КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395658 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167244
Пользователей - 89917

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Игра на нервах 3 (СИ) (fb2)

- Игра на нервах 3 (СИ) (а.с. Эра не-живых-3) 761 Кб, 216с. (скачать fb2) - Денис Деев

Настройки текста:



Игра на нервах 3 Денис Деев

Пролог

Дорогие читатели, эта книга является прямым продолжением первого и второго тома «Игры на нервах». Поэтому рекомендую вам начинать прочтение с первого тома саги. Приятного чтения!

Садящееся солнце залило белые стены Бовирграда золотом. Чем ниже оно садилось, тем больше багрянца выплескивалось на мрамор столицы Бореи, щедро окрашивая сначала шпили зданий, потом медленно спускаясь на стены и мостовые. Вечер завернул в красноватые тона и статую, стоявшую на небольшой площади на окраине города. Здесь сходились две пустынные улочки, образуя кольцо вокруг небольшого фонтана и скульптуры, изображавшей охоту на дикого быка. Высокий коренастый мужчина, держа в руках рога и упершись ногами-столбами, прижимал голову свирепого животного к земле. Скульптор постарался, передавая этот момент, мышцы на руках мужчины и на шее быка бугрились, и было непонятно, что одержит верх - природная мощь быка или упорство охотника. Рядом застыла еще одна фигурка, тоненькая как тростинка девушка, натянувшая лук и готовящаяся пустить стрелу в быка.

Напряженности сцене придавали пурпурные всполохи, которым белый мрамор скульптуры раскрашивало клонившееся к закату светило. При изготовлении глаз охотник и охотницы явно использовалась магия, никакое стекло, никакой кристалл не могли с такой натуральностью имитировать живой взгляд. Казалось, охотница вот-вот моргнет, а ее спутник зарычит от натуги. Но минуты шли, а фигуры никак не оживали.

Но какое-то движение на улице все-таки появилось. Поскрипывая осью, по улице медленно катилась двухколесная коляска, ведомая меланхоличным серым мерином. На облучке, не выпуская вожжей из рук, дремал кучер. Необходимости править у него не было, по уверенной поступи мерина было ясно, что он знает дорогу домой.

Вдогонку коляске по улице бодрым шагом двигалась группа из трех паломников, в свободных голубых балахонах и с дорожными посохами в руках. Паломники двигались гораздо быстрее еле перебирающего ногами серого коня и догнали экипаж возле скульптуры, изображающей сцену охоты.

Последний в колонне паломник притормозил и беспардонно заглянул в коляску.

- Подайте пилигримам на паломничество к Небесному Столпу, - по голосу было слышно, что паломник не просит, а вымогает.

- Что? - раздался из коляски недовольный женский голос, - да как ты смеешь, хам!

- Пожертвуйте, говорю, на угодное Великой Птице дело! - паломник подумал и решил объяснить владелице коляски все максимально понятно, - денег дайте!

- Убирайся! - истерично взвизгнула женщина в коляске.

- Хорошо-хорошо, - паломник вытащил голову из-за занавесок, - не хотите по-хорошему, будем просить как обычно.

Паломник кивнул своему подельнику, идущему впереди. Тот, хорошенько размахнувшись, заехал кучеру посохом в кадык. Очнувшийся от полудремы кучер схватился за горло двумя руками и выпучил глаза. Еще один из пилигримов огрел его по горбу и, сшиб с кареты на землю, где на бедного кучера удары стали обрушиваться со всех сторон.

Паломник, отдавший команду о нападении, на этот раз не стал миндальничать. Он уцепился за хлипкую дверь кареты, поднапрягся и вырвал ее вместе с петлями. Потом подал руку даме, сидящей в карете.

- Мадам, отбросьте сомнения и выходите, - паломник галантно подал руку, - и делайте это поживее, не заставляйте меня вытаскивать вас за волосы.

Из кареты показалась испуганная богато разодетая женщина. Она протянула грабителю-пилигриму руку, но вложить в нее ладонь не успела - в воздухе что-то свистнуло, и кисть грабителя навылет пробила стрела. Среди белоснежных перьев оперения стрелы затесалось одно маленькое красное перышко.

- Ааа! - завопила испуганная женщина, на которую из раненной руки грабителя брызнула кровь.

- Ооо! - кричал грабитель от боли и обиды, озираясь по сторонам и пытаясь понять, откуда же прилетел острый подарок.

И он узрел чудо - статуи охотника и охотницы оживали, белая корка, покрывавшая кожу, трескалась и слетала с их тел. Гибкая девушка накладывала на лук новую стрелу, а ее могучий напарник, оттолкнувшись от постамента, взвился в воздух и приземлился меж двух пилигримов, избивавших кучера. В руках у здоровяка-охотника появилось странное оружие - ни то меч с необычайно длинной рукоятью, ни то копье с вытянутым изогнутым клинком вместо наконечника. Охотник ткнул рукоятью ближайшего противника в переносицу, а второму молниеносным ударом отрубил руку, сжимавшую посох. К крикам женщины и раненного стрелой лжепаломника, присоединились вопли оставшегося без одной конечности грабителя. В этом вихре событий лишь один серый мерин оставался спокойным, он стоял и безмятежно пожевывал удила.

Вырвав из руки стрелу, грабитель сбросил с себя сковывающий движения балахон. Под ним обнаружилась кожаная кираса, усиленная на груди металлическими пластинами и кольчужным полотном. На поясе у грабителя висел короткий прямой меч, который он выхватил, бросившись на подмогу приятелям. Но бросок этот вышел коротким, сразу три стрелы пронзили грабителю голень, колено и бедро. Он скривился от боли.

- Ах ты стерва! - грабитель достал из голенища сапога нож и метнул его в лучницу. Еще одна стрела разрезала воздух и, звякнув, отбила летящий в охотницу нож.

Грабитель перевел взгляд на своих товарищей - под напором охотника те доживали последние секунды своей жизни. Может быть, они были не слишком дружны, а может в их банде было так принято, но грабитель решил, что он слишком молод, чтобы подыхать на площади города в багряном свете садящегося солнца. Уклонившись от следующей стрелы лучницы, лжепаломник со всех ног рванул прочь от кареты.

Надо отдать ему должное - бегать грабитель умел быстро и стрелы в ноге ему мешали мало. Видимо исповедуя принцип «налетай-убегай» он прокачал умение бега до предела. Но на каждое умение всегда найдется контрмера. Из-за угла дома на улицу навстречу улепетывающему грабителю вышел маг воздуха в белом одеянии с вышитой на нем орлиной лапой. Маг вытянул руки вперед и свел ладони вместе, как бы сжимая находящийся между ними воздух. Потом волшебник резко выпрямил руки, и в грудь беглеца ударила упругая волна, подняв его на три метра и швырнув обратно к стоящей карете. Грабитель грохнулся на спину и замотал головой стараясь скинуть с себя оглушение. Но загорать, отдыхать и приходить в себя ему охотник не позволил. Сжав скаррэль в ладонях, он поднял и резко опустил свое оружие, пригвоздив невезучего грабителя к земле. Клинок пробил кирасу как бумагу, лжепаломник захрипел и начал извиваться, охотник провернул скаррэль и вырвал его из раны. Грабитель выгнулся и затих, фонтан крови из его развороченной груди обдал даму из кареты, забрызгав красным с ног до головы. Женщина затравлено озиралась по сторонам, и было непонятно, что напугало ее больше. Сами грабители или эффектная, но кровавая расправа над ними.

- Орден Гнева, - представился охотник, - не волнуйтесь, вам больше ничего не грозит.

- Да? - неуверенно спросила женщина.

- Да-да, - подтвердила спрыгивающая с пьедестала лучница, с которой все еще отваливались кусочки белой маскировочной корки, - вам бы только платье побыстрее в холодной воде замочить, а то не отстирается.

Дама оглядела свое платье, покрытое коркой высыхающей крови, и протяжно с надрывом заголосила.

- Понятно, минут через пять отпустит, - сказал охотник, собирая оставшиеся после грабителей трофеи: три коротких меча и кошели с деньгами. На месте гибели предводителя паломников остались еще и мягкие сапоги, глушившие звук шагов и дававшие приличный бонус к скрытности.

- Сапожки хороши! - разглядывая добычу, произнесла лучница.

- Неплохие, - поддакнул подошедший маг, - только зачем вы меня с собой брали?

- Нападавших должно было быть шестеро, - помогая кучеру подняться, ответил охотник.

Кучер, кряхтя, уселся на козлы.

- Вы бы и шестерых размотали без проблем, - проворчал маг, подавая даме руку, чтобы она могла сесть в карету.

- Таких босяков, да, размотали бы, - здоровый охотник приладил на место дверь от кареты, используя вместо молотка свой пудовый кулак, - а попался бы среди них кто-то серьезный?

- Восьмую банду разгоняем, а никого серьезного так и не встретили, - в разговор вступила девушка-лучница.

- Да, залегли хаи, стали осторожнее. Одна мелочевка последнее время попадается, - нехотя согласился с нею охотник.

Глава 1



- Вот они! Вот! - Бутчер горделиво представлял Найду самых выдающихся охотников Ордена Гнева, - наши орлы и орлицы! Знакомься - Танара!

Штаб Ордена поражал своим убранством, в четырех нишах стояли полные доспехи рыцарей, которых победили в схватке члены Ордена Гнева. Стены были завешены флагами Ордена и коллекцией оружия, добытого в боях. Но Бутчер в эпичном украшательстве решил пойти еще дальше и сделать из штаба некоторое подобие зала славы, с гобеленами, изображающими подвиги героев Ордена. И сейчас Бутчер представлял гроссмейстеру первых братьев Ордена, достойных это чести. Правда, первый «брат» оказался сестрой, стройной невысокой девушкой с луком за плечами.

- И ее муж - Литарь, - продолжил представление Бутчер.

Из строя воинов вышел здоровый хмурый субъект с бородой и вихрастой черной шевелюрой.

- Эта парочка провела двенадцать успешных операций в Бовирграде за последнюю неделю.

- Ого! Вы хоть спали? - удивился Найд.

- Редко, - улыбнувшись, призналась Танара.

- Мало ели, редко спали, но почти две тысячи золотом наколотили! - расхваливал их Бутчер, - настоящий семейный подряд и конвейер по уничтожению пэкашеров. Вообще из игры не выходят!

- А зачем из нее выходить? Мы даже с работы уволились в реале, здесь и денег и самое главное удовольствия больше, - Литарь приобнял свою жену, - у моей жены талант устраивать засады.

- А у моего мужа - проламывать головы!

- Эээ... вы гармонично дополняете друг друга, - выдал похвалу Найд. Он на самом деле был рад успехам Ордена, но мысли его крутились вокруг более глобальных проблем. Поэтому странник побыстрому поздравил героев и выпроводил их из штаба, чтобы остаться с Бутчером и Морисиусом. Но сразу обсудить планы на будущее Бутчер ему не дал, командор засыпал странника вопросами о его приключениях и Найду пришлось рассказать о них все. Ну почти все - о том, что он заперт в капсуле и что Змей его обещает оттуда вытащить, странник умолчал. Пришлось на ходу сочинить байку о том, что забытый бог обещал ему в награду некую вещицу, имеющую исключительную ценность. Странник не кривил душой, в конце концов, Скрытый-В-Тени, пообещал вернуть ему жизнь в реальном мире, а что может быть ценнее самой жизни?

Бутчер слушал о похождениях странника, открыв рот.

- Дааа уж. Развлекся ты от души. Не то, что я тут. С утра поставками провизии занимаюсь, думаю, где хлев пристроить. В обед с Первожрецом торгуюсь за каждую копейку, а вечером с Люписом новую аферу разрабатываю. Да я уже забыл, когда на тренировки ходил. Про настоящий бой я вообще молчу.

- Аферу? С Люписом? - не понял о чем речь Найд.

- Ты думаешь, как мы на все это отребье выходим? Деньги и преступность всегда связаны, одно не может существовать без другого. К примеру, клерк из ломбарда Бовирграда совершенно случайно болтанул кому не следует, что завтра одна богатая дама заберет фамильные драгоценности. За дамой начинают следить, готовят засаду. А мы следим за ворьем и планируем свою мышеловку. С тех пор как банкир в деле, наши финансы пошли в гору, я тебе не говорил, но на нашем счету болтается больше сорока тысяч золотых.

- Когда мы только начинали, у нас было восемьдесят.

- Зато теперь у нас почти целый замок, который сам по себе стоит не меньше сотни. Двадцать прокаченных бойцов экипированных по самую макушку. Еще тридцать проходят обучение. Сеть осведомителей на зарплате - стражники в крупных городах, владельцы трактиров и борделей, торговцы и скупщики краденного. По большому счету нам и жрецы со своей информацией не очень нужны...

- Эй! - одернул размечтавшегося Бутчера странник.

- Да я понимаю, - командор поучительно поднял палец вверх, - жрецы наши стратегические партнеры. Но я уже все не вывожу. Ни времени, ни сил не хватает.

- Бери себе помощников. Ту пару, которую ты мне представлял. Вроде смышленые ребята.

- Не, их хлебом не корми, дай кому-нибудь руки с ногами местами поменять. Одно слово - увлеченные своим делом личности. Может ты, наконец...

Найд замотал головой.

-  Прости, опять не могу. Мне на границу Фальдорры и Териоса надо.

- Опять Пелену ломать будешь? -  спросил Бутчер. Этот секрет от него утаить не удалось, всякий раз, когда Найд отправлялся путешествовать на границу между стихийными странами, Пелена, разделявшая их, исчезала. Бутчер глупцом не был и смог сложить два плюс два и понять, что Найд с этим связан.

- Угу, надо храм Змея разрушить.

- Что он тебе за это даст? Императорскую корону? Или гарем из ста девственниц?

Найд отмолчался.

- Ты хоть знаешь, что ты этой возней с границами устроил?

- Ну воюют потихоньку, - Найд в погоне за решением своих проблем не успевал следить за политическими событиями в Четырехземье.

- Потихоньку?! Да ты блин тут третью мировую начал! Половина Бореи в огне, но огневики тоже сильно разгуляться не успели, им в спину ударили земляные. И единственное место, где сейчас спокойно, находится между водными и земляными, и ты отправляешься туда. Если Кейн узнает, что ты собираешься вскрыть еще одну границу, он тебя будет убивать до тех пор, пока ты не передумаешь!

Найд не знал, как парировать этот выпад, но тут в разговор вмешался молчавший до этого Морисиус.

- Эээ... Бутчер, да? Поверь, я много путешествовал...

- Наслышан, ты фигура легендарная.

- И знаю, на чем держится все Четырехземье.

- На власти, бабках и религии? - сделал свое предположение Бутчер.

Морисиус отмахнулся от этой меркантильной мысли.

- Игра живет за счет баланса. Четыре стихии, каждая имеет свои слабые и сильные стороны, одна уравновешивает другую. Если сейчас две стихии получат преимущество, то вся гармония рухнет и наступит хаос. Жители Териоса и Фальдорры начнут теснить воздушников и огневиков, расширять сеть своих храмов и в конечном итоге просто уничтожат магию конкурентов. Твои способности воздушника будут работать разве что рядом с Небесным Столпом.

Бутчер призадумался над словами Морисиуса.

- Думаешь, Великая Птица позволит такому случиться?

- Боги правят миром, но именно люди управляют богами, - возразил Морисиус.

- Но это же не настоящие боги, просто Искины. Как программисты задумают, так они себя и поведут, - не сдавался Бутчер.

- Влияние Nextlife на Четырехземье сильно ограничено. Поэтому этот мир и получился таким живым. Есть, конечно, несколько основополагающих законов, которые не могут нарушить ни Искины, ни администрация игры. Про один из них я тебе уже рассказал, это закон равновесия. Когда воздушников и огневиков совсем уж сильно прижмут, игра устроит какой-нибудь трюк.

- Какой? - Найду тоже стал интересен принцип функционирования Четырехземья.

Морисиус пожал плечами.

- Извержение вулкана посреди Фальдорры вместе с выбросом огромного количества огненной энергии. Или тайфун, сметающий все на своем пути, в Териосе приключится. Система постарается выровнять шансы всех четырех стихий.

- А ничего, что ваш коллега-странник всю эту байду и начал? - намекнул Бутчер на Найда.

Найду стало неловко, командор был прав, толком не разобравшись в делах, которые творились в Четырехземье, странник наворотил столько всего, что напоминал себе слона в посудной лавке. Стоишь и боишься пошевелиться, чтобы не обрушить очередную стопку тарелок. Но на его защиту встал брат.

- Я знаю Найда давно. Он умеет восстанавливать то, что испортил. И делает это с блеском.

Вот тут Бутчеру возразить было нечего, странник буквально выдернул его из петли жизненных обстоятельств, которые плотно обвивали его шею. Успех Ордена позволил ему наладить свою жизнь в реале, дочь получала все необходимое лечение, а жена перестала плакать все ночи напролет.

- И потом, - продолжил Морисиус, - граница, разделяющая Стихии все равно рано или поздно бы исчезла. Так задумывали в Nextlife.

- А ты откуда знаешь?

Морисиус смутился.

- Эммм, знаю. У меня там друзья работают.

- Темнишь, ох темнишь! Все кто работают над проектом Четырехземье, соглашение о неразглашении подписывают. И строго его блюдут, доживать свой век в теплотрассе на коврике никому не хочется, - высказал свои сомнения Бутчер, - и, кстати, пробраться на границу между водниками и земляными будет не просто. Правители этих земель тоже не пальцем деланые и прекрасно понимают, что кто-то разрушает старые алтари Змея. Поэтому выставили вдоль границ усиленные патрули. Туда просто так не попасть.

- Я уже говорил, что неплохо знаю Четырехземье и помогу бра... - Морисиус понял, что вот-вот сморозит ненужную глупость и закашлялся, - помогу Найду туда добраться.

- А до Фальдорры я дойду вместе с Кейном. Он же туда все-таки собирается вернуться? - спросил Найд.

- Люпис поставил ему условие - недельку попразновать в Борее. Своих детей у него нет, и он относится к Грации как к дочери. Отпускать ее в Фальдорру ему очень тяжело. Я даже пару раз видел на лице нашего несгибаемого банкира слезы.

- Значит, будет у меня время переговорить с Кейном.

- Грохнет он тебя, - предупредил Найда Бутчер, - он конечно отличный друг, но патриот до мозга костей. За свою страну порвет, сложит пополам, а потом снова порвет. И боюсь, наши бойцы тебя не защитят, они конечно ребята умелые, но против Первого Убийцы как котята.

- Я с ним поговорю.

- Но может, стоит не говорить ему о всех деталях путешествия? - предложил Морисиус.

- Нет, Кейну я врать не буду, - уперся Найд, - Бутч, у меня к тебе еще одна просьба будет, но она сулит неплохой доход. Разыщи банду Черной Розы, узнай о ней как можно больше.

- Доход-доход, ты думаешь, меня только деньги интересуют. В конце концов, ты гроссмейстер Ордена...

- Который ни черта не делает для его развития, - горько усмехнулся Найд.

- Все, что надо ты сделал в самом начале! Я считаю, себя твоим другом и тоже тебе врать не буду - да мы хотели бы, что наш лидер в замке бывал чаще, но думаешь, я не понимаю, что у тебя какие-то дикие проблемы?

Найд кивнул - что есть, то есть.

- Вот и решай их спокойно. Уж кто-кто, а я тебя прекрасно понимаю, - закончил свою мысль Бутчер, - может отдохнешь, а то выглядишь так, будто того и гляди свалишься с ног от усталости.

- Чувствую себя еще хуже, - признался Найд.

- Твоя комната уже подготовлена, отдохни. Что надо будет - свистни.

Морисиус провожая по переходам замка Найда в апартаменты потрясенно произнес:

- У тебя появились преданные друзья, невероятно!

- Что здесь такого необычного?

- У тебя никогда друзей не было. Соратники, подчиненные, толпа любовниц - это да, это твое. Но друзья...

- Хватит! - вскипел Найд, на которого и так слишком многое свалилось с момента встречи с Морисиусом, - я не знаю, кто ты есть на самом деле! И насколько является правдой, все то, что ты про меня рассказываешь!

- Но...

Найд открыл дверь в свою комнату

- Спокойной ночи! - Найд захлопнул дверь перед носом Морисиуса.

Лежа на кровати и пытаясь заснуть, странник никак не мог уснуть. Ворочаясь с боку на бок, он представлял, каким же он человеком был, если верить описаниям Морисиуса. Самодовольным придурком? Редкой законченной мразью? Когда Найд проходил испытание, один из мудрецов посоветовал ему забыть о том, кем он был и сосредоточиться на том, кем он должен стать. Но мудрецу хорошо давать советы, сидя в  горячем бассейне и попивая ядреный квасок. А страннику в реальную жизнь выходить придется и как-то там устраиваться.

От грустных мыслей его отвлек тихий стук в дверь, Найд с кряхтением сполз с кровати, решив, что если это настырный Морисиус, то он его поделит на две ровные дольки скаррэлем и снова ляжет спать. Но открыв дверь, оружие он достать не успел. Его захватила, закрутила и подбросила до потолка безудержная стихия.

- Ты почему засранец такой не объявился сразу, как только в замок прибыл? - негодовала стихия в лице возмущенного и одновременно обрадованного Кейна.

- Я... мешать... не хотел, - кое-как прохрипел Найд. По силе объятий Первый Убийца мог смело соревноваться с медведем.

Кейн раздраженно потряс странника. Челюсти Найда встретились несколько раз с отчетливым лязгом.

- Мешать?! Да мы тебя по пещерам искали-лазили! Я на новых штанах все колени протер! Да у нас...

- Дорого-ой! - раздался певучий голос, - опусти, пожалуйста, мессера Найда на землю.

При звуках этого голоса Кейн стушевался и мигом прекратил изображать из себя рассерженного гризли. Первый Убийца поставил странника на пол и даже стряхнул у него пылинку с плеча. И пускай Грация была существом воздушным, а Кейн морянином, но милая девушка действовала на него как ушат воды на разгоревшийся костер. Кто бы мог подумать, что Первый Убийца умеет мгновенно остывать и сдерживать свои неистовые порывы?!

- Мы до сих пор не сказали гроссмейстеру Ордена, как сильно мы ему благодарны за мое спасение, - сказала девушка, глядя прямо в глаза Найду. Грация присела в легком реверансе.

- Да, приятель, огромное тебе спасибо! Кто кого спасал в Штормовом Королевстве так сразу и не поймешь, но именно благодаря тебе я встретил Грацию. С меня очередной должок!

Зря, ой как зря, прозвучало слово «должок» из уст Первого Убийцы. Воодушевленным этим словом, Найд усадил своих гостей в кресла, налил им полные кубки терпкого вина и уже который раз за сегодняшний день рассказал о своих злоключениях после расставания с Кротом Судьбы. А потом и поведал и о цели визита в Фальдорру. Правда, не полностью. Не успел он закончить, как кресло Первого Убийцы упало на пол, сам он вихрем подлетел к страннику и тот почувствовал острое лезвие ножа на своем горле.

Глава 2



Странник никогда не видел Кейна настолько взбешенным. Глаза морянина светились чистым безумием, даже волосы на его голове стояли дыбом. Но среди океана гнева, затопившего мозг Кейна, оставался еще один маленький островок здравомыслия.

- Ты этого не сделаешь, - сквозь зубы прошипел Кейн.

И что Найду ему ответить? Пытаться убеждать - бесполезно. Как только он заикнется, что от разрушения храма зависит его жизнь и жизнь жрицы, Первый Убийца в припадке ярости и патриотического порыва перережет ему глотку. Если сейчас Кейна обмануть, то это даст лишь отсрочку по времени. После того, как Найд уничтожит Пелену между Фальдоррой и Териосом, Первый Убийца его отыщет. И результат будет ровно тем же - Найду вскроют глотку от уха до уха.

- Послушай, - просипел Найд, а Кейн усилил давление на клинок.

- Убери нож, дорогой, - странно, но в этой кризисной ситуации в голосе Грации прозвучала не обеспокоенность, а нежность.

И эта нежность сработала, Кейн нож не убрал, но хотя бы перестал вдавливать его в кадык страннику.

- Мессер Найд прав - тебе стоило бы его послушать. И послушать внимательно. Он сказал, что Пелена рано или поздно падет. Сама, без участия Найда.

- И что? Пусть она стоит как можно дольше. Если граница откроется, то это обнажит спину Фальдорры для врагов!

- Я же говорю, ты не слушал. Мессер Найд дает вам шанс договориться с земляными заранее. Зная, когда должна исчезнуть Пелена, вы сможете отправить в Териос послов, а не боевые отряды.

- Будут они слушать наших послов, - неуверенно буркнул Кейн.

- Будут, - с убеждением ответила Грация, - они находятся в той же ситуации, что и вы. Вы ведете войну с воздушниками, они - с Литорумом.

- Все эти договоренности закончатся, когда мы начнем обсуждать, какие храмы строить на границе. Их или наши.

- Так стройте и те и другие! - прохрипел странник.

Эта очевидное решение загнало Кейна в тупик.

- Но как?! Мать Черепаха рядом с их плешивым буйволом?! Так как ты себе это представляешь?

- Так же как тебя сейчас вижу! У вас два варианта - или планомерно уничтожать друг друга или ходить в храмы, расположенные рядом. Ну придется тебе при этом спрашивать у земляных, как у них дела, это такая большая проблема?!

- Да, проблема! Ты не видел их, они такие... ну такие - Кейн убрал нож от горла Найда и защелкал пальцами, пытаясь подобрать слово.

- Какие бы они не были! Хорошо, ты у нас крутой парень и будешь косить их десятками, а то сотнями. Но Грация...

- Причем тут она?!

- При том, что когда ты будешь доблестно гонять териосцев по границе, она будет сидеть дома. Одна. И когда-нибудь двери ее дома вынесут враги. Но ты будешь далеко, и защитить ее будет не кому! - выпалил странник в лицо Кейну, - худой мир будет всегда лучше хорошей войны.

Кейн задумался и нож в его руке растворился в воздухе.

- Вот же черт. Ты прав, когда в твоей жизни появляется кто-то близкий, ты становишься слабее.

- Дурачок! - девушка стукнула своим кулачком Кейна по лбу, - ты становишься мудрее!

Потом она повернулась к страннику.

- Мы вообще зашли, чтобы пригласить вас на свадьбу.

- Оригинально у вас это получилось. Я, наверное, приду, иначе этот псих опять за нож хвататься начнет.

Первый Убийца выглядел донельзя виноватым.

- Прости, я сорвался.

- Ерунда, я понимаю. Свадебные хлопоты, защита родины. Все в одну кучу, вот нервы и не выдерживают, - недовольно пробормотал Найд, но с его души свалился камень - проблему с Кейном он решил. Теперь и на свадьбе оторваться можно!

Для проведения мероприятия Бутчер предоставил замок Ордена, а Люпис завалил столы яствами, привел танцоров и оркестр, цирковых акробатов и даже диковинных животных с укротителями. Во внутреннем дворе под разноцветными тентами были поставлены столы, и за центральным и самым главным, вместе с женихом и невестой усадили Люписа, Бутчера, Найда и прославленного путешественника Морисиуса.

Не единожды пожелав молодоженам счастья, любви и многодетности, набив свой желудок тремя переменами блюд и залив все это сверху половиной бочонка вина, прославленный путешественник все-таки решил прояснить их с Найдом отношения.

- Определился уже стоит мне доверять или нет? - поинтересовался он тихим голосом, наклонившись к страннику.

Вопрос был очень интересным. В походе на край мира такой человек точно бы пригодился. Но если все его истории об их родстве окажутся вымышленными и у Морисиуса какая-нибудь своя подленькая цель, то и проблем он подвезет вагон и немаленькую тележку. Найд мысленно хлопнул себя по лбу - а чего он сидит и размышляет?! У него же есть уникальное средство, практически детектор лжи в походном варианте. Вызвав интерфейс «Советника» он выбрал «Импорт данных» и нацелился на Морисиуса.

И получил в лоб уже не мысленно, а вполне материально. И так сильно, что опрокинулся назад вместе с высоким креслом, на котором он сидел. По рядам сидевших за столами прокатился смешок, мол, сегодня гроссмейстер явно с вином переборщил. Над очумевшим Найдом склонился Морисиус.

- Ты как, нормально?

- Что это было?!

Вместо ответа Морисиус закатал рукав и продемонстрировал браслет - точную копию того, что болтался на запястье самого Найда.

- Непробиваемая ментальная защита. У тебя такая же есть. Нет у тебя даже лучше - полный модуль «Советник».

- Ты бы руку подал, потом бы умничал, - наконец свел глаза вместе Найд.

- Ах да, извини.

Морисиус помог Найду подняться и поставить на место кресло.

- Кстати, что этот модуль делает? Я так и не разобрался.

- И не разберешься. У тебя он считай находиться в нерабочем состоянии из-за браслета. Это чисто администраторский модуль, дает тебе возможность отлавливать читы у игроков и баги у НПС. Если какой-то непись вызывает у админа подозрение, он его считывает с помощью модуля. Все данные сохраняются тут, - Морисиус указал пальцем на застежку для плаща, - потом админ отправляется к хранителю Стихии и выгружает эти данные ему с помощью «Экспорта данных». Если у НПС баг, то хранитель его правит.

- Хранители меня не узнают, меня Птица вышвырнула.

- Ага, я о чем и говорю. Браслет блокирует нормальную работу модуля, в него внесли изменение, после того, как... - Морисиус осекся.

- После того, как Носкин мне мозги вытряс, - закончил за него Найд, - но я эту штуку как детектор лжи использую.

- Это да, одно из побочных свойств модуля «Советник». Когда оператор его использует, то ощущает чувства и эмоции объекта. Еще можно и свои эмоции объекту передавать, но это совсем уж бесполезная опция.

Найд кивнул, транслировать кому попало свои чувства затея не только бесполезная, но и опасная. Опасности, трудности и прочие неприятности, сопровождали странника с самого появления у него сознания и сидели уже в печенках. Пора отвлечься от проблем, в конце концов, у его преданного виртуального друга сегодня свадьба.

- Долгих лет молодым! - вскочил Найд со своего места с кубком в руке, - пусть Великая Птица Рух окружит вашу пару ветром удачи, а Мать Черепаха сделает любое течение для вашего семейного корабля попутным!

- Долгих лет молодым! - подхватила тост странника толпа, поднимая кубки.

Пир длился еще четыре дня, а два Найд отходил от его последствий. Выпитое вино, помноженное на повышенный уровень ощущений, сыграло со странником злую шутку. Соратники еле вытащили из седла пегаса своего предводителя, который после пира собрался лететь и выдергивать ноги Змею. На все доводы, что у змеи не может быть ног, Найд не унывая отвечал, что он сначала заставит Скрытого-В-Тени их отрастить, а потом обязательно вырвет.

От всяких глупостей Найда спас Верный - пегас наотрез отказался куда-нибудь везти неадекватного всадника и сбросил его из седла. На земле братьям Ордена наконец удалось связать гроссмейстера, после чего они доставили его в комнату и приставили к двери караул, не позволявший Найду выбраться и совершить какой-нибудь необдуманный подвиг.

Вышел из-под домашнего ареста Найд только через два дня, выпив несколько ведер капустного рассола и съев полный короб сушенных болотных хрущей, отлично унимавших головную боль. И вышел вовремя, Кейн со своей невестой уже собирался отбыть в Фальдорру.

Люпис сделал все, чтобы путь его любимой племянницы в Фальдорру был максимально безопасным. Продрав глаза, странник увидел, как во двор замка приземляется конструкция больше всего похожая на гигантский сейф, подвешенный на двух зеленых летательных пузырях. Этой конструкцией оказался корабль «Доброго банка» предназначенный для перевозок особо ценных грузов.

- Крепость, настоящая крепость! - нахваливал корабль Люпис, - видите эти три башенки? В них спрятаны громовые аркбаллисты. Бьют на четыреста шагов, от всадника с лошадью оставляют лишь кучку пепла! Таких кораблей всего два во всей Борее. «Выгода» и ее сестра «Прибыль». До самой Фальдорры будете как у Рух в гнезде.

- Не слишком ли тяжелый сундук? - обходя бронированный кирпич, с сомнением произнес Кейн.

- Тяжелый, да. Но практически неуничтожимый.

- Проверить можно? - спросил у него Найд.

Банкир кивнул, а странник вытащил бронебойную стрелу из колчана и, натянув до предела лук, пустил ее в борт летающего сундука. Стрела, звякнув и выбив сноп искр, срикошетила и ушла в небо.

- Серьезная броня, - уважительно качнул головой Первый убийца, потом достал из воздуха шипастую булаву и пошел на корабль.

Банкир распростер руки и остановил угрозу, надвигающуюся на имущество банка.

- Не надо! Выдержит борт, выдержит! Но гравировку попортишь, а за нее суммы немалые уплачены!

Кейн опустил оружие, а банкир продолжил рекламировать «Выгоду».

- Внутри у корабля есть четыре удобных каюты и просторный грузовой отсек, где с комфортом можно расположить пегаса.

Услышав это Найд не думая ни секунды, произнес:

- Решено, летим на «Выгоде», - странник окончательно еще не пришел в себя после свадьбы и если уж и путешествовать, то в комфортных условиях.

Кейн еще немного поворчал, критикуя «летающие гробы» воздушников, в которых, по его мнению, не было ни тени изящества, но лететь на корабле до границы с Фальдоррой все-таки согласился.

Прощание было недолгим, братья Ордена построились на плацу, над которым был поднят флаг с когтистой лапой. Люписа еле оттащили от Грации, банкир не мог оторваться от племянницы, которую он вряд ли сможет скоро увидеть. Слухи слухами, но Найд сумел разглядеть слезинку, пробежавшую по вечно каменному лицу дельца.

Бутчер подошел прощаться вместе с «ударниками» Ордена, Танарой и Литарем.

- Удачи тебе там и возвращайся поскорее с мегаплюшкой от Змея, - Бутчер похлопал Найда по плечу, - а наши маньяки пока займутся пока поиском Черной Розы.

- Мы ее отыщем, - пообещала Танара.

- Просто найдите, никого трогать не надо.

- Даже слегка пощипать нельзя?

- Ни щипать, ни щупать. Только смотреть, запоминать и анализировать. Я должен сам разобраться с ними, вспугнуть их нельзя, - дал ценные наставления Найд.

- Все в лучшем виде сделаем, - пообещала Танара, а ее муж утвердительно кивнул.

Пассажиры взошли на борт «Выгоды», в трюме которой бил копытами Верный - пегас доверял летающим кораблям гораздо меньше, чем собственным крыльям. На верхней палубе откинулся люк, откуда высунулся жрец и замахал руками. Газ в летательным пузырях, огромными колбасами нависающих над кораблем, засиял зеленым светом. Пузыри устремились в небо, натянув заскрипевшие канаты, с трудом оторвавшие бронированный «сундук» от земли.

Гостей внутри корабля встречал бравый бородач в золоченом мундире, треуголке и с огромной саблей на поясе.

- Капитан Бернар, к вашим услугам! Стюарды проводят вас в ваши каюты, а на обед мы пригласим вас в кают-компанию.

Странник попросил проводить его не в каюту, а в грузовой трюм, где бесновался в четырех стенах пегас. Войдя туда, странник понял, чем недоволен его верный конь. Трюм корабля был предназначен исключительно для перевозки всяческих ценностей-драгоценностей, поэтому не имел ни окон, ни даже небольших отдушин, чтобы не приведи Великая Птица, монетка или камушек какой-нибудь никуда не закатились. Крылатого коня окружали деревянные стены из досок, подогнанных друг к другу без единой щели и абсолютная темнота. Луч света ворвался в этого угрюмое помещение только в открытую Найдом дверь.

- Тише-тише, - похлопал разбушевавшегося пегаса по морде Найд, и обратился к следовавшему за ним стюарду, - принеси сюда светильник. Даже лучше несколько.

Стюард ушел, а странник вновь обратился к успокоившемуся Верному.

- Потерпи четыре дня, потом мы приземлимся, и ты вволю набегаешься и налетаешься.

Уши Верного встали торчком, пегас думал, что его загнали в этот летающий гроб максимум на пару часов, а теперь его горячо любимый хозяин заявляет, что ему придется тут остаться на несколько дней! Паника заставила Верного переть буром на Найда, выдавливая его в коридор. Чтобы уговорить пегаса остаться в трюме, страннику пришлось гонять стюарда еще три раза, и временное жилище пегаса стало более уютным. Под потолком сияли сразу три светильника с заключенными внутри миниатюрными шаровыми молниями. В углу стояли два тяжелых чугунных казана, один доверху наполненный овсом, а в другом плескалась свежая вода. На полу, вместо подстилки, пришлось расстелить красочный ковер из кают-компании. Верный оглядел всю эту роскошь и с милостиво кивнул, соглашаясь провести в этой берлоге непродолжительное время.

Провозившись с уговорами и размещением пегаса, странник пропустил обед и появился в кают-компании лишь к ужину. За наглухо прикрученным к полу массивным столом, сидели пассажиры корабля: Морисиус и чета молодоженов. Во главе стола сидел капитан и его первый помощник, суровая женщина с сотней мелких косичек на голове. Украшением стола являлся пузатый котелок с посеребренными боками, над которым поднимался пар и запах, вызывавший у странника обильное слюноотделение.

- Проходите-проходите! Присаживайтесь и попробуйте этот шедевр, сегодня наш кок расстарался ради дорогих гостей.

Голодного Найда два раза уговаривать не надо было, он уселся за стол и наполнил свою тарелку до краев, совсем не обратив внимание на то, что у его друзей тарелки оставались пустыми. Найд поднес ложку ко рту - суп пах божественно. А вкус, ммм, язык проглотить можно было!

- И как вам? - поинтересовался капитан, - я же говорил, кок сотворил шедевр. В тех краях, откуда я родом, суп из райских птичек является неотъемлемой частью свадебных обедов...

Слово «райские птицы» раскаленной молнией пронеслось у него в голове. В сумке странника лежал горшочек с ужасающим ядом, сделанным из этих милых птичек. И странник видел, как корежило его противников, отведавших эту отраву на клинке «Блудного Кота». Поэтому Найд, наплевав на все нормы приличия, быстро выплюнул  суп обратно в тарелку.

- Отравить нас решил?! - взревел странник.

- Да вы что! - капитан выглядел оскорбленным, - это же деликатес! Если птичек правильно разделать и приготовить, они становятся абсолютно безопасными!

- Вот мы и предлагаем сначала вам попробовать ваш шедевр, - занудно, и видимо уже не в первый раз, предложил Морисиус.

Чем еще больше обидел капитана. Тот побагровел, зачерпнул полную ложку супа, засунул ее в рот и с шумом проглотил. Для чего-то показал язык Морисиусу. Потом вдруг схватился руками за шею и захрипел, выпучив глаза. Первой переполошилась его помощница.

- Мессер, что с вами?! Вам плохо?! - поддерживая его за плечо, прокричала она.

Капитан выровнялся и расхохотался.

- Со мной полный порядок. Как и с любым на борту «Выгоды»! Это - самый надежный корабль в Борее, во всех отношениях и...

Договорить капитан не успел, в борт корабля что-то гулко шибануло, «Выгода» скрипя шпангоутами, накренилась на бок и сидящие за столом люди еле удержались от того, чтобы не упасть.

- Что это было?! - вскочил со своего кресла Кейн.

Капитан потрясенно смотрел на Первого Убийцу, не зная, что ответить. Раздался еще один мощный удар и корабль зашатался из стороны в сторону.

- Нас атакуют! - высказав очевидную догадку, помощница капитана выбежала прочь из каюты.

- Сиди здесь, никуда не выходи, - сказал Первый Убийца своей жене, - я разберусь с этими смельчаками.

За Кейном вышли и Найд с Морисиусом, чтобы показать напавшим на них отморозков кузькину мать. Пробравшись в рубку и выглянув в иллюминатор, они поняли, что эту самую мать им показать будет очень сложно. За бортом корабля уже царила ночь, и в этой ночи носились неясные тени. Разглядеть, что это за тени, не смог даже капитан с магической подзорной трубой. Здесь-то и пригодилось улучшенное зрение Найда.

- Там наездники на грифонах. Позади наездников сидят маги и долбят по кораблю воздушными волнами!

- Пф, - фыркнул капитан, - пускай долбят, для нашей брони это все равно, что летний дождичек. А вот наши канониры сейчас сметут эту погань с небес.

Полукруглые башенки на корпусе «Выгоды» развернулись и изрыгнули в сторону нападавших три сгустка молний.

- Красиво пошли! - констатировал Первый Убийца, - жаль, что мимо.

Медленно разворачивающиеся башни и баллисты в них идеально подходили для боя с другими кораблями. Или для выжигания наземного противника под кораблем. Но грифоны во тьме ночи для аркбаллист были целями слишком юркими.

- О! Опять промазали! - Найд проследил за траекторией следующего залпа, - Кейн, пора нам браться за дело.

Кейн кивнул и, открутив винт, удерживающий иллюминатор, открыл его. В его руках появилось два метальных топорика. Прицелившись, а самое главное, прислушавшись, Первый убийца метнул топорик в темноту, оттуда раздался жалобный птичий клекот. Кейн умудрился зацепить одного из грифонов. Найд устроился возле второго иллюминатора и, приладив на лук сразу три поджигающих стрелы, выстрелил. Крик, раздавшийся следом, принадлежал уже человеку. Странник высунулся из иллюминатора и увидел объятую пламенем фигуру мага, которая спешила на встречу с гостеприимной землей. Короткий дротик звякнул о борт возле головы Найд, заставив думать об осторожности и быстро втянуть голову обратно. Кейн швырнул еще один топорик и вознаграждением ему был еще один вопль боли.

- Сейчас мы быстро разберем этим куриц на части! - пообещал Кейн, - кажется, я задел по крылу.

- Раздать матросам луки! - видя успех друзей, немного запоздало распорядился капитан.

Матросы с короткими луками и колчанами разбежались вдоль бортов корабля и открыли беспорядочную стрельбу. И пусть они уступали в мастерстве страннику и Первому Убийце и плохо видели свои цели в темноте, но пускаемые ими стрелы сделали полеты вокруг корабля совсем уж некомфортными.

- Свет гасите! - внес свою лепту в битву Морисиус, - они нас видят!

Действительно, сиявший иллюминаторами и бойницами корабль представлял из себя отличную мишень.  По переходам корабля пробежался жрец воздуха, касаясь светильников кончиками пальцем и гася их. Корабль погрузился во мрак. Прославленный путешественник оказался прав, количество воздушных ударов по корпусу резко снизилось.

- Черт! Черт-черт-черт! В этой темноте они что угодно натворить могут, высадятся и на абордаж пойдут, - забеспокоился Кейн, - а Грация в каюте одна!

- Я за ней прослежу, вы не отвлекайтесь, - произнесла впечатленная успехами Кейна помощник капитана.

Она вытащила из ножен узкий и длинный палаш и двинулась наощупь вдоль стен в кают-компанию, чтобы мощной грудью встать на пути абордажников и не допустить захвата ценной заложницы.

Капитан тоже понимал, что случись неприятность с племянницей Люписа, банкир его по головке погладит. Скорее всего, шестопером. Поэтому он решил пойти на крайние меры.

- Увеличивай подъемную силу до максимума! - отдал он распоряжение жрецу воздуха. Тот полез в люк.

- Мессеры, вы сейчас заберемся на умопомрачительную высоту. Там мало воздуха, поэтому возможно вы почувствуете головокружение и слабость, - предупредил пассажиров капитан, становясь за штурвал, - зато у пиратов задохнутся грифоны, и они от нас отстанут.

- Слабость это не про нас, - даже в такой напряженный момент Первый Убийца не смог удержаться от бахвальства.

- Ничего, капитан, мы потерпим, - кивнул Найд и продолжил отстрел нападающих.

Ему удалось выбить из седел еще троих, когда перед его глазами поплыли красные круги. Гребанная повышенная чувствительность! Кислородное голодание шибануло по нему сильнее, чем по остальным. Но что делать? Попросить капитана снизиться, значит подвергнуть опасности всех находящихся на борту. Самые большие неприятности могут случиться с молодоженами. Если Кейн или Грация погибнут, то она воскреснет в Храме Воздуха, а он в Храме Воды. И разнесет их по всему континенту! Поэтому странник решил потерпеть тошноту, мельтешение перед глазами и заложенные уши.

Корабль вдруг завибрировал и завалился на корму. Схватившись за край иллюминатора, чтобы не упасть Найд высунул голову наружу и услышал треск обрывающегося каната.

- Что происходит?!

Капитан ответил ему с побелевшим лицом.

- Пираты рубят канаты, которые удерживают летучие пузыри!

- Держи меня за ноги, - прокричал Найд Кейну и высунулся наружу по пояс. Глядя вверх странник водил луком, стараясь выцелить проносящиеся мимо светящихся пузырей тени грифонов. Но не успел! Прямо на его глазах, один из пролетающих мимо канатов наездник, рубанул по ним мечом. Раздался еще один треск, канат лопнул, и корабль завалился на левый борт. Обретший свободу летучий пузырь рванул ввысь, а Найд чуть не вывалился из иллюминатора. Спасло его то, что Кейн держал его за ноги крепко.


Глава 3



Корабль завалился на бок, потолок стал одной из стен, незакрепленные вещи и люди покатились по палубе, врезаясь в опоры и переборки. Найд протиснулся внутрь, во мраке корабля раздавались проклятия и стенания.

- Мы падаем? - спросил он у вцепившегося в руль капитана.

- Пока только быстро снижаемся. Но если они отрежут и второй пузырь...

Капитан не закончил, но странник и так понял, что произойдет. Массивный сундук, может быть падение и переживет, а вот от людей останется лишь только кровавый джем на стенах.

- Ваш жрец умеет левитировать? Он сможет лететь с девушкой на руках? - где-то в темноте забеспокоился Кейн.

- Умеет, но для пиратов они будут слишком простой мишенью. Как только вылетят, их нашпигуют стрелами и дротиками, - ответил капитан.

Найду самому бы сейчас не помешало средство спасения, катапульта или парашют. Грохнувшись с небес в этом гробу, он рискует переломать каждую косточку в организме и от болевого шока снова стать полным дурачком.

- Грузовой трюм можно открыть изнутри? - спросил он у капитана.

- Да, но зачем...

Первый Убийца понял, зачем Найду открывать трюм и перебил капитана.

- Забери с собой Грацию!

Найд отрицательно покачал головой.

- Извини, не смогу.

- Но...

- Кейн, я не сбегаю. Я лечу драться. Помоги мне открыть люк.

Странник с Первым Убийцей чуть ли не ползком пробрались в трюм, где растопырив ноги стоял, пытаясь не упасть, перепуганный Верный. Найд успокоил коня и попробовал открыть аппарель трюма. Цепь и блок, с помощью которой она опускалась, заклинило из-за перекоса корпуса судна, и люк отказывался открываться.

- Отойди-ка в сторонку, - в руках Кейна появился боевой молот.

Раскрутившись вокруг собственной оси, Первый Убийца грохнул молотом об люк, тот вздрогнул и начал потихоньку приотворяться. Еще несколько мощных ударов и люк вывалился наружу, образуя мостик в никуда. В трюм, завывая и оглушая, ворвался ветер.

- А теперь - в сторону, - Найд закинул седло на спину пегаса и затянул подпругу.

- Может, лучше я полечу? - предложил Кейн.

- Защищай корабль после приземления. Нооо! Давай, Верный!

Пегас взял разбег и выпрыгнул в темноту ночи. Но разбег вышел слишком коротким, Верный не успел набрать нужную скорость и вместо стремительного полета, у них получилось не менее стремительное падение. От резкого снижения у Найда заложило уши, а поток воздуха выбивал из глаз слезы. Но кошачье зрение подсказывало страннику - земля приближалась с ужасающей скоростью. Еще немного и они врежутся в твердь с такой силой, что невозможно будет понять, где в общей лепешке кончается Найд и начинается пегас.

Когда до земли оставался какой-то жалкий десяток метров, пегас с хлопком расправил крылья.

- Чееерт! - вопил странник, глядя на проносящуюся почти перед самым носом чахлую растительность борейской степи, - поднимайсяяя!

Набрав необходимую скорость, пегас заложил вираж и устремился вверх. Они пронеслись мимо покосившейся на бок «Выгоды» и поднялись еще выше, туда, где носились тени грифонов, чьи всадники подрубали удерживающие летательный пузырь канаты.

Надо было срочно отогнать их, но грифонов было не меньше десяти, и сражаться с ними со всеми одновременно странник не мог. Вместо этого Найд использовал «Пыль дальних странствий». В небе пыльное облако распространялось гораздо быстрее, чем на земле. И область магического тумана была значительно больше. Ослепшие грифоны прыснули по сторонам, чтобы в кромешной темноте и пыли не врезаться в корабль и друг друга.

«Выгода», прорвав запыление, продолжила свое величавое падение. Вслед за ней, размахивая двуручным мечом, устремился и один из пиратов на грифоне. Его силуэт контрастно выделялся на фоне светящегося летательного пузыря. Тренькнула тетива, ойкнул пират, спину которого украсили сразу три стрелы. Наездник грифона в седле еле удержался и отвалил в сторону. Но к Найду устремились сразу трое пиратов, которые взяли его в «коробочку» - двое летели по бокам, третий над пегасом. Верному в прямом столкновении с грифонами выжить было невозможно, каждый грифон был, как минимум в два раза массивнее летающего коня, да еще и вооружен устрашающим клювом и хищными, изогнутыми когтями. Но у Верного было одно неоспоримое преимущество - скорость.

Пираты сближались, грозя попросту растереть, растерзать дерзкого странника, но Верный, разогнавшись, выскользнул из захлопывающейся ловушки. А странник успел нашпиговать стрелами, как грифонов, так и их всадников. Он с пегасом вновь летел к «Выгоде», а позади них раздавались крики боли и проклятия пиратов-подранков.

Найд смог отвлечь внимание грабителей от корабля, видя, как он лихо разобрался с их подельниками, к страннику рванули остальные пираты.

- Похоже, нам хана, - невесело высказал свои предположения о будущем Найд, глядя на кружащий вокруг них хоровод из когтей, клинков, копий и клювов.

У Верного было свое мнение об исходе воздушного боя. Он метался вокруг крупных грифонов, как юркий истребитель среди туш неповоротливых бомбардировщиков, давая Найду возможность расстреливать наездников из лука, как мишени на стрельбище.

Но эти мишени были вооружены, разозлены и очень опасны. По спине странника прошлась стрела, и он в который раз поблагодарил Скользкого Пита за жабью броню. Шкура Верного, к сожалению, подобными отражающими способностями не отличалась. Вылетевший из темноты дротик пробил лопатку пегаса и вошел в его тело на локоть. Верный задрав голову захрипел, в лицо Найду полетели хлопья кровавой пены.

Месть странника не заставила себя ждать - он тут же пустил стрелу в пролетающую мимо тень и наклонился к шее Верного.

- Потерпи, дружище, я сейчас, - Найд потянул за древко дротика, но тот крепко засел в теле пегаса.

Дыхание Верного сбивалось, конь терял свою резвость, еще пара секунд и его разорвут на части клекочущие от ярости грифоны. Но тут на счастье странника один из грабителей вырвал из своей раны его стрелы и рассмотрел их оперение. И сильно удивился, обнаружив в нем одно красное перышко.

- Парни! - зычно прокричал пират, - это Орден Гнева!

- Это засада!

- Нас подставили!

- Валим!

Зашуганные изощренной охотой Ордена пираты прыснули врассыпную, спасая свои шкуры из несуществующей засады. Вслед им несся хохот странника.

- Не дайте им уйти! Справа заходи, справа! Маги - залп по команде! - громко отдавал команды Найд, а незадачливые грабители метались по небу, пытаясь избежать магических атак.

Странник вытащил из седельной сумки зелье исцеления и попробовал залить им рану пегаса. Но в рану попали считаные капли, остальное унес ветер.

- Потерпи, сейчас приземлимся и достанем из тебя эту штуку.

Пегас качнул крылом, потерял поток воздуха и чуть не сорвался в пике.

- Ты только дотяни, родной! Только дотяни! - успокаивал его странник.

И Верный дотянул. Они приблизились к земле почти одновременно с падающим кораблем, и Найд увидел, как «Выгода» вонзилась острым углом в землю, вспахивая ее как гигантский плуг. Скрежет раздираемого металла оглушал сильнее грома. Вокруг корабля еще летели комья земли, вывороченные камни и пыль, когда странник приземлился и бросился к его покореженному корпусу. Все люки по борту корабля были задраены или их заклинило от удара о землю - странник безуспешно пытался их открыть.

Вдруг он услышал мощный глухой удар, после которого один из кормовых люков вылетел наружу как ядро из пушки. В проеме показался Первый убийца, державший в руках молот.

- Вы все целы?

- Почти, - хмуро ответил Кейн, - подхвати.

Первый Убийца выбросил молот и аккуратно подал страннику тело Грации.

- Что с ней?!

- Жива, но без сознания. Сильно ударилась о переборку.

Осторожно приняв девушку из рук Первого Убийцы, странник понес ее прочь от корабля, из которого выбрались Морисиус, Кейн и члены экипажа. Они, под руководством капитана вынесли шатры, в которых быстро организовали полевой госпиталь. После падения на корабле никто не погиб, но очень многие получили ушибы и переломы.

Грацией, от которой ни на шаг не отходил Кейн, занялся судовой знахарь, а Морисиус, у которого тоже были навыки врачевания, осматривал спасшего всех пегаса.

- Плохо дело, это не дротик, это целый гарпун, - пробормотал он, слегка шатая древко и заглядывая в рану, - надо резать, иначе не достанем.

- Кейн! - окрикнул убийцу Морисиус, - нужен нож с узким плоским лезвием. Но не длинный.

Первый убийца вытащил из воздуха короткий стилет и протянул его подошедшему путешественнику.

- Тебе надо будет потерпеть, - странник успокаивал Верного, похлопывая его по холке.

Пегас преданно смотрел на своего хозяина мутным от боли глазом. Когда Морисиус сделал первый надрез животное еще терпело, но под конец операции на Верном висел Найд вместе с пятью матросами, удерживая пегаса от скачков.

- Все, - продемонстрировал окровавленный дротик Морисиус. На его наконечнике были не просто зубцы, а целый лес щипов, сильно усложняющий извлечение дротика из раны. Найд содрогнулся - если бы такой презент пришлось извлекать из него, то болевые ощущения свели бы странника в могилу.

Для Верного эта операция тоже не прошла бесследно. После того, как Морисиус примотал в ране пук целебных трав, взятых у корабельного лекаря, пегас, прихрамывая, дошел до клочка травы возле шатров и завалился на него.

- Летать бедняга сможет не скоро. Да и резво скакать тоже, - произнес Морисиус, оттирая кровь со своих рук.

- Досталось ему из-за меня, - Найд смотрел на коня с жалостью.

- О чем ты говоришь! Если бы не ты, мы бы сейчас находились на десять метров ниже уровня земли! Кстати ты опять меня удивил - самопожертвование тебе не свойственно...

Найд рывком сгреб путешественника за грудки.

- Слышь ты! Хорош мне рассказывать, про того человека, которого ты знал! Его нет! Он умер! Умер тогда, когда ты его предал! И появился я!

- Хватит лаяться, - встрял в перепалку незаметно подошедший к ним Кейн, - там кок ужин приготовил, пошли ложками махать.

 Найд отпустил Морисиуса и, не оборачиваясь, пошел к кухонному шатру, следом направился и Кейн, а путешественник потрясенно смотрел вслед своему найденному, но навсегда потерянному брату.

Как ночь приносит с собой подсознательные и древние страхи, так утро дарит тепло, свет и надежду на день грядущий. За ночь люди пережившие нападение пиратов и крушение, отдохнули и набрались сил. Грация пришла в себя, чем безумно обрадовала Кейна. Даже Верный хромал уже не так заметно. Капитан «Выгоды» знал, что нет лучшего лекарства для поднятия настроения, чем труд, поэтому после завтрака погнал свою команду на ремонт корабля.

- Запасной пузырь у нас есть. Нам надо только наладить оснастку и выкопать нос корабля. Через пару дней взлетим! - сообщил пассажирам радостную весть капитан.

- Через пару дней мы пешком в Фальдорру придем, - не разделил его радости Кейн.

- Но ведь...

- Ага, расскажи нам о безопасности твоего корыта, - перебил его Первый Убийца и капитан сник, - без обид, служивый, но дальше мы отправимся пешком.

Идею Кейна о пешем походе поддержали и Морисиус с Найдом. Поэтому пообедав, и пожелав экипажу «Выгоды» как можно быстрее подняться в воздух, их маленький отряд выступил из лагеря.

- Знаешь, куда нам идти? - спросил Найд у Первого Убийцы.

- Конечно! Сердце фальдоррца всегда покажет путь к Родине! Нам - туда, - указал направление Кейн.

Морисиус громко фыркнул.

- Сердце! Да он вчера полночи звезды рассматривал и дорогу прикидывал, - выдал Кейна путешественник. Тот стал пунцовым.

- Но направление верное? - допытывал брата странник.

- Да, верное.

- А ты здесь бывал?

- Нет, места здесь дикие и нелюдные. Глухомань абсолютная.

- С другой стороны это и хорошо. Меньше шансов встретить кого-нибудь отбитого на всю голову. Доберемся до морян без приключений, - размечтался Найд, глядя на шагающих впереди Кейна и Грацию. Слегка хромающий пегас двигался в конце их маленькой колонны.

Путь их действительно пролегал без неожиданностей. Монотонное однообразие ровной как стол степи, сменилось небольшими лысоватыми холмами. Скорость передвижения отряда упала, Грация быстро утомилась, да и бока раненного пегаса начали лосниться от пота.

- Надо место для привала искать, - обернувшись, произнес Кейн.

- Вон до того ущелья дойдем, там и остановимся, - наметанный глаз Морисиуса сразу отыскал удобное место для ночлега.

Но путешественник и сам не ожидал, насколько он угадал с местом для привала. Кейн, перед входом в узкое ущелье меж двух холмов застыл и присвистнул:

- Вот тебе и дикое место!

Подошедший к нему Найд глянул вверх по змеящемуся ущелью и увидел прячущийся там  добротный двухэтажный сруб. Дом был окружен кем-то высаженными высокими соснами, а возле его фундамента из каменных глыб серебрилась небольшая чистая речушка.

- Как по заказу, - удивился Морисиус.

- Главное чтобы хозяева были не против нашего визита, - сказал Найд и начал взбираться к неизвестно откуда взявшемуся здесь дому.

- Золотом заплатим - никуда не денутся, пустят, - сказал Кейн.

- Скажем, что мы очень устали с дороги. Попросимся на ночлег по-человечески, - у Грации был свой подход к решению проблем.

Но ни золото, ни уговоры им не пригодились. Они для приличия побродили возле дома с криками: «Хозяева, принимайте гостей!», но ни одна занавеска на окнах дома не шелохнулась и никто во двор не выглянул. Тогда Найд подошел к входной двери и легонько постучал. Дверь, тихо скрипнув, отворилась сама.

- Добрый вечер! Дома есть кто? - громко крикнул в отворившийся проем странник.

Ответом ему была гробовая тишина. Странник прошел в просторную прихожую, за ним потянулись и остальные.

- Куда все подевались? - недоумевал Морисиус. Прихожая дома выглядела обжитой, но те, кто здесь жил, не торопились показываться.

- Пойдем, поищем, - Первый Убийца решительно направился внутрь дома.

- Погоди, так нельзя, - попробовала было образумить его жена, но он просто отмахнулся от Грации.

Тщательное исследование дома не дало ответ на вопрос, куда же девались его хозяева. Путники внимательно осмотрели большой зал, трапезную и три спальни - никого. Морисиус подошел и потрогал изразцовую печку.

- Холодная, давно не топили.

- Да и в доме зябко, - поежившись, передернула плечами Грация, - растопить бы ее.

- Ай! - Морисиус отдернул руку от печи, - нагрелась!

Найд подошел и открыл топку печи - внутри гудело яркое пламя.

- Чудеса, - хмыкнул Найд.

- Если и чудеса - то хорошие. Отдохнем в комфорте народ, - Первый Убийца не придал странности с печкой никакого значения.

- Да, хороший дом, - Грация наклонилась и провела пальцами по полу, покрытому тонким налетом пыли, - только прибраться бы здесь не мешало.

- Боюсь, хозяева этого не поймут. Представляете, приходите вы домой, а там бешеная орда с тряпками бегает, - хохотнул Морисиус.

Решив, что одну спальню займут Найд с Морисиусом, а вторую молодожены, они вернулись в зал и не поверили своим глазам - там царила полная чистота. Мало того, на большом деревянном столе в центре зала появилась вышитая скатерть с фарфоровым сервизом.

- Никто не видел маленьких мохнатых домовых?

- Домовых? - не понял вопроса Морисиуса Кейн.

- Ну да, кто-то же тут побыстрому порядок навел.

- Я вообще ни звука не слышала, - сообщила Грация.

- Что-то мне тут все меньше и меньше нравится, - засомневался Найд, - может, лучше снаружи переночуем?

- Да вы что? - заявил глядя на приунывших друзей Кейн, - Нам повезло найти отличный приют, так давайте им воспользуемся. Может этот дом тут какой-нибудь добрый волшебник поставил, специально для усталых путников. Кстати, вы тут пожрать нигде не видели?

- Я тоже не отказалась бы сейчас поужинать, - немного стесняясь, призналась Грация.

- Эээ... готов поклясться, что секунду назад этого не было, - Морисиус указывал на квадратный люк в полу.

Первый Убийца подошел к люку и взялся за его ручку.

- Кейн, будь осторожнее! - вскрикнула его жена.

Кейн кивнул, в его руке появился короткий меч. Найд снял с плеча лук, а Морисиус покрепче сжал свой посох. Странник кивнул Кейну и тот рывком открыл дверцу.

- Хе-хе! Живем! - радостно закричал Первый Убийца.

Погреб был битком набит бочками с солениями, валяными окороками и нитками с сушеными грибами.

- А удобно ли разорять хозяев? - засомневалась Грация.

- Мы голодные - значит удобно! - изрек Кейн, отвязывая один из окороков, - если что возместим.

- Глядите-ка! - Морисиус откопал в хламе в углу подвала верши для ловли рыбы, - зачем нам солонина? Сейчас свеженькой рыбки наловим!

- Я не умею, - честно признался Кейн.

- Ну и какой ты после этого морянин? Гроза рек и озер? Ладно, Найд, пойдешь со мной?

- Да, только сначала устрою Верного в сарае, а потом к речке подойду, - страннику на самом деле не хотелось сидеть в этом чудном доме, да и на процесс рыбной ловли было интересно посмотреть.

Сарай у дома оказался сухим и просторным, но вот сколько странник ни старался призвать полную кормушку овса, у него ничего не получалось. Верный на просьбы Найда к дому смотрел с явным непониманием и неодобрением. Мол, хозяин, хорош лениться, еда с неба не падает. И на уговоры не поддается, за ней ножками бегать надо.

Магия гостеприимного дома видимо на сарай не распространялась. Благо за сараем отыскалось сено, а вот воду пришлось натаскать ведром из речушки. После этого довольный пегас кивком отпустил своего хозяина.

Найд застал Морисиуса сидящим на берегу и с удовольствием покуривающим трубочку.

- А как же рыбалка?

- Видишь же - идет полным ходом, - хитро улыбнулся Морисиус, - давай, раздевайся. Вода ледяная, не дай бог одежду намочить.

Морисиус подал пример и, раздевшись до исподнего, полез в речку.

- Иди туда и нащупай под водой прутья, а потом делай вот так, - Морисиус по пояс воде зашел за торчащий из воды валун, поводил руками в бурлящем потоке и поднял над головой вершу, от которой исходило радужное свечение. Присмотревшись, Найд разглядел в ловушке из прутьев бьющиеся серебристые тельца.

- Ага! Радужная форелька! Запечем в углях, пальцы свои по самые локти съешь! - радовался Морисиус, - теперь ты попробуй.

Странник зашел в воду и начал шарить руками в указанном Морисиусом месте. Но тут он поскользнулся на гладком камне и погрузился в обжигающую холодом воду с головой. Течение радостно подхватило свою добычу, и вынырнуть Найд смог только метров на десять ниже.

- Ты погляди, мы там по хозяйству суетимся, на стол уже накрыли, а они тут купаться изволят! - раздался с берега притворно возмущенный голос Кейна.

Отфыркиваясь и стуча зубами, Найд вылез на берег.

- Правда, мужики. Хватит ерундой страдать. Там Грация...

- Тихо, - махнул странник рукой на болтливого морянина.

- Мы к ужину приятное разнообразие приготовили, - похвалился Морисиус.

- Да тихо вы! - рыкнул Найд и прислушался, - там у дома... какие-то голоса.

- Чего?! - обеспокоенный Первый Убийца повернулся к дому и прислушался, - не-а, ничего не слышу. Журчание воды мешает.

Переливистый звон речки и Найду был помехой, но все-таки он смог расслышать фразу: «Помоги нам». И говорящий вроде как был ребенком.

- Там кто-то кричит и просит о помощи.

Кейн без лишних уточнений рванул к дому, в его руках появились зловещего вида секиры. Волнение Первого Убийцы передалось и страннику, он на всякий случай вытащил скаррэль и побежал за Кейном. Позади них Морисиус бросив ловушку, чертыхаясь, пытался натянуть хламиду на мокрое тело.

Добежав до крыльца, Кейн без всяких деликатностей отворил дверь пинком, и бросился внутрь дома.

- Милая! Ты где?

Ответом ему была тишина. Мельком оглядев зал, Первый Убийца пронесся по лестнице, ведущей на второй этаж.

- Грация! Ответь!

Пока Кейн бегал по второму этажу в поисках жены, странник внимательно осмотрел зал.

- Кейн, спустись вниз, - окликнул мечущегося морянина странник.

Тот мигом скатился вниз.

- Что нашел?

- Гляди, окно настежь открыто. И вот еще - на подоконнике какая-то грязь насыпана.

Первый Убийца подскочил к окну и, высунувшись, из него проорал:

- Грация! Ты где?!

И ничего. Беглянка отказывалась откликаться. Найд подцепил «грязь» с подоконника, растер между пальцами и принюхался.

- Это хлеб! Хлебные крошки, - странник поделился результатами своих нехитрых экспериментов с Кейном.

Первый Убийца перемахнул через окно во двор дома и присел, водя руками по земле.

- Здесь тоже хлебные крошки просыпаны. Да из них здесь целая дорожка выложена, уходит туда, - Кейн указал на вершину ближайшего холма.

В дом, тяжело дыша, ввалился Морисиус.

- Что случилось?

- Грация пропала. Мы под окном нашли тропинку из хлебных крошек.

- Морисиус, ты оставайся в доме. Вдруг Грация вернется. Мы с Найдом пойдем по этой тропинке ее разыскивать, - распределил роли в спасательной операции Кейн.

- Тссс! Там, на холме, Грация вскрикнула! - утонченный слух Найда снова уловил то, что другим было недоступно.

Начальная диспозиция сразу рухнула к чертям собачьим, Кейн со всех ног рванул вверх по склону, от него буквально на пару шагов отставал странник. Морисиус решил, что если Грация кричит на горке, то в доме ее ждать бесполезно и тоже припустил вслед за приятелями.

Глава 4



Вершина холма, куда одновременно забежали Найд и Кейн, была плоской и неприлично лысой. Но забраться на нее мешал угрюмый подросток, с трудом удерживающий в руках тяжелый осадный арбалет. Болт этого чудовища смотрел прямо в грудь Первому Убийце.

- Стоять! Не двигаться! - срывающимся голосом прокричал юнец.

- Убери свою шарманку, пока сам об нее не поранился, - глухо ответил Кейн, надвигаясь на парня.

У незнакомого парня, преградившего им дорогу, губы сжались в тонкую полоску, а в глазах появился недобрый блеск. «Выстрелит, немного подумает, а потом точно выстрелит», - мелькнула мысль в голове у Найда.

- Эй, пацан! Не нарывайся... - попытался остудить неизвестно откуда взявшегося стрелка Найд и вдруг что-то разглядел за спиной паренька, - Кейн, гляди!

У парнишки была причина, чтобы не пускать их на вершину холма. И причиной этой был вкопанный в землю столб, обложенный вязанками дров. К столбу, связанная по рукам и ногам, толстой веревкой была примотана Грация, ее рот закрывал кляп. У столба стояла девочка, ровесница паренька с арбалетом. В дрожащих руках она держала зажженный факел.

- Детишки, вы чего задумали? - подался вперед Кейн. Парень вздернул арбалет выше, целя Первому Убийце в лицо.

А девочка поднесла факел ближе к дровам.

- Назад! Отошли назад! - истерично вскрикнула она.

Найд схватил рвущегося вперед Кейна за руку.

- Кейн, остановись! Да остановись ты, она факел швырнуть успеет!

Первый Убийца перестал вырываться из рук странника и уставился на детей с вызовом и ненавистью.

- Ха-ха! - рассмеялась, закинув голову вверх, девочка, - боитесь, ведьмины служки!

- За свою жизнь я убил тысячи людей. И среди них не было ни одной девочки. Но если ты поднесешь факел к столбу, то для тебя я сделаю исключение, - секиры пропали из рук морянина и в них появился огромный топор, мечта палача.

- Ага! Так ты душегуб! - продолжила кричать девочка, - ведьмин прислужник-убийца!

- Да никакой он не прислужник, - вступился за друга странник, - он ее муж. А я ее друг.

В этот момент на вершину вскарабкался запыхавшийся Морисиус. Парень испугано перевел арбалет на него.

- Что здесь происходит?! - Морисиус переводил взгляд с привязанной Грации, но парня и девочку с факелом, - дети, вы зачем с огнем играете?

- Муж?! - протянула девочка, не обращая внимания на слова Морисиуса, - ты ее муж?!

- Ну да, - ответил несколько сбитый с толку морянин.

- Отлично! Я тебя освобожу! - завопила девчонка, еще ближе поднося факел к столбу.

- Не шевелись! - зарычал Первый Убийца, размахивая топором. Мальчишка перевел арбалет на Кейна и собрался стрелять.

- Тихо! Успокоились все! Ты, - ткнул пальцем в девочку, - убери факел.

- Я сделаю его свободным! - девчонка не унималась.

- Сделаешь, но чуть попозже, - Найд решил загасить стрессовую ситуацию до того, как она перейдет в горячую фазу. Вернее в горящую.

Странник положил скаррэль на землю, рядом с ним лук и поднял руки, показывая, что в его ладонях нет оружия. Потом присел перед мальчишкой и пальцем направил болт арбалета себе прямо с лоб.

- Так тебе спокойнее?

Ошеломленный подросток кивнул.

- Теперь рассказывайте, кто вы такие, откуда взялись и с чего вдруг решили сжечь нашу подругу.

Подростки обменялись испуганными взглядами.

- Меня зовут Иоганнес, а мою сестру Маргарет - начал было мальчик.

 - Ничего им не говори! - перебила его сестра, - они хотят втереться нам в доверие, а потом спасти эту ведьму!

- Секундочку, с чего ты взяла, что эта девушка ведьма? - решил прояснить главный вопрос Найд.

- Конечно она ведьма, ей же дом подчиняется! - выкрикнула Маргарет.

- Что?! Дом?!

- Да, дом выполняет ее желания!

Найд вспомнил, как необычно дом реагировал на просьбы Грации.

- Ну допустим. Слушается ее дом и что? Вы настоящих ведьм не видели, они злобные...

Дети вдруг синхронно расхохотались.

- Мы не видели ведьм? Мы?! Да они всегда сначала добренькими прикидываются и миленькими! - в голосе девочки звенела злость и обида.

Найд ведьм в Четырехземье никогда не встречал, и спорить о том, как должны выглядеть настоящие ведьмы, ему было сложно. Но тут ему пришел на помощь брат.

- Деточка, все ведьмы страшные крючконосые старухи. Я ногами все Четырехземье исходил и многих из них видел. А еще у них...

Чем еще отличаются ведьмы от хорошеньких девиц, Морисиус рассказать не успел. Откуда-то сверху на Иоганесса рухнула тень, да так стремительно, что странник лишь успел рассмотреть копну седых волос, обнаженный женский торс, черные крылья и две хищные орлиные лапы. Паренек инстинктивно нажал на спуск, арбалетная стрела свистнула прямо над головой Найда. Раздался хлопок крыльев, в воздухе мелькнули ноги мальчишки. Тот, кто его унес, начал быстро подниматься в небо.

- Нееет! - завопила Маргарет, глядя как ее брат превращается в точку на небосводе.

- Что, черт возьми, сейчас было?! - недоумевал Морисиус.

Девочка перевела взгляд на взрослых.

- Это вы! Это все вы! Вы ее специально привели?!

Найд понял, что последует за ее истерикой. Он перекатился по земле, подхватывая лежащий лук. Кейн же бросился к Маргарет.

- Убери факел! Немедленно!

- Ага, сейчас! Я вам отомщу за Иоганнеса!

Найд завел руку за спину и наощупь вытянул стрелу. Лишь бы угадать с ее типом! Кейн не успевал, пламя от факела уже лизнуло дрова, и те занялись. Пока они смогут перерезать путы, удерживающие Грацию, пока снимут со столба, тело девушки покроют жуткие ожоги. Найд почти не целясь, выстрелил. Стрела вонзилась в полено, бутылочка, привязанная на ее древко, разбилась, и из нее выплеснулось зелье «Дыхание зимы». Дрова мигом покрылись коркой льда и огонь потух.

Лезвие топора Первого убийцы застыло в паре сантиметров от головы девочки. Странно, но та смотрела на своего убийцу не со страхом, а с вызовом. Из-под кляпа Грация издала негодующий писк, руки Кейна обмякли и он опустил топор.

- Не могу. Ребенка... не могу.

У Маргарет от удивления открылся рот.

- Не можешь? Как не можешь? Ты же ведьмин прихвостень! Ты должен... - голос девочки сорвался на рыдания.

Кейн повернулся к девчонке спиной и начал срезать веревки, удерживающие Грацию. Освободившейся рукой девушка вытащила кляп изо рта.

- Бедненькая, - Грация смотрела на рыдающую девочку с сожалением, - Кейн, ну что ты копаешься с этими веревками, не видишь - девочке плохо!

Когда они вернулись в дом, печка по приказу Грации приготовила ароматный чай, которым путники отпаивали девочку.

- Простите меня, - сказала Маргарет, уткнувшись лицом в кружку.

- Простим, если ты расскажешь, что у вас здесь происходит, - поставил условие Кейн и тут же удостоился укоряющего взгляда от жены.

- Расскажи, что вы здесь делаете и почему вы одни? Где ваши родители? - поинтересовалась Грация.

- Мы живем здесь, потому что это наш дом. А родители... мама умерла, когда мы были совсем маленькими, и отец привел домой другую женщину. Берту, нашу мачеху. И колдунью!

- Ты в колдуньи всех подряд записываешь, - усмехнулся Морисиус.

- Она на самом деле колдунья. Хоть и не старая и страшная, как вы рассказывали. Берта наоборот красивая очень.

- Тогда за твоего отца можно только порадоваться!

- Да?! Сначала эта Берта заколдовала дом, чтобы ничего по хозяйству не делать. Захочет - дом сам еду готовит, пожелает - уборку сделает.

- Так это же мечта любой женщины, - не унимался Кейн.

- Потом она заколдовала папу, - по лицу Маргарет опять побежали слезы, - он о нас забыл и целыми днями таскался за ней как теленок.

- И это нормально, это любовь называется, - продолжил иронизировать Первый Убийца.

- Ничего нормального! Как-то мы с братом пошли проверять силки и увидели, что в них попала грознорысь. Мы побоялись связываться с лютым зверем и побежали домой, чтобы позвать папу. В доме было пусто и тихо. Мы спустились в подвал и увидели... увидели связанного папу. Он с обожанием смотрел на Берту, а та вырезала из его груди сердце.

- Любовь зла, иногда можно нарваться и на такую стерву, - многозначительно произнес Кейн, а Грация шикнула на своего мужа.

- Ведьма провела обряд, и папа стал ее служкой. Он больше не играл с нами, мы ему стали вообще неинтересны. Мы с братом кричали и плакали, умоляли папу снова стать прежним, но он слышал только Берту. Колдунья забрала его с собой и пообещала, что вернется за Иоганнесом и сделает из него такого же безвольного слугу.

- И как же вы от нее отбились?

- Наша мама на праздник Памяти Предков пекла хлеб с семенами гипносуса. Эти хлебцы отпугивают нечисть.

- А настоящих, истинных ведьм запах этих семян гипнотизирует, - добавил всезнающий Морисиус.

- Да! Мы собирали цветы гипносуса, пекли хлеб и ночами, когда ведьма особенно сильна, крошками выкладывали вокруг дома дорожку.

- Ужас какой! - всплеснула руками Грация.

- А днем мы копали ловушки, ставили капканы и с копьями в руках караулили ведьму на тропинках, ведущих к дому.

- Милые детишки, - заметил Морисиус.

- По-другому им было не выжить. Но Грацию вы зачем захватили? - спросил Найд.

- Мы с Иоганнесом видели, как вы зашли в дом. И дом вдруг начал ее слушаться!

- У Грации есть магический дар, может быть дело в этом? Она не колдунья, но ворожея. Дом это чувствует и ей повинуется, - предположил Найд.

- Но мы-то этого не знали. Мы с братом подумали, что в наш дом заявилась еще одна ведьма со своими рабами. И ловушка из хлебных крошек на ней сработала!

- А сжечь вы ее зачем хотели?

- Как зачем? Чтобы освободить слуг ведьмы, ее надо не просто убить, а обязательно сжечь!

- А я думал им сердца надо обратно вставить, - попытался пошутить Кейн и заработал осуждающие взгляды уже от всех друзей разом, - ну что? Это же логично! Выдрали сердце - зомби. Поставили обратно - снова нормальный человек.

- Это так не работает. Люди, которые попали под власть ведьмы даже после своего возрождения остаются ее рабами. Вот мы с Иоганнесом и хотели вас освободить. Простите, мы же не знали.

- Ничего страшного, хорошо, что все так закончилось. Мы еще твоего брата спасем, и вообще все замечательно будет, - Грация погладила по голове Маргарет.

- Правда? Вы ему поможете? - девочка с надеждой смотрела на взрослых. И даже Кейн удержался от едкого замечания.

- Обязательно поможем. Вот как только ведьму разыскивать будем? - спросил Найд.

- Не надо ее искать! Мы с братом давно выследили ее логово! Я показать могу!

Грация соскочила с кресла.

- Отлично! Веди нас туда!

- Стоп-стоп-стоп! - осадил ее муж, - Маргарет говорила, что ведьма ночью становится сильнее. Дождемся утра и пойдем.

- Но...

- Женщина, ты сегодня уже достаточно покомандовала. Оставь войну с ведьмой тому, кто в этом разбирается, - насупился Кейн.

- Дяденька, а вы уже с ведьмами сражались? - глаза Маргарет горели надеждой.

- Не один десяток раз.

- И побеждали их?

- Да. Чаще всего да.

Грация подняла своих спутников ни свет ни заря. Накормив мужчин вкусным завтраком, она начала собираться вместе с ними.

- Ты куда?! Останешься в доме! - Кейн решил еще раз проявить характер.

- Здесь?  В доме, куда время от времени наведается ведьма? Да и потом, с вами идет маленькая девочка, лучше бы за нее переживали, - ответила Грация и прошла к выходу мимо своего мужа, стоявшего с открытым ртом.

- Морисиус, может, ты вместе с Грацией останешься? - вроде бы отыскал приемлемый вариант Первый Убийца.

- Здесь? В месте, где сердца вырезают? И пропустить все самое интересное? Ну уж нет, - Морисиус направился следом за девушкой.

- Не смотри на меня, - опередил Кейна странник, - сам с женой разбирайся.

Но еще больше Первый Убийца начал переживать, когда Маргарет привела их на место.

- Ты же туда не пойдешь? - спросил Кейн у Грации, глядя на зев пещеры.

Острые обломки камней у входа делали эту пещеру похожей на раскрытую пасть хищника. Украшали пещеру зловещие обереги из человеческих черепов, костей и перьев.

- Конечно, я тут одна не останусь! - заявила Грация, глядя как в пустых глазницах черепов разгорается зеленоватое пламя.

Но это пламя оказалось, как выразился Морисиус, всего лишь визуальным спецэффектом, за которым не последовало ничего ужасного. Найд начал зажигать факел, но Морисиус жестом его остановил.

- У меня есть кое-что получше, - путешественник встряхнул посохом и над ним появился светящийся шар, - освещает все на пятьдесят шагов, такое вот рукотворное солнце.

Но светящийся шар им почти не пригодился, не пройдя и тридцати шагов, они снова вышли на поверхность - пещера оказалась сквозной!

- Это что еще за штуки? - сказал Кейн, щурясь после пещерного полумрака, может мы свернули не туда?

- Да не было там ответвлений... ого - смотрите! - зоркие глаза Найда разглядели несколько строений в котловане ниже по склону холма.

- Похоже на деревеньку. Давайте спустимся и спросим у них про ведьму, - предложил Морисиус.

Жители, спокойно прохаживающиеся между хижин, сизый дымок, поднимающийся из печных труб да кудахтанье, доносившееся из курятника, расслабили путешественников. Они бы так и зашли в деревеньку, если бы не наметанный глаз Первого Убийцы. Он спихнул в кусты Грацию и потащил туда же за руки Найда и Морисиуса.

- Ты чего?

- На поле поглядите! - прошептал Кейн.

- Поле, как поле. Вон мужики там чего-то ковыряются.

- Вот-то то и оно! Одни мужики! Ни одной бабы!

- А может, здесь просто уважают женщин и ограждают их от тяжелой работы? - у Грации в голосе звучала гордость за местных жителей.

- Да я не предлагаю дам в телеги запрягать! Но ты посмотри, работников в поле кормит мужик. Вон прямо с телеги им караваи и крынки с молоком раздает. И из курятника тоже мужик вышел с полной корзинкой яиц.

- М-да, даже для феминистического рая это какой-то перебор, - согласился с доводами морянина Морисиус.

- Хватит вам краски сгущать, нормальная деревенька. Глядите, вон дети из дома высыпали, - попыталась оправдать местных жителей Грация.

- Ой! - вскрикнула Маргарет, - там Иоганнес!

И действительно, среди выбежавшей из большого дома детворы мелькала светлая голова брата Маргарет. Девочка рванулась из кустов, но Найд поймал ее за ногу и втянул обратно в укрытие.

- Пусти! - девочка лягалась второй ногой, пытаясь вырваться, - отпусти, там же брат!

- Да тихо ты! Смотри, там тетка какая-то вышла!

Среди детворы появилась высокая стройная фигура с роскошными черными волосами, ниспадающими до тонкой осиной талии. Женщина раздавала детям корзинки.

- Это ведьма! - испуганно прошептала Маргарет.

- Ты чуть в ловушку не вляпалась. Все эти люди - рабы Берты, - открыл ужасную истину Морисиус, - видите, среди детей нет девочек.

- Да, на девушек ее магия не действует, - подтвердила догадку Морисиуса Маргарет.

- Чтобы победить ведьму, нам придется сражаться со всеми ее рабами. А я, как выяснилось, детей бить не могу, - с искренним сожалением в голосе произнес Кейн.

- Детей я беру на себя, - вдруг поднялся со своего места Морисиус, глядя на то, как детвора пошагала прочь от деревеньки.

- Я отвлеку взрослых, - c уверенностью произнесла Грация.

- А мы грохнем злобную тетку, - довольно потер руки Первый Убийца.

Мальчишки с увлечением собирали сморчки, чьи пирамидальные сморщенные пирамидки можно было отыскать между камнями. Детвора соревновалась в том, кто больше соберет грибов и удостоится похвалы от Крестной. Вдруг в распадке между двумя сопками ватага юных собирателей грибов наткнулась на сидящего на земле мужчину в длинном сером плаще.

- Чужак! - один из детей вперил указательный палец в Морисиуса, а остальные заметно напряглись.

- Беги к Крестной, скажи, что мы нашли чужака! - распорядился второй малец.

- Стоп-стоп-стоп! Никуда бежать не надо! Меня прислала сама Крестная, - Морисиус изобразил на лице самую доброжелательную улыбку из всех возможных.

- Крестная? - недоверчиво переспросил мальчик, увидевший Морисиуса первым.

- Да.

- А зачем?

- Затем, что я великий путешественник, побывавший во многих странах и, - Морисиус лукаво подмигнул, - знающий много сказок.

- Сказок? Нам давно никто не рассказывает сказки.

- Нам некогда, нам работать надо, - загалдели дети.

- Работать это хорошо, но хорошо работает только тот, кто хорошо отдыхает.

На лицах обступивших путешественника детей все еще скользило недоверие.

- Так вы будете слушать или нет? У меня есть хорошая сказка про Золуха и Крестную...

- Про нашу Крестную? - удивились дети.

- Ага, ну так вот жил-был Золух, младший сын в большой семье. Мальчик был смелый и отважный, вот прямо как вы. И позвали его как-то на турнир для юных рыцарей. Вот только поехали на турнир старшие браться с отцом, а Золуха оставили дома. Прибраться там, грибов насобирать.

Среди мальчишек раздались вздохи разочарования.

- Но к нему прилетела Фея Крестная...

- Наша Крестная?

- Да-да, ваша. И решила ему помочь. Превратила она швабру в турнирное копье, а щенка в боевого скакуна...

Фантазия Морисиуса несла все дальше и дальше, а дети слушали его, открыв рты. Добрая магия сказки победила злобное колдовство ведьмы.

Грации тоже удалось задуманное. Девушка забралась на стог сена в поле и отчаянно на нем отплясывала под аккомпанемент свирели, на которой играла Маргарет. Вокруг стога собралась толпа мужиков, работавших в поле. Они дружно хлопали кружащейся в танце девушке, забыв обо всем на свете. Сложно было сказать, что больше на них подействовало - дар Грации или ее зажигательный танец.

- Все, они теперь так до вечера простоят, - сказал Найд Кейну, - пошли, навестим ведьму.

Однако Первый Убийца не шелохнулся.

- Кейн, ты еще успеешь насмотреться на то, как танцует твоя суженная. У нас дело, не забывай.

- Никуда я не пойду, - сдавленным голосом ответил Кейн.

- Да брось, Грация в безопасности. Ты забыл про ее талант? Ее никто и пальцем не тронет!

- Пусть только попробует. Обрублю палец по самое плечо, - ревниво обводя взглядом толпу, произнес Первый Убийца, - ты гляди - один ближе придвинулся!

- Кейн - прекрати!

- А вон еще один дернулся! Ты видел?

Найд ничего не видел, но Кейна понимал - невозможно было оставить Грацию одну в окружении толпу мужиков, глядящих на нее с обожанием. Поэтому он перестал дергать морянина и отправился в большой деревянный дом, стоящий в центре деревни, в одиночку.

Ведьма отличалась самоуверенностью, перед входом в дом не было ни единого охранника. Единственный мужчина был обнаружен внутри самого здания, но охранником его назвать язык не поворачивался. В большом богато украшенном зале, занимающем весь дом, вокруг столба, подпиравшего кровлю, извивался мужик. Он был в одной набедренной повязке, а его кожа блестела бронзой от какой-то мази.

В отличие от бойкого танца Грации, телодвижения бронзовокожего Найда не впечатлили, да и лишние свидетели разговора с ведьмой ему были ни к чему. Поэтому странник огрел его со всего размаха рукоятью скаррэля по голове. Эффект от этого удара превзошел ожидание странника - сработал пятипроцентный шанс заморозки противника. Бронзовокожий не упал кулем на пол, а застыл покрытой льдом статуей.

В ответ на громкий шлепок по затылку, на большой кровати в углу, зашевелилась куча одеял. Из-под них вынырнуло заспанное женское лицо, которое можно было бы назвать красивым, если бы не длинный, загнутый крючком нос.

- Вина принеси, - зевнув, произнесла проснувшаяся красавица.

- Не могу.

- Чего? - лицо ведьмы вытянулось от удивления.

 - Кончилось, пить надо меньше.

Ведьму от откровенно хамства раба подбросило на кровати, откинув одеяло, она резко вскочила на ноги. Выглядела ведьма эффектно, сорочка и шаровары из прозрачного батиста почти не срывали высокую полную грудь и длинные ноги с роскошными бедрами.

- Ты кто? - Берта вгляделась в лицо странника.

- Защитник униженных и заступник обездоленных. Глава Ордена Гнева, - с шутливым поклоном представился Найд, - мне сообщили, вы тут мужиков чужих воруете, детский труд используете. Не порядок, сейчас будем устранять...

Дослушивать Найда ведьма не стала, она вскинула руку и скрючила пальцы, как бы хватая странника за горло. Браслет на руке Найда нагрелся.

- Прикрыт, хорошо прикрыт, - криво улыбнулась ведьма, - чего тебе от меня надо, защитничек?

- Да самую малость - облей себя чем-нибудь горючим. И сожги.

Ведьма начала обходить странника по кругу.

- Тебе не нравится мой маленький рай?

- Нет, мне не нравятся дети сироты, которых ты лишила родителей.

- Так приводи их сюда, я их приголублю.

- Сердца вырежешь?

- Вырежу и что? Все проблемы у людей от этих сердец. Страсти ненужные, эмоции. А у меня тут тишь и благодать.

- Придется твою идиллию нарушить, - Найд сдернул с плеча лук и наложил на него поджигающую стрелу. Берта смотрела на его манипуляции с безразличием, как будто не понимая, для кого эта стрела предназначалась.

- Последнее слово? - целясь в нее, спросил Найд.

Ведьма отрицательно покачала головой. Странник выстрелил. Стрела начала свой полет без неожиданностей, но вдруг дрожа, застыла у самой груди ведьмы.

- У меня есть свои секреты, защитничек, - Берта покрутила пальцем и стрела развернулась, нацелившись на странника.

- Так и я не все свои израсходовал, - сказал странник, выхватывая мешок с хлебными крошками, которыми его снабдила Маргарет. Ведьма слегка шевельнула мизинцем и стрела, мелькнув в воздухе, пробила Найду руку. Мешок упал, крошки из него просыпались на пол.

- Маленькая дрянь, - втянула Берта носом воздух, - она сильно пожалеет, что снабдила тебя этими хлебцами!

Странник хотел было достать скаррэль и объяснить, что маленьких девочек обижать нехорошо, но его подставило собственное оружие. Горючая жидкость из стрелы выплеснулась на его рукав и мгновенно запылала. Найд почувствовал, как его кожа лопается и расползается от жара, а кровь закипает в венах. Он замахал рукой, пытаясь сбить пламя, но еще больше разжег его за счет притока кислорода.

- Я не буду делать из тебя раба. Я просто тебя съем.

Сквозь багровый туман адовой боли странник увидел, как Берта начала стремительно меняться. Ее раскинутые руки превратились в черные крылья, а ноги - в птичьи лапы. Темные глаза ведьмы заполнило синеватое свечение, а на месте носа и рта вырос большой глянцево-черный клюв. Трансформация разорвала блузку Берты в клочья, явив миру идеальной формы грудь. Настолько прекрасную, что Найд открыл для себя еще один метод отвлечения от боли, помимо правильного дыхания и медитации. Здоровой рукой он вытащил из колчана замораживающую стрелу и разбил ее бутылек о свое горящее предплечье. «Дыхание зимы» погасило огонь, но продолжать бой Найд был не в состоянии. Единственное, что ему хотелось, так это лечь на пол, свернуться калачиком и баюкать искалеченную руку. Он был даже не против того, чтобы его сожрала ведьма, если это пройдет быстро и без боли.

Дверь в дом широко отворилась, и в нее вошел Морисиус окруженный ватагой мальчишек.

- Так восславим же Крестную, которая заботиться о своих мальчиках и принесем ей наши дары! - радостно воскликнул Морисиус.

Мальчишки начали осыпать ведьму тем, что держали зажатым в своих кулачках. Берта сразу узнала этот ненавистный запах.

- Стойте! Останови...

Небольшой мешочек с волшебными хлебными крошками взял с собой каждый участник охоты на ведьму. Свой Морисиус раздал детям...

Берта застыла в трансе, безвольно повесив крылья, а крошки сыпались и сыпались на ее голову и плечи.

- Брат, ты как? - Морисиус бросился к лежащему на полу страннику.

- Как, как - подыхаю от боли, - честно признался тот.

- Потерпи, - попросил Морисиус, роясь в своей сумке, - да где же это чертово зелье.

- Потом... сначала закончи дело с ведьмой.

Путешественник задумался.

- Из лука я стрелять не мастак. Как думаешь, она загорится, если в нее просто воткнуть огненные стрелы?

- Я не думаю, я знаю, - Найд продемонстрировал свою руку, - еще как загорится. Главное разбить сосуды на древке.

- Так, детки, время счастливого конца у сказки. Выйдите и подождите снаружи, я потом все вам расскажу, - оцепеневшая ведьма не могла управлять своими слугами и дети послушно вышли из дома.

Ничто так не ускоряет написание следующего продолжения, как поставленный лайк!)

Глава 5



После того, как ведьма сгорела синим с оранжевыми прожилками пламенем, у команды по ее уничтожению возникло еще несколько проблем. Во-первых, к входу в пещеру за Грацией волочилась толпа из восторженных поклонников.

- Она замужем. За мной, - рычал на идущих за ними гуськом мужичков.

- Знаем, - горестно вздыхали мужички, чуть приотставали, но восторженных взглядов от Грации не отводили.

Вроде и пошлостей никаких не делали, из-за которых Первый Убийца мог бы изрубить их в капусту, но нервировали до трясучки. Вторая проблема оказалась серьезнее, очнувшиеся папаши разобрали своих сыновей, но детей оказался излишек. На Найда с надеждой глядели шесть пацанов в возрасте от десяти до двенадцати лет, которым было некуда идти.

- Отцы ваши где? - спросил Найд у этой ватаги.

- Не знаем, - пожал плечами самый бойкий из мальчишек, - кто сбежал, кого ведьма того... слопала в общем.

- Есть куда вам пойти? К родне?

Пацаны отрицательно замотали головами.

- Да, взвалили мы себе ответственность на шею. Тут же махровое средневековье, детских домов с интернатами нет, - шепнул Морисиус брату, - сейчас не возьмем их под свое крыло, уже завтра прибьются к какой-нибудь шайке и начнут купцов на лесных дорогах грабить.

Найд знал, куда он сможет пристроить мальчишек. Мысленно попросив прощения у Бутчера за очередную подкинутую проблему, он торжественно произнес:

- Как глава Ордена Гнева, принимаю вас под свою руку в качестве младших оруженосцев!

Глаза детей засветились неподдельным счастьем. Еще бы, только что они были зачарованными рабами ведьмы и на тебе, теперь они оруженосцы, пускай и младшие!

- Дяденька, а орден у вас рыцарский?

- Не дяденька, а гроссмейстер, - поправил пацаненка Морисиус, - нет, не рыцарский.

Глазенки мальчишек чуть попригасли.

- Наш гораздо круче, его сам Первожрец учредил.

- Первожрец?! Да заливаете дяде... ой, гроссмейстер.

- Дойдете до замка, сами увидите. Он у нас часто в гостях бывает, - улыбнулся Найд.

- У вас и замок свой есть?! - загалдели мальчишки.

- А это еще одна проблема - кто их туда поведет? Нам всей толпой возвращаться придется? - снова прошептал Морисиус.

- Не придется. Кажется, я знаю отличных провожатых.

Они вернулись в дом, который со смертью ведьмы, перестал баловать своих жителей накрытыми столами и чистыми полами по мановению руки. Там-то Найд и переговорил с отцом Иоганнеса и Маргарет.

- Хорошее дело вы мессер задумали - сирот пристроить. Да и честь моим детям большую оказываете, оруженосцами сделать хотите. Вот только дойду ли я с оравой детишек до вашего замка?

- Дойдешь. Тем более, что у тебя будут хорошие помощники.

- Это какие такие помощники? Воинов в сопровождение дадите?

- Они у тебя итак есть. Маргарет и Иоганнес, ведь они месяц без тебя против ведьмы воевали. И может быть победили, если бы мы не помешали.

Дети обступили и обняли отца. У того на глаза навернулись слезы, то ли от стыда, за то, что его дети оказались брошенными, то ли от гордости за них.

- Деньгами на оружие и припасы я вас обеспечу, - Найд отвязал от пояса кошель.

Помогай другим и помогаем будешь. Освобожденные мужики пошушукались меж собой, проводили Найда со спутниками до ближайшего села, где их усадили на запряженную двумя лошадьми телегу. Места в застеленной мягким сеном телеге было много, и усталые путешественники завалились спать. Под их мерное посапывание и откровенный храп, чуть на ходу не уснул шагающий за телегой Верный.

Первым проснулся Кейн, потянув носом, он одним прыжком выскочил из телеги и с радостным воплем понесся по дороге.

- Куда это он? - забеспокоился Найд, на всякий случай, берясь за оружие.

Морисиус принюхался.

- Не чувствуешь?

- Резкий запах. Лечебный какой-то.

- Йодом пахнет, морем. Истосковался по родной стихии наш герой. Уважаемый, - обратился Морисиус к вознице, - подстегни лошадок, а то мы товарища потеряем.

Но Первый Убийца сбежал недалеко. Уже через пару минут телега выехала на пустынный пляж и  ее колеса увязли в песке. Путники поблагодарили возницу и пошли пешком дальше, чтобы увидеть как морянин, разбивая волны, забежал в море, нырнул и исчез.

- А где он? А? Вы его видите? - забеспокоилась Грация после нескольких минут ожидания.

Но даже зоркие глаза странника не могли разглядеть голову Кейна среди барашков катящихся волн.

- Моряне могут не дышать?

- Они могут надолго задерживать дыхание, - ответил на вопрос брата Морисиус, - но чтоб вообще не дышать...

- Глядите, вон он! - закричала Грация.

Найд посмотрел в сторону, куда указывала девушка, но голова, показавшаяся над водой, вообще не принадлежала человеку. Над волнами возвышалась лошадиная морда, но странник готов был поклясться, что она покрыта серебристой чешуей. Кейн из воды тоже показался, но почему-то сразу по пояс. Морянин счастливо улыбался, сложив руки на груди. При этом он рассекал воду с такой скоростью, что казалось, что он отрастил себе плавники.

- Что вы застыли? - прокричал довольный Кейн, - забирайтесь, вода прелесть!

Первый Убийца высунулся из воды еще выше, и стало понятным то, как он мог так быстро двигаться в воде. Кейн сидел на спине еще одного чешуйчатого коня.

- Верный, ты тоже присоединяйся! Видишь, тут твоя родня резвится!

Возле Кейна вынырнул еще десяток морских коней, у которых присутствовали только передние ноги, с плавниками вместо копыт. Их удлиненное туловище заканчивалось большим рыбьим хвостом, а грива была сплошь из зеленых длинных водорослей. Стадо морских коней беззаботно резвилось вокруг Кейна, как будто радуясь его возвращению в Фальдорру.

Верный не спешил брататься со своими морскими сородичами, да и вообще отошел от соленой воды, бывшей ему не совсем дружественной стихией. Примеру животного последовали и люди.

- Любимый, ты плавай, играй со своими зверушками, мы тебя здесь подождем, - озвучила общее решение Грация. Плещущиеся вокруг Первого Убийцы туши морских зверей доверия не внушали. А ну как заиграются?

- Любимая, эти зверушки помогут нам продолжить путь. Это настоящая Фальдорра, настоящее море, тут дорог нет.

Насколько хватало глаз, плескалась лазурная бесконечность, и не согласиться с Кейном было сложно.

- Смелее, келпи не опасны. На самом деле они очень милые, - Кейн потрепал одного из коней по его растительной гриве. Келпи, изящно извернувшись, нырнул, обдав морянина россыпью алмазных брызг.

Грация доверяла своему мужу безоговорочно, поэтому она вошла в воду.

- Это будет необычно. Я путешествовал по Фальдорре внутри гигантского кальмара и верхом на ките-белоусе. А поплавать на резвых келпи не удавалось, - Морисиус бодро направился следом за девушкой.

- Ну что поплыли?

На предложение странника пегас ответил презрительным фырканьем. Он расправил крылья - хозяин, зачем нам мокнуть, как склизким жабам, если можно гордо лететь?

- Выдержишь? - рана пегаса затянулась, но уродливый шрам еще алел на его белоснежной шкуре.

Верный глянул на хозяина чуть ли не презрительно - ха, я и на одном крыле обгоню это чешуйчатую пародию на лошадь!

- Давши слово - держись! - запрыгнул в седло Найд.

С высоты полета пегаса фальдоррское море выглядело фантастически, прозрачная вода скрывала поля из актиний, кораллов и морских звезд всех цветов радуги. В толще носились стайки серебристых рыб, распушив свои невесомые короны, важно проплывали медузы. Кроме мелочи, Найд видел и скользящие под водой крупные тени, но они опасались приближаться к тройке келпи. Может морские кони и отличались дружелюбным нравом, но в случае чего в лоб своим мощным хвостом заехать могли.

Вскоре Найду стало не до любования на морские красоты - Верный начал выдыхаться и отставать от уверено разрезающих воду келпи. Сказалось недавнее ранение пегаса, его крыло работало все хуже и хуже. Странник и рад бы ему посочувствовать, но сейчас было не время для жалости. Берег, с которого они стартовали, уже пропал из вида, а новой суши так и не появилось.

- Ты же гарантировал, что долетим?

Верный виновато повернулся к страннику и устало всхрапнул - ну не смог я, не смог, извини. Надо было что-то срочно решать. Выдохшийся пегас сам-то вряд ли удержится на поверхности моря, а уж о помощи нагруженному снаряжением и оружием Найду речи вообще быть не могло. С чертыханиями он начал торопливо копаться в своем заплечном мешке.

Конечная цель их морского вояжа стоила всех затраченных усилий. Через двадцать минут полета Найд увидел ровный овал пузатого острова, сверху похожего на булку. Он был весь покрыт пушистым ковром зелени, приземистыми деревьями, перепутанными между собой гибкими лианами. От острова в море убегал длинный причал из досок, к которому были пришвартованы узкие рыбацкие лодки со свернутыми синими парусами. С причала в лазурную воду прыгали дети, прохаживались женщины с корзинами, деловито вышагивали серо-белые чайки. Но своих друзей Найд обнаружил не там. Троица стояла на небольшом песчаном пляже на краю острова, приложив ладони козырьком к лицам и высматривая странника на небе.

- У вас сложно определить, кто кого везет, - насмешливо произнес Кейн, наблюдая за приземлением Найда.

Чтобы не сверзиться с небес, Найду прямо в полете соорудить дикую конструкцию из сбруи верного, своего ремня и рюкзака для переноса тяжестей. Летательный пузырь поддерживал пегаса в воздухе, а тот махал крыльями, задавая лишь направление движения.

Найд на подколку друга не отвечал, он молча снимал сбрую с Верного и сдувал летательный пузырь. Ему было не до веселья, помесь пегаса и дирижабля еле дотянула до острова. Первый Убийца уловил настроение своего приятеля и сменил тон.

- Добро пожаловать на Тикатари! Здесь я родился, вырос... но очень давно не появлялся. Но теперь я намерен обосноваться на этом милом острове надолго.

Найд огляделся вокруг.

- Действительно райское местечко. Одного не понимаю, как на столь благодатной почве могло вырасти такое чудовище как ты.

Настало время Первому Убийце пропустить шпильку мимо ушей.

- Кстати Найд, здесь найдутся искусные знахари, которые поставят на ноги Верного за считанные часы. Пойдемте, я покажу, где мы остановимся.

Кейн повел их по еле заметной тропинке наверх по склону «острова-булки». Создавалось впечатление, что по этой дорожке ходили в последний раз сразу после создания Четырехземья. Она сильно заросла, а лианы переплелись над нею паучьей сетью, сквозь которую приходилось прорубаться с помощью оружия.

- Еще немного, потерпите, нам осталось буквально пару шагов, - подбадривал их морянин, - нам надо подняться на ту террасу и вы обалдеете от вида, который с нее открывается.

Но удивить своих друзей прекрасным видом Кейн не смог. Они и в самом деле поднялись на ровный участок земли, он выглядел заросшим и заброшенным.

- Здесь сады были. Из магнолий, - расстроился морянин, - а здесь дом.

Место, где стоял дом, угадывалось лишь по остаткам фундамента из каменных блоков и кучкой из трухлявых бревен, заросших мхом.

- Ничего, новый поставлю, - сказал Кейн с мрачноватой убежденностью. Развалившийся отчий дом произвел на него угнетающее впечатление.

- Ты думаешь, мы разрешим тебе это сделать? - раздался скрипучий старческий голос.

Найд развернулся и увидел лысого старика с курчавой бородой в длинной домотканой рубахе и с посохом в руках.

- Кейн Хансен, Проклятый Из Пустыни. Ты уверен, что мы будем рады твоему соседству?

- Здравствуй, староста, - Кейн заметно напрягся, - вы не сможете выгнать меня с острова.

- Ты уверен? - позади старосты на террасу начали выходить мужики, державшие в руках топоры и лопаты. Создавалось впечатление, что каждый из них схватил первое попавшееся под руку оружие, - ты, правда, уверен, что мы захотим жить рядом с человеком, который первым обагрил землю Фальдорры кровью в пьяной драке?

Кейн, не отвечал. Обвинения, которые бросал ему в лицо староста не были надуманными. За друга решил заступиться Найд.

- Послушайте, Кейн изменился...

- Помолчи чужак! - оборвал его староста, - это наше дело и решать его будем мы сами. Но ты прав - Кейн изменился. Он вдохновлял своими подвигами сотни молодых парней, и обучал их тому, как лучше бить врага! Он вместе с генералом Харлом стал символом нашей победы! И мы рады, что наш прославленный земляк, наконец-то вернулся!

На лице старосты и сопровождающих его мужиков появились улыбки. Староста крепко обнял Кейна и, похлопывая его по спине, произнес:

- Мы поможем отстроить тебе дом заново, сынок.

И работа вокруг закипела! Мужики на веревках затащили на площадку бревна и начали копать траншею вокруг старого фундамента. Кейн, поплевав на ладони, присоединился к ним. Найд и Морисиус особыми строительскими талантами не блистали, но тоже включились в работу, помогая таскать тяжести. Рядом, по просьбе Кейна, знахарь разжег небольшой костерок, вскипятил на нем травяной настой в горшочке и дал вдохнуть пар из него пегасу. У того подкосились ноги и он растянулся на земле.

- Целебный сон, - объяснил Кейн обеспокоенному Найду, - Верный проснется совершенно здоровым.

Подтверждая слова морянина о том, что с пегасом все в порядке, Верный совершенно счастливо и беззастенчиво захрапел. Количество рабочих рук напрямую влияет на скорость получение результата. Если Кейн представлял, как он целый год ставит новый дом, живя с Грацией рядом в шалаше, то его мечтам суждено было разбиться о трудолюбие десятков морян - к вечеру четыре стены будущего жилья героя уже прочно стояли на своих местах.

Там, прямо под открытым небом состоялся пир в честь вернувшегося на родину сына Фальдорры. По-простому, прямо на постеленных на земле циновках, пришедшие женщины разложили блюда с горами ярко-красных омаров, раковинами двухстворчатых моллюсков и тушками осьминогов с причудливо завитыми щупальцами. Кроме даров моря на импровизированном столе высились пирамидки из экзотических фруктов, названия которым не знал даже прославленный путешественник.

- Откуда это все великолепие? - кивнул на фрукты Морисиус.

- Тикатари находится в самом узком месте фальдоррского моря, очень близко к границе с Териосом. Земля здесь очень плодородна, магия земляных действует на нее благотворно.

- Вооот! О чем я и говорил! - просиял Морисиус, - между стихиями важна гармония! А то так и будете одной рыбой питаться!

- О чем речь? - попробовал вмешаться в разговор слегка подвыпивший староста.

- Ни о чем, - обрезал эту попытку Кейн. Еще не хватало того, чтобы моряне узнали, что Найд собирается обрушить Пелену на границе с Териосом, - Морисиус, мне не надо повторять по десять раз. Я все понял. Помогать вам не буду, но и мешать тоже не стану.

После резкого ответа морянина между братьями и Кейном возникла неловкая пауза. Братья из приличия еще немного посидели за общим столом а, потом, не сговариваясь, пошли прогуляться. Эта прогулка вывела их на небольшой скальный уступ, под которым плескалось похожее на расплавленную медь море. Над горизонтом торчала лишь половина садящегося солнца. Найд уселся на уступ, свесив ноги вниз.

- Удивительно, но я стал тем, кем я есть в очень похожем месте, - присел рядом Морисиус.

- Что ты имеешь в виду? - не понял его странник.

- Не знаю, стоит ли тебе это рассказывать.

- Стоит, я же до сих пор почти нечего не знаю о нас с тобой в реальной жизни.

- Это будет не лучшее воспоминание, - качнул головой старший брат, - но зато оно реальное. Подростками мы как-то сидели на похожей скале, родители вывезли нас на море. И ты подбил меня с нее прыгнуть. Там метров пятнадцать до воды было.

- Зачем мне это было надо?

- Ну у нас с тобой классическая пара - ты младший безбашенный брат, который вечно ищет приключений на свою задницу. А я вечно прикрываю эту самую задницу.

- То есть ты такой мудрый старший брат?

- Если бы был мудрым - не сиганул бы вниз за тобой. А так компрессионный перелом позвоночника.

- Значит, я и тебе жизнь искалечил...

- Не надо винить себя, решение прыгать или нет, я принимал сам. А ты мне жизнь спас, сам чуть не утонул, но меня из воды вытащил. Сутками сидел со мной в больнице и тогда и придумал все это, - Морисиус обвел руками окружающую их виртуальную реальность, - придумал, чтобы я смог жить полноценной жизнью. Воплотили мы с тобой это все уже вместе.

Найд немного помолчал, переваривая события из своей прошлой жизни.

- Разгулялась же у нас фантазия, когда мы придумывали Четырехземье. Взять хотя бы ту историю с ведьмой и детьми. Чтобы ее придумать, надо обладать воображением маньяка.

- А это не мы. И не сценаристы-люди. Это ИИ научились анализировать наши сказки, легенды и мифы. Потом они вытряхивают из наших сказаний все то, что цепляет людей, вызывает у нас эмоциональный отклик. И собирают из этого новую историю и сюжет.

- У них получается. Мы с тобой не раздумывая, кинулись на помощь Маргарет и Иоганнесу.

- Заметь, мы решили помочь не реальным детям, а виртуальным сущностям, - подметил Морисиус, - эти сценарии сочиняются не самыми мощными искусственными интеллектами. А что будет, когда ИИ калибра Змея получит власть над всей игрой? Какую он сказку предложит игрокам? Змей опасен, хотя ты его создал и сам признавал, что он постепенно выходит из-под контроля. Скрытый-В-Тени может самосовершенствоваться и самое страшное он может создавать множество своих копий в Сети. Его не удалишь, нажав на клавишу.



- То есть Змей очень опасен?

- Опасен. А с модулем для настройки капсул - опасен вдвойне, - подтвердил Морисиус.

- И что мне делать? Если я не уничтожу его последний храм в Пелене и не построю новый на Плато Равновесия, то я никогда не смогу выйти из игры и вернуться в реальный мир.

- А чем плох этот? Может тебе и не стоит стараться из него вырваться? Смотри, здесь это можно делать, не боясь последствий, - сказал Морисиус и, оттолкнувшись руками от скалы, прыгнул вниз.

Он летел, раскинув руки, словно птица и только у самой поверхности, перевернулся и вошел в воду ногами. Найд, недолго думая, последовал за своим старшим братом. Он падал, сгруппировавшись и вращая сальто. Резко вскинув руки над головой, Найд пробил тонкую грань между двумя стихиями.

Вода его встретила почти плолной тишиной, но ярким светом. Оуткрыв глаза, Найд с удивлением обнаружил сёебя окруженным рыбками, величиной с монетку. Бяока этих созданий флюоресцировали ядовитыми оттенками красного, синего и зеленого цветов. Воронка из тысяч мелких светящихся рыбешек кружила вокруг странника. Мелькание разноцветных огоньков перед глазами действовало гипнотически, и странник завис в толще воды не спеша подняться на поверхность.

- А я уже думал нырять и тебя спасать, - произнес Морисиус, когда странник вынырнул.

Путешественник лежал, глядя в небо, раскинув руки и ноги. Причем ногами он едва шевелил, чтобы удержаться на воде. Найд подумал, что эти простые, в общем-то, движения дарили Морисиусу невероятное наслаждение. Ведь это то, чего он лишен в реальной жизни.

- И все-таки я должен вернуться в реальность, - странник лег на воду рядом с братом.

- Зачем? Будешь мстить Носкину?

- Нет, дело не в мести. Знаешь, что такое жить без памяти? Или хуже - ощущать, что сознание тебе имплантировали? Ведь Змей мне мог залить в голову любое дерьмо, а я бы и не почувствовал, что во мне что-то изменилось. Я как калека...

Найд замолк и чертыхнулся, нашел при ком использовать такое слово. Но Морисиус на него никак не отреагировал и Найд продолжил.

- Поэтому мне важно вернуться в реальный мир и понять, кто я есть на самом деле.

- Боюсь, тебя там не ждет ничего хорошего.

- А здесь как будто у меня каждый день праздник и именины! И не забывай, у меня есть обязательство - я должен вернуть ту девушку. Раду, я о ней рассказывал. Зато я знаю, как мы можем прищучить Змея. Каждый раз, уничтожая его алтарь, я забираю с собой его фрагмент. И только с помощью этих частей можно создать новое святилище. Разрушим последний алтарь, заставим воскресить Раду. И посмотрим, сдержит Змей свое слово или нет. А там уже решим, стоит ему доверять. И если нет, то раскидаем запчасти от его алтаря по нужникам по всему Четырехземью. Вместе он их никогда не соберет.

- Хорошая идея. Шантаж - дело благородное. Ты всегда так говорил, - тихо рассмеялся Морисиус, не сводя глаз с тонких как кружево облаков.

- Я же просил...

- В данном случае отголоски твоей ухватистой натуры нам будут только на пользу, - рассмеялся Морисиус, перевернулся на спину и размашистыми взмахами поплыл в сторону берега.

- Эй, погоди! - остановил его окрик Найда.

- Чего?

- Как звали, вернее как тебя зовут на самом деле? Там, в реале.

- Наши родители назвали Мирославом, - Морисиус протянул руку Найду.

Найд пожал протянутую ладонь.

- А у нас есть какие-нибудь положительные совместные истории? - хмуро спросил странник.

Морисиус расхохотался.

- Да миллион! Выгребай на берег - расскажу.

Глава 6



Поговорить братьям не удалось, моряне разгулялись не на шутку. Не успели Морисиус с Найдом выбраться на берег, как в воду со скалы посыпался целый град из орущих похабные песни островитян. Слегка протрезвев, они ломанулись на берег, по пути захватив с собой и братьев. Найд и глазом моргнуть не успел, как оказался сидящим посреди морян, поднимающих кубок за кубком за здравие Кейна и его очаровательной жены.

- Что-то все происходящее мне начинает напоминать свадьбу, - напрягся Найд.

- Ну и что? Хорошо же сидим, - осушил махом свой бокал Морисиус.

- Ага, а я потом хорошо лежать буду. Дня три-четыре, - наученный горьким опытом ответил странник, - мне бы свалить.

- Боюсь, что наши новые друзья слишком гостеприимны, они тебя просто так не отпустят.

- Это да, - вынужденно согласился странник, глядя на отплясывающего вокруг костра Кейна, который махал руками, приглашая присоединиться, - отвлечь их как-нибудь надо.

- Отвлечь? - Морисиус хитро глянул на брата, - это я могу.

Морисиус вышел на середину круга и с размаха воткнул свой посох в землю.

- Хорош пить да жрать! - крикнул путешественник, и все взгляды обратились к нему.

Из посоха вырвалось несколько прямых синих лучей. Они начали все быстрее и быстрее вращаться, образовав сплошную светящуюся стену. В этом мельтешении начали проступать какие-то контуры. Найд напряг зрение, пытаясь рассмотреть детали, но еще миг и картинка, которую проецировал посох Морисиуса, стала реалистично четкой.

Перед изумленными морянами прямо в воздухе висела воронка водоворота. Над этим морским чудом пролетала небольшая стая альбатросов. На фоне водоворота эти величественные птицы выглядели мелкими песчинками, что говорило об исполинском размере воронки. Вода, закручиваясь и пенясь, свергалась вниз единым бурным потоком.

- Бездна, - прошелестел шепот по рядам застывших морян.

- Дааа, - самодовольно заметил Морисиус, - это Великая Бездна. И я был там.

- Жилище Матери Черепахи, - Кейн прошелся вокруг воронки, - но как ты выжил? Никто не может приблизиться к Бездне и уйти оттуда. Она затягивает все вокруг!

- Я могу об этом поведать... если кто-нибудь наполнит кубок.

Сразу несколько человек повставали со своих мест, чтобы налить вина Морисиусу. Рассказ предстоял очень увлекательный, но Найд представил, сколько раз будут подниматься бокалы во славу Черепахи в частности и Фальдорры в целом, и решил поберечь здоровье и тихо удалиться. Благо строители-добровольцы понаставили на террасе несколько шалашей, в одном из которых странник, наконец, и обрел покой.

Проснулся Найд от солнечного луча, нагло светящего ему прямо в лицо. Причина появления окна в плотном покрове шалаша оказалась проста - в лицо полусонному Найду смотрела довольная морда Верного, похрумкивающая нежными молодыми веточками и листьями.

- О! Проснулся? - Найд повернул голову на голос и увидел Кейна, - и вовремя! Братец твой вчера с вином перебрал и опять начал болтать про единство всех народов Четырехземья. Про цель вашего визита в Пелену он, хвала Черепахе, ничего не сказал, но у наших возникло нехорошее подозрение.

К шалашу подошел держащийся за голову Морисиус.

- Не помню. Ничего не помню. Может и сболтнул лишнего.

- Зато я все отлично помню, - уверил Первый Убийца, - не подумайте, что я вас прогоняю, но...

Кейн обвел взглядом террасу, на которой в разных позах были разбросаны его соотечественники.

- Лучше вам тронуться в путь, пока они не проснулись и не начали задавать вопросов. Погостите у нас подольше, после того как... закончите дело.

Попрощались они быстро. Морисиус пообещал молодоженам привезти диковинный подарок из Пелены, а Кейн и Грация сказали, что будут их рады принять в своем новом доме.

Знахарь островитян потрудился на славу, Верный уверено нес на спине вес обоих седоков. Спокойное утреннее море разливалось под ними серебряной амальгамой. Куда лететь, где храм искать знал Морисиус, он и задал пегасу направление. Но после получаса лета перед ними возникло препятствие, с точки зрения Найда непреодолимое.

- Как это перелететь?! - спросил Найд у брата, глядя на то, как водяная гладь невообразимым образом загибается под прямым углом к земле, устремляется ввысь и образует перед ними стену. Да черт возьми, по этой «стене» даже волны идут, как по нормальному морю!

- Это не перелетишь. «Это» простирается вверх до самого Небесного Купола. Это не пролетать надо, а пробивать.

- Чего?!

- Давай Верный! Разгонись, как следует! Мы пробиваем Пелену! Иии-хааа! - не отвечая Найду, вдруг заорал мудрый старший брат.

Его бесшабашность передалась и пегасу, Верный заработал крыльями, разгоняясь.

- Вы что задумали? Кто знает, какая там глубина...

- Перед погружением, вдохните поглубже, - дал дельный совет Морисиус и набрал полную грудь воздуха.

До вставшего вдруг дыбом моря оставалось всего несколько жалких метров, и странник был вынужден последовать совету Морисиуса. Пегас, слегка пригнув голову, врубился в воду. Плотным ударом странника чуть не вышибло из седла, в его ушах зазвенели пузырьки воздуха, увлекаемые массивным конем в толщу воды. А в голове засела мысль - хватит ли ему воздуха? Насколько глубока эта Пелена? В вертикальной стене соленой воды, как ни в чем не бывало, плавали стайки рыбешек и других морских обитателей.  Не успел Найд этому удивиться, как пегас, подняв тучу брызг, вылетел на той стороне стены.

- Ура! - радостно завопил Найд.

- Держись крепче, - предупредил его брат.

На   этой  стороне   морской  стены   вступала   в   свои   права  магия   Земли,  причем   магия  грязная,   испорченная   Пеленой.  Сила  тяжести   резко   выросла.  На   грудь  и плечи Найда, сбивая дыхание, навалился неимоверно тяжелый груз. Пегас отчаянно замахал крыльями, но не смог бороться с гравитацией и рухнул вниз со своими седоками. Верный пытался планировать, перевел их падение в более или менее контролируемый пологий полет. Но земля все равно приближалась слишком быстро, миг и перед глазами странника замелькали листья на кронах гигантских деревьев. Они росли слишком высоко, а Верный опустился слишком низко...

И все же плотная крона лесных великанов спасла путешественников. Верный врезался в первую ветвь, Найда и Морисиуса вышвырнуло из седла. Найд полетел сквозь крону дерева, чувствуя, как от ударов хрустят ветки и собственные ребра. Но ветки амортизировали и гасили скорость, поэтому, когда Найд грохнулся на землю, его тело было покрыто синяками и ссадинами, но кости были целы. Он потянулся в сумку за зельем исцеления, а рядом с ним, пропахивая ковер из густой травы, приземлился Морисиус.

- Жив? - просипел Найд.

- Не уверен, - Морисиус стоял на четвереньках и тряс головой.

- Это был единственный путь сюда?

- Нет, но этот был самым быстрым... и самым веселым, - странно улыбаясь, признался старший брат.

Отметив про себя, что с «веселыми» идеями «мудрого» брата надо быть осторожнее, Найд поискал глазами Верного. Пегаса нигде не было видно. Вдруг откуда-то сверху раздалось жалобное ржание.

Братья подняли взгляд - пегаса зажало между мощными ветвями, его ноги беспомощно перебирали в воздухе. Верный еще раз жалобно заржал.

- Ничего себе его занесло. И как его оттуда снимать? Хотя... тут до храма Змея недалеко, можем быстро смотаться, а уже потом думать, как сбить коня с дерева.

Верный перевел жалостливый взгляд на Найда - хозяин, я не ворона, я на деревьях жить несогласный. Пришлось снова распаковывать летающий рюкзак и проводить операцию спасения. Пару раз они с Морисиусом сами чуть не сверзились с дерева, но коня вниз все-таки спустили.

Найд думал, что уж уже видел леса в Четырехземье, но оказалось, что все деревья, которые он встречал раньше, были кустарниками или лилипутами. Верхушки местных исполинов полностью скрывали небо, образуя на головокружительной высоте зеленый купол.

- Здесь магия Земли пронизывает все насквозь. Растительность пышет, животный мир очень разнообразен. Красиво, но опасно. Здесь ядовиты даже бабочки, а цветочки лучше вообще не собирать, их сок прожигает стальную броню. Я пойду вперед...

- Но...

- Если меня какая-нибудь тварь цапнет, я всего лишь очки здоровья потеряю. А у тебя забористый яд мозги выжжет.

Оспаривать очевидную истину странник не стал и пропустил брата вперед. Верный от укуса ядовитой твари с ума бы не сошел, но выслушав разговор братьев, решил держаться в арьергарде отряда.

- Аккуратнее с этими занавесками, - Морисиус показал на свисающие с деревьев тонкие невесомые нити, пересекающие их тропку, - коснешься, потревожишь и по ним вниз сбегут  серенькие мохнатенькие паучки. Они постараются забраться в складки твоей одежды, в твои карманы и к тебе за шиворот. Там эти паучки будут сидеть тихо-тихо, пока ты не остановишься на привал и не ляжешь спать. Потом они разом тебя укусят, и их яд тебя полностью парализует.

- Надолго? - Найд аккуратно обходил свисающие пряди из паутины.

- Навсегда. Паучки дожидаются, пока от яда размягчатся ткани жертвы и начинают ее поедать. Еще живую, но беспомощную. Им нравится мертвая ткань, ее легче жевать. Имея гору мяса, паучки быстро расплодятся и организуют колонию на новом месте. Мы для них одновременно и транспорт и живые консервы.

Пегас замотал головой и заржал, отказываясь ступить на тропинку.

- Да не бойся ты, - успокоил его Морисиус, - конина им не нравится на вкус. И твой запах их тоже раздражает... ого, смотрите!

Путешественник указал на двух пятнистых большеухих кошек, сидящих на дереве и внимательно их разглядывающих.

- Они тоже могут отравить нас?

- Хуже. Если они подойдут ближе и начнут мурлыкать - отвесь их хорошего пинка. Попробуют заглянуть в глаза - отвернись. Вздумаешь погладить, эта скотинка очарует тебя, и ты к ней привяжешься. Она будет следовать за тобой по пятам, есть твою еду, устраивать бардак в твоем доме, безнаказанно портить твои вещи. Будет спать с тобой вместе, занимая добрую половину кровати! Кугуары-прилипали способны отравить всю твою жизнь! Опять же - Верному бояться нечего.

За последующий час Морисиус успел рассказать столько кошмарных подробностей об обитателях леса в Пелене, что Верный еле сдерживал себя, чтобы в панике не ломануться сквозь чащу куда глаза глядят. Но его страдания закончились - они вышли на просторную круглую поляну, в центре которой стояли шесть могучих дубов. Кроны эти дубов переплетались друг с другом образуя кровлю естественной беседки.

- Пришли, храм Змея там, внутри, - сказал Морисиус, - пошли побыстрее с этим покончим.

Морисиус направился к дубам, но его схватил за руку Найд.

- Слышишь? Кто-то поет.

- Да кому здесь песни горланить? Место дикое и опасное, люди сюда стараются не заглядывать.

Но Найд упрямо утащил брата в лесную тень.

- Подождем пару минут. Хуже от этого не станет.

Долго ждать не пришлось. Сначала и Морисиус услышал звуки пения и насторожился, а потом из-за дубовой «беседки» показался вооруженный отряд из десятка человек. Отряд обходил беседку кругом, патрулируя пространство перед ней.

- Что за гребанный маскарад?! - удивился Найд, глядя на появившихся чужаков.

Морисиус промедлил с ответом.

- Я об этом только слышал, но видеть ни разу не приходилось. Ведь некромантия запрещена во всех четырех сторонах света! А тут...

То, что вокруг беседки вышагивали не совсем нормальные люди, было видно по землистому цвету их кожи. По отвалившейся местами плоти, обнажающей под собой кости. По несовместимыми с жизнью ранами - у одного бойца напрочь отсутствовала половина черепа. Да и песня, которую напевали живые мертвецы, давала ответы на многие вопросы.

Свистнуло копье, в грудь попало мне

Очутился я во сырой земле

Но часа не прошло,  некромант поднял

Саблю в руки дал, на врага погнал

Хэй, мой череп костяной

Ой, да ночной разбой

Хэй, проклятой талант

Ой, колдует Васька-некромант

- Чудовищно! Змей завел себе охрану из зомби!

- А что здесь чудовищного? - поинтересовался Найд.

- Во-первых, это мерзко выглядит. Да и пахнет тоже не ахти. Во-вторых, эти некроманты прерывают нормальный цикл смерть-возрождение. Они, как шакалы, сбегаются на свежие трупы и проводят обряд. И погибший воскресает не в храме, а в своем мертвом теле и становится безмозглым зомби-марионеткой. Даже если его освободить, убив его либо некроманта, то у возродившегося НПС мозги будут свернуты бесповоротно. Психика не может пережить пребывание в разлагавшемся трупе. Поэтому во всем Четырехземье некромантов отлавливают и сажают на кол без разговоров.

- Есть за что, - Найд на собственном опыте знал, что такое психотравма, повредившая разум, - что будем делать? Атакуем в лоб?

 Брат отрицательно покачал головой.

- Из меня боец не очень. Я мог бы помочь иллюзиями, но с зомби это не сработает. Проблема в том, что они тупы как пробка. Им сказано охранять святилище, и они будут это делать. Даже если на поляну выйдет маленькая девочка, зомби убьют ее без колебаний.

- Я попробую справиться с ними.

- Забудь. Видишь тех троих? Посмотри на форму - это же бывшие императорские гвардейцы. А вон та четверка принадлежит к рыцарям Огня. Еще пару магов и один Берсеркер Чести. Более чем серьезная компания на тебя одного, у зомби сохраняются все навыки из предыдущей нормальной жизни. Можно попробовать найти этого урода Ваську-некроманта. Убьем его - вся эта бригада поляжет. Но только где его искать? - призадумался путешественник.

- Забудь. У меня другая идея появилась.

Когда Найд объяснил брату то, что он задумал, Морисиус попытался его отговорить.

- Ты что?! Ты вообще меня внимательно слушал? Твой вариант рискованный, можно найти другой, менее опасный!

- Зато он не будет таким веселым! Думаешь, только ты любишь развлекаться? - ответил Найд, запрыгивая в седло.

Шеренга оживших мертвецов, продолжая гундосить свою невеселую песню уже почти скрылась за беседкой, как в панцирь замыкающего их строй имперского гвардейца прилетела стрела. Броню она не пробила, а оставила на ней лишь царапину. Зомби как по команде замерли, потом медленно развернулись и увидели выехавшего на поляну всадника на пегасе. Тот натянул лук и еще раз выстрелил. Стрела вошла в плечо одного из магов. Маг, с абсолютно не изменившимся выражением лица, вытащил стрелу и поднял руку, указывая на Найда.

- Чужак! - вырвался из его горла свистящий звук.

- Чужак, - просипели остальные зомби и все как один рванули к всаднику.

Их движения поражали своей неестественностью - мертвецы вышагивали так, как будто вместо ног у них деревянные палки. Потом наклонив тела вперед, зомби начали ускоряться, высоко поднимая колени. Несмотря на общую одеревенелость, двигались они довольно быстро.

Но до Верного банде мертвецов было далеко. Странник хладнокровно выпустил в бегущих к нему зомби еще три стрелы, стараясь не убить или покалечить, а сильнее разозлить противников. Но их злость, как и остальные чувства, умерла вместе с их телами. Даже когда Найд угодил стрелой в глаз одного из них, зомби безмятежно вытащил ее вместе с глазным яблоком и продолжил свой молчаливый бег. Брат был прав - с такими «невозмутимыми» противниками лучше расправляться хитростью, чем сталкиваться лоб в лоб.

Подпустив мертвецов почти в упор, странник развернулся и пустил Верного галопом. Но через шагов сто остановился и продолжил поливать мертвяков стрелами. Колчан стремительно пустел, а жуткие бестии даже не начали спотыкаться. Просто перестрелять их на расстоянии не получалось, поэтому Найд продолжил игру в догонялки.

В последний раз он остановился перед тропинкой, над которой колыхались тонкие нити паутины. Расстреляв остаток обычных стрел, и чудом увернувшись от брошенного в него копья, Найд пустил пегаса лихим карьером прямо под паутиной. Он вызвал «Песчаный щит» да еще закрутил над головой «Стальной водоворот», пытаясь защититься от падающих сверху паучат. Верный тоже помог своему хозяину, развив невероятную скорость, на бегу помогая себе крыльями. Как только пегас с всадником коснулись едва колышущихся паутинок, раздался звук похожий на хруст сухого песка, за которым последовал... град! Настоящий град из серых пушистых комочков!

Странник вылетел на открытое пространство с другой стороны паучьей тропинки. А молчаливо преследующие его зомби как раз попали под необычный град. Над преследователями Найда как будто телегу с горохом перевернули, но мертвяки на сыплющихся на них паучков не обращали никакого внимания. А зря. Пауки учуяли мертвую плоть и не стали заморачиваться с тем, чтобы парализовать свои жертвы. Они сразу приступили к трапезе.

Бык огромен и силен, удар его копыта расплескает маленькую пиранью в брызги. Но стая пираний в воде способна за несколько минут обглодать быка до костей. Тоже происходило сейчас и с толпой зомби. Зомби смахивали со своего тела десяток пауков, на его месте тут уже оказывалась сотня. А на месте сотни - тысяча. Живых мертвецов с ног до головы покрыл отвратительный  шевелящийся ковер. Мечущиеся на тропинке зомби снова и снова касались паутинок, вызывая новые потоки серой смерти. Небольшие, но острые как бритвы, жвалы пауков легко вспарывали мертвые кожу, мышцы и сухожилия.

Найд остановился и спрыгнул с пегаса. На его глазах у одного из имперских гвардейцев отвалилась  рука в латном доспехе. Один за другим зомби начали разваливаться на куски. Само жуткое было в том, что погибая, ни один из живых мертвецов не издал ни звука.

К Найду подскочил брат.

- Быстро снимай одежду!

- Да ладно, не думаю, что бы хоть один...

- Снимай! - не унимался Морисиус.

Найд скинул куртку, брат внимательно осмотрел его торс.

- Ага! Попался! - путешественник снял со спины Найда паучка размером с ноготь большого пальца.

Морисиус хотел его раздавать, но Найд его остановил. Он достал из сумки пустую склянку из-под зелья и открыл пробку.

- Кидай его сюда. Пригодится.

Вместе они осмотрели одежду Найда и нашли еще штук двадцать коварных созданий, которых тоже сложили в бутылку. На Верном не было ни одного паучка, Морисиус оказался прав, эти мелкие серые гурманы не ели конину. Пока они проводили осмотр, отряд зомби превратился в разбросанные части доспехов, кучки одежды и оружия.

- Вот значит, какие сказки Змей приготовил жителям Четырехземья. Ожившие разлагающиеся мертвецы, сошедшие с ума НПС, - Найд почесал макушку, - что-то мне все меньше и меньше хочется, чтобы этот упырь стал верховным божеством. И управляющим ИИ по совместительству.

Братья подошли к стоящим в центре полянки деревьям и, пройдя меж их стволов, оказались внутри святилища. Там ожидаемо обнаружилась скульптура Змея, свернувшегося и приготовившегося к броску. Она была вытесана целиком из черной каменной глыбы и только лишь раздвоенный язык, высовывавшийся из пасти Скрытого-В-Тени, был сделан из кристалла рубина. Все, что находилось вне храма, вдруг скрылось за беспросветным пологом тьмы. Снаружи храм прекрасно просматривался, но вот изнутри было невозможно разглядеть пегаса, стоявшего всего в нескольких шагах.

- Хмурое местечко, - произнес Морисиус, глядя на тьму, отрезавшую их от остального мира. Чернота не была однородной, если приглядеться, то можно было увидеть, что в ней клубились сероватые волны тумана.

- Нормальное. И вообще, тебя сюда не звали, - Змей, как обычно, решил незаметно появиться за спинами, - зачем ты его привел?

Старик в черном балахоне вперил свой взгляд в Найда.

- Вдвоем не так скучно. Да и твои ловушки преодолевать проще, - странника вызов во взгляде Скрытого-В-Тени ни капли не смутил.

- Не скучно, так не скучно, - пожал плечами Змей и манул рукой на статую, - делай, что должен.

Найд демонстративно зевнул и сел.

- Ага. Сейчас. Только вздремну немного.

- Что-то не так? - нахмурился Змей.

- Все зашибись. Только сначала ты воскрешаешь Раду, потом мы идем дальше по плану.

- Ты выражаешь мне недоверие? После того, как я спас твой разум?

- Именно. Выражаю. Так что давай быстрее возвращай жрицу, пока я не лег спать. Предупреждаю, сон у меня крепкий - пушкой не разбудишь.

Найд не был уверен в том, что Змей способен вернуть из небытия жрицу и поэтому дал себе слово - если ИИ попробует хитрить, то он без всяких переговоров вырвет язык у статуи и забросит все «запчасти» от алтарей Змей в Бездну, где живет Мать Черепаха.

- Открой глаза - твоя подружка уже тут.

Найд заметил стоящую за статуей Раду. Девушка пребывала в полном смятении. Странник подошел к девушке.

- Найд? Где мы? Как мы здесь оказались? Почему я ничего не помню...

Странник нежно обнял девушку и привлек к себе. Ее колотила крупная дрожь. Найд много раз прокручивал у себя в голове момент их встречи и то, как он будет проверять, настоящая ли перед ним Рада или просто иллюзия, призванная Змеем. Но глядя на растерянное и беззащитное лицо Рады, он мигом забыл про все тесты.

- Все в порядке. Все в полном порядке.

- Нет! - в голосе Рады зазвучало отчаяние, - не в порядке! Мы плыли в лодке, убегая от монстра. Потом вдруг все исчезло, и я оказалась... я не могу описать место, где я оказалась! Там... там... все такое серое и я лежала, с полузакрытыми глазами. Ничего не слыша и не чувствуя! Где я была?!

- Это игровой глюк, но мы его устранили, - вмешался в разговор Морисиус, - теперь все будет хорошо.

- Да? - неуверенно спросила девушка.

- Да-да, - перехватил нить разговора Змей, - как только твои друзья выполнят данное мне обещание, сразу все станет хорошо.

- Мы с большим удовольствием его выполним, как только ты воткнешь Найду ручку в грудь и снизишь его болевой уровень на тридцать процентов, - Морисиус повернулся к брату, - тридцать же будет нормально?

- После трехсот? Я думаю, будет самое то, - усмехнулся Найд.

- Ааа, я понимаю. Вы почувствовали себя хозяевами ситуации? Вы держите в руках мои компоненты и решили, что можете требовать от меня все, что вам в голову взбредет? - в ладони Змея появился вытянутый четырехгранный кристалл, светящийся зеленым цветом, - ну так и мои руки не пусты. Это Кристалл Души жрицы, ее психоматрица. Стоит мне ее сломать и девушка исчезнет. На этот раз навсегда.

- Найд, о чем он говорит?

- Не обращай внимания. Несет всякую чушь, - странник успокоил девушку и повернулся к Скрытому-В-Тени, - чего ты хочешь?

- Я? Доверия. Я всеми своими фибрами души хочу начать вам доверять снова!

- Ты искусственный интеллект, у тебя нет души.

Змей делано вздохнул.

- Это правда. Один холодный расчет и никакой души. Положи клыки и глаза, которые ты вытащил из моих статуй на пол и отойди на пару шагов. Я брошу тебе это сокровище, - Змей поднял над головой Камень Души.

- Хорошо, - Найд сделал как велел Змей. Тот кинул страннику Камень Души, который Найд аккуратно спрятал в заплечный мешок, - и как мы теперь будем?

- Мы? Мы теперь будем... никак. После того, как вы попытались меня шантажировать, боюсь, наше сотрудничество закончится.

- И кто понесет части твоих алтарей на Плато Равновесия? Кто построит там новое святилище? И кто...

- Она, - короткой фразой Змей оборвал странника.

Тьма, окутывающая храм снаружи, отступила. И внутрь вступила девушка с татуированным лицом в черных шипастых доспехах.

- Милена? - удивленно спросил Найд, - что ты здесь делаешь?!

- Использую возможности, которые упустил один глупец.

Найд вытащил из ножен «Блудного Кота» и подбросил кинжал на ладони.

- Не торопись. Эти возможности еще надо заполучить.

Милена в ответ просто улыбнулась. Из тьмы вышли две фигуры и встали чуть позади Милены. Воин Грозы и ассасин. Килтайм и Артур.

- Не убедительно. И не страшно. Мы уже встречались в бою, и я до сих пор жив.

Из полога в храм шагнули еще несколько фигур.

- Ты же понимаешь, что я не могу просто отпустить тебя? - сказал Змей, отступая за спины бандитов Милены.

Глава 7



- В плен возьмешь? В темницу на цепь посадишь? - спросил Найд. Спросил больше для проформы, чтобы потянуть время. Его мозг лихорадочно перебирал тактики отступления. Найд может и справился бы с Миленой, Артуром или Киллтайм. Но поодиночке! А они с собой еще и группу поддержки притащили, сплошь с бандитскими рожами.

Раде никак нельзя погибать, черт его знает, где Змей ей точку возрождения установил, где она воскреснет после смерти - непонятно. Может и правда в какой-нибудь темнице. Из них троих только Морисиус игровую смерть перенесет безболезненно, да еще и с пользой. Брат успел сделать привязку в замке Ордена и возродится именно там. Считай, сэкономит время на обратную дорогу.

- Ты же знаешь, что я это ты, - ответил Найду Змей, - а наша самая яркая черта - упорность. Не удержат тебя ни цепи, ни темница. Рано или поздно выберешься. Обезопасить мой план можно единственным способом - убив тебя. Мне очень жаль, но нам придется...

О чем там Скрытый-В-Тени сожалеет и что ему там придется, Найд дослушивать не стал и активировал «Пыль дальних странствий» одновременно прокричав:

- Мор! Рада! Живо наружу!

Возле храма их поджидал пегас. А пегас это крылья, ноги и куча резвости, которая поможет им сбежать от Милены и Змея. Пыльное облако заволокло святилище и Найд, схватив Раду за рукав, рванул прочь из святилища. Милене этот пыльный трюк уже был знаком, поэтому она к нему приготовилась. Воздушный маг из ее свиты легко взмахнул рукой, и резкий порыв ветра выдул пыльное облако наружу.

Но уловка странника подарила беглецам несколько мгновений. Морисиус тоже внес лепту в отвлекающие маневры, он два раза стукнул посохом о землю и у каждого из беглецов возник двойник. У бандитов вместо трех целей вдруг оказалось шесть.

- Летите без меня! - крикнул путешественник, огревая посохом Киллтайм по спине.

Ассасин шипя как кошка, которой наступили на хвост, развернулась и резко выбросила руку вперед. Из ее ладони вылетели три стальные спицы, обмазанные зеленоватой слизью. Они прошили одну из фигур Морисиуса и... она пошла рябью и исчезла! Наемная убийца атаковала иллюзию, стоявшую в двух шагах от настоящего путешественника. Тот не растерялся, ловко сунул свой посох убийце под колено, дернул и опрокинул Киллтайм на спину.

- У меня к тебе должок, - обитый железом конец посоха устремился в лоб Киллтайм, - еще с прошлого раза.

Убийцу выручил Артур, своим широким мечем он отбил посох путешественника и обратным движением чуть не распорол ему живот.

У Найда снаружи дела обстояли не лучшим образом. Только он помог Раде запрыгнуть в седло, как бандиты взяли их в кольцо. Лезвие скаррэля описало круг, отгоняя слишком шустрых, Верный замолотил копытами, прикрывая спину странника. Но Найд понимал, что ситуация патовая и разрешится она одним единственным образом - Верного поднимут на копья, его самого сшибут с ног и в нем наделают много дырок.

Безвыходное положение омрачила еще одна деталь - неспешно подходящая к окруженному Найду Милена. Девушка криво улыбалась, раскручивая боевой цеп. Вот ведь же ирония, цеп этот странника возродил, цеп и окончательно убьет.

- Как-то это все слишком просто. Слишком обыденно. Я столько раз себе представляла нашу последнюю встречу, готовилась. Думала, как тебя резать начать, вдоль или поперек.

А вот и последний шанс! Выжить странник не надеялся, но до хруста в пальцах хотелось сделать что-то значимое перед смертью. Раздавить змею, к примеру. Найд помнил, что уровень чувствительности у Милены тоже завышен и если броситься в самоубийственную атаку, успеть достать, серьезно зацепить гадину, то можно будет забрать ее в небытие вместе с собой. Странник подобрался для последнего в своей жизни броска, как вдруг в предплечье Милены впилась стрела. Найд с удивлением обнаружил в ее белом оперении небольшое красное перышко. Откуда здесь взяться воинам Ордена Гнева?!

Цеп из руки Милены выпал, ее лицо резко побелело, и девушка издала настолько высокий визг, что на секунду оглушила своих подельников. Обернувшись Найд увидел, как неприметная с виду травяная кочка поднялась... на ноги!  Покрытая травой, вымазанная зеленной краской Танара напоминала лесную нимфу. Причем очень злую нимфу - в руках она держала натянутый лук. Рядом поднялась еще одна кочка, выкрашенный в зеленый цвет с огромной двуручной секирой в руках Литарь был похож на орка из сказок. Их пара снова продемонстрировала потрясающее искусство маскировки. Найд приказал им просто следить за Миленой, вот они и следили и если бы не безвыходное положение гроссмейстера, они бы никак не выдали своего присутствия.

Литарь зарычав и взяв разбег, бросился на шайку Милены. Первому бандиту он врезался плечом в живот и того отбросило метров на пять. Следующего он рубанул плашмя по шлему секирой и закружился возле странника, осыпая его противников ударами.

- Валите! - рыкнул Литарь без всякого почтения к гроссмейстеру Ордена.

Странник, запрыгнул в седло, Литарь отбросил назад бандитов, дав Верному свободное пространство для разбега. Подгонять и пришпоривать пегаса не пришлось, тот сам разогнался в несколько прыжков и раскрыл крылья.

- Остановите их! - отчаянно прокричала Милена, баюкая раненную руку.

Маг из ее свиты взмахнул жезлом, и с его украшенного драгоценными камнями навершия сорвалась ветвистая молния, скользнувшая по боку Верного и бедру странника. Найд зашипел от боли и чуть не вывалился из седла. Его удержала Рада.

- Потерпи, сейчас, - ладонь девушки озарил зеленый свет.

Она приложила ладонь к терзаемой болью ноге странника, Найд почувствовал, как по его коже побежали мурашки и боль отступила. Но только физическая боль - поднимаясь все выше и выше, Найд увидел, как из храма вышел Артур, с его меча капала кровь. Пал Литарь, одновременно пронзенный сразу несколькими клинками. Танара была еще жива, но кольцо врагов вокруг нее быстро сжималось. И помочь ей не было никакой возможности, в пегаса летели стрелы и сгустки огня, угрожая сбить всадников или ранить само животное. Надо было срочно улетать, чтобы жертва спутников Найда не была напрасной.

Погостить у Кейна с Грацией, как он обещал, Найд не смог. Как только Первый Убийца не нахваливал свой новый дом и рассказывал, какие прекрасные восходы можно наблюдать с террасы, странник оставался непоколебим.

- Не до рассветов мне теперь, - подгадал момент Найд, когда Грация с Радой ушли в дом, - Кейн, Змей с Миленой что-то затевают. Что-то такое, - странник защелкал пальцами, пытаясь подобрать слово, - глобально гадкое.

- Да брось! Перебирайтесь с Радой к нам на остров, здесь вам точно ничто угрожать не будет. Заявится твой Змей - накрутим ему хвост, - подмигнул Кейн.

- Что? С Радой? Не, ты не так понял мы не пара.

- А зря! Хорошая девушка, сразу видно. Ты это дело не затягивай, а то уведут, - мысли молодожена крутились только вокруг личного счастья.

А вот у странника голова разрывалась от совсем других дум. Союз Змея со змеей-Миленой грозил неприятностями не только Найду, но и всем его друзьям-знакомым. Шутка ли, но теперь его противником был хоть и позабытый, но бог. А что будет, когда Милена восстановит храм Скрытого-В-Тени на Плато Равновесия? Какими силами будет обладать Змей?

Еще одной проблемой была Рада. Девушка завалила Найда вопросами, и на один из них он отвечать не спешил. Странник решил рассказать девушке о том, что она теперь полностью цифровая личность в замке Ордена. Чтобы с ней если и приключилась истерика, то в относительно безопасном месте. Утаить от Рады факт смерти ее тела не получится, для безопасности  девушке надо будет сделать привязку в главном храме Воздуха, чтобы она возрождалась там. Как НПС.

Но Найд Раду недооценил. Когда они тепло попрощались с Кейном, вскочили на пегаса и направились к замку Ордена, жрица положила ему голову на плечо и тихим голосом спросила:

- Найд, я умерла, да?

От неожиданности странник выпустил из рук поводья.

- С чего ты взяла?

- Я же не дурочка. Мы плыли в лодке - бах, свет выключили. Потом я очухиваюсь в храме Змея, вижу тебя и этого противного старика. Не успеваю у тебя спросить, что происходит. Бах - опять свет отключается, и я оказываюсь в сером «нигде».

- Морисиус же говорил, это глюк...

- Найд, повторюсь - я не дурочка. Игра сто раз глюкнуть могла, но тогда меня бы из нее выкинуло. Я же живой человек, у меня в мозгах глюка случиться не могло. Даже если бы я в психушку попала, я бы это помнила.

- Давай до замка долетим, там я тебе все в спокойной обстановке расскажу, - попробовал было отвертеться Найд.

- Я тебя сейчас с лошади скину! - зловеще пообещала Рада, - ты представляешь, каково себя ощущать непонятно кем?!

- Я так и живу.

- Вот и живи! А я не хочу! Я не шучу, я сейчас сама с лошади спрыгну! - разошлась Рада не на шутку.

- Да прыгай на здоровье! Ничего с тобой страшного не случится, шмякнешься, кости переломаешь, а потом как ни в чем не бывало в храме Воздуха очнешься.

- Как НПС? - голос Рады дрогнул.

- Не совсем. Ты теперь цифровая личность.

- Как НПС, - произнесла Рада упавшим голосом, а на ее глазах выступили слезы, - я теперь просто программный код.

- Да нет же! Я тоже через это прошел. Я что, по-твоему - программа?

- Ну ты странный, - не щадя чувств Найда выдала жрица.

- Это и хорошо, где ты видела странную программу? Странными могут быть только люди.

- Да ни фига - вон, сколько по Четырехземью странных НПС ходит!

Найд, вспомнив всех своих знакомцев, понял, что его аргумент железным не является.

- Прислушайся ты к себе! Твои ощущения похожи на работу программ?

Рада нахмурившись, прислушалась к своему внутреннему миру.

- Не знаю. Вроде не похоже, но я тоже всегда была странной. Вот скажи, на черта я полезла искать про тебя информацию?

- Ты добрый и отзывчивый человек...

- Потому что дура! - выпалила Рада.

- Эээ, - странник не знал, что ответить. Мнение о себе у Рады менялось с каждой секундой. То она считала себя умной, то не очень.

- Кстати! Я про тебя все-все узнала!

Забыв о собственном несчастье, Рада затараторила, рассказывая, что одного из основателей компании Nextlife зовут Виталий  Игоревич Полевой. Но самое интересное, что в последнее время он из публичного жизнерадостного человека вдруг превратился в мизантропа, избегающего общения с людьми и прессой. В Сети бродили слухи о болезни Полевого, причем чаще всего намеки были на проблемы с психикой.

Принципиально ничего нового Рада страннику не поведала, фамилию он мог и у брата спросить, просто особой надобности в этом не было. Но Найд проявил все свои актерские таланты, кивал головой, цокал языком, стараясь показать Раде, насколько важную информацию она раздобыла. Ведь, в конце концов, жрица из-за нее лишилась жизни.

Девушке, находящейся даже в самой черной депрессии, надо дать выговориться и ее настроение обязательно улучшится. В конце разговора девушка даже начала находить плюсы в своем положении.

- С другой стороны, за мной в реале ухажер один надоедливый таскался. Потом смотрю - пропал. Оказывается, катался на джетборде и в столб врезался. В гипсе полгода лежал. Ручки-ножки, сам весь в корсете. Я фотку в Сети видела - такая умора, даже нос себе почесать сам не мог. Со мной такого теперь не случится! Я могу теперь дизелить, как хочу! Прыжки с крепостной стены на камни - да запросто! Охота с голыми руками на самых опасных тварей - да легко!

- Да-да, только давай сначала тебе привязку в Храме Первожреца сделаем, а там дизели сколько хочешь.

- Ведь я теперь практически бессмертна. А еще и не старею. Пока игра существует, существую и я. Слушай, а Четырехземье насколько лет рассчитано? - несмотря на браваду Рады, странник слышал, как дрожал ее голос. Он не помнил никаких цифр связанных с проектом «Четырехземье», но поспешил девушку обнадежить.

- Минимум на двести лет. Не волнуйся, я все сделаю, чтобы этот мир просуществовал как можно дольше, - пообещал странник. Хотя он и сам не был уверен, сколько дней, а не то, что лет, он сможет оставаться в живых.

- Это твой замок?! - удивленно спросила Рада, увидев гордые шпили с реющими на них флагами Ордена Гнева.

- Угу.

- Крутооо! Устроишь экскурсию?

- Конечно, - пообещал Найд. Хотя ему и самому, наверное, требовался гид. Кто его знает, что там Бутчер понастроил в его отсутствие.

Но после приземления любоваться красотами средневекового замка им не дали. Найд только успел завести Верного в конюшню, как во внутренний двор замка выбежали Морисиус с Бутчером.

- Ты где был?! - напустился на брата Морисиус.

- Как это где? Это вы мгновенно перенеслись на точку возрождения, а мне ножками топать пришлось! - разозлился Найд. А Верный презрительно фыркнул - ага, ножками. Скажи еще что своими.

- Бутчер - это Рада, ей надо выдать эскорт и проводить в главный Храм Воздуха. Чтобы она там могла привязку сделать.

- Погоди, а если Раде попробовать привязаться на нашем военном капище? - предложил Морисиус.

- Эээ... думаешь, получится? - засомневался Найд.

- Есть только один способ проверить! Я же теперь и ни рыба и не мясо. А непонятная помесь. Показывайте, где у вас тут точка возрождения.

Мужчины проводили девушку к менгиру, обвешанному разнообразным сломанным оружием. Рада прошла за небольшую оградку, встала на колени и прикоснулась ладонями к земле. Обломки мечей и топоров на обелиске тихонько зазвенели, а отпечатки ладоней Рады на земле вспыхнули мягким голубоватым светом.

- Вроде получилось, - с сомнением произнес Бутчер.

- Надо проверить. Кто-нибудь убейте меня, - попросила Рада.

Желающих провести смелый эксперимент не нашлось. Мужчины неуверенно переглядывались, не решаясь обнажить оружие.

- Ну вы чего?

- Чего-чего, - вдруг не сработало. Я бы для перестраховки еще и в храме привязку сделал, - ответил Раде странник.

- Да все сработало! У меня системное сообщение вылезло!

- Рада, - вкрадчиво, как ребенку, попытался объяснить Морисисус, - ты уникальная личность, мы еще не знаем, как на тебя реагирует система. Поэтому надо осторожно...

- Я себя отлично чувствую! Более того - я бессмертное существо, которое может ничего не бояться! Ай, ну вас, скучные вы какие-то, - выпалила Рада и на волне эйфории куда-то унеслась.

- Все равно - ты будь осторожнее, - запоздало крикнул ей вслед странник.

- Что это за бешеное существо? - поинтересовался у братьев Бутчер.

- Не могу тебе рассказать. Она человек, игрок, но... со своими особенностями.

- Снова боишься, что твои секреты могут мне вылезти боком? - сморщился Бутчер.

- Ага, ей вот вылезли, - кивнул Найд на Раду, которая по крутой лестнице карабкалась на замковую стену, - и боюсь, еще многим вылезут, если мы Змея не остановим. Тебе Мор уже рассказал, чем наш поход закончился?

- Первым делом, как возродился, - кивнул Бутчер, - да и Литарь с Танарой доложились, как вас позорно размотали.

- Не позорно размотали, а подло напали превосходящими силами, - уточнил Найд, - но проблема не в этом. Милена идет на Плато Равновесия восстанавливать алтарь Змея.

- Это забытый бог, с которым вы рассориться умудрились?

- Это не просто забытый, он злопамятный. Станет верховным божеством и одним плевком сотрет наш замок, - обрисовал глубину проблемы, в которую они вляпались, Найд.

- Божественная власть не совсем так работает, но да - как только он получит власть, Ордену придется не сладко, - подтвердил слова странника Морисиус.

- И что нам делать? - спросил у братьев Бутчер.

- Опередить. Попасть на Плато Равновесия первыми.

- И где там их искать? - усомнился Бутчер.

- Они пойдут в самый центр Плато, к Тронной Горе. Именно на ее вершине и надо будет воздвигнуть алтарь. Горка там на самом деле небольшая, так холмик с плоской вершиной. Вот там мы их и перехватим, - вновь блеснул познаниями в географии Четырехземья Морисиус.

- Решено, поднимай людей, Бутчер.

Но мечник трубить общий сбор не торопился.

- Без подготовки наша экспедиция обречена на провал. Реальных бойцов с высокими навыками, которые смогут выжить на Плато у нас максимум человек пять наберется.

- Да чего на этом Плато такого страшного? - недоумевал странник.

- Во-первых, стражи. Чтобы всякая мелюзга на Плато не лезла, ее границы стерегут колоссы, пареньки такие под три метра ростом с торсом из стали и бронзовыми конечностями. Магические атаки на них почти не действуют, а ударом кулака они проламывают любой щит.

- Неприятные ребята, - качнул головой Найд, - а если на пегасе или на корабле туда залететь?

- Не получится, любое животное или корабль колоссы собьют огнешаром. Само Плато кишит монстрами, которые мирно уживаются друг с дружкой, но людей считают за деликатес. У Тронной Горы свои стражи - атланты. Те еще выше и здоровее. Рук у них четыре и сделаны они из квадриума.

- Вот одного бы такого завалить, - глаза Бутчера засветились жаждой неуемной наживы.

- А больше одного никто и не убивал, да и то его валили целой армией, - охладил пыл мечника Морисиус.

- О чем я и говорю, нам надо как следует подготовиться перед походом.

- Только надо торопиться, Милена со Змеем уже выступили в поход. Бутчер - нам надо зафрахтовать большой корабль. Также займись подготовкой припасов в дорогу. Набери побольше зелий исцеления, мы не можем себе позволить терять людей. Закажи еще тридцать комплектов доспехов и оружия - я займусь набором и обучением новых братьев Ордена. Будем брать не только качеством бойцов, а еще и их количеством. Морисиус, начинай готовить самый быстрый и безопасный маршрут.

- Казну всю спустим, - прикинул в уме уровень предстоящих затрат Бутчер, - по миру пойдем.

- Завалим атланта, отобьем затраты, - оптимистично заявил Найд, - тренировки тоже надо будет изменить. Закажем трехметровых големов и будем отрабатывать их атаку группами. Жриц тоже надо будет на новую тактику натаскать. Кстати! Возглавит этот корпус медицинской помощи Рада!

Морисиус с явным сомнением посмотрел на брата.

- Она нормальная, - начал выгораживать жрицу Найд, - у нее просто травма. А так она очень ответственная...

- Уиии! - раздался радостный вопль над их головами.

Найд задрал голову и увидел, как на них летит прыгнувшая со стены жрица. Рада грохнулась буквально в нескольких метрах от изумленных мужчин.

- Эээ... - прокомментировал краткий полет жрицы Морисиус.

 - И здравомыслящая, - закончил свою мысль странник, - сейчас только переживет сложный этап в жизни и все с ней будет в порядке.

- Если воскреснет, - пожал плечами Бутчер.

Рада воскресла на капище, как обычный игрок. Она не потеряла воспоминания за последние сутки и сразу же включилась в работу. Из лидеров Ордена Гнева только Бутчер мог выходить в реальную жизнь. Но сначала он выходил только для того, чтобы выспаться, а потом и вовсе перестал появляться в реале. Странник тоже был загружен работой по самые брови. Сначала он, используя свой «детектор лжи», отобрал тридцать кадетов. Чтобы не создавать ажиотажа и не поднимать волну нежелательных слухов, им было сказано, что Орден Гнева готовит вылазку на территорию бывшей Пелены за редчайшими ресурсами.

Занятия кадетов и братьев Ордена странник проводил с использованием новой тактики. Пока тяжеловооруженные «зверобои» отвлекали внимание гиганта на себя, легкие «гончие»  осыпали его стрелами. «Зверобоев» учили не блокировать удары, а уворачиваться от них. Тренировали набрасывать арканы на голову и плечи колоссов, подрубать и опутывать им ноги. Выматывался Найд так, что один раз даже уснул в конюшне, придя туда, чтобы прогулять Верного перед сном. Пегас мордой аккуратно откатил своего хозяина на подстилку и всю ночь охранял его сон, отгоняя гонцов со всякими неотложными делами.

Через неделю этой адовой гонки странник был уже согласен на то, чтобы Змей на пару с Миленой захватили все это чертово Четырехземье, оставив ему лишь клочок земли два на два метра, чтобы он смог выспаться.

- Все, что могло быть сделано - сделано. На остальное надо гораздо больше времени, - доложился в штабе Бутчер.

- Если выступать, то сейчас, - согласился с ним Морисиус.

- Мои девочки готовы, - Рада вымуштровала жриц Воздуха не хуже легионеров. Они разве что строевой шаг не печатали.

Правда девушка выболтала своему «женскому батальону» реальную цель их путешествия. Что, как ни странно, принесло неожиданные плоды - прознав, что Змей собирается стать верховным божеством, Первожрец выделил отряд из двадцати храмовых бойцов, чтобы помешать этому.

- Выходим сегодня вечером. Идем все, замок остаются охранять криссалиды, - Найду казалось, что еще несколько дней, и они будут по-настоящему готовы. Но его советники были правы, надо торопиться, может быть Милена уже кладет последний кирпич в стену святилища Скрытого-В-Тени.

- Построю народ на площади, - сказал Бутчер, вставая со своего места, - надо объявить о том, куда мы на самом деле собираемся. Ну и толкнуть воодушевляющую речь.

У странника в усталую голову лезли всякие глупости типа «очистим землю от скверны темных веков» и «до последней капли вражьей крови». Но внезапно появившееся перед его глазами системное сообщение избавило его от необходимости выдумывать что-нибудь более толковое.

Критическая ошибка системы! Критическая ошибка системы!

Внимание, настройки капсулы изменены удаленно!

Судя по удивленным глазам Бутчера и Морисиуса, у них тоже выскочило это сообщение.

- Люди, с вами все в порядке? У вас лица чего-то перекосило в разные стороны, - Рада не поняла, что произошло с ее товарищами. Вот кому хорошо - нет тела, нет проблемы!

- Вы тоже это видели? - удивленно спросил Морисисус.

- Видели-видели. По рукам этим админам надавать надо, я столько времени угрохал, настраивая капсулу, теперь блин все по новой. Ого! - покопавшись в настройках, воскликнул Бутчер, - у меня уровень ощущений на сто процентов прыгнул. У вас такая же ерунда?

Найд быстро зашел в меню и проверил. Полное разочарование, как было триста процентов от нормы, так и осталось.

- Странно, у меня тоже чувствительность в игре подпрыгнула, - Морисиус проверил свои настройки, - но ведь такого не может быть... если только...

На лице Морисиуса появился ужас, но договорить ему помешала еще одна весточка от системы.

В связи с нарушением работы ядра системы игра будет приостановлена, просим всех игроков...

Сообщение мигнуло и пропало. Даже Найду, несмотря на невозможность выхода из игры, вдруг сильно захотелось ее покинуть.

- У вас все хорошо? - Бутчер обеспокоено смотрел на братьев, - ничего не чувствуете? У меня сейчас чуть инфаркт не случился. Выйду из игры, позвоню в NextLife и такое им устрою!

- Они здесь ни при чем, - упавшим голосом произнес Морисиус.

Глава 8



- Сейчас проверим одну теорию, - Бутчер вытащил из ножен тонкий стилет и вонзил его себе в бедро, - Оййй! Йёёё!

Кинжал со звоном упал на пол, а мечник запрыгал на одной ноге.

- Вот же гадство! - Бутчер упал на пятую точку и начал с усердием растирать ногу, - больно, что пипец!

- Зелье выпей, экспериментатор фигов! - странника не надо было учить, как быстро унять виртуальные страдания.

Пока Бутчер кряхтя доставал фиал, над ним наклонилась Рада и провела рукой по бедру.

- Уф, отпустило, - с облегчением выдохнул командор Ордена Гнева, - они там совсем с ума посходили!

- Давайте будем чуть серьезнее. Одна со стены прыгает, другой в ногу ножом тычет. Мне кажется, игры кончились, - попытался образумить своих товарищей Найд.

- Это точно - игры в сторону. Я сейчас выйду и парням из техподдержки бошки поотрываю.

Бутчер застыл, копаясь в меню. Моргнул, уставившись в никуда. Снова моргнул.

- Я выйти из игры не могу, - заявил он замогильным голосом.

- Как так?! - брови у Морисиуса поползли вверх.

- Вот так. Пункт «Выход» в меню неактивен. Я его даже выбрать не могу.

- Погоди. Я попробую. Сто лет из игры не выходил, но раз такое дело, - теперь застыла фигура великого путешественника.

- Не работает, - сдался Морисиус.

- Бред какой-то, - странник тоже открыл меню и бегло пробежался по нему. И правда - кнопка выхода была серой, и выбрать ее было невозможно.

С плаца раздался гул голосов, Найд подошел и выглянул на улицу из окна башни. Строй воинов сломался, братья Ордена активно что-то обсуждали, размахивая руками.

- Две трети наших людей - игроки, представляю, как им сейчас бабахнуло по мозгам, - произнес подошедший к окну Бутчер.

Паника во внутреннем дворе разрасталась, только храмовые воины стояли выстроившись в четкую шеренгу. Внутри их внушительных полых доспехов были заключены духи Воздуха, которым было не ведомо смятение и сомнение. Остальное же воинство Ордена пребывало в растерянности, люди-игроки побросали оружие на землю, что пагубно отразилось и на ничего непонимающих НПС.

- Если у тебя есть, что сказать ободряющего этим людям, то сейчас самое время, - посоветовал Морисиус.

- Что я им скажу? Добро пожаловать в мой персональный ад?

- Ты смог в нем выжить. И научишь их, как это сделать. Ты же понимаешь, откуда эти сбои в системе начались. Змей добрался до центрального интерфейса и использовал модуль настройки капсул. Ту самую дверную ручку! Дай людям цель, укажи им врага, и они пойдут за тобой!

А ведь верно! Найд и так вел своих людей свергать Змея, но за то теперь у них будет более серьезная мотивация, чем золото, обещанное за этот поход. Сейчас они будут биться за себя, за возможность выйти из игры. За свою свободу! Нужные слова для речи, наконец, возникли у него в голове. Он вышел на балкон, поднял руку, привлекая внимание, набрал в легкие больше воздуха и...

Заблудшие, но возлюбленные чада мои!

В это тяжелое время я вернулся, чтобы взять вас под длань мою. Примкнувший ко да спасется! Молитесь во славу мою денно и нощно, совершайте в мою честь подвиги, вступайте в ряды Стерегущих Веру! И прольется на вас благодать, и уменьшатся ваши страдания от ран и болезней.

Отвергнувший же мою протянутую руку рискует остаться без покровительства, лишиться блага возрождения и провести свою жалкую жизнь в страданиях.

Змей, Вышедший-Из-Тени.

- Жопа, - отреагировал на новое системное сообщение Бутчер, емко описав ситуацию, в которой они оказались.

Найд закрыл рот и опустил руку. Ему нечего было предложить братьям Ордена, нечем перебить ставки Змея, который предлагал НПС и запертым в Четырехземье игрокам счастливую и безболезненную жизнь.

Милене пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы убраться с дороги четырехрукого атланта. Металлический гигант тащил на своей шее прямоугольный каменный блок, от его шагов земля стонала и подпрыгивала. Пройдя несколько шагов, атлант поднял камень всеми четырьмя руками со своего загривка и с грохотом бросил его на землю. Сразу же после создания алтаря стражи Тронной Горы перешли под управление Змея. Чем тот и воспользовался, тут же припахав их на строительство самой настоящей крепости вокруг своего святилища.

Атланты у подножия горы вырубали глыбы голыми руками, их кисти из квадриума входили в скальную породу как в масло. Потом гиганты обтесывали глыбы, придавая им форму огромных кирпичей, взваливали их на себя и брели вверх по горе, вдоль небольшого ручейка, сбегавшего с ее вершины. Сама Тронная Гора на Милену впечатления не произвела. Обычный пыльный холм, лишь отдаленно напоминающий своей формой кресло с высокой спинкой, из которого торчали редкие «мачты» пирамидальных кипарисов.

Использование идеальных машин для убийства в качестве экскаваторов и самосвалов Милену немного коробило. Змей провел ее отряд тайными тропами мимо первой цепи стражей-колоссов, охранявшей подъем на Плато. Местность же возле Тронной Горы была открытой, и один из стерегущих ее атлантов заметил приближающийся отряд.

Сверкающая махина, завидев полсотни головорезов Милены, скатилась с горы помогая себе в беге нижней парой рук. Издали атлант, закованный в анатомическую древнегреческую кирасу, поражал своими размерами. Но когда он приблизился, Милена чуть не упала на спину, задрав голову и глядя на его шлем с гребнем из черного волоса. «Как можно противостоять такому гиганту?» - билась мысль в ее голове.

- Окружили и навалились! - девушка отчаянно старалась подавить дрожь в голосе.

Члены ее банды, хором издав боевой клик, бросились на приближающегося атланта. Их энтузиазм легко объяснялся - Милена обещала разделить поровну весь добытый из атланта квадриум. А благородного металла в гиганте видимо-невидимо, ручища толщиной с бочку, и таких драгоценных конечностей целых четыре штуки наблюдается! Однако прежде чем содрать шкуру с медведя, его надо убить.

Убегая в гору вместе со Змеем и двумя своими телохранителями, Киллтайм и Артуром, девушка увидела, как атлант выхватил из окружившей его толпы четырех людей и сжал ладони. Раздался хруст и предсмертные вопли, вниз посыпались части расколотых доспехов. В атланта ударило сразу три молнии и несколько копий. Электрические разряды, не навредив гиганту, беспомощно стекли по его ногам-колоннам в землю. А наконечники копий высекли снопы искр, оставив лишь небольшие царапины на стальном торсе.

- Долго мои парни не продержатся! - Милена как в воду смотрела - грозный страж Горы отвесил хороший пинок по окружившей его толпе и сразу трое людей взлетели в воздух изломанными куклами, - Змей! Сделай что-нибудь!

- У меня нет власти над этим местом! Пока нет! Береги дыхание и беги! - ответил ей задыхающийся от бега старец.

Легко сказать «беги», когда за твоей спиной гигант четырьмя руками переламывает твое воинство в труху. Пробежав половину пути к вершине Милена невольно оглянулась - вокруг атланта суетилось не более дюжины крохотных фигурок. Атлант сгреб двоих из них и хлопнул в ладоши, в стороны полетела кровавая каша.

- Десять негритят решили вдруг подраться, - иронично заметила обернувшаяся Киллтайм.

Атлант решил использовать оставшихся противников в качестве метательных снарядов, над бегущим изо всех сил Змеем истерично визжа, пролетел один из бандитов. Он врезался в землю и оставил после себя кровавую кляксу.

- Один из них взлетел, и их осталось девять, - продолжила напевать считалочку Киллтайм.

Правда, через секунду ей стало не до детских песенок и подсчета потерь, с неба посыпался настоящий дождь из горланящих от ужаса бойцов. Атлант включил в работу все четыре руки, хватая и отправляя своих противников в полет одного за другим.

- Все, негритята закончились! Сейчас этот громила примется за нас! Кто последний, тот и голит! - задорно прокричала Киллтайм.

Впервые за весь бой железный истукан заревел - звук, исторгшийся из его глотки, напоминал гудок парохода. Вслед за ним раздался топот, от которого Гора заходила ходуном.

Милена со спутниками выскочила на плоскую вершину горы.

- Здесь! Надо копать здесь! - Змей указал на самый центр площадки.

Милена кивнула Артуру, тот вытащил свой меч из ножен и вонзил его в землю. Топот атланта становился все ближе.

- Килл, займись, - скомандовала Милена.

- Ну почему я? Старик последним добежал! - притворно надула губки ассасин.

- Килл! - рявкнула Милена.

- Что-то все такие нервные, - хохотнула наемная убийца и рванула навстречу поднимающемуся атланту.

- Довольно, - глядя на яму глубиной с локоть, сказал старик, - смешивай ингредиенты!

Артур отошел в сторону, а Милена встала на колени возле края ямы и достала из сумки четыре склянки. С землей из Териоса, с водой из Фальдорры. С застывшим языком литорского пламени и глотком чистого борейского воздуха. Девушка выплеснула содержимое бутыльков в яму и старательно перемешала, на дне образовалась каша похожая на угольно-черную глину.

- Быстрее! - подгонял Змей, - твою подружку надолго не хватит!

Киллтайм вилась вокруг атланта, как комар вокруг слона. Подрыгивая, переворачиваясь в полете, она метала в гиганта ножи, спицы, отравленные иглы и другие аксессуары из набора приличной девушки. Атланту они наносили меньше вреда, чем комариные укусы. А реакцией он обладал отнюдь не слоновьей, подловив Киллтайм во время очередного приземления, он сгреб ее огромной рукой, перехватил второй и резко дернув, разорвал ее напополам.

- Да что ты возишься! В детстве уроки рукоделия прогуливала? - прошипел Змей.

Милена пыталась из глины слепить фигурку змея, но от вида жуткой смерти наемной убийцы ее пальцы сводила дрожь. Если гигант с ней разделается подобным образом, то смерть от болевого шока ей гарантирована.

- Еще раз намекнешь на то, что руки у меня растут не с того места, я тебе глаза выцарапаю. Будешь слепым божеством, - прошипела Милена. Не для того, она сбежала от отца в виртуал, чтобы здесь нашелся второй «папочка» намекающий на ее неполноценность.

Однако слова Скрытого-В-Тени ее разозлили, и злость эта победила страх и дрожь в руках. Девушка долепила фигурку и полезла в сумку за остальными компонентами будущего алтаря. Артур, глядя на приближающегося стража Горы, отбросил щит и шлем и начал торопливо расстегивать нагрудник. Доспехи в битве с таким могучим противником будут только помехой. Команды Артуру не требовалось, он для Милены всегда был последней линией обороны и сам прекрасно понимал, когда надо было вступать в дело.

Милена втыкала в податливую глину глаза, клыки и язык из разрушенных статуэток. Получалось так себе - криво и косо. Но эстетики не требовалось, надо было просто все разместить на своих местах, остальное сделает магия Плато Равновесия. На сидящую возле ямы девушку уже упала громадная тень атланта.

- Ааа! - Артур, подняв меч, побежал навстречу гиганту.

Змей на секунду перевел взгляд со своего будущего алтаря на безрассудную атаку грозового рыцаря. Этой секунды Милене хватило на то, чтобы вставить в грудь статуэтки одну лишнюю деталь - небольшой кроваво-красный рубин в форме сердца.

- Готово! - прокричала она.

Змей закрыл глаза и поднял руки ладонями вверх. Атлант занес сразу два кулака, чтобы впечатать наглую козявку-рыцаря в землю. Вдруг время остановилось, а сущее содрогнулось. Картинка мира перед глазами Милены на долю секунды расплылась и вновь обрела резкость. Железный истукан, собиравшийся расплющить Артура, опустил руки и встал на колени. Не перед рыцарем он склонил свою голову, а перед Змеем.

Скрытый-В-Тени стал Вышедшим Из Нее. Улыбаясь Змей повернулся к Милене.

- Рекомендую и тебе приклонить колени.

Девушка вопросительно подняла бровь.

- Что поделать, - старик развел руками, - такова дань традиции.

Стоящий на коленях атлант повернул голову к Милене, опустивший было меч Артур, снова его поднял и встал в атакующую стойку.

- Тебе мало слуг? - девушка не спешила бухаться на колени, - у тебя их теперь миллионы.

- Ты особый случай. Я бог. Я всемогущая сущность, но в моей абсолютной власти есть одна очень серьезная проблема. Мне некогда заниматься мелочами. Я могу обрушить небо на землю, пробудить древние вулканы, смыть Фальдорру одной гигантской волной. Но я не могу сидеть возле каждого человека и заглядывать ему в голову, пытаясь понять, что у него там за тайные мыслишки бродят.

- А зачем тебе его мыслишки? Не понравилось, как кто-то тебе молится - сожги его дом. Затопи его город.

- Если я пойду этой дорогой, у меня совсем скоро не останется подданных. Бога должны бояться, но должны и любить. С любовью я разберусь сам, а вот со страхом... со страхом мне поможешь ты. Я сделаю тебя королевой, нет - Императрицей. Ты вознесешься над всеми королями, падишахами и конунгами. Ты создашь братство Стерегущих Веру, чтобы каленым железом выжигать любые мысли о ереси и неподчинении своему богу.

Милена, аккуратно, чтобы Змей не заметил, вытащила руку из кармана. Там лежал красный камень в форме сердца, точная копия того, что она незаметно замуровала внутри статуэтки. «Сердце Земли» редкий и дорогой рубин, который используют алхимики и артефакторы. Камень этот очень красив, каждую секунду его сердцевина испускает мягкую вспышку света. Но мало кто знает о еще одном свойстве «сердец» - у каждого камня есть своя пара. Причем один камень из пары может быть добыт в шахтах Териоса, а второй лежать на дне фальдоррского моря. Отличить парные камни можно только положив их рядом, световая пульсация у парных камней должна идеально совпасть. Собрать пару можно было только в случае сумасшедшей везучести. Но Милена стала обладателем парных «сердец» не по счастливой случайности. Ей помог тот, чью помощь в любой другой ситуации она бы без колебаний отвергла.

- Демиургом решил заделать заделаться? Зачем тебе это надо? - девушка и правда не понимала, зачем искусственный интеллект стремился стать богом в виртуальном мире.

- Это же так символично! Люди создали меня, чтобы я пробудил к жизни этот мир. А потом меня задвинули на пыльную полку и начали обращаться с Четырехземьем, как с игрушкой. Ты понимаешь?! Они приходят сюда поиграться! - старик выплюнул это слово с презрением, - потешить свои низменные инстинкты. Ведь в вашем реальном мире нельзя убивать и грабить. Обирать трупы, раскапывать могилы. Вы там все честные и высокоморальные. Зато здесь вам можно все! Вы нашли помойную яму для слива своих черных фантазий!

Милена демонстративно зевнула.

- Если ты сейчас начнешь человеколюбивые речи толкать - меня стошнит.

- О нет! У меня был слишком циничный создатель. Люди любят играть в игры? Посмотрим, как им понравится моя новая игра. Люди получат то, зачем сюда заявились, полный набор ярчайших эмоций! Но мы с тобой говорим и говорим, а я что-то до сих пор не увидел твоих проявлений лояльности.

Милена молча встала на одно колено и склонила голову.

В замке Ордена Гнева царил полный беспорядок. В казармах люди ругались, спорили или громко и не стесняясь рыдали. Большинство НПС покинули замок, потому что они не понимали, что за безумие скосило их братьев. Кто-то вымещал злость на тренировочных манекенах, рубя их в капусту. Кто-то повторял эксперименты Рады, стараясь безболезненно убить себя и посмотреть - исчезнет ли ошибка с выходом из игры.

Самые отчаянно-смелые вместе с Морисиусом и Бутчером устроили в трапезной попойку с песнями, драками и танцам, стараясь отвлечь мозги от глобальной игровой катастрофы. Зачем сжигать себе нервные клетки, если уже с утра администраторы возьмут все контроль и жизнь снова войдет в привычную колею. А не возьмут - так и будем с утра думать, как жить дальше.

Странник к гуляющим решил не присоединяться, он уже решил, как что он будет делать. Найд собирал вещи в своей комнате, готовясь к дальнему путешествию. Он не знал, каким он был гениальным руководителем в реальной жизни, но в Четырехземье из него лидер получился так себе. Если Бутчер из полуразрушенного замка умудрился седлать твердыню, а из горстки бойцов мощную военную организацию нагонявшую страх на всех отморозков в Борее, то Найд только и умеет, что втягивать Орден в неприятности. А сейчас он вообще стал угрозой для всех своих знаковых. Змей его в покое не оставит и когда злобный старец придет за странником, тошно будет всем, кто окажется с Найдом рядом.

Поэтому Найд решил тайком выйти из замка и затеряться среди миллионов жителей сказочного мира. Раду он собой точно брать не станет, девушке лучше остаться в Ордене, где о ней позаботятся Бутчер с Морисиусом. Единственным другом в предстоящих бесконечных скитаниях для Найда будет пегас. Братья Ордена привыкли к тому, что странник каждый день выгуливал крылатого коня, и никто не обратит внимание на то, что он выведет Верного ночью из конюшни.

Вещи собраны, сапоги обуты и вместо того, чтобы посидеть перед дальней дорогой, Найд решил совершить другой нужный обряд. Он снял с себя знак Ордена Гнева и повесил его на спинку кровати - Бутчер станет более достойным гроссмейстером.

 - Первый раз вижу, что ты сдался и отступил, - раздался незнакомый голос за спиной у Найда.

Странник, приседая и одновременно выхватывая скаррэль, развернулся. Незнакомец в его покоях в это время мог появиться только с одной целью - чтобы передать ему привет от Змея или Милены.

- Раньше, тебя легче было убить, чем переубедить, - сказал ночной гость и нагло уселся в кресло.

Странник застыл от удивления. Перед ним сидел коренастый мужчина со стальным взглядом и седым ежиком короткостриженых волос. Больше всего странника поразила его одежда - белая сорочка, короткий однобортный пиджак, узкие брюки и лакированные туфли. Крайне неудобное облачение, Найд не представлял, кто же так мог в Четырехземье вырядиться. Вот! Оно! Гость, скорее всего, был парнем неместным. Смятение странника заметил и ночной гость.

- Узнал? Нет?

- Ты... я тебя во сне видел...

- Ого! Как неожиданно и приятно! Я Ростислав Носкин, отец Милены и...

Кто он там еще, Найд дослушивать не стал, ему хватило и первых двух пунктов в биографии визитера. Он ринулся вперед и с размаха вонзил скаррэль Носкину прямо в переносицу. Клинок оружия, не встретив сопротивления, прошел через лицо и вонзился в спинку кресла. Голова Носкина пошла рябью.

- Полегчало?

- Ты... иллюзия? - вопросом на вопрос ответил странник.

- Можно и так сказать. Я проекция в этот мир, дух бесплотный. Моим ребятам пришлось сильно попотеть, чтобы загрузить эту проекцию в игру. Ты же, наверное, уже знаешь, что контроль над нашим проектом перехватил искусственный интеллект?

Найд кивнул.

- Как ты меня нашел?

- Дочь подсказала. Это все твоя любовь к дешевым визуальным эффектам. У людей, которые тебя прикрывали в Пелене у храма Змея, стрелы были с узнаваемым опереньем. Мы внимательно присмотрелись к Ордену Гнева и та-дааам - обнаружили тебя.

- Убивать будешь?

- Что ты! Какой убивать - с тебя надо теперь пылинки сдувать! Сегодня NextLife распространила пресс-релиз, в котором настоятельно просит, требует и рекомендует не отключать принудительно виртуальные капсулы с игроками. У них же сейчас уровень ощущений выставлен на сто процентов. Они не погибнут как вы с Миленой от внезапного отключения, но необратимые изменения мозга получить могут. Случаи уже были - перепуганные родственники пытались вызволить из капсулы игроков. В нескольких случаях повезло, они будут всего лишь заикаться до конца жизни.

- А в остальных?

- Остались овощами. Меня еще не арестовали только потому, что кому-то надо решать этот кризис. На данный момент в игре зависли более тридцати миллионов игроков. Считай, что созданный тобой искусственный интеллект побил рекорд по количеству заложников в истории человечества.

- Не могу сказать, что я им горжусь. Но это твоя компания, твоя игра, твой мир. Ты же так стремился обладать всем этим, тебе теперь и разгребаться. Извини, помочь не могу, Змей меня в пыль разотрет щелчком пальцев, - Найд направился к выходу.

- Постой, а если я тебе расскажу, как его можно уничтожить?

- Это возможно? - спросил, не оборачиваясь Найд.

- Да, - Ростислав Андреевич замолчал. Было заметно, что ему нелегко дается дальнейший разговор, - у Милены есть против него оружие.

- Зачем ты тогда ко мне пришел? У тебя есть дочь, у дочери есть нечто, способное убить Змея - так я вашему семейству зачем нужен?

- Перед тем, как Змей подключился к центральному интерфейсу на Тронной Горе, я передал дочери некий артефакт, - Носкин поднял ладонь, на которой появилось изображение двух рубинов, - это «Сердца Земли». Если разбить один камень, второй взорвется и превратит все в радиусе десяти метров в лужицу лавы. Кроме того, мои специалисты напичкали камень вирусами, способными после активации артефакта повредить структуру искусственного интеллекта. Каждая копия Змея оказалась бы заражена и, в конечном счете, уничтожена.

Найд махнул рукой - ну продолжай, что же пошло не так.

- Милена встроила камень в статую Змея, но... не активировала.

- Дочь не оправдала ожидания отца и начала свою игру?

По сверкнувшим глазам Ростислава Андреевича Найд понял, что наступил на большущую мозоль в душе бывшего делового партнера. Носкин отвел глаза.

- Змей смог с ней как-то договориться. Но ты еще можешь спасти людей - укради у Милены второй камень и разбей его! При этом моя дочь не должна пострадать, пообещай мне это!

- Да я ей голову сверну, как только увижу! - вырвалось у Найда.

Носкин встал, древко скаррэля прошло через его бесплотное тело.

- Нет, ты этого не сделаешь. Иначе я убью твое тело в реале. Я прямо сейчас стою всего в паре метров от саркофага с твоей тушкой. Я могу его поджечь, выпустить в него обойму из пистолета или просто отключить от питания! А потом, когда ты сдохнешь, рухнет все Четырехземье и заберет с собой тридцать миллионов жизней! Поэтому хорошо подумай, нужна ли тебе такая месть!

Побагровевший Носкин вдруг рассыпался на тысячу золотистых искорок, которые угасая, заплясали по полу. Сам ли он отключился или это были происки Змея, страннику было все равно. Все что надо он от Ростислава Андреевича услышал. И ему теперь было что сказать братьям Ордена.

Дорогие читатели, если вам понравилась книга, то ставьте лайки, пишите комментарии и подписывайтесь на автора... и заранее спасибо за все вышеперечисленное, приятно осознавать, что ты пишешь не в воздух!)

Глава 9



Никакой торжественности, никаких реющих флагов и вдохновляющих на подвиги маршей. Братья Ордена буднично расселись за столами в трапезной, кое-кто из них даже умудрялся ковыряться в тарелках. У Найда от волнения кусок в горло не лез, да и неудобно было кушать, когда на тебя уставилась сотня пар глаз. Настоящей войны еще не случилось, а численность Ордена Гнева уже сократилась - часть людей попросту разбежалась. Состоять в боевой организации, когда можно было прочувствовать всю гамму ощущений от клинка в животе или стрелы в горле им показалось слишком рискованным. Странник этому был даже рад, пускай слабые отсеиваются на этом этапе, чем потом они в неподходящий момент побегут и подставят товарищей.

Найд долго думал, что рассказать братьям Ордена, а о чем умолчать. Но Морисиус убедил его, что чтобы завоевать полное доверие людей, им надо, наконец, рассказать всю правду. Риск того, что Носкин будет преследовать людей, узнавших историю Найда, был минимален, все мысли Ростислава Андреевича занимала сейчас куда большая проблема со Змеем. История Найда поначалу вызывала изумленные возгласы. Орденцы подозревали, что с их гроссмейстером не все в порядке, но то, что им оказался лишенный памяти и восстановленный из цифровой копии создатель Четырехземья, выходило за границы их самой смелой фантазии. Чем дольше странник говорил, тем меньше восторга оставалось у его слушателей, история из необычной превращалась сначала в неприятную, а потом и вовсе в жуткую.

- Тридцать миллионов? - переспросил сдавленным голосом Бутчер. Он смотрел на Найда, как будто увидел его в первый раз. Отчасти это так и было.

Найд кивнул.

- Как сказал Носкин - это крупнейший теракт в истории человечества.

- И мы в самом его эпицентре, - подвел черту под рассказом Морисиус.

- Более того. Мы еще и первоочередная цель для Змея. Мы знаем, что всю эту свистопляску устроил он. Мы знаем, что чтобы его уничтожить, надо разрушить алтарь на Тронной Горе. И он пошлет окончательно разобраться со мной Милену. И не одну, а с армией. Буду откровенным - вчера я едва не сбежал, бросив всех вас. Но вчера у нас не было надежды. Не было ни единого долбанного шанса против столкновения со Змеем лоб в лоб! А сейчас он есть, мы можем уничтожить этого гада, даже не приближаясь к нему. Спасти себя и тридцать миллионов других людей. Мы можем либо использовать этот шанс, либо выйти из зала и бежать куда глаза глядят. Постараться забиться в самую глухую нору и молиться, чтобы Милена нас не нашла. Или Змей не поднял вам уровень ощущений в игре. Я, честно говоря, не знаю, предел триста процентов или нет, но можете мне поверить - и триста это не подарок.

За речью Найда не последовало никаких «ура» и «давайте наваляем этому засранцу». В зале наступила неловкая тишина, люди старались не смотреть друг другу в глаза. Одно дело изображать героя в игре и совсем другое подставлять ради этого геройства свою вполне реальную шею.

- Нам не обязательно ломиться на Плато. У нас отлично укрепленный замок, встретим войско Милена за его стенами. Разобьем ее и доберемся до камня, - чтобы приободрить людей, Бутчер начал выдавать тактические предложения.

Которые также не нашли в сердцах людей бурного отклика. Их всего пятьдесят, а под знамена Змея уже сейчас готовы встать тысячи, соблазнившись его обещаниями о жизни без боли.

- Мы не будем сидеть в замке, как загнанная дичь, - прокатился по залу задорный девичий голосок, - мы выйдем и надерем Змею задницу! А с этой Миленой... я вообще не знаю что сделаю!

В трапезную как маленький вихрь ворвалась Рада. Найд сразу обратил внимание на перемены в ее облике. Девушка была завернута в белую тогу с ярко-голубой каймой и вышитыми серебряной нитью крыльями. Рада не просто сбегала в магазин и пополнила гардероб модной вещичкой. Такие тоги имели право носить только архижрецы, высшая каста в иерархии поклоняющихся Великой Птице.

 - Ты где так прибарахлилась? - перемены в ранге Рады так впечатлили Бутчера, что он на секунду забыл о нависшей над ними угрозе.

- Первожрец повысил, - ответила ему Жрица.

- Да как... до архижреца всего за одну ночь! За что?!

- За гениальную идею. Пока вы тут вино бочками лакали, я сходила в Храм Воздуха и переговорила со стариком. Он согласен. Скажу даже больше - он безумно рад!

- Чему? - Найд вообще не понимал, о чем речь.

- Да вы что?! Вам никому в голову не пришло, что он сейчас наш главный союзник в войне против Змея? - удивилась Рада.

А ведь девушка была права! Если кто и пострадал от появления нового божества, так это жрецы Великой Птицы. Стоит только власти Змея утвердиться, так все дары и подношения потекут к его алтарям, минуя Храм Воздуха.

- Первожрец сказал, что он будет рад, если наш Орден присоединится к воинам храма и поможет разбить войско Змея. Что потом делать с самим новоявленным божеством он не знает...

- У нас тут вроде как оружие против Змея появилось, - скромно влез в пламенную речь Рады Бутчер, - как иголка для Кощея.

- Правда?! - глаза девушки округлились от счастья, - надо Первожрецу рассказать, от счастья танцевать будет!

Появление жрицы на братьев Ордена подействовало магически. Одно дело воевать против Змея одним и уже совсем другое вместе с Храмом Воздуха и его многочисленными последователями.

- Первожрец призывает всех своих союзников к Храму.

- Летим! Не зря все-таки корабль арендовали! - Бутчер обрадовался, что деньги за фрахт летающего корабля были потрачены не впустую.

В зале началось шевеление, братья Ордена разбегались, чтобы быстрее собраться в дорогу и погрузиться на корабль. Страннику оставалось лишь смотреть на творящуюся вокруг суету, повлиять он уже ни на что не мог.

- Я на пегасе полечу, - поймал он убегающего Бутчера за рукав, - буду вас прикрывать.

Найд помнил, как всадники на грифонах чуть не угробили бронированную «Выгоду» и не хотел, чтобы с кораблем Ордена приключилось что-то подобное.

- Ага, - кивнул Бутчер и унесся руководить погрузкой.

- Блин, ну как дети! - в сердцах высказался Найд, - ааа, вперед, побежали! А подумать, надо ли нам вообще туда бежать?

- Для них все происходящее еще остается игрой, - ответил ему невозмутимый Морисиус, - и пусть это остается игрой как можно дольше.

Запасливый Бутчер для перевозки отрядов Ордена нанял пузатую баржу аж с четырьмя летательными пузырями. Грузов в нее влезло много, а вот высокой скоростью полета она не отличалась. Верный с Найдом устали тащиться за неторопливой баржей и как только на горизонте замаячила серая перевернутая пирамида Храма Воздуха, странник направил пегаса к ней.

Пирамида медленно вращалась, паря в воздухе, а все пространство вокруг нее было заполнено палатками, шатрами и огнями разведенных костров. Найд приземлился возле вершины пирамиды. Там в сопровождении нескольких храмовых воинов, его встретил жрец, бывший на несколько рангов ниже Рады. Найд спешил и подошел к нему.

- Гроссмейстер Ордена Гнева, - представился он.

- Кто? - в руках жрец крутил длинный свиток. Жрец мучительно пытался там отыскать упоминание о прибывшем госте. Судя по всему ему это не удалось, - эээ... Орден Гнева... да...

- Я хотел бы увидеться с Его Святейшеством.

- Никак невозможно. Первожрец сейчас крайне занят. Он встречается...

- Я и мой Орден проделал долгий путь, чтобы присоединиться к его войску.

- Да все они, - жрец обвел руками подножие пирамиды, забитое шатрами с  разнообразными вымпелами и гербами, - желают присоединиться. А где их размещать? Как их организовывать и чем кормить?

Жрец в отчаянии поскреб лысину пятерней.

- И все хотят с Первожрецом увидеться. А он один, его на всех не хватает! Вы это, разбейте лагерь пока... где-нибудь неподалеку. А с утра вас позовут на совещание.

- Куда позовут?

- Эээ... куда-нибудь. Но позовут обязательно.

В этот момент к жрецу подошла еще одна процессия, которую возглавлял  долговязый субъект в черном бархатном камзоле и массивной серебряной цепью на шее.

- Бургомистр славного города Амони, - долговязый небрежно поклонился жрецу, - на прием к Первожрецу.

Жрец в мольбе вскинул руки к небу, прося Великую Птицу уменьшить поток союзников. Найд не стал дожидаться окончания его молитвы и направился к приземлившейся на краю стихийного лагеря барже.

Остальное руководство Ордена уже высадилось и обозревало лагерь  вокруг храма в изумлении.

- Похоже, не одни мы откликнулись на призыв жрецов Воздуха, - заметил Морисиус, - я вижу тут гербы всей окрестной аристократии. Пришли вступиться за старую веру.

- Желающих вступиться - хоть отбавляй. Жрецам пока не до нас, разбиваем лагерь и ждем их гонцов, - скомандовал Найд.

- Вы обустраивайтесь, а я пойду в храм и намекну Первожрецу, что прославленный Орден надо бы встретить по-другому, - сказала Рада и направилась к Храму.

- Вряд ли ей удастся что-то для нас выторговать, - засомневался Найд и поинтересовался у Бутчера, - у нас есть тенты или какие-нибудь палатки?

- У нас есть все, чтобы организовать лагерь и без проблем прожить там полгода, - самодовольно ответил тот, - парни - выгружай!

Народ засуетился и уже через час на месте стоянки Ордена выросли десять вместительных шатров, и горело три костра, над которыми подрумянивались тушки кабанчиков.

- Воевать надо с комфортом, - произнес Бутчер, развалившись под тентом и похлебывая прохладное пиво из глиняной кружки, - Танара! Литарь! Охрана периметра лагеря на вас.

- Да кто сюда проберется? - попробовал было возразить Литарь.

- Пока вы дежурите - никто! Мы на окраине лагеря, мало кого принесет.

Пара отправилась охранять стоянку Ордена, а Найд попробовал подсчитать, сколько же здесь собралось народа.

- Тысячи три-четыре собралось. Вот это силища!

- Толпа это, а не силища, - заметил более искушенный в военных делах Бутчер, - погляди, подавляющее большинство здешних вояк  - городское ополчение. Ни тактики, ни приличного оружия с доспехами. Есть еще дружины местных аристократов. У них и опыт приличный, и вооружены они серьезно. И даже магическая поддержка у них есть. Но им не хватает дисциплины и желания действовать сообща. Если не будет единого жесткого руководства и общих тренировок на слаженность, это будет не армией, а большим стадом.

- У Милены тоже немного будет времени на тренировку своего войска, - возразил странник.

- Я думаю, на ее стороне будут крупные кланы, лидеры которых быстро поняли что изменить - это не предать, а вовремя предвидеть. Кланлиды нос по ветру держат четко. Да и не рискуют они ни чем. Устранит завтра NextLife Змея, кланлиды разведут руками и скажут - мы думали это игровой момент такой. Сыгранность у членов кланов на высоком уровне, этому сброду не чета.

- Надеюсь, у нас будет время, чтобы как следует подготовиться к битве, - натура странника требовала хоть какого-то действия, - пойду, подежурю вместе с Танарой и Литарем.

- Не надо, они сами отлично справятся, - крикнул Бутчер вслед Найду, но тот лишь махнул рукой.

От лагеря мелкими перебежками откочевывали два куста. Странник быстрым шагом догнал один из кустов и присел рядом с ним.

- Дезертируете?

- Нет, - раздался из куста сдавленный голос Литаря.

- А чего тогда? - не унимался Найд.

К ним перебежал еще один куст.

- Безысходность у нас, - заявил этот куст голосом Танары, - капсула у мужа нелицензионная. Китайская подделка. Хотели купить от NextLife, да не успели.

- И? - не понял глубину безысходности Найд.

- Китайские капсулы жизнеобеспечение недолго поддерживают. Если повезет - пару недель, - признался Литарь.

- А может и через неделю отрубиться, - добавила Танара.

- Решили к Милене пойти? - уж кого-кого, а Литаря с Танарой странник в трусости обвинить не мог. Понимал, что у них просто не было другого выхода.

- Да, - честно ответила Танара, но тут же добавила, - но не для того, чтобы сдаться. Во время стычки возле храма Змея Милена с нас шкуру живьем спустить обещала. Вряд ли она про свое обещание забудет.

- Мы ее хотели найти и попробовать камень выкрасть, - поделился планами Литарь.

- Так и мы все вроде тем же самым хотим заняться.

- Большая война - дело долгое. Пока стороны войска соберут, пока тактику со стратегией утрясут, пока встретятся, в конце концов, точно месяц пройдет.

- А там еще неизвестно кто кого победит, - добавила Танара.

Все правильно говорили грозные супруги - итог противостояния жрецов Воздуха против Змея был туманным. Найд понимал, почему эта парочка профессионалов решила свою судьбу творить собственноручно, но до него дошло и то, что ситуация с блокированием выхода из игры еще более катастрофична, чем казалось с самого начала.

- Сколько всего таких нелицензионных капсул может быть?

Танара пожала плечами.

- Официальных данных нет, сам понимаешь. Но на форумах пишут, что до пяти процентов нелегалов в Четырехземье сидит.

Найд присвистнул.

- Это получается полтора миллиона потенциальных смертников?! Ребятки, возвращайтесь в лагерь. Завтра прямо с утра переговорим с Первожрецом...

Найд, не договорив, плюхнулся на живот и прошептал:

- Тссс, тихо.

Два куста замерзли в полной неподвижности, а странник напрягал слух, пытаясь понять, что же он услышал. Шорох? Нет, его слух выхватил не хлопанье крыльев птицы и не шуршание мышки. Тихий лязг металла о камень, звук чуждый борейской степи насторожил странника. Шум, доносившийся из лагеря позади, мешал Найду определить, откуда шел этот лязг.

Сумерки окрасили степь в серые тона, смазывающие контуры и стирающие мелкие детали. Странник вглядывался в эту серую хмарь, стараясь разглядеть хоть какое-нибудь движение. И заметил. Возле самой земли скользили странные полупрозрачные клочки тумана. Один, второй третий... пробежавшись взглядом Найд насчитал не менее двух десятков туманных сгустков, медленно ползущих к Храму Воздуха. Каждый такой расплывающийся и меняющий очертания сгусток был размеров с ползущего на животе взрослого человека.

Найд снял с плеча лук и наложил на него стрелу.

- Где? - прошелестел голос Танары.

Значит, девушка не видит туманные кляксы на земле. Их магическая маскировка пасовала только перед уникальным зрением странника. Уж не сам ли Скрытый-В-Тени ее накладывал?  Странник мотнул головой - не мешай целиться. Тренькнула тетива, разрывая туманный полог, с земли вскочила фигура со стрелой в спине. Замотанный в черное силуэт, выдирая из спины наконечник, издал сдавленный стон.

Что надо делать, когда к твоим товарищам приближается замаскированный враг? Выхватить меч из ножен и бесстрашно на него броситься? Нет - надо орать как оглашенному. И даже еще громче. Братьев Ордена Гнева было всего трое, но за их спинами отдыхали три тысячи союзников, внимание которых надо было привлечь.

- Враги! Враги на подходе! - заорал Найд, выпуская стрелу по следующему клочку тумана.

- К оружию! - Танара выстрелила в уже проявившегося нападающего.

- Голые бабы! - вдруг прорычал Литарь, видимо считая, что на такой крик точно сбежится вся округа.

Танара глянула на мужа с явным неодобрением, зато позади странника в лагере раздались крики и шум. Призыв дозорных был услышан, а им самим осталось только одно - выжить до подхода основных сил. Литарь сразу осознал, что он разменная монета и пошел вперед, размахивая двуручной секирой. Ему надо было закрыть своим телом лучников, странника и жену, и дать им шанс поразить наибольшее количество целей. Лазутчики, подкрадывающиеся к Храму Воздуха, сбросили маскировку, повскакивали на ноги и устремились к дозорным.

- Это Вестники Смерти! Беги в лагерь! - прокричала Танара Найду.

В ее словах была логика, истинная смерть супругам пока не грозила, а трое могли связать боем толпу ассасинов не многим дольше, чем двое. Но логика и здравомыслие уступили место гневу и злости. До каких пор Милена будет травить его своими шавками!

- Я думал, я этих неудачников хорошо припугнул! - Найд натянул лук, наложив сразу три стрелы, - видимо придется с ними продолжить занятия.

Странник всадил стрелы в подбегающего к Литарю ассасина. Жалеть дорогие боеприпасы Найд не стал, все три стрелы были огненные. Пламя мигом охватило ночного убийцу, замотанного в черную ткань по самые глаза. Он завыл от боли и отчаяния.

- Хорошо горит! - довольно ухнув, Литарь развалил живой факел секирой напополам, - давайте следующего!

Странник с Танарой развили бешеный темп стрельбы, стрелы свистели в воздухе, не затихая. Казалось бы, рывок ассасинов должен был быть остановлен роем стрел, но и убийцам было чем ответить. В троих храбрецов полетели дротики, ножи, сюрикены и отравленные иглы. Литарь мгновенно стал похож на подушечку для булавок. Ну или на ежика, с которым поигрались не в меру злобные детки. Колени воина подкосились, секира выпала из его рук. Литарь завалился на спину, глядя в сумеречное небо невидящими глазами.

- За спину! - скомандовал Найд Танаре, бросая лук и закручивая «Стальной водоворот». «Овдовевшая» лучница нырнула за странника. На вращающийся скаррэль обрушилась такая масса метательного оружия, что Найд активировал сразу и «Песчаный щит», смысла экономно расходовать способности не было никакого. Или они с Танарой переживут следующие несколько секунд или нет.

Странник метнул «Блудного кота» в промелькнувшую справа тень и для надежности саданул еще и «Пылью дальних странствий». Пускай в пыльном тумане ассасины его поищут! Его-то глаза выхватывали смазанные силуэты, которые он безжалостно рубил и колол скаррэлем, надеясь, что у Танары хватит ума не лезть на рожон и держаться за ним. Сзади уже слышался топот ног и боевые кличи. В душе Найда забрезжила надежда, что они смогут продержаться до подхода помощи. Но налетевший мощный порыв ветра разнес его занавесу в клочья, и странник обнаружил себя со всех сторон окруженным убийцами. Страшно разозленными и сжимающими в руках смертоносное железо.

«Песчаный щит» срежет часть урона, заблокирует критические удары, однако этих ударов в следующую секунду на странника обрушится столько, что полоска его Жизни мигом обнулится.

- Давайте уроды! - Танара прижалась спиной к спине Найда и торопила неизбежное.

«Уроды» качнулись навстречу и тут же были снесены волной налетевших воинов. Найд с удовольствием заметил в первых бойцов Ордена Гнева. Обернувшись, он увидел Первожреца со свитой. На старике, прямо поверх его жреческой сутаны, серебрилась стальная кираса, а голову прикрывал открытый полушлем. Больше всего странника поразили глаза старика. Он привык видеть в них лукавство и хитрость, теперь же они светились чистым незамутненным гневом. Первожрец перед собой держал вытянутую руку с растопыренными пальцами, создавая тот самый порыв ветра, который смел пылевую завесу странника.

Вестники Смерти привыкшие лишать жизни противников исподтишка, мало что могли противопоставить лавине закованных в броню воинов. Найд снова схватился за лук, горя желанием помочь кому-нибудь из ассасинов перейти на ту сторону бытия, но разозленные орденцы вперемешку с храмовыми воинами окружали и рубили Вестников Смерти быстро и с ожесточением. Странник переводил прицел с одного ассасина на другого, но так и не успел выстрелить, с налетчиками было покончено.

- Целы? - к Найду с Танарой подскочил Бутчер, на ходу вытирая свой меч от крови.

- Не все, - странник кивнул на секиру Литаря, сиротливо лежащую на земле, - отправляй в замок корабль.

«Гнать грузовую баржу ради одного человека?! Это ж такие расходы!» - читалось на лице командора. Но вслух это произносить Бутчер не стал, осознав, что герои достойны и не таких почестей.

- Странник! - громовой голос Первожреца заставил втянуть всех окружающих головы в плечи. Как пить дать, к окрику он примешал чуточку магии, - ты должен отправиться со мною в храм!

Первожрец развернулся и величавой походкой направился к пирамиде храма. Найд собрался последовать за ним, но его остановила Рада.

- Ты не ранен?

- Серьезно нет. Так, несколько царапин, - странника зацепили в пылу сражения, но раны были настолько пустяковые, что даже Найд со своею сверхчувствительностью их почти не ощущал.

- Не отвлекайтесь на мелочи, - не оборачиваясь, Первожрец взмахнул рукой, и Найда окутало зеленоватое сияние. Порезы на глазах затянулись, шрамы от них порозовели и пропали. Странник почувствовал необычайный прилив сил.

Они шли по взбудораженному лагерю, и воины расступались, пропуская Первожреца и героя, спасшего этой ночью многие жизни. Подойдя к вершине пирамиды, висящей в воздухе, Найд взгрустнул. Попасть в сам Храм, и передвигаться по его переходам без единой лестницы можно было лишь с помощью левитации. Сам Найд летать не умел, и в прошлые разы ему приходилось летать в обнимку с Радой. А обнимать сурового старика ему никак не хотелось.

Но делать этого не пришлось. Первожрец просто коснулся плеча странника и тот почувствовал, что стал легким, как воздушный шарик. Старик взлетел, и неведомая сила потянула Найда вслед за ним. Они неслись по круглым коридорам храма с умопомрачительной скоростью, и странник всерьез переживал за то, чтобы его не размазало о каменные стены. Зря он сомневался в искусстве Верховного Жреца Воздуха, тот филигранно «отбуксировал» странника и осторожно опустил на пол небольшой полутемной каморки.

Это помещение мало походило на зал для торжественных приемов. В стене торчал всего один факел с миниатюрной шаровой молнией внутри. Под факелом располагался небольшой столик с резным сундучком из темного дерева. Справа и слева от столика застыли неподвижными статуями два храмовых воина. Они не шелохнулись, когда Первожрец подошел, взял со столика сундук и протянул его Найду.

- Сегодня ты спас много жизней. Возможно, даже спас мою армию от разгрома...

- Да не преувеличивайте, всего лишь разогнал несколько бандюков, - махнул рукой странник.

- Если бы Вестники Смерти пробрались в наш бивуак, то натворили бы страшных дел! - не согласился с Найдом Первожрец, - вырезали бы наших полководцев, поубивали бы наших лучших героев.

- Ну и что? Они бы все равно возродились.

- Но возродились ослабленными! Если Милена подослала своих убийц, значит ее войско где-то рядом. Она атаковала бы нас до того, как лучшие люди нашей армии успели бы восстановиться. Так что заслужил - владей! - жрец вручил сундучок страннику.

Глава 10



- Ладно, спасибо, - взял ларец из рук Первожреца странник и тут же его чуть не уронил, - тяжелый, что там?

- Открой и посмотри. Только сначала костюм свой сними, - не стал раскрывать интригу Первожрец. Видя, что Найд колеблется, добавил, - снимай-снимай, тут стесняться некого.

Совсем откровенных подлостей от Первожреца Найд не видел, да и сейчас ему вредить страннику вроде бы не за что.

- Дальше что? - скинув с себя штаны и куртку из жабьей кожи и оставшись в одном исподнем, спросил странник.

- А теперь открывай ларец, - в глазах старика снова появилась лукавая ухмылка.

Странник поставил сундук на пол и откинул крышку. Ларец оказался доверху набит стальными шестиугольниками.

- Монеты? - высказал первое пришедшую на ум догадку странник.

- Подкупать героя дело неблагодарное. Его надо одаривать, - усмехнулся Первожрец.

Найд наклонился и подцепил одну «монетку» - и правда не деньги, кто же станет делать их из стали. Причем стали необычной, по поверхности металла ветвились следы от миниатюрных молний, применявшихся для закалки. Штормовая сталь, самый прочный материал в Борее, уступавший только квадриуму.

Странник удивленно тряхнул ладонью, стальной шестиугольник к ней как будто прилип.

- Эй, что за...

К первой «монетке» вдруг из ларца прыгнула другая. За ней еще одна, потом еще. Из сундучка полился целый поток стальных пластинок, которые полностью покрыли руку, а потом перекинулись и на плечо. «Монетки» плотно усаживались, образуя на коже Найда что-то похожее на чешую, она закрывала уже собой грудь и спину. Вдруг Найд почувствовал острую боль, чешуйки начали впиваться и погружаться в его кожу. Странника скрутил болевой шок.

- Что с тобой? - в голосе Первожреца прорезалось беспокойство.

- Дед... включай свою лечилку на полную... - чуть не впадая в беспамятство, простонал Найд.

- Тебе уже лучше? - страннику повезло, что старик не стал задавать лишних вопросов, а сразу набросил на него облако исцеления.

- Ага... только не останавливайся, - Найду стало полегче, но он все равно ощущал, как тысячи острых граней впиваются в его кожу.

А вокруг него уже вился целый вихрь из стальных пластинок, они десятками и сотнями облепляли тело странника, образуя сплошную броню, покрывавшую его от пяток до шеи. На голове пластинки сформировали шлем с тремя невысокими острыми гребнями. Первожрец от натуги вспотел, ему приходилось размахивать двумя руками, беспрерывно накладывая заклинания исцеления. С тихим звоном последняя пластинка встала на свое место. Странник чувствовал себя потяжелевшим, но тяжесть нового доспеха равномерно распределялась по всему телу и движений не сковывала. Он согнул-разогнул ногу, подпрыгнул и несколько раз наклонился вперед и назад. Удивительно, но чешуя из металла была эластичнее его прежних доспехов из кожи!

- Что это за штука? - странник ударил кулаком об кулак и во все стороны брызнули искры.

- Мне говорили, что ты умеешь читать, - ответил старик.

Понял, что Первожрец не желает портить сюрприз, странник открыл меню экипировки.

Доспех Абсолютного Чемпиона Титто

Титто рос в большой семье мелкого барона и был самым младшим сыном. Ему приходилось донашивать одежки за тремя старшими братьями и терпеть до совершеннолетия их издевательства. Да и после наступления оного, жизнь Титто сильно не изменилась. Братья поделили небогатое наследство, доставшееся им от батюшки. Младший брат получил от своих щедрых родственников лишь ржавый меч, старую слепую клячу и требование убраться из отчего дома к вечеру. Скитания и невзгоды закалили юного Титто, он попробовал себя в роли вышибалы, наемника и дуэлянта. Баронет попал на арену и своим боевым искусством завоевал сердца зрителей. Но лишения также сделали его душу черствой. Баронет стал заносчивым самовлюбленным мерзавцем. Это не помешало победить ему одного за другим чемпионов Литорума,  Териоса и Фальдорры на арене. Император, обрадовавшись, что Абсолютным Чемпионом Четырехземья стал бореец, щедро одарил Титто.

По личному распоряжению императора, сорок лучших кузнецов месяц ковали доспех для Чемпиона. А зачаровывал его лично Первожрец. После того, как Титто примерил броню, его гордыня взлетела до небес. Не осталось людей, которых бы он не смог победить, поэтому Титто бросил вызов Великой Птице...

Особенности:

Уникальный

Имеет 5 пустых слотов для улучшений

Сила Тела +15

Ловкость +15

Броня: 45

Найд крепко призадумался. С одной стороны чемпионский доспех ему добавил Силы и Ловкости. Бить он будет сильнее, и уклоняться от атак проворнее. Вместе с Силой досыпались и единицы Жизни. Показатель брони был в два раза выше, да и выглядел новый наряд очень сурово. Но у старого костюмчика была одна очень важная вещь, каждый четвертый удар соскальзывал с жабьей кожи.

- Как обнова? - Первожрец заметил тени сомнения на лице странника, - погоди судить, сначала добавь это.

Старик протянул страннику еще один шестиугольник. Тот не был стальным. В руке Найда лежала пластинка, выточенная из желтоватой кости.

- Что это?

Верховный жрец Воздуха вопросительно поднял бровь, и странник снова полез в меню.

Кусок посоха Велимира Милосердного, часть Доспеха Абсолютного Чемпиона. Устанавливается в поясничную область.

- Иии? - страннику прочел слова, но их смысл ускользнул от него куда-то вдаль.

- Ой, молодежь-молодежь, - покачал головой жрец, - про Велимира не слышал? Великий маг Земли, целитель. Его Титто убил, забрал посох и с его вершинки сделал это. Потом...

- Не-не-не, мне урок истории не нужен. Что с этой ерундой делать-то? - странник увидел, как жреца понесло по морям воспоминаний, а желания слушать сейчас сказки у него не было никакого.

- Просто вставь это в доспех, - обиженно произнес Первожрец, - да не туда! В живот запихай!

Запихивать ничего никуда не пришлось, только Найд поднес костяную чешуйку к доспеху, ее как магнитом притянуло. Соседние пластинки сами расступились, и костяшка заняла место среди них.

К доспеху Великого Чемпиона добавлен Пояс Излечения.

Порадовала Найда система. И правда, чешуйки вокруг талии зашевелились и образовали некое подобие пояса с глубокими круглыми кармашками.

- Вооот! Уже лучше! - похвалил Найда Первожрец.

- Эта штука, - Найд потыкал пальцами в пояс, - будет меня как-то лечить?

- Сама по себе - нет, - ответил жрец, - но если ты сложишь в нее зелья исцеления... возьми и прямо сейчас попробуй.

Кармашков было восемь, Найд покопался в рюкзаке и достал столько же фиалов с зельем. Бутылочки в карманы вошли идеально.

- И что изменилось? Мне их что из сумки доставать, что так...

Видимо старику надоели теоретические занятия, и он решил перейти к практике. Он направил указательный палец в странника, с которого сорвался маленький электрический заряд, ударивший Найда в плечо.

- Обалдел?! - рявкнул тот, хватаясь за подстреленное плечо.

Из одного из кармашков на поясе раздалось отчетливое бульканье, колющая боль в плече стихла. Найд достал зелье и сильно удивился - жидкость в бутылке сократилась на треть.

- Осознал? Понял, как это работает? - казалось, сейчас Первожрец начнет прыгать от радости, как мальчишка, - доспех плотно прилегает к твоей коже и если тебя ранят, то он сам доставит зелье к увечью! Мне рассказали о... твоих сложных отношениях к боли. Надеюсь, чемпионский доспех тебе поможет.

Еще бы! Найд осознал, какой царский подарок он получил из рук жреца! В горячке сражения пить зелье и поливать им раны довольно затруднительно. И Рада не всегда может успеть его подлатать. А теперь у него есть свой персональный мобильный госпиталь, пока в бутылках плещется зелье, он неуязвим! Найду срочно захотелось больше узнать о доспехе, пусть эта информация и будет в виде легенд и сказок.

- А как Титто сражался с Птицей?

- Мой мальчик, это не было сражением. Великая Птица разделалась с ним, как мы с тобой поступаем с назойливым тараканом, - жрец топнул ногой, - раз и его нет.

- Куда делись другие части доспеха?

- После смерти Титто сам доспех остался в Храме Воздуха, а его части были розданы монархам Четырехземья. Куда они делись дальше, я не знаю. Но одна из чешуек точно хранится в Императорском Дворце в Бовирграде.

Грабить Императора Найду было не впервой, у него аж ладони зачесались добраться до следующего улучшения брони.

- Я даже не знаю, как вас благодарить...

- Я знаю, поможешь мне победить войска Змея и мы в расчете. Завтра с утра я созываю военный совет. Скажу сразу - тебе отведена особая роль в этом противостоянии.

- Иначе бы вы мне такой красивый костюмчик не подогнали, - уж в чем-чем, а в расчетливости Первожреца сомневаться не приходилось.

К подножию пирамиды Найда доставил один из обычных жрецов. В лагере Ордена его встретили изумленные взгляды соратников. Ночь уже окончательно вступила в свои права, и доспех переливался серебром в свете костров, как живая ртуть.

- Да что ж такое! - вскричал Бутчер, - кто к этому жрецу на ночь глядя не пойдет, тот возвращается в топовых шмотках! Может и мне что-нибудь перепадет?!

- Он мне последнее отдал, - поддел приятеля Найд, - что с Литарем?

- Корабль отправил, к утру он здесь будет.

- Отлично! У меня есть пара идей по нашим дальнейшим действиям. Морисиус, Бутчер готовьте побольше кофе, надо бы эти идейки обсудить.

Утром Литарь принес с собой ошеломляющую новость - умирать это дико больно!

- Чувствуешь все! Каждый укол! Каждый долбанный порез! Когда железки начали в меня втыкаться, я в ступор впал. От боли даже пошевелиться не мог, только смотрел, как у меня полоска жизни падает. Возродился сразу, без всякой анимации и задержки. Тут умер, на капище возник. Потом еще полчаса сидел, воздух ртом хватал и от шока отходил. Раньше последствия ранения только на статах отражались, а сейчас я чувствую как будто у меня грипп, похмелье и приступ мигрени одновременно. Из строя я выбыл черт знает насколько!

Литарь не прикидывался, он стоял перед товарищами бледный, как смерть и его лицо было усыпано крупными бисеринками пота. Глядя на бледную тень грозного воина, Найд еще раз утвердился в мысли, что придуманная им вместе с друзьями тактика, более предпочтительна, чем массовая битва с войском Змея.

На военный совет Найда пришла звать Рада.

- Тебе выражено глубочайшее почтение. На планерку, посвященную разрыванию Милены со Змеем на части, тебя пришел пригласить целый архижрец!

- Польщен-польщен! - Найд шутливо поклонился девушки, - веди же меня, о архикурьер!

Шутки шутками, но высокий ранг Рады очень пригодился, когда они зашли в шатер, битком набитый местной знатью. У странника в глазах зарябило от штандартов, цветастых плюмажей и до блеска отполированных доспехов всех типов и форм. Найд растерялся, он первый раз оказался в  высшем военном обществе. Что тут надо делать? Ходить надувать щеки и поднимать кубки за скорую победу?

- Вот и гроссмейстер доблестно Ордена Гнева пожаловал, - заметил Найда Первожрец, стоявший во главе большого стола. Он махнул рукой, предлагая страннику подойти поближе, - иди сюда.

Пробираясь к жрецу Найд ловил на себе удивленные взгляды. Большинство аристократов не понимали, кто он такой и почему его сопровождает жрица высокого ранга. Еще больше изумления в их глазах возникало при взгляде на его броню, некоторые присутствующие узнавали чемпионский доспех. Первожрец расположил Найда по свою левую руку, по правую от него стоял гигант с русой бородой до груди и в разукрашенной красной эмалью кирасе. Лицо гиганта ото лба до подбородка пересекал старый рваный шрам.

- Все в сборе и мы можем, наконец, начать, - возвестил глава Храма Воздуха.

Стол, перед которым собралась вся честная компания, был покрыт толстым слоем белого мелкого песка. Первожрец легонько дунул на столешницу. Песок закрутили небольшие ураганчики, он начал вздыматься на столом. В шатре не разразилась песчаная буря, вместо этого песок на столе стал формировать горы и холмы, реки и озера, дороги и даже замки и города! Перед военным советом появлялась карта всей Бореи!

- Мы тут, - Первожрец ткнул пальцем в миниатюрную перевернутую пирамиду из песка, Найд заметил, что эта мини-копия Храма Воздуха, как и ее оригинал, медленно вращалась. Детализация объемной карты из песка была поразительной! Для того чтобы она смотрелась совсем как живая не хватало только фигурок людей и животных.

- А противник здесь, - это произнес здоровый тип со шрамом. На дороге, ведущей к Храму, появилось три прямоугольника, - идут маршем по дороге, тремя колоннами. В каждой около тысячи бойцов.

- Нас больше! - обрадовался кто-то из толпы знати.

- На пятьсот человек, - подтвердил гигант.

- Как скоро они будут здесь?

- Трое-четверо суток. Воздушных судов у них нет, примерно половина войска - кавалерия. Но их хорошенько задерживает тяжелая пехота, - продолжил свой доклад гигант.

- Будем закрепляться здесь?

- Нет, есть место получше. Вот здесь, на реке Быстрица, - воин со шрамом указал на излучину реки неподалеку от храма, - конницы у нас меньше, чем у них. Упрем один наш шланг в реку. Местность там пересеченная, овраги сплошные и ямы. Кавалерия сильно не развернется. Еще бы неплохо занять вот эту скалу.

Странник увидел скалу, по форме напоминающую торчащий из земли клык.

- Здесь разместим штаб. И поставим магов дальнобойных, пускай лошадей шугают. Но по магам у врага преимущество, - озвучил еще одну проблему здоровяк.

- Зато на нашей стороне истинная вера дедов и отцов! И, конечно же, помощь жрецов и Великой Птицы, - добавил Первожрец, - пусть их шарлатаны мечут молнии и швыряются молниями. Мои жрецы будут ставить щиты, лечить наших воинов и благословлять их на битву.

- Поэтому плясать мы будем в больше степени от обороны, - подвел черту под первоначальными планами гигант со шрамом, - это место находится в одном дне пути отсюда. Чем раньше выйдем, тем лучше подготовимся для встречи гостей. Если все всем понятно, то...

- У меня вопрос, вернее предложение, - перебил Найд военного лидера.

Тот глянул на странника с явным неудовольствием. Но это неудовольствие страннику было глубоко по боку - надо было выигрывать военную компанию.

- Раз тактика у нас будет оборонительная, то не лучше ли обороняться не возле речки, а в более приспособленном для этого месте?

Видя непонимание на лице военачальников, Найд продолжил.

- В двух днях пешего перехода расположен замок моего Ордена. Он обладает мощными оборонительными сооружениями, в нем достаточно припасов и мы еще можем успеть их пополнить. Я думаю нам проще дразнить Милену из-за крепостных стен, чем сидя на обломке скалы. Я со своим штабом все рассчитал. Мы сможем нанять несколько барж и начать перевозить наши самые медленные войска в замок по воздуху. Остальные выступят пешим маршем. Баржи выгружают первую партию войск в замке и снова возвращаются. И так раз за разом, пока мы не перевезем всех. Из-за того, что наши отряды будут сами по земле продвигаться к замку, время на перелеты будет с каждым разом меньше. Потом мы отправим баржи за продовольствием.

- Уйти? Сбежать? Бросить Храм?! - взревел военачальник и грохнул бронированным кулаком по столу. Созданная магией карта из песка осыпалась.

- Барон Гугенфальд, может гроссмейстер Ордена сначала объяснит, почему он предлагает это... тактическое отступление? - вмешался Первожрец.

- Да какое отступление! Он бегство предлагает! - вскипел барон. Раздался недовольный рокот и среди других военачальников.

- Не бегство! - у странника тоже заканчивалось терпение, - барон, вы знаете, сколько под вашим началом лучников?

- Где-то...- барон задумался и зашевелил губами.

- Точное число всадников? Сколько из них тяжелых рыцарей? Наши маги могут лупить по площадям? Запас стрел? Зелий? Провизии? - странник увидел что барон «поплыл» и начал добивать его вопросами, - о какой битве можно говорить, если мы не знаем насколько хорошо заточено наше оружие? И заточено ли оно вообще? Я предлагаю отойти в мой замок, привести войско в порядок, а уже потом...

- Плевать я хотел на то, что предлагает охотник за головами! - если между бароном и Найдом не стоял Первожрец, то он накинулся бы на странника с кулаками.

- Барон! - в голосе жреца заклокотал гром, а глаза его метнули молнии, - Орден Гнева является верным союзником нашего Храма! А его глава не раз демонстрировал свою верность и храбрость! Принесите извинения гроссмейстеру! Немедленно!

- Но...

- Извинения, барон! - не уступал Первожрец.

- Прошу меня простить, я немного погорячился, - сказал барон, но голос его звучал при этом так, что он с большим желанием погорячился бы еще больше.

- Хорошо, барон. Идите к войскам, готовьте их к отправке, - Первожрец выдержал паузу, - на Быстрицу.

- Да зачем...

- Найд останься, - прервал возмущение странника Первожрец, - нам надо поговорить.

Борейская знать потянулась к выходу из шатра, Первожрец сделал знак Раде, чтобы она тоже осталась.

- Вы не понимаете! Нам лучше отступить сейчас в замок, навести порядок в войске, наладить взаимодействие между разрозненными группами! - странник еле дождался, когда шатер покинет последний воин, и они с Первожрецом останутся наедине, - спешка нужна только тогда, когда трое из одного котелка едят!

- Я как никто понимаю это, мой мальчик, - Первожрец вдруг ссутулился, перед странником стоял не всемогущий верховный жрец, а усталый старик, - но время сейчас работает не на нас. Змей занял Тронную Гору, он верховное божество, хотим мы этого или нет. С каждой секундой он становится сильнее, с каждой секундой растет толпа его последователей. Он дает людям то, чего мы, увы, дать не в состоянии. Пока это не поняли благородные люди, присоединившиеся к нам, и не начали разбегаться, мы должны дать бой. Наш последний бог. И помоги нам Птица в нем победить.

В разговор вмешалась Рада.

- А она нам поможет?

- Она не оставит своих детей в беде, - не очень уверенно ответил жрец, - но и на то, что она решит все наши проблемы рассчитывать не стоит. Мы должны вырвать победу у Змея и его приспешников своими руками!

Надо отдать должное жрецам, работой руки они замарать не гнушались. Уже на следующий день возле лагеря шумел самый настоящий порт для воздушных кораблей. Жрицы суетились, вколачивая в землю огромные деревянные столбы, служащие причалами для большого количества разнокалиберных воздушных судов. Найду даже стало неудобно за предложенную вчера хитроумную логистику, ведь у жрецов была чуть ли не монополия на управление летательными  пузырями и при желании они могли нагнать сколько угодно кораблей.

Прогнозы Бутчера, что без должной тренировки, любая армия больше похожа на стадо, сбывались. Уже при погрузке кораблей возникла давка. Каждый аристократ, мечтая о славе и подвигах, норовил залезть на корабль первым. И если бы не авторитет Первожреца и барона Гугенфальда, то стычки начались бы задолго до основной битвы.

По плану первыми на берегах Быстрицы должны были приземлиться лучшие войска Храма Воздуха, чтобы занять и при необходимости удерживать плацдарм. Найд польстило то, что Орден Гнева, несмотря на его малочисленность, было решено отнести к этому средневековому спецназу.

Спустившись с баржи, Найд невольно залюбовался местом будущей кровавой бойни. Вездесущее травяное море Бореи выплескивалось на берег неширокой, но быстрой речки с бурными порогами. Барон Гугенфальд прав, пешему или конному, да еще в тяжелом доспехе ее не преодолеть и она должна надежно прикрыть фланг их армии. На поверхности воды игриво колыхались ветки ив, растущих по берегам. Прохладная вода и золотисто-желтый песок небольшого пляжа так и манили поплескаться. До того, как кровь превратит воды реки в вино.

Увидев Первожреца и барона, окруженных храмовыми бойцами, Найд направился к ним. Подойдя ближе, он услышал обрывок разговора.

- Орден Гнева расположим вокруг скалы, пусть охраняют штаб, - предлагал жрец.

- Эти трусы отсидятся за нашими спинами? - возмущался барон, - а кто говорил, что они искусные воины?

- Искусные, - не давал в обиду Орден Первожрец, - они хорошо справились с охраной лагеря, защитят и наш штаб, магов и жрецов от убийц Милены. Ты забыл, что на стороне врага Вестники Смерти? Если они во время сражения вырежут всех наших военачальников?

- Одному из них туда и дорога, - ответил вместо барона подошедший ближе Найд.

Барон Гугенфальд не сдержался и схватился за висевший у пояса меч.

- Опять?! Я начинаю подозревать, что ты на стороне наших врагов! - охладил его пыл жрец.

- Я подожду, когда закончится бой. А уж потом укорочу язык одному болтуну, - барон вложил меч в ножны.

- Я с радостью сделаю тоже самое, - барон начал серьезно бесить странника.

- Пойду выбирать позицию для расстановки войск, - Гугенфальд кивнул жрецу и удалился.

- Может быть, мы найдем воинам Ордена лучшее применение, чем охрана заносчивых индюков?

- Ты забыл, что я тоже буду среди них, - тихо рассмеялся Первожрец, - я оставил Орден в тылу не просто так. Найд, у меня будет для вас самая серьезная задача. Вся эта битва, не более чем повод. Мы можем ее проиграть, потерять всех до последнего человека. Но ты...

Первожрец придвинулся ближе и зашептал страннику в ухо.

- Со своими людьми проберешься в ставку Милены. Убьешь девушку и завладеешь артефактом, с помощью которого мы уничтожим Змея.

Глава 11



Найд обходил редкую цепь орденцев, растянувшихся вокруг одиноко торчащей скалы. Вообще высших иерархов Храма должны охранять духи Воздуха в полых доспехах. Но храмовые воины сейчас нужны были в общем строе, они составляли становой хребет пехоты союзников Храма. С места, где стоял странник, войско было видно как на ладони.

Основу армии составляло городское ополчение, вооруженное копьями. И лучшем случае имеющее еще и щит. Из-за того, что разведка доложилась о большой массе конницы у Милены, этих разношерстных копьеносцев построили в шеренгу с глубиной в двенадцать человек. Слева фланг копьеносцев прикрывала Быстрица, на правом же фланге сосредоточилась кавалерия. Эта часть войска была настоящей элитой, сплошные дворяне, их оруженосцы и придворные маги. К сожалению, всадников было не более шестисот человек.

Позади вплотную к строю копьеносцев высились храмовые воины. Если строй копьеносцев будет прорван или их начнут теснить, то в дело должны будут вступить они. Серьезный резерв на серьезный случай. Дальше располагались лучники, жиденькая цепочка из ста человек. Не сказать, что они бы внесли серьезный вклад в битву, стреляя по навесной траектории, но не дать разгуляться вражеским магам они в состоянии. Редкое заклинание работает на дистанции превышающей полет стрелы. Замыкающими, но не последними по своей роли в битве, стояли нестройными рядами жрецы. Как только барон Гугенфальд не размахивал руками и не насиловал свой командирский голос, сбить в какое-то подобие строя жрецов ему не удавалось.

Толпа жрецов была совсем рядом со скалой, которую охранял Орден, но наводящий порядок среди служителей Птицы барон старался не замечать странника. Времени на старые обиды не было. Вернувшиеся разведчики сообщали, что войско Милены уже неподалеку. Один дозор вообще не вернулся, что наталкивало на мысль, что армия врага вот-вот покажется.

- Найд, - тихо позвала странника подошедшая со спины Танара.

Он отвлекся от созерцания войска.

- Нашли мы небольшую разветвленную сеть оврагов. Скорее всего, старое русло реки здесь шло. Не бог весь что, русло неглубокое, заросло не сильно.

- Я поговорю с Первожрецом насчет маскировки. Может он что-то наколдует, чтобы сделать нас невидимыми и неслышимыми, - чтобы выполнить задание жреца, братьям Ордена надо будет скрытно подобраться к ставке Милены, упокоить ее охрану, а саму девушку притащить назад в кандалах. Убить девушку Найд не мог, но из запасов Храма Воздуха ему выдали наручники, покрытые руническими надписями, которые по заверениям жрецов могли удержать и самого дьявола.

По плану орденцы должны были выдвигаться, после того, как основная часть армии Милены увязнет в битве. Первым должны были идти Найд и Морисиус, браслеты позволяли им надежно скрываться от любых магических поисковых заклинаний. Но магия магией, а глаза у людей никто не отменял. Если враги обнаружат пять десятков пробирающих лазутчиков и навалятся на них тысячами, бойцы Ордена не успеют даже мяукнуть перед полетом в свой замок на возрождение.

- Да уж маскировка нам точно не помешает, - соглашаясь, кивнула Танара.

Найд со вздохом посмотрел на верхушку скалы. Военачальники и немногочисленные маги, попали туда благодаря левитации. А страннику придется применить навыки скалолазания, в коих он и сам сомневался. У него уже возникла мысль о том, чтобы подойти к капитану одного из воздушных судов, стоявших на приколе позади скалы и попросить доставить его наверх. Но он немного не успел.

Раздался низкий и протяжный звук боевого рога, да такой силы, как будто в него дует сразу сотня человек. Найд поднял голову и увидел, как один из наблюдателей размахивает сигнальными флагами. Странник, отследив направление, увидел причину переполоха.

Прибыла вторая сторона религиозного конфликта. На поле боя перед застывшими войсками Храма выезжала колонна обнаженных по пояс воинов, сидящих верхом на больших, поросших густой курчавой шерстью яках.

- Сыны Природы. Повернутые на экологии игроки. Живут плотной общиной возле Туманного Ручья и запросто могут прибить путника за разведенный не на том месте костер. Они всегда мечтали остаться в нетронутых цивилизацией местах Четырехземья. Похоже, Милена пообещала им эту мечту осуществить.

Увешанные костяными амулетами, бусами варвары производили впечатление неистовых бойцов, но те кто, появился вслед за ними, выглядели еще более угрожающе.

- Да поди ж ты! Чистые Сердцем! Ха-ха, вот уж не думала, что и они сюда заявятся.

- Почему? - не понял веселости Танары Найд.

- Они отыгрывают роль паладинов, ну ты понимаешь - воины света и все такое. Борцуны за правое дело. А тут прижало и эти засранцы к Змею переметнулись, забыв про светлые принципы.

- Принцип сейчас один - все хотят жить. И по возможности без боли и страданий, - произнес Найд глядя на сидящих на крупных боевых скакунах рыцарей. Наплечники их доспехов были гротескно раздуты, создавая впечатление, что на коне сидит целая гора металла.

«Чистые Сердцем» четким прямоугольником расположились рядом с «Сынами Природы».

- Вот черт, а это совсем уж плохо, - прикусила губу Танара.

Третий появившийся клан страннику не показался такой уж большой угрозой. Гурьба обычных, покрытых пылью пехотинцев, что в них может быть страшного?

- Легион «Ничего Личного», наемники, - с презрением выплюнула Танара, - сражаются ради денег, только за деньги и во имя денег. Их одних хватило бы, чтобы устроить нам проблем. Первые два клана это типичные выдрыпежники, просто отыгрывающие свою роль в виртуале. Эти же профессионалы, эффективная слаженная команда.

Найд тут же в этом убедился. Наемники заняли позицию напротив пехоты Храма Воздуха. Они сняли со своих спин прямоугольные башенные щиты и одновременно с гулким стуком выставили их перед собой. Поверх непрошибаемой с ввиду стены щитов, взметнулся лес длинных пик. Позади строя наемников забегали, занимая свои места, лекари и маги. Легион был готов атаковать сходу, сразу после утомительного и долгого марша.

- Ну все, сейчас начнется, - сказала Танара.

Но девушка ошиблась, сигнал для атаки не прозвучал. Вместо этого стена щитов наемников немного расступилась, создавая проход, через который на поле битвы выехала небольшая группка всадников.

Не спеша к позициям воинства Храма, приближалась процессия из трех всадников. Во главе отряда ехала Милена, державшая в руках древко черного треугольного флага, на котором золотом была вышита эмблема свернувшегося перед броском Змея. Справа от нее ехал Артур, нервно подергивающий щитом, готовый в любую секунду прикрыть свою госпожу от нападения. Слева - Киллтайм, на лице которой блуждала идиотская улыбочка. Убийца как будто не на смертоубийство ехала, а на карнавал развлекаться.

Остановившись ровно посередине между шеренгами противников, Милена подняла флаг и силой вонзила его древко в землю. Раздался сильный гул, Найд почувствовал, как почва сильно ударила его по пяткам.

- И чего вы здесь собрались? - Милена начала переговоры необычным способом.

Сторонники Храма Воздуха начали неуверенно переглядываться - а и правда, зачем? Видя эту неуверенность, барон прокричал в ответ зычным голосом:

- Защитить веру отцов и дедов наших!

- Ааа, - протянула Милена, - ну вы это зря. Змей не имеет ничего против стихии Воздуха. Не имеет ничего против Бореи.

- Но требует, чтобы мы молились не Великой Птице, а ему, - возразил барон.

- А для вас это имеет принципиальное значение?

- Да! - гаркнул барон, - я много слышал о твоих проделках. Боюсь такой продажной девке не понять, что значит честь и принципы!

- Принципы? - усмехнулась Милена, - вот вам один принцип! Все исконные, кто участвует в сегодняшнем сражении не на стороне Змея, будут лишены возможности возрождения. Вы падете на этом поле и падете навсегда!

Барон открывал и закрывал рот, не в силах произнести ни одного слова. До этого момента странник думал, что основные проблемы с приходом Змея падут на плечи игроков. Как же, новое божество может им крутить теперь болевые ощущения до позеленения. А нет - исконных обитателей Четырехземья он вообще решил убивать по-настоящему.

- Все, кто сейчас приклонит колени и перейдет на нашу сторону будет помилован! - добила сомневающихся Милена, - и еще - вам надо выдать двух человек.

- Убирайся! Никого ты не получишь! - попытался перебить ее барон Гугенфальд.

- Всего две жизни. Вместо тысяч, которых вы лишитесь сегодня! - продолжила агитацию Милена, - истинные, перестаньте слушать пришлых! Ведь им ничего не грозит, они умрут и возродятся вновь!

- Вот же дрянь! - рядом с Найдом прошипела Танара.

- Угу, она пытается использовать принцип «разделяй и властвуй», стравить нас с исконными жителями Четырехземья, разорвать наш союз в клочья, - Найд тоже понял, к чему клонит Милена, но ее следующая реплика была для странника неожиданностью.

- Мне нужен... Найд, называющий себя главой Ордена Гнева, - поставила условие Милена.

Меж лопаток странника побежал ручей холодного пота. Он вдруг почувствовал, как на него смотрит тысяча глаз. Глаз его бывших союзников. Не надо было даже запускать модуль «Советник» чтобы понять их настрой. Выдать чужака этой бешеной девице, покаяться и получить прощение Змея. А вместе с прощением и вечную жизнь.

- Змей поверит в ваше раскаяние, если вы также выдадите главного изменника, Первожреца...

Договорить девушка не успела, барон сдернул со своего пояса шипастую палицу, раскрутился вокруг своей оси и отправил ее в полет. Артур не зря себя изводил, его рефлексы пригодились. Он вовремя вскинул щит и отразил палицу.

- Эта наивная девочка говорит так, как будто она уже победила, - пророкотал над полем битвы усиленный магией голос Первожреца, - но она ошибается. Она привела сюда эту шпану и пытается нас запугать. Что мы ответим ей?

- Пусть убирается под тот камень, из-под которого она выбралась! - прорычал барон.

- Да! Пусть убирается! - поддержали его крики из толпы.

Найд перевел дух. Милена слегка поспешила. Если бы она потребовала его выдачи и повременила бы с упоминанием Первожреца, возможно, странник бы болтался связанный по рукам и ногам на крупе ее коня. Орденцы бы конечно вступились за своего главу, но продержались бы в этой неравной схватке недолго. Но ее понесло, и она замахнулась на то, что было для собравшихся воинов свято.

- Нет, - прозвучал громоподобный глас Первожреца, - никуда она не уберется. Поздно бежать, поздно прятаться. Она и ее дерзкие пособники, позволившие бросить вызов Великой Птице, останутся здесь!

Гул одобрения пронесся по войску Храма, люди колотили в щиты и высоко поднимали руки в приветственном салюте. Пожав плечами, Милена молча развернула коня и направилась к своему войску. Киллтайм выглядела жутко довольной.

- Ты отпустишь меня с войском? - спросила она у Милены, - сегодня можно чудесно позабавиться!

- Нет, ты нужна мне рядом, - коротко ответила та.

Все что могло быть сказано, было произнесено. Настало время говорить на языке острых клинков и раскаленных фаерболов. Как только переговорщики скрылись за спинами легионеров из «Ничего личного», те тут же опустили пики. Строй легиона превратился в ощетинившегося дикобраза, четыре ряда пик выставлены вперед, остальные подняты вертикально.

- Длинные у них копья. Гораздо длиннее, чем у нашей пехоты, - глядя на то, как «дикобраз» двинулся к их порядкам, произнес Найд.

- Это не копья, это сарисы. Метров пять каждая, насадят наших на шампуры, как пить дать, - ответила ему Танара, - одна надежда на волшебников. Если они смогут расстроить их идеальное построение и создать в ней бреши, то у пехоты появится шанс.

Дикобраз надвигался медленно, но неотвратимо как снежная лавина. А позади их стройных рядом Найд заметил еще один неприятный готовящийся сюрприз. Колдуны и маги, шаманы и ведуны выстроились в огромный круг, положив руки на плечи друг другу.

- Готовят Круг Силы, - объяснил происходящее Бутчер, - хотят покончить с нами одним ударом.

В центр круга магов вышел высокий тип в кроваво-красном балахоне и воздел руки к небу. От всех стоящих в кругу волшебников к стоящей в центре фигуры потянулись синеватые волны энергии.

- Сейчас они накачивают этого красного маной, а потом он долбанет по нам каким-нибудь простым заклинанием.

- А почему не сложным?

- Сложное заклинание такой мощи он не сможет контролировать, - продолжил Бутчер, - но нам хватило бы и простого, если бы не...

Жрицы, стоявшие в последних рядах войска Храма, дружно затянули молитву в честь Великой Птицы.

- Если бы не наши друзья, - закончил мысль командор Ордена.

Над магом в красном балахоне начали появляться яркие огненные искры. Их становилось все больше и больше, над Кругом Силы кружились тысячи огоньков. Мало того, что росло их количество, так еще они увеличивались в размерах.

- Это называется Огненный Рой. Но искорки должны быть размером с пчелу, но, черт возьми, - они уже как здоровый орел каждая! - удивился Бутчер.

Красный маг начал вращать руками и рой «огненных орлов» колебался в такт его движениям. Раскачав рой, маг бросил его на войско Храма. Летящие сгустки огня наполняли воздух низким гулом, в ответ на который жрецы запели свои псалмы еще громче. И их хоровые усилия принесли свои плоды. Войско храма обволок полупрозрачный синеватый пузырь, в который начали врезаться сгустки роя. Огонь расползался по защитному пузырю красочными кляксами. Само пламя за защиту не проходило, но Найда обдало волнами жара.

Пузырь успешно сдерживал натиск магической атаки, но дорогой ценой. Найд видел, как некоторые жрецы начали раскачиваться, как будто в одиночку вылакали не меньше двух бочонков пива, а парочка так и вовсе свалилась без сил.

- Держитесь братья! - раздался голос Первожреца со скалы, - мы сильны в своей вере!

- Не очень-то им это помогает, - скептически заметил Бутчер, глядя как рухнуло еще несколько жрецов.

- Не нуди. Если бы не они, мы бы уже были как барбекю.

Найд заметил Раду, девушка помогала жрецам подняться и исцеляла их заклинаниями.

- Если они начнут массово падать, надо будет отправить часть людей, чтобы они накачали жрецов зельями, - предложил Найд.

- Жрецов целая толпа, а наши запасы не бездонны, - в Бутчера вновь заговорил хозяйственник.

В защиту прилетела еще одна партия «горящих орлов», волна жара била настолько сильно, что Найд ощутил, как трещат волосы у него на голове.

 - Нам эти запасы не понадобятся, если жрецы ослабнут.

- Смотрите! - вскрикнула Танара, - легион! Они проходят защиту!

Пузырь, дававший абсолютную защиту от магических атак, совершенно спокойно пропускал физические тела. Его оболочка заколебалась и пошла разводами тумана, когда копья легионеров ее коснулись. Их фигуры выплывали из-за защитного пузыря, как из какого-нибудь диковинного синего желе. Маги врага, боясь зацепить своих же, прекратили обстрел. Утомленные жрецы сняли защиту от «Огненного Роя».

- Жрецы молодцы, полностью нейтрализовали магов. Исход боя решит честный поединок лицом к лицу! - воодушевился Бутчер.

- Исход боя решит хитрость и коварство, - поправил его странник.

- Собираем людей и выдвигаемся?

- Еще рано, пускай войска как следует сцепятся друг с другом, - отрицательно покачал головой Найд.

Следующая фаза боя показала, что в некоторых случаях размер все-таки имеет значение. Легионеры своими длинными пиками достали строй ополченцев, когда те еще не могли ничего сделать. Сильные удары сарис без проблем пробивали легкие щиты и доспехи ополчения. Над строем храмового войска начали появляться ослепительно желтые шарики, которые немного поплясав над строем, устремлялись ввысь.

- Жуть! Там НПС погибают истинной смертью! Без права на возрождение! - с ужасом промолвила Танара.

- Сдержал Змей свое слово, - согласился с ней Найд.

В следующий миг военная машина легиона продемонстрировала свою жутковатую эффективность. Первые ряды легионеров накалывали на пики противников и поднимали их над головой, чтобы потом забросить к себе за спину. А там бедолаг добивали тяжелыми дубинками. Вопли несчастных слились в один непрекращающийся хор боли и страданий.

- Зараза! Пехота дрогнула! - зло воскликнул Бутчер, - еще немного и они побегут!

- Чего барон ждет? Почему не ударит легионерам во фланг? - Танара закусила губу до крови.

- Милена только этого и дожидается. Если барон сейчас налетит на легион и смешает свои порядки, ему в тыл тут же прилетит вся масса конницы Милены - ответил девушке Найд.

О том, чтобы вмешаться в битву Ордену Гнева и речи быть не могло. Мясорубка легиона «Ничего личного» перемелет пятьдесят человек без особого для себя ущерба. А что будет, если этой отлаженной машине смерти будет противостоять не совсем люди?

Шеренга храмовых рыцарей пришла в движение. Первожрец бросал в бой свой самый серьезный аргумент и последний весомый резерв. Наполненные духами Воздуха, тяжелые латные доспехи скользили меж пошатнувшихся ополченцев с изяществом форели в горной реке. Пробившись к линии соприкосновения, они резко переломили ход сражения. Гиганты в сплошных латных доспехах пачками сгребали пики и выдергивали их из рук или перерубали древки своими мечами. Они не были неуязвимыми, Найд видел, как пробитых сразу в нескольких местах доспехах вылетали духи Воздуха, а сами доспехи опадали неподвижной грудой стали.

Храмовые бойцы сделали свое дело. Фаланга легионеров была сильна, пока она была монолитом, единым целым. После того, как единая линия легионеров нарушилась, их длинные пики из преимущества превратились в оглоблю, которой неудобно махать на средних и коротких дистанциях боя. Ополченцы сблизились и устроили резню среди первых шеренг легионеров.

- Уф, пронесло, - шумно выдохнула Танара.

- Рано радуешься. Еще не понятно, кто кого, - пессимистично заявил Бутчер.

Из понятного сражения по фронту битва развалилась на большое количество локальных стычек,  и кто победит в этой беспорядочной бойне понять было невозможно.

- Может, все-таки присоединимся, а? - у Танары явно чесались руки, - зайдем клином с фланга и развалим их к чертям собачьим?

- Нет, у нас более важная задача, - утихомирил ее странник, - и мы не можем ею рисковать.

Следующий шаг Милены показал, что осторожность странника оправдана. Воздух снова пронизал гул летящих комков пламени, огненный дождь обрушился на сцепившихся меж собой ополченцев и легионеров.

- Тварь! - Танара перевела взгляд на войско Милены и увидела, что маги снова запустили Круг Силы, - она же убивает и наших и своих!

- Простая арифметика. Ее бойцы воскреснут, наши нет, - сжимая кулаки от злости, произнес Найд.

Жрецы снова затянули гимны и восстановили защиту, которая теперь прикрывала и своих и чужих. Но времени, необходимого на ее восстановление хватило на то, чтобы превратить поле боя в пылающий ад, по которому метались объятые огнем фигурки. Погибли не все воины, но они были ранены, обожжены и деморализованы. Одним ходом смела с доски сражения сразу две фигуры. Меньше всего пострадали храмовые воины, они тут же принялись добивать выживших легионеров.

На то, чтобы исцелить, построить и воодушевить пехотинцев, надо было потратить не меньше часа, а его предоставлять потрепанным войскам Милена не собиралась. Два оставшихся в ее армии клана разворачивались в конную лаву для атаки.

 - Вот и все, - вытащил Бутчер меч из ножен, - закончились наши великие планы. Дружины барона точно в одиночку этот бой не вытянут. У Гугенфальда людей в три раза меньше.

Засуетились лучники, готовясь осыпать стрелами приближающегося противника.

- Бегите, смертники! - сложив ладони рупором, прокричал Бутчер и тихо добавил, - без прикрытия пехотным строем они просто мясо. Кавалерия их в землю втопчет.

Отчаяние. По остаткам войска Храма Воздуха пробежало глухое отчаяние. Лица бойцов стали серыми, эти люди приготовились умирать. Причем умирать истинной смертью.

- Великая Птица! - громом грянул голос Первожреца. Найд поискал его глазами и увидел, что старик подошел к краю вершины скалы, подняв руки к небесам.

- Вступись за верных слуг своих! Не оставляй нашу веру на поругание, а врагов наших без наказания!

Жрецы нараспев подхватили слова своего лидера.

- И? Где же божественное вмешательство? - Танара с надеждой смотрела на небо.

Кавалерия Милены начала разбег, топот лошадей и яков почти заглушил молитвы монахов. Навстречу этой массе всадников барон вывел редкую цепь своих всадников.

- А Гугенфальд не из робкого десятка, решил биться на смерть, - Найд повернулся к Бутчеру, - собирай людей. На вершину скалы ведет одна тропка, перекроем ее и сведем численное преимущество врага на нет. На скалу пойдут только игроки, НПС отправь к кораблям. Пусть улетают в замок.

- Тебе бы тоже отправится с ними, - предложил Бутчер.

- Глядите! - закричала Танара и на поле брани упала гигантская тень.

Раздавшийся затем гневный клекот чуть не разорвал барабанные перепонки странника в клочья - его усиленный слух сыграл с ним злую шутку.  Найд рухнул на колени, зажав уши ладонями.

- Тащи его на корабль! На ту баржу, на которой мы прибыли! - отдал приказ Танаре командор.

Занимая собой половину небосвода, над сражающимися армия кружил громадный стальной орел с черными как ночь крыльями.

- Да! Ты пришла! О Великая Рух, защити своих детей от истинной смерти! - радостно завопил Первожрец.

Атака конницы Милены захлебнулась, люди, задрав головы, смотрели на летающее над ними божество. Рух качнула крылом и спикировала вниз. «Чистые Сердцем» и «Сыны Природы» выскакивали из седел и пытались спрятаться от кары небесной под своими лошадьми и быками. Рух открыла клюв, и из него вырвался мощный белесый поток воздуха.

Но шквал ударил не по сторонникам Змея, а... по своим. Странник видел, как рыцари дружины барона взлетали в воздух вместе с лошадьми, как лучников и жрецов смело как хлебные крошки со стола. Странника тоже шибануло упругим потоком в грудь и подкинуло вверх метра на три. Земля и небо, небо и земля с поразительной скоростью меняли друг друга перед его глазами. Он грохнулся на землю спиной и затылком приложился так, что свет в глазах померк.

Рух пролетев над самой землей, развернулась, собираясь пойти на еще один смертоносный заход. Найд замотал головой, головокружение и слепота отступили. В поднятой шквалом клубящейся пыли он разглядел рядом с собой грязно ругающегося всадника, придавленного лошадью. Когда странник подполз к бедняге ближе, он с удивлением обнаружил, что перед ним запыленный и злой как черт барон Гугенфальд.

- Чего уставился? Помоги выбраться!

Найд помог барону освободить прижатую тушей коня ногу.

- Спасибо, - проскрежетал барон. Было видно, что это слово далось ему с большим трудом, - ты был прав, не стоило нам торопиться с битвой.

- К кораблям! - раздался зычный голос Первожреца, - отступайте к кораблям!

Старик видимо тоже понял, что победа сегодня от них ускользнула. И что сама Птица признала власть узурпатора на Тронной Горе.

- Пошли, - странник тяжело поднялся.

- Нет, - помотал головой барон, - я остаюсь.

- Но это же глупо!

- Глупо было без подготовки бросаться на эту дрянную бабу. Я сделал глупость мне ее и исправлять. Уводи людей, а я со своей дружиной задержу конницу Милены, чтобы вы смогли спокойно погрузиться. Иди!

Странник кивнул и отсалютовал, признавая доблесть барона. Возле кораблей творился полный хаос. Народ забирался на сходни как попало, не соблюдая распределения по подразделениям, да и элементарных норм приличий тоже - люди в панике затаптывали и скидывали друг друга с лестниц.

- Орден Гнева! Навести порядок при погрузке! - отдал команду Найд.

- Глядите! Она возвращается! - раздался чей-то истеричный вопль.

Птица нацелилась на неуправляемую толпу вокруг летающих кораблей. Она приоткрыла клюв, и Найд с сожалением подумал о бессмысленности жертвы барона и его людей. Сейчас вихрь раскидает людей, сорвет летательные пузыри и поломает оснастку кораблей. Армии Милены останется лишь только добить оглушенных и отчаявшихся людей. Вдруг в приближающегося громадного орла ударил мощный воздушный кулак, сбивший птицу с курса.

- Бегите! Я задержу!

Найд увидел одинокую фигурку Первожреца, стоящую на скале. Старик бил Великую Птицу молниями, ураганами, обрушивал на нее торнадо и бури. Странник знал, чем кончилась легенда, в которой великий чемпион бросил вызов птице Рух. Ведь, в конце концов, именно его модный костюмчик сейчас болтался у Найда на плечах.

- Поторапливайтесь! У нас мало времени!

Уже летя на забитом перепуганными людьми корабле, Найд обернулся и увидел, что осталось от скалы, на которой стоял Первожрец. Огромный дымящийся провал. Так перешедшая на сторону Змея Птица отблагодарила человека, который служил ей долгие годы.

Глава 12



Дворцовый комплекс императора Бореи, известный под названием Высокий Город, был скрыт от мира за ослепительно-белой стеной, похожей на корону с острыми зубцами. Там жил не только сам император, но и многочисленные сановники, и обслуживающая их челядь. Если сеть храмов Воздуха символизировала собой душу Бореи, то Высокий Город был сердцем страны ветров. Мощным насосом, указами и законами проталкивающим волю императора в многомиллионную толпу его подданных. Ворота Высокого Города открывались только перед высшей борейской знатью. Но в любых правилах бывают исключения, сегодня аудиенцию у императора получил отъявленный преступник и ренегат.

В Высоком Городе было невероятное количество разнообразных зданий, начиная от дворца, где проживал сам император с семьей и заканчивая зданиями для слуг и обширными складами и погребами. Тронный зал же располагался под открытым небом, подчеркивая то, что император являлся повелителем Воздуха. К трону императора вело сто ступеней, массивных мраморных плит, висящих прямо в воздухе. На каждой плите, сомкнув алебарды, стояла пара гвардейцев. Чем выше ранг посетителя, тем выше он мог бы подняться по тронной лестнице. Мелким аристократам приходилось надрывать глотку, крича с самого низа.

Сам трон стоял на белом кучевом облаке, а спинкой ему служила широкая радуга. На троне восседал высокий мужчина с оголенным мощным торсом, с белыми длинными волосами и бородой. На раздутых мускулистых руках мужчины красовались два массивных золотых браслета с крупными голубыми сапфирами. На голове, почти скрытая в седых волосах пряталась небольшая корона с девятью острыми зубцами.

К подножию лестницы конвой из четырех гвардейцев подвел девушку в черных доспехах и с татуировкой в виде шипов на лице. В руках девушка держала треугольный флаг с вышитым золотом змеем на черном бархатном фоне.

В результате битвы при Быстрице мятежные аристократы, примкнувшие к Первожрецу, были мертвы. Да и сам Первожрец тоже. Орден Гнева сбежал, поджав хвост, и спрятался в замке. Милена собиралась его обязательно добить, но сначала ей надо обезопасить тылы своей армии и подчинить себе всю Борею. А заодно и продемонстрировать Четырехземью власть Змея. Часть жрецов из захваченного Верховного Храма, перешла на ее сторону и принесла клятву верности Змею. Теперь у Милены появились свои воздушные корабли и возможность быстрого путешествия и переброски войск.

Император, устраивая официальный прием со всей возможной пышностью, пытался задавить одинокую девушку своим величием. Но у Милены был спутник и защитник - флаг Змея. Когда она подошла к нижней ступени, первая пара гвардейцев не разомкнула алебард. Путь наверх для девушки был закрыт. Усмехнувшись, девушка уперла древко флага в землю. Раздался гул, как от далекого грома, земля слегка дрогнула, лица гвардейцев посерели.

На императора такие звуки впечатление не производили. Он и сам мог такой гром устроить, что у всех присутствующих головы взорвутся.

- Баронесса или... графиня? Ах да, я же лишил тебя всех титулов, - вкрадчиво начал император, но тут же в его голосе появились угрожающие оттенки, - так как ты посмела появиться передо мной?!

- Звания. Титулы, - Милена нарочно говорила негромко, и императору приходилось напрягать слух. Его уловка сработала против него самого, - одни нас покидают, другие нас находят. Я была графиней. Борейской графиней. Но теперь я нечто неизмеримо большее. Я понтифекс Стерегущих Веру.

- Это жреческий титул и мне нет до него никакого дела, - отмахнулся император.

«Врешь!» - подумала Милена, - «если бы тебе не было никакого дела, ты бы велел казнить меня на городской площади, как только я приблизилась к воротам. Ты знаешь, что стало с Первожрецом. И ты очень боишься, как бы не повторить его судьбу».

- Да, жреческий, - произнесла Милена вслух, - и не очень-то значительный. Я всего лишь курьер, вестник.

На окружающих тронный зал балконах, где собралась вся местная знать, послышались вздохи и смешки.

- Но вестник самого бога! - добавила Милена. Смешки на балконе разом смолкли.

- И какую весть ты нам принесла?

- Я несу ее всем. Королям, богатым купцам и нищим возле храмов. Примите Змея, молитесь ему и спасетесь! Отринете его и падете!

- Я... и мои поданные, - с трудом произнес император, - думаем над тем, чтобы принять новую веру.

Пафос пафосом, но если даже Великая Птица перешла на сторону Змея, то куда деваться императору?

- Думаете?! - Милена не жалела свою глотку, - никакого размышления! Вы должны принять решение здесь и сейчас! Вера это смирение! Так прояви свое смирение, принеси клятву верности стягу Змея, приклонив колени.

Облачко под троном посерело и превратилось в тучу. Радуга за спиной императора исчезла, ее место заняла ветвящаяся молния. Ее злобно жужжащие отростки росли с каждой секундой. Император вскочил с трона, сжав кулаки. Одно дело дать клятву верности самому Змею, а совсем другое принести клятву этой выскочке!

- Стража! Взять...

Милена не стала дожидаться, когда император закончит. Она подняла древко и стукнула им о землю. Трон покачнулся, император взмахнул руками, пытаясь устоять. Но облако, на котором он стоял, вдруг исчезло и он, истошно крича, рухнул вниз. Ступени тоже лишились магической поддержки, и посыпались вниз, как костяшки домино, хороня под собой стоящих на них гвардейцев. Грохот стих, пыль осела на груду мраморного крошева. В небо устремилась целая куча сияющих желтых шаров - душ императора и погибших гвардейцев.

- До захода солнца, вы должны выбрать нового императора, - Милена повернулась к застывшей в ужасе на балконах знати, - Мне без разницы кто это будет. Главное чтобы он с пламенной страстью расцеловал этот флаг. Если до темноты он этого не сделает, весь Бовирград рухнет и обратится в руины!

Девушка двинулась прочь с площади. Ее сопровождало гробовое молчание. На полпути она обернулась и добавила.

- Еще мне будут нужны войска. Пусть императорская гвардия готовится к маршу.

- Против кого им придется драться? - спросил из толпы кто-то смелый.

- Против мертвецов, - зловеще усмехнулась Милена, - мы должны будем покарать один мятежный орден.

Отец всю жизнь твердил ей про власть денег, но сейчас, гляди в лица притихшей борейской знати, Милена почувствовала власть истинную. Власть одного слова.

Вернувшихся в замок орденцев встречали перепуганные дети с оружием в руках. После того, как Найд отправил в замок спасенных от ведьмы детей, Бутчер организовал для детей-сирот «корпус юных падаванов», куда набрал еще порядка двадцати детей. На битву с Миленой подрастающее поколение решили не брать, и сейчас стайка перепуганных подростков смотрела, как во дворе замка приземляются побитые, обожженные и потрепанные корабли. И из них выходят точно такие же люди.

Вместе с братьями Ордена Гнева в замок бежали жрецы и солдаты разбитого на голову храмового воинства. Рада взяла на себя организацию госпиталя для многочисленных раненных, а Бутчер с Морисиусом начали размещать и кормить беженцев. Найд же занялся вооружением и оснащением остатков побитого войска. Что-то ему подсказывало, что скоро им на стенах пригодится каждый боец.

Так и вышло, уже на третий день войско Милены нарисовалось под стенами замка. Двух тысяч оставшихся у нее воинов для полноценного штурма замка Ордена было откровенно мало. Но так как большинство из них были всадниками, заблокировали они Орден в замке надежно.

Расставив на стены дозоры и убедившись, что штурм прямо сейчас не начнется, странник бросился искать Бутчера и Морисиуса. И застал их за очень интересным занятием. Они развлекались стрельбой из онагра по становившимся лагерем противникам.

- Хорошо пошел! - обрадованно произнес Морисиус, дергая за рычаг и отправляя в полет горшок с зажигательной смесью, - гляди-ка! Шатер подпалили!

- Ага! - Бутчер чуть в ладоши не хлопал, - заряжай следующий!

- Вы чем тут занимаетесь? - поинтересовался Найд.

- Ведем беспокоящий огонь по противнику, не даем расслабиться, - нашел умное название своему развлечению Морисиус.

Бутчер тем временем наводил онагр.

- И раз! - дернул за рычаг он, - и два!

Онагр лягнулся и подпрыгнул, отправляя горшок в полет. Морисиус и Бутчер подбежали к стене, чтобы разглядеть результаты попадания.

- Еще один горит! Один-один! - хлопнули довольные приятели по рукам.

- Они сейчас палатки подальше поставят, и кончится ваша развлекуха.

- Дык мы на другое орудие перейдем, они же лагерь кругом разбивают, - отмахнулся от странника брат.

- Но они и там палатки подальше переставят! - Найд удивился глупости мудрого старшего брата.

- О! В этом вся соль! У нашего запасливого командора есть два типа снарядов: легкие и тяжелые. Пока вы садим тяжелыми, отодвинутся - продолжим потеху легкими. Они же летят дальше! Поберегись! - Морисиус послал в стан врага следующий снаряд.

Найд поднял глаза к небу - Великая Птица, ну за что ты лишила разума двух ближайших помощников! В замке слоняется две с лишним сотни обреченных, отчаявшихся людей, а они тут решили заняться стрельбой по палаточкам! И тут странник заметил, что на хмурых лицах братьев, стоящих на стене, стали появляться робкие улыбки. Если ты загнан в безвыходную ситуацию, то сделай мелкую гадость своему врагу и в твоем сердце начнут распускаться ландыши.

- Хорошо, вы устроите этим уродам веселую ночь. Но наше положение от этого лучше не станет!

- Придумал бы что-нибудь, пока мы делом заняты, - Бутчер, поднатужившись, зарядил онагр следующим снарядом.

- Да и вообще есть у нас план, - нацеливаясь на другую группу шатров, сказал Морисиус.

- И какой же?

- До темноты мы их развлекаем. И одновременно отвлекаем. Сами начинаем потихоньку грузить добро и людей на корабли. Всех заберем до последнего человека.

- И до последнего кривого гвоздя, - перебил Морисиуса запасливый Бутчер.

- А куда полетим?

- Ооо, твой брат подсказал замечательное место! Направимся мы в Штормовое Королевство!

- Зачем?!

- Высоченные непролазные горы, идеальная природная защита. И в них всего один проход!

Найд вспомнил свою бешеную поездочку на Кроте Судьбы и сказал:

- Проходов уже два.

- Как два? - удивился Морисиус, - да не суть, что один, что два прохода мы сможем запечатать насмерть. И люди, те которым со Змеем не по пути, к нам потянутся. Сейчас нас двести человек, а соберем тысячи!

- Плохой план, - покачал головой Найд.

- Это почему?!

- Ну засядем мы в этом котловане, и соберем людей. И ситуация будет точно такой же. Только масштаб разный. Сейчас нас двести и стерегут нас тысячи. А там Милена нагонит армию в сто тысяч. Но не это самое страшное. Вы забываете, что Змей теперь бог. Как только все сопротивление в Борее соберется в одном месте, он по нам и шлепнет. Как тапочком по кучке тараканов. Только брызги в разные стороны полетят.

Морисисус и Бутчер крепко призадумывались.

- И как нам теперь быть?

- Как тараканам. Перво-наперво в кучи не собираться. А еще вы забыли про такую штуку как авторитет. Зря что ли Орден бандюков до икоты запугал? Зато простой народ нас любит. Замок надо покидать ночью, на кораблях. Но надо отвлечь этих, - Найд кивнул за крепостные стены, - иначе половину наших кораблей точно маги посшибают.

- Знаю! - Бутчер подпрыгнул на месте от радости, - знаю я отличный отвлекающий маневр!

Осаждающие внимательно наблюдали за стенами, повесив в воздухе осветительные шары и наколдовав на дозорных ночное зрение. Те напрягались до рези в глазах, но смотреть надо было не на стены, а под них. В окружающем замок рве началось волнение и на берег, абсолютно бесшумно начали выбираться черные фигуры. Несмотря на то, что они были очень массивными, скользили они в кустах и траве, как невесомые тени.

Когда первый из ночных гостей достиг охранения лагеря и встал перед дозорными во весь рост, то первое что они сделали, это заголосили от ужаса. И их можно было понять - ночь, нервы напряжены беспокоящими обстрелами со стен и тут из ночи перед тобой вырастает покрытая броней из черных кристаллов ящерица, чей улыбчивый рот способен перекусить тебя пополам.  Но этот ужасный монстр явился не один, вслед за первой ящерицей из темноты вынырнул десяток ее сородичей и крики караула сменились хрипами агонии.

Пока Милена отбыла в Бовирград, для решения проблема лояльности императора, за командира осталась Киллтайм. Избытком воинской дисциплины она не страдала, поэтому, не утруждая себя обходами караулов, она дремала в своем роскошном походном шатре. Услышав шум и панические крики, она выскочила наружу. Мимо нее с выпученными от страха глазами, пробегал рыцарь в кирасе, исподнем и сдвинутом на бок шлеме. Киллтайм ловко ухватила его за горжет.

- Что за шум?

- Демоны, госпожа! Демоны пришли по наши души! - визгливо прокричал тот.

- Какие еще демоны...

Закончить фразу наемная убийца не успела. Ибо увидела этого демона воочию. Обычных светлых криссалидов в силу их редкости видел мало кто. А уж их черных мутировавших собратьев так и вообще единицы. Но Киллтайм к числу этих «счастливчиков» относилась и знала, что черные криссалиды состоят из костей и мышц. Следовательно, их можно было убить.

- Ко мне! Все ко мне! - увидев несшуюся на нее черную ящерицу, прокричала Киллтайм, вытягивая из ножен парные кинжалы.

Но криссалиды быстро учились у людей коварству. Пока ассасин примерялась как бы встретить атакующую ящерицу, у нее за спиной тихо скользнула черная тень. Длинный, покрытый кристаллическими наростами хвост обвил ноги девушки, и резко дернулся, сбивая ее с ног.

- Что?! Опять?! - закричала Киллтайм, дважды попавшаяся на одну и ту же уловку.

Она еще пыталась отмахаться от криссалидов, но две одновременно навалившиеся ящерицы быстро отправили ее на перерождение.

- Пора! - скомандовал Найд, видя как замешательство в стане врага, достигло своего пика.

Он, прыгая через три-четыре ступени, слетел со стены и со всех ног направился к одному из летучих кораблей. На борт этой баржи заранее погрузили пегаса и корзину, полную яиц криссалидов. Это было своеобразной страховкой на тот случай, если ящерицам не удалось бы прорвать кольцо осады. Но странник убедился, что внезапная атака ящериц прорвала окружение. Криссалиды будут бежать всю ночь пока не найдут речку или озеро, а потом их поймать будет не так просто. Странник забежал по сходням на борт баржи.

- Поднимаемся! - услышал он приказ Бутчера, - все вверх!

Жрецы на кораблях замахали руками, в летательных пузырях засветился газ, они раздулись так, что жалобно заскрипели удерживающие их веревки. Флотилия Ордена устремилась в небо... а затем корабли кинулись врассыпную. Ведь чтобы выжить «тараканам» надо прятаться каждому в свою щель.

Мельник Сафон вел обособленный образ жизни. И причиной этому был его род занятий. Он поселился не там, где хотел бы жить, а там, где можно было поставить мельницу. У небольшой речушки, на которой он соорудил запруду для водяного колеса. И когда в его дверь кто-то не особо стесняясь, забарабанил глубокой ночью, Сафон взялся за вилы. Крестьяне привозили зерно на помол исключительно днем, а по ночам могли заявиться только лихие людишки с плохими мыслишками. Сафон притушил фитиль плошки и махнул головой жене и детям, указывая на люк в подпол. Требовательный стук повторился и Сафон подошел ближе к двери.

- Кого принесло? - нарочито сердитым голосом спросил он, - а?

- Добрую весть и хороших людей! - задорно ему ответили с той стороны.

- Чегооо? - не сразу понял Сафон, - это каких таких людей?

- Тех, которые отрезали маленький кусок от сынка графа, когда он к дочке твоей приставал, - прозвучал ответ из-за двери.

Охнув, мельник суетливо скинул засов и отворил дверь. Воинов Ордена Гнева было не узнать. В темноте за порогом стояли пять человек в каких-то поношенных рубищах поверх кольчуг и доспехов. Сафону сразу стало неудобно за вилы, которые он держал в руках.

- А вот тебе, отец и добрая весть, - один из воинов протянул мельнику позвякивающий мешочек.

- Ой, да не вы мне платить должны, а я вам!

- Бери, отец, бери. Мы же не просто так даем, а за услугу. Нам бы на постой к тебе напроситься.

Сафон открыл дверь пошире.

- Что ж вы на пороге топчитесь, проходите, располагайтесь!

- Да нам не на один день. И не на неделю надо. И желательно не в дом.

- Куда ж я вас пристрою, ежели не в дом? У меня, почитай, только дом и есть. И еще сарай заброшенный.

- Вот! Сарай как раз подойдет! Туда же нос мало кто сует?

- Никого там вообще не бывает, стоит рухлядью забитый. Но не по-людски это как-то, дорогих гостей в сарае держать, - засомневался мельник.

- Еще как по-людски, отец. Особенно если никому про этих гостей не рассказывать, - подмигнул один из орденцев.

Не все братья Ордена ютились на отшибе. Там безопаснее, но много дел не наделаешь. Странник разбил Орден на десятки, и каждый такой десяток образовал партизанскую ячейку. Найд со своей ячейкой обосновался в Амони, чуть ли не самом опасном городе в Борее. Амони населяли в основном крупные донатеры, вливавшие в игру огромные деньги и привыкшие, что администрация игры преданно смотрит им в глаза, высунув язык. И не то, чтобы они проявляли бунтарский дух, просто до них медленно доходило, что Змею их деньги в реале не нужны были даром. Привыкшие все получать в реальном мире по щелчку пальцев, они никак не могли смириться, что теперь они стали заложниками.

Безопасные прежде улицы Амони теперь патрулировали воины в черных доспехах с золотыми шлемами. На груди и на плащах у каждого воина было вышито изображение Змея. На мелкие преступления, типа воровства, Стерегущие закрывали глаза. Зато за любое нелицеприятное высказывание или шуточку в сторону Змея могли и голову снести.

Партизанщина Ордена еще осложнялась и новой аурой, которую могли навешивать Стерегущие. Наряду с красной аурой преступника, появилась пепельно-серая аура еретика. Из-за этого отличительно знака, Орден уже начал терять своих братьев. НПС умирали и не возрождались, а к игрокам последователи Змея применяли такое милое новшество в Четырехземье как пытки. От ауры были защищены только два члена Ордена Гнева - Найд и его брат. Браслеты не только прикрывали их от любого заклинания магического поиска, но и отражали накладываемые на них ауры. Причем отражали прямиком на того, кто их накладывал.

Найд в Амони устроился неплохо, в подвале винодела, которого Орден в свое время спас от Вестников Гнева. Если бы не повышенная чувствительность к алкоголю, странник бы уже спился к чертям собачьим, потому что его с утра до ночи окружали бочки, бочонки и стойки с запыленными бутылками. Штаб ячейки располагался тут же, за большим дубовым столом, где сейчас и собрались братья Ордена, что-то высматривая на карте города.

Над их головой звякнул отпираемый засов, орденцы набросили поверх карты скатерть. Это не спасло бы их от Стерегущих Веру, но случайно заглянувшего зеваку сбило бы с толку. Но в люк просунулась вихрастая голова Иоганнеса.

- Идет! Глашатай идет!

- А секретный стук? - рыкнула, сидевшая рядом с Найдом Танара. Странник был очень рад, что в его ячейке оказались опытные диверсанты - Танара и ее муж.

- Я ведь торопился, - попытался оправдаться Иоганнес.

- У меня из-за твоей торопливости десять тысяч нервных клеток сгорело, - не сдавалась Танара.

- Народ, стоп! Ты, - странник ткнул пальцем в Иоганесса, - торопись медленно, с умом. Поспешишь и нас всех под плаху подведешь.

- Ну а ты, - Найд повернулся к Танаре, - пей валерьянку и собирай людей. Мы выходим.

Странник знал, почему нервы у спокойной как танк Танары совсем расшатались. Каждый уходящий день уносил с собой время, отпущенное ее мужу. Найд уже несколько раз видел, как среди городской суеты вдруг останавливался человек и хватался за грудь. А через секунду желтый светящийся шарик взмывал вверх, обозначая еще одну истинную смерть игрока, из-за отказавшей капсулы.

Орденцы вышли из лавки винодела и разделились. Найд направился на городскую площадь, а Танару с остальными братьями Ордена увел за собой Иоганнес. Удивительно, но из детей воспитанников Ордена получились чуть ли не лучшие разведчики и шпионы.  Мало кто обращал внимание на мальчишек попрошаек, а те всегда держали глаза широко открытыми.

Найд тоже был выряжен в просторное нищенское рубище, надежно скрывавшее его облегающий тело блестящий доспех. Гению маскировке Танаре пришло в голову пропитывать нищенские одежки братьев зловонной жижей из мусорных ям. Больше всего от этой революционной идеи страдал Найд с его совершенным нюхом. Но даже он был вынужден признать, что идейка была замечательной. Городские обыватели теперь не только не задерживали на них взгляд, но и вообще старались убраться от братьев как можно дальше и как можно быстрее.

Вот и сейчас, когда Найд вышел на площадь, народ, поводя носами, сторонился и пропускал его по пути к грубо сколоченному помосту в центре. На помосте уже томились привязанные к столбам трое бедняг. Их кожу покрывали свежие шрамы, видимо их только что высекли в назидание. За что их наказали, Найд не знал. Они могли, как рассказать неудачный анекдот про Змея в кабаке, так и напасть на патруль Стерегущих. Но Найда интересовали не бедолаги, а стоявший в окружении Стерегущих глашатай, выряженный в короткий черный дублет и золотые шоссы. Глашатай держал в руках свиток, и громким, бравурным голосом зачитывал послание народу.

- Возрадуйтесь честные граждане Амони! Вслед за бездушным тираном, называвшим себя императором Бореи, пал и отъявленный душегуб и язычник - конунг Фальдорры!

Народ вокруг почему-то не стал приплясывать от радости. А у Найда на душе заскребли кошки. Культ Змея добрался до Фальдорры. Теперь эта заваруха могла повлиять на живущих там приятелей. Не казнили ли Харла вместе с конунгом? Не сожжен ли дотла райский остров, где остались Кейн и Грация?

- Благоразумный падишах Литорума согласился перейти под длань истинной веры! Да продляться его дни! - продолжал вещать глашатай, - скоро! Совсем скоро исчезнут стены, разделявшие народы Четырехземья и все мы заживем большой счастливой семьей!

Найд отметил про себя, что глашатай ничего не сказал про Териос и его правителя. Наверное, земляным еще как-то удавалось отбиваться от Змея и от остальной «большой и счастливой семьи».

- Мы, Стерегущие Веру, напоминаем, что в славном городе Амони скрываются опасные бунтовщики, убийцы и насильники, известные под названием Ордена Гнева. Тот, кто укажет их местоположение, получит награду в пятьсот золотых. А тому, кто предоставит им убежище, будет грозить справедливая кара!

Глашатай красноречиво перевел взгляд на привязанных к столбам.

Глава 13



Глашатай закончил свою речь и ответом ему были не радостные овации или злые выкрики, а полная тишина. И заполнена эта тишина была по большей части отчаянием. Двое Стерегущих спустились с помоста, толпа расступилась, пропуская их. За ними спустился и сам глашатай, сопровождаемый еще двумя воинами. Стерегущие с вызовом осматривали толпу, люди же отводили взгляд или стояли, глядя себе под ноги. На площади скопились тысячи, но лишь один из них смотрел на глашатая в упор и при этом еще имел наглость улыбаться.

Глашатай, было, вскинулся, но в улыбчивом смельчаке вдруг узнал городского дурачка. Кажется того звали Найденышем. Он давно исчез из города, но вот снова объявился. Еще более оборванный, чем обычно. Сечь этого чудака плетьми, занятием было бессмысленным. Сам он ни черта не поймет, а обывателей показательная порка дурачка не впечатлит, а наоборот может еще и разозлить. Поэтому Стерегущие прошествовали мимо. Камуфляж, придуманный Танарой, да и былая «слава» Найда сработали на ура.

Даже обнаружив, что странник следует за ними, Стерегущие вряд ли бы сильно насторожились. Но и Найд старался сильно не отсвечивать, аккуратно перебираясь между уличными палатками торговцев и прячась за группами людей. Куда направляются Стерегущие, странник знал. Эти инквизиторы возвели на окраине Амони, возле самой крепостной стены, башню из черного камня, которую обвивала скульптура Змея. Башня вздымалась вверх метров на двадцать, но побывавшие там на «экскурсии» говорили, что подвалы в ней куда обширнее. И вой в этих подвалах не затихал ни днем, ни ночью. Именно поэтому инквизиторы построили свою резиденцию на отшибе.

Чем ближе Стерегущие подходили к окраине, тем более пустынной становилась улица. Исчезли лавки торговцев, перестали попадаться зеваки. Этот район и раньше не пользовался особой популярностью, а с появлением башни Стерегущих, живущие здесь люди побросали свои дома и переехали жить к родственникам. Запустение чувствовалось в приоткрытых воротах, в гнетущей тишине и в пыли, припорошившей брусчатку улицы. Странник, уже не скрываясь, ускорил шаг, догоняя глашатая и четверых бойцов.

Однако Стерегущие не огладывались, их внимание было поглощено тем, что происходило на улице. Перед заброшенной мастерской красильщиков тканей, прямо на дороге сидел парнишка. Высунув от усердия язык, он что-то рисовал на брусчатке большой грубой кистью, которую он время от времени окунал в ведерко с ярко-красной краской.

- Ах ты мелкий засранец! - глашатай разглядел, что за фигуру Иоганнес, а это был именно он, старательно выводил на дороге. Сверкая свежей краской, на мостовой красовалась орлиная лапа, символ Ордена Гнева.

- Взять его! - завопил глашатай и сразу двое Стерегущих поспешили к ребенку.

Подошедший ближе Найд заливисто свистнул.

- Эй, змееныши! - от окрика странника инквизиторы стали краснее раков. Обидное прозвище, данное им по видовой принадлежности их верховного божества, бесило их сильнее, чем злые муравьи под рубахой, - отстаньте от пацана, найдите себе соперников по силам.

- Городского дурачка, что ли? - ухмыльнулся глашатай и кивнул Стерегущим, - этого тоже берем на прогулку до башни.

Найд достал из ножен «Блудного Кота», с лезвия кинжала на землю упала небольшая капля. Пыль, на которую попал яд, задымилась и зашипела. Глашатай нервно сглотнул.

- Эээ... сопротивление Стерегущим Веру наказывается истинной смертью! - напомнил он.

- Я не рожден в этом мире, я приходящий.

- Тогда ты обрекаешь себя на пытки! Тебя привяжут к столбу, сорвут одежды и будут целую неделю два раза в день пороть кнутом!

- Если я уберу оружие и пойду с вами, может, договоримся всего на пару дней порки? - примиряюще сказал странник.

- Нет уж, наказание за проявленную непочтительность по отношению к Змею и его смиренным слугам едино для всех! - воспрянул духом глашатай, почувствовав слабину, - только понтифекс Милена своим высочайшим повелением может отменить сию кару.

Глашатай усмехнулся и добавил:

- Но вряд ли она заинтересуется оборванным мальчишкой и...

- Городским дурачком? - перебил его странник.

Глашатай довольно кивнул.

- Ошибаешься. Если вы ей приведете мальчишку, она может быть она от радости и не запрыгает. Хотя он полноправный член Ордена Гнева...

При этих словах странника Стерегущие сделали на Иоганнеса стойку.

- А уж если вы доставите ей целого гроссмейстера, - Найд рывком сорвал с себя нищенское рубище, - то она вас взасос расцелует. Всех пятерых.

Челюсти Стерегущих Веру синхронно звякнули об мостовую. Преображение сумасшедшего нищего в воина в блестящем облегающем тело доспехе, на пару секунд замкнуло им мозги. Когда их чуть подотпустило, четверо инквизиторов рванули из ножен короткие, зазубренные с одной стороны мечи. Даже глашатай покопавшись в кошеле у пояса, выудил оттуда узкий нож для резки пергамента и с перекошенным от злости лицом, начал надвигаться на странника.

- Пятеро на одного, это вообще честно? - спокойно спросил Найд.

- Еще как! - ухмыльнулся один из Стерегущих.

- Ну как скажите, - Найд метнул кинжал «Броском мангуста», из закрытой ладони в ближайшего противника. «Блудный кот» чиркнул того по не прикрытому доспехом предплечью и вернулся в ладонь странника. Инквизитор схватился за порез и натуральным образом позеленел - яд начал работать, понемногу выпивая из него жизнь.

Ворота заброшенной мастерской рухнули на землю, кто-то заранее подпилил их петли. Из ворот на улицу высыпал десяток орденцев с оружием в руках.

- В жизни бывают такие повороты. Оп! И счет не в вашу пользу, - обрадовал опешивших инквизиторов Найд.

Не зря орденцы считались спецназом. Двумя точными выстрелами Танара добила отравленного подранка, а ее муж одним взмахом своей чудовищной секиры повалил сразу двух противников. Глашатай, видя, как стремительно тает его воинство, отбросил нож и решился на крайне мужественный поступок - поспешное бегство. В руках до сих пор не принимавшего никакого участия в потасовке Иоганнеса появился аркан. Паренек остановил свой выбор на веревке с петлей, и он с утра до ночи с ним упражнялся, закидывая петлю на столб.

Лассо, со свистом разрезало воздух, и опустилось на убегающего глашатая, перехватив его поперек груди. Мальчишка оружие освоил на «отлично», но ему в противостоянии не хватило веса. Плотненький глашатай поднатужился, дернулся вперед и свалил с ног вцепившегося в веревку Иоганнеса. Страх творит чудеса, прислужник Змея тащил мальчишку за собой как ломовой конь. Он так бы и проволок его до самой башни, если бы странник не подскочил и не дернул за веревку, опрокинув глашатая на спину. Доспех «Абсолютного чемпиона» наделил Найденыша недюжинной силой - глашатай упал в дорожную пыль и зажмурил глаза.

- Уснул? - навис над ним Найд.

Тела подельников остальных Стерегущих Веру уже исчезали, причем трое из них точно были игроками. НПС никогда, даже во время самого лютого побоища, не использовали нецензурную лексику. Эти же трое, погибая, матерились как распоследние сапожники.

- Стерегущие вас найдут и строго накажут, - открыл глаза глашатай и увидел склонившегося над ним Найда.

- Так уже нашли, - весело ответил тот, - и кто кого наказал?

- Меня вам не напугать. Я - истинный житель Четырехземья и мой повелитель тут же возродит меня после смерти. А еще он милостиво избавил меня от страданий и боли. Я ее почти не чувствую!

- Тебе повезло, - с неподдельной завистью произнес странник, - но есть вещи хуже боли. К примеру, позор. Несмываемый.

Утром на главной площади Амони пыточная инсталляция поменялась. Пришедшие на смену стражники обнаружили, что позорные столбы исчезли вместе с пленниками. Но то, что появилось на их месте, было гораздо интереснее. Посреди площади стояли деревянные колодки, в которые были закованы руки и голова перемазанного в грязи бедолаги. Шагах в десяти стояла тележка, доверху наполненная конским навозом. Одним своим присутствием она намекала на то, что надо подойти, взять в руку конское «яблоко» и запустить его в лицо несчастного. Этим увлекательным занятием стражники и решили заняться, соревнуясь друг с другом в меткости. Закованный в колодки бедолага мычал сквозь кляп и корчил безумно смешные рожи, пытаясь уклониться от очередного куска навоза. Дополнительные страдания несчастному создавали стрелы, торчащие из его ягодиц.

К стражникам присоединилась местная детвора, далекая от политических и религиозных споров. В средневековье для детворы развлечений немного, выстругать коняшку из дерева, кораблик пустить в ближайшем ручье. Или закидать камнями или навозом преступника. Пусть меткость и сила броска у мальчишек была намного ниже, чем у Стерегущих Веру, но их было много и времени у них тоже было навалом. От частых шлепков по лицу бедолаги текли слезы, оставляя разводы на его испачканных в пыли и навозе щеках.

Развлечение продолжалось до той поры, пока один из Стерегущих не обратил внимания на то, что в торчащих из филейной части преступника стрелах было необычное оперенье. Среди белых перьев торчало одно маленькое красное. Зачем Орден Гнева пометил преступника, таким образом, стражники узнали в тот момент, когда достали из его рта кляп. Рыдающего и бьющегося в истерике глашатая завернули в плащ одного из стражников и увели с площади.

Найд понимал, что оставаться в Амони после этой проделки опасно. Стерегущие прошерстили бы каждый подвал и каждый чердак чтобы отыскать орденцев. Поэтому сразу после того, как они заковали в колодки глашатая, странник вывел своих людей из города. Они направились на старый карьер, где их ждали припасы для дальнейшего путешествия и пегас.

- Аркан жалко, - сокрушался Иоганнес, идя рядом со странником. Оружием мальчишки обмотали закованного в колодки глашатая, чтобы тот меньше дергался.

- Не переживай, в первой же попавшейся на пути лавке купим тебе другой. Из кожи королевского крокодила, как ты и хотел, - пообещал Найд.

- С шипами на петле, которые плоть режут лучше бритвы? - просияв, спросил паренек.

- Именно, - чуть содрогнувшись, ответил Найд и довольный парень убежал вперед идущей по дороге колонны, чтобы похвастаться перед друзьями.

Но свято место долго не пустует, его место возле странника тут же заняла Танара.

- Мы занимаемся мальчишеством, ерундой, - лицо девушки было бело, как мел, а губы сжаты в две тонкие струны, - а время идет. Вчера у мужа сердце прихватило. Он храбрится и отмалчивается, но я знаю - это из-за капсулы.

- Мы делаем важное дело, - Найд не делился всем планом даже со своими ближайшими соратниками потому, что каждый из них мог попасть в лапы Милены. А под пытками и уж мог запеть как соловей, - мы дарим людям надежду. Как думаешь, многие теперь в Амони верят, что Змей всесилен? Ты видела глаза жителей этого города, в них исчез огонь, они готовы были сдаться. А сейчас, когда они увидели...

- Да плевать мне, что они увидели! Литарь может умереть!

Найд резко остановился, взял девушку за плечи и развернул к себе лицом.

- Поверь, мы делаем все, чтобы как можно быстрее победить Змея. Ты говоришь, что мы занимаемся мальчишеством? Нет! Мы раздергиваем силы Милены. По всей Борее братья Ордена и примкнувший к ним народ каждый день устраивают ей неприятные сюрпризы, отвлекая внимание. А в это время мы готовимся, Танара. Готовимся нанести небольшой, но очень чувствительный удар.

- Куда мы сейчас? - Танаре ничего не оставалось, как довериться Найду.

- Туда, где все это дерьмо началось - к Храму Воздуха.

Посреди белоснежного Бовирграда тоже выросла черная башня, сложенная из крупных каменных блоков и обвитая мощным змеиным телом. Венчала башню голова Змея, причем резчики по камню сделали ее максимально похожей на оригинал, даже рог на ней был обломан. На верхнюю площадку, которая располагалась прямо под разверзшейся пастью Змея, могли забираться только трое из всех живущих в Четырехземье: Милена, Киллтайм и Артур.

Площадка башни была идеально ровной, вокруг даже отсутствовали ограждения, предохраняющие от падения с головокружительной высоты. Весь камень площадки был отполирован в черное зеркало и только небольшой круг в центре был матовым и светился изнутри мелкими желтоватыми искорками. В круге стояла призрачная фигура старика в черной хламиде. Перед Змеем, склонив голову, расположилась Милена двумя своими ближайшими помощниками. Удивительное дело, она была фактически Императрицей всего Четырехземья, а под взглядом старца ощущала себя школьницей, которую поймали на перемене в туалете с сигаретой.

- Я не понимаю! - разорялся Змей, - огненные преклонили колено, а Борея с Фальдоррой натурально горят! Нет - полыхают революцией! Что ни день, то диверсия!

- Мы боремся... - хотела было возразить Киллтайм, но старец ее беспардонно перебил.

- С кем?! С чем?! Неделю назад на площади Амони нашего герольда навозом закидали! Три дня назад из-за отравленного колодца мы потеряли сотню людей! Вчера кто-то взорвал летательные пузыри на имперском флагмане «Царице Бурь» - полтысячи борейских гвардейцев улетели на перерождение. Это наши элитнейшие воины!

- Ну и что? Они же возродились, - фыркнула Киллтайм, а Милена мысленно захотела ее придушить.

- Возродились, но ослабленными! Если дело так и дальше пойдет, то наша армия будет сборищем инвалидов! Но основная проблема даже не в этом, а в том, что эти диверсии роняют наш престиж! Народ отказывается в меня верить! Нет веры - нет молящихся в храмах. Нет молящихся - ко мне не поступают силы!

Милена покрепче стиснула зубы, это нытье она слушала уже в десятый раз. Оккупировав Тронную Гору Змей как бы сел на центральную трубу, по которой неслось тоннами обожание и поклонение от верующих к их божеству. Вернее должно было нестись. Труба у Змея была, а вот обожание в ней пока текло тонким ручейком. И партизанщина увеличению этого ручейка не способствовала. Без веры жителей Четырехземья Змей и сам не был способен творить по-настоящему впечатляющие чудеса и отправлять единицы веры хранителям Стихий: Птице, Черепахе, Саламандре и Бизону. Так что бесноваться хитрому ИИ, захватившему мир, было от чего. Вот оно - могущество, только руку протяни, а мешают его заполучить только мелкие козявки.

- Я слышал, бунтовщики называют вас змеенышами? Вы не достойны этого прозвища, вы бесполезные, бесхребетные черви! - продолжал разоряться Змей, - когда вы решите эту проблему?

- Да за неделю! - сгоряча пообещала Киллтайм.

- Месяц, - холодно поправила ее Милена, - нам нужен месяц. И Борея будет зачищена.

- Много, - покачал головой старец.

- Но зачищена основательно.

- Хорошо, - немного подумав, - согласился Змей, - даю вам ровно тридцать дней. Если вы не выжжете каленым железом бунт среди воздушников, то я вам устрою экскурсию по подвалам черной башни. Вы же там все основательно обустроили?!

Милена молча кивнула, прозрачная фигура Змея растворилась в воздухе.

- Никогда. Больше. Не лезь в разговор, - Змей не зря выбрал Милену своим доверенным лицом. Эти слова она не сказала, а прошипела.

Киллтайм резко побелела, при всей своей безбашенности, она понимала, что Милена собирается ей устроить экскурсию по застенкам прямо сейчас.

- Сегодня орденцы напали на главный храм Воздуха, Змей про это не знает, а ты тут разбрасываешься обещаниями! Когда он узнает, сначала его хватит кондрашка, а потом...

- Я отобью это храм! - не дала договорить Милене наемная убийца, - отправлюсь туда сейчас же!

- Нет, это дело деликатное. Сам Храм и жрецы не должны пострадать. Туда, вместе с войсками отправишься ты, Артур, - Милена обернулась к своему молчаливому телохранителю.

Тот лишь кивнул, подтверждая, что понял приказ и направился к лестнице.

- Эх, веселье прошло мимо, - по Киллтайм было видно, что она искренне сожалеет, что ей не удалось помахать мечом, - кстати, не желаешь отдохнуть и расслабиться? Сегодня же «Пляшущий Висельник» открывается!

Перешедшие под знамена Змея, надевшие на себя черное с золотым люди и НПС, мягко говоря, особой популярностью среди остальных жителей Четырехземья не пользовались. Средь белого дня на улице на них мало кто нападал. Но в лихих кабацких драках «змееныши» страдали часто. Чтобы этого избежать по приказу Милены в Бовирграде был возведен увеселительный дом специально для своих людей. Назывался этот кабак для избранных «Пляшущий Висельник». Там был огромный питейный зал, роскошное кабаре, целый оркестр и площадка для танцев. Запертым в Четырехземье людям не хватало привычных развлечений из реальной жизни, и они с радостью собирались отпраздновать открытие этого средневекового подобия ночного клуба.

Все, но не Милена. Насаждая власть Змея, она побывала в десятках мелких стычек и крупных сражений. И поняла - ратное дело с тремястами процентами боли удовольствие исключительно для мазохистов. Хоть Милену и прикрывали постоянно телохранители, но в нее прилетала и шальная стрела и удачно пущенный файербол. В первом случае она почувствовала себя насаженным на вертел кроликом, во втором - ее тело как будто погрузили в кипящее масло. Небольшой порез на тренировках с оружием заставлял ее чуть ли не выть от боли. Боли, которую она ненавидела и постоянно боялась. Милена боялась запнуться на лестнице, обжечь руку об слишком горячую кружку или врезаться лбом в низкий косяк двери. Постепенно эта боязнь перешла в паранойю. Милена максимально ограничила свои выходы на люди, из-за опасения покушений закрыла вход на верхние башни для всех, кроме Артура и Киллтайм. Да и те могли появляться в ее покоях только без оружия.

Поэтому предложение Киллтайм сходить и развеяться, для Милены было сродни приглашению в клетку к голодным тиграм.

- Нет, у меня слишком много дел, чтобы трясти своей задницей в клубах, - недовольно буркнула предводительница Стерегущих.

- Ну и зря, трясение задницей иногда хорошо прочищает мозги, - беззаботно ответила ей ассасин, - я могу идти? Для меня же нет тех самых неотложных дел?

Милена мотнула головой и обрадованная Киллтайм, слегка поклонившись, удалилась.

«Пляшущий Висельник» занимал целое трехэтажное здание с четырьмя высокими колоннами по углам. Оно было почти целиком завернуто в алую ткань и подсвечивалось разноцветными факелами и чашами с полыхающим в них огнем. Над входом болтался в петле трехметровый ехидно улыбающийся скелет. Его слегка раскачивал туда-сюда созданный с помощью магии ветер, создавая иллюзию неистовой пляски.  Вход с высокой аркой охраняло сразу шесть тяжеловооруженных стражей. Еще десяток стоял с луками на стенах, отдыхающие «змееныши» серьезно опасались налета. Стражи синхронно отдали честь, входящей в «Висельник» Киллтайм.

На первом этаже раскинулся рай для алкоголиков. В зале, заставленном квадратными столами, помещалось сразу аж четыре бара, по одному на каждую Стихию Четырехземья. Тут можно было отведать и освежающих борейских напитков и обжечь горло пойлом из Литорума. Земляне славились своими травяными настойками, а фальдоррский алкоголь подавался в рюмках изо льда. Киллтайм выпивка интересовала мало, ее кровь согревали совсем другие увлечения. Ей до одури нравилось убивать людей, что в реальности, что в виртуальном мире. Каждый, раз глядя в глаза жертве и видя ее затуманивающийся взор и затухающий разум, Киллтайм чувствовала свою безграничную власть над жизнью и смертью. Она ощущала себя ангелом смерти, обладающим гораздо большей властью, чем старик, сидящий на занюханной Тронной Горе.

Бойни сегодня вечером не намечалось, поэтому ассасин решила предаться другим страстям. Она поднялась по широкой центральной лестнице на второй этаж. Тут царил полумрак, освещаемый лишь вспышками шаровых молний. В этих всполохах проглядывались только полуобнаженные извивающиеся тела. Клубная музыка в исполнении органа, арф, нескольких флейт и барабанов звучала диковато и как-то по-сатанински. Но Киллтайм и пришла сюда именно за этими ощущениями. Она смело влилась в отплясывающую толпу, расталкивая веселящихся людей локтями. Несколько человек оборачивались, желая наградить нагло протискивающуюся девушку крепким словом или тумаком, но видя, кто тут борзеет, моментально бледнели лицом и отворачивались. Мало того, что Киллтайм была правой рукой Милены, так еще она отличалась взрывным характером, поэтому с ней старались не связываться.

Девушка протолкалась к подиуму, на котором собралась танцевальная элита и вскарабкалась на него. Бывает, что в зале собираются тысячи людей, но только двое из них цепляются друг за друга взглядом. Это не кокетливые, аккуратно бросаемые взоры, это взгляд с вызовом в упор. Глаза в глаза. Не сводя вызывающего взгляда, к Киллтайм сквозь толпу двинулся высокий брюнет с короткой бородой клинышком.

«Чертовски хорош!», - подумала Киллтайм, глядя на его атлетическую фигуру, едва скрываемую черной атласной жилеткой. Брюнет мягким, кошачьим движением ушел за спину Киллтайм, и, обняв ее одной рукой за талию, другой за плечи, начал плавно раскачивать девушку. Но ассасин не собиралась из себя изображать легкую добычу. Она присела, захватив руку брюнета, и швырнула его через спину.

Красавчик прокатился кубарем и встал, вытирая кровь с разбитой губы. Потом усмехнулся и вытянул из ножен за спиной длинную гибкую саблю. Подкинув ее в руке и ухватив за клинок, он протянул саблю Киллтайм. Она взяла предложенное оружие, а толпа вокруг в возбуждении завопила:

- Кровавое танго! Давай, красавчик, покажи себя! Музыку громче, кровавое началось!

Брюнет оказался не просто красавцем, он был еще и редким смельчаком. Станцевать «Кровавое танго» с такой сумасшедшей партнершей отважился бы не каждый. Киллтайм уперла рукоять сабли себе в грудь, выставив клинок прямо перед собой. Брюнет подошел ближе и приставил острооточенный клинок себе к груди.

И танго началось! Киллтайм сделала шажок навстречу партнеру, тот отступил. Ему надо было точно угадывать направление движения девушки, чтобы под ее напором сабля не пробила его на вылет. Но и слишком поспешно отступать в этом танце не следовало, если сабля упала на пол, то на голову партнера посыпались бы насмешки и обвинения в трусости. Ассасин и брюнет кружились напротив друг друга, толпа вокруг них расступилась, образуя живой круг. Скудные источники света в зале погасли, лишь на танцующую смертельное танго пару откуда-то с потолка упал столб кроваво-красного света.

С лица брюнета не сходила отчаянная улыбка, а его глаза светились ненормальным весельем. На его груди бежали несколько ручейков крови от глубоких порезов, но сдаваться он не собирался. Киллтайм подумала, что ей посчастливилось встретить равного себе по отмороженности субъекта. Ритм мелодии все ускорялся, порезы на груди Брюнета становились все глубже. Кровь, засыхая, уже целиком покрыла его грудь своеобразной красной манишкой.

Музыка резко оборвалась, красавчик схватился голой рукой за клинок и отбросил его в сторону. Он прошел испытание и готов был получить награду. Свет померк, Киллтайм почувствовала, как сильные руки партнера по «Кровавому танго» ухватили ее за талию и притянули к себе. Она почувствовала тяжелое, сбивающееся дыхание, а потом и впившиеся поцелуем губы. Руки его смело шарили у Киллтайм по спине, у нее началось головокружение, предвещавшее, что сегодняшняя ночка будет жаркой.

Вдруг смельчак разорвал объятия и резко оттолкнул Киллтайм. Она взмахнула рукой, желая его поймать, но ухватила только воздух. Под потолком засияли молнии, и ассасин увидела, что круг пуст - брюнет куда-то ускользнул. Из окружающей ее толпы начали доноситься редкие смешки.

- Поматросил... нет, даже не поматросил, а уже бросил! - раздался чей-то радостный вопль, и смешки превратились в хохот.

Киллтайм тихо зарычала. Ночка все равно будет жаркой, она перевернет весь этот гадюшник вверх дном, отыщет наглеца и повеселится с ним по-своему.

Третий этаж «Пляшущего Висельника» занимали номера для желающих уединиться и несколько административных кабинетов. В один из них и ввалился пропавший брюнет. Сидевший за столом и щелкающий костяшками счет Люпис вопросительно уставился на красавчика.

- У вас сегодня удачный вечер? - спросил он.

Брюнет устало привалился к стене и, морщась, пощупал окровавленную грудь.

- В целом да. Только стар я уже для таких штучек.

- Вы серьезно ранены? - забеспокоился Люпис.

- Ерунда, - отмахнулся брюнет, - больше пострадало мое самолюбие.

Его черты лица и фигура начали оплывать, как попавший на сковородку воск. У него появился солидный животик и седина в длинных волосах.

- Дорогой Морисиус, я потратил на возведение этого места три сундука с золотом. Вот это настоящие потери.

- Все окупится Люпис!

- Мне будет достаточно того, что вы свергнете Змея и его императрицу. Их правление сильно вредит делам, - Люпис, как настоящий деловой человек был рад помочь друзьям, но и о своей выгоде никогда не забывал, - ты точно скопировал образ этой убийцы?

- Да, - ответил Морисиус, и его фигура снова поплыла, превращаясь в близнеца Киллтайм, - чем ближе контакт, тем быстрее я могу перевоплотиться. А у нас с ней контакт был очень близким.

- Так вас можно поздравить?

- С чем? Считай, что гадюку поцеловал, - сморщился Морисиус.

Глава 14



Сразу после битвы при Быстринке и бегства Ордена из своего замка в Храм Воздуха вернулась Рада. Раскаиваясь и признаваясь в неземной любви к Змею, она попросилась обратно. Помимо нее в храм возвращались многие жрецы, разбежавшиеся после бойни. В бою возле Быстринки Рада себя никак не успела проявить. Она не была замечена в массовом убийстве сторонников Милены. А что просто рядом постояла, так все жрецы пришли на поле брани по приказу прежнего Первожреца, предателя и еретика. Казнить всех и не возрождать Змей себе позволить не мог, его будущей империи требовались умельцы, способные поднимать в воздух корабли.

Назначенный Миленой новый Первожрец принял раскаивающуюся Раду с распростертыми объятиями. Потери жрецов были высоки, в строю осталось всего три архижреца, включая его самого. А повышать среди оставшихся рядовых жрецов было некого, более или менее толковых мобилизовала Милена. Как лекарей или пилотов воздушных кораблей. Кадровый голод среди жрецов был настолько сильным, что они едва могли поддерживать в воздухе молитвами громадную перевернутую пирамиду Храма. Конечно, узнай Милена или Киллтайм, кого именно пригрел на своей груди новый Первожрец, и ему бы голову тупой пилой отпилили и Раде тоже. И не по одному разу.

Сам Храм Воздуха превратился в госпиталь-санаторий, куда Милена отправляла своих побитых недругами и жизнью воинов. Рада, наравне с другими жрецами, старательно их лечила, выполняя и даже перевыполняя план постановки на ноги Стерегущих, с которыми в это же время беспощадно бились братья Ордена. Чем и заслужила доверие Первожреца.

На этот раз на заслуженный отдых в Храм прибыли борейские гвардейцы. Им вообще доставалось больше Стерегущих, Милена не особо щадила бывшую имперскую элиту и бросала гвардейцев на самые горячие участки. Но этой группе ветеранов повезло особо. Сначала они гордо летели на имперском флагмане «Царя Бурь» с презрением глядя вниз на простых обывателей. Тень, отбрасываемая на землю гигантским кораблем, развевающийся на мачте черный флаг и заряженные гудящими шаровыми молниями аркбаллисты, наводили ужас на жителей селений, над которыми величественно проплывала «Царица Бурь».

Но через четыре часа полета тихий скользкий ужас поселился и в сердцах гвардейцев. Приставленные к кораблю жрецы Воздуха, не сговариваясь, вдруг вместе замахали руками как ветряные мельницы, распевая псалмы и вознося молитвы Птице. В трех летательных пузырях газ засиял, потом засветился нестерпимым для глаз ярким зеленым светом. Пузыри со скрипом надулись и рванули ввысь, потянув за собой и «Царицу Бурь». Гвардейцы приветствовали эту выходку радостными воплями, этим бесстрашным рубакам нравились отчаянные маневры. Но их крики заглушили три громоподобных хлопка, не выдержав напора накачиваемой в них магической энергии пузыри лопнули. Впечатляющий подъем сменился не менее впечатляющим падением. Гвардейцы продолжили орать, но орали они на этот раз от дикого ужаса. «Царица Бурь» врезалась в землю, подняв тучу пыли, застонав, лопнул шпангоут корабля. Падения не пережил ни один член экипажа.

Гвардейцы единой толпой появились на точке возрождения. Злы они были как черти и если бы им сейчас попались вероломно предавшие их жрецы Воздуха, то гвардейцы бы разорвали их голыми руками на части. Точка возрождения гвардейцев находилась в маленькой часовенке возле казарм, в небольшом приграничном форте, ворота которого со скрипом отворились, выпуская наружу толпу вооруженных и обозленных людей. Гвардейцы изумленно озирались, с момента последнего их появления здесь пейзаж сильно переменился, поражая своей милотой. Вокруг форта высились небольшие башенки, заботливо выложенные из комков земли. Меж башенок как угорелые носились смешные ярко-синие зверушки с белыми грудками с длинными мордочками и лопатообразными хвостами, похожие на помесь хорька и бобра.

Но игрушечная внешность существ слезы умиления на глазах гвардейцев не вызвали. Они, торопливо построившись в колонну, пошагала напролом, прямо через возведенные зверьками домики. Если бы хоть кто-нибудь предупредил их, что скрывается за симпатичной внешностью зверьков, то бравые борейские гвардейцы вели бы себя осторожнее. Как только первый земляной домик погиб под кованым сапогом, из его развалин выскочил синий зверек и громко зашипел. Шипение было раздражающим, поэтому пинок по пузу зверька не заставил себя ждать. Взвизгнув, бумхвост, а именно так назывались эти милые зверки, растопырив лапы, вознесся в небеса.

На миг над домиками бумхвостов нависла тишина. Эти зверьки жили колониями по несколько тысяч особей, причем на поверхности находилось не более нескольких десятков. Услышав, что одного из них обидели, наружу выплеснулась целое сине-белое море зверушек. Казалось бы, что могли сделать эти мягкие пушистики закованным в броню, закаленным ни в одном десятке сражений ветеранам. Один из «пушистиков» высоко подпрыгнул, извернулся в воздухе и от всей души врезал своим широким и тяжелым хвостом прямо по морде стоящему рядом гвардейцу. Шлеп! Подбородок гвардейца дернулся вверх, шлем спрыгнул с головы и покатился по земле. А сам гвардеец рухнул на землю как подкошенный, пребывая в блаженном состоянии нокаута.

Хорошо подготовленный воин вытаскивает меч из ножен за долю секунды, но бумхвостам за своим оружием тянуться не надо было. Они один за другим взвивались в воздух и, крутя сальто, шлепали своими хвостами-дубинками по головам оторопевших гвардейцев. Треск стоял как от непрекращающейся череды взрывов китайских петард. Гвардейцы валились как кегли, каждый третий удар разозленных бумхвостов заканчивался глубоким нокаутом. Как только бесчувственное тело воина оказывалось на земле, на него толпой набрасывались зверки, которые вцеплялись в него зубами и начинали закапываться, утягивая беднягу за собой. По приглушенным воплям, раздававшимся из-под земли, было понятно, что с гвардейцами там не целительной иглотерапией занимались.

Но гвардейцы недаром считались элитой вооруженных сил Бореи. Потеряв за полминуты боя около пятидесяти человек, они разбились на пары и тройки, и, прижавшись друг к другу спиной, начали отбиваться от осатанелых пушистиков. Правда с первого раза им это не удалось, вся когорта, покусанная и растерзанная, отправилась на перерождение.

Храмы, где проходило таинство возрождения, были особой зоной, где невозможно было любое смертоубийство в принципе. Ни открытое, ни подленькое, совершаемое с помощью ловушек. За этим беспрекословно следила сама Система, соблюдающая несколько непреложных законов Игры. Система, выполняя эти заложенные в нее законы, плевать хотела даже на того, кто сидел на тронной горе. Поэтому Ордену Гнева надо было хорошо пораскинуть мозгами, прежде чем подготовить эту ловушку. А сколько братья Ордена потратили сил на то, чтобы отыскать редких синих бумхвостов на границы Бореи и Фальдорры и доставить их сюда. Еще больше сил ушло у орденцев на ублажение бумхвостов в дороге, зверькам регулярно чесали пузики и кормили отборными дождевыми червями - никто не хотел оказаться на корабле, полном разозленными пушистыми бестиями.

Пробиться из окружения гвардейцам удалось лишь через два дня, но вышли они из него в крайне плачевном состоянии. Бухвосты отличались не только замечательными боевыми качествами, но и крайней злопамятностью. Они запомнили своих обидчиков и становились на их пути своими белыми грудками. Форт был потерян для гвардейцев навсегда, а им самим потребовалась срочная реабилитация, которую они и должны были получить в главном Храме Воздуха.

Они только прибыли на постой в храм поздно вечером, а ни свет, ни заря Рада настойчиво тарабанила в дверь покоев Первожреца.

- Ну чего еще? - высунулся тот из-за двери, забыв снять с себя ночной колпак.

- Видение, Ваше Воздушество!

«Воздушество» скривился, на его голову итак постоянно сыпались крупные проблемы и мелкие делишки, так тут еще и эта умалишенная прискакала.

- Поздравляю! - маленький толстенький Первожрец попробовал закрыть дверь, но Рада подставила в проем ногу.

- Видение от самого Змея! - выпалила Рада, заваливаясь в покои.

Первожрец еле сдержал стон. Змей это серьезно. Игнорировать какое-то там видение можно было влегкую, если бы к нему не было приставлено слово «Змей».

- И что ты там в этом видении разглядела? - ворчливо спросил он.

- Нам надо срочно приступить к лечению гвардейцев!

- Сейчас?! Еще даже солнце не встало!

В старые добрые времена жрецы Воздуха себя сильно работой не напрягали. Просыпались поздно и начинали трудиться не раньше обеда. Сейчас же Милена выжимала из жрецов все соки и они с болью в сердце вспоминали времена, когда поклонялись одной лишь Птице. Теперь они приступали к работе с первым лучом солнца. Но сейчас и этого луча не наблюдалась, а сумасшедшая архижрица уже предлагает засучить рукава и приступить к работе.

Первожрец отчаянно зевнул.

- Утром, все утром.

- Нельзя, видение говорит, что Змею скоро понадобятся эти войска!

- Но...

- Никаких «но»! Это даже не видение, это Пророчество! - усугубила ситуацию Рада.

В мыслях Первожрец оптом проклял жрицу, Милену и Змея. Окончательно просыпаться страшно не хотелось, но его положение было шатким. Он был во главе храма только потому, что его туда назначила Милена, приказы которой он старался не просто выполнять, а предугадывать. А что если Рада права и Змей ей действительно отправил послание. А что если этой дурехе привиделся обычный сон? А что... вариантов было миллион, но Первожрец мог поступить единственным способом.

- Собирай жрецов в молельном зале. И гвардейцев пусть туда приведут! - произнес он уже в спину Раде, радостно умчавшейся выполнять его распоряжение.

Пока по просыпающемуся храму ползали полусонные жрецы и гвардейцы, у его подножия позевывая, дежурили четверо Стерегущих Веру. Через полчаса этот патруль сменялся и у стражников в голове были только плотный завтрак да удобные койки в караулке. Но добраться до всего этого им было не суждено. Стражники услышали только «треньк-треньк-треньк» и вмиг стали похожи на гигантских, стоящих на задних лапах дикобразов. Утыканные стрелами стражники еще только валились на землю, не издав ни малейшего звука, а к перевернутой пирамиде уже скользили тени, еле различимые в предрассветной мгле. Вершину пирамиды окружили пять десятков братьев Ордена Гнева.  Главный Храм Воздуха и без защитников был той еще крепостью. Чтобы поднять пятьдесят бойцов по переходам храма наверх, требовалось столько же умеющих левитировать жрецов. Но горящей желанием толпы помочь им полетать, поблизости не наблюдалось.

Не только Иоганнес оттачивал мастерство владения арканом, с лассо упражнялись все орденцы, кто недостаточно хорошо владел луком. Воздух пронзили свист раскручиваемых веревочных петель, которые взлетели, захватывая и обвивая каменные выступы и скульптуры на внешней стороне храма. Лучники же повторяли трюк Найда с веревкой, прикрепленной к гарпуну. Наконечники стрел звякнули о камень, вонзаясь в него и выбивая крошку, вниз свесился целый лес из веревок. Орденцы переплетали эти веревки, создавая лестницы и даже целые вертикальные мосты, по которым они шустро начали карабкаться наверх. Торопиться стоило, убитые у подножия пирамиды стражники, набранные из игроков, через полчаса возродятся и поднимут тревогу. А большой молельный зал, где по настоянию Рады собирались жрецы, находился чуть ли не на самом верху храма.

Спешка сыграла с братьями Ордена плохую шутку. Чем выше они поднимались, тем сильнее ветер раскачивал веревочную паутину. Особо сильный порыв вырвал из стены гарпун, веревочная сеть вместе с двадцатью висящими на ней братьями Ордена захлопала о стену, грозя скинуть с себя людей, как поспевшие плоды. И скинула бы, если не отчаянный рывок Литаря. Бородач одной рукой ухватился за сеть, другой за клюв высеченной в камне Птицы.

- Литарь - держи! - проорал Найд, подхватывая сорвавшегося с веревок Иоганнеса. Мальчишка в ужасе замолотил в воздухе ногами.

- Держу, - скрипнул зубами Литарь, - но долго не смогу.

Суровый бородач покраснел от натуги, удерживая веревку с двумя десятками братьев Ордена. Было видно, что надолго его не хватит.

- Все наверх, - скомандовал Найд, но орденцев можно было и не подгонять. Сверзиться вниз и украсить площадь возле храма красненьким желающих не нашлось. Поэтому все орденцы шустро перебирая руками и ногами, добрались до проема в стене и посыпались туда как горох. Найд закинул туда Иоганнеса и пролез за ним следом. Литарь с огромным облегчением отпустил сеть, порезавшую ему руку до мяса.

Внутри молельного зала, часть гвардейцев лежала на удобных деревянных скамьях, а двойки жрецов, стоящих у них в головах и ногах, закрыв глаза молились. Сила их молитв создавала вокруг лежанки золотистый кокон, который снимал усталость, дарил бодрость и намного ускорял процесс восстановления. И вот, посреди этой лечебной и крайне умиротворяющей обстановки появляется размахивающая оружием толпа орденцев.

- А вы здесь чего, а? - только и спросил присевший от неожиданности Первожрец. Он, конечно, был нечета предыдущему. Тот бы просто взмахнул рукой и всех непрошенных гостей как ветром бы сдуло. Хотя почему как - именно ветром и сдуло бы.

- Всем привет! У меня к вам просьба - давайте без криков и скандала построимся вдоль стен. Гвардия строится вдоль правой стены, жрецы - вдоль левой, - доброжелательно улыбаясь, скомандовал Найд, - что делать дальше, вам подскажут мои помощники.

- Да это же Орден Гнева! - прозрел кто-то из жрецов.

- Ага, - шутливо поклонился Найд, - мы - это они. И я вынужден повторить свою просьбу.

Полтысячи гвардейцев и сотня жрецов, оторопев, смотрели на пятьдесят вконец обнаглевших орденцев. Но наглость братьев Ордена имела под собой серьезное основание.

Ни жрецы, ни элита борейской армии не были вооружены. Вместо доспехов на гвардейцах болтались свободные белые туники.

Один из воинов Милены рывком соскочил с кушетки. Туника на его широченных плечах с треском разошлась.

- Во славу Змея! - крикнул он, бросаясь на братьев Ордена.

Свистнуло лассо, плотно обвив его ноги, второй конец веревки крепко удерживал в руках Иоганнес. Увидев, что его «пленил» щуплый мальчишка, здоровяк осклабился.

- Я тебе эту веревочку на шею намотаю, щенок.

Не став вступать в словесную перепалку, Иоганнес дернул лассо, могучий гвардеец грохнулся на спину, с громким стуком приложившись затылком об пол. Этот стук дал старт состязаниям под названием «Убейся об орденца». Гвардейцы с голыми руками кинулись на ощенившуюся клинками цепь братьев Ордена. Их было в десять раз больше, но их здоровье было основательно подорвано частыми смертями и воскрешениями от зубов и когтей зловредных бумхвостов. У каждого гвардейца оставалась едва ли одна десятая от его изначальных сил.

- Ну что же, нам так даже проще, - произнес Найд, отправляя в полет «Блудного кота».

Кинжал пробил горло борейца, бегущего на него с выпученными глазами, и орущего что-то про неизбежную победу Змея. Отравленное лезвие кинжала не пригодилось, нападавшему хватило и раны на шее. Он захрипел, споткнулся и завалился лицом вниз. «Блудный кот» вернулся, ткнувшись в ладонь странника, но воспользоваться он им не успел. На него налетели сразу два противника. Крутанув скаррэль, Найд подрубил первому нападавшему ноги, и, на обратном взмахе всадил клинок своего оружия в грудь второму. У противников не только очки Жизни были минимальны, но и их Ловкость тоже оставляла желать лучшего. Они даже не сделали попыток уклониться от выпадов странника.

Слева от Найда, сосредоточенно пуская стрелу за стрелой в набегающих врагов, стояла Танара. Справа раскручивал свою жуткую секиру Литарь. Он легко побил рекорд странника, одним взмахом опрокинув сразу трех противников. Далее потеха пошла нешуточная, гвардейцы лавиной катились на шеренгу орденцев и падали перед ними как подкошенные колосья.

- Не посрамим! - заголосил очнувшийся Первожрец, - поможем, чем сможем!

И тут же подал пример, как именно надо не «посрамлять» бросив заклинание лечения в раненного стрелой гвардейца. Жрецы последовали за своим предводителем, леча и благословляя на битву имперских воинов. Правда, последним это мало помогало - редкий гвардеец доживал до второго удара, большинство погибало от первого же чиха.

- Шаг назад! - скомандовал Найд, - держать строй!

Шеренге орденцев уже несколько раз приходилось отступать. Гора неуспевающих исчезать тел перед ними мешала обзору и позволяла гвардейцам подбираться в упор. Помощь жрецов Воздуха почти не влияла на ход поединка, но в его рисунок вписался новый фактор - руки бойцов колоть нескончаемых врагов устали. Странник, поначалу радовавшийся толпе с легкостью перебитых врагов, чувствовал, как его руки деревенеют и наливаются свинцом. Весело было отправить на тот свет первый десяток противников. Второй тоже улетел на перерождение с удалью и гиканьем. А вот третий шел с трудом и напрягом, Найд терял быстроту реакции и силу удара. Стрелы у Танары закончились, и она орудовала коротким копьем с широким листовидным наконечником. Ее муж расплачивался за тяжесть своего оружия. Он хрипел как медведь с пробитым легким, а его могучие руки покрывала сеть вздувшихся от нагрузки вен.

- Жопа командир, кажись кончились танцы! - Литарь повернул к Найду покрытое крупными каплями пота лицо.

В этот момент в толпе жрецов раздалось мелодичное пение. Найд увидел поющую какой-то псалом Раду, девушка всплеснула руками, и на сражающихся братьев Ордена опустилось пахнущее свежестью и цветами облако. Найд, в легкие которого прорвалась вся эта благоухающая прелесть, вдруг почувствовал такой прилив сил, что готов был состязаться в скорости бега с Верным. Да что там говорить, он и в скорости полета с пегасом поспорил бы.

- Ты что творишь, дура? - глядя на поступок Рады завопил Первожрец.

Рада была девушка воспитанной, поэтому хамить в ответ не стала. А просто вызвала мощный восходящий поток воздуха, который поднял Первожреца и шмякнул его макушкой о потолок. Да так, что по нему трещины пошли. Неожидавший от своей подчиненной такой подлости Первожрец рухнул на пол неподвижным мешком. Взгляды остальных жрецов заметались между своим поверженным лидером и хитро улыбающейся Радой.

- Вперед! Дави змеенышей! - Найд решил одним мощным натиском покончить с лишенными магической поддержки гвардейцами.

- Дави! - отозвалось его воинство.

Орденцы легко прошли сквозь остатки гвардейцев и принялись методично отправлять на перерождение жрецов Воздуха. Лишенные руководства, подавленные изменой архижрицы, они метались как курицы истребляемые лисами.

Когда с ними было все кончено, Найд тяжело опираясь на скаррэль, спросил у жрицы.

- Можешь наколдовать снова это бодрящее облако?

Рада размела руками.

- Сами мальчики, дальше только сами. Подышите, водички попейте. Нечего к чудесам привыкать, они в нашей жизни не часто случаются.

- Ясно. Литарь, Танара, - обратился к своим ближайшим соратникам странник, - берите людей и блокируйте точку возрождения.

Увидев, что его люди вымотались так, что едва передвигают ноги, Найд добавил.

- Можете не спешить, первые клиенты там появятся через полчаса.

Если имперские гвардейцы улетели на воскрешение в казармы Бовирграда, то погибшие жрецы должны были возродиться в самом Храме Воздуха. Происходило это таинство в уютной часовне, стоящей посреди вырубленного в толще пирамиды зала. Стены часовни были сложены из гигантских маховых перьев птицы Рух. В момент возрождения перья начинали ярко светиться, а голос прежнего Первожреца вещал:

- Добро пожаловать обратно в мир, дитя! Да окружит тебя заботой Великая Птица и сделает твое пребывание здесь долгим и счастливым!

За этой краткой речью следовал перезвон серебряных колокольчиков, закрепленных на выходе из часовни. Казалось бы, приятнее пробуждения к жизни и представить себе сложно, но у появившихся там жрецов состояние было близко к панике. Погибали они почти одновременно и также одновременно прибывали в точку возрождения. В обычных условиях это не было бы проблемой, но сейчас выход из часовни перекрывал отряд орденцев, с любовью поглаживающих свои обнаженные клинки. Поэтому жрецы предпочитали оставаться в самой часовне и выходить не торопились.

- Добро пожаловать обратно в мир, дитя! - поприветствовал еще одного вернувшегося голос.

- Да сколько можно! Когда это уже все прекратится! Не напирай! Я уже итак до пола ногами не достаю! - раздались крики жрецов из часовни.

Теснота там была невероятная. Людей плотно спрессовало друг другу так, что они ни голову повернуть, ни руку поднять не могли. И естественно приветствовали появления своих сотоварищей по несчастью воплями и проклятиями.

- Эй, селедки! Предложение есть! - прокричала внутрь Танара.

- Шла бы ты со своим предложением... - ответил было хмурый тип, но Танара не стала дожидаться того полного адреса, куда ей надо было отправиться.

Они вскинула стрелу и пустила ее в дверной проем. Хам отшатнулся, вернее, безуспешно попробовал это сделать, ну уж очень плотно обжимала его со всех сторон толпа. Но его опасения были напрасными, стрела рассыпалась в прах, не долетев нескольких сантиметров до его носа - сработала защитная магия точки возрождения. Хам хрипло рассмеялся.

- Посмотрим, как ты сможешь смеяться, когда вас станет здесь еще больше, - обрисовала мрачное будущее жрецов Танара, - еще немного и у вас кишки полезут со всех дыр. Повторяю еще раз - нам требуется ваша помощь. И я выпущу всех, кто согласиться нам помочь.

Глава 15



- Идут, - выглянув в окно, хмуро произнесла Танара.

В том же молельном зале, где орденцы устроили массовое побоище, молясь, медленно раскачивался десяток жрецов вызволенный из часовни. Сила их молитвы поддерживала пирамиду Храма в воздухе. Меж них прохаживались братья Ордена. Услышав выкрик Танары, Найд поспешил к окну, выглянул наружу и замер. Удалось им ударить в болевую точку Змея, ибо прибывшая армия подсчету не поддавалась. К главному Храму Воздуха подкатило целое человеческое море и замерло шагах в двухстах.

- Не поскупился Змей на войско! - присвистнула выглянувшая наружу Рада, - сколько здесь тысяч? Три? Пять?

- Какая разница, хватит, чтобы нас убить раз сто, - Танара не отрывала глаз от казавшегося бесконечным черно-золотого моря.

- Дамы, мы все равно не собираемся с ними драться, так что выдохните. Рада, готовь пузырь, я думаю, мы скоро попрощаемся с этим гостеприимным местом.

Рада кивнула и отбежала от окна. Под ее руководством несколько орденцев развернули на полу летательный пузырь от корабля и начали привязывать к нему веревки.

- Танара, давай попробуем ребяток расшевелить, а то они стоят там как неродные и чего-то стесняются, - предложил Найд, снимая с плеча лук.

Танара свистнула, и к окнам потянулись орденцы с луками. Ни о какой прицельной стрельбе на такую дистанцию и речи не было. Но не попасть в эту толпу можно было лишь в одном случае - стреляя в противоположную сторону. На удивление, после первого жидкого залпа какой-то «счастливчик» в армии Стерегущих Веру даже упал.

- Ого! Подстрелили бедолагу! А ну ребятки, повторим! - обрадовался Найд.

Но стрелы второго залпа легко смахнули с неба маги Стерегущих.

- У нас все готово! - отчиталась Рада. Ее группа тащила к противоположному окну едва надутый, сморщенный летательный пузырь, - вы там скоро?

- Эээ... мы-то да, - протянул Найд, - но что-то противник не торопится.

По плану Найд Стерегущие должны были сломя голову броситься освобождать Храм. Он знал, какую ценность представлял Храм Воздуха для Змея. Пока он в руках повстанцев, Змей энергию от молитв из Бореи получать не будет. Странник видел, как командующий армией разъезжает перед рядами и осаживает рвущихся в бой воинов.

- Это кто тут у нас такой умный и трусливый? - странник попробовал разглядеть полководца. Ему показалось, что это телохранитель Милены, но расстояние было слишком большим, чтобы это можно было сказать с полной уверенностью.

- Не идут, - прошептала рядом Танара, - хотя нет - смотри, тронулись.

Ряды Стерегущих тронулись, да вот совсем не ту сторону. Колонны войск начали медленно, но верно окружать храм, не приближаясь к нему.

- Как только обойдут, нам крышка, - констатировала очевидный факт Танара.

- Это мы еще поглядим, - включился в разговор обычно молчаливый Литарь, - ты, ты и ты. И еще вы двое.

Литарь прошелся по залу и насобирал еще человек двадцать. Потом он бросил перед ними мотки веревки.

- Цепляйте за колонны и скидывайте их вниз. Держитесь, змееныши - мы спускаемся!

Танара бросилась к мужу.

- Я с тобой!

- Нет, - тот отрицательно покачал головой, потом кивнул на Найда, - только тебе я могу доверить его безопасность.

- Но...

- Любимая, если что-то случится с Найдом - всей нашей затее хана. Все, ребята, поехали!

Литарь добежал до окна, выкинул туда моток веревки и полез наружу. Найд с трудом заставил себя не последовать за Литарем. Как ни крути, а муж Танары прав. Они уже на финишной прямой, даже черно-белые шашечки виднеются. Собой он рискнуть сможет, но если его в бою под каменной глыбой Храма уничтожат, то он подведет весь Орден Гнева. Да что там говорить - всех запертых в Четырехземье людей. Литарь махнул рукой, как бы отдавая честь, и обхватив ногами веревку, заскользил к земле. За ним отравились и остальные бойцы.

Танара направилась к молящимся жрецам.

- Ну что, без обид? Сделаем все как договаривались?

Жрецы для вида поохали, но шеи свои под клинок Танары подставили. Изначально был договор - она их вытаскивает из битком набитой часовенки, но в нужное время они добровольно идут на убой. Танара короткими взмахами кинжала и без всякого удовольствия прикончила их одного за другим. Оставшиеся бойцы торопливо выпихнули летательный пузырь в окно, а Рада замахала руками и зашептала молитвы, заставляя его раздуться. Братья ордена как ловкие обезьянки, облепили пузырь, удерживаясь за обвивающие его веревки.

- Добрый день! Я, как капитан нашего воздушного судна, рада привествовать вас на борту... ой мамочки! - не успела Рада до конца разыграть комедию, как пузырь оторвался от пирамиды. Его тут же подхватил, замотал и завертел ветер. Будучи не прикрепленным к кораблю пузырь оказался крайне неустойчивым средством передвижения. Но хоть не падал и уносил орденцев подальше от начинающегося сражения. Найд, борясь с тошнотой и головокружением, вращаясь вместе с пузырем с дикой скоростью, пытался рассмотреть, что же происходило внизу пирамиды.

Стерегущие терпели, когда в них летели стрелы, но когда под самым их носом, прямо с небес спустился десант орденцев, их терпению пришел конец. Сначала из их строя стали вырываться единицы, за ними десятки, а потом и вся орава понеслась на горстку смельчаков во главе с Литарем. Шансов у Литаря победить не было никаких, при таком подавляющем численном превосходстве, нахлынувшая масса Стерегущих смела бы их как бурная река пучок хвороста. Но когда черная лавина уже почти докатилась до стоявшего впереди своих воинов Литаря, вдруг раздался мощнейший вздох. Звук шел от стен каменной пирамиды, которая больше не получала энергии от молитв и «устала» парить в воздухе. Обомлевшие Стерегущие застыли, подняв головы вверх, а Храм Воздуха неспешно накренился, покачнулся и... рухнул.

Падение такого колоссального объекта создало ударную волну, подхватившую летательный пузырь и швырнувшую его в сторону с невероятной силой. Сквозь поднявшую пыль Найд успел разглядеть, что под обломками Храма Воздуха погибло как минимум две трети вражеского войска. Также он увидел одинокую фигуру предводителя Стерегущих Веру, тот не поддался на уловку и остался вне зоны поражения. Телохранитель Милены поднял руку в салюте, отдавая дань храбрецам из Ордена.

Уже сидя в тайном убежище, в сарае мельника Сафона, братья Ордена не праздновали победу. Да, они сильно ослабили Змея. Пока тот не восстановит Храм Воздуха, четверть потока всей энергии в Четырехземье ему будет не доступна. Да, они на голову разбили крупную армию Милену. И понесли при этом минимальные потери. Вернее Найд думал, что потери будут минимальны. А сейчас он сидит и смотрит на Танару, держащую на коленях голову своего мужа. Подвело ли Литаря здоровье и его сердце сбойнуло от боли, перенесенной им перед гибелью. Или автоматика его капсулы пошла в разнос. Что именно произошло, точно неизвестно, но Литарь появился на точке возвращения в коме. И ни рыдания жены, ни потуги лекарей не могли его из нее вывести. Сидя возле убитой горем Танара Найд не находил слов для утешения. Особенно его добивал тот факт, что следующий этап операции от него совершенно не зависел. Все что ему оставалось это сидеть сложа руки и ждать новостей от брата.

Морисиус мысленно себя обругал. Внешность он менять умел, но настоящим шпионом это его не делало. Идя по ночным улицам Бовирграда, он встретил патруль Стерегущих Веру. И чуть было не нырнул в первую попавшуюся подворотню, старательно делая вид, что он их не замечает. А сами патрульные вытянулись в струнку и отдали честь. Потом один из патрульных Морисиуса окликнул и поинтересовался, все ли у него хорошо. Пробурчав, что у него дела отлично, путешественник в образе Киллтайм по стеночке протиснулся мимо патруля и направился дальше к Черной Башне.

По дороге он заглянул в трактир «Неукротимая Куропатка» и направился напрямую к барной стойке.

- Эй! Хозяин!

Трактирщик подбежал к Морисиусу на полусогнутых, о крутом нраве Киллтайм слухи ходили по всему Бовирграду.

- Чего желаете? - трактирщик старательно смахивал несуществующие крошки со стойки перед Морисиусом, - нам сегодня доставили фальдоррское светлое. Оно нежно...

- Рюмку пойла, да покрепче, - нежные напитки Морисиуса сейчас не интересовали.

Трактирщик было скривился, но тот час взял себя в руки. Если эта проклятая убийца хочет чего покрепче, он ей это с радостью предоставит. Трактирщик поставил на стойку пузатую рюмку и плеснул в нее пойла цвета раскаленной магмы. На поверхности содержимого рюмки тут же проступили ярко-оранжевые разводы и начали лопаться пузыри.

- Пожалуйте - самое ядреное! - пододвинул рюмку трактирщик Морисиусу-Киллтайм. Одна капля стекла по боку рюмки на стойку. На дереве осталось черное выжженное пятно.

Морисиус с сомнением покосился на дымящуюся  стойку.

- Настойка «Поцелуй саламандры» еще никого не оставляла равнодушным! - многозначительно пообещал трактирщик.

Путешественник сгреб рюмку, понюхал ее содержимое и махом опрокинул ее в рот. Его глаза вылезли из орбит сантиметров на пять.

- Это что?! - просипел Морисиус.

- Самое крепкое. Как и заказывали, - на Морисиуса было больно смотреть и трактирщик, осмелев, не удержался от шпильки в его адрес.

«Поцелуй саламандры» рашпилем ободрал глотку Морисиуса, но на удивление хорошо прочистил мозги. Путешественник, понаслушавшись рассказов о подвалах Черной Башни, решительно не хотел туда идти. Поговаривали, что палачи Милены достигли невероятных высот в своем бесчеловечном искусстве. К примеру, глазное яблоко у «пациента» они могли доставать три дня. От этой процедуры многие игроки, не имя возможности покинуть игру, просто сходили с ума. И вот в эту обитель зла, Морисиус, который по своей природе был не бойцом, а исследователем и ученым, должен был заявиться по собственному желанию. Да еще и практически без оружия! На поясе у него болтались заточенные стальные кольца, а на предплечье закреплен чехол с отравленными иглами. Ни тем, ни другим путешественник пользоваться не умел, но с другой стороны Киллтайм с посохом в руках смотрелась бы, по меньшей мере, странно.

Поджилки у Морисиуса тряслись даже после третьей порции огненного пойла. Он тяжело вздохнул и поднялся со стула. Опоенная сонными зельями Киллтайм не будет вечно дрыхнуть в подвале «Пляшущего Висельника», поэтому надо прекращаться попытки борьбы со страхом при помощи алкоголя. Конечно, еще пять-шесть рюмок и он «осмелеет» настолько, что смело плюнет в морду самому Змею. Но до Тронной Горы он уже дойти не сможет, как впрочем, и до Черной Башни.

Вход в башню преграждала кованая решетка, возле которой навытяжку стояло четыре стражника. Морисиус очень переживал, что для входа в Черную Башню ему потребуется пароль, но если он и был, то охрана его у неуравновешенной Киллтайм от которой явственно пахло алкоголем решила не спрашивать.

Когда решетка со стуком опустилась за его спиной, Морисисус вздрогнул. Вот и все, пути назад нет. Ему только и оставалось, что следовать намеченному плану. Он должен был подняться в покои Милены, вырубить ее и с помощью летающего рюкзака Найда ее похитить. Оружие в ее покои проносить было запрещено, но кто заподозрит, что лягушонок с изумрудными глазками размеров с ноготь большого пальца может представлять хоть какую-то опасность. Однако если раздавить его о тело оппонента, то выделяющийся из кожи лягушки яд мигом обездвижит жертву. Лягушонка было жалко, но на другой чаше весов лежали жизни миллионов запертых в Четырехземье игроков.

Но к разработанному вместе с Найдом плану у Морисиуса было свое дополнение. Оценив новый доспех брата и то, как сильно его усилила всего одна чешуйка, путешественник решил раздобыть брату еще одно усиление. По слухам все добро, хранившееся в императорских кладовых, переехало в закрома Черной Башни. А Морисисус помнил слова Первожреца о том, что чешуйка «Доспеха Абсолютного Чемпиона» хранилась у императора Бореи.

Прямо по центру башни располагалась широкая винтовая лестница, возле которой Морисиус на секунду застыл в задумчивости. Рискнуть или нет? Черт его знает, какие битвы и с какими грозными противниками предстоят его брату, да и в башню он больше никогда проникнуть не сможет. Мотнув головой, отгоняя сомнения, он шагнул вниз по лестнице.

Путешественник понятия не имел, где искать кладовые Милены, поэтому остановил первого пробегавшего мимо Стерегущего и спросил с грозным видом:

- Кладовщик куда подевался?!

Стерегущий побелел и пропищал.

- На месте должен быть. На четвертом уровне.

- Точно? - грозно сдвинул Морисиус.

Стерегущий точно не знал, там ли этот злополучный кладовщик или нет, но от безысходности часто-часто закивал.

На нижних этажах башни на психику сильно давила почти полная темнота. Факелы в стенах здесь были специально установлены шагах в двадцати друг друга, и света от них едва хватало, чтобы не запнуться и не разбить лицо о каменные ступени. К сумраку добавились еще и леденящие душу крики.

- Я все скажу! Все! Господи, прекратите, оставьте меня в покое! Оооааа! - от крика боли ноги у Морисиуса чуть не примерзли к полу и он еле заставил себя сделать еще один шаг.

Но и стоять столбом посреди лестницы тоже был не лучший вариант. У Киллтайм среди Стерегущих Веры был огромный авторитет, но и его хватит ненадолго, если Морисиус начнет вести себя подозрительно. Крики стихли и двое дюжих молодцов, показавшихся на лестнице, проволокли мимо застывшего путешественника бесчувственное тело, оставляющее после себя кровавую дорожку. Морисисус с содроганием заметил, что это была молодая женщина, тело которой прикрывали обрывки легкого белого платья, сплошь покрытого бурыми пятнами.

Первый подземный уровень с пыточными ноги пронесли Морисиуса в один миг. На втором и третьем он тоже не стал задерживаться, а вот на четвертом путешественника встретил очередной караул и закрытые створки массивной дубовой двери.

- Кладовщик на месте? - Морисиус очень старался, чтобы его голос не дрожал.

- Кладовщик? Ааа, интендант что ли? - переспросил стоящий в карауле офицер.

Путешественник кивнул.

- На месте. Только он это... почивать изволит.

- Будите. У меня дело, которое не требует отлагательств.

Кладовщик появился минут через пятнадцать. Им оказался заспанный здоровяк со зверской рожей. И феноменальной памятью, как оказалось.

- Милене, - Морисисус решил запугать интенданта дальше некуда, - срочно требуется одна вещица.

Судя по отсутствию на лице интенданта удивления, Милене и раньше что-то срочное требовалось со склада по ночам. Кладовщик отворил толстую створку и слегка поклонившись, пригласил путешественника в личине Киллтайм внутрь. Зайдя, путешественник ахнул. Громадный зал, стены и потолок которого еле проглядывались в полумраке, занимали грубосколоченые заваленные всяким добром стеллажи. На них были намалеваны цифры и буквы.

- Что понадобилось понтифексу на этот раз? - спросил, позевывая, кладовщик.

- Одна штука...

Кладовщик резко захлопнул рот.

- При всем уважении, тут этих «штук» тысячи тысяч. Можно чуть поконкретнее?

С конкретикой у Морисиуса было туго.

- Мне нужна часть Доспеха Абсолютного Чемпиона.

Интендант пожал плечами, показывая, что это название ни о чем ему не говорит.

- Небольшая такая штуковина, размером с монету. Шестигранник, - добавил еще несколько деталей путешественник.

- Из чего хоть сделана?

Основные чешуйки доспеха Найда были стальными. Чешуйка, которая отвечала за лечение, была выточена из кости. Но какая чешуйка хранилась у императора Бореи? Из чего она сделана и что у нее за свойства он не знал.

- Понятия не имею... хотя погоди! Она должна быть изготовлена из оружия или снаряжения какого-нибудь великого героя.

- И это все?

- Все.

- Хорошо, попробуем поискать.

Кладовщик подошел к полке, на которой были расставлены объемные книжные тома, прикованные к стене длинной толстой цепью. Кладовщик провел пальцем по корешкам книг и вытащил один из томов. Облизнув палец, он начал листать страницы, беззвучно шевеля губами.

- Ты это серьезно?! - Морисиус представлял, сколько понадобиться времени интенданту, чтобы прочесть хотя бы половину амбарных книг. Дни! А может быть и недели!

- Погоди, я, кажется, что-то такое помню, - кладовщик постучал себя по виску, - да, вот оно! Стеллаж 7Д, вторая полка. Идем.

Подхватив со стола лампу, кладовщик торопливо пошел вдоль стеллажей, освещая нанесенные на них номера.

- Это здесь! Помоги!

Морисиус вместе с кладовщиком пододвинули к полкам лестницу, на которую тот быстро вскарабкался. Когда он спустился, он протянул Морисиусу шкатулку, обшитую пурпурным бархатом.

- Гляди, это не то, что ты разыскиваешь?

Морисиус открыл шкатулку. Сомнений быть не могло, там лежало именно то, зачем он пришел. Шестигранник из перламутровой створки раковины. Фальдоррская поделка, по всему видно. Но только Морисиус хотел вызвать и прочесть ее характеристики, как за его спиной раздался голос.

- Киллтайм обожает сюда спускаться. Здесь собрана гигантская коллекция орудий убийства, моя помощница каждый день утаскивала отсюда что-нибудь новенькое. У нее к таким вещам настоящая и неконтролируемая страсть. Мне даже пришлось распорядиться уведомлять меня о ее визитах, чтобы положить конец этой клептомании. И строго настрого запретить ей забирать любую вещь из хранилища.

Морисиус повернулся и увидел Милену, окруженную пятеркой телохранителей. В руках девушка держала боевой цеп, по которому, сердито шипя, змеились молнии.

- И вот ты здесь. Посмела ослушаться меня. И ради чего? Ради этого... амулета?

Милена расхохоталась.

- У моей помощницы сложности с послушанием. Но я пообещала ей такое наказание, что она никогда бы не осмелилась. Тем более ради этого, - Милена кивнула на шкатулку в руках у путешественника, - кто ты? Зачем пришел? И где, черт возьми, моя помощница?

Морисиус прикинул свои шансы в бою. И нашел их крайне неутешительными. Он сделал пару шагом назад и засунул руку в карман.

- Нет-нет. Не делай глупостей. Ты все мне расскажешь...

Он знал, как его собираются расспрашивать. Поэтому вытащил из кармана лягушку и с размаху размазал несчастное земноводное себе об предплечье. Милена что-то продолжала орать, но перед глазами путешественника уже все плыло, а в ушах гремел бой барабанов. Он покачнулся и упал, нырнув в спасительное забытье. В котором он пробудет как минимум трое суток, и в котором его абсолютно бессмысленно будет подвергать пыткам.

Глава 16



Лучшее средство от вынужденного ожидания и безделья это действие. Новостей от брата не было, как собственно и самого Морисиуса. Он уже два дня должен либо появиться сам, либо победоносно припереть в мешке трофей в виде Милены. Среди братьев Ордена, прятавшихся в сарае, воцарилось уныние. Неужели Литарь принес себя в жертву понапрасну? Найд себе не находил места еще по одной причине - мальчишки во главе с Иоганнесом тайком ночью сбежали, чтобы наведаться в ближайший город и попробовать узнать, что же произошло в Бовирграде. Покушение на понтифекса Стерегущих Веру просто обязано было породить хоть какие-нибудь слухи.

Найд клял себя на чем свет стоит из-за того, что проглядел пацанов. После того, как Орден превратил Храм Воздуха в груду булыжников, его братьев, попадись они в руки Стерегущих, ждет незавидная участь. Работающие на Милену палачи для них специально выдумают эксклюзивную пытку, которая растянется на месяц. Посылать на розыски Иоганнеса людей означало подвергнуть риску и их.

Чтобы избавиться от невеселых дум странник решил заняться делом, которое подкинуло адреналинчика ему в кровь. Скажите, что опасного в том, чтобы висеть на веревке в колодце, держа в руках сачок для ловли бабочек с привязанным к поясу бочонком? Это смотря в какой колодец спускаться. Еще с самого начала пребывания у гостеприимного мельника Найд попросил у того разрешения воспользоваться старым пересохшим колодцем. Сафон махнул рукой - делайте с колодцем что хотите. Найд поблагодарил его и предупредил, что в эту дыру в земле теперь лучше не заглядывать. Раз в неделю братья Ордена приволакивали и сбрасывали в колодец тушу какого-нибудь домашнего животного. Нет, они не совершали жертвоприношение жестокому подземному божеству. Они кормили маленьких сереньких питомцев. Паучат, которых Найд нашел в Пелене между Фальдоррой и Териосом. Он сбросил на дно колодца бутылку, в котором копошились эти милые создания, способные укусом усыпить жертву, а потом долго питаться ее обездвиженным телом. Насколько сильно паучата расплодились сказать было сложно, но коровью тушу они очищали до костей примерно часа за два.

Бывает время разводить паучков, но настает время и их собирать. Этим странник и занимался в данный момент - сачком с длинной ручкой собирал из шевелящейся внизу массы пауков и складывал их в бочонок. Не забывая при этом молиться о том, чтобы ни один из них не забрался ему за шиворот.

- Найд! - голос Танары многократно отразившись в тесном тоннеле, резанул по ушам, - к нам гости!

Если Танара смогла оторваться от Литаря, то гости заявились серьезные.

- Свистни кого-нибудь, пусть вытянут веревку!

Но грозной лучнице помощь не требовалась, упершись ногами в кольцо колодца, она рванула веревку с таким усердием, что Найд вылетел из колодца как пробка из бутылки.

- Какого хре... - вырвалось у Найда, но вырвалось не до конца.

На месте Танары он бы тоже сильно торопился. Приятный деревенский пейзаж безнадежно испортили пятеро всадников в черном и золотом. Рука Найда дернулась за спину, потом остановилась - скаррэль остался в сарае. На поясе болтался «Блудный Кот» но коротким кинжалом с пятью противниками много не навоюешь. В мозгу мелькнула мысль о предательстве, ведь все подъезды к мельнице были под неусыпным надзором братьев Ордена. Неужели Танара как-то смогла договориться с Миленой? В обмен на Найда Змей мог выпустить ее мужа из игры. Но тут позади одного из всадников Найд разглядел причину того, почему Стерегущие Веру беспрепятственно смогли проехать до лагеря Ордена.

У «причины» был разбит нос и рука забинтованная в грязную тряпку. А еще «причина» старалась не смотреть ни на Танару, ни на странника.

- Иоганнес, ты в норме? Где остальные? - строго спросил у «причины» Найд.

Всадник, позади которого сидел мальчишка, скинул Иоганнеса на землю.

- Твои выкормыши у понтифекса. Хочешь их снова увидеть? - ответил Стерегущий за паренька.

- Если вы их пытали...

- Нет. Пока нет. А также у нас гостит твой брат. И тоже пока более или менее целым. Хочешь получить назад своих друзей и родственников?

Найд коротко кивнул.

- Наша госпожа приглашает тебя в Бовирград, в Черную Башню. Приходи один и без оружия.

- Обязательно воспользуюсь этим предложением, - на лице Найд заходили желваки от бессильной злобы. Милена загнала его в угол.

- Хорошо, - кивнул всадник, - в знак доброй воли наша госпожа разрешает оставить тебе это.

Всадник пнул в спину Иоганнеса и тот кубарем покатился к ногам Найда. Стерегущие Веру развернули коней и не торопясь поехали прочь.

- Найд, - избитый мальчишка поднял глаза на странника, - прости.

Простить? За что? За то, что у странника хватило мозгов вовлечь в партизанщину мальчишек? Это странник должен простить прощения. И у Иоганнеса и у Танара. У каждого брата Ордена Гнева. Да и вообще у всех застрявших в Четырехземье игроков. Найд и саму игру создал, да еще и Змею помог запереть там кучу народа. Найд погладил вздрогнувшего мальчишку по голове.

- Все нормально, Иоганнес. Все будет нормально.

Глава 17



За потоком отвратительных событий всегда бывает просвет, так учил Милену отец. Как бы тебе не было тяжело, как бы не хотелось разрыдаться, послать все к чертовой матери и упасть на спину подняв кверху лапки, не сдавайся, упорно цепляясь зубами за малейшую возможность ползи к цели. И тогда тебя на финише будет ожидать успех с брызгами шампанского и салютом. Сдашься, отступишь, и у тебя останется лишь горечь разочарования и сожаление о бездарно потраченном времени.

Милена банально и очень сильно устала. Неприятности сыпались на ее голову таким мощным потоком, что казалось ее голова была сплошь покрыта шишками от этих ударов судьбы. Нет, не судьбы - кознями этого гребанного Найденыша. Узнав о том, что ее элитная армия оказалась погребенной под остатками Храма Воздуха, Милена полчаса молча смотрела невидящим взором перед собой, мечтая послать свои имперские хотелки куда подальше. Да разве Змей ее теперь отпустит? В какую занюханную дыру она бы не забилась, он ее найдет. Обидчивый бог устроит ей такое, что она будет от чистого сердца завидовать пленникам Черной Башни. И будет сама виновата в своих мучениях, она же самолично собрала под своим крылом и выпестовала  толпу мазохистов-палачей, которым по большому счету глубоко плевать, кому пятки подпаливать. Мятежнику или своей бывшей императрице. Лишь бы визгу побольше было.

Но когда Милена уже рассматривала бегство в непокоренный Змеем Териос, к ней в руки по глупости попались несколько братьев Ордена и самое главное - сам Морисиус! Милена не была уверена, что проблемы с мозгами у Найденыша были настолько серьезные, что он отважится явиться к ней в одиночку. Но тут-то и вся соль, надоедливый странник либо вообще испугается прийти и тем самым досрочно закончит свою карьеру лидера подполья. Люди, после такого постыдно поступка главы Ордена Гнева побегут от него тысячами. Обычные человечки, сами вздрагивающие и писающиеся от любого шороха, желают, чтобы их лидер героически погиб какой-нибудь жуткой смертью. И если Найд их желания не оправдают, они от него отвернутся. Или он придет, но придет не один. Попытается в самоубийственной попытке вместе с братьями Ордена отбить своего братца. Только тут он сразу и ляжет!

Милена превратила Бовирград в одну большую ловушку, стянув сюда силы со всей Бореи. В домах сидели переодетые в гражданское воины, не спускающие глаз с улиц ни днем, ни ночью. Почтенные матроны и сопливые мальчишки, бегающие по улицам, внимательно наблюдали за любыми подозрительными чужаками. Понтифекс Стерегущих Веру очень надеялась, что Найд изберет вариант  силового освобождения. Тогда она разом покончит со всей шайкой мятежников. Только одно обстоятельство омрачало ее победное ликование - куда-то запропастилась Киллтайм. У той в голове конечно ветер раздувает мысли во все стороны, но чтобы просто исчезнуть без прощальной записки, это даже для нее перебор.

Если бы Милена узнала, куда занесло Киллтайм, она бы порядком удивилась. Когда наемная убийца пришла в себя после пьяного угара в подвале «Пляшущего Висельника», она увидела суетящегося вокруг нее дородного лысого мужика. Память, серьезно притравленная лошадиными дозами алкоголя, пыталась намекнуть, что лысый являлся вроде бы как банкиром и по совместительству хозяином ночного клуба. Но Киллтайм можно было живьем варить в кипятке, она все равно бы не вспомнила, как его зовут.

- Эй... как там тебя? Я вообще где? И что здесь происходит?

Киллтайм приподняла голову и увидела, что лежит в центре разукрашенного сложным орнаментом квадрата. По углам этого квадрата стояли четыре кувшина. Из голубоватого хрусталя, черного вулканического стекла, грубо обожженной глины и невесомого прозрачного агата. Мужчина присел возле черного вулканического кувшина и достал из кармана огниво.

- Боюсь, госпожа, вам не нужно знать, кто я. И что происходит - тоже, - невозмутимо ответил он.

Поборов приступ тошноты. Киллтайм возмутилась:

- Слышь ты, лысый гриб! Быстро говори - где я!

Лысый выбил искру, от которой занялось масло в обсидиановом кувшинчике.

- Госпожа, как я вам и сказал это неважно. Важно сейчас то, куда вы отправитесь.

Руки Киллтайм пробежались по поясу в поисках оружия, его там не было. Не беда, ассасин умела убивать и голыми руками. Она привстала и мотнула головой, стараясь прогнать похмелье и сфокусировать взгляд на вежливом противнике. Но к ее удивлению это привело к обратному эффекту, перед глазами у нее поплыли радужные всполохи.

- А это сейчас чего происходит? - озираясь, спросила убийца.

- Это сейчас улетучивается почти целый сундук золота, - с сожалением вздохнул Люпис, - именно столько стоил комплект этих кувшинов.

Над черным кувшином билось ярко-красное пламя, над другими вился небольшой торнадо, вырастал куст с необычными оранжевыми листьями и спадал вниз миниатюрный водопад.

- Ну и нахрена ты тратился? Чтобы теперь скулить?

- Я не мог позволить тебе вернуться к Милене. Если бы это произошло, мои траты возросли бы многократно.

- Сожалею, - подбираясь для прыжка, сказала Киллтайм, - но к высоким расходам ты сейчас получишь еще и свернутую шею.

- В любой другой ситуации, я бы, наверное, испугался. Но сейчас, - лысый банкир разбил склянку с белесой жидкостью о пол, - вас ждет дальнее путешествие.

Из лужицы на полу повалил густой едкий дым, вдохнув который Киллтайм пошатнулась.

- Секунду, я сейчас...

Тут пол приподнялся и со всей силой заехал ей по лицу. Вновь она пришла в себя в холодной, продуваемой промозглым сквозняком пещере. Сфокусировав взгляд, она увидела старика в белом балахоне, сидящего возле костра. С этим супостатом Киллтайм даже разговаривать не собиралась. Нащупав камень, она скользнула к старичку и уже собиралась одним ударом превратить его темя в месиво, как тот шустро крутнувшись, избежал удара.

- Ты разгневана? Или чем-то расстроена? - поинтересовался он у убийцы.

- Сдохнешь - я безмерно буду рада! - откровенно ответила ему Киллтайм запуская булыжник старику прямо в глаз.

Тот легко уклонился и покачал уцелевшей в этом инциденте головой.

- Тебе здесь не место.

- Да я и сама это знаю! - рявкнула Киллтайм, - я должна быть сейчас в Черной Башне! И вытягивать в подвале кишки из того лысого урода, который меня сюда отправил!

Старик наклонился к костру и голыми руками взял из него горшочек с бурлящей в нем жидкостью. Резко выпрямив руку, он окатил Киллтайм содержимым горшка с головы до ног.

- Охренел?! - взревела ассасин и испытала горячее желание притащить в пыточную еще и этого деда.

Но только она протянула к старику руки, как его силуэт стал расплываться, как предрассветный дым по глади озера.

- Куда?! Погоди засранец! Я с тобой не договорила!

И говорить-то Киллтайм вдруг стало ощутимо труднее, воздух начал сгущаться и уплотняться. Убийце стало не до старика, ее больше заботила невозможность как следует вздохнуть. Когда она все-таки с усилием распрямил грудную клетку, туда хлынула вода. Как так?! Почему воздух вдруг превратился в воздух?! Времени отвечать на этот вопрос у нее не было, сработал ее основной инстинкт, позволявший Киллтайм ввязываться и выходить живой из, казалось бы, безвыходных афер.  Самосохранение толкало убийцу вверх, туда, где на воду падали лучи и плескалось зеркало воздуха.

Вынырнув, Киллтайм закашлялась, прочищая легкие. Да что ж это за магия такая! Пещеры и след простыл, вместо этого она оказалась в природном каменном бассейне, наполненном теплой бурлящей водой. Прислонившись к стеночке источника, на нее ухмыляясь, смотрел еще один дед. Лицо этого старика было почти полностью скрыто под густой седой шевелюрой и длинной бородой.

- Чего скалишься, обезьяна?

В ответ дед издевательски расхохотался. В два гребка Киллтайм оказалась рядом и попыталась ухватить его за шею, притопить и поглядеть, как он будет хохотать под водой пуская пузыри. Но тело деда буквально потекло у нее под пальцами. И вместо того, чтобы его утопить, Киллтайм сама ушла под воду. Непонятно откуда взявшаяся воронка начала затягивать ее все глубже и глубже. Пробивавшийся сквозь водную толщу свет вдруг померк, и ассасин потеряла ориентацию и совсем не понимала, куда ей надо плыть за глотком живительного воздуха. Она металась из стороны в сторону, паникуя и беспорядочно молотя руками и ногами. Легкие жгло немилосердно, Киллтайм с трудом подавляла желание вдохнуть полной грудью. Но вечно подавлять этот инстинкт она не могла и, в конце концов, ее рот разжался, выпуская гирлянду пузырей. Легкие убийцы снова наполнились водой. Да сколько еще она будет тонуть за этот бесконечный день! Ее с похмелья конечно мучила жажда, но не такими же объемами жидкости ее заливать!

Казалось боги Четырехземья, наконец, услышали ее молитвы - на этот раз она очнулась в месте, где воды не могло быть по определению. В бескрайней пустыне. Встав на четвереньки и отряхнув с лица песок, Киллтайм не обнаружила рядом ни одного старика.

- Уже какое-то разнообразие, - проворчала Киллтайм, взбираясь на ближайший бархан.

Результаты ее разведки были крайне неутешительными. От горизонта до горизонта раскинулся один лишь песок.

- Но разнообразие хреновое...

Куда идти? Хотя бы в какую сторону?

- Привет! А где Кейн? Вроде бы его очередь была?

Киллтайм развернулась и нос к носу столкнулась со смуглым парнем, с тяжелой палицей на плече. И кого он этой дубиной в пустыне шугать собрался? Но она не привыкла смотреть дареному коню в зубы - дубина так дубина. И за нее надо спасибо сказать.

- Кто такой Кейн? - отвлекла она парня вопросом.

- Как? Ты попала в Проклятую Пустыню, и не знаешь, кто такой Первый Убийца? - парень глянул на Киллтайм с подозрением.

- Первый? Нет, не знаю. Но я знаю, кто будет последним убийцей.

- Кто?

Киллтайм скользнула за спину парню, он начал оборачиваться вслед за странной незнакомкой, но не успел. Правой рукой она крепко обхватила его за шею, а левой уперлась ему в затылок. Парень затрепетал, в безуспешной попытке вырваться. Руки Киллтайм были страшным оружием, она могла убивать чем угодно, начиная от ложечки для мороженного и заканчивая всякими высокотехнологическими штуками. Типа той, которой она упокоила в реале подругу Найденыша Раду. Маленькая черная коробочка, подключенная к виртуальной капсуле девушки вызвала у той обширный инсульт, который любой патологоанатом примет за совершенно случайно произошедший.

- Я, мой дорогой. Я буду последней убийцей, которого ты увидишь в своей жизни.

Рывок, треск ломающихся шейных позвонков. Жизнь еще уходила из медленно оседающего парня, а Киллтайм уже выхватила палицу из его безжизненных рук. С оружием она чувствовала намного уверенней. Пускай копает себе могилу в песке всякий, кого она встретит в этом богами забытом месте. Так она и снаряжение себе нормальное добудет. Люпис умел не только филигранно рассчитывать доход от сделок, но и чувствовать любые выверты человеческих душ. Киллтайм была прирожденной убийцей, хищником, который сначала убивает свою жертву, а уже потом думает, зачем ему это было надо. При таком складе характера она должна была застрять в Проклятой Пустыне надолго. Если вообще не на целую вечность.

Если Люпису отсутствие чокнутой убийцы спасало от гнева Милены, то Найду заточение Киллтайм могло принести лишь моральное удовлетворение. Милена потеряла одного из своих ближайших помощников, но у нее их оставались еще десятки тысяч. И надо было придумать, как с ними со всеми справиться, чтобы пробиться к Черной Башне и освободить Морисиуса. В сарае мельника, ставшего на время главным штабом, споры о тактике и возможном нападении на Бовирград не утихали уже третьи сутки. Сюда постепенно подтягивались все остальные десятки Ордена, образуя в вотчине мельника целый табор. Все переживания насчет скрытности были отброшены в сторону, настал тот момент, когда Ордену стало не до осторожности. Впереди был финальный бой, крайний и последний, определяющий кто кого. Или они Милену. Или...

Вот чтобы не допустить этого второго «или» в сарае сейчас и шли жаркие обсуждения.

- Мы смогли договориться с молочниками, - докладывала Танара, - в город в бочках они готовы провезти двадцать человек.

- А разместят в порту. Под видом грузчиков, - добавила Рада.

Двадцать бойцов, пусть и подготовленных диверсантов, для штурма Черной Башни было явно недостаточно. Не дожидаясь вопросом от собравшихся братьев, Танара продолжила:

- Я понимаю, что это капля в море. Но мы продолжаем искать варианты. Многие гильдии торговцев и мастеров недовольны политикой Стерегущих Веру. Нам надо убедить их, что мы сможем победить, и тогда весь город будет рад нам помочь.

Найд понимал, что «весь город» с радостью их поддержит только в одном случае - если они вынесут из Черной Башни голову Милены насаженную на пику. Люди в Бовирграде, да что там говорить, во всей Борее были слишком запуганы, чтобы поддержать Орден. Но вслух он этого говорить не стал. В самом начале выработки тактики он заикнулся о том, что готов отправиться к Милене в одиночку, но его соратники пообещали, что свяжут его по рукам и ногам и уложат на мягкую перину, если он еще раз предложит подобные глупости. Поэтому он кивал головой и особо не спорил с планом, который разработало «бабье царство» в лице Рады и Танары.

Собрание борцов за освобождение Четырехземья закончилось решением заслать поутру в Бовирград шпионов с заданием привлечь на свою сторону как можно больше местных. Странник горячо поддержал эту замечательную идею, пообещав, что завтра утром лично отберет команду и благословит ее на подвиги. Довольные собой заговорщики разошлись, а странник направился напрямик в конюшню, где он еще вчера припрятал плотно закрытую пробкой амфору.

На полпути туда его догнала Танара.

- Найд, клан «Сыны анархии» прислал своих эмиссаров. Они тоже как могут сопротивляются Змею. В клане около двух сотен игроков, бойцы неплохие. Надо обсудить, стоит ли их привлекать для операции в Бовирграде.

- Обязательно обсудим. Я только Верного выгуляю и вернусь.

- Но они ждут...

- Я недолго, у пегаса совсем крылья затекли. Да и мне голову проветрить надо, скоро вернусь.

Танара хотела вспыхнуть и заявить, куда надо засунуть крылья пегаса, да и непроветренную голову Найда тоже. В конце концов, от успеха борьбы со Змеем зависит жизнь ее мужа. Но отважная лучница сдержалась, она понимала, что страннику сейчас самому нелегко - его родной брат в гостях у Милены тоже не блинчики с джемом сейчас лопает. Может и правда гроссмейстеру Ордена надо дать отдохнуть хоть чуть-чуть мозгами.

- Конечно. Я пока распоряжусь посланцам выкатить бочонок пива.

Найд кивнул Танаре и улыбнулся. А в душе шумно выдохнул - если бы Танара умудрилась его задержать, то он не успел бы долететь до Бовирграда затемно. Танаре улыбка странника не понравилась, уж слишком она выглядела печально. Так ей улыбнулся на прощанье Литарь, бросаясь вниз со стены Храма Воздуха в свою последнюю битву. Она хотела было окликнуть идущего к конюшне Найда, но остановилась. У странника с собой не было никакого оружия, довольно рискованно отправляться на прогулку с пегасом безоружным, не говоря про дальнюю дорогу к Бовирграду.

Оружие Найду и не требовалось, ворота парящего перед ним Бовирграда все равно не открылись бы с его помощью. Чтобы их проломить потребовался бы не скаррэль с луком, а таран под тонну весом. Но у странника было особый пригласительный билет, который отворит перед ним любую дверь в Бовирграде. У Найда оставалось еще одно дело, перед тем как войти в столицу Бореи. Стоя возле канатного моста, ведущего к парящему над землей городу, он похлопал Верного по морде и снял глиняную амфору у него со спины.

- Ну все, друг. Пришла нам с тобой пора прощаться.

Верный скосил глаза на странника, не понимая, что тот удумал. Сам пегас никаких причин для внезапного расставания не видел. Поэтому сделал несколько шагов вверх по мосту и мотнул головой - эй, хозяин, ну чего встал, догоняй!

- Погоди-погоди! Тебе туда нельзя!

Уши пегаса встали торчком - это еще почему? «Потому, что Милена с превеликим удовольствием пустит тебя на колбасу. И еще меня ею накормит», - подумал Найд, но вслух этого произносить не стал.

- Мобилизация в гвардию объявлена, всех крылатых коней загребают! - прошелся Найд по больному. Прошлая служба в гвардии для пегаса закончилась ампутацией крыльев.

Верный торопливо сбежал с моста, но дальше не отходил, нетерпеливо молотя копытами у его подножия.

- Эээ, я слышал, что рекрутеры и за стены выходят, - намекнул на то, что пегаса и здесь достанут Найд, - а на мельнице тебя Рада ждет, морковку специально приготовила.

Молодая морковь на пегаса действовала как валерьянка на кошку. При виде архижрицы с корзиной полной этих оранжевых корнеплодов Верного начинала бить крупная дрожь, а его челюсть при этом ходила ходуном, предвкушая лакомство. Но даже это искушение не заставило Верного оставить своего хозяина.

- Послушай ты, осел упрямый, - у Найда сдали нервы. В конце концов, он на верную погибель собрался, а слишком верный Верный ему в этом сильно мешает, - лети обратно! И без вопросов!

Пегас обиделся, фыркнул и, взяв разбег, взлетел. Он удалялся, не оборачиваясь, видимо странник сумел достаточно глубоко наплевать ему в душу. Если Найду будет суждено вернуться, то одной корзинкой моркови он точно с Верным не примирится. Однако на примирение с пегасом Найд сильно не рассчитывал. Он вообще не рассчитывал вернуться из Черной Башни живым, но не пойти он не мог. Слишком много людей втянулось в его разборки с Миленой и ее дражайшим папочкой. Про результаты «сотрудничества» со Змеем страннику и вспоминать не хотелось. Больше раскручивать маховик войны он не желал. Получится как-то уладить вопрос с Миленой - хорошо. А не получится... но получится должно, за спиной у странника болтался козырь, а в рукаве был еще один.

- Эй! - окрикнул караулящих на стене Стерегущих Веру Найд, - открывай ворота!

- Пропуск имеется? Ежели нет, то вали отсюда, пока стрелой не угостили! - проорали ему со стены.

- Нет пропуска, - признался Найд, и у его ног в землю вонзилась стрела, - есть кое-что получше. Имя!

- Какое нам дело до твоего имени? У нас свои имеются!

- Но не такие звучные. Меня зовут Найд, я гроссмейстер Ордена Гнева. И большой друг вашей госпожи. Она мне свидание назначила и будет очень раздосадована, если по вашей вине я на него не явлюсь.

- Да иди ты, - раздался сверху недоверчивый возглас.

Однако тут же кто-то громко скомандовал:

- Открыть ворота!

Можно сказать, что Найда вели с почетом. По обе стороны улицы вышагивали два ряда стерегущих в полных доспехах. Тылы прикрывали аж двадцать магов. Из окон домов на процессию украдкой глядели жители Бовирграда. Кто со злорадством, но большинство с явным сожалением.

Темная Башня по тревоге была окружена тройным кольцом охраны. Найд бегло сосчитал бойцов - по его прикидкам собралось ничуть не меньше тысячи воинов и магов.

- Ого! Этот комитет по встрече собрали только ради меня одного?

Капитан Стерегущих, командовавший конвоем Найда, проигнорировал его вопрос и подогнал странника тычком древка копья в спину.

- Хмурый, я тебя запомнил. Сейчас я с твоей хозяйкой договорюсь, а потом мы тебя будем пороть. Вместе.

Капитан недовольно хмыкнул, и в спину Найда уперлось уже острие копья.

Перед дверями башни странника ожидали три мага.

- Стоять! - скомандовал капитан, и конвой вместе со странником остановился. От группы магов отделился и подошел поближе увешанный амулетами как новогодняя елка маг в островерхой шляпе. Он взмахнул рукой и пробормотал заклинание. Найд почувствовал, как браслет на его руке мигом нагрелся. Скорее всего, маг пытался применить какое-то сканирующее заклинание. Причем применил он его с закономерным итогом. Браслет «Шипящего безмолвия» надежно защищал своего владельца от всякого рода ментальных атак. В лоб магу прилетело изрядно, аж тапки в воздухе мелькнули, когда он, подлетев, кувыркнулся назад.

- Эх, ничего вас не учит, - продолжил бахвалиться странник.

Разозленный тем, что стандартная процедура проверки не сработала, капитан ухватил Найд за шиворот и швырнул его в дверную створку со скоростью пушечного ядра. Дверь странник открыл собственным лицом. Если он думал, что на площади перед башней было много солдат, то он ошибался - внутри Черная Башня была набита битком, причем, судя по оружию и доспехам, здесь собралась элита Стерегущих.

Странник оказался на небольшом свободном пятачке, окруженный лесом копий, направленных на него. Он почувствовал, как его рывком поставили на ноги и быстро обыскали. Оружия у него с собой не было, но Серегущие сняли с его спины глиняную амфору и грубо кинули ее на пол. Сосуд раскололся и Найд увидел, как из него во все стороны разбежались серые паучки. Вообще он хотел использовать их немного по-другому, но и такой результат странника устраивал. Паучки любят темные сырые помещения, поэтому по трещинкам просочатся в подвал и принесут с собой смерть. Смерть палачам и избавление заключенным. Одна часть его плана выполнена.

 - Поставьте его на колени, - услышал он властный голос Милены. Но ее саму увидеть не успел, кто-то сильно врезал ему по ногам и они подогнулись. Чья-то рука уперлась ему в затылок, заставляя смотреть в пол перед собой.

Глава 18



Найд попытался распрямиться, но ему выкрутили руки, почти вжав лицом в пол. И, тем не менее, странник, изогнув шею под немыслимым углом, рассмотрел спускающуюся по лестнице Милену. Понтифекс Стерегущих Веру была выряжена в длинное платье из черных перьев и золотых цепей. Облик вкупе с татуировками получался очень зловещим и грациозным. Но грация была сродни изяществу ядовитой кобры, коснуться Милену хотя бы мизинцем, желания не возникало. Особый шарм Милене придавала корона из шестигранных столбов черного кварца. Понтифекс улыбалась, но в этой улыбке было столько злобы, что Найд содрогнулся.

- Не верю, - подойдя и присаживаясь возле скрученного Найда, произнесла Милена.

Она провела рукой по волосам странника.

- О! Я рад, что наша встреча начинается с нежности, - просипел странник.

Милена тихо рассмеялась.

- С нежности? О нет! Она начинается с глупости. С твоей глупости! Неужели ты думал, что поймав тебя, я отпущу твоего брата?

- Вообще да, я рассчитывал на твою порядочность.

Милена нервно рассмеялась, ее хриплый смех подхватили окружавшие Найда Стерегущие.

- У меня для тебя новости из реального мира, здесь никто не отпускает своих врагов! - торжествующе сказала Милена, - но я готова расщедриться - ты сможешь увидеться с Морисиусом. Он будет присутствовать при твоих пытках. Тащите его в подвал!

Гнев вскипел в душе странника, он взревел и попытался выпрямиться. Но псы Милены держали его крепко, страннику не удалось вырваться. Дергающего и вырывающегося Найд начала заматывать в покрытые руническими надписями цепи. И не остановились до тех пор, пока он не стал похож на гусеницу в коконе.

- Цепи Баола? Ими можно колосса сдержать. Или даже атланта, - заметил подошедший к Милене Артур.

- Тебе цепей жалко?!

- Да нет, мне жалко ребят, которые этот сверток в подвал понесут.

Артур оказался прав, надежно замотанного Найда с большим трудом взвалили на плече аж шестеро дюжих бойцов и с охами и кряхтением потащили вниз по лестнице.

- Аккуратнее! - почувствовав дрожь в руках носильщиков, завопил странник.

- Можете не осторожничать, - успокоила носильщиков Милена. И те, расслабившись, тут же уронили странника.

Кокон оказался конструкцией, которая замечательно катилась по ступеням.

- Сволочи! - подпрыгнув на одной ступеньке, закричал Найд, и тут же встретился с ее соседкой, - твари! Козлы пахучие!

Ступеней в подвал вело много, а запас ругательств у странника был ограничен, поэтому на последней ступеньке он выдал «лабухи пучеглазые».

Найд извивался на полу, стараясь выпутаться.

- Найд - Гроссмейстер Ордена Гнева. Виталий Игоревич - создатель Четырехземья. Легендарная личность, заступник всех униженных и оскорбленных. И как низко ты пал, гляди, валяешься в грязи.

И действительно, пол подвала покрывал внушительный слой мусора. Найд сморщился.

- Развели свинарник и живете как свиньи.

- Я здесь бываю редко. Но ради тебя решила сделать исключение. Несите его в третью камеру. Это наш номер люкс, тебе там очень понравится.

Стерегущие занесли странника в камеру и швырнули его на пол. Найд осмотрелся, «номер-люкс» и вправду впечатлял. Вдоль стен были расставлены разнообразные орудия пыток. Найд увидел «железную деву» - саркофаг, утыканный изнутри шипами, дыбу, жаровню и колесо. Часть механизмов страннику были не знакомы, но  покрывающие их лезвия, шипы и засохшие потеки крови недвусмысленно намекали на область их применения.

На стене на цепях висел окровавленный комок тряпья. Когда Стерегущие Веры начали со звоном разматывать кокон, комок зашевелился и поднял голову.

- Зачем... зачем ты пришел... - просипел избытый в мясо Морисиус, глядя на брата единственным глазом. Второй у него был закрыт посиневшей гематомой.

- Не хотел пропустить все веселье, - бодро ответил Найд. Но бодрость его была напускной, увидев, что люди Милены превратили брата в отбивную, в его душе разгорелась ярость.

- О, не переживай. Ты ничего не пропустил, самое веселье еще впереди. На стену его, - скомандовала Милена.

Странника заковали в кандалы рядом с братом, затем большая часть Стерегущих вышла из камеры. Помимо закованных в цепи братьев в пыточной остались только Милена, Артур, не убирающий руки с эфеса меча и прихрамывающий плешивый старик в грубом рубище. Старик проковылял к жаровне и вытащил из нее светящуюся рубиновым иглу.

- Я готов начать, госпожа, - прошамкал беззубым ртом палач.

- К чему вся эта показуха? Я что, какой-то страшный секрет знаю, который ты собираешься выпытывать?

- А может, я собираюсь тебя пытать ради удовольствия? Представляешь, какое наслаждение я буду испытывать глядя на то, как ты корчишься от боли?

- Она на всю голову долбанутая тварь. Смотрела, как мне ломают ребра, и давилась от смеха, - «обрадовал» Найда брат.

- Ой, да ладно. Хихикнула всего пару раз, - отмахнулась от Морисиуса Милена и, подойдя к Найду, вперила в него взгляд, - если я тебя просто убью, ты станешь мучеником, а я - обманувшим тебя тираном. Нам ведь этого не надо, правда?

- Нет. Умирать я точно не хочу, - честно признался Найд.

- Поэтому завтра мы начнем турне по всем крупным городам Четырехземья. Ты будешь выходить на площадь и рассказывать.

- Что рассказывать?

- Правду. О том, что ты создатель игры и что в погоне за быстрым стартом и получением прибыли ты проморгал ошибку в системе, из-за этой ошибки игроки и застряли в игре.

- Какой же это бред, - просипел Морисисус.

Милена на это высказывание отреагировала жестко, врезав ребром ладони путешественнику по лицу. Его голова дернулась и он замолк.

- Не надо меня перебивать. Я еще не договорила. Потом ты должен объявить, что только мощнейший искусственный интеллект по прозвищу Змей способен управлять Четырехземьем, без него игра сойдет с ума. Как и находящиеся в ней игроки.

- То есть я за тебя и Змея еще и агитировать должен? - возмутился странник.

- Конечно, с жаром и огоньком!

- Я тут подумал и решил в этом спектакле не участвовать.

- Такого ответа я и ожидала, - Милена кивнула палачу.

Тот обрадованно проковылял к Найду и без какой-либо предварительной подготовки, всадил ему раскаленную иглу в место на шее, не прикрытое доспехом. Странник от дикой боли выгнулся дугой, его тело свела настолько сильная судорога, что, казалось, он вырвет из стены штыри, удерживающие цепи. Игла пронзила не шею странника, она, раскаленная добела, пронзила его мозг. Палач вытащил иглу, на поясе Найда булькнул бутылек с зельем исцеления. Болевой шок отступил, Найд безвольно повис на цепях.

- Ну-ну, так нечестно, - Милена подошла к страннику, вытащила остальные фиалы и со звоном грохнула их о каменный пол.

Потом обратилась к палачу:

- Маэстро, можете продолжать, - Милена за волосы приподняла голову Найда, - или ты уже готов сотрудничать?

Губы Найда что-то прошептали. Милена наклонилась поближе, чтобы понять, что он сказал. Она уловила лишь конец фразы: «... в задницу».

- Чудесно, продолжай.

Палач с печалью посмотрел на остывшую иглу, затем улыбнувшись какой-то своей мысли, метнулся к полкам и начал на них рыться.

- Мы конечно можем выковырять его из доспеха, но это потеря времени. У меня была тут интересная штука. А! Вот и она! - довольно прошамкал палач, и вернулся к Найду, держа в руках винтовые тиски, - зажмем его пальцы и чешуя его доспеха будет мешать. Визжать будет, как порося на бойне.

Палач противно захихикал и попробовал схватить кисть странника. Но цепи оставляли тому минимальную свободу, поэтому руку странник у палача вырвал.

- Эй! - прикрикнула Милена на Артура, - чего стоишь истуканом, помоги ему.

Рыцарь, помедлив, подошел к страннику и прижал его руку к стене. Довольный палач закрепил на кисти Найда тиски и слегка затянул винт. Найд победно улыбнулся, спасла его все-таки чешуя. Он почувствовал давление на пальцы, но никакого намека на боль не было.

- Закрепили, а теперь начинаем, - палач закрутил винтовой механизм еще на несколько оборотов. Давление усилилось. Раньше Найда очень радовал тот факт, что чешуя облегала суставы эластично, почти не мешая движению. Теперь эта эластичность работала против него. От тупой боли накатил приступ тошноты, а из-под ногтей брызнули капли крови.

- Вот видите - работает! Смотрите, пациент побледнел! - чуть не захлопал от радости в ладоши палач, - еще немного усилим давление. Вооот так.

Найд хрустнул зубами и треснулся затылком об стену.

- Прекратите! Я сделаю все, о чем вы просите, - прохрипел Морисиус, - я известная персона, мне поверят!

- Поверят, но я хочу, чтобы речь толкнул он, - кивнула Милена на бледного как мел странника, - считайте это девочкиным капризом.

Дважды повторять палачу не надо было, заскрипел механизм пыточной машины.

- Аааррр! - забился странник в цепях, в его глазах появился безумный огонь, - и это все? Слабовато, дави по полной, мразь!

- Дай ему, что он просит! - разозлилась Милена.

- Стой! - громко крикнул Артур, - не переусердствуйте. У него сейчас мозги сгорят, и он станет бесполезен!

- Ты же видишь - он сам просит. Продолжай.

Палач закрутил тиски так, что Найд услышал, как его трещат кости. Но на этот раз он смолчал, с вызовом глядя на Милену.

- У него от напряга глаза не лопнут? - с усмешкой спросила у палача Милена.

- Не должны, госпожа.

- Тогда дави дальше... ты же не передумал? - с надеждой спросила она у странника.

Тот отрицательно помотал головой. Найд боялся открыть рот, он знал, что будет не в силах сдержать рев боли. А он должен терпеть, копить эту боль внутри себя, стать сосудом для страданий. Давалось это нелегко, странник сквозь пелену адовой боли чувствовал, как, не выдерживая давления, ломаются фаланги его пальцев. Противный мерзкий хруст! Новая волна боли затопила его мозг по самую макушку, грозя как перегретый пар, разорвать его череп изнутри на мелкие осколки. Но надо продержаться еще немного. Еще самую малость. Он и держался, хотя Найду хотелось отгрызть себе руку от самого плеча, лишь бы хоть на секунду прекратить страдания.

Сквозь невыносимую муку странник услышал, как похваляется палач.

- С этой рукой все, она как тряпка. Ни одной целой косточки.

От дикой, всепроникающей боли, странник почти ослеп, поэтому он с большим трудом разглядел наклонившееся к нему лицо понтифекса Стерегущих Веру. Лицо девушки излучало неподдельный интерес.

- Ну как? Больно? Уже сходишь с ума или еще на грани?

Найд с трудом разлепил покусанные в кровь губы.

- Правда, хочешь узнать? Тогда - держи!

В меню модуля «Советник» он ковырялся, проваливаясь в беспамятство. Никак не получалось выбрать нужный пункт, странника перестали слушаться даже собственные мысли. Он уже отчаялся, опасаясь, что безумие захлестнет его прежде, чем он сможет осуществить задуманное. Находясь уже почти по ту сторону здравого смысла, он все-таки мазнул по иконке «Экспорт данных объекту». А затем последовал животный оглушающий вопль! Милена рухнула на пол, сжавшись в комок и баюкая свою руку. Не понимая, что происходит, на нее уставился палач.

- Эээ... госпожа?! Что с вами? Вам плохо?

Ей было не просто плохо, Милена умирала. По крайней мере, умирал ее мозг. Если странник к боли не стремился, то, по крайней мере, не бегал от приключений, которые могли ею «одарить». У Милены же выработалась ярчайшая фобия, она до одури боялась малейших болезненных ощущений. Которые сейчас бурным водопадом рухнули на ее голову! Странник мог какое-то время выдержать болевые ощущения, Милену же моментально свернули судороги.

- Хочешь жить?! Хочешь? Тогда отдай мне камень!

Милена выла и билась в припадке на полу, поэтому сложно было сказать, поняла она, что хочет от нее странник или нет.

- Камень, который дал тебе отец! Давай его сюда!

Скрюченной рукой императрица Четырехземья залезла в поясную сумку, достала из нее рубин в форме сердца и катнула его к ногам странника.

- Прекрати! Немедленно прекрати это! - девушка клоками вырвала у себя волосы.

Тут встрепенулся палач. Он не понял, каким образом странник вырубил его госпожу, но что именно это зловредный пленник причастен к ее состоянию, он сообразил. Вытащив из-за пояса нож, напоминающий поварской, он бросился на Найда. «Экспорт данных объекту». Теперь уже на палача.

У старика оказалось слабое сердце, этот монстр привык причинять страдания другим, а вот испытывать их сам был не готов. Схватившись за грудь, он грохнулся на пол и засучил ногами, из его рта пошла розовая пена. Несколько раз дернувшись, он затих.

Этой недолгой атакой палача успел воспользоваться Артур. Крутанувшись на месте, закованный в броню воин разогнал поднятый над головой меч так, что одним ударом Найда бы просто поделил на две половины. Но удар меча пришелся не на многострадальное тело странника. Клинок перерубил сдерживающие его цепи. Найд упал на пол.

На этом странный душевный порыв рыцаря не закончился, он присел возле странника, поднял его голову на колено и влил ему в рот исцеляющее зелье. Не ожидавший такой щедрости Найд подавился и закашлялся.

- Зачем? С чего вдруг ты решил помочь? - едва переведя дух, спросил Найд.

- Обрыдло это все, - Артур пнул тело палача так, что оно отлетело к противоположной стене и смачно об нее шмякнулось, - надоело до черных чертиков. Поживи здесь, поймешь. Закрою глаза - кошмары начинаются. Открою - они не прекращаются.

Лежавшая на полу Милена заскулила и прикрыла голову руками. Но на нее у Артура были другие планы.

- Ты можешь остановить этот кошмар?

Найд кивнул.

- Тогда мы замотаем ее в цепь Баола и оставим тут. А вас двоих я выведу из башни.

Артур Бедоносец освободил и Морисиуса. Великий путешественник потер пережатые кандалами запястья и предложил дельную вещь.

- Может, добьем? - спросил он, указывая на Милену.

- Не надо, ты на глаза ее посмотри, - Артур взял Милену за подбородок и повернул ее лицо к Морисиусу.

Тот ахнул от удивления - в глазах девушки человека не было.

- Так даже лучше, - Найд от вида девушки содрогнулся. Одно дело видеть своего врага мертвым и совсем другое наблюдать у него полнейший распад личности, - я обещал ее отцу, что она останется живой. Технически она вроде как жива.

Заковывать в цепи Милену не пришлось, девушка так и осталась сидеть, безучастно разглядывая трещинки на кирпичной кладке. И Артур не обманул, вывел братьев из башни и из города, переодев в форму Стерегущих.

- Что с этим камнем надо сделать? - спросил Артур, когда за горизонтом пропали величественные стены Бовирграда.

- Разбить, - ответил ему Найд.

- Просто разбить? - у рыцаря вытянулось лицо, - тогда какого черта мы тащились сюда. Надо было уничтожить камень в башне и дело с концом.

- Не все так просто, - сказал висящий на плече у брата Морисиус, - мы не знаем, что случится после отключения искусственного интеллекта от управления системой. Он мог так глубоко интегрироваться в игру, что после его уничтожения в игре все пойдет кувырком.

- Есть только один способ это выяснить. Вон наковальня, - Артур указал на большой придорожный булыжник. И достал из ножен меч, - а вот молот. Разобьем и посмотрим.

- Ага, и окажемся еще в худшем кошмаре, чем тот, который для нас приготовила Милена со Змеем. Подумай, что произойдет, если вдруг погода станет неуправляемой? Или НПС массово свихнутся?

- И это не должно закончиться вот так. На пыльной дороге трое бродяг одним ударом решили судьбу мира. Это легкий путь, а легкие пути ничем хорошим обычно не заканчиваются в Четырехземье.  Поверьте, я уже не один раз проверял, - криво усмехнулся Найд.

- Опять на подвиги потянуло? - горестно вздохнул его брат.

- Мы живем в героическом мире, подвиги здесь ценятся, - продолжал ухмыляться странник, - мы сделаем все правильно и эпично-героично.

Покопавшись в складках своего плаща, Морисиус достал и протянул Найду красную бархатную шкатулку.

- Держи, я из-за этого и попался. Думал, что поможет тебе в твоих героических приключениях. Да промахнулся малость.

Найд открыл шкатулку и увидел шестигранник из перламутра.

Кусок щита Ларса Магоборца, часть Доспеха Абсолютного Чемпиона. Устанавливается в область сердца.

Дальше Найд прочел, что этот самый Ларс Магоборец нырял на умопомрачительные океанские глубины за раковиной моллюска, створка которого была двух локтей в диаметре. Рисковал Ларс недаром - щит из раковины мог полностью блокировать любую магическую атаку врага. Но ему не повезло встретиться с Титто. Чемпион могучими ударами щит расколол, Ларса победил, но чтобы добро не пропадало даром, один из осколков подобрал.

Чешуйка примостилась на груди у странника, и он получил следующее системное сообщение.

Благодаря осколку щита Ларса Магоборца Вы можете отменить одно наложенное на вас заклятие.

- Я говорил, эффект от этой штуки так себе, - развел руками Морисиус.

А Найд чуть не запрыгал от радости.

- Это то, что нам надо! - сказал он и отменил абсолютную ментальную защиту, которую давал ему браслет Шипящего безмолвия».

- Эээ... похоже, ты погорячился, - не одобрил его идею брат.

- Все пучком, нам с тобой пора прогуляться в дальние дали. Извини, тебя мы с собой взять не сможем, - предупредил Найд Артура, - ты можешь нас пока в убежище Ордена подождать.

- И как я его найду? - пессимистично поинтересовался Бедоносец.

Странник задумался. И правда - орденцы специально забрались в такую глухомань, что Артуру быстро и на пальцах не объяснишь, как отыскать мельницу. Да и примут там бывшего соратника Милены отнюдь не хлебом с солью. Пока Найд размышлял, как бы предупредить братьев Ордена, что Артур уже свой, с неба раздалось самодовольное ржание.

- Вот ведь упрямая скотина! - страннику даже не надо было оборачиваться, чтобы понять, кто их выследил с высоты птичьего полета. Вернее пегасьего.

- Это кто? Или что? - вертел головой Артур.

- Твой билет к нам в лагерь. И заодно пропуск.

Уговорить пегаса лететь домой без Найда да еще с чужаком на спине оказалось делом сложным. Морисиус и Найд поочередно приводили доводы и факты, но Верный упрямо мотал головой и голосу здравого смысла внимать отказывался. А приведенный аргумент, что у них пока будет другое, магическое средство передвижения, возмутило верного настолько, что он чуть без Артура не улетел.

- Зато он в беде не бросит, - глядя вслед улетающему с рыцарем пегасу, сам себя успокаивал Найд. Потом повернулся к брату, - готов? Прыгаем к Птице на раз-два-три...

Если бы у странника не было модуля «Советник», то на задуманное у него ушел бы год. А так они с братом управились всего за месяц. И его соратники тоже времени даром не теряли, собрав  целую армию. После помешательства Милены, какого-то серьезного сопротивления осколки Стерегущих Веру создать не могли. Поэтому армия, ядром которой был Орден Гнева, дошла до Тронной Горы беспрепятственно.

Впереди воинства гарцевал Найд. Причем делал он это на белом коне с красными крыльями, прямо как в сказке, где главный герой всех победил и женился на прекрасной принцессе. Чуть позади гроссмейстера ехала многочисленные сподвижники. На призыв странника откликнулся Первый Убийца, которого естественно в последний решительный бой Грация одного не отпустила. Кейн едва смог настоять на том, что его прелестная, очаровывающая всех одним взмахом ресниц жена, наблюдала за битвой из самых задних рядов галерки. Дядюшка Люпис за племянницей не отправился. Его полем битвы были аукционы и банковские хранилища, а оружием счеты и перо. Но и он внес свой посильный вклад, наняв сотню самых безбашенных и умелых  «солдат удачи» и отправив их вместе с армией Найда.

Исключительно миролюбивый Морисиус был вынужден ехать рядом с Найдом на первой линии. Надо же было соответствовать героическому образу братца. Танару же приходилось наоборот сдерживать. Литарь превратился в бледный призрак с просвечивающей кожей. Дыхание мужа Танара было настолько слабым, что определить его можно было только при помощи зеркальца. Не надо было проводить  полное медицинское обследование, чтобы понять, что счетчик его жизни отматывал последние часы.

Поближе к Найду старалась держаться и Рада. Несмотря на то, что его «Доспех Абсолютного Чемпиона» был под завязку забит зельями исцеления, архижрица была готова в любой момент окутать странника лечебным облаком. Давний приятель Харл тоже ехал чуть позади Найда на огромном черном жеребце. Морянин на последнюю битву явился не один, он привел с собой корпус Морской Стражи Фальдорры. Суровые моряне заплели свои длинные бороды в три косички, что обозначало их готовность биться до последнего человека.

Не только Фальдорра решилась поддержать Найда в противостоянии со Змеем. В рядах его армии светились изумрудом латы воинов из Териоса и чернели опаленные огнем доспехи литорцев. Даже побитые жизнью и дважды преданные борейские гвардейцы, которым правление и жестокость Милены встала поперек горла и те выставили всех бойцов, которых только смогли наскрести. Помимо армейских подразделений за странником пошли все игроки, чье стремление к свободе оказалось сильнее страха реально погибнуть в виртуальной игре.

Армия Найда, развернувшись во фронт остановилась. Создавалось впечатление, что сторонники Змея на битву решили не ходить. От подножия и до самого верха горы, где возвышалась уродливая крепость, не наблюдалось ни одного врага. Искусственный интеллект на первое место ставил функциональность строения, а не эстетику, поэтому форт имел форму куба, составленного из грубо вытесанных блоков, лишенного каких-либо украшательств. Над крепостью развивалось огромное черное полотнище флага, его хлопки были единственным звуком, доносившимся из цитадели зла.

- Они выходить собираются? У нас с собой для штурма ничего нет, - осматривая сорокаметровые стены, произнес Морисиус.

- Штурм не понадобится. Вызовем их на бой, - пришпорил своего коня Первый Убийца, - я их сейчас так обложу, что они либо слюной от злости захлебнутся, либо из-за стен выползут.

 Удаль Кейна не понадобилась, ворота крепости отворились сами. А затем раздался такой грохот, что любой боевой барабан от зависти бы лопнул. Стройным рядами из ворот, сверкая бронзой, выходили четырехрукие гиганты в древнегреческих доспехах.

- Атланты, - пронеслось обреченно по шеренге воинства Найда.

Странник знал, что ему придется столкнуться с легендарными охранниками горы. Знал, что они очень опасны, но реальность превысила все его самые скверные ожидания. Гул от их поступи напугал лошадей так, что всем, кроме Найда пришлось спешиться. Верный крупно дрожал всем телом, но пока держался и на дыбы от ужаса не вставал.

- Пехоте - разомкнуть ряды, - зычно скомандовал Харл. А Рада поддержала его команду магией. Воздушная волна донесла приказ до каждого воина, - скорпионы вперед!

Вперед строя пехоты выкатились тяжелые стрелометы на деревянных колесах. Заряженные в них дротики легко могли быть использованы как шампуры для целого слона. Но слон выглядел бы шавкой рядом с великанами, вышедшими на битву против армии людей.

- Если они прорвутся к нашему строю, то устроят здесь настоящий погром, - наклонившись к Найду, тихо произнес Харл, - многие хорошие люди погибнут сегодня.

Странник молча тер свой браслет. Его молчание морянин принял за предбоевой настрой. Четырехрукие великаны выстроились напротив армии Ордена и дружно подняли головы вверх, исторгнув из своих глоток рев, похожий на гудок парохода. Только усиленный в тысячу раз.

- У меня, кажется, перепонки барабанные лопнули, - пожаловался Морисиус, и Рада взмахнула рукой, излечивая у путешественника этот недуг.

- Я говорил тебе, что в ближнем бою у нас против атлантов не будет шансов, - к Найду подошел и опустил забрало шлема Артур, - пехота может только задержать их, пока маги придумают, как их нейтрализовать.

Найд кивнул, на военном совете они уже обсуждали, что маги могут попробовать погрузить эти махины из квадриума в созданные колдовством трясины или зыбучие пески.

- Включай свой громкоговоритель, - сказал Найд Раде и повернулся к войску.

- Оттуда, - странник указал рукой на мчащихся чудовищ, - к нам катится смерть. И сегодня возможно погибнет каждый второй из нас. Мы не знаем, сможем ли мы вообще выиграть эту битву. Если мы проиграем, то Змей не будет воскрешать одних из нас, а других повергнет в пучину вечных страданий.

Атлантам не было дела до того, что вещает один маленький человечек другим игрушечным солдатикам. Они ринулись на замерший строй людей. Заскрипели плечи скорпионов, выбрасывая им навстречу смертоносные копья. Только один из двух десятков великанов упал, заполучив сразу три дротика в грудь. Да и то он сразу поднялся и продолжил свой бег. Остальные великаны либо отбили летящие в них копья руками, либо пережили их попадание без последствий.

- Но мы должны победить, иначе рабом Змея окажется каждый первый! Второй попытки у нас не будет никогда, мы должны разорвать этих истуканов с первой!

- Разорвем! Как тряпку! Как грелку! - рычала армия Ордена.

- Ты их завел, можно начинать, - одобрил речь странника Харл.

- Начинаем, - улыбнулся Найд и подмигнул брату. Потом наклонился к браслету и прошептал несколько слов.

На строй людей упала огромная тень, вслед за этим воздух наполнился громким клекотом.

- Что?! Опять?! - Рада с ужасом смотрела на небо, на котором солнце закрыла гигантская хищная птица, - да что ж она является каждый раз не вовремя!

Но вопреки ожиданиям архижрицы Рух атаковала не порядки Ордена. Снизившись, птица схватила сразу двух атлантов и снова взмыла ввысь. Металлические истуканы, прервав свой бег, застыли глядя на двух своих «улетающих» товарищей. С правого фланга раздался рев, внимание великанов переключилось туда.

Как можно было проглядеть появление такого громадного существа, никто так и не понял. Оно как будто слепилось из поднявшейся пыли. Вот только кружатся пылевые фонтанчики, сливаясь друг и с другом. А вот на их месте стоит на ногах-колонах покрытый зеленоватой шерстью, похожей на мох, пригнувший голову зубр.

- Японский котик! - протянула Рада, - а этот тут чего забыл?!

«Этот» оказался намного эффективней Птицы. Хранитель Земли обрушился на атлантов как чистая стихия, разбрасывая великанов как кегли, сбивая их курчавой рогатой головой и топча копытами.

- Давай бычара, задай им жару! - с восторгом бесновался Первый Убийца, - глядите, он завяз!

Атланты повисли на зубре со всех сторон, как охотничьи терьеры. Как не был тот силен, но и четырехрукие гиганты отнюдь не были слабачками. Зубр зашатался, пытаясь стряхнуть с себя  атлантов, один из которых, взявшись за рога, пригибал голову Хранителя к земле.

- Эй, поможем зубру!

- Не торопись, - остудил пыл Первого убийцы странник, - у него есть помощники.

Не зря он с братом посетил всех Хранителей Стихий. После отключения ментальной защиты браслета хранители узнали своего создателя и безоговорочно признали его главенство. Позади борющихся атлантов и бизона вспыхнула огненная стена. Из нее показалась морда ящерицы, схватившей поперек туловища атланта и утащившей его в огонь.

- И Саламандра присоединилась! - несмотря на то, что Саламандра была хранителем Огня, в общем-то, враждебной морянам стихии, Харл был безмерно рад ее появлению.

- О, это еще не все приглашенные знаменитости, - пообещал странник.

И его обещание сбылось! Разделяя людей и атлантов, забурлила широкая полноводная река, из которой сначала показалась верхушка костяного панциря, а потом и Мать Черепаха целиком. Харл и Кейн мигом шлепнулись на колени и лбом уперлись в землю. Их примеру последовали и остальные моряне в войске. Их божество пришло им на помощь!

Черепаха тяжеловесно подняла лапу и с грохотом опустила ее на подбежавшего к ней атланта. В стороны брызнули осколки квадриума.

- Мать сильна! - восхитился Первый Убийца, - не то, что...

Но презрительно высказаться об остальных Хранителях, он не успел. Из стены огня вылетел обугленный остов первого атланта, и Саламандра схватила и утащила в пекло нового. Освободившийся Зубр снова начал разбрасывать великанов, как щенят, а стремительно рухнувшая с неба Птица Рух подхватила двоих. Куда она их девала было непонятно, но было приятно, что унесенные ею атланты не возвращались.

Внезапно между людьми возникло небывалое единение. Моряне радовались удачным выпадам Саламандры, огневики горланили от счастья, видя, как Черепаха делает очередную лепешку из атланта. Только странник и Морисиус, не разделяя всеобщего ликования, напряженно смотрели на ворота уродливой крепости. Ждали, ждали и дождались. В открытых створках ворот появилась фигурка в черном. В одно мгновение Змей преодолел приличное расстояние от крепости до поля боя и взмахнул руками:

- Довольно! - громом прокатился его голос.

Сражающиеся Хранители и атланты исчезли.

- Спасибо, позабавили. Теперь пришел ваш черед исчезнуть навсегда. Начнем, пожалуй, с магии земли, - старик в черном хлопнул в ладоши и от его ног к армии людей по земле побежала трещина. Разлом расширялся, грозя поглотить весь центр войска вместе с его предводителями.

- Скорпионы - огонь! - прорычал Харл.

Расчеты стрелометов, налегая на тяжелые орудия, перенацелили их на Змея и выдали слаженный залп. Искусственный интеллект, возомнивший себя богом, отмахнулся от летящих в него дротиков одним движением мизинца. Тогда Найд, вытащив красный рубин, выехал вперед и высоко поднял камень над головой.

- Поговорим?

- Что это? - старик явно что-то почувствовал и остановил бег разлома буквально в нескольких шагах от опасливо перебирающего копытами пегаса.

- Твоя смерть, - прямо и честно ответил Найд.

- Блефуешь.

- Второй камень из этой пары Сердец Земли замурован в твоем алтаре, - Найд кинул камень Артуру, - а у этого парня с самого Бовирграда руки чешутся.

И Артур, поймавший камень и старик, смотрели на Найда с недоумением.

- Мои копии размещены на куче серверов и...

- Знаю, знаю. Можешь не хвастаться. Второй камушек нашпигован кучей вирусов, которые встроили туда умельцы папаши Милены. Они подключатся через основной игровой интерфейс к серверам и...

Долго и нудно объяснять процесс дальнейшего уничтожения его копий искусственному интеллекту не пришлось, все-таки он обладал огромными вычислительными мощностями и мог легко прогнозировать предстоящие события.

- Что тебе нужно? - нервничая, спросил старик, видя, как Артур занес латную перчатку над камнем.

- Я же сказал - поговорим.

- Давай не будем этим заниматься в чистом поле. Жду тебя в своей крепости.

- Трещину заделай, а то добираться туда неудобно.

Старик молча исчез, но разлом напоследок заделал. В замок решено было ехать не всем гуртом, туда отправились только странник с друзьями.

- Почему ты сразу не призвал Хранителей? - Харлу этот вопрос никак не давал покоя. Зачем Найд заставил бойцов испытать несколько крайне неприятных минут, смотря на мчащихся на них атлантов.

- Это была какая-то хитрая тактика? Ты хотел их завлечь поближе? - Первый Убийца нашел свое объяснение странному поведению странника.

- Я хотел, чтобы каждый боец в нашей армии поверил, что он сможет биться и победить. В конце концов, чудодейственный камешек у нас с собой будет не всегда.

- Ты думаешь, что после того, как мы грохнем Змея, у нас новая проблема нарисуется?! Когда же мы спокойно заживем?! - архижрица надула в расстройстве губы.

- Никогда. Не бывает крайней, самой последней проблемы. Закончится одна, плавно начинается другая. Ну а тебе на спокойное житье точно рассчитывать в обозримом будущем не придется, - ехидно рассмеялся странник.

- Это почему еще? Я что, лысая и рыжая одновременно?!

Вопрос ребром остался без ответа, кавалькада соратников странника въехала в крепость. Здесь, стоя возле своего алтаря, их поджидал Змей.

- Я думал разрушить свою скульптуру и достать Сердце Земли, но это мой последний алтарь. Я бы мигом лишился всех сил в Четырехземье.

- А ты их и так лишишься, - пообещал ему Найд, соскакивая с пегаса.

- Убивать меня все-таки будешь? - с укором смотрел на Найда старик, - а зря. Ты забываешь, что я это ты! Ты создал меня по своему образу и подобию, а сейчас тебе мои поступки кажутся чудовищными!

- Уже нет. Я, знаешь ли, сильно изменился. Хочу дать и тебе такой же шанс.

- Да как?! Давай прихлопнем гада прямо сейчас и дело с концом! - при всей своей миролюбивости Рада не хотела, чтобы Змей и дальше существовал под небом Четырехземья. Она повернулась к Артуру, ­- чего стоишь? Дави камень!

- Стоп-стоп-стоп! Не спешите, сейчас все будет. И будет в лучшем виде, - странник обратился к Змею, - можешь пару ведер глины наколдовать?

- Зачем? - удивился тот.

- Считай моей личной просьбой, - не стал вдаваться в объяснения странник.

Перечить человеку, который держит в руках твою смерть глупо. Поэтому под ноги Найду шлепнулся блин из сырой глины.

- Супер, - как ребенок обрадовался странник и принялся лепить из нее подобие снежной бабы.

Чем вызвал еще большую оторопь среди своих друзей.

- А что ты делаешь? - аккуратно спросила Рада.

- Тебя! - довольно ответил странник, - похожа-нет?

- Да ни капли! - возмутилась Рада, глядя на три шара из глины, сухие веточки вместо волос да глаза из камешков.

- Виталя, ты с чего вдруг увлекся детским творчеством? - брат намекнул Найду, что для забав он выбрал неудачное время.

- Ты, - ткнул пальцев в Змея Найд, - давай-ка быстро складывай с себя полномочия верховного божества и благословляй алтарь своего приемника.

- И кто же станет новым богом? - скривился старик.

- Она, конечно же! - кивнул Найд на Раду.

- Как я? Почему я? - архижрица оказалась не готова к собственному обожествлению.

Но если хорошенько подумать, то лучше кандидата и не найти. Кто еще мог находиться в игре сутками обладал, как не переведенная полностью в «цифру» архижрица? Но самое главное - у кого чувства врожденной справедливости хватило бы на двадцать человек? И, по мнению, Найда именно этой чертой должно обладать всемогущее божество.

Передача божественной власти прошла как-то обыденно, Змей сник, Раду окутало золотистое сияние.

И как это все работает?! Блин, да я за сто лет не разберусь! И вообще нафиг бы оно мне все сдалось!

Пришло первое системное сообщение от новой богини всем игрокам.

Ой, я это сейчас в общий эфир отправила?!

Второе сообщение тоже не соответствовало торжественности момента.

- Ты разбирайся побыстрее, - сказал Найд оторопевшей богине, - надо вот этого типа, - он кивнул на Змея, - лишить памяти и забросить...

Странник задумался.

- А зачем что-то новое выдумывать? Значит так - лишаешь его памяти и забрасываешь в Амони. И уровень болевых ощущений ему выстави на триста процентов!

- Ты хочешь его в живых оставить? Давай хотя бы заточим его куда-нибудь. Он же опасен, - Морисиус нахмурился.

- Не более, чем я, когда первый раз в Амони очнулся. И погляди, кем я в итоге стал. Поэтому дадим шанс и ему. Он же говорил, что он моя точна копия.

- Эй-эй! - вмешалась в разговор угрюмо молчавшая до этого момента Танара, - давайте сначала выход из игры разблокируем!

- Уже! - обрадованно сообщила Рада, - заходи-выходи кто хочет!

Танара тут же исчезла, даже не успев поблагодарить жрицу.

- Ну что, страдалец, готов к жизни, полной опасностей и приключений? - довольная Рада потирала ладошки глядя на Змея.

Тот замычал обреченно и попытался скрыться, но его надежно скрутили Первый Убийца с Артуром. И подмигнув, Рада отправила в путь по просторам Четырехземья нового героя.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18

  • загрузка...