КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451603 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212311
Пользователей - 99591

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Параллельные (СИ) (fb2)

- Параллельные (СИ) 184 Кб, 41с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анастасия Потемкина

Настройки текста:



Анастасия Потемкина Параллельные

Предисловие

Всем привет. Я хотела бы поблагодарить все тех людей, которые не раз писали положительные отзывы к моим работам. Огромное спасибо вам ребята, для меня важна любая критика и похвала. Спасибо Кристе, за предложенную помощь в создании обложки к книге. Я надеюсь, что благодаря вашим положительным отзывам и оценкам я буду продолжать и дальше писать для вас, и просто потому что мне это нравится. Надеюсь, вы оцените данное произведение, и предупреждаю вас оно приторно-приторно сладкое. Не сломайте зубки) Приятного прочтения!

Настя.

Свежий воздух и солнечные лучи. Как мало нужно человеку для счастья. Особенно если все это ты наблюдаешь только через стекло своего лимузина. У меня мало свободных деньков. Обнадёживает только то, что мне удалось сбежать. Думаю, это ненадолго. Они всегда быстро вычисляют меня, но сегодня я не взяла даже свою карточку, и им придётся попотеть, чтобы отыскать меня в мегаполисе. Как я докатилась до такой жизни? Поверьте мне, я тут не при чем. Гены моей мамы, и ее неудовлетворённые амбиции, привели меня в модельный бизнес еще с пеленок. Когда я была ребенком, все это казалось забавой. Но сейчас мне семнадцать, и у меня нет ничего. Даже подруги фальшивые куклы, помахивающие головой в такт, когда это нужно. Я даже в школе нормальной не была! Меня постоянно окружают люди, суета. С самого рождения я пляшу под чужую дудку, и поверьте мне, это выматывает. Сбегать я стала в пятнадцать, но была глупым ребенком. Взяла телефон, карточку, и прочую технику благодаря которой меня наши через сорок минут. Сейчас я стала умнее, но вот намного ли? Я все так же сбегаю, как неуправляемый подросток, и предпочитаю подниматься на эту крышу. Отсюда все видно как на ладони, а главное не видно меня. Я могла сидеть здесь часами, вырисовывая в своем альбоме птиц или прохожих. Я никогда не рисовала местность. Просто у меня нет личной жизни, а я не хочу чтобы мама узнала где я. Тяжело постоянно находится под вспышками камер, и разгуливать по показам. Я уже молчу о том, какая сильная конкуренция в модельном бизнесе. Я не имела права заиметь прыщ на своей физиономии, куда уж там до лишних килограммов. Я любила бродить по городу, и кататься на метро. Глупо, но такие мелочи делали меня счастливой. В одном я могу быть благодарна карьере модели. Я научилась ценить миг, и видеть в обыкновенном — прекрасное. Меня окружала роскошь, но я променяла бы ее на обычную квартиру с выцветшими обоями. На простую одежду, еду без изысков. На любящего парня под боком, и любимого кота, которому бы чесала брюшко после тяжелого дня. Мне не нужно много, я не избалована. Я просто хочу человеческого тепла и счастья, а его так мало в этом мире!

Женя

Еще один скучный день, после которого меня ждет не менее скучные выходные. Признаюсь, работа официанта не предел моих мечтаний. Но это помогает мне, хоть как то, сводить концы с концами. Я перебрался в этот город из далека. Провинциальный парень, мечтающий стать архитектором. Все что у меня есть — это маленькая квартирка на окраине города, в самом неприметном районе, и потрепанный кошелек в правом кармане. Вчера у меня были не плохие чаевые. Мне повезло родится с симпатичной мордашкой, на которою пускали слюни дамы преклонного возраста и малолетки. Именно они были постоянными клиентками и оставляли самые щедрые чаевые. Пока меня это кормило, я не против лишний раз улыбнуться им. Дома меня ждал такой же одинокий беженец как я — Цезарь. Этого котяру я подобрал спустя неделю своего пребывания в городе. Бедняга застрял на дереве, и мне пришлось помогать ему. Так и подружились. Я взял его маленьким котенком, но откормил на свою голову! Мысли о коте, заставили меня улыбнуться. Нам было не много нужно, да и он заставлял меня не чувствовать себя таким одиноким. Сегодня Цезарь снова будет ждать меня у дверей дольше обычного. Я планировал забежать на знакомую мне крышу, и подумать. Просто побыть наедине со своими мыслями. Я часто делаю это, потому что чувствую себя потерянным. Я потерялся во всей этой рутине. Работа, учеба, и снова работа. Подойдя к знакомому дому, я поднялся на крышу. Какого же было мое удивление, когда на ней я обнаружил милую барышню. Сколько себя помню, никогда не видел здесь никого, а тут… девушка была очень красивой, что я даже залюбовался. Длинные каштановые волосы, стройная фигура, высокая. Когда она повернулась, я увидел самые завораживающие синие глаза. Похоже, она удивлена не меньше моего.

Настя.

Неужели меня уже нашли? Что-то я не припомню его среди папиных охранников. Он внимательно рассматривал меня, и был так же удивлен.

— Ты кто? — заговорила я.

— Креативный метод начать знакомство. — усмехнулся он. — Я вообще то тоже люблю побродить здесь. — он засунул руки в карманы, и начал покачиваться на пятках.

— Я никогда не видела тебя здесь.

— Я тебя тоже.

— Последний раз, я была тут года два назад. — я заправила прядь волос за ухо. — Прости что помешала. Думаю, это уже не моя крыша.

— Нет, что ты. Можешь посидеть здесь со мной. — он вынул руки и обвел простор вокруг себя. Я смущенно улыбнулась. Несмотря на то, что я постоянно общаюсь с людьми, мне всегда с трудом удается убирать застенчивость.

— Любишь одиночество? — подходя ко мне, спросил он.

— Скорее бегу от толпы. А ты?

— А я привык к своему одиночеству, а вообще у меня есть кот. — я улыбнулась.

— Настя. — я протянула ему ладонь, а он прикусил губу и уставился на нее. — Что?

— Не знаю, следует ли мне с тобой знакомится. У тебя один пиджак дороже всего моего гардероба. — осмотрела себя. Я старалась выбирать самую дешевую одежду, чтобы не выделять, но видимо мои старания потерпели фиаско.

— Это самый дешевый из всех что у меня есть.

— Забей, надеюсь, у меня не будет проблем. — я улыбнулась когда он пожал мою руку. В его карих глазах плясали смешинки, и это озорство передавалось и мне. — Женя.

— Очень приятно.

— От кого ты тут прячешься? Девушка твоего уровня, не должна ошиваться по крышам.

— Девушкам моего уровня, иногда, полезно почувствовать себя Карлсоном. — он рассмеялся, и на его щеках появились очаровательные ямочки.

— Позволишь мне погадать? — лукаво спросил он, на что я кивнула.

— Ты из супер-пупер богатой семьи, и тебя это напрягает, поэтому ты сбегаешь из дома, в поисках уединения.

— Почти, ну тогда и я погадаю. Ты одинокий парень, которого вытеснил из дома собственный кот?

— Почти. — в том мне, ответил Женя. — Тут просто красиво.

— Согласна. Это место вдохновляет. — я повернулась к нему спиной, и подошла к краешку крыши.

— Вдохновляет? — удивился он. Я бросил взгляд на сумку, которая валялась на рубероиде, и махнула рукой.

— Возьми в сумке альбом. — он медленно подошел к ней, и вытащил альбом.

— Красиво. — просматривая рисунки, констатировал он. — Ты ведь не училась этому?

— Нет. Это хобби. — странно было, что с малознакомым человеком, я могу так свободно общаться.

— У тебя было бы великое будущее, учись ты этому.

— Ты в этом разбираешься? — сощурив глаза, и внимательно осмотрев паренька, спросила я. На вид лет двадцать, густые черные волосы, и карие глаза. На нем были черные джинсы, белая футболка и пиджак. Как я уже поняла, он не из богатой семьи.

— Я учусь на архитектора. Закончил художественную школу.

— Круто. — выдохнула я.

— Твоя жизнь, наверняка, насыщеннее моей. — он покачал головой, и убрал альбом.

— Порой, это угнетает. — услышав какой то шорох, мы переглянулись.

— Неужели они нашли меня? — паника стала нарастать с удвоенной силой, а вот парень оставался спокойным. Он схватил меня за руку, и потянул за дверь, которая вела на крышу. Он успел вовремя, потому как через секунду вбежали мои секюрити.

— Ты точно уверен что она здесь? — спросил один из них.

— Не знаю. То, что она ошивается по крышам в этом районе известно, но вот на какой? — ответил раздраженно второй.

— Ну тут ее нет. — я испуганно посмотрела на Женю, когда один из мужчин подошел к краешку крыши. Женя приложил указательный палец ко рту, призывая меня не издавать звуков. Я кивнула. Мысленно молилась, чтобы они ушли, так как моя сумка осталась валяться в десяти шагах от меня, но была вне поля видимости охраны.

— Пошли Гриш, ее тут нет.

— Он нам голову оторвет если не найдем ее. — как то печально изрек Гриша.

— Да найдем мы ее, или сама придет. Всегда находили. Да и куда она без денег то? — второй охранник положил руку на плечо другу, и тот кивнул.

— Ладно, пошли дальше прочесывать район. — они развернулись и ушли, унося вместе с собой и мой страх.

— Когда я говорил, что у меня не будет с тобой проблем, то явно ошибался. — отряхивая колени, изрек Женя.

— Прости? — наклонив голову, из под ресниц, я наблюдала за парнем. Он что то проворчал.

— Я плохо знаю город. Может, ты устроишь мне экскурсию? — предложила я, и наткнулась на колючий взгляд.

— Ты смеешься? За тобой бегают здоровые дядьки в дорогущих костюмах, да и сама ты важная шишка. Я прям чувствую, что меня ждут неприятности рядом с тобой.

— Ты струсил? — решаюсь бросить ему вызов, и не ошибаюсь. Его глаза на секунду загораются, а на губах появляется улыбка.

— Ты берешь меня на «слабо»? — я безразлично пожимаю плечами и отвожу взгляд. — Ладно, я согласен. Но только потому, что моя жизнь и так слишком размеренная.

— Оу, спасибо. Это всего лишь на один день. Завтра я вернусь домой, если меня не найдут раньше.

— Чувствую, что будет весело.

Женя.

Когда мы выбрались на улицу, на лице Насти сияла улыбка. Я все никак не мог понять в какой спектакль вляпался. Девчонка была милой и застенчивой, постоянно смущалась и опускала взгляд. Она не была моим представлением «золотого ребенка». Появление громил выбило почву из-под ног не только у меня, но и у нее. Глядя в ее испуганные глаза, я понял что она не просто так прячется. Настя напоминала мне загнанную в угол зверюшку. Очень красивую зверюшку. С ее внешностью только и работать моделью.

— Куда пойдем в начале? — воодушевленно произнесла она. Что можно показать в городе, когда ты сам его плохо знаешь? Плевать, покажу ей свою жизнь. Вот я сто процентов уверен что она быстро уйдет от моей кампании, и найдет себе более подходящую кандидатуру.

— Как на счет того, чтобы перекусить? — вообще, я именно этим и хотел заняться, до встречи с Настей.

— Я за. — бойко ответила она, и сразу потухла. — У меня с собой не слишком много денег. — я улыбнулся.

— Я плачу. Тем более, в то место, куда мы идем, все стоит не так дорого.

— Тогда идем. — она протянула мне ладонь, которую я принял. Настя, как любопытный ребенок, рассматривала все вокруг. Казалось, что для нее прогулка по улице, это что-то невероятное. Я искренне забавлялся ее реакцией на окружающий мир. Давно я не встречал настолько открытых людей. Людей, умеющих видеть прекрасное в обыкновенном. Когда впереди несколько девушек, стали перешептываться, и следить за нами глазами, я напрягся. Когда же это заметила и Настя, то резко прижалась ко мне, и я растерянно приобнял ее за талию.

— Ты чего? — прошептал я в ее волосы, которые пахли миндалем.

— Я совсем забыла про конспирацию.

— Конспирацию? — со смешком выдавил я. — Ты агент 007?

— Не смейся надо мной. — обиженно произнесла она, а я покачал головой. Я достал из своей сумки солнцезащитные очки и нацепил на ее курносый нос.

— Так лучше? — спросил я. Она поднялась на носочки, и поцеловала меня в щеку. К таком я точно не был готов.

— Спасибо, ты мой спаситель. Но этого мало. Тут есть магазинчики? — я осмотрел улицу, и заметил маленькую лавку. Взяв девушку за руку, я направился к магазинчику. Здесь было все. Начинаю от сувениров и заканчивая носовыми платочками.

— Смотри, смотри! — она ткнула пальцем в стеллажи со шляпами, и потащила меня туда. Настя примеряла разные модели, забавно дурачась перед зеркалом. Я и не заметил, как глупо улыбаюсь всему этому. Вообще Настя не могла вызывать негативных эмоций. Глядя на нее, хотелось улыбаться и любоваться ей. Она была как лучик солнца, глоток свежего воздуха, в моем затухающем мире.

— Эй! — я не заметил, как она уже минуту машет своей рукой, напротив моих глаз. — Я настолько скучная? — она сложила руки на груди и улыбнулась.

— Нет, я просто задумался. — я покачал головой, разгоняя остатки мыслей.

— Как тебе? — она нацепила на голову соломенную шляпу, и одела мои очки. — Я не похожа на себя?

— Чего-то не хватает. — я задумчиво потер подбородок, а она удивленно сняла очки, и посмотрел на меня. Я осмотрел магазинчик, и улыбнулся сам себе. Подойдя к вешалкам с платками, принялся рыскать в вещах. Когда достал шелковый платок белого цвета в черный горох, и повязал на ее шее, то довольно улыбнулся.

— Вот теперь супер! — она повертелась перед зеркалом, и рассмеялась.

— Ты прав, так гораздо лучше! — когда мы подошли на кассу, она достала из сумки множество купюр. У меня чуть челюсть не отвисла. Да тут тысячи две долларов!

— Когда ты говорила что у тебе не так много денег с собой, ты же шутила, да?

— А это много? Прости, раньше я никогда не гуляла по магазинам и не расплачивалась в кафешках. За меня покупали еду и расплачивались в ресторанах. — да как она вообще живет? Она что ни разу не бывала на улице одна? Да где ее все время держали то?

— Давай мы не будем светить этим. — сказал я, убирая ее руку с деньгами обратно в сумку. — Этого нам хватит вполне. Это даже больше чем нужно. — я вытащил сто долларов, и вложил в ее ладонь.

— А что теперь? — Господи, она же как ребенок!

— Отдай деньги женщине за кассой и дождись, когда она пробьет чек. После этого она отдаст твою сдачу, и эти вещи станут твоими. — она кивнула, и направилась к кассе. Я старался не отставать от нее.

— Здравствуйте. — дружелюбно поздоровалась Настя.

— Здравствуйте. — отозвалась пожилая женщина, стоящая у кассы.

— Настя, отдай женщине шляпу и шарф. — прошептал я, вставая рядом с ней. Она подчинилась, бережно передав вещи. Когда Насте выдали чек и сдачу, ее глаза сияли.

— Это моя первая в жизни покупка! — выходя из магазина, воскликнула она. — Это так круто! Почему раньше мне не позволяли этого делать? — а вот это был достаточно интересный вопрос, по крайней мере для меня.

Настя.

Мне нравилось гулять с Женей. Вокруг было столько интересного, и я была рада что не одна. Я чувствовала себя под защитой рядом с ним. Он не позволял мне затеряться в этом большом городе, которого я совершенно не знала. Как же я не учла свою конспирацию? Ведь мое лицо на многих журналах, а я так безответственно отношусь к свободному дню. Меня ведь могли заметить, сфотографировать, а на завтра эти фото были бы в прессе. Ужас!

— Макдональдс. — прочла я. — Что это? — Женя улыбнулся, а в его глазах плескались искорки веселья.

— Я так понимаю, ты мало знаешь об обычной жизни? — я смущенно кивнула головой.

— Ну так я буду тебя учить. — мне казалось что я просияла как новогодняя елка. Я так давно хотела почувствовать себя обычным человеком, а не девушкой в золотой клетке.

— Спасибо тебе. — от переизбытка чувств, я набросилась к нему с объятиями. С его стороны было так мило показать мне обычный мир, без роскоши и изяществ.

— Пойдем, нам еще предстоит отстоять свою очередь. — я вопросительно посмотрела на него, но он проигнорировал мой взгляд. Теперь я понимала, о чем он говорил. Здесь было очень много людей, и все они направлялись к нескольким кассам.

— У тебя нет аллергии на какие-нибудь продукты? — поинтересовался Женя.

— Нет.

— Отлично, тогда я покажу тебе, чем питаются те, у кого не так много денег. — он крепко сжал мою руку, а я улыбнулась, наблюдая за всеми. Я видела, как люди идут с подносами к своим столикам. На них лежат салаты, коктейли, булочки. Я очень хотела кушать, ведь сбежала я ранним утром, а сейчас уже обед! Здесь было душно, и тесно, поэтому я теснее прижалась к Жениному боку. Когда подошла наша очередь, я стала внимательно осматривать молодого человека в специальной форме. Женя что-то заказывал, а я думала: насколько это, наверное, тяжело пропускать через себя такое количество людей. По своему опыту знаю, что когда люди повсюду и что-то хотят от тебя — это сильно напрягает.

— Пойдем. — шепнул Женя. В его руках было два подноса, точно такие же как и у всех. Люди были повсюду, и их количество не уменьшалось. Я старательно выискивала нам столик, полностью сосредоточенная на этом процессе.

— Смотри, смотри! Вон там! — я ткнула пальцем в свободный столик, а Женя кивнул, сдерживая улыбку. Ну вот, опять я его рассмешила. Я же не виновата, что всю мою жизнь со мной сюсюкались незнакомые люди, не давая мне делать самостоятельных поступков. Плюхнувшись на диванчик, я еще раз осмотрелась. Тут было уютно несмотря на большое количество людей. Стены, диванчики и столы были оранжевого цвета, также здесь присутствовали и синие и зеленые цвета. Это место не угнетало, а несло своеобразный позитив. Однозначно мне тут нравится!

— Держи. — он поставил передо мной поднос с едой.

— Что это? — я указала на маленький пакетик.

— Гамбургер, тебе понравится. Разверни. — я открыла пакетик. И достало своеобразный бутерброд. Откусив маленький кусочек, я стала медленно пережевывать. Женя внимательно следил за мной, явно ожидая моей реакции. Это было безумно вкусно!

— Ты купишь мне еще такой? — воодушевленно прокричала я.

— Конечно, я попрошу упаковать тебе еще десяток гамбургеров!

— А это что? — я достала прямоугольную палочку, и покрутила в руках.

— Картошка фри. — откусив маленький кусочек, я снова улыбнулась. И почему я раньше не была в этом месте? Нужно сводить сюда маму или папу, им должно понравиться.

— Давай поиграем? — спросил Женя.

— Во что? — отпивая молочный коктейль, я вопросительно посмотрела на него.

— Вопрос — ответ. Я задаю один вопрос и ты отвечаешь, тоже самое делаешь ты.

— Давай, а если я не захочу отвечать?

— Можно придумать стоп-слово. — я посмотрела на свой поднос, думая на счет всей этой затеи.

— Гамбургер! — изрекла я.

— Гамбургер? Это стоп-слово? — он откровенно смеялся.

— А что? Он вкусный!

— Хорошо, пусть будет гамбургер. Начнем?

— Начнем!

Женя.

Однозначно, Настя самый открытый и наивный человек из всех что я встречал, и мне безумно хотелось знать что кроется за этим? Почему в ее жизни она ни разу не была самостоятельной? Даже дети знают больше об этом мире, чем она.

— Сколько тебе лет? — задал я первый вопрос.

— Семнадцать, завтра будет восемнадцать. — поглощая одну за другой картошку фри, ответила Настя.

— Моя очередь! Сколько тебе лет? — я мысленно усмехнулся. Она все мои вопросы будет перестраивать против меня?

— Двадцать. Чем ты занимаешься?

— Гамбургер. — не поднимая глаз, ответила она. Я откинулся на спинку дивана.

— Почему? Это что-то противозаконное? — сложив руки на груди, предположил я.

— Пообещай что ты не оставишь меня одну! — я нахмурился, и нехотя кивнул.

— Пообещай! — настояла Настя. Я тяжело вздохнул.

— Я обещаю, что не оставлю тебя одну.

— Фамилия Перовский тебе о чем-нибудь говорит? — я подавился коктейлем и принялся судорожно кашлять.

— Николай Олегович? — прошептал я.

— Ага. — наступило молчание, в ходе которого судорожно думал что мне теперь делать, а Настя терпеливо ждала моего решения.

— А ну быстро пошли к своему отцу! Ты в своем вообще уме? Собралась бегать от мужчины, у которого ушей разве что в параллельной вселенной нет? — господина Перовского сложно было не знать. И чем только этот дядька не занимался. Бизнес, политика, я даже слышал он нефтедобычей занимался. И Настя его дочь? Да как она все еще может быть в бегах?

— Жень, т-ты об-бещал. — всхлипывая, произнесла она.

— Я не обещал, что буду скрывать дочь одного из богатейших людей мира!

— Жень, я все расскажу, попытайся меня понять! — я ничего не ответил, а Настя приняла молчание за согласие.

— Всю свою жизнь я жила как в золотой клетке. Уже с пеленок меня окунули в модельный бизнес. Моя мама в прошлом была моделью, но после родов, вынуждена была уйти. Она решила реализовать все свои мечты через меня. Я никогда не была в садиках, школах. Да я вообще далека от этого мира. Уже в пять лет я была лицом детской коллекции весна-лето. Меня всегда окружали няни, охрана, или фотографы. Мне не позволяли ничего делать. Днем я обучалась на дому, потом съемки, а потом я просто доползала до кровати и спала. Я взрослела, а спрос на меня не падал, я становилась все более востребованной. Менялся лишь возраст и название показов. В пятнадцать лет я первый раз в жизни осмелилась сбежать. Долго планировала, строила целые планы, а в итоге пробыла на свободе ровно сорок минут. Меня быстро вычислили по мобильному телефону. После этого охрану усилили, и возможности вырваться на свободу стало меньше. Я пыталась донести до мамы, что мне больше не хочется быть моделью, что я хочу нормальной жизни, на что она говорила что пока я несовершеннолетняя буду делать то, что она мне скажет. Она говорила, что я должна быть благодарной за то, какие возможности она открыла передо мной, но я хочу другого. — я внимательно слушал ее рассказ, понимая настолько тяжело он ей дается. А она ведь доверилась мне! Может потому, что слишком мало знает об этом мире. А что если бы ей попался кто-то другой? Ее история стало бы достоянием общественности.

— А чего ты хочешь?

— Я хочу обычную квартиру. Работу, которую буду любить и ходить на нее с радостью, а не как на каторгу. Хочу завести кота, большого такого. Мама никогда не позволяла заводить животных, а я так люблю их. Я бы хотела видеть рядом с собой любимого мне человека. Знать, что обо мне позаботятся, при этом не лишая меня личной свободы. Мне не нужно много, я не избалованна, я просто хочу человеческого тепла и счастья. — я не видел за черными очками, но остро чувствовал что на ее глазах навернулись слезы. Мне не было ее жаль, было обидно что она упускает всю жизнь, и это происходит не по ее вине.

— Эй. — я положил свою ладонь на ее, желая поддержать Настю. Если у меня есть всего день чтобы показать ей эту жизнь, то я сделаю это. Не позволю ей грустить. Не тогда, когда я рядом.

Настя.

— Спасибо тебе. Я так рада что встретила тебя. — я аккуратно, не снимая очков, вытерла слезинку. Не могу представить чем бы закончился этот день, не окажись он рядом.

— У меня будут проблемы. — покачал он головой.

— Не будут. Я все приму на себе. — я посмотрела на его поднос, и увидела салат.

— А что это? — я указала на его поднос.

— Цезарь.

— Я тоже хочу. — я переползла к нему на диванчик. — Можно?

— Пожалуйста, сегодня твой день. — с легкой улыбкой ответил он.

— Нет, мой день завтра. — я открыла крышку и взяла пластиковую вилку в руки. — Ты придешь на мой день рождения?

— Как ты себе это представляешь? Я из другого мира.

— Неправда. Мир один, и мне нравится в нем. И неважно где я. В дорогом ресторане или в Макдональдсе. Но почему-то здесь мне нравится больше. Может из-за кампании? — я подтолкнула его в плечо.

— Да уж. Весело. — вздохнул он.

— Не будь букой, я знаю ты хороший.

— Откуда ты это знаешь? Мы знакомы меньше часа. — я нахмурила брови и задумалась. Действительно он знает обо мне больше чем я о нем. Нужно это менять!

— Ты прав. А все потому, что мы только начали играть. Мой вопрос. — он повернул голову, и скептически посмотрел на меня.

— С кем ты живешь в этом городе?

— Один.

— Один-один? — переспросила я. Неудивительно, что он такая бука.

— Один-один. Мой вопрос. Почему ты не откажешься от модельного бизнеса. Он, ведь, тебе не по душе.

— Я же говорила. Моя мама не позволяет…

— Но это твоя жизнь! — перебил он меня.

— Я несовершеннолетняя. Моя мама заключала контракт, и я смогу его расторгнуть только в восемнадцать. Я сбежала только потому, что хочу узнать какая это реальная жизнь. Может, модельный бизнес для меня все, и не стоит бросать его. Может в реальной жизни мне не светит ничего. — я посмотрела в сторону, да куда угодно лишь бы не в его глаза. Взгляд скользнул по входной двери. По моему телу прошелся ряд мурашек. Там стояли два папиных телохранителя. Как они меня нашли? Вилка из моих рук выпала, а паника стала подниматься глубоко изнутри. Наверное, люди называют это состоянием аффекта. Я перелезла к Жене на колени, и уткнулась в его шею.

— Что ты делаешь? — шепнул он мне в волосы.

— Они нашли меня, я не хочу домой. — меня слегка потряхивало, и я четко понимала что не будь на мне очков то давно бы я уже сидела в их машине.

— Что прикажешь мне сделать? — он положил руки на мою талию. В его руках было не так страшно. Может, когда нас двое я не чувствую себя слишком уязвимой?

— Я не знаю. Может, они просто уйдут? — два охранника осмотрели помещение, и их взгляд остановился на нас.

— Они на нас смотрят. — жалобно пропищала я.

— Тихо. Посмотри на меня, без паники. — он взял мое лицо в ладони. — Я еще пожалею об этом. — спросить о чем он говорит я не успела. Его губы накрыли мои, и я потерялась. Он плотнее прижал меня к себе, а я крепче обняла его за шею. Это был мой первый поцелуй. В животе стало тепло и приятно. Он не стремился углубить поцелуй, а просто нежно касался моих губ. Когда я приоткрыла губы, он перешел к более радикальным мерам. Его язык полностью завладел моим ртом. Все мысли в голову спрятались по углам. Его руки слегка сжимали мою талию, от чего мне хотелось еще ближе прижаться к нему, чувствовать его. Он отстранился через несколько минут. Мое дыхание было сбивчивым, словно я пробежала марафон.

— Мы увлеклись, они уже ушли. — окинув голову на спинку дивана, сказал Женя. Грудь Жени тяжело вздымалась, давая мне понять что он чувствует тоже самое. Я еще ни с кем не целовалась. Это было что-то фееричное. Когда дыхание пришло в норму, я повернула голову к выходу. Их уже не было.

Женя.

Её отец меня убьет. Вашу мать, угораздило же меня сегодня подняться на эту дурацкую крышу! Так Женя начинай думать головой! Она дочка миллиардера. Она сбежавшая дочка миллиардера. Крайним как ни крути будишь ты! Как скоро они нас найдут? Час, два? Почему я вообще все это делаю? Зачем мне прятать ее? А с другой стороны она ведь совершенно ничего не знает об этом мире. Мне ничего не стоит показать ей эту жизнь. У меня не хватит сил просто посадить её обратно в золотую клетку.

Вот так во мне боролись две сущности. Одна твердила чтобы я бежал от нее, другая чтобы помог. Она смотрела таким открытым и доверчивым взглядом. Черт, долбаный олененок Бемби! После поцелуя, она старалась не смотреть в мою сторону, и молча пила коктейль. Я списал все на стресс. Не каждый день целуешься с первым попавшимся, дабы скрыться от охраны своего отца. Черт во что я снова вляпался?

— Нам нужно двигаться. Если они и вычислят тебя, то если будем передвигаться, сможем сбить их.

— То есть, ты…ты не оставишь меня? — она робко улыбнулась, а я кажется уже принял решение.

— Нет.

— Спасибо. — она закусила нижнюю губу и улыбнулась. У нее действительно красивая улыбка. Не зря она модель. Пока в ней не находилось недостатков, но я то знаю что идеальных людей нет. Возможно, жизнь её и не испортила, но только потому что она и не видела жизни.

— Пойдем. — я засунул в сумку картошку, пару бургеров и сок. На случай если она захочет есть.

Куда можно её сводить? Да Евгений Викторович, когда у вас вообще была последняя прогулка по городу? Нет, в город её тащит вообще не вариант. Пляж! Засуну её в гамак, а лучше в воду! А может в городе все же затеряться реальнее? Точно, аквапарк! Туда без браслетов не пускают, да и кому придет в голову её искать там? Осмотрев девушку с ног до головы, я понял две вещи. Первая — ей нужен купальник, второе — теперь я несу ответственность за её сохранность. Если её отец узнает что она со мной, он меня убьет. Остается надеяться что это будет безболезненно.

— Куда мы идем? — поспевая за мной, спросила Настя.

— Ты плавать любишь? — спросил я.

— Да, я помню как мы ездили на юг Франции, там…

— Я понял. — перебиваю ее. — Тогда нам нужен купальник.

— Мы идем купаться? — она хватает меня за руку и заставляет остановиться.

— Мы идем в аквапарк. — будничным тоном отвечаю я, сжимая её ладонь.

— Круто, мы прокатимся на горках, правда я всегда трушу, будешь кататься со мной? — я мысленно улыбаюсь её ребячеству, сам не помню когда последний раз улыбался.

— Я прокачусь с тобой. — мы подходим у магазину одежды, и я открываю для неё двери. Признаюсь, я думал что сейчас она будет размышлять, искать что-то изысканное, но эта девушка удивляет меня на каждом шагу. Она берет самый пестрый купальник, и грациозно исчезает в одной из кабинок. Я подпираю стенку спиной, рассматривая потолок, и жду. Она выходит через несколько минут, и выглядит очень мило. У нее тонкая талия и молочного цвета кожа. Ее синиее глаза сияют, а улыбка растянулась на все лицо.

— Как тебе? — она вертеться передо мной, а я первый раз выступаю в роли критика.

— Тебе очень идет. — она берет у меня свою сумку, и усердно что-то ищет.

— Вот. — она протягивает мне в руки фотоаппарат «Canon».

— Зачем мне он?

— Сфотографируй меня. Еще не известно когда у меня будет такой классный день. — я включаю фотоаппарат, и делаю несколько снимков.

— А теперь моя очередь. — она шустро отбирает у меня агрегат, и нацеливает его на меня.

— Ты шутишь? Я не буду становиться твоим объектом. — стараюсь увернуться и сохранить серьезное лицо.

— Не будь букой, я знаю ты не такой. — покупка купальника превращается в бегство по магазину. Безбашенная девчонка!

Настя.

Мне нравится Женя. С ним легко и интересно. Я забываю обо всех проблемах, я не боюсь рядом с ним. Ехать с ним на маршрутке было очень весело. Я старалась запечатлеть каждый момент рядом с ним. Для меня это было в новинку. Нам выдают милые билетики в автобусах, мне попался счастливый! На входе в аквапарк нам выдали браслетики, благодаря которым мы прошли. У Жени очень красивое тело. Ещё в магазине он взял первые попавшиеся плавки, даже не меряя. Теперь, когда он был только в них, я могла разглядеть подтянутую фигуру.

— Идем? — он протянул мне руку, которую я с удовольствием приняла. Мне нравилось касаться его. Внутри появлялось щемящее чувство нежности. Мне хотелось постоянно дотрагиваться до его рук, лица, мне хотелось ещё раз его поцеловать. Я никогда не испытывала таких смешанных чувств к одному человеку. Как только я увидела большие горки, то еще плотнее прижалась к боку Жени.

— Ты чего? — удивился он.

— Я высоты боюсь. — пропищала я, но желание скатиться с горки было нереальное.

— Ну не обязательно скатываться с них. Тут есть два бассейна, джакузи, выбирай.

— Я хочу как все на горки. — он удивленно посмотрел на меня.

— Я могу скатиться с тобой. Только давай мы кое-что подправим в твоей внешности. — он достал резинку для волос, и бережно заплел мне косу. Я удивилась. Откуда парень умеет плести косы? Следующим стали солнцезащитные очки.

— Здесь отдыхает много людей, а ты популярна. Не хочу превратить отдых в раздачу автографов. — я согласно кивнула. Сама я упустила этот момент. Женя взял большой надувной матрац состоящий из двух кругов. Поднявшись по длинной лестнице, мы оказались в очереди к одной из труб.

— Если ты боишься, мы не пойдем. — шепчет мне Женя.

— С тобой не так страшно. — пока он держит меня за руку действительно не так уж и страшно.

Молодой человек в голубой футболке держал плот, пока мы садились. Женя пропустил меня вперед, и сам сел назад. Облокотившись, я почувствовала его руки на своих плечах, и темный туннель не казался таким уж страшным. Когда нас подтолкнули, и плот мелено покатился вниз, мое дыхание стало сбивчивым. Поездка длилась всего несколько секунд, но когда в туннеле появлялись разноцветные огоньки, и руки Жени ласково держали меня за плечи, фобия прошла. Я была уверенна что со мной ничего не случиться. Когда прямо из этой трубы мы вылетели в бассейн, Женя каким то чудом удержал равновесие и мы не свалились в воду. Меня переполняли эмоции, одна была сильнее другой.

— Ну как, жива? — спрыгивая с матраца, спросил Женя.

— Это так круто! Хочу ещё! — он взял меня за талию, и опустил в воду.

— Пойдем поплаваем, успеем ещё скатиться. — он повел меня к большому бассейну, где мои ноги не доставали до дна.

— Давай наперегонки! — предложила я. Папа учил меня плавать, и в гряз лицом я ударить не должна.

— Ну поплыли. — с улыбкой согласился он. Вода здесь была теплее чем в том бассейне куда мы свалились. Мы плыли наравне, но что-то мне подсказывало, что он просто плывет в пол силы. Когда мы добрались до выступа, где можно было посидеть, я с нахмуренным видом решилась задать ему самый важный вопрос.

— Ты подыгрывал мне? — ну конечно. Он даже не запыхался.

— С чего ты взяла?

— Не претворяйся! Я же видела, что ты плывешь в пол силы! — в сердцах я брызнула в него водой.

— Ну, может я и подыгрывал. Я же джентльмен, не могу не уступить даме.

— Раз ты такой джентльмен мог бы честно играть.

— Хорошо, обратный путь я буду плыть в полную силу. — на его лице появилась тень улыбки, но я не придала этому значение.

Я была на середине, когда этот человек-рыба уже ждал меня на другом конце. Я уже сто раз пожалела что согласилась. Уж лучше бы мы плыли наравне.

— Довольна? — с усмешкой спросил Женя.

— Да. — я вылезла из воды, и направилась к горкам.

— Ты обиделась? — нагнав меня, спросил Женя. — Это был бессмысленный спор. Я с детства профессионально плаваю.

— Я хочу на горку. — взяв надувной «бублик» проговорила я.

— Одна?

— Да. Одна. — с чего это я вдруг решилась пойти и спуститься одна, оставалось только гадать.

Женя.

Она забавная. Признаюсь она красивая, смешная, забавная…черт! Прекрати пялиться на неё. Она дочка богатого человека. Она сбежавшая дока богатого человека! Сейчас этот отважный человечек поднимался по лестнице, и с каждой новой ступенькой её лицо приобретало все больший печальный оттенок. Я не должен сейчас мешать ей, но как же хотелось побыть с ней рядом. Она сказал что ей не так страшно когда я рядом. Было приятно. Последний раз к кому я был привязан — это моя младшая сестренка Алёна. Она осталась в моем родном городе, а я выживал здесь. Нужно спуститься в бассейн, чтобы это чудо не испугалось оказаться в воде. Она появилась через несколько секунд, громко крича. Я с легкостью поймал её, не дав окунуться с головой.

— Всех оглушила? — спросил я, вытирая брызги с очков. Почему то я стал более сентиментальным рядом с ней.

— С тобой было спокойнее. — пошептала она, после чего накрыла мои губы в робком поцелуи. Я немного растерялся. Такого поворота событий я никак не ожидал.

— Нам пора. Время. — хрипло произнес я. Отрицать симпатию к этой девушке было бесполезно. Мне необходимо держаться от нее на расстоянии, а что делаю я? Нужно поговорить с ней об этом. В раздевалке я достаю мобильный и вижу два пропущенных вызова и сообщение.

«Сегодня банкет, собирают всех. В шесть чтобы появился в кафе.»

Черт, что же сегодня за день сюрпризов то? И куда мне деть это чудо, что находиться в соседней кабинке?

— Насть, ты все ещё не передумала? Может домой? — осторожно спросил я.

— Я тебе надоела? — она большими глазами посмотрела на меня так, что я почувствовал себя последней сволочью.

— Нет Насть, ты замечательная. Просто у меня сегодня на работе банкет и собирают всех.

— А кем ты работаешь? — задумчиво спросила она.

— Я официант. — может наконец то до тебя дойдет что я не пара тебе.

— Возьми меня с собой. Я помогу тебе.

— Перовская Анастасия Николаевна — официантка. Тебе самой не смешно?

— Ты стыдишься меня?

— Настя это ты должна стыдиться меня. Я не пара тебе, черт! Зачем ты поцеловала меня? — я наматывал круги, пытаясь распутать тот клубок событий, в который попал.

— Потому что я хотела этого. Почему ты думаешь что не пара мне? По-твоему все решает только количество денег в кошельке?

— Для таких как ты — да! — срываясь на крик, сказал я.

— Почему ты так говоришь? Неужели ты не понял что я не хочу так жить! Все что я хочу это банального женского счастья. Любовь. Ты не купишь её, и мне больно, что ты думаешь, что для меня важнее всего деньги.

— Любовь? Что ты будешь делать с любовью, когда тебе нечего будет есть, когда ты захочешь вещь, на которую у тебя не будет денег? Ты не знаешь что такое любовь. Настя. — я поднял её лицо за подбородок, потому что хотел видеть её глаза. Мне не хотелось причинять её боль, но она должна понять что не стоит в меня влюбляться. Мне самому следует это понять.

— Ты не прав.

— Прав. Мы из разных миров, и не должны были встретиться. Если бы ты не сбежала, твой отец нашел бы для тебя подходящего жениха, он бы обеспечивал тебя, делал счастливой. Так устроено общество.

— Не надо. — она откинула мою руку. — Тебе проще всего винить моего отца, общество. А может быть это все сидит в тебе? Это ты всего боишься! Ты не знаешь что сделает меня счастливой, все эти страхи в твоей голове… мне обидно что из-за них ты не видишь самого главного. — она развернулась и медленно побрела к выходу.

— Настя! — она не слушала меня. Отдала браслет, и направилась к выходу. Я быстро помчался за ней. Глупенькая, куда она пойдет?

Настя.

Почему все так? Что я делаю не правильно? Почему он так со мной? Я сама не ожидала что меня как магнитом потянет к нему. Я и подумать не могла что все эти мысли крутятся в его голове. Я не боялась отца, его осуждения. Для меня всегда самым важным была любовь, а он все сломал. Все что мы строили.

— Настя. — он крепко схватил меня за руку, и развернул к себе. — И куда ты пойдешь?

— Тебе не все равно? Кажется, у тебя больше нет проблем со мной. Тебе больше не угрожает мой страшный папа, расслабься.

— Не будь ребенком. Мне не все равно.

— Теперь я вообще не понимаю тебя. Чего ты хочешь, Жень?

— Я обещал тебе один нормальный день. Я привык сдерживать свои обещания. — сухо ответил он.

— Ты не обязан делать то, что тебе не нравится.

— А это уже не тебе решать. Ты не знаешь нравится ли мне это. — я очень хотела уйти, но ещё больше я хотела пожить один день спокойной жизни. Без Жени меня найдут за считанные минуты.

— Хорошо. Куда пойдем?

— Сначала ко мне домой. Нужно взять форму, а потом в кафе.

— Хорошо. Потому что я хочу увидеть твоего кота.

— Хорошо. Думаю, Цезарь будет тебе рад. Только это не кот, это собака какая-то. — улыбнулся Женя.

— Почему?

— Ну он намного больше размеров обычного кота, и защищает мою жилплощадь не хуже собаки.

— Тогда я еще больше хочу увидеть его.

Мы снова ехали на автобусе, и мой билетик был не счастливым. Женя жил в одной из многоэтажек спального района. На седьмом этаже. У него была не большая, но очень уютная квартира. Здесь была маленькая кухня и зал, которые разделяла только барная стойка. Маленькая прихожая, но на мое удивление все было чисто и аккуратно. На стенах висели фотографии маленькой девочки с карими глазами и черными волосами. На некоторых снимках я видела женщину с яркими серыми глазами и короткими черными волосами.

— Это твоя семья? — спросила я, внимательно разглядывая каждый снимок.

— Да, это моя сестренка и мама. — собирая сумку из соседней комнаты крикнул Женя.

— А где отец? — остановившись на пороге спальни, робко спросила я.

— Он ушел от нас как только родилась Алёна. — спокойно ответил Женя. На широкой кровати развалился белый, пушистый кот. Его яркие янтарные глаза внимательно изучали меня, а хвост вертелся из стороны в сторону.

— Прости. — проговорила я, думая что ему не приятна эта тема. Я присела рядом с котом и аккуратно погладила его по мягкой шерстке. Он преданно замурлыкал и уткнулся в мою ладонь влажной мордочкой.

— Кажется, ты ему понравилась.

— Только ему я и нравлюсь как человек. — печально проговорила я. Люблю животных за то, что им не важно сколько у меня денег, кто я в этом мире. Они любят своих хозяев только за то, что они есть.

— Ты нравишься мне как человек. — Женя сел рядом со мной.

— Правда? Я думаю что для тебя я как чемодан без ручки. Свалилась на твою голову.

— Эй. — он притянул меня к себе, а Цезарь забрался мне на руки.

— Я тебе совсем не нравлюсь?

— Настя. — на выдохе произнес он. — Именно потому что ты мне нравишься, я и не хочу чтобы ты в меня влюблялась.

— У меня завтра день рождение. Ты придешь? — я достала из пиджака маленький конвертик с пригласительным. Моя мама дала его мне на случай, если я захочу пригласить кого-нибудь.

— Обязательно. — кот на руках протяжно замурлыкал. Женя глухо рассмеялся, а я уже поняла что спасать меня от влюбленности к этому парню бесполезно. Я уже влюблена.

Женя.

— У тебя здесь очень уютно. — заметила Настя, разглядывая мою комнату.

— Я люблю порядок. — застегнув сумку, я направился на выход. — Нам пора.

— Хорошо. — я запираю дверь, и беру её за руку. Она выглядит потерянной. Не такой я видел её в Макдональдсе и аквапарке, в магазине, автобусе. Печально было осознавать что печаль в этих синих глазах моя вина. Я не для неё, и она поймет это через неделю, месяц, год. Она достойна всего самого лучшего. Я смог бы дать ей это через лет пять, когда я стану достаточно перспективным и успешным, но кто я сейчас? Провинциальный паренек, который работает официантом и отсылает пол зарплаты домой.

Она на удивление молчалива, а я просто не знаю что сказать. Большие очки скрывают её глаза, и я совершенно не знаю какие эмоции она испытывает. Подвожу её к двери кафе, и впускаю внутрь. Это место пропитано движением. Играет мягкая музыка, несколько официантов передвигают столики.

— Какие люди! — говорит мой друг Никита.

— Привет. Я не один. Знакомься это Никита мой друг, а это Настя моя подруга.

— Завел все-таки себе подружку? — улыбнулся Никита, сияя голубыми глазами.

— Заткнись. Она побудет со мной здесь до конца банкета.

— В качестве кого я извиняюсь? — вступила в разговор Арина. Высокая, худая девушка с пепельно-белыми волосами и холодными голубыми глазами.

— Я могу помочь с чем-нибудь. — подала голос Настя.

— Что за шум, а меня тут нет? — я закатил глаза. Юра вышел как всегда неожиданно и как всегда не в тему.

— Женя привел балласт. — брякнула Арина.

— Рот прикрой. — прикрикнул я, сам не поняв откуда взялась неприязнь к девушке. Не позволю оскорблять Настю.

— Я Юра. — парень с кипой светлых волос, протянул руку Насте, и та ответила на рукопожатие.

— Настя.

— Безумно приятно познакомится. — улыбнулся парень. Внутри меня проскользнула какая то неприязнь к нему. Возможно, я испугался что он может понять кто она и сдать её отцу.

— Я могу принять помощь юной леди, и взять её в бар. Хорошо разбираешься в напитках?

— Да. — кивнула Настя.

— Тогда она может здорово мне помочь. — Арина что-то пробубнила в ответ, и направилась в комнату для персонала. Я проводил Настю в бар, а Юра начал показывать ей напитки. Я понимал что теперь могу спокойно идти работать, но внутри было не комфортно от мысли что я оставляю Настю с Юрой. Часть подсознания твердила что я ревную, другая часть просто затыкала первую. Переодевшись в униформу, я направился в зал, где уже раздавали инструктаж на сегодняшний вечер. Краям глаза я поглядывал на Настю. Она тихо хихикала от шуток Юры, и показывала ему альбом. Я почему то медленно пропитывался ненавистью к своему другу. А может это все же ревность?

Настя.

Кафе было милым и красивым. Юра отличался отличным чувством юмора и широкой улыбкой. Уже в самый разгар вечера я влилась в общую атмосферу. За барной стойкой была непринужденная беседа. Юра разливал напитки, пока я тихо рисовала общий пейзаж этого помещения. Когда клиентов не было Юра садился рядом и рассказывал мне истории. Иногда он просил подать ему сок или виски. Мой папа любит коллекционировать алкоголь. Вина, виски, коньяк. Я знакома со всеми этими напитками из папиной коллекции. Здесь конечно не было таких старинных марок как у папы, но напитки были знакомы. Несмотря на приятное общения я не чувствовала к Юре того чего чувствую к Жене. Я весь вечер бросала на него косые взгляды, и заливалась румянцем, когда ловила его взгляд на себе. Хорошо что на мне были очки, и он мог понять что я на него смотрю только по розовым щекам.

— А где вы познакомились с Женей? — спросил Юра, а я задумалась. Что мне ему ответить? Что я убегала от жизни в золотой клетке и забрела на крышу где гуляет он?

— В Макдональдсе. — быстро ответила я, а Юра удивленно посмотрел на меня.

— Где?

— В Макдональдсе. — повторила я. А что люди там познакомится не могут? Юра громко рассмеялся.

— Вот дела, никогда бы не подумал.

— Вы просто друзья? — вдруг непривычно серьезно спросил парень.

— Наверное. Он мне нравится, только не говори ему об этом.

— Почему. — его карие глаза внимательно посмотрели на меня.

— Он не чувствует того же. — уныло прошептала я.

— Именно поэтому он весь вечер пялиться сюда? Только не говори что ты этого не замечала. — строго сказал он.

— Не знаю.

— Ты ему нравишься, даже очень. Хочешь я тебе это докажу? — с азартом спросил он.

— Как?

— Вечер уже подходит к концу, и гости расходятся. Позволишь мне тебя обнять? Вот увидишь как этот Казанова взбесится.

— А может не стоит? — робко произнесла я, хотя очень хотела хоть каких-то эмоций от Жени. Узнать что он совсем не равнодушен ко мне.

— Уверена? Вы так очень долго будете бегать друг от друга. — я закрыла глаза собираясь с мыслями.

— Хорошо. Делай что нужно, я не буду сопротивляться. — Юра широко улыбнулся, и быстро подошел ко мне, заключив в крепкие объятия. Я стояла неподвижно, словно статуя.

— Если хочешь чтобы план удался, обними меня за шею.

— Это обязательно? — пересохшими губами, спросила я.

— Давай же. — я робко положила свои ладони на его шею, но тут Юру буквально отбросили от меня. Женя холодным и даже злым взглядом смотрел на парня, сжимая кулаки.

— Какого черта ты устраиваешь? — возмутился Юра, призывая на помощь весь свой артистизм.

— Какого черта ты трогаешь то, что тебе не принадлежит? — прошипел Женя.

— Она не вещь.

— Она моя! — выкрикнул Женя, а я даже вздрогнула. Его голос был таким холодным, таким чужим. Почему он считает меня своей? Он ведь говорил что мы из разных миров.

— Как скажешь приятель. — Юра поднял руки ладонями вверх, показывая что не намерен продолжать этот бой. Теперь взгляд холодных карих глаз прошелся по мне. Я вся съежилась, хотелось стать маленькой и незаметной. Он схватил меня за руку, и поволок в раздевалку. Закрыв дверь, он стал расстегивать пуговицы на своей рубашке.

— Может, я выйду? — немного смущенно произнесла я.

— Стоять. — ледяным тоном прошипел он, продолжив раздеваться. Я старалась смотреть куда угодно только не на его рельефное тело. Спустя несколько минут, Женя был полностью одет, а я все так и не поняла его реакции на объятия Юры. Н схватил меня за руку, и не попрощавшись покинул кафе. Я смущенно улыбнулась Юре, и тот слегка пожал плечам.

— Что это было в кафе? — сидя на лавочке остановки, спросила я.

— Не знаю. — очень тихо ответил он.

— Ты сказал, что я твоя. — разрываясь от догадок, напомнила я ему.

— Я знаю что я сказал. — он встал на ноги, потому что приехал автобус. Пройдя в полупустой салон, я села в одно из кресел. Женя задумчиво смотрел в окно, и я не решалась начинать этот разговор в таком людном месте. Мы молча добрались до его квартиры. В прихожую сразу выбежал Цезарь, и встретил двух хмурых молодых людей.

— Так ты объяснишь мне. Какому Жене верить? Тому, что говорит что мы не созданы друг для друга или тому, кто заявляет на все кафе что я его? — он остановился напротив окна и молчал. В комнате было темно, и я не знала где включатель, а Жене было все равно.

— Женя, тебе поздно спасть меня. Там в кафе я сказала Юре что ты нравишься мне, а он предложил узнать нравлюсь ли я тебе так же. Ты последние часы только и твердил, что нам никогда не быть вместе, что я тебе не нравлюсь. Я не ожидала, но очень надеялась что ты хоть как то отреагируешь, и ты это сделал! Поэтому говорить теперь что я тебе безразлична не получится! — меня трясло от ярости. Почему он так слеп? Он резко развернулся и прижал меня к стене, нависая сверху.

— Что ты от меня хочешь? Хочешь знать нравишься ли мне? Да, нравишься. Настолько сильно что я мать твою приревновал тебя к этому белобрысому идиоту. Все что мы делаем это не так. Не должно быть так. — он устало опустил голову, держа руки напротив моей головы.

— Не думай ни о ком, чувствуй. — я легко коснулась его щеки, и он блаженно закрыл глаза. Сглотнув ком в горле, я аккуратно поцеловала его в краешек губ, потом в другой. Его рука опустилась мне на шею, а другая на талию. Он крепко притянул меня к себе, не оставляя ни миллиметра между нашими телами. Его губы жадно накрыли мои, заставляя потеряться во времени и пространстве. Я притянула его к себе за шею, не желая прекращать начатое. Его поцелуи становились агрессивнее, языки соединялись в страстном танце. Он прижимал меня к стене, перебирая пряди волос. Мне не хватало кислорода, но он был моим воздухом. Я чувствовала незабываемую эйфорию находясь под защитой его крепкого тела. Точно понимала, что больше мне не нужен никто. Весь мой мир сосредоточился в нем. Я не боялась познавать запретное, идти за ним по нашему, пусть и нелегкому пути. Он бережно поднял меня на руки и я обвила ногами его талию. Я вдыхала его запах, растворялась в нем. Таких сильных эмоций я не переживала в своей жизни никогда. Женя положил меня на кровать, нависая сверху. Его губы покрывали мою шею невесомыми поцелуями. В низу живота приятно заныло. Все чувства были в новинку. Его крепкие руки сняли с меня пиджак и футболку, выкидывая их куда-то в центр комнаты.

— Ещё не поздно остановится. — около моих губ, хрипло прошептал Женя. Я не могла. Не могла отпустить его, позволить остановиться. Я хочу быть еще ближе к нему. Мне всегда будет его мало.

— Не хочу останавливаться. — я провела языком по его нижней губе, и он мучительно застонал. Похоже, для него тоже не представлялась возможность остановить это безумство. Мои руки сами полезли снимать его футболку. Я хотела чувствовать его кожа к коже. Хотела провести пальчиками по рельефным мышцам, почувствовать хаотичный стук его сердца. Он быстро помог мне сбросить футболку и снял с меня шорты. Теперь я лежала в одном нижнем белье, а он смотрел на меня голодным взглядом. Его рука медленно прошлась по внутренней стороне моего бедра, дотрагиваясь до самого сокровенного. Я вскрикнула, когда его палец, сквозь кружевные трусики, стал кружить по самой чувствительной точки. Не останавливаясь, он приподнял меня и одной рукой расстегнул лифчик, отбросив его в общую кучу. Его губы сомкнулись на моем соске, заставляя выгибаться дугой. Вся комната была наполнена моими стонами, и его поцелуями. Вскоре мои трусики оказались в общей куче вещей, так же как и его джинсы. Теперь я отчетливо чувствовала его пальцы на моей изнывающей плоти. Я почувствовала как внутри меня все напрягается. Какое-то непонятное чувство заставляет все мое желание сформировывается в одной точке, где продолжает усердно работать его рука. Меня накрывает словно лавиной. Все внутренности переворачиваются, а напряжение уходит. Это сладостное чувство полного расслабления и любимого тела рядом с собой, заставляют чувствовать себя в безопасности. Он медленно целует меня в приоткрытые губы, поглаживая мое бедро. Кожа на удивление восприимчивая, и я горю от каждого его прикосновения. Цепляюсь руками за него, целую неумело, но со всей любовью. Он отстраняется от меня, и я протестующе стону. Он достает из тумбочки какой-то пакетик и открывает его. Я заливаюсь румянцем когда понимаю, что это презерватив. Он ложится сверху накрывая мое тело своим.

— Я первый? — нежно шепчет он, убирая прядь волос с моего лица. Я киваю головой, загипнотизированная его взглядом.

— Я постараюсь быть нежным, но это больно, ты же понимаешь это? — я снова киваю.

— Я могу остановиться, ты можешь остановить меня. — я кладу руку на его щеку, и нежно целую в губы.

— Я люблю тебя. — почему то мне хочется сейчас сказать ему об этом. Хочу чтобы он это знал. Знал, что мне не важно сколько у него денег или чего он добьется. Я люблю его за то, что он есть. Он внимательно рассматривает мое лицо, а после страстно целует, сминая мои губы. Я пытаюсь громко вскрикнуть, когда чувствую адскую боль между ног. Он одним резким движением наполнил меня целиком и замер. Я знала что мне будет больно, но не представляла что настолько. У меня было ощущение что начни он двигаться, то просто разорвет меня на двое. Его мимолетные поцелуи слегка отвлекали. Я крепко цеплялась за его плечи, чувствую влагу на щеках. Он нежно начал целовать мои щеки, осушая дорожки слез.

— Прости, больше не будет больно, я обещаю. — он начал медленно двигаться, принося дискомфорт. Я старалась терпеть. Ради него. Сама потянулась к его губам, пытаясь хоть как то расслабится. Постепенно дискомфорт стал минимальным, а его движения более резкие и быстрые. Я стала расслабляться под его ласками, поцелуями. Он глубоко вошел в меня, и запрокинул голову назад. На его лице было выражение полного блаженства и облегчения. Женя медленно вышел из меня, покрывая поцелуями шею, губы. Нам не нужно было слов, я понимала что последний барьер между нами рухнул. Я не смогу отпустить его, надеюсь он того же мнения.

Женя.

Болван! Думаю, мне идеально подходит это слово. Влюбиться в Насть! Это…это…у меня просто слов нет. Конечно, теперь я не собирался никуда отпускать этого пугливого олененка, но понимал что это сокровище идет в комплекте с богатыми родственниками. После того, как я забрал её невинность, мы приняли душ. Я не мог налюбоваться этой девушкой. Её пышной грудью, тонкой талией, молочного цвета кожей. «Когда же я полюбил тебя?» — крутилось в моей голове. А потом понял. Неважно когда это произошло, главное теперь не упустить свое счастье. Я был благодарен Юре за мини спектакль со мной в главных ролях. Мне реально сорвало крышу, когда я увидел Настю в его объятиях. Все что происходило потом не поддается моему анализу до сих пор. Я лежал на кровати, передирая её волосы и думал, как один день поменял всю мою жизнь. Не приди я в свой выходной на ту крышу, то никогда бы не встретил её. Девочку, которая полностью поменяло все мое восприятие об этом мире. Под её размеренное дыхание, я провалился в сон. Проснулся он легкого поцелуя. Сначала в плечо, потом в шею. Маленькие пальчики поглаживали мой живот, а знакомый запах заставил улыбнуться. Я сгреб её в охапку, и начал быстро покрывать лицо поцелуями.

— С добрым утром. — прошептала она, поглаживая мое лицо.

— Это самое доброе утро из всех что у меня тут были. — я провел рукой по её плоскому животику, наслаждаясь гладкостью кожи.

— Я рада.

— Как самочувствие? — заботливо спросил я. Никогда раньше не имел дел с девственницами.

— Прекрасно. — она слегка нахмурила носик.

— Не ври мне.

— Хорошо. Это немного необычно. — я поцеловал её в нахмуренный носи, и встал. Её щеки стали розовыми при виде моего обнаженного тела. Я покачал головой, и нацепил трусы.

— Голодная?

— Немного. — она обмоталась простынью, а я вспомнил что вчера мы только и ели в Макдональдсе. Я надел джинсы и футболку. Чтобы не смущать Настю, я пошел на кухню, в поисках еды. С этим было глухо. Кормом для кошек её не накормишь, а сам я привык перекусывать по пути.

— Нам нужно в магазин. — крикнул я так, чтобы она услышала. Достав консервы я насыпал их Цезарю. Тот, вразвалочку подошел к миски, и принялся к трапезе. Настя вошла в комнату надевая пиджак. После проведенной вместе ночи хотелось постоянно касаться её, целовать. Романтик блин!

— А далеко тут ближайший магазин? — я улыбнулся. Она же еще ни разу не была в супермаркете!

— Что ты задумал? — подходя ко мне, спросила девушка. — Твои глаза загорелись как праздничная елка, а ухмылка на все лицо. Признавайся!

— Ничего, пошли. — я схватил её за руку, и повел в прихожею. Обувшись, мы вышли на улицу. Погода было знойной. Мы говорили о глупостях, и большего было не нужно. Взяв тележку, мы направились за продуктами.

— Мне тут нравится. — рассматривая помещение и прилавки, проговорила Настя.

— Я рад. Освоилась в жизни простого смертного? — приобняв её за плечи, спросил я.

— Как будто раньше я была бессмертной!

— Ну жила в своей башне на самом-самом верху. Какого это спуститься к нам?

— С тобой намного лучше чем одной. Даже за все золото мира не хочу уходить от тебя. — я крепко прижал её к себе, понимаю что реальность когда-нибудь настигнет нас. Мы набрали целую корзину еды, но на кассе я вспомнил что забыл купить корм Цезарю. Зверек мне не простит если оставлю его вечером голодным.

— Насть, постой здесь, я быстро. — пробегая между рядами в поисках пищи для кошек, я прошел пол магазина. Вернувшись на кассу, я не увидел Настю.

— А где девушка? — спросил я кассира.

— Её увели двое мужчин. — во рту пересохло, в висках бешено стучало. Я выбежал на улицу позабыв о покупках, да обо всем. Они нашли её! Проклятье! Выскочив на улицу, я заметил как они запихивают её на задние сидение джипа.

— Настя! — крикнул я, но было уже поздно. Машина плавно двинулась с места, увозя от меня самое дорогое что я приобретал в своей жизни. Как последний кретин, не осознавая происходящего, я помчался за ней, громко выкрикивая её имя.

— Чёрт! — воскликнул я, когда машина скрылась за поворотом. Хотелось выть и кричать от безысходности. Какое же все-таки оно мимолётное — счастье.

Настя.

— Наконец то! — проворчала моя мать, когда двое охранников приволокли меня домой. — Ты с ума сошла! Анастасия, где ты была? — я пустыми глазами взирала на нее. Всю дорогу я проплакала. Она нашли меня так неожиданно. Перед глазами стоял Женя, который гнался за машиной, которая везла меня в мою же решетку.

— Ну слава Богу! — в комнату вошел высокий мужчина в сером деловом костюме. Его синие глаза внимательно осмотрели дочь с ног до головы. — Настя, где ты была? — он быстро подходит к дочери и крепко обнимет её.

— Я была так счастлива. — шепчу я, уткнувшись в папин пиджак.

— Ты посмотри на неё. — укоризненно произнесла мама. — Волосы не расчесаны, одежда помята!

— Лена прекрати. С днем рождения доченька. — папа целует меня в лоб, а я не могу остановить поток слез. Женя! Я хочу к Жене!

— Пап, я влюбилась. — шепчу я.

— Что? Тебя не было всего сутки. — восклицает мать.

— Он самый замечательный из всех людей что я когда-либо встречала. Весь тот день от его начала и до самого конца я была самым счастливым человеком. И я не хочу больше заниматься модельным бизнесом. Я хочу быть с ним.

— Коля! Она с ума сошла! Что ты говоришь, ты не можешь оставить модельный бизнес, я столько вложила в тебя!

— Это не мое. Я никогда не хотела для себя такой жизни, это ты вечно пихала меня туда. — срываюсь на крик.

— Не дерзи матери! — строго говорит она. Ей зеленые глаза прожигаю во мне дыру.

— Теперь я совершеннолетняя, ты не имеешь права мне указывать. Вы не имеете права силком притаскивать меня сюда. — я вытираю слезы тыльной стороной руки, и убегаю на верх в свою комнату.

— Неблагодарная! — слышу голос матери в спину. Открываю сумку, и начинаю складывать туда свои документы, одежду. Я больше не хочу так жить. Я жила в двух мирах. В роскоши и богатстве, и была несчастна. А в обычной квартире с пустым холодильником, я летала на крыльях любви. Лучше я буду рядом с любимым, чем с кучей денег и разбитым сердцем.

— Кто он? — тихо просил отец, закрывая за собой дверь.

— Он самое лучшее что случалось в моей жизни, он любит меня пап.

— Я спросил кто он.

— Женя. Он работает официантом в кафе «Луч». — отец устало опустился в кресло.

— Официант? Серьезно? Настя посмотри на себя. Ты красивая девушка, и достойна намного большего чем просто официант.

— Все опять сводится к деньгам? Почему эти бумажки так важны?

— Потому что благодаря этим бумажкам ты ни в чем не нуждаешься! Ты не знаешь какая жизнь тебя ждет с ним. Голод, отсутствие нормальной одежды. Больше не будет прислуги — которая все уберет, повара — который приготовит и закупит продукты. Денег, на которые можно купить все что тебе необходимо.

— Я пойду работать! — упрямо ответила я.

— Кем? Ты всю жизнь на глянцевых обложках. Тебе восемнадцать!

— Я знаю французский. Пойду репетитором по французскому. Да той же официанткой в кафе! Мне надоело что вы опекаете меня. Из-за этого я в свои восемнадцать совершенно не приспособлена к современному миру! Я не умею ходить по магазинам, ездить в метро и автобусах. Для меня все это в новинку. Я была на свободе один день. И это самый лучший из всех дней в моей жизни.

— Ты никуда не пойдешь, пока я не познакомлюсь с этим парнем. — строго произнес отец.

— Папа.

— Я все сказал. Тебе восемнадцать, удерживать тебя от решения бросить модельный бизнес я не могу. Но ты продолжаешь быть моей дочерью, и я не отпущу тебя на улицу с парнем, которого даже в глаза не видел.

— Как ты найдешь его? — присаживаясь на кровать, спросила я.

— Ты сказала что он официант в кафе «Луч», его зовут Женя. Этого достаточно. — я тяжело вздохнула. Все могла бы быть гораздо хуже. Папа всегда гуманно относится ко всему, а мама? Она это просто так не оставит. Сейчас я не думала о себе, я думала о Жене, и его знакомстве с отцом.

Женя.

— Я так облажался Цезарь. — я сидел на подоконнике в своей квартире, и разговаривал с котом. В квартире еще витал легкий аромат её духов, что наводило ещё больше печали. Все вернулось на круги своя. Дочь — вернулась к отцу, а я снова одинок. Вот только теперь к моему одиночеству добавилась немыслимая тоска в сердце.

— Мяяяууууу. — выдало это создание, и я понял что он согласен со мной. Где мне теперь искать мое синеглазое чудо? Спрыгнув с подоконника, я направился в ванну, чтобы привести в порядок свои нервишки. Ополоснув лицо холодной водой, я уставился в свое отражение. И что мне делать? Просить руки и сердца дочери у человека, для которого я пустое место? А как иначе, ведь я кажется люблю эту девушку. Вчера ночью она призналась мне в любви, но я не мог разобраться со своими чувствами, а теперь… теперь я осознаю какой я баран! Мой мобильный пронзительно зазвонил, разрушая тишину в квартире. Отыскав его в кармане толстовки, я ответил на звонок.

— Слушаю. — угрюмо брякнул я в трубку.

— Это Юра, и у тебя проблемы. — мне понадобилось несколько секунд чтобы понять кто со мной говорит.

— Какого черта ты мне звонишь?

— По тише Отелло. — сказал мне этот слизняк. Никогда не забуду как он лапал мою девочку. — Тут тебя одни очень серьезные люди ищут. Им дали твой адрес. Жди гостей.

— Кто они?

— Конкретно с Ариной разговаривал знаешь кто?

— Ты в угадайку решил поиграть? — теряя терпение, начал заводиться я.

— Перовский Николай Олегович! Что ты сделал такому человек? Приятель вокруг тебя появился не здоровый кипиш! — я сглотнул. Отец Насти сейчас будет здесь?

— Спасибо за информация. — быстро произнес я, и под возмущённые вопли отключился. В этот же момент раздался звонок в дверь. Я обреченно посмотрел в глазок, и увидел такое знакомое всем лицо. Перовский. Что он здесь делает? Настя дома, ей ничего не угрожает. На кой черт им я то сдался?

— Добрый день. — раздалось с порога как только я открыл дверь.

— Здравствуйте.

— Крылов Евгений? — спросил мужчина бархатным голосом. Всади него стояли два секюрити, как в дорогих американских фильмах. Жизнь Жени вообще очень часто стала напоминать сериал. Парень усмехнулся своим мыслям.

— Перовский Николай Олегович? — в такт ему, произнес я. Откуда только наглость то берется?

— Верно. Я войду? — я сделал несколько шагов, открывая шире дверь, и впустил нежданных гостей. Мужчина оценивающе стал рассматривать мое жилье. Чувство не из приятных. Он присел в потрепанное кресло, и положил ногу на ногу. Мажорный!

— Вы знакомы с моей дочерью? — начал он издалека. Я предпочитаю играть в открытую.

— Я люблю вашу дочь. — брови мужчины устремились вверх, а я поймал себя на мысли что у Насти такие же глаза. Цветом, разрез глаз совсем другой. Они у неё более открытые. Мой олененок Бемби.

— Забавно, потому что она мне тоже о какой-то любви говорит. Не быстро ли влюбился?

— Сам в шоке. Вначале это было обычное желание помочь другому человеку. Она выглядела напуганной и потерянной. Я не мог бросить её одну, я не последняя сволочь. Мы начали изучать друг друга. Я уже тогда понял что наши миры разные. Мы как две параллельные никогда не должны были пересечься, но все решил гребаный случай. Она удивительная. Самая чистая и открытая из всех людей что я встречал. Я думал богатство делает людей избалованными, а она…она не испорчена этим миром. Теперь я в полной заднице. Я не дам ей всего того что дал бы какой-нибудь мажорный женишок из вашего окружения. Я не дам ей ничего кроме любви. Возможно я смогу обеспечить её все. Но на это нужно время не сейчас. — я понятия не имел почему говорю все это её отцу. Он просто пошлет меня, скажет не приближаться к его дочери. Именно так все и будет.

— Какие у тебя планы на жизнь? — неожиданно спросил он, а я откинулся в кресле.

— Я учусь на архитектора. Строительство и планировка зданий это то, в чем я себя вижу. Пока я учусь на отлично и мне это нравится. Я вижу свое будущее в построении домой, их обустройство. Пока я нищий студент, который содержит себя и помогает матери растить сестру. Зачем вы здесь? Сказать что у меня нет шансов быть с Настей? Я понимал это с первой минуты нашего знакомства. Но та любовь что сидит во мне, её клещами не вынуть. Но вам ведь не нужна моя любовь. — мужчина задумчиво потирал указательным пальцем подбородок.

— Я хочу для своей дочери только счастья. Ты ошибаешься, если думаешь что для меня на первом месте стоит материальный аспект. Деньги важны, и мы с тобой это понимаем. Настя, в силу своей изрядной молодости и наивности верит, что на одной любви можно построить все. Ты парень с мозгами и, поверь моему опыту, я такие вещи сразу вижу. Твоя любовь к моей дочери делает тебя для меня идеальным зятем. — он резко встает с кресла, а я широко распахнутыми глазами смотрю на него. — Борись за то, что считаешь верным. Нет непобедимых целей — есть неправильные задачи. Я дам тебе свое благословение, если после окончания института ты пойдешь работать на мою фирму. Мне нужны хорошие архитекторы, да и ты всегда под глазом будешь. Моя дочь там собирает вещи и кричит что ты лучшее что было в её жизни. Я надеюсь что так оно и останется. — я усмехнулся.

— Это получается…

— Что она теперь твоя забота. У неё грандиозные планы на жизнь, выслушивать теперь все это тебе. И никогда не разделяй себя на слои. Я начинал так же как и ты. А ведь наша история с Леной очень похожа на вашу. Так что теперь моя дочь под твоим чутким руководством. Смотри, я с инспекцией частенько буду наведываться. И не дай тебе Бог обидеть её, сотру в порошок. — он ушел так же неожиданно как и пришел. Я осел в кресло, задумчиво потирая лоб. Почему то я думал что все будет гораздо хуже. Да о чем я вообще думаю? Настя ко мне переезжает, а у меня даже холодильник пустой!

Настя.

Я нервно меряла комнату шагами. Папа уехал уже два часа назад, и все это время я не могу спокойно сидеть. Все мои мысли возвращаются к нашему дню. Я достаю фотоаппарат и начинаю просматривать фотографии. Вот он хмуриться, а спустя три кадра на его лице появляется улыбка. Такая красивая и любимая. Вот мы выбираем купальник. Он задумчиво рассматривает витрины. Вот мы с ним вместе. Такие счастливые и беззаботные. Наверное, я уже тогда любила его. Отец заходит в комнату без стука, и застает меня врасплох.

— Что делаешь? — спрашивает он, и садится рядом.

— Вот. — я показываю ему фотоаппарат. Он медленно пролистывает снимки и улыбается.

— Ты на них и впрямь счастливая.

— Ты его видел? — тихо спрашиваю я.

— Да. Скулит мне тоже самое. Говорит люблю не могу Настену. — я удивленно смотрю на отца, прекрасно зная что Женя так сказать не мог.

— Не ври мне. Это не его слова. — папа ласково гладит меня по голове.

— Он умный мальчик, и правда любит тебя.

— Так ты одобряешь? — с надеждой спрашиваю я.

— Для меня ты всегда останешься маленькой девочкой, за которой нужен глаз да глаз. Той девочкой которую я поил горячим шоколадом и, обнимая, смотрел мультики. Но я понимаю что держать тебя уже нет смысла. Девочка выросла в очаровательную девушку, уже любимую не только мной. Я оберегал тебя от жесткого мира, а оказалось что именно в нем ты и станешь счастливой, забавно не считаешь?

— Тебя я всегда буду любить больше. И ты еще будешь пить горячий шоколад с внуками. Мой переезд не конец, это начало моей новой жизни.

— Ты уже такая взрослая. — он обнял меня, и я крепко прижалась к его боку. Неожиданно пришла мысль что папа и Женя очень похожи. С ними двумя я чувствую себя в безопасности. Чувствую себя любимой и желанной.

— Я всегда буду твоей маленькой девочкой.

— Главное не забывай этого. — он поцеловал меня в лоб. — Я дал ему свое благословение. Ты все еще хочешь быть с ним?

— Да.

— Тогда он ждет тебя. И объясни мне, что это за недельный запас еды в моем джипе?

Я не ехала к нему, я буквально летела на крыльях любви. Не верится что вся эта история так заканчивается. Женя твердил мне что нам не быть вместе, что мы параллели, но я точно знаю что моя жизнь только рядом с ним. Мне так повезло встретить его на этой крыше, и я ни жалею что сбежала в тот день, ни о чем не жалею. Выпорхнув из машины, я достала свою сумку с вещами, и увидела как Женя в большими пакетами медленно идет к дому. Не удержалась. Я бросилась к нему, не обращая внимание ни на что. Он улыбнулся мне своей красивой улыбкой и вовремя поставил пакеты на землю, потому что я буквально забралась на него с руками и ногами.

— Я так скучала. — прошептала я в его шею, не в силах оторвать себя от него.

— Я тоже, ты даже не представляешь как. — я взяла его лицо в ладони и принялась быстро покрывать такое любимое лицо поцелуями.

— Я люблю тебя. — прошептал он, а я замерла. Не послышалось ли это мне?

— Что?

— Я люблю тебя, очень жалею что не сказал тебе раньше.

— Я тоже люблю тебя. Сильно-сильно. — я не знаю как не придушила его, но оторвать меня было не реально.

— Я еду купил.

— Зачем, мы же утром все купили? — мы посмотрели в глаза друг другу, и громко рассмеялись.

— А кажется корм для Цезаря я все же забыл. — это были его последние слова, потому что дольше были только поцелуи. Много поцелуев!

Пять лет спустя.

— Папа у нас не магазин игрушек! — воскликнула Настя, когда её отец в очередной раз привез их трехлетнему сыну здоровую машинку, которая раза в два больше самого ребенка.

— Могу же я порадовать внука игрушками. — возмущался мужчина, не снимая с рук малыша. Это был очаровательный синеглазый мальчуган с кипой черных волос. В маленьком Диме никто души не чаял особенно дедушка, который только и мечтал о внуке. Женя, как и обещал, работал в кампании отца Насти. Он оказался высококачественным специалистом, которого не раз переманивали на свою сторону конкуренты. Однако парень продолжал трудиться на Николая Олеговича, и преуспел. Как и было в его планах, он зарабатывал достаточно много, чтобы обеспечить не только свою семью, но и мать с сестрой. Их любовь с Настей росла с каждым днем, и со стороны можно было только завидовать. Первое время они старались выживать. Отец Насти не помогал им, давая своего рода проверку. Он проверял на прочность не только Женю или свою дочь. Он проверял их отношения. Смогут ли они в нищете сохранить зародыши той любви, что расцветала прямо на глазах? Оказалось, смогли. Уже через два года сложные времена закончились. Настя подрабатывала репетитором, но после ухода в декрет, она полностью посвятила себя семье. Женя к тому моменту уже встал на ноги, и денег им хватало не только на себя, но и на маленького Диму. Они приобрели большую квартиру, и сейчас готовились к появлению на свет своего второго ребенка. Как только они узнали пол ребенка начались настоящие дебаты. Как же назвать маленькую девочку? Тут молодым родителям вообще выбирать не давали. Диму — называл дедушка, к рождению второго ребенка подключилась и бабушка. Елена Игоревна уже точно решила, что если не получилось из дочки модель, сделает из внучки. Под долгие споры с дочерью, она все же отказалась от этой идеи, но оставила за собой право выбрать малышке имя. Так на свет скоро должна была появится маленькая Аня, которую с нетерпением уже ждала эта дружная и крепкая семья.

Входная дверь хлопнула, и спустя секунду раздался крик.

— Я дома. — Настя широко улыбнулась, и пошла встречать мужа.

— Привет красавица. — он поцеловал её в губы, и привычным жестом погладил по круглому животику. Ему нравился вид своей беременной жены. Ей очень шло это состояние, хотя Настя была красивой при любом раскладе.

— Привет рабочему народу. — в коридор вошел Николай Олегович, крепко держа на руках внука.

— Папа! — воскликнул малыш. Женя с широкой улыбкой подошел к мужчине чтобы забрать сына, но тот его остановил.

— Ты руки мыл? Чертил там свои чертежи, а теперь к сыну лезешь? — Женя покачал головой, но обреченно пошел мыть руки. Спустя пять минут ему все же дали обнять свое чадо.

— Пап, тебе домой не пора? Мне еще мужа кормить и ребенка спать укладывать. — проговорила Настя.

— Уже ухожу. — он поцеловал в лоб внука и дочку, и пошел в коридор.

— До свидания. — произнес мужчина, после чего удалился.

— Давай я уложу его. — Настя подошла к мужу, и хотела забрать Диму.

— Не надо, он уже тяжелый, а ты и так одного нашего ребенка носишь. Я сам уложу его.

Уложив ребенка в кроватку, Женя принялся читать его любимую сказку. Почему то когда Женя укладывал Диму спать, тот всегда засыпал быстро, но стоило начать читать ту же историю Насте, как ребенок ни в какую не хотел засыпать. Папина гордость. Женя поцеловал спящего малыша в лоб, и выключил ночник. Настя не дождалась супруга и подложив ручку под щеку, мирно спала. Женя переоделся в пижамные штаны, и лег рядом, по-хозяйски положив руку на округлый животик жены. Они тихо уснули в объятиях друг друга. Их любовью был пропитан каждый уголок этого дома, и ни один из них не жалел что пять лет назад забрел на старенькую крышу одной из девятиэтажек и столкнулся там друг с другом.