КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424467 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202154
Пользователей - 96227

Впечатления

кирилл789 про Романова: Новое имя (Альтернативная история)

графоманка-школьница.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Птица: Вождь чернокожих (Альтернативная история)

а на обложке не то Шон, не то Марлон Уэйнсы ))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Коуст: Невеста на полчаса (Юмористическая фантастика)

девочкам должно очень нравится. здесь только первая часть, на продамане нет продолжения.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Грон: Пламенный привет (Фэнтези)

начало: "Пристальный взгляд остановился на туче, что выползла над изломом седой горы, словно волшебный замок. Верхняя губа девушки вдруг вздернулась в удивлении, брови образовали крутую дугу над бездонными, как осеннее небо, синими глазами, когда из-за зубчатого края показалась крылатая тень.", из-за зубчатого края тучи или горы тень-то показалась?
дальше можно не читать, потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Волгина: Колдун (Любовные детективы)

я пытался, честно, почитать.) потом сходил и посмотрел биографию и стало скучно: афтар закончила тех.универ молдовы, "строительный факультет". афтар, закончила ты молдавский политех, в лучшем случае - промышленно-гражданское строительство. как сказала моя бабушка: "ни тех и ни тех - идут в политех, а в политехе всех брали, на пгс и геологию, недобор". и закончила ты его лет 30-ть назад, как минимум, потому что молдавия лет 30-ть - другая страна. так что кокетливое убирание года рождения не поможет.
а потом ты работала в тольяттинской таможне, и я очень обрадовался, что такой таможни больше нет. потому что таможня - это госслужба. и ты, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЧИНОВНИЦА пишешь, что на девку-колдунью 13-ти лет оформили опекунство соседи (КАК???), и она потом никогда в школу не ходила и так и осталась с образованием в 4 класса!!!
"издание" вот этого всего твоего бреда, афтар, 2020 года.
госслужащая умственно отсталая волгина, если в 13 бросают школу, то образование - 7-8 классов, потому что в школу идут с 6-7 лет. "образование" 4 класса в 13 лет - это спецшкола для олигофренов.
и, умственно отсталая госслужащая волгина, опекунов проверяют так, что никакое опекунство у них бы не задержалось, если опекаемый в школу не ходит. хотя бы потому, что директора школ на обычных, с родителями, детей данные в соцзащиту подают, если они бросают школы без объяснений. а уж на тех, на кого опека оформлена! там отчёты чуть ли не ежемесячны и обязательны.
а потом я открыл папку "писатели", нашел там "волгина" и удивился собственной дури: ну написано же "*бнутая!!". во дурак-то, признаю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лесина: Портрет моего мужа (Детективная фантастика)

"портрет моего мужа" начинается просто: "рядом с морем оживали мертвецы", и можно уже не читать.
я пролистнул, и безумное количество трёх точек вместо букв в этом только убедило. уг оно и есть уг.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Бесценная (Космическая фантастика)

я обожаю куриц, которые пишут про космос. "беззвучным щелчком" зафиксировало записывающее устройство координаты. если щелчок беззвучный, ты откуда знаешь, что там щелчок был??? и "записывающее устройство" - вот слов нет, честно. так даже бабки старые уже не говорят, слово "диктофон" знают. а ещё он нагнулся над "приборной панелью", над чем-над чем? там лампочки мигали, на приборах, так?
у тебя здесь же "экто-экран" и "теркхаи", а панель - из приборов???
ну, а откуда живущий за тысячи световых лет контрабандист знает, что на уворованной землянке с изолированной земли одежда именно из "флиса"?
вот ты вылезла из медкапсулы, голая. вылезала, порыдала, постояла, стоящий напротив тебя пират не только тебя разглядел, он ещё и тебя трахнул по всей камасутре. ну, долго дело было. потом он даёт тебе одежду, и ты говоришь ему: "отвернитесь". феерично. афтар, а ты здорова?
и, мадамка афтар, диссертации по эргономике защищали ещё в 70-х годах прошлого века.) поэтому, "эргономичное кресло" - это не термин фантастки. это вообще не термин, "эргономичная мебель", "стальной гвоздь", "работающий холодильник" - это всё из одной серии, глупая, услышавшая где-то звон, дамка.
в общем, читать тут нечего.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Страсть волчицы (СИ) (fb2)

- Страсть волчицы (СИ) 132 Кб, 31с. (скачать fb2) - Марина Анатольевна Кистяева

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Марина Кистяева Страсть волчицы

Он учуял её запах, когда она ещё была далеко.

Волнующий.

Терпкий.

Сводящий с ума.

Мужчина приглушенно застонал и прикрыл глаза. Потом резко распахнул их, поднялся на ноги и направился к камину, где догорали поленья.

Он планировал лечь спать, и не ждал её появления.

Она пришла снова….

Как он ей и говорил.

Губы мужчины дрогнули в ухмылке. Глупая девчонка. Сама не знает, что творит. Считает, что сможет переиграть его. А главное, открыто об этом заявляет. Что ж…. Он принял её правила игры. Ради её тела.

Всевышняя Луна! Какое у неё тело….

Захар и помыслить не мог, что женщина может иметь подобное тело. Совершенное. Созданное для него.

За свою долгую жизнь он видел сотни раздетых женщин. И каждая из них билась в судорогах оргазма от его ласк. Ему нравились разные женщины. Высокие и малышки, худенькие и в теле, смуглые и отличающиеся белизной кожи. Он не делал разделения между ними. Если он хотел женщину, он брал её.

Обычно без долгих ухаживаний, без букетно-конфетного периода.

Просто приходил и брал.

И каждая оставалась довольна.

Но ни у одной из прежних женщин он не встречал столь совершенных пропорций.

Агата была среднего роста, с длинными ногами, высокой полной грудью, тонкой талией и крутыми бедрами. Она была сама страсть. Походка вызывающая, от бедра. Глаза — карие, смотрящие на мир с насмешкой и превосходством. Губы — полные, насыщенного розового цвета. Волосы цвета золота довершали картину.

Когда Захар увидел её в доме альфы, подумал — любовница. В обтягивающем черном трико и кожаном корсете, она выглядела очень вызывающе. Захару сразу же захотелось нагнуть её и взять.

Прямо там, в доме альфы Северной стаи. На ковре. Без прелюдий.

С такими, как она, так и надо.

Он даже решил, что отобьет её у альфы. Ему альфа отказать не посмеет.

Каково же было его удивление, когда Игнат представил её, как единственную дочь, и шутливо посетовал, что с её характером она может смело занять его место после кончины. Стая под её руководством будет и дальше процветать.

Захар усмехнулся. Он относился к числу неисправимых шовинистов, и считал, что женщина должна находиться под мужчиной.

И никак иначе.

Агат прочла это в его глазах, и её, карие, хищно вспыхнули.

Она молча бросила ему вызов.

И Захар принял его.

В тот день она ещё не знала, с кем связалась.

И он не знал….

Она приближалась. Её запах усиливался, и у Захара засосало под ложечкой. Скоро она снова станет его. Снова. Как в прошлый раз. И не иначе.

Подкинув поленьев в камин, он прошёл на кухню, спустился в погребок и приготовил бутылку белого вина. Знал, что она предпочитает красное. Но он-то любил белое.

Снова вернулся в главный зал и опустился в кресло.

И стал ждать.

Ждать пришлось не долго.

С его сверхобонянием даже для оборотней он мог учуять любого человека или зверя за несколько километров.

Она была не исключением.

Он точно видел, как она бежит крупными прыжками, как преодолевает расстояние, разделяющее их. Как остановится не добегая его дома. Постарается восстановить дыхание.

А потом задержится у порога, и в её глазах мелькнет сомнение….

Не уйти ли снова в ночь….

Не убежать ли снова в ночь.

Агата стояла на крыльце небольшой веранды и сжимала кулаки. Что она тут делает? Зачем снова прибежала к нему?!

Зачем….

Её грудь шумно поднималась и опускалась.

Как же она ненавидела себя за слабость. Но сильнее она ненавидела его. Как же она его ненавидела!!! Кто бы только знал! С появлением этого Древнего её жизнь изменилась, пошла кувырком. Она чувствовала себя загнанной, и ничего не могла поделать с этим удушающим ощущением.

Захар был сильнее её отца. Сильнее всех живущих оборотней. Он был Древним.

Легендой.

Почти мифом.

Он пришёл из ниоткуда и поселился в их краях. Агата сжимала зубы от злости. Почему он не прошёл мимо? Почему не выбрал другую стаю?

Тогда бы она не стала зависимой, не стала унижаться, прибегая к нему.

Он ясно дал понять — если она хочет его, то должна будет всегда делать первый шаг сама.

Агата бы и сделала. Ей не впервой покорять мужчин. Она свободная волчица, дочь своего отца. Если ей нравился мужчина, она не видела ничего зазорного в том, чтобы сообщить ему об этом. И сгореть в огне страсти. Повстречаться некоторое время, а потом полюбовно расстаться. Без обязательств. Без будущего. Нормальные современные отношения.

С Захаром всё было иначе. Он заставлял её прогибаться. Показывал на место, которое по его домостроенному мнению должна занимать женщина.

И это место было одно.

Под ним.

Агату затрясло. С каким бы удовольствием она вцепилась ему в глотку! Пустила его кровь! Уничтожила! Никогда не замечала за собой кровожадности, а тут….

Убила бы, если смогла!

Но мерзавец силен. Отец сказал, что он самый сильный из всех живущих оборотней.

Самым страшным было другое.

Она безумно его хотела. Хотела так, как никого и никогда.

Что он делал с ней…с её телом…. Полная Луна, что он делал….

Агата мотнула головой, отчего её прямые светлые волосы разметались по плечам, и распахнула входную дверь.

Захар стоял к ней спиной. Смотрел на огонь. Он не обернулся, не пошевелился. Как стоял, так и продолжил стоять.

У Агаты оборвалось сердце. До чего же он хорош….Невероятно хорош. Настоящий зверь. Сильный.

И властный.

Мужчина.

Она сглотнула подступивший к горлу ком, и прищурила глаза.

Он снова дает понять, что он хозяин их отношений.

Агата хотела уже возмутиться и сказать, что-нибудь нагло-пахабное, когда услышала его спокойное:

— Я говорил тебе, в каком виде ты можешь входить в мой дом?

Агата вздрогнула и снова шумно сглотнула.

— Да….

— Почему тогда ты посмела войти одетой?

Его голос оставался спокойным. Раздражающе спокойным. И одновременно безумно возбуждающим.

Тело Агаты завибрировало. Да как он смеет!.. Снова отдает приказы!

— Раздевайся или уходи.

У него всё очень просто. Или одно, или второе. А у неё нутро выворачивает от желания и неудовлетворенной страсти. Конечно, можно уйти, можно отправиться в первый попавшийся кабак и….И что? Выискивать среди постояльцев мужчину, отдаленно напоминающего Древнего? Допустим, найдет! А дальше то что? Разве он удовлетворит её, как Захар?

Захар услышал шорох падающей одежды. Отлично. Умная девочка. Не злит его с самого начала, как было в прошлый раз. Прогресс на лицо.

Она скинула одежду и сделала шаг в его направлении.

Он, по-прежнему стоял спиной.

— Ещё… Скажешь хоть одно матерное слово, или посмеешь обозвать меня, повысить голос — вышвырну.

Агата знала, что вышвырнет.

Потому что уже делал так.

Делал!.. С ней!…С дочерью альфы!…

Кровь прильнула к лицу, и она прикусила губу, чтобы не сказать всё, что думает о нем. И сказала бы, непременно сказала бы, если бы её жадный взгляд не скользнул по его широким плечам, обтянутой коричневой тенниской.

Она сразу же вспомнила каков он, когда обнажен.

И подавила порыв.

Сделала ещё один шаг в его направлении.

— Нет. На шкуру ложись. Перед камином. И ноги разведи. Широко. Чтобы я видел тебя.

У Агаты всё оборвалось внутри. Вот так всегда! Спокойный, сдержанный, не терпящий возражений.

В первые вечера она пыталась спорить, насмехаться, показывать, что и она может быть крутой. Итог? Или она оказывалась под ним, или он говорил «нет». Причем, говорил так, что она на самом деле понимала, что он не изменит решения, как его не соблазняй.

Поэтому, если она хотела получить оргазм именно с ним, ей приходилось подчиняться.

Она обзывала себя разными матерными словами, среди которых шлюха и подстилка были самым мягкими. Но неизменно возвращалась к тому, от чего начиналось — к страсти.

К безудержной страсти к этому оборотню.

Захар был огромным в волчьем обличье. Не просто крупным. Её он превышал раза в два с половиной, а среди волчиц она была не хилой самкой. И она знала — пожелай он её уничтожить, разорвет одним рывком.

Гордо вскинув голову и ступая на носочки, Агата подошла к шкуре медведя и грациозно опустилась на неё.

Легла на спину, ничуть не стесняясь своей наготы.

И развела ноги.

Лишь после этого Захар обернулся и посмотрел на неё.

Его глаза алчно вспыхнули, когда он увидел желанную плоть.

И учуял запах возбуждения.

Агата была готова принять его.

Но не так быстро.

Он, взяв открытую бутылку с вином, направился к девушке. Не без удовольствия заметил, как бисеринки пота выступили у неё на висках и лбу. Агата испытывала волнение, и огромным усилием воли пыталась скрыть испытываемую неловкость. А, возможно, и поднимающуюся ярость.

Захар знал, что она ненавидит себя, за то, что приходит к нему. Сначала испытывал к ней жалость, теперь ничего, кроме желания показать зарвавшейся девочке, что, прежде чем кому-то бросить вызов, надо правильно рассчитывать силы.

— Вина? — лениво поинтересовался он.

Агата вытянулась на шкуре. Кто бы ей сказал, что она начнет течь лишь от одного взгляда мужчины, подняла бы на смех.

А тут….

Тут она плавилась, и ничего не могла с собой поделать. Главное — не хотела.

— Я люблю красное вино.

— Знаю.

— У тебя в руках бутылка сухого, — презрительно заметила Агата и чуть-чуть повела бедрами.

Так, чтобы Захар не расслаблялся.

Ни один мускул не дрогнул на мужественном лице Древнего.

Но он заметил её движение. Он всё замечал.

— Я люблю сухое.

Агата хотела заметить, что тогда он может употреблять спиртное в одно лицо, но не успела. Захар, подойдя к ней, бесцеремонно перешагнул одной ногой через её бедро, и теперь стоял над ней, возвышаясь и смотря сверху на распластанное обнаженное тело.

Потом наклонил бутылку, и из горлышка тонкой струей полилась светло-янтарная жидкость….

И попадала она прямо на гладкий лобок, устремляясь вниз, к складкам сладковатой плоти.

Агата вздрогнула и шумно втянула в легкие воздух. Резкий контраст возбужденной плоти, которая горела от желания, и прохладной жидкости был для неё полной неожиданностью. Она дернулась, желая свести ноги.

И сразу же послышалось властное:

— Ноги не своди.

Голос мужчины чуть заметно изменился. Стал более хриплым, низким. Захар медленно начинал попадать под обаяние женского тела. Он тоже не железный.

И тоже хотел эту волчицу.

С тех пор как она впервые выставила перед ним свою попу, других женщин в его постели не было. Да и не потерпела бы она других. Это Древний понимал. И готов был пожертвовать случайными связями ради неё.

Его волчица.

Вон как недовольно сверкает глазами. Но терпит. И губы прикусывает от едва сдерживаемых эмоций. Кусай, девочка, кусай, они ещё привлекательнее будут….

Захар улыбнулся одними уголками губ.

— Тебе идет влага между ног.

От вина чуть защипало женские складки. Но Агата не обращала внимания, она, как завороженная следила за действиями мужчины.

Чтобы не остаться в долгу, она приподняла бедра, позволив жадным глазам мужчины лицезреть женскую плоть.

На висках Захара запульсировала вена, но он не подал виду, что его напряжение стало возрастать.

— Я, пожалуй, откажусь от вина, — Агата приняла его правила игры.

— А я выпью.

С этими словами Захар швырнул бутылку в направлении дивана, не заботясь о том, что вино, пролившись, повредит дорогую мебель.

Всё его внимание сосредоточилось на розовой, манящей плоти.

Захар отступил назад, встав между раскрытых бедер Агаты. Чуть прищурил глаза. Опустился на корточки.

— Ты сегодня не двигаешься, — решительным, не терпящим возражений тоном, сказал он.

Агата, ерзая бедрами от нетерпения, не сразу уловила смысла его слов. А когда поняла….

Новая волна жара прокатилась по телу девушки. Ей не двигаться? Да что он о себе возомнил?

Хотя….

Агата снова прикусила нижнюю губу. Ей одновременно хотелось послать Древнего по известному адресу, с другой она видела, как он опускается на колени между её бедер, собираясь испить…вино.

— Я не могу не двигаться, — сдерживая шквал нарастающих эмоций, приглушенно прорычала она.

Чтобы не видеть темноволосую голову мужчины, его властное выражение на лице, пылающих глаз, Агата запрокинула голову и уставилась в потолок.

— Можешь.

Лаконично.

— Нет….

— Не спорь, женщина.

Три слова поставили точку в их зарождающемся споре.

Или это были не слова, а язык, которым Захар провел по плоти, слизывая капельки вина? И женский дурманящий сок….

Агата дернулась от интимной ласки и сразу же подалась вперед. Как она любила, когда Древний ласкал её подобным образом! Делал он это умело, страстно, невероятно проникновенно. Он точно читал её женскую сущность. Знал, когда надо языком провести по сладостной расщелине, когда поцеловать клитор, когда потянуть его губами, а когда интенсивно начать лизать губы.

— Вкусное…вино, — выдохнул Захар и руками приподнял бедра девушки, чтобы иметь более открытый доступ до лона Агаты.

Ага, вино. Конечно, вино.

Агата приглушенно застонала, когда Захар губами прикусил клитор. Дернувшись, она потянулась к его голове, и запустила пальцы в коротко постриженные волосы.

— Руку убери! — приказ. Сердитый.

Новая, куда более сильная волна дрожи прокатилась по телу Агаты. Дыхание сбилось, обрываясь через раз.

Медленно, очень медленно она отняла руку от головы мужчины, чтобы услышать следующий приказ.

— Обе руки заведи за голову.

Что?…. Её помутневший от сжигающего пламени разум не сразу среагировал на очередную прихоть Древнего.

Завести руки за голову? Но зачем?….

Девушка нахмурилась, собралась было возразить, а потом подумала — почему бы и нет? И подняла руки, вцепившись пальцами в шкуру.

Захар не единожды доводил её до безумного оргазма, и всегда она сначала противилась его шовинистским повадкам.

При таком положении тела, когда руки заведены за голову, её груди приподнялись и призывно ждали своей очереди. Соски давно превратились в две горошинки, и требовали, чтобы их охватили губами, и так же пососали.

Зверь Захара удовлетворенно зарычал внутри мужчины, когда заметил капитуляцию волчицы. Как же ему нравилась эта бестия! Всегда сопротивляется… всегда подчиняется….

Язык мужчины скользнул внутрь лона и стал исследовать его глубины. Капельки вина придавали женскому вкусу Агаты особый, более терпкий вкус.

Захар планировал заставить Агату кончить от ласк его языка, но сейчас осознал, что переоценил свои возможности.

Оторвавшись от лона девушки, подтянув на руках тело, мужчина переместился вверх.

Глаза девушки были закрыты, лицо искажено гримасой страсти.

— Очень вкусное…вино, — проворковал Захар и как бы невзначай коснулся тканью рубашки по вершинкам сосков Агаты.

Та отозвалась мгновенно. Зашипела и открыла глаза. Чтобы утонуть в омуте его темных глаз.

— Вино…говоришь?

— Угу.

Их взгляды скрестились.

— Не двигаться и дальше? — говорила она с трудом.

— Ни в коем случае.

— Говорить тоже запретишь?

— Я как разу думаю, как лучше использовать твой ротик…

Сказал, и у обоих в голове разом возникла картина, какименно следует использовать её алчущий ротик.

— А что…если я ослушаюсь тебя? — Агата облизнула пересохшие губы.

Захар её ещё ни разу не поцеловал за сегодня. А как она хотела, чтобы он впился в неё жестким поцелуем, смял губы, проник внутрь, чтобы их языки переплелись в извечном танце!

Но она молчала о своих желаниях. В следующий раз ведущей в их играх будет она….

— Останешься без моего члена.

Очень простой ответ. И весомый.

Агата хищно улыбнулась.

— Я согласна на язык. Ещё вина не хочешь испить?

Сказала и не без удовольствия заметила, как гневно и одновременно завораживающе блеснули глаза Древнего. Она таки задела его. Счет сравнялся?

— Не люблю злоупотреблять спиртным, — теперь красивое, точно высеченное из камня, лицо Захара приблизилось к её. Глаза в глаза. Губы напротив губ.

Он приказал не двигаться? Что ж….

Агата чуть приоткрыла ротик и облизнула губы. Теперь, увлажненные слюной, они заблестели, и их невозможно было оставить без внимания.

Так думала она.

Захар думал иначе.

Он усмехнулся и, опираясь на одну руку, вторую поднёс к лицу девушки. И, обведя указательным пальцем губы Агаты, вставил палец ей в рот, имитируя оральный секс. Сделал несколько быстрых движений.

По телу Агаты побежали мурашки, и она стала посасывать палец, чувствуя, что её лоно увлажнилось сильнее. Она не скрывала, что хотела его член.

Как во рту. Так и в своей киске.

Захара тоже медленно, но верно начинало скручивать от желания. Член, давно налившийся кровью, неприятно уперся в грубую ткань джинсов. Захар планировал подольше поиграть с Агатой, но… Слишком желанна серая волчица.

Продолжая удерживать палец во рту девушки, он склонил голову к холмикам грудей с торчащими сосками. Вот и они дождались своей очереди…. Легонько подув на них, Захар с силой впился в груди, начав их сладостно теребить.

Агата громко застонала и приподняла бедра.

— Без движения! — Захар среагировал мгновенно.

Агата снова застонала, чертыхнувшись, и усиленно принялась сосать и облизывать мужской палец. Она хотела вместо него член! Большой, тугой и безумно сладкий! Порочно? Ну и что! Она хотела!!! Хотела чувствовать, как он грубовато проникает в её рот, как упирается в глотку, как подрагивает головка, выпуская капельки солоноватой терпкой жидкости.

Она бы даже не возражала, чтобы он кончил ей в рот…предварительно побывав в лоне, которое крутило от желания.

А Захар всё продолжал забавляться с двумя холмиками….

Правда, вторая рука спустилась вниз и легла на лобок. По хозяйски легла. Точно имела полное право.

Агата замерла, перестала облизывать палец.

— Хочешь, чтобы я вошёл….пальцем?

Голос обманчиво-ласковый. Нашептывающий. Обещающий.

Волчица внутри девушки металась от нетерпения. И снова проклинала свою похотливую натуру. Нельзя больше приходить к Древнему! Нельзя….

— Только пальцем? — прошипела Агата и прикусила тот палец, что находился у неё во рту. Прикусила ощутимо, ещё немного сдавит и пустит кровь.

— Пока — да.

Чертов ублюдок!..

На мгновение Агата прикрыла глаза, борясь с двумя страстями — желанием его прибить, и желанием оседлать верхом. Второе было едва ли осуществимее первого — Древний категорически не признавал эту позу.

Девушку начало потрясывать от нестерпимого зуда между ног. Клитор горел. Половые губы набухли. Ей требовалось…ей требовалось…

Освобождение.

Которое мог дать Захар.

Но не давал.

По спине мужчины заструилась капелька пота. Он с упоением ласкал горошинку на груди Агаты, то втягивая ареол соска полностью, то чуть прикусывая его. Он чувствовал, как тело девушки под ним плавилось. Аналогичные эмоции испытывал и он, но сдерживался.

Спешить им было некуда.

Между их встречами прошло три дня. И он сильно проголодался. Была б его воля, он никуда не отпускал строптивицу, заперся с ней в доме и наслаждался её совершенным телом днями напролёт. Но пока эти фантазии оставались только фантазиями. Воплотить их в жизнь не предоставлялось возможности.

Дай Агате понять, что он жаждет не только её тело, но и её саму, она может в один миг потерять к нему интерес. А подобного допустить он не мог.

Сначала привяжет девчонку к себе.

Потом признается в чувствах.

Только в таком порядке.

Его палец скользнул в лоно молодой волчицы, и та заурчала от удовольствия. Как и он.

Она была влажной. Очень влажной. И не от пролитого вина. Не от его слюны. От своих соков.

Её соки он не перепутает ни с чем. Чуть густоватые. Вязкие. Прохладные. Они обволакивали его палец, оставляя ни с чем несравнимый аромат любви.

Мужчина старался не обращать внимания на боль в члене. Напряжение достигло апогея. Ещё немного осталось…

Захар задвигал пальцем, проникая на всю глубину и поглаживая внутренние стенки лона. При каждом его движении Агата судорожно пыталась свести ноги, но каждый раз вновь раскидывала их для более глубокого доступа. Девушка дышала очень часто, она несколько раз порывалась вскинуть руки, обнять Захара, но помня об его приказе и жестком характере, каждый раз удерживала их за головой.

И чем настойчивее она удерживала руки, выполняя его приказ, тем сильнее становилось возбуждение.

Теплые волны накрывали её одна за другой…

Палец Захара последний раз надавил на клитор и покинул сладостную, лоснящуюся от соков, расщелину.

— Хочешь меня? Хочешь мой член?

Захар одним ловким движением вытянулся над распластанным телом девушки, удерживая вес собственного тела на руках.

Теперь их глаза оказались на одном уровне, и он не без торжества заметил поволоку в карих глазах молодой волчицы. Желание, ни с чем несравнимое, поглощало её изнутри.

Неожиданно Агата улыбнулась. Улыбнулась соблазняюще. Как может улыбаться женщина, уверенная в своей сексуальности.

И в том, что её хотят.

— А тебе нравится меня подчинять? — проворковала она, демонстративно заводя руки ещё дальше за голову. — Нравится, что я нахожусь в твоей власти? Нравится, что я начинаю течь, стоит тебя увидеть?

У Захара пересохло в горле. Чертовка….

— Нравится, — признался он.

— Так разденься и возьми меня, — с жаром, поспешно, выпалила она и приподняла бедра.

Захар усмехнулся.

— Я кому сказал не двигаться….

— Даже так? — Агата повела бедрами.

Мужская рука опустилась на живот девушки.

— Ты — невыносима, — проговорил он и заметил, как в глазах Агаты вспыхнули довольные огоньки.

Рано радуешься!…

Захар улыбнулся в ответ и быстрым движением поднялся на ноги, снова встав по обе стороны от бедер Агаты. Продолжая неотрывно смотреть в глаза девушки, он порывисто стянул с себя тенниску. Швырнул её на пол. Следом принялся за ремень.

У Агаты пересохло во рту.

Сейчас….сейчас всё будет….

Но её ждал сюрприз.

Захар избавился от одежды быстро, наконец-то высвободив член на свободу. Толстый, чуть больше среднего размера с идеальной розовой головкой, которая поблескивала от нескольких выпущенных ранее капелек.

То, что надо.

И то, зачем пришла в его дом волчица.

Грудь Агаты шумно поднималась и опускалась. Она и до этого не стеснялась своего желания, которое сейчас достигло апогея.

Почему она столь сильно хочет Древнего? Хочет так, как никогда и никого. От одной мысли, что он вот-вот проникнет в её лоно, ноги становились ватными.

Сейчас….сейчас всё будет….

— Куда? — коротко спросил Захар, и в первое мгновение Агата даже не поняла, о чем он спрашивает.

— Туда.

Информационный диалог. Но им он был понятен.

— Ты двигаешься, я прекращаю движение.

Новое условие, на которое Агате было уже наплевать. Да не выдержит он! Пусть он и Древний, но он не железный! А в первую очередь он мужчина! Самец!

Пусть только проникнет в неё…войдет…а там….

Она так ритмично задвигается к нему навстречу, так страстно начнет подкидывать бедра, что он забудет о своих нелепых приказах!

Агата закрыла глаза, изображая покорность.

Даже хорошо, что глаз оказались закрытыми, это позволило в полную силу заработать воображению. Вот Захар почти бесшумно ступает по шкуре, обходя тело девушки…Опускается на колени меж её раскинутых ног…Замирает…Тяжело дышит…Почему-то пытается восстановить дыхание, привести его в норму…

А потом девушка почувствовала, как её бедер коснулись бедра Захара…Он устраивался меж ними….

Вот так…вот так….

Глаза волчица открыла, как только головка члена скользнула по половым губам. Тело завибрировало и подалось ему навстречу. Пришлось сжать губы, чтобы не начать ритмично двигаться. Этот…Древний может прервать акт. Пока. Потом войдет во вкус, будет стремиться достигнуть оргазма, и тогда….

— О…..

Захар вошёл полностью. Сразу и на всю длину. Один толчок.

И вышел.

— Оооо…..

Руки сбагрили шкуру, локти уперлись в пол. В висках отчаянно застучало, кровь ударила в голову.

Скоро…скоро будет придет освобождение….

Но как она ошиблась!

Захар снова одним движением подтянул тело и оказался над её грудью.

— А теперь сюда…Ты же хотела его и здесь почувствовать….

Головка члена уперлась в губы Агаты. Та с готовностью приоткрыла рот и гортанно застонала, когда член проник в полость рта. Язык с готовностью лизнул уздечку, обводя и дразня нежную плоть самым кончиком. Ей нравилось его лизать, кто бы знал, как она кайфовала, чувствуя его солоноватый вкус…Нет, не солоноватый, — сладкий, очень сладкий…

Захар вынул член изо рта так же стремительно и властно, как и из лона.

И снова он вернулся к раскинутым бедрам девушки…

И снова последовало несколько глубоких толчков….

И снова ощущения наполненности, но не освобождения…

И снова Захар подтянув тело, вставил член в рот Агаты….

Та задыхалась. Нет, не от того, что её имели в рот, а от того, что ощущения зашкаливали. Это было не реально. Всё тело подрагивало. Низ живота горел, судорожно сжимаясь. Клитор набух. Соски пощипывало. Сама кожа стала нереально чувствительной, и отзывалась на малейшее прикосновение к ней.

Захар наслаждался сумасшедшим сексом с волчицей.

Как она роскошно порочна….

Как соблазнительна…

С какой готовностью принимает его.

Желание накрывало его с головой. Но он сдерживался….К чему спешить? У них вся ночь впереди.

Когда Захар в очередной раз проник в рот Агаты, и та ощутила свой вкус перемешанный со вкусом Древнего, она не выдержала. Сорвалась. Обхватила упругие бедра мужчины, сжала полушария и сильнее заставила его проникнуть в глубину рта.

Казалось бы, мужчина должен был только порадоваться, сильнее возбудиться.

А Захар зарычал и резко отбросил её руки.

— Я говорил, чтобы ты не двигалась! — его карие глаза стали почти черными. Он стоял на коленях рядом с лицом девушки, эрегированный член продолжал находиться в зоне досягаемости.

— Захар…., — выдохнула Агата и снова изогнулась. Пора было прекращать игру. Она хотела кончить. Внутри лона едва ли не жгло от нестерпимого стремления испытать освобождения.

Но Древний был не преклонен.

Он склонился и прошипел прямо ей в губы:

— Ты нарушила мой приказ. Поэтому сейчас соединяешь два пальчика и начинаешь удовлетворять сама себя. А я посмотрю.

— Что?…

— Ты слышала, волчица, ты прекрасно меня расслышала, так что давай, трахни себя….

Агате сначала подумала, то она ослышалась. Он не может с ней так поступить! Ещё немного, и она кончит! Ей хватит нескольких его толчков! Глубоких, мощных!

Рук, тем более, своих, ей будет мало.

Девушка, продолжая сбивчиво дышать, подняла руку и направила её к лону. Она увидела, как Захар с хищным блеском в глазах наблюдал за её движениями.

Рука девушки коснулась лишенного волос лобка, а потом….

Агата сорвалась. Снова. На этот раз она быстро перекатилась через себя и вскочила на ноги.

— Знаешь что, Древний!!!!…, — шквал сумасшедший эмоций не позволял ей связно говорить. С растрепанными волосами, с разгоряченным телом, обнаженная, она выглядела потрясающе.

Захар тоже быстро поднялся.

Что-то пошло не так….

Он не успел ничего сказать, потому что Агата со злостью, с нескрываемым разочарованием, с яростью, на какую только была способна, выпалила:

— Да пошёл ты в п…у!

Захар недобро улыбнулся.

— Я только что там был.

— Тогда иди на х…й!

А вот это было перебором. Даже для Агаты.

Никто не смел оскорблять и унижать Древнего.

Агата поняла свою оплошность, когда увидела, как на лице Захара появляется жесткое, жестокое выражение.

Он не простит. Не оставит её слова без ответа.

Агата задрожала. Но уже не от желания. От страха.

И повинуясь древнему инстинкту, девушка перекинулась и рванула прочь из деревянного коттеджа, опрокидывая на своем пути мелкую мебель.


Догонит — порвет.

Именно эта мысль билась в голове Агаты, пока она неслась сквозь лесную чащу.

Унижения Древний не потерпит. А её поступок он расценит, как унижение. Дыхание волчицы сбилось, она никогда не бегала так быстро. Ей и раньше приходилось убегать от волков, но тогда они оба знали, что это только игра. И в большинстве своём Агата сама провоцировала небольшое развлечение. Побегать с партнером по лесу — что может быть лучше для оборотней?

Сейчас всё было по-другому.

Агата испытывала страх.

Первобытный.

От которого сводило мышцы.

Она была смелой волчицей, но в эти роковые минуты её смелость дала задний ход.

Разум кричал — ей не уйти.

Инстинкт самосохранения гнал вперед. Просто так, без боя, она не сдастся.

Ей главное добежать до дома, а там…. Не ворвется же Захар в дом альфы и не потребует сатисфакции! Гордость не позволит. А она уж потом постарается как-нибудь загладить оскорбление. Она обязательно придумать…

Лишь бы убежать сейчас.

Агата слышала, как трещат ветки деревьев за её спиной, и постаралась ускорить бег. Он рядом, он совсем близко….Она едва ли не ощущала его горячее дыхание за спиной.

Только бы не догнал…

Захар дал ей фору.

Заставил себя остановиться в дверях, задержаться. Если побежит сейчас за ней, когда в нем пылает ярость, может поранить свою волчицу. Не рассчитать силы и искалечить её. А ему хотелось видеть — и чувствовать! — её в целости и сохранности!

Он собирался беречь её тело.

И саму взбалмошную девчонку тоже.

Мужчина несколько раз глубоко вздохнул, потом прищурил глаза и прыгнул, перекидываясь.

Через мгновение на поляне перед деревянным домом стоял огромный черный волк. Зверь оскалил пасть, повёл носом и рванул в чащу.

Его вёл запах. Самый притягательный и возбуждающий. Он сразу разгадал манёвр волчицы. Она побежала к дому, собираясь укрыться за спиной альфы. Что ж… Неплохой план. И он сработал бы с кем-то другим.

Не с ним.

Захар ускорялся быстро. Он пробирался сквозь деревья, ломая сучья на своем пути. Ничто не может встать между ним и волчицей.

Ночь ещё не закончилась.

Зверь ликовал. Последние встречи с Агатой он не выпускал его, держал в узде. Теперь дал полную свободу, и у того глаза горели ярким пламенем в предвкушении сладкой победы.

В нем проснулись древние инстинкты.

Догнать. Догнать и показать, кто главный в их отношениях.

Но не сломить. Ни в коем случае. Ему нравился её гордый своенравный характер. Он возбуждал ещё сильнее. Видеть в её глазах страсть граничащую с ненавистью….

Зверь зарычал, громко. Так, чтобы она слышала.

И она услышала, потому что побежала быстрее, на грани своих возможностей.

Волк тоже ускорился, и не прошло и минуты, как он поравнялся с ней. Но он не спешил набрасываться на жертву.

Нет, у него были иные планы.

Он преградил ей дорогу к дому. Знал, что она не решится выйти к нему, побоится наказания. Она не стремилась лучше его узнать, для неё он был сексуальным наркотиком, иначе Агата бы знала, что он не тронет её. Не накажет.

На место поставить, поставит, но боль не причинит.

А раз волчица не спешила больше узнать о нём, руководствовалась своими женскими догадками, Захар воспользуется складывающейся ситуацией.

Он протяжно завыл, давая понять, что рядом.

В ответ — тишина.

Лишь только соприкосновение чужих лап с опавшими листьями.

Она спешила…

Что ж…Зря!

Захар бежал параллельно, постепенно сдвигая её влево. Он погнал её к реке, где молодняк на днях сделали неплохие запруды. Вот там-то они и встретятся.

Агата слишком поздно поняла, что Захар загнал её в угол. Его зверь играл с ней. Развлекался. Чувствовал её страх и наслаждался.

Жалобно заскулив, волчица остановилась у реки. Переплыть?

Перекинуться она не успела, потому что перед ней, совершив гигантский прыжок, возник зверь Захара. Волк предупреждающе оскалил морду.

Две пары карих глаз встретились. Мужские и женские. Извечное противостояние.

Первой не выдержала молодая волчица. Поджала уши и попятилась назад. В схватке с Древним ей не победить. А калечить себя она не видела смысла.

Волк сделал шаг в её направлении.

Волчица прижала морду к земле, показывая, что голова к капитуляции….

Но ему этого было мало.

И он снова совершил прыжок, теперь опустившись рядом с волчицей, едва ли не на неё. Та даже не успела толком испугаться, как почувствовала чужие клыки на своей шее. Замерла.

Острые клыки не ранили шкуру, но держали крепко. Ощутимо. Зверь предупреждал — дернешься, и тогда он будет не так бережлив.

Волчица снова заскулила. Сердце билось гулко и отчаянно.

Что творит мерзавец!… Она его уничтожит! На километр к себе не подпустит! Лишь только освободиться….

Зверь Захара утробно зарычал, приказывая перекинуться. В человечьем обличье Агата смело могла ему не подчиниться, но будучи волчицей, она признавала силу сильнейшего.

А сильнее Древнего никого не существовало.

И девушка, продолжая испытывать приглушенную ярость и нарастающий страх, стала перекидываться….

Неужели он возьмет её в волчьем обличье?

Обнаженным телом она почувствовала гладкую шерсть волка. Он продолжал удерживать её, заменив клыки на большую лапу. Он положил её на лопатку девушки, не оставляя больших маневров для движений.

Агата лежала, уткнувшись лицом в душистую траву. Её сердце бешено колотилось. Тело дрожало. Одно дело, когда она прибегала к Захару, и знала, что он сейчас возьмет её, доведет до сумасшедшего феерического оргазма, и другое — разозлить его, быть пойманной, точно загнанная в ловушку жертва.

— Пусти…., — очень тихо, почти робко, попросила она.

Агата могла начал брыкаться и вырываться, кричать, чтобы он слез с неё, и это стало бы последним рубежом.

Злить зверя нельзя. Это она хорошо знала. Знала так же, что не всем оборотням удается контролировать своего волка. Иногда волчья сущность брала верх над человечьей.

Зверь даже не думал отпускать добычу. Напротив, поставил вторую лапу на спину девушки, окончательно припечатав её к земле. Агата замерла, перестала двигаться, перестала дышать.

Неужели возьмет её волком?…

Да он разорвет её!!! Покалечит!!!

Её ногти впились в землю.

Когда шершавый горячий язык скользнул по позвоночнику, Агата не выдержала напряжения и взвизгнула. Нервы сдали. Она — дочь альфы, а он с ней, как…. С шлюхой! С дворняжкой! С девкой без роду и племени!

— Ненавижу…. — вырвалось против её воли. Сказала едва ли не одними губами, но он всё равно услышал.

И что сделал?

Выпустил когти.

По тому месту, где только что проводил шершавым языком, провёл одним когтем. Агата задохнулась. Его зверь полностью контролируем человеком. Захар знал, что делал.

Агату затрясло от едва сдерживаемой ярости. Неужели он не понимает, что переходит границы? Одно дело играть с ней, когда она сама того желает, и другое — когда она против.

Или он, таким образом, наказывает за унижение?

Агата собралась потребовать, чтобы он прекратил, когда почувствовала, как острый коготь дотронулся до её ягодиц и чуть-чуть надавил. Нет, не поранил, дал понять, что она в его полной власти.

Захар едва не урчал от удовольствия.

Он чувствовал, как она напряжена, как боится. Страх с примесью недавнего возбуждения щекотал ноздри. Глупышка, неужели не понимает, что он не сделает ничего, что она сама не желает?

Своенравная девчонка! Чувствует, что не права. Что перешла черту.

Что ж….

Захар перекинулся быстро, и уже через мгновение на спине Агаты лежал не огромный волк, а сильный мужчина с натренированным телом.

Девушка зашипела от облегчения и сразу же закричала:

— А, ну, пусти меня, ублюдок чертов!

Хватка усилилась.

— Я предупреждал, чтобы не смела обзываться? — хриплый голос раздался над ухом девушки.

Та попыталась вырваться, отчаянно елозя телом. С человеком справиться было легче, так, по крайней мере, она считала.

— Мне плевать, что ты говорил и о чем предупреждал! — зашипела блондинка, силясь скинуть с себя крупное тело. — Я хочу, чтобы ты оставил меня….

Сильный шлепок обжог ягодицу. У Агаты округлились глаза, когда она осознала, что он её ударил. Никто никогда в жизни не поднимал на неё руку. Страх сменился возмущением.

— Не смей меня бить! — закричала она, но её крик потонул в траве. Захар не совсем аккуратно сдавил голову девушки.

И снова шлепок.

По другой ягодице.

— Не стоит повышать на меня голос. Моё терпение на исходе, — мужчина говорил спокойно, его дыхание после быстрого бега не сбилось.

Агата же, наоборот, пребывала в возбужденном состоянии, но на этот раз возбуждение никак не было связано с сексом. Древний отлично дал понять, что их встречи полностью контролируются им. И это злило Агату. Привыкшая сама распоряжаться своей судьбой и отношениями с мужчинами, она не могла смириться с его замашками альфа-самца.

И совсем не имело значения, что эти самые замашки её и привлекали….

— Я…, — начала было Агата говорить, но ей пришлось замолчать, потому что она почувствовала легкую прохладу на своей спине.

Захар спрыгнул к её ногам. Не успела девушка возликовать, подавшись вперед, как крепкие руки цепко схватили её за бедра и потянули на себя.

У Агаты разом закончился весь воздух в легких.

Она снова ощутила себя игрушкой в опытных руках кукловода….

Теперь её попа была приподнята к верху, а ноги поджаты. Она любила эту позу и с удовольствием принимала её.

Но не сейчас…. Сейчас она пребывала в ярости. Ей хотелось показать Древнему, что ему придется считаться с её мнением и желанием.

Так она думала…Наивная….

Захар на мгновение прикрыл глаза, чтобы справиться с нарастающими страстями собственного тела. Контроль, и ещё раз контроль. Да, её тело прекрасно. Совершенно. А уж вид сзади….Роскошная округлая попа переходящая в тонкую талию… Бедра, скрывающую такую сладкую, ни с чем не сравнимую плоть….

Оборотень сверкнул глазами. Хорошо, что сейчас Агата не видела его лица. Не стоит ей знать, что она имеет над ним власть!

Время не пришло.

Он сделал ещё одно движение, ещё ближе притягивая попу Агаты к себе…и ещё…

Та дернулась и зашипела.

Знала, если Древний войдет в неё снова, она проиграет. И возненавидит себя ещё сильнее.

Волчица внутри воспротивилась. Почему возненавидит-то? Почему не подчиниться не только в условной спальне, но и в жизни? Каждой волчице нужна пара….

— Отшлепать тебя как следует, — хриплый мужской голос гулким эхом отозвался в лесной чаще, — да рука не поднимается….Тебя ласкать надо…Снова и снова…Чтобы ты извивалась и кричала от страсти…от желания…чтобы сок тёк из тебя…чтобы ты сама насаживалась на член…

Агата дернулась и подняла голову, невольно сильнее прогнувшись в спине. Слова Древнего вызвали в ней ответную реакцию — по телу побежали мурашки, и внизу живота знакомо заныло. Чтобы она себе не говорила, как бы не внушала неприязнь к этому самцу, её самка тянется к нему с невероятной силой.

— Нет! — мотнув головой, гортанно выдохнула, а не выкрикнула, девушка. — Я против!…

Её слова не восприняли всерьез.

И тому подтверждения стал палец мужчины, властно, собственнически скользнув в лоно Агаты, которое ещё хранило его семя.

Зверь внутри Захара заурчал от удовольствия. Какая же она….его!

Запах женского возбуждения смешанный с собственным семенем подействовал на мужчину, как сильнейший афродизиак. Он снова возбудился. Мгновенно.

И не было уже преграды, способной удержать его….

— Агата…девочка ты непутевая…., — прошептал он и сделал несколько скользящих движений пальцев.

Агата, силясь не поддаваться возбуждению, силясь не обращать внимания на дрожь, охватившую её тело, силясь вырваться из цепких рук мужчины, прошептала в ответ:

— Убери….палец….

Говорить вслух возможности не было.

Естественно, никто её не послушался.

Наоборот, глаза Захара вспыхнули с новой силой.

— Строптивица! — выдохнул он сквозь сжатые зубы и чуть развернул руку к верху. Туда, где призывно находилась попа. — Ты оскорбила меня, девочка! И я не могу оставить оскорбление без ответа….

Агата внутренне сжалась. Теперь страх перемешался с возбуждением, и она с трудом сдержалась, чтобы снова не оскорбить мужчину. Когда он находился за спиной, способный в любой момент перекинуться, злить его было опасно, очень опасно.

Но кто бы знал, как опасность возбуждала!

Не смотря на своенравный характер, порой, ничем не оправданный гонор, Агата не была экстремалкой в отношениях. Да, вызывающе одевалась. Да, высокомерно смотрела. Да, порой сама выбирала мужчин. Но стервой в истинном значении этого слова не была. Иногда ночами, когда на небе восходила полная луна, у неё появлялось сожаление, что ей ещё не встретился волк, которому удалось бы привязать её к себе, урезонить, показать, что в отношениях главный мужчина.

Древний — он…был таким.

Агата, каждый раз собираясь к нему на встречу, говорила, что сегодня будет в последний раз. Она не привыкла, что её прогибают. Ей необходимо, что бы она была ведущей.

Но таковыми ли были настоящие реалии?

И сейчас, на поляне, рядом с запрудой, под небом, она дрожала от одной мысли, что Древний может делать с её телом всё, что ему заблагорассудиться..

И она позволит. Не смотря на видимое негодование.

— Захар! — девушка сменила тактику, и теперь постаралась, чтобы её голос звучал мягко, призывно. Мужчины обычно велись на подобную обволакивающую интонацию. Таяли и забывались.

Ей бы вырваться…..

Привести мысли в порядок.

А там….

Она не смогла додумать мысль. Агате не позволили дальнейшие действия мужчины.

Её глаза широко распахнулись, и она негромко охнула.

Нет!….

Палец мужчины скользнул в её анус.

Никто никогда не ласкал её подобным откровенным образом.

— Как тебе такая ласка? — голос Захара снова раздался прямо над ухом волчицы, и та замерла, прислушиваясь к новым ощущениям.

Было чуть дискомфортно, не понятно, чуждо.

Но….

Невероятно сексуально. Возбуждающе.

Агата подумывала об анальном сексе, у неё нет-нет, в голове возникали попробовать и этот вид интимных отношений. Но или партнеры были не те, или желание пропадало.

Тут…

Никто её не спросил.

Впрочем, как всегда. Что ещё можно ожидать от альфа-самца?

— Нравится? — палец мужчины скользнул внутрь, потом вернулся к тугому колечку и снова скользнул внутрь.

Агата стала задыхаться. Стоя в коленно-локтевой позе она была предельно открыта.

И беззащитна.

Вот последнее ощущение и добавило остроты. Агата прикусила нижнюю губу и уперлась лбом в холодную траву.

— Молчишь?

Молчала.

— А если вот так?

Фиксируя бедра и попку в приподнятом состоянии, одна мужская рука скользнула под живот, сведя к минимуму её движения. Второй он продолжал исследовать глубины тела волчицы.

Добавив второй палец.

Действовал он предельно осторожно. Не смотря на то, что как будто наказывал, Захар не намеревался причинять ей боль.

Только не Агате.

Его зверь желал заботиться о строптивой волчице. Придет время и….

Попка Агаты сократилась, а девушка прогнулась сильнее. Ощущение чужого вторжения усилилось.

— Захар…., — выдохнула она.

Игра закончилась.

Впервые за всё время их знакомства голос девушки дрогнул, и Захар сразу же напрягся. Остановился.

— Больно?…

Спросил, но пальцы не вынул.

Агата повела бедрами и почувствовала, как пальцы мужчины скользнули глубже. О….

— Ты занималась анальным сексом, Агата?

Девушка мотнула головой. Говорить она была пока не в состоянии.

С её телом творилось нечто невероятное.

Острое желание пронзило каждую клеточку её обнаженного тела. Постороннее вторжение было новым, необычным. Пальцы мужчины были толсты, растягивали тугое кольцо, причиняя легкую, терпимую боль. Дыхание мужчины касалось тела, вызывая мурашки.

Он за спиной…Сильный….Властный…Он берет, как хочет….Заставляя подчиниться…

Агата закрыла глаза.

Зверь Захара находился на грани. Её анус безумно туго обтягивал пальцы, и он сразу же представил, как внутренние мышцы сожмут его член. Он хотел туда.

— Я бы мог наказать тебя, взяв в попу, — тем временем продолжил нашептывать Захар, понимая, что долго ему не продержаться. Сексуальные игры в доме, вкус плоти Агаты, погоня по ночному лесу. Всё в купе скинуло его самоконтроль на низкий уровень. — Ты это заслужила! Только боюсь порвать….

Теперь уже Агата заскулила в человечьем обличье. Проклятье, почему у него такой обворожительный голос, который заставлял её тело вибрировать от напряжения? А прикосновение рук…проникновение пальцев…. Она медленно сходила с ума….

Пальцы внутри попки замерли. Другой рукой мужчина продолжал удерживать за живот, поглаживая и подбираясь к грудям.

— Я…, — начала говорить Агата, но остановилась. Не было сил говорить.

Она поняла, что не хочет, чтобы он вынимал пальцы.

— Что?…, — теперь этот вопрос задал Захар. Он немного придвинул девушку к себе и чувствовал, как дрожит её тело.

Дрожит — от чего? От страсти? От страха? От… боли?

В его долгой жизни ему приходилось брать женщину анально против её воли, и никаких колебаний он не испытывал. Тут же….

— Возьми, — едва слышно выдохнула.

И зверь внутри Захара победно завыл.

— Маленькая похабная сучка, — не смотря на грубые слова, голос Захара прозвучал мягко, ласково. — Так ты хочешь, что я трахнул тебя в попу? Растянул её? Так ты хочешь, что бы я поочередно входил в попу и в писю?

У Агаты всё задрожало внутри. Перед глазами предстала картина, как Захар, обнаженный, с красивым натренированным, лоснящимся от пота, телом берет её, маленькую и беззащитную. Как его член поочередно врывается в обе её дырочки. Как она морщится от непривычных, порой болезненных, ощущений…. Но на боль Агата в её воображении не обращала внимания. Ею двигало одно — страсть….

Девушка шумно, сквозь сжатые губы вдохнула ночной воздух. Картина, нарисованная воображением, сразила её наповал.

Да, именно этого она и хотела….

— Попробуй, — и её голос прозвучал чуть насмешливо. Почти вызывающе.

Мужчина гортанно застонал.

Агата….

Даже распластанная под ним, даже дрожащая от страха, она умудрялась бросить ему вызов.

И он не мог его не принять.

Усмехнувшись, он практически лег на неё, и укусил за мочку уха. Укусил ощутимо, больно.

— Тогда держись….Я всё-таки оказался прав, когда решил, что ты плохая девочка….Развратная… Постоянно жаждущая члена….Любишь мой член, волчица?

Захар говор пошлости, а сам принялся растягивать узкое кольцо девичьего ануса. Вынул пальцы, смочил их в собственной слюне, и снова ввел. Один, потом второй. Агата дернулась и снова вернулась в прежнюю позу, стремясь раскрыться как можно больше.

— Не слышу ответа, Агата, — мужчина продолжал гнуть свою линию, словами сильнее распаляя девушку.

Та промычала в ответ что-то нечленораздельное, чем вызвала смех мужчины.

— Любишь…кончено, любишь…, — он сделал несколько глубоких толчков пальцами. — Любишь, когда я вгоняю его в тебя по самое не хочу! Любишь облизывать головку, слизывать капельки спермы…ты даже любишь, когда я тебе кончаю в рот….Ты всё любишь…

Движения пальцев убыстрилось. Захар тяжело дышал. Как же сейчас она покорна…Как же притягательна…

Вынув пальцы из тела девушки, Древний подтянул её попу к лицу и быстрыми движениями стал вылизывать лоно и анус Агаты. Та запищала от новых ощущений и руками сцепилась в траву, смяла её, и стала царапать землю.

Это…было невероятно.

Её собственная влага смешалась со слюной Захара. Что творил, мерзавец, что творил…

Его язык действовал умело. Он проникал в лоно, задев клитор, потом возвращался к тугому колечку и смачивал его, подготавливал для дальнейших действий.

И они не заставили себя ждать.

— Встань снова на колени…. Вот так… выгни спину…сильнее…, — Захар рукой прогнул спину Агаты, так чтобы попа была доступна.

Взяв в руку налитый кровью член, он приставил головку к анусу. Чуть-чуть надавил. Вынул. Снова чуть-чуть надавил, уже глубже. Агата рычала в траву, но старалась не двигаться. Теперь она уже сама предпочла замереть и вверить тело в полное распоряжение Захара.

— Какая ты тугая….

Волк бесновался. Она девственна, никто ни разу не бывал в её попе. Он будет первым….

Головка полностью вошла в раскрытый анус, и Агата захлебнулась воздухом. Её волчица возликовала. Вот он, тот, о ком она мечтала долгими лунными ночами… Самец, способный сделать её счастливым. Самец, от которого она с удовольствием понесет. Самец, который не побоится её свободолюбивого характера…

Дальше последовало осторожное, но полное проникновение.

Было больно. На один краткий миг Агате даже захотелось вырваться из цепких рук Захара. Его член до предела растянул узкий проход, и возникло чувство предельной наполненности. Он вошёл в попу по самые яички. Она чувствовала, как они соприкоснулись с лоном.

Девушка ничего с собой не могла поделать — у неё вырвался глухой протяжный стон боли.

Захар замер, давая возможность привыкнуть.

Прошла секунда…другая….

И преодолев внутренний протест, Агата вместо того, чтобы избежать дальнейших болезненных ощущений, сделала качок бедрами. Немного вперед и снова полностью назад.

— Ааа….

Член мужчины был полностью в её попе.

Давление внизу живота усилилось. Клитор пылал. Мышцы лона сокращались от неудовлетворенности. Они ещё помнили проникновение Захара, и то, что он не довел дело до завершенности.

Между тем, Захар начал двигаться. Первых два толчка с осторожностью, а потом, поняв, что волчица принимает его в анус, усилил темп. Из его горла вырывались хрипы, он откинул голову назад, наслаждаясь новым проникновением.

Более того, его длинные пальцы снова скользнули к животу и теперь проникли в лоно Агаты. Получилось едва ли не двойное проникновение.

Девушка забилась в его руках, когда поняла, что он имеет её сразу в две дырки, как и грозился. И это было…невероятно сладко. До умопомрачения сладострастно. От сильных движений Древнего её тело качалось вперед-назад, груди колыхались, соски соприкасались с прохладной травой. Боль от проникновения притупилась, но не исчезла. И она только добавила остроты ощущениям.

— Я порву тебя, негодница, — прорычал Захар и потянул девчонку на себя. — Клянусь, порву! Ещё что-нибудь отчубучишь, уже не буду столь осторожен! Поймаю и изнасилую, так жестко, что ты надолго запомнишь любовь волка! Теперь я знаю, что ты примешь меня, куда я захочу!..

Его пальцы затеребили клитор, вверх-вниз.

Агата не закричала, она зарычала, и откинулась на грудь мужчины. Тот успел опуститься на землю, и теперь крепко держал её.

— Откройся шире! И насадись! Сама! На всю длину!

Агата и без его приказов, ведомая страстью и желанием достигнуть кульминации, стала двигаться. Упираясь стопами в землю, она принялась скользить по толстому горячему члену.

Поднималась и опускалась….поднималась и опускалась…

Боль стала сладостной и терпкой. Агате казалось, что Захар всюду. Его губы пощипывали шею, пальцы через тонкую перегородку соприкасались с членом, усиливая трение. Свободной рукой он удерживал девушку, одновременно теребя горошинку соска.

В очередной раз, когда Агата приподнялась, член выскользнул из неё, и она разочарованно вскрикнула. Но тотчас услышала:

— Не расстраивайся….сейчас всё будет….

И было.

Член скользнул во влажную киску, заставив Агату прикусить губу до крови. Знакомая судорога пронеслась по телу, и девушка выгнулась дугой. Кровь забурлила с новой силой. Руки мужчины сместились на бедра, диктую темп. Он приподнял бедра, снова выйдя из лона и устремляясь в попу…

Раздвигая нежный ткани ануса, эрегированный член снова оказался в кольце попы.

И снова несколько быстрых напряженных движений…

И снова проникновение в лоснящееся от сладких соков, лоно….

И так бесконечное количество раз.

По крайней мере, так казалось Агате. В голове всё перемешалось, не осталось ни одной объективной мысли. Лишь желание. Лишь страсть. Попа растянулась, но при каждом проникновении мужского члена горела, боль превратилась в элемент сопутствующий оргазму. Внизу живота всё пульсировало, мышцы сводило судорогой.

— За…Захар…..

— Давай, девочка, давай! Кончай! Кончи для меня!

Он снова был в попе, и пальцами ласкал клитор. Быстро. Быстро. Совсем быстро….

И Агата взорвалась. Не сдерживая эмоций, Агата закричала в голос и вцепилась пальцами в ноги мужчины, впечатав в них ногти, и тотчас почувствовала, как во внутренние стенки ануса полилась сперма….

Это был самый невероятный, самый дикий оргазм в её жизни.

Оргазм, который она никогда не забудет.

Они оба тяжело дышали. Шумно. Прерывисто.

Агата приснившись спиной к груди мужчины, пыталась прийти в себя. Теперь, когда напряжение отступало, она ощутила дискомфорт по всему телу, точно несколько часов провела в тренажерном зале. Про анус, который пощипывало, она молчала.

Сумасшествие закончилось.

На смену нему пришла злость. Злость к себе.

Она, на самом деле, похотливая сучка. Стоило Древнему поманить пальцем, и она тотчас раздвинула ноги….

Покачиваясь, она попыталась встать, но тело отказывалось слушаться.

— Ты куда? — прошептал Захар. Ему никуда не хотелось отпускать Агату. Напротив, он бы с удовольствием вернулся с ней в коттедж, и уснул, крепко обняв.

— Домой.

— Пойдем ко мне….

— Нет.

И это «нет» было сказано решительно и непоколебимо.

Убрав руки, Захар молча наблюдал, как на негнущихся ногах, его волчица удалялась с поляны, больше не сказав ни слова.

Захар упал на землю, раскинув руки.

Хорошо-то как….

Пусть уходит.

Она придет. Обязательно придет. Как приходила всегда.

Он ждал.

Ждал долгую неделю.

Она не приходила.

Самый большой перерыв между их встречами был три дня. Даже после того, как он в первый раз выгнал её, когда она отказалась выполнять его требования. Она пришла. И он снова мог наслаждаться страстью волчицы.

Тут же…

Она пропала.

Нет, она не пропала, он знал, что она в целости и сохранности. Живет в доме альфы. Он даже несколько раз видел её. Первый раз, когда приходил в дом Игната по делам. Она грелась на солнышке у бассейна. В белом бикини. Вытянулась на шезлонге, подставив роскошное тело под жаркие лучи. Захар специально вышел во двор, специально обозначил своё присутствие. Заодно полюбовался её телом и дал понять, что он рядом.

Но Агата никак не прореагировала. Как лежала на шезлонге, так и продолжила лежать. Лишь капельки пота выступили на лбу, и руки предательски сжались в кулаки.

Захар, конечно, ожидал другой реакции. Более…свойственной для Агаты. Она могла бы встать и что-то иронично заметить, или, как однажды она уже сделала, отодвинуть тонкую полоску трусиков и показать ему свою киску. А тут….Ничего.

Второй раз он увидел её в баре. Не выдержал. Он знал, что субботними вечерами она с подругами собирается в небольшом баре на окраине города. Пошушукаться, посплетничать, привлечь внимания противоположного пола. От мысли, что на его волчицу кто-то может взглянуть, захотеть, более того, дотронуться, зверь внутри Захара начинал бесноваться. Надо быть безумцем, чтобы посметь перейти дорогу Древнему!

Он оставил на ней свой запах, его должно быть достаточно, чтобы отпугнуть потенциальных любовников Агаты.

Он один будет её трахать!

И во второй раз она поняла, что он рядом. Да он и не скрывался. Прошел в бар и сел за стойку. Она сидела в углу с компанией подруг. Но не прошло и десяти минут, как она встала и ушла.

Снова не подойдя к нему.

Захар разозлился.

Упрямица!

Сама того не ведая Агата поменяла правила игры.

Зверь вышел на охоту. Затаился. Для него стало делом принципа снова сделать так, чтобы она снова пришла к нему.

Прибежала.

Отдалась.

Позволила взять.

А ещё он скучал….

По её вызывающему взгляду. По нагловатой улыбке. По белокурым волосам. По стонам, срывающихся с её губ….

И Захар не выдержал. Плевать на игры! Он её хотел.

Через мгновение огромный черный волк выпрыгнул из раскрытого окна на веранду, а потом рванул в чащу леса. Он придет к ней в дом и предъявит на неё права. Обозначит, что она принадлежит ему.

Только ему!

И никто не посмеет встать у него на пути.

Зверь Захара преодолевал расстояние огромными прыжками. Его тень мелькала среди деревьев

Но, преодолев половину расстояния, зверь остановился. Принюхался. И победно, а, может, призывно завыл.

Его волчица бежала ему навстречу.

Захар мог вернуться в коттедж и ждать её. Они находились ещё на приличном расстоянии, и она не могла учуять его. Он мог снова принять беззаботное, безразличное выражение, когда она без стука войдет в дом.

Не стал.

Пора и ей узнать, что значит страсть волка…..


Оглавление

  • Марина Кистяева Страсть волчицы