранитель умирает. И Лаван придумала способ, как его спасти… - и девушка быстро пересказала бабке о том, как они творили амулет. Во время рассказа глаза старой женщины все больше расширялись.


-Принесли? Показывайте! – ее голос выдавал явный интерес, - ничего себе внучка! А говорила мне: «У меня способностей к магии нет, способностей нет!»


-Так нет способностей! – Агата отодвинув еду, водрузила не стол их совместную с Лаван «поделку».


        Женщина открыла рот, чтоб что-то возразить, но захлопнула его, когда развернули покрывало.


-Добле креат дефенса…  Нет… трипле креат дефенса… - прошептала она и зажала рот руками.


-Что? Что ты сказала? – воскликнула Лаван, - ты знаешь древний язык?


-Ну девицы, ну мастерицы, - старуха не мигая смотрела на неудавшееся изделие, - не думала я, что еще раз доведется увидеть такое…


-Б-а-а… ты о чем? – они с Лаван переглянулись, ничего не понимая.


-Ох, девочки… - женщина протянула руку к центральному камню, но отдернула ее, - хорошо, ума хватило не давать никому коснуться, правильно сделали, что замотали!


-Б-а-а, не пугай! – Агата прикоснулась к плечу бабушки и слегка потрясла, - что случилось-то?


-Что случилось? Ты еще спрашиваешь? – старуха повысила голос, - Две зеленые девчонки сотворили… играючи… Играючи! Талисман! И не просто талисман! Соединили не-со-е-ди-ня-е-мое! Связали три абсолютно разные силы и выжили…


-Почему три? – не поняла Агата.


-А могли не выжить? - внезапно хриплым голосом спросила Лаван.


-Ох! Вот же гусыни глупые! Что ж вы полезли куда не знаете?! – бабка гневно посмотрела на растерянных девушек.


-Ба, ну ты чего ругаешься! Объясни нормально! – возмутилась внучка, - ладно я, саму хамгаАлу и жену Хранителя гусыней обозвала!


-Н-ничего страшного, - отмахнулась Лаван, - кажется я заслужила… Хоть до конца и не поняла ошибку, пожалуйста, объясни!


       Старая Рамина, так звали бабку, долго внимательно смотрела на девушек, прежде чем решилась заговорить. Лаван крайне неуютно чувствовала себя под этим взглядом. Когда знахарка заговорила, она даже испытала облегчение.


-Хорошо. Я попробую кратко объяснить… - женщина сцепила руки в замок и начала свой рассказ, - на свете много видов магии… очень много… я бы сказала, что магия везде, - она сделала глазами круговое движение, обведя взглядом комнату, - в воде, воздухе, огне, растениях, камнях… И каждая из этих магий по-своему сильна и уникальна. Некоторым личностям, я повторюсь, некоторым, - она сделала паузу, - какой-то из видов магии доступен… в разной степени… Вот ты, Лунная, можешь управлять магией камней… в какой-то степени… Ты, Агата, - магией растений… Моя давняя прародительница владела магией металлов… Дед совмещал в себе две магии – камней и растений. Но это редкость… В истории мало случаев, когда две магии покорялись одному существу.


-Почему? – удивилась Агата.


-Две магии мало кому по силам. Ведь магия как дает, так и забирает. Магия это обмен сил между ею и носителем, так-то…


-Ничего не поняла… - опять Агата перебила бабку, - как это забирает? У меня мои растения тоже забирают силу?


-Забирают детка, забирают… Но не больше, чем ты можешь дать. Слабаку магия просто не покорилась бы, но не перебивай! – отрезала Рамина и продолжила:


-Две магии удержать в себе под силу лишь сильной личности. И  эти магии не должны быть конфликтны!


-А магии конфликтуют? – вновь заговорила Агата.


-Конфликтуют, конечно, - ответила Лаван, - например огонь и вода.


-А, ну это да, понятно… - согласилась Агата, - ба, а дальше?


-Так вот, тот талисман, который вы создали…


-Амулет! – исправила бабку Агата.


-Нет, деточка! В том-то и дело, что вы создали талисман! – голос бабки поднялся на одну октаву, - никакой не амулет!


-А какая разница? – вновь подала голос Агата, - разве такая большая?


-Очень большая, Агата, - снова заговорила Лаван, - амулет защищает носителя от чего-то конкретного: от болезней, от сглаза, от нападения врагов… А талисман наделяет определенной силой… - девушка выглядела расстроенной, - Но я не думала, что создать талисман будет настолько легко… А как же обряд? Разве для него не нужна женщина, умеющая заговаривать?


-Обряд проводится во время надевания талисмана на того, кому создавался, - ответила Рамина, - а заговор уже проведен! Не знаю кем из вас, но проведен.


-Как? – девушки переглянулись.


-А вы когда создавали его, о чем говорили? – усмехнулась старуха.


-Ну-у-у… О чем? – задумалась Агата, - Лаван рассказывала мне о силе меди, о том для чего нужны эти камни…


-А Агата рассказывала мне о растениях, для чего их используют, о крапиве для роста волос…


-Ага, а ты мне о том, чем болен Хранитель, что камня сердца нет и, кажется, гематита какого-то…


-Вот! Значит вы вдвоем талисман и заговорили! – рассмеялась Рамина, - вот это пигалицы! Вот это спелись!


-Ба-а-а, ну какой же это заговор? – возразила внучка, - мы же просто разговаривали…


-А что, надо было с бубном плясать да через костер без белья прыгать? – Рамина захохотала над собственной шуткой. Девушки непонимающе смотрели на нее.


-Вы озвучили то, чего ждете от талисмана, дали ему установку! – продолжила старуха когда успокоилась, - соединили воедино три силы и то, что они не воспротивились этому соединению, говорит о том, что вы в паре отлично сработали. М-да, удивили старуху, удивили…  - она вновь замолчала. Девушки тоже умолкли,  задумавшись над услышанным.


-А мы думали, у нас ничего не получилось, - протянула Агата, - пришли, чтоб ты поправила как-то… вишь какой он корявый…


-Ты на него не смотри, его задача не глаз радовать! – возразила знахарка, - ты к силе его прислушайся, тогда и сама поймешь!


-А как прислушаться? – шепотом спросила внучка.


-Ох! Чему я тебя учила? – проворчала старуха, - как дитя малое в самом деле, а еще людей лечишь!


-Не лечу я никого, - нахохлилась Агата, - я лекарства продаю…


-Ага, а это не одно и тоже, - хмыкнула Рамина, - а ты, Лунная, к силе прислушиваться умеешь?


-Умею, - совсем убитым голосом ответила Лаван, она протянула руку над талисманом и закрыла глаза, открыв ОкуЛус. Почувствовала такой шквал магической вибрации, что удивилась, почему еще мгновение назад ничего не чувствовала. «Позволила мыслям рассеяться, отвлекалась на многое, вот почему, - сама себе ответила, - стыдно… ой как стыдно…»


        Агата, взяв пример с Лаван тоже протянула руку над талисманом и закрыла глаза. Но ничего не почувствовала.


-Разве растения так с тобой общаются? – укоризненно покачала головой Рамина.


-Ой… - Агата покраснела, - что это я… Она глубоко вздохнула, тряхнула головой и прислушалась сердцем. И почувствовала отклик древней силы, шептавшей о своем могуществе. Сердце заколотилось от понимания, какую мощь они создали.


-Ты говорила на языке древних? – через время спросила Лаван, обращаясь к Рамине.


-То, что вы создали, древние называли трипле креат дефенса, это мне дед рассказывал. - ответила та.


-А что это значит? – спросила Агата.


-Созданная тройная защита, - ответила за Рамину Лаван.


-А-а-а, ну да… растения, камни и металл… - протянула Агата, - ба, а что с ритуалом? Мы можем надеть кольчужку на Хранителя, провести обряд и… все? Он сработает?


-Еще как сработает! – Рамина замотала изделие в покрывало, - только не давайте никому к нему прикасаться! К талисману, пока не проведен ритуал, нельзя никому прикасаться! Кроме создателя и будущего носителя, конечно же! Иначе последствия могут быть не предсказуемыми!


-Спасибо, - промямлила Лаван, - больше тебе спасибо! Мне стыдно, что так получилось, но я очень благодарна! Ты открыла мне глаза и не позволила свершиться непоправимому…


-Не переживай ты так, - Агата сжала плечо новой подруги, - мы же не знали…


-Да, не знали, не подумали… А должны были бы! Ты только представь, что могло  быть, не замотай мы кольчужку в покрывало? Или попросили бы  надеть на Шелора кого-то из мужчин? – девушка поежилась.


-Значит судьба свела нас троих не просто так! – ответила Рамина, - значит все произошло, как должно! Не убивайся, Лунная! Идите, надевайте свое творение на Шелора! И будем молиться всем богам, чтоб не пришлось об этом пожалеть!


       Как добрались до Тринадцатой Заставы даже и не заметили. Тщательно замотанную кольчужку нес Кристалл, а девушки молчали, занятые своими думами.


-Давай сегодня же с этим и покончим, - попросила Лаван, когда они остановились у главных ворот, - я понимаю, ты устала, уже ночь на дворе, но я не уверена, что Шелор переживет эту ночь. Он ослаб, пищу не принимал несколько недель.


-Даже речи быть не может! – пылко ответила Агата, - да я бы глаз не смогла сомкнуть. Не люблю незавершенных дел!


      Лаван уличила минутку, чтоб встретиться  с мужем и в двух словах рассказала о произошедшем. Он хотел поприсутствовать на обряде, но она категорически отказалась.

        При свете свечей, зажженных у ложа прежнего Хранителя, тот казался мертвецом. Желтая кожа, впалые щеки, высохшие руки. Девушки стояли у изголовья кровати и не знали с чего начать. Первой отмерла Агата.


-Ну… Что ли давай начнем?


-Я не очень разбираюсь в проведении обрядов, - сказала Лаван, - а ты?


-Да это проще простого! – уверила молодая знахарка, - сложнее будет надеть на него кольчужку.


-А мы Рора позовем, он его придержит! – предложила хамгАла.


-Мужа значит жалко? – ухмыльнулась Агата, - думаешь может что-то не так пойти?


-Мужа жалко, но не в этом дело! Я в его присутствии не смогу сосредоточиться! – обиделась Лаван.


-Я шучу, ну что ты! – толкнула ее в плечо Агата, - я при своем тоже не могу.


-Ладно, шутница! Ты у нас специалист по обрядам? Командуй!


-Значит так… Для начала надо много свечей! Открыть окна! Ну… и пожалуй все… - закончила Агата, - я вот только  не поняла, мы голые будем при Роре?


-Почему голые? – не поняла Лаван.


-Так часть обряда же! – лицо у знахарки было возмущенное, мол как это не знать очевидных вещей.


-Нет, подожди! Я так не договаривалась! – хамгаАла возмутилась, - может обойдемся?


-Нет! Это будет неправильный обряд! – отрицательно замотала головой знахарка, - есть же обязательные условия, их надо выполнять!


-Да? А о каких еще обязательных условиях я не знаю? – Лаван нахмурилась, соображая как же им провести обряд в голом виде  в присутствии двух посторонних мужчин? Шелор хоть и без сознания, но кто его знает, вдруг придет в себя во время обряда?


-Не переживай! – отмахнулась Агата, открывая окна, - всего лишь обнаженные тела, распущенные волосы и капля крови…


-Всего лишь… Действительно, какая мелочь… - возмущалась Лаван, - слушай, а ты не стесняешься что ли?


-Стесняюсь конечно! Но что делать если нужно? – она пожала плечами, - завяжем Рору глаза! Точно!


-Ох, ну и влипла я, - буркнула Лаван, - ладно, говори дальше, что делать надо?


-Все просто, будешь повторять за мной, можно что-то добавить от себя… Когда начнем, ты увидишь, как обряд тебя захватит… Есть что-то такое, что ты часто применяешь в лечении? Может жесты какие-то? Или окуриваешь помещение? Нет? Ну, может камень какой на голову и пупок ставишь? Тоже нет? – девушка выглядела озадаченной, - мы же вместе талисман создали, значит вместе необходимо обряд провести, тебе бы что-то от себя добавить!


-Дай подумать… - задумалась девушка, - может омовение серебряной водой провести и у изголовья поставить крест из древнего дерева?


-Да! Подходит!- закивала головой молодая девушка, -  Отлично! Зови Рора! – Агате не терпелось со всем покончить и пойти домой к мужу.

       И снова Рор бегал по поручениям Лаван. Принес побольше свечей, серебряной воды,  отыскал щепки из древнего дерева, связал их веревкой, соорудив небольшой крест.


-Спасибо тебе, Рор, - поблагодарила горного Лаван, - но у меня есть еще одна просьба… - девушка залилась краской, - ну… понимаешь… сами мы на Шелора одеть кольчужку не сможем…


-Так в чем проблема, Лунная, конечно, я помогу! – заверил Рор.


-Дело не только в этом… Понимаешь…


-Рор! Такие обряды проводятся исключительно в голом виде! – оборвала заикающуюся Лаван Агата.


-Что??? – тут уже Рору пришлось покраснеть, - да меня же Хранитель к праотцам отправит! Не-е-е-т! Я не стану раздеваться!


-Вот болван, - ругнулась под нос Агата, - успокойся, тебе  как раз раздеваться не придётся!


-А… то есть… вы… э-э-э-э… - Рор покраснел еще сильнее.


-Не мямли! Мы тебе глаза завяжем! Твоя задача придержать Шелора, когда талисман надевать станем, а потом потихоньку выйдешь!


-Ладно! – мужчина нахмурился, - вяжите! Но Хранитель меня все равно убьет… И Кристалл тоже…

      Свежий воздух, проникающий сквозь открытые окна, слегка колыхал огонь зажженных свечей, длинные тени плясали по стенам. С Шелора Равара сняли одеяла и раздели, оставив лишь брюки. Тощее старческое тело выглядело совсем небольшим в огромной кровати. Пока его раздевали, тот даже не шевельнулся, казалось, что он уже больше в свете мертвых, чем живых. Сам Рор стоял истуканом, вжавшись в стену, словно хотел исчезнуть, белая повязка на лице плотно закрывала  глаза. У изголовья больного стоял импровизированный крест из старых щепок.


        Девушки разложили на столе необходимые для обряда атрибуты, а кольчужку положили рядом с Раваром. Первой принялась раздеваться Агата. Она развязала тесемки длинной юбки и та упала к ногам ярким ковром. Белая блуза оказалась длинной рубахой до самых колен. Под  ней на девушке была расшитая колокольчиками нижняя маечка и в тон ей короткие шароварчики с рюшами. Лаван залюбовалась на изысканное нижнее белье новоявленной подруги, отметив про себя, что нужно будет поинтересоваться, где она купила такую прелесть. Девушка скинула нижнее белье, чулки и обувь, оставшись без ничего. Лаван стыдливо отвела глаза, но успела заметить, что девушка очень красивая. Не смотря на то, что роста она была низкого, фигурка у нее оказалась точеной. Тонкая талия, высокая грудь, округлые бедра. Агата быстро распустила косы,  черной вуалью закрывшие ее тело.


-Давай!  - Агата толкнула плечом Лаван, - чего ждешь?


       Лаван набрала в грудь воздуха и принялась быстро раздеваться, пока решимость не покинула ее. В памяти всплыло, как она так же быстро раздевалась в храме, когда спасала Вика, отдавая ему свою медную цепочку. «Для спасения жизни можно и раздеться, что я в самом деле…» - подбадривала она себя. На хамгаАле было куда меньше одежды, чем на знахарке. Сняла платье, шаровары и башмаки, волосы у нее и так были распущенными. На теле осталась лишь медная цепочка, которую она не носила лишь в пещере.


-А зачем тебе цепочка?- спросила Агата, без стеснения разглядывая подругу.


-Одно из главных правил хамгаАлы! Медь защищает от демонических сил, помнишь, я говорила, - шепотом ответила Лаван, покосившись на Рора, - я ее снимать не буду, ладно?


-Ладно, - согласилась Агата и добавила совсем тихо, - красивая у тебя фигура!


-У тебя тоже, - так же тихо ответила Лаван.


       «Они что, издеваются? – скрежетал зубами Рор, - мало того, что раздеваются, еще и нахваливают друг друга, думают я железный что ли?» – все это время он старался думать о чем-то другом, вспоминал неприятные моменты после взрыва, разорванные тела, все что угодно, лишь бы не думать о двух потрясающих красотках, которые в полуметре от него раздевались до гола. Он боролся с собой, сжав руки в кулаки и зажмурившись до боли в глазах. Но это не помогало, подкрадывающееся возбуждение накатывало горячими волнами.

-Сила, данная мне растениями, я взываю к тебе! – Агата взяла в руки пучок трав, подожгла от пламени свечи и, плавными движениями, похожими на танец, принялась ходить вокруг кровати, окуривая больного, - помоги нам закончить начатое и наделить силой созданное… - она остановилась и многозначительно посмотрела на Лаван, мол давай, твоя очередь.


-Сила, данная мне камнями и… металлами, я взываю к тебе! – девушка постаралась так же грациозно подойти к кровати и макнув лоскут ткани в серебряную воду, принялась обтирать лоб, шею, грудь и руки Шелора, - помоги нам закончить начатое и наделить силой созданное…


-Прими мою жертвенную кровь, - Агата взяла длинную иглу и проткнула палец. На нем образовалась крохотная капелька крови. Девушка поднесла палец к свече и капнула прямо в огонь. Огонь затрещал и разгорелся еще ярче.


-П-прими и мою жертвенную кровь, - срывающимся от волнения голосом повторила Лаван проделав то же самое. Огонь разгорелся еще ярче и в комнате запахло дождем и заваренной ромашкой.


      И тут девушки почувствовали прилив внезапных сил. Он пьянил, кружил голову, захотелось петь и танцевать. Что-то похожее Лаван чувствовала, когда надевала бутракхам. Откуда-то взялось понимание, что нужно делать дальше. Взявшись за руки, девушки подошли к своему творению, прикоснувшись к нему свободной рукой. Лаван прикоснулась к бенитоиту, а Агата к плетенному краю из крапивы. Из кончиков пальцев побежали искорки, которые тут же впитывались кольчужкой. Бенитоит засиял ярким голубым цветом, который слепил глаза даже сквозь тканевый чехол. Искорки побежали по медной проволоке, коснулись розового кварца. Тот «ожил», засияв теплым нежным светом. От прикосновения Агаты, так вообще произошло чудо. Корявая плетенная часть кольчужки стала меняться на глазах. Засохшие клочки растений сплелись в тонкую золотистую нить, сделав стежки ровными и красивыми, словно кольчужку сплели из нежнейшего шелка талантливые пряхи.


    Две абсолютно разные, но одинаково красивые, обнаженные девушки проводили свой обряд, не опасаясь, что за ними будут подглядывать в окно, так как хозяйская спальня находилась на втором этаже. Но напротив окна росла акация… на ветвях которой и разместилось синее существо, глядя из  темноты на происходящее таинство безумными глаза, горевшими ненавистью…


         Лаван почувствовала врага не сразу, она слишком сильно отдалась обряду, передавая частичку собственных сил талисману. Она  с улыбкой наблюдала, как маленькие огоньки-искорки «бегали» по кольчужке, изменяя ее внешне и наделяя магической составляющей.


         Внезапно она ощутила холод в области груди, от которого на несколько минут сбилось дыхание.  Затылком она почувствовала чей-то взгляд и ужас липкими щупальцами сжал горло. «Что… что это? В комнате посторонний? Но у двери охрана… За окном? Но кто? И как пробрался на Заставу? Ох, как сильно фонит…» Словно в подтверждение ее мыслям медная цепочка стала нагреваться.


-Лаван, - тревожным шепотом сказала Агата, - у тебя рука стала горячей!


-Тихо! – одними губами сказала девушка, - потерпи, заканчиваем обряд! Быстро, но без суеты! – и уже громко обращаясь к Рору, - Рор! Теперь твоя очередь, пожалуйста, приподними Шелора и придержи!


-И-иду! – выдохнул Рор, радуясь, что скоро его миссия будет завершена.


-Шаг вперед, правее, да-да, здесь, - подсказала Лаван. Мужчина наощупь нашел тело Шелора и приподнял того за плечи, придавая сидячее положение.


-Ч-что произошло? – рука Агаты в руке Лаван стала потной, - мне что-то тревожно и ты обжигаешься!


-Тихо, я сказала! – шикнула Лаван, - на тебе обряд, заканчивай! – к счастью Агата не была склонна к истерикам и замолчала.


-«Милый! – Лаван сосредоточилась и «позвала» мужа, молясь, чтоб он услышал, - ты где?»


-«В твоей лекарской, - раздался ответ, - осматриваю останки тел, ты уже все?»


-«Слава Богиням! – обрадовалась девушка, - мы проводим обряд и кажется он приманил кого-то… Может я ошибаюсь, но проверь пожалуйста за окном спальни!»


-«Понял!» – пришел мгновенный ответ.


       От лекарской было недалеко до хозяйского дома и Лаван надеялась, что помощь успеет. «Как жаль, что дом из обычного дерева!» – она в уме просчитывала способы защиты, если этот некто за окном рискнет напасть.


      Тем временем Агата потянула ее за руку:


-Давай, надеваем!


-Хорошо, ты только руку мою не отпускай! И не оборачивайся… –ответила Лаван сквозь зубы, ведь цепочка все нестерпимей жгла. Девушки подняли свое творение и аккуратно, через голову принялись надевать его на Шелора. Просунули одну руку, вторую.


-Все, Рор, отпускай, мы держим! – велела хамгаАла.


-Удержите? Может все-таки помогу? – спросил мужчина.


-Нет! – резко выдохнула Лаван, - тебе прикасаться нельзя!  - но затем, словно раскаявшись за резкий ответ добавила, - помоги Нирану! Пожалуйста!


      Видимо тревога в ее голосе удержала Рора от вопроса, а в чем собственно помочь?  Он медленными шагами попятился к двери, но его остановил звук  хрустнувшей за окном ветки. Он весь превратился в слух, недоумевая, неужели кому-то из молодых солдатиков пришло в голову подглядывать? Он сменил направление, медленно крадучись вдоль стены к окну, намереваясь словить нарушителя на горячем.


-Сила растений, камней и металлов! – голос Агаты дрожал, а по щекам текли слезы, рука нещадно болела, она еле вынуждала себя продолжать, - мы благодарим тебя!


     Они поправили  кольчужку, которая легла, как влитая и отпустили Шелора. Он тут же рухнул на подушки.


-Все! Теперь скажи то же, что я и потуши свечу, - шепнула знахарка.  Лаван быстро произнесла нужные слова и потушила обрядную свечу. Агата тут же вырвала свою ладонь из ее руки и прижала к груди.


-Больно как! У меня ожог! – посетовала она, - что произошло?


-Слушай меня внимательно… - Лаван сделала вид, что поправляет покрывало на Шелоре, - возьми крест у изголовья и прижми к груди! Только медленно…


-А как же Шелор? Это же его защита? – Агата медленно подошла к изголовью кровати с другой стороны.


-У него уже есть другая защита… - ответила Лаван.

      И тут началось… Сначала послышался  треск ветвей и крик Рора:


-Попался, поганец!


     Лаван с Агатой резко обернулись к окну и открыв рты наблюдали нелепую картину. Рор, с завязанными глазами схватил в охапку синее женское тело. Синяя, видимо от неожиданности, сначала даже не сопротивлялась, но затем, придя в себя завизжала пронзительным криком и попыталась вырваться. Но Рор, тоже видимо от неожиданности, прижал нарушительницу к себе еще крепче. Тем временем, подоспевший со стражей Ниран, увидел как в окне борется верный Рор с синим монстром. И, тоже от неожиданности и от тревоги за любимую и отца – запульнул в монстра огненным шариком. Монстр завизжал еще сильнее и дернулся в обратную от окна сторону. Они с Рором вкатились в комнату и принялись валяться по полу. Ниран перепугался еще сильнее и даже не задумываясь о последствиях, перевоплотился в ящера и, расправив крылья взлетел в окно. Но, так как  размеры ящера превышали размер окна, то влететь в комнату у него не получилось. Схватившись когтями за подоконник он просунул голову в окно и оторопело уставился на  свою полностью голую жену, которая снимала с себя медную цепочку крича:


-Рор, держи ее, держи! Агата, что стоишь, давай сюда крест!


      Несколько долгих мгновений он смотрел, как две голые женщины замотали синего монстра медной цепью, прикрутив в груди самодельный деревянный крест. Существо захрипело и обмякло.


        Рор ухитрился наконец сесть и снял повязку с глаз, но увиденная картина заставила его вновь натянуть повязку на глаза.


       Девушки бросились одеваться. И вовремя, потому что дверь слетела с петель и в комнату ворвался Кристалл с мечом в руке, а за ним уже вломились стражники.


       Пока все приходили в себя, девушки одевались, Ниран давал распоряжения куда отнести плененного монстра, про Шелора  позабыли. А тем временем по его телу прошла судорога, выгибая тело дугой. Он застонал и схватился за горло. Все, кто был в комнате, повернулись лицом к кровати и через открытое окно услышали вопль с той  стороны, где содержались пленники.


-Не-е-е-т! Не-е-е-т! Не-е-е-т!


От этого крика кровь застыла в жилах, потому что сразу стало понятно - человеческое существо так кричать не сможет! Веки прежнего Хранителя дрогнули и он открыл глаза.


-В-вы… кто? – спросил он хриплым голосом, - где я?


Глава 35


        С того злополучного происшествия прошло три дня. Они были настолько насыщены хлопотами, что пролетели просто мгновенно. Лаван почти все время проводила в своей лекарской, пытаясь определить причину взрыва. На останках она обнаружила несколько синих кристаллов непонятного происхождения. «Кажется я начинаю ненавидеть синий цвет!» Все ее попытки определить их природу заканчивались ничем, и единственный вывод к которому она пришла – кристаллы неведомого вещества - не из их мира.


        Прежний Хранитель очень быстро поправлялся. Память к нему вернулась уже на следующий день и он сразу же замкнулся в себе. Физически он окреп, уже мог сам передвигаться, но от еды отказывался и все время молчал. Попытки разговорить его – заканчивались ничем, он невидящим взглядом смотрел в потолок и никак не реагировал.


        Архана тоже вела себя необычно. Раньше выкрикивала проклятия и угрозы, несмотря на явную боль, которую испытывала от медных пут, а теперь она выглядела поникшей и безжизненной, словно потерявшей цель в жизни. Лаван считала, что она каким-то образом почувствовала целебную силу талисмана, который избавил Шелора от ее пагубного влияния.


       Вик все так же пел дифирамбы Архане, рассказывая всем, кто заходил к нему в камеру, какая она исключительная женщина.


       А вот с новой пленницей все было гораздо интереснее. А то, что это была именно женщина, сомнений не оставалось. Во-первых, фигура у нее была явно женская, со всеми определенными выпуклостями в нужных местах. Во-вторых, повадки, манера говорить и визжать тонким голосом, а в третьих – это была шулам, а шулам, как известно, были исключительно женского пола.


         Как только пришла в себя, синяя принялась метаться по камере, билась о стены, пыталась пробить ставни, но их предусмотрительно сделали из древнего дерева и синяя, едва прикасаясь к ним – вскрикивала от боли и забивалась в угол. Но как только боль проходила – начинала все сначала.


          На следующий день, когда пленница немного поутихла, Лаван зашла посмотреть на нее и поразилась. Стены, пол, потолок и даже ставни были измазаны непонятной жидкостью опять же синего цвета! Пленница сидела в углу камеры и возле ее ног этой жидкости было больше всего. «Да это же ее кровь! Она ранена!» - догадалась Лаван. Видимо от ударов о стены синяя поранилась и теперь истекала кровью.


       Как ей помочь и стоит ли это делать, Лаван не знала. Тем более, что существо на контакт не шло. К еде не притрагивалось, пила лишь воду, а когда с нею заговаривали – начинала визжать. Решили оставить все как есть, дать ей время успокоиться, привыкнуть к положению пленницы и тогда попытаться поговорить еще раз.


       У Лаван не было свободного времени, приходилось метаться между больной настоятельницей и  взволнованными сестрами-хамгаАла. Девушки были в панике, вся из жизнь, планы на будущее – пошли прахом. Они то плакали, то требовали выпустить их погулять, то повидаться с настоятельницей. А сделать ни одно, ни другое – Лаван не могла. Настоятельница слабела с каждым днем и беспокоить ее слезами девчонок она не хотела, а выпускать их за пределы комнаты было рискованно, так как все неженатые горные на заставе просто сошли бы с ума, домогаясь внимания девчонок, не умеющих владеть своими гематитами.


     С Нираном виделись они только ночью, когда оба, измученные,  падали на кровать и засыпали. Сил не хватало даже на то, чтоб перемолвиться парой словечек. Ниран приходил в спальню, в которую молодые переехали из-за того, что прежнюю пришлось отдать настоятельнице, глубокой ночью.


      Лаван догадывалась, что он делал. Летал. Практиковался в новых умениях. Но делал это темной ночью, желая сохранить свои умения в тайне. С солдатами, которые видели, как он взлетел  к окну спальни, провел серьезный разговор и те клятвенно пообещали сохранить увиденное в тайне.


      На третий день пришла Агата. Она как чувствовала, что девушка немного освободилась и зашла с пирогом в гости.


       Девушки разместились в огромной столовой, которая нынче пустовала. Кухарка принесла ароматный чай и девушки расслабились, отхлебывая по глоточку ароматного напитка. После того, как вдоволь наговорились о том, что произошло накануне, Агата, выдержав паузу, сказала:


-Лунная…


-Лаван! Называй меня имени!  - напомнила хамгаАла.


-Хорошо, да… Лаван… У меня к тебе серьезный разговор… И ты наверное знаешь о чем, - щеки смуглой красавицы порозовели.


-Ну… догадываюсь…   о Кристалле поговорить хотела?


-Да! Я пришла попросить тебя ввести в тело Кристалла гематиты! – она вынула из кармана широкой юбки сверток, - вот… я достала пять штук…


-Ты уверена? Что он  тебе рассказал? – осторожно начала Лаван, рассматривая камни. Темно-серые, почти черные камни были не обработаны и на вид походили на обычный уголь. Но истинный ценитель понимал, что за камни перед ним. Необработанность камня говорила о том, что порода добыта у горы. Но добыча камней давно была закрыта для людей. «Интересно, где она взяла столько?»


-Все… он все рассказал… - девушка опустила глаза, - я знаю, что как только он станет полноценным горным – уйдет от меня к другой!


-И ты готова его отпустить? – Лаван поразилась, ей показалось, что девушка любит мужа.


-Кристалл несчастен… - голос говорившей дрогнул, - он и до разговора с тобой очень переживал, сама понимаешь, как для мужчин важно то, что он не может… э-э-э… делить со мной постель, - щеки говорившей порозовели. «Ох ничего себе, какая скромница, как обряды проводить в обнаженном виде, так даже не смущалась – улыбнулась про себя Лаван», - а теперь все стало только хуже, он считает себя неполноценным.


-Я предлагала сделать амулет из гематита. Если Кристалл будет его постоянно носить на теле, то все наладится!


-Но наши дети не будут горными, ведь так? – Агата все так же смотрела в пол.


-Да, - честно ответила хамгаАла.


-Какой мужчина захочет, чтоб его род прервался?


-Он же женился на тебе, зная, что ты человек, значит знал, что дети наследуют твою кровь, - возразила девушка.


-Ничего он не знал! Никто здесь ничего о себе не знает! – пылко сказала Агата и наконец посмотрела на собеседницу, - с твоим появлением все изменилось. Кристалл рассказывал, что солдаты на Заставе стали приставать к старшим, с требованием рассказать побольше о них. А тем и рассказать особо нечего… Лишь одна старуха вспомнила, что у деда прежнего Хранителя была богатая библиотека, в которой есть все информация о горном народе, но ее никто не видел много лет. Куда делась… Наверное сгорела со всем домом во время пожара, когда рожала мама Нирана, жена Шелора…


-Погоди, Ниран говорил, что его мать умерла во время родов. А ты говоришь она сгорела в пожаре? – перебила девушку хамгаАла.


-Кажется да, пожар начался во время родов. Она погибла. Мне бабушка рассказывала, это же давно было, меня тогда еще не было, - пожала плечами Агата.


-О Богини! Не может быть! – Лаван взволновано вскочила с места и забегала по комнате, что говорило о крайней степени ее волнения, - нет, нет, не может быть… - по ее щекам хлынули слезы, - нет, не может быть все настолько страшно!


-Лаван, что… - Агата подбежала к девушке, - что я такого сказала? Ты не знала о этой трагедии? Прости, я не подумала! – знахарка сбегала за стаканом воды, высыпала в него какой-то порошок и почти силой вручила девушке, - вот выпей, поможет успокоиться!


-Не извиняйся, Агата! – Лаван присела, вытирая слезы, залпом выпила предложенное зелье и сказала, - в этом твоей вины нет, я просто не знала, что конец бедной женщины был настолько ужасен. Понимаешь… хамгаАла не умирают при родах, такого не может быть в принципе… если только… муж не покинул ее в этот тяжелый момент… - Агата ахнула и закрыла рот ладошкой, а Лаван продолжила, - горный обязан присутствовать при родах жены, чтоб усмирить огонь ребенка… ты ведь слышала, что у горного и хамгаАлы рождаются огненные драконы? Во время родов в ребенке впервые просыпается огонь, из-за испытываемых мук. Несмышленый детеныш выплескивает свой первый огонь в теле матери… - Лаван снова заплакала, представив себе весь ужас той ситуации, - у мужа, не присутствовавшего на родах может быть только одна веская причина – его смерть!


-Может Хранителя Архана не пустила? – девушка еще не  привыкла, что Шелор более не Хранитель, - Опоила? Связала? – предположила Агата, ей было сложно представить, что мужчина добровольно не пришел к жене в столь важный момент.


- Архана уже тогда была здесь? - сквозь слезы спросила  Лаван.


-Ты извини, я не сплетничаю, - осторожно ответила юная знахарка, - но люди в селении болтают… слышишь поневоле… Да и бабушка рассказывала, что Арахана впервые появилась здесь еще до жены Шелора.


-Не понимаю, как он тогда вообще женился? – у Лаван голова разболелась от всех этих мыслей, - сколько же тайн вокруг себя наплодил Шелор Равар? Ладно, я подумаю об этом позже! – девушка смогла наконец взять себя в руки и сменила тему: - Агата, скажи, а Кристалл знает о твоей просьбе? Почему не он принес мне гематиты?


-Н-нет, не знает… - Агата вновь принялась рассматривать пол, - он решил оставить все как есть!


-Тогда почему ты идешь против его решения? – не поняла Лаван.


-Потому что мне не нужен несчастный муж! - теперь уже в голосе знахарки послышались слезы, - он всю жизнь в глубине души будет считать меня виноватой в его несовершенстве!


-Э-к-к-а ты загнула! В его, как ты говоришь не совершенстве, виноваты родители! Женившись на  тебе он сделал осознанный выбор, полюбив человеческую девушку…


-А в селении  говорят, что я его приворожила! – Агата залилась слезами, как перед ней подруга, - я так от этого устала, - и бросившись в объятия хамгаАлы зарыдала в голос.


-Агата! Что ты, не надо! – Лаван обняла девушку и погладила по голове, - что тебе до злых языков? Ну любит народ поболтать, что с того… Не плачь… - но девушка продолжала плакать, заливая платье Лаван слезами. Лаван вздохнула. «Значит поступим иначе!», - Агата, смотри, что у меня для тебя есть!


        ХамгаАла отстранила от себя девушку, вдохнула побольше воздуха в грудь и закрыв глаза на выдохе выпустила аквамарин.


-Дай руку, - сказала она заплаканной девушке, которая непонимающе смотрела на нее, - не так, ладонью вверх! –Агата повиновалась, подставив ладошку. Лаван прикоснулась указательным пальцем к центру ладошки, а когда убрала – на ней лежал бледно-голубой, почти прозрачный шарик, - раз!


-О-ой… что это? – Агата хлюпнула носом.


-Мой способ успокоения пациента, - улыбнулась Лаван и повторила маневр, - Два! Три! Четыре! Пять! – и на ладошке лежали уже пять абсолютно одинаковых голубых шариков.


-К-красивые, - девушка начала успокаиваться, - а как это они у тебя из пальца вылезли?


-Не вылезли, - поправила Лунная, - а я выпустила сама…


-Ух-ты… Здорово конечно… А что это? – Агата перекатывала шарики по ладошке, любуясь.


-Аквамарин!


-Очень красивый! Он что, нервы успокаивает?


-И не только! Еще он прогоняет черные мысли…


-Нет у меня никаких черных мыслей! – сразу насупилась Агата.


-И лечит почки! – продолжила Лаван, - я еще, с ним легче переносить жару… Долго рассказывать про все свойства. Да и аквамарин бывает разный.


-А и правда, - девушка уже перекатывала шарики с ладошки на ладошку, - мне вроде легче стало…


-Забирай! Это подарок!


-Ой, что ты! – заволновалась знахарка, - я не могу, а как же ты, он часть тебя?


-Обычно я прошу через время вернуть мне камни, когда лечение завершено, но сегодня мне хочется сделать тебе подарок! Возьми пожалуйста! Из аквамарина можно сделать браслет, но носить его нужно на коже!


-Спасибо! – пылко поблагодарила смуглая красавица, - мне очень приятно! Ой, что же это я! У меня  тоже для тебя есть подарок! Никак не могу   отдать еще с первого дня знакомства, - Агата хлопнула себя по лбу, - где же моя корзинка? - она полезла под стол и стала там копошиться, - вот! – протянула Лаван сверток, - это мой тебе свадебный подарок! Когда я это шила, то не знала твоего размера, но мне кажется подойдет!


       Лаван смущенно приняла сверток и принялась разворачивать. Сняла несколько слоев бумаги и обомлела. Внутри лежала ночная сорочка из нежнейшей ткани. Голубовато-серый шелк, под цвет глаз хамгаАлы, словно специально для нее и подобранный. Девушка встала и приложила к себе сорочку, любуясь. Она была до самых пят, в талии узкая, а ниже бедер расклешенная. Вырез на груди был пикантненький, явно призванный возбуждать воображение и расшитый кружевом, повторяющим узор паутины. Ткань была такая нежная и невесомая, что девушка даже мечтательно застонала. «Как давно с мужем мы не проводили вместе ночь… Эта сорочка – прекрасный повод освободиться сегодня пораньше…» А вслух произнесла:


-Бесподобно! Спасибо тебе большое! Я никогда не видела ничего красивее! Я еще тогда, на обряде, заметила какое у тебя красивое нижнее белье и хотела спросить, где ты его достала? - глаза Лаван сияли от радости. Агата тоже заулыбалась, довольная, что ее подарок пришелся по сердцу.


-Сама пошила! – гордо похвасталась она.


-Ты очень талантливая рукодельница! – восхищалась подруга, - но ты говорила хотела подарить ее, еще будучи не знакомой со мной, почему?


-Так это… Подкупить хотела, - потупилась девушка.


-Зачем? – засмеялась Лаван.


-Что бы ты гематиты Кристаллу ввела, зачем же еще?


-А как я смогу это сделать, если он не хочет? – Лаван поняла, что разговор на эту тему еще не закончен.


-Может уговоришь? Расскажешь, что он теряет, отказываясь становиться горным! – взгляд Агаты был просящим.


-Даже если представить себе, что  я смогу его убедить… Ты подумала, как  жить станешь? – она завернула подарок  в бумагу и отложив, взяла подругу за руку, - ты ведь любишь его!


-Люблю, - голос знахарки вновь задрожал и в глаза показались слезы, - но так жить тоже не могу! Пусть хоть он будет счастливым!


      Лаван помолчала и сказала грустно:


-Ты замечательный человек, Агата и с Кристаллом вы красивая пара, я б не хотела разрушать ваш союз! Ты забери пока камни, позже расскажешь, где взяла и дай мне время… Я хочу подумать, возможно смогу помочь вам иначе…


       Когда Агата ушла, Лаван попыталась сконцентрироваться над ее проблемой, но мысли постоянно улетали в другом направлении. Никак из головы не выходил Шелор и его жена Миранда. Девушка недоумевала о причинах, приведших к трагедии и какую роль во всем этом играла Архана. «Видимо пришло время посетить пленницу!»


         Девушка, впервые после пленения Арханы решилась зайти к ней и не с пустыми руками. Перед этим зашла в храм и прихватила серебряный кубок, в котором до сих пор находился перстень, снятый с прежнего Хранителя.


     Архана, бледная копия той красавицы, которую всего месяц назад видела Лаван, лежала на лавке в камере. Ее руки, все так же, были скованны медной цепочкой. Худая, с поседевшими волосами, в рваном платье, пленница вызывала жалость. «Не стоит забывать, что она сделала  и недооценивать противника!» – напомнила себе Лаван.


-Архана! – позвала она ее. Пленница даже не шелохнулась и не повернула голову в ее сторону, - у меня к тебе несколько вопросов! – молчание в ответ.


-Ты можешь игнорировать вопросы остальных… Но я знаю твое слабое место… - мускул на лице Арханы дрогнул, показав тем самым, что она не так безразлична как хочет показать, - поэтому предлагаю сотрудничество… Ты отвечаешь на мои вопросы, а я… - она аккуратно достала перстень из воды, - не убиваю эту твою… демоническую сущность!


      Архана метнулась к ней со скоростью молнии и попыталась вырвать кольцо прямо сквозь прутья решетки, но Лаван стояла вне пределов ее досягаемости. Женщина, словно безумная протягивала скованные руки через решетку и пыталась ухватить Лаван за одежду.


-Так значит я права, касательно твоего слабого места, - Лаван велела себе быть жесткой и не жалеть врага, - ну что? Говорить будешь?


      Архана завыла, схватила руками решетку и принялась ее трясти. Лаван терпеливо ждала, пока закончится ее истерика. «Поразительная сила воли! Медная цепь причиняет ей не прекращавшуюся боль, а она находит силы кидаться на меня! При этом голодая третий день!». Но ничто не вечно. Обессилившая женщина кулем осела на пол камеры и глубоко дышала.


-Ч-что… тебе… нужно? – прохрипела она.


Глава 36


-С-старшая, прости… - юная служанка дрожала от страха, - я не смогла ее привести…


-Почему? – рявкнула Старшая. Она сидела в своей «вонючей» лаборатории и корпела над очередным варевом. Главенствующая больше всего  не любила две вещи: когда ее прерывают и не выполняют отданных поручений. А сейчас произошел вопиющий случай, когда оба действия слились воедино.


-Она… она… - девушка медленными шажками пятилась к двери и  едва шевелила побелевшими губами, - не в состоянии…


-Опять не в состоянии? – Старшая вскочила с места и отодвинула сосуд с кипящей жидкостью, - с мужчиной? Я же разрешила ей всего один раз!


-С… с… мужчинами… - промямлила та и опустила голову.


-Что-о-о-о? – заорала замотанная в белое женщина, - веди меня к ней!


        Симпатичная, перепуганная девчонка поклонилась и быстрыми шагами заторопилась к комнате, в которой всего несколько минут назад видела Архану.


         Старшая, клокоча от злости, поспешила за ней. Она была зла. Очень зла. Ей было комфортной в своей части замка и выходить оттуда  не любила. Наглая девчонка заставила ее сделать то, что ей не нравится! Она будет наказана!


       Посланница подошла к двери и неуверенно потопталась на месте.


-Это здесь? – Старшая отодвинула служанку и распахнула двери. Картина, открывшаяся взгляду,  ошеломила даже ее. Архана, любимица, на которую Старшая возлагала столько надежд, находилась в комнате в обществе двух горных мужчин.


       Все трое были обнажены. Белокурая красавица лежала на столе, животом вниз, широко разведя ноги в стороны. Лысый горный вдалбливался в нее сзади, а его товарищ ожидал своей очереди, стегая кнутом белоснежную спину, а свободной рукой лаская свой орган. Женщина стонала, громко вскрикивая, когда кнут оставлял на ее коже кровавый след. Старшая замерла у распахнутой двери. Тем временем лысый издал довольный рык и, кончив, покинул тело женщины. Та прохрипела:


-Следующий, быстро! – мужик передал кнут лысому и пристроившись сзади начал входить в женщину, - нет, не так! Сделай как мне нравится! – послышалась команда, - мужчина вышел из ее лона и направил свой орган в призывно оттопыренный зад. Архана застонала.


          И тут Старшая отмерла. Издав жуткий рык, вошла в комнату. Присутствующие вздрогнули и повернулись в ее сторону. Женщина разорвала на себе белый плащ, внезапно ставший слишком тесным и увеличилась в размерах, выпуская на волю синее чудовище. Горные заорали и отскочили от Арханы. Архана тоже отскочила бы, но оказалась привязанной к столу. Синяя, истекающая слизью тварь была похожа на паука, но вместо лап у нее были щупальца, из которых капала на пол шипящая синяя субстанция. Одним щупальцем существо отрубило голову лысому, а вторым проткнуло насквозь  второго. Но, не остановившись на содеянном, она принялась кромсать тела на мелкие части. Провожатая предусмотрительно сбежала, оставив Архану один на один с разгневанной Старшей. Голая девушка, привязанная к столу в развратной позе извивалась, пытаясь избавиться от пут и рыдала от ужаса. Во все стороны летели куски плоти и кровь. Когда от тел осталось лишь месиво, существо остановилось и медленно двинулось к Архане:


-Прости, прости меня, Старшая, - лепетала девушка, - прости, я никогда больше…


-Мерзкая самка! – прошипело чудовище, на месте рта у нее была черная дыра из которой капала слюна, - я тебя уничтожу! Медленно и болезненно! Если еще раз ты нарушишь приказ и наши правила! – она рубанула по веревкам и Архана осела на пол, голыми ягодицами прямо на куски мяса, - убрать, собрать камни, привести себя в порядок и быть у меня через десять минут! Ясно все?


-Д-д-а! – провыла в ответ Архана, размазывая по лицу слезы вместе с кровью. Синее чудовище резко развернулось и покинуло разгромленную комнату.


        Архана, запыхавшись, влетела в лабораторию Старшей ровно в срок. Мокрые волосы торчали в разные стороны, платье сидело косо, но зато она успела. Старшая сидела спиной к ней, в своем любимом кресле и смотрела вдаль. Она уже подавила гнев, вернувшись в обычную форму и облачилась в привычную всем белую батину. Архана, увидев, что Старшая уже успокоилась, вздохнула с облегчением, сообразив, что самое страшное позади. «Хотела бы убить – убила на месте!» Она положила на стол тряпицу, в которую завернула подобранные камни из разрубленных  горных. Такими ценностями не разбрасываются.


-Старшая, я пришла… - подала она голос.


-Я слышу! – был ответ.


      Какое-то время была тишина и когда Архана уже вновь принялась нервничать, Старшая заговорила:


-Я не люблю проявление эмоций, ты знаешь… Эмоции – это слабость!


-Да, знаю… - тихо прошептала девушка.


-Сегодня гнев вышел из-под моего контроля! И в результате я потратила слишком много сил… Ты помнишь, что это значит? – Старшая все так же сидела к ней спиной.


-Пришлось… использовать ценные резервы… - раз разговор пошел в этом русле, значит ее все-таки накажут, Архана начала дрожать.


-А резервы что? – спросил сухой голос.


-Наши резервы надо беречь… - прошептала Архана.


-Я уже молчу про тех подопытных, которых пришлось из-за тебя уничтожить! Это тоже потери! А потери что? – от ее голоса Архана покрылась мурашками.


-Потери – это непозволительно! – девушка хлюпнула носом, слезы покатились из ее глаз.


-Прекратить! – рявкнула Старшая и вскочив с кресла подскочила к Архане, - эмоции выпивают наши силы! Тупая самка!


         Архана быстро вытерла слезы и выпрямилась, стараясь как можно быстрее успокоиться.


-Слишком много проблем с тобой! – голос Старшей стал тихим и уставшим, - а я так на тебя рассчитывала! Думала, что среди всех неудачных попыток и от человеческого тела может быть прок… Ошибалась! Ты такая же неудачная попытка!


-Н-не говори так, пожалуйста, - взмолилась Архана, - я же ошиблась всего один раз! Не наказывай меня, я исправлю, я все исправлю…


-Что ты исправишь? Подопытного упустила! Сама опустилась до мерзкого состояния! Противно! – Старшая, взмахнув белым одеянием, вновь вернулась к окну.


-Он… очень сильно повлиял на меня, - тихо проговорила Архана, - я не могла противиться… когда он коснулся меня…


-Избавь меня от подробностей, я этого уже слишком много насмотрелась! -  с презрением прервала Старшая, - если тело управляет духом – это тело не годится, его нужно уничтожить!


-Н-не надо меня уничтожать, - девушка вновь едва не заплакала, - послушай пожалуйста! Я влияла на него так же, как он на меня! Это тоже сила! Позволь мне использовать ее! Я все исправлю!


-Каким образом? Он сбежал!


-Я поеду за ним! – возразила девушка, - я же способная, я не погибну за пределами Долины!


-Вы смогли отговорить его жениться? – резко спросила главная.


-Н-нет! Уже было слишком поздно! Первая часть обряда совершена… – она опустила голову, - но это ничего не значит! ХамгаАла не помешала Халимме, не помешает и мне!


-ХамгаАла не помешала Халимме лишь потому, что я ее устранила! – грубо напомнила Старшая, - а что ты сможешь сама?


-Я смогу, я должна… без него мне слишком плохо… - ответила Архана совсем тихо, - у меня есть один шанс, верно же? Позволь его использовать…


-Завтра утром, на рассвете, приходи ко мне и расскажешь свой план! Если я посчитаю его удачным – будешь жить! – он взмахнула рукой, показав что разговор окончен.

      Архана не спала всю ночь. Эта ночь стала переломной в ее жизни, ведь собственно  жизнь и была на кону. А, так как девочкой она была все-таки способной, план, который она преподнесла на рассвете Старшей, пришелся той по вкусу.


-Глупый план… Но может сработать, - вынесла вердикт она, - если  не подохнешь там за год, то может и выкарабкаешься!


       От ее слов Архана поморщилась, но смолчала.


-Ладно! Если принесешь от него ребенка – все тебе прощу и приму обратно! – сегодня она была в удивительно хорошем настроении, - а ту книжку своей ба-бу-шки, - Старшая ехидно захихикала при слове «бабушки», - можешь забирать, я ее изучила, вполне реальная магия, но слабовата для меня.


-Спасибо, - искренне поблагодарила Архана и умоляюще посмотрела на Старшую, не решаясь сказать.


-Что-то попросить хочешь, - хмыкнула та, - давай, я сегодня добрая…


- С проклятием, помоги, а? Сама я не смогу создать достаточно сильное даже с книгой человеческой ведьмы, - язык не поднимался назвать женщину, которую Халимма выбрала да своего вынашивания, бабушкой.

-Идиотка! – заявила Халимма, появившись на пороге комнаты дочери, - ты соображаешь, что с тобой будет?


-С каких пор нежная забота, ма-ма? – насмешливо спросила Архана, - радуйся, я наконец уйду с глаз твоих и ты снова займешь место любимицы Старшей! – Архана впустила Халимму и продолжила готовиться к ритуалу.


-Это грубо! Может я и не подхватила эту человеческую любовь к детям, но и зла я тебе не желаю! – Халимма села на краешек кровати и продолжила, - то, что ты затеяла – провальная вещь во всех отношениях! Каким бы не был исход, для тебя конец будет одинаково плохим! Я многое помню из жизни той ведьмы, так вот - она к этому проклятию никогда не прибегала и другим не советовала!


-У меня нет выбора! – грустно ответила девушка, - я провалила задание, упустила подопытного и… ухитрилась попасть в зависимость от него… - у нее не повернулся язык сказать «полюбила», ведь это слишком уж по-человечески, -  Потом слетела с катушек и нарушила наши правила. Старшая такое не прощает…


-Ты всегда была ее любимицей, с рождения самого! Она простит! Извинись! Да что угодно сделай, но не уходи из Долины! – Халимма схватила ее за руку, - здесь мы под защитой, а за пределами…


-Здесь у меня уже никогда не будет, как прежде… Он… слишком сильно повлиял на меня… Ты не поймешь, но я скажу… дышать без него мне слишком больно…


-Это… это ужасно! – Халимма побелела, - ты… ты слишком сильно… человек…


     Незадолго до полуночи женщина, одетая лишь в тонкую черную сорочку, выскользнула из дворца и решительной походкой направилась вверх по тропинке, скрытой за живой изгородью в саду. Тропинка петляла, в некоторых местах ее совсем не было видно, но ночь выдалась звездная и Архана с легкостью добралась до пещеры.Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK.  Той самой, в которой родилась Халимма. Сама Халимма не любила это место, которое напоминало о том, из каких низов ей пришлось выкарабкиваться. Эту, королевскую жизнь, она слишком ценила и вспоминать о прошлом не желала. Но сейчас она была здесь. Стояла у самого входа и нервно заламывала руки.


-Не входи… - взмолилась она, когда Архана поравнялась с ней, - у меня плохое предчувствие!


-Халимма, уходи! – раздался из пещеры голос Старшей, - ты сегодня раздражаешь своим нытьем! Твоя мать-ведьма не передела тебя никаких талантов, так что хватит играть в провидицу!


-Но… - красавица Халимма поджала губы.


-Уходи! – Архана неожиданно для самой себя обняла мать, - все будет хорошо, но тебе лучше этого не видеть!


-Когда я выбирала себе носителя, - быстро зашептала она на ухо дочери, -  мой выбор пал на эту ведьму не только из-за красоты, но и  силы! Она сводила мужчин с ума, любой понравившийся – падал к ее ногам! Она использовала разные методы: привороты, зелья, наговоры, но к этому проклятию не прибегала!  Оно для  пропащих и слабых, не иди по этому пути!


         Архана молча освободилась из объятий и вошла в пещеру. Ей было страшно. Но другого пути она не видела. Это было сродни сумасшествию, но она ведь и правда сошла с ума… Халимма грустно посмотрела ей вслед и развернувшись побежала вниз, подальше от этого места.


       В пещере было светло от множества горящих факелов. Старшая свое слово выполнила и действительно помогла с организацией ритуала. Много лет назад эта пещера имела более жилой вид, но сейчас она выглядела как настоящая ведьминская конура: паутина, пыль, разломанная старая табуретка, покосившийся стол, лежанка, покрытая лохмотьями. В центре пещеры, в яме, горел жертвенный костер. Архана поежилась, но запретила себе думать о плохом. Она спустилась по двум грубым ступеням, выдолбленным прямо в земле, в эту яму и стала напротив костра.


-Я готова! – крикнула она.


-Начинайте! – скомандовала Старшая, стоявшая недалеко от ямы. Послышалась барабанная дробь, тихая поначалу, словно робкая, но нараставшая с каждым ударом. Архана в уме повторяла последовательность ритуала, чтоб ничего не забыть. Все получится, она не сомневалась. Закрыла глаза, вслушиваясь в звуки гонга, стараясь подстроить под его ритм удары сердца. Когда удалось его уловить, ноги сами сделали первый шаг, затем второй, третий и… она принялась танцевать. Это были ритуальные движения, помогающие войти в контакт с силами. Она двигалась плавно, перенося вес с одной ноги на другую, покачивая бедрами и легко взмахивая руками над головой. От костра исходило тепло и она, все так же в танце, скинула черную сорочку и отбросила прочь, оставшись полностью голой. Ритм ускорился, ускорилась и она, совершая свои движения вокруг костра. Она все свое желание, страсть, огонь вложила в эти движения, стараясь показать ими, как сильно она хочет того самого, ради которого затеян сегодняшний ритуал. Извивалась, изгибалась, размахивала распущенными волосами, гладила себя по груди. Затем гонг издал последний, протяжный: «б-у-у-у-у-у-м…» и Архана упала на колени перед костром, жадно хватая воздух открытым ртом.


     Она не заметила, как рядом с ней оказалась Старшая и ее верные слуги – две огромные женщины, сила которых не уступала мужской. Они были Вторыми - таким же как и Халимма, только им не повезло со внешностью. Избрав в свои носители некрасивых женщин, наследовали их наружность. Но Старшая нашла и им применение, нужно же было кому-то выполнять черную работу. Эти громилы держали связанного мужика. Тот стоял, покачиваясь, как в дурмане и неосмысленным взглядом смотрел на костер.


-Дай мне  вещь Шелора! – приказала Старшая.


-У меня клочок волос… - прошептала Архана и протянула, срезанную как-то ночью, прядь волос Шелора Равара. Старшая взяла прядь двумя пальцами и бросила в сосуд, который держала во второй руке.


-Твоя жертва, что готова отдать? – Старашая протянула Архане нож. Девушка встала с колен и схватив свои волосы принялась пилить их почти у основания. Белая, роскошная шевелюра рваными клочьями осталась в руке. Она протянула их Старшей. Та отбросила их на пол, взяв лишь небольшую прядь и поместила в тот же сосуд.


-Кровь! – белая замотанная фигура протянула Архане черный закопченный горшок, который служил еще ее, так называемой бабке для ведьминских дел.  Та сжала зубы и резанув по запястью, протянула руку и кровь закапала прямо на горку волос посреди сосуда.


-Достаточно! – Старшая отняла горшок, - теперь ты! – она повернулась к связанному мужчине и кивком головы приказала развязать его. Тот, сконцентрировав взгляд на Старшей  хриплым голосом прошептал:


-Отдаю жизнь свою! Прими мою жертву, Властелин Тьмы! – одна из громил передала ему кинжал и на глазах у ошеломленной Арханы мужчина полоснул по своему горлу. Кровь хлынула во все стороны: на Архану, на громил, костер и даже Старшую, орошая крупными красными каплями ее безупречно белую батину. Архана охнула и осела прямо на пол. Старшая подставила сосуд, собирая в него кровь самоубийцы. Тот упал на колени, но женщины не дали ему упасть совсем, держа до тех пор, пока кровь продолжала вытекать из его тела. А затем отпустили и его, уже бездыханное тело, свалилось кулем  у костра.


       «Этого не было в описания ритуала! Или было?» – мысли метались в голове Арханы, а  Старшая тем временем продолжала. Она вырвала из рук мужчины кинжал и протянула его обнаженной девушке со словами:


-Пусти кровь в том месте, к которому хочешь его привязать сильнее всего! – Архана брезгливо взяла испачканное кровью лезвие и в мыслях даже мелькнуло, что  вроде и этого в описании ритуала не было, но, находясь под впечатлением от момента, слегка оцарапала себя прямо между ног и протянула кинжал назад. Она не видела, но Старшая,  от выбранного ею места привязки брезгливо поморщилась под своим балахоном, сделав свои, лишь ей понятные выводы.


-Властелин Тьмы! – крикнула она куда-то под своды пещеры, - ты принял жертву! Взамен просим частичку твоей силы для привязки двух тел к одной жизни! – она подняла над головой горшок и где-то рядом вновь застучал гонг. Архана посмотрела вверх, в поисках хоть какого-то знака, что Властелин Тьмы, которому поклонялась ее прародительница, услышал их зов. Оказывается, что прямо над тем местом, где был разожжен жертвенный костер, в пещере было отверстие, через которое можно было следить за звездами.  Но, как не вглядывалась Архана в небо, никаких знаков не увидела. Но тут земля под ней шевельнулась. Да так, что она вновь упала. Лишь громилы и Старшая удержались на ногах.


-Говори! – выкрикнула Старшая, - говори слова клятвы! Ошеломленная Архана смотрела, как из костра показалась черная когтистая лапа и подцепив тело мужчины потянула внутрь, - говори клятву! – уже заорала на нее  Старшая.


-П-повелитель Т-тьмы… - начала Архана заикаясь, медленно поднимаясь на ноги, - я, Архана, ч-человеческая женщина, предок твоей верной слуги Вирены, прошу дать мне каплю твоей силу для привязки Шелора Равара, горного мужчины, к моей жизни и судьбе! – с каждым словом, заученная клятва все легче срывалась с языка, - отныне и до смерти – единое дыхание, единые болезни и одновременная кончина!


          Лапа замерла и после слов Арханы откуда-то из-под земли послышался жуткий голос:


-Шелор Равар твой супруг, Архана, предок Вирены?


-Н-нет… - ответила Архана, почувствовав, как от страха холодный пот побежал по обнаженной спине. Старшая покачнулась и едва не выронила сосуд, который все так же держала на головой. Громилы заботливо поддержали свою хозяйку, не дав упасть.


-Проклятие  Одной Жизни срабатывает только после свадьбы! – ответил жуткий голос и лапа ловко затянула тело в костер. Вверх поднялся сноп искр, земля еще раз дрогнула и повисла тишина.


-Как… как же так? – Архана не мигая смотрела на жертвенный костер, - это все было зря? Повелитель Тьмы! Стой! Не уходи! – последние слова она уже визжала, придя в отчаяние, - в книге не было написано про свадьбу!


-Да замолчи ты! – шикнула Старшая, - еще не хватало, чтоб он вернулся! – она бережно опустила сосуд, накинув на него тряпицу, - оденьте эту дуру, - махнула она своим слугам и приведите в мою лабораторию. Да!  И заткните ей рот! – добавила она громче, когда Архана начала вырываться и что-то нечленораздельное кричать.

        Громилы завернули обезумевшую  Архану в одеяло, несколько раз хорошенько тряхнув, чтоб она заткнулась и, словно она ничего не весила, понесли во дворец. Старшая взяла горшок и пошла за ними, крикнув кому-то:


-Потушите костер!

       Архана пришла в себя в кресле в лаборатории Старшей. Старшая стояла у стола к ней спиной. Воспоминания мелкими крупицами возвращались к девушке. Она схватилась руками за болевшую почему-то голову и прошептала с отчаянием:


-Все напрасно… Не получилось…


-О, пришла в себя, - сказала Старшая не оборачиваясь, - посиди пару минут тихо, сейчас закончу!


         В лаборатории чем-то невыносимо пахло… Еще хуже, чем обычно… Архана с трудом подавила приступ рвоты, поднялась на ноги, кутаясь в одеяло, подскочила к окну, отворила его и жадно вдохнула ночной воздух. Вцепилась в подоконник и воззрившись во тьму отдалась своим печальным мыслям. «Вот и все… Конец… Почему так вышло? Ведь еще несколько дней назад сама Старшая считала меня лучшей ученицей, а теперь я кто? Бракованный экземпляр? «Неудачный плод смешения видов», так кажется она нас называла в моменты гнева… И абсолютно справедливо называла… Вторые оказались гораздо талантливее нас, Третьих… Взять ту же Халимму, ведь благодаря ей мы живем во дворце, имеем возможность не скрываться под землей… А чего добилась я? Шелор (даже в мыслях язык не поворачивался назвать его подопытным) бросил, даже не попрощавшись, зелье иллюзий сработало лишь единожды, даже проклятие наложить не удалось… Она меня убьет! Она не любит разочаровываться, а я разочаровала ее сильнее других… Она отдаст меня Чашме…» - при воспоминании о Чашме липкий холод сковал сердце.


          Сестры, присутствовавшие на показательном наказании,  рассказывали, что он выпивает всю силу в одно мгновение, жертва не успевает даже крикнуть, падая на пол высушенным скелетом. Страшный конец… Но другого им не дано… Ведь Чашма питается только своими… Это Старшая может лакомиться, как горными, так и людьми, а ему, видите ли, они по вкусу не нравятся… Хорошо еще, что питается он редко, получая силу от Старшей.


       «Не знала я, что мой конец так близок… Думала, что принесу большую пользу своему виду, чем простая похлебка…» Она даже не сомневалась, каким будет ее наказание. Пыталась успокоиться, чтоб принять свою участь без лишних эмоций. «Я умру, вспоминая взгляд зеленых глаз и прикосновение его горячих губ…»


-Повернись! – раздался голос сзади. Сердце заколотилось, как сумасшедшее. Она с трудом оторвала ладони от подоконника и медленно повернулась, уверенная, что жить ей осталось меньше секунды.


-Посмотри, до чего ты докатилась! – девушка обернулась и вздрогнула, наткнувшись взглядом на свое отражение. Старшая держала в руках зеркало. На Архану смотрела постаревшая человеческая женщина, которую ей довелось когда-то видеть. Сухая, морщинистая кожа, запавшие бесцветные глаза, торчащие обрубки некогда прекрасных, а ныне  безжизненных волос. Девушка опустила взгляд на старческие, в коричневых пятнах руки, которые держали одеяло на груди. Она испуганно охнула и посмотрела на Старшую.


-Красотка, не так ли? – та опустила зеркало, - стоит он того?


        Архана молчала, не в силах что-либо ответить. Ком вязкой слюны застрял в горле.


-В таком виде тебе и проклятие не поможет, к-хе-к-хе! –не то закашлялась, не то засмеялась Старшая, что тоже было довольно необычно, учитывая, что она не любила проявление эмоций.


-Оно все равно не сработало, - каркающим голосом ответила Архана и поразилась, что голос тоже стал старческим.


-Сработает! – Старшая развернулась и пошла к своему рабочему столу, заставленному баночками, пузырьками, скляночками, различного размера коробочками, ножами, пинцетами и мерными ёмкостями.


-То есть как? – не поняла Архана.


-Ты сомневаешься? – хмыкнула в ответ Старшая, - я же за него взялась.


-Н-но… Повелитель Тьмы сказал… - начала девушка.


-Да какая разница, что он там сказал, - Старшая была поразительно довольной и Архана запуталась окончательно, - мы от него поимели, что хотели!


-А что мы хотели? – нашла все-таки в себе силы спросить она.


-Ох тупица… - Старшая сняла с горелки котелок, тот самый, в который собирала жертвенные подношения, это от него исходил тот невероятно противный запах, - ох тупица, - повторила она, - каплю его силы мы хотели!


-Э-э-э… - Архана и правда чувствовала себя в тот момент «неудачным плод смешения видов», - так ведь проклятие было нашей целью, а он сказал…


-Да какая разница, что он там сказал! – уже громче повторила замотанная в белое женщина, горшок она поставила на обломок ярко-синего блазилса, да так осторожно, словно в нем было что-то крайне ценное для нее, - каплю силы он нам дал взамен жертвы? Дал!


-Да? – Архана не мигая смотрела на жертвенный горшок, который уже перестал дымиться и засветился синеватыми огоньками, - я не заметила…


-Дал-дал, - Старшая тоже любовалась на происходящее с горшком, - это будет шедевр!


-Но…


-Я создам более сильное проклятие, чем  твоя бабка Вирена! – запальчиво продолжала Старшая, - я соединю в нем темную силу двух миров! Твой Подопытный сам сюда приползет! – она даже руки потерла от удовольствия, - тебе и бегать за ним не придется!


Глава 37



-Зачем ты убила мать Нирана? – спросила Лаван у лежавшей на полу камеры обессиленной Арханы. Кажется та удивилась ее вопросу.


-Не убивала я эту… несчастную, - прохрипела она, - меня здесь вообще не было, когда она рожала!


-Но ты не дала Шелору быть на родах, поэтому Миранда не смогла разродиться и умерла!


-Да я  не знала, что она рожает! – возмущение Арханы было похожим на настоящее.


-Почему убили всех отшельниц? – Лаван решила сменить тему.


-Что? Старшая убила отшельниц? Я не знала! – у Арханы даже лицо вытянулось.


-Кто такая Старшая?


-Э-э-э… - Архана поняла, что она проболталась, - не важно…


-Мне важно! Так кто она? – Архана опустила голову и молчала.


-А что будет, если я брошу перстень в огонь? – Лаван покрутила в руках морион в медной оправе.


-Н-не надо! Я скажу, - обреченно прошептала Архана, - но она меня убьет…


-Кто? Старшая тебя убьет? – притворно участливо спросила Лаван.


-Да! Измену она не простит!


-А как она узнает? – поинтересовалась хамгаАла.


-Она всегда все знает…


-А где она, эта твоя Старшая? – Лаван решила выудить у нее как можно больше.


-Тут недалеко, в соседнем селении…


       Серп, все это время мирно прикидывавшийся браслетом, поднял голову и открыл один красный глазик. Лаван посмотрела на своего питомца и сразу поняла, что значит его жест.


-Врешь! – сказала она Архане.


-Нет! – не согласилась пленница, - я правду говорю!


-Мой Серп тебе не верит, да малыш? – девушка погладила мизинцем зеленую головку, - еще раз соврешь и кольцо полетит в костер!


       Архана молчала, поджав губы.


-Дежурный! – крикнула Лаван. На ее зов подошел горный мужчина и вежливо спросил:


-Да, Лунная?


-Можешь принести жаровню с углями? Нужно кое-что расплавить…


-Н-нет! Ладно! Я скажу! – неожиданно Архана заплакала, - я скажу!


«Надо же, как она боится, что сущность выберется наружу. Видно полюбилось это тело…» - подумала девушка и отпустила дежурного.