КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400128 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170145
Пользователей - 90947
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Отсутствующие друзья (fb2)

- Отсутствующие друзья (пер. Сергей Самойленко) 283 Кб, 50с. (скачать fb2) - Алан Эйкборн

Настройки текста:



Алан Эйкборн Отсутствующие друзья

Absent Friends by Alan Ayckbourn (1974)

Перевод 


Действующие лица:

Пол

Диана

Джон

Эвелин

Мардж

Колин

Акт I

Гостиная в современном доме, дизайнерский интерьер. Суббота, 3 часа дня.

Мебель в основном английская, в шведском стиле. Много ковки — например, ворота вместо дверей. Художественное стекло. Сомнительного вкуса картины. Бар. Паркетный пол, ковер. Все очень дорогое. Арки ведут в кухню, к задней и парадной дверям, в спальню и т. д.

Занавес поднимается. Эвелин — сильно накрашена, умеренно модно одета, — с отсутствующим видом сидит на барном стуле. Рядом коляска, которую она безразлично качает одной рукой. Рядом на кофейном столике чайные приборы, сэндвичи, печенье, нет только заварочного чайника и чайника с кипятком. Эвелин жует жевательную резинку, что-то напевает про себя.

Из кухни появляется Диана, берет пачку сигарет со скамьи перед камином, видит, что она пуста, бросает в очаг. Достает сигареты и зажигалку из своей сумочки, лежащей на скамейке, прикуривает. Она старше, чем Эвелин, ей далеко за тридцать. Она всегда кажется немного напряженной. Время от времени улыбается, но в этой улыбке сквозит страдание. Взгляд острый и проницательный, не потухший за годы обоснованных, но не подтвержденных супружеских подозрений.

Диана. Ты его усыпила?

Эвелин. Да.

Диана (заглядывая в коляску). Ах! Они такие миленькие, пока маленькие. Как херувимчики.

Эвелин (без энтузиазма). М-м-м.

Диана. Настоящие херувимчики. (встревоженно) Это нормально, что он так закутан, дорогуша?

Эвелин. Да.

Диана. Ему так не жарко?

Эвелин. Ему нравится.

Диана. А-а-а… Просто беспокоюсь, что ему не хватает воздуха.

Эвелин. Все нормально. Ему не надо много воздуха.

Диана. Тогда пусть… (осматривает комнату) Ну что ж, думаю, у нас все готово к их приходу. Говоришь, Джон уже едет?

Эвелин. Да.

Диана. Как он? Я сто лет его не видела.

Эвелин. Он в порядке.

Диана. Ни тебя, ни его не видела.

Эвелин. Мы в порядке.

Диана. Ну, может, не сто лет… В общем, рада, что вы сегодня смогли приехать. Уверена, Колин будет очень рад. Всех нас увидеть. (пауза) Пол скоро вернется. Думаю, он снова играет в сквош.

Эвелин. Ясно.

Диана. Ох уж этот его сквош. Раньше был теннис, а теперь он помешался на сквоше. Сквош, сквош, сквош. Не могу понять, что он в нем нашел. Каждый день колотит мячом об стену. Это так громко. Бах, бах, бах. И все время в помещении. Никакого свежего воздуха. Это ему не на пользу. А Джон играет в сквош?

Эвелин. Нет.

Диана. Понятно.

Эвелин. Он ни во что не играет.

Диана. Вот как. Ему это, наверно, и не надо. Тренироваться. Некоторым мужчинам не надо. Мой отец ни разу в жизни зарядку не делал. До самой смерти. И выглядел вполне здоровым. Умудрялся заниматься тем, чем хотел. Представляешь, он никогда ничем не занимался. Обычно просто сидел и орал на нас, девочек. Почти все время. Успокоился только когда постарел. Когда моя мать его бросила. (заглядывает в коляску) Ты сама связала ему эту кофточку?

Эвелин. Нет.

Диана. Миленькая. (Пауза. Диана расставляет тарелки на стол) Иногда я думаю, в чем причина неурядиц у нас с Полом. Ну, то есть… Знаю, что зря извожу себя, но Пол, в сущности, он гораздо… Ну, я имею в виду, надо взглянуть правде в лицо… Он гораздо умнее меня. Надо признаться. В принципе. В нашей семье я считалась, конечно, умницей, но с Полом иногда не могу тягаться. Когда он в настроении. Или в ударе. Если честно, будь я на самом деле умной, то могла бы его убедить, что ли. Или что-нибудь в этом духе. На самом деле я знаю, что напрасно накручиваю… Думаю, что я для него не… Нет, он во мне нуждается, он не очень любит говорить про это, но я все равно знаю. Просто я думаю, что меня ему на самом деле… (размышляет) Хотя он без меня не может. У него ужасно много энергии. Не знаю, где он ее находит. Ложится позже меня, встает раньше, работает весь день, а мне надо мои восемь часов поспать. На самом деле, я не виню его. Нисколько. Даже если у него что-то было. С кем-то еще. Ну, с другой женщиной. Я не буду обвинять его. Ни его, ни ее. Пока мне не сказали — ладно, окей. Да, я прекрасно знаю, что у моего мужа интрижка на стороне, с такой и такой-то, или кем там ещё? — это совершенно нормально. Я все знаю об этом. Мы оба взрослые люди, мы знаем, что мы делаем. Он знает, что я знаю. Она знает, что я знаю. Поэтому занимайтесь, чем хотите. Я в порядке. Но я не потерплю обмана. Я просто прошу, чтобы мне рассказали. Или он, или она. Не обязательно сейчас, но когда-нибудь. Ну, ты понимаешь, о чем я.


Диана уходит на кухню. Эвелин сидит с отсутствующим видом. Диана возвращается с пепельницей, ставит ее на барную стойку.


Я его знаю. Он не умеет хитрить и лгать, как и большинство мужчин. Если у него что-то было, как в прошлую субботу, то просто мог бы сказать мне, что он сломался по дороге на футбол. Мог бы по крайней мере выбрать день, когда они играют дома. (она поднимает салфетку и проверяет бутерброды.) Надеюсь, помидоров достаточно… Нет, я должна знать. Иначе жизнь становится невыносимой. Я не могу никому сказать… Я надеюсь, они оба, как минимум, испытывают какие-то чувства по отношению ко мне… (сморкается) Правда?


Звонят в дверь.


Извини.


Диана идет открывать входную дверь.


Мардж (за сценой). Это всего лишь я. Я одна.

Диана. Марж!

Мардж (за сценой). Только не смейся. Я ходила по магазинам.

Диана. Снимай пальто.

Мардж. О да.


Звук падающих пакетов с покупками, смех.


Диана. Как Гордон?

Мардж. Не так уж и плохо.


Марж возится с пакетами. Диана идет за ней.


Мардж. Бедный-бедный Гордон, лежит там…. С белым как мел лицом. Белым как простынь.

Диана. Бедненький.

Мардж (кладет покупки на диван). Он выглядит ужасно… Привет, Эвелин.

Эвелин. Привет.

Мардж. О! (походит к коляске) Поглядите, кто это у нас тут! Маленький Уолтер.

Эвелин. Уэйн.

Мардж. Что?

Эвелин. Это Уэйн. Его зовут Уэйн.

Диана (смеется). Уолтер!

Мардж. Я думала, он Уолтер.

Диана. Мардж, честное слово. Нельзя ребенка называть Уолтером.

Мардж. Ну, не знаю. Кого-то же надо называть эти именем. (вскрикивает, смеется, заглядывает в коляску) Только поглядите. Гляньте на его кожу. У него такая чудесная кожа, Эвелин.

Эвелин. Спасибо.

Мардж. Прекрасная кожа. Привет, маленький Уэйн. Привет Уэйн. Гули, гули, гули…

Диана. Тсс, Мардж, она его только что усыпила.

Мардж. Гули-гули-гули. (шепотом) Какие они милые, когда спят.

Диана. Да уж…

Мардж (шепотом). Вылитый папочка. Похож на Джона.

Диана. Не надо шептать, Мардж. Просто не кричи ему прямо в ухо.

Мардж (идет к своим покупкам). Только посмотри на это все. Мне нельзя ходить по магазинам.

Диана. Что у тебя там?

Мардж. Ты ж знаешь, что я люблю. Ты же меня знаешь… Ну, угадай, что там? (двигает сумки ближе к дивану)

Диана. Что?

Мардж. Готова?

Диана. Да.

Мардж. Сейчас упадешь! Я купила туфли.

Диана. Туфли?

Мардж. Прямо сейчас, и мне хоть бы что! Я зашла в магазин по дороге сюда. Думала, что вряд ли там найду что-то, а потом подумала — плевать, сейчас или никогда. Я собиралась их купить и я их купила!

Диана. Надо посмотреть.

Мардж. Две секунды. Гордон обезумеет. (роется в пакетах) Куда я их засунула?

Диана. Ужасно досадно, что так получилось с Гордоном. Слышишь, Эвелин, Гордон болен, он не придет.

Эвелин. Да ты что.

Мардж. Нет, не придет. Он в все-таки заболел. Несколько месяцев все шло ни шатко ни валко, но я знала, что он в конце концов сляжет. Он был в отличной форме вчера вечером, а сегодня утром проснулся — и на тебе. (находит коробку с туфлями в другой сумке) Вот вы где… (находит что-то еще) О, чуть не забыла! Это для тебя.

Диана. Для меня?

Мардж. Безделушка. Но когда я ее там увидела, то вспомнила, что ты видела мою и хотела такую же…

Диана. О, да…

Мардж (Эвелин). Это держатель. Для бумажных полотенец на кухне. Держатель бумажных полотенец. Надо тебе такой?

Эвелин. Нет.

Мардж. Напомни мне, я тебе возьму.

Диана. Ты такая заботливая. (идет за своей сумочкой) Сколько я должна тебе за него?

Мардж. Перестань, пожалуйста.

Диана. Нет, Мардж, я настаиваю. Ты всегда нам покупаешь что-нибудь.

Мардж. Мне это доставляет удовольствие. Люблю покупать подарки.

Диана (доставая кошелек). Сколько?


Эвелин встает и идет к лестнице.


Мардж. Я не возьму, убери.

Диана. Сколько это стоит?

Мардж. Диана, убери кошелек сию же секунду.

Диана. Нет, прости меня, Мардж, я собираюсь отдать тебе деньги.

Мардж. Диана, убери кошелек немедленно. Эвелин, скажи ей убрать его.

Диана (Эвелин). С тобой все хорошо, дорогуша?

Эвелин. Прекрасно.

Диана. Куда ты?

Эвелин. В туалет.

Диана. О! Ясно. Прошу прощения.


Эвелин поднимается по лестнице.


Диана (выбирая несколько монет в кошельке). Двадцать пенсов. Вот, возьми. Не знаю сколько это стоит, но вот, возьми.

Мардж. Ну что ты, в самом деле. (кладет монеты на стол).

Диана. Так рада тебя видеть!

Мардж. С чего бы это?

Диана. Она здесь уже целую вечность.

Мардж. Что ты имеешь в виду? О, поняла. Мисс Болтушка.

Диана. Я знаю, что она что-то замышляет. Я ей не доверяю. И никогда не доверяла.

Мардж. Я должна показать тебе туфли. (распаковывает покупки) Что ты имеешь в виду?

Диана. Я знаю, она что-то задумала.

Мардж. О, ты же не имеешь в виду?..

Диана. Она и Пол. Я знаю, что между ними что-то есть.

Мардж. Ну… (достает пару туфель, которые совершенно невозможно носить) Смотри. Разве не прелесть?

Диана. Прелесть.

Мардж. У них были и голубые, те еще лучше, на самом деле. Но тогда у меня нечего будет надеть к ним.

Диана. Он не хотел, чтобы они приходили к нам сегодня. И я догадалась, что между ними что-то есть.

Мардж. Кто? (примеривает туфли).

Диана. Эвелин и Джон. Он не хотел, чтобы они приходили.

Мардж. Кто? Пол не хотел?

Диана. Да.

Мардж (ходит в туфлях) Глянь, бедра в них не такие стройные, но…

Диана. А почему тогда он так внезапно расхотел? Они здесь были много раз раньше, а тут он вдруг не захотел их видеть.

Мардж. Странно. Были еще другой модели, с таким ремешком, знаешь, но он мне врезается вот сюда.

Диана. Они тебе идут.

Мардж. Да, я очень довольна. (садится в кресло).

Диана. Я надеялась, что она проговорится.

Мардж. Эвелин?

Диана. Да, только что.

Мардж. О… И что она?

Диана. Ничего. Она ничего не сказала. А с чего бы ей? Я знаю Пола, понимаешь. Я знаю, что у него кто-то есть. Я уверена, что это она. Он приходит домой — и сразу наверх. И постирал рубашку прошлой ночью. Я спрашиваю — что это с тобой? Он говорит: А что такое, я просто стираю рубашку. Я говорю: Ты в жизни никогда ничего не стирал. А он говорит: Надо же когда-нибудь начинать. Я говорю: Мило, но почему ты хочешь начать среди ночи? И он не ответил на это ничего. Просто стоял, а с рубашки капало на пол.

Мардж. Ну…

Диана. После двенадцати лет ты вдруг узнаешь кое-что.

Мардж. Интересно, подойдут ли они к другому моему пальто?

Диана. Что она там делает наверху?

Мардж. Ну, она…

Диана. Спорим, она там что-то выискивает.

Мардж. О, Диана…

Диана. Ручаюсь, что она именно потому туда и пошла. Я никогда ни настолько ей не доверяла. У нее по-настоящему подлая мордашка, разве не так?

Мардж. Ну…

Диана. Клянусь, что это она тогда прихватила мой шарф, ну ты помнишь.

Мардж. Не думаю. Почему ты не поговоришь об этом с Полом?

Диана. С Полом? Мы не разговаривали целую вечность. По-настоящему. А сейчас у него своя жизнь, дети в частной школе, и говорить вообще не о чем. Я не знаю, почему он захотел отправить их за границу. Они там несчастливы. Я знаю. Ты бы видела, какие письма они оттуда пишут.

Мардж. Даже не знаю, что сказать. (подходит к коляске) Ути-ути-ути! Привет, Уолтер.

Диана. Уэйн.

Мардж. Привет.

Диана. Ради бога, не разбуди его. Он полдня орал как резаный. Я думаю, она его не кормит как надо.

Мардж. Бутуз выглядит щекастым.

Диана. По мне, он не выглядит вообще никак.

Мардж. Диана!

Диана. Нет, правда, посмотри, какой у него взгляд.

Мардж. Он спит.

Диана. Ну, ты увидишь, когда он проснется. Не говори, что это нормально. Наш Марк не был таким. И Джулия. А ей надо было носить очки.

Мардж. Ей хорошо в очках.

Диана. Пол так не думает. Он не разрешает ей носить их дома.

Мардж. Ну, он мне кажется миленьким малышом. (возвращаясь в кресло) Я недавно опять разговаривала с Гордоном о том, чтобы усыновить кого-нибудь.

Диана. И что он?

Мардж. Все еще нет. Не хочет и слышать. Боится, я думаю. Он говорит мне: Это же не щенок, Мардж. Мы не сможем его прогнать, если он нам не понравится. А я говорю: Мы будем его любить. Тогда он говорит: Хорошо, а что будет, если мы его усыновим, а он вырастит убийцей? Что мы тогда будем делать? Нас будут обвинять.

Диана. Это маловероятно.

Мардж. Попробуй его убеди. Нет же, он будет продолжать возиться со своими анализами, пока рак на горе не свистнет… Вспомнила, что должна ему позвонить. Я сказала, что позвоню, как только до вас доберусь. Посмотреть, как он там справляется. Ты не против? (идет к телефону).

Диана. Нет, конечно, звони.

Мардж. У него телефон возле кровати.


Марж набирает номер. Эвелин спускается по лестнице.


Диана. Все хорошо?

Эвелин. Все прекрасно. (бросает взгляд на младенца, затем садится и читает иллюстрированный журнал).

Диана. Мардж звонит своему мужу.

Эвелин. Ага.

Мардж (ждет ответа, показывает свои туфли). Как тебе, Эвелин?

Эвелин. Фантастика.

Мардж (в телефон). Алло… Хрумхрум? Дорогой, это Марж. Как ты себя чувствуешь? Ох. Послушай, Хрумхрум, сможешь ты добраться до верхнего ящика комода, милый? У окна, да… Ты найдешь там в верхнем ящике…. Правильно, дорогой… Получится у тебя это сделать самому?… Хорошо (пауза. Диане) Он хочет капли от насморка, он весь разбитый, бедненький мой… (слушает).

Диана (Эвелин). Что ты жуешь, дорогуша?

Эвелин. Жвачку.

Диана. Ну да.

Эвелин. Хочешь?

Диана. Нет спасибо. Скоро будем пить чай.

Мардж (в трубку). О, дорогой мой… Ты должен быть осторожен, Хрумхрум… Да, я знаю, этого не должно там быть… Неважно, потри, потри ее лучше (прикрывает трубку рукой, остальным) Ушиб ногу. (в трубку) Все в порядке? Я здесь, если понадоблюсь. Номер ты знаешь. Скоро буду… Да… Да, буду. Позвоню тебе позже. Бай-бай (кладет трубку) Если честно, не знаю, зачем мне дети, когда есть Гордон. У меня набор для первой помощи всегда под рукой… (возвращается в кресло).

Диана. Грустит?

Мардж. Да, очень. Он же такой большой, ты знаешь. Думаю, в этом одна из его проблем. Быть таким большим. Такой большой, а никакой пользы. Он бьется головой в автобусе. Не может сидеть в кино, и всегда беда с брюками. Ужасные проблемы. Почти центнер весу.

Диана. О да, это много.

Мардж. Очень, очень большой. Его очень много. Голова у него маленькая. А все остальное… Кто-то недавно сказал, что он выглядит, как пластиковый пакет с водой. (смеется).


Диана смеется.


Да, дорогая моя, посмейся, тебе надо отвлечься.

Диана. Бедный Гордон, это нечестно.

Мардж. Он в порядке, слава богу. И меня храни от греха подальше.


Диана и Мардж смеются. Молчат. Смотрят на Эвелин, та жует и читает.


Диана (бросая взгляд на Мардж). Интересно?

Эвелин. Нормально.

Мардж. О, я все еще в туфлях. (идет к дивану, чтобы переобуться).

Диана. Забавно снова увидеть Колина. Через три года.

Мардж. Я его почти не знаю. На самом деле он был другом Гордона.

Диана. Да. Какая жалость, что с ним случилась такая беда.

Мардж. А что именно случилось с его невестой? Она правда умерла?

Диана. Утонула.

Мардж. Утонула, о…

Диана. В море.

Мардж. О…


Марж старательно повторяет за Дианой.


Диана. Мы знаем его очень хорошо, ты же в курсе. Он и Пол были неразлучны. А потом Колин из-за работы уехал и писал нам от случая к случаю. Он написал, что встретил эту Кэрол, и что они собираются пожениться — и это было огромным сюрпризом для нас, потому что мы всегда говорили, что он никогда не зайдет так далеко. А потом мы узнали — она утонула. Поэтому я сказала Полу, что нам надо бы пригласить его. Я имею в виду, что мы все еще друзья. Сомневаюсь, что у него сейчас есть друзья, ему надо сто лет, чтобы узнать людей, и потом, я подумала: может нам, Полу и мне, будет неловко с ним разговаривать, но он знал и Гордона, и тебя немного, и Джона. Он, конечно не знал Эвелин… В общем, я подумала, это будет хорошо, просто соберемся ради него и попьем чаю. Ему нужны друзья.

Мардж. Ты меня знаешь, я могу сказать что-нибудь не то, поэтому заткни меня, если я полезу не в свое дело. Она была молодая?

Диана. Кто?

Мардж. Его невеста.

Диана. Кэрол? Примерно его возраста, думаю.

Мардж. Какая трагедия.

Диана. Да. (снова обращаясь к Эвелин). Что читаешь, дорогуша?

Эвелин. Ничего.

Диана. А что это у тебя?

Эвелин (вяло переворачивая страницу назад и читая без выражения) «Смысл вашей жизни состоит в том, чтобы сделать счастливым мужчину вашей жизни. Двенадцать советов от женщины-психоаналитика».

Диана. О-о-о!..

Мардж. Нам всем можно выучить это наизусть.

Эвелин (безжалостно). «Совет номер один: по утрам провожайте его с улыбкой. Многие из нас не заботятся об этом маленьком усилии. Вы подали завтрак и не причесалось? Признайтесь, такое бывало, это вполне невинный недостаток, свойственный человеку. Сделали ли вы несколько лишних движений, чтобы припудрить лицо? Не удивительно, что он прячется от вас за своей газетой…»

Диана. Я должна это прочитать.

Эвелин (не останавливаясь). «Устраивайте ему маленькие сюрпризы, удивляйте его…»

Диана. Да, Эвелин, это чудесно…

Эвелин. «Встройте себя с самого утра в его повестку дня. И вы будете с ним до вечера. Совет номер два: заботьтесь о себе, ухаживайте за своей внешностью…»

Диана. Спасибо, Эвелин.

Эвелин. Что?

Диана. Это чудесно. Я прочту это позже.

Мардж. Мы все можем что-нибудь почерпнуть из этого.

Эвелин. Я делаю это не для моего чертова мужа. Он может идти к черту.


Пауза


Мардж. Ненавижу тонуть. (пауза) Я не возражаю против чего-нибудь другого. Например, выпить яду, повеситься, застрелиться. Это никогда не беспокоило меня, но тонуть ненавижу. Ты так ужасно выглядишь потом.

Диана. Не надо быть такими мрачными. Мы здесь, чтобы поздравить Колина. Я знаю, все это произошло всего два месяца назад, и он немного как бы это — как в воду опущенный. Мы должны помочь ему справиться.

Мардж. Ты совершенно права.


Молчание. Пол входит во входную дверь. Он в спортивных брюках и свитере. Очевидно, он с тренировки.


Пол (входит). Вы нигде не видели мои туфли? (останавливается, увидев всю компанию) О, всем привет.

Мардж. Здравствуй, Пол.

Эвелин (едва глянув). Хай.

Пол. Встреча родительского комитета? Как ты, Мардж?

Мардж. Спасибо, отлично.

Пол. А ты, Эвелин?

Эвелин. А?

Пол. Держишь себя в форме?

Эвелин. Да.

Пол (заглядывая в коляску) А что здесь? Завтрашний ужин?

Эвелин. Нет.

Пол. О, я думал, это ужин на завтра.

Диана. Хорошо поиграл?

Пол. Нормально. Ну, так себе. Не очень. Дик не пришел. Пришлось играть с другим парнем. Бесполезно. Закончилось тем, что дал ему фору в восемь очков и играл левой рукой. И все равно выиграл. Тогда он бросил ракетку и сломал очки, тем мы и закончили. Проблема с этим клубом в том, что ты не можешь играть лучше, даже если хочешь. Не с кем соревноваться. Куча обрюзгших стариков.

Эвелин (не глядя). Вы только послушайте чемпиона!

Пол. Поосторожней… (Диане) Ты не видела мои черные туфли?

Диана. Какие?

Пол. Черные.

Диана. Они наверху.

Пол. Их там не было сегодня утром. Как Гордон?

Мардж. Боюсь, не очень хорошо сегодня.

Пол. Опять.

Диана. Что ты имеешь в виду — опять?

Пол. Он всегда болен, старина Гордон.

Мардж. Не всегда.

Пол. Он не работает два года, разве не так?

Мардж. Конечно, работает.

Диана. Он преувеличивает.

Пол. Это не человек, а несчастный случай. Почему ты не застрахуешь его, Мардж? Ты бы сорвала изрядный куш всего через пару дней.

Мардж. Перестань…

Пол. Короче, я оставлю вас, леди. Если вы не возражаете. Та-та-та. Присмотрите друг за другом. Мне надо кое-что сделать наверху.

Диана. Не слишком задерживайся, дорогой, хорошо?

Пол. Что ты имеешь в виду?

Диана. Я имею в виду, не засиживайся там слишком долго.

Пол. Нет, я только немного поработаю, вот и все.

Диана. Чай сейчас будет готов. Ты спустишься к этому времени.

Пол. Нет, не проси меня спуститься сюда. Я…

Диана. Ты должен спуститься на чай. Колин приедет.

Пол. Какой еще Колин? Кто это?

Диана. Колин. Ну ты знаешь — Колин.

Пол. Ах, этот Колин. Это он?

Диана. О, не надо так тупить. Ты прекрасно знаешь, кто это. Я говорила тебе.

Пол. Он приедет?

Диана. Я договорилась две недели назад.

Пол. Ты мне не говорила.

Диана. И я напомнила тебе сегодня утром.

Пол. Ты мне ничего не сказала.

Диана. Этим утром я сказала тебе.

Пол. Прости, этим утром ты мне не говорила, что он приедет. Ты ничего не говорила мне этим утром. Я ушел до того, как ты встала.

Диана. Ну значит я сказала тебе вчера утром.

Пол. Больше похоже на правду. Но ты все равно мне не говорила.

Диана. Я очень отчетливо сказала тебе.

Мардж. Может, ты просто забыл, Пол.

Пол. Нет. Прости, но я не забыл. Я никогда ничего не забываю. Ты говорила кому-то другому. Я занимаюсь бизнесом, в котором забывчивость стоит жизни. Я тренируюсь не забывать. И никогда не забываю.

Мардж. Прости меня, я не хотела…

Пол. Все нормально. Просто не говорите мне: «Может быть, ты забыл…» Потому что со мной это не прокатит.

Диана. Слушай, Пол, перестань разговаривать с Мардж в такой манере. Нечего на ней срывать.

Пол. Я ни на ком не срываю. Слушай, у меня много работы наверху.

Диана. Пол, ты не можешь так поступить. Колин приезжает. Он твой друг. Ты не можешь просто так отправиться к себе.

Пол. Прости, он не мой друг. Он никогда не был моим другом…

Диана. Как ты можешь так говорить?

Пол. Мне довелось знать его, вот и все. Тебе просто надо будет сказать ему, когда он придет, что тебе жаль, что я совершенно был не в курсе, что он придет, никто мне не сказал, и что вообще у меня куча работы.

Диана. Ты не можешь так поступить…

Пол. Мне жаль…

Диана. У тебя нет никакой работы…

Пол. Есть. Хватит. Я не собираюсь продолжать. Я пошел к себе. Не хочу слышать больше об этом. У меня полно работы. Прошу меня простить.


Пол идет наверх. Молчание.


Диана. Я ему говорила, что придет Колин. Я говорила ему после завтрака. Пока он ел свою кашу. Говорила. Он всегда так делает. Каждый раз когда я… (в слезах) Я потратила столько времени, чтобы все приготовить…

Мардж. Все в порядке, Ди…

Диана. Нет, не все в порядке. Он всегда так поступает. Каждый раз. Я говорила ему. Специально…


Диана бросается в кухню.


Мардж. О, дорогая…


Эвелин издает радостное хмыканье, по всей видимости, по поводу журнала. Мардж смотрит на нее. Эвелин сидит в кресле с журналом. Мардж достает из сумочки вязание и начинает вязать, на диване.


Мардж. Эвелин, могу я перекинуться с тобой парой слов? Ты не против?

Эвелин. Что?

Мардж. Хочу, чтобы ты ответила мне, совершенно откровенно. Я хочу, чтобы ты была абсолютно честна со мной. Ну как?

Эвелин. Что именно?

Мардж. До моего сведения было доведено, что ты и Пол — имели — ну, скажем…

Эвелин. Что имели?

Мардж. Думаю, ты понимаешь, о чем я говорю.

Эвелин. Нет.

Мардж. Что ты и ее муж были… Это правда? Да или нет?

Эвелин. Что правда?

Мардж. Отложи этот журнал на минуту, пожалуйста.

Эвелин (откладывая в сторону журнал). Ну?

Мардж. Правда или нет? Да или нет?

Эвелин. Что?

Мардж. У тебя было — или есть — что-то с Полом? Роман?

Эвелин. Нет.

Мардж. Честно?

Эвелин. Я сказала нет.

Мардж. О!.. Хорошо. Тогда все в порядке.


Пауза.


Эвелин. Мы занимались сексом на заднем сиденье его машины, один раз, после обеда. Я бы не назвала это романом.

Мардж. Ты и Пол занимались?..

Эвелин. Да.

Мардж. Это отвратительно.

Эвелин. Да, это было не очень приятно.

Мардж. И у тебя хватает наглости приходить и сидеть в ее доме…

Эвелин. Она попросила меня. (Пауза) Ей нечего волноваться. Я точно не буду это повторять. Он прямо перед этим играл в сквош и был ужасен.

Мардж. Диана знает об этом, имей в виду.

Эвелин. Значит, это он сказал ей. Я не говорила.

Мардж. Она не дура. Она сложила два и два. Он не хотел, чтобы ты приходила сюда сегодня на чай. Это верный признак нечистой совести.

Эвелин. Более вероятно, что я не очень ему понравилась.

Мардж. Ты ему нравишься достаточно, чтобы…

Эвелин. Не после того, что я ему сказала.

Мардж. А что ты ему сказала?

Эвелин. Я сказала: Большое спасибо, это было так же возбуждающе, как заниматься любовью с мешком потного цемента. И попросила отвезти меня домой.

Мардж. Не очень вежливо.

Эвелин. Он был отвратителен.

Мардж. Ну что такое ты говоришь.

Эвелин. Ужасен. Хуже, чем мой муж. И это еще слабо сказано.

Мардж. Бедный Джон. Помоги ему Господь. С такой женой, как ты.

Эвелин. Почему это?

Мардж. Ну правда же.

Эвелин. Они все думают, что они эксперты по женщинам. Но обычно ни один из них ни разу. И к тому времени, когда они начинают что-то понимать, у большинства из них уже не стоит.

Мардж. Ты разговариваешь сама с собой.

Эвелин. Именно. У меня было достаточно попыток, чтобы это понять. (читает).

Мардж. Твой муж однажды тебя застукает.

Эвелин. Он знает.

Мардж. Он знает!

Эвелин. А что он может сделать.

Мардж. Он знает про тебя и Пола?

Эвелин. Вероятно. Он не собирается жаловаться.

Мардж. Почему нет?

Эвелин. Ну, он зависит в бизнесе от Пола. Без Пола у него будут проблемы. Бизнес — важнее удовольствия, это девиз Джона.

Мардж. Звучит, будто и твой тоже.

Эвелин. Там не было не было никакого особенного удовольствия.

Мардж. Мне жаль, но я…


Эвелин не обращает внимания на нее и продолжает читать.


(в коляску) Бедное дитя. Если бы ты только знал. Бедный маленький Уолтер. Гули-гули… Ты просто бессердечная уличная девка. Гули-гули.

Эвелин. Если хочешь знать, то туфли, которые ты купила — барахло.

Мардж. Не тебе судить о моих туфлях!

Эвелин. Я купила себе такую пару. Они лопнули сбоку через два дня и краска вся осталась на ногах.

Мардж. Мне больше не о чем с тобой говорить.

Эвелин. И потом, они вышли из моды.

Мардж. Я больше ничего не хочу слышать.


Дверной звонок. Обе ждут.


Кто-то из нас должен открыть, как думаешь?

Эвелин. Да.


Звонок.


Мардж. Я полагаю, это лучше сделать мне.


Входит Диана.


Диана. Это не в дверь позвонили?

Мардж. О, разве? Да, нам показалось, что мы слышали звонок.

Диана. Что если это Колин? Я не знаю, что ему сказать, если это он…


Диана идет к входной двери.


Мардж. Вот видишь, что ты наделала.

Эвелин. Прошу прощения?

Мардж (садясь на диван). Что ты им устроила. Полу и ей. Посмотри на отношения между ними. Это все ты сделала.

Эвелин. Я?

Мардж. А кто же еще?

Эвелин. Ты в самом деле хочешь знать, кто еще?

Мардж. Я надеюсь, ты понимаешь это.

Эвелин. Если ты на самом деле хочешь знать, кто еще, то дай мне телефонную книгу. Он отработал половину номеров. Он трахает все, что движется.


Входит Джон. Не стоит на месте, все время движется. За ним Диана, которая поднимается на второй этаж.


Джон. Привет, привет.

Мардж. Привет, Джон.

Эвелин. Припозднился.

Джон (любезно). Только на двадцать минут опоздал. (пританцовывает).

Мардж. Куда пошла Ди?

Джон. Без понятия. Наверх, думаю. (сует голову в коляску) Привет, сынок. Скажи привет папочке.

Эвелин. Не скажет.

Джон. Что ты говоришь?

Эвелин. Он спит.

Джон. Напрасно. Он не будет спать ночью.

Эвелин. Он никогда не спит.

Джон. Не давай ему спать днем, вот и весь секрет. Тряси над ухом погремушкой каждые десять минут.

Эвелин. Фантастика.

Джон. Где Пол?

Мардж. Наверху.

Джон. Ого. Они что, оба в постели? (смеется).


Мардж смотрит на Эвелин.


Колина еще нет?

Мардж. Еще нет.

Джон. Ладно, надеюсь, он не опоздает. Чтобы мы могли быстрей покончить с этим.

Эвелин. Я думала, что он твой друг.

Джон. Был друг, да.

Эвелин. Звучит правдиво.

Джон. Я не видел его несколько лет. В любом случае, я не знаю, что ему сказать. Я не знал его девушку. Хочу сказать, будет непросто.

Мардж. Я не думаю что он захочет говорить о Кэрол.

Джон. Нет?

Мардж. Я бы не стала. Он хочет забыть.

Джон. Надеюсь. Ненавижу смерть. У меня от нее мурашки.

Эвелин. Да ну.

Джон. Точно.

Эвелин. У тебя?

Джон. У меня. Уф-ф-ф. (вздрагивает) Не будем об этом.

Эвелин (смеясь). Смерть, смерть, смерть.

Джон. Заткнись.


Эвелин смеется. Молчание. Мардж берется за вязание.


Мардж. Надеюсь, они спустятся до того, как он придет.

Джон. Какой позор. В субботу, среди бела дня. А что дальше? (Пауза. Он приплясывает вокруг остальных). Я купило тот счетчик бензина.

Эвелин. Да ну?

Джон. Минус 90 пенсов. (смеется) Отошел контакт. Я сказал девушке, что он неисправен, она ничего лучше не придумала. 90 пенсов (пауза) Взял зеркало заднего вида за 30 пенсов. Взял потерянный винт. Прямо за углом, и он за просто так отдал мне коврик. Он его просто выбрасывал. Неплохой денек.

Эвелин. Отлично.

Джон. Ты же хотела коврик в машину.

Эвелин. Супер.

Джон. Я сделал что-то не так?

Эвелин. Просто я тебя знаю. Когда ты что-то покупаешь, это в результате не подходит.

Джон. Он подойдет.

Эвелин. Нет, не подойдет, потому что это ты его взял.

Джон. Подойдет.

Эвелин. Нет, не подойдет, потому что ты его купил дешево.

Джон. Подойдет.

Эвелин. Ничего из того, что ты брал для нас, не подошло. Пылесос, который надо закрывать резинкой, потому что ты купил самую дешевую модель.

Джон. О, не надо.

Эвелин. Электрический миксер, которым я не могу пользоваться, потому что он разбрасывает продукты по стенам.

Джон. Это только потому, что к нему плохо подходит чаша. Не та емкость.

Эвелин. Тогда почему у нас не та чаша?

Джон. Я пытаюсь ее найти. Но это дефицит.

Эвелин. Не было, значит, нормальной чаши.

Джон. Да, не было. А почему, как ты думаешь, я сразу же купил самую дешевую?

Эвелин. О, хватит. (читает).

Джон. От тебя одни проблемы!.. (играя, боксирует перед ее лицом) Бац-бац…

Эвелин. Уйди.


Джон движется, боксируя, по комнате. Входит Диана.


Джон. Вот и она. Хорошо провели время?

Мардж. А что Пол? Собирается спуститься?

Диана. Ни малейшего представления. Никаких идей. Я сделала, что могла. А сейчас сдалась. Вероятно, все ляжет на нас. В таком случае мы управимся с Колином сами.

Джон. Без Пола?

Диана. Похоже, он слишком занят, чтобы встречаться со своим так называемым лучшим другом. (садится на диван).

Джон. Если Пола с нами не будет, то это будет слегка…

Диана. Именно. Мардж, что ты вяжешь?

Мардж. О, всего лишь свитер для Гордона.

Диана. Миленький цвет.

Мардж. Да, мне тоже нравится. Я надеюсь, что он будет носить его, это защитит грудь. Стоит ему выйти на ветер…

Джон. Как там старина Гордон? Собирается прийти?

Мардж. Боюсь, он не очень хорошо чувствует себя.

Джон. О господи. Бедняга. Это же у него уже давно?

Мардж. Давно что?

Джон. Ну, это пищевое отравление? Разве нет?

Мардж. Отравление было несколько недель назад. Сейчас что-то совершенно другое.

Джон. Вот как. (приплясывает).

Диана. Джон, не хочешь присесть,?

Джон. Нет, все нормально, спасибо. Я не очень люблю сидеть.

Эвелин. Сядь, ради бога.

Джон. Мне не нравится сидеть. Мне это не доставляет удовольствия.

Эвелин. Он никогда не сядет. Мне кажется, я никогда не видела его сидящим. Он даже ест, приплясывая вокруг стола.

Джон. Предпочитаю стоять, вот и все.


Пауза. Джон пританцовывает.


Диана (напряженно и пронзительно). Джон, сядь пожалуйста, пока ты не свел меня с ума.

Джон (садится). Прости-прости. (садится на скамеечку перед камином).

Диана. Извини.

Джон. Нет, это я виноват. Прости меня.

Диана. Мне жаль, Джон. Извини.

Джон. Не надо извиняться. Все нормально.

Эвелин. Ты ни за что его не посадишь. Он все равно спокойно сидеть не будет.


Эвелин жует и читает. Джон пытается не вертеться, затем берет из сумки держатель полотенец и отбивает им такт. Диана сердито смотрит на него. Он бормочет «сорри» и откладывает его. Диана сидит, смотрит в одну точку перед собой. Марж изучат свое вязание.


Мардж (наконец). Кажется, я что-то не так сделала. Я накинула лишних двенадцать петель. Какого черта я провязала двенадцать лишних петель?


Пол наконец спускается по лестнице.


Джон (подскакивая). Привет-привет, вот и он. (откладывает полотенцедержатель).


Пол обводит взглядом комнату, садится на скамейку, которую освободил Джон.


Пол. Ну вот и я.

Диана. Мы видим.

Пол. Вы же хотели этого, не так ли?

Диана. Я уже не настолько уверена.

Пол. Ну, решайте. А то я снова пойду наверх.


Молчание.


Джон. Пол, можем мы быстро переговорить по Истфилду?

Пол. Не сейчас, если ты не возражаешь.

Джон. Просто если ты скажешь окей, я буду двигаться вперед с твоего разрешения.

Пол. Слушай, Джон, я не в настроение говорить про Истфилд прямо сейчас. У нас сейчас это внезапное чаепитие. Давай поговорим о делах после чая. (обнаруживает держатель для бумажных полотенец). Что это? Откуда это взялось?

Диана. Ничего. Это просто держатель для бумажных полотенец на кухню. Вот и все.

Пол. Он наш?

Диана. Да.

Пол. Зачем ты купила еще один?

Диана. Не я.

Пол. Я установил один недавно. Сколько тебе их нужно? Для чего?

Мардж. Ну…

Пол (смеется над Мардж). Кухня по колено в бумажных полотенцах.

Мардж. Полезно иметь про запас.


Пауза.


Пол. Не знаю, о чем вы собираетесь разговаривать с этим парнем. Мы не видели его три года. Я даже не знаю, как зовут его подружку.

Диана. Кэрол.

Пол. Ну, хоть что-то. Я не вижу, что тут для него полезного. Приехать сюда, разговаривать с нами об этом.

Диана. Он, возможно, не захочет.

Пол. Тогда о чем еще разговаривать? Просто поставить человека в неудобное положение, разве не так?

Диана. Что тут неудобного? Ты знал его долгое время, он потерял дорогого человека. Вполне естественно поговорить об этом, поддержать немного, утешить.

Пол. Черта с два утешишь его.

Мардж. Мы можем попробовать. Это всего на часок.

Джон. Я не возражаю, пока он не начнет разговоры про смерть. Но если он начнет про смерть и мертвецов, я пас.

Эвелин. Тогда я не знаю, зачем ты пришел.

Джон. Ну — как сказала Диана — это по дружбе.

Эвелин. Он тебе не нравится.

Джон. Колин? Я ничего против него не имею.

Эвелин. Ты говорил, что он тебе не нравится.

Джон. Я ничего не имею против него.

Пол. Я ничего не имею против него.

Диана. Вы вместе тусовались.

Пол. Я нет.

Диана. Вы бывали у нас дома каждую пятницу, или субботу. Ты и он. Мы называли вас «мужчины с цветочными горшками».

Пол. Он за мной увязывался.

Диана. И Колин всегда гулял с моей сестрой Барбарой, а я всегда с тобой.


Джон и Мардж смеются.


Пол. Очень смешно.

Диана. Это правда. Нам обеим нравился Колин, мы обожали его, на самом деле.


Джон и Мардж снова смеются.


Пол. Это явная неправда. Это ложь.

Диана. Я просто пошутила.

Пол. Если ты хочешь знать, что на самом деле было…

Диана. Я пошутила.

Пол (встает). Если ты в самом деле хочешь знать…

Диана. Это была шутка.


Пол снова садится.


Пол. Пусть так. Но почему ты думаешь, что мы общались?

Диана. Я не сомневалась в этом.

Пол. Ладно.

Диана. Ты же тогда проиграл?

Пол. И ты тоже.

Диана. Ты сказал это, не я.

Мардж. Мы на самом деле не должны ссориться.

Диана. Я не ссорюсь.

Пол. И я.

Мардж. Имею в виду, что Колину этого не надо. Ему надо почувствовать себя среди друзей. А не среди врагов.

Эвелин (уткнувшись в свой журнал). Тут такая тупая история. Парень сошел с ума оттого, что девушка поцеловала его. Бегает туда-сюда и поет.

Мардж. Думаю, Эвелин, это означает, что он романтик.

Эвелин. Им надо бы избавиться от него, чтобы чего не вышло, если хотите знать мое мнение.

Диана. Если тебе действительно нравилась Барбара, то удивительно, что ты не с ней. У тебя был шанс.

Пол. Забудь, говорю тебе.

Диана. Почему ты не сделал этого?

Пол. Будьте свидетелями, плиз, что не я начал этот разговор!

Диана. Скажи.

Пол. Спасибо, вы все свидетели.

Диана. Если ты так сильно ее хотел…

Пол. О господи.

Диана. Неважно. Ты все это сейчас придумал ради вот этого, что ли?

Пол. Что ты имеешь в виду?

Мардж. Ну же, Ди…

Диана. Я сказала, ты все придумал ради этого, так ведь, дорогой? С этой твоей маленькой…

Мардж. Почему бы нам не выпить по чашке чаю прямо сейчас? Разве это не прекрасная идея?


Звонит телефон


Пол. Нет, я хочу, чтобы ты объяснила эту свою последнюю фразу! Если не возражаешь.

Мардж (вставая). Пол, Пол…

Диана. Неважно.

Пол. С моей маленькой — что?

Диана. Ты знаешь.

Джон. Могу я ответить?

Пол. Мое маленькой что? Я хочу услышать конец фразы.

Мардж (вставая между ними, раскинув руки). Ну же!.. Ди, Пол!

Джон. Я отвечу, хорошо? (идет к телефону).

Пол. У меня нет ни малейшего представления, о чем ты говоришь! Прости.

Диана (показывая на Эвелин). Ладно. Я уверена, что у нее есть. Спроси ее.

Мардж. Ди! Пол!

Эвелин. Что?

Джон (в трубку). Алло. Говорите громче, пожалуйста.

Диана. Да-да. Не сиди с таким невинным и чопорным видом. Я все знаю о вас.

Пол. Зачем ты втягиваешь сюда Эвелин?

Джон (в трубку). О, Гордон, привет! (Мардж) Это Гордон.

Мардж. Гордон! О боже мой! (хватает трубку у Джона).

Диана. Если кто и втягивает Эвелин, так это ты.

Мардж (в трубку). Привет, Хрумхрум.

Диана. Ты ее впутал в буквальном смысле.

Мардж (в трубку). Что такое, дорогой?

Пол. Не знаю, о чем это ты. Кто-нибудь, будьте так добры, объясните мне, о чем это она?

Мардж (остальным). Он пролил свою микстуру от кашля на кровать.

Диана. Ты чертовски хорошо знаешь, о чем я. Я говорю о ней и о тебе, ах ты ублюдок!

Мардж (в трубку). Она протекла на матрас? Любимый?

Эвелин. Я пойду домой.

Диана. Да-да, ты пойдешь домой, маленькая шлюха!

Пол. Ну нет, не пойдешь! Ты останешься здесь, Эвелин. Если она говорит подобные вещи про тебя, у нее есть доказательства. Она должна доказать.

Диана. Не должна. Я знаю.

Эвелин. До свиданья. (толкает коляску к двери).

Джон. Мы не можем уйти прямо сейчас. Колин сейчас приедет. (идет к коляске).

Эвелин. И черт с ним. (возвращается, чтобы собрать сумку).

Пол. Она просто истеричка.

Мардж. Может, ты попробуешь уснуть на сухой стороне, пока я не вернусь?

Пол. Женщина в истерике. Теперь слушай, Ди!.. (пытается сесть рядом с Дианой).

Диана (кричит). Не приближайся ко мне!

Мардж (в трубку). О нет! Ты вылил и на пижаму?


Ребенок начинает плакать.


Эвелин (разъяренно). Вы его разбудили! (идет к коляске).

Джон. Я его не будил.

Пол. Серьезно, как мужчина может жить с такой женщиной?

Мардж (в трубку). Хрумхрум, как ты умудрился залить свои штаны? Ладно, дорогой, послушай, сними их, сними штаны…

Джон. Куда ты собралась?

Эвелин (выкатывая коляску из комнаты). Заберу его домой.

Джон. О, Эвелин!


Эвелин уходит.


Пол. То есть я совсем, что ли, рассудок потерял?

Мардж (в трубку). В нижнем ящике комода есть еще одни. Полосатые.

Джон (вслед). Эвелин!

Мардж (в трубку). Ну ладно, хорошо, ты будешь липким. Тебе придется помыться.


Звонок в дверь.


Диана. Стой на здоровье с невинным видом.

Пол. Если скажешь, в чем ты меня обвиняешь, может быть, смогу ответить.

Джон. Кажется, звонят в дверь.

Мардж (в трубку). А теперь согрейся, Хрумхрум, согрейся.


Эвелин возвращается с коляской. Младенец все еще плачет.


Джон. Что ты делаешь?

Эвелин. Я не могу выйти через эту дверь. Там кто-то пришел, стоит у входной двери.

Диана. Прочь из моего дома.

Эвелин. Я пытаюсь.

Мардж (в трубку). Бай-бай, дорогой.

Джон. Это Колин.

Мардж. Пока.

Пол. Колин?

Эвелин. Я заберу Уэйна в сад.

Мардж (в трубку). Пока. (вешает трубку).

Джон. Не уходи домой, Эвелин.

Пол. А теперь послушайте, Ди, Мардж…

Эвелин (уходя). Я что, не могу уйти? Не могу?


Эвелин выходит в сад с коляской. Джон идет за ней.


Мардж. Он пролил микстуру от кашля не только на простыни, но и на подушку.


Звонок в дверь.


Пол. Можете выслушать меня?

Мардж. И его чистые пижамные штаны…

Пол. Мардж, пожалуйста, помолчи! Не против? Ди, возьми себя в руки, Ди!

Диана. Что?

Пол. Колин за дверью.

Диана. О нет!


Диана бросается на кухню


Пол. Ди…

Мардж. Могу я его впустить.

Пол. Если не затруднит, Мардж. Ты кажешься самой спокойной из всех нас.

Мардж. Я не спокойная, поверь мне. Эта микстура уже впиталась через простыни в матрас. (уходя) Я не знаю, как я буду ее отстирывать.


Мардж выходит через входную дверь. Джон появляется из сада. Он ходит по комнате и дергается.


Пол. Ты сказал ей?

Джон. Кому?

Пол. Диане.

Джон. О чем?

Пол. Обо мне и Эвелин.

Джон. Нет. И зачем мне? Мы же сказали, что это обычная вещь, вот и все.

Пол. Правильно.

Джон. И этого больше не случится.

Пол. Определенно нет.

Джон. Ну и вот. Мы все уладили, так ведь?

Пол. Значит, это Эвелин сказала Диане?

Джон. Не думаю.

Пол. Не вижу, почему бы ей не сделать это.

Джон. Нет причины. Обычная вещь. Я не мучаюсь, не злюсь. Просто был небольшой шок, когда она мне сказала. Но я не злюсь.

Пол. Кто-то же ей сказал.


Мардж вводит Колина.


Мардж. А вот и он!

Колин. Пол.

Пол. Колин, старина, как ты? (Обнимает Колина).

Колин. Рад тебя видеть, Джон…

Джон (пожимая руку). Привет, Кол.

Колин. Как здорово, что вы оба тут! Как вы?

Пол. Отлично.

Джон. Супер.

Колин. А где девушки? Где девушки-то?

Пол. Э… Ди сейчас на кухне.

Колин. Занята по хозяйству?

Пол. Более или менее. А-э-э-э — Эвелин с ребенком.

Колин. Эй, точно! У вас ребенок.

Джон. Точно.

Колин. Мальчик или девочка?

Джон. Мальчик. Уэйн. Четыре месяца.

Колин. Фантастика. То, что ты и хотел, правда? Я всегда помнил это. Когда мы были вместе вчетвером, ну ты помнишь, ты, я, Гордон и Пол… Кем хотел стать Гордон? Игроком в крикет, так ведь? А ты всегда говорил: просто хочу жениться и родить сына.

Джон. Верно.

Колин. Фантастика. Поздравляю. Прости, Мардж, слышал про Гордона. Он болеет, говоришь?

Мардж. Боюсь, что да.

Колин. Бедняга Гордон. Не везет ему. Когда я уезжал, он и тогда чувствовал себя не очень, правда? Точно. Он заболел на прощальной вечеринке.

Мардж. Что-то съел.

Колин (остальным, смеясь). С дороги, с дороги! Помните, мы сидели, спокойно разговаривали, и вдруг: С дороги, с дороги! Ломанулся через всю комнату. Все врассыпную. Он бежит, открывает дверь и блюет в кладовку со шваброй. (смеется) Ничего серьезного, надеюсь?

Мардж. Нет-нет. Он всегда выглядит хуже, чем на самом деле. (со смехом) Не думаю, что он уже на краю могилы.


Пауза


Колин. Боже.

Мардж. Я вернусь через минутку.

Колин. Хорошо.


Мардж уходит на кухню.


Хорошо здесь у вас. Мило. Пол, как долго вы здесь живете?

Пол. Почти два года.

Колин. Теперь понятно, куда пошли денежки. Я бы тоже согласился здесь устроиться. А ты, Джон? Да, я бы точно не против.

Джон. Да.

Пол. Не хочешь присесть?

Колин. Спасибо.


Садится в кресло.


Очень мило.

Пол (садится на барный стул на авансцене) Как чувствуешь себя?


Джон садится на подлокотник дивана.


Колин. Да, миленько, очень. Сбросил немного вес, это помогает.

Джон. Да. (встает).

Пол (предлагая сигару). Будешь?

Колин. Нет, спасибо.


Пол берет сигару, потом, будто вспомнив, бросает одну Джону, тот ловит.


Джон. Спасибо, Пол.

Колин. Как зовут твою жену, Джон? Скажи еще раз? Забыл. Пока мы с ней не встретились.

Джон. Эвелин. (беспрерывно щелкает зажигалкой, пытаясь прикурить).

Колин. Так значит, Эвелин… Ди писала мне про это. Я забыл. Прости.

Джон. Нормально. Я сам забываю иногда.


Колин смеется.


Колин. Она же не местная?

Джон. Нет, у нее здесь родня.

Колин. Думаешь, она мне понравится?

Джон. Э… Что?

Колин. Думаешь, она мне понравится?

Джон. Ну да. Надеюсь.

Колин. Она же что надо, точно, Пол?

Пол. Э… Что?

Колин. Эта его Эвелин? Он же себе отхватил кралю что надо, точно?

Пол. О да, что надо.

Колин. Джон всегда умел их подцепить.

Пол. Да.


Пауза. Джон идет к бару, зажигает сигару и снова садится на подлокотник дивана.

Мардж входит с чехлом для чайника и кипящим чайником.


Мардж (натужным шепотом). Извините. Мы как раз завариваем чай. Еще одна минутка. Диана просит принести ее сумочку. Можно? О да, даже меньше минутки.


Мардж выходит с сумочкой Дианы.


Колин. Она не изменилась.

Пол. Нет.

Колин. Мы тогда придумали какое-то имя для нее, помните? Когда Гордон впервые ушел с ней.

Пол. Не помню.

Колин. Как же это… Помнишь, Джон?

Джон. Нет. Что-то такое… Не могу вспомнить.

Пол. Нет.

Колин. То ли жук какой-то, то ли паук, или что-то в этом роде. На языке вертится, сейчас вспомню.


Пауза


Джон. Хорошо выглядишь, Колин.

Колин. И чувствую себя нормально.

Джон. Оно и видно.


Пауза.


Колин. Я не рано?

Пол. Нет-нет.

Джон. Нет.


Пауза


Колин. Да, Пол, у тебя определенно все в порядке!

Пол. Время от времени.

Джон. Все, чего он касается, в порядке.

Колин. Держу пари. А вы все еще вместе? Бьюсь об заклад.

Джон. Да, знаешь ли. Когда наши дорожки скрещиваются, оказываем друг другу разные услуги.

Пол. В основном одним и тем же способом.

Джон. Ну хватит.

Пол. Как правило..

Джон. Да, как правило. Не всегда, но как правило.

Пол. Он все еще худший продавец в округе. Один я покупаю его барахло. У меня примерно сотен пять банок этой его дряни. Мне ее никому не сплавить.

Колин. Банок чего?

Пол. Кошачьего корма. Так называемого. Это они его так называют. Я никогда не видел кошку, которая съела бы его и выжила. Дрянь. Собаке я бы это не дал.

Колин. Можешь попробовать на Гордоне.

Джон (встает). Нет, серьезно. На минутку, Пол, я как раз об хотел поговорить с тобой. Про эту линейку, она не очень хорошо продается. Недовольны упаковкой. Сейчас они продают новую линейку.

Пол. Они открыли антидот.


Колин смеется.


Джон. Нет, Пол, серьезно.

Пол. Не сейчас.

Джон. Нет, серьезно, всего на пару слов.

Пол. Серьезно, Джон. Нет.

Джон (снова садится). Он еще пожалеет.


Входит Мардж.


Мардж (тем же натужным шепотом) Простите меня, я на минуточку. Забрать свою расческу. Для Ди. Куда же она делась?.. О, вот она.

Мардж находит свою сумочку, роется в ней. Мужчины наблюдают.

Колин. Палочник.

Мардж (вздрагивает). Что? (стоит, согнувшись под прямым углом).

Колин. Ничего.


Мужчины смеются.


Мардж (озадаченно, машет расческой). Мы через минутку. Это для Ди. Расческа. Для нее. Простите.


Мардж уходит.


Пол. Все еще в банке, Колин?

Колин. Да. Все еще в банке.

Пол. Рад слышать.

Колин. Да.


Пауза.


Пол (встает). Пойду посмотрю, смогу ли я их выкурить оттуда. Протяну руку помощи.

Колин. Попробуй.

Пол. Две минуты.


Пол уходит на кухню.

Джон и Колин встают. Садятся. Встают, встречаются у стола. Смеются. Снова садятся — Колин в кресло, Джон на пуфик. Встают. Колин смотрит на картину над баром.


Колин. Великолепно!

Джон. Ужасно!


Колин смотрит на игрушку на барной стойке. Джон выходит на кухню.

Колин поворачивается, видит, что он один, садится на стул.

Входит Диана с сумочкой, Пол с заварочным чайником, за ним Джон, Мардж с кипятком в чайнике. Появляется Эвелин из сада.


Диана. Привет Колин.

Колин. Привет, Диана.


Диана и Колин целуются.


Пол. Вот все и вернулись.

Джон (ходит по пятам за Полом). Нет, суть в том, что если бы я снизил на пять процентов и продал ему меньше, мы все равно были бы в плюсе… Сейчас скажу сколько это будет… Пять двадцаток это сотня, пятью восемь сорок — меньше — трижды пять пятнадцать, сто двадцать пять процентов. Это при начальных расходах, включая транспорт… Четыре на девять будет тридцать шесть, плюс, скажем, двадцать на перевозку — это пятьдесят шесть… Округлим для ровного счета до шестидесяти…


Пол, слушая одним ухом, кивает без интереса, соглашаясь. Голова его занята другими вещами.


Диана. Так мило, что ты смог приехать. Нет, правда. Ты же знаешь Мардж?

Колин. Конечно, знаю.

Диана. О, но ты же не знаешь Эвелин. Это Эвелин, жена Джона.

Колин. Рад знакомству.

Эвелин (Колину). Хай.

Колин. Много о вас слышал.

Эвелин. Да? От кого? (садится на барный стул на авансцене).


Пол садится на диван.


Колин. Э…

Диана. Садись, Колин. Давай, налью тебе чаю. Садитесь все. (Джону который зудит на ухо Полу) Джон, дорогой, садись. (идет к обеденному столу, ставит сумку, приносит стул и ставит его к чайному столику).

Джон. Прошу прощения. (садится на пуф).


Мардж подходит к пуфу. Джон встает и уходит. Диана садится на стул и наливает чай. Мардж садится на пуф.


Колин. Вы работаете, Эвелин, или ребенок занимает у вас все время?

Эвелин. Нет.

Колин. Вот как.

Джон. Она несколько дней в неделю работает.

Колин. И где же?

Джон. Кассиршей в Ролларене, на неполной занятости.

Колин. Вот как. Это интересно?

Эвелин. Нет.

Колин. Вот так.

Диана. Можешь налить всем, Пол? Я помню, Колин, ты любил крепкий.


Пол наполняет чашки.


Колин. О, замечательно.


Пауза. Диана передает Колину сахар.


Мардж. Угадайте, кого я встретила на Хай-стрит!

Диана. Кого?

Мардж. Миссис Дайсон. Грэйс Дайсон.

Диана. Вот как.

Мардж. Я удивилась. Она хорошо выглядела.


Пол садится на диван.


Диана. Отлично.


Джон идет к бару.


Пол. Кто такая Грэйс Дайсон?

Мардж. Ну, ты знал ее как Грэйс Фоллет, вероятно.

Пол. Не думаю, что я ее знал.


Колин предлагает Эвелин сахар. Джон берет его.


Джон. Колин, помнишь Теда Уокера?

Колин. Теда Уокера? Ах, Тед Уокер, как же. Конечно, помню.

Джон. Он все еще тут.

Диана. Ты любишь очень слабый, так ведь, Мардж?

Мардж. Да, будь добра. Только не перелей.


Молчание. Диана идет к дивану. Джон сидит на обеденном стуле.


Колин. Знаете, о чем я больше всего сожалею?

Диана. И о чем же, Колин?

Колин. Что никто из вас не знаком с Кэрол.

Мардж. С кем?

Колин. С Кэрол. Моей бывшей невестой. Она утонула, как вы знаете.


Джон встает.


Мардж. О да, да. Я знаю, знаю.

Колин. Я хотел бы, чтобы вы познакомились.

Диана. Да… (пауза). Наверно, могу сказать за всех нас… (встает, садится) Колин, нам было так жаль, когда мы узнали о твоей потере. Надеюсь, ты понимаешь, мы твои друзья, и — ну — хотя мы не знали Кэрол… Ни один из нас не имел счастья быть с ней знакомым… Мы чувствуем, что отчасти твое горе — это и наше горе. Кроме того, в этом мире мы все… В какой-то мере… Мы все… Как же это, из головы вылетело?

Пол. Связаны.

Диана. Нет.

Джон. В контакте.

Мардж. Соединены.

Диана. Нет, взаимозависимы.

Пол. Это то, что я и сказал.

Диана. Нет, ты сказал «соединены» или что-то такое.

Пол. Это то же самое. Соединены, зависимы, значение то же самое.

Диана. Мы все зависим каким-то образом… Нет, извините, я забыла, что я хотела сказать. Надеюсь, ты понимаешь, что я имела в виду.

Колин. Спасибо.

Диана (смущенная и с облегчением). Ну, во всяком случае с этим все. Имею в виду… Еще кому-нибудь чаю?

Мардж. Будь так добра.


Джон опять садится в кресло. Молчание. Колин внезапно хлопает себе по колену и вскакивает. Все вздрагивают.


Что такое?

Колин. Подождите, подождите.


Колин выбегает через входную дверь.


Диана (шокирована, шепотом). Куда это он?

Пол. Не знаю.

Мардж. С ним все в порядке?

Диана. Я не расстроила его?

Мардж. Нет, дорогая.

Джон. Пойду гляну?


Джон выходит через входную дверь.


Диана. Будь добр, Джон.

Пол. Чего ты этим добиваешься?

Диана. Что?

Пол. Всеми этими разговорами про печаль и скорбь.

Диана. Я только сказала…


Пол (встает). Мы хотели подбодрить его. Он не захотел все это слушать.


Диана. Это нужно было сказать…

Мардж. Ты должна была это сказать.

Пол (двигаясь к креслу). Очевидно, он не хотел, чтобы ему об этом напоминали. Что, нет? В этом не было необходимости, совсем никакой. Мы тут все совершенно спокойно нашли общий язык.

Диана. Вы не можете сидеть вот так вот и ни слова об этом ни сказать.


Возвращается Джон.


Джон. Он ушел через парадную дверь.

Диана. Куда?

Джон. К своей машине, полагаю. Он что-то достает из багажника.

Пол. Наверно, пошел повеситься на буксировочном тросе. После того, что она сказала.

Диана. На вид он совершенно оправился. Выглядел очень веселым. Кто-то же должен был что-то сказать.

Пол. Веселым? Ты должна была понять нутром.

Диана. Я не понимаю.

Пол. Я разговаривал с ним. Он живет на нервах. На лезвии ножа. Разве не так, Джон?

Джон. Он выглядел совсем веселым.

Пол. Он мог сломаться в любую минуту. Как и любой другой в такой ситуации. В любую минуту.

Джон. Я никогда не видел его таким веселым.


Джон выходит.


Пол. Точно. Все признаки налицо. Последнее, что он хотел, это разговаривать о своей невесте. Это общеизвестно, люди никогда…

Мардж. О нет! Люди всегда! Вот моя тетя Анжела…

Пол. Это медицинский факт.


Небольшая пауза. Хлопает входная дверь. Джон возвращается.


Джон. Он идет назад.

Пол (садится в кресло). А теперь ни слова больше о ней. Все веселы… Ради бога, Эвелин, попробуй улыбнуться, хотя бы раз.


Входит Колин. Он несет в большой коробке из-под шоколада фотоальбом и открытый конверт.


Все. А…

Колин (запыхавшись). Простите. Забыл сразу взять. Это фотографии. Можете посмотреть, какой она была.

Диана. Она?

Колин. Да. Я думал, вам понравится.

Мардж. Ох!..

Колин. Здесь есть пара очень хороших снимков. Подумал, вы захотите взглянуть. Если, конечно…

Пол. Нет-нет…

Колин. Она была очень фотогенична. Могу я сесть рядом, Ди? Тогда я смогу… (садится рядом с Дианой) Теперь вот эти… (достает фотографии из конверта) Здесь те, которые не вставил еще в альбом… Это самые последние… Могу я передать их тебе, Мардж? Это большей частью из отпуска. (передает фотографии Мардж).

Мардж. Спасибо.

Колин (с альбомом). А это по большей части дома. У нее в саду. (открывает альбом).

Мардж. О, это она? Какая милая! Правда же?

Диана (когда Колин открывает первую страницу). О!

Колин. Вот снова она. Вот она со своей мамой.

Диана. Она тоже прекрасно выглядит.

Колин. Прекрасно. Она была по-настоящему прекрасной. У нее ужасно болела нога.

Диана. Ах.

Мардж. О, вот эта хорошая. Не хочешь передать ее по кругу, Джон?

Джон. Да, конечно.


Мардж передает фотографии Джону, тот Полу, тот — Эвелин.


Диана. Вот эта хорошая. Это ее дом?

Колин. Нет. Это позади Музея естественной истории.

Диана. Я бы сказала…

Колин. Ходили туда на Пасху.

Мардж (смотрит фото). О!

Пол (смотрит на фото). А!

Диана (листает альбом). О!

Мардж. Смотри, Джон, какая у нее собачка!

Джон. О да.

Колин. Это собачка ее матери.

Мардж. Миленький песик.

Эвелин. Мне нравится сумочка.

Колин. Вот опять она. Нарядная. Но не очень получилось, свет плохой.

Диана. Мне бы такую фигуру. Как здорово, Колин, что ты привез фотографии!

Мардж. Да.

Диана. И так здорово, что можно посмотреть их без… Ох, простите…

Колин. Ничего, это меня уже не расстраивает. Уже нет.

Мардж. Это прекрасно.

Колин. Раньше расстраивало.

Диана. Естественно.


Джон кладет фотографии на стол и пританцовывает вокруг.


Колин. Кроме всего… Забавная штука, когда кто-то умирает… Ты никогда не знаешь, как это на тебя подействует… То есть, мы все думает иногда о смерти, все мы. Или о том что мы умрем, или о смерти кого-то другого. Это одна из немногих общих для всех людей вещей, вообще-то.

Диана. Сядь, Джон.


Джон неохотно садится на скамейку у камина.


Колин (встает и собирает фотографии). Когда я впервые встретил Кэрол, у меня в голове мелькнуло — а что я буду чувствовать, если ее потеряю? И я не смог придумать. Не мог этого вообразить. Я не мог вообразить, что моя жизнь будет продолжаться без нее. И потом это случилось. Внезапно. Однажды днем. И все кончилось. Ее затянуло подводным течением, никто бы ничего не мог сделать. Меня даже не было рядом. Мне потом сказали. Три недели после этого я ничего не мог делать. Ничего. Просто лежал и вспоминал, и внезапно до меня дошло: если моя жизнь кончилась, то я должен быть благодарен за это. Ей богу. То есть, я должен быть счастлив, что встретил ее. Не знаю, встречали ли вы совершенство. Но она была совершенством. Только так ее можно описать. А я, я любил это совершенство. И это то, за что я могу быть всегда благодарен. Даже если больше не за что. А потом я подумал: что за ад у меня в голове, о чем это я? Вся моя жизнь была такой — все детство, потом, пока я рос и жил, было столько людей, готовых отдать за меня правую руку. Друзей. Настоящих друзей, таких как Джон, Пол, Гордон и Диана. В общем, я хочу сказать: Ди, Пол, Джон, Мардж, Эвелин и Гордон, если бы он был здесь. Мне уже не тяжело от того, что случилось. От меня отвернулось мое счастье, но я не завидую вашему. Я хочу, чтобы вы знали: вопреки всему, что случилось, я странным образом тоже очень счастлив.


Колин улыбается. Молчание. Слышен странный звук — это Диана истерически всхлипывает. Не в силах сдержаться, она бросается прочь. Мардж теребит в руках носовой платок и громко сморкается. Джону видимо плохо, он вымученно улыбается Полу. Пол открывает рот, чтобы что-то сказать, и снова закрывает. Колин глядит на всех слегка озадаченно. Смотрит на Эвелин. Она без выражения смотрит на него и жует жевательную резинку.


Колин. Я что-то не то сказал?


Эвелин пожимает плечами и возвращается к своему журналу.


Занавес

Акт II

Те же. На часах 4.15. Действие продолжается. Все здесь, за исключением Дианы.

Колин (обеспокоенно). Я не сказал ничего такого?

Пол. Что ты.

Джон. Я думаю, она пошла за… (не может ничего придумать).

Мардж. Колин, ты же знаешь Ди, она такая…

Колин. Да, простите.

Пол. Ничего-ничего.

Колин. Я все сейчас сложу. До меня не дошло…

Мардж. Нет-нет.

Колин. Да. Это может расстроить. Я не осознавал, насколько…


Колин собирает остатки фотографий. Остальные помогают ему, передавая снимки.


Колин. Клянусь, что проблема в этом, Пол.

Пол. Какая проблема? О чем ты?

Колин (садясь на диван). Диана снова перестаралась, так ведь? В этом всегда была ее проблема. Она с таким рвением принимается за дело, что бы ни делала. Всей душой и сердцем. Помнишь, как было с той благотворительной распродажей хлама? Я до сих пор помню. Стоит посреди этой старой одежды и кричит. От всего сердца. Помнишь?

Пол. Да.

Колин. Просто посмотри на чай и все вот это.

Джон. А нет случайно еще сэндвичей?

Мардж (встает) Полагаю, нам бы лучше… (берет поднос с сэндвичами) Джон, не передашь остальным? У нас их еще несколько тарелок.


Джон встает и берет сэндвичи.


Пол. Все в порядке. Я сейчас…

Колин (собирая фото). Это все?

Мардж (протягивает Полу блюдце с бумажной салфеткой). Вот, пожалуйста. (Колину) Мы обязательно посмотрим их потом.


Пол раскладывает тарелки и салфетки.


Джон (бормочет, раскладывая сэндвичи). Отлично… (разложив сэндвичи, стоит с тарелкой).

Колин. Да, возможно. Надеюсь, с Ди все хорошо.

Пол. Да, конечно…

Мардж. О да. С ней все будет отлично. Отлично. Она очень чувствительная.

Колин. Да. Думаю, это и делает ее таким прекрасным человеком.

Мардж. Да, да. Думаю, мы все могли бы брать пример с нее. Она такая доверчивая и верная. (садится в кресло).

Колин. Да, она во многом похожа на Кэрол. Ты счастливчик, Пол.

Пол. Да. (садится на барный стул).

Колин (внезапно смеется). Мне пришла в голову одна штука. Могло бы быть по-другому. Помнишь? Представь только, я и Диана, а не ты с Дианой.

Пол. Могло бы?

Колин. Ты забыл. (остальным) Мы оба ухаживали за Дианой в то время.

Мардж. Это правда?

Колин. Да. Справедливости ради нужно это сказать, правда, Пол? Справедливости ради. Был один момент… Думаю, она тогда могла честно выбрать.

Мардж. Я даже не знала.

Колин. Но все закончилось хорошо. Старина Пол, счастливчик. А если бы я женился на Ди, то не встретил бы Кэрол.

Мардж. Да.


Пауза.


Колин. Кстати, о Кэрол… Странная вещь, знаете. Хотя довольно обычная, наверное. Вы читали об этом наверняка. Иногда я чувствую, что она где-то здесь. Какая-то часть ее. Ее дух или что-то еще, назовите это как угодно. Она должна быть в этой комнате прямо сейчас. Странно, правда?

Мардж. Такое бывает с людьми. Вот моя тетя Анжела…

Колин. Умом я понимаю, что она умерла. Никаких сомнений, что она умерла. Я видел своими собственными глазами, как она лежала в гробу.


Джон встает и трясется.


И все же она где-то здесь и смотрит на нас. Она не может общаться с нами, но нас видит. Заботится обо мне.


Джон направляется к двери.


Джон. Извините.

Мардж. Все в порядке, Джон?

Джон. Я только пойду гляну… Все ли нормально у Ди.


Джон выходит на кухню с блюдом сэндвичей и своей тарелкой.


Колин. Старина Джон. Он все еще не может сидеть спокойно?

Мардж. Нет.

Колин. Эвелин, вы заполучили настоящего живчика, это человек-огонь.

Эвелин. Неужели?

Колин. Как вам удается управляться с ним?

Эвелин. Мне до лампочки. Я не гружусь.

Колин. Вам надо вставать рано утром, пока он не ушел.

Эвелин. Я и встаю. Он не просыпается, пока я его не разбужу.

Колин. Ну да, это семейная жизнь.

Эвелин. А вы откуда знаете?

Колин. Ну, я имею в виду…

Мардж. Эвелин!

Эвелин. Что?

Мардж. Не будь такой…

Эвелин. Какой?

Мардж. Неважно.

Пол. Колин, как долго ты знал Кэрол?

Колин. Чуть больше года. Пятнадцать месяцев и двадцать три дня.

Пол. Вот как. Ну, время должно было показать.

Колин. Показать что?

Пол. Имею в виду, ты недостаточно хорошо ее знал, не по-настоящему.

Колин. Думаю, Пол, что я знал Кэрол лучше, чем кого-либо до и после.

Пол. Хорошо. Я был уверен…


Диана входит со сливками.


Диана. Прошу прощения. Просто хотела убедиться, что выключила газ. Вот сливки к бисквиту, если кому надо будет. Я оставила на холоде, пока вы тут все не убрали. Прекрасно, вы добрались до сэндвичей.

Мардж. Я надеюсь, ты не…

Диана. Нет-нет, все должно быть съедено.

Колин. Мне очень жаль, Ди, если я тебя расстроил.

Диана. О нет, Колин, нет. Вовсе нет. Эвелин, Джон там снаружи с ребенком.

Эвелин. А.

Диана. Он подумал, что кто-то должен присмотреть. Он чудесно управляется с младенцем. Ты бы видел, Колин.

Колин. Держу пари.

Диана (садится на диван). Делает все, что должна делать мать, причем лучше.


Эвелин цокает языком. Берет журнал и резко погружается в него.


Колин (встает). Вы в порядке, Эвелин?

Эвелин. Что?

Колин (подходит к Эвелин). Что-то случилось? Вы выглядите немного подавленной.

Эвелин. Нет-нет. Нет.

Мардж. Это ее обычная манера.

Диана. К ней в конце концов привыкаешь.

Колин. Да?.. Знаете что, Эвелин? Я скажу навскидку, потому что я с вами только что познакомился и не знаю вас по-настоящему. Но я думаю… Пол поддержит меня, правда, Пол? У меня всегда было это умение, можете называть дар, если хотите, очень быстро оценивать людей. Иногда мне достаточно познакомиться, перекинуться несколькими словами, не всегда, при случае, иногда, — и я знаю об этом человеке больше, чем он сам о себе. Может, я не прав, что говорю напрямую, но я немного понаблюдал за вами и могу сказать, что вас что-то тревожит. Верно?

Эвелин. Верно.

Колин. Вот именно. Пойдем немного дальше. Одна из ваших тревог — это Джон. Верно?

Эвелин. Поразительно.

Колин (ходит вокруг, потом садится на барный стул). Нет, не совсем. Понимаете, я знаю вот что… (остальным) Я просто расставлю все по порядку. Джон очень сильная личность. Не может сидеть спокойно, все время в движении. Мы все здесь знаем его очень хорошо. Вероятно, лучше чем вы, Эвелин. Мы знаем его на протяжении многих лет. Он экстраверт, умен, у него блестящая голова, он прекрасно владеет руками. Если у вас проблемы, то Джон — как раз тот, кто вам поможет. Джон — номер один. Никогда не давайте ему унывать. Он классный. Но — и это большое «но», и все это знают и согласятся, Мардж, Ди, Пол, Гордон если бы он был с нами — каждый из нас это говорил про Джона: помоги бог женщине, на которой он женится. Ей нужно будет привыкать к тому что Джон — водитель, а она — на заднем сиденье.


Колин делает паузу для эффекта и продолжает. Встает.


Итак. Вот мой совет. Смотрите, чтобы ваша индивидуальность — а я уверен, что в вас скрыта индивидуальность — не была погребена. Он не скажет вам спасибо за это. Никто не скажет. Привыкните отдавать себя, если вы понимаете о чем это я, и вы получите гораздо больше взамен, поверьте мне. Я сам даритель. Это естественно, я таким родился, никакой заслуги в этом нет. Просто я такой и есть. А остальным надо над этим работать. Кэрол тоже была дарителем. Она отдавала все, все что имела.


Молчание.


Мардж. Правда, правда.

Колин. Простите меня. Я проповедую. Не почувствовал момент. Простите, Эвелин. Извините. Я просто эксперт по Джону, вот и все. А также я эксперт по Полу. Рассказать вам про Пола?

Эвелин. Нет, спасибо.

Колин. Да, лучше не надо. Это его смутит.

Диана (встает). Да. Еще кому-нибудь сэндвич?

Колин. О да. (садится на диван).


Из сада входит Джон.


Мардж. Все в порядке?

Джон. Да, он быстро уснул в этот раз.

Колин. Только что говорили о тебе.

Джон. Кто?

Эвелин. Он главным образом.

Джон. Ого.

Мардж. Да, и теперь мы все всё про тебя знаем.

Эвелин. Точно.


Пауза. Диана садится на диван, предложив всем сэндвичи. Все успокоились.

Джон садится на каминную скамью.


Колин. Тест на память. Кто-нибудь помнит, когда мы в последний раз собирались вместе, вот так? Всей компанией. Если считать Гордона и не считать Эвелин. Кто-нибудь помнит?

Диана. Нет. Когда это было?

Пол. На дне рождения Дика.

Колин. Нет-нет. На несколько месяцев позже.

Мардж. Сдаюсь.

Колин. Слова «Стейтли Хоум» напоминают вам что-нибудь?

Диана. «Стейтли Хоум»? Ты имеешь в виду то место?..

Джон. То место, да.

Пол. Боже мой…

Мардж. Это тот день мы выбрали..

Диана. И было закрыто.

Мардж. Это было ужасно, правда?

Пол. Чистая трата горючего. Только бензин сожгли.

Диана. И потом дождь.

Мардж. Этот дождь…

Диана. Это в тот день я потеряла перчатку.

Мардж. Да, точно. Тогда Гордон отстал от вас и потерялся. Мы ездили туда-сюда и пытались найти вас.

Джон. Вам же лучше было. Мы там сидели битых два часа, пока вы осматривали окрестности.

Колин. Да, но это был чудесный день, правда?

Джон. Разве?

Колин. Мы так смеялись. Простите, Эвелин, вам должно быть скучно слушать…

Эвелин. Да.

Колин. Помните этот баснословный пикник?

Диана. Все что я помню, это как мы бегали из одной машины в другую с термосом.

Колин. И мы нашли отличное место для чая.

Пол. Они заломили такую цену, ободрали нас как липку.

Колин. Было здорово. Я все время вспоминаю.

Джон. Да.

Колин. Какой чудесный был день.

Диана (с сомнением). Да.

Мардж. Полагаю, что да.

Колин. Вы много пропустили, Эвелин.

Эвелин. Похоже.


Пауза


Колин. Бедняга Гордон. Лежит в постели, пока мы тут отпускаем шутки.

Мардж. Да, позор.

Колин. Сейчас Гордон полная противоположность Джону. Скромный, застенчивый. Я его правильно называю скромным, да, Мардж?

Мардж. Ну иногда — да. Бывает.

Колин. Великие люди всегда такие. Скромняги.

Пол. Я не скромняга.

Диана. Ты и не слишком велик.

Пол. Достаточно велик.

Мардж. Ты не так велик, как Гордон.

Пол. Никто не сравнится с Гордоном в величии.


Пауза.


Мардж. Это потому, что я кормлю его. Когда его желудок не капризничает.

Колин. Гордон всегда славился аппетитом.

Мардж. И сейчас тоже. Мне нравятся мужчины с аппетитом.

Колин. Вот, видите! Обе стороны довольны!


Пауза. Колин смеется.


Диана. Что такое?

Колин. Извини. Нет, просто кое-что вспомнил.

Диана. И что же это?

Колин. Это про меня и Кэрол, вам это не интересно.

Диана. Давай, колись.

Колин. Нет-нет…

Мардж. Давай, мы хотим послушать про нее.

Колин. Ну, знаете, это был один из самых фантастических моментов…

Мардж (романтично). О…

Колин. Это было — ну — когда мы только-только узнали друг друга… Я сейчас не помню, где это было — думаю мы шли через пустырь… Вокруг никого не было… И внезапно она повернулась ко мне и сказала: Колин, думаю, я готово к тому, чтобы ты меня поцеловал. Мне этого очень хочется. Поцелуй, пожалуйста.

Мардж. А…

Колин. Я поцеловал ее и был буквально на небесах. Вы бы видели — я пел, танцевал и прыгал. По всему этому пустырю.

Мардж. А…

Диана. А…

Эвелин. Ха.


Небольшая пауза.


Пол. Колин, есть у тебя какие-то соображения, кто победит в этом сезоне в Лиге?

Колин. Нет, правда нет.

Пол. В этом сезоне я по-настоящему болею. В этом сезоне они на самом деле хороши.

Джон. Точно, они такие.

Колин. Ну, я слежу немного, одним глазом. Что там было? Четыре-ноль в прошлую субботу. Ты ходил?

Пол. Нет. То есть да.

Колин. Звучит, как ложь.

Пол. Так и есть.

Диана. Пол и футбол — полные противоположности. Правда, Пол? А теперь чтобы все съели, и я порежу пирог. (забирает сэндвичи).

Мардж. Если еще осталось, я положу в сумку и отнесу Гордону. (берет сэндвич и идет к пуфику).

Пол. О боже мой.

Колин. Прекрасный паштет, Ди. Реально прекрасный. Первый сорт.

Диана. Спасибо.

Колин. Знаменитые чаепития у Дианы… Некоторые я помню до сих пор, годы спустя. А ты, Пол?

Пол. Э?.. Что?

Колин. Помнишь, мы приходили на чай? К Ди и ее сестре Барбаре?

Пол. О да.

Колин. Каждые выходные. Пол был в таком состоянии, он даже есть не мог. Он говорил мне: черт возьми, я сижу напротив фантастической женщины и неужели же я что-то съем? Мне кусок в горло не полезет. Ему правда было плохо.

Диана. Из-за Барбары?

Колин. Из-за Барбары? Брось. Из-за тебя.

Диана. О…

Пол. Нет, не было ничего такого.

Колин. Смотрите, он застеснялся. Он стесняется. Велик! Я же вам говорил! Расскажи ей про салфетки.

Пол. Заткнись.

Колин. Хорошо. Я расскажу. Видите ли, мы приходили к ним на чай. Я рассказывал это тебе когда-нибудь, Джон?

Джон. Не думаю.

Пол. Колин, не надо…

Диана. Замолчи, Пол, дай послушать.

Мардж. Я хочу послушать.

Колин. Кажется, это было — ну — практически в первый же раз, как мы пришли на чай к Барбаре, Ди и их матери. И Пол был… Ну, он весь вспотел. Буквально вспотел. И все время говорил: что я ей скажу? То есть Диане. Девушки накрыли стол для чая, все как надо, представляете, в общем. Салфетки, все правильно.

Пол. Слушай, это было так давно.

Колин. Вот почему я это и рассказываю.

Диана. Заткнись.

Колин (вставая). В общем… Мы с Полом стоим у входной двери, ждем, а они все на кухне, хихикают, готовят чай. И Пол — а вы знаете, каким он может быть — он так дико нервничает, ходит туда-сюда, то сядет, то встанет, и в конце концов опирается одной рукой на стену — вот так — видите (демонстрирует) И кладет руку на одну из уток. Фарфоровых уток, которых вешают на стену. Целый ряд уток. В общем, он кладет руку — и бац! — утка ломается. И вот он стоит, в обеих руках по пол-утки, и мы слышим, что они идут из кухни! И мы садимся пить чай, а у него полные карманы уток.


Все смеются.


(снова садится). Ну и вот, значит, сидим и ждем, когда кто-то посмотрит на стену. И спросит: А где утка. Где? Улетела на юг.


Все снова смеются.


Диана. Мы ничего не заметили.

Колин. Ну еще бы. Он унес ее домой, склеил, и когда мы пришли в следующий раз, повесил на стену.

Диана. Типично для него.

Колин. Он так волновался, что не мог глаза поднять на Диану. В общем, в конце чаепития знаете, что он сделал? И это показывает, каким романтиком он был. Он стянул салфетку, которой ты, Диана, пользовалась, и спрятал в карман. И унес домой, чтобы она напоминала о тебе.

Мардж. Ах!..

Диана. Вот куда она подевалась.

Пол. Я этого не помню.

Мардж. Прекрасная история. Настоящий спектакль. Все мужчины в душе романтики.


Пауза.


Джон (вставая). Я никогда не делал ничего подобного.

Эвелин. Ты стащил отвертку у моего дяди.

Джон. Нет! Этого не было.

Эвелин. Он видел, как ты ее берешь. Он мне сказал: если он еще раз появится, я сверну ему шею.

Джон. Ты никогда меня не приглашала на чай.

Эвелин. Ты никогда не можешь достаточно долго высидеть на одном месте.


Джон садится на барный стул.


Диана. А теперь, может, еще чаю?

Колин. Будь добра.

Пол. Только что вспомнил. Знаете, эта ее салфетка до сих пор у меня.

Колин. Правда, у тебя?

Пол. Да, я ей протираю машину.


Диана встает, берет молочник и медленно выливает его на голову Полу. Пол сидит несколько секунд оцепенев.


(вскакивает). Эй! Что ты делаешь, женщина?

Мардж. Ди!

Колин. Эй, эй! (Все трое — Мардж, Колин и Джон — встают и говорят одновременно).

Джон. Ой!

Диана. О, мне так жаль.

Пол (оскорбленно). Что ты делаешь?

Диана. Мне очень жаль.

Пол. Ты вылила это на меня. Она вылила это на меня!

Мардж. Я принесу тряпку.

Пол. Нет, не надо тряпку. (идет к лестнице) Я пойду помоюсь.

Мардж (встает). Не для тебя. Стул вытереть.


Мардж выходит на кухню.


Пол. Проклятая безголовая баба! Вылила на меня молоко.


Пол топает по лестнице.


Диана. Бывают несчастные случаи.

Колин. Ну… (неловко смеется).

Диана. Извини, Колин. Ты что-то рассказывал? (садится на стул).

Колин. Я?

Диана. Ты должен извинить моего мужа, он сильно изменился за эти годы. А теперь кому чаю? Джон?

Джон. Э… Спасибо.

Диана. Передай чашку. Эвелин?

Эвелин. Нет.

Диана. Спасибо.

Эвелин. Спасибо.


Джон дает свою чашку Диане.


Колин. Боюсь, мы все изменились в той или иной степени.

Диана. Возможно. Некоторые больше, чем нужно.


Мардж возвращается с тряпкой, тазиком воды и бумажными полотенцами.


Мардж. Могу я использовать вот это, Ди? (показывает на тряпку).

Диана. Как тебе удобно.

Мардж. Видишь, бумажные полотенца. Очень удобно. (изучает ущерб) О, это не так страшно.


Мардж принимается за работу. Диана наливает чаю Колину.


Диана. Достаточно крепкий для тебя, Колин?

Колин. О да, отлично, Диана. Идеально. Идеально. (смеется) Как раз такой обычно заваривала Кэрол. (снова садится).

Диана (наливает Джону). Вежливее сказать невозможно.

Колин. Послушай, Ди…

Диана. Джон…


Легкая пауза. Джон берет свою чашку с чаем и садится.


Колин. Слушай, Ди… Прямо сейчас я подумал о том, что говорил Пол … Прямо сейчас… Это для тебя может звучать немного… Как бы… На самом деле я понимаю, что он чувствует. Я знаю что мелькает у него в мозгу. Я смутил его этой историей, не стоило мне рассказывать… И Пол по существу… Вот, я сказал, что я эксперт по Полу…

Диана. И я тоже, Колин, и я тоже.

Колин. Ладно, очко в твою пользу. Понимаешь, Пол на самом деле очень романтичный. Мягкий. Я знал его давно. Да, он будет нарочито груб с тобой, будто ему наплевать на то, кто что думает… Но — честно — Ди, ты же сама это знаешь — он стыдится своей собственной природной доброты… Ему кажется, если он будет вежлив, то подумают, что он мягкий. Его таким сделала успешность. И он ухитряется это скрывать. Я думаю, в некотором смысле ты должна быть ему благодарна за это. У тебя прекрасный дом, полный чудесных вещей, двое детей… У тебя есть все, что только человек может желать. Печально, что это не благодаря его мягкости. Почему люди любят меня, Джона, Гордона? Мы с Полом в разных лигах… Нет, Ди, я думаю, тебе осталась только одно — любить его таким, какой он есть. Правильно, Джон?

Джон. Правильно-правильно.

Колин. Мардж?

Мардж (не слишком убежденно). Да…


Пауза.


Эвелин. Тебе случайно не приходилось писать для этого журнала?

Колин. Что?


Пауза. Мардж заканчивает вытирать.


Мардж. Думаю, что готово. Может, мне и все остальное убрать, пока я здесь, Ди? (смеется).


Мардж уходит с тряпкой, тазиком и полотенцами.


Джон. Ты доволен своей машиной?

Колин. Да… Да, она меня устраивает.

Джон. Мне всегда нравилось, как она выглядит. Только одна штука меня тревожит — что ей не хватает мощности.

Эвелин. Уверена, что у нее коврик подходит.

Колин. Нет, мне кажется, что хватает. Конечно, это не спорткар, но все же…

Джон. Думаю, я когда-нибудь заимею такую и оценю.

Эвелин. Подешевле и без колес.

Джон. О, отстань, Эвелин! Она хорошая девушка. Я вкалываю ради нее. Батрачу.


Входит Мардж.


Мардж. Вот и я. Вот и все сделано. Думаю, я заслужила еще чашечку чая, правда, Ди?


Диана в трансе, погружена в себя.


Ди?

Диана. Все в твоем распоряжении.

Мардж. О, отлично.


Мардж наливает себе чашку чая.


Диана (поначалу спокойно). Когда я была маленькой, моя сестра Барбара очень завидовала мне, потому что мама купила мне на день рождения пальто…

Мардж. О, правда? (садится в кресло).

Диана. Я его видела в витрине магазина, когда ходила в школу. Она было красное, с таким аккуратным подстриженным меховым воротником и меховыми манжетами. Я проходила мимо каждый день. Оно было на манекене, который стоял в витрине. Маленький манекен-ребенок. Это был красивый манекен. Не такой, как остальные. С симпатичным лицом. У него были очень синие глаза и что-то вроде пепельных волос, коротко подстриженных. Он стоял посреди зеленой лужайки. Я так хотела это пальто. А Барбара все время говорила: «Ты никогда не уговоришь маму купить его тебе». Но я уговорила. И на свой день рождения я получила его, и ты не можешь представить, как я была счастлива. А потом мы пошли гулять, и я посмотрела на себя в зеркало в полный рост в прихожей. И увидела, что выгляжу просто ужасно.

Мардж. О, дорогая.

Колин. Какой ужас.

Диана. Да, так и было. Я специально хотела красное. Потому что я страшно хотела поступить в канадскую королевскую конную полицию.

Мардж. Боже милостивый.

Диана. Мне говорили: «Ты не можешь поступить в канадскую королевскую конную полицию, ты еще маленькая. Маленьких девочек не принимают в конную полицию. Маленькие девочки должны заниматься своими детскими вещами — печатать, вязать, нянчиться, рожать детей». Так что вместо этого я вышла за Пола. Потому что они отказались принять меня в конную полицию. Я вышла за него потому, что он меня все время просил. И потому, что все говорили — так будет гораздо лучше. Вот я и вышла. Я научилась печатать, родила детей и нянчилась с ними насколько можно долго. А потом я внезапно поняла — я занимаюсь не тем. Те, кто советовал мне выйти замуж за Пола и завести детей, были неправы. Они не дали мне все бросить и поступить в канадскую королевскую полицию. Я должна была это сделать. Я знаю, мне надо было поступить в полицию (начинает рыдать) Я хочу поступить в конную полицию. Пожалуйста. (начинает рыдать громче и громче, пока рыдания не превращаются в серию выкриков стаккато).

Мардж (вставая). Джон, ради бога, приведи сюда Пола.


Колин встает и отходит в угол.


Джон. Пол. Да. Сейчас приведу.


Поднимается по лестнице. Эвелин встает, подходит к Диане и с любопытством изучает ее.


Эвелин. Что с ней такое?

Мардж. Прочь с дороги. (трясет Диану) Ди… Ди… Ди…


Входит Пол, за ним Джон. У Пола волосы еще мокрые.


Пол. Что случилось? Что с ней такое?

Мардж. С ней нехорошо. Пол, надо вызвать врача.

Пол. Ди, Ди, ну же, давай…

Джон. Принести ей воды?

Пол. Нет, мы уложим ее в постель. Вызовем врача. Помоги мне, Джон.

Джон. Хорошо.

Мардж. Я принесу холодное полотенце. Это поможет.


Мардж выбегает на кухню. Пол и Джон пытаются поднять Диану под руки.


Диана (отталкивая Пола). Прочь от меня…

Пол. Диана, ну же…

Диана. Прочь!


Пол отходит, Эвелин берет Диану под руку. Джон держит ее за другую руку.


Диана (с силой отталкивая Эвелин). Прочь от меня, сука!


Входит Мардж с мокрым полотенцем.


Джон. Ничего не выйдет. Она не дает никому (борется с Дианой) помочь ей.

Мардж. Вот, держи (сует полотенце в руки Колину).

Колин. Ай!

Мардж. Пошли! С дороги!

Джон. Попробуем пошлепать ее по щекам?

Мардж. Нет, не надо. Тебе бы понравилось, если бы тебя хлестали по лицу? Не глупи. Пошли, Диана, давай…


Мардж и Джон потихоньку двигают Диану к двери.


Колин. Могу я чем-нибудь…?

Мардж. Все в порядке Колин, сиди. Полегче, Джон, не так… Сейчас позвоню доктору, телефон наверху.

Пол. Хорошо.

Мардж. Вас все еще пользует доктор Харрис?

Пол. Да.

Мардж. Пойдем, Джон. Поддерживай ее, ей нужна поддержка.

Джон. Я пытаюсь ее поддерживать, она чертовски тяжелая.


Джон, Мардж и Диана поднимаются по лестнице. Молчание. Мужчины стоят, им неловко. Эвелин сидит в кресле и грызет ногти.


Пол. С чего это началось?

Колин. Толком не понял. Она просто начала говорить про конную полицию. (садится на диван).

Пол. Про что?

Колин. Про канадскую королевскую конную полицию. Будто она хотела туда поступить.

Пол (трясет головой). Ну… (садится на стул).

Колин. Есть в этом что-то очень неправильное, Пол. Очень неправильное.


Входит озабоченная Мардж.


Пол. У вас получилось?

Мардж. Все хорошо. Ее только слегка стошнило на лестнице. Ничего серьезного. Эвелин!

Эвелин. Что?

Мардж. Бумажные полотенца. На кухне. Давай, это отчасти из-за тебя. Возьми их и убери.


Мардж уходит. Эвелин цокает языком и идет на кухню.


Колин. Были у вас такие проблемы раньше?

Пол. Не совсем такие.

Колин. Это тревожит.

Пол. А то.

Колин. Думаю, тебе надо бы подняться к ней. Она наверняка нуждается в тебе.

Пол. О, Колин, не надо…

Колин. Что?

Пол. Ты же слышал. Она не подпустит меня на двадцать ярдов…

Колин. О да. Но это… У нее была истерика. То есть…

Пол. Я последний, кто ей нужен.


Эвелин выходит из кухни с охапкой бумажных полотенец.


Эвелин. Ну и милый денек сегодня! Его светлость кричит…


Поднимается по лестнице.


Колин. Помню, когда Кэрол заболела гриппом, она не ела. Ее только тошнило… Я сидел с ней две ночи напролет. Но тогда я подумал, что между мной и Кэрол…

Пол. Кол…

Колин. Да?

Пол. Сделай одолжение, заткнись. И ни слова про Кэрол. Не хочу задеть твои чувства, но сейчас…

Колин. Прости. Я просто подумал, что это может помочь…

Пол. Нет, Колин. Честно и откровенно, не думаю, что поможет. Вы, ты и Кэрол — это что то совершенно другое.

Колин. Да, я теперь понимаю, что да. (немного думает) И в то же время, все то же самое, так что ты не прав, знаешь.

Пол. Как это?

Колин. Ди не это имела в виду. Не то, что она не хочет, чтобы ты был рядом.

Пол. Она меня убедила.

Колин (смеется). Нет, нет, Пол ты не одурачишь никого. Тем более Ди. Помнишь, я сидел и говорил с ней днями и ночами тогда, в то старое доброе время? Знаешь, о чем мы тогда разговаривали, не переставая, постоянно?

Пол (слабо). Давай, порази меня.

Колин. О тебе. Только о тебе. Она как-то попросила меня побыть с ней, и я подумал: привет, у меня неплохие перспективы. Хуже не будет. Должно же это что-то значить. И мы сидели весь вечер у нее в комнате, пили кофе и говорили только о тебе. Все время. Немного погодя до меня дошло: не я ей был нужен, а ты. Ты. Но ты был с ее сестрой, с Барбарой… Нет, ты в списке Ди всегда был номер один. Всегда. Ты не понимаешь, какой пьедестал она воздвигла для тебя. Она пойдет за тобой на край земли.

Пол. Вероятно, да.

Колин. Надеюсь, ты понимаешь, чем владеешь?

Пол. Да, понимаю.

Колин. Будь с ней, старина Пол.

Пол. Спасибо Колин. Огромное спасибо.

Колин. Надеюсь, ты постараешься. Я тебя знаю. (пауза) А знаешь что? О чем я всегда буду жалеть? Что я и Кэрол… Что наши отношения никогда уже не будут как у вас с Ди.

Пол. Ох, Колин…

Колин. Неважно. Уже слишком поздно. Чувствуешь себя чуть легче?

Пол. Ох, Колин что же нам делать с тобой?

Колин. Со мной? (смеется) В последнюю очередь стоит волноваться. Знаешь, я рад что приехал сегодня. Даже не знаю, как ты бы без меня справился, а?


Колин смеется, Пол смеется. Колин перестает, Пол продолжает смеяться. Это истерический, почти маниакальный неконтролируемый смех. Колин встревожен.

Входит Эвелин. Смотрит на Пола.


Эвелин. Что с ним такое?

Колин. Он… Он просто…


Эвелин выходит на кухню. Пол в конце концов перестает смеяться.


Пол. Прости, Кол… Прости… (встает).

Колин. Все в порядке?

Пол. Да… да… (собирается уйти).


Входит Джон.


Джон. Порядок. Мардж дала ей свои снотворные пилюли. Если она не уснет от этого, Мардж сказала, что позвонит доктору.

Пол. Спасибо.

Джон. Не за что, не за что. (оглядывается) Она пошла домой?

Пол. Нет, она с ребенком.

Джон. А… Извини за все это, Кол, старина.

Колин. О…

Джон. Такое не каждый день у нас.


Пол садится в кресло.


Колин. Уверен, что нет.

Джон. Тебе просто надо заглянуть к нам в другой раз. Абсолютный покой. Никто не скажет ни слова друг другу. Это секрет успешного союза: жениться на такой молчаливой женщине, как Эвелин. (боксирует с тенью) Бац, бац… (подходит к столу) Кто-нибудь будет еще?

Пол. Бери сам.


Джон чавкает сэндвичем.


Колин (берет сэндвич). Я должен скоро ехать. Не хочу застрять в дороге.


Пол размышляет, не отвечает.


Джон (жует). Чем хороша Эвелин — а у нее есть положительные качества, хотя она их старательно прячет от чужих — у нее совершенно нет чувства юмора. Очень полезно в том смысле, что тебе не надо тратить время на то, чтобы развеселить ее. Она постоянно несчастна. Нытье — это ее естественное состояние. Нам еще повезло, бог нас наградил только одним ноющим ребенком. Фактически мы самая несчастная семья на свете. Ты еще не заснул?

Пол. Сядь.

Джон. Что ты думаешь насчет этой сделки? Стоит попробовать.

Пол. Не знаю.

Джон. Сто двадцать пять процентов. Стоит попробовать.

Пол. Я подумаю над этим.


Звонит телефон.


Ответишь, Джон?

Джон (в трубку). Алло… Можете говорить громче? Гордон? Привет, Гордон, дружище… Это Джон, да… Подожди минуту… Я сейчас покричу ей…

Колин (идет к лестнице). Я позову ее.

Пол. Скажи ей, что она может взять трубку наверху.

Джон (слушает трубку). Постой, Колин! Она уже взяла… Говори, Мардж… Окей… Она взяла трубку… Я кладу… (прикрывает рукой микрофон и продолжает слушать. Смеется).

Пол. Положи.

Джон (радуясь). Постой, постой…

Пол. Это личный разговор, клади трубку!


Джон неохотно кладет трубку.


Колин. Я бы хотел сказать ему пару слов.

Джон. Не думаю, что это подходящий момент. Он же нытик, ты же знаешь. Настоящий нытик. Большой жирный нытик. Унылый старина Гордон.

Колин. А крикет? Он был великий подающий.

Джон. О да. Мог играть за графство.

Колин. Легко.

Джон. Пока не сломал плечо.

Колин. Да, трагедия.

Джон. С хорошим подающим, да еще левшой, мы могли бы поиграть за графство.

Колин. Он был предан всем сердцем крикету, мог сделать карьеру.

Джон. Да. А что сейчас? Инспектор пожарной безопасности, женат на Мардж и разжирел.

Колин. Мне кажется, она ему подходит.

Джон. Да, как раз. Хотя не знаю, насколько он для нее хорош (берет трубку и слушает несколько секунд).

Пол (слабо). Что ты делаешь?

Джон (смеется). Он все еще кричит на нее. (слушает несколько секунд, дергая головой).

Колин (в телефон). Алло, алло, Мардж… Гордон… Простите, что встречаю в личный разговор… Пардон, что влез… Это Колин… Привет, Джумбо… Извини, Мардж… Лишь хотел сказать, держись, не вешай нос, Мардж скоро будет дома, правда, Мардж?… Она настоящее сокровище, Гордон, береги ее… Больше ничего не буду говорить… Пусть Мардж нянчится… Пока, Гордон, бай-бай. (кладет трубку) Отлично. Уложился в несколько слов. (улыбается).

Пол. О, боже мой…

Джон. Как он? (садится на стул).

Колин. По сравнению с нами хорошо. У Мардж голос жизнерадостный.


Эвелин вкатывает коляску.


Джон (встает). Ты его опять в дом?

Эвелин. На улице дождь.

Джон. Он от дождя не размокнет. Ему полезно. Пусть растет.

Эвелин. Он почти заснул снова.

Колин. Можно посмотреть?

Эвелин. Да. Только сильно не орите. Ему не нравится. Он из последних сил не спит.

Колин (заглядывает в коляску). Какой большой. Вы наверно смотрите на него и чувствуете…

Эвелин (резко обрывает). С ним все в порядке. (Катает коляску. Джону) Через минуту пойдем. (Садится на барный стул на авансцене).

Колин (садится на стул). Да, как только Мардж спустится, и я должен буду…

Джон. Как ты, Пол?

Пол. Блеск. Мне надо подняться сейчас наверх. У меня куча работы.


Мардж спускается, сморкаясь.


Мардж. Она почти заснула. Надеюсь, с ней все будет хорошо, пусть отдохнет.

Колин (встает). А, да. Сон — лучшее лекарство. (доверительно) Надеюсь, вы не сердитесь, что встрял в ваш разговор?..

Мардж. Все хорошо, Колин.

Колин. Подумал, что хорошо бы сказать пару слов Гордону…

Мардж. Правильно.

Колин. Голос у него немного…

Мардж. Он в порядке.

Колин. Не такой радостный, как обычно.

Мардж. Он в полном порядке.

Колин. По голосу, будто его надо бы чуть развеселить…

Мардж (резче). Он будет в абсолютном порядке, как только я приеду, не волнуйся, Колин. (Садится на диван).

Колин. А, ну хорошо. (садится на стул).


Пол сидит с закрытыми глазами. Эвелин катает коляску. Джон смотрит в сад. Мардж сидит, погрузившись в себя.


Что ж. (пауза) Думаю, мне надо бы… Хотел бы уже… Пора сваливать… (пауза) Да. (смотрит на часы) Господи!.. Подумать только… А дорога не ближняя. Пора отправляться. (Пауза) Ну, всем до свиданья. (Встает).

Мардж (выходя из задумчивости). О, Колин, ты уже уезжаешь? (встает).

Колин. Да, думаю, что пора…

Мардж. Не забудь свои фотографии.

Колин. Ах, да. Конечно, ни за что.

Мардж. Надеюсь, ты справишься.


Пол пробуждается.


Колин. Я? О, у меня все прекрасно. Я как кошка, всегда падаю на ноги. У меня все еще хорошая работа, здоровье, хватает сил, и в последнее время у меня там появились хорошие друзья. Так что все хорошо. Родители Кэрол. Я все время общаюсь с ними. Знаете, говорим о прошлом. А если меня действительно накрывает депрессия, то остаются старые альбомы. Жаль, что ты не познакомилась с ней, Мардж. Она была настоящий огонь.

Мардж. Да, уверена.

Колин. Ладно. (Подходит к Эвелин) До свиданья, Эвелин. Рад был познакомиться.


Колин пожимает руку Эвелин.


Эвелин. Бай.

Джон. Удачи, старина. Увидимся.

Колин. Уверен. Приезжай повидаться.

Джон. Обязательно. Как только будет новая машина. И мы с тобой (делает жест) немного выпьем.

Колин. В любое время. Пол. (Будит Пола).

Пол. Пока, Колин. Береги себя.

Колин. И ты тоже. Скажи за меня до свидания Диане.

Пол. Конечно. Она огорчится, что не попрощалась с тобой.

Колин. Пока, Мардж. Нет, все в порядке, я сам… (колеблется) И… Я правда рад, что вы пригласили меня сегодня… Большое спасибо. Вы на самом деле классные. Все вы.

Мардж. Пока, Колин. И может быть, ты когда-нибудь… Ну, то есть я понимаю, что будет трудно забыть Кэрол…

Колин. Забыть Кэрол? О, что ты, Мардж, ты же меня хорошо знаешь. (улыбается) Всем пока.


Колин уходит.


Мардж (после паузы). Хороший же он человек?

Джон. Добрый старина Кол. Все такой же.

Мардж (садится диван). Пол, я сейчас поеду домой, к Гордону.


Джон садится на скамью.


Пол. Хорошо, Мардж. Хорошо. Езжай.

Мардж. Если вдруг тебе нужна будут помощь… Для Дианы… Ты знаешь мой номер. Отмою Гордона, и сразу же могу приехать.

Пол. Не надо, мы справимся.

Мардж. Она сейчас должна спать.


Эвелин поет, качая коляску. Пол дремлет.


Джон. Я завтра обрежу этот коврик для машины.

Мардж. Думаю, мне не стоит больше оставлять Гордона одного, когда он болеет. Ему это не нравится. Он предпочитает, чтобы я была с ним. (легкая пауза) Ужасно, у меня нет никаких сил, пошевелиться не могу. Стоит только присесть… Надеюсь, туфли подойдут к этому пальто. Только посмотрите, какие мы… Правда. Сидим будто в воду опущенные. Есть варианты и похуже провести время. Чем мирно посидеть с друзьями. Хорошо иногда посидеть с друзьями. Хорошо…


Эвелин продолжает напевать. Мардж грезит наяву. Пол громко храпит. Джон подергивается.


После долгой паузы опускается занавес


Оглавление

  • Акт I
  • Акт II

  • загрузка...