КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403056 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171529
Пользователей - 91565
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Зверев: Хаос (СИ) (Фэнтези)

думал крайняя книга, но похоже будет еще и не одна

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Красницкий: Сборник "Сотник" [4 книги] (Боевая фантастика)

Продолжение серии "Отрок"...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
загрузка...

Сопровождающий (fb2)

- Сопровождающий 59 Кб, 18с. (скачать fb2) - Автор неизвестен -- Эротика и секс

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



СОПРОВОЖДАЮЩИЙ

Всем привет! =) Можете звать меня Влад.

Дело происходило во время моей учёбы в университете. Я тогда учился на 4-ом курсе, а после пар тренировал детей в секции рукопашного боя в той же школе, которую сам когда-то закончил. Весной ко мне подошла завуч и сообщила, что пятиклашек хотят вывезти в аквапарк в соседнюю Польшу и им нужны взрослые сопровождающие на два дня. Из учителей ехала классная руководительница одного из пятых классов, две мамочки из родительских комитетов разных классов, и завуч попросила поехать меня, чтобы у женщин было «мужское плечо». Мужской коллектив в школе сводился к завхозу-пьянице и древнему сторожу. Уточнив расклад — путёвка, проживание, питание оплачены — я согласился. Отправление было назначено на субботу в одиннадцать, возвращение в воскресенье после шести вечера. Виза у меня была открыта и проблем никаких не возникало.

В субботу я поболтал немного с Натальей Павловной — классной руководительницей 5-го «Б». Она была старшей в поездке. Это тётка неопределённого возраста, советской закалки, строгая в меру. Подошли две дамы — одна лет тридцати, другая вроде постарше — наверное чуть младше сорока и выглядела она какой-то раздражённой. Из короткого разговора выяснилось, что это две мамочки из родительских комитетов — Ольга Викторовна (помоложе) и Надежда Сергеевна (постарше). С Ольгой Викторовной был мальчишка с моей секции — Артём. Он смело пожал мне руку и побежал к парням с класса. А Надежда Сергеевна сообщила, что её дочь слегла с температурой и никакой аквапарк ей не светит. Женщины поохали, Наталья Павловна запричитала, что втроём будет тяжело, но постараемся справиться, а она пусть едет домой и лечит дочь. Однако Надежда Сергеевна категорически отсекла эту затею:

— Нет уж, с дочкой муж и свекровь побудут. Он у меня тут на рыбалку собрался, а я посменно работаю и на выходные уже подменилась коллегой. Так что пусть своей матери своей помогает, а я вам помогу, раз уж обещала.

Из её тона мне показалось, что этому решению предшествовали семейные разбирательства с мужем. «Скорее всего, недовольна была тем, что он её со свекровью дома решил оставить, а сам на рыбалку свалить хотел, лопух!» — я вообще-то вежливый парень был, но внутреннее злорадство не сдерживал.

Дети начали рассаживаться по местам в большом автобусе, я же помог сложить небольшие сумки с вещами в багаж. У самого меня был с собой только рюкзак — много ли надо на сутки? Всего-то: пара смен белья и носков, свободная одежда для отеля, щётка, паста, полотенце, сланцы для аквапарка и плавки. Ну ещё перекус в дорогу.

Автобус тронулся, я надеялся, что сяду рядом с Ольгой, но она сидела рядом с Натальей Павловной и о чём-то увлечённо болтала. «А, точно, её Артёмка у Павловны в классе учится!». Тогда я сел рядом с Надеждой:

— Здравствуйте, я Влад, — я протянул женщине руку.

— Здравствуйте. Надежда, — она явно была ещё немного раздражена, а может чувствовала себя виноватой, что на эмоциях оставила дочку дома и уехала в аквапарк сама.

— А как вашу дочку зовут?

— Дочку? Настя. Броневая.

— А, Настя! Она начинала ходить ко мне на тренировки, — в глазах у моей собеседницы промелькнуло понимание и лицо немного смягчилось.

— Вы тренер по рукопашной?

— Да.

— Да, я вспомнила. Мы Настю на гимнастику перевели в СДЮШОР возле дома.

— Ну это хорошо, она гибкая, но боевой спорт ей не совсем подходит.

— Да мы не то, чтобы её совсем спортсменкой растим, главное, чтобы здоровая была.

Мы проболтали обо всяком вплоть до границы. За это время я заметил, что Надежда действительно злится на мужа и явно недолюбливает свекровь. Дочку любит и правда корит себя за то, что оставила её дома. «Может боится, что свекровь с папашей будут на маму наговаривать». Женщина она была явно ответственная и сильная, с хорошими организаторскими способностями. А ещё… у меня на неё встал. Причём, встал в самом начале разговора.

Конечно, когда ты молод, гормоны бьют в тебе ключом, да ещё и весна — эрекция настигает в неожиданные моменты. Но это был не совсем тот случай. Может дело в том, что до сих пор я спал со сверстницами, плюс-минус два-три года, а Надежда была гораздо старше меня и это был какой-то вызов или трофей. Точно не знаю, что в ней меня так невероятно манило. Её сильный характер вкупе с красивой внешностью заставлял меня постоянно возвращать свой взгляд, что всё время опускался на её губы. «Хочу поцеловать» — такая была одна из первых мыслей о ней, когда мы начали общаться. Тогда-то мой член и взлетел вверх.

У Надежды было красивое точёное лицо с ярко выраженными скулами. Вьющиеся тёмные волосы спускались ниже плеч, полноты не было и в помине, но и худой её никто бы не назвал. Грудь явно выделялась двумя прекрасными налитыми буграми под лёгкой синей блузкой. Пока мы стояли на улице, я обратил внимание, что из всех взрослых в пути она самая высокая, выше меня на полголовы. Это тоже меня заводило. Её бёдра были плотно обжаты джинсами и выглядели невероятно маняще.

На границе к нам заглянули наши таможенники, пробежались, собрав загранпаспорта и вернули их с отметками о пересечении. На другой стороне мы больше часа простояли в очереди, а потом поляки всё-таки вывели нас из автобуса. Мы прошли через таможенный пункт по одному, лично получая отметки со штампами в паспорта. Я помогал женщинам приглядывать за детьми. Ольга пошла собирать прошедших таможню у автобуса. Наталья Павловна проводила нескольких детей в туалет и тоже отправилась к нашему транспорту. Мы с Надеждой контролировали оставшуюся часть детишек. Я прошёл таможенный контроль последним и прошёл через турникет к остальным. Надежда открыла дверь, и школьники посыпались на улицу, где на излишне шумных прикрикнула Наталья Павловна. Я придержал дверь и когда Надежда выходила прикоснулся своей ладонью к её талии. Она чуть повернула голову, но ничего не сказала, более того, мне показалось, что уголки её губ чуть поднялись.

Когда мы занимали свои места, Надежда повернулась ко мне и её колени оказались ко мне ближе. Я тоже повернулся спиной к проходу и лицом к ней. Ноги наши соприкоснулись и мои чресла тут же ощутили приток крови. Надежда не стала отодвигаться, мы продолжили болтать о всяком, но теперь она часто мне улыбалась, глаза стали казаться больше и в них мелькали искорки. Она сложила свои ладошки вместе и держала их, зажав между бёдер. Я иногда опускал глаза на её руки, фантазируя насколько там сейчас горячо. Бугор на джинсах я не скрывал, и Надя иногда искоса бросала взгляд на мой пах.

До отеля при аквапарке мы добрались часам к пяти. Номера уже были на всех расписаны заранее и мне доставался одиночный. Ольга заселялась с сыном, который был очень этим не доволен и хотел жить с пацанами. Наталья Павловна тоже получила однушку, а Наде дали ключи от двухместного, т. к. изначально предполагалось, что она будет с дочерью.

Я свои вещи раскладывать никуда не стал, только умылся, перебрал немного рюкзак и пошёл в холл. Там носились несколько наших детей, в кресле сидела Надя, переодевшаяся в светлый сарафан. Я подошёл к ней и сделал комплимент её виду:

— Прекрасно выглядите, очень по-весеннему — она улыбнулась.

— Спасибо, Влад!

— А где ваша сумка? — у неё действительно был с собой только кошелёк.

— Я не пойду в сам аквапарк — не люблю воду хлорированную.

— Но тут она не такая, как в наших бассейнах. Здесь вообще её почти как для людей чистят, — Надя вновь наградила меня улыбкой.

— Да всё равно, я больше с Настей хотела поехать.

— И чем будете заниматься? — Надя широко распахнула глаза и тихонько шепнула:

— Пойду в бар. Чем ещё одинокая женщина может заняться на отдыхе?

— Почему одинокая? Я вам составлю компанию, — Надежда отвела взгляд.

— Да зачем вам, Влад? Сходите, искупайтесь. За детьми поможете присмотреть.

Меня этот вариант не устраивал. «Если она решила отомстить мужу, то я сделаю всё, чтобы помочь ей в этом!..

И никому другому шансов не дам!».


— За детьми Наталья Павловна и Ольга присмотрят. Тем более, что в аквапарке особо и не зачем будет за ними смотреть. А если такой девушке грустно, то я обязан ей составить компанию и помочь отдохнуть.

Надя внимательно на меня посмотрела и медленно кивнула.

— Ну хорошо.

Через двадцать минут дети с сопровождающими убежали в зону аквапарка, а мы с Надей вышли в город. Я периодически придерживал её за руку, касался её талии, в общем налаживал тактильный контакт, заставлял привыкнуть к моим прикосновениям. Она особенно не была против. В какой-то момент, будучи опьянённым уединением с такой женщиной, я рискнул положить свою руку ей на низ спины. Но не на секунду, якобы придержать или направить куда-то, а практически обнял её, как девушку. Надя при этом сделала небольшое движение ко мне, так что мы стали ближе. Мы открыто болтали, а потом я опустил ладонь ниже и погладил через тонкую ткань сарафана её ягодицу. Сердце бешено колотилось. Я смотрел на её лицо и боялся, что сейчас она прервёт мои ухаживания, но Надя улыбнулась и опустила лицо вниз, пряча эмоции. Руку мою она не убрала и не отстранилась. Тогда я уже притянул её к себе вплотную, и мы шли обнявшись, а моя рука иногда опускалась на её упругую попу и поглаживала вожделенное тело.

Мы дошли до какого-то парка и решили занять скамейку на заходящем солнышке. Когда мы садились, я притянул Надю к себе. Женщина закинула ногу на ногу, и я поглаживал её бедро, продолжая болтать обо всяком. Мне удавалось рассмешить её и белые зубки ослепляли меня, кружа мою голову. Я уже не ограничивался одними поглаживаниями, а иногда смело сжимал Надину попку. Но когда я потянулся к ней губами, она отвернула голову, подставив мне щёку. Правда меня это не сильно огорчило: первый поцелуй я оставил чуть ниже скулы, а второй закрепил на её шее. Надя рассмеялась:

— Ну вы и смельчак, Влад!

— С такой дамой любой мужчина обязан быть смелым, — она повернулась ко мне и пристально посмотрела в глаза. Я снова к ней потянулся, но Надежда вновь подставила мне щёку. И мои губы опять прошлись по её шее. Она немного помолчала, подумав о чём-то. Затем произнесла:

— Вот что, Влад, — её голос стал тише, и в нём послышалось томное придыхание, — Я думаю, что в местных барах алкоголь очень дорогой, поэтому нам для хорошего вечера лучше бутылочку вина с собой где-нибудь купить.

— У меня есть коньяк.

— Да? — Надя удивилась.

— Ага, я купил в дюти фри, — уточнять что, покупал я его ещё в призрачной надежде соблазнить импортной выпивкой Ольгу, разумеется, не стал.

— Какой вы предусмотрительный.

— Угу, — мои губы были заняты её шейкой, — И шоколад ещё взял.

— Сладкоежка?

— Немножко.

Надя наконец повернулась ко мне. Её ладонь легла мне на лицо, а губы прижались к моим. Я ощутил жар её знойного рта и мой язык устремился к ней, переплетясь на половине пути с её языком. Надя поиграла с его кончиком и засосала его в себя, вызвав у меня стон наслаждения. Я прижал её к себе и был готов просто завалить эту женщину прямо в том парке, но она отстранилась.

— Пойдём? — Надя глубоко дышала, её причёска немного сбилась (понятия не имею, когда я успел её так помять), одна лямка сарафана сползла вниз, оголив плечо.

— Да, секундочку только.

Я притянул Надежду к себе, она засмеялась, думая, что я снова её поцелую, но моя рука выпростала одну её грудь из сарафана. Женщина ахнула, когда я, наклонив голову, вобрал между губ её тёмный сосок.

— Влаааааад… — рукой я придерживал полную, налитую кровью грудь, лаская её сбоку и снизу, а языком игрался с сосочком, иногда массируя его ореол.

— Н-не надо…

Надежда отстранила меня и поправила сарафан. Её лицо горело, она поднялась на руки, держа меня за руку. Путь до отеля был чудовищно долгим, хотя двигались мы стремительно. На этот раз, наши тела постоянно соприкасались — если я не мог её где-то обнимать, то крепко держал за руку.

А в отеле нас ждал неприятный сюрприз. В холле Надя резко бросила мою руку и стремительно свернула к туалету. Я немного огорошенный дёрнулся за ней, а потом замер, увидев у стойки регистрации Ольгу. Вокруг неё вилось несколько ребятишек. «Бл*дь! Они уже всё?!!» — я глянул на часы и внутренне ахнул. «Ну да, влюблённые часов не замечают. Хотя в моём случае, скорее похотливые».

Я подошёл к ним, чувствуя, как жар меня отпускает, хотя перед глазами у меня немного плыло.

— А вы что, уже всё, накупались? — Ольга повернулась и смерила меня взглядом.

— Да, дети все горки объездили, — «А я бы тебя объездил бы, но похоже, что не в этот раз».

Подошла Наталья Павловна:

— Влад, а Надежда Сергеевна с тобой? — от срочного выдумывания ответа меня спасла сама Надя.

— Ой! Вы что так быстро? Я в вашем возрасте с горок до ночи бы не слазила! — похоже, что буквально за одну-две минуты, она успела привести себя в полный порядок и теперь только я выглядел немного взъерошенным.

— Да больше двух часов купались, выбрались, чтобы на ужин не опоздать, — услышав про два с лишним часа, Надя сделала большие глаза, а я улыбнулся.

Нам пришлось отправиться ужинать. За едой женщины были заняты беседой, Надя тоже обсуждала с ними какие-то школьные дела, а я откровенно скучал. Наскоро поев, я дождался нескольких ребятишек и повёл их на этаж в комнаты. У себя в номере я достал купленный коньяк и коробку с конфетами, положив всё у небольшого зеркала. Взял два гостиничных бокала и лёг на кровать, прокручивая в голове воспоминания. Вскоре мой член стал изнывать от необходимости сбросить напряжение, а никакого стука в дверь не раздавалось.

С номерами нам тогда здорово повезло, в начале нашей секции были два номера, где расположились Ольга и Наталья Павловна. Потом шли номера детей, а в конце секции был мой и, крайний, Надежды. Я прислушивался к шуму в коридоре, но кроме периодических перебежек детских ног из номера в номер ничего разобрать не мог. Через некоторое время я вскочил, потому что больше не мог так просто валяться. Мне пришлось принять душ, чтобы немного освежиться, и я снял излишнее возбуждение вручную. После этого я переоделся в более свободную одежду и вышел в коридор. Я подошёл к Надиной двери, но там было тихо. Убедившись, что в коридоре никого не видно, я постучал, но внутри не раздалось ни звука. «Да где же она?!». Я пошёл по коридору к холлу и вдруг увидел Артёмку.

— А ты что не в номере?

— Мама разрешила, — мелкий мне улыбнулся, — Они с Наталь Палной пошли.

— Куда пошли? — «Вот старая кляча!», — мне пришло в голову, что и Надежда, наверняка с ними.

— К ней в комнату. Мне мама сказал в десять ложиться.

Я глянул на часы. «Половина десятого». Потрепав мелкого по голове, я спустился в холл, бесцельно побродил по отелю и вернулся к себе. «Десять» — в соседнем номере было всё так же тихо. Я не выдержал и плеснул себе коньяка. Янтарная жидкость зажгла в груди огонь, а голове наоборот стало немного легче. Тут же плеснул ещё коньяка и залпом всадил вторую порцию. В голове зашумело. Я отпил, наверное, треть бутылки, а потом закупорил её. Окно открыл на форточный режим и уселся в кресло. Через некоторое время я провалился в дремоту.

Сначала не понял, от чего я пришёл в сознание. Голова немного гудела, и я опрокинул в себя коньяк, что оставался в стакане. Хрустнув шеей, я прислушался и мне показалось, что в соседнем номере кто-то есть. Моё сердце сразу забилось сильнее. На часах была половина первого ночи. Я приоткрыл дверь и выглянул в коридор, никого не было и стояла тишина. Я взял коньяк и всунул бутылку в задний карман шорт, насколько смог. В руку взял коробку с шоколадом.

У Надиной двери я ещё постоял, внимательно прислушиваясь и хмурясь — я слышал её голос, она с кем-то говорила. «Кто там у неё ещё? Эта карга старая или она себе кого-то подцепила?» — я ревновал. Я был уверен, что будь там мужик, то я с наслаждением влуплю ему… так, чтобы выл как пёс от боли, но если там Наталья Павловна, то не хотелось объяснять, почему это я по номерам замужних женщин ночью стучу с шоколадом в руке и перегаром изо рта. А потом я понял: «Она по телефону говорит!» — действительно, интонации Нади иногда менялись на вопросительные, но ей никто не отвечал, голос в номере был только один. Я поднял руку и постучал в дверь. Раздались шаги и голос стал звучать чуть громче. Дверь открылась, Надя, увидев меня широко открыла глаза и прижала палец к губам. Я улыбнулся ей и кивнул. Моя догадка подтвердилась — она в самом деле говорила по телефону и при этом была слегка пьяна.


— Д-да… Н-нет… Игорь, бл*дь, я тебе ещё повторять должна? Дети спят, мы с Натальей Павловной и Ольгой выпили вина… — Надя, посторонилась, впуская меня в номер и закрыла дверь, поставив её на защёлку. Я встал у зеркала, облокотившись на тумбу, — Натальи Павловны вино… Ты чем недоволен? Что ты на рыбалку бухать не поехал? Ну ты же планировал, что кто-то из нас сегодня выпьет, вот я исполнила твой план… Да, издеваюсь… Сам виноват… Маму свою не надо было звать в гости и пытаться уёб*вать из дома… Я дочь лечить под бубнёж твой мамки не собираюсь… Приеду — посмотрим, как себя вести будешь…

Как я понял, её муж сначала был недоволен, тем что Надежда заграницей выпила вина, а потом пытался извиняться за грубость. Но даже под градусом Надя явно была главной в семье и уверенно вела разговор. Когда они закончили Надежда поставила телефон на зарядку. Я же залюбовался её ножками и попкой, пока она наклонялась, чтобы воткнуть зарядное устройство в розетку. Из-за выпитого вина это получилось у неё не сразу, и я подошёл сзади, придержав её за талию. Надя разогнулась и попыталась убрать мои руки. Но когда она повернулась, на её лице была улыбка.

— Ну-ка, я ещё ничего не решила.

— Я еле дождался, уже коньяк сам открыл.

— Ай-яй-яй! Какой негодяй! — Надя шутливо погрозила мне пальцем и мягко отстранилась.

Она прошла к зеркалу, коснувшись моей руки и открыла шоколад. Тёмный кусочек промелькнул между чувственных губ и оказался у неё за щекой. Надя надула губки и довольно промурчала:

— Вкуууусно! — она села на кровать, но, когда я подошёл, упёрлась руками мне в живот, — Ну-ка, молодой человек, я же сказала, что ещё не решила ничего.

Я разлил нам коньяк и передал ей бокал. Сел рядом. Мы чокнулись и выпили. Я едва пригубил, а Надя опрокинула в себя порцию залпом. Отставив свой бокал на тумбу я сказал:

— Я тоже хочу шоколад, — и поцеловал её в губы.

Вновь ощутил этот жар. Наши языки сплелись, но теперь между ними был ещё кусочек шоколадки, пропитанный алкоголем и Надиной слюной. Она передала его мне и отстранилась с улыбкой. На щеках женщины появился румянец. Она спросила:

— Вкусно?

— Лучше не бывает.

— Хороший коньяк.

— Мне такой на день рожденья дарили. Правда хороший. Особенно если компания теплая.

Надя вновь села ко мне ближе, совсем как в парке и положила руку мне на бедро. Член моментально начал натягивать ткань моих шорт.

— Налей ещё, — её голос вновь стал томным, и я подал ей обновлённый бокал.

— Надя, на брудершафт? — она поцеловала меня в щёку.

— А ты что, не все ещё изучил у меня?

— Чем дальше я проникаю, тем больше хочу задержаться в тебе, — её тёмные глаза встретились с моими.

Надежда откусила небольшой кусочек шоколада и проглотила его. Её мягкие губы нежно прикоснулись к моим и оставили легкий поцелуй. Мы выпили, а потом поставили бокалы на пол и прижались друг к другу. Поцелуй кружил мне голову. Надя упёрлась мне в плечи, опрокидывая на спину и легла на меня. Её язык творил в моём рту такое, что член был готов порвать шорты вместе с трусами. Я ощущал мягкость и нежность её потрясающей груди через тонкую ткань. Мои руки медленно подтянули подол сарафана на верх и я, наконец, ощутил нежность кожи её ягодиц.

Надя села рядом и убрала мои руки:

— Влад, я не думаю, что до этого прям должно дойти.

Я встал перед ней и её глаза оказались на уровне моего паха. Надину руки, видимо непроизвольно, легли на мои бёдра.

— Давай посмотрим друг на друга поближе и тогда ты решишь всё что захочешь.

Я выпростал член из ткани, и он наконец оказался на свободе. Не буду врать, что он у меня гигантский, но размеры у меня хорошие. Шестнадцать с лишком, почти семнадцать. Девушкам, когда спрашивают — вру, что восемнадцать. До сих пор никто не перепроверял, а разница чуть больше сантиметра невооружённым взглядом не слишком видна. Но в толщину он у меня хорош. Не то, чтобы раздутый до нельзя, но хорош.

Надя сначала отвела глаза в сторону, но на её губах была улыбка, а правая рука коснулась члена. Я дёрнулся от удовольствия и наклонился к ней, запечатлев долгий поцелуй на её губах.

— Хорошо, хорошо, иди сюда, — Надя притянула меня за член к себе и вобрала его в рот.

— Аааах!

— Тише! Тут стены тонкие!

— Да-да, — я был готов на всё, лишь бы эта потрясающая женщина вернула мой член в свой жаркий ротик.

Она это сделала, неспешно покрутив головку у себя между губ. Её язычок, которым я до сих пор наслаждался только во время поцелуев, теперь поглаживал уздечку и отверстие на головке. Она заглотила член почти на половину, обильно смочив его слюной, а потом выпустила изо рта, чтобы облизать его от основания до самого верха. Я, тем временем, спустил лямки сарафана вниз и освободил её роскошную грудь. Мои руки ласкали эти чудесные полушария, играя с сосками и чувствительной зоной внизу и по краям. Надя старательно сопела, обсасывая мой член. Её руки ласкали яички, а иногда она проводила ими по моему телу сверху вниз, оставляя ноготками бороздочки, словно метя меня, делая «своим». Я взял её за плечи и начал плавно двигаться навстречу Надиному жаркому рту.

— Даа… Моя милая, — она перевела руки мне на ягодицы и стала задавать темп моим движениям.

Я в ответ поправил её волосы, собрав в хвост сзади и начал понемногу натягивать её голову на свой член. От меня начал идти жар, и это было не мудрено — красивая замужняя женщина, наверное, почти в два раза старше отсасывает мне член, посапывая от усердия. И при этом, практически позволяет мне трахать её в рот.

Вот она упёрлась, мне в бёдра и отодвинулась назад. Надя тихонько рассмеялась с лёгкой хрипотцой и вытерла губы:

— Сними совсем, — она кивнула на шорты, и я мгновенно от них освободился, — И налей ещё коньяка.

В это было что-то пикантное, ходить перед женщиной в приспущенном до пояса сарафане, в одной футболке с торчащим членом, который блестит от её слюны и подавать ей бокал с коньяком.

Мы выпили, и Надя стащила с меня футболку. Я хотел избавить её от сарафана, но не успел, она взяла меня за ягодицы и медленно насадилась на член. Я понял, что сейчас будет что-то особенное, потому что в этот раз она как-то особенно двигалась навстречу моему бойцу. Надя теперь не позволяла мне её активно натягивать, я лишь совсем тихонько ей подмахивал, проникая всё глубже. И вот, она отстранилась, сделала глубокий вдох, и полностью заглотила мой член.

— ААААХ!!! — стон был громкий, но мне было наплевать, если бы меня кто услышал.

Надин нос упёрся мне в живот, а голова изогнулась, так, чтобы член хорошо входил в её горло. Она сделала глотательное движение, и я почувствовал, как её горло сокращается вокруг моего ствола.

Моё дыхание участилось, на лбу выступили капельки пота. Надя выпустила член и немного отдышалась. А потом… она опять насадилась на него до конца. На этот раз я держал её за затылок, сильнее прижимая к себе, хотя глубже уже просто проникнуть не мог. Её рука коснулась моих яиц и стала их массировать. Надя чуть подалась назад и мой член вновь оказался на свободе от её сладкого плена.

— Бл*, я х*й сосу молодому парню, — она снова тихонько рассмеялась и тут же насадилась на член.

— Но тебе нравится?

Она подняла взгляд как могла… и наши глаза встретились. Надя подняла правую руку вверх и показала мне большой палец. Я перехватил её кисть и поцеловал ладонь.

— Ты моё солнце…

Когда она вновь отстранилась я наклонился к ней, и мы поцеловались. После этого Надя попросила:

— Теперь стой, просто придерживай. Можешь немного двигаться.

Я вновь собрал её волосы в хвост на затылке, зажав их в кулаке. А Надя… Она начала активно заглатывать мой член. Она выпускала его из своего рта до самой головки, каждый раз сжимая её губами, и тут же насаживалась на член полностью, так что в следующий миг я чувствовал головкой стенки её горла. Я старался не сильно шевелиться, но это не получалось. Мой таз стал непроизвольно подмахивать навстречу её глотке, а через некоторое время, перед глазами у меня поплыло от удовольствия, и я стал уже по-настоящему долбить её прямо в горло. Комната наполнилась утробными звуками Надиных заглотов и моим усердным сопением.

— Надя, родная, я скоро кончу!

Она никак не отреагировала, продолжая трахать себя моим членом и финал не заставил себя ждать. Мои яйца начали бешено сокращаться, густая горячая жидкость стала подниматься по члену и наконец изверглась жарким фонтаном прямо ей в рот. Когда мой ствол только начал сокращаться, Надя прекратила его сильно заглатывать, а сосредоточилась на головке. Сперма била её в нёбо, заливая всё полость рта. Мой х*й содрогался, изливая из себя всё новые потоки семени, белёсая жидкость стала вытекать с краёв Надиного рта, а я всё держал эту потрясающую женщину за голову и дёргано двигался навстречу её языку.

— Бог мой… Это нечто было, я в жизни такого не испытывал, моя сладкая, — Надя откинулась назад и довольно улыбнулась.

Она закинула ногу на ногу и открыла рот, показав сперму на языке. Семя стекало по её подбородку вниз и тонкой нитью спустилось на обнажённую грудь. Я налил нам коньяка, и мы выпили. Потом я взял Надю за ноги и опрокинул любовницу на спину. Она чуть подвинулась, устраиваясь поудобнее и я снял с неё трусики. Её киска была аккуратно побрита, лишь по центру от ложбинки поднималась аккуратная густая полосочка тёмных волос. Я зарылся в них губами и, целуя, стал спускаться ниже. Надя гладила мою голову, а я ласкал её, дразня поцелуями возле влагалища, но не прикасаясь к нему самому.

— Бл*ядь, ну давай уже киску, Влад, — её мат меня возбудил.

Я накрыл её вагину своим ртом и провёл языком по внешним губам. Из Надиной груди вырвался вздох. Пальцы сжимали мою голову, когда я ласкал её клитор или проникал языком прямо в сладкую дырочку. Иногда она постанывала, сдерживая громкие звуки. Её бёдра поднимали таз мне навстречу, чтобы как можно плотнее прижаться к моим губам. Я пустил в ход свои пальцы и проник средним и безымянным во влагалище.

— Влааад… — из Нади исторгся сладкий, томный стон.

Я двигал пальцами, трахая её и внутри массируя переднюю стенку влагалища. Мои губы целовали клитор любовницы. В один момент, она на секунду замерла, а потом подалась мне навстречу и её тело забилось в конвульсиях.

— Уммм… — чуть приподнявшись я увидел, что её лицо искажено гримасой удовольствия, а губы плотно закушены, чтобы не застонать в голос.

Соски моей Нади торчали, а грудь так набухла, что на ней проступили вены. Я приподнялся над ней и стянул, сбившийся на пояс, ненужный нам больше, сарафан. Теперь передо мной лежала вспотевшая, возбуждённая, только что кончившая зрелая женщина, у которой на груди были видны потёки моей спермы. Её ноги были раздвинуты, руки сведены к киске, она пальцами оттянула её немного и глаза… её глаза просили меня. Я навис над ней, и Надина рука обхватила мой вновь вставший член, требовательно потянув его к киске. Горячий ствол погрузился в жаркое лоно любовницы. Мы одновременно застонали, Надино лицо довольно расплылось в улыбке.

— Вот так, милый, трахни меня хорошенько, я тебя очень прошу.

— С радость, моё солнышко.

Я поцеловал её и начал двигаться. Сначала плавно, стараясь членом не столько проникать неё глубоко, сколь массировать её влагалище по бокам. Надино жаркое дыхание иногда прерывалось от удовольствия, она исцарапала мою спину и осыпала лицо поцелуями. Я трахал её с наслаждением, радуясь, что кончил недавно и этот раз продлится подольше. Надя иногда хватала меня за ягодицы, крепко их сжимая и я тоже перевёл свои руки на её упругий зад. Теперь я плотно вдавливал её в постель, чувствуя под собой налитую грудь и соски взрослой женщины. Мой член проникал в неё, и мы помогали, держа друг друга за ягодицы и подавая наши тела навстречу друг другу. Наш пот смешался и мой запах стал её запахом, а её запах моим. С каждой фрикцией я ощущал, как она старательно сжимает внутри мышцы своего влагалища и был ей за это благодарен. Я отводил свой член назад, только затем, чтобы снова с силой вогнать его в эту женщину. Надя укусила меня за плечо и шептала мне на ухо что-то:

— Мой, ты мой… Да, трахай… милый… Влааад, сладкий мой… даа, трахни, мой дорогой…

В тот момент я хотел раствориться в ней, залить её всю своим семенем, сделать ей ребёнка и трахать её до конца своих дней. Прямо там, на той кровати, в том отеле, заниматься сексом с этой женщину до тех пор, пока звёзды не перестанут светить во вселенной. Мой член погружался в эту жаркую пучину, по стволу перекатывалась жидкость от наших чресел, тела скользили друг по другу от пота, а мне всё было мало, я хотел её навсегда.

Я сменил темп и теперь в комнате начали раздаваться шлепки. Надя повернула мою голову к себе и посмотрела в мои глаза. Её взгляд был затуманен. Я подумал, что она хочет попросить быть потише, но она только поцеловала меня и произнесла:

— Трахай, любимый.

Шлепки стали громче. Надя вжалась лицом мне в шею, и я слышал её дыхание, слышал, как она сдерживает свои стоны, переходившие во всхлипы. Я прихватил её за плечи и выгнулся над её телом, чтобы жёстче и сильнее натягивать любовницу на свой член. Моя мошонка стучалась об её попку, а Надя подмахивала мне на встречу иногда лишь приговаривая:

— Да… да… трахай… да… трахай меня… Влаад, траахай… Даааа!

Зубы моей женщины впивались в моё плечо, когда ей было совсем невмоготу сдерживать стоны. Я чувствовал, как солёный пот на спине жжёт глубокие царапины, что Надежда оставила на мне. От открытого окошка нас иногда обдувал ночной прохладный ветерок. Доносились звуки каких-то гуляк на улице, а мы с Надеждой Сергеевной трахались, лежа на кровати отеля, по соседству с детьми, некоторые из которых учились в одном классе с её дочерью. По соседству со старой каргой, которая, как я думал, чуть мне всё не обломала. По соседству с другой мамочкой, на которую я изначально положил глаз. «Нет, Надю на Ольгу я ни за что не променяю… Как же мне повезло!»

— Я сейчас кончу в тебя, — я не спрашивал у неё разрешения. Я сказал ей, что собирался сделать с её волшебным телом, которое теперь стало моей собственностью.

— Кончи… в меня, — она сама теперь попросила.

Я ускорил темп, теперь вынимая член меньше, чем на половину из её влагалища. Грудь любовницы затряслась подо мной быстрее и быстрее. Надя стала стонать в полголоса, уже будучи не в силах полностью себя сдерживать. Напряжение в яйцах нарастало, они уже подобрались и были готовы выплеснуть всё, что накопили после недавнего оргазма. И я кончил. Кончил, вогнав член в неё до упора. Держа её за плечи, я вдавил её на свой член так, как только мог. Моё дыхание совсем сбилось, сердце колотилось не ровно, но я был готов умереть тогда, лишь бы мне удалось насладиться этим всем до финала. Мой член содрогался в недрах её кисочки, и в результате, она стала кончать вместе со мной. Тело дернулось в конвульсиях, она задрожала, влагалище сокращалось, обжимая мой ствол и провоцируя выброс остатков спермы из канала, Надю накрыл оргазм. Я лёг на неё, чувствуя, как она бьётся в экстазе подо мной. Надя всхлипывала и по щекам текли слёзы. Лицо её перекосило от судорог, она держала меня руками, а я чувствовал дрожь в её ногах и мышцах внутри. «Я трахнул её! Словно Эверест покорил!» — о большем я не мог мечтать в тот момент. Если бы рядом оказался волшебный джин и предложил бы мне исполнить любое желание, лишь бы забыть этот эпизод — я бы послал его на х*й. Настолько мне было хорошо лежать на этой женщине и чувствовать, как её влагалище сокращается вокруг моего члена.

— Ты к себе пойдёшь?

— Нет… Я хочу у тебя остаться.

Мы лежали голые под одеялом в её постели и тихо переговаривались. Я поглаживал Надино тело, и волосы. Она одной рукой подрачивала мой член.

— Лучше не надо, Наталья Павловна с утра зайдёт.

— Давай я до неё уйду?

— Она рано встаёт.

— Откуда ты знаешь?

— Она сказала, пока у неё сидели, — мы прервались, чтобы поцеловаться.

— Ты с ума меня свела сегодня.

— Я с тобой такой молодой себя почувствовала, — Надина улыбка вызвала томящее чувство у меня в груди.

— Я тебя каждый день хочу трахать, — Надя рассмеялась.

— Влааад, — она произносила моё имя растягивая букву «а» и меня это заводило, — Не получится каждый день.

— Хорошо, пусть не каждый. Но постоянно, — Надя кивнула.

— Постоянно, — мы снова поцеловались, — Иди, не нужно, чтобы нас застукали.

Если будет интересно об отношениях с Надеждой, то дайте мне знать!)