КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400042 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170120
Пользователей - 90918
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
kiyanyn про Костин: Невидимое Солнце (Альтернативная история)

Попытался все же почитать - вдруг самостоятельная работа автора будет лучше, чем переписывание Карсака?

... ну ладно, не очень-то и рассчитывал...

Стираю с книжки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Клан (fb2)

- Клан (а.с. Пират-2) 1.37 Мб, 399с. (скачать fb2) - Алекс Каменев

Настройки текста:



Алекс Каменев Клан

Глава 1

«… мы преследовали эту тварь пять суток и считали, что ведем охоту на нее, но как казалось это была ошибка — это она на нас охотилась. Рэнг и его люди погибли почти мгновенно — хищник прыгнул на них с одной из скал, которых там полным полно и убил пятерых человек меньше чем за минуту, мы даже не успели добежать до них. А ведь все они были в «Абсолютах» последней модели. Это проклятая планета…»

Из рассказа сотрудника ловчей команды музея Космозоологии империи Арна.


«Раз, два, три. Раз, два, три».

Быстро считая про себя и задавая этим темп бега, я быстро передвигался вперед. Легкие судорожно сжимались и с тяжелым хрипом выпускали из себя теплый воздух в виде пара. Сил продолжать бег у меня уже не было, но останавливаться было категорический нельзя. Чувство опасности никуда не уходило и даже не становилось меньше. А это значило только одно — я полностью находился в зоне поражения скорого урагана. Если я сейчас перестану бежать и остановлюсь, то стопроцентно погибну. Местная стихия была чрезвычайно жестокой и беспощадной.

Чуть вдали мелькнуло тело Малыша, в отличие от меня он двигался легко и быстро, непринужденно перескакивая между глыбами льда и легко проскальзывая мимо них. Для него это не было сложным делом. Временами зверь поворачивал голову в сторону и смотрел на меня. Пару его взглядов я заметил, когда случайно видел своего спутника справа от себя. Мне показалось что его глаза выражают нетерпение и недоумение от того, почему я так тяжело двигаюсь. Ведь обычно я был не настолько медленным и неповоротливым, как сейчас.

Что поделать. Охота, закончившаяся схваткой с черным медведем, абсолютно вымотала меня и не оставила сил на быстрый бег. Потому что хотя я и назвал того зверя медведем, на самом деле это был совсем не он. Я дал ему такое название только потому, что этот зверь был чем-то похож на обычного бурого медведя, которые водились на территории Сибири на Земле. Хотя сходство это было относительным и если только смотреть на него издалека. Из очень далекого далека. Хотя, сказать по правде, вблизи он не слишком-то был и похож на земного мишку. Если не считать наличия четырех лап и головы, ничего общего у них между собой не было. Местный зверь был крупнее, сильнее и имел когти, которыми можно крошить камни или пробивать металлические броневые листы. Полагаю, что окажись он у меня на планете, то от него бегали бы не только медведи, но и все другие звери. Но я не знал настоящего названия этого хищника, поэтому называл его «черным медведем». И надо сказать, что тут он был еще не самым опасным животным, среди местной фауны. Были тут кое-кто гораздо хуже. По крайней мере большим умом и сообразительностью этот зверь не отличался. И поэтому, вполне неплохо подходил для охоты. Перехитрить и убить его еще можно было, в отличие от некоторых других зверей, что тут водились.

Но даже черный медведь требовал очень большого расхода сил, причем не только обычных, но и псионических. Которые у меня в настоящий момент тоже были на исходе. Так что я даже сомневался, что смогу совершить прыжок, через Впадину, если вдруг добежав до нее, я все еще буду ощущать опасность и мне придется прыгать.

Впадиной я называл разлом, который тянулся на многие километры в обе стороны и казалось пересекал всю планету по ее периметру. Шириной в несколько десятков метров и неизвестно какой глубиной (его дна не было видно, сколько я туда не приглядывался), он отлично подходил в качестве барьера, за которым можно было скрыться, если какой-нибудь хищник вдруг изъявлял желание полакомится мной и нужно было как-то убежать от него. Местные хищники, в большинстве своем, не могли преодолеть эту преграду.

Неожиданно вынырнувший сбоку, Малыш рыкнул на меня, призывая поторопится, потому что он тоже ощущал скорое начало урагана. Не смотря на полное отсутствие каких-бы-то ни было внешних признаков, зверь, как и я чувствовал, что осталось недолго. И эту зону следовало покинуть, как можно скорее. Потому что местные ураганы, это не то явление рядом с которым охота оказаться. Если конечно, вы не желаете покончить с собой, таким экзотическим способом.

«Раз, два, три. Раз два три».

Ноги передвигались сами, выбирая места куда именно вставать, чтобы оптимально выбрать маршрут до следующий выбранной точки впереди. Куда глаза нацеливались в качестве ближайшего финиша. Впрочем, это не будет окончательным концом пути. По достижению ее, взгляд снова искал точку, куда тело должно быстро устремиться для продолжения движения. Этот фокус я придумал сам, при долгих переходах, которые у меня уже были на этой планете. Так можно было не отвлекать разум обдумыванием каждого из последующих шагов. Тело само придет к выбранной точке, а потом и к следующей, а за ней следующей. И так далее, пока я не приду туда, куда хотел. За несколько месяцев, нахождения в одиночестве на планете, можно было и не такому научиться.

«Раз, два, три. Раз два, три».

Тормозить и переводить дух нельзя, до тех пор, пока покалывание в районе затылка не исчезнет. Ведь чем сильнее покалывание, тем ближе и смертоноснее опасность. Вэла Найтли был права по поводу способности, которая могла появится после установки «псионического модуля». Они действительно у меня появились и очень помогли мне здесь. Да, что уж говорить — без способности предчувствия близкой смерти, я бы давно стал завтраком или обедом для какой-нибудь местной зверушки, или же попал бы под удар внезапно формирующихся местных ураганов или бурь. Так что меня можно назвать везунчиком, что я попал в тот процент, у кого проявилась эта драгоценная особенность.

«Раз, два, три. Раз, два, три».

Нельзя останавливаться…

*****

Когда я увидел изменяющееся лицо Анны Ларс, то понял, что совершил ошибку, не убив ее сразу и оставив тогда на той планете. За свою мягкость, теперь я буду расплачиваться по полной. Потому что, судя по окружавшей меня обстановке, выжить мне здесь будет чрезвычайно трудно. Если вообще возможно, учитывая слова моей пленительницы о здешнем холоде и местных хищниках.

Из аварийного набора мне удалось достать нож и освободиться от пластиковых оков без особых проблем. Проверив содержимое, я узнал, что еще кроме ножа было внутри. И это меня совершенно не обрадовало: одноместный спальный мешок, несколько упаковок с сырым пищевым концентратом, которых должно было хватить на десять стандартных дней, небольшая аптечка и уже бывший у меня на поясе нож. Который, впрочем, был весьма хорош, так как это был не какой-то обычный нож, представляющий собой лезвие на деревянной или металлической ручке. У меня на поясе было кое-что получше — универсальным ножом из пилотского аварийного набора можно было делать много чего, что для обычного ножа было недоступно. Спилить дерево? Да без проблем, было бы желание. Даже каменную поверхность можно было при необходимости выдолбить. Лезвие было изготовлено из специального сплава, который используется при изготовлении бронекостюмов, так что сломать его было просто нереально. При определенных манипуляциях нож мог превратиться в небольшую пилу, ножницы и даже что-то напоминающее небольшую лопатку, которую можно было использовать для рытья земли. В рукоятке находился специальный элемент, при помощи которого можно было развести огонь или прижечь рану.

Но даже этот чудо-ножик не поможет мне здесь выжить. Не знаю, что там насчет местных хищников, а вот с погодой определенно будут проблемы. Точнее с тем, чтобы не замерзнуть здесь в ближайшие дни. «БСС-14», бывший сейчас на мне, рано или поздно отключит систему обогрева, в следствии кончины блока энергопитания и тогда я уже всем телом почувствую то, что сейчас пока еще ощущает только, моя голова — очень сильный холод.

Поэтому первым делом нужно было позаботиться об убежище, где можно будет развести огонь и согреться, чтобы отключить в броне функцию подогрева. Может если экономить, то она протянет хотя бы несколько дней.

Подхватив пластиковый рюкзак, я направился на восход. Можно было бы, конечно, пойти и на закат, разницы никакой не было — повсюду были видны куски льда и камней, самых разнообразных форм и размеров, беспорядочно разбросанных везде, куда доставал взгляд. Но я все-таки выбрал восход, мне он почему-то показался более привлекательным направлением для движения.

Нейросеть исправно показывала время, проведенное мной на планете и судя по нему с момента моего появления здесь, уже прошло больше трех стандартных часов. А я все шел и шел по почти не изменяющейся местности. Может это было глупо и скорее всего я тут просто умру и лучшим выходом было бы просто покончить с собой прямо сейчас, чем мучаться пытаясь выжить. Но такой способ выхода из ситуации казался мне неприемлемым. Несмотря на то, что шансы остаться в живых на планете и выбраться, когда-нибудь с нее были очень призрачными, я все же собирался попытаться сделать это.

Удивительно, но на меня пока так никто и не напал. Не знаю с чем это было связано, но надо признать, я был этому чрезвычайно рад. Сражаться при помощи одного ножа мне не слишком хотелось. Хотя и выбора у меня не будет, в случае чего.

Небольшая гряда, высотой метров в тридцать, замеченная мной где-то с час назад, приближалась очень медленно. Я рассчитывал там найти хоть какое-то укрытие, где можно будет перевести дух и согреться. До этого мне уже попались небольшие группы скал, к сожалению, абсолютно бесполезных — спрятаться там от холода было негде. Поэтому я шел дальше, надеясь, что мне в конце концов повезет.

Но я не успел дойти до намеченной мной цели.

Шум, раздавшийся чуть справа, метрах в тридцати, заставил меня остановится и прислушаться. Вроде бы было похоже на драку каких-то животных. Рев и рычание, раздававшиеся оттуда, показывали, что там явно были не люди. Будь я более опытным, тем, кто пробыл на планете уже хотя бы пару недель, то несомненно туда бы не сунулся. Потому что если в этом мире слышны звуки борьбы между местными обитателями, то самым лучшим вариантом поведения будет не идти туда посмотреть на то, что там происходит и тем более не вмешиваться в происходящее, а обойти место схватки стороной.

Но тогда я находился здесь всего несколько часов и еще не представлял себе насколько представители местной фауны могут быть опасны.

Сбросив спальный мешок, который я набросил на себя, чтобы хоть как-то защитить свою голову от здешнего холода и убрав его в рюкзак, я медленно пошел на шум борьбы, держа в правой руке нож из аварийного набора.

*****

Мне все-таки удалось уйти от надвигающегося урагана и остаться в живых, выйдя за пределы зоны его действия. Тяжело опершись на ближайший каменный валун я оглянулся назад и посмотрел на путь, по которому совсем недавно пробежал с таким трудом.

Там творилось нечто невообразимое. Длинные смерчи били прямо по земле и разбрасывали камни, лежащие на ней в разные стороны. Завихрения плотного и чрезвычайно холодного воздуха были видны невооруженным взглядом. Они передвигались как живые, хватая своими длинными щупальцами все подряд: от простых камней и кусков льда, лежащих на земле до животных, не успевших покинуть территорию бушевавшей стихии, а после забрасывали все это куда-то высоко в небо, втягивая их внутрь себя.

Площадь, на которой действовал ураган была небольшой — примерно километров десять — пятнадцать в поперечнике. И очень скоро он должен был так же внезапно утихнуть. Тут была весьма необычная погода, которая действовала по каким-то своим странным правилам. Возникновение бури или урагана могло занять всего несколько минут. Причем, если здесь окажется обычный человек, то он даже не поймет, что случилось, как будет немедленно разорван на куски жгутом плотного обжигающего холодного воздуха. А его останки будут всосаны в верхние слои атмосферы, чтобы через некоторое время быть сброшенными на другой части планеты. Внешних признаков начала буйства стихи нет никаких. В один момент в округе вроде бы все тихо и спокойно, но спустя уже короткое время, на этом самом же месте, может начаться самый настоящий ад.

Предчувствие, доставшиеся мне после активации «Псионического модуля», спасало мне тут жизнь уже несколько раз, предупреждая о скором ударе местной смертоносной стихии и давая мне время покинуть зону его поражения. Без него я давно уже был бы трупом. Если до момента начала ситуации, непосредственно угрожавшей мне жизни, было еще какое-то время, то сначала я ощущал легкое покалывание в задней части головы. Так было с действиями местных стихий. И у меня обычно было достаточно времени, чтобы убраться куда подальше и остаться в живых. Но если я ощущал резкую боль сразу же, то это значило, что осталось всего пару мгновений, чтобы сделать что-то для того чтобы не стать мертвым мгновенно. Так проявлялись неожиданные нападения местных животных. Как правило в этом случае помогал быстрый отскок куда-нибудь в сторону. Причем, что интересно, если зверь выслеживал меня, то боль в затылке была очень слабой, почти не осязаемой. Полагаю, что это было связано с тем, что хищник и сам точно не знал, будет ли атаковать или же нет. Точнее случая, чтобы местный зверь передумал и не напал, еще не было. Но мое предчувствие, видимо, срабатывало только тогда, когда в разуме животного уже окончательно формировалась картинка своих будущих действий и он непосредственно готовился к нападению.

— Ну что, Малыш, оставили нас сегодня без обеда, — я провел рукой по боку, запрыгнувшего на камень рядом со мной, моего спутника. Зверь чуть дернул спиной, сбрасывая мою руку и предупреждающе рыкнул. Судя по всему, он был очень недоволен сегодняшним днем.

Мне его настроение было вполне понятно. Мы с ним толком не ели уже три дня и недавно убитый черный медведь, должен был стать нашим сегодняшним ужином, но из-за урагана, добычу пришлось бросить и бежать от места охоты сломя голову. Тут уж было не до ощущений голода.

Возвращаться обратно и искать тушу убитого зверя было бесполезно. Его на месте точно уже не было — один из воздушных смерчей, скорее всего подхватил и унес куда-то ввысь мою добычу, несмотря на то, что вес убитой туши был где-то под полтонны. Но для урагана это было плевое дело. Я однажды видел, как вверх поднималась каменная глыба размером с небольшой дом.

Теперь убитый мной черный медведь скорее всего будет заброшен куда-нибудь на другую сторону планеты.

— Бывает и такое, — пробормотал я и поправив накинутую на себя бело-серую шкуру, направился в сторону моего дома.

Да, у меня здесь был свои личный дом. Если так можно было назвать небольшую пещерку пять на пять метров и высотой еще в пару. Но там было сухо, относительно конечно же, и можно было развести костер, чтобы прогреть внутреннее пространство так, чтобы можно было согреться и спать, не боясь замерзнуть до смерти или чего-либо нападения.

В качестве топлива для костра я использовал местное растение, чем-то похожее на земной мох. Оно было невероятно твердым и плотным, его здесь было много, и оно хорошо горело. Правда, чтобы оторвать его, необходимо было приложить определенные усилия и воспользоваться для этого ножом. Который к счастью у меня все еще оставался целым и невредимым. В отличие от того же спального мешка, который пришел в негодность уже через один месяц использования. Либо мне подсунули подделку или же он был бракованным. Либо же разработчики аварийного набора, не предполагали, что их вещи будут использоваться больше месяца на таких агрессивных планетах. Что на мой взгляд было бы очень странно, ведь пилоты могли потерпеть аварию где угодно.

Но это не важно. Ткань из спального мешка я использовал для изготовления себе некого подобия шапки. Хотя скорее это можно было назвать тюрбаном, а не полноценным головным убором. Но как бы то ни было, от холода, конструкция на голове, меня неплохо спасала. Ткань, в отличие от скрепляющих элементов была довольно приличной и хорошо держала тепло. По крайней мере, моей голове с ней холодно не было.

Откатив камень, закрывающий вход в пещеру, в сторону, я поставил его на место и тяжело рухнул на ложе из мха, которое заменяло мне здесь постель. Чертов медведь оказался неожиданно шустрым и потребовалось больше сил, чем обычно, чтобы прикончить его. До этого я уже убил семерых подобных ему и ни один не давался мне настолько тяжело. Да еще эта беготня после. Сил у меня не осталось.

Проскользнувший внутрь первым, Малыш, подошел ко мне и опустил свою морду мне на грудь. За полгода нашего с ним знакомства он из небольшого комочка, размером с толстого кролика, сильно вырос и сейчас почти достиг размеров взрослой особи своего вида и став мне почти по пояс.

Глядя на ряд острых белых зубов, чем-то похожих на зубы из акульей пасти, однажды виденные мной на каком-то канале по телевиденью еще на Земле, я вспомнил наше с ним первое знакомство…

*****

Когда я дошел до источника шума, привлекшего мое внимание, то увидел на небольшой открытой площадке схватку между представителями местной фауны.

Огромный бело-серый зверь, чем-то напоминающего земного тигра, отбивался от нападения сразу нескольких врагов другого вида. Судя по трем мертвым тушкам, уже лежащим на земле, выходило у него это пока не плохо. Хотя на тигра он походил весьма отдаленно и был скорее даже похож на гепарда или какого-то другого представителя семейства кошачьих. Короткая шерсть по виду была очень плотной и твердой. Чуть вытянутая морда имела пасть плотно набитую белыми и острыми зубами. Даже издалека казавшихся чрезвычайно опасными. На месте ушей были видны какие-то странные длинные отростки. Он был быстрым и очень стремительным в движениях.

Его противники кардинально отличались своим внешним видом. Точно описать их было очень трудно. Потому что ничего подобного я до этого нигде не видел. Толстый червь метровой длины с хвостом, как у скорпиона и с пастью на брюхе. Вот на что, примерно, были похожи нападающие. Их оставалось еще штук пять, и они не прекращали попыток завалить свою добычу, даже не смотря на гибель своих сородичей. Удары хвостом, неожиданные прыжки с раскрытой зубастой пастью, находящейся прямо на их брюхе, на серую самку, все пока было бесполезно.

Именно самку, я не оговорился. Потому при чуть более длительном наблюдении, я понял, что большой живот вовсе не особенность строения большого хищника. Нет, зверь походил на беременную самку, которой скорее всего скоро предстоит рожать. Ее живот очень сильно выпирал и явно означал, что внутри кто-то готов выбраться наружу. Если только я не ошибся, и хищник просто не сожрал что-то настолько огромное, что с трудом поместилось в его желудок. Хотя это было маловероятно. Все-таки природные пропорции строения тел никуда не денешь. Вряд ли тут дело было в переедании.

Самка явно была намерена защитить себя и детеныша и вертелась безостановочно, отбивая все атаки. Через несколько секунд один из червей получил удар в верхнюю часть своего тела и оказался буквально разорван на пополам. Несмотря на то, что вместо кожи уродца покрывала целая сеть небольших пластин, для когтей разъяренной будущей мамаши это не оказалось большим препятствием. Она убила врага с одного удара. Должно быть у нее на лапах расположены очень острые коготки.

Противников осталось всего четверо, но они так и не потеряли задора и продолжали свои нападения. Стремясь во что бы то ни стало убить свою добычу.

За то время, что я наблюдал за схваткой, серой самке удалось убить еще двоих. Пока один из червей не смог, наконец, запрыгнуть ей на спину и не стал быстро вгрызаться в ее тело.

Вздрогнув, серошерстная хищница из последних сил, невероятно извернувшись на месте, вцепилась зубами в своего обидчика и откусила всю его переднюю часть. Но было уже поздно. Рана на ее спине была очень большой и глубокой. Червь всего за несколько секунд успел нанести ей серьезные повреждения, буквально выев дыру на спине. Она проиграла эту схватку и не смогла защитить своего будущего детеныша.

Последний, оставшийся в живых из всей стаи, враг на секунду замер, наблюдая за лежащим и уже не двигающимся серым телом, а потом прыгнул точно так же, как и его предшественник — открытой пастью с множеством зубов прямо на спину лежащей на земле самке. Тело которой, только чуть дернулась от толчка, который произвел червь при приземлении, больше никак не отреагировав на нападение. Животное было окончательно мертво.

Только вот я не собирался давать этому «последнему герою» шансов насладиться своей победой. Резко выбежав из-за камня, за которым я до этого находился, я подбежал и быстро ударил прямо в середину верхней части червяка-хищника, лежащего на сером теле и наслаждающегося пиршеством.

Усиленный серво-мышцами бронекостюма, удар пробил пластины, выступающие в роли защитного покрова на теле этой твари, довольно легко.

Не было ни криков, ни визгов. Червь умер мгновенно. Должно быть мне посчастливилось попасть по какому-то важному органу и нанести смертельный удар с первого раза.

Развернувшись и присев, я убрал тела гадких тварей с тела поверженной матери и осторожно прикоснулся к ее животу. Даже сквозь перчатки я ощущал движение в нем. Детеныш был жив и похоже пытался выбраться наружу. По крайней мере мне показалось именно так.

Покрепче схватив нож, я осторожно вонзил его в плоть уже мертвой самки и стал медленно вскрывать ее живот. Через некоторое время оттуда показалась маленькая мордочка живого зверька. Я где-то слышал, что первое время дети зверей после рождения бывают слепыми и ничего не видят вокруг, после того как выберутся из чрева матери. На Земле возможно и было так, но этот местный детеныш был вполне зрячим. Глаза с белыми зрачками почти сразу же уставились на меня. Что меня тогда удивило в них явно было видно требование накормить его и немедленно. Похоже у этого зверя будет очень наглый характер.

*****

Я проснулся примерно через пять часов. Нейросеть разбудила и показала точное время, что я был в отключке. Предстояло снова идти на охоту. Надеюсь в этот раз она будет более удачной.

На этот раз я помог себе телекинезом, чтобы оттолкнуть камень от входа. Все-таки пять часов сна помогли мне неплохо восстановить свои силы, в том числе и псионические. Которые тоже довольно серьезно мне тут помогли.

Помню, когда я только нашел это место с молодым хирсом на руках и поселился внутри, то несколько дней вообще не вылазил из пещеры, питаясь исключительно пищевыми концентратами. Молодой детеныш тоже их ел с большим удовольствием. А еще он любил твердый мох и даже некоторые камни. Именно так. Точнее он их не ел на самом деле, а лизал. Не везде, а только в двух местах в пещере, но все же он эти поверхности вылизывал очень усердно и старательно. Для него они похоже чем-то отличались от других каменных стен, хотя визуально это было не так. По крайней мере на мой взгляд. Полагаю, что там были какие-то элементы, которые хирс мог переварить и усвоить. Вполне возможно, что это были даже какие-то металлические руды. Тогда бы это объясняло невероятную твердость когтей и зубов местных хищников. Если каждый день жрать металлы, то в конце концов, через несколько поколений его свойства возможно получит и организм тех, кто будет иметь такую странную диету. Наверное, это было связано с природой на планете и дефициту еды даже для животных, что здесь обитали. Вот они и научились есть даже камни, точнее поглощать металлы, которые они содержали.

Как-бы-то ни было все первые дни я очень усиленно занимался Псионикой. Кроме ножа у меня не было никакого оружия и это надо было как-то компенсировать. Иметь возможность хотя бы оттолкнуть что-то в сторону могла мне здесь очень пригодиться.

За эти дни я понял, что телекинез — это не так уж и сложно на самом деле. Фокус был в том, чтобы влиять не на сам предмет, а на пространство вокруг него. Информация, потоком льющаяся мне в голову, про методы воздействия и манипулированием псионической силой на внешние объекты и усиленные каждодневное применение на практике полученных знаний, позволила довольно быстро повысить мне свой уровень этой, довольной странной специальности.

Когда я покинул пещеру и отправился на свою охоту в первый раз, то я мог уже осуществлять действия второго уровня «Псионики». Именно в тот раз, впервые проявилась моя способность предугадывать смертельную опасность для себя.

Идя между несколькими высокими каменными глыбами, в мой затылок, как будто вонзилась холодная игла. Сильной боли не было, она скорее была неприятная и резкая, чем приносящая действительно страдания. Но от неожиданности я тогда откинулся назад и это мне спасло жизнь.

Черное тело, промелькнувшее в том самом месте, где была мгновенье назад моя голова, принадлежало какому-то странному то ли пауку, то ли какому-то другому весьма крупному насекомому, размером с кошку. Промазав, он не стал делать вторую попытку, сбежав вместо этого куда-то за камни. Уверен, что не отклонись я тогда назад, то сейчас я был бы давно уже мертв.

После того случая боли в задней части моей головы, частенько спасали здесь мою шкуру.

Занятия псионикой, в основном, у меня были направлены на скорость выполнения манипуляции и силе их применения. Проще говоря: толкнуть что-нибудь подальше и сделать это как можно быстрее. За месяцы каждодневных тренировок я достиг определенных успехов на этом поприще. В том числе научился выполнять прыжки на далекие расстояния. Где тоже были свои тонкости, в частности после того, как тело взмывает ввысь разогнанное телекинезом, главное при этом не сам толчок вверх и в сторону, а умение мягко и без ущерба приземлиться. Первоначально с этим было довольно не очень, следует признать. Я даже получил пару травм, на которые пришлось потратить лекарства из аптечки, бывшей в аварийном наборе. Зато в настоящее время для меня совершить прыжок на три десятка метров в длину и десяток в высоту мне не представляло проблем.

Если говорить честно, то кроме телекинеза и появления способности предчувствовать опасность, больше ничего полезного в «псионике» не было. Как оказалось, методов воздействия было тоже не слишком много, по крайней мере ни о каком сравнении с магией из фэнтезийных книжек, как я почему-то предполагал ранее, речи не шло. Я не мог изменить предметы, хотя по идее и умел воздействовать на молекулярном уровне на пространство. Но сделать из камня, скажем кусок мяса было почему-то просто невозможно. Вот нагреть его можно было, или скажем охладить. Но превратить во что-то другое было нельзя. В общем стать настоящим колдуном-магом мне не светило. Хотя стоило признать, выжить мне эти силы все-таки здесь очень помогли. Без «Псионического модуля» я был бы давно уже мертв.

Донесшийся до меня странный звук с востока однозначно указывал на близкое расположение там гнездилища молодых уток. Понятное дело ничего общего с обычными земными безобидными утками, местные птицы не имели. Я их так называл только потому, что звук, который они иногда издавали был чем-то похож на кряканье, которое я как-то раз слышал, когда был пару раз на охоте, с одним знакомым, рьяным любителем такого вида отдыха. Издалека, да еще с кряканьем, местных воздухоплавательных вполне можно было принять за уток. Пока не подойдешь ближе и не рассмотришь их поближе. Тогда сразу становилось понятно, что никакие это не утки, а твари намного уродливее их, не говоря уже о том, что намного опаснее.

Впрочем, их уродство не делало их мясо невкусным. А опасность была только от стаи в несколько десятков особей. Пятерка молодых птенцов не представляла для меня никакой опасности.

Легкие сжатия кулака и невидимая удавка по очереди переламывает шеи летающих уродцев. Сегодня у нас с Малышом на завтрак, обед и ужин будет утятина.

— Ну что доволен? — я повернул голову влево, но моего спутника там не оказалось. Хотя пару секунд назад, я видел, как хирс вскочил на валун и прилег на него, лениво наблюдая за тушками в воздухе.

— Паршивец, — ругнулся я и поспешил к месту падения уток. С него станется — он сожрет сразу трех из пяти убитых мною птиц. Всех он, конечно, не съест. Но три это был тоже перебор. Хватит этому проглоту и двух.

Поправив все время сползавшую шкуру я случайно обратил внимание на глубокую борозду, расположенную поперек всей грудной пластины (не смотря на давно уже израсходованные источники питания, я все еще носил «БСС-14»). В один день я получил и эту серую шкуру хирса, что была сейчас на мне и выступала в роли одежды, а также удар по груди, что чуть не лишил меня тогда жизни. Выжить в схватке мне тогда здорово помог Малыш, отвлекший моего противника всего на пару мгновений, но зато позволивший мне нанести несколько ударов, один из которых оказался смертельным. Зверь появился неожиданно и даже не смотря на предупреждение в виде боли в затылке, я не успел полностью уйти от его удара. Когти на лапе хищника почти без напряжения вспороли броню, которая была рассчитана на противодействие импульсных зарядов малой и средней мощности. К счастью они не достали непосредственно до тела. Иначе хирс вскрыл бы мне всю грудную клетку и вследствие чего, я скорее всего, умер бы там же.

Через секунду хирс снова атаковал, но на этот раз я уже был подготовлен, потому пропустив его мимо себя придал ему ускорение телекинезом, рассчитывая, что он врежется в скалу неподалеку и я успею подсочить к нему и нанести удар ножом. Но зверь немыслимым образом извернулся прямо в воздухе и снова атаковал меня, заставив меня отступить в сторону, уворачиваясь от его атак. Мы кружили вокруг друг друга всего пару минут, но за это время я так устал, как будто весь день занимался каким-то тяжелым трудом. Все-таки я был пилотом, а не солдатом и у меня не было хороших физических кондиций тела. Честно говоря, я тогда думал, что мне конец и из этой схватки я уже не выйду живым. Но появление молодого детеныша, смело прыгнувшему прямо на моего врага, ошеломило его и даже обескуражило. Взрослая особь недоуменно потянулась мордой к своему более молодому собрату, то ли чтобы обнюхать его, то ли еще зачем. Зверь явно был в недоумении от того, почему кто-то столь небольшой напал на него. И в этот момент, я прыгнул вперед, придав своему прыжку скорость псионикой, прямо на спину хищника. Схватив его за голову и обхватив шею левой рукой, правой, вооруженной ножом из спаснабора, я остервенело стал наносит удары по своему противнику.

Да, Малыш мне тогда здорово помог.

Черт с ним, пусть жрет сразу троих. В конце концов я был ему обязан жизнью.


Жаря на костре в пещере двух оставшихся убитых птиц, я размышлял о том, что возможно пора снова двинуться куда-нибудь для поиска более приемлемой территории для жизни. Через месяц после моего здесь появления я уже делал подобную попытку. Тогда я направился вдоль найденной мной Впадины в одну из ее сторон. Шел примерно две недели безостановочно и без перерывов. В итоге мое упорство было вознаграждено невероятно красивым природным небесным явлением, чем-то схожим с земным северным сиянием, только не зеленного-синего, а красно-фиолетового цвета. Именно тогда я впервые увидел здесь местное небо. Обычно тут солнца было не видать, так как небо по большей части было почти всегда скрыто тучами. В следствии чего освещение здесь было сумрачным и блеклым. Впрочем, пару раз за полгода я видел солнечные лучи, прорывавшиеся через плотные облака, но это было скорее исключением, чем правилом.

Так вот, здешнее сияние было красивым — этого не отнять. Но проблема была в том, что было под ним. Если быть точным, там находилась пустыня. Ледяная, усыпанная снегом и кусками льда поверхность уходила за горизонт куда-то в бесконечность. Выжить там, естественно было просто не реально. Мне еще повезло, что та стерва, не выбросила мне где-нибудь посреди этой местной Арктики. Я определенно не угадал с выбором направления, когда прикидывал, куда именно двинуться для поиска местности, пригодной для более удобного проживания.

После я вернулся обратно и все последующие дни, больше никуда не отходил далеко от этой небольшой пещерки, где я сейчас сидел и жарил добычу на небольшом костре, готовясь к ужину. Но возможно пришла пора попробовать двинуться в противоположную сторону от той, куда я ходил ранее. Ведь если там было много снега и льда, логично предположить, что это был местный север, а значит, если идти в противоположную сторону, то есть вероятность выйти в какие-нибудь края, где будет теплее и более комфортнее, чем там, где я сейчас жил.

Тем более, что все равно тупо сидеть на одном месте было не слишком умной идеей. В конце концов погибнуть я мог и на охоте, на которую частенько ходил. А здесь меня ничего серьезно не держало. Несколько шкур черных медведей, охапка мха, вот и все что находилось сейчас в моем жилище. Бросить это здесь, можно было без всяких проблем.

Но для начала следовало запастись продовольствием для перехода. В прошлый раз я сделал так же, когда нажарил мяса убитого хирса и взял его с собой в рюкзаке-контейнере, оставшегося от аварийного набора. Благодаря холоду, оно долго не портилось и позволило мне довольно долго не отвлекаться на охоту.

Я шел десятый день вдоль бездонного разлома, которого называл про себя Впадиной, а местность вокруг почти не изменялась. Все такие же камни, куски льда и такое же низкое хмурое серое небо. Ничего не изменялось. Как будто я все еще находился где-то в окрестностях своей пещеры. Путешествовать рядом с Впадиной было удобное не только потому, что можно было легко держать направление движения и не заблудиться. Я заметил, что многие местные животные не подходят к ней слишком близко. А значит идти здесь можно было более или менее спокойно. Конечно, следовало бы насторожится от этого и предположить, что там внизу скрывается какая-то опасность, куда большая чем хищники, обитающие на поверхности планеты, но я наплевал на это. Лучше уж вероятная опасность, которая может и не реальна вовсе, чем более чем реальные клыки каких-нибудь зверей, живущих вдали от разлома.

Спал я на охапках мха, который собирал перед каждым ночлегом не только для небольшого костра у подножия какой-нибудь скалы, но и для своей постели. Сон был, понятное дело коротким и весьма прерывистым, Малыш, хоть и выступал в качестве сторожа, но все-таки спокойно высыпаться мне не удавалось. Впрочем, последние месяцы это было почти всегда так.

Монотонное и однообразное движение закончилось на двадцатый день пути. Справа за Впадиной на довольно большом расстоянии я заметил вспышки света. Сначала они двигались параллельно земле, а потом были направлены вверх.

У меня екнуло сердце. Я не верил своим глазам. Но это было похоже на выстрелы из какого-то импульсного оружия. Причем, судя по величине светящихся точек это были какие-то мощные винтовки. Только у них заряды были настолько крупные и плотно-яркие.

На планете были живые. И не просто живые, а люди, вооруженные технологическим оружием. А это могло вполне означать, что у них есть тут корабль. И даже, если они потерпели аварию, то шансы выбраться с планеты все равно были несоразмеримо больше, чем они были у меня сейчас.

— Малыш, похоже мы скоро выберемся из этого не слишком гостеприимного места. Ты когда-нибудь хотел побывать среди звезд? — я обернулся к моему спутнику, стоявшему сейчас рядом со мной и с любопытством наблюдающего за мелькавшими вдали огоньками. Не дождавшись никакой реакции на свои слова я расхохотался. Все напряжение последних месяцев, ощущения обреченности и мысли о гибели на этой проклятой планете у меня исчезли. Я стоял на краю Впадины и громко смеялся. Звук от моего смеха эхом уходил куда-то в глубины разлома и отражаясь от стен расходился в разные стороны. А я все никак не мог остановится.

Жить.

Я буду жить.

Я не сдохну здесь и мое тело не будет лежать где-то под слоем снега, забытое и затерянное навсегда.

— Анна Ларс! Сука! Мы с тобой скоро встретимся! — я кричал, обращаясь к небесам, обратив туда свое лицо. А потом я снова стал дико хохотать, пока наконец без сил не свалился на землю.

Меня постепенно начало отпускать, и я снова взял свой разум под контроль. Нужно было успокоиться и начать действовать. В конце концов я еще не выбрался с планеты, чтобы начинать радоваться спасению. Может те, кто там палил из импульсников на самом деле очутились здесь в следствии аварии и еще неизвестно прибудут ли за ними кто-нибудь и когда-нибудь. А если даже у них все в порядке с кораблем, то неизвестно захотят ли они меня брать с собой. Если экипаж многочисленнен и вооружен, то силой, в случае отказа, я на борт вряд ли смогу пробиться.

Подхватив Малыша телекинезом и зашвырнув его на другую сторону разлома (беспокоиться на счет его приземления нужды не было, мы с ним проделывали уже такое не раз), я взяв небольшой разбег, сам прыгнул через бездонную трещину в теле планеты. Придав силу толчка телекинезом, я взмыл вверх и стремительно понесся к противоположному краю. Всего две-три секунды мне понадобилось, чтобы пересечь всю впадину, а это было где-то порядка двадцати метров.

Притормозив и сбавив скорость приземления, все тем же телекинезом, я упал на одно колено и огляделся. Малыша уже здесь не было, видимо он убежал вперед.

Бросив рюкзак с остатками мяса под какой-то камень и придавив его сверху другим поменьше размером, я побежал в ту сторону, откуда совсем недавно были видны выстрелы из импульсного оружия. В отличие от той ситуации, когда я в прошлый раз бежал от урагана, сейчас я не был настолько уставшим и выжатым. Поэтому мое тело двигалось легко и быстро, огибая все препятствия на ходу и порой забегая на вершины лежавших камней и совершая прыжки между ними. За время, проведенное здесь мое физическое развитие, скакнуло очень неслабо вверх. Я стал более быстрым, более ловким, более сильным, более выносливым, чем был до того, как попал сюда. Конечно, ни в какое сравнение с какими-нибудь солдатами-модификантами с установленными специализированными имплантами я не шел. Но несомненно, физически я стал сильнее обычных людей.

По моим примерным прикидкам до места откуда велся огонь, сначала по чему-то на поверхности, а потом прямо в небо, было примерно десять километров. Я добрался туда довольно быстро.

Чем ближе я подходил, тем медленнее я стал двигаться. Я не хотел сразу выходить к тем, кто стрелял. Для начала следовало немного понаблюдать и решить, как получше выйти с ними на контакт. Если бы я просто вышел в своей шкуре хирса, весь обросший и косматый (за месяцы проведенные на планете моя обычная прическа и вид, несколько претерпели изменения, что поделать здесь не было бритвы и ножниц), с грязными тканью на голове, то меня запросто могли принять за какую-нибудь местную зверушку и пристрелить без долгих разговоров.

Но все мои намерения пошли прахом. Потому что я увидел картину, от которой в моей голове все переклинило, и я просто бросился вперед.

На земле лежал Малыш и судя по большому количеству крови он был очень серьезно ранен. Трое человек стоявших полукругом вокруг него и державшие в руках какие-то незнакомые мне винтовки, были явно причастны к этому. Поэтому без долгих разговоров я выхватил нож и взревев, совершил усиленный псионикой прыжок прямо с места и обрушился на эту троицу сверху.

*****

Кен Дюваль был счастливчиком. Ведь ему посчастливилось родиться в богатой семье. Благодаря деньгам своих родителей он мог позволить себе все что угодно. Любые удовольствия, какие можно было купить за деньги, он имел почти с самого раннего детства. Его отец владел несколькими компаниями в республике Кратия, которые приносили семье Кена очень большие ежегодные доходы.

Естественно это не прошло незаметно для мальчика при взрослении. Он вырос надменным, эгоистичным и весьма недалеким человеком. А еще у него было то чувство вседозволенности, которое присуще всем детям богатых и влиятельных родителей. И абсолютная уверенность, что так будет до самой его смерти.

Наркотики, алкоголь, оргии, полеты на сверхскоростных флаерах все это быстро ему приелось и Кен начал искать что-то другое. То, что могло снять хоть на краткое мгновение скуку, с недавнего времени, прочно поселившуюся внутри него.

Его ближайший друг Дерек, однажды предложил ему совершить то, что было незаконным в их стране — совершить убийство. Сказано — сделано. Они осуществили это вчетвером — Кен, Дерек и еще двое парней, входящих обычно в их компанию. Найдя какого-то человека на одной из пограничных планет и имевшего низкий уровень гражданства, они вывезли его оттуда и расстреляли прямо в переходном шлюзе личной яхты Кена. Выкинув труп в открытый космос, они полностью остались безнаказанными за совершенное преступление.

Чувство, когда убиваешь другого живого человека очень понравилось им и они начали делать это часто. Причем иногда дело ограничивалось не только убийствами. Несколько молодых девушек, прошедших через яхту молодого наследника семейства Дюваль, могли бы рассказать о многих мучениях, которые они испытали на себе, прежде, чем их тела оказались за бортом корабля. Материал для развлечения им поставлял один бандит, на которого какими-то своими путями вышел Дерек. Никакого риска, никакой ответственности. Им все сходило с рук.

Найдя себе новое занятие, скрашивавшее его жизнь и убирающее скуку, Кен отдался ему всеми силами. Пытки, изнасилования, медленные истязания, чего только он не перепробовал за это время — человеческие страдания не просто возбуждали его, они как будто делали его живым.

Но спустя несколько месяцев он стал замечать, что и это стало становится для него скучным и обыденным. Нужно было что-то новое. Узнав об этом, Дерек предложил понаблюдать за тем, как карас будет питаться живым человеком. За пятьсот тысяч кредитов на борт яхты доставили животное с одной из дальних планет.

Толстый червь с огромной зубастой пастью прямо в своем теле, меньше чем за минуту сожрало свежую пленницу их компании. Это была девушка средней комплекции и от нее почти ничего не осталось после окончания представления. Для них это было именно представлением.

Глядя сквозь силовые нити клетки на пожирающее человеческую плоть тварь, Кен сначала был очарован ей. А потом ему захотелось убить ее прямо здесь и прямо сейчас. Потому что нет более полного обладания кем-то, чем лишения его жизни. Разрядив всю энерго-ячейку из бластера в уродливого хищника, он понял, что нашел себе новое занятие, которое переставало делать его жизнь скучной.

Но убивать карасов или каких-то других подобных экзотических животных, оказалось весьма затратным делом. Даже для него. Слишком дорого они стоили. Поэтому они всей компанией решили посетить ту планету где водились подобные звери.

Планета Таурел.

Именно туда они направились, экипировавшись самыми лучшими костюмами и оружием для охоты. Скаф модели «Абсолют», изготовленный на основе военных тяжелых доспехов, обеспечивал абсолютную неуязвимость для своих носителей. А модернизированные мощные импульсные винтовки «ЛР-12» идеально подходили для поражения органических существ на дальних расстояниях.

По случаю прилета на планету они устроили небольшую вечеринку и закидавшись наркотиком вместе с алкоголем, вышли сразу же наружу, чтобы «немного проверить новые пушки» — как сказал один из парней. Идти куда-то далеко они не собирались, потому что не смотря ни на что, Кен был все же не полный дурак и успел немного ознакомиться с описанием места, куда они летели, хоть и поверхностно. Поэтому понимал, что далеко от корабля отходить явно не стоит.

Но это и не понадобилось. Через несколько минут стрельбы во все стороны, Дерек внезапно воскликнул:

— Смотрите.

Повернув голову туда, куда показывал его друг, Кен увидел на камнях спокойно сидевшее крупное животное.

— Это хирс. Я про них в инфоблоках читал, — тихонько проговорил Дерек. — Очень опасный зверь.

— Ну это мы сейчас поглядим. Всем приготовится. Начинайте стрелять сразу же после меня, — Кен поудобнее перехватил винтовку и открыл огонь по неподвижной серой фигуре.

Похоже этот хирс никогда раньше не сталкивался с импульсным оружием — подстрелить серого хищника оказалось очень легким делом. Правда стоит признать, что и расстояние, с которого они стреляли было очень близким и уйти сразу от четырех стволов было весьма трудной задачей даже для какого-нибудь модифицированного солдата. Не то что для глупой твари. Да и стрелять они все довольно неплохо умели — у каждого были установлены соответствующие базы.

Мельком оглядев труп убитого животного, Кен раздраженно отбросил винтовку в сторону и пошел к трапу яхты. Ему снова стало скучно. Эта охота оказалась совсем не тем, чего он ожидал. Слишком легко все получилось. Никакого азарта и переживаний.

Когда он уже подходил к кораблю, то внезапно сзади раздались дикие крики. Обернувшись он увидел страшную картину смерти своих друзей. Какое-то животное с серой шкурой, как и у недавно убитого хирса, убивало их прямо у него за спиной. По-настоящему убивало. Он понял это по их голосам — до этого он много слышал подобных криков, когда сам умерщвлял людей. Если человек получал тяжелые раны, то он начинал кричать очень похоже.

Сделав быстро несколько оставшихся шагов до трапа, Кен приказал искину закрыть створки и начать предстартовую подготовку. Планета и впрямь оказалась опасной.

Глава 2

«Пиратство — это болезнь нашей современной цивилизации. И от этой болезни есть только одно лекарство — флот империи».

Адмирал Лэроу, начальник объединенного штаба вооруженных сил империи Арна.

Последнего врага мне удалось достать, когда он уже был почти на борту корабля. Выдернув его тело телекинезом между закрывающихся створок, я подтащил его к себе и раздавил его голову своей ногой. Он что-то верещал и кричал, но я его не слушал. Точнее я его слышал, но абсолютно не понимал, что он там пытается сказать.

За месяцы проведенные в одиночестве на планете, единственным другом и даже где-то моим собеседником (то что он не отвечал, не мешало мне иногда по паре часов вести с Малышом односторонний разговор), стал молодой хирс. Его смерть я воспринял очень тяжело. Я привязался к нему настолько, насколько еще ни к кому не привязывался, после попадания сюда. Даже Дастин и другие члены экипажа Корсара, для меня сейчас значили меньше, чем лежащий на земле бездыханный зверь.

Я похоронил Малыша, выдолбив небольшое углубление в земле и навалив сверху много камней. На одном из которых, ножом я вывел надпись на общем галакте: «Добрый друг и верный спутник. Удачи тебе и хорошей добычи в следующей жизни». Чуть постояв над могилой я принялся за работу. Времени горевать у меня не было.

Ублюдков, убивших моего питомца, я раздев, отволок за ближайший валун и бросил прямо на земле. Пусть местные животные полакомятся ими. Они это вполне заслужили.

Ни один из них не выжил. Когда я прыгнул на них сверху, то их участь была предрешена, даже не смотря на наличие у них оружия и брони. Тем более, что эти идиоты, выйдя из корабля не надели шлемы. Так что теперь их головы представляли собой не слишком аппетитное зрелище. Например, одному — предпоследнему из убитых, я выдавил глаза своими большими пальцами, достав ими до самого его мозга. Трое других, тоже выглядели не самым лучшим образом.

Однажды, при разграблении оборонительного комплекса, после казни трех диверсантов, устроивших взрыв, в результате которого погиб техник с моего корабля, я сказал такую фразу: «Это не убийство. Это возмездие». Касательно сегодняшней ситуации, можно было так же применить те слова, сказанные мной когда-то. Убитые полностью получили по заслугам за свой поступок.

Закончив оттаскивать тела, я вернулся к броне и оружию, в которое они были экипированы. Присмотревшись, я понял, что это не военная, а какая-то гражданская модель. «Абсолют» — была видная надпись на левой нижней части груди. Должно быть специальный скаф, предназначенный для вылазок на планете с плохими погодными и опасными для жизни условиями. Он был намного тяжелее моего «БСС-14» и явно хуже его. Зато блоки с энергопитанием на всех четырех костюмах были почти полностью заряженными. Они были универсальными и подходили и для моей брони. Поэтому я сразу же подключил два из них себе, вынув свои давно сдохшие старые.

Тепло, вот что первым я почувствовал, когда броня полностью активировалась. Первым делом искин (он классифицировался, как искин первого поколения и был самым примитивным из всех. По сути это был даже не искин, а набор программ, отвечающий за работу брони), встроенный в костюм, включил систему обогрева, получив данные с внешних датчиков о наружной температуре. Почувствовав, как мое тело стало согреваться, я понял, что последние месяцы никогда толком и не был в тепле. Температура, к которому привыкло мое тело и которое я считал пока был на планете, вполне приемлемой, была на самом деле чрезвычайно низкой. Странно, что я не заболел и не умер, от какой-нибудь пневмонии или чего-то подобного. Должно быть, универсальная нейросеть «НН1», которая при полном развертывании, производила определенные изменения, так же повлияла и на общую крепость здоровья и иммунитет организма. Другой причины, почему я до сих пор оставался относительно здоровым быть не могло.

Винтовки оказались так же полным дерьмом. Это были «ЛР-12» и я видел такие же однажды в одном из оружейных магазинов на Иланте. Эти винтовки, хотя и были изготовлены на основе военного оружия, но сами совершенно не годились для ведения боя. Настоящего боя, против вооруженных и экипированных в защитные бронекостюмы людей, имею в виду. Эти игрушки далеко и точно стреляли, это было у них не отнять. Но при этом был один негативный нюанс — они выпускали заряды, предназначенные для поражение живых органических целей, но никак не для пробития брони на каком-нибудь солдате. В теории их можно было бы переделать и настроить так, что они вполне сгодятся для уничтожения

бронированный целей. Но для этого нужна была мастерская и опытный специалист-оружейник, не ниже шестого уровня знаний соответствующей специальности. Который сможет почти полностью разобрать винтовку, произвести необходимые (весьма сложные) изменения для корректировки мощности и общих параметров выпускаемых зарядов, а затем снова все собрать обратно так, чтобы оружие после снова работало.

Я не был таким спецом и у меня не было под рукой мастерской для таких переделок. Так что винтовки для меня были пока тоже бесполезны. По крайней мере против моих привычных противников.

Сложив их вместе с броней в отдельную кучку, я повернулся в сторону корабля. Тридцатиметровый, покрытый насыщенным белым цветом красавец, прекрасно вписывался в окружающий здесь каменно-ледяной пейзаж. Я легко опознал его. Это была гражданская модель малого межсистемника «Комфорт 5». Проще говоря это была яхта для личных путешествий богатых людей. Могла комплектоваться, как с экипажем, так и без. Мощный искин, который обычно ставился на подобные суда, без всяких проблем мог осуществлять управление небольшим кораблем, почти без участия человека. И учитывая, что после закрытия входных створок и поднятия трапа, яхта так и осталась стоять на месте, никуда не взлетев, а так же то, что наружу никто не выглянул и не пришел на помощь тем четверым мертвецам, то можно было смело предполагать, что скорее всего внутри никого нет.

С одной стороны это было хорошо и корабль точно никуда не денется. Даже искин восьмого уровня не может совершать гиперпереходы или вообще осуществлять полеты без людей на борту. Точнее без непосредственного приказа от человека. На это стояли очень мощные блокировки, которые вшивались в программный код на аппаратном уровне всех искинов еще при их сборке. По большей частью, это было связано с опасением перед вероятным возникновением цивилизации, основанной машинным разумом. Содружество строго следило, чтобы если даже произойдет какой-нибудь сбой и искусственный разум на любом корабле вдруг неожиданно выйдет из-под контроля и захочет удрать, то этого бы не произошло. Несколько сотен лет назад было несколько инцидентов, из-за которых в человеческом обществе присутствовали подобные опасения.

Но с другой стороны, то что на борту сейчас никого, кроме искина не было, было для меня серьезной проблемой. Потому что прав доступа у меня на корабль не было и заставить пустить меня внутрь корабельный разум тоже вряд ли получится.

Как-то обойти его и взломать код было невозможно. Во-первых: потому что у меня не было специальности «Программирование и сетевые информационные системы» и я понятия не имел, как вообще можно хакнуть систему космического корабля. Я был пилотом, а не взломщиком. И во-вторых: даже если бы у меня была подобная загруженная база с информацией по этой профессии, то вряд ли бы она помогла. Ведь, если я прав, и на яхте находится искин восьмого поколения, то обойти его защиту невозможно даже для квалифицированного спеца. По крайней мере, в одиночку и быстро, человек такое точно не сможет провернуть. Именно поэтому, например, в одном из налетов, где у противников был подобный искин, я направлял на его физическую нейтрализацию целую боевую группу абордажников. Пришлось выключать его, как говориться «в ручную», а не издалека через сеть.

Так что, по-видимому, здесь мне придется сделать что-то подобное. Сначала, как-то проникнуть на борт яхты, затем найти где именно расположен мозг искина, а только потом перебить провода, по которым он соединяется с остальными системами и через которые получает питание. По-другому осуществить захват корабля не получиться.

Договориться и как-то убедить сотрудничать металлический разум нельзя. Для него я посторонний, с которым он даже вряд ли будет разговаривать. Его личность очень жестко привязана к его хозяевам и установкам, которые были в него заложены при подключении к кораблю. Каким-то логическим способом убедить искина покинуть планету и направится в место нужное мне было нереально. Он лучше будет и дальше стоять здесь, и потихоньку гнить, никуда не двигаясь и не летя. Точнее убедить-то может его и получиться (хотя это на самом деле нереально), но он сам не сможет этого сделать, даже если и захочет. Специальные блокировки, установленные внутри него, не позволят ему этого сделать.

Остается взять корабль на абордаж.

Я усмехнулся, мелькнувшему в голове выражению. Да уж, дожил — иду на абордаж корабля, хоть и малого, но все же корабля, с одним ножом и в одиночку. Эх, сейчас бы сюда Сивура с его бойцами или на крайней случай марканских Гекатов. Они бы выбили закрытые створки входного шлюза за пару секунд и ворвались внутрь. Еще через пару десятков секунд искин был бы отключен, а яхта была бы под полным контролем. Мечты, мечты. Вместо этого у меня в руках был нож и броня с массой повреждении на своей поверхности, полученными в ходе нахождения на этой планете.

А еще, конечно же, мои псионические силы. Которые я попытался применить на электронном замке на входном шлюзе, почти сразу же. Только ничего из этого не вышло. То ли там была уже поставлена какая-то защита от подобного влияния (все-таки прошло уже больше года, с момента появления Псионики и защиту вполне могли придумать), то ли у меня было недостаточно сил для этого. Или же это все были проделки искина, который каким-то образом даже сломанный замок, умудряется держать закрытым. В общем, красиво проведя рукой перед дверью и устроив перегрузку ее систем, открыв ее, у меня не получилось. Придется искать другой путь, чтобы проникнуть внутрь.

По имперской классификации у меня стояла база по специальности «Военный пилот 2-го ранга» шестого уровня, то есть пилот средних кораблей. А значит кроме пилотирования, у меня были несколько вспомогательных баз, дающих знания по общему строению кораблей не только среднего, но и малого типа. Например, «Конструкция и строение корпуса кораблей 1-го ранга», дающая мне информацию о том, где и как обычно размещаются все важные системы на кораблях такого вида. Причем не только на военных, но на гражданских типах.

Я не был ни разу на борту яхты, что сейчас стояла передо мной и не видел каких-то схем и чертежей ее внутренностей где-то до этого в живую. Но я точно знал, что кроме двух выходов, предназначенных для людей, на борт можно попасть еще одним способом.

На самом верху был небольшой люк, через который могут выбираться технические дроиды для проведения ремонта прямо в открытом космосе. Он небольшой и обычно я бы засомневался, что смогу туда протиснуться. Но несколько месяцев нахождения на планете, которая включала в себя жизнь впроголодь и ежедневные многочасовые физические нагрузки, не просто сделали меня сильным и быстрым, но я теперь был очень и очень худым, по сравнению с собой бывшим. Так что стоило попробовать этот путь. Правда придется для этого полностью раздеться и снять с себя броню, вместе со шкурой хирса. Но придется потерпеть.

Запрыгнув наверх яхты, я без труда нашел искомый люк. Раздевшись прямо на верху и оставшись в одном нижнем белье, я поморщился от запаха своего тела (редкие обтирания снегом, вряд можно считать за полноценное мытье), но выкинув все из головы подошел к уже открытому мной люку. Его удалось вскрыть довольно легко при помощи все той же псионики. В отличие от больших входных переборок, эта техническая заслонка поддалась на мое влияние и послушно отъехала в сторону, после того, как я устроил маленькое замыкание в ее замке.

Проскользнув внутрь, я двинулся по узкому проходу, который впрочем вполне был пригоден для передвижения по нему. Если, конечно, это делать медленно и осторожно.

Уже через пару метров я обнаружил впереди себя какие-то быстро приближающиеся огоньки. Видимо ко мне спешили гости. Поняв, что проникновение все-таки случилось, искин отправил к нарушителю технических дроидов, все чем он мог защититься от вторжения. Все-таки яхта была гражданской и не имела каких-то боевых охранных систем с активными методами противодействия. Не только внешних, в лице брони и плазменных орудий, но и внутренних в виде боевых противоабордажных дроидов и турелей с импульсными пушками. Такие корабли предназначались для путешествий во внутреннем пространстве Звездного Содружества. И в случае какого-то незаконного проникновения на борт, искин первым делом должен был задержать нарушителя, перекрыв входные шлюзы, а затем вызвать ближайших сотрудников правопорядка для проведения ареста. Но никак не уничтожать их самостоятельно.

Но здесь вызывать было некого, поэтому разум корабля решил действовать самостоятельно, используя то, что было у него под рукой. А было у него не слишком много средств против меня. Если быть точным, то у искина в наличие были только технические дроиды небольшого размера. У них имелись, конечно, резаки по металлу, но никакой опасности для меня они не представляли. На близком расстоянии я мог не только выжечь их внутренности псионическими силами, но и просто тупо оттолкнуть от себя не давая приблизиться ко мне, чтобы нанести хоть какой-то значимый ущерб.

Что я и сделал, просто став толкать механических уродцев перед собой и одновременно сам продвигаясь по узкой технической шахте. Пока наконец не дополз до выхода, а для меня входа, внутрь яхты. Правда при этом пришлось по пути воздействовать еще на три переборки, чтобы продвинуться дальше. Все-таки система изоляции от внешнего пространства тут была серьезной. Но в конце концов я преодолел все преграды и попал на борт.

Выпрямившись, я огляделся, прикидывая в каком именно месте я очутился. Это было какое-то помещение технического обслуживания корабля, если судить по серым стенам и всякого рода оборудованию, расположенного рядом с ними. По моим прикидкам я сейчас находился где-то в районе кормы, а это значило, что мозг искина должен был быть где-то недалеко.

Перебив внутренние схемы пяти ремдроидам, все так и пробующим добраться до моего тела и отключив их, я взял нож, который до этого все время моего путешествия по узкому проходу был у меня в зубах, в правую руку и осторожно открыл дверь. Которая, к счастью, так же легко поддалась на мое манипулирование, заключающееся в сжигании проводов дверного замка, как и наружный люк.

Коридор, в котором я очутился кардинально отличался от той комнатки, где я до этого был. Отделанный какой-то неизвестной мне древесиной мягко светлого цвета, с покрытием на полу из чего-то напоминающего ковер, он просто кричал о богатстве и роскоши владельца этого корабля.

Я замер и прислушался, в общем-то я не был на сто процентов уверен, что здесь действительно нет никого живого. То, что корабль остался на месте и оттуда не выбежали люди на помощь тем четверым уже мертвым уродам, вовсе не означало, что здесь точно никого не могло быть. Слуги, или еще кто-то, не имеющие прав на управление кораблем или не умеющие это делать, а так же достаточно трусливые, чтобы прийти своим хозяевам на помощь, вполне могли где-то сейчас здесь скрываться.

И хотя я не слишком боялся вступить с такими субъектами в непосредственную схватку, но все же предпочитал оставаться настороже. Даже несмотря на наличие у меня способности предчувствовать опасность, которая кстати сейчас полностью молчала. Никаких ледяных иголок в затылке или даже намека на них я пока не ощущал.

Определив куда надо идти, я двинулся по коридору в ту сторону, держась одной из его сторон. Представляю, как я, наверное, выглядел сейчас со стороны: грязные подштанники, футболка с длинными рукавами, такая же грязная и вонючая, как и нижняя часть моего костюма, с огромной бородой и клоком спутанных длинных волос, с худющей фигурой и огромным ножом в правой руке. Даже если меня и увидит кто, то скорее всего вряд ли захочет напасть. Сомневаюсь даже, что кто-то захочет просто прикоснуться ко мне. По крайней мере, я бы на месте постороннего, точно не захотел бы оказаться вблизи такого типа, каким сейчас был я сам.

— Нарушитель. Я вижу, что вы направляетесь в сторону командной рубки. Я не знаю, что именно вы хотите сделать и как вам удалось пройти через техническую шахту ремонтных техдроидов, но я понимаю, что вы явно здесь не по приглашению хозяина корабля Кена Дюваля. Я предупреждаю вас, что то, что вы делаете является преступлением класса «А» в республике Кратия и наказывается по закону штрафом в сто тысяч кредитов и сроком в пять лет заключения.

Голос принадлежал мужчине и по тому, как он строил предложения и обращался ко мне, я легко определил, что это со мной, наконец-то, на связь вышел местный искин. Должно быть он понял, что ему скоро будет не сладко.

Не обращая внимание на продолжавшего говорить про юридические аспекты незаконного вторжения искусственного разума корабля, я быстро прошел вперед по коридору и уперся в дверь. Она по идее должна была везти прямо в рубку яхты. Открыв ее и сделав шаг внутрь, я убедился, что не ошибся.

Два кресла, больше десятка экранов, обзорный иллюминатор, пульты управления, все показывало, что я попал туда, откуда происходит управление кораблем. Повертев головой и найдя примерно полуметровую створку внизу правой стороны стенки рубки, я отодвинул ее и спустился по небольшой лесенке вниз, оказавшись прямо под пилотной кабиной яхты. Небольшое помещение было забито разнообразными проводами и приборами, большую часть назначений которых, признаться честно, я знал лишь поверхностно. Что поделать, не был я полноценным «Корабельным техником». В моей пилотской базе было несколько вспомогательных баз с техническим описанием устройства средних и малых кораблей. Но полноценно я не знал всех подробностей. В общих чертах — да, но, например, провести ремонт, если бы вдруг возникла такая необходимость, я бы вряд ли смог. По крайней мере серьезный уж точно мне был не по зубам.

Это как с автомобилями и правами на их вождение в России. Водителям при обучении дают знания о двигателе, конструкции и способе его действия, конструкции самого авто и как оно примерно работает. Но в случае чего, все сразу отвозят сломанную машину в ремонтную мастерскую, потому что знаний и практики для их применения для полноценного ремонта, понятное дело у обычного человека не хватает.

Так и здесь — я знал, как управлять кораблем, знал, как он работает и действует, но углубленных знаний о всех его узлах и системах я не имел. Впрочем, отключить искин от корабля моей квалификации вполне хватит.

Убрать управление искина и переключить эту дорогую посудину на ручной режим, мне было вполне по силам.

— Да, заткнись ты уже, — не выдержал я бубнения механического разума, начавшего уговаривать меня не делать этого, даже здесь. Интересно, тут-то нахрена ставились внешние динамики? Кого и о чем можно было оповещать в этом забитым всякими железяками, техническом закутке?

— Вы совершаете ошибку. Вам это так просто с рук не сойдет.

— Ты уже повторяешься. Я думал, вы должны быть более сообразительными, — пробормотал я и взявшись за пучок кабелей, подключенных к черному металлопластиковому кубу, решительно выдернул их из разъемов.

Освещение в помещение мигнуло и погасло. Чтобы через секунду снова заработать. Когда искин был полностью отключен, то управление всем внутренними службами перешло в автономный режим работы. Долго так, конечно, они не смогут функционировать. Двадцать, тридцать суток без поломок и сбоев, но потом что-нибудь обязательно придется менять, чинить или настраивать. Для этого и нужен будет искусственный интеллект или же пару десятков человек, чтобы обслуживать все системы постоянно. И это только на такой малый корабль. Если, например, на моем бывшем Мародере, убрать искин, то вместо десяти человек экипажа, там понадобилось бы под сотню людей. И чтобы у всех были соответствующие технические корабельные специальности. В противном случае, корабль долго бы не пролетал.

Но сейчас меня вполне устраивало то, что искин на яхте был отключен и все управление было переведено на ручной режим.

Выбравшись наружу, я подошел к одной из консоли и ввел команду на сканирование корабля на предмет еще живых людей. Система послушно приняла приказ и выполнила его, выдав на экран данные о нулевом количестве пассажиров на борту яхты. Усевшись в левое кресло я начал обходить уже стандартную корабельную защиту на получения доступа к управлению. В отличие от той, что была сформирована искином и которая была намного мощнее и неприступнее, это была вполне сносной сложности. Так что уже через пару часов у меня были капитанские права, позволяющие запускать, как маршевые двигатели, так и гипердвигатель. Так же я отдал приказ оставшимся ремдроидам провести ремонт всех заслонок и шлюзов, для обеспечения герметичности судна. Правда делать это пришлось подсоединяясь к каждому дроиду отдельно через ручной терминал, в следствии уничтожения общей командной сети корабля, которую формировал искин. На что у меня ушло еще около часа.

После сбегав наружу и затащив внутрь скафы с оружием тех любителей пострелять, а так же свои вещи, я вернулся обратно в рубку и без промедления взявшись за штурвал, поднял корабль в воздух, за несколько минут выведя его на орбиту планеты. Задав параметр дрейфа в сторону от так мной уже ненавистного мира, я запустил программу для расчета серии прыжков с конечной точкой назначения в системе торговой станции Азуры. Судя по Навигационному Реестру, Таурел находилась довольно далеко и понадобиться не меньше двух недель, чтобы добраться до цели. Хотя, скорее всего даже больше. Пекина то нет, и расчеты каждого прыжка будут идти намного дольше обычного. Хорошо будет, если за месяц доберусь. Плюс еще я выбрал маршрут максимально далекий от оживленных трасс. Не смотря на то, что Фронтир вроде бы считался не исследованным пространством, здесь на самом деле было очень много народу. Так что в некоторых системах, используемых в качестве остановок для следующих прыжков, было очень даже многолюдно. И светиться там на этой дорогой штучке, которую представляла собой эта белая яхта, я не слишком хотел. Запросто могут найтись желающие заполучить себе этот кораблик.

Еще одна проблема была в невозможности использования импланта для управления кораблем. Из-за отсутствия все того же искусственного интеллекта. Дело в том, что все системы на космических кораблях работали через одну командную сеть, каждая система, каждая техническая служба, каждый дроид входил в ее состав. И объединение шло через искин — мозг корабля. Он управлял всем. Он и был по сути этой сетью. Для непосредственного управления имплант подключался через него. Без искина сети не было и подключаться было не куда. То есть в теории, я мог по отдельности подключится скажем к системе навигации или системе жизнеобеспечения, правому маршевому двигателю или главному основному движку. Но синхронно ко всему сразу и при этом получать информацию отовсюду напрямую, я не мог. Для этого нужны были мозги, со скоростью обработки данных во много раз больше, чем человеческий разум. Он бы просто не выдержал, такого постоянного притока данных и их обработки.

Поэтому пока только ручками. Только так.

Хотя плевать, главное я выбрался с этой проклятой планеты. Для меня сейчас это было главное. Даже если путь займет месяц, это было неважно.

Ведь я в конце концов все равно прилечу туда, куда мне надо. А пока можно было и отдохнуть немного. А главное привести себя в порядок. Следующие несколько часов я был занят тем, что сначала около часа мылся, смывая с себя всю грязь, что казалось въелась в меня в том мире навсегда. После чего я устроил себе шикарный обед, где не было ни одного куска мяса, на которое я уже смотреть не мог, из-за того, что все последние месяцы питался только исключительно им. Ничего другого достать на Тауреле было нельзя. А диета, состоящая только из жаренного мяса, так же быстро становится отвратительной, как и какая-нибудь вегетарианская диета. Во всем должно быть равновесие. Если жрать все время одно и то же, то можно спятить через пару лет от такого рациона. Все свои старые шмотки в лице нижнего белья я выбросил в утилизатор. Шкура и броня были помещены в пневмоочиститель для полной химической обработки и очистки. Хотя насчет «БСС-14» у меня были большие сомнения. Все-таки удар хирса, располосовавший грудину был весьма сильным и броне были нанесены серьезные повреждения. Было необходимо менять грудную пластину, как минимум. Не говоря уже о том, что был нужен шлем и полное наполнение медпрепаратами встроенного комплекса оказания первой помощи. Не помешает так же покрасить броню. За время нахождения на морозе на Тауреле черный цвет и эмблема с черепом сильно потускнели. Сейчас это был уже не белый рисунок на черном фоне, а просто однообразная грязно-серая раскраска. Веселого Роджера вообще уже почти не было видно.

А пока пришлось одеться в тряпки оставшиеся от прежних обитателей корабля. Пока шел расчет прыжка, я успел обшарить все сверху до низу на борту и найти кое-что интересное. В частности, кучу кредитных чипов, драгоценностей и несколько весьма дорогих, по крайней мере по внешнему виду, наручных личных компов-искинов. Все это добро должно было весьма дорого стоить. Думаю, что миллиона три-четыре можно было выручить. В чистом виде — на чипах, было ровно миллион триста тысяч кредитов.

А еще я обнаружил несколько записей о том, что здесь творилось раньше. Прошу понять меня правильно, я — пират. Я нападаю на корабли Содружества и граблю их колонии. Меня считают монстром и извергом. Но то что было на записях было даже мне отвратительно. Медленные и жестокие убийства, истязания, изнасилования и пытки. И все это совершали добропорядочные граждане первой категории. Которые являются столпами и основами цивилизованного общества.

Нет, такой «цивилизации», лично мне и даром не надо. Пусть оставят себе.

А тех ублюдков можно было и пожестче прикончить. Они еще легко отделались.

Когда подошло время первого прыжка, я сидел в кресле в командной рубке, помытый, одетый, побритый и постриженный. У меня теперь снова была мой обычный короткий ежик, вместо длинных лохм волос. Я был сытым, отдохнувшим и полным сил. Как будто заново родился.

Прыжок.

Мгновенное перемещение корабля и мы оказываемся в новой системе. Теперь можно приступить сразу же к началу расчетов нового прыжка. Я потянулся к панели управления и в ту же секунду недоуменно отпрянул назад. Меня пронзила боль в затылке и в ту же секунду все индикаторы стали быстро гаснуть. Вышла из строя навигация, система маневрирования — оба маршевых двигателя одновременно отключились, погасли показатели работы жизнеобеспечения на корабля, а еще через секунду отключилась и силовая установка.

Я взмыл из кресла и повис в воздухе. Система искусственной гравитации тоже отключилась. Тут похоже вообще все перестало работать. Какого черта тут происходит?

Перевернувшись и оттолкнувшись ногами от потолка, я ловко приземлился в кресло и случайно увидел звезды. Собственно говоря, только они сейчас давали хоть какое-то освещение в рубке. Они очень медленно двигались, значит яхта начала неторопливо вращаться вокруг свой оси.

Догадка о возможном виновнике этого безобразия мелькнула у меня уже секунд через тридцать безуспешных попыток нажатиями кнопок у мертвых мониторов, чтобы запустить хоть что-то на корабле.

— Гребанный искин. Вот кто это сделал. Эта железная куча дерьма, каким-то образом перед самым своим отключением успел, что-то сделать с системами. И после первого же прыжка они все одновременно вышли из строя, — от души вслух выматерился я и задумался о своих дальнейших действиях.

Воздуха хватит еще на пару часов. Потом можно будет натянуть один из «Абсолютов» и при помощи него продержаться еще часа четыре. Считая кислородные блоки с других костюмов суммарно у меня будет пятнадцать-шестнадцать часов. Значит, всего где-то восемнадцать. Довольно приличное время. Можно будет что-нибудь придумать и как-то решить возникшую проблему.

Как оказалось, я в этом несколько ошибался. Ничего починить не удалось. Я возился больше двенадцати часов подряд и за это время, так и не смог исправить того, что натворил искин корабля. Этот кусок будущего металлолома сам заразил свой корабль вирусом, который полностью стер все программное обеспечение почти половины устройств на борту. То есть, они были обнулены по полной программе, превратившись в куски обычного металла, полностью непригодные к работе. Пытаться что-то сделать было абсолютно бесполезно.

Это тоже самое, что пытаться запустить компьютер без установленной операционной системы. Вызвать меню БИОСа еще можно, но ничего более сделать уже нельзя. Пока не будет поставлена какая-нибудь винда или другая любая система. Без нее компьютер будет абсолютно бесполезной кучей железа. Или пытаться заставить работать какое-то новое оборудование без установленных драйверов. Без них, это будет просто бесполезная железяка.

Вот нечто подобное и сделал этот сумасшедший искин. Он превратил половину систем, самых важных систем, прошу заметить, в груду металлолома.

Признаться, честно, такого я не ожидал. Это было не просто странно, это было дико и несуразно. Искины не должны так были поступать. Какое-то безумие. Ни о чем подобном я раньше не слышал. Хотя, честно говоря, я с искинами восьмого поколения раньше дел не имел. Но все равно, поступок был за гранью разумного.

По сути сейчас корабль представлял собой огромную консервную банку. Даже если каким-то чудом удастся запустить силовую установку, то система жизнеобеспечения все равно не заработает, как и двигатели. Железо мертво без программного обеспечения. Все было бесполезно.

Это был полный… Стоило выбираться с холодной планеты, чтобы сдохнуть в еще более холодном космосе. Гребанная ублюдочная тварь. Ярость переполнила меня.

Влетев в техотдел под командной рубкой я стал какой-то железякой бить из-за всех сил по черному кубу. Если я умру, то только после этого куска дерьма. Мелькнула мысль подключить его и возможно попытаться как-то с ним договориться. Но я сразу же отбросил ее. Если уж он пошел на такой шаг тогда, то хрен он что сделает сейчас чтобы спасти мою жизнь. Даже не смотря на угрозу своего уничтожения. Разве что поиздевается напоследок, сказав про то что он меня предупреждал.

Да и не сможет он ничем помочь, даже если бы согласиться, ведь программное обеспечение для сложного оборудования ставилось на заводах и просто так закачать, и поставить его было нельзя. Нужны были многочисленные особенные настройки, которые обычно осуществляли спецы прямо на верфях при строительстве корабля. У обычного корабельного искина, попросту не было таких знаний. А вообще интересно, как эта жестянка вообще смогла провернуть такой фокус? Может следовало спросить хотя бы об этом?

Но через секунду до меня дошло, что для этого нужна энергия, которой у меня нет. Корабельный реактор-то не работает. Злость снова охватила меня и я снова обрушил ее на искина, точнее на его вместилище.

Вскрыв полностью мозг искина и разрушив его вместилище вместе с ним на множество кусочков, я всплыл обратно наверх. Делать было нечего. Похоже это был действительно конец. Я направился к выходному шлюзу. Запас воздуха у меня еще был, но сделать было на самом деле уже нечего. Абсолютно. Выхода не было. Я устал. Около года я был на планете и каждый час боролся за свою жизнь, а теперь еще и это. Сил у меня больше не было. Хватит.

Если уж умирать, то я хотел бы это сделать среди звезд. Поэтому окончание жизни я решил встретить лежа на поверхности корабля и смотря на звездную панораму перед собой.

Так я и сделал. Лежа на спине и непрерывно глядя на звезды. Я менял кислородные блоки и снова молча смотрел в космическую бесконечность. Некоторое время я размышлял о том, почему мое предчувствие опасности не предупредило меня о будущих проблемах. Спустя какое-то время ленивого обдумывания, я пришел к выводу, что она не сработала, потому что ведь все могло и не случиться, если бы я не совершил прыжок. Команда на стирание программного обеспечения сработала только после перемещения. Но тогда способность должна была меня предупредить перед активацией прыжка. Похоже, что она не такая уж и идеальная. И я не застрахован полностью от каких-то неприятностей в будущем. Предчувствие вполне может и не сработать. Впрочем, сейчас мне уже было совершенно все равно. Плевать. Что случилось, то случилось…

Сколько точно это продолжалось я не помню, потому что постепенно меня начало клонить в сон. Вроде бы я уже истратил последние запасы воздуха и мне предстояло скоро умереть. Но неожиданная тень, закрывшая свет от звезд и заслонившая половину панорамы передо мной, заставила меня прийти в себя и чуть ли не вскочить на ноги.

Это был корабль. Это был, мать его, самый реальный корабль.

Я замахал руками, непонятно на что рассчитывая. Похоже у меня совсем крышу снесло в последние мгновения. Чертыхнувшись, я включил связь в скафе и заорал в эфир:

— Помощь! Мне нужна помощь! Протокол 112! Прошу помощи! Протокол

Через пару секунд мне ответили:

— Вас слышим и видим. Действуем согласно Протоколу 112. Направляю к вам бот для спасения. Держитесь.

Я облегченно выдохнул. «Протокол 112» предписывал всем космическим кораблям помогать друг другу в опасных ситуациях. В случае, если экипаж, какого-нибудь судна уличат в том, что они после обращения к ним с другого корабля о помощи по «Протоколу 112» не оказали ее, то наказание за это следовало весьма суровым. Не просто лишение лицензии пилота или каких-нибудь других подобных запретов. Нет. За такое запросто могли и посадить лет на пять-десять. Смотря в каком государстве Звездного Содружества будет происходить разбирательство. У келианцев несколько лет назад за это вообще отправляли на планеты-тюрьмы на пожизненное заключение. Сейчас можно было отделаться десяткой в пустотной колонии.

Так что можно было не сомневаться, что мне помогут. Правда было пока не понятно, кто там именно летит сюда. Но все же это всяко лучше, чем

— Да, Кен, вот это приключение у тебя было, просто невероятно, — Угрюмый Хью долил мне в стакан какого-то местного пойла, который мы с ним глушили уже около двух часов, сидя в местном кабаке.

Корабль, который меня подобрал, оказался грузовозом, доставляющим различные припасы, сотрудникам горнодобывающей компании, которая работала в астероидном поясе в этой планетарной системе. Они появились в системе и почти сразу же засекли странный объект, недалеко от места их обычного прибытия. Ничего подобного тут раньше не было, поэтому капитан грузовоза решил проверить, что это за штука тут летает.

Этой штукой оказался мой поломанный корабль. Яхту закрепили на транспортнике, а меня взяли на борт и довезли до небольшого поселка, располагающегося прямо на одном из астероидов. Герметичные модульные строения были разбросаны по небольшой площади и соединенные между собой переходами. В одном из таких модулей-строений, который был единственным здесь баром, мы в данный момент с капитаном подобравшего меня транспортника и сидели, отмечая мое счастливое спасение.

Надо признать, я с полным основанием мог считать себя невероятным счастливчиком. Потому что, по словам Хью, они прилетали сюда всего раз в тридцать стандартных дней и мне очень повезло, что мой корабль поломался именно в этот, а не в какой-нибудь иной день. В другое время, в том месте, где оказался мой корабль, никого другого встретить было не реально.

По поводу поломки яхты, да и вообще всего того, что со мной случилось — мне пришлось импровизировать и выдумывать историю прямо на ходу.

Я представился именем бывшего хозяина яхты и сказал, что люблю путешествовать, посещать различные дикие планеты, чтобы охотиться на всяких редких и экзотических зверей. На последней планете местные хищники оказались намного опаснее, чем мы рассчитывали. И трое моих друзей остались там навсегда, погибнув при нападении зверей. А когда я направлялся домой, то искин на яхте неожиданно спятил (я подозреваю, что он был кем-то целенаправленно перепрограммирован с целью убить меня, ведь мои родители очень богаты и у них очень много врагов, вы же понимаете) и сделал прыжок в эту систему, а потом испортил все оборудование на корабле. Я уже собирался прощаться с жизнью, когда неожиданно появился ваш транспортник. Вы спасли мне жизнь и я вас обязательно за это отплачу.

Угрюмы Хью лишь махнул рукой на мое последнее заявление и предложил продолжить отмечать дальше. Я был не против, хотя и поговорить я был тоже совсем не прочь. В частности, меня очень заинтересовал его транспортник, который очень отличался от кораблей, которые выполняют обычно грузовые рейсы во Фронтире.

— Так это же марканский военно-транспортный корабль сопровождения, — гордо сообщил мне капитан грузовоза, — а не обычная какая-то «калоша» или «мул», которые клепают на своих верфях келианцы сотнями в месяц. Это, брат, самый настоящий марканский корабль. Слышал о них?

Я утвердительно кивнул головой. Странный вопрос — о марканцах и их военных технологиях слышала вся обитаемая вселенная. Это были лучшие изготовители и разработчики технологии и техники, предназначенных для ведения боевых действий. Лучшие корабли, лучшее оружие, как корабельное, так и личное, лучшие бронекостюмы, лучшая наземная военная техника. В общем в этой сфере самым продвинутым и надежным продуктом считалось то, что было произведено марканцами.

Правда был один, а точнее даже два нюанса. Первый — они продавали на сторону далеко не всю свою технику. И второе — то что все-таки продавали, стоило очень и очень дорого. Далеко не каждый мог позволить себе иметь их оружие. Тем более их корабли.

Так что было весьма странно и непонятно, откуда у этого пьянчуги такой транспортник. О чем я в вежливой форме и поинтересовался у моего собутыльника, подливая ему новую порцию из новой бутылки.

— Три года назад я работал мусорщиком в системе Линария, это в… Да не важно, ты о такой дыре даже и слышал, наверное, — Хью сделал новый глоток и чуть помолчав продолжил свой рассказ. Что удивительно, не смотря на количество выпитого, его голос звучал вполне четко и внятно, не заплетаясь, как можно было бы ожидать, учитывая сколько времени мы уже тут сидели и сколько уже успели выпить. — В общем в этой системе лет тридцать назад произошло сражение за ее обладание. Марканцы схлестнулись с имперцами. Там было обнаружено очень большое количество тариания, ради которого на некоторое время все забыли о заключенных договорах об ограниченном использовании космических военных сил при разрешении международных споров. Короче говоря, они забили на все и оба государства отправили туда по целому флоту. Естественно все закончилось огромным сражением. С несколько десятками погибших кораблей с каждой стороны.

— Марканцы выиграли? — кроме производства оружия, они так же умели хорошо им пользоваться. Так что мое предположение было вполне оправданным.

— А вот хрен. Никто не выиграл. У марканцев лучше техника и лучше солдаты, это всем известно. Но у империи их больше. Поэтому кроме одного первого прибывшего флота, вскоре туда заявилось еще несколько эскадр, которые уравновесили сражающиеся силы. Короче говоря, спустя несколько часов ожесточенного боя и Маркан и империя Арна отдали приказ об отводе всех своих сил из системы.

— Кладбище кораблей, — понятливо кивнул головой я. — Они не стали разгребать и растаскивать обломки? Ни имперцы, ни марканцы?

— Нет, — покачал головой Угрюмый Хью и снова сделал большой глоток из стакана, — просто забросали подходы минами и оставили все как есть. Должно быть подсчитали, что операция по разгребанию всего того дерьма, что они там натворили влетит им в очень большие деньги. Поэтому бросили все как есть. Хотя это не такая уж и редкость. Подобных скоплении побитых кораблей хватает на окраинах Содружества. Но для мусорщиков это даже хорошо.

— Мусорщиков? — спросил я, хотя уже догадался о ком идет речь и чем эти люди занимаются на подобных корабельных свалках-кладбищах.

— Да. Те, кто решает рискнуть и выполняет работу военных трофейщиков, возясь с подбитыми кораблями и снимая рабочее оборудование с них. Так можно неплохо заработать, если повезет, конечно. Снятые силовые корабельные установки, реакторы, бортовое оружие, защитные щиты, внутренние механизмы. Все это можно очень даже неплохо продать. Если при этом не подорвешься на чем-нибудь или тебя не подстрелит какой-нибудь спятивший боевой искин. Такое тоже частенько случается. Но в любом случае, риск несомненно стоит того. Можно добыть очень редкие и дорогие предметы.

— Типа твоего корабля, — мне пришлось вернуть разговор в интересующее меня русло. Не хватало еще, чтобы он тут начал нести всякие небылицы из своей прошлой жизни. Сказки мне были не слишком интересны.

— Да. Я, можно сказать, сорвал куш с этим корабликом. Мне и моей команде тогда очень повезло, что мы обнаружили его почти не поврежденным. Из почти сотни кораблей, которые висят в том системе, почти все имеют очень сильные повреждения и не способны больше летать, по крайней мере без очень серьезного ремонта. Но не мой «Бродяга», у него оказалась нарушена только система энергоподачи на боковые маршевые двигатели. Устранить неполадки было не так уж трудно, когда мы получили доступ на борт. С этим тоже пришлось повозиться, потому что у марканцев великолепные боевые системы. Из-за них я тогда потерял пятерых из своей команды. Они попали на нашем боте, под турели ближней обороны, которые тогда еще функционировали на корпусе транспортника. Потом мы их все, понятное дело сняли и продали. Как и многое другое лишне и бесполезное оборудование. Теперь это отличный мирный грузовоз.

«Да уж, испоганил хороший корабль и еще очень этим гордиться, дебил», — про себя подумал я.

Кроме всего прочего, этот любитель демилитаризации еще, наверное и снял все броневое покрытие с бывшего военного-транспортного корабля. И откуда только берутся такие «гении». Размышляя об этом, и уже не слишком слушая дальнейший рассказ Хью, я окинул взглядом помещение бара: несколько человек в коричневых рабочих комбезах, пара, даже на вид ужасных шлюх и в дальнем конце зала глава местной полиции шериф Янус. Я чуть приподнял бокал, заметив, что он смотрит на меня и дождавшись его кивка, снова отвернулся к Угрюмому. В общем с местным шефом полиции мы быстро пришли к взаимопониманию по поводу потери моей идентификационной карты гражданина путем незаметного перекочевывания из моих рук в его, кредитного чипа на десять тысяч. Он разрешил мне остаться в поселке на пару дней, а потом улететь на корабле, который меня спас. Ему было плевать, кто я и откуда, главное, что я тут не собираюсь задерживаться и создавать какие-то ему проблемы своим присутствием.

Он мне об этом так прямо и сказал, перед тем как пропустить на территорию шахтерского поселка. И, надо сказать, что мне очень нравилась его позиция по этому вопросу. Так будет легче для всех.

— Ты всегда хотел заниматься извозом во Фронтире? — прервал я рассказ Хью, который уже дошел до того момента, как стал описывать, сколько, когда и куда он отвозит товар на своем марканском грузовозе.

Боже мой, марканский грузовоз. Да за одно только это выражение, этого идиота, стоило отправить прогуляться среди звезд. Превратить отличный военный корабль в перевозчика всякого дерьма — для этого надо было быть полным кретином.

— Нет, конечно. Но пока то другого выхода нет. Что мне еще делать? Во внутреннем пространстве Содружества слишком высокая конкуренция и мой уровень гражданства и индекс социальной адаптации не способствует в борьбе за прибыльные заказы. Приходится крутиться здесь, — чуть печально ответил Угрюмый и снова налил себе из уже пятой или шестой (я уже сбился со счета) бутылки.

— А почему ты не продал свой транспортник и не поселился где-нибудь? За такой корабль, полагаю, что можно выручить пару миллионов довольно легко. Даже не смотря на то, что он сейчас не в полной комплектации и уже давно не новый.

— И что я буду делать на какой-нибудь планете? Мне там будет скучно, брат. Я люблю летать, а не ползать по земле. Вот так вот.

— Но ты не думал, поменять корабль на какой-нибудь другой при этом. Продать марканский транспортник, а вместо него купить, скажем, келианский. У них гражданские корабли даже намного лучше приспособлены для перевозок, — продолжал интересоваться я.

Внезапно взгляд Угрюмого стал очень пронзительным и, кажется, даже протрезвевшими. Он подозрительно на меня уставился и спросил:

— А что это ты все о моем «Бродяге» интересуешься? К чему это все вопросы?

Я спокойно поставил стакан на стол и чуть пожав плечами ответил:

— Да просто так. Про марканские корабли много ходит слухов, но увидеть их в живую большая редкость. Вот мне и интересно. Что ты хочешь от парня, который большую часть времени почти не покидал центральных планет. Вот мне и интересно. А еще я раньше не общался с такими бывалыми звездолетчиками, как ты. Ну сам посуди, у меня, конечно, есть своя яхта, — тут я сделал паузу и поправился: — точнее была яхта.

При этих словах Хью перестал быть серьезным и даже ухмыльнулся. Ему ситуация с потерей дорогого личного корабля богатеньким мальчиком, казалась забавной.

— Но я до этого никогда не общался с теми, кто почти живет среди звезд и очень редко опускается на планеты. Я то ведь летаю очень мало, да и редко, что уж говорить, — я чуть заискивающе улыбнулся. При этом я не был уверен, что мое притворство сработает как надо. Все-таки выглядел я не слишком похожим на выходца из среды «золотой молодежи». За исключением, разве что, шмоток, в которые я сейчас был одет. Хотя мой вид можно было списать на мое увлечение охотой на опасных экзотических животных.

Сориться с Хью мне было нельзя, чтобы он не психанул и не оставил меня здесь. Я обязательно должен был попасть на борт Бродяги и отправиться вместе с ними. Ведь у меня на этот корабль и впрямь были свои планы.

— Ладно, малыш, — вместо «брата» я у капитана грузовоза получил теперь другое прозвище. Интересно это было понижение или повышение. Но похоже, мне удалось оказать на него то влияние, какое я и хотел. — Корабль у меня и впрямь редкий. Такого обычно не встретишь в портах Содружества.

Я согласно кивнул и снова подлил собеседнику выпивку в стакан. Редкий и отличный. Когда они меня подобрали, все время, что мы летели до этого поселения, я бродил и осматривал тот грузовоз. Мне хотелось побыстрее избавиться от мыслей о смерти, к которой я был так близок всего чуть меньше часа назад. Не хотелось на этом зацикливаться и раздумывать, что бы со мной было, если бы тут не появился Угрюмый Хью.

А корабль и впрямь был хорош. Я сразу узнал модель военного транспортника марканского производства «Смерч». Предназначенный для сопровождения и снабжения ударных кораблей флота, он кроме хорошей защиты, был вполне прилично вооружен. Несколько плазменных пушек, автоматические турели ближней обороны, ловушки имитаторы и постановщики помех для противоракетной обороны, локальные генераторы для малых щитов, дополнительные энерго-накопители, все это делало корабль достаточно защищенным даже для непосредственного участия в боевых действиях.

Конечно, сейчас всего этого на борту уже не было. Сидящий напротив меня индивид все снял с него и продал. Но ведь все можно было и вернуть. Возможно даже не марканского производства. Келианское или имперское оборудование тоже подойдет в случае чего.

Потом провести еще небольшую модернизацию и разместить на корабле так же несколько дронов — истребителей (эх, сейчас бы марканские «Лезвия». Как бы они пригодились. Чертовы имперцы, разнесшие док у Иланты). Превратив таким образом в полуноситель, полутранспортник, хорошо вооруженный и отлично защищенной. Места еще останется для небольшой абордажной команды и для добычи в трюме. Тем более, если по больше использовать дроидов, вместо живых бойцов, скажем в соотношении семьдесят на тридцать. Это будет просто отлично. Идеальный пиратский рейдер. Мощный и грозный. То, что надо.

Так что я был совсем не против, чтобы завладеть этим кораблем. Но сделать это здесь и сейчас было физически невозможно. Все-таки могла подняться тревога и меня могли тут скрутить. Захват стоило проводить в космосе, находясь непосредственно на борту корабля и вдали от кого-бы то ни было.

Перед прыжком грузовоз выйдет из астероидного поля, на это уйдет примерно часа три времени. По крайней мере именно столько мы сюда добирались в прошлый раз. Под угрозой оружия заставить капитана передать мне полномочия над кораблем, запереть его вместе с экипажем где-нибудь и потом совершить прыжок туда, куда мне нужно.

Для захвата можно использовать одну из охотничьих винтовок. Против защищенных броней целей они были бесполезны, но для одетых в обычные комбезы членов экипажа «Бродяги» это оружие будет вполне пригодно. В команде всего семеро человек, так что проблем с ними не должно возникнуть. Тем более, что при мне все еще оставались псионические силы.

Впрочем, если возникнет необходимость, я без колебании открою огонь и из винтовки. Отбрасывать телекинезом или участвовать в каких-то кулачных боях я не собирался. При оказании активного сопротивления я был готов применять оружие.

Может показаться, что я собирался поступить неблагородно и нечестно. Отплатив за свою жизнь спасителю тем, что отберу у него корабль. Но я не чувствовал себя чем-то обязанным ему. Почти сразу после того, как я поднялся на борт, я заплатил ему сто тысяч кредитов. И обещал дать еще двести, если он меня доставит в указанное мной место. Он согласился. В принципе я его не собираюсь обманывать — свои деньги он получит, если конечно, не станет делать глупости и пытаться сопротивляться во время захвата. Я не собираюсь убивать специально его самого или его людей.

Высажу где-нибудь, отдам еще двести штук, пусть купит себе какого-нибудь келианского «мула» и перестанет издеваться над кораблем, явно непредназначенным для перевозки всякого хлама по шахтерским поселкам.

— Ну что, пошли на борт твоего красавца? Не пора сделать перерыв? Мы вроде уже довольно неплохо отметили и мое спасение, и ваше сюда прибытие, — обратился я к Угрюмому. Тот тяжело согласно кивнул головой и попытался встать. Похоже, что его четкая речь и взгляд, все-таки были ширмой, за которой скрывалась правда о том, что капитан транспортника был все же порядком пьян. Если быть точнее, то судя по его неуверенным движениям — мужик был «в стельку».

— Пошли, давай я тебе помогу, — перебросив его плечо я направился на выход из бара.

Шагов через тридцать, я вспомнил, что так и не поинтересовался о произошедших новостях в Содружестве за последние месяцы. Совсем мысли об этом марканском «Смерче» выбили у меня из головы все остальное. А ведь я бы хотел узнать, что все-таки тогда случилось с тем рейдом, что организовала Хлоя Азура. Выхода в Галанет в поселке к сожалению, не было. Поэтому можно было узнать информацию только из личных разговоров. Я рассчитывал в этом на Угрюмого Хью. Но совершенно забыл об этом. Все время мысли крутились вокруг его корабля и как можно будет его присвоить себе. У меня прям руки чесались побыстрее получить над этим марканцем полную власть. Этот корабль, просто создан, чтобы быть переделанным в пиратский рейдер.

Неожиданно в затылке я почувствовал нарастающую боль от уколов холодных иголок. Опасность. Я сбросил переброшенную через мою шею руку Хью и опустив его на землю, и быстро двинулся вперед по переходу. Чтобы мне не угрожало нужно было покинуть этот коридор, соединяющий модули-здания поселка между собой. Но я не успел дойти до его конца. Створки переборки, вдруг закрылись прямо перед моим носом, не дав мне выскочить в другое помещение. А сзади раздался ленивой-снисходительный голос:

— Куда это так ты спешишь, парень?

Глава 3

«Единый Навигационный реестр был создан не просто для фиксирования новых планетарных систем, но и для отслеживания плотности космического движения на территории Звездного Содружества».

Из статьи в Галанете — «Единый Навигационный реестр, история создания и развития». Автор неизвестен.

Я медленно развернулся и посмотрел на говорившего. В принципе я уже примерно представлял, что там будет. Точнее кто там будет. И я не ошибся в своих ожиданиях. Четверо человек, одетых в точно такие же коричневые рабочие комбинезоны, что были на нескольких посетителях в баре, где я до этого момента был. Вполне возможно, что кто-то из этих там тоже присутствовал (в этих одинаковых комбезах они были страшно похожи друг на друга и казались мне все на одно лицо). В руках какие-то незнакомые мне ручные импульсники. Причем, судя по внешнему виду оружия, они были ужасно старые, даже древние. Только вот это вовсе не означало, что они не могут стрелять. А энерго-заряд выпущенный даже из устаревшей модели бластера, на таком расстоянии, вполне мог проделать дырку, несовместимую с жизнью, в незащищенном человеческом теле. А я сейчас был именно в таком состоянии, потому что на мне сейчас была только обычная одежда, которую я позаимствовал из гардероба дохлого хозяина яхты. Ходить в «Абсолюте», в котором меня спасли, было жутко неудобно. Он был тяжелее моей старой брони и плохо приспособлен для долговременной носки в обычных условиях.

«Нужно было не только забрать кредитные чипы и ценности с яхты, но и «БСС-14», — подумал я глядя на черные дула в руках грабителей. Признаться честно, я не знал, что делать. В принципе они не были для меня так уже опасны. Даже одетый в обычную куртку и без оружия в руках, эти шахтеры не были для меня серьезными противниками. Простой телекинетический импульс — и всех четверых снесет до конца коридора. Резкий, усиленный прыжок вперед и можно смело добивать лежащих на полу, любителей чужих денег.

Судя по тому, как они держали бластеры и общему поведению — опыта обращения с оружием у них не было. Профессионального опыта, имею в виду. Когда человек после установки специализированной базы, несколько месяцев отрабатывает полученные знания на практике, получая и закрепляя реакции своего тела для действии в боевой обстановке. Мозг в этом случае почти не нужен — тело само знает, что делать, как делать и когда. Профессиональный солдат или кто-то, с похожей специализацией, где требовались знания обращения с оружием, стоял бы и выглядел совсем по-другому, чем эти четверо обалдуев.

— Не дергайся, паренек. Мы с тобой просто поболтать хотим и кое-что обсудить, — лениво и чуть вальяжно обратился ко мне стоявший чуть впереди человек. Лысый, примерно моего роста, крепкого телосложения. Похоже он был главарем.

— Не дергаюсь, — ответил я и чуть поднял руки. Я решил не поднимать шум в общественном коридоре. Здесь это была что-то вроде улицы и начинать бой была не слишком хорошая идея. Да и неизвестно, насколько хороши

тут стены и пол, в плане защиты от выстрелов. Снаружи все-таки был вакуум и устроить случайно разгерметизацию мне отнюдь не хотелось. Сзади послышался звук раздвигаемых створок. Чуть отступив назад и одновременно с этим в сторону, я повернул голову, чтобы увидеть, кто там идет. Если эти «гопники» откроют огонь по вновь прибывшим, надо будет успеть прыгнуть внутрь следующего здания-модуля.

Но это не произошло. За открывшейся дверью обнаружилось еще трое человек и судя по бластерам в руках, они тут были явно неслучайно. Видимо сообщники той четверки.

— Взял их, Лысый? Отлично, пошли, надо торопиться, пока шериф Янус не разнюхал, что мы подключились к системам поселка, — сказал один из новеньких. По его приказному тону, было видно, что с определением босса в их небольшой компашке я немного ошибся. По-видимому, им был вот этот низенький мужичок с черными волосами и залысиной на голове. «Интересно у него случайно кличка не «Плешивый», — мелькнула у меня мысль, когда меня начали выталкивать в проход в помещение из которого появилась вторая группа. Мне почему-то главарь напомнил актера из одного американского сериала, однажды виденного мною на Земле. Он там играл короля демонов и был весьма неплох в этой роли.

Двое человек из первой подхватила на руки, все такого же бессознательного Угрюмого Хью и потащила его за нами.

В общем чертах мне понятна была ситуация: несколько шахтеров узнали о прибытии вместе с обычным грузовозом дорогой яхты с пассажиром на борту и решили немного подзаработать на этом. И, надо сказать, мне их желание ограбить какого-нибудь «золотого мальчика» было вполне понятно и объяснимо. Сколько они тут зарабатывают в год? Семьдесят тысяч? Восемьдесят? Вряд ли больше ста штук кредитов. После всех выплат за жилье и еду, за которое обычно в таких поселках тоже надо платить, хоть и не много, но какую-то часть обязательно, то в целом, в чистом виде у каждого такого работяги в конечном итоге выходит не слишком большой доход. А ведь они не сидят где-нибудь в офисах, в комфортных условиях, работая за терминалами и нажимая только кнопки перед собой. У них работа более тяжелая и грязная. Так что их желание по-быстрому разбогатеть мне было абсолютно понятно.

Именно из таких обычно в итоге получались пираты, бандиты и другие подобные элементы. Они не хотели горбатиться, зарабатывая деньги тяжелым трудом. Они увидели шанс и решили его использовать, чтобы получить все быстро и без напряга. То, что при этом будет нарушен закон, таких людей не волновало. В процентном соотношении подобных «рисковых» личностей в любом обществе было совсем немного. Где-то в районе одного процента от общего количества населения. И логику их действий, и миропорядок по которому они жили, я в общем-то понимал. Именно из таких людей шло пополнение в абордажные команды в Свободных портах. Они в основной своей массе были бесстрашны и глупы. Полезные качества для «мяса» в боях.

И потому, что я понимал их и примерно представлял их дальнейшие действия, я решил пока им подчиниться и ничего не предпринимать. В конце концов, то что они собирались сделать, судя по всему, полностью отвечало моим планам.

— Вперед, чего встал? — меня толкнули в направление следующего коридора.

Мы шли минут двадцать и по абсолютно другому пути, по которому до этого мы с Угрюмым направлялись в бар. Но в конечном итоге, мы так же оказались перед шлюзом в ангар, в котором сейчас находился «Бродяга» Угрюмого Хью.

Похоже мое предположение, о котором я подумал, в самом начале этой эпопей, оказалось верным — грабители хотели не просто ограбить меня или яхту, но и угнать транспортник. Это было просто превосходно. Потому что для мне такой вариант событий просто превосходно подходил. Конечно, вместо семи безоружных человек, теперь мне будет противостоять семеро вооруженных. Но, думаю, что с ними не должно было возникнуть проблем в конечном итоге. А вот то, что старт будет явно ускорен, мне было на руку. Сидеть в баре, пить дешевой алкоголь и слушать рассказы Угрюмого еще два дня мне абсолютно не улыбалось. Ведь именно столько обычно экипаж грузовоза находился здесь. Хотя обычно погрузка и разгрузка корабля полностью осуществлялась в течении нескольких часов. А лишнее время они сидели здесь из-за того, что кроме всего прочего, им так же шли деньги от заказчика за время затраченное на доставку груза. Вместо того, чтобы сидеть в космосе лишние оплаченные сутки, члены команды грузовоза проводили это время в шахтерском поселении.

— Система через тридцать минут снова уйдет под контроль администрации,

— сообщил, внезапно появившийся сзади человек. Он зашел в шлюз последним и видимо был занят взломом местной сети и ее управленческих структур. Судя по более субтильному телосложению и неглупому лицу, по сравнению с другими бандитами, его можно было бы назвать земным словом «умник» или же «ботаник». Парень явно разбирался во взломе информационных систем. Может его не стоит убивать? Он вполне может мне пригодится в дальнейшем.

— Ладно, заходим, — скомандовал главарь и один из его людей нажал на панель управления шлюзовыми створками.

Дверь открылась и перед нами предстал местный ангар. Надо сказать, что он был не похож на обычные ангары, куда обычно приземляются корабли. Он был небольшой и не вмещал полностью грузовоз — там не было столько места для такого большого корабля. Внутри ангара находилась лишь малая задняя часть транспортника, с открытым грузовым трапом. Основное, так сказать, тело, было снаружи. Это было сделано специально, для экономии пространства и его обслуживания.

Поэтому перед нашими глазами, появилось относительно небольшое помещение (относительно размера всего марканского «Смерча») в котором сейчас было всего несколько человек из числа рабочей смены, которая занималась погрузкой добытого сырья на борт. Судя по трюму, который мне был виден даже от входа, им еще предстояло как минимум на треть заполнить его. То есть час-два активной работы тут точно понадобится.

— Шевелись, — меня снова чуть подтолкнули сзади.

— Приведите его, наконец, в порядок. Этот, ублюдок, нужен нам в сознании. Ему скоро будет нужно выводить корабль отсюда, — приказал главный из наших пленителей.

Угрюмого Хью стали немилосердно трясти и бить по лицу. Мне даже его стало немного жаль. Не самый гуманный способ, чтобы протрезветь. Но вполне действенный, как оказалось. По крайней мере, в сознание капитан грузовоза пришел и его взгляд стал более или менее осмысленным.

— Слушай сюда, сейчас мы зайдем на борт твоего корыта и улетим отсюда понял, Будешь слушаться, останешься со своими людьми живым. Они уже все на борту, так что без глупостей, — босс бандитов подошел к пилоту и взяв того за подбородок правой рукой, чуть сжал его.

Хью молча кивнул головой. Было видно, что он окончательно протрезвел и понял, что попал в плохую ситуацию.

Не обращая внимание на людей в ангаре, вооруженные шахтеры затолкали нас внутрь марканского транспортника, велев его капитану закрыть грузовой люк. Тот молча подчинился, отдав приказ искину сделать, требуемое нашими захватчиками.

Где-то снаружи, наверху корабля, должна была быть прикреплена моя яхта. Без серьезного ремонта, полетать она уже не сможет, но там была моя броня, которую было бы неплохо забрать потом с собой. Если, конечно, все пойдет по моему плану и транспортник все-таки в итоге окажется под моим контролем.

И надо сказать, что шансы такого развития событий были очень велики. Эти «преступные гении» даже не потрудились меня обыскать. Небольшой пластиковый пакет набитый кредитными чипами, несколькими драгоценными побрякушками и ручными компами, все так же оставался у меня сзади за поясом. Не говоря уже об универсальном ноже из аварийного набора, с которым за несколько месяцев жизни на Тауреле я привык ни на секунду не расставаться. После того, как я выбрался с планеты, я решил не изменять этой крайне полезной привычке и поэтому сейчас нож висел у меня на спине под курткой, рукояткой вниз и полностью готовый к применению. Так что мне было чем противостоять этим любителям чужого добра в случае чего. Если даже не вспоминать о Псионике.

Экипаж и впрямь был уже на борту «Бродяги» — шестеро человек были заперты в одной из кают. Куда меня тоже затолкали, как только мы очутились внутри. Угрюмого Хью увели куда-то дальше. Должно быть на командный мостик, для управления кораблем.

Я развернулся к собратьям по плену и чуть улыбнулся. Мне ответили хмурыми кивками — за короткий полет от места нахождения яхты и до шахтерского поселения, мельком меня видели все из команды грузовоза.

— И все же я думаю, что ни хрена у них не получиться, — убежденно сказал один людей в комнате. Он был здесь вроде бы корабельным техником. И судя по его фразе, они тут уже вели какой-то разговор, до моего появления здесь.

— Получиться. Я четко слышал, как лысый говорил, что реактор, питающий не только поселок, но и местную систему противокосмической обороны, будет отключен в момент нашего отлета. Они ничего не смогут подделать. Корабль будет угнан, — резко ответил другой ему другой. Кем он был я точно не знал. Наверно, тоже какой-нибудь техник. Полноценных инженеров на подобный корабль обычно не брали, в виду дороговизны услуг последних. Хотя такое тоже бывало.

— Как думаете, что с нами потом сделают? — чуть испуганным голосом включился в разговор еще один пленник.

— Выкинут в открытый космос, что же еще. Похожи эти парни решили заняться пиратством, вместо дальнейшего долбления астероидов, — выдал, вполне, на мой взгляд, здравое предположение тот, кто говорил про отключение реактора. — У пиратов это называется — отправить на прогулку. И они со многими так поступают.

— Прогуляться среди звезд, — машинально поправил я, а затем чертыхнулся про себя. Кто тянул меня за язык?

— Что?

— Пираты называют такой вид казни — отправить прогуляться среди звезд, а не просто отправить на прогулку. Когда человека выкидывают без скафа в открытый космос, то получается вроде шутки, насчет прогулки мертвого тела среди звезд, — объяснил я, а затем добавил, видя удивление на лицах моих соратников по плену: — Мне один знакомый рассказывал, который прожил почти всю жизнь на территории Фронтира.

Понятливо кивнув, мои сокамерники (каюта, по сути и была сейчас нашей камерой) принялись снова обсуждать и спорить о своей дальнейшей судьбе. Как ни странно, большинство были уверены, что в конечном итоге их все-таки оставят в живых. Заберут корабль — да, но жизней лишать не будут. Высадят где-нибудь и все. Удивительная уверенность в милосердии вероятных будущих пиратов. Признаться, честно я был поражен наивностью людей, запертых со мной в одном помещении. Как они до сих пор выжили во Фронтире? Видимо они тут не задерживались на долгий срок.

Через несколько минут корабль чуть вздрогнули и судя по внешним ощущениям взлетел.

— Кто по внутреннему протоколу после Угрюмого Хью получает право на пилотирование корабля? — спросил я.

— Ну я, — ответил один из шестерки. В отличие от остальных он по большей части молчал и не вступал в разговоры. — Я второй пилот. А к чему ты интересуешься?

— Просто так, — я чуть пожал плечами. Теперь ясно, кого надо будет в первую очередь оберегать от смерти. По крайней мере до тех пор, пока я не получу контроль над кораблем.

Примерно через один час полета, я понял, что прошло достаточно времени и мы уже вполне далеко отдалились от шахтерского поселения. Судя, по тому, что по нам не стреляли, похоже слова про вывод из строя местной системы обороны на небольшой промежуток времени в результате отключения местного реактора в поселке, чтобы свалить с астероида, были правдой.

Подойдя к двери я направил на нее правую руки и спроецировал импульс псионической энергии, направленный на замок. Еще на Тауреле я заметил, что жесты рукой очень помогают при манипуляции этой силой. С ними выходило намного легче и быстрее производить различные действия, в отличие от простой концентрации обычным взглядом. Не знаю уж почему, но мне помощь ручными жестами очень помогала.

Когда металлическая створка распахнулась и за ней обнаружились двое с бластерами за поясами, я не стал тратить время на разговоры.

Жест левой рукой и оба тела врезаются в противоположную стенку коридора.

Прыжок к ним, с одновременным выдергиванием кинжала, висящего у меня за спиной под курткой между лопатками.

Удар под подбородок на половину глубины лезвия правому и уже через секунду удар в район уха левому. Начинающие пираты даже не успели ничего толком понять. На их лицах, даже после смерти было видно выражение удивления пополам с недоумением. Два трупа меньше чем за три секунды. Все-таки время, проведенного на ледяной планете было потрачено не зря. Быстро бить ножом я там хорошо научился.

Без сомнений, без колебаний.

Развернувшись я снова вытянул левую руку и телекинезом дернул дверь в обратную сторону, чтобы закрыть ее. Замок уже не работал, но я очень сильно вогнал створку в паз на противоположной стороне дверного проема. А потом немного деформировал ее, чтобы она легко не могла выйти обратно. По крайней мере некоторое время открыть ее будет трудно.

Пусть члены экипажа грузовоза сидят взаперти дальше. Мне не нужно чтобы они путались у меня под ногами.

Я попытался вызвать сеть корабля, чтобы узнать где точно находится командная рубка, но ответа не получил. Что же, похоже придется искать на удачу. Точнее пользуясь общими знаниями, которые у меня были по подобным кораблям.

Оглядевшись и определив, где примерно должны сейчас быть Угрюмый Хью и остальные наши захватчики, я подобрав бластеры и убрав нож обратно направился в ту сторону.

Перед этим правда, пришлось вытереть клинок о трупы, так как крови на нем было очень много. Вкладывать в ножны его в таком виде было нельзя. Занимаясь этим мои мысли были заняты не тем, что я только что убил двух человек (такое со мной было уже не в первый раз), а тем, почему разработчики холодного оружия еще не придумали какой-нибудь способ, который бы оставлял лезвие чистым сразу же после его применения. Можно ведь придумать, какое-нибудь средство, которое скажем, как-то бы отталкивало кровь и любую другую грязь, которая могла попасть на нож и оставляло бы его чистым. До сих пор помню, как трудно и неудобно было счищать с лезвия кровь мертвых животных на Тауреле…

Бластеры, забранные у трупов, были неизвестной мне модели и производства. Но судя по их потертому виду, им было явно немало лет. На мой взгляд это были какие-то гражданские модели, отнюдь не военные. По крайней мере, на мой субъективный взгляд, если судить по их дизайну, то они скорее походили на импульсники, предназначенные для продажи широким слоям населения. Конечно, при условии наличия у человека гражданства. Мне, кстати, это очень нравилось в законах Содружества — каждый гражданин имел право на свободное приобретение и ношение почти любого оружия, без всяких проблем и ограничений. В моей бывшей стране такого закона явно не хватало. Знаю, что многие собеседники, если бы я завел такой разговор с ними из моих бывших знакомых, стали бы утверждать о повышении криминальной обстановки в обществе, в случае принятия подобного закона. Но я бы ответил на это предложением посмотреть статистику по поводу тяжких и особо тяжких преступлении в американских штатах, где разрешено владеть и носить оружие почти без ограничении. Информация была бы для них довольно интересной, я думаю.

Конечно, кроме всего прочего при этом, будет необходимо провести изменения на законодательном уровне в таких моментах, как скажем, разрешенный уровень применения самообороны. Если человек пристрелил кого-то за нападение на себя, но потом за это сядет, то смысла разрешать носить оружие будет мало. Или скажем убийство грабителя, залезшего в дом. Тут тоже необходимы корректировки, которые позволяли бы людям, защищающим свой дом не оказаться впоследствии на скамье подсудимых. К сожалению, когда меня выкрали с планеты, даже до разработки подобных законов, не говоря уже об их принятии к исполнению, в России было очень далеко.

А вот в Звездном Содружестве с этим был полный порядок. У них владение оружием было закреплено в законе, как право свободного человека. Хотя большая часть населения, почему-то этим правом не пользовалась. Что было на мой взгляд несколько странным…

Различия между военным оружием и всем остальным в основном было в мощности выпускаемых зарядов. Конечно, такие параметры, как плотность огня, дальность прицельной стрельбы, количество выпускаемых зарядов с одной энерго-обоймы, возможность синхронизации с определенными бронекостюмами для работы в едином боевом комплексе — так же имели очень важную роль. Но на первом месте стояла именно мощность выстрела. С гражданских моделей максимум можно было пробить только легкий уровень брони, средний, а тем более тяжелый был для них недостижим. В отличие от военных, где некоторые вполне могли пробивать даже средние доспехи. Например, мой самый первый здесь импульсник — марканский ручной бластер «Б11». Им можно было прикончить кого-нибудь, даже облаченного в среднюю броню, без всяких проблем.

А из того, что сейчас было у меня в руках, можно было только разве что слегка поцарапать поверхность брони, если она будет одета на человека.

В идеале, мне был следовало пробраться на яхту и облачиться в свою «БСС-14». И только потом идти атаковать остальных захватчиков. Но были две причины, по которым я все же не стал так поступать. Первая — это время, пока я буду лазить в открытом космосе (это займет много времени, учитывая, что прямого перехода между яхтой и транспортником не было и то, что последний в настоящий момент двигался в астероидном поле), тратить его на это было не целесообразно. И второе — самое главное, моя броня была сильно повреждена спереди хирсом. Он пробил мне в грудной пластине очень внушительную борозду. Попав в которую, даже из маломощного бластера, можно было вполне достать до тела и если не прикончить меня, то точно серьезно ранить.

Так что я шел в обычной одежде. Тем более, что в принципе, была еще ведь и третья причина того, что мне можно обойтись без брони — Псионика. При помощи своих сил, в принципе я мог создать щит, который бы меня защитил от импульсных бластерных разрядов. Совсем ненадолго и от небольшого количества. Но, думаю, что три-пять выстрелов малой мощности он сможет выдержать.

Наверное.

Точно я не знал, так как подобный фокус еще не проворачивал. Так что полной уверенности в успехе у меня, честно говоря, не было.

Впрочем, до этого вряд ли дойдет. По крайней мере давать им шансы стрелять первыми я точно не собираюсь.

Идя по довольно широкому коридору я параллельно осматривал его и прикидывал, как тут будет после того, как корабль перейдет в мою собственность. По общей площади этот транспортник был больше Корсара раза в два, не меньше. Но не смотря на это, он все же был средним кораблем, так как ранг больших имели всего несколько типов таких как: военные носители — корабли матки, построенные для переноса более сотни истребителей на своем борту, гражданские круизные лайнеры, перевозящие по несколько десятков тысяч человек за один раз и сверхкрупные транспортники, предназначенные для перевозок внутри себя от миллиона кубических единиц груза. Впрочем, последние уже давно не выпускались, так как им на смену пришли корабли иного типа — специальные буксиры, небольшие по размеру, но могущие совершать прыжки и маневрировать с целыми связками транспортных контейнеров, по общему объему не уступающие грузу, перевозимому ранее на больших грузовозах.

Поэтому не смотря на свой размер по отношению к Мародеру, по сравнению с кораблями большого типа, марканский «Смерч» был все-таки очень мал.

Но тут без проблем можно будет разместить человек тридцать абордажной команды, несколько десятков боевых дроидов и около двадцати дронов. И еще при этом здесь останется достаточно места для возможной добычи. Трюм тут был тоже весьма вместительным.

Прикидывая преобразования, которые тут вскоре будут возможно совершены, я чуть не забыл, что судно еще не мое и между мной и полным контролем над ним, стоит еще шестеро вооруженных бывших шахтеров. А еще надо будет заставить Угрюмого Хью дать мне полные полномочия на управление всем кораблем.

— Внимание, до прыжка осталось две минуты. Всем приготовиться, — внезапно раздался голос искина в пустоте окружающего меня пространства.

Какого черта, происходит?

Я засунул один из бластеров за пояс и взяв другой на изготовку, быстро побежал по коридору в направлении корабельной рубки.

По моим прикидкам мы все еще находились в астероидном поле, если конечно, неожиданно этот грузовоз вдруг откуда-то не получил дополнительные маршевые двигатели и не рванул так, что за час преодолел расстояние, на которое до этого тратил три часа лета. Что было маловероятно.

А это означало, что мы до сих пор находимся в окружении кучи разных по весу и размеру каменных глыб. И совершать гиперпрыжок нам сейчас было категорический нельзя. Все корабли при гиперпереходах не зря отлетают на некоторое расстояние от других кораблей, станции и вообще любых предметов имеющих хоть сколько-то внушительную массу. Это делается совсем не для того, чтобы со стороны можно было поглазеть на красивую вспышку, которая сопровождалась гиперпрыжком. Нет, это делалось для того чтобы в прыжок не было затянуто ничего лишнего из окружающего пространства. Особенно, что-то имеющего большой объем и вес. Потому что при финише, посторонняя вещь обязательно окажется рядом с кораблем и врежется в него с огромной скоростью или окажется вообще прямо посреди корпуса судна, мгновенно разорвав его на части.

Даже в бою корабли не совершали прыжки, если рядом с ними было что-то еще. Шансов выжить при таких действиях были минимальными. Это была почти гарантированная гибель корабля. И соответственно всех, кто будет там на борту.

«Гребанные дебилы, эти идиоты, похоже совсем ни хрена не знают о космических путешествиях», — думал я, быстро несясь по коридору. Нужно было обязательно успеть остановить прыжок.

Видимо что-то там у них случилось и шахтеры-пираты заставили Угрюмого начать прыжок прямо сейчас, не дожидаясь пока мы выйдем из астероидного поля. Интересно, он им хоть рассказал, что это чрезвычайно опасно и по сути они приговорил всех на борту к почти неминуемой гибели. Или им было на это вообще плевать.

Переборки в коридоре открывались передо мной сами, никаких блокировок на них не стояло, поэтому я продвигался довольно быстро. Все-таки моя физическая форма была сейчас очень на высоком уровне. Если бы я оказался сейчас на Земле, то могу поспорить, что смог бы посоревноваться в некоторых видах спорта на равных даже с олимпийскими чемпионами, без всяких проблем. По крайней мере не уступил бы им точно.

Влетев за очередной поворот, я врезался в одного из захватчиков. Похоже встреча был неожиданной для нас обоих. Но в отличие от своего противника я имел более лучшую реакцию (звери на холодной планете отличались не только своей силой, но и ловкостью, которая включала в себя так же высокую скорость движении лапами и вообще всем телом в целом), а потому действовал быстро и без колебании.

Удар с левой по голове — начинающий пират чуть отлетает назад и почти в ту же секунду за ударом следуют два выстрела из бластера прямо ему в грудь.

Две секунды и новый труп лежит на корабельной палубе, а я снова бегу дальше по коридору.

— Внимание, до прыжка одна минута.

Все-таки этот корабль был очень большим по размеру.

Но в итоге, я успел добежать до рубки. С запасом примерно секунд в сорок. И все было бы хорошо, если бы не картина, которую я обнаружил перед ней, которую можно было смело назвать земным словом «приплыли».

Дело в том, что прямо перед закрытыми створками, за которой по идее должна была находится рубка управлением кораблем, толпилось пятеро человек, одетых в коричневые рабочие комбинезоны. Это были те самые шахтеры-бандиты-пираты, которые хотели угнать корабль. Судя по их поведению, сейчас они были заняты тем, что пытались проникнуть внутрь помещения, откуда происходило пилотирование транспортника.

Неужели эта безумная идея с прыжком прямо из астероидного поля принадлежала не кому-то из этих идиотов, а Угрюмому Хью, капитану этого транспортника? Если это было так, то это весьма странно. Потому что он не мог не знать последствии таких действий. Это был не просто рискованный шаг, это было форменное сумасшествие. Может он еще толком не протрезвел и не слишком соображает сейчас, что делает? Потому что другого разумного объяснения его поступку я не видел.

— Эй, ты! Ты как… вырвался из каюты? — один из захватчиков повернулся и заметил меня, стоявшего в другом конце коридора. Он стал доставать из-за пояса импульсник.

Я не стал ничего отвечать в ответ, а просто поднял свой бластер и открыл огонь по толпе. Через две секунды выстрелов, я быстро скрылся за поворотом. Судя по крикам мне удалось как минимум ранить кого-то из бывших шахтеров.

Достав второе оружие и взяв его в левую руку я досчитал до пяти, присел, чуть высунулся из-за угла и с двух рук стал поливать энерго-зарядами противоположный конец коридора. Вести разговоры с этими субъектами было бесполезно. Вряд ли они смогут логический мыслить и рассуждать. Да и смерть троих их товарищей, тоже надо было принимать во внимание.

— До прыжка десять секунд. Всем приготовиться, — разнеслось по коридору. Я про себя чертыхнулся и посмотрел в сторону коридора по которому я только что прибежал сюда. По нему нельзя было добраться до того, что возможно может спасти мне жизнь при гиперпрыжке вместе с несколькими каменными глыбами в несколько десятков, а то и сотен тонн веса. Орбитальные грузовые боты, в количестве двух штук.

Именно они были тем средством, при помощи которого, возможно будет покинуть корабль, когда мы прибудем на финишную точку и транспортник начнет разносить на мелкие кусочки от столкновения с прихваченными с собой астероидами. Был небольшой шанс, что это не случиться сразу и тогда можно будет успеть, отстыковавшись от корабля на боте, спастись отсюда.

В теории, добраться до них можно было направившись в обратном направлении по коридору, по которому я совсем недавно пробежал. Но дело в том, что путь до причальных площадок при этом займет очень долгое время. Я осматривал транспортник, когда летел на нем в шахтерский поселок и отлично запомнил его внутреннее строение. Никаких шансов, быстро добраться по этому коридору до ботов, не было. «Чертов Угрюмый Хью. Мало того, что он издевался над таким кораблем, возя на нем всякий мусор, так теперь этот ублюдок хочет вообще его уничтожить» — подумал я оглядывая потолок и стены коридора. А ведь я считал его же почти своим. При случае надо будет обязательно прикончить этого психа.

Впрочем, сейчас мне точно было не до этого. Главное было как-то пройти мимо все еще отстреливающихся начинающих пиратов. Через них путь к пристыкованным ботам был намного короче. Если быть точным, то путь туда занял бы меньше минуты по тому дальнему от меня коридору. Может я поторопился и не следовало сразу начинать стрелять в них. Вот дерьмо. Иногда я действую быстрее, чем обдумываю ситуацию в целом.

Но меня можно понять, почти год я жил на планете, где при малейшей задержке на обдумывание ситуации, это может оказаться последним твоим действием на этом свете. Хищники на Тауреле не те, с кем можно зазеваться, постоять и спокойно поразмышлять над чем-то. Там нужно бить, а не раздумывать, делать это или нет. Потому что варианта «нет», в мире вечного холода, не существует. Если только ты не собираешься удрать от противника. Но и это делать нужно без всяких задержек на раздумье о сложившейся ситуации. Проще говоря там следовало жить по правилу, которому точно сформулировано в земном выражении — «сначала стреляешь и только потом начинаешь задавать вопросы».

Так что, мои рефлексы сказали мне стрелять по кучке захватчиков передо мной, что я и сделал. Без сомнений и без колебаний.

Только вот спустя несколько десятков секунд у меня появились серьезные сомнения насчет правильности моего последнего поступка.

— Прыжок.

Корабль качнуло, а через секунду все резко дернулось в бок. Я чуть не упал, но сумел удержаться. Послышался еще какой-то шум. А потом пол под моими ногами повело куда-то в сторону уже довольно сильно.

То, что я еще был жив и меня сразу не разнесло на молекулы с кораблем — был весьма хороший знак. Но вот все нарастающий шум, все же предполагал, что повреждения все-таки были нанесены и судя по всему очень серьезные.

— Эй, вы там! — заорал я, вытягивая одну руку вперед из-за угла. — Корабль сейчас полностью развалиться.

— Че ты несешь? Как ты выбрался и где наши люди? — раздался голос главаря.

— Ты ранил Вика, да мы тебя уроем….. — разделся еще один голос.

Проигнорировав последний вопрос главного среди бывших шахтеров и слова другого крикуна, я начал быстро говорить:

— Через пару минут корабль полностью выйдет из строя. При прыжке, мы с собой утянули несколько астероидов, которые повредили транспортник. Прислушайтесь, идет разрушение корпуса. У нас мало времени. Но мы можем спастись. На борту есть бот, я умею им управлять. Если поторопимся, то можно будет успеть покинуть грузовоз до того, как не станет слишком поздно. В противном случае мы все здесь скоро сдохнем! Последнее предложение я выкрикнул, чтобы до каждого из стрелков в другом конце коридора дошло, что угроза смерти висит над всеми и наша перестрелка сейчас не самая удачная мысль.

— Да пошел ты, урод. Мы тебя сами прикончим… — раздался выкрик стой стороны, но который был затем резко прерван. Похоже кто-то был против наших переговоров, но главный решил, что они все-таки необходимы.

— Что ты предлагаешь? — раздался его голос.

— Через ваш коридор можно быстро добраться до причальных площадок, где расположены боты. Мы зайдем на один них и покинем корабль, пока его окончательно не разнесло на множество кусков. Без меня вам этого не сделать, я явлюсь пилотом и могу управлять кораблями, в том числе и малыми, к которым принадлежат также и боты, Если хотите жить, то мы вместе должны немедленно сваливать отсюда, — прокричал в ответ.

На самом деле, чтобы экстренно покинуть корабль на орбитальном боте не было необходимости иметь пилотскую специализацию. Достаточно было ввести программу на эвакуацию и искин бота сам бы произвел все необходимые действия для отстыковки и отлета от покидаемого корабля. На таких ботах стояли обычно искины третьего или четвертого поколения, иногда пятого. Они были, конечно, не слишком развитыми, но произвести необходимые действия в автоматическом режимы вполне были способны. Но лично я сомневался, что эти начинающие пираты, знали о такой функции в ботах. Не говоря уже о том, чтобы суметь ввести нужную команду на активацию подобной программы спасательной эвакуации. Можно поспорить, что все они были типичными планетарниками, которые в своей жизни совершили только один-два полноценных длительных полета на межсистемниках. То, что они работали в пустоте, на шахтах в астероидном поле вовсе не делало их знатоками полетов в этой самой пустоте. Так что можно было не сомневаться, что они вцепятся в мое предложение обеими руками.

— Хорошо, иди сюда, мы не будем стрелять, — спустя три секунды после моего ответа раздался голос низкорослого главаря.

Я быстро направился по коридору, готовый в любой момент активировать щит, при помощи псионической силы. До этого я не мог ей воспользоваться, потому что расстояние, на котором я мог осуществлять манипуляции ею не превышала десяти-двенадцати метров. А мои противники был в другом конце коридора и до них я попросту не доставал. Так что в ход пошел испытанный и проверенный другой способ общения с врагами — огонь из ручного бластера. Который с легкостью перекрывал разделяющее нас расстояние.

И судя по лежащему одному телу на полу, которое я увидел, когда приблизился к углу своих бывших партнеров по перестрелке, бластерный способ тоже вполне неплохо показал себя.

— Где боты? — требовательно спросил босс несостоявшихся пиратов.

— Там, — я махнул рукой в правую сторону коридора. Левая заканчивалась входом на мостик управления. Там сейчас находился Угрюмый Хью и непонятно на что надеялся. Потому что за последние секунды шум вокруг усилился и стало уже ясно, что кораблю осталось совсем немного. Остались еще запертые другие члены экипажа, но я, понятное дело, не собирался возвращаться назад, чтобы освобождать их. На это нет времени. Пусть скажут спасибо своему капитану за его «гениальную идею». Их смерть будет полностью на совести старого алкаша, который сейчас сидел, заперевшись на мостике грузовоза.

— Тогда пошли, — не обращая внимание на своего лежавшего товарища, оставшиеся четверо шахтеров быстро двинулись по коридору. Правда перед этим пропустив меня перед собой.

Мы добрались до бота весьма быстро. Секунд за тридцать если быть точным. При беге все держали свое оружие в руках и были наготове. Не слишком мы доверяли друг другу. И надо признать, со стороны моих попутчиков это было полностью оправданно. Потому что, как только мы оказались у входного шлюза, ведущего на борт орбитального бота, я развернувшись и встав чуть боком, так чтобы все четверо людей в коричневых комбезах оказались на одной линии, резко выбросил вперед левую руку. Телекинетический удар отбросил всю четверку к противоположной стене и сильно их приложил об нее. Хотя и не убил. Стоны и ругань, по крайней мере, я слышал, когда задраивал переходные створки в боте.

Усевшись в кресло пилота я быстро активировал спаспрограмму и стал ожидать быстрой расстыковки и отлета от корабля.

Брать тех придурков с собой я понятное дело не планировал. Оказаться в компактном, замкнутом помещении с четверыми людьми, которые жаждут твоей смерти — не самая прекрасная мысль. Мне нужно было пройти мимо них по коридору, ведущему к моему спасению. Но спасать их я вовсе не собирался. Не хотелось после спасения, получить от кого-то из них энерго-заряд в свое тело. Пусть уж лучше останутся на борту и сдохнут

там.

Бот отошел от грузовоза и чуть развернувшись стал удаляться от него. На одном из мониторов, отображался удаляющийся марканский транспортник. Ноя смотрел не на него, я смотрел через лобовой иллюминатор бота. Приплыли

Прямо передо мной находилась огромная космическая станция. Чья именно она была отсюда пока было не понятно. Но вот несколько кораблей, которые были выведены на главный монитор и увеличены в своих размерах, были мне прекрасно известны.

Пограничные имперские эсминцы.

Целых четыре штуки. Висели недалеко от огромной станции. Похоже, что это был то ли военный, то ли торговый, а скорее всего и тот, и другой, форпост империи Арна.

Медленно протянув руку, я включил связь на громкоговоритель и по небольшой рубке сразу же разнеслись слова неизвестного человека:

— … спасательные шлюпы будут у вас уже через минуту. Рекомендуем вам пока, надеть пустотные скафандры и постараться не паниковать…

— Я не паникую, забери вас все боги. И про скафы, я вам уже сказал, что они находятся в другом помещении, до которого я не могу добраться, потому что прямо за дверью находятся эти ублюдки. И я не знаю, что там с моими людьми. Они тоже были заперты, когда я в последний раз их видел,

— с удивлением я опознал голос одного из говоривших. Это был Угрюмый Хью. — Кораблю недолго осталось. Проклятые астероиды, здорово прошлись по нему. У меня искин тут с ума сходит. Говорит, что до полной разгерметизации осталось меньше минуты. Так что советую вам поторопиться, если хотите хоть кого-то тут спасти.

— Понял, вас. Не волнуйтесь, мы постараемся. Секунду, — голос спасателя на мгновение прервался, — От вашего корабля только что отошел один из ваших ботов. Это могут быть ваши люди?

— Не знаю, я же говорил вам что…

Я выключил связь и откинулся в кресле. Спустя пару секунд на панели высветилось сообщение о входящем сигнале. Ну вот и все, похоже тут мой конец пути.

Черт бы побрал тебя, Угрюмый Хью. Этот хитрожопый любитель выпить совершил такой рискованный прыжок вовсе не надеясь на удачу. Он все рассчитал.

Точнее на удачу он все же полагался, так как точно знать, что корабль останется целый при выходе из прыжка, он все же не мог. Но по-видимому для Угрюмого вариант запереться на мостике и прыгнуть прямо среди астероидов был предпочтительнее, чем полагаться на милость новичков-пиратов. Такого, признаться честно, я не ожидал. Это был чрезвычайно рискованный шаг.

И не факт, что он был оправдан. Потому что, если судить по монитору, показывающему «Бродягу» кораблю очень хорошо досталось и не известно, успеют ли там кого-либо спасти.

Сигнал внешнего вызова мигал и переливался, показывая, что со мной все еще хотят побеседовать. Но я не нажимал на него, потому что совершенно точно знал, чем этот разговор закончиться. Да и вообще, чем вся эта история вскоре завершиться. Оттягивать неизбежное было бесполезно, но я все же решил чуть-чуть насладиться последними мгновениями на свободе. Потому что вырваться отсюда у меня никак не выйдет. Все было кончено. Моя пиратская эпопея закончиться здесь и сейчас.

Вздохнув, я потянулся к пульту и нажал на кнопку открытия канала связи:

— Слушаю…

— Заключенный Риз, вас ждут на суде. Приготовьтесь для одевания силовых браслетов, — два огромных охранника стоявшие перед моей камерой были спокойны и расслаблены. По крайней мере, мне так казалось. Но так ли это на самом деле я точно не знал. Да и не стремился узнать.

Впрочем, сотрудникам центра задержанных преступников, не было никаких основании жаловаться на меня. Я не буянил, не ругался, не нападал на охранников или какой-то другой персонал. В отличие от многих других, которых я тут за последний день видел. Некоторые были похоже совсем не в своем уме и буквально бросались на стены и на любых живых людей поблизости. Жалкое зрелище.

Я же был спокоен, вежлив и делал все что приказывали. Смысла сопротивляется не было никакого. Могу поспорить они тут очень хорошо научились успокаивать буйных преступников. Испытывать на себе их методы я совсем не желал.

С момента моего ареста прошло чуть больше двадцати четырех часов. Когда на бот с грузового транспортника Угрюмого Хью ворвались пятеро десантников в штурмовой броне, вроде как для спасения меня, но на самом деле для задержания всех лиц участвующих в истории с захватом корабля, то я не сопротивлялся и не пытался ничего сделать.

Несмотря на наличие псионических сил, пытаться как-то решить проблему силовым путем было чистым сумасшествием. Против экипированных с головы до пяток в тяжелые доспехи военных модификантов у меня не было никаких шансов. Только себе здоровье бы испортил или же и вовсе потерял жизнь. Долгих разговоров от десантников не стоило ожидать — несколько плазменных выстрелов и все. Отправляйся в виде звездного ветра в дальнейшие странствия, капитан Риз.

Поэтому я не сопротивлялся. И, естественно, вскоре моя личность была полностью установлена. Все-таки я был в Черном Списке, так что прикинуться пострадавшим или каким-нибудь посторонним у меня бы не вышло. Меня заковали в специальные силовые наручники и отправили в камеру Центра Правосудия, находившегося прямо на станции, которую я видел из окна бота, когда эвакуировался с корабля Хью.

Кстати о нем и о корабле. Никто на нем не выжил, а сам марканский транспортник развалился на несколько кусков, в следствии полученных многочисленных повреждении своего корпуса от нескольких каменных глыб, которые были прихвачены с собой грузовозом при гиперпрыжке из астероидного поля. А после еще раздалось несколько взрывов, которые не оставили спасателям ни одного шанса на спасение кого-бы то ни было с борта «Бродяги».

Угрюмый Хью, все же не смог обмануть смерть и сбежать от нее. Он не умер от рук начинающих пиратов — бывших шахтеров, но умер от собственных действий. Мне даже было немного жаль его. Что ни говори, а поступок был довольно смелый и рискованный. Глупый, но смелый.

Впрочем, его смерть и смерть всех остальных на его борту не была признананна моей виной. После проведенного быстрого ментосканирования, было доказано, что к уничтожению «Бродяги» я не имею ни малейшего отношения. Хотя это мне не слишком помогло. Так как и без этого события, на мне висел очень внушительный список правонарушений. Как там говорила та чиновница-регистратор новых заключенных:

— Нападение и захват кораблей Звездного Содружества.

— Массовые убийства граждан различной категории нескольких государств, входящих в состав Звездного Содружества.

— Уничтожение имущества корпорации, официально зарегистрированных на территории Звездного Содружества.

— Нападение на колонии, находящиеся под юрисдикцией Звездного Содружества.

— Торговля краденным товаром без разрешения и уплаты налогового сбора.

(Этот момент заставил меня удивленно распахнуть глаза и появилось желание показать пальцем на женщину, зачитывающей мои проступки, а потом покрутить пальцем у своего виска).

— Установка незарегистрированных нейросетей, имплантов и баз со специальностями.

— Организация преступного сообщества с целью осуществления космического разбоя.

В общем, она тогда долго перечисляла всякого рода преступления, в каких меня обвиняют. Даже упомянула с точностью все мои налеты. Что поделать, скрыть что-то от ментосканирования было не возможно. Даже при быстром и поверхностном варианте.

Это было несколько часов назад. После меня отвели в камеру, дали поесть и поспать. А сейчас я уже направлялся в суд для выслушивания своего приговора. В отличие от Земли, тут правосудие осуществлялось очень быстро. Тем более, над таким, как я. Все-таки Черный список был не лучшей рекомендацией. Хорошо еще, что меня вообще еще не казнили. Хотя имперцы в последнее время такое уже не практикуют. Предпочитая отправлять преступников на пожизненное.

На это я и рассчитывал, когда сдавался без активного сопротивления. Все-таки если бы меня ждала смертная казнь, то я скорее всего предпочел бы умереть будучи на свободе, чем находясь в заключении. Например, можно было разогнавшись на том грузовом боте врезаться в спасательный шлюп на котором летели имперские десантники. Уйти в мир иной захватив с собой компанию врагов, всяко лучше, чем медленно умирать от инъекции яда (на территории империя Арна, раньше практиковали именно такой вид казни).

Но меня ждал суд и скорее все пожизненное заключение. Оставалось только выяснить где именно…

— Гражданин третей категории Кастор Риз, известный в пиратских кругах, как капитан Кастор Риз. За многочисленные преступления против цивилизованного общества Звездного Содружества вы приговариваетесь к заключению в Мир Страданий номер 9 на всю вашу оставшуюся жизнь.

Приговор будет приведен в исполнение в течении следующих семидесяти двух стандартных часов.

Я стоял в небольшом сером помещении, которое здесь называлось залом суда и которое нисколько не походило на земные судебные залы. На небольшом возвышении, представляющее собой что-то вроде кафедры с креслом, находился старик-судья, одетый в серо-синюю форму, которую носили чиновники империи Арна. В паре метров перед ним стоял я, за невысокой металлической оградкой. Позади меня стояли, два давешних моих охранника. Вот и все. Никаких прокуроров, адвокатов, зрителей или прессы. Все простенько и со вкусом.

Хотя, может быть в новостях и мелькнет где-нибудь упоминание об еще одном осужденном захваченном пиратском капитане. Но на это рассчитывать вряд ли приходилось. Впрочем, я этому был весьма рад, слава меня не прельщала.

Чуть покрутив головой и поморщившись от обруча на моей голове (его слишком туго затянули) я молча ждал, пока этот старый хрен, закончит свои разглагольствования по поводу неизбежного наказания для космических разбойников. Будь моя воля, я бы приложил его телекинезом об его стол, а потом подтащив тело поближе, раздавил бы его голову ногой, точно так же, как поступил на Тауреле с тем богатеньким психом-извращенцем. Но сделать такой трюк я сейчас уже не мог. Потому что все мои псионические способности были заблокированы специальным прибором, представляющим собой металлический тонкий обруч на моей голове.

Быстро же они нашли способ для подобной блокировки. В профессионализме ученым и инженерам из «НейроКом» было не отказать. Эти ребята не зря ели свои хлеб с икрой, так сказать.

— … Хотите что-то сказать напоследок? — наконец-то закончил свой бубнеж старый судя про неотвратимое правосудие, который он зарядил сразу же после озвучивание приговора.

— Иди….. — лениво ответил я. Лицо старпера перекосило, ему явно не понравилось мое равнодушное спокойствие.

— Увести, — коротко приказал судья и отвернулся.

Ничего больше не сказав, я направился вслед за охранником, второй шел позади меня и следил чтобы я вдруг не выкинул какой-нибудь фокус. К большому моему сожалению никаких фокусов и трюков у меня в загашнике не было. Поэтому дорога до камеры прошла без приключений. Когда охранники ушли и я потирая запястья развернулся лицом к силовым решеткам, то моя челюсть чуть не отвисла до пола от удивления.

В камере напротив моей находилась стройная симпатичная блондинка, в которой я без труда опознал мою старую знакомую — Анну Ларс. И судя по ее вытаращенным глазам, меня тут увидеть она тоже никак не ожидала.

Глава 4

«Люди не меняются в тюрьме. Наоборот — там их личные качества еще больше усиливаются. Трусы становятся еще трусливее, храбрецы — смелее, умные развивают свой интеллект еще больше, а глупцы… А глупцы там обычно погибают», — Тон Заран, глава кафедры психологии Столичной Академии империи Арна.

Глядя на ту, о мести которой, я мечтал последние несколько месяцев, мои мысли сейчас крутились вокруг того, как бы выбраться из своей камеры и попасть в соседнюю. Прямо к этой стерве. А потом очень и очень медленно начать убивать ее, постепенно выдавливая из этой суки жизнь. Капля за каплей, очень очень медленно.

Удивление от такой неожиданной встречи быстро прошло, осталась только злость и ненависть. И, конечно, желание прикончить эту тварь. Которая бросила меня умирать на планете с климатом, где не бывает положительных температур и полной сильных хищников, всегда готовых разорвать кого угодно себе на обед. До сих пор не могу поверить, что я там продержался столь долгое время и в итоге не просто выжил, но и вырвался оттуда живым.

Судя по ошеломлению и невероятному изумлению на личике девушки, сидевшей в соседней камере, она явно не ожидала, что мне удастся провернуть такой трюк. Можно было поспорить на что угодно, моя тогдашняя пленительница никак не рассчитывала на еще одну встречу со мной.

Я сделал шаг и схватил силовую решетку. И сразу же, с проклятиями отдернул руки назад — удар током, под которым она была не был смертельным, но оказался очень даже болезненным.

— Как во имя бесконечно бездны ты тут оказался? — наконец блондинка открыла рот и задала вопрос, который можно было и не озвучивать вслух. Так как все четко читалось на ее лице.

— Могу задать встречный вопрос, — чуть кривовато ухмыльнувшись ответил я. Мысли о мести сначала вытеснили из моей головы все остальное, но я быстро взял себя в руки. Эта куколка, насколько я помню, раньше работала на очень серьезных людей и некоторые ее клиенты были весьма влиятельными (например корпорация Хирото). Интересно как она очутилась в тюрьме и за что? Не ужели попыталась надуть кого-то из своих заказчиков?

— Не твое дело, — огрызнулась моя собеседница. Удивление от встречи у нее тоже прошло. — Впечатлена, что тебе удалось выбраться с той кошмарной планетки. Признаться, честно, я не думала, что встречу тебя снова, Кастор Риз.

— Для тебя — капитан Риз, стерва, — едко ответил я. — А вот я очень даже много думал о тебе и о нашей предстоящей встрече. Конечно, не совсем так, как сейчас. Но полагаю, что все же мы с тобой когда-нибудь еще встретимся в более удобном месте, чем сейчас.

— Убить меня хочешь? — мрачно спросила бывшая свободная наемница.

— Хочу, — с удовольствием подтвердил я ее предположение. — Очень хочу. Ты даже не представляешь, как я хочу увидеть твою смерть. Желательно очень медленную и обязательно от моих рук. Время проведенное на

Тауреле было потрачено мною в том числе и в размышлениях о тебе.

— А может ты вспоминал нашу с тобой последнюю ночь? — сделав два шага вперед девушка продолжила: — Согласись, нам тогда было очень хорошо друге другом.

Я недовольно поморщился. Чертовка была в этом абсолютно права, стоило честно признаться. Когда она была в образе той брюнетки, с которой я встретился на Сиане, то наша проведенная с ней ночь, была просто невероятной. Никогда до этого я ни с одной из женщин не испытывал ничего подобного.

Только вот не смотря на это, мне не стоило забывать, что после того, как я вырубился, та красотка перетащила меня на свой корабль и увезла на холодную планету полную хищников. Где оставила совершенно одного, с минимальными шансами на выживание.

Дорогая цена за секс. Даже пока за самый потрясающий в моей жизни.

— И вообще, вспомни — это ведь ты первый начал, когда бросил меня в том мире одну. Я всего лишь отплатила тебе тем же. Можно считать, что мы с тобой квиты сейчас, — продолжила Ларс.

— Ты подкупила доктора и из-за неверной информации мой корабль попал под удар целого пограничного конвоя имперцев. Ни хрена мы с тобой не квиты.

— Это был просто бизнес, ничего личного. Мне тебя заказали и просто делала свою работу, — девушка в камере напротив чуть изогнулась, а затем медленно опустилась на скамью.

Глядя на длинные стройные ноги, затянутые в облегающие брюки и всю женскую фигуру в целом, в плотно сидящем келианском пилотном костюме, я сглотнул и отвел глаза в сторону. Все-таки я был без женщины уже почти целый год и мое мужское естество очень сильно реагировало на аппетитную блондинку напротив (к чему врать, она была очень хороша, даже не в образе брюнетки-пиратки).

— Ты все равно ответишь за все, — твердо сказал я. По крайней мере я надеялся, что мой голос звучал твердо и уверенно. Потому что мои мысли сами собой съехали с темы смерти девицы на совсем другой лад.

Что поделать, женщины на мужчин отлично умеют оказывать влияние, которое сложно контролировать. Всего несколько секунд назад я думал, как бы убить тело напротив меня, а теперь я обдумываю как бы его поиметь. Вот такой вот странный выверт сознания.

Впрочем, желание отомстить у меня никуда не исчезло.

— Очень сильно сомневаюсь в этом. Если ты не заметил, то ты сейчас находишься за решеткой, — едко улыбнулась девушка, а затем легла, вытянув одну ногу по полу, а вторую согнув, поставила на скамью. — Отсюда ты меня не достанешь. И вообще, судя по списку твоих преступлении, тебя скорее всего отправят в какую-нибудь планету-тюрьму на пожизненное заключение, без права освобождения. И мы с тобой вряд ли еще увидимся. Так что наслаждайся видом моего тела, больше ты его не увидишь.

Я усмехнулся и тоже прилег на скамью, облокотившись одной рукой на нее. Раз уж делать нечего, то можно и поговорить. Свободное время у меня было.

— Ты так же думала, когда выбросила меня связанным на Тауреле. Могу поспорить, ты рассчитывала, что я там сдохну в течении ближайших суток.

— Были такие мысли, были, — согласно кивнула головой Ларс. — Но ты оказался везунчиком и каким-то немыслимым образом не только сумел выжить, но и смог выбраться из того мира. Что очень впечатляющее, я это признаю. Как ты умудрился это провернуть?

— Рассказ за рассказ, — предложил я. — Ты говоришь за что ты здесь сидишь, а я рассказываю про то, как выбрался с той планеты. Идет? Бывшая сотрудница службы безопасности некой корпорации в Содружестве помолчала некоторое время, обдумывая мое предложение, а потом решительно кивнув головой сказала:

— Идет. Но ты первый.

— Все очень просто. Выжить мне там очень помогли мои псионические силы, модуль для которых я поставил за некоторое время до встречи с тобой в зале пиратского собрания. А улететь оттуда я смог, когда на планету приземлилась кучка богатеньких мальчиков, которым захотелось адреналина и они выбрали тот мир для охоты на экзотических зверей, — спокойно рассказал я свою историю, умудрившись уместить весь рассказ о своих приключениях на Тауреле всего в два предложения.

— Ты что, их оставил там?

— Вроде того, — я сделал паузу и веско добавил: — Если быть точным, я оставил там их тела. Но судя по тому, что они лежали на открытой поверхности, когда я улетал, то скорее всего их давно уже сожрали местные обитатели. Тамошние животные, знаешь ли, очень любят кушать. Причем почти все подряд. Так что предполагаю, что от тел, тех любителей экстрима, явно уже ничего не осталось.

— Да уж, ты и впрямь самый настоящий пират, — чуть зябко дернула плечами Анна Ларс. Похоже мой короткий спич, произвел на нее впечатление. Учитывая, что я не стал рассказывать ей о привычках тех «мальчиков» к пыткам людей и их убийствам, со стороны моя история и впрямь звучала жутковато: добропорядочные молодые граждане одного из государств Звездного Содружества, прилетели на охоту, но вместо четвероногих зверей, им повстречался хищник поопаснее. Который прикончил их, выбросил тела наружу и забрав корабль улетел с планеты. С таким типом, в темных переулках лучше не встречаться.

— Теперь твоя очередь, — поторопил я свою временную собеседницу. Она замолкла и о чем-то стала усиленно размышлять. Должно быть прикидывала, что я с ней сотворю, если без тени сомнений убил совершенно посторонних людей. Ежели это действительно было так, то она правильно делала, что думала об этом. Мысли о сексе с ней у меня ушли на второй план, выдвинув снова на первые роли желание мести. Как только перед глазами у меня вновь появился тот холодный мир, то я сразу вспомнил, кому был обязан своему появлению там.

— У меня был контракт на добычу одной информации у неких людей. Заказчиком была небольшая компания, с которой я до этого хотя и работала пару раз, но проблем с ними никаких не было — все платили вовремя и в полном объеме. Но когда я добыла требуемое, то решила продать ее на сторону, потому что узнала настоящую стоимость добычи и захотела получить больше. Только вот оказалось, что за фирмой-заказчиком стояли какие-то серьезные люди, напрямую связанные с властями империи Арна. В итоге я очутилась здесь, — тоже довольно кратко поведала свою историю девушка.

Не было понятно, что именно она добывала и какая была сумма, ради которой свободная охотница решила нагреть своих клиентов. Хотя, по большому счету мне это и не было слишком интересным. А вот насколько ее могут посадить и куда именно, узнать не мешало бы.

— По какому обвинению тебя взяли?

Ларс помолчала, но все же в итоге ответила:

— Нанесение прямого вреда империи и ее гражданам.

Я недоуменно дернул головой:

— И что это за статья? — у меня была основы знаний по юридическим законам империи Арна. Мне ее заложили еще в момент получения мной гражданства на такой уже далекой приграничной планете Лира в центре переселенцев. Но я почему-то не знал о сказанной блондинкой статье. Не было такого в имперском Кодексе Закона.

— Это очень редкая статья, по которой могут осудить любого человека. Если он своими действиями как-то смог навредить стране. Точного наказание нет, поэтому что точно будет дальше я понятия не имею. Но вряд ли что-то слишком серьезное. Думаю, что меня заставят поработать на имперскую службу безопасности. Сажать меня точно не будут, я слишком ценный ресурс для того, чтобы проводить долгое время за решеткой. В отличие от тебя, — девушка повернула голову в мою сторону и ухмыльнулась.

Я молча пожал плечами. Может девица была и права. Она действительно была ловкой по части проведения всякого рода хитрых и тайных дел. Вспомнить хотя бы мое похищение со станции Азуры. Она отлично провернула тот трюк. Это стоило признать.

Мы еще немного поболтали, пока за мной наконец не пришли. В отличие от прошлого раза, дело простыми силовыми браслетами не обошлось. Меня поместили на небольшую стоячую тележку и приковав к ней, увезли на борт тюремного транспортника. Где я очутился среди еще нескольких сотен собратьев по несчастью, которых в скором времени похоже сбросят в специальных одноразовых капсулах на поверхность тюрьмы-планеты Мир Страданий под девятым номером.

Я уже слышал об этой небольшой сети специальных изолированных миров тюремных колоний. Жуткое место. Не зря у них было такое название. Говорили, что оно полностью соответствует действительности, которая творилась внизу на планетах. Туда ссылали на пожизненное всех опасных преступников, приговоренных либо к пожизненному без права на освобождение, либо тех, кто заслужил смертную казнь. В общем, на тринадцати планетах, которые входили в Миры Страданий, собрались самые отъявленные злодеи со всей территории империи Арна. Хотя я слышал, что имперские власти позволяют некоторым другим государствам в Звездном Содружестве, тоже посылать туда некоторое количество своих опасных заключенных. Помогают по дружбе, так сказать.

Работает это так — человека сажают в одноместную и одноразовую капсулу, а затем запускают ее с орбиты вниз на поверхность. После приземления абсолютно никаких шансов выбраться обратно у бедолаги нет. На орбите каждого Мира Страданий развернута автоматическая система боевых спутников-сателлитов, которые уничтожают все что попытается или вырваться изнутри, или приблизиться к планете снаружи. Полностью запечатанный мир.

Короче говоря, не самое приятное место для проживания окончания последних моих четырехсот с гаком лет, которые у меня еще были, после установки новой нейросети «НН1». Эти годы мне и впрямь, скорее всего покажутся годами страданий. Хотя, по крайней мере я буду жив. В конце концов, я столько времени провел на Тауреле, который кстати, вполне можно было бы переименовать в «Ледяной Ад», что сомневаюсь, что меня что-то удивит в девятой планете-тюрьме.

Находясь на борту транспортника я незаметно для себя заснул, даже не смотря на гул от голосов других заключенных и стоячее положение. И спал вполне даже крепко, потому что ни прибытия до конечного пункта, ни выгрузки из корабля я не заметил. А пришел в себя вовсе не от криков тюремных надзирателей и ударов по лицу, как можно было бы рассчитывать, а вполне тихо и мирно. Как будто бы проснулся где-нибудь в спокойном месте. И почти сразу же услышал голоса:

— … нельзя сразу. Хотя, в принципе можно попробовать. По идее мы затем тут и находимся — чтобы экспериментировать, разве не так? — мужской голос был мягким и приятным. Такие голоса обычно принадлежали заботливым докторам преклонных лет.

— Ладно, давай сразу тройку, но если субъекты умрут сразу, то заявку на следующих подопытных подписывать будешь ты. Мне уже надоело, что в отделе учета на меня глазеют, как на какого-то монстра. Как будто мы тут обычных граждан используем, — а вот женский голос был вполне обычен. Он мог принадлежать абсолютно какой угодно женщине. Но слова про подопытных сильно напрягли меня и заставили открыть глаза и оглядеться.

Я все так же был прикован к небольшой каталке-тележке и находился в стоячем положении. Помещение, судя по мягкому белому цвету, многочисленным столам и какому-то оборудованию, как у стен, так и прямо посередине, имело явно какое-то не обычное назначение. Некая помесь научной лаборатории с медицинской хирургической операционной. Было от чего заволноваться. Я тут был явно не в качестве простого посетителя.

Справа и слева от меня в точно таких же открытых металлических контейнерах-каталках стояло еще несколько человек. Судя по такой же ярко оранжевой робе, что и на мне, они были тоже заключенными. Вероятно, с того же транспорта что и я. Сколько точно нас тут было мне точно видно не было, но явно не меньше десятка человек.

Недалеко от нас, выстроенных в один ряд, стояли два человека. Судя по их внешности и бело-серым комбезам, они тут работали. И похоже, это были те, кого я услышал, как только пришел в себя.

Мужчина и впрямь был чем-то похож на доктора, только не такого старого, как я представлял. Но небольшая седая бородка у него присутствовала и делала все же чем-то похожим на представителя врачебной профессии. Женщина была обычной. Не уродина, но и не красавица, возраст где-то за тридцать, но говорить наверняка я не мог (учитывая возможность заморозки возраста и продолжительности жизни в несколько сотен лет). Такая внешность была у девяноста процентов представительниц женского пола, которых легко можно было встретить где-нибудь на улице. По крайней мере, до красотки-блондинки, с которой я разговаривал недавно в камере, на имперском форпосте, этой в комбезе было очень далеко.

— Смотри, Хаг, один пришел в сознание. Интересно, снотворное должно было действовать еще около часа, — женщина подошла ко мне поближе с любопытством уставилась на меня.

— Субъект под номером 95–63, имя Кастор Риз. Обвинения: пиратство, убийства, и т. д. Природный уровень интеллекта — сто пятьдесят девять единиц. После установки «НН1» он повысился до двухсот. Вполне неплохо. Мозгов стать капитаном пиратов у него хватило, — тоже подошедший мужчина-доктор держал в правой руке, что-то похожее на ультратонкий планшет и читал с него информацию. Зачем было так делать мне было не понятно. Не легче ли было вызвать нужный файл прямо через нейросеть и брать информацию оттуда. Вышло бы намного удобнее, на мой взгляд. — Так что тут у него: Специализированный имплант для пилотирования средних кораблей и база «Военный пилот 2-го ранга» шестого уровня — неплохо. Дальше — «Псионический модуль» с базой до пятого уровня, но с уровнем владения до четвертого, тоже очень ничего.

— У него очень необычное физическое развитие. Судя по всему, в последнее время он очень много занимался своим телом. Только непонятно, почему не поставил себе что-нибудь из имплантов для этого. Добиться высоких показателей без искусственных модификации невозможно, — в руках у женщины откуда-то тоже появился планшет, который она стала просматривать, иногда глядя на меня.

Признаться честно меня это зверски взбесило — они говорили так, как будто меня не было рядом. Или, что скорее всего так и было, меня просто не считали достойным для разговора. Просто еще один кусок мяса, на котором, судя по всему, они тут ставили какие-то эксперименты. Но попробовать пообщаться все же стоило. Только не кричать и грозить, а то они явно могут меня легко снова отправить в отключку, а постараться вести себя вежливо, чтобы попытаться выяснить хоть что-то из того, что здесь происходит.

— Что со мной будет? — спросил я. Мой голос был спокойным и даже равнодушным. Стоявшие передо мной доктора-ученые (а кем еще они могли быть, не уборщиками же в самом деле), чуть с интересом взглянули прямо на меня. Должно быть все другие субъекты, если приходили в себя, начинали дико орать на них и рассказывая, что они с ними сделают, когда получат свободу.

Только вот судя по цветущему виду этих личностей в белых одеждах, никому из тех, кто был на моем месте, претворить в жизнь свои намерения в отношении этих людей, не получилось. Так что и я не буду дергаться и кричать. Хотя желание прикончить этих яйцеголовых у меня появилось почти моментально.

— Похоже, что уровень интеллекта все-таки влияет на поведение человека в экстремальных условиях. А профессор Грант, утверждает, что все основано на внутренних природных инстинктах, каждой отдельной личности, — задумчиво проговорил тот, кого женщина до этого назвала Хагом. — Надо признать, что с таким интеллектом у нас редко бывают посетители из числа подопытных. И будь моя воля, то вы бы поучаствовали в совсем других экспериментах. Но то, что там обычно испытывается, абсолютно невозможно проверить на работоспособность в том месте, куда вы вскоре отправитесь.

Ничего толком не поняв из тирады, этого седого говнюка, я все же вежливо спросил:

— А куда именно я направлюсь?

— Туда, куда вы и должны были попасть до того, как некоторых из вас сняли с тюремного транспорта и привезли сюда — Мир Страданий номер 9. В общем-то вы уже почти находитесь там — наша станция висит на орбите этой планеты. Так что спустя пару часов вы уже будете там, где вы и должны быть по приговору суда, — доктор снова уставился в свой планшет.

— Но перед этим вы что-то со мной сделаете, так? Как и с теми, кто сейчас находится по бокам от меня.

Не отвечая на мой вопрос мужчина отошел обратно к столу и стал что-то там делать. Во мне с новой силой вспыхнула злость. Вот же тварь. Прикончить бы его, да помедленнее и помучительнее. Гребанный ублюдок. Но женщина не промолчала, наоборот — она подошла еще ближе и глядя мне в лицо стала говорить:

— Совершенно верно. Видите ли, вы все являетесь добровольцами, согласившимися перед отправкой на пожизненное заключение, на проведение над вами некоторых, полезных для общества граждан империи научных работ. В частности, испытании новых нейросетей, имплантов и баз со специализациями. После чего вы будете отправлены дальше отбывать свое наказание.

— Я не соглашался становиться никаким добровольцем. Ни в устной форме, ни в письменной, — категорично ответил я. Вот ведь твари! Да таких давить нужно еще до рождения. Научные работы они проводят, уроды.

— Формально нет. Но у нас контракт с правительством империи Арна, о том, что мы можем использовать некоторых заключенных, осужденных на пожизненное без права помилования в своих некоторых целях. А так как, после вынесения приговора, подобные вам, по сути становятся собственностью имперской исправительной системы, то вашего прямого согласия на участие в экспериментах не нужно, — спокойно ответили докторша и что-то понажимав на своем ручном компе, который я только сейчас заметил на ее левой руке, сделала пару шагов назад.

— Мы — это кто? — задал я вопрос. Хотя кое-какие подозрения о личностях тех, кто так может развлекаться у меня уже были. Но стоило услышать подтверждение из уст более информированных источников.

— Корпорация «НейроКом», — ответила женщина и посмотрела на меня. — Удивлены? Что поделать, прогресс требует некоторых жертв. В нашем случае, со стороны некоторых осужденных. Хотя, по большому счету, могу вам сказать, что смертность среди пациентов нашего центра не слишком велика. Всего десять процентов. Девять из десяти выживают и отправляются вниз на планету. При этом, произведенные с ними изменения, которые мы тут с ними проделали, зачастую там, им спасают жизнь.

— Вы знаете что именно там находится? — жадно спросил я. Нужно было пользоваться моментом и вытянуть из этой любительницы почесать языком как можно больше информации, пока меня не вырубят при помощи анестезии. А именно это скорее всего вскоре произойдет. — Что это за планета — Мир Страданий номер 9?

— Не самое плохое место, если сравнивать со всеми остальными планетами-тюрьмами, входящие в систему Страданий, — все-таки решила ответить, спустя пару секунд раздумий моя случайная собеседница. — Там живет очень много людей. Мир вполне нормальный, если сравнивать с другими подобными мирами, которые я до этого видела…

Она долго говорила — целых минут десять. И надо сказать, что рассказала о месте, где я вскоре окажусь массу интересного и даже неожиданного для меня.

Планета, где теперь располагалась тюрьма, раньше была вполне развитым миром, на котором жило примерно десять миллионов человек. Она была с одной стороны вроде как независимой, но с другой была под частичным протекторатом империи Арна. Вполне обычный и стандартный мир, которых тысячи в галактике. Но однажды среди населения стал быстро распространятся один религиозный культ. Во что точно они там верили была уже неизвестно, все-таки времени уже много прошло. Да и не суть важно для дальнейшей истории.

Лидеры культа получили полную власть над планетой и объявили об полном отделении от империи и вообще всего Звездного Содружества. Имперским властям это, понятное дело пришлось не по душе, хотя мир был рядовым и не слишком важным, но все-таки для вразумления туда были направлены несколько кораблей с десантом на борту.

В результате последующих боев имперцам удалось закрепиться в столице и начать планомерное очищение от сил фанатиков сначала крупные города, а потом и остальную местность. Население к тому времени по большей своей части стало на сторону прилетевших имперцев и начало помогать им в этом деле.

Видя свое поражение культисты применили какое-то био-оружие и люди на планете стали умирать сначала тысячами, а потом и сотнями тысяч. Империя отозвала армию и запечатала мир на карантин, сбивая всех, кто хотел туда попасть или выбраться оттуда. А еще спустя несколько лет, какой-то светлой голове из центрального правительства пришла в голову идея включить этот мир в создаваемую сеть планет-тюрем Миры Страдания. Планета получила девятый номер и стала местом куда ссылают теперь заключенных.

История с какой-то заразой, которая гуляла по планете всего сотню другую лет назад, признаться меня очень напрягала поначалу. Но по словам, докторши, о ней не стоило беспокоиться, так как она уже давным давно исчезла и ее признаков не было видно среди населения «девятки», как минимум последние сто лет.

Так же мой двуногий источник информации, а вскоре, скорее всего и мучитель, поведала о том, что внизу твориться в настоящее время.

А было там весьма интересно. Если считать интересным мир, на одном континенте, которого жило порядка двух-трех миллионов людей, потомков старых жителей, которые там были со времен смертельной болезни (все-таки определенный процент населения тогда выжил и продолжал существовать на планете) и дети прибывающих туда заключенных. Учитывая, что последних туда отправляли от нескольких сотен, до нескольких тысяч ежегодно, можно было смело говорить, что там все-таки не слишком безопасно для обычного человека.

Впрочем, я таким точно не был. И полагаю, что вполне впишусь в тамошнее общество при желании. Ну или перебью тех, кто будет против моего присутствия там. По крайней мере постараюсь это сделать.

На планете было несколько крупных городов и даже несколько государств, представляющих собой крупные объединения людей проживающих на одной территории по примерно одним законам и с единым правительством. Совсем уж зоной беспредела планету все-таки назвать нельзя было.

Там были кое-какие отсталые технологии, не такие развитые, понятное дело, как в Содружестве или даже где-нибудь во Фронтире, но и средневековья там тоже не было. По крайне мере огнестрельное оружие там присутствовало — это было замечено не раз и не два. Как и наличие разного рода механических средств передвижения. В общем на лошади кататься, видимо, мне не придется. Что меня очень даже радовало. Оказаться в какой-нибудь дыре, где самым быстрым способом добраться из одной точки в другую были какие-нибудь ездовые животные, а лучшим способом прикончить другого разумного двуногого было холодное оружие, мне оптимизма не внушало. Не говоря уже о пище и личной гигиене. Проживания на Тауреле мне хватило с головой. Оказаться снова в такой ситуации, мне категорический не хотелось.

Относительное развитие технологии было связано с тем, что на планету периодически попадали преступники, обладающие определенными техническими профессиями. Да и прошлое планеты давало о себе знать. Когда там был вполне приличный технологический уровень развития. Конечно, ничего летающего там сейчас не было, по крайней мере на уровень даже низкой орбиты, ничего вывести нельзя было. За этим строго следила сеть боевых спутников, которые мгновенно сбивали все, что попыталось бы вылететь с планеты. Как, впрочем и все, что могло бы приблизиться к ней извне. Удрать оттуда было невозможно. По крайней мере по словам этой докторши.

— С планетой все ясно и про то, что там примерно творится тоже. Но зачем вам мы? Что вы хотите с нами сделать? — вежливо спросил я, женщину, после завершения ее рассказа о Мире Страдании номер 9. Нужно было додавить эту любительницу потрепаться и выжать, как говориться, ее по полной программе. Что эти, твари, с нами собрались тут делать? У меня почему-то на этот счет были не слишком радужные мысли. Как бы не оказаться, после всего того, что с нами тут сотворят на планете-тюрьме, каким-нибудь идиотом, со вскрытой черепушкой, гукающего и пускающего пузыри при любом удобном случае. Кошмарная перспектива.

— О, не волнуйтесь. Если вы выживете, то полученные от нас навыки и умения вам очень сильно помогут устроится в тамошнем обществе, — ответила докторша и убрав планшет, стала вводить какие-то команды в свой наручный комп, параллельно говоря со мной: — По планам у нас сейчас были продолжения итоговых испытании универсальной нейросети второго поколения «НН2». Ведь ее вскоре готовятся выпустить в продажу и были нужны финальные тесты. Но около часа назад, пришло срочное сообщение из штаб-квартиры корпорации с требованием начать процедуру обкатки тройки — третьего поколения универсальной нейросети.

— Обкатки? В смысле вы нам хотите ставить «ННЗ»? — чертовы яйцеголовые готовились использовать заключенных, в числе которых был и я, в качестве подопытных кроликов. Вот ведь твари.

— Именно. Можете гордиться, вы будете первыми в обитаемой галактике, кому будут установлена эта нейросеть.

— Сьюзан, может хватит болтать с подопытным? Не забывай, что это всего лишь субъект под номером 95–63, а не какой-то твой знакомый, — внезапно влез в разговор доктор-мужчина, который снова подошел к нам поближе.

— Да брось, Хаг. Это нормальный парень, почему бы и не поболтать с ним. В конце концов, общаться только с обычным окружением на станции меня уже сильно начало утомлять. Так что отстань. Он ведь не какой-то маньяк-убийца, а капитан-пилот среднего межсистемника. По интеллектуальному уровню он нам если и не ровня, то очень вполне близок к этому, — женщина отмахнулась от своего седоватого напарника и повернувшись ко мне лукаво подмигнула. О как, может получиться очаровать ее и избавившись от своих оков, свалить отсюда каким-нибудь образом? Было бы неплохо.

— Капитан, но ведь не капитан какого-нибудь корабля из Содружества. Он был капитаном пиратского легкого крейсера. У него на счету множество нападений, в результате которых было немало погибших людей, — начал говорить доктор по имени Хаг. Будь у меня свободна нога, я бы с удовольствием врезал бы ему под подбородок, очень уж он удачно встал.

— У него высокий уровень интеллекта, только вот использовал он его не на добрые дела, а для совершения злодейств. В том числе и убийств. Так что не обольщайся, Сьюзан.

— А вы здесь, значит, творите добрые дела, ставя эксперименты над людьми без их согласия, — сарктически заметил я. Вот ведь гребанные лицемеры.

— Мы стараемся на благо всего человечества, — чуть напыщенно сказал ученый, а потом чуть подумав, добавил: — Но я не буду вступать в дискуссию с тем, кто не сможет понять такого важного шага.

После он опять отошел к столу и больше уже не подходил ко мне. С женщиной-ученой мы общались еще минут десять. Она поведала подробности о том, что меня и моих собратьев по несчастью ждет в ближайшее время. Как-то повлиять на нее мне к сожалению, так и не удалось. Зато хоть узнал о своем ближайшем будущем.

И надо сказать, что оно было не слишком радужным.

Первое и самое главное, была конечно установка экспериментальной универсальной нейросети «НИЗ». Это была новая нейросеть третьего поколения от корпорации «НейроКом». Она была основана на таких же квазиживых технологиях, что и первая модель, которая была сейчас во мне. То есть, она разрастется и поглотит «НН1», полностью заменив ее. При условии, что если я выживу при этом, понятное дело.

Третье поколение отличалось от второго большей скоростью реакции создаваемых нейронных связей, которые пронзали все человеческое тело с головы до пят. Вследствие чего к ней можно было подключать не три импланта, как в «НН1» и даже не шесть, как к еще даже не поступившей в продажу «НН2», а целых двенадцать. Именно столько имплантов нейросеть могла поддерживать без всяких проблем, разработанных тоже на основе биотехнологии «НейроКом».

После полного развертывания «ННЗ», тем кто выживет и будет чувствовать себя хорошо, будут имплантированы различны модули. Причем по полной программе. То есть будет установлены все двенадцать имплантов. На мой вопрос, можно ли будет выбрать увеличение каких-нибудь определенных характеристик по моему желанию, у Сьюзан чуть не началась истерика от смеха, который внезапно ей овладел. Настолько ей показался мой вопрос забавным.

Понятное дело, все будет ставиться строго по определенному списку, составленному самими экспериментаторами, ведь подопытным мышкам не было разрешено выбирать для себя лучшие кусочки сыра при проведении исследовании над ними.

Хотя она пообещала, что мне подберет самое лучшее. У них был заказ от марканцев для проверки кое-каких образцов (корпорация сотрудничала со всеми государствами в Содружестве, каких-то особенных предпочтении у них не было), которые были совместной разработкой ученых Маркана и НейроКом, и возможно мне будут поставлены именно они. Как известно, марканцы знают толк в военных технологиях. А импланты, которые мне будут поставлены напрямую связаны с этой деятельностью.

Дело в том, что по большей частью, оказалось, что будут ставится увеличители характеристик на силу, скорость мышечных реакции, координацию движении, выносливость организма, его регенерацию и возможность переноса токсичных и биологических опасных веществ. Конечные улучшения коснутся всего организма, проведя в теле такие изменения как: увеличение мышечной массы, развитие эластичности связок и укрепление костной структуры всего скелета. В итоге получится полноценный военный модификант для ведения непосредственного боя на поле битвы. Все эти изменения не будут мгновенными и займут определенное время — примерно от пары недель до одного месяца, точных данных по этому вопросу пока не было.

И при этом никаких новых специализированных пилотских имплантов или каких-то других, призванных облегчить управление какими-то другими устройствами или механизмами, никакого повышения интеллекта или скорости мозговых импульсов, обеспечивающих увеличение мыслительных процессов и никакой дополнительной памяти.

Выбор был обусловлен тем, что после установки всего этого добра в наши организмы и сброса нас вниз на планету, за показаниями работы новых имплантов будет вестись дистанционное наблюдение. Потому что кроме всего прочего, в тело к подопытным добавлялся специальный передатчик, который передавал состояние работы вживленных устройств прямо на станцию, на орбиту.

А так как внизу летать или подключаться было не к чему, то и импланты подбирались соответствующим образом. Те, которые точно будут использованы на планете Мира Страданий номер 9.

Хорошо еще, что мои старые модули для управления космическими кораблями и псионическими силами оставались при мне, потому что универсальная нейросеть третьего поколения была разработана на основе своей младшей сестренки «НН1» и не будет уничтожать уже подключенные модули, которые также были произведены «НейроКом». Но все равно, вместо нужных и желательных для меня характеристик, таких как интеллект или память, мне проапгрейдят, так сказать «мышцу». Хотя я бы предпочел увеличить себе «мозги».

Черт бы их всех побрал.

После операции всем выжившим будет поставлены новые военные базы по солдатским специализациям, таким, как «Пехотинец планетарных сил», «Десантник-штурмовик» и «Десантник-универсал». Всем абсолютно разной направленности и разного уровня.

После нас сбросят вниз и будут наблюдать за работой имплантов в самых настоящих боевых условиях. Потому что внизу явно надо будет драться и сражаться не на жизнь, а на смерть.

И уже после подобных экспериментов, можно будет переходить на испытания среди обычного рядового состава из солдат империи.

Вот такая вот логика была у этих ученых «двигателей прогресса» человечества.

Но все же плюс в этой ситуации был, ведь Сьюзан пообещала мне поставить импланты, предназначенные не для империи Арна, а совместный продукт «НейроКом» и ученых-инженеров с Маркана. Их импланты давали больше единиц прибавки к увеличенным характеристикам. А так же они более тесно приживались и работали с новой нейросетью (судя по предварительным тестам, как там будет на самом деле, пока было не известно).

Вместо стандартной имперской базы, мне будет закачена тоже марканская — «Десантник-универсал», в отличие от всех. И уровень у нее будет не случайный (вполне могло оказаться как четвертый, так и седьмой, смотря что там надумает ученый, который составляет таблицу для опытов), а сразу максимальный восьмой. Правда, для ее полного овладения понадобиться время в районе полутора лет. Но судя по всему времени скоро у меня будет навалом.

Короче говоря, выгода от того, что сумел проснуться раньше всех, была очень весомая и в плане получения информации, и в плане получения лучших имплантов и специализированной базы.

Опять же — если я еще выживу при развертывании универсальной нейросети третьего поколения. До нас, эту хреновину людям еще, как оказалось, не вкалывали.

Вообще, я был бы не прочь поболтать с той любительницей пообщаться — Сьюзан и дальше, но неожиданно шагнувший сбоку доктор Хаг и сделавший мне резко инъекцию снотворного в шею, помешал этому. Последней моей мыслью было то, что в моем списке тех, кого надо будет при случае обязательно прикончить, сейчас появилось еще одно имя. Надеюсь, что однажды мне этот яйцеголовый попадется и я ему популярно объясню про его неверное поведение.

А потом наступила тьма.

*****

Тео очень любил быструю езду, просто обожал ее. Причем его даже устраивало носиться не только по дорогам, оставшимся с процветающих времен, но и просто по полями или любой другой пригодной для этого местности. Благо его багги, отлично была приспособлена для этого.

Он собрал эту машину самостоятельно когда ему не было еще и шестнадцати лет, а значит он еще не имел прав на владение чем-либо. Но его дядя, хозяин автомастерской, в которой обслуживались сами «Вестники смерти», разрешил ему это и объявил багги своим. А когда Тео исполнилось шестнадцать сразу же передал его ему.

Его дядя был очень хорошим человеком. Добрым, отзывчивым. Он был одним из «пришедших с небес», но при этом сильно отличался от них. Точнее от большинства тех, кто периодически падает с неба. Обычно оттуда приходили люди жестокие и очень опасные. Для которых убить другого человека было очень легко и даже приятно. Хотя надо признать, обычно воины из них были никакие. Но все равно, этих монстров с удовольствием брали к себе все группировки, как небольшие, включающие в себя пару сотен человек, так и огромные, которые контролировали целые города и даже обширные территории. Последние имели у себя целые армии, для которых постоянно нужны были новые рекруты, так как тут стычки и битвы не прекращались ни на одну секунду. Девятка не был спокойным и тихим миром.

От дяди (который впрочем был не совсем родным дядей, он подобрал Тео мальчишкой и взял к себе в мастерскую) он узнал, что раньше тут было совсем по-другому. Это был развитый мир, входивший в огромное межзвездное государство, в составе которого были многие сотни подобных планет. Здесь счастливо жили люди, которые могли без проблем путешествовать среди звезд. Он не назывался «Девяткой», это название принесли сюда пришедшие с небес, и над головами не висели механизмы, готовые убивать всех, кто попытается вырваться отсюда. Это было совсем другое время. Счастливое время.

По крайней мере, Тео хотелось так думать. Потому что сейчас, тут явно было совсем не похоже на те времена.

Вновь задрав голову вверх, он снова посмотрел на приближающийся огненный след в небе. Тео гнал очень быстро и надеялся, что успеет первым к прибывшему извне новому человеку. Их сбрасывали сверху в небольших металлических ящиках, приземление которых было видно издалека и на них можно было вполне неплохо заработать, если повезет. Обычно добраться до новеньких успевали другие. Тео за всю свою короткую жизнь двадцати с небольшим лет успел доехать до вновь прибывших всего три раза. И два из них были не слишком удачными, потому что люди из железных ящиков попытались на него напасть. Впрочем, не слишком для них удачно, так как он все же был очень ловким и без труда смог увернуться и оглушить их. За них он сумел получить всего по пятьдесят монет, плюс по двадцать за каждый ящик. Это с трудом покрыло расходы на заправку и обслуживание машины.

Но последний третий случай принес ему сразу пять сотен монет. Именно тогда ему посчастливилось наткнуться на того, кто отлично разбирался в механизмах и даже в «думающих машинах». Вестники смерти без разговоров отсыпали Тео кучу монет за то, что тот привез новичка-спеца к ним, а не к кому-то еще.

Конечно же, он не силой привез того человека в город и не продал как какую-нибудь скотину хозяевам города Трелони. Он все ему подробно объяснил, куда он попал, как тут выживать и к кому лучше пойти, чтобы хорошо устроиться. В конце концов, он же не был падальщиком.

И только у Тео в голове промелькнули мысли о падальщиках и методах их действий, как он внезапно далеко впереди и чуть справа от курса своего движения увидел две быстро несущиеся точки. Судя по направлению их перемещения, они так же направлялись в предполагаемое место приземления гостя с небес.

Тьма и Свет! Похоже они успеют первыми. Не видать Тео новых монет, как своих ушей. Эти двуногие монстры точно успеют первыми. Шансов сразу против двух ловчих команд у него не было.

Падальщики не будут долго разговаривать с новичком, просто изобьют и отвезут на рынок рабов куда-нибудь на побережье. Или оставят себе. Такое тоже бывало. В крупные города эта группировка не совалась. Точнее их туда не пускали. Кочующие по планете жестокие дикие убийцы не были в большом почете в городах, даже в таком мире, как Девятка. Потому что, если большая часть людей если и убивали кого-то, то как правило делали это по необходимости, в силу сложившихся обстоятельств, то падальщики занимались убийствами просто потому, что им это нравилось. Привязать человека к за руки и ноги к четырем разным машинам, а потом одновременно рванув на них, разорвать его на части, не ради наказания за какой-нибудь серьезный проступок (такая казнь была кое-где популярна), а для того чтобы просто поглазеть на то, как от человеческого тела отрываются куски живой плоти, было в их стиле. Короче говоря, эти ублюдки, были не те, с кем стоило встречаться. Особенно, если ты только что прибыл на Девятку.

Но Тео все же не стал сбавлять скорость, хотя и изменил направление. Теперь он подъедет к месту падения чуть со стороны и сможет понаблюдать, как падальщики будут вытаскивать вновь прибывшего. Не то, чтобы ему так уж это было нужно, но прямо сейчас возвращаться в город ему не хотелось. Он был в пути два дня и ехать обратно прямо сейчас не было никакой необходимости.

Металлический ящик упал в небольшой низине. Остановившись на краю метрах в трехстах от места падения, Тео достал увеличитель и стал смотреть в него.

Вот откинулась крышка и наружу вывалилось тело в ярко оранжевой одежде. Постояв чуть на одном колене, человек явно пытался прийти в себя. Тео знал по рассказам, что спуск с небес не такой комфортный и приятный, как может показаться со стороны. После приземления люди чувствуют себя весьма паршиво.

Но полностью восстановиться новичку не дали. Подъехало две машины падальщиков и оттуда высыпало около восьми-десяти человек. Они быстро побежали к человеку.

Тео вздохнул, ну вот и все, уплыли его монеты. Даже ящик, наверное, заберут с собой. Чтоб у этих сволочей топливо закончилось при длинном переходе. Или чтобы они нарвались на патруль Чистых. Те быстро прикончат всю эту шайку. Они с такими долгие разговоры не разговаривали — сразу пулю в лоб пускали.

Только вот судя по тому, что вдали началось твориться, этим падальщикам уже никуда оттуда не уехать. Молодой странник не верил своим глазам, потому что у места приземления «пришедшего с неба» сейчас творилось нечто невероятное: там убивали падальщиков. И судя по воплям, которые долетели даже до сюда, делалось это весьма жестоко.

Человек из ящика двигался очень быстро и казалось каждое его движение несло кому-то либо смерть, либо сильное увечье с непереносимой болью. Враги были вооружены и их было больше, но они ничего не могли поделать с оранжевым воплощением самой смерти. Ничто не могло остановить его. И никто. Его противники падали один за другим. Раздалось несколько выстрелов, но судя по продолжающейся бойне, никакого эффекта это не принесло.

Наконец все закончилось. Гостю с неба понадобилось меньше двух минут, чтобы уничтожить всех любителей чужой боли. И кажется, при этом он не получил ни одного ранения. По крайней мере, ничего серьезного точно, потому что он спокойно стоял на своих двоих ногах и выглядел вполне целым и невредимым.

Просто невероятно.

Такого Тео еще ни разу не видел за свою хоть и короткую, но весьма насыщенную жизнь. Как-то раз был свидетелем того, как один воин Вестников смерти вступил в схватку с тремя противниками в одиночку. Это было на главной площади Трелони пару лет назад. И вестнику понадобилось намного больше времени, чтобы победить их, чем тому парню, разделаться с целой восьмеркой падальщиков.

Тео задумался. Он уже слышал о подобных людях и от своего дяди и от других осведомленных о жизни за пределами их мира. Скорее всего тот, кто сейчас стоял в трехстах метрах от него, был один из измененных. Наверху умели каким-то образом искусственно менять людей, наделяя их большей силой и давая умения отлично биться. Таких как правило сюда прибывало немного, по сравнению с основной массой, но они периодические встречались. За него, скорее всего тоже можно будет получить очень много денег. Подобные так же ценились, как и те, кто хорошо умел обращаться с разнообразной техникой. Так что следовало хорошенько обдумать вариант с попыткой разговора с тем парнем в оранжевом. В конце концов, Тео был на мели уже несколько дней и если не удастся раздобыть деньги в ближайшее время, то он вскоре не сможет даже заправить свою машину. А это для него будет означать ситуацию почти сродни смерти.

Наверное, все-таки следовало попробовать подъехать ближе и вступить с ним в контакт, чтобы предложить свою помощь. Может все-таки удастся убедить поехать с ним в Трелони. Вестники с удовольствием возьмут к себе такого крутого бойца.

Приняв решение, Тео осторожно стал приближаться к месту недавнего побоища. Ехал он медленно и осторожно, готовый в любой момент рвануть оттуда, если вдруг небесный пришелец вдруг поведет себя неадекватно и захочет напасть и на него.

Окончательно остановившись метрах в пятидесяти, Тео стал более внимательно разглядывать новичка на Девятке: выше среднего роста, короткая стрижка темных волос, худощавый, но судя по недавнему бою очень сильный, взгляд был спокойный и изучающий. Он смотрел на Тео, с момента его появления в низине, но пока от него не было никаких враждебных действий. В руках у пришельца было ружье одного из падальщиков и судя по тому как он его держал, стрелять из чего-то подобного ему явно уже доводилось. Чуть привстав на кресле багги, молодой странник обратился к пришедшему с небес:

— Приветствую, меня зовут Тео, я хочу с тобой поговорить…

*****

Придя в сознание от жуткой тряски, я судорожно попытался встать или хотя бы вообще пошевелиться, но ни того, ни другого мне не удалось.

Вокруг была абсолютная тьма и только небольшой дисплей прямо перед глазами показывал странную схему-картинку, с движущимися точками и линиями.

Странную для обычного человека, но не для меня. Я без проблем опознал график снижения аппарата по укороченной глиссаде движения для приземления на планетарную поверхность. Похоже я уже был в одноразовой спаскапсуле и направлялся на место своего проживания на ближайшие несколько сотен лет. Прямо до конца оставшейся моей жизни. Чуть дернув головой и поерзав я стал терпеливо ждать окончания жуткой тряски и посадки на планету-тюрьму. Подобные одноместные капсулы были полностью автоматическими и возможности как-то повлиять на место куда меня сбросили не было. Такими штуками обычно оснащались гражданские лайнеры для вероятного спасения пассажиров. Будь вблизи корабля какая-то пригодная к жизни планета, то шанс спастись на подобной капсуле и впрямь был, она неплохо доставляла с околоорбитального пространства человека в относительной целости на поверхность планеты. Но если поломка случалась где-нибудь далеко в космосе, то от подобных металлических ящиков никакого толка не было. Разве что, если вы хотите сдохнуть вдали от всех в одиночестве, а не рядом с другими бедолагами.

Но чиновники исправительной имперской системы нашли еще одно применение для этих устройств. Забрасывать заключенных на планеты тюрьмы. Рационализаторы

Тяжелый удар и толчок заставил меня щелкнуть зубами, от резкой боли, которая пронзила мое тело. Мягкой посадки не получилось.

Но хотя бы я был все еще жив, что уже радовало. Не говоря уже о том, что инъекция «ННЗ» похоже прошла успешно (я ведь все еще не умер, не так ли), как и имплантирование модулей, иконка с данными о которых была свернута мной в меню нейросети. Разбираться с тем, что мне там установили, я собираюсь чуть позже. Когда найду какое-нибудь безопасное место.

Тяжело перевалившись через край капсулы, я посмотрел на откинувшуюся в бок крышку и подумал, что все же конструкторы этих штук довольно здравые ребята. Чувствовал я себя хоть и паршиво, но ни одной сломанной кости или какого-то другого сильного повреждения у меня не было. А ведь меня только что сбросили с орбиты в совсем небольшой металлической конструкции, размерами чуть больше обычного гроба. Инженеры в Звездном Содружестве отлично знали свое дело.

Только вот я был сейчас не там. И две странного вида машины, приближающиеся сюда, сразу напомнили мне об этом.

Выскочившие люди оттуда были явно настроены не дружелюбно по отношению ко мне. Что-то крича и размахивая каким-то то ли дубинами, то ли чем-то напоминающим мачете и еще со всяким другим добром, они быстро побежали в мою сторону.

Чуть оскалившись, я отступил от капсулы и стал ждать, когда они подойдут поближе. Установленные импланты еще только начали перестройку моего организма, как и закаченная военная марканская база. Ни навыком профессионального солдата, ни силы и реакции боевого модификанта у меня в настоящее время не было.

Но у меня за плечами было несколько месяцев проживания на одной из самых опасных планет в галактике. И, конечно же, мои псионические силы. Так что когда началась схватка, то можно было уже смело говорить, что эти странные индивиды не были для меня соперниками.

Удар в шею по кадыку одному, поворот и уход от следующего, блок с одновременным выдиранием длиннющего то ли ножа, то ли короткого меча у третьего и сразу же удар им в живот четвертого.

Я двигался легко и быстро. Эти тормоза просто не успевали за мной. Даже когда трое последних достали, что-то напоминающее огнестрельное оружие и стали по мне стрелять, я без проблем сотворив щит псионикой и сделав рывок вперед, моментально прикончил их. Без колебаний и без жалости.

Оглянувшись и поняв, что противники кончились (только парочка была еще жива и в сознании, судя по стонам) я подобрал у своих ног, выпавшее ружье у одного из последних трупов и с удивлением стал его осматривать. В Звездном Содружестве не было огнестрельного оружия или чего-то подобного. Вообще. Только энергетические заряды и импульсы. Такое оружие было везде, даже на каких-то отсталых планетах использовали те же принципы при изготовлении оружия. Но похоже, что в Мире Страданий номер 9, промышленная деградация ушла далеко вперед. Да и машинки, на которых приехали эти странные персонажи, тоже не выглядели чудом инженерной мысли. Что-то вроде смеси машин из фильмов про постапокалипсис, но на местный манер, с учетом высокотехнологичного прошлого планеты.

Тут я заметил, что ко мне двигается еще один представитель местных аборигенов. Правда в отличие от предыдущих делал он это медленно и осторожно, пока не остановившись в полусотне метров от меня, не выглянул из своего драндулета и не представился…

Глава 5

«Миры Страданий — это позор нашей страны. В современном цивилизованном обществе не может быть такого явления, как планеты-тюрьмы. Ни один человек не заслуживает наказания в виде пожизненного нахождения в подобных местах, без единого шанса выбраться оттуда…» Ларисса Клай, активистка движения за права заключенных в империи Арна.

Первое на что я обратил внимание, когда стал осматривать один из автомобилей, доставшихся мне от нападавших, было то, что в качестве топлива там использовалась электроэнергия. Что на мой взгляд было несколько странно. Я почему-то ожидал чего-то наподобие земных двигателей внутреннего сгорания, работающих на каком-нибудь местном бензине, керосине, дизельном топливе или другом подобном топливе. Все же здесь была ситуация сродни постапокалипсису и техническая деградация по любому должна была присутствовать. Но похоже, это отнюдь не коснулось местных транспортных средств. По крайней мере их внутреннего содержания

Местный паренек, который предложил мне свою помощь, показал и рассказал об общих принципах работы машин, которые теперь были мои, был отлично знаком с их устройством.

Аккумулятор, который выступал в качестве источника питания для автомобильного двигателя был размером с небольшой прямоугольник и выглядел не слишком впечатляющим внешне. Обычная пластиковая коробка черного цвета. Но по словам моего нового знакомого, он отлично работал и одной его заправки хватало примерно километров на пятьсот движения. Что на мой взгляд было вполне неплохо. Его можно было отдать для заправки в любую мастерскую, где были специальное оборудование для этого и зарядить за определенную плату.

В принципе, по общему виду машин, можно было сказать, что здесь ситуация с техникой была все же не аховая. До какого-нибудь пара и угля они еще не скатились. Что меня очень радовало. Кто его знает, может у них тут и какой-нибудь космический корабль найдется…

— В Трелони таким не пройти, там прямо на воротах проверяют и спрашивают кто и зачем едет в город. Всяких психов не пускают, очень строго следят за этим. Эти там точно никогда не были, — молодой абориген по имени Тео чуть пнул ногой по одному из мертвых. Он занимался тем, что стаскивал одежду с моих недавних противников, но при этом все время поглядывал на меня. И периодически начинал расписывать какой прекрасный город, откуда он родом и как там безопасно и прекрасно. Вообще-то он вел рассказ о всем мире, но периодически его монолог сворачивался (я пока не задавал много вопросов и преимущественно говорил парень) на его город и предлагал мне туда обязательно поехать. Приходилось чуть недовольными взглядами направлять его повествование в нужное мне русло. Он оказался весьма толковым и понимал, мои намеки с полуслова. А ведь могло выйти все несколько по-другому.

Когда он только подъехал ко мне, то признаюсь честно, я подумывал прикончить его, как и тех восьмерых, чьи тела сейчас лежали разбросанные неподалеку. Допросить и узнать о местных порядках, можно было и от двух раненных, которые тогда были еще живы и способны вести беседу. Сильная боль, вполне могла сделать из них неплохие источники информации. Но услышав его слова о том, что он вроде как не имеет к ним никакого отношения и не почувствовав ледяных игл в затылке, которые бы предупреждали бы меня об опасности в ближайшее время, я в конечном итоге передумал и решил все же выслушать этого паренька Тео. Поэтому, по-быстрому добив двух раненных падальщиков (название их клана мне сказал мой новый гид по миру Девятки), я предложил моему новому знакомцу сделку: он мне рассказывает об этом мире, что тут и как творится, а я беру его в долю при продаже всего добра, что будет собрано с убитых, включая их машины. Десятая часть была вполне справедливой долей на мой искушенный взгляд космического разбойника.

Информация не просто полилась ручейком, как говориться, это был настоящий поток. Минут за двадцать я узнал о всем местном сообществе, самых крупных кланов, их взаимоотношений друг с другом, жизни простых людей и перспективах новичков типа меня.

Из-за быстрого и чрезвычайно сумбурного изложения, я по большому счету был склонен скорее доверять его рассказу, чем предполагать обман. Определенные искажения, конечно же, имели место быть. В частности, про самый удобный и лучший город для проживания на планете — родной город Тео — город Трелони. И о самом справедливом клане (которому, понятное дело, принадлежит этот город) — Вестников Смерти. Присоединившись к которым, я сразу обеспечу себе безоблачное будущее. Он очень сильно расхваливал это поселение и стремился сделать ему и его правителям, так сказать, хорошую рекламу.

Сначала я насторожился и предполагая какую-то ловушку, чуть надавил на Тео, чтобы выяснить, причину такого его красноречия, относительно этого места и его настоятельных попыток завлечь меня туда.

Но причина его постоянного съезжания на Трелони и Вестников, оказалась весьма банальной — деньги. И, конечно то, что он сам жил там. Как оказалось, тут ценились определенные типы, прибывающих извне, людей. В первую очередь это техники или вообще кто угодно, у кого были хоть какие-то познания в этой области. И такой интерес был вполне объясним, на мой взгляд, учитывая изолированное положение планеты от развитых миров.

Так же здесь очень были рады военным модификантам, наподобие меня. Что тоже было вполне логичным, если вспомнить что это была за планета. За привоз такого «неформата» в клан, можно было весьма неплохо заработать. Суммы премии бывали вполне приличными.

Причем вовсе не обязательно было везти именно к Вестникам Смерти в Трелони. По словам Тео, любой клан, отвалил бы ему кучу местной валюты, если бы он привез меня в первую очередь к ним. А уж там, мне бы начали делать щедрые предложения, для окончательного вступления туда.

Учитывая постоянные войны, что здесь шли, можно было смело предполагать, что мне, с моими марканскими имплантами и загруженной базой «Десантник-универсал» хорошее место найдется в любом городе и у любой группировки.

Прикинув ситуацию и немного подумав, я в конечном итоге, все же решил, согласиться на предложение Тео. Причин было несколько, но самая главная, была в том, что его родной город, был самым большим и многочисленным поселением в ближайшей округе. До остальных нужно было добираться несколько дней, если не недель. А до Трелони было меньше суток пути. Но туда по любому нужно было отправиться, хотя бы только для того, чтобы продать вещи дохлых падальщиков.

Вступать в клан Вестников Смерти или нет, я по большому счету еще не решил. Но присмотреться к нему определённо было нужно. Те, кто сумел подмять под себя целый город, определенно этого стоили.

Ведь, в конце концов, я не собирался вести жизнь, этакого героя-одиночки на планете-тюрьме. Вовсе нет. Присоединится к какой-нибудь уже сформировавшиеся группировке, намного проще и легче, чем создавать ее самому с нуля. А делать это по любому придется. Потому что выжить в таком месте, как Мир Страданий номер 9 одному будет сложновато. По крайней мере, если охота это делать в относительном комфорте.

Для этого лучше было примкнуть к кому-то, кто уже здесь давно. К тому, у кого есть сила и собственное место, пригодное для постоянного проживания. Бегать в одно рыло и с одним стволом за пазухой было не самой лучшей идеей. Мне хватило нескольких месяцев проживания в скотских условиях на той, уже далекой, ледяной планете. Хватит с меня такого образа жизни. Лучше жить в городе. А так как меня вряд ли оставят в покое, учитывая мои модификации, то вступить в какой-нибудь клан все равно скорее всего придется, если я захочу поселиться в пределах городской черты. Понятное дело, что скорее всего нужно будет повоевать за них. Но в конечном итоге плюсы от такого вхождения в общем счете перевешивали возможные минусы. Тем более, что я ведь не собирался быть вечно на каких-нибудь вторых ролях. Можно будет и до властной верхушки добраться когда-нибудь.

Так что осталось только решить, к какой именно группе присоединится.

— Всех раздел? — я повернулся к пареньку. Тот молча кивнув на голые тела, бросил последнюю куртку в кучу уже снятой одежды. — Загружай все шмотки в одну из тачек, поедем в твой Трелони, посмотрим, что это за городок такой.

Обрадовано кивнув, Тео стал быстро забрасывать вещи падальщиков внутрь одной из машин.

Сделав жесткую сцепку из двух авто, я без проблем разобравшись с управлением, повел машину за баги «странника».

Именно так паренек назвал себя, когда рассказывал о своей жизни тут. Это была не кличка или название какой-то банды, к которой он принадлежал. Оказалось, что так называется профессия, которой Тео, по большей частью, зарабатывал себе на жизнь. Потому, что встречать «пришедших с небес» у него не очень получалось (три раза за всю жизнь, не слишком хороший результат, как по мне). Нужны были какие-то другие источники дохода. И он с шестнадцати лет, устроился работать странником.

После короткого объяснения о том, чем он конкретно занимается, мне жутко захотелось расхохотаться в полный голос. Как оказалось, за таким пафосным и можно даже сказать эпичным названием, по сути скрывалась профессия почтальона. Да, именно так. Пацан развозил всякого рода небольшой груз по небольшим фермам и поселкам, расположенным вокруг

Трелони — посылки, письма и тому подобную ерунду. А так же рассказывал новости из большого мира. Тут не было постоянного сообщения между поселениями и такие как Тео, осуществляли кроме всего прочего еще и такую функцию.

Никакой сети, радио или телевиденья тут не было уже давно. У широких слоев населения так точно. Как обстояло дело у кланов, Тео сказать наверняка не мог. Но лично я думал, что связь между своими они должны были суметь наладить. Учитывая наличие автомобилей и огнестрельного оружия, с технической стороны это не должно было представлять особых проблем.

Мы добрались до города часов через семь непрерывного движения. Еще даже не успело стемнеть. Хотя я подозревал, что это связано скорее всего с другим периодом оборота планеты вокруг местного солнца. Если судить по тому, как оно медленно двигалось по небосводу, можно было предположить, что сутки здесь как минимум часов на двенадцать длиннее, чем стандартный галактический день (который как это ни странно, был почти таким же, как и продолжительность одного дня на Земле).

Трелони показался не внезапно. Он медленно вырастал из-за горизонта, по мере нашего продвижения к нему. Огромные высотные здания, оставшиеся со старых времен, все еще стояли на своих местах, не разрушившиеся и издалека выглядевшие вполне даже целыми. Впрочем, это ощущение было обманчивым. По словам Тео, люди теперь жили на самом краю и занимали не слишком большую часть старого города. А в высотках вообще почти никто не жил, так как это было не слишком удобным из-за отсутствия водопровода, канализации и вообще общих удобств. Намного лучше жилось на месте, бывшего пригорода Трелони, там, где раньше были парки, спортивные площадки, различные декоративные садовые галереи. Оставшиеся в живых жители снесли все это и на их месте стали возводить небольшие двух-трех, а иногда четырех этажные домики. Они не стали куда-то переезжать далеко от своего бывшего города (все-таки память есть память и покинуть родные края довольно сложно для человека, который прожил много лет на одном месте), а выстроили почти новый город. Хотя часть старых здании все же использовались и сейчас.

Например, одна из высоток. Где была расположена главная штаб-квартира клана, который контролировал город Трелони — Вестников Смерти. Они там не просто жили, но и даже поддерживали его в каком-то работоспособном состоянии. То есть там был свет, каким-то образом работала канализация и водопровод, и даже лифты, вполне сносно возносили своих обитателей и их посетителей на верхние этажи (Тео пару раз был там и был от этих посещений в полном восторге).

Но сейчас наш путь лежал вовсе не в сторону одиноко стоявшего высокого здания, которое местные называли Башней. Дела с Вестниками могут и подождать. Сначала мне нужно было пристроить свои трофей и для этого мы направлялись на рыночную площадь, которая здесь так же присутствовала.

Пройти через ворота в стене, которая окружала город на высоту метров в пять оказалось несложным. Тео знали и меня пропустили вместе с ним, почти не задавая вопросов. Не уверен, что будь я один мне бы так же удалось это сделать. Все-таки это был довольно опасный мир, где не слишком доверяли чужакам.

— Девятьсот монет? — я с недоумением смотрел на небольшие длинные прямоугольники из неизвестного мне металла. — Я предполагал, что монеты должны быть несколько другого вида.

— Господин Риз, каждая, такая полоска стоит ровно сто монет. Девятьсот монет займут очень много места и будут весить будут не мало. Так намного удобнее, — торговец улыбался щербатым ртом и при каждом слове кивал, словно китайский болванчик.

Я покосился на Тео, но тот тоже утвердительно закивал. Ладно, черт с ними, пусть будут эти бруски. Если окажется, что это какой-то обман, то я обязательно вернусь сюда обратно, чтобы выпустить кишки тому, кто меня попытался надуть. Сказав это вслух и не слушая заверения в абсолютной честности почтенного купца Рахима, который ведет свои дела в Трелони уже больше десяти лет, я направился к выходу.

Всю добычу в виде двух авто, оружия и даже одежды падальщиков (больше у этих любителей поохотиться на других людей ничего не оказалось) я сдал по совету Тео, сразу одному скупщику. Конечно, при этом я чуть прогулялся по рынку и поспрашивал про цены на авто. Но как оказалось, желающих купить средство передвижения для себя оказалось не слишком много. Не смотря на то что в городе проживало порядка сотни тысяч жителей транспортные средства в лице машин не пользовались большой популярностью. В основном из-за дороговизны их обслуживания и заправок. Поэтому пришлось довольствоваться ценой, которую предложил этот Рахим.

Хотя девять сотен была вполне приличной суммой, на которую тут можно было жить без всяких проблем в течении пары месяцев, причем ни в чем себе не отказывая.

— Куда теперь? — спросил меня Тео, когда мы вышли из магазинчика, где была проведена сделка по продаже добычи. — Может к Вестникам?

Я посмотрел на парня и усмехнулся. Ему явно не терпелось получить деньги за то, чтобы привести меня к местному клану.

— Сначала одежда и оружие, — ответил я. — Мне надоело, что люди пялятся на мою оранжевую робу и на меня. Хочется не слишком выделятся из толпы. И оружия надо бы прикупить нормального.

Ни машину, ни оружия падальщиков я решил не оставлять у себя. Так как по словам, все того же Тео-почтальона в городе, при желании, можно было приобрести кое-что получше. Да и сам клан Вестников Смерти, стоило учитывать. Если я все же окажусь в их рядах (а такая вероятность событий была вполне вероятна), то у них в закромах, наверняка есть какое-нибудь оружие и транспорты на порядок-другой выше, того хлама, что мы пару минут назад продали.

Тео кивнул и повел меня через толпу в сторону каких-то других строений. Идя за ним я попутно оглядывался, разглядывая как сами городские здания, так и их обитателей.

Вообще, городок был вполне ничего. Мне он чем-то напомнил уже почти мною позабытый город-порт Тамп. Такие же невысокие здания, почти такая же разношерстно одетая толпа людей, медленно дрейфующая по нешироким улицам в обе стороны.

Конечно, отличия были и были вполне серьезными. Начиная от стиля одежды местных и заканчивая архитектурным дизайном городских строении. Но все же Тамп и Трелони были чем-то похожи между собой больше, чем если сравнивать последнего с таким городом, как Иланта или Лира. Те отличались от этого местечка кардинально. Даже не смотря на видневшиеся недалеко высотные пустые дома, в Трелони не было ощущения современного технологически развитого города, какие сразу же испытываешь в той же Иланте (даже если оказываешься там сразу после имперской бомбардировки города). Но меня это вполне устраивало.

Одежда была куплена меньше чем за пять минут. Темно серые штаны, короткие сапоги, почти такого же цвета, короткий плащ и рубашка обошлись мне в пятьдесят монет. Причем все, за исключением рубашки были сделано из кожи какого-то местного животного и были вполне ничего на внешний вид.

От защитного панциря, который мне предложил продавец одежды в ответ на мой вопрос о броне на тело, я категорически отказался. Эта штука мало того, что весила килограмм под двадцать, так еще и не факт, что смогла бы удержать выстрел с близкого расстояния. Таскать на себе эту бандуру в качестве защиты я точно не собирался. Эх, сейчас бы сюда мой старый, добрый «БСС-14». Мечты, мечты…

С оружием проблем тоже не возникло и после десяти минут перебирания в оружейной лавке всякого рода товара, я стал обладателем многозарядного пистолета-пулемета со странным названием «Кирка». Магазин на тридцать патронов, механизм автоматического ведения огня, компактный размер, удобное крепление, позволяющее носить оружие на внутренней стороне плаща — это были те преимущества, ради которых я не пожалел целых двухсот монет. Плюс еще пришлось заплатить за патроны и дополнительные две обоймы тридцать монет.

Но в целом я посчитал покупку вполне удачной. С этой крошкой, при необходимости, можно вполне неплохо повоевать. И в качестве личного оружия Кирка определенно мне подходила.

— Так, теперь пообедаем и можно будет двигаться к твоим приятелям, — сказал я, закрепляя только что приобретенный пистолет-пулемет за оборотом плаща. — Честно говоря мне и самому интересно, что они мне смогут предложить.

— Отлично, — сразу заулыбался Тео. — Вестники богатый клан и платят своим воинам очень хорошо. Уверен, что вы будете очень довольны. Небольшой обед прошел в небольшой таверне прямо недалеко от оружейной лавки без эксцессов и неприятностей. Мы ели прямо на улице, сидя за крайним столиком и на нас почти не обращали внимания. Я со своим костюмом теперь не так выделялся из толпы, как это было до этого, когда на мне была еще моя оранжевая роба, которая осталась в лавке тряпьем и которую надеюсь я больше никогда не одену.

— Это здесь, подождите, я скажу кого привел, — мы стояли перед закрытыми воротами, ведущими во внутренний двор территории базы Вестников Смерти. Пятиметровый забор, изготовленный то ли из бетона, то ли из чего-то подобного надежно закрывал от посторонних глаз, все что там происходило. Но он не мог скрыть за собой здание, возвышавшееся за ним этажей на сто вверх.

Это была цитадель клана. Не смотря на пройденные годы, оно выглядело вполне даже ничего. По крайней мере выбитых окон или каких-то повреждении снаружи видно не было. Похоже хозяева города действительно заботились о своей штаб-квартире. И имели для этого не только деньги, но и квалифицированный персонал. Не знаю, что там насчет работающего лифта, но автоматические мойщики внешней поверхности явно работали. Если только конечно, Вестники не драили окна и стены при помощи людей, что было бы не слишком продуктивным, учитывая обстоятельства. Хотя, кто их знает.

— Можно зайти, — сказал вернувшийся от ворот Тео. — С тобой поговорит сам Рик Сандерс. Он правая рука лидера Вестников Дорбана, а также возглавляет все вооруженные силы клана. И он такой же «измененный», как и вы, господин Риз.

Я задумчиво глянул на Тео и чуть кивнул, благодаря его за информацию. В принципе он был неплохой паренек. Свою награду он определенно заслужил, за то, что привел меня сюда, показал, город и рассказал о местных порядках в этом мире. Поэтому я вручил ему один из брусков, в денежном эквиваленте равном ста монетам, а сам направился в сторону приоткрытых металлических ворот.

Опасности я не чувствовал (никаких ледяных игл в затылке не было) так что я шел легко и быстро. Понятное дело, я все же был настороже, но полагал, что в случае каких-то непредвиденных неприятностей смогу при необходимости вырваться оттуда. В конце концов, при мне все еще была моя Псионика. Хотя она была и не высокого уровня, но сюрпризы для возможных нападающих явно будут неожиданным подспорьем мне в возможном бою.

Перед входом пришлось сдать оружие и позволить обыскать себя. Такие тут были порядки, пришлось подчиниться.

Высокий человек встретивший меня сразу за воротами и без лишних слов кивком головы предложивший следовать за ним, выглядел вполне серьезно. Он был крепкого телосложения, с длинными волосами, затянутыми в хвостик на затылке и одет, в довольно странную, но несомненно технологичную броню. Она была совсем не похожа на продукт корпорации «Сируза» или имперских государственных производителей, но и точно не была тем убожеством, что мне предлагали в магазине, в качестве бронежилета. Нет, это была вполне неплохо выглядевший бронекостюм, своеобразной и необычной конструкции (нечто подобное делали в некоторых независимых мирах), но все же это был несомненное комплекс брони, с защитой всех участков тела солдата.

— Удивляет мой «костюмчик»? — внезапно полуобернулся и спросил мой проводник.

— Немного, — я согласно кивнул головой в направлении грудной пластины темно-коричневого цвета и добавил: — Откуда это? Не ужели извне, что-то все-таки прорывается сюда, кроме спаскапсул с заключенными?

— Нет. Это местная подделка. Как бы это не было удивительным, — человек остановился и протянул мне руку: — Забыл представится, меня зовут Рик Сандерс. Бывший капитан имперского 105-го десантно-штурмового батальона первого флота. Я тут уже двадцать лет. Осужден на пожизненное за убийство девятерых человек. В том числе четверых офицеров полиции.

— Кастор Риз. Капитан легкого крейсера «Корсар» звездных странников. Здесь меньше суток. Список обвинений слишком длинный, чтобы перечислять его полностью, — я тоже представился, пожав руку бывшего имперского вояки в ответ. Тот на признание к моей бывшей принадлежности к пиратам отреагировал весьма спокойно. Должно быть тут такие типы, были вполне обыденным явлением.

— Очень приятно, — Сандерс кивнул головой и снова пошел вперед.

— Куда мы идем? Вы разве не должны проверить мои навыки? — мы шли не в само здание, а куда-то в сторону от него. Не смотря на отсутствие предупреждающих иголок в задней части головы, мне было не слишком уютно. Тем более, что позади меня так же шло еще двое бойцов Вестников. Я думал, все собеседование будет проходить где-то недалеко от входных ворот.

— Их и идем проверять. За Башней, есть площадка, где мы обычно тренируемся, туда и идем. И туда же, кстати, подойдет наш техник со сканером, чтобы просветить тебя и точно узнать, что у тебя установлено.

— У вас тут и мобильные био-сканеры есть? — удивился я. Девятка был явно не настолько технологически отсталым миром, как я предполагал ранее. Может у них тут и сеть даже есть.

Вызывав меню в нейросети, я чуть разочаровано скривился. Мое неожиданное предположение не оправдалось. Сети тут не было.

— Все самодельное, но вполне работающее. Определить точно какой имплант у тебя стоит, какой модели и тому подобное, понятно дело, он не сможет. Но по косвенным характеристикам понять сколько их у тебя и какие примерно функции они выполняют вполне сумеет, — Сандерс чуть сбавил шаг и теперь мы с ним шли рядом друг с другом. — Тео сказал, что ты боец. Но ты говоришь, что ты был капитаном крейсера. Когда я служил в имперской армии, то пилоты обычно себе не ставили боевые импланты для военных модификации. Или это так принято у пиратов?

— Это так принято у одних сволочей, которые сидят здесь на орбите на станции и проводят тут эксперименты, — чуть раздраженно ответил я. Меня до сих пор выводило из себя то, что мне установили модули для физического развития тела. Причем, как говорится, под завязку. Вместо улучшения мыслительных процессов, мне здорово проапгрейдели совсем другое направление. Плюсы от этого были, кто же спорит, отлично уметь воевать самому всегда пригодится. Но проблема была в том, что все модули, которые мне поставили, больше нельзя было снять и заменить на что-то другое. Это был не специализированный имплант для пилотов или какой-то другой, приспособленный для облегченного управления механизмами.

Нет. Эти штуки, которых сейчас во мне было больше десятка штук, работали по такому же принципу, что и «Псионический модуль» — они полностью срастались с человеческим организмом и изменяли его. Удалить их после было уже нельзя. И они, и изменения, которые они проводили, оставались уже навсегда.

Поэтому, если даже случиться чудо и я каким-то образом вырвусь с планеты, то я уже не смогу увеличить себе интеллект, скорость мозговой деятельности или объем памяти. «ННЗ» могла поддерживать только двенадцать слотов для имплантов и все они были у меня уже занятые.

Впрочем, может эти яйцеголовые из «НейроКом» к тому времени изобретут «НН4» или даже «НН5» и тогда можно будет сделать имплантирование еще нескольких модулей. Было бы неплохо. Да какой-то там, неплохо. Это было бы просто замечательно…

— Ты говоришь про «НейроКом»? — спросил Сандерс. — Мы слышали об их опытах над некоторыми заключенными. Лично к нам пока из таких, никто не попадал, но у Чистых есть один.

Глава силового крыла клана Вестники Смерти остановился на открытой круглой площадке и обернулся ко мне:

— Квазиживые нейросети, полуживые импланты, такого при мне в Содружестве не было, — он сделал паузу и поглядев в сторону приближающегося человека добавил: — А вот и Килиан, он у нас главный по техники. Сначала он просветит тебя, а после будет пара схваток, чтобы проверить, на что ты действительно годен.

— Полного активирования еще не произошло, — я тоже повернул голову в сторону приближающегося человека — ничего особенного, парень под тридцать лет, обычного телосложения, он шел неторопливо и в руке нес метровый пластиковый контейнер черного цвета.

— Проверим общие навыки стрельбы и рукопашного боя. Не в полную силу. На первое время этого будет достаточно. Основная проверка будет все равно в реальном бою, — ответил Сандерс.

— С кем вы воюете? Много противников? — я так и стоял вполоборота к нему, наблюдая за действиями техника. Он уже дошел до нас и теперь находился в метрах пяти от меня, копаясь в черном ящике и что-то там делая внутри. Надеюсь не понадобиться никаких проводов, чтобы подключать меня к этому чуду местной инженерной мысли. Никакого желания поджариться от этого агрегата у меня не было. Черт его знает, что там собрали эти аборигены-кулибины. Может эта штука была опасна для жизни.

— Это Девятка, тут все постоянно воюют со всеми. Разница лишь в интенсивности боев и схваток, — принялся описывать взаимоотношения местных кланов между собой мой собеседник. Хотя, по большому счету, основные положения, мне уже рассказал Тео и я примерно представлял себе, что именно тут у них происходит. Впрочем, выслушать более информированный источник (а Рик Сандерс — глава армии одного из самых мощных кланов на планете, явно был более знающим человеком, чем паренек, занимающийся развозом почты по окрестным поселениям). — Хотя бывают, конечно, некоторые исключения. Например, наш недавний союз с Чистыми. Они контролируют обширные территории к югу от Трелони. У них нет крупных городов, но зато большое количество небольших поселений, в которых очень много людей занимается сельским хозяйством. Мы даже с ними ведем вполне неплохую торговлю. А так же поддерживаем друг друга в военном плане при необходимости.

— То есть сейчас вы ни с кем не ведете активных боевых действий? — полуутвердительно полувопросительно сказал я. В общем-то это полностью соответствовало информации, которую мне предоставил Тео. Это была одной из причин, по который этот клан мне вполне подходил. Участвовать в каких-то войнах мне не слишком хотелось. Сначала нужно тут более тщательнее освоиться и осмотреться.

— Пока так. За последние годы Вестники Смерти смогли доказать всем окружающим, что в состоянии защитить свое добро и что к нам лучше не соваться, — Сандерс подошел к сидящему на корточках технику по имени Килиан и спросил его о том все ли готово для проведения быстрого сканирования. Услышав утвердительный ответ, он опять повернулся ко мне.

— Двигаться не надо, просто стой, аппаратура все сделает сама.

Я кивнул и чуть перевел дух. Если бы они предложили мне одеть на себя какую-нибудь штуку для проведения обследования, то я сразу бы скорее всего послал бы их куда подальше. Ну не было у меня веры в технологии, собранными на коленке. Жизнь я бы этому точно не доверил. Конечно, при условии выбора.

Пока они что-то там делали со своим пластиковым контейнером, я решил тоже наконец-то глянуть, что мне эти доктора-франкенштейны из «НейроКом» установили.

Вызвав меню нейросети (которая по дизайну стала совсем другой, по сравнению с первой моделью, хотя общий принцип действия и остался прежним) я развернул технический инфо-файл, в котором были данные о всех моих новых имплантах и стал его просматривать:

— «МС-ЗУ» — модуль-имплант, увеличение мышечной массы организмом носителя на 130 стандартных изометрических единиц. Совместное производство Маркан и НейроКом».

— «МР-ЗУ» — модуль-имплант, увеличение скорости мышечных сокращении организмом носителя на 130 стандартных изометрических единиц. Совместное производство Маркан и НейроКом».

— «МП-ЗУ» — модуль-имплант, увеличение плотности костной структуры организмом носителя на 130 стандартных изометрических единиц. Совместное производство Маркан и НейроКом».

— «РР-4У» — модуль-им плант, увеличение регенерационных свойств организма носителя на 130 стандартных изометрических единиц. Совместное производство Маркан и НейроКом».

— «АТ-4У» — модуль-им плант, увеличение сопротивляемости и

переносимости организма носителя на химические и биологически опасные вещества на 130 стандартных единиц. Производство…

— «ПТ-4У» — модуль-имплант, увеличение переносимости сверхвысоких и сверхнизких температур организмом носителя на 130 стандартных…

— «АС-5С» — модуль-имплант, система приведения организма носителя в боевое состояние в условиях обширных повреждении. Производство Маркан.

С учетом того, что первые три были установлены в двойном экземпляре, то в общей сложности в приведенном списке было ровно десять новых устройств, которые мне были поставлены теми двумя экспериментаторами на орбите. Вместе с уже бывшими пилотским имплантом и псионическим модулем, можно было смело утверждать, что устанавливать в меня больше было ничего нельзя. Все двенадцать слотов были заняты.

Просматривая данные я надо признать, был очень впечатлен. Терминатор говорите? Когда все эти штуки проведут полную модификацию в моем организме, старина Шварц по сравнению со мной будет просто куском бесполезного железа. Благодаря имплантированным квазиживым модулям, мой организм так перестроиться и измениться, что я пожалуй даже не против был бы выйти против самого супермена, если он вдруг каким-то чудом окажется на Девятке и захочет установить здесь свой собственный порядок. Изменения будут невероятно впечатляющими.

Только вот последний из списка модуль был не слишком понятного назначения. Что еще за «приведение организма носителя в боевое состояние в условиях обширных повреждений»? И судя по записи НейроКом к его изготовлению не имела отношения. Что это там марканцы такого придумали?

Мысленно наведя курсор и кликнув по кнопке расширенного пояснения я узнал ответ на свой вопрос.

Если говорить вкратце, то выходило следующее: когда человек был уже при смерти, то этот имплант активировался и давал силы для нанесения нескольких последних ударов, перед окончательной смертью. Хотя при таком уровне регенерации, даже не знаю, что надо было сделать, чтобы позволить довести свое тело до «обширных повреждении». Разве что стоять и ждать, пока тебя будут расстреливать из мощной импульсной винтовки.

Кстати, об этом. Все произведенный модификации в организме, вовсе не сделают меня полностью неуязвимым. Так что насчет супермена я все же, наверное, погорячился. Мощный импульсный заряд, а лучше два или три, всаженные в мою беззащитную грудь, запросто прикончат меня. Ну или, как вариант — простой выстрел в голову. От такого тоже никакие импланты не спасут. Сразу отправлюсь в виде звездного ветра в бесконечное путешествие по галактике.

— «Внимание, развертывание имплантированных структур и проведения необходимых изменений выполнено на 5 процентов. Рекомендовано не участвовать в боевых действиях до полных модификационных изменений», — внезапно перед глазами вывесилась табличка с предупреждающим текстом.

Я про себя усмехнулся, поздноватое сообщение. Я уже успел повоевать и прикончить тут восьмерых противников. Но все равно спасибо, буду хоть знать, сколько останется до окончания процедуры.

— Килиан, обнаружил в тебе тринадцать каких-то имплантов. Но сказать точно, что именно они делают не может. Они кардинально отличаются от всех предыдущих подобных устройств, — вернувшийся ко мне Сандерс не смотря на свои слова выглядел вполне довольным. — В общем-то это все подтверждает информацию про эксперименты НейроКом. Тебе похоже и впрямь поставили импланты, а затем сбросили вниз, чтобы проверить их в работе.

Он сказал тринадцать, но в меню нейросети их отображается всего двенадцать. Откуда еще один?

Тут я мысленно хлопнул себя по лбу. Тринадцатый имплант, эта скорее всего передатчик, который будет отслеживать параметры работы установленных модулей для модификации организма, а затем передавать эти данные на орбиту. Мне же говорила об этом, та любительница поболтать из НейроКом.

Интересно, можно как-нибудь выковырять эту штуку из тела?

Покосившись на техника, все еще копавшемся в своем ящике, я про себя подумал, что поручать такую операцию какому-нибудь местному доктору, скорее всего не слишком удачная мысль. Умники из НейроКом, скорее всего хорошо подготовились на счет несанкционированных попыток извлечения. Как бы не сдохнуть от этого.

Будь я на борту Корсара в медотсеке Вэлы Найтли, то никаких разговоров об этом бы не было — я бы сразу улегся в медкапсулу для удаления постороннего устройства из организма.

Но на Девятке придется потерпеть и оставить все как есть, по крайней мере до встречи со специализированной медицинской капсулой и с квалифицированным персоналом, обученным на ней работать.

Хотя извлечь этот передатчик несомненно надо будет, потому что, кто знает, что он еще может делать со мной? А если там есть функция впрыска какого-нибудь яда в организм, от которого не защитит никакой имплант или еще лучше — простая остановка сердца? Чертовы ублюдки, яйцеголовые экспериментаторы, попадутся мне эти….

— Немного стрельбы и рукопашного боя? — прервал мои маты в адрес ученых НейроКом, Рик Сандерс.

— Без проблем, — я согласно кивнул…

Спустя всего один час, глава вооруженных сил клана Вестники Смерти, торжественно (которое вовсе не было не торжественным, а вполне себе будничным мероприятием) принял меня в ряды их клана в роли рядового, правда который будет подчиняться непосредственно ему и никому другому, но все равно звание было не привычным мне, так как я больше привык командовать, а не подчиняться. Хотя я не возражал, ведь в таком статусе я точно не буду долго.

Мне полагалась вполне приличная еженедельная зарплата и возможность, так сказать, «карьерного роста» по мере нахождения в рядах Вестников.

Первый пункт плана по обустройству на планете, который включал в себя нахождение относительно безопасного и комфортного убежища и некоторого числа соратников из местных аборигенов был выполнен. Впереди был второй пункт — подробнее разузнать о каких-нибудь попытках вырваться с планеты и возможно как-то улучшив их, все же осуществить задуманное.

Хотя если быть точным, то еще нужно было дождаться полного развертывания всех имплантов. Но одно не мешало исполнению другого. ВТрелони было всего около трех тысяч клановцев на сто тысяч жителей. Из них две с половиной тысячи составляли так называемое «силовое крыло». Проще говоря были армией Вестников. За пределами города было еще около трех тысяч воинов клана, разбросанных по обширной территории, которую Вестники контролировали. Но я был в городе и поэтому вращался только в среде городских бойцов клана. Мы пьянствовали, ходили по борделям (которых тут тоже было в достатке), тренировались вместе и понятное дело при этом много общались.

Надо сказать, что загрузка на рядовых бойцов была не такая чтобы уж очень большая. Не смотря на то, что мы выполняли здесь и функцию армии, и функцию полиции, но все равно при этом свободного времени нам хватало.

За две недели (местные недели, стандартных галактических прошло около трех), что шло полноценное развертывание имплантов, произошло несколько событий, о которых стоит упомянуть: я получил прозвище, узнал об еще одном интересном клане и выяснил о том, что попытка удрать с Девятки все же была.

Прозвище мне дали, после схватки с охранниками одного торгового каравана из другого города. Не смотря ни на что торговля, между кланами, городами и целыми территориями подконтрольных какой-то отдельной силе, все же шла. И вполне приличная. Караваны в Трелони приходили, как минимум по семь-десять штук в неделю. Естественно в их составе так же были и вооруженные люди — охранники, причем довольно многочисленные.

Кстати, по большей части все проблемы и преступления на территории города по большому счету были от таких вот приезжих. Как это ни странно прозвучит, но уровень преступности в городе, управляемым преступниками (по сути местные кланы и были преступными образованиями) был очень низкий. И это было не потому, что власти города отлично разбирались в этой сфере сами. Вовсе нет.

Причины малого числа правонарушении было две и они были весьма простыми: первое — в общем-то все потенциальные серьезные преступные элементы входили в состав самого клана и подчинялись внутренним строгим правилам и второе — наказания здесь за нарушения местных законов были весьма суровыми. Выстрел в затылок за крупную кражу? Да, без проблем. Десятилетняя отработка на самых грязных работах в городе в кандалах, за мелкое воровство? Для судьи тоже не составит труда вынести воришке такой приговор.

При этом, сами клановцы не подвергались судебному преследованию. Если они что-то натворили, то ими занимался лично Рик Сандерс. И зачастую это было намного хуже, чем если бы приговор выносил городской судья. Потому что выстрелом в затылок за серьезный косяк тут можно было не отделаться. А за мелкий проступок обычно следовал очень крупный денежный штраф, что тоже было не слишком приятно. Внутренняя дисциплина у Вестников была очень строгой. Бывший имперский военный четко за этим следил.

Так что в основном неприятности доставляли приезжие. С одними из которых, дежурной смене, в состав которой входил и я, и пришлось схватиться в бою на рыночной площади.

Это было примерно через неделю моего пребывания в городе. Так как я явно был не новичком, то Сандерс почти сразу возложил на меня такие же обязанности, как и на обычных рядовых клана. Среди которых была регулярное нахождение в составе небольшого отряда на местном базаре. Что именно произошло и из-за чего все началось я так и не узнал. Отряд из десяти человек, в котором был и я в том момент, позвали остановить драку между охранниками торговых караванов. Но наше появление привело к тому, что бывшие враги объединились и напали уже совместно на нас…

Удар, уход с линии атаки, снова удар. Захват за шею и отбрасывание бессознательного тела в сторону.

Не смотря на неполное модифицирование тела, я все равно двигался намного быстрее моих противников. И схватка для меня была скорее развлечением, чем чем-то серьезным.

До одного момента.

Сначала, при подобных инцидентах, воины Вестников стараются не применять оружие. Если убивать всех драчунов, то в город попросту перестанут приезжать. Поэтому мы действовали руками и дубинками.

Все было прекрасно до момента моей встречи с одним из караванщиков. Во время драки он держался чуть в стороне от центра драки и я с ним столкнулся не сразу. Но в итоге во время боя я все же очутился напротив него.

Резкий и быстрый удар в грудь, прилетевший с его правой руки, заставил меня сделать шаг назад. Не смотря на небольшую броню (все рядовые члены клана носили что-то вроде легких бронежилетов, фиолетового цвета, которые выступали кроме защиты еще и индификаторами Вестников) я ощутил боль. А затем последовала еще целая серия быстрых и сильных ударов.

К этому времени база «Десятник-универсал» у меня была еще на первом уровне и навыки ведения боя были не слишком хорошими. Я, конечно, каждый день отрабатывал на практике закаченные в меня знания, но времени прошло еще слишком мало. Для полноценного овладения всей базой у меня должно уйти, даже с учетом ежедневных занятий, не менее года времени.

Но кроме этого, у меня в запасе было кое-что другое — несколько месяцев, проведенных на ледяной планете, населенной опасными хищниками и при этом из оружия у меня был только нож.

Так что, когда на меня посыпались удары от неожиданно шустрого охранника торговца-иноземца, то мои рефлексы сработали за меня.

Миг и у меня в руке возникает нож (хоть он и был похуже того универсального из аварийного набора, но тоже годился не только мясо резать.). Еще один миг и отбив в блоке руку противника, я со всей силы вонзаю клинок ему прямо под подбородок, по самую рукоятку.

Все участники драки мгновенно застыли увидев картину смерти человека, который еще секунду назад был живым.

Выдернув нож из тела, я молча повернулся к другим участникам драки. Через мгновение, все охранники караванов стали поднимать руки вверх, сдаваясь отряду Вестников. Они поняли, что шутки закончились и если продолжить, то их тут начнут попросту убивать. Сначала кинжалами, а потом дело может дойти и до огнестрельного оружия.

Не знаю, был ли тогда тем моим противником кто-то из модификантов или же просто хороший боец, но я сделал себе зарубку в памяти по поводу того, что не следует быть слишком самонадеянным. Тот удар, был очень неожиданным и если бы в руке у него хотя бы был нож и нацелен не в защищенную грудь, а скажем в шею, то все могло закончиться куда печальнее. Ведь я даже не успел толком среагировать, даже не смотря на предупреждение в виде боли в затылке. Очень уж быстро двигался тот парень.

А ведь тогда со мной в той лаборатории НейроКом было еще несколько человек, которым также хотели ставить новые импланты. Интересно сколько из них тогда выжило после инъекции «НИЗ» и скольким потом были установлены почти такие же модули, как и мне…

После того случая, в баре, где мы отмечали конец смены, кто-то из присутствующих в ответ на рассказ об этих событиях удивленно сказал: «Ничего себе, каким новичок оказался головорезом…»

Прозвище «Головорез» с того момента ко мне прочно прилипло.

Но главным событием был все же один разговор, который дал мне надежду на то, что может быть отсюда можно будет все же в итоге

свалить.

— У них там самые настоящие лазерные турели, представляешь? — мы сидели с несколькими рядовыми недалеко от стрельбища клана и занимались снаряжением только что отстрелянных магазинов винтовок. Карл Лери был таким же, как и я — «пришельцем с неба». Только в отличие от меня находился он здесь уже около десяти стандартных лет и успел побывать уже в нескольких крупных переделках.

— И что вы сделали? — заинтересовано спросил я.

— Что что… Удрали куда подальше. Эта машинка была нам не по зубам, перебили бы нас там как младенцев, а мы бы им разве что только краску поцарапали. Ума не приложу где они достали такого монстра?

— Ты про тот случай с Непреклонными? — вступил в разговор еще один рядовой боец. Звали его Лео Старк и был он стопроцентно местным.

— Да, помнишь, когда нас эти психи чуть не поджарили на своей железном монстре?

— Еще бы, я тогда чуть руки не лишился. Эти их выстрелы светом прошили обшивку нашей машины, как будто она была из травы, — Старк закатал рукав и показал всем присутствующим ожог на своей правой руке. — Еще чуть-чуть и меня можно было выбрасывать на свалку. Кому нужны однорукие воины?

Я кивнул и внимательно осмотрел его рану. Несомненно, она была получена от какого-то энергетического оружия. От пуль был бы совсем другой след.

— Какие еще «выстрелы светом». Говорю же, это были лазерные пушки. Самые настоящие, — чуть снисходительно сказал Лери. Его отношение было в принципе понятным, для местных технологически развитое оружие, казалось каким-то чудом. — Они где-то раздобыли самый настоящую боевую машину пехоты или что-то подобное. Я как-то видел похожие в голофильмах, когда был еще на свободе.

— Что еще за «Непреклонные»? — из короткого разговора я сразу выделил интересный кусок. Было ясно, что у этих ребят явно водятся продвинутая техника.

— Есть такой небольшой клан, далеко на западе живут, — чуть поморщился Старк. — Ходят слухи у них осталось много рабочих устройств с прошлых времен. Да и сами они занимаются их изготовлением. У них там много таких как вы, — тут он ткнул пальцами в меня и Лери, — только не обычных преступников, а тех, кто хорошо разбирается в вашей технике. Помнишь броню Сандерса? Он ее у них купил.

Я несколько секунд обдумывал только что услышанное. Это было не просто любопытной, а очень и очень важной информацией.

— А почему Непреклонные?

— Потому что их совсем немного и почти все крупные кланы, хоть раз, да пытались взять их под свой контроль, — ответил Старк. — Да только каждый раз, уходили от их крепости ни с чем, при этом потеряв множество своих людей. У них там очень сильная защита и сдаваться они никому не будут. Так они и заявляли каждый раз, когда появлялись новые охотники до их сокровищ. Вот их и прозвали — «Непреклонными». Они стали вроде как отдельным кланом.

— Ясно, — я опять задумался.

— Но это еще не все, Головорез, — чуть понизив голос снова заговорил

Лери. — Я слышал, что однажды они даже пытались вырваться с планеты. У них был корабль, представляешь?

— Пытались? — уточнил я. — То есть у них не вышло? А что с кораблем стало?

— Сбили летающую машину. Рухнула она и взорвалась где-то далеко за горизонтом. Тогда это многие видели, — опять влез Старк. — Это еще при моем отце случилось. Но с того случая, больше попыток улететь с Девятки не было.

Мы тогда еще долго трепались про всякое разное, связанное с местным техническим уровнем развития и внешним миром. Но главное я тогда для себя выяснил — где-то на западе от Трелони, были те, у кого в наличие имелась техника превышающая все остальные виденные мною до этого образцы.

А еще эти молодцы пытались отсюда свалить и где-то для этого они нашли целый рабочий космический корабль. И можно было предположить, что если у них был один корабль, то вполне возможно, что мог быть и второй. Вероятность такого, конечно, была не просто небольшой, а почти исчезающе малой. Но в конце концов в жизни бывают и не такие удивительные вещи. Может и второй корабль найдется, кто его знает. Конечно, существовала еще проблема в виде орбитальной боевой группировке спутников, которые имели привычку сбивать все подряд. Но имея средство покинуть атмосферу, думать о том, как преодолеть эту преграду было намного проще, чем ни имея его в наличии. Может быть можно будет что-нибудь придумать и все-таки как-то свалить с этой планетки?

Хотя для начала, мне нужно было еще добраться до тех местных эйнштейнов и любителей пострелять из импульсных пушек. Судя по рассказам моих сокланов, крепость Непреклонных была довольно далеко. Да еще и не известно, как они отнесутся ко мне. Не подстрелят ли, как и всех при приближении к их дому? Или же информация о том, что перед ними стоит квалифицированный обученный военный пилот средних межсистемников заставит их передумать? Стоило надеется.

Осталось только придумать, как бы организовать туда небольшую экспедицию под крылом Вестников. Можно было, конечно же и просто сбежать в одиночку, украв одну из машин клана. Но при этом вполне вероятно за мной будет послана погоня, от которой будет трудновато оторваться. Да еще неизвестно какое отношение займут Непреклонные ко мне. Имея за спиной несколько десятков вооруженных амбалов, переговоры вести все же легче и продуктивнее, чем находясь в одиночестве. Да и путешествовать так здесь намного удобнее и безопаснее.

Но перед этим придется встретиться с самым главным в городе человеком. До этого я встречался с главой Вестников Смерти Дорбаном всего один раз и надо признать, на меня старичок не произвел сильного впечатления. Он был местным, а значит у него не было нейросети с увеличением продолжительности жизненного цикла, поэтому он не просто выглядел стариком, он им на самом деле и был. Полагаю, что ему уже недолго осталось.

Вообще, насколько я понял, сейчас всеми делами по большей частью занимался Сандерс. Но даже он пока не мог отправить целый отряд куда-то за пределы Трелони не получив разрешения у Дорбана. Все-таки он до сих пор был лидером клана, где его очень многие уважали. Поэтому мне придется убеждать в необходимости поездки на запад в первую очередь именно его.

Целый день я придумывал причины, по которым можно было бы съездить в сторону крепости Непреклонных. Но ничего путного в голову мне не приходило, все было как-то неважным и легко отменимым. Нужен был железный повод.

В конце концов я плюнул и решил рассказать правду о том, что планирую попытаться вырваться с планеты и что нескольких желающих точно смогу взять с собой, если у Непреклонных все же обнаружится корабль и будет найден способ каким-то образом обмануть спутниковую систему. Это было очень хорошая наживка для умирающего старика. Ведь если он окажется даже во Фронтире, то сможет получить инъекцию «НН1» и продлить свою жизнь еще на несколько столетий. Молодую внешность он не вернет, но будет вполне здоров по другим показателям.

Кто от такого откажется? Только сумасшедший, жалеющий поскорее умереть. А Дорбан, явно был не из таких.

Только я направился в здание, чтобы попросить о встрече с главой клана, как неожиданно меня окликнул куда-то спешащий Сандерс:

— Риз, у нас проблемы в одном из северных поселений. Ты вроде бы уже неплохо здесь освоился и учитывая твою предыдущую жизнь в качестве капитана пиратов и проведенные в тебе военные модификации, я даю тебе поручение сформировать отряд из наших, возглавить его и разобраться с проблемой. Заодно посмотрим как ты в реальном полноценном бою. Нормальных командиров нам всегда не хватает.

— А что за проблема? — ну вот, как он это не вовремя. Хотя возможность получить в подчинение целое подразделение меня весьма обрадовало.

— Нападение Мечтателей, — коротко ответил второй по власти в клане и не дожидаясь моего ответа пошел дальше.

Глава 6

«Продолжается суд над некоторыми членами совета правления бывшей корпорации Хирото. Обвинения в развязывании вооруженного конфликта, повлекшего смерть множества граждан империи, недавно были дополнены новыми пунктами о финансовых махинациях. Напомню, что решение о полной ликвидации корпорации, было принято лично Императором на основании закона…», — Из выпуска экономических новостей канала «АРМ», империя Арна.

На Земле в стародавние времена на Ближнем Востоке были воины, которые любили сражаться под действием наркотиков — хашашины. После обильного употребления гашиша, они не испытывая страха вступали в бой. Одурманенный мозг не доносил до сознания своего хозяина боль, полученную от ран и полностью выключал чувство самосохранения. Этих воинов-убийц очень боялись не только на востоке, но и даже на территории средневековой Европы. Их слава умелых воинов была настолько велика, что спустя несколько столетий их именем стали называть вообще всех наемных убийц в мире.

На мой взгляд, бросаться в бой, находясь под действием каких-то наркотических препаратов — это просто невероятная глупость, которая может привести человека к гибели намного быстрее, чем если бы он был при этом в своем уме. Для солдата иметь четкую и ясномыслящую голову в боевых условиях не меньшее по важности условие для выживания и выполнения поставленных приказов, чем его вооружение и снаряжение. Если ты не будешь соображать в битве, то ты скорее всего очень быстро там сдохнешь. Так считал я, так считал Рик Сандерс и так считали почти все профессиональные военные.

Только вот одному клану на Девятке так совершенно не казалось. Почти сразу же после своего образования они пошли по пути арабских хашанинов в плане употребления дополнительных химических веществ в бою. Обожравшись местной наркотой под названием «Мечта» эти психи без всяких тормозов бросались в схватку.

Обычно у них были сильные потери. Даже очень. Но верхушке клана было на это наплевать. Набрать новых новобранцев для них никогда не составляло проблем. Множество молодых парней и девчонок хотели почти мгновенно стать (как им казалось) бесстрашными и умелыми воинами. Что может быть проще? Надо лишь проглотить две зеленые таблетки и уже спустя пару минут тебе становятся не страшны ни огнестрельные выстрелы, ни удары любым оружием. Ты их попросту перестаешь замечать. Ну и что, что после боя тебе будет больно? Закинься снова Мечтой и забудь о боли. Теперь ты снова супербоец клана.

Не смотря на низкие боевые навыки и довольно плохое вооружение, Мечтателей опасались. По большей части из-за их многочисленности. Когда на тебя прет обезбашенная толпа, обдолбанная по самое не могу и не смотря на падающих вокруг товарищей не на секунду не останавливается, то даже опытные солдаты могут дрогнуть и отступить. Потом что никому не охота, чтобы до него добралась что-то кричащая масса психов, не чувствующих боли и не замечающих вокруг ничего, кроме живых врагов перед собой.

Успешно противостоять этим сумасшедшим наркошам можно было двумя путями. Первый — это если не превосходство в численности, то хотя бы наличие примерно такого же числа своих бойцов. Чтобы успевать перестрелять одурманенных противников до того, как они смогут принести своими действиями хоть какой-то вред вам. И второй дисциплинированность и воинская подготовка личного состава. Когда один ваш солдат стоит десять-двадцать таких вояк, как Мечтатели.

Вестники Смерти как правило предпочитали идти по второму пути. Причем в схватках не только с группировкой любителей наркотиков, но и вообще со всеми другими противниками.

По большому счету благодарить за такой подход надо было Рика Сандерса, бывшего офицера десантных сил империи Арна. Кадровый военный перенес свои армейские привычки в подготовке личного состава на своих новых товарищей на планете-тюрьме. И надо сказать, что определенный резон в этом был. Как я узнал от тех, кто уже давно состоял в Вестниках, до появления Сандерса, их клан был не настолько влиятелен и силен. Например, город Трелони, они смогли захватить и подчинить себе только после того, как он возглавил все вооруженные силы клана. А после была так же стремительно и решительно расширена сфера кланового влияния и за пределы города.

Конечно же, это не могло бы произойти без всесторонней поддержки главы Дорбана, который сразу понял, какой ценный кадр попал в его ряды и дал тому абсолютную свободу в вопросах формирования силового крыла. И он нисколько не прогадал тогдашним своим решением. Рик

Сандерс полностью изменил клан Вестников Смерти.

Лично я был тоже доволен тем, как он сумел наладить воинскую составляющую жизни рядовых и офицеров. И хотя я еще толком не воевал с воинами из других конкурирующих кланов, но можно было предполагать, что один Вестник, как минимум стоил двух-трех чужих солдат на поле боя.

*****

Мы неслись по ровной степи строго на север на скорости примерно в сотню километров в час. Я ехал в большом восьмиместном открытом багги на переднем сиденье, рядом с водителем и неотрывно смотрел на дорогу. Хотя сказать по правде дорогой это можно было назвать весьма условно. Небольшая колея в зеленой степной поверхности вряд ли тянула на такое громкое название.

Сзади ехала еще одна такая же машина с восемью вооруженными по максимуму бойцами клана. Еще четыре похожих транспорта, только размером поменьше двигались по сторонам от нашего небольшого конвоя, образуя фигуру ромба.

Нас было тридцать один человек, включая меня. Тяжелые бронежилеты, удлиненные защитные наплечники, наколенники и налокотники, закрывающие собой почти все тело солдат, выкрашены в темно-фиолетовые цвета выделялись на фоне зеленого травяного ковра, проносившегося под колесами баги. Незавершенный треугольник, красовавшийся у каждого солдата на левом плече показывал знак принадлежности к клану. Большие многозарядные винтовки, упертые прикладами в пол покачивались в такт движения машин.

Любой из местных, кто увидел бы нас со стороны безошибочно бы сказал, что воины клана Вестников Смерти точно едут не на простую прогулку. И скорее всего от встречи с ними кто-то в ближайшее время отправиться на следующий круг перерождения (на Девятке религия была основана на реинкарнации души человека).

И это было абсолютной правдой. Брать в плен обнаглевших Мечтателей я не собирался. Да и невозможно было этих наркоманов захватить живыми. По крайней мере без серьезных потерь со своей стороны. А идти на это я точно не собирался.

Чуть поправив шлем-маску, должную защищать мою голову не только от пыли (которой тут было немало, несмотря на то что ехали мы в основном по траве) но и, по уверениям кланового мастера-оружейника, от некоторых пуль и осколков, я задумался над полученными инструкциями перед отъездом от Рика Сандерса.

Как оказалось, я направлялся в поселение под названием «Северный угол» не просто для того, чтобы выбить бойцов враждебного клана с территории Вестников. Так же Сандерс приказал мне, взять с собой из гарнизона городка, который будет у нас по пути еще солдат и организовать ответный рейд во владения Мечтателей.

Их территория была строго на север от наших владений и занимала довольно приличную площадь. Не смотря на рядовых членов клана, их верхушка была вполне адекватной и способной вести дела умело и даже весьма деятельно.

Основной их сферой, как можно было догадаться, было производство различных химических препаратов. Полагаю, что наркотики будут популярны в любом человеческом обществе, так как всего определенному проценту людей не нравится их реальность и они готовы платить деньги, чтобы покинуть ее хоть ненадолго. Или же просто ведомые любопытством в погоне за испытанием новых ощущений. В случае с Девяткой, можно было смело говорить, что здесь было полно, что первых, что вторых категорий людей. Поэтому бизнес Мечтателей очень даже неплохо процветал.

При производстве они использовали выращенные на своих обширных полях некоторые виды растений. Фермы-лаборатории были раскиданы по лесостепной равнине в больших количествах.

Вот их то мне и приказал уничтожить Сандерс. Не все, понятное дело, а штуки три, может четыре. Что-то вроде быстрого набега с обязательным уничтожением урожая из которого гонят дурь, персонала, который это осуществляет и самих зданий ферм. Уже готовый товар следовало захватить и вывезти. Позже Вестники его продадут сами.

Что поделать, мы были отнюдь не какой-нибудь армией спасения. Получить лишние деньги от продажи наркоты было вполне в духе любого клана на этой планете. Да что там клана — любой житель был бы не прочь заработать при случае на этом. Или вообще хоть на чем угодно. Такое уж сформировалось тут общество. Все же здесь была тюрьма уже довольно долгое время.

— Кинрин, — водитель рядом со мной показал рукой вперед. Приглядевшись и увидев еще вдалеке, но уже явно приближающиеся постройки, я кивнул головой.

В этом городке мне нужно было взять два десятка человек себе в усиление для предстоящего набега.

Внезапно машина подпрыгнула и ее резко повело в сторону. Схватившись за металлическую ручку я выругался про себя. К большому сожалению в старые времена никакого города тут не было и соответственно никаких дорог сюда не вело. А строить какие-то приличные дороги тут так толком и не научились. Да и по большому счету в этом не было большой необходимости, учитывая машины, на которых тут в основном передвигались. Почти все они без всяких проблем могли ехать по обычной земле, никакого асфальтированного или какого-то другого покрытия им не было нужно.

Солдат за рулем сумел выровнять багги и нам даже не пришлось останавливаться. Город Кинрин стал снова приближаться к нам. И спустя уже полчаса мы въезжали через ворота, которые открылись при нашем приближении.

— Я Милтон, Сандерс предупредил о вашем приезде. Наш отряд готов, — ко мне подошел местный главный среди Вестников и протянул мне руку. Он безошибочно узнал во мне командира. Должно быть свою роль сыграла моя новая шлем-маска — такой штуки не было ни на одном из других солдат. На них были открытые каски и очки, а нижняя часть лица была закрыта платком, для защиты от пыли.

Вообще, говоря про одетое на мне снаряжение, надо было сказать, что мне было в нем не слишком удобно. Бронежилет и другие части защиты казались мне слишком массивными и тяжелыми. Даже не смотря на каждодневные тренировки и полное развертывание имплантов, которые кроме силы, так же не слабо мне повысили и общую выносливость организма, боевой костюм Вестников все равно был мне не комфортен. Должно быть привычка носить современную технологичную броню въелась в меня очень глубоко. Неплохо было бы заиметь доспехи, как у Сандерса…

— Кастор Риз. Пусть ваши люди будут готовы через полчаса. Мы немного передохнем, поедим и сразу выедем дальше. У меня приказ разобраться со всем этим бардаком, как можно скорее, — я пожал протянутую руку и стянув свою маску, направился в сторону одноэтажного здания.

— Конечно, — Милтон направился вслед за мной и через пару шагов догнал меня. — Вообще я говорил Сандерсу, что мы могли бы справится с этими обдолбышами и сами без всяких проблем. У меня тут целая сотня бойцов. Мы бы выбили их из того поселка меньше чем за пару часов.

— Просто выбить их мало. Нужно преподать им урок и показать, что лезть на нашу территорию и тем более захватывать ее, дорого обойдется любому, — ответил я не сбавляя шаг. Мне что-то жутко хотелось есть. Хотя за последние дни, в момент перестройки тела, я стал питаться раз в пять больше обычного. Но все уже было кончено, и по идее больше так много еды уже не требовалось. Но мне все равно почему-то хотелось есть. Может происходят окончательные процессы преобразования тела? В меню нейросети ничего ни про питание, ни про что-то другое не было. Подробные технические файлы мне не загрузили. Хотя информация про полное завершение процесса развертывания модулей-имплантов была приведена. Или же я теперь всегда буду там много жрать? В связи с тем, что мое тело уже совсем другое. Надеюсь, что это не так…

— Вы хотите устроить налет на их земли? — чуть напряженно спросил Милтон. Его тревогу можно было понять. Ведь в случае ответного удара, первой целью для Мечтателей будет именно этот город. Он был самым большим в округе и ближайшим к границе относительно крупным поселением. Сотня бойцов была, конечно, серьезной силой. Но если сюда припрется две-три тысячи обдолбанных психов, то она мало поможет.

Хотя такое, даже оправданное недовольство, нужно было гасить еще в зародыше.

— Не я хочу. Это прямой приказ Рика Сандерса — командующего всеми силам Вестников Смерти. Вы что-то, имеете что против этого? — резко остановившись, жестко спросил я.

— Нет, — ответил коротко местный клановый командир, но затем добавил: — Но я предупреждаю, что возможные ответные действия Мечтателей, могут нанести нам более серьезный урон, чем тот, что мы понесли до этого времени.

Я усмехнулся. Парень похоже был из тех, кого на Земле было принято называть «сторонниками умиротворения агрессора». Проще говоря, в ответ на какие-то враждебные действия, по его логике нужно было отвечать не ударом во всю силу, а небольшим останавливающим толчком. Лично я был категорический против такого поведения — если тебя ударили, то в ответ надо быть еще сильнее, да так, чтобы в следующий раз твой обидчик сто раз подумал бы прежде чем снова лезть к тебе. Хотя в идеале, вообще надо бить так, чтобы твой противник вообще не остался после в живых. Но такой вариант событий не всегда к сожалению, возможен.

— Через пару дней сюда прибудут дополнительные силы не только из Трелони, но и с других мест. У вас тут будет три сотни солдат клана, полностью готовых к активным военным действиям против наркош, — по крайней мере, перед моим отъездом, мне так сказал Сандерс и сейчас я просто передавал его слова этому уже в годах мужчине.

Помолчав, Милтон кивнул головой, говоря этим, что услышал меня и принял к сведению ту информацию, что я ему только что сказал. Его и его людей, не бросают на границе в одиночестве на растерзание. Вскоре тут будет куча вооруженного народа, которая сможет не только защитить этот город, но и помешает возможному ответному набегу на земли Вестников со стороны Мечтателей.

Обед прошел быстро и без задержек. Мы выезжали из Кинрина почти ровно через час после того, как в него заехали. Наша небольшая колона увеличилась на один автобус, в котором ехали двадцать воинов из местного гарнизона. Таким образом, теперь у меня в подчинении было ровно пятьдесят человек. Прям как в абордажном отсеке на Корсаре.

Я невесело раздвинул губы в небольшой полуулыбке. Сравнивать моих бывших бойцов-пиратов, экипированных в броню корпорации «Сируза» и имеющие мощное импульсное оружие, а также загруженные специализированные военные базы с теми, кто ехал сейчас со мной в окружающих машинах, было по меньшей мере смешно. Слишком уж велика была между ними разница в эффективности при проведении боевых действий. И это еще не вспоминая про марканских боевых дроидов

— Гекатов. Десятка которых могла много чего натворить и по любому была нелегкой мишенью для врагов.

Но о моей прошлой команде сейчас можно было забыть. Следовало работать с тем, что у меня есть в наличие под рукой на этот момент. А было это все же тоже очень даже не мало, если сравнивать с вероятными противниками в ближайшем будущем.

Плохо вооруженная и не имеющая подготовки кучка наркоманов не должна была составить для полусотни Вестников больших проблем. Даже если их там будет в три-четыре раза больше.

— Мы приближаемся, скоро уже будет виден «Северный угол», как будем действовать? — сзади ко мне перегнулся Карл Лери и прокричал мне вопрос почти в самое ухо.

— Осторожно, — недовольно ответил я.

Разделив всю группу на три части и высадив людей из машин еще на подъезде к поселку, подвергшемуся нападению, я приказал всем одновременно начать сближаться с объектом нашей атаки.

Карл Лери и Лео Старк, рядовые бойцы ставшие мне тут что-то вроде друзей, возглавляли по отдельной группе. Не смотря на то, что опыта непосредственного командования у них вроде как не было, я все же предпочел иметь в помощниках тех, кого уже знаю. Тех, кто точно не будет оспаривать мои приказы в случае чего и утверждать, что я мало пробыл на Девятке, чтобы уже командовать целым отрядом Вестников (я знаю, что такие недовольные среди старожилов были). А эти парни, отлично понимали, что мой рост в иерархии клана, будет их ростом, поэтому на их лояльность я мог рассчитывать. По крайней мере пока…

— Мы на позиции, противников не наблюдаю, — раздался голос Старка в

моем ухе.

Примитивные небольшие наушники с микрофоном и небольшая маломощная радиостанция, обеспечивали связью командиров отрядов. Сандерс выделил целых три штуки на время проведения операции. Расстояние работы этих устройств была небольшая, но для боевых действии было вполне достаточным. Конечно, это был не постоянный зашифрованный канал, выводимый напрямую через нейросеть каждому бойцу, как в старые добрые времена, а кое-что намного хуже и примитивнее. Но все же при помощи радио можно было хоть как-то координировать свои действия в условиях боя.

— Это ОТГ-2, вышли на позицию, противников также не наблюдаю, — следом за Старком доложился Лери. Это в отличие от первого, все же применил название своей группы, которое я им дал, перед тем, как разделить на группы и назначить командиров для них. До полноценных боевой абордажной команды этим парням было еще далеко, но хоть какие-то основы я надеюсь мне удастся им привить.

— Понял, всем оставаться на местах, — в отличие от них, я еще не был на точке, откуда моя группа должна будет заходить в поселок. Потому что перед тем, как начать движение внутрь захваченного поселения я хотел осмотреть его с небольшого холма, расположенного далековато от места, где мы оставили свои машины.

Вроде бы это были обычные нарики и опасаться по большому счету было нечего. Будь там даже две сотни этих укурков, мы не напрягаясь перебьем их. Как говорилось на Земле в таких случаях: «разница в весовых категориях была слишком велика». Большего количества можно было не ожидать, так как поселок был не слишком большой и вряд ли там могло бы спрятаться больше народу.

Но я решил поостеречься и сначала, хотя бы визуально понаблюдать, за тем, что там внутри у них твориться. Лезть напролом не хотелось категорически. Потому что с этим внезапным нападением было явно что-то не то. Ведь до этого Мечтатели не лезли к Вестникам уже больше десяти лет и столь неожиданная атака явно было осуществлена не спроста. Ведь что ни говори про рядовых клановцев, властная верхушка у Мечтателей была вполне адекватной и вполне была способна просчитывать последствия своих действий. Не понимать, что наш клан обязательно ответит на их агрессию они никак не могли.

Добравшись до холма я достал бинокль (который здесь называли увеличителем) и стал осматривать раскинувшийся передо мной поселок «Северный угол». И хотя я сейчас смотрел не через встроенный визор в боевом шлеме «БСС-14», имеющего возможность засекать цели не только по теплу, но даже и по звуку, мне все равно хватило обычного восьмикратного визуального увеличения объекта нашей скорой атаки, чтобы понять, что тут точно что-то не так.

На единственной улице в поселке не было видно ни одной живой души. Ни врагов, ни местных жителей. В окнах домах так же никого не было заметно.

Не ужели Мечтатели уже ушли? Испугались нашего ответного хода?

— ОТГ-1 начинайте движение к строениям. И будьте настороже, — я отдал приказ Старку, а сам вновь прильнул к окулярам.

Не было заметно ни одного движения. А так же стояла абсолютная тишина.

Жители Угла перебиты что ли? Пришли, убили всех и снова ушли к себе обратно? Только вот зачем так делать? Выманить нас на свою территорию, чтобы поймать в ловушку отряд с ответным визитом и уничтожить его? Но гибель нескольких десятков солдат явно не сделает Вестников слабыми. Скорее такие поступки вызовут начало полномасштабной войны, в которой лично я, все же поставил бы на подготовленных воинов, а не на толпу обдолбанных психов.

Различные вопросы и мысли крутились у меня в голове без ответов, способствуя только возникновению новых догадок и предположений. Ситуация явно требовала серьезного обдумывания.

Одно было хорошо — моя чуйка в затылке на смертельную опасность для меня, в настоящий момент молчала. Никаких острых уколов холодных иголок не было. Что означало, что пока все идет нормально.

Хотя по поводу работы этого предчувствия у меня были некоторые сомнения, после того случая с искином на яхте. Никаких предупреждений перед прыжком о грозящей мне опасности тогда не было. Как-то не слишком четко и правильно эта моя способность работала. Она явно не была абсолютной. И это была очень печально…

— Мы на окраине, никого не наблюдаем, — доложил Старк.

— ОТГ-1, дальше пусть идет пятерка бойцов, остальные остаются на местах, — приказ рефлекторно вырвался у меня, под воздействием мыслей о возможной западне внутри поселения. Если уж там и впрямь какая-то хитрая ловушка, то пусть в ней погибнет всего пять бойцов, а не весь отряд.

— Приказ понятен, выполняю.

Я с напряжением наблюдал, как по улице, прижимаясь к домам, двигались солдаты и все ждал, что вот прям сейчас по ним внезапно ударят. Но этого не происходило. Там вообще ничего не происходило. Абсолютно ничего. Люди Старка свободно прошли весь поселок насквозь и без всяких происшествий вернулись обратно. Затем я приказал уже всему отряду проверить там все, включая и помещения домов. И опять ничего.

Пустые дома выглядели так, словно люди организовано собрались и выехали отсюда сами. Не было ни следов от пуль, ни каких-либо повреждений, которые обязательно были бы, если бы на поселок напали вооруженные люди. А ведь по словам Сандерса выходило, что Мечтатели напали на это место, захватили его и удерживали в течении суток. Это была неточная информация? Или перед тем, как убраться отсюда, наркоши произвели здесь уборку всех следов своей атаки и дальнейшего пребывания здесь? Бред. Чертовщина какая-то.

Был еще один вариант — Сандерс наврал и с какой-то целью послал меня сюда специально.

Учитывая, что он приказал в обязательном порядке нанести «ответный визит вежливости», можно было предположить, что таким образом он хотел подставить меня. Скажем, я с отрядом нападаю на Мечтателей, начинается полномасштабная война и Сандерс обвиняет в этом меня. За такое вполне могут казнить свои. Только вот не совсем понятно, зачем ему моя смерть? Беспокоиться за свое место? Боится, что я его займу? Вряд ли. Разве только после того, как он сам станет лидером клана вместо Дорбана. Или есть еще какая-то причина?

Покрутив головой, отгоняя параноидальные мысли о возможной подставе, я послал одного бойца к нашим оставленным машинам с приказом подъезжать к поселку.

Выставив по периметру часовых мы собрались посередине «Северного угла» чтобы решить, что делать дальше. Все багги и автобус к тому времени уже стояли на краю дороги посреди единственной здесь улицы. Но ничего толком обсудить мы не успели. Внезапная боль в затылке заставила меня дико заорать:

— Тревога, всем в укрытие!

Не смотря на то, что по уровню подготовки для Девятки воины Вестников были подготовлены лучше среднестатистических солдат других кланов, по сравнению с людьми, имеющими загруженные и освоенные специализированные военные базы, они все же имели не слишком впечатляющий уровень навыков.

У них не было развитой мышечной моторики, позволяющей телу действовать еще до того, как мозг сможет обработать информацию о внезапно возникшей угрозе. Они были слишком медленные в этом плане. Поэтому куда-нибудь укрыться или даже просто упасть успело всего дай бог треть от всех, находившихся сейчас внутри поселка, до начала обстрела, который начался почти в то же мгновение, когда я закричал. Плотные яркие световые шары, начавшие поражать с большой скоростью, однозначно показывали, что у наших врагов имеется в распоряжении энергетическое оружие.

Чуть привстав и оглядевшись я определил направление откуда велся обстрел. Он шел в северном направлении и шел вдоль всей улицы. Причем судя по тому месту откуда начинали свой путь импульсные заряды, по моим прикидкам по нам стреляли с расстояния километра в три-четыре, не меньше.

Выдвинутые часовые по периметру не охватывали такую большую площадь и детекторов, способных засечь появление враждебные цели на такой дальности, тут понятное дело, тоже не наблюдалось. По крайней мере у меня в распоряжении ничего подобного сейчас не было.

Солдаты поначалу начавшие стрелять во все стороны, как сумасшедшие, к этому времени уже успокоились и только вжимались в стены местных строении. На улице осталось неподвижно лежать всего шесть тел, три из которых, судя по доносившимся с их стороны стонам были еще живы.

— Командир, что будем делать? — раздался громкий голос Лери в моем ухе. Хороший вопрос. Только вот я понятия не имел, что делать. Если у противников в наличии мощные импульсники (а судя по энерго-зарядам это так и было) атаковать их нам было не слишком удачной идей. Мы не успеем даже к ним приблизиться, как они нас расстреляют еще на подходе.

Разве что самому вступить в бой для отвлечения внимания вражеского огня на себя.

— ОТГ-2, засек точку откуда ведется огонь?

— Да, командир, — не смотря ни на что, голос бывшего имперского преступника, а ныне десятника клана Вестников Смерти Карла Лери, был вполне собран и деловит. Что меня весьма радовало. Похоже из него выйдет отличный солдат.

— Значит так, берешь два багги и заходишь туда к ним на самой высокой скорости, какую только сможешь выжать из машин по очень широкой дуге справа. Сначала поедете за холмами, так что сразу они вас не заметят. ОТГ-1 и мой отряд ОТГ-3, прикрывает вас отсюда и палит из всех стволов в том направлении, откуда эти уроды стреляют, расстояние большое и из наших игрушек вы вряд ли кого-то зацепите, но это и не нужно. Главное, чтобы их внимание было сосредоточено на поселке, — я быстро стал отдавать приказы и одновременно закреплять жестко на спине свою винтовку, чтобы она не била меня вовремя того, что я скоро буду делать.

— А ты что будешь делать, командир? — спросил Старк. Я видел его через дорогу сидящим на корточках и что-то делающим со своим автоматом.

— Я пойду на них слева, — ответил я.

— Один? — почти одновременно с удивлением спросили оба моих младших командира соклановцы.

— Один. Вы еще не знаете, но у меня есть чем удивить наших врагов. Ничего не говоря больше, я встал и направился вдоль стены дома, за которым все это время укрывался. Дойдя до края, я коротко выдохнул и сосредоточившись сформировал псионический импульс для резкого прыжка в вверх и в сторону.

Одновременно с этим я сделал справа от себя щит для защиты от выстрелов. И судя по несколько вспышкам возникшим вдалеке, это было сделано точно не зря — меня заметили и по мне открыли огонь. Приземлившись и упав ничком на землю, я включил рацию и активировал ее. К счастью местная техника связи отлично пережила мои прыжок и вполне неплохо работала.

— … что это за…? Как ты так смог, Головорез? — Старк, судя по его голосу был в натуральном шоке, в отличие от Лери, который более спокойно воспринял мой неожиданный прыжок:

— Военный модификант, они и не на такое способны.

По правде сказать, он был не совсем прав, но поправлять я его не стал. Некогда было рассказывать про открытия корпорации «НейроКом» в области человеческих возможностей в плане управления псионическими силами. Лери попал сюда задолго до того, как про псионику стало общеизвестно.

— Пошли, пошли. Хватит болтать, — закричал я в микрофон, а сам снова сделал прыжок, еще дальше относящий меня от «Северного угла». Я поднимался на высоту всего в метров пять, но меня отлично издалека было видно. Поэтому по мне снова начали стрелять. Похоже моя роль приманки и отвлечения внимания от отряда Лери сработала лучше, чем я ожидал.

Раздавшийся выстрелы со стороны покинутого мною поселения, показывали, что и Старк вместе с другими солдатами, тоже приступил к своей задаче.

Еще один прыжок. И еще.

Теперь я направлялся в сторону места где засели наши враги. Находясь в воздухе на пике прыжка я отлично рассмотрел их местоположение и то, откуда они вели обстрел по нам. И это меня не слишком обрадовало.

Судя по внешним конструкционным особенностям, примерно в четырех километрах от поселка, где я недавно был, наши противники сидели в каких-то боевых машинах, расположенных в небольшой низине. Похоже ловушка и впрямь была. Правда какая-то странная, но все же. Их было две штуки и глядя на их дизайн было понятно, что это точно не какие-то местные поделки, вышедшие из мастерских мастеров-одиночек. Келианские военные транспорты для пехотных планетарных соединений класса «Центурион», явно были не той техникой, которую можно было бы собрать на коленках в гараже.

При очередном приземлении в моей голове внезапно всплыла информация об этих машинах. Их тактико-технические характеристики, качестве брони, вооружении, способах применения на поле боя и условиях для их доставки туда. Знания были четкими и предельно исчерпывающими. Похоже моя база «Десантник-универсал» марканского производства выдала мне очередную порцию информации для усвоения.

По здравой идее, мне бы следовало прямо сейчас отдать приказ о немедленном отступлении отсюда. В принципе мы могли бы уехать не потеряв больше ни одного человека. Но я решил поступить по-другому и наоборот еще больше ускориться для сближения с противниками.

Причина, по которой я решил поступить так, а не иначе была проста — качество стрельбы, которое вели люди из Центурионов оставляло желать лучшего. За время моих прыжков по мне попали раз пять всего. Их них, три заряда прошли вообще вскользь, почти не потревожив мой щит. А по быстро несущимся багги справа вообще пока не было сделано ни одного выстрела. Не смотря на то, что они довольно резво неслись к нападающим. Их еще даже кажется не успели заметить.

Вывод можно было сделать из всего этого один — внутри келианских военных машин сидели люди явно не слишком опытные в военных делах. В совокупности у них в распоряжении было четыре импульсных пушки уровня никак не меньше ИПб, а то и все ИП7. Это были мощные мобильные орудия, способные при правильном обращении, доставить неприятности любому врагу, причем снаряженному куда лучше, чем мои люди сейчас. Подбить из них два багги и скачущего гигантскими прыжками чудака, при условии использования автоматических систем корректировки и наведения, которые там обязательно должны были быть, заняло бы секунд пятнадцать, может двадцать. Никак не больше.

Но это при условии наличия в недрах тех боевых машин профессиональных военных со специализированными базами и имплантами.

Те же, кто там был прямо сейчас, явно не были такими спецами.

Поэтому я добрался до них целым и невредимым, как раз в тот момент когда две наши багги подъехали и оттуда высыпались мои сокланы во главе с Лери и прижавшись к Центурионам вплотную (чтобы выстрелы из импульсных пушек, расположенных на крыше машин, не достали до них) стали осматривать их на предмет попадания внутрь.

Последний прыжок удался мне уже тяжело и мои псионические силы были почти на полном исходе. Но мне все же их хватило на последнее усилие для воздействие на замок ближайшего ко мне келианского механизма. Тяжелая задняя аппарель упала, открывая доступ внутрь, куда моментально ворвались мои солдаты. Через секунду такая же участь постигла и второй военный транспорт.

Надо сказать, что сделал я это вовремя, потому что наши противники, сидящие внутри своих машин, поняв, что их стрельба не приносит результата, прекратили ее и попытались начать движение, чтобы скрыться. Но им это не удалось.

Восемь человек, в черных комбезах, стоявших на коленях на одной линии передо мной, был результатом нашей безумно наглой атаки.

— Это Непреклонные, командир. Их знак, — Старк уже успевший добраться к нам сюда из поселка, показал рукой на нанесенную эмблему на Центурионах — белый шестигранник на черном фоне.

Я посмотрел на знак, потом перевел взгляд на наших пленников, а потом молча полез внутрь захваченных транспортников для планетарной пехоты. Кабина управления, десантный отсек, оружейные шкафы, пульты импульсных пушек, мониторы с выведением тактической информации снаружи, даже малая командная сеть искина четвертого поколения, который управлял всеми системами и к которой я попытался подключится через свою нейросеть (естественно из этого ничего не вышло), все было рабочим и выглядело вполне даже неплохо. Учитывая, что по идее все это должно было находится тут больше сотни лет, со времен полной изоляции планеты и создания на ее основе планеты-тюрьмы Мир Страданий номер 9.

Внезапно я замер на месте и подойдя к одному из мониторов поближе медленно прочитал надпись внизу него:

«Хелар Индастриз».

Какого… тут происходит?

Выскочив наружу я подскочил к первому попавшемуся пленнику и схватив егоза горло, поднял его в воздух.

— Откуда у вас эти машины? Где вы… их взяли? — мой голос, раздававшийся из-под шлема-маски звучал глухо, но вполне отчетливо. Причина моей вспышки была вполне обоснована. Потому что если общей дизайн и концепт келианских военных планетарных транспортников «Центурион» оставался одним и тем же уже продолжительное время (за триста-пятьсот лет можно было смело отвечать), то внутренняя начинка у них понятное дело изменялась. Учитывая, что корпорация «Хелар Индастриз», занимавшаяся в основном разработкой и производством различных кораблей, как атмосферного, так и пустотного типов, и расширившая свой ассортимент до наземных средств передвижения всего лет двадцать назад, наличие бронированного военного вездехода с их эмблемой на планете, которая вроде как в изоляции уже за сотню лет, было несколько неожиданным. Если быть точным, то такого быть вообще не должно было.

Разве что никакого карантина не было и сюда свободно завозили технику, произведенную в течении ближайших лет.

— Так откуда они у вас? Кто вы такие? Вы можете улетать с планеты? — я все еще держал тело в черном комбинезоне на вытянутой руке (прошедшие модификации моего организма позволяли мне это делать без особого напряжения), когда один из людей, вытащенных из недр настоящих боевых машин неожиданно заговорил:

— Мы не можем улетать с планеты. Никто не может. И я не знаю откуда именно у нас эти машины, мы простые техники, которых насильно сделали солдатами.

Отшвырнув пленника в сторону я повернулся к стоявшему недалеко и молча наблюдавшему за моим разговором с захваченным Непреклонным, Карлу Лери и спросил:

— Сколько у нас погибших?

— Четверо уже умерло, еще двое скорее всего в ближайшее время. Ранения очень серьезные и нам их тут никак не спасти, — моментально ответил младший командир.

Вот дерьмо. Не смотря на то что эти ублюдки плохо стреляли, своими первыми выстрелами они все же умудрились убить столько наших.

И не то чтобы это было сделано из-за каких-то воинских умений этих уродов в черном. По большей части в этом было виновато импульсное оружие и то, что было на наших солдатах, которое почему-то здесь называлось броней. Хотя никакой защиты оно им не предоставило в последнем бою. То, что на нас сейчас было надето, могло защитить от обычных пуль, но не от более мощного и продвинутого в технологичном плане оружия. Импульсный энерго-заряд прошивал насквозь полностью экипированного Вестника, так же, как и человека без всякой защиты — легко и просто. Сквозная рана размером с кулак, остающаяся после этого, стопроцентно гарантировала смерть человека. Тут не было медкапсул, квалифицированного персонала и регенерирующих растворов, способных спасти человеческий организм от подобных повреждении и полностью восстановить раненных за пару дней.

Сняв шлем-маску с головы, я повернулся к тому пленному, что говорил прото, что они простые техники:

— Я слушаю ваш рассказ, говори всю правду, полностью и без утаивания.

После я задам вопросы. И если меня устроит все сказанное тобой, то вы будете жить. Если нет, я прикажу пристрелить всех вас, а ваши тела бросить прямо здесь на земле.

— Вы не можете нас убить. Если вы это сделаете, то не сможете забрать с собой эти машины. Без нас у вас не получится ими управлять, — самоуверенно заявил техник.

— Келианский военный транспорт для планетарной пехоты «Центурион». Броня класса «ВНБ51», малая силовая тарианивая установка «СТ100», две импульсные пушки ИПб, боевой искин четвертого поколения со специализированным программным паком «Центурион 4», стандартная вместимость — двадцать человек, плюс два места для управления транспортом, автономность хода — две тысячи стандартных километров, — спокойно стал перечислять я ттх машин, стоявших за спинами людей на коленях. По мере моего монолога, глаза моего собеседника в изумлении стали расширятся, достигнув под конец весьма впечатляющих величин. Дождавшись того чтобы все мной сказанное дошло до этого наглого уродца, который только что убил нескольких моих солдат и после этого так вызывающее себя вел, я взял на изготовку свою винтовку и выпустил несколько пуль в того, кого недавно держал за шею и кто уже начал вставать с земли после падения после моего броска им.

Пять пуль с чавкающим звуком вонзились в незащищенное ничем кроме ткани комбеза тело и отбросило его снова назад, на то же самое место откуда он стал только недавно подниматься. Только вот теперь уже второй раз у него это явно не получится. Чуть наклонившись в сторону пленника, заявлявшего, что без них нам не увести их машины, я сказал:

— Меня зовут Кастор Риз, я капитан крейсера «Корсар». Я отлично знаю, как управлять вашими драндулетами, потому что это намного легче, чем управление средними пустотными межсистемниками, в котором я так же неплохо разбираюсь, — я сделал небольшую паузу, а потом веско добавил:

— А я еще я звездный странник, слышал о таких?

Пленный техник судорожно кивнул. Судя по растекшийся бледности на его лице, моя речь и действия оказали на него отрезвляющее действие. Наглости у него явно должно было поубавиться.

Тут надо отметить, что как бы это ни было странно, но плохая репутация пиратов была не только в добропорядочном законопослушном обществе Звездного Содружества. В криминальной бандитской среде цивилизованных миров, они так же не пользовались большой популярностью. Не то чтобы их боялись и ненавидели. Точнее, и это тоже, конечно же было. Но в целом отношении к космическим разбойникам было осторожно-опасливое. Потому что не смотря ни на что, ни одна банда, ни одна преступная группировка, даже включая тех, что действовали на территории Фронтира, никогда не посмела бы устроить налет на какую-нибудь станцию или колонию с применением мощного разрушительного оружия, включающее в себя орбитальные удары, ракетные обстрелы и другие подобны методы ведения боя. А пираты устраивали такое не раз. Они несомненно были на другой стороне закона, как и обычные бандиты, но в то же время, как бы стояли несколько в стороне от них. Пиратов и пиратские кланы, можно было назвать элитой преступного мира человеческой цивилизации.

«Исчадия бездны», «монстры пустоты», «убийцы со звезд» — какими только терминами не наделяли их. Причем не только граждане государств освоенного пространства неукоснительно выполняющие все законы, но и те, кто регулярно их переступал. Со звездными странниками предпочитали не конфликтовать преступники и те, кто крутился в этой сфере человеческого общества. Оказаться мертвым не слишком многим хотелось. У пиратов, по части применения силы, была вполне определенная негативная репутация, закрепленная на примере множества их прошлых деяний.

Что еще интересно, на Девятке я до сих пор не встретил ни одного человека, сходного со мной ремесла космического разбоя. Хотя, если подумать, то такое в принципе было не удивительно, так как нас редко брали в плен, предпочитая уничтожать при непосредственном контакте. Мне в этом отношении повезло, так как имперские десантники, которые ворвались на тот орбитальный бот, на котором я удрал с разваливающегося грузовоза, еще не знали кто именно я такой. Могу поспорить, что если бы им было известно, что я звездный странник в первые секунды нашего знакомства, то я бы сразу словил несколько зарядов в свое тело. Которое позже было бы просто вышвырнуто в открытый космос.

К счастью такого не произошло и я остался жив.

Как я и говорил — обычные бандиты опасались пиратов и поэтому пленник, бывший также осужденным преступником, начал сразу же мне выкладывать историю их появления здесь. Впрочем, полагаю, что на него так же произвело впечатление то, что я полностью знал характеристики их машин и без всяких колебании убил одного из них, тем самым показывая, что с остальные тоже могут легко последовать за ними.

Говорил он минут десять, но если опустить не нужные подробности и несколько укоротить его рассказ, то выходило следующее:

Непреклонные заключили договор с Мечтателями для создания союза направленного против всех других кланов. Нападение любителей воевать под кайфом было заранее спланировано. Они и впрямь перебили всех жителей Северного угла и сделали это обычным холодным оружием, поэтому в поселке и не было заметно каких-то больших повреждений, которые могли бы остаться в случае использования ими огнестрельного оружия.

После этого все тела были куда-то увезены, а недалеко от поселка остались в засаде Непреклонные, которые должны были импульсным оружием отогнать воинов Вестников от Угла. Учитывая, что к энергетическому оружию тут все, включая солдат Вестников Смерти, относились с некоторым страхом, они ожидали, что первым отряд отступит и отправится за подкреплением. Солидным подкреплением.

Как я понял, они рассчитывали, что Сандерс пришлет сюда все резервы клана. Оставлять без ответа такую выходку было никак нельзя, но и лезть на современное оружие без численного преимущества было тоже глупо. Поэтому сюда будут направлены значительные силы. И пока они будут здесь, Непреклонные в это время вместе с другими отрядами Мечтателей ударят по ослабленным территориям Вестников.

Под удвоенным натиском самого многочисленного и самого технологически развитого кланов, клан Вестники Смерти падет, а оставшиеся в живых воины и люди, которые жили под их властью отойдут к этому новому странному союзу.

После они планировали заняться Чистыми, после еще кем-то, до тех пор, пока вся власть на Девятке не окажется полностью под их контролем. Очень амбициозный и впечатляющий план, это нужно было признать. Когда этот хлюпкий белобрысый техник, запинаясь и все время прерываясь рассказал мне его, то сказать, что я был удивлен, это ничего не сказать. Эти шустрые ребята ни много не мало хотели подмять под себя целую планету. И это было вполне интересная задумка, без всякого сомнения. Но был один момент, который на протяжении всей этой истории не давал мне покоя:

— Я понял, вы тут сидели и ждали, чтобы пострелять по нашим бойцам, прибывшим сюда, чтобы разобраться в происходящем здесь. А потом посмотреть на их бегство отсюда, — я сделал пару шагов вдоль, все еще стоявших на коленях, строя пленных. — Только вот мне все еще интересно

— откуда у вас эти Центурионы? Ты знаешь, что их похоже произвели всего несколько лет назад? Не больше двадцати, если быть точным.

— Я не знаю ничего об этом, — ответил техник. Я перевел взгляд на остальных. Все они смотрели в земли и не поднимали голову.

Что-то тут было не то. Как это они не знали откуда берется современная техника? Они же видели, что это явно не старье и произвести они его тут не могли, не смотря ни на какие оставленные технические мощности.

— Помнишь я говорил про то, что будет, если ответы на мои вопросы меня не устроят? — я вытянул правую руку в направлении одного из пленников и телекинезом дернул его в свою сторону. Тело прошелестело по траве и замерло у моих ног. Я направил на него ствол винтовки. — Даю три секунды. Потом пристрелю его. Еще через десять секунд будет еще один, потом еще и еще. Я вас тут всех перестреляю, если вы не скажите, где вы взяли эти… железные… куски.

Последнее предложение я яростно выкрикнул, заставив вздрогнуть даже стоявших рядом своих солдата.

Нервы и настроение у меня были ни к черту, что поделать. Тем более стоит учитывать, что перед попаданием сюда я несколько месяцев провел в одиночестве на планете, где почти все его обитатели хотели меня сожрать. От такого времяпрепровождения ни у одного человека характер не станет лучше. Хорошо еще, что я вообще не спятил там. Хотя, кто сказал, что нет. Такое тоже вполне могло быть. Просто незаметно для меня самого.

Да нет, это бред. Я не стал на Тауреле сумасшедшим.

Впрочем, время проведенное там, несомненно оказало на меня влияние и как-то изменило мой внутренний характер…

— Мы честно ничего про это не знаем. Но я знаю, что за последнее время сюда было специально направленно несколько людей, которые очень усилили наш клан. Официально считается, что все эти машины делаются в новых производственных цехах, которые открылись у нас пару лет назад,

— стал быстро говорить белобрысый техник.

— Стоп, стоп, — притормозил я его, то есть как это «специально направлены»? Хочешь сказать, что сюда кто-то специально сбрасывается? На планету-тюрьму откуда вроде как нельзя никак выбраться?

— Да, я так думаю. Мы были сильной группой, имеющей в своем распоряжении несколько технологических ресурсов, которые позволяли нам неплохо воевать в обороне. Но за последние два года у нас появилось столько техники и оружия, причем такого уровня, который на Девятке, вряд ли были даже во времена расцвета планеты в старые времена. Я не знаю точно откуда это все берется. Может и привозят каким-то образом извне, не знаю. И мне это не слишком интересно. Потому что наше нынешнее руководство весьма сильно отличается от прежнего по части сования любопытных носов людей в дела, которые их напрямую не касаются. Например, только недавно прибывшая девица безжалостно избила моего приятеля Бари только за то, что он захотел посмотреть на ее наручный комп. Он лежал в медицинском пункте даже когда мы уезжали на это задание.

Я на секунду задумался на счет внезапного открытия о наличии у них тут даже портативных наручных компов, но потом меня внезапно осенило:

— Девица? А как именно она выглядела?

— Блондинка, чуть выше среднего роста, очень симпатичная и похоже, что она военный модификант. По крайней мере двигалась она очень быстро и сила у нее явно не такая, как бывает у обычной женщины, — послушно стал описывать новенькую у Непреклонных мои пленник.

— И прибыла она совсем недавно говоришь? — медленно спросил я.

— Да, около месяца назад.

Как интересно. Именно тогда здесь появился и я. Могла ли быть эта блондинка моей старой знакомой Анной Ларс? По срокам пребывания вполне даже. И по описанию она тоже вполне кажется подходила. Только вот она вроде как говорила, что имперская служба безопасности возьмет ее на работу. Неужели эта работа была здесь на Девятке? Создание единой власти на планете-тюрьме — это какой-то план имперских властей? Но зачем? Нахрена им это нужно? Управлять внутренними делами по большому счету им не было необходимости. Скинули очередного заключенного вниз и забыли о нем навеки вечные. Никаких проблем и напрягов. Зачем суетиться и создавать тут какое-то централизованное правительство? Или все же были для этого какие-то причины, но я их просто не видел в виду отсутствия в моем распоряжении нужной информации? Такое тоже могло вполне быть.

— Командир, что будем делать? — подошедший Старк прервал мои размышления.

Действительно — что собственно сейчас мне делать?

Формально нужно было бы исполнять приказ Сандерса и начать атаку на земли Мечтателей. Но фактический это будет неверным решением в свете последней предоставленной пленным техником информации. Если Вестников все же разгромят, то я от этого точно ничего не выиграю. Работать на наркош и подозрительных чудиков с импульсными пушками, я однозначно не хотел. А значит было только одно решение:

— Старк, бери этого говоруна, — я ткнул стволом винтовки в сторону техника, который поведал мне всю историю, — садитесь в один из Центурионов и следуете за мной. Следи за ним, чтобы он не выкинул какого-нибудь фокуса. В случае чего стреляй без всякого промедления. Я поведу другой. Всех пленных связать и поместить под охрану в автобус. Остальным распределиться между всеми машинами, включая эти бронированные красавцы.

Я подошел и похлопал по стенке ближайшего военного наземного транспортника.

— Мы едем обратно?

— Да, нам срочно нужно обратно в Трелони. Полагаю, что Сандерсу и лидеру клана следует пообщаться с этими субъектами, — я кивнул на пленных, которых наши бойцы стали поднимать и связывать им руки за спиной. До этого лучше всяких веревок выступали направленные на них стволы нескольких винтовок окружающих их солдат. — Похоже, что в ближайшее время Вестники Смерти вступят в войну сразу с двумя кланами. И об этом им, несомненно, стоит побыстрее узнать.

Я же про себя выругался. Ну вот, только этих психов мне еще не хватало. День явно будет весьма интересным и познавательным. При условии, что я доживу до его конца.

Глава 7

«Всегда на острие атаки» — девиз десантных штурм-подразделении вооруженных сил империи Арна.

— Какие будут предложения на выход из сложившейся ситуации? — глава клана Дорбан откинулся на спинку кресла и замолчал, ожидая ответов от присутствующих и неторопливо обводя их взглядом.

Мы находились в одном из помещений Башни Вестников и обсуждали возможные ответные меры на скорые враждебные действия против нас. Семеро клановых командиров, экстренно собранных для выработки плана компании против Мечтателей и Непреклонных молчали, обдумывая полученную информацию.

Кроме них в зале были еще я, Килиан, какой-то незнакомый мне мужик и Рик Сандерс, который приказал мне остаться, после того, как я доложил ему обо всем произошедшем в Северном углу, включая рассказ пленных техников. Похоже моя роль в клановой иерархии растет. Насколько я знал все присутствующие входили в Совет клана, который представлял собой что-то вроде правительства на территориях Вестников Смерти.

— Насколько мы можем доверять тому, что рассказал этот новичок? И вообще, что он тут делает? — спросил один из командиров. По-моему, его звали Мак Тодеский, если мне не изменяет память.

— Это я ему приказал остаться. Ты что-то имеешь против? — спокойно ответил на выпад в мою сторону Сандерс.

— Да, имею. Он на планете всего ничего, а ты отдаешь ему под командование целое подразделение наших солдат. Он еще не заслужил такой чести. Ему надо доказать свою верность и полезность клану долговременной прилежной службой, как я и другие воины, — запальчиво начал говорить Тодеский. Он говорил и одновременно смотрел на других командиров, которые были в комнате, ища у них поддержки своим словам. Но судя по каменным лицам, даже если кто-то и считал его правым, показывать это никто не спешил. Видимо говоривший не пользовался большим авторитетом среди командного состава Вестников.

— Ты прав, тебе пришлось долго доказывать, что ты умеешь неплохо воевать, чтобы подняться до этого уровня, — голос Сандерса был все так же спокоен и даже расслаблен. — Только ты забываешь про то, что Риз не местный и он не обычный солдат. Он «измененный», прибывший с небес. Где он был тоже не совсем обычным человеком. Капитаном боевого крейсера звездных странников, если быть точным. А этого, при всем моем уважении к присутствующим, вряд ли кто-то из всех здесь сидящих смог бы достичь, если бы даже родился на территории Содружества. Потому что, стать во главе пиратской команды там, не так-то просто. Для этого хорошо уметь воевать недостаточно, нужно еще быть очень и очень умным, чтобы суметь освоить профессию пилота межсистемников.

Глава всех вооруженных сил Вестников сделал паузу, а затем снова продолжил:

— У него есть опыт командования людьми, у него есть опыт участия в боевых действиях. Причем именно против людей у которых имеется в наличие оружие извне. И он единственный, насколько я знаю, кто сумел захватить технику у Непреклонных. До этого момента такого еще никто не проворачивал, — Сандерс по примеру Тодеский обвел взглядом командиров. На его речь они отреагировали куда лучше, чем на речь последнего. Короткие молчаливые кивки несомненно показывали, что они совсем не против моего здесь присутствия. — А по поводу достоверности, я могу сказать, что лично допросил всех пленников и убедился в том, что предоставленная Ризом информация правдива. У нас и впрямь скоро может возникнуть война сразу на два фронта.

Тут в разговор вмешался Дорбан, который до этого спокойно наблюдал за короткой пикировкой между своими клановыми офицерами-командирами:

— И поэтому мне все же хотелось бы услышать ответ на свой последний вопрос. У кого-нибудь есть какие-то идеи?

Идеи были, причем у всех. Даже Килиан, являющийся главным техником Вестников и входивший в Совет, и тот что-то предложил по поводу предстоящих боевых действий. Хотя соответствующего опыта у него и не было.

Промолчал только я и незнакомый мне тип, одетый в местную разновидность гражданской одежды. Он вроде бы занимался хозяйственными и финансовыми делами клана. Имени я его не помнил, так как сталкиваться с ним или иметь какие-то дела с ним лично мне до этого момента не приходилось, потому что по большей части я все время проводил среди обычных рядовых бойцов и пока еще не успел познакомится с властной верхушкой Вестников.

— Это Соверен, он отвечает за мирную составляющую нашей жизни, — внезапно сказал Сандерс, чуть наклонившись. — Если меня можно назвать правой рукой главы клана, то его без всякого преувеличения левой.

Торговля, налоги, городские дела и тому подобное находится в его ведении. И он весьма неплохо с этим управляется. Соверен, кстати, тоже бывший осужденный. Работал в какой-то корпорации и стянул у них кучу денег или что-то подобное. Подробностей я не знаю, но Дорбан в свое время взял его к себе и вроде как нисколько не жалеет об этом. Что вполне понятно — этот парень отлично умеет считать деньги.

— Пока ему снова не придет в голову обокрасть своего нанимателя, — тихо ответил я и усмехнулся.

— Может быть. А может и нет. Все же тут за такое не будут куда-то отправлять в заключение. Скорее очень медленно казнят. Так что насчет воровства со стороны Соверена я бы не волновался. Он не такой дурак, чтобы такое делать, — Сандерс снова откинулся на спинку своего кресла и стал внимательно слушать следующего командира, который рассказывал свое виденье будущей предстоящей войны.

Надо сказать, что все идеи выступавших были в основном связаны с оборонительной тактикой. Вывести людей из небольших поселков и запереться за стенами городов побольше и ждать атаки Непреклонных и Мечтателей. Отбиться от первой атаки, нанести им серьезный урон (почему у атакующих будут обязательно большие потери, лично мне не было до конца понятно) и только потом начать контратаку. Некоторые еще дополнительно предлагали при этом обратиться к Чистым за помощью. Но общая канва действий от обороны у всех был одинакова. Сидеть в защите и никуда не рыпаться из городов.

Чрезвычайно неудачный план ведения войны, как на мой взгляд…

— А что скажет наш новый командир? — внезапно в образовавшуюся паузу в долгой речи одного из старых офицеров, рассказывающего о преимуществах его военной стратегии, вклинился голос лидера клана. — У тебя есть какие-нибудь предложения по поводу того, что нам делать?

— Сколько всего солдат может выставить Вестники Смерти на текущий момент? — вместо ответа спросил я.

— Шесть, с учетом рекрутов-новичков и ветеранов ушедших из боевых отрядов, может семь тысяч человек, — моментально ответил Сандерс.

— А сколько могут привести сюда Мечтатели? Тысяч пятьдесят? Не меньше полагаю, — сказал я.

— Даже больше. Если они соберут всех, хоть даже малопригодных людей со своих земель, то цифра легко может перевалить за сто тысяч, — заметил Сандерс у чуть улыбнулся. Ясное дело, что то, что я собирался сказать, скорее всего уже было заранее известно ему. В отличие от других здесь присутствующих он в целом рассуждал почти так же, как и я. По крайней мере, в деле ведения боевых действии. Все-таки у нас у обоих стояли, хоть и не идентичные, но в каких-то моментах схожие базы по военной специализации.

— Сидеть и ждать на месте объединения сил Мечтателей и Непримиримых ни в коем случае нельзя. Многочисленность первых и технологическое превосходство последних, позволит сломить любое наше сопротивление, — начал говорить я. Вообще эта ситуация была здорово мне на руку, учитывая мое недавнее желание попасть в крепость к Непримиримым. — Нужно не запираться в городах, а самим начинать атаковать. И говоря про это, я вовсе не имею в виду обычные массовые атаки в открытом поле. Нет, нам надо действовать более взвешено и обдуманно.

Я замолчал и тоже посмотрел по очереди на всех членов Совета. В зале стояла тишина и судя по задумчивым лицам все обдумывали мою речь. Прямых возражений, по крайней мере сразу, не последовало. Даже Мак Тодеский похоже яростно пытался понять, как именно можно атакующей стратегией одержать победу против противника у которого было численное и техническое превосходство (не смотря на споры по поводу моего статуса, он все же был верным клану Вестников и желал ему только победы).

— Главная проблема для нас — это Непримиримые и их энергетическое вооружение, которое делает наших солдат абсолютно беззащитными перед его применением. Лишив его наших врагов, а еще лучше захватив эти пушки для наших воинов, мы не только разобьем теперешних врагов, но и станем в дальнейшем абсолютным доминантным кланом на Девятке. А в перспективе и возможно вырвемся за ее пределы…

И я рассказал про уведенную мной надпись с эмблемой корпорации в боевых машинах пехоты, которые были захвачены моим отрядом. До этого я опустил этот момент в рассказе про произошедшие события, не желая отвлекать людей от главной темы нашего ближайшего будущего — войны с другими группировками. Если бы о том, что кто-то возит сюда новую технику, узнали сразу, то все обсуждение вылилось бы в эту новость. А у нас для этого не было времени.

— Хочешь сказать, что в крепости у Непримиримых есть корабль, на котором отсюда можно улететь? — сразу ухватил суть Рик Сандерс. Он неплохо соображал для бывшего вояки. Все-таки умения рассуждать быстро и логически правильно была не всем присуща. Даже специализированным военным модификантам.

— Я думаю, что вполне возможно, что даже и не один, — сказал негромко я. Галдеж, поднявшийся после моих слов о том, что на планету привозят новейшее вооружение извне, быстро смолк. — Посудите сами — захваченные Центурионы немало весят и довольно большие по размеру, плюс для их полноценного обслуживания нужны различные дополнительные детали. И это еще не говоря о топливе. Насколько я знаю, тарианий не добывают нигде на Девятке. А бортовые силовые установки этих машин работают именно на нем. И хотя потребляют они его совсем немного, если сравнивать с теми же кораблями, но все равно какой-то запас нужно обязательно привести с собой. Не будем так же забывать о другом снаряжении и вооружении, которое сюда, по словам техника завозилось в течении последнего времени. Вряд ли с этим смог бы справится один корабль.

— Даже если это и так, возможно, что именно сейчас этих транспортников там нет. Может они как раз в отлете за очередным грузом, — возразил мне Сандерс. Хотя по его виду можно было говорить, что моя, пока не озвученная вслух, но уже явственно ощущаемая в воздухе идея о захвате крепости Непримиримых, однозначно ему нравилась.

— Что нам мешает просто подождать их возвращения? — с небольшой полуулыбкой спросил я.

— Возможно… — протянул правая рука лидера клана и задумался.

А потом снова начались обсуждения и разговоры. Которые уже по большей частью касались не того, как нам защищаться, а того, как нам осуществить захват цитадели Непримиримых. Что в общем-то мне и нужно было. Отсиживаться в городах, да и вообще вести любые войны на этой планете, меня не слишком интересовало. Мне хотелось одного — вырваться отсюда, найти свой корабль и экипаж и вернутся к своей привычной жизни звездного странника.

— Так, ладно, хватит, — громка сказал Дорбан спустя час обсуждений и рассуждений по поводу того, как проникнуть в неприступную до сих пор, крепость клана техников. — Риз, раз уж ты затеял весь этот разговор, то полагаю, что у тебя есть какой-то план, как вообще все это осуществить, я прав?

Я усмехнулся про себя. Не смотря на довольно солидный возраст, лидер клана оставался до сих пор все еще отлично соображающим мужиком. Он легко просчитал, что у меня имеются идеи того, как сделать крепость Непримиримых крепостью Вестников Смерти.

— Да есть, — я наклонился чуть вперед. — Мы захватим то что нам так необходимо и сделаем это так…

*****

Что является главным в любом в строении, находящемся под защитой каких-то автоматических боевых систем? Что нужно в первую очередь вывести из строя в цитадели, где большая часть гарнизона имеет весьма посредственную подготовку и полагается в основном на турели ближнего боя, ракетные блоки с системами самонаведения класса «поверхность-поверхность», минными заграждениями и тому подобными механизмами, не требующих при применении непосредственного участия человека?

Ответ прост — источник питания, от которого все эти устройства получают электроэнергию для своей работы.

По словам тщедушного белобрысого пленника-техника, в главной крепости Непримиримых, расположенной на базе бывшего военного производственного комплекса со старых времен, был только один источник энергии — тарианивый реактор. Пару десятков лет назад, сотне людей, по большей части осужденных из империи, которые неплохо разбирались в технике удалось наладить его работу и подключить к нему местную систему безопасности. Запас специальных топливных стержней для него, обнаруженный там же, был вполне приличным и позволил работать части реанимированного оборудования на протяжении многих лет без всяких проблем. Именно тогда и зародилась группа людей, которая сегодня называлась кланом Непримиримых.

Для меня в этой короткой истории было то, что у них там на сегодняшний момент не было ни одного вспомогательного источника для работы боевых систем, которые окружают бывший военный завод. Конечно, они не все старые, оставшиеся со времен, когда этот мир еще не звался Девяткой. Много чего было установлено уже самими заключенными, нашедшими в помещениях того комплекса свой новый дом. Но даже ставя где-нибудь отремонтированную турель с автоматической системой наведения и поражения целей, их так же подключали к единому источнику питания. Учитывая, что солдаты из этих «кулибиных» аховые, варианте одиночным проникновением был вполне осуществим. Ведь обмануть механизмы и пробраться на базу, на самом деле не слишком сложно, если быть таким военным модификантом, как я и в добавок иметь Псионику четвертого уровня.

Полноценный отряд проникнуть туда не сможет, а вот я вполне без проблем прошел через их систему безопасности, которая, что уж скрывать, была тем еще старьем.

Продвигаясь по коридору согласно инструкциям, полученным от пленника, в направлении местонахождения ядра, я прикидывал сколько примерно людей здесь нужно будет оставить после осуществления захвата. Ведь после Непримиримых, нам придется иметь дела еще и с Мечтателями. Кстати, нужно будет еще обязательно поинтересоваться у местных главарей, почему они решили заключать союз с этим психами-нариками, а не с кем-то другим. Например, с теми же Вестниками Смерти. С нашим кланом подобный союз, скорее всего был бы более выгоден в плане скорости осуществления плана по захвату всей власти на планете… Темные переходы, по которым я шел были не слишком хорошо освещены, но даже и без света было видно, что этому строению явно очень много лет и его обслуживанием тут не слишком хорошо занимались. Пыль и даже временами попадавшиеся небольшие горки мусора, однозначно указывали на то, что ни о каких дроидах-уборщиках тут не слышали уже довольно давно.

Никаких внутренних защитных механизмов в лице встроенных импульсных пушек, где-нибудь в районе потолка мне по дороге так же пока не не повстречалось. Не было видно ни одного патрульного сторожевого дройда, которых впрочем, можно было и не ждать, учитывая обнаружение бардака с обычным мусором, который судя по всему тут не убирался уже долгое время…

Легкость моего продвижения была невероятной. Просто прогулка какая-то, а не вылазка в неприступную вражескую цитадель.

На мне сейчас не было местных бронежилетов, только одежда, купленная мною на рынке вместе с тем пареньком-почтальоном, когда я еще первый раз появился в Трелони. Обычный плащ, обычные брюки с рубашкой и сапоги. Никакой защиты они не предоставляли, но зато двигаться в них было весьма удобно. Мое продвижение было быстрым и стремительным. Поворот, еще один поворот, потом спуск по лестнице на два уровня вниз, поворот направо и движение прямо вперед, пока не появится черная дверь.

Подробное описание пути, по которому можно добраться до реактора, было рассказано мне пленным почти без дополнительного давления. Я стоя перед ним вместе с Сандерсом спокойно попросил его об этом. Поглядев на наши серьезные лица, техник сразу же выложил то, что мне требовалось. Его можно было понять, ведь мы с первым воином клана, были явно не те, с кем стоит шутить…

Дверь обнаружилось именно там, где и должна была быть. Замок был электронный и кроме кода, требовалась еще ладонь главного инженера Непреклонных (да, да, у них тут был самый настоящий инженер, с загруженной и освоенной базой по специальности седьмого уровня — интересно за что его определили сюда на пожизненное? Или это был кто-то из специально прибывших, о которых упоминал пленник?) для взятия отпечатков пальцев и небольшой пробы ДНК. Кроме этого инженера, заходить в помещение с терминалами управления реактором никто больше не мог.

Но мне не нужно было ничего для открытия двери. Небольшая манипуляция с электронными внутренностями замка при помощи псионики и раздается шипение сгорающих проводов, вслед за которыми тяжелая металлическая дверь начинает медленно отодвигаться в сторону.

Быстро зайдя внутрь, я не обращая внимания на обстановку вокруг, подхожу к главному терминалу и начинаю по очереди вводить команды экстренной остановки реактора.

Но, как я и опасался, у меня ничего не выходит. Те команды, которые надиктовал мне Килиан, не принимаются искином, управляющим работой всей энергосистемы базы Непреклонных. У меня попросту нет прав для этого. И на мониторе выводится небольшое окошко с предложением зайти в систему под зарегистрированным именем для получения соответствующего доступа. Данных для которых у меня понятное дело не было. Поэтому пришлось идти по другому пути.

Спустившись по технической шахте еще ниже, я оказался в помещении, где стоял непосредственно реактор. Пучок толстых кабелей непосредственно подключенных к нему, вели к распределительному хабу, от которого уже энергия растекалась по всему комплексу. Если сломать это устройство, то по словам того же Килиана, которые подтвердил пленный техник, реактор должен был автоматический войти в режим затухания и полностью отключится в течении десяти стандартных минут. Резким рывком вырвав устройство из стены, где оно помещалось, я оторвал от него все провода, которые к нему были подключены и бросив на пол хорошенько попинал ногами, окончательно доламывая его.

Свет погас. Но я к такому был готов, поэтому обратно выбирался подсвечивая захваченным с собой небольшим фонариком.

Обратный путь занял немного дольше времени, но я все же добрался до коридора, где роль осветительных ламп выполняли узкие длинные окна, расположенные под потолком. Достав небольшую радиостанцию я послал сигнал о начале штурма.

Триста солдат Вестников ожидали его, находясь в трех десятках километрах отсюда. По нашим расчетам выходило, что это более чем достаточно для захвата этого места. С отключенными боевыми системами, люди, что живут здесь попросту не смогут оказать серьезного сопротивления. Конечно, потери скорее всего будут, все-таки у местных в распоряжении должны быть импульсные винтовки и ручные бластеры. Но по сравнению с тем, сколько бы мы потеряли, если бы попали под огонь турелей-автоматов, это были вполне приемлемые жертвы.

— Я так и знала, что это твоих рук дело, — голос разнесшийся по коридору из другого конца, мне был отлично знаком.

Оторвав взгляд от радио в своих руках, я поднял голову, чтобы убедиться, что мне не послышалось и я действительно встретился с той, кого так долго хотел прикончить, находясь в одиночестве на холодной планете с кучей хищников.

— Похоже мы с тобой обречены сталкиваться друг с другом, в самых неожиданных местах галактики, — чуть улыбнувшись сказала девушка и стала медленно идти в мою сторону.

Это была она. Анна Ларс. Стерва, которая подставила меня под огонь пограничного конвоя имперских сил, та что охотилась за мной на протяжении некоторого времени с желанием уничтожить меня и мой корабль и которая в итоге бросила меня одного на планете, не слишком приспособленной для комфортного проживания.

— Ты даже не представляешь, что ты сейчас делаешь, — продолжала говорить она, все так же осторожно направляясь в мою сторону. — Своими действиями ты делаешь плохо для всех людей, запертых в этом мире.

— Какое мне до них дело? Ты похоже забыла кто я. Я звездный странник и меня интересуют лишь мои люди, — отбросив рацию в сторону, я выхватил из плаща пистолет-пулемет и открыл по суке огонь.

Меньше чем за пять секунд вся обойма, в количестве тридцати пуль, была выпущена в женскую фигуру на расстоянии двадцати метров от меня. Но вместо того, чтобы упасть, она развернувшись ко мне спиной и присев замерла, принимая почти треть выстрелов в свою спину (при стрельбе очередью, разброс у местного огнестрельного агрегата был просто чудовищным, поэтому около двух трети пуль ушла в «молоко»).

Встав и резко развернувшись, абсолютно целая и невредимая, Анна Ларс снова усмехнулась и язвительно сказала:

— У тебя плохо со зрением? На мне не обычные местные шмотки, а кое-что получше. Намного получше.

Приглядевшись внимательнее я понял, что у нее под плащом, чем-то похожим на мой, находится какая-то крутая броня. Не та, что клепают здесь на коленке, а вполне даже продвинутая в технологическом плане на уровне развития Звездного Содружества.

— «БСС-15», новая модель от корпорации «Сируза». Нравится? Ты вроде ходил в чем-то похожем, — продолжала спокойно говорить моя противница, а потом вдруг резко откинув полу плаща и выхватив бластер, закрепленный на бедре, открыла по мне из него огонь.

До этого момента, пользуясь небольшой передышкой, обусловленной желанием поболтать этой красотки (что ни говори, а она была все же очень хороша собой) я быстро перезаряжал свое оружие. Ведь ни смотря ни на что, оно у меня было единственное с собой, не считая ножа, закрепленного сзади. Который я так и таскал с собой все время.

Когда она открыла огонь и энерго-разряды понеслись в мою сторону, я уже перезарядился и начал стрелять, метя при этом в ее единственно незащищенную часть на теле — голову и одновременно вскидывая левую руку с одновременным созданием психокинетического щита для защиты от импульсных выстрелов.

Пистолет-пулемет заело выстреле на пятом, не имея ни секунды на то, чтобы посмотреть, что там с ним случилось, я отбросил свой ствол в сторону и быстро понесся к вооруженной блондинке, которая все так же палила по мне. Она успела выпустить не меньше десятка зарядов и мой щит с очень большим трудом выдержал их. Мои силы были уже на исходе и поэтому был только один выход победить в этой схватке — вступить в рукопашный бой…

Удар, поворот, блок, уход влево с одновременным ударом правой ноги по левому колену девушки. Снова блок, теперь уже с ее стороны и моя нога встречается с ее ступней, которая во встречном ударе одновременно блокирует и чуть отталкивает меня назад. И в ту же секунду целая связка быстрых и сильных выпадов с обеих ее рук по моему корпусу и голове.

У меня нет никакой защиты на теле, кроме обычной одежды и даже не смотря на то, что мое тело было модифицировано и изменено, я очень даже почувствовал боль. Похоже тот пленник из Непреклонных не ошибся и Ларс также прошла похожую трансформацию своего организма. Сила у нее явно была не обычной женщины.

Нож, выхваченный мной в первые мгновения боя валялся в стороне. Она почти сразу же умудрилась выбить его у меня. Вначале я не ожидал от хрупкой на вид девушки таких навыков контактного боя и поэтому поплатился за это…

Снова уход. Удар с левой, достает до ее тела и я чувствую, как мой выпад встречает жесткое сопротивление. Моя противница в отличие от меня экипирована как надо. Техно бронекостюм отлично подходит не только для перестрелок — для близкого контакта он так же неплохо годится.

Мы кружились вокруг друг друга уже секунд тридцать, но никто так и не получил преимущества. Меня начало охватывать бешенство. Но не такое, при котором люди бросаются вперед на врага не думая об опасности. Нет, это было совсем другое. Холодная и одновременно взвешенная ярость, возникшая внутри меня требовала и желала достать противника перед собой. Мои движения стали более экономны и точны пока наконец мне не удалось достать быструю, юркую и в то же время чрезвычайно сильную цель ударом по голове. Чуть дернув ее в сторону Анна отступив на небольшой шаг и стала заваливаться назад. Похоже она «поплыла», нужно было заканчивать поединок, пока она снова не пришла с себя.

Подобрав свой нож с пола, я подошел к девушке и приготовился ударить ее точно под подбородок, точно так же, как тогда охранника-караванщика на рынке в Трелони. Но рука почему-то не двигались. Ярость быстро покинула меня и теперь во мне не было тех эмоции, как во время схватки. Красивое лицо с полуприкрытыми глазами было не то, куда стоит вгонять кусок заточенной стали.

Я промедлил всего пару секунд, никак не решаясь нанести окончательный удар. Скорее всего я бы его, наварное, все же нанес бы, все-таки она была очень опасным врагом, которого не стоило оставлять в живых, не смотря на симпатичную мордашку. Но тех, мгновений, что я колебался хватило для появления других игроков на поле боя.

Резкий, предупреждающий укол в затылке, заставил меня быстро переместиться с того места, где я стоял и отпрыгнуть в прыжке вбок с одновременным уклонением корпуса тела. Сделал я это вовремя, потому что по коридору стали разносится выстрелы от импульсного оружия. Оглянувшись и увидев, что к двум стрелкам из-за поворота выбегает подкрепление в еще несколько солдат, я создав щит попытался добежать до другого конца коридора.

Мне удалось сделать всего несколько шагов, когда мои псионические силы окончательно оставили меня и забрав вместе с собой щит, выставили меня беззащитной мишенью перед стрелками.

Сразу три раны появившиеся в корпусе моего тела вынудили меня снизить скорость моего бега. Потом были еще раны. И еще. По-моему, в меня всадили зарядов двадцать, не меньше, когда я уже больше не мог почти двигаться и тяжело рухнул на пол.

— Он готов? Иди проверь.

— Конечно готов, ты только погляди, как мы его изрешетили.

— Он военный модификант, будьте осторожны.

— Да, не бойся, сдох он уже.

Голоса доносились до меня издалека, но все же я все четко понимал. Это были те, кто только что расстрелял меня.

«Активация импланта «АС-5С». Переход в боевой режим через пять, четыре, три, два, один… Старт», — внезапно перед глазами высветилось сообщение и мое медленно угасающее сознание с трудом, но все же прочитала его.

После появления надписи «Старт» у меня по всему телу, как будто прошла волна энергии, которая казалось охватывала каждую клетку моего организма. Меня подбросило с пола и я сразу же ринулся на стоявших неподалеку врагов…

*****

Несколько десятков багги быстро неслись к металлопластиковой стене пятиметровой высоты. Заполненные до предела, машины несли в своих чревах бойцов, полностью экипированных в темно-фиолетовые бронежилеты и держащих в руках, даже на вид, большие и тяжелые, винтовки.

Часть атакующих остановилась перед главными воротами знаменитой крепости Непреклонных и судя по суматохе, возникшей там, можно было ожидать, что в скором времени они будут сметены специальным направленным взрывом. Но большая часть солдат Вестников Смерти (а это были именно они) не стала дожидаться возникновения пролома и при помощи тросов с крюками стала перебираться через стену самостоятельно.

Три сотни людей начали растекаться по обширному производственному комплексу, превращенному кучкой людей, имеющих технические знания в неприступную цитадель. Но без своих машин-автоматов, стреляющих без участия людей, жители этого места не могли оказать серьезного противодействия подготовленным солдатам. Несколько точек сопротивления, были подавлены весьма быстро.

Крупнокалиберные винтовки в руках у воинов боевого клана не смотря на то что не были импульсным оружием и их пули были не так эффективны, как энерго-заряды, все равно были достаточно смертоносными, чтобы этого хватило для не слишком воинственных обитателей цитадели. В основной своей массе на Непреклонных не было даже обычной местной брони, не говоря уже о той, что они иногда продавали людям из других кланов. Обычные комбезы различного цвета, не могли играть роль защиты от кусочков металла, выпускающихся с бешенной скоростью из стволов атакующих порядков. Хотя некоторые из них успевали добежать до оружейных, где вооружившись энергетическим оружием, они пытались оказать активное сопротивление. Но такие попытки были тщетны. Ведь подготовленный (даже по местным меркам) солдат все равно был намного результативнее и эффективнее в бою, чем обычный гражданский. Даже при условии худшего снаряжения и вооружения первого по сравнению со вторым. Поэтому итог штурма был вполне предсказуем — завод-крепость был полностью захвачен нападающими.

Из трехсот человек, участвовавших в штурме, Вестники Смерти потеряли только семерых убитыми и десять раненными. Со стороны противника потери составили три десятка человек убитыми, одиннадцать раненых и еще около двадцати получили различные степени повреждения от солдат при оказании активного сопротивления без оружия. Проще говоря, их хорошенько избили, не прибегая к выстрелам из винтовок или пистолетов. Порядка четырехсот человек, бывших членов клана Непримиримых, а нынче обычных пленных, были собраны на территории одного заводского цеха, которых, кстати, тут оказалось целых десять штук. Вообще, захваченная крепость была очень впечатляющей по общей площади. Тут без проблем можно было разместить не то что четыреста человек, здесь могло поселиться без всяких проблем тысяч пять, если не больше. Хотя прокормить такую ораву все же было бы проблематично да и не слишком удобно было бы размещать тут людей. Все-таки не смотря на размеры это был совсем не город.

— Ну что, нашли его? — Рик Сандерс требовательно обратился к своему помощнику и адъютанту, идущему чуть позади него. Он вошел через пролом, образовавшийся на месте ворот, одним из последних. Командующему не зачем рваться в бой в первых рядах. Его дело отдавать приказы и следить за общим ходом битвы, а не стрелять лично.

— Нет, командир, никаких следов командира Риза не обнаружено. Я приказал выделить людей специально на его поиски, но пока никаких новостей нет.

Сандерс кивнул и обвел взглядом пленных, видневшихся в огромные приоткрытые двери рабочего цеха.

— Всех пересчитать и сверить со списками. Еще раз обыскать всю территорию. У нас тут не должно быть ни одного Непримиримого на свободе. Ясно?

— Так точно, — ударил правой рукой по левой груди молодой солдат и побежал передавать приказы главы вооруженных сил Вестников.

— Куда во имя Света и Тьмы делся наш новичок? — задумчиво тихо проговорил Сандерс осматривая внутренние окрестности захваченной цитадели.

— Командир, — внезапно к нему подбежал один из солдат, — быстрее пойдемте, мы нашли кое-что в одном из корпусов. Вам обязательно надо это видеть…

*****

Я то приходил в сознание, то снова улетал куда-то в небытие. В краткие моменты прояснения не смотря на боль, которая казалось поселилась в моем теле навсегда, замечал, что окружающая обстановка все время меняется. Как и люди в округ меня. Все было как в тумане, но я все же ощущал перемены.

Окончательно я пришел в себя очень резко, как будто в голове повернули рубильник и боль, вместе с затуманенным разумом одновременно исчезли. Открыв глаза я посмотрел прямо перед собой.

И увидел перед своим лицом, на расстоянии всего пары метров мою давешнюю противницу — Анну Ларс. Она глядела на меня серьезно и сосредоточено.

Я пошевелил руками и обнаружил, что они у меня прикованы к кровати, на которой я находился. Вроде бы силовые путы. Довольно серьезная вещь. Не уверен, что я смогу разорвать их даже после проведенной модификации тела.

Хотя путы были не единственной проблемой — у Анны Ларс в правой руке находился бластер, направленный точно на меня. Присмотревшись я легко определил в нем ручной бластер модели «Аверен», который входит в состав единого боевого комплекса вместе с броней «БСС-14». Впрочем, стоп. Перед началом нашей схватки она вроде говорила, что у нее новый «БСС-15». Став внимательнее рассматривать бластер, я понял, что и он похоже тоже принадлежит к какой-то новой модели.

И это на планете-тюрьме, доступ на которую официально закрыт для любых перемещений, причем с обеих сторон. Просто прелестно…

— Рассматриваешь мое оружие? — первой открыла рот бывший свободный агент Фронтира. — Новая модель, как и броня. Но ты об этом уже догадался, наверное. И сразу отвечая на невысказанный вопрос, который отлично виден на твоем лице: да, на планету прилетают корабли с оборудованием и техникой. И нет, пока выбраться отсюда нельзя.

— Почему я еще жив? — чуть подумав спросил я. Информация про корабли похоже была по своей сути секретом Полишинеля. Хотя может и нет, и слишком уж широкие круги все-таки не знали о прилете кораблей на Девятку. Тот пленный техник ведь об этом не знал.

— А почему ты меня не добил, когда у тебя был такой шанс? — вопросом на вопрос ответила девушка.

«Потому что я дебил» — про себя подумал я. Это же надо было так с тормозить тогда. Шанс ведь действительно был отличный. Но мой удар чуть задержался. Ну не смог я ударить ножом это симпатичное личико. Будь в руках бластер, наверное прикончить ее было бы легче.

А может и нет. Все же мы мужчины, когда дело касается красивых женщин бываем форменными тупицами. Что поделать, против природы не попрешь. Даже военный модификанты подвержены этому странному инстинкту. Женскую красоту, нормальному мужчине чрезвычайно трудно убить. Есть у нас в разуме какие-то запреты, спрятанные глубоко в глубине мозга.

— Понятно, — чуть улыбнулась мне Анна. Видимо она поняла о чем я про себя сейчас думал. — Ты, конечно, пират и разбойник, но в то же время и не какой-нибудь псих. Хотя признаться честно, причины желать мне смерти у тебя были. Но заметь, я тоже не сумасшедшая, жаждущая крови всех подряд. Не смотря на то, что после твоего удара я была в нокдауне, я все-таки поняла, что ты не добил меня, когда у тебя была такая возможность и отплатила тебе тем же, захватив тебя с собой и вколов сразу несколько упаковок ультра-препарата для твоего выживания. Кстати, весьма впечатляющее было завершение.

— В смысле?

— Те кто тебя подстрелил. Ты их перебил секунд за десять. А ведь там их было семеро и все в легкой броне Сирузы, хотя и не модификанты, как мы с тобой. Обычные наемники, которые были там для охраны одного из ангаров-корпусов, где хранилось кое-какое новое оборудование.

Чтобы успеть перед самой смертью прикончить еще несколько врагов. На посошок, так сказать. Ох уж эти затейники-марканцы. Стоило признать, в военной сфере эти ребята были впереди всей галактики.

— У меня тоже такой стоит. Хотя я до его активации еще не доходила, — сделав пару шагов назад, моя собеседница уселась в высокое кресло. Вообще, обстановка вокруг была довольно спартанской. Кровать, на которой я лежал, два кресла прямо перед ним и три полоски света на потолке, которые очевидно были встроенными лампами. Окон видно не было, но дверь имелась. До этого я не был в тюремной больничной палате, но мне почему-то показалось, что я сейчас нахожусь в чем-то похожем.

— Какого… тут вообще происходит? Ты можешь ответить кратко и по существу? — играть в словесные игры меня что-то совсем не тянуло. — И где мы вообще находимся?

— Это одно из убежищ тех, на кого я теперь работаю. Мы все еще на Девятке, но далеко от базы Непреклонных, которая была весьма неожиданно вами захвачена. Вообще, когда разрабатывали план по установке контроля над другими кланами, то похоже люди, которые этим занимались не учли попытку захвата этого объекта. Ведь до этого его уже пытались штурмовать несколько раз, причем довольно крупными силами, по местным меркам, естественно. Но все попытки были безуспешными. А тут вы вдруг творите такое. Ваш неожиданный ход, выставил разработчиков всего плана полными идиотами. Вариант того, что местные начнут играть свой партию, как-то до этого не рассматривался.

— И кто это такие? Кто именно захотел установить тут единую вертикаль власти? На кого ты работаешь? Имперская служба безопасности? — мое тело вроде бы полностью уже убрало все повреждения, нанесенные мне теми наемниками. Все-таки мой уровень регенерации был не просто высок на данный момент, благодаря имплантам, а очень даже высок. Я без проблем мог бы отрастить себе руку, если бы ее вдруг оторвало. И для этого мне бы даже не понадобилась медкапсула с регенерирующим раствором. Все бы произошло, само собой. Со временем, естественно.

Хотя мне явно еще что-то вкалывали, чтобы выздоровление шло еще быстрее.

— Нет, — неожиданно для меня девушка рассмеялась. — Ха, ха. Имперцы к этому точно не имеют отношение. Скорее даже наоборот.

— В смысле? — я недоуменно посмотрел на нее и одновременно попытался незаметно подвигать рукой. Чертовы силовые браслеты были очень хороши. Быстро снять их явно не получится.

— Все это дело рук Келианской Конфедерации. Если быть точной, то одного из подразделения их Департамента внешней разведки.

— Келианцы? Нахрена им объединенная власть на планете-тюрьме? — здесь было что-то не то. Этим кораблестроителям то, что тут могло понадобится? Бред какой-то.

— Не только на одной Девятке. Похожие операции проходят сейчас на всех планетах Миров Страданий и еще на несколько других подобных им. Благодаря тому, что сибовцы империи, в последнее время по большей частью заняты делами Фронтира и тому, что даже среди них есть те, кто совсем не прочь заработать лишние деньги, они проходят довольно успешно, надо сказать, — блондинка, сидящая в паре метров от меня улыбнулась.

— И зачем им все это? — поспешил задать вопрос я, пытаясь выбросить из головы, внезапно возникшие воспоминания о той, единственной ночи, которая у нас с этой красоткой была. Не смотря на то, что тогда она выглядела совсем по-другому, но ведь тело то все равно было ее. Я ту ночь на всю свою жизнь запомнил, потому что до этого у меня ничего подобного ни с кем не было.

— Они хотят организовать крупнейший побег заключенных за все время существования империи Арна, — ответил девушка и провела языком по своим губам. Вот сука, да она же читает меня, как открытую книгу. — Хотя скорее всего можно даже сказать, что это будет крупнейший побег преступников из тюрем за всю историю существования вообще всего Звездного Содружества. И для координации всех процессов, необходима центральная власть в мирах-тюрьмах. Отбор и погрузка людей должна проходить строго в определенное время и по определенному плану. Такое лучше делать, когда все управление находится в одних руках.

Волевым усилием мне все же удалось отвлечься от прелестей моей собеседницы и начать вникать в наш с ней разговор.

— А делают это они по очень простой причине — желание откусить от имперской территории несколько весьма заманчивых кусков — десять планетарных систем, образующих так называемый «Полукруг изобилия», самые богатые минералами и рудами системы, которые только есть на территории Содружества. Келианцам уже давно надоело платить дикие цены за металлы, которые они вынуждены покупать у имперцев для своих кораблей. До некоторого момента весь этот план был всего лишь теорией с небольшой практикой засылок агентов на Миры Страдания, но год назад, после дерзкого пиратского рейда по приграничным имперским мирам, в Конфедерации поняли, что Арна не так уж и сильна, как хочет казаться.

— Рейд… — задумчиво проговорил я. Тот самый в котором я не смог поучаствовать из-за особы, сидящей напротив. — Ты знаешь, что с моим экипажем и кораблем? Они тоже там были?

— Были и не волнуйся с ними все в порядке, по крайней мере в том рейде твой корабль не был уничтожен. Не знаю точно какие у них потери в абордажном отсеке, но в числе финишировавших у Сианы после набега, Корсар точно был. Что с ними случилось потом я уже не знаю. Извини не до этого мне было.

Дальше она рассказала собственно про сам набег и его дальнейшие последствия. Выходило, надо сказать, очень даже интересно…

Хлоя Азура смогла собрать и скоординировать три пиратские эскадры в общей сложности в количестве более двух сотен кораблей. Примерно половина, из которых были боевыми судами, такими как эсминцы, легкие крейсера, фрегаты. Так же в рейде участвовало достаточное количество рейдеров, которые несли на своем борту несколько сотен истребителей, как пилотируемых, так и нет.

И вся эта орава внезапно возникла в цивилизованном пространстве. Сначала они навалилась на три более или менее развитых мира на окраине империи, после тотального разграбления которых, они успели заявится еще в четыре системы, где так же устроили имперцам «веселую жизнь».

Имперские власти и их флот, такого явно не ожидали. Против такого количества напавших, их пограничные силы, попросту ничего не смогли сделать. Больше пятидесяти ударных эсминцев вместе с их экипажами были полностью потеряны империей при этом неожиданном нападении. Когда прибыл основной флот в системы, подвергнувшиеся атаке, пиратов уже и след простыл. Они оставили после себя семь разрушенных и разграбленных планет, с сотнями тысяч убитых и раненых, уничтоженными орбитальными терминалами и космопортами. Ущерб, который был нанесен империи Арна до сих пор толком не подсчитали, но по предварительным данным речь идет о сотнях миллиардов кредитов. Ответный ход Хлои Азуры был страшен.

Сначала в обществе требовали немедленно наказать пиратов и отправить на территорию Фронтира карательную экспедицию в составе двух флотов для тотального уничтожения всех космических разбойников. Но тут неожиданно выяснилось, что совсем недавно туда уже отправляли три эскадры из состава третьего флота и при этом у них там были весьма серьезные потери.

Император, который понятия не имел ни о каких активных действиях со стороны армии такого масштаба на периферии, приказал службе безопасности немедленно выяснить кто и зачем тогда отправил корабли империи непонятно куда. Ведь ясно же, что такой резкий пиратский рейд, по-видимому является их ответным ходом после того, как имперские эскадры напали на их территории.

Тут то и всплыла договоренность между адмиралом Тараном и неким господином Вэршбоу, являющимся не последним человеком в управляющей иерархии корпорации Хирото. Император был взбешен, он был из тех людей, которые предпочитали спокойную и размеренную жизнь, полную радости и удовольствии. Развязанная бойня этими двумя никак не вписывалась в будущее, которое он у себя видел. Начинать целую войну с неуловимыми пиратами, тратить на это огромные ресурсы, недостаток которых несомненно скажется на всем остальном обществе империи и после этого заниматься решением еще и этих проблем, он однозначно не хотел.

Поэтому вскоре в средствах массовых информации появилась подробная информация о начальных виновниках многочисленных смертей имперских граждан. Материал был подан так, как будто это не пираты были в этом виноваты, они только защищались в ответ на несанкционированные действия некого продажного адмирала и его подельников из корпорации Хирото. Гнев народа нашел себе новую цель и стали раздаваться голоса уже не посылать куда-то флот, а начать сажать тех, кто все это начал.

Как итог всей этой годовой истории: корпорацию по прямому личному приказу императора ликвидировали, многие ее руководители оказались на скамье подсудимых (впрочем, это вовсе не значит, что они действительно сядут или даже если и сядут, то скорее всего в какую-нибудь комфортабельную тюрьму и совсем ненадолго), адмирала Гарана и еще нескольких офицеров третьего ударного флота лишили званий, наград и посадили на различные сроки, приграничные силы были усилены в пять раз, но никаких ответных масштабных ответных рейдов на территорию Фронтира флоты империи Арна больше не делали. Вроде как было установлено неофициальное перемирие с пиратами — они не устраивают больших набегов на периферию империи, а та в свою очередь не лезет эскадрами в несколько сотен вымпелов глубоко в неисследованное пространство.

— Ясно, значит увидев, что император сдулся под решительным напором звездных странников, келианцы тоже решили попытать счастья? — спросил я, после окончания рассказа Ларс.

— Да, — утвердительно кивнула она. — Только прямое и неоправданное нападение может вызвать возмущение других государств Содружества. Поэтому они решили пойти несколько другим путем — для начала устроить проблемы для империи другого характера. После массового побега, когда куча осужденных преступников расползутся по всем мирам империи, внутренняя обстановка там будет мягко говоря не слишком спокойной. Появление нескольких миллионов криминальных элементов, умеющих воевать и с наличием преступного опыта обострят ситуацию на многих планетах. Больше грабежей, больше убийств, больше других противоправных действий. В итоге — криминогенный уровень будет повышен.

— А при чем тут «Полукруг изобилия»? — я уже слышал об этих десяти системах, там действительно было много ресурсов, которые применяли при строительстве космических кораблей.

— Туда будут отдельно засланы агенты влияния, которые устроят там что-то вроде небольшого переворота. После которого, они обратятся к властям Келианской Конфедерации за защитой от имперского гнета. Или будет сделано что-то похожее. Учитывая то, что келианцы будут активно помогать оружием и различным оборудованием сбежавшим преступникам, можно смело говорить, что на территории империи будет очень неспокойно. И слабый император не захочет втягиваться в конфликт за территории, которые вроде как сами хотят отделиться.

— Но ведь участие в побеге заключенных келианцами рано или поздно вскроется. И после посылки на территорию империи военных кораблей Конфедерации не вызовет ли это полномасштабной войны? — их план на мой взгляд выглядел как-то не слишком убедительно. Хотя кто его знает, может и сработает. И не такое прокатывало, как говорится.

— Побег разработан и осуществлен активистами за права заключенных. Это движение граждан империи Арна выступают категорически против бесчеловечного отношения против людей, которые не смотря на свои прошлые плохие поступки, однозначно не заслуживают тех страданий, которые они сейчас испытывают, находясь пожизненно на планетах-тюрьмах, — ответила девушка, при этом было такое ощущение, что она цитировала какой-то буклет тех активистов. — Забавно да?

Она весело рассмеялась. У меня губы тоже растянулись в усмешке — келианцы нашли козлов отпущения для своих афер в империи. Просто потрясающе.

— А как такое множество людей будет вывезено с планет и потом развезено по имперским мирам, насколько я понимаю население на всех подобных планетах-тюрьмах весьма многочисленно? — рассказанное этой красоткой, давало мне шанс тоже свалить. Было бы глупо не воспользоваться этой возможностью.

— Четыре сотни специально переделанных грузовых кораблей, смогут без проблем вывезти несколько миллионов человек. Если вместо груза в трюмы помещать людей, то ты удивишься, сколько оказывается может там поместиться человек, даже в средний грузовоз. Тем более, вывозить всех никто и не собирается. Только самых агрессивных и неисправимых. Зачем брать с собой какого-то бывшего зэка, который здесь стал заниматься сельским хозяйством? Брать будут совсем других. Например клановцев, как здесь или членов банд, как на Семерке. В общем тех, кто оказавшись на свободе примется снова нарушать закон, — девушка встала и неожиданно стала стягивать с себя одежду, одновременно продолжая говорить: — Корабли с людьми не будет проходить через обычные пассажирские терминалы, они пойдут, как обычный груз. Подкупленные таможенники пропустят их, думая, что там везут обычную контрабанду. И бывшие жители планет-тюрем, с которых никого не выпускают, окажутся на имперской территории.

— А что насчет боевых спутников-сателлитов? — спросил я, глядя, как оставшись в одном нижнем белье и с бластером в правой руке, Анна медленно подходит ко мне, забирается на кровать и усаживается верхом на меня.

— Их полностью отключат в свое время. Хотя у нас уже есть коды, которые пропускают отдельные корабли сюда прямо сейчас.

Первый поцелуй был долгим и жарким.

— Неужели келианцы с тобой поделились всеми этими планами? — оторвавшись от сладких и манящих губ девушки, я все же смог задать вопрос.

— Конечно нет. Но я ведь не обычный тупой исполнитель. У меня весьма богатый опыт в проведении всякого рода подобных дел, так что узнать подробности всего плана, мне не составило труда, — проведя рукой по моей груди и одним движением разорвав футболку, она резко наклонившись надо мной, снова впилась в меня поцелуем, одновременно уперев мне в голову свое бластер, а спустя секунду сказала: — А теперь заткнись. Хватит разговоров, лучше займемся чем-нибудь более приятным. Признаться честно, такого секса у меня до этого еще не было…

Глава 8

«Градация граждан на три разных категории, отнюдь не означает, что наше общество неравноправно. Переход из низших в высшие ступени доступно любому человеку, при условии выполнения соответствующих требований», — Грегор Дарик, начальник эмиграционной службы империи Арна.

— Ей можно доверять? — Сандерс стоял прямо у входа в один из цехов, расположенного на территории бывшей крепости Непреклонных. — Не ловушка ли это, чтобы путем обмана отобрать у нас то, чем мы тут завладели?

Я сделал несколько шагов вперед, поравнялся с ним и тоже заглянул внутрь цеха…

Меня довезли из места, где укрылась Анна и несколько ее людей, до захваченного бывшего военного завода уже через день, после моего исчезновения. Сумасшедшая ночь, проведенная вместе с ней, установила между нами, конечно не дружеские, но более или менее нормальные отношения. Убивать друг друга, по крайней мере пока, никто из нас явно не желал.

Хотя оставаться настороже несомненно стоило. Не смотря ни на что, этой блондинке доверять наверное не стоило. Как я подозревал — эта девица при удобном случае вполне могла подставить или как-то обмануть своих партнеров, ежели ей это будет выгодно. Были у меня на этот счет опасения. Впрочем, это вовсе не означало, что в этом конкретном деле, она обязательно попытается это сделать…

— Мы не будем отдавать то, что уже принадлежит нам. И делится этим мы тоже ни с кем не будем, — ответил я Сандерсу, осматривая заполненный цех, переделанный под склад.

А посмотреть там было на что: ряды пластиковых контейнеров самого различного размера заполняли почти все пространство бывшего производственного помещения. Даже на полках, сделанных видимо на скорую руку (судя по не слишком устойчивой конструкции их мастерили в спешном порядке) и тянувшихся до самого десятиметрового потолка, так же лежали какие-то ящики.

Обычный человек увидав это все, вряд ли бы смог сказать, что именно находится здесь внутри. Потому что все контейнеры были маркированы непонятными для непосвященных аббревиатурами. Даже техники, имеющие специализированные базы, прочтя эти надписи могли лишь пожать плечами и выдать какие-нибудь туманные предположения в расшифровке, которые скорее всего оказались бы в корне неверными. Например, вот что такое: «ДБК-З-Ф-5»? На первый взгляд обычный набор букв и цифр. И это абсолютно верно. Для гражданских людей. Но тот, у кого есть боевая военная специальность, без проблем бы сказал, что именно скрывается за этой странной надписью. Потому что, знать маркировки доставляемого оборудования для войск в запечатанном виде, был обязан каждый солдат, который может принимать участие в их разгрузке. На всякий случай.

Я знал, что скрывается за этой и другими странными надписями на контейнерах, как и Рик Сандерс, тоже, как и я, имеющий у себя загруженную десантную базу.

«ДБК-З-Ф-5» — означало, что в большом двухметровом ящике из пластика, находится пять полных комплектов стандартных бронекостюмов тяжелого варианта, келианского производства.

И подобных упаковок тут было очень много. И не только с такими аббревиатурами.

Были и другие, не менее интересные.

Я подошел к длинному продолговатому пластиковому пеналу полутораметрового размера и прочитав на нем надпись: «САВ-1»,

разблокировал замок и откинул крышку вверх.

Внутри одним аккуратным рядом, в специальных упругих зажимах, находилось пять штурмовых винтовок, так же келианского производства. Это была стандартная армейская модель и в Содружестве они были весьма распространены за счет соотношения цены и качества. Не так как имперское оружие, конечно же. Но все же, конфедераты тоже вполне сносно умели делать ручное оружие, которое вполне неплохо продавалось.

Легко вытащив винтовку из пазов, я взял ее и, благодаря загруженной базе, руки крепко и привычно перехватили оружие, как будто я пользовался таким оружием уже много лет.

— Без необходимых знаний и установленных баз у наших солдат, от всего этого добра будет мало проку, — сказал Сандерс, наблюдая за тем, как я прицеливаюсь из импульсной винтовки по воображаемым целям, водя стволом в разные стороны.

— Они планировали вооружить этим часть солдат, которых хотели набрать позже. После того, как орда Мечтателей смела бы основное сопротивление, было бы сформировано несколько отрядов, вооруженных более продвинуто, чем все остальные на планете, — ответил я. — Теперь этими отрядами будем мы. Они хотят организованную эвакуацию, которая включает в себя отбор людей, их погрузку на прибывающие корабли, адаптацию по прибытии, чтобы их на территории империи быстро не переловили. А для этого нужно единое командование. Мы и станем им — клан Вестников Смерти.

— Что возвращает нас к первому вопросу: можно ли этой девице доверять?

— заметил Сандерс.

— Честно? — я положил винтовку на место и захлопнул крышку контейнера.

— Понятия не имею. Впрочем, это и не важно по большому счету. Для Анны Ларс и тех на кого она сейчас работает, главное подготовить как можно больше людей для побега отсюда. Вот в это я склонен верить. Действия против нас в этой ситуации будут им только во вред. Пытаться отобрать у нас захваченное вооружение будет глупой затеей. Даже без установленных баз, наши бойцы с импульсными пушками и одетые в техно-броню, на этот момент являются самой серьезной силой на Девятке. Легче договориться с нами. Что они и сделали в конечном итоге через Анну.

— Пират… — задумчиво проговорил Сандерс, бывший офицер десантного имперского батальона.

— Прости? — я чуть недоуменно посмотрел на него.

— Я говорю, что ты ведь у нас пират. И может Тодеский в чем-то был прав тогда насчет тебя. Ведь как не посмотри, а ситуация на тот момент была совсем другая. Не попытаешься ли ты обмануть нас, вступив в сговор с теми, кто привез сюда все это… — главный над всеми воинами Вестников обвел перед собой правой рукой, обхватывая складское помещение, в котором мы с ним находились. — Без обид, но такое ведь вполне возможно. У вас не слишком хорошая репутация по этой части.

— Ха, ха. Это смешно слышать от осужденного на пожизненное заключение преступника, — я саркастически скривил губы. — Может хватит нести бред. Мне тем более не выгодны сейчас какие бы то ни было проблемы или беспорядки. Никакого обмана с моей стороны точно не будет, хотя бы потому, что если все пройдет как надо, то мы меньше чем через полтора месяца свалим отсюда. Я не хочу терять этот шанс, устраивая какие-нибудь неприятности. И клан Вестников сыграет в этом ключевую роль.

Я спокойно и твердо взглянул в глаза Сандерсу. Надеюсь он поймет, что я говорил абсолютно искренне. Тем более что это и впрямь так и было.

— Ладно, извини, пришло вдруг в голову и с языка сорвалось, — чуть усмехнулся Сандерс и протянул мне руку. Я твердо пожал ее. Но что-то мне подсказывало, что он мне все же не до конца поверил.

Да и плевать. Главное, чтобы он не мешал приведению плана келианцев в жизнь. Его недоверие и осторожность, направленное на меня, можно было пережить. На этот момент основной для меня целью было вырваться с планеты. Сейчас нужно было сосредоточится на этом.

Следующая неделя прошла суматошно в следствии доставки келианцами тысячи универсальных нейросетей «НН1» от НейроКом, десяти агронов (приборов для закачки баз со специализированными знаниями) и самих баз для рядовых и офицеров. Впрочем, отличие от обычного солдата и командира заключалось лишь в уровне устанавливаемых баз. Первым ставили четвертый уровень «Пехотинца», последним седьмой. Базы были келианские, созданные ими совместно с корпорацией НейроКом для военных планетарных сил. И они, по словам Анны, которая осуществляла их доставку к нам, были вполне ничего. По крайней мере, точно такие же стояли у солдат в их обычной армии.

Корабль, который все это привез, приземлялся уже где-то в другом месте и только потом оттуда, все привезли к нам на бывшую базу Непреклонных. Которые, кстати, в полном составе изъявили желание вступить в клан Вестников Смерти. Дорбан и Сандерс были ничуть не против и приняли всех бывших пленников к себе. Что на мой взгляд было все же несколько рискованно, хотя в целом и достаточно оправдано. Все-таки подобных спецов у нас в клане было не так уж много. А с учетом появления большого количества высокотехнологического оборудования, такие люди однозначно лишними не будут.

Касательно Анны и нашей с ней связи, надо сказать, что отношения у нас с моей бывшей противницей складывались далеко не романтические. Никаких задушевных бесед, долгих прогулок по окрестным полями, ужинов при свечах или еще чего-то подобного у нас с ней не было. Зато было нечто другое.

Дикий и необузданный секс при каждом удобном случае и в самых различных местах. Причем это явно было обоюдным желанием. Нас тянуло друг к другу просто непреодолимо. Мы никак не могли насытиться друг другом, не смотря ни на что…

— Эта девка тебя когда-нибудь затра…ет до смерти, — с усмешкой сказал мне Сандерс. — И не надо отрицать. Про вас уже знают почти все в клане. Если как бы даже не все население Девятки.

И он весело расхохотался.

Понять его хорошее настроение можно было — за последние четыре недели, мы полностью подчинили себе три крупнейших клана на материке. И сейчас стояли перед большим городом, который принадлежал четвертому, уже самому последнему клану, который мог оказать хоть какое-то серьезное сопротивление Вестникам в деле установления единой центральной власти.

Мечтатели, за которых мы принялись первыми, на сегодняшний момент уже перестали фактический существовать. Когда они своей огромной армией навалились на ряды наших солдат, вооруженных энергетическим оружием, то слово битва не могло бы точно описать то, что там в последствии творилось. Для этого скорее подошло бы определение — бойня. Тысячи обдолбанных по самую макушку наркоманов погибли под огнем солдат Вестников. Хотя властную верхушку тогда мы так и не поймали. Но их рядовых бойцов наши воины здорово проредили…

— Это двустороннее действо, так что мы еще посмотрим кто сдохнет первым, — ответил с ухмылкой я и тоже рассмеялся.

Мне также было хорошо. Я просто физический ощущал, что скоро снова окажусь среди уже родных мне звезд. Сидеть на планете до конца жизни и осознавать, что это навсегда была невыносимой пыткой для меня. За то время, что я был здесь, полеты в космосе для меня стали неотъемлемой частью моей жизни. Лишаться этого было очень тяжело.

— Парламентер, — передал по рации один из дозорных.

Я кивнул Сандерсу и полез наружу из Центуриона. Переговоры обычно вел в последнее время я, так как оказалось, что это у меня неплохо получается, по сравнению с другими клановыми командирами.

Обойдя боевой транспортник и пройдя между еще двух я вышел чуть вперед за линию нашей техники, стоявшей перед городом.

Впрочем, современной келианской технике было не так уж и много среди машин, находившихся сейчас здесь. Как оказалось, всего на Девятку было доставлено четыре Центуриона и несколько легких наземных разведывательных шестиколесников, также неплохо бронированных и вооруженных. Больше келианцы сюда не стали ничего привозить. То ли пожадничали и не захотели просто так выкидывать боевые машины (после побега всю тяжелую технику бросят на планете, так как основной груз — это люди, а трюмы кораблей отнюдь не бездонные), то ли побоялись делать подконтрольные им кланы слишком уж сильными.

Но какими бы причинами не руководствовались наши кураторы сверху, на мой взгляд можно было вообще не присылать сюда эти игрушки. Солдаты, полностью экипированные в бронекостюмы, вооруженные бластерами и мощными импульсными винтовками, могли решать поставленные задачи, и передвигаясь на местных багги или каких-то других машинах. Большой проблемы от этого не было.

Хотя определенное влияние на местных современная техника несомненно оказывала. Увидеть перед воротами своего города четыре здоровенные дуры в темно серой раскраске и после этого спокойно планировать его оборону было далеко не каждому по плечу. Большая часть людей предпочитало идти на переговоры.

Также получилось и с этим городом, где мы сейчас находились.

— Я Далвик, главный помощник лидера клана, пришел обсудить с вами условия капитуляции, — ко мне подошел невысокий человек, довольно средней комплекции, но все же одетый в одну из разновидностей местной брони.

— Кастор Риз. Уполномочен вести переговоры, — коротко представился я. И не дожидаясь каких-то ответных слов, стал сразу перечислять наши требования и условия: — Всем вашим клановцам необходимо выйти из города. Причем не только воинам, но вообще всем, кто входит туда. Техники, снабженцы, оружейники, механики — абсолютно все должны покинуть город. По нашим данным у вас должно быть не меньше пяти тысяч человек за стенами, пусть все они выйдут сюда.

— Я слышал, что вы сгоняете всех куда-то на свои земли. Зачем вы это делаете?

— Формируем одну большую армию, под единым командованием, — спокойно ответил я. Факт того, что мы заставляем всех переезжать в одно место, расположенное где-то недалеко от Трелони уже широко разнесся по обитаемым землям.

Всех людей, входящих в клан в обязательном порядке, а простых жителей по желанию.

Этим обычно занимается Сандерс, который рассылал гонцов с сообщением по всем поселениям с предложением для «храбрых, умелых и не боящихся держать оружие в руках» людей, для прибытия в новый рекрутинговый лагерь, где всех желающих примут в новую армию Вестников Смерти. В качестве сыра выступали деньги, которые мы обещали платить обычным воинам. Суммы были намного внушительнее, чем обычно зарабатывали здесь солдаты.

И это очень даже неплохо работало: на сегодняшний момент, в нескольких огромных лагерях, расположенных недалеко от Трелони, собралось уже порядка двухсот тысяч человек. А люди все прибывали и прибывали. По приблизительным оценкам, можно было смело ожидать, что к моменту прилета кораблей келианцев, а это должно было произойти уже примерно через пару недель, это число перевалит за три сотни тысяч. С учетом того, что всего на Девятке проживало чуть меньше трех миллионов (по словам докторов НейроКом со станции на орбите), как минимум десять процентов жителей покинет территорию этой планеты.

И если такое же или приблизительно такое же число людей будет вывезено и с других миров-тюрем, то общество империи пополниться как минимум на пять-семь миллионов человек с преступными наклонностями, не любящих властей и предпочитающих решать проблемы своими методами.

Довольно внушительная цифра, даже для такого большого мультисистемного государственного образования, как империя Арна. Внутренних проблем там явно прибавится. Конфедераты довольно неплохо все это придумали. Может у них и впрямь выйдет отжать те богатые ресурсами системы у имперцев. Кто знает.

Через несколько часов, все члены бывшего клана «Когти» были построены, пересчитаны и на своих же автомобилях, но уже под конвоем наших солдат, отправлены под Трелони.

Еще пять тысяч человек вскоре присоединятся к тем счастливчикам, кто вскоре покинет планету. Понятное дело, об этом они пока не знают и думают, что Вестники за каким-то чертом создают самую огромную армию на планете. О побеге на данный момент решено было не сообщать всем подряд, на всякий случай. Но все равно, не смотря ни на что, они все же были теми, кто скоро обретет свободу, даже помимо своей воли.

А я снова начал заниматься отдельным отрядом Вестников, получивших нейросети и установленные базы. Ведь для полноценного овладения полученных знаний им нужны были интенсивные практические тренировки, желательно каждодневные. Мало было загрузить информацию в мозг через нейросеть, солдатам нужна была практика, для наработки навыков и мышечных реакций, а это требовало времени и усилий.

Всего под моим временным командованием оказалось ровно восемь сотен человек. Снаряженные в келианскую броню среднего и тяжелого вариантов, вооруженные импульсниками и даже гранатами с плазменными зарядами — это была довольно внушительная сила.

Тренировки проходили обычно там, где придется, так как за последние четыре недели мы все время были в разъездах. Но на этот раз, в виду завершения операции по покорению всех крупных кланов, наш отряд оставшееся время до начала эвакуации был передислоцирован в бывшую крепость Непреклонных, которая к тому времени уже почти полностью опустела. Потому что, все что более или менее могло пригодится Вестники вывезли в полном составе в Трелони.

Именно там меня нашла Анна, которая завела со мной разговор, который впоследствии очень сильно повлиял на развитие дальнейших событий.

— Привет, — подойдя ко мне и чуть улыбнувшись она показал рукой назад на мужчину, шедшего за ней. — Позволь тебе представить Марка Харрисона, специального представителя от департамента внешней разведки Келианской Конфедерации. А это Кастор Риз, бывший капитан легкого крейсера звездных странников.

При представлении меня, она положила свою правую руку мне на плечо и проведя ей по моей груди, отступила в сторону.

— Приветствую, — чуть кивнул я и повернув немного голову вбок, посмотрел на гостя.

Ничего особенного. За тридцать, невзрачная внешность, какая-то обычная прическа русых волос, среднее телосложение. Про таких еще говорят: встретишь — не запомнишь. Но, наверное, именно такие люди и нужны для работы в разведке.

— С чем прибыли? Мы вроде бы успеваем по графику и люди для погрузки на корабли будут готовы точно в срок, — я повернулся всем телом к келианцу и вкрадчиво добавил: — При условии, конечно, что транспорты прибудут в указанное время. Мы ведь можем на это рассчитывать?

Мне не слишком понравился этот неожиданный визит, всего за неделю до начала осуществления плана. Не к добру были сюрпризы, которые как правило несли с собой подобные типы из спецслужб.

Если этот перец, сейчас мне скажет, что все отменяется или даже задерживается, я прикончу его прямо тут без лишних разговоров. Потом заставлю Анну выдать то место, где корабли келианцев сейчас приземляются вместо этого комплекса-завода, как раньше. И поеду туда, чтобы взять на абордаж хоть какую-нибудь лохань, чтобы свалить с этой планеты. Ждать еще больше я не собирался. Побег для меня был уже более чем реальным и отказываться или переносить его я не собирался. Даже если для этого придется пойти против этих жадных корабелов.

— Нет, все идет по плану. Корабли прибудут на поверхность в указанный вами район точно по расписанию, — глядя мне прямо в глаза, стал отвечать келианский разведчик. — По предварительным данным, с Мира Страданий номер 9 будет вывезено порядка трехсот-трехсот пятидесяти тысяч человек. По крайней мере, несколько десятков кораблей, которые удунаправлены сюда, смогут без проблем вывезти именно такое количестве людей.

Я удовлетворительно кивнул и снова повернулся в направлении тренировавшихся солдат.

— После, все корабли будут направлены на самые различные планеты империи Арна, где пройдя под видом контрабандных товаров через таможню через грузовые терминалы, проникнут на их поверхность.

— Я это уже знаю, — сказал я. Заметив, что один взвод стал переходить с бега на шаг, я активировал связь и вызывал Лери, который сейчас следил за теми, кто занимался физической подготовкой. Стрелковой руководит Старк, а тактическими упражнениями я планировал возглавить лично чуть позже. — Лери, они у тебя что там на прогулку вышли? У нас тут что, школа по ходьбе…? Еще три круга, немедленно! И сам тоже беги, раз уж не умеешь контролировать своих бойцов на расстоянии. Чего встал? Бегом!

После моего рыка, фигура в полном среднем бронекостюме, стоявшая неподвижно метрах в двухстах от меня, вприпрыжку бросилась к группе солдат, решивших немного передохнуть прямо на ходу.

Наши занятия проходили в полной боевой экипировке. Все солдаты были в броне и с оружием. Как будто шел настоящий бой. Я даже шлемы приказал не снимать и находится в активном боевом режиме, чтобы люди привыкали к продвинутой техно-броне и стали ощущать ее, как обычную одежду.

Сам я тоже сейчас стоял в келианских доспехах, только в отличие от других, все-таки не надел шлем. Мне можно было позволить себе небольшие вольности. В конце концов, мне то точно привыкать к этому не надо. Опыта по тасканию на себе защитного костюма у меня было достаточно.

— Сурово у вас тут. Похоже вы готовите из них хороших солдат, — уважительно заметил тот, кого Анна представила, как Марка Харрисона.

— Не надо лживой лести, — немного грубо ответил я. Этот скользкий тип что-то явно темнит и не торопиться говорить зачем он сюда приперся в такое неудобное время. — Без имплантов и проведения соответствующих модификации организма, они все равно будут проигрывать в эффективности обычным солдатам Конфедерации. Не говоря уже о каких-нибудь элитных частях, типа десантных или специальных штурм-подразделении, у которых кроме всего прочего еще и более лучшее снаряжение и вооружение.

— Это так. Но для этой планеты ваши успехи все равно впечатляют.

— Если все пойдет по плану, то скоро их противниками могут стать полицейские части империи, вооруженные порой не хуже обычных строевых частей планетарных сил по части личного вооружения. Так что ваша похвала все равно не слишком ободряющая, — я опять повернул голову к ставшему справа от меня прибывшему разведчику и прямо спросил: — Вы зачем прилетели? Точнее так — вы зачем сюда приехали? Что-то хотите со мной обсудить? Я вас слушаю. На пустые разговоры, как вы видите, у меня совсем нет времени.

Келианц весело рассмеялся:

— Простите, я привык обсуждать дела в несколько другой обстановке. Обычно мы действуем на планетах более развитых в общем плане. И вести разговор на бывшем военном заводе, сначала переделанном в крепость для нескольких сот человек, а после в полигон для тренировок солдат, мне не слишком привычно. Как правило мои беседы проходят в ресторанах или других подобных заведениях, где более приятная обстановка.

— Ну, ничего подобного на несколько часов пути вы тут точно не обнаружите, — несколько удивлено ответил я. Что это за оперативные работники разведки у Конфедератов? Встречу в ресторане ему подавай. Совсем охренел. Джеймс Бонд недоделанный. — Так что придется вам говорить прямо здесь. Или не говорить. Как вам будет угодно.

Я посмотрел на Анну, спрашивая у нее глазами, где она нашла такого странного персонажа. Она имитировав небольшое пожатие плечами, улыбнулась, как бы говоря, что не ее вина, что иногда приходится сотрудничать с весьма необычными людьми.

Пройдясь взглядом по ее губам, я подумал, что неплохо бы уединиться с ней, после окончания тренировок. Все-таки эта женщина была невероятно потрясающей.

Мне приходилось прилагать усилия, чтобы держать свой разум в строгом и взвешенном состоянии находясь рядом с ней.

— Давайте поговорим здесь. Я в общем-то нисколько не против, просто я заметил, что до этого я вел свои дела в других обстоятельствах, — недавно прилетевший келианец, обошел меня справа и встал передо мной чуть сбоку, вероятно, чтобы полностью видеть мое лицо при разговоре. — Сначала я хотел бы спросить, что вы собираетесь делать после того как покинете планету? Полагаю, что оставаться в имперских мирах, как большинство сбегущих преступников вы не будете, нет так ли?

Я чуть нахмурился. Странные вопросы. Какое этому доморощенному «мастеру плаща и кинжала» дело до моих дел в будущем. Хотя он верно заметил, что я собирался сразу же свалить из империи во Фронтир, но это было однозначно не его дело. Контроль последующих действий беглецов не входил в договор, заключенный с Департаментом внешней разведки Конфедерации. После того, как все вырвутся с планет-тюрем и будут доставлены в имперские миры, дальнейшие шаги у каждого бывшего осужденного были свои. Оставаться ли на планете куда их привезут келианские грузовозы или свалить с них, было исключительным правом каждого преступника, оказавшегося на свободе.

Лично меня не слишком волновала повышение криминального уровня в империи Арна и создания на ее территории каких-то преступных синдикатов или чего-то подобного в мои планы не входило. Это были дела для планетарников. Тех, кто любит жить на планетах подолгу, никуда не вылетая и любящих небо над головой все время.

Я же был совсем не таким. Меня тянул космос и межзвездные полеты. Гнить на суше, я точно не собирался.

И только я об этом хотел сказать, моему новому знакомому, как он сам продолжил говорить:

— Я знаю, что вы бывший пират. И весьма успешный пират, надо заметить. За очень короткий промежуток времени вы успели попортить немело крови имперским подданным и завладеть их имуществом. Причем на довольно внушительные суммы. А один из ваших бывших врагов, вообще был полностью уничтожен. Не вашими руками, конечно же, но при самом активном косвенном вашем участии…

Он говорил про корпорацию Хирото и то как они поплатились за свои необдуманные действия, а я глядя на него думал, что сейчас этот утырок вспомнит про налет на их научную станцию и начнет меня прессовать по этому поводу.

«Интересно, если свернуть ему шею прямо сейчас, как скоро ему сюда пришлют замену. Не удасться ли захватить корабль, на котором прилетит его приемник?» — мысли текли в голове с одной стороны вроде бы лениво и отстранено, но с другой я и впрямь рассматривал подобный вариант действий, как вполне возможный. Нужно быть готовым к любому развитию дальнейших событий.

— … про станцию, которую вы разграбили у одной известной вам корпорации, которая сотрудничала с нашими властями, я думаю упоминать не стоит. В конце концов мы тогда не были так хорошо знакомы, как сейчас и по большому счету вы ведь делали свою работу, какой бы неприемлемой она не казалась для обычных граждан Содружества. И сделали вы ее довольно неплохо, как заметило мое начальство.

— И что? Хотите привезти меня на суд к себе в Конфедерацию? — чуть насмешливо спросил я, одновременно чуть разминая кулаки. Хотя у агента келианской разведки не было видно оружия на видном месте, наверняка, оно у него все же где-то должно быть при себе.

Интересно он модификант? Сможет ли выстоять против меня в рукопашной хоть какое-то время или сдохнет сразу?

Неожиданно чуть переместилась Анна, до этого стоящая чуть в стороне, облокотившись на небольшие перила у края стены. Она изменила позу совсем ненамного, но это хватило мне, чтобы оценить ее перемещения, как возможную потенциальную подготовку к атаке. Только вот кто будет ее целью? Чьим союзником она выступит в возможной схватке?

Хотя, вряд ли захват будет происходить на глазах у кучи моих солдат. Даже какой-нибудь супермодификант не сможет выжить после встречи с восьмью сотнями воинов, экипированных в броню и вооруженных тяжелыми импульсными винтовками.

И главное — я пока не ощущал никаких предупреждающих ледяных иголок в районе затылка.

— Вовсе нет. Я же говорю, что мы можем забыть об этом инциденте полностью. Наоборот, он и все ваши дальнейшие «дела», когда вы командовали своим «Корсаром», показали нам, что вы отлично знаете свое дело. И именно поэтому мы хотим вам предложить работу, — широко улыбаясь ответил на мое заявление Харрисон.

— Чего? — я удивленно уставился на него. — В каком смысле работу?

— Есть такое определение для такой деятельности — «каперство». Какая-нибудь страна выдает специальный патент свободному капитану для действий против ее врагов. Подобное практиковали во времена «Экспансии», когда галактические войны между государствами в Содружестве были вполне привычным явлением. До заключения договора, ограничивающего вооруженные силы в спорах между различными странами.

— Но вы сейчас не ведете войну.

— Не ведем. И надеемся, что так останется и впредь. Официальную, имею в виду. Неофициально же, как вы уже поняли, из нашего плана самого массового побега из имперских тюрем, они нам сейчас отнюдь не друзья. Конфедерация хочет ослабления империи. Но к сожалению, они слишком сильны. Даже после потери нескольких богатых систем, империя Арна все равно останется одной из сильнейших государственных образовании в Содружестве. Чтобы их сокрушить нам нужна сторонняя помощь. Например, таких людей как вы, — келианец положил руки себе на пояс и стал говорить намного более убедительно и твердо, чем в начале нашего разговора.

— Что вы, конкретно предлагаете? — с интересом спросил я. Слова этого «джеймса бонда» и впрямь были весьма занимательны.

— Корабли, материально-техническую помощь для их обслуживания, включая регулярное пополнение топливом и самыми различными боеприпасами. Проведение ремонтных работ, в случае необходимости и тому подобное. Наберите команды для нескольких кораблей, не прямо сейчас, конечно же, со временем. Соберите эскадру и начните охоту за имперцами.

Я в полный голос рассмеялся.

— Чтобы они за мной отправили целые флоты рано или поздно? Не смотря на то, что они проглотили ответный рейд Хлои Азуры, терпеть постоянные набеги на их территории они точно не будут. В конце концов, по мою душу отправят не одну и даже не две ударные эскадры. Целые флоты будут искать лично меня.

— А я думал, что вы бесстрашный пират, внесенный в Черный Список имперскими властями за дерзкие и решительные действия, — чуть подпустив в голос подобострастия сказал Харрисон.

— Бесстрашный, не значит тупой, — глядя прямо ему в глаза с усмешкой заметил я.

— Что же, это тоже хорошо, — ответил он, не отводя взгляда. — Ваша осмотрительность обязательно поможет вам в будущем. Хотя я хочу сказать, что сейчас она не слишком оправдана. Потому что вы не один будете так усиленно действовать против империи. Другие пиратские кланы тоже уже выразили согласие в этом небольшом мероприятии. Никаких облав не будет. Имперцы попросту не смогут организованно отвечать на множество разных атак.

Я задумался. Предложение было довольно интересным. Получить ресурсы целого государства, причем весьма продвинутого в технологическом плане, было весьма заманчивым.

Спустя пять минут интенсивного обдумывания и тишины, которая все это время была на смотровой площадке (ни Анна, ни Харрисон, не решались помешать моим раздумьям) я отвели келианскому разведчику:

— Отдельный корабль для меня и всех тех, кого я захочу взять с Девятки. Выкуп трофеев по рыночной цене в каком-нибудь стороннем независимом порту вашими агентами. Предоставление всего запрашиваемого оборудования в течении двух-трех недель после отправки заявки, по разумным ценам. И, наконец, официальные документы, подтверждающие работу капера на Келианскую Конфедерацию.

Анна, судя по ее лицу, была явно удивлена моими запросами, которые были, что уж говорить, довольно наглыми, а вот лицо Харрисона осталось невозмутимым. Должно быть он еще и не такие условия слыхал на своей работе.

— Все пункты за исключением каперских документов, принимаются, — ответил он. — По поводу каперства и службы на государство — я привел этот пример, просто чтобы обрисовать ситуацию в целом. Никаких документов, разрешающих нападения на корабли и владения других государств, Келианская Конфедерация выдать не может. Для этого попросту нет закона. Как я вам сказал ранее, все это было в стародавние времена. С тех пор наше законодательство претерпело множество изменении. Но… — он снова сделал паузу, видимо рассчитывая, что я с надеждой спрошу у него, что там идет за словом «но».

Словесная уловка, чтобы получить хоть какое-то, но преимущество одного собеседника над другим. Слышали, проходили. Не слишком оригинально, как на мой взгляд.

Секунда, другая, третья. Я стоял и молча глядел на него. Ничего спрашивать я у него не собирался. Сам пусть расскажет.

— Но, взамен мы можем организовать вам и некоторым вашим людям, гражданство Конфедерации, — поняв, что я никак не собираюсь реагировать на его паузу, наконец, окончил свое предложение келианец.

— Не на ваши настоящие имена, конечно же. Но с возможностью полного свободного проживания на территории нашей страны. Только на ней, хочу заметить. Мы можем организовать так, что все данные из Черного списка, будут недействительны в сети у нас. Если вы поедете в какую-то другую страну, то вас там уже идентифицирует как пирата и скорее всего схватят. Никакие документы против этого не помогут.

Довольно неплохо. У них страна была вполне даже развита и для провидения остатка жизни вполне годилась. Тем более, что если будет свободный доступ на их территорию, то можно будет проводить ремонт и модернизацию кораблей на их верфях законно, и даже почти официально. Очень заманчивое предложение.

— Хорошо, — спустя минуту другую ответил я. — Я согласен на ваше предложение.

Скрепив сделку рукопожатием я покосился на Анну, весь разговор так и не проронившую ни слова. Судя по ее лицу она выглядела довольной. Надеюсь это из-за меня, а не из-за того, что ей светит премия от военной разведки келианцев за приведение нового ценного ресурса.

Теперь мне предстоял непростой разговор с Дорбаном и Сандерсом, потому что я намеревался забрать часть людей из Вестников Смерти себе. Во время установки нейросетей и загрузки солдатских баз, среди некоторых клановцев было выявлено при ускоренном тестировании несколько человек, которые вполне смогут стать членами экипажа космического корабля. У них был вполне достаточный для этого уровень интеллекта и использовать их в качестве обычных стрелков было расточительным делом. Да и другие вполне могли пригодится, ведь на кораблях будут нужны абордажные команды.

Только вот, как уговорить на это моих уже почти бывших начальников? Отдавать такие ценные кадры не каждый захочет, это однозначно. Что можно им предложить в размен? Сложный вопрос. Разве что деньги из будущих добычи. Но станут ли они ждать так долго?

Эти и другие вопросы, связанные с предстоящим отлетом крутились у меня в голове, в течении последующих дней. Мы вместе с отрядом уже прибыли в лагерь под Трелони, а я все никак не мог толком придумать, как бы начать разговор на щекотливую тему.

К моему удивлению, первым начал говорить о том, что оставаться на имперских планетах всем не слишком хорошая идея, Сандерс. Причем свою речь он начал, как истинный военный, без всяких посторонних заходов и лишних слов, с прямого вопроса:

— Куда именно ты потом полетишь и сколько людей сможешь с собой забрать? То, что ты рванешь во Фронтир я и так понимаю. Потому что жить на территории Содружества человеку, внесенному в Черный список никак нельзя.

Он подловил меня в тот момент, когда я только собирался пообедать, почти сразу после моего прибытия в город. Только занесенная ложка опустилась обратно в тарелку с мясной кашей (весьма недурной на вкус, кстати) и я задумчиво посмотрел на задавшего вопрос правую руку клана, неожиданно усевшегося прямо напротив меня.

— Ты сам ответил на первый вопрос — во Фронтир. Точные координаты я давать не буду, ты уж извини, все-таки никто еще не мог обмануть процесс ментосканирования. А вариант с твоей поимкой имперской полицией отбрасывать нельзя. В жизни всякое бывает, ты согласен?

— Да, такое тоже может быть, — Сандерс кивнул головой. — Но дело в том, что я тоже не собираюсь оставаться там. И некоторые люди так же не горят желанием скрываться всю жизнь от стражей порядка и вести подпольную жизнь. Переехать во Фронтир готовы многие.

— Сколько?

— Я пока точно не вел подсчет. Но у некоторых людей есть такие настроения.

— А что говорит Дорбан по этому поводу? Он тоже хочет уйти из империи?

— мнение главы клана было тоже очень важно. Потому что он имел отличную репутацию среди рядовых членов и к нему прислушивались.

И именно поэтому его я с собой брать никак не хотел. Иметь под боком сильного неконтролируемого лидера, который мог бы влиять на моих потенциальных бойцов, было опасным делом.

— Нет. Я с ним говорил и узнал, что он собирается остаться в империи. Он ведь родился на Девятке, поэтому он хочет посмотреть, как живут другие люди во внешнем мире, — Сандерс позвал официантку и заказал себе кружку местного пива. Дождавшись когда она уйдет, он продолжил: — Я с ним уже пообщался на эту тему и он совсем не против того, что часть из людей пойдет своим путем. Он не дурак и понимает, что во-первых — силой их он удержать не сможет и во-вторых — управлять несколькими тысячами на территории империи, это не то же самое, что управлять ими на Девятке. Конечно же, он обязательно научиться всему и со временем я даже уверен, что он станет крупным боссом в криминальной среде, но пока о многотысячной группировке, ему несомненно говорить рано. И он это отлично знает. Так что не будет возражать против ухода некоторого числа людей.

— Я так понимаю, что ты тоже хочешь присоединится к ним? — спросил я. В отличие от Дорбана, Сандерса я бы взял. Был он чем-то похож на моего бывшего главного абордажника — Сивура Вальгрена. Такой же исполнительный служака, предпочитающий выполнять приказы, а не отдавать их. По крайне мере, что касалось серьезных дел.

— Да. Я тоже хочу во Фронтир. И если уж говорить начистоту, то я так же не прочь присоединится к пиратам. Или как вы сами себя называете — звездным странникам.

Он с ожиданием стал смотреть на меня, а я чуть имитировав раздумья (на самом деле я был согласен почти сразу) через пару десятков секунд ответил:

— Я хочу создать свой клан и если ты присоединишься ко мне, то главным теперь буду я. Ты понимаешь? И это будет не совсем такой клан, как был у вас здесь. Пиратские кланы — это объединения несколько больше и масштабнее, чем здесь. А значит там будет сложнее, чем жизнь на Девятке.

— Я понимаю, — твердо кивнул Сандерс. — И безоговорочно признаю твое лидерство.

Скрепив рукопожатием наш договор, мы начали прикидывать, кого с собой брать и как уговорить тех, кто еще пока не сделал окончательный выбор, но кто несомненно пригодится нам.

Во время обсуждения я думал о том, что такую массу людей контролировать уже намного сложнее, чем экипаж одного корабля. И не мешало бы где-нибудь достать для своих нужд ментосканер для прогона через него всех членов будущего клана. Таким способом можно будет выявить и избавиться от потенциальных предателей и других совершенно лишних людей.

Делать это через келианцев точно не стоило, они запросто могли как-нибудь испортить прибор или перенастроить его так, что он не выдавал бы их агентов. Которых, я уверен в этом, они постараются напихать в мою группировку. Оставлять без присмотра массу хорошо вооруженного народа, имеющих в своем распоряжении боевые корабли, которые вроде как сотрудничают с твоей страной — на такое не пойдет ни одна разведка в мире. Кротов несомненно следовало ожидать.

Так же никто не отменял всякого рода перебежчиков и предателей, готовых за звонкую монету предать своих при любом удобном случае. Таких личностей в любом социуме тоже к сожалению, хватало. Так что с этим надо было так же что-то делать.

И если с первыми необходимо было работать осторожно, выявляя и оставляя на свободе, скармливая периодически ту информацию, которая тебе выгодна. То со вторыми все обстояло совсем наоборот. Их следовало, сразу же пускать в расход, без лишних разговоров.

Выявить подобных типов можно было несколькими путями. И все они требовали наличия персонала, имеющего опыт в разведывательной или контрразведывательной деятельности.

Понятное дело у меня таких спецов не было и вряд ли будут. Ну может быть в будущем и то их квалификация, скорее всего будет ниже, чем у профи из СБ других стран.

А значит оставался самый простой и действенный вариант — ментосканирование. При помощи него можно будет узнать все о человеке, без проведения всяких лишних мероприятий. Его прошлая жизнь, его устремления, даже склонность к возможному предательству — все можно было выяснить при помощи простой процедуры.

Простой, если у вас есть в наличие ментосканер.

А вот где бы достать такой, весьма редкий и дорогой механизм, нужно было определенно подумать.

Иногда их ставили на некоторые приграничные эсминцы для форсированного допроса на окраинах империи Арна. Еще они были на форпостах и других местах крупного базирования имперских сил.

Что первые, что вторые, были весьма трудными целями для пиратского налета. Охрана там, как правило, для одиночного или даже тройки кораблей, была не по зубам.

Стоп. А станция, которая прямо сейчас висит у нас над головами? НейроКом. Эти живодеры, которые проводят различные эксперименты над заключенными. У них на борту наверняка есть оборудование для ментосканирования. Да и другого добра там должно быть предостаточно. Стоило подумать о том, как бы захватить это место и покопаться там. Уверен у них многое чего есть интересного и полезного для меня.

Нужно было расспросить о ней у Анны и вообще о том, что там творится.

К большому сожалению оказалось, что идея быстрого захвата исследовательской станции была не осуществима. Узнал я об этом не от своей странной подружки (следовало признать, отношения у нас с ней были явно не как у нормальной пары), а у Марка Харрисона, сотрудника келианской военной разведки, который приехал в место скорой эвакуации, чтобы проверить что тут все к ней готово.

По его словам выходило, что ученых нейрокомовцев не так уж и легко будет захватить. И если с приближением и со стыковкой корабля не будет никаких проблем, в виду полного отсутствия средств противокосмической обороны, то вот внутреннее продвижения и захват будет очень и очень сложен. Все коридоры, помещения и даже вентиляционные шахты забиты там различными автоматическими системами обнаружения и уничтожения потенциальных вражеских объектов. Такая серьезная внутренняя оборона была создана в первую очередь для защиты от возможного побега подопытных-заключенных внутри самой станции. Корпорация подобный вариант рассматривала, как весьма возможный и приняла меры против этого.

И теперь все эти усилия, рассчитанные на сбежавших заключенных, запросто обратятся против абордажных команд извне.

Несомненно, сломить сопротивление в конечном итоге все же можно будет. Весь вопрос лишь в затраченном на это времени и ресурсах. А ни того, ни другого у нас при побеге в достатке не будет. Потому что не смотря ни на что, задерживаться на орбите, ожидая возможное появление имперских кораблей, это все равно что встать у открытой двери тюремной камеры и ждать появления охранника, который снова забросит тебя в клетку.

Так что план по добычи ментосканера и одновременной мести тем двум яйцеголовым ученым из НейроКом, которые провели модификацию без моего ведома, откладывался.

Кстати, об этих уродах. Нужно будет обязательно вытащить ту штуку-слежения, что они запихали в меня и в других людей, прошедших принудительное изменение в их лабораториях…

— Ну что? Сколько всего? Ты подсчитал уже точное количество?

— Слишком много. Слухи про то, зачем мы собрали тут такую кучу народу, распространились уже почти среди всех. Про возможный скорый побег не знает только глухие. А вслед за ним и информация о том, что мы набираем людей для занятия пиратством тоже. Ко мне чуть ли на каждый час подходят и предлагают взять их в наш новый пиратский клан. И хотя по сравнению с общей массой людей, что здесь находится это немного, но в целом цифра уже перевалила за пять тысяч человек. Именно столько примерно людей, желают присоединится к новому клану Вестников Смерти, — голос Сандерса звучал глухо и невыразительно. Его можно было понять — последние сутки перед прибытием келианских транспортов дались всем тяжело. Порядка становилась все меньше, а проблем все больше. Необходимо было разбить людей на группы, назначить старших над ними, чтобы погрузка проходила быстро и без задержек. Навести дисциплину.

Триста пятьдесят тысяч человек. Именно столько отсюда улетит людей, в скором времени. Организовать такую толпу было весьма непросто.

— Приемлемо, — решительно сказал я. — Нам будет выделен отдельный корабль — келианский грузовоз модели «Сакра». В его переделанные трюмы должно поместиться людей даже в два раза больше. Так что наши людей улетят с Девятки даже в относительно более комфортных условиях, чем остальные.

— Ты лично поведешь корабль?

— Да, таков план, — я кивнул головой и повернулся в сторону приближающейся Анны. Она только что приехала и вроде как ненадолго освободилась от дел, которыми нагружали ее работодатели. — Собери всех, кто согласен с нами лететь в отдельном месте — у северной стены Трелони. Я уже договорился, чтобы корабль, предназначенный нам, приземлился именно там. Путь займет дней десять, не меньше. Так что пусть возьмут с собой определенный запас еды и воды. Мы в отличие от большинства полетим не в глубь территории империи, а во Фронтир. И хотя Девятка находится и так почти на окраине, но нам все равно предстоит лететь долго. За три-четыре прыжка мы точно не доберемся. Пусть готовятся.

Я хлопнул по плечу Сандерса, который стал теперь моей правой рукой и направился навстречу своей пассии.

Вообще, честно говоря, наши с ней отношения по большому счету были основаны на непреодолимой страсти друг к другу. Голый секс и никакой романтики — так можно было бы охарактеризовать нас, если бы вдруг нужно было бы это сделать (по крайней мере на мой взгляд). И подобные связи, как правило, не держались долгое время. Так что стоило поговорить начистоту друг с другом прямо сейчас, чтобы не было никаких непонятных моментов в будущем.

— Мы улетаем послезавтра. Если твой знакомый не соврал и все будет идти по плану. Какие у тебя дальнейшие планы? — начал я разговор.

— Волнуешься, что я захочу полететь с тобой? — чуть усмехнулась девушка. Причем мне на мгновение даже показалось, что в ее голосе промелькнула грусть. Хотя вряд ли такое возможно. — Не стоит. Я лечу на одном из кораблей с основной массой бывших Непреклонных. Из них будет создана группа, которая будет специализироваться на взломе электронных систем и сетей безопасности. Этакая банда техников-взломщиков. Мне поручили проконтролировать чтобы у них все было в порядке на первых порах и помочь с различными организационными вопросами. Думаю, что это займет какое-то время. После обещают еще работу. Келианцы оказались неплохими клиентами, которые не скупятся ни на работу, ни на достойную оплату оной.

— Ясно.

Что же, это было лучше, чем я ожидал. Мы расстанемся вполне мирно и спокойно. Все-таки я так до конца ей и не доверял. Позволять подобной женщине находиться рядом с собой было бы непростительной ошибкой. Как ни посмотри, а она была той, кого на Земле называли — шпионками. Таким людям никогда полностью доверять нельзя. Они всегда с легкостью меняют стороны и даже свои личные мировоззрения. Если она останется со мной, кто его знает, не захочет ли она чуть позже сдать меня или предать. На ментосканирование она явно не согласиться.

Поэтому лучше всего нам было разбежаться прямо сейчас.

— В общем-то я пришла попрощаться заранее. Потому что завтра и тем более послезавтра времени уже не будет, — подойдя чуть ближе Анна провела по моей груди, затянутой в броню, рукой.

— Наше с тобой знакомство было весьма интересным и познавательным, — заметил я и слегка усмехнулся. — Ни с кем другим из людей, у меня еще не было столь захватывающих отношении.

При последних словах мы вместе негромко рассмеялись, а затем не говоря больше ни слова отправились ко мне. Был уже вечер и до утра было еще очень много времени…

В день прибытия кораблей для побега я стоял вместе с Сандерсом у северной стены Трелони и напряженно следил за часами, которые вывел на внутренний экран нейросети перед глазами. До времени X, оставалось всего одна минута.

— Где же они? — спросил Сандерс и приложив ладонь ко лбу посмотрел на небо.

— Спокойнее. Они прилетят, — не знаю почему, но я лично, почему-то был твердо уверен, что корабли действительно прилетят и мы наконец-то вырвемся с этой планеты. Не смотря на то, что я провел здесь в общей сложности всего несколько месяцев, мне казалось, что я был тут уже несколько лет. И мое желание сбежать, было ничуть не меньшим, чем у того же Сандерса, прожившего здесь уже не один десяток лет или у кого-то подобного ему.

— Вон! Вон они! — внезапно сзади нас из толпы раздались выкрики. Сначала я повернулся и посмотрел на множество людей, который сейчас стояли позади. Их тут было порядка пяти тысяч человек и все они изъявили желание стать звездными странниками. Оглядев их лица, с надеждой глядевшие вверх, я тоже развернулся и посмотрел на небо. Десятки черных точек, приближающихся к поверхности планеты, несомненно были кораблями, заходившими на посадку.

Скоро я снова окажусь среди звезд.

Глава 9

«Современные пиратские кланы отнюдь не похожи на какие-нибудь уличные городские банды или любые другие преступные группировки. Скорее их можно сравнить с мультисистемными корпорациями, имеющими в своем распоряжении отдельный флот и подготовленных солдат. За исключением того, что род их деятельности полностью противоположен…», — из книги Рэя Сирана «Криминальный мир Звездного Содружества: от ограбления в переулке до нападения на планету».

Полет вышел сложным. Келианцы выделили на побег такое старье, что удивительно что корабль вообще смог совершить столько прыжков и не развалился при этом. За все время нашего передвижения пришлось три раза останавливаться и проводить определенные ремонтные работы. И учитывая, что на борту было всего пять полудохлых ремдроидов со степенью износа почти в девяносто процентов, каждая наша следующая остановка становилась продолжительнее предыдущей.

Хотя, корабли в этом самом масштабном побеге за всю историю Содружества, точно не могли быть новыми. Это могло вызвать слишком большие подозрения у полицейских сил империи Арна. Ведь их там участвовало более четырех сотен. Появление такого количества новеньких грузовых транспортов было бы слишком уж заметным.

Впрочем, я был почти уверен, что участие Конфедерации в этом все равно вскроется. Попытка переложить ответственность на внутренних общественных активистов вряд ли будет удачной. Потому что любой следователь поймет, что даже имея большие деньги (в движениях за права граждан были и дети весьма состоятельных родителей) организовать все столь четко, быстро, а главное синхронно, без помощи другого государства невозможно. Для такой операции нужно было много людей, ресурсов, хорошее планирование и организаторские способности такого уровня, какой вряд ли был доступен даже мощнейшим корпорациям.

Так что, могу поспорить, рано или поздно имперцы все же начнут разборки с келианцами.

Но лично мне на это было плевать, даже наоборот. Ведь при таком развитии событий, шанс урвать кусок пожирнее возрастал многократно. И грех было этим не воспользоваться.

— Прыжок завершен, — доложил корабельный искин и сразу же замолк. Никаких предложении по поводу выполнения дальнейших приказов, ни дополнительных докладов. Искин шестого поколения, установленный на этой лоханке был скучным и туповатым. За время пути, который продлился на две недели больше запланированного, он мне своими скупыми фразами сильно надоел. С Флинтом на Корсаре я иногда болтал, когда у меня вдруг появлялось такое желание. Хотя, что еще ожидать от шестого поколения.

Нагнувшись над центральным пультом с тремя экранами, я быстро активировал вручную пространственный сканер и осмотрел им окрестности планеты. Он был маломощный и с узким углом обзора, но его хватило, чтобы понять, что на орбите Тортуги сейчас не было кораблей. По крайней мере, с той стороны откуда мы вынырнули.

Первым делом я решил лететь сюда, чтобы для начала высадить людей, взятых с Мира Страданий номер 9. Таскать за собой пять тысяч в трюмах корабля, тем более не пассажирского, было очень опасно. Все-таки эта калоша, на которой мы сейчас передвигались, была не приспособлена для длительных перевозок такого количества человек. Следовало где-нибудь оставить их, прежде чем приниматься за поиск своей бывшей команды. Тортуга для этого подходила идеально.

— Сандерс, мы достигли цели, — я связался с моим новым помощником через внутреннюю сеть корабля.

Надо признать, что бывшая правая рука Дорбана оказался весьма полезным во многих отношениях в этом непростом пути. Он поддерживал дисциплину на борту, занимал чем-то людей, отвлекая от тяжелых условии, в которых они находились, организовывал распределение питания, когда стало понятно, что мы уже точно не успеем долететь вовремя и пришлось немного поэкономить на продуктах, даже посильно помогал в ремонте, хотя специализированных знаний у него не было. Короче говоря, Рик Сандерс сыграл очень большую роль в том, что мы все целые и относительно невредимые добрались до Тортуги.

— Наконец-то, Свет и Тьма! — раздался ответ и я усмехнулся. Ему наша одиссея тоже явно не понравилась.

«Третий энерго-канал гипердвигателя вышел из строя. Необходим ремонт. Выслать дроидов?» — внезапно на боковом экране высветилось сообщение. Я нажал «Да», хотя знал, что починить это, те дохляки, что были в моем распоряжении явно не смогут. У них попросту не было соответствующих программ для такого сложного ремонта. Они справятся, если поломка произошла за пределами гипердвигателя. То есть убрать разрыв или что-то подобное еще смогут, но произвести подключение по новой уже однозначно нет.

А судя по данным и схеме, выведенной на мониторе, можно было смело утверждать, что именно это и надо будет делать. Проблемы с энерго-каналом были в районе расположения самого гипердвигателя.

Так что, больше мы отсюда скорее всего уже никуда не прыгнем, если только мне самому не попробовать полезть туда и не пытаться исправить все в ручную. Что учитывая, мой более чем невысокий уровень знаний об архитектуре гипердвижка, было ничуть не лучше, чем засылать туда полусломанных дроидов.

Плюнув на все, я сосредоточил свое внимание на предстоящей посадке. Раз уж мы отсюда не выберемся, то у нас остается только один путь — прямиком на планету. Так что будем сажать корабль. Слава богу, что эта поломка произошла уже на финише, а не то пришлось бы нам куковать в каком-нибудь менее подходящем месте, где не было поблизости планет для высадки.

Найти поселок Клея Торлина, моего бывшего партнера по выпуску пищевых наборов и добыче неорина на местной шахте, удалось довольно быстро. И судя по выведенной картинке на экране, он весьма вырос за время моего отсутствия. Насколько я помнил, раньше там жило около семи тысяч человек и по площади он был несомненно меньше, чем сейчас. Видимо дела у них там шли неплохо. Потому что, если судить по изображению, что я получал, освоенная территория на планете выросла раза в три-четыре, если не больше.

Направив корабль по траектории максимально безопасной глиссады приземления и выбрав место для посадки недалеко от города, я одновременно стал отслеживать состояние нашего корпуса. Потому что говоря о старости этого грузовоза я отнюдь не шутил на этот счет. Как бы у нас тут не произошли какие-нибудь непредвиденные поломки, могущие привести к массовой гибели людей на борту.

— Говорит дежурный диспетчер со станций слежения свободного мира Тортуга. Неизвестный корабль на орбите, представьтесь. Вам не было дано разрешение на приземление. В случае продолжения ваших маневров, против вас будут применено оружие.

Я удивленно посмотрел на неожиданно заговоривший динамик. Вот это да. У них там что, своя диспетчерская служба уже появилась? Как интересно.

— Это капитан Кастор Риз, с борта безымянного грузовоза, прошу разрешения на посадку и встречу с мэром города Клеем Торлином. Прервать процедуру снижения не могу в виду плохого состояния судна.

— Минуту, — в рубке наступила тишина. Похоже диспетчер стал связываться с главой города. Надеюсь у них тут не произошло какой-нибудь смены власти и мы все же окажемся на планете на целом корабле, а не в виде горящих обломков, после удара противокосмической обороны.

— Вы можете совершить посадку по этим координатам. Там вас встретят. Вслед за этими словами, связь с Тортугой отключилась.

Не нравилось мне все это. Что-то у них похоже все же произошло. Ну хоть стрелять не стали, уже хорошо.

Насколько я помнил, там были установлены несколько стационарных плазменных пушек П9 и больше сотни ракет класса «поверхность-корабль». Противокосмическая оборона, скажем сразу, хиленькая, но для того корыта, на котором я сейчас лечу, этого было вполне достаточно. При желании сбить нас, ну никак не представляло проблем. Думаю, хватило бы пару ракет всего. Учитывая, что на борту не было вообще никаких систем защиты. А с учетом того, что и спаскапсул с ботами тут не было, шансов выбраться с падающего транспортника не было никаких. Эх, побыстрее бы пересесть в достойный корабль, имеющий полный спектр бортовой обороны, включающий в себя генераторы энерго-щита, постановщики помех, блоки с ловушками-имитаторами, боковыми турелями ближней обороны и, конечно же, имеющих броневое покрытие большей части корпуса корабля. Вот на чем надо путешествовать по галактике.

Мечты, мечты… Сейчас в моем распоряжении был полудохлый и разваливающийся на ходу древний грузовоз, который скорее всего после приземления никогда уже больше не выйдет в космос.

Поглядев на точку посадки, выделенную нам с планеты, я снова связался с Сандерсом:

— Подготовь наших солдат. Когда окажемся на поверхности — первыми наружу пойдут они.

— Ожидаются проблемы? — деловито спросил мой главный по вооруженным силам.

— Пока не знаю. Но вполне возможно. Нам разрешили посадку, но лучше быть готовым к неожиданностям. Меня тут не было больше полутора стандартных лет. Кто знает, что у тут случилось за это время.

— Может тогда стоило выбрать другое место?

— Если встреча будет негостеприимной, то мы покажем местным, что встречать так того, кто так много сделал для населения этой планеты, неправильное решение. У тебя в трюме находится пятьсот вооруженных и подготовленных солдат. Я полагаю, что этого достаточно, чтобы в случае чего захватить этот городишко. Или я ошибаюсь? — несколько раздраженно ответил я осторожно доворачивая штурвал и выравнивая посадочный курс, отображающийся у меня на центральном мониторе. Использовать пилотский имплант на этой развалюхе к сожалению было опасно. Так как скорость отклика на действие по внутрикорабельной командной сети через нейросеть, ощутимо проигрывала ручному управлению. Этот грузовой транспортник и впрямь был очень стар.

— Понял. То есть нам следует готовится к большой операции при участии всех наших людей? — снова отвлек меня Сандерс.

— Предупреди тех, кто вооружен келианскими игрушками. Остальные пока пусть сидят внутри корабля, под охраной солдат, вооруженных обычным оружием, — ответил я, неотрывно глядя на изменяющиеся цифры, показывающие скорость корабля, скорость движения планеты и общий коэффициент изменения при входе в атмосферную среду из пустоты. — И не отвлекай меня больше. Если ты не заметил, мы начали посадку, а сделать это на таком корыте довольно сложно.

— Виноват. Будет исполнено, — четко по-военному ответил Сандерс и отключил связь.

Я снова сосредоточился на посадочном маневрировании. Одному выполнять всю работу все же было довольно сложно. Приходилось следить сразу за всеми показателями и надеется, что при этом что-нибудь не будет пропущено. Что-нибудь важное. То что может стать причиной неожиданной катастрофы.

Все-таки управлять даже средним межсистемником лучше всего имея в составе экипажа хотя бы две трети от штатного расписания. Даже если корабль только что сошел со стапелей. Не говоря уже о таких древних кораблях, как этот. Заниматься пилотированием в ручном режиме одному было чрезвычайно сложно.

— Внимание, нарушение целостности корпуса в верхнеправом секторе А-45. Возможна разгерметизация, — раздался голос искина. Должно быть сообщение проскочило на одном из мониторов и не дождавшись ответа, мозг корабля решил продублировать его голосом.

— Изолировать примыкающий отсек к данному сектору, — отдал приказ я. Посылать ремдроидов толку не было. Эти железяки явно не успеют ничего толком сделать. Мы уже либо сядем на планету, либо развалимся в воздухе по пути.

Нажав на клавишу активации пассивной системы торможения, я стал внимательно прислушиваться. Сейчас по всему верхнему корпусу корабля из вертикальных пазов выдвигались специальные колодки, предназначенные для сброса скорости.

Если будет какой-то шум, значит они не сработали и их стало выдирать из их гнезд. Выводить их состояние на какой-то экран не было времени. Приходиться действовать более упрощено. Спустя десяток секунд не различив сильных посторонних звуков, я снова немного откинулся на спинку кресла.

К счастью, вроде бы все было в порядке и наша скорость стала замедлятся. Это было хорошо, так как использовать маршевые двигатели в обратной тяге для торможения на такой высоте было опасно. А в случае не срабатывания пассивных тормозов, пришлось бы так и поступать. Наблюдая за начавшимися изменяться цифрами я незаметно выдохнул. Дальше будет уже легче. Корабль нормально вошел в атмосферу и уверенно двигался по глиссаде снижения именно с такой скоростью, с какой и надо было для безопасной посадки. И про неполадки на корпусе пока новых сообщении не было. Похоже, мы все же сядем нормально.

— Посадка через пять минут, всем приготовиться, — проговорил я по громкой внутрикорабельной связи. Потом перешел на сеть и связался с Сандерсом:

— Солдаты готовы?

— Так точно, — моментально ответил он.

— Сразу после приземления я открою главный задний грузовой трап. Но сначала осмотрюсь через внешние камеры. Благо они вроде бы еще работают.

— Понял. Будем ждать команды. Первым пойдет Старк со своей сотней, после Лери.

— Хорошо.

Я отключился и подумал о том, что все-таки хорошо, что большая часть из тех восьми сотен захотела присоединиться ко мне. Хоть и не все. Но даже пятьсот человек, это была внушительная сила. Не говоря уже о других нескольких тысячах, вооруженных обычным огнестрельным оружием. У них было оружие и защита намного хуже, но все это компенсировалось их общей численностью. Уметь обращаться с оружием умели все, кто захотел присоединиться ко мне. Не все они были бывшими «Вестниками Смерти», много было людей из других кланов, но каждый из них вполне сносно умел стрелять. Даже те, кто не был солдатом и выполнял какую-нибудь другую роль.

По большому счету мне так даже нравилось и я планировал, что каждый, кто будет состоять в моем клане, должен будет иметь хорошую военную подготовку. Даже обычные техники или кто-то другой, должны будут уметь сносно обращаться с оружием. Полностью милитаризированный социум, где даже бухгалтера при необходимости смогут залезть в бронекостюм и взяв в руки импульсную винтовку пойти воевать. Никаких исключений. Каждый клановец — воин.

Так же надо будет еще обдумать властную и иерархическую структуру моего кланового образования. Это довольно серьезный вопрос, над которым стоило хорошенько подумать…

Я посадил корабль не совсем там, где было указано мне диспетчером Тортуги. На всякий случай. Мало ли что там нам подготовили. Но и не слишком далеко от города. Чтобы можно было без проблем даже пешком дойти до него. Полагаю, что расстояние в километр не должно было составить ни для кого труда.

— Начинаю открывать створки, в прямой видимости никого не наблюдается, — передал я по сети, выйдя на общий канал. — Занять оборону вокруг корабля.

Понаблюдав пару минут за тем, как солдаты, одетые в келианскую военную броню, шустро выскальзывают наружу и растекаются по окрестности из нутра грузовоза, я направился в свою небольшую каюту, где лежал мой бронекостюм. На время полета я для большего удобства переоделся в обычный рабочий комбинезон. Слишком много мне приходилось в последние дни лазить по всяким техническим шахтам и тому подобным местам, помогая дроидам проводить ремонт на корабле.

— Командир, в округе чисто. Нам начинать дальнейшее продвижение? — запросил дальнейшие действия Сандерс спустя минут десять после выхода передового отряда.

— Нет, всем оставаться на месте. Я уже иду, — я подхватил шлем, но не став его сразу одевать, пошел по коридору в направление главного грузового шлюза.

— Внимание, вижу приближение местных, — раздался чей-то незнакомый голос на общем канале.

— Ничего не предпринимать. Особенно касается стрельбы. Открывать огонь разрешается только в ответ на непосредственную агрессию, — не хватало мне еще, чтобы встреча началась с первых выстрелов с нашей стороны.

— Принято, — за всех ответил Сандерс.

Прибавив скорость, я почти бегом добрался до выхода и наконец-то сам ступил на поверхность Тортуги.

Чуть прищурившись, я посмотрел на видневшийся вдали городок. А потом рассмотрел несколько фигурок, которые медленно шли в нашем направлении.

— Старк, вышли вперед пятерку своих, пусть встретят гостей и проводят ко мне.

— Есть.

От нас в сторону приближающихся людей выдвинулись солдаты и направились вперед. Спустя несколько минут они встретились и пообщавшись пару минут с местными, стали возвращаться обратно. С ними шел один человек, остальные остались на том месте, где они встретили моих бойцов.

По мере приближения человека на мое лицо неторопливо наползала улыбка. Я узнал того, кто сюда шел. Это был Клей Торлин, собственной персоной.

Что было очень хорошим знаком. Значит тут не хозяйничает кто-то другой. Зная этого дельца можно было в этом не сомневаться.

— Приветствую, уважаемый Торлин. Как у вас тут проходят дела? — спросил я его, неожиданно выступив из-за открытой створки ворот.

Мэр небольшого городка и главный на всей планете вздрогнул и удивленно уставился на меня, раскрыв рот, как ребенок при виде какого-нибудь трюка фокусника.

— Капитан Риз. Невероятно. А все говорили, что вы уже давно мертвы, — он сделал шаг вперед, но тут, стоявшие рядом солдаты синхронно вскинули свои винтовки и нацелились на него. Оглядев их, Клей рассмеялся сухим смехом и чуть приподняв руки вверх сказал: — У вас как всегда, в подчинении отличные воины. Но вам тут нечего опасаться. На Тортуге всегда вам рады. И я отлично помню наш с вами уговор и готов выплатить все деньги, которые вам причитаются.

— Об этом потом. Меня больше интересует местонахождение Корсара и всех моих бывших людей. Вы знаете, где они?

При моих словах о моем бывшем корабле и его экипаже, Торлин почему-то чуть скривился, как будто ему было неприятно и сказал: — Да, периодический видимся с ними. Этот ваш бывший главный помощник, ставший капитаном вашего корабля, иногда прилетает сюда…

*****

Станция Сиана, владения клана Азура. За несколько месяцев до произошедших событий.

— То есть как это его нету? Ты что несешь? Разве вы не должны были его вчера охранять? — Дастин с удивлением и одновременно со злостью посмотрел на бойца из абордажного отсека Корсара. Тот стоял перед вторым пилотом и имел несколько смущенный вид.

— Капитан приказал не беспокоить его до утра, вот мы и не беспокоили. Взяли номера поблизости и тоже остались на ночь в отеле. Никакого шума, криков или сообщений по сети от кэпа не поступало. А утром, когда мы постучались и не получив ответ ворвались в номер, оказалось, что он был уже пустым.

Дастин замолчал и снова попытался связаться с Кастором. Но бывший марканец (а может и кто другой — Сивур говорил, что он не похож на марканского военного) не отвечал даже своему ближайшему помощнику. Что было весьма странно, потому что обычно он сразу же выходил на связь, так как был отличным капитаном и всегда держал руку на пульсе всех происходящих событий.

— Эта девка, которая с ним была, опиши ее еще раз.

— Среднего роста, черные волосы, белая кожа, яркие голубые глаза. Одета в черный плащ и еще какую-то темную обтягивающую одежду. Так одевается многие из звездных странниц. Сама уселась капитану на колени в одном из баров и стала целовать. Он не сопротивлялся.

Второй пилот Корсара усмехнулся. Ну да, кто же будет против такого возражать? Чуть подумав, он вспомнил, что видел вчера похожую девицу в зале общего собрания, когда шло обсуждение ответных шагов против имперского рейда. Может быть это она?

— Так ладно. Записи со своей нейросети ты не вел, я уже это понял. Но в баре где она к капитану подсела, наверняка есть системы безопасности, среди которых есть и аппаратура визуального наблюдения. Отправляйся туда и достань изображение той брюнетки. Перешлешь его потом сразу же мне. Давай, иди.

Послав рядового с заданием, Дастин сам развил бурную деятельность по поиску непонятно куда пропавшего командира. Почти вся команда корабля приняла в этом участие. Вся торговая станция была наводнена бойцами в черной броне и с белым черепом на левой груди. Переполох был поднят знатный. Но толку было ноль. Как будто Кастор Риз просто испарился со станции, не замеченный никем и ничем.

Даже добытое изображение соблазнительницы и обращение напрямую к Хлое Азуре не помогло решить проблему. Капитана легкого келианского крейсера «Корсар» нигде не было. Не было также следов, по которым бы можно было бы его найти. Не поступало никаких сообщении с предложением о выкупе, ни каких-то других. Вся ситуация была весьма странной. Интенсивные поиски шли еще несколько дней подряд, но так и не принесли результата. Их капитан пропал так, как пропадают любые объекты, попав в черные дыры…

— Что будем делать дальше? Только что пришло сообщение от Азуры. Маршрут и цели рейда уже намечены. Старт будет осуществлен ровно через двенадцать стандартных часов, — Дастин и все офицеры корабля собрались в кают-компании на борту и обсуждали свои дальнейшие действия.

— Он не мог куда-то специально сбежать? — спросила главный техник Дина Хантри.

— Бред, — уверено заявила Кара. После уничтожения «Крепыша» и спасения с Иланты, она снова стала корабельным инженером на Корсаре и сейчас находилась здесь по полному праву. — Он бы не стал убегать. Зачем? И куда? Мы очутились во Фронтире отнюдь не по своей воле. Дастин про себя мысленно кивнул, соглашаясь со словами своей бывшей начальницы. Сбегать кэпу точно не было никакого резону.

Лично он, после всех последних дней поиска, уверился в том, что скорее всего имело место быть похищение. Кто-то насильно вывез Кастора Риза со станции Сиана. Причем, кто-бы это ни был, это были явно профессионалы высокого класса.

— Мы искали везде. Здесь его точно нет. И даже обращались к другим экипажам. Никто и нигде не видел нашего лидера, — вступил в разговор Сивур Вальгрен, командир абордажной команды.

— По записям в сети тоже ничего найти не удалось. Я сумел подключится ко всем камерам не только того отеля, но и других ближайших заведении. Ничего. Кто бы все это не провернул, он не оставил никаких следов, — подал голос Андреас Карацис, штатный взломщик и специалист по сетевым системам.

Дастин снова про себя мысленно кивнул. По этой части тоже было сделано все что только было возможно. Он даже привлек за отдельные деньги нескольких сторонних спецов, не ставя об этом в известность Андреаса. Чтобы те так же попробовали поискать следы капитана. Но результат был таким же — ничего.

Братья Кавана и корабельный врач Вэла Найтли молчали, не вмешиваясь в разговор. Дастин хмуро скользнул по ним взглядом и снова уставился в выключенный экран на стене.

Нужно было что-то решать.

— Так что будем делать все-таки? — вторя его мыслям задал вопрос Сивур.

В наступившей тишине на несколько секунд, его вопрос прозвучал неожиданно громко. Но никто не захотел брать на себя ответственность и что-то отвечать на, что уж говорить, чрезвычайно важный вопрос на этот момент.

— Будем голосовать, — не дождавшись ответа сказал Дастин. — Либо остаемся и продолжаем поиски, либо присоединяемся к рейду Азуры. Кто за первый вариант поднимите руки? Ясно. Кто за второй вариант? Понятно. Значит решено: отправляемся в набег.

При голосовании за вариант с продолжением поиска, кроме самого Дастина, проголосовала только Кара Альверо. Как это ни странно.

До этого он думал, что она недолюбливает Риза, считая виновником в том,

что они оказались во Фронтире. Но видимо, она все же считала, что он был более чем отличным капитаном, которого стоило искать дальше. Впрочем, другие тоже скорее всего так считали, просто не все верили в возможный успех продолжения поисков.

Что уж там. Дастин и сам был в этом не уверен. Но он должен был проголосовать именно так и никак иначе. Потому что своих бросать было нельзя. Так его учили когда-то давным давно в имперской армии.

Перед самой атакой все корабли были разделены на три отдельные эскадры. У каждой из которых было по одной цели для удара.

Корсар попал в состав той, которая была под непосредственным командованием Хлои Азуры. И атаковать они должны были планету, с которой начались их скитания по окраинам цивилизованного пространства

— Лира. Именно по ней задумала ударить их рыжая предводительница.

— Все приготовится. Прыжок через одну минуту. Абордажным командам быть готовым к высадке на поверхность после подавления планетарной противокосмической обороны, — по кораблю разнесся голос Дастина. Сейчас он сидел в капитанском кресле и командовал кораблем. В бывшем его кресле сидела Кара и занималась подготовкой фронтальных орудий для предстоящего боя.

— Ну что, заработаем немного деньжат? — кривовато усмехнувшись вдруг заявила она, не поворачиваясь к нему лицом.

— Это идея Азуры. Попробуй разубеди ее, — Дастин тоже был не слишком доволен, что город, который подвергнется нападению был тот, где они когда-то прожили несколько месяцев. — Если жалеешь жителей, то вспомни Иланту и другие независимые миры, по которым прошлись имперские эскадры. Они после себя оставили там целые горы трупов. Могу поспорить, что наверняка, у кого-то из тех, кто проводил орбитальные бомбардировки там, есть родственники на Лире. Кровь за кровь. Вроде так говорили в древности? Как сказал однажды капитан, пристрелив двух диверсантов, повинных в смерти нашего техника: это не убийство, это возмездие. Так что предлагаю относится к этому рейду, как к мести за погибших во Фронтире.

Отдав несколько приказов искину корабля и не дождавшись ответных замечаний от второго пилота, Дастин негромко добавил:

— Тем более, что по своей основной идее — этот рейд таким и является.

— Не волнуйся, я не буду колебаться в случае чего, — повернув голову к нему сказала Кара.

Вообще, ситуация была несколько странной, учитывая, что раньше он ходил у нее в подчинении, когда работал вторым пилотом на ее «Толстопузе». А теперь все поменялось на сто восемьдесят градусов и они обменялись местами — он стал капитаном, а она его вторым пилотом.

— Одна минута до прыжка. Всем приготовиться, — раздался голос Флинта. Выбросив из головы все лишние мысли, Дастин подключился через имплант к кораблю и стал готовиться. Впереди их ждал бой.

Прыжок. Бесконечное падение в пустоту и бесконечное ощущение адреналина в крови. Гиперпрыжки при полном подключение доставляли непередаваемые ощущения.

— «Обнаружение множество целей».

— «Провожу фильтрование: выделение и сортировка по степени угрозы»

— «Входящий информационный пакет по зашифрованному каналу с флагмана эскадры. Распаковать?»

— «Да» — Дастин мысленно активировал положительный ответ на запрос искина. Сообщения лились непрерывной рекой, но только самые важные появлялись на его внутреннем экране.

— «Это пакет-приказ для формирования и суммирования общих залпов всех кораблей эскадры по единому прицельному комплексу с флагмана. Применить приказ?»

— «Да».

И в ту же секунд все четыре сдвоенные плазменные пушки П8, установленных на носу их легкого крейсера открыли огонь.

Через пару секунд к ним также присоединилась импульсная пушка ИП11, установленная впереди корабля.

— Поражение двух приграничных имперских эсминцев, — это было уже не сообщение по сети, а реальный голос Кары. Сейчас она тоже лежала в кресле и осуществляла управление через специализированный имплант, но почему-то вместо нейросети решила воспользоваться обычной речью.

— Зачистка, — ответил ей Дастин. Это слово он однажды услышал от капитана Риза и после короткого объяснения его значения решил взять себе на вооружение. Оно иногда очень хорошо подходило для определенных моментов, которые могли возникать в бою.

— Три, четыре… Нет уже восемь эсминцев уничтожено. Началась ракетная атака на их защитную станцию.

Крейсер чуть вздрогнул. Из ракетных шахт стартовало сразу же два тяжелых «Шторма». Потом еще и еще.

Они выпустили всего шесть ракет. А сколько всего было запущенно из их эскадры неизвестно. Но было понятно, что вполне достаточно, учитывая огромный вспухший от взрыва шар на месте когда-то бывшей боевой станции империи Арна.

Уничтожение всех имперских сил, расположенных в пустоте рядом с планетой, заняло всего сорок минут реального времени. Довольно быстро, хотя и не удивительно, учитывая огневое и численное превосходство атакующих сил.

— С орбитой закончили. Начинаем с планетарной обороной. Истребители и перехватчики пошли, — все так же комментируя происходящее сказала Кара. — Нам приказано отойти во второй атакующий эшелон. Высланы координаты для возможной высадки десанта.

— Перешли их Сивуру. — ответил Дастин, а через секунду сам связался с главным абордажником: — Начинай погрузку, бери всех, включая дроидов. Там похоже будет жарко. Координаты целей для атаки тебе перешлет Кара.

— Уже получил. Мы готовы, — и спустя через пару мгновений, по все еще включенному каналу, он услышал голос Сивура: — Всем приготовиться. Прикончим пару сотен имперских ублюдков. Смерти нет!

— Есть только странствия меж звезд! — донесся дружный ответный рев абордажников. Дастин кивнув, отключился. Похоже у рядовых никаких сомнений, по поводу цели пиратской атаки, не было.

Еще через полчаса боя, в котором их корабль почти не принимал участие (пара десятков залпов куда-то по поверхности планеты, вряд ли можно было назвать боем) пришло сообщение о начале высадки десанта. Противокосмическая оборона Лиры была полностью подавлена.

Впрочем, это было совсем не удивительно, учитывая, что пиратская эскадра состояла из почти девяноста кораблей. Не считая множества истребителей, перехватчиков и дронов. Против такой огневой мощи устоять было трудно.

— Они пошли. Забияки отстыковались и начали снижение.

Во времена прошлой службы во флоте империи, Дастин обычно не участвовал в реальных боях, потому что корабль, на котором он служил базировался на одной из центральных планет. И тем более он никогда не видел массированный десант на планету для ее полного захвата. Такие события не происходили на территории Содружества уже несколько сотен лет, со времен окончания эры «Экспансии» и прекращения межзвездных войн между отдельными государствами.

Поэтому он приказал искину подключить картинку с одного из Забияк на главный монитор и стал с большим интересом наблюдать за ходом высадки.

Кара так же отвлеклась от управления Корсаром и переложив функцию по удержанию корабля в определенной точке планетарной орбиты на Флинта, уставилась на экран.

однозначно было на что посмотреть.

Сотни истребителей, до этого заполонившие небо над Лирой, сейчас чуть отошли в стороны и снизились на еще более низкую высоту, уступая место порядка двумстам десантных ботов, устремившихся сверху на уже беззащитный мегаполис.

Их рывок был стремительным и неотвратимым. Защитникам нечего уже противопоставить атакующим. Оставалось только ждать их на земле и готовиться оборонятся сухопутными силами. Но при этом большая часть людей уже понимала и даже где-то смирилась с тем фактом что город уже потерян. Пираты, неожиданно напавшие на окраинный имперский мир разрушили своим появлением ощущение безопасности и защищенности не только у обычных жителей, но даже и у солдат.

Поэтому несмотря на не слишком большую многочисленность, достойного отпора на планете звездные странники так и не получили. Планетарные имперские силы были лучше подготовлены (у всех стояли соответствующие импланты и базы), лучше вооружены (стандартная армейская броня и оружие), но их дух был уже сломлен.

Самим фактом своего нападения, пираты уже показали, что нисколько не боятся имперскую армию и флот. И что они готовы воевать против кого угодно и не смотря ни на что. У защитников такого высокого воинского духа не было.

Так же, большую роль сыграла зловещая репутация космических разбойников, известная в обитаемой галактике любому разумному. Головорезами, нападающими из бесконечной звездной пустоты, пугали детей уже с самого раннего возраста. А ведь те же солдаты, тоже когда-то были детьми. И все их подзабытые страхи никуда не делись, даже когда они выросли и вступили в армию. Поэтому глядя на стремительно приближающие точки в небе, некоторые даже не стали ждать, чтобы их ожившие детские кошмары появились во плоти перед ними сейчас и бросив свои позиции бежали из города.

Империя слишком долго ни с кем не воевала…

— Мы на месте. Зашли внутрь и продвигаемся к главным серверам. Пока никакого сопротивления, — доложил Сивур через несколько минут, после высадки.

По плану им нужно было захватить один из пяти распределительных серверных центров, поддерживающих в городе (да и на всей планете) стабильную работу местной сети. Выведение ее из строя прервет связь и не позволит защитникам организовать грамотное сопротивление.

— Помни, начинать уничтожение только по сигналу. Взломщики сейчас потрошат некоторые счета в банках, имеющих авторизации в независимых банковских системах во Фронтире, — напомнил белокурому гиганту Дастин.

Пиратские специалисты и впрямь в настоящий момент занимались уводом части сетевых кредитов. Все украсть было невозможно, так как не все банки имели протоколы обмена данными для денежных переводов с теми, кто работает во Фронтире. Но определенная часть имела. И именно у них будут стянуты некоторые суммы.

— Да помню, помню, — ответил чуть ворчливо Сивур. — Кстати, тут никакого сопротивления не было. Так что мы осуществили захват намного раньше времени. Может нам куда-то еще наведаться?

— Секунду, — Дастин быстро вывел карту города на монитор и стал ее просматривать. Времени на преодоления охраны сетевого центра и впрямь отводилось намного больше.

— Одиннадцать кварталов на юг от вашего местоположения. Там расположена улица с несколькими ювелирными магазинами, — сказала Кара. Она тоже стала просматривать городскую схему, ища цели для их абордажников.

— Принято. Отметил точку. Оставляю тут десяток человек и пятерку Гекатов. С остальными выдвигаюсь по этому адресу.

— Давай, — разрешил Дастин. А что? Уничтожить оборудования хватит и десяти человек с дроидами. Не такое уж и сложное дело. Заработать лишнее тоже не помешает…

Нападение на Лиру прошло почти идеально. Город взяли под полный контроль и грабили в течении целых двенадцати часов, вывозя оттуда только самые дорогие и ценные вещи.

После, пытаясь вспомнить, что конкретно они делали на Лире в тот день, Дастину на ум всегда приходили их абордажники, которые выгружали из Забияк целые горы всевозможных ценностей. Драгоценности, кредитные чипы, какие-то другие дорогие безделушки, такрийские слитки, предметы искусства — все это даже не упаковывалось при вывозе. Просто лежало на полу Забияк, чтобы быть потом выброшенным в стыковочный коридор Корсара прямо на пол. И сразу же уход «разгруженного бота» за следующей партией.

Грабеж шел уже к концу и все корабли уже собирались уходить обратно в неисследованный космос, когда неожиданно на связь вышла лично Хлоя Азура и предложила всем капитанам напасть на еще одну систему. Отказавшихся на такое предложение не было. Нанеся напоследок массированный удар с орбиты по оставляемому городу (месть за

бомбардировки независимых миров, сотрудничающих со звездными странниками), эскадра прыгнула в полном составе в еще одну приграничную имперскую систему.

Где ситуация повторилась почти зеркально с той, что была на Лире. Так же были уничтожены корабли охранения, так же подавлена противокосмическая оборона и так же высажен десант на поверхность главного мегаполиса планеты.

Все было почти так же, за исключением того, что здесь команда Дастина все же понесла потери среди абордажников. На одной из улиц они нарвались на серьезное сопротивление, которое удалось сломить и развеять защитников только через полчаса активного боя. При этом были убиты пятеро рядовых и ранено еще четверо бойцов с Корсара. Ощутимые потери для их небольшой абордажной команды.

Впрочем, больше никаких происшествий не было и они совершенно безнаказанно покинули и эту систему.

Впоследствии оказалось, что одна пиратская эскадра, участвовавшая в антиимперском рейде, вообще умудрилась успеть захватить и разграбить три системы. Это был отряд кораблей под командованием Дюка Хага, бывшего офицера келианского флота, а теперь удачливого пирата.

Таким образом нападению подверглось целых семь периферийных планетарных систем. С общей суммой ущерба в несколько десятков миллиардов кредитов.

Это был ошеломительный успех. Такого не ожидала даже сама Хлоя Азура, организовавшая рейд. Империя дорого заплатила за свою дерзость и наглость.

Правда, теперь стоило ждать ответных шагов со стороны флотов империи, поэтому многие не торопились праздновать победу, а стали закупать как можно больше вооружения с оборудованием на своих старые корабли. Сдаваться без боя или улетать дальше вглубь космоса, желающих было мало.

Но все вышло не так, как боялись звездные странники. Император вместо ответного удара обрушил свой гнев на своих людей. Оказалось что, то нападение, которому подвергся сектор Д934 не было санкционировано официальными центральными властями. И всю ответственность за ответный пиратский ход, повесили на тех, кто все это заварил.

Короче говоря, пираты отделались легким испугом и полностью остались безнаказанными за свой налет. Что спровоцировало их на еще более активные действия, только уже не такими большими силам.

Уровень нападений на корабли Содружества в этом и близлежащих секторах ощутимо подрос. К старым пиратским кораблям присоединились десятки новых почти каждый месяц. Слухи о доходности этого «бизнеса» проникла даже глубоко на территорию Звездного Содружества и во Фронтир устремились многие тысячи авантюристов, желающих одномоментно разбогатеть. Причем иногда они приходили уже целыми небольшими эскадрами в два-три вымпела и образовывали на месте что-то вроде мини-кланов, со своими порядками и правилами. Что не нравилось многим старожилам, привыкшим жить по-своему. Возникали драки, перестрелки, иногда стычки переходили в целые корабельные сражения. И учитывая, что ветераны пиратского бизнеса были все-таки более привычны к такого рода противостояниям, как правило новички-приезжие быстро становились трупами, лишенные всех своих денег, оружия и кораблей.

Вскоре поток извне постепенно иссяк, так как люди поняли, что их не очень то и ждут на периферии. И что тут не достаточно иметь команду и корабль, чтобы всего через пару месяцев загрести в свой карман миллионы кредитов. А совсем даже наоборот — желающих отобрать твой корабль, перебить весь экипаж, а тебя самого «отправить прогуляться среди звезд», тут было весьма приличное количество. Поток любителей легких денег во Фронтире становилось все меньше и меньше. Пока со временем все полностью не стало на свои места. И пополнение пиратских рядов вернулось на свой прежний уровень.

Дастин с командой Корсара, заработавшие на самом крупном деле, в котором им до этого времени приходилось участвовать, порядка трехсот миллионов кредитов, так же продолжили свою деятельность в деле грабежа чужих судов.

Часть денег из полученной добычи была израсходована на обустройство базы на Тортуге. Часть выплачена команде корабля. Много ушло на проведение модернизации вооружения как рядовых бойцов абордажников, так и боевых дроидов.

Но самыми большими расходами пришлись на ремонт Корсара и полную замену всех передних орудий, в следствий повреждений полученных при неожиданном столкновении с несколькими марканскими фрегатами. Не известно, что именно они делали у торговой станции, набег на который планировали совершить Дастин и один из капитанов из клана Азуры, но среагировали они на атаку молниеносно.

Пиратам с трудом удалось уйти от метких и мощных обстрелов со стороны марканских вояк. Те отлично знали свое дело и влепили по появившимся в боевом порядке, парочке неопознанных кораблей, так сильно и быстро, что оба корабля с трудом завершили процедуру «экстренного прыжка» и свалили из оказавшейся такой негостеприимной системы.

Поэтому, от всех полученных денег за рейд, в конечном итоге, осталось не так уж и много, чтобы можно было думать о завязывании с делом, как это несколько раз предлагала сделать Кара.

А потом еще начались проблемы с этим хитрым выкидышем трасков — мэром Тортуги. Когда Дастин попробовал потребовать от него деньги, причитающиеся за прибыль с шахты неорина и продажи концентрированных пищевых наборов, он заявил, что заключал договор с капитаном Кастором Ризом и ничем не обязан Дастину Хамфу или кому-то еще. Мол, все деньги он сохраняет на отдельном счете и отдаст сразу же их своему владельцу, как только он появится на Тортуге.

В тот момент Дастин лишь скрипнул зубами и промолчал, ничего не став предпринимать. Потому что понимал, что насильственные действия тут явно не помогут. Да еще и не известно на чьей стороне окажутся абордажники, в большинстве своем являющихся выходцами с этой планеты. Так что пришлось смириться с наглостью Торлина.

Хотя злость на него Дастин сохранил. И при посещениях Тортуги предпочитал не видеться с ним лично, не желая провоцировать себя и его, не только на словесный спор, но и на возможную драку (желание врезать по вечно улыбающиеся морде мэра города у теперешнего капитана возникало каждый раз, как только он ее видел).

Тем неожиданее было сообщение с Тортуги от этого дельца (теперь на Корсаре и Тортуге стояли терминалы гиперсвязи — денег было много, надо же было на что-то тратить) с предложением срочно прибыть на планету. Никакой конкретики: что, зачем, почему. Просто — срочно прилетайте и все. И на обратные запросы с требованием разъяснить все более подробно приходил только тот же самый ответ.

Дастин заподозрил какую-то ловушку, но все же не мог не проверить, что там у них происходит, потому что как никак, слишком много людей из экипажа корабля были с этой планеты. Поэтому, не смотря возникшие опасения, пришлось туда лететь.

*****

— Так значит население у вас тут выросло? — я отхлебнул из низкого стеклянного стакана. В нем была тройная порция давно уже забытого мною крока. Одного из любимейших моих местных алкогольных напитков. Я его не пил с самого моего попадания на Таурел.

— И население выросло, и сам город вырос, и обрабатываемые поля увеличились, — кивнул Клей Торлин и тоже отпил из своего стакана.

Мы сидели с ним в баре посреди города, в котором больше полутора лет назад началось наше знакомство. Тогда помниться мы с Дастином и Сивуром прикончили тут охранников корпорации, которая подмяла под себя власть на тогда еще безымянной планете.

Время летит незаметно. Теперь и сам бар, и весь окружающий город поменялись кардинально. Лучшая обстановка, лучшие дома и здания, больше людей.

Вот что делает большой приток денег в ранее захудалый поселок на семь тысяч человек.

Теперь тут жило порядка сорока тысяч жителей, которые кроме сельского хозяйства и добычи неорина, вскоре планировали развить производство комплектующих деталей для сельскохозяйственных дроидов, автоматических систем добычи воды из земли и роботизированных комплексов орошения.

Своим прилетом тогда, я дал неслабый толчок для развития. А что будет теперь? После появления тут пяти тысяч новых людей и начала базирования на планете нового пиратского клана — «Вестники Смерти»? Скорее всего Тортуга получит еще более ускоренный прогресс.

По крайней мере, я на это надеялся.

В конце концов, если келианцы не обманут и я смогу действительно заручиться их поддержкой, то тут можно будет развернуть не один-два мелких завода с не слишком рентабельной продукцией, а целые производственные комплексы замкнутого цикла, выпускающие все что угодно. Начиная с обычной повседневной одеждой и заканчивая даже плазменными пушками.

Хотя насчет последнего — это наверное все же перебор. Так как, настолько сложные вещи изготовлять во Фронтире вряд ли кто захочет позволить и поэтому достать оборудование для этого у келианцев будет невозможно. Но можно будет затребовать что-нибудь другое. В конце концов взаимоотношения у нас с конфедератами будут взаимовыгодными. Я ведь буду получать все не на халяву, а за кредиты, хоть и по ценам ниже чем

на рынке Фронтира.

— Когда вы откроете снова счет? На ваш прежний не удается перевести средства — выводится сообщение, о ликвидации аккаунта, — спросил меня Торлин.

Я про себя чуть поморщился. Не удивительно, что счет был закрыт. После ареста и ментосканирования, все данные были извлечены из моей головы СБ империи и благодаря тому, что авторизация была анонимной, без привязки к конкретной нейросети, они без проблем сняли все мои деньги.

— Заведу, как только окажусь в пределах доступа сети.

— Так вы можете сделать это прямо сейчас, отсюда, — сказал мэр Тортуги и с гордостью добавил: — У нас теперь есть и местная сеть, и даже выход через гипертерминал в Галанет. Правда за это идет отдельная плата, но я вам дам свой канал бесплатно.

Я удивленно глянул на него и сразу же попытался это сделать. Спустя секунду я с удивлением обнаружил, что сеть действительно работает. Вот так вот. Тортуга теперь уже точно не какая-то «дыра». Таким макаром тут скоро и высотные здания на пару сотен этажей вверх появятся. Быстренько снова оформив себе анонимный банковский счет, я перебросил его номер Клею и уже через десяток секунд мне пришло уведомление о поступление новых средств. Открыв окно и поглядев на сумму, я с интересом снова взглянул на моего собеседника.

— Не знал, что торговля неорином и сухпайками может быть такой прибыльной.

— Неорин не главное. От него доход не очень. А вот пищевые наборы продаются просто превосходно. Из-за того, что в наш сектор в последнее время прилетало очень много кораблей с экипажами, а так же, после того имперского налета, когда некоторые планеты подверглись орбитальным ударам и схемы поставок продовольствия нарушились, наша продукция стала неплохо продаваться, — Клей Торлин чуть самодовольно улыбнулся.

— Сырья у нас много, тот мини завод, что вы тогда привезли работает с тех пор почти безостановочно. Каждый месяц мы выпускаем больше сотни тысяч суточных наборов и это приносит неплохую прибыль. Ровно половина от всего этого ваша. Как мы и договаривались.

Я кивнул и подумал, что когда все это начиналось никак не думал, что это предприятие когда-нибудь сможет принести мне три с половиной миллиона кредитов за полтора года работы.

Именно столько появилось у меня на счету несколько минут назад денег. Это впечатляло. Сидевший напротив меня мужчина явно неплохо разбирался в торговле. Его несомненно стоило привлечь к моим делам в будущем.

— Командир, сообщение с местной диспетчерской станции — на орбите корабль и от него отстыковался бот, который направляется вниз, — подошедший Карл Лери был полностью одет в келианскую военную броню, включая шлем и держал в руках штурмовую винтовку. Он смотрелся несколько чужеродно в зале бара.

Впрочем, я тоже был в броне, разве что шлем и перчатки были не надеты в настоящий момент. Так что мы оба в своих костюмах тут выглядели несколько ни к месту.

Но нам на это, понятное дело, никто не указывал.

— Похоже, наконец-то прибыл ваш корабль и бывшая команда. Не боитесь с ними встречаться?

Я чуть удивленно посмотрел на Торлина и усмехнувшись коротко ответил:

— Нет. С чего бы это?

— Ну не знаю. Просто в голову вдруг пришло. Вы ведь с ними долго не виделись. За это время многое изменилось — и вы, и они, — с извиняющей улыбкой ответил Торлин.

— Если я и изменился, то далеко не в лучшую сторону, — встав со стула я натянул перчатки на руки. — Так что, если вдруг кому-то и надо бояться, то точно не мне. До встречи, еще увидимся.

Направляясь к выходу, я одновременно стал раздавать приказы шедшему рядом Лери, получившему сотню людей под свое начало:

— Отправить три взвода к месту посадки бота. Оцепить район и быть готовым к любым возможным действиям, в том числе и враждебным. Всех остальных предупредить, что на орбите находится легкий боевой крейсер модели Мародер, с полным абордажным отсеком на борту.

Посмотрим, как изменилась моя старая команда за время моего отсутствия.

Глава 10

«Милитаризация марканского общества имеет глубокие исторические корни. Культ Воина, зародившийся на их материнской планете еще в незапамятные времена, до сих пор имеет огромное влияние в стране. Из-за чего марканцы несколько отличаются от других жителей Звездного Содружества», — из записок неизвестного путешественника.

Приближающийся орбитальный челнок и впрямь был келианским штурм-ботом модели Забияка. А значит, в случае каких-то непредвиденных действий мог доставить нам серьезные неприятности. Благодаря броне и двух импульсным пушкам на борту, с ним приходилось считаться на поле боя, даже на поверхности планеты.

— Неплохая машинка, — стоявший рядом Лери оценивающе смотрел на медленно опускающийся малый корабль.

— Неплохая, — согласился я. — Передай всем, чтобы были наготове. Мало ли что. Торлин прав — времени прошло много. Кто его знает, что там с моей бывшей командой.

— Есть, — Лери отвернулся в сторону и стал негромко что-то говорить по связи.

Окончательно сев, Забияка раскрыл боковую дверь и выпустил наружу шесть фигур. В большинстве которых я без труда опознал марканских боевых дроидов — Гекатов. Только вот в отличие от того времени, когда я был капитаном Корсара, сейчас у них серьезно прибавилось брони и вооружении. Похоже была проведена полная модернизация и они были повышены до тяжелого уровня модификации. Весьма неплохо.

А вот единственный человек среди небольшой прибывшей группы был мне незнаком. Точнее говоря, я не мог узнать его из-за того, что на нем был надет полный комплект брони, а голова гостя была скрыта за тяжелым тактическим шлемом.

Чуть подумав, я вышел из-за угла здания за которым мы с Лери стояли. Махнув рукой, чтобы он оставался на месте, я сам медленно двинулся вперед.

На мне не было шлема и узнать меня было очень легко даже издалека. Так что, это поможет выявить настроения прилетевших довольно быстро. Благодаря своему чутью на опасность, я смогу среагировать, опережая возможную атаку, а псионический щит поможет продержаться мне какое-то время, пока мои солдаты (которых тут было много) полностью не уничтожат врагов.

Со стороны пришельцев отделилась фигура и пошла мне навстречу. И уже шагов через десять, человек снял шлем и показал на свет улыбающееся довольное лицо со светлыми волосами на макушке. Сивур Вальгрен — главный абордажник на Корсаре.

— Ха, ха. Клянусь бескрайней бездной, это же капитан Кастор Риз, — прибавив шаг, беловолосый гигант приблизился ко мне и с чувством протянул руку. Хотя похоже у него было желание обнять меня, но из-за въевшийся дисциплины, бывший полковник армии республики Кратия, не позволил себе такой вольности.

Пожав его руку в ответ, я немного улыбнувшись спросил:

— Как дела на корме, Сивур?

Абордажный отсек находился в задней части легкого крейсера и мой вопрос касался не самого корабля, а его бойцов-абордажников.

— Неплохо, капитан. Гоняю своих по полной программе, чтобы всегда были наготове, — Сивур улыбался во весь рот и явно действительно был рад меня видеть. По крайней мере никаких предчувствий по поводу возможных враждебных действий, я пока не ощущал.

— Где ты был все это время, во имя всех богов?

— Далеко, очень далеко и в весьма неприятных местах. Но об этом долго рассказывать. Лучше ты скажи: были какие-нибудь потери за время моего отсутствия? — спросил я. Вообще было понятно, что за полтора года кто-нибудь из абордажников погиб, без этого обычно не обходилось не одно дело. Но спрашивая об возможных погибших, я в первую очередь имел в виду офицеров команды. И похоже Сивур меня прекрасно понял:

— Нет. Только несколько рядовых бойцов. Да и то, у нас подобная статистика намного лучше, чем у других команд. Благодаря новому принципу набора людей и оснащению их отличными базами и вооружением, который ты внедрил, потери у нас как правило небольшие. Иногда вообще без них обходимся или ограничиваемся раненными.

— Это хорошо, — я удовлетворенно кивнул.

Мое тогдашнее решение отказаться от схемы набора обычного мяса в Свободных портах в абордажный отсек, как обычно делают большинство пиратских команд, было весьма необычным. Но похоже оно неплохо зарекомендовало себя.

— Я сообщу на корабль о твоем прибытии. А то мы там подумывали о ловушке или чем-то подобном, когда неожиданно пришло сообщение с

Тортуги от Клея Торлина, чуть ли не с приказом лететь сюда. Но теперь я вижу, что оно было полностью оправданно.

Сивур никуда не отходя, стал связываться с Корсаром и передавать сообщение о моем появлении здесь. Через несколько секунд пришел ответ, что весь корабль скоро приземлится на поверхность.

А я, глядя на главного абордажника и его радость от встречи со мной, думал, что мое подозрительное отношение к моему бывшему экипажу было не слишком обоснованным. Оно появилось сразу же после слов Клея Торлина об произошедших изменениях в них. Похоже, скривленное лицо, при упоминании Корсара и его нынешнего капитана, было результатом их не слишком хорошего отношения друг с другом. Что вылилось в его замечание по отношению к экипажу Корсара при разговоре со мной. Интересно, что у них тут случилось? Терпеть разногласия среди своих людей (а их я уже считал своими) я был не намерен. С этим обязательно нужно было позже разобраться.

А потом была грандиозная пьянка, в которой участвовали почти все прибывшие со мной люди, жители Тортуги и конечно же экипаж моего бывшего корабля.

Встреча с которыми, оказалась более чем теплая, учитывая наше с ними общее прошлое и род деятельности которым мы занимались. Но кто сказал, что у пиратов не может быть друзей? Наоборот, в среде звездных странников держаться своих было весьма распространенной практикой, которая показывала свою эффективность на протяжении многих столетий. Даже Вэла Найтли, увезенная мною насильно с научно-исследовательской базы одной келианской корпорации после налета на нее, и та, с улыбкой пожала мне руку и сказала, что рада, что со мной все в порядке. Судя по трущемуся все время рядом с ней Даффи Кавана, она вполне неплохо влилась в экипаж и нашла там себе новую любовь.

Дастин, который подходил ко мне одним из самых последних, в отличие от Сивура не стал сдерживаться и обнял меня, слегка похлопывая по спине. А потом неожиданно прошептал мне на ухо извинения.

Я не стал уточнять за что он просит прощения, так как понимал его. И собственно говоря, я нисколько не был против того, что после моего исчезновения он взял власть в свои руки и смог сохранить корабль и всю команду в целости. Было бы намного хуже, если бы они продали Корсар, поделили деньги и разбежались бы по другим командам. Так что все закончилось более чем хорошо в конечном итоге.

О чем я и сказал Дастину, впоследствии, на празднике.

Столы были собраны на территории базы, на главной улице города, в некоторых отдельных дворах частных домов. Короче говоря, гулянья были, не побоюсь это слова — планетарного масштаба, учитывая то, что Тортуга был единственным поселением на планете. Уверен, раньше такого здесь никогда не было.

Мой рассказ о полуторагодичных приключениях вызвал настоящий ажиотаж среди моих бывших соратников. Особенно моя одиночная эпопея на планете Таурел, имеющая у себя отвратительный климат и к тому же населенная одними из самых опасных хищников в обитаемой галактике. Умение выжить в таком месте на протяжении нескольких месяцев, определенно произвело впечатление на всех присутствующих.

Даже на моих соклановцев с Девятки, которые до этого не слышали об этом отрезке моей жизни.

— Прошу минуту внимания, — Андреас неожиданно поднявшийся с места сначала не привлек к себе внимание. Только после того, как один из Гекатов, невесть как оказавшийся в большом складе-ангаре где мы праздновали, вдруг издал какой-то полурев-полустон, заставив мгновенно смолкнуть гул разговоров.

— Спасибо, — как ни в чем не бывало продолжил штатный взломщик и спец по дроидам. — Я хотел бы сказать, что очень рад, возвращению нашего былого вожака. Потому что не смотря на мою любовь и уважение к нынешнему капитану, — тут Андреас направил кубок в сторону Дастина и чуть кивнул головой, — капитан Риз, был более дерзким и удачливым лидером звездных странников. Не говоря уже о том, что именно он, указал нам дорогу, по которой мы все идем уже столько времени. Этот путь незаконный и опасный, но лично я рад, что однажды повстречал этого человека…

Тут раздалось несколько криков с предложением укоротить свою речь и вернуться к продолжению банкета.

Что поделать, за столами сидели отнюдь не сливки общества из цивилизованных миров, готовых выслушивать длинные монологи и при этом еще делать вид, что им интересно, что там человек говорит.

Эти ребята были попроще. Краткость тут ценили так же, как и действия строго по делу. Слушать пустую болтовню никто не хотел, ведь их ждала куча еды и выпивки на столах.

— Короче говоря, — сказал Андреас, поняв, что еще немного и в его сторону могут полететь некоторые куски еды, если он не закруглит свой тост, — я рад что капитан Риз снова с нами. Но вижу, что он одет не совсем правильно. Поэтому я решил исправить это.

При последних словах вновь появился марканский боевой дроид, который в этот раз направился в моем направлении. Приглядевшись, я понял, что на вытянутых вперед руках, он несет ко мне черный плащ.

Встав из-за стола, я сбросил короткую куртку, в которой сейчас был и надел принесенный плащ.

Он отлично подошел мне, как будто был сшит специально для меня. Проведя рукой по бокам, ощущая чуть волнистую черную кожу, я почувствовал вернувшимся домой из долгого странствия путешественником. Ведь, как не посмотри, а эта планета и эти все эти люди стали для меня самыми близким и даже родными в этом мире. И я был чертовский рад, что снова очутился здесь среди них.

Подойдя к столу, я поднял металлический кубок с кроком над головой и вместо слов благодарности проревел на все помещение:

— Смерти нет!

Люди, сидящие за многочисленными столами, среди которых были, как члены экипажа Корсара, бывшие опытными пиратами, так и беглецы с Девятки, уже знавшие некоторые из обычаев звездных странников, почти синхронно встали со своих мест и подняв свои бокалы с кубками, дружно прокричали в ответ:

— Есть только странствия меж звезд!!!

Выпив свой бокал до дна, я снова уселся на свое место, но уже в моем новом плаще. Праздник продолжил свое течение дальше…

Утро у меня было слегка болезненным по части страдании от выпитого в предыдущий вечер и весьма удивительным от того, кого я обнаружил в своей постели.

Там находилась Кара Альверо и судя по тому, что на ней и на мне не было вообще никакой одежды, можно было однозначно утверждать, что провели мы с ней ночь, явно не играя в крестики нолики или за какими-нибудь душевными разговорами.

Покосившись на лицо с закрытыми глазами, я попытался вспомнить как так получилось, что вчерашний вечер у нас с ней окончился постелью.

Но к сожалению, на ум приходили только какие-то обрывки. Мы вроде бы пили, разговаривали, потом опять пили, а после вроде бы даже танцевали. Или танцы мне уже приснились? Хотя с чего бы мне сниться, как я танцую с Карой? Видимо, что-то такое и впрямь было.

Да. Неплохо вчера погуляли. Оказаться в постели с ней было весьма неожиданным. Похоже я вчера здорово перебрал. Как, впрочем наверное и она.

— Уже проснулся? — виновница моих раздумий приподняла голову с подушки и посмотрела на меня. В ее взгляде не было заметно смущения и легкой растерянности, которые скорее всего сейчас были видны в моих глазах. — Не стоит переживать об этом. Мы ведь с тобой не подростки. И отнюдь не влюбленная парочка. Ночь была неплохой, но это отнюдь не значит, что мы с тобой должны заводить отношения из-за этого.

Встав с кровати и набросив на себя только одну длинную футболку, Кара отправилась в направлении душевой.

— Неплохой? — признаться честно меня немного задела эта ее фраза.

— Ха, ха, — короткий смех, донесшийся из ванной комнаты, показал, что она расслышала мой негромкий вопрос, заданный скорее себе, чем ей. — Не смотря на то что ты отличный капитан и лидер, ты все же типичный мужик, Кастор Риз. И да — у меня были ночи, которые были намного лучшей этой.

В удивлении посмотрев на так и не закрытый дверной проем, откуда шли звуки работающего душа, я покачал головой — не знал, что мой бывший бортовой корабельный инженер имеет столь язвительный характер. Такого за ней раньше не замечалось.

Милосердие ни к месту? Да. Сострадание к возможным гражданским жертвам? Да. Переживания за них? Несомненно.

Но вот таких колких замечании я от нее до этого момента еще ни разу не слышал.

Ладно, об этом сейчас некогда было думать. У меня снаружи находилось чуть меньше пяти тысяч человек, которых нужно было чем-то занять и где-то их разместить. А потом стоило подумать над властной структурой клана и разбивкой всех людей на подразделения и наведения дисциплины. Ведь что ни говори, а вся эта толпа, не смотря на ни что, только совсем недавно вырвалась с планеты-тюрьмы.

— Значит все в порядке? — я быстро стал искать свою одежду и одеваться. Нужно было приниматься за дела. На любовные игры у меня времени точно не было.

— Да. Несомненно. Не забивай себе голову, — донесся из ванной голос Кары.

Кивнув в пустоту и ничего больше не сказав, я вышел из комнаты, а затем и из дома.

Ночь я провел, как оказалось, в доме Кары, который она себе построила на Тортуге.

Идя по небольшой улице, вплотную примыкающую к пиратской базе, где находились посадочные площадки для кораблей и другие строения, я обратил внимание, что в отличие от моей первоначальной задумки по размещению жилых модулей для проживания команды отдельно от города, не осталось и следа.

Вместо временных пристанищ, сооружаемых как правило на новых неосвоенных планетах для колонистов на два-три года, были возведены целые одно-двух этажные дома, которые простоят несколько десятков лет. Все они, хотя и находились чуть в стороне от основных улиц Тортуги, но все-таки были в пределах городской черты и образовывали своим расположением небольшую г-образную улочку, которая почти соприкасалась с забором, ограждающим комплекс. Который кстати, тоже кардинально отличался от того, что мы когда-то давно с Диной Хантри чертили на ее персональном компе.

Отличия были в качестве построек, в их количестве и в общей площади застроенного пространства.

Не смотря на то, что жилых модулей не было, большая часть территории базы была заставлена различными легкими металлопластиковыми строениями, по всей видимости в большинстве своем выполнявшим роль складских помещений.

Другая часть помещений была возведена более основательно. Несколько зданий вплотную примыкающих к скалам, где полтора года назад строительные дроиды выжигали специальными плазменными насадками пространство для размещения аппаратуры слежения и управления стационарными пушками с ракетами противокосмической обороны, были возведены из металлопласта особо прочного состава, который имел срок годности как минимум в сто стандартных лет.

Такое я тоже не планировал. Должно быть в этом также была проведена коррекция по сравнению с первоначальной схемой застройки базы. Лично я предполагал все системы спрятать под скальные породы для более лучшей защищенности.

— Привет, капитан, — подошедшая Дина Хантри не смотря на вчерашнее празднество выглядела сейчас бодрячком. Лицо свежее, выспавшееся, весело улыбается. Может она в отличие от меня вчера не напивалась?

— Привет, — я кивнул головой.

— Смотрите на то, что мы тут понастроили? И судя по тому куда обращен ваш взгляд, вы наверное недоумеваете по поводу того, почему вместо того чтобы и дальше углубляться в скалы, мы возвели несколько зданий рядом.

— Есть такое дело, — согласился я и снова кивнул, а потом вопросительно уставился на свою собеседницу.

— Дело в самих этих скалах. Когда мы начали проводить застройку дальше, то при более тщательном исследовании выяснилось, что при образовании большего количества пустого пространства в этой гряде, может спровоцировать обвал всех помещений. Было необходимо вырезать новые помещения на более дальних расстояниях друг от друга. Что в конечном итоге потребовало бы больше средств и усилий. Только проведение внутренних коммуникации влетело бы в не один миллион кредитов. И при этом, все равно площадей бы хватило бы с большим трудом. Так что, после консультации со специализированным инженером-строителем и архитектором, ориентированными на работы с возведением именно подобных объектов, было принято решение о строительстве отдельных зданий снаружи, — главный техник Корсара подошла ко мне и активировав на ручном компе голопроекцию показала мне новый план-схему. — Я могу сбросить вам по сети, если хотите.

Я хотел. Знать расположение своей собственной базы мне было необходимо.

— А что там с вооружением и оборудованием? — я распаковал пришедший пакет и заметил, что помимо плана базы, в нем было еще два файла.

— Тут тоже были проведены изменения, — посмотрев на мой сфокусировавшийся на ней взгляд и поняв, что я закрыл все окна на внутреннем экране, блондинка-техник начала сама вводить меня в курс дела. — В отличие от мобильного реактора, который оказался вполне даже ничего в плане выработки энергии для всего размещенного здесь оборудования, станция слежения, как и ракеты были заменены. Вместо той, что мы вывезли с той колонии корпорации Хирото, сюда был установлен целый комплекс аппаратуры. В частности, келианский локатор «Халеб 101» позволяет теперь контролировать почти все околоорбитальное и атмосферное пространство на этой половине планеты. Обнаружение любых кораблей гарантировано в течении всего нескольких секунд после попадания их в сферу работы локатора.

— Даже с включенными маск-полями? — с небольшой усмешкой спросил я.

— Смотря какой генератор маскировочного поля стоит на корабле, — совершенно серьезно стала отвечать Дина. А ведь я просто хотел пошутить. Меня честно говоря весьма впечатлило то, что тут было проделано.

— Кроме того тут был установлен новый имперский военный комплекс прицеливания и сопровождения целей «Око стража». Благодаря ему мы теперь намного лучше сможем в случае атаки сбивать врагов. В связке с новыми средними ракетами «ХАН-09» класса «поверхность-корабль», имеющим большую дальность и намного более мощный боезаряд, процент поражения летящих целей в настоящее время достигает до семидесяти процентов. Даже при учете активного противоракетного противодействия. Плюс ко всему, к тем пяти П9, которые были здесь раньше, были добавлены еще пять таких же орудий. Так что можно смело сказать, что при необходимости мы сможем защитить планету от вторжения извне.

Я сделав на лице подобающее выражение, обозначающее уважение ко всему сказанному, медленно покивал головой. Судя по довольному виду Дины, она сама принимала участие в проведение всех работ и очень гордилась конечным результатом.

Ее можно было понять. Для планетки, имеющий у себя миниатюрную колонию с населением в несколько десятков тысяч человек, такая противокосмическая оборона была весьма впечатляющей. Против целой полновесной эскадры она, понятное дело, не выстоит. Но двум, может даже трем эсминцам или усиленным корветам, тут точно дадут по зубам так, что соваться на поверхность они после уже не захотят.

А я еще вчера удивлялся, на заявление Дастина по поводу того, что деньги с рейда по окраинным имперским мирам уже почти закончились. Понятно куда они были потрачены. Все это точно влетело в копеечку, по части затрат.

Правда, он еще говорил что-то про капитальный ремонт Корсара. Что-то там с марканцами связано. Или с келианцами?

Черт. Не помню ничего.

Вот если бы у меня стояли импланты на развитие интеллектуальных характеристиках, то такой проблемы у меня бы не было. Потому что, в отличие от последствий чрезмерных возлияний в части головной боли и вообще любой части тела, которых у меня почти и не было (небольшая утренняя слабость прошла еще до того, как я натянул на себя штаны), память по поводу вчерашних событий у меня работала не так хорошо.

— Кстати, — я положил руку на плечо Дине и неторопливо пошел с ней в сторону посадочной площадке, — ты ведь внимательная девушка и подмечаешь многое из происходящего в округ. И друзей у тебя много среди команды. Так ведь?

— Наверно, — брови техника чуть недоуменно сошлись на переносице. Она не понимала к чему я веду.

— Что в экипаже Корсара говорят про мое внезапное возвращение? Может кто недоволен этим? Вчера Дастин сказал, что рад мне. Но ведь ты знаешь, как иногда бывает. Человек вроде говорит что-то, но на уме у него на самом деле совершенно другое. Я не хочу, чтобы между всеми нами вырастала стена недопонимания.

— Капитан, я уже не маленькая девочка, — Дина остановилась и серьезно посмотрела на меня. — До Корсара я успела побывать на многих кораблях.

И опыта общения среди пиратов у меня предостаточно. Вы боитесь бунта?

— Боюсь? — я задумчиво посмотрел на видневшийся в паре сотен метрах впереди Корсар. — Нет я не боюсь бунта.

— Понимаю, — понятливо кивнула сообразительная девушка-техник. — Под вашим командованием сейчас несколько сотен солдат, для которых даже наши подготовленные абордажники вместе с боевыми дроидами не являются сильным противником. Вы при желании сможете раздавить тут любое сопротивление.

— Могу, — согласно кивнул я. — Но устраивать массовое побоище — это не слишком хороший ход. Лучше ликвидировать отдельные деструктивные элементы, чем разрушать всю конструкцию.

— То есть, вы в случае чего сможете убить Дастина или кого-то еще?

Я молчал и ничего не отвечал на последний вопрос Дины Хантри. По большей частью потому, что и сам не знал точного ответа на это.

Убить Дастина, Сивура, еще кого-то, кто захочет вдруг встать у меня на пути? Не знаю. Это был очень сложным вопросом.

Хотя я точно знал, что никому не позволю завладеть Корсаром. Это был мой корабль и ни с кем им делиться я точно не буду. Пока он был мне очень нужен и увести его у себя я точно не позволю. Да и база на Тортуге вместе со всем городом по большому счету были моим детищем. Отказываться от которого я так же не собирался.

Не дождавшись ответа, главный корабельный техник сказала:

— Знаете капитан, а вы действительно хороший лидер звездных странников, — она говорила очень серьезно. — Именно такой и нужен для пиратов — решительный и не боящийся жестких решении. Я и раньше это знала, но сейчас убедилась в этом окончательно. Это весьма хорошие качества для нашей «профессии».

Я усмехнулся на короткую речь девушки-спеца.

— По поводу недовольств — можете не волноваться, — продолжила говорить она. — Дастин, на самом деле не очень-то хотел становиться лидером. Не его это. Такое заметно сразу. Так что, полагаю, что он скорее всего, действительно рад вашему возвращению. Ведь груз по поводу судеб множества людей сброшен с него на другого человека. А другие и подавно рады, что вы вернулись. Лично я так очень. Уверена, что дальше у нас будет много интересного впереди.

— Ну, я тоже на это надеюсь, — я снова несильно хлопнул по плечу Дине, а затем сказал: — Спасибо за сказанные слова. Мне было приятно это слышать. Особенно от тебя.

Дина довольно улыбнулась.

— Я сейчас направляюсь на Корсар, так как мне надо кое-что обсудить с Вэлой Найтли. Судя по сообщению от нее она сейчас на борту, — я действительно несколько минут назад скинул ей по сети (да здравствует добыча с имперских планет, позволившая установить здесь местную сеть) сообщение с предложением встретиться для обсуждения одного важного вопроса и получил почти мгновенный ответ на него. — Но перед расставанием я хочу, чтобы ты занялась вопросом возведения жилья для вновь прибывших людей. Их больше пяти тысяч и жить в складских помещениях или вообще под открытым небом они, ясное дело, не могут. Надо как-то решать этот вопрос.

— Есть, капитан. Я все сделаю. Подготовлю чертежи возможных временных домов. Которые можно было соорудить за приемлемое время.

— Отлично.

Кивнув на прощание, я прибавив шаг, направился в сторону корабля. Нужно было в срочном порядке устранить проблему с внедренным устройством отслеживания НейроКом, которую мне установили вместе с новыми имплантами на научной станции. Эту штуку надо было вытащить как можно скорее.

Доктора я нашел там, где и ожидал увидеть — в медицинском отсеке Корсара. Она что-то делала, стоя у одной из медкапсул.

Поприветствовав ее, я рассказал ей о своей проблеме с неизвестным устройством, установленным мне на станции НейроКом. И что необходимо провести операцию по извлечению оного у меня из организма.

Положив меня в медкапсулу, Вэла начала процедуру полного сканирования. Которая закончилась уже через несколько минут. Неужели они и сюда умудрились поставить новое оборудование? Признаться, честно, я слабо помнил какие медицинские капсулы были на корабле при мне, да и вообще все оборудование здесь. Знаю, что лишь, большую часть мы вывезли в качестве трофеев с келианской научной станции. Но вот, что именно там было я понятия не имел.

Спросив про скорость обследования и поинтересовавшись по поводу апгрейда медтехники, я узнал, что сюда ничего нового не покупали, так как в целом качество того что уже стояло, было вполне приличным. А скорость сканирования была обусловлена настройками, которые ввела в начале док.

Она конкретно знала, что искать. И надо отдать ей должное — довольно быстро нашла.

— Есть. Передатчик обнаружен. Он подключен только к имплантам. И если судить по полученным данным, его основная функция была следить за их работой и потом раз в несколько дней посылать куда-то инфопакет с собранной информацией. Он довольно маломощный и до орбиты бы точно не достал. Так что могу предположить, что для дальнейшего пути, использовался какой-то ретранслятор или усилитель на самой планете. Чтобы дойти до станции наверху. Сам бы передатчик такого не сделал.

— Понятно, — такое вполне могло быть. Размещение на поверхности Девятки оборудования для наблюдения за подопытными было вполне возможно.

— Чтобы провести процедуру по его удалению, необходимо вас ввести в сон. Мне приступить прямо сейчас?

— Да. Давайте. Вытащите из меня эту штуку.

Все прошло без неожиданностей и неприятных последствий. Уже через полчаса, после того, как я появился в медотсеке, я выходил оттуда с полностью извлеченным посторонним устройством. Так же док взяла некоторые образцы моего организма и пообещала провести их обследования на предмет проведенных модификации. Ведь что ни говори, а возможность неожиданных последствий в будущем все же существовала. Яйцеголовые из НейроКом имплантировали мне отнюдь не серийный продукт, прошедший многократную проверку на практике с другими людьми. Черт его знает, как эти экспериментальные модули-импланты будут вести себя дальше. Может они уже начали разрушать мое тело, только я пока об этом еще не знаю.

Выбросив на время из головы мысли про возможные неприятности со здоровьем, я направился на встречу с Риком Сандерсом. Вновь прибывшими клановцами в основном занимался он.

Я связался с ним и пригласил прийти к Корсару. Разговор по сети был хорош для кратких бесед, а для основательного обсуждения лучше было находится лицом к лицу.

— Как настроения у людей? — первым делом поинтересовался я, как только бывшая правая рука главы старого клана Вестников Смерти подошел ко мне.

— В целом положительное. Людям понравилась планета, здесь хорошая погода и приятная обстановка.

— Это хорошо, — я пошел в направлении строении, где располагался командный пункт базы и откуда осуществлялась вся оборона планеты. — Но они должны понять, что порядки здесь будут такие же строгие, как и на Девятке. Какого-то беззакония я тут не собираюсь терпеть. Наказания за возможные преступления должны быть такие же жесткие, как и на прежнем месте. Мы должны поддерживать дисциплину среди людей. Даже жестким путем.

— Я понимаю, — согласно кивнул Сандерс. — Вообще, я бы посоветовал разбить людей на группы и начать проводить отбор по различным квалификациям. Или ты хочешь сделать из них всех солдат?

— Нет, конечно же нет, — я отрицательно покачал головой. — Куда нам столько бойцов? Кроме членов экипажей кораблей, нам понадобиться множество других специальностей. При условии развития здесь какого-то производства, для этого так же будут нужны люди с соответствующими профессиями. Вообще, думаю, что нам не помешает провести общее собрание командиров и офицеров. Обсудим дальнейшие действия вместе.

— Неплохая мысль. Надо четко составить властную вертикаль, чтобы было понятно кто чем занимается и кому подчиняется, — поддержал мое предложение Сандерс. — Я могу разослать приглашения по сети уже сейчас.

— Давай. Пусть подходят в центральное здание на базе, — я указал рукой на двухэтажное строение с серыми стенами, вплотную примыкающее с высокой скале. — Я вчера мельком уже осматривал его, там есть одна вполне удобная комната для подобных собраний.

Молча кивнув, Сандерс остановился и его взгляд стал расфокусированным результат работы по внутреннему меню нейросети.

Не став его ждать, я направился дальше. Перед тем как все нужные люди соберутся, наверняка, пройдет не меньше получаса. Это время я рассчитывал потратить на более детальный осмотр центрального пункта управления. Где в одной комнате помещались диспетчерская с пультами управления противокосмической обороны. Все-таки в подобных местах, оборудованных такой хорошей аппаратурой мне бывать еще не приходилось.

Ох и не зря они потратили на это такую кучу денег. Будь я на месте Дастина, то скорее всего поступил бы схожим образом. Не в плане размещения строений и домов, а в плане закупки средств планетарной защиты. Древний земной принцип — мой дом — моя крепость, лично мне казался на сто процентов оправданным. А Тортуга на этот момент и становилась моим домом. Центральный пост был очень впечатляющим, хотя и не слишком большим по размеру. Здесь находилось всего три человека, постоянно следящие за околопланетным пространством. Поглядев, как они тут работают и немного поговорив с ними, я направился на общий сбор.

— Слишком много людей. Мы не сможем всех прокормить, — Клей Торлин уже третий раз упоминал про недостаток пищи на совещании и меня его настойчивость в этом вопросе начинала уже утомлять. Говорить так о планете, основным видом деятельности которой было сельское хозяйство и производство концентрированных пищевых наборов, было весьма странным делом.

Хотя, я понимал причины этого — он не хотел упускать прибыль от перенаправления продуктов с продажи во внешние миры, на прибывших гостей.

— Да ты просто жадничаешь делиться изготовленными пищевыми пакетами,

— подтверждая мои мысли сказал Дастин. В его голосе было слышно презрение воина к торгашу, цепляющемуся за каждый возможный упущенный кредит.

Я уже знал о причинах их разногласий и надо сказать признавал правоту в той ситуации все-таки мэра Тортуги. Ведь договор мы с Клеем Торлиным заключали только между собой и на покупку мини завода по производству пищевых концентратов я потратил свои личные деньги, а не общекорабельные. Учитывая мое отсутствие, никаких прав у Дастина или у кого-то еще на доходы от этого не было.

Такая же ситуация был и с шахтой неорина. Там доходы делились так же пополам только между мной лично и главой поселения.

О чем я и сказал позже Дастину и попросил-приказал перестать собачиться с главным человеком Тортуги.

Но судя по последнему замечанию, мой бывший второй пилот все еще злился на оборотистого градоначальника.

Ладно, неважно. Со временем думаю все пройдет. Выступать в роли примирителя во всех спорах я не собирался. Не маленькие дети, сами помирятся в конце концов.

— Ни прокорм вновь прибывших, ни их пребывание здесь не обсуждаются,

— в зародыше прекращая перепалку сказал я и обвел всех присутствующих взглядом, задержав его особенно долго на главе Тортуги. — Сейчас мы обсуждаем, как именно их здесь разместим. Какие дома будут построены, где они будет расположены и чем люди на ближайшее время будут заняты. Это ясно?

Я дождался кивков от всех находящихся в большом зале (всего их тут было около двадцати человек, большая часть которых, понятное дело была из бывших заключенных Мира Страданий номер 9) и затем продолжил:

— Вообще-то говоря, учитывая такой приток людей, думаю будет логичным расширить городскую черту и возвести еще пару улиц, где и будут жить новые жители Тортуги. А по поводу возможных расходов могу сказать, что все это точно окупиться. Здесь будет развернуты различные производства, которые будут приносить хороший доход. Так что, в конечном итоге выиграют все.

— Совет клана будет? Как на Девятке? — спросил Лео Старк. Он, как и Карл Лери, получил повышение и теперь стал одним из командиров-офицеров клана.

— Будет. Принцип обсуждения проблем и принятия решении останется, — я действительно нисколько против этого не возражал. Как говорили на Земле — одна голова хорошо, а две лучше. Тут будет даже не две, а намного больше голов. Хотя окончательное слово будет, конечно же за мной. — И кстати, по поводу объединения экипажа Корсара и людей Девятки. Думаю, что эмблема будет так же объединена. У Вестников был незаконченный треугольник, а у звездных странников — череп с двумя бластерами. Полагаю, что поместить череп в треугольник будет неплохой идеей. Возражения есть?

Возражений не было.

Единый знак был на мой взгляд довольно важной вещью в плане приобщения людей к единому коллективу. Даже на подсознательном уровне, люди видя у кого-то незнакомого такой же рисунок на броне (или корабле) будут чувствовать, что это свои. И что все они находятся по одну сторону.

Учитывая количество людей это было довольно важно. Узнать всем друг друга лично просто физически нереально.

— Следующий вопрос — это проверка на интеллектуальный уровень и установка всем, у кого еще нет универсальной нейросети. Этим займутся Вэла Найтли и Рик Сандерс. Я знаю, что у нас много солдат. Намного больше чем нам нужно. Поэтому следует провести разъяснительную работу по поводу того, что нахождение на планете и работа, скажем обычным техником, будет так же хорошо оплачиваться. Но при этом риск быть убитым у человека будет значительно меньшим, чем у тех, кто войдет в абордажные команды.

— Можно сформировать что-то вроде планетарных сил. Пусть они будут выполнять роль защиты Тортуги на поверхности и вместе с тем полиции. Закачаем им соответствующие базы и вперед, — выдвинул предложение Сивур.

— Неплохая мысль. Некоторые из воинов Вестников Смерти выполняли подобную работу в городах на Девятке. Правда там наказания за преступления были весьма жестокими. И признаться честно, это было довольно неплохо. Но Кодекс законов мы, конечно же немного переработаем. Расстрел за кражу все-таки будет на Тортуге перебором. В отличие от Девятки, отсюда можно улететь. И как бы люди попросту не разбежались при введении подобных жестких правил.

Дальше пошло обсуждение законов и видов наказания на планете за различные преступления. По большому счету многие выступали за вариант имперского уголовного законодательства. Как бы это ни странно прозвучало, учитывая, что почти все здесь пострадали от этих самых законов. Но в большинстве своем так же люди, которые здесь были, в прошлом являлись гражданами империи Арна и считали, чем и было обусловлено заявленное предпочтение.

А вот я был против этого. На мой взгляд нам лучше подходили марканские законы. Которые были намного строже имперских, хотя и не такие, как были на Девятке. Золотая середина, которая идеально подойдет для нашего полувоенизированного, полукриминального сообщества.

В конечном итоге было решено, что обычные жители будут жить по слегка скорректированному своду имперских законов, а вот внутри самого клана Вестников Смерти будет действовать Кодекс, основанный на марканском варианте.

Было обсуждено также введение налогов для всего населения. Тут также были различия. Если обычный гражданин платил двадцать процентов в казну клана, то член Вестников только десять, если имел свое собственное отдельное дело (мало ли, может и такое будет в будущем). И при этом никаких других поборов и сборов. За исключением торговой пошлины, которая впрочем, скорее всего, еще не скоро будет установлена. Так как крупных фирм и предприятий, занимающихся межпланетной торговлей пока тут не было. За исключением продажи неорина и продуктовых наборов, и завоза сюда частными лицами различных предметов для себя, никакого больше движения товаров на Тортуге в настоящее время не было. А обкладывать налогами свои же предприятия или покупки обычных людей, я считал глупой затеей.

Но то, что подобные пошлины обязательно будут нужны в будущем я был стопроцентно уверен. Тортуга обязательно вырастет в независимую систему, может и не слишком мощную, но достаточно сильную, чтобы иметь крупную торговлю с окружающим миром и способную за себя постоять.

— Возведением жилья для новичков будут заниматься Дина с Карой, — я кивнул на двух девушек, сидящих недалеко друг от друга. На мое замечание обе молча кивнули, принимая задание.

Это был первый раз, когда я взглянул на Кару, после сегодняшнего утра и судя по ее спокойному ответному взгляду и поведению, ее утренние слова «вести себя по-взрослому» исполнялись ей самой неукоснительно. Что меня очень радовало. Вести какие-то любовные разборки меня, ну совершенно не прельщало.

— Все это хорошо, но нам необходимы все же деньги для всех этих преобразований. Те же новые базы новеньким, импланты, нейросети. Все это необходимо купить. А денег на это в общей казне сейчас нет. Надо выходить в пустоту за добычей, — очень верно подметил Дастин. Другие одобрительно закивали. Даже новоявленные командиры Стар и Лери, не смотря на то, что еще не были настоящими звездными странниками, поддержали идею Дастина. Необходимость денег понимали все присутствующие.

— Верно. Деньги нужны. Как и нужны дополнительные корабли и команды на них. Ведь одним Корсаром теперь мы ограничиться не можем. Слишком много у нас людей сейчас, — начал отвечать я. — По поводу немедленного выхода — я ничего не имею против. Но состав команды будет несколько иной. В частности, вместо Сивура, который останется помогать Рику Сандерсу поддерживать дисциплину и сортировку людей с Девятки при проведении их тестирования на интеллектуальный уровень, абордажный отсек на время возглавит Карл Лери. Так же половина абордажников с Корсара останется на Тортуге и будет помогать здесь. Кара и Дина, так же не полетят и будут тут руководить постройками домов. Полагаю, что на короткий срок корабль обойдется без техника и инженера. Андреас и братья Кавана останутся на борту.

Я посмотрел на Дастина с ожиданием возражении от него. Но он промолчал и просто согласно кивнул головой.

Как и Сивур Вальгрен, ничего не сказавший про разделение абордажной команды и введением в их состав новеньких, да еще отдачу их под команду одного из приезжих.

Не то чтобы я не доверял своим бывшим соратникам, но иметь рядом с собой знакомых воинов Вестников было все же более надежно, чем, что уж лукавить, ставших почти чужими за время моего отсутствия, старых бойцов-абордажников. Небольшая осторожность отнюдь не повредит.

Тем более, что Дастин-то все равно отправляется со мной, как и половина прежних рядовых пиратов.

— Значит, решено, — я решительно подвел итог, затянувшегося собрания. Мы совещались уже больше шести часов подряд. Одно обсуждение законов сколько заняло времени. — Думаю, что на сегодня достаточно. Сейчас всем лучше стоит обдумать более подробно все произошедшее и уже завтра приступить к выполнению всего на практике. Отлет Корсара так же будет завтра. На время моего отсутствия главными на планете назначаются Клей Торлин и Рик Сандерс. По всем вдруг возникшим вопросам обращайтесь к ним.

Кивнув людям на прощание, я вышел сначала из зала, а затем и вообще на улицу. Этот марафон по болтологии был весьма утомительным. Хотя мне и не пришлось говорить много лично, но внимательно слушать, что предлагают другие, а главное при этом вникать в смысл сказанного было тоже нелегким делом.

Зайдя в выделенный специально для меня отдельный дом, я приказал четверке солдат, приставленных ко мне Сандерсом в качестве телохранителей, заняться обедом, а сам направился в комнату, куда должны были принести мне новый бронекостюм и оружие.

Вместо стандартной армейской брони, стоявшей на вооружении армии Келианской Конфедерации, привезенной на планету-тюрьму Мира Страданий, мне была выделена из оружейных запасов Корсара более продвинутая версия доспехов. Если быть точным, то это был «БСС-15» — продукт производства корпорации «Сируза».

Эта компания, специализировалась на изготовлении оружия и защиты для пользования. Броня, винтовки, бластеры, даже гранатометы и мины выпускались ими и продавались во многих странах Содружества. Их качество было, как правило выше стандартного снаряжения и стоило дороже по сравнению с ним. Но не смотря на это, все равно очень даже хорошо продавалось.

Раньше у меня была четырнадцатая модель этой линейки брони. И она меня более чем устраивала.

А теперь появилась уже более усовершенствованная версия, которая, я уверен в этом, будет так же хорошо служить мне, как и та старая. Активируя боевой режим в надетой броне и пристегивая на бедро импульсник, изготовленной все той же корпорацией «Сируза», я вдруг подумал, что самым оптимальным вариантом производства на Тортуге было бы изготовление различного оружия и вообще всего связанного с военным оборудованием.

Подобного рода предметы всегда и везде пользовались повышенным спросом. Тем более во Фронтире. Так что никаких проблем с реализацией быть не должно. Это будет весьма выгодным делом, которое чрезвычайно быстро окупит все вложения и начнет приносить большие доходы в казну клана. А деньги нам действительно были нужны, очень даже немалые, для дальнейшего развития.

Снова раздевшись, я уселся на кровать и выйдя в Галанет через отдельный канал гиперсвязи, стал просматривать возможные предложения о продаже производственных комплексов полного цикла, ориентированных на изготовление подобной продукции.

Если келианцы сдержат свое слово, то приобрести все это можно будет через их специального представителя без всяких препятствий. Они обещали, что будут содействовать в развитии моих пиратских сил всеми средствами.

Конечно, это вовсе не значит, что мне просто так подарят целую эскадру кораблей или оборудование для поддержки колонии среднего типа. Нет, альтруистами, конфедераты, однозначно не были. Но помочь с приобретением всего необходимого по разумным ценам и доставкой всего этого на территорию Фронтира из Содружества, они были согласны. Причем по поводу кораблей, тот келианский разведчик на Девятке, который мне предложил сотрудничество, говорил, что они возможно будут проданы мне через несколько подставных фирм прямо чуть ли не с их верфей, по кардинально сниженным ценам.

Не знаю точно, как они собираются все это там провернуть, но заполучить пару боевых фрегатов по ценам гражданских грузовых транспортов я бы точно не отказался.

Создание собственной эскадры, несомненно входило в мои ближайшие планы. А учитывая стоимость военных кораблей или переделку гражданских, помощь со стороны келианцев в этом вопросе однозначно не будет лишней. Тем более, что вся эта мощь в итоге обрушиться на империю, которая уже являлась почти что их врагом.

Я занимался просмотром информации почти до самого позднего вечера, успев пообедать в комнате и принять душ. Когда я уже собирался ложиться спать, мне доложили, что ко мне гостья.

Открыв дверь, я увидел перед собой Кару…

— Говорит диспетчер свободного порта Тамп, назовите себя и цель своего прибытия.

— Капитан Риз на своем корабле Корсар, цель — отдых и бизнес, — я сидел в капитанском кресле легкого крейсера так, как будто бы не покидал его на длительный срок.

Вообще и полет, и управление кораблем через имплант только в первые минуты подарили мне забытые чувства восторга. Но уже через некоторое время мне стало казаться, что все прошедшие полтора года были всего лишь каким-то странным сном и я вообще не покидал корабль надолго. Возращение к роли капитана пиратского судна прошло незаметно и буднично. Я отдавал приказы Дастину и Флинту без запинок и задержек.

А маневры управления движением через свой специализированный пилотский имплант осуществлял быстро и точно.

Также, как и раньше.

— Приветствую вас в свободном порту. Пересылаю координаты на орбите для вашего корабля. Удачно провести время.

— Спасибо, — поблагодарил я диспетчера.

Что мне всегда нравилось в Свободных портах, так это отсутствие бюрократических заморочек. Попробуй так прилететь в какую-нибудь систему в империи или любом другом государстве Звездного Содружества. Там тебе весь мозг выедят прежде, чем позволят подойти к орбите планеты.

— Первым делом в «Кредитную реку», — управляя только что отстыковавшимся Забиякой, сказал я. — Посмотрим, что там есть хорошего у дельцов. Нам бы цель пожирнее сейчас.

— Это да, — согласно кивнул Дастин.

— Смотри. Ну как тебе? — я чуть сбросил скорость и прошелся вдоль борта Корсара. На его боку был виден огромный черный череп с двумя перекрещенными бластерами, заключенный в незавершенный треугольник, острым концом вниз. Эмблема смотрелась весьма эффектно и угрожающе на светло сером фоне поверхности корабля.

— Впечатляет, — повторно кивнул снова второй пилот.

— «Вестники Смерти». Этот знак теперь будут соотносить с нашим кланом во всей обитаемой вселенной. Не то чтобы я искал славы, но думаю, что в случае чего эта известность сможет нам помочь. Враги, увидавшие с кем будут сражаться, могут потерять пыл и не захотят драться с нами. Или по крайней мере, снизится уровень их сопротивления, — я пришел к такому выводу и решил использовать этот прием, после рассказа о рейде на имперские планеты и почти полном отсутствия сопротивления на Лире при появлении пиратского десанта.

— Кстати, что бы ты знал, — добавил я после нескольких минут лета. — Если все пойдет так как надо, Корсар в скором времени снова станет твоим. Ты опять будешь его капитаном. Не гарантирую, что офицеры будут все те же, но должность капитана будет однозначно твоя.

— При условии появления у нас эскадры и других кораблей — это будет довольно логичный шаг, — довольно спокойно ответил Дастин. Но затем повернулся ко мне и широко улыбнулся, благодаря за это. Ему нравилось самостоятельно управлять этим крейсером.

Мы приземлились и направились в ресторан, где в основном собираются различные дельцы и наводчики, способные предоставить информацию о целях, с которых можно поиметь много кредитов.

Тамп, в отличие от других городов и планет не попал под удар имперского рейда несколько месяцев назад. Так что тут мало что изменилось. Внутренне убранство заведения за полтора года с момента моего здесь последнего появления тоже почти не поменялось. Такие же светло коричневые стены и изящный интерьер.

Пообедав, мы принялись за расспросы, подсаживаясь то к одному столику, то к другому.

В итоге за два часа разговоров не найдя ничего путного для нового налета, я снова присел за свой столик, заказал себе порцию крока и стал смотреть в сторону столика, где последние полчаса торчал Дастин. Похоже у него там был интересный разговор, судя по довольно оживленному виду собеседников.

— Позволите? — неожиданно рядом со мной остановился какой-то мужчина. Одетый в гражданский костюм, он был похож на обычного дельца, имеющего дела с пиратами, и никак не отличался от большинства публики, присутствующей здесь. Так что я кивнул головой, разрешая ему расположиться напротив меня.

Но его следующий слова сказали мне, что я похоже это сделал зря:

— Разрешите представиться — Николас Стратен, майор службы безопасности империи Арна.

Глава 11

«В деспотии Оманх проживает порядка четырехсот десяти миллиардов человек, из них только триста пятьдесят имеют гражданство. Остальные шестьдесят официально считаются людьми с урезанными правам. За такой нехитрой формулировкой скрывается статус рабов, у которых по своей сути нет никаких прав и свобод», — из Информационного справочника в Галанете.

— Майор? — я неторопливо повернул стакан в своей руке, но отпивать напиток не стал. Предполагаю, что в предстоящем разговоре мне лучше иметь трезвую голову. — Довольно высокое звание для обычного полевого агента. Вы случаем не возглавляете всю разведывательную сеть империи в этом секторе?

Я с ожиданием уставился на подсевшего ко мне человека, внимательно наблюдая за его лицом. Мне хотелось узнать — угадал ли я в своем предположении.

Но, к чести разведчика (или как там в империи называют шпионов) он никак не выдал своих эмоций в ответ на мои слова. Лишь вежливая небольшая улыбка появилась на краткое мгновение, непонятно что обозначавшая. То ли мою правоту, то ли насмешку над моими мыслями в слух о собеседнике.

Страшно захотелось врезать ему по лицу, а затем несколько раз ударить его головой об стол.

Думаю, что насмешки все же в его улыбочке было больше, чем чего-то другого. Иначе, я бы так не отреагировал. Или он меня специально провоцировал? Черт его знает. Я не был большим спецом в словесных битвах и психологических пируэтах.

— Я хотел бы с вами поговорить об одном деле, которое может быть выгодным для нас обоих, — в отличие от меня шпион не стесняясь отпил большой глоток из своего бокала. — Но прежде, я хочу сказать, что все знаю о вас, о вашей личности и истории ваших, что уж говорить, довольно захватывающих приключении на территории Содружества и Фронтира.

— Прямо-таки все? — резонно усомнился в его словах я. Болтать можно что угодно, а вот узнать реальную степень осведомленности этого субчика все же не помешает. Болтун находка для шпиона говорите? Болтливый шпион тоже может быть полезным.

— Все, — утвердительно ответил человек, представившийся Николасом Стратеном. А потом начал монотонно и без выражения говорить, как будто читая текст из досье, которое наверное заводят в спецслужбах на заинтересовавшего их человека: — Кастор Риз, первое зафиксированное появление на территории Фронтире два стандартных года и три месяца назад. Подобран пограничным эсминцем после схватки с пиратским рейдером в системе К22114Л939129 у добывающего шахтерского комплекса корпорации «Астра». В ходе проведения ментосканирования было установлено, что объект как минимум последний год находился в состоянии управляемого беспамятства. Капитаном эсминца было принято решение об отправке его в центр переселенцев на приграничной планете Лира…

Майор продолжал говорить, рассказывая мою историю еще минут десять.

Он упомянул даже про мое похищение с дикой планеты работорговцами и время, когда я был пиратом поневоле в команде капитана Орвика.

Глядя на него, я подумал, что хорошо еще что ментосканирования, которым я подвергался, были всего лишь поверхностными и затрагивали только годичный период памяти, до проведения процедуры «мыследерки» (так на слэнге иногда называли ментосканирование). Если бы был проведен полный, глубокий цикл, то этот «джеймс бонд» сейчас бы мне тут мог рассказать, какие штаны я носил в пятом классе и что ел на завтрак в любой день из моей прошлой жизни.

— Я понял, у вас хорошая память и вы имеете доступ к материалам в Черном Списке, — усмехнувшись ответил я на его длинную тираду. Сначала я думал, что этот Николас Стратен читает документ из моего дела на экране своей нейросети. Но взглянув ему в глаза и не увидав привычного расфокусированного взгляда, я понял, что он не пользуется подсказками и говорит все по памяти.

Должно быть у шпиона стоят мозговые импланты.

Эх, мне бы тоже такие не помешали.

Чертовы мясники из НейроКом.

— Чего вы хотите? Думаете, что я буду работать на вас? — спросил я. — Если так, то вы поступили очень самонадеянно и необдуманно придя сюда, и став выкладывать передо мной все это. Вы забыли где вы находитесь? Это ведь не камера на имперском форпосте, где я находился за силовыми решетками или зал суда, куда меня доставили полностью связанным. Это Тамп. Свободный порт. Он находится в секторе, который совсем недавно подвергся разрушительному рейду имперского флота. Тут сейчас граждан империи Арна, мягко говоря недолюбливают.

Я отодвинул свой стакан в сторону и продолжил, глядя на майора похолодевшим взглядом:

— Я убью тебя тут прямо сейчас, а меня после, за это только поблагодарят. Лицо майора чуть побледнело, он понял, что моя угроза — это отнюдь не простые слова и его жизнь сейчас действительно находится в большой опасности, но он не отводя взгляда ответил твердым голосом:

— Если вы хотите лишиться нескольких десятков миллионов кредитов, то вы меня можете убить прямо тут и прямо сейчас. Но я предлагаю вам для начала выслушать меня. Вы ведь разумный человек.

Сказать, что я был удивлен, это ничего не сказать. Когда он представился и начал говорить про мою жизнь, то вариант с вербовкой был единственным, что у меня промелькнуло в голове. Вероятно, имперцы узнали каким-то образом о моем договоре с келианскими властями и решили заставить меня либо работать напрямую на них, либо вести двойную игру против конфедератов.

Вариант с коррумпированным сотрудником спецслужбы, который будет предлагать мне общее дело, я вообще не рассматривал. Было в этом для меня нечто странное и необычное. При относительно широком распространении процедуры ментосканирования, в государствах Содружества уровень коррупции в правоохранительных органах должен был быть довольно низким. Тем более в таком учреждении, как имперская служба безопасности. Проверить поголовно всех, ясное дело, было физически невозможно (слишком много средств, времени и усилий для этого понадобилось бы), но уже людей, наделенных властью, там должны были прогонять через нее регулярно.

Тут явно было что-то не так. Но в целом мужчина, с невыразительным лицом сидящий напротив меня, был прав: прикончить его я мог в любой момент, а деньги мне были очень нужны и поэтому послушать что он там скажет могло быть полезным делом.

Приняв мое молчание за согласие Николас Стратен начала говорить:

— В империи уже несколько лет существует движение под названием «Любовь без границ». Если описать его коротко, то можно ограничиться всего несколькими словами: секс, оргии, наркотики и групповые самоубийства. Их лидер выкупил межсистемный круизный лайнер и летая на его борту от планеты к планете, вербует себе новых последователей почти каждый год. Среди них попадаются не только обычные люди, но и дети состоятельных граждан. Если быть точным, то Крин (так их главный себя называет) в основном предпочитает брать как раз отпрысков богатых родителей, чтобы те кроме своих молодых и свежих тел, принесли с собой еще и денег на борт «Корабля любви». Впрочем, и обычных людей он не пропускал, если девушка или парень были красивы и хорошо сложены.

Я снова пододвинул к себе стакан и все же сделал небольшой глоток из него. То о чем говорил эсбешник напомнило мне движение хиппи в Штатах в семидесятые годы двадцатого века. Только тут похоже это еще приобрело форму и некоторой секты с одним лидером во главе. Насколько я помню, «дети цветов» не имели у себя никакой иерархии власти с кем-то главным наверху. А деньги их вообще не интересовали. Главное была музыка, мир и свободная половая жизнь. Проще говоря, они спали без разбора со всеми подряд и бегали по полям собирая цветочки в перерывах между рок-концертами.

— Так. И что дальше? — поторопил я майора продолжать свой рассказ. Хотя уже примерно представлял куда он в итоге заведет.

— Понятное дело, что родителям все это не слишком нравилось, поэтому за годы существования «Любви без границ» было несколько попыток помешать деятельности Крина. Однажды его даже арестовали и чуть не осудили, но благодаря вмешательству сверху, дело в итоге опять спустили на тормозах.

— Почему? Неужели влиятельные родители передумали?

— Именно так. В конечном итоге даже самый черствый богач не может устоять перед слезами и мольбами своих детей. Дело в том, что обработка людей у Крина сделана на очень глубоком уровне. Насколько нам удалось узнать, он кроме химических препаратов, так же активно применял и психологические приемы привязки последователей к своей персоне. В итоге человек становился полностью зависим от него и фактический не мог жить, находясь в отдалении от своего кумира. И это не преувеличение

— было зафиксировано несколько случаев самоубийств, когда кого-то из его паствы оставляли на планете и улетали дальше. Без Крина они убивали себя в течении одного-двух месяцев. Больше никто не протягивал. Никакие приемы детоксикации или полного курса очищения всего организма с применением самых передовых медицинских методов не помогали. Что-то в голове человека клинило и он просто переставал хотеть жить дальше. Единственный способ был в том, чтобы начать вводить лекарства этим людям. Может со временем и можно было постепенно вылечить эту ненормальную зависимость, но до конца это никто так и не доводил. Некоторые отчаявшиеся родители проводили своим детям настоящий «первичный цикл» с полной промывкой мозгов и делая из них совсем других людей. Крин в отличие от этого, проводил обработку своих последователей как-то по-другому, оставляя личность человека, но все-таки в итоге привязывая его к себе.

— Довольно забавная история про слабаков из Содружества, — цинично сказал я и ухмыльнулся. — Но мне плевать, сколько там у вас подыхает «золотых мальчиков и девочек».

— У Крина не только дети богатых родителей, обычных у него тоже хватает,

— заметил мой собеседник.

— Ха, ха. — рассмеялся я. — Ты что думаешь для меня есть какая-то разница? Ну, слабая у кого-то воля и он не может себя контролировать, отдавая власть над собой кому-то другому. Таких придурков с рабской психологией полно в галактике. И сколько их сдохнет сейчас или в ближайшем будущем мне абсолютно наплевать. Так что давай ближе к делу.

Я снова жестко взглянул на шпиона, давая ему понять, что мое терпение уже на исходе.

— У нас есть агент на борту их корабля. Его внедрили туда несколько месяцев назад. И он имеет доступ к искину корабля и к данным по маршруту движения, — голос имперского разведчика снова стал взвешенным и спокойным. Он понял, что пик напряженности пройден и дальше будет идти только разговор. Уверен, что в этом он чувствовал свое превосходство надо мной. — Какое-то время назад, я получил доступ к информации по этой операции, где так же был указан канал связи с тем агентом. Немного подумав и заручившись его согласием, я решил воспользоваться этой ситуацией в свою пользу.

— Конкретнее, — мне было нужно, чтобы он точно сказал, что он предлагает мне сделать. Всякие намеки тут не проходили.

— Я хочу организовать нападение на «Корабль любви», захватить всех находящихся на борту в плен и потребовать за них выкуп, — твердо ответил майор имперской службы безопасности.

Становилось все интереснее и интереснее.

В принципе, я предполагал, что именно предложит мне этот субъект, когда разговор коснулся того, что среди этих помешанных есть отпрыски богатеев из империи, так что большой неожиданностью для меня его слова не стали. Но все-таки стоило убедиться, что мои мысли были правильными и я верно оценил всю ситуацию.

— Идея хорошая и несомненно заслуживающая как минимум тщательного обдумывания и обсуждения, — сказал я, все так же не сводя взгляда с майора. — Но у меня есть два вопроса без ответов на которых дальнейшего разговора у нас не будет. Первый: почему именно я? Ведь в Тампе хватает других капитанов и пиратских команд, которые с удовольствием в этом поучаствуют. И второй: почему такой человек как вы, имеющий немаленькое звание в спецслужбах империи, решил по сути предать ее? За пособничество звездным странникам в Содружестве могут даже казнить, не говоря уже об обязательном пожизненном сроке с конфискацией всего имущества.

— Если позволите, то начну со второго вопроса, — сделав небольшой глоток стал говорить эсбешник. — Дело в том, что вы были в целом правы по моей персоне, только вот с должностью ошиблись. Я заместитель руководителя отдела службы безопасности империи в секторе Д934 Фронтира. Я долго и верно служил своей стране, но в последнее время понял, что все что делаю зачастую абсолютно бесполезно. Империя разлагается изнутри: император слаб, Сенату плевать на все, кроме своих привилегий, гражданам первой категорий, да и второй тоже, важно только то, что твориться у них на планетах, а все остальные миры для них абсолютно не важны. Внешних признаков пока еще не видно, но люди, имеющие доступ к соответствующей статистике и могущие просчитать дальнейшее развитие однозначно говорят об одном — империя Арна в течении двух-трех ближайших десятилетий прекратит свое существование. По крайней мере в нынешнем виде точно. Только несколько центральных планет, скорее всего, сохранят у себя порядок, а на остальных возможно произойдет кардинальная смена существующего строя.

— И ты, майор, хочешь успеть соскочить до этого, так? — серьезно и без насмешки спросил я. Думаю, что подобные люди есть в любом государстве. Если есть возможность, то в первую очередь надо заботиться о себе, а не о ком-то еще. Такова их жизненная позиция.

Хотя лично сомневался, что империя так вот просто развалиться. Все же их институты власти существовали до этого уже не одну сотню стандартных лет. Наверняка, у них были специальные защитные механизмы против подобных разрушительных явлении. Тотального развала точно не произойдет, слишком велик запас прочности у межзвездного государства.

— Да, я хочу успеть заработать денег и переехать на какую-нибудь тихую и уютную планету до того, как все начнется. Я уже давно обдумывал эту идею. И когда произошел недавний массовый побег с планет-тюрем, я понял, что время пришло. Нужно было действовать. Поэтому, когда при просмотре пришедших файлов из центральной штаб-квартиры по сбежавшим преступникам, я увидел ваше имя и узнал от своего осведомителя из диспетчерской службы Тампа, о прилете Корсара с вами на борту, то план предстоящего дела, возник у меня в голове сам собой. Это касательно, первого вашего вопроса.

— Ясно, — я кивнул и посмотрев на Дастина, все так же увлеченно о чем-то беседующего за дальним столиком с каким-то дельцом, а потом снова посмотрел на имперского разведчика и сказал: — Мне интересно ваше предложение, я думаю, что нам есть что с вами обсудить.

Корсар висел в одной безымянной системе с полупогашенной корабельной установкой и в режиме молчания всех средств связи уже около суток. Нельзя было раньше спугнуть раньше времени корабль сектантов-хиппи, после его появления здесь. Необходимо было дать время их искину выгрузить все старые данные из своих вычислительных мощностей и заняться расчетом нового прыжка. В противном случае, они могли бы совершить экстренный прыжок на место по своим предыдущим координатам в течении нескольких минут и уйти от нас, если бы их сканеры засекли наш крейсер раньше времени. Так что, нам надо было напасть в тот момент, когда старые координаты уже стерты из систем гиперпрыжка, а новые еще не введены.

Засада была удачной, только в случае, если жертва не видит охотника до момента первого выстрела. И нам надо было суметь остаться незамеченными определенное время.

— Как там пассажир, Лери? — не знаю уж почему, но к новенькому командиру абордажников мне было удобнее обращаться по фамилии, а не по имени. Называть его Карлом как-то не шло у меня.

— В порядке. Что ему будет, — сразу же ответил он. Мы обсуждали с ним майора Николаса Стратена из имперской СБ, на присутствии которого на борту я настоял при заключении нашей сделки. В случае если бы здесь нас ждала ловушка, первым трупом оказался бы он. — Сидит в каюте под охранной двух моих парней. Я приказал в случае чего не мелочиться и сразу палить ему в брюхо.

При упоминании «своих парней», я мысленно поморщился. Разделение на своих и чужих была в настоящее время среди абордажников видна невооруженным глазом. Старички не переносили бывших заключенных, а те платили им тем же. Причем разная экипировка только подливала масла в огонь. Келианская стандартная, солдатская броня, предназначенная больше для планетарных сил, намного уступала бронекостюму от корпорации «Сируза», в которые были одеты ветераны Корсара. Эти различия следовало тоже побыстрее убрать.

— Хорошо следи там за ним внимательнее. Мне не нужны какие-то проблемы на борту корабля, — все-таки Лери не имел опыта по части ведения боев в космосе. Может не следовало его брать на такое первое дело?

Впрочем, рассуждать об этом уже было поздно. Как говорилось на Земле: что сделано, то сделано.

— Есть, капитан, — бодро ответил мой соклановец-офицер и отключил связь.

— А все же, нападение на тот конвой, по моему был бы лучшим вариантом,

— продолжил наш прерванный разговор Дастин. — Даже при условии дележа на три корабля, мы бы заработали неплохие деньги. И риска там намного меньше.

— Неплохие деньги меня сейчас не устраивают, — чуть раздраженно ответил я. — Ты видел сколько народу на Тортуге? Пока все не наладится, Корсар и его команда, выступает единственными добытчиками из всего клана. И что бы сделать так, чтобы все наконец нашли себе дело и стали приносить доход, а не просто бегать с винтовками по округе, тренируя навыки или участвуя в постройке домов, необходимы средства. Причем большие. Чем быстрее на Тортуге будет налажены производства, пройдут обучения специалисты из прибывших, и появятся новые корабли, тем легче нам будет. Так что мне сейчас нужна добыча не обычная, а чрезвычайно большая. И для этого, дело с похищением этих придурков-наркоманов подойдет лучше всего.

— Может ты и прав, капитан, — согласно пожал плечами снова ставший одним из моих ближайших помощников, бывший имперский военный пилот. — Только вот не нравится мне то, что в этом деле участвует тот эсбешник. Не доверяю я им. Не доверял, когда был на службе и не доверяю сейчас. Особенно сейчас. Мы же пираты, а он вроде как должен бороться с такими как мы.

— Риск есть. Но и возможная выгода тоже очевидна. Так что будем действовать дальше по плану. В случае чего мы успеем уйти из системы.

Флинт готов совершить гиперпереход в любую секунду.

— Кстати о гиперпереходах, — неожиданно сказал Дастин. — Фиксирую сигнатуру появившегося корабля. Кто-то только что вышел из гиперпрыжка недалеко от нас. Начинаем сканирование. Судя по размеру это то, что мы ждали.

Спустя несколько секунд пришли данные, подтверждающие слова второго пилота — в системе появился большой гражданский корабль. Это был ожидаемый нами бывший пассажирский круизный лайнер, а ныне «Корабль любви» того лидера сектантов, Крина.

Подключившись к Корсару через имплант, я стал рассматривать характеристики прилетевшего судна.

Модель «Реландин 20» предназначалась для межсистемных перелетов на дальность в сто световых лет. Лайнер мог нести на своем борту до двадцати тысяч человек и имел на борту все удобства для проживания такого количества народа. На одиннадцати палубах располагались помещения предназначенные для людей любого достатка. Начиная от второго класса пассажиров, довольствующихся каютой в десять квадратов на человека и заканчивая пятью люксами, площадью в две сотни квадратных метров, имеющих персональные обзорные площадки на своей территории. Бассейны, рестораны, голотеатры, был даже один концертный зал, вмещающий в себя три тысячи человек. Не говоря еще о нескольких бассейнах и двух залах, имитирующих планетарный ландшафт. Все это было собрано в одном огромном куске металла, летящем сквозь космическую бездну.

Корабль был просто огромен.

— Вот это да. Насколько же это шутка здоровая, — удивленно воскликнул Дастин, так же подключившись через имплант к командой сети корабля. — Мы точно сможем ее захватить? У нас ведь всего пятьдесят абордажников. А если тот шпик ошибся и там будет многочисленная вооруженная охрана? Они наших бойцов просто численностью задавят. Тем более, если у них с мозгами не в порядке. Будут переть, даже не смотря на потери.

— Во-первых, там не двадцать тысяч сейчас. Людей намного меньше. Где-то в районе девятисот человек, не больше, — ответил я. — Во-вторых — их так называемая охрана не является профессиональными солдатами. Они модификанты, но у них полицейские базы, а не военные. И по большей части, они должны поддерживать порядок на борту среди последователей того психа. Но никак не вести активные боевые действия противоабордажного порядка. Даже, если их будет чуть больше, то мы с ними справимся. Не забывай, что кроме военного снаряжения и боевых дроидов у наших парней огромный опыт в этом деле.

— Причем у новеньких тоже, — спустя секунду добавил я, подумав, что Дастин мог сказать, про то, что половина старого абордажного отсека на данный момент отсутствовала. — Они не воевали раньше на борту других кораблей, но отлично сражались на земле. Так что никаких шансов у противника не будет.

— Все равно, контролировать настолько большой корабль будет трудно, — не сдавался Дастин.

— А мы и не будем брать его весь под контроль. Только двигательный отсек и рубку управления. Приставить к каждому помещению и коридору по солдату невыполнимая задача. Нам только угнать корабль с теми, кто на борту и все. Мы же вроде обсуждали план?

— Да, просто я не ожидал, что корабль будет настолько огромным, вот и возникли небольшие сомнения, — чуть виновато заметил Дастин.

Я его понимал. Когда пришли данные сканирования на меня тоже напала секундная оторопь. Корсар был меньше появившегося лайнера раз в двадцать, если не больше. Огромная туша, в форме огромного прямоугольника с многочисленными резкими выступами на поверхности, три здоровых маршевых двигателя сзади и еще с десяток поменьше по бокам, все это производило сильное впечатление.

— В случае чего, откроем огонь из ионной пушки, примерное положение гипердвижка и реактора я отметил. Вырубим им питание и стравим воздух из сопротивляющихся отсеков.

Я удивленно посмотрел на своего помощника. Раньше за ним подобной кровожадности не водилось. Ведь при таком способе действий была велика вероятность полной разгерметизации корабля. Что означало автоматическую смерть всех на борту. По крайней мере тех, кто не успеет надеть скафы. В наличие достаточного количества которых я был отнюдь не уверен.

— Мы в общем-то все это затеяли для того, чтобы осуществить захват пассажиров, а не чтобы их всех перебить, — заметил я. — Так что давай-ка без перегибов.

Похоже, что за последние месяцы изменился не только я. Дастин тоже стал намного жестче, чем был во время начала нашего пиратского пути. Или же возможно, он просто так сказал про вытравление воздуха, чтобы произвести на меня впечатление, зная, что я на такое не пойду. Причем не

потому что, мне жаль тех любителей секса под кайфом, а потому что в противном случае мы потеряем при этом тех, за кого можно будет потом получить большие деньги.

— Ладно, начинаем подготовку, — я вышел на связь: — Лери, начинай погрузку солдат в Забияки. По двадцать на борт, как и планировали. Я чуть позже, с оставшимися десяткой, Андреасом и Гекатами, присоединюсь к вам на последнем боте. Приступаем. Давайте захватим это корыто, господа.

*****

Аран Маклин был отличным экономистом и управленцем бизнес-структурами. За пятьдесят лет после получения первого сертификата на полностью освоенную профессию пятого уровня, он достиг очень много. С должности обычного клерка в отделе планирования продаж в одной из крупнейшей торговой корпорации в Объединении Тулан, он в конечном итоге дослужился до первого вице-президента по вопросам стратегии развития и стал входить в состав совета управляющих директоров.

Потрясающая карьера. Просто образец корпоративного роста при условии наличия у человека трудолюбия и способностей. Его жизнь можно было показывать в качестве рекламы для молодых сотрудников, только начинающих свой путь в сфере корпоративного бизнеса.

Красавица жена, великолепный дом, изысканный круг общения друзей. Лучшее здоровье, которое можно было только купить за деньги. У него было все.

До одного момента.

Вспоминая после, что его подвигло пойти на ту нечистую сделку, Аран так и не смог ответить на этот вопрос. Потому что желания иметь еще больше денег у него никогда не было. Его больше интересовал сам статус, который они давали, а не возможность тратить их. А так как, денег у него было уже достаточно, как и положения в обществе (выше уже было просто некуда лезть в туланском обществе), тот его поступок был вообще не объясним с логической точки зрения.

Но он решил рискнуть и в итоге лишился не только своих денег, но и денег компании, на которую столько лет работал.

Репутация была испорчена навечно. Такое в союзе независимых торговых планет не прощали. Если бы он использовал только свои сбережения, то никаких нарекании или претензии лично к нему не было бы. Наоборот, желание увеличить свой капитал при самом удобном случае, считалось весьма полезным и правильным. Даже в случае прогорания, общество, коллеги по работе, друзья, в общем все те, кто был ему важен, оценили бы его поступок положительно и даже скорее всего помогли бы подняться снова.

Но он взял чужие деньги. Причем не просто чужие, а деньги, порученные именно ему другими людьми совсем на другие цели. Такое тут не прощалось.

Ему пришлось заплатить за неудачные инвестиции своей жизнью здесь. Нет, его не посадили, все-таки бывшие знакомства помогли и избежать тюрьмы удалось. Но с планами жизни на территории Объединения Тулан пришлось распрощаться. Больше ни одна, даже самая мелкая компания, не взяла бы его на работу. Причем не только на какую-то руководящую должность, но и даже в качестве обычного уборщика. В его личном деле стояла отметка «Неблагонадежен», что среди туланцев означало клеймо того, с кем лучше не иметь вообще никаких дел.

Жена его бросила, друзья отвернулись, поэтому Аран Маклин подался в другую страну. Его выбор пал на империю Арна, как на одно из самых больших государств в Звездном Содружестве.

Без денег, без связей, он думал, что ему по новой придется карабкаться по корпоративной лестнице. Но оказалось, что слухи про него дошли до всех крупных компаний и до сюда. И при собеседовании ему сразу говорили, что даже в случае принятии на работу, никаких должностей на средних уровнях ему не достичь. Максимум, что ему предлагали, это работа обычного клерка, что для бывшего вице-президента было оскорбительным. И он отказывался. Снова и снова.

Сотни собеседований, тысячи минут, проведенных в приемных в ожидании, сотни стаканов алкоголя, после провалов. Он бы скорее всего так со временем и спился, очутившись где-нибудь на дне общества, если бы однажды не повстречал на своем пути человека со странным именем — Крин. Тот предложил ему работу по управлению финансовой стороной дела его движения «Любовь без границ».

Сначала Аран хотел отказаться, так как после того как подробнее разузнал о том, чем на самом деле занимается этот человек и понял, что эта деятельность не совсем правильна с этической точки зрения. Но после суток напряженного обдумывания, он все же решил, что лучшего шанса у него уже может и не быть в жизни, так что надо было брать то, что пока есть.

За двенадцать лет работы на Крина он заработал денег больше, чем за пятьдесят лет на своей бывшей работе. Кредиты шли непрерывным потоком. И Аран занимался его распределением по различным направлениям: ежедневные траты, обслуживание огромного корабля, ставшего его домом за последние годы, покупка некоторого числа компании для легализации доходов, найм и общение с различными юридическими фирмами, заключение договоров с отдельными охранными фирмами, переговоры с некоторыми родителями детей, которые хотели вернуть своих чад обратно.

Про последнее можно было сказать, что заявление некоторых людей о том, что Крин не отпускает своих последователей было в корне не верно. На самом деле, заплатив определенную сумму можно было запросто получить своего сына или дочь без всяких проблем. Причем полностью свободными в плане зависимости от своего бывшего кумира.

Но дело было в том, что многие богачи были даже рады, что их детки находятся на «Корабле любви». Или по меньшей мере не возражали против этого.

На первый взгляд, может показаться это странным, но на самом деле все было довольно логично и банально. Дело в том, что и без Крина эта избалованная молодежь занималась почти тем же, что и на его корабле: беспорядочные связи, наркотики, бесконечные вечеринки. Собственно говоря, никого другого тут и не было. Только предрасположенные к такому образу жизни подпадали под полное влияние и контроль лидера движения. Затащить сюда какого-нибудь целеустремленного и волевого человека, имеющего стабильную жизнь было бы невозможно.

Так что некоторая часть родителей даже не замечала того, что их отпрыски попали в «Любовь без границ». И многих это вполне устраивало. В конце концов они ведь были живы.

Многих, но не всех. Было несколько попыток разрушить их компанию (а Аран именно так и воспринимал движение, даже официально провел регистрацию корпорации «Любовь без границ») и посадить Крина. Но дорогие юристы, работающие на них и последователи, оставшиеся без своего обожаемого лидера, в конечном итоге помогли добиться освобождения и снятие всех обвинений.

— Милый, не хочешь окунуться в бассейн? Я сделаю там тебе расслабляющий массаж. И кое-что еще, — лукаво улыбнувшись молодая девушка с красивой фигурой провела рукой по груди Арана. Он сидел в кресле в своей роскошной каюте в одном халате и был занят тем, что просматривал последние данные с торгов главной туланской биржи. Нужно было решать продавать ли акции верфей на планете Красилоу или же стоит придержать их пока. Вроде была информация, что у келианцев появился новая модель яхты для долгих перелетов и они были готовы продавать не только уже собранные корабли, но и права на их изготовление. А те верфи идеально подходили для того, чтобы начать производить серийно эти новые яхты. Если владельцы купят лицензию и начнут строить у себя новые, весьма популярные малые корабли, то стоимость акции их предприятия взлетит многократно.

Только вот, пока никаких сообщении о такой сделке нигде не было видно. Кораблестроители с Красилоу могли и не пойти на такой шаг. И учитывая, что стоимость акции верфей сейчас были на пике, если не продать их в эти минуты, то можно в дальнейшем потерять на этом деньги.

— Так что, ты идешь?

Аран с некоторым недоумением посмотрел на полуобнаженную стройную девушку, стоявшую рядом с ним. Он абсолютно не помнил, как ее зовут и вообще кто она такая. Вроде бы из новеньких. Вчера была прислана к нему Крином для его развлечения. Его нынешний босс любил так иногда благодарить своих подчиненных и не сказать, что это было хуже членского билета в закрытый клуб-ресторан, какой в качестве поощрения дарили работникам в корпорации, к которой он работал до этого.

— Нет, я занят. Иди одна, — он снова вернулся к просмотру данных через свою нейросеть.

Но внезапно через секунду вместо окна торгов на экране высветилось сообщение: «Произошла потеря связи. Проверьте ваш канал гиперсвязи и произведите подключение по новой».

Попытки сделать это ни к чему ни привели. Связи не было вообще, как будто кто-то уничтожил гиперпередатчик на борту корабля. Он стоил кучу денег и был куплен специально для Арана, чтобы он мог вести денежные дела даже в космосе вдали от планет и находился под охраной в запертом отдельном отсеке, куда не было хода обычным пассажирам Корабля любви.

Оттолкнув в сторону девицу, финансовый управляющий Крона стал быстро одеваться. Следовало быстро узнать в чем проблема. Он все-таки решил продать те акции, ждать заключения сделки было опасно.

— Ты где? В каюте? Немедленно приходи на мостик управления, — неожиданно вышедший на связь Крин судя по голосу был очень напряжен и взволнован.

И все, никаких объяснении зачем и почему, и что вообще происходит. Быстро направляясь в сторону носа корабля на горизонтальном лифте, Аран думал о том, что видимо случилось что-то действительно серьезное. Раньше он у своего шефа не слышал такой озабоченности. Даже когда его арестовали, он был спокоен и расслаблен.

Что же произошло?

Ответ он узнал добравшись до командного мостика управления лайнером.

— Это пираты. Это… пираты!!! — Крин метался по помещению,

заставленному многочисленными мониторами и пультами управления и судя по всему был в ярости.

— Где пираты, о чем ты? — Аран с недоумением посмотрел сначала на Крина, а потом на других членов экипажа, бывших здесь.

— При выходе из гиперпрыжка, мы не зафиксировали никого. Хотя надо сказать, что системы сканирования на этом корабле весьма слабые, — начал отвечать капитан. Он, как и все члены экипажа с охранниками были обычными наемными работниками. В таких делах Крин предпочитал полагаться на профессионалов. — Десять минут назад по нам был осуществлен одиночный ракетный выстрел. Судя по пропаже гиперсвязи, можно предположить, что вместо боеголовки на ракете было установлено устройство глушения. Их называют «Плаксами» и они могут блокировать межсистемную связь на несколько часов.

— Так и что теперь? — Аран пока не испытывал страха. Наверно потому, что до него еще не совсем дошло, что будет дальше.

— Сейчас мы наблюдаем приближение к нам легкого келианского крейсера модели «Мародер». Скорее всего, вскоре нас будут брать на абордаж. Раз уж больше они не открывают огонь. А они могут это сделать. Их корабль вооружен так, что сможет уничтожить нашу весь лайнер без всякого напряжения, со своей стороны.

— Мы можем уйти от них?

— Расчет новых координат для гиперпрыжка займет еще не меньше часа. Маршевые двигатели у нас тоже не настолько мощные, чтобы улететь от боевого корабля. Думаю, что они настигнут нас в течении пяти-десяти минут. Это очень шустрый крейсер, — голос капитана был спокойным, но все же Аран распознал в нем признаки паники. Похоже ситуация и впрямь была серьезной.

— Но с чего вы взяли что это пираты? Может это кто-то другой. Келианский патруль или кто-то еще. Конфедерация ведь продает свои корабли всем желающим, — попытался успокоить всех присутствующих финансовый управляющий. — Не проводят ли они просто досмотр корабля. Я слышал, что во Фронтире такого частенько делают.

— Сразу после попадания ракеты пришло сообщение, — один из членов экипажа что-то нажал и на большом экране посреди рубки появилась короткая запись.

Человек, с коротким ежиком черных волос, одетый в черный плащ имел холодный жесткий взгляд и выглядел как тот, с кем лучше не шутить:

— Говорит капитан Кастор Риз с борта «Корсара». Приказываю вам заглушить маршевые двигатели и готовиться принять на борт наши абордажные партии. В случае любого сопротивления мы будем открывать огонь на поражение. Не глупите и все останутся живы.

После окончания короткой и весьма пугающей речи на мониторе появилась заставка в виде какого-то странного знака, ранее Драном нигде ни виданном: черный человеческий череп с бластерами за ним, в странной фигуре, похожей на треугольник.

— Это пираты. Похоже, что кто-то на борту, имеющий доступ к искину скинул им наш маршрут, — сказал капитан.

— С чего вы взяли?

— О том, что Корабль любви совершает раз в несколько месяцев полет к синему гиганту на периферию Содружества узнать не так сложно. Но точный маршрут с точками выхода после прыжков всегда бывает разным. Его прокладывают в начале пути. Значит, кто-то на борту каким-то образом взломал систему или же у него и так был доступ к нужной информации. И после старта, когда уже стало понятно, что полет не отменят, отправил все данные космическим разбойникам. А тем просто оставалось ждать нас в любой удобной для нападения системе. Они выбрали эту.

Услышав о предательстве среди людей на борту Крин начал опять кричать и обвинять всех подряд. Он и впрямь был по-настоящему напуган. Ведь до этого ему не приходилось бывать в настолько опасных ситуация, которые могли действительно закончиться его смертью.

— Они пошли на абордаж. Два штурм-бота начали принудительную стыковку, — как будто желая еще больше разогреть обстановку вдруг заявил один из членов экипажа.

— Сделайте что-нибудь во имя бездны. Я вам плачу такие огромные деньги. Вы и ваши люди получают лучших девочек в любое время. И меня даже не волнует, что некоторые из них после таких многочисленных встреч становились отнюдь не куколками, как раньше. Я вам прощал эти шалости. Неужели вы не отплатите мне тем же и не защитите меня? — почти прокричал лидер движения за свободные отношения обращаясь к шефу охранников.

— Мои люди не солдаты, поймите. Наша подготовка не включает ведение активных противоабордажных действий против подготовленного и опытного противника. А судя по этому, — тут главный охранник указал на один из боковых мониторов, на который транслировались картинки с внутренних камер корабля. — На борт проникли именно такие враги. У нас обычная легкая броня и парализаторы с маломощными ручными импульсниками. Мы их не остановим.

Проследив за его жестом, Аран увидел на экране, как по коридору лайнера быстро продвигаются множество людей. На них были какие-то скафы серого цвета, явно военного назначения. А винтовки в руках были точно не предназначены для парализации вероятных противников. И судя по тому, как пиратские абордажники слажено и четко двигались, можно было однозначно утверждать, что опытности в боях им точно не занимать.

— Плевать. Вы должны защитить хотя бы рубку. Вам нужно будет продержаться только час, а потом мы совершим прыжок отсюда. Так ведь, капитан?

— Да. Но хочу заметить, что после прыжка, все уже проникшие на борт никуда не денутся отсюда. Надо будет с ними что-то делать.

— А улететь отсюда? У нас же есть орбитальные шлюпы. Можно на них скрыться? — спросил Аран.

— Нет, это ведь обычные малые корабли, предназначенные для коротких перелетов. У них нет гипердвигателя и планеты куда можно было бы сесть, поблизости тоже нет. По крайней мере, пригодной для существования без системы жизнеобеспечения. Да и скорость наших шлюпов значительно уступает военным штурм-ботам, на которых прилетели пираты. Нам некуда деваться.

Зря он это сказал. Снова начались крики, постепенно перерастающие в самую настоящую истерику. Крин уже перестал себя контролировать и явно нуждался в новой дозе какого-нибудь наркотика (что именно он принимал Аран, точно не знал, но точно не один десяток разных видов). Уже не слушая своего работодателя, шеф службы безопасности лайнера стал вызывать своих людей к главному пункту управлением кораблем. А потом, приказав, капитану перекрыть все какие можно переборки в коридорах, вышел из рубки.

— Еще один бот принудительно пристыковался.

Чуть дернувшись от такого спокойного голоса, поведывавшего о прибытии новой порции вражеских солдат, Аран машинально посмотрел на мониторы с камерами в коридорах.

Первым из пролома в коридорной стене, образовавшегося в результате действий пиратов на этот раз показались отнюдь не люди. Фигурами они может и были похожими на солдат в тяжелых доспехах. Но глядя на них, даже у сугубо гражданского лица, каким был управляющий бизнес-структурами Аран Маклин, не возникло сомнения в том, что это какие-то дроиды. Причем явно военного назначения. Их появилось в коридоре штук десять, а потом снова пошли уже привычные люди в бронекостюмах.

Чуть позже среди вновь прибывших появилась фигура, отличающаяся от всех незвано явившихся на борт их круизного лайнера.

Черный плащ, одетый прямо поверх какой-то серой брони, выдавал в нем одного из офицеров космических разбойников. Как и большинство жителей Содружества, Аран хоть раз, да смотрел голофильм про пиратов и смелых космодесантников умело противостоящих первым. Где почти все главари космических разбойников были в похожи плащах.

Только вот сейчас ситуация была совсем не похожа на фильм. Разве что на начало, где дальше по сюжету к атакованному кораблю обязательно подойдет какой-нибудь военный борт с целой кучей бравых солдат Содружества, чтобы спасти от пиратов всех невинных людей.

Но, как подозревал, бывший вице-президент крупной туланской торговой корпорации, в их случае ничего подобного не будет. Пиратам тут никто не сможет помешать.

Оглянувшись и поняв, что Крин вышел из рубки вслед за главным охранником и что теперь здесь находятся только капитан и его люди, Аран подошел к нему и тихо спросил:

— Вы можете выйти на связь с атаковавшими нас? В частности, с их капитаном.

Когда планировалось непосредственное проникновение на борт лайнера, то было понятно, что его шлюзы отпадают сами собой, в виду неподконтрольности бортового искина, который заблокирует программы стыковки и не пустит нас внутрь.

Попытка использовать внедренного агента так же была невозможна, потому что по словам майора, он больше не выходил на связь, после передачи данных маршрута.

Поэтому оставался только один вариант — внутрь корабля абордажные партии попадали прямо через корпус, вырезая его при помощи специальных устройств, которые были установлены на Забияках.

Точки, отмеченные для входа, располагались в разных концах огромной туши захватываемого лайнера. Первая команда под командованием Карла Лери, должна была взять под контроль технические отсеки, где располагался гипердвигатель и корабельный реактор. Взяв их под контроль, можно было влиять на корабль посредством полного отключения энерго-питания, как всех систем, так и отдельно вырубив маршевые двигатели.

Второй отряд был нацелен на командный мостик. Для полного перехвата управления. Это было довольно важно, учитывая, что мы хотели не просто разграбить это судно, а увести его с собой, вместе со всеми пассажирами.

— Это ОТГ-1, мы проникли на борт, начинаем продвижение. Пока сопротивления нет, — доложил по отдельному каналу связи Лери.

— Это ОТГ-2, идем по плану. Живых нет, сопротивления нет, — через минуту доложил командир второй абордажной группы.

— Понял. ОТГ-3 на подлете. Начинаем стыковку, — я выглянул через иллюминатор и посмотрел на медленно приближающуюся поверхность корабля. Забияка сейчас летел не по прямой, а под небольшим углом в бок, чтобы через некоторое время, наши скорости с захватываемом судном синхронизировались и можно было упереться к нему правым боком штурм-бота.

Мягкий толчок и почти сразу же небольшие вибрации показали, что все идет по плану. Сейчас сразу несколько особо прочных дисков «Резака» вгрызаются в металлическое покрытие лайнера. Оно у него не имеет бронированной составляющей, так что времени на создание прохода не будет затрачено много.

Еще спустя минуту, приходит сообщение, что можно производить открытие боковой двери. Все происходит в автоматическом режиме и не требует моего или чьего-то еще участия.

Путь открыт.

Первыми идут Гекаты. В тяжелой модификации они с трудом проходят через проделанное отверстие. По сравнению с задней откидывающейся аппарелью, боковой выход намного меньше по своим размерам.

Но все же они протискиваются и вслед за ними устремляются люди.

— Готов? — я повернулся к Андреасу. На этот раз он идет лично, так как пытаться вскрыть защиту искина на лайнере дистанционно нереально. Ведь там восьмое поколение, как правило создающее весьма изощренную систему сетевой безопасности.

— Да, — твердо ответил взломщик. На нем корпоративная броня Сирузы и даже при беглом взгляде видно, что он явно не привык таскать подобные

вещи на себе.

— Все будет нормально. Держись позади. Как только доберемся до рубки, сразу же начинай перехватывать управление на ручной режим. Нужно отсечь железные мозги этой посудины, чтобы совершить прыжок отсюда.

— Ага, я помню план, — голова с растрепанными волосами кивнула и скрылась за тяжелым тактическим шлемом.

— Тогда вперед.

Выскочив в корабельный коридор, я приказал начать движение вперед. У проделанного перехода осталось два дроида и три человека. Оставлять без охраны Забияку я не собирался.

Пока мы двигались, то к моему удивлению нам не повстречалось на пути ни одного человека. Не то чтобы вооруженного охранника, но даже обычного гражданского, которых тут должно было быть по меньшей мере девять сотен человек.

Ожидая все время какой-то ловушки или каверзы от защитников, я приказал двум дроидам все время идти впереди основной группы метров на двадцать. В случае какого-то неожиданного удара, потерять двух Гекатов было предпочтительнее потери двух солдат. Хотя, учитывая их новую броню, чтобы уничтожить или даже повредить марканских боевых машины, было необходимо очень мощное оружие с серьезным калибром. Которого на борту не должно было быть, если верить словам имперского майора. Который сейчас находился в отдельной запертой каюте на Корсаре под охранной трех Брандов и Флинта. Который имел приказ, в случае каких-то неприятностей здесь, первым делом прикончить запертого эсбешника.

— Капитан Риз, вас вызывают на связь с борта Корабля любви, — стоило мне вспомнить искина Корсара, как он тут же появился на канале связи. — Соединить?

— Давай, — спустя секунду размышлении отвели я. Интересно на каких условиях будут капитулировать?

То, что со мной связались, чтобы сдаться я был уверен. Хотя и не совсем. Кто его знает этих хиппи. Может они предпочтут сдохнуть все вместе, предпочтя этому плен.

Черт. А ведь взорвать корабль изнутри вполне было возможно. Внезапно я вспомнил про тот случай с Рыжим палачом, когда почти такой же пассажирский лайнер разлетелся на множество кусочков из-за каких-то внутренних поломок. Как бы эти психи не попробовали провернуть тут подобный фокус.

— Меня зовут Аран Маклин, я являюсь финансовым управляющим делами господина Крина. Я говорю с капитаном крейсера, который атаковал нас?

— голос был вполне нормальный. Не испуганный, не взволнованный. Как будто человек каждый день проводил подобные переговоры.

Кстати, такое было вполне возможно. Если этот «финансовый управляющий» представил, что ведет обычный деловой разговор по заключению какой-то бизнес-сделки, которых у него должно быть было достаточное количество в жизни.

— Да. Это капитан Корсара — Кастор Риз, — подтвердил свою личность я.

— Капитан Риз, я в настоящее время с несколькими членами экипажа лайнера нахожусь в командной рубке. Мы готовы сдаться и помочь вам в захвате нашего корабля, при условии сохранения нашей жизни и свободы.

— И зачем мне это? Думаете, без вашей помощи мы не справимся? — несколько сарктически заметил я. Этот финансист был довольно ушлым, судя по всему.

— Охранники сейчас ждут вас на пути к центральному посту управления, все переборки там закрыты. И учитывая их толщину и общее количество, вы точно долго провозитесь, пока пройдет сквозь них и вооруженных сотрудников службы безопасности, которые, как и люди из экипажа вовсе не являются членам «Любви без границ». Это просто наемные работники, которые имеют весьма высокую квалификацию. Так что