КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395350 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 166949
Пользователей - 89838
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Symbolic про Таттар: Vivuszero (Боевая фантастика)

Читать однозначно! Этот фантастический триллер заслуживает высочайшей оценки и мне не понятно, почему Илья Таттар остановился на одном единственном романе. Он запросто мог бы состряпать богатырский цикл на тему кинутых попаданцев и не только. С такой фантазией в голове Илья мог бы проявить себя в любом фантастическом жанре с описанием жестоких сражений.
Есть опечатки в тексте, но они не умоляют самого содержания текста. 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Верхотуров: Россия против НАТО: Анализ вероятной войны (Документальная литература)

В полководческом азарте
Воевода ПалмерстонВерхотуров
Поражает РусьНАТО на карте
Указательным перстом...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

My kind of love (СИ) (fb2)

- My kind of love (СИ) 1.03 Мб, 254с. (скачать fb2) - (Proba Pera)

Настройки текста:



Питер размашистым ударом кия отправляет два последних шара в разные лузы и в очередной раз выигрывает.

- Может, еще партию? – спрашивают партнеры по бильярду.

Хейл отрывает взгляд от зеленого сукна, делает короткий выдох и встречается глазами с кудрявым пареньком, сидящим напротив за одним из столиков клуба. Мужчина никогда не верил во всю эту херню, но готов был поклясться, что в это самое мгновение время остановилось, как и его сердце. Находившиеся в клубе люди слились с внутренним антуражем и стали невидимыми. Только он, зависший над бильярдным столом, и мальчишка напротив с синими озерами вместо глаз и чудными кудряшками.

Да он совсем еще пацан, школьник! Ему есть хотя бы восемнадцать?! Белая рубашечка, слегка приспущенный черный галстук, за который хочется ухватиться, притянуть парня к себе, и целовать до одури, намотав ткань на кулак, словно поводок ошейника, чтоб не убежал. Блядь, у него что, глаза подведены?! Не будь его плечи такими широкими, можно подумать, что перед ним старшеклассница, предпочитающая в одежде стиль унисекс.

Глаза с выразительными стрелками возбужденно блестят, алые губы периодически увлажняются языком, будто ему тесно в ротовой полости. Кудряшка слегка всасывает губы и жадно сглатывает скопившуюся слюну в приглашающем жесте. Его рот да и сам парень обещает Питеру неземное наслаждение в каком-нибудь уединенном месте.

Мужчина на секунду представляет, как парнишка заводит его в одну из кабинок туалета. Со стоном целует в губы и шею, в то время как его рука медленно спускается вниз, слегка сдавливая и потирая пах Питера, затем расстегивает молнию его джинсов. Потом, как это голубоглазое чудо встает на колени, «робко и неумело» одаривает его своими ласками, в то время как Питер запутывается рукой в его густых кудрях, мягко придерживая и толкаясь тому в рот.

Хейл еще раз, с жадным интересом, облизывает взглядом парня, замечая крохотный черный крестик на коротком шнурке, выглядывающий из-за узла галстука. Заебись! Гореть Хейлу в аду, если он позволит Всевышнему быть свидетелем того, что Питер собирался проделать с кудрявым пареньком.

- Так как насчет еще одной партии?! – слышит он требовательный вопрос, звучащий издалека.

Сердце пропускает удар. Мужчина делает жадный вдох, отрывает взгляд от слегка взволнованного школьника и кладет кий на зеленое сукно.

- Я пас! – кидает он, отрываясь от стола и следуя в сторону выхода. – Пойду, покурю на свежем воздухе.

Закурив сигарету, Хейл с жадностью затянулся никотином, пытаясь избавиться от секундного наваждения в бильярдной.

- Вы это почувствовали?! – воскликнул кудрявый парень, выбежавший за Питером в прохладу осенней ночи.

- Что именно? – поинтересовался Хейл, стряхивая пепел с сигареты и разглядывая парня в непосредственной близости.

- Ну, искру между нами, притяжение, что ли! – слегка улыбнувшись, ответил кудряшка.

- Прости, солнышко, но учащиеся духовной семинарии меня не интересуют, - сказал Хейл, подцепив пальцем крестик на юношеской груди. - Интересно, как это ты уговорил своего наставника разрешить тебе накрасить глаза?

- Я не семинарист, и если хотите, я могу его снять! - предложил парень, хватаясь за шнурок крестика. - И кстати, я Айзек!

- И что с того? Прости, малыш, ты правда милый с этой поволокой в глазах, но между нами ничего быть не может, - бросил Хейл, приминая окурок каблуком дорогих туфель, собираясь уходить.

- Что, вот так просто откажетесь от возможности осуществить свои самые сокровенные желания, которые за считанные секунды пронеслись в вашей голове?! – с вызовом спросил юноша, криво улыбнувшись.

Бросив напоследок фразу «бережёного Бог бережёт», адресованную им двоим, Хейл стал спускаться с освещаемого крыльца клуба, растворяясь в ночной мгле. Все еще находясь в легком замешательстве, мужчина оглянулся и увидел, как этот кудрявый дьявол развязно улыбнулся, и пошло сложив губы бантиком, послал ему прощальный воздушный поцелуй.

========== Право первой ночи ==========

Комментарий к Право первой ночи

По сериалу “Волчонок”

**Просто немного нежности**

Дерек Хейл, преподаватель зарубежной литературы одного из колледжей Калифорнии, спешно зашел в шумную аудиторию, на ходу доставая из сумки пачку файлов с самостоятельными работами учащихся.

- Добрый день, студенты! Прежде, чем мы перейдем к рассмотрению следующей темы, я решил вам устроить разбор полетов. Я просил вас написать эссе по одному из трех произведений Бомарше «Женитьба Фигаро». Большинство из вас зациклились на моде и нравах тех времен, абсолютно не раскрыв характер и отношения самих персонажей. Кто-то просто тупо слизал информацию с интернета, не потрудившись приложить усилия и включить мозги. Некоторые вообще посчитали ниже своего достоинства написать хоть что-нибудь. Мистер Стилински, я с десяток раз перебирал все работы студентов, но вашей так и не нашел. Ну, что скажете? – закончил свой длинный монолог преподаватель, уставившись на одного из студентов.

- Скажу, что все это средневековая дикость, пользоваться правом первой брачной ночи, будучи титулованной особой. У этого чувака и так все есть…

- У графа Альмавивы, - поправил его Хейл, слегка улыбнувшись молодежному сленгу парня, - продолжайте, - добавил он, складывая руки на груди и опираясь бедром об учительский стол.

- Ну да, - продолжал студент, - он богат, у него молодая и красивая супруга, так ему еще подавай в постель невесту своего верного слуги Фигаро, Сюзанну. Не слишком ли жирно?

- Весьма интересная мысль, мистер Стилински. Вот и изложите мне ее на бумаге, скажем, к завтрашней паре, если вас не затруднит.

- Ладно, - ответил парень, уставившись в парту.

- Вот и замечательно. А теперь перейдем к теме следующего урока, - ответил Хейл, подходя к доске и беря кусочек мела в руку.

Когда пара закончилась, Дерек, взяв свой портфель, стал покидать аудиторию, на ходу бросая студентам:

- Кто еще не сдал мне свои работы, у вас есть сутки, чтобы исправить свое плачевное положение.

У Хейла было еще несколько пар в колледже и несколько в университете. Закончив работу, он помчался домой, собираясь приготовить ужин, пока его половинка вернется с работы.

Нарезая овощи для салата, он услышал поворот ключа в замочной скважине, и топот ног в прихожей.

- Курица или рыба? – спросил Дерек, заглядывая в дверной проем.

- Курица, - услышал он ответ из коридора, - сейчас помогу с ужином, только руки помою!

Быстро открыв дверцу холодильника, Хейл достал контейнер с половинкой цыпленка и жареной картошкой, засовывая его в микроволновку. Затем поставил на стол бутылку красного сухого вина и вернулся к приготовлению салата.

Он почувствовал, как теплые изящные руки обняли его за талию, а губы стали нежно целовать основание шеи и мочку уха, от чего нож в руке Хейла слегка дрогнул.

- Ну чего ты взъелся, Дерек? Ну напишу я твое эссе, прямо после ужина, - прошептал Стайлз, потираясь щекой о мощную спину мужчины.

Положив нож на столешницу, Хейл аккуратно развернулся к своему парню и заключил его лицо в ладони.

- Я вообще иногда не знаю, как мне себя вести, когда мы пересекаемся в колледже? Периодически кусаю себя за язык, чтобы не назвать тебя деткой или малышом при всей аудитории, - улыбнувшись, ответил Дерек, целуя парня в губы. – Если я тебя не буду спрашивать на лекциях, твои одногруппники подумают, что ты мой любимчик, а обратная реакция может вызвать мысль о предвзятом отношении.

- Думаю, они догадываются, - криво улыбнулся Стилински, помогая Дереку накрыть на стол.

После ужина и короткого досуга Стайлз улегся по диагонали на их широкий диван и, вооружившись лэптопом, стал быстро строчить злополучное эссе. Заняв оставшуюся площадь на кровати, Хейл лег на поясницу парня, уткнувшись в захватывающий роман.

- Есть, написал! – спустя время воскликнул парень, переворачиваясь на спину, от чего вся их диванная поза сместилась. – Дерек, я все равно считаю все это средневековой чушью! Что бы ты сделал, будь ты на месте графа Альмавивы?

- Я сказал бы, что мне не нужна Сюзанна. Я полюбил Фигаро, - ответил Хейл, откладывая книгу и мягко накрывая парня своим телом.

- И свою первую ночь я с удовольствием отдал тебе, - нежно ответил Стайлз, целуя Дерека в губы, - как и все те, что у нас еще будут.

========== Их будущее ==========

Комментарий к Их будущее

По сериалу “Сумеречные охотники”

- Алек Лайтвуд, - повторяет Магнус Бейн, смакуя это имя на своем языке, словно изысканное вино.

Верховный маг только что официально представился зеленоглазому брюнету, втайне любуясь его красотой. Смутное волнение закралось в душу Магнуса, словно в лице этого мило улыбавшегося парня, спасшего ему жизнь, он увидел родственную душу.

Бейн был не совсем честен, говоря, что рубиновое ожерелье, которое он подарил своей бывшей возлюбленной, красовавшееся сейчас на шейке Изабель Лайтвуд, выглядело бы глупо на ее брате.

Магнус бы желал видеть его на Алеке. И только его, на стройном мускулистом теле парня лишенного одежды, томно лежавшего среди шелков на широкой постели Бейна и требующего страстной ласки.

Хотя вряд ли бы молодой охотник стал открыто демонстрировать свои желания. Скорее всего, он долго бы не решался на этот шаг, а затем мог мило краснеть и прятать свои изумительные глаза, так похожие на слегка мутный необработанный изумруд.

К чему эти глупые расспросы у Изабель, что предпочитает ее брат? Цветы или парфюм? За долгие годы одиночества, и речь тут вовсе не об удовольствии на одну ночь, верховный маг решил за кем-то приударить, выбрав объектом своих желаний Алека Лайтвуда. Бейн пытается с ним флиртовать, делая двусмысленные намеки, стараясь случайно коснуться его тела, но так, чтобы это не выглядело пошло.

Этот красавчик, не какая-то там дешевая пустышка, которую можно купить парочкой комплиментов и пустых обещаний. Этого парня нужно завоевать не подчинив, помочь раскрыть его потенциал, заверив, что Сумеречный охотник не должен стесняться своей ориентации, так как она никоим образом не влияет на его боевой дух и навыки воина.

Бейн не может не заметить, что сердце парня, по-видимому, уже не свободно. Он замечает, какими глазами Алек смотрит на высокого блондина, пришедшего с ним на вечеринку. Заглянув в душу Лайтвуда своими кошачьими глазами, Магнус видит, что она почти до краев заполнена безответным, тщательно скрываемым желанием к своему давнему другу Джейсу Вейланду, который в это время, с плохо скрываемым восхищением, беседует с Клэри Фрэй.

- Тебе нечего стыдиться, красавчик, - с легкой грустью, говорит маг, пытаясь сохранить безразличие и скуку на лице.

- Не понимаю о чем ты? – спрашивает Алек, отрывая свой пристальный взгляд от Джейса.

- Когда-нибудь поймешь, - отвечает Магнус Бейн, нехотя оставляя парня наедине с его рвущими душу мыслями и эмоциями.

Верховный маг относительно бессмертен и у него достаточно времени и терпения подождать, пока парень разберется в своих чувствах. Чего не скажешь о самом Алеке, которого он оставил в зале глотать свою ревность вместе с невысказанным желанием, в котором боялся признаться Вейланду.

Бессмертие для самого Бейна в одночасье было и даром и проклятием. Магнус часто задумывался о том, что бы было, будь он таким, как Алек Лайтвуд и проживи, как он надеялся долгую и счастливую жизнь обыкновенного смертного со своим избранником?

Мужчине оставалось только надеяться, что Лайтвуд не станет до скончания веков копаться в себе и обвинять лучшего друга в предательстве, а эту рыжую бестию Клэри Фрэй называть подлой стервой, отбившей у него парня. Алек, наконец, увидит в лице Магнуса того, кто с радостью разделит его страсть и предпочтения, не позволив «смертному» Бейну, рассыпаться магической пылью у его ног от томительного ожидания.

========== Никогда не влюбляйся ==========

Донован с поникшим видом сидел напротив Лиз Тейлор и пил свой неразбавленный виски, пытаясь заглушить горечь и разочарование.

- Донни, малыш, что за грустная мордашка? – спрашивает бармен в ярко кричащем платье, щедро подливая в его стакан янтарную жидкость.

- Никогда не влюбляйся, Лиз, - тихо отвечает мужчина, делая глоток и требуя повторить порцию выпивки.

Если бы к своему новому вампирскому имиджу Донни мог добавить способность читать мысли, как гребаный Эдвард Каллен, он бы удивился, обнаружив, что его собеседница, мужчина в женском обличии, и он думают об одном и том же. О новом фаворите графини Элизабет.

Только один думает о Тристане Даффи с плохо скрываемой ненавистью, а другой с восторгом и тайным желанием.

Донован был законченным наркоманом, которого верховная вампиресса вернула с того света, обратив в такого же как она сама и сделав своим партнером по жесткому сексу и кровавому пиршеству.

Он влюбился в эту стерву! Влюбился по уши как зеленый пацан, попробовавший свою первую женщину! Элизабет, подарив ему дар относительного бессмертия, велела следовать ее золотому правилу: не пить кровь больных, а уж тем более мерзких торчков, каким совсем недавно был сам Донован и не влюбляться! Это рано или поздно разобьет кому-нибудь сердце! Он нарушил все ее правила.

Над этими двумя вещами мужчина был попросту не властен. Отведав божественного нектара, льющегося из вен Элизабет, Донни обрел идеальное тело без многочисленных следов от инъекций. Он стал другим, но вот многолетняя привычка употреблять всякую дурь никуда не делась. Втайне от своей любовницы, он пытался колоться, нюхать, глотать - все без толку. До тех пор пока он не попробовал крови наркомана, только что принявшего дозу.

Все началось именно с Тристана Даффи, вальяжно шедшего по красной дорожке подиума, демонстрируя очередное творение своего временного начальства.

Выкупив отель у бывшего владельца, известный магнат и кутюрье Уилл Дрейк, решил устроить в просторном холле показ мод, пригласив на свое шоу этого молодого выскочку. Парень под завязку был накачан коксом и Донован это почувствовал.

Потом, чуть позже, когда Тристан беспардонно вторгся в их с Элизабет номер в поисках новой дозы, кровь, что текла по щеке парня из уродливого пореза, заставила вампира сделать голодный глоток в пересохшем горле, а его член дернуться и сладко заныть.

Бросившись на парня и, повалив его на пол, он стал с жадностью слизывать сочившуюся из раны кровь, сдобренную огромным количеством наркотика. Если бы вампир знал, что графиня возьмет себе новую игрушку, сделав Даффи бессмертным, а самого Донована пошлет нахуй, он бы еще тогда перегрыз ему горло.

- Не сильно радуйся, малыш! – сказал он спустя время, застав их обоих в постели. – Пока ты ей нравишься лишь потому, что кого-то там напоминаешь! Такие, как Элизабет, склонны к непостоянству! Сегодня она твердит, что любит тебя, а уже завтра - ложится под другого!

- Донни, ты совсем меня не слышишь? – нежно воркует Лиз, вторгаясь в его горестные мысли.

- Прости, дорогая, задумался, - отвечает вампир, опрокидывая очередную порцию обжигающего виски в рот. – Выпьешь со мной, я угощаю? – предлагает он, пытаясь улыбнуться.

Лиз наливает мужчине виски, а себе неразбавленный джинн, и уже хочет его выпить, как в бар вламывается очередной посетитель, от чего сердце трансвестита пропускает удар, а сама женщина начинает лихорадочно поправлять на себе одежду и колье, что так идет к ее платью и серым глазам.

Глянув на засуетившуюся Лиз, потом на вампира Тристана, влетевшего, как торнадо в бар, Донни саркастически улыбнулся. Этот засранец и правда, многим нравится.

- Мне то же, что и ему! – рявкает Даффи, опускаясь на стул рядом с Донованом.

- Что, приятель, денек еще тот? – криво улыбается мужчина, салютуя парню своим напитком.

- Ты был, мать твою, прав! Элизабет решила женить на себе моего бывшего босса, предпочитающего мальчиков! – бросил Тристан, одним глотком опустошив свой стакан. – Этот пидор давно хотел меня в свою коллекцию, и сегодня графиня заставила меня его ублажить, перед тем, как трахнуть Уилла самой!

- Наконец-то наш звездный мальчик понял, что за все надо платить, - с нескрываемым торжеством, но, уже не злясь, бросил Донован.

С жадностью выпив очередную порцию, Тристан, скривившись, уставился на свой стакан.

- Блядь, я все бы отдал за пару дорожек кокса! Но он меня теперь не берет, сука! – рявкнул он, громко хлопнув пустым стаканом об барную стойку, чуть его не разбив.

Сквозь алкогольный дурман, Донован взглянул на бывшего соперника, ставшего за короткое время чуть ли не братом по несчастью.

Вернув свой пустой стакан и, заплатив Лиз за их общую выпивку, вампир соскользнул со стула, положив руку на плечо Даффи.

- Пойдем, приятель, оторвемся. Я тебе кое-что покажу, - протянул он, следуя к выходу.

Удивленно глянув на взволнованную Лиз, которая мило улыбнулась и накрыла руку парня своей большой ладонью, Тристан, все еще с клокотавшим внутри гневом последовал за своим предшественником.

Они молча покинули отель и скрылись в вечерних сумерках. Пока они быстро шли, гнев Даффи сменился безразличием и легкой скукой. Когда же он увидел, что Донован привел его в один из наркопритонов, настроение парня резко поменялось на волнительную заинтересованность.

В замызганном помещении заброшенного завода находилось около полутора десятка торчков и нариков, принявших дозу и ожидавших прихода.

Наклонившись над одним из них, вампир сделал несколько тонких надрезов на каждой из его рук.

- Иди сюда, попробуй вот это, - с хрипотцой произнес Донован, подзывая Тристана к себе.

- Ты что к херам творишь? – не веря глазам, спросил Даффи, глядя как мужчина уже готов был впиться в сочащуюся кровью рану.

- Нарушаю правила, - слегка улыбнувшись, ответил вампир, - а заодно лишаю этого доходягу ожидаемого кайфа и возможности откинуть копыта раньше времени. Только не бери много, иначе ты его убьешь, - добавил Донован, всасываясь в рану торчка.

Недолго думая, бывшая модель впился в другую руку, не сдержав стон удовольствия от первого глотка. Они вкусили практически от всех бедолаг, что находились здесь, получив божественный нектар наполненный целым букетом чистейшего кайфа.

Оторвавшись от последнего нарика, Тристан пошло слизал кровь с губ, и лихорадочно уставился на Донована.

- Господи, чувак! Это вставляет похлеще кокса! – хрипло прошептал Даффи, прижимая новообретенного приятеля по несчастью к стене. - Хочешь, я тебе отсосу? – возбужденно спросил он, пытаясь поцеловать вампира. - Я не педик, но иногда беру у мужиков.

- На меня это подействовало несколько иначе, - удивленно заметил мужчина, стараясь уйти от настырного поцелуя.

- Брось, ты же хотел меня с самой первой нашей встречи!

- Я хотел твоей грязной крови, дурачок! Ничего более!

- Давай, тебе понравится. Я глубоко заглатываю, - хмельно шептал Тристан, лихорадочно расстегивая ремень и ширинку Донована. – Отомстим этой стерве, как она того заслуживает.

Мужчина сперва вяло сопротивлялся, а затем позволил парню стянуть с него брюки и белье и стать на колени. Пока вампир умело работал своим ртом, Донни не мог выбросить из головы образ Элизабет, представляя ее пухлые губы на своем члене и их гортанный стон удовольствия, от соприкосновения головки к глотке.

Эту женщину трудно забыть, перестать любить, отдав новому фавориту. И глядя на ее очередное увлечение, которое она использует к своей выгоде и удовольствию уверять себя, что все невъебенно классно.

Почувствовав, что близок к разрядке, Донован попытался отстраниться, но Тристан сжал его бедра, жадно сглатывая оргазм вампира вместе с его спермой.

- Мать твою, ничего вкуснее раньше не пробовал! - задыхаясь, сказал Даффи, выпуская слегка обмякший член со рта. – Чувак, ты нравишься мне все больше и больше! Возможно, мы могли бы… - добавил он, все еще находясь в возбуждении от наркотической крови и минета.

- Прости, малыш, ничего не выйдет, - с грустью перебил его Донован, помогая парню встать, затем поправляя свою одежду. – Мы нарушили одно из золотых правил Элизабет, не пить кровь грязных торчков, потому что это нам понравилось, - тихо добавил вампир, стирая с губ Тристана следы их пьяной шалости. – Но мой тебе совет, никогда не влюбляйся. Иначе это может разбить кому-нибудь сердце. И поверь мне, чувак, - с горькой улыбкой добавил вампир, будто минуту назад он не испытал сильнейшего наркотического и сексуального удовольствия, - это, пиздец, как больно.

========== Одинокий альфа ==========

Комментарий к Одинокий альфа

По сериалу “Волчонок”-5

- Вы серьезно, мать вашу?! – возмущенно спрашивает Лейхи, видя, как его друзья быстро выводят еле живую Лидию Мартин из ее камеры направляясь в сторону выхода. - Вы считаете, что он недостаточно наказан, оставляя его в этом Богом забытом месте?! Хейл имеет такое же право на спасение как Лидия, Мередит, да кто угодно в этом дурдоме! Питер, несмотря на свой скверный характер, многим из вас помог!

- Брось, Айзек, ты видел в каком состоянии еще одна банши?! – в тон ему спрашивает Скотт МакКолл, помогая Стилински нести Лидию. – От нее прежней мало что осталось! Ты представляешь, что могли сотворить с Питером эти ужасные доктора или медперсонал Айкена? Не говоря уже о том, что он чуть нас всех не прикончил, там, в храме Тескатлипока?!

- Ладно! Тогда я сам его разыщу! – крикнул оборотень, бросаясь в противоположную от выхода сторону.

Не стоило молодому оборотню вместе с Арджентом покидать Бейкон Хиллс и оставлять Хейла одного. Айзек узнал о том, что натворил Питер лишь из разговоров, и это его сильно расстроило, но не уменьшило тех чувств, что он испытывал к этому властному мужчине, пытавшемуся всеми способами сохранить за собой статус альфы. Никто, кроме Дерека не знал, что на самом деле происходило между его бетой и ненавистным дядей.

В то время как Хейл-старший пытался укрепить свою стаю, требуя от Скотта и Лидии признать его превосходство и добровольно подчиниться, Айзек стал его незримой тенью, периодически таскаясь за ним хвостом. Сперва, Питер был несказанно удивлен и, саркастически улыбаясь, велел парню проваливать и держаться своей стаи.

Видимо, после смерти отца, Лейхи остро нуждался в твердой руке и доминировании, кого-то более взрослого и умудренного опытом, чем его собственный альфа Дерек Хейл. Все стало еще хуже, когда Айзек потерял почти всю свою стаю Бойда, Эрику, а затем и Эллисон.

Парень буквально не находил себе места от горя и еще больше искал расположения Хейла. Видя неподдельную боль Лейхи от потери близких ему людей, Питер, в конце концов, сжалился над ним и, скрепя сердце пустил его в свою жизнь, а затем и в постель.

Днем они были практически чужими, зато ночью одинокий альфа любил чужого бету, порой жестко, порой со всей страстью, на которую только был способен.

Блядь, как же он скучал по этому неординарному мужчине! По его силе, по его нежности по их страстному сексу. Он скучал по его мощной шее, на которой любил оставлять засосы, по голубым глазам, что становились лазурными, когда Хейл был зол или возбужден. Скучал по их редким совместным поездкам на автомобиле, с бешеной скоростью несущего их в вечность.

Пока его друзья не решили освободить Лидию и не разработали план проникновения в Айкен, Айзек пытался добиться встречи с Хейлом законным путем. Ему каждый раз отказывали, ссылаясь на то, что Питер содержится в особой секции, а он ему даже не родственник. - Интересно, а кто? – задавался вопросом медперсонал, оглядывая парня с плохо скрытой издевкой.

- Тебя слишком долго не было, Хейл! – твердит себе молодой оборотень, под рев сигнализации бросаясь то к одной, то к другой застекленной камере, тщетно выискивая до боли знакомое лицо.

Остался последний отсек, приблизившись к которому, Айзек чувствует невидимый барьер из рябины.

- Сука, мать твою, нет! – рвет горло Лейхи, пытаясь пройти и все время, натыкаясь на гребаное препятствие. Айзек начинает обреченно рычать, потом скулить, почти потеряв надежду.

- Посторонись! – слышит он глухое рычание и неимоверный жар, жгущий спину.

Молодой оборотень еле успевает увернуться, как мимо него проносится Цербер, напалмом выжигая все вокруг, в том числе рябиновый барьер, превращая его в золу и угольный налет.

Айзек следует за монстром, стараясь не обжечься об исходящее от тела Пэрриша пламя. В одной из тупиковых камер Лейхи видит знакомую фигуру, стоящую у зарешётчатых дверей. Цербер выламывает и их. Молодой оборотень бросается в объятия своего одинокого альфы, замечая на его голове еле державшуюся кроваво-грязную повязку.

- Что с тобой? Ты ранен? – заботливо спрашивает Айзек, отрываясь от пересохших губ Питера. Парень ловким движением срывает кусок тряпки со лба Хейла, в шоке уставившись в красную зияющую дыру.

- Не смотри! – резко кричит альфа, привлекая парня к себе за миг до того, как тот мог оказаться в персональном аду и, возможно, никогда оттуда не выбраться. – Не смотри! – чуть тише хрипит Питер, прижимая волчонка к себе, зарываясь ладонью в кудряшки, всей грудью вдыхая такой знакомый запах, что сейчас словно свежий воздух дороже золота.

- Не смотрю! – уверяет его чужой бета, крепко смежив веки и, сцепив в узел длинные худощавые руки на спине мужчины, не в силах разомкнуть объятий.

- Я теперь урод с тремя глазами, - надсадно говорит Питер, - таким тут самое место. Зачем я тебе?

- Заткнись, Хейл! Мне все равно! Здесь все пропахло медикаментами, человеческим страданием и смертью! Давай просто уйдем отсюда! Уверен, Алан что-нибудь придумает! – горячо шепчет Айзек, еще теснее вжимаясь в дрожащее тело одинокого альфы.

- Отпусти меня, малыш, - обреченно просит Хейл, пытаясь отстраниться, - всего на миг, только не смотри, - с нотками мольбы добавляет он.

- Хорошо, - хрипит Айзек, сглатывая тугой ком в горле.

Питер натягивает на лоб грязный бинт и, глубоко вздохнув, берет Лейхи за руку.

- Пойдем, кудряшка! Если, конечно, ты не против терпеть трехглазого монстра у себя под боком, - говорит он более уверенно, - я жутко по тебе соскучился.

***

- Смотри, Питер! Ты замечательно смотришься в этой шапочке! – говорит Айзек, делая со своим любимым очередное селфи. – Пока Дитон думает, как избавить тебя от этой херни на лбу ты запросто можешь носить стильную повязку или бандану.

Хейл слегка хмуриться, но вынужден признать, что ему идет этот новый имидж, делающий его моложе.

- Ну что, давай нашу, любимую? – спрашивает альфа, заводя двигатель автомобиля.

- Hello, it’s me…

P.S. Скучает ли кто-нибудь по этому циничному ублюдку и непревзойденному альфа-самцу так, как скучаю я?!

========== Разбитое сердце ==========

Я оступлюсь и проиграю эту схватку…

Вил трепетно водит рукой по мощному телу Алланона, повторяя пальцами каждый рунический шрам, запечатленный на теле этого великана. Почти молочная кожа полуэльфа ярко оттеняет смуглую кожу друида.

Маг слегка расслаблен и пребывает в легкой полудреме, в то время как Вил, оставляя цепочку нежнейших поцелуев на его мощной груди льнет к нему как котенок, чувствуя истому и гибкость во всем теле, а так же послевкусие от одержанной над Алланоном «победы».

Не время было придаваться плотским утехам, тем более с этим легкомысленным и наивным мальчишкой, которому хотелось любви и ласки, вместо того чтобы в совершенстве овладеть даром истинного потомка Шаннары.

Впервые попав в чертог мага, Вил вообще не верил в свои способности и не желал чему-либо учиться. Черные, как угли, глаза Алланона, его всегда хмурый и жесткий взгляд не предвещали ничего хорошего. Вил часто себя спрашивал, каким бы было лицо друида, улыбнись он хотя бы разок. Он даже испытывал к мужчине некоторое подобие страха, пока тот не стал отрабатывать с ним силовые приемы нападения и обороны.

Сердце парня, словно птичка, попавшая в силки, трепетно билось, когда он наблюдал за полуобнаженным друидом, мастерки орудовавшим мечом или копьем. Многочисленные рунические шрамы на его мощном смуглом теле будто оживали и двигались, когда он взмахивал рукой, делая обманный выпад.

Прикусив пухлую губу и затаив дыхание, полуэльф ловил себя на мысли, что желал бы почувствовать на себе крепость объятий, жар дыхания и вкус слегка солоноватых, обветренных губ этого великана.

Видя, как парень порой выпадал из реальности, Алланон давал ему звонкую затрещину и негодующе рычал:

- Соберись, Вил! Выкинь эту блажь из головы! Межу нами ничего нет и быть не может!

Но полуэльф ко всем своим достоинствам и недостаткам обладал еще и настырностью.

- Это ты так решил?! – смело заявил юноша. – Давай заключим сделку! Я с упорством благодарного слушателя и верного ученика следую всем твоим наставлениям, а ты уступаешь моему желанию! Я же вижу, что тоже тебе нравлюсь! – с придыханием добавил Вил, бросая на друида взгляд, полный неприкрытого желания.

- Так, значит?! Вздумал со мной торговаться, наглый мальчишка?! – рявкнул Алланон, хватая его за грудки.

Зря он так поступил. От столь тесной близости голубые глаза парня заволокло дымкой возбуждения, молочная кожа щек покрылась нежным румянцем, а пухлые губы слегка приоткрылись, обдавая друида сбивчивым сладким дыханием.

И мужчина, скрепя сердце, уступил ему, научив всему, что умел сам. А эта, возможно, единственная жаркая ночь, что они провели вместе в пещере друида на постели из медвежьих шкур, - была всего лишь приятным бонусом в их непростых отношениях.

Алланон слегка пошевелился, открыл глаза и с подобием улыбки, больше похожей на звериный оскал, уставился в глаза своего ученика. Вил слегка переместился, и взглянул в лицо своего учителя.

- Я тебя люб… - хочет сказать юноша, но мужчина грубо привлекает полуэльфа к себе, накрывая его рот своими горячими губами.

- Не говори глупостей, малыш! Не смей в меня влюбляться! – рычит Алланон, зарываясь огромной ладонью в белокурые волосы Вила, сжимая их в кулаке, делая больно. – Оставь свои чувства для кого-нибудь более постоянного и необремененного заботами друида существа. Для меня любовь слишком большое удовольствие. Я уступил твоему желанию, теперь проваливай! – говорит мужчина, отстраняясь от парня и прытко вставая, чтобы опять не подмять его под себя и не завладеть этим податливым телом. Маг набрасывает длинный кожаный плащ на голое тело и медленно следует к проему, ведущему наружу.

Вил слегка обиженно смотрит ему в спину, начиная стыдливо и лихорадочно натягивать на себя вещи, пытаясь успокоить, всполошившееся сердце и вновь восставшую плоть.

Поравнявшись с мужчиной, пытавшимся скрыть свое душевное волнение и чрезмерную грубость к парню за внимательным созерцанием зеленых холмов, полуэльф тихо спросил:

- Неужели ты совсем ничего ко мне не чувствуешь? Неужели не будешь скучать? Забудешь меня и эту ночь, как пустой сон?

В ушах друида все еще стоял сладкий крик мальчишки, переходивший в стон удовольствия от их любовных утех. Как можно не чувствовать, не скучать и забыть все, что произошло между ними этой жаркой и возможно единственной ночью в их жизни?

Алланон слишком хорошо понимает, что стоит ему взглянуть на чайную розу, и он вспомнит о нежном румянце. Морской коралл будет напоминать ему о мягких алых губах, гулявших по всему его телу, которыми трудно было насытиться. А яркие эльфиниты просто тускло померкнут рядом с голубыми, как лазурное небо глазами, пытавшимися заглянуть в его почерневшую душу.

- Ни к чему это все! - грубо роняет друид, не отрывая взгляд от холмов. - Ступай! Эмберли, наверное, там рвет и мечет, не зная где ты!

Пытаясь дотронуться до Алланона, Вил в бессилии опускает руку, раздавленный холодом и безразличием своего учителя.

- Ты просто черствый и бессердечный ублюдок, - сквозь зубы цедит полуэльф, бросая на мужчину последний взгляд.

Не оглядываясь и еле сдерживая предательскую слезу, парень быстрыми шагами начинает удаляться в сторону королевского замка.

Алланону казалось, что он уже давно лишился своего сердца, но его ученику каким-то образом удалось отыскать каждый его кровоточащий осколок и склеить воедино. И сейчас, уходя, Вил уносил его с собой в своих теплых трепетных ладонях.

- Ты ошибаешься, малыш. Просто для всех так будет лучше, – тихо говорит мужчина, вгрызаясь взглядом в поникшие плечи мальчишки.

Достав из кармана плаща маленький кинжал и, отыскав чистый участок кожи на своем многострадальном теле, испещренном большим количеством особых знаков и завитков, он со звериным рычанием и горечью, наплевав на боль, вырезает очередную руну-узор, чтобы запечатлеть в памяти эту волшебную ночь и мальчишку полуэльфа, завладевшего его разбитым сердцем.

========== Папочка устал ==========

Комментарий к Папочка устал

Дэдпул и Спайдермен

- Дэд, какого хера?! Зачем ты вызвал меня в этот мотель средь бела дня?! – спросил запыхавшийся Спайдермен, влезая в открытое окно одного из номеров.

Его приятель вальяжно развалился в одном из кресел, подперев одной рукой голову в другой держа початую бутылку виски. Его эластичная маска была слегка подвернута, обнажая подбородок и рот.

- Папочка чуток устал, - отвечает Дэдпул, делая глоток янтарной жидкости, - не хочешь порезвиться? Здесь мягкая и просторная кроватка с вибромассажем.

- У меня там полквартала в огне, Гоблин с Ящером в спину дышат, а ты позвал меня потрахаться?!

- Совсем забыл, - хлопнул себя по лбу Уилсон, прытко вставая и подходя к Паркеру. – Наша служба и опасна, и трудна, - цитирует он. – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - рикошетит Уэйд, чуть не рыдая, бросаясь парню на грудь.

- А как же тихо сам с собою? – оторопело спрашивает Спай, делая обреченный вздох.

- Веришь, - отвечает Дэд, утирая невидимую слезу и театрально всхлипывая, - рука бойца колоть устала.

Он тянется к Человеку-пауку, чтобы снять с него маску. Тот властным жестом его останавливает.

- Да помню я, помню! Только до переносицы, - вздыхает Дэдпул, подворачивая маску Спайдера до необходимого предела. – Удиви меня, красавчик! Да так, чтоб у меня аж зад загорелся! - шепчет Дэд в губы парня.

- А чтоб тебя! – бурчит Человек-паук, выхватывая у мужчины бутылку и толкая того на диван, заставляя сесть.

Не торопясь пить, Паркер медленно подносит горлышко бутылки ко рту, потирая рифленую вершину о губы и подбородок. Высунув юркий язык, он облизывает стеклянное основание, слегка дразня пластиковый дозатор. Основательная часть горлышка бутылки проскальзывает в рот и Питер плотно втягивает щеки, делая несколько сосательных движений.

- Вашу мамашу, детка, не томи! Папочка уже готов рвать и метать! – нетерпеливо бросает Уэйд, сглатывая обильную слюну и пытаясь привлечь Спайдера к себе.

Паркер встает перед мужчиной на колени, делая изрядный глоток обжигающего виски. Дэдпул замечает, как тонкая струйка жидкости вытекает с краешка алой губы парня.

- Хороший мальчик! Знаешь, как завести папочку! – томно рычит Уилсон, потирая свой пах сквозь плотный красный спандекс, другой рукой пытаясь стереть лишнюю влагу с подбородка Питера.

Человек-паук хватает губами палец мужчины и засасывает его в рот, слегка прикусывая зубами фалангу.

- Вот же жопа! – сквозь зубы цедит Уэйд, чувствуя как через цепь его почти омертвевших нервных клеток вместе с кровью поступает сигнал к его члену, накрытому собственной ладонью.

Паркер, тихо стонет, засасывая палец Дэдпула глубже, упиваясь неповторимым вкусом кожи, выпитого спиртного и собственной слюны.

Уилсон продолжает себя стимулировать, представляя, что между жарких губ Питера вовсе не его палец. Спустя короткое время, гробовой тишины, мужчина начинает входить в раж.

- По трубе по водосточной паучок взбирался, - со стоном выдыхает Дэд, слова детской песенки, в то время как его рука все быстрее начинает орудовать на внушительной выпуклости. - Но полился дождь, и крошка смытым оказался, - стонет он, глядя на сосущего его палец Паркера.

- Ты когда-нибудь затыкаешься? – пытается спросить Спайдер, с полным ртом.

- Солнце вышло из-за тучки мокроту сушить, - хрипит Уэйд, чувствуя, что его яйца еще чуточку и взорвутся, -и опять по водостоку паучок спешит! - орет Уилсон, слегка выгибаясь дугой, в то время как под его ладонью расплывается характерное пятно.

- Упс, срам-то какой, - кидает Дэдпул, стыдливо приставляя собственный палец ко рту.

- Я так понимаю мир спасать ты сегодня не намерен? – саркастически замечает Человек-паук, вставая и поправляя на себе эластичную маску.

- Я бы пошел с тобой, честно. Но мой костюм слегка подпорчен, - мечтательно отвечает Дэдпул, раскинувшись на широкой кровати. – Сейчас вот все выстираю, высушу и сразу к тебе на подмогу.

- Ну, ну, – отвечает Спайдермен, подходя к окну гостиничного номера и выпрыгивая наружу.

========== Свидание ==========

Комментарий к Свидание

По сериалу “Бесстыжие“6 (Бесстыдники)

Писалось под:

**Breaking Benjamin – Without You (Acoustic)**

Оказывается, у человеческих отношений могут быть и другие варианты развития кроме ОБМАТЕРИЛ → ВЪЕБАЛ → ТРАХНУЛ. Какой бы остроты и пикантности эта цепь последовательных действий не придавала совместной жизни.

- Прости, Микки, не знаю, зачем я сюда пришел, но мне необходимо было с кем-то поговорить, - слышит Милкович дрожащий голос Йена в трубке переговорного устройства тюремного помещения для свиданий.

Рыжие волосы Галлагера всклокочены, рубашка измята, будто он спал в ней уже неделю, под глазом красуется фиолетовый бланж, губа разбита.

«Как всегда в своем репертуаре, блядь!» - хмурится Микки, глядя на парня сквозь толстое стекло.

- У меня, кажется, завязался роман, - пытается улыбнуться Йен, - его зовут Калеб, он старше меня и работает пожарным.

- Так это он тебя припечатал?! – зло рычит Микки, начиная чувствовать, как к горлу вязкой горечью подкатывает давно забытая ревность. – Я урою эту суку, дай только выйти!

- Нет, Микки, все нормально, - спешит успокоить его Галлагер, поднимая ладонь вверх. – Мы просто с Калебом и его товарищами из пожарного депо сцепились с полицейскими во время дружеского матча по бейсболу. Между прочим, все они геи. Один из них сморозил хуйню по поводу моей игры, вот я ему и вклепал!

- Короче, Галлагер, - цедит Микки, чуть не скрипя зубами, - а то блевану сейчас от умиления или прямо здесь усну от скуки!

- Вчера Калеб пригласил меня на свидание, мы были в ресторане, - глотая ком в пересохшем горле, продолжал Йен.

- Поздравляю, блядь! Я тут, каким боком? – спрашивает Микки, теряя терпение и разрываясь между желанием повесить трубку и свалить нахуй или попытаться разбить гребаное стекло и, намотав телефонный шнур на тощую шею Галлагера, сдавить так, чтоб, сука, не пиздел больше о всяких там Калебах. Он сейчас просто к херам порвется напрочь от ломающей кости боли.

- Ему не нужен быстрый и жесткий трах, он хочет серьезных длительных отношений, - взволновано кидает Йен, всем своим видом показывая, что в данной ситуации парень оказывается впервые. - Я сразу намекнул, что не прочь отполировать его шланг, но он отказался, решив, что сначала лучше узнать друг друга, дав нам время.

«Время», - подумал Йен, вглядываясь в хмурый взгляд Микки. Раньше, в отношении с парнями время Галлагера = спустить штаны + увлажнить чем-нибудь зад или быстро натянуть презерватив. Иногда приходилось обходиться вовсе без резинки, что могло быть чревато серьезными последствиями.

- Он спрашивал о моих увлечениях, Микки, о моей семье! – чуть повысил тон Йен. – Блядь, да ему приходилось каждое гребаное слово вытягивать из меня буквально клещами! А что я мог ему рассказать?! Что у меня биполярка?! Мать бог знает, где шляется, бросив свою семью и став лесбой?! Что я не сын своего отца, спившегося бомжа, а его брата?! Что Лип трахает сорокалетнюю замужнюю телку из колледжа, а обе сестры беременны, одна не знает от кого залетела, а другой вообще только пятнадцать?!

- Успокойся, мать твою! – кричит Милкович в трубку, резко вставая и глядя, что Галлагер еще чуток - и начнет биться в истерике.

- Мне плохо, Микки! Как же мне, сука, плохо! – стонет Йен в трубку, прижимаясь всем телом к толстому стеклу.

Милкович понимает, что он четко след в след идет по проторенной дорожке своего папаши. Он в дерьме по самые уши, а у Йена еще есть возможность все исправить, жить красиво и достойно. Парень уже не здесь, но еще не там, и ему трудно оставить прошлое за плечами и сделать смелый шаг в «светлое» будущее.

Но будут ли его любить и принимать таким, как есть?! С его достоинствами и недостатками?! С его биполярным расстройством и ёбнутой на всю голову семейкой, как это делал Милкович? Или, возможно, не придавал этой хуйне огромного значения.

- Скажи, что ты думаешь, Микки? – надрывным голосом спрашивает Йен, продолжая сверлить глазами своего единственного друга и бывшего любовника.

- Время вышло, голубки! – рявкает охранник, вырывая у Милковича трубку и вешая ее на рычаг. – Пошли, пора в камеру!

- Ладно, Галлагер! Будут тебе рестораны, кино и прогулки при луне! – орет Микки, пытаясь вырваться из мощного захвата охранника. – И охуенная прелюдия перед сексом! Ты только дождись меня! Я жопу буду рвать, чтобы скорее отсюда съебаться! Я люблю тебя, сука, больше прежнего!

Йен сползает по стеклу, смахивая застилающие глаза слезы, не слыша и не понимая, что хочет сказать ему Милкович.

- Мне плохо, - шепчет Галлагер, чувствуя на губах соленую влагу, – как же мне, сука, плохо.

========== Ромашка ==========

Комментарий к Ромашка

По сериалу “Волчонок”

Писалось под:

**Peggy Lee – I’m A Fool To Want You**

Посвящается прекрасному писателю и человеку **Amoury Arriere**

Сегодня Лидия Мартин особенно хороша в своем сценическом образе. Стоя на эстраде прокуренного кабаре, она поет так, словно исполняет свою прощальную песню, будто все, что у нее есть - завтра уже не будет.

В ее дрожащей руке хрупкий цветок, лепестки которого она отрывает один за другим, тихо бросая к своим ногам.

- Белая несмелая ромашка полевая, ты лежишь измятая на мокрой мостовой, - поет Мартин, отрывая очередной лепесток, символизирующий несбыточные надежды, безвозвратно ушедшее время и возможности, горечь разочарования.

Она изредка смотрит в холодные стальные глаза мужчины, сидящего за одним из столиков. Джексон Уиттмор, богатый аристократ, который, словно ромашку, вырвал Лидию из привычного места обитания и, изрядно помяв, собирался выбросить.

- Скошена и брошена холодною рукою, - словно в подтверждение своих горьких мыслей, продолжает хрипло петь Лидия.

Мысленно возвращаясь к своему прошлому, она видит перед собой глупую провинциальную девушку, мечтавшую о счастье и любви, часто гадавшую на той же самой ромашке, радуясь как ребенок, когда оставался последний лепесток с волшебным словом «ЛЮБИТ».

В ее красочной жизни было все: цветы, драгоценности, ночи полные страсти, а той самой заветной любви не было. Были слезы, скандалы, многочисленные срывы и аборты, бурные расставания, которые она пыталась утопить в спиртном и наркотиках и не менее неистовые, но непродолжительные встречи, а счастье словно играло с Мартин в прятки.

- Мне жаль, детка! Мне бесконечно жаль, но я не могу быть с тобой! – уверял ее Джексон, осыпая поцелуями бледное лицо, трепетно стирая влажные дорожки потекшей черной туши с ресниц. - Мой отец мне просто этого не позволит! Он грозился меня убить, если я хотя бы заикнусь о тебе! Я должен жениться на женщине из своего круга, все уже решено! Но все мои мысли только о тебе! Разве нам плохо вместе, малышка?

- Счастье мое, где ты? - хрипло поет женщина, роняя белые лепестки на пол, все еще желая любви, которая невозможна.

Джексон сегодня выглядит как-то иначе. Он, кажется, еле себя сдерживает, прикрываясь аристократической выдержкой и железным хладнокровием, позволяя Лидии допеть свой блюз, прежде чем подойти и поделиться какой-то радостной новостью.

Или все это Мартин только кажется из-за сигаретного дыма, пьяного тумана в голове и подступивших к горлу предательских слез, проложивших две блестящие колеи безысходности.

Но сегодня все закончится. Так глупо желать быть с тем, с кем быть невозможно. Искать поцелуя, который не будет принадлежать ей одной. Делить этого мужчину с демонами.

- Темная, бездомная ночь идет, шатаясь. Бьют часы последние, и пусто впереди, - слегка надрывно поет Лидия, сминая голый стебель в кулаке.

Она подает незаметный сигнал официанту и тот ставит перед Джексоном бокал его любимого Rémy Martin. Уиттмор закуривает сигару и, отсалютовав Лидии, с какой-то совсем мальчишеской улыбкой выпивает янтарную жидкость залпом.

Затем, словно придя для себя к чему-то важному, решительно встает и идет в сторону эстрады, доставая из кармана смокинга маленькую коробочку.

- Ты выйдешь за меня? – шепчут его губы, в то время как пальцы ловко раскрывают бархатный футляр и взору поющей женщины является кольцо с крупным бриллиантом.

Лидия слегка сбивается, бледнеет и смотрит своими широко распахнутыми глазами на Уиттмора, который, чувствуя внезапное удушье, пытается расслабить идеальный узел галстука и через несколько секунд падает замертво.

- Кольца и браслеты… Пепел сигареты… Счастье мое, где ты?.. Убирайся, уходи! – хрипло допевает Мартин, делая глоток из своего бокала, стоявшего на полированной поверхности черного рояля, следуя за своим любимым в разверстые объятия леденящего душу забвения.

__________________

В зарисовке использованы фразы из песни Я. Хелемского «Белая, несмелая…» 1958 г.

========== Надеяться на взаимность ==========

Комментарий к Надеяться на взаимность

По сериалу “Волшебники”

Слушать по желанию:

**Taylor Swift – Shake It Off (original)**

Элиот Вог был первым человеком-волшебником, которого встретил Квентин Колдуотер, оказавшись на территории магического колледжа Брейкбиллс.

Обладая неординарной внешностью и эстетическим вкусом, с шевелюрой от лорда Байрона и в костюме, больше похожем на стилягу пятидесятых годов с узкими, почти в облипку штанами, подрубленными до щиколоток и остроносыми туфлями, этот маг-старшекурсник, вальяжно развалившийся на мраморном парапете, словно сытый котяра, прошелся скучающим взглядом по вновь прибывшему студенту, жадно затягиваясь сигаретой.

- Квентин Колдуотер? – спросил он, читая имя парня, написанное на игральной карте.

- Д-да, - ответил, Квентин, оглядываясь вокруг, - где это я?

- Меня зовут Элиот, - вместо ответа произносит высокий брюнет, отшвыривая в сторону дымящийся окурок и резво вставая с парапета, - советую хорошенько запомнить это имя.

Впоследствии это имя, как и сам его обладатель не давали парню спокойно жить. Эпатажный Вог смело, без всяких обиняков сказал ему однажды, что не против был бы его соблазнить.

- Кью, детка, - ласково говорит парню Элиот, притягивая того за краешек галстука прямо к своим губам, - разве ты не хочешь, чтобы я наполнил твою жизнь яркими красками на многие годы?

Квентину каждый раз приходится вставать на цыпочки, чтобы быть вровень с парнем почти на голову его выше.

- Это очень мило, спасибо, - мямлит Колдуотер, краснея и пряча глаза, не говоря ни да, ни нет.

- Ну, как знаешь, только позови, - шепчет Элиот, обжигая лицо парня горячим дыханием, медленно выпуская шлею галстука из своей ладони.

«Вечно меня тянет к первокурсникам, особенно к этому невзрачному типу, смахивающему на ботана, с отросшими, сальными патлами, к тому же слушающего бредятину типа Тейлор Свифт”, - думает Элиот, оставляя Квентина возле одной из аудиторий. Вдруг о чем-то вспомнив, он резко оборачивается.

- Я слышал твой конек игральные карты, и ты неплохо с ними управляешься?

- Ну, да, - мнется Кью, заправляя отросшую прядь волос за ухо.

Элиот представил и даже почувствовал, как сжимает в кулаке эти коричневые лохмы, привлекая парня к своим губам, затем и для более интимной ласки, как говорят чем выше любовь, тем ниже поцелуи.

- Может, как-нибудь сыграем? – ехидно улыбнувшись, спрашивает Вог, опять подходя к Квентину совсем близко и заставляя того высоко вздернуть подбородок, чтобы посмотреть старшекурснику в глаза. – В дурака, на раздевание? – с хрипотцой добавляет Элиот.

- Вог, какого дьявола ты все время меня достаешь? – прерывисто спрашивает Квентин.

- Кью, малыш, ты разве совсем ни о чем не догадываешься? – растягивает фразы высокий брюнет, проведя подушечкой пальца по приоткрытым губам парня. – У меня на тебя далеко идущие планы. Тебе понравится, вот увидишь! – обещает Вог, отстраняясь от Квентина. - Если тебе что-то понадобится, заклинание там, или какой-нибудь ингредиент для колдовства, ты только скажи. Но я хотел бы надеяться на взаимность, - многозначительно мурлычет Элиот, прежде чем уйти.

Порой, этого неординарного субчика, короля вечеринок в общежитии для физиков и по совместительству бармена, делающего потрясающие коктейли, трудно понять. То он белый и пушистый, пекущий печеньки и пироженки, словно заправская домохозяйка, то безжалостный остряк и светский повеса, шутки которого Квентин принимает за чистую монету, а Вог в это время чуть не дохнет со смеху, утирая выступившие слезы, глядя на растерянную мордашку первокурсника.

Элиот Вог, день ото дня довольно потирает ладошки в надежде, что в скором будущем его милый мальчик Кью заявится к нему в общагу и со щенячьими глазками попросит помощи в своих колдовских мытарствах.

И тогда он затянет этого салагу в свой храм любви, включит на всю катушку «Shake It Off», распахнет перед парнем свои объятия и радостно заорет:

- Кью, детка, иди к папочке!

========== Будь моим другом ==========

Комментарий к Будь моим другом

По сериалу “Волшебники”

Писалось под:

**Sia Furler – Be My Friend… Breath Me**

«Кто я для тебя?!», – в который раз мысленно кричит Марго Хенсон, глядя, как ее закадычный друг Элиот Вог клеит очередного парня, Майка, кажется, для быстрого перепихона.

Дорогая косметика, недюжинная выдержка, немного магии и фальшивая улыбка помогают девушке хранить на лице маску безразличия. Ее отполированные ноготки до боли впиваются в ладони при виде этих двух голубков, взявшихся за руки и поднимавшихся сейчас в комнату Элиота.

Она готова была визжать, ломать каблуки дорогих туфель, стуча ими о половицы и рвать на себе роскошные волосы, слушая, с каким запалом трахались эти два жеребца, чуть не разнося стены общаги по кирпичику.

Марго сдружилась с Вогом-великолепным еще на первом курсе. Они, как заправские подружки устраивали громкие вечеринки, ходили под ручку по модным бутикам, подбирая друг другу эксклюзивные шмотки. Он мог игриво шлепнуть ее по попке, ласково обозвав сучкой, а она его мудаком, слегка сдавив ладонью его пах.

- Кто я для тебя? – иногда спрашивала Хенсон, ныряя под мышку высокого и статного брюнета.

- Мой лучик света. Глоток чистого воздуха. Мое пристанище после длинного и изнуренного пути. Мой олененок Бемби. Моя пичужка, - отвечал Элиот, прижимая Марго к своей груди, целомудренно целуя девушку в щечку, затем спускаясь к нежной шейке, щекоча ее губами.

Он мог часами лежать рядом с ней, положив голову на ее мягкий животик, думая о своем и слушая всякую чушь. Вог периодически поглаживал ее ладошку, поднося к своим губам, поочередно целуя каждый пальчик, а она, тем временем разминала его грудь и плечи, снимая накопившееся за день напряжение. Затем массировала его голову, запутываясь в непослушных кудрях. Элиот испытывал такое блаженство, словно был в нежных объятиях младшей сестренки, либо заботливых руках своей матери.

Они делились всем, что только было у них под рукой. Выпивкой, сигаретами, наркотиками и даже сексуальными партнерами. Но ни разу девушке не удавалось быть единственной и достаточной для Вога в их харизматичном дуэте, когда дело заходило до эротических излишеств.

Еще на первом курсе она попыталась сделать ему минет, затащив полупьяного Элиота в одну из пустовавших комнат их общаги. Став перед парнем на колени, она быстро расстегнула его ширинку, извлекла слабо эрегированный член и начала сосать. Ухватившись за стену, Вог пьяно всхлипнул, неуверенно толкаясь в рот подруги, давая им обоим шанс. На что, собственно?!

- Прости, детка, - стонет он, побуждая Марго выпустить его член изо рта, - ничего не получится. Я слишком пьян и потом, у меня несколько другие вкусы и предпочтения, - цедит ее друг, помогая девушке встать с колен. – Все нормально, Бемби. Ты тут совсем не при чем, - говорит высокий брюнет, виновато улыбаясь, пряча свое хозяйство обратно в штаны. – Ну-ну, малыш, не куксись, - добавляет маг, прочитав ее мысли, - у тебя самый милый ротик на всем белом свете. Мне просто нравятся мальчики.

Она бы запросто могла применить магию и направить ориентацию Элиота в нужное русло, но не стала этого делать, боясь потерять его дружбу и расположение.

С тех самых пор девушка как «Отче наш» выучила заклинание, скрывающее истинные чувства и мысли от всех, включая Элиота Вога, став холодной и безразличной ко всему светской стервой. В то время как ее «бойфренд» был словно раскрытая книга. Все, что на уме, то и на языке.

Хенсон «охотно» принимала участие в их многочисленных оргиях втроем либо по парам, сквозь магический флёр наблюдая, как Элиот пялит очередного незнакомого парня или дает ему в рот, не забывая о ней – Марго.

- Малыш, забыл, как тебя там, - растягивает слова Вог, обращаясь к стонущему в его руках пареньку, - будь хорошим мальчиком, обслужи мою девочку по высшему разряду, - мурлычет он тому на ушко, лаская языком мочку.

Затем разворачивает и мягко толкает юношу к распластанной на широкой кровати Хенсон, пристраиваясь к его заду. Только так, разделенная чьим-то чужим телом, Хенсон может быть близка со своим милым другом в их страстном сексе. Ей остается только представлять, что кроме ее и Элиота в комнате никого больше нет.

- Может, все-таки займемся заклинанием по созданию джина, любовнички? – скучающим тоном интересуется Марго, выныривая из своих горьких воспоминаний и глядя на вошедших в общий зал, спустя время, Элиота и Майка.

«Хорошо потрахались, сучки?!» (ехидно).

Волосы Вога всклокочены, глаза все еще затянуты послеоргазменной поволокой, на бледных щеках горит румянец. Он «стыдливо» запахивает полы халата цвета бургундского вина, пряча свою наготу.

«Этот халат купила тебе я, мудила! Выбирала собственными руками! Его цвет так выгодно подчеркивает эту дьявольскую шевелюру и оттеняет белоснежное, поджарое тело, мать твою!» (обиженно).

- Моя любовь не струйка дыма, а очень мощная струя, да, Майки? - пытается заигрывать Элиот, глядя на парня с обожанием.

Майк мнется, пряча глаза, и нерешительно обращается к Хенсон.

- Э-м, Марго, я очень надеюсь, что мы сможем узнать друг друга поближе, – многозначительно роняет небритый блондин, переплетая свои пальцы с длинными и изящными пальцами Вога.

- Попробуем, после Ибицы, может быть, - коротко бросает девушка, поджав губы, а самой хочется вставить два пальца в рот и блевануть от всей этой телячьей нежности.

«Ах, ты, блядь белобрысая! Да ни за какие коврижки! Не после того, как ты взял в свое единоличное пользование моего Элиота! И с какой только задницы ты вылез и оказался в этот злосчастный день в библиотеке?!» (зло).

Марго уже сбилась со счета, сколько таких одноразовых трахов в лице залетного Майки было у Вога. Первое время Хенсон часами смотрела в зеркало и всерьез жалела, что не родилась парнем. Может быть тогда она бы всецело принадлежала своему кумиру.

Даже эта маленькая победа с помощью созданного ими Джинна из бутылки (на него, оказывается, заклинания не действуют), заставившего Майки делать минет дверной ручке, не принесла девушке долгожданной радости. Потому что в жизни Вога появился еще один объект его сердечных воздыханий. Тут все было куда сложнее.

Его мальчик. Его Кью. Его святая святых. Элиот даже не заметил, как стал для новичка-первокурсника персональным психологом и дежурной жилеткой, куда можно поплакать и высморкаться. В то время как совсем недавно нуждался в том же самом в лице своей единственной и верной подруги. Он буквально прикипел к этому парню с сальными патлами, бросая в его сторону взгляд полный вожделения.

Если в один прекрасный день Квентин Колдуотер ответит Элиоту взаимностью, им он делиться с Хенсон уже не захочет. И тут не пройдет «Марго, какого черта?!», как это было с блондином, заставь она этого нескладного первокурсника, с помощью Джинна из бутылки, конечно, отсосать, например, у пожарного шланга или белого жеребца, как они оба пошутили на одном из заданий. Гнев Элиота Вога, великого и ужасного в этом случае может быть магически жестким.

Плевать! Марго решительная, независимая и смелая девушка. Она лишь боится остаться одна и не найти достойную замену своему непревзойденному другу.

- Я не поеду с тобой на Ибицу, малыш, - говорит Элиот, собравшейся в дорогу Марго.

- Какого хрена?! Все еще злишься на меня из-за своего белобрысого?

- Нет, Бемби, решил еще раз попробовать счастья с Кью. Так что оторвись там хорошенько за нас двоих, сучка, - говорит он, игриво шлепая ее пониже спины.

- Тодд! – кричит Хенсон, одному из второкурсников их общаги. – Бегом собирай свои чемоданы и тащи сюда свою задницу! Тебе несказанно повезло! Мы едем на Ибицу!

Она резко разворачивается на каблуках и идет к выходу в надежде, что Элиот передумает, бросит эту глупую затею очередного соблазнения Квентина Колдуотера и последует за ней, как и всегда.

Ноль на массу.

Душа наполнена болью и безысходностью.

«Кто я для тебя?!» (почти безразлично).

========== Лжец, лжец ==========

Комментарий к Лжец, лжец

По сериалу “Волчонок”

Писалось под:

**Nneka – Confession**

Я уезжаю в дальний путь, но гаджет с вами остается.

- Привет! Застрял тут на Канадской границе.

- И ты ничего лучшего не придумал, как набрать меня в такую рань?

- Че делаешь? – словно не слыша в голосе Хейла дежурного сарказма, спрашивает Кристофер, глядя на него в небольшой экран своего гаджета.

- Все еще пытаюсь поспать, - цедит Питер, который ни за что не признается Ардженту, что спит он едва ли часа три за ночь.

Что он специально не меняет свою постель, до одури, словно экзотический наркотик, вдыхая один особенный запах тела, с едва уловимым ароматом одеколона и пороха, что все еще хранит наволочка на лежащей рядом подушке.

«Лжец», - думает Кристофер, представляя, как Хейл долго крутится узлом, прежде чем провалиться в короткий и тревожный сон. Ему ли самому не знать, что с некоторых пор он и сам спокойно заснуть не может. А если и впадает в некоторое подобие сна, то везде его преследуют эти голубые глаза, полные желания. Жаркое тело, льнущее к его собственному. Жадный рот, отбирающий с поцелуем последний воздух из легких.

- Может, пока я тут застрял, займемся чем-то более приятным?

- Ты имеешь в виду виртуальный секс? – удивленно спрашивает Питер, вздернув бровь. – Будем дрочить оба или только один из нас, а другой будет смотреть? Что, так невтерпеж, Крис? Да тут всего миль двести осталось, понты.

- Заметь, не я это предложил, - буркнул Арджент, все еще, слегка, стесняясь того, что между ними происходит. Он даже под дулом пистолета не признается, как жарко сейчас у него в паху от одного этого блядского голоса с хрипотцой. Что только этому стервецу, развалившемуся среди шелковых простыней под силу справиться с огнем, бушующим у Кристофера в крови.

- Возможно, я бы и согласился, унять терзания твоей плоти таким образом, - потянувшись кошкой, ответил Питер, хищно улыбнувшись. – Но, Крис, ты только представь себе ситуацию: у нас все в самом разгаре, а пробка на границе уже рассосалась. Тебе нужно ехать, дабы не задерживать орущие машины, следующие за тобой. У тебя стояк, и ты вот-вот кончишь, а ехать надо.

- Ты прав, тут вроде все сдвинулось с мертвой точки, - оторвался от экрана Арджент, заводя двигатель автомобиля, - не скучай, скоро твой альфа-самец будет с тобой рядом.

- И в мыслях не было, - хмыкнул Хейл, позволяя Кристоферу считать себя таковым. Пусть человек потешит свое самолюбие. В их непростых отношениях Питеру иногда даже нравилось меняться ролями. Со всеми остальными он вел себя как положено статусу альфы. «Чтобы все дрожали! Чтобы уважали!»

Недолго думая, он отключил свой телефон, быстро встал с постели, и как был, в одних трусах и майке, выскочил за дверь. Не может быть ничего лучше утренней пробежки на длинную дистанцию.

Когда до пункта назначения оставалось миль пятьдесят, дорогу Кристоферу, чуть не прыгнув на капот авто, преградил знакомый серо-бурый волк. Резко затормозив, Арджент свернул к лесной обочине и вышел из машины, громко хлопнув дверью.

- Блядь, Хейл, какого черта ты творишь?! – крикнул он, подходящему к нему волку.

Тот, без всякого стеснения подошел к мужчине и уперся мордой ему в пах, пару раз лизнув ширинку.

- Что, так невтерпеж, Питер? – сквозь зубы процедил Арджент, дернувшись от весьма характерного жеста зверя, зарываясь руками в его жесткий загривок. - Обратись, Хейл! Немедленно, ну же! – просит Кристофер, озираясь вокруг. - Обратись, мать твою! А то я чувствую себя гребаным…

- Извращенцем? Скотоложцем? – спрашивает его Хейл, стоя перед Арджентом на коленях в чем мать родила, продолжая ласкать пах охотника ладонью. – Я всегда считал, что ваши законы и постулаты написаны лишь с одной целью: держать человека в страхе и подчинении.

Задрав охотнику майку, Питер стал целовать живот и грудь Криса, жаля до дрожи кончиком языка.

- Я с тобой согласен, - задыхаясь от удовольствия, продолжал Кристофер, - я мог бы сказать, что это просто неэстетично выглядит. Просто сейчас не время и не место.

«Лжец», - думает Питер, чувствуя, что Арджент буквально разрывается между быстрым минетом и полноценным сексом на капоте автомобиля, но здравый смысл и осторожность охотника берут свое.

- У меня в багажнике, запасной комплект одежды, будет слегка длинноват, - бросает он, со стоном отстраняя Хейла в сторону. Продолжая оглядываться, Кристофер стремительно идет к багажнику, открывает его и быстро достает оттуда футболку и джинсы.

- Как скажешь, босс, - пожимает плечами Питер, криво улыбаясь.

Натянув на себя Арджентовские шмотки, Хейл сел за руль, сказав, что поведет он. Эти последние мили до города были полны сладкой пытки и томительного ожидания для обоих.

- Скучал по мне? – игриво спрашивал волк, одной рукой управляя автомобилем, а другой вовсю орудуя у Криса в штанах.

- Да как-то времени не было, - хрипло отвечал Арджент, выгибаясь дугой на пассажирском сидении.

- Лжец. К тебе домой или ко мне?

- Давай ко мне.

- У нас всего несколько суток, - бросает Хейл, - потом уехать придется мне.

- Я это как-нибудь переживу.

***

- Привет! Застрял тут на границе с Мексикой! Че делаешь?

- Сижу, курю, в потолок плюю, - отвечает Кристофер Арджент, глядя в экран своего компьютера.

- Лжец, - хрипло тянет Питер Хейл, глядя как тот со стоном сражается с резинкой спортивных брюк, пробираясь рукой к заветному месту.

========== Разговор по душам ==========

Комментарий к Разговор по душам

По сериалу “Сумеречные охотники”

- Добро пожаловать домой, Саймон! - тихо шипит Рафаэль Сантьяго, раскрывая перед дрожащим парнем объятия. – Иди, не бойся, я тебя не укушу, - добавляет он, обнажая клыки в кривой улыбке, привлекая парня к себе.

Затем, делает глубокий вдох, учуяв кого-то еще, понимая, что они в комнате уже не одни.

- Простите, не хотел вам мешать, - раздался знакомый голос, будто возникший из ниоткуда. Да и как же иначе. Рафаэлю пора бы уже привыкнуть к внезапному появлению своего старого друга, которому он стольким обязан.

- Малыш, - обращается Рафаэль к Саймону, нехотя отстраняясь, - пойди, осмотрись тут. Здесь много пустующих комнат, тебе нечего опасаться. Если проголодаешься, обратись к моему подручному, он даст тебе крови.

После того, как Саймон покинул VIP-номер, принадлежавший теперь главе местного клана вампиров Нью-Йорка, Сантьяго, удивленно вскинув брови, обратился к незваному гостю.

- Магнус Бейн? Здесь, в отеле «Дюморт»? Что заставило верховного мага Бруклина посетить нижний мир и скромное жилище вампиров?

- Я пришел увидеться с Камиллой, - как можно безразличнее ответил тот, стараясь держаться тени.

- Спешу тебе сообщить, что твоя бывшая зазноба, нарушив Соглашения, свалила из города в неизвестном направлении, возложив на меня свои полномочия и одного новичка, который сейчас вышел из зала. Саймон, ты, кажется, его знаешь. Так что перед тобой новый глава клана вампиров и по совместительству нянька. Эй, это что, слезы? – заметил Рафаэль, мигом оказавшись возле Бейна.

- Что за вздор! – бросил Магнус, быстро отворачиваясь от вампира и стирая подушечками пальцев предательскую влагу. – Должно быть, переборщил с блестками, - ответил он, отметая дальнейшие расспросы Сантьяго, театральным взмахом руки. – Не знал, что у вас тут произошла столь стремительная смена власти. Я, пожалуй, пойду, - добавил он, выдавив из себя вымученную улыбку.

Маг уже засобирался перенести себя обратно в свой особняк, как Рафаэль поспешил его остановить.

- И не угостишь старого друга стаканчиком доброго «Кьянти», бутылку которого ты случайно с собой захватил? – обнажая клыки в ехидной улыбке, спросил глава вампиров. – Я же вижу, что ты явился сюда не просто так, проходи, присаживайся, - добавил Рафаэль, подходя к бару и бросая в два бокала дробленый лед.

Перехватив из рук мага бутылку вина, он ловко ее откупорил, наливая алую жидкость в стеклянные емкости.

- Не возражаешь? – спросил вампир, добавляя себе щедрую порцию свежей крови. – Тебе не предлагаю, - добавил он, вкладывая в руку мага сосуд с жидкостью, которую он автоматически стал помешивать накрашенным черным лаком кончиком мизинца.

Рафаэль знал, что помешивая напиток, Магнус добавлял в него немного магии, чтобы бессмертного колдуна хоть немного пробрало и сняло напряжение.

- Плесни и мне колдовства, - попросил Сантьяго, присаживаясь рядом с Бейном на широкий золоченый диван, протягивая бокал с кровавым алкоголем.

Слегка мокнув палец в алую вязкость бокала вампира, маг уставился в свой стакан, пытаясь прочесть в искрящейся, рубиновой жидкости свою дальнейшую судьбу.

Рафаэль сделал аккуратный глоток живительного напитка и выжидающе уставился на своего друга, некогда оказавшего ему неоценимую помощь и поддержку в принятии сущности вампира, как таковой.

Через несколько томительных минут ожидания Магнус откинулся на спинку дивана и, закрыв глаза, начал говорить.

Уже с первых строк его повествования, вампиру стало понятно, что Бейн пришел сюда в надежде зализать свои раны, которые рвали изнутри его сердце и сильно кровоточили. Впервые с момента расставания с Камиллой Белкорт, он позволил себе кого-то полюбить.

Влюбился как зеленый юнец. Пылко, страстно, надеясь на взаимность. Александр Лайтвуд. Зеленоглазый красавец. Сумеречный охотник, разрывающийся между семейной честью и чувствами к своему другу. Абсолютно не замечающий его - Магнуса. Милый мальчик, которого он, не успев завоевать, скорее всего, безвозвратно потерял.

- Почему, Рафаэль, со смертными все так сложно?! – спрашивал Магнус, не заметив, как его пальцы крепко переплелись с пальцами вампира.

Сантьяго просто молчал, подливая себе и ему алую пьянящую жидкость, позволяя магу выговориться. Он временно и добровольно обрек себя на роль личного психолога и кардиохирурга, пытаясь укрепить своей многолетней дружбой и поддержкой рвущееся сквозь ребра кровоточащее сердце Бейна.

Магнус не заметил, как после «Кьянти» они начали пить что-то из бара Рафаэля, от чего его речь стала слегка тягучей, а жесты рук более плавными. В своих душевных излияниях он то переходил на другой язык, то позволял себе отборную ругань, чего Сантьяго за всегда равнодушным и сдержанным другом раньше не замечал.

Впервые в своей жизни вампир видел Бейна таким уставшим, открытым и беззащитным, словно на него сейчас взирал не бессмертный маг, а маленький котенок, сверкая желтым янтарем своих глаз.

- Я готов был подарить ему весь мир, - тихо продолжал маг, - тайно восхищаясь его мужеством и божественной красотой.

- И этот бог - какой ничтожный идол, - изрек Рафаэль, цитируя Шекспира.

- Не говори так! – возмущенно бросает Бейн, в который раз пытаясь защитить своего мальчика. Потом, понимая всю тщетность своих порывов, обессилено запрокидывает голову на диван. - Мать твою, да что это со мной?! Мы же с ним даже не целовались! Ничего не было! И вот теперь он собирается жениться на женщине, которую не любит!

- Я понимаю, Магнус, – тихо говорит Сантьяго, сидя рядом, – я все прекрасно понимаю.

- Я устал, Рафаэль. Устал от всего. От своей силы, обязанностей и бессмертия. Я все бы отдал, чтобы прожить нормальную человеческую жизнь рядом со своим любимым, - стал бормотать Бейн, чувствуя, что тело становится ватным и стремится погрузиться в легкую дрему.

Он еще пытался сказать Рафаэлю, что надо бы перенести свое бренное тело, к себе в апартаменты, но усталость и выпивка заставили мага устроится поудобнее и заснуть прямо на золоченом диване.

«Вот и поговорили по душам», - мелькнуло в сознании Сантьяго, глядя на то, как его старый друг, не придумал ничего лучше, чем заночевать в вампирском кубле, распространяя божественный аромат своей магической крови. А у него даже одеяла нет, чтобы прикрыть Магнуса, от гулявшего по помещению сквозняка.

Сняв с себя кожаную куртку, он прикрыл ею Бейна, вспомнив о своей душе, которую сменил на бессмертие. Где она сейчас? Где этот маленький сгусток энергии, делавший его человеком? Варится в каком-нибудь адском котле, рядом со своими собратьями по несчастью.

Рафаэль садится напротив дивана, где дремлет маг, собираясь охранять его сон до утренней зари. Он прекрасно понимает, что даже самому себе не сможет честно признаться, что лучше? Жить без души или с разбитым сердцем?

========== Вершина айсберга ==========

Комментарий к Вершина айсберга

По сериалу “Волшебники”

Кто вечно тянет Элиота Вога за язык, рассказывать столь интимные подробности своей жизни в присутствии Квентина Колдуотера и Элис Куин?

Кому должно быть интересно, что новоодноразовый мальчик старшекурсника, не то Рональд, не то Реймонд плохо делает минет, и дело все в гребаном строении его нижней челюсти, а не в старании паренька доставить Элиоту удовольствие.

Возможно, недостаточно старается, а может просто дело в самом кандидате на очередную попытку скрасить свое одиночество. Не тот паренек, которого бы хотел видеть Вог на коленях, на себе или под собой.

Почему бы не сказать этим двоим, что после смерти Майки, которого он сам же и прикончил, Элиот буквально не находит себе места. Что он уже который день не просыхает, вливая в себя практически все содержимое бара общаги. Не говоря уже о сигаретах, которые он курит практически одну за другой.

Что он, как долбаный вуайерист не может отвести взгляд от их поцелуев и страстных объятий, следя за тем, как Элис заводит Квентина в одну из комнат, чтобы потрахаться. А он тихо сидит под их дверью и с воодушевлением завзятого мазохиста упивается стонами страсти этих голубков. Вернее, одного из них.

Сквозь пьяный туман проскальзывает мысль подрочить, прямо здесь, сидя на полу, и Вог уже тянет дрожащую ладонь к ширинке брюк, но отдергивает ее, вгрызаясь в свой кулак, чтобы заглушить предательский стон неудовлетворенного желания сдобренного горечью.

«Я тоже сейчас нуждаюсь в утешении и любви!», - безмолвно кричит Элиот, глотая слезы вместе с комом в горле, чуть не сдавливая пальцами стакан со спиртным.

Отлично вписываясь в разнообразные эротические тройнички, устраиваемые им, Марго Хенсон и каким-нибудь третьим заинтересованным лицом мужского пола, Вог с горечью понимает, что в данном случае Элиот + Квентин + Элис не будет равняться любовь или хотя бы неплохой секс. Он просто тут третий лишний.

Чуть позже он все-таки как можно безразличнее скажет им, что ему скучно. Нужно сменить обстановку. Куда угодно только не оставаться в Брейкбиллс, где он был вынужден убить невинного человека, которым завладел темный демон по прозвищу «Зверь».

Его скука – это лишь вершина айсберга. С таким трудом, временем и усилиями выстраиваемая жизненная позиция уверенного в себе и своей привлекательности беспечного повесы, грозилась лопнуть, словно мыльный пузырь.

Еще чуточку и Элиот снова будет чувствовать себя сыном фермера, подростком, которого можно бить и унижать. Уверенность, что он не проклят и может быть счастлив с тем, с кем пожелает, а в данном случае - это нескладный, застрявший в детских книжках о волшебной стране Филлори Квентин Колдуотер, тает буквально на глазах.

Неужели Кью не понимает, что если бы Вог не держался за него, как за путеводную звезду, давно бы позволил внезапно возникшему страху, неуверенности и самокопанию окончательно запутать Элиота и выпустить наружу всех его демонов?

Неужели он не видит, что Вог готов изводить себя на говно и упиваться вусмерть, чтобы не выплеснуть на парня всю свою боль, ярость и гнев?

Его скука – это лишь вершина айсберга, грозящаяся перерасти в душевную тоску и одиночество.

========== Так проще ==========

Комментарий к Так проще

По сериалу “Близкие друзья” (США)

Писалось под:**Matthew Good Band – Weapon**

Брайану Кинни проще быть с сотнями других сексуальных партнеров, чем с одним единственным. Ему проще сразу расставить приоритеты, чем гадать: «А что если?»

Брайану Кинни проще подарить незабываемый трах, а через несколько минут, самое большее к рассвету, выставить за двери своего лофта, чем назвать сие действие занятием любовью и томно сказать:

- Останься, хотя бы до утра! – или, - Ты ведь придешь завтра?

Даже с появлением в его бесшабашной жизни Джастина Тейлора, нежного мальчика с солнечной улыбкой мало что изменилось. Ему по прежнему было проще не замечать его преданных щенячьих глаз и слов любви, вместо того чтобы успокоить парня сказав, что ему совсем не похуй его душевные излияния.

Чуть позже, после тех трагических событий школьного выпускного, Брайану было проще носить под одеждой, совсем близко к сердцу, шелковый шарф с кровью Джастина, чем признать как дорог ему этот мальчик. И он виноват в произошедшем не меньше, позволив гомофобно настроенному ублюдку увидеть их танец, поцелуй и нанести Тейлору удар битой. Если бы только он подоспел чуть раньше!

Брайану Кинни проще было никому не сказав простаивать ночами у его палаты и изводить себя на говно, пытаясь через стекло бороться с ночными демонами, терзавшими тело и душу Джастина, чем прийти средь бела дня и, взяв парня за руку, сказать, что все будет хорошо. С ним. С нами.

Ему было проще, когда его называли первой шлюхой Питтсбурга, нежели чьим-то постоянным бойфрендом. Вместо романтического ужина при свечах, он предпочитал смесь алкогольных коктейлей, подаваемых в клубе «Вавилон», сигаретный дым, плотным смогом стоявший в помещении, подсвечиваемый зеркальными шарами и разноцветными огнями софитов, несколько затяжек кокса и отличный трах на десерт в комнате отдыха вышеупомянутого заведения.

Брайану Кинни было проще устраивать оргии и многочасовые секс марафоны, чтобы доказать всему миру, что он будет вечно молодым, вечно пьяным.

Когда они с Джастином расстались, Брайану было проще вызвать к себе парнишку, отдаленно напоминавшего Тейлора, наивно полагая, что сможет с ним забыться. Платить ему триста баксов за ночь и трахать до потери пульса, а потом выставить за дверь, не дав даже смыть сперму и пот с тела, вместо того чтобы найти своего милого мальчика и сказать ему:

- Вернись, солнышко! Без тебя, пиздец, как плохо!

Ему проще, в виде подарка на день рождения Джастина, оплатить несколько часов услуг проститута, чем самому обвязаться этими долбаными ленточками, подарив себя парню на веки вечные.

В миг наивысшего наслаждения, когда их тела, как единое целое сгорают в пароксизме страсти так просто выкрикнуть, простонать, прошептать:

- Я люблю тебя! Люблю до безумия!

Но Брайану Кинни проще любить на расстоянии, безмолвно, тайно, балансируя у края пропасти, порой причиняя страдания другим и самому себе в десятикратном размере, не позволяя подобраться к его кровоточащему сердцу и разверстой душе размером с океан боли.

========== Да здравствует король ==========

Комментарий к Да здравствует король

**Посвящается Amoury Arriere. С днем рождения, моя сладкая пташка!**

По сериалу “Волчонок”

Писалось под:

**Depeche Mode – Personal Jesus**

Очень долгое время Питер Хейл крепкой, словно бульдожьей хваткой, удерживал за собой титул лучшего манекенщика Лос-Анджелеса, не желая замечать, что его некогда успешная карьера медленно дефилирует по красной ковровой дорожке в закат, в то время как молодой и чертовски привлекательный Джексон Уиттмор, семимильными шагами приближается к зениту славы.

Парнишке достаточно было сверкнуть дьявольской улыбкой, слегка пошло коснуться своих губ, обжечь ледяным, греховным взглядом стальных синих глаз, обещая неземное наслаждение, не знающее границ - и выгодные контракты крупнейших рекламных фирм, престижнейших домов одежды и косметики, а так же самых известных кутюрье в мире моды были у него в кармане.

Мужчине все труднее удавалось хранить маску высокомерия и пофигизма. От необходимости являть миру скучающую, фальшивую улыбку ныл каждый мускул лица, а зубы готовы были еще глубже вдавиться в челюсть от шуток и надменных взглядов, бросаемых в его сторону новой суперзвездой. И этому заносчивому щенку еще хватило наглости зайти к Питеру в его гримерку с двумя бокалами, бутылкой дорогущего шампанского и провозгласить тост в его честь:

- Король умер, да здравствует король!

- Если не собираешься мне отсосать, тогда проваливай, - как можно равнодушнее изрек Питер, едва ли удостоив парня взглядом.

- Ну, зачем так грубо? – надул губы Джексон. - Без обид, Хейл, но не пора ли тебе уступить пальму первенства более молодому и востребованному претенденту в мире моды? Я знаю, это должно быть для тебя тяжело…

Питер неожиданно вскочил со своего места и припечатал Уиттмора к стене.

- Послушай меня, звездный мальчик! Ты нихера не знаешь! Ты даже себе представить не можешь, куда мне приходилось пойти и в каких оказаться позах, и далеко не перед вспышками фотокамер, чтобы добиться славы и успеха! Скульптурное тело, ангельское личико и красивые скулы это еще не все! – с нажимом говорил Хейл, крепко удерживая парня за квадратный подбородок, заставляя смотреть в глаза.

Из приоткрытого рта Джексона вместе с жарким дыханием вырвался сдавленный стон. Питер бедром почувствовал, что Уиттмор стал возбуждаться, от столь бурного натиска, всегда сдержанного манекенщика.

- Отпусти! – вымолвил Джексон, сглатывая ком во вмиг пересохшем горле, неосознанно продолжая льнуть к Хейлу, вместо того чтобы освободиться.

Питер разомкнул объятия, но лишь для того, чтобы быстро расстегнуть ширинку его штанов, и вместе с бельем слегка их приспустить, развернув парня лицом к стене.

- Какого черта, Хейл?! Что ты делаешь?! - зачем-то спрашивал Джексон, прекрасно понимая мотивы мужчины.

- По-моему, это очевидно, - цедил Питер, стягивая до колен свои спортивки и трусы, - передаю эстафету достойному преемнику или можешь считать это прощальным подарком.

У парня еще было время вырваться и уйти, пока мужчина шуршал оберткой презерватива и ловко надевал его на свой член, но он этого не сделал.

Уиттмор вжался в стену и громко вскрикнул, когда Питер проник в него почти что в сухую. Двигаясь в парне, Хейл менторским тоном давал ему наставления, словно они сейчас занимались не чем-то непристойным и почти приятным, а сидели друг напротив друга, мирно беседовали, попивая виски со льдом.

- Если ты уже достаточно намолотил зелени, советую застраховать свою физиономию и тело на приличную сумму. Не увлекайся выпивкой и наркотой, а то рано постареешь и сойдешь с дистанции, не говоря о том, что можешь сыграть в ящик. Забудь о всяких диетах, таблетках для похудения и блевании после еды.

- Блядь, Хейл, ты можешь говорить о чем-нибудь другом? – стонал Джексон, пытаясь приноровиться к его размашистым движениям.

- Старайся вести здоровый образ жизни, не питайся едой из фастфуда и давай телу больше физических нагрузок, в том числе в сексе, не превращаясь в распутника, - хрипел Питер, покусывая загорелую шею и ключицу парня, оставляя на ней красноватые следы от колючей щетины.

- Хорошо я… о, Боже! – вскрикнул Уиттмор, почувствовав, как Питер усилил захват, изменил угол проникновения и ускорил темп.

- Запомни, малыш, время никого не щадит, - продолжал Хейл, почти не задыхаясь, - ты конечно же мог бы позволить пластическим хирургам себя латать и перештопывать до тех пор пока твой милый ротик не станет напоминать рыбий, а веки глаз перестанут самостоятельно закрываться. Но мой тебе совет не делай этого.

- Хейл, мать твою, не будь таким сучьим уёбком и дай мне нормально кончить! – выкрикнул Джексон, плотнее вжимаясь в мужчину.

- Король умер, да здравствует король! – процедил Питер сквозь зубы, изливаясь в стонущего Джексона, чувствуя как тот, с горловым хрипом последовал за ним, окунувшись в волны экстаза, забрызгивая стену спермой.

Кое-как поправив на себе одежду, Джексон сполз на пол и, восстанавливая дыхание, стал наблюдать за неспешными движениями Хейла, собиравшего свои вещи в небольшую дорожную сумку.

- Запомни, детка, - продолжал Питер, спокойным тоном, перехватив удивленный взгляд парня, - постарайся упаковать свои вещички и привести финансовые дела в порядок, задолго до того, как тебе предложат рекламировать средства от импотенции или раннего склероза.

- Так ты что, действительно сваливаешь?! – все еще не веря в происходящее, спросил Уиттмор.

- Путь к Олимпу свободен, - сказал Хейл, взвалив сумку на плечо, стоя у выхода, - милости просим!

- Даже не поцелуешь на прощанье? – нагло улыбнувшись, поинтересовался Джексон, все еще сидевший на полу просторной гримерки.

Но лишь громко хлопнувшая дверь и удалявшиеся по коридору шаги лучшего манекенщика Лос-Анджелеса были ему ответом.

========== Магия эмоций ==========

Комментарий к Магия эмоций

По сериалу “Волшебники” 01Х12

Писалось под **active sun (ft. hale appleman) – your life**

Секс втроем – это один из способов скрыть свой страх перед искренними чувствами и серьезными отношениями.

Просторный холл общаги физиков пропах алкоголем, сизым дымом сигарет и целым букетом эмоций, испускаемым тремя присутствующими здесь студентами.

Повсюду сквозит горечь вперемежку с осуждением, доля вины с огромной порцией разочарования, душевная боль с привкусом виски и никотина, тщательно замаскированная за тоннами безразличия и пофигизма.

Если бы взглядом можно было убить, Квентин Колдуотер произвел всего лишь три выстрела. Его рука, скорее всего, дрогнула бы, целясь в двух своих партнеров, но совершенно уверенно вставила бы потом ствол в собственный рот и нажала на курок.

Марго Хэнсон с яростным визгом возмущения отстреливалась бы до последнего патрона, доказывая всему миру, что переспать с ней было за честь и ей абсолютно не стыдно за свои действия. И она готова на что угодно, лишь бы Элиот оставался подле нее, хотя в последнее время она абсолютно перестала его понимать.

А сам Вог, стоял бы под дулом пистолета, раскинув руки в доверительном жесте, словно Иисус, смиренно ожидающий любой кары, улыбался бы слегка загадочной улыбкой Моны Лизы и отводил взгляд, любуясь видом из окна.

- Мы все были под магией эмоций, - бесцветным тоном изрек Элиот, пытаясь подавить очередной приступ истерического хохота, глубоко затягиваясь сигаретой и делая поспешный глоток янтарной жидкости, притуплявшей мозг.

Когда в его руках окажется тлеющий фильтр, а хрустальный стакан опустеет, он закурит следующую сигарету и плеснет себе щедрую порцию виски. Его руки, рот и мозги должны хоть чем-то быть заняты, чтобы не выкинуть очередной фокус, наброситься, например, на Колдуотера и зацеловать его до одури, не ляпнуть какую-нибудь херню, типа: «Кью, малыш, я не против повторить, но уже без Марго», а пьяный дурман будет удерживать его на краю прострации, мешая свободно развивать мысль и вольно фантазировать на вышеупомянутую тему.

С одной стороны их тройственный тандем выглядел весьма эстетично и естественно. Три обнаженных тела, льнущие друг к другу, едва прикрытые белой тканью. Увитая венами и перстнями изящная рука Элиота, покоящаяся на бедре Квентина. Умиротворенные лица, познавшие блаженство, раскрепощенные души, образовавшие временную, но такую долгожданную взаимосвязь.

Имел ли этот союз шанс на дальнейшее развитие и плодотворное сотрудничество? Вполне возможно. Разбудив друг друга взаимными ласками, они могли бы повторить предыдущий опыт, вполне осознано экспериментируя со своими телами и фантазиями уже не ссылаясь на магический мощный кайф из зашкаливающих эмоций, от которого буквально рвало крышу.

Они бы потом, довольные и пресытившиеся, вальяжно развалившись на широкой кровати, влажные от пота и перенесенного оргазма, раскурили бы сигарету или косяк, желая повысить градус возбуждения и удерживать его в себе, как можно дольше, со стоном и шальной улыбкой выдыхая голубой дым кольцами. Кто-то бы лениво предложил сходить всем троим в душ, а потом повторить как-нибудь в ближайшее время.

Все бы так и было, если бы не осуждающий взгляд Элис Куин, застукавшей троицу в одной постели. Если бы Квентин не стал уверять ее и себя, что все выглядит совсем не так, как есть на самом деле. Он в этом новичок и совсем не представлял, на что подписался, в то время как Элиот и Марго были профи и действовали слажено, получив, наконец, желаемое.

- Вы мне жизнь сломали! – орет на обоих Квентин, полагая, что эта фраза, должна привести Элиота и Марго в чувства, заставив раскаиваться в содеянном.

Но чтобы он сейчас ни говорил, рикошетом будет отскакивать от невозмутимого лица Хэнсон, считающей все случившееся небольшой проблемой, и еще глубже заталкивать Вога в необъяснимое душевное дерьмо, заставляя давиться никотином и вливать в себя литры спиртного.

- Нам надо все забыть и двигаться дальше, - цедит он, глядя в пустоту.

- Ты полагаешь это возможно?! – с вызовом бросает Квентин, перед тем как покинуть их честную компанию и отправиться на поиски Элис.

И каждый из троих понимает, что забыть то, что произошло между ними, вряд ли удастся. Всем проще полагать, что это была магия эмоций, а не шанс обнажить свои искренние чувства и желания перед кем-либо.

========== Рыжий,”честный”, влюбленный ==========

Комментарий к Рыжий,”честный”, влюбленный

По сериалу “Игра престолов” - 6

- Тормунд, челюсть подбери, - шутя, кидает один из одичалых, видя, с каким изумлением их предводитель пялится на статную всадницу в рыцарских доспехах, в сопровождении оруженосца въезжающую в Черный замок.

- Все, пропал мужик, - вторит тому другой, - я уже и не помню, чтобы наш Тормунд вот так вот стоял, как в землю вкопанный. Будь мы все еще в поселении, он бы уже рвал на себе шкуры и брал быка за рога. Да куда там, как-никак благородная леди. Того гляди зашвырнет наш косматый рыжик дубину куда подальше и начнет стихи сочинять.

А сам виновник колкостей в его адрес, словно громом пораженный не может сойти с места. С ним такое впервые. Словно кто горящую головешку к груди приставил, превратив его сердце в угли.

«Вот это женщина!» - с восхищением думает наш вояка, облизывая Бриенну Тарт жадным взглядом. Только ведь она не одичалая, да и бьется похлеще любого рыцаря. Такую не завалишь на спину, не поставишь на колени и не прогнешь как прочих. Эта воительница не станет отдаваться за миску похлебки, а сама загонит дичь и зажарит ее на медленном огне. Бриенна Тарт с мечом в руках сумеет за себя постоять и не позволит, кому-либо хлопнуть себя по заду и отпустить в ее адрес пару-тройку сальных шуточек.

Несмотря на ее воинствующий вид, суровые черты лица и практическое безмолвие, Тормунд вынужден признать, что эта дама волнует его дикое сердце, будоражит кровь и бередит сознание.

Что это? Он строит ей глазки за общим столом, чуть ли не хлопая своими рыжими ресницами? Пытается подарить ей скромную улыбку, больше похожую на звериный оскал? Стесняется сказать о том, как она обворожительна и прекрасна в своих доспехах. Боги, и откуда в его лексиконе такие словечки. А его небогатое воображение уже рисует перед ним картины, одна живописнее другой.

Только он и она у жаркого костра. На этот раз он медленно снимает с себя одежду из шкур, представ перед леди Тарт в первозданном виде.

- Что же ты со мной делаешь, рыжик? – шепчет она ему в губы, зарываясь своей ладонью в его шевелюру цвета заходящего солнца.

Ее руки несмело исследуют его бугрящееся мышцами тело, а ее собственное начинает остро чувствовать всю тяжесть рыцарских доспехов, железным панцирем закрывающих ее тело и душу от проникновенного льдистого взгляда.

- Ты позволишь? – тихо спрашивает Тормунд, желая помочь Бриенне избавиться от этого груза. Пусть и на время стать свободной, раскованной, желанной. Он сумеет согреть свою леди этой студеной ночью, жаром своего тела и дикой, необузданной страстью.

- Гляди, здоровяк, шею не сверни, - бросает кто-то из его соратников по оружию, заставляя Тормунда вынырнуть из прекрасных фантазий.

– Не по зубам она тебе, не твоего полета птица, - твердит один из братьев ночного дозора, намекая, чтобы косматый великан спустился с небес на землю.

- Это мы еще поглядим. Нам настырности не занимать, - с ухмылкой отвечает Тормунд, слегка приглаживая свою пышную бороду и рыжую шевелюру, следуя за гордой воительницей, превратившей грозного льва в ласкового котенка.

========== Почти сломлен ==========

Комментарий к Почти сломлен

По сериалу “Игра престолов” - 6

Писалось под: **Ramin Djawadi – Light of the Seven(скрипка)**

Сюда практически не проникает свежий воздух и яркий свет. Здесь пахнет плесенью, затхлой водой и человеческими страданиями. Сырость пробирает до костей, а грубая дерюга коричневой рясы, что прикрывает наготу, жжет словно крапива. Подземные казематы септы полны грешниками и сбившимися с пути истинного.

- Покайся! Покайся, сир Лорас! – слышит он вкрадчивый голос своего мучителя у самого уха.

Жар дыхания Ланселя Ланнистера обжигает ему висок и скулу. Этого выродка не отталкивает ни грязь, что въелась под кожу, ни дурной запах, исходящий от давно немытого тела Тирелла, ни грубая мешковина рясы. Потому что сам Лансель уже давно сменил шелка и бархат на монашескую дерюгу и железную цепь, которая тяжестью своей денно и нощно напоминает ему о грузе ответственности, вступившего в братство.

- Ты сломаешься, чертов членосос! – жарко шепчет он, почти касаясь потрескавшихся губ Лораса своими. – Все ломаются! – добавляет он, зарываясь своей ладонью в слипшиеся кудри Тирелла, пытаясь пропустить их сквозь пальцы.

Глядя в фанатично светящиеся глаза, короткую стрижку и семиконечную звезду святой септы, вырезанную на лбу столь варварским способом, Лорас Тирелл с трудом мог вспомнить того милого юношу со светлыми локонами, что восхищался его доблестью на турнирах, а в последствии и сам стал рыцарем.

Родившись в благородных домах, у них изначально не было выбора. Они были вынуждены считаться с интересами семьи и государства, а не своими собственными, являясь всего лишь пешками в чьей-то игре, шлюхами в чужой постели, с той лишь разницей, что Лорасу всегда нравились мужчины, а у Ланселя не было особого выбора, чем стать молодым любовником своей двоюродной сестры королевы Серсеи.

Оба были и продолжают быть марионетками в опытных руках могущественного кукловода, который сломал уже жизнь одному и вот-вот выбьет почву из-под ног у другого.

- Мы никогда особо не были близки, - продолжает Лансель, глядя в голубые глаза Тирелла, в которых танцует отблеск пламени свечи.

- А тебе бы хотелось? – из последних сил спрашивает Лорас, выдыхая этот вопрос Ланнистеру в губы, сам того не ведая шутит он или говорит серьезно. Он здесь уже так давно, без нормального сна и пищи, что очередной визит его жестокого визави может показаться обыкновенным бредом и видением почти сломившегося человека.

- Прикуси язык, мужеложец! - цедит Лансель, больно дернув Лораса за волосы. – Я не о той близости, о которой все еще грезишь, стоя почти у самого края безумия, находясь в столь плачевном состоянии. Не о той греховной любви и похоти, которую ты питал к монархам и смазливым оруженосцам. Покайся, грешник. Отрекись от всего. Вступи в святое воинство. Служи Семерым богам. Будь моим братом по вере. И ты обретешь свободу.

Лорас Тирелл до горлового хрипа и ломоты во всем теле устал быть сильным и бороться с существующим хаосом вещей. Он почти сломлен, когда его некогда кудрявые локоны цвета темного золота, а теперь сальные и слипшиеся режут острым ножом под корень.

Он почти сломлен, когда его в грязном рубище проводят сквозь толпу разодетых вельмож в главный зал септы для суда. Он почти сломлен, когда его ставят на колени, и он кается в распутстве и надменности. Он все еще не сломлен, когда дает братьям-воробьям добровольно себя изуродовать, позволив острием ножа вырезать знак веры у себя на лбу.

Сквозь кровавую пелену, застилающую глаза, он пытается отыскать взглядом Ланселя Ланнистера, чтобы безмолвно спросить, стоила ли эта боль и унижение всего, чего они лишились по воле жестокого рока.

Но лишь нарастающий рев дикого огня, что зеленым пламенем блеснул в глазах обоих и через мгновенье поглотил в свои жадные объятия огромное количество грешников, служил Рыцарю Цветов ответом.

========== Чтобы выжить ==========

Комментарий к Чтобы выжить

По сериалу “Игра престолов” - 6

Воды Узкого моря стремительно несут огромный флот ее величества к берегам Вестероса. На флагманском корабле рядом со своей королевой стоит ее Десница Тирион Ланнистер, глядя как солнце, похожее на огромный апельсин, тонет в бескрайней синеве горизонта.

Полумуж задумчив, молчалив и внешне спокоен, но за этим равнодушием пытаются укрыться неуверенность, волнение и воспоминания трагических событий, которые Бес хотел бы забыть, но помнить будет всю жизнь. Он сейчас кристально чист и предельно трезв, хотя глаза то и дело шарят по палубе, а рука слегка трясется и непроизвольно сжимается в поисках бокала или фляги с вином.

Ожидая встречи с неизвестностью, его мысли, как ни странно, заняты сейчас вовсе не его родственниками, ныне почившими или пришедшими к власти, и не его родовым гнездом Утёсом Кастерли, который Тирион не видел уже много лет. Перед его сощуренным взглядом вдруг предстал образ довольно высокой девочки с волосами заходящего солнца и болью в прекрасных голубых глазах.

Девочки, которая не умела лгать.

Девочки, которая осталась практически одна.

Девочки, которой причинили боль и страдания, сделав заложницей прихотей сильных мира сего и разменной монетой в руках опытных игроков, жаждущих привилегий и власти.

Санса Старк, юная северянка и дочь лорда, слишком рано потеряла почти всю свою семью и уже дважды в свои молодые годы побывала в навязанном ей браке, что не принес этому хрупкому, надломленному цветку ничего хорошего кроме насмешек, унижения и боли.

В этом грешном мире, где все продается и покупается, есть мало места честности и порядочности. Ты должен быть хищником, драть глотки и брать свое, или окажешься добычей. Альтернатива этому жизненному кредо – быть умнее, хитрее, коварнее, на худой конец дипломатичнее, используя грубую физическую силу, как крайний метод.

Он знал, что если когда-нибудь ему доведется встретиться со своей молодой женой, которую он по многим соображениям, в первую очередь по ее желанию, оставил нетронутой, он уже не увидит той наивной девочки, мечтавшей о любви и счастье.

Чтобы выжить в этом жестоком мире и быть менее уязвимой, она вынуждена спрятать свою честность за маской лицемерия и лжи. Затаить свою боль, ненависть и обиду, замаскировав их холодом и безразличием, чтобы потом, как настанет время, сполна насладиться своей местью. Ведь то, что ее не убило, должно было сделать юную красавицу сильнее. Она ведь волчица, дочь Севера.

Санса Старк, как никакая другая девушка заслуживает бескорыстной любви, чистой и открытой, как и она сама истинная.

Ну а его удел - вино и шлюхи. Хотя этих продажных тварей Тирион стал побаиваться, как огня. Он целее будет и скорее примет целибат, чем позволит себе забыться и в очередной раз дать завладеть одной из многочисленных лживых сук своим телом и сердцем.

Так что остается пойло. Реки пойла, притупляющих чувства. Так проще не замечать колкостей и насмешек. Так веселее потешаться над своим обидчиком и платить ему той же монетой. Так жизнь приобретает краски, становясь прекрасной и удивительной. И, кажется, что тебя все любят, а если это не так, то в седьмое пекло их всех!

Тирион Ланнистер теперь Десница королевы Дейнерис и отлично понимает, что пути назад нет. В ее свите нет места распутникам и пьяницам. С первым Бес еще кое-как справится, а вот хватит ли у него сил побороть свою непреодолимую жажду и стремление утопить в огромном количестве выпивки ту боль, обделенность и отсутствие в его жизни настоящей любви с которыми он почти свыкся.

========== Всего лишь друг ==========

Комментарий к Всего лишь друг

По сериалу “Близкие друзья”

Быть просто другом Брайана Кинни задача не из легких. Вы должны обладать достаточно симпатичной внешностью, крепким здоровьем, и огромным запасом терпения или пофигизма, чтобы состоять в его свите. То, что вы должны быть стопроцентным геем – само собою разумеющееся.

Майклу Новотны легко и вместе с тем трудно мириться с положением всего лишь друга, находясь на рубеже своего тридцатилетия. Весьма близкого друга, как неоднократно давал понять Брайан.

Новотны до сих пор задает себе вопрос, что было бы, не зайди так некстати в его комнату мать, когда они с приятелем, орудуя рукой в штанах друг у друга, целовались взасос и исторгали хриплые стоны удовольствия.

Взаимная недодрочка, невысказанные желания и чувства, несбывшиеся надежды Майкла все еще стояли в очереди длиною в долгие шестнадцать лет, желая стать реальностью, а не быть какими-то «ВСЕГО ЛИШЬ».

Ему ничего не стоило вместе с Брайаном, глотнув «веселое колёсико», отдаться бешеному ритму танца, потираясь о друга бедрами. Накуриться в хлам общим косяком в одной из кабинок туалета, когда из соседних раздаются приглушенные стоны и пошлые фразы, не связанные с истинным предназначением нужника. Находясь у Кинни дома, напиться до поросячьего визга и нажраться, чтоб аж к горлу подпирало, лежа на полу среди остатков еды и спиртного.

Но в большинстве случаев, Майкл Новотны практически был трезв. Всего лишь близкий друг, терпеливо ждущий Брайана Кинни возле клуба «Вавилон». Подперев спиной кирпичную кладку фасада здания, он не спеша затягивается сигаретой и ожидает пока его друг кого-нибудь дотрахает в комнате отдыха или ему отсосут, возможно, сразу несколько парней. А Новотны, затем отвезет его величество домой, а сам неудовлетворенный отправится к себе.

Шестнадцать лет ожидания и практического воздержания превратили Майкла всего лишь в тень Брайана Кинни, персонального водителя, партнера по танцам, личного психолога с целым комплектом жилеток на смену, куда можно поплакать и высморкаться.

Странные чувства бередят душу Майкла время от времени. Создается впечатление, что его лучший друг Брайан периодически держит его на сексуальном голодании, весьма ощутимо недокармливая, а сердце Новотны навсегда заперто от посторонних глаз, в клетке его ребер, открыть которую может лишь Кинни, ключом, висящим на тонкой цепочке у себя на шее.

Иначе как объяснить его «дружеские», продолжительные, чуть ли не достающие языком до гланд поцелуи, отнимающие у Майкла последний кислород из легких? Но лишь стоит Новотны скользнуть рукой по выпуклому паху Брайана и попытаться забраться за линию низко посаженных джинс, как друг резко от него отклоняется, удивленно смотрит и изумленно спрашивает:

- Ты что вытворяешь?!

А когда на горизонте весьма скудной личной жизни Майкла появляется кто-то стоящий его любви и внимания, Кинни просто превращается в озверевшую собаку на сене, не отпуская приятеля ни на шаг от своей персоны. И его другу так и хочется процитировать фразу из известного произведения Лопе де Веги, бросив Брайану в лицо:

«Иль дайте есть, иль ешьте сами!»

Что в переводе на современный сленг звучало бы примерно так:

«Отъебись или трахни меня, в конце концов!»

Новотны до сих пор не знает радоваться ему или горевать, что он почти единственный среди мужского населения Питсбурга от 17 до 35 лет, кого не трахнул Брайан Кинни. Смешно ревновать своего приятеля ко всем его одноразовым перепихонам и минетам. Гораздо труднее смириться с тем фактом, что у него была связь с теперешним партнером Майкла или видеть, как его давний друг стал привязываться и влюбляться в семнадцатилетнего мальчишку по имени Джастин.

Но таков Брайан Кинни и с этим Майклу придется жить всю жизнь. Новотны, скрепя сердце поймет, примет и все ему простит.

И долгое ожидание у входа на ежегодную выставку комиксов, в то время как его близкий друг, закадрив какого-нибудь копа, будет пялить парня его же собственной дубинкой в полицейском фургоне.

И его глупую попытку так виртуозно с сексуальным подтекстом уйти из жизни, повесившись на шелковом шарфе и продолжая в это время технично работать одной из рук.

Майкл готов отказаться от долгожданного уик-энда, горячего бойфренда, смены места жительства, да всего что угодно и примчаться к Брайану по первому его зову, и быть чуть ли не единственным свидетелем его временного замешательства и скупых слез.

И даже когда у них обоих все уже более или менее наладилось, у Кинни Джастин, который уехал покорять Нью-Йорк, но обещал вернуться, у Новотны дома любимый и все понимающий муж Бен, который ждет его к позднему ужину, готовя экзотическое блюдо, позвони ему Брайан и скажи:

- Майкл Брукнер-Новотны, тащи свою задницу в «Вавилон», мне скучно! – он придет, и будет танцевать с ним до упада, смеяться и шутить, забыв обо всех своих прошлых обидах и разочарованиях.

Ведь на то он и друг. Всего лишь близкий друг. И Кинни любит его за это.

========== С первого взгляда ==========

Комментарий к С первого взгляда

По сериалу “Игра престолов” - 6

Кристофер Хивью (Тормунд), Гвендолин Кристи (Бриенна)

«Не думаю, что Тормунд различает любовь и похоть. Для него эти вещи едины. Но это совершенно точно любовь-похоть с первого взгляда». (Кристофер Хивью)

На протяжении всего процесса сьемок они безуспешно пытаются шифроваться и скрывать свои отношения от окружающих. Их рост можно назвать почти гигантским, и когда вы находитесь вместе с ними в одной комнате, вам кажется, что помещение сжимается до размеров спичечного коробка и вы тут, как у собаки пятая нога.

В силу сложившегося характера своей героини, Бриенна Тарт вынуждена изображать из себя неприступную крепость, глядя в зазывно, откровенно, соблазняющие глаза этого одичалого мужлана Тормунда Великанья Смерть. В то время как сама Гвендолин уже давно сдала все свои позиции неотразимому, веселому и весьма начитанному рыжему викингу из Норвегии.

«Слишком много шкур на этом мощном и прекрасном теле» - размышляет она, глядя на сидящего напротив Хивью, играя свой бессловесный монолог. Ей с особым трудом удается сдерживать свой безразличный взгляд и хмурую мину на лице, чтобы выглядеть незаинтересованной и отталкивающей. Скорее бы избавиться от этого кошмарного образа и смыть с лица грим, а с тела снять броню, став чуточку беззащитнее.

Кристофер порой ненавидит десятки фунтов железных лат и кожаных щитков, скрывающих стройное тело британской богини. Он уже несколько раз видел его без всякого намека на косметику и одежду, с этой сливочной кожей и россыпью рыжих веснушек по линии плеч, от которых можно сойти с ума.

Он так же еле сдерживается от весьма цветистых высказываний в адрес гримера и мастера по освещению, которые с помощью косметики, лицевых накладок и игры цвета с тенью, превращают женщину, сидящую напротив него, в существо, глянув на которое, хочется напиться с горя и повеситься на первом же попавшемся суку.

Но ведь для сурового Тормунда, внешность особой роли не играет. Перед ним женщина с большой буквы, воительница, рыцарь. Такая же отважная, сильная и беспощадная, как и он сам. Для него это любовь-похоть с первого взгляда. А что это для самого Кристофера?

Все началось с того, что он однажды вечером заскочил к ней в съемочный трейлер, чтобы проработать сцену в общем зале Черного замка. По сценарию Кристи должна была динамить его взгляды и двусмысленные намеки, изредка глядя на рыжего великана, как на грязь под ногтями.

Но из этого тогда ничего не получилось. Чтобы он ни делал, чтобы ни говорил, как бы на нее ни смотрел, Гвендолин краснела, словно школьница, и заразительно смеялась над всеми его театральными потугами.

- Гвени, крошка, так дело не пойдет! – наиграно сурово рычит он, подражая своему персонажу. – Немедленно прекрати улыбаться и стань мрачнее тучи, не то я тебя отшлепаю!

- Хотелось бы на это посмотреть, рыжик, - смело заявляет она, вставая рядом с ним и с вызовом взирая на него с высоты своего роста.

О, эти стройные и бесконечно длинные ноги, обутые в туфли на шпильке, делающие Гвендолин выше его на целую голову. Кристофер не может оторвать от этих ног восхищенного взгляда, представляя, как они жарко обнимают его бедра или ложатся на его крепкие плечи.

Кристи прерывисто вздыхает и делает то, о чем давно уже страстно мечтала. Она зарывается ладонью в рыжие кудри Кристофера, пропуская это мягкое золото сквозь пальцы. Хивью слегка задирает голову и пытается правильно истолковать намек, искрящийся в глубине ее замечательных глаз.

- Ладно, детка. Давай поиграем, - цедит Хивью сквозь зубы, толкая Гвендолин на широкий диван.

Это их персональная игра, борьба характеров, битва желаний и страстный танец обнаженных тел.

Лихорадочно сдергивая с себя свитер с V-образным вырезом, он пытается так же быстро разобраться с атласным халатом Кристи, после чего накрывает ее своим жарким телом.

«Не стоит спешить, приятель! – слышит он настойчивый голос Тормунда у себя в голове. – Ты же не пес какой-нибудь. Пару десятков толчков и все. Ни красоты, ни умения. Будь терпеливым, дай ей время, и не суй в нее свой член, пока она не станет влажной, как тюленёнок».

Кристофер послушно следует наставлениям своего киногероя, искренне сожалея, что сам рыжий великан должен томиться от неразделенной любви-похоти с первого взгляда, возникшей однажды в его диком сердце.

========== Лекарство от любви ==========

Комментарий к Лекарство от любви

По сериалу “Ужасы по дешовке” - 3 (PennyDreadful)

Видеть своего друга и соратника по медицинской школе Виктора Франкенштейна спустя пять лет в таком жутком состоянии больно до глубины души.

Его волосы всклокочены, на бледном лице трехдневная щетина, глаза покраснели и лихорадочно блестят, будто он не спал несколько суток подряд, либо серьезно заболел. Рукава его грязной и измятой рубашки небрежно закатаны по локоть, являя Генри Джекиллу синюшные следы от многочисленных инъекций морфия.

Несомненно, его друг неизлечимо болен, просто одержим своей работой, наркотой, а теперь и женщиной которую тщетно пытается вернуть и сделать своей. Генри терпеливо внемлет душещипательным излияниям Виктора, давясь собственными чувствами к лучшему другу, запивая их горячим глотком крепкого чая.

Почему из всех возможных инфекций, Виктора угораздило подхватить именно эту, имеющую весьма запущенный характер? Какого черта из ныне живущих сущностей, Франкенштейн влюбился в свое очередное творение, которое он, поправ все законы мироздания, вернул с того света и вдохнул в него жизнь?

Его друг смертельно заражен любовью к женщине, которая внешне осталась прежней, в то время как ее душой завладел сам дьявол, превратив в несущего смерть жестокого монстра, алчущего справедливости и возмездия.

До ломоты в костях и боли в мышцах, он жаждет ее любви, унижаясь и вымаливая, словно нищий подаяние. Все тщетно. Единственный шанс вернуть Лили – изменить ее, сделать покорной с помощью сыворотки, созданной его другом. А до той поры истерзанному болью телу и искалеченной любовью душе Франкенштейна не будет покоя.

Генри Джекилл давно научился управлять своими чувствами и эмоциями, скрывая от посторонних глаз истинные желания и мысли. Ему бы оборвать поток этих откровений, притянуть Виктора к себе и впиться поцелуем в слегка потрескавшиеся губы. Потом хорошенько встряхнуть своего друга за плечи и громко закричать:

- Остановись! Взгляни на себя, ты просто жалок! Почему именно она, когда рядом с тобой человек из плоти и крови, любящий тебя всем сердцем уже довольно давно! Посмотри вокруг, протяни руку и попроси о помощи! Твою болезнь можно вылечить! Но не таким способом!

Трагедия доктора Джекилла заключается в том, что Виктор Франкенштейн добровольно отказывается лечиться от подобного недуга и принимать таблетку с названием «ЛЮБОВЬ», изготовленную лично Генри. И тому остается молча сидеть напротив, слушать жалобы своего близкого друга и давиться собственным лекарством, глотая его пригоршнями, надеясь, что это его не убьет. А может быть, как раз этого он и жаждет всем своим сердцем.

В обоих случаях диагноз весьма неутешительный: AMOR NON EST MEDICABILIS HERBIS. (Данная болезнь, именуемая любовью, лечению не поддается.)

- Ты мне поможешь вернуть Лили? – с единственной надеждой на выздоровление спрашивает Виктор, глядя на друга своими голубыми глазами озерами, поддернутыми дымкой боли.

- Конечно, - с вызовом отвечает доктор Генри Джекилл, тщательно скрывая собственный недуг, - чего не сделаешь ради любви!

========== За нас, злодеев ==========

Комментарий к За нас, злодеев

По фильму “Отряд самоубийц”(2016)

«…And if you walk by nigga, I’mma knock fire nigga…»

(…И если вы заденете меня, я устрою пожар ниг*а…)

«Какого хера?!» - все время спрашивает себя Флойд Лоутон, успевая отстреливаться, подстраховывать Квинн, следить за тем, чтобы пупырчатые твари в очередной раз не утащили этого долбанного (я тут старший, мать вашу) Рика Флэга, и бросать недоуменные взгляды на еще одного члена их команды Чато Сантану (блядь, ну и имечко), который стоит и тихо курит в сторонке, будто он тут совсем ни при чем.

- Эй, чувак, чего грустим?! Как насчет помочь всей нашей честной компании?! - раздраженно бросает Дэдшот, прицельно снимая четырех человекоподобных чудовищ без лица, окидывая быстрым взглядом верхние этажи здания.

Ноль эмоций.

- Говорили, что ты супер-пупер злодей и всякое такое. Видать, понту нагнали, – продолжал Лоутон, лишая жалкой жизни еще полдесятка солдат Ведьмы, - а при тебе, как я погляжу, ни ствола, ни ножика. Дома забыл? Или ждешь, пока эти твари подойдут ближе, и ты их голыми ручонками?

- Не твоя забота, - цедит Сантана.

- Как раз моя, прикинь! – теряет терпение Дэдшот, в два прыжка оказываясь рядом с татуированным парнем. – Слушай меня внимательно, наглядное пособие по анатомии, ты сюда не на экскурсию пришел! Шевели булками и делай хоть что-нибудь! Не знаю там, сними с себя шмотки и иди, напугай этих уродов своей нательной росписью! Представь, что в твоих руках здоровенный такой дрын, наведи на них и выкрикни «ПАФ-ПАФ»! Убей этих ублюдков своей печалью и похуизмом! Хочешь, у меня ствол возьми и накорми их задницы свинцом, только не стой столбом, мать твою!

- Я сказал нет! Это не моя война!

- Да ну?! – саркастически заметил чернокожий Лоутон, складывая два своих пальца на подобии дула ствола и приставляя их к лысой черепушке мексиканца, желая пообщаться с парнем на языке жестов.

- Не трогай меня! – предупреждающе говорит Сантана, кладя руки на бедра, зло уставившись в наглые глаза Дэдшота.

Тот же жест. Снова и снова.

- Ой, опять тронул! – с наигранным страхом, бормочет Флойд. – И что ты теперь сделаешь, бро?!

- Я сказал, не трогай меня, мать твою! – еле сдерживаясь, рявкает Чато, отталкивая от себя настырного Лоутона.

«Этого мексикоса, эту ходячую жизнь в гребаных картинках так и нужно было опустить, - думает Дэдшот, вновь приближаясь к парню. – По-чёрному, по-нигерски, будто они сейчас не в зоне боевых действий, а в одном из кварталов гетто, сошлись два таких крутых пацана яйцами помериться».

- Хочешь, чтобы я что-то сделал, да?! – спрашивает Сантана, почти касаясь своим татуированным носом губ Дэдшота.

- Ага, давай! – цедит ему Флойд, не отстраняясь.

- Показать тебе кое-что?!

- Покажи, а то уже ждать заебался!

Резко отпихнув за спину ухмылявшегося Лоутона и оказавшись в зоне перестрелки, Чато Сантана выбросил ладони вперед, окатив мощным огневым напалмом вражеских тварей, выжигая вместе с ними несколько этажей здания, тем самым прекращая вооруженное столкновение в пользу отряда самоубийц.

Как и большинству присутствующих, Дэдшоту с трудом удалось удержать нижнюю челюсть на месте и не подавиться целым потоком отборного мата, адресованного своему афроамериканскому темпераменту человека, выросшего в самом настоящем гетто.

- А я и не знал, что наша бригада оснащена мобильным крематорием, - попытался пошутить он, когда все закончилось. - Если мне нужно будет прикурить, я теперь буду знать, к кому обращаться. Что?! – вопросительно спросил Дэдшот, глядя в возмущенные глаза Чато. – Старая добрая мотивация, чтобы выпустить твой мексиканский жар.

В ответ все тот же презрительный взгляд.

- Ладно, амиго, пойдем, выпьем! Я угощаю! – миролюбиво предложил Лоутон, на достаточно безопасном расстоянии следуя от парня, называющего себя Эль Диабло.

- Что будете пить, мальчики? – с размазанной улыбкой спрашивает Харли, стоя за барной стойкой.

- Мне бурбон, чистый, - кидает Лоутон, садясь на стул, - а моему другу…

- Воды, - скромно отвечает Чато.

- И побольше льда, - добавляет Дэдшот.

- Мне нравится этот парнишка, - игриво роняет Квинн, стрельнув глазками в сторону Сантаны.

- За нас, злодеев! – выкрикивает тост Флойд Лоутон, топя в обжигающей жидкости дикое желание, сморозить что-то подобное.

========== Проклят любовью ==========

Комментарий к Проклят любовью

По фильму “Ни одна ночь не станет долгой” (2006)

Писалось под **Lacrimas Profundere – And God’s Ocean**

Доктору Айво Стедману не следовало в один прекрасный день обращать свой взор на одного из студентов университета, где он преподавал археологию.

Не стоило позволять юноше так проникновенно смотреть в его сторону, разрешать тому мягко касаться своего виска, скулы и краешка губ теплыми пальцами, когда они на миг оказались одни в кабине лифта.

И уж совсем неразумно было дарить парню слегка прохладный поцелуй, перед тем как покинуть его одного, выйдя на нужном этаже.

Подобные отношения для доктора Стедмана были не в новинку. Он с легкостью заводил романы и так же свободно их разрывал. Мальчик хотел ласки, он ее получил. Но Айво соврал бы самому себе, если бы не признал тот факт, что он, как зеленый юнец, подпал под колдовские чары этого студента.

Трудно сопротивляться, когда на тебя смотрит столь очевидная красота. Когда, словно невидимым арканом, тебя тянет к этому высокому и голубоглазому брюнету, звездному мальчику или Дориану Грею во всей его греховной плоти, сошедшему со страниц произведений Оскара Уайльда.

Персональным наваждением мужчины становится Тим Корниш студент четвертого курса университета, изучающий английский язык и литературу, абсолютно «случайно» заскочивший в его кабинет после того злосчастного поцелуя. Юноша, любить которого, стало для Айво великим счастьем и проклятьем одновременно.

Сам Стедман изо всех сил сопротивлялся возникшему между ними влечению и натиску юноши, пока это не начало лишать его сна и здравого смысла.

Когда его грезы о Корнише, как о своем пылком возлюбленном, стали столь реальными, что Айво готов был умереть от разрыва сердца, если юноша в ближайшее время не станет ему всецело и безраздельно принадлежать, он, презрев свою гордость, в один прекрасный день оказался на пороге его дома.

Стремительным ураганом, более себя не сдерживая, ворвался в скучную и размеренную жизнь Тима, став его любовником.

Их дни и ночи были полны счастья и страсти. Мужчина не мог насытиться стройным и податливым телом юноши, который льнул к нему словно котенок.

- Ты такой нежный и открытый со всеми или только со мной? – задыхаясь от переполнявших его чувств, спрашивал Айво, то мягко, то жестко вонзаясь в парня, заставляя его прогибаться и кричать от удовольствия.

- Если кто-то проявляет ко мне интерес, я не могу сопротивляться, - томно отвечал Тим Корниш, самозабвенно отдаваясь ласкам Айво.

- Мой милый, красивый и ласковый мальчик, - стонал ему в губы мужчина, спустя многие дни их бурного романа, обжигая своими поцелуями божественное лицо и тело, - я люблю тебя!

Если бы доктор Стедман знал тогда, что эти три роковых слова, являвшиеся истинной правдой в отношении Тима, станут сродни смертельному приговору их дальнейших отношений, он бы заклеил свой рот скотчем, зашил бы его грубой нитью или предпочел быть и вовсе немым. Этого мальчика стоило любить молча, наслаждаясь его божественным телом, неуемным желанием и интересом к собственной персоне, плескавшимися в его бездонных глазах небесной синевы.

Наградив Корниша этой роковой красотой, сука-судьба наложила на юношу проклятье в виде печати с вензелем из трех заветных слов «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ». Услышав их из уст Айво, Тим, спустя время, потерял к любовнику интерес, став прежним скучающим эгоистом, ищущим удовольствий на стороне. Никакой верности. Никакой любви. Никакого сожаления. Так было со всеми, с чьих губ слетало подобное признание.

- Все в этой жизни обжигались. С кем не бывает? – скажете вы.

Если для Тима очередная интрижка это всего-навсего невинная шалость и ошибка молодости, то для Айво это огромный кусок нервов и трагедия вселенских масштабов, терзающая болезненной ревностью.

Измена Корниша и его жестокие слова в адрес Стедмана, что он его не любит и даже не помышлял ни о чем подобном это не ОЖОГ, а самый настоящий АКТ САМОСОЖЖЕНИЯ, когда твоя душа выгорает дотла, оставляя от тебя лишь горстку пепла.

Он вынужден наказать своего мальчика за измену. Разбить ему лицо и швырнуть на пол, пытаясь подавить его гнев своим. Прижаться к Тиму всем телом и любить его еще сильнее, но уже безмолвно на дне истлевающей души, не веря в фатальный конец их отношений. После он будет самозабвенно целовать его руки и молить о прощении.

ЛЮБИТЬ. ОБОЖАТЬ. БОГОТВОРИТЬ. ПОКЛОНЯТЬСЯ.

Айво слишком волевой и гордый, чтобы взять и сдаться. Он терпеливо будет бороться за любовь Тима Корниша, надеясь на еще одну ночь страсти. Но ни одна ночь с этим красивым падшим ангелом не станет теперь для Айво Стедмана долгой.

========== Ненавижу тебя любить ==========

Комментарий к Ненавижу тебя любить

По сериалу “Волчонок”

Писалось под **Erasure – Love To Hate You**

“Смесь любви и ненависти так прекрасна!” - думал Кристофер Арджент, потягивая через соломинку свой напиток и издали наблюдая за одним особенным пассажиром.

«Жить, как говорится, хорошо!» - удовлетворенно вздохнул Питер Хейл, сёрбая гранатовый сок из своего стакана. Он сидел на верхней палубе речного трамвайчика, любовался улочками Амстердама и думал о своем, мужском. Лишь сидевшая рядом страхолюдина в очках на пол лица, пытавшаяся с ним флиртовать, слегка портила мужчине всю картину.

Стоило оборотню залюбоваться проплывавшим мимо пейзажем, сделать очередной глоток из пластикового стаканчика и вернуться взглядом к резко замолчавшей собеседнице, как он обнаружил вместо нее до боли знакомую физиономию. Хейл стал надсадно кашлять и бить себя в грудь, пытаясь не подавиться глотком сока и своим непомерным удивлением.

Кристофер Арджент собственной персоной. Живёхонький. Сидит себе рядышком и неторопливо тянет через соломинку содержимое своего стакана.

- Помнится, когда мы виделись в последний раз, - лениво начал Хейл, - я проделал в твоем теле сквозную дыру, пригвоздив металлическим прутом к бетонной стене городской канализации Бейкон Хиллз.

- Было дело, - безмятежно отвечает Арджент, – а, насколько известно мне, ты должен сейчас находиться в дурке.

- Где та Голгофа с крестом, - воздел руки Хейл, - к которому нужно тебя намертво прибить, чтобы ты перестал за мной таскаться?

- Не боишься, что я воскресну? – легкая улыбка и шум всасываемой вместе с воздухом жидкости.

- Крис, колись, у вас в роду киборгов не было? Или твой папаша ко всему прочему заведует секретной лабораторией по разработке имплантов и разной биологической херни?

- Нет никакой лаборатории, я просто живучий сукин сын.

- Ладно, Арджент, как ты здесь оказался? Давно меня пасёшь?

- Ну, это же не я присылал свои фото с видом на Биг-Бен, Эйфелеву башню, Тадж-Махал, а теперь вот водные каналы Амстердама.

- Да что ты? – спросил Хейл, театрально приложив ладонь к сердцу.

- А откуда тогда на мой мейл поприходили все эти фотографии с твоей довольной рожей?

- Веришь, в душе не ебу.

- Ну и жаргон у тебя, Хейл. И где ты только слов таких нахватался? – спросил Арджент, покосившись на ухмылявшегося Питера.

- Знаешь, дорогой, Дом Эйкена и отдаленно не напоминает пятизвездочный отель. Там на окнах и дверях решетки, вместо симпатичных горничных амбалы с электрошокерами, а в сокамерники периодически попадался разный сброд.

- Как тебе удалось оттуда сбежать?

- Профессиональная тайна, - на секунду оскалился Питер, вновь делаясь серьезным. – Ладно, Арджент, сколько вас здесь? – процедил оборотень, подозрительно начиная оглядываться по сторонам, зорко взирая на проплывающие мимо строения и дома. – Та гумозина в очках, что сидела тут до тебя и пыталась меня кадрить, из вашей команды?

- Нет, я здесь один, - отвечает Кристофер, пытаясь сдержать улыбку.

- А твой папаша, как всегда, дистанционно руководит операцией по захвату особо опасного преступника в одной из ближайших штаб квартир, - предположил Хейл, хватая кисть Кристофера и поднося его наручный iPod, он же часы, он же переговорное устройство и еще бог знает какая хрень, к своим губам.

- Ты что творишь? – первая нормальная реакция Арджента, пытающегося вернуть свою руку обратно.

- Алло, алло, Питер Хейл на проводе! «Альфа» вызывает «Шеф-повара», прием!

- Да один я, один! - твердит ему охотник, выдергивая свою руку из тисков Хейла, хватая того за шею и привлекая к себе для проникновенного поцелуя. – Нет никакой операции. Я просто взял отпуск и рванул к тебе, – шепчет Арджент в губы, глянув на оборотня влюбленными васильками глаз.

- Я тебе не верю, - хрипит Хейл между поцелуями.

- Дело твое, - стон и страстный поцелуй в ответ.

- Тогда, чего так долго мешкал?

Несмотря на все, что между ними произошло Крис скучал по этому засранцу, по его искрометному сарказму и ленивой улыбке. По их тайным встречам и совместным прогулкам, по их крепким объятиям и безудержному сексу.

Покинув уже вместе речной трамвайчик и сам Амстердам, они словно пара молодоженов в свой медовый месяц, провели восхитительный отпуск Арджента, пустившись в увлекательное путешествие.

- Ты все еще меня любишь? После всего, что я с тобой сделал? – тихо спрашивает Хейл, лежа на плече своего давнего приятеля и любовника.

- Люблю, - выдыхает Крис, широко улыбнувшись, - но ты не представляешь себе, как я это ненавижу.

========== Любовь с ароматом мёда ==========

Комментарий к Любовь с ароматом мёда

По сериалу “Игра престолов”

Этот мальчик сильный и смелый. Своей доблестью и мастерским владением мечом, он не уступает практически никому из бывалых воинов. Юный лорд-командующий Черного замка, не побоявшийся отпустить Тормунда Великанью Смерть из плена и вместе с ним отправиться в стан врага, чтобы заключить перемирие.

Этот парнишка смазливее большинства одичалых женщин и собственных дочерей Тормунда. И пахнет от него душистым мёдом, отчего великану хочется притянуть Джона Сноу к себе и, зарывшись ладонью в его смоляные кудри, томно шептать в губы:

- Ты нравишься мне, мальчик! Давно нравишься! С самой первой нашей встречи! Если бы ты только знал, как я завидовал Игритт!

И вот теперь они с небольшим отрядом пересекают границы Сурового Дома. Со всех сторон их обступают одичалые, а на встречу неторопливо шествует Костяной лорд, опираясь на свой внушительный посох с острым навершием в виде черепа животного.

- Ты веришь мне, Джон Сноу? – цедит Тормунд, нутром ощущая недоумение и жгучую ненависть своих собратьев к лорду-вороне и к самому себе.

- И это глупо, верно? – серьезно отвечает Джон.

- Мы оба здесь глупцы, малыш, - отвечает одичалый, следуя вместе с ним навстречу к одному из командиров.

- Что я вижу, Тормуд, ты теперь с этим красавчиком-вороной друзья ближе некуда?! – кидает командир отряда, одетый в костяную броню.

Почти в точку.

- Мы не хотим с вами драться, мы пришли поговорить! - отвечает Джон Сноу, пытаясь разрешить возникший конфликт дипломатическим путем.

- Да ну? – отвечает Костяной лор, не удостоив юношу взглядом. – И часто ты с этим смазливым парнишкой разговариваешь, Тормунд? – мощный толчок посохом в грудь. - А когда вволю наболтаешься, встаешь на колени и сосешь ему член?

В гребаную точку, мать твою! И Тормунд хотел бы большего, да только все это лишь плод его бурных фантазий.

В былые времена Великанья Смерть, поржал бы над подобной шуткой соплеменника, ответил бы ему встречной пошлостью типа: «ты у меня сейчас сам сосать будешь!», похлопал бы по плечу и дружески обнял, скажи ему Костяной лор что-либо подобное о ком-нибудь другом.

И вот, увесистый посох соплеменника уже в крепких руках Великаньей Смерти. И каждый размашистый удар мужчины заставит командира одичалых захлебнуться собственной кровью и подавиться каждой брошенной фразой. За то, что его поганый язык посмел осквернить и озвучить тайные помыслы и желания Тормунда, касающиеся юного лорда-командующего.

Его давний приятель и соплеменник, совершил непростительную ошибку, замахнувшись своими грязными намеками на то, что Тормунду дорого. На красивого и храброго Джона Сноу, сладко пахнущего мёдом, которого хочется целовать до одури, зарываясь ладонью в смоляные кудри. Накрыть жаркое тело парня своим и выстанывать его имя в миг наивысшего наслаждения. Отдать за мальчишку свою гребаную жизнь, защищая до последней капли крови.

========== Ты поверишь ==========

Комментарий к Ты поверишь

По сериалу “Близкие друзья”

Тебя ранил кто-то, кого ты любил. И теперь всё, что ты чувствуешь - это гнев и боль.

Полгода прошло с тех пор, как они расстались в том баре.

- Позвони мне, когда тебе исполнится 21 год, - хрипло сказал тогда Эмметт, поцеловав Дрю на прощание.

Сказал это глядя в глаза зрелому мужчине, которого страстно любил и вынужден был отпустить. Сказал как можно мягче, не испытывая гнева, проглотив свою боль вместе с навернувшимися слезами.

Звезде американского футбола Дрю Бойду, словно зеленому юнцу, находившемуся на пороге своего нетрадиционного сексуального раскрепощения, было сложно не поддаться соблазну. Новые мужчины – новые впечатления. И ему хватило нескольких месяцев, чтобы понять, какую роковую ошибку он совершил, изменив Ханикатту. Его открытая однополая секс-феерия, уносившая Бойда в заоблачные дали, очень быстро сдулась, как гелиевый шарик.

Оказывается, между спать и трахаться есть весьма существенная разница.

Заваливая очередного парня с упругим задом, он сперва пытался забыться и вытрахать из тела и своей гребаной памяти все воспоминания об Эмметте. Секс, каким бы он жарким и страстным ни был, скоро ему наскучил, и Бойд стал желать нормальных человеческих отношений, сложившихся у них с бывшим любовником. Он скучал по их болтовне и объятиям, совместным походам в клуб и посиделкам у телевизора с огромным ведёрком мороженого.

Ханикатт тоже скучал по своему квотербеку, по его мощному телу и терпкому запаху кожи с легким ароматом морского бриза. Скучал по их дерзкому, порой дикому сексу, переходившему в хриплый крик наслаждения и послеоргазменную истому, когда Дрю был расслаблен и нежен, словно котёнок.

Эмметт не пропускает ни одного матча с участием своего экс-бойфренда, а когда остается один в своей постели, пытаясь, наконец, уснуть, долго крутится узлом и обнимает себя за узкие плечи, представляя, что это Дрю.

Бойд скучал по своему бывшему любовнику-экстраверту. По его губам со вкусом карамельного пудинга. По подтянутому и изящному телу, по нежной коже с легким оттенком ванили. По слегка вихляющей походке Мерилин Монро, по его винтажным обтягивающим шмоткам всех стилей, времен и цветов радуги. Скучал по его ярко накрашенным глазам с блесточками, по его искрометной улыбке, заразительному смеху и даже небольшой диастеме на верхних зубах.

Три раза в неделю он с замиранием сердца сидит перед телеком и смотрит новости 5-го канала, где Ханикатт ведет рубрику «Советы голубого парня».

И вот теперь, спустя долгие месяцы разлуки, он просто набирает его номер и слушает хриплый голос Эмметта. Просто слушает и глотает боль вместе с навернувшимися слезами, впитывая в себя такой родной и любимый голос близкого друга. Рвано дышит в ответ, боясь заговорить.

- Алло?

- …

- Не молчи, Дрю, я знаю, что это ты. У тебя искривлена носовая перегородка от полученной в игре травмы, и ты слегка сопишь.

- Эмметт, я… - неуверенно тянет мужчина, решившись ответить.

- Зачем ты все время звонишь мне, Бойд? – хрипло шепчет Ханикатт. - Хочешь сказать, что уже вырос? Так скажи это, а то ведешь себя по-прежнему как мальчишка.

- А ты мне поверишь, если я скажу, что мне уже 21?

========== Все хорошо, малыш ==========

Комментарий к Все хорошо, малыш

По сериалу “Игра престолов”

Каскад теплой воды из источника мягко массирует утомленное тело, смывая следы грязи и засохшей крови из многочисленных ран. Опершись одной рукой о скользкую и чуть шероховатую поверхность каменного выступа, Тормуд Великанья Смерть, закусив губу от удовольствия, неспешно подставляет свою рыжую шевелюру, мощную шею и плечи под ласкающие струи. Капли барабанят по бородатому лицу, стекают ручьями по волосам, груди, пояснице, кубикам пресса, исчезая в паху и развилке ягодиц.

Командир одичалых так же как и Игритт знал про эту пещеру с теплым источником уже давно. Они часто ходили сюда вдвоем, но дальше совместного омовения и мелкой постирушки дело не заходило. Спустя время, рассудительно подумав, что даже одичалому, а уж тем более женщине нужно свободное пространство и уединение, Тормунд предпочитал приходить сюда один, когда Игритт здесь не было. А теперь этой рыжей девочки, такой же дикой и храброй, как и он сам больше нет.

Лишь еще один человек знал об их маленькой тайне. Джон Сноу молодой вороненок, брат ночного дозора, угодивший в плен ее женских чар. Тормунду до сих пор сложно ответить на вопрос, кто чьим пленником стал в действительности.

Мальчишка-бастард несмотря на свой юный возраст был отважным и смелым, бесхитростным и добродушным и ко всему чертовски привлекательным. И вот теперь они с лордом-командующим встали под одни знамена и великан готов следовать за парнем хоть в седьмое пекло.

Наслаждаясь шумом бегущего водопада, мгновениями уединения и долгожданной чистоты мужчина не замечает, как в пещеру проникает Джон Сноу и, глянув на обнаженного великана, замирает соляным столбом, вросшим в каменистую почву, покрытую бурым мхом.

Ему просто захотелось еще раз посетить эту пещеру в память об Игритт. Он скучал по ней. По ее стройному телу и необузданной страсти. По ее ухмылкам и извечному «ничего ты не знаешь, Джон Сноу!». Боль потери была слишком глубока. Трудно смириться, когда теряешь любовь.

Небольшой луч солнечного света, прокравшийся в расщелину скал, вырвал из мрака пещеры полоску рыжих мокрых волос, и ему на секунду почудилось, что это она. Затем тонкую стену водопада прорезал мощный торс, и перед удивленным взором Джона предстал Тормунд во всей своей дикой красоте.

Глаза великана по-прежнему были закрыты, а его крепкие ладони оглаживали собственное мокрое тело, скользя по шее, груди, животу и тем же маршрутом возвращались к лицу и густым рыжим волосам, прореживая их сквозь пальцы и отбрасывая назад.

- А-а, это ты, малыш, - пророкотал Тормунд, выходя из-под водопада на свет и отряхиваясь как собака. Воро́ной он называл парня лишь в начале. Лордом-командующим при важных персонах или посторонних. Обычно, когда они оказывались тет-а-тет, перед ним был просто Джон, мальчик либо малыш. – Решил искупаться? Ну что же я почти закончил. Только маленько обсохну, - буркнул одичалый, подходя к груде своего тряпья из шкур.

Сверкая перед Сноу голым задом, Тормунд и не предполагал, что юноша, затаив дыхание, разглядывает его мощную спину и узкие бедра, боевые шрамы от стрел и копий, все время возвращаясь к рыжим волосам. Идея искупаться напоследок, прежде чем покинуть опустевший лагерь одичалых, отошла на второй план. Джон стал тихо красться к командиру, желая коснуться влажной огненной гривы. Ощутив близкое присутствие парня и его жаркое дыхание на своем плече, великан слегка вздрогнул, но постарался не подать вида.

- Мне так ее не хватает, Тормунд, - хрипло шепчет Джон, прильнув к спине мужчины всем своим телом. Сноу слегка приподнимет голову и несмело зарывается ладонью в рыжие волосы командира одичалых, не в силах оторвать от них взгляд. – А твоя огненная грива… - всхлипывает он, потираясь щетинистым подбородком о ключицу великана.

- Тихо, мальчик, тихо, все хорошо, - тянет Тормунд, чуть обернувшись, - я тоже по ней скучаю. Иди сюда, - выдыхает мужчина, привлекая юношу к себе.

Великанья Смерть затаив дыхание, просто держит Джона Сноу в своих крепких объятиях, повелевая своему телу замереть на месте, а своему члену повиснуть плетью и не дергаться от столь тесного контакта с юношей. Лишь его мерно вздымающаяся грудь является сейчас невольным свидетелем скупых мужских слез.

Тормунд готов простоять вот так столько, сколько будет нужно Джону, чтобы тот мог выстрадать боль потери.

- Все хорошо, - повторяют его губы, а ладони мягко гуляют по плечам и спине парня, зарываясь в смоляные кудри.

Джон слегка отстраняется от мужчины и делает прерывистый вдох. Затем начинает снимать с себя плащ подбитый мехом, амуницию и кожаные регалии лорда-командующего. Все это медленно оседает в кучу рядом с ворохом шкур командира одичалых. Спустя долгую минуту ожидания Сноу так же обнажен, как и стоящий рядом с ним Тормунд.

Оба не задают лишних вопросов, а мягко падают на груду из кожи и шкур, глядя друг другу в глаза. Джон зарывается одной ладонью в этот дикий рыжий огонь, исследуя другой скулы, шею рельефность мышц груди, касаясь кончиками пальцев сосков, повторяя многочисленные узоры от шрамов на теле мужчины, впиваясь в его слегка потрескавшиеся губы. Оба испытывают жгучую потребность в прикосновениях, чтобы снова почувствовать и попытаться вернуть (обрести) хотя бы малую толику любви.

- Все хорошо, малыш, - выдыхает Тормунд, позволяя Сноу делать все, что тот захочет.

Настойчивому шуму водопада не заглушить их прерывистого дыхания, рваных стонов и гулко бьющихся сердец, омываемых кровавыми слезами печали и одиночества.

========== Только дождись ==========

Комментарий к Только дождись

По фильму “Параграф 78”

…если причину поражения невозможно ликвидировать и возвращение несет опасность для окружающих, группа подлежит самоликвидации.(Параграф 78)

Их честну́ю компанию первым оставил доктор по кличке Клизма, вколов себе смертельную дозу анестетика. Для остальных просто вставить ствол себе в рот, купив, таким образом, билет в один конец до преисподней, оказалось слишком банально. Их группа решила тянуть жребий и устроить гребаное «сафари» прямо в замызганных коридорах секретной станции.

- А что, можно и пострелять. Сегодня отличный день, чтобы умереть, да, приятель? – цедит Спам, неспешно тасуя колоду карт.

Солдат пожевывает краешек зубочистки и с хмурой улыбкой глядит на своего давнего друга Любу. Каждый знает, что у них осталось совсем мало времени, надо бы поговорить по-мужски. Открыться. Спросить друг дружку о самом сокровенном, что временами терзало их грешную душу.

В комнате весьма осязаемо повис липкий смрад и зловоние приближающейся смерти. Оба под ней сто раз ходили, прикрывая спины друг друга. Все сохраняют внешнее спокойствие, даже пытаются шутить, а у самих нутро крутит узлом, горло сдавливает спазм, побуждая завыть и смачно выматериться. Не от страха, нет. От чудовищной безысходности и необходимости направить оружие против члена команды, убить своего, их многолетнюю дружбу и привязанность.

Спам и Люба – напарники и друзья не разлей вода. Они так долго вместе и через столькое прошли, что их нерушимую связь можно увидеть и даже почувствовать. Один - азартный игрок, аферист и жуткий женоненавистник. Он не против женщин. С ними приятно провести часок-другой в одной койке, до тех пор, пока связь не перерастает в романтический ужин при свечах и разговор о браке.

А вот с Люберецким совсем все по-другому. Попервах тихий и ненавязчивый. Возможно робкий и необщительный здоровяк, прикипевший к Спаму, будто тот мёдом мазаный. Он все время оказывается рядом, просто смотрит на тебя этим странным взглядом, молчит и ничего не требует. А в группе начинают ходить слухи, Фестиваль сука постарался, и их теперь не иначе как голубками да девочками звать стали, что раздражает до жути, а руки так и чешутся съездить шутнику в табло.

- Что ты за мной носишься, тюфяк?! Влюбился что ли?! – в сердцах кидает Спам, прожигая Любу льдом своих глаз.

Но чтобы тот ни говорил, чтобы ни делал, Люберецкий всегда был рядом. Спам как-то в тюрьму загремел. Всех там в карты обыгрывал, жил как у короля за пазухой. Думал, вот удачный случай подвернулся избавиться от докучливого верзилы. Только через месяц, непонятно каким макаром, здоровяк устроился в туже самую тюрьму охранником.

Пять лет прошло и вот они снова на задании в одной команде. По-прежнему вместе. Так же бурно реагируют на пошлые намеки товарищей в свой адрес. Между ними многое изменилось. Если раньше Спаму было похуй, то теперь вовсе нет, есть ли у Любы кто-то. Что это ревность? Собственнический инстинкт?

Все же что-то осталось прежним. Крепкая дружба, симпатия и возможно нечто большее, правда? Любе и Спаму отпущено совсем мало времени, чтобы об этом подумать. Следующим на вылет может быть один из них. И все, что было не досказано, повиснет жирным знаком вопроса, оставшимся в этой жизни.

Дальше из смертельной игры выбывают Пай и Фестиваль. И вот сука-судьба, решив поржать над ними напоследок, сводит Любу и Спама вместе в фатальном поединке.

- Может, перетянем? – спрашивает Лиса, зная, какими тесными узами связаны судьбы этих парней. Тут совершить суицид было бы намного гуманнее, чем заставлять этих двух убить друг друга.

- Это даже хорошо, - как-то неуверенно тянет Люба, беря в руки дробовик, - идем, Спам.

Оба выходят в длинный коридор станции. Тишина гнетет, мигающая лампа под потолком раздражает зрачок, по пищеводу цепкими клешнями поднимается тошнота, а в язык тысячами игл вонзаются фразы, вовсе не связанные с предсмертным словом приговоренного к расстрелу.

- Я хочу признаться, - тихо молвит Люба.

- У тебя есть другой парень? – как можно безразличнее цедит Спам, готовый укусить себя за язык или вставить ствол в рот и отстрелить его нахрен вместе с мозгами. Он бы шибко разочаровался, узнай, что Люберецкий, в конце концов, перестал за ним безбожно сохнуть.

- Я думал, когда все закончится, в деревню махну, дом там построю, живность заведу, - зачем-то говорит Люба, - ты бы поехал со мной?

Ответь ему! Скажи правду, уёбок! Ну же! Тебе через минуту будет пофиг, а Люберецкий отправится в мир иной со спокойным сердцем.

- Ты каждый раз проигрывал мне в карты, олух, - вместо этого говорит Спам, крепче сжимая автомат.

- Я тебе поддавался, - спокойно отвечает Люба, видя внутреннюю борьбу своего друга. – Ладно, давай стреляй, что ли? – добавил приятель, так и не вскинув дробовик.

- После тебя, - цедит Спам, глядя Люберецкому в глаза.

Оба привели оружие в полную боевую готовность, но никто не решается выстрелить первым. Время тянется липкой жвачкой, нехило играя на нервах.

- Стреляй, чертов пидор! – первым не выдерживает Спам. – Блядь, да стреляй же ты, мать твою!

- Зачем ты так, дружище? – с нотками осуждения тянет Люберецкий. – Давай вместе уйдем из этого гребаного мира. На раз, два…

Почти синхронно раздается мощный выстрел дробовика и автоматная очередь. Тела обоих прошивает свинцом, заставляя упасть на пол и начать сплевывать булькающую в горле кровь, задыхаясь от нехватки кислорода.

Люба кряхтя поднимается, делает несколько шагов в сторону лежащего на полу друга и по кафельной стене сползает вниз, оставляя на ней кровавый след.

- Мать твою! Больно-то как! – шипит Спам, чувствуя, как здоровяк из последних сил берет его за руку и тянет на себя, прислоняя к своей груди.

- Я не пидор, Спам. Просто… у меня… мало друзей, – сквозь нарастающую боль пытается улыбнуться Люба, чувствуя, как их тела стремительно покидает жизнь.

- Тогда… прощай… друг, - выдыхает Спам, не в силах удержать скупой слезы. Его дрожащая окровавленная рука тянется за пистолетом, достает его из кобуры, снимает с предохранителя и тут же безвольно опадает на грудь.

- Прощай – не совсем… верное слово, - отвечает Люберецкий, не сдерживая слез. – Ты все равно… поедешь со мной в деревню, слышишь? - тихо говорит он, баюкая мертвое тело друга. – Ты только… не уходи далеко, дождись… меня, - хрипит напарник, поднимая руку приятеля с зажатым в ней пистолетом и вкладывая его себе в рот.

«Только дождись, прошу!» - мысленно кричит Люба, прежде чем нажать на курок и последовать за Спамом в непроглядную вечность.

========== Еще один шанс ==========

Комментарий к Еще один шанс

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО истории: “Ты поверишь”

Посвящаю **KrisssTina V**! С Днем рождения!

По сериалу “Близкие друзья” (США)

https://ficbook.net/readfic/4011852/12275150#part_content

- Эмметт, ты поверишь, если я скажу, что мне уже 21? – слетает с губ Дрю.

Бойд словно прирос ухом к трубке, страстно желая и в то же время, боясь услышать ответ. Даст ли Ханикатт еще один шанс их отношениям? Примет ли обратно, после всех его интрижек и мытарств? Будет ли с ним таким же, как и раньше открытым и общительным? Станет ли так же жарко стонать и прогибаться, отдаваясь без остатка во время их бурного секса?

«Мать твою, ну и понесло же меня!»

Дрю чувствует себя обвиняемым, а Эмметт его персональный судья, который должен огласить приговор. Бойд с замиранием сердца ожидает ответа, поймав себя на мысли, что никогда еще для него это не было так важно.

- Я во многое верю, Дрю, - хрипло тянет Ханикатт.

Бойд привык получать все и сразу. Брать нахрапом. Рвать зубами, как на игровом поле. Пришел. Увидел. Победил. Но вернуть расположение Эмметта на этот раз будет, скорее всего, не так-то просто.

- Я опоздал? У тебя уже кто-то есть? – каждая фраза словно клещами, а у самого нутро вниз опускается, будто он едет на сверхскоростном лифте.

- Нет. Я один.

- Где ты сейчас? Можно мне приехать? – вырывается само по себе, и снова этот оттенок неуверенности, что Эмметт оттолкнет его или попросту бросит трубку.

- Там где и всегда. Я все еще живу у своей подруги Дебби Новотны. Надеюсь, ты не забыл ее адрес? - тихо добавил Ханикатт, заканчивая разговор.

Через час, груженный большими пакетами, Дрю Бойд уже мнется на пороге дома Дебби, пытаясь носом достать до дверного звонка. Он нервничает, словно мальчишка перед первым сексом, пытаясь проглотить сухой ком в горле. Дверь резко открывается и квотербек чуть не роняет пакеты на пол, чувствуя, как его сердце стремительно уходит вниз, готовое разорваться на тысячу ошмётков.

Сперва его окутывает знакомый сладковато-ванильный аромат парфюма, а в глазах начинает рябить от буйства красочных узоров на узкой рубашке Эмметта, и Дрю должен признать, что наравне с этим экстравагантным парнем, все остальные блекнут и кажутся безвкусными.

- Что это? – удивленно спрашивает Ханикатт, кивая на пакеты в руках Дрю. – Давай помогу.

- Не надо. Я сам, - цедит Бойд, стараясь сдерживаться. Хорошо, что его руки сейчас заняты. А то бы он набросился на Эмметта и взял прямо на пороге. – Тут всего по чуть-чуть, - добавляет он. – Я не знал, чего тебе захочется. Пиво, горячие крылышки в панировке, вино, охлажденные стейки и большая упаковка мороженного с карамелью.

- Ладно, проходи, - тянет бывший, пропуская Дрю внутрь.

Они молча сидят на диване, втыкают в ящик и потягивают пиво. Потом едят крылышки из картонного ведерка, обмениваются обыденными фразами и комментируют сюжет по телеку. И все вроде бы нормально, только каждый из них думает о своем.

«Все тот же Эмметт, каким я тебя помню с первых дней нашей встречи. Ты пришел обсудить мою свадьбу. Я бросил тебе мяч, а ты его поймал. Потом я опрокинул тебя на спину, словно противника на поле, оседлал твои бедра, а ты даже не пикнул. Перевернул и резко стянул с тебя джинсы, обнажая твой божественный… Блядь, я не стану набрасываться на тебя, как изголодавшийся зверь!»

«А ты изменился, Дрю. Я уже было подумал… Чего врать, я страстно желал, чтобы ты бросил все эти пакеты и трахнул меня прямо в прихожей Дебби. Ты такой дерзкий, сильный, грубый. Но ты можешь быть милым. Я помню, как нежно ты меня обнимал, считая хрупким и боясь причинить боль. Как ласково целовал, выдыхая мое имя. А сейчас, какого хрена ты просто сидишь рядом и не решаешься ко мне прикоснуться?!»

Когда пакет с мороженным на половину опустел, Эмметт не выдержал и коснулся пальцами мочки уха Дрю.

- Так и будешь сидеть, словно засватанный? – хрипло спросил Ханикатт.

Бойд слегка вздрогнул от неожиданного прикосновения, удивленно покосившись на своего бывшего.

- Но, я думал…

- Дрю, милый, а тут нечего думать. Я просил тебя повзрослеть, а не меняться столь кардинально, превращаясь в скромнягу. Тебе давно пора переходить в контратаку, - растянув губы в улыбке, загадочно молвил Эмметт, с ленивой грацией поднимаясь с дивана.

Ханикатт хочет сказать что-то еще, но слова застревают в горе, будто ему дали под дых. Лишь воздух рвано вылетает из легких, так как квотербек пошел в наступление, взвалив его на плечо. И вот уже Бойд стремительно прорывает оборону, несясь со своей ношей вверх по лестнице.

Залетая в первую попавшуюся комнату, он швыряет своего бойфренда на кровать. Переворачивает и быстро стаскивает с него и себя брюки, накрывая своим телом. Почти без подготовки, в сухую он пронзает до боли знакомого и податливого Ханикатта, вдыхая полной грудью аромат дикой страсти, побуждая партнера прогнуться в пояснице и томно вскрикнуть.

- Тачдаун! - рычит Дрю тому на ухо, заставляя признать за собой победу.

- Вот это мой мальчик! - с улыбкой стонет Эмметт, теснее прижимаясь к своему квотербеку.

========== Посланный небесами ==========

Комментарий к Посланный небесами

По сериалу “Волчонок”

Писалось под: **Wilder Green – Naked**

Стремительно мчась по лесным тропам, лапы черного волка мягко касаются земли, оставляя после себя вихрь осенних листьев. Дерек дышит полной грудью, наслаждаясь быстрым бегом, относительной тишиной и одиночеством. Он останавливается на поляне, чтобы перевести волчий дух и принюхаться.

Хейла не покидает мысль, что за ним издали кто-то наблюдает, не уступая ему в скорости, но стараясь держаться на расстоянии. Черный волк, слегка прогнувшись в холке, начинает красться, держа нос по ветру. Прячась в тени ветвистого дерева, его янтарный взгляд вырывает едва уловимый на фоне осенней листвы огненно-рыжий клок шерсти. Затем, на противоположной стороне поляны, появляется лисья морда, на половину скрытая стволом лиственницы.

Пытливый взгляд цвета гречишного меда с опаской взирает на Хейла. Рыжий зверек, слегка переминаясь с лапы на лапу, пытается уловить в окружающей взвеси запах своего визави и узнать его настроение. Судя по всему, сам он настроен весьма дружелюбно, желая подойти к волку поближе.

- Ступай своей дорогой, малыш. Я не нуждаюсь в провожатых, - как можно миролюбивее рычит Хейл, покидая поляну.

Но не тут-то было. Запах незнакомца преследует его по пятам, а рыжий блик мелькает между деревьев и кустов совсем близко. То с боку, то чуть впереди и немного поодаль, дразня и приглашая совершить пробежку по лесу вместе.

«И чего это рыжее чудо за мной увязалось?! Все ему интересно, маленькому! Мне не нужна его компания! Мне вообще никто не нужен!» - пытается убедить себя Дерек, резко останавливаясь и разворачиваясь в сторону хитрого прилипалы.

- Любишь играть, детка?! Ладно, давай побегаем! Но, когда я тебя догоню… – рокочет Хейл, мощно отталкиваясь лапами от влажной земли, покрытой пожухлой листвой.

Как оказалось, рыжий плутишка отлично ориентировался на местности и весьма шустро бегал, постоянно мелькая перед носом Дерека своим пушистым хвостом. Через десяток ярдов, сделав несколько обманных маневров, хитрец исчез из поля зрения волка, основательно сбив того со следа.

Хейл стал кружить на месте, глядеть во все стороны и принюхиваться, войдя в раж от погони. Этот мальчишка его провёл! Его! Матёрого волка, знавшего этот лес и окрестности Бейкон Хиллс, как свои человеческие пять пальцев. Сделав короткую пробежку туда обратно и, еще раз просканировав периметр своим волчьим взглядом, Дерек отправился восвояси, нехотя признавая за незнакомцем победу.

«Слабак!» - пронеслось в голове у Стайлза, глядевшего в спину удалявшемуся волку. Юный лис чуть не расплылся в довольной улыбке, прячась в огромном ворохе желтых листьев.

***

- Мне никто не нужен! - в сотый раз уверяет себя Хейл, шагая по вечерним улицам города. – Ни в шкуре, ни без нее! – бурчит он, вспоминая рыжего прохвоста в лесу.

Его оливковые глаза продолжают сверлить мокрый асфальт под ногами. Дерек отвлекается на какой-то посторонний звук и сталкивается со случайным прохожим, почти мальчишкой, одетым в джинсы и красную худи.

Хейл уже набирает в легкие промозглый осенний воздух, чтобы огрызнуться дежурной фразой «Смотри, куда прёшь!», как слышит в ответ виноватое «Простите!»

Дерек стремительно выдыхает, будто у него внутри гелиевый шарик. Силясь сделать следующий глоток кислорода, мужчина ощущает, как его волчье сердце пропускает удар, глядя в слегка прищуренный коньячный взгляд юноши. Ноги Хейла врастают в тротуар, а мозговые клетки начинают усердно синтезировать образ незнакомца, его фигуру, до боли знакомый запах и неуверенную улыбку, толкая волчью и человеческую сущность мужчины поверить в такую херню, как любовь с первого взгляда.

И вот он уже слышит свой собственный голос, признавая персональную неповоротливость. Потом Дерек называет свое имя, протягивает руку и предлагает незнакомцу выпить с ним кофе или угостить его парой коктейлей. Он потом будет себя спрашивать, что это с ним было. Любовная пыльца, стрелы амура, бес попутал или такова его волчья судьба.

Представившись, как Стайлз Стилински, юноша размышляет пару секунд, машинально толкая язык в одну из щек, от чего Хейл ощущает острое томление в паху. Пожав плечами, кареглазый брюнет соглашается с предложением Дерека, зависнуть на часок в ближайшем баре.

Зайдя в затемненное помещение, в котором было не так много посетителей, парни садятся за столик расположенный рядом с камином. Заказав выпивку, оба чувствуют себя слегка скованно. Внушительный глоток принесенного коктейля немного снимает напряжение и развязывает язык.

Хейл утопает в хмельном взгляде шоколада с молоком, глядя как в черных зрачках Стайлза танцует пламя камина. Юноша рассказывает ему о том, что он и его семья совсем недавно переехала в Бейкон Хилз, Стилински тут практически ничего не знает и Дерек один из немногих, с кем парню удалось сразу познакомиться.

Мужчина с замиранием сердца, слушает этот вкрадчивый голос. Не может оторвать взгляд от алых губ, страстно желая вкусить их сладость.

Спустя время, Стайлз бросает короткий взгляд на наручные часы, поднимается и, поблагодарив за коктейль, собирается уходить. Хейл стремительно встает следом, пытаясь удержать парня еще на мгновение.

Он приближает юношу к себе, чувствуя губами его жаркое, сбивчивое дыхание. Пытаясь сморгнуть хмельную дымку с глаз, Дерек делает глубокий вдох и его волчье сознание пронзает догадка.

- Лисёнок! – пораженно выдыхает Хейл, глядя как юноша стремительно исчезает из поля зрения, так же как это было в лесу нынче утром.

***

«Интересно, придет ли он сегодня?» - мысленно спрашивал Стайлз, снимая человеческую одежду и оставаясь абсолютно голым посреди дремучего леса.

Услышав, совсем близко, хруст ломаемой ветки и, уловив уже знакомый запах черного волка, Стилински стал дожидаться Хейла, хитро улыбаясь и вороша босой ногой желтые листья. Спустя мгновение он увидел Дерека, такого же голого, как и он сам, выходящего из подлеска.

- Ну что, побегаем? – как ни в чем не бывало, предложил Стайлз. – Только, чур, не оборачиваться!

- Голышом?! – удивился Дерек.

- Что, слабо? – подтрунивал над волком лис, припустившись бежать по мягкой опалой листве.

Испустив животный рык, Хейл бросился за юношей, ловя себя на мысли, что никогда еще не бегал по лесу в подобном виде. Каждый раз, желая слиться с природой, он очень быстро сбрасывал с себя одежду и тут же оборачивался в волка. И так же быстро в нее облачался, стесняясь своей откровенной наготы.

Облизывая взглядом поджарую фигуру мальчишки, лишенную всякого намека на одежду, Дерек чувствовал, как его разгоряченное тело разрезает влажный лесной воздух, как стопы утопают в пожухлой траве, а кожа ладоней касается шероховатой коры деревьев, придавая телу ускорение. В их размеренных движениях было что-то дикое, первобытное. Ощущения были более мощными, касания чувствительными, а сам волк, будучи абсолютно обнаженным душой и телом еще никогда не чувствовал в себе такой свободы и раскрепощённости.

Сделав рывок, Хейл догнал Стайлза, повалив парня в кучу опавших листьев.

- Слабак! – скалится Дерек, припечатав Стилински к земле своим мощным телом.

- Я тебе поддался, волчара! - с улыбкой выдыхает юноша, совсем не сопротивляясь.

- Ах ты, рыжий прохвост! – смеётся Дерек, накрывая рот Стайлза своим, пробуя, наконец, его влажные, чуть припухшие губы, упиваясь терпкостью дыхания.

Хейлу по прежнему никто не нужен! Разве что этот парнишка-лис, посланный, наверное, небесами!

========== Это заразно ==========

Комментарий к Это заразно

Кроссовер по сериалам “Волчонок” и “Сверхъестественное”)

Переезжая с отцом и Сэмом из города в город и, каждый раз оказываясь в новой школе, Дин Винчестер установил для себя золотое правило: за те короткие недели-месяцы необходимого учебного процесса постараться урвать свой кусочек полового счастья, закрутив роман с одной, а то и двумя-тремя местными фифами.

Попав в старшую школу Бейкон Хиллс, его почти беспроигрышный метод «Пришел. Увидел. Закадрил» наткнулся на полнейшую стену безразличия. Оказывается, в этом курятнике уже был свой петух, некий Питер Хейл, от которого старшеклассницы, словно глупые курицы, сходили сума, преследуя буквально по пятам. Хотя нужно отдать парню должное, он практически не обращал внимания на толпы поклонниц и держался особняком.

Не желая мириться с подобным положением вещей, в Винчестере, как это бывало в большинстве случаев, взыграл дух соперничества. Найдя Хейла на большой переменке, сидящим в школьном дворе на лавочке и читающим толстенную книженцию, которой и убить можно, Дин стал более подробно его рассматривать.

«И что в этом хлюпике такого? Сидит тут ногу за ногу с умным видом. А вырядился-то как? Ишь ты, подишь ты! Рубашечка в клеточку, пиджачок в облипочку, платочек белоснежный из нагрудного кармана выглядывает. Изящная рука без всякого намека на заусеницы и грязь под ногтями аккуратно переворачивает страницу. Это что у него на башке? Укладка? Охренеть! Интеллигент ни дать, ни взять!»

Питеру хватает короткого взгляда, чтобы оценить новичка, оказавшегося в его классе. Судя по глупой улыбке и отсутствию учебников, Дин Винчестер птица залетная, прилетевшая на короткий срок перекантоваться, построить одноклассницам глазки и протереть своей задницей десяток школьных стульев.

Опытный взгляд Хейла прошелся по выцветшим джинсам, обычной рубахе, пыльным ботинкам и старой, вытертой кожаной куртке на несколько размеров больше, висевшей на плечах парня почти как на вешалке.

«Строит тут из себя крутого парня с этим своим беспорядочным ежиком на голове, редко видавшем расческу, и проницательным взглядом искушенного мачо» - сделал вывод Питер, слегка улыбнувшись.

- Ты что-то хотел, Винчестер? Или так, поглазеть пришел? – подал голос Хейл, отрываясь от книги.

Дин стоит как вкопанный, не в силах оторвать взгляд от васильковых глаз Питера.

- Смотри, мне не жалко, - пожимает плечами одноклассник, возвращаясь к чтению.

- В чем твой секрет, Хейл? – вслух рассуждает Винчестер, отойдя от минутного столбняка. Подойдя ближе, он без всякого изящества и разрешения плюхается задом на лавочку, засовывая руки в карманы куртки. – В пижонских шмотках? Начитанности? Или пидорской приче? Адресок своего парикмахера, кстати, не подскажешь? – с кривой улыбкой добавляет он.

- Ты только что назвал мою прическу пидорской, а теперь просишь у меня адрес парикмахера? – мастерски ввернул Дину Хейл, сверкнув этими блядскими глазами цвета лазури.

Странно. Обычно язык Дина, как помело, так и сыплет остротами в адрес собеседника, а сейчас он словно прилип к нёбу. Возможно, его колкость и пофигизм решили подвести его в самый нужный момент, отправившись на перекур? Этот магический голос с хрипотцой начинает вызывать приятную дрожь во всем теле, а проходящие мимо девчонки, уже не кажутся такими привлекательными и желанными.

Сидя рядом с Хейлом, Винчестеру будто не хватает кислорода в легких. А сделав долгожданный рваный вдох, его ноздри начинает щекотать изысканный парфюм, побуждая притянуть мальчика-мажора к себе, уткнуться носом и пройтись им от основания шеи до ключицы, вдыхая специфический аромат кожи как изысканный наркотик.

А согнутая в кулак ладонь, все еще покоящаяся в кармане отцовской куртки, хочет зарыться в эти волосы, разворошить идеальную укладку и легонько сжать в кулаке, заставляя пижонистого одноклассника, слишком правильного, независимого и мега недосягаемого приблизить свои пухлые губы к губам Дина.

- Ну так что, дать адрес? – с легкой улыбкой заявляет Хейл, громко захлопнув толстый фолиант прямо перед носом Винчестера, заставляя того вздрогнуть от неожиданности.

- Да пошел ты! – кидает Дин, отрывая свой зад от лавочки и стремительно шагая в сторону здания школы.

«Что за хрень с ним только что была, что его со страшной силой потянуло к этому павлину?! Нужно нафиг валить из этого города, и быть подальше от таких вот изысканных любителей модной укладки! Мать твою, скорее бы отец приехал и забрал меня и Сэмми отсюда!» - лихорадочно молил Винчестер, рассудок которого чуть было не сыграл с ним злую шутку, пытаясь столкнуть с пути истинного натурала.

Проедая зелеными глазами школьный асфальт, он случайно столкнулся с незнакомым ему блондином.

- Извини, я засмотрелся! – стал оправдываться тот. – Я Арджент. Кристофер Арджент, новенький, - затараторил юноша, протягивая руку.

- Привет, - хмуро буркнул Дин, продолжая свой путь.

- Постой! Ты случайно не знаешь, кто тот парень?! – спрашивает высокий блондин, показывая в сторону Хейла.

Резко глянув на гребаного аристократа, мило улыбавшегося и махавшего им рукой, потом смерив новенького с головы до ног, вроде нормальный, без заездов и понтов, стрижка, прикид и все такое, Винчестер коротко бросил:

- Не советую, чувак! Это заразно!

Уломав отца забрать их с братом через пару недель, хотя старший Винчестер ворчливо заметил, что в Бейкон Хиллс работы непочатый край, Дин был счастлив как никогда. Одного он никак учесть не мог, что покидая этот долбаный город, школу, а главное голубоглазого пижона по имени Питер Хейл с его гейским зачесом и хищной улыбкой, Дина Винчестера еще не скоро отпустит это гребаное наваждение, заставляя всерьез задуматься о своей сексуальной ориентации.

========== Не уходи ==========

Комментарий к Не уходи

По сериалу “Мистер Робот”

Писалось под: ** Neil Diamond – If You Go Away **

- Bonsoir, Эллиот, - мягко роняет Тайрел, на секунду улыбнувшись застывшему на пороге его кабинета парню, в то время как глаза мужчины выглядят холодными и безжизненными. – Прости, что пришлось подобным образом заставить тебя прийти ко мне, - цедит он, вставая из-за стола и подходя к огромному от пола до потолка окну. - Вы свободны. И передайте моему секретарю, чтобы нас не беспокоили, - добавляет Уэллик, отпуская двух доверенных лиц, стоявших за спиной Алдерсона.

Подручные тихо удалились, притворив за собой дверь. Юноша и мужчина остаются одни в просторном кабинете, необычная тишина которого, столь ощутима, что начинает давить на барабанные перепонки, побуждая Эллиота встряхнуть головой и поежиться. Слегка расширив глаза, он лихорадочно пытается понять, зачем его схватили посреди улицы, чуть ли не силком усадили в автомобиль и привезли сюда в «E Corp».

«Зачем я здесь? Я ведь выполнил все условия Уэллика, как мы и договаривались, и он теперь в кресле технического директора корпорации. Или что-то пошло не так? Но ведь ни Колби, ни Ноулеса в кабинете нет».

- Не стой истуканом, иди сюда, - бросает Тайрел, слегка обернувшись.

Юноша, в своей привычной, слегка заторможенной манере, подобно сомнамбуле, начинает движение, нерешительно приближаясь к мужчине и, оказавшись рядом, пытается еще раз разгадать его необычный взгляд и поведение.

- Я должен поблагодарить тебя за должность технического директора, - криво улыбается Тайрел, делая несколько шагов и оказываясь у юноши за спиной. – С этого окна открывается замечательный вид, не правда ли? – выдыхает он, обжигая коротко стриженый затылок Эллиота жаром, почти касаясь тела парня своим.

- Немного высоковато, - тянет Алдерсон, сглатывая ком в пересохшем горле от столь очевидной близости, все еще не понимая, что он здесь забыл.

Остатки хладнокровия Уэллика стремительно испаряются, а его самого вот-вот начнет трясти. И если бы не «корсет» делового костюма, накрахмаленная рубаха, ремень и туго завязанный галстук, удерживающий голосовые связки в тонусе, не позволяя и им дрожать, он бы давно растекся медузой от дикой безысходности.

- Знаешь, Эллиот, я затрудняюсь ответить самому себе, как мне следует поступить? – обыденным тоном интересуется Тайрел, пытаясь достать из кармана брюк пару латексных перчаток.

«Нахер! Возможно то, что я собираюсь сделать, будет последним в моей жизни! И мне плевать на кровь! Плевать на всё!»

- Размазать тебя по стеклу, как назойливую муху, или вдавить в него со всей силы до характерного хруста шейных позвонков?

- Я не понимаю…

- Тише! - выдыхает Уэллик, обнимая парня за хрупкие плечи и самозабвенно ведя гладковыбритой щекой по его затылку.

«На раздражение кожи тоже плевать!»

- Или может сперва стянуть с тебя джинсы и со вкусом отодрать…

«И плевать, что пульс зашкаливает выше нормы, а глупое сердце отбойным молотком долбит ребра!»

…а потом все вышеперечисленное по списку? – шепчет мужчина. - Признайся, Эллиот, тебя когда-нибудь трахали на высоте птичьего полета, прижав к офисному стеклу, прежде чем убить?

Собственные мысли, произнесенные вслух, так реальны, что Тайрелу и впрямь хочется им последовать, искренне желая, чтобы толстое стекло окна оказалось хрупким, и в миг наивысшего наслаждения их разгоряченные тела почувствовали на себе всемирный закон тяготения и мощный порыв встречного ветра.

- Мистер Уэллик, сэр, - испуганно тянет юноша, пытаясь взглянуть на мужчину этими своими инопланетными глазами навыкате, - вы не могли бы…

- Мы снова на вы? – удивляется Тайрел, судорожно всхлипнув.

- Не трогать меня и объяснить, что произошло? – через силу тянет Алдерсон, пытаясь избежать касаний.

- Блядь, Эллиот! – рявкает мужчина, резко разворачивая парня к себе и обнимая ладонями его встревоженное лицо. - Ты меня за идиота держишь или сам дураком прикидываешься?! Три дня назад ты был совсем не против моих прикосновений! Ты спрашиваешь что произошло?! Ты разрушил мою жизнь и карьеру, к которой я так долго и упорно шел! Ты даже себе не представляешь, через что мне пришлось пройти! Через какие унижения!

- Но, разве кресло тех директора теперь не ваше?! – в своей обычной заторможенной тональности спрашивает юноша.

- Господи, Эллиот, ты практически уничтожил крупнейший конгломерат мировой экономики и не помнишь этого?! Остановил работу корпорации, в руках которой сосредоточено около восьмидесяти процентов всех финансовых активов граждан! Обычных граждан, как мы с тобой! А тот один процент гребаной элиты, что управляет планетой, - чуть не рыдал Уэллик, чувствуя, как его пальцы лихорадочно съезжают со скул парня к его шее, пытаясь сомкнуться в кольцо, - так и будет жировать и жить припеваючи! Ну, и что дальше?!

- Мистер Уэллик, не надо, - хрипит Алдерсон, пытаясь ослабить захват.

- Что с тобой, Эллиот?! Где тот парнишка, что смог пробиться сквозь броню офисного цинизма, безразличия и педантичности, увидев меня настоящего?! Который твердил о человеческой морали, принципах, торжестве справедливости и призывал к революции?! Который единолично принимал многие серьезные решения и требовал от других неукоснительно выполнять все его инструкции?! – уже не сдерживаясь, орал мужчина, смаргивая слезы с глаз. – Но я так не могу, понимаешь?! Так ему и передай!

Уэллик резко отпускает горло парня и медленно съезжает по стеклу на пол, закусывая кулак.

- Но ты должен, Тайрел, - делая судорожный вдох, тихо роняет Эллиот, продолжая стоять и безумным взглядом пожирать захватывающий вид за окном, - должен довести начатое до конца.

- Я неудавшийся карьерист и гребаный подкаблучник, - цедит мужчина, зарываясь лицом в ладони. – Это конец.

- Нет, приятель, это только начало, - молвит Алдерсон, одаривая того своей блаженной улыбкой.

Надев на голову капюшон своей худи, юноша медленно разворачивается и уверенно следует к выходу, оставляя Тайрела Уэллика одновременно благодарить небеса и проклинать судьбу, безмолвно крича Эллиоту в спину:

- НЕ УХОДИ! СНОВА! ВОТ ТАК! Я ЖЕ… ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

========== Я буду скучать ==========

Комментарий к Я буду скучать

Кроссовер по сериалам “Волчонок” и “Сверхъестественное”)

У юного волка из семьи Хейл нет и не может быть друзей. А вот предполагаемых врагов Питер предпочитает подпускать к себе ближе некуда. То ли от скуки, то ли чтобы удовлетворить свой подростковый интерес и малую толику азарта.

- Будь тихим и не высовывайся! Бейкон Хиллс периодически кишит охотниками! Их отпрыски запросто могут сидеть с тобой за одной партой! – твердят родители.

Все бы так и было, если бы Хейла как суку не вело от предвкушения опасности с легким привкусом кожи и пороха. Ему ничего не стоило раздобыть информацию о местоположении и реальном роде деятельности родителей двух новичков, с разницей в несколько недель поступивших в старшую школу Бейкон Хиллс.

Дин Винчестер учился в параллельном классе, а Кристофер Арджент был на год младше. Один пытался строить девчонкам глазки и быть авторитетом среди парней, другой вел более скромный образ жизни, стараясь прилежно учиться и принимать активное участие в культурно-массовой работе школы.

Дин был практически предоставлен самому себе и жил с младшим братом в съемном номере мотеля. Семья Кристофера была более респектабельной, расположившись в довольно приличном двухэтажном особняке с подвалом и несколькими гаражами.

Питеру достаточно было нескольких проникновенных взглядов, пары-тройки фраз, сдобренных сногсшибательной улыбкой и «дружеским» похлопыванием по плечу и вот уже Винчестер, выловив Хейла в пустующем школьном коридоре, лихорадочно оглядываясь по сторонам, заталкивает голубоглазого брюнета в подсобку с хозяйственным инвентарем и бытовой химией.

- Мать твою, Хейл, тебя что, сука, в афродизиаке в детстве выкупали, что меня к тебе тянет со страшной силой?! – рычит Дин, впечатывая Питера в стеллажи и жестко дергая парня за волосы, потом за подбородок, обнажая участок горла и алебастровую кожу плеча.

- Нет… - сдавлено тянет Хейл, зажимая в ладонях лацканы кожаной куртки Винчестера слабо сопротивляясь.

- Я не какой-нибудь там гребаный педик! – стонет Дин, оставляя на шее и ключице парня ощутимые поцелуи укусы, словно наказывая за собственное глупое наваждение. – Со мной такое впервые, - зло цедит он, накрывая припухшие губы Питера своими, упиваясь их сладостью, в то время как его руки лихорадочно гуляют по всему телу Хейла, потирая пах и до боли сдавливая ягодицы.

- Дин… не надо, не здесь! – хрипло роняет Питер, пытаясь уйти от очередной атаки вожделения Винчестера.

Сердца обоих стучат в унисон готовые в любую минуту проломить ребра, а с губ слетает рваное дыхание, опаляя жаром.

- Кому-нибудь скажешь - урою! - хмуро бросает Дин, стирая большим пальцем влажный след своей необузданной страсти с Хейловых губ. Потом он возвращает на место основательно съехавшую горловину футболки парня и легким движением ладони пытается придать прическе Питера былой вид. – Иди ты, потом я, - велит он, с долей раздражения застегивая отцовскую куртку, чтобы на время скрыть свой конфуз в штанах.

С Кристофером Арджентом все происходит на много сложнее. Робость и, возможно строгое воспитание, не позволяют юноше, подобно Винчестеру смело подойти к Хейлу и открыться в своих чувствах.

Питер ощущает на себе этот преданный, щенячий взгляд, тайно мечтающий о близости и ласке. Они вместе работаю над каким-то школьным проектом и, засидевшись допоздна, Хейл сам привлекает к себе блондина, нежно целуя в губы. Потом он позволяет Ардженту расстегнуть пуговицы на своей рубашке и оставить робкий след из самозабвенных поцелуев на его шее и груди, мягко побуждая юношу встать на колени.

Кристофер, словно послушный ребенок, каждый раз спрашивает «можно?» с обожанием глядя на Питера своими бесподобными глазами цвета яркого неба. Винчестер же берёт без спроса в наглую, каждый раз злясь на себя, Хейла, дурацкие обстоятельства и этот долбаный Бейкон Хиллс.

Под предлогом поднатаскать себя по алгебре, Дин тянет Питера в съемный номер мотеля, дает младшему брату несколько купюр, чтобы тот погулял часок-другой, не мешая парням заниматься.

Повесив на двери номера табличку «НЕ БЕСПОКОИТЬ!» и, даже не дав Хейлу для приличия вытащить из рюкзака учебники, Винчестер с глухим рыком толкает голубоглазого брюнета на кровать, стаскивает с него брюки и практически без подготовки начинает втрахивать его поджарое тело в матрац, со скрытым обожанием до горлового хрипа повторяя:

- Сука! Сука! Сука!

Питер жмурится, что бы скрыть цвет волчьих глаз, полыхнувших янтарем. Он вынужден до крови вонзить когти в ладони, а клыки в губы, чтобы его истинная сущность не выбралась наружу в миг крышесносного оргазма.

- Мне можно в душ? – томно тянет он, глядя на свое влажное тело, испещренное красными бороздами. Питеру импонирует это чувство растерзанности, зная, что очень скоро он найдет утешение в руках и словах все еще робкого Кристофера и будет исцелен душой и телом.

- Давай, только быстро, - хмуро кидает Дин, стараясь справиться со своей десятиминутной слабостью.

Спустя время, ласковые и трепетные объятия Арджента, его чуть сдержанные слова любви, божественным бальзамом проникают под кожу Хейла, помогая расслабиться и забыться.

Питер вынужден разрываться межу этой щемящей нежностью, а так же мягким, вкрадчивым голосом Арджента и грубым, порой жестким трахом с Винчестером с последующими угрозами и требованием молчать в тряпочку. Порой волчонок готов раствориться без остатка в золотистой зелени глаз и цвете небесной бирюзы, оставивших неизгладимый отпечаток на обратной стороне его век.

Если бы Дин и Кристофер обладали волчьим чутьем, они бы давно учуяли на теле Питера запах соперника. Но сам Хейл был и остается, прежде всего, хищником, тщательно заметая все следы и пытаясь не попасть в охотничий капкан.

***

- Отец вернулся. Мы с Сэмми переезжаем в другой город, - глухо докладывает Винчестер, позвонив как-то Питеру спустя время.

- Что ж, весьма жаль. Я буду скучать (и это чистейшая правда), - с придыханием отвечает Хейл, слыша в трубке очередное Диново «сука, мать твою», произнесенное почти жалобно, затем короткие гудки.

- Привет! Я не помешал? – чуть запыхавшись, спрашивает Кристофер, явившись на место их тайных встреч, и видя, что Питер с кем-то говорит по телефону.

- Нет, малыш, я уже закончил! Иди сюда! – с томной улыбкой произносит Хейл, раскрывая парню свои объятия. – Я жутко по тебе соскучился!

========== Битва двух королей ==========

Комментарий к Битва двух королей

По кинотрилогии “Хоббит”

- Не уходи, - томно тянет эльф, выгибаясь пантерой, - еще немного, прошу.

Лицо короля Лихолесья лучится светом и легкой истомой, голубые глаза все еще затянуты поволокой, серебро волос мягким веером разметалось по подушке, а его поджарое тело блестит от любовной росы в мерцании свечей.

- Ты же знаешь, я не могу, - выдыхает Торин, откидывая длинные спутанные волосы на влажную спину, - зачем просишь? - хмуро добавляет он, не в силах оторвать жадного взгляда от алебастровой кожи, гладкой груди, стройных, длинных ног, что миг назад опоясывали его чресла, и молочных бедер, с которых он с упоением сцеловывал жемчужные слезы их обоюдной страсти.

Гном нехотя отворачивается, начинает лихорадочно натягивать свою одежду, в сотый раз мысленно себя спрашивая:

«Как у таких абсолютно непохожих существ могло возникнуть что-то общее? Разных по возрасту, росту, расе, предпочтениям и весьма осязаемой вражде? Влечение, порочная связь между зрелым вдовцом-эльфом и молодым холостяком-гномом?»

Если их что-то и роднит, так это мужская стать и принадлежность к древней королевской династии. Почему они время от времени, кутаясь до пят в плащи и, используя вымышленные имена, тайно встречаются в одном из номеров местного трактира? Правда, ни хозяину, никому-либо еще до них и дела нет, лишь бы расплачивались звонкой монетой и соблюдали осторожность.

Трандуил приходит в подобное заведение заранее, а Торин, словно продажная блудница, должен пробираться туда под покровом глубокой ночи и покидать их ложе с первым проблеском зари. Оба молча, не сговариваясь давно уже дали друг другу клятву: все запретное, тайное, страстное, что происходит в этих стенах, в них же и останется.

Каждый раз, твердя себе, что этот визит уж точно последний, молодой король гномов про все забывает, стоит ему переступить порог их любовного гнездышка. Увидеть, как слегка захмелевший эльф, пронзает гнома долгим и проникновенным взглядом с нотками мольбы, словно пытается заглянуть в его душу. Торину ведомо, каким грозным и надменным может быть этот взгляд, а рука короля Лихолесья твердой и беспощадной, заносящей над врагом свой карающий меч.

Но гному так же ведомо, какими мягкими и сладкими на вкус могут быть губы Трандуила, хранящие на себе терпкий букет крепкого вина, которое он так любит. Какими нежными могут быть его касания и хриплыми стоны. От его кожи и волос пахнет лесом и вереском. Сердце Дубощита готово выпрыгнуть из груди, когда он наматывает на кулак это густое лунное серебро, а затем медленно отпускает, прореживая сквозь пальцы, позволяя белоснежной гриве выскользнуть из ладони подобно шёлку.

- Iquista Thorin*, - тихо выдыхает король эльфов, трепетно проводя рукой увитой перстнями по напряженной спине гнома, заставляя того сделать судорожный вдох и чуть ли не рвать на себе одежду, чтобы вновь, пусть и на короткое время, оказаться в объятиях друг друга.

Дикое желание обоих послать все в жаркое пекло, прервав, наконец, эту порочную связь, каждый раз вступает в смертельную схватку со страхом никогда больше не прикоснуться, не почувствовать, не любить так жарко и страстно, в те короткие часы, что они могут украсть, сняв с себя корону и бремя власти.

Ночью - пылкие возлюбленные. Днем - почти непримиримые враги. Это их собственная битва. Битва двух королей.

* Пожалуйста, Торин (эльф.)

========== Странная любовь (стихи) ==========

Комментарий к Странная любовь (стихи)

По сериалу “Волчонок” 4 сезон

Питер Хейл и Безмолвный (Немой)

Я не успел прочесть ваше посланье,

Не смог найти я время до сих пор.

Вдруг вижу, что за наказанье?

В моей груди торчит большой топор.

Наш неудавшийся броманс, увы, загнулся,

К чему тогда все это, вашу мать?!

Коль я вам чем-то сильно приглянулся,

Могли бы просто мне о том сказать.

Но вот мы с вами встретились повторно,

Согласен, у нас странная любовь.

Я нежно разорвал когтями ваше горло

И с упоеньем стер с ладоней вашу кровь.

========== Диалоги ==========

Комментарий к Диалоги

По кинотрилогии “Хоббит”

Торин\Трандуил

Пейс\Армитидж

- Эй, ты, на лосе!

- Это ты мне?

- Тебе, тебе!

- Наглый гном, я велю тебя повесить!

- На своей шее?

- Закую в кандалы и брошу в темницу на сотню лет!

- Не знал, что ты любишь погорячее! Надеюсь, ты часто будешь ко мне наведываться? Только представь: ты, я, цепи.

- Да как ты смеешь, мальчишка?! Я на целых две Эпохи тебя старше!

- То-то я смотрю тебя согнуло в три погибели, эльф. Старческий радикулит замучил?

- Ненавижу тебя!

- Нет, красавчик, ты меня любишь.

- Согласен, это неоспоримая истина.

- В том, что ты действительно меня любишь?

- Нет, дубина, в том, что я красавчик!

***

На съемочной площадке.

- Послушай, сладкий, ты не хотел бы послать все к чертям и славно провести остаток съемочного дня?!

- Ли, что ты несешь?! Этого нет в сценарии! И перестань на меня смотреть с таким вожделением! Ты нас попалишь, придурок!

- Все и так давно догадываются, Ричи! У меня там такой стояк! Стал бы я мяться и пританцовывать всем на потеху, словно мне отлить приспичило?!

- Так это ты так со мной заигрываешь, красавчик? Но у нас контракт! Кто будет платить неустойку за срыв съемочного процесса?

- Ну, Арми, не будь жмотом! Подумаешь, всего один день!

- Что же нам делать? Придумал! Так, ребята, стоп камера! Питер, (Джексон, режиссёр) тысяча извинений! Мне срочно нужно проводить Пейса в туалет! Придержу его шлейф, а то, как бы он свой парчовый костюм не испортил!

***

В номере Ли.

- Привет! Я тут это, короче вот.

- Цветы?! Как мило с твоей стороны!

- Такой грозный на сцене, а тут краснеешь и смущаешься? А как же все эти разговоры про стояк, флирт и зазывные улыбки?

- Я-я, ну, хочешь выпить или… О, мой бог, ты уже раздеваешься?!

- Ну да! Мы же собрались потрахаться?! Или сегодня мы пьем чай и мило беседуем?! Ох уж эти мне ролевые игры! Ладно, Пейс, не важно! Давай просто трахнемся! Я даже позволю тебе быть сверху!

- Правда?!

- Да, мать твою! Так и будешь там столбом стоять?! Взгляни на мой стояк!

- Уже иду!

========== Румба одиноких сердец ==========

Комментарий к Румба одиноких сердец

По сериалу “Волчонок”

Идея этой зарисовки созревала в моем воображении уже давно. Это своего рода альтернативная концовка-продолжение моей работы “Учитель танцев” https://ficbook.net/readfic/3441705

Наслаждайтесь. Ну, или не судите строго.

ПОСВЯЩАЮ ЭТО АУ **Nick Anderson (Эвика)**. Верь в себя! У тебя обязательно все получится!

Писалось под мелодию: **Ana Gabriel – Historia de un amor (acoustic)**

Зачем он каждую среду тащит свое бренное тело в то маленькое кафе с танцевальной площадкой и как душевный мазохист упивается собственной болью? Зачем каждый раз разрывает невидимые швы в области сердца, позволяя ему глупому гулко биться о ломаные ребра и вновь кровоточить?

Но Питеру Хейлу этого мало. Мужчина раз за разом посыпает разверстую рану горсткой соли, когда затаив дыхание, с вожделением и тоской смотрит на Стайлза и Лидию, его бывших учеников, исполняющих страстную румбу.

Почему так темно, невыносимо холодно и тесно в его просторном лофте, бывшем когда-то танцевальной студией? Это одиночество с некоторых пор поселилось с ним рядом, окутав своими зябкими клешнями, не давая Питеру вздохнуть полной грудью. Это оно, блядское сделало из него затворника, периодически прикладывающегося к бутылке.

Вот и сейчас он медленно подходить к бару, лихорадочно открывает бутылку «Мадеры» и хлещет прямо с горла. К херам манеры! Тут не перед кем расшаркиваться! Делая еще пару внушительных глотков, обжигающих горло и нутро, он не спеша возвращается к столу с магнитофоном и включает что-то медленное из латиноамериканской программы.

Страстно прижав к себе початую бутылку крепкого вина, он начинает исполнять сольный танец, плавно двигая бедрами в такт музыке. Оказавшись у стены с длинным рядом зеркал, Хейл прищурившись, начинает себя разглядывать. Похудел, осунулся, на лице трехдневная щетина, мешки под глазами.

Ну и хер с ним!

Совершая очередной элемент танца, не забывая вливать в себя крепкое вино, Хейл более тщательно вглядывается в зеркало, рисующее перед ним фантомные сюжеты из недавнего прошлого. Он, Лидия, Стайлз поочередно соединяются в страстном поцелуе во время общего танца. Воспоминания и спиртное слившись воедино, начинают гулко нестись по венам и артериям, заставляя Хейла вновь почувствовать прилив сексуального желания к этой молодой паре.

Но дело тут не только в половом влечении и слиянии тел в тройственном тандеме. Он все еще до безумия любит их обоих. Скучает по их улыбке, чуть сбившемуся терпкому дыханию, страстным объятиям, проникновенным поцелуям и открытым, полным желания взглядам цвета изумруда и выдержанного виски.

Как там сказала эта рыжая бестия? Позволить ей со Стайлзом его любить? Позволить всем им глубже ощутить то магическое чувство, которое возникло во время их совместных тренировок? Разрешить себе самому зайти дальше установленных им же жестких рамок УЧИТЕЛЬ – УЧЕНИК? И Стайлз, кажется, любезно предлагал воспользоваться их с Лидией квартирой, чтобы не превращать, по словам Питера, танцевальную студию в бордель.

А ведь стоило согласиться!

А он старый дурак, трус и чересчур правильный кретин все испортил, не дав им троим шанса испытать это незабываемое чувство единения до конца, велев Стайлзу и Лидии немедленно проваливать.

Хейл с силой швыряет бутылку с остатками пойла в одно из огромных зеркал, глядя как по нему молниеносно расползлась паутина мелких осколков, отображающих его многократно.

- Ты все равно один, понимаешь?! – пьяно орет Хейл, глядя на каждого себя в острых кусках зеркал, отдаленно слыша лихорадочную трель дверного звонка, затем гулкие удары кулаков о металл. – Кого это, к чертям, принесло? – хмельно цедит Питер, на слегка ватных ногах следуя к выходу.

Открыв тяжелую железную дверь, он мигом трезвеет и одновременно перестает дышать, а слова, сдобренные ругательствами, так и застревают где-то в районе гортани, слегка покалывая корень языка.

- Питер, извини! Мы просто хотели… - взволнованно начинает Лидия, замечая, что у их бывшего учителя далеко нецветущий вид.

- С тобой все хорошо? – заботливо роняет Стайлз, слегка прищурившись.

Позволить двум этим ангелам войти? Предоставить, наконец, возможность утолить обоюдный голод, внеся в его смятенную душу немного любви, тепла и света, а его измученному телу дать долгожданную разрядку? Или навсегда закрыть вместе с этой бронированной дверью путь к своему сердцу, позволив одиночеству довести его до сумасшествия и непроглядного душевного мрака?

С достоинством удерживая на лице остатки гордости, Хейл делает такой необходимый ему жадный вдох. Черпая силу в паре взволнованных глаз, мужчина пытается сделать правильный выбор. Он слегка отступает от входной двери, неуверенно, а затем смиренно раскрывая перед Стайлзом и Лидией свои объятия, словно птица крылья.

И молодая пара, колеблясь всего мгновение, со смесью неверия и облегчения одновременно, бросается навстречу своему учителю, обволакивая его долгожданным теплом, светом и любовью, словно все это время без Питера ей чего-то не хватало для полной жизненной идиллии.

Хейл не станет себя спрашивать, что делать с этим шквалом эмоций, жарких поцелуев, ласковых и в меру жестких прикосновений их разгоряченных тел во время соития. У него останется лишь пара вопросов, которые будут терзать его сознание совсем чуточку, до момента всеобщего удовлетворения. Это то, почему он жил без всего этого и зачем так долго себя наказывал, обрекая на безликое одиночество.

========== Признание в любви(стихи) ==========

Комментарий к Признание в любви(стихи)

По сериалу “Волчонок” Дерек\Стайлз

Я в словах не силен, черт меня подери!

Не романтик и это досадно.

Ты меня попросил признаться в любви,

Что ж, как хочешь. Попробую. Ладно.

Помнишь, мордой об руль? Как грозился убить?

Помнишь, как по стене размазывал?

Помнишь, взглядом сверлил, нос хотел откусить?

Это так я любовь доказывал.

Как увижу тебя, так за горло схвачу,

Потом к стенке прижму со всей силою

Я люблю тебя, Стайлз, в ухо пророкочу,

Так люблю, что, боюсь, изнасилую!

========== Любовь как автобус ==========

Комментарий к Любовь как автобус

По фильму “Одинокий мужчина” (“A Single Man”)

Писалось под: **Abel Korzeniowski – daydreams**

- Моя мама говорит, что любовь как автобус - обязательно придет следующий. Надо только подождать.

Джордж Фальконер внимательно слушает незнакомого молодого парня, говорящего с акцентом, и находит в этой фразе определенный смысл и мудрость. Если сравнивать любовь с автобусом, то мужчине, которому почти пятьдесят, профессору английской литературы из университета Южной Калифорнии вот уже более десяти месяцев предпочтительнее ходить пешком.

Четверть своей жизни Джордж прожил бок о бок с любимым Джимом, предпочитая один и тот же автобус с неизменным маршрутом от дома к университету и обратно, где каждый вечер его ждал горячий ужин и ласковый мальчик, за шестнадцать совместно прожитых лет превратившийся во взрослого мужчину.

Стоящий перед Джорджем незнакомец, с которым он случайно встретился на стоянке, так же молод и привлекателен, каким был его Джим. Он мягко затягивается сигаретой, вкрадчиво глядя мужчине в глаза и предлагая тому закурить. Его молчаливый греховный взгляд говорит о значительно большем, нежели протянутая пачка сигарет, одну из которых берет Фальконер. Он не курил почти шестнадцать лет, так как его любимый не переносил сигаретный дым.

Во взгляде молодого жиголо нет пошлости и мольбы, он держит руки в карманах и ведет непринужденную беседу, стараясь быть интересным. И Джорджу хочется, правда хочется любоваться этой дикой красотой, возможно, даже согласиться с вполне понятными намеками жгучего красавца. А почему нет? Что его теперь сдерживает?

- Я Карлос, - хрипло тянет брюнет, выдыхая сигаретный дым через мягкие, манящие губы. – Ты уверен, что не хочешь чего-то большего? – спрашивает он, пристально глядя в глаза Фальконеру.

- Нет, спасибо. Сигареты вполне достаточно, - неуверенно роняет Джордж, мысленно возвращаясь к странному сравнению любви.

Сколько еще он будет сидеть на остановке и пропускать автобус за автобусом, глупо полагая, что сможет дождаться того единственного к которому привык и полюбил всем сердцем? Эта любовь разбита и мертва. Ее не вернуть к жизни. Не отремонтировать и не поставить на ход, пустив по излюбленному, до боли знакомому маршруту. И все что Фальконеру остается - это медленно брести на своих двоих дальше по его бесцельной жизни, опираясь на безликое одиночество. Ни его работа, ни его немногочисленные друзья не в силах ему помочь справиться с этим бременем и глубокой болью от потери любимого.

- Я хороший парень, - мягко произносит Карлос, делая очередную затяжку. – Тебе просто нужен человек, который смог бы тебя любить.

«Неужели я выгляжу таким жалким, потерянным и разбитым в глазах этого парня? Или я настолько стар, что должен платить за любовь?» - спрашивает себя Джордж, бросая недокуренный окурок на землю и приминая его каблуком до блеска начищенных туфель.

- Извини, мне пора, - хрипло роняет мужчина, вкладывая в ладонь парня двадцатку, искренне надеясь, что это его не оскорбит.

Эта случайная встреча и разговор лишь убеждают Джорджа в том, что ему нет смысла больше ждать на остановке и ему абсолютно не нужен другой автобус. Единственное, что ему сейчас нужно, это вернуться в свою одинокую берлогу, напиться до бесчувствия, а потом взять в руки револьвер и вынести себе мозг, купив таким образом билет в один конец, желая быть как можно ближе к любимому Джиму.

Но потом он вспоминает, что не все дела еще улажены. Мужчина дает себе слово, что непременно так и поступит, сразу после нового года, закончив в университете свой курс лекций.

Излагая учащимся очередной материал, Джордж слегка отклоняется от темы, вступая с одним из молодых студентов в полемику. Милый юноша, Кенни Поттер с бездонными озерами глаз и смешными бровями домиком. Смелый, честный, открытый и чуточку безбашенный. Ему ничего не стоит зайти в деканат и зачем-то спросить домашний адрес Фальконера. Потом подойти к нему самому и сказать, что сегодняшняя лекция была великолепной, и он был бы не против продолжить спор с профессором в более приватной обстановке.

Сидя напротив мужчины с бокалом скотча в руках, этому мальчишке запросто удается вовлечь Джорджа в откровенный разговор. За его чуть кривоватой улыбкой и бравадой смутно угадывается одиночество. Ему абсолютно не интересно со сверстниками. Он для них слишком неправильный, непонятный и не по годам взрослый. Кенни чувствует себя более комфортно в обществе Фальконера, воспринимая его как равного. Засидевшись в кафе до поздней ночи, он предлагает мужчине отправиться на побережье и искупаться голышом в океане.

Это покажется странным, но Джордж впервые за десять месяцев чувствует себя свободным, раскрепощенным и кажется счастливым. Может это выпитый скотч, купание голышом в ночном океане, а может беззаботность и общество этого милого мальчика, побуждают Фальконера пригласить юношу к себе в дом, впервые после трагедии, случившейся с его любимым Джимом. Ничего особенного, просто поболтать, и может быть выпить по паре бутылок пива.

Захмелевший Джордж ни о чем таком не помышляет глядя на Кенни Поттера, когда сам юноша слегка краснея и пряча свои чудесные синие глаза в пол, начинает медленно снимать с себя всю одежду.

- Вы не хотите меня? – робко спрашивает юноша, спустя томительные секунды ожидания, глядя на слегка ошарашенного мужчину. – Желаете, чтобы я ушел?

- Не говори ерунды. Куда ты пойдешь, ночь на дворе, - хрипло отвечает Фальконер, взяв себя в руки. – Беги в душ, а я пока постелю тебе на диване.

Глупо было предполагать, что этой ночью, между профессором и его студентом могло произойти что-либо выходящее за рамки приличия. Оба были основательно пьяны, и не в правилах Джорджа было набрасываться на молодого парня на первом свидании, каким бы очаровательным и желанным он не был. Но когда юноша сладко уснул, мужчина еще долго стоял на пороге гостиной и, глядя на спящего Кенни Поттера искренне улыбался, задавая самому себе один главный вопрос.

«Неужели это тот самый автобус, который мне следовало подождать? В момент, когда я окончательно разочаровался в своей одинокой жизни и готов был свести с ней счеты, сука-судьба послала мне этого милого, ранимого и ласкового мальчика, желающего избавиться от одиночества и готового бескорыстно предложить свою любовь».

Мужчина ловит себя на мысли, что практически готов еще раз испытать свое счастье, вскочив в этот автобус на полном ходу и позволив ему увезти себя далеко, далеко от душевной боли, непроглядной тоски и безликого одиночества.

========== Соблазн с ароматом роз ==========

Комментарий к Соблазн с ароматом роз

По сериалу “Игра престолов”

- Сир Лорас, чем могу помочь? – слегка краснея и заикаясь, спрашивает Лансель Ланнистер, чуть не роняя из рук поднос с фруктами, глядя на вошедшего в покои короля рыцаря Цветов.

- Я хотел переговорить с его величеством по поводу предстоящего турнира, - отвечает Тирелл, проходя вглубь помещения и слегка оглядываясь по сторонам. – Но его нет, как я вижу, - улыбнулся рыцарь, подходя совсем близко к юноше и отрывая от грозди, лежавшей на подносе самую крупную виноградину, с громким звуком засасывая ее в рот.

- Его милость присутствует на Малом совете, - слегка пятясь от нежданного визитера, отвечает Лансель.

- Странно? Без своего верного оруженосца и виночерпия? – мягко замечает Лорас, делая в направлении молодого Ланнистера пару шагов.

- Я понадоблюсь его величеству позже, перед турниром, - сглатывая нервный ком в горле, говорит Лансель, который боится не то что взглянуть в глаза рыцарю, а даже дышать в его сторону, так он прекрасен. – А вино ему на Малом совете без надобности. Голова короля должна быть ясной…

- Ты что, малыш Лансель, боишься меня? – тихо цедит Тирелл, обдавая юношу жаром дыхания.

- Н-нет, - пытается соврать тот, делая еще один шаг назад и слегка оглядываясь за спину, видя, что совсем скоро отступать ему будет некуда. - Хотите вина, сир? - стараясь скрыть волнение за учтивостью, предлагает Ланнистер, хватая со стола графин и, трясущимися руками наливая рубиновую жидкость в один из серебряных сосудов.

- Выпьешь со мной? – предлагает Лорас.

- Что вы, сир, ни вино, ни один из этих драгоценных кубков не предназначены для моих губ!

- Какая чудовищная несправедливость, ты не находишь? – выдыхает Тирелл, делая глоток изумительного вина из чаши и подходя к юноше ближе некуда. – И тебе вовсе не нужен кубок, чтобы ощутить этот изумительный букет. Просто, приоткрой рот, - шепчет рыцарь, мягко хватая парня за затылок.

Сделав жадный глоток, Лорас приблизился к слегка приоткрытым, дрожащим губам юноши, делясь с Ланселем божественным вином, проталкивая его в жаркий рот Ланнистера своим языком. Королевский виночерпий с тихим всхлипом делает надсадный глоток, цепляясь за плечи рыцаря.

Чтобы удержаться на ногах? Оттолкнуть?

Он то жмурится, то широко раскрывает свои зеленые глаза, пытаясь не поддаться томительному желанию. Розовая струйка стремительно стекает с краешка его губ и капает на парчовый камзол, оставляя несколько бледных пятен.

- Вот досада. Смотри, какой ты неловкий, - отрываясь от губ мальчишки, мягко сетует Лорас, прочерчивая подушечкой указательного пальца по розовой линии от уголка рта через подбородок к нежной шее. – Мы же не хотим, чтобы ты окончательно испачкал свой замечательный костюм. Представляешь, как разгневается Роберт? – голосом змея искусителя молвит Тирелл, начиная медленно расстегивать камзол Ланнистера, затем развязывать тесьму белоснежной сорочки, спуская ее с худых юношеских плеч.

- Сир, пожалуйста, - неуверенно просит Лансель, глядя как рыцарь медленно, по свойски, не скрывая восхищения, начинает его разглядывать, мимолетно прикасаясь к горлу, ключицам, поджарой груди, плоскому животу. Юноша вздрагивает, ему катастрофически не хватает воздуха, когда ловкие пальцы рыцаря начинают лихорадочно распускать шнуровку его гульфика.

- Ты великолепен, мой ангел, - шепчет Лорас, чуть отстраняясь и вновь наполняя вином свой кубок. Тирелл не торопится пить, а медленно льет на алебастровую шею юноши немного жидкости, и тут же быстро слизывает рубиновый ручеёк с его груди и маленького соска. – Просто, божественная красота, - очередной стон и вот уже правое плечо, спина и выпирающая косточка лопатки удостоены той же влажной пьянящей ласки.

Пролив остаток вина на поджарую грудь и живот парня, Тирелл медленно оседает вниз, покрывая рубиновый след, теряющийся в мягкой поросли волос юноши, легкими поцелуями-укусами.

- Сир, не нужно! - пытается сдержать его Лансель, чувствуя на себе требовательные губы и влажный язык рыцаря Цветов. – Пожалуйста, Лорас! - умоляет Ланнистер, чуть всхлипывая и до крови кусая губы, чтобы не закричать, отдаленно понимая, что спустя короткое время эта фраза приобретает для него совсем другой смысл.

Глубже. Жарче. Неистовей. Слишком страстно. Слишком божественно. Слишком…

Юноша едва держится на ногах и далекие звезды и неизведанные галактики все еще мерцают перед его глазами, когда рыцарь Цветов поднимается с колен, мягко припадает к искусанным губам, даря Ланселю прощальный поцелуй. Тирелл вальяжно шествует к выходу, а юный Ланнистер продолжает стоять посреди королевских покоев, со спущенной до колен одеждой. Потом он с трудом сглатывает, и начинает стыдливо натягивать все обратно.

«Скоро должно закончиться заседание Малого совета, и Роберт Баратеон затребует свое вино» - лихорадочно думает Лансель, хватая со стола графин и кубок.

Устремившись к главному залу, Ланнистер чуть не сталкивается с выходящим оттуда Ренли Баратеоном.

- Милорд, - молвит юноша, склонившись в легком поклоне.

- Привет, дружок, - добродушно бросает младший брат короля, стремительно скрываясь в одном из каменных альковов замка. - Я еле вырвался! Надеюсь, мой цветочек не скучал? – услышал юноша, взволнованный голос Ренли.

- Безумно, мой ангел! – страстно ответил Лорас Тирелл.

Вот значит как? Я для него всего лишь приятная замена, пока занят Ренли?

- Седьмое пекло, где мое вино?! – недовольно ворчит Роберт Баратеон, выходя из зала заседания следом за братом. – Где этот чертов Ланнистер?!

- Я здесь, милорд! – с дрожью в голосе произносит Лансель, подбегая к королю и протягивая ему полный кубок вина.

Склонившись как никогда низко, благородный юноша пытается проглотить горечь и душевную боль вместе с навернувшимися слезами, давая себе торжественное обещание когда-нибудь всем отомстить.

========== Мой любимый ангел ==========

Комментарий к Мой любимый ангел

По сериалу “Игра престолов”

Посвящаю эту работу **Мальвина_Л** С Днем Рождения, Елешенька!

Это был очередной ежегодный прием, устроенный семейством Баратеонов - Ланнистеров, на котором Лорас Тирелл откровенно говоря скучал. Те же разговоры о политике и финансах, фальшивые улыбки и хвастовство.

Тирелла так и подмывало оторвать от «занимательной» беседы с какой-то важной шишкой своего близкого друга Ренли и отправиться вместе с ним в более приватное место, например в клуб мужского стриптиза, с последующим продолжением банкета на съемной квартире Лораса с травкой, коксом и горячим сексом на десерт.

Все бы так и было, если бы скучающий взгляд мужчины не задержался на молодом незнакомце, беседовавшим с хозяйкой дома. И вот ноги Тирелла уже сами несут его к этой парочке, чтобы удовлетворить разыгравшееся любопытство и закравшееся в душу подозрение, что между этими двумя угадывается определенное родство.

– Серсея, дорогая, ты сегодня просто очаровательна! – дежурный комплимент в сторону женщины. – Но позволь спросить, кто этот юноша, и в каком уголке мира пряталась столь очевидная красота?

– Не смущай мальчика, Лорас. Он у нас сама добродетель. Этого милашку зовут Лансель Ланнистер. Он мой кузен и самый младший из сыновей дядюшки Кивана. В нашей семье столько наследников по мужской линии, что было решено отдать Ланса в духовную семинарию, – проворковала Серсея, беря Лораса под руку и увлекая за собой. – Из мальчика получится отличный священник, а в будущем он сможет дослужиться до епископа.

– А что говорит сам Лансель? Он хочет служить Богу?

Проследив весьма красноречивый и заинтересованный взгляд Тирелла адресованный парню, Серсея не сдержала ехидной улыбки.

– Жизнь и так полна соблазнов, милый. Так что не стоит побуждать мальчика сходить с пути истинного. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я?

Тирелл хотел бы понять, да только как объяснить самому себе и окружающим, что с того самого дня при виде юного Ланнистера сердце мужчины сладко замирает. Что он просто грезит о новой встрече, мимолетном взгляде, легком касании руки к оголенному участку кожи, отчего его душу пронзает смятение, а через все тело проходит легкий разряд тока.

Почему он долго крутится узлом, прежде чем заснуть, а его сны так красочны и реальны, что не хочется просыпаться? И периодический секс с Ренли Баратеоном стал вдруг безвкусным и ненасыщенным, не принося былого кайфа. Потому что с той самой встречи Лорас все время видит перед глазами абсолютно другого человека. Представляет рядом юношу с густыми волосами цвета пшеницы и бездонной синевой глаз, подернутых дымкой наслаждения. Как худое тело Ланселя льнет к его собственному, а мягкие губы выстанывают имя Тирелла, моля быть нежным. В этот миг в помыслах мужчины нет места грязи и пошлости.

Лорас пытался, правда пытался держаться от парня на расстоянии, но его попытка была равносильна затраченным усилиям покорения неприступной вершины. Когда до заветной мечты остается всего несколько шагов, их стоит преодолеть, а не похерив все развернуться и спуститься вниз.

Это глупое наваждение быть к Ланселю как можно ближе, стало лишать Лораса сна и аппетита, толкнув однажды на чудовищный поступок. Он поймал юного семинариста в одном из пустующих коридоров огромного особняка Баратеонов и, впечатав в стену, стал исступленно целовать.

Как нераспустившийся бутон мужчина сорвал сперва один невинный поцелуй, потом еще несколько, искушая, маня. Затем обрушил всю свою страсть на юного Ланнистера, до сладкой истомы сминая в своих объятиях.

И вот этот мальчик уже сам робко и несмело отдается его ласкам, моля мужчину о нежности. Лорас с упоением смакует его поджарое тело как изысканное вино не в силах насытиться.

– Может, жизнь священника вовсе не для тебя? – молвит Тирелл чуть позже, покрывая легкими поцелуями влажные вздрагивающие плечи.

– Знаешь, мне сейчас так хорошо, что я практически позабыл обо всем кроме нас.

Слушая юношу, Лорас ловит себя на мысли, что ему в этот миг ничего так не хочется, кроме как быть рядом с Ланселем, пробовать на вкус его припухшие губы, удерживая в колыбели своих рук.

***

Их первое совместное Рождество и зимние каникулы Ланселя Тирелл предложил провести в его съемной квартире подальше от фешенебельных районов и шумной суеты, почти тихо, по-домашнему.

Ожидая Лораса к ужину, юный Ланнистер поставил в духовку курицу и начал потихоньку нарезать овощи для салата. Услышав звук открывающегося замка, Ланс с радостным предвкушением бросился в прихожую.

– Так вот кто перешел мне дорожку? Наш святоша, малыш Лансель. Полагаю, у вас с Лорасом все на мази? Выпивка, кокс, секс? Он уже водил тебя на мужской стриптиз и склонял потом к всякого рода извращениям? Грех-то какой. А как же сан священника? – с ехидцей спрашивал Ренли, кладя связку ключей на журнальный столик, собираясь уходить. – Не обольщайся, дружок, ты для него всего лишь свежий кусок мяса.

Младшему Баратеону мало было просто удалиться, оставив в душе Ланнистера горький осадок и острую необходимость обо всем хорошенько подумать, так Лансель вдобавок ко всему стал невольным свидетелем жаркого прощального поцелуя между Лорасом и Ренли, случайно выглянув в окно.

Закусив губу от обиды и разочарования, юноша схватил с вешалки пальто и выбежал из квартиры, громко хлопнув дверью. В то время как Тирелл, с силой оттолкнув от себя присосавшегося к нему бывшего, бросился в парадное, в спешке вызывая лифт. Войдя в квартиру, мужчина почувствовал легкий аромат свежих овощей и запекавшейся курицы, но его любимого мальчика рядом не было.

***

– Так и знал, что найду тебя здесь, – тихо сказал Лорас, садясь рядом с Ланселем на скамью практически пустовавшей в это время местной церквушки. – Послушай, если ты ушел из-за этого гребаного мудака Ренли…

– Я приму сан священника, – тихо перебил его Лансель.

– И что дальше? – с легкой иронией спросил Тирелл, скрещивая руки на груди. – Облачишь свое тело в рясу? Позволишь обкорнать свою шевелюру, от которой я с ума схожу? – добавил мужчина, запуская пятерню в волосы Ланнистера.

– Не надо! – в раздражении выдавил Лансель, резко отклонившись. – Лучше я буду читать проповеди, чем…

– Не смеши меня, малыш, – перебил Лорас, – глядя на такого молоденького и симпатичного кюре, прихожане будут думать не об отпущении грехов, а как бы не взять на душу еще один, мечтая тебя соблазнить!

– Не забывай, где мы! – процедил юноша, окатив Лораса осуждающим взглядом.

– Ланс, одумайся! Бог и так окружен верой и любовью! Ему не нужна твоя страсть и нежность! Что ты получишь взамен от его немого, осуждающего взгляда, кроме смирения?!

– А что получу я, продолжая быть с тобой?! Выпивку, кокс и грязный секс?!

– Меньше бы ты слушал всяких идиотов! – раздраженно выдохнул Лорас. – Я изменился! С тобой я совсем другой! Если хочешь, я буду ходить с тобой на все эти чертовы службы! Только не ставь на нашем будущем крест! Не губи себя!

– Я хотел бы побыть наедине с Господом, - бесцветным тоном изрек Ланнистер, складывая руки в молитвенном жесте.

– Как скажешь, – обронил Тирелл, вставая со скамьи и медленно покидая божий храм.

***

В канун Рождества со всех сторон на голову Лораса посыпались многочисленные звонки с приглашениями провести вечер в веселой и дружной компании. Вежливо послав всех куда подальше, мужчина в раздражении уставился на стоявшую в углу смотанную ёлку, которую они вместе с Ланселем притащили на днях.

Отбросив острое желание вышвырнуть ее в окно, мужчина все же решился немного отвлечься, начиная разматывать душистую ель и вставлять ее ствол в металлическую треногу. Достав с антресоли коробку с новогодними игрушками, он стал ловко развешивать их на колючие, пахнущие хвоей ветви.

Зажав в пальцах серебряного ангела, Лорас потянулся было к верхушке, как вдруг неожиданно раздался звонок в дверь. Хрупкий ангел выпорхнул из его рук и стремительно полетел вниз, разбиваясь на мелкие осколки.

– Черт! Сейчас! – ругнулся Тирелл, переступая груду стекла и устремившись к входной двери, чтобы узнать, кого это принесло.

На пороге в костюме сказочного эльфа и в смешном зеленом колпаке мялся Лансель Ланнистер, проедая глазами пол.

– Знаешь, Лорас, я тут вспомнил, что ничего не купил тебе на Рождество. А увидев эту верхушку в виде ангела, не смог удержаться. – Каждое слово давалось юноше с большим трудом. – Я многого не прошу, но если ты хотя бы раз в месяц будешь ходить со мной на воскресную службу…

– Боже, Лансель! Мальчик мой любимый! Все, что ни попросишь! – выдохнул Тирелл, увлекая юношу вглубь квартиры и сминая поцелуем его подрагивающие губы. – Костюм эльфа смотрится на тебе куда лучше сутаны священника!

- С Рождеством, Лорас! – со счастливой улыбкой прошептал юноша, протягивая мужчине свой подарок.

- С Рождеством, мой любимый ангел!

========== Все, что у них есть ==========

Комментарий к Все, что у них есть

По “Marvel Comics” Наташа Романова (Чёрная вдова), Баки Барнс (Зимний Солдат)

Они не рождались убийцами. Они стали ими отнюдь не по собственному желанию, а по воле злого рока и чьей-то прихоти. Их заставили забыть прошлое и лишили будущего и все, что у них есть это обрывки шаткого и неопределенного настоящего, которыми практически невозможно отгородиться от реальности, словно ширмой.

Они послушные куклы-марионетки в чьих-то могущественных руках, лишенные любви и сострадания. На первый взгляд может показаться, что они холодны и бесчувственны, что давно про все забыли, и им все равно. Что секретным службам удалось выпотрошить им душу, все стереть и по новой запрограммировать их разум, превратив в грозное оружие.

И как бы глубоко эти двое ни старались запихнуть собственные скелеты в шкаф, те периодически не давали им спокойно заснуть, а что еще хуже - заставляли просыпаться с диким воплем на устах, в холодном поту и с адской болью в их искалеченных телах.

Романовой не было известно, кто он и откуда. Все, что ей положено было знать и усвоить это то, что его зовут Зимний Солдат, и он будет ее персональным тренером и учителем. А тому было глубоко плевать кто перед ним. Он без жалости и сожаления прессинговал ученицу на ринге, выбивал из нее дух, словно пыль из ковра, заставляя сглатывать кровь и давиться болью и горечью вперемешку с гордостью.

- Урок окончен, - холодно бросал он, покидая место спарринга, даже не потрудившись помочь девушке встать с жесткого мата.

Та же отчужденность и холодность наблюдалась между ними и впоследствии, когда Наташа научилась мужественно и стойко отвечать на все выпады своего учителя, оставаясь крепко стоять на ногах и криво улыбаться, наблюдая, как Зимний Солдат с долей недоумения слизывает алую каплю крови с разбитой губы.

Все же что-то в нем осталось. Какие-то эмоции легкой тенью скользнули по его лицу, прежде чем он отвернулся и уверенно покинул тренировочный зал. Что это? Удивление? Восхищение? Желание?

И тогда Романовой впервые захотелось испытать на себе силу иного рода. Узнать есть ли в палитре красок ее загадочного противника другие оттенки кроме черных и мрачных. Могут ли его глаза излучать тепло и страсть помимо холодного безразличия и животного желания убить. Насколько глубоко секретная служба запустила в него свои мерзкие щупальца, лишив человечности.

Зимний Солдат не помнит, откуда он и как его зовут. Он как машина, движения которой доведены до автоматизма и нацелены калечить и уничтожать. Но он пытается, правда пытается быть нежным, на ломаном русском повторяя:

– Прости, Наташенька.

– Тише. Тише, миленький, – шепчет Романова, когда ее солдат с истошным воплем и болью прошлого в глазах заполошно вскакивает с постели, все еще находясь в лапах жуткого и тревожного сна.

Все, что у них есть – небольшая съемная квартира недалеко от центра Москвы, где они могут побыть одни.

Все, что у них есть – краденые ночи призрачного счастья, когда можно скрыться за занавесью ресниц и стать на время женихом и невестой.

Все, что у них есть – бесценные моменты тишины, где слышны лишь их хриплые стоны и рваное дыхание, вместо дикого визга колес и свиста пуль.

Все, что у них есть – черная кошка Мурка, что гуляет сама по себе и делает, что ей вздумается.

У Романовой и Зимнего Солдата нет такой привилегии, они в большинстве случаев не принадлежат самим себе. Потому пытаются удержаться за это их хрупкое сегодня и сейчас.

Все, что у них есть – обрывки неопределенного настоящего, которые не склеить в целостную картину их светлого будущего.

========== Проснуться, спустя время ==========

Комментарий к Проснуться, спустя время

По сериалу “Близкие друзья” - 5

Писалось под **The Dandy Warhols – Sleep**

If I could sleep forever, I could forget about everything…

До рейса Питтсбург-Нью-Йорк остаются считанные часы, а они оба все еще в постели и фраза может, просто полежим в обнимку? произнесенная Брайаном Кинни, вызывает недоумение в глазах Джастина Тейлора.

Просто полежим в обнимку вовсе не в духе Кинни, но учитывая обстоятельства, сейчас этот вариант ему кажется вполне приемлемым. Хочется прирасти, прикипеть, переплестись телами, сжать до реберного хруста, боясь разомкнуть объятия, полагая, что в эту самую минуту Тейлору хочется того же - банальных обнимашек.

Как отпустить от себя Джастина, персональное солнышко на небосводе Брайана, что стал для него таким родным и желанным? Милого и ласкового мальчика, с которым он изменил многим своим привычкам и эмоционально повзрослел.

- И это говоришь мне ты? Перед самым отъездом? – слегка возмущается Джастин.

- А тебя это удивляет?

- Да, потому что я не хочу с тобой прощаться подобным образом! Словно ты - совсем не ты, а кто-то другой! Хочешь, я все пошлю к херам и не поеду в Нью-Йорк?! Останусь с тобой?!

- Не говори ерунды! Мне не нужна эта жертва! Я просто не знаю, как мне теперь быть…

- Просто будь сейчас самим собой! Будь Брайаном Кинни, который трахается как бог и мастерски отсасывает! Именно таким я и хочу тебя запомнить!

Это говорит смелый, терпеливый, все понимающий и все прощающий мальчик, который беззаветно любит его – Кинни. И Брайан сокрушает его страстью и диким огнем желания, накрывая своим горячим телом. Он вонзается в послушное и гибкое тело Джастина так глубоко и проникновенно, насколько это вообще возможно, пытаясь достать до сердца.

Мужчина с упоением наблюдает, как самозабвенно отдается ему Тейлор, выстанывая его имя. Как ноги парня крепко опоясывают его бедра, руки вжимаются во влажные плечи, а губы жадно пьют рваные стоны возрастающего удовольствия. И оно будет ярким, всепоглощающим и продолжительным настолько, насколько хватит их общих усилий, выдержки и ограниченного времени.

- Я вернусь! – хрипло произносит Джастин, распластанный под задыхающимся Брайаном. - Это ведь не навсегда! – выдыхает он между поцелуями, лаская руками лицо и тело любимого.

Кинни не говорит ему напутственных речей, не провожает Джастина до входных дверей и не едет с ним в аэропорт. Ему хочется надолго заснуть, а проснуться лишь спустя время, когда они смогут вновь воссоединиться.

Брайан и в самом деле дремлет на своей мятой постели хранящей терпкий аромат мужского секса, и ему кажется, что Тейлор все еще рядом. Нежный, податливый, послушный.

Обнаженное тело остро реагирует на это фантомное присутствие, желая разрядки, хотя самому Кинни кажется, что он отдал Джастину всего себя без остатка. Мужчина рефлекторно вжимается бедрами в матрас, прежде чем с глухим стоном пробудиться от столь реального сна и оглянуться по сторонам.

Его член предательски торчит колом, постель пуста и холодна, а его огромный лофт вдруг сжался до размеров спичечного коробка. Собственное одиночество столь осязаемо, что его можно потрогать рукой, а коснувшись ощутить легкий озноб и покалывание.

Брайан приподнимается, проводит рукой по лицу, пытаясь стряхнуть с себя это неприятное чувство и послать его нахуй. Затем тянется за сигаретой и зажигалкой, глубоко затягиваясь сизым дымом. Никотин кошкой дерет горло, вязкой пленкой обволакивает голодный желудок и заставляет слезиться глаза, вовсе не лишая боли от вынужденной разлуки и душевной тоски.

Кинни все еще не знает, как ему теперь быть, но он должен, просто обязан справиться со всем этим дерьмом.

Если бы можно было надолго заснуть, а проснуться лишь спустя время…

========== Можно и полюбовно ==========

Комментарий к Можно и полюбовно

По кинотрилогии “Хоббит” (Modern AU)

Писалось под **Robin Thicke feat. Juicy J – One Shot**

Алчность Трандуила Лихолесского досталась ему в наследство от предков вместе с высоким ростом и белоснежной гривой волос. Это не касалось акций, облигаций, золота и денежных средств, нажитых его семьей «непосильным трудом». Эта греховная страсть распространялась лишь на один единственный предмет вместе с фамильным преданием о редкостном бриллианте Аркенстоне, который издавна переходил из рук в руки и в результате был распилен.

Из излучавших необыкновенный свет камней, старинным семейством ювелиров Дубощитов было изготовлено колье редкостной красоты. Его то и мечтал заполучить, приобрести, украсть, отобрать в честном и не очень бою наследник рода Лихолесских. За это злополучное колье велись междоусобные распри и кровавые разборки уже давно. Оно то исчезало, то вновь являлось миру, украшая собой монарший наряд, стройную шейку какой-нибудь куртизанки или как экспонат на очередной ювелирной выставке или аукционе.

На все уговоры, просьбы и требования вернуть украшение исконному владельцу, то бишь семье Лихолесских, клан Дубощитов с сарказмом и надменной упёртостью отвечал «НЕТ».

Сколько раз Трандуил находясь в своей роскошной спальне и глядя на себя в зеркальное трюмо представлял, как он медленно распускает шлею на шелковом халате, поводит плечом и невесомая ткань лужей собирается у ног, а сам он пожирает глазами свое стройное обнаженное тело с россыпью сверкающих звезд на своей алебастровой шее. Как пальцы трепетно касаются камней, а губы непроизвольно шепчут:

- Моё. Моя собственность. Моя прелесть.

Но, как говорится: «Око видит, да зуб неймет». Были моменты, когда заветное ожерелье почти уже было в руках Трандуила если бы не одно «НО», вернее один наглый отпрыск тех самых ювелиров Дубощитов, утверждавших, что колье - именно их реликвия. Торину, этому грубому мужлану лишенному изящества и вкуса, мало было просто держать ожерелье под замком в своем семейном склепе. Зная об одержимости Трандуила этой вещицей, он, потехи ради, периодически тряс ею перед самым носом блондина, словно приманивал сахарной косточкой пса, предлагая всевозможные пари.

Торин мог запросто выставить ожерелье на аукцион и, дождавшись, когда присутствующий на нем Лихолесский предложит наивысшую цену, снимал свой лот с торгов.

- Какого черта, Дубощит? – с ленивой улыбкой спрашивал Трандуил, вертя в руке трость из ценного дерева, хотя у самого зубы готовы были вдавиться обратно в челюсть. – Тебе проще заплатить неустойку, чем, в конце концов, продать его мне?

- Поверь, лапушка, в очередной раз увидеть в твоих прелестных глазках досаду и разочарование дорогого стоит.

Их словесные пикировки, вооруженные стычки и публичные выяснения отношений, служили пикантной закуской для сплетен и пересудов в обществе.

Дошло до того, что Трандуил одной темной ночью прокрался в спальню Дубощита и, угрожая расправой и нехилым таким стволом, приставленным к его лицу, потребовал немедленно отдать ему колье.

- Бог ты мой, сколько страсти! – с сарказмом и долей восторга произнес Торин, потираясь щекой и губами о холодный металл, вызвав в его ночном визави рваный вздох. – У меня аж встал! Ну убьешь ты меня, красавчик, и дальше что? Неужто эта цацка так для тебя важна?

- Где оно? – вместо ответа спросил Трандуил, лихорадочно оглядываясь по сторонам. – Отдай мне его, и разойдемся полюбовно, - выдохнул блондин, вжав дуло пистолета в гортань Дубощиту.

- Можно и полюбовно, - добродушно заметил Торин, с трудом сглатывая. - Ладно, красавчик, не в твоих интересах тут шуметь. Хочешь эту побрякушку?

- Да, черт возьми! – возбужденно прошипел Трандуил.

- Так ты ее получишь, но только на определенных условиях, если исполнишь мои желания.

– Вновь эти ваши шуточки?! – возмутился Лихолесский. – Я тебе что, золотая рыбка?! Что еще за желания? – спросил он более уступчиво.

- Завтра узнаешь, - надменно произнес Дубощит, криво улыбаясь. – А теперь будь хорошим мальчиком, убери ствол и топай к себе, пока я нерадивых слуг не позвал.

На следующий день Торин Дубощит нанес ответный «визит вежливости» в дом Трандуила.

- Ладно, белобрысик, идем! - бросил он, не собираясь тут рассиживаться.

- Куда это? – спросил Трандуил, глотая свое очередное возмущение.

- Посмотрим, что ты вообще за фрукт. Текилу пьешь?

Похоже, первым желанием Торина было привести Лихолесского в один из местных кабаков и поиграть в игру «Кто кого перепьет». Дабы не ударить в грязь лицом, Трандуил, забыв о выдержанных винах, старался пить с Дубощитом наравне, удивленно наблюдая, как его партнер по барной стойке после третьей рюмки схватил его руку, облизнул тыльную сторону запястья и насыпал туда соли.

- Ты что делаешь? – осоловело спрашивает блондин, вяло пытаясь вырвать свою руку из мягкого захвата Дубощита.

- Кайфую, - ответил тот, опрокидывая в себя четвертую стопку текилы, слизывая соль с чужого запястья, засасывая следом кислый сок четверти лайма. – Сам попробуй, - улыбается Торин, предлагая Лихолесскому солонку и подставляя собственное запястье.

Ну не умел блондинчик пить подобные напитки да еще в таком количестве. Его белогривого то в смех, то в слезы, то до хмельной бузы развозить стало. И его собутыльник вдруг оказался не таким уж отталкивающим. И глаза, оказывается, у него красивые и борода к лицу.

А после того, как его пьянючего бережно подхватили за локоть, усадили обратно на табурет и ласково потрепали по холеной щеке, сказав «Трани, дружок, да ты совсем в зюзю, давай-ка я тебя домой отвезу» Лихолесский и вовсе растекся лужицей. А затем манящая темнота.

***

- Да-а, текила явно не твой напиток, - услышал Трандуил насмешливый голос над ухом, когда сумел продрать сонные глаза.

Лихолесский определенно находился в своей спальне на широкой кровати, без намека на одежду. Но какого хрена рядом с ним лежал абсолютно голый Дубощит?

- Какого лешего ты тут забыл?! – ворчливо прошипел Трандуил, вскакивая с кровати и шаря глазами, чем бы прикрыть наготу.

- Ты сам меня пригласил, Трани, не помнишь? – спросил Торин, вздернув бровь.

- А ты… То есть мы… - мямлил блондин, мило краснея, хватая в руки халат.

- Воспользовался ли я моментом? – уточнил Дубощит, криво усмехнувшись. – Нет, красавчик. Но если ты не против…

- Почему бы тебе не свалить? – запоздало спохватился Лихолесский, тряхнув своей белой гривой.

- А почему бы тебе не оставить в покое свой халатик, не примерить вот это, - в тон ему выдавил Торин, позвякивая звеньями того самого бриллиантового колье, зажатого между пальцами, - а потом не вернуться ко мне в постель?

- Ещё одно из твоих мерзких желаний? – пытаясь сохранить на лице остатки гордости, спросил Трандуил не в силах отвести завороженного взгляда от заветной вещицы.

- Почему сразу мерзких? - голосом змея искусителя молвил Дубощит, похлопав ладонью по постели рядом с собой. - Давай, иди к папочке.

***

Никогда еще Лихолесский не чувствовал себя таким удовлетворенным. В паху все еще было болезненно щекотно, а тело слегка покалывало от истомы. Трандуил сладко потянулся, а его ладонь лениво стала шарить по соседней подушке и… уже более лихорадочно по собственной шее и груди. Ни страстного любовника, ни вожделенного колье.

- Ведь было же. Потерял, должно быть, - испуганно забубнил блондин, начиная неистово переворачивать подушки и заглядывать под кровать, путаясь в собственных волосах.

Но все, что он нашел – небольшой картонный прямоугольник с ненавистным ему именем и номером телефона. Ну не ёб вашу мать, и к черту манеры!

- Трани, детка, ты уже проснулся! – щебетал Торин, услышав в трубке недовольное сопение. – Клянусь родовой честью, ты был великолепен! А твои шикарные бедра…

- Ублюдок чертов, где мое колье! – тоном обиженного ребенка вопрошал блондин.

- Рыба моя, неужели ты мог подумать, что все будет так просто, и что мой диапазон желаний столь примитивен и ограничен? – невинно возразил Дубощит, надеясь в скором будущем помочь этому, в общем-то, неплохому мужику избавиться от бриллиантовой лихорадки.

- Так ты снова меня обманул? - очередное недовольное сопение в трубку. – Как это омерзительно!

- Э-э нет, мой сладкий, пацан сказал – пацан сделал. Оно ведь было на тебе этой ночью и не исключено, что будет и в будущем. Так что, милый, советую набраться терпения и потуже затянуть поясок своего халатика. Да, еще вчера хотел спросить, ты когда-нибудь прыгал с парашютом?

- Иди ты знаешь куда!!!

========== Это не проблема ==========

Комментарий к Это не проблема

По сериалу “Ривердэйл”

Остатки вишневой колы поблёскивают на асфальте, а рассыпавшийся попкорн предательски хрустит под ногами, аккомпанируя рваным стонам. К черту фильм, достойную компанию и легкое чувство вины, за то, что оставил своих милых спутниц одних без обещанных сладостей и вкусняшек.

«Никаких отбросов общества!» - звучит в голове строгий голос отца.

Сердце Кевина Келлера трепещет, словно птица, попавшая в силки. Знакомый-незнакомец вдавливает его в заградительную сетку за кинобудкой, до сладкой боли терзая его губы. Проникает в рот, жалит своим языком, не отпускает, забирая из легких последний воздух.

«Никаких плохих парней, сегодня или когда либо!» - вторит зашкаливающему сердечному ритму шериф Келлер.

Руки парня в кожанке гуляют по всему телу Кевина, затем пальцы сжимают лацканы его коричневой куртки, не давая уклониться от жесткого поцелуя. Байкер согнутой в колене ногой сдерживает стильно одетого Келлера на месте, а тот и не собирается убегать. Он непроизвольно выгибается в пояснице, слегка обтираясь о колено незнакомца своим пахом.

«Я смирился с тем, что ты гей, но будь добр найди себе достойного партнера!» - продолжает стучать в голове Кевина.

А у самого аж в глазах темнеет от недостатка кислорода, ноги подкашиваются от избытка накативших чувств и эмоций. Так тесно. Так горячо. Так мучительно сладко.

«Почему с этим парнем все так стремительно вышло из-под контроля?» - задается вопросом Келлер. Даже с Моссом Мейсоном он не испытывал ничего подобного. С его школьным приятелем все было расписано по пунктам и шло своим чередом, несмотря на то, что Мосс был натуралом но, как некоторые юноши и девушки хотел попробовать новизны.

А теперь, вы только посмотрите на сына шерифа! Стоит тут вжатый в сетчатый забор, как сучка стонет в губы, упиваясь поцелуем, и готов отдаться этому незнакомому парню прямо здесь за киношной будкой. А ведь Кевин даже имени его не знает. Впрочем, парень, который так его проникновенно целует и намекает на большее тоже с ним не очень-то знаком.

Как и большинству девочек, с которыми Келлер предпочитал тусоваться, ему хотелось ярких впечатлений, страстных поцелуев и объятий с достойным парнем. И как же теперь быть, скажите на милость, если его тянет к плохим мальчикам? К отбросам общества, к байкерам разъезжающим на мотоциклах и будоражащим своим недостойным поведением весь Ривердэйл.

Нужно разорвать поцелуй, иначе он задохнется. Если сейчас не отстраниться и не уйти Кевин лихорадочно потянется к ремню и ширинке незнакомца, помогая сперва ему, а потом и себе справиться с молнией брюк. Если они в ближайшее время не разбегутся, все зайдет слишком далеко и их кто-нибудь увидит.

Келлер на минутку представил, какие пойдут сплетни. Сынок шерифа спутался с одним из банды «Южные змеи». Мальчик совсем скатился по наклонной плоскости и скоро облачится в черную кожу, тело изуродует татуировками и пирсингом, начнет пить, курить, грязно материться и трахаться без презерватива.

- Все, все, хватит! Мне правда нужно идти! – выдыхает Кевин, жадно заглатывая кислород.

Незнакомец вновь припадает к губам Келлера, но уже более нежно, сожалея, что они сейчас не в подходящем месте.

- Меня зовут Хоакин, - говорит парень, не скрывая от Кевина своего вожделенного взгляда.

«Не встречаться с плохими мальчиками?! Чёрта с два!»

- Дай мне свой телефон, - быстро кидает Келлер, забивая свой номер, имя и фамилию в контакт Хоакина.

- Келлер? Ты сын шерифа Келлера? – удивленно спрашивает парень в коже. – Ничего, что я из банды «Южные змеи»? – добавляет Хоакин, обнажая запястье со специфической татуировкой.

- Это не проблема, змеёк, пока никто не знает, - поспешно отвечает Кевин, припадая к губам Хоакина в прощальном поцелуе, - а даже если и так, то я уже взрослый мальчик, чтобы принять от судьбы этот вызов.

========== Это не твоя война ==========

Комментарий к Это не твоя война

По сериалу Волчонок

Писалось под: **Urge Overkill–Girl, You’ll Be A Woman Soon**

Girl, You’ll Be a Woman Soon

– Не уходи, Питер! Это не твоя война!

И когда это она стала такой взрослой? Зеленоглазый ангел с рыжими кудрями, которого он катал на плечах и покупал мороженое. Даже будучи ребенком, ее глаза смотрели на Питера взрослым и серьезным взглядом с едва уловимой ноткой печали. А сейчас в них стояли непролитые слезы, и Хейлу трудно было смотреть юной Мартин в лицо, так как то, что он чувствовал к девочке-подростку, незаметно переросло в желание мужчины обладать женщиной. Но, как ему казалось, он слишком для нее взрослый и вовсе не герой ее романа.

– Я не могу, Лидия, это мой долг.

Друг семьи, часто бывавший в их доме. Одиночка по жизни, выбравший военную службу. Ему претила размеренная жизнь, он был слегка авантюристом, человеком своей эпохи и свободных нравов. Хейл понравился ей с самой первой их встречи. Лидии нравились его улыбка и смех, стиль в одежде, манера речи, обходительность и даже то, с каким удовольствием он выкуривал косяк марихуаны, сидя на подоконнике открытого окна. Мартин нравился именно он. Этот зрелый, умудренный жизненным опытом взрослый мужчина, а не ее сверстники.

Лидия сглатывает слезы и отводит взгляд, в то время как ее тонкие пальцы начинают лихорадочно расстегивать пуговки на коротком платьице, являя взору Питера тонкую шею, ключицы и холмики сливочной груди.

– Не надо, девочка, – прерывисто шепчет Питер, перехватывая ее ладонь, не давая Лидии обнажиться еще больше.

– Почему, Питер? – выдыхает Мартин, ощущая влажную соль на губах. – Я хочу этого. Я люблю тебя.

– Не говори так. Ты только начала жить. И потом, я знаю, что мне скажут твои родители: «Она не для тебя. Она слишком для тебя молода».

– Мне все равно. Главное, что скажешь ты. Главное, что ты чувствуешь, – сбивчиво говорит Мартин, отрывая свою ладонь от груди, пытаясь привлечь к себе Хейла, чтобы поцеловать.

– Не спеши становиться взрослой, Лидия, – говорит он, мягко отстраняясь. Его сильные пальцы невесомо касаются лифа платья, но лишь для того чтобы помочь застегнуть его. – Оставайся такой же чистой и юной, хотя бы еще немного. Я вернусь, Лидия, слышишь?! – чуть громче молвит он, разглядев в ее печальном взгляде подростковую обиду и разочарование. – Буду звонить и писать тебе так часто как только смогу! Ты только дождись меня, девочка!

Хейл бережно берет лицо Лидии в чашу своих ладоней, стирая подушечками пальцев влажные следы девичьих слез. Пристально смотрит в зеленые глаза, затем делает жадный вдох, стараясь запомнить неповторимый аромат ее кожи и волос. Их лица почти соприкасаются, и Питер шепчет рваное «только дождись» в губы Мартин, прежде чем запечатлеть на них прощальный поцелуй.

***

20 октября 1967 года. Контьен. Южный Вьетнам.

«…Ты была права, это не моя война. У меня теперь есть цель, ради которой стоит жить. Я был слеп и не понимал этого раньше, пока не оказался вдали от тебя. Рыжие лучи заката и пламя напалма все время напоминают мне о твоих густых волосах, которые хочется целовать и ворошить носом. В насыщенной растительности зеленых джунглей я вижу твои глаза, слышу смех в торопливом журчании ручья. Я молю небеса уберечь меня от смерти, что может надолго нас разлучить. У меня пока нет возможности услышать твой голос и сказать, как сильно я тебя люблю, но знай, моя драгоценная девочка, мой рыжий ангел, я обязательно к тебе вернусь!

P.S. Ты уже слышала песню Нила Даймонда «Девочка, скоро ты станешь женщиной»? Обязательно послушай. Ее слова как нельзя лучше расскажут тебе о том, что я чувствую и чего хочу. Теперь ты тоже будешь знать об этом. Люблю тебя! Твой Питер Хейл».

========== Цвета и оттенки ==========

Комментарий к Цвета и оттенки

По сериалу “Ганнибал”

— Ты умеешь рисовать, Уилл?

— Не так безупречно как ты, Лектер.

— Закрой глаза и представь, что ты сидишь за мольбертом. Чтобы ты хотел нарисовать, Уилл? Какие бы выбрал цвета? Попробуй нарисовать меня или то, что я чувствую, о чем думаю и чего хочу. Ты же профессионал в этом деле.

— Твоя истинная подлинность, Ганнибал, тщательно скрыта за большим количеством качественных подделок. Боюсь, я израсходую всю бумагу, так и не добравшись до тебя настоящего.

— Никаких масок, Уилл. Сейчас я открыт перед тобой, словно книга.

— Я пытаюсь в нее вчитаться, но шрифт будто закодирован, и, чтобы понять ее смысл, нужен особый шифр. Ты просишь меня нарисовать то, что я вижу? Но ты даже не дал мне красок.

— Поищи чёрную в моей душе. Возьми алую из разбитого, кровоточащего сердца. Зелёную забери у тоски. Укради немного серой у одиночества. Черпни бордовой из бокала с вином, терпкий вкус которого все еще хранят твои губы. Лиловый и темно-розовый позаимствуй у моей сентиментальности.

— А как мне быть с оттенками твоих специфических предпочтений? Психических наклонностей? Хладнокровия и жестокости, Лектер? Нет. Не могу. От этой чудовищной палитры до тошноты рябит в глазах и затягивает в омут сумасшествия.Твои краски слишком густые, насыщенные и плохо ложатся на холст.

— Тогда, добавь в них каплю моего сожаления и пару скупых мужских слёз.

========== Охота и рыбалка ==========

Комментарий к Охота и рыбалка

По сериалу “Ганнибал”

Их разделяет толстая решетка и каменные стены психиатрической больницы. Здесь все пропитано сгустившимся сумасшествием, возможно собственным или только его отголосками, смешанными с другими душевными страданиями: врожденными, придуманными, либо кем-то навязанными нарушениями человеческой психики.

Один – практикующий психиатр доктор Ганнибал Лектер, другой – агент ФБР, аналитик с уникальным складом мышления Уильям Грэм. Один - охотник, матерый хищник, другой - заядлый рыбак.

- Здравствуй, Уилл, - хрипло произносит Ганнибал, глядя своему бывшему пациенту в глаза.

Молчаливый взгляд Грэма похож сейчас на взгляд пса, которого незаслуженно посадили в клетку. А ведь он был послушным мальчиком и так доверял своему хозяину.

- Здравствуйте, доктор Лектер, - холодно цедит Уилл, и Ганнибал весьма ощутимо чувствует, как злость и осуждение, сквозящие во взгляде Грэма, пытаются дотянуться до его горла своими ледяными клешнями.

Лектер вспоминает момент их знакомства. Визиты Грэма, как коллеги, пациента, а затем и друга. Ему интересен Уилл, его образ мышления, склад ума. Как кажется Ганнибалу, их многое роднит и притягивает друг к другу. Две половинки безликого одиночества, живущие в своем мире.

Ганнибал, как одинокий волк хочет Грэма в свою стаю в качестве единственного фаворита. Он долго к нему присматривается, глубоко вдыхает запах его тела, считывает эмоции, желая взять его с собой на охоту и разделить с ним добычу. Его избранник должен сам выбрать жертву, настичь ее, разодрать, насладившись кровью, сочным мясом и страхом. Но для Уилла убийство – это тяжкий грех и самая крайняя мера, чтобы сохранить жизнь себе и окружающим.

- Почему, Уилл?! – хочется крикнуть Лектеру на одном из их сеансов терапии. – Почему ты не разделяешь моих взглядов?! Почему не чувствуешь того, что чувствую я?! Мы ведь во многом похожи!

Нежелание Грэма следовать за Ганнибалом, как за возомнившим себя вожаком, приводит Лектера в бешенство. Ему хочется вскочить с кресла, прижать тело Уилла к какой-нибудь поверхности, например к лестнице в его кабинете, вдавить позвонками в ступеньки и грубо овладеть им, разорвав на куски в миг оргазменной агонии.

Вместо этого профессиональная выдержка, спокойствие и очередной интересующий его вопрос:

- Уилл, почему ты предпочитаешь рыбалку охоте?

- Потому что у рыбы, если конечно она не глупа, есть выбор. Несмотря на ее зверский голод и аппетитную наживку, право быть пойманной остается за ней. С охотой все обстоит куда прозаичнее. За тебя уже давно все решили. Ты под прицелом, словно невинный агнец на заклании не ожидающий угрозы притаившегося хищника. Но даже он позволяет своей жертве попытаться убежать и побороться со смертью. Меткий выстрел охотника лишает и этого.

Лектеру интересно. Он почти готов на время сбросить личину охотника и стать крупной хищной акулой, попавшейся на приманку. Он заглотнет наживку Уилла и посмотрит, что же будет дальше. Хотя ему, как всякой рыбе, захочется потрепыхаться, потом утащить Грэма на дно и, опьянев от превосходства и пролитой крови, съесть рыбака со всеми его потрохами.

- Вы пожалеете о том, что сделали со мной, доктор Лектер, - подражая выдержке и спокойствию Ганнибала, тихо заметил Уилл.

Возможно, он уже жалеет обо всем, что случилось и о том, что только произойдет. Хищник вновь выйдет на охоту, пока его потенциальная добыча находится здесь в относительной безопасности. Это в ее же интересах. Лектер будет продолжать убивать, чтобы Грэм остался цел.

========== Ревность ==========

Комментарий к Ревность

Дэдпул и Спайдермен

— Вашу мамашу, а это еще кто?!

— Уэйд, охренел совсем! Убери ствол!

— Нет, я не понял, кексик, ты что, изменяешь мне с этим вот ушастым, или в твоей сладкой попке детство заиграло?

— Это Тедди…

— О, ну давай, познакомь нас, малыш Спайди! Знакомься, Теодор, это мой бывший бойфренд папочка Уэйд Уилсон!

— Господи, это всего лишь мягкая игрушка, медвежонок, с которым я спал в детстве!

— А сейчас решил помастурбировать по прошлому?

— Ты хотел сказать поностальгировать?

— Один хер! Так что этот шерстяной тут делает?

— Я просто не мог заснуть. И потом, мне все еще трудно привыкнуть к тому, что рядом со мной иногда дрыхнет взрослый мужик, который всю ночь ворочается, как слон в посудной лавке, чуть не сталкивая меня на пол, тянет на себя все одеяло и храпит как паровоз!

— Я не храплю, сладенький. Это я так мурлыкаю во сне от удовольствия, когда вижу эротический сон с твоим участием.

— А еще не даешь мне спать, треплешься без умолку, лапаешь всего, намереваясь в меня что-то всунуть. А Тедди — он не такой. Он просто лежит и молчит.

— Ладно, пухлый(обращаясь к медведю), живи пока. Только попробуй дернуть своим плюшевым членом в сторону того, что принадлежит исключительно мне, я в тебе столько дырок наделаю, ни один кружок “Очумелые ручки” не заштопает!

========== Причины ненавидеть и любить ==========

Комментарий к Причины ненавидеть и любить

по 23 и 24 серии фильмов о Джеймсе Бонде

007: Координаты «Скайфолл»; 007: Спектр

Причин ненавидеть Джеймса Бонда у нового квартирмейстера (Quartermaster) МИ6 выше крыши. Агент 007 самоуверен, взрывоопасен, в меру беспечен и периодически нарушает субординацию. Его мотивы и действия очень часто идут вразрез с четко составленными инструкциями и планами руководства.

Q(Кью) ненавидит 007, когда тот в ходе очередной операции по сто раз за сутки рискует своей жизнью. Когда гробит и практически уничтожает все устройства и средства передвижения, специально разработанные техническим отделом, подставляя тем самым задницу Q под огненный шквал недовольства главы британской секретной службы. Это же не с Бонда будут спрашивать, что произошло с автомобилем Aston Martin нафаршированным под завязку всякими шпионскими прибамбасами и стоившим не один миллион фунтов стерлингов.

На все просьбы Q быть осторожным, не лезть на рожон, а главное постараться вернуть казенное имущество в целости и по возможности в сохранности Бонд отвечает кривой дежурной улыбкой и молчаливой констатацией факта: «Q, ты же меня знаешь».

Да, молодой глава технического отдела с некоторых пор знает 007 слишком хорошо. У многих сотрудников так бывает, когда совместная работа переходит в дружбу, а затем в нечто большее. Никто из них особо не задумывался, почему это произошло, сперва в одном из номеров отеля, а затем в квартире Q. Особенно в ней Бонд привык чувствовать себя как дома. В небольшой ипотечной квартире своего координатора, на содержании которого еще и два вечно голодных кота.

Нет ничего приятнее, чем прийти туда, лечь на удобный диван, положив голову на колени своему близкому другу. 007 готов урчать и мурлыкать от удовольствия, когда Q мягко гладит его по коротким волосам с проседью.

В те редкие часы, когда им с Джеймсом удается побыть наедине, ненависть к нему уже не проявляется столь ярко, а лишь ее отголоски просятся на волю, желая быть услышанными.

— Ненавижу, — тихо стонет Q, отдаваясь умелым ласкам 007, хотя глаза его безмолвно твердят совсем о другом, возможно о безнадежной любви.

Он ненавидит себя в первую очередь за то, что не в силах устоять перед этим соблазнительным мужчиной и непревзойдённым любовником. Что, как и большинство пассий Бонда, находит его привлекательным и желанным. Ненавидит за то, что ревнует Джеймса ко всем женщинам, что у него уже были и к тем, что еще будут в дальнейшем.

— Глупый! Какой же ты глупый, Q! — страстно шепчет 007, заласкивая губами и языком особо чувствительное местечко где-то под горлом парня.

И эта фраза вовсе не относится к уровню его интеллекта. Причин ненавидеть этого тощего, на вид нескладного молодого человека в нелепых очках у Бонда нет, и вряд ли появится. Q – компьютерный гений, его глаза и уши, временная дымовая завеса от строго контроля начальства и личный, правда, виртуальный ангел-хранитель.

С той самой минуты, как они стали близки, в личной жизни 007 все круто изменилось, а в его твердом убеждении, что он стопроцентный натурал образовалась глубокая трещина.

Бонд и представить себе не мог, что ему так понравится быть вместе с Q. Обнимать его стройное тело, оставлять на нем хаотичный зигзаг из поцелуев и влажных ласк, ловить губами стон и крик наслаждения, наблюдать и чувствовать, как он страстно кончает.

Мужской оргазм — это зрелищное действие, лишенное всякого притворства, наигранности и фальши. Оно поистине прекрасно и правдиво. Не то чтобы Джеймс был не уверен в своем многолетнем опыте с женщинами…

Но теперь все они для него лишь средство для достижения цели, его очередная миссия не более того. А Q – его настоящая, зрелая любовь. Его долгожданное пристанище после изнуренного пути длиной в жизнь. Его последняя осень.

Когда-нибудь он откроет парню свое сердце, если Q со своим аналитическим складом ума не догадается об этом сам. Ну а пока их двоих ждет много работы.

Опасные преступники, кровожадные террористы, политические заговоры.

— По поводу следующей мисси, Q , — лениво ронят Бонд, все еще лежа в постели, — работаем по прежней схеме. Я бегаю, стреляю, иногда пропадаю с экранов радаров, а ты прикрываешь мой зад в центре, — добавляет Джеймс, подмигнув.

— 007, если бы ты только знал как я тебя… — хочет сказать Q, начиная лихорадочно одеваться.

— Спасибо, малыш! Я тоже тебя люблю!

========== Простите, увлекся ==========

Комментарий к Простите, увлекся

По сериалу “Ганнибал”

— Я сижу напротив пациента в своей расслабленной позе, закинув ногу на ногу. Наблюдаю, как он медленно поднимается и чувственно вихляющей походкой начинает движение в мою сторону. В его взгляде плещется неприкрытое желание, а хищные движения полны страсти. Но вот его нога коснулась мыса моего ботинка, он стоит совсем близко и безмолвно просит разрешения быть чуточку смелее. Я медленно киваю в знак согласия, в то время как мой пациент усаживается мне на колени и начинает двигать бедрами, как опытная стриптизерша, потираясь своей плотью о мою. Наши губы совсем близко, дыхание смешалось, а кровь начинает стремительный бег по венам и артериям, заставляя сердца плясать тарантеллу. Таков мой первоначальный замысел. (…) Доктор Лектер, что я делаю у вас на коленях? Почему вы меня целуете и зачем ваши ладони оглаживают мой зад, почти сняв с меня брюки?

— Простите, Уилл, я несколько увлекся в своих фантазиях. Или они были вашими?

— Похоже, мне стоит поменять психолога.

— А мне пациента. И как можно скорее, пока вы c блаженной улыбкой на лице не стали резать себя ножом и вилкой и скармливать мне по ломтику под бокал изумительного Chianti.

========== Скажи, не молчи ==========

Комментарий к Скажи, не молчи

По серии фильмов о Гарри Поттере

Северус Снейп\Лили Эванс

Писалось под ** Серебро–Скажи Не Молчи **

Как же долго его душа была птицей запертой в клетке собственного тела, стремившейся вернуться на то место у реки под огромным раскидистым деревом, где Северус Снейп был по-настоящему счастлив, впервые увидев Лили Эванс. Туда, где он оставил основательную часть своего сердца, тогда как жалкие остатки этого органа всю его одинокую жизнь еле справлялись с поставленной анатомической задачей.

Скажи, не молчи…

Вернуться на эту поляну, вновь лежать в мягкой траве рядом с рыжеволосой девочкой, держа ее за руку, было для Северуса верхом блаженства подаренного небесами. Просто лежать и смотреть, как над их головами проплывают облака, превращаясь в фантастических животных, наблюдать за вальсом опадающих листьев, подобно мотылькам и стрекозам, кружащим в воздушной взвеси. Желание вновь оказаться там терзало душу Снейпа все семнадцать лет, которые он не жил, а всего лишь существовал в этом мире без Лили.

Скажи, не молчи…

Физическая боль уходит вместе с последним сокращением сердца, а последний вздох дает птице-душе долгожданную возможность широко расправить крылья и устремиться к тому заветному месту, что принадлежало лишь им двоим. Здесь было все, как и прежде: огромное цветущее дерево, зеленая трава, журчание реки, шелест опадающих листьев и рыжеволосая девочка такая хрупкая и желанная, держащая его за руку. Только цвета, запахи и ощущения были совсем теперь другими: более яркими, выразительными, насыщенными.

Скажи, не молчи…

– Я так боялся больше тебя не увидеть! – со счастливой улыбкой выдохнул юный Снейп, покосившись на лежавшую рядом Эванс. – Но ты здесь, со мной в том же цветастом платье, что было на тебе в день нашего знакомства!

– Почему, Северус? – тихо спрашивает Лили. – Почему мы отдалились друг от друга? Если ты что-то ко мне испытывал, почему не сказал об этом? Даже когда у тебя была такая возможность, там, в Годриковой Впадине, когда ты держал меня на руках и продолжал безмолвно оплакивать свою любовь.

– Я не знаю.

– Боялся выглядеть глупым и непонятым? Не желал быть отвергнутым и высмеянным? Думал, что уже поздно?

– Возможно.

– Я бы поняла. Не стала отвергать и никому бы не позволила над тобой смеяться. Но ты всю жизнь предпочитал молчать и даже сейчас мне приходится каждое слово тянуть из тебя клещами.

– Мой взгляд и улыбка говорили лучше всяких слов. Неужели ты этого не замечала?

– Теперь я это понимаю, но тогда я не умела читать чужие мысли и не обладала в совершенстве заклинанием «Легилименс», чтобы покопаться у тебя в голове. А даже если бы могла, не стала бы. Ты был для меня книгой за семью печатями, которые не взломать ни «Бомбардой», ни «Алохоморой». А ведь тебе просто нужно было набраться смелости, подойти ко мне и рассказать о своих чувствах.

Скажи, не молчи…

– А какой теперь в этом смысл? Ты ведь выбрала Джеймса Поттера. Вы любили друг друга. У вас родился замечательный сын.

– В одном из вариантов развития событий так и произошло, Северус, потому что ты промолчал. Какая-то часть меня всегда стремилась к тебе, ведь у нас было много общего и даже сейчас существует достаточно возможностей перевернуть страницу и на чистом листе проложить новый маршрут, но уже для нас двоих, начиная с этого волшебного места. Только не молчи! Ты слишком долго сдерживал свою любовь! Отпусти ее на волю и позволь подобно нашему Патронусу свободно умчать в бесконечность! Скажи, что любишь меня, пока события вновь не начали развиваться по тому варианту, где тебя нет рядом со мной! Где нет нас!

Скажи, не молчи…

– Я люблю тебя, Лили Эванс! Всегда!

========== У края пропасти ==========

Комментарий к У края пропасти

По сериалу “Ганнибал”

Писалось под **Siouxsie Sioux and Brian Reitzell – Love Crime**

– Как здесь красиво, – выдыхает Уилл, чувствуя, как вместе с уже сочащейся, а не бьющей фонтаном кровью, его покидает жизнь.

Эта же мысль пришла в голову Грэму чуть раньше, когда он стоял у широкого окна коттеджа выстроенного почти над самым обрывом, вглядываясь в вечернее грозовое небо, сливающееся с океаном по линии горизонта.

Похоже, Ганнибал Лектер разделял ту же точку зрения, ведь Уиллу здесь нравилось. А еще это отличное место, чтобы заманить добычу для своей последней трапезы. По такому случаю не грех было открыть бутылку изысканного вина и выпить немного в качестве аперитива.

Принимая из рук Лектера бокал и делая глоток, Уилл находит вино как всегда изумительным. Оно одинаково может послужить поводом быть выпитым за долгожданную победу над врагом и еще при жизни помянуть самого себя, как и бóльшую часть несбывшихся надежд и стремлений. У Грэма не было особого выбора, чем стать добровольной жертвой, агнцем на заклании и оказаться в пасти одного хищника, чтобы таким образом заманить в ловушку другого не менее опасного и кровожадного.

Тихий выстрел и звон бьющегося стекла звучит для обоих колокольным набатом, побуждая сердца мужчин пропустить удар. Уилл продолжает наблюдать, как один из его врагов получив пулю, оседает на пол, а второй с тихим рыком входит в проем разбитого окна, направив на Грэма пистолет.

– Не беги. Догоню, –цедит убийца.

Уилл и не думает. Сейчас все его внимание занимает сидящий на полу Ганнибал, что рвано дышит, зажимая рану в боку и, возможно, аккумулируя силы для последнего прыжка.

– Таков был замысел? Ты этого хотел, Уилл? Увидеть мое изменение? Мою предсмертную агонию? – говорит безмолвный взгляд Лектера. – Несмотря на мою симпатию к тебе?

Грэм сам с точностью не скажет, что сейчас чувствует. Он делает очередной глоток вина, чтобы заглушить… Что? Победную улыбку и долгожданную радость от торжества справедливости? Неуместный, истерический хохот? Рвущие душу рыдания? Вот оно то самое чувство, когда буквально разрываешься между желанием помочь человеку выжить и быстро добить его, чтобы не мучился.

Но Грэму все же стоило помнить, что между охотником и жертвой существует весьма тонкая грань и его шансы слишком малы, чтобы попытаться за секунду из приманки превратиться в матерого хищника, выбрав правильный путь. Ему не справиться хотя бы с одним из них без помощи другого.

Вошедшая в тело сталь, заставляет сердце быстро сокращаться, вплескивая в кровь мощную порцию адреналина. Резкая боль отрезвляет мысли и заставляет наконец-то выбрать нужное направление, стать на сторону одного из врагов, помочь тому одолеть соперника, разделив потом долгожданный триумф победы. Пришло время уничтожить Великого Красного Дракона, убив что-то или кого-то в себе самом.

Спустя мгновения враг повержен и глядя на свои руки в свете яркой луны, Уилл наконец-то понимает, чего хотел Ганнибал. Для него. Для них двоих. Кровь так же черна, как душа дьявола, который все время был рядом с ним.

У Грэма есть еще шанс дотянуться до мобильного телефона и вызвать помощь, чтобы выжить. Чтобы дать Лектеру уйти, с йотой наивности полагая, что с его очередным бегством сам он обретет покой и долгожданную свободу. Но он так же понимает, что это ничего не изменит. Он не может быть с Ганнибалом, но и без него вся дальнейшая жизнь Уилла и сам он больше не будут принадлежать лишь ему одному. Потому он простирает к нему руки, словно страждущий к небесам, тщетно моля вернуть ему самого себя.

Их измученные и уставшие от жизни тела танцуют последнее танго у края пропасти, не решаясь и одновременно оставляя друг другу право выбора.

– Смелее, Уилл. Пусть все будет по-твоему, – тихо шепчет Лектер, и, похоже, это Грэму придется взять на себя ответственность и стать катализатором, который толкнет их обоих к неизбежности этого щекотливого момента.

«Обрыв все ближе», – проносится в головах обоих, прежде чем сделать решительный шаг.

И, наверное, уже не важно смогли ли они измениться, пройти обращение или остались прежними.

========== Уголки памяти ==========

Комментарий к Уголки памяти

**Посвящаю своим детям. С Днем рождения, любимые!**

По фильму “Люди Икс: Первый класс” http://savepic.ru/13418256.gif

Эрику Леншерру казалось, что в его израненной душе окутанной тьмой, под тонной боли, злости и жажды мщения, не осталось ничего доброго, светлого и тёплого, дающего надежду на нормальную полноценную жизнь.

Так думал и Чарльз Ксавье, предложив однажды Эрику сдвинуть с места огромную спутниковую тарелку из металла, находящуюся на удаленном расстоянии от места их расположения.

- Знаешь, по-моему, твоя концентрация находится между яростью и умиротворением, - замечает Ксавье, после неудавшейся попытки Леншерра.

- Умиротворением?! Чарльз, ты, верно, шутишь?! – взбешенно бросает Эрик. – Я похож на человека, вернее мутанта, который выглядит спокойным и удовлетворенным жизнью?!

- Я знаю, через что тебе пришлось пройти. Позволь мне еще раз взглянуть, – просит Чарльз, желая как можно глубже проникнуть в голову друга и собственным мозгом прочувствовать состояние Эрика, мысленно посылая персональные нейроны, словно хорошо надрессированных собак, обшарить каждый уголок памяти Леншерра и докопаться до сути. Каким бы болезненным, полным горечи и тьмы не был этот путь, Ксавье с готовностью разделит его с Эриком, пытаясь помочь.

Шагая рядом в кромешной темноте, почти на ощупь, оба начинают различать мягкий проблеск в конце туннеля. Приближаясь и с долей неверия начиная узнавать знакомый силуэт и картинку из своего прошлого, Леншерр ощущает легкий сердечный трепет, в то время как сердце Чарльза вторит ему, чувствуя те же эмоции.

- Мама, - беззвучно шепчут губы.

Мерцание свечей в зажженной наполовину меноре*, даёт долгожданный свет. Их окутывает теплом от ласковой улыбки матери Эрика и ее невесомого касания к щеке. Руки женщины пахнут ванилью и корицей, и оба отчетливо слышат аромат свежеиспеченного штруделя, ощущая сладкую смесь изюма и орехов во рту. Это запах и вкус детских воспоминаний Леншерра, когда еще не было войны, когда он беззаботно жил в Польше вместе с мамой, не зная о своих нечеловеческих способностях.

Чарльз по-белому завидует Эрику, что у него такая чуткая и заботливая мама. Его собственная, возможно, слишком любила себя и мало уделяла времени сыну, предоставив заботу о нем слугам и гувернанткам. Ксавье хотелось, чтобы и у него была такая же любящая мама Эдита, но, как говорится, родителей не выбирают. Хотя, он где-то слышал, что именно так и происходит. Одни дети предпочитают родиться среди роскоши и богатства, а другие там, где царит любовь и забота. Почему эти человеческие ценности не могут мирно сосуществовать вместе? Видимо, материальное и духовное крайне редко сочетается.

Одинокая, горькая слеза не спрашивая разрешения, собирается у кромки глаза и стремительно скатывается по щеке, оставляя влажную дорожку.

- Wszystko dobrze, kochanie. Mama z ciebie,**- молвит женщина, вновь нежно касаясь лица юного Эрика, прежде чем бесследно раствориться перед мысленным взором двух взрослых мужчин. Она всегда так говорила, вызывая у одного из них ответную улыбку и душевный покой. И Леншерру впервые с того момента как ее у него зверски отняли, стало гораздо легче.

- Это прекрасные воспоминания, спасибо, - тихо молвит Чарльз, стирая с собственной щеки набежавшую влагу.

- Не знал, что они еще остались, - изумленно роняет Эрик, с трудом сглатывая вновь выступившие слезы вместе с застрявшим в горле комом.

- Как оказалось в тебе все еще есть доброта. И когда ты окончательно до нее докопаешься, с твоей силой никому не справиться. Попробуй-ка еще раз, - предлагает Чарльз, махнув головой в сторону железной махины. – Видишь! – с долей восхищения восклицает Ксавье, замечая, как огромная тарелка сперва нехотя, потом более послушно стала подчиняться легкому движению руки Леншерра, смещаясь в нужную ему сторону. - Помни, Эрик, - мягко добавил его друг, - чтобы не случилось, ты не одинок. Твоя мама тебя любит и всегда будет рядом, как и я.

________________________________________

*Менора - золотой (золочёный) семиствольный подсвечник, один из древнейших символов иудаизма и еврейских религиозных атрибутов.

** Все хорошо, дорогой. Мама с тобой (пол.)

========== Время покажет ==========

Комментарий к Время покажет

По фильму “Первый мститель” (Marvel)

http://savepic.ru/13484213.jpg

– Ну же, Стив, улыбнись! Что за постная мина?! Смотри прямо в объектив, сейчас оттуда вылетит птичка! – просит Джеймс Барнс, обнимая друга за плечо.

– А чему радоваться? Ты ведь завтра уезжаешь на фронт, а я остаюсь здесь, – чуть скривив уголок рта в подобии улыбки, цедит Роджерс.

Баки чувствует, как голова Стива касается его виска, хрупкое, почти подростковое тело льнет к его собственному сильному и крепкому, а руки-веточки цепко обнимают за торс.

Ласковые слова типа «малыш», «воробушек», «кроха» так и покалывают Барнсу язык, желая вырваться на волю. Он сотни раз мысленно их произносил, прижимая друга к себе. Панибратски хлопая по плечу, по-мужски, крепко, чтобы Стив ничего такого не подумал и не почувствовал, в то время как Джеймс до ужаса боялся переломать другу кости.

Низкорослому и тощему на вид Роджерсу не нужны жалость и сюсюканье, он не девчонка. Просто он таким родился и вырос: слабым, болезненным, худосочным, непригодным для службы в армии.

Найдя его как-то избитым в одной из подворотен Бруклина, Барнс помогает другу встать, а затем приказывает своим рукам залезть в карманы брюк, сжать в кулаках подкладку и на время потерять чувствительность. Иначе бы они потянулись к Роджерсу, чтобы медленно стереть с губы кровь, слегка пригладить растрепанные волосы, мимолетно коснуться щеки, а потом с тяжелым вздохом и диким желанием всегда быть рядом, чтобы защитить, прижать к груди.

У Стива храброе сердце, стойкая натура, пытливый ум и душа патриота. Просто для всех этих качеств, его тело, как доставшийся ему сосуд оказалось весьма неподходящим.

– Да, уезжаю, – нехотя цедит Баки, – а ты вот-вот останешься чуть ли не единственным молодым парнем в Нью-Йорке, а тут полно красивых женщин.

– Мне бы хватило одной, (вернее одного), – выдавил Стив, на какие-то мимолетные секунды теснее прижимаясь к Баки, но чтобы Барнс ничего такого не подумал и не почувствовал. Роджерс всегда будет проигрывать по всем фронтам рядом с Джеймсом. Любая подвернувшаяся им девушка, да хоть две или целый десяток будут смотреть только на его друга. С обожанием, восторгом и неприкрытой похотью.

Если бы можно было остановить этот счастливый и вместе с тем печальный момент, словно запечатленный на снимке миг. Чтобы не было войны и им не пришлось расставаться. Кто знает надолго ли? Может это навсегда? А еще было бы лучше, если бы Стив мог быть таким же сильным и крепким как Баки, тогда бы он смог уйти на фронт вместе с другом и сражаться плечом к плечу.

– Ты только глупостей не натвори пока я на войне, – тихо шепчет Барнс, невесомо касаясь губами мягкой макушки.

– Не смогу, ты все их увезешь с собой, – с сарказмом отвечает Стив, нехотя отстраняясь и заглядывая приятелю в глаза.

– Сопляк, – с ухмылкой произносит Баки, зная, что уж это слово вовсе Роджерса не оскорбит.

– Тупица, – отвечает Стив со скрытым душевным трепетом, улыбаясь чуть теплее.

Этот прощальный обмен любезностями, крепкие объятия и черно-белая фотокарточка каждому на память будут еще долго свидетельствовать об их крепкой дружбе и невысказанных чувствах.

Но смогут ли они еще раз увидеться? Изменит ли их война? Будут ли они вместе, оставаясь друзьями? Время покажет.

========== Мерещится ==========

Комментарий к Мерещится

По сериалу “Игра престолов” Тормунд\Бриенна

http://savepic.ru/13454863.jpg

– Что, от радости в зобу дыханье сперло?

– О чем, ты?

– Стоишь тут опершись о стенку прихожей, даже дверь входную не закрыла, руками себя обнимаешь, улыбаешься, как блаженная. Так хорошо было? Неужто твой драгоценный Джейме Ланнистер соизволил зайти дальше своих жалких десяти знаков внимания? От цветочков и конфет перешел наконец к действию? «Бриенна, какое изумительное платье!», «Бриенна, эти сапфиры так идут к вашим глазам!», а ты и потекла.

– Что ты такое говоришь, Тормунд?

– Зачем, Бри?! Зачем ты вышла за меня, если все еще по нему сохнешь?! Зачем с собой таскаешь на все эти гребаные корпоративы, вечеринки и званные ужины к Ланнистерам?! Чтобы издали полюбоваться на своего принца и облизать его хотя бы взглядом мне в укор и остальным на потеху?! Надо было сразу сказать, когда я тебя замуж звал: «Кому ты нужен, Тормунд, если существует Джейме Ланнистер»! Знаешь, Бри, мне этот чертов щеголь временами уже мерещится! Даже в нашей спальне, когда мы трахаемся! Стоит такой себе над нашей кроватью, свечу держит! Все пристроиться норовит! Влезть между нами! Удивительно, как ты еще мое имя выкрикиваешь, вместо его!

– Все давным-давно в прошлом, Тормунд!

– Ну да, как же! Блядь, где мои сигареты?!

– Не смей при мне курить!

– Хочу и курю! Может, и детей у нас так долго нет потому, что ты не хочешь от нелюбимого! От Джеймушки своего ненаглядного хочешь!

– Боже, какой же ты идиот! Да если бы я тебя не любила, давно бы ушла! У меня будет ребенок! Твой ребенок! Маленький рыжий Тормунд! Так что не смей при мне курить! Марш на балкон или потуши эту чертову сигарету!

========== Пофантазируем ==========

Комментарий к Пофантазируем

По сериалу “Волчонок” Питер/Стайлз

http://savepic.ru/13525689.jpg

>от «Неизвестный»: Привет! Пофантазируем?

Хейл удивленно смотрит в свой девайс даже не зная, как ему быть. Как он надеялся круг его знакомых и коллег по университету и колледжу, где он читал курс лекций по психологии, был достаточно взрослым и серьезным, чтобы подкалывать Питера таким образом. Он давно уже привык к всевозможным рекламам с выгодными процентами, скидками и бонусами, приходившими на его номер, но с подобным заявлением сталкивался впервые. Раздумывая сбросить или ради прикола вступить с неизвестным в полемику на столь щекотливую тему, он, улыбнувшись, стал печатать.

>от «Питер Хейл»: О чем?

>от «Неизвестный»: Ну, что на тебе надето?

>от «Питер Хейл»: Халат и тапочки.

>от «Неизвестный»: Ладно, обойдемся без прелюдий. Я хочу тебя!

Хейл аж опешил.

>от «Питер Хейл»: Повеселились и хватит! Кто ты и откуда у тебя мой номер?!

>от «Неизвестный»: Зови меня лапушкой или кем захочешь. А найти телефон сейчас не проблема.

>от «Питер Хейл»: Ну так ты ошибся номером, милейший! Я не работаю в службе секс по телефону!

Питер уже собирался отключиться, как тут же получил новую порцию откровений.

>от «Неизвестный»: Хочу, чтобы ты меня трахнул! Грубо! Глубоко! Грязно! Чтобы я орал в твоих руках, как сука недорезанная!

Хейлу стало до одури жарко, а в паху сладко заныло и начало пульсировать. Он оборвал переписку, выключив телефон. Спустя время вновь его включил и, даже не глядя на десяток новых входящих сообщений, стер их и свои собственные. Потом, закусив губу в секундном размышлении, занес номер телефонного извращенца в черный список.

Несмотря на все эти манипуляции, смысл SMS-ных строчек отбился на обратной стороне век и глубоко засел в мозгу, не давая соображать, о чем-либо еще. А в придачу к этому — распиравший штаны стояк, напомнивший Хейлу, что у него давно не было секса и с этим срочно надо было что-то делать.

***

— В связи с развитием компьютерной техники люди, а особенно такие как вы подростки, перестали вербально общаться и даже разговаривать по телефону. Отгородившись экраном от всего мира, вы представляете себя кем угодно, при этом теряя свою личность. Вы глубоко заблуждаетесь, если полагаете, что в собственной ракушке, ограниченной вашей комнатой или домом, из которой выбираетесь крайне редко, вам будет комфортно всю жизнь. И если один из тех, с кем вы общаетесь виртуально, назначит вам свидание, ваша реакция может быть двоякой. У вас может начаться словесный понос с бурной жестикуляцией. В противном случае станете бледнеть, краснеть, не в силах трех слов связать, а то и вообще на встречу не явитесь, чем очень обидите своего собеседника. Что же, судя по живейшему интересу, – Хейл изобразил кавычки, – на ваших скучающих и отсутствующих лицах, тема сегодняшней лекции вам понравилась и была принята к сведению. Можете быть свободны.

Под привычный гул пришедших в движение учащихся, Питер стал прятать в сумку свой лэптоп, собираясь покинуть аудиторию.

– Сэр, это, можно вопрос? – раздался неуверенный голос одного из студентов и Хейл увидел перед собой парня в квадратных очках, похожего на ботана. Всегда такой тихий, неприметный. – Я Стайлз. Стайлз Стилински, – выдавил юноша и Питер замечает, что тот жмется, краснеет, прячет глаза в пол, часто сглатывая.

– Замечательно, что у вас? – нетерпеливо допытывается Хейл, желая покинуть почти опустевшую аудиторию и выпить чашку кофе.

– Ну, вы случайно не занимаетесь частной практикой? Я бы записался к вам на прием.

– Нет, мистер Стилински, я всего лишь читаю курс по психологии, – мягко улыбнувшись, ответил Хейл. – А что, какие-то проблемы?

– Ну да. С этим самым вербальным общением, – через силу выдавил Стайлз.

– Я полагаю, вам следует обратиться в кабинет психолога здесь в колледже или попытаться пообщаться со сверстниками. Думаю, у вас с ними найдется много общего, – посоветовал Питер, надевая сумку на плечо и следуя к выходу, – удачи вам с этим, мистер Стилински, – добродушно добавил он.

– Да, сэр, до свидания, – промямлил студент, провожая спину Хейла созерцательным взглядом.

***

Спустя несколько дней, когда Питер, сидя у себя дома за компьютером, пробегал глазами тему следующей лекции, ему на мэйл пришло сообщение с вложенным в него файлом от неизвестного адресата с никнеймом lapushka.

<Привет, это снова я. Жду тебя через час возле стены откровений.>

А далее идут подробные инструкции, на какой автобус нужно сесть, сколько остановок проехать, где выйти, куда свернуть. Открыв вложенный файл, Хейл в немом изумлении уставился на внушительный фрагмент белой стены от души исписанной и изрисованной всякой пошлостью и похабщиной. Тут были бранные слова, характеризующие мужские и женские гениталии, их детальное изображение и тесное взаимодействие, а так же куча телефонов, электронных адресов и сайтов, с подробной информацией о предоставляемых услугах.

Хейл уже было засобирался все удалить и захлопнуть крышку ноута, как к нему на электронку пришел еще один мэйл.

<Я уже там, а вот придешь ли ты? А если не придешь, как потом будешь объяснять всем и каждому, например коллегам по работе, откуда твои координаты (телефон и адрес электронной почты) взялись на этой самой стене рядом со всем остальным художеством? Уверен, от клиентов отбоя не будет.>

– Ну, это уже слишком! – раздраженно рявкнул Питер, собираясь встретиться с автором сексуальных домогательств и вдолбить тому немного уважения и морали.

Он безошибочно нашел обветшалое здание на заброшенном пустыре и ту самую стену откровений, о которой говорилось в сообщении.

– Ну, я пришел! – заорал Хейл, бросив беглый взгляд на настенную роспись, пытаясь найти собственный номер телефона и мэйл. – Что, чертов ублюдок, не такой смелый, да?! Как насчет высказать мне все это в лицо?!

Из-за угла выплывает Стайлз Стилински, тот самый ботан, с трудом пытаясь не прятать прищуренный взгляд в землю.

– Мистер Хейл, я хотел сказать… – но его жалкие объяснения были впечатаны в бетонную побелку, как раз рядом с нарисованным мужским достоинством направленным прямёхонько в приоткрытый рот Стайлза.

– Я мог бы тебя размазать по это самой стене, лапушка, – зарокотал Питер, больно вжимая ладонь в шею и затылок парня, – за угрозы, шантаж и сексуальное домогательство. Ты это понимаешь?!

– Да, сэр, – хрипло и сбивчиво выдыхает Стайлз. – Я же вам говорил, что у меня проблемы с вербальным общением, – давит он через силу, пытаясь сглотнуть и задыхаясь от столь тесной близости Хейла.

– Судя по всему не только с ним, – чуть спокойнее констатирует Питер, резко отпуская шею парня, давая тому выпрямиться и вздохнуть. – Что же мне с тобой делать, Стилински? – спрашивает мужчина, кружа над юношей коршуном. – Ладно, завтра после лекций встретимся в каком-нибудь уютном месте и поговорим.

– А трахаться будем?!– как ни в чем не бывало, спрашивает Стайлз.

– Я не сплю со студентами, – кидает Хейл, стараясь, чтобы его тон хотя бы на 50% был твердым, убедительным и соответствовал истине. – Я помогу тебе с твоими проблемами, а ты мне с моими. Над моим управлением гневом, тоже стоит поработать, – добавил Питер, собираясь уходить, – но чтобы больше никаких виртуальных фокусов!

– Хорошо, сэр! Как скажете! – взволнованно затараторил Стайлз, быстро засеменив рядом с Хейлом хаотично жестикулируя. – Но, сэр, я тут подумал, вы же не всегда… ну, будете моим преподом, а я вашим студентом, и вполне возможно мы могли бы… потом, спустя время, если вы конечно захотите попробовать…

– Господи, Стилински! А я думал ты тихоня из тихонь! – раздраженно кинул Питер, закатывая глаза.

– Да, сэр, помню, тот самый словесный понос, извините! Но может рано или поздно?! Все-таки?! Вы и я?!

========== Плати, красавчик ==========

Комментарий к Плати, красавчик

По сериалу “Ривердэйл” (Кевин\Хоакин)

http://savepic.ru/13541983.gif

— Плати, красавчик.

— Я требую реванша. Давай еще партию.

— Забудь, Кев, не с твоими руками дилетанта. Я в бильярде профи, меня трудно обыграть.

— И все же я попробую, Хок.

— Ладно, разбивай. Ну надо же, забил! Хорошо, твои шары цельные мои рябые. Теперь мой ход.

— Ты так соблазнительно оттопыриваешь свой зад.

— Ты бы видел свой. Еще то зрелище. Бью от борта в среднюю лузу.

— Я скучал по тебе! (с предыханием) Ой, ты кажется промазал!

— Нефиг говорить под руку, Келлер, да еще такое! Бей, давай! Опять забил?! Ну ты жук!

— Здесь так людно. Вот бы никого не было. Ты бы быстро разогнал все шары в лузы, а потом прогнул бы меня над столом, распластав по зеленому сукну и…

— Кевин, мать твою!

— Божечки, я что, сказал это вслух?! Извини, вырвалось!

— А я вновь из-за тебя не забил! И вообще, ты можешь не трындеть, пока мой ход?! Трынди во время своего!

— Это жутко неудобно — говорить, глядя тебе в глаза, и одновременно стараться попасть в лузу. Ладно, молчу, бей.

— Прекрати, Келлер!

— Ты о чем, приятель?

— Смотреть на меня так жадно своими глазищами, облизывать губы, толкаться языком в щеку и елозить в кулаке этот чертов кий!

— Так что ты там говорил о руках дилетанта, профи? Следи за игрой, Хоакин. Помнишь, твои шары рябые, а ты только что забил один из моих. Вот спасибо!

— Научился искусству обольщения у своих школьных подружек и их мамашек?!

— Так ведь работает же! И судя по всему мне удалось отыграться! Еще партию, Змеёк? Или расплатимся по счетам? Можно натурой!

========== Волк и банши ==========

Комментарий к Волк и банши

**Посвящается deeblayber С Днем Рождения, Марго!**

По сериалу “Волчонок” Питер\Лидия

http://savepic.ru/13585711.jpg

Питер щурится, пытаясь глубже втянуть в себя почти знакомый аромат рыжеволосой девушки, разгуливающей в чем мать родила перед полуобгоревшим особняком Хейлов. Лихорадочно заглядывая в разбитые глазницы окон и, периодически оглядываясь по сторонам, не обращая внимания на ночной промозглый холод и сырую почву под босыми ногами, девушка пытается понять, зачем она сюда пришла.

Это именно она, Лидия Мартин, которую совсем недавно укусил Питер, чтобы та примкнула к его стае. Но девушка не стала мутировать и все еще была жива. «Как такое возможно?!» – спрашивает себя Хейл с огромной долей недоумения. После фатального случая с Пейдж, жалкие остатки совести вновь принялись грызть Питера изнутри, заставляя давиться непонятно откуда взявшимся сожалением и жалостью к этой девочке.

Ей бы чем-нибудь прикрыться, а то ведь совсем околеет. Но как потом объяснять шерифу и ее родителям, откуда на Лидии чужая мужская куртка? Как доказать кому-либо, что ты не насиловал несовершеннолетнюю школьницу? Единственное на что решается Питер, это обернуться волком и попытаться вывести заблудшую душу из потёмков дремучего леса, вернув в черту города.

– Я не знаю, кто я и зачем здесь? – словно в трансе повторяет Мартин, послушно следуя за серым хищником, ни капли его не боясь.

Этот же вопрос беспокоит Лидию спустя месяцы, когда она совершенно непонятным образом оказывается то в одной, то в другой точке Бейкон Хиллс, порой всего лишь в одной сорочке, вымокшая до нитки под проливным дождем. Тревожит сильнее, когда она начинает слышать странные голоса в своей голове, а затем истошно вопить, чтобы избавиться от громкой какофонии в ушах и боли разрывающей горло и все нутро.

Мартин жутко хочется подавить в себе этот крик, потому что он предвещает что-то очень плохое. Ее внутренняя боль, граничащая с безумием так сильна, что заставляет тело скручиваться в узел, а руки что-нибудь расцарапать или разбить в кровь костяшки пальцев.

– Я не хочу слышать эти голоса! Не хочу кричать, но не могу сдержаться! Что со мной?! – вопрошает Лидия, давясь горькой влагой слез.

На все вопросы и мольбы семнадцатилетней дочери, чета Мартин в один голос твердит, что ей необходимо лечение, что с ее бабушкой было нечто подобное. И считающему себя виновным Хейлу, остается лишь наблюдать и узнавать через третьи лица, как антидепрессанты и «заботливые» ручонки медиков из «Айкена», чуть не превратили Лидию в послушную куклу и бесполезный овощ.

Спустя время, Мартин удалось узнать, что у ее аномального поведения есть не менее шокирующая причина. Она оказывается банши (предрекающая смерть), как и ее бабушка Лоррейн. Не поверив догадкам дочери и некоторым семейным фактам, родители вновь стали настаивать на принудительном лечении, видя в этом единственный выход сложившейся ситуации. Когда Лидии исполнилось восемнадцать, она собрала свои вещи и ушла из дома. Теперь, совершенно осознанно девушка вновь оказалась возле разрушенного особняка Хейлов.

– Ты здесь, я знаю! – громко произносит Мартин, всматриваясь в уцелевшие фрагменты строения. – Знаю, кто ты и что сделал! Но в том, что происходит со мной сейчас, нет твоей вины!

– Что ты тут делаешь? – цедит Хейл, показавшись в темном проеме окна. Ему больше не было смысла молчать и скрываться.

– Я ушла из дома. К тебе, – чуть смутившись, добавила Лидия, собираясь войти.

– Я здесь не живу, – хмуро выдавил Питер. – Зря ты…

– Тогда покажи где. Мне некуда больше идти, а к родителям я не вернусь.

Хейл считает не очень хорошей идеей привести в свое логово банши. Но когда Мартин переступила порог его лофта, тот словно ожил и приобрел краски.

Лидия сразу предупредила Питера о незапланированных хождениях по собственным мукам. Первое время Хейл пытался отследить ее маршрут, но той удавалось сбить его со следа, словно перемещаясь не только в пространстве, но еще и во времени. А когда девушка возвращалась, ее лицо было мертвенно бледным, а взгляд прекрасных изумрудных глаз выцветшим и безжизненным.

– Мне так плохо, Питер, – хрипло говорит Мартин, уткнувшись Хейлу в ключицу, – от того, что делаю. Мне хочется зашить себе рот грубой нитью, чтобы больше никогда не кричать. Но та боль и те голоса, что внутри меня во сто крат сильнее всех моих желаний. Если я не закричу, то окончательно в них запутаюсь, тщетно пытаясь отыскать собственный, и позволю бесконечной боли безвозвратно себя поглотить. Родители были правы, мне нужно лечиться. Я хочу вернуться в «Айкен», там я ничего не чувствовала, – добавляет она, чуть отстранившись.

– Потому что практически была мертва! – рычит Хейл, хватая Лидию за бледные скулы и слегка встряхивая. – Забудь об этом, девочка! Ты не сумасшедшая!

Зная, что никакие врачи и таблетки Лидии не помогут, волк изо всех сил пытается исцелить израненную душу банши и забрать ее боль, перепробовав всевозможные средства: от долгих убеждений и философских бесед, до банального секса и искренних признаний в любви. После этого его девочке становится легче, пусть и ненадолго и Хейл этому чертовски рад, стараясь гнать куда подальше назойливую мысль, что когда-нибудь ее смертоносный крик прозвучит и для него.

========== Хороший мальчик , БОНУС ==========

Комментарий к Хороший мальчик , БОНУС

По сериалу “Шерлок” (ВВС) Шерлок\Ирэн

http://savepic.ru/13665291.jpg

Был ли Шерлок Холмс и в самом деле девственником на момент встречи с Ирэн Адлер я, пожалуй, скромно умолчу. Увидев столь эффектное появление этой женщины, любой женатый мужчина захотел бы на время стать холостяком, а опытный и искушенный Казанова превратиться в робкого, не целованного мальчика, готового на коленях умалять роковую красотку лишить его девственности.

А у самого Шерлока кажется эмоциональный шок, с которым он едва справляется. Ему хватает беглого взгляда на божественное тело Ирэн, лишенного и намека на одежду, чтобы запомнить каждую деталь, вплоть до мельчайших подробностей. Аромат от Chanel сводит его с ума, а зрительная память быстро выхватывает из общей картины каждый накрашенный алым лаком ноготок, точное расположение созвездия родинок и разветвление голубых вен, просвечивающихся сквозь молочную кожу.

Когда она подходит совсем близко и сквозь коварную улыбку выдыхает его имя, Шерлок, как истинный джентльмен и культурно воспитанный человек, смотрит прямо ей в глаза. Тогда как его пытливый ум чрез третий глаз, его шестое чувство продолжает исследовать и кажется наслаждаться увиденным, откровенно не зная, что делать со своей реакцией на все это.

Холмс в свои зрелые годы напоминает великовозрастного, капризного ребенка с неограниченным складом ума и нестандартным мышлением. Похоже, маленький Шерли проскочил пубертатный период и определенную стадию полового влечения у подростков, сразу превратившись во взрослого, статного Шерлока, всеми гормонами которого управлял его великий и могучий разум. Но в данную минуту его вычислительный центр основательно завис, пытаясь правильно трактовать изображение и выдать четкие инструкции к дальнейшим действиям.

Холмс считал себя бесчувственным, потому что эмоции мешали здраво мыслить и анализировать, а сейчас он буквально захлебывался ими. Он полагал, что обладает заурядной внешностью, длинным и угловатым телом, не подозревая, что может в ком-то вызвать желание. Неужели кто-то может восторгаться его глазами и острыми скулами, о которые можно… порезаться?! Шерлок боится задохнуться от накативших эмоций, чувствуя себя тем самым мальчиком, решившим вступить в фазу взрослой жизни и жутко нервничающим перед своим первым сексом.

«Да тут непочатый край работы!» – проносится в голове Ирэн, глядя на секундное замешательство взрослого мужчины.

Под скорлупой воспитанной скромности, безразличия и трезвого рационализма скрыт нераспустившийся бутон, бесценный алмаз, нуждающийся в огранке. И как этому красавцу до сих пор удавалось сдерживать внутренних бесов в узде? Она бы с превеликим удовольствием помогла Холмсу раскрыться подобно цветку или драгоценному камню, позволив сверкнуть всеми потаенными гранями, скрытыми в глубине его души.

– Меня зовут Ирэн Адлер, мистер Холмс. Надеюсь, мне удалось привлечь ваше внимание?

Шерлок рвано выдыхает, когда женщина отстраняется и с достоинством королевы опускается в соседнее кресло, скромно скрестив ноги и прикрыв тонкими руками грудь. Он бы мог написать ее портрет, всего лишь раз взглянув. Подчеркнул бы на холсте каждый изгиб, впадинку, игру света и тени, четко передав взгляд и цвет глаз в миг неприкрытого желания и жажды подчинить своей воле любым способом.

– Полагаю, вы пришли меня арестовать? – все с той же соблазнительной улыбкой интересуется Ирэн. – Боюсь, я не могу вам этого позволить.

И скорее всего у самого Шерлока нет на это сил, а уж тем более желания. НЕ СЕЙЧАС! Холмс смаргивает наваждение, глядя как женщина набрасывает на себя пальто, ловко и быстро перемещаясь по комнате. Все же запоздало вспомнив, зачем он здесь, мужчина пытается оказать ей сопротивление, но резкий укол иглы заставляет его тело съехать по стенке и оказаться на полу.

Сквозь скованность и туман в голове, Шерлок пытается встать, но властный голос Ирэн приказывает ему лежать на месте. В придачу ко всему он чувствует на своем лице и приоткрытых губах легкое кружение кожаного наконечника стека.

«Силы небесные, неужели ему удалось найти родственную душу?!»

– Хороший мальчик! – выдыхает Ирэн, прежде чем оставить Холмса наедине с подступающей темнотой. И проснувшийся внутри Шерлока подросток готов слушаться и повиноваться, чтобы получить желаемое, узнав, как это называется только став взрослым. – Надеюсь, мы еще встретимся?!

***

Чтобы репутация частного сыщика окончательно не полетела коту под хвост, Шерлок приказывает своим чувствам залечь на дно, а сверхмозгу, как и полагается, включиться в работу, вновь заняв свои позиции.

Единственным напоминанием того, что факт его знакомства с ИРЭН АДЛЕР действительно имел место, являлся непонятно откуда взявшийся у Холмса мобильный телефон, издававший весьма неприличные и раздражающие Миссис Хадсон и Джона Ватсона звуки женского оргазма. В то время как сам Шерлок со скрытым трепетом упивался мелодией данного рингтона и периодически перечитывал тексты пришедших от НЕЁ сообщений, не дав ответа ни на одно из них.

Внешне он все так же раздражителен и молчалив. Лишь своей скрипке Шерлок может доверить самое сокровенное, заставляя ее рыдать хаосом нот и обрывками аккордов собственного сочинения. Он неустанно рассказывает ей о том, как бы хотел взять/отдаться ИРЭН. Сколько раз и в какой позе. Связанным и послушным либо полностью контролирующим ситуацию и возвышающимся над НЕЙ со стеком в руках.

Если бы старина Ватсон знал скрипичный язык, то каждый раз пребывал бы в тихом шоке от столь изощренной и бурной сексуальной фантазии своего сожителя.

БОНУС

— Никак не можешь уснуть, дорогой?

— Без твоей особой колыбельной — нет. Ну пожалуйста, Ирэн. Я был очень плохим мальчиком.

— Ну ладно. Сейчас только должным образом оденусь, возьму свою волшебную палочку и войду в образ.

Спи, моя радость, усни.

Туже затянем ремни.

Словно крылом мотылька,

Стеком коснемся виска,

Трепетных губ, а потом

Нежно удушим шарфом.

Флогер зубами сожми

Спи, моя радость, усни.

========== Не в этой жизни ==========

Комментарий к Не в этой жизни

По кинотрилогии “Хоббит” Трандуил\Тауриэль

http://savepic.ru/13675443.jpg

Трандуилу казалось, что совсем еще недавно он носил своего маленького сына на руках, пел ему эльфийские колыбельные, учил метко стрелять из лука, уверенно сидеть в седле и крепко без промаха разить врагов мечом. А теперь его мальчик вырос и, оказывается, был влюблен, пылая сдержанной страстью к простой эльфийке Тауриэль, выросшей в его дворце и занимавшей пост начальника королевской стражи.

«Это не любовь! Так, увлечение! – в сердцах рассуждал Трандуил, исподволь разглядывая рыжую эльфийку, сидевшую за одним из столов во время вечерней трапезы. – Тауриэль определенно Леголасу не пара! Она ниже его по сословию и вообще… Что они оба могут знать о любви?! Настоящей! Предначертанной звездами! Единственной на всю жизнь!» – спрашивал себя владыка, делая очередной глоток терпкого вина, пытаясь заглушить так некстати проснувшиеся воспоминания и боль потери.

В одиноком и израненном сердце Трандуила давно уже нет любви. Там осталось совсем мало тепла и радости. Все чаще в его душе сквозит холод. Он подобен взгляду его ледяных глаз и тех драгоценных камней из его сокровищницы, что светят ярко, но не могут согреть и вернуть хотя бы толику той любви, безграничного счастья и волшебной эйфории, что он испытывал рядом со своей королевой, матерью его сына, отдавшей за него жизнь.

Мысль о том, что его сын влюблен в эту девушку, не дает королю покоя. Он невольно начинает сравнивать эльфийку со своей усопшей женой, поймав себя на мысли, что истинный образ его любимой почти размыт временем, войнами, вином и частой сменой лиц его придворных, наделенных такой же природной красотой и грацией. А Тауриэль здесь и сейчас, из плоти и крови и, схлестнувшись с ней взглядами, Трандуил пытается понять, что в ней такого особенного.

Волосы как пламя. Глаза – два сверкающих изумруда. В отличие от большинства женщин она сильная и храбрая. А так же дерзкая и непокорная. То ли вино начинает притуплять разум, то ли Трандуил сам отпускает свои мысли, словно стаю вспорхнувших бабочек, но ему, пожалуй, понравилась бы эта ее непокорность и дерзость на ложе любви. Он бы наслаждался игрой огня, разметавшегося по подушке. Он бы пропускал этот рыжий шелк сквозь пальцы, сжимал в кулаке заставляя приблизиться. Он бы с жадностью вкушал мед ее губ, желая быть тем, кто сорвет цветок ее невинности. Он бы…

– Ада, что с тобой?! – взволнованно спрашивает Леголас, тронув отца за плечо. – Ты не здоров?!

Трандуил слышит лишь свое хриплое дыхание, со свистом вылетающее из горла, тогда как в зале повисла гробовая тишина. Он чувствует, как кровь прилила к скулам, окрасив их румянцем, в то время как костяшки его пальцев побелели, плотно сжав ножку серебряной чаши. Он несколько раз моргает, чтобы прогнать сумасшедшее наваждение и вернуться в реальность.

– Должно быть, перебрал вина, – невнятно отвечает владыка первое, что приходит на ум. Он встает из-за стола, желая удалиться к себе и побыть в одиночестве.

– Почему ты так пристально смотрел на Тауриэль? – с нотками подозрения спрашивает Леголас, и Трандуила начинает терзать сомнение, а не забылся ли он настолько, что мог высказать вслух то, о чем грезил всего мгновение назад? – Тебе сказали, что я влюблен в нее? Это так, ада! Она мне нравится!

– Ты же знаешь, что между вами ничего серьезного быть не может. Это увлечение молодости, – кидает Трандуил, придавая голосу уверенности, а лицу монаршего величия, – ты еще встретишь свою настоящую любовь, – добавляет он, одарив сына натянутой улыбкой и твердым касанием руки увитой перстнями. – Пришли Тауриэль в мои покои. Я хочу с ней поговорить.

Войдя в свои чертоги и, оставив дверь специально открытой, Трандуил стал задумчиво ходить по каменным плитам, дожидаясь девушки.

– Повелитель, – с уважением произнесла Таурэль, представ перед его взором и склонив голову в поклоне.

– Ты стала дорога моему сыну, – без предисловий начал Трандуил, вложив в свой тон и взгляд как можно больше льда. Он продолжает над ней кружить, в то время как девушке все время приходится оборачиваться, чтобы не стоять к мужчине спиной.

– Уверяю вас, владыка, я не давала Леголасу ни малейшего повода! – удивленно ответила Тауриэль, услышав эту откровенность из уст своего короля.

– А мне так не кажется! – цедит Трандуил, подходя к графину с вином с диким желанием снова выпить и занять чем-нибудь руки, ибо девушка совсем близко. Мужчину непреодолимо влечет к ней, а его фантазии с новой силой побуждают короля эльфов прикоснуться к сливочной коже Тауриэль, глубже вдохнуть аромат ее волос, почувствовать вкус алых губ на своих устах.

– Не думаю, что вы позволите Леголасу сойтись с простой лесной эльфийкой, – выдыхает девушка, тайная и давняя любовь которой к его отцу обречена на поражение. У ее любви нет ни единого шанса. Не в этой бесконечной жизни.

– Ты права, не позволю! Однако ты запала сыну в душу! Не обнадеживай его понапрасну! – все тот же повелительный тон, но Трандуил готов поклясться, что он замешан на непонятно откуда взявшейся ревности. Не потому, что Тауриэль возможно претендовала на любовь Леголаса. Король сейчас ревновал своего сына за любовь к ней, видя в наследнике потенциального соперника.

– А вы, владыка?! – внезапно воскликнула девушка, хватая его за рукав парчовой мантии, коснувшись участка незащищенной кожи. – Вам не надоело жить прошлым и быть спутником одиночества?!

Трандуил вздрогнул от ее дерзкого вопроса и горячего прикосновения, в удивлении приоткрыв рот. Смысл ее слов, жаркий взгляд и прерывистое дыхание, говорили о многом, но владыка не в силах был поверить этому внезапно открывшемуся чувству. ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

– Ты смеешь мне указывать, как жить, Тауриэль? Мне, своему королю? – вместо ответа молвит он, уходя от прикосновения ее сильных пальцев, ощущая на коже приятное покалывание и пульсацию. Вообще отстраняясь от девушки подальше, испугавшись реакции своего тела на ее слова и действия.

Они долго смотрят в глаза друг другу, и им кажется, что время остановилось и все вокруг замерло. Лишь рваное дыхание и звук двух сердец бьющихся в унисон.

Трандуил впервые в жизни ненавидит свое бессмертие. Наверное, он устал именно от этой реинкарнации, такой длинной и затянувшейся и отдал бы все, чтобы поменять ее на десятки других жизней ограниченных временем. Где бы его истинный лик не был обезображен жаром драконьего пламени. Где бы он не был королем и не нес груз ответственности перед своим народом. Где бы его любовь не вступала в борьбу с родовой честью. Где бы у него был сын невлюбленный в ту же женщину, что и он сам.

– Ступай, девочка, – как можно мягче выдыхает владыка, ощущая повисшую между ними обреченность чувств и желаний, которые придется похоронить на дне их одиноких душ, – не в этой бесконечной жизни.

========== Тихий омут ==========

Комментарий к Тихий омут

По сериалу “Волчонок” Питер\Айзек

http://savepic.ru/13699514.jpg

«Господи, ну почему ты помогаешь этому кретину, а не мне?!» – мысленно вопит Питер Хейл, глядя как его молодой племянник одного за другим штампует оборотней из подростков, толком не зная, как их обучать и что с ними потом делать в полнолуние. Зато все четверо его, практически при нем, трое из которых определенно волки, а четвертый с непонятным изъяном.

Не то, что у Питера – Скотт МакКолл да Лидия Мартин. Одного зови-не зови все без толку. Вторая вообще не при делах, поскольку в ней столько же волка, как в Хейле-старшем совести. Питер начинает считать себя бракоделом, полагая, что ему на роду написано быть одиночкой и жить без стаи. Словно сука-судьба, проходя мимо и видя его дикое желание упрочить свои позиции среди волчьей братии, положила руку на плечо и тихо сказала:

– Хейл, оно тебе надо? И так намаялся, поди. Враги сожгли родную хату, пять лет пластом, потом еще год сиднем. Не с твоим счастьем, чувак.

А Дерек, спустя время буквально кончается со своим выводком и готов выть на ту самую луну от безысходности. Наступив своей волчьей гордости на хвост, он вынужден просить дядю о помощи.

– Забери! Возьми хотя бы одного! Я тебе даже платить стану! А хочешь, живи в моем лофте сколько влезет!

Вот, что бывает, когда предлагаешь свой дар кому ни попадя, словно конфетку. «Ты будешь ловким, сильным, красивым, бла, бла, бла, а в придачу ко всему НЕУПРАВЛЯЕМЫМ, чтобы потом залезть мне на голову и свесить ноги. Ага, щас!». В данном случае на бедном Дереке повисло сразу четверо.

– Я не нянька! – хмуро цедит Хейл-старший, блеснув льдом голубых глаз. Потом, глянув на умоляющий взгляд оливковых, смилостивился. – Ладно, только блондинку и ящерку оставь себе. Верзилу, пожалуй, тоже.

– Хорошо, бери Айзека, – с долей облегчения, выдавил Дерек. – Он тихий, послушный, трудное детство, тяжелая рука старины Лейхи и все такое. До сих пор не знаю, кто умудрился отправить его к праотцам? Вот увидишь, с парнем не будет проблем!

Вначале так и было. Сказывалась многолетняя привычка Айзека к послушанию и порядку. Комната Питера была чисто убрана, а вещи выстираны и аккуратно разложены по полочкам, даже исподнее. Видимо, несмотря на жестокое обращение родителя, Лейхи в какой-то степени нуждался в твердой руке и более взрослом наставнике, на роль которого Дерек явно не подходил.

Затем долговязый парнишка стал таскаться за Хейлом-старшим, как за соломенным бычком - смоляным бочком, внося в планы Питера свои коррективы. Почувствовав вкус вольной жизни и практической безнаказанности, черти, водившиеся в тихом омуте Лейхи, стали всплывать на поверхность и мутить воду, причем не только Айзека, но еще и Питера, пытавшегося наладить свою личную жизнь.

– Извини, дружок, твоему наставнику надо наверстывать упущенное, – роняет Хейл, приметив на улице симпатичную барышню и желая ее закадрить, – так что не ходи за мной все время, будь умницей.

Питер сперва нахмурился, завидев Лейхи за соседним столиком кафе, куда пришел с этой самой фифой, дабы приятно провести вечер и урвать кусочек своего полового счастья, а потом тихо подозвал официанта, велев тому принести парню огромную порцию мороженого. Подумал, пока он там как мумия лежал в больнице, это синеглазое чудо, скорее всего, было лишено маленьких радостей и сладких удовольствий.

Скрыв удивление, Айзек и в самом деле набросился на мороженое, пристально наблюдая за Питером и его спутницей. Как та стала жеманно улыбаться, кокетливо хлопать ресницами, мимолетно касаться его руки. Лейхи жадно сглотнул, а Хейл и виду не подал, когда носок женской туфельки медленно пополз вверх от щиколотки по его ноге, одетой в брюки.

Почувствовав необъяснимый приступ ревности и непонятно откуда взявшийся собственнический инстинкт, Айзек схлестнулся глазами с Питером, стараясь более развязно и вызывающе слизать очередную порцию мороженого с ложки, потом медленно облизать губы и всосать до средней фаланги один из пальцев. Затем все это повторить, еще и еще, удерживая взгляд Хейла на своих манипуляциях.

Сидящая с ним дама уже добралась до колена и, судя по всему, готова была устремиться дальше, а Хейл все глядел и глядел в эти блядские глаза, на алый рот, ловкие пальцы, бледную молочную массу, которую этот наглец размазывал языком по губам и перекатывал по нёбу, прежде чем глотнуть. Питер никогда еще подобного не испытывал. Казалось, в кафе никого больше не было только он и сидевший напротив, заигрывающий с ним волчонок, взглядом и жестом излучавший неприкрытую похоть.

Затем Лейхи резко встал, отчего Питера слегка передернуло, и вразвалочку направился к его столику, капризно выдавив:

– Пап, я домой хочу. Обещаю, маме ни-ни.

Хейлу пришлось быстро расплатиться, буркнуть дежурное извинение и покинуть ошарашенную дамочку, последовав за Айзеком.

– Стервец мелкий, что это сейчас было?!

– Да так, прикольнуться решил, – пожал плечами Лейхи, не скрывая победной улыбки.

На этом приколы Айзека не закончились. Сидя за общим столом в лофте Дерека, Лейхи попытался повторить ножной флирт, заскользив резиновым кедом по ноге Питера.

– А что? – удивленно спросил волчонок, увидев озадаченно-хмурый взгляд Хейла. – Тёлке можно было, а мне нельзя?

Дальше-больше. При каждой последующей встрече Питера с кем-либо, Лейхи неизменно появлялся там же, путая тому все карты и доводя до зубового скрежета. Завидев однажды Хейла в обществе мужчины лет шестидесяти, этот долговязый оболтус не придумал ничего лучше, чем подойти к своему наставнику, обнять за плечи и томно, но достаточно громко выдохнуть в ухо:

– Милый, мне скучно. Пойдем домой, покувыркаемся в кроватке. Потом я сделаю тебе массаж. Жду тебя на улице, – игриво добавил Лейхи, стрельнув глазками в сторону перекошенных лиц обоих мужчин, слегка огладив колючую скулу Хейла изящной рукой.

– Какого хрена, идиотина ты кудрявая?! – рвет и мечет Питер, покинув спустя время кафе. – Ты хоть понимаешь, кто это был?! Мой бывший преподаватель из университета! У нас был обыкновенный бизнес-ланч! – объясняет он, а у самого руки так и чешутся съездить по ухмылявшейся физиономии, что вмиг вытянулась от удивления, становясь до комичности смешной.

– Извини, я не знал.

– Слушай меня внимательно, мальчик, - цедит Хейл, недовольный тем, что вынужден задирать голову, разговаривая со своим подопечным, – я тебе не старина Лейхи, не пап и не милый! Мы не пара! – отрезает Питер, начиная ускорять шаг.

– Почему?! – в тон ему вопрошает Айзек, пытаясь догнать. – Почему мы не можем быть парой?!

– А с чего ты взял, что можем?!

– Я убираю твою комнату! Стираю твое белье! Я ведь тебя… Да я практически живу с тобой! – орет Лейхи, прямо посреди улицы.

– Я тебя об этом не просил! И вообще, хватит совать свой нос в мою личную жизнь! Отъ-е-бись!

– Ладно, Питер! Но зачем тебе кто-то, еще?! Я ведь тебе нравлюсь! Вижу, как ты на мой рот смотришь и на задницу облизываешься!

– Что ты несешь?! Дать бы тебе по этой самой заднице! – раздраженно бурчит Питер, скрещивая руки на мощной груди, а то ведь может не сдержаться.

– Согласен, – ответил Лейхи криво улыбнувшись, – если после этого трахнешь. Потом я тоже тебя отшлепаю, если захочешь.

«Господи, ну почему…» – желает заорать Хейл, в конце концов признавая, что Айзек прав. Он безумно, сладко, до одури и нервных судорог хочет мальчишку. Что давно уже проиграл и готов сдаться этому синеглазому чуду со всеми потрохами.

«А как же «не с твоим счастьем, чувак»?! – мысленно напоминает себе Питер, хватая Лейхи за затылок и жадно набрасываясь на его рот. – Да к херам все! Вот оно счастье! Привалило!»

========== Немного гребаной ванили ==========

Комментарий к Немного гребаной ванили

Посвящаю **DinaSchistad** С Днем Рождения, Дашенька!

Дэдпул и Спайдермен http://savepic.ru/13736104.gif

«Ну просто пиздец! И зачем я только согласился?! – корил себя Уэйд, провожая острым, как бритва взглядом, проходящих мимо пьяных хмырей. – Сижу тут, рученьки сложив! Крокодил на моем месте смотрелся бы симпатичнее! Паучку захотелось нормальной свиданки, только вряд ли к моему кожаному покрову пойдет смокинг, и я впишусь в интерьер ресторана класса люкс с дотошным официантом, предлагающим карту вин!»

Свечи, возвышенные и заумные фразы, романтика. Мальчонке приспичило о жизни покалякать. А то не видно, что под костюмом и дурацкой маской «Болтливого наемника», похожей на плотный красный презерватив с колпачком для сбора спермы, в данном случае аналогичного количества мозга, кроется далеко не профессор и даже не интеллигент и уж совсем не красавчик Райан Рейнольдс. Что нынешняя жизнь Уэйда это одна большая и глубокая задница, из которой и вылезать-то уже влом.

Уилсон специально выбрал для места встречи этот замызганный, темный клоповник со всяким сбродом, чтобы на фоне остального антуража не так сильно выделяться. Завсегдатаи этой забегаловки давно привыкли к загадочному мистеру Фантомасу побитому крупной оспой. Бедняга, должно быть, чуть концы не отдал, еле оклемался, оставив на память о болячке глубокие рытвины по всему телу.

Заказанная для себя и парня пара рюмок текилы была Уэйдом выпита буквально через пару минут. Надо бы заказать еще, чтобы жизнь стала чуток прекрасней и удивительней. Его развезет, он, возможно, улыбнется, превратив свою сморщенную физиономию в большой сморщенный смайл. Было говно унылым, а стало просто говном. На душе Уилсона сейчас так же мерзко и дерьмово, как в местном сортире.

Пока он «терпеливо» ждет встречи в духе: «Это ты?!? А-а это я. Да нет, это не ты!!!» голову Уэйда посещают разные бредовые мысли о накладной коже и парике, тонне косметической штукатурки на лице и даже противогазе, потому как в нем он бы выглядел куда привлекательнее. А все потому, что его кексику надоела игра «Где поймаю, там и чпокну» и банальные потрахушки с практически одетым таинственным скромнягой-извращенцем, позволившим парню довольно близко познакомиться лишь с определенной, но как Уилсон надеялся, самой охуительной частью своего тела. Сладкая попка захотела добавить в их экстраординарные отношения немного гребаной ванили.

– Да нахуй все! – бурчит Уэйд себе под нос, щелчком опрокидывая пустые стопки. – Еще пять минут, и сваливаю! – хаотично рассыпая по столу соль и перец. Чтобы как можно больше грязи и беспорядка вокруг, так он практически незаметен и чувствует себя в своей тарелке. – Если парнишка и был, – продолжает рассуждать Уилсон, – то увидев меня ненаглядного во всей красе давно смылся. Лафа закончилась, мой лысый друг, – цедит он в сторону ширинки, – придется вновь переходить на самообслуживание.

***

Из всей разномастной толпы его трудно не заметить. Паркер уже битых пятнадцать минут стоит у входа в зал, стараясь держаться тени. Ему плевать, что пиджак и рубашка, которые явно не к месту в этом заведении, пропахли сигаретным дымом и чем-то прогоркло-липким. Плевать на проходящих мимо подвыпивших мудаков, пытающихся его клеить. Ему далеко не пофиг одиноко сидящий за столиком мужчина, явно кого-то поджидающий. Трудно поверить, что это тот самый шебушной и беспечный рубака-парень, пристававший к Питеру со всякими намеками и непристойными предложениями.

Паркер все еще надеется, что странный мужчина схватит себя за кожу головы, потянет, театрально завопит «СЮРПРИЗ!», а под ней окажется прекрасный принц, от красоты которого зарябит в глазах, или на худой конец знакомая маска Дэдпула с саркастическим прищуром. Вот он его таинственный ухажёр, любитель пошлостей и сексуальных игр, предпочитающий называть себя папочкой Уэйдом.

Видимо Питер ему каким-то боком запал в душу, раз Уилсон решился ее обнажить, и вряд ли тут дело в жарком, экстремальном сексе, практикуемом ими, где только придется. Паркер вовсе не против этих шалостей. Ему просто захотелось доказать своему «бойфренду», что у кексика не только рабочий кулачок, умелый ротик и шикарная задница. Ему до одури хочется пробраться под спандекс, трогать, изучать, ласкать, пробовать на вкус все тело папочки Уэйда, а не только его определенную часть. Даже сейчас, глядя на него настоящего, Питер хочет этого с неменьшей силой и изъян кожи его вовсе не отталкивает. Паркер делает глубокий вдох, двигаясь в сторону его столика.

– Привет, Уэйд! – с места в карьер говорит Питер, протягивая руку для приветствия. – Место вполне впечатляющее, я тронут, – добавляет он, поджимая губы и, наиграно восхищаясь окружающим пейзажем, дергая Уилсона на себя, заставляя встать. – Мы обязательно еще сюда заглянем, а пока можем заскочить в Мак или Пиццерию, взять еды и ко мне домой. Приглашаю в гости так сказать.

Дэдпул слегка прихеревает, чувствуя изящную руку Паркера в своей сморщенной ладони. Он не отпускает ее ни тогда, когда они заказывают пиццу, ни тогда когда поднимаются по внешней лестнице на нужный этаж и пробираются в окно городской квартиры Питера.

– Так и будешь весь вечер молчать и хмуриться? – спрашивает Паркер, хватая Уилсона за сморщенные щеки и раздвигая их в подобии улыбки, затем приближая его рот к своим губам для глубокого, но как потом оказалось, одностороннего поцелуя. – Эй, чувак, куда ты дел моего папочку Уилсона?! – удивляется Питер, отстраняясь от застывшего Уэйда. – Я сейчас словно покойнику в рот язык засунул! Мы уже больше часа вместе, а из твоей хлеборезки ни единой смачной пошлости, я до сих пор одет и ничего не происходит. У Дэдпула бывает ступор или критические дни?! Ну не знаю, может, ты стесняешься или тебе нужно время…

– Кончай трёп, паучок, - цедит Уилсон, затыкая рот парня своим.

***

– Мать твою, кексик, я готов ходить на эти чертовы свидания каждый день, если потом у нас будет такой охуительный фестиваль, – довольно выдыхает Уэйд, прижимая голого, мокрого и не менее удовлетворенного Паркера к своему обнаженному телу. – Только боюсь, твоя подростковая кроватка может не выдержать наш секс - марафон, да и вся твоя крохотная комнатушка тоже.

– Ну тогда нам надо подумать про совместное, более просторное жилье, ты не находишь? – шепчет Питер, вновь покрывая поцелуями и одаривая ласками своего сморщенного принца.

– Ты слышишь, лысый?! – в диком восторге кричит Уэйд, обращаясь к своему вновь восставшему приятелю. – Сладкая попка предлагает нам чистую постель, совместный душ по утрам, кофе и вафельки на завтрак! Прощай, ручное управление!

========== Служебный роман ==========

Комментарий к Служебный роман

по 23 и 24 серии фильмов о Джеймсе Бонде

007: Координаты «Скайфолл»; 007: Спектр

http://savepic.ru/13799739.jpg

– Я пришлю тебе открытку, Q(Кью), – громко, при всех кидает Бонд, прежде чем отправиться на очередное секретное задание в определенную точку земного шара, на что мило краснеющий начальник технического отдела вымучено отвечает: «Пожалуйста, не надо».

Q и так с 007 постоянно на связи, но, черт возьми, как же приятно, ожидать от Джеймса подобные знаки внимания. Возможно, им удалось обмануть начальство и персонал службы, перекидываясь невинными колкостями и остротами в адрес друг друга. На людях и камерах оба всегда подчеркнуто вежливы и деловиты, а стоит оказаться хоть на минуту наедине, там, где нет неусыпного контроля, посторонних глаз и любопытных носов, в большей степени Бонд, потому что ему плевать на условности и карьеру, дает волю рукам.

Ему просто крышу сносит, когда он зажимает стройное тело Q в одном из укромных уголков, срывая с уст парня стон блаженства и десяток проникновенных поцелуев. Бонду нравится в нем буквально все во время их пятиминутного служебного флирта: распухшие губы, сладость дыхания, всклокоченные волосы, съехавшие на бок очки, всхлипы, рвущиеся из горла, похожие на мяуканье испуганного котёнка.

В такие минуты 007 забывает обо всем на свете. Ему хочется быть не здесь и чтобы с е й ч а с длилось и длилось бесконечно. Хочется защитить парня ценой своей жизни в случае опасности. Когда они вместе и одни, мять в своих руках его податливое тело, ласкать, покрывать с ног до головы поцелуями, оставляя персональное клеймо собственности, запрещая доступ. Чтобы больше ни для кого. Чтобы только для него, Джеймса Бонда.

Расценив обещание 007 прислать открытку, как очередное ребячество с его стороны, Q, тем не менее, стал их регулярно получать. Милые почтовые карточки из разных городов и стран, с красочным видом улиц и пейзажей, а на обороте ни единой строчки от адресата. Их собралось уже определенное количество, и лежали они чинно и благородно на журнальном столике ипотечной квартиры начальника техотдела, рассортированные по дате получения.

– Что скажешь, Q? – спрашивает все еще отсутствующий 007, подключившись к секретной радиочастоте.

– Ты о чем? – тихо интересуется тот, озираясь по сторонам.

– Открытки, ты получил их?

– Э-э, ну да.

– Ответ будет?

– А был вопрос?

– Скорее утверждение. – затянувшаяся тишина. – Ну ладно, мне пора.

Вернувшись домой, забыв об ужине и остывающем кофе, Q долго сидит за столом и раскладывает этот разноцветный пасьянс, пытаясь понять, о чем таком толковал Бонд. Он долго крутит, вертит и даже нюхает открытки, зажатые между тонких пальцев, сличая виды с оригиналом на компьютере, все еще не понимая их смысл.

– Ну? – очередной вопрос Джеймса на следующем сеансе связи.

– Если по поводу открыток, – сквозь зубы цедить Q, бегая глазами за стеклами очков, – то я все еще затрудняюсь ответить. Дай хоть какой-то намёк.

– Ну не знаю, Q, включи свой дедуктивный метод, – большая порция иронии в ухо, – воспользуйся увеличительным стеклом или на худой конец микроскопом.

Озадаченный дальше некуда Q, вооружившись лупой, начинает миллиметр за миллиметром исследовать полотно каждой гребаной открытки. И о, чудо, рядом с почтовым штемпелем он замечает едва различимую букву, написанную другими чернилами, а потом еще битый час разглядывает анаграмму из букв, пытаясь выставить их в правильном порядке. Как ни крути, а получается самый приемлемый из пяти возможных вариантов, образующий фразу:

Я Т Е Б Я Л Ю Б Л Ю

– Забери обратно свои открытки, 007, – как можно серьезнее цедит Q, протягивая их Бонду при очередной встрече.

– Так значит ответ «нет»? – слегка хмурится Джеймс, забирая карточки и сверля парня бирюзой своих глаз.

– Сначала взгляни на них, великий конспиратор, – не скрывая иронии, предлагает начальник техотдела, вновь краснея, как маков цвет. – Открытки сложены по порядку, просто переверни их, – терпеливо, подсказывает Q, закусывая губу, чтобы не улыбаться, как влюбленный идиот, кем собственно он и является.

Бонд быстро тасует карточки, после чего его лицо расплывается в довольной улыбке Чеширского кота, глядя как огромные буквы, написанные рукой Q складываются в ответ:

А Н А Л О Г И Ч Н О

========== Хозяин положения ==========

Комментарий к Хозяин положения

По сериалу “Ганнибал” http://savepic.ru/13809687.gif

Писалось под **Sam Brown–Stop**

– Что ты здесь делаешь, Уилл?

– Наслаждаюсь изумительным коньяком и твоим почти голым телом. Оно такое влажное, разгоряченное. Принимал душ?

– Как ты сюда попал? Я не назначал тебе встречу.

– Видите ли, доктор Лектер, у каждого из нас есть что скрывать. Вы именно поэтому все еще держите полотенце на уровне чресел? Боитесь, меня испугать или, что важнее, разочаровать? Бог ты мой, неужели стесняетесь?! (делает глоток коньяка) Как я сюда попал? Вопрос конечно интересный. Наверное в очередной раз ходил во сне. Я теперь, как видите, сплю в одежде, чтобы не пугать полицейских и встречных прохожих видом своих трусов или полным их отсутствием. А тут проходил мимо, дай думаю зайду на огонек в вашу скромную обитель. Может быть я все еще сплю?

– Нет, Уилл, ты определенно не спишь.

– Скажи мне, Лектер, как ты себя чувствуешь без дорогого костюма ручной работы, галстука, накрахмаленного воротничка и удобного кресла? Каково́ это стоять перед своим пациентом в чем мать родила? Может, это такая разновидность психологической терапии в несколько этапов? Сначала так, а потом долой полотенце, во всей так сказать красе, чтобы закрепить эффект. И все это, наверно, под легкую музочку. Доктор, вы стрип-пластику часом не практикуете?

– Что за вздор, Грэм? Ты просто застал меня врасплох. Могу я одеться?

– Нет, Ганнибал, не можешь. Ответь сначала на все мои вопросы. Каково́ чувствовать себя не в своей тарелке и не быть хозяином положения?

– А кто тебе сказал, Уилл, что именно так все и обстоит?(с достоинством отстраняя от себя полотенце и аккуратно его складывая) Как видишь, мне скрывать нечего. Я никогда не задумывался о подобном виде терапии, но если ты хочешь попробовать, то я не против, и даже мог бы предложить несколько вариантов внутренних манипуляций для закрепления эффекта. Если надо – душ свободен.

– …?!

– Вот только затрудняюсь ответить: я тебя разочаровал, испугал или, судя по твоему открытому рту и обомлевшему взгляду, все-таки поразил? Если последнее, почему тогда ты все еще одет, а твой зад будто бы врос в это кресло? Бог ты мой, неужели стесняешься?! Да брось, Уилл, тут все свои. Давай, раздевайся, только медленно, а я по такому случаю сыграю что-нибудь на клавесине. Думаю, Сэм Браун вполне подойдет. (исполняет Sam Brown «Stop»)

========== Я рядом ==========

Комментарий к Я рядом

По сериалу “13 причин почему” Тони/Клэй

Клэй Дженсен нравится Тони с девятого класса. Долговязый нескладный лузер, предпочитающий ездить на велосипеде, носить джинсы и кенгурушку. В силу природной скромности или потому что это именно Дженсен, Падилья держит свои чувства к нему в секрете, предпочитая пока любить на расстоянии. Он не теряет надежды в один прекрасный день все рассказать Клэю, а пока ему приходится довольствоваться статусом лучшего друга.

Тони тихо улыбается своим мыслям, плетущим неумелое кружево из букв и слов, которые в итоге должны будут походить на некое подобие признания: «Клэй, ты, наверное, не знал, но я гей и ты мне очень нравишься». Он рисует в своем воображении место, куда бы привел Дженсена для такого ответственного шага. Наверное, это будет одно из самых его любимых мест за пределами Либерти на каменистом плато, где весь город как на ладони сверкает и переливается огнями ночной жизни.

Все бы так и было, если бы не Ханна Бейкер. Если бы не ее кассеты полные горечи, боли и разочарования. Если бы не упоминание Клэя Дженсена на одной из сторон. Если бы не ее чувства к нему.

Став невольным голубем ее почты, несущим предсмертное слово Ханны героям ее жизненной повести, Тони понимает, что собственные желания и несбывшиеся надежды должен временно похоронить на дне души, так как сейчас они совсем не к месту и не ко времени. Падилью утешает то, что Дженсен рядом и как никогда нуждается в его поддержке и ответах на множество вопросов.

— Почему, Тони?! Почему она это сделала?! Ты знал?! И ничего мне не сказал?! Как мне теперь со всем этим жить?!

Все, что Падилья сейчас может это подставить плечо, раскрыть дружеские объятия, стать дежурной жилеткой для слез и даже добровольной грушей для битья. Но мать твою, как же больно видеть Клэя в таком состоянии. Терпеливо позволять орать на себя и сносить крепкие удары и ощутимые толчки, когда другому за подобное давно бы начистил табло. Он страдает. Изводит себя на говно из-за чужих предположений, собственного недопонимания и обоюдной недосказанности, а Тони лишь остается утешать парня, к которому он неровно дышит, говоря:

— Я не знал. Успокойся, Клэй, пожалуйста. Ханна этого не хотела. Просто… Ты ведь тоже не знал. Никто вообще не догадывался, что творится в ее голове. Она ведь могла уйти не оставляя посланий с того света.

Может и ему стоило записать свое признание и просто подбросить в шкафчик к Дженсену в начале учебного года, перед тем, как в их жизни появилась Ханна Бейкер? Шанс был, но он упущен. И скольких бы бойфрендов не заводил Падилья, это всего лишь ширма, способ снять напряжение и усталость, получить помощь и поддержку, которую он с благодарностью готов принять.

Возможно, с его стороны жестоко давать кому бы то ни было надежду и говорить, что все хорошо. Собственное сердце не обманешь. Его с чертовской силой тянет к Дженсену и этого никому не изменить. Тони готов терпеливо ждать, когда время и другие события в жизни Клэя залечат его душевную рану и боль потери. Рано или поздно он все же узнает ответ взаимна ли его любовь.

Ну а пока, он будет лазить с другом по отвесной скале, крепко держать за руку, когда тот начнет падать, вместе с ним громко кричать «Fu-u-u-u-ck», потом откроет ему глаза на то, что гей и привезет на свое излюбленное плато, чтобы Клэй мог полюбоваться огнями ночного города и хоть немного отвлечься.

— Если что — я рядом, — мягко скажет он Дженсену, вложив в эту фразу всю глубину своих чувств.

========== Я найду тебя ==========

Комментарий к Я найду тебя

Посвящаю **Бывший ангел** С Днем рождения, Митюша!

Писалось под Dark Secret–I Will Found You

по 23 и 24 серии фильмов о Джеймсе Бонде

007: Координаты «Скайфолл»; 007: Спектр

Гиф к зарисовке http://savepic.ru/13879044.gif

Я тебя непременно найду

Среди тысячи лиц посторонних.

В этих буднях, до боли спокойных,

Ты заполнишь мою пустоту.*

Его глаза вгрызаются в толпу, пытаясь отыскать знакомое лицо. 007 готов обшарить каждый уголок Лондона, чтобы найти того, кто ему дорог. Пока он отсутствовал, в МИ 6 произошли серьезные изменения, во время которых у него вдруг резко поменялся координатор, и как потом оказалось руководство. Услышав незнакомый голос в переговорном устройстве, Бонд сперва опешил. На вопрос «где Кью?!» ему велели не задавать лишних вопросов и следовать дальнейшим инструкциям.

По возвращении в Лондон он буквально силой вломился в кабинет М желая вытрясти из него всю правду и задать два интересовавших его вопроса: «куда делся начальник техотдела?!» и «что, к херам, происходит?!» Но вместо привычной физиономии шефа его встретил абсолютно незнакомый человек, представившийся новым главой Центра Национальной Безопасности, Максом Денби.

Джеймс сразу понял, откуда дерьмом несет, услышав из уст этого напыщенного индюка в галстуке такие фразы как: «превышение полномочий», «нарушение субординации», «порча госимущества», «временное отстранение М от занимаемой должности», «тотальная слежка», в том числе за всеми без исключения агентами и рядовыми работниками службы.

– Нехорошо, – цыкает Денби, покачиваясь в кожаном кресле М и бросая на 007 слабо завуалированный похотливый взгляд, – знаменитый Джеймс Бонд – визитная карточка МИ 6, а он позволяет себе смешивать работу с удовольствиями, считая, что имеет полное право на личную жизнь. Да еще с кем? Молодым начальником техотдела?

– Какого черта?! – цедит Бонд. – Моя личная жизнь – не вашего ума дело!

– Ошибаетесь. Как раз нашего. В любом случае вы пока отстранены от операций. Можете быть свободны.

– Где Кью?! – не унимался 007.

– Вы имеете в виду бывшего квартирмейстера? Вашего сообщника или правильнее сказать любовника? – ощерился Демби. – Он получил отставку.

Последнее слово этой мерзкой змеи прозвучало для Джеймса оглушительным залпом. Отставка работника подобной сферы, обладающего секретной информацией, могла означать, что угодно вплоть до пули в лоб и выноса тела вперед ногами. Побелев, как смерть, Бонд, как угорелый помелся в ипотечную квартиру Q, молясь, чтобы он оказался там.

Квартира оказалась пуста. Нет, многие бездушные вещи и сама обстановка остались прежними. От помещения веяло грустью, одиночеством и осязаемой тоской. В нем абсолютно никого не было. Ни Q, ни двух облезлых и вечно голодных котов. Лишь легкий аромат туалетной воды Givenchy, и более устойчивый запах животных, говорили о том, что совсем еще недавно в этой квартире кто-то находился.

Бросив взгляд на диван, он наткнулся на полосатый свитер Q, в котором тот любил работать, сидя за компьютером. Выхватив из кармана телефон, Джеймс стал лихорадочно давить на кнопки пытаясь дозвониться хоть к кому-нибудь: Маннипени, М, Кью, натыкаясь на один и тот же ответ: «данный номер больше не обслуживается». Потом, в качестве мизерного шанса он принялся обзванивать больницы и морги, желая узнать, не поступал ли к ним молодой, стройный брюнет лет двадцати пяти в смешных очках.

Спустя время Бонд готов завыть от безысходности, сидя на полу прихожей и уткнувшись лицом в шерстяной комок свитера, вдыхая едва различимый запах своего мальчика.

– Кью, малыш, где ты сейчас? Что эти суки с тобой сделали?

Джеймс понимает, что взбешен до предела. Его раздразнили, как злую собаку, отобрав заветную кость. А он не привык так просто сдаваться. Он готов сразиться насмерть, чтобы вернуть свое.

***

Кью только успел поставить в холодильник бутылку Dom Perignon, оставленную Джеймсом на его рабочем столе в качестве благодарности за сотрудничество, как в его двери кто-то настойчиво стал звонить. Открыв их, он уставился на двух верзил в костюмах и черных очках, явно вооруженных и очень опасных.

– Мистер Джеффри Бутройт? – бросил один из них, называя Q его настоящим именем, и делая уверенный шаг в сторону прихожей.

– По какому праву… – пытается возмутиться молодой человек, глядя как в его квартиру беспардонно вламываются незнакомцы.

– Наш шеф, мистер Денби, – продолжает другой, сверкнув удостоверением работника нацбезопасности, – настоятельно вам рекомендует взять все самое необходимое и в течение пяти минут покинуть это помещение. На работу можете пока не приходить.

– Я все еще не понимаю…

– Временная смена власти, мистер Бутройт, большего вам знать не обязательно. Не пытайтесь кому-либо звонить и искать встречи. Особенно с Джеймсом Бондом, – подчеркнуто добавил первый.

– А если я не соглашусь? – пытается блефовать Q, прищурив взгляд.

– Тогда существует огромная вероятность, что в скором времени вы можете кое-кого потерять, например, очень близкого друга, а одну из этих облезлых мочалок прямо сейчас, если не согласитесь на наши условия, – подал голос верзила, доставая из кобуры пистолет, передергивая затвор и направляя его на одного из котов.

И Кью уходит, быстро собравшись и подхватив под мышки своих питомцев. Их временно придется сдать в приют, а самому снять номер в неприметном отеле. Лечь на дно. Затаиться. Но, спустя сутки Q понимает, что нужно что-то делать. Он заходит в интернет и ищет всю информацию на Макса Демби, узнав, что тот самый настоящий политический аферист и мошенник, каким-то образом ставший непосредственным начальником МИ 6 и дорвавшийся до власти, больше похожей на тоталитарный режим.

Вставив в глаза линзы, и облачившись в неприметную одежду, Q пытается как можно незаметнее прокрасться к главному офису службы, где бы мог пересечься с кем-нибудь из старой гвардии. Риск велик, за ним, возможно, следят. И 007, который, скорее всего, бросился на его поиски, находится сейчас в смертельной опасности.

Кью мельком ловит знакомый почти безумный взгляд васильковых глаз на станции лондонского метро, а потом быстро отворачивается и опускает голову, собираясь слиться с толпой. Все еще опасно! За ними могут следить! Но как бы Q хотелось выкрикнуть «я здесь, Джеймс!», растолкать пассажиров, броситься Бонду в объятия и долго, исступленно целовать, прижимаясь к нему всем телом, словно защищая. Но он не может, потому что этой сволочи Демби удалось нащупать их слабое место и надавить со всей силы. Q не может, потому что потеряй он 007, дальнейшая жизнь без этого мужчины не будет иметь смысла.

Он любит Джеймса Бонда до боли и ломоты во всем теле. До горлового хрипа. До аритмии сердца. Как никого и никогда прежде. И Кью твердо убежден, что он дорог 007 в неменьшей степени. А когда кого-то любишь и любим, собственная жизнь тебе уже не принадлежит.

_______________

* Из стихотворения Софьи Новопавловской

========== Сегодня никто не умрет ==========

Комментарий к Сегодня никто не умрет

Посвящаю **Бывший ангел** С Днем рождения, Митюша!

По фильму “Агенты А. Н. К. Л.” Наполеон/Илья

Писалось под Laura Mvula–You Work for Me (OST The Man From U.N.C.L.E.)

Гиф к зарисовке http://savepic.ru/13869927.gif

– Убей напарника, если понадобится! Ликвидируй при необходимости! Завладей данными любой ценой! Не забывай, на кого работаешь и где можешь оказаться в случае провала! Ключ к победе в гонке вооружений должен быть у нас, а не у русских! Это безграничная власть!

«А не пойти бы вам в задницу со своими амбициями и мировым господством?! – мысленно цедит Соло, сидя в салоне вертолета и слушая монотонный приказ начальства через бортовые наушники, внутренне ликуя, что никто не может прочесть его мысли. – Для вас все так просто, да?! Сегодня – мир, дружба, жвачка, а уже завтра – убей его, Соло! Убей его! Подумаешь, одним оловянным солдатиком больше, одним меньше!»

Сидящий в метре от Наполеона Курякин получает тот же набор инструкций касаемо американца, только в более угрожающей форме, чем его напарник, который вновь должен стать для него мишенью. Илья понимает, что его именно этому и учили. На поле боя нет места чувствам и сентиментальности. Родина сказала «надо» и ты просто должен ответить «есть». Да только видать КГБ не удалось окончательно выбить из него всю дурь, под категорию которой подпадало острое нежелание хладнокровно убивать человека, спасшего ему жизнь. И не только поэтому, а еще с других, личных соображений.

Наполеону сейчас не хочется думать о поставленных целях и возможных последствиях. Ему почему-то хочется узнать реакцию Ильи на прозвучавший сверху приказ. Ошибка КГБ заключалась в том, что они всех своих сотрудников подгоняли под единый стандарт, вместо того чтобы придавать значение индивидуальности и персональным данным. А ведь Большевик молодой, симпатичный парень, которому не помешало бы немного шарма. А еще он запальной, прямолинейный и простой, как угол дома, а местами даже комичный.

Соло бы выкрутился, нашел возможность избежать смерти, потому как не верил в загробную жизнь и считал, что слишком рано ставить на таком красавчике как он крест. Он не желал подобного и Курякину, хотя был уверен, сложись с ним такая ситуация, Илья не сдался бы без боя, а в случае неизбежности с криком «ура» бросился бы на амбразуру. Потому что тверд и крепок духом. Потому что русский.

Илья ловит себя на мысли, что где-то подсознательно завидует Наполеону. Его ловкости, изощренности, утонченному вкусу и манере общения. Рядом с ним Курякин чувствует себя грубым и неотесанным мужланом. Он с каменным лицом цедит каждое слово, в то время как Соло может ответить ему колкостью, с улыбкой на устах указывая его слабые стороны и недостатки. Ковбой мог бы остаться при своих интересах и бросить его на корм рыбам, а вместо этого вытащил из воды и заставил жить. И после всего этого «убей американца»?

Взгляд Соло по-прежнему непроницаем, в то время как сидящий в нем внутренний профессионал-авантюрист начинает хитро щуриться и просчитывать все хода и возможные варианты развития событий, включающих реакцию Курякина. У Большевика нет выхода, а у Наполеона есть. Убивать этого голубоглазого симпатягу у Соло нет ни малейшего желания. А с кем тогда соревноваться, чьи яйца круче? И как отказать себе в удовольствии доказать, в первую очередь Илье, что он не послушная машина, а прежде всего человек, правда, с атрофированными чувствами прекрасного. И Соло будет тем фокусником, который проберется сквозь железный занавес, пробьет броню скованности, достучится до настоящего Курякина и явит его миру, вновь научив улыбаться.

Потому что Наполеону жуть как хочется услышать в свой адрес очередной взволнованный вопрос этого конспиратора «что ты тут делаешь, нас могут увидеть» и ответить на него «а мне плевать». Попросить Илью почитать стихи русских классиков или спеть романс «Очи черные», надеясь, что он умеет играть на гитаре и его голос может быть мягким и вкрадчивым, а не звучать как одиночный выстрел. Взять его за руку, когда та начнет дергаться в нервном тике и, крепко сжав, сказать:

– Спокойно, Илья, это у них юмор такой. Не надо крушить дорогую мебель и бить иностранцам морды. Хотя, если ты настаиваешь…

Кинув невозмутимый взгляд в сторону хмурого напарника, еле себя сдерживая, чтобы ему не подмигнуть и не сказать «ничего, Большевик, прорвемся» американский агент уже принял твердое решение за них обоих, что ЦРУ и КГБ могут дружно взявшись за руки идти нахер!

Сегодня никто не умрет! Только не в его смену! Наполеон Соло этого не допустит!

========== Не всё ложь ==========

Комментарий к Не всё ложь

По сериалу “Ривердэйл” Хоакин\Кевин

Гифки к зарисовке:

http://savepic.ru/13927852.gif

http://savepic.ru/13913516.gif

http://savepic.ru/13902252.gif

Хоакин Де Сантос знал, что отношения замешанные на лжи не могут длиться вечно. Что рано или поздно настанет тот самый момент, когда кто-нибудь докопается до сути и поймет, насколько глубоко он погряз в преступности, став соучастником своего босса.

А что делать, если в этих отношениях не все ложь? Как Хоакину быть, если он просто оказался между молотом и наковальней? То, что началось с обыкновенного задания, превратилось в бурную страсть, привязанность, дружбу и, возможно, любовь, а он день ото дня сидит на пороховой бочке, снедаемый угрызениями совести.

Хотя Де Сантос уже привык довольствоваться тем, что есть и использовать любую возможность, чтобы урвать кусочек своего счастья, но почему тогда ему так хреново и хочется смачно выматериться? Как он может, так спокойно находиться в компании Кевина Келлера? Играть с ним в бильярд? Держать за руку? Целовать украдкой? Потом целовать более проникновенно, до одури, вминая его тело в матрас и мысленно орать, вторя резким толчкам:

«Прости, красавчик! Я тварь! Подонок! Грязный лжец! Я использую тебя! Но, блядь, если бы я мог что-то исправить! Все вернуть! Признаться сразу!»

Когда Келлер приглашает его на школьный бал, играть эту вынужденно-добровольную роль становится просто невыносимо. У Де Сантоса возникает непреодолимое желание разорваться надвое. На хорошего Хоакина и плохого. Пусть поганец забирает себе всю ложь, грязь, кровь, принадлежность к криминалу и валит нахер!

«Как же, разбежался! Приятель, я – это ты, забыл?!»

Чертовски трудно держать спину прямо, мысленно приказывать коленям перестать подгибаться, а рукам не дрожать, когда Кевин с манящей улыбкой, при всем честном народе, с ним танцует. Говорит, что никогда еще не танцевал с парнем на людях, что у него вообще раньше не было настоящего бойфренда, Хоакин – первый.

С кем-нибудь бывало такое, когда от подобных слов хочется вознестись в рай и одновременно провалиться на месте в преисподнюю? Ликовать и радоваться в душе и вместе с тем дико себя проклинать и ненавидеть? Быть без меры счастливым и глубоко несчастным одновременно?

Мать твою, а эти его глаза?! Ясные, глубокие, широко открытые и полные доверия! Как осмелиться смотреть Келлеру в глаза, во время этого признания, улыбаться в ответ и прижимать его ближе. Как заставить голос не дрожать и сказать, что для Хоакина это тоже очень важно и он рад, что Кевин выбрал именно его. Ввел в круг своего общения плохого парня, байкера, члена бандитской группировки «Южные змеи». Казалось, что в тот момент Де Сантос достиг наивысшей степени презрения к самому себе. Но как же он ошибался.

Он словно на перекрестном допросе сидит, вжавшись в кресло, стоявшее в гараже Эндрюсов и понимает, что настал чудовищный момент истины. Ребятам удалось выяснить, что в деле Блоссома замешан его босс и он сам. И Келлер просит рассказать все, что он знает. Просит не как его парень, а как сын шерифа. И Де Сантос по капле цедит каждое слово, желая продлить свою агонию. По крайней мере, он еще немного побудет с Кевином, пусть разоблаченный и раздавленный, прежде чем красавчик обрубит все концы и оставит своего бывшего парня за бортом.

– Ты преступник! – с осуждением в голосе произносит Келлер, глаза которого предательски блестят от подступивших слез. И все это из-за его лжи.

«Вот оно, чувак! Развитие событий достигло своего апогея! Самое время застрелиться и отправиться в ад!»

Вместо этого Де Сантос берет билет на автобус до соседнего мегаполиса так как понимает, что в Ривердэйле оставаться небезопасно и бессмысленно, потому что ничего уже не будет так как прежде. Вот только есть ли у него надежда на возвращение, реабилитацию, жизнь с чистого листа, отношения с любимым человеком не замешанные на лжи?

– Я не знал тебя, – с грустной улыбкой роняет Келлер, пришедший его проводить на автобусную станцию.

И Хуакину искренне жаль и больно до глубины души вот так расставаться. Потому что для его собственной правды не хватило места, она безмолвно кричала, просила о помощи, буквально захлебывалась, утопая под тонной лжи. А теперь все кончено. Его правда никому не нужна.

Последний взгляд на своего бывшего парня и Де Сантос делает спасительный шаг в сторону автобуса.

– Хуакин! – взволнованно кидает Келлер, заставляя того оглянуться.

Его вопросительное «да» теряется в горловом стоне и страстном, продолжительном поцелуе мягких губ Кевина. Руки не отпускают, не хотят прощаться. Еще совсем чуть-чуть. Никто не желает расставаться, но это необходимо. Возможно для того, чтобы потом снова встретиться.

– Я буду скучать, красавчик, – со щемящей нежностью роняет Хоакин, внутри которого тлеет надежда, что когда-нибудь он получит еще один шанс реабилитировать свою любовь.

========== Джеки ==========

Комментарий к Джеки

Посвящаю **Julie Ria** С Днем Рождение, ЮЛЯША!

По сериалу “Волчонок” Джексон\Айзек

http://savepic.ru/13901882.jpg

Айзек Лейхи не был клиентом или одним из тех мальчиков, что шарятся на Смит-стрит в поисках траха за деньги. Сюда его привел чисто профессиональный интерес. Ему нужно было написать статью для журнала и сделать пару снимков, отображающих местный колорит. Его пытливый взгляд заскользил по редким представителям древнейшего ремесла, выхватывая из толпы фигуру парня, одетого женщиной.

На нем не было яркой вызывающей одежды со стразами и боа, кричащей косметики с накладными ресницами и ногтями, что в общей степени, по мнению Айзека, выглядело несколько вульгарно. Добротное твидовое пальто до колена, телесные чулки, обтягивающие гладкие и почти идеально ровные ноги, обутые в туфли на средней платформе. Голову венчал белокурый парик до плеч, оказавшийся натуральным. В руках незнакомца подрагивала сигарета, которой он периодически затягивался, выпуская в вечернюю мглу сизый дым.

То, что действительно поразило Айзека во внешности травести это дуги бровей, черных, словно нарисованных углем, но лишь до середины, делающих его похожим на грустного мима. Будто незнакомец перепутал театр с панелью или оказался здесь абсолютно случайно. Именно к нему захотелось подойти и поговорить. Может, парень/девушка дал бы Айзеку интервью и позволил себя сфотографировать. Лейхи готов был даже заплатить, хотя интуитивно чувствовал, что именно этот человек в деньгах не нуждался. Он украшал собой Смит-стрит, словно бриллиант навоз и в тоже время не принадлежал этому месту, выделяясь белой вороной среди своих собратьев.

Айзек стал подходить ближе, слыша в свой адрес привычное: «Привет, красавчик! Не желаешь развлечься?!» Он почти уже был рядом с загадочным незнакомцем, как услышал за спиной визг колес, звук открывшейся и громко хлопнувшей автомобильной двери, а затем быстрые и уверенные шаги в их сторону.

Стоявший еще миг назад в расслабленной, словно скучающей позе травести, кинув беглый взгляд за спину Айзека, изменился в лице и попытался собраться с духом, натянувшись, как струна.

– Какого черта, Джексон?! Я мог бы допустить, что ты гомик, но это переходит всякие границы! – возмущался холеный мужчина лет пятидесяти, хватая парня за рукав пальто и, рывком заставляя сместиться на пару ярдов.

– Джеки. Мня зовут Джеки, – с наигранной иронией в голосе и вызовом в глазах отвечает тот, пытаясь вырваться из крепкого захвата мужчины. – Моя мама так хотела девочку, – выдохнул он, посылая в лицо мужчины порцию сизого дыма.

– Не позорь меня! Прекращай этот дешевый балаган! Этим ты ее не вернешь! Иначе я могу подумать, что ты окончательно свихнулся и превратился в бабу или у тебя на почве длительного пребывания рядом с ней развился Эдипов комплекс! Не смей больше сюда являться, да еще в таком виде! – рявкнул мужчина, срывая с головы Джексона парик и швыряя его на мостовую.

Айзеку казалось, протяни он руку и можно почувствовать этот накал страстей и душевную борьбу одного из них. Нельзя было не заметить целую гамму чувств, промелькнувших на лице Джексона. Как он, несмотря на свое телосложение, пытается укрыться за слабостью, уйти от конфликта, скрывшись за женской одеждой, как за броней, считая, что это поможет. Как он роняет сигарету, начинает часто дышать, в бессилии сжимая кулаки, а может быть наоборот, стараясь аккумулировать силу в себе, чтобы сопротивляться и дать отпор.

Сейчас Джексон явно нуждался в помощи. Небольшом толчке, заступничестве, что придало бы ему сил и уверенности выбрать верный путь и решиться на более кардинальны действия. Демоны определенно водились в его душе, нужно только дать им свободу, чтобы можно было потолковать со своим визави на тех же нотах.

Лицо мужчины вдруг показалось Айзеку смутно знакомым. Лихорадочно соображая, а потом вспомнив, кто это и где он мог его видеть, Лейхи быстро выхватил из сумки камеру, ослепив обоих резкой вспышкой.

– Советую оставить парня в покое, мистер Уиттмор, – холодно выдавил Айзек, – или вам больше нравится «сэр»?

– Да как ты смеешь, наглый мальчишка?! – начинает пыхтеть тот, отвлекаясь на кудрявого незнакомца, что дает возможность парню в женском пальто высвободить свою руку. – Мы не закончили, Джексон! – высокомерно кидает Уиттмор, окатив обоих уничижительным взглядом, перед тем как вернуться к своей брошенной у обочины машине.

– Блядь, я Джеки! – срывается на крик парень, давясь непрошенными слезами. – И я буду делать все, что сочту нужным, мать твою! – кидает он вслед отъезжающего авто.

– Вот урод, – цедит Лейхи в ту же сторону, подбирая с земли парик и отдавая его парню. – Как ты? – добавляет он, протягивая руку для приветствия. – Я Айзек. Айзек Лейхи. У меня тут за углом машина. Хочешь, я тебя подвезу? Только скажи куда.

Джексон несколько секунд мнет парик в руках, не зная, что с ним делать, потом обращает взгляд своих прекрасных синих глаз на незнакомого спасителя и смотрит, кажется, бесконечно долго, прежде чем хрипло выдавить «к тебе».

Айзек не стал бы врать, что первая мысль, которая его посетила после такого предложения, не была связана с сексом в качестве благодарности. Он и не рассчитывал на это, но не отказался бы, предложи Джеки подобное. Как потом оказалось, парню нужен был обыкновенный собеседник, дежурная жилетка, куда можно было выплакать всю скопившуюся боль. Интим в данную минуту приобрел более глубокий смысл, чем сам процесс, которому оба так и не дали ход.

– Все нормально. Мы можем просто полежать, – понимающе предложил Лейхи.

Бережно обняв обнаженного Джексона и, чувствуя его трепет, затрудненное дыхание и соленую влагу на своей груди, Айзек слушал, не перебивая, твердо поклявшись, что данная исповедь будет навеки замурована в стены его квартиры. Лейхи узнал, что Джексон незаконнорожденный сын лорда Уиттмора и Джеки Стивенсон, молоденькой актрисы из Ковен-Гардена, считавшего эту связь увлечением молодости, а ребенка непростительной ошибкой. Что мать была однолюбкой и очень тосковала по Дэвиду, отдавая всю свою привязанность и нежность Джексону.

Те редкие часы, когда Уиттмор наведывался в их с матерью квартиру, превращались потом в скандал и рукоприкладство, после чего Джеки долго плакала, обнимая сына.

– Я ведь так его люблю. Мне не нужны его деньги. Я всего лишь хотела от него еще и девочку, – сквозь слезы цедила мать.

Джексон, будучи ребенком, изо всех сил пытался защитить ее от нападок отца, а потом стал невольным свидетелем того, как Джеки Стивенсон начала потихоньку сходить с ума от горя. Он до такой степени ее любил и был предан, что сделал себя добровольным узником ее помешательства, лишь бы мама перестала страдать. Он позволял называть себя Джеки, надевать на голову парик, а на тело женское платье, спустя время с ужасом понимая, что уже сам не знает, кто он: девочка или мальчик, и чего по-настоящему хочет.

– Никакой у меня не Эдипов комплекс! – бубнит Джексон во влажную грудь Айзека. – Я просто любил ее, вот и все!

Джеки умерла несколько месяцев назад, а этот напыщенный индюк даже не пришел на ее похороны, в то время как сам годом раньше потерял жену и законного наследника, не зная теперь кому передать кучу бабла, фамильный дом и титул. По каким-то причинам утратив собственные репродуктивные способности, он вдруг вспомнил об ублюдке Стивенсоне, решив, что тот встретит его с распростертыми объятиями.

– Это ее парик и пальто, – продолжал свое повествование Джексон, – и весь этот маскарад я устроил, чтобы позлить эту зажравшуюся сволочь Дэвида Уиттмора и напомнить ему о том, что он сотворил с Джеки Стивенсон! Я его ненавижу! Мне не нужен его гребаный титул и деньги! Ни единый сраный пенс! Они не возместят мне годы его жестокого обращения и не вернут маму!

– Ты должен отпустить ее, – тихо говорит Айзек, невесомо касаясь губами жесткого ежика на голове Джексона.

– Знаю. Мне просто нужно время, – выдыхает Стивенсон, неосознанно прижимаясь ближе к Лейхи, одаривая его грудь, ключицу и стройную шею благодарными поцелуями. – Можно мне остаться? Хотя бы на эту ночь? – спрашивает он устало, пряча от Айзека свои покрасневшие от слез глаза.

– Конечно, – шепчет Лейхи, переплетаясь с поджарым телом своего гостя, желая чтобы обоим было максимально удобно. «Хоть на всю жизнь!» – уверенно твердит его внутренний голос.

Чуть позже Айзек тихо выскользнет из его объятий, и когда Джексон сонно раскинется на постели, он будет долго разглядывать линию его манящих губ, островки густых бровей, волевой подбородок, очертания божественного тела в льющемся из окна лунном свете. Стивенсон невероятно привлекателен и гармонично смотрится как в образе женщины, так и в своем мужском обличии. Лейхи ловит себя на мысли, что так естественно видеть теперь уже знакомого парня в своей кровати, да и во всей квартире тоже. Он бы предложил Джексону сделать ряд снимков, подчеркнув его красоту и индивидуальность. Интересно, как он выглядит, когда улыбается?

Грустный мим приоткрыл завесу и обнажил свою душу перед абсолютно незнакомым человеком, пришедшим ему на помощь. И Айзек в ответ готов показать собственный мир полный красок, желая подарить Джексону много радости, тепла и любви.

========== Вооружена и очень опасна ==========

Комментарий к Вооружена и очень опасна

Посвящаю **LSHmademoiselle** С Днем Рождения, Настенька!

По сериалу “Игра престлов” Бриенна/Джейме

http://savepic.ru/13899758.jpg

Писалось под Ariana Grande–Dangerous Woman

Бриенна Тарт перестала быть наивной в четырнадцать, когда в первый и последний раз посетила дом Ланнистеров и их чертову вечеринку по случаю дня рождения Серсеи и Джейме и практически весь вечер подпирала собой стену с гобеленами. Ее угловатая и довольно высокая фигура резко выделялась среди ее сверстниц и даже превышала по росту некоторых парней.

– Господи, вы только полюбуйтесь! – достаточно громко говорила Серсея Ланнистер своим подружкам, прыснув от смеха. – Если сейчас она шваброид, что будет, когда девочка вырастет? Каланча? Тётя, достань воробушка? Джейме, дорогой, пойди, пригласи это длинное несчастье на танец, а то она все стены нам попротирает! – добавила светская львица, выдернув брата из какой-то увлекательной беседы.

Тот в сомнении поджал губы, удивляясь выбору сестры. Девушка, совсем еще подросток, была самой обычной. Скромно одета, аккуратно причесана, без всякого намека на косметику и бижутерию. Высокая, нескладная, тощая, тогда как он привык держать в руках более пышные формы и находиться в обществе первых красавиц Вестероса.

– Ну что ты встал столбом? – не унималась Серсея. – Я же не прошу ее трахнуть или поцеловать. Всего один танец, – добавила она, толкая Джейме в нужную сторону.

Юная Бриенна не сразу поняла, что обращаются именно к ней и была в секундном замешательстве при виде молодого Ланнистера, наследника всего движимого и недвижимого фамильного имущества, желавшего пригласить ее на танец. Оглядевшись по сторонам, она неуверенно вложила свою руку в ладонь именинника.

Девушка чувствовала себя несколько неловко, боялась сбиться с такта и еле могла выдержать улыбающийся взгляд Джейме, который восхищался цветом ее глаз. Потом, осмелев, она стала ловить каждое его слово, ощущать тепло рук на своей спине, пояснице и его чуть хриплое дыхание у виска.

Вместе с музыкой и словами Ланнистера, до слуха Бриенны стали долетать обрывки фраз и рваный смех.

– Вот умора… Орел и гадкий утенок… Глаза недоенной коровы… Да она втрескалась… – и все это оказалось в ее адрес.

Лицо Бриенны пылало, а сама она еле сдерживала слезы, когда Джейме проводил ее на место и галантно поцеловал руку. Девушка лихорадочно стала вертеть головой в поисках отца, и уже хотела сделать шаг, как услышала рядом с собой знакомый женский голос.

– Бриенна, детка, как тебе вечер?

– Леди Оленна, я… – стала мямлить девушка, не зная, куда глаза девать.

– Пойдем, дорогая, пройдемся, – предложила миссис Тирелл, взяв Бриенну под руку и уводя ее в сторону выхода в сад. – Послушай меня, девочка, – без обиняков начала леди Оленна, – тебе сейчас больно и обидно. Но поверь мне, Серсея и ее подружки просто глупые гусыни. Я тоже когда-то была серой мышью и боялась собственной тени, а теперь посмотри, у меня не только состоятельный муж, а еще и куча поклонников. Время все вылечит, милая. Возможно, быть леди это вовсе не то, что тебе нужно. Все эти светские рауты, чаепития – тоска зеленая. Когда ты повзрослеешь и окончательно поймешь, чего хочешь, приходи ко мне, я придам твоей уникальной индивидуальности немного шарма.

***

13 лет спустя.

Сидя за стойкой одного из местных баров, Джейме затянулся сигаретой, запивая часть дыма глотком двойного скотча. Когда умер его отец, он с радостью уступил кресло генерального директора компании своей амбициозной сестре, не желая торчать в офисе, вести переговоры и управлять семейным бизнесом. На хлеб с икрой ему вполне хватало, он так бы и жил один в свое удовольствие, если бы не Серсея, которая в последнее время буквально выносила ему мозг своим истерическим визгом и жалобами, ежедневно звоня по телефону.

А все дело в том, что за последний год какой-то загадочный и весьма профессиональный вор стал покушаться на банковские вклады Ланнистеров, сперва в Вестеросе, а теперь еще и в Браавосе, куда Джейме вынужден был притащить свою задницу. Камеры наблюдения зафиксировали довольно высокого, физически активного человека в маске, который оперативно и мастерски вырубив сигнализацию и охрану, обчищал сейф, оставляя крохотный сапфир в качестве компенсации или визитной карточки, делая ограбление больше похожим на издёвку. И если Джейме не хочет пустить своих многочисленных родичей по миру, он должен принять кардинальные меры по розыску опасного преступника.

Собираясь сделать очередной глоток, Ланнистер заметил, что стоявший рядом барный стул заняла эффектная блондинка с бесподобным цветом глаз.

– Привет! Угостить тебя выпивкой? – спросил он, кинув восхищенный взгляд на бесконечно длинные ноги незнакомки.

– Как хочешь, – пожала плечами та, заказывая себе коньяк. – Я Бри, – представилась она, делая небольшой глоток и предлагая руку для приветствия.

– Джейме, – ответил тот, завязывая непринужденную беседу и начиная мысленно анализировать свою собеседницу.

Сидящая рядом с ним женщина определенно не была шлюхой. В тоже время она не была похожа на Серсею и ее подруг, изображавших из себя чопорных бизнес-леди. Бри прекрасно знала, чего хочет и полностью владела собой. То ли ее парфюм был насыщен феррамонами и все больше распалял в Джейме определенный интерес, то ли выпитое спиртное + никотин, но Ланнистер, спустя время, отважился склониться к ее уху и, вооружившись многолетним опытом и своей неотразимой харизмой, страстно зашептать:

– Я не мог тебя видеть раньше? Твои глаза, кажутся мне знакомыми. Ты очень красивая, Бри. Я уверен, ты не принадлежишь к определенной категории женщин, но что бы ты сказала, если бы я предложил тебе найти более уединенное место, чтобы мы могли пообщаться?

– Под словом пообщаться ты имел в виду секс? – нисколько не смутившись, уточнила блондинка, одарив Джейме сногсшибательной улыбкой, выпивая оставшийся коньяк залпом.

– Если ты конечно не против и мое предложение тебя не оскорбило, – поспешил разрулить ситуацию Ланнистер.

Окинув Джейме оценивающим взглядом, сощурившись и что-то прикинув в уме, Бри поднялась с барного стула, с достоинством королевы ответив:

– Пожалуй, у меня найдется немного времени.

А дальше, как вы понимаете, все по сценарию. Ночь жаркого, незабываемого секса в номере ближайшего отеля. Только вот под утро удовлетворенного Ланнистера разбудило настойчивое скольжение чего-то холодного по лицу, а затекшие кисти рук оказались пристегнутыми наручниками к изголовью кровати.

– Бри, какого… – сонно мычит он, увидев рядом полностью одетую женщину, водившую кончиком пистолета по его виску и подбородку. – О, моя девочка вооружена и очень опасна, – с улыбкой тянет он, пытаясь поймать губами дуло пистолета, полагая, что это все еще часть игры.

– Господи, вы только полюбуйтесь! Лев связан и ведет себя, как игривый котенок! – саркастически улыбнулась блондинка, убирая пистолет от лица Джейме. – Ключ от наручников отдам горничной, через час будешь свободен, – добавляет она, грациозно вставая и направляясь к выходу.

– Детка, брось! – теряет терпение мужчина.

– Я давно уже не детка, Джейме. Меня зовут Бриенна Тарт, – с гордостью заявляет она, собираясь выскользнуть за дверь. – Мать твою, чуть не забыла! – кидает она, быстро возвращаясь и кладя на голую грудь Ланнистера небольшой драгоценный камень. – Сестрице привет! – с издевкой молвит Бри, погладив своего любовника по колючей щеке.

Ланнистеру уже не смешно, он лихорадочно бегает взглядом от удаляющейся фигуры женщины к лежащему на груди сапфиру такому же синему, как ее глаза. Не может быть! Стоит сложить 2 + 2 и мужчина готов поклясться, что его прямо таки распирает от восхищения и возросшего интереса к загадочной личности Бриенны Тарт. Неужели это та самая девочка, с которой Джейме танцевал когда-то, позволив себе быть безучастным к жестоким шуткам Серсеи в ее адрес?

– Вот же чертовка! – без злости кричит он в сторону закрывающейся двери, после чего вновь улыбается, глядя в каком дурацком положении оказался. – Ладно, Бри, 1 : 0! – добродушно добавляет он, тщетно пытаясь порвать цепь наручников и освободиться. – Надеюсь, ты будешь хорошей девочкой и дашь мне отыграться?! – а в ответ лишь звук неспешно удаляющихся шагов.

Джейме плевать на деньги, золото и фамильные драгоценности Ланнистеров. Их в семье навалом, бедными не останутся. Но какова женщина, мгновение назад покинувшая его и этот номер?! Похоже, Бриенна Тарт только что совершила крупнейшее ограбление века, похитив у него сердце.

========== До и после ==========

Комментарий к До и после

По сериалу “Первородные”-4 Фрея/Кейлин

Писалось под **Essx Station –Before ⁄ After**

http://savepic.ru/13964859.gif

Фрее Майклсон трудно кому-либо верить, так как вся ее жизнь до встречи с семьей была замешана на лжи. Она не может никому доверять, кроме себя самой, поскольку ее очень много раз обманывали и использовали. На ней, как на старшей сестре и могущественной ведьме лежит огромная ответственность. Фрея всеми силами и возможностями должна защищать клан Майклсонов, забыв о сне, отдыхе и собственных потребностях. Ей приходится быть жестокой, безжалостной, решительной, чтобы ее не считали слабой и уязвимой.

Она не должна питать симпатии к кому-либо, привязываться, испытывать желание, любить кого-то помимо членов семьи, кого-то особенного, только для себя. Чтобы этот кто-то не оказался однажды на противоположной чаше весов и у Фреи не возник бы выбор – любимый человек или ее близкие, ибо она, не раздумывая выберет последнее. Майклсон одинока, несмотря на то, что окружена кучей родственников. Так же одинока, как и плененная ею волчица Кейлин.

Фрея так фанатично одержима безопасностью семьи, что не замечает, как сквозившая в глазах волчицы ненависть к ней сменилась на понимание и даже симпатию. Майклсон взяла у нее больше, чем требовалось, но все еще не решается отпустить. А почему, собственно? Так приятно держать дикую зверушку на цепи, желая ее приручить? Вряд ли дело в этом или в количестве яда оборотня. А все потому, что Фрея чувствует родственную душу, ее поедом ест внутренняя тоска, безликое одиночество и дикое желание разделить это с кем-нибудь. Ей просто хочется быть любимой, хотя бы совсем чуточку.

Вместо этого она исцеляет волчице раны и отпускает на все четыре стороны, но та не спешит уходить. Фрея велит ей проваливать, убираться из города, потому что та все еще в опасности, не желая обращать внимания на располагающую улыбку, интимный жест, чуть умоляющий взгляд и неприкрытое желание в глазах Кейлин.

«Не гони меня, Фрея. У тебя есть семья, но ты несчастна. Ты совсем одна, как и я – волчица-одиночка. Но, если ты позволишь…»

Боязнь быть уязвимой еще больше, сильнее желания впиться поцелуем в приоткрытые губы, медленно и влажно скользнуть по шее, ключице, обнаженной груди, животу, между бедер. Сильнее, чем жажда почувствовать настойчивые пальцы Кейлин глубоко внутри себя, а ее жаркие ласки по всему телу. Сильнее, чем контраст их обнаженных, разгоряченных тел – сливки и молочный шоколад.

Фрея не шлюха и не холодная пустышка, чтобы насладиться всем этим, а потом прогнать, не позволив впустить волчицу в свое сердце. Она просто боится любить. Не хочет переживать и беспокоиться еще и за нее. Потому что не сможет защитить абсолютно всех, в том числе от себя самой.

Потому отталкивает. Грубо. Холодно. Беспощадно. Гордо вскидывая голову и глотая слезы. Даже после того, как Кейлин спасла ей жизнь. После того, как ощутила, что одинокая волчица ей небезразлична. После того, как узнала, что та осталась в Новом Орлеане исключительно из-за нее.

Девушка собирается уйти, а Фрея чувствует, что буквально разрывается на части от безысходности и одна ее половина твердо верит, что у них с Кейлин больше нет причин быть вместе.

«Кому ты нужна, Майклсон, со своей пришибленной семейкой древних вампиров и кучей проблем свалившихся на их и твою голову?! Не удерживай ее, пусть уходит!»

Но другая сторона Фреиной души понимает, что раньше ей было глубоко наплевать на чувства других людей, и всё в ее жизни до встречи с одинокой волчицей было не настоящим, пустым и малозначимым.

– Кейлин! – вымученно срывается с ее уст, а тело свободной птицей устремляется к той, чьи чуть солоноватые от слез губы хочется пробовать своими, потом еще и еще, ощущая их нежность, тепло и неприкрытое желание большего.

Фрея и Кейлин теперь не одиноки, но обе уязвимы, как никогда прежде. Им двоим потребуется много сил и терпения, чтобы встать на защиту своих чувств.

========== Любишь играть с огнем ==========

Комментарий к Любишь играть с огнем

По фильму “Фантастические твари” Криденс/Персиваль

http://savepic.ru/14054481.gif http://savepic.ru/14048337.gif

http://savepic.ru/14039121.gif http://savepic.ru/14027857.gif

http://savepic.ru/14082128.gif http://savepic.ru/14073936.gif

— Чего бы ты хотел на завтрак, Криденс? — добродушно спрашивает Персиваль, ставя пакеты с продуктами на столешню своей кухни.

— Ты кормишь меня, одеваешь, защищаешь, но лишаешь единственной вещи, которая мне от тебя нужна. В чем дело, Перси? У тебя на меня не встаёт? — нагло улыбается Криденс, упираясь плечом в дверной косяк. — Или ты боишься? О, не сто́ит, мне уже восемнадцать и я отлично знаю, что к чему.

— Я просил тебя миллион раз перестать на меня давить. Любишь играть с огнем, Кри? — цедит мужчина, отходя от стола и, с грацией опасного хищника подкрадываясь к ухмыляющемуся парню. — Смотри, не обожгись, детка, — бросает предостерегающе, больно захватывая пятерней гладкий подбородок. — Хочешь вновь оказаться там, где я тебя подобрал?

— Да нахуй тебя, Грейвс! — зло, развязно, с вызовом, пытаясь вырваться, а потом дотянуться до губ, чтобы сорвать поцелуй.

— Нахуй тебя, малыш! — в тон Криденсу произносит Персиваль, выталкивая парня в сторону спальни и швыряя его на диван, затем быстро срывая одежду с себя и лихорадочно, почти грубо со стонущего парня.

— Трахни меня… пожалуйста! — ошалело выдыхает мальчишка, ощущая прикосновение огрубевших ладоней к голым коленям, внутренней поверхности бедер, впалому животу, груди, алеющим скулам. — Ну, же! — недовольно хнычет он, выгибаясь в пояснице и глядя на то, как Грейвс просто завис над ним, хмуро разглядывая.

— Кри, пупсик, так дело не пойдет, — с издевкой в голосе заявляет мужчина, ложась рядом на спину и кладя руки под голову. — Это ведь нужно тебе, а не мне, и если уж так невмоготу, будь добр, поработай сам и постарайся, чтобы все получилось и, что самое главное, чтобы мне понравилось. Ну, я долго буду ждать?

— Ненавижу тебя, — обижено выдавил Бэрбоун, седлая бедра мужчины.

***

— Ну что, Кри, доволен? — хрипло спросил Персиваль спустя время, поглаживая парня по влажной спине и сжимая в ладонях небольшие ягодицы. — Добился своего, малыш? — чуть более мягко выдавил он, ощущая обоюдную истому после крышесносного оргазма.— Надеюсь, у меня все получилось и я больше не услышу твоих подъёбок?

— Еще скажи, что тебе не понравилось, Грейвс, — все еще задыхаясь выдохнул Криденс, соскальзывая с мужчины и ложась рядом. — Лично я не против, чтобы так начиналось каждое утро.Так, что там насчет еды?

— А я полагал секс со мной — единственное, что тебя интересует, — с ухмылкой заметил мужчина.

—А еще ты подумал, что это будет одноразовая акция и я тут же свалю из твоей жизни, Перси, — в тон ему ответил Криденс. — Ты ведь позволишь мне остаться и накормишь страждущего? — спросил мальчишка, замурлыкав котенком и осыпая грудь любовника цепочкой льстивых поцелуев.

— Посмотрим на твое дальнейшее поведение, Кри, — с ленивой улыбкой пообещал Грейвс, смачно шлепнув парня по заднице, собираясь вставать. — А теперь скажи, наконец, что бы ты хотел на этот гребаный завтрак?! Я удовлетворен, но зверски голоден!

========== Почему все так сложно ==========

Комментарий к Почему все так сложно

По сериалу “Восьмое чувство” Кала и Вольфганг

Писалось под Hinder – Better Than Me

http://savepic.ru/14172182.jpg

Вольфганг Богданов не задумывался о любви до тех пор, пока однажды не увидел хрупкую фигурку девушки одетой в красочное сари, проходившую мимо. Правильнее сказать в тот первый, второй и третий раз, когда они мысленно и весьма осязаемо перехлестнулись, он просто хотел уложить ее в постель, как и любую другую женщину, которую собирался трахнуть. Трахнуть страстно, горячо, проникновенно, едва спросив имя. Одноразовый секс его вполне устраивал, а длительные отношения Вольфу были ни к чему.

Богданову трудно поверить в эту хрень с сенсейтами, кластером, психической и эмоциональной связью, но он вынужден принять это как неоспоримый факт. Он чувствует, ощущает эту взаимосвязь довольно четко, будто нужный тебе человек рядом, будто ты и есть он. Особенно это проявляется в отношении Калы Дандекар чуткой, скромной, рассудительной и глубоко верующей в добро и любовь девушки из далекой Индии.

Отец Вольфганга с юных лет весьма доходчиво объяснял сыну, что мужчину семейства Богдановых должны интересовать всего пять вещей: жратва, бухло, ебля, отжим добра и месть врагам. Ни любовь, ни вера, ни милосердие с этим всем и близко не стояли. И Богданов-младший возможно в слегка искаженной форме и по своим собственным правилам следовал некоторым заветам покойного родителя, не особо задумываясь о будущем, живя одним днем, потому как в большинстве случаев был сам по себе.

С возникновением кластера он перестал быть один. Появившаяся в его жизненной фантазии Кала и вспыхнувшие к ней искренние и теплые чувства, заставили Вольфа взглянуть на свою жизнь в совершенно ином аспекте. Раньше быстрый перепихон с первой встречной телкой, взломы сейфов, грабежи толстосумов и убийства таких же монстров как его отец и он сам, было для Богданова обычным делом. А теперь все это дерьмо вдруг стало противным и ненавистным до тошноты и скребущих на душе кошек.

Потому что Кала – это он. Это ей приходится окунаться во всю эту грязь, похоть, преступность и необходимость убивать. Потому что она остро ощущает все его эмоции и переживания, а он ее противоречивые чувства, душевные терзания и угрызения совести. Чужая невеста, без пяти минут чья-то жена разрывается между будущим добропорядочным супругом и отпрыском немки и русского эмигранта с сомнительной репутацией и кредо убийцы.

Ее присутствие рядом, делает его жизнь лучше и ярче, позволяет отвлечься от реальности, искренне улыбнуться и вздохнуть полной грудью. Ему бесконечно долго хочется смотреть в эти глаза спелой вишни и вдыхать неповторимый аромат сандала и специй. Представлять, что они на самом деле вместе, как муж и жена. Как он, отдаваясь каждой частичкой своего естества, занимается с ней любовью, то нежно, то страстно, заставляя Калу стонать и извиваться под ним от всеобъемлющего удовольствия. Он так реально видит ее с малышом на руках, его сыном, маленьким Вольфи.

Стоп! Нужно перестать думать о ней, потому что подобные фантазии начинают причинять боль. Кто, скажите на милость, по собственной воле захочет уйти от мужа и связать свою жизнь с таким, как он?! Возможно он пьян или возомнил себе, что за его красивые глазки ему спишут все земные грехи и он начнет жизнь с чистого листа, раз его мысленно понесло так далеко словно в непроходимые джунгли. Блядь, только не джунгли! Где-то там Индия, Мумбаи и ОНА!

Вольф знает, что Кала не любит своего избранника, но он как вариант все же лучше, чем Богданов, наживший себе врагов в достаточном количестве. Он и так уже невольно внес смятение в ее душу, пошатнул веру в богов и во все, что было для нее свято, поставив перед сложным выбором – не до конца быть откровенной, жить во лжи с нелюбимым мужчиной, и страстно желать того, чьи руки и совесть запятнаны кровью.

– Почему все так сложно, Вольфганг? – тихо шепчет Кала. – Ты то манишь меня, то отталкиваешь. Я знаю, что ты ко мне испытываешь, и поверь, эти чувства взаимны.

– Я не тот, кто тебе нужен, индианочка. Я монстр, чудовище, убийца. Я тебя не достоин, не заслужил. Быть со мной рядом небезопасно. Не такой девушке как ты с чистой и непорочной, как первый снег душой ангела. Но ты должна знать, Кала, твой светлый образ это первое, что я вижу, открыв глаза утром и начав новый день своей никчемной жизни и последнее, о чем грежу, прежде чем провалиться в разверстые объятия забытья.

========== Сама скромность ==========

Комментарий к Сама скромность

По сериалу “Шерлок” (ВВС) Мориарти\Холмс\Ватсон

http://savepic.ru/14298809.gif http://savepic.ru/14311096.gif

http://savepic.ru/14296760.gif http://savepic.ru/14346939.gif

http://savepic.ru/14339771.gif http://savepic.ru/14334651.gif

Мориарти: Джонни, малыш, только посмотри, кто к нам пожаловал. Твой принц на белом коне примчался тебя спасать.

Холмс: Ты кто?

Мориарти: Я дал тебе свой номер, а ты так и не позвонил.(тоном обиженного ребенка) Я Джим Мориарти, большой любитель загадок и ребусов, как и ты. Профессионал разного рода игр: политических, азартных, сексуальных.(подходя ближе и говоря с придыханием) О, я вижу детка вооружен. Папочка Джим с удовольствием поиграл бы с твоим пистолетом.

Холмс: Джон, ты как?

Мориарти: Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Давай, Джонни, ответь своему бойфренду, как ты себя чувствуешь в зимней куртке с подстежкой из мощной взрывчатки и лазерным прицелом в районе сердца.

Ватсон: Он мне не бой… Все хорошо, Шерлок.

Мориарти: Шерли, детка, давай на чистоту. Ну зачем тебе старина Ватсон?(почти шепча на ухо) Он прожженный солдат и не знает сколь многогранна может быть любовь. У него все по-прямой. Он же команду «ложись» выполняет исключительно по уставу. А я бы сначала спросил, как мне лечь, милый? На спину, живот или поперек твоих колен? О, мне так знаком этот затравленный взгляд. Это неразделенное пристрастие к определенным шалостям. Ладно, мальчики, пойду, пожалуй. Считайте весь этот спектакль очередной моей выходкой или генеральной репетицией чего-то грандиозного. Позвони мне, детка. (игриво обращаясь к Шерлоку) Джонни, малыш, продолжай и дальше стойко и мужественно блюсти свою честь. (Мориарти уходит)

Холмс: Ты в норме?! (вставая перед Джоном на колени и, начиная лихорадочно возится с крепежом взрывчатки) Отвечай!

Ватсон: Да, да я в норме! Все отлично. Шерлок, о чем это он? О какой еще чести он там болтал?

Холмс: А мне почем знать! (снимая с Джона куртку со взрывчаткой и отшвыривая все это подальше) Умница, Джон! Ты держался молодцом!

Ватсон: Ты сам то как?

Холмс: Что?! Я?! Чудно, прекрасно!

Ватсон: Хорошо, что никто не видел…

Холмс: М-м…?

Ватсон: Как ты стоял передо мной на коленях, возился в районе ширинки, а потом стал срывать с меня одежду посреди ночи в пустом бассейне. Пошли бы разговоры.

Холмс: Ну, разговоры всегда ходят. И что это я слышу в твоем голосе? Разочарование? Ты хотел, чтобы я не останавливался? Тебе понравилось, да?

Ватсон: Вовсе нет! (возмущенно краснея)

Холмс: Зачем ты тогда голову запрокинул и часто задышал?

Ватсон: Жарко стало!

Холмс: Да, Мориарти был прав. Сама скромность. С тобой еще работать и работать.

Ватсон: …?!

Холмс: Ладно, ханжа, продолжай и дальше делать вид, что ты стопроцентный натурал и менять подружек, как перчатки.

Ватсон: Что?!

Холмс: Ничего. Идем отсюда.

========== Откровенно ==========

Комментарий к Откровенно

По сериалу “Восьмое чувство” Уилл/Лито

http://savepic.ru/14427859.gif

Мог ли знать Уилл Горски, что его очередной визит в качалку закончится столь неожиданно эротически в три последовательных этапа: ВОЗБУЖДЕНИЕ ⇒ СТОЯК ⇒ ОРГАЗМ.

А ведь все как обычно: делаешь себе подходы к снарядам, лежишь и подкачиваешь определенную группу мышц и вдруг бац, ты весьма ощутимо чувствуешь чужие ладони на собственных предплечьях, мягкие губы, нежно и влажно мажущие по твоему носу и скулам, видишь щетинистый подбородок, теплые карие глаза, в которых зарождается страсть. И все чувства миллионами иголочек акупунктурно бегут по телу, устремившись к единственной мышце, болтающейся между ног.

Если это проделки кластера, то Уилл и представить себе не мог, что все станет заходить так далеко. Ты словно развернутая книга, оголенный нерв, обнаженная душа, вскрытая черепная коробка, и твои молчаливые мысли, что всегда были слышны только тебе одному, вдруг обрели собственный голос и вошли в резонанс с кем-то еще. У Горски и зависшего над ним незнакомца сейчас одно на двоих сбивчивое дыхание, повышенный пульс, испарина на теле. Даже привкус безалкогольного солодового пива на языке смешался с клубничным дайкири, образуя неповторимый букет и приятное послевкусие при надсадном глотке.

Скромный полицейский из Чикаго до этой поры считавший, что он исключительно по девочкам и то, крайне редко, не знает сейчас, что делать и как себя вести. Его возбуждает незнакомый мужчина и им обоим это чертовски нравится. Ведь кроме него никто не видит этого жгучего, накачанного красавца, не чувствует его умелых рук и ловких пальцев гуляющих по всему телу, не слышит чуть хрипловатого голоса возле самого уха, практически в голове Уилла, побуждающего сперва расслабиться, а потом не останавливаться.

Если бы в тот момент Уилл смог посмотреть на себя со стороны, то увидел бы пыхтящего от натуги качка-новичка, взявшего слишком большой вес. Ему неудобно, он все время ерзает и оглядывается, пытаясь от кого-то отмахнуться. Или парень вообще не вкуривает как здесь оказался и не видит, сколь комично и нелепо выглядит его удивленное лицо, в то время как он ритмично жмет от груди штангу массой 105 кг.

Горски чувствуя, как практически вся его кровь устремилась в пах и тот стал болезненно пульсировать, еще крепче ухватился за перекладину снаряда и заработал с бóльшим усердием. Уилл безуспешно пытается думать о чем угодно: о нераскрытых убийствах, о пацанёнке с огнестрелом из гетто, о проблемном отце, которому нельзя пить, а он все хлещет и хлещет. Только куда там, прогнать мысли об удовольствии так и не удается, потому что фантомное щемяще-сладко-влажное скольжение по его члену усиливается и набирает темп.

Он еле возвращает штангу в уключины, потом немного смещается вперед, закладывает руки за голову, начиная качать пресс. Параллельно возникает дикое желание коснуться себя там, чтобы ускорить неизбежное или выполнять упражнение до тех пор, пока не побьёшь мировой рекорд, пока тебя не скрутит судорогой, и ты, обессилев, не потеряешь сознание, только бы избавиться от нарастающего чувства возбуждения и ожидаемой разрядки.

Сердце совсем зашкаливает, трепыхаясь в районе горла. Горски чувствует приятную тяжесть в районе бедер, будто кто-то его оседлал, вобрал в себя, всосал глубоко-глубоко. Чужая рука жадно берет за ворот влажной майки и тянет на себя прямо к приоткрытым губам.

– Ли-и-то-о! Я больше не мо-о-гу-у! – слышит Горски чей-то отдаленный полустон полукрик у себя в голове.

– Давай, малыш! Не сдерживайся! Кончи для меня! – громко кричит Лито и мысленно Уилл, хотя у последнего звезды в глазах мерцают, а из горла вырывается лишь рваный хрип, который он пытается заглушить, до боли прикусив губу.

Твою ж мать, Горски впервые в жизни слил в штаны, даже не прикоснувшись к себе. Такого с ним никогда не было, в том числе в период полового созревания. Он уже не отжимается, а подобно медузе растекся по лавке тренажера, жадно глотая ртом воздух.

Боже, как же ему сейчас хорошо!

– Это был самый улетный оргазм в моей жизни! – хрипло произносит Лито где-то посреди Мехико и у полицейского из Чикагской качалки возникает дикое желание закурить. – Ты знаешь, Эрнандо, мне даже показалось, что мы были не одни.

– Класс, – сквозь зубы процедил Горски, – а я тут славно со штангой потрахался.

Уилл, кряхтя, стал подниматься на ноги, благодаря небеса за боксеры, что не позволили позорному пятну проступить сквозь спортивки. Если дела в кластере обстоят столь откровенно, нужно серьезно подумать как избегать этого в дальнейшем и не быть вовлеченным в процесс каждый раз, когда у кого-то из них будет секс, дрочка, мастурбация или в голову постучит банальная похоть.

Офицеру Чикагской полиции Уиллу Горски придется нагрузить себя дополнительной работой, чтоб еще больше преступников⇒ нераскрытых убийств ⇒головной боли. Есть еще несколько вариантов: сесть на иглу, глотать снотворное или не просыхать, как отец. Но что тогда будет с его службой в органах и с ним самим? Ибо в противном случае, при данных обстоятельствах он рискует превратиться в ненасытного сексуального маньяка.

========== Закономерность ==========

Комментарий к Закономерность

По сериалу “Ганнибал” Грэм/Лектер

http://savepic.ru/14496529.jpg

Я не был рожден с серебряной ложкой в заднице и к тому времени, как решил поступать в один из престижных университетов на курс базовой психологии, был предоставлен самому себе, остро нуждаясь в деньгах. То ли моя мордашка приглянулась менеджеру по подбору персонала, то ли шарм и обаятельная улыбка сыграли свою роль, но мне за короткий срок удалось найти работу на все лето в одном из фешенебельных отелей нашего города.

Что может быть лучше, чем совмещать приятное с полезным? В погоне за длинным долларом изучать лица и повадки окружающих, исподволь наблюдать за постояльцами, складывая о них свое собственное мнение. Но с приездом в отель статного джентльмена лет сорока, который, судя по всему, был один, возможно, холостяк или вдовец, вся моя предуниверситетская практика, словно клином сошлась именно на нем.

Он каждое утро проходит мимо меня, не говоря ни слова. Как будто я для него человек-стекло, в то время как я сам, держась тени, продолжаю смотреть на него, пьянея от увиденного. Как он изящно снимает белоснежную рубашку, открывая моему взору почти совершенное тело, аккуратно кладет на шезлонг одежду, оставаясь в одних плавках. Потом уверенно подходит к бортику открытого бассейна, пустующего в этот ранний час, делает решительный толчок, разрезая водную гладь, словно нож погружается в желе, практически не оставляя брызг.

Свой первый заплыв он проводит под водой, вынырнув у противоположной кромки бассейна. Я готов превратиться в соляной столб и с восхищением смотреть, как он делает уверенные гребки от бортика к бортику без передышки, как его тело на миг появляется на поверхности, ловя блики утреннего света. Мое сердце замирает и я, кажется, не дышу, когда он, подобно морскому божеству выходит, наконец, из воды. Влага ручьями бежит по его рельефным мышцам, переливаясь радугой в зависших каплях.

Мысли о нем растекаются в моей голове, словно мед, заполняя каждую ячейку и впадину, собираясь у постцентральной извилины, отвечающей за глубокую чувствительность. Эти мысли ночи напролет заставляют меня ворочаться с боку на бок, надолго лишая сна. Но, в один из дней, он оборачивается назад, находит меня взглядом и дает понять, что не менее наблюдателен, чем я. Сладкий яд его оценивающего взора беспрепятственно начинает проникать в каждую клеточку моего естества.

Он знает. Знает обо всем.

Когда первичный фетиш в адрес незнакомца переходит в стадию персональной заинтересованности, тлеющей на поверхности моей души и жаждущей удовлетворения, я осмеливаюсь постучаться в его номер в довольно позднее время.

– Что-нибудь желаете, сэр? – обыденным тоном интересуюсь я.

Он отрывает свой взгляд от стола, за которым работал, губы его чуть изогнуты в намеке на улыбку, после чего вежливо спрашивает:

– У вас есть имя, юноша?

– Простите, сэр, я не представился, – слегка мнусь, вспомнив о манерах и правилах. – Меня зовут Уилл Грэм. Я сотрудник этого отеля.

– Давно здесь работаете? – спрашивает он, пытаясь вести непринужденную беседу.

– Нет, сэр, недавно и только на лето, нужно поднакопить денег на учебу.

– Так ты здесь из-за них, Уилл? – интересуется мужчина, переходя на «ты» и, как мне показалось, вложив в эту фразу двоякий смысл. – О, прости я, кажется, тебя смутил?

– Вовсе нет, – отвечаю слегка оскорбленным тоном, вздернув подбородок, – я не занимаюсь проституцией.

– Видишь ли, Уилл, все, что мне в данную минуту может от тебя понадобиться и близко не напоминает «смени полотенца в ванной» или «принеси ваш фирменный шоколад, чтобы мне сладко спалось». Надеюсь, ты понимаешь, о чем на самом деле речь? – добавляет он, буравя меня взглядом и я, естественно, первым отвожу глаза не в силах выдержать этот натиск. – Не смею задерживать, – кивает он в сторону двери, возвращаясь к бумагам.

– А если я не хочу? – слышу свой собственный, осмелевший голос. – И предпочел бы остаться?

– Так дело все-таки в деньгах? – не отрываясь от работы.

– Я же сказал, нет!

– Ну, если ты здесь исключительно из альтруистических побуждений и все хорошенько обдумал, тогда раздевайся, – мужчина вновь отрывается от бумаг, изображая некоторую заинтересованность.

Мои родители постарались привить мне толику послушания, но во всем остальном я не из робкого десятка, потому продолжаю стоять на месте, с вызовом гляжу ему прямо в глаза, изображая неповиновение.

– Не заставляй меня просить дважды, Уилл, снимай свою одежду или на выход, – тот же властный тон и чуть вздернутая бровь.

– Тебе надо, ты и снимай, – нагло давлю сквозь зубы, ожидая его ответной реакции.

– Детский сад какой-то, – откидывается в кресле, вновь оглядывая меня с ног до головы.

– Так что, мне уйти?

Мужчина грациозно встает со своего места и в несколько шагов преодолевает расстояние между нами, окутав шлейфом дорогого одеколона. Что он собирается делать? Собственноручно выставит меня вон или вызовет дежурного портье? Тогда, боюсь, дни мои на этой должности сочтены.

Вместо этого его руки мягко ложатся поверх моей рабочей рубашки, начиная не спеша расстегивать пуговицы. Эта медлительность вводит меня в ступор. Человек, с которым я собираюсь приятно провести полчаса, может больше, специально растягивает удовольствие, подогревает свой аппетит или просто является джентльменом до мозга костей. А мне хочется, чтобы рубашка в клочья, чтобы пуговицы градом по полу врассыпную, чтобы засосы на шее, а затем толчок в грудь или спину и я прижат, распластан, беспомощен, скован.

Его пальцы работают с хирургической точностью, не делая лишних движений, а руки ласкают так убийственно нежно и правильно, что хочется плакать. Он обращается со мной, как с хрупкой вещицей, хотя я уверен, достаточно малейшего нюанса и этот мужчина переломит равного себе по силе, словно спичку. Он тщательно готовит меня к проникновению, будто опытный музыкант настраивает свой инструмент, перед тем как с блеском сыграть что-нибудь виртуозное. И все это без единого слова, лишь наше прерывистое дыхание и чуть участившийся пульс. Он все еще не во мне, а мое тело уже звенит и вибрирует, словно натянутая струна, а сам я готов в любой момент бурно излиться на шелк простыней.

– Ты во всем так подчеркнуто вежлив? – зло, почти через силу цежу я, несдержанно вскидывая бедра ему навстречу.

– Какой ты нетерпеливый, – тихий шепот у самого уха и влажное скольжение губ по линии плеч, шеи, затем серия легких укусов по тому же маршруту.

– Я думал ты любишь пожестче, побольнее.

– Не говори того, о чем не знаешь, Уилл. Ты даже представления не имеешь, какой разной может быть жестокость и боль.

Мне вновь хочется быть грубым, когда всего несколько его толчков, превращают меня в ничто, потом еще и еще, когда он мощно вонзается в мое разбитое, опустошенное, словно выпотрошенное тело.

– Ты сводишь меня с ума, мальчик мой! – жаркий стон куда-то в загривок. – Я готов разорвать мир на части, ради твоего неповторимого аромата и вкуса этих губ, ради жара между твоими бедрами!

У меня перехватывает дыхание, когда я вижу, как что-то дикое, хищное промелькнуло в его глазах, перед тем как их заволокло дымкой оргазма и они на короткое время скрылись за завесой зажмуренных век. Что-то темнее одержимости, которая обитала и во мне, но гораздо глубже, ненасытнее, страшнее.

Я тихо выскальзываю из его объятий, покидаю мятую постель, начиная спешно собирать свои вещи. Я не прошусь в душ, а быстро натягиваю на себя брюки, стирая собственной рубашкой следы обоюдной страсти. Его хриплый, но уверенный голос догоняет меня у самого выхода, словно брошенный в спину нож, заставляя вздрогнуть:

– Вызов принят, Уилл.

***

В огромной аудитории Висконсинского университета стоит гул, словно в пчелином улье. Все общаются, знакомятся, кто-то разговаривает по телефону, ожидая начала лекции. Уилл, тем временем, роется у себя в сумке, выкладывая на стол несколько чистых тетрадей и ручек, одна из которых стремительно скатывается под парту. Пока он, кряхтя, достает ее с пола в помещении практически одномоментно становится тихо. Когда же он принимает свое прежнее положение и бросает беглый взгляд на кафедру, Грэм, не веря своим глазам, начинает их лихорадочно тереть.

На сотню таких же как он, словно могущественный питон Каа на стаю ничтожных бандар-ло́гов взирает тот, кого бы юноша хотел забыть, да только не в силах. Чей вкрадчивый голос «ты сводишь меня с ума, мальчик мой» до сих пор вторгается в его сны, заставляя протяжно стонать и сворачиваться узлом. Тот самый мистер подчеркнутая безупречность в сшитом на заказ костюме, накрахмаленной рубашке, со стильным галстуком и нагрудным платком в тон.

– Доброе утро, студенты. Меня зовут Ганнибал Лектер и я именно тот, кто будет читать вам курс лекций по психологии на протяжении трех лет.

– Что это?! – мысленно спрашивает Грэм, чувствуя на себе проницательный, может чуть ироничный взгляд своего преподавателя/экс-любовника. – Случайность?! Совпадение?!

Ответ в его голове рождается так же внезапно, как заданный всего пару секунд назад вопрос. Только звучит он совершенно другим, до морозных искр, бегущих по позвоночнику, голосом. Его голосом:

– В нашем с тобой случае, Уилл, это бесспорная ЗАКОНОМЕРНОСТЬ.

========== Твой взгляд ==========

Комментарий к Твой взгляд

По фильму “Клуб бунтарей” Алистер/Майлз

http://savepic.ru/14569086.jpg

Отправитель: <Алистер Райл >

Кому: <Майлз Ричардс >

«Вот знаешь, Майло, сам не пойму, какого дьявола я сел писать тебе этот мейл? Расценивай это, как запоздалое извинение, хотя это не в моем стиле, да и ты на это плевать хотел. Сижу и думаю, как мне назвать свои откровения: «10 причин моей ненависти» или «13 причин почему»? Ты думаешь, ну не мог быть Райл таким подонком! Должно же было быть в этом парне что-то светлое! Попробую объяснить свое поведение, хотя вряд ли ты способен понять.

И так, поехали.

В отличие от тебя, меня угораздило родиться вторым сыном в семье. Только представь, каково это постоянно жить в тени старшего брата, когда родные и окружающие им восхищаются, ставят в пример, а ты должен из кожи вон лезть, чтобы хотя бы отдаленно приблизиться к его пьедесталу. Словно я без Себастьяна – ноль без палочки.

Мне даже его бывшие Оксфордские апартаменты не сразу достались, а какая-то жалкая нора, как выразился мой отец. А ведь мне было начхать, я все равно не хотел там жить. И тут являешься ты, само благородство, соглашаясь поменяться со мной комнатами, а я, к радости предков, остаюсь в святилище Райлов, ставшем вдруг фамильным. Не потому, что я что-то из себя представляю, здесь же жил мой брат! Как можно поменять эти хоромы на тот клоповник?!

Я чувствовал себя одиноким, хотел с тобой подружиться. Ты довольно симпатичный, Ричардс, знаешь, и, что самое главное, ты не восхвалял на каждом шагу моего брата. Но, увы и ах, пышнощекая крошка Лорен, эта беспардонная выскочка и зазнайка очень быстро прибрала тебя к рукам, да и ты по простоте и великодушию поддался ее чарам, не замечая ничего вокруг.

Меня избитого и обворованного рядом с колледжем, словно вшивого, бездомного котенка подобрал наш славный парень Гарри. Узнав, что я брат Себера, он милостиво ввел меня в круг избранных, и мы до утра катались на шикарной тачке Митропулоса, пока наш малыш Майтленд, перебрав лишнего, не заблевал ему лобовое стекло. А ты, как я понимаю, в это самое время от души пялил нашу мисс «посредственность». Я симпатизировал тебе до тех пор, пока не увидел этот щенячий восторг в глазах и твою самодовольную улыбку. Лучше бы мне не знать.

Ты спровоцировал меня, Ричардс. Спровоцировал на то, чтобы я послал к чертям любую надежду видеть в тебе друга, возможно, очень близкого друга. Да, Майло, я, как и наш милашка Хьюго тоже по мальчикам. Только об этом никто не догадывался. Мы остались напарниками по историческому эссе, тогда как во всем остальном превратились в соперников, став кандидатами в клуб бунтарей.

Опуская все подробности, перехожу к трагическим событиям в сельском пабе. Его владелец стал той самой спичкой, что была поднесена к пороховому складу моего ангельского терпения. Плюс смесь алкоголя, сигарет и наркотиков основательно сорвала мне крышу. Не только мне, всем нам. Я был чертовски зол на родителей, брата, тех уродов, что избили меня и ограбили, на этот гребаный клуб и его членов, на тебя с Лорен. И этому бедолаге, владельцу паба пришлось отгрести сполна за всех вас.

А еще политика. Ты же понимаешь, Майлз, что я в чем-то был прав. Мир всегда будет делиться на тех, кто зарабатывает деньги, каторжно работая и тех, кто их транжирит в неограниченном количестве. Правда, существуют и те, кто отнимает их, приставив нож к горлу и называя, таких как мы — богатенькими выродками. Они презирают нас за респектабельность, консерватизм и достойное образование, желая быть на нашем месте.

Чуть не забыл. Подолью-ка я немного масла в огонь твоей боли и разочарования, а так же дам пищу для размышлений и безграничного отвращения. Это я взял твой телефон и вызвал в паб твою зазнобу. А теперь, внимание! Потом, когда нас выпустили под залог, я подбил остальных бунтарей свалить все на тебя. Ты спросишь «почему, черт возьми?! За что ты так меня ненавидишь?!» Может быть, за тот твой взгляд? Если бы я только сам мог ответить на этот вопрос, Майлз, все было бы намного проще. Я бы смог, наверное, разобраться в своих чувствах к тебе, в себе самом…»

Раздался предупредительный стук в дверь и в комнату вошли два полисмена, оторвав постояльца от работы на компьютере.

— Алистер Райл, мы вынуждены вас арестовать и сопроводить в полицейский участок.

— Одну минуту, офицеры, — бросает тот, возвращаясь глазами к экрану ноутбука. Его рука уверенно выделяет весь текст, после чего жмет на функцию Delete.

========== Формула любви ==========

Комментарий к Формула любви

Пусть и запоздало посвящаю эту зарисовку **Бывший ангел** (Митюше с любовью!)

По сериалу “Лондонский шпион” Дэнни/Алекс

http://savepic.ru/14688658.jpg

Возможно это карма или закон притяжения подобного к подобному, когда ты остро нуждаешься в чем-то или в ком-то, не представляя толком чего же все-таки хочешь. Тебе плохо, тоскливо ты безмолвно жаждешь перемен, просишь, умоляешь, иногда с безысходностью, комом в горле и слезами на глазах и, в конце концов, получаешь желаемое.

Однажды ты встречаешь того, кто нуждается в тебе в неменьшей степени. Пусть он не задумывается над этим, не хочет этого признавать, но, когда ваши взгляды встречаются, все начинает становиться на свои места, будто ответы на вопросы сложной, аналитической задачи жизни, что не давала покоя многие недели, месяцы и годы начинают вырисовываться в логические объяснения.

Оба в большинстве своем одиноки. Первый – романтик, погрязший в беспорядочных половых связях, спиртном и наркотиках, пытаясь найти свой идеал и истинную любовь. Второй – математик, уникум, гений, теряющийся в бесконечном потоке цифр и формул, далекий от увлечений, пагубных излишеств, ни разу не познавший радостей плоти.

Но жизнь взяла и свела Дэниела Холта и Алекса Тёрнера вместе, чтобы разделить это одиночество, превратив его в единство тел, сердец и душ. Каждый желает, но в тоже время по-своему опасается сделать первый шаг навстречу их интимным отношениям. Дэнни не хочет давить и выглядеть назойливой, торопливой шлюхой, пытающейся быстро соблазнить невинного мальчика-семинариста, а Алекс стесняется своей неопытности и боится неведомых до сей поры чувств и ощущений.

Тёрнер вступает в трудный поединок со своими эмоциями, стоя у входной двери в дом Дэниела. Что ему делать? Возвращаться к себе или… Он остро нуждается в помощи, поддержке, стимуле, очередном настоятельном предложении Холта подняться к нему в квартиру. И его единственный друг, как по волшебству, стремительно спускается по лестнице, рывком открывая двери и выдыхая почти в губы «пойдем, Алекс».

Ванна и практически односторонний разговор по душам позволяют немного расслабиться. Тёрнер вчитывается в выражение лица своего визави и в большей степени молчит или дает односложные ответы, тогда как Холт улыбается, не в силах сдержать своих чувств. Он увлечен Алексом, он влюблен в этого мужчину-девственника, мечтая и боясь быть у него первым. Наступает тот момент, когда оба находят в себе силы и мужество твердо сказать друг другу в глаза:

– Перестань обо мне волноваться.

Дэнни старается быть терпеливым, нежным, трепетным, готовя Алекса к его первому сексу с партнером, особенно с мужчиной. Ему так хочется забрать эту первичную, острую боль себе, оставив Тёрнеру лишь чувство наполненности и нарастающего удовольствия. Все что он может – это дать парню немного времени, чтобы привыкнуть к себе, безропотно позволить тому крепко, до синяков, вонзаться пальцами в бедра, предплечья, спину, сжимать в кулаке черные волосы на загривке, глотая его стон, обжигая губы жарким поцелуем, безмолвно умоляя о прощении.

Но потом наступает момент, когда боль сливается с удовольствием, и последнее, зародившись между бедер Алекса, начинает расти в геометрической прогрессии, электрическим током разливаясь по всему телу и затрагивая каждую живую клетку организма. Затем яркая вспышка, взрыв, а следом кратковременное и головокружительное падение в темную пропасть.

Тёрнеру сейчас хорошо, как никогда прежде. Хочется отдышаться, а потом сложить руки на груди и тихонько умереть. Он ощущает такую легкость, покой, свободу, будто вновь на свет родился. Его мозг впервые получил долгожданную перезагрузку. Многочисленные теоремы, формулы, бесконечные цифры каким-то определенным закодированным шифром отбившиеся на сетчатке глаз смыло волной наслаждения. И на беспечный вопрос лежащего рядом обнаженного Холта «о чем ты думаешь?» такой же голый и довольный Тёрнер абсолютно честно отвечает «ни о чем».

Спустя месяц Дэнни говорит Алексу, что бесконечно счастлив с ним, что влюблен по уши в того единственного, которого искал и ждал все эти годы. Холт хочет быть честен и верен Тёрнеру потому, глотая сизый сигаретный дым вместе с подступающими к горлу слезами, словно на исповеди перед Создателем, признается во всех прошлых прегрешениях своей далекой от идеала жизни. Ему нужно очиститься, начать все с чистого листа без тайн и лжи, с ним, с Алексом, мечтая жить, как в сказке: долго и счастливо.

– Я люблю тебя, Дэнни. Мне абсолютно неважно, кем ты был до нашей встречи, – мягко произносит Алекс, касаясь ладонью руки своего единственного близкого друга, заключая пальцы в замок.

В отличие от Холта, Тёрнер никогда не будет столь откровенен и не сможет ему рассказать истинной правды о себе, это опасно в первую очередь для самого Дэнни. Как бы Тёрнеру хотелось быть обыкновенным парнем из Лондона, а не тайным сотрудником с уникальными способностями, работающим на британскую секретную службу МИ-6.

Ему хочется быть оптимистом и искренне верить, что у таких как он может быть своя теория вероятности для «долго и счастливо». Он не сможет со стопроцентной математической точностью спрогнозировать свое будущее, так как в формуле его жизни появилась очень важная составляющая – Дэниел Холт, прирожденный романтик, нуждающийся в любви не меньше самого Алекса. И сколько бы им не было отпущено времени, они постараются провести его вместе, наслаждаясь каждой свободной минутой и выпавшим на их долю шансом быть счастливыми.

========== Шпионские страсти ==========

Комментарий к Шпионские страсти

По фильму «Агенты А.Н.К.Л.»

http://savepic.ru/14693187.gif http://savepic.ru/14740290.gif http://savepic.ru/14733122.gif

http://savepic.ru/14722882.gif http://savepic.ru/14706498.gif http://savepic.ru/14699330.gif

— Ну вот, опять этот осуждающий взгляд, сжатые кулаки и грудь ходуном. Что на этот раз, напарник?

— Что у тебя за шашни с этой тощей сельдью, как ее там Викторией Винчигуэрра?!

— Больше уважения, приятель, она же все-таки графиня.

— А мне начхать! У нас в СССР все равны, а всякие там князья да графы — пережиток прошлого!

— Понятно, ты что, следил за мной?

— Это моя работа, помнишь?! У меня даже фотографии есть, теперь не отвертишься!

— Мы просто поговорили. Она всячески меня обхаживала, но я не поддавался.

— ?!

— Хорошо, я переспал с ней.

— ?!?!

— Я предохранялся. Нет, я ее не целовал. И даже оргазм сымитировал. Ну, теперь ты доволен?

— Проститутка, шалава, блядь! Сымитировал он!(сквозь зубы, в бешенстве переворачивая стол)

— Это ты мне? Бога ради, Большевик, это же наша с тобой работа. Мне просто нужна была от нее кое-какая информация, вот и все. Спешу тебя утешить, я впечатлён твоим приступом ревности, а эти твои непристойные русские выражения в мой адрес здорово заводят. Зря ты стол перевернул и, кажется, сломал. Он бы мог пригодиться.

— Ну ты и сука, Ковбой!

— Илья, успокойся. Вас что, в КГБ не учат искусству обольщения женщин и хорошим манерам вообще? Как вы там в своем светлом коммунизме с прекрасным полом общаетесь? «Иди сюда, я кому сказал! Я мужик, ты баба! Намёк поняла?!» И кулаком так по столу. Черт, зря ты его перевернул.(сделав мину, очень похожую на выражение лица Курякина)

— Ты… Да как ты… Твою…

— Ладно, Большевик, не пыхти, как паровоз. Предлагаю мировую. Давай ко мне сегодня вечером. С меня мартини и ризотто с трюфелями, договорились?

— Иди к дьяволу со своими заморскими изысками!

— Хорошо, тогда бутылка водки и пельмени. О, я узнаю этот азарт и заинтересованный блеск в глазах. Так и знал, что тебя потянет поностальгировать. Только представь: я сижу у тебя на коленях, мы пьем на брудершафт охлажденную сорокаградусную и кормим друг друга пельмешками. А потом…

— Ладно, пойду я, наверное… До вечера… Но помни, Ковбой…

— Знаю, Большевик, знаю. Большой брат следит за тобой!* До встречи, Ильюша. (подчеркнуто интимно и многообещающе)

— Блядь! (оглядываясь вокруг и бросая возбужденный взгляд на Наполеона) Ты чертовски прав! Зря я стол сломал!

_______________

*Большой брат следит за тобой — теория, согласно которой спецслужбы всех развитых стран организовали механизм тотальной слежки за гражданами.

========== Розе нужны шипы ==========

Комментарий к Розе нужны шипы

По фильму “Академия вампиров” Дмитрий/Роза

Посвящается **Viktoria Stilinski** С Днем Рождения, солнышко!

http://savepic.ru/14862766.jpg

Беликов и представить себе не мог, что очередное задание по доставке обратно в Академию вампиров двух сбежавших девушек-подростков станет началом конца его четко выстроенной схемы межличностных отношений и сосредоточенной работы среди стражей-дампиров. Что встреча с Розмари Хэзевей заставит его разрываться между душевными переживаниями и здравым смыслом, все чаще оказываясь на поводу у собственных желаний, следуя зову сердца, а не разума.

Это нельзя было назвать любовью с первого взгляда. Дмитрий даже не помышлял ни о чем подобном, поставив за первоочередную цель защиту моройской расы от всякого рода опасностей и посягательств со стороны стригоев, обучая себе подобных дампиров-новичков приемам самообороны. Вампиров-мороев, тем более представителей знатных семей, нужно было защищать ценой собственной жизни.

И о чем же думала эта малолетняя пигалица Хэзевей, когда один на один осталась со своей подопечной принцессой Василисой Драгомир и вот теперь пыталась оказать Беликову весьма жалкое сопротивление, приняв его за врага. Девочке повезло, что на ее пути оказался именно он, а не здоровенный стригой, способный покончить с Розой и ее подругой одним махом.

Беликову трудно не думать о глазах цвета корицы и волосах черного шоколада, шелк которых хочется пропустить сквозь пальцы. Он невольно замечает, что Роза столь же дика, необузданна, сколь и прекрасна, что подобно цветку с тем же названием влечет к себе красотой и изысканным ароматом, пряча за листьями острые иглы. Ему одновременно хочется холить и лелеять этот молодой побег и в тоже время исколоть в кровь ладони, пытаясь сорвать шипы.

Доставив девушек обратно, Дмитрию бы снять камень с души, забыть об этом странном наваждении и взбалмошной семнадцатилетней девчонке Хэзевей. Так нет же, словно пытаясь доказать самому себе, что это ничего не значит, он заступается за нее перед руководством Академии и предлагает Розе дополнительные занятия по обороне и силовой подготовке.

«Димка, что ты творишь?! – кричит внутренний голос. – Связался черт с младенцем!»

Между ними семь лет разницы и целая пропасть всевозможных различий. Беликов – скромен и тих, суров и требователен. Роза шумная, дерзкая и любит быть в центре внимания. Она молода, ей хочется быть беззаботной, игривой, встречаться с парнями ее возраста, обжиматься в укромном уголке, позволяя себя целовать. Дмитрия она в шутку называет «товарищ» и «дедушка», когда тот пытается помимо силовых приемов учить ее жизненной мудрости.

Это чертовски раздражает Беликова. Раздражает еще больше, когда он слышит в ее адрес «кровавая шлюха», когда видит моройских парней и нескольких дампиров увивающихся подле нее, словно пчелы возле мёда. И он сам, взрослый мужчина и опытный боец, подобно этим зеленым юнцам, подпал под чары маленькой ведьмы.

Кажется, что внешне Дмитрий спокоен, тогда как в душе происходит извержение вулкана, и он готов рвать и метать, застав однажды Розу сидящей на коленях у Джесси Зеклоса с задранной до неприличия юбкой и пышной грудью, прикрытой лишь чашечками лифчика.

– Что, нравится? – почти нагло спрашивает она, когда оба остаются тет-а-тет и Дмитрий с угрожающим блеском в глазах долго и сосредоточенно ее разглядывает.

Роза отчетливо распознает злость и осуждение в этом взгляде, но потом все резко меняется, словно вид полуобнаженной Хэзевей застал Беликова врасплох. Этот заинтересованный взгляд заставляет Розу почувствовать жар во всем теле, словно поцелуи Зеклоса минуту назад были холодными и бесчувственными. Ей хочется ощутить вкус других губ, силу рук и мощь тела Дмитрия на себе, но этот ее развязный тон и дерзко заданный вопрос разрушает возникшую между ними магию чувств.

– Одевайся! – грубо кидает он, возвращая своему взгляду прежнюю твердость, а голосу привкус металла. – Никакого самоуважения. Что, так нравится выставлять себя дешёвкой?

Розе хочется тут же возразить, но вместе с осуждением в голосе ее наставника сквозит и разочарование. На глаза наворачиваются слезы, и Хэзевей еще выше вздергивает голову, начиная спешно натягивать на себя блузку.

– Мне семнадцать. Что в этом плохого… немного развлечься? – цедит она сквозь зубы тоном обиженного ребенка.

– Роза, пойми, – говорит он чуть мягче, беря в чашу ладоней ее лицо, – у таких, как мы дампиров, стражей-телохранителей в большинстве случаев не может быть личной жизни. Морои важнее. Их защита. Те, к кому мы прикреплены, а для тебя, в частности, твоя подруга Лисса.

Беликову хватает всего мгновения, чтобы увидеть в глазах Розы Хэзевей ранимость и беззащитность. Потом ее глаза вновь наполняются решительностью, она до крови кусает губы, не позволяя предательской влаге проложить две блестящие колеи на ее бледных скулах.

Роза еще так молода, но у нее есть боевой дух, а опыт обязательно придет после многочисленных и усиленных тренировок. Вот для чего розе нужны шипы. Для Хэзевей это своего рода защитный механизм. В своей наглости, дерзости, горячности, возможно, излишней самоуверенности она черпает бесстрашие и силу, пытаясь не оказаться уязвленной и слабой.

А что, в таком случае, можно сказать о самом Дмитрие? Лишь то, что вопреки убеждениям и возложенной на него миссии, ему хочется любить эту девочку душой и телом, крепко обняв и прижав к сердцу, назвать ее своей Розой. И если возникнет такая необходимость именно ее, а не подопечного мороя защитить ценой собственной жизни.

========== Всего жизнь ==========

Комментарий к Всего жизнь

По фильму “Первый мститель” (Marvel)

http://savepic.ru/14844598.jpg

– Баки, должен существовать другой выход! Так же нельзя!

– Ты прав, Стив, нельзя, чтобы мне опять сносило башню от определенного набора фраз. Чтобы я срывался с цепи, как бешеный пес и рвал на куски абсолютно всех без разбора. Сучья «Гидра» постаралась на славу, глубоко запустив в меня свои щупальца. Ты же знаешь, что делают с остервеневшими животными? Их пристреливают или, что более гуманно, усыпляют.

На глаза Баки невольно просятся слезы, а рот растягивается в широкой улыбке, пробившейся сквозь размытую завесу его утраченной личности. Сейчас улыбка Барнса выглядит естественной и, кажется, беззаботной, несмотря на боль, которую он перенес, несмотря на демонов его прошлого, которые навсегда будут преследовать его, несмотря на разбитые и кровавые воспоминания, которые заставляют его ненавидеть себя.

Он улыбается, чтобы Роджерсу было спокойно. Он хочет, чтобы Стив знал, что все в порядке, что все, что он задумал – правильно. Стив должен смириться и перестать его отговаривать. Ведь то, что он собирался сделать, избавит его лучшего друга от лишних проблем, и не будет ставить того перед неразрешимым выбором: Барнс или кто-то другой, например, Тони Старк. Его улыбка, словно немая форма мольбы, просящая понять и принять его окончательное решение.

– Все в порядке, Стив. Ну что со мной может случиться? Столько пролежал, пролежу еще. Позволь мне это сделать. Я больше не буду твоей проблемой. Не стану бременем для самого себя. Разреши мне окунуться в дремоту, чтобы я не видел преследующих меня демонов, пытающихся своей костлявой граблей дотянуться до тех, кто мне дорог.

– Я не боюсь твоих демонов, Баки. Я боюсь тебя потерять. Боюсь, что заснешь и больше не проснешься.

– Уверен, ты сможешь найти мой хрустальный гроб и разбудить спящую красавицу поцелуем настоящей любви.

– Мать твою, Баки, даже в такой момент ты умудряешься шутить! Кто знает, что может произойти за время твоей спячки в криокапсуле? А сколько должно пройти лет, чтобы я вновь смог к тебе прикоснуться, крепко обнять, ощутить вкус твоих губ?

– Надеюсь достаточно, чтобы светила медицины, науки и техники смогли найти верный способ отформатировать мой жесткий диск, – показывая пальцем на собственный лоб, – не повредив корпус и оставив светлые воспоминания о нас с тобой. Стив, пойми я опасен. Для тебя, для окружающих. Меня бесят эти провалы в памяти, ночные подрывы, истошные вопли и несанкционированные попытки задушить тебя среди ночи голыми руками, приняв за одного из своих мучителей. Я больше не вынесу пожизненного заключения в тюрьме строгого режима. И потом, где гарантия, что не найдется очередной парень-злодей, который подобно Гельмуту Земо не сделает из меня смертельное оружие против всего человечества.

– Баки, пожалуйста! Не поступай так! Как я смогу… Ты же знаешь, что я к тебе чувствую! Мы же…

– Стив, я тоже тебя люблю, потому вынужден так поступить. Я знаю, ты пытался защитить меня от всего мира и прежде всего от меня самого. Ты здесь, со мной и это для меня более чем достаточно. Просто подожди – это все, о чем я прошу. Я ждал тебя семьдесят лет, полагая, что ты никогда уже не вернешься. Так что теперь твоя очередь, Роджерс, ждать моего возвращения. Мы еще встретимся, дружище. Подумаешь, всего какая-то жизнь.

========== Недосказанность ==========

Комментарий к Недосказанность

По сериалу “Игра престолов”, Тормунд/Джейме

http://savepic.ru/14928110.gif

Выйдя на широкую лоджию многоэтажки, чтобы подышать свежим воздухом и побыть наедине со своими пьяными мыслями, Джейме замечает, что он тут, отнюдь, не в гордом одиночестве. Кто-то еще покинул шумное сборище у Мартеллов, чтобы проветрить мозги. Он исподволь изучает профиль и фигуру рослого, смутно знакомого мужчины похожего на сурового викинга. Тот коротко затягивается сигаретой и быстро выпускает струйку дыма в вечерние сумерки, словно торопится куда-то.

Р ы ж и й, ловит себя на мысли Ланнистер, он такой же рыжий как и… Незнакомец делает очередной, короткий засос дыма, схлестнувшись с Джейме взглядом. Случайная встреча со своим бывшим одногруппником по университету спустя столько лет становится для Тормунда неожиданностью. На глаза наворачиваются непрошеные слезы, и он чуть не давится дымом и всколыхнувшими душу воспоминаниями, пытаясь вместе с жадным глотком кислорода затолкать их обратно на задворки сознания.

Джайнтсбейн* с юных лет пытался бороться с проблемами и трудностями самостоятельно и, похоже, Джейме Ланнистер был одной из них. Сам Тормунд практически с утра до ночи корпел над учебниками, в то время как этот красавчик позволял себе вольности и учился спустя рукава. Благо щедрые пожертвования его семейства на нужды ВУЗа служили проездным билетом из курса на курс.

Нельзя было сказать, что его сосед был прожженным кутилой и бабником, но если подобное случалось, Тормунду приходилось раздевать пришедшего подшофе Джейме, укладывать его в постель, желательно на бок, чтобы он не захлебнулся собственной рвотой. Когда он был более трезв и увлечен очередной пассией, Джайнтсбейн, сжав зубы и прикрыв уши подушкой, пытался уснуть под страстные стоны и крики удовольствия, раздающиеся с соседней койки.

Но даже с таким положением вещей можно было сносно жить. Тормунд исправно получал стипендию, и его личная жизнь потихоньку налаживалась. Девушка с соседнего потока, на которую он положил глаз, кажется, стала его замечать и отвечать взаимностью. И он, счастливый глупец так бы и летал в облаках и терпел все выходки Ланнистера если бы однажды вечером, придя со смены в строительном супермаркете, не застал «предел своих мечтаний» в постели этого подонка.

И тогда Джайнтсбейн забрал документы, ушел из общаги и универа, предварительно сломав этому заносчивому Иуде нос.

〜 〜 〜

Каждый раз глядя на себя в зеркало во время бритья, Джейме с особой гордостью и долей душевного мазохизма взирает на искривленную носовую перегородку, вспоминая, кем она была сломана и за что. Отец тогда требовал сообщить имя хулигана, настаивал на пластической хирургии, но Джейме стойко отказался и от первого и от второго, желая сохранить эту отметину на всю оставшуюся жизнь.

Ланнистер не мог объяснить даже самому себе, в какой момент его бурных студенческих дней он стал испытывать к своему соседу что-то кроме элементарной благодарности. Почему его словно в омут затягивает, когда он глядит в эти бездонные, синие, горные озера. Когда Тормунд совсем близко, почему так хочется зарыться пятерней в его густые огненные волосы и притянуть к своим губам, желая попробовать Рыжика на вкус.

Рыжик, именно так он и называл Джайнтсбейна, когда был пьян. Когда тот из жалости, милосердия или другой херни оказывал ему помощь. Почему именно в эти моменты он испытывал умиротворение, когда можно было обнять, навалиться, трогать. Жаль, что не там, куда Джейме очень хотелось прикоснуться.

Сморгнув наваждение из далекого прошлого и, понимая, что немая пауза несколько затянулась, Ланнистер подошел чуть ближе, пряча руки в карманах брюк.

– Тормунд? Еле узнал тебя с бородой. Какими судьбами?

– Чисто случайно. Попутным ветром занесло, – пожимая плечами, отвечает тот, отправляя тлеющий окурок в пепельницу. – Ты здесь один?

– Один.

– Странно. Ты и один. Не нагулялся еще или до сих пор харчами перебираешь? А может с кривым носом никто в мужья брать не хочет? Кстати, почему ты его не вправил? – саркастически с привкусом металла интересуется Джайнтсбейн, собираясь пройти мимо и вернуться на вечеринку.

– Вот так сразу переходим на личности? – удивленно цедит Джейме, вскидывая голову. – С чего бы?

– Да так, не обращай внимания.

– Тормунд, насчет Бриенны… – хочет сказать Джейме, впервые с момента их расставания, хватая того за предплечье, пытаясь остановить.

– Брось, Ланнистер, перегорело уже! И довольно давно! – грубо сбрасывает ладонь с плеча, продолжая свой путь.

Джейме понимает, что если сейчас не скажет, почему так поступил, ему трудно будет нести это бремя вины дальше. Вновь встретив возмужавшего Тормунда, он с абсолютной ясностью понял, что у него самого не перегорело, а все еще тлеет это странное, необъяснимое чувство к Джайнтсбейну, выжигая в сердце дыру размером с космос.

– А у меня нет, Тормунд! – бросая тому в спину с вызовом. – Каждый раз, когда ты оказывался рядом, мне жуть как хотелось завалить тебя в койку, подмять под себя, сорвать одежду, целовать и трогать, где только смогу! Херня, правда?! Потому я пьяный приходил и баб к нам в комнату таскал, думал, попустит, или ты, наконец, сорвешься, накричишь на меня, ударишь! А ты все молча, терпеливо, безропотно. Еще и за Бриенной Тарт стал ухлестывать!

– Не смей, слышишь?! – разъяренно шипит Джайнтсбейн, резко подлетая к Джейме, хватая того за грудки и впечатывая в боковую стенку лоджии.

– Хотел, чтобы был моим! Только моим! – ошалело и пьяно, цедит Ланнистер сквозь ухмылку, обхватывая руками плечи Тормунда. Не для того, чтобы оттолкнуть, а чтобы вдавить в свое тело еще сильнее, ближе, интимнее. – Пожалуйста, Рыжик!

– Будь ты проклят, Джейме Ланнистер! – выдыхает прямо в губы. – Я с того дня миллион раз себя спрашивал, за что тебе вклепал?! Из-за Бри, тебя или себя самого?! Ты мне жизнь сломал, урод! И теперь, спустя почти пятнадцать лет ты решил исповедаться!

Тормунд разрывается между желанием добавить носу Ланнистера еще один горб или просто вышвырнуть того с балкона. Вместо этого, он рыча сминает губы Джейме своими, отдаваясь несокрушимому желанию целовать, трогать, касаться где только сможет.

– Пятнадцать лет, долбаный ты придурок! – задыхаясь шепчет рыжий великан, покусывая Ланнистеру шею и ключицу.

– Знаю, Рыжик, и клянусь тебе, что в оставшейся половине совместной жизни между нами больше не будет недосказанности!

========== Что-то личное ==========

Комментарий к Что-то личное

По фильму “Фантастические твари и где они обитают”

Ко дню рождения группы Another Ending [18+]

http://savepic.ru/15088711.gif http://savepic.ru/15079495.gif http://savepic.ru/15133766.gif

— Снова вы, юноша?

— Как видите, офицер, — наглая улыбка в ответ.

— Ребята, можете идти, — бросает Грейвс, обращаясь к другим полисменам.— Это мой клиент.

— Перси, чувак, будь осторожен, я серьезно. Ох уж мне эта золотая молодежь. Тут бы самому не завестись. Паренек явно к тебе неровно дышит, вон смотрит как. Зачем тебе этот гемор? — интересуется один из напарников.

— Я разберусь с этим, Брюс, ступай, — заверяет его офицер Грейвс, вновь окинув своего визави пристальным взглядом. — И так, мистер Бэрбоун, почему вы попадаете в передрягу только на моей смене?

— Заметили? — самодовольная ухмылка. — Мы не первый день знакомы, так что обойдемся без официоза, Перси. Можешь звать меня Криденс, или просто Кри, мне так больше нравится.

— Ладно, пацан, почему бы тебе просто не заплатить за съеденный ужин? Нужна помощь?

— Пф, — на секунду закатив глаза к потолку, — у меня достаточно денег, чтобы купить это заведение с потрохами. Тем более официально. Со связями моего отца — это не проблема.

— Значит, тут что-то личное? — предположил Персиваль, слегка щурясь.

— В точку, Грейвс.

— Почему именно я?

— Видишь ли, как точно заметил твой напарник у меня на тебя фетиш.

— И в чем же он заключается?

— Хочу чтобы ты меня арестовал, прижал к капоту автомобиля, надел наручники. Своим охуенно-сексуальным голосом с хрипотцой зачитал мне мои права, а затем запихнул в полицейский автомобиль и доставил в участок. Дальше рассказывать?

— Окажи такую любезность, — вступает в игру мужчина, чувствуя, как к горлу подкатывает сухой ком, а к члену приливает кровь, заставляя Грейвса чувствовать небольшой дискомфорт в штанах. Чтобы скрыть конфуз он усаживается за столик напротив Криденса. — Я весь внимание, — с наигранной заинтересованностью бросает он, подперев кулаком голову.

— Мы окажемся один на один в комнате для допросов. Я буду слаб, беспомощен, сдавшись на твою милость. Ты долго будешь меня допрашивать, а потом позволишь поиграть со своим пистолетом, — и все это так интимно, многообещающе.

— Что-то мне подсказывает, что заплатив штраф и оказавшись на свободе, ты вновь будешь искать приключений на свою богатую задницу и опять в мое дежурство, — прочистив горло, предположил офицер полиции.

— Какой ты проницательный, Перси. Прям-таки Шерлок Холмс.

— Так ты жаждешь немного внимания, да? Любишь быть на виду у всех?

— Не у всех. Только у тебя.

— Ладно, пацан, идем! — сквозь зубы цедит Персиваль, злясь на наглые откровения Бэрбоуна и на свою явную реакцию, вызванную его словами.

Резко подняв зарвавшегося, малолетнего фетишиста с места, Грейвс выволакивает его к выходу, заломив одну из рук. Оказавшись на улице, он прижимает его к капоту полицейской машины и одевает на руки браслеты.

— Ты хотел именно этого, малыш? — тихое рычание куда-то в загривок. — Ты играешь в опасные игры, пацан. Мне прямо страшно за тебя.

— Правда? А может быть ты боишься лишиться разума лишь от одной мысли насколько ты меня хочешь?

— И не мечтай!

— Да? В таком случае ответь, что это у тебя в кармане брюк? Пистолет? Или ты просто рад меня видеть?

— Ебать! — шипит Грейвс, слегка отклоняясь.

— Все будет именно так, Перси, — через силу шепчет парнишка, млея от прикосновения теплой, слегка огрубевшей ладони и секундой назад тяжести жаркого, мужского тела. — Беспомощный и слабый по твоей милости. Сказал же, что сделаю все, чтобы быть запертым с тобой в одной комнате, где ты позволишь мне поиграть со своим оружием. Увидишь, я подниму для тебя ад.

========== Детка, что случилось ==========

Комментарий к Детка, что случилось

По серии фильмов “Первый мститель”(Marvel) Баки/Стив

http://savepic.ru/15113155.gif

– Эй, Баки! Ба-а-а-ки-и-и! (орет в окна)

– А, явился не запылился!

– Почему я не могу открыть дверь собственным ключом?!

– Я сменил замок!

– Детка, что случилось?!

– Ты случился, Роджерс! Меня уже все достало! Ты шляешься бог знает где, а я терпеливо жди тебя, как верная женушка!

– Я же тебе говорил, что у меня секретное задание!

– Да, ну?! И как же оно называется?! Операция «Рогоносец»?!

– Мать твою, о чем ты?!

– Спроси у одной из своих тёлок, Шэрон Картер или Наташи Романовой! Что, на русских девочек потянуло?!

– Ты рылся в моем телефоне?!

– Я уже молчу про Тони, Сэма, Клинта, Тора и какого-то там Фьюри! У двух последних, судя по странным именам, явно сценические псевдонимы мальчиков из эскорта! Короче, разойдемся полюбовно! Вот ваше дерьмо, Капитан! (бросая вещи через балкон) Там почти все твое барахло и два карнавальных костюма супергероя, которые я терпеть не могу, особенно с этими дебильными крылышками на маске и полосатым поясом! А твой щит, с которым ты чуть ли не спишь я в ближайшее время сдам на металлолом!

– Ты все не так понял, Бак! Впусти меня и мы поговорим!

– Это до тебя туго доходит, сладенький! Больше никаких совместных ванн, ролевых игр, секса в душевой и секса, как такового, и еще утреннего минета под столом за завтраком, а также в салоне твоего автомобиля, когда ты топишь 220, а я в этот момент мастерски тебе отсасываю!

– Барнс, ты не можешь меня вот так вот выгнать! (начиная собирать с тротуара вещи, под свист и улюлюканье собравшейся толпы)

– Я уже это сделал!

– Но… это же моя квартира!

– Просто, съебись отсюда, Стив, ладно?!

========== Ромео ==========

Комментарий к Ромео

По сериалу “Ривердэйл” Кевин/Хоакин

https://pp.userapi.com/c841331/v841331013/c828/mmxTZiKvYkQ.jpg

С тоской обегая глазами скудную обстановку съемного трейлера, Хоакин чувствует себя гребаным Ромео. Он в изгнании, и подобно вышеупомянутому персонажу Шекспира, Десантос вынужден был бежать из Ривердэйла, скрываясь от правосудия, огласки и осуждающих взглядов добропорядочных горожан.

Честно говоря, ему посрать с высокой колокольни на первые два пункта, да и на большинство жителей Ривердэйла тоже. Но вот как ему теперь смотреть в глаза Кевину и его отцу – шерифу Келлеру, после всего, что он натворил?

– Ты бы завязывал лазить в окна, сынок, – сказал ему как-то отец Кева, глядя на парня одетого в кожу со снисхождением. – Мы давно уже живем в цивилизованном обществе, так что можешь входить через дверь, я не против. Раз ты делаешь моего мальчика счастливым, значит так тому и быть.

От всплывающих в памяти Десантоса жизненных моментов, счастливых и не очень, дико хочется курить и, схватив с полки мятую пачку сигарет, Хоакин открывает скрипучую дверь вагончика и делает шаг в промозглую тьму. Ему плевать на капли дождя бьющие в лицо и сигаретный дым скребущий горло и нутро, который он с жадностью втягивает.

После того разговора с шерифом Хоакину начинает казаться, что он наконец-то обрел что-то похожее на настоящую семью. Он вполне спокойно может приходить в дом Келлеров, есть вместе с ними за общим столом, засыпать рядом со своим любимым красавчиком, вдыхая аромат его геля для душа, будить сонного Кевина цепочкой поцелуев и ласк. Десантосу нравится носить костюм и галстук, культурно проводить время в кругу подростков и новых знакомых.

На губах парня мелькает горькая улыбка, вспомнив слова Кевина, с гордостью произнесенные на дне рождения Джагхеда Джонса.

– Ты мой парень, Хок. Ты свой здесь.

Одна из рук непроизвольно ведет по бедру одетому в джинсы и, сделав очередной глоток никотина, Хоакин вспоминает, как вжимал податливое тело Кева в свое собственное на кухне у Арчи. Как атаковал мягкие губы красавчика, не в силах насытится их неповторимым вкусом. И как потом их проникновенный поцелуй был прерван хриплым, с нотками сарказма, голосом главы преступной банды байкеров «Змеи Саутсайда».

Эф Пи, мать его, Джонс. А ведь он тоже называл малолетнего Десантоса, рано потерявшего родителей, своим. Говорил, что банда «Южные змеи» это семья, а она своих не бросает. Юного Хоакина не бросили, не дали умереть с голода на улице – это верно, но у этой «добродетели», оказывается, была своя цена. Сперва он толкал дурь и оружие, потом заметал следы чужого преступления, а затем стал ушами и глазами босса, втёршись в доверие к сыну шерифа.

– Да этот накал страстей ножом резать можно, – процедил тогда Эф Пи, заставив парней отлипнуть друг от друга.

Потом пошли его нетерпеливые расспросы, что Хоакину со слов шерифа, Кевина или его друзей стало известно по делу убитого Джейсона Блоссома?

– Пока немногое, ответил тогда Десантос, когда они остались наедине. – Но я держу руку на пульсе.

– И язык глубоко во рту у младшего Келлера, – криво улыбнувшись, заметил Джонс.

– Если бы я тебя не знал, Эф Пи, подумал бы, что ты ревнуешь, – осмелился сказать Хоакин, глядя на босса без тени улыбки.

– Не городи херни. Ты мне, как сын. Я просто вижу, что между вами все серьезно. Мой тебе совет, парень, запрячь свои чувства куда подальше, и спустись с небес на землю, а то потом падать будет больно, – молвил тогда Джонс, сверля колючим взглядом самого молодого змея своей банды. – Мы не их поля ягода и должны держаться вместе. Так что иди и работай. Продолжай трахать сынка шерифа и собирать для меня информацию. Ты же знаешь, в случае чего «Южные змеи» тебя не оставят.

Эф Пи давно пустил свою жизнь по пизде, рассуждал Хоакин, подставляя лицо под крупные капли дождя, выдыхая сизый дым из легких. Интересно, своему родному сыну Джагхеду он пожелал бы такой же участи, что и Десантосу? Принять в банду байкеров, называя ее семьей, а затем использовать в хвост и в гриву, чтобы ты сполна отработал свой хлеб.

Это ведь так просто – влюбить в себя кого-то, вызвав безграничное доверие, влюбиться самому, а затем втоптать это все в грязь, словно тлеющий окурок. Нет ничего хуже, чем увидеть, как в глазах красавчика гаснет этот самый огонек, уступая место разочарованию и разбившимся надеждам.

К горлу подпирает неудержимое желание зарычать и смачно выматериться, что Хоакин и делает. Скупая, соленая влага глаз сливается с небесными хлябями, стекая ручейками по скулам и подбородку. Отшвырнув от себя почти докуренную до фильтра сигарету, Десантос с остервенением задирает рукав куртки, разглядывая ненавистное тату. Пальцы стремительно вонзаются в кожу, начиная до крови царапать змеиный узор, пытаясь от него избавиться.

Ему не нужно все это. Он сыт по горло «щедростью» Эф Пи. Хоку остоебенила эта вынужденная ссылка. Он хочет домой. Не в это змеиное кубло и не к тому сброду, живущему в южной части Ривердэйла. Он желал бы быть еще одним мужчиной в семье Келлеров. Он просто хочет вернуться к своему Ромео.

========== Мыслями Душой Телом ==========

Комментарий к Мыслями Душой Телом

По сериалу “Восьмое чувство” Родригес/Горски/Богданов

https://vk.com/doc63678917_445785788

Стоит хоть раз взглянуть в глаза шептуну и от него не будет спасения. Тебе нужно скрыться, залечь на дно, чтобы не сдать членов кластера одного за другим. Конечно, мистер Уисперс не будет присутствовать в твоей голове, все равно, что находиться рядом, все время. Он может спать, а ты иногда видеть его сны. Вот такой обратный эффект имеет зрительный контакт с подобными типами.

С тех пор, как это произошло Горски сидит на игле. Его руки испещрены безобразными следами от инъекций. Он давно не брился, осунулся и похудел. Как только он слышит в голове это гребаное «здравствуй, Уилл» ему срочно нужно принять дозу, чтобы отпустить свое сознание в очередное феерическое плавание под названием «Нирвана». К наркотику примешано что-то снотворное, потому Горски вынужден в большинстве случаев пребывать в горизонтальном положении, находясь в ласковых объятиях Морфея, где он видит себя прежним, здоровым и полным сил.

Это может показаться странным, но иногда во сне он находит своеобразное утешение, на время избавляясь от телесных и душевных ран. Удивительнее всего то, что происходит это тогда, когда его обнаженного тела касается другой мужчина или сразу несколько. Две пары рук – одна светлая, другая смуглая – ласкают так правильно, нежно, умело, что Уилл начинает задыхаться от переизбытка эмоций. С одной стороны его обнимает Вольфганг, а с другой Лито.

В такие моменты Горски жалеет, что у него совсем нет опыта в подобном деле и всего лишь две руки и один рот, которым в данный момент завладел Богданов. Язык немца уверенно проскальзывает в приоткрытые губы Уилла, начиная то мягко, то дерзко поигрывать внутри, заставляя ощущать на своем языке вкус мятного шнапса.

Буквально через секунду рецепторы улавливают привкус клубничного дайкири и теперь рот Уилла терзают совсем другие губы, в коротких перерывах между поцелуями нашептывая страстные слова на испанском, которые Горски прекрасно понимает, отчего еще больше млеет от удовольствия.

И эта сладкая пытка все продолжается и продолжается. В данную минуту оба его друга относятся к Уиллу, как к божеству, одаривая его своей любовью, лаской и вниманием. Где бы и с кем бы они ни были, сейчас они всецело принадлежат ему.

Мыслями. Душой. Телом.

– Боже… – стонет Горски, непроизвольно выгибаясь и теснее привлекая парней к себе. Затем слегка отстраняется, мягко побуждая обоих поцеловать друг друга. Со стороны это выглядит так потрясающе чувственно, эстетически красиво и сексуально. Губы Уилла свободны, но в тоже время он тяжело дышит, словно ему все еще не хватает воздуха, ведь в данный момент он и Горски, и Родригес, и Богданов. Он вновь ощущает себя исцеленным, целостным и счастливым. – Ребята, вы… Я раньше никогда… Спасибо…

– Ты стольким пожертвовал ради нас, Уилл… Ты как никто заслужил это сполна… Тебе только стоит подумать… Ты же знаешь, мы – это ты…

Тело Горски сейчас, как единственная уцелевшая на скрипке струна, на которой сразу два виртуоза мастерски исполняют мелодию страсти, позволив этой самой струне порваться лишь на последних аккордах грандиозного финала.

========== Почему, Дельфин ==========

Комментарий к Почему, Дельфин

По фильму “Атомная блондинка” Лоррейн/Дельфин

https://vk.com/doc63678917_449504119

Почему, Дельфин? Почему ты вдруг решила, что я нуждаюсь в защите и помощи? Что меня выдало? Мой взгляд, жест или нотки неуверенности в голосе? Или у тебя такая своеобразная манера знакомиться, а заодно избавить меня от общества надоедливого и вездесущего русского агента?

Ты думала, что я не замечу твоей тайной слежки и наведенного на меня объектива фотокамеры? Возможно, ты наивно полагала, что я куплюсь на твой флирт, легенду о работе переводчика на полставки и вульгарный наряд шлюхи? Ты и вправду готова была умереть, чтобы узнать отвечу ли я на твой поцелуй и будет ли у этого, невинного на первый взгляд, действия продолжение?

Ну что же, девочка, вот мы и одни, в безлюдном коридоре клуба, пропахшем сигаретным дымом и похотью. Я впечатываю тебя в стену и впиваюсь губами в твой приоткрытый рот, пробегая ладонью вдоль соблазнительного тела, льнущего к моему. Неужели ты так увлечена нашей страстью, Дельфин Лассаль, что не чувствуешь как моя рука лихо нашаривает под поясом твоей до неприличия короткой юбки, выхватывая табельное оружие? Или агенту французской разведки не хватает сноровки и опыта и вот уже дуло револьвера приставлено к твоему виску.

Что ты теперь чувствуешь, детка? Твое сердце готово выскочить через горло и разорваться на миллион кусочков или оно сжалось в комок и ухнуло в пятки от страха и безысходности? Ты так же страстно меня хочешь, и это плавное скольжение холодного металла от виска к скуле заставляет твое тело еще больше увлажниться между бедер, а соски затвердеть? А теперь, посмотри на меня внимательно и скажи, кто из нас в большей степени нуждается в защите и помощи?

∞∞∞

Губы Лассаль чуть подрагивают, а в уголках глаз собирается влага. Она похожа на пойманную в силки птичку, уставшую трепыхаться. Она в этом деле всего год и сожалеет о том, что пошла в агенты, полагая, что это будет весело. Лоррейн Бротон опускает револьвер и опирается о противоположную стену, продолжая впитывать глазами эту хрупкую красоту и беззащитность. Потом вновь приближается к француженке, аккуратно стирая подушечкой пальца набежавшую слезу с ее щеки.

«Почему, Дельфин? — безмолвно спрашивает Лоррейн, вновь припадая к ее губам в проникновенном поцелуе. — Почему ты не стала поэтессой или рок-звездой, выбрав опасность, туманное будущее и игры со смертью? Почему, девочка? — мысленно твердит блондинка, швыряя Лассаль на гостиничный диван и накрывая ее своим телом. — Ради чего ты пожертвовала своей молодостью и красотой? У таких, как мы не может быть личной жизни, а любовь — это непозволительная роскошь, делающая нас слабыми».

Потому остается страстный, безудержный секс, которому следует отдаться всей душой и телом, ибо как более опытный агент Лоррейн понимает, что он может быть последним для одной из них или сразу обеих.

Лавина накрывающего оргазма заставляет на мгновение забыть о политике, секретной миссии, опасности, возможности провала и скорой расправы. Спустя минуты блондинка уже жадно затягивается очередной сигаретой, ощущая на своем голом плече и груди легкие поцелуи признательности, ластящейся, словно котёнок француженки.

Лоррейн запутывается во влажных волосах девушки, шало выдыхая дым в потолок. Ей сейчас хочется быть не только страстной любовницей Дельфин, а еще и любящей матерью, старшей сестрой, верной подругой, опытной наставницей, давая дельные советы в их непростом деле.

— Здесь опасно. Постарайся не рисковать. Береги себя, — напутствует Бротон, поглаживая Лассаль по лицу и раскрасневшимся губам.

— Говоря искренне, ты совсем другая. У тебя взгляд меняется, — добродушно замечает Дельфин, видя свое отражение в серо-голубых глазах.

— Спасибо, что сказала, — коротко улыбнулась Лоррейн, отводя взгляд и делая очередную затяжку.

— Почему?

— Потому что это не повторится, — выдыхает слова Бротон вперемежку с сизым дымом, снова глядя во влюбленные глаза Лассаль.

— Почему? — вновь спрашивает француженка, становясь серьезной.

— Иначе однажды это убьет меня, — тихо молвит блондинка, привлекая девушку к себе и целуя в макушку, питая малую толику надежды, что этот жест убережет ее от смрадного дыхания смерти и, что таких прекрасных мгновений, как это у них будет еще предостаточно.

И все же, почему, Дельфин?

========== Цветочек ==========

Комментарий к Цветочек

По сериалу “Волчонок” Стайлз/Питер с намеком на “Игру престолов”

https://vk.com/doc63678917_449743042

— А ты, оказывается, нечестно играешь, цветочек.

— Сир Питер?

— Воспользоваться тем, что твоя кобыла в поре и мой жеребец имеет на нее виды, а потом взять и выбить меня из седла…

— О чем это вы? Я вас не понимаю.

— Хорош прикидываться, лапушка. Не любишь проигрывать? Знал ведь, что на честный поединок со мной у тебя силенок не хватит. И как ты только сподобился? Без своих сверкающих доспехов у тебя мощи́, как у воробушка под коленкой…

— Ладно, сир Питер, вы правы. Надеюсь, с вашим жеребцом все хорошо?

— Его буйная головушка все еще при нем. Я не столь расточителен, как некоторые, чтобы разбрасываться породистыми лошадьми. Только вот мы с моим конём остались не у дел, а ты захапал все лавры себе, Рыцарь Цветов. И какие-то ничтожные остатки моей чести, гори она диким огнем, требуют сатисфакции. Говорят, ты ко всему прочему искусный мечеглотатель.

— Да как вы смеете?! Я рыцарь! Я наследник знатного рода!

— Ну так одно другому не мешает. И сам ты весь такой ладненький: тело стройное, губки пухлые, глазки влажные и этими блядскими розами от тебя несет так, что с ума сойти можно…

— Вон из моего шатра! Стража, ко мне!

— Ну тише, тише. Твои бравые охранники пошли выпить по кружке доброго эля за мой счет, дабы отпраздновать победу своего юного лорда. Мы здесь одни, цветочек. Так что, малыш, хочешь увидеть мой клинок во всей красе? (медленно развязывая гульфик)

— О, боги! Он такой…

— Иной реакции я и не ожидал.(хищно скалясь) Вот и воздай ему заслуженные почести, раз его хозяин в кои-то веки потерпел поражение на турнире, со всего маху грохнувшись в пыль. Будешь хорошим мальчиком, и твоя маленькая хитрость на ристалище останется между нами.

*

(спустя время)

— Надеюсь, инцидент исчерпан? Вы удовлетворены, сир Питер? (томно облизывая губы и отстраняясь)

— В пекло королей! В пекло оруженосцев и смазливых конюшат, цветочек! Отныне ты только мой!

— Но…

— Ты хочешь об этом поспорить?! Иди-ка к папочке, детка! Я найду чем заткнуть твой прелестный ротик, а за одно покажу, как мастерски владею своим мечом, который ты только что отполировал!

========== Страна Чудес ==========

Комментарий к Страна Чудес

По фильму “Убей своих любимых”

писалось под **Bloc Party Pioneers (M83 Remix)**

https://pp.userapi.com/c837121/v837121574/4ac58/37CPlZXOeRE.jpg

ㅤ«Будь осторожен, ты не в стране чудес…

ㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤНайди, где прячется любовь.

ㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤㅤ Возьми её и поделись, и потеряй…»

ㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤㅤ ㅤㅤ ㅤㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤ ㅤАллен Гинзберг

В каждом поколении есть прослойка молодых людей не желающих, подобно послушному стаду, мириться с существующим положением вещей, а так же навязанными обществом принципами и высокодуховной моралью.

Люсьен Карр кажется Аллену Гинзбергу именно таким. Глотком свежей воды посреди безжизненной пустыни, сокрушительным торнадо, ворвавшимся в размеренную, далекую от идеала жизнь молодого человека из еврейской семьи.

Аллен любит своих родителей, но рад вырваться из дома, уйти от будничной суеты, менторских наставлений отца, периодических приступов сумасшествия и попыток суицида матери, требующей постоянного внимания сына. Единственное, что помогало ей хоть немного успокоиться – это его присутствие и играющая на патефоне пластинка с симфонией Брамса. Странно, но именно ее мелодичные звуки в один прекрасный день и привели юношу в комнату Люсьена.

Его коллега, студент Колумбийского университета встретил Гинзберга лучезарной улыбкой и предложил выпить. От того, как Карр зажимал между пальцами сигарету с тлеющим столбиком пепла и размеренно всасывал дым губами, веяло легкой эротикой, и на это зрелище можно было смотреть бесконечно.

Он пламенно и возвышенно говорил о поэтах современности, новом видении, расширении горизонтов и пределов сознания, запивая свои реплики спиртным. Создавалось впечатление, что прогрессивные мысли, джаз, алкоголь, никотин, а затем еще и наркотики были единственной пищей этого экстраординарного голубоглазого гения.

Аллен с легкостью перенял эти вредные привычки, сознательно подсев на особый сорт героина именуемый «Люсьен Карр». Они частенько пропускали лекции, просиживая штаны в задымленных барах и на квартирах местной богемы, куда Карр был вхож. Они так сдружились и «Гинзи» настолько ему доверял, что однажды привел в свой дом, где оба стали невольными свидетелями очередного нервного срыва матери Аллена, закончившегося психиатрической лечебницей.

– Так будет лучше, – говорил отец, – твоей матери нужна помощь, – и Гинзберг-младший вынужден был согласиться, потому что ни о чем не мог сейчас думать, кроме Люсьена и возникших к нему чувств.

Лу одним своим взглядом, жестом, фразой заставлял испытывать разнообразную гамму эмоций, вызывая в Гинзберге невообразимый восторг, душевный трепет и половое влечение. Глядя на него такого красивого и раскрепощенного, доверчиво прильнувшего лицом к его коленям, Аллен на миг забывал, где реальность, а где вымысел.

Ему хотелось коснуться этих густых русых волос, запутаться в них, нежно скользнуть ладонью по скуле к приоткрытому рту, увидеть ответный страстный взгляд, почувствовать, как один из его пальцев мягко всасывают чужие губы, лаская кончиком влажного языка.

Может быть, все так и происходило?

Их лица совсем близко и, пытливо заглядывая в голубые, как небо глаза, Аллен тихо произносит:

– Первая мысль – лучшая мысль, – а затем накрывает губы Люсьена своими, чувствуя, как тот со стоном отвечает на поцелуй.

Юный Гинзберг очарован, он по уши влюблен в своего соседа, милого мальчика Лу, желая беспрекословно следовать за ним. Он чувствует себя Алисой, позволившей кролику увлечь себя в Страну чудес, не догадываясь, что сам Карр давно уже пребывает в этом мире, став его частью.

– Куда дальше, Лу? Ты знаешь выход из этого лабиринта? – готов спросить Аллен спустя время, глядя как их отношения стали заходить в тупик. Вместо вразумительного ответа Люсьен бросает юношу на распутье, отправившись в реальный мир за новыми впечатлениями и компанией. – Скажи, что мне делать?! Я помогу! – молвит Аллен, замечая, что с его милым Лу что-то не так.

И теперь перед глазами Гинзберга вовсе не белый и пушистый кролик, а забившийся в угол испуганный Безумный Шляпник, заблудившийся в собственных грезах и желаниях.

Панический взор чередуется кратковременной безумной улыбкой, заставляя Люсьена на секунду поверить, что вместе с его дорогим «Гинзи» у него появится возможность найти дорогу обратно и жить нормальной жизнью. Но нет, он слишком долго блуждает в собственных дебрях, приводя сюда кого попало и делая, что в голову взбредет.

Карр понимает, что все, что с ним случилось и продолжает происходить до сих пор крайне далеко зашло. Гинзберг слишком хорош и талантлив, чтобы вешать на его хрупкие плечи еще одного безумца с собственными демонами в голове. Зачем ему совращенный в раннем возрасте, сломленный и заблудший мальчик с извращенной психикой, научившийся использовать своих партнеров в корыстных целях? Люсьен просто обязан разорвать эту связь и постараться разобраться со своим прошлым в одиночку.

– Мне не нужна твоя помощь. Оставь меня в покое, – холодно бросает Карр, избегая недоуменного взгляда юноши.

– Лу, пожалуйста, – с горечью выдыхает Гинзберг, пытаясь до него дотянуться.

– Уходи, – жёстко, отрешенно, сжигая мосты и делая невыносимо больно обоим.

В комнате Карра становится холодно и пусто, словно с уходом Аллена Люсьен и сам перестал существовать. Соленая влага щиплет кромку глаз, прокладывая две колеи сожаления и безысходности. Спустя мгновение помещение заполняется звуками симфонии Брамса, больше не приносящей Лу облегчения и покоя.

========== Согрей меня ночью ==========

Комментарий к Согрей меня ночью

По сериалу “Игра престолов” Тормунд/Бриенна

https://pp.userapi.com/c841624/v841624836/177f3/1r3sNxYG6Fs.jpg

Тормунд все чаще ловит себя на мысли, что ему с большим трудом удается хранить образ дикого, но симпатичного рубаки-парня с кривой ухмылкой на губах, травящего пошлые байки у костра. Он словно заставляет себя время от времени быть веселым и беззаботным, выдавая смачные перлы своим товарищам, чтобы не было так скучно в заснеженных походах и тоскливо на душе.

Что это с ним? Стареет что ли?

Раньше жизнь одичалого его вполне устраивала, а роль бывалого, но еще не нагулявшегося похотливого кобеля с лихвой удовлетворяла. Теперь же, после встречи с Бриенной Тарт, став дозорным, ему захотелось чуток остепениться и попытаться завоевать ее cердце, сломив эту холодную и неприступную, как ледяная стена Черного замка, крепость.

Оказалось, не такую уж неприступную. Какое-то вязкое, непонятное ему чувство зашевелилось в нем еще с битвы бастардов. Потом еще разок, словно кто в груди ножиком ковырнул, когда толпа этих белых тварей чуть не утащила его под лед во время вылазки за одним из ходоков. И вот теперь это чувство миллионами острых игл прошило его нутро, когда под синим пламенем мертвого дракона, стоявшая тысячелетиями стена начала рушиться.

Это был страх. Дикий. Чудовищный. Всеобъемлющий. Лишающий кислорода и скручивающий узлом каждый нерв и мускул. Не страх за свою гребаную жизнь, а боязнь больше ЕЕ не увидеть, не попытать счастья добиться для себя хоть проблеска расположения прекрасной воительницы.

Впрочем, Тормунд не привык довольствоваться малым. Согласен, он не так и не с того начал. Бесполезно было, распустив хвост павлином, зазывно улыбаться, играть бровями и пожирать ее жадным взглядом. Дураку понятно, что Бриенна никогда к нему не снизойдет, а он не возвыситься до ее уровня, замуруй хоть всего себя в ненавистную рыцарскую броню. Но сейчас война, грядет великая битва и перед ликом смерти все будут равны.

А ему жуть как хочется выжить сейчас, в эту самую минуту, когда ледяная лавина и синее пламя уносят его товарищей в безвозвратную пропасть, а полчища смертников ринулись сметать все живое на своем пути.

Раньше Тормунду было глубоко плевать, с кем трахаться. Когда гаснет свет, все бабы примерно одинаковые. Но леди Бриенну он хотел бы любить долго и страстно, видеть в отражении ее прекрасных глаз трепет пламени свечи, мерцание факела, танец языков огня от жаркого костра.

Интересно, стала бы она льнуть к нему и запутываться пальцами в рыжих волосах, или долго упиралась, не желая сменять гнев на милость? Была бы податливой и открытой на ложе из шкур, или подчинила бы себе, оседлав его бедра?

Медведь его раздери! Он хочет от нее детей еще сильнее и прямо сейчас!

Он должен жить, чтобы вернуться к ней. Быть рядом, чтобы прикрыть собой ее спину в случае опасности. Пока есть еще время, смело, без всякого позерства рассказать о своих чувствах и вполне серьезных намерениях, пусть знает. И тогда, возможно, он смог бы найти ответы на большинство своих вопросов.

Ведь все, чего он хотел – это быть желанным.

Время. А есть ли у Тормунда теперь время на все это, когда на Север пришла самая долгая зима, принесшая с собой смерть? Седьмое пекло, да он готов из собственной шкуры выпрыгнуть, чтобы увидеть королеву своего сердца еще хотя бы раз. Услышать ее сбивчивое дыхание и долгожданные слова:

– Боги, Тормунд! Какой же глупой я была! В пекло честь, когда речь идет о жизни, измеряющейся часами и минутами! Иди ко мне, мой рыжий великан! Согрей меня этой ночью!

========== В мире без любви ==========

Комментарий к В мире без любви

По фильму «Фантастические твари и где они обитают»

Криденс/Грейвс

https://vk.com/doc63678917_450655860

С недавних пор у Персиваля Грейвса появился соглядатай, молодой щуплый парнишка, проживающий в том же жилом комплексе, что и он. Бывший сотрудник ФБР старался жить тихо и скромно, не привлекая к себе лишнего внимания. Мужчина не мог с точностью сказать, где и когда он прокололся и чем привлек к своей персоне столь пристальное внимание, но ему было слегка неуютно ощущать на собственной небритой физиономии пытливый и заинтересованный взгляд карих глаз.

– Какие-то проблемы, парень? – попытался выяснить он, встретив как-то стройного брюнета у входа в парадное.

– Нет, сэр. Скорее всего, они у вас.

– Да ну? И откуда у столь юного дарования такие умозаключения?

– Вы еще молоды, а выглядите уставшим от жизни человеком. И глаза у вас, как у побитой и выгнанной из дома собаки, – ничуть не смущаясь, ответил молодой человек. – Кстати, я Криденс.

– А ты, значит, у нас тонкий ценитель человеческой психики или медиум, видящий человека насквозь? – выдавил Грейвс, игнорируя протянутую руку. – Послушай, малыш, почему бы тебе не выбрать другую мишень для своих исследований и не обратить внимания на себе подобных? – добавил он, смерив парня тяжелым взглядом.

– Если захотите поговорить… – стал предлагать Криденс, но тут же заткнулся, увидев режущий ножом прищур глаз и резкий разворот незнакомца, направившегося в сторону улицы.

Как Персиваль ни старался загрузить себя работой и думать о чем угодно, парнишка все не шел у него из головы, своей настырностью напоминая Грейвсу кое-кого другого. И от этих мыслей в груди становилось нестерпимо больно, а в душе еще более одиноко, чем можно было представить.

Юноша перестал мозолить глаза и мужчина вроде был этому рад, но, спустя неделю, в его почтовом ящике оказался конверт, который он долгую минуту вертел в руках, тщетно пытаясь найти штемпель и обратный адрес.

Этого еще не хватало. Анонимка от неизвестного. Интересно, что в конверте? Смертельный порошок? Коллаж из разнокалиберных букв с угрозами и шантажом? Или не приведи господь любовное послание от тайного поклонника со всякими там сердечками и прочей херней?

Аккуратно вскрыв бумажный пакет, Персиваль достал небольшой лист бумаги с парой строчек и номером телефона, написанных от руки.

«Привет. Это твой докучливый сосед».

– Это уж точно, – подтвердил Грейвс, следуя в сторону лифта. Ладно, он позвонит этому прилипале, но чтобы раз и навсегда расставить все точки над «i». – Послушай, парень, перестань меня преследовать, – начал мужчина, услышав короткое «алло». – Я не нуждаюсь в чьей-либо помощи, шефстве, а уж тем более в исповеди.

– Ты бы не позвонил, если бы действительно не хотел этого. И я искал с тобой встречи вовсе не поэтому.

– Ты должен это прекратить, Джей.

– Что? Как ты меня…

– Неважно…

– Постой, не вешай трубку. Давай все же встретимся. Попьем кофе или что-нибудь еще…

***

– Не сильно радуйся, – ворчал Персиваль, спустя несколько дней, сидя напротив Криденса в уютном кафе. – Никакое это не гребаное свидание. Я просто купил тебе еду. И я не хочу, чтобы это вновь произошло.

– А мне кажется это самое настоящее свидание, и в отличие от тебя, Грейвс, я настроен оптимистично, что немаловажно.

– Если ты доел, давай я отвезу тебя домой, – слегка раздраженно кинул мужчина, вставая и оставляя на столе щедрые чаевые.

Парень послушно проследовал за ним к выходу, затем к припаркованному автомобилю, усаживаясь рядом на пассажирское сидение. Персивалю трудно не заметить, что тот чуть ли не сияет новеньким долларом, бросая на него короткие взгляды полные желания.

– Прекращай это безумие. Поиграли и хватит. Я не тот, кто тебе нужен. Ты ведь прислушаешься к моим словам на этот раз, Джей?

– Да кто такой этот Джей? – в недоумении спрашивает Криденс.

– Никто.

– Не ври. Ты уже несколько раз назвал меня так. Кто он?

Воспоминания сухим комом встают поперек горла, а ладони до боли в суставах вжимаются в руль. С той же силой и невероятной душевной мукой он сжимал в объятиях тяжело раненного напарника, пытаясь удержать в своих руках чужую, но не менее драгоценную жизнь, стремительно покидавшую тело вместе с кровью.

«Нет, детка, нет! Держись! Помощь уже в пути! Все будет хорошо, вот увидишь! Не покидай меня, пожалуйста!»

– Был один человек, – хрипло выдавил Персиваль, следя за движением в общем потоке. – Он был моим напарником, другом, возлюбленным. Он был похож на тебя. Такой же решительный, беззаботный, энергичный и полный жизни. Мой персональный свет в мире тьмы. Я пытался прятать его от ужасов, которые пережил сам, но не хотел сильно менять, боясь, что потеряю. Но зло этого проклятого мира всегда было падко на человеческие слабости, и он был моей самой большой слабостью. Я думал, что никакой силы не будет достаточно, чтобы отнять его у меня. Но как же я ошибался. Я был таким чертовски беспомощным. Я ничего не сделал. Я не спас его. Не защитил, – изливал душу Грейвс, с горечью поглядывая на Криденса. – Я не хочу повторить ту же ошибку с тобой. Это может причинить боль. Так что, пусть все прекратится так и не начавшись. Я все забуду, а ты будешь двигаться дальше.

– Но я не хочу этого. Извини, но я готов рискнуть, а ты должен попытаться дать себе второй шанс, – серьезно возразил юноша. – Нельзя всю жизнь бояться и жить прошлым, выбрав в спутники одиночество.

Оба медленно брели от стоянки к жилому комплексу, почти соприкасаясь рукавами. Не зная, о чем в данную минуту думает его сосед, Грейвс вновь вернулся мыслями в прошлое, вспоминая слова друга:

«Я пойду за тобой, Перси. Я не боюсь мира, от которого ты собираешься меня защитить. Я боюсь того мира, в котором ты будешь один, без меня, без моей любви».

А ведь именно в таком мире он сейчас и живет. Нет, существует. Влачит жалкие дни в мире тоски и одиночества. В мире без любви. Так, может, хватит?!

И почему-то, спустя годы душевной и физической изоляции, Персивалю вдруг дико захотелось взять идущего парня за руку, обнять его, ощутив ответное тепло и поддержку.

– Обещаю, мы не будем торопиться, – спешно выдохнул Криденс у входа в парадное, понимающе глядя на Персиваля и мягко впиваясь своими изящными пальцами в его чуть шершавую ладонь, словно мог читать мысли.

Грейвс в ответ сжал его руку, криво улыбнувшись этой мнимой самоуверенности и юношескому запалу.

Не спешить? По-моему он слишком долго себе задолжал.

– Ладно, малыш, так и быть рискнем. Дадим этому миру еще один шанс.

========== Беззащитный ==========

Комментарий к Беззащитный

Марвел, Спайдипул

писалось под **The Neighbourhood Cry Baby**

https://vk.com/doc63678917_450965520

Очень многие супергерои окружают себя тайной покрытой мраком, ведут двойную жизнь и, скорее всего, в виду «природной скромности» желают подольше оставаться загадкой, скрывая лицо под маской. Уэйд Уилсон не подходит ни под один из этих критериев. Просто таких «красивых», как он еще поискать нужно. Просто нет у него никакой двойной жизни, а та единственная что теперь есть выглядит так же дерьмово, как и он сам.

Он редко выбирается куда-либо без своего сценического образа и нехилого арсенала оружия. Но сегодня ему придется сделать исключение. Даже свой неуёмный сарказм и фирменные подъёбки ему следует оставить в прихожей на гвоздике, а то как-то с внешним видом не вяжется. Потому как один настырный парнишка смело открыл перед ним свое лицо и возжелал от Уэйда ответных действий.

Перед мысленным взором Дэдпула запестрела яркая надпись:

«Шоу уродов! Единственное представление! Крокодилоящер Уилсон в главной роли! Пошляк, хохмач и трепло!»

Определенно ему не стоит острить и молоть языком всякую хрень, когда они встретятся. Стоит держаться ночной тени и в большей степени молчать и слушать.

— А может, послать все к ебеням? — спрашивает себя мужчина, доставая из кармана мятую пачку сигарет и зажигалку. Он давно не курил, но сейчас дико хочется. — Сдать свою сбрую на металлолом, а комбинезон в пункт проката карнавальных костюмов и пойти работать в цирк, — рассуждает Уилсон, коротко и часто затягиваясь, словно перед смертью. — А что? Говорят, там коллектив дружный, сплоченный.

Ему бы развернуться и уйти, а он медленно бредет к указанному месту встречи, словно поднимается на эшафот. Только вот зачем все это? Увидеть в глазах мальчишки добрую порцию разочарования и отвращения к себе? На что он там надеялся, глупый? На продолжительные отношения? Что под красным спандексом и маской с нелепым колпачком окажется прекрасный принц, с которым можно регулярно, долго и счастливо?

Правда, первые два пункта Дэдпул мог пареньку с легкостью обеспечить в абсолютно кромешной темноте, не позволяя к себе прикоснуться. А в конце взять и мощно осчастливить обоих. Так вот и встречаться, приходя к нему глубокой ночью, а уходя засветло. Может, стоит попробовать?

Уилсон привык жить один и стоило признать, что давно уже смирился с убийствами и мордобоем в качестве прелюдии перед очередным свиданием с собственной рукой. Да и запах пролитой крови и порохового дыма его заводили похлеще кокса и феромонов возбужденного тела.

— А тут встреча с молодым и симпатичным студентиком, — бубнил себе под нос Дэдпул, — а вот, кажется, и он сам, — увидев знакомый силуэт и быстро юркнув под тень ветвей.

— Уилсон, это ты?! — чуть взволнованно спросил юноша.

— Я, — обреченно выдохнул тот.

— Давай, не стесняйся! Выходи на свет!

Стесняться?! Да ему стрёмно, словно он на приеме у стоматолога!

— Ладно, — делая ряд вымученных шагов, — только я не такой, каким ты меня себе представлял… Это я, паучок, я! — видя явное замешательство парня. — Каков есть! Другого не будет! — разводя руки в стороны. — Даже твой поцелуй истинной любви меня не изменит! — подходя ближе. — Ты боишься меня, Пити?

— Нет… Кто это с тобой сделал?

— Забей, паучок. От меня прежнего почти ничего не осталось.

— Вот почему ты никогда …

— Да, отстой! Прикинь, чувак! Теперь ты понимаешь, почему я все время в маске?

— Я могу… Могу я к тебе прикоснуться?

Парень, должно быть, шутит?! Или решил убедиться в подлинности?!

— Не волнуйся, это все настоящее, — оттягивая кожу на своей щеке. — В общем, ты меня увидел. Теперь мы квиты. Беги домой, малыш. А я забьюсь в какой-нибудь темный угол, выкурю сигаретку и маленько всплакну, — набрасывая на голову капюшон черной худи, ответил Дэдпул.

— Нет, Уэйд, пожалуйста, подожди! — хватая мужчину за рукав и не давая тому раствориться в ночи. — Я … Мне это нужно, правда! Я всегда этого хотел! — привлекая к себе озадаченного и сбитого с толку Уилсона, заглядывая тому в глаза. — Коснуться тебя настоящего, без защитного костюма и маски!

Спустя томительные секунды собственного неверия, неиссякаемых слов и хаотичных прикосновений Паркера, Уэйд сжимает в объятиях жаркое тело мальчишки, впервые в жизни чувствуя себя Б Е З З А Щ И Т Н Ы М.

========== Любовь на расстоянии ==========

Комментарий к Любовь на расстоянии

По сериалу “Близкие друзья” Брайан/Джастин

https://pp.userapi.com/c841439/v841439121/1fdd9/-3jnSVURuZ8.jpg

С некоторых пор Брайан Кинни ненавидит Нью-Йорк. Ненавидит этот город, заглотнувший в свои недра милого мальчика с солнечной улыбкой, предлагая тому кучу возможностей и огромное количество соблазнов.

Кинни ненавидит расстояние между Питтсбургом и Нью-Йорком. Каждую милю, каждый гребаный дюйм, разделяющий его с Джастином. Находясь здесь, у себя в лофте он не в силах помешать этим самым соблазнам повлиять на желания Тейлора.

Имея огромный «послужной список», пройдя через огонь, воду, медные трубы, не один рот и задницу, а так же прожив некоторое время вместе с Джастином, к своим тридцати с хвостиком Кинни пресытился. Решил попробовать диету, состоявшую всего из одного блюда. Вот только отпустив от себя Тейлора, Брайану пришлось обречь себя на голодовку.

Нагулялся ли сам Джастин? Ведь он так молод. Сможет ли его мальчик разделить с ним эту незавидную участь, с головой уйдя в работу, когда вокруг столько «вкусных излишеств», только руку протяни?

Кинни перестал любить людные улицы родного города, скрывая свой пристальный взгляд за оправой зеркальных стекол. Очки слабо помогают, потому что, выхватив из толпы мелькнувшую белобрысую макушку, показавшуюся до боли знакомой, так и хочется выкрикнуть: «Солнышко, постой!»

Кинни лишь теперь ощутил, насколько Джастин ему дорог. Не тогда, когда он отхаживал парня после больницы, и за Тейлором приехала мать. Не во время их частых ссор и расставаний, инициатором которых был он сам. А вот сейчас, когда его любимый мальчик далеко, когда нет возможности к нему прикоснуться и почувствовать ответную ласку, когда Брайан сам, добровольно, скрепя сердце, отпустил его, настояв на временной разлуке.

Ему стало не хватать Тейлора с той самой минуты, как он произнес: «Ты должен ехать. Не смей херить свое будущее ради меня». Только зачем нужно было говорить еще и о том, что они не знают, когда снова увидятся? На следующий уик-энд, через месяц или никогда вообще? Чтобы лишить друг друга надежды на встречу? Или еще раз громко заявить всему миру, что Брайан Кинни самодостаточен и со всем справится в одиночку?

Да хуйня все это! Чушь собачья!

Брайан ненавидел время, прожитое без Джастина, наивно полагая, что сможет отвлечься от грустных мыслей и острой нехватки в нем в кругу друзей, куче рекламных проектов и урывочных снах. Но воспоминаний было слишком много и они причиняли адскую боль, а Кинни никогда не был душевным мазохистом, чтобы этим упиваться.

Или все-таки стал таковым?

Боже, как же он скучал по своему мальчику. Отчаянно. Безмолвно. До сиплого хрипа и ломоты во всем теле. До непроизвольного выплеска семени, когда крутился узлом в одинокой постели, путая сон с явью.

Каждая минута проведенная вдали от Джастина побуждала Кинни безумно ревновать того ко всем мужикам Нью-Йорка, потому что сама его улыбка и молодое, стройное тело могли свести с ума даже Папу Римского.

~

Уже через пару месяцев, терпение Брайана окончательно лопнуло и, сбросив с себя маску напускного безразличия, он заказал билет на рейс Питтсбург – Нью-Йорк.

– Мы будем вместе, малыш! – как мантру повторял Кинни, поглаживая два обручальных кольца на безымянном пальце, одно из которых торжественно собрался вручить Тейлору в придачу к своему сердцу.

И пусть этот жест для Джастина ничего не значил, Брайан не позволит чему-либо встать между ними. Говорят, любовь на расстоянии только крепнет, но он больше не хочет преодолевать эти расстояния.

========== Не отпускай ==========

Комментарий к Не отпускай

По сериалу “Чужестранка” Джейми Фрейзер/Джонатан “Чёрный Джек” Рэндалл

https://vk.com/doc63678917_451394230

ㅤЯ скоро умру, и ты родишься со мной… Эта агония и это бессмертие собираются воссоединться и стать нашей гибелью.ㅤ ㅤ ㅤㅤ

ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤㅤ ㅤ ㅤㅤ ㅤ Виктор Гюго

О такой смерти можно было только мечтать. Увидеть на поле боя того, кого давно уже хотелось отправить в ад, персонально сопроводив в огненное чистилище, где «Чёрному Джеку» Рэндаллу самое место.

Сталь по рукоять входит в податливое тело, и рука Джейми Фрейзера омывается теплой, багряной кровью. Как же хочется, чтобы этот миг повторялся, а всё остальное вокруг замерло. Лишь он, его противник и клинок, вонзающийся в Рэндалла и причиняющий боль. Боль нестерпимую, жгучую, всеобъемлющую, с каждым ударом усиливающуюся десятикратно.

И чтоб никакого скорого забвения. Чтобы его враг все еще держался на ногах и чувствовал каждый удар, как впервые полученный. Пусть его тело и черная душа будут одним сплошным страданием, долго агонизируя. Пусть Джонатан Рэндалл вспомнит и почувствует на собственной шкуре каждый удар плетью. Пусть его кости ломаются, срастаются и вновь крошатся почти в одночасье.

Его зверствам и поступкам нет числа и прощенья. Джейми достаточно секунды, чтобы вспомнить, как этот монстр держал его в сыром подвале и пытался сломать как снаружи, так и изнутри, словно бесчувственную куклу. Как прикасался к нему, бил за неподчинение или просто ради удовольствия. Как грубо насиловал или заставлял себя ублажать, а затем, как ни в чем не бывало, растягивался рядом на деревянных нарах, прижимая к себе его искалеченное и обесчещенное тело, шепча в затылок скупые нежности. Как потом выжег на его теле фамильное клеймо, будто на собственности и бросил умирать.

И вот они стоят друг напротив друга, пошатываясь от бессилия и потери крови. Рэндалл первым перестает сопротивляться и тянется к Фрейзеру в попытке обнять. Джейми силится разгадать, что может быть скрыто за этим взглядом и подобным жестом за несколько шагов от преисподней? Жажда оказаться как можно ближе к противнику и нанести решающий удар? Но нет, окровавленный штык выскальзывает из рук английского офицера и падает на землю.

Тогда, может быть, сожаление? Раскаяние? Безмолвное признание в роковой, извращенной любви к рыжему шотландцу, доведшей до такой жестокости и безумия? Нежелание в одиночку танцевать со смертью?

– Только не отпускай! – вырывается с хрипом, и оба валятся на груду остывающих тел.

Что это – страх перед неизбежным? Боязнь расплаты или жест «доброй» воли, чтобы прикрыть собой Джейми от пули или клинка добивающих солдат? А может, последняя извращенная попытка Джонатана Рэндалла уйти из этой жизни все еще находясь в превосходстве, сверху, доминируя над любовником, которого так и не удалось подчинить?

Джейми кажется, что он падает бесконечно долго. Тьма черным кольцом смыкается над головой, лишая проблеска света, а вместе с ним и надежды. Но Фрейзер ни о чем не жалеет и еще сильнее вонзается пальцами в безжизненное тело «Чёрного Джека», желая собственными глазами увидеть терзавших его демонов.

========== Сладкая жизнь ==========

Комментарий к Сладкая жизнь

По сериалу “Ганнибал” Лектер/Грэм

https://pp.userapi.com/c837733/v837733384/6b58d/xGOIYrQrumY.jpg

Прожив определенное время вместе, в окружении четырех беспородных, но не менее любимых псин, Ганнибал и Уилл пришли к единому мнению, что их просторному, светлому дому чего-то не достает. А именно: заливистого, детского смеха, топота ног маленького карапуза, сладко пахнущего молоком. А еще игрушек, сказок перед сном, модных и пестрых вещей, потому что оба в унисон захотели стать родителями девочки.

Вот так в один прекрасный момент в семье Лектер-Грэм появилась маленькая мисс Эбигейл. Чтобы прочувствовать на собственной шкуре огромную ответственность и всю значимость отцовства, было решено взять и удочерить полугодовалую девочку из приюта. А потом, как вы понимаете, пошла жара. Было все: бессонные ночи и мешки под глазами, отвращение к содержимому подгузника и подгоревшая каша в смену Грэма. Ночами, когда Эби ненадолго затихала, Уилл, тяжко вздыхая и глухо стеная в ключицу мужа, спрашивал:

– Когда же закончится весь этот кошмар?

– Совсем скоро, Уилл, ты и не заметишь, – мягко улыбаясь, пояснял Ганнибал, поглаживая плечо и спину любимого. – Сперва родители страстно желают, чтобы ребенок скорее начал ходить и разговаривать, а спустя годы велят ему сесть и заткнуться. Полагаю, у нас с тобой достаточный запас терпения, чтобы принять за факт детскую расторопность и неуёмное красноречие.

Когда Эби стала говорить, с четким произношением имени одного из отцов возникли определенные трудности.

– Хорошо, детка, зови этого папу просто Ганни! – пришел на помощь Уилл, указывая на слегка оскорбленного Лектера.

– Гамми, – довольно произнесла девчушка, ткнув пальцем в красочный плакат на стене с героями из одноименного мультика.

Вот так с легкой руки обоих, детской сообразительности и специфики речи маленькой Эби, Ганнибал на долгие годы превратился в папу Гамми, а папа Уилл в просто Уилла.

– Спасибо, Грэм. Обхохочешься просто, – недовольно ворчал Лектер в первое время, слыша и отзываясь на это прозвище.

– Ну ты чего? Прикольно же, – слегка подтрунивал Уилл, хлопая того по плечу. – Как дела, папа-мишка? – наигранно спрашивал он, понижая голос до баса.

– Уилл, папа Гамми, а вы мне купите пистолет? – как-то спросила Эбигейл.

– Эби, детка, ты же девочка, к тому же еще маленькая, – с долей недоумения заметил Ганнибал, переглянувшись с мужем.

– Хорошо, а когда я выросту и стану мальчиком купите? – и обоим только и оставалось удивленно пожимать плечами и сдержанно улыбаться детскому простодушию.

Несмотря на то, что оба родителя в свое время предпочитали уединение и обособленность, семейство Лектер-Грэм пришло к выводу, что Эбигейл, чуть повзрослев, должна чаще находиться среди сверстников, выбираться с родителями в публичные места, чтобы у девочки сложилось собственное, независимое мнение об окружающей жизни.

«Как вы можете это есть?!» – мысленно негодовал Лектер, глядя как муж и дочь с аппетитом уплетают гамбургер. Поворошив вилкой горку картофеля-фри, Ганнибал подцепил кончиком ножа сморщенную булочку, скептически заглянув во внутрь.

– И это спрессованное нечто они называют говяжьей котлетой? Да тут корова и близко не стояла, уж вы мне поверьте, – недовольно заметил Лектер.

– Не обижайся, любимый, – стал поддерживать беседу Уилл, набивая рот картошкой, – твои кулинарные шедевры выше всяких похвал. Просто человеческий организм штука непостоянная. Ему периодически хочется какой-нибудь гадости.

Ганнибал отодвинул от себя тарелку и решил сменить тему, обратившись к дочери.

– Что нового в школе? Дети не обижают?

– Нет. Просто говорят разное.

– Что, например?

– Ну, что у меня вместо мамы двое пап. Что я вам неродная, то ли подкидыш, то ли найденыш.

– Вот же мелочь пузатая! Сами бы они до такого не додумались! Проклятье, от этих пересудов никогда не будет покоя! Хоть бери на луне живи! – стал возмущаться Уилл.

– Детка, если они еще раз посмеют тебя обидеть, – вставил свое слово Лектер, поедая вполне удобоваримое мороженое, – за каждым из них придет злой и голодный мишка Гамми.

– Зачем? – настороженно спросила Эбигейл.

Очевидный ответ уже готов был сорваться с уст, слегка искривленных загадочной улыбкой, но…

– Чтобы провести разъяснительную беседу, – поспешил ответить Грэм, быстро глянув на дочь, затем на мужа. – Не так ли? – с нажимом произнес Уилл, полагая, что их счастливая семейная жизнь, словно корабль под названием «Dolce vita*», следует практически намеченным курсом, оставив за бортом прошлое. Лектер, конечно, шутит, но все же…

– Мысли мои читаешь, – согласился Ганнибал, кладя в рот очередную порцию мороженого. – И заявить всем, что это не их собачье дело.

______________

итал. Dolce vita — итальянский фразеологизм. Означает «сладкая жизнь», «не жизнь, а малина!»

========== Желание жить ==========

Поздний вечер перед боевым вылетом. Наш последний вечер, когда мы сидели в опустевшем клубе военной базы и говорили о чести, угрызениях совести, патриотизме и расплате за павших товарищей.

А мне так хотелось потянуться к тебе и зарыться лицом в распахнутый ворот сорочки. Медленно вдыхать запах твоей кожи со смесью одеколона и едва уловимого букета отработанного горючего. Вести носом по шее, мазать ртом по щетинистому подбородку, несмело подбираясь к губам, хранящим вкус бурбона. Сорвать с них поцелуй, потом еще и еще, говоря о том, Рид Кэссиди, что наболело и обволокло, словно бурой накипью, где-то под ребрами.

Что с самой первой нашей встречи считал тебя напыщенным и циничным отшельником. Что ты, вальяжно развалившись в кресле и сторонясь компании, отдавал предпочтение выпивке, чтению и твоему ручному льву «Виски», абсолютно не замечая моих взглядов. Подумать только! Держать в своей комнате хищную зверюгу, пусть он и талисман нашей эскадрильи!

Я злился и ощущал еще что-то. Возможно, это чувство можно было назвать ревностью. Когда ты гладил своего питомца по лохматой гриве в попытке успокоить, поскольку эта громадная кошка не давала к тебе приблизиться. Злился и ревновал еще сильнее, когда ты, время от времени, наведывался в местный бордель и зависал там со шлюхами на всю ночь.

Злость и ревность уступали место страху и заставляли тихо шептать молитву, когда ты дозаправлял свой самолет и в одиночку возвращался на поле боя, пытаясь подбить еще хотя бы пару немецкий фоккеров, выискивая одного, особенного с черным соколом на борту. Того, чей пилот не соблюдая кодекса чести, стреляет по красному кресту и беззащитному противнику, чудом уцелевшему и оказавшемуся на земле.

Я бы рассказал тебе, Рид, как готов был кинуться к твоему подбитому самолету, который ты все же мастерски умудрился посадить, как говорят на честном слове и одном крыле. Как хотел вытянуть тебя из кабины всего перепачканного сажей, крепко обнять и надсадно шептать в шею, подбородок, губы «никогда так больше не делай», понимая, что это бесполезно.

Ты живешь местью и не успокоишься, пока не достигнешь заветной цели, пусть даже ценой собственной жизни. Каждый вылет может быть фатальным и трагическим, потому время предшествующее этому событию, по твоим же словам следует прожить беззаботно и по возможности с комфортом, словно это твой последний день на земле. Но в этот вечер тебе было не до веселья. Словно, ты что-то знал, чувствовал, хотел высказать, но промолчал, утаив глубоко в душе.

Даже твоя последняя улыбка предназначалась не мне. Там, в небе, во время ожесточенного боя, на короткий миг я заметил, как изогнулись твои окровавленные губы, адресуя торжествующему противнику насмешливый взгляд, мысленно посылавший фрица на три веселые буквы. Затем твой самолет резко взмыл вверх, а потом стремительно спикировал прямо на борт вражеского цеппелина, который и был нашей целью. А дальше ряд ярких вспышек, адский жар и продолжительный грохот, заглушающий мой собственный вопль душевной боли.

От Рида Кэссиди не осталось даже горстки пепла. Лишь воспоминания, личные вещи и ручной лев по кличке «Виски». А еще письмо, датированное двумя днями ранее, адресованное Блейну Роулингсу.

«Ты прав, ковбой, прошлое забыть трудно. Трудно продолжать жить, делая вид, что ничего не происходит. Но сдерживать себя еще труднее, понимая, что война не самое подходящее место и время для возникших чувств к товарищу по оружию, далеких от патриотического долга и общей цели.

Терять очень больно, малыш. Терять родных, близких, любимых. Тебе это ведомо, Блейн, не понаслышке. Потому я и держусь особняком, до сих пор не завел семью, избегая отношений. «Виски» единственный, кого я подпустил слишком близко к своему сердцу. Хотя нет, там нашлось еще много места для отчаянного и самоуверенного парня из Техаса. Потому эта лохматая зверюга на тебя кидалась и недовольно рычала, не желая делить мою привязанность и внимание еще с кем-то. Весьма сухое признание, но как-то так.

Сейчас у меня нет права думать о собственном благополучии. Война – штука непредсказуемая, Роулингс. Хотя возможно, когда она закончится… Боюсь, эта тварь слишком глубоко вонзила в меня свои когти и еще долго не захочет отпускать. Но знаешь, Блейн, встреча с тобой подарила мне надежду и желание жить не только ради мести. А ради тебя. Меня самого. Нас.

Твой верный друг, Рид Кэссиди».

========== Не быть монстром ==========

Комментарий к Не быть монстром

Дэдпул и Спайдермен

https://vk.com/doc63678917_452959843

писалось под: Band of Skulls - Honest

**Завершающая, сотая зарисовка в этом сборнике. Спасибо, всем кто меня читал, ставил лайки и писал отзывы. До встречи в следующих работах и сборниках.**

Достойны ли монстры любви? Могут ли они вызывать своим внешним видом и поступками в ком-либо возвышенные чувства, или их удел лишь презрение, жалость и сострадание окружающих?

Любить легко, когда ты ничем не отличаешься от остальных. Трудно поверить в любовь, когда ты стоишь в очереди за красотой вместе с Гуинпленом, Квазимодо или Франкенштейном. Больно, когда ты понимаешь, что подобные эмоции, лишь плод извращенной похоти и чья-то злая шутка.

Именно об этом рассуждал Уилсон, устало шагая по опустевшим улицам ночного города, ощущая рядом знакомое присутствие. Присутствие того, кто совсем недавно стал твердить Уэйду о чем-то подобном, уверяя в том, что это истинная правда. Будто он должен поверить, что молодой и смазливый мальчишка воспылал к нему чистой любовью и даже отталкивающая внешность ему не помеха.

Резко развернувшись, мужчина стянул с головы капюшон, раздраженно молвив:

— Давай, Паркер, покажись! Я не нуждаюсь ни в провожатых, ни в телохранителях!

— Привет, Уэйд, я…

— Послушай, парень, — нетерпеливо перебил Дэдпул, подходя почти вплотную, — может, хватит с завидной периодичностью меня преследовать, настаивать на личной встрече и говорить о какой-то там любви?! Посмотри на меня! Я, наверное, самое худшее, что ты когда-либо видел. Извини, что я настолько уродлив…

— Не говори так, Уэйд, это не твоя вина.

— Смотри внимательно, малыш! Впитывай каждой клеточкой своего извращенного мозга! Я ходячий мертвец с обожженным телом и выгоревшей душой! Я предпочел бы стать твоим ночным кошмаром, а не единственной и вполне реальной любовью до гробовой доски! Так что, давай будем честными друг с другом, между нами ничего серьезного быть не может!

— Мне все равно как ты выглядишь! Это не изменит моих к тебе чувств! Я люблю тебя! И твое лицо я тоже люблю!

— Ты что слепой, паучок?! Очки потерял?! Разуй глаза и перестань нести эту херню! У тебя что, Пити, побочный эффект после укуса такой?! Воспылать страстью к такому монстру, как я?! Еще скажи, что мы предназначены друг другу небесами!

— Нет, Уэйд. Побочный эффект тут ни при чем, — выдохнул юноша, пытаясь коснуться изуродованного лица Дэдпула. — Ты, правда, мне очень дорог.

— Блядь, кончай бредить, чувак! Иди домой и проспись! А утром встань и оглянись вокруг! Жизнь прекрасна и удивительна! Но без таких чудовищ, как я! Найди себе такого же, как ты красивого и живого паренька, способного вызвать ответные чувства! А меня оставь в той дыре, откуда я выполз!

— Мне не нужен никто другой! — возразил было Питер, пытаясь в очередной раз достучаться до сознания мужчины, но оказался впечатанным в отсыревшую стену здания.

— А что тебе нужно?! — надсадно, угрожающе рыча в приоткрытые губы, затем резко разворачивая спиной к себе, прижимая бедрами и рукой к кирпичной кладке. — Жесткий трах с уродцем, чтобы потом поржать с товарищами, вспоминая курьезный случай?! Ну так это мы завсегда пожалуйста! — зло выдыхает Уилсон, лихорадочно стаскивая с себя джинсы и чуть не разрывая брюки на Питере.

— Ты не такой, Уэйд, — шало стонет Паркер, пытаясь уйти от настойчивого проникновения, ожидаемой боли, следующего за ней наслаждения на грани агонии и желая всего этого в одночасье. — После всего, что с тобой произошло, трудно не быть монстром внутри, и я сожалею, что ты считаешь себя таковым, ни во что больше не веря. Я люблю тебя…

— Заткнись! — резко разворачивая к себе, пытаясь укрыться от пытливых и влюбленных глаз мальчишки в районе его разгоряченного горла и ключицы.

— Мне тяжело любить тебя в одиночку, — надрывный выдох в промозглую ночь. — Если бы ты мне помог…— продолжал Питер, заключив мужчину в робкие объятия.

— Я велел тебе заткнуться, — со всхлипом безысходности и обиды на выпавшую долю шепчет Уэйд, зарываясь глубже в раскрытый ворот пальто, прослеживая чуть шероховатыми губами пульсирующую жилку не шее.

— Ты не чудовище. Не урод. Ты заслуживаешь любви, как и любой другой. Потому я люблю тебя, — с упорством повторял юноша, став на защиту своих чувств.

— Остановись. Прекрати все это. Прошу, — сквозь зубы цедил мужчина, ощущая, как омертвевшее сердце сидевшего в нем монстра наполняется чужой любовью, дающей надежду.



загрузка...