КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424312 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202098
Пользователей - 96209

Последние комментарии

Впечатления

Shcola про Мушкетик: Белая тень. Жестокое милосердие (Советская классическая проза)

Сама книга не плоха, но как же можно испортить впечатление переводом. Изида Зиновьевна Новосельцева - эта не к ночи будет помянута, "переводчица", после идиша и иврита, которой с большим трудом даётся великий и могучий русский язык. Читать лучше в оригинале.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Дорога по облакам (Любовная фантастика)

да нет, в целом мадам петровичева и её муж (брат?) пишут нормально. то есть есть сюжет, есть интриги, нет тупых затянутостей: произошло событие, и расхлёбывание его не тянется нескончаемо до конца второй, третьей, десятой книги. что так раздражает, например, у звёздной, с её "адепткой" и её девственностью.
но уж очень надоело в пятьсот пятьдесят пятый раз читать о дыбах, на которых опять висят герои. в каждом опусе - про дыбу, щипцы, какие-то растяжки. повторяться-то всё время зачем? устаёшь.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Назимов: Маг-сыскарь. Призвание (Детективная фантастика)

содержание аннотации соответствует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

автору респект за продолжение. но,как-то динамичность пропала изложения.ГГ больше по инерции действует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Рене: Арв-3 (ЛП) (Боевая фантастика)

Очередной роман для подростков типа голодных игр

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (fb2)

- Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) 1.51 Мб, 451с. (скачать fb2) - Наталья Ринатовна Мамлеева

Настройки текста:



Мамлеева Наташа Интерполирую прошлое – экстраполирую будущее

Пролог

Когда мы ждем, время тянется бесконечно долго. А если абитуриент ждет результатов собеседования на поступление в лучший университет в конфедерации, то пик терпения имеет взрывную точку.

Сегодня был странный день, и у меня всё время в голове возникали картинки предстоящей жизни. Я будто бы пыталась просчитать, что меня ждет при различных результатах сегодняшнего собеседования. Сидя в приемной, я ждала решения своей судьбы.

- Аврора Аято? – обратилась ко мне симпатичная урджия, которая еще час назад провожала меня на собеседование.

- Да. - Подскочив, кивнула я.

- Спешу вас поздравить. Вы приняты в Межгалактический Университет, - объявила она, дежурно улыбнувшись.

Я от облегчения вновь опустилась в кресло, но тут же вновь встала, ведь не вся информация еще была озвучена. Такие же ожидающие абитуриенты наградили меня завистливыми взглядами. Но главное, что я поступила!

Даже не знаю, как бы посмотрела в глаза отцу, если бы провалилась!

Но это еще не всё. При поступлении не указывается желательный факультет, тут уж как решит биоробот после собеседования. И вот теперь от его решения зависела моя дальнейшая профессия.

- И на какой факультет? – в нетерпении спросила я.

Но урджия не спешила мне отвечать, она указала в сторону выхода и попросила следовать за ней. Когда мы оказались в малолюдном коридоре, она всё-таки ответила мне:

- Вы зачислены на факультет Истинных знаний, студентка Аято. Пройдемте со мной, чтобы оформить соответствующие документы.

С этими словами девушка отвернулась и направилась вдоль коридора, оставив меня оглушенную непонятной для меня новостью. Я силилась вспомнить среди факультетов Межгалактического Университета тот, который хотя бы отдаленно напоминал по названию озвученный лиабе. Тщетно. Ничего на ум не приходило. Открыли новый факультет? И какую же специальность я получу?

Часть 1

Глава 1

«Excuse me» говорят, когда собираются сделать гадость, а «sorry» - когда уже сделали.

К/ф "Убойная сила"


Симпатичная айли справа от меня уже второй час рассказывала историю о том, как у неё не сложилось с миллиардером-челибенцем. С их скупостью и скрупулезностью это не удивительно! За то время, что слушала её глупый рассказ, я уже успела найти точки в прошлом айли, которые стали переломными в этих отношениях, и примерно спрогнозировать, что ждет её дальше. Кривая жизни рассказчицы буквально плыла у меня перед глазами.

Это было моё хобби. Мне нравилось думать о том, какие люди совершают ошибки в своей жизни и которые из них являются поворотными. Где нужно было остановиться, а где пройти еще чуть-чуть дальше. Люди не замечают стольких вещей, не умеют прогнозировать последствия событий. Мне же нравилось в голове просчитывать ходы наперед, словно играть в выдуманные шахматы. Иногда из-за этих процессов у меня в голове, я казалась себе сумасшедшей.

- Четыреста пятый! Четыреста пятый! – голос девушки-урджии заставил меня подскочить на месте. Это же мой номер! А я чуть не пропустила его!

- Да, это я! – Подняв руку, уверенным шагом пересекла холл, заполненный абитуриентами.

Девушка-студентка, видимо, отрабатывающая практику на благо родного университета, смерила меня оценивающим взглядом с головы до ног, сверяя с голограммой на планшете, а потом удовлетворенно кивнула и велела следовать за ней, что я и сделала.

К слову, оделась я прилично: высокие сапожки по колено, светлые лосины, коричневый комбинезон с широкими шортами и блузкой с воротником-стойкой. Мои пепельные волосы были уложены на одну сторону, открывая выбритый висок. Весь пирсинг на сегодняшний день я сняла, хотя нравственные законы цивилизованного общества не запрещают самовыражаться. Вот, например, на планете Кшетау с этим всё намного сложнее.

Это нервное. На самом деле сегодня один из самых важных дней в моей жизни. Распределение. Две недели назад я получила аттестат об окончании среднего учебного заведения и теперь могу получить высшее образование. Не сказать, что мой аттестат блистал отличными оценками, но всё же я неплохо подготовилась к поступлению, наверстав упущенную школьную программу. Мозги есть, и то хлеб.

Передо мной открылась перспектива поступить в Межгалактический Университет – МГУ. Здесь трудоустраиваемость 99 процентов! И то в число 1 процента попадают девушки, которые удачно вышли замуж за своих однокурсников, хотя мне этих барышень не понять.

Урджия открыла пластиковой картой дверь, после чего та отъехала в сторону, и я вошла в небольшое помещение с одним единственным креслом. Дверь сразу закрылась, отрезая меня от посторонних звуков и остального мира.

Сев в высокое кресло, я откинулась на спинку. Откуда-то сверху выплыл небольшой белый шарик, просканировавший меня фиолетовым лучом. Передо мной был новейший компьютер – последняя разработка биотехников.

Сейчас меня будут тестировать на различные способности, выявлять мои знания и проверять устойчивость психики. И только после этого компьютер вынесет вердикт: принята ли я в МГУ, и если да, то на какой факультет. Но передумать у меня уже не будет возможности, так как Конфедерация ценит профессиональные кадры.

- Аврора Аято, девятнадцать лет, - начал перечислять мои данные робот, - семейное положение - не замужем, дочь знаменитого ученого. Конфликтная. Целеустремлённая. Сообразительная. Одинокая. И… и, пожалуй, начнем тестирование.

Я зажмурилась, а потом выдохнула. В ближайшие двадцать минут решится моя судьба. Робот ничего не сказал про мои знания, что меня порадовало. Пусть я не была отличницей, но и полным валенком не являлась.

Дочерью ученого быть тяжело, поэтому я противоречила всеобщему мнению и слыла полной разгильдяйкой, не делала домашних заданий, витала где-то у себя в мыслях и была малообщительна. Но все это я хотела оставить позади, мне не терпелось начать новую и яркую жизнь, наполненную событиями, когда за тобой не следят и не делают неверные выводы по каждому твоему шагу.

Потекли минуты, когда робот задавал мне вопросы, а я на них отвечала. Он перескакивал с темы на тему, старался выявить максимально честные ответы. Черная дыра, и угораздило же моего отца руководить группой биотехников по созданию этого монстра-интервьюера!

Наконец, робот отлетел от меня и уперся в стенку, а потом вновь просканировал меня фиолетовым лучом. Мои ладони вспотели, и руки, покоящиеся на коленях, смяли ткань сапог.

- Результаты вам сообщат позже, сейчас же можете пройти направо по коридору в зал ожидания. Хорошего настроения.

Белый шарик воспарил к потолку и прошел сквозь отверстие. Я вышла из кабинета и направилась в указанном направлении. Там я села на свободное место и стала ждать своего приговора.


- Лиабе, подождите! – окликнула я девушку, поравнявшись с ней. Я была шокирована тем, что она сказала.

«Лиа» или «лио» - приставка для обращения к ровеснику или к младшему, «лиабе» или «лиобе» - к старшему, пол соответственно женский и мужской.

- Я даже не слышала про этот факультет. Может, вы мне расскажите? На сайте я не видела информации о нем.

Но девушка упорно молчала, у меня создалось впечатление, что я со стенкой разговариваю. А потом она сменила тему:

- Сейчас мы пройдем к стойке информации, где вы скачаете бланк, а потом заполните его и отправите на идентификационный номер университета. В течение пяти минут вам придет контактная информация и инструкция по дальнейшим действиям.

- А если у меня возникнут вопросы? Мне обратиться к вам, лиабе? – спросила я, и девушка отрицательно мотнула головой.

- Нет. Вы можете совершить вызов на идентификационный номер, который будет указан в контактной информации.

«Наверное, с лингвистического», - подумала я, разглядывая девушку. Она не сокращала слова до общепринятых норм межгалактического языка и отвечала с толком и расстановкой. Я пристальнее посмотрела на незнакомку.

Урджия была с открытым лицом, но закрытыми руками, значит, помолвлена. Срок помолвки мог доходить и до нескольких десятков лет, с нашим-то увеличенным благодаря медицине сроком жизни можно дожить и до двести пятьдесяти. Урджии отличались высоким ростом, бледной кожей, тонкими чертами лица и роскошными оранжевыми волосами. В детстве я считала эту расу детьми радуги. У них были особые традиции, самая интересная из которых свадебная: не состоящие в браке обязаны скрывать нижнюю часть лица и на людях носить перчатки.

Если урджий или урджия помолвлены, то они имеет право открывать нижнюю часть лица, так как свой первый поцелуй они уже подарили своим возлюбленным. Это, скорее, дань традициям, а вот обычай носить перчатки оправдан биологически. У них нет ногтей, но чувствительные подушечки пальцев, где находятся эрогенные зоны.

И как бы смешно не звучало, но незамужние реально могут возбудиться (если это мужчина, то конфуз будет более явный), а после особой свадебной церемонии их будет влечь только к своим половинкам. В этом плане земляне остаются самой отсталой (или продвинутой, смотря с какой стороны посмотреть) расой, так как у нас не лимитировано количество браков.

Тем временем мы дошли до стойки информации, где мне сказали номер бланка, который необходимо скачать. Девушка попрощалась со мной, а я подставила свой планшет к отверстию на расстоянии трех-четырех миллиметров. Тут же установилась связь, и я перекинула себе форму заполнения, после чего огляделась в поисках свободных мест.

Одно такое оказалось между широкоплечим челибинцем и худым айли, но выбора не оставалось, поэтому я присела на кресло, заполняя предложенный бланк. Он был стандартный и весьма короткий, видимо, эта информация необходима для кураторов на первом курсе.

- Привет, тоже поступила, лиа? – как только я отправила заполненный бланк на указанный «ид», рядом сидящий айли решил начать разговор.

Эта раса отличалась худобой, полупрозрачной кожей, под которой можно было увидеть капилляры с синей кровью, высокими скулами, полными губами «бантиком» и длинными острыми ушами, которые смешно подрагивали в момент эмоционального возбуждения. Сейчас айли был в восторге.

- Кажется, да, только пока не совсем понимаю, куда, - созналась я, и тут мой планшет запиликал. У парня тоже, поэтому наше внезапное знакомство закончилось, а я открыла письмо.

«Доброго времени суток, студентка Аято!

Вас приветствует деканат факультета Истинных знаний.

Спешим поздравить вас с зачислением в ряды жаждущих знаний адептов Межгалактического Университета. Рады, что вы выбрали наш ВУЗ.

Позвольте уведомить вас, что вы попали на самый престижный факультет МГУ, специалисты которого входят во все государственные аппараты планет конфедерации. Ваша жизнь теперь изменится навсегда…»

На этих строчках я усмехнулась. Как банально! Борьба факультетов на лицо: бросаются такими пафосными фразами, как «самый престижный». Самый престижный и многочисленный - юридический. Вот где готовят настоящих политиков!

«…Но также мы не можем вас не предупредить, что отныне ваша жизнь будет полна опасности. Мы поможем развить вам ваши способности, сведем вероятность провальных прогнозов к минимуму. В связи с последним занятия на нашем факультете начинаются на три недели раньше, поэтому ждем вас двести пятого дня в восемь утра по стандартному летоисчислению на станции «Ариол», планета Сентурион, Нолийская система.

Приятного отдыха…»

Приятного отдыха?! Они издеваются?! Я так надеялась на эти каникулы, хотела отдохнуть после тяжелого учебного года, а в итоге занятия начнутся уже через неделю! И что это за предупреждения об опасности?! Но я не дочитала послание до конца, внизу крупным шрифтом значилось самое интересное и непонятное:

«ВАЖНО: Конфиденциальность превыше всего. Никто не должен знать, что именно предстоит изучать вам на нашем факультете. Название специальности должно оставаться в тайне. Даже родители не должны быть посвящены».

Замечательно! Я и так не самая лучшая, так еще и не могу сказать, что поступила в МГУ! Что ж, меня и раньше не замечали, и сейчас не стоит рассчитывать на это. Я счастлива, по-другому не скажешь!

И что же это за такой тайный факультет?

Во вложении к письму была контактная информация, но пока вопросов не имелось, по крайней мере, культурных. Растерянность – это то малое, что я сейчас испытывала. Сегодняшний день должен был стать определяющим днем моей жизни, а в итоге он внес в мою жизнь сумятицу.

Выйдя из административного здания, которое находилось на Марсе в Солнечной системе, я побрела в сторону остановки. Скоро будут звонить родители и спрашивать о результатах, а я даже не знаю, что им ответить.

Остановилась я в гостинице, поэтому забрав из своего номера вещи, я побрела в сторону остановки, чтобы на шаттле долететь до станции. Так как сила притяжения на Марсе почти в три раза меньше притяжения Земли, то на любую обувь надевалась специальная подошва, которая предотвращала атрофию мышц и делала гравитацию более привычной для каждой расы.

Космос был огромный. Вселенная бесконечна. И как только человечество добралось до других систем, его ждал сюрприз: мы оказались во Вселенной не одни. И количество разумных рас не подлежит исчислению, так как всё время обнаруживаются новые инопланетяне.

Но со временем системы стали объединяться по биологическим, моральным и другим признакам, образуя конфедерации. В нашу конфедерацию входили пять человекообразных рас. Видимо, у нас был общий предок, но потом условия жизни на планетах сыграли свою роль, и мы пошли по разным путям эволюционного развития. Айли, челибенцы, урджии, саксы и земляне. Пять систем, пять народов. Только в других системах были похожие условия обитания на планетах, поэтому они занимали не один земной шарик.

Вот и мы, влившись в Конфедерацию, сделали скачок в науке, после которого активно принялись за освоение других планет. И весьма продуктивно. Защищаться от излучения нас научили саксы, биологическим свойством которых является поглощение этих лучей и, соответственно, по этой технологии они смогли создать зонды.

В шаттле на выходе я оплатила проезд, приложив запястье к панели турникета. В наш мозг и руку были вшиты связанные импульсами чипы. Мозг подает команду через один чип, отсчитывая определенную сумму, а второй чип, который служит банковской картой, выполняет действия.

Спустившись по трапу в небольшой толпе, я направилась в сторону пирамидообразного здания космодрома. На разных уровнях станции стояли стыковые площадки для подлета космолетов. Раньше расстояние от Марса до Земли преодолевалось за шесть-восемь месяцев, сейчас же для этого было достаточно двадцати четырех часов.

Как я уже упоминала, мой отец был известным ученым, в деньгах я нужны не испытывала, поэтому купила билет класса «А». Космолет должен был отправляться через полчаса, и я решила выпить кофе.

Здание космопорта оказалось наполовину пустым. Здесь сновали, в основном, жители конфедерации, и изредка попадались и другие представители вселенной. Выглядели они весьма специфично, например, терроиды обладали каменистой кожей и были выше людей.

Вот так, засмотревшись на представителя странной расы, я споткнулась о чьи-то сумки. Распластавшись по полу, я увидела, как отлетает в сторону мой чемодан, врезаясь в спину сидящего на корточках около профиля металлической лестницы челибенца. Практически все ездили на лифтах, лестницы были как запасной план.

- Просим прощения, лиа, - с поклонами убрала сумки семья, состоящая из отца-землянина и детей и матери – айли.

- Ничего страшного, - ответила я, активно замахав руками и попытавшись подняться.

Но тут мой взгляд натолкнулся на челибенца, который чуть развернулся в мою сторону и искал хозяина чемодана. Я же застыла, с удивлением смотря на парня, которой лазером плавил опорную стойку одной ступени. У меня не было слов, кроме: «Эй, ты что творишь?!».

Вслух я этого не сказала и поднялась на ноги. Меня, наконец, заметили и подмигнули, Затем парень сверкнув шаловливой улыбкой, закончил своё дело и живенько направился в сторону кафетерия.

И что делать?! Сейчас же кто-то пострадает и упадет! И в это время сверху спускалась айли на высоких каблуках, а с другой стороны подходил урджий с наполовину закрытым лицом. Они оба могут упасть с этой лестницы, и если мужчина еще устоит, то девушка на каблуках кубарем покатится вниз, поэтому приходилось думать быстро!

Насчет галантности урджия даже думать не стоит – они все эгоисты, и пусть весь мир катится к чертям, они будут стоять в стороне, если их это не касается. Зато они ярые поборники справедливости.

Достав из кармана «травмат» с резиновыми пулями (от бандитов – отец настаивал, чтобы он у меня всегда был с собой), я побежала в сторону девушки, одновременно крича об опасности. На меня, естественно, никто даже внимания не обратил, просто наш мир был слишком привычен к различным проявлениям сумасшествия.

Это я тоже учла, поэтому и приготовила заранее «травмат». Мой план был таков: добежать до лестницы бы не успела, зато резиновая пуля попала бы точно в слегка расплавленую, но уже остывшую стойку, благодаря чему ступенька бы накренилась, что не могла не заметить девушка. Стрелять меня учил отец, а меткость у меня была от природы.

Не медля, я подняла оружие, но в этот момент кто-то резко ударил мою руку снизу в локтевой сустав. От неожиданности я нажала на спуск, отчего пуля полетела куда-то вверх в железные балки и перекладины, где были тропы переходов между стыковочными площадками.

- А-а! – Девушка подвернула лодыжку и полетела вниз, благо, ступенек было всего лишь три, но, кажется, все равно ударилась ощутимо. Она распласталась на полу и захныкала.

- Ты что сделал?! – вскрикнула я, развернувшись и в упор посмотрев на челибенца, который явно намерено причинил вред невинной айли.

- Ты всё испортила! – зашипела на меня эта груда мышц, а у меня брови подлетели вверх.

- Это я испортила?! Ты девушку чуть не угробил! – и, вспомнив, что там действительно лежит девушка, я резко развернулась, но тут же уперлась в мужскую грудь. Подняв глаза, я встретилась с фиолетовыми омутами, которые были полны негодования.

Урджий явно хотел что-то сказать, но не успел, так как раздался звон бьющегося стекла и крики людей. Моя резиновая пуля, отскочив от металлических балок, теперь пробила стекло одного из лифтов. Люди там завизжали, не понимая, что происходит и не теракт ли это.

Я растерянно наблюдала за причиненным ущербом, не в силах поверить, что одна сумка, о которую я споткнулась, могла повлечь за собой череду таких неприятностей!

- И что это было?! – прорычал урджий напротив меня. Тот самый, который шел к лестнице, когда девушка еще спускалась где-то наверху.

- Это он! – выдохнула я, обернувшись назад. Но за моей спиной уже никого не было. Я заозиралась в поисках истинного преступника, но его и след простыл. – О, черная дыра…

- Хочется услышать от вас что-нибудь информативнее, чем примитивное ругательство, - едко заметил урджий, и я сглотнула, высматривая пути к отступлению. А что? У меня космолет через полчаса, глядишь, успею.

- Скорая помощь, отделение космопорта номер три, - зазвучало из динамиков, - срочно!

Разозлённый незнакомец схватил меня за локоть, после чего потащил к таможенной службе. И я поняла, что без вмешательства отца не обойдется. И вот зачем я помогать полезла?!

- Вы же даже ничего не знаете!

- И что же я не знаю, лиа? – ехидно осведомился урджий, голос был как у кота, с рычащими нотками. – Вы хотели совершить выстрел, если бы молодой человек-челибенец не остановил вас.

- Всё не так! – обиженно воскликнула я, стараясь угнаться за широким шагом мужчины.

- Тогда расскажете всё подробнее таможеннику или полицейским, - отрезал он. Вот всегда они такие! В смысле, урджии! Упрямые, как бараны!

Попытки вырвать свою руку не увенчались успехом, зато вскоре нас встретил встревоженный сотрудник космопорта. Я была передана ему на руки с подробными инструкциями, причем мне слово явно не давалось. Я только стояла рядом и скрипела зубами, пытаясь обнаружить в толпе силуэт челибенца, но тщетно. В такой суматохе это было невозможно.

- Спасибо за оказанную помощь сотрудникам таможенного дела, - поклонился урджию этот самый сотрудник, после чего мужчина с закрытой нижней частью лица кивнул и быстро удалился. – Лиа, пройдемте со мной. Надеюсь, оказывать сопротивление вы не попытаетесь?

- Если только словесное, - буркнула я, а потом мы зашли в офис.

И начался мой ад на Марсе.

Глава 2

- Почему вы так недоверчивы?

- Ответить в хронологическом порядке или в алфавитном?

к/ф «Шерлок»


Начало моей взрослой жизни явно задалось. С большой буквы. Мои анимации в таможенном участке попали во всемирную сеть раньше, чем прибывшие на место происшествия полицейские успели найти расплавленную стойку лестницы, из-за которой пострадала девушка.

Люди в нашем веке вообще ни на что не обращают внимания, а тот урджий находился с другой стороны, поэтому в его обзор не попадал челибинец, работающий лазерной отверткой. Но на фиолетовоглазого инопланетянина я всё равно жутко злилась, ведь из-за него мне предстоял тяжелый разговор с отцом.

Собственно, таможенникам я рассказала всю правду, но они мне поверили не сразу. Записи с камер каким-то чудесным образом исчезли, и спасли меня деньги моего отца. Он просто откупился, и дело замяли, зато я выслушала целую лекцию от полицейских о моей халатности в обращении с оружием и назначили день сдачи экзамена по стрельбе, а потом космопорт выставил счет за испорченное казенное имущество.

В итоге, когда за мной прилетел отец на частном лайнере, я пожалела, что занятия на факультете начинаются не завтра.

Как человек выдержанный, он не устроил скандал при персонале, вызвав у меня еще большую нервозность. Ожидание наказания хуже самого наказания.

Запиликал планшет, после чего я развернула белые створки и вгляделась в полупрозрачное изображение. В чате проскочили сообщения одноклассников. Все общались и делились, кто куда поступил. Главная зазнайка класса с пафосом говорила, как легко ей было поступить в Межгалактический Университет. Я за неё искренне рада, к тому же, я поступила сюда же, только вот рассказать о факультете не могу.

«Аврора, а ты куда поступила? Тоже в МГУ?»

«Да», - сухо ответила я. Даже радостью поделиться не могу! Хотя была ли эта радость?

«И на какой факультет?»

Знаю, что сейчас будет. Мне не поверят, если я скажу, что не имею это разглашать. Вздохнула и вышла из чата, оставив вопрос без ответа. Пусть думают, что хотят. От этого ничего моей жизни не изменится, это точно.

В этот момент меня никто не просветил, что наша жизнь зависит от самых незначительных событий.

Через иллюминатор я смотрела на синий шарик, словно утыканная булавками игольница, - Земля. Я только один раз покидала пределы солнечной системы: когда мы с родителями летали по путевке на Желтое море. И теперь мне было немного страшно лететь туда, где не будет солнца, а только красно-желтая звезда Нол.

Дома меня ждал скандал. Отец разорялся по поводу того, что я подрываю его авторитет своими дерзкими выходками. Мама стояла рядом и даже слово не вставила, уверенная в правоте своего мужа.

Мой отец был Гением с большой буквы, и поэтому, как всякий гений, он имел за спиной кроткую мышку, заглядывающую ему в рот. Этой серой мышью была моя мать. Она жила в его тени, терпела очень многое, в том числе измены, и считала, что ему это необходимо для достижения великих целей. Именно тогда я пообещала себе, что моим мужем не будет землянин или айли.

Айли слишком ветреные существа, влюбчивые, и если кому они будут хранить верность, то это саксам или урджиям, у которых был особый обряд бракосочетания, исключающий любые возможности измен. А с челибенцами было всё куда проще: они настолько меркантильные жлобы, что не допустят такого расточительства денег, как содержание любовниц. Они лучше вложат деньги в красоту своей жены, чем будут разбазаривать капитал направо и налево. Вот даже за такой цинизм я их уважаю.

- Пап, но почему ты мне никогда не веришь?! Это не я виновница этого инцидента! – воскликнула я, вспыхнув.

Компьютер, созданный отцом, был прав. Я конфликтный человек, не прощающий обиды, по крайней мере, если на это не будет объективной причины.

- Дело не в том, верю я или нет! Это только одна сторона медали! Совсем другая, что этот случай теперь занесен в твоё личное дело, и будет отправлен в МГУ. Теперь ты признана, как проблемная студентка, за которой необходим контроль! И новость, просочившаяся в сеть, пусть и получит опровержение, но будет обмусоливаться широкими слоями общества! Моё имя будут полоскать!

- Пап, но я не виновата! Как ты не можешь понять?! – Сжала от бессилия кулаки. - Всё случилось против моей воли! Я лишь хотела помочь девушке!

- Лишь хотела помочь? Сколько можно, Аврора? Сколько можно, скажи мне? Я терпел все твои выходки в школе, но я устал! Всему есть предел! Я думал, что как только ты станешь студенткой, всё изменится!

- Как тебе должно быть тяжело! У такого гения и такая дочь разгильдяйка! Сочувствую!

- В комнату, барышня! Готовься к пересдаче по стрельбе! – отец был не менее конфликтен, чем я. Я топнула ногой и развернулась к выходу, когда меня застал еще один вопрос глубокоуважаемого родителя, - Аврора, а на какой факультет ты поступила?

- С чего ты взял, что меня вообще зачислили в МГУ? – прошептала я, а потом догадалась, откуда у него такая уверенность. Развернувшись на пятках, я удивленно проговорила: - Ты купил мне место в университете.

Он пожал плечами, будто в этом не было ничего такого, будто бы так поступил каждый любящий родитель. Вот только он это сделал не из-за меня, а из-за себя. Он уже подстраховался на случай, если я провалюсь и опозорю его доброе столетнее имя.

- Понятно, - прошептала я дрожащими губами. – Ты хоть когда-нибудь верил в меня? Хотя бы чуть-чуть? Я же твоя дочь. Но, знаешь, лучше бы я была обычной. Я никогда не хотела, чтобы меня сравнивали с тобой, поэтому не уделяла внимание школьной программе, зато ходила на занятия по робототехнике и посещала планетарии. Пусть я не настолько умна, как ты, но я обладаю достаточными навыками, чтобы пробиться в этой жизни самостоятельно.

- Аврора, отец старается ради тебя, - вмешалась в разговор матушка, но я даже не обратила на неё внимания.

Как можно уважать человека, который сам себя не уважает?

- Куда ты поступила? – с напряжением в голосе повторил родитель. Он отмахнулся от моей тирады, как от надоедливой мошки.

Если это он купил мне место на факультете, названия которого я не знала до сегодняшнего дня, то я представляю, что сделаю. Но это надо еще доказать, поэтому я через силу выговорила:

- Истинных знаний.

- Что это? Ты издеваешься надо мной? – лицо родителя посуровело, будто до этого он вел лишь светскую беседу, а вот сейчас настало времядля чего-то действительно серьезного.

А я выпала в осадок. Отец не знает такого факультета? Есть что-то, что ему не известно? Неужели?

- Твоё незнание лишь подтверждает, что поступила я своими силами. Через неделю начнутся занятия, но подробнее рассказать я тебе не могу, так как это страшная тайна, - сказала я жутким тоном и всплеснула руками, после чего развернулась и побежала к эскалатору на второй этаж отчего дома.

- Аврора, как это понимать?! – донеслось мне вслед, но я не ответила.

Деньги на первое время есть, а дальше меня будет спасать стипендия. К тому же Межгалактический университет славится своим отношением к студенту, то есть проживание за счет ВУЗа и высокие денежные вознаграждения.


Есть ли неизбежные события, которые должны произойти в любом случае? Наверное, есть, иначе как объяснить моё поступление на таинственный факультет?

Сегодня был последний день моего пребывания на Земле. Вечером меня ждет космический корабль и четырехдневный полет до сентурионской станции «Ариол». С родителями я вот уже третий день не разговариваю, лишь спускаюсь на кухню – война войной, а обед по расписанию.

Вот и сейчас, оглядев собранные вещи, я обратила внимание на время – пора подкрепиться, сейчас будут накрывать на стол. С этими мыслями я вышла из своей комнаты и направилась к эскалатору, но резко остановилась, услышав из рабочего кабинета голос отца:

- Джо, ты не понимаешь! Сейчас на этом проклятом факультете учится моя дочь!

- Это будет только на руку, Альфред! – голос мне был незнаком, но смысл разговора меня привлек.

Дослушать дальше я не могла, так как камера над дверью кабинета отца задвигалась, явно извещая хозяина о невольных слушателях. Задрав подбородок, я восстановила изначальный курс движения.

О чем говорил отец и незнакомец? Почему родителю так не нравится место моего будущего обучения? И кому это будет на руку? Вопросы взрывали мой мозг, я искала точки соприкосновения моей жизни и работы отца, но не находила их.

- Аврора? – позвал меня папа, и я обернулась, увидев за его спиной незнакомого челибенца, примерно ровесника моего отца.

Эта раса отличалась внушительными габаритами, коричневой кожей, высоким лбом и пронзительными черными глазами без белков. Они обладали большой физической силой. Переломают хребет и не заметят!

- Доброго вечера, лиобе. - Я чуть склонила голову перед мужчиной, а потом обратилась к отцу: - Вы что-то хотели от меня, батюшка?

Родитель скривился, а потом отрицательно мотнул головой. Разговор со мной в таком состоянии – вещь непродуктивная, и он об этом прекрасно знал.

Спустя два часа я вызвала такси и стала одеваться. Из дома все эти дни я не выходила, так как шумиха вокруг моей личности не утихла. Мелькали лозунги с обвинениями ребенка из «золотой молодежи», мол, нам всё сходит с рук. Знали бы, чего нам это стоит!

И никому не было дела, что дети богачей делятся на два типа: те, кто тратят огромное состояние своих родителей, и те, кто правильно использует его как вложения в счастливое будущее.

Я относилась ко второму типу, поэтому, чтобы не попасть в таблоиды, оделась как мальчишка. Волосы собрала в высокий хвост и надела кепку, и из-за выбритых висков я действительно смотрелась как пацан, а мешковатая одежда добавляла правдоподобия образу.

Когда я пересекала холл, мама провожала меня укоризненным взглядом, отец даже усмехнулся, а потом подошел попрощаться около выхода.

- Я знаю, что ты не считаешь меня лучшим отцом в мире. Но когда у тебя появятся свои дети, ты будешь сама выбирать стратегии воспитания, пока что оставь эту прерогативу мне. Ты считаешь, что я дал взятку только потому, что не был в тебе до конца уверен. Отчасти это правда. Ты знаешь, как я не люблю оправдываться, - говорил он спокойно и взвешено, - поэтому ты должна понять цену следующим моим словам. Я дал взятку, чтобы полностью исключить возможность твоего огорчения. Знал, сколько ты старалась, чтобы поступить в МГУ, и не хотел, чтобы ты разочаровывалась в себе.

Поверить так хотелось. Но я слишком хорошо его знала, поэтому лишь натянуто улыбнулась и обняла родителя.

- Не скучайте без меня.

Отец на одно короткое мгновение прижал меня к себе, потом с легкостью отпустил и проследил, как я направляюсь к такси. Загрузив в багажное отделение чемодан и увесистую сумку, я села на заднее сидение, сообщив водителю конечный пункт назначения – станцию «Астрель». У меня было только одно желание – добраться до космического корабля без эксцессов.

И вот тогда я поняла, что свои желания нужно выражать яснее, указывая точные сроки действия.

Поступок отца бередил душу. Было жутко неприятно осознавать, что ты всего лишь бездушный предмет, которым распоряжаются, как хотят. Вы же от предмета не ждете никаких действий, лишь показываете его и хвастаетесь, даже если привязаны к нему? Вот и я была в такой ситуации, когда мне право голоса не предоставляли, да и не верили, что я могу вымолвить хоть слово, как бы отец не оправдывал свои действия.

Билет был куплен заранее онлайн по сети. На каждом сайте был голографический терминал, который считывал информацию с нашего запястья, и мы могли мысленными командами оплачивать покупку. Поэтому я сразу же направилась к стыковочной площадке на десятом ярусе, волоча за собой чемодан и периодически поправляя сумку на плече.

Доехав на турболифте до нужного яруса, я направилась в сторону очереди на посадку. Таможенники просканировали меня и мои вещи, после чего позволили пройти через стыковой коридор в открытый посадочный отсек.

Сотрудники корабля в синих футболках с эмблемой конфедерации (двойная зигзагообразная молния) и компании (окружность с вписанным треугольником) исследовали системы космолета, проверяя готовность корабля. Экипаж укомплектовывался.

- Парень, посторонись! – прикрикнул на меня один из инженеров, которые помогали передвигаться неактивному роботу-официанту.

Я отскочила в сторону, потому что объявление было явно адресовано мне, после чего пошла дальше. Тридцать первый этаж, комната четыреста двадцать. Одноместный полулюкс под «открытым» небом. Доехав на турболифте до нужного этажа, я нашла четыреста двадцатую комнату, и тут начались мои проблемы.

В это же время на панели моей каюты код покупки выводила девушка, после чего из горизонтального отверстия выехала ключ-карта. Я с открытым ртом наблюдала за всем этим, потом решилась спросить:

- Извините, у вас четыреста двадцатый?

- Именно так, - кивнула девушка, гордо вздернув подбородок. – А вам что нужно, лио?

Типичная представительница золотой молодежи Земли. Крутые блестящие шмотки. Брендовые. Явно делала пластику лица, из-за чего её черты потеряли природную уникальность. В данном случае идеальность – недостаток. Вот я бы при повторной мимолетной встрече её не узнала.

- У меня тоже заказ на эту каюту, - призналась я, и девушка нахмурилась, после чего я показала ей свой билет. На мгновение на её лице проступила злость, а потом она, оглядев меня с ног до головы, обворожительно улыбнулась.

- Ты же не будешь выгонять такую беззащитную девушку, как я, из этого полулюкса? Я уверена, если ты сходишь к менеджерам по заселению, они подберут тебе другую каюту. Удачи!

- А ну стой, - я схватила её за руку, не дав пройти внутрь каюты. – Моя оплата за этот номер внесена также как у тебя, поэтому ты пойдешь со мной.

Девушка скинула мою руку, посмотрев с явным раздражением. Затем она наманикюренными пальчиками постучала по розовым губкам и фыркнула.

- Разрешаю тебе сходить и проверить все документы по купле-продаже, а я пока подожду тебя здесь. Так и быть, вещи распаковывать не буду, - ответила она, и продолжила путь.

Я нагло прошла за ней, наплевав на недовольный взгляд. Оставила свои вещи в каюте, взяла с собой планшет и развернула белые створки, чтобы проверить билет. После этого вновь превратила электронное устройство в две сложенные белые палочки, я отправилась на поиски менеджеров на этом корабле.

Девушка провожала меня откровенно неприязненным взглядом. Что ты, парень, да на такую, как она, внимания не обратил! Вот только и я не отношусь к персонам мужского пола.

Когда училась в школе, со сверстниками я не общалась совершено, лишь наблюдала за всеми со стороны, и вот такие «фифы» вызывали рвотный рефлекс.

Именно с этими мыслями я подошла к сенсорной стационарной панели в конце яруса, где можно было проложить маршрут и узнать расположение жилых отсеков и администрации. Последняя располагалась на втором ярусе, из-за чего необходимо было спускаться вниз.

Турболифт домчал меня до нужного этажа, а вот дальше случился казус. Когда я последняя выходила из заполненного лифта, навстречу мне выскочила девушка с закрытым стаканом кофе в руке. Но при соприкосновении с моей футболкой, стакан опрокинулся, и вся жидкость оказалась на мне.

Я вскрикнула, принявшись быстрыми движениями отдирать от себя мокрую горячую ткань. Хорошо, что внизу был специальный бюстгальтер, временно стягивающий грудь, но всё равно животу было больно. Поэтому я решила содрать с себя верхнюю одежду, из-за чего с головы слетала и кепка, а турболифт закрыл свои створки.

- Простите! Я не специально! – извинялась сотрудница космолета, нажимая на кнопку остановки лифта. – Лиа, прошу прощения!

Я лишь кивала головой, вытирая торс другой стороной футболки. Когда я подняла взгляд на челибинку, она смотрела на меня с нескрываемым интересом.

- Вы испортили мне футболку. И как я, по-вашему, теперь должна выйти из лифта?

- Думаю, эта проблема решаема. Подождите меня здесь.

И теперь я порадовалась, что лифт был не стеклянный, а металлический, но челибинке всё равно пришлось расталкивать людей, чтобы они не прошли внутрь, пока я закрывала за ней двери. Когда я вновь оказалась одна в закрытой кабинке, то приложилась лбом к холодному металлу и тихо выругалась. Это явно какой-то заговор!

Я подобрала с пола кепку и приложила к себе уже чуть остывшую футболку, когда лифт в очередной раз открылся и передо мной предстал уже знакомый незнакомец. Челибенец стоял с открытым ртом, явно узнавая меня.

- Ты! – вскрикнула я, преодолев первый шок. Он тоже осознал все масштабы происшествия, поэтому рванул с места, а мне ничего не осталось, как побежать за ним. – А ну стой! Ты обязан объясниться!

Люди, мимо которых мы пробегали, были шокированы. Как это всё могло выглядеть со стороны? Красивый широкоплечий парень убегает от своей полуобнаженной девицы, которая всеми силами прижимает к себе футболку. Явно создалось впечатление, что любовники рассорились, и молодой человек решил уйти незаметно, что ему не удалось.

- Подожди! Не убежишь, пока не объяснишь мне всё! Пока я не восстановлю справедливость! – в это время мимо катил тележку с пирожными официант, и я, выбросив кепку и схватив пару сладостей, кинула их в челибинца, продолжая второй рукой удерживать футболку.

Я была меткая, что уже упоминала, поэтому сладкие изделия угодили прямо в голову молодого человека, но не остановили его. Догонялки пришлось продолжить.

В это время коридор совершил дугообразный поворот, и я врезалась в ту самую девушку, которая еще недавно налетела со стаканом кофе в руках на меня. Я попыталась встать, но лиа активно пихала мне в лицо синей футболкой. Парня уже видно не было, поэтому пришлось воспользоваться помощью девушки и нацепить на себя костюм членов экипажа, чем вызвала новую волну интереса прохожих.

- Мужская, правда, мою форму мне еще не выдали…

- Спасибо! – кивнула я девушке, не дослушав её и вновь бросившись бежать , чтобы догнать наглого челибенца, из-за которого мне сегодня пришлось притвориться парнем.

И вот я увидела его спину, мелькнувшую в отъехавшей двери, ведущей на кухню. Набравшись смелости, бросилась вслед за ним и попала в круговорот событий. Повара перекрикивались, со всех стороны что-то журчало, вспыхивал огонь, роботы-официанты носились с подносами, прося меня посторониться скрипучим голосом, а я пыталась увидеть за спинами в белых халатах силуэт широкоплечего незнакомца.

Наконец, мне его удалось уловить у другой двери, поэтому я моментально бросилась туда и оказалась в коридоре, и следующая дверь привела меня в инженерный отсек. Вход сюда был запрещен, но в суматошный день посадки членам экипажа было не до незваных гостей.

Из-за большого количества лестниц и огромных агрегатов, источающих пар, я не могла увидеть нужного мне челибенца. На ходу рассматривала мужчин, но ни один из них не был похож на того, кто мне необходим. А потом мне на плечо легла тяжелая рука.

- Вот ты где, мелкий! А я тебя везде ищу! Только тебя назначили, так ты сразу смылся! Хитрюга! – надо мной возвышался здоровенный сакс, которые отличались высоким ростом и отсутствием носа, лишь щелочки ноздрей виднелись на светлокожем лице. Я сглотнула.

- Вы меня с кем-то перепутали.

- Что ты сказал? Решил отлынивать в первый рабочий день?! А ну-ка иди сюда! Сейчас делом займешься!

- Да не я это! – кричала я, но меня буквально взяли за шкирку и потащили вниз по лестнице, и я запоздало осознала, что на мне футболка с эмблемой конфедерации и космокомпании. – Я могу вам всё объяснить!

- Не надо мне ничего объяснять! Меня предупреждали, что ты еще тот лентяй! Давай-ка, подключай световую аппаратуру!

И меня выкинули между панелью показаний и огромным агрегатом, из которого торчали пять проводов, а сам провожатый ушел. Я взбесилась. Нет, в электронике я понимаю, хоть и весьма поверхностно, но здесь даже моих знаний хватит, не зря посещала различные секции.

Усмехнувшись, я присела на корточки, опустила вниз рубильники, после чего взяла в руки провода и подсоединила световую аппаратуру к другому узлу с перегрузкой. А потом, оттряхнув в притворном жесте руки, я подняла рубильники, и свет тут же погас. Отовсюду раздались недовольные голоса, а я, раздвинув створки собственного планшета и подсвечивая себе путь, кинулась в сторону выхода, надеясь, что меня не поймают.

Меня не поймали, свет включился, но и я ушла ни с чем. Челибенец, который подплавил стойки в космопорте на Марсе, ушел незамеченным. Зато теперь мы на одном космолете, и я надеюсь, что всё же его найду. А сейчас необходимо вернуться (по пути подобрать где-то потерянную футболку), переодеться и вновь найти администрацию.

При мысли, что со мной вновь могут случиться неприятности, меня пробрала дрожь. Нет, откладывать встречу с менеджерами не стоит, а то и к ночи не заселюсь. Набравшись смелости, я пошла по коридору в другую сторону, где тут же столкнулась с большой очередью из таких же пассажиров, как и я.

- Что это значит? Какая еще неисправность в системе?! – недовольно кричала полноватая женщина, тряся своим планшетом в воздухе.

- Вселенная в целом неидеальна, случаются ошибки, - бойко отвечал менеджер, не забывая лучезарно улыбаться, - и государственная аэрокосмическая компания приносит свои извинения за сбой в платежной системе на официальном сайте. Сейчас этот вопрос урегулируется с программистами, но практически все каюты заняты, поэтому могу предложить возврат денег или подселение в номер, но кроватей, как вы понимаете, на всех будет не хватать, поэтому придется воспользоваться ортопедическими матрасами.

Я посмотрела на часы. Было бы, конечно, замечательно обменять билеты, тем более следующий рейс через два часа и я успею ровно к восьми, но как тогда я разыщу этого челибенца? Теперь его поимка стала моей приоритетной задачей. Останется только обрадовать будущую соседку моим решением остаться с ней на проживание в одной каюте.

От подобной перспективы я поморщилась, будто съела дольку лайма. Жизнь с ней в четырех стенах – это явно не комфортабельный курорт.

Дальнейшие два часа прошли в очереди по заполнению бумаг, и я злилась, что именно я должна выполнять всё это, а не моя соседка. И почему именно мне достался космолет со сбоем при покупке билетов? Повезло же тем, кто совершал покупку непосредственно на кассе. Преисполненная негодования, я возвращалась в каюту, где должна была обрадовать землянку.

Девушка встретила меня скептическим взглядом, уже успев переодеться в удобный комбинезон. Она лежала на кровати и переключала звуковым управлением фильмы на панельном цветном экране. С помощью него можно проецировать изображение в 3Д.

- Ты уже разобрался со всем и можешь забрать свои вещи? Я бы хотела отдохнуть, - заявила она.

- Разобралась, - кивнула в ответ, - но вещи отсюда переносить не собираюсь. Так получилось, что мы обе заказали этот номер и будем жить здесь вместе четыре дня. Можешь начинать мне соболезновать.

- Что? С тобой? Да ты смеешься!

- Я вполне серьезно. Скоро сюда принесут матрац.

- Это ты попросил?! Я не буду жить в одной каюте с парнем, хоть что делай! И если будешь настаивать на своем решении, то приносить соболезнования придется твоим родственникам!

- Как грубо, - я поморщилась, - подумай о том, что мы всё-таки один номер купили, поэтому денег у меня не меньше, чем у тебя. Так что успокойся и перестань разводить панику. И да, я девушка, поэтому стесняться меня не придется.

Я сняла с головы кепку и приподняла подбородок, открыв обзор на хрупкую шею без намека на кадык. Лиа моментально успокоилась, лишь хмурость выдавала её негодование. Вопросов она не задавала – наш век был свободным для различных проявлений индивидуальности.

- Почему у них возникли такие проблемы?

- А вот это уже деловой разговор, - улыбнулась я, - они выплатят неустойку за неудобства. У них в онлайн-системе возникли какие-то технические неполадки.

- Понятно, - поджала губы девушка, - а другой свободной каюты нет?

- Ты хочешь переехать? – вкрадчиво спросила я, сощурившись. Она явно намекала на мой переезд, поэтому подобные попытки притеснить меня пресекать нужно на корню.

- Нет!

- Вот и я нет, - хмыкнула я, присев на свободное кресло.

Вылет задерживался, но беспокоиться уже было не о чем, кроме одного преступника-челибенца, разгуливающего где-то по космолету. Моя соседка это тоже поняла, поэтому постаралась получить максимум удовольствия от полета, полностью отключив своё внимание к моей персоне. Хоть за это ей спасибо.

К тому же вскоре мне доставили матрас, поверхность которого представляла собой разного размера фиолетовые полусферы - для крепкого и здорового сна. В общем-то, ортопедическая кровать. Нам принесли извинения за доставленные неудобства, оповестили, с какого времени подают обед и ужин, после чего удалились, оставив нас с блондинкой наедине.

-Атмосфера Земли осталась позади. Желаем вам комфортного полета, - раздался голос бортового компьютера, после чего я решила обследовать корабль на наличие одного челибенца.

Но мои старания не увенчались успехом. Его я не нашла ни через час поисков, ни через два. Вывод напрашивался один. Своим поведением я его спугнула. Скорее всего, он потребовал возврат денег и покинул космолет, а я надеялась найти его здесь и сдать властям. Жаль, видео не сохранились! Кто бы мог их удалить?

Моё сердце жаждало справедливости.

Вернулась я в раздумьях. По-дурацки как-то получилось! И сколько бы я не размышляла над его действиями и мотивами, всё равно упускала что-то значимое, что могло бы мне помочь в разгадке сложившейся ситуации. И как бы я не жаждала справедливости, в первую очередь, мной управляло любопытство: я просто хотела поговорить с челибенцем и выяснить, зачем же он повредил эти стойки? На обычного хулигана он похож не был.

С этими мыслями я легла на свой матрас и вытянулась. Моё путешествие явно не задалось. Впрочем, что мешает мне не видеть откровенно отрицательных моментов своего пребывания здесь? Берём правую руку, закрываем ею глаза и представляем себе радужного пони.

- А почему ты не хочешь одеваться, как девочка? – внезапно спросила соседка. Я открыла глаза и приподнялась на локтях.

- А чем тебе не нравится мой нынешний наряд? - недоуменно спросила я, хотя её вопрос прекрасно поняла.

- Он... Мужской. Неудивительно, что я приняла тебя за мальчишку. Поэтому на тебя не действовало мое очарование.

Ах, вот в чем дело! Оскорбило отсутствие мужского интереса, поэтому даже обрадовалась, узнав мой пол.

- А ты не думала, что очарование - это не выход из проблем? Иногда нужно включать мозги и самостоятельность.

- Ты ведь ничего обо мне не знаешь, чтобы делать такие выводы! - надула губки девушка, а я лишь закатила глаза к потолку.

- Ты избалованная папина дочка, которая в руках не держала ничего тяжелее серебряной ложки, с которой ты и родилась. И где-то в глубине души ты неуверенная в себе девушка, которой настолько не нравится собственная внешность, что она легла под лазер ради однотипной красоты. В этой каюте ты оказалась только потому, что едешь за шмотками в другую систему, так как там могут быть новые бренды, а их мода ещё не дошла до Солнечной. Я где-то ошиблась? - мне самой не нравился тон, которым я общалась с девушкой, но её изначальное поведение заставило меня выпустить шипы.

Собеседница с каждым моим словом краснела, а на последних высказываниях в её глазах зажглись искорки ярости. Ванильная принцесса способна испытывать такие простые и низменные эмоции?! Я даже прониклась секундным уважением.

- А ты не такая же? - поджав губы, спросила она. Мне крыть было нечем, в чем-то, вероятно, мы с ней похожи. - Просто я пользуюсь тем, что мне дали родители, и если у меня есть возможность улучшить свою жизнь, почему я должна от неё отказываться? И последнее. Да, я люблю одеваться в модных бутиках, но, к твоему сведению, я еду учиться и ни куда-нибудь, а в МГУ!

- В МГУ? - недоверчиво переспросила я. Туда, куда мы направляемся, находится только один корпус и он мой.

- Именно, - фыркнула собеседница.

- И на какую же специальность ты поступила? - с опаской спросила я. Девушка открыла рот, но тут же его захлопнула, видимо, вспомнив о неразглашении. Я усмехнулась, подумав, какие интересные выверты подносит нам судьба. Но девушка мои действия расценила по-другому.

- Не думай, что я лгу! Просто я не могу всего рассказать.

- А вот в это я охотно верю, - пробормотала я, и соседка наградила меня заинтересованным взглядом.

Несколько секунд мы обменивались оценивающими взглядами, понимая, что только что нашли друг в друге однокурсниц. Неожиданно судьба свела нас, но как оценить такую шутку, как совместное проживание при разности характеров?

- А ты много знаешь об этом факультете?

- Нет, но очень надеюсь узнать больше, когда прилетим, - честно ответила я.

Соседка, поняв, что никакой информации она от меня не получит, гордо вздернула подбородок, легла на кровать и открыла планшет. Ненавижу чувствовать себя виноватой.

- Прости, что сделала скоропалительные выводы, - немного подумав, я решила сгладить свою вину. Но не найдя отклика у собеседницы, оправдалась: - Просто ты вела себя как типичная "золотая девочка".

- Ты тоже простотой не отличаешься, - отрезала она, явно не видя всех моих стараний не доводить наш разговор до скандала. Я втянула в себя побольше воздуха и вышла из каюты, отправившись на обед с самыми противоречивыми чувствами.

Дальнейший полет не преподнес никаких сюрпризов, кроме недовольства соседки, которую, к слову сказать, звали Николетта Останкина. Утром мы прибыли на станцию и после стыковки покинули звездолет. Так началась моя новая жизнь. Будем вести отсчет именно с этой неповоротной точки.

Глава 3

Колесница не поедет на одном колесе. Так и судьба не везёт, пока человек сам не начнёт помогать ей.

Елена Петровна Блаватская


Мы с Ники уже сидели на сумках, когда произошла стыковка со станцией. Полные показного безразличия друг к другу, мы направились к выходу.

Экипаж меня вновь не порадовал своей расторопностью. Нет, всё-таки стоит оставить жалобный отзыв у них на сайте! Беспредел какой-то! При выходе даже документы не проверили, ссылаясь на превышающий лимит поток пассажиров.

Одновременно фыркнув, мы с Николеттой покинули негостеприимный борт и спустились вниз на турболифте. Переглядываясь, но делая вид, что не знакомы. Также под видом незнакомок мы направились в одну сторону и также одновременно остановились, после чего залезли в свои планшеты и сверились с координатами. Переглянулись и осмотрелись в поисках сопровождения. Но никого так и не нашли.

- Если верить информации, то здесь место сбора всех студентов-первокурсников, отсюда нас должны переправить в корпус, - вынесла вердикт Николетта, и я еще раз огляделась в поисках встречающих.

- Может, стоит пройтись по космопорту? – предложила я.

На том и порешили. Но при обходе космопорта мы так и не нашли нужного нам человека, даже других потерянных студентов не встретили. Я уже начинала злиться и непременно бы накричала на кого-нибудь, если бы не Николетта, которая дернула меня за руку, указав на электронное табло:

- Аврора, а у нас должна быть станция «Ариол», планета Сентурион, Нолийская система?

- Да, а что? – нахмурившись, спросила я и повернулась в сторону, куда глядела девушка. – О, черт! Мы на станции «Звезда»! Это раньше «Ариола»!

- Повезло, что планета нужная!

- Оптимистка! – нервно хмыкнула я. – «Ариол» находится с другой стороны этого «шарика».

- Да, но Сентурион крошечная планетка, раза в четыре меньше Земли, - безапелляционно заявила Ники, и я с удивлением воззрилась на неё, а потом даже приподняла одну прядь её волос, за что получила недоуменный взгляд. – Ты чего?

- Да вот смотрю, каким образом можно было загримировать такой мозг и память?

- Я же тебе говорила, что не глупая, - победно вскинула подбородок девушка.

Но вскоре мы одновременно вздохнули. И как можно было так вдвоем ошибиться? Да еще и эти работники, которые не стали включать терминалы с проверкой билетов!

Злясь в первую очередь на себя, я побежала в сторону выхода. По полу мягко катился чемодан. Ники не отставала от меня, поэтому вскоре мы заняли места в шаттле. Кажется, не судьба нам прибыть вовремя.

Мы пролетели уже больше половины пути, когда нам на планшеты пришли сообщения из деканата с просьбами срочно ответить по голосовой связи. Мы выполнили данное требование, как тут же появилась голограмма встревоженной девушки.

- Доброго времени суток, - она окинула нас обеих облегченными взглядами. – Меня зовут Элен Суайт, и я инспектор деканата. Не могли бы вы назвать своё местонахождение?

Ники с мольбой посмотрела на меня, явно решив переложить тяжесть признания на мои плечи. Вздохнув, я повинилась:

- Простите нас. Мы совершили ошибку и вышли на станции «Звезда», и теперь на шаттле добираемся до «Ариола».

- Как же так? Сопровождающие уже уехали с группами, не дождавшись вас, - пробормотала Элен. – Сейчас я посмотрю, кто из преподавателей свободен и сможет выехать за вами. Университет находится в горной местности и скрыт отражающими щитами, поэтому сами вы добраться не сможете. Когда приедете, ждите. Вас там встретят, я позабочусь об этом.

Мы кивнули, и связь оборвалась. Мне было жутко стыдно за свою оплошность, а Ники и вовсе алела как маков цвет.

- Я бы сейчас хотела надеть эштану урджиев, - пробормотала Ники, говоря о маске, прикрывающей нижнюю часть лица представителей этой расы. Она была сделана из ткани, напоминающей дубль, держащей форму с помощью специальных пластиковых стержней.

- Получилось, конечно, глупо, но виновата во многом космокомпания, - отрезала я, хотя прекрасно понимала причина случившегося – моя невнимательность.

В «Ариол» мы прилетели еще через час и вместе с вещами направились к стойке информации. Туфли Ники стучали по полу звонче голоса диктора, из-за чего проходящие мимо люди обращали внимание на длину и стройность ног соседки. Я лишь фыркнула и с сожалением посмотрела на свои ноги в мешковатых джинсах. Никогда бы не призналась вслух, но я бы хотела выглядеть женственнее, особенно на фоне такой красивой и ухоженной Николетты.

- Аврора Аято и Николетта Останкина? – раздался сзади нас голос, и мы с девушкой одновременно подскочили. Ники, идущая сзади, даже споткнулась, полетев на меня, но я вовремя успела придержать её за локоть.

Когда проблемы с равновесием были решены, мы развернулись в сторону говорившего. Им оказался урджий с закрытыми лицом и руками и весьма недовольным видом, если судить по сдвинутым бровям. Хотя не удивительно, учитывая то, что его в скором порядке деканат отправил спасать двух неудачливых студенток.

- Да, это мы, - откликнулась я. Ники в это время невзначай поправила юбку и выпятила грудь, улыбнувшись нашему сопровождающему.

На самом деле, урджий был неплохой партией в любом случае. Он преподаватель в МГУ, а это уже престижно, но при этом их планеты богаты ценными минералами. Самые драгоценные камни и металлы родом из их системы.

- Прекрасно, - коротко кивнул он. – Тогда следуйте за мной. И, смотрите, не потеряйтесь и не сверните раньше времени с дороги.

Я открыла рот для извинений за доставленные неудобства, но он уже развернулся. Даже не представился, а уже начал язвить! Обвинять его за плохое настроение я не стала, ведь причиной тому были мы с соседкой, поэтому молча последовала за ним, что ни капли не помешало мне корчить рожицы, глядя в спину урджию.

В автокар мы сели молча. На заднем сиденье было весьма просторно. К моему великому удивлению, преподаватель, не смотря на свою раздраженность, положил наши чемоданы в багажное отделение без просьб и напоминаний, будто это был его обязанность, доведенная до автоматизма. Подобные проявления мужественности всегда подкупали меня, поэтому я безоговорочно простила его язвительность.

Наблюдая в зеркало заднего вида, я рассматривала фиолетовые глаза урджия, силясь вспомнить, где я их видела. Мне они казались до боли знакомыми, но видно было лишь их, поэтому я не могла понять, не игра ли это моего воображения. Пусть глаза всех людей и различаются, но узнать человека лишь по их цвету и выражению – весьма сложно.

- Аврора, смотри, - шепнула Ники, и я оторвалась от созерцания прекрасных фиолетовых омутов и посмотрела в сторону, куда указывала соседка.

Я даже неприлично присвистнула, разглядывая красоту, открывшуюся нашему взору. В окружении гор было широкое зеленое плато, заканчивающееся обрывом. И у края обрыва стояло стеклопластиковое высокое конусообразное здание, образующие которого были не прямыми, а закрученными в полуспираль. Все плато оказалось усеяно невысокими зданиями (оранжереями, стадионами и тому подобным) и полигонами, из чего я сделала вывод – легкой учеба тут не будет.

Автокар мягко опустился на стоянку, состыковываясь с платформой. Нам помогли выгрузить вещи, после чего преподаватель, развернувшись, направился к конусообразному зданию.

- Подождите! – крикнула я вслед. – Куда нам идти?

Он обернулся к нам и махнул рукой в сторону невысоких, но продолговатых, зданий, расположенных по обе стороны от главного корпуса.

- Слева – мужское, справа – женское. Назовете свои имена, и комендант поселит вас в нужные комнаты, - он даже соизволил объяснить нам что-то.

- Спасибо, что позаботились о нас, - очаровательно улыбнулась ему Ники, но он и бровью не повел в её сторону, смотря исключительно на меня.

А меня вдруг осенило, где я могла видеть эти фиолетовые глаза! В космопорте на Марсе! Мужик, который оттащил меня к охране! Но разве бывают такие совпадения?!

В его взгляде промелькнула усмешка, но он промолчал, как и я. Развернулся и ушел. Мне же оставалось в негодовании сжимать кулаки, готовя великолепную месть.

- Аврора, ты его знаешь? – моя реакция не осталась незамеченной для Николетты.

- Нет, - отрезала я, после чего направилась в сторону общежития. Чемоданчик плавно колесил за мной.

- Не поверю! – ухмыльнулась девушка, поравнявшись со мной. – Но спрашивать ничего не буду. У каждого есть право на секреты.

И вновь я удивленно воззрилась на лиа. Под оболочкой куклы оказалась девушка более разумная, чем я сама. Приятные открытия, однако.

До нужного здания мы дошли минут за семь-восемь. Двери перед нами автоматически открылись, и мы смогли попасть внутрь через турникеты, которые с легкостью нас пропустили, просканировав и опознав личность. Направление, в котором нам следует двигаться дальше, мы определили моментально: у кабинета коменданта уже собралась приличная очередь.

Подойдя ближе, мы услышали характерную ругань, а потом из кабинета вылетела рыжеволосая девица. Увидев толпу зрителей, она выдохнула, одернула пиджак и вздернула вверх подбородок:

- За свои права нужно бороться!

- Я тебе дам – бороться! – выкрикнула вслед комендантша. Коренастая челибенка в возрасте, но моложавая. – Ишь, какие первокурсники наглые набрались! Если еще кто будет жаловаться на исписанную и исцарапанную мебель, а также заедание сенсорных панелей – буду прогонять взашей! Не тратьте ни свое, ни моё время!

Она развернулась к своему кабинету, а за её спиной очередь рассосалась, оставив только нас с Ники. Вокруг посмеивались стоявшие у стен старшекурсницы. Видимо, это местное развлечение – наблюдать за сбиванием спеси с наглых «первашей».

Выбора у нас с Николеттой не было, поэтому пришлось идти прямиком в кабинет. Рядом с косяком я увидела электронное табло, высвечивающее имя и должность увиденной нами женщины.

- Туманного утра, лиабе Кассиета, - с улыбкой поприветствовала женщину я. Ники кивнула в знак того, что она желает того же.

Комендантша окинула нас удивленным взглядом, а потом усмехнулась.

- Сколько здесь работаю, а в первый день никто из первокурсников не додумывается узнать моё имя. Все сразу врываются с претензиями. - На последнем слове её лицо посуровело. – А вам что нужно?

- Мы опоздали, поэтому хотели бы получить комнаты, - ответила я. Меня одарили оценивающим взглядом, видимо, пытаясь понять, парень я или девушка. Очевидно, решение склонилось в пользу второго.

- А! Так вы те две девушки, которых искали, а потом за вами послали кого-то из преподавателей? Что ж, хоть набор у нас в этом году превышает норму, я смогу выделить один бокс вам на двоих. Это будет моим подарком за вашу сообразительность.

- Простите, на двоих? – пискнула Ники, нахмурившись.

- Да, - расплылась в улыбке лиабе. – Цените мою щедрость. Другие живут вчетвером или, в крайнем случае, втроем.

Мы переглянулись и открыли уже, было, рот для протеста, но, увидев счастливое лицо коменданта, передумали. И черт меня дернул прочитать имя на электронной табличке? Сейчас бы расселили нас по разным комнатам! А так лиабе выдала нам электронный ключ и сказала номер бокса, после чего мы покинули её кабинет.

- Зато нас будет только двое, - воодушевленно провозгласила Николетта, и я нахмурилась еще больше. Нет, с её неуёмным оптимизмом что-то нужно делать, иначе такой реалист как я с ней просто не выживет.

- Идем в бокс, - проворчала я, пожав плечами и направившись к лифту.

В холле было полно народу. Нам навстречу из подъехавшей кабины вышли десяток переговаривающихся студентов. Подобная оживленность меня бы не заинтересовала, если бы все не направлялись в сторону выхода. И когда лифт доставил нас на третий этаж, и мы попали в коридор, я остановила проходившую мимо рыжеволосую девушку, ту самую, которая поругалась с комендантшей.

- Лиа, прости за беспокойство, но куда все торопятся?

- И чем вы слушали, когда нас доставляли сюда? – накрутив кудрявый локон на пальчик, фыркнула девушка. – На линейку, конечно.

- А где она состоится, не знаешь? – осведомилась Ники.

- В актовом зале, - удивленно ответила рыжая, а потом в её мозгах закрутились винтики. – А! Вы те опоздавшие, да? Мы вас больше часа дожидались, вот поэтому все так и торопятся.

- Спасибо, - буркнула я, обходя девушку, а Ники даже с поклоном произнесла слова извинения.

- Нам нужно поторопиться, если мы хотим успеть, - нагнав меня, произнесла Николетта. – Надеюсь, с комнатой повезет.

И не то чтобы нам не повезло… Бокс был стандартным: с коридором-кухней, ванной комнатой и одной довольно просторной спальней с четырьмя кроватями, две из которых нам были без надобности. Но проблема заключалась в том, что тут давно никто не включал очистительные машины: все было в пыли, на потолке красовались пара клякс, а жалюзи пришли в негодность и теперь грудой пластмассы свисали с гардины.

- И куда положить вещи, прежде чем отправиться в актовый зал?

- Не знаю, - задумчиво проговорила я. Жили мы в конце коридора, и этой комнатой явно давно никто не пользовался, лет двадцать, точно. И вот интересно: почему? – В любом случае нам следует поторопиться.

Сумки мы оставили на пороге. Я оглядела свою мальчишескую одежду, потом махнула рукой и направилась вслед за соседкой. В главный корпус мы шли среди немногочисленных студентов, торопящихся занять лучшие места в зале. Я украдкой разглядывала новых сокурсников, привыкая к мысли, что отныне я – студентка.

Актовый зал располагался на втором этаже, поэтому к месту назначения мы прибыли довольно быстро, а вот дальше начались проблемы. Возле входа туфли Николетты не выдержали марш-броска, каблук надломился, и девушка чуть не упала. Я вовремя придержала её за локоть.

- Черная дыра, ну как так-то?! – возмущенно воскликнула Ники, снимая с себя поврежденную туфельку и балансируя на одной шпильке.

- Проклятье неудачниц. - Я пожала плечами, а потом мой взгляд зацепил знакомый силуэт. Челибенец встретился со мной взглядом, прыснул от смеха, а потом начал пятиться назад. – Подожди меня, сейчас!

На этот раз я его не упущу! Со всей прытью бросилась в сторону знакомого незнакомца, лавируя в потоке студентов. Я всё время то теряла его из вида, то находила, но неотступно следовала за ним. Оказавшись посередине зала между креслами для зрителей, оглянулась. На этот раз он исчез из поля зрения, поэтому мне пришлось встать на сиденье, вытянуть шею и оглядеться.

И вот силуэт челибенца вновь был пойман на выходе, и я, чуть не упала, но схватившись за чье-то плечо, перепрыгнула через кресла и побежала за ним. Мои телодвижения привлекли внимание, и на меня уже косились студенты, большинство из которых заняли свободные места. И наконец, когда моя цель была уже близка, челибенец оглянулся, заметил меня и резко сдвинулся с места, из-за чего буквально налетел на плохо держащуюся на ногах Ники, которая тут же полетела на пол, а туфелька, до этого зажатая в руке, по инерции устремилась вверх.

Я открыла от удивления рот, а обувь всё летела, пока острый каблук не врезался в динамик (давно их пора менять на современные). По залу раздался скрежет, все закрыли уши и пригнулись к полу, я же успела поймать падающую туфельку и броситься к челибенцу, который лежал рядом с моей подругой и так же прикрывал уши. Но мне не позволили сделать и двух шагов. Прямо в грудь уперлась чья-то ладонь, а грозный голос пригвоздил к полу:

- Стоять!

Сглотнув, я подняла глаза и встретилась с фиолетовыми омутами. Урджий бросил взгляд на туфельку (в прошлый раз была резиновая пуля), а потом удивленно воззрился на меня. Интересно, и в этот раз он поведет меня к охране? Или всё-таки даст совершить один звонок, желательно, декану? Наказание, конечно, получу, но хоть из универа не вылечу.

- Я тут не причем! Честно, - прошептала я, бросив взгляд ему за плечо. Мне пришлось привстать на цыпочки, чтобы увидеть что-то за его спиной. Челибенец уже помогал подняться моей соседке.

- Тогда пройдем к декану, - спокойно ответил он, перехватил меня за локоть и аккуратно повел в сторону выхода. Когда мы уже поравнялись с Николеттой и знакомым незнакомцем, он бросил последнему: - Студент Фэртон, вы тоже последуете за мной.

- Хорошо, - легко согласился тот, бросив настороженный взгляд на меня, словно на бешеную собаку, способную в любой момент сорваться с цепи.

- Она не виновата! Это я случайно выронила туфельку, - затараторила Ники. К спектаклю подтягивалось все больше зрителей, кто-то даже был из преподавательского состава.

- Вы стали лишь случайной жертвой стечения обстоятельств. Вам не следует ни о чем беспокоиться. Идите в комнату и отдохните. Всю важную информацию, озвученную сегодня, я скину на ваш «ид».

И урджий говорил с ней так ласково, что я невольно позавидовала. Такое участие с его стороны!

- Ники, кажется, это твоё, - я подала девушке туфельку, предварительно скинув со своей руки конечность одного преподавателя.

- Спасибо, - смущенно пробормотала лиа, оглядываясь по сторонам. Она по-прежнему стояла на одной шпильке.

- Пройдемте со мной, - обратился ко мне преподаватель и вновь ухватил за локоть, словно боялся, что сбегу.

- Не обязательно так крепко меня держать, - прошипела я, кидая недовольные взгляды на челибенца. Вот лучше бы его урджий так схватил, это он преступник! От представленной картины мне стало смешно: первый был явно крупнее второго, даже несмотря на очевидную разницу в возрасте.

Кабинет декана располагался на двадцатом этаже, и после прохождения секретариата мы стояли перед нужной комнатой, но урджий не стал входить вместе с нами, подтолкнув нас двоих к двери, и даже кивнул для убедительности. Челибенец нажал на панель управления, после чего створки перед нами открылись, и мы оказались в просторном кабинете с одним витражным окном во всю стену. Ближе к нему стоял стол, за которым в кожаном кресле сидел пожилой айли. Он поднял на нас вопросительный взгляд, откинулся на спинку и сложил руки в замок на животе.

- Меня зовут Ротрикус Стейн, декан факультета Истинных знаний. Причину, по которой вы пришли, я уже знаю. Представитесь, лиа? – обратился айли ко мне, игнорируя второго студента.

- Рядовой Везунчик, - с горькой усмешкой прошептала я, а потом, вздохнув, представилась: - Аврора Аято.

- У вас, наверное, возникло много вопросов, - удивил меня декан, и я недоуменно воззрилась на него.

У меня? Я думала, что это у него будет много ко мне вопросов. Покосилась на челибенца, но тот старательно делал виноватый вид.

- Студентка Аято, в первую очередь, я должен принести свои извинения, которые потом принесет вам и студент Фэртон. Вы еще на первом курсе и вряд ли знаете о работе экстраполяторов или интерполяторов, но в последующем поймете мотивы Чейса. Он на последнем году обучения, поэтому ему нужно было выбрать дипломный проект. К сожалению, выбор он сделал не самый удачный, и в итоге затронул вашу нить судьбы, но вы – полятор, поэтому сменить курс вашей жизни не так-то просто.

- Что вы этим хотите сказать? – растерянно переспросила я. – Он сделал что-то полезное своим поступком?

- В мире нет ничего бесполезного. Есть только то, что мы можем и хотим изменить. В той ситуации Чейс менял судьбу выбранного им человека, но вы помешали ему. Поэтому Аз Хош ур Сент принял решение, в результате которого обвинение временно повесили на вас, чтобы не привлекать внимание к работе поляторов.

- Подождите, вы хотите сказать, что он специально тогда оттащил меня к охране?

- Прости, он просто спасал меня, - виновато произнес Фэртон. – Это была наша с тобой вина. Ты влезла не в своё дело, а я неправильно всё рассчитал.

- Но как он посмел так бесцеремонно поступить со мной?! – не унималась я. Во мне клокотала ярость, я даже не обратила внимания на слова Чейса о «нашей» вине.

- Он поступал согласно предписаний декларации Истинных знаний. Его вины тут нет. Он ориентировался в ситуации, и по твоей одежде, и поведению счел, что ты не из бедной семьи, значит, обвинения с тебя снимут. В противном случае, дело бы замяла наша организация негласно. Но, как видишь, всё устаканилось.

- Устаканилось?! – я сжала руки в кулаки. – А моральный ущерб не в счет?!

- Как же сложно иметь дело с молодыми поляторами, - вздохнул декан и откинулся на спинку кресла. – Хорошо, зайдем с другой стороны. Мы принесли извинения, и я готов закрыть глаза на сегодняшний инцидент, но и вы, лиа Аято, в свою очередь, должны отодвинуть эмоции на задний план. Когда вы познакомитесь с нашей профессией ближе, то всё встанет на свои места.

Из-за них я поругалась с родителями. Да, наш конфликт зрел давно, но его пиком стало именно то происшествие. Сбежала из дома в одежде мальчишки, чтобы ни один из блогеров не запечатлел меня на снимках. Как вообще такое можно понять?!

- Значит, я могу идти? – сквозь зубы проговорила я.

- Можете, - кивнул декан и, когда я собиралась уходить, добавил: - Хорошенько подумайте над моей просьбой.

Пока что думать я над ней не собиралась, но всё равно кивнула и вышла из кабинета. За мной последовал и Фэртон.

- Эй, давай поговорим. Я не имею ничего против тебя и твоей злости из-за моего поступка, но ты и так уже мне отомстила. Я летел сегодня в багажном отделении, потому что пассажирских мест на другом космолете не было.

- Мне тебе посочувствовать? – сухо ответила я. Мы уже подошли к лифту, и я нажала на приборную панель, вызывая кабину. Как один дипломный проект может быть важнее чьей-то репутации?

- Сочувствовать не надо. Я лишь хочу, чтобы ты простила меня. Знаешь, мне очень понравилась увиденная в турболифте картина, - широко улыбнулся он, собираясь входить за мной в кабину.

Но я не позволила ему, закрыв створки прямо перед его носом. Он что-то крикнул в ответ, но я уже не слышала, погрузившись в свои мысли.

Поляторы… знать бы, что это означает! И почему это так важно. Разумно предположить, что это моя будущая профессия, но что подразумевается под этим словом – можно только гадать. Из курса школы я знаю, что значат слова экстраполяция и интерполяция – нахождение промежуточных значений вне отрезка и внутри него. Но неужели факультет с пафосным названием Истинных знаний подготавливает специалистов-счетоводов? Явно не может быть всё так просто.

На самом деле, уже хотелось кушать. Было бы неплохо спросить у кого-нибудь, где находится столовая, потом зайти за Ники и вместе с ней отправиться на обед. Именно таков и был план моих дальнейших действий.

Глава 4

Все задуманное можно осуществить человеческими усилиями. То, что зовем мы судьбою, есть лишь незримые свойства людей.

Мудрость Древней Индии


В столовой кормили неплохо. Аппетит портило лишь повышенное внимание. Николетта старалась вести себя расковано и даже вызывающе, лишь румянец на щеках выдавал её смущение.

- А ты не такая храбрая, как хочешь показаться, - ухмыльнулась я. Мы сидели за столом, перед нами стояли подносы с едой, и сейчас я методично поглощала неизвестную мне зерновую культуру, по вкусу напоминающую рис, а по виду – зернышки кукурузы.

- Просто не ты разбила каблуком динамик.

- Но подумали-то все на меня, - парировала я, а девушка еще больше смутилась.

- Так ты скажешь, что было в деканате? Тебя наказали? Штраф выписали? Я могу оплатить.

- Забудь, - отмахнулась я. – Они с меня ничего не потребовали, кроме объяснений наших отношений с Фэртоном.

- А имя ты его узнала? – ковыряясь у себя в тарелке, как бы между прочим спросила соседка.

- Чейс, кажется, - с улыбкой ответила я, но продолжить не успела, так как к нам за стол самым бесцеремонным образом уселся рыжий сакс, улыбаясь во все двадцать четыре зуба.

- Привет, меня зовут Колли Баскинс, тоже первокурсник.

Странное имя для парня. Женское. Впрочем, не мне об этом судить.

- Весьма приятно познакомиться, - просияла Ники. Она вообще умеет быть не обаятельной? – Колли, а ты знаешь что-нибудь о нашей будущей профессии?

Теперь её желание произвести хорошее впечатление на парня я одобрила. Всё-таки хитрая и умная мне попалась соседка. Сводит ли судьба людей просто так?

- Конечно! У меня брат на старшем курсе, поэтому после моего зачисления я был полностью проинформирован, - кивнул парень. – Но вы мне не поверите, если я вам расскажу.

- Мы уже осознали, что это нечто сверхсекретное, - ответила я.

- Если они даже используют зеркальный купол для укрытия, - подтвердила Ники, и мы вместе с ней с надеждой уставились на нового знакомого.

- Ладно. Только пообещайте не перебивать.

- Обещаем! – легко согласились мы, жаждая получить новые знания.

- Вы когда-нибудь задумывались о том, что судьбу можно переиграть, опередить? – с хитринкой в глазах спросил Колли. – Наверняка даже не подозревали, что судьбы великих людей складывают именно экстраполяторы и интерполяторы? Здесь готовят специалистов, в которых течет магия. Здесь нас научат пользоваться своим внутренним даром, с помощью которого мы сможем увидеть кривые жизни людей, отмечать основные точки и экстраполировать события.

- Ты гонишь, - прошептала я. – Какой дар?

- Я просил не перебивать, - пафосно ответил Колли. – Я же говорил, что не поверите. Но осознать свою особенность и значимость придется. Первый курс – базовый, а вот дальше пойдет разделение на интерполяторов и экстраполяторов. Последние более сильные поляторы, они занимаются непосредственно изменением судьбы, а вот интерполяторы просчитывают прошлое и возятся в основном с расчетами, определяют значимые точки и дают возможные прогнозы. Хотя составлять прогнозы должен уметь и каждый экстраполятор, ведь иногда приходится действовать в экстремальных условиях и определять максимумы и минимумы и производить расчеты самостоятельно.

- То есть мы кто-то типа волшебников? – удивленно прошептала Ники, и Колли пожал плечами.

- Назвать можно по-разному, но суть одна – мы очень значимые люди во вселенной. В наших руках будут судеб сотен людей.

- То есть и нашими жизнями кто-то управляет? – прошептала я. – Я могла опоздать сегодня не случайно?

- Вряд ли такие мелкие события в компетенции поляторов, - слегка поморщился Баскинс. – Они занимаются судьбами верхушки конфедерации и её недругов, и им нет дела до обычных людей. Если ты, конечно, не привлек особое внимание экстраполятора. Но если рассматривать конкретно тебя, то могу успокоить: на поляторов редко действует их же магия, поэтому наши судьбы остаются, преимущественно, незатронутыми, если это не что-то глобальное.

- Во дела! - выдохнула Николетта. – Всю жизнь жила, а о таком даже не слышала.

- А ты нас не разыгрываешь? – недоверчиво посмотрела я на парня. На серьезного человека он не тянул.

- Вот завтра на первой паре и получишь подтверждение моим словам, - хмыкнул он, после чего поднялся из-за стола. – Ладно, лиа, с вами хорошо, но мне еще вещи разбирать. До завтра!

- Во дела… - вновь шокировано повторила Ники, и я с ней была солидарна. Добавить было нечего.

У комендантши мы взяли все необходимое для уборки: моющий пылесос и губки. Причем лиабе смотрела на нас таким сочувственным и виноватым взглядом, что я сразу поняла: следить за чистотой комнат – её обязанность, которую она откровенно игнорирует. Но портить отношения с комендантом в первый день - верх глупости, поэтому мы дружно промолчали и отправились к себе в бокс.

Зайдя внутрь, вновь ужаснулись – объем работы представлялся немалым. Недолго повздыхав над своей тяжелой долей, мы принялись за уборку. Сначала решено было включить на планшете музыку и смести всю пыль с потолка, что мы и сделали. Ходить по такому слою пыли было фактически невозможно, поэтому пол тоже не остался без внимания. И остался только встроенный в стену шкаф и несколько прикроватных тумбочек в спальне.

- Давай сначала сдвинем кровати, сделав из четырех односпальных две широких? – предложила Ники, и я её идею поддержала.

Выбрав места для размещения, мы направились к первой кровати и встали с одной стороны, чтобы подвинуть кровать ближе к стенке, где стояла вторая. Не успели мы и на несколько сантиметров переместить мебель, как раздался загробный вой. Взвизгнув, мы отпрыгнули.

- Ты тоже это слышала? – испуганно прошептала Ники, и я кивнула.

- К сожалению. Что за шутки?

Я упала на колени, чтобы заглянуть под кровать, и тут же чихнула из-за слоя пыли. Хозяюшки! Под кроватями не пропылесосили! Прочихавшись, я взяла пылесос и принялась очищать пол, после чего вновь присела на колени и заглянула под кровать. Но тут же на меня полетел белый фантом.

С криком я вскочила на ноги и сбила Ники. Мы вместе полетели на пол, а над нами взметнулся белый призрак и с бешеной скоростью закрутился по комнате.

- Что за черт?!

- Наверное, проектор где-то стоит, - отойдя от первого шока, прошептала я.

Хотя у меня появилось сомнение. Вдруг, призрак реальный? Про поляторов я тоже ничего не слышала, но они же существуют! Почему бы этому мифу не ожить?

- Наверное, - немного успокоилась Николетта, но взгляд отвести от проекции не смогла, впрочем, как и я. – Тогда нужно найти этот проектор.

И последующие полчаса мы искали этот чертов проектор, пока над нашими головами кружил белый фантом, периодически завывая. Причем мы даже не могли разобрать, откуда идет звук, он был слишком объемный.

- Ники, - позвала я девушку после неудачных поисков, - кажется, я начинаю понимать, почему нам дали эту комнату на двоих. Не стоило мне называть её имя.

- Думаешь, в этом дело? – робко улыбнулась соседка.

- Определенно, - серьезно кивнула я. – Может, у неё ненависть к своей фамилии? А мы не знали и такую оплошность совершили!

- Тогда что нам делать? Просить выделить нам другую комнату?

- Не получится, - покачала я головой. – Помнишь её слова о том, что в этом году много поступающих? Все боксы переполнены, не зря она нам выделила именно этот номер.

- А если нас расселить по другим комнатам? – с надеждой спросила лиа, поглядывая наверх, где кружил белый фантом. – Я не смогу жить с этим над головой.

- Представь, что это светильник.

- А с воем что делать? Беруши надевать?

- Привыкнуть, - пожала плечами я. – Но нас теперь определенно в другой бокс не поселят, да и я не хочу. Я воспринимаю это, как вызов. И ты тоже должна.

- Что должна? – непонимающе хлопнула ресницами девушка.

- Делать вид, что наша комната самая лучшая, и с ней всё в порядке.

- Но это неправильно! Нечестно! Несправедливо! За что мы должны портить свои нервы? Я по ночам с этим воем спать не смогу!

- Поэтому нужно найти источник, - безапелляционно ответила я, и поднялась на ноги. – Продолжаем поиски!

Теперь я принялась за шкаф и тумбочки. Открыв створки первого с помощью приборной панели, я вновь удостоилась внимания призрака. На этот раз другого, и он уже не был воспринят с ужасом. Белесый фантом пролетел буквально сквозь меня, отчего я зажмурилась, а потом воспарил над потолком, устроив настоящие пляски со своим «другом».

- Тумбочки открывать не будем, - с содроганием посмотрев на означенные предметы мебели, заключила Ники.

- Не будем, - согласилась я, и поспешно добавила: - Пока…

Ни через час, ни через два поисков мы не обнаружили ни одного проектора, а вой всё продолжался. Ники уже принялась хныкать, а я закипать от злости. Включила громче музыку, но буквально через минуту вой тоже усилился. Нет, просто издевательство! И это больше не похоже на встроенные проекторы, а на самоуправляемую систему.

- Аврора-а, а если за нами следят? - всхлипнула Ники, и я вздохнула, взъерошив волосы.

- Не имеют права. Комендант бы точно не поселил нас в такую комнату, так как частная жизнь охраняется законом. Значит, у этого устройства есть чувствительные сенсоры.

- Мне страшно-о.

- Ники, хватит раскисать! Наушники есть?

- Есть.

- Вот и вставляй их в уши и пошли убираться, - отрезала я, беря в руки губку, после чего отправилась в ванную. Как только вошла, то поскользнулась на мыльном полу, но от падения меня спасла стирально-сушильная машина, за край которой я успела уцепиться. – Ники, ты кран не выключила?!

- Я не заходила туда после тебя! – удивленно ответила подруга, и мне пришлось призадуматься. Неужели я кран забыла выключить?

Выпрямившись, я аккуратно подошла к раковине, на дне которой лежал кусочек мыла. Видимо, действительно я оплошала. Закрыв за собой дверь, я с блаженством погрузилась в долгожданную тишину. Вой здесь был слышен не так сильно, что было просто бальзамом для моих нервов. Намочив губки, я вновь вышла и направилась к шкафу, но стоило мне просунуть руку поглубже, как меня ударило током.

- Что случилось?

- Током шибануло. Неужели там провода какие-нибудь?! - с удивлением спросила. Ники в это время пылесосила под всеми кроватями. Делали мы это неумело и с заминками, всё-таки к работе не привыкли, хоть и не были изнеженными барышнями.

Теперь я включила подсветку и проверила все полки, но нигде провода не торчали. Нахмурившись, я более аккуратно принялась протирать мебель. Уже вымыла половину шкафа, когда по телу вновь пробежал разряд.

- Аврора, не пугай меня.

- Не пугаю, не отвлекайся, - ответила я, теперь уже не торопясь работать губкой. Но выбора у меня не было, поэтому пришлось закончить с уборкой шкафа. Зато теперь туда можно было погрузить свои вещи.

Мы с Ники раздвинули кровати по разные стороны, освободив огромное пространство посередине. Своей работой мы остались довольны, и на две проекции, летающие вокруг нас, уже внимания обращали мало. Даже к вою практически привыкли, всё-таки его неплохо перекрывали звуки музыки. Моющим пылесосом мы прошлись по полу, и теперь оказались в чистых комнатах. Тумбочки открывать мы по-прежнему не спешили, оставив их по обе стороны от наших теперь уже двуспальных кроватей.

- Ник, я тут подумала, - задумчиво проговорила я, - а как нам у коменданта постельное белье брать? Ведь она даст нам односпальный комплект.

- Будем решать проблемы по мере их поступления, - оптимистично провозгласила Ники, и в который раз вздрогнула, когда рядом с её рукой пронесся призрак.

Всё-таки очень развитая проекция, даже учитывая наш уровень технологий. Кровати тоже были тщательно протерты, а матрас избавлен от пыли с помощью нашего чудодейственного пылесоса, правда, расчихались мы тогда минут на десять.

Время уже близилось к ужину, поэтому мы решили сходить в душ и отправиться в столовую. Надо узнать, где тут продукты закупать, хотя учиться готовить я не горю желанием. Но ведь всегда можно запастись полуфабрикатами?

Первой в ванную отправилась Ники, и не прошло и пяти минут, как оттуда раздался крик. Я побежала к двери, но открыть её не смогла. А потом на меня вывалилась мокрая соседка, обернутая в банное полотенце.

- Что случилась? – удивленно спросила я, поймав испуганную девушку, а потом поняла, в чем дело. Вся она была оранжевого цвета в прямом смысле. На её коже сиял автозагар. – Надеюсь, он не успел закрепиться.

- Я здесь больше не останусь!

- Ники, где твой оптимизм? – нахмурилась я. – Всё будет хорошо. Идем, тебе нужно смыть с себя эту дрянь.

- Но там льется краска!

- А мы выпустим эту краску, - ответила я, и девушка осознала разумность моих слов. Из-за шока и испуга она сама не догадалась.

- Насколько же комендантша не любит своё имя?.. – всхлипнув, спросила девушка.

- Наверное, в детстве её обидно дразнили, - вздохнула я, включая кран в душевой кабинке. Сверху действительно полилась оранжевая жидкость и только через минуту мы увидели прозрачную воду. – Заходи.

- Угу, - кивнула соседка, и я вышла из ванной.

Спустя еще две минуты раздался очередной крик, а потом выбежала соседка.

- И что опять? – спросила я, оглядев её. Теперь оранжевая краска стала смотреться как сильный загар, всё-таки не успела совсем закрепиться. Но платиновые волосы всё равно пострадали и утратили свой цвет, став мелированными.

- Там огромная двуногая мышь! Двуногая шиншилла! – воскликнула Николетта.

- В общежитии запрещены животные, это стандартное правило, - недоверчиво протянула я, но девушка меня и слушать не хотела.

- Я говорю, что там огромный меховой клубок с глазами-бисеринками! И он подглядывал!

- И ты такую прелесть испугалась? Идем искать её, значит.

Но поиски вновь ничего не дали. Никого мы так и не увидели, поэтому разумно пришли к выводу, что это очередная проекция, и на этот раз в душ отправилась я. Моё пребывание там обошлось без эксцессов, поэтому вскоре мы отправились на ужин. Ники всё время чесала кожу и готова была разрыдаться в любой момент.

- Ники, не расстраивайся. У тебя приемлемый цвет лица.

- Приемлемый? – с надрывом спросила соседка, и я прикусила язык. Лучше бы молчала!

На этот раз в столовой нас никто практически и не заметил. Первокурсники успели познакомиться и разбиться на компании, оживленно обсуждая какие-то свои темы. Им с комнатами повезло больше, чем нам! Старшекурсников здесь были единицы, видимо, предпочитали готовить самостоятельно.

Поужинав, мы с соседкой вернулись в общежитие и зашли к коменданту. Женщина встречала нас с опаской, Николетта порывалась всё рассказать и пасть на колени, прося о новом боксе, но я всё время придерживала её за руку, периодически сжимая ладонь в знак предостережения. Мы справимся! Думали, побежим просить о новой комнате? Ничего подобного!

- А у вас нет двуспальных комплектов? – решила понаглеть я. Хоть какие-то преимущества должны же быть в этой комнате?

- Мы из четырех кроватей сделали две, - поспешила оправдаться Ники.

- Специально для вас – есть, - неуверенно улыбнулась лиа Кассиета. Надо же, совесть проснулась?

- Мы будем вам очень признательны, - одарила её потрясающей улыбкой соседка, и я чуть ли не закатила глаза к потолку. Быть милой – привычка этой девушки.

- И еще нужны новые жалюзи. Прежние уже валяются на подоконнике.

С неудовольствием Кассиета выдала нам и их. Забрав цветастый комплект постельного белья и жалюзи, мы отправились к себе в бокс. Заходили мы с опасением и потаенной надеждой, но последняя не оправдалась: по комнате все также летали проекции белых существ. Брр.

Мы кинули унылые взгляды на заляпанную плиту и прочую кухонную мебель, но решили, что сначала следует закрыть окна от света и отмыть ванную. К нашему огромному счастью, пребывание в последней прошло без эксцессов и в спальню мы вернулись живыми, но уставшими.

- Останется ли у нас время на кухню? – с надеждой на отрицательный ответ спросила соседка. Я не стала её разочаровывать.

- Нам ее вещи разобрать, а в ближайшее время мы всё равно пользоваться кухней не будем. У нас и продуктов-то нет.

- Тогда разбираем вещи и спа-ать! – радостно захлопала в ладоши девушка, а потом побежала за своим чемоданом.

Я последовала её примеру. Подтащила чемодан к шкафу, открыла и принялась выкладывать вещи на полки. В шкафу было предусмотрено отделение с паровой глажкой, поэтому я не заморачивалась по поводу развешивания одежды. Обувь убрала на нижнюю полку, после чего поднялась и оттряхнула руки.

- Учитывая то, что мы так рано проснулись, наше желание вернуться поскорее в постельку неудивительно, - заправляя кровать, прокричала Ники. Музыка всё еще грохотала в комнате.

Я не ответила, также занимаясь спальным местом. Когда все было подготовлено, мы выключили музыку, закрыли жалюзи и легли по кроватям. Минут десять мы лежали в тишине, нарушаемой воем фантомов. Потом мы, не выдержав, тоже взвыли вслед за ними и накрыли головы подушками.

- Слушайте, может, заткнетесь, а? – жалобно спросила я, но на мои мольбы они заголосили еще сильнее.

- Без наушников не обойтись, - проговорила Ники с другой кровати, и мы вместе встали и пошли к своим сумкам, чтобы достать нужный предмет электроники. Свет включался по щелчку.

Врубив на планшетах музыку и воткнув наушники, мы вернулись к своим местам и легли под одеяло. Теперь было совершенно не слышно завываний, поэтому я в блаженстве закрыла глаза и приготовилась спать. Я бы уплыла в объятия Морфея, если бы внезапно не зачесалась лодыжка. Зуд не проходил, а лишь усиливался, и через несколько минут чесалось всё тело.

- Аврора, меня кто-то покусал! У меня всё тело чешется!

- У тебя тоже? – удивилась я, скидывая одеяло. – Я в душ. Охлажу тело, может, зуд пройдет.

Зуд не прошел, но стало определенно легче. Я даже смогла провалиться в дремоту, но разбудила меня головная боль. Зарядка на планшете уже закончилась (днем я забыла его зарядить), поэтому сейчас я отчетливо слышала завывания.

Какой-то кошмар! Наверное, это от звуков голова разболелась. Я дотронулась рукой до волос и, вскрикнув, разбудила и Николетту! Волосы сверху, где они были приличной длины, были заплетены в мелкие косички.

- Аврора, что случилось?! – подбежала ко мне соседка, по дороге щелчком пальцев включив свет. Я вновь вскрикнула, только теперь от вида подруги. – Да что такое?!

- Ники, твои волосы! Они все в мелких косичках! Неужели ты не чувствуешь?!

- Я крепко заснула, - растерянно ответила она, а потом смысл моих слов дошел до неё, и она резко развернулась к зеркальным дверцам шкафа. – А-а! Что это?! Как?!

- Не знаю, - прошептала я, посмотрев на призраков наверху.

- Надо пойти к коменданту!

- Нет! – нахмурилась я. – Вот к ней мы точно не пойдем! Давай переживем с тобой эту ночь, а завтра придумаем, как решить проблему? Поищем в интернете, поспрашиваем у преподавателей?

- Но почему…?

- Потому что я не сдаюсь, - отрезала я, а потом направилась в сторону ванной. – Идем расплетаться.

Ники захныкала, но перечить мне не стала. Самоуверенная на первый взгляд девушка оказалась весьма послушной. Забрав из спальни стул, мы закрылись в ванной, включив воду, чтобы не слышать завывание. Первым делом решили расплести Николетту, но это оказалось не такой простой задачей! Она мне помогала, но даже нашими совместными усилиями мы не могли справиться с таким объемом работы.

- Давай отрежем? Я больше не выдержу, я спать хочу! – захныкала Ники.

- Ты сегодня говоришь «отрежем», а завтра жалеть будешь, - не согласила я. – Давай тогда завтра расплетем? Ничего страшного, если на учебу пойдем так.

- Мы завтра еще и на учебу пойдем?!

- У нас нет выбора. В МГУ занятия просто так не пропускают, тем более в первый день. Но сейчас я хочу спать.

Со вздохом Николетта согласилась, и мы пошли в свои кровати, где к нам вновь вернулся зуд. Со стороны соседки раздались всхлипы, да и мне, если честно, уже хотелось плакать. Из-за неудобной прически, голову сжимало, будто в тисках, а тело уже стало красным и жутко чувствительным.

- Аврора, кто же так сделал?

- Не хочу об этом думать, - прошептала я. Губы поджимались от едва сдерживаемых слез. – Давай, всё завтра. Здесь происходит что-то странное, но мы обязательно с этим справимся.

- Кажется, ты перенимаешь от меня оптимизм, - всхлипнула Ники.

- Заражаюсь, - ответила я с легкой улыбкой. К вою мы уже начали привыкать.

На самом деле, это во мне говорит инстинкт защитника. Когда рядом кто-то такой беззащитный как Ники, в нас просыпается способность оберегать, мы всей душой стремимся заслонить его от невзгод и утешить. Вот и со мной сейчас было то же самое.

Уже шел четвертый час ночи, тело устало, как и мозг, поэтому мы с соседкой провалились в долгожданный сон.

Глава 5

"Ты когда-нибудь чувствовал, что тебе не хватает того, кого ты никогда не встречал?"

Ричард Бах "Мост через вечность"


Утро не принесло радости: мы проспали, вся кожа болела и была расчесана, даже лицо выглядело опухшим, а торчащие в разные стороны косички на голове делали нас похожими на обезьян.

Ники, не привыкшая плохо выглядеть, сокрушалась перед зеркалом, пока я в ванной чистила зубы со скоростью спартанца. Причем уже с утра мне пришлось вытирать пол: он опять был весь в мыле, и на этот раз я не забыла выключить кран. Кажется, здесь существует потайной ход, и кто-то над нами шутит.

Но были и положительные моменты, а именно: отсутствие двух призраков и воя, поэтому моё настроение стремительно поднималось, и даже мое отражение в зеркале не делало его хуже. Да ладно! Вся галактика полна разных причуд, ну и что, что у меня с двух сторон выбриты виски, а посередине торчат косички? Пф, и похуже у некоторых встречалось! Наверное…

- Аврора! Ты должна это увидеть!

- Что там? – выкрикнула я, прополоскала рот и вышла в спальню, увидев застывшую перед зеркалом Ники. – Да успокойся ты насчет прически. Всё не настолько плохо!

- А? Что? Нет, я не о том думаю. Смотри.

Девушка указала вниз шкафа, где растекалась лужицами разноцветная краска. Я удивленно вытаращила глаза, а потом, подбежав к приборной панели, открыла створки. Со всех полок текла тягучая жидкость разных оттенков. Я схватила свою одежду с полок и стала по очереди разворачивать: вся она была пятнисто раскрашенной.

- Нет-нет, да как же так? Кто же это сделал? – шептала я, осматривая вещи.

- Я не знаю, Ави. Но что нам делать? Мы же не можем пойти в этом?

- У нас нет выбора, - сокрушенно ответила я. – Иначе нам засчитают прогул.

- Лучше прогул, чем опозориться!

- Я думала, что девушке передо мной плевать на чужое мнение. Она выше всех сплетен. Но, видимо, я ошибалась, - отрезала я, выбирая хоть какую-нибудь одежду, и направилась в ванную.

Там я закинула её в машинку на режим экспресс стирки, пока сама мылась в душе. Следом такую же процедуру проделала и Ники, после чего мы потянулись за нашей обувью, собираясь уходить.

- Ави, о нет! Мои туфли погрызены! Как и другая обувь! Это же Форбсины - последний писк моды! Да я их с таким трудом ухватила!

Это уже видела и я. Сжав кулаки от ярости, я напялила на себя дырявые кроссовки и вышла из комнаты, за мной последовала и соседка, смущенно оправляя цветную юбку сарафана. Пятна до конца не смылись, поэтому наша одежда напоминала аляпистый камуфляж.

Расписание нам было прислано на почту еще вчера вечером, как и карта здания, поэтому с поисками нужной аудитории проблем не возникло. Никто, кроме охранника, нам по пути не попался, да и тот не обратил на нас внимания, читая что-то на виджете. Мы ворвались в аудиторию, тяжело дыша и попутно извиняясь:

- Просим прощение за опоздание. Позволите присутствовать на паре? Причины мы изложим позже, - я так быстро протараторила, что не обратила внимания, с кем разговариваю. Аз Хош ур Сент. Он окидывал нас удивленным взглядом, пока студенты в аудитории скатывались от смеха под парты.

- Позволяю, - задумчиво ответил мужчина, оперевшись локтями на кафедру и продолжая с интересом рассматривать нас. В его взгляде не было насмешки, только живая заинтересованность.

Мы прошмыгнули на самые задние парты и пригнулись. Я нервно поправила ежик косичек и вздохнула. Кажется, самое страшное позади. А румянец на щеках – это не страшно. Вон, у Ники всё лицо оранжевое и уже даже не жалуется. Просто у неё есть проблемы похуже, а именно изгрызенные туфли и волосы, наполовину заплетенные в косы.

- Раз с вашей будущей профессией мы разобрались, то переходим к еще одним важным понятиям. Все ли знают, что такое экстраполяция и интерполяция? – спросил преподаватель, и кто-то на первом ряду поднял руку. – Пожалуйста, я слушаю.

-Интерполяция, или по-другому интерполирование, означает в вычислительной математике способ нахождения промежуточных значений величины по имеющемуся дискретному набору известных значений.

- Словно из учебника, - кивнул преподаватель с явно одобрительными нотками. – А теперь для тех, кто не совсем понял это определение. Например, у нас есть таблица давлений по соответствующим известным значениям температур. Но именно наша температура в таблице отсутствует. Что в этом случае нам предпринять? С помощью несложной формулы мы вычисляем промежуточное значение давления по известной нам температуре.

Пока он объяснял, за его спиной на голографической доске появлялись формулы, которые студенты послушно записывали.

- С этим разобрались. Переходим к экстраполяции. Кто знает?

- Экстраполяция – это метод научного исследования, состоящий в распространении выводов, полученных из наблюдения над одной частью явления, на другую его часть, то есть это научное прогнозирование событий, - ответил еще один парень, и преподаватель вновь удовлетворенно кивнул.

- Спасибо, всё верно, только в следующий раз поднимайте руку и, тем самым, спрашивайте разрешение. Для других же объясню вновь на примере, - за его спиной появился график, показывающий параболу. – Нам нужно вычислить значение вот в этой точке, но кривая заканчивается здесь. Тогда мы достраиваем параболу по заданной функции и смотрим, какое значение у нас имеется. Но здесь нам известна функция. В кривых жизни, как и во многих технических графиках, уравнений не будет, поэтому достраивать придется не только с помощью интуиции и внутренних способностей, которые вам тут помогут развить, но и с помощью расчетов и построений. И сложность нашей профессии заключается еще и в том, что нам нужно получить максимально правдивый ответ, словно вы находили точку по уравнению.

В аудитории была тишина. Все осознавали сказанные преподавателем слова. Как ни крути, но он был прав. И от этой истины мурашки по телу бежали.

- Чему мы будем учиться у меня на предмете и последующие пять лет? Интерполировать прошлое и экстраполировать будущее. Мы будем искать максимумы и минимумы кривых жизней, определять поворотные точки в жизни каждого человека, смотреть, какой эффект они оказывают не только на него, но и на окружающих. Будем оценивать связь всех существ, степень значимости, и применять все полученные знания для изменения судеб. Тот, кто думает, что жизнь повернуть невозможно, сильно заблуждается, - Аз Хош присел на стол, его глаза блуждали по аудитории, ловя любопытные и восхищенные взгляды студентов. – Земной этнограф - Николай Николаевич Миклухо-Маклай сказал одну замечательную фразу, вы все её должны запомнить, к тому же она короткая: «Кто твердо знает, что делать — тот приручает судьбу». Так вот, вы всегда твердо должны знать, чего желаете, какую цель ставите перед собой. Я не скажу, что нельзя сомневаться, ведь в сомнениях рождается истина, но если вы уже совершили действие, то назад пути нет. Теперь уже сомневаться поздно. И в нашей специальности нужно все правильно рассчитать, при этом зная, какой результат вы хотите получить. Именно от осознания желаемого стоит отталкиваться – не от истоков жизни человека, а от его сегодняшнего состояния. И тогда вы сможете приручить не только свою судьбу, но и судьбы многих тысяч людей.

- Неужели это будет возможно? – прошептал кто-то за первыми партами. Голос был женский.

- В этом мире возможно всё, стоит только поставить цель. Вы практически ничего не знаете о факультете Истинных знаний, но, поверьте, он знает всё о вас. Вы выбраны не случайно. Наверняка многие из вас до этого замечали, как вы все время пытаетесь просчитать события, определить, как тот или иной факт повлиял бы на вашу судьбу?

- Даже на судьбу друзей и родственников, - подтвердил Баскинс, и я тоже активно закивала головой. Со мной это действительно раньше случалось.

- Потому что у каждого из вас есть дар. Дар чувствовать и видеть максимумы и минимумы. Вы действительно можете на основе диаграмм жизни экстраполировать дальнейшие события.

- То есть теоретически мы можем подстроить так, чтобы кто-то влюбился в нас? – сказала еще одна однокурсница с задних парт, причем она так призывно выпятила грудь, что не осталось ни малейших сомнений, кого именно она хочет влюбить.

- Теоретически – да, и это может стать одной из тем дипломных проектов. Но вы должны учесть, что на поляторов их же дар действует очень слабо. Либо нужно составить девяноста девяти процентный прогноз и разработать безупречный план, либо выбросить эту идею из головы.

- У тебя мозгов для этого маловато будет, - хмыкнул её сосед по парте, и студенты негромко засмеялись.

- Прогнозы еще часто зависят от интуиции и силы дара, поэтому я не был бы так категоричен, - возразил Аз Хош, после чего посмотрел на наручные часы. – Пара окончена. Всех попрошу освободить аудиторию. Студентки, опоздавшие на лекцию, подойдите ко мне.

А я так надеялась, что он этого не скажет! Но нам пришлось подчиниться. Преподаватель собирал портативный компьютер, с помощью которого высвечивалась голограмма, и внимания на нас не обращал, пока все студенты не покинули аудиторию. И вот тут Аз Хош вскинул на нас заинтересованный взгляд.

- Можно ли полюбопытствовать, такой внешний вид обусловлен личными предпочтениями или вынужденными обстоятельствами?

- Второе, - переглянувшись, уверенно ответили мы с Ники.

- Понимаете, - поспешно начала соседка, - наш бокс странный. Он словно живой. Последние сутки были худшими в моей жизни. Вы даже не представляете, через что нам пришлось пройти!

- Кажется, я догадываюсь, - пробормотал он, складывая рабочий планшет в портфель. – Какой, говорите, у вас бокс?

Мы переглянулись и назвали номер, а преподаватель еще больше нахмурился и попросил его проводить. Ничего не понимая, мы послушались, даже не боясь опоздать на пару. Может, он сейчас будет просить коменданта выдать нам другой бокс? Но мои предположения оказались неверны, ведь мы миновали кабинет лиабе и сразу отправились к лифтам. Через турникеты преподаватель прошел легко, так как компьютеры сканировали его личность и занесли в электронный журнал.

- А что вы собираетесь делать? – полюбопытствовала Ники.

- Кое-что проверить, - задумчиво ответил он.

Вскоре мы подошли к двери нашего бокса. Открыв её, мы пропустили преподавателя, а потом уж последовали за ним в спальню. На меня тут же жгучей волной нахлынуло смущение, так как вся наша одежда была свалена фактически на середину комнаты, и среди неё было и нижнее белье. И вот как раз-таки трусики, на мой взгляд, лежали на самых приметных местах. Но Аз Хош не обратил никакого внимания на бардак, он присел на корточки и несколько раз постучал по полу пальцем. Ответом была тишина.

- Э-э, а что вы делаете? – всё же решила спросить я.

- Хочу вызвать вашего обидчика.

- Вы уверены, что это поможет? – недоверчиво уточнила я.

- Вы совершенно не слушали мою лекцию? – недовольно ответил он вопросом на вопрос. – Я же там говорил, что нельзя быть абсолютно уверенным, так как самоуверенность – это слепота. Она мешает нам видеть очевидные факты. По тому, что я увидел сегодня, у меня есть предположение с большой долей вероятности.

Отвечать я не стала, ведь не имела понятия, о каком предположении он говорит. Тем временем Аз Хош вновь постучал по полу и принялся ждать. Не дождавшись нужной ему реакции, он проговорил:

- Или выйдешь сам, или я ток пущу по комнате, а потом включу пожарную сигнализацию.

Я не на шутку заинтересовалась адресатом, и он поспешил удовлетворить моё любопытство и выйти из шкафа - створки мы не закрывали. Это был маленький зверек, действительно похожий на шиншиллу. Он перебежками подобрался к нам, пока не оказался перед Аз Хошем и не встал на задние лапы. Ручной? Это его вчера видела Ники? Но как он тут оказался?

- И это ты тут чудил? Признаешься?

- Да ни в жизнь! - воскликнул зверёк, и мы с соседкой одновременно вскрикнули, отпрыгнув к стенке.

- Он разговаривает! - констатировали мы с ней.

- Ты напугал наших лиа. У них из-за тебя нервная система теперь расшатана.

- Да ну? - почти по-человечьи хмыкнул он, а у меня даже руки затряслись.

Я бы лучше поверила в существование призраков, чем в разумность животных!

- К-кто он? И почему он разговаривает? - прошептала я, прижавшись спиной к стене.

Шиншилла в упор посмотрел на меня, а потом клацнул зубами, из-за чего я ещё раз вскрикнула, а Ники вздрогнула. Чёрная дыра, да он разумный! Разумное существо, которое издевалось нам нами прошедшие сутки! Может, комендантша вовсе не знала о его существовании и своё имя она любит? Нет, вид у нее был слишком виноватый для ничего неведающей.

- Он – результат неудачного научного эксперимента, устроенного старшекурсниками в лаборатории, - со вздохом ответил преподаватель, а потом взял непонятное существо за шкирку. Тот начал вырываться, дрыгать лапами и пытаться укусить захватчика.

- Отпусти, ирод! Над честными животными издеваются!

- Честными? - сощурился Аз Хош, а я отмерла. Первый шок прошел и вместе с ним исчез страх. Я переглянулась с Николеттой и сделала шаг ближе к зверьку, присев на колени рядом с лиобе. - А кто над девушками издевался?

- Ой, да подумаешь! Просто давно не развлекался! Сюда же уже двадцать лет никого не селили, вот я и соскучился по живому общению!

- Ты в курсе, как должно выглядеть живое общение? Или вообще общение? - хохотнул Аз Хош. Весело ему!

- Ну, перестарался маленько, что ты начинаешь-то сразу? Нормально же общались! Соглашусь, одежду я зря испортил.

- Кто-то у меня будет белкой подрабатывать, производя энергию движением своих лапок, и тем самым отрабатывая деньги на покупку новой одежды девушкам.

- Я?! Белкой?! Произвол! Я не согласен! Чтобы я какой-то там работой занимался для домашних зверьков?!

- Тогда сдам на органы, - легко сменил вид деятельности Аз Хош. Шиншилла вновь задрыгал лапками, но присмирел под грозным взглядом.

- Пожалей сиротинушку! Двадцать лет без общения!

- Ага, так я тебе и поверю! Да у тебя же здесь везде ходы, ты еду таскаешь из других боксов. Да о тебе уже легенды ходят, как о злом духе, так что не надо мне тут рассказывать.

- Смилуйся над шалостями старика-а, - вновь изменил свою стратегию зверек. Находчивый!

- Старик? Да у тебя регенерация, как у земноводных с Нола, так что не надо мне говорить о старости. Ты ещё и меня переживешь.

На последних словах зверёк воодушевился, видимо, его очень привлекала перспектива пережить конкретно этого индивида.

- Ну что мне сделать, чтобы ты отстал? Прям, не знаю, то ли радоваться и смеяться, что ты за двадцать лет нашёл время посетить меня, то ли плакать, что выбрал такой неудачный повод, - поморщился зверек.

- Для начала тебе необходимо извиниться перед лиа, а потом клятвенно заверить меня и их, что ты больше никогда делать так не будешь. И смотри, обещать нужно так, чтобы я тебе поверил.

Ну, он и посмотрел. Причём на нас с Ники. Посмотрел проницательно, извещая нас с ней о скорой расплате. Думает, пожаловались? Вот и не правда! Нет, конечно, если бы мы знали, что идти надо сразу к Аз Хошу, то так и сделали бы. Но в этом случае мы выступали как совершенно невинные жертвы насилия животных.

- Кажется, кто-то всё-таки будет работать белкой, - хмыкнул урджий.

- Белкой? Это ему для полного сходства хвост наращивать надо, - протянула я, вступив в кружок по запугиванию одной злобной шиншиллы. - А смысл добавлять часть тела, когда можно, наоборот, избавиться? Я за продажу на органы!

Зверек вздрогнул и покрепче ухватился лапками за руку преподавателя, облаченную в темную перчатку. Видимо, я все же показалась ему более кровожадной. Да и я незнакома, а тут пусть и мстительный, но свой человек.

- Видишь, это не насилие животных, а насилие над животными! Они меня вынудили к таким мерам прибегнуть! Забери меня отсюда! Меня тут обижают! - воскликнул этот наглец с полным отсутствием совести.

- Да, мы согласны! Забери! - легко согласилась я, а у зверька даже нижняя челюсть вниз отъехала.

- Ни за что! Не съеду! Я тут первый поселился!

- Ты тут уже все общежитие под себя подгреб. Чего именно над этими девушками издевался, а не над другими?

- Так те чужие, а здесь свои, - безапелляционно заявил меховой нахал, но Аз Хош подарил ему такой скептический взгляд, что тот все же повинился: - Другие-то комнаты не оборудованы, а здесь ты сам все ходы делал...

- В каком смысле? - недоуменно спросила я.

- Так, все, закругляемся! - неожиданно поднялся урджий с шиншиллой на руках. - Так что решайся – либо органы, либо ты ведешь себя тише воды, ниже травы.

- Второе, - нехотя ответил зверек, но вновь стрельнул в нас недовольным и мстительным взглядом.

- А, может, все-таки на органы? - не оставляла меня надежда на лучший исход.

- Ты умеешь препарировать? – спросил урджий, и я отрицательно качнула головой. - Вот и славно, значит, эту идею отметаем. Потому что к ветеринарам нельзя – он их уболтает, и те ещё себя на органы сдадут вместо него.

Нет, при зверьке это говорить никак нельзя было! Он же теперь вконец обнаглеет, если узнает, что методов сдачи на органы его персоны у нас нет!

- Обязательно научусь потрошить! - воскликнула я, как клятву.

- Вот потом и сдадим, - легко согласился преподаватель, опуская зверька на пол. - Но помни, грызун мутировавший, одна жалоба - и лично тебя в белку превращу.

Шиншилла с готовностью закивал головой (если с его мехом такое, вообще, возможно) и сбежал вновь в шкаф, а у нас оставалось ещё множество вопросов, которые мы собирались задать преподавателю.

- Ваша проблема решена, - разворачиваясь, сухо проговорил Аз Хош.

- Простите, но вы ничего не хотите нам объяснить? - с нажимом спросила я, и мужчина чуть повернул голову в мою сторону.

- А должен?

Несколько секунд мы мерились взглядами. Да как он смеет?! Он является одной из причин моей ссоры с родителями, и стоит передо мной непоколебимый, полностью уверенный в своей правоте?! Как же раздражает!

- Обязаны, - тряхнув головой с косичками, упрямо повторила я. - Все-таки это мы пострадали из-за этого грызуна, поэтому требуем объяснений!

И после моих слов со стороны шкафа раздался громкий «хрумк», явно свидетельствовавший о реакции разумной шиншиллы на слово "грызун". Я не обратила никакого внимания. Пол-то казённый, пусть и жрет этот паркет, подтверждая по его мнению, оскорбительное слово!

- Вот с грызуна и требуйте, - хмыкнул урджий, направившись к выходу. У двери он все-таки развернулся и бросил: - На сегодня снимаю вас с занятий. Можете заняться своей внешностью, а после обеда я отвезу вас в город, чтобы вы выбрали себе вещи идентичные тем, которые пострадали по вине университета и моей личной. Все расходы я беру на себя.

- Не нужно, - тихо проговорила Ника, отойдя от первого шока. На это у неё потребовалось больше времени, чем у меня. - Мы вполне может позволить себе расходы на новый гардероб.

Э, как это позволить? Я точно не могу! Не звонить же родителям и не каяться? Да после их слов я не смогу так быстро простить их и попросить возобновить финансирование!

- Думаю, это неразумно, Ники, - нервно проговорила я. - Нашей вины тут нет, и мы должны восстановить потраченные нервы хорошим шопингом. А если он ещё будет совершаться за чужой счёт, то удовольствие от него получится двойное.

Преподаватель смотрел на меня с явной насмешкой, и так же весело проговорил:

- Надеюсь, это будет в разумных пределах.

- У каждого свои разумные пределы. - Я пожала плечами, и Аз Хош покинул нашу комнату.

Мы огляделись, и на меня вновь накатило смущение за раскиданное нижнее бельё. Но урджий поступил как джентльмен, сделав вид, что его это не волнует.

- Надеюсь, он не вернётся...

- Ур Сент? Вряд ли, он же обещал.

- Я про говорящую шиншиллу! - ответила Николетта.

Я не ответила. Присела на корточки и стала перебирать испорченную одежду, раскладывая её по цветам, чтобы закинуть в стиральную машинку. Ника присела рядом со мной и занялась тем же. Пока вещи стирались, мы смогли расплести свои косички и сходить в душ, и как раз к этому времени пришёл Аз Хош. Ему пришлось ожидать нас, пока мы сушили волосы. Надев самую непострадавшую одежду, включая джинсы (которые выглядели, словно все так и задумывалось), мы отправились на парковку.

Я завидовала урджию, ведь эштана может прекрасно скрыть румянец смущения, алеющий у меня на лице. Но всё смущение как ветром сдуло, когда я увидела комендантшу. Женщина тоже заметила нас, но поспешила в другое крыло на первом этаже, будто бы у неё возникли неотложные дела.

- Это она! – прошипела я, крайней недовольная такой несправедливостью. Ну как можно настолько ненавидеть своё имя?!

- Она уже не только лишена премии, но и получила взыскание. Так что забудьте о её причастности. В этот бокс она не имела права никого заселять, но нарушила приказ, ссылаясь на то, что надеялась на вашу бойкость. Она думала, вы его приручите.

- Мы? – удивленно переспросили мы с Ники, проходя через турникеты.

- Конкретно, вы, - кивнул на меня Аз Хош. – Но она ошиблась, и в итоге пострадали обе. Не бойтесь его, он пакостник, но умный, своя шкурка ему дорога, поэтому не пристанет больше. Правда, от его ехидного языка вам никуда не спрятаться.

- Совсем?

- Если только препарировать научишься, - усмехнулся ур Сент, и разговор прекратился.

В нашем районе планеты Нол светил не обжигающе, в горах было прохладно и дышалось тяжело. Но когда мы спустились в город, я поняла, что больше сказывается разница давлений на Земле и Сентурионе, а не высота здания университета.

Остановились мы на парковке перед торговым центром, автокар тут же состыковался с платформой, после чего мы смогли покинуть салон. Урджий тоже вышел вместе с нами и подошёл ко мне. Странно, но он без слов принял меня за ответственную. Это он зря...

- Код четыре шестерки, карточка временная, но безлимитная. Надеюсь, разумные пределы у тебя как у среднестатистических землян.

- Надейтесь, но сильно не рассчитывайте, - мило улыбнулась я, сцапав карточку. - В любом случае мы обязаны поблагодарить вас. Ваша помощь для нас неоценима.

- Постарайтесь не увлекаться, - кивнул Аз Хош, принимая мою благодарность, и направился к водительской дверце автокара.

- Ники, у нас есть счастье! - улыбнулась я, развернувшись к соседке.

- Ты действительно хочешь разорить Аз Хоша?

- Это громко сказано, но ведь и качество эштаны ты видела? Он явно не из бедной семьи в Джийской системе.

- Ты права, но и сама не увлекайся тратами, - ответила девушка, беря меня под руку и направляясь в сторону торгового центра. - В первую очередь нужны туфли. На их поиски необходимо много энергии!

И так начался наш шоппинг, первой точкой которого был салон красоты. Там смысли краску с волос и очистили кожу Ники, вернув ей светлый оттенок. Опасения урджия не оправдались, я тратила немного и не покупала дорогих вещей даже в моём понимании. Среди покупок оказалась пара платьев, трое шорт и двое брюк, неизвестное мне количество кофточек, куртка и так по мелочи. С обувью, действительно, возникли проблемы, но мы справились со всеми трудностями, поэтому решили посидеть в кафе и перекусить. Интересно, Аз Хош не голодает? Вряд ли, давно бы уже поднялся и поужинал. Да и рядом с торговым центром не может не быть рестораций.

Пока предавались чревоугодию, мы смотрели в планшетах новости. Вдруг у Ники запиликало сообщение, а потом она громко выдохнула.

- Что-то случилось? - обеспокоенно спросила, отправляя в рот очередной ломтик вредной пищи.

- Мне только что пришла пересылка поста в группе нашего факультета. Ави, это катастрофа!

- Катастрофа - это авария, в которой есть наличие трупов. Там есть мёртвые?

- Нет, но один скоро точно будет! Ави, я со стыда умру!

Глава 6

Предел мечтаний для всякого мужчины — женщина, которая будет услаждать чувства, не слишком при этом обременяя рассудок.

Джейн Остин "Эмма"


- Да что там такое? - непонимающе спросила я. Соседка протянула мне свой планшет, а сама прикрыла лицо руками от смущения.

"Важные и шокирующие новости! Кто бы мог подумать, что у нашего красавчика-преподавателя Аз Хоша ур Сента такой странный вкус?! Вы не поверите, какие девушки ему нравятся! Фотоотчет присутствует!" - и под текстом я нашла наши с Ники анимации с разных ракурсов, хорошо запечатлевших наш позор. - "Откуда такая уверенность, что нижеприведенные личности привлекли нашего холодного преподавателя? Так он их оставил после пар, при этом его глаза улыбались. Как вы знаете, не часто доводится видеть его счастливым. Но это можно было бы списать и на смех при виде бедняжек, если бы не следующие события! Он отправился к ним в комнату! Аз Хош ни разу не посещал женское общежитие последние пять лет, а тут он провёл в комнате девушек не меньше двадцати минут! Что можно сделать за двадцать минут? Оставим эти размышления на совести вашей фантазиии.

Вам может показаться, что у нас недостаточно фактов для намеков на любовную связь между девушками и преподавателем, но тогда я представлю вам ещё несколько снимков, на которых видно, как вышеозначенные особы садятся в автокар преподавателя, и он увозит их из академии. Двадцати минут не хватило для троих? Очень интересные факты, над которыми я советую вам поразмыслить.

Винить девушек нельзя. Перед наследником многомиллиардного состояния и просто загадочным мужчиной мало кто может устоять. Но нужно отдать им должное за смелость и изобретательность, ведь их старания увенчались успехом!

Будем вместе с вами наблюдать за развитием отношений в этом треугольнике. Станет ли он отрезком или превратится в многоугольную фигуру? Оставайтесь с нами и всегда будете в курсе новостей!

Навечно ваши, Предсказатели движения стилуса."

Ники всхлипывала, я же была переполнена гневом. Отложив планшет в сторону, я размышляла над тем, зачем народу это вообще надо? К чему они вовлекли в грязную игру нас? Их выдумки были подкреплены шаткими фактами, выставляющими нас в невыгодном свете. Это произвол! И самое обидное во всем этом то, что люди слишком доверчивы, они готовы поверить в сладкий вкус любой конфеты в красивой обертке, а эта статья имеет яркую упаковку.

- Нужно найти того, чьему скудному уму принадлежат эти слова, - прошипела я, и Ники еще раз всхлипнула.

- Так наверняка анонимно действуют! Видишь, пост без подписи? Значит, нам их не отыскать!

- Тогда следует обратиться в администрацию, там найдем создателя этой странички, который и скажет, кто такие эти «Предсказатели». И тогда мы потребуем написать опровержение!

- Ави, видимо, ты никогда не сталкивалась с подобным в школе, - немного успокаиваясь, прошептала Ники. – Администрации нет дела до студенческих разборок, они не станут опускаться до этого. Так было даже в школе, чего уж говорить об университете? Думаю, это просто следует пережить.

Я была согласна с соседкой, но все равно хотелось возразить, так как я не желала верить в безвыходность ситуации. Отдав планшет, можно сказать, уже подруге, я встала со своего места и направилась к выходу. Ники последовала за мной, на первом этаже мы забрали из камеры хранения наши покупки и вышли на улицу.

Ур Сент стоял у своего автокара, прислонившись к капоту. Лицо было закрыто эштаной, но при этом создавалось впечатление, что он должен быть красивым, просто потому, что воображение дорисовывало все скрытые части лица. Под темной кофтой перекатывались мышцы, очертания которых особенно проступали, когда он складывал руки на груди, как сейчас. Со стороны он выглядел привлекательно, к тому же манила загадочность его персоны.

Будто почувствовав мой взгляд, преподаватель резко вскинул голову и тут же выпрямился. Я направилась к нему, а Аз Хош, тем временем, открыл багажное отделение. Подойдя, я бросила туда свои пакеты и тут же налетела с претензией на преподавателя:

- Ты... – запнулась я. А вот что именно ему предъявить, не продумала! - Ты! Ты губишь мне жизнь!

- Карта вроде безлимитная... - растерянно ответил он, а потом приподнял бровь, усмехнувшись: - Или ты даже её лимит исчерпать успела?

- Какой лимит?! – его насмешка еще больше распалила чувство обиды в моей душе. - В космопорте чуть жизнь мне не сгубил, приковав внимание журналистов к моей персоне, а теперь из-за тебя пострадали я и Ники! Что в тебе особенного?! Почему после встреч с тобой вся моя спокойная размеренная жизнь летит в черную дыру?!

- Ты с катушек съехала?! – маска спокойствия слетела с преподавателя, фиолетовые глаза грозно сверкнули, что остудило мой пыл. – Объясни всё спокойно! С истеричкой дело иметь не желаю!

На нас уже оглядывались, Ники же стояла рядом с открытым ртом.

- Значит, вы познакомились всё-таки не на «Арионе», - констатировала она, прикрывая глаза рукой от любопытных прохожих.

- Студентка Останкина, не могли бы вы мне объяснить на межгалактическом, в чем меня обвиняет ваша подруга?

- Понимаете, лиобе, о нас с вами написали различные непристойности в неофициальной группе университета, - смущенно пробормотала она, и еще ниже опустила голову.

- А подробнее? – раздраженно спросил ур Сент.

- Кажется, там говорилось что-то о любовном треугольнике, - ответила Ники, после чего протянула планшет преподавателю.

Я нетерпеливо заламывала пальцы, пока мужчина пробегал глазами по строчкам. Его лицо не выражало ровным счетом никаких эмоций, словно всё написанное было не о нем. Наконец, он отдал планшет подруге и в упор посмотрел на меня.

- Не знал, что ты настолько эмоционально отреагируешь на обычную сплетню. Это не самое худшее, что могли напечатать, тем более студенты быстро забудут провокационную новость. Просто не обращай внимание на это.

Возразить хотелось, но я лишь сверкала недовольным взглядом. Убедившись, что я верно истолковала его слова, он повернулся к подруге:

- Вас это тоже касается. Не стоит смущаться, ведь вы обе прекрасно осведомлены, что это ложь. На вашей стороне правда, просто помните об этом. Если вы будете возмущаться и смущаться, то эту новость дольше будут обмусоливать. Проигнорируете – и уже через неделю о ней забудут.

- Но как нам прожить эту неделю? – тихо спросила я. В словах ур Сента была истина, но положение вещей меня не устраивало.

- Либо стиснуть зубы и терпеть, либо устроить новое шоу, не обязательно со своим участием. Вы же поляторы, вот и проэкстраполируйте.

- Но мы не умеем!

- А вот это отличный стимул научиться. Пожалуйста, хватит с меня ваших истерик, просто залезайте в автокар. Я на вас очень много времени потратил, - устало произнес Аз Хош, направляясь к водительскому месту.

У меня даже щеки запылали. Повела себя как ребенок! Он взрослый мужчина и понимает, что на такие вещи реагировать не стоит. Смущенная своим недавним поведением, я схватила его за руку, но получилось так, что запястье оголилось, не скрытое ни перчаткой, ни рукавом кофты. Он вздрогнул, подняв на меня растерянный взор. Я тут же поспешила убрать свои руки за спину.

- Простите меня за мою несдержанность.

Я вновь перешла на «вы» и отдала карточку. Он не ответил, лишь кивнул, забрал электронный носитель и продолжил свой путь.


Из автокара мне в буквальном смысле выходить не хотелось, но мы уже состыковались с платформой на парковке факультета, поэтому следовало покидать теплое сиденье и направляться навстречу опасности.

Ники вышла первая, я же медлила, но всё же последовала за ней. К нашему счастью, уже было темно и, хоть и огни освещали дорогу, узнать кого-то было сложно. С Аз Хошем мы расстались молча, после чего неуверенно пошли в сторону общежития.

Пройдя турникеты, мы тут же столкнулись с комендантом. Женщина выглядела виновато и протягивала нам коробку печенья.

- Не держите на меня зла. Я была уверена, что вы приручите этого зверька.

Ах, значит, методы Аз Хоша сработали?! А вот если бы он не догадался о маленьком монстре у нас в комнате, то Кассиета даже не потрудилась бы попросить у нас прощения? Коробка конфет, конечно, неплохой бонус, но ни в какой мере не окупает страданий, выпавших на нашу долю из-за хитросплетений этой женщины.

- А почему шепотом? – спросила более отходчивая Ники. Иногда я поражаюсь её доброму сердцу! – О нем нельзя говорить?

Я продолжала стоять рядом и изображать святую невинность. Кассиета, видя моё недовольство, лучилась доброжелательностью и в попытке загладить свою вину впихнула мне под мышку печенье (руки были заняты пакетами).

- Ни в коем случае! – подтвердила комендантша. – Видите ли, эксперименты над животными запрещены, особенно, над редкими. Но даже если бы мальчиков тогда оправдали, шиншиллу бы сдали исследователям, которые начали разбираться с неизвестной мутацией: развитием речевого аппарата и мышления. Поднялся бы международный скандал, а выпускники даже не помнили, что именно сделали в лаборатории. Администрация факультета не допустила такого внимания, поэтому решено было оставить зверька здесь, к тому же все условия для счастливого проживания у него имеются. Но в последнее время он совсем одичал без общения, начал чудить, вот я и понадеялась на вас.

Ах, она просто решила скинуть всю ответственность и проблемы на нас! До чего же люди бывают хитрыми!

- Администрация не допустила бы такой огласки или кто-то из выпускников был представителем золотой молодежи? – спросила я, по существу, не желая так быстро прощаться со своей обидой. Женщина слегка покраснела после моего вопроса. Понятно, везде правят власть и деньги.

- Не держите зла.

Просто так забывать это не хотелось, но и лелеять свою обиду – гиблое дело.

- Замяли. - Я передернула плечами, после чего обогнула женщину и направилась к лифту, стараясь не уронить коробку печенья.

Уже на своем этаже мы с Ники столкнулись с группой девушек. При виде нас громкий разговор стих, перейдя в неприятный шепот. Говорили явно о нас, при этом чувствовала я себя как на выставке, что совершенно не могло нравиться.

- Что-то не так? Зависть или злорадство? – храбро спросила Ники, вновь стараясь скрыть за своей бравадой смущение и неуверенность, как в первый день нашего знакомства. У каждого из нас свои механизмы защиты от враждебности внешнего мира.

Девушки не ответили – разбрелись по боксам. Я с неудовольствием поморщилась и поспешила в наши комнаты. Пачку печенья положила на кухонный стол, решив, что им мы завтра можем позавтракать.

Было немного неуютно чувствовать себя там, где живет незарегистрированный квартирант, имеющий возможность подглядывать из любого угла.

Переоделись мы с Ники в ванной комнате, надеясь, что хоть сюда лапки нашего «друга» не дотянулись, а потом принялись перебирать вещи. Выкинув половину старой безнадежно испорченной одежды в мусоропровод на нашем этаже, мы не спешили раскладывать новые по полкам, так и оставив их в пакетах. Вдруг, зверек вновь приготовил нам месть?


- Ави, нет! Этот грызун всё сожрал! – донесся до меня голос подруги, пока я чистила зубы. – Они были кокосовые! Мои любимые!

Я сполоснула рот, выключила кран и вышла в спальню. Со стороны шкафа послышался шорох – кто-то услышал, что речь идет о нем. Присев на корточки, постучала пальцами по полу и вкрадчиво попросила:

- Мышь облезлая, а ну выходи!

- Я не облезлая! – выкрикнули со стороны шкафа, и секунд через двадцать добавили: - И не мышь!

- Так докажи это и покажи свой красивый пушок.

- Правда, красивый? – выкатилось из шкафа это чудо генной инженерии.

Мешкать я не стала, схватила его за шкирку и потащила в ванную.

- Произво-ол! Убива-аю-ут!

- Ники, у тебя нет арматуры потяжелее? Ур Сенту потом скажем, что несчастный случай произошел, - спросила я соседку, которая широко распахнутыми глазами наблюдала за мной.

- Не посмее-ешь! – выкрикнул нахал, царапнув меня по запястью.

Я хотела его лишь проучить, но он сам сделал мне больно, отчего я непроизвольно выбросила его, и шиншилла полетел прямо в унитаз. Я скривила губы, удивленно смотря на дело рук своих. Конечно, я не борец за права животных, но такого я точно не желала!

- А-а!

Зверек пытался ухватиться передними лапами, но поверхность была слишком гладкая, поэтому он барахтался, старался не вставать задними на дно, но ничего у него не получалось, поэтому вскоре он расслабился и недовольно посмотрел на меня. В его глазах разлилась жгучая обида, будто бы он сейчас готов расплакаться. Моё черствое сердце сжалилось, но брезгливость еще оставалась.

- Не могу, мне противно, - виновато ответила я, и зверек наградил меня очередным жутко обиженным взглядом, а потом предпринял еще одну показную попытку выбраться.

И старался он в это время выглядеть особенно жалостливо, словно его незаконно обидели, а он вообще бедненький и несчастненький. Наконец, он оставил эти жалкие попытки и завис в воде, приподняв мордочку.

- А я надеялся на плодотворное общение. Даже поделиться важной информацией хотел, а вы со мной так жестоко. Не знаю, что теперь думать. Видимо, излишний альтруизм наказуем.

- Я не специально, - виновато ответила я, присев рядом с ним на корточки, но потом всё из-за брезгливости поднялась на ноги. – Ладно, я сейчас попробую перчатки найти.

Шиншилла прикрыл глаза лапкой, с которой потекла вода, а я подошла к тумбочке и стала осматривать её на наличие моющих принадлежностей. В прошлый раз нам выдала их комендант, а мы еще не вернули, так как уборка была не закончена. Увидев перчатки, я схватила их и похвасталась:

- Нашла! Сейчас спасу твою мокрую шкурку!

Кстати, с мокрым мехом он смотрелся совсем тощим и даже страшненьким.

Надев перчатки, я подошла к унитазу и только сейчас заметила, что все пальцы были изгрызены. Вздохнув, я укоризненно взглянула на шиншиллу, который укрыл голову уже двумя лапками, продолжая передвигать ногами по «полу», чтобы не смыться.

- Гад! Ну, какой же ты гад! – воскликнула я, поднеся руку к кнопке слива. – Смою тебя – и все проблемы долой!

- Я Аз Хошу всё расскажу!

- Не расскажешь, ты уже будешь далеко отсюда, - зловеще усмехнулась я, медленно поднося свой палец к кнопке.

- Не-ет, стой! Не надо, пожалуйста! – зверек активно задрыгал лапками, удерживаясь на весу. – Я буду хорошим, обещаю! Переговоры! Договор!

- Какой еще договор? – Я удивленно вскинула брови, даже остановив движение руки.

- По сотрудничеству, - более спокойно добавил он, и я вновь потянулась к кнопке. – Нет, нет! Выслушай! С вашей стороны мне нужно только кормление и общение, честно! С моей же все остальное!

- Остальное – это отсутствие тебя на нашей территории? Так я это и сейчас могу сделать одним движением руки.

- Я буду полезен! Я хороший информатор!

- Ави, может, отпустим его? – умоляюще прошептала Ники.

- Ага, отпустим на все четыре стороны через сливную трубу, - улыбнулась я. Шиншилла вздрогнул.

А потом он так натурально захныкал, что даже я на пару секунд ему поверила. Вздохнув, я сняла и отбросила в сторону перчатки, после чего вытащила этого наглого грызуна и аккуратно положила в душевую кабинку. Открыв кран, я полила его из душа, а потом принялась намыливать шампунем. Ники в это время протирала пол от мокрых следов, которые успел оставить шиншилла, пока я его тащила от унитаза до кабинки.

Зверек недовольно фыркал, превратившись в сплошной пенный клубок. Мы с Николеттой смеялись, чувствуя, как вершится наша месть. И вот что странно: мне было приятно возиться с вреднючим пушистым экземпляром сентурионской фауны.

Вытерев его пятнистым полотенцем, я отнесла шиншиллу в спальню и положила на кровать. Зверек несколько раз чихнул, а потом завалился на бок и блаженно вытянул лапки. Мы с Ники умильно смотрели на пушистика, который, когда не пакостил, был вполне милым домашним зверьком.

- Знаешь, а ведь мы исключения для коменданта, особенные, - проговорила соседка, опираясь ладонями о колени и любуясь зверьком. – Питомцы-то запрещены в общежитии, а нам ничего предъявить не смогут.

- Ага, а если комендантша будет ворчать, мы в любой момент сможем смыть его в унитаз, - хихикнула я, и ухо зверька нервно дернулось.

- Злая ты, - вздохнула Ники, выпрямляясь и потягиваясь. – Жаль, что без завтрака остались.

Теперь питомец подскочил, его уши зашевелились, а потом он отряхнулся от излишков воды, спрыгнул на пол и побежал в сторону шкафа. Мы наблюдали за его действиями с неподдельным интересом. Из шкафа он уже вернулся, волоча за собой увесистую коробку печенья.

- Это нам? – удивилась я доброте вредного создания, когда он поставил коробку у моих ног.

- Просто я уже объелся, а не пропадать же еде? – фыркнул шиншилла, и мы с Ники улыбнулись, заглянув в коробку.

Зверек, конечно, был у нас чистоплотный и умный, но всё равно есть после животного, пусть даже цельные печенья, желания не возникало. Поэтому мы решили поставить коробку в шкаф, выдавая выдавая печеньки шиншилле за хорошее поведение.

Если мы поторопимся, то вполне успеем в столовую. В связи с этим мы занялись ускоренными сборами.

- А как тебя зовут, чудо генной инженерии? – обратилась я к зверьку, который теперь занял почетное место на одной из моих подушек.

Шиншилла поднял голову и удивленно взглянул на меня, будто этот вопрос ему никогда не задавали. Потом его ушки опустились, и он улегся на скрещенные лапки, так мне и не ответив.

- У тебя нет имени? – верно поняла его действия Ники. Её голос был полон сострадания.

- Об этом никто никогда не думал, - безразлично ответил он. – Я ведь вообще случайно получился, по пьянке выпускников.

- Это Аз Хош тебя создал? – спросила я, забирая из парового отделения шкафа отглаженную блузку.

- Ага, с друзьями, - вздохнул он, - он хотел… впрочем, это не только мои секреты.

Выпытывать чужие тайны я не собиралась. Захочет – сам расскажет.

- Значит, это он тот богатенький мальчик, из-за которого тебя оставили здесь? – с непонятным раздражением спросила я, а потом взяла зверька на руки. – Мне очень жаль, что так получилось. Можно мы с Николеттой дадим тебе имя?

- Смотря какое, - даже немного смутился он.

- Святогор? – предложила Ники.

- Жуткое, - вздрогнул он.

- Грызун? – ехидно спросила я, и зверек округлил глаза. – Шучу! Глупо шучу, не обижайся.

- Тут так просто не решишь, - одевшись, произнесла Ники. – Нужно подумать в течение дня. Ави, а сейчас нам пора, иначе мы опоздаем на завтрак.

Я кивнула, переоделась и поспешила за соседкой. В лифте мы спускались в сопровождении двух девушек: айли и челибенки, которые своим внешним видом больше напоминали или земных попугаев, или нас вчера утром, когда наши волосы были заплетены в косы, а вещи выкрашены в различные цвета радуги. Только тут подобных оттенков были даже волосы, поднятые вверх, а в остальном не наблюдалось никаких отличий. И обувь оказалась дырявая!

Лиа наградили нас презрительными взглядами и после остановки лифта вышли первыми. Мы с подругой переглянулись, едва сдерживая смех.

- Ты думаешь о том же, о чем и я? – спросила Ники, и я кивнула.

- Кто-то пытается таким экстравагантным образом привлечь внимание Аз Хоша ур Сента, - улыбнувшись, ответила я. – Хотя вчера с таким рвением спускали на нас всех собак!

- Пошли на завтрак, может, успеем, - хихикнула Ники.

Но столовая лишь добавила нам ярких впечатлений. Все девушки, за исключением нескольких адекватных старшекурсниц и несведущих первокурсниц, были вызывающе и аляповато одеты.

- Мы еще в лучшем университете конфедерации? – нервно хохотнула Николетта, а потом серьезно взглянула на меня. – Видишь, о нас легко забыли. Теперь они занимаются исключительно собой!

Улыбнувшись, кивнула и направилась к раздаче. Завтрак прошел как нельзя лучше.

Урджии в общей столовой не питались, и не только из-за эштаны. Поглощение еды было для них интимным делом, возможным только в присутствии близких людей. Получается, они постоянно себе готовят, даже когда совсем невмоготу? Хорошо, что в быту всегда есть полуфабрикаты.

Позавтракали мы на скорую руку, захватив сок и фрукты, и после их поглощения, отправились на пару.

- Надо будет спросить у кого-нибудь, где можно добыть продукты, - поделилась мыслями Ники.

Я была с ней полностью согласна, но для начала нам следовало хоть с кем-то познакомиться. И будто прочитав мои мысли, передо мной возник знакомый незнакомец, обаятельно улыбаясь и протягивая букет цветов.

- Это тебе для хорошего настроения, - пояснил Чейс, и в последний момент вытянул из букета стебелек с красно-синим бутоном, протянув его Николетте. – Такая красавица не должна ходить без украшения.

- Стандартный подкат за счет моего презента, - усмехнулась я, убирая цветы подальше от челибенца.

- Ты еще злишься? Я думал, мы тебе всё объяснили. К тому же весь факультет вчера шумел о том, что с Аз Хошем ты всё-таки помирилась…

- И ты поверил в эту гнусную сплетню?! – я даже приоткрыла рот от удивления.

Лиобе рассмеялся в кулак, сверкая притягательными черными глазами. Это были омуты бескрайней ночи.

- Разумеется, нет, - улыбнулся он, развернувшись, протиснулся между нами и мы пошли дальше. - «Предсказателям» мало кто верит, ведь они вплетают в сплетню только часть правды, остальное раздувают для шумихи и не испытывают по этому поводу никаких угрызений совести. Но в конце года они присылают на твой идентификационный номер свой прогноз, составленный на Взлетных гонках и там же запечатанный на бумажном носителе, и ты тогда убедишься, что эти ребята не только скандальные журналисты, но и отличные поляторы. И эти прогнозы имеют вероятность, минимум 0,95.

- Взлетные гонки? – переспросила Николетта, не особенно заинтересовавшись экстраполяцией.

- Да, но до них еще далеко. Расскажу позже. А сейчас поведайте-ка мне, как вы смотрите на Посвящение?

- Это концерт для студентов?

- О, нет-нет, я говорю о неофициальной вечеринке. Если вы познакомитесь с каким-нибудь старшекурсником и завоюете его доверие, то он, возможно, пригласит вас на это событие. В ином случае, доступа на вечеринку нет, так как никто из первашей не знает, где она проходит.

- Так ты нас дразнишь или всё-таки собираешься дать приглашение? – обворожительно улыбнулась Николетта.

Но она просчиталась, думая, что на Чейса это окажет какое-то влияние. Фэртон лишь настолько же обаятельно улыбнулся в ответ, отчего на щеках Ники вспыхнул румянец.

- Я посмотрю на ваше поведение. До вечеринки еще неделя, у меня есть время на раздумье, - смотря на лиа, ответил челибенец. К этому времени мы подошли к нужной нам аудитории. – Что ж, здесь мы расстанемся, но надеюсь еще увидеть вас. Приятно было пообщаться.

- Чейс, стой! – остановила я парня, - скажи, а где тут можно купить продукты?

- Скажу, но за это вы обязаны будете пригласить меня на ужин. Договорились?

- Тогда ты нам не только скажешь, но и покажешь, - тут же вставила Ники, и я её идею восприняла с воодушевлением. Кто пакеты-то тащить будет?

- Договорились, - улыбнулся он, - тогда сегодня в четыре жду вас в холле общежития.

Фэртон ушел, а мы поспешили занять свободные места в аудитории, которая больше напоминала курятник. А как еще назовешь сборище стольких раскрашенных куриц? Бедные! Это ж сколько времени ушло на наведение вот такой вот «красоты»?! Они бы хоть сказали, мы бы к ним нашего пушистого «помощника» отправили!

В аудиторию вошла высокая айли, прошла к кафедре и развернула электронный журнал, где высвечивались наши анимации и подписи с именами. Лиабе окинула всех придирчивым взглядом, задержавшись на нас с Ники. Она явно была посвящена в причину такого поведения девушек, но видела виновниц в нас.

- Что ж, начнем занятие. Меня зовут Милакэ Миа. В этом семестре у вас будут только два специальных предмета: «Нахождение экстремумов», который веду я, и «Общая поляция», лекции и практику по которому ведет Аз Хош ур Сент. Вы должны уделить внимание именно этим двум предметам. У меня вы будете делать математические расчеты, в общем-то, предмет входит в курс интерполяции, поэтому ничего сложного не будет. Открываем планшеты, берем в руки стилусы и записываем…

Её предмет не был чем-то особенным для меня. Обычная алгебра, которую я изучала в школе. Мы повторили, что такое функция, что такое производная, как отличать их экстремумы на графиках и прочие математические термины, и потом с чистой совестью отправились на пару к ур Сенту.

Преподавателя в аудитории не оказалось. Мы с Ники сели на задние парты, стараясь быть совершенно незаметными за спинами сокурсников. Девушки были крайне возбуждены предстоящим приходом «красавчика» -преподавателя.

- Ну и шумиху вы навели! – с этими словами рядом с нами на скамейку опустился Баскинс.

- Мы не специально, - смущенно оправдалась я.

- Охотно верю, но теперь из-за вас вся женская половина факультета сошла с ума. Все хотят удостоиться внимания ур Сента.

- Ты же понимаешь, что тот пост - гнусная ложь? – с надеждой спросила я, и Колли не спешил меня разочаровывать.

- Естественно! Только теперь надо убедить в этом и девушек.

- Кстати, а почему ур Сента все считают красавчиком? Откуда такая информация? Есть фотографии или он снимал эштану? – задумчиво спросила Ники.

- Нет, конечно. Ходят слухи, будто кто-то видел его через окно в боксе и решил, что он космически красив, - вступила в разговор девушка, сидящая впереди.

Урджия с закрытым наполовину лицом и в перчатках, глубокими фиолетовыми глазами и копной кудрявых рыжих волос. А вот ур Сент предпочитал носить капюшон, не показывая свои волосы.

- Так слухи могут лгать. - Я пожала плечами. - Вдруг под маской прячется урод? Зубы кривые, изо рта воняет и челюсть кирпичом?

- Не порть иллюзию! – шутливо воскликнула урджия. - Между прочим, завеса тайны ещё привлекательнее самой тайны. Девушки сами его придумали и сами влюбились.

Мы негромко рассмеялись, и Ники первой протянула руку для знакомства.

- Николетта Останкина, а это моя соседка по комнате Аврора Аято.

- Ай Хот ур Каун, - представилась урджия, - приятно познакомиться.

- Кстати, ваше незнание его внешности только подтверждает отсутствие между вами интимной связи, - вступил в разговор Баскинс.

- Это ничего не подтверждает, хоть я девочкам и верю, - не согласилась Ай Хот. – Урджий перед простой любовницей не открывает своё лицо, хотя и снимает перчатки. Ведь поцелуй мы дарим одному единственному избранному человеку.

- Какие романтические сопли, - поморщился парень, и мы хмыкнули, переглянувшись.

Может, и слишком романтично. Но кто не мечтал о вечной нерушимой любви? Покажите мне этого человека, я выведу его на чистую воду!

Разговоры прекратились, когда в аудитории появился преподаватель. Урджий уверенным шагом прошел к кафедре, открыл журнал и застыл, удивившись необычной тишине. Он медленно поднял взор на студентов и от удивления даже сделал маленький шаг назад. Испугался мужик, сразу видно!

Я бы тоже испугалась, увидев перед собой стольких раскрашенных девушек, желающих со мной близости.

Наконец, он взглядом отыскал меня и склонил голову на бок. Я пожала плечами и для убедительности подняла ладони вверх, мол, не имею к этому никакого отношения! Аз Хош потер переносицу, потом отвернулся к окну и попросил открыть планшеты, чтобы записать тему лекции.

Во время занятия он старался вообще не поворачиваться к своим студентам, монотонно рассказывая о видах экстраполяции и интерполяции, их особенностях и уровнях сложности. Как только подошло время перерыва, он выскочил из аудитории под общее недоуменное молчание, а вокруг нас тут же столпились недовольные девушки.

- Что это значит?! Почему вас он подозвал к себе после пар, а на нас даже не взглянул? – выкрикивали они.

- Потому что у нас это, - Ники указала на волосы и одежду, - вышло случайно и против нашей воли! И лиобе лишь решил нам помочь с приобретением нового гардероба, а вы сейчас его чуть не задушили своим повышенным вниманием и убили в нем тягу к прекрасному!

- Как бы он после этого ориентацию не сменил, - ехидно добавила я.

Девушки после моих слов схватились за сердце, а одна прошептала что-то вроде «нельзя этого допустить», после чего лиа дружно покинули аудиторию. Остались лишь парни и и только четыре девушки со всего потока.

- Как грызуна называть будем? – спросила у меня Ники.

- Даже не знаю, - задумчиво ответила я. – Как обычно называют людей?

- На Земле? По дате, в которую он родился, - ответила Ники, и у меня в голове будто что-то щелкнуло.

- У меня есть идея! Но нам не хватает информации, поэтому нужно будет кое-что выведать у Аз Хоша, - прошептала я, наклонившись к подруге.

- Что ты задумала?

- Ничего противозаконного, - пожав плечами, ответила я, но соседка наградила меня недоверчивым взглядом.

Аз Хош вернулся после перерыва в наполовину опустевшую аудиторию. Он никак это не прокомментировал, лишь усмехнулся и продолжил лекцию в улучшенном настроении. Когда занятие закончилось, я подошла к преподавателю, держа в руках букет. Ники ждала меня около выхода.

- Лиобе ур Сент, разрешите задать вам вопрос?

- Разумеется, - кивнул он.

- Какой ваш любимый алкогольный напиток?

Мой вопрос его удивил, но он быстро сориентировался.

- Если вы уже заранее хотите запастись подарками в день экзамена, то не стоит. Я не пью.

- Да-а? – протянула я. И откуда в моем голосе столько ехидства?

Аз Хош отвел взгляд.

- Если это все вопросы, то я поспешу откланяться.

- Но позвольте…

- Аврора, я не отвечу вам на этот вопрос, так как это верх наглости, - раздраженно ответил он, а потом его взгляд наткнулся на букет. Я тоже опустила взор, поэтому не заметила, как урджий оказался близко и, серьезно посмотрев на меня, прошептал: - Лиа, не хочется вас огорчать, но должен предупредить, чтобы вы не сильно надеялись на высокие чувства кавалеров, которые дарят вам сегодня цветы. После вчерашних новостей у них может сложиться… кхм, превратное мнение относительно вашей нравственности.

Я даже рот приоткрыла от удивления, слушая преподавателя. Когда смысл сказанного в полной мере дошел до меня, то на на щеках вспыхнул румянец, а рука с букетом непроизвольно поднялась наверх.

Я сама не заметила, как со всей силы ударила букетом мужчину по лицу. Мне было стыдно и жутко от слов, сказанных им. Пусть они и являлись в какой-то мере правдой, но как он смеет говорить такие вещи студентке-первокурснице?! Я и так из-за его эксперимента пострадала в высшей мере!

- Да как вы посмели?! Думаете, что мне можно подарить цветы только из-за доступности?! То есть в версию, что я привлекательная девушка, не верится совсем?! – прошипела я, а потом резко развернулась и побежала к выходу.

Около двери я схватила Ники за руку и уже вместе с ней выбежала из практически пустой аудитории. Черная дыра, надеюсь, свидетелей моей выходки было немного!

- Аврора, это что сейчас было?! – прошептала Николетта, выхватив свою руку. – Ты преподавателя ударила!

- Да, ты не слышала, какие он гадости говорил! – оправдалась я, смутившись. – В общем, на месте нашего грызуна я бы сама от такого хозяина сбежала!

- С чего ты взяла, что он был его хозяином? – устало спросила Ники, а я поджала губы и подняла испорченный букет.

- Черная дыра, как же бесит! – всплеснула руками я, выбросив букет в урну, и отправилась на последнюю пару – историю конфедерации.

Алкогольные предпочтения преподавателя придется узнавать другим методом.

Глава 7

Киса, я хочу вас спросить, как художник художника - вы рисовать умеете?

Илья Ильф, Евгений Петров, "Двенадцать стульев"


Покупка продуктов оказалась муторным делом. До города ходили шаттлы ежедневно в пять часов, но на проезд в будний день нужно было специальное разрешение, которое выдавалось комендантом и подписывалось деканатом. Это была еще одна причина, почему нужно иметь хорошие отношения с представителем власти в общежитии.

Именно так мы сегодня закупились всем необходимым и в восемь часов вернулись в свои комнаты. Пакеты до двери бокса помог донести нам Фэртон, но за порог мы его не пустили.

- Там жуткий бардак! – горячо воскликнула Ники, смутившись. Её слова были правдивы, но упоминать то, что у нас там говорящий зверек, она не стала.

- Ур Сент заходил, а мне нельзя? – усмехнулся Чейс.

- А у него психика, как у земного носорога, - пожала плечами я, вспомнив его безразличную реакцию на раскиданное нижнее белье. Всё-таки золотой муж будет!

- Так я тоже твердолобый, - усмехнулся челибенец, но мы с подругой отрицательно покачали головами.

- Не хотим стать причиной твоего психического расстройства, поэтому вынуждены отказать в посещении наших комнат, хоть мы и безмерно тебе благодарны за помощь, – преградив приборную панель, заверила я.

- А вот на ужин мы что-нибудь приготовим. Время скажем тебе позднее, - добавила Ники, после чего развернула молодого человека и подтолкнула к лифтовым кабинкам.

Больше не став упираться, он помахал нам рукой, и мы облегченно выдохнули и скрылись в своем боксе.

- Ты же умеешь готовить? – спросила я, закусив губу. – Я – нет.

- Не велика наука! – хмыкнула Николетта, и я отчетливо поняла, что с этим у нас будут проблемы.

Перекусив крекером, не забыв угостить питомца, мы принялись за уборку кухни. Все происходило под музыку, что навело меня на воспоминания.

- Мелкий, - позвала грызуна я, - а что за призраки были в первый день? Мы жутко испугались.

- Это были проекции. Идея не моя, но доработал я, - похвастался зверек. – Объемная голограмма, проекторы расположены по всей комнате и соединены головным компьютером, благодаря чему количество испускаемых лучей можно постоянно контролировать. Поэтому никто из вас не мог загородить лучи проектора, так как я его просто вырубал и переключал нагрузку на другой.

- Ничего себе, - улыбнулась Ники, - а ты у нас мозг. Ты мог бы стать полноценным членом общества.

- Боюсь, что гуманоиды еще не готовы к тому, чтобы в полной мере принять разумных животных, как самостоятельный равный вид, - печально произнес он, и я только сейчас заметила, что он читает книжку на своем собственном, пусть и устаревшем, планшете.

М-дя, куда катится мир? Зрелище презабавное.

- А вы имя мне еще не придумали? – спросил он, оторвавшись от чтения, спрыгнув с кровати и побежав на кухню, откуда мы с ним и разговаривали.

- У меня есть одна идея, но для неё не хватает информации, - улыбнулась я. – Ты не знаешь, какой любимый алкогольный напиток Аз Хоша?

- Понятия не имею.

- Ладно, а помнишь что-нибудь со своего пробуждения?

Шиншилла нахмурился, на несколько секунд погрузившись в свои мысли. Было видно, что воспоминания не доставляют ему радости.

– В глаза бил резкий свет, - наконец, начал повествование он, - в воздухе пахло полынью и какими-то препаратами, надо мной кружились человеческие лица, оборудование, и… точно видел бутылки зеленоватой жидкости. Тогда все было в полудреме, но их я почему-то запомнил.

- Зеленоватая жидкость и полынь, говоришь? – переспросила я, после чего скинула резиновые перчатки и взяла на руки питомца. Жалеть его не было смысла, а вот подарить сейчас минуты радости – святое дело. – Придумала! Отныне нарекаю тебя Абсентом, уменьшительно-ласкательно - Абсик. Есть возражения?

Судя по еще более округленным глазам шиншиллы, возражения у него были, причем не очень культурные. Но я готова была выслушать только недовольства Ники, которых у неё не оказалось. Она активно закивала головой, принимая новую кличку комнатного зверька.

- Решено! – радостно улыбнулась я и поставив опешившее животное на пол, вернулась к стирке.

Он, поняв всю тщетность своих возражений, поплелся к планшету, но еще долго бессмысленно пялился в него. Мне же имя понравилось, поэтому менять я ничего не собиралась.


Ни вчера вечером, ни сегодня утром у нас с Ники не осталось времени на готовку, так что мы воспользовались услугами поваров в столовой. Абсик на правах настоящего питомца заявил, что долго он так с нами не протянет, если мы не научимся готовить горячую пищу.

На столь дерзкое заявление мы ответили, что кое-кого легче смыть в канализацию, чем прокормить. Этот кое-кто сразу замолчал и заверил в своей космической любви, а мы отправились в универ.

Первые две пары ничего важного для нашей профессии не представляли, а вот на третьей стоял практикум по «Общей поляции», который вел наш уже «любимый» преподаватель. Сегодня девушки первого курса соизволили одеться подобающим образом, а вот факультетские еще были под влиянием слухов.

Занятие проходило в спортзале с красными матами на полу, и так как в расписании была указана форма занятий, мы уже все успели переодеться и прийти в свободной тянущейся одежде.

Аз Хош пришел к положенному времени, одетый в темную водолазку, свободные штаны и длинный до пят плащ, расстегнутый, но перетянутый на поясе широким ремнем. Обычно его одежду составляли классические брюки, рубашка и удлиненный по колено пиджак с внутренним капюшоном.

- Доброго дня, - поздоровался он, и ему ответил нестройный хор голосов. – Практические занятия будут проходить не всем потоком, а группами, как вы уже заметили. На медитации я прошу проявлять уважение к своим сокурсникам и сидеть в полнейшем молчании. Если у вас ничего не получается, то вполне возможно, что получится у вашего соседа, а вы шумом можете сбить его с настроя. Если возникают проблемы, то просто тихо поднимаете руку, и я подойду. Никаких выкриков. Я понятно излагаю?

- Да, - ответили мы, и урджий удовлетворенно кивнул.

- Многим наверняка интересно, чем же мы будем заниматься? Ответ настолько же прост, насколько и невероятен. Мы будем пробовать достучаться до своего дара. В каждом из вас он есть, у кого-то сильнее, у кого-то он менее выражен, но он есть. И я буду помогать вам учиться пользоваться скрытыми ресурсами и увеличивать свой потенциал. Знаю, сейчас вам ничего не понятно, но потерпите до начала практики.

Аз Хош опустился на мат, сев в позу лотоса, и жестом указал нам сделать то же самое. Все послушались его, тогда преподаватель продолжил:

- Для этого занятия вы должны освободить голову от посторонних мыслей и погрузиться в своё воображение. Представляйте что угодно, но ваш дар сам должен сориентировать вас в нужном направлении. На первых занятиях лучше помогать себе пальцами, надавливая на виски в определенных точках, чтобы больше фокусироваться. На этом этапе понятно?

Понятно не было, но студенты всё равно кивнули.

-Так, а теперь закрываем все глаза и погружаемся в воображение. Если посторонние мысли не уйдут, то зовите меня.

И наступила тишина. Я закрыла глаза, выпрямила спину и старалась ни о чем не думать, но мысли непроизвольно возвращались в бокс, где меня ждал Абсент. Конечно, звучит как мечта алкоголички, но мой питомец был самым ярким событием за последние дни, поэтому буквально поселился в моих мыслях.

Ничего не получалось. Я не могла сосредоточиться. Никогда не отличалась талантом сочинителя, поэтому воображение было довольно скудным.

- Скажи, ты видела радугу? – раздался рядом со мной тихий голос Аз Хоша.

Я открыла глаза, но разговаривали не со мной, а с девушкой, сидящей рядом. Странно, но я испытала едва заметное разочарование, а потом вновь закрыла глаза, пытаясь избавиться от постороннего.

- Да, - ответила лиа.

- Тш-ш, молчи, не говори. Только слушай, - его голос был мягким, обволакивающим. Я готова была часами слушать лишь его.

Видела ли я радугу? Конечно. В моей жизни были моменты радости. Чаще всего это были незначительные мелочи. Например, одним летом я на спор с отцом перемывала его автокары. Летний день был в разгаре и светило солнце, и на капоте отражались его блики - прямо на машине на слоях воды распускалась радуга. В ней будто поселилась радость - безграничная, детская и такая простая. Просто на душе становилось теплее, когда в новых брызгах зажигался очередной цвет счастья.

– Вспомни каждый её цвет, - тем временем звучал голос мужчины, - пересчитай их, дотронься руками и представь, какие разводы оставляют твои пальцы при соприкосновении с радугой. Придумай для неё текстуру.

Для меня радуга была жидкой, проскальзывающей сквозь пальцы.

Я не заметила, как оказалась в своем воображении среди облаков, где текла жидкая радуга. Она разноцветным океаном разливалась в моей голове, её водопады журчали, чувствовалась свежесть…

Для полноты картины только единорогов не хватало!

Я усмехнулась, и меня тут же вытолкнуло из моей картины, а когда я открыла глаза, то увидела Аз Хоша, обходящего студентов. Я не знала, сколько прошло времени, но казалось, что прошла целая жизнь. Чья-то, не моя.

Преподаватель посмотрел на наручные часы, которые вывели голограмму движения Нола, а потом свернул картинку и наткнулся на мой взгляд. Он медленно подошел ко мне, присев на колени напротив.

- Получилось?

- А что должно получиться?

- Ты должна оказаться в своем воображении, увидеть вокруг себя пространство с чужими жизнями. Для каждого его мир будет выглядеть по-разному, но он всегда будет ассоциироваться с первыми яркими воспоминаниями.

- Значит, у меня это будет радуга? Вы ведь говорили о ней.

- Не обязательно. Радуга – это всего лишь символ простого счастья, но для каждого мера счастья своя. Так ты видела что-нибудь?

- Не уверена, - вздохнула я, и Аз Хош кивнул.

- Что ж, на сегодня достаточно, можешь идти. Я буду выводить других из транса.

- Доброго дня, - кивнула я, вставая и направляясь к выходу. У дверей я оглянулась и взглянула на урджия, который провожал меня задумчивым взглядом. Заметив мой интерес, он тряхнул головой и аккуратно дотронулся до плеча Баскинса, что-то прошептав.

Не став больше задерживаться, я покинула зал.

Далеко я уходить не стала, остановившись около широких подоконников, чтобы подождать Николетту. Не успела пройти и минута, как, отделившись от группы своих друзей, ко мне подошел Фэртон..

- Привет, Аврора. Была первая медитация?

- Да, но у меня ничего не получилось.

- Не переживай, мало кто с первого раза попадает в свой мир, но вскоре ты научишься строить графики нужных тебе людей и жить в двух реальностях.

- Звучит как диагноз в «дурку».

- И ты даже не представляешь, на что пошел бы совет конфедерации, чтобы только осуществить это, - усмехнулся парень.

- Разве не совет дает задания экстраполяторам? Прости, я еще не посвящена во все тонкости, но мне казалось, что именно по их наводкам мы делаем эти… странные вещи.

Он негромко хохотнул. Его забавляло моё отношение к новому для меня миру поляции.

- В конфедерации есть отдельный департамент – совет Семи, который играет весомую роль. Но мы никогда не были желательными для верхушки конфедерации, ведь мы можем изменить судьбу каждого из них. Если в нас будет чуть меньше чувства долга, то мы таких дел можем наворотить… - он присвистнул. - Поэтому, в первую очередь в нас воспитывают разумное и правильное применение своих способностей. Перед каждой практикой поляторы проходят комплексы психологических тестов, по результатам которых студент переходит на следующий курс или ему стирают память и отправляют в последнюю поворотную точку.

- Ого, ты меня действительно испугал, - прошептала я, вообразив, что приобретенное здесь я могу потерять навечно. И даже не вспомнить об этом.

- Не переживай. Ты – разумная и добрая, поэтому всё у тебя будет нормально. Ведь природа знает, кого наделять способностями, а если отсеивание и происходит, то на первом курсе.

- А сколько длится обучение?

- Три года очного обучения и два года практики, но считается она по месяцам. После сдачи зимней сессии будут каникулы, потом короткий семестр в месяц и трехмесячная практика. Вновь каникулы и так далее еще четыре года.

- Вау, круто. - Я покивала головой, осмысливая полученные данные.

- Так, когда ужин?

- Знаешь, - пораскинула мозгами я, - а приходи сегодня в шесть. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

- Тогда до вечера, - улыбнулся Чейс, и мы распрощались. Не прошло и секунды, как ко мне подошла Ники. Подруга проводила челибенца заинтересованным взглядом, который не укрылся от моего внимания.

- И как ты находишь знакомства?

- Примерно так же, как это случилось с тобой, - улыбнулась я, и лиа ответила мне тем же.


Спустя пару часов мы взялись за готовку. Абсент решил лишь наблюдать, не внося никаких конструктивных предложений. Так как измерительных стаканов у нас не было, мы засыпали ингредиенты для супа на глаз.

- Абсент, а ты чего нам рассказать хотел в обмен на свою свободу? – внезапно вспомнила Ники.

- Да ничего особенного, - нагло повинился шиншилла, - просто краем глаза видел, как девушки ночью косы себе плели. Во-от, а вы меня за такое наказывали! Модно это, оказывается!

- Да это ты ввел моду! – хохотнули мы, после чего я спросила: - Ты прогрыз себе норы в другие боксы? А еще обижается на слово грызун.

Он сделал вид, что этого не слышал, а мы продолжили готовку, результатом которой стал суп. На вкус вроде был ничего, но на вид… В общем, это была белая каша с макаронами, мясом, картошкой и кусочками овощей из пакета.

Поэтому мы решили приготовить пирог в компенсацию неудачному супу-каше, но у нас не было разрыхлителя. Зная в общежитии одного человека, который точно готовит, мы отправились к ней, предварительно связавшись с урджией по сети и узнав номер бокса.

Ай Хот открыла нам быстро и предложила выпить чаю. От него мы отказались, зато попросили недостающие ингредиенты.

- У меня только сода и фруктовый уксус, я не люблю пользоваться другими добавками.

- Сода? А как ею пользоваться? – растерялись мы.

- Насыпаете в ложку соды и гасите её уксусом, вот и все дела.

Покивав головой, мы взяли бутылочку, коробку с белым порошком и формы для кексов и отправились в свой бокс, где возобновили готовку. Только каким количеством уксуса гасить?

- Думаю, без разницы. Он же всё равно фруктовый, значит, только вкуснее будет, - выдвинула версию Ники.

Возразить мне было нечем, ведь в этом деле я была такой же профан, поэтому мы загасили столовую ложку соды приличным количество уксуса, замесили пышное тесто и поставили его в печь.

Когда мы достали готовые кексы из микроволновки, было уже почти шесть, и с минуты на минуту должен был прийти Чейс.

- Ави, а почему наши кексы убежали? – спросила подруга, посмотрев на практически вылезшую из формы румяную сдобу.

- Формы не понравились, видимо, - ехидно ответил Абсент.

- Слышь, Абсик, раз такой умный, чего не помогаешь?

- Разве я могу мешать процессу обучения? Лучше синяк, чем стеклянный колпак.

Ну и вредный нам попался зверь!

По внутренней приборной панели мы услышали голос Фэртона, после чего поспешили впустить его в бокс. Он принес нам коробку шоколадных конфет, и мне даже стало стыдно, что в ответ мы сможем отблагодарить его «трусливыми» кексами, сбежавшими из форм, и супом. Может, он там хоть мясо повыковыривает?

Навряд ли. В этой белой каше сложно будет найти мясные кусочки.

Смущаясь, мы пригласили его за накрытый стол. Присев на стул, он посмотрел на свою тарелку с пренебрежением.

- Приятного аппетита, - пробормотала я, после чего взяла ложку в рот. На ощупь противно, но на вкус ничего так.

- Знаете, я не очень голоден, - примерно через минуту ковыряния в супе, произнес Фэртон. – У вас тут так вкусно пахнет выпечкой, может, сразу к чаю?

Мы обрадовано закивали головой и засуетились, готовя чай. Я разливала его по кружкам, а Ники ставила на стол пышные кексы и раскрывала коробку конфет. Потом я расставила кружки и сама присела на свободный стул. Абсент тоже забрался на стол, первый раз показавшись нашему гостю.

-У вас питомец?! И комендант разрешает?! – удивленно воскликнул Фэртон, и мы переглянулись.

- Мы просто особенные, - хмыкнула я, и лиобе покивал каким-то своим мыслям.

Абсик, тем временем, стырил себе кекс и разодрал его лапками на другой части стола. Все следили за его действиями с неподдельным интересом. Мы с Ники пока взяли себе по конфете и запивали вкусняшку чаем, а вот Чейс не отрывал взгляда от нашего зверька.

Абсент взял кусочек в лапки и откусил. Мы с Ники ждали его реакции, которая не заставила себя ждать. Зверек скривился, взял салфетку и выплюнул туда отгрызенный кекс.

- Вот это реакция! Ему не понравилось?! Серьезно?! – восторженно воскликнул Фэртон.

-А ты эту гадость попробуй, и тогда удивляться не будешь, - ответил шиншилла и спрыгнул со стола, не забыв предварительно утащить конфету.

Чейс открыл рот и просидел так около минуты. Мы в это время сами испробовали свой кекс и поняли, что употреблять в пищу это невозможно. Он же отвратительный! Быстренько выбросили шедевр кулинарии, пока челибенец находился в прострации.

Наконец, он отмер и повернулся к нам. Его взгляд продолжал выражать шок.

-Он говорящий!

- Не может быть! – всплеснула руками я. Мой голос был пропитан сарказмом.

- Он же говорящий! – еще раз повторил Фэртон , и я поняла, что у мужчин с осознанием нереального намного сложнее, чем у женщин.

- Мы поняли, - кивнула Ники, подперев голову рукой, - вот мне интересно, как ты со своим скепсисом принял новость о существовании поляторов?

Он еще несколько раз моргнул, потом резко выдохнул и встал со своего места.

- Спасибо за ужин, я, пожалуй, пойду, - произнес он, бросив взгляд в нашу комнату. Видимо, рассчитывал увидеть Абсента. – Мне надо свыкнуться с этой мыслью. А еще говорящие животные существуют?

- Не-а, я уникум, - ответил ему Абсик, оказавшийся около порога, соединяющего спальню и кухню-коридор.

- Обалдеть, - прошептал челибенец, с некоторой опаской смотря на чудо генной инженерии. – Ко мне пришла белочка! В чай было что-то подмешано?

- Эй, я не белка! – недовольно пропыхтел зверек, и Фэртон решил, что это был предел для его нервной системы, и покинул нашу комнату.

Опомнившись, я выбежала за ним в коридор.

- Чейс! Об этом никто не должен знать! – крикнула я, и только потом заметила, с каким интересом на нас смотрит пара девушек, оказавшихся в коридоре.

Парень кивнул и направился к лифту, я же смущенно зашла в бокс.

Каждая минута на факультете Истинных знаний не перестаёт меня радовать!


Следующие дни принесли мне много открытий, главным из которых была мстительность урджиев. Нет, я и раньше подозревала, что эта раса не отличается добродушием, но чтобы настолько открыто проявлять предвзятость к одной единственной практически ни в чем неповинной студентке?..

Был уже последний учебный день на этой неделе, суббота, чему я не могла не радоваться. Счастье-то какое, продержалась целую неделю, не убилась сама и никого не покалечила! Не считать же за травму ожог лапки домашнего питомца?

Просто кое-кто голодный постоянно крутился рядом, пока я жарила яичницу, вот и произошел несчастный случай, приведший к увечьям конкретного представителя фауны. Я, конечно, лапку ему перевязала, но он до сих пор играл в потерпевшего, которому было необходимо читать сказки и баюкать на ночь. Ники к проявлениям такой нежности отнеслась с огромным энтузиазмом, поэтому я с радостью переложила на неё заботу о нашем четвероногом друге.

На следующее после знаменательного ужина утро, как раз в тот момент, когда я обожгла Абсику лапку, заявился Фэртон. Его приход, кстати, и отвлек меня от готовки. После случившегося Чейс заявил, что на кухню меня допускать нельзя, потом увидел за моей спиной Ники и внес в своё высказывание поправку на множественное число.

- Отлично! Тогда миссией по спасению нас от голодной смерти будешь заниматься ты! – со свойственной мне наглостью заявила я.

Лиобе стушевался, попытался отговориться, но свелось всё к тому, что последнюю неделю следующего месяца он нам готовит. Он, как мог, оттягивал срок своего наказания. Конечно, он это назвал мастер-классами, а мы с Ники совместно решили, что называется это поварское рабство.

Причина, по которой заявился к нам челибенец, оказалась довольно проста: он решил убедиться, что вчера у него были не глюки.

- Это вовсе не глюк, а Абсент, просим любить и жаловать, - улыбнулась Ники, после чего взяла в руку здоровенькую лапку питомца и помахала ею нашему знакомому. И в этот момент надо было видеть выражение мордочки Абсика, которое ясно говорило об отношении к подобному использованию его вместо марионетки.

- И откуда у вас говорящий зверек? Я прежде о таком не слышал. Какая-то мутация?

- А что это ты так заинтересовался им? Учти, если кто-то узнает о его существовании, мы тебя в камеру сгорания поместим, - заверила я Чейса, и парень усмехнулся.

- Понял-понял! В общем, зря я сюда зашел. Мало того, что неделю в следующем месяце готовить на троих, так еще и угрозу получил. Страшно с вами находится, лиа. Пойду от вас.

А спустя два дня, в субботу, первой парой мы сидели на лекции у Аз Хоша. Право слово, другие преподаватели мне совершенно не запоминались, только по спецпредметам, а их было всего лишь два.

Мужчина уверенно прошел за кафедру, открыл электронный журнал и проверил присутствующих, после чего развернулся к голографической доске, перед этим надев сенсорные примочки, и развернул для нас целую объемную картину с множеством графиков.

- Кто-нибудь на предыдущем практикуме дошел до проектирования графиков в своем подсознании? – спросил он, но аудитория ответила ему тишиной. – Ничего страшного, тогда поясню, что вы сейчас видите. Именно такие картинки должны проявляться у вас в голове при проведении расчетов и построении кривых жизни. Посмотрите на эту декартову систему координат. Пример взят произвольно, мы рассматриваем судьбу первого земного космонавта Юрия Гагарина. Его кривая жизни обрывается на этой точке – это дата смерти человека, но давайте вернемся немного назад и посмотрим все поворотные точки в его судьбе. Как правило, это экстремумы. И если я сейчас отключу функцию уже заложенной жизни, прожитой им в реальности, то получу в этой точке множество исходящих из неё лучей.

После его слов из экстремумов действительно разошлись множество линий, образовав идущие только вправо лучи. Вся аудитория с интересом слушала преподавателя и пыталась вникнуть в суть новой для нас профессии, с которой нам придется прожить всю жизнь.

- Вот эта точка, обозначим её цифрой один. - Ур Сент указательным пальцем с помощью сенсорного курсива нарисовал цифру один, которая тут же спроецировалась в объемную картинку. - Это дата того момента, когда он решил поступить в аэроклуб. И мы называем это точкой экстремума, хотя на самом деле, если увеличить многократно масштаб, она состоит из множества маленьких отрезков, его шагов на пути к цели. Именно из этого максимума идет его кривая. Поворот начинается с того момента, когда он принял решение, и заканчивается тем, когда он первый раз пришел в аэроклуб. Но на этом отрезке мы все еще может повернуть его жизнь так, как хотим этого мы.

Осмотрев своих студентов, Аз Хош принял к сведению их заинтересованность, поэтому продолжил далее:

- Дальше эта кривая продолжает колебаться во время его обучения до следующей поворотной точки, важного события – утверждения его на роль первого космонавта планеты Земля. День 12 апреля 1961 года по прежнему земному летоисчислению стал пиком его судьбы, самым верхним экстремумом. Но был бы он, если бы мы вмешались в его судьбу на этапе перед первой поворотной точкой? Вот здесь?

- И мы в силах были бы предотвратить полет первого человека в космос? – раздался вопрос с первых парт.

- Нет, - покачал головой Аз Хош, - это всего лишь кривая жизни одного человека. Не он, так был бы кто-нибудь другой. Чтобы предотвратить полет нужно изменять кривые жизни ученых и политиков. Но сразу скажу, что изменять судьбы целых планет – очень сложное дело, и вы будете проходить экстраполяцию целых популяций на старших курсах. Пока же вам нужны лишь основы.

И далее он стал объяснять нам, как можно было изменить судьбу Гагарина. Легче всего это было сделать до первой поворотной точки, но прохождение человеком экстремумов усложняет задачу поляторов, нам становится сложнее что-то изменить, ведь уже наметился курс жизни. А свернуть его в другую сторону всегда сложнее, поэтому легче всего манипулировать детьми.

- К сожалению, в наши дни не всегда приходится работать только с детьми, чаще с взрослыми, у нас ведь нет машины времени. Но вот предугадывание судеб детей и является одной из функций экстраполяции, это рядовые дела, но их необходимо выполнять. Примерно предугадывать, какую должность займет одаренный ребенок, чтобы спроектировать его дальнейшую жизнь.

Мы еще поговорили о поляции, после чего ур Сент посмотрел на время.

- Кажется, мне пора заканчивать. Нужно, чтобы на следующую лекцию кто-то сделал расчет, как пример для закрепления знаний. Он должен быть математическим, если возникнут проблемы можно подойти либо ко мне, либо к лиабе Милакэ Миа. И подготовит у нас его…

Аз Хош начал прокручивать список студентов, и я даже облегченно вздохнула, когда он с легкостью пролистал мою фамилию (она была первая в списке). Но вскоре боги глубокого космоса заставили его вернуться в начало и остановиться на моей фамилии.

- Аврора Аято, прошу подойти после окончания занятия ко мне и взять задание.

И таким голос это сказал, что я была уверена: под этой маской прячется ехидная улыбочка! Всё-таки хорошая вещь – эштана! И как же он наиграно легко пролистал мою фамилию, чтобы потом вновь вернуться к ней!

- Лиобе… - Я в назначенное время подошла к Аз Хошу с легким кивком головы. Аудитория заметно пустела, Ники дожидалась меня у дверей.

Преподаватель взял мой планшет, подсоединив его к компьютеру через беспроводную сеть, и перекинул туда нужный файл, после чего отдал моё имущество.

- Здесь несколько функций, связанных с течением жизни Юрия Гагарина. Вы должны составить около пяти графиков и указать точки, где именно происходило изменяющее событие. Таким образом, получатся альтернативные жизни космонавта, которые мы разберем на лекции.

Я мало что поняла из его слов. Зато я вспомнила, что завтра вечеринка, на которую меня пригласили, а в понедельник уже отчитываться по этим графикам.

- Но как я успею? Тем более не искать же мне вас в воскресенье.

- Я уверен, вы легко справитесь. Заодно научитесь экстраполировать события и делать логические выводы, чтобы в следующий раз не попасть в неловкое положение.

И я отчетливо поняла, что это он о букете и своем предостережении по поводу его дарителя. Да, он, конечно, был прав, с одной стороны, но с другой… Он – преподаватель и обязан соблюдать дистанцию, и если бы имело место ухаживание за «легкомысленной» девицей, его это не должно было касаться.

- Вы мне мстите? – прямо спросила я.

- Я? Вам? Вы забываетесь, студентка. Это лишь домашнее задание, с которым вы обязаны справиться до понедельника. А теперь попрошу покинуть аудиторию.

Моя прямота полностью сожгла все мосты, поэтому поблажек он мне не даст. Сжав кулаки и сетуя на несправедливость, я отправилась к сочувственно взирающей на меня Ники.

- Ничего не говори!

- Не собираюсь, - легко согласилась подруга.

Глава 8

Кирпич ни с того, ни с сего никому и никогда на голову не свалится.

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»


Решив дать себе отдых, я пренебрегла домашним заданием в субботу, а вот в воскресенье мне пришлось об этом пожалеть. Аз Хош обиделся ни на шутку!

- Я это и за неделю не сделаю! – чуть не плача воскликнула я.

Ники, в этот момент выбиравшая платье для сегодняшней вечеринки, заглянула мне за спину и присвистнула.

- Я тебе не завидую.

- Хоть в этом мнении мы с тобой схожи! Я не смогу никуда пойти! А это первая тусовка за время моего обучения! Нечестно!

- Нечего было препода букетом по лицу бить, он бы и не занял твоё свободное время!

- Кого-кого она била? – заинтересовался грызун, поднимаясь с подушки.

- Аз Хоша, - сдала меня Ники.

- Это ты зря, он мстительный. Собственно, его мстительность и послужила причиной появления у меня разума.

- По-прежнему не хочешь рассказать эту занимательную историю?

- Нет, - отрезал Абсик, забравшийся на стол. Его лапка уже благополучно зажила, пусть он это и не хотел признавать. – Что там у тебя? Дай-ка посмотрю.

Со стороны это могло выглядеть смешно, как маленький грызун забирает у человека планшет и всматривается в цифры, а потом с завидным усердием начинает дифференцировать первую функцию и строить по ней график.

- Ты в этом понимаешь?

- Как семечки щелкать.

- Абсик, ты мой спаситель! – на радостях я чуть не чмокнула зверька в хохолок, но вовремя остановилась. Между нами еще не настолько близкие отношения, но если он почаще будет решать за меня математическую часть, может, мы и сблизимся. – Я теперь смогу пойти на вечеринку!

- Золушка отправляется на бал, пока бедные «голуби» вкалывают на её благо, - усмехнулся Абсент, и мы с Ники рассмеявшись, занялись сборами уже вместе.

- В благодарность мы тебе приготовим что-нибудь вкусное! – пообещали мы.

- Упаси голодная бездна! Лучше купите мне консервов, - ответил Абсент, и мы подумали, что это разумное решение. Всё равно кормить чем-то придется, а запас печенья уже заканчивается.

Чтобы сопроводить нас на первое массовое мероприятие в МГУ, Фэртон лично явился за нами. Мы уже были облачены в новенькие коротенькие платьица. Волосы Ники оставила распущенными, а мне и собирать было нечего, лишь сделала укладку.

- Лиа, боюсь, что весь вечер я буду вынужден отгонять от вас назойливых кавалеров, - не отрывая взгляда от груди Николетты, проговорил Чейс.

- Её лицо чуть выше, - усмехнулась я, а Ники, привыкшая к подобному вниманию, почему-то рассердилась.

Фэртона же ничуть не смутило это замечание, будто декольте выставляли именно для его обозрения. В чем-то логика была, поэтому мы не стали дальше развивать эту тему и вышли из бокса.

Покинув общежитие, мы направились куда-то к полигонам, где стояло множество одноэтажных ангаров различного размера. Цокая каблуками по узким асфальтовым дорожкам, мы всё удалялись от главного корпуса, пока до моего слуха не донеслись громкие звуки музыки. Я сразу определила источник и именно туда мы и отправились.

- Каждый год вечеринку проводят в разных ангарах или зданиях факультета, но также и на входе стоят секьюрити, - с улыбкой проинформировал Чейс, поздоровавшись с высоченным парнем, который пропустил нас внутрь. Когда мы от него отдалились, Чейс шепнул: - Правда, лица они в состоянии разбирать только до полуночи...

Все, что говорил потом Чейс, чудесным образом проскальзывало мимо моих ушей. Грохотала музыка, и я с удивлением оглядывалась по сторонам. Раньше я видела такое только в фильмах. Немногочисленные вечеринки, на которые меня когда-то приглашали, включали в себя просмотр фильмов и настольные игры.

Здесь же оказалось все совершенно по-другому. Площадь была разделена на несколько секций: в углах стояли бары, у стен - столики и диванчики, а по центру студенты тряслись на танцполе. Над нашими головами цветные голограммы строили различные фигуры и целые композиции.

Я, как Алиса, попавшая в страну чудес, сделала шаг вперёд, пытаясь слиться с этой компанией, почувствовать здесь себя своей.

- Идём, нам туда, - прокричал Чейс на ухо, отчего я вздрогнула. Не от звука голоса, а от его близости.

- И никто не следит за студентами?

- А что за нами следить? Хотя ты права, несколько преподавателей помоложе здесь все-таки есть, - кивнул куда-то в сторону челибенец, но я никого не увидела, поэтому позволила себе остаться ведомой, пока Фэртон проходил к нужному столику.

Ники проследовала за нами, и вскоре Чейс познакомил нас со своими друзьями. Они оказались улыбчивыми людьми, поэтому стеснения не вызвали, и вскоре мне предложили выпить.

- О, нет, боюсь, что алкоголь окажет на меня пагубное влияние.

- Успокойся, ты же под моим присмотром. Ники, а ты будешь?

Девушка утвердительно кивнула, но я не спешила поступить так же.

- Аврора, серьёзно, ну что может случиться здесь? Ты ни разу не пила?

- Не удавалось, - призналась я, - мои родители консерваторы и весьма отрицательно относятся к выпивке.

- Тогда тем более стоит попробовать. Ведь если не сделаешь это, никогда не узнаешь собственное к нему отношение.

С последним я была не согласна. Иногда отношение строится на косвенных данных, не проверенных личным опытом. И не то чтобы я легко поддавалась уговорам, но какой-то части меня хотелось сделать что-то бесшабашное, как я и говорила раньше, начать новую жизнь. Долой старые рамки - здравствуй новый мир!

С одним выпитым бокалом для меня открылся новый мир, я сама не заметила, как за вторым пошел третий, а потом, кажется, даже четвертый. Но и этой убийственной для моего организма дозы неизвестного горячительного напитка с Джийской системы – родины урджиев – мне хватило с лихвой. Уже через час я совершенно не могла понять, что меня толкает на те или иные поступки.

- Кажется, она слишком много выпила, - констатировала Ники, смотря на мою довольную физиономию.

- Я хочу танцевать! – воскликнула я, вставая с места.

Но, не сделав нескольких шагов, я подвернула ногу и готова была упасть, если бы меня не подхватил Чейс. Парень, смеясь, повел меня в центр ангара, где уже зазвучала медленная музыка.

Я подпевала словам песни и с трудом передвигала ногами, но в этот момент мне было так хорошо, как никогда, и я решила поделиться с Фэртоном своим возмущением:

- Вот и зачем его в преподаватели взяли?! – воскликнула я, и челибенец удивленно вскинул брови.

- Кого?

- Этого… как его… еще имя сложное… в общем, урджия! Он тиран!

- Аз Хош ур Сент? – со смешливыми нотками уточнил парень.

- Именно! Он невыносим! И почему я с ним всё время сталкиваюсь? Как нечестно…

- А ты бы не хотела посмотреть на его лицо? – внезапно спросил Чейс.

- А это возможно?

- Конечно, нет. На самом деле, ты же не будешь насильно снимать с него эштану?

И в этот момент что-то в моей голове щелкнуло. Действительно, почему бы не попытаться? Он же просил прийти к нему, если возникнут вопросы по домашнему заданию? Вот я приду и сниму маску! Никто не узнает, зато я хоть мельком на близком расстоянии смогу открыть для себя тайну его внешности.

Наверное, у судьбы со мной свои счеты, но при повороте в танце Чейс чуть отпустил меня, и я буквально полетела назад, чтобы врезаться в кого-то. Развернувшись, собиралась рассыпаться в извинениях, если бы не пронзительный взгляд знакомых глаз, цвет которых был неразличим.

- Смотрю, домашнее задание оказалось непозволительно легким или вы решили его проигнорировать? – с ехидством спросил урджий, наклонившись ко мне ближе, чтобы перекрыть шум музыки.

Застежка эштаны оказалась так близко, что расстегнуть её было бы не трудно. К тому же это была особая маска, не та, которую он носил в университете, здесь была прорезь на уровне губ, которая предназначалась для того, чтобы пить напитки через трубочку.

Я будто со стороны смотрела, как моя рука потянулась к маске, и, когда цель была практически достигнута, Аз Хош перехватил мое запястье, с удивлением посмотрев на меня. А я будто почувствовала свою уверенность и под влиянием любопытства начала второй рукой пытаться дотянуться до застежки.

Он перехватил и второе запястье, поэтому мы оказались в двусмысленном положении, при котором я всё пыталась вырваться и осуществить свой план. И вдруг нас высветила пушка, ур Сент отшатнулся, так как яркий свет попал ему в глаза, а я наоборот сделала шаг вперед.

Свет бил мне в спину, а остатки смущения улетучились под воздействием алкоголя. Я вновь потянулась к нему, и в этот момент луч света ударил уже мне в лицо. От яркой вспышки пришлось зажмуриться, голова закружилась, и я готова была рухнуть на пол, если бы меня не подхватили чьи-то руки. Сознание неожиданно покинуло свою хозяйку, оставив на следующий день гордости самостоятельно разбираться со смущением.


Просыпалась с непреодолимым желанием, чтобы весь вчерашний вечер оказался игрой моего воображения. В мозгу тут же всплыли вчерашние события, и я, на ощупь нашарив вторую подушку, накрылась ею с головой.

Тут же справа раздался недовольный голос Абсика, у которого отобрали «лежак».

- Знаешь, золушка не возвращалась с бала в стельку пьяная, - недовольно проворчал зверек.

- Кто знает, кто знает, раз ей померещилось, что карета в тыкву превратилась, а кони – в мышей…

- Так это ей и до бала чудилось.

- Вот! Её проступок сильнее, так как напилась она еще до бала, хотя с утра у неё уже прошли глюки в виде говорящих грызунов, - отрезала я, а Абсент начал отбирать у меня подушку.

- Оставь её, Абсик, дай ей последние минуты спокойствия. Скоро она будет в истерике, - вмешалась Николетта, и я удивленно приподнялась на локтях.

Зверек, тащивший подушку, по инерции полетел в стену. Ударившись и что-то бормоча про неблагодарных «золушек», он утопал в ванную, а я обратилась к подруге:

- Что ты этим хочешь сказать?

- А ты зайди на видео-канал или в неофициальную группу факультета, и всё поймешь без моих объяснений.

Нащупав на тумбочке свой планшет, я включила его и полезла в сеть, как и советовала соседка. Нужную запись нашла практически сразу, и заголовок у неё был более чем громогласный:

«Треугольник оформился в прямую! Что ждет настырную девушку на пути завоевания сердца небезызвестного урджия?

Всем массовое «с добрым утром»! С вами вездесущие Предсказатели! И мы спешим поделиться нашими наблюдениями, догадками и студенческими слухами!

Надеюсь, похмелье не повлияло на ваши умственные способности, и вы сможете по достоинству оценить предоставленную нами информацию.

Многие из старшекурсниц вздыхают по одному преподавателю и не без оснований. Для несведущих первокурсниц мы же составим краткий портрет с критериями, особо ценящимися его фан-клубом.

Сын главы Совета планеты Урлион, Джийская система, не отличался примерным поведением во время обучения и уже тогда вызывал улыбки лиа своим озорным и вздорным поведением. О его студенческой компании можно найти много интересных фактов в библиотеке! (Смотрите, не снесите библиотекаря, когда будете туда мчаться!)

Но как он оказался в преподавательском составе? Наказан! Никто не знает подробности, но талантливый экстраполятор, не проработав и десяти лет в правительстве, вынужден уже пять лет обучать нерадивых студентов! Но для более ранимых натур есть и романтичная версия: поговаривают, что кто-то проэкстраполировал его судьбу, решив, что он найдет свою любовь именно в стенах факультета Истинных знаний.

Чему верить, чему нет – решать вам, но сейчас вопрос состоит в другом.

Сможет ли юная первокурсница, которая с таким рвением бросается на шею преподавателя, заполучить желанный приз?

Внизу приведены анимации со вчерашней вечеринки студентов. Как вы можете видеть, некая лиа висит на шее скромного преподавателя! Какая вопиющая дерзость! Но, наши дорогие читатели, вы будете удивлены еще более, когда узнаете, чему были свидетелями наши источники информации…

Недавно лиа ударила букетом по лицу Аз Хоша ур Сента! Подарил ли он ей этот букет? Изменил ли он ей или бросил? Или это было проявление ревности? С чьей стороны? С её? С его?

Или, может, ей подарил букет лучший ученик факультета? Поговаривают, что красавец-сердцеед Чейс Фэртон поздно вечером выходил из бокса нашей известной первокурсницы, а она буквально умоляла его, чтобы он хранил молчание…

Неужели прямая вновь преобразовывается в треугольник, только уже с мужским основанием? Плачьте, плачьте красавицы факультета, ибо у вас появилась прыткая соперница!

Но чего она хочет добиться? Наша маленькая студентка падка на популярных мужчин? Её ли это проблемы или несчастных лиа, которых обошла такая непостоянная особа?

О чем нужно молчать, а о чем говорить? К сожалению, наша рубрика не видит грани между этими глаголами, но ведь тем лучше для вас, наши дорогие читатели?

У нас остается слишком много вопросов, ответы на которые мы не знаем. Оставайтесь с нами, и в конце года вся правда обязательно всплывет на поверхность!

А с вами были ваши верные слуги, Предсказатели движения стилуса».

- Да кто эти Предсказатели?! – закричала я, замахнувшись планшетом и собираясь кинуть его в стену.

В последний момент я остановилась, поняв, что подобная эмоциональность на меня не похожа. Почему какие-то слухи настолько выводят меня из равновесия? Не в Аз Хоше же всё дело?

- Ты же не собираешься придавать этому значения? – осторожно спросила Ники.

- Еще чего, - буркнула я и отправилась в ванную.

И там я застала преинтереснейшую картину: Абсент, стоя на раковине, менял на моей электрощетке мокрую насадку. Хорошо, что мою не использует! Заметив, что сей факт не скрылся от моего внимания, он, ничуть не смутившись, спрыгнул и пошлепал в спальню.

Попыхтев от недовольства, я всё же занялась сборами.


Первой парой стояла «Общая поляция», поэтому в ожидании прихода преподавателя я пыталась разобраться в записях, которые оставлял шиншилла. Нет, зверек он всё же умный, но нельзя же настолько сокращать все математические действия? На понимание сути уходит драгоценное время.

Тем более, не очень-то комфортно что-то учить под наблюдением пары десятков глаз. Все перешептывались и с неодобрением глядели на меня, у кого-то во взгляде читалась насмешка, лишь Ники смотрела сочувственно.

- Всё забудется, - прошептала подруга, - вскоре они вновь будут заниматься лишь собой.

- А потом «Предсказатели» напишут очередную скандальную сплетню, приковав ко мне внимание.

- Стоит надеяться на лучшее. Может, они выберут другую жертву?

Хотелось бы в это верить…

Перешептывания прекратились с приходом преподавателя.

- С началом новой недели, - вместо приветствия пожелал нам Аз Хош, проходя к кафедре.

Как ни странно, слухи и сплетни не коснулись его фигуры и не пошатнули его авторитета. Лиа глядели на него всё так же жадно, а парни с завидным упорством готовы были внимать каждому его слову. Кажется, всё-таки необходимо сходить в библиотеку.

Я надеялась, что ур Сент про меня благополучно забудет, но, видимо, он с утра тоже побывал в неофициальной группе факультета, поэтому, без труда отыскав взглядом меня, вызвал на допрос. Именно так можно назвать этот террористический акт.

Ему недостаточно было того, что я сделала домашнее задание, он даже не взглянул на вычисления, а сразу вывел на голографическую доску все графики и попросил объяснить их значение. Я путалась в датах, в событиях, но ведь и спрашивать он начал с последней поляции, до которой я не успела дойти во время подготовки к паре. Впрочем, мою «подготовку» таковой назвать было нельзя, так как с домашним заданием я откровенно схалтурила.

- Так что могло предотвратить авиационную катастрофу, в которой погиб Гагарин?

- Наверное, лучший осмотр летательного аппарата…

- А разве причины выяснены?

- Э-э, вроде нет…

- Так как вы сделали такой вывод?

- Я его не сделала.

- То есть ваш ответ ложный?

- Да, - вынуждено призналась я.

- Весьма плохо, студентка Аято. За ваш труд я могу поставить вам только удовлетворительно, - с особой интонацией ответил он. И все в аудитории подумали – пытается отвадить меня от себя, я же догадалась – мстит!

- Но позвольте, лиобе ур Сент, сегодня лекционное занятие, а не практическое. Давайте, я повторно отвечу на практике, тогда у меня будет время подготовиться!

- Кажется, я просил подготовить именно на понедельник? – безразлично спросил мужчина, и мне пришлось обреченно кивнуть. – Но если вам так будет удобно, то наши лекции будут делиться на два этапа каждый день. Думаю, ваши однокурсники поблагодарят вас за это, ведь теперь в начале пары я буду устраивать опрос, чтобы в следующий раз у студентки Аято не возникло чувства несправедливости.

И вот тогда я оценила весь масштаб его мстительности. Нехорошая всё-таки урджии раса! Мстительны, злопамятны и при этих двух качествах обладают еще и феноменальной памятью! Прямо несправедливость какая-то!

Однокурсники посмотрели на меня с видимой недоброжелательностью, а мне не оставалось ничего иного, как проследить за выставлением оценки удовлетворительно в электронном журнале и пройти к своему месту.

Баскинс смотрел на меня особенно люто после лекции, ведь именно ему ур Сент назначил домашнее задание на завтра. И хоть оно было намного меньше, чем моё, парень всё равно был недоволен по этому поводу.

Мне же хотелось послать его, куда подальше с его грозными взглядами и объявить на всю аудиторию, что всё написанное Предсказателями – гнусная ложь! Жаль, что меня бы никто не послушал, лишь бы покрутили пальцем у виска, тем самым усугубив моё положение.

- Знаешь, есть замечательная фраза: «Всё проходит», - за обедом постаралась меня утешить Николетта. - Не помню, кто её сказал, но он был определенно прав.

- Всё равно несправедливо, - заметила я.

- Привет звездам факультета! – плюхнулся со мной рядом Чейс. Ники наградила его недовольным взглядом.

- Ты настоящий предатель! Это ты толкнул Ави в руки Аз Хоша!

- Это правда? – Я удивленно воззрилась на старшекурсника.

- Кле-ве-та! – по слогам произнес парень, стащив с подноса девушки ломтик сыра. – Нет доказательств – нет обвинений.

- А если я их найду? – с вызовом спросила Ники, проследив взглядом за своим сыром.

- Тогда я тебя зацелую до смерти, и ты забудешь абсолютно обо всем, - нахально заявил лиобе, а у девушки даже дыхание перехватило. Точнее, ей от злости нечего было ответить!

- Если так хочешь её поцеловать, то мог бы найти более благородную причину, чем угроза, - усмехнулась я. Не особенно-то верилось в то, что Чейс мог толкнул меня в чьи-то объятия. Зачем ему это?

Фэртон промолчал, лишь в глазах застыло задумчивое выражение . Я же осознала, что теперь мне негде спастись от внимания нового друга.

Так мы и обедали, пока мне на планшет не стали приходить многочисленные сообщения с единственной просьбой: «Тебе следует определиться с выбором». Я посмотрела по сторонам и обнаружила откровенно недобрые взгляды, и тогда через моё плечо заглянул Чейс.

- Кажется, это они имеют в виду сегодняшнюю статью? Не обращай внимание. «Предсказатели» любят раскачивать общественность. Ведутся, в основном, перваши и второкурсники.

- Разве? – приподняла бровь Николетта. – Кажется, здесь намного больше доверчивых особ.

- Если так будет легче, Ави, - проигнорировал мою подругу Фэртон, - я могу побыть твоим лже-парнем.

- Не надо, - отказалась я, - мне не нужны дополнительные слухи. Единственный способ прекратить обсуждение моей особы - игнорировать существующие сплетни.

По крайней мере, мне хотелось в это верить.

После пар я просмотрела на планшете карту здания и нашла библиотеку. Она представляла собой хранилище электронных носителей с множеством компьютеров для их воспроизведения. Информацию нельзя было копировать без защитного кода, собственно, именно благодаря такой защите в нашем мире зарабатывали художники, писатели и прочие деятели искусства.

Сегодня здесь собралось приличное количество народа, от чего я даже засмущалась из-за цели своего визита. Учиться сюда люди пришли, а я…! А я узнать больше информации об Аз Хоше Ур Сенте.

Я могла сесть за компьютер и осуществить поиск по ключевым словам, но сейчас всё оборудование было занято, значит, придется воспользоваться своим планшетом, а для этого нужно разрешение смотрителя библиотеки.

- Лиобе, прошу прощения, я могу обратиться к вам с просьбой? – обратилась я к айли, сидящему за столом.

- Какая информация вас интересует? – в ответ спросил библиотекарь, внимательно смотря на меня. Наверняка пытался вспомнить, где мог видеть.

- Есть ли данные об обучении на этом факультете двадцати-двадцатипятилетней давности?

- Информация на ур Сента? – усмехнувшись, раскусил меня библиотекарь. – Четче нужно просьбы формулировать, лиа!

- А откуда вы узнали? – удивленно спросила я. Даже щеки заалели.

- Как откуда? Да вас сегодня таких, знаешь сколько? Думала, одна решила разведать информацию о завидном женихе? Наивная! Решительнее и шустрее надо быть!

И вдруг он вспомнил, где мог видеть моё лицо. Сначала удивленно моргнул, а потом недобро усмехнулся:

- Хотя нет, забудь. Тебе нужно быть даже скромнее.

Я залилась краской пуще прежнего и умоляюще посмотрела на библиотекаря. Сзади меня уже образовалась небольшая очередь из девушек, которые перешептывались за моей спиной.

И не выдержав шума вокруг, насмешливого взгляда айли, неодобрения студенток и своего собственного смущения я бросилась бежать, не разбирая дороги.

И кто бы мог знать, что в таком состоянии я налечу на «любимого» преподавателя?

- Эй, куда так спешишь? – аккуратно отодвинув меня от себя, спросил ур Сент.

Я подняла на него влажные глаза, смотря со смесью ненависти и обиды. Мне столько хотелось высказать, накричать, обвинить его во всем, но…

Но я понимала, что в своих бедах виновата я одна. Не в силах что-то сказать, я убежала в общежитие, так и не увидев, с какой растерянностью Аз Хош смотрел мне вслед.


Уже прошла неделя после знаменательной вечеринки, и вчера мне пришло сообщение на планшет о пополнении счета на моем чипе. Поднеся запястье к сканеру, я проверила наличие денежных средств – сумма там была немаленькая. До стипендии еще было далеко, поэтому вывод напрашивался один: родители благополучно забыли наш скандал.

Тем же вечером состоялся семейный разговор, результатом которого стало примирение. Нет, ни одно обидное слово я не забыла, но благоразумно решила, что на новогодние каникулы всё равно придется лететь домой. С родными рано или поздно мы миримся, но чем дольше срок – тем болезненнее примирение.

Сегодня на лекции у Аз Хоша ничего задано мне не было, а вот преподаватель по робототехнике, занятие которого стояло у нас следующим, попросил подготовить доклад по конструкции простейших регулирующих аппаратов. Ники, наблюдая за тем, как я разворачиваю голограммы схем, риторически спросила:

- И зачем нам столько различных предметов? Будто нас в исследователи глубокого космоса готовят.

- Это логично! – развернулась к нам Ай Хот. – Неизвестно, какое задание нам придется выполнять, и какие знания там пригодятся. Часто экстраполяторы работают под прикрытием, изучая биографию и общую обстановку и подготавливая почву для изменения будущего. Со следующего года еще и физическая подготовка добавится.

- Так странно, что мы можем менять чужие судьбы, а свои - не в силах. Даже за нас выбор сделан был свыше. Разве мы собирались поступить сюда? – вздохнула я, скрутив голограмму и решив, что изучения схемы с меня достаточно.

- Дар сделал это за нас.

- Интересно, а те, кто не поступал в МГУ, как попали на этот факультет? Ведь не все же метили в лучший университет конфедерации, - задумчиво протянула я.

- Без разницы, куда ты поступал. Биоробот-распределитель вывел нужную мутацию и сообщил в деканат, и студент автоматически был зачислен в МГУ. Я вообще собиралась поступать в Урлийский технический университет, - пожала плечами ур Каун.

Разговор на этом затих, так как в аудиторию вошел преподаватель. Сегодня ур Сент был одет в фиолетовой гамме, что особенно подчеркивало глубину цвета его глаз. На миг я залюбовалась, но потом вспомнила, что из-за него все мои беды.

Аз Хош вызвал моего однокурсника к кафедре и попросил его объяснить свой расчет. Лиобе был требовательным преподавателем, но взамен этого давал хорошие знания и всегда рассказывал что-нибудь интересное.

Всю эту неделю мы с Аз Хошем конфликтовали. Я не желала забыть свою обиду, он же с легкостью давал мне отпор по всем фронтам моего недовольства. Я цеплялась к каждому его слову, вынуждая его дать развернутый ответ.

Но сегодня я отпустила прошлое, поэтому молча записывала лекцию и наслаждалась собственным спокойствием. И я не ожидала, , что по окончании лекции ур Сент попросит меня подойти к нему.

- Надо же, как непривычно не слышать вашего голоса за прошедшие два часа, - с усмешкой поприветствовал меня он, когда я приблизилась к кафедре. К нашему разговору прислушивались, но услышать вряд ли что могли.

- Я тренирую силу воли.

- Безусловно, - серьезно кивнул он. – Кстати, сила воли хорошо тренируется, когда решаешь математические уравнения.

- Вы хотите дать мне домашнее задание? – старательно пряча недовольство, спросила я.

- К чему? За вас же их всё равно сделает ручной зверек, - ответил он, непрерывно смотря мне в глаза. Я открыла рот и не знала, что на это ответить. – С вашим невезением, студентка Аято, лучше сидеть в комнате и делать расчеты, но вы же предпочли отправиться на вечеринку, скинув домашнее задание на другого.

До меня доходил весь смысл сказанного. Значит, он догадался, что расчет выполнила не я? Но почему из-за какого-то невезения, я должна пропускать интересные события своей жизни? Хотя ту вечеринку действительно лучше бы я пропустила…

- Кто-то экстраполирует твою судьбу, Аврора, - внезапно выдал Аз Хош. - Я не собираюсь в это вмешиваться, но отчитывать расчет, сделанный другим, нужно уметь. Подготовилась хотя бы перед парой, может, и ответила бы достойнее. Удачи.

И он развернулся, направившись к выходу. Что он имел в виду, говоря о том, что кто-то экстраполирует мою судьбу? И как же мне это выяснить? В задумчивости я поспешила к дверям, чтобы скрыться и отправиться на робототехнику. Там мне хотя бы не приходится краснеть!

Глава 9

А я так считаю: кто может, тот делает. Кто не может, тот критикует.

Чак Паланик «Призраки»


Дни потекли за днями, недели превратились в месяц. Учеба налаживалась, однокурсники уже забыли о недавнем инциденте, а на факультете появились новые сплетни, которые Предсказателям необходимо было разнести по студенческому сообществу.

Абсент заметно подобрел и вообще вел себя примерно. Чейс, узнав о его аналитических способностях, поспешил этим воспользоваться, поэтому бедный грызун по вечерам был завален домашними заданиями. Мне пришлось пообещать ему новый планшет, из-за чего Абсик с особым рвением приступал к вычислительным работам. Я тоже прибегала к его помощи, но всегда в разумных пределах, стараясь разобраться даже в мелочах, ведь меня научил горький опыт моего провала на лекции Аз Хоша. Столько я не училась за все годы своей жизни!

Я изменила своё мнение об Аз Хоше после его слов и одновременно задумалась над тем, что кто-то экстраполирует мою судьбу. Но кому это нужно? Чем я такая особенная? Легче поверить, что кто-то экспериментирует с жизнью ур Сента, чем с моей.

Из-за частых визитов Фэртона в мой бокс и отсутствия между нами какой-либо влюбленности, всё женское общежитие решило, что химия бурлит между Ники и Чейсом. Признаться, мне иногда думалось так же, особенно когда я замечала её задумчивый взгляд и его желание подтрунивать над моей соседкой.

- Ты лучший ученик факультета, почему не делаешь задания сам? – спросила его как-то Ники.

- За пять лет я совершенно устал это делать.

Я же находила ответ на этот вопрос очень простым: челибенец не упускал возможности наведываться к нам и любоваться девушкой, к которой испытывал влечение. Только вот эти два барана ходили вокруг да около, не желая признаваться ни себе, ни друг другу.

– Мне кажется, ты слишком много времени проводишь у нас в боксе. Это отпугивает от меня потенциальных поклонников.

- Разве? Мне казалось, что их отпугивает твоё откровенное желание властвовать. Не пробовала дать людям свободу, а не манипулировать?

- Да когда такое было?!

- Например, с тем третьекурсником, который уже месяц носит твой поднос за завтраком.

- Он это сам предложил!

- Конечно, он просто при виде тебя голову теряет, вместе с находящимися в ней мозгами! Он же ниже тебя ростом, поэтому видит твою грудь и те самые длинные ноги, вечно открытые из-за коротких юбок.

- Вот как? А ты, я смотрю, успел это заметить? Видимо, всё же с высоты твоего роста тебе лучше видно!

- Я просто ценитель!

И так бесконечно и по кругу. Иногда мы с Абсиком уходили на кухню, чтобы не слышать их споров. Так те замечали наше отсутствие, минимум, через час, когда Чейсу уже было пора покидать женское общежитие.

Но это всё касалось их двоих. Моё же сердце продолжало быть свободным, наверное, из-за слухов, бродивших около меня и небезызвестного преподавателя, который с особой маниакальностью нагружал меня домашними заданиями.

- Мне кажется, он это делает, чтобы у тебя не оставалось времени на свидания, - как-то высказалась Ники.

Мне не хотелось признаваться в предубежденности по отношению к ур Сенту, поэтому я ничего не рассказала про наш давний разговор, произошедший после лекции. Как часто гордость диктует нам свои правила.

- Сущий вздор! Он просто тиран! – воскликнула я, успев поймать странный взгляд Абсента.

Больше мы этой темы не касались.

Никаких подвижек в овладении даром у меня не было, хотя уже практически вся группа делала небольшую интерполяцию мысленно. И это меня еще больше расстраивало, ведь я спешила доказать урджию, что чего-то стою, что я многое могу!

И вот очередные выходные пройдены, и утро понедельника радует только одним фактом: настала неделя поварского рабства Чейса. Николетта больше меня ждала этого времени, но побил все рекорды по ожиданиям Абсик, которому уже надоело питаться консервами.

Первой парой сегодня было занятие по «Общей поляции», которое ур Сент решил сделать практическим, поэтому мы заранее переоделись в спортивную форму и пришли в один из ангаров, пол которого был выложен матами.

Сокурсники консультировались с Аз Хошем, о чем-то посмеивались и, вообще, с огромным удовольствием приходили на занятия урджия. Я же не могла не понять их радости.

Было жутко обидно видеть себя в отстающих и не чувствовать никакого прогресса. Я так же витала в своём мире в облаках и не могла им управлять. Аз Хош хмурился и говорил, что нужно ещё подождать для положительного результата.

Так же и сегодня. Преподаватель ходил между рядами медитирующих студентов и объяснял им смысл тех или иных видений, помогал строить объёмные картины и управлять внутренним миром. Меня же выбрасывало из подсознания, я не могла находиться одновременно в двух состояниях: и здесь, и в своих мыслях.

И вот я вновь нырнула в подсознание и оказалась среди облаков, где журчал водопад радуги. Картина полного успокоения накрыла меня с головой, захотелось никогда не покидать этот мир. Но я не чувствовала контроль над этим местом, словно это оно управляло мной, затягивая внутрь, а не наоборот. Чувство полной беспомощности было неприятным и липким.

Не знаю, сколько я пробыла тут, но когда начала просыпаться, появилось ощущение, будто кто-то дернул за ниточку моего создания, после чего вынырнула в реальность.

- Аврора? - прошептал Аз Хош, и я сфокусировала на нем свой взгляд.

Преподаватель сидел напротив меня в совершенно пустом зале. Я огляделась по сторонам, но вставать не спешила.

- У многих получилось?

- Уже у всех.

- И что мне делать? – с обреченностью спросила я.

Сейчас было не стыдно признаться в своих провалах. Он был в этот момент не привлекательным мужчиной (хотя таковым он, безусловно, являлся, да), он был моим преподавателем, хорошим и понимающим. Пусть и строгим.

- Зайди сюда после пар, и я попробую погрузить тебя в свою ирреальность, - предложил Аз Хош, а потом неожиданно задумчиво добавил: - Ты по-другому погружаешься в транс. Я не могу понять, как тебе удаётся изолироваться в своем мире, но обратно тебя забирать сложно и долго. Тебя будить я начал первую, но очнулась ты последней.

- Разве? - удивленно спросила я. - мне показалось, что прошло не больше минуты.

- Не хочешь же ты сказать, что время там и здесь течёт по-разному?

- Разве не у всех так?

Ур Сент мне не ответил, лишь поднялся на ноги и окинул меня задумчивым взглядом.

- Иди. Поговорим позже.

Уходила от него я в совершенном смятении.


- Ты чего такая убитая? – за обедом спросила Ники. Сама она была раздражена.

- С предметом ур Сента у меня не ладится.

- Зато с преподавателем всё отлично, - хмыкнула подруга, которая уже успела из череды случайностей сделать вывод о неизбежности любви.

- Тебе пора озаботиться собственной личной жизнью, а то ты на пустом месте выдумываешь роман.

- Разве на пустом? Впрочем, не будем загадывать наперед. Но я очень удивлюсь, если он снимет эштану перед другой.

- Выдумщица, - ответила я, хотя сердце дрогнуло от таких мыслей.

Нет, дело не в моей влюбленности, а в тщеславии, которое будет удовлетворено, если мне признается в чувствах такой мужчина, как Аз Хош. Если отбросить в сторону его родословную и деньги, то сам он был очень занимательной личностью.

Статный, с прищуром незабываемых фиолетовых глаз, с таинственностью и внутренним стержнем, а также острым умом и мстительностью, которая, не смотря на многочисленные доводы разума, меня привлекала. Всё в нем, вопреки здравому смыслу, мне нравилось.

- Расскажи мне, что уже с утра тебе испортило настроение? – спросила я, уводя разговор с собственной персоны.

- Догадайся! – раздраженно ответила лиа. – Чейс! Он достал меня! Мне сегодня подарили красивый букет, и парень был симпатичный, так он нагло отобрал у меня букет из рук и вручил удивленному сокурснику, ответив ему вместо меня!

- И что же он ответил? – с улыбкой спросила я.

- Что я достойна большего, чем легкого флирта, а «с тобой ей на это рассчитывать не пришлось бы», - сложив руки на груди, выдала мне подруга. – Может, я именно легкий флирт и хочу?! И чего ты улыбаешься?! Я знаю, о чем ты думаешь! Поэтому сразу говорю: «Нет!». Я не влюблена в Чейса, как и он в меня. Просто ему нравится портить мне жизнь.

- А кто его последней пассии волосы в синий выкрасил? – хихикнув, спросила я.

- Говорила же, что это случайно получилось!

- Как можно случайно скинуть с лестницы пакетик с жидкой краской именно на конкретную девушку?

Ники отвернулась и посчитала, что комментировать это ниже её достоинства. Я не стала её доставать, поэтому отправилась на последнюю пару, после которой мне необходимо было зайти к Аз Хошу.


Когда я зашла в пустой ангар, то оторопела. Аз Хош первый раз был без пиджака, лишь в одной черной безрукавке и черных спортивных штанах, и когда он подтягивался на турнике, то все мышцы на спине и руках отчетливо проступали, вызывая моё восхищение. Я с жадностью любовалась красивым мужским телом и думала, что могу простоять так и час, и два.

Но время беспощадно, поэтому уже в следующую минуту преподаватель спрыгнул, взял в руки полотенце и обернулся ко мне. Выражение его глаз оставалось для меня загадкой на таком расстоянии, но его поза говорила о расслабленности.

- Проходи, не стой на пороге, - махнул рукой в центр зала ур Сент, вытирая лоб от пота.

Сегодня на нем была светлая эштана из другого материала, сетчатая и тонкая, но лица всё равно не было видно.

Я села на маты, откинув сумку в сторону и ожидая преподавателя. Ур Сент скрылся в раздевалке и вышел спустя минут десять уже в другой одежде: светлых свободных штанах и белой безрукавке. Он сел напротив меня и протянул руку.

- Что вы собираетесь делать?

- Обращайся ко мне на «ты», - поправил меня он, а потом добавил, усмехнувшись: - Кажется, тебе так всё равно привычней.

Он явно намекал на вспышки моей ярости, когда я обвиняла его во всех смертных грехах.

- Вы мой преподаватель, - настойчиво ответила я. Казалось, если я начну разрушать стены между нами, то случайно поврежу защиту вокруг моего сердца.

- Сейчас ты побываешь внутри моей головы, поэтому можно откинуть условности. Тем более я старше тебя всего лишь на двадцать пять лет.

- Хорошо, - сдалась я, признавая верность его слов и протягивая к нему руки.

Наши ладони соприкоснулись, после чего Аз Хош закрыл глаза, и я последовала его примеру. В этот раз погружение в транс произошло мгновенно – никаких посторонних мыслей, я будто прошла желеобразную стену и оказалась в совершенно другом мире – его мире.

Первым делом я услышала чириканье птиц, после чего увидела зеленую поляну, в центре которой стоял небольшой деревянный домик. Я видела такие только на картинках. Из крыши торчала труба, будто там стояла печка, а дверь была не автоматическая и не отъезжала в сторону.

В голове бились вопросы, но я не стала ничего спрашивать, двинувшись вслед за ур Сентом к его фантазии. Мы вошли внутрь, и я испытала шок. Настолько разнились впечатления и ожидания. Здесь всё оказалось современным, металлическим, хотя у одной из стен и стоял камин.

- Почему? – всё-таки вырвался у меня вопрос.

- Это суть урджиев, - пожал плечами он, поняв, к чему относился мой вопрос. – Мы не обращаем внимания на внешний фасад, делая выводы только по внутреннему содержанию.

- Да такие мужчины, как вы, просто мечта простушек с маленьких планет, - не удержалась от комментария я, и Аз Хош наградил меня оценивающим взглядом, включая компьютеры. – Поэтому вы носите эштану? Чтобы полюбить друг друга не за внешность?

- Возможно, - расплывчато ответил он.

- Аз Хош, я хотела попросить прощения за тот инцидент на вечеринке. Не знаю, что на меня нашло, - смущенно пробормотала я. Мне казалось, сейчас лучший момент.

- Да брось, я уже отомстил, - легко ответил он, а потом повернулся ко мне.

Я не видела улыбки, но его глаза смеялись. В них плескался океан веселья, отчего я не могла не улыбнуться. ур Сентом высмеивал мою обиду, но по-доброму.

– Людям свойственно любопытство и под воздействием алкоголя оно проявляется особо остро. Как ни странно, меня считают красивым, даже не видя моей внешности. Может, я урод?

- Я тоже об этом задумывалась, - честно призналась я.

- Так, значит? – сощурился он, выстраивая какой-то график на голограмме.

- В смысле, я опровергала предположения однокурсниц! Ты же не думаешь, что все эти статьи в группе – правда?

- Я был таким же студентом, Аврора, - усмехнулся он, - и про меня писали вещи похуже, хотя в них и была лишь частичка правды. И тогда в Предсказателях были студенты намного нещаднее нынешних. Поэтому успокойся и не рефлексируй. Так, а теперь встань сюда.

Ур Сент отступил, чтобы пропустить меня вперед. Я послушалась его, поэтому сейчас чувствовала тепло стоящего за спиной мужчины. Это оказалось волнующе, поэтому, чтобы скрыть своё смущение, я спросила:

- У всех внутренний мир должен выглядеть так? Такой дом и компьютер?

- Нет, конечно. Большинство создают графики прямо в воздухе, но при первом моем погружении в транс передо мной возник этот дом. Дальше всё дорисовала моя фантазия.

- Так себе у тебя фантазия, - не смогла сдержать комментария, и мужчина позади меня рассмеялся, а потом взял за руку и прочертил моим указательным пальцем по воздуху.

По его траектории тут же образовалась линия.

- Представь, что ты управляешь этим местом. Запомни своим ощущения.

- Но ведь это не так…

- Так. Сейчас я дал тебе фактически полную свободу.

- То есть, если я тебя представлю без эштаны, я смогу тебя увидеть?

- Только то, что нарисует твоё воображение. Но я хочу посмотреть, каким ты меня представляешь, - со смешинками в глазах ответил урджий.

Нет, удовлетворять его любопытство я не собираюсь, поэтому закрыла глаза и представила, что это место сейчас принадлежит мне, что я смогу изменять здесь всё по своему желанию.

- Легче всего представить свою судьбу, - проговорил ур Сент, - поставь точку в дату своего рождения, а потом еще одну там, где ты можешь помнить события. Этот отрезок сделай штриховой линией.

В моем воображении все именно так и произошло и, когда я открыла глаза, смогла увидеть спроецированный график.

- Неплохо. Теперь вспомни еще что-нибудь, что изменило тебя или твою судьбу.

Это было сложно. Я всегда плыла по течению, не совершала каких-то важных поступков, не решала что-то самостоятельно. Идти против отца-ученого практически невозможно. Мы жили под его неустанным «должна» и «так надо», никаких отступлений от норм не было.

И так я пыталась сосредоточиться хоть на чем-то из прошлого, как внезапно в памяти всплыл разговор родителей, когда я в корне поменяла о них мнение. Папа изменил, и мама порывалась устроить скандал. Я помню, какие слезы обиды и непонимания стояли у неё в глазах, когда я подглядывала за ними через незакрытую створку двери.

Отец утверждал, что это ему было необходимо, чтобы снять напряжение. В тот вечер он сделал важное открытие. Он утверждал, что он великий ученый и мама должна мириться с некоторыми аспектами его жизни, обвинял её в эгоизме.

Я стояла и с ужасом взирала на него, но потом с еще большей болью увидела, как мама приняла ложную правоту его слов. Она прогнулась под него, растворилась и перестала существовать, как личность. Я никогда не испытывала большего разочарования, чем в тот момент. Отдалившись от них, я сама стала другой.

На графике тут же отразилась эта точка, которая стала переломной для построения моего характера, для дальнейшего движения. А что бы изменилось, поступи я по-другому?

Я вспомнила дату моего поступления – она также была отмечена точкой. Тот переломный момент никак бы не отразился на сегодняшнем дне, значит, он не был экстремумом, пусть и являлся важным событием. Но как только я попыталась осмыслить своё отношение к родителям за период между двумя этими точками, я увидела еще одну штриховую прямую – потенциальное прошлое.

- В реальности это всё приходится рассчитывать?

- Считать приходится всегда, просто не всегда возможно это сделать в реальности. Сейчас ты интерполируешь собственную жизнь, поэтому не прибегаешь к вычислениям, - пояснил ур Сент. – Наш дар позволяет строить графики без особого труда, и чем сильнее дар, тем меньше расчетов приходится делать.

- То есть, чем сильнее полятор, тем меньше у него мозгов? – усмехнулась я.

- Я очень сильный полятор, - серьезно ответил лиобе. – Для построения графиков всегда нужен аналитический подход, размышления и теории, поэтому ты не права. Просто у меня получается экстраполировать быстрее и точнее.

- И мне это нужно проделывать в своем сознании?

- Да, только на других людях. На себе легче интерполировать во много раз, так как подсознательно ты знаешь, как бы устроилась твоя судьба. При расчете же жизни других людей нужно учитывать еще и психологию, и социологию. Психология будет весь второй и третий курс, а социология следующие два семестра.

- А ты сможешь погрузиться со мной в моё сознание?

- К сожалению, нет. Ты должна достаточно управлять своим миром, чтобы впустить меня.

- Получается, что ты сейчас контролируешь и то, что происходит в ангаре?

- Очень слабо, так как ты находишься здесь, - ответил он, а потом обошел меня и встал с другой стороны проекции, отчего я видела его через изображение.

- А у меня получится проэкстраполировать?

- Нет, - улыбнулся он. – Вряд ли. Нам не доступна собственная судьба. Всё, что ты сейчас станешь проецировать, будет твоим желанием, а не реальными событиями. Когда мы занимаемся экстраполяцией чужих судеб, мы практически бесстрастны. А чтобы построить график своей кривой, нужно быть абсолютно отстраненым.

- Тогда я могу сделать поляцию твой жизни?

Он медленно кивнул, после чего снял перчатку и протянул свою руку. Его запястье прошло через голограмму, которая подернулась рябью. Сильные поляторы могут строить кривые, заглядывая в глаза, но им для этого необходимо изучить биографию.

Вообще для любой поляции необходимо собрать как можно больше данных, в этом и заключается наша профессия. Но примерный набросок судьбы можно сделать по линиям на ладони. Это будто гадание, только с большей долей вероятности.

Я протянула руку и дотронулась до ладони мужчины, потом опомнилась и с испугом посмотрела на спокойного урджия.

- Это иллюзия, я ничего не чувствую, - пояснил он мне, и я облегченно выдохнула, приступив к изучению линий.

Сначала ничего не происходило, я вглядывалась, но мой дар никак не реагировал. А вот потом перед моим взором стали проноситься синие линии, будто отделявшиеся с углублений на ладони и выстраивающиеся на голограмме.

- Твоя дата рождения?

После ответа ур Сента я построила отчетную точку, а потом какими-то даже мне непонятными движениями начала проецировать это всё на плоскости, выстраивая его график. На нем был только один резкий минимум (остальные небольшие ямки после подъемов) среди максимумов, и кривая шла вверх.

- У меня есть интерполяция твоей жизни, но я не могу понять без твоей биографии, что означают экстремумы. Скорее всего, этот минимум – твоя ссылка в эту академию? – спросила я, - хотя сразу же после него идет резкий подъем вверх и еще один максимум.

- Не угадала, - покачал головой он. – Эта точка – последний год моего обучения на факультете Истинных знаний, а следующий за ним максимум – поступление на службу в правительство.

- Тогда… как ты оказался здесь? Точнее, это же вовсе не падение карьеры, - пробормотала я, а потом резко вскинула голову на ур Сента. – Это было твоё желание! Ты здесь не просто так.

- Не трогай мою жизнь дальше этой точки максимума, - спокойно ответил Аз Хош, - а вот до этого момента попробуй узнать больше, проинформируйся. Это твоё домашнее задание. Справишься с ним до конца семестра – получишь высшую оценку по моему предмету.

Я округлила удивленно глаза, но ответить ничего не успела. Реальность поплыла, и на последних минутах я постаралась запомнить график жизни «любимого» преподавателя. Или без кавычек?

Открыв глаза, я увидела ур Сента. Он уже поднялся на ноги, поэтому подал мне руку. Помощь я приняла, после чего попрощалась и покинула зал в задумчивости.

В комнате меня ждала Николетта, которая находилась в предвкушении развлечения и даже руки потирала от нетерпения. Понять причину её настроения было несложно: скоро ужин, который будет нам готовить Фэртон.

- Может, уже пойдем? Он же всё равно будет нас учить готовить.

- А мне можно с вами? – смотря на нас щенячьими глазами, спросил Абсент.

- Нет, - единодушно ответили мы, - кто на нашем этаже еду тащит у соседок?

- Было-то всего пару раз! И то когда консервы невкусные попадались, - поморщился он.

Я чувствовала свою вину за то, что не умею готовить. Но последний месяц был совершенно сумасшедшим, мы ничего не успевали, привыкая к университетской нагрузке. Новые знакомства и студенческие сплетни – всё это занимало звериную долю нашего времени.

Даже повторно сходить в библиотеку времени не осталось!

- Как прошло приватное занятие? – спросила Ники, пока мы переодевались, чтобы отправиться к Чейсу.

Я невольно улыбнулась, и подруга поймала выражение моего лица. Постаравшись скрыть своё смущение, я переоделась из спортивной формы в повседневные штаны и теплую кофту. К моему счастью, соседка ничего не стала комментировать, поэтому мы в молчании отправились в мужское общежитие.

Гостевые турникеты записали нас, после чего мы прошли на четвёртый этаж в бокс Фэртона. Открыл нам хозяин собственной персоной и впустил внутрь. В его боксе нам бывать доводилось лишь однажды, но тогда мы не застали в комнате соседа. В этот же раз парень сам вышел нам навстречу, широко улыбаясь.

- Наслышан, наслышан!

- Это Том, - представил его нам Чейс. Незнакомец был саксом. - А это девушки…

- Безусловно! - кивнул лиобе, ухмыляясь.

- …Мой друг Аврора, - продолжил Чейс, а потом перевёл тяжёлый взгляд на Ники: - И её красивая подруга Николетта.

Причём он так по-особенному выделил эпитет, что все сразу поняли - это был не комплимент, в нем скрывалась насмешка. Зато все заметили искорку интереса в глазах нового знакомого.

Я никогда не ревновала к внешности своей подруги, тем более могла бы добиться того же с помощью пластических хирургов. Но мне это было не нужно. Счастье можно отыскать и своими силами, и на подобные процедуры шли только те, кто не уверен в себе. Уверенные и интересные люди в любом случае привлекают внимание даже случайных прохожих.

- Раз представление закончено, то можно начать готовку, - улыбнулся Чейс, прошёл к шкафчику и надел на себя фартук.

Принт на нем изображал перекачанного "мачо", поэтому мы с Ники не сдержали смех. Том тоже присоединился к зрителям, а Чейс взял свой планшет.

- Сейчас я вам раскрою секрет готовки. Конечно, мне это уже без надобности, но вам очень пригодится.

Затем Чейс скачал и открыл какую-то программу, после чего вывел голограммы над кухонным столом. Они показывали точный размер продуктов, и, вставляя в них тару, можно измерить её объём. Если ввести название продукта, программа сама при известной плотности и заданной массе вычислит необходимый объём и выдаст такого размеру голограмму.

Обожаю век технологий! И почему мы раньше об этом не узнали? Я думаю, ответ на этот вопрос довольно прост: не очень-то мы и хотели. Ведь кто ищет, тот всегда найдёт.

Дальше Чейс доставал продукты и показывал, как правильно их чистить – такая же посуда у нас уже стояла на кухне в шкафчиках. Том не забывал вставлять свои комментарии, с интересом поглядывая на Ники - она была привлекательной и женственной девушкой. Я заметила, что во время готовки Чейс все больше раздражается без причины и подчёркнуто вежливо разговаривает с моей соседкой, в то время как со мной чуть ли не сюсюкается.

Я, как могла, сохраняла нейтралитет, стараясь отвлечь Фэртона от флиртующей парочки. Николетта, которая ловила взгляды челибенца, вела себя все более свободно, и в один момент общее напряжение вылилось в скандал.

Ники заглянула через плечо Чейса, когда он делал подливу из корня местного растения, и друг, отшатнувшись, задел ручку сковородки и опрокинул её. Горячая вода вылилась на электрическую плиту, мгновенно вскипев. Пары устремились вверх, Чейс оттолкнул от себя Ники, но из-за этого попутно обжог себе руку.

Мы с Томом подскочили со своих мест, подруга вскрикнула и зажала рот руками, а я бросилась к стандартному углублению, где стояла медицинская аптечка. Вывалив содержимое, я нашла нужный порошок. В это время Том уже отключил плиту, а Фэртон промыл руку под струями холодной воды.

- Чейс, прости, я не хотела, - пробормотала Ники, - мне так жаль!

- Жаль?! Что ты вечно лезешь?! Хвостом крутишь! – неожиданно взорвался он, присаживаясь на стул, чтобы я обработала ему ожог.

- Хвостом кручу?! Да это ты глаз от меня отвести не можешь! – выпалила подруга. Чейс хотел что-то выкрикнуть в ответ, но я в это время высыпала ему на руку заживляющий порошок, и парень стиснул зубы.

- Уйди, - прошептал Фэртон, не оборачиваясь. Николетта сжала руки в кулаки, а потом выскочила за дверь.

- Зачем ты так с ней? – устало прошептала я, накладывая пластырь. Том стоял в стороне и с интересом взирал на друга.

- Она сама виновата.

- Интересно, в чем же? Чейс, ты же лучший ученик факультета, да за тобой девушки толпами бегают, неужели ты не знаешь, как обращаться с понравившейся тебе девушкой? Не могу этого понять.

Я не дала ему ничего ответить, встала и покинула его бокс. Новообретенная подруга была мне дороже, и её действия можно было оправдать молодостью и неопытностью, а Чейс…

Неужели, когда мы влюбляемся, то заметно глупеем?

Глава 10

Действие объединяет. Слова разъединяют.

Брет Истон Эллис «Гламорама»


Ночь была беспокойной, мне казалось, что я все время просыпаюсь, хотя урывками видела чьи-то воспоминания. Я не могла понять, кому они принадлежат: очертания тёмных лабораторий, химические реагенты, огромный двигатель и одна капсула с зелёной жидкостью, переливающейся внутри прозрачной тары как масло.

Она лежала в сером чемодане, а вокруг неё суетились люди в белых халатах. Я хотела остановить их, спросить, почему и куда они так спешат, но не могла вымолвить и слова. Я была лишь астральной проекцией, случайно покинувшей чертоги разума.

С каждой минутой мне становилось все страшнее, будто линия моей прошлой жизни стиралась из реки времени. Я чувствовала, что уже существую только наполовину.

Подойдя ближе к серому чемодану, протянута руку к капсуле, но ладонь прошла сквозь неё. Меня здесь действительно нет!

Осознание этого породило панику в моей душе, я сделала несколько торопливых шагов назад. Вокруг меня продолжали сновать люди, они переговаривались, создавая хаос у меня голове, а потом я в попытке уйти и вовсе прошла сквозь какого-то учёного. Я попыталась вспомнить, где видела его лицо, но было тщетно. Сердце заколотилось с бешеной силой, а в следующую секунду я проснулась.

Судорожно хватая ртом воздух, я огляделась. Надо мной склонилась Ники и Абсент, оба выглядели обеспокоенными.

- Ты стонала ночью. Кошмар снился? – спросила подруга.

- Кажется, - неуверенно кивнула я. Откуда эти сомнения? - Прости за беспокойство. Ложись отдыхать.

- Уже утро, - кивнула на окно Останкина. Через щелки жалюзи пробивались лучи солнца.

- Ты меня пугаешь, Ави, - пробормотал Абсик. – С тобой точно всё в порядке?

- Конечно. Что бы могло случиться?

Не желая показывать своего волнения, я поспешила скрыться в ванной. Вчера у Ники совершенно не было настроения, я не стала её ни о чем спрашивать Поддержка друзей тем и ценна, что они знают, когда не следует задавать вопросов.

Пока умывалась и принимала душ, в голове прокручивала свой сон. Странный он. Сердце колотится так, словно это всё было наяву, а не только в моем подсознании. Неприятное ощущение, скользкими щупальцами пробирающееся в самое сердце.

Собираясь на завтрак, услышала характерный хруст. Мы с Ники удивленно переглянулись, после чего я на цыпочках прошла на кухню, где с изумлением отметила, что наш грызун доедает вареные яйца прямо со скорлупой. И когда успел их отварить?

- А ты чего делаешь? – настороженно спросила я, и питомец вскинул на меня голову и протянул желток. Я отрицательно покачала головой, тогда Абсик доел его, решив пояснить свои действия.

- Чего-чего? Доедаю остатки пропитания. Эх, так и знал, что надо было с вами идти. Вы же мне ничего вчера не принесли! Придется самому заманивать Чейса, чтобы он здесь готовил.

В спальне что-то упало.

- Ни за что! Я научусь готовить! - воскликнула подруга.

- Серьезное решение. Как бы после него количество жителей этой комнаты не уменьшилось, - испуганно ответил Абсент, а потом принялся с увеличенной скоростью доедать яйца.

Собственно, я тоже кушать хотела, потому что после вчерашнего мне так и не удалось заморить червячка, в связи с этим сборы в столовую ускорились, и я еще раз подумала о том, что нужно научиться готовить. Хотя бы ради Абсика! Да что там ради него, ради себя!


- Нет, Ави, ты мне только скажи, разве я была виновата в случившемся скандале? Я ведь извинилась! – неожиданно начала разговор Ники, когда мы несли подносы с грязной посудой к очистительным бакам.

Видимо, сытость её разморила, и девушку понянуло на разговоры на разговоры.

- А он? А он начал меня обвинять в том, чего нет! Разве я ветреная?! Была бы такой, давно бы уже завела себе парня, а не сохла по одному наглому челибенцу!

- Значит, всё-таки сохнешь? – усмехнувшись, спросила я и повернулась в её сторону.

И в этот момент я не заметила, что передо мной шел айли, на которого я налетела с грязным подносом посуды. Парень не успел отскочить, поэтому оставшееся содержимое тарелок полетело ему на одежду. Грохот привлек внимание невольных зрителей.

- Черная бездна! – выругалась я. - Прошу меня простить!

- От вас готов стерпеть не только это, - обворожительно улыбнулся лиобе, опускаясь передо мной и помогая собрать посуду с пола на поднос. К нам уже спешил робот-уборщик.

Я смущенно заправила прядь волос за ухо, улыбнувшись незнакомцу. Светлые волосы заплетены в толстую косу, а белая рубашка заправлена в джинсы с заниженной талией, что только подчеркивало его худобу и высокий рост.

Я еще раз благодарно ему улыбнулась и выпрямилась, держа поднос и неотрывно смотря на незнакомца.

- Кайл, - подал мне руку айли, а потом убрал её, так как мои руки были заняты. Мы оба рассмеялись над такой непредусмотрительностью, и я представилась. – Аврора… Красивое у тебя имя. С такими именами вершат судьбы.

- Мне кажется, есть масса достойных деятелей в истории, у которых имена не самые звучные, - не согласилась я. – Но своё имя мне действительно нравится, как и твоё.

- Раз у нас начался такой необычный спор, предлагаю встретиться и поименно вспомнить все красивые имена, фигурирующие в истории.

- Думаю, это необходимо сделать, - серьезно согласилась я, с трудом сдерживая улыбку.

- Тогда сегодня вечером?

- Сегодня?

Абсент мне ночью все ногти сгрызет, если вечером он будет голоден.

- Ты не можешь? – переспросил он, и я утвердительно кивнула. – Что ж, тогда я буду ждать, когда у тебя появится свободная минутка. Аврора, я найду тебя через группу факультета, поэтому ты сможешь написать мне в любой момент о своих планах. Договорились?

- Договорились.

- Отлично! Тогда отсутствие сегодняшнего завтрака у меня в животе твоя вина, ведь я должен отправиться в общежитие перед занятиями и сменить одежду. Ты моя должница!

С последними словами айли развернулся и покинул моё общество, а я смотрела ему вслед и улыбалась. Ники несколько раз щелкнула пальцами у меня перед глазами, а потом задумчиво произнесла:

- Какое влияние на девушку может оказать симпатичная мужская мордашка.

- Причем тут симпатичная? – проворчала я и восстановила первоначальный курс движения. Нами уже никто не интересовался, многие студенты покидали столовую. – Просто он такой милый! Даже не разозлился на то, что я опрокинула на него поднос. А то я так устала от вредных и мстительных урджиев!

- Так ты специально это сделала? – поддела меня подруга, и я махнула на неё рукой, пребывая в своих мыслях.

Первой парой у нас стояла астрономия, с которой у меня не было никаких проблем, поэтому на неё я шла с радостью. Сегодня было какое-то рассеянное настроение, даже лекция Аз Хоша прошла будто мимо меня.


Этим же вечером мы смогли приготовить наш первый кулинарный шедевр – пасту под овощным соусом. Получилось вполне съедобно, а Абсик даже двойную порцию попросил. Поэтому вскоре лежал довольный донельзя на подушке, в блаженстве подергивал лапой и напевал какой-то мотивчик.

- Кайл еще не писал? – спросила Ники, делая поляцию по заданию Аз Хоша.

Кстати, мне бы тоже следовало посетить библиотеку и выполнить индивидуальное задание «любимого» преподавателя. Может, подобная интерполяция поможет мне развить свой дар?

- Пока нет, - ответила я и взяла в руки планшет. – Написал!

«Привет, звезда пленительного счастья! Узнаешь?»

- Та-ак, и какая информация там о нем написана? Фотография хоть красивая? Не стыдно будет поставить его в статус о семейном положении? – хихикнула подруга, присев рядом со мной.

Стесняться было нечего – айли был очень хорош собой, поэтому я с удовольствием поделилась с ней его изображением. Так же он оказался однокурсником Чейса.

- Надеюсь, галантности и мозгов у него будет побольше.

- Он к тебе не подходил? – спросила я Николетту, и та отрицательно мотнула головой, пересев к себе на кровать и взяв в руки свой планшет, я же погрузилась в переписку с новым знакомым.

«Узнаю».

«И это весь ответ? Я надеялся хотя бы на любвеобильный смайлик»

Молчу. Не отвечаю. Не потому, что не заинтересовалась, а просто боюсь сорваться и отправить ему «поцелуйчик».

«Хочешь, расскажу историю?»

«А ты заинтересован в том, чтобы ею со мной поделиться?»

«Значит, слушай…»

Кайл оказался очень веселым и забавным парнем, поэтому весь вечер я не выпускала планшет из рук, а засыпала с улыбкой. Что девушке нужно для счастья? Внимание привлекательного парня!


К концу недели у нас было очередное занятие у «любимого» преподавателя, сразу после предмета лиабе Миэ. Мы вошли в пустой ангар и как обычно рассредоточились по залу, но в этот раз все было наоборот. Аз Хош на прошлой лекции дал нам информацию об одном из урлийский ученых, и сегодня попросил нас проэкстраполировать его дальнейший карьерный рост.

Это должны были сделать все, кроме меня. Я же ушла в конец зала, села на маты и попыталась медитировать, погрузившись в свой мир. Но занятие вновь прошло впустую: слишком много дум было в моей голове и не могла сосредоточиться.

Мыслями я часто возвращалась к словам Аз Хоша, пытаясь найти логическое объяснение странностям в моей жизни. Как-то Баскинс сказал, когда я выдвинула теорию о том, что на станцию "Звезда" я попала не случайно: "Вряд ли такие мелкие события в компетенции поляторов".

Так кому я понадобилась настолько, что он вмешался в мою судьбу, хотя это почти неосуществимо? Получается, что это сильный экстраполятор, но тогда остается еще более неясной причина.

Именно поэтому я задержалась, чтобы поговорить с Аз Хошем. Ники я попросила подождать меня на улице.

- Лиобе, - обратилась я к преподавателю, когда студенты покинули зал, - ты говорил, что кто-то экстраполирует мою судьбу. Как ты это понял?

- Случайности не случайны, Аврора, - серьезно ответил он мне. - Это простой логический вывод, но я не могу вычислить полятора.

- Не можешь или не хочешь?

- Мне некогда этим заниматься, но это на самом деле очень сложно. Если он взялся за экстраполяции судьбы такого же одаренного, как он, то он из сильных, и прекрасно умеет заметать следы.

- Это опасно?

- Пока ведь ничего смертельного не произошло? - Преподаватель приподнял бровь, и я отрицательно покачала головой. - Значит, он просто балуется. И вычислить его можешь только ты, не поддаваясь на определенные провокации.

- Но как распознать эти провокации?

- Логически или вычислениями. И для этого тебе необходимо овладеть своим даром.

Он прав. Мне необходимо хотя бы начать интерполяцию, которую он мне задал. Но получится ли у меня?

- Ну что? Плохие новости? – спросила Ники, когда я вышла к ней в легкой задумчивости.

- Ничего обнадеживающего, - пожала плечами я. – Мне начинает казаться, что биоробот всё же ошибся.

- Не допускай таких мыслей! – воскликнула подруга, приобняв меня за плечи. – Не сдавайся! Я уверена, что всё у тебя получится. Нужно только приложить максимум усилий.

- Спасибо, Ники. - Я не могла не улыбнуться.

Всё же с соседкой мне повезло во всех отношениях. И если наша встреча тоже дело рук таинственного экстраполятора, то я просто обязана его поблагодарить.


После занятий я набралась смелости на еще один поход в библиотеку. Ники отправилась в комнату, а я на верхние этажи. Поприветствовав библиотекаря, я села за свободный столик и настроила поиск, но не нашла никакой информации. Компьютер вывел на экран неизвестную ошибку по запросу.

Что за голодная бездна?..

- Извините, вы не могли бы помочь? - подошла я к библиотекарю.

Парень поднял на меня безразличный взгляд, который моментально сменился на насмешливый. Хорошую же славу мне обеспечили Предсказатели движения стилуса!

- А, это ты. Что на этот раз? Так же убежишь? Надеюсь, хоть сейчас информацию будешь искать не про ур Сента?

На щеки выступил предательский румянец, и я закусила губу. Черная дыра, и как ему объяснить, что на этот раз всё очень серьезно? Работник библиотеки вздохнул и выдал:

- В тот день, когда ты убежала, приходил ур Сент и попросил скрыть всю информацию о нем, а многие данные вообще удалили. Приказ был подписан ректором, поэтому я ничем не могу помочь.

- Но я выполняю именно его домашнее задание.

- Девушка, передо мной оправдываться не нужно. Я все понимаю, сам еще не старый, но помочь ничем не могу.

Продолжая сгорать со стыда, я покинула библиотеку и отправилась на кафедру. Надеюсь, рабочий день еще не окончен, и я успею застать Аз Хоша на месте. Если нет, придется идти еще и завтра. Подойдя к дверям, я нажала на приборную панель:

- Студентка первого курса Аврора Аято. Лиобе ур Сент здесь?

К моему счастью, он был еще на кафедре и спустя минуту вышел ко мне.

- Аврора? Что-то случилось?

- Лиобе, простите, но у меня проблемы с домашним заданием, - повинилась я. - После нашествия на библиотеку любопытных первокурсниц по наводке "Предсказателей" библиотекари половину информации удалили, а остальное закодировали.

И я выразительно посмотрела на преподавателя, и тот понятливо хмыкнул.

- Прости, совершенно забыл об этом. На твой «ид» я вышлю индивидуальное разрешение, которое даст тебе доступ, но ты его сразу же удалишь после просмотра информации в библиотеке.

- Благодарю, - кивнула я, и Аз Хош собирался уходить, но я задержала его, неожиданно схватив за рукав. Смутившись своих действий, я одернула руку и спросила: - А что будет, если у меня не получится составить поляцию? Я ведь не помню график точно, даже масштаб не могу назвать.

- Попробуешь еще раз, только с другим человеком, - задумчиво ответил мужчина, смотря на мою руку. Вскоре, его взгляд всё же поднялся вверх и встретился с моим. - Но это должно сработать. Твой дар откликнется, когда ты будешь вспоминать график и пытаться сопоставить события. Это произойдет спонтанно, дар поможет тебе с высокой точностью спрогнозировать дальнейшие события и увидеть периферийные кривые, по которым могла пойти моя жизнь.

Мне очень хотелось, чтобы всё удалось. И уже не ради того, чтобы что-то доказать ур Сенту, мне нужно открыть способности для своей жизни, для своих целей.

- Спасибо, - поблагодарила я его, и направляясь обратно в библиотеку.

По дороге я раздумывала вот о чем. Аз Хошу было откровенно наплевать на слухи, ходившие о нем, и на открытость информации, хранящейся в библиотеке, пока это все не затронуло конкретно меня. Когда он увидел мои слезы обиды и реакцию на несправедливость, он закрыл доступ.

Конечно, это действие не оказало влияния на нынешнюю мою жизнь, но он взбесился, раз пошел на такие меры. Интересно, каким образом я смогла заставить урджия проявить эмоции?

- Аврора, как я рад нашей встрече! Ты уже нашла местечко в своем забитом графике для наших встреч?

От неожиданности я даже подскочила, но вовремя взяла себя в руки и улыбнулась. Кайл ответил мне лучезарной улыбкой. До какой же степени айли любвеобильный народ!

- То есть ты уже уверен, что таковые будут во множественном числе? - не могла я не восхититься его самоуверенностью.

В какой-то мере такое поведение мужчин подкупало, заставляло девичьи сердца биться быстрее, вот и я соответствующе отреагировала на эту реплику. В моей голове уже рождались фантазии по поводу нашей прогулки и его комплиментов.

- Так, я читаю ответ в твоих глазах, - подмигнул он мне.

- Раз ты видишь меня насквозь, то дату и время нашей встречи определишь без труда! - хмыкнула я, после чего обошла улыбающегося парня и отправилась в библиотеку.

К этому времени как раз пришло разрешение, которое я и показала библиотекарю. Тот отреагировал удивленно, но сбросил на один из компьютеров все нужные файлы. Сохранили здесь в основном награды и, наоборот, провинности (длинному списку которых я очень удивилась!).

Неужели наш правильный преподаватель был недисциплинированным учеником? Столько интересного можно узнать при дозволении! Неужели вся эта информация была в общем доступе? Хоть о чем-то «Предсказатели» не солгали!

Но больше всего меня заинтересовали голографические снимки. Множество из них показывали пятерку друзей: четыре парня и одна удивительно девушка, которая символично стояла рядом с Аз Хошем. Худышка айли имела прозрачно-голубые глаза и копну кудрявых белых волос, которые каскадом спускались на её плечи. Портил впечатление только надменно-холодный взгляд, режущий, словно бритва.

У ур Сента закономерно рыжие волосы, заплетенные в длинную косу, и наполовину закрытое лицо, но при этом глаза смеются. Независимо от меня самой, мое сердце дрожало при созерцании Аз Хоша-студента.

Просмотрев снимки и награды, что заняло приличное количество времени, я приступила к изучению других фактов. Так я узнала, что поступал он под другой фамилией, то есть учился инкогнито, никто, кроме декана, не знал о его происхождении. Подобное решение он мог принять самостоятельно, и я на долю секунды пожалела, что не являюсь его ровесницей.

Каково было учиться рядом с ур Сентом и общаться в одной компании? Мне так хотелось испытать чувства этой пятой девушки! Она же участвовала во всех их университетских шалостях, была той, которую они прикрывали и буквально носили на руках! Интересно, а каково было ее удивление, когда она узнала, кто он на самом деле?

А у нас на факультете есть студент, скрывающий свое происхождение?

Впрочем, мне об этом думать не следует. Что за сентиментальность, в конце концов? Пора возвращаться к интерполяции.

Составив уравнения, как нас учили на паре Миэ, я решила их и набросала по ним в приложении примерный график судьбы Аз Хоша в университете. Где награды - небольшой подъем, но сделано это все было чисто математически, не точно и без дара. . И как «любимый» преподаватель представляет то, как я запомню график, увидев его лишь раз?

Силилась оживить это воспоминание, но тщетно. Линии, линии, линии, но никакой четкости! Я уже собиралась бросать эту бессмыслицу, как вдруг окружающий мир остановился, он стал таким незначительным, микроскопическим, далеким и совсем чужим. Я подумала, что вот так и происходит погружение в свою реальность, что именно сейчас я должна увидеть графики судьбы, как и предполагал ур Сент, но я так ошибалась!

То, что произошло, было далеко от интерполяции. Я не могу объяснить это и не могу утверждать, что это не вымысел, но то, что случилось, находится за гранью реального.

Библиотека стерлась, закружившись вокруг меня с бешеной силой, и я упала, так как стула подо мной уже не было. Всё вокруг погрузилось в темноту. В ладонь впилась деревяшка, и я поднесла руку к лицу, чтобы осмотреть повреждения, и только потом осознала, что нахожусь посреди парка с ручейками аллей, беседками и скамейками.

На улице был поздний вечер, Нол уже давно скрылся за горизонтом.

Приподнявшись, я огляделась и услышала голоса в одной из беседок. Что-то меня потянуло в ту сторону, и, подойдя ближе, я с удивлением узнала в разговаривающих Аз Хоша и ту девушку - его подругу. Как же ее имя?..

- Камелия, выслушай меня...

- Хош, прошу, не говори того, о чем мы оба будем жалеть. К чему чувства, когда есть масса других приятных занятий? Я просила тебя хоть раз во время секса снять эштану? Если бы я хотела твоих чувств, то я бы это сделала.

- Ты даже не даешь мне высказаться.

Айли вздохнула, уперев руки в бока.

- Пойми, в дальнейшем нас не ждет счастливое будущее. Да, поляторы зарабатывают неплохо и ты один из лучших, но мне этого мало. Я хочу стабильности. Ты же знаешь, что меня никогда не привлекала наша профессия.

- Ты можешь ничем не заниматься, - терпеливо ответил парень. Он стоял ко мне спиной, но подсознательно я знала, что это ур Сент. Он уже снял эштану?

Почему-то мне не хотелось, чтобы он открывал лицо перед этой девушкой. И это противоречивое чувство затолкало глубоко внутрь мое любопытство.

- Хош, да пойми ты уже, наконец! Я пытаюсь щадить твои чувства, но ты в упор не видишь моих намеков! Я хочу удачно выйти замуж за богатого мужчину! Я красивая и умная девушка, мне это удастся! Нам с тобой было хорошо, но давай оставим это в прошлом?! Иногда ты бываешь слишком идеалистичен!..

- Извини, - растерянно перебил он, - я правильно тебя понял, ты отказываешь мне не потому, что не любишь, а потому, что хочешь богатого мужа?

- Дошло, наконец! Хотя нет, еще не совсем. Я не люблю тебя, разве я признавалась в своих чувствах? Черная бездна, Хош, нельзя быть таким наивным!

Он ничего не отвечал, а девушка перед ним закипала на глазах. Ее явно стало раздражать то, что она должна объясчнять ему свои мотивы.

- Вот зачем ты разрушил такую дружбу?! Ты все испортил! Как же ты бесишь!

Ур Сент стоял безмолвен. Раздраженная же айли обошла его по дуге и прошла рядом со мной, не заметив. Урджий, лицо которого скрывала эштана, развернулся, смотря с невероятной тоской вслед девушке. Эта тоска отозвалась болью в моем сердце, и я неосознанно сделала несколько шагов по направлению к нему, встав у входа в беседку.

Аз Хош не видел меня, но его взгляд наполнился ненавистью. Ненавистью к той, которая предала его любовь. Он резко развернулся, его кулак прошел сквозь мою грудь - он ударил по прочному пластиковому столбу беседки, надломив его.

Я вздрогнула, но осталась по-прежнему незамеченной. Его рука пронзила мое сердце. Ур Сент же постоял еще несколько секунд, а потом резко выбежал, скрывшись в вечерних сумерках

Руки тряслись, голова кружилась, а в следующую секунду мир завертелся вокруг меня, и я упала на стул, опрокинув его. Голова жутко болела, живот скрутило в узел, и я побежала в туалет. Склонившись над унитазом, я полностью очистила свой желудок.

Когда я уже умывалась, в дверь постучал библиотекарь. Интересно, что он видел?

- Аято, с вами всё в порядке?

- Да, - выкрикнула я, а потом поспешила выйти к нему. Мужчина меня ждал снаружи с обеспокоенным видом. – Простите, несварение.

- Наверное, питаетесь полуфабрикатами? Эх, первокурсницы!

Он махнул на меня рукой, а потом направился к стойке информации – своему рабочему месту. Я же на негнущихся ногах прошла к столу, на котором стоял компьютер с открытой на нем информацией, и вгляделась в монитор. Прошло два часа с того момента, как я последний раз просматривала информацию на планшете! Могла ли я просто проспать всё это время?

Я обдумывала увиденное и никак не могла осознать, чему я была свидетелем. Неужели это было на самом деле? Мне наверняка все привиделось. Заснула, вот и снилось то, о чем я подсознательно догадывалась. Другого объяснения быть не может!

Но сколько бы дальше не пыталась проинтерполировать, составив график, у меня ничего не получалось. Теперь я серьезно задумалась, что у меня нет дара. А моё пребывание в собственном мире – лишь плод воображения. С этими мыслями я отправилась к себе в бокс.

Глава 11

Будущее превратилось из надежды в угрозу. Когда это произошло?

Чак Паланик «Невидимки»


Я еще никогда не была так рада выходному дню. Это отличная возможность собрать мысли в кучу и разобраться со всеми странностями, происходящими в моей жизни. Но сколько бы я об этом не думала, все впустую. Реальность отчаянно не хотела отделяться от выдумки.

С утра нам с Ники удалось приготовить запеченный картофель с птицей. Мяса нам не досталось, так как к нашему удивлению его схомячил Абсент.

- Ты же травоядный!

- Кто такое сказал? – удивленно воззрился он на нас. – Клевета и ложь!

- Абс, но ты ведь шиншилла?

- Я эртонгул сентурионской фауны, - обиженно произнес он, а потом с печалью в голосе добавил: - Правда, непонятно теперь, к какому семейству я принадлежу…

Нам с Ники нечего было ответить, поэтому мы разумно промолчали, а потом я улыбнулась и спросила у него:

- А ты не хочешь отправиться с нами в город? Купим тебе новый планшет.

Его глаза загорелись желанием, и Ники поспешила предупредить:

- Только с одним условием - ты должен держать рот на замке!

Зверек сделал вид, что откинул в сторону ключик, а потом спрыгнул со стола и побежал в спальню. Когда мы с Ники вошли туда после загрузки посуды в посудомоечную машину, то застали Абсента за просмотром новинок инженерного дела. Он уже выбирал себе подарок!

Облачившись в парадно-выходную одежду (у меня это был джинсовый комбинезон, а у Ники – красное платье), мы принялись искать сумку, в которую можно было бы поместить нашего зверька. От сборов нас оторвал звонок в дверь, и экран отобразил Чейса.

- Не открывай, - замотала головой Ники, когда мы вышли в коридор-кухню.

- Прости, но я не хочу вставать между вами как стена. Я просто буду стоять в стороне, - с этими словами я открыла двери и впустила в комнату друга.

Тот в своей обычной манере чмокнул меня в щеку и проигнорировал соседку. Он уже собирался начать со мной разговор, как заметил наши наряды.

- Вы куда-то уходите?

- В город, - сообщила ему Николетта, улыбнувшись и сложив руки на груди, так сказать, привлекая внимание к стратегически важным округлостям тела.

- Что ж, прогуляюсь с вами, - нагло сообщил нам Фэртон, с трудом оторвав взгляд от груди лиа. У меня возникло ощущение, что он просто хочет сыграть роль охранника и отгонять от Останкиной всех потенциальных кавалеров.

- А тебя приглашали? - с раздражением спросила Ники. - Может, мы на свидания?

- Ты-то может и на свидание, с твоей ветреностью это не мудрено, а вот Аврора наверняка собирается по делам.

- Значит, ты считаешь, что меня на свидание никто пригласить не может? - обиженно спросила я. Нахождение этого персонажа в нашей комнате не вызывало никаких эмоций только у Абса, который продолжал искать себе планшет мечты.

- Нет, конечно, я не это имел в виду. Только хотел сказать, что тот, с кем ты должна пойти на свидание, еще не созрел для отношений с тобой.

- Откуда ты знаешь о Кайле? - моргнула Ники.

- Он настолько бабник, да? - поняла его слова по-своему я.

- Какой Кайл? - удивленно переспросил Чейс, нахмурившись.

- Тогда что ты умел в виду?

- Явно не его, - растерянно ответил он, - подожди, а это не мой однокурсник? Значит, он. Не советую тебе с ним связываться, он слишком… слишком…

- Красив? – ехидно подсказала ему Ники.

- Красив! – повторил Чейс, и только потом сообразил, что сказал. – Я не это имел в виду! Я хотел лишь предостеречь: он не тот, кто тебе нуж…

- Чейс, достаточно! – подняла я ладони, - ты уже дважды оскорбил меня, третьей попытки моя гордость не перенесет. Если собираешься с нами, то тебе нужно через десять минут быть на посадочной платформе. Не успеешь на шаттл - не наши проблемы.

Парень понятливо кивнул и выскочил за дверь, мы же продолжили поиски сумки. Таковая нашлась у меня – небольшой рюкзачок, правда, пятнистый (сам же раскрасил), куда мы и посадили Абсента. Зверек был невероятно возбужден и рад предстоящему путешествию.

В назначенное время мы сидели в автобусе, и Чейс на наше несчастье пришел даже раньше нас. Он вообще заходил в общежитие?

- А мы так надеялись, что ты опоздаешь. Ты действительно толстокожий, - проговорила Ники.

Чейс сверкнул черными, как сама ночь, глазами, но никак не прокомментировал её слова, лишь галантно подал руку и помог усесться на место. Со мной он тоже решил продемонстрировать своё воспитание, но я прошмыгнула к окошку и его помощь проигнорировала . Просто принятие подобных знаков внимания казалось мне слабостью. У меня, что, рук и ног нет?

По дороге мы обсуждали новые программы в обучении, и Чейс привел нас в ужас, сообщив, что со следующего семестра в наше расписание будет включена физическая подготовка. У меня всё отчетливее возникало ощущение, что нас готовят в исследователи космоса.

Черту города мы пересекли через полчаса и вышли на второй остановке перед огромным торговым центром. Чейс вновь проявил галантность и взял у меня рюкзак, из которого выглядывала мордочка Абсента. Они вместе прошли вперед, а мы с Ники чуть задержались.

- У меня идея, - прошептала я, указав на парикмахерскую.

- Ты хочешь Чейса побрить налысо? – улыбнулась подруга.

- Хоть на секунду забудь о своем Чейсе! У меня более гениальная идея! Как насчет того, чтобы потратить немного денег на преображение Абса? – и голос у меня был до того заговорщицкий, что Ники моментально разгадала мой план и активно закивала головой.

- Чейс! Подожди, нам надо в то здание, - прокричала Николетта, и парень развернулся по указанному направлению.

- Зачем вам салон красоты? Ты же не собираешься брить меня налысо?

Нет, эти двое мысли друг друга читают!

- Нужен ты мне больно, - фыркнула подруга, а я закатила глаза к небу. Кто бы говорил!

- А зачем нам туда? – спросил Абсент, которого я вытащила из рюкзака.

- А это, мой пушистый друг, ты скоро узнаешь. Но при этом не забывай о том, что ты должен хранить полное молчание.

На моих последних словах Абсик что-то заподозрил, но пути назад уже не было. Мы все вместе вошли в салон красоты, и Ники подошла к парикмахеру, включив «золотую девочку»:

- Извините, моему мулипусечке нужно сделать красивую прическу. Нужно много розовых бантиков и заколочек, шерстка должна быть красиво уложена и залакирована. Вы сможете это сделать?

Лиобе перевела удивленный взгляд на Абсика, и вот тут наш грызун понял весь масштаб катастрофы, в которую он вляпался. Его глаза округлились, в них явственно прочитался испуг, а потом он впился маленькими коготочками в мою одежду. Хорошо, что джинсовая ткань была толстая!

- Мы сделаем всё по высшему разряду! Это займет максимум двадцать минут, а вы пока можете пройти в зал ожидания, - лилейным голосом ответила женщина, и я попыталась оттащить от себя Абсента.

Сзади похрюкивал от смеха Чейс, а мы втроем пытались отодрать испуганное животное. Наконец, общими усилиями нам удалось посадить его в кресло и пристегнуть ремнями (к счастью, до этого у них были другие такие же сумасбродные клиентки).

О, сколько тоски и безнадежности было во взгляде нашего мохнатого друга! Он был молящим и в то же время многообещающим!

- И за что вы так с ним? – продолжая смеяться, спросил Чейс.

- За прошлые прегрешения, - ухмыльнулись мы, вспомнив, какие косы были у нас и сколько неудобства они нам причинили.

Стричь Абсента не стали, но шерстку залакировали так, что модницы лучших собачьих журналов бы позавидовали! Смотря на недовольного Абса в розовых бантиках и с остекленевшими глазами (будто его только что жестко изнасиловал представитель его же пола!), мы даже немного ему посочувствовали. Сопереживание мелькало где-то на заднем плане в перерывах между смехом.

За данную процедуру мы отдали немало денег, но наше удовольствие и пыхтение Абсента того стоило! В наших душах поселились покой и гармония.

- Абс, ну не обижайся, - хохотали мы, идя по торговому центру. Зверек уже сидел в рюкзаке.

- Я с вами не разговариваю, - недовольно ответил он, на секунду высунув свою залакированную мордочку.

А мы вновь захохотали.

Планшет ему всё-таки купили, причем достаточно дорогой. Настолько, что это полностью окупало его моральный ущерб. Абсик попросил положить покупку в рюкзак, и теперь оттуда раздавался шелест упаковки.

- Кушать не хотите? Здесь есть чудесный ресторанчик с моей традиционной кухней. На Либии готовят с использованием множества приправ, поэтому блюда острые.

- Я бы хотела подкрепиться.

- И я, - вновь высунул свою мордочку Абсик, правда, вскоре вновь спрятался, занявшись настройкой своей покупки, а мы направились к нужному нам ресторану.

Расположившись в своей кабинке, мы сделали заказ на четверых, после чего мы с Ники решили посетить уборную. Закончив с водными процедурами, я первая покинула женский туалет, и в небольшом коридоре столкнулась с мужчиной в сером костюме.

- Простите, - сделала легкий поклон я, после чего собиралась обойти незнакомца, как вдруг поняла, что этот человек мне очень даже знаком. – Папа?! Что ты тут делаешь?

- Аврора? – нахмурился родитель, оглядевшись по сторонам. – Это я хотел просить у тебя. Ты разве не учишься?

- Сегодня же воскресенье, - растерянно оправдалась я, смотря, как испуганно косится по сторонам отец. – Ты здесь не один? С кем ты?

- О чем ты? Мы с коллегами тут, решил перекусить.

- Понятно, - хмуро кивнула я, догадавшись, что он скрывает. – Опять с любовницей? Впрочем, это не моё дело. Ваши дела с матерью меня не касаются.

- Когда будешь взрослой, тогда и поговорим.

- Боюсь, если вопрос взросления касается отношения к изменам, я никогда не стану достаточно смела для этого разговора. И свою семью построю на других принципах.

- Аврора, давай хоть здесь не ссориться.

- Чтобы избежать словесных баталий, нужно избегать встреч, - отрезала я, но ответить мне не успели, так как из туалета вышла моя подруга. – Прости, мне пора. Увидимся на каникулах!

На душе скребли кошки. Мне было неприятно и жутко. Не понимаю таких семейных ценностей, где муж с женой друг другу чужие люди! Я лучше никогда не выйду замуж, чем буду терпеть бесконечные измены. И ведь мой отец даже не айли, а всего лишь землянин!

Больше у меня не было настроения, и друзья, как ни пытались меня растормошить, оказались не в силах это сделать, поэтому мы пошли в кино. Меня оставили на скамеечке с Абсентом, а Ники с Чейсом отправились выбирать фильм и покупать билеты.

- И чего ты нос повесила? Случилось что? По-женски, да? – прошептал зверек, высунув мордочку из рюкзака. Все бантики он уже снял.

- Нет, это семейные дрязги, не хочу о них говорить. Абсик, а ты мне можешь кое-что рассказать?

- Опять будешь выпытывать у меня причины моего происхождения?

- Не совсем. Я понимаю, что тебя создала четверка друзей, но ведь в компанию входила и пятая девушка, - в глазах Абса зажглось понимание. Он знал, о ком я говорю. – Её звали Камелия?

- Да, - нехотя признался Абс.

Так, не паникуем. Я могла это имя прочитать и в хрониках.

- А у неё были романтические отношения с Аз Хошем?

- Нет, - уверенно ответил Абс, и я выдохнула. Значит, приснилось! – Романтическими эти отношения никак не назовешь.

Я побоялась его спрашивать о смысле последней фразы, поэтому остальное время до прихода Ники и Чейса мы просидели молча. Они взяли билеты на какую-то мелодраму, но я была не против. Сев в небольшом зале на диванчики, мы надели очки полного погружения и приготовились смотреть фильм.

В таком общественном просмотре было ощущение, что ты ходишь везде с главными героями, будто ты их лучший друг или даже создатель. Комната наполнялась различными запахами, которые присутствовали в фильме, и даже звуки чужих разговоров в киноленте были фоновыми в динамиках. При просмотре в кинотеатрах получаешь настоящее удовольствие, особенно если это экшн.

Но в этот раз я не смогла досмотреть фильм до конца, так как сильно закружилась голова, прямо как вчера вечером. Сняв очки, я поднялась с дивана и чуть обратно не упала, так как сзади меня на диване увлеченно целовались Чейс и Ники. Они не замечали ничего вокруг, с жадностью вкушая сладость губ друг друга.

Порадоваться за них не было времени, новый приступ тошноты заставил меня покинуть зал и побежать в туалет, где меня вновь прополоскало. Подойдя к раковине, я поплескала водой в лицо и промыла рот, после чего посмотрела на себя в зеркало. Во мне ничего не изменилось, почему тогда меня мучают головокружение и тошнота, как при токсикозе?

И вдруг мир вновь начал вращаться вокруг меня. Я крепче схватилась за раковину, чтобы не упасть, и, как ни странно, это помогло. Спустя минуту тошнота и головокружение прошли, и я смогла выйти из туалета и вновь зайди в кинозал.

Влюбленная парочка всё еще не оторвалась друг от друга, а Абсент недовольно пыхтел, поглядывая на них, и явно хотел что-то сказать о современной нравственности. Я слабо улыбнулась, надела очки и попыталась вникнуть в суть фильма. Но мысли продолжали крутиться вокруг признаков токсикоза.

Из кинозала Чейс и Ники вышли под руку, не переставая улыбаться. Я сделала вид, что всё именно так и должно быть, поэтому шла рядом и негромко переговаривалась с Абсом, который высказывал мне восторги по поводу нового планшета.

В общежитие мы вернулись ближе к трем часа дня, но Ники с Чейсом пошли к парковым аллеям, опоясывающим территорию факультета. Я же в своей комнате пыталась заняться интерполяцией судьбы Аз Хоша, но все мои попытки заканчивались неудачей.

- Абс, а ты не слышал, были студенты, которые попадали на факультет, не имея никакого дара? - неожиданно спросила я после нескольких часов раздумий.

- Даже если и были, я о таком не слышал. Есть отчисленные, но это уже по психометрическим параметрам.

Спросить больше было нечего. Но интерполяция прошлого Аз Хоша никак не хотела выстраиваться в график. Наверное, я слишком много витаю в облаках.

Неожиданно раздался вызов в дверь, и я подошла к панели, на экране которой высветилось лицо Кайла и, улыбнувшись открыла ему.

- Я решил, что ты сейчас полностью свободна и сможешь подарить мне несколько часов безмятежной прогулки, - заявил он и, схватив меня за руку, вытащил из комнаты. Хорошо, что я еще не переодевалась после полета в город!

На улице уже темнело, особенно в горах, и красные фонарики подсвечивали дорогу. Мы с Кайлом медленно прогуливались по пока еще зелено-красным аллеям, которые с приходом осени приобретут желто-коричневые тона. Здесь флора состояла не только из зеленых деревьев, окрас которым дают хлоропласты, но и из красных и изредка синих. Мне нравилось то, что цвело под лучами неяркого Нола.

Парень непрерывно рассказывал смешные истории, над которыми мы вместе смеялись.

- …А на втором курсе мы разбили стекло в библиотеке! Да-а, было весело!

Мы вновь негромко рассмеялись и замолчали, подойдя к беседке. Уже стало прохладно, а внутри можно было включить небольшие обогреватели, работающие на энергии света, то есть заряжающиеся от Нола.

Атмосфера навевала на меня воспоминания вчерашнего сна. Здесь выясняли отношения Аз Хош и Камелия. Мой взгляд сам собой вернулся к столбу, похожему на тот, в который врезалась рука «любимого» преподавателя, прошедшая сквозь меня.

И вдруг в слабом освещении я увидела дефект пластмассы. Не веря собственным глазам, я подошла ближе и с ошеломлением признала, что повреждение слишком похоже на оставленный Аз Хошем отпечаток.

- Не может быть, - прошептала я.

- Что ты сказала? - участливо переспросил Кайл.

Я лишь замотала головой, но не в ответ на его вопрос. Я продолжала не верить своим глазам. Они лгут! Неужели действительно побывала в прошлом ур Сента? Но как такпроизошло, что сегодня я попала именно в эту беседку? Разве такие случайности существуют?

- Аврора, что с тобой? - обеспокоенно спросил Кайл, схватив меня за плечо. - Ты как будто призрак увидела.

- У тебя было когда-нибудь столкновение с твоими снами? Я имею в виду, вот тебе что-нибудь снилось, а ты видел потом это в реальности?

Я смотрела на него с полными надеждой глазами, а он на меня как на сумасшедшую. Смутившись своего вопроса, я покачала головой и прошептала:

- Забудь. Это не может быть правдой.

- Расскажешь? - с напряжением спросил он.

- В другой раз, - ответила я, оглянувшись назад на выход, - знаешь, я устала. Проводи меня до общежития.

Кайл не пытался завести разговор, и я была ему благодарна. Мои мысли крутились вокруг увиденной вчера сцены. Неужели она была реальна, и я заглянула в прошлое Аз Хоша? В это безумство трудно поверить!

Так, без паники. Сначала нужно спросить у него, существуют ли поляторы, имеющие возможность мысленно путешествовать в прошлое, и уже потом можно и панику поднимать.

Именно так я и решила. С этими мыслями я легла спать, и с ними же проснулась.


Первой парой привычно была «Общая поляция», поэтому после неё я подошла к преподавателю с необычным вопросом. Группа уже привыкла к тому, что я много общаюсь с Аз Хошем, поэтому меня лишь наградили привычно насмешливыми взглядами и никак не прокомментировали. Слухов о том, что я в него влюблена, больше не было, была лишь слепая уверенность.

- Прошу прощения, лиобе, я к вам с весьма странным вопросом.

- По поводу интерполяции? – облокотившись на кафедру, спросил он.

- Нет, скорее, это разыгралось моё любопытство, - озадачила я преподавателя. – Бывают ли астральные проекции, путешествующие в прошлое? Или, например, сны, в которых мы узнаем факты, неизвестные в реальности?

Аз Хош вскинул на меня удивленный и даже настороженный взгляд, потом выпрямился и сложил руки на груди.

- О чем ты говоришь?

- Это просто размышление вслух, - растерянно произнесла я. – Мы с одним пятикурсником разговаривали об этом…

- С Чейсом? – сощурился он, и я отрицательно покачала головой.

- Нет, не с ним, - ответила я, закусив губу. – Так такое возможно?

- Прецедентов не было, - моментально ответил он, не сводя с меня хмурого взгляда. – Теоретически такое возможно, практически еще не встречалось. Это весь твой вопрос?

- Да, - дрожащим голосом ответила я.

Неужели это моя личная форма шизофрении? Или всё действительно так, как есть, и я первая из путешественников во времени? Или Аз Хош не всё знает? Как же страшно становится от любого из предположений!

- По интерполяции продвижение какое-нибудь есть?

- К сожалению, мой дар не открывается, - смущенно ответила я.

Но смутилась я не из-за собственных нулевых способностей, а из-за того, что я теперь знаю об Аз Хоше. Как он мог раньше свободно ходить, когда всем и каждому было известно о не всегда приятных фактах его биографии? Удивительный мужчина!

- Что ж, если через месяц никакого прогресса не будет, то попробуем еще один метод, но он не очень приятный.

- Какой?

- Тест имитации, погружающий тебя в онлайн-игру. Но ты там получишь приличную дозу адреналина, под действием которого и раскроются способности. Но, сама понимаешь, это нежелательно, поэтому пока ждем естественного открытия способностей.

- Я поняла, спасибо, - кивнула я и покинула аудиторию.

- О чем вы разговаривали? – спросила Ники, но я не смогла ей дать толковый ответ, так как сама еще не понимала, что же со мной творится.


Дни вновь превратились в череду событий. Вечерами я пыталась проинтерполировать судьбу, даже Ники вызвалась в качестве подопытного, но от смены личности результат не изменился.

- Наверное, тебе нужен обычный человек, а не полятор, - как-то предложила подруга.

Его я посчитала разумным, поэтому решила попробовать интерполировать судьбу лиобе Кассиеты. Поэтому мне пришлось долго слушать обо всех её родственниках, возлюбленных и муже-игроке. Эта пытка длилась целую неделю, но и из неё я вынесла только один урок: подопытных надо выбирать тщательно!

Как бы грустно мне не было, но способности не раскрывались. На практических занятиях у Аз Хоша он уделял мне особое внимание, но там он не мог понять причину долгого погружения в транс и выхода из него, а также разницу в течении времени.

- Аврора, ты не хочешь мне ничего сказать? – как-то спросил он после занятий.

- О чем вы, лиобе? Не понимаю. - Я трусливо покачала головой, и Аз Хош кивнул, не став лезть мне в душу.

Месяц, отведенный «любимым» преподавателем, подходил к концу, и я начинала больше нервничать. Всё же не хотелось становиться игрушкой в руках биотехники. Слишком хорошо я знала способности таких штук, иногда они ломали и психику.

С Кайлом мы продолжали переписываться, но желания прогуляться с ним у меня больше не возникало. Все мои мысли сосредоточились на даре и судьбе Аз Хоша, так что я больше ничего не хотела ни видеть, ни слышать. Но сегодня ночью приснился очередной кошмар, который изменил мою точку зрения.

Какое-то здание, коридоры которого сделаны полностью из железа. Скорее всего, лабораторный центр. Вокруг неприятно пахнет, будто разлили аммиак. Как я способна чувствовать запахи?

Бешеное сердцебиение, мне безумно страшно, и я хочу убежать отсюда, но я кого-то ищу. Я ищу своего любимого. Он должен быть где-то рядом, совсем близко, только рукой подать. И бегу к нему – мы должны встретиться.

«Все вокруг уже было…»

С этой мыслью я резко останавливаюсь и вглядываюсь в покореженную дверь, поверхность которой отполирована до блеска. Вижу в отражении себя. В глазах мелькает осознание, а потом это тело вновь бросается к выходу, совсем не слушаясь меня.

Сейчас в роли ведущей была не я, а это тело. Но это ведь моё тело, разве не так?

Выбегаю наружу в раскрытые двери, успевая в считанные секунды. По инерции вылетаю вперед из-под козырька, поздно понимая, что сейчас начнется кислотный дождь. Но даже страха обжечься не возникает, так как меня вовремя кто-то дергает назад, прижимая к своей груди.

Впереди виден небольшой звездолет, в лобовое стекло которого на смотрит Кайл. Даже мысли пронестись не успевает, так как в этот момент меня выкидывает из своего видения, и просыпаюсь у себя в комнате с бешено колотящимся сердцем.

Что это было? Будущее? Разве такое возможно? А мой первый сон к какому времени относился?

Слишком много вопросов, ответы на которые не знаю. Но кое-что тревожит мою душу… неужели Кайл – мой возлюбленный?

- Ави, ты чего вскочила? – сонно пробормотала Ники, потягиваясь в кровати.

- Сон плохой приснился, - растерянно ответила, закусив большой палец.

И из-за этого сна нужно поговорить с ур Сентом. Из преподавателей он ближе всех, уверена, он сможет помочь. Странно, но при мысли о необходимости с кем-то поделиться, я думала о нем. При всем противоречии его характера, он был человеком чести. Просто бывают такие люди, которым ты доверяешь безоговорочно, на которых ты будешь полагаться в первую очередь.

Аз Хош был для меня именно таким.


Я порывалась подойти к нему перед парой, но всё время себя одергивала. Ники видела мою нервозность во время лекции, поэтому по её окончании спросила:

- Тебя не ждать на следующую пару?

- Не знаю, - ответила я, и подруга кивнула, больше ничего не добавив.

У выхода её уже ждал Чейс, который кивнул и мне. У них взрывоопасные отношения, зато очень веселые. Я даже завидовала им, ведь в моей личной жизни был штиль.

Пока я медленно спускалась по лестнице к кафедре, ловила на себе задумчивые взгляды Аз Хоша. Он тоже не торопился, будто ожидая меня, ведь студенты оживленно покидали аудиторию.

- Лиобе, - обратилась я к нему, подойдя ближе. – Мне нужно с вами поговорить.

Он кивнул, и мы подождали, пока все покинут аудиторию, тогда ур Сент указал на одну из парт, предложив сесть за неё. Сам он присел прямо на стол, ничуть не стесняясь меня. И именно в этот момент я поняла, какая у нас незначительная разница в возрасте.

Признаки старости проявляются лет в двести, до этого человек может выглядеть максимум на тридцать. И Аз Хош, если бы не строгость в одежде, мог бы запросто сойти и за старшекурсника. Я поймала себя на мысли, что была бы счастлива, если бы между нами не стояла стена «студент-преподаватель».

Но такая ли крепкая эта стена?

- Аврора, ты хотела о чем-то поговорить? – тихо спросил он, и я уверенно кивнула.

- Да. Помните…

- Мы же договорились общаться на «ты», когда вдвоем, - перебил он меня.

- Прости, я нервничаю, поэтому забылась. Помнишь, ты спрашивал, не хочу ли я тебе что-то рассказать. Я хочу, Аз Хош. У меня, кажется, проблемы с моей астральной проекцией, если её можно назвать так.

Пару секунд ничего не происходило. Он так же внимательно смотрел на меня, но не произносил и слова. Тогда я решила продолжить.

- Это началось больше месяца назад. Тогда мне приснился странный сон, в котором через меня проходили люди. Но я не придала ему значения, ведь многое может привидеться, и не всякой выдумке собственного подсознания стоит верить, но после этого я увидела кое-что, что может тебе не понравиться. Это и было доказательством моих способностей, в которые я не хотела верить до сегодняшней ночи. Но эти сны меня сильно выматывают, самое главное, что я осознаю реальность происходящих событий. Мои эмоции и чувства настоящие.

Я замолчала, а преподаватель обдумывал полученную информацию. В его глазах мелькало выражение, близкое к доверию, но еще не являющееся таковым.

- И что же ты видела второй раз?

Я вздохнула, на щеках непроизвольно вспыхнул румянец.

- Это было в тот день, когда ты мне выписал разрешение в библиотеку. Я просматривала твою информацию и смотрела на студенческие снимки, а потом… - я запнулась, открыв рот.

Мы встретились с ним глазами, и ур Сент чуть кивнул, призывая меня продолжить. Интересно, он сейчас вспомнил все…м-м… интимные сцены своей жизни и представил, куда я могу попасть?

- В общем, я оказалась на аллее рядом с академией, услышала голоса Камелии и… твой. Подойдя ближе, застала некрасивую сцену, ты сам понимаешь, о чем я говорю, - пробормотала, и Аз Хош отвел взор.

Но перед этим я успела отметить, что в нем не было ни злости, ни любви, ни усмешки, скорее… извинения? К чему они?

- И как ты поняла, что это была реальность, а не сон? – спросил он.

- Ты ударил по беседке, я как раз стояла там, где прошелся твой кулак. Рука прошла сквозь мою грудь, оставив повреждения на столбе. И потом, гуляя с… с другом, я увидела этот же дефект. И еще… Я узнала имя Камелии, хотя в информации были только её снимки.

Аз Хош вскочил, подойдя к кафедре. Потом развернулся, внимательно посмотрел на меня и сделал еще несколько кругов по аудитории. Он явно был растерян и не знал, как реагировать на полученную информацию.

- Ты могла это узнать только от меня или от Камелии, но увидеться с ней у тебя не было возможности, тем более удар не видела и она, - констатировал преподаватель.

- У меня была еще одна бредовая гипотеза, - призналась я. – Могло ли быть так, что, побывав у тебя в подсознании, я выудила оттуда нужную информацию?

- Исключено. Ты бы не имела к ней доступа. - Он отрицательно покачал головой. – .Если бы это были яркие эмоции, горящие во мне, то такой вариант возможен, но эта боль давно ушла, и тот эпизод больше не представляет важности. - Аз Хош замолчал, но потом признал очевидное: - Видимо, ты действительно умеешь путешествовать во времени, мысленно, разумеется.

Было сложно осознать это и ему, и, особенно, мне. До этого в голове были лишь предположения, догадки, которым я не хотела верить. Теперь же о моих способностях говорит человек, чьему мнению я доверяю.

- А третий раз? Ты говорила о еще одном событии.

- Да, - кивнула я. – Наверное, это было будущее, так как я оказалась в собственном теле и видела человека, с которым ранее была незнакома. И, кажется, это мой возлюбленный.

- Кто? – приподнял брови Аз Хош.

- Просто во сне я чувствовала, что мне нужно к любимому, что он ждет меня на выходе, а потом я увидела человека, с которым познакомилась недавно.

Он молчал и, не отрываясь, смотрел на меня. Я не могла разобрать его эмоции, но они определенно были сильными.

- И кто он? – немного охрипшим голосом спросил он.

- Пятикурсник, Кайл. Но я могу и ошибаться, ведь я просто увидела его, не факт, что именно его и искала, - ответила и вновь прокрутила увиденное в голове.

А ведь был еще один человек, который прижал меня к себе! Жаль, что я не успела прочитать собственные эмоции и понять, кто есть кто.

- В общем, нет подтверждений, что такое реально может быть, и это не игра моего воображения, но случай с твоим прошлым наводит именно на эту мысль. Просто, понимаешь, я чувствовала всю серьезность событий, происходящих со мной, - повинилась я, и Аз Хош коротко кивнул.

- Это серьезно, и мне нужно поговорить с Советом, - тихо ответил он.

- С Советом? – переспросила я, нахмурившись.

- Не переживай, это не опасно. Совет состоит из семи человек-поляторов, в него вхожу я и ректор. Моё членство не насчитывает и десяти лет, мне помог в него войти не опыт, а уровень способностей, поэтому они мудрее меня, многое знают и смогут помочь. Я даже не ожидал, что такое вообще возможно, но твои способности открылись очень кстати.

- О чем ты говоришь?

- Потом, всё потом, - заторопился он, забирая свой планшет. – Аврора, ты же понимаешь, что должна держать рот на замке и ни единой живой душе не говорить об этом?

- Понимаю, - кивнула я, и преподаватель собрался уходить, но потом резко остановился.

- В твоем видении были еще мужчины, кроме Кайла?

- Возможно, - неуверенно ответила я.

- Тогда не особо ему доверяй, - ошарашил меня он, и вышел из кабинета.

И что это было, я вас спрашиваю?

Глава 12

Не быть любимым — это всего лишь неудача, не любить — вот несчастье.

Альбер Камю


К всеобщему удивлению Аз Хош сегодня не пришел на занятия, зато вместо него был старичок, года которого подходили к рубежу жизни, то есть лет двести сорок ему точно было!

Я знала, где именно может быть мой «любимый» преподаватель, но разглашать тайную информацию ни в коем случае не собиралась. Ведь это была единственная надежда на спасение меня от шизофрении.

Сухопарый айли с практически прозрачной кожей с синими прожилками вен окинул нас стеклянным взглядом и сел за стол, после чего обратился к группе:

- Кто у вас староста?

- Я, - подняла руку Ай Хот ур Каун.

- Лиа, не могли бы вы прислать мне простой список группы в текстовом формате?

- К чему? – удивилась девушка. - В компьютере на вашем столе есть специальная программа с перечнем имен.

- Дорогая моя, я слишком стар, чтобы разбираться в этих нововведениях. Пришлите список на ид, который я напишу на доске, - спокойно ответил старичок, и вся аудитория удивленно переглянулась, пока Ай Хот составляла в алфавитном порядке перечень фамилий и отправляла его на указанный идентификационный номер.

- Интересно, а где Аз Хош? - прошептала Ники, и я пожала плечами.

Ну и что, что именно я являюсь причиной его сегодняшней неявки?

- Не случилось ли с ним чего? Заболел? - обернулась к нам Ай Хот.

- Может, решил вернуться в правительство, а этот дедок у нас теперь постоянно будет вести? - совсем не шепотом спросил Баскинс.

- Молодой человек, у дедка новый слуховой аппарат, - донесся до нас голос преподавателя, - а лио ур Сент временно отлучился с Сентуриона, но через два дня вы вновь сможете его лицезреть.

- Значит, вы у нас на одно занятие? - уточнила Ай Хот, и мужчина утвердительно кивнул.

- Раз вопросы исчерпаны, я могу приступить к опросу. Лио ур Сент посвятил меня в курс того, что вы проходите. Но лекции вам читать бессмысленно, у нового преподавателя вы ничего не будете слушать, а своему экзаменатору потом скажите, что он вам такую информацию не давал. Поэтому я сразу проведу опрос по пройденному материалу. Сделаем сегодняшнее занятие закрепляющим.

Мы все вжали головы, так как к опросу была готова только одна Ай Хот, которая и готовила к сегодняшней лекции поляцию одного из учёных. Но настырный преподаватель решил устроить массовый опрос по пройденному материалу. Если основы мы успели выучить, то знаниями судеб всех пройденных деятелей истории мы не обладали.

- Итак, вы должны были пройти Дора Драх-Кода, сакса. Кто у нас расскажет его биографию? Нет желающих? Тогда начнём по списку. Вот, например, Аврора Аято. Есть такая?

Только не это, я и так отрицательные оценки только недавно начала исправлять! Я дернула Ай Хот за кофту, и та чуть взвизгнула. Посмотрев на меня недовольным взглядом, она «призналась»:

- Её сегодня нет.

- Что ж, ставим пропуск. А вот девушка, сидящая за вами, ответить не хочет? Она так активно жестикулирует, что точно знает ответ на вопрос.

Он говорил про меня. Я чуть от досады голову на парту не уронила, но постаралась сохранить лицо.

- Простите, но я не осведомлена по этому вопросу, - вынуждено призналась я.

- Плохо, очень плохо. Как ваше имя?

Оп-па-па!

- Колли Баскинс, - пискнула я, и парень удивленно развернулся ко мне. Какая же удача, что у него такое имя!

- Неудовлетворительно, Колли, - вздохнул преподаватель, а Баскинс шумно выдохнул, и это заметил старик. - Лио, вы хотите дополнить ответ своей сокурсницы?

Парень побледнел, а мне захотелось скрыться под партой.

- Нет, не имею желания.

- Тоже неудовлетворительно, лио, - вздохнул преподаватель, - имя как?

Парень испуганно огляделся, а потом выдал на свою больную голову:

- Ай Хот ур Каун.

Ой, дура-ак! Я даже от досады накрыла руками голову.

- Имя Джийской системы, но на вас, лио, нет никаких отличительных атрибутов в одежде и характерных черт внешности.

- А я землянин, от предков только имя и осталось, - оправдался он.

- Вот как? Интересно-интересно. А что нам может ответить девушка в эштане? Видно, что она с системы ваших предков, может, она даст мне более информативный ответ. Как ваше имя, лиа?

Вся аудитория уже с трудом сдерживала улыбки. Одна ложь потянула за собой другую, и преподаватель, будто чувствуя это, тянул клубок до конца.

- Николетта Останкина, - сквозь зубы проговорила Ай Хот.

- Надо же, как интересно. А имя у вас противоположно внешности.

- А у меня отец землянин, но покинул свою систему, - зло выплюнула урджия, сверкнув недовольным взглядом в Баскинса.

- Весьма любопытно! Так вы можете нам что-нибудь поведать из биографии достопочтенного сакса?

Ай Хот утвердительно кивнула и начала декламировать. Говорила она с чувством, толком, расстановкой, поэтому доклад растянулся на половину пары. Преподавателю ничего не оставалось, кроме как поставить ей за ответ высшую оценку. Естественно, на имя Ники.

- Очень, очень похвальное рвение к обучению. Вам бы, ур Каун, стоило брать с неё пример!

Ай Хот покрылась жгучим румянцем, а Баскинс закусил внутреннюю сторону щеки, чтобы не рассмеяться. И дальше лекция продолжилась под баритон преподавателя.

- Знаете, а ведь был один лётчик с фамилией Аято. Известная личность! Жаль, что этой девушки среди нас нет, она могла бы гордиться своим однофамильцем, а может быть и предком.

Я открыла рот, но вовремя вспомнила, что меня вроде как тут нет. Аудитория с трудом сдерживала хихиканье, поглядывая на меня насмешливыми взглядами. Мне же было нечего ответить. Меня же тут нет.

По истечении положенного времени старичок покинул аудиторию, насвистывая веселую песенку себе под нос и улыбаясь, а ко мне развернулась Ай Хот.

- Аято, ты что творишь?! Из-за тебя мне пару влепили!

- Все вопросы к Баскинсу.

- Он так поступил из-запо твоей вине!

- А мне все нравится, - широко улыбнулась Ники, и мы переглянулись.

Баскинс хмурился. Наблюдающая за нами группа, которая не в силах больше сдерживать порыв веселья, звонко рассмеялась. Ай Хот, не склонная к хандре, вскоре улыбнулась и благополучно забыла про отрицательную оценку, и мы смогли покинуть аудиторию в весёлом настроении. Тем более, количество её положительных отметок явно перевешивало.


Оставшиеся до пятницы дни я находилась в тревожном состоянии, хотя никакие сны мне больше не снились. Чего же я так опасаюсь? У меня открылся индивидуальный дар, почему я не радуюсь?

Наверное, понимаю, какая ответственность последует за такими способностями. Больше у меня не будет свободы выбора. Но вот вопрос: был ли он у меня когда-нибудь?

В четверг вечером мне пришло сообщении от ур Сента, который просил прийти в деканат. Ники провожала меня недовольным взглядом, а Абсик крутился возле меня и приговаривал:

- Завела себе любовника, а говорить, кто он, не хочет! Эгоистка! Знает ведь, как мы будем с ума сходить от любопытства!

- Если бы она к парню, всё было бы намного проще, - ответила Николетта, а потом подошла ко мне и взяла за руки. – Ави, ты можешь рассказать мне всё, что тебя тревожит. Я же вижу, что ты эти дни ходила, как в воду опущенная. Что случилось? Это произошло после того кошмара. Ты поговорила с ур Сентом, и он потом не пришел в университет. Я блондинка, но вовсе не глупая.

- Ники, я бы могла рассказать, если бы имела возможность. Но это всё очень серьезно, чтобы я могла делиться с кем-то. Прости, но вспомни, как нас при поступлении просили молчать о названии факультета. Просто войди в моё положение.

- Хорошо, - натянуто улыбнулась Ники, обняв меня. – Когда ты будешь готова выговориться, я буду рада тебя выслушать.

- Спасибо, - еще раз поблагодарила её я и побежала в главный корпус.

В коридорах мне попадались немногочисленные преподаватели и студенты, которые шли с позднего ужина из столовой. До верхних этажей я добралась без эксцессов. В приемной не было ни инспектора деканата, ни секретаря, зато из кабинета доносились крики.

Вскоре звуки стихли, видимо, говорящие обратили внимание на камеры, известившие о моем приходе, и я смогла пройти к двери. Створки разъехались, и я вошла внутрь, поприветствовав собравшихся.

Под взглядами четырех людей я чувствовала себя неуютно, поэтому инстинктивно прошла ближе к Аз Хошу, выбрав его своим защитником. Он подмигнул мне, отчего я расслабилась и даже ответила слабой улыбкой.

Здесь, помимо моего «любимого» преподавателя, находились декан и неизвестные мне мужчина и женщина в возрасте. Последние переглядывались и окидывали меня заинтересованными взглядами, под ними я чувствовала себя подопытной мышью, которую скоро должны препарировать.

- Здравствуй, Аврора, - постарался разрядить обстановку декан, но на самом деле он только накалил её. Я неосознанно придвинулась ближе к ур Сенту, практически на грани приличий. Как ни странно, мужчина не сдвинулся с места.

- Не бойся, Аврора. Мы лишь хотим поговорить с тобой и прояснить, правда ли у тебя есть способности. Аз Хош не захотел нам раскрывать тайну, прося поверить лишь его словам. Мы не подвергаем их сомнению, но хотим убедиться в этом самостоятельно. Можешь ли ты нас просветить?

- Я не собираюсь раскрывать секреты, которые принадлежат не мне, - уверенно ответила я.

- Не будем трогать историю ур Сента, но ты можешь же нам рассказать, что видела в первом сне?

- Да, разумеется. Это было немного странно, я сама всего не понимаю, но в тот раз я оказалась в лаборатории. Вокруг меня сновали люди в белых халатах, - я нахмурилась, воспроизводя в памяти события: - Только сейчас вспомнила, но я на всех видела значок конфедерации. В общем-то, ничего необычного не происходило, но все носились вокруг серого чемоданчика, в котором лежала зеленая капсула. Знаете, жидкость в ней выстраивалась весьма странно, в цепочку ДНК.

И я поняла, что произнесла что-то важное, так как все четверо застыли, удивленно переглядываясь. Потом женщина сглотнула и прошептала:

- Девочка не лжет. Ей просто не может об этом знать.

- Ты что-нибудь еще видела? – спросил молчавший до этого мужчина, и я отрицательно покачала головой.

- Всё было сумбурно. Ничего конкретного. Эта капсула настолько важна?

- Мы не можем тебе об этом сказать, - напряженно ответил ректор, и мне пришлось подавить свой порыв возразить.

Мне было, что сказать. Например, о том, что я им выдала имеющуюся у меня информацию, за которую они мне не хотят ответить даже на маленькие вопросы. Было обидно, но я понимала, что мои протесты ничего не дадут. Следует вести себя как взрослой разумной девушке.

- И что мне делать с моими способностями?

- Мы разработаем методику повышения уровня твоего дара, но на это потребуется время, а пока ты будешь проходить различные тестирования у нас в центре. Думаю, недели хватит. На это время мы снимаем тебя с пар.

- Одна? – испуганно переспросила я, руки задрожали.

Мне было действительно страшно покидать факультет под конвоем неизвестных мне людей, которые не хотят даже посвятить меня в свои планы. Они мне чужие, и я им не доверяю ни на йоту.

- Чтобы тебе было спокойнее, - увидев моё замешательство и страх, продолжил ректор, - с тобой отправится лио ур Сент. Он курировал твои навыки уже больше двух месяцев, поэтому сможет ответить на многие неясные для нас вопросы. Аз Хош, у тебя есть возражения?

- Нет, если вы, конечно, поставите мне замену, - ответил урджий.

Я даже догадываюсь, кем его заменят.

- Всё будет. Тогда завтра вечером отправляетесь на космическую станцию Икс-рол, где вас встретит наша исследовательская группа. Лиа Аято, можете быть свободны.

Я бросила растерянный взгляд на Аз Хоша, прочитав в нем уверенность, а потом распрощалась со всеми и покинула кабинет.

В голове роились вопросы, и я надеялась, что вся следующая неделя будет для меня информативнее этой.


- Абс, зараза такая, ты куда всю мою косметику дел?! – кричала с утра Ники.

- А мне Чейс по секрету сказал, что он не любит накрашенных, - зевая, ответил наш домашний зверек.

- Пр-рибью обоих! – зло выкрикнула Ники, закрываясь в ванной комнате. Если бы двери не закрывались автоматически, она бы еще и хлопнула ими со всей силы.

- Это ты зря, мог смертный приговор себе подписать, - прошептала я, улыбнувшись.

- Это она еще джинсы не видела, - вновь широко зевнул Абсент, - я их изодрал. Тоже по совету Чейса. Он, говорит, любит платья и юбки.

Я хихикнула, представив злость соседки. Она ему это точно не простит! Вот и как оставлять их вдвоем на целую неделю?

- Абсик, я хотела тебе сообщить. С Ники я позже поговорю, а с тобой сейчас, но ты должен хранить гробовое молчание. Это очень важно. В общем, у меня открылись необычные способности, и я должна буду на неделю покинуть факультет по распоряжению декана.

Абсент наградил меня серьезным и умным взглядом, так не вязавшимся с его внешним видом. Я слабо улыбнулась, и он забрался ко мне на колени, обняв мою руку.

- Всё будет хорошо, не переживай!

Потрепав питомца и даже поцеловав его в макушку, я тоже начала собираться. У нас ведь уже достаточно близкие отношения для поцелуев? Мне кажется, та парикмахерская и розовые бантики сблизила нас четверых!

На лекции, которую ур Сент решил устроить вместо практического занятия, все были очень рады его видеть и даже порывались ему всё рассказать, но он остановил их движением руки, начав обвинительную речь:

- Почему двое студентов получили неудовлетворительно? Ладно, Аято и раньше не училась, но Баскинс-то почему не подготовился? Определенно стоит похвалить Ай Хот ур Каун, её ответ даже помечен, как выше отличного.

И вот тут мы поняли, что не мы развлеклись за счет преподавателя, а он за счет нас. Старик обвел неразумных студентов вокруг пальца, потешаясь над нашими увертками. Интересно, он припомнит это всем во время нашего с ур Сентом отсутствия?

- Ладно, оставим нравоучения. Что вы там мне хотели рассказать?

- Уже ничего, - пискнула девушка за первой партой, и вся группа покатилась со смеха.

Ур Сент не стал вдаваться в подробности, а начал лекцию. Он выводил графики и строил диаграммы, а я с трудом призналась себе, что иногда его слова пролетают мимо моих ушей, так как я просто любуюсь им.

Сердце тревожно забило в колокольчики, но проклятый мозг отказался его слушать, решив, что в такого мужчину вполне можно влюбиться.

- Ави, пара уже закончилась, - толкнула меня Николетта, потому что я глубоко погрузилась в свои мысли и ничего не замечала. Оглядевшись, я признала, что подруга права.

Мы отправились в столовую, где сели за свободный столик и принялись за обед. Ники еще перед парой у Аз Хоша была нервной, поэтому я отыскала глазами Чейса. Парень выглядел не менее раздраженным.

- Поругались?

- Он пытается управлять моей жизнью, - нахмурилась подруга, - а я не одна из его куколок, которые прыгают к нему в постель, у меня есть сердце, душа и мозги, что тоже немаловажно.

- Ники, начнем с того, что ты вообще еще не прыгаешь к нему в постель, - прошептала я, и девушка покраснела.

- Может, в этом-то всё и дело.

- Брось. - Я подмигнула, а потом улыбнулась, - хотя у вас будет целая неделя для решения этого вопроса. Абса скинешь в мусоропровод на ночь, он потом обратно прибежит, и ты ему сразу этим отомстишь.

- О чем ты? – не поняла меня девушка.

- Я на неделю покину академию. Будут делать тесты.

- Это всё из-за твоих проблем с открытием дара?

- Угу, - кивнула я, опустив взор. Лгать было неприятно, но выбора не было. Она потом меня поймет. – Поэтому у вас с Чейсом будет целых семь ночей для решения интимного вопроса. Повторюсь, Абса скидывай в мусоропровод.

Подруга рассмеялась, но на щеках всё равно появился румянец.

- Ави, да он такими замудреными словечками будет материться, что его не то что на опыты сдадут, а в тюрьму посадят и заставят заплатить административный штраф за употребление неподобающих выражений в общественном месте!

А что? Тоже вариант. Через неделю мы его вызволим! Если он сам еще до нас не уболтает охранников.


Вечером состоялся вылет. Мы долетели на автокаре до «Ариола», а там мы с Аз Хошем и двумя членами совета взошли на борт частного самолета, где нас поприветствовал инженер службы безопасности. Немногословный мужчина провел нас до наших кают и оставил одних.

Я только вышла из душа и успела одеться в ночную пижаму, когда панель завибрировала и отразила лицо «любимого» преподавателя. Я прошла к двери и открыла её, пропуская Аз Хоша. Створки за ним аккуратно съехались.

- Устроилась? – огляделся он, но это был дежурный вопрос, ответ на который не обязателен. – Как настроение?

- Нормально, - ответила я, но мужчина не поверил, поэтому серьезно посмотрел на меня.

– Аврора, ничего не бойся. Мы просто посмотрим твой потенциал и принцип работы дара. Что ты сказала ребятам в университете?

- Они же знают, что мои способности не открываются, поэтому рассказала им про тест имитации.

- Умница, - похвалил он меня. – Примерно на тесты, перемешанные с медицинскими процедурами и медитациями, это и будет похоже. Неделя предстоит тяжелая, я буду проверять твои способности на обычный дар, а также стараться понять причины возникновения аномалии. Каждый наш день будет начинаться с отчета по медицинским и психологическим показателям, а утром и вечером нас ждут медитации.

- Понятно, - кивнула я, оценивая его доброту. Он пришел и заранее меня обо всем предупредил, чтобы я не мучилась неизвестностью и не переживала.

- Добрых снов, - обходя меня по дуге, прошептал преподаватель, а потом добавил: - Если тебе что-нибудь приснится, и ты испугаешься, то я в соседней каюте. Дверь запирать не буду, она откроется автоматически.

Мысль о том, что я могу войти к неженатому мужчине ночью в спальню, вызвала прилив крови к щекам. Но он же не обычный мужчина, он урджий.

- Разве в вашей культуре такое позволительно?

Я никак не могла привыкнуть к неформальному стилю общения, поэтому скакала с «вы» на «ты».

- Мне уже приходилось спать в перчатках и эштане из другого материала, поэтому это не вызовет слишком больших неудобств. Отдыхай.

Он покинул мою каюту, а я решила послушаться его совета. Перелет был не такой долгий, но он займет всю ночь, поэтому лучше скоротать время во сне.


По прилете на космическую станцию, нас расселили по боксам, но не успела я даже разложить свои вещи, как за мной зашел Аз Хош и повел меня по каким-то коридорам.

Потолки и многие стены здесь были из химически стойкого стеклопластика, поэтому можно было видеть другие, пронзающие станцию как провода, коридоры по которым ходили гости и сотрудники Экс-рол. Я держалась рядом с Аз Хошем, который придавал мне уверенности своим присутствием.

- Аврора, - обратился ко мне мужчина, - я хочу тебя предупредить. Ты должна молчать о том, что я вхожу в Совет.

- Хорошо, - согласилась я, хотя не понимала причины такой скрытности.

Вскоре мы подошли к железным дверям с мощной системой безопасности. Аз Хош приложил руку к панели и ввел защитный код, после чего перед нами постепенно открылись три двери, разъехавшиеся в разные стороны. Мы прошли внутрь и оказались в центре лаборатории.

К нам тут же подбежали несколько человек, один из которых, сакс с козлиной бородкой, обратился ко мне:

- Это вы! Как я счастлив! Я думал, что не доживу до этого момента! – воскликнул он, и только потом опомнился и обратился к Аз Хошу с поклоном: - Лиобе ур Сент, весьма рад встрече с вами! Рад приветствовать вас в своей лаборатории.

- Могу ответить тем же. Это современный центр, в котором работают передовые специалисты. Думаю, я найду здесь массу интересного за неделю пребывания, - дежурно ответил мужчина, и разговор вновь переключился на меня. – Представляю вам Аврору Аято, студентку первого курса. Лиа, это профессор Пин-Тон Раск.

- Да-да, - закивал ученый, отступая на шаг. Его коллеги тоже расступились. – Прошу сюда. Сейчас мы пройдем полное медицинское обследование, а также возьмем кровь на ДНК-проверку. Лиобе ур Сент, вы можете быть свободны.

Аз Хош встретился со мной глазами, после чего вышел из лаборатории, а я последовала за саксом. По пути он мне что-то рассказывал о возможностях поляторов, я же слушала вполуха, разглядывая окружающую обстановку и новшества.

В первую очередь у меня взяли кровь пистолетиком, и уже потом помещали в различные камеры, обследуя каждый орган и косточку моего тела. Я узнала даже о тех травмах, о которых забыла еще в детстве. К обеду разыгрался мой аппетит - конечно, я же не ела ничего со вчерашнего вечера! Вот если бы не обследование, то с утра бы перекусила чем-нибудь. Зато теперь я отправлялась в столовую с особым воодушевлением.

Ресторация оказалась на уровне центра, то есть состояла из отдельных кабинок на разных ярусах. Многие предпочитали обедать в номере, но мне до бокса было дольше идти, поэтому я решила сократить путь. Сделав заказ, я стала ожидать робота-официанта.

Кормили тут прилично, но только я закончила с едой, как меня вновь взяли под белы рученьки и отвели в очередную комнату, теперь с психологическими тестами. В общем-то, они будут занимать практически всё время пребывания здесь.

Жутко вымотавшись, я еле волочила ноги, но всё же пришла в спортивный зал, где меня должен был ждать Аз Хош. Усталость как рукой сняло, когда я вновь увидела, как он занимается спортом. На этот раз упражнения были на ноги и пресс, он лежал на спине и отталкивал от себя груз.

Интересно, почему я уже второй раз попадаю в подобную ситуацию? Неужели он меня заранее не увидел?

Наконец, Аз Хош обратил на меня внимание, окинул задумчивым взглядом и спас мою бедную душу от тренировок:

- На сегодня занятия отменяются. Иди в бокс, поешь и ложись спать. Следующая неделя предстоит тяжелая.

И я даже не знала, насколько он был прав.


Эта неделя оказалась безумно выматывающей. К пятнице я уже готова была выть на спутник соседней планеты, так как каждодневные тесты, пусть и были щадящими, но всё равно утомляли. Ученые пытались выявить причины, по которым мой дар просыпается.

Медицинское обследование выявило дозу радиации, из-за которой, предположительно, и возник мой дар. Больше ничего странного и необычного обнаружить не могли, но сделали вакцину, избавляющую меня от неприятных ощущений во время астрального перемещения.

Единственно важное мне сообщил Аз Хош. Он уверен, что я могу управлять этими перемещениями. Воспоминания или мысли стимулируют меня на возвращение в какое-то время, и мне стоит лишь захотеть, чтобы куда-то отправиться.

Мы с ним проводили так много времени вместе, что я сама не заметила, как начала жить от встречи до встречи. Всё другое теряло значение, кроме наших занятий. Вот и сейчас я буквально бежала в спортивный зал, где меня уже ждал ур Сент.

- Ты сегодня опоздала, - констатировал он, посмотрев на время. Он уже сидел в позе лотоса на матах и дожидался меня.

- Прости, меня профессора задержали. С чего начнем?

- Как обычно. - Он пожал плечами, и я присела напротив, закрыв глаза.

Аз Хош аккуратно дотронулся до моих висков, чуть помассировав, а потом взял меня за руки и мы вместе погрузились в транс, оказавшись в моей реальности. До этого у меня не получалось погружение, но урджий говорит, что я достаточно овладела способностями, чтобы пропускать кого-то внутрь.

Мой мир был очень простым. Это были облака. Как мы по ним ходили – неизвестно, ведь под ногами ничего не было видно из-за клубившегося тумана. Рядом журчал водопад из радуги, и над нами распускалась тоже она, укрывая своим разноцветным куполом. Мне даже стало стыдно за такую детскую фантазию, но преподаватель никак не прокомментировал это.

Здесь мы вновь пытались подчинить этот мир, заставить его слушаться меня, выполнять мои требования. Определенный прогресс был, ведь я смогла построить график своей жизни, а теперь тренируюсь на ур Сенте.

- Попробуй проэкстраполировать, - внезапно попросил Аз Хош.

- Ты же говорил, что это невозможно, - нахмурилась я.

- Практически невозможно, так как я полятор, причем сильный. Но ты ведь тоже необычная? Может, у тебя получится?

Я неуверенно кивнула, а потом провела рукой справа от себя, и тут же выдвинулась электронная панель, на которой я могла рисовать прямо пальцами. И дальше я начала измерять отрезки на графике жизни Аз Хоша, составлять примерные уравнения и смотреть максимумы и минимумы, после чего можно было спрогнозировать дальнейшие события.

Мужчина терпеливо ждал и не торопил меня, а я всё больше раздражалась из-за того, что особого прогресса не было даже спустя полчаса. Наконец, я решила одно из уравнений и попыталась продолжить линию еще одной кривой на графике, когда меня выбросило из своей реальности.

Первым делом я испугалась, так как вокруг было темно. Но спустя секунду взгляд привык к темноте, и я с удивлением признала, что мои руки лежат на оголенной мужской груди. От неожиданности я вылетела из тела, в которое попала, и уже стала сторонним наблюдателем.

Мы находились в слабоосвещенной комнате. С кровати доносились неприличные звуки и стоны. Девушка оседлала мужчину и склонилась к нему для того, чтобы испить поцелуй. Я не могла видеть их лица, лишь очертания тел. Странно, но общая атмосфера страсти захватила и меня, поэтому моё сердце ускорило свой бег, а к щекам прилила кровь.

- Подожди, - прошептала девушка, приподнявшись.

- Что случилось? – голос был хриплый, его обладателя я узнать не могла.

- Мне кажется, что… - девушка резко обернулась ко мне, и я с трудом узнала в ней себя.

Глаза горят, длинные светлые волосы обрамляют лицо и прикрывают грудь, а губы растягиваются в странной понимающей улыбке.

Меня выбросило в реальность. Открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной Аз Хоша, моя голова покоилась у него на руках, а тело лежало на матах.

- Ты что-то видела? – спросил он, и я кивнула, хотя щеки непроизвольно покраснели. – Ты была у меня в прошлом или будущем?

- Нет, - мотнула головой я, приподнимаясь. – Это было моё будущее.

Моё? Неужели?..

- Что-то страшное?

Страшное? Вряд ли это можно было назвать страшным, раз я была настолько счастлива.

- Прости, но это личное. Я не могу тебе сказать.

И он не стал меня допытывать, лишь кивнул.

- Жаль, что это был не я, - ответил он, и я вздрогнула от его слов. О чем он говорит? Он знает о моем видении и хочет оказаться на месте того мужчины?.. – Если бы ты видела во сне меня, тогда мы смогли бы найти ключ к твоим способностям.

Вот он о чем! А я уже надумала…

- Да, действительно, - растерянно кивнула я. – Не знаю, что вызывает мои видения.

- Ладно, будем разбираться. На сегодня занятие окончено, еще вещи нужно собрать. Завтра с утра вылетаем.

Я понятливо кивнула и сбежала из зала, полная дум о своем «сне». Как же мне хотелось рассмотреть лицо того мужчины, но он всё время скрывается от меня, и, наверное, увидеть его смогу только тогда, когда переживу эти события сама.

Но почему сердце в будущем билось так же сильно, как и в присутствии Аз Хоша?

Глава 13

- Ненавижу….

- Ты ж говорила, что полюбила?

- С тех пор еще больше ненавижу!!!

© Девчата


Под утро я поняла, что снилось мне нечто совсем неприличное с участием Аз Хоша. М-дя, госпожа студентка, пора тебе начать плотнее общаться с противоположным полом, а то и до изнасилования бедного преподавателя недалеко…

Представила картину и хихикнула про себя, после чего всё же поднялась и отправилась в ванную комнату.

Через час мы уже вдвоем летели на том же лайнере на Сентурион. Я переоделась в удобную одежду и взяла в руки планшет, когда панель завибрировала, извещая о посетителе. Открыв, я застала на пороге Аз Хоша с небольшим металлическим шаром в руке.

- Играла когда-нибудь в настольные карточные игры? – спросил он, и я кивнула.

- Разумеется! Я профессионал! Не боишься остаться в проигравших?

- Это мы еще посмотрим, - подмигнул он, заходя в мой бокс.

Затем ур Сент поставил на стол шарик, который тут же развернулся в голограмму приветствия и меню. Преподаватель выбрал количество игроков, после чего перед нами выскочили цветные изображения карт игры «свинтус». Что ж, поиграем, лиобе!

До самого обеда мы с ним смеялись и пробовали различные игры, среди которых были «экивоки» и «манчкин». Аз Хош был слишком догадлив, поэтому любые пантомимы разгадывал на раз, но я же брала хитростью. В «свинтусе» периодически использовала карты змеиной чопорности, ловя преподавателя на нарушениях и подмигивая ему. Он смеялся, поднимая руки вверх и признавая моё мастерство.

- Кстати, что насчет зачета «автоматом» по твоему предмету? Я не могу проинтерполировать твою судьбу, но я знаю кое-что из твоего прошлого, - между делом заметила я.

- Шантажируешь? – весело спросил Аз Хош.

- Торгуюсь, - в том ему ответила я, подмигнув.

- У тебя красивые глаза, - неожиданно высказал он.

- Уводишь разговор? Это странно слышать от урджия, ведь твой цвет глаз изумителен, - сглотнув и чувствуя учащенный пульс, ответила я и, поддавшись порыву, добавила: - Мне бы хотелось вечно в них смотреть.

- О, вот как? Вновь решила вывести меня из игры своими приемчиками? Пока я буду позволять тебе смотреть только мне в глаза, ты будешь тасовать карты себе в угоду?

- Ты думаешь обо мне слишком плохо!

- По-моему, слишком хорошо, - тихо ответил он, и мне показалось, что даже улыбнулся.

Мне бы хотелось увидеть его улыбку, я уверена, она ничуть не хуже его хрипловатого смеха и приятного голоса. Мы играли, продолжая обмениваться колкостями и шпильками. В этот момент я поняла, что стена «преподаватель-студентка» окончательно разрушена, и у меня нет никакого желания возводить её вновь.

На обед мы разошлись, хотя я не хотела отпускать мужчину из своего бокса. С ним оказалось на удивление интересно и весело, но урджии не питаются в присутствии посторонних.

После того, как насытилась заказанной в номер едой, я вышла из бокса и направилась по коридору. Лайнер был частным, поэтому работников здесь оказалось немного, и они, в основном, находились на капитанском мостике и в машинном отделении.

Передо мной был огромной иллюминатор, через который я могла увидеть звезды и галактику. Картины космоса завораживали, они тянули и влекли, поэтому я могу понять исследователей далеких систем, которые, несмотря на опасность, рвутся покорять неизведанные дали.

- Красиво, правда? – неожиданно раздался сзади голос ур Сента, а потом он встал рядом со мной. – Иногда хочется бросить всё и улететь в далекую-далекую систему, чтобы больше не видеть чужие судьбы и не влиять на них.

- Почему не сделаешь? Ты взрослый и свободный мужчина.

- Вовсе не свободный, - покачал головой он. – И экстраполяция со временем становится наркотиком, ведь ощущать себя властителем чертовски приятно.

Мы переглянулись, и я улыбнулась, наверное, он тоже.

- Можно личный вопрос? – спросила я, озорно сощурив глаза.

- Ну, попробуй, - сложив руки на груди, ответил Аз Хош.

- Разве можно влюбиться только из-за секса? – выдохнула я, припомнив увиденное воспоминание, принадлежащее урджию. Они ведь с Камелией просто спали, но она воспринимала это как физическое действие, а он – как химическое.

- Из-за хорошего секса, - возразил ур Сент, подмигнув.

- Даже из-за великолепного! – шире улыбнулась я.

- Больно ты понимаешь! - фыркнул он, а я не стала отвечать. Не понимаю, и что? Вот влюблюсь и обязательно пойму!

- Ладно, - неожиданно продолжил разговор лиобе. - И что же ты считаешь мерой любви? Из-за чего бы влюбилась?

- Поцелуй, - неожиданно выдала я.

Не то чтобы я действительно верила в чудодейственность поцелуя или его великую силу любви, просто я подумала, что убедить в этом Аз Хоша легче всего, ведь он никогда не целовался.

Неужели в этом мире остались не целованные мужчины? И неожиданно мне захотелось поцеловать именно его, узнать, насколько быстро он учится новым навыкам.

Аз Хош задержал взгляд на моих губах, даже чуть наклонился ко мне. Или мне так просто показалось из-за того, что я сама подалась вперед? Мы простояли так считанные секунды, а потом мужчина сглотнул и отвернулся.

- Знаешь, это была не настоящая любовь, поэтому, возможно, ты права. Теперь я это понимаю. Если ты любишь кого-то, то не в силах причинить ему боль намеренно. По-настоящему сильным чувствам можно простить все.

- А ей ты не простил?

- Предварительно я ей отомстил, а потом забыл. Она просто мне стала совершенно безразличной, как если бы рядом журчал талый ручей, а я стоял в потоке полноводной реки с высоким невероятно красивым водопадом, - Аз Хош смотрел на меня так, будто на моем месте представлял именно эту реку.

Я даже позавидовала девушке, которую он будет считать таковой. Сердце затопила жгучая тоска и даже ревность, поэтому одна часть меня обиделась на ур Сента.

- Я рада, что эта боль в твоем сердце утихла.

- Как будто ее никогда и не было, - заверил он меня, улыбнувшись глазами.

Я с легкостью улавливала его эмоции, мне не обязательно было видеть через эштану, чтобы понять, что творится в душе лиобе.

- А теперь мне, действительно, пора. Нужно совершить важный видео-вызов, - подмигнул он.

- Хош, - тихо позвали его я, и только потом поняла, что назвала его сокращенно, без приставки, обозначающей уровень близости. Но он отозвался, и я не прочитала в его глазах неудовольствие или злость, поэтому продолжила: - Скажи, а почему ты решил поступать инкогнито? Ведь с твоей фамилией все было бы проще.

- Или труднее, - пожал плечами он. - Наверное, ты можешь понять, как живется под тяжестью ответственности и под беспрестанным вниманием родителей. Я устал от этого, начал поступать в какой-то захолустный университет, и уж чего не ожидал, что меня выкинет в МГУ. Тогда я сильно поругался с отцом, думая, что это его проделки. В итоге я оказался неправ, но уже поступил под другим именем. Прощения у отца я попросил, но жить без груза ответственности, не оглядываясь назад, оказалось невероятно приятно.

- Ты был бунтарем, - вынесла вердикт я. Аз Хош наградил меня озорным взглядом и подмигнул.

- Почему был? Я и сейчас им остаюсь.

И он направился по коридору в свою каюту, я же смотрела ему вслед и понимала, что кто-то украл моё сердце. Как бы мне вернуть его обратно?


На территорию факультета мы вернулись поздно вечером, когда уже коридоры общежития были пустынны. Ники спала, а Абсик встретил меня радостной сонной мордашкой. Во время отсутствия я обменивалась с подругой лишь немногословными предложениями, так как приходила в бокс без задних ног.

И вот теперь я просто была счастлива видеть умиротворенное лицо подруги, понимая, что эта комната стала моим домом. Настоящим убежищем, которого у меня никогда не было. Я возвращалась сюда с радостью, без внутреннего напряжения.

- Что-нибудь вкусного принесла? – пропищал Абсик.

Я достала из сумки фрукты, которые хранила в комнате на случай вечернего жора.

- А мяса нет? – расстроено спросил зверек, и я помотала головой, тогда он сжал в лапах яблоко и убежал в шкаф трапезничать.

Я же разделась и легла в кровать. Хорошо, что завтра воскресенье и выходной день.


- Прилетела! – как только я продрала глаза, воскликнула подруга. – Я так скучала!

- Смотрю, у тебя хорошее настроение. С Чейсом помирилась? – спросила я, и лицо подруги залилось краской, даже уши покраснели. – Ага, значит, воспользовались моим советом?

- Ну… в общем… да, - призналась подруга, и я широко улыбнулась, обнимая её.

- Давно пора.

- А как ваша поездка с Аз Хошем? Все только и обсуждают, что факультет вы покинули вместе, - подмигнула Николетта, и моё настроение резко поползло вниз.

- О чем ты говоришь? Между нами ничего нет и быть не может. Перестань фантазировать.

Ники махнула рукой, мол, тебя всё равно не переубедишь, а потом мы с ней принялись за готовку завтрака. Абсик полностью поддержал нас с этой идеей, поэтому лежал на подушке и подрагивал ножкой, читая на планшете названия и состав блюд, которые ему бы хотелось попробовать на завтрак. На слова «наглый приживала» он никак не отреагировал, лишь нам с Ники на планшеты пришли сообщения: «Не приживала, а любимый питомец. Играем свои роли, лиа!»

- Кто был инициатором идеи нашего совместного сожительства? – нахмурившись, спросила Ники.

- Аз Хош, - полностью сдал своего хозяина Абс, - он же меня поселил сюда.

Вот именно сейчас я хотела прижать его к стенке и выспросить, с чем же связана история его создания, но тут в дверь позвонили, а минуту спустя пришел Чейс. При виде меня он немного расстроился (конечно, целую неделю комната была в их пользовании), но постарался улыбнуться:

- Ави, рад видеть тебя! Как съездила? Выяснилось что-нибудь с твоим даром?

- Выяснилось, но он еще развивается, - ответила я. – Интересно, а куда вы Абса девали всю неделю? Не в мусоропровод же?

И судя по растерянным лицам Ники и Чейса, они в порыве страсти вообще забыли про Абсента. Я приоткрыла рот от удивления, а потом на кухню ввалился звереки шустро забрался на стол.

- Я жил не здесь, к «немым» фильмам айли я еще не готов, - усмехнулся он, говоря о кинематографе, известном во всей конфедерации своим откровением. Мы все втроем рассмеялись, смотря на недовольного питомца.

- Абс, а где же ты жил?

- Пришлось временно перебраться в преподавательское общежитие. Знали бы вы, как я крался ночью! А ведь на улице не летний месяц!

Мы не смогли сдержать улыбок, представив эту картину. Конечно, я сразу поняла, о каком преподавателе он говорил. Только интересно, почему он раньше к нему не пробрался? И как он открыл кодовый замок?

- Ты там ничего не сломал? – на всякий случай уточнила я.

- Я похож на самоубийцу? Он бы с меня кожу с мехом живьем содрал, если бы я что-то натворил, - и говорил зверек так, что я почти поверила.

Оставив эти мысли на потом, я с друзьями приступила к завтраку. Вскоре Чейс с Ники решили полететь в город – сегодня каждый час туда ходит транспорт. Они приглашали и меня, но я разумно отказалась. Погода уже была холодная, поэтому приходилось утепляться. И я с непонятной завистью смотрела на то, как Чейс натягивает на голову Ники шапку.

- Мы пошли, - махнули рукой друзья, оставив нас с Абсентом вдвоем.

Я наградила зверька пробирающим до дрожи взглядом и, схватив за шкирку, тут же уложила к себе на колени, чтобы не дать убежать.

- Уби-ива-аю-ут! – кричал Абсент, пока я заливалась смехом.

- Да тише ты! Мне просто нужно серьезно с тобой поговорить.

- Не знаю, в курсе ли ты, но подобное называется не переговорами, а насильственным похищением!

- Терминология не мой конёк. Лучше расскажи мне, как же ты стал разумным существом? Это как-то связано с Камелией?

- Откуда ты о ней знаешь? В прошлый раз забыл спросить. – Абс успокоился и сел на пятую точку.

- Мы с Хошем кое-что обсуждали.

- Так у вас действительно есть отношения? – недоверчиво спросил он.

- Да что вы пристали! – раздраженно выкрикнула я, сбросив со своих рук Абсента, и легла на кровать.

- Прости, Ави, я не хотел тебя обидеть. Просто ты такая эмоциональная, когда тебя об этом спрашивают. Вы время много вместе проводите, да еще ты знаешь подробности, о которых знают единицы, - проговорил Абсент, улегшись рядом со мной. Я не ответила. – Ладно, я тебе расскажу.

Вот тут я оживилась и села, скрестив ноги на кровати.

- Собственно, Аз Хош влюбился первый раз, ну, или думал, что влюбился. Я уверен, что это была не любовь, ведь если бы чувства были настоящими, он не смог бы сделать то, что сделал.

Примерно такое же говорил и ур Сент.

- И что же он сделал?

- Напился.

- Это мне уже понятно, - кивнула я, намекая на имя своего питомца.

- И создал вместе с друзьями меня, чтобы свершить месть над Камелией. Они все жутко умные были, ну и среди них и затесался один биохимик. Для мутации использовали кровь Аз Хоша, поэтому я такой же вредный и мстительный, ну и умный тоже - сам себя не похвалишь, никто не похвалит. - На следующее утро друзья проснулись и увидели меня. Подумали, что «белочка» пришла, но оказалось всё намного хуже. Уничтожить меня рука не поднялась, а Аз Хош мстительный, говорю же, даже на трезвую голову решил осуществить свой план. Так как пьянка была сильная, оборудование использовалось нелегально, да еще и рецепт моего создания неизвестен, то сохранили они меня втайне.

- Обалдеть, - вставила я.

- Не то слово. Но и это не всё. Аз Хош, пока Камелии не было в комнате, вставил в стены проекторы, сделал мне проходы и поместил здесь в тайниках множество различных вещей для проведения праздников. А потом подселил меня, предварительно проинструктировав. А я такой злой был, что мстил с особой изобретательностью. Но, естественно, вся правда всплыла наружу, но сыну главы Совета Джийской системы ничего не могли сделать. Решили, что дело замнут, комнату запечатают и будут только подкармливать меня. В общем, оставили моё существование втайне.

- И ты уже двадцать лет здесь живешь? – сочувственно спросила я, и Абсик изобразил подобие улыбки, если это возможно с его ртом.

- Всё нормально. Я развлекался, как мог, поэтому и слух о полтергейсте пошел. В общем, я – легенда.

Я негромко рассмеялась, прижав к себе питомца.

- А дальше что было?

- Да ничего особенного. Инкогнито Аз Хоша раскрылось, Камелия узнала о его положении, начала подбивать клинья, но он был равнодушен. Хотя кто знает, может, он уже простил её и влюбился вновь.

Он в неё не влюблён. Но, действительно, мало ли что может измениться при следующей их встрече? Может, он воспылает к ней страстью, и она сможет надеть на него парные кольца?

У урджиев особые традиции. Своих возлюбленных они называют ласковым словом «сантэ», и браки у них вечные из-за особой энергии мистала - фиолетового металла, обладающего силой для связывания семейных пар. Поэтому в моем сознании брак с урджием – идеальный.

- А как ты в комнату Аз Хоша-то на прошлой неделе попал?

- С помощью нерастяжимой веревки и чудесных лапок, умеющих проворачивать шпильки в самых маленьких замках в оконной раме. - Абс подмигнул мне, и я негромко рассмеялась.

Для автоматических чистильщиков окон у нас действительно были такие замки с внешней стороны. Нет, ну изворотливый малец!

Только я отсмеялась, как панель запиликала, и я прошла к ней, чтобы открыть двери. На пороге стоял Кайл и улыбался.

- Привет.

- Привет, - ответила я, и парень неожиданно обнял меня, поцеловав в щеку. – Идем в город гулять? Я целую неделю тебя не видел и соскучился.

Не то чтобы мы и раньше виделись каждый день, но такое внимание было мне приятным, особенно учитывая терзания сердца по поводу первой влюбленности. Только я могла начать испытывать первое чистое чувство к преподавателю, который на меня даже не посмотрит!

Поэтому мне просто необходимо окунуться в другую жизнь, забыть то, что я осознала совсем недавно – влюбленность во взрослого мужчину. Я согласилась пойти с Кайлом, не особо доверяя предостережению Аз Хоша.

Пятикурсник не отличился оригинальностью и повел меня в океанариум, но я обрадовалась. На Сентурионе мне бывать не доводилось, поэтому я с интересом рассматривала представителей местной фауны. Представила, если бы здесь был Абс, он наверняка ходил бы между аквариумами и рассуждал, какая рыба вкуснее и в каком виде: жареном, пареном или копченом.

- Что тебя рассмешило? – спросил Кайл. А я даже не заметила, как хихикнула.

- Просто представила кое-кого рядом, - ответила я.

- Я рядом с тобой, а ты представляешь другого? – вздохнул он, и я покачала головой.

- Это не то, о чем ты думаешь. Я не вспоминала мужчину, скорее, я вообразила своего питомца.

Но одного конкретного мужчину я вообще не забываю.

- Это хорошо, иначе я начну ревновать, - подмигнул парень, и мы продолжили осмотр океанариума.

Потом мы посетили выступление, подобное тем, которые устраиваются на Земле с дельфинами, только здесь были совершенно другие млекопитающие. День пролетел незаметно, и все мои тревоги развеялись и исчезла усталость, накопившаяся за прошедшую неделю.

Обратно мы летели на одном шаттле с Ники и Чейсом. Парни учились вместе, но фактически не общались, поэтому тем для разговоров было много. Распрощались с парнями мы у общежития, так как Кайлу нельзя было показывать Абсента, и я опасалась, молодой человек решит задержаться на чай. Поэтому в бокс мы вошли вдвоем.

- Беда! – с криком выскочил Абс, закружившись вокруг нас. – Беда! Грабить нас приходили!

- О чем ты говоришь? – удивленно спросила я, и потом мой взгляд упал на шкаф. Из него были вытащены все вещи. – Что произошло?!

Вбежав в спальню, я увидела раскиданные вещи и перевернутые стулья. Все выглядело так, будто здесь что-то искали.

- К нам во-о-ор приходил! Я его прогнал, но он тут перевернул всё! – кричал Абсент.

- Что здесь могли искать? Только тебя, но вот ты живехонький, - размышлял вслух Николетта, поднимая с пола свои вещи.

Я не знаю, что именно тут искали, но это может быть связано с моим даром. Именно этого я и боялась, что мои способности могут оказаться слишком желанной добычей.

- Нужно позвать Аз Хоша, - проговорила я.

- Его? Ты уверена? Чем он может помочь? – спросила Ники, а потом в её глазах промелькнуло понимание. – Это из-за тебя случилось, да? Я чего-то не знаю?

- Прости, я обещала не говорить, - повинилась я. – Но со временем я обязательно все расскажу. Я за ур Сентом.

Мне пришлось идти в общежитие преподавателей, которое находилось с противоположной стороны от нашего, поэтому я прошла приличное расстояние. Турникеты записали мою личность, после чего я обратилась к коменданту за контактной информацией. Она сообщила мне номер нужного бокса, и я побежала к лифту. Спустя минуту я стояла перед дверью апартаментов Аз Хоша.

Вскоре мне открыли, и передо мной предстал удивленный мужчина. На нем так же была эштана, но из одежды только свободные штаны и длинный пиджак без рукавов, даже не застегнутый на груди. Очевидно, он надел его наспех, увидев мое изображение на панели.

- Аврора? Что-то случилось?

- В наш бокс кто-то проник. Абсент его пытался остановить.

Урджий не ответил, впустив меня в коридор. Этот бокс состоял из нескольких комнат, разделенных дверями. Мужчина скрылся в спальне, а вышел оттуда уже полностью одетым. И мы вместе отправились к женскому общежитию.

- А где были вы во время проникновения?

- Ники с Чейсом на свидании была, а… - я запнулась, вспомнив и о своем свидании, и о предостережении преподавателя. – А я с Кайлом в океанариум ходила.

Аз Хош наградил меня раздраженным взглядом, но комментировать никак не стал. А в чем я виновата? Я всего лишь сходила на прогулку с симпатичным парнем, чтобы постараться вытеснить из сердца одного мстительного урджия! Неужели я должна теперь жить под ста замками? Может, мне еще так же эштану нацепить?

- Почему ты бесишься? – не выдержав, спросила я.

- Ты ослушалась меня.

- Я тебе не служебная собака, чтобы выполнять все твои приказы!

- Замолчи, Рори, я не хочу сейчас скандалить, так как мне нужно быть собранным, - почти спокойно ответил он.

А мне неожиданно понравилось то, как он сократил моё имя. Так мило, на манер урджиев, ведь у них первый слог – знак уважения и дистанции между людьми. А он сейчас стер границу между нами. Случилось ли это из-за того, что и я назвала его сокращенно, или нет, но прогресс в наших отношениях стал бальзамом для моего влюбленного сердца.

Конечно, это не «сантэ», но тоже ничего!

Первым делом он попросил лиобе Кассиету снять информацию с турникетов, чтобы проверить посетителей, и потом отправился к нам бокс, где начисто проигнорировал испуганную Ники и подошел к Абсу. Зверек сидел на моей кровати.

- Привет, мелкий, - Аз Хош опустился перед ним на корточки.

- У меня теперь имя есть, - недовольно ответил он ему, - Абсент.

- Что? – растеряно спросил ур Сент и обернулся ко мне. Я пожала плечами. – Аврора, это не мой любимый напиток, просто в прошлый раз ничего другого не было.

- Рада слышать, - ответила я, - просто в интернете столько написано об Абсенте, мол, галлюцинации вызывает и вообще с психикой могут быть проблемы…

- Я понял, - оборвал меня преподаватель и вновь обратился к питомцу: - Абсент, расскажи мне, что произошло. Ты снимки сделать успел?

- Да я снял все камеры после того, как с лиа помирился, - покаянно признался Абс.

- А ты запомнил его лицо?

- Как я через маску запомню? – удивленно развел лапами зверек, а потом к нам в бокс зашла комендантша.

- Лио, я принесла вам информацию о посетителях, - ответила она, и потом обратила внимания на бардак. – Что здесь произошло?

- У нас завелись воры, только прошу об этом никому не говорить, - ответил ур Сент.

- А зачем тебе записи о посетителях? – удивленно спросил Абсент. Мы непонимающе уставились на зверька. – Вор – девушка, наверняка она живет в общежитии.

Мы все переглянулись. Я сглотнула. Кажется, всё хуже, чем может быть, ведь просмотреть карту посещений проще, чем проверить всех студенток.

- Нужно отметить тех, кого не было в это время здесь, и информация турникетов нам в этом поможет. - Аз Хош поднял вверх электронный носитель. – Во что девушка была одета?

- Это бессмысленно. Она наверняка не глупа, поэтому мы сможем обнаружить в мусоропроводе её одежду, - ответила я.

- Проверим, - кивнул он.

- Я успел ей расцарапать руку, между перчаткой и темной кофтой, но вы не сможете это увидеть без досмотра, - добавил Абсик.

Ур Сент ничего не ответил. Снимет ли он конфиденциальность?

– Об этом случае никто не должен знать. Все храните молчание. Абсент, а ты молодец, жаль только, что камеры убрал.

Урджий ничего не сказал о проникновение Абса в общежитии. Неужели, и правда, наш зверек был тихим и смирным?

Гости покинули наш бокс, пожелав нам спокойной ночи. Я же другими глазами взглянула на Абсента, который с яростью защищал наш дом. И только сейчас заметила, что он прихрамывает. На глаза навернулись слезы, и я отправилась за аптечкой.

Ники уже плакала, только от страха, что к нам в бокс могут вломиться ночью. И как я не пыталась её убедить в том, что этого больше не повторится, страх у неё не прошел. Я же перебинтовала раненую лапку и забралась в постель, прижав к себе меховой клубок. Теперь я точно знала, что никому моего питомца больше не отдам.


На следующий день после лекции я подошла к Аз Хошу, чтобы поинтересоваться результатами расследования.

- Ничего утешающего, - тихо прошептал он. – Ночью прилетела небольшая группа следователей, но они ничего не смогли обнаружить, кроме одежды в мусоропроводе. Но она была постирана в хлорке, поэтому никаких следов не осталось. Мне жаль, но мы не может вычислить вора.

- Что он мог у меня искать?

- Просочились слухи о твоем даре, - наклонился ко мне Аз Хош. – На Совет работают не только поляторы, но также и ученые и структурные подразделения. И среди них вполне могут быть те, кто не желает вручать нам свою судьбу. Твой дар – это скачок, он не может быть проигнорирован теми, кто противостоит поляторам.

- Разве такие есть?

- Разумеется, - снисходительно ответил он. – Обычным людям невдомёк, но те, кто стоит у власти, кое-что понимают в этой жизни. И они не хотят, чтобы их судьбы зависели от нас.

- Но получается, что и среди поляторов есть предатели.

- У каждого свой взгляд на жизнь, и чью-то психику может убить груз ответственности, - пожал плечами ур Сент.

- Так что могли найти у меня?

- Подтверждения твоему дару. Не что-то конкретное, а общие зацепки. Они хотели узнать о тебе больше, и, может быть, переманить на свою сторону. Понимаешь, на факультете есть один человек, в чьем предательстве я уверен на все сто процентов, и с помощью него я попробую выйти на ту, которая забралась в твой бокс.

- Ты пугаешь меня своими словами, не хочу быть никем завербованной, - прошептала я, и Аз Хош пожал плечами.

В аудиторию вошли третьекурсники, поздоровавшись с преподавателем, поэтому ур Сент попрощался со мной:

- Тебе пора идти. Я расскажу тебе многое, когда придет время, а пока что мы будем развивать твои способности и не затрагивать некоторые серьезные темы. Знать всё не обязательно, это только источник лишних страхов.

- Я могу рассказать Ники?

- Я надеюсь, она разумная девушка и не будет ни о чем спрашивать, - намекнул мужчина, и я с поклоном распрощалась с ним, отправившись на следующую пару.

Глава 14

Любить - значит смотреть в одном направлении? Возможно, но только, если он и она не смотрят телевизор

Жильбер Сесброн


Ники действительно не задавала мне никаких вопросов, поэтому мне не пришлось посвящать её в свою тайну. Инцидент с вором вскоре забылся. Аз Хош, когда я спросила у него о том, почему нельзя привлекать внимание к расследованию, ответил: "Они не должны догадываться, что мы знаем". Ответ был «исчерпывающий», но по тону преподавателя я поняла, что расспрашивать что-то бессмысленно.

Не знаю, находилась ли на территории факультета следовательская группа, но я старалась не думать об опасности, а учиться так, как будто я не обладаю необычными способностями.

Жизнь вошла в привычное русло, и время приближалось к сессии. Все студенты носились за преподавателями в надежде сдать долги, в том числе и я. Все хотели уйти на каникулы без академических задолженностей, чтобы начать второй семестр с новыми силами.

Мои занятия с Аз Хошем продолжались. Теперь мы с ним индивидуально рассматривали биографии деятелей истории, а потом я старалась интерполировать их судьбу, и меня часто выкидывало в их время. Так я увидела создание двигателя внутреннего сгорания, а потом изобретение наноносителя, и даже несколько смертей. Самые яркие события остались не только на страницах учебников, но и в моей памяти.

Судьбы ученых того времени я могла только интерполировать, пусть и слабо, но их жизнь уже прошла (кто-то из поляторов мог сложить ее до меня), поэтому с экстраполяцией у меня не было никакого опыта. Естественно, давать экстраполировать свою судьбу Аз Хош больше не решался. И чего боится?

- Хош, - позвала я его как-то на занятии, - я вот не могу понять одного. Если я интерполирую жизнь ученых и попадаю к ним в прошлое, то почему с тобой вышло не так? Почему я увидела себя?

- Я же не знаю, что именно ты видела.

- Это не важно, - смущенно отвела взгляд я.

- Раз не важна ситуация, значит, не важен и ответ, - отрезал он и закончил занятие.

С ним было тяжело. Он был требовательный, жесткий, не давал мне отдыхать и собраться с мыслями, и при этом рядом с ним я не могла ничего сделать со своим пульсом. Мое сердце тоскливо сжималось, когда я бросала украдкой на ур Сента взгляды. К моему счастью, он этого не замечал.

Так прошли почти два месяца, и вот у нас остались последние выходные, а со следующей недели начнется сессия. Первокурсники с содроганием произносили это слово и уже готовы были поверить в шаманство, лишь бы амулеты помогли на экзамене.

В пятницу мы сидели на гражданской обороне и слушали лекции о химически опасных веществах. Настроение у всех было взбудораженное, многие недосыпали, поэтому преподавателя слушали вполуха.

- Что делать, если случится такая ситуация? Вы у меня дети еще ранимые, ни с чем не сталкивающиеся, но ничего, придет и на ваш век и война, и голод, и химические аварии на заводах, - с оптимизмом вещал преподаватель.

Вообще, на редкость оптимистичный мужик. Обо всех смертях он рассказывал спокойно, с толком, с расстановкой, будто такое встречается на каждом шагу. Иногда я боялась его жизненного опыта.

- В случае опасности на заводах начальник должен половину персонала отправить в бункер, а вторая половина обязана остаться на рабочих местах, если остановить производство не получится.

- Но ведь вторая половина умрет! - выкрикнул Баскинс. - Разве ее не жалко будет?

- Почему не жалко? - удивленно спросил преподаватель и добил своим ответом: - Жалко! Но куда деваться?

В ожидании предстоящей сессии его слова звучали как угроза. Уходили с лекции мы не в самом лучшем настроении.

- Я мечтаю, чтобы это все поскорее закончилось! Домой хочу, в клуб! - простонала Ники, когда мы возвращались в общежитие.

- А Чейс поедет с тобой?

- Нет, у него будет преддипломная практика, разделенная на две части. Первая будет в каком-то центре, а вторая - непосредственно с куратором на каком-нибудь задании, - со вздохом ответила Ники.

- То есть вы с ним не увидитесь?

- Не сыпь соль на рану. Он обещал приезжать на выходных.

Не завидую.

По пути нам попался Кайл, но я лишь махнула ему рукой в знак приветствия, и подходить друг к другу мы не стали. Наше общение прекратилось, я просто поняла, что он мне совершенно не интересен, а вот чтобы забыть Аз Хоша нужно не встречаться с ним лет десять, минимум. Или даже этого будет мало?

Я не хотела думать о причинах, почему любимый преподаватель велел остерегаться пятикурсника, мне он казался совершенно обычным и веселым. К тому же, он достаточно сдружился с Чейсом.

Но помимо всего этого, меня заботило то, что кто-то экстраполирует мою судьбу. Это те же люди, чей человек пробрался ко мне в комнату? И стоит ли мне опасаться каждого своего шага? Бояться своей тени?


В воскресенье у меня жутко болела голова, тошнота не проходила, поэтому подготовиться к истории я не могла. Не помогала даже чудодейственная вакцина, изобретенная на Экс-роле. Стоило мне взять в руки планшет с учебной литературой, как у меня перед глазами буквы начинали прыгать, а голова кружиться.

- Ави, что ты завтра на экзамене делать будешь? - обеспокоенно спросила Ники, и я пожала плечами, продолжая гладить лежащего под боком питомца. - Может, хоть слушать будешь?

Я согласно кивнула, и тут Абсент активизировался и, войдя в роль преподавателя, начал нам подробно расписывать исторические события вселенской величины, чтобы мы знали хотя бы азы. Особенное внимание он уделил тринадцатому билету. Но через два часа его вещаний у меня разболелась голова еще сильнее и никакие лекарства не помогали. Поэтому спать легла я с больной, но пустой головой.

На моё удивление мой дар этой ночью перенес меня в момент нашей встречи с Аз Хошем. Я вновь чувствовала его стальную хватку на моем запястье, когда он тащил меня к охране. Это всё было настолько реалистично, что на заднем плане даже промелькнула мысль: «А не вернулась ли я в прошлое?»

Но пробуждение развеяло все мои сомнения, добавив вопросов. Почему я перенеслась именно туда? Происходило ли там что-нибудь важное? Безусловно, Аз Хош многое для меня стал значить, и первая встреча с ним – часть моей жизни, но почему мой дар хотел, чтобы я увидела это всё вновь? Что же важное исчезало из поля моего зрения?

- Ави, пора вставать, - позвала меня Николетта, а потом Абсик потрепал за щеку своей маленькой лапкой.

Все пострадавшие конечности у него зажили. Интересно, он протянет с нами до пятого курса? А то с нашей травмоопасностью я начинаю ни на шутку переживать.

Нехотя я проснулась и после принятия водных процедур облачилась в клетчатое платье и отправилась на экзамен вместе с подругой. У аудитории, в которой проходил экзамен, собралась уже вся группа, когда туда неспешно вошли Аз Хош, присутствующий в качестве ассистента, и преподаватель Пат Хор – солидный мужчина лет за двести.

- Здесь сто тридцать билетов! Это выучить нереально! – простонал Баскинс.

В МГУ отошли от системы тестирования, считая её непродуктивной, и не используют биороботов (они никогда не дадут поблажки студенту, ведь они не знают его успехов на протяжении всего семестра), поэтому студентам приходилось общаться с преподавателями.

- Заходите в алфавитном порядке, - раздался через динамик голос ур Сента.

И почему моя фамилия в начале списка? Какая досада!

На негнущихся ногах я отправилась в аудиторию. Поздоровавшись с обоими преподавателями, подошла ближе к столу, подключив к компьютеру свой планшет. Случайным образом мне пришел номер билета и два вопроса. Интернет здесь не работал, так как на кабинете была особенная «глушилка» сигнала.

- Как? – спросил Хор, когда я отсоединила свой планшет.

Черт! Какой же номер был у билета, который вчера рассказывал Абсик?..

- Тринадцатый, - вспомнила я, и затравлено посмотрела на преподавателя.

- Как? – вновь переспросил он, а у меня сердце в пятки убежало. Неужели знает, какой билет мне пришел на самом деле?

- Тринадцатый, - дрожащим голосом повторила я, и мужчина вздохнул.

Ну всё, точно догадался о моей лжи! Что же сейчас будет?! Придется класть голову на плаху…

- Фамилия как?

Фух!

- Аято Аврора, - ответил вместо меня Аз Хош, прямо посмотрев на меня.

- Можно без подготовки? – закусив губу, спросила я.

- Конечно, присаживайтесь, - с воодушевлением кивнул Хор, и я примостилась напротив него, начав повествование.

Говорила я по существу и верно, как вчера и объяснял Абсент, поэтому я удостоилась высшей отметки.

- Замечательно. Теперь отдайте планшет Аз Хошу, он заполнит нужные графы в билете, и я подпишу, - улыбнулся историк.

Че-ерт, они не только в электронных журналах отметки проставляют, но и в билетах студентов, чтобы избежать ошибок!

Я с мольбой посмотрела на любимого преподавателя (уже без кавычек), протягивая ему свой планшет. Естественно, он увидел номер билета, поэтому в его глазах промелькнуло удивление. Он вскинул на меня взгляд, в котором читалось сомнение, а потом повернулся к коллеге. Я закусила губу от волнения.

- Вы не против, если я создам табель в отдельном файле, чтобы было удобнее?

Я чуть выдохнула, понимая, что Аз Хош сейчас спас меня. Хор нахмурился, но кивнул, а урджий быстро заполнил документы и подал планшет вместе со стилусом на подпись преподавателю. Тот оставил отпечаток пальца и расписался, после чего мне вернули технику.

- Всего доброго, студентка Аято, - обратился ко мне Хор, - можете звать следующего студента.

Я пулей вылетела из аудитории, где меня тут же окружили студенты.

- Кто знает пятый билет? – проговорила я, и отозвался Баскинс. – Отлично, он у меня есть. Система простая: заходишь, тебе скидывают вопросы с номером билета, но ты называешь пятый и открываешь на планшете этот файл, чтобы Аз Хош не нашел несостыковки и не смог возразить. Потом выходишь и отдаешь номер своего билета другому.

- Но сказали же в алфавитном порядке!

- Ты идешь в списке третий, скажешь, что до тебя человека не было. Не будут же тебя выгонять из аудитории? – пробормотала я и скинула Баскинсу на планшет билет.

Группа оживилась и стала вспоминать, какие билеты они знают, я же отошла к окошку вместе с Ники.

- На что сдала?

- На пять! Вчерашняя лекция Абсента была информативной, - улыбнулась я.

- Но как тебе удалось избежать проверки Аз Хоша?

- Мне не удалось, - еще шире улыбнулась я.

- Он закрыл глаза на твою ложь? – удивленно прошептала подруга, и я кивнула. – Я же говорю, что он к тебе неровно дышит! Впрочем, у тебя глаза тоже горят…

Я пожала плечами, не став отвечать. Что я могу сказать в оправдание? В общем-то, ничего…


Историю практически все сдали на отлично, Аз Хош никого не запалил. Да и как он мог, если по документам всё выходит правильно – вот билет, вот студент. Подыграв мне, он спас всю группу. Поэтому ближайшие две недели я избегала его общества, пока не подошел день экзамена по «Общей поляции».

Жаль, что его предмет не сдашь только на основе знаний, для этого нужен дар. И печально, что в тот раз он смог избежать разговора о моем «автомате».

Когда мы собрались в спортивном зале, он раздал нам всем информацию об определенном уже погибшем человеке, но до середины его жизни, а вот дальнейшее – мы должны проэкстраполировать сами. И сказать результат, после чего преподаватель сверит составленный график с действительным и по вероятности совпадения выставит оценку.

Но у меня же с этим проблема! Я вообще не умею экстраполировать!

Тем более у меня была действительная проблема: время в моем мире и реальном текло по-разному, поэтому, когда у других студентов уходило на поляцию максимум отведенных полтора часа, у меня это было минут пятнадцать. Мои способности заключаются в другом!

И я искренне рассчитывала, что Аз Хош войдет в моё положение, поэтому, когда половина группы уже покинула спортивный зал, а половина еще была в трансе, я подошла к преподавателю, который сидел за столом.

- И какой же у тебя результат? – спросил он. Я не могла нарисовать этот же график в реальности на планшете, так как даже в моем мире он у меня не получился. И выводы я никакие не сделала.

- Никакой, - закусив губу, ответила я.

- Рори, - он нагнулся ко мне ближе, кидая на меня насмешливые взгляды, - ты знаешь, что любая ложь возвращается бумерангом.

- Ты мстительней, чем я могла подумать, - насупилась я. – Ты же знаешь, что мои способности…

- Нет-нет, я ничего не знаю, - улыбнулся он, беря в руки мой планшет и собираясь проставлять в табеле неудовлетворительную оценку.

- А я знаю, - неожиданно вступила в конфронтацию я, говоря шепотом, - кем ты являешься на самом деле, и что в этой академии ты не случайно. Не тебе одному известны секреты.

- Шантаж? – насмешливо спросил он, сощурив глаза.

- Ты не оставил мне выбора, - ответила я, наклонившись еще чуть ближе. Мы почти дотрагивались носами, неотрывно смотря в глаза друг другу…

Пока сзади не раздался кашель, и мы одновременно не отпрянули. У меня на щеках вспыхнул румянец, а Аз Хош проставил в табеле успеваемости оценку «хорошо». Даже не отлично! Вот же… мстительный урджий!

- Спасибо, - прошипела я, и мужчина подмигнул мне, кивнув в сторону выхода.

Моё сердце от такого простого знака внимания заплясало в бешеном ритме, поэтому я поторопилась покинуть спортивный зал.

Вот скажите мне, как меня угораздило так вляпаться, тьфу, влюбиться?!

Вслед за мной вышла Ники, которая и оказалась той кашлянувшей студенткой. Она спросила о моей отметке, и я показала ей свой табель. У неё красовалось «отлично»!

- Всё-таки он у тебя вредный!

- У меня? – удивленно вытаращилась я на подругу.

- А у кого же еще? Кто с него эштану снять порывался на вечеринке, на дополнительные занятия остается, кому он уделяет особое внимание в группе? Да и ваше сегодняшнее поведение наводит на определенные мысли.

- Ты ошибаешься, - с ёкнувшим сердцем ответила я.

Мне вспомнился тоскливый взгляд, направленный в сторону Камелии. Даже ей досталась частичка теплоты Аз Хоша! А мне? А как же я? Тоже хочу!

Вот почему мне от этого так грустно?


Наконец, со всеми экзаменами было покончено, поэтому счастливые студенты чувствовали себя на каникулах. Но впереди еще было одно важное для всех событие – Взлетная гонка. В честь этого на огромном стадионе устроили новогоднюю ярмарка. Оказывается, её каждый год готовят старшекурсники и приглашают артистов и акробатов для эффектности и веселья.

И вот мы с Ники, держась под руки, прогуливались по стадиону и смеялись над разными представлениями. Сама взлетная гонка начнется ближе к вечеру, когда откроют аттракцион. Пока же мы с подругой довольствовались играми, такими как пинг-понг, стрельба и прочие. Так как со стрельбой у меня было всё отлично, мы с Ники тащили с собой по огромному плюшевому медведю – мои трофеи. На большее создателей тира я разорять не стала.

Ближе к началу гонки мы подошли к середине площадки, где уже стояли столбы высотой почти по двести метров. На каждом из них было установлено по четыре кабинки с ремнями безопасности, которые поднимались вверх и опускались вниз.

Тут же мы увидели и Чейса, к которому незамедлительно подошли. Подруга поцеловала своего парня и встала рядом с ним.

- Ты ответственный за аттракцион? – спросила я, и друг кивнул.

- То есть ты не сможешь подняться со мной? В кабинках по два места, я слышала, что они для парочек, - надулась Останкина.

- Глупости. Они для всех, просто вдвоем лучше думается, - отмахнулся Чейс и, увидев обиженную Николетту, добавил: - Хорошо-хорошо, я поднимусь с тобой.

- А в чем заключаются правила? – спросила я, пока Ники обнимала в благодарность челибенца.

- Со своим напарником или напарницей ты должна войти внутрь, после чего вас автоматически пристегнет ремнями. В кабинке установлен компьютер, с помощью которого вы должны экстраполировать судьбу выбранного персонажа по расчетным данным. Ошибка – бортики кабинки отъезжают в стороны, оставляя только кресла, и вы с бешеной скоростью опускаетесь вниз. Это страшно и огромный выброс адреналина. А потом вас поднимает на тот же уровень, кабинка закрывается, и вы начинаете новую экстраполяцию. Естественно, на спуск и обратный подъем тратится драгоценное время. Выигрывает тот, кто первым окажется наверху.

- А обратно как спускаться? – спросила Ники.

Чейс так выразительно улыбнулся, что я даже вздрогнула.

- А выбирать в напарники можно кого угодно?

- Да. Хоть преподавателя, - кивнул Чейс, - и таких подъемов за сегодняшний день будет пять, в каждом – один победитель, который получит приз. Но вы, я смотрю, и так уже выиграли кое-что.

- Это Аврора! Она такая меткая! – улыбнулась Ники, прижимая к себе плюшевую игрушку.

- Первый запуск начнется через полчаса, так что вы успеете еще отнести игрушки в бокс.

Мы послушались его совета, после чего вернулись к площаджке для запуска.. Здесь собралось множество зрителей, а вот желающих было не так много, в основном, первокурсники. Я не видела в рядах зрителей человека, с которым бы хотела подняться, поэтому стояла спокойно и наблюдала за первыми «счастливчиками».

Черная дыра, как у меня заложило уши от этих криков! Видимо, спускаться было действительно безумно страшно, раз вопили даже парни!

- Ави, идём! – дернула меня за руку Ники, когда первый взлет прошел. Теперь я не была так же уверена в своих желаниях, потому пошла за подругой.

- Мне не с кем.

- Выбери кого-нибудь!

Я оглянулась, после чего поймала взглядом того, кого не надеялась увидеть. Широко улыбнувшись, я протиснулась сквозь первый ряд и схватила Хоша за руку:

- Пожалуйста, идем со мной! Без тебя у меня нет шансов, - проговорила я, не боясь, что на нас обратят внимание. В этом гомоне голосов и криков невозможно что-то услышать.

Он отрицательно мотнул головой, но я потащила его за собой, настолько велико было желание. И теперь я заметила, что к аттракциону подходят преимущественно старшекурсники, и среди участников даже затесалась лиобе Мия.

- Рори, - вздохнул Аз Хош, когда я его всё-таки затащила в кабинку.

Звучит не очень прилично, правда. Но ведь он пошел за мной?..

- Почему ты не хочешь?

- Это будет нечестно. Ты знаешь моё положение.

- Здесь вообще понятие честности не используется, так как пятикурсники соперничают с первокурсниками и наоборот. Так что ничего страшного не случится. И я это делаю не для победы, а просто ради участия.

Он не ответил. Нас пристегнуло ремнями к креслу, после чего загорелся компьютер перед нами, и нас начало очень медленно поднимать. Сердце в предвкушении колотилось, поэтому я даже вскрикнула, когда нас в мгновение подбросило на высоту десяти метров.

Выдохнув, я переглянулась с Аз Хошем. Мне казалось, что он улыбался, но потом быстро отвел взор и посмотрел на компьютер. На нем уже отображалось первое задание.

- Можешь решить?

- А ты попробовать не хочешь? – едко осведомился он, и я пожала плечами.

- Ты думаешь, я тебя просто так с собой взяла? Наивный! Ты мне нужен исключительно в меркантильных целях, - в тон ему ответила я.

Он негромко рассмеялся и быстро проэкстраполировал события, после чего мы вновь взлетели вверх, только уже на высоту двадцать метров. Теперь я только коротко взвизгнула, приложившись спиной к креслу от страха.

- Зачем ты полезла сюда, если так боишься высоты?

- Ради адреналина! – воскликнула я, улыбаясь и пытаясь перевести дыхание. – Неужели ты никогда не стремился к тому, что тебя пугает?

- Я стремлюсь к тому, что меня интригует и интересует, - задумчиво проговорил он, как-то по-особенному взглянув на меня.

Мои щеки мгновенно заалели. Наверное, такова первая любовь, раз в его присутствии я испытываю настолько смешанные чувства.

- Значит, ты можешь в это влюбиться? – спросила я, но ответили мне не сразу, так как в этот момент нас вновь тряхнуло вверх.

Я выдохнула, справляясь со своими страхами.

- Любовь слишком обтекаемое понятие. Смотря о чем ты говоришь, о вещи или о человеке.

- Ладно, сформулирую по-другому. Что в твоем понятии любовь?

Он задумался, даже отвлекшись от экстраполяции. А потом посмотрел прямо на меня:

- А для тебя? Как ты почувствуешь, что влюбилась?

Я отвела взгляд, посмотрев вниз, туда, где толпились люди. Его вопрос был таким личным, и мне так хотелось дать ему правдивый ответ, поэтому я медленно проговорила, вновь повернувшись к Аз Хошу:

- Любовь, как включение лампочки после кромешной тьмы: сначала ослепляет, а потом освещает путь на всю оставшуюся жизнь. Я уверена, что её невозможно не почувствовать.

Он хотел что-то сказать, но потом резко отвернулся к компьютеру, вновь что-то решая. Больше мы не разговаривали. Наверху мы оказались вторыми, слишком нас отвлекли разговоры. Но я ни капли не расстроилась по поводу проигрыша, ведь наши разговоры были для меня намного важнее. Тем более Ники была так рада первому месту!

А вот наш спуск – это нечто! Кабинки убрали, поэтому мы остались только в креслах. Даже Хош вцепился руками в ручки, прикрыв глаза. Я же вовсе кричала, ничего не слыша вокруг себя, кроме криков других. Когда же мы спустились, то мои ноги подгибались, а любимый преподаватель тяжело дышал, переводя дыхание.

- Слишком долго я не участвовал во взлетной гонке!

- Видишь, какая я молодец, что вытащила тебя, - рассмеялась я, а потом посмотрела в сторону, где был киоск с напитками. – Не хочешь выпить горячего кофе?

- Не отказался бы, - кивнул он, и, когда нас отстегнули, мы одновременно направились в нужную сторону.

За напитки заплатил он, после чего мы медленно прогуливались по аллее, тихо переговариваясь между собой. Кто спросит – я даже не вспомню то, о чем мы говорили. Я наслаждалась теплотой между нами, чувствуя, как сердце бьется где-то в области горла, мешая мне правильно дышать.

Кофе оказался прекрасен. Стаканчик ур Сента был сделан со специальной крышкой с внешним продолговатым отверстием, чтобы была возможность пить кофе на людях. Я улыбалась, наблюдая за ним.

Но всему прекрасному приходит конец, поэтому, когда Нол уже скрылся за горизонтом, Аз Хош распрощался со мной, бросив напоследок:

- Сегодня еще вечеринка. Отдохни на каникулах, следующий семестр будет тяжелым.

Я согласно закивала головой, провожая статную фигуру преподавателя тоскливым взглядом. Но кто бы знал, как мне хотелось догнать его и поцеловать.

Глава 15

«В охоте на мужа нет никаких правил. Все средства дозволены, лишь бы трофей был добыт живьем»

Жорж-Арман Массон


- Вот ты где, а мы тебя везде ищем! – воскликнул Чейс, когда я вновь пришла на стадион. Здесь уже устанавливали палатки и убирали аттракцион. – Идем, там вечеринка начинается.

Мы отправилась вместе с друзьями в один из ангаров. Всё было практически так же, как в прошлый раз, только сейчас у меня совершенно не было настроения. На смену эйфории пришла усталость и осознание того, что у моих чувств не будет выхода.

Мы присели за столик, но от спиртного я отказалась, зато Ники с готовностью отреагировала на текилу. Мы разговаривали, веселились и смеялись. Ники конкретно перебрала, поэтому напевала какие-то песенки, положив голову на мое плечо.

- Её надо в комнату отвести, - вздохнул Чейс, но девушка энергично покачала головой, вцепившись в меня.

- Хоп-хэй! – раздался крик, а после этого на наш столик запрыгнул какой-то парень и начал танцевать.

Света в зале прибавилось, и мы смогли увидеть общий флеш-моб. Парни динамично двигались под музыку, попутно снимая с себя одежду. Я засмеялась и зажмурилась. А Чейс, неожиданно подвинув парня, тоже начал танцевать.

- Чейс! – сквозь смех воскликнула я, хотя прекрасно знала, кому предназначается его танец.

Он танцевал для Ники и смотрел неотрывно на неё. В его глазах разлился такой океан любви, что я позавидовала, пропустив их чувства через себя. Если бы тот, кому я подарили своё сердце, смотрел на меня так же…

Рядом улюлюкали студенты, все были подвыпившие, и охваченные общей эйфорией веселья, парни уже танцевали в одних штанах, но только я обратила внимание на Ники, которая, сдвинув брови, смотрела на своего парня. Это вскоре заметил и Чейс, поэтому окончил танец раньше положенного времени, спрыгнув со столика, и сел рядом со своей девушкой.

- Ники, что с тобой?

- Что со мной?! – прокричала она. Её слова тонули в общем гомоне. – Это ты решил покрасоваться, выставляя своё тело на всеобщее обозрение, а не я!

- Перестань, - шикнул на неё возлюбленный. - Я же шутил! Тем более, танцевал для тебя!

- Ты всегда такой! Лишь бы покрасоваться! – с этими словами она резко вскочила, сбросив руку челибенца.

Возможно, на неё влиял алкоголь, но она действительно была сильно обижена, когда бросилась к выходу. Я собиралась последовать за ней, но меня удержал за руку Чейс.

- Я сам.

И они оба ушли, оставив меня в одиночестве. Переживать следовало за них обоих, но я уже столько раз видела их ссоры, что относилась к ним с должным пониманием. Поссорятся – бурно помирятся.

Я пила уже который стакан лимонада, наблюдая, как опьяневшие студенты из стадии веселья переходят в грусть, и начинают грузить своими проблемами рядом сидящих соседей. Один такой присел на уши и ко мне, поэтому приход Чейса я восприняла с воодушевлением.

- Помирились? – с надеждой спросила я.

- Я её уложил спать, - раздраженно бросил парень. – Черная дыра, как же с ней тяжело! Она жутко избалованная!

- Но любимая, - улыбнулась я, и Чейс ответил той самой счастливой улыбкой, которую я так мечтала увидеть на лице Аз Хоша.

- Любимая, - согласился он, а потом посмотрел на мой стакан на столе. – А ты тут одна грустишь?

- Одна, - согласилась я, отвернувшись от него, чтобы в моих глазах он не заметил промелькнувшей грусти. Когда же я к нему развернулась, то он подавал мне мой бокал с лимонадом.

- Выпьем? – спросил Чейс, и я уверенно кивнула.

Спустя десять минут я клевала носом и в пьяном бреду жаловалась другу, который воспринимал мои жалобы с вниманием и соболезнованием.

- Вот почему он такой вредный? Я не могу его понять, - плакала я, - я его так люблю, а он то смотрит с нежностью, то опять включает строгого преподавателя! Зачем он так со мной? Сам влюбил в себя, а ответственность брать не хочет!

- И что ты собираешься делать?

Дальше я настолько плохо соображала, что все последующие воспоминания стерлись у меня из памяти.


Факультет Истинных знаний, тот же вечер


- А что можно сделать? – икнув, спросила Аврора.

- Например, попробовать бороться за своё счастье, - предложил Чейс, и девушка удивленно на него воззрилась.

Можно подумать, что такая истина не приходила ей в голову.

- Как? Он мой куратор, мне нельзя переходить рамки приличий. О нас и так уже шепчутся больше, чем в начале года.

Тут лицо Чейса стало задумчивым, будто он действительно размышляет над этой проблемой, хотя план давно уже созрел в его голове, и нужно было лишь незаметно вытащить козыри из рукавов.

- А что если поцеловать его?

- Кого?

- Твою головную боль, - выразительно посмотрел на подругу челибенец.

- В каком смысле? – девушка облизала губы, настолько ей понравилась эта идея.

- В прямом, - почувствовав её энтузиазм, озорно подмигнул парень. - Если ты его поцелуешь, то навсегда привяжешь к себе. Для них это очень важно и означает помолвку. Поэтому если ты решишься на этот шаг, то он будет твоим.

Трезвая Аврора тут же бы опровергла теорию Чейса, заявив, что так брак не строится, всё должно быть на взаимном согласии, но… Но пьяная Аврора была не таких высоких моральных устоев, поэтому она с энтузиазмом восприняла новую идею, которая показалась ей гениальной.

- Кстати, я знаю код от двери Аз Хоша, поэтому мы можем войти незамеченными и увидеть его без эштаны, - продолжал подразнивать воображение Авроры Фэртон.

Соблазн был слишком велик, поэтому девушка кивнула, и парочка отправилась к преподавательскому общежитию. По дороге челибенец постоянно ловил спотыкающуюся землянку, но с его физической силой это не составляло никакого труда.

Комендант уже спал, а турникеты каким-то образом взломал Чейс. Трезвую Аврору это навело бы на мысли о детерминации, но пьяная Аврора воспринимала всё, как должное. Она прошла на нужный этаж, по пути захватив кактус.

- А он тебе зачем?! – прошипел парень.

- Подарок! – уверенно заявила девушка, передав растение челибенцу.

Со вздохом тот его принял, после чего они всё же дошли до нужной двери, где Фэртон вовремя остановил Аврору от намерения позвонить, введя нужный пароль. После этого оба зашли в комнату, но в спальню пробраться не успели, так как Аврора что-то уронила, кажется, какой-то электрический прибор, который с грохотом упал на пол.

Чейс стукнул себя по лбу, продолжая другой рукой держать кактус, а потом из спальни на шум из-за угла выглянул Аз Хош.

Узнав нежданных гостей, он вышел из-за косяка с удивленным видом, причем практически раздетый. Из одежды на нем были только черные боксерки. В руках он держал бластер, который опустил при виде своих студентов.

- Рори? – изумился он, а потом перевел взгляд на пятикурсника. – Фэртон?! Ты-то что тут делаешь?!

- То есть её присутствию вы не так удивлены? – с усмешкой спросил он, и преподаватель перевел раздраженный взгляд на девушку и застыл.

Она с полными любовью и страсти глазами смотрела на него. Аз Хош сглотнул, не в силах оторвать взор от той, которая занимала все его мысли последний месяц.

Аврора же думала, насколько он красивый мужчина. Все фантазии студенток были оправданы, и Аз Хош действительно обладал привлекательными чертами лица, вот только волосы на удивление были не рыжими, а светло-русыми. Но это ни капли не портило впечатление.

- Рори, ну что ты тут забыла? - простонал мужчина, и девушка сделала несколько неуверенных шагов в его сторону.

Она пошатнулась, так как алкоголь всё же бил по вискам, и сильные мужские руки подхватили её тело, прижав к своему. Аз Хош тяжело выдохнул, а Аврора сама потянулась за таким желанным поцелуем, что урджий не сразу осознал, когда ответил ей. Инстинктивно и со всей страстностью.

Девушка плавилась в его руках, обвив шею мужчины ладонями, и ур Сент был не в силах отпустить её. Ни сейчас, ни позже. Он осознал это четко и ясно.

За спиной девушки из рук Фэртона упал кактус, горшок разбился о пол, и земля рассыпалась по коридору. Аз Хош отвлекся от желанных губ и взглянул поверх головы Авроры, обняв последнюю крепче, и мгновенно почувствовал алкогольный запах. Хотя странный привкус теперь был и у него во рту.

- Таки добился своего?

- Таки лучше и быстрее, чем я ожидал. Честно, не верилось мне в верную экстраполяцию её личной жизни! – расплылся в широкой улыбке Чейс. – Но ведь ты мне вовремя не запретил, значит, всё честно.

- Землю с пола уберешь, - жестко ответил Аз Хош, продолжая прижимать к себе Аврору.

- Я так люблю тебя, - прошептала пьяная девушка, заглянув в глаза преподавателю, а потом её сознание окончательно покинуло тело, и она не услышала его ответ:

- Я тоже тебя, Рори, я тоже…


Просыпалась я с жуткой головной болью, даже вставать не хотелось. Черт, и как я вчера напилась?! Я же пила лимонад! Погодите-ка…

- Чейс! – выкрикнула я, и с другой кровати простонала Ники, да и у меня голова заболела сильнее.

- Не вспоминай этого черта с утра пораньше…

- Пьянчуги! Послал же великий космос в соседки пьяниц, - ворчал Абсент, готовя нам из шипучих таблеток антипохмелин.

- И это сказал зверек, у которого имя связано с алкоголем, - простонала Николетта.

- Вот именно! Это еще одно подтверждение тому, что мои хозяйки – алкоголички!

Мы ему не ответили, но лекарство нам реально помогло. Мне хотелось прямо сейчас поговорить с челибенцем, но у меня на это совершенно не хватало времени. Через час уже был вылет, вещи мы собрали заранее, но покидать факультет всё равно не хотелось, и всё по одной причине – мы расстаемся с людьми, к которым очень привязались.

- Фэртон не писал? – спросила я подругу.

- Нет, - глухо откликнулась она. – Может, так лучше. Я легче перенесу разлуку с ним.

С этим я не согласилась, но оспаривать не стала. Мои же мысли были направлены на то, чтобы вспомнить события вчерашнего вечера, но всё оказалось тщетно.

- Абс, а ты вещи уже собрал? – спросила я у питомца, и он вскинул на меня удивленный взгляд, в котором застыла надежда.

- Ты берешь меня с собой?

- Конечно! Не оставлять же тебя здесь одного. Как питаться-то будешь? На Земле у меня своя комната, в которую никто не заходит, кроме горничной. Полетели со мной.

Удивительно, но собрался он за две минуты. Такое поведение вызывало умиление, но еще большую тоску по тому, насколько он выброшенное на берег океаном жизни существо. Он одинок, и как бы мы не пытались заполнить его жизнь смыслом и любовью, до конца заполнить пустоту в его душе у нас не получится.

На станцию «Ариол» мы с Ники прибыли на транспорте академии, а потом сели в космолет по заранее купленным билетам и заселились в одну каюту. Время полета прошло незаметно в воспоминаниях о смешных моментах обучения.

Прощание с подругой было трепетным, и мы обе не удержались от слез. За эти полгода мы настолько привыкли друг к другу, что теперь боялись потеряться и обещали встретиться друг с другом на каникулах. Абс тоже распрощался со второй хозяйкой, после чего юркнул ко мне в рюкзак и остался там дожидаться посадки на автокар, присланный отцом.

- Лиа, - поклонился мне водитель.

- Здравствуй, Том, - кивнула я, садясь на заднее сиденье.

Мы плавно взлетели вверх, чтобы через час приземлиться на парковке около моего дома. Теперь это здание для меня стало чужим, словно меня здесь не было лет десять. Прожитый на факультете год оказался для меня ярче всей прожитой жизни.

Передо мной открыли дверь и занесли вещи в дом. На пороге меня ждала мама, которая расцеловала дочь в обе щеки, не забывая причитать, как сильно я изменилась. В этом с ней не поспоришь.

- Проходи, доченька, не стой в коридоре. Идем кушать.

Я поднялась наверх и обошла свою комнату по кругу. Взяла в руки несколько статуэток, потом вновь поставила их на место. Вся моя жизнь была в этих стенах, но почему я не узнаю здесь ничего, будто все стало настолько безликим?

- А здесь ничего так, - пробормотал Абсик, вылезая из рюкзака и тоже обходя свои владения на ближайшие две недели. – Модненько и стильненько. О, это же домашний кинотеатр? Отлично. Будет, чем заняться.

Я улыбнулась питомцу, еще раз порадовавшись, что взяла его с собой. Он скрасит моё одиночество.

- Я принесу тебе что-нибудь пожевать, но не горячего. Сейчас нужно побыть с мамой и убедить её, что всё хорошо, а ужин я попрошу доставить в комнату и мы с тобой покушаем. Хорошо?

- Заметано, - кивнул он. – Раньше я и дольше обходился без еды. Можешь не переживать.

Спустившись по лестнице, я вошла на кухню, где уже было всё накрыто, и за столом сидел отец. Его визит был неожиданный, обычно, он не приезжал на новогодние праздники домой, предпочитая проводить их в компании друзей и в постелях любовниц.

- Аврора, - широко улыбнулся родитель, поднимаясь со стула.

- Привет, - ответила я скупой улыбкой, после чего села на своё место. – Я рада вас видеть, родители.

- Хорошо-то как, что ты приехала! Как учеба? Завтра вечером придет один из знакомых отца со своей семьей, поэтому новый год мы встретим в дружеской компании. Скучать не придется. Еще обещала приехать твоя тетушка.

- Лиабе Нина? Это действительно хорошая новость, - с энтузиазмом ответила я.

Она была единственной среди родственников, с кем я могла общаться без напряжения. Шестидесятилетняя женщина умела очаровать и заболтать, но её личная жизнь оставалась без изменений. Она не могла встретить своего «принца на белом автокаре».

Родители спрашивали об учебе, и я рассказывала любые смешные случаи, происходящие у нас на парах, но не затрагивала тему обучения. Все периферийные предметы – пожалуйста, но только не специальные.

- И на кого же ты учишься? – спросила мама.

- Прогнозист, - почти не солгала я, и на этом стратегически опасные вопросы закончились, и началась обычная семейная болтовня.

Но я поймала себя на мысли, что я жду не дождусь, когда эти каникулы закончатся, и я смогу вернуться в университет и увидеть друзей и Аз Хоша.


Эти два дня мы с Абсом играли в онлайн-игру, к моему стыду, выигрывал он. Но вечером постучалась мама, поэтому питомцу пришлось быстро прятаться в ванной комнате.

- Аврора, я тебе платье для сегодняшнего вечера принесла, - родительница положила чехол на кровать, после чего посмотрела на экран, где высвечивались два игрока. – А ты с кем играешь?

- По сети, - солгала я. Мама нахмурилась, но спрашивать ничего не стала и покинула мою комнату.

Я подошла к чехлу и вынула из него атласное изумрудное платье по колено. За моей спиной восхищенно присвистнул Абсик, и я решила начать приготовления к сегодняшнему вечеру. От представления меня гостям мне не отвертеться.

К девяти часам я спустилась вниз, в это время как раз пришли гости. Я встала рядом с отцом, который здоровался со своим другом, и тут мой взгляд упал им за спину.

- Кайл? – удивленно спросила я, и парень вышел вперед, улыбнувшись мне.

- Вы знакомы? – как-то наигранно спросил меня отец. Я нахмурилась, но всё же кивнула.

Мне вдруг неожиданно стало интересно, что папа делал на Сентурионе? И вспомнился его разговор с каким-то мужчиной перед моим отлетом. Что он скрывает? И почему мне так отчаянно не хочется доверять Кайлу? Интуиция вопит об опасности.

Мне не хотелось ни в чем подозревать своих родителей, это слишком больно и тяжело, поэтому я закрыла глаза на все свои подозрения.

- Да, мы учимся с ним на одном факультете, - подтвердила я, после чего за разговором хозяева и гости плавно перетекли в зал.

Кайл пытался вывести меня на беседу, но на этот раз я стойко решила слушаться Аз Хоша и не вступать ни в какие отношения с пятикурсником. Оборону мне пришлось держать недолго, так как через полчаса прилетела моя любимая тетушка.

Её я встретила с особой теплотой и после обмена подарками, мы вместе ушли на кухню пить чай с конфетами, пока мои родители развлекали наших гостей. Нина, окинув меня задумчивым взглядом, неожиданно спросила:

- Ты влюбилась?

Я даже поперхнулась чаем.

- С чего ты взяла?

- Ты сильно изменилась, Ави. Тебя не узнать. В твоих глазах поселилась прекрасная тоска, так свойственная разлуке с любимым. Ты всегда была красивой девушкой, но теперь в тебе появилось что-то особенное, притягательное, как загадка.

- Ты меня удивляешь, - смущенно пробормотала я, но всё же улыбнулась.

- Как его зовут? Кто он? Кем работает?

- Ты не одобришь мой выбор.

- Неужели это преступник? Космический пират? Каторжник? Или работник твоего отца? В этих случаях я действительно не одобрю твоего выбора, - улыбнулась тетя, и я негромко рассмеялась.

- Ничего из вышеперечисленных пунктов. Он мой преподаватель.

- И всего-то? Слава богу, а уж я распереживалась, что он ученый! Женат?

- Он в эштане, - улыбнулась я.

- Урджий? Лучшего ты и выбрать не могла, - подмигнула тетя.

Вот за это я её и любила. Она не осуждала, если ей что-то не нравилось, она намекала на пути решения проблем или отступления, а если поддерживала, то всем сердцем. Она не была, как моя мама, критичной, в ней присутствовала гибкость мышления.

- Запомни, Ави, на чужого мужика никогда нельзя заглядываться. Счастья не будет ни тебе, ни ему, ни его девушке, невесте или жене. А пока свободен, можешь любить его всем своим сердцем.

Я понимающе кивнула, полностью соглашаясь со словами тёти. Если мужчина не для тебя, то и счастья с ним не сыщешь, только три судьбы поломается, и потом неизвестно, сколько понадобится времени на их восстановление. Может не хватить и всей жизни.

Мы еще много о чем разговаривали, периодически на кухню заходил Кайл, который пытался начать со мной разговор. Нина это всё видела. Поэтому продолжала мне подмигивать, мол, поклонник!

- Неужели совсем не нравится? – спросила она, когда мы остались вдвоем.

- Аз Хош, ну, ты понимаешь, о ком я говорю, - смущенно ответила я, - запретил мне с ним общаться.

- Ревнует? – улыбнулась тетя, а мне нечего было ей ответить

Я не могу рассказать ей всех аспектов своей профессии, поэтому лишь пожала плечами. Но мысль о ревности ур Сента была приятной.

- Идемте за стол, скоро двенадцать, - позвала нас мама, и мы отправились в зал, где и был праздничный ужин.

Мы зажгли бенгальские огни, наполнили бокалы (я лимонадом), после чего прослушали обращение главы конфедерации и выпили за счастливый новый год. Я не была уверена, насколько он будет удачным, но мне хотелось верить в лучшее.


Время текло медленно. С Ники мы так и не встретились: она с родителями отправилась на отдых в другую систему. Я пожелала ей приятного времяпровождения, но расстроилась не особенно, ведь у меня был Абсент, который скрашивал моё одиночество.

Как-то утром я проснулась с желанием изменить себя, поэтому подошла к зеркалу. Взъерошив изрядно отросшие волосы (за последние полгода я только дважды была в парикмахерской, вновь выбривая виски), я решила, что пора заняться собой, поэтому, одевшись и накрасившись, вышла из дома.

Мама не отслеживала мои передвижения, поэтому ничего не сказала, когда я попросила Тома отвезти меня в салон красоты. Там я прошла процедуру «ускоренного роста волос», после чего позволила стилисту сделать мне химическую завивку и перекрасить волосы в блонд, оставив корни чуть темнее.

Результатом я осталась довольна, но домой не спешила. Я прогулялась по городу, еще раз убедившись, что на Земле меня ничто не держит. Здесь нет важных для меня людей, но где они есть? Я еще не нашла своё место в жизни, но отчаянно хотела его отыскать.

- Девушка, помогите, - услышала я справа от себя голос, и обернулась, посмотрев на нищего прохожего. – Купите мне хлеб, прошу вас. Мне нечего есть.

Я сглотнула, а потом достала из рюкзака временные карточки и протянула две незнакомцу.

- Пароль две тройки и две пятерки, - произнесла я, и мужчина быстро схватил электронные носители, случайно дотронувшись до моей руки.

А меня в очередной раз выкинуло в воспоминания. Это был самый яркий и переломный момент его жизни. Шел суд. В страшной автокатастрофе погибли дети и жена мужчины. Он потратил все деньги на судебные тяжбы, чтобы засадить за решетку преступника, но правда так и не была доказана.

А потом я увидела то, как преступник подкупал судью. Они негромко переговаривались, но в обоих я теперь видела убийц. В одном – убийцу детей и невинной женщины, а во втором – убийцу справедливости.

Меня вырвало из воспоминаний, и я другими глазами посмотрела на нищего.

- Сочувствую, - прошептала я. – Виновен был тот человек, но он дал взятку судье. Вы ничего не докажите, этот мир полон несправедливости. Но верный способ подняться – это использовать с умом те деньги, которые я вам дала. Там приличная сумма, вам её хватит, чтобы снять жилье на год. Найдите работу, и, может быть, отказавшись от идеи возмездия, вы обретете новое счастье.

Лиобе полными изумления глазами смотрел на меня, а я двинулась дальше по аллее, вдыхая морозный воздух и думая, зачем же мне дан мой дар? Может, это не случайно, а ради восстановления справедливости? Я очень надеюсь, что в будущем я смогу совершать благие поступки.

Уже подходя к автокару Тома, я услышала звонок. Приняв входящий на планшет вызов, я с удивлением увидела анимацию Ники.

- Привет! – воскликнула девушка, помахав мне рукой. На пейзаже за её спиной не было моря, как в прошлых наших звонках, а лишь интерьер дома.

- Ты в номере? – спросила я.

- А вот и не угадала! Я на Земле! Мы прилетели! А еще ко мне заглянул…

- Ави, привет! – воскликнул Чейс, обняв свою девушку за талию и входя в голограмму, которая возвышалась над моим планшетом. – Я скучал.

- Я тоже по тебе скучала! – воскликнула я, - рада, что вы помирились.

- А мы-то как рады, - промурлыкал парень.

- Ави, мы к тебе в город сегодня прилетим. Давай встретимся в каком-нибудь клубе? А то я так никуда и не сходила, так как Чейс бы ревновал сильно. А когда он рядом, мне можно всё.

- Почти всё, - поправил Чейс.

- Я вас обожаю! – ответила я, и назвала адрес популярного клуба.

И уже через несколько часов я стояла перед зеркалом в одном нижнем белье и придирчиво рассматривала свой гардероб. Это был мой первый земной выход в свет, хотелось принарядиться, как-то показать себя в другом образе, но ничего из одежды не подходило.

- Думаю, в таких случаях следует посоветовать топлесс, - ехидно вставил Абс, и я шикнула на него.

Вздохнув, я посмотрела на себя в зеркало и тут же вздрогнула. Я узнала ту девушку, которую видела в своем видении. Такие же длинные вьющиеся волосы, то же худощавое лицо, только вот глаза не настолько счастливые. Неужели я близко к тому потенциальному будущему? Наступит ли оно? Кто тот мужчина? Аз Хош? Рой вопросов, на которые хочется знать ответы здесь и сейчас.

Но я солгу сама себе, если скажу, что не задумывалась о кандидатуре того любимого незнакомца. Ведь весь месяц, в течение которого мы с Аз Хошем интерполировали судьбу ученых, я видела именно их прошлое, а не чье бы то ни было. Возможно ли, что в тот раз я увидела будущее ур Сента, в котором фигурирую и я? Наше общее будущее?

- Что-то ты замолчала. Выбрала наряд? – вывел меня из раздумий Абсент. Он не поворачивался к зеркалу, дабы не смущать застенчивую студентку, пока я была в одном нижнем белье.

- Да, выбрала, - бездумно ответила я, потом нашла единственное короткое платье и сапоги выше колена, решив, что это лучший вариант.

Спустя час мы встретились в клубе с друзьями и после долгих приветствий уселись за свободный столик прямо перед танцполом. Чейс не выпускал Ники, постоянно прикасаясь к ней, а та таяла от каждого его прикосновения, смотря на возлюбленного с нежностью и восторженной страстью. Я улыбалась, рассказывая, как прошли мои каникулы.

Когда подруга ушла на танцпол под строгим наблюдением её парня, я обратилась к Чейсу:

- Что ты мне подмешал и зачем? Не надо лгать только, прошу тебя. Мне просто нужно знать ответ на поставленный вопрос, - подняв руки вверх, я предостерегла его от вранья.

Челибенец вздохнул и посмотрел на меня невинными черными глазами.

- Ави, прости, но так было нужно. Я пока ничего не могу сказать, но клянусь, что это было тебе во благо.

- Знаешь, не очень-то верится. Почему я ничего не помню? Что было?

- А ты не помнишь? – вскинул брови парень, и я кивнула.

- О, даже так, - улыбнулся Чейс каким-то своим мыслям.

- Что я вытворяла?

- Ничего, - уверенно заявил друг, и во мне загрызли дыру червяки сомнения. – Мы поговорили, я отнес тебя в комнату. Просто тебе нужно было расслабиться, поэтому я подлил алкоголь. Такой ответ устроит?

- Меня устроит правдивый ответ.

- Прости, но пока могу ограничиться только таким. Кстати, я не солгал ни единым словом, - уверил меня он, и я вздохнула.

Что ж, живя в среде поляторов, я убедилась, что из них не так-то просто выудить информацию. Чтобы узнать то, что они экстраполировали, нужно дожить до этого потенциального будущего.

- Значит, я больше не доверяю тебе, прости, - серьезно ответила я.

Больше я Чейса своими вопросами не засыпала, понимая, что это был его лимит ответов. Ники рассказывала о том, как она провела свои каникулы, особенно упоминая о том, сколько у неё было поклонников и скольким она отказала, так как безумно любит своего парня. Чейс ревновал и всё сильнее сжимал возлюбленную в объятьях. На такой романтичной ноте мы и расстались, чтобы уже через несколько дней встретиться в космопорте.

Глава 16

«Она вышла за него, чтобы всегда быть с ним вместе. Он женился на ней, чтобы о ней забыть»

Элиас Канетти


Я еще никогда с таким нетерпением никуда не летела. Всё внутри меня пело от предстоящей встречи с Аз Хошем. Кто бы знал, как я скучала по его фиолетовым глазам!..

- Ты жутко взбудораженная, - улыбнулась Ники, гладя Абсента.

Мы уже распаковывали вещи у себя в боксе, обмениваясь впечатлениями. Я безмерно рада была видеть свою подругу, она успела загореть, но в её глазах поселилась тоска. Кажется, я знаю этому причину.

- Чейс уже улетел на практику?

- Да, - ответила она, - и я страшно скучаю.

Ещё бы! У меня с Аз Хошем нет никаких отношений, а я уже сгораю от нетерпения, так хочу его увидеть!

И я, и Ники купили Абсенту новые зимние вещи – различные кофточки и пинетки (кукольные), которые он носил с превеликим удовольствием. У него вообще начался новый счастливый этап жизни, и он стал не таким озлобленным, каким был, когда мы с ним познакомились в начале года.

Ночь прошла неожиданно быстро, а первой парой у нас как всегда оказалась «Общая поляция», которая еще продолжалась и в этом коротком семестре. Хорошо, что у нас по истечении месяца не будет экзаменов, только практика, но за эти четыре недели мы должны хорошо подготовиться к ней.

Студенты общались, рассказывая о своих новогодних каникулах, я же светилась как лампочка в предвкушении встречи с любимым преподавателем. И моему счастью не было предела, когда двери аудитории, наконец, открылись.

Когда он вошел, ни одна девушка не смогла подавить вздох разочарования. И к своему неудовольствию, к ним присоединилась и я. Аз Хош снял эштану, и теперь каждая молодая особа в аудитории могла наслаждаться его прекрасным лицом: он не был вовсе уродом, как я предполагала в начале, а был даже слишком красив, чтобы суметь разбить сердце ветреной девице. К последним я себя не относила, но почему же так сильно сжимается сердце?

Оно еще не хотело верить, что это был конец, в отличие от мозга, который мгновенно сообразил, что к чему. Я быстро заморгала, сдерживая рвущиеся наружу слезы.

Взгляд урджия наткнулся на меня, и мужчина подмигнул. Я совершенно не поняла причины этого, поэтому решила, что он заметил мой разочарованный вздох, и покраснела. Неужели моя любовь была настолько очевидна, что вызывает лишь веселье?

- Как нечестно лишиться надежды выйти замуж за такого холостяка в тот же миг, как увидела наконец-таки его лицо! - раздалось с первых парт, и Аз Хош, к моему удивлению, улыбнулся. Он был в хорошем настроении.

Еще бы! Он наверняка женится на любимой девушке…

- Кто она? Она красива? Умна? Она с вашей планеты или учится здесь? - посыпались вопросы с разных сторон, и я была уверена, что преподаватель не ответит ни на один из них. Но он меня удивил.

- Пусть я и не должен распространяться, но не могу не заверить вас, что она очень красива, непосредственна и обаятельна, посему можете оставить любые попытки привлечь моё внимание.

Нет, не говори о ней! Замолчи, прошу тебя! Я не вынесу этого! Я не смогу! Будто бы наждачной бумагой прошлись по сердцу…

- Это нечестно! Вы нам даже не дали шанса!

На моё удивление он лишь рассмеялся, вновь встретившись взглядом со мной. Ну почему он еще и смотрит на меня?! Неужели не понимает, как мне плохо? У меня уже глаза блестят от слез. Кстати, у него ведь оказались вовсе не рыжие волосы, а светло-русые. Интересно, почему он их перекрасил?

- Теперь я могу продолжить лекцию? - насмешливо спросил преподаватель, и ответом ему был ещё один разочарованный вздох.

Но я не примкнула к остальным, сжав плотно губы. Я, вообще, сейчас мало на что была способна, последние силы уходили на то, чтобы подавлять в себе порыв разрыдаться. Когда же кто-то успел завладеть его сердцем? Когда?!

Неужели Камелия?.. Он же утверждал, что такого не может быть!

После лекции он привычно подозвал меня к себе, наверное, хотел поговорить о наших дополнительных занятиях. Я даже не успела с ним поздороваться, когда он начал разговор первым:

- Слушай, а ты не хочешь... - он резко прервал свою речь, вглядевшись в моё лицо. Я надеялась, что выглядела максимально беззаботно, и ни за что нельзя было понять, что я на грани истерики. - Аврора, что с тобой? Ты разочарована моей внешностью? Или тебе не понравилась реакция аудитории?

- А почему меня это должно волновать? - с удивлением спросила я. - По-моему, это должно волновать вашу невесту.

Теперь оторопел он, и удивление читалось на его лице. Что я такого сказала? Ведь истинную правду! Или он даже не думал, насколько глубоки мои чувства?

- Невеста? - переспросил он, восстановив спокойствие, а потом отвернулся, о чем-то задумавшись.

Я же могла полюбоваться его профилем, понимая, что этот мужчина никогда не будет моим. Права тетя Нина: на чужом несчастье счастья не построишь. Я должна о нем забыть, но как объяснить это глупому сердцу?

- Да, она, безусловно, должна об этом заботиться, - вновь развернувшись ко мне, неожиданно зло выплюнул Аз Хош. - Но она у меня бывает такой беззаботной, что ей с трудом удаётся сложить два плюс два.

- И зачем только выбрал её? - с горечью, которую я попыталась выдать за сарказм, спросила я.

- Дурак, поэтому и выбрал, - внезапно брякнул он, облокотившись на кафедру. Мы молчали, Аз Хош был погружен в свои мысли, я же просто запоминала его лицо. - Рори, а скажи мне, что ты помнишь с новогодней вечеринки?

Теперь я стала пунцовой. С той вечеринки я конкретно ничего не помню!

- Я пропустила её и отсыпалась в кровати сразу после того, как мы с тобой попрощались.

- Сразу в кровать? Спать захотела? Похвально, похвально, - с ехидством заметил преподаватель, замолчав и погрузившись в свои мысли.

- Лиобе, так зачем вы меня подозвали? – перешла с ним на официальный тон я.

Он посмотрел на меня с раздражением, но мой взгляд был тверже.

- Дай свой планшет, - отмер он, и я подала ему требуемую технику, на которую он перекинул файл. Только на этот раз не один, а десятки из разных папок.

- Да я с этим и за месяц не справлюсь! - воскликнула я.

- Ничего, у тебя же есть помощник, а твой дар нужно развивать, - улыбнулась он. - А так может и тебе самой придётся что-то сделать ввиду загруженности. Зато будет меньше времени на мысли о мужчинах и свиданиях.

Да у меня мысли только о тебе!

- Да когда я о них думала? – солгала я.

- Совсем? - сощурился Аз Хош, чем вызвал новый прилив смущения.

Думала! Думала я о мужчинах, в частности, о тебе!

- Совсем, - твёрдо ответила я.

- Тогда это ещё более похвально. Впредь делай точно так же, а теперь можешь освободить аудиторию.

Он стиснул зубы от гнева, я же тоже была очень зла. Чего продолжает прикапываться ко мне?! Как же бесит!

- Ещё немного – и я подумаю, что ты ревнуешь, - обессилено прошептала я, и тут же поймала насмешливый взгляд преподавателя?

Услышал?

Я поспешила к подруге, не став далее углубляться в эти рассуждения. С таким объемом домашнего задания рассуждать – пустая трата времени!

- Что у тебя случилось? – тихо спросила подруга, и я покачала головой. Эмоции накатили на меня с новой силой.

- Скажи лиабе Миэ, что у меня разболелась голова, - ответила я подруге, а потом пошла в сторону выхода.

Не выдержав, я сорвалась на бег, чтобы быстрее оказаться у себя в боксе и выплеснуть все эмоции в подушку. Забежав внутрь, я отбросила в сторону сумку, после чего просто прыгнула на кровать, и горько навзрыд зарыла.

- Ави, что случилось? – тут же подбежал ко мне Абс, погладив по волосам.

Но я не могла ответить, мне было слишком больно и плохо.

- Кто-то умер?

Моя любовь, надежда, желания и мечты. Они рассыпались на тысячи осколков, на каждый из которых я теперь роняю жгучие слезы.

Я не знаю, сколько так пролежала, но со временем всхлипы стали превращаться в хрипы, и я заснула.

Проснулась от тихого разговора Абса и Ники, которые обсуждали моё состояние. Подруга рассказывала изумленному питомцу о том, что Аз Хош женится. Когда же я заворочалась, то все притихли.

Мне было стыдно, что я заставляю их переживать за меня, поэтому решила: с завтрашнего дня я стану прежней, будто никогда не любила ур Сента. Будто бы он ничего не значил в моей жизни…


Но как бы я ни старалась его забыть, он был везде: на парах, в моих мыслях и на дополнительных занятиях. Мы по-прежнему развивали мой дар, общаясь так, словно ничего не произошло, словно не было того разговора, словно он не женится в скором времени. Он не давал мне даже возможности разлюбить его!

Мы шутили, посмеивались и вновь погружались в другую реальность, где уже составляли экстраполяции. Только теперь я еще могла и любоваться его лицом, не потому что он был сказочно красив, а потому что был любим.

На второй день учебы ко мне стали подходить и поздравлять с помолвкой. Я с трудом сдерживалась, чтобы не накричать на них. С чего они вообще сделали такой вывод? А Ай Хот даже добавила:

- Я была уверена, что вы останетесь вместе. По-другому просто быть не могло!

- Не она его невеста, - проговорила Ники, а потом староста открыла на своем планшете статью от «Предсказателей» и подала её мне.

«Новогодние каникулы для кого-то оказались очень плодотворными! Знаете, с какими новостями мы к вам спешим? Ни за что не догадаетесь! Лиа, готовьте носовые платочки, так как они вам очень пригодятся!

Аз Хош ур Сент – мечта всех первокурсниц и девушек постарше – женится! Информация проверена и в её достоверности может убедиться каждый, лишь взглянув на лицо преподавателя! Да-да, мы теперь можем любоваться его внешностью!

Кто же мог оказаться избранницей неподражаемого урджия? Если рассуждать логически, то весь прошлый семестр он провел буквально под руку с одной небезызвестной студенткой – Авророй Аято. А в последний учебный день они поднимались вверх на Взлетной гонке, после чего прогуливались по парковым аллеям.

Так скоро ли день, когда Аято сменит фамилию на ур Сент?..»

На моих щеках вспыхнул румянец, я закусила губу и отрицательно покачала головой.

- Это всё ложь, - ответила я, и урджия мне по-доброму улыбнулась.

- Перестань. Все же всё понимают! И все видели, как он вчера на тебя смотрел и подмигивал, а его слова явно предназначались для тебя. Так что оспаривать факты не имеет смысла.

- Верь, во что хочешь, - огрызнулась я, с болью признавая, что он просто играл со мной.

О моей якобы помолвке ходят слухи даже спустя три недели. И самое интересное то, что Аз Хош даже не стремится их развенчивать. Хотя он и раньше не особо обращал внимание на то, что о нем говорят. Да и мне, собственно, было наплевать. Пусть хоть языки в пыль изотрут!

Теперь у нас с Аз Хошем были воскресные вечерние занятия. Я постоянно напоминала себе, что он фактически женатый человек, а он, на моё удивление, делал всё, чтобы опровергнуть в моих глазах этот прискорбный факт. Мне иногда казалось, что он со мной флиртует, случайно дотрагивается до рук, иногда до талии.

Я всё чаще стала его заставать за занятиями спортом, буквально истекая слюной. При этом не забывала подшучивать:

- Конечно-конечно, тебе необходимо поддерживать форму! Ты всё-таки на двадцать пять лет меня старше, кто знает, как там с физиологией? Вдруг, невеста бросит?

Он загадочно улыбался, но никак не комментировал.

И вот три недели занятий подошли к концу, и в воскресенье я как всегда отправилась в один из спортзалов, где застала Аз Хоша с гантелями. Он был в безрукавке, но в перчатках, что в купе с открытым лицом смотрелось эффектно. Хотя я не заметила на нем следов усердных тренировок, выглядело всё так, будто он сам недавно сюда подошел.

Иногда у меня проскакивала крамольная мысль, возникшая под влиянием наших разговоров и всеобщего мнения: а что если я его невеста? Бред, конечно, но так хотелось верить! Как бы я стала его невестой, если он мне не делал предложения? Да и не целовались мы! Или всё же той ночью что-то случилось?..

- Правильно-правильно. Выбрасывай сексуальную энергию через занятия спортом. Твоей невесты же тут нет? – спросила я, улыбнувшись. Он негромко рассмеялся.

- Ты маленькая стерва.

- Еще какая! А у нас с этого семестра началась физическая подготовка, так что я теперь буду еще и очень сильной, - я улыбнулась и сделала вид, будто показываю ему бицепсы. На самом деле, их там не было, так как пока что мы не занимались тяжелыми нагрузками.

- Ты хоть раз сможешь подтянуться?

- Легко! – заверила я его, не думая, что он призовет меня к ответу.

Но он удивил меня, пригласив к турнику. Хмыкнув, я все же подыграла ему. Аз Хош положил руки мне на талию, после чего поднял вверх, чтобы я смогла ухватиться на поручни. Руки он не убрал (правильно, а вдруг я упаду?), и я попробовала сделать первый рывок.

Не получилось! Потому предприняла еще несколько попыток, продолжая извиваться как червь на крючке под смех Аз Хоша. Гад! Но я даже это готова потерпеть ради его рук на своей талии.

Закончив с моими издевательствами, он прижал моё тело к себе, после чего мягко поставил на маты и наклонился к уху:

- И кто из нас «старик»?

- Конечно, ты! – безапелляционно заявила я, развернувшись в кольце его рук.

Зря я это сделала. Я тут же почувствовала, насколько сильно влияет на моё тело конкретно этот мужчина. Его губы оказались слишком близко к моим, а сердце в груди стучало в такт моему. Я сейчас больше всего на свете хотела поцеловать его, прижаться сильнее, обвить руками шею, но…

Не могу. Мои моральные принципы не позволяют мне нечестно поступить с той, кому принадлежит этот мужчина. Чтобы найти своё счастье, нужно не переступать через чужое.

- Начнем занятие? – спросила я, и Аз Хош медленно кивнул, сделав шаг назад.

Мой дар развивался, и я уже могла рассмотреть в своих видениях ключевые моменты, делать выводы и думать, что можно изменить. Мы уже закончили на сегодня, когда я всё же решилась задать вопрос.

- Хош, - позвала я преподавателя, и он развернулся ко мне, - скажи, а как так получилось, что ты обручился?

- Интересный вопрос, - с усмешкой ответил он, - но ответ очень простой. Я влюбился. От этого никто не застрахован, даже я.

- То есть ты не смог просчитать? Проэкстраполировать? – с обвинением спросила я.

- Скажу тебе по секрету, - он сделал шаг ближе ко мне, - кто-то проэкстраполировал за нас. Но я не уверен, что чувства поддаются математическому алгоритму, поэтому влюбленность зависела только от нас с ней, нам же просто помогли найти точки соприкосновения.

Я сглотнула.

- И как ты решился ей открыться? Наверное, это было для тебя тяжело после…

- Она у меня очень смелая девушка, особенно, когда выпьет. Сама поцеловала, и я только взял на себя обязательства.

И почему я не поступила так же?!

- Невероятная у тебя невеста.

- А еще скромная, - подтвердил он, и я с недоверием посмотрела на него. На что он намекает? Неужели…? Он слишком серьезен, чтобы так играть моими чувствами!

- Я пойду, - испугавшись собственной догадки, я поспешила покинуть аудиторию.

Вновь не увидев, каким взглядом меня провожает Аз Хош.


На утро понедельника мы с Ники забыли поставить будильник, поэтому будил нас Абсент своими истошными криками.

- Опаздываете! Вот как так можно?! Проспа-ать, это же не слыхано! Как какие-то глупые первокурсницы! Как пьющие старшекурсницы!

- Абс, заткнись! - вместе прикрикнули мы на него, и зверек, глубоко обидевшись, развернулся к нам пятой точкой и улегся на подушку досыпать.

Наградив питомца раздраженными взглядами, мы продолжили сборы, а спустя десять минут ввалились в аудиторию. За кафедрой стоял ур Сент, слушая рассказ Баскинса. Преподаватель наградил нас мимолетным взглядом, после чего махнул рукой, чтобы мы вышли из аудитории.

- Пожалуйста, - прошептала я, но ур Сент отрицательно покачал головой, ясно дав понять, чтобы мы дожидались перерыва.

Двери за нами аккуратно закрылись, а мы прошли к свободным скамейкам. Коридоры были пустые, из холла доносились тихие звуки новостных экранов, вещающих о событиях в конфедерации и за её пределами.

- Ави, помнишь, мы разговаривали о том, кто является невестой Аз Хоша? Мне кажется, что это всё же ты. Сама же рассказывала, что не помнишь тот вечер.

- Но я же была с Чейсом. Он бы рассказал, если бы я пошла к Аз Хошу. Тем более, не уверена, что меня бы пропустили ночью турникеты в преподавательское общежитие.

Хотя сомнения у меня остались. Слишком близкие у нас были отношения, слишком мы тянулись друг к другу. Но что, если это только плод моего воображения?

- Вот помяни моё слово…

- Тихо, - оборвала я её, неожиданно услышав свою фамилию в новостях.

Встав, я быстрым шагом пробежала по коридору и оказалась в холле. Подойдя к новостным экранам в центре, я с удивлением увидела своего отца, пытающегося скрыться от журналистов, но те с маниакальностью осыпали его вопросами.

«Без комментариев», - был его единственный ответ, а потом картинку переключили и показали ведущего.

«Ученый в области биотехнологий не желает отвечать на вопросы, но он и не опровергает слухи о том, что была изобретена машина времени. Какой век нас ждет? Неужели мы станем теми, кто будет способен путешествовать во времени?»

- О чем он говорит? – прошептала Ники, и я покачала головой.

- Не знаю.

- Машина времени? Разве такое возможно?

- О поляторах мы тоже ничего не слышали до тех пор, пока не столкнулись с этим.

«Наша редакция будет и дальше пытаться выяснить все нюансы дела у лио Аято».

- Аято? Это твой родственник? – спросила Ники.

- Отец, - тихо прошептала я.

В моей голове сложилась картинка. Странный разговор, Аз Хош, который не хотел меня посвящать во все аспекты противостояния, и Кайл, приехавший к нам на каникулы. Конечно, он должен быть сейчас на практике, поэтому я его не видела, но что, если это именно он замешан в воровстве? Ведь не зря я в тот день отсутствовала у себя в комнате?..

Я побежала в аудиторию, в которой стоял настоящий гвалт. Кто-то уже прочитал новость и прочел её вслух, а Аз Хош совершал какой-то вызов. Я подбежала к нему:

- Ваш противник – мой отец? По крайней мере, он один из тех, кто сопротивляется власти поляторов. Это правда? Про машину времени? И ты нашел девушку, которая передавала информацию?

Неужели дорога судьбы совершила резкий поворот, врезавшись в параллельную ей линию?

- Рори, не тараторь, - ответил мне он, а потом отошел к окну, чтобы его разговор по голосвязи никто не слышал.

Когда он закончил беседу, то подошел к кафедре и включил скрипучий звук на компьютере. Все разговоры прекратились, тогда он дал всем задание и вышел из аудитории, утащив меня за собой.

- Так это правда?

- Нет, Рори, - ответил он мне, - пока что еще нет. Но неизвестно, сколько твоему отцу потребуется времени на создание машины… времени.

- Ты знал, чем он занимается?

- Да, - кивнул Аз Хош. - Но именно теперь мне многое становится понятно.

- Что именно? – прошептала я.

- Идем в общежитие. Мне нужно переодеться и собраться. Я уезжаю, - кратко ответил он, и я как кукла пошла за ним, потому что полностью доверяла.

- Ту девушку, которая пробралась ко мне в бокс, нашли? – по пути спросила я.

- Да, её задержали спустя неделю.

- И ты ничего не сказал мне? Что она искала у меня в комнате?

- Она ничего не искала, Рори, - вздохнул ур Сент, но я дернула его за руку, призывая ответить мне честно. – Она хотела оставить тактильный яд. Ей помешал Абсент

В это не хотелось верить, но Аз Хош не стал бы шутить такими вещами. И от осознания этого стало очень больно.

- Это мой отец подослал её?

- Нет, конечно, - отрицательно покачал головой урджий. Как ни странно, но это было важным для меня обстоятельством. – Она действовала по чужой наводке втайне от твоего отца, но официальный шпион от них здесь тоже был.

- Кайл? – спросила я, и Аз Хош резко остановился, удивленно взглянув на меня. – Он приезжал к нам на каникулах, но ни отец, ни он не пытались меня как-то завербовать.

- Для этого им сначала надо было наладить с тобой отношения, - задумчиво проговорил мужчина.

Он продолжал держать меня за руку и вести за собой. Мне казалось, что урджий просто хочет уйти с людских глаз. Наконец, мы пришли к нему в бокс, где он посадил меня на кровать в своей спальне, а сам достал чемодан и начал складывать туда вещи. Я наблюдала за ним, а потом не сдержалась и спросила:

- Хош, скажи, что тебе стало понятно?

- Это только догадки, Рори, но ты не просто так обладаешь этими способностями. - ур Сент, остановившись, внимательно посмотрел на меня. Убедившись, что я правильно поняла смысл его слов, он вновь приступил к сбору вещей. - Я не знаю, догадывается ли твой отец, но только ты сможешь правильно управлять этой машиной, если её всё-таки создадут. Ты чувствуешь время, поэтому не повредишь его. В этом я уверен.

- Он знает о моих необычных для поляторов способностях? Иначе с чего такие выводы?

- Думаю, уже знает, но пустил тебя сюда, так как даже не догадывается, что мы знаем о Кайле. Твой отец хочет, чтобы ты набралась необходимых для него знаний.

Мне от этого было печально. Неужели не может быть так, что он оставался бы в блаженном неведении? Какая неприятность, оказывается…

- Скажи, ты видела когда-нибудь зеленую капсулу? – понял мою задумчивость, по-своему, преподаватель. - В детстве?

- Зеленую капсулу? – удивленно спросила я. – В детстве нет, но в первом воспоминании, - да. Помнишь, я говорила тебе?

- Да, помню, - кивнул он. – И после того, как ты рассказала нам о ней, мы кое-что узнали о её способностях и происхождении. И сейчас мне интересно, не видела ли ты её в детстве?

- Нет, - нахмурившись, ответила я. – По крайней мере, я этого не помню. К чему ты клонишь?

- Эту жидкость сделали из камня путем длительной обработки, но по нашим данным камень долгое время хранился в доме твоего отца, пока он изучал его свойства. Мне кажется, его сила как-то могла повлиять на тебя. Ты ребенок, твоя энергетика легко могла впитать её, особенно, учитывая то, что ты полятор. Но потом этот дар начал развиваться и вытеснять твои истинные способности, деформируясь и подстраиваясь под носителя.

- Мои способности зависят от какого-то вещества? Ты хочешь сказать, что с помощью этой жидкости создали машину времени?

- Они используют её как энергию, но ты сама понимаешь, что рано или поздно она истощится, но этого времени им может хватить.

- Хватить для чего?

- Для того, чтобы стереть поляторов с лица земли. К сожалению, они даже не представляют, какую мощь могут выпустить наружу, - с горькой усмешкой ответил мужчина, а потом поднял чемодан. – Мне пора. Проводишь до автокара?

Странно, что он просил об этом именно меня, но я просто не могла не ответить согласием, поспешив за урджием к парковке.

- Хош, еще один момент мне остается совсем непонятным, - по пути произнесла я. - Если вы знали, что они хотят создать, то почему не остановили?

- Рори, к чему бояться сильного ветра, когда можно построить ветряную электростанцию и пользоваться полученной энергией? Возможно, по наивности ты не понимаешь всего преимущества существования машины времени, но, поверь мне, это облегчит задачу поляторам.

- То есть вы использовали их? – нахмурившись, спросила я.

Всё же неприятно осознавать, что даже родные люди не так идеальны, как тебе кажется. С возрастом приходит осознание меркантильности мироздания, поэтому нужно принимать жизнь со всеми её плюсами и минусами.

- Мы даже предоставляли им нужную информацию, - кивнул Аз Хош, - когда сюда поступил Кайл, я перевелся в университет. Никто не знает, что я вхожу в Совет, а мой возраст и бунтарский нрав сыграл нам на руку. Никто и подумать не мог, что я попал сюда не из-за скандала, а из-за одного шпиона-студента.

- Почему ты мне сразу не сказал?

- Он же тебе так нравился, - едко заметил Аз Хош.

- Могла бы вовремя искоренить свою привязанность, а теперь… - притворно вздохнула я, и краем глаза следила за реакцией урджия.

Он наградил меня недоуменным взглядом, словно спрашивающим, не стукнулась ли я головой? Словно знает, что любить я могу лишь его!

- А что если они обыграют вас и успеют использовать машину времени?

- Именно это сейчас и происходит, поэтому я уезжаю, - серьезно ответил урджий. – Мы где-то допустили ошибку, которую теперь необходимо исправить.

Путь до парковки, к сожалению, оказался коротким. Как тогда на Взлетной гонке, когда мы прогуливались по аллее, время летело незаметно. И вот мы стоим перед его автокаром и смотрим друг на друга со смешанными чувствами. Каждый уверен в скорой встрече, но для меня любая разлука с ним разбивается на миллионы мучительных минут.

- Береги себя, - тихо проговорил он. – Я постараюсь вернуться к началу практики, а ты постарайся до этого времени не влипать в неприятности, - улыбнулся он, и я смущенно убрала прядь за ухо. За моим движением проследил и мужчина. – Тебе очень идет с длинными волосами, хотя и твоя прежняя прическа тебе тоже шла.

- Спасибо, - кивнула я, а потом неожиданно добавила, - а мне нравились анимации, где у тебя ярко-рыжие волосы.

- Может, и верну, - задумчиво ответил он, - когда-нибудь.

Аз Хош не стал больше медлить, поэтому сел в автокар и через считанные секунды взмыл в небо, оставив меня одну на парковке. Мой взгляд еще старался уцепиться за едва различимую точку в небе, хотя в глазах стояли слезы.

Осознание действительности накрыло меня волной. Если хоть одна из теорий Аз Хоша окажется правдой, это будет значить, что я окажусь на грани выбора, на висячем мосту, где один неверный шаг приведет меня в бездну. Теперь два важных человека, тот, кому принадлежит моё сердце, и тот, кто воспитал меня, стоят по разные стороны баррикады. Я служу живой стеной, но что, если один из них в перестрелке случайно заденет меня? Будет ли это ранение смертельно?

- Ави! – услышала я крик бегущей ко мне Ники. Девушка, оказавшись рядом, обняла за плечи, - Ави, это правда, что ты видишь прошлое и будущее?!

Её вопрос сбил меня с толку, поэтому я развернулась к ней и во все глаза смотрела на подругу.

- Откуда ты знаешь? – дрожащим голосом спросила я.

- Так это правда?!

Подруга положила руки на мои плечи, обеспокоенно глядя на меня. Отпираться бессмысленно. Сглотнув, я неуверенно кивнула, и Ники выдохнула.

- Это просто невероятно! Я не могла поверить, когда прочитала!

- Где прочитала?

- В неофициальной группе был еще один пост про тебя, там и написано, что ты единственная, кто умеет перемещаться в прошлое и будущее.

Черная бездна, а «Предсказателям»-то откуда об этом известно?! Почему они вечно портят мне жизнь?! Что же я им такого сделала?! До этого были лишь шутки, но сейчас на карту поставлено слишком многое.

- Кто автор поста?

- Анонимно, - покачала головой подруга, а я вздохнула, стараясь успокоиться.

Значит, не Предсказатели движения стилуса и зря я мысленно произнесла в их честь гневную тираду. Но что же мне теперь делать?

- Я даже не сразу поверила, мне казалось это невероятным! – продолжала говорить Николетта. - Потом сказали, что видели тебя идущей в сторону парковки с Аз Хошем. Я подумала, что ты улетаешь вместе с ним, поэтому так спешила. Это и был твой секрет, которым ты не могла поделиться со мной и Абсентом?

- Да, это именно то, о чем я не могла рассказать. Это было важным секретом, понимаешь? Совет экстраполяторов не разрешал мне разглашать эту информацию. И сейчас я ума не приложу, кто же мог об этом проболтаться, - растерянно ответила я. Мне нужно к декану и срочно. – Ники, пары не отменили?

- Там такой бедлам творится, - махнула в сторону корпуса подруга. - Ощущение, что кто-то намеренно решил поставить всех на уши. Но зачем это всё?

- Думаю, рассказ о моих способностях - это ответная реакция на слив информации о машине времени, - рассудила я и посмотрела на главное здание. – Мне нужно в деканат.

Подруга кивнула, не став меня задерживать. Я бежала туда со всех ног, настолько сильно вопросы взрывали мозг, но остудило мой пыл столпотворение преподавателей в деканате. При моем появлении их разговоры прекратились, и на меня посмотрели с научным интересом и легкой настороженностью. Кажется, они не были уверены в том, что о моих способностях знает декан, поэтому относились ко мне как к врагу народа. По крайней мере, я так думала.

- О, Аврора, - вздохнул декан, увидев меня, а потом обратился к преподавателям: - Покиньте все кабинет, мне необходимо поговорить с лиа Аято.

- Но позвольте! Это и нас касается. С такой опасной студенткой нам придется работать! Её способности могут принести вред, кто знает, как разумно она способна перемещаться в прошлое? Вдруг она что-то изменит? Её необходимо изолировать! – наперебой уверяли поляторы, а мне становилось плохо от каждого их предложения.

- Она не опасна! Её способности отличаются от наших в той лишь мере, что она может видеть прошлое и будущее своими глазами.

- Она не только способна видеть, но еще и перемещаться. Вдруг она что-то повредит? Без опыта и необходимых знаний это запрещено!

Кажется, они не совсем понимали природу моих способностей, в которую не входит телесное перемещение, лишь астральное. В такой оболочке я могу лишь видеть, но не ощущать и тем более изменять!

- Все вышли вон!

От громкого возгласа декана даже я подпрыгнула, а преподавателей и вовсе вынесло из кабинета чудодейственной силой крепких голосовых связок. Кто-то даже дверь закрыл. Я испуганными глазами взглянула на мужчину, умоляя его решить мою судьбу.

- Скажите им, что я не опасна.

- Они неверно понимают твои способности, - проговорил декан, - но это нам только на руку. Поползут слухи, которые дойдут и до ученого совета, и они ускорят создание машины времени. Теперь ученые будут опасаться, что мы имеем не меньше возможностей, чем они.

- Вы хотите дать им ложную информацию?

- Аврора, скажи, - не ответив на мой вопрос, задал собственный ректор, - ты кому-нибудь говорила о своих способностях? Аз Хош упоминал, что ты с кем-то рассуждала об астральной проекции?

- Нет, в прошлый раз я солгала, так как не знала, не примут ли меня за сумасшедшую с моими видениями, - смущенно ответила я. – Я никому не рассказывала. Даже моя соседка не знала. Я хранила всё в секрете.

- Ваши разговоры с Аз Хошем тоже никто не мог подслушать?

- Прослушка аудиторий наверняка исключена, - констатировала я, и тут же получила утвердительный кивок от декана. – А все наши разговоры с лиобе проходили в рамках конфиденциальности.

- Тогда хорошенько подумай, не мог ли об этом узнать Кайл. Ур Сент говорил, что он навязывал тебе свою дружбу?

Черт, и почему он сразу не сказал, кем является этот пай-мальчик?! Всё было бы намного проще!

- Он не сказал тебе лишь по той причине, чтобы сам парень не догадался о твоей причастности, - будто подслушав мои мысли, ответил советник. – Так ты что-нибудь вспоминаешь из ваших разговоров?

- Нечего необычного. Только если… один раз я повела себя странно, в тот момент, когда я осознала свои способности, со мной рядом был Кайл, но вряд ли он мог что-то понять из моего бессвязного бормотания…

- О, он намного сообразительней, чем может показаться. На самом деле, ему около ста пятидесяти лет, и он поступил сюда вместо одного парня. Так что он еще не только терпеливый, но и наблюдательный.

Новости были ошеломительные, но сегодняшний день на подобные известия вообще не скупился.

- Но чем он занимался все пять лет здесь?

- Узнавал наши слабые стороны, наблюдал, изучал.

- И вы ему это позволяли?

- Держи врага еще ближе, чем друга. Разве не знаешь эту истину? Здесь мы хотя бы могли контролировать поток информации.

У них всегда были свои планы, в которые они не собирались посвящать меня. Только вот где справедливость? Почему все тайные ходы вышли боком именно мне?

- И что мне делать? Теперь все знают о моей способности, значит, будут бояться.

- Постарайся абстрагироваться.

Самый гениальный совет, который я когда-либо получала!

Кабинет декана я покидала ни с чем, если не считать откровенно враждебные взгляды преподавателей.

Неужели даже поляторы подвержены страху изменения их судьбы? Наверное, сказывается то, что они слишком хорошо знают, как меняются судьбы от нашего вмешательства, и то, что они уже привыкли чувствовать себя неуязвимыми к проявлениям собственного талант. А тут появляюсь я, которая может разрушить иллюзию защищенности.

Глава 17

«Вступающие в брак должны глядеть во все глаза до брака и держать их полузакрытыми — после»

Мадлен Скюдери


Единственным оплотом спасения были Ники и Абсент, которые не изменили своего отношения ко мне. Вся остальная группа и преподавательский состав косились на меня с недоверием и опаской. Я упрямо не понимала настолько явную трусость, пока Абс мне не пояснил после того как я рассказала все, о чем я до этого умалчивала.

- Они боятся не только того, что ты можешь изменить их судьбу, но и того, что ты можешь увидеть в их прошлом или будущем. Поляторам известны общие факты и то только после тщательного расследования. Ты же можешь заглянуть в самые неизведанные уголки души только с помощью своего дара. Ведь даже в тот раз ты смогла увидеть личную жизнь Аз Хоша, даже не стремясь к этому. Вот люди и боятся, что их секреты всплывут наружу.

- Я считаю, что это глупо, опасаться того, что может и не случиться, - нахмурилась Ники.

Не высказать словами, как я им была благодарна. Они спасали меня от глубокой депрессии.

Во всех коридорах факультета стояли боевые единицы организации поляторов. Я даже не представляла, что людей, посвященных в наш секрет, так много. Хотя сколько миллиардов гуманоидов населяли конфедерацию?

Количество охраны усиливало гнетущую атмосферу. Стало тяжело ходить на пары, и единственной надеждой было то, что меня не отправят на практику вместе со всеми.

- А вот этому не бывать, - развенчал мои надежды декан в предпоследний учебный день. – Во время практики факультет пустеет, домой ты поехать, естественно, не можешь, поэтому безопаснее отправить тебя с куратором и твоей группой на одну из исследовательских станций. Там вы все будете наблюдать за работой поляторов и перенимать их опыт.

Пока я шла в комнату, вспомнила одну вещь. Моё третье видение, где присутствовал Кайл. Теперь я понимала, что он никак не может быть моим возлюбленным, значит, он, наоборот, подстроил кислотный дождь. Но кто тогда прижимал меня к себе? Ур Сент?

И если это был он, то в видении, которое до сих пор вызывало краску на щеках, тоже был он?


Последний выходной день я провела в боксе в компании Абсента. Приехал Чейс, поэтому Ники весь день провела у него, куда-то выселив его соседа. Наверное, ночью её тоже можно не ждать. Их проблемы и радости меня не касались, зато я могла насладиться блаженным одиночеством, если не считать молчаливого Абсика.

Бездумно выводя пальцем узоры на подоконнике, я смотрела на заснеженный студенческий город, и моё сердце было наполнено тоской по тому, кто поселился в моих мыслях.

Не видеть его целую неделю оказалось испытанием, которое я всё время норовила провалить. Я заходила на его страницу в интернете, порывалась написать, а потом вновь закрывала приложение почты. Вновь открывала, всматривалась в безразличное ко мне изображение далекого для меня мужчины и находила в нем любимые мной черты, хоть лицо по-прежнему и скрывала эштана. Я проводила руками вдоль контура его лица, выводя объемную голограмму и представляя, что он рядом, а потом усилием воли заставляла перестать тешить себя надеждами.

И вот сейчас я, предварительно отложив планшет, смотрю за горизонт, вдоль невысоких зданий факультета, и в голове лишь мысли о нем. Хорошо ли он спит? Устает? Правильно ли питается? Мне так важно знать такие мелочи, быть уверенной, что он в добром здравии. Понимаю, что даже не имею права о нем заботиться, но всё равно не могу унять тоску.

- Аврора, тебе поступает вызов, - услышала я голос Абсика, и пришлось с разочарованием выплыть из своих раздумий. Или с радостью, что пройдена новая минута без него, минута, которая приближает меня к нашей встрече?

- Кто там? – устало спросила я, опускаясь с подоконника.

- Аз Хош, я уже принял, - ответил мне зверек, и я, услышав до боли знакомое имя, потеряла равновесие.

Рука запуталась в жалюзи, нога слетела по покатой поверхности батареи, и я упала на пол под стол. Поднимаясь, я еще и ударилась головой о крышку, после чего всё-таки выползла и взглянула в сторону кровати, на которой на меня уже смотрела голограмма Аз Хоша. Прикрыв от смущения веки, я всё же нашла в себе силы подняться, после чего присела на кровать, сузив объем просмотра до одной моей голограммы. Ур Сент же показывал мне и интерьер своей комнаты, со смешинками в глазах смотря на меня.

- Привет, Рори, - улыбнулся он.

- Здравствуй, - пригладив волосы, ответила я и стрельнула испепеляющим взглядом на зверька.

«Убью», - проговорила я ему одними губами, после чего Абсик, сверкнув хитрыми глазами, протянул лапу к кнопке отключения вызова. Проследив за его действиями, я испуганно схватила зверька и прижала к себе.

- Смотрю, у вас любовь, - констатировал преподаватель.

- А у вас? – вставила эта хитрющая морда, вновь заставив меня покраснеть.

- Как ты там? – поспешила я спросить мужчину, чтобы избежать неловкости.

- Устаю, - честно ответил он.

- Все настолько плохо?

- И да, и нет. Всё дело в том, что ничего нового. Нет подвижек.

Я смущалась под его взглядом, который медленно скользил по моему лицу и телу, будто он любовался мной после долгой разлуки. Зачем, спрашивается, позвонил? Но мне было безумно приятно то, что он совершил этот звонок, наполнил мою жизнь свежим воздухом.

- Что будет с моим отцом? – спросила я после минутной паузы. - Он меня постарается выкрасть?

- Пока что он не догадывается, как твои способности могут быть важны. Иногда мне кажется, что лучше бы ты была рядом с ним, я уверен, что с твоей помощью они бы не натворили ошибок, какие могут случиться. И мне кажется, что твой отец знал о твоем особенном даре видеть прошлое и будущее раньше нас, а вот о даре полятора – нет.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Твой отец изначально хотел сделать тебя единственным пилотом машины времени, а потом в тебе открылись способности.

- Ты интерполировал его судьбу?

- Кое-что прикинул, - не стал отнекиваться урджий. – Так вот, твой отец запаниковал, когда узнал о даре экстраполяции, а потом успокоился, поняв, что это дополнительный козырь. Он поручил Кайлу присматривать за тобой, пока ты улучшаешь свои навыки.

- Поэтому он отпустил меня после новогодних праздников?

- Да, он надеялся, что ты сбежишь с Кайлом, когда это потребуется. Но мы уже рассекретили его, так как в нем отпала необходимость за территорией факультета.

- И отец запаниковал? Они создали такую шумиху и пустили в сеть информацию о моем даре, чтобы я испугалась натиска окружающих и сбежала сама?

- Но ты оказалась сильнее, чем они рассчитывали, - кивнул ур Сент, и я вздохнула.

- У меня были такие мысли, - призналась я, - но меня удерживала ответственность перед тобой.

- Мне приятно это слышать, - слегка улыбнулся он, - я встречался с группой, внедренной в организацию твоего отца.

- И что они говорят?

- Рассказывать долго, могу показать запись с камеры наблюдения бортового компьютера. Но, возможно, не всё тебе будет приятно, - предупредил меня Аз Хош.

- Отправляй.

Мне перекинули голограмму, и я скачала её, воспроизведя.

Двери на капитанском мостике раскрылись, и на освещенное пространство вышла небольшая группа, включающая в себя трех мужчин и красивую девушку-айли. Её невозможно было не узнать, особенно мне. Камелия. В моей душе что-то неприятно перевернулось, но я постаралась сохранить беспристрастное лицо и следить за дальнейшим развитием событий. Девушка не успела сделать и нескольких шагов, как в её глазах зажглось изумление при виде Аз Хоша, да и другие члены делегации изрядно удивились.

Но удивление девушки было какое-то негодующие. Она наверняка не ожидала, что после одного её промаха (когда еще в университете раскрылась правда о социальном положении её поклонника), последовал второй – ур Сент являлся еще и членом совета. Внутренне я злорадствовала.

Впрочем, красивые кристально-голубые глаза тоже налились гневом, а на лице расплылась наигранная улыбка, больше похожая на оскал. Я подумала, что это была неплохая месть за всю боль, которую она причинила моему любимому мужчине.

- Добрый день, - поднялся Аз Хош на ноги и обошел стол с легким поклоном. Он держался уверенно, словно такие встречи были обыденностью, а не крайней необходимостью. - Позвольте представиться. Аз Хош ур Сент, седьмой советник.

На лицах присутствующих вновь промелькнуло удивление – теперь они узнали и фамилию, мелькающую в новостных ссылках.

- Мы не ожидали… - пробормотал один из них, а потом, опомнившись, низко поклонился. – Рады приветствовать члена совета Семи. Наши имена нуждаются в представлении?

- Благодарю за оперативность. Я следил за ходом операции, поэтому и биографию важных действующих лиц знаю, - в свою очередь ответил Аз Хош, ни капли не выделяя Камелию среди других. – Прошу вас размещайтесь за столом. Мне необходимо сейчас узнать о нынешнем положении дел.

Обсуждали гипотетическое создание машины времени, которое вскоре должно стать фактическим. Говорил в основном руководитель исследовательской группы, Камелия и Аз Хош, другие же заинтересованно их слушали.

- На какой они стадии? – спросил урджий.

- На завершающей. Им осталось провести несколько опытов на мелких животных, к которым прикрепят камеры и постараются отправить в прошлое.

- У них может это получиться без носителя?

- Да, мне кажется, это возможно. Единственная проблема для них - это поляция. У них есть наши люди, но их ограниченное количество, и они не настолько сильны, боюсь, что они могут повредить будущее.

- Тогда следует изъять машину времени раньше контрольного запуска. До этого все шло по нашему плану, но из-за утечки информации к этому подключились все представители власти и ученые космоса, поэтому проэкстраполировать события окажется непосильной задачей, - вмешалась Камелия.

- Согласен, хотя нет ничего невозможного, - ответил ур Сент. - Придется применять более грубые меры.

Он не стал пояснять свои слова, видимо, предназначались его мысли не для нас, а для вышестоящих чинов. На этом совет закончился, но Камелия не желала так просто покидать общество бывшего поклонника, поэтому подошла к нему для приватного разговора.

- Я уже простила тебя за один обман и небольшую шутку с боксом, как ты подготовил другой сюрприз, - улыбнулась она. Ур Сент не ответил, лишь пожал плечами. - Ты женишься? Неожиданное решение.

- Не вечно же мне ходить холостым? – безразлично пожал плечами мужчина, поднимаясь на ноги.

- Я думала, что ты будешь ждать меня. Ведь урджии любят один раз.

- Это ошибочная информация. Мы любим только своих жен, в отличие от любвеобильных айли. Но не обольщайся, мои чувства к тебе нельзя было назвать любовью. Как ты тогда сказала… страсть? Да, это была она, но не больше.

Ответить на это Камелия не успела, так как к ур Сенту подошел член экипажа, начав с ним разговор о проектировании курса. Просмотрев оставшееся видео в режиме перемотки и не найдя ничего важного, я вернулась к разговору с Аз Хошем.

Во мне кипели смешанные чувства, которые срочно нужно было выплеснуть. Называйте меня легкомысленной и влюбленной дурой, но его разговор с бывшей возлюбленной взбудоражил меня больше информации о машине времени.

- Пока она к тебе не подошла, я опасалась, что именно Камелия является твоей невестой, - решилась заметить я после возобновления связи. - Уж больно реакция у неё была характерной.

- Обычная реакция для стервы, которая выпустила из рук лакомую добычу, - задумчиво проговорил мужчина. В его словах не было боли, обычная констатация факта. - Не обращай на неё внимания.

И не собираюсь! Ты только что дал мне понять, что к ней не испытываешь никакие чувства.

- Значит, я так и не увижу твою невесту?

- Почему же? Она сейчас в МГУ. Если хорошенько приглядишься, то может и узнаешь её.

- И давно она здесь? - спросила я, пряча несвойственную мне злость.

- Моя невеста? Почти полтора месяца.

- Она тебя терпит меньше, чем я, - констатировала я факт. Надо же было как-то выпытывать дополнительную информацию?

- Конечно, ты же имеешь со мной дело уже полгода.

- Она определенно более удачлива, - прошептала я.

И вот как его понимать?! И еще… как смотреть без настороженности на сокурсниц?

- Ладно, спокойной ночи. Тебе завтра рано вставать, практика же начинается.

- А тебе? Ты хоть высыпаешься? – вырвалось у меня, и Аз Хош улыбнулся.

- Всё в порядке. Не волнуйся за меня. Береги лучше себя, хорошо?

- Хорошо, - ответила я, и преподаватель отключил связь.

- А что между вами происходит? Что это за фривольное «Рори»? – насторожено спросил Абсент.

- Я его просто люблю, - внезапно прошептала я, а зверек даже с кровати упал.

Посмотрев на влюбленную дурочку около минуты, он махнул рукой и отправился на кухню, где вскоре зашуршал пакетами. Да, люблю! И готова в этом признаться всему миру! Всему миру, только не моему урджию…


Ники пришла в комнату только утром, чтобы забрать вещи. Абсик порывался ей многое рассказать о вчерашнем разговоре, но всё время останавливался под моим устрашающим взглядом. Подруга выглядела несчастной. Причин я не понимала, но рассказывать она ничего не желала. Наверное, опять поссорились с Чейсом. Какие же они оба темпераментные!

На площадке перед университетом было полно народу. Все перекрикивались, разыскивая своих кураторов, и были возбуждены перед предстоящей практикой. Мы с Ники, волоча за собой чемоданы (у меня еще в рюкзаке сидел Абсент), пытались разглядеть нашу группу. Вскоре одногруппники были найдены, и мы отправились к ним.

Рядом стоял и Фэртон - он вызвался часть своей практики быть помощником куратора в головном центре, куда распределили нашу группу. Ники сделала вид, что вовсе не узнала своего парня, я же поздоровалась, и только потом мы с ней зашли в шаттл, где расселись по местам. Он должен был отвезти нас на «Ариол», где мы уже сядем на космолет и отправимся в Лионскую систему.

Наш шаттл отличался от других наличием военных-сопровождающих. Чувствовала я себя при этом неуютно, особенно под злыми и даже завистливыми взглядами сокурсников. Конечно, ведь не им достались такие способности и внимание. С сочувствием смотрели только Ай Хот и Ники, последняя периодически брала меня за руку. Чейс сидел рядом с преподавателем Милакэ Миэ, но все время оборачивался и окидывал меня заинтересованным взглядом, а на подругу бросал более пламенные и горячие взоры. Но Останкина упорно делала вид, что не замечает этого.

Полет продлится недолго, и вскоре нас доставили на космодром. Чейс тут же подошел ко мне, воспользовавшись временем, отведенным для посадки.

- Аврора, это правда, что о тебе говорят? Слухи о твоих способностях давно покинули стены факультета и разносятся среди всех поляторов.

- К сожалению, это так, хоть правда о моих способностях искажена.

- И что же из этого правда? - спросил он. Ники шла рядом с нами, ее чемоданчик плавно колесил по дороге, но вот походка самой девушки отличалась нервозностью.

- Прости, у меня нет желания разговаривать на эту тему, - почти честно ответила я.

У меня не было желания разговаривать на эту тему конкретно с ним, но я бы с удовольствием пообщалась с каким-нибудь специалистом, например, с Аз Хошем. Желательно, именно с ним.

И вновь при воспоминании о нем у меня сильно защемило сердце, участился пульс и проснулось желание взвыть, бросить все к черту и свалить к нему. Мне так не хватает взгляда фиолетовых, как один из оттенков заката, глаз.

По каютам нас расселили быстро, они все оказались одноместными и маленькими, но с прилегающими к каждой санузлами. Я прошлась в одну сторону, потом в другую, понаблюдала за тем, как раскладывает свои пожитки Абсент и сама принялась за разбор вещей.

Семьдесят часов полета до космической станции в Лионской системе потянулись в неспешном темпе. Система с яркой звездой Лион была самая обширная и считалась центральной. На ее планетах располагались министерства, здания Совета конфедерации, торговые гильдии, штаб военных сил и прочие учреждения конфедеративного значения. Я здесь никогда не была, но мне интересно все неизведанное.

Частный космолет, на котором мы летели, приземлился на космодроме, принадлежащем поляторам. Хотя мне иногда казалось, что весь мир принадлежит именно им.

Обширные территории были замаскированы под крупное объединение фермерских угодий и примыкающий к ним научный центр по селекции,. Именно наличием последнего здания оправдывалось наличие постоянных гостей, своего космодрома и прочего.

Двухэтажное здание, расположенное на возвышенности, на первый взгляд не представляло собой последнее слово моды или технического прогресса – выглядело оно стареньким и потрепанным. Но при подъеме на холм по каменным ступенькам открывался вид на огромные плантации с ангарами и теплицами. Выглядело все так умиротворенно, что на секунду я, действительно, почувствовала себя студентом сельскохозяйственного факультета.

- Аврора, идем, - потянула меня за руку Ники, и мне пришлось отправиться вслед за ней и другими сокурсниками в потрепанное временем здание.

Студенты дружно переговаривались, находясь в возбуждении и предвкушении предстоящей практики. Если бы они знали, что именно из-за меня их отправили в головной корпус! Да сюда же просто так каких-то первокурсников не берут! Но я радовалась тому, что истинные друзья остаются подле меня несмотря ни на что.

Только войдя внутрь, все оценили диссонанс между экстерьером и интерьером: здесь всё было отделано по последнему слову техники. В холле нас встретил симпатичный парень с ярко-рыжими длинными волосами и фиолетовыми глазами. Он поприветствовал куратора и Чейса, после чего обернулся к нам:

- Всем доброго времени суток! Меня зовут Ин Тор ур Сент, можете обращаться по имени.

Я стояла в первом ряду, поэтому моё удивление было более характерным, хотя за моей спиной начали перешептываться студенты. Взгляд Ин Тора упал на меня, он увидел мой интерес и подмигнул. Я же пыталась осознать, что это родственник человека, в которого я влюблена, но он не чистый урджий.

Если нет перчаток и эштаны на урджие, значит, он женат, но на этом индивиде я не увидела кольца, а приглядевшись заметила ногти. Парень - полукровка, его тактильные ощущения не так остры, как у сородичей, поэтому он не видит нужды соблюдать традиции.

- Вы родственник Аз Хоша? – не выдержав, спросила одна из однокурсниц.

- Очень дальний, можно сказать, троюродный кузен, - усмехнулся тот, после чего развернулся к широким металлическим дверям, - прошу следовать за мной. Не отставайте, здесь очень сложная сеть подземных лабиринтов. Я пришлю вашему куратору частичную карту с аудиториями, которые вам необходимо будет посещать, и жилыми боксами. Надеюсь, он размножит её для вас.

Студенты отправились вслед за Ин Тором, в том числе и я. Необычно, что в одной семье родились сразу двое поляторов. Можно сказать, что такое совпадение имеет вероятность одну миллиардную, если не меньше.

Ур Сент не солгал, нижние этажи действительно напоминали лабиринт, поэтому никто не отстал от экскурсовода, вещающего о правилах поведения в центре. Основные положения были стандартными: не бегать, не беситься, соблюдать тишину, не входить туда, куда не следует, не рыться в компьютерах без дозволения и не теряться на огромной территории: искать нас никто не будет – умрем голодной смертью. Перспектива, конечно, не радужная, но большего ожидать не приходилось.

Разместили нас по одноместным боксам, чему я была несказанно рада. Абс, как только закрылась дверь, выскочил из рюкзака и начал обследовать новую территорию. Комнаты были уютными с мягкой мебелью, что являлось редкостью в современном мире.

- Ты слышал что-нибудь о брате Аз Хоша Ин Торе? – спросила я зверька.

- Откуда? – пожал плечами питомец, вынимая из сумки свои вещи. Ему нравилось их перекладывать. Его имущество. – Я мало, что о нем знаю. Иногда мне кажется, что вы намного ближе друг к другу, чем мы.

Я никак не прокомментировала его слова. Мне бы хотелось быть ближе к Аз Хошу, но как это осуществить?


На следующий день нас собрали в какой-то лаборатории на минус третьем этаже. Это здание было именно подземного типа и насчитывало около двадцати обширных уровней. Ин Тор был на удивление жизнерадостным и веселым парнем, постоянно улыбался и периодически подмигивал всем девушкам. Сокурсницы негласо решили, что этот ур Сент лучше и приветливее своего «троюродного кузена».

Вокруг нас за компьютерами, обсуждая свою работу, сидели около десяти поляторов. Перед каждым была двойная голограмма, на которой они составляли графики и просчитывали уравнения. Мы заинтересованно косились на них, пока Ин Тор не объявил:

- Эта лаборатория и еще две по обе стороны от вас - информационный центр. Именно сюда поступают вызовы экстраполяторов по тому или иному вопросу. Люди, находящиеся вокруг вас, просчитывают судьбы миллионов гуманоидов, составляют интерполяции, собирают сетевые данные. Их работа помогает экстраполяторам сэкономить драгоценное время.

- Лиобе, а можно вопрос? – поднял руку Баскинс, и ур Сент кивнул. – А как они интерполируют без погружения?

- Первокурсники… - вздохнул Ин Тор. – Погружение не обязательная часть, на третьем курсе вы научитесь находиться в двух пространствах одновременно, то есть ваш дар будет проецироваться на настоящее. И подобный уход из реальности будет необходим только для серьезных экстраполяций, требующих концентрации. Рядовые же случаи отнимают немного времени, лишь ваши силы и труд. Еще вопросы?

Больше вопросов не было. Я же вспомнила, как быстро интерполировал Аз Хош на Взлетной гонке, причем он не особенно уделял этому внимание, больше отвлекаясь на мои разговоры.

- Отлично. Раз вопросов нет, то я сейчас назначу каждому из вас проверяющего на ближайший месяц, который будет курировать ваши успехи, давать задания и следить за их выполнением. Постарайтесь перенять как можно больше их опыта.

Дальше лиобе перечислял список имен и говорил фамилии индивидуальных кураторов и номера их рабочих мест. Естественно, очередь дошла и до меня, поэтому вскоре я отправилась к Генри Токвеллу, сидящему за тридцать первым столиком. Землянин встретил меня без особого энтузиазма, но, естественно, выбора у него не было.

- Что ж, начнем, - вздохнул он, а потом принялся рассказывать про свою работу.

В данный момент он собирал информацию о молодых ученых, которые в последующем могут оказать влияние на развитие союза систем. Он строил графики их судьбы, узнавал важные события из жизни, даже самые незначительные, чтобы любой экстраполятор потом мог сделать определенные выводы на основе этого и принять соответствующие меры, если в этом возникнет нужда.

Я с интересом слушала Генри, запоминая новые для себя лица и думая о своем отце. Он мне не звонил. Ни разу. Даже не предпринял попытку переманить меня на свою сторону. Конечно, если бы он знал, что Кайла давно рассекретили, то не пустил бы меня в университет, а так он надеялся, что я наберусь новых знаний и сближусь с их ставленником. Как же вовремя Аз Хош вывел из «игры» этого айли! Теперь моему отцу даже не интересна моя судьба!

Но где-то в глубине души я верила, что мой отец не способен на поступки, которые я буду осуждать. Я старалась верить, что в нем осталась частичка доброты, что им движет только желание помочь людям, избавить их от гнета экстраполяторов! Как жаль, что он не понимает всей ценности нашей работы…

За эти полгода я многое узнала. Поляторы всегда стараются предотвратить войны, не допустить открытых столкновений и направить развитие человечества по пути, который ему необходим. Что было бы, если бы судьбы не находились в руках совета Семи? Вопрос хороший, но вряд ли мы найдем на него ответ.

Или как бы я хотела никогда не знать ответ на этот вопрос…

- А как вы узнаете информацию об этих людях? – спросила я.

- Из сети и от поляторов, которые работают как детективы. Так же я составляю психопортрет, который в большей степени влияет на экстраполяцию дальнейшей жизни.

- Мне тоже этим надо будет заниматься?

- Вам? Вы же только первокурсники, до такой работы вас не допустят. Обычно вас отправляют на фермы и заводы, где вы просто учитесь делать прогнозы производства и урожая, - усмехнувшись, ответил мужчина. – Но в этот раз среди вас очень важный для поляторов человек, который обладает необычными способностями. Его необходимо защитить всеми возможными способами, так что вас отправили на практику сюда.

- Знаю, - вздохнув, ответила я.

- Вы уже, наверное, все слышали о её способностях? – заинтересованно спросил Токвелл. Я кивнула. – И какая она, эта девочка? Зазнайка? Как ни странно, но её имя и внешность оставили в секрете, за неразглашением следит Совет.

- О, она бывает просто невыносима, - уверила его я, и Генри тяжело вздохнул.

- Всегда мощные способности достаются непростым личностям. И почему ими не наградить абсолютно обычную лиа?..

Из сегодняшнего дня я вынесла для себя много полезного: слухи обо мне расползаются как чума, интерполяторы выполняют различную интересную работу, я и мои сокурсники будем делать прогнозы на урожай, ну и последнее – в столовой кормят отвратительно.

Глава 18

«Мужчина терпит супружество из-за любви к женщине. Женщина терпит мужчину из-за любви к супружеству»

Габриэль Лауб


Лион пек нещадно. На этой планете был разгар лета. При перелете я не учла такие особенности, поэтому легких вещей с собой взяла немного, да и как они помогут, если я экипирована в специальный костюм фермеров? Да-да, в данный момент я, вся обляпавшись в навозе, брала на пробу почву, чтобы сделать прогноз на урожай. У меня было стойкое ощущение, что я студент-селекционер.

Прошли уже две недели, а мы занимаемся всё тем же, всё там же. Роемся в теплицах, пропадаем в лабораториях с анализами плодородности земли и составляем графики урожая на следующие месяцы и даже годы. Жизнь тут текла неспешно, каждый день походил на другой, в общем, полное ощущение деревни, а не штаба поляторов.

Конечно, разбавляло нашу скуку общение и наблюдение за работой кураторов. Им часто поступали интересные звонки и приходили важные гости, которых можно было увидеть в холле.

- Ави, идем уже отсюда. Мы на обед опоздаем, - взвыла Николетта.

Я кивнула, сняла грязные перчатки и положила их в карманы непомерно огромного болотного цвета комбинезона, который тоже был изрядно испачкан. Такую экипировку нам выдали здесь, поэтому жаловаться не было смысла. Мы с подругой отправились через оранжереи и теплицы к корпусу, переговариваясь о повседневных мелочах.

На самом деле я ей немного завидовала. Она могла каждую ночь находиться в объятиях любимого мужчины, который, в отличие от нас, был занят более полезными делами. Он тут действительно проходил практику, советовался с лучшими экстраполяторами и строил графики. В общем, зарабатывал репутацию для работы здесь.

- Чейса сегодня хвалил глава исследовательской группы, говорит, будет выдвигать его кандидатуру на работу здесь, - поделилась со мной Николетта, когда мы уже взобрались по лестнице на холм. – Он действительно хороший экстраполятор. Всё будет зависеть от его дипломного проекта, но, как он утверждает, с ним проблем не ожидается. У него какая-то очень интересная и необычная идея, выполненная блестяще.

- Я очень за него рада, - искренне ответила я, и мы прошли к дверям, которые перед нами открылись.

Я успела сделать только шаг, как столкнулась со «стеной». Ойкнув, я отскочила назад и наткнулась на насмешливый взгляд фиолетовых глаз. Ур Сент. Который мой.

- Лиобе, - выдохнула я, обрадованная встрече с ним. Но тут же вспомнила, в каком виде предстала перед ним, поэтому покрылась краской по самые уши. – Доброго дня.

- Доброго дня, мы рады вас видеть, - добавила Ники, и Аз Хош сделал шаг назад, обратно в здание, пропуская нас.

Мне не хотелось расставаться с ним, поэтому заходила неохотно. Я кусала губу, придумывая причины, по которым можно задержаться еще хотя бы на минуту.

- Лиа Аято, задержитесь, пожалуйста, - спас меня сам виновник моих размышлений, и я с трудом подавила облегченный выдох. Николетта, улыбнувшись, ушла в столовую.

- Лиобе? Вы хотели со мной о чем-то поговорить? – развернувшись к нему, спросила я. И вновь смутилась, что предстала перед ним в таком виде. Ну что за несправедливость?

- Рори, ты мне можешь помочь?

- Помочь? Тебе? – немало удивилась я, и Хош улыбнулся и кивнул. Ему была приятна моя растерянность, ведь она показывала, как высоко я ценю его способности. – Конечно, если это будет в моих силах.

- Уверен, ты постараешься, - ответил урджий, после чего окинул меня взглядом с ног до головы. – Переоденешься?

- Да. Подождешь здесь?

Я была рада этой возможности! Так, душ я принять успею?

- Я буду на минус пятом этаже, спросишь у кого-нибудь, они скажут, где меня найти. Я только прилетел, поэтому есть еще неоконченные дела.

- А ты вроде бы выходил…

- Я тебя искал, - и настолько нежно это было произнесено, что у меня в сердце разлился целый океан безоблачных фантазий. – Идем в лифт.

Я старалась держаться от него на расстоянии, чтобы случайно своей грязной экипировкой не задеть его костюм с иголочки. Из-под опущенных ресниц в пустой кабинке лифта я рассматривала своего любимого преподавателя, и в который раз не могла им налюбоваться. Мой пульс учащался только в его присутствии.

- Иди. Твой этаж, - улыбнулся мужчина, указав на раскрытые створки.

Действительно. Мы уже приехали, а я не заметила. Выбежав из лифта, я направилась к себе в комнаты. Абсик с удивлением наблюдал за тем, с какой скоростью я принялась за сборы.

- У нас пожар? Землетрясение? Ты мне хоть скажи, мне вещи собирать? Или бессмысленно, всё равно погибнем?

- Это моё личное цунами, - ответила я, а потом закрылась в ванной.

Да, моя личная волна, накрывающая меня с головой, сначала забирающая дыхание, а потом дающая силы на новый вздох.

Через сорок минут я была готова, поэтому поспешила на минус пятый этаж. Я очень долго подбирала одежду: мне хотелось выглядеть и элегантно, и в то же время так, будто я вовсе не готовилась к встрече, поэтому мой выбор пал на свободные белые шортики и обтягивающую серую футболку с открытой спиной.

- Эй, куда так спешишь? – остановил меня Ин Тор, выставив руку вперед, когда я выбежала из лифта на нужном этаже.

- Меня ждут, - коротко ответила я, но парень так просто отпускать меня не собирался.

- Я, конечно, рад за тебя, но сюда тебе нельзя, красавица. Кто тебя ждет?

- Я, - раздался со стороны голос, и мы оба обернулись к урджию.

- Хош? Ты с ней знаком?

- Более чем, - кивнул мужчина, подходя ближе к нам.

- Тогда прости. - Ин Тор развернувшись ко мне, подмигнул. – Тебе следовало сказать сразу, красавица.

- А вот фривольные отношения не допустимы, - резче, чем следовало, ответил лиобе и неожиданно взял меня за руку, переплетя наши пальцы.

Я негромко сглотнула, но руку забирать не спешила, ведь мне так понравилось чувствовать тепло, исходящее от него, некоторую защищенность, которую обещали его прикосновения. Ин Тор опустил взгляд на наши руки, после чего улыбнулся еще шире.

- Виноват, младший братец. - Он поднял руки вверх и зашел в лифт.

Младший? Я думала, что старше Аз Хош, он выглядит серьезнее, чем Ин Тор.

- Идем. Я уже закончил все дела, - спокойным голосом произнес ур Сент, потянув меня ко второй кабинке.

Он не выпустил мою руку ни когда мы ехали в лифте, ни когда шли по коридору на десять этажей ниже. Здесь располагались частные апартаменты семи советников. На моих щеках играл румянец, и я боялась признаться себе в главном – Аз Хош тоже любит меня. И я его невеста. Неужели во время моего провала в памяти произошло что-то настолько судьбоносное?

Мы подошли к металлической двери, которую советник открыл с помощью ключ-карты и отпечатка пальца. А вот дальше он ввел изменения в системе и попросил меня приложить большой палец к сенсору, который мгновенно считал информацию. Неужели здесь такая сложная защита?

- Проходи. - Ур Сент отодвинулся в сторону, пропуская меня первой.

Войдя, я оказалась в просторном зале в готическом стиле древнего прошлого, даже камин здесь был, и в нем спустя несколько секунд после включения электричества загорелась картинка с искусственным огнем. Было уютно и тепло, и даже выскочившая во всю стену сенсорная панель не портила впечатление.

- Так в чем тебе нужна моя помощь? – спросила я, поравнявшись с мужчиной. Он стоял перед сенсором и открывал какие-то файлы.

- Для начала, вот в этом, - ответил он, а потом оторвался от компьютера и наклонился ко мне, прижавшись к моим губам всего лишь на несколько секунд.

Когда он отстранился, я непроизвольно потянулась за ним, но он уже с усмешкой на губах разворачивал передо мной график. Я ничего не стала спрашивать, лишь развернулась к компьютеру и вгляделась в линии. Спустя минуту пришло осознание:

- Это жизнь моего отца.

- Именно, - подтвердил Аз Хош. – Мне нужно, чтобы ты заглянула в его прошлое и будущее. Сможешь?

- Ты же знаешь, это происходит спонтанно. Самые важные события…

- Я уверен, что твой дар имеет более обширные границы, - уверенно заявил лиобе. – Ты сможешь сама контролировать этот процесс.

- Не уверена, - вздохнула я, а потом прикоснулась к сенсору.

Под моими пальцами график чуть завибрировал, я осматривала каждый максимум, вспоминая, с чем это может быть связано в его жизни. И внезапно моё сознание выбросило в прошлое.

Глаза ослепило от яркого света, а потом я привыкла к освещению и белым стенам больницы. До моего слуха донесся пронзительный детский плач, и я побежала в сторону звука. Шедшие навстречу врачи по-прежнему меня не замечали, и я продолжала бежать по коридору, пока чуть не пробежала дверь, за которой и раздавался плач.

Родовая была закрыта, и я, на секунду засомневавшись, всё-таки прошла сквозь металл и оказавшись за спинами врачей перед собственными родителями. Мама лежала на кресле, уставшая, но счастливая, а отец держал на руках маленький красный комочек жизни, который принято называть «счастьем».

Он держал на руках меня, и я никогда прежде не видела его более радостным, чем в этот момент. Его глаза искрились лучиками добра, и чтобы у него сейчас ни спросили, он бы ответил «да», потому что это был пик его душевного спокойствия.

- Как назовете? – улыбнувшись, спросила медсестра.

- Аврора, - прошептал отец, любуясь страшным кричащим ребенком, который в один миг стал центром вселенной для целой семьи. – Только такое сильное имя может быть у моей дочери.

Я бы заплакала, если бы астральная проекция обладала такими особенностями. А так я просто смотрела на представшую передо мной картину и не могла налюбоваться. Он так любит меня! Как я могу идти против него? Как не вступить в конфликт с самой собой, если по разные стороны баррикады стоят два любимых мужчины?

Меня выбросило в реальность, и я распахнула глаза. Я уже лежала на кровати, и меня бережно гладил по волосам Аз Хош. Он выглядел обеспокоенно, а когда увидел слезинки в моих глазах, то вздохнул.

- Прости меня, я не должен был о таком тебя просить.

Приподняв, он прижал меня к себе и не спросил более нечего. Я неуверенно обняла его за талию и положила голову на широкую мужскую грудь, тут же получив одобрение в виде поцелую в макушку.

- Ты не будешь меня ни о чем спрашивать?

- Забудь. Это была плохая идея. Я эгоист, прости, - прошептал он, и я прижалась к нему теснее.

- Всё-таки я видела самое важное событие в жизни отца. И, знаешь, это было не создание биоробота или машины времени, это было моё рождение, - тихо проговорила я. – Я чувствую себя предательницей.

- Рори, - вздохнул лиобе, отстраняя меня от себя и вытирая большими пальцами слезы с моих щек. Его перчатки пропитались влагой. – Ты никого не предаешь. Ты просто должна понять, к чему может привести деятельность твоего отца. Обычные люди не умеют управлять будущим, они могут повредить систему и тогда все покатится в тартарары. Мы не играем против твоего отца, мы помогаем выбрать ему правильный путь, пусть он и сопротивляется этому.

Мы неотрывно смотрели друг другу в глаза. Урджий был полностью серьезен, и я понимала искренность его слов. До этого момента я запуталась, но его слова расставили всё по местам.

- Попробую еще раз, - уверенно заявила я, но внезапно у Хоша затрезвонил планшет.

- Подожди, - он встал, приняв входящий вызов только по аудиосвязи.

С каждой секундой разговора его лицо мрачнело, а под конец он и вовсе выругался на джийском. Я забеспокоилась, поэтому подошла ближе к жениху (неужели?!), он в это время закончил разговор.

- Что-то случилось?

- Боюсь, что да, - вздохнул он, - я хотел, чтобы ты узнала, где твой отец мог построить новую базу. Мы планировали операцию, но всё провалилось, так как лаборатория, в которой находилась машина времени, оказалась ложной. Они обвели нас вокруг пальца. В это сложно поверить, но твоему отцу удалось перенести агрегат в другое место, и мы не знаем в какое.

- И что теперь?

- А теперь интерполяторы всё-таки смогли вычислить новое место нахождения машины времени, - подняв вверх планшет, указывая, что именно сейчас ему сообщили эту информацию, ответил Аз Хош. – И мне нужно улетать. Боюсь, что у нас очень мало времени для подготовки операции, ведь с минуты на минуту ученые могут запустить свой проект.

- Уже были проведены опыты?

- И удачные, - сглотнув, ответил Аз Хош, а потом дал мне ключ-карту от апартаментов. – Оставайся здесь. Твоё имя теперь есть в панели, поэтому проблем не будет.

- Ты уходишь? Сейчас?

- Да, - кивнул он, задержав на мне обреченный взгляд.

Ему не хотелось расставаться со мной так же, как мне – с ним. Нагнувшись, он припал к моим губам.

На этот раз поцелуй был намного дальше и упоительней. Я положила руки на плечи любимого мужчины, прижавшись к нему всем телом. Наше безумие могло длиться вечно, ведь мы оба были по уши влюблены друг в друга (как я могла сомневаться в его чувствах?), но Хош отстранился, а я с улыбкой спросила:

- И когда успел научиться целоваться?

- А когда моя невинная девочка успела стать такой самоуверенной? – подмигнул он, вновь наклонившись ко мне.

На этот раз мы не целовались, а просто любовались друг другом. Я запоминала каждую черточку его лица, хотя и так помнила их наизусть. Только с этим мужчиной моё сердце колотится с бешеной скоростью, только он умеет зажечь во мне меня настоящую.

- Рори, мне, правда, пора. Я не могу больше медлить.

Я вздохнула и прижалась к нему ближе, а потом мы отстранились друг от друга и отправились к лифту. По дороге Аз Хош с озорной улыбкой обвинил меня:

- Кто-то буквально вынудил меня взять на себя обязательства, так что ты мне кое-что должна взамен моей свободы.

Неужели это так?! Я действительно поцеловала его первая, как он и признался однажды? Тот далекий разговор еще три недели назад оказался правдивым и урджий говорил обо мне? Меня называл смелой?

Поверить в это сложно, но всё действительно именно так. Остается принять эту истину и постараться вспомнить, как же было всё на самом деле.

- Поцелуй подойдет? – задумчиво спросила я, когда мы уже зашли в лифтовую кабинку.

- Нет, это я могу забрать у тебя и сам, - ответил он, и не преминул выполнить обещание. Двери за нами закрылись.

Целовались мы недолго, но со вкусом, Аз Хош оперся спиной о стену, я же забралась к нему на руки, обвив ногами его талию. Я никак не могла поверить, что имею на это полное право, что этот человек принадлежит мне, что я - та сама невеста, из-за которой я пролила столько горьких слез.

Лифт остановился, но мужчина нажал на кнопку, чтобы закрыть створки. Мы нехотя оторвались друг от друга, тяжело дыша и смотря в любимые глаза. Я опустилась на ноги, но тут же прижалась к любимому преподавателю:

- Почему не сказал сразу? Знаешь, сколько я проплакала? Как мне больно было?

- Прости, сантэ, - прошептал он, дотронувшись пальцами до моей щеки. – Просто ты даже ничего не помнила, я не мог понять, нужен ли я тебе или во всем виноват алкоголь. Может, твои чувства не настолько крепки и на такой шаг тебя толкнуло опьянение?

- Как это вообще произошло? – спросила я, нахмурившись.

- А вот об этом лучше спросить Чейса.

- Чейса?!

- Да, его. Это именно он тот экстраполятор, о котором я тебе говорил.

Мой мир начинал рушиться.

- Но зачем ему это?

- Для дипломного проекта, - сдал его ур Сент. Это для того, у которого «интересная и необычная идея», по словам Ники?! - Он решил заработать себе славу на том, что построить мою личную жизнь. Выбрал в аэропорту девушку, долго подбирал её, складывал время, а тут появилась ты и всё испортила. И тогда он решил, что это знак свыше, и он проэкстраполировал твою судьбу, чтобы наши линии жизни пересеклись.

- То есть наши чувства?..

- Нет, нет! – покачал головой мужчина. – Чувства настоящие, а вот наша первая встреча в космопорте, вторая на «Звезде», заселение в комнату к Абсенту и множество других незначительных случайностей заставило нас смотреть в сторону друг другу. Дальнейшее же зависело только от того, как мы отреагируем на наши встречи.

- Чейс знал об Абсенте?

- Нет, но он проэктстраполировал действия лиабе Кассиеты, чтобы она заселила вас с Ники в бокс одних. На такой результат в виде неугомонного эртонгула даже он не рассчитывал.

- Почему же ты его не остановил? – спросила я, когда Аз Хош уже открыл створки и вышел из лифта, держа меня за руку.

- Мне стало интересно. И я был слишком уверен, что у него ничего не получится, - пожав плечами, ответил Хош, а потом развернулся ко мне. – Попрощаемся здесь, в холле. Иначе я с тобой никогда не расстанусь.

- Хорошо, - кивнула я, а потом получила легкий поцелуй в губы. На один день слишком много телесных прикосновений с ним, мне казалось, что сердце расплавится под тяжестью таких нежностей.

- Береги себя, сантэ.

Он покинул меня, оставив блуждать в моей голове лишь ветер. Все мысли чудесным образом выветрились оттуда. Повернув голову вправо, я увидела удивленных охранников, которые с распахнутыми глазами смотрли на меня. Смущенно заправив прядь волос за ухо, я отправилась в столовую.


Возвращалась сытая и довольная жизнью, я размышляла об очень многих вещах, вертя в руках ключ-карту. Я не знала, воспользоваться ею или нет, но сам факт владения ей говорил о многом, например, о доверии и заботе. Я с мечтательной улыбкой вспоминала произносимое с нежностью слово «сантэ» и мечтала, что обязательно назову своего жениха так же. Не банальным «милый» или «солнышко», а именно так, как требует этого его традиции.

Боги глубокого космоса, я невеста урджия! Причем уже больше двух месяцев, а получила подтверждение этому только сегодня. А всё почему? Потому что жених у меня мстительный и вредный. Но, несмотря на недостатки, я понимаю, насколько люблю его и всегда буду любить.

- На тебя тонна шоколада свалилась? Чего такая счастливая? – спросил Абсент, когда я вошла в мой студенческий бокс.

- Свалилась… причем шоколад такой восхитительный на вкус! – воскликнула я, а потом рухнула на кровать и с блаженной улыбкой смотрела в потолок, пока надо мной не навис зверек.

- Может, тебя к доктору? Ты там на своей ферме случайно ничего не съела? Может, грибочков каких-нибудь вредных? Нельзя класть в рот всякую бяку…

Я покраснела, так как подумала, что во рту у меня была не бяка, а язык любимого человека, причем очень умело двигающийся… Стоп! Ну что за глупости лезут мне в голову? Точно к доктору пора, к психиатру!

- Абс, ты невыносимый зверек!

- Тоже мне, констатация факта, - хмыкнул он, сев на пятую точку. Я перевернулась на живот и положила голову на подушку, вновь вертя в руках ключ-карту. - А что у тебя в руках?

- Подтверждение моему счастью.

- Совсем чокнулась. Ну как ключ-карта может быть подтверждением? Или тебе родственники квартиру отписали?

Я рассмеялась, но вновь не ответила. К чему делиться с кем-то своим счастьем? Оно не уменьшится, но его так хочется погреть только в своих ладонях, не показывая никому, любуясь им и наслаждаясь.

- Тук-тук, тут кто-нибудь есть? – легонько постучал меня по голове своим маленьким кулачком Абсент. Ему явно нужно было внимание, которым хозяйка в данный момент не хотела его обеспечить.

Разговор с Хошем поставил точки над «ё», но еще оставалось множество вопросов, на которые мне необходимо узнать ответы. И я уверена, что их может мне дать только один парень, по счастливой случайности обитающий здесь.

- И куда ты собралась? – спросил Абсент, потягиваясь и ложась на подушку. Вот жизнь у человека! Тьфу, зверька.

- Мне нужно найти Чейса, - ответила я и выскочила в коридор, откуда направилась к комнате подруги.

- Ави? – открыла двери Ники, - уже рассталась со своим урджием?

- Да.

- И даже не будешь оспаривать, что он твой?

- Не буду, - губы сами растянулись в улыбке, и девушка громко рассмеялась.

- Я же говорила, что вы будете вместе! Мне нужно знать все подробности!

- Найдем твоего Чейса и выпросим у него все подробности, - заверила её я, после чего потянула за руку в коридор. – Где он может быть?

Двери за нами автоматически закрылись, а подруга уверенно повела меня к лифтам. В обеденное время Лион светит слишком ярко, поэтому мы освобождены от работы на ферме и у нас есть свободное время.

- Он у главы исследовательской группы. Пока у нас перерыв, у него есть время для работы.

Зайдя в лифт, мы нажали на кнопку нужного этажа, когда нас ощутимо тряхнуло. Мы удивленно переглянулись и вышли из лифта, решив не рисковать.

- Может, подождем другой? – предложила Ники, и я согласилась с её идеей.

Но в следующем случилось то же самое. Паника усилилась, и воспользоваться лифтовой кабинкой никто из нас не решался. Из боксов начали выходить студенты, переглядываясь и перекидываясь вопросами. Нас тряхнуло еще раз, только уже в коридоре. Лампы замигали, а с потолка упал кусок металла. Завыла сирена, и начался настоящий хаос.

- Что происходит?! – визжали девушки. Парни же были более собраны, поэтому приказали всем бежать к выходу.

- Внимание! Внимание! Без паники продвигаемся к выходу через запасные лестницы! Лифтами пользоваться нельзя! Прошу, сохраняйте спокойствие и целостность мыслей! – вещал динамик, но на конце его слова совсем захрипели и он отключился.

Моё сердце колотилось где-то в области горла, мне было до мурашек страшно. Слева от нас по железу лифтовой кабинки забарабанили, а спустя секунд двадцать мы увидели Чейса, который пытался выбраться из лифта, застрявшего посередине этажа. С трудом раскрыв створки, он выскочил наружу и тут же схватил Ники в охапку.

- Нужно уходить.

- Что происходит?! – прокричала я, оглядываясь на свою комнату.

- Здание рушится! Идем! – Чейс схватил меня и Ники за руки и потащил за собой.

- Нет! Там Абсик! – крикнула я в ответ и бросилась к боксу, с трудом скинув руку Чейса.

Парень, плюнув на всё, приказал Ники двигаться в потоке студентов к лестнице, а сам бросился за мной. Я вбежала в комнату и чуть не задела Абса, который скребся в дверь. Увидев полные отчаянья и страха глаза питомца, я нагнулась к нему и взяла на руки. Он прижался ко мне, ухватившись когтистыми лапами за мою футболку.

- Я думал, вы меня бросите!

- Я тебя никогда не брошу, - уверила его я, а потом мы с Чейсом кинулись к выходу.

Все студенты уже покинули свои боксы, оставались только мы с челибенцем. Когда мы совсем рядом с лифтами, за которыми находилась лестница, сверху оборвалась железная балка. Парень успел в последний момент откинуть её, но она сильно проехалась по его руке. Чейс вскрикнул, а потом упал рядом со мной.

Абсент перебрался ко мне на спину, удерживаясь маленькими лапками, а я бросилась к другу. Он хватался за плечо, рука неподвижно висела вдоль тела. На глаза навернулись слезы, а я не знала, что делать. Есть люди, которые собраны в критически ситуациях, но потом их «развозит», я же относилась к другой категории, которая сначала паникует, а потом собирается с мыслями. Так вот, сейчас у меня был период паники. Сильной.

- Чейс, что с тобой? Ты встать сможешь?

- Конечно, - ответил парень и поднялся на ноги, после чего мы с ним вновь бегом кинулись к лестнице, перепрыгнув через упавшую балку.

По моим щекам текли слезы, я обнимала Абса и со страхом смотрела на поврежденную руку Чейса. Он ведь спас меня! Эта железная громадина размозжила бы мне голову! Перила лестницы ходили ходуном от огромного количества людей, которые поднимались наверх. Все поляторы старались выбраться наружу. Многих поддерживали коллеги – они получили травмы. Свет погас, и мы шли наощупь.

Я никак не могла поверить, что за одну минуту может так все измениться. Ничего не предвещало катастрофы, пока она внезапно не нагрянула и не свалилась нам на головы. Абсент старательнее хватался за меня, я прижимала его сильнее, но, наконец, лестница кончилась и мы оказались в пыльном холле, куда через окна попадал свет Лиона.

Здание тряслось, вот-вот грозясь рухнуть на людей. Мы с Чейсом в волне спасавшихся бросились к выходу, и первый глоток свежего воздуха был подобен манне небесной. Мы спаслись!

Все высыпали на огромную площадку на холме, откуда поспешили поскорее убраться, ибо это всё вскоре падет и уйдет под землю на двадцать пять этажей ниже. Люди спускались по каменной лестнице, кто-то подворачивал ноги, несколько человек и вовсе скатились кубарем.

Я же только сейчас обратила внимание на то, что творится там, за горизонтом. Так рушилось не только наше здание, но и всё на планете. Здания оседали на почву, а небо затягивалась тучами. Воздух становился спрессованным, мглистым, за которым ничего не видно.

- Что происходит?! – в который раз воскликнула я, а потом вокруг начали внезапно падать в обморок люди. Не все, только несколько из трех сотен. – Что с ними?

- Они не поляторы, просто работают на организацию, - услышала я шепот, нарастающий как гул.

- Что происходит? Это атомная война? – вновь слышу вопрос.

- Это кое-что похуже, - раздается совсем рядом голос Чейса. - Время стирается, образовывая параллельный мир.

Моё сердце похолодело. Все вокруг рушится и создается что-то новое? Но если рушится, то должны разлететься на куски и корабли? Черная бездна, нет! Не может этого быть! Прошу, кто-нибудь, скажите, что Хош еще не покинул пределы атмосферы! Он же не может быть уже на космолете в открытом космосе?!

Ответом мне была тишина, а окружающий мир продолжал рушиться. Мгла затягивала небо и пространство вокруг нас. Уже не было ничего видно на расстоянии вытянутой руки. Страх опускался на эту землю и время стирало границы.

Часть 2

Глава 1

Просто нелепо разрушать мир до основания ради того, чтобы понять, правильно ли он устроен.

Терри Пратчетт, Нил Гейман. Добрые предзнаменования


Время совершило невероятный кульбит, перевернув всё до основания. Теперь наш мир стал для нас чужим. Стерлись те рамки, которые мы привыкли видеть, и начался Новый отчет. Сколько он длится? Хороший вопрос.

Этот мир поглотил людской страх перед более могущественной силой - экстраполяторами. Простые люди слишком испугались неподвластной им мощи поэтому постарались сдвинуть центр власти, в результате чего мир охватили разруха и война.

Все действия экстраполяторов стерлись с определенного момента, будто нас и не было. И люди не помнят другой истории, они помнят только то, что есть сейчас, будто так было всегда. Но время не смогло убить своих детей - поляторов, поэтому мы остались единственными, кто помнит настоящее, но так, будто мы никогда ничего не совершали, будто оставшийся совет Семи - это пустой звук.

Остались ли они в живых? А мой отец?..

- Аврора, - положила мне на плечо руку Ники, - хватит тут сидеть. Идем к костру.

- Они его не нашли? - тихим голосом спросила я, и подруга отрицательно покачала головой.

Я даже не знаю, жив ли он. Мой жених. Того, кого я обрела и сразу потеряла. Держась только на упрямой уверенности, что с ним ничего не могло случиться, я старалась не поддаваться мрачным мыслям.

Не знаю, что будет, но мне действительно страшно. Первые часы я бродила по окрестностям до космопорта в надежде найти Аз Хоша, но это ни к чему не привело, я только выбилась из сил и тихо плакала под металлической крышей, бывшей когда-то каркасом космического корабля. Потом я вернулась сюда, где «любовалась» разрухой крупного мегаполиса.

Это случилось сегодня днем. Еще до обеда я была самым счастливым человеком на этой планете, зная, что в мире есть мужчина, который любит и позаботится обо мне. А потом все рухнуло в буквальном смысле. Главное здание экстраполяторов завибрировало, разрушаясь под действием неминуемой силы времени. Все студенты и сотрудники центра выбежали на улицу, где взор застелила мгла.

Когда мы спустились вниз, то оказались беспомощны как младенцы, ничего не видя вокруг. Люди в городе кричали, а потом начали терять сознание. Проснулись они уже с новыми воспоминаниями о прошлом, но пробудились не все: многие растворились, если в этом времени их не существовало.

Когда мгла рассеялась, мы смогли увидеть совершенно другую планету: разрушенную и выжженную войной.

Да-да, не временем, а войной. Без экстраполяторов мир погрузился в хаос, начались межгалактические войны, истребившие две трети конфедерации. Мой отец даже не представлял, какую мощь несет в себе время, его неосторожные действия и наивные надежды разрушили жизнь миллиардов гуманоидов. Жив ли он сейчас?..

Первой нашей реакцией были растерянность и отказ принимать действительность. К счастью, нам удалось отыскать убежища. Они уже были не консервированные – ими пользовались во время ядерных атак, поэтому фильтры были засоренными, насосы больше не могли поддерживать разницу давлений, зато здесь осталось немного провианта. Именно здесь теперь мы и обитаем уже шесть часов. Продукты в металлических и пластмассовых тарах были с истекшим сроком годности, но зато нам удалось найти крупу и муку, которые могут обеспечить нас несколькими ужинами. А что дальше? К тому же река, откуда мы брали воду, еще не до конца избавилась от радиации.

Конфедерация распалась, и уцелели только несколько планет, а также малой кровью отделались Джийская и Челибенская системы, которые смогли вовремя выйти из союза и практически не участвовать в войне против терроидов. Они остались независимыми и процветали.

Это все мы узнали из голосети. Сигнал мы поймали не сразу, многие спутники были сбиты, поэтому несколько программистов долго искали точку доступа. Более трех часов мы провели в совершенном неведении, что же произошло. Планета вымерла, а мы остались без средств к существованию.

В бомбоубежище мы также обнаружили десять гравициклов с полными аккумуляторами. Это сделало осуществимым поиски дополнительного продовольствия и медикаментов, а также остальных уцелевших поляторов. Поисковые группы отправлялись в разные концы города, но пока мы оставались единственными выжившими. Одно из убежищ было полностью отведено под лазарет. Найденного в одной из ближайших больниц оборудования оказалось достаточно для оказания первой помощи, а вот с медикаментами было все гораздо сложнее. Хорошо, что и раненых было не так много.

Бросив последний взгляд на город, я отправилась вслед за подругой к костру. Его зажгли не для тепла, а просто для того, чтобы полюбоваться на огонь, найти в его пламени силы жить. Николетта обратилась ко мне, пытаясь вселить в меня надежду:

- Ребята нашли прибор, с помощью которого можно понизить уровень радиации. Пока что продукты тщательно промывают, так как у реки меньшая зараженность, но сегодня у нас в любом случае будет ужин, - поделилась со мной Ники, когда мы пробирались по выжженным темных переулкам.

- Где Абс?

- С Чейсом сидит, - ответила подруга, - у костра. Все были так удивлены, узнав о том, что он разумный.

- Представляю, - ответила я, даже без тени улыбки.

Улыбаться совершенно не хотелось. Мне хотелось броситься обратно в город и продолжить искать Аз Хоша, верить, что его спейс-шаттл был более устойчив, чем мы предполагали Он не мог просто так меня покинуть!

- Ты не можешь туда уйти, ночь уже. Заблудишься, поранишься или подцепишь где-нибудь смертельную дозу радиации, - видя мой тоскливый взгляд, предостерегла меня Николетта. У меня в глазах стояли слезы, тогда подруга взяла меня за руки. – Ави, он выживет. Просто береги себя для него, хорошо?

- Хорошо, - дрожащими губами прошептала я, утерев слезу.

Видимо, я еще не всё выплакала, раз осталось желание закатить истерику и кричать от бессилия. За те часы, пока я искала его по городу, многое успела осознать. То видение, которого я стеснялась, было про нас. Я экстраполировала судьбу мужчины и увидела в его будущем себя. Тогда подумала, что произошел сбой, но Аз Хош, кажется, изначально знал, что это не так. Он поддразнивал меня, так как догадывался, что я могла увидеть, и его это забавляло.

Как же я хочу вновь оказаться рядом с ним, с живым! Пусть не будет моим, лишь бы вновь услышать его голос и саркастические замечания! Разве я так многого прошу?

Увидев у костра Чейса и Абса, рассказывающего какую-то смешную историю из своего прошлого, мы уверенно направились к ним. Присев рядом на мягкие матрасы, которые вынесли из одного из убежищ, мы устремили свои взоры на языки пламени. Челибенец приобнял свою девушку уже здоровой рукой, поцеловав в висок. Пространство вокруг разразилось дружным тихим смехом после окончания рассказа Абсента, и каждый из нас взял себе по булке хлеба, приготовленной на плите, нашедшейся в убежище Окружающий мир погрузился в умиротворенную тишину.

Каждый думал о своем, чаще всего о будущем. По иронии судьбы те, кто умеют экстраполировать события, оказались выброшены на берег океана времени, никому не нужные и одинокие, без средств к существованию.

Кто сможет нас спасти? Как найти своих родственников, и узнают ли они нас? Столько загадок, столько вопросов и тайн.

Абсик забрался ко мне на колени, и я принялась его гладить. Он ни о чем не спрашивал, я ничего не рассказывала. Как же нам бывает тяжело без информации о здоровье любимых людей! Больнее всего эта мучительная неизвестность.

Разговаривать с Чейсом об экстраполяции моей судьбы желания не возникало. У меня сейчас было очень мало вопросов. В основном мне хотелось узнать, с какой же точки начался новый отсчет времени. Когда устранили Совет Семи, когда мир покатился в тартарары?

- Нужно укладываться спать, - тихо прошептала Ники, посмотрев на меня.

- Идите, я еще посижу тут, - ответила я, и подруга наградила меня обеспокоенным взглядом. - Со мной ничего не случится. Идите.

Они с Чейсом поднялись на ноги и отправились в убежище, как и многие вокруг меня. Я вопросительно посмотрела на Абсента, но зверек отрицательно покачал головой и ближе прижался ко мне. Мне были жизненно необходимы его молчаливая поддержка и тепло Мой маленький пушистый друг, с которым мы так невзлюбили друг друга с первого взгляда, а, приглядевшись, стали настоящей семьей, был сейчас моим оплотом спокойствия.

- Я никому тебя не отдам, - с надрывом прошептала я. - И никогда не потеряю.

- Да куда ты от меня денешься? - постарался усмехнуться Абс, чем вызвал мою слабую улыбку.

Лежаки у костра всё пустели, а я продолжала оставаться здесь, любуясь языками пламени и гладя мягкую шерстку эртонгула. Как люди существуют в этом ужасном мире? Есть ли выжившие на этой планете? Хотя бы с другой стороны? К сожалению, у нас еще не было времени исследовать другую сторону, так как все найденные гравициклы были задействованы на поиски медикаментов и еды.

- Его найдут, - прошептал Абсент, и я кивнула, находясь где-то в своих мыслях.

Я вспомнила нашу первую встречу в космопорте. Это была нелепая ситуация, произошедшая по вине Фэртона. Хотя в наших отношениях очень многое произошло по вине этого челибенца.

Я помню его первую усмешку, когда Аз Хош доставил нас с Ники в университет, указав, где находятся общежития. Потом первый скандал «треугольник», когда я накричала на мужчину перед зданием торгового центра. Дальше вторая статья о «треугольнике», только уже с участием меня, Аз Хоша и Чейса. Кстати, я ведь так и не узнала, кто эти «предсказатели движения стилуса»!

Первая вечеринка, где я чуть не сдернула с преподавателя эштану, а потом наша конфронтация. Примирение, дополнительные занятия и мой неожиданный интерес к привлекательному и статному урджию. Слишком много было встреч, чтобы ничего не всколыхнулось в моей душе.

Он дал мне индивидуальное задание, где я увидела его якобы первую любовь. Подсознательное сильное чувство ревности, захватившее меня с головой. Мой дар, который вызывал страх и смятение, и надежный мужчина рядом, который обещал защитить меня от всех невзгод.

Наша поездка на Икс-рол, где я узнала совершенно другого преподавателя: смешливого, интересного, понимающего и какого-то… родного. У нас с ним оказалось намного больше общего, чем думалось на первый взгляд. Изменился окружающий вокруг меня мир, он заиграл другими красками, и я осознала, что окончательно влюблена. Я подарила своё сердце, и желания возвращать его обратно уже нет.

Разговор в кабинке во время Взлетной гонки. Мои слова о подобии любви и лампочки, озаряющей путь. Его вопросы, взгляды, внимание. Наша прогулка под сенью деревьев и беседа обо всем и ни о чем. Безумно много времени прошло с тех пор, хотя каждую деталь могу вспомнить до мельчайшей подробности, кроме нашей «помолвки», но это на совести Чейса.

Сейчас я вспоминаю с грустной улыбкой свои переживания во втором семестре, когда увидела его без эштаны. У меня ведь случилась настоящая истерика! Еще и наш разговор с тетей Ниной, когда она рассказывала о табу на женатого мужчину! Всё так переплелось в моей жизни, что я долго мучилась угрызениями совести за любовь к «чужому» жениху.

А он оказался моим! Злопамятным, но родным. Он всегда оказывался рядом, когда мне было тяжело. К нему я пошла за помощью, когда к нам в бокс вломился вор. В тот вечер он впервые назвал меня «Рори», так нежно и интимно, только для нас. Меня связывают с ним множество тончайших нитей, полученных не в результате техники электронно-лучевой литографии, а с помощью тысячи случайностей и одного большого и светлого чувства – любви.

- Нужно поспать, - прошептал Абсик, - завтрашний день может многое изменить.

Может. А может и нет.

Стерев со щеки непрошеную слезу, я улеглась на матрас и прижала к себе Абсента. Какая разница, где ночевать – здесь или в убежище? Сейчас оно всё равно не выполняет свою основную функцию. Лион не перестал жарко греть, поэтому даже ночью земля теплая, а у костра и вовсе хорошо.

Я еще долго смотрела на пламя, но вскоре мои глаза закрылись, и я погрузилась в долгожданный сон. Нет, не в сон. В очередное нужное видение.

Аз Хош на спейс-шаттле, предназначенном для космических перелетов одного человека, уже достиг уровня атмосферы, когда начал терять управление. Начав снижение на максимально доступной скорости, он пытался разобраться в неполадках системы, но бесполезно. Оборудование сошло с ума. Достигнув уровня видимости почвы, он с изумлением осознал, что город под ним рушится, а его средство перелета рассыпается на глазах.

Я витала бестелесным духом рядом, все происходящее для меня было и спасительным воздухом, и удушающим газом, так как я не знала, чем закончится это видение в следующий момент. Но я продолжала свой путь, наблюдая, как ур Сент на последней возможности выбирает курс ближе в больнице. Он пытается скорректировать траекторию и покинуть шаттл, но система катапультирования отказала. В его глазах проносится осознание неизбежного: если он выживет, то только чудом.

Спейс-шаттл неконтролируемо снижается разрушаясь, а мужчина падает на крышу здания, получая множество ранений. Кусок металла впивается в ногу – будет потеряно слишком много крови. Кажется, я закричала, видя его окровавленное тело. Я бы испугалась и ничего не сделала, но он другой. Он из последних сил поднимается и ковыляет к лестнице уже потемневшего здания – повезло, что оно не разрушено, а только перестало быть действующим и подверглось радиации.

Дальше я не видела, так как очнулась и села на матрасе, чем разбудила и Абсента. Зверек посмотрел на меня с удивлением, я же подскочила на ноги и бросилась в убежище, где должны быть члены исследовательских групп.

Жив ли Аз Хош? Конечно, жив! Нужно лишь вернуться в ту больницу! Черт! Где же она может быть? В видении я всё понимала, будто сама создатель, а в реальности я не настолько всесильна.

- Куда ты так несешься? – бежал за мной питомец.

- Я видела его, Абс! – горячо воскликнула я. - Он должен быть жив! Нужно только найти его!

С этими словами я ворвалась в убежище. Было темно, только один клочок света от компьютера в углу, за которым сидел Генри, освещал пространство. Я кинулась к нему, тут же начав тараторить:

- Есть хоть один свободный гравицикл? Нужно найти ур Сента! И еще по карте посмотреть ближайшие больницы! Я не знаю, где это именно, но точно знаю, что это была больница! Быстрее, нужно торопиться, он ранен! Я очень боюсь не успеть, поймите меня!

Своим криком я разбудила спящих людей, поэтому со всех сторон раздались голоса:

- О чем она говорит?..

- Кто так кричит?..

- Что ей надо?..

- Ин Тор здесь, о ком она говорит?..

- Не тараторь! – прикрикнул Генри, схватив меня за плечи. – Я не понимаю, о чем ты толкуешь. Какая больница? Тебе кошмар приснился?

- Приснился, но вовсе не кошмар, - кивнула я. – Я видела Аз Хоша ур Сента, его спейс-шаттл разбился, но он жив! Слышите? Жив! Нужно только найти больницу…

- Где ты его видела? – непонимающе переспросил Генри, и в это время к нам подошел заспанный Ин Тор. Да и другие стали подниматься.

- В видении, - ответила я и дальше раскрыла тайну своей личности: - Я тот полятор, который обладает умением видеть прошлое и будущее. И сейчас я видела Аз Хоша.

Повисла тишина. Поляторы были сильно удивлены. Первым отмер старший ур Сент.

- Думаю, если кто и сможет его найти, то это ты, - кивнул мужчина, после чего схватил меня за руку и потащил на улицу. – Что именно ты видела? Я знаю этот город наизусть, поэтому и здание могу определить без труда.

- К сожалению, я ничего не разглядела. Было только понимание, что он падает на больницу. Это не выдумка, это мой дар.

- Я тебе верю. Невеста Аз Хоша не стала бы лгать, - ответил Ин Тор, а потом мы подошли к гравициклам. Их осталось только два, остальные были задействованы исследовательскими группами, которые работали посменно даже ночью. – Водить умеешь?

- Да, - кивнула я, вспоминая обширный гараж отца.

- Отлично, ведь если твоя теория верна, то мы найдем Аз Хоша, и нужно будет как-то его перевозить.

Парень открыл багажник, достал два шлема, подав один мне, и проверил наличие прочных чехлов, после чего надел один из шлемов и оседлал гравицикл. Его примеру последовала и я, поэтому вскоре мы взмыли в небо, отдаляясь от убежища, из которого выбежали Генри и еще несколько человек.

Я летела за Ин Тором, не отставая и на десяток метров. Когда мы стали приближаться к определенному зданию, я, притормозив и подняв защиту шлема, крикнула:

- Это точно оно! Я узнаю его!

Он понимающе кивнул, после чего указал на когда-то парковочную площадку, куда мы и приземлились. Я, слетев с гравицикла, первая бросилась в здание. В этом была моя ошибка. Верхняя балка косяка упала, чуть не пришибив, но меня вовремя дернул за шкирку назад провожатый.

- Осторожней! – прикрикнул Ин Тор, оказавшийся в доли секунды рядом со мной. Он сверлил меня недовольным взглядом, и потом приказал: – Я иду первый, а ты за мной, не отставая ни на шаг. Поняла?

- Поняла, - удрученно кивнула я и последовала вслед за мужчиной.

Он передвигался медленно, подсвечивая впереди себя путь планшетом и осматривая пространство вокруг. Мы блуждали в бесконечном лабиринте кабинетов и лабораторий, периодически чихая от пыли и уворачиваясь от падающих предметов. Несколько не очень тяжелых всё-таки попали на меня, оставив ощутимые ссадины на теле.

- Здесь кровавые следы, - проговорил ур Сент, после чего мы бросились вслед за ними.

Мне становилось всё страшнее, что я не успела, опоздала…

- Он здесь! – воскликнул Ин Тор, когда мы вошли в очередную лабораторию.

Мой пульс участился, глаза увлажнились, и я оббежала мужчину, чтобы оказаться впереди него. Он подсвечивал планшетом лежащее на полу тело. Вокруг были раскиданы медикаменты, бинты и медицинские аппараты, а вокруг была кровь, но не так много, как могло быть. Аз Хош зашил себе рану найденным лазерным облучателем, тем самым остановив кровотечение, но оставалось еще множество ссадин на его теле.

Я упала перед ним на колени и подставила палец под нос, проверив дыхание.

Дышит!

- Жив, - прошептала я, и из глаз непроизвольно потекли слезы. – Жив…

- Нужно найти носилки, - проговорил Ин Тор. – Жаль, что мы выбрали не эту больницу для поиска медицинского оборудования. Так бы нашли брата намного раньше.

Его слова были для меня пустым звуком, так как сейчас вся моя жизнь сосредоточилась на том, чтобы найти носилки. Вскоре таковые были обнаружены но у них не работала батарея, с помощью которой преодолевается тяга земли.

- Придется нести носилки в руках. Выдержишь?

- Конечно, - кивнула я, после чего мужчина аккуратно положил тело своего брата на носилки, пристегнув его ремнями, и мы смогли вместе дотащить их до гравицикловов.

Здесь Ин Тор отрыл багажники и достал чехлы, связав ими наши гравициклы. На этот «гамак» мы положили носилки, а потом сели на водительские сиденья.

- Нужно быть аккуратными. Один неверный поворот, и он может упасть.

- Понимаю, - кивнула я, хотя из глаз в любой момент готовы были брызнуть слезы.

Ин Тор на мгновение задержал на мне взгляд, и вскоре мы с ним плавно поднялись в небо. В пути мы были продолжительное время, и я бы непременно захотела спать, если бы в организм не поступила такая доля адреналина, от которой бешено колотилось сердце. Смотря на лежащего без сознания любимого мужчину, я была счастлива его удачному спасению. Упасть с такой высоты и выжить – это действительно великая удача.

Наконец мы смогли плавно опуститься. Заглушив двигатели, одновременно соскочили с гравицикловов, когда к нам подбежали поляторы, в числе которых был и Генри. Он наблюдал за нами, пока мы еще спускались. Удивленно взглянув на Аз Хоша, он тут же помог донести носилки в «лазарет».

Я не отставала от них ни на шаг. Пришлось разбудить одного из ученых, который, естественно, разбирался и в медицине. Я с дрожью в ногах наблюдала за тем, как он осматривает моего жениха. Наконец он вынес свой вердикт:

- Состояние стабильное. Он молодец, что смог перетерпеть боль и заживить себе рану, иначе умер бы от потери крови.

И тут я дала волю эмоциям. Именно до этого момента я держалась на чистом упрямстве, но теперь во мне не было больше сил. Он выживет, и это главное! Из глаз покатились крупные слезы облегчения, и я припала к стенке, опустившись по ней на пол и громко зарыдав. Ученый окинул меня сочувственным взглядом и посмотрел на старшего ур Сента, который, по его мнению, должен был переживать больше меня.

- Она его невеста, - пояснил Ин Тор, и на лице мужчины отразилась вся гамма чувств, от удивления до понимания.

- Девушка, вам нужно выспаться. Завтра он очнется и захочет видеть свою невесту бодрой и свежей, а не похожей на ходячего зомби.

Ин Тор отвел меня в убежище, где положил на свое место и укрыл одеялом. Заснула я сразу же. На этот раз без сновидений.

Глава 2

Сражаться на войне легко. Разрушать легко. Строить новый мир из того, что осталось от старого, — вот что тяжело.

Вавилон 5 (Babylon 5)


Это странное чувство, когда ты просыпаешься и к тебе приходит осознание реальности. Это мое первое пробуждение после злосчастного кульбита времени, поэтому я не спешила открыть глаза, надеясь, что все вчерашнее – лишь сон, иллюзия, и этого не было на самом деле.

Но реальность слишком жестока. Когда я открыла глаза, то увидела полумрак убежища. Свет попадал лишь из приоткрытой двери и небольших масляных светильников по обеим сторонам от меня. Потянувшись, я протерла глаза и огляделась.

При мыслях о возлюбленном сон как рукой смахнуло. Аз Хош в «лазарете». Подскочив и чуть не упав, так как голова закружилась от резкого подъема, я бросилась к выходу. Бежала, не разбирая дороги, а потом влетела в нужное убежище, где тут же столкнулась с Ин Тором. Тот придержал меня за локти, чтобы я не упала от потери равновесия.

- Он очнулся? – с надеждой спросила я, и мужчина, чуть улыбнувшись, кивнул.

- Да, но сейчас спит, - поспешно добавил он. - Не тревожь его!

- Я лишь посмотрю!

- Точно разбудит… - пробурчал брат возлюбленного, но я не стала слушать его дальше

Прокрадываясь между койками, уверенно направлялась к той, на которой лежал мой любимый мужчина. Я присела рядом с ним на стул, с облегчением смотря, как ровно поднимается и опускается грудь урджия. Казалось, в этот момент мне больше ничего не было нужно. Ученый, глядя на мой влюбленный взгляд, тепло мне улыбнулся и пояснил:

- Он потерял много крови, но с помощью Ин Тора мы сделали ему переливание. Процесс регенерации лейкоцитов я запустил, поэтому все обойдется.

- Благодарю Вас, - искренне ответила я, и мужчина сверкнул озорными глазами.

- Не каждый день видишь такую искреннюю заботу. Ему с тобой повезло, ведь именно ты, возможно, спасла ему жизнь.

- Нет, - отрицательно покачала я головой, - это он спас себя. У него стальная сила воли.

Ученый улыбнулся, но более ничего не сказал, лишь посмотрел в сторону Аз Хоша. Я тоже обернулась и увидела, как у жениха чуть подрагивают ресницы и открываются глаза. Он сфокусировал взгляд на мне и слабо улыбнулся. Впервые увидела его улыбку я совсем недавно, не больше двух месяцев назад, но мне кажется, что знала и ждала ее всю жизнь.

- С пробуждением, - тихо прошептала и взяла руку Аз Хоша в свои ладони.

- Привет, - его голос был сиплым, но вызвал у меня счастливую улыбку. - Сильно переживала?

- Еще чего! Нужен ты мне больно! - воскликнула я, а у самой по щеке покатилась слеза. Мой голос тоже сделался хрипловатым. - Я так рада, что с тобой не случилось ничего непоправимого.

- Не могу не согласиться, - ответил он и предпринял попытку приподняться. Я испуганно проследила за его действиями и бросила вопросительный взгляд на "доктора".

- Уже можно. Он здоров, но будет чувствовать легкую слабость.

- Не разговаривайте так, будто меня тут нет, - вмешался ур Сент, после чего сел и оперся о стену, слегка дернув меня за руку на себя.

Я тут же послушно подчинилась и села рядом, обняв жениха, но стараясь не касаться уже зашитой лазером раны. Вскоре я вынуждена была покинуть его объятия, так как осталась необходимость - поесть, поэтому я принесла в «госпиталь» две чашки с каким-то злаковым продуктом и кусочки хлеба.

Когда мы уже заканчивали с трапезой, вбежали Ники и Чейс. Ин Тор видел брата еще во время его первого пробуждения, поэтому не спешил с визитом. Подруга поздравила и меня, и преподавателя с удачным стечением обстоятельств, после чего бросила взгляд на Чейса. Казалось, он что-то хотел сказать, но никак не решался, и к правильному выбору его подталкивала именно подруга.

- Видите, не зря я экстраполировал вашу судьбу, - внезапно выдал парень, и я вопросительно посмотрела на Николетту.

- Он тебе рассказал?

- Я решил, что не могу долго хранить этот секрет, - ответил челибенец.

Я хотела ответить что-то едкое и колкое, но мне пришлось умолкнуть, так как к нам подошли несколько незнакомых мне мужчин. Они слегка склонили головы перед ур Сентом. Тот лишь слегка кивнул.

- Есть какие-нибудь новости из мира?

- За этим мы и подошли, - кивнули они. - Думаю, Вам следует это посмотреть. Только что увидели сообщения. Это многое объясняет и дает надежду на то, что наши семьи всё-таки существуют в этом времени.

Они включили голотрансляцию, после чего бодрый голос диктора начал вещать:

"Вчерашний день стал еще одной черной точкой в календаре. Во всех системах в правоохранительные органы были поданы тысячи заявлений о пропаже людей. Этому бы не придали значения за такой короткий промежуток времени, если бы связь не была потеряна с видными деятелями независимых систем. Уже сутки не отвечает на сигналы коммуникационного устройства Вер Сонт-Драх, бывший военачальник Сакской республики, подданной Терроидной Империи. Последний раз его видели перед началом повстанческой операции по захвату спутниковой станции терроидов. Также среди пропавших без вести числится сын главы Джийской системы Аз Хош ур Сент. Он летел на спейс-шаттле на Землю к своей невесте, но средство перелета потерялось с экранов радаров. Список других имен пропавших Вы сможете видеть на экране..."

Невесте?.. Как это возможно? Неужели в этом мире он уже кому-то принадлежит?..

Я бросила растерянный взгляд на возлюбленного, но он лишь крепче сжал мою руку. Он не откажется от меня, но, возможно, нам придется многое испытать. И мне опять придется мучиться ревностью и терпеть существующее положение дел…

- Тут есть и Аврора, и Ин Тор, и Чейс, - проговорила Ники, просматривая списки без вести пропавших. – Только моего имени почему-то нет.

- Может, твои родители еще не успели обнаружить пропажу? Скорее всего, ты живешь отдельно, - попыталась успокоить я подругу, и та неуверенно кивнула в ответ.

- В списке есть многие из нас, - ответил неизвестный, который и поднес нам планшет. - Мир изменился, это время стало другим. Но факт нашего существования подтверждает, что точка отсчета произошла совсем недавно. И это не может не обнадеживать.

- Сейчас хотя бы понятно, что мы не умрем здесь в неизвестности, всеми позабытые, - проговорил Ин Тор, неожиданно подошедший к нам. – Хош, тебе необходимо связаться с родителями. Только вернувшись к прежней жизни, мы сможем разобраться в настоящем.

Повисла тишина, и спустя минуту все начали расходиться, оставив наедине меня и двух братьев. Или какие там между ними родственные связи?

- Ты подняться сможешь? – спросил старший ур Сент.

- Не беспокойся за меня настолько. Уже даже хромоты нет, металл, прошивший ногу, не задел жизненно важных тканей, - ответил ему Аз Хош, после чего поднялся на ноги и надел плащ. Доктор не стал его останавливать, полностью уверенный в хорошем состоянии здоровья.

- Что собираешься делать? – спросил Ин Тор, когда мы выходили из убежища. Я шла под руку с женихом, наслаждаясь нашими совместными минутами.

Имею ли я право называться его невестой, если в этом времени есть другая? Его возлюбленная? А что если это Камелия? У меня случится сердечный приступ, если это действительно так. Ей уж точно своего мужчину я не отдам! Пусть хоть вся Джийская система восстанет против меня!

- Звонить родителям. Если я существую, значит и наши отношения такие же. Отец занимает высокий пост, и это поможет выбраться всем с забытой временем планеты.

- Отлично, - кивнул Ин Тор, когда мы уже подошли к окраине территории бывшего головного корпуса поляторов, откуда открывался вид на опустевший и мертвый город. – Я схожу и спрошу у кого-нибудь планшет, твой ведь разбился?

- Раскололся на две части, - подтвердил ур Сент, и его брат ушел.

Я же повернулась к жениху, который притянул меня к себе и поцеловал в висок. В оковах его рук я чувствовала себя в абсолютной безопасности.

- Знаешь, о чем я думал в момент падения?

- О чем? – прохрипела я, обнимая за талию мужчину и стараясь быть к нему как можно ближе.

- О тебе. Я так в этот момент переживал, что с тобой может что-то случиться. И ты говорила, что меня спасла моя сила воли. Всё же ты не права, Рори, - улыбнулся мужчина, погладив меня по щеке. – Меня спасла именно ты. Своим существованием. Я думал, что мне нужно выжить для тебя, что я не смогу просто так оставить тебя одну в этом мире.

- Я люблю тебя, - прошептала я единственное, что было нужно в этот момент.

Наши губы соприкоснулись в сладостно-мучительном поцелуе, который был отражением наших чувств.

- Кхм, не хочу отвлекать, но домой всё же мне хочется сильнее, - раздался рядом насмешливый голос Ин Тора, и мы с женихом нехотя отстранились друг от друга.

- Не переживай о статусе невесты, я всё решу, - шепнул мне Хош, принимая планшет из рук родственника.

- Я верю тебе, - слабо улыбнулась, любуясь своим возлюбленным.

Возвращаться в привычный мир было страшно, но жизненно необходимо. Как сильно он изменился? Что нас ждет в нем? Бесчисленное количество вопросов, на которые я должна узнать ответы в ближайшем будущем.

Поцеловав Аз Хоша в щеку, я отправилась на поиски Абсента. Он был найден там, где я бросила его с утра. Присев на матрас, я взяла в руки маленький комочек тепла и пригладила его шерстку.

- Как он?

- Уже здоров и свободно передвигается, - улыбнулась я.

- А ты переживала! Не зря же он мой побратим, а в моей семье все самые крутые, - подмигнул мне Абс, и я негромко рассмеялась.

До чего чудный зверек мне достался! Испытывая невероятную нежность, покачала его, как грудного ребеночка. Питомец прикрыл глаза и сделал вид, что сладко спит, но вдруг, подняв одно веко, спросил:

- А что мы теперь будем делать?

- Наверное, Хошу удастся договориться о том, чтобы нас забрали отсюда.

Именно так всё и случилось. Вскоре среди поляторов прошла молва, что нас заберут военные корабли, которые были на стоянке ближайшей станции. И случится это через несколько часов, именно поэтому бывшее руководство головным отделом и два советника, Аз Хош и незнакомый мне мужчина собрались у обрыва и что-то бурно обсуждали, пока я стояла в стороне и гладила Абсента, по-прежнему лежащего у меня на руках.

Если прилетят военные, то здесь начнется бедлам, в котором моя главная задача – не потерять Абса. За тем, чтобы не потерялась я, проследит урджий, в этом я уверена.

Дальнейшие события походили на кадры из какого-то военного фильма. За нами прилетели на огромных кораблях, после чего расселили по каютам. Аз Хош не выпускал мою руку даже во время разговора с генералом. Ко мне обращались почтительно, но внимания обращали мало, их больше интересовал зверек на моих руках. Особенный интерес мой питомец вызвал, когда при важном разговоре "прокололся". Выглядело это все так...

Мы сидели в креслах за столом на капитанском мостике, где Аз Хош и еще один представитель совета рассказывали интересную сказку.

- Как нам кажется, все корабли, которые пролетали мимо планеты, притягивались неизвестной силой. Ее свойства нам изучить не удалось, поэтому в данном вопросе надеемся на вашу помощь, - проговорил советник, звали его, кажется, Тор-Кхот. Хорошо сложенный сакс с щелочками вместо носа и умными глазами. Конечно, никакой силы притяжения не было, но как еще объяснить скопление народа на погибшей планете?

- Такая теория тоже имеет право на существование, - кивнул генерал, сцепив руки в замок. - Многие стали пропадать и обнаруживаться в совершенно неожиданных местах. А при их нахождении выяснилось, что они ничего не помнят и не могут дать внятный ответ, где именно они пропали.

Конечно, еще бы они рассказали о том, что они являются поляторами. Знает ли об их существовании кто-нибудь в этом мире? Наверняка такие люди остались, не сразу же нашу организацию стерли с лица земли. И тогда бы нас посадили в какую-нибудь тюрьму или что еще похуже.

- Поэтому мы даже думаем о порталах, - продолжал тем временем генерал. - Терроиды не высокотехнологически развитая раса, но они заключили союз с Плеидами, а те всегда уделяли внимание эфемерным проектам, поэтому мы уже думаем даже о пространственных перемещениях.

- Порталы... Об этом мы не подумали, - ответил сакс.

- Мне только остается интересным один вопрос, - нахмурился генерал, взглянув на меня. - Если это ваша невеста, а вы только летели на Землю, то как она оказалась здесь?

- Ешкин кот, я уже второй день задаюсь этим вопросом! - воскликнул Абсик, положив лапки на стол, видимо, он решил спасти нас из щекотливой ситуации. Повисло молчание, а потом зверек вспомнил о своем инкогнито: - Ой-ё... Тяф-тяф?

Аз Хош улыбнулся, тут же спрятав улыбку за своей ладонью. Конечно, он не привык прятать эмоции, так как ходил в эштане, а тут приходится держать лицо.

- Кто это? - шокировано спросил генерал и сам подкинул нам идею: - Вы нашли его на той планете? Это его так убийственная доза радиации изменила?

Точно! Убийственная доза радиации!

- Именно, - схватившись за спасительную подсказку, кивнула я.

- Очень интересно, - задумчиво проговорил мужчина, потерев подбородок.

- Сами были шокированы, - полностью поддержала его я. Благодаря Абсу нам удалось избежать допроса по поводу моего нахождения на корабле.

- Что ж, с этим мы более-менее разобрались. Давно родители узнали, что я пропал? - спросил ур Сент.

- Вчера утром, когда ваш корабль пропал с экранов радаров. Вы министр внутрисистемных дел, поэтому Ваше исчезновение закономерно вызвало всеобщую панику.

Так он не только сын главы Джийской системы... Чудно! Так и вижу рядом с ним его невесту-пиранью, красавицу, ноги от ушей, и становится еще противнее!

- Других пока ищут? - спросил Аз Хош, и генерал кивнул.

- Мы занимаемся их поисками, можете ни о чем не переживать. На этом корабле мы отправимся прямиком на Урлион, а другие мои корабли высадят пропавших без вести на ближайшей станции, где ими займется специальная организация. Их обеспечат всем жизненно необходимым и отправят туда, куда они скажут.

- Благодарю за беспокойство и помощь, - встав, поклонился Аз Хош. Я последовала его примеру.

- Не за что. Отдыхайте, - так же встав и поклонившись, ответил нам военный.

За нами следом вышел и Тор-Кхот.

- Что мы будем делать? Мне лететь с тобой?

- Да, если ты не хочешь перед этим навестить свою семью.

- Боюсь, что это невозможно, - дрожащим голосом ответил мужчина. - Из сети я узнал, что моя семья попала под бомбежку, пока я был на службе.

- Соболезную, - проговорила я, и мужчина кивнул, отвернувшись.

Не представляю, какая это для него боль. Из-за кульбита времени он в один миг потерял все на свете. Слишком долгое для мира было это мгновение, и слишком мимолетное для нас.

- Интересно, как так получилось, что мы приняли наши новые судьбы и забыли о поляции? Неужели им удалось стереть само понятие поляторов, но оставить всех людей, какими они были на самом деле? - задумчиво проговорил Аз Хош. - Я не могу поверить, что так легко отказался от экстраполяции.

- Не думаю. Скорее, у нас не было выбора, так как мы лишились своих способностей, - ответил Тор-Кхот, когда мы уже подошли к турболифту. - Для начала нам нужно выяснить, когда начался новый отчет времени.

- И связаться с другими советниками. На корабле хорошая сеть, поэтому я займусь этим, - ответил ему Аз Хош.

Как и ожидалось, у нас с женихом был один бокс, о чем я немного переживала. Во-первых, мне было непривычно жить в одной комнате с мужчиной, пусть и любимым, во-вторых, я очень переживала, что где-то там его ждет настоящая невеста. Последнее сводило меня с ума.

В шкафах висела новая одежда, сделанная из вафельного материала, удобная и прочная для использования персоналом на корабле. Приняв душ и переодевшись, я почувствовала, что снова живу.

- Можешь идти, - проговорила я жениху, выходя из ванной комнаты и вытирая полотенцем свои волосы. Абсент лежал на подушке и мирно посапывал.

- Да, сейчас, - отозвался Хош, откладывая в сторону планшет. Когда он взял полотенце и одежду и подошел ко мне вплотную, то серьезно сказал: - Попробуй найти своих родителей. Сейчас Солнечная система находится в подданстве у Терроидного союза, поэтому большинство информации закрыто. Но, может быть, что-то удастся отыскать?

- Пока не хочу ничего знать, - тихо ответила я. - Это может быть слишком больно. Давай оставим на потом?

- Они же будут волноваться о тебе, - настаивал жених.

- Хош, я не могу сейчас, - проговорила, подняв на него полные слез глаза. - Пожалуйста, пойми меня. Я столько пережила за последние два дня. Я с ума сходила, не зная, жив ты или нет, не понимала, что сотворил мой отец и как теперь развернется мое будущее. Сейчас я переживаю за то, что у тебя может быть невеста, - и когда он хотел возразить, я остановила его жестом руки. - Не говори ничего, я понимаю, что ты выберешь меня, но от этого не легче. У меня чувство, как у разлучницы, ведь если ты собираешься жениться на ней, значит, любишь, пусть и в этом измененном времени. Я не верю, чтобы ты согласился на брак по политическим соображениям.

Молчание повисло на несколько секунд. Он понимал, что я права. Но сейчас и здесь, с ним настоящим, все его мысли и сердце заняты лишь мной. Я это прекрасно знаю.

- Все будет хорошо, - погладив меня по щеке, прошептал жених.

- Верю, но отца пока простить не могу, поэтому не хочу с ним связываться.

- Выбор твой, - пожал плечами Хош, после чего скрылся за дверью ванной.

Вздохнув, я высушила волосы и забралась на двуспальную кровать, сев по-турецки и дотронувшись до своих волос. Устремив свой взор на дверь ванной, я вспомнила свое эротическое видение. Длинные волосы у меня есть, жених тоже, значит, и до того момента не так далеко. Я огляделась по сторонам - нет, это точно не тут. В тот раз обстановка больше походила на домашнюю, я не увидела в темноте ночи очертания интерьера, но запомнила саму атмосферу, как это часто бывает в моих видениях.

Взяв в руки планшет, которым недавно пользовался Аз Хош, я ввела свои пароль и имя, но они не подошли. Тогда я воспользовалась процедурой восстановления доступа через биометрические параметры и смогла зайти в свои сообщения. Для меня стало настоящим шоком то, что первой была переписка с Аз Хошем ур Сентом.

Пролистав сообщения наверх, увидела свою анимацию, на которой я была в одном нижнем белье. Причем закусила губу и была очень озорной, будто это вовсе не я. Пялилась на свое фото несколько минут, а потом начала просматривать последние фразы нашего диалога:

"Я ложусь спать. Скучаю. Как тебе мой новый комплект?"

"Неплохой цвет. Материал удобный?"

"Хош, ты невыносим!"

"Хорошо-хорошо. Неужели ты просила оценить не качество материала? О, я тебя не правильно понял"

"И?.."

"И мне больше нравится то, что под этим бельем. Ты это хотела услышать?"

"Вообще-то я хочу, чтобы ты прислал мне свою анимацию!"

"В нижнем белье или без?"

"Хош! Ну почему ты такой дотошный?! Без"

И потом последовала фотография, где мужчина с ярко-рыжими короткими волосами лежал на шелковых подушках по пояс голый и озорно улыбался. О боже, и я получала такие фотографии?! Мне определенно нравится это будущее!

Нет, нельзя допускать такие мысли.

- Что делаешь? - спросил реальный ур Сент, вышедший из душа.

В этот момент я почувствовала себя школьницей, пойманной за просмотром эротических фотографий.

- Ничего, - поспешно ответила я, отключив дисплей.

- Что ты от меня прячешь? - игриво спросил он, присев рядом со мной и отобрав у меня планшет. Я не хотела, чтобы он это видел!

Урджий включил дисплей и удивился: не узнать себя он не мог. Он медленно поднял взор на меня, и в его глазах читалось явственное недоумение.

- Я... Ты... Мы... - проговорила я и покраснела. Бездна, почему я должна краснеть за поступки, совершенные мной прежней?!

- Мы?.. - повторил он и перелистнул страницу анимации вниз. - "Этого достаточно? Или заставишь меня раздеться полностью? Может, лучше подождешь нашей встречи?" Это я писал?

- Другой ты, - кивнула я, неожиданно улыбнувшись. - И знаешь, мне нравится тот другой. Он был романтичней.

- Я тоже могу быть таким, это же я, - подмигнул жених, наклонился и нежно провел губами по моему лицу от виска до подбородка, заставляя мое сердце биться быстрее.

- И все же дай я дочитаю, - немного смутившись, попросила я.

- Ты же стесняешься, - осклабился он и откинулся на спинку кровати, положив под спину свободную от Абса подушку. - Как же ты будешь это читать?

- Я хочу ближе познакомиться с самой собой.

- Или со мной? - подмигнул он, и я вновь смутилась. В глаза бросилась очевидная нагота мужчины: он был по пояс обнажен, после душа посчитал футболку лишним предметом одежды.

Увидев мой интерес, он негромко рассмеялся и притянул меня к себе, вновь открыв планшет. Я застыла, медленно положив левую руку на рельефный живот мужчины. Мне была непривычна такая близость, но кто бы знал, насколько она была для меня желанна. Если я скажу, что никогда не мечтала об этом, то непременно солгу.

- О чем думаешь? - поцеловав меня в висок и погладив по волосам, спросил ур Сент.

«О божественности этого момента», - подумала я, но вслух не сказала.

- А ты?

Он не ответил и вновь открыл переписку. Я посмотрела на дисплей, перелистнув страницу.

"Я жду тебя. Скучаю, любимый"

"Сантэ, я завтра вылетаю. Подождешь меня немного?"

"У меня нет выбора. Хочу улететь отсюда поскорее. Мама опять подала на развод. Ей изменили. По-моему, она сама позволяет вытирать о себя ноги. Я не хочу такой же брак, как у неё"

Мои родители развелись? Неужели? Не то чтобы я очень опечалена этим фактом, всё-таки их отношения всегда были только видимостью счастливой семьи, на самом же деле этот союз рассыпался изнутри.

"Ты же знаешь, что у нас все будет по-другому», - тем временем отвечал ей тот Аз Хош.

"Это еще одна причина, по которой я тебя люблю"

"Ах, вот оно что?! Значит, не был бы я урджием, и не посмотрела бы в мою сторону?!"

"Ну что ты! Ты же еще и сын главы Джийской системы, я хотя бы из меркантильности обратила на тебя внимание", - смайлик дьявола.

- В самом деле? - приподнял бровь Аз Хош, посмотрев на меня.

- Крупица правды тут есть. Я всегда мечтала выйти замуж именно за урджия, - не смогла солгать я, поцеловав мужчину в подбородок.

- Вот как? - сощурился Аз Хош и отложил планшет в сторону, чтобы перевернуть меня на спину и нависнуть сверху. Абса мы все-таки разбудили, и он, фыркнув, юркнул в шкаф, не забыв забрать с собой подушку.

Проследив за его действиями, мы негромко рассмеялись. Наш смех оборвался в эту же минуту, когда взгляды встретились. Мы оба улыбались, осознавая, что даже в этом мире являемся женихом и невестой. Невероятно, но все оказывается именно так, и я об этом не могла даже мечтать.

- Я люблю тебя, Рори, - прошептал урджий. Я верила ему. Я читала эту любовь в его глазах, прикосновениях, жестах. Эти же чувства опутывали и меня.

- Ты любишь меня даже в этом времени. Знаешь, что это значит?

- И что же? - с улыбкой спросил он.

- Что проект Чейса - полная лажа, - тихо засмеялась я. - Мы были бы вместе несмотря ни на какую экстраполяцию. Мы буквально истинная пара, раз на наши отношения не повлияло изменение времени. Здесь мы уже даже готовим свадьбу, а не просто находимся в необъявленном статусе жениха и невесты.

- Ты права, - закусив кожу у ключицы, ответил урджий.

- И это космически приятно осознавать.

- Вновь согласен.

- Эй, ты что, стягиваешь с меня футболку? - удивилась я, когда руки мужчины пробрались под кофту. Блин, я только сейчас заметила, что он без перчаток! - Хош, только не на корабле.

- Интересно, что за мысли посетили мою маленькую невесту? - сквозь смех прошептал мужчина, приподнявшись. - Я просто тебя трогаю. Мне нельзя или тебе неприятно?

- На оба вопроса ответ отрицательный. Тебе можно и мне приятно, - смутившись, ответила я.

- Тогда я продолжу? - едва сдерживая улыбку, спросил мужчина и наклонился к моим губам, чтобы медленным поцелуем окончательно лишить меня воли.

- Сантэ, - выдохнула я ему в губы, и он оторвался от приятного процесса, вглядевшись мне в глаза.

- Мне приятно, что ты принимаешь мои традиции, - тихо проговорил он, вновь целуя меня.

Но наслаждение продлилось недолго, так как вскоре жених отстранился от меня с виноватой улыбкой. Произошло это в тот момент, когда я уже готова была согласиться на все, включая потерю девственности в каюте военного корабля.

- Давай спать, сантэ, - проговорил урджий, после чего опустил мою футболку, которая задралась до ключиц, и отстранился, встав с кровати.

Я закусила губу, чтобы сдержать хныканье, после чего также встала и мы вместе, не сговариваясь, разобрали себе постель. Одеяло было одно, как и подушка (вторую стащил эртонгул), поэтому я легла на грудь Аз Хоша, прижавшись к нему и счастливо улыбаясь. Необычно думать, что мы встречались и в этом времени, но безумно приятно. Нет больше переживаний по поводу его невесты, ведь невеста эта - я.

Глава 3

Бывают минуты, за которые можно отдать месяцы и годы.

Антон Павлович Чехов


Раньше я просто любила просыпаться, мне нравился момент пробуждения, когда в твою голову приходит вагон мыслей и накатывает осознание происходящего, но теперь в один миг я полюбила просыпаться именно в его объятиях. Крепких, надежных, родных. Не было ничего более ритмичного, чем его мерное сердцебиение под моей щекой. Я улыбнулась и закусила палец, сдерживая безумную улыбку.

- О чем думаешь? - хриплый голос жениха с утра застал меня врасплох, поэтому я, резко подняв голову, ударилась затылком о его подбородок. Аз Хош застонал, и я нависла над ним, извиняясь.

- Прости, я случайно. Очень больно?

- Безумно. Ты мне чуть челюсть не сломала, - ответил он, продолжая строить из себя раненого солдата военного госпиталя. До чего мужчины любят, когда их женщины дарят им теплоту своей искренней заботой! И мне так приятно отдавать свои чувства.

- Любимый мой, прости. Давай поцелую?

- Только это и сможет меня спасти, - согласился он, прикрыв глаза и откинувшись на подушку.

Негромко рассмеявшись, я наклонилась к нему, но меня остановил ехидный голос Абса:

- В светлое время суток избавьте меня от ваших нежностей.

- Вообще-то мы не на планете, поэтому здесь можно не делить сутки на светлое и темное время, - возразил Аз Хош, когда я уже отодвинулась от него. - Абс, ты предатель, весь кайф обломал.

- Ты меня на двадцать лет одного бросил, думаешь, я так просто это прощу? - сощурился зверек.

- Брейк, мальчики. Я в ванную, а вы не подеритесь без меня.

После завтрака в каюте Хош ушел на встречу с Тор-Кхотом, а я осталась наедине с планшетом и вновь погрузилась в чтение переписки. У нас с прежним Аз Хошем было все мило, весело и немного пошло, что не могло мне не нравиться. Я с улыбкой читала каждую строчку, осознавая, что мои чувства не могут измениться в любые времена.

- Вот и чем тут любоваться? - фыркнул Абс, когда я в очередной раз залипла на фотографии ур Сента, где он был полуобнаженным. Шесть кубиков. Мм...

- Ну не любоваться же твоим животиком? - усмехнулась я, и питомец натурально оскорбился, встав на задние лапки и подтянув свой живот.

- Я, вообще-то, красивый.

- Конечно-конечно, - искренне заверила его я, а потом вновь вернулась к переписке, просмотрев список контактов.

Подруг у меня не было, лишь парочка незначительных диалогов с одноклассницами и какими-то незнакомыми девушками. В университете я не училась, да и школу окончила только вечернюю после того, как наступил конец войны, победителем в которой были терроиды.

Полностью уничтоженной системой была Лионская, остальные же, кроме Джийской и Челибенской, которые не участвовали в войне и пошли по собственному пути развития (за что их до сих пор винили члены бывшей конфедерации), были наполовину разрушены и подчинялись Терроидной расширенной системе.

Своего руководства у нас уже не было, хотя за последние три года после окончания войны эти системы пришли в относительную стабильность. Конфедерация была разрушена. Неужели именно этого добивался мой отец и его приверженцы?

- Интересно, а как мы познакомились с ур Сентом? - риторически спросила я, и случайно открыла диалог с моей мамой. Вздохнув, набрала на виртуальной клавиатуре:

"Привет. Потеряли меня, наверное?"

Ответ так и не пришел, вместо него поступил входящий вызов. Приняла его:

- Прив...

- Аврора! Где ты была?! Почему так внезапно исчезла?!

- Мам, не кричи так, пожалуйста, - ответила я дрожащим голосом. - Со мной все в порядке, я с Хошем.

- Ох, ну хвала космической силе, что он рядом! Он нашелся? Его родители уже звонили нам, они тоже весьма обеспокоены.

- Со мной все в порядке, мы летим сейчас в Джийскую систему. Никто не знает, что произошло. Подозревают военный конфликт, - ответила я максимально уверенно, чтобы мои слова хотя бы чуть-чуть напоминали правду.

- Что же за времена наступили?.. - запричитала мама, и я прикусила язык. Ведь именно мой отец был повинен в том, что случилось! - Я так счастлива, что ты нашлась. Тогда мы с твоей тетей немедленно вылетаем. Увидимся на Урлионе.

- Хорошо, - растерянно ответила я, нахмурившись. - А где папа?

Лицо мамы помрачнело, и она удивленно вытаращилась на меня.

- Что за шутки, Ави? Дорогая, ты же не потеряла память?!

Выход, конечно, был бы хорошим, но боюсь, что меня тогда затаскают по врачам. Вот только как мне понять, что случилось с моим отцом? Неужели он...? Нет, не хочу об этом думать! Он не мог просто так погибнуть!

- Мам, я имела в виду отца Аз Хоша. Я же тоже его называю папой, - решила выкрутиться я.

- О, вот как. Не знала, - облегчение проскользнуло на лице мамы, и я натянуто улыбнулась.

- Поговорим на Урлионе.

- Да. До встречи, родная, - ответила женщина, после чего я прервала голосовой вызов.

- Вот дела, - проговорила я, откидываясь на спинку кресла.

- Твой отец погиб?

- Я не знаю, Абсик.

А у самой сердце сжалось от подобной мысли. Что, если это действительно так, и я больше никогда его не увижу? Нет, я не должна об этом думать! Мы обязательно все исправим, вернем время на привычную для него линию, где не было войны, где конфедерация была цельным союзом...

Вот только как же мне это удастся? Что я могу против могущества времени? Мои шансы что-то изменить равны практически нулю.

В комнату постучали, после чего ко мне зашла заплаканная Ники. Я испуганно откинула от себя планшет и подбежала к подруге, усадив ее на кровать. Она еще громче заплакала, уронив голову мне на плечо. Вслед за ней в каюту зашел Чейс.

- Что случилось? - одними губами прошептала я.

- Она только что узнала, что ее родители оказались мертвы. Ее город попал под бомбежку.

Я выдохнула и с сочувствием посмотрела на подругу, не найдя, какими словами её утешить.

- Их больше нет, Ави, их больше не-ет, - ревела девушка, пока я гладила ее по спине и волосам.

Вот это адекватная реакция дочери, не то, что моя. Я сейчас фактически получила намек на то, что моего отца больше нет среди живых, а у меня даже слез нет. Наверное, потому что я не получила этому подтверждение и гоню все эти мысли подальше от себя.

- Это время... Оно ужасно...

- Я знаю, Ники, - чуть похлопала подругу по спине. - Мы обязательно все изменим.

- Да как мы изменим-то?! В этой реальности наверняка даже той машины времени нет! Понимаешь?!

Она права. Я не подумала о том, что здесь у нас нет возможности перемещаться в прошлое или будущее даже у меня. Я могу переносить лишь астральный дух, так что я могу изменить в прошлом? Будущее - возможно, оно зависит от меня, но прошлое?.. За ним я могу наблюдать и делать выводы, но не изменять.

Абсент забрался на колени Николетты и тоже обнял её своими маленькими лапками. Девушка всхлипнула и отстранилась от меня, чтобы посмотреть на маленький пушистый клубок. Она взяла Абса на руки и прижала к себе, зарыдав пуще прежнего. Сейчас она осознала, что у неё в жизни есть еще родные люди помимо её семьи. Это хоть как-то облегчит её муки, пусть и будет невыносимо больно. Страшнее всего остаться в этой огромной бесконечной Вселенной одному.

Мне же было очень интересно, что случилось с моими родителями. Развелись ли они, или с отцом что-то случилось? Пусть мне и не хотелось об этом думать, но мысли постоянно возвращались к этому. Мой взгляд все время бегал к планшету в надежде, что мне удастся выделить минутку и посмотреть информацию об отце.

Мне было искренне жаль подругу, но у меня не было осознания реальности происходящего. Я абстрагировалась, смотрела на все, будто на реалистичный спектакль, и серьезно воспринимала только экстраполяторов. Другие же казались мне тряпичными куклами, которых дергает за нитки сам повелитель - Время. Именно поэтому даже смерть, войны и все прочее не воспринимались так остро.

Может, я бесчувственная, или это моя защитная реакция, а может, это проявление дара - видеть все так, как должно быть, и отметать все периферийные линии. Но правда, как ни крути, заключалась в том, что сейчас для меня дорогими мне существами были все, кто находился в этой комнате, и Аз Хош. Другие же были далекими, словно не из моей жизни, а игрушечной и ненастоящей.

- Ники, прошу, не убивайся понапрасну, - погладила я девушку по спине, а потом встала и подала ей коробку сухих салфеток. - Я понимаю, насколько ты любила своих родителей, но и ты пойми одно: твои родители живы в другой реальности. Нам лишь нужно вернуть то время, в котором мы были счастливы...

- Лишь, - невесело хохотнул Чейс, передразнив меня. Я наградила его убийственным взглядом и вновь вернулась к немного успокоившейся, но все еще всхлипывающей подруге.

- Я обещаю тебе, что сделаю все возможное. Не зря же у меня проснулись эти дурацкие способности. Ты мне веришь? - девушка посмотрела на меня, но не кивнула. Она была в смятении, и так просто изменить ее мнение не получится.

- Ави, а ведь ты умеешь перемещаться в прошлое и будущее. Разве ты ничего не можешь сделать? Найти тот день, когда было уничтожено упоминание о поляторах? - внезапно вставил Чейс, с надеждой смотря на меня.

- Во-первых, мы даже не знаем, когда это произошло. Во-вторых, я еще не до конца научилась управлять своим даром. В-третьих, - я вздохнула и внимательно посмотрела на друзей, - вы все были дезинформированы по поводу моих способностей. Совет Семи специально пустил слух, будто бы я умею перемещаться в прошлое и будущее телесно. Это не так. Перемещается только моя астральная проекция.

Повисла тишина, даже Николетта перестала всхлипывать. Чейс смотрел на меня удивленно и вскоре нахмурился, захотев что-то сказать, но в последнее мгновение передумал и замолчал. Тянуть из него информацию не стала.

- Значит, у нас нет никаких шансов? - тихо пробормотала подруга.

- Шансы есть всегда! - горячо возразила я, но Останкина даже слушать меня не стала, вновь громко зарыдав. - Чейс, нам нужна выпивка. Она есть на военном корабле?

- Найдется, - вздохнул друг и вышел из каюты.

Спустя десять минут он пришел с ящиком, в котором находились бутылки низкоалкогольного напитка. Ники долго отнекивалась, но в итоге выпила спиртное. Я, естественно, ничего употреблять не стала, зная, как на меня влияет даже малая доза. Вскоре подруга успокоилась и заснула у меня на кровати. Абс лежал рядом с ней и награждал сочувствующим взглядом, в котором мелькали тоска и восхищение.

- Я ей немного завидую даже, - тихо проговорил он. - У нее есть люди, по которым она так страдает, потеряв их.

- Эй, малыш, у тебя тоже есть такие люди, - прошептал Чейс, и я слабо улыбнулась.

- Люди - да, - не стал отпираться Абсент с теми же нотками грусти. - Но вот семьи... Я бы просто хотел иметь того, о ком могу заботиться. Без отдачи, просто даря свою нежность.

Я опустила взгляд в пол, ничего ему не отвечая. Многие об этом мечтают, но бывают те, кто этого совершенно лишен. В их число входил и "неудачный эксперимент" выпускников, который хотели скрыть. Кстати...

- Абс, а почему ты перенесся вместе с нами? По идее, тебя не должно существовать в этом времени. Или, если новый отчет начался с того момента, когда Аз Хош уже выпустился, ты должен был остаться где-то там, в Нолийской системе. Что ты делаешь среди нас? Прости, ни в коем случае не хочу тебя обидеть. Ты же знаешь, как я сильно тебя люблю и уже жизни без тебя не представляю, но все же, как такое могло произойти?

- Наверное, - задумчиво проговорил эртонгул, - это связано с тем, что кровь Аз Хоша была задействована при моем создании. То есть во мне тоже есть частичка экстраполяторов, поэтому я и перенесся вместе с вами в это время.

- Разумно, - кивнул Чейс, соглашаясь с этой теорией, а потом посмотрел на возлюбленную. - Отнесу ее к нам в каюту. После обеда стыковка с ближайшей станцией, на которой мы сойдем. Я хочу отправиться домой и проверить родных, взяв с собой Ники. Наши "иды" остались прежними, поэтому ты с легкостью сможешь найти нас в сети и связаться. Аз Хош может рассчитывать на мою помощь. Пусть я только выпускник, но мой потенциал он знает.

- Чейс, а давно он узнал о том, что ты экстраполируешь нашу судьбу? - внезапно спросила я.

- Фактически сразу же. Он потребовал объяснений, и мне пришлось все ему выложить, иначе бы он сам догадался, но мне было бы в этом случае хуже. Он мстительный, поэтому нашел бы, как приструнить меня.

- Почему именно я? Неужели ты вот так просто решил сменить объект исследования?

- Слишком рано для таких вопросов, - загадочно подмигнул он.

- Ты конспиратор, - обвинительно проговорила я, когда челибенец брал на руки свою девушку. Ники что-то пробормотала и доверчиво прижалась к возлюбленному. - Ты хоть скажешь, почему Аз Хош сразу не пресек попытку экстраполирования его судьбы?

- А вот об этом спроси у него самого. Думаю, он больше тебе расскажет, чем я. Да и тебе приятнее будет слышать это.

- Чейс, - остановила я друга, когда он уже открыл двери каюты. - Ты знаешь, что и в этом времени мы с Хошем помолвлены? Кажется, твоя экстраполяция никуда не годится. Мы любим друг друга в любой Вселенной!

Взгляд парня стал каким-то пространным, и он неожиданно улыбнулся.

- Тем очевиднее моя заслуга. Я помог сблизиться двум половинкам и совершенно точно рассчитал время и место их встречи. Разве я не гений? - он подмигнул и скрылся за дверью, оставив меня в полном недоумении.

- Скромности этому парню не занимать, - задумчиво проговорил Абсент, а потом забрался ко мне на колени. Я почесала его за ухом. - О да, прекрасно, замечательно. Еще. И вот здесь. Чуть выше. Да-а. Кайф...

- Мне кажется, ты стал слишком сентиментальным,