КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395642 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167230
Пользователей - 89916
Загрузка...

Впечатления

OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Ландскнехт (СИ) (fb2)

- Ландскнехт (СИ) 769 Кб, 167с. (скачать fb2) - (Alfranza)

Настройки текста:



====== Ландскнехт 1. Незавидные перспективы. ======

- Ты не можешь это сделать, Линда! Тебя там убьют! Ты даже не представляешь, на что подписалась…

Максим был слишком пуглив, интеллигентен и наивен, чтобы реально нравится Линде. И нет, он не нравился Линде, ровно настолько, насколько она его любила, как партнера по писательскому цеху. Это просто партнерство, не более. Но в глазах Максима она иногда читала, что для него, это больше, чем просто партнерство двух журналистов. Ей не хотелось думать о большем с человеком, который был настолько трусом, что ради хорошего материала не способен себя в чем-то переломить.

- Очень представляю, очень.

Максим Ольховский имел русские и эстонские корни, но был труслив, как дворняга, которую гоняли со двора. Линда имела некоторое представление о русских, отчаянных и смелых. Максим к этой когорте никак не подходил. Она подтрунивала над ним, что вся русская кровь его пошла на анализы в космический штат летописцев. Он обижался, хотя обижаться было глупо.

- Линда! Это Земля… Она почти необитаема. Ты что книжек Коржановского не читала?

Конечно она читала книжки Виталия Коржановского. Она прочла их все. Все восемнадцать. Но как говорили предки: лучше один раз увидеть, чем читать книжки написанные, тем, кто ни разу не был на Земле.

- Я еду. Точка. Поможешь?

У Максима был друг. Альберт. Он был пилотом межзвездного крейсера, который часто летал на Землю и доставлял туда продукты первой необходимости: лекарства, оборудования, оружие, документацию. И иногда людей. В основном, солдат, пехотинцев и охотников. Последние, видимо были браконьеры. Многие из них не возвращались, пропадая на Земле бесследно.

У Альберта на Земле был кто-то, у кого он останавливался. Максим сказал, что это был его сводный брат, Эдвард. Но походу это было ложью, большой и красочной. Чтобы никто не задавал вопросов. А никто и не задавал.

- Альберт будет не в восторге, – пробубнил Максим, нажимая видеосвязь.

Лунная база, на которой они жили уже полтора столетья, была оборудована всем необходимым для жизни настолько хорошо, что казалось, что с Земли они и не улетали. Можно сказать, что космические агрономы практически с нуля воссоздали атмосферу Земли на Луне. Одному Богу известно, сколько сил, средств и нервов было в это вложено, но факт на лицо. Они все здесь жили так, словно Луна – это вторая Земля.

В сущности, так и было. За одним исключением. Это была Луна, другая планета, с другой атмосферой. И на нее влияла орбита Земли так же, как на Землю когда-то влияла орбита Луны.

Максим поговорил с Альбертом всего десять минут и когда отключился, спросил только одно:

- Когда и насколько ты собираешься в эту глухомань?


Саамская низменность все, что осталось от некогда великой финской державы. В книжках, которые все еще валялись по миру в заброшенных библиотеках, было много написано о том, как менялся ландшафт с уходом людей в бескрайние просторы Вселенной.

С уходом людей действительно многое изменилось. Всё. Планета чище, ярче, светлее, опаснее. Дикий мир всегда опаснее, особенно когда оставшиеся два миллиарда жителей на Земле являются неким симбиозом ушедших людей и вновь зародившихся диких зверей.

Смельчаки из всей Вселенной прилетали на Землю чтобы испытать себя, свои инстинкты, свой страх. Именно поэтому здесь и существовал клан ландскнехтов. По сути это были не люди, хотя выглядели они по-человечески, ходили на двух ногах, не ели сырую пищу и охотились с помощью совсем не примитивных орудий. Хотя несомненно хорошо бегами, стреляли и дрались.

Адаптация ландскнехтов началась задолго до того, как раса людей окончательно покинула Землю в поисках других планет и цивилизаций. От древних немецких ландскнехтов нынешние отличались тем, что не были наемниками в прямом смысле этого слова, скорее они были санитарами планеты, дозорными лонгхорнами, которые охраняли жизнь на Земле, не вмешиваясь в нее. Охраняли извне. От людей. От космических пиратов, вторженцев, браконьеров и просто отвязных смельчаков, которые могли нанести существенный урон своим появлением на Земле с автоматом наперевес.

Внешне ландскнехты не отличались от людей, если не присматриваться. Однако отличия все же были весьма существенные. Ландскнехты, мужчины и женщины, были крайне молчаливы, замкнуты, нелюдимы, как правило бездетны и одиночки по жизни. А жизнь у них легкой нельзя назвать.

Многие пред-ландскнехты, предки современных законников умирали тысячами, не сумев адаптироваться к быстро меняющемся ландшафтным мутациям Земли. Потребовалось почти восемьсот лет, чтобы ландскнехты превратились в тех, кто жил здесь.

Передвигались они на ногах, но, если очень было нужно или даже необходимо, они запросто опускались на четыре конечности и поймать их становилось проблемой.

Общения между ними происходило в основном жестикуляционно, однако они хорошо знали местные диалекты и общались на них свободно.

- Сухой закат. К вёдру.

Высокий, коренастый, широкоплечий мужчина в сером одеянии с длинным зазубренным мечом подошел к краю берега залива. Внизу, как и две тысячи лет назад плескался Финский залив, ныне называемый Сомским.

Лицо его было спокойным, грубым и не выражающим эмоций. Словно искусно сделанная кем-то маска. Длинные, седые на кончиках волосы, трепал налетевший с востока ветерок. Взгляд был устремлен на расплывшийся по горизонту закат.

Тони. Так звали его. Он был финно-угорских корней, уроженцем этих мест. Один из тех, кто родился на земле.

Он вынул из-под тугого, брезентового плаща несколько заячьих тушек и протянул тому, кого знал уже много лет к ряду.

- Смотри, опять вирус Дебеля. Нужно завтра пройти и провести санитарную зачистку.

Он небрежно бросил тушки зайцев в костер позади. И вновь повернулся к закату, который уже почти догорел.

- Слышишь меня, Лиза?

Она обернулась на него, впиваясь зелеными глазами в щербатое лицо.

- Слышу, – коротко ответила Лиза. – Мы пойдем. На рассвете.

Бросив последний взгляд на отсвет от севшего солнца, она отвернувшись направилась к костру, не желая, чтобы Тони присоединялся к ее посиделкам под открытым куполом далеких звезд. Тони не желал нарушать остроконечного одиночества Лизы, поэтому постояв молча у костра несколько минут, направился на северо-восток, где за красными холмами располагалась его хижина.

Лиза осталась в своем уже привычном, пахнущем дымом и ночной изморосью, одиночестве. Она долго не спала, смотря пристально за искры огня в костре. Затем так же пристально разглядывая россыпи звезд на небе, падающие метеоры и Млечный путь, который отчетливо проступал на огромной чаше небесного пространства.

__________

- Обещай мне, что будешь держаться подальше от неприятностей, диких зверей и ландскнехтов. Обещай мне!

Максим ничего не мог сделать, чтобы помешать Линде отправится в это опасное путешествие на Землю в поисках сенсационных кадров. Журналисты редко посещают Землю чтобы рассказать о том, как там живется. Это стало никому не нужно и не интересно. Всех больше интересовало покорение Деймоса и Фобоса, а также новые спутники Плутона. Большинство людей было уверено, что на Земле нет жизни, и делать там нечего.

- Смешной ты, – улыбнулась Линда, упаковывая фотоаппараты, планшеты и другие средства связи. – Я вернусь через месяц, мне материал сдавать. Ты знаешь, что бывает с теми, кто не сдает материал вовремя.

Максим знал. Но еще он неплохо знал Линду, которая запросто могла бросить все ради какой-то сумасшедшей идеи. Линда это конечно же всегда отрицала, утверждая, что рационал и логик. Может быть, так и было, но это не мешало ей творить всякие глупости, вроде той, что была в прошлом году. Когда она … случайно пробралась на закрытую лунную базу и сперла оттуда образцы из секретной лаборатории доктора Пфаффа. А все почему? Ей захотелось рассказать миру и людям, что от них военные что-то скрывают. После этой выходки, ее лишили права доступа к журналисткой базе и обязались выплачивать каждый квартал штраф назначенный космическим судом. Не веселое приключение. Но очень в стиле Линды. Поэтому Максим считал, что переживал и волновался совсем не зря. Новое приключение грозило побить все прошлые рекорды.

- Обещай мне! – по-детски настаивал Максим.

- Ладно, – махнула она рукой.

Она подошла к нему, обняла его за плечи и поцеловала в щеку. Так она обычно просила прощения.

- Так лучше?

- Ты не положила руку на область сердца и не сказала: «Обещаю, Максим!» – упрямо ответил он.

- Обещаю, Максим. Я буду осторожна и внимательна. И сообщу тебе как доберусь. Так хорошо?

- Да, – проворчал Максим, пытаясь обнять Линду, но та выпорхнула из его объятий. – Мне нужно закончить сбор оборудования и одежды. Я вылетаю в пять утра.

====== Ландскнехт 2. Куда дорога приведет. ======

Современные ландскнехты не были наемниками, здесь было все гораздо проще. От самих ландскнехтов эпохи Возрождения осталось одно название, отражающее суть профессии наемных работников. Но сами «одинокие волки» ландскнехты были добровольцами до мозга костей. Это была другая раса людей, потомки спартанцев и горцев. С виду люди, внутри – животные. Генетика у них была другой.

- Что значит другой? – спросила Линда у второго пилота космического крейсера, который должен был доставить ее на Землю.

- У них отсутствует ген продолжения рода, – со знанием дела ответил молодой белобрысый пилот с продольным шрамом на щеке. – Ходят мифы, что они вообще бесполые. Но походу это только мифы.

Линда пожала плечами. Ее не особо волновали слухи, ибо скоро она все увидит воочию. И уж она то «язык без костей» разговорит любого.

До Земли с Луны обычный поле на комическом крейсере занимал три дня, однако второй пилот, который напоминал Линде энциклопедию, сказал, что на его крейсере поставлены новые ионные ускорители, поэтому полет займет всего два дня и шесть часов.

Патрик был симпатичным молодым человеком, по лунным меркам. Было известно, что на Луне сутки обычно длятся чуть больше, чем на Земле, примерно на один час. Однако лунные люди жили почти столько же, сколько и обычные когда-то на Земле. Патрик рассказал, что ландскнехты живут гораздо дольше своих обычных земных предшественников. Это связано не столько с генетикой, сколько с чистотой генофонда и воздуха на голубой планете.

Когда человечество вышло за пределы Вселенной и отправилось покорять другие планеты и галактики, ученый Марк Босфорт прилетел на Землю с целью вывести расу людей, которые смогли бы защищать планету от непрошенных гостей, браконьеров и просто дерзких смельчаков. Была создана Коалиция Ландскнехта, которой руководил брат Борфорта – Михаил. Братья отобрали нескольких колонизированных преступников, чтобы попытаться вывести ген, который превратит людей, в защитников. Впоследствии в течении более трехсот лет, сторонники коалиции следили за становлением ландскнехтов и их прогрессом. Созданный искусственным путем, ген вводили под специальным наркозом, называемым «горячая спячка». Человек принявший в свой организм этот ген, развивался по-другому, менялся весь организм, вплоть до цвета волос и глаз. Самосознание при этом никуда не девалось, однако ген влиял на продолжение рода, сексуальную потребность и желание иметь постоянных партнеров.

В первые эксперименты была зафиксирована очень высокая смертность среди добровольцев, которые возжелали стать ландскнехтами. Но затем, ген заматерел и сбои в организмах волонтеров прекратились.

В середине двадцать второго века, Земля полностью очистилась от людей, способных ее погубить. На голубой планете осталось всего около двух миллиардов людей, которые разделились на два больших клана. Ландскнехты, которые жили на поверхности Земли, защищая ее от внешних угроз. И лонгхорны – обычные не мутационные люди, которые жили преимущественно под землей, и редко выходили на ее поверхность. Между кланами войн не было, хотя отдельные очаговые стычки наблюдались всегда.

- Лонгхорны получается руководят ландскнехтами? – поинтересовалась Линда, жуя пончик, который ей вручил Максим перед посадкой.

Патрик фыркнул, нажимая какую-то зеленую кнопку на приборной панели крейсера, перекидываясь с первым пилотом шуткой. Затем он повернулся к Линде.

- Лонгхорны пытались захватить власть над ландскнехтами в конце двадцать второго века, но им это не удалось. Тогда сражение обернулось для первых поражением, погибли многие. Это отрезвило выживших, и они решили установить нейтралитет между лонгхорнами и ландскнехтами. Иногда оно нарушается, но в целом эти два клана сосуществуют очень мирно, – резюмировал Патрик.

- Ты много об это знаешь. Изучал? – наклонила голову на бок Линда, пытаясь понять, где она могла видеть первого пилота, по имени Чоу.

– Я дальний потомок Марка Босфорта. Очень дальний, – признался парень.

На это Линде нечего было возразить, учитывая то, что про Босфорта она особо не читала. Хотя у нее было много времени чтобы изучить данный вопрос более тщательно. Она вспомнила, что Максим очень хотел поехать с ней, и ей стоило немалых усилий его отговорить. Вот уж только его соплей ей не хватало. Она, конечно, понимала, что Максим воспринимает ее чуть ли не своей девушкой, хотя она никогда не давала ему повода так считать. Ей хватило одной драмы в жизни.


- Северный волк, прием! Это майконг*. Мы с мангустом выявили источник заражения серых зайцев. Прошу подкрепления в квадрат восемь. Конец связи.

Лиза сунула рацию за пояс и глянула на стоявшего перед ней Тони. Он был молчалив и хмур, ему не нравилось, что вирус Дебеля убивал поголовье серых зайцев с периодичностью один раз в два года. Они никак не могли выявить очаг заражения, а точнее источник откуда шла зараза. Сперва Эдван, позывной которого – Северный волк, предположил, что зараза идет от лонгхорнов, однако потом выяснилось, что сами лонгхорны тоже порядком сломали мозг над этой проблемой, ибо они часто разводили домашних серых зайцев, мясо которых употребляли в пищу, но и домашних животных постигала та же участь, что и диких. Они болели и умирали от вируса Дебеля раз в два года.

- Эдван считает, что мы должны сделать забор крови серых зайцев в период явного заражения и передать ее на Луну, чтобы они там получше рассмотрели, – поделился Тони информацией, смотря на кучку тушек, лежавшую подле ног.

- А разве нельзя прислать сюда передвижную лабораторию, вместе со спецами?

- Очевидно нет, – сухо ответил Тони. – Есть подозрения, что они не хотят заниматься популяцией серых зайцев, еще с периода «озеленения» Саамской низменности.

Лиза покачала головой. Она предполагала такой исход. Лунные люди не особо интересовали жизнью на Земле, рассматривая голубую планету только как запасной выход, в случае ядерной войны.

Эдван явился с тремя помощниками, тоже ландскнехтами. Одна их них, Лея, никогда не нравилась Лизе. Что-то в этой женщине всегда ее отторгало, однако работа есть работа, поэтому они работали хорошо, молча и слаженно. Юрий и Максут были братьями, поэтому всегда ходили везде вместе. Нареканий по работе к ним не было. Единственное к чему можно было придраться, это к желанию таскать с собой много различного оружия. Как холодного, так и огнестрельного. Но Эдван позволял всем иметь какие-то свои слабости, Лизе тоже.

У Лизы слабость была безобидная. Она любила фотографировать место, где жила и работала. Каждый день, месяц и год она делала одним и те же снимки Земли, местностей, гор, рек. Ни для чего. Ей просто это нравилось.

Темноволосый Эдван был потомком голландских кочевников, знал свой древний язык, помимо земного диалекта. Хорошо разбирался в оружии и географии. Рост у него превышал два метра, он прихрамывал на правую ногу, так как она у него была короче. Любил щурится на солнце и говорить загадками. Маленькие слабости бывают даже у того, кого клан признавал вожаком.

- А это еще что? – указал Максут на дырку в боку у серого зайца.

Тони взял тушку в руки и прощупал ее.

- Пуля, – буднично сказал он. – 45 калибр. Армейский патрон, укороченный. Какой-то дилетант, которого мы упустили.

Юрий перезарядил свой автомат, и они с Максутом и Тони решили прочесать квадраты с восьмого по двенадцатый.

- Юрец, сообщите, если будет движение. Я сам этого ублюдка прикончу! – со злостью напутствовал Эдван.

Иногда ландскнехтам приходилось отлавливать и даже отстреливать явных браконьеров и егерей, которые не приносили ничего хорошего дикой природе, и считали своим развлечение прилетать сюда на легких космолетах и заниматься нелицензированной охотой на диких зверей находящихся под защитой ландскнехтов.

Обычно подобная охота без лицензии, заканчивалась для смельчаков плачевно. Дело в том, что коалиция ландскнехтом не подчинялась почти никому за пределами Земли. Лонгхорны давно не вмешивались в работу «одиноких волков», которые по сути защищали их жизни на Земле. Однако ландскнехты могли стрелять без предупреждения и открывать огонь на поражение, если лазутчики заходили на заповедные земли без лицензии и специального разрешения. По заповедным землям везде стояли предупредительные таблички и даже лазерные лучи, преодоление которых могло стоить лазутчикам, если не жизни, то ожогов. И все равно попадались егеря, которые проходили сложнейшие лазерные ловушки, оградительные сети и защитные фортификационные сооружения затем, чтобы попасть на заповедные земли и устроить здесь Дикий Запад.

Законы ландскнехтов были довольно строги к лазутчикам. Однако довольно лояльны к самим «одиноким волкам». Ландскнехта могли «разжаловать», но тогда он отправлялся под землю служить лонгхорнам верой и правдой.

- Квадрат девять, вижу его! – раздалось в рации у Эдвана. – Сукин сын забрался в заброшенный бункер, – сообщил Максут.

Эдван прищурился на полуденном солнце.

- Ждите нас. Мы идем.

Комментарий к Ландскнехт 2. Куда дорога приведет. * майконг – саванновая лисица.

====== Ландскнехт 3. Нет в плане. ======

Из иллюминатора Земля казалась прекрасным сном. Однако, Линде даже в голову не могла прийти мысль, что там опасно. Конечно опасно, она же не сегодня родилась. Именно за этим она взяла с собой пару пистолетов, один из которых мог обездвижить любое живое существо ровно на час.

- Осторожнее с этим, – предупредил Марк. – Они там не любят нелицензионного оружия. Лучше им не светить.

Время за чтением и разговорами в космолете пролетело незаметно. Линда даже как следует не успела выспаться, когда второй пилот Марк объявил, что на Земле они высадят ее ровно в семь вечера, а дальше она там сама как-то должна.

- Как ты будешь? – спросил Марк, явно положив на Линду глаз.

- Меня встретят.

Он улыбнулся, затем полез в нагрудный карман, выудил оттуда небольшую продольную фотоарку* и протянул Линде.

- Это на случай проблем.

Линда уставилась на него.

- А тебе это зачем?

Он пожал плечами, глянув на первого пилота.

- Нравишься ты мне.

Честность всегда почему-то смешила Линду, но здесь она взяла фотоарку и кивнув прошла до входного отсека. На самом деле она переживала и даже волновалась. Здесь, на Земле все не так, как у них на Луне. Но это в конце концов ее долг журналистки. Мандраж. Пройдет.


Смельчак оказался не столько смелым, сколько находчивым. Предчувствуя опасность, он забрался в старый военный бункер времен каких-то воин. В этом бункере только одна дверь, а также отверстие для артиллерийского ствола, заросшее хвойником и плющом. Вокруг песок и глина, вязкая и тягучая…

- Сукин сын! – выругался злющий как черт Максут.

Походу он пас его до самого убежища, и лишь немного не рассчитал с расстоянием, чтобы схватить с потрохами.

- У него Калаш и взрывчатка, – раздувая ноздри вещал Максут. – Если не возьмем его, дел натворит. Век потом не разгребем. Да лавина сойти может, если совсем он без башки и рванет чеку.

Лавины здесь сходили два раза в год, но место смельчак выбрал и правда не подходящее. У предгорья Солоны, горы, которая может их всех здесь похоронить под снегом.

- Что будем делать, Эдван? – обратился к старшему Юра.

Делать особо было нечего. В бункере тепло, но там нет пропитания и холодильника, да и отхожего места тоже. За одним и другим, смельчаку придется выходить. А когда он выйдет, его ждет расплата в любом случае.

- Ждать. Мы будем ждать.

Ждать ландскнехты умели как никто. У них реально было ангельское терпение, чуйка и хороший нюх. Они как псы или лисы чуяли опасность или врага за три мили. Эдван как никто понимал, что, если они попытаются подорвать бункер, даже самой легкой взрывчаткой, гора Солон, похоронит их всех. Значит, нужно было действовать хитро.

Лея могла бы уговорить парня сдаться, но это почти так же долго, как ждать. Да еще немерено нервов тратится. Поэтому в единогласном решении Эдван решил, что стоит сделать ловушку перед выходом из бункера, а самим схорониться в овраге. Ночи здесь были холодные, подле леса. В бункере сыро и мерзко, без света и пропитания. Это смельчак думал, что он хитер. На самом деле он даже не подозревал, что загнал себя в тупик. А из тупика выход, иногда, только один. Белый флаг.

Костер разводить не стали, только съели по ореховой лепешке, которую на всех разделил Максут. А затем все наблюдали как Юра делал ловушку. Юрий был потомком карелов, но походу русич. Говорил свободно на многих диалектах, иногда неожиданно для многих переходил с одного на другой без видимой причины. Белобрысый и спокойный, он излучал уверенность и благочестие. Но внутри у него всегда шла борьба добра со злом, как он любил сам говорить. Охоч он был до слов, но много говорил лишь с теми, кто умел его слушать.

- Готово, – спрыгнул Юра в овраг и затаился. – Когда выйдет, далеко не уйдет.

Ожидать чего-то не всегда весело. По сути это выжидание охотником добычи. Лизе не нравилось это сравнение, она считала, что они все же больше санитары, чем охотники. Однако, те же лонгхорны считали иначе. И хотя сейчас у них было перемирие, как долго оно продлится не знал никто.

- Думаешь Олаф не предпримет попытки насолить нам за тот звездолет Межрасовой армии? – тихо поинтересовался Тони у Эдвана. – Мехмет мне ясно дал понять, что они не забыли тот инцидент. Как бы чего не вышло, а?

Эдван в принципе понимал, что перемирие долго не продлится, просто потому что лонгхорны не умели жить в мире, им всегда нужно было на кого-то нападать, кого-то оборонять от мнимой угрозы и кого-то завоевывать. Всегда. Проклятая сущность людей, с которой только смириться.

- Думаешь, они могут пускать специально сюда лазутчиков, чтобы трепать нам нервы? – размышлял вслух Максут. – Тогда и вирус Дебеля тоже может быть их рук дело. Как считаешь, Эдван?

Эдван молча грыз соломинку и прислушивался. Тишины в лесу не бывает, разве что в мертвом лесу. Но этот лес живой, и он иногда говорил с ними всеми.

- Слышите? – замолчал Максут. – Это крейсер?

Все почти синхронно подняли головы, вглядываясь в темнеющие небеса, где высоко над соснами прослеживался инверсионный красный след от ионных ускорителей космического крейсера.

- Еще этого не хватало! – пробубнил Юра. – Кого еще принесло? Неужели это никогда не кончится.

- Это квадрат сто тридцать, зона Дарио и Артура, – прикинул в уме Максут. – Там кажется должны быть на сборке ягод Йомми и Олаф. Как бы драка не завязалась.

- Лея, Тони, Лиза. Может сбегаете, посмотрите, чтобы все было в ажуре? А то и правда что-то тревожно, – попросил Эдван. – Мы пока смельчака покараулим, долго он там не протянет, ночи холодные.

Артур был выходец с Луны. А точнее его брат там жил, и иногда навещал его по старой памяти. Хотя память у ландскнехтов становилась совершенно другой после того, как им вживляли ген «одиноких волков». Дарио же был более адаптирован в этой среде, его зачали на этой земле, под этим небом, специально для того, чтобы он стал ландскнехтом. Это долгая, интересная история, особенно если учесть, что люди с генами ландскнехтов не могут выносить ребенка. Однако, все когда-то бывает впервые. Так случилось с Дарио, сильным, волевым крепышом, очень похожим на древних потомков – неандертальцев.

- Запретить бы крейсерам посещать этот аэродром, – бубнила про себя Лея, недовольная таким раскладом. – Чужаков больно много безбашенных развелось.

- Запретишь им, как же! – отвечал в пустоту туманного вечера Тони. – Они другой найдут, делов-то.

Лиза в разговорах почти не участвовала, в большинстве случаев ей нечего было сказать. А говорить ерунду как-то не хотелось, да и не умелось. Она считала, что говорить по делу – это самый лучший разговор.

- Лиз, у тебя есть инфракрасный пирометр? – остановился Тони, вглядываясь вперед, где за деревьями мелькали тени и слышался знакомый диалект.

- Я тебе и без него могу сказать, что слышу голос Артура, – отозвалась Лиза. – Очевидно у них встреча здесь, а мы лишние.

- Давайте обождем, – предложила Лея.


Едва ноги Линды коснулись Земли, к ней подошли двое мужчин, в какой-то древней форме морских пехотинцев, со стертыми шевронами, и один из них, что повыше, серьезно сказал:

- Линда, полагаю. Нам нельзя долго здесь оставаться, иначе могут быть проблемы.

Девушка даже не успела кивнуть в знак согласия, когда раздались два визжащих выстрела. Артур, который стоял ближе к Линде, как подкошенный упал на траву. Дарио, что стоял позади, схватил пулю в нижнюю часть туловища, но успел отскочить в кусты можжевельника и не издавал ни звука.

Линда растерялась, но лишь на миг. Как только она услышала хруст ветвей впереди, она бросила свой чемодан и развернувшись побежала в сторону леса, который находился всего в трехстах метрах от опасного аэродрома. Она слышала, как незнакомцы стреляли ей вслед и была уверена, они бегут за ней, поэтому Линда старалась не оборачиваться, чтобы не давать фору противнику.

Едва она юркнула за мохнатые лапы елей, то упала навзничь на мокрый от росы мох. Отдышавшись, она обернулась. За ней никто не гнался. Поднявшись и отряхнувшись, она огляделась. Что дальше? Куда идти? Повернувшись лицом к дороге, по которой она добежала сюда, она вдруг резко почувствовала, что не одна в этом подлеске. Резко обернувшись, она уперлась головой прямо в черное дуло пистолета. Подняв глаза, она поняла, что перед ней человек. Женщина.

- Я безоружна, – соврала как можно честнее Линда, поднимая руки вверх. – Пожалуйста…

Тони вынырнул из-за плеча Лизы, которая с каменным лицом, на котором невозможно было ничего прочесть, рассматривала беглянку-лазутчицу.

- Ты кто? – на древнем английском диалекте спросил Тони.

Линда заметила, что у них всех ножи и пистолеты. И пока она будет доставать свой, станет трофеем.

- Я с Луны. Мы должны были с Артуром встретится…

- Для чего? – продолжал мини-допрос Тони, смотря на беспристрастное лицо Лиз.

- Дела, – коротко ответила Линда.

- Что за дела? – не унимался Тони.

Он спрашивал не из праздного любопытства, он пытался понять, что произошло. Кто и зачем здесь подстерегал ландскнехтов, чтобы всадить в них по пуле.

- А вам-то что за интерес? – огрызнулась Линда и тут же съежилась, понимая, что это могут быть ее последние слова.

Лязгнул затвор. Это Лиз взвела курок своего пистолета. Линда была уверена, что стоит прощаться с жизнью, ибо ее жизнь окончена на этом.

- Постой-ка, – перехватила руку с пистолетом неожиданно Лея. – Оставь ее мне, будь так любезна.

Лиза глянула безразлично на девушку перед ней и убрала оружие за пояс.

- Забирай, – легко сказала она, глянув на Тони. – Нам пора возвращаться. Эдвану надо принести весть. Перемирию конец.

Комментарий к Ландскнехт 3. Нет в плане. *фотоарка – голографическая визитка.

====== Ландскнехт 4. Конец перемирию. ======

Ночь – время мирное. Хотя все меняется, если мир разрушает война.

- Рация Артура цела, стоит сообщить его соратникам, что его больше с нами нет, – жестко резюмировал Эдван, осматривая то, что доставили ему Лея и Тони. – Я предвижу нападение Жана и Мехмета на рассвете, мы должны быть в квадрате девяносто, чтобы помочь Михаилу и Гору.

Эдван говорил спокойно, словно это были обычные бытовые стычки, а не кровавые разборки между кланами. Эдван побывал во многих передрягах, поэтому к нему стоило прислушиваться. Однако в противоположность предводителю лонгхорнов, Жану, Эдван никогда не возвышал себя над братьями ландскнехтами.

- Это еще кто?

Кивнул он на связанную девушку, с кляпом во рту, которая стояла подле Леи. Она была похожа на одного из представителей лунных людей, прибывавших иногда сюда, чтобы охотится. Но по виду ее было не сказать, что она из охотников. Да и взгляд загнанный.

- Моя забава, – отозвалась Лея, нежно погладив Линду по голове.

Эдван нахмурился. Ему тоже не особо нравились замашки Леи, развлекаться подобным образом. Он никогда не возражал, ибо Лею клан чтил как хорошего психолога. Но здесь впору было вставить свое слово вождя.

- Не рановато ли для забав? У нас война на носу.

Лея криво улыбнулась и оттолкнула Линду от себя так сильно, что та повалилась на уже остывшую землю.

- Это мои дела. Что там со смельчаком? – ловко перевела разговор в другое русло Лея.

Эдван покачал головой. Люди с Луна — это плохие развлечения и забавы, ибо если они прибыли на крейсере – жди беды.

- Еще пара часов и мы его схватим, – ответил за него Юрий. – Как пить дать, замерзает он там.

Лиза стояла поодаль, наблюдая за разговором и думая, какого рожна крейсер даже не попытался вступить в схватку за свою. Или он так торопился, что бросил свою же на произвол судьбы. Она искала здесь подвох, думая, что он есть. Однако вслух сказала всего лишь:

- Надо бы прочесать местность возле аэродрома, вдруг еще есть сюрпризы.


- Капитан, позывной SOS.

Капитан звездного крейсера «Пара Беллум», Хок переключил ионный ускоритель на дрейф и посмотрел в боковой иллюминатор. Невысокий, совершенно лысый второй пилот Йохан, щелкнул пальцами и улыбнулся.

- Это от Магнуса. Что-то случилось на Земле.

Хок пригладил острую бородку, смотря безразлично на экран монитора, высвечивавший сигнал бедствия.

- Перемирию конец, – сухо сказал он. – Вызываем Межрасовую гвардию. Артур даже после смерти изобретательный суки сын. Поворачивая на Сириус.


Как и предполагал Максут с Юрой, смельчак не выдержал каменного холода в бункере и когда совсем стемнело, решил выбраться наружу, чтобы развести огонь и поймать что-то на ужин. Люди часто были слишком предсказуемы, что губило из на Земле одного за другим. Хотя было парочка действительно хитрецов, которым удавалось обвести вокруг пальца целую армию ландскнехтов и улететь восвояси. Таких на Луне называли – аматорами*.

Расплата за выход на свет была мгновенной. Юрке даже не пришлось напрягаться, а Максут, который подоспел на помощь, констатировал крах смельчака. Лазутчик был связан и обездвижен специальным веществом, которое называлось «холодный сон». Это значит, что смельчак будет все видеть и понимать, но ничего не сможет сделать.

- Через пять часов рассвет. Всем отбой. Встречаемся в шесть утра у подножия горы Солон, – сказал Эдван, забирая лазутчика с собой. – Лея, тебе персональное задание. Отвезешь девушку в Центр Босфорта, передашь Августу. Это понятно?

- Она моя добыча! – едва не прорычала Лея, хватая Линду за волосы.

- Я дважды повторять не стану, – четко сказал Эдван. – Нам в клене не нужны проблемы с лунными людьми. И случайных жертв мне тоже не надо. Освобождаю тебя от дозора на три дня, ты выезжаешь в Центр Босфорта немедленно. Разговор окончен.

Лиза наблюдала, как Лея насупилась, но возразить Эдвану не решилась. И все же, вряд ли для Леи, которая никогда не любила делиться или отдавать свое, будет все так просто.

- Эй, – погнала Лиза Эдвана и остальных, которые направлялись по своим хатам, чтобы отдохнуть. – Думаю, что не ровен час, Лея может нас всех под межрасовый стяг подвести.

Эдван фыркнул. Он уже все сказал.

- Я заметила в ее глазах подвох. Позволь мне сопроводить ее в Центр Босфорта и проследить, чтобы она выполнила твою просьбу.

Пауза повисшая между ними, означала, что Эдван не желал терять в борьбе за новое перемирие своих бойцов клана. Лиза была весьма хороша, хоть и не словоохотлива.

- Хорошо, – наконец, сказал он. – Но только туда и обратно. Если через четыре дня вас не будет на местах, боюсь мне придется переназначить на твой квадрат кого-то другого, а с тобой говорить по строгому. Мы не можем расточительствовать бойцами, накануне возможной битвы с лонгхорнами. Это ясно?

- Абсолютно, – кивнула Лиза. – Через четыре дня я буду здесь.

Центр Босфорта находился на юго-востоке Черногорской низменности. Это бывшая боснийская колония, в которой теперь находился Центр Исследований имени Марка Босфорта, которым руководил дальний потомок Босфорта – Сергей Дольский. Центр находился под землей и представлял собой огромный жилой комплекс, с лабораториями и стационарами, где проводились генетические исследования межрасовой колонии людей. Однако, Эдван попросил доставить Линду не в этот отдел, а в другой, который занимался депортацией людей с Земли на другие планеты. Так называемый «центр пересылки». Им заведовал хороший «друг» Эдвана – Эрнан, испанец по происхождению. Вот именно туда и направились трое.

- Не доверяешь мне? – поинтересовалась Лея, ведя Линду как обычно водят скота, на длинной веревке за собой.

- Нет.

- Не обольщайся, я тебе тоже. Знаешь, я же вижу, как ты на Эдвана смотришь. Только ноги ему не целуешь. Но все зря, он ландскнехт по рождению, так что тебе не светит полукровка.

Ландскнехты по рождению кланом ставились несколько выше, чем остальные, у которых ген одиночки – приобретенный. Так вышло, что когда Босфор пытался «создавать» расу ландскнехтов, он сперва создал гибрид берберов и горных волков, живших в начале третьего тысячелетия. Эта раса людей отличалась молчаливостью и кровожадностью. Ошибка в проекте едва не запорола всю задумку Босфорта, но он вовремя понял, где напортачил и исправил оплошность. Его соратник, серб чешского происхождения – Мирко Гулич, поддержал идею о том, что вживление гена ландскнехта – необратимый процесс. И вышло, что чистые ландскнехты это те, кто уже рожден был с данным геном, а полукровки – это те, кому ген вживляли.

На все выпады Леи, Лиза обычно молчала, чем очень сильно бесила психологиню. Лея была из тех людей, кто уже родился с геном одиноких волков. Поэтому она не особо была разборчива в связях, но Эдван уважал ее за беспристрастность и слежение клану.

- Мы могли бы добраться быстрее, – после продолжительной паузы сказала Лиза. – Я помню, как водить самолет.

Это было истинной правдой. Лиза родилась на Марсе. И когда-то водила самолеты межстанционных рейсов. Она вполне приспособилось было и тут летать, но Эдвану эта затея не нравилась тем, что это привлекало ненужное внимание лонгхорнов, они злились и он попросил ее не подниматься в воздух без острой необходимости. Она выполняла его просьбу.

- Я не полечу с тобой в жестяной колымаге, – фыркнула Лея, дергая за веревку девушку, которая уже и так выбилась из сил.

- Боишься? – не смотря на Лею, буркнула Лиза.

Лея не смотря на все свои познания психологии, не отличалась умением держать эмоции при себе. Поэтому едва заслышав нотки издевки в голосе Лизы, она толкнула бедную девушку в ближайший овраг и обнажила красивый саямский меч.

- Спокойно, – хладнокровно ответила на выпад Лиза.

Она хорошо понимала одну вещь. Они идут по земле лонгхорнов и если будут шуметь, останутся здесь навсегда. Но кажется, она была среди троих одна, кто это понимал.

- Думаешь, я тебя боюсь? – прищурила левый глаз Лея. – Давай это выясним сейчас же!

- Давай это выясним на турнире сезона. А сейчас нам лучше не шуметь и очень тихо пройти пролив Кронота. Иначе…

Лея усмехнулась, желая сказать еще много слов, которые явно бы не понравились Лизе. Однако ее красноречивую тираду пресекла стрела, которая распоров вязкий сумрак ночи, спилась прямо в правую лопатку Леи. Та дернулась, но не упала. Боль наоборот, раззадорила кипящую кровь.

- Лонгхорны! – прошептала она, юркнув в глубокий овраг. – Твою мать!

Лонгхорны скорее всего услышали крики, а на их территории в ночное время могут находится только их люди, которые общались не словами, а сигнальными фонарями и ракетами. Поэтому они и поняли данные разговоры как нападение на них. Нервные они были, очень.

Оперенные стрелы лонгхорны обычно мазали ядом или «сон-кустом», который произрастал по всей части у предгорья Солона. Если Леи очень повезет, она дотянет до утра, и можно будет найти или сделать противоядие. Но для этого нужно убедить ее, не делать резких движений и находится хотя бы в относительном покое.

Лиза сняла с пояса рацию, собираясь сообщить Эдвану об экстренной ситуации.

- Не надо, – прохрипела из сумрака Лея. – Они скорее всего прослушают канал, завяжется потасовка. Сами справимся. – А вот с ней что делать?

- Убьем. Она нам обузой будет, я тебя прикрою перед Эдваном.

Услышав слова об убийстве, в голове Линды что-то перещелкнуло. Она поняла, что если она сейчас не покажет своих хоть каких-то лидерских качеств, ее труд даже не найдут никогда. Поэтому, не смотря на густую темень, в которой можно что-то различить лишь по голосу, она резко толкнула стоявшую перед ней на одном колене Лею, перемахнула через нее и помчалась во мрак куда даже глаза не глядят. Там все было однообразно темно.

- Куда?! Стой!!! – рявкнула Лиз, чертыхаясь про себя.

Ситуация могла стать для всех их угрожающая, если девка доберется до лонгхорнов. Пришлось действовать в жесточайшем форс-мажоре. Лиза вынула специальный пистолет с лекарством, которое вырубает противника на более чем три часа и выстрелила из него дважды в темноту.

Все стихло, являя слуху Лизы звенящую тишину. Но этой беглянкой она потом займется, а сейчас нужно обработать рану Леи, пока она не отправилась к праотцам.

Комментарий к Ландскнехт 4. Конец перемирию. *Amateur — непрофессионал в каком-нибудь деле, «занимающийся чем не по званию, а по призванию, любви, охоте, наклонности» (Владимир Даль).

====== Ландскнехт 5. Трофей. ======

- Эдвану лучше не знать о нашей стычке, – сказала Лея, морщась от боли.

Как хорошо, что у Лиз осталось еще противоядие в сумке. Она-то считала, что все израсходовала на Франко, которому стрелы вонзились в спину и пришлось действовать быстро и слажено. Но на одну порцию ее осталось. И похожу хватит чтобы Лея дотянула до Эдвана и его способности извлекать такие стрелы без шума и пыли.

- И хорошо, что ты беглянку не убила, сама же понимаешь, нужна она нам.

Лиза подняла голову и их глаза встретились. Спокойный серый и ярко рыжий психологини. Лиза отчетливо осознала нужность им беглянки, только когда стреляла. Ей подумалось, что Лея не глупая женщина, она сразу просекла эту возможность, до которой не докумекали другие, в том числе и Лиз. Девчонка их козырь, если сюда прискачет Межрасовая гвардия. Беглянка видела, как были убиты Артур и Дарио. Попади она к лонгхорнам, была бы уже мертва и истина нарушения границ и перемирия погибла бы вместе с ней.

- Думаешь, они бы ее убили?

- Не сомневаюсь в этом, – не задумываясь ответила Лея. – Им не нужны свидетели. А нам – нужны. Поэтому девчонка должна не просто жить, она должна быть с нами. Просекаешь момент?

Лиз кивнула, думая о том, почему этот момент не просек Эдван. Хотя, он был занят лазутчиком, его понять можно. Но теперь им придется убедить Эдвана и остальных, что их затея с трофеем, действительно стоит того, чтобы беглянка была у них. Это всегда же опасно, ибо никто не знает что у чужачки за душой. Но эту миссию, расколоть беглянку, видимо стоило возложить на Лею, которая и не таких раскалывала.

Лея наклонилась к уху Лиз и прошептала:

- Сама подумай, если мы ее отдадим в Центр, как пить дать туда заявятся лонгхорны и тогда войны не избежать. Жан и Йомми сделают все, чтобы эта беглянка была поводом и яблоком раздора между кланами. Нет девчонки, нет свидетельства того, что они первыми нарушили перемирие.

Резонный вывод, однако пускать в клан чужака с Луны тоже опасно. Чужаки иногда бывают очень хитрые и находчивые. Лиза припомнила случай, лет двадцать назад, который произошел с предшественником Эдвана – Камаром. Тот пустил к себе в клан чужака, чтобы не допустить над ним расправы за то, что он случайно взорвал не ту пещеру, когда охотился на горного козла около горы Гурз. В итоге чужак настолько влился в клан, что вытеснил самого вождя Камара и его убили свои же соплеменники, которых чужак науськал против вожака. Чужака звали Саян, он был коренным шведом и вернулся на Землю чтобы отомстить за кровь пролитую на этих землях его предками.

- Вспомни о Саяне, – напомнила Лиз, отстраняясь от Леи.

- Мы не повторим судьбу Камара. Мы с тобой расколем девчонку, – уверенно сказала Лея.

- Я – пас, у меня другие задачи.

Лея усмехнулась.

- Ну, нет! У тебя задача присматривать за мной. А то бы ты не потащилась за тридевять земель с нами. Не так ли?

Не сказать, что Лея была не права. Но она забыла, что друзей как таковых в клане нет, есть только соплеменники, которым по большому счету все равно на внутреннее распределение обязанностей, самое главное – клан и защита Земли. Они ради этого живут. А не ради того, чтобы меряться властью внутри клана.

- Как скажешь.


Эдван был хмур и зол. На его плечи легко в последнее время слишком много. И нет, он не жаловался, как настоящий потомок викингов. Но то, что на рассвете у горы Солон они все встретились, а Лея с Лиз привели беглянку обратно, его совершенно не обрадовало. На совет, который он собрал подле горы, пришло около тысячи ландскнехтов из разных уголков необъятной Саамской низменности. У многих были вопросы относительно перемирия, и Эдван был вынужден честно сказать, что перемирие нарушено по воле лонгхорнов. Видать им не нравился факт того, что иногда на Землю все же кто-то прилетает с разных планет. Лонгхорны собственники, они считали планету своей, а ландскнехтов – отступниками связанными с захватчиками.

- Выходит, что вирус Дебеля – их рук дело? – поинтересовался невысокий, коренастый мужчина, с рыжей бородой, очень похожий на гнома.

- Я не исключаю такой возможности, Хамир. Но точно можно будет сказать, только после проведения анализов. Я послал Юрия и Стефана в Центр Босфорта, они должны быть через неделю с результатами, – объяснил Эдван.

- Пока они будут ходить, война завяжется! – выкрикнул из толпы ландскнехтов кто-то. – Мы снова можем полечь ни за что. Как ты это нам объяснишь?

Эдван понимал, что у него нет фактов указывающих напрямую на причастность к вирусу Дебеля и к лазутчикам лонгхорнов. Могло статься так, что они и не причем. А могло и наоборот. Они должны выждать время, коего у них нет.

- Мы будем ждать, – сказал он, наконец. – Если они нападут первыми, будем сражаться за чистоту Земли. Ежели нет, мы дождемся результатов наших братьев и точно будем знать что делать.

- А не проще ли …забить стрелку? – в образовавшейся между разговорами паузе, спросил худощавый, высокий сколот, Гурр. – Поговорим, обсудим. Я знаю, что с ними можно договорится. С некоторыми.

Все молча уставились на Эдвана, ожидая, что он скажет по этому поводу.

- Да бесполезно говорить, – опередил вожака Максут. – Вы что не видите что лонгхорны творят? Они вынуждают нас взять оружие и пойти на них, они занимаются провокацией военных действий и нападения с нашей стороны. Если мы сейчас купимся на это, нас гвардия вычистит как неугодных. И придут другие, угодные, которые вряд ли будут обращаться с Землей так, как мы, – закончил пламенную речь башкир.

Лиз была согласна с Максутом полностью. Но и Эдвана она понимала. Если что, ответственность ляжет на его плечи и голову. Межрасовая гвардия не будет тут сопли жевать, сразу головы с плеч полетят, только дай повод. А поводов Эдван дает много в последнее время. Лунные люди, прилетающие сюда как владыки планеты, могли запросто расценить нарушенное перемирие не в пользу ландскнехтов.

- У нас есть трофей, – вышла вперед Лея, тащя за собой беглянку, которая все еще пребывала в стране Морфея. – Она козырь, что поможет нам защитить клан и Землю. Но иы все должны охранять ее как зеницу ока, иначе войны не избежать.

Ландскнехты недовольно зашумели, переговариваясь, создавая невыносимый гвалт. Впору было думать о том, как они поступят, если все же лонгхорны будут наступать первыми. Нужно было оборонять козырь, двигаясь с ним к Центру Борфора. Но Гвардия может не дать им ни единого шансы. Здесь дипломатия им не поможет, только жестокий бой.

- Воины! – поднялся с поваленного дерева Эдван. – Мы должны объединиться, чтобы противостоять нашему врагу. Если гвардия прилетит, она будет на стороне лонгхорнов, поэтому мы должны примкнуть к клану землян, наших братьев по планете, с которыми у нас дружественный альянс. Земляне не почитают лонгхорнов, считая их враждебной нацией. Не смотря на то, что мы дали клятву не нарушать границ подземных царств землян, мы вынуждены просить у них помощи.

Вот это поворот! Лиз никогда не думала, что Эдван пойдет на то, чтобы кланяться в ноги землянам. Видно он таки знал поболе чем они все. Возможно кто-то из Гвардии говорил с ним уже, поэтому он не уверенный в стойкости бастионов ландскнехтов, решил пойти на крайнюю меру.

Когда совет кончился, уставший Эдван подошел к ним. Лея точила нож, а Лиз размышляла, как им выкрутится из этой войны, которую так неожиданно начала беглянка.

- Значит так, – посмотрел Эдван на беглянку лежавшую без сознания. – Вы обе будете ее защищать. До последнего. Тони, Перт и Серж будут вам подмогой. Нужно узнать цель ее визита, поэтому Лея тебе персональное задание: все узнать. Далее, сейчас приедет врач из Штамма, плоского нагорья карелов. Его звать – Валентин. Он осмотрит беглянку и снимет с нее опознавательные чипы, если те есть. Затем осмотрит Лею. Вверяю беглянку вам, ибо точно знаю, что она в надежных руках. Мы с Максутом отправляемся завтра к землянами, нужен разговор.

- Я с вами иду, – поднялась Лиз. – Я там кое-кого знаю, он мне должен.

- Добро!

Лиз глянула на Лею, хитро улыбавшуюся подле беглянки. Их ожидали несколько напряженных дней, а возможно и ночей тоже. И что-то подсказывало Лиз, что эти дни и ночи скучными не будут.

====== Ландскнехт 6. Открытые раны. ======

В четвертом тысячелетии от той жизни землян, которой они все жили два века назад, не осталось и следа. Большинство городов рассыпались в прах и время погребло их под тоннами пыли и песка. Те, кто не улетел покорять другие планеты и галактики, остались на земле… А точнее ушли под землю. Именно там йерры, как называли землян ландскнехты продолжали свой путь на этой планете.

Сложно сказать откуда взялось точно название йерры. Одни утверждают, что от башкирского наречия – иер, что означает земной год. Другие же утверждали, что йерры произошли от англосаксонского слова – ирт, значит земля. В любом случае, сами йерры это название приняли и употребляли его в разговорах с лонгхорнами и ландскнехтами. Йерры отличались от лонгхорнов тем, что жили под землей и не выявляли жестких намерений выходить оттуда и воевать с лонгхорнами, ландскнехтами и гвардией. Мирные люди, в общем.

Предводитель йерров был седовласый, но крепкий и умный мужчина по имени Хасан. У Эдвана с ним сложились сперва очень нелегкие отношения, но впоследствии они нашли общие точки соприкосновения и общий язык. У Хасана было условие, что ландскнехты не должны беспокоить йерров без явной необходимости. У предшественника Хасана – Степана были несколько другие взгляды, однако по идейным соображениям Эдвану нравился именно нынешний предводитель йерров.

Йерры строили свои жилища в плотной земле, под горами и иными творениями природы, которые могли защитить их от вторжения и катаклизмов. Вход в такие сооружения осуществлялся через стеклянный купол, который позволял йеррам хоть иногда видеть небо, наблюдать за звездами и узнавать кто собирается к ним прилететь. Этакое «окно в мир», очень прочное, которое не могли бы разрушить землетрясения и смерчи, которые не редко крушили все на земле.

На Саамской низменности таких куполов было шесть. Самый ближний к горе Солон располагался в бывшем поселении шведских колонистов. У ландскнехтов не было как таковых разделений на роды, все были в одной лодке. Однако коренные жители и потомки шведов, финнов и русичей присутствовали в каждом клане.

Помимо Лизы и Максута, с Эдваном пошел коренной швед – Юхан, хорошо знавший места и возжелавший провести всех троих по следам зубра, которого он выслеживал два дня назад. Эдван понимал, что надо пройти как можно незаметнее для лонгхорнов, иначе стычек не избежать.

Юхан словно бы и не шел, а парил над землей, настолько неслышно он ступал по тропе зубра. От природы он был неповоротлив, высок и хмур, но это не мешало ему красться как тигр и перепрыгивать овраги, словно пантера. Такой сноровки можно было лишь позавидовать, но Лиза бы никогда не стала. Каждому свое.

Да и думалось Лизе не о предстоящей встрече с йеррами, через полтора часа, а о том, как и что будет делать с беглянкой сегодня Лея. И вообще, зачем молодой девушке понадобилось сюда тащиться? Неужели же на Луне так плохо живется. Лизе рассказывали, что Луна практически полностью заселена людьми, которые очень довольны своим новым обиталищем. Довольны, да видно не все.

- Обожди-ка, – поднял правую ладонь Максут, предлагая всем остановится.

Небо начало светлеть полчаса назад, однако тучи до сих пор кружили голодной стаей, рискую пролить влагу на головы идущих.

- Юхан, ты же говорил, что мы идем южнее старой водонапорной башни, – не поворачиваясь спросил Максут. – А почему ягель под ногами? Он не должен здесь расти. Или я путаю?

- Ты путаешь, – уверенно обогнал Максута Юхан и указал на наросты у ели. – Видишь здесь и здесь, смола чернеет. Она чернее на южной стороне, а ягель ты перепутал с мхом-яглычем, который не может вынести столько солнца и тепла, поэтому растет севернее.

В небесах перекликаясь пролетела стая дроздов, уносясь как раз на юго-восток, куда и направлялись ландскнехты.

Купол показался из-за можжевельника через полчаса после того, как Юхан сказал, что они правильно идут и далее с ними не пошел. Остался прикрывать тыл, ежели что. Итого до купола они шли два с половиной часа по ледяной росе. Едва они подошли к куполу, взошло солнце.

- Стой! Кто идет?!

Зычный голос стражи йерров возвестил, что они таки пришли. Купол обычно охранялся только с той стороны. Поэтому чтобы попасть внутрь, нужно было иметь либо приглашение, либо пароль, либо монетку – зую, которая вручалась страже, как пропуск в подземный город.

- Эдван и мои братья – ландскнехты. Мы пришли с миром, поговорить с Хасаном, – четко сказал Эдван и протянул зую.

Темноволосый охранник глянул на сосредоточенное лицо Эдвана, остальных даже не удостоив взгляда. Затем он вздохнул и ответил:

- Хасан болен очень. Вам назначено?

Это были не очень приятные новости, но несомненно, что Эдван должен был повидать его. А то мало ли что. Йерры не в пример остальным кланам жили под землей мало. Иногда даже до пятидесяти не доживали. Хасану было уже за шестьдесят пять.

- Нет. Но дело межнациональной важности.

Охранник снял с пояса рацию и что-то сказал на неизвестном наречии. Спустя минуты две, к охраннику за стеклом присоединилась белокурая женщина, по виду очень молодая, но достаточно взрослая, чтобы принимать решения впускать ландскнехтов.

Оказавшись по ту сторону купола, Лиза поняла, что многое здесь уже поменялось, с их последнего сюда визита.

- Мой отец, – начала она неторопливо. – Мой отец очень болен, Эдван. Знаю, что вы были хорошими партнерами, но грядет у нас переизбрание нового представителя. И боюсь, что вам не понравится того, кого избрал народ. Пройдемте в мой кабинет, меня зовут Марина.

Марина удивительно лаконично пояснила, что Хасан скорее всего не жилец. Мало того, на его место претендует другой человек, который не гнушается войной и стычками с лонгхорнами, видя в этом часть защиты йерров. Были еще два кандидата, но их мало кто поддерживал. Одним из них была сама Марина.

Хасан возлежал на низкой лежанке. По-видимому спал. Хотя Марина сказала, что он редко приходит в сознание, еще реже узнает кого-либо. Бредит, стонет. Боли у него. А лекарств обезболивающих мало.

Эдван вынул из своей походной сумки снадобье и протянул его Марине.

- Это на основе трав, ему должно стать полегче. Мы должны поговорить именно с ним. Грядет война с лонгхорнами, и боюсь, что если не принять меры, все выйдет из под контроля окончательно. Милая Марина, эта лекарство не панацея, но оно может на несколько часов облегчить боль и привести вашего отца в сознание. Будьте так добры.

Эдван говорил очень тактично и культурно, Лиза даже не знала, что он так умеет общаться. Здесь и сейчас она поняла, что возможно они пришли в добрый час. По всем признакам Хасана могли отравить. А значит, кто-то хотел свергнуть нынешнего представителя йерров. Для чего?

- Слушай, а разве вы не встречались с Хасаном и его правой рукой Гербертом, полгода назад? – шепнула на ухо Лиза вопрос Максуту.

- Мы тогда не попали за купол, Хасан был занят. Подавлял восстание. Так нам сказали…

Максут повернулся к ней и его лицо вытянулось.

- Не хочешь ли ты сказать, что …

- Именно это, – улыбнулась Лиза. – Вот бы Хасана к нам забрать и поставить на ноги, а потом найти бунтаря и линчевать его, – шептала она.

- Как? – задался вопросом Максут. – Если мы увезем отсюда Хасана, молодой представитель захватит власть в отсутствии вождя. Должен быть другой способ.

- Он есть, – не задумываясь ответила Лиза.


Не многие из тех, кто работали и жили рядом с Лизой знали, что у нее ранее был любимый человек. А точнее… любимая. Звали девушку Ния. Она была выходцем из немногочисленной народности вепских горцев, сейчас они звались саамскими карелами. Ния приняла путь Лизы, уйдя под землю, где нашла себе другую любовь. Ольгу. Лиза не особо понимала этого, наверное поэтому и ушла в ландскнехты. Но она знала точно, что не смотря на то, что Ния теперь жила здесь, она сделает для Лизы очень многое. Она это просто знала.

- За кого ты меня принимаешь, Лиза?! – тем не менее возмутилась Ния, когда Лиза появилась на пороге ее квартиры с резными потолками и пушистым ковром, на котором резвились два мелким ребятёнка.

- Я прошу помощи. Это тебя тоже касается.

- Проси ее в другом месте, – едва не закрыла дверь перед ее носом Ния.

Но Лиза вовремя поставила в дверь колено, не давая девушки закрыть дверь. Вот уж не на такой прием она рассчитывала, видать Ольга ей конкретно мозг прополоскала. Мосты должны быть сожжены. До основания.

- Мы сожгли мосты, если ты помнишь? – напомнила Ния, грозно смотря в глаза Лизе. – Ты хочешь чтобы я все бросила и помогала тебе? Этого не будет больше. У меня семья. Разбирайся со своими проблемами сама.

- Как же недолговечна была твоя вечная любовь, – процедила сквозь зубы Лиза, зная точно, что бьет по больному месту.

- Что? – повернулась к ней Ния. – Что ты сказала?

Лиза спокойно наблюдала за сменой эмоций на лице бывшей возлюбленной. Ния всегда была очень эмоциональна, даже в бытность их ссор. Почему-то сейчас Лизе подумалось, что в нее может полететь какая-то утварь или стул, как это было раньше. Но Ния просто подошла к ней и влепила пощечину, хлестко поставив точу в их странном разговоре.

- Вот и поговорили, – пожала плечами Лиза и направилась обратно.

Нужно было придумать план, который бы не провалился с треском как этот. Досадно все же, что Ния даже по старым чувствами не сможет никак ей помочь. Впрочем, еще не вечер.

- Кто это приходил? – поинтересовалась Ольга, появившись на кухне.

Ольга носила их четвертого ребенка и не часто поднималась с кресла. Но сейчас видимо любопытство пересилило.

- Грег, – соврала Ния. – Хотел навестить тебя, но я сказала что ты спишь.

Ольга прищурилась. Какое-то время она смотрела на профиль своей возлюбленной, а затем пожав плечами ушла обратно в комнату, оставляя Ния задуматься о том, зачем она соврала.

Все было очевидно. Ния поверила Лизе о том, что смена власти не принесет в их мир ничего хорошего, особенно когда ко власти рвался человек, который когда-то хотел жениться на Ние – Яник. Став вождем, он попытается реализовать свой план и тогда Ния может пожалеть о том, что отказала Лизе. Ну, уж нет!

- Дорогая! Я вернусь через часик, у нас кончилась спаржа.

Выскользнув из квартиры, Ния быстрым шагом спустилась в шахту, где жил ее давнишний друг – Горан.

- Какие люди! Ния! – обрадовался Горан. – Что-то случилось?

- Нет, но может. У тебя ведь все еще есть доступ к городской трансляционной сети?

Горан широко улыбнулся и придвинул инвалидное кресло к компьютеру.

- Что ломаем?

- Корпорацию Яника…

====== Ландскнехт 7. Чистые помыслы. ======

Яник был в ярости. Учитывая обстоятельства, он не должен был терять связь с группой лонгхорнов. Однако, кто-то нагло вторгся в его корпоративные владения и нанес им практически непоправимый ущерб. Яник был сколотом* по крови, но по духу и вероисповеданию явно башкиром. Последние устраивали стычки по всему земному шару, ибо в крови у них всегда бой и война. Хасан тоже был башкиром, однако в крови у него были лишь мирные помыслы, из-за чего Эдван считал его наполовину курдом**, а на другую половину карелом***.

Когда под землей включилась тревожная сигнализация, Марина схватила пистолет лежавший на столе.

- Кто-то из вас должен остаться с моим отцом, чтобы защищать его. Я прошу, – попросила она.

Максут кивнул и присел на корточки перед бредящим Хасаном.

- Я останусь. Идите.

Пока они шли по длинному коридору, а точнее они по нему бежали, Марина оборачивалась почти на каждом шагу, будто ожидая нападения. Однако нападения на них так и не последовало. Зато последовало совсем другое.

Когда они вошли в просторный холл с высоким потолком, они увидели небольшую сцену на которой стоял невысокий молодой человек в окружении еще троих и пытался успокоить народ, который галдел внизу как улей.

- Что все это значит? – задал вопрос в пустоту Эдван.

Марина тоже не понимала, что произошло, поэтому решила, что нужно идти на сцену и там спрашивать. Народ не желал расступаться, поэтому пришлось поработать локтями и протиснуться к сцене.

- Герберт, что происходит? – обратилась Марина к невысокому юноше.

- Похоже народ узнал правду о том, которого хотел выбрать на место твоего отца. Яник плут. Я записал для тебя часть трансляции, что велась тут час назад. Ты обязана посмотреть и успокоить толпу, иначе начнется восстание и самосуд. Люди требуют крови!

Герберт взял на себя обязанности по сдерживанию народного гнева, пока все трое смотрели запись. После просмотра у Лизы не осталось сомнений, что Ния все же испытывает некие чувства к ней, все еще. Однако, если кто-то узнает, что она помогает ландскнехтам, ее убьют. Без суда и следствия, особенно те представители йерром, которые явно хотели присоединиться к армии воинственных лонгхорнов.

- Мне придется отдать приказ на уничтожение Яника, – обреченно сказала Марина. – Жаль, я видела его нашим союзником, а в итоге…

А в итоге, Яник и сотоварищи готовили переворот и отравили Хасана. Разумеется, что они рассчитывали на его смерть, а после на захват власти. То, что ждало мирных йерров после, страшно себе представить. Такой тиран как Яник не остановился бы ни перед чем. Однако, сейчас если толпа узнает, что приказ заместителя представителя – смерть Яника, она может учинить расправу над остальными и тогда схватки с лонгхорнами не избежать. Судить Яника мог только представитель, а он был практически на смертном одре.

- Обожди, – оборвал Эдван. – Мы не можем допустить стычек и самосуда. И вы и мы мирные граждане, но если прольется кровь предателей, лонгхорны не упустят шанс воспользоваться этим в своих целях. Вы же понимаете это?

Марина, которая уже хотела выйти к народу, остановилась. На лице у нее было написано недоумение, удивление и страх. На вид этой девушке было не более двадцати пяти, хрупкие плечи, нежный голос, красивый изумрудный взгляд. Все портил только шрам на шее, походу от клинка.

- Вы и правда полагаете, что лонгхорны не дождавшись ответа от Яника и компании будут сидеть сложа руки? – продолжал Эдван, поглядывая на Лизу. – Да они только и ждут смут здесь, тогда им будет проще склонить людей к войне против них. Вы сами подумайте? Ваш отец не в состоянии править здесь покамест. А ваши познания в политике более чем скудны. Герберт походу тоже не воспринимает все всерьез. Если начнутся смуты, вам не сдержать их более. Вы потеряете колонию и свой клан. И этот расклад еще более чем удовлетворительный, но я знаю и другой.

- Он прав, – поддержала Лиза Эдвана. – Сперва нужно поставить на ноги вашего отца, затем решать судьбу предателя.

Марина перевела загнанный взгляд на Лиз.

- Вы что не слушали? Мой отец при смерти. Дай Бог дотянет до следующего дня.

- Это вы не слушали, – возразила Лиза. – Мы пришли помочь и поможем. Ваш отец плох, но шанс на выздоровление у него пока есть. Поэтому наша задача – сдержать гнев людей, заставить их мыслить ясно!

Удивительно, но после этих слов Лизы, Марина вышла к людям и четко, ясно и доходчиво объяснила что происходит. Войны не хотел никто, война – это катастрофа во всех планах и сферах жизни.

- Думаешь, если отвезти Хасана к Фердинанду-коряку****, он сможет поставить его на ноги за неделю? – задалась вопросом Лиза, слушая как Марина управляет толпой. – Или лучше его к Владимиру Самострелу везти, а?

Эдван пожал плечами. Он тоже считал, что сами они не смогут справится, но в клане было парочка целителей, которые разве что мертвых не воскрешали. А потомки коряков вообще народ способный во врачевании.

- Повезем к Фердинанду. А лучше бы его сюда привести, ибо я не уверен, что Хасана можно переводить. Он слаб, может не выдержать дальней дороги, – ответил Эдван чуть погодя.

- Послать бы Юхана, он хорошо этот путь знает, – размышляла вслух Лиза.

- Ты к ней ходила что ли? – задал вопрос как-то не в тему Эдван, намекая на Нию. – Зачем ты ее впутываешь?

- Это было нужно для клана. Я знала, что она не сможет устоять и помочь нам.

- От нее потом проблем… – сжал зубы Эдван. – Помнишь, что в прошлый раз было?

Лиза прикрыла глаза. Она помнила, что в прошлый раз, когда ей пришлось просить помощи у Нии. Ния бросила свою тогдашнюю семью и пришла к ним в клан. Мало того, что она сделала это ночью и ее едва не пристрелили за вторжение на чужую территорию, она еще притащила с собой какого-то орущего ребятенка, который своим ором и криками перебудил всю округу, раздражая нервы тех, кто к детям в общем с ненавистью.

- Не думаю, что это повторится, – фыркнула Лиза. – Она повзрослела за это время.

- Но не поумнела, – с раздражением кинул Эдван. – Умный точно бы не стал вмешиваться в подобные дела.

- Не ворчи, – ответила ласково Лиза. – Она сделала правильные выводы, ее это тоже касается. Потому что Хасан ее защищал от Яника, который желал ее у себя иметь во владении. Если бы Яник стал представителем, Ния оказалась бы его сексуальной рабыней на долгие годы. У Хасана в этом плане чистые помыслы, не так ли?

- Так, – сухо ответил Эдван и замолчал надолго.


- Я не понимаю, по какому такому праву, вы держите меня здесь. По закону Лунной Программы, вы немедленно должны отпустить меня или сообщить обо мне представителю по связям своего клана. Я – человек, я имею права! Эй…

Наверное, если бы Линда удосужилась почитать реальные истории тех, кто совершал бросок на Землю с Луны или Марса, она бы сейчас не вела глупых бесед с пустотой, а искала подход к ландскнехтам и остальным. Но Линда считала, что она человек, а значит ей все должны. Она высшая раса! Здесь, на Земле 23 века, высшей расой считались как раз ландскнехты, ибо они наиболее приспособились к условиям и процент их выживания после природных катаклизмов составлял более восьмидесяти процентов. Лонгхорны и Йерры в этом плане были далеко позади. Их выносливость иногда не выдерживала разгула стихии.

Линду посадили в высокую просторную деревянную клетку, откуда она могла наблюдать за ландскнехтами и остальными представителями кланов, которые иногда захаживали в гости. Клетка была встроена в пещеру, с холодными стенами и таким же ледяным полом. Однако, лежанка которую соорудили ей ее захватчики, была весьма удобной и даже теплой. И сама пещера хорошо отапливалась, хотя Линда понятия не имела каким образом. Но ближе к вечеру в ней становилось ощутимо теплее.

Разумеется, как человек разумный, Линда сперва желала разломать решетку и освободить себя. А уже затем стала взывать к голосу разума. Однако не первое, ни второе должного эффекта не возымели.

- Меня вообще кто-нибудь слышит?! – прокричала она через решетку, в сгущающие сумерки. – Эй!

- Не ори ты так, голова раскалывается…

Первой реакцией Линды на подобный ответ, было оцепенение. Оказалось, что за каменной стеной, справа от нее, к такой же клетке сидел кто-то другой. По голосу – мужчина. Видимо он очень долго слушал ее вопли, перед тем как заговорить.

- Ты кто? – спросила Линда, не особо надеясь на ответ.

- Лазутчик. И хватить взывать к их совести, здесь тебе не Луна! У этих тварей свой кодекс чести.

- Тварей? – переспросила Линда. – По-моему, они очень даже люди.

Человек за стеной то ли усмехнулся, то ли фыркнул.

- Люди. Только внутри у них инстинкты зверя. Ты не думай, что если они тебя не убили сразу, то не убьют впоследствии. Будь готова умереть каждый день, иначе туго тебе придется.

- А ты? Тебя почему не убили?

- Депортируют. Я прибыл сюда за брата отомстить. Меня на Марсе тюрьма ждет, либо смерть здесь.

Линда вдруг задумалась о том, а что же ждет ее тут. Если не убили, значит за каким-то чертом она оказалась им нужна. Может все же ей удастся найти подход хоть к одному ландскнехту. Только вот все ее оборудование, осталось в том чемодане. Даже таблетки от головной боли.

Она отпрянула от решетки, когда перед ней возникла фигура той женщины, что хотела ее убить. Кажется, ее звали Лея.

- Ну, – с улыбкой произнесла Лея. – Поговорим, красавица.

Комментарий к Ландскнехт 7. Чистые помыслы. *Сколоты, они же скифы. Дальние предки праславян.

**Курды – турки или восточные люди.

***Карелы – финно-угры, живущие на территории Карелии.

****Коряки – народность жившая на Камчатке, потомки эвенков.

====== Ландскнехт 8. Тяжесть дня. ======

Такого вкусного мяса Линда не ела никогда. На самом деле, она вообще думала, что ее здесь будут голодом морить. Однако, когда Лея пришла и освободила ее из заточения, первое что она спросила: «Есть хочешь?!» Ответ не мог не быть положительным. Последний раз Линда принимала пищу еще на Луне. После того, как она ступила на Землю начались приключения, в которых было веселого и приятного мало.

Лея привела ее прямиком в небольшой ладный домик из которого был такой аромат, что голова кружилась. Оказалось, что это их небольшая кухня, на которой заправлял парень по имени Урзуф. Он был высокий и смуглый, хорошо говорил на земном наречии, который напоминал смесь разных языков, но больше всего слов было со славянским происхождением.

Урзуф отменно готовил мясо и рыбу. Они пришли как раз чтобы опробовать телятины. Лея ела вместе с ней, чтобы показать, что они не собираются ее травить или еще что, что им можно доверять. Этот акт доверия, произвел сильное впечатление на Линду и она расслабилась. Однако напряжение последних дней сказывалось, поэтому желудок отреагировал не особо знатно. Пришлось без лишней скромности спрашивать дорогу в отхожее место.

- Лучше? – поинтересовалась Лея, когда Линда вышла из небольшой постройки, напоминающей глубокий погреб.

- Организм нежный, – криво улыбнулась Линда, чувствуя, что живот все еще побаливает. – Скоро пройдет.

- А хочешь, быстро пройдет? – хитро улыбнулась Лея, смотря на удивленное и усталое лицо чужачки. – А то с таким нежным желудком, ты в том месте будешь вечно сидеть. Другой еды здесь нет и не будет. Это тебе не лунный ресторан.

Лея не долго думая, взяла Линду за руку и повела какими-то тропинками, путями, которые было в принципе сложно запомнить. А возможно, что и вовсе не стоило. Зачем это Линде?

- Фабио, тут к тебе посетитель. Надеюсь, поможешь.

Они вошли в небольшую избушку, реально только что не на курьих ножках, а так вполне как в древних сказках.

Фабио, полноватый мужчина, казавшийся неуклюжим, поднял глаза на вошедших. Он быстро оглядел чужачку и коротко сказал:

- Садись. А ты – выйди.

Табурет был неудобный и Линда уже пожалела, что нельзя Леи сказать, чтобы она вела ее назад.

- Я не…

- Помолчи, – грубо сказал Фабио, перебирая в руках какие-то склянки, с разным наполнением.

Линда молча наблюдала, как он смешивал что-то в небольшой плошке, затем он добавил в это немного воды и протянул ей.

- Пей.

Линда осторожно взяла плошку и понюхов, отпрянула назад. Запах был, как из помойного ведра.

- Что это?

- Пей, – повторил Фабио и отвернулся от нее. – Не теряй мое время.

Линда поморщилась, но решила, что если бы они хотели ее отравить, они бы сделали это в столовой. Поэтому она зажмурилась и выпила содержимое плошки, едва не подавившись от терпкого, вяжущего вкуса.

Придя в себя, она поднялась чтобы покинуть место лекаря, но Фабио вдруг сказал:

- Медальон.

Она обернулась, понимая, что кажется подобное лекарство все же не бесплатно.

- А если я умру завтра?

- Тем более он тебе не понадобится, – без смешка или сарказма ответил Фабио.

Ничего не пришлось, как снять медальон и протянуть его лекарю. Может статься так, что до утра она не доживет, а если кто будет ее здесь искать, хоть когда-то, медальон будет хорошим подспорьем.


Космическая островная резиденция «Сириус».

Главный корпус обороны и защиты.

Южное крыло.

- Какого черта, я спрашиваю, вы не полетели на подмогу сразу же, когда вам поступил сигнал?! И чему вас в лунной академии учат, бездарей! – сокрушался генерал Борис Леднев. – Хок, твою мать, ты обещал мне в прошлый патруль проверить заброшенные земли. И что? Я тебя что ли как щенка должен в каку тыкать! А ты, Маркус, – тыкнул он пальцев в помощника второго пилота «Пара Беллум». – Что ты мне обещал в прошлую неделю? Что больше проколов не повторится. Ребята, я разочарован! Мы звездную коалицию обороны и защиты зачем вообще создавали? Зачем отбираем лучших? Зачем тратим деньги лунных налогоплательщиков? Чтобы вы мне здесь руками разводили?! Отстраняю вас троих от полетов на год. «Пара Беллум» переходит во владение новому пилоту и его команде.

Хок и Йохан синхронно повернули головы, когда в помещение вошла стройная, невысокая, молодая девушка в форме корпуса защиты и обороны.

- Лейтенант Агнесс Салливан. Вы готова защищать наших земных братьев от угроз?

- Так точно, сэр! – вытянулась по струнке Агнесс.

- Я хочу чтобы вы забрали у этих недотеп все сведения и летели прямиком в Центр Депортации. Узнайте все про это чертово перемирие. Мне нужны свежие факты, я не могу сидеть как слепой котенок. Вам ясно, Салливан?!

- Так точно, сэр!

- Тогда дерзайте! И не забудьте получить временный пропуск на Землю. Ступайте.

Когда взгляд генерала вернулся к Хоку и Йохану, парни уже поняли, что теперь они будут драить полы где-нибудь в галактике Тау Кита, а может и дальше. Их звездоплавание окончено.


Хасан все-таки был сильнее, чем его дочь предполагала еще шесть часов назад. Пришлось унять несколько готовящихся восстаний, люди жаждали крови. И не удивительно. Яник не гнушался ни чем, когда пробирался на место Хасана. Заводил не друзей, а потенциальных рабов. То, против чего и боролся Хасан, как правитель. Именно поэтому его уважали и завидовали. Разумеется все понимали, что скорее всего, пока они ту смутами занимались, Яника и след простыл. Лиза почему-то очень надеялась на Юхана, который мог запросто выследить предателей, тем более, что Максут сообщил ему о том, чтобы смотрел в оба. Но надежды на это было мало, ибо все и так знали, куда он направится.

К лонгхорнам.

А вот как лонгхорны встретят его, другой коленкор.

- Действует, – сухо изрек Эдван, обернувшись через плечо на Лизу, стоявшую подле него. – Только вот мало у нас снадобья. Поговори с Мариной, мы можем поставить ее отца на ноги в течении недели, но нужно сделать ему промывание и лечить. Я не уверен, что если он останется тут, никто не попытается завершить начатое.

Резонные выводы, которые не понравились Марине. Она категорически не желала идти на подобный шаг, отпуская больного отца с ландскнехтами, которых впервые видела. Да, она знала о том, что ее отец был хорошего мнения о Эдване и братьях-ландскнехтах, но сама она с ними встретилась впервые и ее страх и недоверие можно было понять.

- Обещаю, – встал на одно колено перед ней Эдван и склонил голову. – Я обещаю, что ландскнехты сделаю все от них зависящее, чтобы ваш отец вернулся в эти стены здоровым и полным сил. Ежели что-то непредвиденное произойдет, мы готовы будем расплатится по нынешним законам клана.

Законы клана в этом плане были довольно жестоки. Если Эдван не сдержит обещания, его могут не просто изгнать из клана, его могли прилюдно линчевать или лишить головы. Хотя не ему одному придется отвечать. Отвечают все замешанные в предприятие, а значит Максуту, Лизе и Юхану тоже не светит ничего хорошего, если они облажаются.

Максут переглянулся с Лизой, а потом что-то шепнул на ухо, поднявшемуся Эдвану. Тот коротко кивнул и отдал ему свой кинжал.

- Максут согласился остаться рядом с вами, как охрана. И как залог того, что мы вернем вашего отца, – пояснил Эдван.

Законы клана ландскнехтов гласили, что ежели Хасан не вернется в стан йерров в оговоренный срок, Максута казнят первым.

- Сообщай обстановку, – напутствовал Эдван. – Я надеюсь на тебя.

После того, как Марина таки скрипя сердцем согласилась передать отца в руки ландскнехтов, Герберт прикатил каталку, чтобы вывести больного за пределы купола. Герберт делал все настолько аккуратно, что Эдвану он сразу понравился. Хорошая права рука, такая бы и ему пригодилась.

- Юхан сообщил, что все тихо. Он дал позывной Тони и Юрцу, они должны нас встретить, – сказала Лиза, пока они шли по коридору обратно на выход. – Думаешь, Фердинанд уже может быть на пути к наш квадрат?

- Может. Но не станем загадывать. Сперва нужно без проблем пройти посты лонгхорнов, ибо с каталкой нам туго придется. А без нее, нам только железные птицы могут помочь. Но боюсь, пусти я тебя за штурвал, нас расстреляют из зениток, – Эдван ухмыльнулся.

Он был прав, и Лиза хорошо понимала это.

- Какой дорогой пойдем?

- К сожалению, опасной. Так что держи ствол и кулаки наготове, чую без проблем не обойдется. Мы должны выполнить обещания, иначе у йерров никогда к нам веры не будет.

Юхан встретил с угрюмым лицом. Тони и Юрка, тоже были не особо довольны тем, что им предстоит. В любом случае, впятером, это не втроем. И они должны справиться.

====== Ландскнехт 9. Испытания. ======

Агнесс Салливан не была пай-девочкой. Чтобы попасть в Космическую Школу пилотов, ей пришлось многим пожертвовать. К примеру ее старшему брату было отказано в учебе на космического механика из-за проблем с местами в этом учебном заведении. По закону Сириуса и других островных резиденций, только один ребенок из семьи мог поступить и закончить космическую школу пилотов. Обычно брались все же мужчины, однако дискриминации по этому поводу не было. Женщины брались тоже, если они показывали лучший результат на предварительных тестах.

Однако у Агнесс было много целей, о которых не знал никто. И то, что она летела на Землю в составе экспедиции разведчиков – большая удача для нее самой. Омрачало лишь одно. В составе ее группы, что летела с ней на землю для наблюдения за конфликтом ландскнехтов и лонгхорнов, была «крыса», которая будет сообщать обо всех несостыковках, доносить до Леднева всю информацию о ней и тех, кто внутри коллектива. Салливан понимала, что «крысу» надо изловить за короткий срок, иначе эта экспедиция станет для нее последним полетом за звездолете.

В составе ее группы, помимо нее было 8 человек, с Луны, Марса, Юпитера и Сириуса. Это люди в большинстве своем проверенные пилоты и специалисты, каждый в своей области. Но были и два сюрприза, навязанных Агнесс – Марком Ледневым. А именно врач-вирусолог – Артем и биолог Сергей, которых Марк подобрал индивидуально для этого полета. Агнесс считала, что кто-то из этих двоих был «крысой», а может и оба. Артема Агнесс знала по радиотехнической лаборатории, где он ставил опыты на андроидах. А Сергей был личным биологом и техником Марка, поэтому к нему было больше всего подозрений.

Помимо этих весёлых ребят Марка, Агнесс взяла Джулс и Гочу, неразлучных друзей ее детства. Юлька могла водить практически любую колымагу, а Гоча – отремонтировать любую комымагу. Так что эти двое забронировали себя мечта досрочно и пожизненно. Так в состав входил хронический оптимист Шамиль, ас в технике и ее настройке. На нем было все оборудование в звездолете. Дотошный педант-перфекционист это то, чего не хватало звездному составу Салливан. Тимур Гард человек который может варить кашу из топора, причем в прямом смысле этих слов. Обучался кашеварить у расы Гольхдов*. Эта раса проживала на Юпитере. Гольхды считались лучшими поварами в галактике, так что учится у них поварскому делу – честь и высшая заслуга. Поэтому Салливан решила, что раз с ними Тимур, с голоду они точно не умрут. Да и вообще, умирать с гениальным хирургом на борту как-то не с руки. Надежда была тем человеком, которая защитила диплом, буквально сшив человека по частям. И этот самый человек подорвавшийся на пехотной мине до сих пор работал в Космической обороне и защите. Ну и последний участник экспедиции, который стал с винтовкой и ей же поклонялся. Не выпускал пистолета из рук, даже когда занимался сексом. Ирэн Ли. Девушка-снайпер. Глаз-алмаз. Оружейник в четвертом поколении. Все, что можно было знать о современном вооружении она знала и даже чуть больше.

- Когда мы вернемся, нужно будет посидеть за бутылкой молочной водки, – предложила Джулс, развалившись в кресле второго пилота, даже не смотря на радары и экран.

Агнесс усмехнулась, ей не хотелось думать о том, что придется скоро возвращаться. Она надеялась, что придется задержаться более, чем на пару месяцев. А если она еще выяснит «крысу», то…

- Слышишь меня? – обрывает ее раздумья Джулс.

Агнесс поворачивает голову, смотря на безмятежный взгляд белокурого второго пилота. Джулс никогда не нравилась ей внешне, но она была в курсе, что Юлька влюблена в нее по уши, просто не говорила об этом никому и никогда. Но по ее взгляду можно было многое прочесть. И Агнесс сейчас с прискорбием поняла, что чувства Джулс остались на месте и никуда не девались за время пока они не летали вместе.

- Слышу, слышу. Но боюсь тебя огорчить, вернется мы не скоро, ибо конфликт у лонгхорнов в разгаре. И мы должны его локализовать и устранить. Поэтому, давай не будем о возвращении пока.

Джулс разочарованно кивнула и вернулась к приборной панели, на которой была информация о том, куда они летят и сколько всего нужно сделать перед тем, как они приземляться по месту назначения.


Они нарвались на засаду лонгхорнов, как и предполагал Эдван. Их было больше, они знали хорошо местность, пришлось отстреливаться и практически бежать под градом пуль. Юхан, Юра и Тони предприняли попытку увести часть лонгхорнов в совершенно другом направлении. Для этого они взяли мешок и набили его мхом и травой, чтобы он издали выглядел как человек накрытый простыней. Дальше надо было убедить в этом лонгхорнов, поэтому им пришлось разделиться. Эдван и Лиза пошли в направлении своего квадрата, а остальные в противоположную сторону, к кочевым племенам бунго**.

Тони и Юрке удалось увести большинство лонгхорнов на запад, однако кое-какие отдельные воины остались следить за пещерами, в которых скрывались Эдва и Лиза, в ожидании эскалации конфликта.

- Мы не можем здесь вечность сидеть, – злился Эдван. – Нужно как можно быстрее перебраться к своим. Нужно чтобы они встретили нас. Как только мы попадем в свой квадрат, лонгхорны отступят, они не сунуться на нашу территорию. Но до нее еще восемь километров.

Лиза молча перебирала варианты. Рация не работала в пещере, но если они выйдут, у же будет некому сообщать. Как минимум четыре лонгхорна пасли выход.

- Я пойду и перебью их, – наконец, сказала Лиза. – У нас другого выхода с тобой нет. Если Хасан погибнет, мы все равно умрем, либо нас изгонят из клана за несдержанное обещание. Так что…

- Хорошо, – кивнул Эдван. – Но пойду я. А ты останешься. Когда я буду занят этими недоносками, выйдешь на пригорок, где ловит рация и сообщишь нашим что мы идем и нужна подмога.

Лиз порывалась сказать «нет», но Эдван смотрел так, что оставалось только кивнуть и вынуть ствол.

- Иди. Возвращайся живым.

Эдван обернулся, без улыбки кивая. Уже в створе выхода, он бросил:

- Я вернусь. Но если что, ответственность ляжет на тебя. Ты должна будешь добыть мир между ландскнехтами и йеррами.

Было у Лизы предчувствие, что все именно так и обернутся и она оказалась почти права. Стараясь не думать о том, что будет, если Эдван не вернется, она сделала все, как тот просил. Пока он справлялся с проблемой, Лиза связалась таки по рации с ландскнехтами и сообщила в каком они квадрате и что помощь им нужна очень. Лея вместе с Йоносом и Андреем, выйдут на передовую и если что им придется открыть огонь.

Однако, возвращаясь в пещеру, где без сознания лежал Хасан, она заметила, что кто-то промелькнул внутрь. Осторожно ступая, чтобы не издавать дополнительных звуков, она уже приготовила нож, однако только она прыгнула со спины на незнакомца, он взвыл и по реву Лиза поняла, что это Юхан. Раненный Юхан. Он был весь в крови…

- Что случилось?

- Тони и Юрка попали в засаду, недалеко от селения бунгов. Лонгхорны почти все полегли, и думаю, что это не очень… не очень хорошо, – задыхаясь произнес Юхан. – Где Эдван? Мне надо ему кое-что рассказать.

Она кивнула на выход из пещеры и Юхан понял, что надо идти на подмогу.

- Ты не пойдешь. Ты ранен. Я пойду. И я вернусь!

Не дождавшись ответа, она выскользнула наружу, тут же попадая под шквал картечи. Стреляли из-за уступа, и добраться туда не представлялось возможным. Однако, если «снять» пулеметчика, стало бы легче.

Сейчас бы сюда винтовку с лазерным прицелом, была бы красота. Но все, что Лиза может сделать, это достать винтовку в бою. Только вот, вряд ли у лонгхорнов есть лазерные винтовки.

Пришлось плюхнуться на живот и ползти, стараясь чтобы лонгхорн-пелеметчик не заметил ее и не сделал решето. Однако он таки заметил и дал такой шквальный огонь, что впору было закапываться в землю, как делали некоторые насекомые этой планеты. Лиз рванула за кусты можжевельника, и едва не осталась без ног. Каким-то чудом картечь не срезала ее под корень. Отдышавшись она заметила, что в трехстах метрах, лежали четыре трупа лонгхорнов, а весь мох впереди заливала кровь.

Лязг клинков заставил вспомнить, что Эдван король холодного оружия. Мечом он управлялся лучше их всех, так как потомок голландских викингов. Она вынула пистолет. Выругавшись, что ей придется как-то снять пулеметчика, она понимала, что ранений не избежать. Обойти его с тыла тоже скорее всего не удастся, как пить дать его охраняют. Но рискнуть стоило. Была граната отложенного действия, которые им с Эдваном подарили как раз йерры. И за Хасана стоило биться насмерть, ведь он пропуск в мирную жизнь, которой они все так добивались.

Хочешь мира, готовься к войне.

Граната отложенного действия была пущена в ход, как только Лиз поднялась на ноги. Пулемет замолчал, потому что пулемётчик пытался понять, что в него бросили. Он забыл об опасности быть подстреленным, когда решил вернуться за свой инструмент, поняв, что у него есть время перед тем как сработает устройство в мине. Однако только он поднял голову, пуля расколола его лоб как орех. Лиза еще никогда не промахивалась с такого расстояния.

Застрелить двух лонгхорнов, бросившись товарищу на помощь, не составило труда.

Она понимала, что у них с Эдваном есть минут двадцать чтобы прикончить всех и убраться в свой квадрат, иначе подмога лонгхорнам придет очень быстро. Поэтому не долго думая, она бросилась в сторону, где Эдван на мечах сражался с одним из лонгхорнов.

- Уходите! Лиз! Бери остальных, и уходите! – кричал в пылу сражения Эдван.

Он уже был ранен, серьезно. Но Лиз понимала, что если она его сейчас бросит, клан ей не простит. А учитывая, что у Эдвана как ни у кого было много причин выжить, Лиза должна была попытаться вытащить его живым с этого поля боя. Он нужен клану, не смотря на то, что многие были против него. Он должен жить!

Лиз мельком вспомнила, что пулемет-то никем не охраняется.

- Эдван, есть идея получше, чем рубиться с этим недоумком до ночи…

Обернуться у Эдвана не было времени, однако как только он его нашел, острый меч тут же распорол ему левый бок насквозь. Эдван не устоял на ногах, рухнув на колени. Но лонгхорн не успел дотянуться до пистолета за ремнем, как тоже получил пулю между глаз.

- Эй, вставай! У нас мало времени… Слышишь? Нам с Юханом не справится вдвоем, ты нам нужен!

Слова эхом кружили вокруг Эдвана, он пытался подняться. Ноги не держали, жизнь вместе с кровью толчками выходила из раненного тела. Мир качаясь сливался в одну нескончаемую длинную полосу агонии. Но он чувствовал, как Лиза поднялась его, взвалила на плечи и понесла, под огненными лучами дневного солнца.

Комментарий к Ландскнехт 9. Испытания. *Гольхды – раса хомо сапианс у которых отсутствовал язык и вообще голосовые связки. С внутри-космического диалекта их самоназвание переводилось как «люди без голоса». Совершенно не воинственный народ, который населял в основном холодные планеты, приспособившись к их климату.

**бунго – угро-финские и карягские племена, которые малочисленными кланами проживали в основном на берегах Саамского плато. Они были потомками вымершего вепского народа, очень редко вступавшего в стычки. Но если они защищались от нападения, они убивали без суда и следствия. В их клане хороший враг – это мёртвый враг.

====== Ландскнехт 10. Консенсус. ======

По юго-восточному фронту квадрата пятнадцать, где за виипурской низменностью начинались железные владения ландскнехтов, к ним уже спешили воины, вооружившись мечами и автоматами. Едва они ступили на песчаную полосу своих земель, раздалась пулеметная очередь по тем, кто преследовал их от самого купола. Вот и пригодился пулемет!

- Быстрее, в землянку! – горланил Тимофей, понимая, что лонгхорны напоследок могут применить что-то потяжелее артиллерии.

Он глянул на Лизу, серьезное выражение лица которой выдавало опасения за жизнь Эдвана. Юхана тоже пришлось нести, ибо он рухнул на песок, только они ступили на свою землю.

- Фердинанд уже час вас ждет. Чего задержались?

Лиза аккуратно, насколько это возможно, положила Эдвана на крепкий широкий стол и глянула на молчаливого Фердинанда, который стоял подле и вытирал полотенцем скальпель.

- В засаду попали, – нехотя произнесла Лиза, понимая, что сейчас не до разговоров. – Он выжить должен, понимаешь? И Юхан. Если бы не Юхан, из нас бы решето сделали и показательный пример.

Лицо худощавого бледного Тимофея отразила гримаса злости. Когда-то Тимка был в стане лонгхорнов, но те все время воевали, а ему хотелось пожить в мире. Он выбрал ландскнехтов из-за того, что здесь всегда есть работа. А уж для него, биолога, по профессии, вообще кладезь тут.

- Где Тони и Юрец? – наконец, решился спросить он.

- У бунгов.

Проклятья едва не сотрясли подземную лачугу. Тимофей был разозлен не меньше Лизы. Он-то понимал, что лонгхорны уже все границы перешли. А «отжать» у бунгов своих тоже не просто.

- Я поговорю с ними, давай займемся Эдваном и Юханом, – со знанием дела посмотрел на едва дышащего голландца Тимофей.

- Занимайтесь, а мне надо устроить Хасана и заняться его лечением. Может, Фабио мне поможет. А вам бы дело обратится и к Володе Самострелу, он мастер зашивать то, что кажется зашить уже нельзя.

Фердинанд и Тимофей переглянулись, и Лиза вышла вон.

Вечер подбирался незаметно. Еще недавно было светло и солнце палило в спины, когда они со всех ног бежали на свою землю. А сейчас адское светило стремительно кланялось в кучевые облака, оставляя прохладу и кое-где туман, обещая назавтра жаркую погоду.

- С ума вы что ли сошли?! Везти сюда Хасана! Да из нас лонгхорны фарш сделают… – возмущалась Лея и Сони с Кайтаром ей поддакивали. – О чем Эдван думал вообще?

- Не шуми, – устало присела на поваленное бревно около костра Лиза. – Сделали, значит было надо. Где он?

- Геля поместила его в стационар, к Фабио. Где Максут?

- Остался в куполе.

Возмущению Леи не было предела, но на этот раз она просто покачала головой.

- Беглянка где? – глотнув воды из бурдюка, поинтересовалась Лиза.

- Жива она. Только болтает много, кто бы ее заткнул, – злобно хмыкнула Лея. – Я говорила с ней, она молчит как рыба об лед. Либо не знает ничего, либо тут тактика другая нужна. Может тебе попробовать, а?

Удивительные слова от Леи, которая никогда не сдавалась в работе с беглецами. А тут …на тебе. Что произошло, пока они отсутствовали эти полтора дня?

- Может позже, – ответила Лиза. – Пару часов посплю, затем возьмусь за беглянку. Пригляди за Хасаном, хорошо?

Лея кивнула, присаживаясь напротив нее.

- Слушай, если она ничего не знает про лонгхорнов, может мы ее используем как посланника к ним? Лунных людей они не убивают, боятся. А нам польза. Что думаешь?

- Думаю, это решать Эдвану. Но идея хорошая.


- Какой у тебя план? – поинтересовался Гоча, подсев к Агнесс во время обеда. – Он же у тебя есть?

Гоча был из тех людей, которые все всегда подмечают, дотошны до перфекционизма и так же преданы тому, кто умел быть предан им. Хороший друг, но иногда его любопытство раздражало всех.

- У меня приказ, Гоча. Я буду действовать в соответствии с ним. Если что-то пойдет не так, как запланировано, мне придется связаться с Ледневым м его командой, чтобы получить новые инструкции.

- Пока ты будешь сообщать, нас всех перебьют, – саркастично заметил он, закидывая в рот остатки пирожка. – У тебя, конкретно, какие планы?

- Хочу удрать с Сириуса, ищу пристанище, – серьезно ответила Агнесс. – Устроит такой ответ?

- Марк будет недоволен, – поморщился Гоча, разваливаясь в кресле второго пилота.

- Да мне как-то на желания Марка все равно, – безразлично ответила Агнесс. – Только ты вот что, никому.

Она врубила автопилот и наклонилась ближе к Гоче, от которого вкусно пахло специями.

- Есть подозрения, что у нас в команде «крыса», которая о состоянии дел будет докладывать как раз Марку и его отцу. Так что языком не трепли и будь вообще осторожен в словах. Ты понял?

Он кивнул.

- Подозреваешь кого? – шепотом спросил он.

- Да, но пока сказать не могу. Можешь сам расследование провести, только делай это так, чтобы подозреваемые не стали подозревать друг друга и не заварилась каша, которую потом расхлебывать мне придется.

- Слушаюсь и повинуюсь, – приложил руку к голове Гоча и улыбнулся.

Послышалось шарканье ботинок и в отсек вошла Джулс.

- Секретничаете? Гоча, кыш из кресла! Проверь-ка лучше отсек шасси, там какая-то поломка была. Все должно работать, когда мы сядем.

- Будет работать, – еще раз улыбнулся Гоча и удалился, насвистывая какую-то пиратскую песню.

- Надеюсь он все наши запасы пирожков не слопал? – возмутилась Джулс, поглядывая на панель управления. – Его проще убить, чем прокормить. Как моего кота.

- Не ворчи. Ты как старая бабка, – отмахнулась Агнесс. – Давай-ка поработаем над программой: «Как утихомирить лонгхорнов за два дня!». Идеи есть?

- Думала, что ты уже все решила, разве нет? И для таких решений вообще-то всю команду собирать надо, – напомнила Джулс.

- Команду я соберу по прибытию в Центральную Лабораторию. А пока я спрашиваю тебя, как второго пилота. Идеи есть?

Джулс отвлеклась от панели управления, нажав кнопку ускорения движения и откинувшись в кресле сложила руки на груди.

- Да, собственно, идея только одна. Забить стрелку с Жаном или Михаилом. Потолковать как следует, объяснить, что если они будут устраивать тут разборки с йеррами и ландскнехтами, их ждет депортация на Луну или Марс грузчиками работать, вот и все. Психологии здесь нет, нужно просто расставить приоритеты и показать кто здесь главный. А это – мы, – заключила свою пламенную идею Джулс.

- Я думала, что ты хочешь так же как и я мира.

- Хочешь мира, готовься к воине, – парировала Джулс. – Ты спрашиваешь мое мнение, оно таково. А теперь, позволь я укомплектую оружие и все перепроверю.

Агнесс пронаблюдала, как Джулс демонстративно причмокнула и сосредоточенно начала проверять в компьютере базу укомплектованного оружия и взрывчатки, что они везли с собой. Джулс видимо не вполне понимала, что угрожать лонгхорнам – это подписывать себе смертный приговор. Этих людей не запугаешь, они живут и выживают на Земле, которая сейчас меньше всего предназначена для обычной жизни.


Чем больше Линда всматривалось в лицо Хасана, тем больше убеждалась, что оно ей знакомо. Но вот где и когда она видела это лицо, вспомнить не удавалось.

- Не спи! Подай мне вон ту настойку! – прикрикнула на нее Лея. – Живо! И помоги мне его раздеть и натереть.

Линда повернулась, чтобы взять пузырек с темным веществом внутри, запнулась за дощатый пол, который кое-где отсырел и едва не разлила содержимое.

- Руки что ли не держат или ноги?! – злобно подколола ее Лея. – Чему вас на Луне только учат!?

Беглянка решила смолчать, чтобы не дай бог не оказаться снова одной в сырой камере, где даже прилечь проблема, можно запросто заработать пневмонию. НО сдерживать и не отвечать на выпады было трудно.

- Жаль, что на Луне не учат смирению, – пробубнила про себя Линда, тут же получил полный укора взгляд Леи.

- Язык у тебя поганый, деточка! Бери полотенца и помоги мне, а то снова окажешься в пещере, где холодно и сыро.

Ничего не оставалось, как подчиниться. Да, не такой прогулки на Землю ожидала Линда, может все же стоило Макса тогда послушаться. Еще немного и она станет жалеть, что иногда такая упрямая идиотка.

====== Ландскнехт 11. Неожиданности. ======

Хасан был очень слаб, но болезнь каким-то чудесным образом все же удалось вытащить из него. А точнее не болезнь, а яд, которым его травили под куполом. Фабио, поражал своими способностями Линду, все больше и больше. А ведь Лея сказала, что на самом деле он не врач, он травник. И да, в травах он разбирался лучше, чем в ландскнехтах, лонгхорнах или йеррах.

Линда почти два часа провела с Леей и Фабио. Однако, хорошо подметила, что едва она двигалась к выходу из пещеры хоть на два шага, Лея тут же прикрикивала на нее, чтобы она не забывала, что побег проблем ее не решит. Линда уже и думать забыла про возможный побег, ей захотелось побольше узнать как живут ландскнехты, как они сражаются с лонгхорнами и болезнями. Узнать их, чем они живут. Ведь именно за этим она приехала, и было бы глупо отрицать, что она была заинтересована в этом больше, чем кто либо. Другое дело, что ей на Луне все казалось проще. А вышло – не очень.

- Эй, беглянка! – крикнул на нее Фабио. – Принеси фурацелин. Он в высокой банке с надписью «нитрофурал». Скорее, пожалуйста!

Не смотря на то, что Линде не нравилось, что ее называли беглянкой и обращались не особо вежливо, она решила не обижаться по этому поводу и придержать свое самолюбие в угоду классному сюжету, который она обязательно напишет или даже снимет. Камеру бы только где достать. Это будет восхитительный фильм. Шедевр!

- Живее, лунная девочка! Спишь ты что ли там?! – рявкнул голос Фабио, выдирая Линду из мечтаний. – Нам тут время нельзя терять!

И то верно. Время было дорого. Фабио еще должен был отпоить Эдвана, когда над ним поколдует Фердинанд и Самострел. Это иногда дико все казалось, как в какие-то пещерные времена, о которых Линда в школе читала. Но здесь жизнь была именно такая. Не смотря на то, что почти половина ландскнехтов была с высшим образованием, они предпочитали этими знаниями не кичиться, как некоторые люди на Луне и Марсе, а применять по назначению, строго тогда, когда это было надо.

После промывания желудка, каких-то трав, снадобий и смесей, Хасан стал выглядеть гораздо лучше. Исчезла бледность и какой-то ядовитый блеск кожных покровов. Он стал похож на человека, а не на зомби. Чудеса! Они вытащили его едва ли не с того света, ибо Фабио все время твердил memento mori. Как мантру повторял.

И вот тогда, когда Фабио отправился в другую пещеру, где Фердинанд колдовал над Эдваном и Юханом, Линду вдруг осенило.

- Я знаю его, – тихо, почти про себя, произнесла она.

Лея глянула на нее, изогнув бровь. Смерив взглядом беглянку, она быстро повернулась обратно к стеллажу со склянками, где продолжила раскладывать пузырьки на полке, не обратив внимание на то, что Линда продолжила свою мысль.

- Его зовут Хасан Альбард, он читал у нас лекции по социологии в Лунном Институте журналистики, – продолжила Линда, пытаясь припомнить, когда же это было. – Как он здесь оказался? – не Хасана, а скорее в пустоту спросила она.

- Добровольно, – ответила Лея, все еще сидя спиной к Линде. – Сюда обычно добровольно приезжают. Вот, как ты.

Последнее предложение отдавало сарказмом, но Линда снова смолчала. Ответь она на выпад, могла бы оказаться снова за решёткой, в сырой пещере, куда, очевидно, сажали всех пленников. Эта же пещера была очень здорово оборудована под лабораторию или даже мини госпиталь. Здесь было сухо, относительно тепло и не чувствовалось, что за стенами пещеры – жестокая реальность Земли.

- Я приехала добровольно, но оказалась почему-то вашей пленницей, – не удержалась все-таки Линда.

Лея прервала свои дела с пузырьками и повернулась к Линде, смотря прямо в глаза. Какое-то время она молча ее разглядывала, будто впервые видела.

- Твой острый язык точно не поможет тебе обосноваться здесь, – наконец, сказала Лея. – Советую, как следует думать о том, что ты и кому здесь говоришь. А то ведь не посмотрят, что ты с Луны свалилась. У кланов свои законы.

Это было похоже на угрозу, но в ней чувствовалось столько превосходства, что Линда пожалела, что ответила. И действительно, кто она такая, чтобы что-то отвечать? Она по-прежнему беглянка. А Лея по-прежнему ей не доверяет. И никто здесь. А раз у кланов свои законы, они запросто могут объяснить лунным людям, если те сюда пожалуют, чтобы ее спасать, что беглянка – враг, а врагу быть лучше мертвым.

- Извини, я сказала не подумав, – признала свою ошибку Линда, опускаясь на низкий стул, перед койкой Хасана.

- Вот и славно, – без улыбки ответила Лея и снова вернулась к своему занятию.


- Центральная лаборатория, я пилот космолета «Пара Беллум» Салливан, запрашиваю квадрат посадки. Как слышно? – четко проговаривая слова, сообщала Агнесс.

Через шипение и помехи в эфире, были слышны еще какие-то посторонние звуки и тишине переговоры, видимо с соседней волны. Это немного напрягало. Обычно запрещено прослушивать межпланетные эфиры без специального разрешения. Но кто бы знал, как здесь, на Земле.

- Центральная лаборатория слушает. Говорит лейтенант Майбрахт. Разрешаю посадку в квадрат семнадцать, вас встретит сержант Сухой и пилот страховочного трапа – Гордко. Добро пожаловать на Землю, Салливан! Конец связи.

Далее на экране компьютера космолета высветились координаты посадочного корпуса квадрата семнадцать.

- Приготовиться к посадке, – объявила Салливан по громкой связи. – Задраить шлюзы, герметично закрыть отсек с оружием. Мы садимся.

Джулс включила ионный ускоритель, который обычно сглаживал тряску при посадке. Остальной экипаж сел в свои кресла и приготовился к прибытию.

- Ну что, вперед, к вершинам! – улыбнулась Салливан и крутанула штурвал.


Лиза и Самострел молча смотрели на мертвенно-бледное лицо Юхана. Уже минут двадцать как у него остановилось сердце. Самострел пытался его завести с помощью только ему известных методов нетрадиционной медицины, но ему так и не удалось это сделать. После пятнадцати минут борьбы со смертью, она одержала победу над душой Юхана.

- Эдван расстроится, – вытирая руки о полотенце, проскрипел Самострел. – Он возлагал надежды на шведа. А теперь…

- Теперь надо найти Тони и Юрика, – перебила его Лиза. – Придется к бунгам идти. Кому-то.

Лизе тоже было жаль Юхана, он был неплохим следопытом и местность хорошо знал. И бунгов тоже. Эдван действительно видел его в клане на месте Кордела, который был уже стар, чтобы возить их безопасными путями. Но выходило, что Кордел еще какое-то время послужит клану, перед тем как окончательно не уйти на покой.

Но неожиданностью было другое. Самострел терялся в догадках, почему вообще произошла остановка сердца. Юхан не был ранен в грудь и его раны были вполне совместимы с жизнью. Нужна была операция и Фердинанд ее провел, как всегда на высшем уровне. Все было хорошо, но потом что-то пошло не так. Ферди объяснил это внутренними повреждениями, которых они не заметили при операции. Такое редко, но бывало. Специального оборудования здесь у ландскнехтом не было, поэтому они сражались с болезнями и травмами чисто интуитивно.

- Может тело в центральную отвезти? – предложила Лиза. – Там хоть смогут сказать, отчего он умер. Это важно. Чтобы не повторять ошибок. Что думаешь?

- Думаю, ты права. Надо везти в Центральную, – согласился Самострел, присаживаясь прямо на пол возле бездыханного тела Юхана и доставая самокрутку. – Но только после того, как очнется Эдван. Только с его разрешения.

Он затянулся и прикрыл глаза. Голова гудела, мыслей почти не было. Два часа над операционным столом койоту под хвост.

- Тимоха сказал, что бунги народ несговорчивый. Думаешь сможем своих отжать? – спросила перед уходом Лиза.

- Сможем, – коротко ответил Самострел, затем замолчал надолго.

Лиза не стала его тревожить, понимая, что ему нужно побыть наедине с собой. Поэтому она решила тоже отдохнуть, проведать Эдвана и затем навестить Хасана.

Едва она вышла из палаты-пещеры, она чуть не налетела на Лею, которая видимо собиралась к ним. Она хотела задать вопрос, но по лицу Лизы поняла, что уже не стоит.

- Хоть не мучился? – все же спросила она, сплёвывая с сторону.

- Уснул навеки.

Лея вздохнула, она тоже не предполагала такого расклада. Но эти мучения еще не окончены, Эдван после операции был в очень тяжелом состоянии, поэтому рано было говорить, что они отмучились по поводу братьев клана. Все было еще впереди.

- Эй, сестрицы! – вынырнул откуда-то Тимофей. – Разговор есть. Только что перехватил сигнал из Центральной. Похоже к нам летит гвардия. Будут разбираться в том, почему мы удерживаем заложника с Луны и провоцируем конфликты с лонгхорнами.

- Твою мать! – смачно выругалась Лея, сжав зубы аж до скрипа. – Я знала, что эта чертова беглянка не так проста. Может прикончим ее, и следы уберем, а? А то натворит она делов. А так, ничего не знаем, никого не видели. Весь клан подтвердит, никто против же не пойдет, – заключила Лея, доставая нож.

- Нет! – возразила Лиза. – Я поговорю с ней.

Лея смерила свою соратницу острым взглядом и изрекла:

- Да ты-то что понимаешь в лунной психологии людей?!

- Может быть, как раз это тебе и помешало, – без сарказма ответила Лиз. – Я простой смертный, а не мозгоправ. Попробовать стоит.

Лея переглянулась с Тимофеем, который оказался свидетелем этого разговора о беглянке. Он демонстративно поднял руки.

- Я не при делах, девчата. Поступайте как считаете нужным, но лучше бы ничего не предпринимать, пока Эдван за жизнь борется.

И то верно. У Лиз есть шанс разговорить беглянку, пока Эдван не очнулся и не решил ее судьбу.

- Ладно, – нехотя согласилась Лея. – Она вся твоя. Но только на ближайшие сутки, пока Эдван не очнется. А так, прошу не забывать, чьей она трофей!

====== Ландскнехт 12. Шанс. ======

Лунный жилой корпус «Звездный свет».

Десятый кратер от центра Луны.

Район номер 120301.

- Макс, перестань вести себя, как юный принц влюбленный в принцессу! Ты выглядишь глупо сейчас.

Мануэль пригладил растрепавшуюся отросшую шевелюру и заложил какую-то древнюю книгу посередине. Он уже минут сорок наблюдал за хаотичными сборами своего коллеги по корпусу, который решил поехать на опасную Землю и спасти свою возлюбленную. Вернув ее с …земли на Луну.

- Ты не понимаешь, она там совсем одна. К тому же я не дождался от Артура никаких вестей. В запой он там что ли ушел, как раньше!? – злился Максим, пытаясь заказать лицензированный пропуск на Землю в Центральный купол.

- Это ты не понимаешь, чувак. Она не твоя девушка, ей вообще на тебя плевать, раз она собрала манатки и уехала не смотря на твои грозные протесты, – резонно отметил Мануэль. – Ты глянь на себя! Ты ей никто. Она всегда была отщепенцем, одиночкой. Какой смысл за такой гоняться? Лучше бы на Беллу внимание обратил…

Максим перестал копошиться в сумке и с укором посмотрел на друга.

- Ты меня не слышишь что ли, Ману?! Я ее бросил…

- Это она тебя бросила, – парировал он. – Если бы нет, вы давно жили бы где-то в район Лунного камня и наплодили деток… А ты занимаешься сейчас ерундой, пытаясь оправится за девушкой, которая тебе даже…

- Она мой друг! – рявкнул Максим, так что Мануэль растерял все слова. – Ясно?! А друзей не бросают. Я должен!

Через час по лунному времени на столе Максима лежали билеты на Землю, да и обратно. Разумеется, он и не предполагал, какие страсти творятся на Земле и что ему придется потерять, чтобы вернуться назад.


Линда устало смотрела на мобильную рацию, которая не подавала признаков жизни. Интересно, как бы было, если бы эти двое, которые должны были здесь ей все показать, на Земле, не погибли?! Они бы сообщили Максиму, что все в порядке. Максим!!! Он там наверное с ума сходит. Главное, чтобы у него не появилось безумной мысли, прилететь сюда и разобраться. Она же только начала проникаться жизнью клана и его суровыми подчас законами. А может, и не только ими.

- Твоя игрушка здесь работать не будет, – подсела к ней Лиз, протягивая руки к огню костерка, который видимо запалила Лея.

Ночи становились все длиннее и холоднее. Однако, Лизу никогда не смущало это, она сюда рвалась именно за этими ночами и холодом земли.

Линда обернулась на нее, принимая подобную бесцеремонность за характер клана. Здесь никто никогда не спрашивал разрешения сесть, лечь рядом, отвлечь от чего-то или кого-то, вмешиваясь в любые разговоры и дела, словно в свои. К этому надо было просто привыкнуть и Линда старалась. Поэтому решительно промолчала на реплику, чтобы не выказать неуважение. Когда спросят, тогда и будет говорить.

Лиз какое-то время молча разглядывала девушку, которая уткнувшись в блокнот при свете одного лишь костра, пыталась там что-то писать. Странное создание, не приспособленное сражаться и даже отпор дать. Даже Леи, которая если ее врасплох застать, даже не успеет нож вытащить. Сама Лиз лучше бы умерла сражаясь, чем попалась бы в трофеи Леи.

- Ну, – распорола тугую тишину между ними Лиз. – Рассказывай, что знаешь?

Линда пожала плечами, не отрываясь от написания в блокноте. Ей не особо хотелось делиться мыслями, особенно после того, как ей сказали держать рот на замке, а то хуже будет.

- Послушай, лунный ребенок, у тебя есть шанс вернуться домой в целости и сохранности. Ты ведь хочешь вернуться домой, правда? – издалека начала Лиз, смотря как в огне трещат сухие сучья.

Линда перестала писать, вцепившись до боли в карандаш. Что-то неприятно заныло внутри, при упоминании дома. Конечно, что за вопрос, она хотела бы вернуться домой. Но какой ценой?!

- Так вот, у нас с тобой есть время до утра. Потому что когда утром очнется Эдван, он может решить твою судьбу быстро и безболезненно. Но тогда мы не узнаем того, что знаешь ты. И нам будет сложнее, в борьбе с лонгхорнами, которые убили твоих провожатых. Так?

Лиз редко много говорила. Но возможно она берегла слова для того, кто их оценит. А возможно, она просто говорила логичные вещи, которые могли понять только лунные люди и йерры иногда. Одна кровь, что поделать.

- Если бы хотели убить, уже бы убили, – сухо ответила Линда. – Если я жива, значит нужна вам. С какой стати я стану говорить с тобой или с кем-то еще? Чтобы мои слова потом обернулись против меня?!

Лиз усмехнулась про себя. Беглянка не промах и остра на язык.

- В таком случае, прощай.

Лиз недолго думая поднялась с коряги на которой сидела и направилась посмотреть как там Хасан.

- Стой!

Оклик принадлежал Линде. В ее глазах еще не было страха, но беспокойство уже коснулось души. Умирать, вот так, даже не знать за что, такого в планах у Линды не было.

- Я расскажу. Но у меня условие.

Лиз остановилась, поворачиваясь к беглянке.

- Условие? Ты серьезно? – переспросила она, пытаясь понять не ослышалась ли.

- Я пленник, но не каторжник. Мне нужна защита, если твои сородичи из клана, даже после полученной информации, решат, что я лишнее звено в их цепи и решат со мной покончить. А ты… Ты меня защитишь, до того, как я соберу информацию здесь и отправлюсь домой. Если же нет, значит я ничего не скажу. И правда, какая бы она там не была, умрет со мной.

Лиза только подивилась находчивости и смелости девушки перед ней. Лунный человек оказалось и зубы показывать умеет, а не только о философских вещах разглагольствовать! Чудеса да и не только!

Линда хорошо понимала, что у нее есть козырь сейчас, но когда она выдаст информацию, она будет беззащитна. Поэтому пришлось играть ва-банк.

- Смотря что за информацией ты владеешь, беглянка. Возможно там что-то ценное, а возможно и нет.

Теперь улыбнулась Линда.

- Было бы не ценное, я бы тут не сидела.


- Не верю я в эти совпадения, Салливан. Они давно готовили диверсию, так что их время пришло. А нам пришло время разобраться с диверсантами раз и навсегда, – жестко разъяснял капитан Бауман. – Вы вот очень вовремя прилетели, нужны силы против этих людей, много сил. Так что возможно придется подмогу вызывать. Гвардию. Она же до сих пор существует?

- Да, существует, – подтвердила Агнесс. – Но, сперва бы в разведку сходить, все узнать. А потом уж гвардию. Или вы думаете, что у гвардии других дел нет, как только порожняком сюда мотаться?

Бауман крякнул и задумался. Разведка давно была нужна, но помимо нее, нужны люди, чтобы не допустить военные действий в клен ландскнехтов и лонгхорнов.

- Вы правы, лейтенант – согласился Бауман. – Но тогда выходит, что и план у вас есть.

- Разумеется, – кивнула Агнесс и Джулс рядом только подивилась ее словам.

Менее часа назад, никакого плана не было и в помине, а сейчас он уже «разумеется». Ну дела…

- Тогда вверяю вам эту операцию, но о результатах разведки сообщать лично мне или моему помощнику – Бахрееву, который, зараза, не явился на совещание. Но обязательно явится на ужин, там вас и познакомлю. А сейчас, вам с дороги отдохнуть надо и пообедать. Я распоряжусь.

Как только Бауман покинул помещение для совещаний, Джулс повернулась к Салливан и спросила:

- Так план все же есть?

- Нет. Но я не могу сказать капитану, что мы прилетели с пустыми руками и ждем указаний. Он сочтет нас подчиненными и не станет делиться информацией о дальнейших действиях. А сейчас мы возьмем эту операцию в свои руки и доведем дело до конца. Тебе с Гочей придется взять людей с корабля и с купола и оправится в разведку.

- С ума сошла? Я не разведчик!

- Тебе придется им стать, или можешь брать билет обратно. Разговор окончен.

Салливан поднялась из-за стола и направилась в жилой корпус, где должны были располагаться их спальные отсеки. Нужно было поспать хотя бы пару часов. И план придумать, чтобы не ударить в грязь лицом перед капитаном.

Джулс это все не нравилось, но перечить Салливан еще рано. Возможно, нужно дать ей время обвыкнуться здесь, а потом уже предлагать совершенно другие способы борьбы с лонгхорнами. В любом случае рапортовать на Луну или Сириус еще рано.

====== Ландскнехт 13. Гипотетическая кривая. ======

Bello parta*

Все началось неожиданно. Наступление лонгхорнов.

Сумерки уже спустились в долину ландскнехтов, около горы Солон. Клан готовился запалить ночные костры и отбыть ко сну. Ландскнехтам не много нужно было, чтобы выспаться. Иной раз достаточно и пары-тройки часов. Но обычно полноценный сон состоял из пяти.

- Лонгхорны!!!

Первое о чем тогда подумала Лиза хватаясь за меч, что лонгхорны опасны, пока живы. Но перебить их всех – не выход.

Нападать на клан под покровом ночи, могут либо трусы, либо тактики. Вот уж лонгхорнов в тактики записать было никак нельзя, ибо достоверно так и не известна была их численность. Кто-то называл количество – миллиард, но скорее всего это мифы. Было бы их столько, они бы давно раскурочили ландскнехтов и йерров вместе взятых и установили свои порядке на Земле. А раз они все еще кочевые клановые племена, не гнушающиеся нападками под покровом ночи, как трусы бьющие в спину, не так их и много.

- Эй, держись меня! – крикнула Лиза беглянке.

Больше всего сейчас не хватало потерять трофей. Лея ей этого не простит. А быть на ножах с Леей опасно. Многие в клане ей яро симпатизировали, если не сказать больше.

Однако лонгхорны напали с подветренной, незащищенной скалами стороны. На момент нападения, их было больше в половину, ибо многие ландскнехты уже отправились спать. Пока все поняли, что к чему, лагерь был окружен, пришлось сражаться на мечах. Мечи единственное оружие на Земле в этом веке, которым плохо владели именно лонгхорны, потому что привыкли к огнестрелу, который в избытке воровали у йерров и прилетающих охотников и марсрейдеров.

Пока Лиза отбивала лагерь, беглянка держалась ее, хотя и не помогала. Но стоило забыть о ней буквально на пять секунд, как Лиза была кружена шестью лонгхорнами с калашами. Договориться не удалось, последнее, что помнила Лиз, как бородатый черный лонгхорн забрал у нее из рук меч, а потом его же рукояткой наотмашь отключил ее на какое-то время от этого мира.


- Где она!? Эй, слышишь? Где она, где трофей?!

Когда Лиз пришла в себя, уже рассвело. Ее тормошили сразу несколько ребят из клана, одним из них был …Тони. Лея была вне себя, когда узнала, что лонгхорны забрали беглянку. Все не выглядело как простой набег, создавалось впечатление, что они знали, что лунная девочка представляет то ли угрозу, то ли ценность. Лея меньше всего верила в то, что лонгхорны могли все рассчитать, ну не верила она в умственные способности «отбросов племен Земли».

- Да им даже в голову не могло такое прийти, у них мозгов нет для таких финтов! – била себя в грудь Лея, зло поглядывая на получившую легкую контузию Лизу.

Голова раскалывалась, поэтому думать о том, как вернуть обратно трофей – совершенно не моглось. Да и такая уж это потеря? Эдван, когда придет в себя наверняка поддержит ее – не велика беда.

Однако, Эдван, к большому удивлению многих, в том числе и Лиз, поддержал Лею, намекая на то, что они не должна отдавать своего. Военная добыча должна оставаться в клане, иначе неминуем распад. Наверное, Лея в душе ликовала, однако радоваться была рано, потому что не смотря на возвращение в болевой настрой Эдвана, он впервые выразил нейтралитет по поводу перемирия, отметив, что Юра и Тони вернулись от бунгов с посланием, которое не обрадует никого. В том числе и Межпланетную коалицию, которой придется сообщить о том, что лонгхорны – большая угроза не просто перемирию, а вообще Земле, и если они не в состоянии сдаться, то подлежат уничтожению. Все, до единого!

Бунги, этот малочисленный межплеменной клан, был настолько приближен к природе, что практически не говорил на языке других кланов. Единственный язык, который более менее освоили бунги – это кукамори, смесь саамского и тевтонского наречий северо-западного предгорья.

- Они сказали, что отпустили нас именно потому, что мы должны передать послание йеррам и ландскнехтам, о том, что скорее всего лонгхорны замыслили войну, чтобы захватить власть на Земле. Вождь бунгов Мохнатая Лапа, убежден, что лонгхорнов так же мало, как и других отступников – норхантеров, поэтому они спешат объединиться, чтобы дать отпор клану йерров и лонгхорнов, а возможно и самой Космической братии межрасовых народов галактического сообщества, – сказал Тони. – Мохнатая Лапа общался с духами и они поведали ему о том, что надвигается большая Буря негодования, если не принять меры, не попросить помощи у Большого Брата Звездной Горы.

- Мохнатую Лапу беспокоят норхантеры, которые могут быть так же опасны, как сами лонгхорны, – поддержал Юра. – Он пытался нам донести, что мы должны как можно быстрее принять меры, иначе лонгхорны это сделают за нас. И похоже, Мохнатая Лапа очень давно пытается это до нас всех донести. Что скажешь, Эдван?

Эдван, не смотр на то, что не так давно практически вернулся с того света, был полон решимости все взвесив принять сложное решение. Хотя на самом деле он и сам понимал, что если не попросить помощи у Большого Брата Космической коалиции, их ждет междоусобная война, которая снова поставит жизнь на Земле на грань вымирания.

- Я должен подумать, братья. И посоветоваться. С духами.

Лиз понимала, что если Эдван примет решение просить помощи, то нужно будет готовится к битве. А если нет – к внезапной атаке на лонгхорнов. Эдван, как защитник клана, мог принять любое решение, в том числе и то, которое спасет клан, но не понравится Космической коалиции. У него были права поступать согласно своим принципам и правилам клана.

- А что, на счет утерянного трофея? – решила напомнить о себе Лея. – Не гоже спускать это в пустоту.

Эдван поднялся с высокого табурета и глянул на Лизу. Взгляд сразу не понравился, такой взгляд не нес Лизе ничего хорошего. Но можно было надеяться на благосклонность правителя клана, ибо они в хороших отношениях. Однако, это не спасет ее от нападок яростных сторонников Леи.

- Кто упустил трофей, тот и должен его возвернуть. Но на данный момент мы будем думать о том, как быть с лонгхорнами далее. Трофей оставим на потом.

Это не был приговор, но Леи решение понравилось. Хотя кто действительно и что упустил, был спорный вопрос. И если бы была открытая дискуссия, Лиза бы доказала, что оставить трофей была идея Леи, она несет ответственность за нее, а вовсе не Лиз. Но на данный момент было слишком мелочно заниматься вопросами «кто кого», ибо стоял вопрос о выживании клана в общем, поэтому межсобойные распри решено было оставить в стороне.

Эдван собрал совет из одиннадцати своих приемников, людей, которым он бы доверил управление кланом, случись с ним что-то. И первым на этот пост, к удивлению Леи и ее приспешников, был предложен Тони. Арсен, который всегда яростно поддерживал Лею, был на данный момент на стороне Тони, как и Юра, Мириам и сама Лиз. Большинством было утверждено, что случись что-то с Эдваном, кланом будет управлять Тони, а он уже примет решение, кого он хочет видеть своим приемником. В итоге в меньшинстве, против правления Тони было лишь трое: Йонас, Геля и Лея. Максут и вовсе воздержался.

- Лиз. Останься.

Эдван указал на место, перед собой. Этот разговор один-на-один. Лея фыркнула и вышла за пределы пещеры, где решались все дела клана.

- Ты вернешь трофей. Но немного погодя. Хорошо?

- Как скажешь, Эдван. Но ты же знаешь, как обстоят дела…

- Я все знаю о Лее, – глядя в глаза сказал Эдван. – Но на данный момент я решаю так, что именно ты должна вернуть трофей. Хотя сперва я решил, что это должны сделать вы вдвоем.

- Чего же передумал?

- Так надо, – коротко ответил Эдван.

Не сказать, что ответ этот поставил в тупик, у предводителя клана есть свои тайны и предпочтения, но Лиза не верила, что он не в курсе о планах Леи захватить трон. Лизе думалось, что он как раз очень даже в курсе, но если сейчас заниматься этим, можно потерять власть и приспешников, лишив клан цели. А цель у них одна: мир на Земле. Именно за этим они здесь живут и выживают. Других целей Космическая коалиция не отметила.

- Как скажешь, Эдван.

Лиза кивнула и вышла вон из пещеры, оставляя Эдвана говорить с духами.

Комментарий к Ландскнехт 13. Гипотетическая кривая. *(лат.) Военная добыча.

====== Ландскнехт 14. Не верь никому. ======

Путь к свободе лежит только через красоту. © Фридрих Шиллер

Линда и раньше попадала в разные переделки. Серьезные и смертельные. Она журналист, ей положено. Но все это было на Луне. На родной любимой планете – Луна. Где можно позвонить тем, кто обязательно тебя найдет и вытащит на лунный свет.

Здесь и сейчас она была совершенно одна, словно единственный представитель своей цивилизации лунных людей на этой чертовой планете, где она не была даже гостем. Она была …товаром.


Тусклый свет качался в сознании. Линду то слепили его лучи, то размытым пятном успокаивали воспаленный разум. Разговоров над ней она разобрать не могла, такое впечатление, что это был искаженный вариант древнего англо-саксонского или поздне-латинского наречия, которое немного резало слух. Но вполне выпадали из общего порядка фразы, типа «трэйд» или «ченж». А еще мужской хриплый голос часто повторял слово «скорхей». После чего следовала большая томная пауза, а потом раздавался другой, тонкий, женский голос, который монотонно зачитывал что-то на латыни.

- Хей! Лунамулир! Вставай! Монд Фрау!

Свет все еще слепил глаза, но Линда все-таки открыла их, уставившись на девушку перед собой. Нордическая внешность бросалась в глаза. Даже при этом убогом освещении было понятно, что перед ней представительница скандинавских кровей. Она вспомнила Эдвана, предводителя клана ландскнехтов, как утверждала Лея, он тоже был скандинав. Высокий лоб, глубоко посаженные голубые глаза, белокурые волосы с заплетенной лентой. Еще в учебнике по этнологии Линда читала, что девушки нордической внешности заплетают в волосы ленты по роду деятельности и принадлежности к клану и общественному порядку. Обычаи из покон веков. У этой странной девушки не было ленты в волосах, как у того же Эдвана.

- Монд Фрау! – повторила девушка, а потом дополнила: – Как тебя называть?

- Линда, – машинально ответила она, только потом сообразив, что стоило назвать другое имя. – Что означает Монд Фрау?

- Лунамилир, – ответила та. – Лунная девушка. Лунамулир. Ли… Ли!

- Ли?

Только спустя пару минут Линда поняла, что это ее новое имя в этом племени. Ли. Его просто сократили до минимума. Может им так проще. Может они экономят слова.

- Пэй, – протянула она грязно-белую ладонь. – Дочь клана.

Лонгхорны в отличии от ландскнехтов жили в землянках и каменно-земляных постройках называемых у них лабзы, что возможно от славянского «лабаз», постройки для еды. Лабзы были похожи на небольшие земляные курганы, внутри очень теплые, оборудованные даже кроватями и небольшими чугунными самогрейками, встроенными в каменную стену, обычно с северной стороны, видимо более холодной.

В одном из таких лабзов и находилась теперь Линда. Только вот вряд ли ей были здесь очень рады, скорее рассматривали ее как «ченжер», обмен на что-то или кого-то. Пэй, дочь клана, как она сама себя звала, была совершенно не похожа на людей которые наводняли небольшое поселение лонгхорнов. Почти все лонгхорны были больше османы, чем норды. Хотя в том же учебнике по этнологии за прошлый год написано, что османы как народность вымерли два столетия назад. Значит, в учебнике не точные сведения, либо кто-то как всегда что-то не знал или умолчал. Обычное дело в науке, где правит бал …первопроходство заключенное в оправу лжи.

Османская Империя пала два столетия назад, когда хорды, коренные жители монгольской низменности уничтожили алимов как вид. Алимы были славяно-кавказцами на всей территории нынешних Кавказских гор «Бештау» и «Казбек». Видимо лонгхорны это и были османы в несколько видоизмененном виде. Потому что выглядели многие из них, как будто рисунки сошедшие с учебника по этнологии.

Грубая внешность. Большинство кареглазые, бородатые, с хрипловатым голосом, крепко сбитые, с резкими чертами лица, не такими как у нордов или тех же хордов-монголов, которые правили османами два столетия назад. Выходило, что именно эта горстка османов собирается подчинить себе клан ландскнехтов. Смешно.

Линде показалось, что эти люди больше фермеры, чем воины. Но по двум часам наблюдений за этими людьми, нельзя делать далекоидущих выводов, нужно было исследовать и наблюдать дальше. К тому же как выяснилось позже, от Пэй, у этих грубых и неотёсанных племен есть свои цели. А так же оборудование Линды, которое она уже думала потеряла навсегда. Стоило использовать это время для изучения, тем более, интуиция подсказывала, что она здесь может задержаться.


Агнесс проснулась от холода. Видимо вчера, сидя на подоконнике, она забыла закрыть створку окна. А сегодня настойчивый северный ветер, решил проветрить комнату без ее ведома. Что же, ему удалось. Зябкость, которая разгуливала в комнате целую ночь, сделала свое дело.

Закутавшись еще в пару одеял, Агнесс лежала на спине вспоминая, как же она хотела удрать с Луны, чтобы больше никаких «ты должна», «ты обязана». Она не желала возвращаться. Это была ее цель, а вовсе не разрешение конфликтов кланов на Земле. И как ей удалось убедить в обратном Космическую коалицию, до сих пор оставалось не более и не менее чудом. Но сейчас нужно было поддерживать эти чудеса, чтобы продолжать здесь жить. И ей пришло в голову, что теперь она наконец-то свободный художник, которой предоставлен доступ к почти неограниченным ресурсам планеты Земля. И она может, если очень захочет, осуществить самые смелые мечты по освоению новых ландшафтов, мест, где уже давно не было ноги человека, покинувшего некогда свой земной дом и отправившийся в бесконечность Вселенной.

Однако, все было далеко не так просто, как изначально виделось Салливан. Капитан Бауман дураком не был и если не придумать план по спасению клана ландскнехтов, он весьма быстро просечет, что Салливан прилетела вовсе не за спасением кого бы то ни было, разве что себя, от гнета должностных тварей Лунной коалиции. Они с Джулс должны попотеть на их благо, хотя на Джулс было очень мало надежды, ибо Агнесс с первых минут полета сюда стала подозревать, что Джулс «крысит» Марку обо всем, что тут будет происходить или уже происходит.

Так что здесь нужно было выбрать того, кто не будет доносить на нее Ледневым. Кого? Весельчака Гочу, представителя османских турок или потомку Парацельса – Надежде, которая могла с закрытыми глазами искусно зашить человека так, что даже сам Гиппократ, будь он неладен, удивился бы. А может страстную любительницу тевтонских мечей Ирэн, да она могла пришить ее во сне, только за то, что Агнесс иногда косо на нее смотрела. Или монгола-портулата* Тимура, который однажды на какой-то отдаленной планете, сварил суп из инопланетного доисторического ящера, едва не отравив половину расчета, своими кулинарными изысками.

Второго механика Серегу она даже не рассматривала как часть состава космической прогрессии по спасению и разрешению конфликтов на Земле. У него на лице было написано «стукач». И как бы искусно он не пытался играть словами и прикидываться валенком, Агнесс все просекла, еще на проверке на Лунной подстанции. Уж Ледневу-то, физику-математику можно было лучше продумать этот ход. Серега весело шутил на тему «своего в доску», но никогда бы не стал таким в ее команде, рожей не вышел. Бывший друг Марка Леднева – Хуан и то больше походил на механика, чем этот недоносок, мнивший себя потомком клана маннаров**.

А вот водяр*** Шамиль был очень интересной фигурой в составе этой чертовой экспедиции. Агнесс подозревала, что Шамиль имя не его, хотя… Османское имя у человека, с праславянской внешностью. Здесь было что-то не так, либо наоборот, все так, но Агнесс значит не все знала.

Шамиль говорил складно и четко, выполнял то, что нужно было. Мало говорил, много делал. Техник был отменный, знал столько всего об оборудовании, что иногда закрадывались мысли, что он кем-то запрограммирован на такие глубокие знания того, что и не пригождалось. Андройды нередко казались людьми, Шамиль был очень близок к тому, чтобы Агнесс начала считать его внутри роботом. Но тогда тем более, роботу не стоит доверять тайн, которые могут быть переданы кому угодно, в особенности тому, кому не надо. Стоит вынуть чип из андройда и все…

Биочипы правда и перепрограммировать можно было, причем самими же андройдами, были такие казусы в ЮниТехникс. Но ждать таких подарков не приходилось, в особенности такой неудачнице, какой считала себя Агнесс.

Она перевернулась на бок, уставившись на электронные часы на тумбочке. Они показывали ровно шесть утра. За окном вдохновенно бесновался октябрьский ветер, неся антициклон в северо-западные широты предгорья Солоны. В душе не было покоя уже давно, Агнесс ломала голову о том, как сделать так, чтобы никогда больше не вернуться на Луну. Потеряться в бескрайних просторах неизученной планеты или просто инсценировать какую-нибудь авиакатастрофу. Все эти идеи – прошлый век. С нынешним оборудованием и техникой, лунные представители космической военной индустрии быстро поймут, что к чему. Нужен был сокрушительный план, который не оставил бы сомнений, что пилот Агнесс Салливан нужна здесь.

Именно эти размышления натолкнули Салливан на то, что нужно бы посетить сам клан ландскнехтов, поговорить с его представителем и узнать, какого рожна происходит на Земле. Может быть этот разговор подстегнет к тому, что она еще не изучала и не знала. Только желательно это сделать таким образом, чтобы ни одна «крыса» не поняла, что это может быть их последний крысиный поход.

Комментарий к Ландскнехт 14. Не верь никому. *портулат (исп.) – человек, способный на экстравагантный поступок, способный шокировать и удивлять.

**маннаро (итал.) – волк-оборотень.

***водяры – славянский народ на территории Карелии.

====== Ландскнехт 15. Выдуманная цель. ======

Предупреждение: изнасилование.

- Ты рехнулась что ли? – возмутилась Джулс. – Мы не можем без приказа Межзвездной коалиции вторгаться на территорию ландскнехтов.

- Почему? Мы посланы сюда чтобы разрешить этот конфликт. И если по каждому шагу мы будем советоваться с Луной, мы никогда ничего не решим. Или ты хочешь сообщить генералу, что мы здесь сидим и трусим пойти и разобраться? Хочешь?

Джулс насупилась и встала из-за обеденного стола, даже не доев бифштекс.

- Знаешь что, да! Я хочу сообщать о каждом нашем шаге, черт возьми. Я не хочу быть убитой или похороненной здесь заживо, как много наших неопытных и безбашенных предшественников, которые вовремя не вызывали подмоги. И где, скажи на милость, их могилы? – разозлилась Блейн.

- Не надо делать из этого психологический триллер, Джулс. Ты мой помощник. Но я выше тебя по званию, так что…

- Я лечу домой! – перебила ее Блейн.

- Что?!

Обстановка принимала для Агнесс непредсказуемый оборот, который она даже не рассматривала. Что же так могло пугать здесь Джулс, что она даже не хочет рискнуть во имя мира на Земле? Было что-то, чего Агнесс не знала о своей напарнице и втором пилоте. Без Джулс, будет весьма сложно общаться с остальными. Тем более, что Блейн сама напросилась в полет, хотя у нее был другой выбор, лететь на Альдебаран, в исследовательских целях.

- Я возвращаюсь на Луну, – повторила Джулс. – И не думаю, что ты сможешь меня отговорить. Мало того, я считаю, что тебе нужно прекращать играть в Индиану Джонса и строить их себя искательницу приключений. Ты никуда не денешься от Марка. Он ясно дам мне понять это, когда мы с ним последний раз говорили. Я полетела с тобой, чтобы понять, что ты задумала. А теперь, я возвращаюсь назад. И думаю, что тебе стоит полететь со мной.

- Или что? – сжала в руке вилку Салливан.

Кажется, что ее только что загнали в угол. Когда тебе нечего терять, ты поневоле становишься смелым.

- Вы меня с Сергеем свяжите, а Надежда сделаем лоботомию?!

Зрачки Джулс заметно расширились, было понятно, что тайн между ними становится меньше. Но они все еще есть. И с ними нужно что-то делать, иначе ситуация могла вполне реально приобрести масштабы трагедии. И Агнесс была готова пойти очень на многое, чтобы никогда не вернуться на Луну, в ненавистные объятия Марка.

- Не будь идиоткой, Сал! – перешла она на более чем суровый тон, который Агнесс никогда от нее не слышала. – Ты думала, что тебе удастся сбежать от человека, который тебя практически создал. Если бы не отец Марка Леднева, ваша семья… – она запнулась, понимая, что говорит лишнее, но было уже поздно.

- Причем здесь моя семья?

- Хватит играть в игрушки, Сал! Летим домой! – вздернув подбородок произнесла Блейн.

Агнесс усмехнулась. Она предполагала, что будет не просто сбежать, и предполагала, что будут препятствия. Нельзя так просто кинуть целую военную корпорацию. Только вот она не предполагала, что ей придется сделать ради того, чтобы от нее наконец-то отстали.

- Прошла любовь, завяли помидоры.

Блейн вздрогнула на слова «любовь». Она-то считала, что никто и не подозревает о ее чувствах, но похоже она сильно недооценила Салливан. Либо до нее это сделал сам Марк Леднев.

- Брось, я в курсе, что ты потащилась за мной не только по приказу Марка. Ну, и какого это предавать любовь?

- Я пытаюсь спасти тебе жизнь! – невозмутимо продолжала Джулс, понимая, что ее уже раскрыли.

- Нет, ты пытаешься ее во мне убить. И делаешь это очень вдохновенно.

Она поднялась из-за стола, приблизившись к лихорадочно искавшей ответы Джулс. В небольшом помещении, где они обычно обедали, кроме них никого не было. Поэтому доведенная до края пропасти Салливан, решила, что стоит пойти до конца в этой игре, которую затеяла Джулс.

- Сал, пожалуйста, – едва не взмолилась Блейн, замечая вилку в руках коллеги. – Послушай меня, просто летим домой…

- С чего ты взяла, что я буду тебя слушать?!...

В следующее мгновение произошло то, что обе не ожидали. И обе же ошиблись друг в друге, как когда-то Агнесс ошиблась в Марке, считая, что тот может быть хорошим другом ей в последствии. Марк не раз насиловал ее, привязывая к кровати, закрывая рот рукой. Это было его проявление любви и нежности к будущей жене.

Поэтому Агнесс сделала первый выпад и все случилось само собой. Когда она замахнулась рукой с вилкой, Джулс ожидаемо подняла руку, чтобы защититься. Металлический прибор крепко пригвоздил руку Блейн к стене и в следующий шаг, сама Джулс была зажата сильным телом капитана, которая сперва зажала ей рот одной рукой, а второй ловко и четко расправилась с ремнем на комбинезоне.

Ярость, боль, отчаяние, которое когда-то Агнесс испытывала во время любовных утех с Марком, с силой рванули наружу, заставляя трещать ткань комбинезона и вжимать беззащитную, напуганную до полусмерти Блейн к холодной стене камбуза исследовательской станции на Земле. Джулс может быть и сопротивлялась, но впавшая в состояние аффекта Салливан, даже не заметила этого.

Агнесс настолько выпала из реальности, что потеряла счет времени и пространства. Она даже не увидела, как по бедрам Блейн струиться кровь. Сперва просто подтеки, а затем большие сгустки.

- Эй, хватит! Хватит!!!

Когда Салливан пришла в себя, перед ней маячило офигевшее лицо Гочи. Позади стоял с аптечкой – Шамиль. Они оба молчали и до Агнесс стало доходить, что произошло. Когда она повернула голову вправо, она увидела на полу кровь и тело …второго пилота Джулию Блейн.

- Твою мать!!! – бросилась она к ней, прощупывая пульс.

- Она жива. И будет жить еще долго, если ты нам объяснишь какого рожна ты делаешь?

Шамиль закрыл дверь и Агнесс сглотнула от предположения, что они все слышали. И сейчас ей может грозить вещи куда страшнее насилия Марка. Но неожиданно, Гоча достал из холодильника бутылку виски и протянул ей.

- Выпей. Мы должны придумать, как все это объяснить. И я, кажется, знаю как.


Эдван еще плохо ходил, швы болели, однако именно он встретил незнакомца, когда утром пошел прогуляться в небольшой сад, который Тони называл «Неэдем». Возможно из-за того, что райское место по весне таило в себе много змей и клещей. Но на данный момент, в осенней суете, это было вполне райским местом.

Несколько поваленных деревьев, обросших мхом и козьим лишайником, создавало ощущение заброшенности. То, что надо для раздумий предводителя клана ландскнехтов. Эдване было о чем подумать.

Тут-то и появился Он.

Скорхей.

Когда Эдван еще не был предводителем клана, он слышал о скорхее. А точнее о странных людях, которых бунги называют «скорхеями», что на языке кукамори означало «видящие». Ходили легенды, что скорхей был всего один. Зачем их стало небольшое племя, насчитывающее не более полусотни человек. Но на само деле Эдване считал, что это по-прежнему один человек, который специально окружает себя призрачными людьми и легендами. Никто толком о нем ничего и не знал. Да и видели его единицы.

И вот, теперь в эти единицы попал и сам Эдван.

Скорхей словно возник из ниоткуда, материализовался из небольшого тумана, который покрывал землю на рассвете этого дня. Эдван едва поднял голову, чтобы в который раз взглянуть на горы, когда увидел перед собой Его.

Никогда не ходив никуда без меча, Эдван рванулся за ним, коего оставил возле поваленной березы, с другой стороны, но Скорхей остановил этот порыв всего несколькими словами:

- Успеешь еще навоеваться…

После нее, Эдван опустился обратно на свое место, не спуская глаз со странного мужчины, который казался ему знакомым. Разумеется, что Эдван знал далеко не всех людей на Земле, это невозможно упомнить всех, но каким-то шестым чувством, инстинктом зверя, он чувствовал, что знает этого мужчину.

- Кто вы такой? – вырвалось у Эдвана, хотя он подозревал, что то не ответит ему прямо.

- Это значения не имеет. А другое – имеет. Я могу помочь вашему клану не затевать войну с лонгхорнами и вообще навсегда избавить Землю от них.

Мужчина, совершенно не похожий ни на один из кланов проживавший на Земле, говорил спокойно и уверенно, будто знал, что Эдван его не убьет и правильно поймет. Такое спокойствие пугало Эдвана, но он понимал, что стоит дать мужчине сказать о конца и он промолчал в ответ.

- Вы должны как можно скорее вернуть беглянку, ибо если они заключат сделку с Космическим братством, войны не избежать. А за ней может прийти рабство ландскнехтов, и тогда жизни на Земле может наступить конец.

- Вам-то откуда знать? – неожиданно огрызнулся Эдван.

Он почему-то подумал, что Скорхей может хотеть и ландскнехтов сжить с этой планеты.

- Я – скорхей.

- И какая вам с этого выгода?

- Мне нужно вернуть мою дочь, Эдван – предводитель ландскнехтов. Моя дочь тоже скорхей и сейчас она пленница лонгхорнов. Так что, вернем вашу беглянку, спасем не только планету, но и мою дочь.

====== Ландскнехт 16. Эскаписты. ======

Скорхей был человеком слова. Во всяком случае, когда Эдван на свой страх и риск согласился познакомить его с кланом, он рассказал большее из того, что надо знать любому ландскнехту о лонгхорнах. Но перед этим, Тони и Лея едва не снесла ему голову, опознав в нем давно пропавшего Увэ Трагге, брата Олафа Трагге, предводителя лонгхорнов.

Все встало на свои места, когда Скорхей вытащил лунную монетку из кармана. Лунные монетки давали избранным охотникам принадлежавшим Межкосмическому Братству. Обычно это пропуск на Землю, без нее сложно выжить среди малообразованных и иных племен современной Земли.

То, что рассказал Скорхей было ошеломляюще, но не удивительно. Эдван, который слушал рассказ вместе с соплеменниками никак не мог понять одной вещи: зачем было так долго ждать? Скорхей носил в себе эти сведения более восьми лет. Неужели же за это время нельзя было прийти к консенсусу и вернуть свою дочь. Почему сейчас?

Наверное предвидя такой вопрос, скорхей ответил на него просто:

- Потому что тогда, я бы погиб. Я не был приспособлен сражаться против своего брата и других людей, коих силой удерживают с лонгхорнами. Должно было пройти много времени, чтобы боль и гнев улеглись и я смог спокойно воспринимать тот факт, что мой брат – преступник против человечества. Сейчас я готов встретиться с ним лицом к лицу и вернуть свою дочь. А вам стоит вернуть беглянку, ибо она ваш тайный козырь не только против лонгхорнов.

- Да мы больше никого не боимся, – раздался грубый голос из толпы. – Лонгхорны наша единственная заноза в заднице.

- Это не так, – спокойно парировал скорхей. – Беглецы с Луны вскоре потревожат ваш покой, но не переживайте. Я помогу вам отличить того, кому можно доверять, от тех, кому нельзя.

- Что еще за беглецы с Луны? – спросил Эдван после некоторой паузы, смотря как скорхей медленно жует салат.

У скорхея были очень добрые, но грубые черты лица. В некотором роде он напоминал скифов да сколотов, предков Эдвана. Но светло-карие глаза портили всю картину причастности Уве к нордам. Хотя несомненно в крови у него бродили отголоски ариев.

- Покамест не стоит беспокоится. Но стоит выставить некоторых охотников у подножия горы Солон, они именно оттуда придут.

- Что им надо? – поинтересовалась Лея.

- То, что им всем беглецам. Покоя. Убежища. Думаю, что стоит их принять, пользу могут принести. Но некоторых придется отсеивать. Надо подумать как.

- Просто, – согласился Эдван. – На это у нас есть бой на коротких мечах.


Дочери клана было многое позволено, однако и задания у нее тоже были. Как и обязанности. Но то, что поразило Линду больше всего, так это то, что лонгхорны все время от кого-то прятались, хотя сами представляли немалую угрозу. И все они носили огнестрельное оружие: автоматы, пистолеты, револьверы. Как на войне. Пэй объясняла это тем, что их народ очень малочисленный, поэтому для них всегда будет опасность, что их перебьют.

- Малочисленный? – переспросила Линда.

- Всего несколько тысяч.

Важнейшие сведения для лонгхорнов, которые считали, что лонгхорнов до полутора миллионов. Эдван боялся, что численность лонгхорнов превышает их собственную. А их оказывается кот наплакал.

- Но я тебе этого не говорила, – сразу же осеклась Пэй.

Пэй была похожа на какую-то дикарку, бывших благородных кровей. Невысокая ростом, она была остра на язык и казалось, запоминала все что видела и слышала. С такой надо держать ухо востро в любой ситуации. Но между тем проявляла порой какие-то наивные и даже детские замашки, вплоть до кристальной обидчивости на ровном месте, как делают дети и подростки не достигшие возраста совершеннолетия.

Дочь клана была симпатичной. Не сказать, что красивой, но очень какой-то притягательной, мягкой, дружелюбной. Ей хотелось доверять и рассказывать, пусть даже о пустяках. Поэтому Линда решила, что будет следить за языком. Если сейчас она кое-что знает, возможно поэтому еще жива, то когда она выболтает хоть толику, нужды в ней клану лонгхорнам не будет. И тогда предводитель клана лонгхорнов может поступить не лучше, чем поступили бы ландскнехты.

Линда помнила о том, что она товар. А у товара нет прав, нет ничего, что могло бы работать на пользу. Поэтому и болтать тоже не стоит. Вообще, ей подумалось, что она могла бы претвориться, что не помнит многого из-а перенесенной психологической травмы. Это был хороший поворот, но неизвестно как он будет работать с людьми, которые могут убить ее играючи. Стоило в любом случае быть очень осторожной в словах и действиях.

- Давно ты здесь живешь? – поинтересовалась Линда, когда они сели у большого костра, который запалили лонгхорны вблизи пещеры Моани-Моана.

- Сколько себя помню. Это давно.

- Тебе не страшно быть с людьми, которые все время на кого-то нападают?

Пэй молча разглядывала бледное лицо беглянки. Она и раньше знала, что у лунных людей, кожа почти белая, но в реальности она оказалась как какао с молоком. Видать в книгах и манускриптах на Земле пишут не всегда верно, либо неверно и понимают.

- Мне нельзя об этом говорить, – наклонилась Пэй к ней и прошептала так, что Линда едва разобрала слова. – Я – дочь клана, я могу тебя защитить, но говорить о клане мне запрещено.

- Почему? – не удержалась от вопроса Линда.

- Потому что я женщина. Здесь женщинам нельзя говорить о клане, войне и сражениях. Лишь избранные Олафом удостаиваются честь взять в руки оружие. Женщин здесь мало уважают. У меня есть привилегии, но их не много.

- А мать твоя где?

- Погибла, когда я была ребенком.

Линда тоже замолчала. Что-то явно не сходилось. И почему она считала, что здесь что-то не так? Ведь все было очень даже гладко и ладно. Но именно это и настораживало.

- Покажешь мне вашу стоянку, – попросила Линда. – Хочу знать ваш уклад, может когда-нибудь книгу напишу.

Она улыбнулась, показывая дружелюбный настрой. А сама все думала, как же ей достать и изъять свое оборудование, или хотя бы беспроводной ионный диктофон, который мог работать без подзарядки несколько месяцев. Если она здесь задержится, она узнает много информации, важной информации.


Шамиль делал все быстро, точно и четко. Пока Блейн была без сознания, он добыл в походной аптечке хлоразепат и еще какой-то другой препарат, который смешал с ним. Когда Агнесс задала вопрос о том, что это такое. Шамиль просто ответил, что это …сильнодействующее снотворное, которое обычно дают как наркоз. Только он не сказал о том, что это барбитурат может делать с мозгом, если превысить дозу в пару миллиграмм.

- Она будет жить, – сказал он немного погодя. – Только вот многое забудет, особенно об этом дне.

Гоча, который все это время сидя на корточках, вытирал бесчувственное тело Джулс, был удивительно спокоен. Пару раз он пересел карие глаза на Салливан, чтобы убедиться, что с ней порядок и продолжал свое дело.

- Зачем мне помогать? – спросила Агнесс, уже когда все процедуры были окончены, а полы в обеденном помещении вымыты до блеска.

Шамиль успел убрать шприцы, аптечку и уложить Джулс в ее комнате не кровать. А потом, когда он вернулся назад, он похлопал Агнесс по плечу, и ответил:

- Это справедливо. А я лично за справедливость.

Салливан не успела ничего на это возразить, как явилась Надежда и сообщила о том, что Артем пропал. Якобы вчера, после ужина он пошел прогуляться, и …словно бы вообще не возвращался в свою комнату. И вещей его тоже не было.

- Беглец, – констатировал Тимур. – Кто-то еще желает сбежать? – ухмыльнулся он, показывая на открытое окно.

Холодок пробежал по спине Агнесс, когда она поняла, что ее состав космической сессии мог состоять из «крыс» и будущих беглецов. Но даже если так, чем она сама от них отличается сейчас?

- Не пропадет, – махнула рукой капитан. – У нас проблема посерьезнее.

Она переглянулась с Гочей и Шамилем. Нужно было придумать как проверить всех остальных, на предмет «крысиной охоты» и отправляться на территорию ландскнехтов. Причем, делать это как можно скорее, иначе кто-то может сюда прилететь и …

- На твоем месте, я бы не трогал «крыс», – шепнул ей на ухо Гоча. – Когда пойдем в поход, они сами отсеяться. Там связь не берет и они останутся без поддержки «с верхов». А как только будут искать эту поддержку, там и закопаем. Да ландскнехты помогут, они же звери в натуре. Не горюй! Мы в лунную шарашкину контору возвращаться не собираемся. Если нужно, выживем здесь.

Сказав это, Гоча направился в свою комнату, а Салливан объявила сбор всей оставшейся команды, вечером в шесть часов. До этого ей придется придумать запасной план, если укол Шамиля не сработает как надо.

- Лучше бы я ее убила, – сказала вслух Агнесс, когда попала к себе в номер. – Проблем было бы меньше. Гораздо меньше.

====== Ландскнехт 17. Клан отступников. ======

Джулс не помнила ничего. Она вообще после этого укола мало что теперь понимала, и это было тоже проблемой. Шамиль, правда, пояснил, что это не надолго. Любая мелочь, может пробудить остаточную память, которую он блокировал наркотическим веществом. И пояснил, что они все должны давать ей дозу, иначе она вспомнит все и тогда им останется только молиться, чтобы она всех их не заложила.

- Лучше бы я ее убила, – прошептала снова про себя Агнесс.

- Если бы ты ее убила, – расслышал все Гоча, – у нас бы сейчас были большие проблемы. А так хоть отсрочка есть, новый план придумать.

Они втроем сидели в небольшой комнате, которую здесь использовали для собраний. Шамиль читал какую-то пухлую папку, быстро пробегая по страницам глазами и переходя к следующей. Какое-то время они молчали, пока Агнесс не надоело.

- Что будем делать с остальными?

Шамиль отвлёкся от чтения, потер переносицу и быстро ответил:

- Поход к ландскнехтам проверит кто есть кто. А так же, кто на что способен. Говорят, они особо не церемонятся с охотниками, попавшими случайно или намерено на их территории. Да и привязок к космическим странникам, типа нас, у них быть не может.

- Почему это? – бездумно поинтересовалась Салливан.

- Генетика, – просто ответил Шамиль, снова углубляясь в чтение.

К шести часам в кабинет для собраний пришли все, кроме сбежавшего Артема и захворавшей Джулс, которой Шамиль вколол двойную дозу на этот раз, памятуя о том, что он слышал о Блейн. А слышал он, что когда-то давно, по молодости, она здорово ширялась, но именно Марк Леднев вытащил ее из того дерьма. Сейчас Джулс была очень близка, чтобы в это дерьмо вернуться.

Надежде и Сергею у Салливан было меньше всего веры, поэтому Шамиль в нагрудном кармане держал при себе еще две дозы того, что двадцать минут назад вколол Блейн, на всякий пожарный случай, которого могло и не быть. Однако Гоча и Салливан одобрили данную перестраховку.

Ирэн и Тимур были не под таким жестким подозрением, поэтому Агнесс им доверяла больше, однако Гоча предупредил, что Ирэн не так проста, как тот же повар. Как сквайр она может иметь свои мотивы находиться здесь.

- Так что происходит, нам кто-нибудь объяснит? – спросила за всех Надежда. – Я думала, что у нас есть миссия и план, как обезвредить угрозу, исходящую от лонгхорнов, а мы вместо этого все еще находимся здесь и теряем людей из состава. Салливан, что происходит?

Надежда была самым высоким членом экипажа, ее рост превышал метр восемьдесят. Салливан знала только то, что Надя происходила из рода искусных пилотом-хирургов. Ее отец был пилотом-виртуозом, карьеру которого испортил отец Марка Леднева – Борис, который затеял провальный проект, в котором участвовал ее отец Андрей Булатов. Гоча припомнил Салливан, что тогда половина Луны молилось на красавца Андрея Булатова, что видимо никак не нравилось Борису Ледневу, поэтому закат карьеры Булатова он устроил очень быстро. Поэтому очень возможно, что его дочурка, пытается раскопать правду, затем и отправилась с ними, но ухо с ней все-таки надо держать востро. Мало ли что.

Надежда нравилась Салливан, которая была падка на сильных женщин, ищущих правду и справедливость. Высокая, сильная, белокурая. Голубые глаза, нордическая внешность модели. На кой чёрт такой шастать по просторам космических владений человечества?

Сергей же являл полную противоположность Надежде. Трус и отступник, уложивший на койку немало наивных девушек. Агнесс знала лишь то, что Марк спас его задницу и теперь он в долгах как в шелках перед ним. Поэтому Шамиль получил на него персональный наряд вне очереди. Следить! Глаз не спускать. И если что… тройную дозу морфина! Или еще чего-нибудь «навечного».

- Нашу миссию никто не отменял, – ответила Агнесс. – И то, что Артем в бегах, не поколеблет мое желание разобраться с лонгхорнами, поэтому завтра на заре, мы идем в логово к ландскнехтам, чтобы выяснить у них, что происходит. Они внутри конфликта, поэтому хорошо знакомы с лонгхорнами, помогут нам либо найти с ними общий язык, либо нанести решающий удар.

- А с Блейн-то что? – подал голос Тимур, которого вся эта битва против лонгхорнов не вдохновляла ясно.

- Желудочные проблемы, – опередил Гоча Агнесс с ответом. – Шамиль за ней присмотрит.

- Хорошо, – согласилась Ирэн. – Что брать с собой в поход к ландскнехтам? Какое оружие? Они там мечи носят или я не права?

- Права, – согласилась Салливан. – Но мечи мы не возьмём, по паре пистолетов и калаш. Мы должны держать в уме факт, что лонгхорны могут напасть как на ландскнехтов, так и на нас. А лонгхорны очень хорошо укомплектованы в плане оружия.

- Джулс пойдет с нами? – поинтересовалась Надежда.

- Да, пойдет. Если сможет оправится до утра.

- А если нет? – продолжала Надежда. – Кто-то должен с ней остаться?

Салливан молчала, она не подумала о таком раскладе. А вдруг после этих инъекций, Блейн нельзя будет давать в руки оружие? А вдруг, она это оружие направит на любого из них или на мирное население ландскнехтов? Что тогда?! Сбой их операции неизбежен.

- Молчишь, капитан. Тогда скажу я, – Надежда откинулась на спинку стула, положив ноги прямо на стол переговоров. – Здесь какого-то хрена происходит, и о чем-то мы не поставлены в известность. Но разбираться с конфликтами внутри состава некогда, у нас есть миссия, мы должны выполнить приказ. Так? Поэтому, я считаю, что неплохо бы было вернуть Артема и оставить его приглядывать за Джулс. Кто-нибудь знает, куда он мог сбежать?

- В обсерваторию? – лениво предположил Сергей. – Он говорил о том, что если полетит в составе, обязательно до нее доберется. Может, решил, что ну ее, эту вашу миссию. У него есть дела поинтереснее, а?!

Весьма разумная мысль. Только вот Сергей мог ее на ходу придумать, подумалось Салливан. Однако, внезапно слова Сергея поддержал Гоча.

- Да, я помню эти его разглагольствования, еще на Луне. Здесь в двадцати милях есть заброшенная обсерватория Каанской низменности. А может, она вовсе не заброшена, раз он ушел и ничего не сказал даже. Может, его там ждут?

- Кто? И зачем? – пожала плечами Ирэн. – Его здесь может ожидать только безвременная кончина. Ушел, даже калаша не взял, страдалец!

- Лазерную винтовку зато прихватил, – хлопнула по столу Надежда. – Мою. Спер. Сказал, что ему нужно в ней разобраться. Идиотизм какой-то! Мы что здесь в детсад играем?

- Спокойнее, – встрял Гоча. – За Артымоном мы не пойдем, у нас дела поважнее есть. Думаю, что кто-то должен остаться здесь. И я голосую за Тимура.

- Э, так не пойдет! – возмутился Тимур. – Я не для того полгода готовился, чтобы бы вы меня здесь оставили с бабой, которая ни в чем не знает меры. Интересно мне, что вы жрать без меня будете? Сами освежевывать оленей собираетесь?

Чертовски верное замечание. Никто из состава, никогда ничего, кроме рыбы не освежевывал. Так что, Тимур был нужен как воздух, чтобы с голоду не умереть, особенно если ландскнехты их по обратному адресу вышлют.

Поэтому все дружно перевели взгляд на, лениво попивавшего пиво, Сергея.

- Он идет с нами, – распорола тишину Салливан.

Она хорошо понимала, что если «крыса» останется на борту лаборатории, то вызовет космическую гвардию. А это посерьезнее всяких «бригад по уборке космического мусора» и «космических разведчиков». Нет уж, этот придурок, пойдет с ними! Нужно выяснить что за миссия у него, относительно всех остальных.

- А как насчет Шамиля? – предложила Ирэн.

- Слушайте, давайте верить в то, что Джулс все же пойдет с нами, она неплохо разбирается в кланах, а нам необходимо наладить с ландскнехтами наши дела, иначе они вряд ли будут нам помогать относительно чего бы то ни было, – настоятельно сказала Салливан, чувствуя, что у Надежды все больше сомнений появляется.

- Темнишь, кэп! – вздохнула Надежда и Тимур согласился с ней. – Но ладно, поход выяснит, кто есть кто! А теперь, думаю, что стоит разойтись по номерам и приготовится к завтрашнему дню.

- Да, – согласилась Агнесс. – Надо выспаться. Завтра в шесть утра выдвигаемся.


Когда Гоча, Агнесс и Шамиль остались в кабинете втроем, последний сказал:

- Не нравятся мне подозрения Надежды, как бы она нас не заложила сами знаете кому.

Да, ее сомнения оставляли желание поговорить лично. Но Салливан колебалась, она не знала как подойти к решению этой проблемы, здесь нужен другой метод нежели, чем со всеми остальными, с которыми можно в приказном тоне обойтись. Надежда была слишком умна, чтобы не понять, что происходит что-то, о чем она не в курсе.

- Она вернется, – вдруг сказал Гоча, барабаня костяшками пальцев по столу. – Любопытство спать не даст.

Прошло около получаса, за которые Гоча и Агнесс обсудили форс-мажорные обстоятельства и поняли, что нужно в походе следить за всеми и за собой не забывать.

К концу восьмого часа по земному времени, дверь в кабинет переговоров открылась и в помещение тихо вошла Надежда, заставляя Гочу улыбнуться.

Надя прошла к столу переговоров, где она сидела меньше часа назад, уперлась в него руками и спросила напрямую:

- Что на самом деле случилось с Джулией Блейн? Только без вранья, окей? Не стоит вешать мне лапшу на уши, потому что я врач, и могу легко проверить, что у нее там за желудочные расстройства. Мне сделать это?

Было похоже на смесь угрозы, шантажа и попытки раскопать истину. Агнесс на миг испугалась, что Надя могла все видеть, но тогда она бы явно говорила с ними в другом тоне. А может быть, не говорила бы с ними вовсе, а поговорила бы с кем-о другим, и сейчас они все были бы по пути на Луну в каком-нибудь грузовом тюремном судне. Это вполне тоже вариант.

Гоча и Шамиль были напротив абсолютно спокойны, словно бы заранее знали, что Надежде можно доверять. Наверное поэтому, Гоча толкнул Агнесс в плечо и буркнул:

- Расскажи. Все равно докопается.

И Агнесс на свой страх и риск, рассказала как есть. Надежда за все время рассказа, слушала внимательно и не перебивала. На лице ее сложно было угадать эмоции, но иногда зрачки все же расширялись. В такие моменты по спине Салливан пробегала туча мурашек и пульс учащался.

Когда Агнесс закончила, прошло ровно сорок минут. За время рассказа, Ребята не проронили ни слова, ни разу не вставив своего мнения или дополнительных деталей, из чего Салливан сделала вывод, что друзья хотели, чтобы она как капитан взяла ответственность за свои дела.

Повисла оглушающая пауза, после которой Надежда хлопнула ладонью по столу так, что Агнесс невольно подумала о том, что все… им конец. Но вместо того, чтобы сказать, что-то вроде «ясно» и уйти, сообщить куда надо, Надежда на мгновение призадумалась, а потом сказала фразу, которая не вязалась с ее образом порядочного человека:

- А о криогенной камере, вы конечно, не подумали, да?

====== Ландскнехт 18. Узел. ======

Хасан пришел в себя на рассвете. Едва он открыл глаза, то сказал всего одну фразу:

- Мне нужно поговорить со скорхеем.

Эдван не стал даже спрашивать о том, откуда Хасан, который почти три дня находился без сознания знает о том, что скорхей пожаловал во владения ландскнехтов. Это было настолько нормально для йерров, получать все сведения через сон, что уже не удивляло. Но удивляло другое. Зачем Хасану понадобилось разговаривать с Увэ. Они же не знакомы даже. Но противится их разговору из клана не стал никто.

Пока они говорили в «палате» Хасана, Эдван распорядился поставить шестерых человек к подножию горы Солон, в тех квадратах, в коих они не охотились никогда, но именно оттуда должны прийти беглецы с Луны, как вещал скорхей. Главой охотников назначен был Максут, именно он отвечал за то, чтобы … «ни один беглец с Луны не навредил клану». Максут одно время жил на Луне, поэтому лунных людей за версту чуял.

Лиз опасалась раскола клана, памятуя о том, что когда йерры последний раз вторгались на их территорию, все пошло не так как было распланировано. Но Эдван был спокоен, поэтому нужно было успокоится и всем остальным.

Октябрь плавно переходил в колючий и мерзлый ноябрь, хотя зимы как таковой на Земле в этих района и не было. Разве что на вершине горы Солон и прилегающих Знойных островах бывшего Финского залива. Там иногда хлопьями шел снег, но быстро таял из-за теплых паров на земле бунгов. Бунги называли тот край – «кимини моце*», что с языка кукамори означало «зимнее тепло».

- Думаешь, он не нарушит наших планов относительно зимовки? – спросила Лиз предводителя клана. – Йерры не всегда несут благие вести нашему клану.

- Оставь суеверия, – махнул рукой Эдван, меняя сам себе повязку. – Лучше подумай, как тебе совладать с Леей. Она на тебя все зубы сточила, а у нее свита поболе моей и твоей здесь будет. Миритесь, а то это точно расколет нас.

Это было проще сказать, чем осуществить. Лиз понимала, что долго терпеть выежтвания Леи невозможно. Она словно испытывала всех на прочность, издеваясь. В этом она была дока. Однако, даже доку можно было усмирить, но Эдван почему-то не желал ничего ей говорить. Возможно смотреть шире на ее возможности, которые предполагали широкий спектр работ, в том числе и с заложниками, с врагами клана. Лея как никто хорошо докапывалась до истины и выбивала нужные сведения. У нее было масса методов, которыми она четко оперировала в военных условиях. И терять такого спеца – надо быть дураком, а Эдван таким не был.

- Ты понимаешь, что она нас провоцирует? – немного нервно заметила Лиз, оборачиваясь, чтобы никто не услышал.

- Я все сказал, Лиз! – серьезно взглянул на нее Эдван. – Мне нечего добавить. Для общего спокойствия в клане, между вами должен быть мир.

Эдван даже не предполагал чего мог стоить Лиз этот… мир. Но ему и не нужно было, у него своих дел по горло. А Лизе придется разобраться с этим ради спокойствия внутри клана. Поэтому после разговора с Эдваном, она прямиком направилась к шалашу Леи, надеясь урегулировать дело словами.


- Я думал, что в октябре на Земле солнца нет вообще, – запыхавшись разглагольствовал Тимур. – Интересно, это климат так за тысячу лет поменялся или мы такие неподготовленные к пешим походам по Земле оказались?

- Не говори за всех, поваренок! – пренебрежительно вздернула подбородок Надежда. – Если ты такой неженка, нечего было идти с нами, мог остаться в лаборатории. Лично я только рада, наконец, оказаться вне помещения.

Агнесс молча слушала перепалку коллег и вспоминала, как вчера Надежда предложила заморозить Джулс в креокамере. Она весьма быстро договорилась с доктором Шульцом и лаборантом Масси. Что она им сказала, осталось неизвестно, но они обещали отслеживать изменения в физическом состоянии Блейн и даже журнал вести. Всем остальным было сказано, что здоровье Блейн было под угрозой, поэтому нужно было принять экстренные меры и она, Надежда, как главный врач экспедиции взяла на себя ответственность за здоровья члена экипажа Джулии Блейн, поэтому в поход мы все пойдет без нее.

- На кой черт мы пешком идем вообще? – продолжал нытье Тимур. – У нас вроде есть лунные вездеходы, нужно было на них и ехать.

- Нельзя на них, – спокойно пояснил Шамиль, лишь немного запыхавшийся. – Пристрелят сразу. Техники тут быть не должно, таковы правила. Так, сван*?

- Совершенно точно, друг мой! – улыбнулся, прищурившись на солнце сван Гоча. – Техника нужна будет в крайнем случае.

- А это какой? – состроил недовольную гримасу Тимур, под смешки остальных.

- Замолчали! – рявкнула Салливан, прислушиваясь.

Они шли уже около четырех часов и, кажется, наконец-то подошли к горе Солон. Здесь нужно было держать уши востро и желательно все разговоры оставить на потом.

- Ирэн, вы с Сергеем проверите проход. Если все чисто, свистните три раза. Это понятно?

- Да, капитан, – отозвалась Ирэн, а Сергей просто кивнул.

- А нам что делать? Зажариться на этом проклятом солнцепеке? – гоготнул Тимур и тут же получил недовольный взгляд Салливан.

Она уже порядком устала от нытья кока и от его плоских шуток. Ирэн была права, нужно было оставить его на базе, может быть дошли бы до горы быстрее, а не делали привал по сто раз на миле.

- Замаскируемся под кусты, – приказала Салливан и все оставшиеся пригнулись, чтобы слиться с местностью, ожидая сигнала, что «все чисто».

- Эй, а что если нас там не ждут? Придется вступить в бой? – интересовалась Надежда.

- Никакого боя не будет, мы с мирным пактом идем. Так или иначе, за каждый выстрел потом отчет надо будет писать. Так что никаких боев не будет, попытаемся решить дело миром.

- Красиво рассказываешь, кэп. Да только в планы всегда что-то вклинивается.

Надежда была права, но дело в том, что никто не знал дальнейшего развития событий. Ни пехотинцы, ни ландскнехты, ни даже Хасан. На все воля случая, а вовсе не закономерности.

Через двадцать пять минут, раздался свист. Три прерывистых звука. Пусть был открыт и Салливан нужно продумать как себя вести внутри клана. Тем более, что Джулс-то с ними нет, а она хорошо знала повадки клана ландскнехтов, как никто из них. Но видимо, разберутся они по ходу операции. Не пропадут.


Лиз без стука вошла в шалаш Леи и тут же отвернулась…

- Черт! – прошипела Лея, отвлекаясь от своего незатейливого занятия. – Тебя стучать никто не учил?! – разозлилась та, совершенно не спеша прикрывать свою наготу.

В шалаше было душно, будто в банных пещерах, в коих ландскнехты «принимали ванны». Пахло кориандром и мятой, а так же еще каким-то специфическим духом, который можно отнести к разряду «запахов человеческих».

- Прости, – все еще стоя спиной к Леи, сказала Лиз. – Я поговорить пришла. Клану сейчас мир нужен, а мы с тобой собачимся без повода.

- У меня есть повод ко всему,- фыркнула Лея. – Ты мне должна. И пока ты не вернешь то, что ты у меня забрала, мира у нас не будет. А теперь вали из моего шалаша, мне нужно закончить.

Лиз никогда не понимала, как мастурбацию можно было ставить выше разговоров о клане. Поэтому с места не сдвинулась, а предложила:

- Может, мы все-таки договоримся? Не дети ведь!

Все еще стоя спиной к Лее, Лиз расслышала, как та поднялась с мягкой лежанки и подошла к ней со спины. Неприятное чувство, когда ты одета, а кто-то перед тобой раздет. Отталкивающее. Но Лиз умела терпеть и притворяться, что ей все равно.

- У тебя есть что предложить в замен утраченного трофея? – промурлыкала Лея. – Повернись.

Лиза покорно повернулась, смотря в хитрые глаза Леи. Та стояла перед ней полностью обнаженной, на ней не было даже ее цепочки, на которой висел бирюзовый кулон, дань учению в Университете на Луне. Видимо кулон рьяно мешал в ее деле, который Лиза посмела прервать разговорами о клане.

Что можно предложить девушке, у которой есть если не все, то очень многое? Фавориты, благосклонность правителя клана, свита, последователи, игрушки, трофеи.

- Просто скажи что тебе надо, – сухо отозвалась Лиз. – Есть ведь что-то, чего тебе не достает?

Лия приблизила лицо к лицу Лизы, всматриваясь в ее глаза. Сохранять спокойствие становилось труднее.

- Да. Есть. Ты!

Сильные руки Леи неожиданно для Лиз прижали ее к крепкому мауэрлату шалаша. Даже промелькнула мысль, что он и строился из сосновых бревен, исключительно для таких вот моментов. После неожиданной встряски, последовал рваный поцелуй, больше похожий на неумелый укус. Лиз схватила ее за руку, не давая сделать то, что та хотела прямо сейчас.

- Не сопротивляйся или будешь должна! – прошептала в губы Лея, уже развязывая другой рукой кожаный пояс на штанах Лиз.

Пришлось подчиниться. Клан был выше того, что сейчас произойдет. Лиз позволила себе отпустить ситуацию, откинула голову назад и прикрыла глаза, позволяя Лее, снять с нее штаны и насладится ей сполна.

За пределами шалаша слышались разговоры клановцев и стук деревянных мечей, которые готовились на всякий случай, для выявление недоброжелателей с больших дорог, а проще говоря – лазутчиков лонгхорнов. Лиз вспомнила, как ей когда-то было предложено сражаться на таких мечах, и она победила не без труда. Сейчас, воспоминания об этом давали возможность не думать о том, что близость с Леей в ее планы не входила. Но на данный момент, она едва не стонет под ее пальцами и языком, вцепившись в рукоятку своего меча на поясе. Все было не так, как предполагала Лиз. Но все было гораздо лучше, чем могло быть. Хотя отдаваться в руки человеку, который людей читает как открытые книги, было большой опасностью. Особенно если учесть, что Лиз была единственной, кого еще не поимела Лея, кроме разве что Эдвана и Тони. А так, все ландскнехты прошли через ее руки и язык, все. А может быть и не только ландскнехты. И не только на Земле.

Лиз сдерживала себя, чтобы не кончать. Уж очень ей не хотелось доставлять еще и это удовольствие Леи, поэтому приходилось держаться. А потом, имитировать оргазм это тоже неплохо, так, Лея может быть отстанет от нее, хотя бы на время. Да и вряд л поймет факта, что это был поддельная кульминация. Лиза терпеливо переключала сознание на другую ветвь бытия, чтобы потом поиграть в имитацию, успокоив бушующий огонь внутри.

- Да-а! – облизнулась Лея, не заметив подвоха. – Теперь мы в расчете!

Едва Лиз натянула штаны, пытаясь сделать так чтобы руки не дрожали от эмоционального спурта, как за пределами шалаша раздался звук рога. Обычно это означало повышенную бдительность и оповещало, что к ним в клан пожаловали гости.

И действительно. Почти весь клан собрался у подножья Солона с мечами в руках. Хасана и Скорхея среди них не было, а вот Эдван присутствовал. Он стоял на несколько шагов вперед, ставшего полукругом клана. Меч его был в ножнах, а взгляд устремлен к семерым неизвестным пехотинцам, которые держали в руках винтовки и калаши.

Лунные люди. Значит, скорхей не ошибся.

- Добро пожаловать в клан! – сказал Эдван. – Мы ждали вас.

Через какое-то время от семерых пехотинцев отделилась высокая девушка, которая бросила на землю калаш и подошла к Эдвану. Близко. Опасно. Она протянула ему руку, чтобы пожать. Лиз напряглась, как и остальные позади предводителя.

- Меня зовут Агнесс Салливан, – сказала девушка. – Моя команда прилетела на Землю, чтобы помочь вам уладить конфликт с лонгхорнами. Надеюсь, на вашу помощь и поддержку, Эдван.

Только после того, как Салливан улыбнулась, окинув взглядом клан ландскнехтов, Лиз узнала в ней ту, в которую была влюблена когда-то в детстве. Вот так встреча!

Комментарий к Ландскнехт 18. Узел. *картвел или сван – самоназвание грузин в широком обиходе.

====== Ландскнехт 19. Короткий меч. ======

У ландскнехтов была традиция. Все чужаки, попавшие в клан так или иначе, должны были сразиться на коротких дубовых мечах с лучшими из клана. Если чужаки побеждали, их пускали в клан. Но в этот редкий случай Эдван сделал небольшую поправку, поверив словам скорхея о том, что чужаки могут привести беду в их края. Он внес небольшое изменение в состязание, которое состояло в том, что все сразившиеся, проигравшие и победители должны пройти через разговор со скорхеем в шалаше бунгов, который специально подготовил сын Мохнатой Лапы – Медвежий Коготь и его верный друг Солнцеворот.

Пока Эдван принимал лунных людей в пещере переговоров, бунги, скорхей и поправившийся Хасан разработали план, в котором сильное звено – дар скорхея видеть истину. Медвежий Коготь взял из родного племени благовония, которые раскурил в шалаше чтобы создать атмосферу общения с духами, как они это делали в клане. Но был один подвох. Хасан предложил, что все сразившиеся на деревянных мечах после боя будут вымотаны, их будет не сложно раскрутить на истинные намерения, плюс ко всему, благовония расслабляют тело и сознание. Шаман бунгов – Слышащий Море утверждал, что после часа сидения в таком шалаше, можно от любого узнать все сведения, которые нужно. А уж Лунные люди, скорее всего не догадывались, что их может здесь ожидать, помимо проверок крепкой руки.

Надо сказать, что все ландскнехты отнеслись к чужакам очень настороженно, разве что одна Лиз не испытывала особого страха перед ними. Обычные люди, лунные только. Когда Эдван и избранные, в круг которых входили и Лиза с Леей отправились на короткие переговоры с Эдваном, было ощущение, что что-то грядет. Скорхей и Хасан остались вне этих разговоров, дав Эдвану возможность самому оценить риск его чутьем.

- Лонгхорны нападают небольшими группами, скорее всего чтобы мы были все время наготове, что в итоге может привести к срыву в боевые действия в районе горы Солон и в низменности одноименной руки и озера Пан. Это в трех милях от сюда, – пояснил Эдван. – Мы рассчитываем, что лунная гвардия поможет нам не допустить войны и договорится с лонгхорнами ее не затевать. В противном случае мы имеем приказ с Межрасовой межпланетной военной коалиции не оставлять лонгхорнов в живых, – заключил Эдван. – У вас есть идеи, как предотвратить войну?

- Есть идея пойти на переговоры с лонгхорнами, но мы это должны сделать вместе, – ответила Салливан. – Лонгхорны не идиоты, они должны видеть, что мы с вами заключили мирное соглашение и их может ждать такое же. Но для этого, нам придется остаться здесь на какое-то время, чтобы влиться в клан и понять ваши обычаи.

- В этом нет смысла, – возразил Тони, переглянувшись с Максутом и Арсеном. – Зачем вам вливаться в наш клан, если вы здесь надолго не останетесь? Когда конфликт будет урегулирован, вы вернетесь на Луну. Или я чего-то упускаю?

Повисла пауза, которая рождала у всех участников вече разные мысли. Агнесс должна была ответить, что да, это так и есть. По выполнению приказала Лунной Ассоциации, они вернутся домой. Но дело в том, что Салливан не собиралась возвращаться. И с ней еще как минимум четверо человек, никуда не спешат.

- Давайте не станем забегать вперед, – предложила Агнесс. – В первую очередь мы должны узнать истинные намерения лонгхорнов и что они собираются предпринять.

- В первую очередь, – едва не перебила Салливан Лея, – мы должны выяснить, можно ли вам всем доверять. Поэтому у вас с этой минуты ровно три часа, чтобы подготовится к бою на дубовых гладусах. Так что, не стоит терять времени.

Эдван кивнул, в знак согласия и Агнесс приняла его решения, зная о бое на мечах заранее, а вот для остального состава это явно был сюрприз.

- Эй, погодите-ка! – попытался возразить Тимур. – Мы сюда пришли ваши задницы спасать, а вы из нас пушечное мясо для забавы хотите сделать? Я – пас!

Он быстро поднялся, чтобы выйти вон из пещеры, но тут же получил прикладом в лицо, от стоявшего позади Юры. Который среагировал мгновенно.

- Это не предложение, – сказал он после, забирая у валявшегося без сознания Тимура калаш. – Это вынужденная необходимость, так что давайте, без сюрпризов.


Через час была подготовлена травяная площадка подальше от жилых пещер ландскнехтов. Максут с ландскнехтами расчистили землю от мусора и небольшой наледи, которая уже во всю покрывала землю. Юра с Мириам готовили мечи, осматривая чтобы они не были повреждены. Каждый из участников должен быть изначально в равных условиях, иначе это не состязание, а бойня, как правильно заметил Тимур.

Тимура пришлось приводить в чувство Надежде. Хотя в состоянии легкого сотрясения мозга, он запросто мог проиграть бой, поэтому Надежда решила для него попросить отсрочку, но получила отказ. Сегодня все должно решиться, Эдван не желал растягивать все это на долгое время. Ему самому не нравился факт, что они должны принимать решение в полевых условиях и проверять всех чужаков. Но законы свободных ландскнехтов вообще предполагали бои на острых клинках гуннов, которые имелись в наличии, но использовались очень редко в прямом назначении.

Скорхей изъявил желание присутствовать на всех боях, равно как и сам Хасан, которому все так же нужны были перерывы и отдых, после отравления. Скорхей заверил Эдвана, что после боя и разговоров, он сообщит ему кому стоит доверять, а кого можно будет выставить на передовую, если начнется бой с ландскнехтами. Хасан же беспокоился о том, чтобы сообщить соплеменникам-йеррам, что с ним все хорошо. Вождь бунгов, обещал помочь ему в этом, но только после состязания.

- Какого хрена они от нас хотят? – злился Сергей. – Я думал, что ты знаешь, что делаешь, кэп? А ты привела нас на гладиаторскую арену. Для чего?

- Мне вот тоже интересно, – поддержала Надежда опасения Сергея. – Ты заранее знала, что так будет? Или все это твои личные игры, в которые ты нас впутываешь?

- Успокойтесь все, – спокойно ответила Салливан. – Поставьте себя на их место, вы бы с порога стали чужакам доверять и не хотели бы их в деле проверить, нет? Все справедливо. Вам просто нужно устоять против ландскнехта, некоторые из которых никудышные вояки, только одно бахвальство. Так что, перестаньте ныть уже и покажите, что лунную гвардию деревянными мечами не напугать!

Это были правильные слова, но каждый из состава экспедиции понял их по-своему.


Перед самым состязанием, которое открывал по традиции капитан чужеземцев, в палатку, где Агнесс готовилась к бою, зашла Лиза.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга, пытаясь понять кто перед ними, затем Лиза сказала:

- Думала, мне померещилось. Какого черта ты здесь забыла, Агнесс? Тебе на Луне что ли плохо живется!

Салливан перевела взгляд на короткий дубовый меч-гладус, кои она видела только в лунном музеи истории. Вряд ли таким мечом можно кого-то убить, но синяков будет немерено.

- Ты не знаешь, как сейчас живется на Луне, так что лучше молчи, – ответила Салливан, вкладывая меч в руку и пытаясь к нему привыкнуть. – И совершенно не твое дело, что здесь делаю я. Давай не будет начинать.

Но Лиза подошла и заставила Агнесс повернуться к ней лицом, вглядываясь в спокойные глаза.

- Не забывай, что ты говоришь с ландскнехтом ныне, – напомнила Лиз, пытаясь разгадать намерения своей бывшей подруги. – Если ты принесла беду, то лучше не выходи на состязание.

Лиз вцепилась в запястье руки Агнесс, которая сжимала меч. Когда-то такая их близость привела к печальным последствиям, которые потом аукнулись только Салливан. Но здесь и сейчас, все могло быть по-другому.

- Оставь меня! – вырвала руку Агнесс. – Мы не дети уже, иди куда шла. Дай мне выполнять мою работу.

- Погибнуть от руки ландскнехта – это не работа, а глупость. Это Марк тебя сюда сослал?

Агнесс не желала отвечать на подобный допрос. Что, в конце концов, Лиз знала о том, какого ей пришлось за последние двенадцать лет? Она ничего не знала об этом. И сейчас у них не было времени это обсуждать.

- Пора начинать! – зашел в палатку хромой ландскнехт, чтобы сопроводить Агнесс на место боя.

Полуденное солнце пекло уже не настолько сильно, долгожданная прохлада обещала быть спутником боя Агнесс с ландскнехтом по имени Айрис. Это был высокий, но щуплый мужчина. Еще очень молодой, возможно чуть моложе самой Агнесс. Айрис не испытывал какой-то неприязни к сопернице, как это часто бывало в состязаниях различных групп на Луне. Он был спокоен и величав, это и заставило Салливан нервничать.

- Итак, – произнес тем временем Йонас, обладатель ораторских способностей. – Правила состязания зачитываю один раз. Слушать внимательно! Выигрывает тот, что остается стоять на ногах дольше своего соперника. При этом за гипотетический круг, очерченный белым песком, выходить нельзя. Кто вышел, тот и проиграл. Прощается лишь одна попытка такого выхода из круга, далее вышедший считается проигравшим. Разрешается наносить любые удары, под исключения подпадают только тычки клинком в глаза и уши, а так же запрещенный прием в низ живота.

Первый же выпад Агнесс цели не достиг, Айрис ловко отклонился от свистящего перед его носом мечом, зато его тычок больно приложился по ребрам, заставляя сжать зубы и оружие в руке.

Агнесс заранее знала об этом обычае, но готовиться за три часа это не дело. Чтобы реально подготовится к такому бою, нужно полдня. Но она предположила, что нужно не растягивать состязание на долгое время, чтобы соперник не успел ее вымотать. Именно поэтому, она наблюдала за ногами Айриса и сделала вывод, что руки-то у него сильные и ловкие, а вот ноги… Он всегда пытался стоять к ней боком, словно бы так, казался себе устойчивее. Наносил удары и тычки, очень выверено, каждый раз возвращаясь в исходную позицию. На этом можно было его поймать и отклонить от заданного курса. Однако, в первых минут это совершенно не выходило у Агнесс, тогда она решила пойти нестандартным путем. А именно, разозлить противника. И после нескольких атак, Айрис стал действовать злее и жестче, чем выдал свое неустойчивое положение.

Первый удар по ногам он получил, когда разозлившись, нанес вместо одного удара – два. Ноги поехали в разные стороны на промерзшей земле и Агнесс легко подсекла его, поставив на одно колено. Толпа ландскнехтов позади замолчала, хотя еще две минуты назад, гудела как улей.

Она не сомневалась, что этот досадный пропах, разозлит соперника еще более и он начнет допускать уже более серьезные ошибки. Однако, она слишком рано стала праздновать победу, уверившись, что все идет как надо. За что и получила жесткий удар в область шее, а затем отразила еще более яростный, который мог поставить точку в этой битве.

Обменявшись яростными тычками, они оба поняли, что были на волосок от проигрыша, и теперь любая ошибка может их вынести за пределы круга, а дальше дело техники.

Агнесс принципиально нужно было победить, не потому что на нее смотрели все ландскнехты, Эдван и Лиз, а потому что те, кто будет сражаться после нее, должны считать, что это возможно. И что здесь никакого подвоха нет. Поэтому после двадцати пяти минут страстной разминки, Агнес принялась за кульминацию боя. Она наносила острые выпады, отодвигая соперника от центра круга, гоняя его по всей бровке играючи и стараясь как можно легче лавировать между его ударами, что выходило очень здоров. И не сказать по ней, что она на мечах-то сражалась всего один раз в жизни.

К концу получала, Айрис устал. Было видно, что он не ожидал хорошей подготовки от Агнесс. Он ожидал промахов, мелких тычков и легкой победы. Но оказалось все совсем наоборот. Он вымотался раньше Агнесс, в которой было еще много сил. Айрис стал пропускать простые удары в корпус и по ногам. И в итоге, пропустил удар в грудь, который заставил его пошатнуться, теряя ориентацию. Добить соперника труда не составило. Агнесс нанесла удар по незащищенным ногам и Айрис упал как подкошенный и остался лежать, шевеля только рукой.

По правилам боя, упавший соперник может подняться в течении двадцати секунд. Поэтому Йонас подбежавший к лежачему, стал отсчитывать секунды. Однако, Айрис даже не пробовал подняться. Это был нокдаун. Это была победа. И Йонас взяв Агнесс за руку с мечом, поднял ее вверх, обозначая победителя.

- Неплохо дерешься, – похлопала Агнесс по плечу Лиз. – Могла бы стать ландскнехтом.

- Может, и стану…

Серьезно сказала Агнесс, вручила Лизе дубовый меч и отправилась в палатку отдыхать. Бои своих соплеменников смотреть не хотелось, хотя она должна по роду службы их поддерживать. Но она и так знала или предполагала, кто может не справится в бою. Она была уверена, что Сергей справится, это значит, «крысе» оставят ее работу. Нужно придумать как вывести этого ублюдка на чистую воду, но так, чтобы сюда через неделю не примчалась целая гвардия и не разбила здесь всех в пух и прах.

Снаружи постучали и послышалась возня. Памятуя о разговоре с Лиз, Агнесс строго произнесла:

- Уходи, Лиз. Мне нечего тебе сказать.

Однако в палатку вошел невысокий мужчина одетый как раньше одевались индейцы или участники родео. Он поклонился ей и сказал:

- Я – скорхей, капитан Салливан. Нужно поговорить до того, как закончатся состязания.

====== Ландскнехт 20. Неподвластное. ======

Максим вздохнул. Вот уж он не предполагал, что ему придется гоняться за Линдой почти на край света, а точнее по Земле. И если долететь в грузовом отсеке транспортного беспилотника было плевым делом, то что же ему дальше делать и куда идти, вот совершенно гнусная задача. По его подсчетам, он приземлился там, где должны располагаться ландскнехты, именно в тот квадрат отправили Линду. Но походу здесь только пустошь, ветер и камни.

Впору было жалеть, что Максим не захватил с собой кого-то из своих учеников или друга Леонида. Но он был намерен узнать, почему Линда не выходит на связь, хотя прошло уже около десяти дней.

Пришлось идти предположительно в сторону горы Солон, однако карте, которую взял с собой Макс, он особо не доверял. Очень многие, кто побывали на Земле не привозили оттуда ничего, кроме паршивых воспоминаний и желания больше никогда там не бывать. Но походу, Максим не разделит этой участи. На Земле было здорово, воздух чистый, красивые ландшафты, девственная природа. Что еще надо, для продуктивного похода к обитателям планеты? Он был уверен, что легенды о кровожадности ландскнехтов, всего лишь легенды. Ну не могут быть кровожадными люди без веской причины.

Поэтому первые несколько часов теплого дня он шел с осознанием того, что рано или поздно ему попадется путник, который укажет направление к стоянке ландскнехтов. Поэтому привал был вполне логичен.

Вот только развести костер Максим не сумел. А точнее, не успел. Как только он достал кремень и баллончик с бензином, в его спину уперлось что-то напоминавшее ствол винтовки. И не ошибся в предположении.

- Опусти руку с кремнем, – спокойно сказал хриплый голос. – И повернись ко мне лицом.

Макси сделать так, как сказал незнакомец, вспоминая о том, что у него самого есть пистолет в рюкзаке, но он даже не подумал о том, чтобы его приготовить. Глупо, если сейчас его пристрелят прямо здесь, а потом в его рюкзаке найдут пистолет и патроны к нему. Очень глупо.

- Какого рожна ты здесь делаешь один? Отвечай! – мужчина не намеревался его расстреливать, но угрожал оружием с намерением вызнать информацию о том, зачем он здесь.

Оружие у него было добротное. Максим такое только в музее техники на Луне видел. А в руках ни разу не держал. Эта была пехотная винтовка похожая на М-21 «Хамелеон», только ствол был удлинен, наверное ее здесь уже модернизировали, для таких вот моментов, как этот.

- Меня зовут Максим Шейн. Прилетел чтобы разыскать свою девушку, Линду. Говорят она попала к ландскнехтам, поэтому я иду к ним, чтобы узнать как я могу вернуть ее домой, – честно ответил Максим, даже не подумав о том, что подобные сведения могут быть использованы против него.

- Шейн? Юрист с Луны? – уточнил незнакомец, опуская ствол. – Ты тот самый Шейн, который ратовал за свободное планирование семей в лунных коалициях прошлой пятилетки? Вот как встреча! – улыбнулся незнакомец, протягивая руку. – Мир настолько тесен, что можно встретить смелого юриста на Земле, одного, в пустыне! – радовался он. – А меня звать Артем Грацкий, я исследователь. Но прилетел я сюда совсем по другой причине. Пойдем-ка на радиолокационную станцию, поговорим.

Максим опасался перечить человеку с винтовкой, к тому же дело близилось к вечеру и нужно было найти ночлег. ОН даже не предполагал, что здесь где-то неподалеку есть радиолокационная станция. Но было время начать изучать эту местность, мало ли для чего понадобиться. Может, придется задержаться здесь, кто знает.


Скорхей говорил спокойно, рационально и вдумчиво. И долго. Но то, что он рассказывал, сперва в голове не укладывалось совсем. У Агнесс, как у лунного гвардейца, были иные сведения о том, что здесь твориться. А сейчас выходило, что у нее сведения совершенно не верные. Абсолютно.

Салливан беспокоил факт того, что раз у нее неверные сведения о происходящем здесь, значит и большинство лунных людей не в курсе, что здесь дело не просто к войне, а к большой беде под названием – захват власти лонгхорнами. И хотя лонгхорны не представлялись безжалостными убийцами, скорхей отвел им место зачинщиков многих эпидемий и бед на Земле, уничтожению целых кланов, например таких, как каряки-иноходцы, небольшое племя, которое было уничтожено за короткий срок именно лонгхорнами, а точнее тогдашним предводителем лонгхорнов – Яником Маздером. Сейчас лонгхорнов стало больше, к ним примкнули некоторые малочисленные народности и остатки йерров-китайцев и йерров-хасунцев (татар – примечание автора).

Самая большая беда, что никто точно не знает их количества. Представители йерров и ландскнехтов пытались внедриться в их клан, чтобы все узнать, но после внедрения их так никто и не видел. К тому же, во главе лонгхорнов теперь его двоюродный брат, который похитил его дочь, а жену убил.

- Дела такие, капитан, что если мы не уничтожим лонгхорнов, они уничтожат нас, – заключил свой длинный рассказ скорхей.

- Предлагаете их вырезать всех, как они вырезали малочисленные племена?

Скорхей улыбнулся, хотя улыбаться было нечему.

- А вы не промах, гвардеец! Но нет, вырезать мы никого не будем, потому что многие из их клана – это заложники. Нужно освободить их, и потом уже в ближнем бою разобраться с самими лонгхорнами.

- План у вас так себе, – честно призналась Салливан. – В нем уже походу будут изменения, причем не думаю, что они вас устроят. Или вы считаете, что люди силой удерживающие заложников скудны по уму?

- Конечно нет, – согласился скорхей, приглаживая седые усы. – Но вы-то понимаете, что больше всего угроз обычно исходит от тех, кто только на них и надеется. А еще на неразбериху и страх. Даже бунги понимают, что стоит запустить машину страха, как лонгхорны окажутся в выигрышном положении.

- Не окажутся, – теперь возразила Салливан. – Если конечно ландскнехты, бунги и йерры не доставят им такого удовольствия. А лучше всего сделать вид, что доставили. Эта уловка обычно работает как часы. Но это мы будем обсуждать не с вами, а с Эдваном и его людьми. А вам-то что конкретно нужно от моих людей?

- Чтобы когда придет время, вы вызвали лунную гвардию сюда. Если байки о том, что лонгхорнов действительно мало, триста тысяч человек лунных гвардейцев расправятся с ними по законам Межпланетной Космической коалиции, не так ли? – ответил скорхей.

- Допустим, – ответила Салливан. – Но мне показалось, что вы сказали представитель лонгхорнов ваш двоюродный брат. Вы пойдете против брата? Уверены?!

- Капитан, если бы я был не уверен в этом, вряд ли бы этот разговор состоялся. К тому же после того, как все бои на мечах будут завершены ваших людей ждет более жесткая проверка, которую, уверен, пройдут не все. Но вы-то пройдете, потому что прибыли сюда с добрыми и справедливыми намерениями. Хотя и тоже бежите от лунного режима, – резюмировал скорхей, подымаясь с низкого табурета. – Просто подумайте о том, что на самом деле вас здесь заботит и тогда возможно, вы поймёте и мои заботы. А сейчас мне нужно переговорить с моим другом йерром, о более важных вещах, чем лонгхорны. Доброго вечера!

Он поднялся, поклонился и вышел вон. После этого разговора явно остался осадок какой-то незавершенности. И что это еще за проверки на прочность после боя? Они что правила меняют на ходу.

Едва Агнесс присела, чтобы подумать о том, что им делать дальше, если все, о чем сказал скорхей, окажется не выдумкой, как в палатку вошла Лиз. Без стука, без предупреждения. Она остановилась в проходе, молча смотря на Агнесс.

- Слушай, я не хочу ругаться… – начала устало Салливан.

- А кто говорит, что я пришла ругаться?

Не успела Агнесс подняться, как Лиз быстро преодолела расстояние в пять метров палатки и в следующую минуту состоялся поцелуй. Он был настолько неожиданным для Салливан, что та на миг растерялась, позволяя Лиз слишком много, для девушки, которую она не видела больше десяти лет.

Но все же инстинкт самосохранения сработал и Агнесс грубо оттолкнула Лиз, поправляя амуницию. Она отметила про себя, что Лиза не особо сопротивлялась ее противостоянию и послушно отступила, как только Салливан ее оттолкнула.

- Какого черта ты творишь?!

- Здороваюсь, – улыбнулась Лиз, неизвестно чему. – Рада тебя видеть. А ты меня, вижу, нет.

- Слушай, мне не нужно здесь проблем. Мы с тобой давно расстались, поэтому давай будем просто люди по обе стороны своих кланов.

- А я тебе что предлагаю разве в мою койку прыгать? – справедливо отметила Лиз. – Зашла поздороваться, а теперь ухожу на последний бой кока против Лысого Зверя. А тебе желаю хорошей проверки!

- Эй, стой! – окликнула Салливан ее. – Что еще за проверка?

- Узнаешь, – коротко ответила та и вынырнула из палатки.


В шатре Медвежьего Когтя было как в аду. Когда Салливан вошла туда, она порадовалась тому, что сняла часть формы и амуниции, а то бы неизвестно что с ними тут стало. Рубашка почти сразу пропиталась потом и какими-то душными благовониями, которые по запаху напоминали волчью яму.

- Садись. Здесь.

Медвежий Коготь даже не открывая глаз, указал ей на место напротив него. Он выглядел как индеец из старых ирландских или американских фильмов про резервацию. На голове у него был кокошник из перьев и стрел, а одеяния длинное и кожаное, походило на саван, раскрашенный оленями и волками.

- Зачем я здесь? – поинтересовалась Агнесс.

- Слушай, – сказал Медвежий Коготь и замолчал надолго, напевая что-то на неизвестном языке.

Время тянулось медленно, когда в шатер зашел еще один человек. А потом еще. Это был Скорхей и видимо один из йерров, с которым тот хотел поговорить. Что они здесь-то забыли?

Они уселись рядом с Медвежьим Когтем, как ни в чем не бывало и закрыли глаза. Все они молчали и напевали что-то, создавая какую-то странную атмосферу нереальности происходящего. А потом Медвежий Коготь не открывая глаз взял плошку с чем-то темным и протянул ей.

- Пей.

- Спасибо, мне и так жарко, – попыталась откреститься она.

- Пей, – повторил Медвежий Коготь. – Или не пройдешь испытание.

Последняя фраза заставила схватить плошку и залпом осушить содержимое. Оно даже показалось Агнесс приятным на вкус. Но лишь на миг. Потому что в следующий миг в груди и желудке начало жечь так, будто туда серной кислоты налили. Агнесс согнулась пополам, зажмурив глаза. Боль пронзила тело и какое-то время не желала отпускать девушку из своих оков.

Но по прошествии нескольких неприятных минут, боль исчезла. Так же внезапно как появилась. Словно кто-то выключил ее. Агнесс открыла глаза и обнаружила что… сидит на самой вершине горы. Над ней низкое прозрачно-синее небо, а под ногами головокружительная пропасть. Попытавшись пошевелиться, она пронаблюдала, как несколько камней из-под ее ног сорвались и улетели вниз. И вот тогда она услышала знакомый голос скорхея:

- Куда ты идешь, Агнесс? Куда ты хочешь дойти?

В тот момент думать было некогда и страшно, любое шевеление, вызывало камнепад. Любое сопротивление иллюзорной реальности – дрожание земли и камней вокруг нее. Она могла упасть в пропасть в любую секунду.

- Я хочу дойти до спокойной жизни, без войн и насилия. Я не хочу возвращаться обратно. Мне нужен мой собственный путь. Я по нему сейчас иду.

Все эти слова произносимые ею, словно бы сами рождались в мозгу. Она не напрягалась чтобы обдумывать вопросы, она точно знала ответы и говорила их. Но это делала будто вовсе не она.

- Что беспокоит тебя в твоем мире?

- Насилие. Жестокость. Преследование и подчинение власти.

- Чтобы ты хотела больше всего?

- Стать счастливой. Обеспечить счастье на Земле, защитить тех, кто несчастен.

Она почувствовала, как скорхей выдохнул. А потом словно кто-то выдернул ее с вершины горы, просто щелкнув пальцами.

Когда она пришла в себя, она лежала в той палатке, где готовилась в бою на мечах. Рядом спала Надежда, а еще подальше – Ирэн. За пределами их жилища буйствовала ночь и пели сверчки.

- Присниться же такое, – сказала сама себе Салливан и перевернувшись на другой бок продолжила смотреть сны.

====== Ландскнехт 21. Перемены. ======

Неделю спустя.

Еще несколько дней назад, Линда и не подозревала, что обживется здесь. В стане лонгхорнов были разные люди. Кто-то пришел сюда добровольно, а кого-то привели насильно. Но так или иначе, как и сказала Пей, их было не много.

Однако, предводитель лонгхорнов, белобрысый Олаф Трагге каждый день напоминал Линде, что она здесь не житель, и даже не гость. Она здесь – товар.

В один дождливый осенний вечер, когда Линда уже помогла нескольким людям, раненым в местных боях, перевязать раны и отправится отдыхать, в ее небольшой лабзь зашел Янник. Линде этот непонятный мужчина, берберских кровей не нравился. У него было злое лицо и явно не добрые намерения. И казалось, что Линду он не трогает только потому, что Олаф приказал, а так бы неизвестно что он мог бы с ней сотворить.

Он нагло взгромоздился на ладную длинную скамью, где обычно Линда отдыхала и заговорил:

- Олаф, конечно, тебя щадит, как трофейный товар. Но будь я на его место, ты бы пошла по кругу. И знаешь почему? Потому что ты мне не нравишься, журналистское отродье. За тобой нужен глаз да глаз, а эти олухи, прихвостни Олафа, даже не проверили тебя на вшивость. Допустили до твоего оборудования, пусть и не дали забрать.

Линда сглотнула, памятуя о том, что благодаря Пей, сумела стянуть из свой сумки, походные часы, в которые был встроен диктофон.

- Так вот, ты сейчас же отдашь мне твои часы с руки или я на твоих глазах уничтожу все твое дорогущее оборудование, а потом, – он сделал леденящую душу паузу. – Потом, мы разденем тебя до гола, привяжем к столбу и оставим на пару ночей. Здесь, в устье реки водятся медведи и шакалы, вот им пирушка будет!

Это была прямая угроза и Линда понимала, что человек перед ней не блефует. Она наблюдала за Олафом и Янником, они два сапога пара. Олаф не всегда слушает его, но думаю, что в этот раз может быть совершенно по-другому.

Поэтому она отстегнула часы и протянула Яннику, который взяв их, тот час растоптал в мелкие осколки. А потом подняв голову, зловеще намекнул:

- Ты мне должна, беглянка. Я тебе только что жизнь спас. Жду от тебя благодарности, добровольной, конечно. Но если что, могу и заставить.

После этих слов, он поднялся и вышел вон, оставляя Линду смотреть на осколки часов и думать, как поступить дальше. Уже ясно, что за ней никто из ландскнехтов не придет, да и вряд ли кто-то вообще вспоминает о ней. Нужно было постоять за себя самой.

- Эй, чего ему надо было? – влетела в ее обитель Пей, намекая на Янника.

Нужно было постоять самой, но подвернулся другой вариант. И Линда решила, что воспользуется именно им. Выбора у нее нет, она – товар. А товар должен быть в отменном состоянии, чтобы его не вернули владельцу.


- Ты даже не представляешь, о чем ты меня просишь, Эдван!

После недельного пребывания в клане ландскнехтов, Агнесс, неплохо узнала почти всех тех, кто мог реально сражаться. И даже тех, кто не мог. Она наблюдала и делала выводы. Ей нравился Эдван, но в некоторых вопросах он был весьма жесток, а в других – слишком либерален.

Они перешли «на ты» довольно быстро. У них были общие цели и планы. Скорхей и Хасан не настолько порывались уберечь планету от ненужных воин, как Эдван. Салливан импонировали традиции установленные им и само его правление. Но некоторые вещи оставались все же непонятны и странны.

- Я не прошу, – посмотрел в ее сторону Эдван. – Ты сама знаешь, что среди твоих людей есть «крыса». Пока что она никак не проявила себя, но этот день настанет. В нашем клане с этим строго. Но мы не можем карать твоих людей, ты должна сделать это сама. Считай, что это твое посвящение в земляне.

На самом деле Эдван говорил умные вещи. Ах, если бы так работали законы на Луне! Но по честному Агнесс никогда не приходилось убивать кого-то так, вне поля боя. Да, если быть совсем честным, она никогда никого не убивала. Она пилот космического корабля, а не солдат.

- А если я откажусь?

- Тогда моим людям придется вывезти «крысу» в степь, далеко отсюда. Привязать к дереву и оставить. Диких зверей здесь много. Его ждет страшная смерть. Этого хочешь?

- Это так необходимо? – поинтересовалась после паузы Агнесс.

На что Эдван оставил в покое уздечку, которую пытался чистить, повернулся к Салливан и четко сказал:

- Это необходимо для тебя. Может быть у вас на Луне, люди не особо в глаза смотрят, а я так сразу понял, для чего ты здесь. Спасение Земли совсем не твоя задача, капитан. Это лишь та броня, которой ты защищаешься от невидимого зла. А «крыса» в такой операции, скорее на пользу нам, чем тебе. Потому что наша задача – не допустить войны, а твоя – не вернуться обратно.

От такой откровенности засосало под ложечкой. Салливан не знала, что на это сказать, но почему-то до конца Эдвану она так поверить и не могла. С чего это предводителю ландскнехтов ее защищать?

- А тебе-то с этого какая выгода? – все же поинтересовалась она.

- А никакой, – просто ответил Эдван, снова берясь за уздечку. – Знаешь, капитан, далеко не у всех она должна быть, эта выгода.

Агнесс с трудом верилось, что у Эдвана не было выгоды. Она привыкла к тому, что у всех всегда есть какие-то козыри, корыстные цели, потребительские фишки. А тут вот человеку ничего от нее не надо! Чудеса!

- Откуда ты знаешь, что он еще не связался со своими? – через некоторое время поинтересовалась Агнесс, помогая Эдвану чистить конюшню.

- Я приставил к каждому из твоих людей «хвосты». Последние отчитываются мне каждый вечер, так что я в курсе, что делает каждый из вас с утра до ночи. Не обессудь, капитан. Вы все же чужаки, не смотря на то, что почти все прошли испытания. Просто «крысы» люди хорошо подготовленные, а значит, нужно быть на ход умнее их.

- Крысы? Ты считаешь, что это не один человек? – удивилась Агнесс.

- На вскидку их двое. Как минимум.

Лошадей в конюшне было не так много. Эдван объяснил это тем, что в прошлом году лонгхорны потравили многих, поэтому на данный отрезок времени осталось лишь пятеро.

- Кого ты приставил ко мне?

Эдван улыбнулся, как-то хитро и вальяжно.

- Думаю, ты и сама знаешь. Я не вправе раскрывать твоих людей, извини. Против правил клана. Наблюдай повнимательнее.

Салливан больше всего не хотелось, чтобы наблюдающей за ней была Лиза. Хотя, походу именно на это намекал Эдван. Он очень тонко подмечал особенности людей, кто что может, а кто нет. Смотря в глаза, видел потребности и страхи, панику и боль.

- Эдван! Гонец от йерров, с посланием предводителю клана! – окликнул его Юра.

Гонец был молодых стрелком, у которого за спиной оказался лук и стрелы. А еще быстрый жеребец, по кличке «Морагонай». Вручив пакет Эдвану, он, завидев Хасана, бросился его обнимать. Из-за чего решено было оставить этих двоих на некоторое время в гостевой хате, в которой обычно собирался избранный народ клана на вече.

- Чую, в этом пакете одни неприятные новости, – пробормотал Максут.

Эдван вскрыл письмо срезу же и пробежав по содержанию окинул всех недобрым взглядом.

- Лонгхорны напали на западную метеостанцию, которую поддерживали йерры. Двадцать человек убиты, более пятидесяти ранены. Станция захвачена. Олаф объявил, что будет отстреливать всех, подходящих ближе ста метров, – дочитал Эдван.

- Зачем им станция? – выкрикнул кто-то из толпы.

- Хотят вызвать гвардию, что-то обменять. Или кого-то, – предположил Тони. – Возможно, нашу беглянку. Что же, интересно, они за нее хотят?

- Лунный камень, – спокойно ответил сразу на все вопросы скорхей.

Ландскнехты расступились, пропуская Уве к Эдвану.

- Как пить дать, если обмен состоится, войны не избежать, – дополнил скорхей. – Мы должны это предотвратить. И это наш шанс вернуть вам беглянку, а мне – мою дочь. Так что, чем скорее мы будем там, тем быстрее это закончится. Йерры нам помогут, Хасан обещал помочь людьми и боеприпасами.

- Зачем им лунный камень? – поинтересовалась Агнесс, которая тоже была в числе ландскнехтов. – Что он им даст?

Скорхей полез в карман и выудил оттуда какой-то сине-белый мутный минерал, а потом бросил ей и ответил:

- Власть.

====== Ландскнехт 22. В режиме ожидания. ======

Оказалось, что лунные камни на Земле можно переработать в оружие массового поражения. В стане лонгхорнов было два хороших химика и один шамай*.

- Шамай Хуан наш перебежчик, – пояснил Максут. – Когда Кирим правил кланом, он многих так вот растерял, по глупости. Один из химиков у них с Луны, другого подобрали у йерров.

Поздним вечером все ландскнехты, лунные люди, йерры и скорхей собрались у большого костра, решать проблему с лонгхорнами. Всего собралось около пятисот человек, но у костра сидело меньше сотни. Агнесс отметила, что у Эдвана была строгая иерархия в клане и за каждый квадрат земли отвечал свой человек, а иногда и несколько. Выходило, что в общем и целом в подчинении у Эдвана находилось ежедневно около ста семидесяти человек. Это много для одного, даже если он предводитель клана.

Хасан, окончательно оправившись от отравления и послав с гонцом весточку своим, тоже сидел в первых рядах. Там же, где избранные Эдвана, Салливан и скорхей. Позже к ним присоединился вождь бунгов Мохнатая Лапа, который специально приехал для участии в собрании вместе со своей дочерью Говорящей с ветром.

- Так каким образом они собираются сделать из лунного камня это оружие? – поинтересовался один из ландскнехтов, очень похожи на викинга.

- Возможно, они изучили минералогию и нашли там небольшую статью, о том, как древние земляне делали из лунного камня, известняка и белого песка некую субстанцию, которая управляла сознанием людей и их волей, – пустился в рассказ скорхей, один из тех, кто очень много знал о камнях. – Возможно, что Олафу пришла в голову мысль, таким образом поработить всех, кто им мешает. Кочевые племена, типа бунгов и байаров, коренных йерров, охотников, нейтральных кукамори и ландскнехтов. Последних лонгхорны считают своими врагами уже лет сто.

- Ну хорошо, – согласилась Лея. – Но каким же образом мы предотвратим обмен, если мы даже на сто метром не можем приблизится к ним? Мы даже не знаем, сколько их там. Их может быть десять человек, а может быть в три и четыре раза больше. Мы не знаем какое у них оружие. Да вообще ничего не знаем. Нужен опытный разведчик, чтобы все это узнать, прежде чем соваться в пасть тигра.

Большинство ландскнехтов поддержали Лею в ее опасениях, идти на закланье никто не хотел. Нужен быть хороший план, чтобы избежать ненужных потерь.

- У нас есть Лунные люди, – выкрикнул из толпы еще один из ландскнехтов. – Почему бы им не сообщить на Луну, о том, что здесь готовится не просто смута, а настоящая война?

Народ вокруг зашумел, но Эдван поднял ладонь и все разом замолчали, а он сказал:

- Дайте ему сказать! Говори Фло!

Высокий, щуплый Фло, пересел в передний ряд, ближе к огню и продолжил:

- Хочу сказать, что мы с лунными людьми живем бок-о-бок уже вторую неделю, и пока что защищаем их мы, а не наоборот. Может быть уже им пора привести в действие план по спасению клана от чумы этого века – лонгхорнов. Они для этого сюда прибыли, разве нет? Если да, то они держат связь с Луной и могут сообщить туда о том, что здесь готовится. Лунные представители договорятся с лонгхорнами о предоставлении обмена, вот здесь-то мы и перехватим груз. Потому что для того, чтобы его получить, им придется выходить на поверхность Земли и раскрывать свои позиции. Мы должны напасть внезапно и не дать им осуществить обмен. А уже после этого, Лунные гвардейцы разберутся с ними без нас.

- В этом плане одна неувязочка, щуплый! – не особо уважительно обратился к Фло, Сергей. – Лунные представитель тоже не идиоты, правда ведь? Они запросто могут не согласиться на торги, даже не смотря на то, что в стане лонгхорнов, я так понимаю, их человек. Один человек ничто, когда можно спасти тысячи. Тем более, что Луна далеко. У нас должен быть запасной план, иначе когда все провалится, нас перебьют как тараканов, – заключил Сергей, сплевывая в сторону.

Разумеется, что Сергею не хотелось быть пушечным мясом, потому что в этом плане Фло, они должны шагать на передовую и если что пойдет не так, они первыми могут погибнуть. Но как ни странно, идею Фло поддержало большинство ландскнехтов и даже Надежда с Тимуром, которым походу было все равно, где умирать.

Оставшись в меньшинстве, Сергей только махнул рукой. Все равно у него были свои планы относительно этой заварушки с лонгхорнами. Он хотел сбежать до битвы и найти заброшенную метеостанцию, где как ему сказал Марк Леднев, находились залежи золота. Он надеялся, что этот придурок Артем, не найдет это золото раньше него, потому что тогда придется драться.

- Это хороший план, Фло. Но его нужно тщательно скорректировать и продумать до мельчайших подробностей. Берем на заметку – ответил Эдван.

- Вот как! – едва не перебила его Лея. – Значит, плюс ко всему, нам придется в этой решающей смертельной битве положиться на чужаков с Луны? Да кто они там такие? Мы даже на половину не знаем на что они способны. Пока что кроме поглощения запасов еды и вечного нытья о погодных условиях, от них ничего полезного. Как насчет проверить их в настоящем бою, в настоящей схватке? – предложила Лея.

Эдван задумался на несколько минут. Он и сам не сомневался разве что в Салливан, но остальные и правду чужаки пока. Нужно было мудрое решение.

- Ты права! – изрек он, коротко взглянув в сторону людей Салливан. – У них будет возможность показать себя. Нужна разведка в оба направления. Завтра на рассвете группа Лизы, в которую я заключаю: Салливан, Сергея, Максута, Нано и Арсена, пойдет в сторону йерров, нужно выяснить столько человек охраняют вышки и входы. Другая группа Тони, в которую я заключаю: Надежду, Йонаса, Ирэн, Шамиля и Хлою. Она направится в сторону стоянки лонгхорнов, чтобы попытаться узнать, что происходит в стане противника и на подходах к клану. Предводители своих групп по возвращению отчитаются мне лично, тогда и решим вопрос о том, кому можно доверять, а кому – нет. На этом собрание объявляю закрытым. Следующее собрание, через неделю. Расходитесь по палаткам, а мне нужно переговорить лично с Мохнатой Лапой и скорхеем.

После того, как ландскнехты разошлись по своим делам и квадратам, Лиза подошла к Салливан и протянула ей короткий меч из саамской стали.

- Зачем он мне? – удивилась Агнесс. – У меня есть калаш и пистолет.

- Не все и не всегда решается огнестрельным оружием, к тому же, – она сделала паузу, обернувшись на Лею, говорившую с Тони, и наблюдавшую за ней. – К тому же, ты в моем отряде, а мне сюрпризы не нужны. Калаш ты оставишь в шатре.

- Мы идем на разведку! – напомнила Лизе Салливан. – Ты в своем уме идти туда практически безоружными? Если что, если завяжется бой, мы все погибнем!!!

- Не думаю, – уверенно сказала Лиз. – Я хорошо знаю те места. Так что давай без глупостей, – она протянула руку, чтобы забрать у Агнесс оружие. – Давай калаш.

Агнесс внутренне возмущалась, но делать нечего, пришлось отдать.

- А теперь, пойдем, я осмотрю тебя.

- Зачем это? – засопротивлялась Салливан, не понимая, что такого хочет от нее Лиз. – Меня два дня назад осматривал Тимофей, сказал, что я в порядке.

- Я не Тимофей, – улыбнулась Лиз. – НО я могу видеть то, чего не видит он. Так что, пошли, я тебя не укушу там.


В палатке Лиз, продуваемой всеми ветрами, на этот раз было сухо, тепло и уютно. И весьма просторно. Хотя сама палатка располагалась на небольшом пригорке, с одной стороны гора, с другой стороны перспектива равнины Солонова степь на несколько миль вперед.

Палатка явно была рассчитала на двоих, а точнее, второй спальник лежал свернутым, возможно, в ожидании того, кто бы разделил с Лиз ночь. Салливан подумалось, что таких желающих в клане не мало. Наблюдая за Лиз, она отметила, что Лея очень четко следит за тем, чем та занята, возможно у этих двоих что-то происходит или происходило. Агнесс решила не забивать себе этим голову, она здесь скорее всего ненадолго.

- Сними форму и ложись.

Сказала Лиз, указывая на просторную лежанку, скрытую от ветреного прохода, который тут же был закрыт на молнию, едва Агнесс улеглась на живот. Затем что-то щелкнуло под потолком и Салливан отметила, что лунный человек в Лиз умер не до конца. Под потолком она повесила импровизированную лампочку, в виде карманного фонарика.

- Что ты соберешься делать? – поинтересовалась Салливан.

- Свою работу, – коротко ответила Лиз, встав на колени перед голой спиной Агнесс. – Не волнуйся, это не больно. Если конечно, у тебя нет никаких вывихов.

Салливан напряглась. У нее был один вывих, который ее постоянно мучил. Но этой травме было уже много лет, поэтому она как-то сумела сжиться с ней. А сейчас, походу, ей придется вспомнить факт того, как была получена эта травма, а это неприятные воспоминания.

Пока Лиз ощупывала ее спину, Агнесс думалось о том, как раньше они убегали за пределы лунного корпуса, который тогда еще строился, на «свалку вечности», где располагалось много разных металлических отходов и предавались там запрещенным чувствам. Это было так давно, что казалось в прошлой жизни. Тогда им было не больше тринадцати лет, хотя Лиз была старше.

Лиза нажала на шейный позвонок и Агнесс вскрикнула.

- У тебя здесь застарелая травма. Скажи мне как она была получена, чтобы я смогла быстро ее устранить? – со знанием дела, попросила Лиза.

Но Агнесс друг оттолкнула ее и перевернулась на бок, прикрывая грудь руками.

- Не надо ничего устранять, ясно? Вообще не нужно никакого осмотра.

Лиз подняла ладони, показывая, что она не собирается никому причинять дискомфорт. Просто хочет помочь.

- Я хорошо научилась вправлять кости и позвонки, так что ты можешь не…

- Сказала же, не надо! Ты, что, глухая?! – повысила голос Салливан более, чем надо, уставившись в спокойные голубые глаза Лизы. – Ты вторгаешься туда, где тебе не рады! Или вместе с генами ландскнехта, в тебя занесли наплевательское отношение к чужому личному пространству?

Лиза слушала ее и понимала только одно: у нее до сих пор была эта чертова симпатия к Салливан. Ни расстояния, ни годы не смогли сжечь в ней ту страсть, что она когда-то испытывала к этой девушке. Возможно поэтому она делала какие-то шаги неосознанно давя на человека, пытаясь что-то выведать у нее. Что-то что было ей важно, возможную взаимную симпатию. Но с очередным таким шагом понимала, что это чувство внутри без ответа и даже если сейчас она поцелует Агнесс, даже если Агнесс даст ей себя целовать, у них больше никогда ничего не выйдет…

- Я просто хотела помочь, – повторила Лиза, пытаясь сопротивляться нахлынувшим воспоминаниям. – И все.

Она посмотрела в карие глаза Агнесс, они сердито смотрели на нее, без намека простить за попытку помощи. Лизу мучило не любопытство, а беспокойство того, откуда у Агнесс была такая травма. Она за все эти годы на земле каких только костей не вправляла. И опыт был приличный. Такие травмы, как эта просто так, самому получить очень сложно. Лизе казалось, что Агнесс скрывает от нее истинную причину своего визита сюда, а все эти операции по спасению ландскнехтов и йерров, всего лишь завеса. Лиза считала, что дело в Марке. Чуяла, каким-то шестым чувством, интуицией, что Агнесс прилетела сюда, чтобы… убежать, укрыться от какой-то угрозы исходящей от лунных людей. Если не всех, то некоторых точно.

- Что еще ты хотела? – сорвалось с языка Агнесс и она прикусила его, чувствуя, как горячеет воздух между ними.

Лиза подняла на нее глаза.

- Вот этого…

Она не раздумывая поцеловала Агнесс, рискуя потерять ее доверие вовсе. Но как ни странно, Салливан не оттолкнула ее, тот час чувствуя влагу между ног, и придвигая ближе тело Лиз к себе.

Рубашка полетела в сторону формы Агнесс и горячие тела сплела долгожданная страсть, в пылу которой обе даже не заметили, что за ними зорко наблюдает наметанный глаз Леи.

Комментарий к Ландскнехт 22. В режиме ожидания. *шамай – что-то вроде колдуна, который общался с духами умерших.

====== Ландскнехт 23. Крысиные бега. ======

Разведка на открытой местности, дело сложное. Однако Лиза четко понимала, что должна проверить здесь каждого чужака, иначе если будет что посерьезнее, с нее и спросят. Эдван перед вылазкой сообщил ей, что Салливан нужно устранить «крысу» и просил не мешать. Но сама Салливан не выказала волнения по этому поводу, поэтому Лиз решила, что если Агнесс в последнюю минуту не сможет сделать этого, придется Лизе взять эти обязательства на себя. Никто не должен испортить им план.

А в план Эдвана и скорхея не входили крысиные слежки и доносы на Луну, о том, что здесь происходит. Только официально утвержденные связи с общественностью на Луне. Эдван сразу стал подозревать Сергея, хотя тот вел себя просто и повседневно. Лиза присматриваясь к нему, сразу сделала вывод, что у него есть камни за пазухой, мало того, этот лицемерный парень может сбежать. Она не была его хвостом, им был Юрка, который поделился информацией, что Сергей не смог связаться со своим заказчиком на Луне, здесь осенью связь плохая и горы мешают, но на равнине, особенно если завяжется бой с лонгхорнами, захватившими вышку, он может сбежать и сообщить куда надо, то, что им не надо. Поэтому Лиза приставила к Сергею персонально стрелка Нано.

- Идем спокойно, никто не стреляет, пока я не скажу. Никто не поднимает меча, без надобности. Никто не отходит от лагеря дальше видимости. Это понятно? – спросила Лиза, перед тем как двинуться в путь.

Сперва они двигались против солнце, которое даже в начале ноября здесь палило как проклятое. Затем в квадрате Выборгской низменности им пришлось передвигаться набегами, прятаться по кустам и идти береговыми тропами возле Саамского залива.

Первый привал они сделали через шесть часов, расположившись на берегу Саамского залива, где в трех милях от йерров и их захваченной вышки. Съев по куску вяленого мяса с хлебом и немного передохнув, Лиз решила отправить Максута и Арсена проверить, что там впереди, нет ли засады. Остальным оставалось лишь ждать.


Вторая группа, Тони, выдвинулась в сторону стоянки лонгхорнов на два часа раньше группы Лизы. Это было связано с тем, что они просто раньше поднялись, и решили не терять время впустую. Тем более, что Тони был известен тем, что мало спал и хорошо высыпался при этом.

Надежда и Йонас всю дорогу выясняли кто из них лучше знаем минералогию. Тони же не спускал глаз с Шамиля, который по его мнению был тоже «крысой». От Эдвана он получил такую же инструкцию, какую Эдван предоставил Лизе. Он предположительно разделил «крыс» на две группы, а Гочу и Тимура, которые не попали в группы разведки, решил проверить другим способом.

- Стойте! – остановилась Ирэн, сглатывая и осматривая местность впереди. – Мы идем на минное поле…

Тони дал всем знак, чтобы остановились. Затем он поднял среднего размена камень и сделав небольшую паузу, кинул вперед на несколько метров. Через тридцать секунд произошел взрыв, заставившись пригнуться всех присутствующих.

Пораженный Тони взглянул на Ирэн, которая была спокойна, как удав. Дальше идти было опасно.

- Как ты это делаешь? – спросил он, когда они отошли на пол мини к югу горы Солон и сделали привал.

- Чутье, – коротко ответила Ирэн. – Хорошо знаю оружие и его применение. Отец был сапером.

Такая девушка с такой интуицией половину взвода спасти может. Но Тони следил за языком, понимая, что не смотря на восхищение подобными навыками, нужно зорко смотреть за чужаками. Однако, ему не хотелось верить в то, что Ирэн, которая сегодня спасла всех от возможной гибели, могла оказаться доносчицей. Как-то не вяжется это с поведением «крыс».

- Что делать-то будем, капитан? – спросила Надежда новоявленного предводителя их группы Тони. – Не сидеть же тут до весны теперь. Нам надо пройти до стоянки и разведать обстановку. Или вы хотите повернуть назад?

- Кто-то должен пройти туда в одиночку, а потом уже мы все туда пойдем, – предположил Йонас. – Тони тебе решать, кто пойдет.

Сложное решение, по сути послать человека на смерть. У Тони была мысль послать Ирэн, но в свете того, что она чужак, выбор пал на Хлою.


В стане ландскнехтов скорхей и Эдван придумали отличное задание для оставшихся чужаков. Тимура экзаменовал Тимофей, который в гастрономии разбирался очень хорошо и дал задание повару сварить то, что он написан на доске. А Гоче был предоставлен другой экзамен. Сложнее. Ландскнехты отвезли его на ближайшую заброшенную военную базу. Где стояла сломанная военная рация, которую и должен был починить Гоча, который сразу сказал, что он хороший механик. Эдван сделал ответственным за Гочу – Мириам, которая сама хорошо разбиралась в технике.

В итоге к обеду рация уже заработала и Мириам доложила Эдвану, что Гоча хорошо справился с заданием, даже применил какие-то инновационные технологии починки радиостанции.

Тимур же справился только наполовину, потому что большинство трав, которые нужно было добавить в те блюда, что написал Тимофей, он просто не знал. Пришлось просветить. Однако, те блюда, которые приготовил Тимур, ему и пробовать, а уже потом самому Тимофею. Последний зорко отследил все пробы и сообщил Эдвану, что худо-бедно, но Тимур действительно кок. Однако, он решил взять над ним шефство, на всякий случай, чтобы сдуру не потравил кого-нибудь, решив удивить полученными сегодня знаниями.


Хлоя весьма быстро добралась до стоянки, ни разу не ступив туда куда не надо. Перед этим ее правда проинструктировала именно Ирэн по наказу Тони. После этого все остальные осторожно прошли след в след по пути Хлои, оказавшись перед каменным курганом, за которым располагалась стоянка лонгхорнов.

- Здесь их всего полсотни, – разочарованно выдохнула Надежда. – Значит, эта стоянка лишь прикрытие, чего-то с большим количеством народа.

- Если завяжем бой, можно нескольких взять в плен, а уж Лея на месте из раскрутит на все, что хочешь, – саркастично отметил Йонас. – Можно попробовать, а, кэп?

Тони не было приказа от Эдвана нападать на стоянку, но походу только так можно проверить чужаков в деле. Разведка боем.

- Никакой стрельбы! – четко сказал Тони. – Мы должны без единого выстрела войти, вырубить двоих-троих охотников и мигом назад. Это ясно?

- А если они откроют огонь? – поинтересовалась Ирэн. – Будем трусливо удирать, даже не отстреливаясь?

- Мы сюда пришли не для стрельбы, для разведки. Надежда права, скорее всего далее следуют уже кочевые шатры лонгхорнов, но нам нельзя соваться дальше, нас мало, убьют.

- План разведки у вас так себе, – не удержалась от критики Надежда. – Предлагаю новый план. Пока вы будете отвлекать этих олухов, я проберусь дальше, возьму рацию. А потом когда вы заберете кого-то в плен и отодвинетесь назад, я сообщу обстановку впереди.

- Исключено! – пошел в отказ Тони. – Я за вас всех головой отвечаю перед кланом.

- Кэп! Она права, – поддержала Хлоя Надежду. – Если есть возможность продвинуться вперед, нужно ее использовать.

У Хлое было светлые волосы и лицо в веснушках, а еще задорные глаза. Надежде она чем-то напоминала свою племянницу, только ростом выше.

- Это опасно! Если нас вычислят, то перебьют как тараканов!

- Ну вот ваша задача, чтобы нас не вычислили, – хлестко парировала Хлоя. – А то на кой черт мы сюда вообще пришли? В разведчиков поиграть?! Мы минное поле прошли, а уйдем возможно с пустыми руками. Так не пойдет!

Остальные участники группы молчали как воды в рот набравши, согласился с планом Хлои Нади только Шамиль. Он отметил, что они могли бы проскочить посты, пока мы будем отвлекать находящихся здесь.

- Нас всего трое! – напомнил Тони. – Если бы нас было хотя бы семеро…

- Если бы нас было семеро, нас бы быстрее раскрыли, а так есть шанс, что никто ничего не поймет, – сказал Шамиль. – И чем быстрее мы это провернем, тем быстрее получим результаты. Тони…

- Ладно, – сказал Тони. – Но если что-то пойдет не по плану, мы все отступим.


Западная метеостанция ранее охраняемая йеррами носила название «Астра». Лиз знала, что под контролем йерров находилось ранее еще около шести таких станций в этом районе, две из них считались разрушенными и нерабочими. Обычно в нерабочих станциях проживали отбившиеся от кланов люди, йерры, кочевники иногда охотники с Луны, прибывшие сюда для развлечения.

Подойдя к юго-западной стороне станции, они едва не напоролись на лонгхорнов, четверых с калашами в руках, но Арсен вовремя услышал тихий шепот и пришлось отступить.

Расположившись вреди камней разрушенного КПП, Лиз с группой наблюдали обстановку. Лонгхорнов оказалось в двое больше, чем ожидалось. Около двадцати пяти человек. Если завяжется бой, ландскнехтов перебьют как шакалов. Нужно что-то более мудрое, чем просто внезапное нападение.

- А подземные ходы от йерров, еще действуют? – вспомнил Максут. – Они вроде же их везде роют.

- Опасно, – не поддержал идею Арсен. – Если нас засыплет – конец. Тут нужны хитроумные ходы или нестандартное решение.

- А что если я пойду, – предложила Салливан. – Им же нужно чтобы лунный человек из гвардии связался с Луной и передал условия, я это и сделаю.

- А потом что? Ты будешь им не нужна и они тебя убьют, а мы не сможем тебе помочь, даже если нас больше было бы, – перебил ее Нано. – И потом, где гарантия, что они не пристрелят тебя на подступах? То, что на тебе форма лунной гвардии их не остановит, поверь!

- Думаю, что нам всем, в первую очередь надо обойти станцию со всех сторон и посчитать сколько всего лонгхорнов ее охраняет снаружи, а потом уже внутрь лезть. Нужно наблюдение в течении нескольких часов, потому что люди друг друга меняют и мы должны засечь время – когда. Ясен приказ?

- Жаль, я не взял фотоаппарат с собой, могли бы все документально оформить, – вздохнул Арсен.

- Разобьемся на три группы: Нано с Сергеем, Арсен с Максутом, а я пойду с Салливан. Встречаемся здесь через двадцать минут. Обо всех форс-мажорных обстоятельствах сообщать по нейтральной волне. Пошли!

- Ты отпустила Серегу с Нано? Сюрпризов хочешь? – поинтересовалась Агнесс. – Или стала ему доверять?

- Я никому не доверяю в разведке на сто процентов, даже тебе. Смотри в оба!

Когда они вдвоем обошли станцию со стороны залива, поняли, что эту сторону охраняет всего три человека. Причем один из них все время в наушниках случает музыку. Двое других части играли в кости прямо перед черным выходом. Тоже на руку, если придется наступать.

- Лиз, – раздался сквозь шипение в рации голос Нано. – Сергей пропал. Шел рядом, я задержался чтобы посмотреть в бинокль, обернулся, его нет.

- Вот и сюрпризы! – улыбнулась Лиз. – Нано, оставайся на своей позиции, мы с Салливан проверим «беглеца».

- Ты не сказала им, что он может быть «крысой»? – удивилась Салливан.

- Меньше знаешь, крепче спишь. Еще не хватало, чтобы они его спугнули. И сейчас, я примерно знаю в какую сторону он решил удрать, так что пошли быстрее, потому что если он нашел то, зачем сюда прилетел, мы можем опознать.

К полудню солнце скрыла мгла из облаков и стало легче дышать.

Лиз шла быстро, почти бежала, временами пригибаясь к земле и осматриваясь по сторонам. Агнесс шла за ней и уже начала думать, что они либо заблудились, либо окончательно потеряли слез Сергея.

- Вот он! – остановилась Лиз и Агнесс едва не врезалась ей в спину. – Похоже на переносную радиостанцию.

Буквально в полумиле от них прикрывшись кустом можжевельника сидел Сергей. Он пытался настроить переносную радиостанцию. Все время чертыхался и осматривался по сторонам.

- Если он сообщил на Луну – все пропало! – сказала Лиза. – Ты должна его убрать, или он испортит нам планы. Да и тебе. Сможешь?

Агнесс кивнула, хотя до этого дня никого не убивала. Никогда.

- Держи, – протянула Лиза ей свой трофейный «Магнум». – Не делает осечек.

- У меня свой пистолет, я не промахнусь…

Только чтобы не промахнуться, мало уметь стрелять, нужно еще уметь убивать, с первого раза. Для Агнесс это была проверка на прочность и отстаивание своих идеалов, своей жизни, которой она хотела жить. Однако, вот так сходу, убить человека, который так или иначе прожил с ними месяц, не просто.

- Эй, куда ты пропал! – начала издалека Агнесс и Лиза выругалась на то, что не нужно было вовсе заводить разговора. – Ты ушел с поста, никого не предупредив. Что за дела?

Сперва Сергей вздрогнул, но когда увидел, что к нему идет Салливан, ничего не ответив вернулся к своему занятию.

- Эй, я с тобой говорю! – повторила Салливан, подойдя ближе.

- Отвали от меня! – огрызнулся он. – Хочешь погибнуть из-за всех этих недочеловеков, – валяй! А я – пас. Связаться бы с Луной, чтобы они прилетели и забрали меня отсюда… А ты продолжай в войнушку играть.

- А если нет? – выставила руку с пистолетом наведенным на Сергея Агнесс.

- Ты не выстрелишь, – улыбнулся он. – Ты знаешь, что за этим может последовать… Так что убери пушку и вали отсю…

Вот тут и раздался выстрел. Сергей не успел закончить разу и свои дела в радио, как упал на спину замертво.

- Какого черта ты сделала? – налетела на нее Агнесс, только успев сообразить что произошло.

- У тебя дрогнула рука, а у меня – нет. А теперь возвращаемся на пост, нам нужно разведать все и вернуться домой к вечеру. Темнеет в это время рано, так что шевели ногами.

Салливан бросила последний взгляд на мертвого Серегу и устремилась за Лизой.

====== Ландскнехт 24. Гамбит. ======

Гамби́т (от итал. gambetto — подножка) — общее название дебютов, в которых одна из сторон в интересах быстрейшего развития, захвата центра или просто для обострения игры жертвует материал (обычно пешку, но иногда и лёгкую фигуру).

- Их всего двенадцать человек, – озвучил Нано, когда они собрались в положенном месте через сорок минут. – А где Серега?

Агнесс хотела ответить, но Лиза опередила ее, честно сказав, что он оказался крысой, пришлось его убрать. Салливан это разозлило еще больше. Ей не давали проявить себя, Лиза жестко опекала, будто ей 5 лет. И терпение капитана лунной гвардии было на исходе.

- Собрали информацию, нужно возвращаться. Хотя, было бы неплохо оставить тут маячок, – вздохнул рыжеволосый Арсен. – Жаль, что я не наделал маячков, сейчас бы пригодилось.

- Погодите! – едва не перебила Арсена Салливан. – Это все?

Ребята обернулись на нее, не понимая, что она этим хочет сказать.

- Ты о чем? – поинтересовался Нано.

- О чем я? Мы сюда добирались пол дня. И для чего? Чтобы тупо посчитать этих болванов и вернуться ни с чем?

Максут первый просек, что Салливан придирается к обычной разведке слишком рьяно.

- Нас всего пятеро. Ты предлагаешь им сдаться что ли? – жёстко парировал Максут.

- Я предлагаю, не быть такими же трусами, как йерры или сами лонгхорны!

Сказав это, Салливан выскочила из-за небольшого холма, по пути вынимая меч из ножен и понеслась прямо на игравших в карты недалеко от песчаного кургана, лонгхорнов!

- Лиз!!! Какого черта она творит?! – рванул за Агнесс Нано. – Погибнем все! Черт!!!

Не успел Нано пригнуться, как автоматная очередь прошила землю перед ним. Стреляли с верхнего яруса станции, где был небольшой уступ и отличный обзор равнины, где ландскнехты были все, как на ладони.

Лиз подняла голову, наблюдая, как Агнесс с размаху отсекла одному голову, а другой даже не успел ничего сказать, как был проткнут насквозь. Для автомата лонгхорна сверху, она была не видна, но это шаткое преимущество, ведь они не знали точное количество человек на станции, да и внутри ее тоже.

- Рассредоточиться!!! – крикнула Лиз, вынимая меч. – Обходи сзади…

Она понятия не имела, как не получив пулю пробраться помочь Салливан. Про себя-то она уже маты сложила, они не планировали наступления, мало того, ей влети от Эдвана, за то, что не досмотрела. Но это после, если выживут. А сейчас автоматные очереди, одна за другой прошивали землю возле нее.

Нано пошёл на право, его прикрывал Арсен. Максут двинулся влево. Но автоматчик наверху, не забывал ни о ком из них. Но больше всего его взгляд был устремлен на Лиз. Высунуться сейчас, словить пулю в грудь.

- Я отвлеку. Беги!!! – раздалось откуда-то справа.

Нано выскочил из-за кургана, устремившись ко входу вышки, когда Арсен дал очередь по вышке, где легко было распознать стрелка. Который успел спрятаться за уступ, а когда Арсен сделал паузу, едва не расстрелял его в упор, хорошенько задев по ногам.

Подстреленный Арсен повалился на землю не издавая ни звука. Хотя было адски больно, кровь толчками выходила наружу из простреленной раны. Однако, Нано успел проскочить, на ходу вытаскивая свой кривой ятаган, которым сперва разрубил шаткую дверь пополам, а потом и того, кто стоял за ней…

Лиз чертыхалась. Зря она не взяла с собой винтовку, с лазерным прицелом. Ничего похожего в группе у них не было, а пуля из «Магнума» не стреляет на такое расстояние. Нужно было снять стрелка. На этом месте она и вспомнила про лук со стрелами, но вот черт, он остался с Нано. И наверняка, Нано им воспользуется, когда меч будет бесполезен. Оставалось ждать и искать другие пути, которых на открытой местности не много. Как только она поднимала высоко голову, песок прошивала очередная автоматная очередь. Она видела лежащего поодаль без движения Арсена. Если он дернется, его добьют, если дернется она – ее. Тупик!

Нано проскользнул внутрь, где слышалась ругань и возня. Юркнув в какой-то закуток, он оказался в коллекторной, где не было ни души, зато длинный коридор, ведший неизвестно куда. По всей его длине горел тусклый свет. Нано вытер пот с лица, вспоминая, что зря сбрил с головы все волосы давеча. За глаза его в клане называли «зулус», у него был необычный нежно-зеленый цвет глаз, как у персов далеких времен.

Сняв с плеч модифицированный лук, он натянул тетиву со стрелой и аккуратно стал продвигаться вглубь коридора. Кто бы не попался ему на пути, его ждала не завидная учесть. Главное, своего не убить, Нано помнил, что Салливан первая возможно оказалась в помещении станции, где жарко было как в аду.

- Максут, – кричала в рацию Лиз. – Сколько их еще?

- Я вижу четверых, мне придется их убить. Или…

Связь внезапно оборвалась и у Лиз побежали мурашки по спине.

- Максут!!!

Каряку татарского происхождения Максуту, пришлось вступить в неравный бой с четырьмя противниками-лонгхорнами, у каждого из которых был калаш, пистолет и нож. Двоих он пристрелил сразу, едва они подошли с нему, на третьего он набросился, сбил с ног, чтобы отвлечь от лежавшего в трехстах метрах еще живого Арсена. В рукопашном бою, Максут не блистал, поэтому сразу же пропустил пару нокаутирующих ударов в голову и живот, однако нож, который он не хотел брать с собой, на поясе оказался очень кстати. Он с силой рванул его из ножен и в следующий момент воткнул в горло забывшегося в пылу сражения лонгхорну. Кровь фонтаном хлестнула на Максута, а когда он поднялся, забыв о ещё одном лонгхорне, тут же получил пулю…

- Максут!!! – кричала в рацию Лиз, боясь высунуться из-за холма.

- Твой дружок тебе не поможет уже, – раздалось через шипение и помехи. – А ты следующая!!!

Лиз сжала зубы и «Магнум» в руке.


Пролетев «черный ход» на одном дыхании, Салливан оказалась на винтажной лестнице ведущей наверх.

- Эй, вот она!!! – закричал кто-то слева, и после этого на Агнесс обрушился целый шквал пуль.

Такого количества автоматных очередей она не наблюдала даже в фильмах. Стреляли со всех сторон. Ей пришлось пронестись под этой волной свинца и в буквальном смысле нырнуть в щель какого-то помещения. Она проскользила там по полу, врезавшись во что-то мягкое. И это мягкое тот час приставило ей пистолет к виску. Но внезапность положение только усилило адреналин в крови. Агнес сжала меч, подняв его резко и ловко, будто он был продолжением ее руки. Лонгхорн даже выдохнуть не успел. Пистолет выпал из его рук и кровь залила небольшое помещение.

Агнесс подобрала ствол, сунув его за ремень и стараясь не поскользнуться на крови, выглянула в сворку. За ней где-то рядом послышались голоса. Не успевая перевести дух, Салливан открыла дверь шире, заставая врасплох лонгхорна, который ошивался возле нее. У него в руке была рация, Агнесс даже подумала, что он уже сообщил «своим» на стоянке. Но даже если так, это последний его разговор. Выпустив две пули в упор, Салливан двинулась дальше. Ей надо было добраться до вышки и обезвредить стрелка.

Она обернулась назад, ей показалось, что позади скрипнула дверь и тут же напоролась на здоровенного лонгхорна с пистолетом направленным ему в голову.

- Попалась!!! Ребята, да это баба!!!

Он улыбнулся, осматривая запыхавшуюся, всю в чужой крови Салливан, но улыбка так и осталась приклеенной к его лицо навсегда. Взвизгнувшая рядом стрела прошила его голову от уха до уха. А когда он осел по стене, другой лонгхорн выросший на пути Салливан, был такой же стрелой ловко пригвожден к деревянному стенду слева.

Агнесс окинула взглядом станцию, в поисках стрелка. Нано был в самом низу, а это три мощных этажа вниз. Но меткости такой только позавидовать.

За радиоаппаратурой было двое, одного из которых Агнесс ранила в ногу, а другой достался подоспевшему вовремя Нано.

- Следи за ними, я обезврежу стрелка! – сказала Агнесс, бросаясь по лестнице наверх.

Силы были неравны, Лиз проигрывала в рукопашной крепкому лонгхорну, который когда-то был в стане ландскнехтов. Звали его Харри. Он и тогда никому спуску не давал, а сейчас памятуя о тех славных временах, встретив в бою Лизу, он не просто хотел ее победить, но еще и надругаться.

Пистолет лежал где-то в песке, выбитый из руки ловкими приемами каратэ. Такой град ударов по разным органам, Лиз давно уже не испытывала на себе. В схватке один на один она всегда побеждала, но здесь ситуация боевая, форс-мажор, нервы, адреналин, эмоции. Эмоции, с которыми Лиз никак не могла совладать, пропуская болезненные удары.

Ее почти нокаутировал последний удар в голову, она потеряла ориентацию и завалилась на песочный курган. Над ней с ножом возвышался лонгхорн. Лиз уже успела попрощаться с жизнью, прощая всех, кому когда-то причиняла боль, когда автоматная очередь прошила Харри по диагонали. А когда он рухнул в сторону, Лиз увидела зорким глазом на месте стрелка…Салливан.

====== Ландскнехт 25. Живые. ======

- Что теперь? – держа на мушке одного из лонгхорнов, спросил Нано. – Максут жив, но ранен. Что с Арсеном?

- Еще не знаю, – ответила Салливан. – Надеюсь, что живой. Вроде шевелился.

Перед ее глазами была работающая радиостанция, за которой еще пятнадцать минут назад сидели лонгхорны, которые сейчас молча лежали на полу, закрыв голову руками. Третьего держал на мушке Нано, хотя в этом не было необходимости. Стрела пригвоздила его руку к деревянной стойке станции. Ему было не до побега.

Измотанная жарой и форс-мажором Лиз, держась за ребра поднялась к ним наверх. Вот уж не предполагала она задержаться здесь на ночь. Но темнеть уже начало.

- Максут живой. Ножевое ранение, жить будет, – сообщила беспристрастно она. – А вот Арсен до дома может не дотянуть. Серьезное пулевое ранение.

Лиз перевела колкий взгляд на Салливан.

- Ты совсем рехнулась?! Вообще понимаешь, чем это нам грозит?!

Салливан сейчас понимала только одно, нужно довести операцию до логического завершение. А им она считала, не возвращение в клане ни с чем, а получение от лонгхорнов по полной программе.

- Может, вместо того, чтобы собачиться, поможешь мне?

- Еще один форс-мажор накрутить? – рассерженно спросила Лиз, поглядывая на Нано, который лишь молча слушал. Или что ты предлагаешь?

- Предлагаю закончить работу и спасти Землю от воин. Думаю, что здесь наши планы совпадают. И вот эти, – она пихнула одного из лонгхорнов на полу ногой, – они нам очень помогут. Кто-то должен пригласить сюда остальных лонгхорнов.

- Хочешь нас здесь похоронить?! Ты… – Лиз раздула ноздри.

- Эй, – перебил Нано. – Она права. Мы должны закончить. Свяжемся с йеррами, они помогут. И бунги тоже. Если что, можно позвать подкрепления с Луны.

Лиз хотела сказать что-то, но лишь развела руками. Внутри у нее бушевала ярость скорее на саму себя, что она позволила такому случиться.

- С чего начнем? – после большой паузы спросила Лиз.

Нано и Агнесс переглянулись. Сперва нужно было перенести сюда раненных и связаться с йеррами, чтобы прислали медика и еще как минимум четверых людей с оружием и провиантом. Этим предложил заняться Нано, он хорошо ладил с йеррами, но сейчас…

Лиз поднялась одного из валявшихся на полу лонгхорнов и приставив ему дуло «Магнума» к голове, четко произнесла:

- Вызывай своих! Скажешь, что йерры и ландскнехты согласились на условия обмена. Но все будет по законам клана. Давай! – она силой усадила его за радиостанцию. – Звони!

- Да пошла ты, сучка! – вырвалось у него. – Я не стану своих подставлять!

Не успела Салливан ему влепить по ребрам, как раздался выстрел. И лонгхорн упал замертво на пол. Салливан недоуменно посмотрела на Лизу, на ее лице читалось «какого черта?».

- Следующий! – схватила за шкирку она другого лонгхорна, усадила его на место предыдущего и приставила пистолет к виску. – Вызывай своих!!!


Хлоя и Надежда переглянулись. Остальные остались далеко позади. И хорошо бы им выжить, иначе некому будет сообщать о том, что задание выполнено, но с некоторыми издержками.

- Что теперь? – спросила Хлоя. – Какой дальше план?

- Закопаем здесь оружие и форму. Пойдем сдаваться, – без эмоций сказала Надя.

- Ёкнулась?! – оттолкнула ее Хлоя. – Мы за этим сюда пробирались, чтобы глупо погибнуть?!

У Нади изначально был другой план, но сейчас она видела только один выход. Сдаться и втереться в доверие. Быть внутри клана лонгхорнов, чтобы все предотвратить. Только вот с одной поправкой, если их раскроют, это конец.

- Ну, у нас есть другой выбор: напасть и погибнуть. Да еще и погубить тех, кто сейчас отвлекает охранников от того, чтобы они нас не замели. Есть предложение получше?

Хлоя сплюнула в сторону.

- Да. Вернуться назад и не играть в героев войны. Здесь на стоянке не все лонгхорны, от силы пятьдесят человек. Значит, остальные где-то …под землей, в каменных погребах и заброшенных станциях. Если вступим в бой – мы трупы. А если разведаем и вернется с информацией, будет хорошо.

- Информация ныне вещь пустая! – парировала Надежда. – А вот если мы захватим … как их, шамаев, хотя бы одного. Вот это будет другой разговор. Тем Более, что скорхей говаривал о том, что лонгхорны дорожат шамаями и не будут стрелять в нас, чтобы не попасть в своего же.

- Ты ненормальная! – прошипела Хлоя. – Зря я тебя поддержала. Ты всех нас погубишь.

- Зато я в отличии от всех вас делаю дело, а не разговоры разговариваю. Пошли.

Надежда развернулась, к небольшому деревянному сооружению, которое скорее носило фортификационный характер и открыла металлическую покосившуюся дверь.

Взрыв, прогремевший в последующие двадцать секунд, был слышен далеко за горой Солон…

Тони замер на месте, смотря на клубы дыма поднимающегося в четырехстах метрах от того места, куда направились Хлоя и Надежда.

- Твою мать! – выругался он. – Отходим! – четко сказал он в рацию. – Живо!

Всех четверых спасло то, что лонгхорны увидев и услышав взрыв, все рванули туда, оставляя лишь пару человек на посты. Шамиль и Ирэн проскользнули через разинувших рот постовиков и устремились назад, к своему клану. Йонас развернулся и сделал снимок на фотоаппарат, который часто носил с собой. Старый и грязный, он тем не менее еще фотографировал. Нужны доказательства, что они не струсили.


- Олаф! – крикнул лонгхорн в черной пилотке. – Расул вызывает, походу они договорились с лунными людьми об обмене.

Олаф схватил рацию.

Янник замер, едва не читая по губам. Он был более всего напряжен из всех присутствующих. Пэй тоже находилась в шатре, где располагалась радиостанция. Все молча слушали, как Олаф говорил с Расулом, ожидая приговора.

Наконец, Трагге положил рацию. По его каменному лицу ничего было не понять.

- Мы выдвигаемся на рассвет, – после страшно долгой паузы сказал он. – Мехмет! Лунная беглянка под твою ответственность! Найди еще двоих своих головорезов. Проворонишь, будешь умирать долго, на радость койотам. Это ясно?

Мехмет испуганно поклонился.

- Всех касается! Оружие брать, только для дальнего боя. Мечи оставим для других дел. Винтовки, скрорострелки, арбалеты, – ораторствовал Олаф, встав на табурет. – Я старый вояка, ожидаю сопротивления. Нужно быть готовым. Подготовьте амуницию и боеприпасы.

Он спрыгнул с табурета и направился в штаб, в землянку, где его уже ждали трое его помощников.

- Что-то быстро они согласились.

Засомневался один из лонгхорнов, больше похожи на пирата. Но один глаз и большое пузо не мешало ему быть в почете у Олафа.

- Думаю, что лунные люди не идиоты, – взглянул Олаф на всех поочередно. – Но Юлиан прав. Здесь может закрасться подвох. Нужно проверить. Заслать лазутчиков. Если все чисто, пойдем на обмен. Если нет, придется ранить беглянку для острастки. Гуннэ, подготовь отряд лазутчиков. А ты, Вольф, мне здесь будешь нужен, разработаем запасной план.

- А с беглянкой-то что? Мехмет на взводе сейчас из-за гибели брата, – пояснил Янник. – Думаю, что мне надо заняться девчонкой.

- Нет, – отрезал Олаф. – Ты своего удава в штанах не удержишь. А мне она нужна «чистой», иначе обмена мы не увидим.

Янник осклабился, но согласился.

- Пэй присмотрит за ней и Лонграт. Они пойдут в другом отряде, пока наши лазутчики будут проверять что к чему. Если подвох, сообщают нам, и мы сматываем удочки. А если нет, все в наших руках будет, – разъяснил ситуацию Олаф. – А теперь нужно все подготовить.

- Олаф! – влетел едва не кубарем в помещение невысокий смуглый лонгхорн. – Стоянка на западе… Кто-то подорвался.

- Я поеду, посмотрю! – впрягся Янник. – Возьму четверых.

Седовласый Вольф пригладил бороду.

- Если мы провалим эту миссию, лонгхорнов истребят как крыс, – хмуро буркнул он, выходя из землянки.


Йерры только подивились тому, как троим ландскнехтах удалось перебить пятнадцать человек и вернуть им станцию. Герберт прислал шестерых самых лучших йерров, во главе с балтийцем Федотом, который сперва вообще не поверил, что троим удалось то, что не удалось тридцати двум йеррам за три дня.

- Где раненные? – спросил полноватый неуклюжий йерр. – Мы с братом, медики. Чем сможем, поможем.

Нано проводил йерров к раненным и вернулся весьма скоро, чтобы застать разговор. Один из йерров, высокий, бородатый и одноглазый курд, предположил, что хотя лонгхорны и клюнули на наживку, но лазутчиков зашлют. А значит, им нужно все организовать так, чтобы комар носа не подточил. Наблюдать будут пристально и скорее всего придумают отходной второй план, для экстренных ситуаций.

- Тебя звать-то как? – поинтересовался Нано, заметив лук со стрелами у того за спиной.

- Фатих, – ответил тот. – Я курд, но сейчас принято считать, что я балтиец. Вы ребята, крепкие орешки, но вся работа сложная и страшная у нас впереди. Вам нужно поставить своих в известность о том, что мы придумали. У нас мощная радиостанция, нужно чтобы вы связались с Эдваном в кратчайшие сроки. Скорее всего лонгхорны прибудут сюда утром, после восхода солнца. А сейчас уже около семи вечера, времени не много на то, чтобы все обмозговать.

- Ты прав, – кивнула Лиз. – Я поговорю с Эдваном.

- Мы… – перебила ее Агнесс. – Только мы вместе. А потом сядем и разработаем самый лучший план, чтобы лонгхорны попали прямо по месту назначения, – пламенно заключила Салливан.

Нано лишь улыбнулся. Ему такая разведка определенно нравилась.

Главное, чтобы Арсен выжил.

====== Ландскнехт 26. Развилка. ======

- Вы там, что, с ума походили все? – кричал в рацию Эдван. – Я что не ясно выразился, когда сказал «только разведка»!? Собирайте манатки и быстро обратно.

Лиза хотела ответить, но Салливан жестко оттерла ее от радио и ответила сама:

- Послушайте меня. Если мы сейчас уйдем, лонгхорны скорее всего ранят беглянку, а могут и вообще ее убить. И развязать войну. И тогда, никакая гвардия нам здесь не поможет уже. Лучше прислать сюда отряд из лучших ландскнехтов и моих людей. А так же врача, у нас двое тяжелораненых. И соплями заниматься вы будете тогда, когда все это закончится.

Радио замолчало на несколько секунд, но потом Эдван сказал:

- Кто ранен?

- Арсен тяжело ранен. А у Максута легкое пулевое, – ответила на этот раз Лиз. – Подкрепление бы не помешало. У йерров мало опыта военного.

- Хорошо. Будет. Пришлю тридцать пять лучших, – сказал Эдван. – Мне нужно поговорить наедине с Салливан.

Все, кто был в помещении переглянулись. А Лиз встала и направилась на выход, ни говоря ни слова. За ней вышли и остальные, оставляя Агнесс один-на-один с гневом предводителя ландскнехтов.

- А теперь послушайте меня. С этой минуты я снимаю с себя всякую ответственность за тех, кого отправлю к вам. Я ясно выразился не вступать в бой, не терять моих людей. Вы – ослушались. Мало того, действовали без подготовки и со мной не советовавшись. Ваши люди останутся со мной, но подкрепление я отправлю. Однако полную ответственность будете нести вы. Если половина моих людей не вернуться из этого похода живые, вы ответите за каждого. И, поверьте, это еще будет мягкое наказание. Желательно чтобы Максут и Арсен остались в живых, они важны для клана. Но и остальных я вам на откуп не отдам. Лунные люди слишком расточительны в плане людского контингента, поэтому за жизнь важных мне людей, моего клана, я имею право по нынешним законам убить вашего человека, – заключил Эдван.

- Да как же вам не стыдно!? – усмехнулась Агнесс. – Я тут вашу шкуру спасаю, пытаюсь войны не допустить, которая всех под корень вырежет, а вы про цену говорите. Мы разве не на одной стороне?

- Были на одной. До нарушения моего приказа. А теперь вы сами по себе с моими людьми. Или вам устав почитать?

Это был тот поворот, о котором Салливан не подумала. Впрочем, она вообще не думала, когда решила захватить станцию, в ней бушевали эмоции. Нельзя на эмоциях принимать такие решения, нельзя!

- Мне придется связаться с лунной гвардией, они пришлют своих людей. Скорее всего это будет не менее ста человек. Они приготовят лунный камень на случай срыва операции, но мы должны выполнить обещания скорхею и спасти его дочь. Так?

- Так, – подтвердил ее слова Эдван. – Связывайтесь. Но постарайтесь без осечек. Мои люди мне дороги так же, как и ваши вам. У нас здесь есть консенсус?

- Есть.

- Отлично. Люди у вас будут через три часа. Конец связи.

Выключив радио, она выдохнула. Каким образом построить оборону так, чтобы не потерять никого? Это невозможно. Всегда есть некритические потери. Об этом нужно было подумать до того, как нестись очертя голову в атаку.


- Ты не сказал ей про Надежду? – спросил Тони. – Это жестко, Эдван.

- Это справедливо. У нас здесь не ясли-сад и не институт благородных девиц. Земля – это опасное место и все должны знать об этом. Если Салливан была послана Лунной Гвардией, а не кем-то еще, она должна понимать, что мы здесь не в игрушки играем, а пытаемся сохранить мир. Хочешь мира – готовься к войне. Я ясно выражаюсь?

- Вполне, – согласился Тони. – Но тебе придется объяснять потом, почему мы посылаем наших братьев-ландскнехтов, а сами отсиживаемся здесь. Почему?

- Потому что, я правитель клана и должен сохранить хоть кого-то. Если клан будет ослаблен, ему конец. И тогда оставшиеся лонгхорны своими дикими методами нас истребят. А мы должны держать оборону. Салливан взяла ответственность на себя, вопреки приказу, не согласовала со мной военные действия приведшие к тяжелых ранениям наших братьев. Хочешь ей помочь? Вперед! Я тебе препятствовать не стану.

- Да, я хочу пойти. Хочу помочь в этом деле, поучаствовать в мирном начинании. Хочу взять с собой Юру и Мириам.

- Если они не против, значит пойдете. Однако, должен тебе напомнить, что общение с лунными людьми – это занятие опасное, иногда смертельно-опасное. А вы трое, тоже нужны клану.

- Я тебя услышал, Эдван. Пойду собираться.

Эдван кивнул, усевшись на тахту. Не смотря на очевиднейшее отступление от правил и устава, он понимал, что Салливан сделала то, что не посмел бы никто. Воин проверяется в бою, а не на собраниях. Лея была права.

- Эдван, можно?

Это была Лея. Эдван словно ждал, что она зайдет. Не смотря на всю важность Леи для клана, Эдван не особо любил общаться с ней. От нее он чувствовал хитрость и просчет каждого шага, слова, действия. И понимал Лизу, которая предостерегала его о том, что Лея метит на его место и рано или поздно может его занять. Это была не исключено. Однако, чтобы изучить противника, его нужно иной раз подпустить к себе близко, намекнуть ему, что он нужен и важен. И даже что бесценен. Это был как раз тот случай.

- Слушай, я думаю, что Салливан не одна все это придумала. Идти против приказа. Лиз здесь замешана тоже.

- Откуда такая информация? – насторожился предводитель.

- Сдается мне они вместе. В том самом смысле. А это не очень хорошо для клана. Салливан шустрая, за ней люди идут. Как бы чего не вышло, а?

- Да уже вышло, – пожал плечами Эдван, смотря через створку в шатре. – Надеюсь, что хоть людей моих не угробят почем зря. Или у тебя есть что-то чего я не знаю?

Она улыбнулась и извлекла из кармана теплых штанов какую-то цепочку.

- Знаешь, что это такое?

На цепочке болталась что-то похожее на компьютерный чип.

- Такие чипы вживляют лунным людям, когда они рождаются. Всем без исключений. Операция по извлечению такого чипа, укорачивает жизнь его носителю. А теперь, догадайся, где я нашла четыре таких цепочки? – хитро и опасно улыбнулась Лея. – Я нашла из в большом костре. Теперь они, конечно, уже не пригодны и выяснить, кто их владелец невозможно. Но я тебе и так скажу, у кого нет этих чипов. И одна из них сейчас поведет ландскнехтов на бойню!

Эдван много слышал о том, как лунные люди контролируются на Луне. И чем. Методы, конечно, не ахти, но действенные. И если Салливан и ее некоторые друзья решили, что избавившись от чипов, они попадут в клан – это дерзость. А могло быть и так, что они беглецы, как и утверждал скорхей. А это уже двойные неприятности для клана.

- Что будем делать, Эдван?

- А что тут сделаешь? Салливан должны довести до конца миссию, а после ее возвращения и решим все. Если сейчас вмешается, погибнет много людей. Это недопустимо. Прибереги цепочки для лучшего случая.

Лея нахмурилась. Не такого ответа она ожидала, но покорно откланявшись, вышла вон.


Обоз с боеприпасами остановился в пяти милях на юго-востоке от горы Солон. Олаф, кивнул Пей и она сняла повязку с глаз беглянки. Линда увидела перед собой равнину, ровную как стол. Вдалеке виднелось сооружение, которое выделялось радиолокационной вышкой. Такие Линда видела только по телевизору, где показывали архивные записи о Земле.

- Ну, что там? – нетерпеливо спросил седовласый Вольф.

- Наши на месте. Играют в кости, сволота. Говорил же Рустаму и Георгию, чтобы ни-ни такого около важного объекта. Идиоты! – ругался Олаф. – Только бы ни черта не делать! Гай! Свяжись с нашими, хочу задать им трепку!

- Слушаюсь! Но это может спровоцировать их вообще службу бросить, – напомнил Гай. – Было же в прошлом году так. Пост даже кинули и ушли.

- Идиотизм! – еще раз выругался Олаф. – Бездельники чертовы! Когда получим груз, я их всех на ректовку отправлю. – Наладь связь с Расулом. Мы должны знать, куда идем.

- Пока ветер с севера, помехи дает, не прорваться в эфир, – осторожно ответил Гай. – Пытаюсь это сделать от самой нашей стоянки. Ни черта не выходит!

- Что-то здесь не чисто! – вырвалось у рыжеволосой Ким. – Палят эфир, будто специально.

Она обернулась назад, где отряд из двадцати пяти лонгхорнов, сделал привал. Позади не чуялось опасности. Тем более, что сидящий в повозке шамай, спал мирным сном, значит, все хорошо.

- Бывает такое, – продолжал Гай. – Вчера тоже было, когда наши сюда на разведку выходило. И на прошлой недели. Ветреные свищи мешают, очень. Скорее всего помехи от них, наша аппаратура устарела малёк.

- Что там от наших лазутчиков? Есть вести? – поинтересовался Олаф, а у самого росно изнутри беспокойство.

- Последний раз выходили на связь час назад, было все нормально. Но сейчас связаться не могу. Связи нет в том квадрате.

Олаф глянул ястребом на беглянку. Та сидела нахохлившись, понимая, что одно неловкое движение или слово – и она труп. Пей сидела рядом, на ее лице не было никаких эмоций. Это тоже настораживало, потому что Пей очень любила подобные вылазки ранее, она им радовалась. А тут – как воды в рот набрала. Да лицо каменное.

- Поворачиваем назад, – объявил Олаф. – Пока от наших лазутчиков не будет весточки, отойдем за реку.

Едва повозка и отряд лонгхорнов развернулся чтобы тронуться в путь, проснувшийся шамай, резко подскочил с повозки, навернувшись с нее прямо в грязь и заорал не своим голосом:

- Засада!!!

====== Ландскнехт 27. До последнего вздоха. ======

Я убивал, чтоб жить и снова бить

Игры мужчин с войною трудно запретить.

«Ария»

Еще за шесть часов Тони, Юра и Мириам придумали план на основании полученных Тони сведений он человека в клане лонгхорнов, он назвал ее Пи. Не раскрывая ее личность никому, кроме тех, кто пошел с ним. Мириам знала об этой «переписке» уже два года, Юра же узнал впервые, однако вопреки всему, поддержал друга. Эдвану было бы сложно решить и довериться в этом походе кому-либо, поэтому решено было не говорить ничего ему. Это не очень хороший поступок, но они втроем тоже работали на клан, как и многие.

Тимофей с четырьмя ландскнехтами отправился по пути станции йерров, как и было решено Эдваном. Подкрепление не бог весть какое, но Тимофей был врачом, при том очень добротным. А это по сути то, что нужно Арсену и Максуту. Им нужна медицинская помощь.

Остальные тридцать человек включая Тони, Юрия и Мири, отправились в квадрат нахождения второго отряда лонгхорнов. Тактика Тони была проста: окружить остановившихся на обзор лонгхорнов, а потом когда они не дождавшись от своих лазутчиков весточки – напасть.

Пока они сидели в засаде, Тони отправил троих самых лучших ландскнехтов на перехват лазутчикам. И не прогадал. Ни вернулись через полтора часа с одним взятым в плен. Он оказался хлюпиком на их счастье и умирать сегодня не собирался. Выложил все. Даже запасные посты, и туда сразу же были оправлены ландскнехты.

Мириам пыталась прорваться через свободную волну, но пеленгатор ясно показывал и воспроизводил только помехи. Из чего был сделан вывод, что это дело рук йерров, скорее всего они специально «завалили» волну, чтобы лонгхорны не раскрыли обман.

- Почерк Арсена! – восхитилась Мириам. – Только он такими штуками владеет в совершенстве, а?!

Это воодушевляло, но не более. Салливан говорила, что Арсен серьезно ранен и может не дотянуть до победы. Нужно постараться, чтобы никто больше не умер. Очень постараться.

Поэтому когда ландскнехты взяли в плотное кольцо лонгхорнов, было решено предложить мир. Но какой мир может быть между заклятыми врагами, особенно теми, кто миру предпочитают войну исподтишка? Лонгхорны доказали, что никакого мира между ними и ландскнехтами быть не может.

Шамай, верещавший на земле, получил стрелу между глаз. Тони не успевал следить за каждым, но и не требовалось, ландскнехты не сегодня родились и сражаться умели с самых младых ногтей. Четверть положили сразу же.

Мириам и Юрий получили задание найти в этом пылу борьбы беглянку и охранять ее ценой жизни. Сам Тони скрестил меч с Олафом, который даже поняв, что эта засада скорее всего конец его правления, не сдавался.

Пытавшийся связаться с Янником Гай, был проткнут мечом молодого ландскнехта Курта. Рация же была разбита вдребезги, чтобы никто никогда ей не воспользовался. Приказ Эдвана, уничтожать всю технику врага, чтобы другим не досталась.

В какой-то момент, показалось, что лонгхорны берут верх, оттесняя ландскнехтов назад.

- No pasaran! – орал Юрка, выискивая глазами беглянку.

Тони сражался как последний раз, даже когда получил удар клинком под ребра. Было не до сантиментов, Олаф хорошо владел мечом и старался добить раненного соперника, но Тони каждый раз доказывал ему, что его еще рано хоронить. Их всех рано. Они сюда пришли за миром, а не за властью и богатством. У них одна Родина – Земля! И за нее – до последнего вздоха…

Мириам наконец-то увидела в толпе двоих лонгхорнов, которые тащили беглянку к реке. Юра поняв, что Тони не до них, сам, разрубая мечом лонгхорнов направо и налево, лез к тропе ведущей к реке.

- Уходят!!! – рычала сквозь зубы Мириам. – За рекой их сложнее достать. Юрка!!!

Юра не увидел одного невысокого лонгхорна, который подскочил со подветренной стороны с охотничьим ножом, но его увидела следующая за Юрой Мириам, и в следующий миг острое лезвие распороло грудь Мири наискось…

- Твою мать!!! – отчаянно выругался Юра, доставая пистолет.

Перед тем, как лонгхорн хоть что-то смог предпринять, он получил две пули в голову и грудь. Эдван был против применения огнестрельного оружия, но это был крайний случай. Мири была мертва, а еще неизвестно что там с Тони.

Олаф не опускал меча. Форма пропиталась потом и кровью Тони. Но он наносил разящие удары, каждый из которых мог стать для Тони последним. Но когда из последних сил, финно-угр провернул финт которому обучал его сам Эдван, Олафу пришлось отступить на шаг назад и Тони вспорол ему живот…

- Не отходить!!! – пытался выкрикнуть он, чувствуя, что силы покидают его. – Не отступать!!!

С запада уже неслись к ним на всех парах йерры и группа Лиз, включая Нано и Салливан. Солнце жгло в спины, а ветер холодил еще незажившие раны, кольцо вокруг выживших лонгхорнов сжималось, бежать было некуда. Это был конец.

Но для Юры все еще бой продолжался. Когда он столкнулся с высоким зулусом, что приставил к виску беглянки пистолет и прошипел:

- Все еще не кончено, падлы!!! Все только начинается…

И выстрелил…


Надежда открыла глаза. Перед ней в тусклом свете качался израненный осколками взрыва мир. Было сложно сосредоточиться, чтобы рассмотреть нечто стоящее перед ней. Все тело болело, словно его прижигали каленым железом много раз.

- Ты! Жива! – сказал мужской голос с жутким акцентом балтийца. – Жива!

Надежда хотела что-то сказать, но голос не слушался. А потом когда пелена спала с глаз, она увидела жуткую картину. Ее ноги были все в крови, там живого места не было, а рука… левой руки не было на месте.

- Где рука? Где моя рука!?

- Будь покойна! – встряхнул ее кто-то и она наконец-то сосредоточила взгляд на перемазанном смуглом лице ее «спасителей».

Они выглядели как шахтеры, которых часто показывали по телевизоры на Луне.

- Кто вы?! – дрожащим голосом спросила она.

- Дигги. Мы живем здесь, давно уже. Повезло тебе. Не то, что твоей подруге…

И тогда Надежда увидела рядом с собой кровавое месиво, которое когда-то было Хлоей. Тошнота рванула к горлу и Надя отвернулась.

- Тебе свезло, – сказал один из черномазых диггов с горбинкой на носу. – У нас тут есть маг. Шей!!!

В небольшое тесное помещение, в котором и так было много народа, зашла смуглая девушка. Все сразу расступились, давая пространство. Она присела рядом и дотронулась до ног. Боль прошила все дело Надежды.

Темноволосая «волшебница» кивнула и распорядилась на незнакомом Надежде языке принести ей что-то. А через некоторое время Надя увидела что «волшебнице» несут хирургические инструменты. Тут ее настигла паника, когда она подумала, что все… конец. Ей отрежут ноги. Она уже лишилась руки…

Однако, темноволосая «волшебница» подвинулась ближе и приложила свой палец к пересохшим губам Надежде.

- Не причиню вреда. Не причиню. Если будешь покойна. Все будет как надо. Будешь покойна?

Надежда слабо кивнула, мысленно прощаясь с жизнью. И понесло же ее сюда. Зачем?!

Темноволосая кивнула кому-то и в следующий миг создание Надежды отключилось.

- Всем идти отсюда. Останется только Джейк, – повысила голос «волшебница».


Дым от костров, запаленных йеррами на случай еще больших бесчинств лонгхорнов, разъедал глаза. И казалось смывал солнце с небосклона. Холодное ноябрьское солнце, которое и так работало на полную мощь. Все еще обогревая готовую к зиме землю.

- Тони…

Голоса раздваивались, расслаивались на множество других, словно сумасшествием накрывая израненное тело. Из всего этого гвалта выделялся только охрипший голос Юры, который выдавал высокие ноты, доказывая, что все должны были выжить. Все.

Салливан сидела закрыв уши руками. В голове все еще звенел крик. Крик беглянки. Все должно быть не так. Эдван был прав, не стоило было ослушиваться приказов. Не стоило!

Из тридцати ландскнехтов посланных как подкрепление выжило всего восемь. Тимофей долго стоял над распростёртым на пожухшей траве телом Мириам. И вспоминал глаза Арсена, перед тем, как тот делал последний вздох. Войны всегда забирают лучших, так было и будет.

Взмыленный Нано не понимал, как так могло произойти. Они же все делали как надо, как того требовало тяжелое их положение. Им нельзя было сдаваться и отступать. Им нужно было идти до конца в этой битве и они пошли.

- Среди них нет Янника, – сжав зубы повторял в бреду Тони. – Он еще там… Он там. Найти его надо… Найди его, Лиз. Найди…

Да, Янника среди них не было. Ушел, падла. Сбежал, как трус. Лиз готова была убить любого сейчас, все пошло наперекосяк. Она бы и рада обвинить в этом лунных людей, это было бы удобно и логично. Но виновны были все они. И те кто слушал приказы и те, кто не слушал. В любом случае, уже ничего не воротить.

- Может не дотянуть до прибытия Эдвана, – шепотом поведал Лиз Тимофей. – Я не могу кровь остановить. Здесь чудо нужно. А чудес не бывает.

Пей сидела около трупа Линды уже битый час. Смогла ли она ее спасти, оказавшись рядом? Никто не знает. Но теперь неизвестно как с ними будут разбираться, когда сюда прибудут лунные люди. Часы, все что осталось от девушки, которую Пей успела полюбить.

- Часы? – поинтересовалась Лиз.

Она присела рядом. Лиз уже видела такие часы, давно. Удобная штука, многофункциональная. В такую штуку можно встроить кучу всего, если знать как. Лиз была уверена, что беглянка знала.

- Можно? – она протянула руку. – Я верну.

Пей глянула на нее недоверчиво. Несомненно, она винила ландскнехтов в том, что случилось. Но часы протянула.

Лиз взяла их в руки, а потом нажала на небольшую выпуклость внизу и часы словно ларец открылся, выпуская наружу небольшую продольную флеш-память.

- Этим сведениям, что она достала, цены нет! – констатировал йерр Герберт. – Здесь сведения о лонгхорнах, об оружии и их планах. И о численности. Их кот наплакал. Вы понимаете, что это значит?

- Конец войне, конец клану лонгхорнов, – тихо предположил Нано. – Но нам-то всем, что оно дает?

- Мир, – встряла в разговор Салливан. – Если сюда прилетит лунная гвардия, это оправдает всех нас. А так, мы убийцы лунного человека – за это преступление нас всех могли бы порешить, без суда и следствия, поверьте. А так, этой флешке, как и сказал Герберт, цены нет. Эта беглянка нас всех спасла, а вот мы ее – нет.

- Там еще ее оборудование, – заметил Юра. – Нужно будет вернуть на Луну. Только сейчас-то нам что делать?

- Ждать, – сказала Лиз. – Когда прибудет сюда Эдван, Хасан и скорхей, мы все решим. Более ничего не предпринимать. Захваченных лонгхорнов и раненных, охранять как зеницу ока и оказать им мед.помощь. Это ясно? – распорядилась Лиз.

- Медицинскую помощь? – разозлился Юра. – Они наших братьев порешали только так, а мы им медицинскую помощь? Перестрелять как тараканов и дело с концом! – пламенно завершил Юра.

В нем еще бушевали боль и обида. Ведь именно он должен был спасти беглянку, а он не смог. Да еще и против приказала пошел. Против приказала предводителя.

- Им будет оказана помощь! – еще раз повторила Лиз. – Не будем уподобляться им. Надо Фердинанда сюда тащить, Тони еще можно спасти.

Закат догорал красным пламенем, зажигая верхушки продрогших деревьев как спички. Роса уже тлела под ногами и холодила душу. У Агнесс, наконец-то, перестало звенеть в ушах. Но тошнотворный запах крови все еще подступал к горлу.

- На месте Эдвана, я бы тебя вместо Тони назначила. Может так и станется, если…

- Молчи, – взмолилась Салливан. – На месте Эдвана, я бы себя расстреляла, по законам предателя ослушавшегося приказа. Сегодня погибло столько, что мне до конца жизни хватит.

====== Ландскнехт 28. Кто ты такой? ======

Артем Градский оказался беженцем с Луны. И сбежал сюда не от хорошей жизни. Рассказывал он много, вообще порой его было не заткнуть. Все эти дни, пока они здесь сидели на заброшенной радиолокационной станции, он все время говорил о том, что скоро наступит новая земная эра, когда сюда прилетят настоящие хозяева этой планеты.

Все это время Максим пытался улизнуть от этих строителей нового мира, которые только и делали, что пили рисовую водку, играли в кости и мечтали о том, что когда-нибудь здесь будет все совсем по-другому. Максим поинтересовался, почему среди них нет женщин, на что один из его приятелей, едва не выбил ему глаз. Поэтому каждую ночь Максим убеждал себя в том, что нужно уходить.

По карте, которую он нашел в заброшенном оборудовании, он просчитал, что нужно идти на юго-восток, к горе Солон. Именно там располагалось большее количество ландскнехтов и кочевых племен, которые уж точно в курсе, куда ему дальше идти, чтобы разыскать Линду. Хотя с некоторых пор его преследовало нехорошее предчувствие, которое ночью вылилось в беспокойный, страшный кошмар.

Утром, пока лунные беглецы спали после бурной ночи, Максим собрал свой рюкзак, заправил койку таким образом, чтобы ввести в заблуждение, что он еще здесь спит и тихой сапой направился к выходу. Ему удалось весьма быстро пройти так называемый пост охраны, на котором мирно спал пузатый друган Артема – Кушь. А вот потом начались проблемы…

Сперва он понял, что забыл компас, который ему как раз Линда и подарила. Затем, он услышал где-то на востоке стрельбу, которая не предвещала ничего хорошего на Земле. А в довершении ко всему, когда он спускался с небольшого склона, уже далече от новых друзей, он сильно подвернул лодыжку и ему пришлось констатировать про себя факт, что ему что-то как будто не дает двигаться вперед. Из-за этого движение вперед даже небольшими шагами стало его пугать. Судьба будто предостерегала его. Но он упрямо шел вперед, он должен найти Линду. Должен сказать о своих чувствах. Он не сомневался, что это правильно.

- Эй, – окликнул властный мужской голос Максима и тот напрягся, не оглядываясь. – Погоди ты!

Подождав немного, он увидел поравнявшегося рядом с собой мальчугана из шайки новых старых друзей и справедливо опасался, что то сейчас вытащит пистолет и поведет его назад, а то и вовсе пристрелит.

Парня звали Ханц. Ему было от силы не больше двадцати лет. Но по мозгам он был далек от всей этой шайки пьяниц и новых правителей. Слишком наивен и умен одновременно. Максим выделил его из всех, но очень сомневался, что тот выделял его. Но кто, черт возьми, знает.

Мальчишка хлюпиком не был, наоборот. Не смотря на невысокий рост, он был крепышом, хоть и прихрамывал на левую ногу весьма заметно. А еще у него было не детское лицо и волевой подбородок с ямочкой. Такие мальчики на луне нравились девочкам. Максим же отметил, что раз парень пошел за ним и еще не пристрелил его в спину, значит…

- С тобой я пойду, – сказал он. – Помогу тебе. Чай один с подвернутой лодыжкой не сдюжишь.

- И нафига ты мне сдался? – огрызнулся Максим, понимая, что этого делать нельзя. – Я вроде не просил попутчиков.

Тот сразу же показал зубы, как загнанный в угол зверь.

- Не возьмешь меня, я позову остальных и…

- Хорошо, пошли – перебил Максим, понимая. Что выбора у него нет.

- Куда мы идем? – через несколько минут спросил малый.

- Мы – никуда. А вот я иду к ландскнехтам, разыскать свою девушку. И если ты решил мне действительно помочь, так помогай. А языком трепать нечего.

На удивление, парень тут же заткнулся и подставил плечо. Так они прошли миль пять, прежде чем встретить первого за долгое время попутчика, который не наставил на них оружие. Это был Медвежий Коготь и его два сопровождающих. Они не проявили враждебности, но предостерегли не ходить пока к горе Солон, ибо там могут идти бои местного значения между лонгхорнами и ландскнехтами. Лучше переждать у них на стоянке.


- Какого черта там у вас происходит? – шептала в радио Ирэн.

Ей пришлось отпроситься в горы, проверить радиолокацию, которую ей легко доверили ландскнехты. Теперь она могла почти когда угодно выходить на связь с Луной, и ландскнехты были даже не в курсе этого действа. Но нужно было быть весьма осторожной. По сводке на сегодня, их экспедиционная группа становилась все меньше, нужно было радировать на Луну, чтобы прислали подмогу, иначе их всех перебьют. Что и Ирэн и собиралась сделать.

- Леднев! Марк! Ты меня вообще слышишь? Что там у вас происходит? – повторяла Ирэн, не забывая прислушиваться к шорохам вокруг.

- Революция. Переворот. Лунное сопротивление во главе с Маркусом Брейном захватило власть, – убитым голосом говорил Марк. – Меня сразу же отстранили, я теперь свободен, как птица в полете. А моего отца походу оставят консультантом. Мне нужно валить. Как обстановка на Земле?

- Войн нет, но может быть. Думаю, что новое правительство предпочтет выслать сюда гвардейцев, для устранения конфликта, но возможно и нет. Когда ты прилетишь?

- Возможно, уже завтра.

- Завтра? Но… Я не смогу тебя встретить. Из наших тут мало кто выжил.

- То есть? А Салливан? Она жива? – в голосе Марка послышались раздражающие нотки.

- Не знаю. От нее уже третий день никаких вестей, как они с группой ландскнехтов ушли в разведку. Нам, оставшимся на базе около горы Солон, не сообщается ничего. Марк…

- Я со своими людьми возможно завтра вечером приземлюсь на южную заброшенную станцию радиолокации и метеосводок под названием…

Хрустнула ветка позади Ирэн и она резко повернула голову в сторону звука. Выстрела она не слышала, пуля бесшумно вошла ей в голову между глаз. Лея опустила пистолет, оборачиваясь на Йоноса и Шамиля, который еще долго стоял над мертвым телом сквайра.

- Эй, возьми топор! – приказала Шамилю Лея. – Чтобы этого чертова шпионского оборудования не было, даже пыли не осталось. Ясно? Иначе сама тебе голову сниму, без суда и следствия.

Шамиль кивнул, взял небольшой томагавк из руки Йоноса и разнес в щепки радиостанцию, по которой недавно радировала Ирэн.

На другом конце «провода» правая рука Марка Леднева смачно выругался, а потом сказал:

- Если нас там живьем не закопают, будет очень хорошо. А здесь нам более делать нечего.

Леднев вытер пот со лба и глянул на своего друга Йошу. Монгол японского происхождения, смотрел ему прямо в глаза. От чего на миг стало страшно, что это могут быть пророческие слова. Но есть одно но априори. Марк летит туда не столько за золотом, сколько вернуть себе свою женщину!


Салливан смотрела как скорхей обнимает свою дочь. Ту девушку, которая оплакивала беглянку. Возможно дочь скорхея – Пейдж, любила эту беглянку. Мир отношений между людьми слишком непредсказуем, слишком внезапен, слишком витиеват. Еще неизвестно бы как сложилось все, если бы Агнесс выполнила приказ Эдвана. Эдвана, который прибыл в стан йерров два часа назад.

- Салливан! – окликнул ее Нано. – Эдван зовет.

Герберт и Хасан отрядили для Эдвана и его большой команды просторную комнату в помещении для переговоров. У йерров все помещения находились под землей, это немного завило на привыкших к простору и светлым окнам лунных гвардейцев.

Салливан ожидала своей участи, понимая, что большинство вины теперь всегда будет на ней. Эдван не обещал для нее легкой жизни еще до всего этого. И Агнесс понимала, что погибшие люди с обоих сторон на ее совести. Хотела ли она как лучше, теперь уже не важно. Скоро от ее экспедиционной группы не останется ничего. А ее саму, скорее всего ждет наказание по уставу ландскнехтов. Страшное наказание.

Когда она вошла в зал для переговоров, там было очень много людей. Йерры, ландскнехты, бунги, лунные люди. Они все сидели кружком вокруг Эдвана, который задумчиво рассматривал часы, что могут их всех спасти.

- Проходи, – сухо сказал Эдван и это не предвещало ничего хорошего.

Салливан прошла и села рядом с Лизой и Юрой, опасаясь смотреть в глаза предводителю клана.

- Хочу сообщить всем собравшимся, что Максут будет жить, но Тони на данный момент находится между жизнью и смертью, за его здоровье борется наши братья Фердинанд и Тимофей. Помолимся Богам за то, чтобы Тони вернулся к нам, став еще сильнее, – Эдван склонил голову и стал шептать что-то на неизвестном языке.

Так же сделали и все присутствующие ландскнехты и йерры, они явно знали тексты и о чем он. Лиз не молилась с остальными, поглядывая на Агнесс, на лице которой застыла маска ожидания.

- Он выживет, – тихо произнесла она. – Он сильнее, чем они думают.

Агнесс даже не повернулась, чтобы посмотреть в спокойные глаза Лизы. Хватит и одного искушения.

- А теперь, мы должны решить вопрос с лунными людьми. Я предлагаю проголосовать за то, что с ними будет дальше. И если кто-то хочет высказаться – лучше сейчас.

Повисла волнительная пауза, которую нарушил пришедший за Агнесс Нано.

- Я, пожалуй, скажу – он посмотрел на Агнесс и Гочу, который пришел вместе с Эдваном и сидел позади Салливан. – Какое наказание может быть за храбрость? Линчевание? Или может быть мы подумаем не о наказаниях, а о том, как вместе уживаться на Земле. Клан ландскнехтов не побежден, но не благодаря самим ландскнехтам, которые и в разведку-то ходить не всегда умеют, мы пока живы благодаря смелости Салливан. Лично я не хочу никакого наказания. Думаю, что сама Салливан никогда этой бой не забудет. А это и есть самое грозное наказание. Памятью.

После того, как Нано уселся рядом с Гербертом, слово взял Юра. Он говорил очень скомкано, видно было что его подкосила смерть Мири и ранение Тони. Да и Максут, его троюродный брат еще не скоро встанет в строй. Таким образом, он сказал о том, что хорошо бы не наказывать кого-то, а не повторять ошибок. Хотя изначально он считал, что именно Салливан несла ответственность за все эти потери.

Скорхей же был яростно против наказаний, во всяком случае он развивал мысль в сторону лунной гвардии. О том, что ландскнехты не могут судить лунных людей, это должны делать сами лунные люди, гвардия, которую он должны вызвать чтобы окончательно локализовать конфликт с лонгхорнами. Скорхея поддержал Хасан и Герберт, а так же многие йерры и ландскнехты.

Эдван кивнул и поднял ладонь. Ему нужно было подумать пару минут, на это время в помещении воцарилась тишина.

По завершению двух минут, Эдван поднялся на ноги и сказал:

- Я поддерживаю метод «своих к своим». Сюда должна прибыть Лунная Гвардия, чтобы мы могли все урегулировать раз и навсегда. Нужно поймать остальных лонгхорнов и в особенности Янника. Пока он на свободе, бои могут повторяться, – сказал он. – А на заутренней, я приглашаю всех на мессу по усопшим нашим братьям. Надеюсь, что придут все.

====== Ландскнехт 29. Против солнца. ======

Война – это катастрофа, разрушающая чей-то мир, помимо обыденного и привычного. Война – это всегда жертва во имя справедливости и мира. А еще война повод узнать на что ты действительно способен, когда льются реки крови и слепой свинец правит бал умелою рукой. И на что способны те, кто пошел за тобой на смерть. Когда они погибают, ты живешь за себя или за них? Кто бы ответил на эти вопросы выжившим.

Еще до восхода солнца, едва мороз коснулся политой кровью земли, на кургане у руки уже возвышался деревянный одр, на котором лежало пятнадцать ландскнехтов. Пятнадцать жертв справедливого мира. Справедливого ли? Никто не ответит. А тот, кто мог бы, уже никогда ничего не скажет. Тела более тридцати лонгхорнов были захоронены в братском саване по уставу Земли. Врагов Земли нельзя было хоронить в Земле, поэтому их временно похоронили в специально вырытой яме. С остальным должны разобраться лунные гвардейцы, которые обещали прибыть через три дня.

Для Салливан было большим испытанием воли и разума наладить связь с Луной и сообщить о том, что здесь произошло. И было огромным облегчением узнать о том, что в Лунной Коалиции теперь другая, более лояльная власть, которая пришлет за место Леднева на переговоры ее хорошего друга – Михаила и троих его людей, одна из которых Ольга Май, та девушка, которая помогала Агнесс попасть в команду пилотов. Миха обещал взять с собой отряд лучших гвардейцев, оружие и на всякий случай «лунный камень», вдруг все еще не кончено с переговорами лонгхорнов. Это была перестраховка, чтобы еще кого не потерять.

Но то, что ее оправдали те, с кем бок-о-бок она сражалась, еще ничего не значило. Сейчас, когда ландскнехты скорбели по своим, Агнесс скорбела с ними, но не факт, что кто-то не нарушит это отчаянное перемирие между ней и кланом Эдвана. Та же Лея, по словам Лизы хитра и коварна, и метит на место самого Эдвана, а Салливан хороший повод показать истинную силу вождя.

Для Лиз же было другое облегчение, не увидеть среди мертвых сегодня Тони. Он все еще боролся за свою жизнь, благодаря в основном Фердинанду. Однако, сегодня к нему и Тимофею присоединился врачеватель из Синих Гор – Владимир Самострел, алтаец-самоед, он во истину творил чудеса медицины. Так же большую помощь оказали сами йерры, которые предоставили помещения и медикаменты, а так же редкие лекарства. А Фатих с Нано по очереди дежурили со стрелами на вышке, выслеживая «недобитых» лонгхорнов и других врагов, которые могли пожаловать.

Удивительным было то, что Эдван сам готовил тела своих братьев к преданию огню.

- Неужели нет никого другого? – поинтересовалась Агнесс у Юры.

- Это по Уставу клана должен делать предводитель. Ему может помочь только тот, кого он выбрал в приемники. А это Тони, который сейчас на перепутье. Тони же избрал своей правой рукой именно Мириам. А мы все знаем, что Мири теперь в стране вечной охоты. Так что, Эдван все правильно делает, он показывает свою преданность клану.

- Значит, мы все должны просто смотреть и ждать?

- Да, – коротко ответил Юра и замолк, сложив руки за спиной.

Должно быть Устав предполагает и не такое. Но тогда выходит, что быть вождем клана не так уж просто, как могло показаться на первый взгляд Салливан.

До рассвете оставалось еще часа два, поэтому Салливан отправилась немного подремать в отведенную ей йеррами келью. Там стояла только жесткая тахта, стол, на котором нетронутая со вчера еда и бутылка минералки. Вместо окна, была небольшая щель вентиляции и тусклый свет способствовавший сну.

Но Агнесс все равно не спалось. Она думала о беглянке, у которой ведь кто-то был, и возможно этот кто-то прилетит на Землю для того, чтобы отомстить. И придется с ним сразиться. Или с ней, что еще хуже. Ей всегда было сложно сражаться против женщин. С мужчинами проще, к ним много ненависти было. Да и осталось.

Лиза возникла на пороге незакрытой двери неожиданно. Хотя, Агнесс подозревала, что она давно там стояла и наблюдала, как Салливан разглядывала оборудование беглянки, которое теперь именно ей придется вернуть тому, кому и тело убиенной.

- Может, расскажешь, что произошло? – прикрывая за собой дверь, спросила Лиз.

На ее лице не было никаких морщин, даже намека на них. Хотя у Агнесс они уже начали появляться, хотя она была моложе Лизы. Ей подумалось, что это от того образа жизни, что вела здесь ландскнехт.

- О чем ты сейчас? – переспросила Агнесс, откладывая походный дневник беглянки, которую звали Линда.

Лиза прошла и села рядом на тахту. Она кивнула на спину, а потом заглянула Салливан в глаза.

- Я про спину спрашиваю. Это сделал Марк?

Салливан молчала. Она понимала, что не может сказать ни слова про него. Просто не может. Не хочет вспоминать, не хочет переживать это снова. Но спина, словно почувствовав, что говорят о ней напомнила старыми ранами и Агнесс распрямилась, пытаясь отвернуться от Лиз.

- Не хочу об этом, – глотая ком в горле, ответила Агнесс. – Не хочу вспоминать…

Лиз взяла ее за локоть и осторожно развернула к себе. А потом так же осторожно взяла за подбородок и побудила Салливан смотреть ей в глаза.

- Обещаю тебе, пока ты в клане, он не тронет тебя. Я не позволю.

- Ты не знаешь его, – попыталась отвернуться Агнесс, чувствуя, что слезы подступают, просто рвутся изнутри. – Он все равно меня найдет. Даже если ему придется здесь каждого убить.

- Пусть попробует! – спокойно ответила Лиз. – Сперва ему придется столкнуться со всеми нами и мой. И не думаю, что н так хорош, как ты говоришь.

- Он – тиран! – срываясь на крик сказала Агнесс и слезы хлынули из глаз, будто она не плакала уже много лет. – Он не остановится ни перед чем, ты понимаешь?!

Лиз кивнула, а следующий миг она уже обнимала Агнесс, прижимая к груди и шептала, что «все будет хорошо». Она уже поняла без объяснений, что Марк Леднев не только на спине отметки оставил, а еще много где. Но ненависти к этому тирану у Лиз не было, только жалость. Ненависти достойны серьезные соперники, которые не опустятся до насилия и трусости. Лиз была убеждена, что появись Марк здесь, она бы его убила одной из первых. Но возможно, ей и не придется, потому что Земля не место для подобных драм. Это вообще не место для выяснения отношений, это место для проживания бок-о-бок разных племен.

- Если ты его здесь убьешь, могут начаться смуты, – немного успокоившись сказала Агнесс. – Он гражданин Лунной цивилизации, как и я. Поэтому здесь только я могу с ним разобраться. Не по какому-то Уставу, а по совести

Вот сейчас Лиз видела в глазах Агнесс не страх, а смелость. Ту самую, что возымела над ней власть, когда она шагнула под пули лонгхорна-стрелка и привела именно к такому результату. Но… Они не сидели сложа руки. Это главное, что должен учесть Эдван, когда они в клане будут разбирать эти эпизоды разведки. Агнесс показала себя человеком дела, а не разглагольствований. Так же как и Тони. Добровольно скрестивший меч с опасным головорезом и победивший в поединке против него. Это ли не борьба за клан?!

Лиз потянула к губам Салливан даже неожиданно для себя, понимая, что вся ситуация не располагает к близости. Но тяга тела была сильнее скорби по тому, кого уже не вернешь. Агнесс ответила на поцелуй, мягко раскрыв губы, впуская Лиз в себя. Былые симпатии и чувства оживали на глазах, восставая из пепла прошедших лет. Все это не казалось сном, наоборот, было реальным и ярким, не смотря на тусклость освещения. Когда Лиз углубила поцелуй, Агнесс отклонилась назад, утягивая за собой воительницу. Келья наполнилась ароматами двух женщин, которые решили встретить рассвет вместе.


Песню об усопших пели всеми кланами, хотя запевал ее один Эдван. Голос у него был красивый, звонкий. Те, кто не знал слов просто пели в хор, чтобы в голосах звучало горе и утрата. Получалось волшебно, не смотря на прискорбный момент.

Казалось, ничего не могло нарушить церемонию прощания. Разве что внезапно пошедший снег, который в мгновение ока покрыл всю землю шершавыми кристаллами снежинок. Стало зябко и неуютно от того, что кто-то так не дождался зимы. Нано перед прощанием сказал ей, что Арсен очень любил зиму, предвкушал ее. А теперь его тело будет предано огню, а душа его уже далеко. После этих слова, опять стало страшно и неуютно, казалось, что некоторые выжившие в этой битве ландскнехты ненавидят ее. И даже если это было не так, она все равно винила себя и эта вина только укоренялась в ней с каждым прожитым часом.

Вина – это тоже испытание. Предел возможностей. Преодоление препятствий. Вина – это яд, разъедающий сердце, медленно и неотвратимо. Чтобы победить вину, нужно победить обиду внутри себя. Обиду на весь мир, который не виноват в том, что ты даешь слабину под прессом отчаяния. Иногда боль и ненависть настолько застилает глаза, что ты не видишь куда и кому ты наносишь болезненные удары. А когда дымка рассеивается, вокруг тебя может быть множество мертвых людей, убитых твоей виной, похороненных твоей обидой. Мы все рады своего самолюбия, бесконтрольных эмоций и желаний. Если не взять над собой верх, то это сделает кто-то или что-то и ты уже никогда не будет принадлежать себе.

После того, как Эдван развеял пепел по ветру, он сказал:

- Мы должны довести дело до конца. Поставить на место тех, кто вредит Земле. Поэтому я должен вернуться в клан и собрать войско, если вдруг мы продолжим эту битву. Поэтому я назначаю главного человека по переговорам с лунной гвардией. Им будет Лиз. Которая может выбрать любого, кто останется с ней к себе в помощники. Максута и Тони я оставляю под ее ответственность. И обещаю вернуться в стан йерров через пять дней, если вдруг нужно будет снова идти в бой, – заключил он.

После этой речи, в комнату для переговоров вошли Фердинанд и Самострел. Все тут же замолчали, в неприятном ожидании. Поэтому Тимофей, вошедший последним не стал мучить присутствующих, сказав всего три слова:

- Тони будет жить…

====== Ландскнехт 30. Дороги. ======

Спустя два дня.

- Миха, поступил сигнал от предводителя клана ландскнехтов, о том, что Марк Леднев направляется на Землю, – сообщил Мировому второй пилот Паскаль. – За каким чертом его сюда понесло?

- Золото! – тихо произнесла механик Ольга. – Значит, это правда?

Ольга Май, невысокая брюнетка с красивой длинной косой, когда-то работала вместе с Марком Ледневым, но потом она поняла, что он не тот человек, с которым она хотела бы что-то строить. Она не была его девушкой, хотя он настаивал на том, чтобы она ему «давала». И отказ он принял, как личное оскорбление, пришлось привлекать адвокатов.

- На Земле золота не так много, как им всем кажется. Ресурсы истощились век назад, а чтобы все восстановилось надо не одно столетие, – пояснил рыжеволосый, конопатый Паскаль. – Если только, кто-то это золото сюда специально не положил, этакий пиратский клад. Все возможно.

Михаил Мировой, который полетел вместе со своими людьми, оставил на Луне своих надёжных людей, кои должны были создать новую коалицию, которая не станут наживаться на лунных гражданах, а отстроит может и не коммунизм, но нормальные жилищные условия. Единственное, о чем он сожалел, что не удалось схватить и осудить Марка Леднева, хотя его отец, Борис, которого они схватили, объяснил, что Марк принимал решение наряду с ним. Это не снимало с него вины за многие ужасные вещи. Мировой решил оставить это на тот период, когда они наладят мир на Земле.

- У нас есть ракеты типа «Томагавк-6»? – испросил Фехер Малтер, врач экспедиционной группы, сидевший около иллюминатора с боковой стенки космического корабля. – Мне кажется, или я вижу корабль Марка Леднева над Ледовитым океаном?

Все, кроме второго пилота Паскаля, прильнули к иллюминаторам. Картограф и исследователь Лука Джованни перепроверил данные, сверил из с радаром и пеленгатором.

- Все точно! – подтвердил Лука, приглаживая короткие усы. – Это космический крейсер «Бранденбург», его владелец Марк Леднев. И у этой «машины» полная амуниция, боеголовки, криспический тротил и даже ядерные заряды, правда не активационные, что предполагает, они везут из на землю, как перестраховку. Создать активацию не сложно, нужно только иметь в наличии нефть, золото и человека, который это все сделает.

- Твою мать! – выругался Брайан Баск, самый высокий из членов экипажа. – В его шайку входит Ленька Косинец и Юрген Мослиц, эти двое давно уже разыскиваются как преступники которые могут взорвать любую планету к чертям собачьим. Но если активатор не создан, то… – Баск запнулся, поглядывая на Миху, который барабанил пальцами по приборной доске.

- А у нас и выбора нет! – пробормотал он. – Если допустим такой груз на Землю, рано или поздно получим угрозу космического значения. И не факт, что впоследствии справимся с ней, ибо Леднев лидер, он соберет всех отступников на Земле и присоединит к себе. Нужно его обезвредить.

- Тогда это нужно делать в ближайший час, – согласился Фехер. – Едва они войдут в атмосферу Земли, это делать будет опасно, потому что груз сам по себе не опасен в космосе, а вот в атмосфере планеты Земля, он может уничтожить напрочь озоновый слой и тогда многие на планете погибнут. Что будем делать, Миха?

Михаилу, как новоизбранному правителю Лунных людей пришлось понять одну вещь. Если он сейчас ошибется, он погубит все, к чему стремился на протяжении многих лет своей короткой еще жизни. Но такое решение принимать было надо. Это риск, но оправданный.

- Подготовить ракеты «Томагавк-6». Четырех штук одной партией должно хватить. И быстрее, пока они не заметили нас. Если заметят, могут ретироваться. Но груз с собой не возьмут, конечно. Так что, поживее.

Олег Потапов отвечал за боевое снаряжение на корабле, поэтому ему было поручено подготовить ракеты типа «Томагавк-6» и перестраховку к ним ракету «Томагавк-8» с самонаведением. Если первые были предназначены для стратегических целей, то вторые – для оборонительных. Потапов был еще молод и где-то даже неопытен в больших делах, но Миха предпочел его опытному Крамеру Босху, который верой и правдой служил ему девять лет. На вопрос Паскаля «почему так?», Миха ответил, что Крамер слишком часто брал на себя обязанности Бога, а молодой Потапов, будет предан делу, а не себе самому. Принцип хорошего солдата.

- Наведение завершено, сэр! – отрапортовал Потапов. – Прикажете стрелять?

Это был момент истины возможно всего земного человечества, не разделенного на кланы. Одно решение могло стоить жизням миллиардов. Но его нужно было принять чтобы избежать катастроф в дальнейшем.

- Запустить ракеты! – сухо сказал Мировой. – Подготовить перестраховщик «Томагавк-8», если «Томагавк-6» не сработает. Сделаем это!


Едва Эдван вернулся в свой клан, Лея и Йонос уже ждали его и по их лицам он понял, что пока он отсутствовал в клане, произошло еще что-то. Распрягать некоторых коней не стали, Эдван распорядился Чтобы Гелия и Саргас отобрали лучших воинов, желательно было собрать всех, если эта битва еще не окончена.

- Что стряслось? – спросил Эдван, когда они остались втроем у костра.

Йонос присел на полено, а Лея выступила с докладом о событиях. Как и предполагал Эдван, события в последнее время развивались со скоростью пули.

- Мы с Йоносом и Шамилем поймали «крысу». Ей оказалась Ирэн, чужачка из стана лунных гвардейцев. Вряд ли сама Салливан подозревала ее. Но во избежание дальнейших разборок и сантиментов, мне пришлось принять жестокие меры, – Лея почти никогда не произносила слово «убийство», она облекала свои слова в почти художественный язык. Что всегда раздражало Эдвана, но не больше, чем и сама Лея с ее методами.

- Что еще?

- Она успела связаться с неким Ледневым, он направляется сюда. Из-за всех произошедших событий, я взяла на себя смелость и обязанность, связаться с Лунной Гвардией через заброшенную радиостанцию, которую починил один из чужаков, Гоча. Мы связались с Лунными Гвардейцами, которые тоже направляются на Землю и объяснили им ситуа…

- Без моего ведома? – жестко перебил ее Эдван, уставившись на своего ландскнехта. – Со мной связаться по рации было не трудно. Почему ты берешь на себя ответственность правителя клана? Чай я не назначаю тебя своей правой рукой, только оставил за главного. Временно, заметь.

- Позвольте сказать, – вмешался Йонас, который всегда считался прихвостнем Леи, ходил за ней хвостом, почти все время. – Но у нас сейчас нет выбора, мы все еще должны предотвратить войну, не так ли? Если мы будем тянуть с такими решениями, мы ее только развяжем. Ведь, насколько я понял, на Луне сменилась власть, и Марк Леднев более не в коалиции, он вообще никто. И что же ему понадобилось здесь, на Земле?

- Убежище.

Тихо предположил сидевший поодаль Шамиль. Он чистил рыбу и что-то напевал про себя.

Эдван повернул голову на него, пытаясь осмыслить сказанное. Убежище получить здесь всегда можно, ландскнехты не звери все же, хоть и генетика у них другая. Генетика эта не позволяла иметь семью, но совесть они имели всегда.

- Убежище получают не все, – напомнила Лея.

- Да, – подтвердил Эдван. – Не все. И не таким вот образом, когда не сообщают точного приземления, а исподтишка могут ударить в спину. Здесь что-то другое, чего мы все не учитываем.

- Залежи золота! – произнес за их спинами какой-то стальной чужой голос.

Все, кто был рядом с Эдваном тот час схватили калаши и мечи, готовые тут же вступить в бой и оборонить своего вождя. Эдван тоже напрягся и его рука легла на рукоятку меча, но доставать он его не спешил, и правильно.

Перед ними стояло несколько человек. Почти все они были низкого роста, немного сутулые и сгорбленные. От них пахло землей и мазутом, а так же каким-то резким запахом напоминавшим химические растворители. Лица у всех были смуглые, темные, словно перепачканные в саже. Такие обычно бывают в тех, кто проводит много времени под землей, у горняков и шахтеров.

- Меня звать Рона, – протянула смуглая девушка руку. – А это мой брат – Ривер. Мы с миром! И без оружия.

- С миром не подходят с подветренной стороны, – осклабился Йонас не опуская калаша. – Кто такие?

- Племя диггов мы, – ответил на всех хриплый голос совершенно не приметного на первый взгляд мужчины. – Мы к вам с посланием. У нас похоже один из лунных людей. И ей очень плохо. У нас к вам предложение о защите наших подземных сооружений и жилищ, а мы вернем вам лунную девушку в целости и сохранности. О ней позаботится наш лекарь, Шей. Мы не причинять вреда вам, – заключил он.

- Что-то я не особо верю таким голодранцам, – сжал сильнее в руках калаш Йонас. – Расстрелять и концы в воду.

- Никого мы не будем стрелять! – вышел вперед Эдван и пожал руку Роне. – Присядьте к костру и расскажите, как у вас оказалась одна из лунных гвардейцев.

Эдван помнил, что когда группа Тони вернулась с разведки стоянки лонгхорнов, они не досчитались двоих. Хлоя очевидно погибла, а вот Надежду видимо и спасли эти «кроты».

Йонас опустил калаш, но зубами скрипел. Шамиль же как сидел на корточках, чища рыбу, так и продолжал. Это не значит, что ему была безразлична судьба Надежды, но ликовать и истерить по этому поводу смысла не было, поэтому он продолжал чистить рыбу и внимать словам, что говорили дигги. А говорили они много интересного. И про подземные города. И про стычки с лонгхорнами. И про золото, которое все еще скрыто в недрах земли, которое служит им предохранителем, но больше оно было опасно как раз тем, кто на Земле живет до сих пор. Золото – повод к войне. Так было и будет всегда, таковы люди, где бы они не жили. Жажда обогатиться и властвовать над миром сильнее самого мира и покоя на Земле.

- Отчего вы так уверены в своих выводах? – поинтересовался у дигга Эдван.

- Я наблюдаю это каждый день, вождь. Вниз проникают люди, отступники, лонгхорны и каряки, которые желают поработить нас и забрать золото. А недавно, прошел слух вреди отступников, что с небес прибудут люди, которые и будут править нами всеми. Я полагаю, что это те, о ком и шла речь в ваших разговорах. Прошу прощения, что вмешались в них, – и он поклонился.

- Где лунный гвардеец и что с ним? – вздохнул Эдван, поглядывая на Лею, стоявшую за спиной.

- Она ранена. Серьезно. Может лишиться ног. Но наша волшебница – Шей, верит, что может все исправить Нужно время и медикаменты. За ними и пришли. Перевозить ее нельзя, умрет. А медикаменты нужны. Поможете?

- Да, – кивнул Эдван. – Но двое из моих людей пойдут с вами, чтобы удостовериться в том, что все так, как вы говорите. Идет?

- Идет, – согласился Ривер. – Величе еще хотел попросить вас о том, чтобы вы предоставили фронтальную защиту на входе в наш подземный мир.

Величе кивнул и Эдван увидел в отблесках костра его удивительно синие глаза.

- Обещаю подумать об этом на досуге, можете оставить здесь пару ваших людей, чтобы они помогли нам. Тогда мы поможем вам и это будет резонно и честно, – говаривал Эдван и чувствовал как за его спиной Лее это не нравится.

- Добро! – поклонился еще раз Величе. – Ривер и Рона останутся в вашем клане. Ваши люди пойдут вместо них.

Эдван улыбнулся. Сперва он хотел послать с диггами Лею и Йоноса, но потом осознал, что тогда они будут вне его контроля и смогут сделать все, что душе угодно. А этих двоих нельзя оставлять без присмотра, не смотря на то, что они для клана стараются. И Эдван выбрал двоих молодых братьев: Сослана и Беслана. Тем более, что ростом они как раз не велики, очень подойдут диггам.

Им была вручена рация и наказ, сообщать каждый день, как продвигаются дела у лунной странницы. На этом с диггами и распрощались до новых встреч.

- Зря ты меня не послал, – сказала позже Лея.

- Ты мне нужна здесь. Нужно собрать отряд и отследить группу Янника, пока он не убежал куда-нибудь далеко на восток. Нужно обезвредить его, это ясно? – приказал Эдван.

- Правильное ли решение его убирать? – сомневалась Лея. – Может, знака какого подождем, а?

Небо не смотря на прошедший первый снег, было светлое, глубокое. Именно в этой глубине вдруг сверкнула яркая вспышка, словно взорвавшаяся где-то в миллионы парсеков звезда. И тут же прочертила по небу звонкий, грохочущий раскат, словно эхо потухших звезд и понеслась в сторону земли, оставляя голубовато-оранжевый хвост комета…

- Вот тебе и знак…


В клане йерров тоже наблюдали это явление, словно падения метеорита на автрало-зеландские земли Солеи*. Фатих, который очень неплохо разбирался в картах и географии, утвердительно заметил, что это может быть совсем не метеор, а кто-то сбил ракетой неприятеля. И для тех, кто находился в этой ракете, все уже кончено.

Это был своеобразный знак победы, но радоваться было еще рано. Пока Янник и его люди на свободе, победу праздновать было нельзя. Однако, Герберт как и лунная гвардия приземлившаяся через час после того, как они все наблюдали это явление, согласились с тем, что на Земле должен располагаться некий филиал лунного гвардейского полка, на случай если придется снова столкнуться с яростью лонгхорнов.

Пленные лонгхорны ждали участи быть допрошенными новой властью с Луны, а пока что Миха Мировой, поприветствовал свою верную боевую подругу Салливан и пообещал ей защиту, если вдруг окажется, что ей она нужны. Мировой не стал докладывать ни йеррам, ни ландскнехтам о том, что они возможно сбили крейсер Леднева. Салливан согласилась с этим решением, у ландскнехтов было и так много дел.

- Как так вышло, что вы не смогли спасти Линду Шелби? – спросил Миха.

Его лицо и взгляд не изменила пришедшая к нему долгожданная власть. У него были добрые глаза, в которых всегда горел огонек надежды на что-то лучшее, возможно поэтому многие и не верили в его восхождение ко власти. Правитель должен быть в меру добр, в меру жесток, иначе он не сможет править. Михе еще предстояло это понять и научиться.

- Ошибка в расчетах военной стратегии, – пояснила как могла Салливан. – Это моя вина, капитан. Я ослушалась приказа вождя клана ландскнехтов Эдвана, который приказал пойти на разведку но не вступать в бой. Я решила, что мы не может отступить и выжидать неизвестно чего, мы должны сражаться. Это была моя ошибка, которая повела за собой такие последствия.

- Где остальные люди с экспедиции? Они живы?

- Когда мы прибыли сюда в лабораторию, мне пришлось оставить там Джулию Блейн, потому что она сообщала о каждом моем шаге Ледневу, это очень мешало работе. Тогда же мы потеряли Артема, который просто в одну ночь сбежал. Думаю, что он тоже хотел найти золото, либо карту, по которой его можно отыскать и подготовить плацдарм для своего кореша Марка Леднева, – продолжала объяснять Салливан. – Я приняла решение двигаться в клан ландскнехтов без них. Джулия Блейн до сих пор пребывает в криогенной камере лаборатории под присмотром врачей, ее тоже нужно допросить. Только там… деликатный момент, Миха.

Агнесс замялась, памятуя о том, что она сотворила с Джулс. Она, конечно, надеялась, что та ничего и не вспомнит, но кто знает. За такие вольности Салливан могут дать срок, и не факт что Миха посочувствует ей при этом.

- Я сорвалась, – выдавила из себя Салливан. – Она провоцировала меня и угрожала. Я не знала, что делать в такой ситуации, Марк бы…

- Стой! – сказал Миха. – Было насилие со стороны Марка? – потрясающе просек Мировой. – Если да, то я ничего об это слышать не хочу. Это военная база, а не реабилитационный центр, ты понимаешь? У вас с ней произошел конфликт, ты не взяла ее на задание, все что я могу здесь сделать, это не вмешивать ваши разборки в политику кланов и племен. Это ясно?

Салливан кивнула, понимая, что даже если Блейн что-то расскажет, дальше Михи это не пойдет. Хоть что-то.

- За Линдой и ее вещали кто-то прибывал на Землю?

- А должен? – растерялась Агнесс. – Я думала, что у нее никого нет. Или есть?

- Я знаю, только о том, что Макс Шейн, который с ней работал последние несколько лет и видимо был влюблен в нее, отправился за ней на Землю. И если он вместо Линды найдет ее тело, вам всем не поздоровится. Этот человек, как заноза в заднице. Журналисты бывают очень надоедливыми в этом плане, реально как кость в горле. Так что если вам он не попадался, может быть его уже и в живых нет. Но если что, я вмешиваться не стану, а там как знаете. Но сразу предупрежу, что Шейн очень хороший юрист, нам такие нужны, – резюмировал Миха. – Просто будь осторожна, я позабочусь о Джулии. А теперь мне нужно переговорить с йеррами, а у тебя карт-бланш на ландскнехтов, если хочешь, оставайся в их клане, будешь основой разведупревления.

- Я подумаю, – сухо ответила Салливан, выходя из кабинета, в котором теперь располагалось правительство Лунной коалиции.


Космический челнок дымился в и без того горячем песке Солеи. Леднев разлепил тяжелые веки, все дребезжало вокруг. Только сейчас пришла мысль, что их кто-то сбил, очевидно просочилась информация, что они оправляются на Землю и с ними решено было покончить. Но походу, вышло не до конца.

Марк повернул голову, рядом лежал мертвый Боря Марков, свернул шею при падении. Поодаль еще двое трупов, один из которых Торстен Линк, который очень мог бы пригодится, если вдруг придется ремонтировать что-то механическое.

Слева лежал без сознания Йоши Камато. Голова его была разбита, а плечо разобрано. У самого Леднева из травм только сломанное запястье, которое жутко болело и незначительное сотрясение мозга. Легко отделался!

Тяжело выползая из приоткрытого иллюминатора, Марк попал на обжигающие солнечные лучи, тут же спрятался обратно в челнок, пытаясь приглядеться где они вообще находятся. Тут то перед ним и вырос человек с винтовкой направленный прямо ему в голову. Марк поднял глаза. Человек выглядел как абориген с пушкой.

Леднев поднял руки, показывая, что он без оружия и ранен.

- Где я нахожусь? – на ломаном смеси английского и андалузского** спросил он.

Ответ поверг его в глубокий шок.

- Солея, приятель. Самоедская республика. И вы наша пища, на ближайшие несколько недель…

Конец.



загрузка...