КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451603 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212311
Пользователей - 99591

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Всё, что было, было не зря (СИ) (fb2)

- Всё, что было, было не зря (СИ) (а.с. Немножко беременна или Так не бывает-2) 822 Кб, 239с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александра Александровна Дема

Настройки текста:



Всё, что было, было не зря Александра Дема

БЛАГОДАРНОСТИ


Эту книгу я посвящаю своему маленькому сокровищу – сыночку, который на протяжении всего «интересного положения» был моим вдохновением.


Своему любимому мужу, за то, что подарил мне наше сокровище.

Родным и близким, за то, что после рождения сына занимались с ним, давая мне возможность завершить работу над книгой.

И конечно же всем дорогим читателям, которые, несмотря на так затянувшееся написание романа, всё же остались со мной и терпеливо ждали окончания истории.

Спасибо, дорогие мои, что вы у меня есть! Это бесценный дар, который помогает в трудные минуты поверить в себя!

С безграничным уважением,

автор.

ЧАСТЬ 2. Всё, что было, было не зря…



ГЛАВА 1. Второй шанс

Большие перемены, происходящие в нашей жизни, — это в некоторой степени второй шанс.

Харрисон Форд

Айрин


«Кто ты?» - вот тот вопрос, которого я боялась больше всего на свете. Кто я? Чужачка занявшая тело пусть не любимой, но жены? Жертва божественного эксперимента? Или просто девушка, осмелившаяся пожелать для себя чуть больше счастья?

Я ведь не просила ничего этого. Жила себе спокойно, собиралась начать новую жизнь, найти счастье и любовь. Там, на Земле, а не в этом волшебном мире. Но то ли Судьба, то ли боги, то ли ещё кто решили иначе. И вот, я здесь, а та, место которой я заняла, живёт сейчас в моём мире. «Жизнь по обмену»…

Меня никто не спросил: «Эй, Ира, а не хочешь ли сменить этот серый и безликий мир на тот, в котором буйство красок завораживает? Правда, ты там будешь немножко беременной. Сразу. Ну так ничего, как-нибудь да справишься – не маленькая, сама, ведь, говорила». Но нет. Просто в один прекрасный, или не очень, миг, я проснулась в Сарибэль. Так и началась моя история…

Я не просила ничего этого, но… сама того не подозревая, обрела то самое заветное счастье и любовь. Обрела новую семью, взамен утраченной. Счастлива ли я? Несомненно. Скучаю ли по родным? Да, но утрата не кажется такой горькой. Ведь, как бы сильно я не злилась на высшие силы и Сашию, всё равно уверена, что она позаботится о моих родителях, как никто другой. Да и они, собственно, даже знать не будут, что дочь теперь у них другая. Так что…

В общем-то, можно сказать, что я нашла себя здесь, хоть и не предполагала даже. Но проблема была в другом – в мужчине, который стал для меня всем, которого я полюбила больше жизни, и который до недавнего момента считал меня совершенно другим человеком – своей женой Сашией Дар-Са-Ран из клана Снежных Рысей.

Всё было так сложно и в то же время безумно легко. Я любила Шана, искренне и всей душой. Он, кажется, любил меня. Но не изменит ли он своё отношение, узнав правду?

Да и меня ли он вообще любил? Вот он – тот самый большой страх.

Я посмотрела в эти внимательные зелёные глаза и вздохнула. Делать нечего, да и выбора особого нет, кроме как рассказать правду.

Что ж, значит так и поступим. Я опустилась на подушки и невидящим взглядом уставилась в потолок. Комната была мне незнакома, но я отчётливо поняла, что она принадлежит мужчине, находившемуся рядом. Его присутствие чувствовалось во всём. И это немножечко успокоило меня. Удивительно, но здесь я чувствовала себя почти, как дома, хотя и жила всё это время в соседней комнате. Я ещё раз вздохнула, стараясь собраться с мыслями и силами для предстоящего разговора. В душе поселилась какая-то безысходность. Господи, сколько ещё мне нужно выдержать и пережить, чтобы ты посчитал, что хватит? Что я такого сделала?

- Меня зовут – Ирина Владимировна Гусарская, - начала я свой рассказ длиною в жизнь. – Мне почти двадцать пять лет. Родилась и выросла я в мире, который зовётся Земля. Не знаю, как он может называться согласно вашим данным, и есть ли они вообще, но для меня он всегда был именно Землёй. Наш мир полностью техногенный, без единой искорки магии. Нет, я не отрицаю, что, возможно, какая-то её часть там и существовала, но лично я ни с чем подобным не сталкивалась. Те телепаты, ведьмы, гадалки и прочие медиумы, как они себя называли, слишком быстро приобрели славу шарлатанов, поэтому современный человек решил, что магии не существует. Наша планета является, по мнению учёных, единственной населённой в Солнечной системе галактики Млечный путь. Более того, мы находимся на пороге полноценного выхода в космос. По крайней мере, шаттлы уже умеем не только запускать за пределы планеты, но и вполне удачно садить. На Земле живут только люди, правда, разных национальностей, отличаясь разрезом глаз, цветом кожи, ростом и культурой. Существует множество государств, языков, традиций, религий и всего прочего. Если сравнивать с Сарибэль, то по количеству населения Земля превосходит этот мир, пожалуй, впятеро. Там случаются войны, катаклизмы и несчастья, но люди продолжают спокойно плодиться и осваивать всё больше и больше территорий, даже ранее казавшиеся непригодными для жизни. Что ещё? Пожалуй, расскажу о себе чуть подробнее. У меня на Земле была довольно большая и дружная семья – мама, папа, дедушки и бабушки. Куча троюродных тётушек и троюродных же братьев и сестёр. Правда, наиболее близкие отношения я поддерживала лишь с несколькими из них. Жила вполне нормально. Даже какое-то время была замужем, если это можно так назвать, - хмыкнула я, не замечая, как от этих слов напрягся Шанрэл. – Представляешь, мы встречались с ним, или как это… он ухаживал за мной, полтора года, потом поженились и… я узнала, что всё это время являлась ширмой для других его отношений, где у него была любимая женщина и их общий ребёнок. Ко мне же муж даже не притрагивался. Так, скромные поцелуи, не более того. Любая другая на моём месте давно бы насторожилась, а я, дурочка влюблённая, продолжала его идеализировать. И вот, выяснив такой печальный для себя момент, я поняла, что жизнь катится ко всем чертям. Черти – это у нас что-то вроде ваших Тёмных, ими тоже все ругаются. Однако, за пару месяцев до попадания сюда, мне дали развод, приличную моральную компенсацию и отпустили с миром. И, знаешь, я на самом деле почувствовала облегчение и радость. Более того, ощутила, что мне дали второй шанс, который упускать я была не намерена. Вот только у Судьбы или богов, решай сам, были свои планы. Идя тем утром на работу, я даже не подозревала, что в следующий миг окажусь в теле Сашии и навсегда распрощаюсь с возможностью вернуться домой. О, ты себе даже представить не можешь, в каком шоке я пребывала в самом начале. Мало того, что засунули в другой мир, причём магический, так ещё и тело досталось не абы какое, а беременное! Конечно я была в ужасе. Можешь смеяться, но дожив до двадцати пяти лет я умудрилась оставаться девственницей. И вот представь, что я должна была почувствовать, когда, вдруг, оказалась на последнем сроке с во-о-от таким животом? А потом появился ты с мечом наперевес и окончательно перевернул мой мир. Вернее, твои клыки, - хихикнула я, вспоминая всё произошедшее в то утро. – Второй раз, когда я очнулась, меня ждал очередной сюрприз ваших или моих богов, не знаю. Память Саши стала доступна и мне. И не просто доступна, я в ускоренном режиме пережила её жизнь от и до, со всеми горестями и радостями, взлётами и падениями. Я вместе с ней училась с её подругами танцам и основам этикета, бегала на праздники в город и таскала еду из кухни... И да, я в курсе, что ношу не твоего ребёнка. Более того, испытала на себе все «прелести» его зачатия, - после этих слов меня сжали так, что кости затрещали, но объятья были приятны, успокаивали меня и дарили надежду на обретение счастья, поэтому я не стала возражать. – Но так уж вышло, что, в отличие от Саши, я смогла отгородиться от этих воспоминаний и принять мою девочку, как родную. Именно в тот момент, когда очнулась от пережитого, я для себя решила, что сделаю всё, чтобы ребёнок жил в любви. И между нами образовалась прочная связь. Я её чувствую на эмоциональном уровне так же отчётливо, как если бы это были мои чувства и эмоции. И я на самом деле люблю её всем сердцем. Однако в тот момент этого было недостаточно – меня окружали одни сплошные незнакомцы, виденные лишь эпизодами в жизни предшественницы. Я не знала, что мне делать, как себя вести, и боялась так, что всё внутри просто переворачивалось. А потом пришло решение – амнезия. Из памяти Сашии я уже знала, что она иногда забывала некоторые моменты, да и ты в наш первый разговор смотрел так, что буквально сам предложил выход из ситуации. Врать было больно, сама не знаю почему, но я просто боялась и должна была защищать моего ребёнка, поэтому соврала. Разыграла потерю памяти и, как могла долго, придерживалась линии поведения Саши. Но потом… Потом случились две вещи: я захотела быть собой, жить так, как хочется мне и… О, я познакомилась с самой девушкой, - я презрительно фыркнула. – Во всех отношениях она была хорошей леканшей, доброй, живой, отзывчивой, справедливой…Её судьба вызывала сочувствие, но не понимание. По крайней мере, не для меня. Эта ваша страдалица предпочла бросить всё: свою жизнь, своего ребёнка, своего мужа ради новой жизни. Моей жизни. Мы не просто поменялись телами, мы поменялись жизнями. Я потеряла возможность вернуться назад, потому что Саши моя жизнь очень даже понравилась. А если вспомнить о подарочке в виде полного вживания в жизнь предшественницы, который так великодушно хотели подсунуть и мне, что я едва не потеряла себя, то никто вообще не сможет заметить подмену. Просто в моём случае я сопротивлялась. Я хотела быть собой. Именно это желание и решимость дали мне шанс на будущее не в образе Саши, а своём собственном. А она предпочла сдаться. Наверное, я её осуждаю и даже в некоторой степени презираю. Как она могла бросить своё дитя? Не знаю, как тут у вас, но в нашем мире тьма женщин с точно такой же судьбой и ничего. Они справляются, они живут дальше. Ради себя, ради родных, ради невинного существа, которое не виновато в том, что его зачал насильник. А у неё было всё, чтобы выдержать эту ношу и жить дальше: заботливый муж, его настырная, но очень любящая семья, в то время как у тех несчастных из моего мира, в основном никого кроме них самих не было. Сашия говорила, что я пойму её поступок и желание, когда получу её воспоминания. Что ж, она ошиблась. Я не поняла. Но, в то же время, благодарна ей за её малодушие, ведь именно благодаря ему я оказалась здесь. Мало по малу я начинала вести себя так, как было привычно мне, пока полностью не избавилась от призрака вашей Саши. Но было и кое-что ещё. Всё это время я знала, что ребёнок не твой, поэтому боялась, что стоит вам узнать кто я на самом деле, как окажусь на улице.

- Малышка! – возмущённо воскликнул Шан, впервые за весь разговор, подав голос.

- Ну, это правда, Шанрэл. Как ни крути, но такое поведение с вашей стороны было бы вполне логичным. Я ведь никто для вас, моя дочь не имеет к тебе никакого отношения, так какой смысл обрекать себя на подобные страдания, когда ты можешь найти свою любовь и создать семью уже с ней?

- Ирина, ты говоришь глупость, - прорычал он.

- Нет. И именно поэтому ты злишься, ведь я на самом деле права, - вздохнула я. – Но речь не о тебе, верно? Так вот, так сказать в наследство от Сашии мне досталась не только память, но и кое-какая недвижимость в Кимерии. И я планировала переселиться туда, как только подвернётся удобный случай или же я окрепну после родов достаточно, чтобы совершить длительное путешествие.

- Нет!

- Шан…

- Я сказал, нет! Ты никуда не поедешь и не сбежишь. Поздно, Ирина. Нужно было об этом думать до того, как подарила мне свой оберег, - агрессивно прорычал мужчина.

- Шанрэл, угомонись, - недовольно сказала я, а внутри начал оттаивать ледяной ком. Если он так себя ведёт, значит, я ему не безразлична, ведь так? Поэтому, чуть приободрившись, продолжила рассказ: - Но моим планам было не суждено сбыться. И не потому, что ты мне запрещаешь или, что твой зверь принял мою дочь. Даже это не остановило бы меня. Всё дело в чувствах. Помнишь, что я сказала тебе вечером?

- Каким именно? – всё ещё с недовольством в голосе спросил он.

- Вчера, в день твоего рождения.

- Ирина, это было пять дней назад. Ты не приходила в себя целых пять дней.

И только сейчас я почувствовала жуткую усталость в его голосе. Поэтому не удержалась и посмотрела на своего любимого. Те же привлекательные черты на измученном лице, светлые кудрявые волосы в полном беспорядке, под удивительными зелёными глазами залегли тёмные тени, кожа стала куда бледнее, чем я помнила… Да и в целом выглядел он не очень.

- Прости, - тихо выдохнула я, дотрагиваясь дрожащей рукой к его щеке.

- Ты-то тут причём? – вздохнул он и легонько поцеловал моё запястье. – Это я не должен был отпускать тебя одну. Если бы не это, ничего бы не случилось.

- Ну, если бы не это, нам бы не удалось поймать Дэшну на горячем, и она не рассказала бы вам… ну, то, что рассказала. Кстати, а что рассказала?

- Ни одна правда не стоит ни твоей жизни, ни нашей дочери, Ирина! – воскликнул Шан. – И, да, Тёмные всех поберите, она моя дочь, хочешь ты того или нет. Что касается Дэшны и её тайн, то я нашёл бы иной выход. Но никогда, слышишь? Никогда не стал бы подвергать вас обеих опасности, - он чуть помолчал, а потом более спокойным голосом продолжил: - Ты не рассказала мне всё до конца.

- Да, - я откашлялась, потому что от его слов в горле появился комок. Что сказать? Не это ли лучшее в мире подтверждение, что Шанрэл полюбил именно меня, а не свою Сашию? Что именно я так дорога ему, и не потому, что заняла тело его супруги, а потому что… я – это я? В глазах защипало от переполнившей меня нежности, отступили все сомнения, и я ответила:– Да, я спросила, помнишь ли ты мои слова в тот вечер? Я сказала, что люблю тебя, и попросила помнить об этом, невзирая на то, что ты услышишь позже… Я уже несколько раз собиралась тебе всё рассказать, но страх был сильнее меня. Пойми, сердце-то мне говорило одно, но разум твердил совсем о другом. И я понимала, что все мои доводы рассудка действительно вполне логичны, хоть и не хотела им верить. Поэтому и молчала. Поэтому, как могла сопротивлялась своим чувствам к тебе. Я ведь никто. Простая переселенка в ваш мир, которая завладела телом твоей супруги! Да любой бы на твоём месте если не убил меня, то в тот же день выгнал уж точно.

- Но я не любой…

- Знаю. Именно поэтому я всё ещё здесь. Да и, если уж говорить откровенно, то сама я просто не выживу в этом мире. Особенно с младенцем на руках. Я же только совсем недавно стала узнавать Сарибэль, изучать его историю, традиции, культуру. Да, у меня была память Сашии, но эта такая капля в море, по сравнению с тем, что рассказали мне вы… Без всех этих сведений я бы пропала. А потом… потом просто передумала. Мне нравится твоя семья, Шан. Даже назойливость тётушек уже кажется милой, а не раздражительной. Я так привыкла быть её частью, что почти поверила, что нашла своё место в этом мире. Глупо, да?

- Совсем не глупо, малышка, - он нежно поцеловал меня в висок. – Я, ведь, уже сказал тебе, что тоже люблю тебя. В тот же вечер, что и ты. Так почему же ты мне не веришь? И сейчас я спросил лишь потому, что хочу всё о тебе знать, потому что забочусь о тебе, волнуюсь, хочу стать частью всей твоей жизни, а не только того маленького фрагмента, что ты показываешь окружающим. Хочу узнать тебя настоящую, потому что полюбил именно тебя и именно такой. Поэтому, Ирина, а не из-за желания разоблачить тебя. И неужели ты думаешь, что я позволю тебе уйти? Ты такая же часть меня и этого мира, как и я. Память Сашии тебе доступна, значит ты знаешь, какие именно отношения связывали меня с ней.

- Да, но…

А внутри от этих слов расцветал цветок безграничного счастья. Он любит меня! Любит! Это было так прекрасно, как если бы за долгие годы я впервые выбралась на природу и вдохнула полной грудью свежий, наполненный ароматами трав, воздух. Дух свободы. Да я и сама сейчас готова была взлететь до небес от переполнивших меня чувств.

- Подожди, не перебивай, - попросил он и коснулся пальцем моих губ. – Она стала мне другом и, узнав обо всём, что с ней случилось, я понял, что не смогу бросить её в беде. И знаешь, мне казалось, что у нас всё наладится. Она начала оживать потихоньку, пока не случился первый кошмар. Я сначала не понял, в чём дело, думал, что она волнуется из-за ребёнка, ведь уже тогда лекари установили уникальность и необычность плода. Да и боли её мучали. Но с каждым днём становилось всё хуже, пришлось воспользоваться амулетом, чтобы узнать о её тревогах и причинах отстранённости. Оказалось, что её преследуют воспоминания о том событии. Но всякий раз, когда я пытался поговорить с ней, она уходила в себя. И с каждым её погружением в тот ужас, она отдалялась ото всех всё дальше и дальше, пока не превратилась в незнакомку, обитающую в соседней комнате. На все мои попытки вытянуть её на разговор, помочь, я получал безразличный взгляд и полное безучастие. Пока не сдался. О будущем я просто старался не думать. Более того, у меня были все основания полагать, что эта женитьба ещё один извращённый способ наказания моей сестры.

- Сестры? – опешила я. – У тебя есть сестра?

- А это уже совсем другой разговор, Ирина. И я не хотел бы его начинать сейчас. Чуть позже, когда буду готов так же, как и ты, открыть тебе всю правду о себе, - отвёл взгляд Шанрэл. – Прости, но пока не могу.

Я лишь кивнула. Мне ли не знать, как тяжело, порой, рассказывать свои тайны?

- Так вот, я думал, что это моё наказание, пока однажды не услышал твой крик, - продолжил он. – И то, с какой силой меня к тебе потянуло, напугало до пятен перед глазами. Раньше я иногда даже смотреть не мог на Сашию. А теперь наоборот, не мог оторвать взгляд. Мало-помалу я стал наблюдать за тобой, анализировать всё, пока просто не понял, что передо мной совсем другая женщина. Не та, на которой я женился, не та, на которую не мог смотреть. Ты оказалась совершенно другой, и я не устаю благодарить Сариб за то, что она вер… послала мне тебя. И после этого, с каждым днём я всё больше убеждался в своей правоте. Это почувствовали даже мои тётки, перестав звать тебя по имени, потому что поняли, пусть и на подсознательном уровне, что ты не Сашия. Ирина, ты…

- Айрин, - несколько сконфуженно перебила я его.

- Что?

- Тот голос, который перенёс меня сюда, назвал меня Айрин. В некоторой степени, это эквивалент моего земного имени и больше подходит Сарибэль.

- Айрин, - вслух произнёс мужчина, словно пробуя имя на вкус и привыкая к его звучанию. Действие показалось таким интимным, что у меня тело мурашками покрылось от переизбытка чувств. – Очень красивое имя, родная. Оно что-нибудь означает?

- Ну, разве что только на Земле. Имя Ирина в переводе с древнегреческого языка означает «мир, покой», - смущённо ответила я.

- Знаешь, очень похоже. С твоим появлением, в моей душе поселились мир и покой, - улыбнулся он. – Ты, Айрин.

- И в моей тоже, как бы странно, это не звучало.

- Так что это был за голос? – настороженно спросил Шан.

- Понятия не имею, но думаю, что он принадлежал некоему божеству. Раньше я думала, что самой Сариб, но сейчас даже и не знаю…

И у меня была причина так думать, потому что в воспоминаниях Сашии, та сущность, что говорила о необходимости сохранения жизни ребёнку, та, которая предложила обмен, ощущалась другой. Леканша была уверена, что это Сариб откликнулась на её молитвы. Но тогда… кто общался со мной? Потому что я ощущала этот голос совершенно иначе. Как… как ровню. Бред, да?

- А голос был женским? – продолжал Шан задавать вопросы.

- И да, и нет, - я замолчала, пытаясь решить, как лучше рассказать о месте, куда попала в тот момент. – Сложно сказать, потому что в том месте, где я была, ничего не существовало. Знаешь, такое страшное «нигде». Не знаю, сколько я пробыла в нём, пока не услышала этот голос. Он сказал мне, что я, наконец, вернулась домой, что являюсь частью этого мира. Но на тот момент я была так напугана и дезориентирована, что даже не поняла смысла тех слов. Сейчас же, прожив на Сарибэль столько времени, мне кажется, что голос был прав. Ведь не бывает настолько комфортно в чужом и враждебном мире, правда? А тут я ничего подобного не ощущаю. Я и правда, как будто вернулась домой.

- Но это, ведь, отлично, разве нет? – осторожно поинтересовался Шан.

- Верно. Но так не должно быть. Я здесь чужая, так почему же чувствую, что моё место именно здесь? – но на этот вопрос ответа у меня, увы, не было. – А ещё, иногда у меня бывает такое чувство, что я знаю о Сарибэль куда больше, чем кто-либо другой.

- В смысле?

- Ну, вижу истину там, где простые сарибэльцы слепы, - туманно ответила я.

- Малышка, не увиливай, - мягко пожурил меня мужчина. – Что ты хочешь сказать?

- Ну, - я смутилась. – Например, мне ваш тёмный бог не кажется тем воплощением зла и хаоса, каким его видят все остальные. Совсем наоборот, я считаю, его такой же частью Сарибэль, как и саму Праматерь. И… - я замолчала, а потом отмахнулась. – Ладно, это не так важно. Просто взгляд человека, не подверженного предрассудкам с самого рождения. У нас-то на Земле богов не было. Ну, как, существует множество религий и, возможно, когда-то боги были с нами. Но сейчас, увы, в основном это такой же бизнес, как и всё остальное. Я верю в некую силу, но божественна ли она? Кто знает…

Шан на мои слова только загадочно улыбнулся и ласково заправил за ухо упавшую на лицо прядку волос. Но развивать тему не стал, вместо этого спросил:

- А что ещё говорил тебе этот голос?

- Да, собственно, это всё. Просто сказал, что я вернулась домой и назвал меня Айрин.

- Так, значит, тогда вечером, на празднике, ты впервые представилась собственным именем?

- Да. И не представляешь, какая буря эмоций пронеслась у меня внутри от этого. Ведь то был мой первый шаг к действительно новой жизни. Я и в парк отправилась гулять только лишь потому, что нужно было собраться с мыслями и настроиться на откровенный разговор. И совсем не ожидала, что Дэшна проберётся на территорию замка, - даже говорить об этом было неприятно.

Перед глазами сразу же появлялись картины того, как мы чуть не погибли. И если бы не щит дочери, то Листаш не успел бы вовремя прийти на помощь.

- А где Сташ? – спросила я. – Мне хотелось бы поблагодарить его за наше спасение.

- Он уехал, - вздохнул Шан, покрепче прижимая меня к себе. – Но перед этим успел рассказать о вашем разговоре и о той непростой ситуации, в которой мы все оказались. И знаешь, лично я считаю, что мы обязаны сделать всё, чтобы наша дочь услышала его зов. Ведь, если бы не их связь, я бы потерял вас обеих. Только благодаря его энергии вы остались живы. Когда мы с Димаром прибежали к вам, то Листаш как раз делился с нашей дочерью своей жизненной силой. Магистр Оран пришёл чуть позже, но сразу же понял, что вмешательство юноши спасло вас. Вы обе были на грани полного энергетического истощения.

- И с ребёнком всё нормально сейчас? – встревоженно спросила я.

- Да. Более того, Сташ едва заставил себя улететь. Сказал, что из-за обмена энергией, их связь стала ещё прочнее, - улыбнулся Шан.

- Ну, тогда нам просто нет смысла вмешиваться. Они и сами со всем справятся, - пожала я плечами, не слишком довольная, что тот пресловутый выбор ускользает от моей девочки, даже не успев появиться. Но, возможно, правда заключалась в том, что Листаш на самом деле судьба моей малышки и таким образом их жизни начали переплетаться?

Да уж, тяжело быть матерью. А я ещё не верила своей, когда та любила говорить: «Вот будут у тебя свои дети, тогда поймёшь меня!», и оказалась полностью права.

Мы некоторое время помолчали, а потом я задала самый важный на данный момент вопрос:

- Шан, что мне теперь делать? Я, ведь, внешне изменилась, да? Как мне быть с твоими тётками? Что сказать слугам? А все те гости? Они же знали твою жену и выглядела она иначе, а тут, вдруг, такие перемены…

- Ты и есть моя жена, - в истинно мужском стиле ответил он, из всей речи услышав только то, что хотел.

- Ну, если быть откровенной, то нет, - смутилась я. – На моей спине нет вашей брачной татуировки.

- ЧТО? – мужчина аж подпрыгнул на кровати, а в следующий миг слетел с неё и одним резким движением стянул с себя рубаху, чтобы тут же повернуться спиной к зеркалу и внимательно всмотреться, да, тоже в совершенно чистую кожу.

На Сарибэль весьма странно ставились метки брачной связи, избрав для этого спину, вместо логичных запястий, лица или ещё где, чтобы быть на виду. Но помимо этого семейная пара носила и кольца.

- Невероятно! – воскликнул он. – Значит, связь прервалась, как только Сашия покинула этот мир?

- Скорее всего нет. Я думаю, что она прервалась в тот миг, когда Саши приняла мою жизнь и мой мир, обрывая связь с Сарибэль и с ребёнком. Ведь, если бы существовал шанс вернуться в свои тела, то ваша связь вряд ли бы разорвалась, - решила я поделиться своими умозаключениями, о которых уже думала не раз.

Вот только было странно, что он не заметил отсутствие татуировки раньше. Он, или кто-то из его родственниц. Ведь кто-то же меня переодевал и ухаживал за мной, так неужели не увидели? Да и сам Шанрэл за всё время что, ни разу собственного отражения в зеркале не видел?

- Ты спросила, что делать? – сказал Шан с горящими звериной желтизной глазами. – Я знаю, что нам делать – идти в ближайший храм.

- Ну, я…

- Айрин, - он запнулся, а потом улыбнулся самой обворожительной улыбкой из всех, которые я когда-либо видела. – Моя Айрин. Неужели ты думаешь, что я позволю тебе воспользоваться такой лазейкой, как отсутствие брачной связи, и сбежать от меня? Малышка, не знаю, почему ты всё ещё не веришь мне, - он подошёл ближе и, как есть, с голым торсом, вновь лёг рядом, притянув меня к себе. А у меня разноцветные круги перед глазами запрыгали от его близости и от ощущения обнажённой кожи под руками и щекой. Как слюнки не потекли – не знаю. – Но я искренне и всем сердцем люблю тебя. Тебя, не призрак Саши, а именно тебя. В последнее время я даже не замечал вашего сходства с ней. Я видел твою душу. Видел тебя другой. И сейчас ты выглядишь именно так, как рисовало моё воображение: удивительные волосы цвета шоколада, хотя теперь они мне кажутся больше каштановыми, кошачьи синие глаза, такого глубокого оттенка, что можно утонуть в них и потерять душу, манящие полные губы, которые хочется целовать целую вечность, и этот милый румянец на нежных щеках… Ты красавица, моя Айрин. И я никуда тебя не отпущу. Не теперь, когда, наконец, убедился, что всё это не плод моего воображения, а истинная правда. Ты – моя. Награда, судьба… не знаю, называй, как хочешь! Но это не изменит того факта, что я люблю тебя и хочу, чтобы ты всегда была рядом. На самых законных основаниях. Хочешь, мы поженимся и по законам твоего мира? Любой вариант, а лучше все вместе, чтобы уж наверняка, - подмигнул мне этот несносный мужчина и стал покрывать моё лицо поцелуями, губами убирая катившиеся по щекам слёзы. Это были самые восхитительные слова, которые я когда-либо слышала в своей жизни. И, мне кажется, полюбила его ещё сильнее в этот момент.

Когда его губы коснулись моих, то внутри, словно, что-то взорвалось. Меня вновь, как в тот раз, затягивало в омут наслаждения и желания… Тело буквально горело от его прикосновений, а кожа стала настолько чувствительной, что малейшее дуновение ветерка дарило наслаждение на грани боли. Когда же его язык осторожно прошёлся по моей шее, из груди вырвался то ли всхлип, то ли стон, а перед глазами всё закружилось, как в водовороте.

- Господи! – вырвалось у меня.

- Силы! – вторил мне хриплый голос Шана. – За всю свою жизнь не испытывал ничего подобного. Айрин, ты сводишь меня с ума. Мне так хочется касаться тебя везде, целовать, ласкать, что становится больно. Никогда я ещё не нуждался в ком-то так сильно, как в тебе. И от этого чувствую себя ненормальным, ведь прекрасно знаю, что сейчас далеко не самое подходящее время…

- Ш-ш-ш, всё нормально. Мне понравилось, - срывающимся голосом сказала я.– И я… я не против. Даже за. В смысле…

Сердце колотилось так, что, казалось, весь замок слышит. Я точно ненормальная, раз хочу и даже, кажется, немного настаиваю на продолжении. Наверняка на последних сроках беременности – это не самое удачное решение. Но… пусть все считают меня сумасшедшей, однако внутри с каждой секундой крепла решимость. Мне хотелось опробовать эту сторону нашей любви именно до родов. Пусть это не брачная ночь и не то, чтобы по устоявшимся традициям, но я так чувствую и так хочу.

- А ты… - он запнулся, подбирая слова, но потом, видимо, решил спросить напрямую. – Ты правду говорила, что до перехода сюда была…

- Правду, - хихикнула я. – Ужас, да?

- О, нет, родная. Как раз наоборот, - довольно улыбнулся он, словно кот налакавшийся сливок.

- Да я не об этом, - уже не сдерживаясь, засмеялась я. – А о том, что буду рожать, хотя на самом деле кроме поцелуев ничего другого никогда не испытывала.

- Мы потом наверстаем, - с мурлыкающими нотками в голосе ответил мне Шан, заставив меня смутиться. – Ты просто очаровательно краснеешь…

- А если… - я откашлялась, потому что в горле пересохло от волнения. – А если я не хочу ждать «потом», а хочу сейчас?

Вся весёлость тут же слетела с его лица, и он пристально посмотрел мне в глаза, словно пытался понять, говорю ли я это серьёзно или шучу так неудачно. Но, видимо что-то такое он там нашёл, потому что его глаза вновь начали сверкать жёлтым, а сердце забилось в безумном ритме.

- Любимая, я… это то, чего я хочу больше всего на свете. Но, не пойми неправильно, что если мы навредим тебе или малышке?

- Ну, а мы аккуратно? – неуверенно спросила я.

Было как-то немного неловко навязываться. А я именно это сейчас и ощущала, словно напрашивалась на ласку, в то время как мужчина ничего такого не хотел. Но, как оказалось, это было не так. Хотел. И ещё как! Потому что стоило мне произнести эти слова, как он буквально накинулся на меня с поцелуями. Тело вновь стало наполняться жаром и медленно плавиться от избытка чувств, но было так хорошо!

Я слово парила в облаках и, в тоже время, купалась в тёплом источнике, нежилась на самой мягкой перине и летела вниз с обрыва… Каждая клеточка моего тела трепетала от прикосновений и поцелуев Шарэла. От их нежности и страсти. Любовь и забота ощущались в каждом движении, что я на самом деле почувствовала себя, как в первую брачную ночь. И стало понятно, не зря я решилась на эту авантюру, ведь она стала самой восхитительной в моей жизни.

Не было ни боли, которой пугают всех невинных девушек, ни дискомфорта… Я чувствовала только переполнявшее меня удовольствие, лишь усиливавшееся, когда слышала стоны любимого мужчины. Никогда бы не подумала, что слиться в единое целое с любимым – это так прекрасно. Отдавать себя его ласкам, дать свои ему, дышать, как один, чувствовать, как один, быть, как один…

Взрыв наслаждения был такой силы, что я просто не смогла сдержать крика! Краем уха я слышала, что не одна испытала столь невероятное чувство, но слишком уж была поглощена собственными ощущениями, чтобы наблюдать за Шаном.

Эта волна удовольствия полностью стёрла из моих воспоминаний сцену насилия над Сашией – по сути, единственный опыт, который я косвенно пережила. Я не избавилась от неё полностью, просто теперь было что противопоставить, чем затмить тот ужас. И моё счастье было куда сильнее пережитой девушкой жути.

В реальный мир возвращалась нехотя… Клонило в сон, хотелось нежности и чтобы обняли…

Мужчина, словно, почувствовал мои желания и тут же их исполнил. Я с наслаждением «закуталась» в его объятья и счастливо вздохнула.

- Как ты себя чувствуешь? – с лёгким оттенком тревоги спросил он, поглаживая меня по большому животу.

- Восхитительно, - мурлыкнула я в ответ, сильнее прижимаясь к его телу.

- Я не сделал тебе больно? – продолжа л он допытываться.

- Нет, - улыбка сама собой наползла на лицо. – Как раз наоборот.

- Но… - он откашлялся. – На мгновение мне показалось, что ты…

- Что я-таки оказалась девственницей? – хмыкнула я, догадавшись о причине его заминки. Да, на самом деле для меня это стало неожиданностью и сюрпризом. Почему-то мне казалось, что раз у меня тело Сашии, пусть и чуть видоизменённое теперь, то и физически я как бы переняла все её… хм… состояния. И потеря девственности в прошлом – было одним из них. Но, оказалось, местные боги решили мне сделать «подарок». Мне или Шану – тут уж как посмотреть, но факт в том, что несмотря на огромный беременный живот, моё тело было именно девственным. Впрочем, ключевое слово именно «было». – Тебе не показалось, любимый.

- Значит, всё-таки я сделал тебе больно, - глухо подытожил он. – Если бы знал, не стал бы так спешить, но я и подумать не мог, что…

- Тшш, - перебила я его, развернувшись в крепких объятьях и ложась на спину. Посмотрела в его хмурое лицо и улыбнулась. – Ты зря переживаешь, я же сказала, что совершенно не почувствовала боли. Только самое удивительное, самое восхитительное блаженство во всех мирах! И я так рада, что оказалась девственницей. Потому что, получается, сбылась моя мечта принадлежать одному и единственному за всю жизнь мужчине – тебе.

Его взгляд тут же потеплел, а со лба исчезли хмурые складки.

- Люблю тебя, - выдохнул он мне прямо в губы и закрепил эти слова нежным поцелуем.

Впрочем, довольно скоро он перетёк в куда более напористый и жадный. Рука мужчины с живота медленно поползла к внутренней стороне моих бёдер.

- Шан! – со смехом шикнула я на него. – Пощади меня. Я просто не способна пережить всё это ещё раз, да ещё и с таким маленьким перерывом.

- Малышка, ты просто ещё не знаешь возможностей своего тела, - хитро прищурился он и накрыл ладонью то место, где ещё некоторое время назад полыхал настоящий пожар.

Я с шумом втянула воздух, чувствуя, как по телу пробежал неслабый разряд. Но… дело в том, что я на самом деле устала немного, хотя и была бы не прочь продолжить. Вот только беременное тело не слишком уж приспособлено для подобных секс-марафонов. Особенно беременное на последнем месяце тело…

- Шан!

- Ладно, не буду, - хмыкнул он и встал, явно чтобы быть подальше от искушения – слишком уж пылали его глаза. Мужчина явно только вошёл во вкус и теперь, судя по прыгающим во взгляде огонькам, желал наверстать упущенное. О чём красноречиво свидетельствовало так явно проступившее подтверждение его желания. Он был прекрасен! Но щёки всё равно непроизвольно залило румянцем, и я, пылая от смущения, отвела любопытный взгляд. Мужчина это заметил и хрипло, но довольно рассмеялся.– Очаровательно. Ты – очаровательна. Моя Айрин. А теперь, отдыхай. Я и так нарушил предписания Орана. Как бы не получить теперь на орехи, - он уже выходил из комнаты, на ходу застёгивая рубаху, как, вдруг, обернулся и глядя мне прямо в глаза сказал: - И не думай, что я забыл наш разговор о брачном обряде. Малышка, я не дам тебе такой шанс сбежать от меня. Слышишь? Так что можешь обижаться или сердиться, но как только тебе будет позволено вставать, мы отправимся в храм.

И вышел, даже не пожелав услышать мой ответ. Хотя, чего уж тут? Понятное дело, что я и не подумала бы сопротивляться или отнекиваться. Ведь я так сильно его люблю и, кажется, жизнь начинает налаживаться…

Я лишь счастливо улыбнулась и прикрыла глаза. Как ни странно, но спать и правда хотелось довольно сильно, пусть только этим и занималась последние пять дней. Но, видимо, наши небольшие шалости в достаточной мере измотали меня и организм вновь нуждался в отдыхе. На душе было светло и радостно. Наконец-то вся правда была рассказана, наконец-то я была свободна! И вопреки всем моим опасениям, Шан не отвернулся от меня и от моей девочки, а наоборот, принял и не пожелал отпускать. Да ещё и как!

Это было так странно, ощущать свободу… Хотя ещё совсем недавно я сильно боялась открыть правду. Этот страх буквально выворачивал меня наружу и всякий раз, когда я уже была готова открыться, заставлял замирать на месте и проглатывать язык. «А что, если он на самом деле отвернётся от меня?», «Что, если решит, что теперь нет смысла терпеть жену, которая такой никогда и не являлась по сути?», «Что, если он возненавидит меня за правду?». Что бы там Шан не утверждал, а мои опасения беспочвенными не были. Даже несмотря на мою любовь, страх продолжал довлеть надо мной. И лишь совсем недавно, когда я увидела и почувствовала отношение лекана к чужому для него ребёнку, то смогла, наконец, поверить в возможное чудо. И приняла решение всё рассказать. Так или иначе.

Но, как оказалось, случай решил всё за меня – каким-то образом нападение Дэшны спровоцировало изменения во мне. Раньше у меня было тело Сашии – миниатюрное, такое худое и немощное, что страшно было даже смотреть. На половину лица выделялись голубые глаза, а иссиня-чёрный цвет волос лишь ещё больше подчёркивал болезненную бледность. Конечно, за всё то время, что была в её теле, я, так сказать, отъелась и стала выглядеть нормально, так что в итоге Сашия оказалась на самом деле довольно симпатичной девушкой, интересной и немного загадочной. Сейчас же…

Я не поленилась и очень осторожно сползла с кровати, чтобы подойти к зеркалу. То, что я там увидела, удивило до глубины души. В зеркале отражалась я! Немного другая, с каштановыми волосами и на самом деле глазами глубокого синего цвета, но всё же – я. Те же черты лица, только на данный момент ставшие более женственными и, ну не знаю, зрелыми что ли? Нет, не так. Я просто беременна, в этом всё дело. На моём лице читается счастье и умиротворение будущей матери. Ведь я наконец-то приняла этот мир и всех, кто в нём жил, в своё сердце.

Эта мысль оказалась настолько радостной, что я едва не завизжала от восторга. Но быстро одумалась – не хватало ещё, чтобы Шан опять влетел в комнату с мечом наголо.

Примирившись, наконец, с самой собой, я вернулась в кровать и тут же уснула.


Шанрэл


Он вышел из собственной спальни и счастливо улыбнулся. Это ОНА! Действительно она – его душа, его судьба и его прощение. Та, что была рождена для него, единственная и такая любимая. Жаль только, что метка брачного обряда на ней не закрепилась. Но ничего, он и не подумает медлить, только не в этот раз. И если понадобится, то отнесёт её в храм на руках, но обряд они пройдут. Тем более, что теперь, как самый честный мужчина, после всего, что между ними сегодня произошло, он просто обязан жениться! О, да! Он её привяжет к себе всеми возможными способами. По сути, этот обряд им не нужен, поскольку они немного не такие, как остальные жители Сарибэль, и благословение Праматери не требуется. Но с другой стороны, они, ведь, живут сейчас в этом мире, значит должны следовать установленным традициям, чтобы ни у кого не возникло сомнений в законности их союза. Что же касается истинного обряда, то первая его часть уже пройдена – его избранница подарила ему оберег, пропитанный её жизненной силой и любовью. Теперь ему необходимо подарить такой же в ответ. А после, произнести клятвы, которые свяжут не их тела, но души. Навечно. И уже ничто и никогда не разлучит их. Он сможет отыскать её в любом мире, в каждом, даже самом отдалённом уголке Вселенной.

Да, пусть сейчас он сказал об обряде несколько в грубой форме, но позже обязательно повторит свои слова в более романтической обстановке. Но так ли важны слова, когда их обоюдные чувства отражаются в глазах, жестах, улыбках?..

Или, когда расскажет Айрин правду не только о себе, но и о ней самой. Он не шутил, говоря, что ему тоже нужно время. Правда, для того, чтобы как можно более мягче всё преподнести.

Ей и так досталось в последнее время. А изменение облика ещё больше истратило ресурсы организма. Да и роды не за горами, поэтому нет смысла сейчас волновать девушку и вываливать на неё остальную правду.

Хотя, если быть честным с самим собой, это не помешало ему всего какое-то мгновение назад с наслаждением входить в её податливое и такое желанное тело… Близость с ней оказалась не просто невероятной, а исключительной! Никогда, ни разу прежде, он не испытывал настолько ярких и всепоглощающих ощущений. И, признаться, он на какое-то время полностью утратил контроль, отдавшись на волю голых инстинктов. Пришёл в себя лишь после разрядки… и испугался, что перешёл черту. Но, как оказалось, его любимая девочка создана для него не только в духовном, но и в физическом плане идеально. И никогда бы не подумал, что быть первым и единственным – это настолько… приятно. Тем более у неё!

Да уж, изменения, произошедшие с ней, - действительно настоящий подарок им обоим.

Мужчина улыбнулся.

О, трудно описать словами всё то, что он испытал, когда день назад внешность девушки резко начала меняться. Сперва он испугался и поднял на уши весь замок. Но потом, когда магистр её осмотрел и сказал, что с ней всё нормально, он не мог налюбоваться на неё. Он сердцем чувствовал, что это именно она, но всё равно, пока не получил подтверждения, испытывал толику сомнения. А ещё страх, что её у него вновь могут отобрать. Но на этот раз уже не сестра, а некто, кто открыл на девушку охоту.

Он просто не переживёт этого ещё раз.

Перед глазами тут же возник тот злополучный вечер, когда на Айрин напали…


Пять дней назад


- А я говорю тебе, что в этом сезоне нет смысла закупать так много зерна, ведь год выдался урожайным, - продолжал разглагольствовать на уже трижды обсуждённую тему Дюрек Афар, зажиточный торговец и главный сплетник близлежащих поселений.

Но Шан его практически не слушал. Весь он был так напряжён, что иногда сбивалось дыхание. «Не нужно было её отпускать саму, - думал он. – А вдруг начнутся роды?». Тревога, поселившаяся внутри ещё со вчерашнего вечера, расцвела во всей красе и не думала исчезать. Пока она сидела рядом всё было более или менее нормально, но стоило ей исчезнуть с глаз и…

- Эй, Шан, - позвал его Димар, и лекан воспользовался удобным случаем, чтобы избавиться от назойливого человека.

- Ты меня спас, - выдохнул он, подойдя к другу.

- Знаю, - улыбнулся он. – Ну, а теперь не мешало бы нам поговорить, не находишь?

- Тогда предлагаю выйти на свежий воздух, - не стал отпираться именинник.

- Только давай сразу к делу, - первым начал Димар. – Я догадываюсь, что позвал ты меня не совсем по случаю твоего дня рождения. Мне, конечно, приятно и всё такое, но хотелось бы услышать основную причину, а не официальную. На твоём месте никто бы не рискнул звать Вестника, хоть и бывшего, пусть даже и друга, когда рядом беременная супруга. Сам знаешь, что это не зависит от нашего желания и всегда случается помимо воли.

- Ну так и я выслал не официальный запрос, - криво усмехнулся мужчина. – Но ты прав. Меня буквально умолял вызвать вас Уиллард, ты его знаешь, как и его интуицию. Так вот, он сказал, что сегодня здесь обязательно должен быть Волхв. И я склонен верить, что поступил правильно. Со вчерашнего вечера у меня всё внутри то и дело переворачивается. Какие-то дурные предчувствия, но я не могу понять, с чем или с кем они связаны.

- Ну, что ж, по крайней мере я теперь могу объяснить и свою тревогу, - вздохнул Димар. – Вокруг что-то витает. Что-то нехорошее, но оно скрыто от меня и других Вестников. Ты не думай, твою информацию об участившихся нападениях мы не проигнорировали, просто пока не можем помочь. Кто-то очень упорно скрывает от нас истину. И мне это не нравится. Как и то, что основные действия сосредоточены именно в твоём лордате. Я не ошибусь, если предположу, что у вас только один маг на всю округу, верно?

- Один дежурный маг, - поправил его Шан. – А так, их двое. Но да, вместе они никогда не работают.

- Вот это-то меня и смущает больше всего. Во всех других поселениях, магов за последние сто лет стало больше. Более того, некоторые лорды сманивают умельцев к себе в замки и имения. И только у тебя – никого нет. Не находишь, что слишком много совпадений?

- Считаешь, что тут всё дело в отсутствии магического наблюдения? – Шанрэл вздохнул и облокотился на кованые перила небольшой террасы. – Не знаю. Не уверен. Но приму к сведению.

- Я помню, что у тебя не слишком хорошее отношение к человеческим магам и полукровкам, и на то есть причины, но постарайся себя перебороть, ведь на кону не только твои чувства, но и безопасность близких тебе существ, - мягко продолжал настаивать Димар. – Я бы даже предложил на роль временного мага Листаша, тем более, что тот изъявил желание оставить основную службу. Но в последнее время его не узнать. Эх, пареньку и так сложно со своей уникальностью, а тут ещё и все друзья обзавелись супругами…

- А в чём дело? Сестрица умудрилась и тут свинью подложить? – хмыкнул Шан.

- Всегда завидовал твоей лёгкости в обращении к ней, - покачал головой сийар. – Но ты прав. Однако это дело не наше, а Сташа. Если посчитает нужным - расскажет.

- Что вряд ли, ну да ладно, и своих проблем хватает, - ответил лекан. – Вчера Уиллард раздобыл новую информацию по нападениям.

- И? – подался вперёд Димар.

- У них какая-то цель, которую нужно устранить. Якобы – это и есть их приоритетная задача.

- Думаешь, это кто-то из твоих? Или, может, ты сам? Не хочешь же ты мне сказать, что кто-то узнал о тебе?

- Нет, - Шан покачал головой. – Кроме тебя и родителей Листаша – никто.

- А Дэшна? – нахмурился Димар.

- Нет, на ней стоит печать, ты сам её ставил, так что… нет, вряд ли она. У меня просто дурное предчувствие, что это моя…

Мужчина запнулся, потому что в самом центре замкового парка вспыхнуло какое-то зарево, очень сильно похожее на блик заклинания.

- Чёрт! – выругался сквозь зубы Димар излюбленным словечком его названной сестры. – Это боевая магия! Но почему я не слышу её отголосков?

- Потому что её тщательно скрывают, а мы с тобой не простые сарибэльцы! – прорычал Шан уже набегу.

У него внутри всё заледенело, потому что зарево мелькало как раз над тем местом, где так любила частенько гулять его супруга. Поэтому он летел туда так быстро, как только мог, уже даже собираясь обернуться, как, вдруг, впереди послышался утробный рёв, а сзади его остановил Димар.

- Стой! Стой, говорю! Это Сташ. Дай ему мгновение, иначе он не сможет совладать с собой. Великая Праматерь, что же такого случилось, что спровоцировало его оборот? – хрипло простонал сийар.

- Мал… Айрин! – сдавленно прохрипел Шан. У него всё внутри болело от плохого предчувствия. Да куда там! Там плескалась кислота, потому что он чувствовал, с его супругой что-то случилось. В голове сразу же начали мелькать самые дурные из его снов, но он с усилием отогнал их. Нет, она не может его вновь покинуть. Не сейчас! Не теперь!.. – Айрин была с ним.

Рядом послышались такие заковыристые проклятья, что, если бы не столь напряжённый момент, Шан бы даже зааплодировал. Но сейчас было не до шуток.

Впереди повисла тишина, которая послужила для Димара своеобразным сигналом.

- Идём.

Они ворвались на небольшую поляну и тут же застыли на месте: огромный золотистый дракон выдыхал из своей пасти тоненькую сверкающую струю. И ни куда-нибудь, а в его малышку! Шан, было, дёрнулся, но Димар вновь остановил его.

- Тихо! Он делится с ней жизненной силой. Поверь, он не стал бы такого делать, если бы случай не был крайним.

А Шанрэл стоял и в ожидании просто умирал. Слова сийара проникли так глубоко в сердце, что оно на миг перестало биться, но стоило девушке немного пошевелиться, как застучало в бешенном ритме, что, казалось, это слышат все вокруг.

Вот тело дракона, наконец, «поплыло», и перед ними вновь появился Листаш в каких-то лохмотьях. Димар тут же стянул с себя сюртук.

- Что такое? – запыхавшись спросил магистр Оран, ввалившись на поляну в компании Уилларда.

По блестящим глазам последнего, Шан понял, что этот умник почувствовал что-то и сразу же бросился за лекарем. Да, такая сумасшедшая интуиция – и благо, и проклятье. Но хорошо уже то, что пока его дар не трансформировался в пророческий.

- О, богиня! – воскликнул лекарь и, не обращая внимания на предостерегающий крик сиайра, кинулся к лежавшей на земле беременной девушке. – Она истощена, почти на грани, но… удивительно! Малышка делится с ней своей силой!

А у Шана от этих слов подкосились колени, и он медленно опустился на землю рядом с любимой. Сейчас она казалась такой хрупкой и беззащитной, что сердце болело. Он, с разрешения магистра, аккуратно подхватил её на руки и обернулся к Листашу.

- Спасибо. Я у тебя в долгу.

- Вовсе нет, - он покачал головой. – Но буду признателен, если вы позаботитесь вот об этой твари, - парень кивнул куда-то в тень, где кто-то лежал. – Айрин просила не убивать эту гадину, потому что та знала нечто важное для вас. Признаться, я с трудом сдержался.

- Гадину? – похолодел Шан от дурного предчувствия.

- Айрин? – не понял Оран.

- Важное для него? – в свою очередь спросил Уиллард, а потом подошёл ближе и изумлённо ахнул. – Великая Праматерь, что это?

- Результат слабоумия, - скривился Сташ. Его шатало, как пьяного, поэтому он тут же с благодарностью принял плечо Димара. – Она напала на леди.

Шанрэл на негнущихся ногах подошёл к телу, чтобы тут же судорожно выдохнуть сквозь зубы:

- Дэшна!

- Вот тварь! – выругался Димар, прекрасно осведомлённый о личности нападающей. – Надо было тогда её… кхм…

- Похоже, что все, кроме меня и лекаря, в курсе личности этого… - Уилл махнул рукой в сторону изуродованного тела. - … этой женщины. И, надеюсь, меня просветят чуть позже. А сейчас, вы идите, а я тут обо всём позабочусь, - деловито сказал он, присаживаясь около магички. – Я уже вызвал нескольких ребят из охраны, скоро они подойдут и помогут перенести погибших слуг и эту… Дэшну. Похоже, я опять был прав, - пробубнил он себе под нос, но его все услышали.

Никто спорить не стал, особенно потому что магистр Оран начал настойчиво уговаривать всех вернуться в замок, так как помощь требовалась уже и самому спасителю, отдавшему слишком много жизненных сил. Да и с девушкой было не всё ясно. Лекарь сильно переживал, как бы из-за пережитого потрясения не начались роды, к которым малышка ещё не была готова. Точнее, сейчас совершенно не была готова, ведь на это нужна прорва сил, которых в ней не было.


Шанрэл моргнул, избавляясь от видения, которое на всю его жизнь запечатлелось в памяти и сердце. Уже дважды он чуть не потерял её. И если раньше всё ещё можно было списать на совпадение, то теперь – нет. И пора принимать меры, потому что, сомнений нет, та упавшая ветка и спонтанный оборот, нападение Дэшны и участившиеся набеги неизвестной шайки – всё это результаты попыток устранить ту самую «цель», а именно, его Айрин. Но он никак не мог даже предположить причину такой активности! Что она им всем сделала? Или тому, кто за всеми стоит? Что ж, если он хочет безопасности для своей любимой, то придётся распутать этот змеиный клубок. А для этого ему понадобится его сила.

Мужчина решительно сбежал на первый этаж и отдал приказ седлать его коня. Пора уже поговорить с сестрицей…


Храм богини Сариб был поистине величественным строением, от которого просто захватывало дух. Воздвигнутый из чистейшего белого мрамора с редкими прожилками сверкающих драгоценностей, он производил впечатление живого и полного божественной силы. Те, кто работал над его постройкой, точно знали, какие чувства будут испытывать прихожане. Все, но не он. Шан не был в храме уже более трёх веков, как раз с тех пор, как к нему вернулись воспоминания о его настоящей жизни. И, пожалуй, не был бы ещё столько же, если бы не чрезвычайные обстоятельства. Поэтому, чтобы более не испытывать сомнений, он смело шагнул в приветственно открытые двери.

Внутри храм был не менее величественен: тот же белый мрамор и золотая парча, удивительной красоты алтарь из горного хрусталя и две статуи самой Сариб по его бокам. Здесь не устраивали песнопений в её честь, не проводили службы… Нет, это было место для поиска умиротворения в собственном сердце. Сюда приходили молодые, пожелавшие соединить свои судьбы перед ликом богини, здесь дарилось благословение новорожденным. А некоторые и находили ответы на свои вопросы.

Шан внимательно всмотрелся в лицо одной из статуй. Интересно, кто именно их автор? Потому что ему с удивительной точностью удалось передать облик богини, как если бы та стояла сейчас перед ним вместо камня.

- Их сделал мой муж, пребывая под видом простого мастера, - раздался голос, похожий на перезвон хрустальных колокольчиков, и рядом с мужчиной возникла женщина – Сариб. – Здравствуй, Шанрэл. Я очень рада, что ты наконец, пришёл ко мне. Жаль только, что причиной стал такой ужасный повод.

Мужчина обернулся на голос и всмотрелся в те же утончённые и совершенные черты лица, которые были отражены в статуях. Вот только ни одно творение, пусть даже Тэ’натэса, не способно передать всю ту силу, содержащуюся в таком, казалось бы, хрупком теле. Сариб была удивительно красива, настолько, что больно смотреть. Если ты не такой же, как она, пусть и запертый в теле местного жителя… Столько лет прошло с их последней встречи. Да что там! Столетий. Боль и обида, казалось бы, должны были утихнуть, но нет. Они разгорелись внутри с новой силой. Но на этот раз к ним добавились горечь и вина. Он был глуп и молод, слишком сильно хотел показать себя и свою силу, кому-то что-то доказать. Его отправили на Сарибэль с одной лишь целью – найти ту, которая родилась для него. А он… Шанрэл горько вздохнул и отвернулся. Невозможно смотреть в эти невероятные глаза, читать в них ответную боль и сочувствие. Невозможно, потому что ненависть к себе начинает прорастать в сердце с новой силой.

- Раз ты обо всём знаешь, почему молчала? – проигнорировал он приветствие богини.

- Я не имею право вмешиваться в дела своих творений, брат, - покачала она головой.

- Но я, как ты верно заметила, не твоё творение, сестра. Так почему же ты не предупредила?

- Потому что я запретил! – раздался рядом ещё один голос, на этот раз принадлежащий мужчине и больше похожий на рокот грома.

- О, тяжёлая артиллерия, пожаловала, - фыркнул Шан, стараясь скрыть смятение. Отца он никак не ожидал здесь увидеть. Да что там, если бы не то письмо почти год назад, то можно было бы с уверенностью сказать, что он не видел своего родителя вот уже семь сотен лет.

- Не дерзи, сын, - гаркнул высокий светловолосый мужчина, лет тридцати на вид, хотя, на самом деле, его возраст перевалил уже за десяток тысяч лет. - Ты был наказан заслуженно, и сам прекрасно об этом знаешь.

- Знаю, - вздохнул Шан, вновь чувствуя вину и злость на себя. – И… спасибо вам обоим, что вернули её мне.

- Мы бы сделали это раньше, брат, - коснулась богиня его плеча. – Но, удивительное дело, за весь этот срок не родилось ни одной подходящей замены, той, кто рвался бы покинуть этот мир и жить другой жизнью. А мне нужна была полная привязка к этому миру. Увы, я не могла просто привести её на Сарибэль. Айрин не простая переселенка, она – твоя пара, поэтому и условия совершенно иные. Но пришлось пойти на крайности, - нахмурилась девушка. – Мне жаль, что твоя пара носит чужое дитя. Не представляю, насколько тяжело тебе приходится.

- А всё, что с ней сейчас происходит, это тоже твоих рук дело? – нахмурился мужчина. – И то, что произошло в прошлом?

- Нет, сын, - вздохнул старший из них. – Ты же чувствуешь это.

- К сожалению, к тому моменту, когда связь между девушками стала достаточно прочной, избавиться от плода уже было невозможно. Но именно он и стал тем самым нужным нам связующим мостиком, без которого Сашия никогда бы не захотела покидать Сарибэль, - добавила хозяйка этого мира.

- Сари, - недовольно нахмурился их отец.

- Нет, постой! – поднял руку Шан, прося его помолчать. – То есть, ты хочешь сказать, что не в курсе происходящего?

- Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Сариб.

- Шанрэл! – вновь попытался вмешаться в их диалог отец, но на него в этот раз просто не обратили внимание.

- То, что этот плод, как ты его назвала – мой ребёнок. Моя дочь, если уж быть точным, - с каким-то самодовольным весельем сказал он.

- Твоего воплощения, ты хотел сказать?

- Нет, Сари, - Шан покачал головой. – Она на самом деле моя дочь. Девочка родится полукровкой, но не той, которой должна. Она будет чистокровным леканом, но и наполовину обладать моими силами. И то, только лишь потому, что вынашивала её Сашия большую часть времени, а не Айрин.

- Но… - сестра была такой обескураженной, что лекан испытал неимоверное удовольствие, превзойдя её хоть в чём-то. – Отец?

- Да, это я, - хмуро признался мужчина. – Я напрямую вмешался и подсказал Шанрэлу выход через Гэниран.

- Но баланс! – воскликнула Сари, поражённая не меньше, чем Шанрэл, слушавший признание всегда правильного отца с открытым ртом. – Теперь кто-то…

- Не учи меня, девочка, - строго оборвал её отец. – Я сделал то, что было необходимо. Теперь моя внучка будет в надёжных руках.

- Что ты… О… - Шан кивнул, догадавшись о чём речь. – Спасибо.

- Пустяк, - отмахнулся мужчина, но было видно, что он доволен.

А Шан решил вернуться к первоначальной теме разговора и, заодно, отвлечь Сари от размышлений.

- Тогда что это? Почему Айрин пытаются убить? И кто? Неужели кто-то прознал о её настоящей судьбе?

- Шан, мне жаль, но это не более, чем совпадения, - вздохнула Сариб, примирившаяся с вмешательством отца в её дела. – Никто не может знать о её предназначении тебе в пару. Ищи ответ в прошлом самой Сашии. Увы, но большего сказать я не могу, как и помочь.

- Что ж ты за богиня такая? – скривился Шанрэл.

- У тебя ещё нет своего мира, потому что ты молод и импульсивен. Но когда он у тебя появится, ты поймёшь, что невозможно уследить за всем и каждым. И я стараюсь вообще, как можно меньше вмешиваться в жизнь этого мира. Мне не нужно повторение Первых Сумеречных времён, когда его едва не уничтожили, - жёстко ответила она, перестав казаться воплощением нежности и спокойствия. Сейчас перед ним стояла властная и расчётливая воительница.

- А что Тэ’натэс? Так и не сумел найти источники прорывов? – перевёл тему Шан.

- Нет, - успокоилась девушка. – Но хуже всего то, что такие случаи замечены не только на Сарибэль.

- Ты, ведь, знаешь, что мы не всесильны. Мы всего лишь смотрители, а истинной силой обладают те, кто уже давным-давно потерял свою оболочку, - сказал отец.

- Знаю. Хочешь сказать, что на Сарибэль затеяли игру Высшие Сущности?

- Вполне возможно. Я бы не удивилась.

- Ладно, всё это замечательно, но пришёл я сюда по другой причине, - перебил её Шан.

- Я знаю, но не могу вернуть тебе твои силы, пока ты живёшь на Сарибэль. Извини, но ты был рождён, как часть этого мира, а никто из живущих тут существ не может обладать ничем подобным. Это нарушит равновесие.

- Да в Бездну это ваше равновесие! – взорвался Шанрэл. – Я не могу позволить и дальше подвергать Айрин опасности. Не теперь, когда я только её обрёл.

- Ищи причину в жизни Сашии Дар-Са-Ран, - сказала Сариб напоследок и растворилась в воздухе.

Шан перевёл взгляд на всё ещё находящегося рядом отца.

- Ты сможешь, сын. Ты всегда был способен на большее. Жаль, что познать себя тебе пришлось именно таким образом. Ты знаешь, решение отобрать у тебя твою пару далось мне нелегко, но это нужно было сделать. Иначе, ты в своей безрассудности и доверчивости мог натворить слишком много бед, - сказал он и тоже исчез.

А Шанрэлу не оставалось ничего, кроме как вернуться обратно в замок. Вот и поговорил с роднёй – только зря время потратил. Лучше бы вместо этого он созвал всех своих осведомителей и начал расследование, как и планировал ранее. Единственное, что его успокаивало, так это то, что всё происходящее с Айрин – не дело рук сестры. Иначе быть беде. А он не хотел опять ссориться.

В одном отец был прав наверняка – Шан на самом деле сделает всё возможное и невозможное, но доберётся до истины и обезопасит свою семью. Никто не смеет покушаться на жизнь его любимых без угрозы для собственной.

Взлетев на своего коня, он пустил его с места в карьер – быстрее в замок, быстрее к Айрин.


Айрин


Утром я проснулась с мыслью, что вот она причина прошлых волнений – изменения. Помнится, в то утро я как раз это и чувствовала - что моя жизнь больше не будет такой, как прежде. И так оно и вышло. Изменилась не столько сама она, сколько я и моя внешность, а это неизменно повлечёт за собой и остальное.

С Шаном всё прошло более или менее нормально. Но как быть со слугами, его друзьями, жителями близлежащего города и с «тяжёлой артиллерией в юбках»?

Трудно представить, что именно говорить тётушкам, когда те навестят меня. А они навестят – тут сомнений не было. И в полном своём составе… Ринутся на меня, как элитное подразделение спецназа! И будут пытать улыбками и сочувствующим щебетом, пока я не расколюсь, как орешек. Помимо воли такие мысли вызвали не поток истерических слёз, а весёлый смех. Нет, что бы я там не говорила, а жизнь без этих неугомонных созданий показалась бы безумно скучной.

В подтверждение моих мыслей, дверь комнаты распахнулась и в неё влетели все шестеро дамочек. Вот только всё обернулось совершенно не так, как я предполагала. Им в очередной раз удалось меня шокировать.

- О, ты уже проснулась! – весело сказала Лека, прыгая на кровать рядом со мной. Я только и успела, что убрать с её пути ногу.

- Извини нас, малышка. Мы не хотели тебя будить, но терпеть больше просто не было сил, - улыбнулась более спокойная Ким.

- Терпеть? – несколько смутилась я такого их поведения.

И было из-за чего – они все делали вид, что я осталась той самой, прежней девушкой, что вовсе не изменилась и не являюсь в какой-то степени «захватчиком» чужого тела и места в этой жизни. Видимо, что-то такое отразилось на моём лице, потому что самая старшая и мудрая из них ласково улыбнулась и спокойно ответила:

- Шан рассказал нам твою историю, Айрин. И, поверь, мы ни в коем случае не осуждаем тебя и не виним ни в чём.

- А ещё, - вновь вмешалась Лека, - мы просто страсть, как хотим узнать о твоём бывшем мире!

- Но… я же… - опешила я от такого напора.

- Ты не подумай, что мы бесчувственные. Просто… - Гэни запнулась, а потом всё же продолжила. – Шан говорил, что тебе доступна память Сашии, значит, ты в курсе, что у нас с ней не особенно складывались отношения. И мы очень переживали, что так будет и дальше. С ней оказалось невозможно наладить контакт. Всё, что бы мы не делали, воспринималось в штыки. Она была милым ребёнком и с ней Шан, казалось, избавился от своего этого заторможенного состояния. Мы радовались их союзу, пока всё не начало рушиться. Эта её сначала странная болезнь, потом агрессия, затем апатия… Знаешь, наверное, мы бы так не переживали, если бы Шан не замыкался вместе с Сашией. Но больше всего нас волновало её полное безразличие к собственному ребёнку. Мы боялись, что она сделает какую-то глупость и… - Гэниран не договорила, но и так было понятно, что она имеет ввиду аборт. - А ещё безумно волновались, что наша будущая внучка вообще не подавала признаков жизни.

- С твоим появлением всё изменилось, - поддержала её Чар. – Шан словно ожил и перестал походить на собственную тень, ты для нас стала самым родным существом, а твоя дочь – самый желанный подарок богини.

- Но, - я постаралась сказать, как можно мягче. – Моя дочь, вроде бы как и не моя. Да и Шан…

- Ах, оставь, - отмахнулась Изу. – Как бы там ни было на самом деле, мы все прекрасно знаем, что малышка ваша с Шаном дочь. Это даже подтвердил магистр Оран. Ну и что, что у её мамочки другая душа? Главное, что ты любишь её, что ты родишь её, как родную.

А я поняла, что Шан рассказал не всю правду своим родственницам и мысленно порадовалась. Пусть лучше будет так, как есть сейчас. Единственное, что мне не давало покоя, так это подтверждённый факт отцовства Шана. То, что мою дочь принял его зверь – это ясно и понятно. Появившийся запах у малышки с моим появлением пришёлся ему по вкусу, и он принял её, как своего щенка, вместо того, чтобы почувствовать угрозу. Но каким образом это отразилось, так сказать, на клеточном уровне? Да и Шанрэл так уверенно называет её своей… Вот и хотелось бы мне выяснить, что же такого случилось, что малышка из полноценной полукровки родится чистокровной леканшей? Было у меня чувство, что не обошлось в этот раз без вмешательства самого Шанрэла, но пока он сам в этом не признается, всё так и будет находиться на уровне теории.

- И что, вы совсем не против, что я заняла тело вашей настоящей невестки? – осторожно спросила я.

- Ну, - Ашна смутилась и обернулась к сёстрам в поисках их поддержки, а когда те кивнули, продолжила: - Наверное, мы ужасные женщины, но в некоторой степени наоборот, даже рады. И дело тут даже не в нас самих, хотя, признаём, мы эгоистки, а в счастье Шанрэла. Последние два месяца он весь буквально светится от радости, чего мы не видели уже очень и очень давно. Он любит тебя, именно тебя, и для нас этого более чем достаточно.

- А ты любишь его, это легко прочесть в тех взглядах, которые ты на него бросаешь, когда думаешь, что на тебя никто не смотрит, - улыбнулась Ким. – Ну и, если уж быть откровенными до конца, то Сашия нас на дух не переносила. А ты выдержала все наши проверки и только один раз, в самом начале, вышла из себя.

- Какие проверки? – опешила я.

- Изменение в Сашии мы почувствовали почти сразу. И, говоря «мы», я имею в виду абсолютно всех, - сказала Гэниран. – Нас, Шанрэла, слуг. Сначала на интуитивном уровне, а потом всё более явно в каждом твоём жесте. Мы видели реакцию нашего племянника на тебя – такую, которой не было за всё время, проведенное с Сашией. И, ты только не обижайся, решили тебя немного проверить. Доводили своим эксцентричным поведением и изучали реакцию.

- Так все эти придирки, назойливость сверх меры, привычка врываться в мою комнату – всё это было проверкой? – никак не могла поверить я.

- Да.

- Вы… - я покачала головой и улыбнулась. – Вы удивительные, правда. А ваша любовь к Шану просто невероятная. И я искренне рада, что судьба привела меня именно в ваш дом, а не куда-нибудь ещё, - тётушки просияли, когда поняли, что грозы не будет. - Но то, что вы и Шан приняли меня, ещё ничего не значит. Я просто не могу представить, как объяснить остальным моё такое удивительно преображение.

- О, придумывать ничего не нужно, - весело подмигнула мне Лека. – Все и так в курсе, что, скрываясь от преследования могущественных отщепенцев, ты была вынуждена жить не только под чужим именем, но и под чужим обликом.

- Да, а недавнее нападение одной из этих магов разрушило чары, меняющие твой облик, и правда вышла наружу. Но так как тебя и так уже обнаружили, то вы с Шаном решили, что нет смысла более скрываться и оставили всё, как есть, - хитро улыбаясь, продолжила Гэниран.

- А Сашия Дар-Са-Ран, на самом деле, трагически погибла при нападении на её отряд ещё год назад, - вздохнула Ким. – Но так как ты приходишься дальней родственницей этой семье, то её родные не были против подобного маскарада. В конце концов, семьи же всё равно породнились.

Я ошеломлённо переводила взгляд с одной на другую, пытаясь сообразить, не начались ли у меня красочные галлюцинации. Это ж надо было такое придумать, да ещё и успеть провернуть за столь короткий срок! И как на подобное согласилась семья Сашии?

Собственно, этот вопрос я тут же и озвучила.

- Шанрэлу пришлось рассказать всю правду её кузену, - сказала Изу. – Но только ему! – поспешно добавила она, видя, как округлились мои глаза. - О том, что Сашия не смогла справиться с последствиями того нападения и не захотела больше жить не только в этом теле, но и в этом мире.

- К-какого нападения? – шёпотом спросила я, во все глаза глядя на отводящих взгляд тётушек. И тут до меня дошло: - Вы знаете! Вы всё это время знали, что я… что она не… и Шан…

- Тише, малышка, - успокаивающе погладила меня по руке лежащая рядом Лека. – Не стоит так волноваться. Да, мы, конечно же, всё знали. А как ты думаешь, смогли бы мы спокойно жить, видя, что наша невестка угасает на глазах, а племянник, для некоторых в большей степени брат, практически равнодушен к молодой беременной жене?

Я промолчала, потому что, зная их неугомонные натуры, ответ просто не требовался.

- Вот и принялись всё выяснять, пока не докопались до истины, - подытожила Чар. – И ты себе не представляешь, как нам жаль, что тебе доступны эти воспоминания.

- Но тогда почему вы… - начала, было, я, но меня перебили.

- Потому что мы любим и тебя, и твою малышку, - ответила Гэни. – И Шан, ведь, признал её, так что волноваться не из-за чего.

- Но, если вы всё знаете, почему не удивились, когда магистр Оран назвал её чистокровной леканшей? Ведь отец не Шан, - я уже совсем ничего не понимала.

- Верно, но и установить сейчас, кто именно из тех… кхм! – Лека сконфуженно замолчала.

- Лека хотела сказать, что твоя девочка может быть чистокровной и по другой причине, - пришла на помощь младшей сестре Гэниран.

А я поняла, что они намекают на одного из тех трёх насильников. Вот только Шан с Сашией доподлинно установили, что отцом ребёнка являлся человек, а не лекан. Да и сама Сашия была уверена, что среди мужчин лекана не было, по крайней мере не почувствовала. Но, видимо, таких подробностей этому спецназу разведать не удалось.

- Возможно, но магистр Оран сказал, что она именно дочь Шана! – продолжала я настаивать на своём. – Как такое возможно?

- Спроси своего мужа, малышка. Он лучше расскажет, в чём тут дело, - посоветовала Изу, а я поняла, что они знают больше, просто дают Шану возможность рассказать мне всё самостоятельно.

И уж не связано ли это с тем, к чему ему нужно подготовиться, прежде чем открыть правду? Не семейка, а кладезь тайн и недосказанности. ЦРУ и МИ-6 нервно курят в сторонке. Но настаивать я не стала, в конце концов, сама не без греха. Поэтому оставалось просто ждать своего часа, когда Шанрэл мне всё расскажет.

А ещё так некстати всплыли слова Дэшны: «Ты ведь даже не подозреваешь, кто он и какой силой обладает, верно?». Что же это значит? И откуда об этом узнала сама чокнутая магичка?

Опять одни вопросы. Когда же настанет момент, когда я с уверенностью скажу – вот оно, все секреты раскрыты?

- Так, и как отреагировал не совсем мой родственник на рассказ Шанрэла? И когда, кстати, он успел? – решила я сменить тему.

- Твой кузен воспринял новость довольно легко. Сашия перед тем, как выйти замуж за Шана полностью передала ему все дела своего лордата и отказалась от прав наследования для своих детей. Так что, можно сказать, твой кузен счастлив. И на радостях от того, что ты не будешь претендовать на роль главы, предложил тебе официально войти в семью, - начала объяснять Ашна.

- В смысле?

- Ты теперь по праву можешь говорить о себе, как об Айрин Дар-Са-Ран в девичестве, дальней кузине нынешнего главы вашего рода, - просто пожала плечами Ким. – Шанрэл даже соответствующие верительные грамоты привёз с собой. Так что в какой-то степени рассказанная всем интересующимся история, является правдой… Просто, смотря с какой стороны этот вопрос рассматривать.

- Всё равно в голове не укладывается! – выдохнула я.

- И я знаю, чем тебе помочь! – хихикнула Лека. – Сейчас сюда принесут вкуснейший завтрак, после которого ты нам расскажешь всё-всё о своём бывшем мире: что там носят дамы?

- Какие отношения царят в вашем обществе? – поддержала ее Изу.

- Сколько королевств там находится? – вставила свою лепту Ким.

- И какие расы их населяют? – хором сказали Ашна и Чар.

- Ну и о себе, конечно же, - не осталась в долгу Гэниран. – Как ты там жила? Кем была? Что делала?

- В общем, всё-всё-всё! – подытожила Лека, ввергая меня в панику от предстоящего рассказа.

Но, вопреки опасениям, вскоре я втянулась, и уже сама, без наводящих вопросов, вываливала на тётушек тонны информации. Мне безумно хотелось поделиться своими знаниями, чтобы хоть так, на словах описать им свой бывший дом. А ещё мне бы хотелось когда-нибудь, хоть на пару минут оказаться на Земле, чтобы показать её Шанрэлу. Привести его в свой бывший дом, показать родителей… Ведь я не могу перестать любить их, только потому, что они живут в другом мире и не подозревают о подмене дочери. Они же часть меня, пусть теперь не в буквальном смысле слова, мои плоть и кровь, но двадцать пять лет моей жизни всё было именно так. Возможно, когда пройдёт чуть больше времени, я и отпущу их. Но не сейчас. Хотелось бы ещё, конечно, показать им их внучку, но это было бы слишком эгоистично с моей стороны. И я никогда не сделаю что-либо, способное причинить им боль. А правда именно это и сделает. Так что остаётся лишь наблюдать.

Ну, да ладно, это всё мечты, не более. Ведь Земля закрыта для меня навсегда.

И чтобы отвлечься от грустных мыслей, я принялась просвещать местную публику.

Так и прошёл весь мой день: в рассказах о бывшем родном мире с перерывами на обед и ужин.

Шанрэла я увидела только поздно вечером, когда он зашёл пожелать мне спокойной ночи.

Я как раз отдыхала от бесконечных разговоров, решив немного почитать, когда он тихонько приоткрыл двери. Но, увидев, что я не сплю, тут же улыбнулся и прошёл в комнату.

- Ты почему не спишь, Айрин? – заботливо спросил он.

И глядя на него такого, я в очередной раз подумала, как счастлива сейчас. По воспоминаниям Сашии я знала, что у Шана очень сложный характер, что его боятся и очень многие не любят, что он груб и хамоват. Но со мной он всегда был таким нежным и внимательным, никогда не повышал голос и не позволял себе ничего лишнего. Как два таких совершенно разных человека уживались в нём одном? Или это я и моё влияние? Ну да, так легко мнить себя спасителем заблудших душ! Вот только, похоже, что так оно и было. Я сама лично недавно слышала, как о нём шептались слуги. Мол, что хозяин стал просто неузнаваем: подобрел, не рычит на всех без разбора и вообще, забыл, что такое плеть. Я, когда услышала, чуть в обморок не свалилась. Но потом вспомнила в каком именно мире живу, и какие здесь процветают нравы, поэтому пришлось успокаиваться и перестать так реагировать. Просто мне никак не удавалось даже представить Шанрэла, моего заботливого и любимого мужчину, за чем-то таким жестоким. С мечом наголо, сражающегося с врагами – да. А вот наказывающего плетью провинившегося слугу – нет.

- Да вот, малышка разбушевалась что-то, - пожаловалась я, выныривая из размышлений, на активизировавшуюся на ночь глядя дочь. – Совсем измучила меня.

- Проказница какая, - шутливо пригрозил он пальцем моему животу и опустился рядом на кровать, чтобы, как обычно, начать что-то нашептывать ребёнку.

Но девочка, как это всегда бывало, стоило услышать голос Шанрэла, тут же успокаивалась и вела себя тихо-мирно, как ангелочек. И не докажешь, что весь последний час она там у меня внутри гоняла в футбол или танцевала сальсу.

- Сильно устала? – участливо спросил мужчина, закончив общение с дочерью и улёгшись рядом со мной.

- Есть немного, - вздохнула я. – Весь день работала аудио-энциклопедией.

- Так интересно слышать от тебя все эти словечки, - хмыкнул Шан. – Они тебе очень подходят, делают ещё особеннее. Дай угадаю, «аудио» - это что-то связанное с постоянными рассказами?

- Почти. Это означает, что, например, справочник по расам-долгожителям, который ты мне советовал прочесть, нужно не читать, а слушать. Просто, кто-то до этого вслух читал всю информацию и записывал на специальный носитель.

- А, ясно. У нас есть такие кристаллы, которые записывают только звуки, - кивнул он.

- Знаешь, я вообще нашла очень много всего, чем наши миры схожи. Только у вас всё это работает на магии, а у нас на технологиях, - поделилась я своими наблюдениями.

- Это разумно, - кивнул Шанрэл, а потом поспешно, словно спохватившись, добавил: - Мне так кажется.

Но эту вот некоторую заминку я услышать успела, однако развивать тему не стала. Вместо этого спросила о совершенно другом:

- Шан, это твоя комната и мне немного неловко, что я вынуждаю тебя спать где-то в другом месте. Может, мне лучше вернуться в свою?

Вообще, я надеялась, что после вчерашней близости он теперь постоянно будет спать рядом. И была немного разочарована, не обнаружив его утром рядом в кровати. Но, возможно, тут всё дело именно во мне? Зная Шана и его гиперзаботу, нетрудно предположить, что он просто таким образом решил избавиться от искушения. Ещё бы – я же вчера сказала, что устала после… ну, всего. А лежать рядом и не иметь возможности касаться так, как хочется – я бы тоже сбежала в другую спальню.

- И речи быть не может, Айрин, - тут же возмутился мужчина и просунул руку мне под шею, приобнимая. – Я тебя теперь ни за что не оставлю одну на ночь.

- Ну, это уже паранойя, - буркнула я, хотя внутри вся буквально засветилась от восторга.

- Разумная предосторожность, - возразил он и добавил: - А вообще, я уже давно, месяца так два точно, подумываю о совместных апартаментах. Что скажешь?

И испытующе посмотрел на меня. А я что? Я тут же покраснела от корней волос до самых пяток. Одно дело просто поваляться вместе на кровати. И совершенно другое – жить вместе. Да и вообще, стесняюсь я! Как-то раньше, пока мы жили порознь, мне даже в голову не приходили проблемы совместного быта. С бывшим мужем я не прожила вместе ни дня, так что никакого опыта в подобном не имела, а родители – это всё же родители и не считаются, поэтому и чувствовала себя сейчас неуютно. И Шан, кажется, понял мои сомнения, потому что тяжело вздохнул и сказал:

- Ладно, я понял – опять спешу, да?

- Нет, не в этом дело… Просто… Я никогда и ни с кем не жила раньше, поэтому совершенно не знаю правил… и всё такое… - промямлила я.

А ещё ни с кем не спала в одной кровати. Не ходила только в ночнушке перед мужчиной. И не купалась в его ванной… Но как сказать об этом ему? Я его, конечно, люблю, но вот так сразу… А с другой стороны, а что я выдумываю себе? Если он намерен жениться на мне, то уж точно когда-нибудь придётся начинать полноценную совместную жизнь. Да и стесняться теперь, когда мы стали друг другу близки куда больше, чем прежде – глупо.

Я хихикнула.

- Что?

- Да, вот, подумала, что у меня всё не как у людей.

- В смысле? – заинтересовал он.

- Ну, сначала рожать буду, а потом только… ну… - я смутилась.

- Я понял, - весело заулыбался Шан. – А потом только испытаешь все прелести супружеского ложа, да? Но, малышка, мне казалось, мы этот этап прошли вчера и почти по правилам. Не успели только обряд пройти перед этим, - подмигнул он.

И столько предвкушения было в его голосе, что я, кажется, покраснела ещё больше. А он наоборот, громко застонал и откинулся на подушки.

- Бездна! Твой румянец сводит меня с ума! Ладно, что там у тебя ещё «не как у людей»?

- Поселяюсь в доме вроде бы как мужа, живу рядом несколько месяцев, а только потом понимаю, что такое семейный быт, - охотно поддержала я смену темы.

- А что тут не так? – не понял меня лекан.

- У нас в мире в основном сначала пара знакомится, потом съезжается, живёт какое-то время вместе, проверяя свои отношения на прочность бытом, а только потом, когда понимают, что их всё устраивает, женятся.

- Странные порядки. У нас не так.

- Знаю. У вас сейчас те же нравы, что были у нас несколько веков назад, - кивнула я. – Но я не жалуюсь, не подумай. Просто… странно всё это.

- Кстати, о странностях, малышка. Мне не нравятся твои фразы, типа «вроде бы как муж» и прочее, - сказал он и, перекатившись на бок, навис надо мной. – Никаких «вроде бы как». Я уже сказал, что отсрочка нашего обряда зависит лишь от твоей способности добраться до храма. Но, чтобы не было никаких сомнений… - он стянул с моего безымянного пальца колечко, которое досталось мне в наследство от Сашии, а вместо него надел другое, с удивительнейшей красоты сапфиром, окружённым россыпью мелких алмазов. – Ирина Гусарская, в этом мире именованная Айрин Дар-Са-Ран, примешь ли ты мою любовь, мою верность и мой брачный обет, назовёшься ли именем рода Сыз-Ар-Чи?

А у меня язык отнялся от самого восхитительного предложения, которое я когда-либо слышала! Не то, чтобы мне их делали регулярно и часто, просто книги, фильмы и свой, какой-никакой, но опыт позволили судить довольно объективно.

- Ну? – поторопил он меня, счастливо улыбаясь.

- Да! – с такой же улыбкой ответила я. – Конечно, да!

- Тогда, последний вопрос, - лукаво спросил он. – Примешь ли ты меня в свои супруги со всеми моими недостатками и достоинствами, таким, каков я есть, был и буду, назовёшь ли меня своим единственным, потому что рождена быть моей?

У меня от этих слов мурашки по коже прошлись строевым маршем от головы до пяток и обратно – такими важными, если не сказать судьбоносными, они показались. Но, тем не менее, ответить я могла лишь одно:

- Да!

А Шанрэл, победно улыбаясь, продолжил говорить:

- А я в ответ беру в супруги тебя, со всеми твоими недостатками и достоинствами, такой, какая ты есть, была и будешь, называю тебя своей единственной, потому что люблю и потому что ждал твоего рождения, чтобы соединить наши жизни!

Если бы я была более впечатлительной или суеверной, то поклялась бы, что раздавшийся за окном гром и сверкнувшая молния – результат прозвучавших слов. Вот только хоть я и жила в сказке, где жизнь сплошь и рядом пронизана магией, всё равно оставалась в какой-то степени реалисткой. А потому сразу же вспомнила, что погода хмурилась весь вечер, тёмными облаками, нависшими в небе, обещая вот такую грозу. И всё же…

- Это, ведь, были не просто слова, да? – осторожно спросила я, глядя на теперь уже, кажется, жениха.

- Да, - всё ещё довольно улыбаясь, ответил он.

- И они имели какую-то особую ценность?

- Верно.

- И будут иметь последствия?

- Будут.

- И?..

- И ты узнаешь подробности в своё время, обещаю, - поцеловал он меня в кончик носа и принялся вставать. – Просто я не мог больше ждать.

А я даже не расстроилась из-за его такого ответа, потому что знала, что он на самом деле мне всё расскажет. Чуть позже, но кому какое дело? Главное, ведь не это, а то, что он действительно любит меня и нашу дочь.

- Шан? – позвала я его уже на самом пороге.

- Да, родная? – обернулся он.

- Ты сегодня вернёшься? – тихо спросила я.

- А ты этого на самом деле хочешь? – внимательно посмотрел он на меня.

- Да.

- Тогда, вернусь, любимая. А теперь спи. Я ещё немного поработаю и скоро приду. Сладких снов.

А я, счастливая, обняла его подушу и тут же заснула.


Шанрэл


«Моя! Отныне и навсегда теперь только моя!» - всё пело у него внутри, пока он спускался к себе в кабинет. Решение слегка ускорить их обряд пришло спонтанно и пока он ехал из храма обратно в замок. Собственно, по этой же причине он задержался – вернулся в город, чтобы найти ювелира, который бы торговал особыми камнями, имеющими свойство накопителя. И буквально сразу, как только мастер выложил перед ним требуемое, его взгляд привлёк тот самый сапфир, который сейчас покоился на пальчике его драгоценной, да-да, супруги. Его цвет так сильно напоминал её глаза и казался созданным именно для неё. А вслед за ним он подобрал и алмаз, из которого позже сделал десяток мелких, опоясывающих центральный камень. Белое золото у него было в замке, поэтому Шан тут же поспешил расплатиться с ювелиром и помчался домой.

Там, решив кое-какие из самых срочных дел, он спустился к себе в лабораторию и принялся за создание собственного оберега для Айрин. Работа была до безумия кропотливая, да и не брался он за инструмент уже более трёхсот лет. Когда-то, пока память к нему ещё не вернулась, он увлекался созданием «пустышек» - так назывались украшения, в последствие напитанные магией и превращённые в амулеты или артефакты. Но и как простые драгоценности они тоже могли использоваться, просто тогда это была нерациональная трата материала.

И вот сейчас он решил возобновить своё увлечение ради одной единственной вещи – кольца-оберега для Айрин. А пока создавал его, решил помимо основной функции, заключённой в центральном сапфире, вложить и несколько иных, используя при этом алмазы. Благо, что эти камни, сами по себе, могли впитывать огромное количество силы, даже будучи самого маленького размера. Потому и ценились в этом мире так высоко. Вот Шан и решил, чего зря добру пропадать, и вложил в каждый из десяти камней, свой особый заготовленный рисунок заклинания, активизирующийся, в случае чего, с помощью силы, накопленной в сапфире. Такая паранойя в его случае была вполне обоснованной, потому что мало того, что любимая оказалась той самой, рождённой специально для него половиной его души, так ещё и кто-то открыл на неё охоту. Причём, относительно удачную. Уже дважды он не уследил за ней, и дважды она спаслась лишь чудом. Больше повторения подобного он не хотел, поэтому решил сделать свой подарок для обряда не просто особенным, а чрезвычайно особенным и, что самое главное, по-настоящему оберегающим.

И результат его весьма порадовал. Пусть он и потратил на его создание чуть больше двенадцати часов. Зато теперь его Айрин не окажется безоружной перед лицом опасности.

Другое дело, что наступления этой самой опасности он намеревался не допустить ни в коем случае. Но, бережённого Сариб бережёт!

Вот только Шанрэл даже не догадывался, что сможет воплотить свою самую заветную мечту так скоро – этой же ночью. Но малышка сама навела их на этот разговор и подняла так волновавшую его тему. И, как результат, оберегами с частичками своей любви и своей души они обменялись, клятвы были произнесены, пусть и не в совсем традиционной манере, но сам факт. Он уже сейчас начинал чувствовать растущую связь со своей супругой, хотя прошло не более десяти минут, и уже не мог дождаться того момента, когда она станет абсолютной.


Но в кабинете его радужное настроение сразу же исчезло, стоило увидеть гостя – Уилларда, самого сильного из известных ему интуитов, и просто отличного мага.

- Уилл, какими судьбами? – спросил он, присаживаясь в своё кресло.

- Да вот, хотел поделиться своей находкой, - скривился мужчина и протянул записывающий кристалл.

- Это те, о ком я думаю? – тут же подался вперёд Шан.

- Да. Но, к сожалению, все мертвы. Единственное, что привлекло внимание – это их татуировки.

- А что с ними? – не понял хозяин кабинета.

- Они были выжжены. Не просто варварски сведены или клеймом поставлены, как это бывает в большинстве случаев, а именно выжжены. Линия в линию, изгиб в изгиб. А, ты сам знаешь, такое возможно только если…

- … это магическая татуировка, - закончил за друга Шанрэл и нахмурился. – Но мы проверяли тех, кого удавалось поймать. Ничего не указывало на магическую метку. Такой след невозможно скрыть.

- И тем не менее. Я не поленился и заставил всех своих раскопать могилы с теми, кто к нам попадал уже мёртвыми – та же история с татуировками.

- Хочешь сказать, что ожог появляется после смерти носителя, тем самым извещая мага, наложившего его, о смерти подчинённого? – задумчиво спросил он, активизируя кристалл и рассматривая выжженный рисунок.

Уиллард был прав – точная копия, вплоть до последнего изгиба. А такого можно добиться лишь с помощью магии, магической печати, если быть точным. Такими печатями скрепляют сделки, рабочие контракты, клятвы и многое другое. Это даёт гарантию честности и добросовестности. Но Шан ещё ни разу не слышал, чтобы кому-то удалось скрыть магический след на такой вот печати. И уж точно не в таком количестве, с каким столкнулись они.

- Или же наоборот – именно он стал причиной их смерти.

- Но в случае тех, кого вы откопали, всё было не так – они погибли в схватке с твоими людьми, - возразил Шанрэл.

- А может и нет, никто, ведь, не обратил внимания на такой нюанс в пылу сражения. Ну, упал один, и пусть себе падает… Я вот, что думаю. Может, убивали только тех, кто на самом деле обладал информацией, а пешек, вроде тех, с кем мы беседовали, оставляли живыми, поскольку те были простым расходным материалом? Ведь ещё ни разу мы не смогли выловить по-настоящему что-то знающего «языка». Ни разу, Шан. А мы с тобой и наши люди далеко не любители.

- Не знаю даже… - вздохнул Шан. – И та, и та версия более чем правдоподобны, нужно копать дальше. Возможно, если нам удастся захватить кого-то живым, то мы найдём ответ хотя бы на этот вопрос. В любом случае, теперь мы знаем, что в деле замешан маг. И не из слабых. Если бы я не был уверен, что всех Тёмных на самом деле удалось уничтожить пять веков назад, то непременно бы решил, что это их рук дело.

- Так, может, последователь? – предложил Уилл разумную мысль.

- Вполне возможно, - кивнул Шан. – Вот только Вестники постарались подчистить все их схроны и тайники, сжигая и запирая книги с описанием ритуалов и учения в целом.

- Но ты прекрасно знаешь, что не всё было уничтожено и заперто. Это просто невозможно провернуть. В любом случае должна была остаться книга, рукопись, манускрипт или, что куда хуже, дневник одного из них… - возразил Уилл. – И вполне возможно, что этот наш таинственный маг владеет как раз одним из уцелевших экземпляров.

- Но не стоит отбрасывать и другую теорию, что учения Тёмных тут ни при чём, и это совершенно другой маг, увлёкшийся каким-то запретным знанием, - настаивал Шан.

- Ты прав, - кивнул Уилл. – И любой из вариантов – один хуже другого. Ладно, я пойду, и так уже задержался, Миола будет волноваться.

- Да, конечно, - сказал Шан, вставая. – Спасибо за информацию, буду думать, как перебить влияние метки. Возможно смогу создать какой-нибудь универсальный экранирующий артефакт.

- О, ты вновь начал над ними работать? – улыбнулся Уиллард.

- Да, сегодня впервые спустился в лабораторию, чтобы создать жене что-то на защиту, - вздохнул Шанрэл.

- И как? – заинтересовался маг.

- Ну, надеюсь проверять не потребуется, - рассмеялся хозяин кабинета, а его гость поддержал его.

- Ладно, тогда завтра пришлю тебе заготовки заклинаний и свои последние наработки новых. Может, что-то из этого пригодится при создании артефактов, - сказал он и вышел.

А Шанрэл вернулся за стол и вновь внимательно посмотрел на рисунок татуировки, сравнивая его с запечатлённым на кристалле ожогом.

Что же это за магия такая? Никогда раньше он не сталкивался ни с чем подобным. Любая магическая метка оставляла после себя след, а эта выглядела, как простая татуировка. И если бы не случай, они бы так и не узнали, чем на самом деле является этот странный рисунок.

Вот только каким образом создавать артефакт противодействия, если понятия не имеешь о принципе работы самой метки?

Мужчина устало потёр переносицу и откинулся на спинку кресла. Он подумает об этом завтра, а сейчас необходимо решить те вопросы, ради которых спустился. А именно, написать двум знакомым магам, которым он более или менее доверяет, и пригласить их на службу к себе в замок. Последние события лучше всяких слов говорили о такой необходимости. Да и в целом серьёзная помощь в расследовании не помешает. Оба являлись эльфарийскими полукровками, не пожелавшими возвращаться домой и оставшиеся в Кимерии обучать молодняк в Академиях. Благо, что кровь эльфари даровала им такое долголетие, которое и не снилось другим полукровкам, поэтому времени на реализацию своих планов у них было более чем достаточно. И сейчас, насколько Шанрэл был осведомлён, оба подумывали о смене места жительства и рода занятий. Так почему бы им не переселиться сюда и занять должности замковых магов?

Закончив с делами, Шан поспешил наверх к любимой женщине, которая, кажется, решилась сделать шаг вперёд в их отношениях. Его маленькая робкая супруга, так мило краснеющая при любом намёке на близость, но такая страстная на практике. Кто бы мог подумать, что его ждёт такой подарок?

Когда он зашёл в комнату, Айрин уже спала, трогательно обняв его подушку. Но мужчина совершенно не расстроился и, переодевшись, лёг рядом, обнял супругу, как мечтал всё последнее время, и счастливо заснул.


Айрин


Момент, когда я из обычного сна провалилась в воспоминание Сашии, ощутился весьма отчётливо. Вот я нахожусь в сладкой дрёме, а в следующий миг оказываюсь лежащей на твёрдой земле со связанными руками и ногами. В первое мгновение меня бросило в холодный пот от страха, и только потом до затуманенного сном сознания дошло, что это неправда. Я немного расслабилась, пока не услышала голоса, которые навеки впечатались в мою память.

- Не знаю, Огар, - с сомнением протянул один из Сашиных насильников. – Нам был дан чёткий приказ убить девчонку сразу же, как подвернётся удобный случай.

- Ну, вот и считай, что он подвернётся чуть позже, - хохотнул тот, кого назвали Огар. – Смотри, как весело проводит время Микас. Никогда не видел его таким довольным. Похоже, что эта кошка оказалась куда выносливее его предыдущих шлюх и смогла в полной мере удовлетворить потребности в небольшой жестокости.

- Небольшой? – хмыкнул первый. – Ты глянь на неё – там живого места не осталось.

- Тебе-то что? Ты уже её попользовал в своё удовольствие, Крас. – возразил Огар. – Пусть теперь развлечётся Микас.

- Да я и не спорю, тем более что всё равно придётся убить их всех. Так чего добру зря пропадать?

- Вот и я о том же, - оживился Огар. – И я страсть, как хочу попробовать именно эту рысь, которую нам приказали убить. Интересно, чем она так важна нашему мастеру?

- Ты хочешь сказать, почему он её так боится? – хмыкнул присоединившийся к ним Микас.

- Тихо ты! – зашикали на него двое других. – Ещё, не дай богиня, услышит и тогда не сносить нам головы.

- Ну, а что я могу поделать, если это правда? – по-звериному фыркнул Микас. – Он как увидел её в этом своём то ли видении, то ли сне, так совсем помешался. Всё время имя её повторяет, как молитву Праматери. Да только я думаю, что это его больное воображение всё! Ну гляньте на эту соплячку. Как она может разрушить всё, над чем мастер работал последние восемь веков?

- Мы этого и не узнаем, - жёстко перебил его Крас, больше всего переживавший из-за невыполненного поручения. – Потому что она умрёт.

- Точно! – хохотнул Огар. – Давайте уже кончать с ней. Мочи нет смотреть на её голые ноги, у меня всё горит внутри, так хочется попробовать крошку.

- Ну, так чего стоишь? – поддержал его Микас и потянулся за мной.

Первое, что попало в поле зрения – это странная татуировка на запястье. И рисунок был таким… земным, что я, будучи сейчас в воспоминаниях предшественницы, сильно удивилась, пропустив первые попытки раздеть меня, ну, или Сашию, в данный момент. Слава всем богам, я уже научилась жёстко отделять себя от любого воспоминания леканши, чтобы не утонуть в них и не захлебнуться её эмоциями, как это едва не случилось в самом начале. Не очень-то приятно потерять себя, особенно из-за такого. Вот и в этот раз я обратила всё своё внимание на татуировку, а не на происходящее с Сашией.

Благодаря другу, увлекающемуся фэнтези во всех его проявлениях – книги, видеоигры, фильмы, комиксы – я знала весьма много всего по этой теме. Наверное, по этой же причине не смогла прочесть ни одной книги в данном жанре – была сыта по горло. Узнала и татуировку, которая представляла собой соединение двух знаков: Хаоса и Дьявола… Вот только я никак не могла понять, что же наша земная выдуманная символика делает в воспоминании моей предшественницы? Тем более, что раньше такого не было. В смысле, что этого эпизода в памяти леканши раньше не наблюдалось. Уж я-то, можно сказать, выучила её жизнь на зубок. Неужели из-за пережитого стресса часть её воспоминаний сама собой заблокировалась где-то глубоко в подсознании? И только сейчас, когда моя связь с этим тело становится всё сильнее, я начинаю получать доступ к утраченным отрывкам? И что же ещё может быть сокрыто в таком случае?

И тут из раздумий меня вырвала рука одного из этих уродов, сильно схватившаяся за грудь, причиняя боль. Я, или она, отчаянно рванулась из рук будущих насильников, потому что знала, чем всё закончится. И совершенно не хотела пережить всё это ещё раз. Но сон-воспоминание всё длился и длился, не желая отпускать меня из своих липких сетей. Сашия продолжала отчаянно бороться, сопротивляясь из всех своих сил, а я всё сильнее хотела проснуться. Несмотря на собственную мысленную браваду о способности разделять её и моё сознание, внутри всё застыло от ужаса. Я помнила всё, что эти подонки с ней сделали: каждое прикосновение, каждый удар, каждый… И не хотела пережить всё заново, пусть и в виде относительно стороннего наблюдателя. Так и металась в панике, запертая собственным сознанием в чужом воспоминании, пока от очередного сильного удара по лицу не почувствовала, что очнулась. И тут же резко открыла глаза. За окном уже светило солнце, оповещая о приходе нового утра, а я всё никак не могла избавиться от дрожи после самого ужасного эпизода в жизни Сашии.

Шанрэла рядом уже не было, а мне отчаянно захотелось прижаться к нему, ощутить, как он обнимает меня и дарит своё тепло. Как сегодня ночью… Было так невообразимо правильно спать в его объятьях, чувствовать тяжесть его руки на своём животе, ощущать легчайший поцелуй в плечо, слышать сонное бормотание. Поэтому, проснувшись одна, почувствовала некоторое неудовольствие и досаду. Видимо, из-за беременности я стала слишком сентиментальная, раз мне стало одиноко и тоскливо из-за этого. Или же романтика никуда не исчезла из моего сердца, как я думала, после предательства бывшего мужа.

Я посмотрела на колечко, которое вчера подарил мне Шан и улыбнулась. Тревога и страх потихоньку отступали, а в душе вновь поселялось тепло.

- Я люблю тебя, - тихо шепнула я кольцу и отчётливо почувствовала ответную любовь.

Вот только я была уверена, что на самом деле это были чувства самого Шанрэла, пусть он и находился сейчас где-то в другом месте.

ГЛАВА 2. На пути к истине

Неплохо, Джон, очень неплохо. Правда, ты упустил почти всё важное в расследовании, но тем не менее.

Шерлок Холмс

Шанрэл


Он коснулся оберега, сделанного для него Айрин, и улыбнулся. Да, их связь крепла не по дням, а по часам, раз спустя какой-то десяток часов, он уже так чётко ощущал её эмоции, хотя сам находился в кабинете на первом этаже. И это не могло не радовать. Теперь он сразу же узнает, если его присутствие срочно понадобится ей или, когда, например, начнутся роды. Это хоть немного ослабило то напряжение, которое поселилось в его сердце за последние пять дней, пока его супруга была без сознания. И чем больше пройдёт времени, тем сильнее будет их связь.

Шан ощутил её страх и даже ужас, как только она проснулась, но по тому, как быстро Айрин успокоилась, он заключил, что ей приснился кошмар и пообещал сам себе, что больше не станет покидать комнату до тех пор, пока девушка не проснётся. В конце концов, разобраться с бумагами можно и сидя в спальне в кресле у камина. Вот только сейчас он уже не мог отвлекаться и идти к ней, потому что его ждал ещё один разговор с Дэшной. Дальше откладывать просто не было смысла. Ему нужны были новые данные.

За последние пять дней, они практически не продвинулись в поисках, хотя зацепок было более чем достаточно. Но они самым непостижимым образом обрывались, стоило подобраться чуть ближе, словно кто-то очень умный, находящийся на несколько шагов впереди них, ловко обрезал все концы. И от этого Шан злился ещё сильнее.

Одной из таких ниточек были те несколько подельников Дэшны, которые помогли ей пройти охрану замка и беспрепятственно подобраться настолько близко к Айрин, чтобы попытаться убить. Но, по словам Уилларда, все они нашлись мёртвыми, с теми самыми выжженными метками вместо татуировок. И это вновь возвращало их к самому началу.

Мужчина встал из-за стола и направился вниз, в самую охраняемую комнату замка – схрон артефактов. Тюрьме, что находилась уровнем ниже, Шан не доверял, особенно с учётом того, что люди их таинственного врага умудрялись проникнуть куда угодно. И в камеры, наверняка, тоже. Зато в схрон мог зайти только сам хозяин и те, кому он временно выдал своего рода пропуск. Но сегодня таких не было, поэтому Шанрэл уверенно шагнул в небольшую комнату, сейчас совершенно пустую, если не считать магички, с поглотителем, надетым по принципу ошейника, и кое-какой мебели.

- О, кого я вижу! Сам расчудесный лорд Шанрэл Сыз-Ар-Чи пожаловал, - прокаркала она и встала, чтобы отвесить ему издевательский поклон. – Никак соскучился?

- Мне нужна информация, Дэшна, - не обратил мужчина на её слова никакого внимания. – Всё, что ты знаешь.

- Я уже и так рассказала тебе всё, что знала. Трижды, - фыркнула она, вновь усаживаясь в кресло. – И где моя благодарность? Где обещанный лекарь?

- Лекарь заходил к тебе.

- Этот недоумок?! – заорала она, моментально потеряв контроль. – Да он ничего не сделал! А ещё магистром зовётся!

- Он сделал достаточно, чтобы ты выжила. И истратил на тебя почти весь свой резерв, - спокойно ответил ей Шанрэл. – Ты слишком сильно разозлила моего друга, вот он и не сдержался. Скажи спасибо, что не убил.

- О, спасибо, - скривилась магичка. – Я так благодарна за то… ЧТО ТЕПЕРЬ ВСЮ ЖИЗНЬ БУДУ ХОДИТЬ УРОДОМ!!!

От её вопля Шанрэл поморщился, как от зубной боли, настолько противным он был. Но он готов был выдержать хоть миллион истерик, если в результате получит всю необходимую информацию.

- Дэшна, тебе сказали, что если ты будешь в течение десяти лет регулярно и по предписанию пользоваться мазями, то почти полностью восстановишься, - терпеливо напомнил он, и не стал добавлять, что в случае отказа содействовать ему, этой самой «всей жизни» у неё просто не будет. Ни в качестве урода, ни в качестве красавицы, какой она была раньше.

- Да пусть засунет себе эти мази куда поглубже! – выплюнула она. – Я хочу полное и мгновенное излечение! Я хочу квалифицированного лекаря, а не это убожество! И я хочу, Тёмные тебя подерите, выбраться из этой норы!

- Ты знаешь, что ничего из этого невозможно, - пожал плечами Шанрэл.

- Ну так вали, значит! Мне не о чем с тобой говорить.

- Что ж, видимо, мне придётся пригласить Листаша на твой допрос, раз моя кандидатура тебя не устраивает, - спокойно сказал он и развернулся, чтобы выйти.

Но испуганный вопль Дэшны его остановил:

- НЕТ! – а потом постаралась принять, как можно более раскованный вид. – В самом деле, Шан, с чего это ты стал таким доверчивым? Подумаешь, у девушки могут быть капризы, - но видя непроницаемое лицо мужчины, вся поникла и сжалась в кресле. Но на Шана этот спектакль не произвёл ни малейшего впечатления. – Я уже рассказала тебе всё, что знала. Сколько ещё можно меня донимать?

- Значит, расскажи ещё раз. Вдруг, в прошлый раз что-то упустила, - не стал отпираться лекан от интересующей его темы.

Эти истерики повторялись из раза в раз, но каждый из них открывал какую-то маленькую деталь, не учтённую раньше. Именно поэтому Шанрэл продолжал донимать её расспросами. Именно поэтому уже трижды выслушивал одну и ту же информацию, с каждым разом всё больше и больше уделяя внимание деталям. Любая крупица могла оказаться важной зацепкой, о которой сама Дэшна даже не подозревала.

- О, богиня, - простонала она, но послушно начала рассказывать вновь. – После того, как твоя полоумная тётка выперла меня из замка, я направилась прямиком в город. Хотела поехать в Зирон, но решила ещё на денёк задержаться, чтобы выяснить, правду ли ты мне сказал на счёт своей драгоценной, - скривилась она на последнем слове. – А для этого лучше всего подходил именно Эдельнар, пусть и существовал вариант нежелательной встречи с кем-нибудь из твоего чокнутого семейства или прислуги. Я зашла в первый попавший трактир.

- Его название?

- О, да богини ради, Шан, ты сам прекрасно знаешь его название! – вспылила она, но лекан был невозмутим. – А, бесы с тобой. Он назывался «У Саргха» или «У Сгарха», я не помню, но заведовал им оркай. Там я выбрала отдельный кабинет и заказала обед. Блюда перечислять надо? – фыркнув, спросила Дэшна. – И, сидя в ожидании заказа, я, как обычно, отпустила на волю свои «уши». Ты знаешь, что в своё время, они были моим самым удачным и незаметным заклинанием, которое с годами вышло на уровень рефлексов и просто перестало расходовать столько энергии, как это написано в учебнике. Собственно, именно поэтому ты и…

- Дальше, Дэшна, - перебил он её, пока вновь не начала напоминать ему об их «былых отношениях».

- А дальше просто. Я услышала, как двое разговаривали о заказе на проникновение в твой замок. Один из них был заказчиком. Говорили о большой сумме. Я послушала, но разговор меня мало заинтересовал, поскольку уже успела убедиться в порядочности твоей охраны и поняла, что этим двоим ничего не светит. Как оказалось, зря. Появился третий, который, впоследствии, и оказался гарантом беспрепятственного проникновения. А тот, второй, который подписывался под заказом, должен был заняться устранением хозяйки. О, да! После этих слов я, конечно же, оставаться в стороне не смогла и сосредоточила всё своё внимание на их разговоре. По плану, один из них должен был взломать защиту периметра и создать лазейку для проникновения двум другим. Эти двое тихо и мирно убрали бы охрану, а первый замёл бы все следы с помощью своей силы. А потом тот, которому и было поручено убийство твоей жёнушки, должен был затаиться в парке и ждать, когда остальные двое заманят в ловушку девчонку. Как они это собирались провернуть – не знаю. В моём случае этого не понадобилось – она сама пришла прямиком в мои раскрытые объятья. В общем, выслушав их план, я прервала их милую беседу, - женщина довольно оскалилась, что на её изуродованном лице смотрелось поистине впечатляюще. – Догадаться о какой именно хозяйке идёт речь, не составило большого труда, и я тут же потребовала заказ себе. Пришлось долго переругиваться, пару разочков даже помериться силами с одним из них, но в итоге, всё же, меня наняли.

- Что они рассказывали о себе?

- Да вот прям так взяли и начали мне вываливать бездну информации о себе и своих подельниках, - расхохоталась Дэшна. – Но, мужчины – есть мужчины. Стоило только одному из них увидеть приглашающе расставленные ноги, и он запел, как соловей. Правда, его сразу же после этого убрали свои же, но меня по какой-то причине не тронули. Может, решили, что позже справятся, а может тоже глаз положили, - она кокетливо поправила остатки волос. – Я была сексуальной малышкой, пока этот придурок…

- Не отвлекайся, - осадил её Шан.

- Слушаюсь и повинуюсь! – хмыкнула магичка. – Они назвали себя «Братством Хаоса». Представляешь? Идиоты. И как только в их ряды кто-то вступает? Так вот, эти братья ничем особенным не выделяются, кроме татуировок своих странных, ну и совершеннейшей анархией в структуре. Этот разговорчивый малый сказал, что при вступлении у них есть лишь одно правило – сеять вокруг себя сплошной хаос. Им можно насиловать, убивать, грабить и делать абсолютно всё, что только захочется. Нельзя лишь предавать своего мастера. Кто он, увы, понять я не смогла. Да и неинтересно мне было это, хоть меня и настойчиво приглашали вступить в их ряды. Но дураков нет. Единственное, что нас связывало – это задание по устранению твоей жёнушки.

- Что именно они предлагали? – холодно спросил Шан.

- Славу, богатство и власть, что же ещё? – пожала плечами Дэшна. – Можно подумать, что таких идиотов может объединять что-то другое.

- И каковы были условия?

- Да никаких, в том-то и дело. Нужно было убить кого-нибудь с особой жестокостью, и набрать немного крови своей жертвы. Вроде бы как ею потом эти их татушки делали. Психи, одним словом. Убить-то не проблема, но портить своё тело какой-то безвкусной мазнёй… Ну уж нет, - с отвращением сплюнула девушка, у которой явно было не всё в порядке не только с мозгами, но и жизненными приоритетами.

- Как вы проникли на территорию замка?

- Легко. Оставшаяся парочка, как и было запланировано, быстро убрала двоих постовых. Профессионально так убрала, надо заметить, чисто, без шума и каким-то образом, не потревожив ни одной охранки, хотя их было навешано столько, что комар бы не пролетел, не то, что мы трое, - она чуть сместилась в кресле и принялась качать ногой туда-сюда, раздражая этим Шанрэла. – Знаешь, я пока тут сидела, вот о чём подумала: среди этих, казалось бы, тупоголовых баранов, сошедших с ума от вседозволенности, весьма часто попадаются настоящие таланты. Почему я так подумала? Да взять хотя бы этого паренька, который специализировался на взломе ваших охранок. Я – дипломированный маг, прошедший серьёзную школу выживания и нешуточную практику, - никогда бы не рискнула туда лезть. А он разделался со всем за десять минут. Я бы в такое не поверила никогда и ни за что, если бы собственными глазами не видела. А тот, который заказчик, кстати оказавшийся ещё одним «братом», только рангом повыше, потому и задание принёс, а не заказ, он в первый момент вывернул всю меня наизнанку, докопался до таких сокровенных мыслей, о которых даже я не подозревала! И это несмотря на мою защиту, которую, скажу я тебе, не каждому магистру удаётся взломать, да ещё и без последствий для себя.

Дэшна продолжала разглагольствовать на ту же тему, а Шан не мог оправиться от шока. Ну конечно! Как они этого раньше не замечали? Ведь она права – такие специалисты просто так не возникают и никуда не исчезают. Чтобы суметь за десять минут взломать одну из самых надёжных охранок, нужно быть не просто мастером – экспертом в своём деле. И такие кадры на дороге не валяются, тем более магически одарённые. Значит, нужно будет покопаться в архивах Ковена Магов за последние пятьсот лет и собрать досье на каждого уникального мага.

Этот их таинственный враг оказался настоящим коллекционером, хотя на первый взгляд все казались ничтожеством и сбродом. И если удастся выйти на след хотя бы одного завербованного уникума, то до мастера добраться уже не составит труда.

- Какую магию применил ваш взломщик?

- Ты издеваешься? – Дэшна не постеснялась даже пальцем у виска покрутить. – Я же говорила уже – никакую, в том-то и дело! Магия – это способность оперировать энергией внешних источников. А этот юнец ничего подобного не делал, Шан. Он задействовал свой внутренний источник, который был настолько сильным, что оказался способен взломать сильнейшую защиту замка, - она помолчала, а потом, пристально глядя ему в глаза, сказала: - Но мы, ведь, оба знаем, что никто в этом мире не обладает такой силой. Никто, кроме тебя.

- Дэшна! – предостерёг её Шанрэл.

- Что? Печать на мне стоит только для посторонних. С тобой-то я могу обсудить этот маленький секрет? Так скажи мне, Шан, откуда на Сарибэль появился ещё один паренёк, обладающий ТАКОЙ силой, а? Совпадение? Не думаю, дорогой мой. Признайся, что происходит? Ну же, мне-то ты можешь сказать, волею твоего дружка, секреты я теперь хранить умею, как никто другой.

Но Шан молчал, неприятно поражённый тем фактом, что не он и не Димар догадались обо всём. Сидя взаперти, в подвале замка, она сопоставила имеющиеся факты и выдала результат, над которым бились все эти дни лучшие его специалисты и он сам. И неужели сестра не заметила ничего подобного? Ведь не далее, чем вчера она доказывала, что никто, рождённый на Сарибэль, не может обладать такой силой, так как это повлечёт за собой неисправимые последствия. И что же получается? По миру расхаживает некто, сравнимый по силе разве что с… да хоть бы и с ним, а демиурги не в курсе? И ещё и смеют вешать лапшу на уши о каком-то-там равновесии!

- Что, молчишь? – вернул его в реальность голос Дэшны. – Тогда ответь хотя бы на следующий вопрос: твоя милая брюхатая жёнушка вообще в курсе кем была осчастливлена? – но Шан невозмутимо молчал, хотя всё внутри у него требовало немедленно придушить эту тварь, посмевшую так отозваться о его супруге. Вот только не одна магичка успела изучить характер и повадки всех в их бывшей оперативной группе, но и он тоже, а потому сейчас прекрасно понял её задумку – она хотела вывести его из себя, заставить сорваться и применить силу. А без магии она вряд ли бы выдержала всю мощь его гнева. Но нет, эта тварь нужна ему живой. До тех пор, пока он не выкачает из неё всю, до последней мелкой детали, информацию. Поэтому Шан лишь насмешливо усмехнулся и, привалившись спиной к стене, самоуверенно скрестил руки на груди. И Дэшна тут же взорвалась, сообразив, что так и не смогла за все эти пять дней нащупать его больное место. – Ты! Жалкий ублюдок! Тебе это так просто с рук не сойдёт, понял? Меня будут искать! Мои покровители землю заставят носом рыть всех, лишь бы отыскать меня!

- Жду не дождусь, Дэшна. Как раз они-то мне и нужны. Так что… пусть роют, - и нагло подмигнул пленнице.


Шан уже хотел продолжить допрос, как вдруг, он почувствовал, что его Айрин находится в состоянии близком к панике. Он не мог понять, что же стало причиной подобной смены её благодушного настроения, но решил не медлить и всё узнать.

Прервав поток брани на полуслове, он отпер дверь и вышел, не обращая внимания на яростные вопли заключённой. Может, лучше отдать её Димару, пусть Волхвы разбираются с ней? Говорят, они могут провести полное и самое подробное сканирование сознания любого существа. Никто, правда, после этого не способен жить, скорее существовать, ну так и Дэшна не невинная овечка… Главное, чтобы не отпустили восвояси, вернув силу.


Айрин


Утро шло в своей привычной манере: лёгкий завтрак в компании нескольких тётушек, почти часовой осмотр у магистра Орана, который успел порадовать меня новостью, и в то же время ужаснуть, о приближении родов. Что-то-там, по его словам, разошлось и отделилось, значит, скоро наша девочка появится на свет. И, видя моё состояние, лекарь начал чётко и подробно описывать что и как будет происходить, уверять, что волноваться нет причин, что он делал это десятки раз и моя дочь появится без каких-либо осложнений. Более того, пообещал максимально снизить болевые ощущения и ускорить восстановление организма в несколько раз. Это позволит чувствовать себя нормально уже на следующий день. Ну, если не считать дикого голода, поскольку ускоренная регенерация – это прежде всего ускоренный метаболизм. А клеткам на самовоспроизведение и восстановление нужна прорва энергии, которую мы получаем в основном из еды.

И, слушая его, я в очередной раз тихо себе порадовалась нахождению в этом замечательном, пусть и до странного враждебном по отношению ко мне, мире. Ведь, на мой вопрос об эффективных физических нагрузках для скорейшего возвращения к прежней форме, Оран хохотал до слёз. Оказывается, здесь уже около девятисот лет никто ни о чём подобном не задумывается. Особенно представители рас-долгожителей. Именно в том самом ускоренном восстановлении организма и заключается секрет мгновенного похудения, за который женщины Земли продадут душу, и не только свою. Оказывается, это восстановление идёт не только от последствий родов, но и от всего срока беременности. А именно: возобновляется баланс кальция, фосфора и фтора, убираются лишние килограммы и целлюлит, подтягивается кожа и удаляются ороговевшие клетки… В общем, как говорится, лёгким движением руки и после трёхдневного обжорства ты будешь выглядеть так, словно полгода провела в дорогущем спа-салоне.

Да уж, это не то, что наши женщины – бицепсы накачивают путём восемнадцатичасового держания младенца на руках, а мышцы ног – беспрерывным хождением из угла в угол комнаты во время укачивания.

Нет, я не говорю, что всего этого мне удастся избежать. Но, во-первых, легче морально всё это переносить, когда не только хорошо чувствуешь себя физически, но и выглядишь не как помятый пончик, из которого выбежало всё повидло. Это внушает некоторую уверенность и желание не существовать, а жить для семьи и для себя, радовать супруга, соблазнять его, в конце концов… Ведь, по статистике, семьдесят процентов стресса и негативных эмоций сбрасываются через секс. А когда у тебя орущий младенец на руках, голодный муж, неубранная квартира и хронический недосып, то о какой близости вообще может идти речь? Откуда я всё это знаю? Элементарно – психология! Ну, и с десяток подруг, уже родивших по второму ребёнку. Так что опыта на теоретической основе у меня хоть отбавляй. Во-вторых, у меня образовалась такая группа поддержки, что, боюсь, как бы вообще не лишиться своего ребёнка. Няньки уже сейчас список будущих дежурств составляют, отведя мне время только на кормление раз в несколько часов. Ну и, в-третьих, у меня всё-таки растёт удивительная дочь. И я очень надеялась, что наша с ней связь не оборвётся после её рождения, а наоборот, лишь усилится.

Так что, в целом, родов я ждала с нетерпением и даже предвкушением. Ведь, если учесть все эти плюсы в виде быстрого восстановления, то очень скоро мы с Шаном сможем быть близки без опасений навредить мне или ребёнку. Хотя, если уж на то пошло, то вчерашний сладкий вечер как раз и стал тем самым катализатором, начавшим отсчёт приближающимся родам. Оказывается, секс на последних сроках беременности естественным путём стимулирует роды. А нам как раз это и нужно было. Надо Шану сказать, что зря волновались, и озвучить рекомендации лекаря, заставившие меня с ног до головы залиться румянцем: «Не жадничайте и помогите дочке побыстрее появиться на свет». А я что? Я вообще-то не против. Оборвав сладкую мысль, пока она не завела меня слишком далеко, я попрощалась с магистром Ораном и отправилась на поиски жениха.

Из головы не желал выходить увиденный сегодня ночью сон, и мне было просто необходимо обсудить его с кем-то, кто знал мою историю от и до. А это был именно Шанрэл, потому что только ему я рассказала всё, как было, без цензуры и приукрашиваний. А ещё я помнила его ночной разговор с Уиллардом, где они обсуждали участившиеся нападения какой-то банды. Уж не об этих ли людях (или нелюдях) говорила мне Дэшна тогда? Да и вообще, мне очень хотелось узнать, что же она рассказала Шану о своём сговоре с каким-то заказчиком. И кто этот заказчик? Но самое главное – что я ему такого сделала, что он начал на меня охоту?

Повышенная активность перед родами – это тоже нормально, по словам лекаря. Поэтому я уже не стала удивляться своим странным желаниям что-то делать, куда-то бежать, чем-то заниматься… И быть в курсе всего. Если Шан попробует от меня, как обычно, отмахнуться и отстранить от расследования, я ему так и скажу – что это предписание врача. Враки, конечно, но вдруг прокатит? Тем более, что всё касается меня напрямую…

Хотя, что, если воспоминание Сашии на самом деле настоящее и всё дело именно в ней, а не во мне? Что, если это она должна была там что-то кому-то разрушить, а не я? Ведь, какова реальная возможность узнать, что мы поменялись телами?

Все эти вопросы крутились у меня в голове, пока я шла к кабинету Шанрэла. Но, к моему огромнейшему разочарованию, его там не оказалось. Я какое-то время покрутилась на месте, не зная, как лучше поступить – идти искать его или посидеть на месте и подождать, когда внимание привлекли листки, разбросанные по его столу. И первый же из них вверг меня в панику. Я смотрела на тот самый рисунок татуировки, который увидела во сне-воспоминании Сашии – смесь знаков Хаоса и Дьявола. И поверить в такое явное совпадение уже просто не могла. А ещё точно знала, что именно этот знак Шан обсуждал со своим другом в ту ночь, ведь иначе, откуда взяться этому рисунку. Это что же получается? Те, кто развели свою активность в нашем лордате, и те, кто напал на Сашию чуть меньше года назад – принадлежат одной и той же банде?

Не знаю, сколько времени я вот так простояла, разглядывая всевозможные варианты зарисовки тату, но, когда в кабинет ворвался Шан, словно отмерла. И, глядя в его полные тревоги глаза, выдохнула на одном дыхании:

- Я знаю эти символы!

- Что? – явно не понял меня мужчина, или не услышал, потому что взгляд его сосредоточенно осматривал меня с ног до головы, словно, проверяя, не случилось ли со мной чего.

- Говорю, что знаю вот эти знаки, - и для наглядности потрясла в воздухе рисунками.

Наконец, мне удалось полностью завладеть его вниманием: мужчина аж прыгнул в мою сторону и, если бы я была кем-то другим или же не в положении, то наверняка принялся бы трясти за плечи. Но вместо этого он осторожно обнял меня и заставил посмотреть прямо в глаза:

- Ты уверена?

- Да.

- А знаешь ты это именно, как ты? Или как Саши? – уточнил он.

- Два в одном, - серьёзно ответила я и уточнила: - Сашии уже встречался этот знак раньше, а я знакома с его составляющими.

- Так, родная, давай ты сейчас сядешь и спокойно, с самого начала мне всё расскажешь, не упуская ни единой детали, хорошо? Это очень важно, Айрин. Очень.

- Я поняла, - уверенно кивнула я и села на любезно отодвинутый леканом стул.

- Итак, для начала, скажи, что так испугало тебя только что? – спросил он, заняв место напротив. – Я находился довольно далеко отсюда, но, тем не менее, почувствовал твою панику весьма ярко.

- Как это? – моргнула я.

- Твоё кольцо – такой же оберег, как и мой браслет. Именно благодаря ему я могу чувствовать твои сильные эмоции.

- А, так вот, что это было! – улыбнулась я. – Сегодня утром я почувствовала твои эмоции. Всего на мгновение, но не поняла, как такое возможно. Теперь ясно. А что касается паники… - я взяла один из листов с рисунком татуировки. – Вот её причина.

- Ты его узнала и испугалась, да? – нахмурился Шан. – Тебе вообще сейчас не желательно сильно волноваться, а за это утро ты уже дважды сильно нервничала – я почувствовал и твой кошмар… И, кстати, что ты тут делаешь? Тебе же нельзя ещё вставать.

- Сегодня меня осмотрел магистр Оран и сказал, что я в полном порядке. Более того, скоро придёт срок рожать, - похвасталась я и добавила, слегка покраснев: - Чему мы поспособствовали вчера. А по рекомендациям магистра Орана, просто обязаны продолжить, - Шан весело хмыкнул, но комментировать никак не стал.– Так что я вышла из комнаты с полного одобрения моего лечащего врача. В смысле, лекаря.

- Что ж, хоть какая-то хорошая новость на фоне последних, - вздохнул он и вымученно улыбнулся. – Ну, давай, рассказывай, радость моя.

- Сегодня ночью я неосознанно провалилась в одно из воспоминаний Сашии, которых не видела раньше. Я думаю, что оно было заблокировано её подсознанием. В своём мире я изучала психологию, поэтому знаю, что такое случается из-за пережитого сильного стресса. И вполне логично, что твоя супруга…

- Бывшая супруга, - недовольно проговорил он.

- Господи, хорошо! –фыркнула я. Оказалось так приятно произносить привычные мне восклицания, и что не нужно следить за собой всё время! - Поэтому вполне логично, что твоя бывшая супруга неосознанно отгородилась от него. Вот только я не пойму, почему именно эта часть, ведь были куда хуже… Это как раз тот момент, когда… - я неосознанно сглотнула появившийся комок в горле и, видимо, немного побледнела, потому что Шан тут же встал и обнял меня. А потом и вовсе подхватил на руки, сам сел на моё место, а меня водрузил себе на колени.

- Не нужно, милая, я понял. Рассказывай дальше.

- Спасибо, - потёрлась щекой о его плечо. - Так вот, у всех тех трёх… были на запястьях нарисованы вот эти знаки, - я положила перед нами на стол рисунок с татуировкой. - Более того, они были настолько уверены в том, что Сашия не переживёт тот день, что, не стесняясь, говорили в её присутствии. Обсуждали какого-то мастера, который дал им задание убить её, во что бы то ни стало, иначе она разрушит всё то, чего он, как я поняла, мастер, добивался последние, кажется, девятьсот или восемьсот лет. Никто из этой троицы не верил, что хрупкая девушка способна на такое, но, тем не менее, задание собирались выполнить. И, если бы не проснувшаяся зверина ярость в Сашии и её подругах, то они бы вряд ли спаслись. Хотя, назвать спасением то, что пережили девушки, можно лишь с большой натяжкой. Сашия так точно не смогла справиться со всем, интересно, а её подруга?

- Не знаю, Айрин. Мы с Сашией никогда не говорили на эту тему, сколько бы я не пытался вытянуть из неё правду.

- Ты хочешь знать, что произошло в тот день? – тихо спросила я, внимательно глядя в глаза жениха.

- Я… - он отвёл взгляд. – Нет, родная. Это не так важно, на самом деле, да и не хочу я, чтобы ты вновь окуналась во весь тот ужас только ради удовлетворения моего интереса.

- Ну и хорошо, - облегчённо выдохнула я. Как-то не очень мне было бы комфортно описывать всё то, что проделали с девушкой те ублюдки. – Но найти Кару я бы хотела. Пусть внешность у меня теперь другая, но это не помешает мне с ней пообщаться и, по возможности помочь. Да и, мало ли, вдруг она услышала что-то ещё?

- Ты права, нужно разыскать её. Я пошлю запрос твоему, в смысле, Сашиному кузену, - согласился Шан с моими предположениями.

Я улыбнулась, услышав его оговорку и вспомнила, что так и не поблагодарила за придуманную для меня историю.

- Кстати, спасибо тебе большое за историю моей жизни, - поцеловала я его в щёку. – Адаптированную под этот мир.

- Всегда пожалуйста, родная, - кивнул он. – А теперь, расскажи мне об этих знаках.

- Смотри, - я потянулась за пером и начала аккуратно обводить центральный символ – перевёрнутую пентаграмму с изображением рогатого существа в центре, заключённую в двойной круг. – Вот это называется «Перевёрнутая пентаграмма» или «Печать Дьявола», как её называют некоторые. Я уже говорила, что на Земле нет магии, вернее, достоверных свидетельств её существования. Однако, там полно книг развлекательного, и не только характера, описывающих все эти чудеса. Снимается уйма фильмов – это такие записанные на кристаллы события, как театральные постановки, - в Интернете создаётся куча сайтов, пишутся игры… в общем, пусть никто в принципе не может со стопроцентной уверенностью сказать, что магия существует, тем не менее, о ней известно очень многое. И, как это ни странно, интерес к магии растёт с каждым годом. Появляется куча, так называемых, адептов, шаманов, гадалок, экстрасенсов… И все, как один, мнят себя великими Гарри Поттерами – это сильный волшебник, книжный персонаж. Что-то выдумывается писателями, что-то берёт своё начало из нашей истории… Пентаграмма сама по себе, правильная я имею в виду, - уточнила я и нарисовала пример, - во всех источниках и в древних верованиях всегда считалась охранным символом. Её рисовали на дверях, чтобы защитить жилище от злых духов, носили на шее как обереги, использовали в различных ритуалах… В общем, применяли всячески с благой целью. Знак приобрёл популярность и пронёс её сквозь века. Позже, когда жанр фэнтези приобрёл популярность, пентаграмме стали приписывать способность удерживать в своих границах демонов, злых духов или же наоборот, служить, своеобразным щитом, за которым ты можешь укрыться сам. Уж не знаю, кто первый придумал использоваться её обратную форму с противоположным значением, но вскоре этот знак стали соотносить с сатанистами – теми, кто проводил кровавые ритуалы, жертвоприношения и поклонялся Дьяволу. Что-то вроде ваших Тёмных с их маниакальными стремлениями утопить Сарибэль в крови во славу бедного Тэ’натэса, - закатила я глаза. А Шан расхохотался. – Что?

- Ничего, - стараясь унять хохот, ответил он. – Мне просто очень понравилась твоя характеристика нашего Тёмного бога.

- Ну, я же не виновата, что это правда, - я пожала плечами и добавила, чем заработала удивлённый взгляд мужчины. – Тьма – не есть зло. Как и зло – не бывает лишь в одном обличии.

- Откуда такие… мысли? – осторожно поинтересовался Шан.

- Считай, жизненным опытом и результатом анализа тонны полученной и прочтённой информации. Потом расскажу как-нибудь, - отмахнулась я. – Так вот, вскоре перевёрнутая звезда приобрела дурную славу и стала визитной карточкой всех «тёмных сил», какие только выдумывали писатели-фантасты и сбрендившие поклонники Сатаны. Вообще, лично моё мнение, то корни возникновения этого знака тянутся к картам Таро. Это такие гадальные карты, у вас очень похожий аналог. Так вот там есть своя система: легла карта нормально – одно значение, легла вверх ногами – уже совершенно другое и, зачастую, противоположное по смыслу. Поэтому, в принципе, идея такого использования обережного знака вполне логична. Ну, и для пущего эффекта, кто-то креативный решил отождествить рогатого демона с этой перевёрнутой пятиконечной звездой. Видишь? – я обвела рога предполагаемого демона. – Рога, как ножки звезды, уши – боковые стороны, а борода – её вершина.

- Да, на самом деле есть некая схожесть, - задумчиво сказал Шан. – А что это за зверь? Очень похож на быка или козла, что ли…

Я весело хихикнула, наметив себе позже рассказать любимому о другом значении слова «козёл», распространённом на Земле.

- Предполагаю, что это не животное, а демон, - поправила я его.

- Демон? – хмыкнул мужчина. – Демон, значит… У вас в мире были такие?

- Понятия не имею. Но, в соответствии с некоторыми религиями, демоны – это слуги Дьявола или Сатаны. В общем, что-то наподобие сарибэльской нежити, только более разумные и чем-то отдалённо похожие на людей. Во всяком случае, их в большинстве своём изображают либо похожими на людей, просто умеющих скрывать сущность, либо опять же - на людей, но с хвостом, рогами, клыками и чешуёй. Иногда всё вместе, иногда по одному или по два признака за один раз.

- Как интересно, - удивлённо моргнул Шан. – И всё это выдумки людей?

- Честно? Не знаю. Может, кто-то одарён настолько, что может видеть другие миры и переносит своё знание на бумагу, экран или ещё куда. Может, у кого-то развит дар провидца или кого-то со схожими функциями. А может раньше в нашем мире на самом деле жили такие вот сущности, или живут до сих пор, но мы об этом не знаем. И лишь некоторые, кто их видит или видел, смогли поделиться информацией. В конце концов, знают же у нас о вампирах, оборотнях, гномах, эльфах, орках и дриадах? Причём, насколько я могу судить, эти сведения не далеки от истины…

- А кто такие эти вампиры, оборотни и прочие?

- А это, дорогой мой, вы, - хихикнула я.

- То есть?

- То есть сийары и леканы, эльфари и гнотэм, оркай и дрии… разные названия – одна суть.

- Невероятно. Немагический мир, где живут одни только люди, и так много знающий о других мирах, - выдохнул Шанрэл.

- Сама иногда поражаюсь фантазии людей, - кивнула я. – Но какая-то доля истины во всём этом должна быть определённо. Ведь, не бывает таких совпадений, правда?

- Да, не бывает, - задумчиво отметил Шан. – Во всяком случае, я в такие не верю. Это же надо, простые сочинители и так хорошо осведомлены…

- О, тебе бы «Властелин Колец» посмотреть или о нашем Нострадамусе почитать, - улыбнулась я. – К сожалению, этой темой я не владею, так что ничего конкретного рассказать не смогу, кроме того, что он смог за свою жизнь сделать предсказаний на две тысячи лет вперёд. По слухам, правдивых и невероятно точных… Жаль только, что наш народ вспоминает о них только после уже всего случившегося, а не до. Но, продолжим. Со «Знаком Дьявола» разобрались, переходим к другой части рисунка – знаку Хаоса.

- Что, прости? – дёрнулся Шан.

- «Знак Хаоса», - послушно повторила я и на втором листе с рисунком обвела пером уже другую его часть – восемь немного неровных стрел, выходящих в разные стороны из широкого круга-основания, того самого, в который сейчас была заключена пентаграмма. Три нижних стрелы были длиннее остальных. – Не знаю его истоков, кажется он был нарисован специально для какой-то компьютерной игры, - я запнулась и посмотрела на жениха. – Э-э-э… как бы объяснить? Хм… книга с эффектом полного погружения в её мир и сюжет? – с сомнением внесла я аналогию. – В общем, не важно. Придумали его. А означает знак именно то, что и называет – хаос.

- Что такое хаос, я знаю. И предполагаю, что у нас будут схожие понятия, - сказал Шанрэл. – Вот только на Сарибэль у хаоса нет знака, как, впрочем, и вашего Дьявола. Так откуда здесь взялось именно ваше изображение?

- Причём, - добавила я, - дважды. Оба этих знака с Земли. Только, если кто-то на Сарибэль не научился ходить между мирами, или же смотреть на них в своих видениях.

- Очень может быть, - задумался Шан. – Очень может быть, - а потом очнулся и поцеловал меня в щёку. – Спасибо, малышка, ты очень помогла и разгадала одну из интересующих нас тайн. Теперь мы хотя бы знаем идею сообщества тех, кто носит вот такие татуировки – хаос и поклонение Тёмному богу. Похоже, нам не удалось полностью избавиться от всех Тёмных и их наследия.

- Нет, Шан, тут ты не прав, - возразила я. – Они поклоняются не Тёмному богу, а именно злу. И знаешь почему я так думаю? Потому что в нашей мифологии Дьявол – это падший ангел. То есть бывший соратник и верный слуга Бога. Но у нас в мире ангелы все добрые, чистые и справедливые. А демоны – злые, жестокие и коварные. А Дьявол, его имя Люцифер, - ангел, который обратился во зло и предал своего отца-бога. Здесь то же самое, я уверена. Они не поклоняются Тэ’натэсу, они поклоняются злу и хаосу.

- Хорошо, допустим, что всё именно так, - не стал он спорить. – Тогда Тёмные не имеют к этим татуировкам никакого отношения, получается?

- Ну, почему же? Тёмные такие же идиоты, не способные понять, что Тьма…

- … не есть зло, - закончил Шан за меня фразу. – Я помню. Тогда кому они по-твоему поклонялись? И откуда бралась их сила?

Мужчина улыбался, из чего я заключила, что его забавляет эта моя уверенность. И это злило. Не потому, что у нас с ним были разные взгляды, отнюдь, а потому что он не воспринимал мои слова всерьёз.

- Тебе знакомо такое понятие, как Инферно? – выпалила я и совсем не ожидала, что Шанрэл так сильно побледнеет.

- Откуда… силы! Откуда тебе это известно? – воскликнул он, хватая меня за плечи. – Тебе, Айрин!

- Я много читаю, - осторожно сказала я в ответ. – А об Инферно рассказал мне друг. Это сила боли, ужаса, страданий, отчаяния… смерти, которую, я думаю, ваши Тёмные смогли каким-то образом впитать и даже, так сказать, переварить. Но тут, мне кажется, всё дело в том, что маги могут использовать почти любую энергию извне. А энергия инферно, всё равно остаётся в первую очередь энергией…

- Невероятно. Я просто не верю в то, что слышу. Об этом не знает почти никто на Сарибэль, понимаешь? А тут ты – переселенка из другого, немагического мира! – походу Шанрэла прилично впечатлила моя осведомлённость, раз он до сих пор не может успокоиться. – И это в очередной раз подтверждает, что ты – моя половина, моя пара.

- Что ты имеешь в виду? – нахмурилась я, не совсем понимая, причём тут наши отношения.

- Я объясню, но позже. А сейчас, расскажи мне всё, что знаешь, что думаешь или о чём догадываешься, - с горящими глазами попросил он. – Любая мысль или идея. Я только что убедился, что в тебе скрыта тьма логических и правильных выводов не только о нашем мире, но и об устройстве мироздания в целом.

Ого!.. Я впечатлена по самое «немогу». Кого-то прилично зацепила моя теория. Вот только…

- Шан, не пойми неправильно, но мне нечего сказать. Вернее, я уже всё сказала. Просто, это моё мнение, сложившееся после изучения вашего мира. Простая логика, доступная каждому. Ведь глупо делить всё на чёрное и белое. Такого не бывает. А Сариб и Тэ’натэс – это не противоположности, а всего лишь разные стороны одной медали. Они уравновешивают друг друга. А теперь скажи, если бы Тёмным доставалась сила от Тёмного бога, то для уравновешивания его влияния, что должна была делать Сариб? Направо и налево одаривать всех своей милостью? Раздавать силу богов каждому встречному-поперечному? Было такое? Не было, верно? Так как все решили, что всему виной именно Тэ’натэс?

Шанрэл молчал, поражённо глядя на меня, а я не понимала, что со мной творится. Почему меня так сильно задевает эта тема? Откуда такая сумасшедшая уверенность в собственной правоте, что я готова зубами прогрызать путь правде? Я, ведь, практически атеистка. Мне все эти боги, черти, белое и чёрное… были до лампочки. Я верю в Силу, которая априори выше всего этого. Она просто есть, некоторые её ощущают, некоторые - нет. Но она всегда была, есть и будет. Миры не создаются из неоткуда. Пусть даже космические теории уже неоднократно доказали, что всё живое во Вселенной произошло от маленького фотона, который миллиарды миллионов лет разрастался, пока не превратился, например, в планету… Я не спорю, вполне возможно, что всё именно так и было. Но нечто Высшее также существует. А любая Сила должна быть уравновешена. Ведь, баланс окружает нас во всём: жизнь и смерть, добро и зло, те же многострадальные тьма и свет. Ни одно из этих понятий не имеет под собой силу без другого. И только друг в друге они находят себя…

Я тяжело вздохнула и попыталась встать, но Шан не позволил.

- Прости, родная. Я просто… - он замолчал, пытаясь найти верное слово. – Я поражён, вот и всё. Ты ведь даже не подозреваешь о ценности своих слов…

- Ну, почему же, - хмыкнула я. – В какой-то степени представляю. Вот только какой в них смысл для других? Всё равно предрассудки и заблуждения, как были, так и будут. Я в этом убедилась, побывав в двух совершенно разных, но таких одинаковых мирах. А моё мнение не изменится, вне зависимости от того, примут ли его другие или нет.

- Ты не права, - ласково коснулся он моей щеки. – И когда-нибудь, поймёшь это. А сейчас, давай вернёмся к теме нашего разговора. Что-то ещё ты можешь добавить к уже сказанному об этих знаках?

- Ну, только то, что, судя по разговору насильников Сашии, за всем этим стоит какой-то мастер. И вполне возможно, что он маг, потому как речь шла о сне-видении, в котором этот их мастер и увидел девушку.

- Маг, - уверенно кивнул Шанрэл. – И весьма сильный. Совсем недавно нам удалось выяснить, что это не просто татуировка, а магическая метка. Очень искусно выполненная и не оставляющая следов. Теперь же мы знаем её хотя бы приблизительное значение – поклонение… злу. А ещё, что носители этой метки называют себя «Братством Хаоса» и видят своё предназначение именно в его распространении на земле: убийства, насилие, грабежи…

- Но это же, - я чуть не захлебнулась воздухом, так поразила меня эта информация.

- Да, я тебя понял – главные составляющие того самого Инферно. Но, родная, никто о нём не знает.

- Знать и не обязательно. Можно действовать на совершенно интуитивном уровне, ткнуть, как пальцем в небо, а попасть в пролетающую птицу. Случайность, удача, ошибка… что угодно могло подвести этого мастера к Инферно, пусть и назвал он его просто каким-нибудь громким «Колодцем Тьмы» или ещё чем-то в том же пафосном стиле, - лихорадочно тараторила я. – И не забывай, он строил свои планы несколько веков! Восемь! Тебя ещё на этом свете не было, думаю даже в планах у родителей, поэтому с чего ты взял, что никто не знает? Ты-то знаешь.

Всё было так логично! Мужик, которому где-то около тысячи лет, раскопал сведения о каком-нибудь ритуале и попал на Инферно. Понял или не понял, что это – не важно! Главное, что вполне смог воспользоваться.

И в то же время Шан был прав – это всего лишь предположения. Вполне возможно, «Братство» - не более чем простые лентяи, мечтающие о лёгкой наживе и живущие в полной анархии. Вот только маг и эти земные знаки… ну не верила я в такие совпадения! И каким боком сюда умудрилась влезть Сашия?

- А что ты думаешь на счёт этого мастера? – спросила я, решив пока оставить рассуждения на тему Инферно и Хаоса. – Неужели на самом деле все несчастья, свалившиеся на Саши, всего лишь результат чьей-то мании?

- Хотел бы я ответить на этот вопрос хоть что-то. Но, к сожалению, в данный момент единственная ценная информация прозвучала именно от тебя. Всё это время я занимался поиском главного кукловода, но он слишком умело заметает следы. И, если то, что ты видела во сне-воспоминании – на самом деле было, то мы теперь хотя бы знаем причину, по которой на тебя открыта охота, - вздохнул Шан.

- Не на меня, а на неё, - поправила я его.

- Не знаю, почему-то мне кажется, что дело не в самой Сашии, а в чём-то другом. Вот только не понимаю пока, в чём именно. Возможно, она знала что-то такое, опасное для «Братства» и мастера?

- В её воспоминаниях ничего такого нет, - я пожала плечами. – Но с другой стороны, оказалось, что какая-то их часть была закрыта в её подсознании. Так что вполне возможно, она действительно владела такой информацией. Жаль, что я не могу сказать наверняка.

- Родная, ты и так уже достаточно сделала, - потёрся он носом о мою шею. – Я бы вообще хотел, чтобы ты с этого дня только отдыхала и набиралась сил. И лишние волнения тебе совершенно ни к чему.

- Шан, - укоризненно покачала я головой. – Я говорила тебе уже: беременность – это не болезнь. Да, нервничать не рекомендуется, ну так я и не нервничаю. Всего лишь помогаю тебе в важном деле.

- Ты уже помогла, Айрин. Более чем, теперь моя очередь приниматься за дело, - продолжал он настаивать.

И я решила пока отступить. В любом случае, думать мне никто не запрещает, так что можно спокойно выстраивать теории заговоров, сидя в кресле или лёжа на кровати.

- Ладно, - я встала. – Пойду немного прогуляюсь на свежем воздухе.

- Только… - начал, было, мой жених, но я его перебила.

- Да-да, я помню, охрану возьму.

- Умница, - нежно улыбнулся мне мужчина. – Не слишком долго, хорошо? Чтобы я не волновался.

- Шан, это уже паранойя.

- Возможно, но у меня, ведь, есть для неё причины, не так ли, родная? – нахмурился он и, кажется, только что передумал меня отпускать на прогулку, поэтому я, как могла, шустренько направилась к двери и, обернувшись, послала ему воздушный поцелуй.

- Встретимся за обедом, - крикнула я ему напоследок.


Шанрэл


Как только дверь за Айрин закрылась, мужчина устало откинулся на спинку стула и, наконец, позволил телу немного расслабиться. Всё то, что ему стало известно благодаря супруге, настолько поразило и обескуражило, что он едва мог справляться с собой. Как? Ну как сестра могла пропустить подобное? Да, Айрин он сказал, что её теория об Инферно – не более чем простое предположение, но на самом деле не на шутку перепугался, что это как раз-таки может быть правдой. На Сарибэль действительно ничего не знали об этой силе, потому что такие знания им просто не доступны. Демиурги, обычно тщательно следят за этим – никому, ведь, не хочется, чтобы его мир, его детище, погрязло в ужасе и страдании, а потом и вовсе погибло. А именно это являлось конечной целью этого паразита.

Шан хмыкнул. Вот уж точное сравнение… Инферно – это даже не сила, а сущность, паразитирующая на энергетическом поле миров. Она прогрызает себе в них путь из нижних слоёв эфира благодаря боли и страданиям существ, населяющих эти миры. А потом стремится всячески пустить корни, чтобы начать медленно, но верно поглощать очередную планету. Она соблазняет умы слабых духом существ, умело жонглируя их потаёнными желаниями, мечтами и амбициями. Дарит призрачное могущество, хотя на самом деле просто отравляет тело, а после высасывает жизнь глупца. Она создаёт себе рабов, неспособных не только на самостоятельность, но и на собственные мысли тоже. И так, потихоньку пробираясь в умы, души и сердца существ, Инферно растёт, пока не получает привязку к энергетическому полю мира. Говорят, после этого его уже невозможно уничтожить. Но Шан знал обо всём этом только в теории, и ещё ни разу не сталкивался с этой сущностью напрямик. Было бы замечательно, если бы это время никогда и не наступило.

Вот только слишком уж правдоподобно звучали слова его супруги. И если каким-то образом Инферно на самом деле проникло на Сарибэль, то все эти участившиеся набеги, нападения и прочее – первый предупреждающий звоночек. Потому что получается, что сущность стремится обрести силу, как можно скорее.

И опять закономерный вопрос: почему сейчас? Или не так… Если это на самом деле Инферно, то почему мастер, который замышлял всё, по словам наёмников, целых восемьсот лет, собственно, делал это так долго? Инферно – это вполне разумное нечто, но есть одна потребность, которая с лихвой эту разумность перекрывает – ГОЛОД! Вечный, неистовый, всепоглощающий голод. И ждать такое существо, тем более целых восемь веков, не будет. Оно просто не умеет, не понимает, что можно потерпеть…

А значит, либо мастер на самом деле наткнулся не на Инферно – и это самая замечательная новость, - либо же наткнулся, но случилось это не так давно – как раз около года назад. Всё сводится к этому сроку… Что же случилось год назад, что запустило механизм стольких событий?

В любом случае, если эта дрянь попала на Сарибэль не так давно, то ещё не успела как следует укорениться. И есть неплохой шанс избавиться от неё.

Тогда, почти пятьсот лет назад, когда он осознал все последствия своей ошибки, Шан пообещал сам себе, что отныне, пока будет длиться срок его наказания, будет делать всё, чтобы помочь сестре растить этот молодой мир. Первые двести лет ему пришлось жить, как простому лекану, не слишком продвигаясь в собственном обещании. Зато потом, когда эмоции от осознания себя настоящего чуть улеглись и он смог здраво рассуждать, активно принялся за работу. Связался с Димаром и стал принимать участие в работе Вестников, иногда выступая тайным советчиком. Искал любые упоминания о найденном наследии Тёмных и первый мчался туда, чтобы изъять его.

И совершенно не заметил, что стал превращаться в мрачную, беспринципную сволочь. До тех пор, пока не встретил Сашию. Эта девушка смогла проникнуть ему в душу и вернуть к жизни. И он был очень ей благодарен. Особенно за то, что именно благодаря леканше в этом мире смогла появиться его половинка, его суженная. И именно поэтому теперь он просто обязан сделать всё возможное и невозможное, чтобы найти этого таинственного мастера и не допустить беды. Ведь на Сарибэль ему с Айрин жить ещё очень долго. И он меньше всего хотел, чтобы над ними и над их близкими довлела такая мерзость.

Поэтому, пересев в своё кресло, Шан принялся за систематизацию известных ему данных.

Первое и самое важное, что он понял, это то, что нападения на Саши в прошлом и на Айрин в настоящем, активность «Братства» и неизвестный маг-предводитель – частички одного целого. Осталось только определить истоки и увидеть картинку целиком.

Итак, чуть меньше года назад мастер уже собрал под своим началом сброд, именующий себя «Братством Хаоса». И приказал избавиться от Сашии Дар-Са-Ран, так как видел в ней угрозу. Почему именно тогда? Почему не раньше? Пока что вывод напрашивался лишь один – до этого он даже не подозревал о существовании леканши, иначе наверняка сделал бы всё, чтобы малышка умерла ещё в детстве. Или… Шан задумчиво постучал кончиком пера по губам. Или же до того момента Сашия не представляла угрозы совершенно. Что, если год назад произошло некое событие, повлёкшее за собой всю нынешнюю ситуацию? Встреча с кем-то или находка артефакта, или прочтение какой-то книги… да мало ли? Что, если именно после этого девушка и попала в поле зрения мастера? Вот только проблема была в том, что Айрин не видела этого события в памяти Сашии. Иначе сказала бы обязательно. Значит, либо какая-то часть воспоминаний на самом деле заблокирована от доступа его девочки, либо ничего подобного на самом деле не случалось…

Айрин говорила о видении или о сне, в котором мастеру привиделась девушка и он сильно испугался. Или же один из насильников Сашии просто приукрасил правду. Но, как бы там ни было, он приказал её найти и убить. Что, слава Силам, не удалось и девушка не только выжила, но и смогла убить всех троих ублюдков. Как раз примерно в это же время Шанрэл стал получать странные вести о появившейся банде разбойников, нападающих на обозы людей на границе его лордата. Но никакие поиски или поимка виновных не дали положительных результатов и, вскоре, нападения продолжились. Только на этот раз пострадавшими могли оказаться и представители рас-долгожителей. Единственное, что удалось выяснить, так это их принадлежность к одной группировке. Но никто из пойманных живыми не смог ответить на интересующие Шанрэла вопросы. Кто их глава? Кто они сами? Почему избрали Эдельнар? Что им всем нужно? В ответ получал лишь недоумённые лица и невнятные ответы. Им сказали, им разрешили, они не знали… И так каждый раз. Пока Уилларду не удалось подслушать один важный разговор… Из него выходило, что всё «Братство», сосредоточенное на землях лордата Эдельнар, имело перед собой особое задание – устранить цель. И не так давно Шан понял, что целью была его супруга. Вот только непонятно, почему они так долго ждали? Если на самом деле мастер так сильно боялся Сашии, почему не пытался избавиться от неё раньше, а только сейчас? Мужчина замер, пристально глядя в исписанный и исчерченный схемами лист.

- Неужели… Да, нет… Но, может, всё же… - бормотал он себе под нос.

А что, если пытался? Шан вспомнил обстоятельства знакомства с Сашией – на их отряд напали и серьёзно ранили горничную, которая ехала в карете. В то время как сама леди предпочла передвигаться верхом. Так что, если это и была одна из попыток устранить ту самую цель? Может, были и другие, просто сама девушка о них не подозревала, списывая на случайности? Или всё дело в том, что «Братство» вело себя активно только в Эдельнаре?

Решив, что обязательно ещё раз поговорит с Айрин на эту тему, хоть и уверял сам себя, что больше не станет её беспокоить, мужчина отложил лист со своими выводами и взялся за другой. Нужно было написать в тюремный архив, чтобы те подняли все сведения о напавшей на отряд Сашии группе. Может, там есть что-то, чего он не заметил в прошлый раз.


Айрин


Уже выйдя на улицу, я поняла, что Шан так мне ничего и не рассказал о Дэшне и о её допросе. Это его желание отгородить меня от всего и вся немного бесило, но я всё равно понимала разумность такого поведения. Была бы на его месте, переживала бы не меньше, а то и больше. Я и сейчас, не могу сказать, что нашла свой дзэн, но осознание, что находишься под защитой такого мужчины, как Шанрэл, помимо воли внушало некоторую уверенность в разрешении всех проблем. Как-то одна моя подруга сказала: «Желаю каждой девушке быть за мужем! Ведь замужем может быть если не каждая, то большинство. А вот быть за мужем, узнать его любовь, видеть в нём защитника, опору, друга, доверять и верить – дано, увы, не каждой. Поэтому, желаю всем именно этого, а не просто штампа в паспорте». Тогда я её не поняла, ведь, если ты решаешься на такой важный шаг, как замужество, то в принципе подразумеваешь и доверие, и защиту, и любовь. Но собственный брак открыл мне глаза на истину. И только попав в другой мир, я, наконец, осознала смысл этих поистине великих слов.

Поэтому, моё возмущение скрытностью Шана было ничем иным, как фарсом. Но это не значило, что я буду сидеть сложа руки и ждать, когда меня спасут. Я – воспитанница Земли. А там женщина привыкла быть не обузой, а помощницей своему мужчине.

Именно поэтому я легко свернула с привычной тропинки и прошла напрямую к небольшим теплицам, которые были скрыты от непосвящённых плотным рядом вечнозелёных кустарников. Это была вотчина Гэниран.

- Айрин, детка! – почувствовала она моё приближение куда раньше, чем я предполагала. – Что ты здесь делаешь? Разве тебе уже можно гулять?

- Всё нормально, Гэни. Меня сегодня осмотрел Оран и разрешил выйти из комнаты, - кивнула я, подхватывая несколько растерянную женщину под локоток. – И, предвосхищая твой вопрос, да, Шан тоже в курсе.

- Ну, раз так…

- Именно, - уверенно кивнула я. – У меня есть пара вопросов к тебе и, надеюсь, ты не станешь увиливать от ответа.

- Знаешь, малышка, твоя фраза уже настораживает, - хмыкнула леканша. – Но, ты же знаешь, я очень люблю всё подозрительное и странное. Поэтому, спрашивай.

- Вчера вы проболтались мне, что в курсе изнасилования Сашии, верно? – я внимательно посмотрела на отводившую глаза тётушку. – А ещё сказали, что провели некое расследование. Что именно вы узнали, кроме общеизвестных фактов?

- Айрин, зачем тебе это?

- Гэниран, неужели тебе, такой солидной леканше, леди к тому же, неизвестно, что невежливо отвечать вопросом на вопрос? – фыркнула я.

- Язва, - буркнула она, но отпираться от разговора не стала. – Мы узнали не так уж и много, большинство домыслили уже сами.

- Ничего, сойдёт и это, - уверила я её.

- Хорошо, слушай, - тётушка села на небольшую скамейку, установленную в углу теплицы и приглашающе похлопала по сиденью рядом с собой. А когда я присела, начала рассказ: - Четыре девушки поехали на прогулку в соседний лордат. Одна из них была молодой главой клана Снежных Рысей, занявшая этот пост после смерти родителей. Девушки все были леканшами, поэтому решили, что в охране не нуждаются и взяли с собой лишь молоденького паренька, который, к несчастью, по прибытию в город неудачно слез с коня, сломав при этом ногу. Девушки оставили его у местного лекаря, а сами отправились за покупками. А потом, когда смеркалось, решили возвращаться домой. Но на обратном пути их ждала засада, - Гэни вздохнула, а я старалась не подавать виду, как на меня действуют эти слова. – Вооружённый отряд крепких мужчин с сильнейшими транквилизаторами, которые свалят и медведя, не то, что девушку, пусть и имеющую вторую ипостась. Сколько их было изначально, не знаю, но в итоге, на поляне нашли пять тел. Два из них принадлежали девушкам, а три – мужчинам. По отчёту специалиста, прибывшего на ту злосчастную поляну, одна из девушек не пережила того, что с ней сделали насильники. А вторая погибла во время схватки. Трое мужчин были практически растерзаны на куски, хотя они и сопротивлялись. Мы предполагаем, что над всеми вами взяла верх звериная ярость, это так?

- Саши ничего не помнила об этом моменте, ей рассказала Кара, единственная оставшаяся в живых подруга, - пожала я плечами. – Но, судя по всему, вы были правы. Однако я интересуюсь не для этого. Мне хотелось бы узнать немного другое. Собирая информацию, возможно, вы находили какие-то намёки на то, по какой причине девушки подверглись нападению? Или, может, те трое были в составе какой-то банды, замеченной раньше?

- Нет, Айрин, извини, но ничего такого мы не смогли узнать. Да нас и не особо всё это интересовало, только сама девушка, - извинилась Гэни.

- А как вы получали информацию? Через кого? – мне казалось, что они наверняка должны были знать хоть что-то важное для меня. Возможно, просто не поняли или же не обратили внимания, и если я перечитаю всё заново, то смогу отыскать недостающие части мозаики.

- Нам прислали копии отчётов, где указывались все детали.

- А я могу их почитать? – тут же оживилась я.

- Зачем тебе, малышка? – нахмурилась старшая тётушка. – Если ты что-то не помнишь, вернее Саши не помнила, а ты не узнала, то это даже хорошо. Незачем ворошить прошлое, тем более такое ужасное.

- Нет, Гэни, это очень важно! Возможно, причина нападений на меня сейчас сокрыта именно в прошлом Сашии, - горячо возразила я. – И вспомнить просто необходимо!

- Если это так, то я передам всё, что у нас есть, Шанрэлу, - упрямо заявила леканша. – А он уже сам всё найдёт.

- Но…

- Айрин, прошу! – повысила голос Гэниран. – Не лезь в это дело. Предоставь своему супругу решить эту проблему. Это его право, и ты не смеешь мешать.

- Да не собираюсь я мешать! – возмущённо воскликнула я. – Я помочь хочу.

- Лучшая помощь с твоей стороны – это не вмешиваться и беречь себя и вашу дочь, - женщина взяла меня за руку и успокаивающе погладила. – Я понимаю, что ты беспокоишься, но не стоит. Шан справится, просто верь ему и в него. Никто не заботится о семье так, как он. Поэтому, если будет нужно, он перевернёт весь мир, но найдёт того, кто желает тебе зла.

И я сдалась. Увы, но все надежды, что тётушки, любившие авантюры, станут на мою сторону и мы вместе попробуем распутать этот клубок тайн, умерли, так и не успев толком родиться. Ну и ладно. Вполне возможно, что Гэни права и я на самом деле буду только мешать.В конце концов, я всего лишь дилетант, готовый действовать на одном голом энтузиазме. А Шанрэл – мало того, что вырос в этом мире и воспитан его реалиями, так ещё и имеет немалый багаж знаний и умений. Всё же мужчины этого мира кардинально отличаются от тех, что были на Земле. Здесь почти каждый второй – воин, а каждый первый при необходимости сможет умело орудовать не только мечом, но и другими подручными и привычными в хозяйстве предметами…Поэтому, забыли о сторонней информации и сосредоточились на памяти Сашии. Где-то там есть ответы на все мои вопросы, я уверена. Проблема лишь в том, что вытащить спрятанные от меня воспоминания не получается. Эх, был бы тут профессиональный психоаналитик, я бы пошла к нему. И возможно сеанс гипноза…

Я замерла, озарённая этой мыслью. Ну, конечно! Гипноз – вот, что мне нужно. А с чего я решила, что здесь нет специалистов? Правильно! Их тут хоть отбавляй. И один из таких умельцев как раз живёт в нашем замке.

- Знаешь, Гэни, ты права, - я поспешно встала и улыбнулась. – Шан со всем справится, и я верю в него также, как и вы. Ну, а теперь не буду тебя отвлекать. Да и мне уже пора возвращаться обратно – скоро обед, а я сейчас стала жутко медлительной.

- Ничего, - весело подмигнула мне тётушка, как будто и не она это вовсе ещё минуту назад буравила меня мудрым взглядом древней старушки на молодом лице. – Как раз успеешь.

- Очень смешно, - фыркнула я и вразвалочку потопала домой.

Конечно, спешила я не на обед, а в гости к магистру Орану. Кто, как не доктор, у которого столь обширная специализация, должен уметь вводить людей в гипноз? И уж он-то, как раз, сам и послужит гарантией моей безопасности. Потому что, когда Шан узнает обо всём, наверняка разразится скандал. И такой тыл, как квалифицированный лекарь, будет весьма кстати. И, конечно же, как бы я не стремилась разгадать причину покушений на себя и Сашию, всё равно не стала бы рисковать жизнью дочери, поэтому если магистр Оран скажет, что это вредно для нас обеих, от своей идеи я откажусь весьма спокойно. Обидно будет, но мой ребёнок мне дороже. Тем более, что Гэни права – Шан обязательно найдёт виновных.

Своего лекаря я обнаружила в лаборатории, что-то записывающего в толстенную книгу. Мужчина так увлёкся процессом, что совершенно не обратил на меня внимания, хотя я по дороге зацепила полочку с мензурками и довольно громко отодвинула со своего пути табурет. Рыжие волосы магистра, ранее всегда забранные в аккуратный хвост, сейчас находились в полнейшем беспорядке, как если бы он то и дело в задумчивости запускал в них руку. На носу и на щеке виднелся зелёный развод, судя по всему, оставленный чернилами. В общем, выглядел очень занятым и до безумия возбуждённым. Понаблюдав за ним ещё немного, я решила его всё же не беспокоить пока. Чуть позже, когда он будет вечером проводить стандартный осмотр, я задам интересующие вопросы, а пока…

- Что, уйдёте просто так и даже ничего не спросите? – вдруг подал он голос.

Я развернулась, но увидела всё ту же картину – склонившегося над своими записями мужчину.

- А с чего вы взяли, что я хотела что-то спросить? – удивилась я.

- Только у женщины с кучей вопросов в голове могут так гореть глаза, - по-доброму усмехнулся лекарь и, наконец, поднял на меня взгляд.

- Но вы же на меня даже не смотрели…

- Моя милая леди, - вздохнул магистр Оран, откидываясь на спинку высокого кресла. – Ваш нетерпеливый и испытывающий взгляд, можно почувствовать даже затылком. Вопрос начал витать в воздухе сразу, как только вы вошли в эту дверь.

- Вы – телепат? – прищурилась я. – То есть, мыслечтец?

Здесь их именуют именно так, что, если честно, куда более чётко определяет направление работы.

- Нет, я – лекарь, но помимо этого ещё и лекан, а также просто проницательный малый, - рыжий мужчина улыбнулся и почесал нос как раз в том месте, где было пятно, которое, к слову, стало ещё ярче. – Так что вы хотели спросить, леди Айрин? Могу я вас так называть, да?

- Конечно, - я кивнула. – И была бы рада, если бы мы перешли на «ты».

- Замечательно. Так что тебя интересует?

- Гипноз, - чётко сказала я, следя за реакцией лекаря, и она не заставила себя ждать:

- Что, прости? – округлил глаза Оран.

- Гипноз. Это такое состояние, когда…

- Я знаю, что это такое, - перебил он меня. – Но зачем это тебе?

- Мне нужно кое-что вспомнить, - туманно начала я. – То, что скрыто у меня в подсознании.

- Айрин, - как-то совершенно устало вздохнул лекарь. – Давай поговорим откровенно. Присядь, - он махнул рукой в сторону того самого табурета, который я ранее двигала в сторону. – Перво-наперво, ты должна понять, что Сарибэль – мир, наполненный магией. И всё, абсолютно всё, связано с ней. Любое действие, которое мы совершаем, несёт в себе частичку магии. И, соответственно, воспринимается несколько иначе, как это было с тобой в Сером мире.

- Что? – опешила я, а заодно порадовалась, что уже сидела, а то непременно бы плюхнулась на пол.

- Серый мир, - повторил Оран. – Так называют миры, в которых отсутствует магия.

- Но при чём тут я? – попыталась я сыграть в непонятку, но проницательного мага не так-то легко было провести.

- Тебе не стоит меня опасаться, Айрин. Да, я знаю, что ты не отсюда, что пришла к нам из Серого мира и то, что теперь ты такая же часть Сарибэль, как и я, - мужчина легко улыбнулся мне, помимо воли вызывая доверие и желание всё-всё рассказать. Но я продолжала себя сдерживать. – Помнишь, я говорил тебе, что аура живого существа – это своего рода книга его жизни. Всё, что с ним происходило, оставило на ней след. Но аура так же привязана к душе, как и к телу. Я в самый первый день понял, что перед нами находится вовсе не Сашия Дар-Са-Ран.

- Тогда почему же вы молчали? – сорвалось с моих губ прежде, чем я успела сообразить.

- «Ты», Айрин, помнишь? – напомнил он мне о нашем уговоре. – А молчал по нескольким причинам. Первая, и самая важная, я видел, как на моих глазах душа привязывалась к чужому телу, как сплетала свои энергетические щупы с аурой ребёнка, потому что хотела этого, потому что сделала такой выбор. Более того, я видел, как ты делилась с малышкой своей жизненной силой, сама по доброй воле, хотя в самом начале это было скорее во вред тебе, а не во благо. Это удивительный процесс и в то же время – невероятный. Отсюда выходит вторая причина – мне было интересно наблюдать за твоим развитием и адаптацией. Не каждый день можно столкнуться с подобным случаем, скажу я тебе, - от этих слов я нахмурилась. Было неприятно осознавать себя подопытным кроликом. – Не обижайся, девочка, но я учёный и не заинтересоваться твоим случаем – это значит пойти против своей природы.

- А третья причина? – вернула я его к прежней теме разговора.

- О, она проста. Я – целитель, и не могу никому сознательно причинить боль или же навредить, - Оран пожал плечами. – Многие заблуждаются, думая, что любой маг – это всего лишь маг. Отнюдь. Мы отличаемся друг от друга так же, как и все расы одна от другой. Общим признаком является лишь способность оперировать внешней энергией. В остальном же… Боевым магам, например, практически не даётся целительство. Так, всякая мелочь, в виде способности увеличить регенерацию тела, обезболить рану и худо-бедно извлечь яд из организма – в общем, всё то, что может отсрочить их смерть, в случае чего, до прибытия помощи. А целители, наоборот, не способны никому навредить. Не потому, что магия им не даётся, а потому что сами пострадают в два раза сильнее. Во время применения магии у нас случается что-то вроде эмпатической связи с больным. А когда он у нас умирает, то боль становится невыносимой и некоторые даже не справляются.

- Это всё замечательно, но я так и не поняла причину нашего разговора.

- Айрин, всё просто. Гипноз – это не только погружение в своеобразный транс и передача контроля над разумом подсознанию, во всяком случае, не в этом мире. Я говорил, что всё здесь пронизано магией. И такое простое со стороны действие будет иметь слишком сильные последствия. Твоё сознание сейчас не должно засыпать, ведь тогда на волю вырвутся инстинкты. Ты – лекан, девочка, и твое подсознание также неразрывно связано с твоим зверем.

- Но… - я немного испугалась. – А как же сон? Во сне, ведь, тоже подсознание берёт верх над разумом. Как же тогда всё происходит?

- Сон, Айрин, - это естественное состояние организма, во время которого твоё сознание не отключается полностью, а просто отдыхает и, соответственно, сохраняет контроль. А вот гипноз – это всё же практически полное доминирование именно подсознания. Не зря же к нему прибегают, когда желают докопаться до истины, скрытой где-то глубоко в недрах нашего разума, - снисходительно ответил Оран. – И, как я понимаю, ты хотела бы узнать кое-что из жизни Сашии, верно?

- Да. Мне доступна её память, вот только за определённый период она стала несколько отрывочной, - попыталась я сказать правду и, в то же время, ничего не раскрыть.

Мужчина внимательно посмотрел на меня, словно сканировал все мысли желания, а потом отвернулся и начал в задумчивости барабанить пальцами по столешнице. Я сидела, как на иголках, не понимая ничего, пока лекарь вновь не повернулся ко мне и не сказал:

- Гипноз слишком опасен для тебя, Айрин, извини, - я поникла, распрощавшись с мечтой узнать всю правду после одного погружения в транс. – Но, - продолжил мужчина, - могу обучить тебя технике медитации, которая, при должном умении и упорстве, будет ничуть не хуже гипноза, при этом, ты будет полностью контролировать себя.

- О, это же… - я едва не подпрыгнула на стуле от переполнивших меня чувств.

- И, - магистр Оран поднял руку, призывая к молчанию. – И могу посоветовать второй вариант – обратиться к Вестникам Правосудия. Они владеют Разумом, то есть, могут читать мысли и воспоминания, погружаться в разум живого существа и проводить полное сканирование. Единственное условие – это полное доверие и добровольное согласие. В противном случае, будет очень больно.

Он замолчал, я тоже притихла, раздумывая над перспективами. С одной стороны, медитации – это безопасно и безболезненно, не нужно кому-то ещё рассказывать о себе и своих тайнах. Особенно Волхвам, которых на Сарибэль не очень-то любили и даже боялись. Но с другой стороны – время. Обучение медитации, а потом и практические попытки могут занять слишком много времени, которого у меня просто нет. В то время как помощь одного из Вестников поможет получить всё и сразу, а цена этому – доверие или боль.

Мужчина молча сидел рядом, давая мне возможность полностью всё осознать и сделать выбор. Он не мешал, но этот его испытывающий взгляд, словно он наблюдал за развитием эксперимента, жутко нервировал. Поэтому, в итоге, я встала и несколько неуверенно сказала:

- Знаешь, сложно решить. Но я готова попробовать медитации. Если они помогут и процесс будет проходить довольно быстро, то помощь Вестников просто не понадобится. Если же нет и возникнет ситуация, когда мои знания будут крайне необходимы, то…

- Верно, пригласить их всегда успеется, - довольно улыбнулся магистр. – Тем более, эти медитации помогут тебе не только получить доступ к памяти Сашии, но и подготовиться к родам. Правильное дыхание погрузит тебя в нужное состояние расслабленности, но и это же дыхание потом поможет пережить первые часы родов и немного их облегчить. Думаю, что начать мы сможем уже сегодня вечером, после обследования. И… - он немного замялся и посмотрел на свой талмуд, в который до моего прихода что-то записывал. – И, если позволишь, я бы хотел вести подробные записи всего, что будет происходить.

- Зачем? – насторожилась я, а потом тоже перевела взгляд на книгу. – Постой… То есть ты всё это время изучал меня и всё записывал в свою книгу?!

- Айрин, послушай… - попытался он мне объяснить мотивы, но я не пожелала слушать.

- Нет, это ты послушай, Оран. Прежде, чем писать всё это, подумал ли ты, хотя бы на мгновение, что будет с нами? Со мной и моей дочерью, если обо всём узнают другие? – с каждым словом я приближалась к лекарю всё ближе, пока не нависла над ним разъярённой фурией. – О том, что я не из этого мира, что ношу ребёнка, который по всем законам мироздания не может быть моим, но именно таким является? Подумал ли ты, каково будет ей расти, зная, что она не такая, как все, что её мать чужачка, а отец… - я замолчала и отвернулась. – Я же доверяла тебе, Оран. Ты был мне другом…

- Айрин, я… - лекан взял меня за руку. – Я никогда бы не стал подвергать вас опасности.

- Возможно, - не стала я делать из него всеобщее зло. – Но всё, что было когда-либо записано, рано или поздно становится явным для остального мира.

- Но, Айрин! Ты только подумай, как эти сведения могут помочь кому-то другому! Если в наш мир опять попадёт переселенец, все эти данные помогут ему в адаптации, а нам в понимании происходящего.

- Что мне до какого-то гипотетического «попаданца», когда моя жизнь и жизнь моей дочери могут оказаться в опасности? Оран, на нас идёт охота! Не знаю, связал ли ты все эти случаи с нападением на меня, но знай – это не случайности! Кому-то нужна моя смерть. И любые сведения обо мне могут сослужить им хорошую службу. Тем более наблюдения лекаря.

- Охота? – опешил магистр. – Но… - он замолчал, уставившись на свою книгу. – Та ветка и почти завершённый оборот… и недавнее нападение во время праздника… Ты выжила только потому, что у вас с дочерью необычайно сильная энергетическая связь. Но, если знать об этом, то можно воспользоваться артефактом и… О, богиня!

Мужчина был таким подавленным, что мне даже стало его жалко, поэтому я поставила свой табурет ближе к нему и взяла его за руку.

- Думаешь, зачем я хочу вспомнить всё, что было известно Сашии? Думаешь, мне доставляет радость или удовольствие погружаться в её жизнь? – я покачала головой. – Вовсе нет, ведь тогда я теряю частичку себя. Но я пытаюсь найти ответы, почему кто-то охотится за мной. Я, ведь, в этом мире всего несколько месяцев и не покидала пределов замка ни разу, чтобы суметь нажить себе врага.

- Но почему ты решила, что охота идёт на тебя? – спросил всё ещё растерянный целитель.

- В смысле? – не поняла я.

- Твоя дочь – она уникальна, - всплеснул руками Оран. – Восемь месяцев не подавать ни единого признака жизни, но развиваться, будучи скрытой неким непроницаемым коконом. А потом наладить связь с новой матерью и даже более того, взять твою сущность… Айрин, - он посмотрел на немного бледную меня. – Твоя дочь, ведь, твоей крови. Не Сашии, хотя по сути у тебя её тело, а именно твоей. Я не могу это объяснить, как и ничто другое, связанное с вами обеими, но девочка словно… - он запнулся, подбирая слова. – Словно ждала именно тебя. И как только получила всё, что хотела, наладила прочную и нерушимую связь. Привязала тебя к себе. Как будто знала, что ты – её настоящая мать, а Сашия – всего лишь временное неудобство. Она же не пахла совсем. А это невозможно. Даже мёртвые для нас, леканов, пахнут. По-своему, но запах есть у всего в этом мире. У всего, кроме твоей дочери.

- Так вот, почему ты с такой уверенностью тогда сказал, что она – дочь своих родителей. Ты уже тогда понял, что я – не Саши, но увидел нашу с девочкой связь. И с Шаном тоже? – мне было интересно, догадался ли Оран, что Шан не является её отцом, во всяком случае, так было раньше…

- Да. Процесс становления связи был идентичен. Но в этом случае, как мне кажется, просто налаживался канал, который до этого был просто блокирован тем самым коконом, - сказал он, и я выдохнула с облегчением – хоть какая-то тайна, таковой всё ещё является. – Твоя дочь особенная, Айрин. Уже сейчас. Поэтому, не думаешь, что охота идёт на неё? Ведь покушения случились только с момента твоего появления. В то время как Сашия прожила в замке почти семь месяцев без единого происшествия.

Логика в словах лекаря была, если бы не недавний сон-воспоминание и не тот факт, что всё произошло до зачатия ребёнка, а вернее, вообще стало его причиной. Таинственный мастер гонялся именно за Сашией и убить хотел тоже её. Но с другой стороны, может всё дело было как раз в ребёнке? Что, если девушку хотели убить только по той причине, что она должна была родить кого-то особенного? Внезапная догадка обрушилась на меня, как ведро ледяной воды.

- Не может быть… - я неосознанно схватилась за горло. – Нет, этого не может быть!

- Чего не может быть? – раздался голос из-за спины. – Айрин, что случилось?

Я посмотрела на стремительно подошедшего Шана полными ужаса глазами и выдохнула:

- Они охотятся за моей девочкой.


Шанрэл


- Что? – опешил он, переводя взгляд с супруги на вскочившего на ноги лекаря.

- Айрин, ты только не нервничай! – приказным тоном истинного целителя сказал Оран, осторожно усаживая девушку в кресло. – Это всего лишь предположения, не больше.

- Но они такие… правдоподобные, - всхлипнула Айрин, отчего у Шана кольнуло сердце.

Она была так расстроена, если не сказать – в панике, что чувства начали атаковать мужчину уже на подходе к лаборатории, а сейчас ещё и многократно усилились. И ему безумно не нравилось такое состояние супруги, ведь это было опасно. Шан всё никак не мог осознать, что его любимая рядом с ним, поэтому любая угроза её здоровью, не важно, телесному или душевному, воспринималась, как опасность. Вот и сейчас он метнулся к ней и в считанные секунды уже укачивал её в своих объятьях, волком глядя на магистра.

- Может, мне кто-нибудь объяснит, в чём тут дело? – с угрозой спросил он.

- Шан… - попыталась что-то сказать Айрин, но мужчина воспользовался самым действенным и приятным одновременно способом заставить её помолчать – нежно поцеловал.

- Тише, любовь моя, - произнёс он. – Оран сам в состоянии высказаться.

- Верно, мой лорд, - кивнул лекарь. – Всё дело в том, что я совершил серьёзный проступок, который так расстроил вашу супругу в самом начале, но данное её состояние – результат моего неосторожного предположения.

- О проступке поговорим потом, - холодно сказал лекан. – Сейчас я хочу услышать лишь о предположении.

- Ваша супруга открыла мне глаза на некоторые события, произошедшие с ней недавно, - начал Оран. – Признаюсь, мне стыдно, но я не связал их воедино. А оказалось, что кто-то желает зла Айрин…

- Давай называть вещи своими именами, Оран, - возразил Шан. – Не «желает зла», а «пытается убить».

Малышка от этих слов поёжилась, из чего Шанрэл сделал вывод, что, как бы она не храбрилась, а произошедшее всё же оставило в её душе слишком сильный след. А это плохо. Он не хотел, чтобы его половинку что-либо тревожило. Особенно такие мысли. Поэтому необходимость решить проблему с таинственным мастером стала ещё сильнее.

- Верно, - кивнул лекарь. – Вот только я предположил, что охота идёт не столько на вашу супругу, сколько на дочь.

Шан не ответил, внимательно вглядываясь в глаза собеседника.

Когда она всего пару часов назад покинула его кабинет, Шан никак не мог отделаться от мысли, что от него ускользает важная деталь. Даже наглядная зарисовка всех своих домыслов и теорий не особенно помогла. Впрочем, запрос в тюрьму – тоже. Да, были татуировки, стали ли они впоследствии выжженными? Возможно, но никто особо не акцентировал на этом внимание, тем более, что все задержанные совершили массовое самоубийство. Куда больше служащих интересовала остальная банда, продолжавшая нападать на купцов и небольшие отряды путников.

Но Шан уже и так получил всё, что хотел, поэтому наличие или отсутствие ожогов его не очень расстроило. Как раз наоборот. В такое дружное и очень удобное самоубийство он не поверил, но и делать преждевременных выводов не стал. Хотя и хотелось. Ведь тогда можно было бы сказать, что эти ожоги являются не следствием, а причиной смерти носивших татуировки людей и нелюдей. На такое способен только поистине сильный маг, который не боится тратить свои силы и знает, как быстро их восполнить.

Но также Шан понимал и ещё одну вещь – найти его будет безумно сложно, ведь кто-то, если не он сам, научился каким-то образом маскировать магический след. И не только от обычных магов, но и от Вестников тоже. Не зря же Димар пять дней назад не смог ничего учуять, а лишь по чистой случайности увидел зарево боевых заклинаний.

Поэтому лорд Сыз-Ар-Чи решил попробовать создать тот самый амулет, о котором разговаривал с Уиллардом. Только теперь нужно было к основной функции блокиратора действия магической метки добавить ещё и обнаружитель магии. Единственная проблема – мужчина вообще не представлял, от чего ему отталкиваться. Но, раз уж спустился к себе в мастерскую, то тратить время зря не стал и на всякий случай сделал поглотитель – универсальный артефакт, поглощающий любую магию в округе. Конечно, он был усовершенствован с поправкой на некоторые знания Шанрэла, поэтому шанс, что удастся «поглотить» магию этого «Братства», был довольно велик.

И вот сидя за работой и размышляя о том, что жизнь в последнее время похожа на карусель ему в голову неожиданно пришла мысль, что за всё то время, которое Сашия провела у него в замке, не случилось ничего подозрительного, если не считать её ужасного состояния. А напали на неё только по пути в Эдельнар. И то, пока ему так и не удалось выяснить, было ли всё спланировано именно с расчётом на устранение Сашии, или же это был один из тех набегов, которым подверглись другие отряды. Но тогда получается, что почти семь месяцев таинственный мастер вновь просто бездействовал и активизировался лишь после появления в этом мире Айрин. Или… с момента, когда его дочь впервые дала о себе знать? Мысль была пугающей, но почему-то чувство, что он что-то упускает, которое мучило его с самого утра, в этот момент исчезло.

И вот сейчас он вновь услышал похожий вывод, только уже из уст лекаря.

Айрин подняла голову и внимательно посмотрела на супруга:

- Ты знал, да? – тихо спросила она, вглядываясь в его глаза.

- Малышка, - вздохнул он и ласково провёл тыльной стороной ладони по её щеке. – Эта мысль пришла мне в голову только пару часов назад. Но ты должна понимать, что это лишь предположение.

- Мой лорд, позвольте, - вмешался Оран. – Ваше предположение может оказаться очень правдивым, потому что, как вы сами понимаете, девочка у вас родится очень особенной…

- Как и моя супруга, - возразил Шан. – Если я правильно понял, тебе, Оран, известна небольшая тайна Айрин?

- Верно.

- Поэтому ты не можешь отрицать, что и она…

- Нет смысла гадать, - перебила его Айрин. – Как бы там ни было, а сейчас мы с ней – одно целое. И в равной степени подвергаемся опасности. Но у меня нет ни малейшего желания опытным путём выяснять, кто же именно является целью этих нападений. Поэтому, Оран, я бы хотела приступить к нашим занятиям уже сегодня вечером.

- Каким занятиям? – нахмурился Шанрэл, недовольный тем, что его супруга опять что-то затеяла.

- Магистр будет учить меня технике медитаций, что позволит заглянуть в глубины моих и Сашиных воспоминаний, - уверенным и не терпящим возражений тоном сказала девушка. – Во всяком случае, так мы наверняка убедимся в одном из вариантов и перестанем, наконец, гадать.

Айрин вновь настаивала на том, что вся правда скрыта в прошлом Сашии, то же самое говорила и его сестра. Но он буквально чувствовал ошибочность их мнений, хотя и не мог пока доказать обратного. Поэтому спорить не стал, тем более, не он ли ещё утром собирался расспросить её о нападениях в прошлом?

- Хорошо, - кивнул он. – Но я буду присутствовать на каждом занятии. И ещё один момент… - Шанрэл внимательно посмотрел на лекаря. – Оран, извини, но я хотел бы попросить тебя принести магическую клятву.

- Какие могут быть извинения, Шанрэл? – впервые за всё время он обратился к хозяину на «ты». – После всего того, что я узнал, было бы странно, не предложи ты подобного. Но я бы ещё хотел кое-что добавить от себя. Вот этот том, - он махнул рукой в сторону своих записей, - содержит в себе всё, что мне удалось выяснить об Айрин и вашей дочери, полное наблюдение процесса единения новой души с телом, налаживание связи между матерью и дочерью… Но я всё равно не могу уничтожить их, как просила госпожа. Прошу, поставь на себе ключ к ней, тогда никто, кроме тебя не сможет её прочесть. Мне лишь будешь давать фолиант для заполнения.

Шан посмотрел на супругу, ожидая её ответа. В конце концов, это её жизнь, и её решение. Девушка молчала довольно долго, заставив магистра грустно опуститься на стул и поникнуть, потому что тот уже не верил в положительный исход дела. Но Айрин всё же оказалась куда смелее и отважнее, чем о ней думали, потому что, в итоге, дала своё согласие.

А спустя некоторое время Оран стал обладателем магической метки в виде лесной фиалки на запястье и фолианта, запечатанного слепком ауры Шана.


Айрин


- Шан, почему у меня такое чувство, что Сарибэль не хочет меня видеть здесь? – грустно спросила я, когда мы вернулись в нашу комнату.

- Айрин, родная, не говори ерунды, - нахмурился Шан. – Поверь, этот мир очень тебе рад, иначе ты бы здесь не задержалась.

- Но почему тогда несчастья и проблемы никак не иссякнут? Почему меня кто-то пытается убить? – продолжала я делиться накипевшим. – Я же здесь всего пару месяцев! И попала сюда совершенно случайно, не по своей воле, впрочем, как и осталась…

- Ира, - тихо позвал меня земным именем жених, отчего я невольно вздрогнула. – Посмотри на меня.

Я подняла голову и посмотрела в его невероятные, цвета молодой и сочной зелени глаза. В них светилась такая нежность и забота, что слёзы невольно сами по себе начали катиться по моим щекам. Ну почему? Почему я не могу просто жить спокойно и радоваться тому, что у меня есть? Никогда не мечтала стать героиней приключенческого романа, а тут прям на каждом шагу одни «события». То из тела родного выдернули, то веткой огромной чуть не пришибли, частичный оборот спровоцировали, напали, едва не убили… А я всего-то хотела семью и простого человеческого счастья. Чтобы дети были и любимый рядом.

Истерика набирала оборотов, а мужчина продолжал нежно прижимать меня к себе и тихо, без слов баюкать. Когда же я немного успокоилась, он приподнял мою голову за подбородок и шутливо поцеловал в наверняка красный нос.

- Айрин, прошу, запомни: ты – всё, о чём я когда-либо мечтал и просил. Ты – мой свет, моя душа, без которой жизнь не имеет смысла. До твоего появления я лишь существовал, смирился с неизбежным и был готов прожить остаток своей жизни с нелюбимой женщиной. Ты стала моим подарком, моим спасением и моей надеждой на будущее, которое раньше было серым и безрадостным. И я сделаю всё, абсолютно всё, чтобы ты и наша дочь были в безопасности. Не важно, кто именно является их целью: ты, малышка или же Сашия… Просто помни, что я отдам за вас жизнь, если потребуется.

- Шан! – всхлипнула я, придя в самый настоящий ужас от одной лишь мысли, что могу потерять его. – Не хочу даже слышать о твоей смерти, какой бы благородной не была причина. Можешь делать, что хочешь: искать виновных, наказывать их, пропадать не дома месяцами, мир перевернуть вверх дном… Но даже думать забудь о смерти! Ты говоришь, что я – твоя душа. Ну так вот, ты – моя! Так почему же я должна хотеть жить без тебя?!

- Тихо, маленькая, - поцеловал он меня. – Это просто слова… Я, - он замолчал и тяжело вздохнул. – Я не могу пока придумать, как доказать тебе свою любовь, как заставить тебя поверить моим словам…

- Глупый, - улыбнулась я, хотя слёзы тихонечко продолжали сбегать по щекам. – Ты уже доказал – принял меня и чужого для себя ребёнка в своё сердце. Это лучшее доказательство, любимый. И единственное, которое мне было нужно. Я, ведь, так долго тебя ждала… И нашла, - я хихикнула, - не где-нибудь, а в другом мире!

- Тогда ты просто обязана мне верить, - прошептал он. – Обещаю, я найду того, кто за всем стоит и избавлю нас от этой проблемы. Главное, будь в безопасности, чтобы я мог к тебе вернуться.

- Обещаю, - шепнула я в ответ.

Шан тут же жадно меня поцеловал, словно до этого мы не виделись целую вечность. Чувствовалось, что в смятении находилась не я одна, просто он лучше умел скрывать переживания. А сейчас они все вырвались наружу. Он целовал так неистово и страстно, что кружилась голова. Пил моё дыхание, обнимал и прижимал к себе, будто старался навечно стать со мной одним целым. Он был для меня всем – моей жизнью, моим сердцем, моей судьбой. Я родилась только для него. С самого начала, с первого своего вздоха знала – он где-то там, ждёт меня и скоро найдёт.

Перед глазами всё замерцало, закружилось, а в следующий миг я провалилась в пустоту.

ГЛАВА 3. Прошлое

От прошлого не убежишь и не скроешься. Оно настигнет в любом случае, потому что оно — часть тебя...

The Last of Us (Одни из нас)

Томми (брат Джоэла)

Айрин


Было странное чувство полёта… Не знаю, откуда оно взялось, но от поцелуев Шанрэла я как будто на самом деле могла воспарить над землёй. Он вскружил мне голову, мой мужчина. Так замечательно осознавать, что я наконец его нашла! Долгие годы, столетия мучиться от одиночества, чувствовать, что он где-то рядом и не иметь возможность даже увидеть…

Столетия…

Что?

Я открыла глаза и только тогда поняла, что всё это время на самом деле была в каком-то состоянии полубреда. Или до сих пор в нём находилась… Потому что наша с Шаном комната исчезла, как и сам мужчина, а я стояла на лугу, в окружении цветов и сочной зелёной травы. Но все логичные и рациональные мысли были вытеснены из головы нахлынувшими эмоциями.

Здесь было так красиво, что дух захватывало! Хотелось петь и танцевать, глядя на это величие природы. Однако вместо этого я стояла и всматривалась вдаль, ждала кого-то. Сердце выпрыгивало из груди от того водоворота чувств, что бушевали во мне. Это были и страх, и боль, и надежда, и вера… Тоска, безысходность и упрямство. Любовь.

В голове всё ещё звучали обидные слова некогда лучшей подруги:

- Да кому ты нужна будешь такая, на всю голову стукнутая? Ты на себя-то в зеркало посмотри – одни глаза на половину лица, а сама бледная, как моль. Жагр через себя переступил, друзей не послушал – свататься к такой доходяге пошёл, а она нос воротит! Вот дура-то!

Было так обидно, что на глаза вновь навернулись слёзы. Ну как они все не поймут, что судьба моя где-то совсем рядом бродит, что жду только его одного. Да, пусть ни разу его не видела, только во снах, как нечёткое отражение в озере, да, и он меня никогда не встречал, но я была уверена – стоит нам увидеться, как мы тут же узнаем друг друга.

Он снился мне с самого рождения, сколько себя помню – почти все сны были о нём. Я может и хотела бы быть, как все – гулять с парнями, веселиться, целоваться, сватов встречать по весне… Но просто не могла. Моё сердце и душа были как будто мертвы без него. Но чем больше проходило времени, тем отчётливее я понимала, что всё это правда, а не плод моего воображения. Я знала, что очень скоро увижу его, чувствовала близость встречи. Это была наша судьба. Моя судьба, моё предназначение.

Я раскинула руки в стороны и закрыла глаза, подставляя лицо свежему ветру, который забирал и уносил все мои тревоги и сомнения.

- Скоро. Уже так скоро, - прошептала я, чувствуя, как сердце наполняется радостью от одной лишь мысли о нём.

***

Я судорожно вздохнула и открыла глаза. На этот раз вокруг не было никакого поля и разнотравья. Сейчас я находилась в маленькой комнатке дядиного дома. Всё вокруг было очень простым, но чистым и ухоженным. В углу расположилась узкая деревянная кровать со светлыми простынями, около нее – небольшая тумбочка, на которой стояла маленькая вазочка с полевыми цветами. Под окном - круглый столик, украшенный красиво вышитой скатертью, и табурет под ним. А рядом с дверью притаился скромный платяной шкаф, нижние дверцы которого были почти полностью покрыты детскими рисунками. И чем выше они были нарисованы, тем искуснее становились.

Продолжая с интересом осматриваться, я вдруг заметила, что чувствую себя как-то иначе. Если в первый раз, там на лугу, я практически жила той жизнью, то в этот раз моё сознание было более самостоятельным. Так, например, я знала, что сама нарисовала все эти рисунки на шкафу, но мне было не менее интересно рассматривать их и изучать, как если бы увидела их впервые. И одна моя часть прекрасно понимала, что, собственно, так оно и было. Тогда как вторая - жила именно той жизнью, которая была вокруг.

Это было странно, и в то же время что-то внутри меня подсказывало, что всё увиденное именно моё: мною вышитая скатерть, подаренный именно мне табурет, мною же собранные цветы в вазе, которую сделала моя кузина. Не просто жизнь какой-то незнакомой девушки, а моя, просто… прошлая!

От внезапной догадки подкосились колени. Неужели это на самом деле так? Неужели я сейчас находилась в сознании своего прошлого воплощения? Но как такое возможно? И почему? Раньше я за собой такого никогда не замечала. Да и за любым другим нормальным человеком тоже.

«Но я ведь уже не простой человек, да? - пронеслась в голове мысль. – И живу в волшебном мире, где возможно если не всё, то очень многое».

То, что на Земле не могло существовать. Так почему же я отрицаю очевидное?

Интересно, а первый раз тоже было воспоминание?

И сразу пришёл ответ – да. Просто с непривычки я не сразу смогла сориентироваться и отделить свои нынешние мысли, чувства и переживания, от прошлых. И это ощущение, которое наполнило меня во время поцелуя… Ощущение ожидания и тоски, которые я пронесла сквозь века, пока была вдалеке от своего единственного – оно было пугающим, но таким прекрасным.

Шан как-то сказал, что я рождена для него. Тогда мне это показалось простой, но очень романтичной фразой, которая согрела изнутри и подарила счастье. Но сейчас, как бы странно это не казалось, у меня внутри было правильное понимание этой фразы. Я на самом деле предназначена ему. Была, есть и буду. Только для него и ни для кого больше. Вот почему я, та другая, которая являлась хозяйкой данного воспоминания, отказывалась от сватовства, не обращала внимание на других парней, а просто жила мыслями о таинственном незнакомце, владеющем моими снами, мыслями и даже сердцем.

Я тихо прошла к столу и устало опустилась на табурет. В душе волнами накатывало то отчаяние, то уверенность в своей правоте, тоска и нетерпение… Как могла, я уговаривала себя, что скоро мы встретимся, скоро я смогу увидеть его лицо, обнять поцеловать…

Но не так-то просто всё было. С того дня, как я впервые ощутила перемены в себе, когда поняла, что мой единственный находится где-то рядом, прошло уже полтора года. Несколько раз я порывалась уйти из дома, пойти навстречу, начать искать его, но каждый раз останавливалась в самый последний момент, потому что знала – бессмысленно. Это он должен меня найти, а моё дело сидеть дома и ждать. Но доводы разума слишком часто пасовали перед желаниями сердца. Ожидание длилось мучительно долго, особенно потому, что теперь я ощущала его так отчётливо, как если бы он стоял рядом. Никогда он не казался мне настолько реальным, как в эти полтора года. Но мне всё равно не удавалось понять причину его задержки. Не понимала, почему он не пришёл сразу, ведь его тянет ко мне точно так же, как и меня к нему. Это наша судьба – быть вместе, стать одним целым, соединить души… Так почему же он медлил?

Я прикрыла глаза и вновь постаралась представить себе его лицо…

***

… и очнулась, как от резкого толчка.

Я находилась во всё той же комнате, но в отличие от предыдущего воспоминания, за окном была ночь, и я лежала в постели. Сердце бешено колотилось в груди, всё тело было покрыто испариной, я тяжело дышала, а в душе засел дикий ужас. Эти чувства были настолько сильными, что я-настоящая на короткий миг получила контроль над телом. Руки сами собой потянулись к совершенно плоскому животу, но стоило вспомнить, что это не совсем моё тело, как вновь стала лишь наблюдателем. Было непривычно не ощущать мысли и эмоции дочери, не чувствовать её в себе, но тревоги на этот счёт не было, потому что в данный момент я путешествовала лишь духовно по памяти собственных прошлых жизней, а она была в безопасности в той реальности, куда я и вернусь чуть позже.

И осознание этого позволяло мне полностью погрузиться в те картины, которые кто-то решил мне показать. Или же, подумалось мне, я просто, наконец, «дозрела» до правды и разум убрал все преграды.

Как бы там ни было, важно было узнать, для чего мне всё это показывается.

Я села на кровати и трясущейся рукой потянулась за свечой. Лёгкое прикосновение пальцем к фитильку, и вот по стенам заскользили тени, а комнату наполнил мягкий желтоватый свет. Сердце продолжало колотиться, а я судорожно осматривалась вокруг, не понимая, что именно меня вырвало из сна. Почему-то казалось, что случилось нечто непоправимое, ужасное и непременно связанное со мной. Первая мысль была, что в дом забрались воры и это интуиция меня разбудила, предупреждая об опасности. Но в комнате было пусто, а пара лёгких пассов и вплетённая в них энергия позволили узнать, что в доме, кроме их законных владельцев никого нет.

Но вместо спокойствия, состояние только ухудшалось. Теперь, ко всему прочему добавилась боль. Мне было ужасно больно, хотелось кричать, но из горла не вырвалось даже едва слышного хрипа. Не понимая, что происходит, я сползла на пол и попыталась дойти до стола, где стоял кувшин с водой. Но каждое движение лишь усиливало боль, поэтому, сдавшись, я упала на пол и свернулась калачиком, молясь богине, чтобы она перестала мучить меня и забрала её. И как только эта мысль поселилась у меня в голове, пришло и осознание – это не только моя боль. Вернее не столько моя, сколько его. Это его душа стонала и кричала, захлёбывалась в агонии. Что-то происходило, что-то ужасное и непоправимое. С каждым вдохом уходила боль, а вместе с ней и чувство тепла, которое жило во мне сколько себя помню. Это было тепло его души, которая звала меня, была создана для меня…

- Нет, - прошептала я. – Нет, пожалуйста! Нет!!!

Голос сорвался и потонул в другом крике, звучавшем у меня в голове. Я впервые услышала его голос так чётко, но впервые не хотела слушать. Я не могла этого вынести, лучше уж я, чем он, что угодно, только не чувствовать эту пустоту в душе, там, где прежде всегда жило знание о нём.

Что-то громко стукнуло, чьи-то пальцы коснулись моего лица, но я не видела ничего. Перед глазами расплывались красные круги на чёрном фоне, в ушах стоял звон, как если бы я засунула голову в колокол, а кто-то по нему ударил со свей силы. Чувство кратковременного полёта и вот меня опустили на что-то мягкое.

Но мне было всё равно, ведь он исчезал, растворялся в нигде, не оставляя после себя в моей душе даже следа…

… когда на небе заиграли первые краски рассвета, я умерла…

Больше не было смысла жить, ведь не было его. Я больше не замечала красоты восхода солнца, не видела его чарующих красок, не ощущалась мягкость перины, воздух больше не пах полевыми цветами, а до этого прекрасный и захватывающий дух окружающий мир превратился в серое и жалкое подобие себя прежнего.

Это моя душа стала жалкой. Я, наконец, поняла, что случилось ночью. Нет, поняла я это сразу же, как только проснулась, просто не осознавала, не верила, отказывалась верить. Но умерла надежда, а вместе с ней пришла и реальность: кто-то разорвал нашу с ним связь. Я не знала, жив ли он ещё, но это и не было важно. Даже наоборот, если бы он умер, я могла бы последовать вслед за ним и тогда в следующей жизни мы бы вновь тянулись друг к другу и неизбежно бы встретились – такова судьба двух половинок одного целого. Но нас лишили этого шанса, прервав связь. И это было куда хуже смерти. Куда хуже.

Картинки вдруг замелькали с большой скоростью, как если бы я смотрела фильм в перемотке. Но это не лишило меня, ту, которая наблюдала за всем как бы со стороны, способности понимать и чувствовать всё, что чувствовала в этой прошлой жизни.

Родные, испуганные моими ночными криками, не отходили от меня ни на шаг, неделю следуя по пятам, куда бы я ни шла. Но в том-то и дело, что мне было совершенно всё равно куда идти и с кем. Я превратилась в тень самой себя. И лишь ещё неделю спустя, наконец, поняла, причину.

Я, как и прежде в последнее время, пребывала в подобии полусна, полностью отрешившись от окружающего, когда всё неожиданно изменилось. Она появилась внезапно, разрушив удушливую тишину громким хлопком закрывшейся двери. Родные ходили вокруг меня на цыпочках, боясь посторонним шумом сделать только хуже, поэтому столь громкий звук сразу же привлёк моё внимание.

Я повернула голову в сторону двери и заметила её – удивительную и восхитительную незнакомку, в окружении яркого серебристого-жемчужного света. Она стояла около двери и пристально разглядывала меня, замершую на кровати и боявшуюся пошевелиться, чтобы не спугнуть видение.

- Прости, - тихо сказала она голосом, похожим на перезвон хрустальных колокольчиков. – Больше всего на свете мне хотелось поступить иначе, но я не могу. Таков закон, и он его нарушил.

Слёзы покатились по её прекрасному лицу, но девушка, нет – богиня, этого даже не заметила. Она с болью в глазах смотрела на меня, словно на самом деле умоляла простить её. Невольно во мне шевельнулся интерес – первая сильная эмоция… Но я промолчала, почувствовав, что гостье нужно выговориться, и только потом я смогу получить ответы.

- Он ещё так молод, поэтому глуп и не понимает ценности того, что почти обрёл, но теперь потерял. Так молод, а ему уже была дарована величайшая награда. Я не понимаю, почему Судьба так решила, ведь из-за своих юношеских порывов и ветра в голове он потерял тебя. Прости меня, за то, что я была вынуждена сделать. Прости за то, что ещё предстоит. И просто знай, что я добьюсь того, чтобы возвратить всё, как было. Придёт время, и ты вернёшься в его жизнь, вернёшь ему жизнь, и он – вернёт её тебе. А пока… мне искренне жаль, но ты должна покинуть Сарибэль.

- Что? – опешила я.

Величественный и чарующий образ незнакомки тут же потускнел и пошёл трещинами. Мне абсолютно не понравилось то, что она сказала. Особенно ещё и потому, что слова были так близки к тому, что я чувствовала. Но почему она просила прощения? И… неужели она говорила сейчас о нём? О моём суженном, моём сердце, моём возлюбленном, которого я так ждала?

- Что? – хрипло повторила я, постепенно чувствуя, как ужас пробирается всё глубже и глубже в мою помертвевшую душу.

- Айрин, - позвала меня гостья и подошла чуть ближе, но тут же остановилась, увидев, что я сразу же напряглась. – Мне жаль, мне так жаль! Я видела, как страдал брат, когда перекрывалась ваша связь, но я даже представить не могу, каково это – потерять свою пару.

- Это, - я судорожно вздохнула, стараясь избавиться от комка в горле. – Это очень больно, как будто живьём горишь и чувствуешь, как с тебя слазит кожа. Так же, только в несколько раз сильнее, потому что страдало не тело, а душа и сердце.

- О, Силы! – заплакала моя собеседница. – Мне жаль. Но я должна была. Я говорила ему, умоляла не вмешиваться. Приводила кучу доводов, но…

- Кто ты? – прервала я её оправдания.

Сейчас мне куда больше хотелось узнать о её брате, чем о том, как она старалась всего этого не допустить. Не знаю, то ли всё дело в моём состоянии, то ли в том, что я не испытывала жалости к гостье, как бы сильно она тут не заливалась слезами, но её рассказ ни капельки не растрогал меня. Вызвал интерес и лёгкую боль, тоску, но не жалость. Если она говорила правду, то сейчас я была как никогда близко к своему возлюбленному, пусть между нами больше и не было связи. И поэтому упускать такой шанс – было глупо.

- Я? – нервно спросила она.

- Ну, кто я – ты, очевидно, и так знаешь. У тебя явное преимущество, более того, ты находишься в моей комнате, но так и не представилась.

- Девочка, тебе не следует знать этого, - покачала она головой.

- Потому что я тогда слишком много узнаю о твоём брате?

- И это тоже, но в большей степени тебе просто не нужно это знание. Пока.

- Это ты так думаешь, - нахмурилась я. – Хватит решать за меня. Судя по твоим словам, ты и так уже сделала достаточно. Так что избавь меня от притворства. Кто ты? Мне кажется знакомым твоё лицо, но никак не могу вспомнить, где раньше тебя видела…

Я разговаривала дерзко и непочтительно, намеренно нарываясь на злую отповедь, потому что люди обычно очень плохо контролируют свой язык, когда злы и пытаются что-то кому-то доказать. Но гостья лишь печально улыбнулась и промолчала. А я всё пыталась понять, почему она кажется такой знакомой. Причём, довольно близко. Вот только я никогда раньше её не встречала, потому что ни разу не покидала пределы своего поселения. А такую красавицу, как она, невозможно скрыть, тем более среди столь малого количества проживающих здесь существ. Она была бы похожа на эльфари, если бы не обычные уши и это странное сияние вокруг. Остальные же расы даже близко не стояли рядом, хотя каждая по-своему красива.

Я продолжала гадать, а она тем временем внимательно осмотрела комнату, прошлась к шкафу, коснулась рукой детских рисунков и, к моему изумлению, всё же ответила.

- Ладно, - сказала она. – Всё равно мне пришлось бы тебе открыться, рано или поздно. Да и не имеет это уже значения. Я – Сариб, создательница этого мира.

Может быть я бы и хотела насмешливо или издевательски засмеяться. Или же от потрясения упасть в обморок, но увы, после той ночи на какие-либо яркие эмоции уже не была способна. Может, гостья как раз и ожидала всего этого, поэтому, когда я лишь равнодушно пожала плечами, очень сильно удивилась.

- Тебя это не пугает? – осторожно спросила она.

- Нет, - честно ответила я. – Мне жаль, но никакого почтения или положенного при такой новости трепета я не испытываю. Ах, да, благодаря тебе. Ведь это ты, если не ошибаюсь, виновница моего состояния.

- Айрин… - побледнела она, став похожа на статую.

И я, наконец, вспомнила, где видела её раньше – в храме богини. Те статуи были один в один с оригиналом. Хотя, может это просто натурщица? Нет, такие эмоции, которые вызывали в храме мраморные копии никак не могли быть по отношению к простой натурщице. И где-то очень глубоко внутри я чувствовала, что мне говорят правду.

- Значит, - перебила я её, - твой брат тоже бог? Но почему же мы о нём ничего не знаем? И почему я была уверена, что он – моя судьба? Я ведь простая полукровка… Недостойная даже того чтобы быть супругой кого-то ещё помимо человека.

- Не знаете вы о нём, потому что он ещё слишком молод, чтобы быть создателем. И это мой мир, а не его. Мой и моего супруга Тэ’натэса. И ты зря считаешь себя всего лишь «простой полукровкой», - впервые по-настоящему улыбнулась Сариб. – Такие, как ты рождаются для таких, как я и мой брат, чтобы навеки стать нашими парами. Мой супруг тоже был рождён для меня, как ты – была рождена для моего брата. Ты же чувствовала всё это, не так ли?

- Какое это имеет значение, если наша связь всё равно оборвалась? – горько спросила я.

- Это очень важно, на самом деле. И ваша связь не оборвана, нет. Я бы никогда не убила своего брата! – воскликнула Сариб. – Её всего лишь заглушили, на время, пока длится его наказание. Как только все решат, что он полностью осознал свою вину, связь восстановят и вы, наконец-то, будете вместе.

- Это правда? – тихо спросила я, чувствуя, как начало бешено стучать сердце.

- Да, Айрин. Но я не знаю, сколько времени должно пройти, прости.

- Я буду ждать. Если всё именно так и есть, я буду ждать хоть сто лет!

- Боюсь, что это может занять несколько больше времени, - тихо сказала Сариб, но я её услышала. – И ты не останешься на Сарибэль, прости.

- Что? – опешила я. – Но почему? И что значит не останусь на Сарибэль? Я должна умереть?

- Нет, что ты! – тут же возразила богиня. – Тебя просто перенесут в другой мир и полностью сотрут память. А когда придёт время, ты вернёшься и всё вспомнишь.

- А…

- Он тоже будет лишён памяти, Айрин, но останется здесь – жить, как простой сарибэлец.

- Но…

- Так нужно, милая. Прости. Он слишком сильно напортачил. И пусть я не рада этому наказанию, тоже, как и наш отец, считаю, что оно пойдёт ему на пользу, изменит его самого и его приоритеты. Сделает их правильными…

- Какая же польза в страдании?!

- Поучительная! – грянул посторонний грозный голос, отчего я подпрыгнула на кровати.

Рядом с Сариб появился высокий и мускулистый мужчина, на вид чуть старше её и совершенно мне незнакомый. Но всё же я догадывалась, кем он мог быть. В нём ощущалась та же странная сила, что и в Сариб, только во сто крат больше. Он буквально задавливал своим присутствием, мешая сделать глубокий вдох. Его сила была почти осязаема, к ней как будто можно было прикоснуться, потрогать руками...

- Верно, дочка, - кивнул мне незнакомец. – Я их отец. И именно я считаю, что такое наказание научит моего непутёвого сына тому, чему я не смог научить. А разлука с тобой лишь усилит этот эффект.

- Какая разлука? – в отчаянии закричала я. – Мы ведь так и не встретились! Я не знаю его имени, не знаю, как он выглядит, я даже голоса его никогда не слышала!

- Но это не наша вина, Айрин. О, поверь, он прекрасно знал где ты, и мог бы сразу, как и должен был, прийти к тебе. А вместо этого… - мужчина нахмурился и отвернулся.

А я почувствовала, как внутри начинает кипеть обида – вся, что долгие месяцы я так старалась сдерживать, искала оправдания его задержке, мечтала быть рядом с ним, думала, что он просто никак не может меня отыскать. А оказывается…

- Айрин, - тихо позвала меня его сестра. – Он знает, какую ошибку совершил, и очень раскаивается.

- Если бы от этого ещё и стало легче, - прошептала я в ответ.

На самом же деле стало только хуже и больнее. Меня жгло изнутри непонимание. Почему он так поступил? Почему предпочёл мне что-то другое? Что-то, из-за чего мы теперь обречены на страдания. Неужели он не ощущал того же, что и я? Неужели его не тянуло ко мне? А сны? Сколько себя помню он всегда был в моих снах, и это придавало сил бороться с насмешками и скепсисом окружающих. Я жила этой встречей, а он… Нет! Нельзя об этом думать, иначе сделаю себе только хуже. Поэтому я решительно откинула одеяло и встала с кровати.

- Когда я уйду из Сарибэль, я всё забуду?

- Да.

- И смогу там жить своей жизнью, не калеча её пустыми, несбыточными мечтами?

- Айрин! – воскликнула Сариб, но я не захотела её слушать и замечать укоризненный тон.

- Да ли нет? – настаивала я.

- Да, - вместо неё ответил их отец, с интересом поглядывая на меня.

- Что ж, тогда я готова уйти хоть сейчас. Только напишу записку родным.

- Не нужно, они будут думать, что ты умерла. Прости, но иначе никак, - гостья отвела взгляд. – Ведь ты можешь вернуться сюда и через целое тысячелетие.

- Ясно, - хрипло ответила я, стараясь унять дрожь во всём теле. – Ясно. И когда…

- Если хочешь, хоть прямо сейчас. Но нужно выйти из дому, поэтому тебе лучше одеться, - сказал мужчина, когда его дочь исчезла из комнаты.

- Простите, я не знаю, как вас зовут…

- И не нужно, дочка. Всему своё время, - неожиданно ласково улыбнулся он мне, из-за чего я не смогла сдержать ответную робкую улыбку. – Одевайся, а я всё приготовлю.

- Меня отправлять будете вы?

- Да. Сариб с супругом должны заняться братом, ведь это их мир, значит им решать кем станет мой сын в своей новой жизни.

- А я? Кем буду я?

- Туда, куда мы тебя отправляем, живут только люди. Но не волнуйся, ты ничего не будешь помнить о прошлой жизни, поэтому всё будет хорошо. Проживёшь не одну замечательную жизнь, полную новых открытий и даже приключений. Ты будешь там счастлива настолько, насколько это вообще возможно в нынешних обстоятельствах, я обещаю тебе. А когда придёт время, твой родной мир примет тебя обратно. И вы встретитесь.

Он вновь улыбнулся мне и вышел. А я продолжала стоять и молча смотреть на дверь. Было странно… Боль и обида никуда не делись, вынуждая меня идти на крайности и требовать большего. Например, любви, о которой мечтала всю жизнь. О любви вдали от него! Чтобы проучить, сделать так же больно, как он сделал мне. Но в то же время, пусть сильные эмоции и притупились, а связь наша почти прервалась, я всё равно помнила все те ощущения, которые испытывала всю свою жизнь. И была уверена, что никогда и ни к кому не смогу испытать такую любовь, как к нему…

Меня позвали…

Я быстро надела платье, причесалась и вышла в коридор, где ждал меня мужчина. Молча мы с ним спустились по пустому дому и вышли на пустую же улицу. Создавалось впечатление, что все вокруг спали или же просто замерло время, заперев всех жителей поселения в их домах. Мы с моим провожатым пошли в сторону луга, на котором я так любила раньше гулять, представляя свою встречу с возлюбленным. Как увижу его и сразу узнаю, как побегу к нему и сразу обниму, как поцелую и скажу о своей любви.

Но, видимо, ничего из этого не было важным для него, раз он не спешил. В душе опять заворочалась обида, хоть я и не хотела этого. Всё равно, как бы сильно я не сердилась, моя любовь была сильнее.

Я от неожиданности споткнулась и посмотрела на своего провожатого. Они же говорили, что наша связь прервалась… так почему же я… почему я вновь чувствую, что люблю? Пусть не так, как раньше, пусть это лишь слабый отголосок, но он был, вне всяких сомнений! И по сравнению с той пустотой, что царствовала в моей душе, этот робкий росток был невероятно сильным. Так не совершаю ли я ошибку, собираясь уйти? Может, мне нужно просто подождать? Может, он уже всё осознал и те, о ком говорила Сариб, решили, что он искупил свою вину. А если я сейчас уйду, то…

Нет! В этот самый момент сестра должна была лишить его памяти, что предстоит и мне. И если я на самом деле так важна ему, как чувствую, то он найдёт меня, где бы я ни была. Иначе я так и буду сомневаться в нём.

Молча мой провожатый взмахнул рукой, открывая портал. Молча же пригласил меня переступить последнюю черту…

Уже у самой границы портала я остановилась и, не оборачиваясь, тихо спросила:

- Как его имя?

- Шанрэл, - так же тихо ответил мне его отец, не став скрывать.

- Шанрэл, - повторила я, пытаясь понять, какие чувства вызывает во мне это имя.

И к собственному удивлению ощутила нежность. Едва заметно улыбнувшись, я сделала последний шаг. И тут ощутила такой взрыв эмоций, что едва не задохнулась. Обернувшись в последний момент, я успела увидеть далеко на холме одинокую фигуру и услышать его полный боли крик прежде, чем меня поглотила тьма…

***

… меня всю трусило от пережитого. Эмоции накатывали волнами, не давая отдышаться и вынырнуть из пучины боли, отчаяния, тоски и ожидания. Сариб ошиблась. Я ничего не забыла. В каждом новом воплощении эти эмоции неустанно следовали за мной, пробуждаясь в определённый момент. Единственное, что я забыла – так это их причину. Мои прошлые жизни мелькали перед моими глазами, как фильмы в перемотке. Я была и простой крестьянкой, и княжной, графиней, сиротой, торговкой, воровкой и солдатом армии… У меня были разные имена, так или иначе созвучные настоящему имени – Айрин, разная внешность. Но неизменным оставалось одно – полное отсутствие любви, мужа и детей. А ещё тоска, причину которой я никогда не понимала, но она была сильна настолько, что не позволяла любой симпатии перерасти в нечто большее…

Стали понятны мне и слова голоса, который, как я теперь знала, принадлежал богине Сариб. «Ты дома», - сказала она в самый первый раз. И это была правда. Я вернулась домой, на Сарибэль, как мне и обещали. Я вернулась к своему возлюбленному, для которого была рождена. И, наконец, меня перестала терзать эта ужасная тоска, позволив наполниться сердцу и душе любовью.

- Ну, здравствуй, - с улыбкой в знакомом голосе, сказала она.

Я открыла глаза и поняла, что калейдоскоп прошлых жизней завершился на том месте, когда я впервые очнулась в замке Шанрэла. Но сейчас я вновь была в неизвестном «нигде».

- Привет, - ответила, не сдержав улыбки.

- Теперь-то ты меня выслушаешь?

- Ну, у меня вновь нет выбора, разве не так? – усмехнулась я.

- Всё такая же дерзкая. Ни капли уважения к старшим, - вздохнула Сариб.

- Дерзость – это не признак неуважения. Это всего лишь грань характера. Но не тебе жаловаться на меня.

- Верно. Но давай не будем сейчас об этом. Я хотела бы поговорить.

- Хорошо, - согласилась я. – Только можно это делать где-нибудь в другом месте? Меня нервирует это место…

- Ой, прости, привычка, - спохватилась богиня и я расслышала щелчок пальцев.

А в следующий миг уже сидела в светлой комнате в удобном и мягком кресле. Напротив меня на софе, поджав под себя ноги, сидела и сама Сариб. С нашей первой встречи она совершенно не изменилась, всё так же поражая своей красотой и необычным свечением.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила она, внимательно глядя на меня.

А я просто пожала в ответ плечами. Что тут скажешь? Не знаю я. Было странно, но в тоже время и легко. Как будто я очень долго шла и теперь, наконец, пришла домой. Душа отдыхала, сердце пело… Но и всё, что я ощущала в прошлых жизнях не исчезло. Да и не сомневалась, никуда уже не исчезнет. Эти знания, ощущения, воспоминания навсегда останутся со мной. Они часть меня, та часть, которая до этого была просто утеряна, делая меня не совсем полноценной. И, как можно было предположить, голова совершенно не пухла от такого количества воспоминаний и эмоций. Не было ни путаницы, ни непонимания. Я чётко разделяла каждую свою жизнь, считая простым эпизодом, воспоминанием. Но, что было странно, именно «собой» я считала лишь две жизни – первую и последнюю. Я была и Айрин, и Ирой одновременно. И если первая ощущалась кем-то вроде ребёнка, с её фантазиями и мечтами, надеждами и разочарованиями, то вторая была зрелой «мной», пусть и прожила за неё не так уж и много. Мой характер, моё мироощущение, жизненные цели и приоритеты – всё это осталось неизменным, но и являлось незримым следствием опыта прошлых жизней. Каждое моё воплощение что-то растило во мне, какую-то важную черту характера, которая впоследствии сохранялась со мной в следующей жизни. Пока в итоге не слепило из меня то, кем я являюсь сейчас. Возможно ещё дело было в том, что именно в этом «образе» я вернулась домой, не знаю… Знаю лишь то, что крайнее воплощение стало основным для меня.

Я опустила руки на живот и с радостью заметила, что теперь стала собой не только в духовном плане. Ко мне вернулось и моё тело, вместе с маленькой и невинной жизнью моей дочери. От малышки тут же пришла волна тепла и любви. Она скучала по мне, хоть и знала, что я скоро вернусь.

- Где мы? – спросила я в свою очередь, подумав, что Шан наверняка места себе не находит от переживания.

Интересно, я сейчас лежу без сознания или же на самом деле пропала?

- Скажем так, у меня дома, - туманно ответила богиня. – И не волнуйся, брат даже не заметит твоего отсутствия. То время, что тебе показалось длинною в десяток жизней, на самом деле не заняло и десяти секунд на Сарибэль. Так что не переживай. У тебя есть вопросы, я знаю, спрашивай. Признаться, я была уверена, что ты позовёшь меня раньше.

- То есть, это я тебя сейчас позвала? – удивилась я.

- Именно так, - кивнула Праматерь. – И прошу, называй меня Сари, ведь мы – семья.

- Хорошо, Сари, - улыбнулась я, чувствуя, как окончательно уходит обида.

Было так легко обращаться к создательнице моего мира, как к равной… Хотя даже прежде я уже ощущала нечто подобное, когда сравнивала собственные чувства с Сашиными, при общении с таинственным голосом. И теперь я понимала почему так было. Ведь, как сказала богиня, мы – семья. И я – та, кто рождена для её брата…

- Итак? – поторопила она меня.

- Вопросов и в самом деле очень много, но большую их часть я задам Шану, потому что именно он должен мне на них ответить.

- Согласна, - кивнула Сари.

- Хорошо. Скажи, почему во всех прошлых жизнях я так и не смогла нормально жить, ведь ты говорила, что я ничего помнить не буду. Но эта жгучая тоска… - я вздохнула и неосознанно приложила руку к груди, всё ещё помня те чувства, которые разрывали душу на части.

- Это удивительно, - улыбнулась богиня. – Ваша с Шаном связь оказалась настолько прочной, что начала восстанавливаться буквально сразу же. И если бы ты осталась на Сарибэль, всё случилось бы куда быстрее. Теперь-то я поняла, почему отец настаивал на переселении тебя в другой мир. Он догадался, что ваши души и сердца будут сопротивляться. А единственный шанс замедлить воссоединение – это разделить вас мирами. Более того, как ты догадалась, всё это время ты жила в Сером мире, где магии практически не осталось. Это тоже поспособствовало замедлению.

- Но за что? Ведь это так больно! – хрипло сказала я, вновь почувствовав обиду.

- Знаю, милая. И мне очень жаль, правда. Но Шану было в десятки раз сложнее. Ведь он куда более могущественен, чем ты, и его боль была многократно усилена твоей. Он тоже за всё своё новое воплощение ни разу не испытал ничего, кроме простой привязанности и симпатии. А когда к нему вернулась память, так и вовсе почти разучился чувствовать… Это стало для нас сигналом, что пора тебя возвращать, но случилось невероятное – за всё это время, Саши была первой, кто подошёл для обмена. Поэтому, как только подвернулся удобный момент, я вас поменяла местами. Ждать дольше уже было просто опасно. Брат превращался в настоящего жестокого монстра, не знающего жалости и сострадания. Он чуть-чуть оттаял, когда появилась Сашия, видимо, неосознанно почувствовав, что вскоре она станет тобой. Но девушка оттолкнула его.

- А её изнасилование и беременность – твоих рук дело? – нахмурилась я.

Но вместо ожидаемой реакции – обиды, гнева или смущения, Сариб расхохоталась.

- Да уж, вот уж правду говорят: «два сапога – пара», - но видя, что я не понимаю, пояснила: - Шан задал мне тот же вопрос. И, как и ему, я отвечу: нет. Я не вмешиваюсь в судьбы своих созданий. Я только забочусь о самом мире и гармонии в нём. Но именно ребёнок стал той нитью, что накрепко связала вас с Сашией. Насколько она не желала его, настолько ты о нём мечтала.

- А покушения?

- Нет, я же сказала. И уж тем более я не стала бы подстраивать ничего подобного, ведь ты – это жизнь моего брата, - нетерпеливо взмахнула она рукой. – Я уже сказала ему, что нужно искать ответ в прошлом Дар-Са-Ран.

- Я тоже так подумала, - сказала я, а потом добавила: - В начале. Но теперь… не уверена.

- Что ты хочешь этим сказать? – нахмурилась Сари.

- Только то, что тебе следует внимательнее присмотреться к твоему детищу. Шан отказался верить в факты, но, как бы смешно это ни было, все мои предыдущие жизни научили меня одному – верить интуиции. А она говорит мне, что что-то назревает.

- Что именно? – еще больше помрачнела богиня.

Но что-то внутри меня начало сопротивляться желанию рассказать богине об Инферно и Хаосе. А интуиции, как только что сказала, я привыкла доверять. Поэтому просто пожав плечами, решила отделаться общей фразой:

- Если бы знала, так прямо бы и сказала. Просто… Просто будь на чеку.

- Странное предостережение от девушки, которая ещё совсем недавно даже не знала кто она…

- Верно. Но и молчать в моём случае было бы глупо.

- Хорошо, я последую твоему совету. А ты тогда последуй моему – не сердись на брата, когда вернёшься к нему.

- И не думала, - улыбнулась я. – Мы и так были наказаны достаточно, чтобы продолжать и дальше в том же дуxе. Я просто хочу быть счaстливoй, хочу cвою сeмью.

- Вы оба заcлужили это, - кивнула Сари и взмахнула рукой. – Ну, тeбе поpа возвращаться.

И на меня вновь накатила темнота…

***

Я открыла глаза и встретилась со встревоженным взглядом невероятных зелёных глаз. И пусть я всего мгновение назад была рядом с ним, пусть прошедшие два месяца видела его каждый день, но теперь-то всё было иначе. Я смотрела на него совершенно другими глазами, я чувствовала совершенно иначе. Более глубоко и сильно, настолько, что кружилась голова. Чувства моего самого первого воплощения смешались с чувствами нынешнего, и я не смогла сдержаться. Меня переполняли эмоции, которые выплёскивались из моей души слезами.

- Айрин… - растерянно проговорил Шан, не понимая почему я плачу.

А у меня словно язык закостенел. Я только и могла, что счастливо улыбаться и плакать.

- Малышка, что случилось? – встревоженно допытывался мужчина. Он подхватил меня на руки и вместе со мной сел в широкое кресло. – Почему ты плачешь? Я сделал тебе больно?

Я помотала головой, боясь оторвать от него взгляд, и прижалась ещё теснее. Мне всё казалось, что если я хотя бы моргну или чуть ослаблю объятья, то он исчезнет из моей жизни, как тогда, много-много лет назад. Знаю, что он страдал не меньше, чем я, но мне казалось, что мой страх куда сильнее.

Мои ответы и действия совершенно не успокоили Шанрэла, а как раз наоборот. Он с каждой минутой мрачнел всё больше, пока серьёзным и властным тоном не потребовал:

- Айрин, в чём дело? Говори, пожалуйста, правду.

И я сказала:

- Я вернулась.

- Что? – переспросил он, немного отстраняясь, чтобы видеть моё лицо.

- Я вернулась к тебе, любимый.

В голове был кавардак. Мысли путались, стремясь вырваться наружу первыми и первыми же быть озвученными. У меня от волнения пересохло во рту, и было трудно дышать. Хотелось так много ему рассказать, всё-всё, что со мной приключилось, показать, как сильно я его люблю, как долго его ждала, как тосковала… Рассказать, чем занималась всё это время и узнать о его жизни. Теперь всё то, что он мне уже рассказывал предстало несколько в другом свете и мне хотелось узнать подробности, задавать вопросы, о которых раньше я бы просто не додумалась.

Чтобы чуть-чуть успокоиться и привести мысли в порядок, я прикрыла глаза рукой и досчитала до десяти. А когда открыла… первое, что бросилось в глаза – было кольцо-оберег, подаренное мне Шаном не так давно, как символ нашего союза. И раньше я думала, что будущего, а на самом деле оказалось… вечного.

Словно сообразив, что я думаю о нём, центральный синий камень засветился, вызвав у меня невольную улыбку.

А вот Шан не улыбался. Он, казалось, даже не дышал, переводя с меня на кольцо и обратно сначала озадаченный взгляд, потом тревожный, а за ним ошеломлённый. А потом, как будто атомная бомба взорвалась у меня внутри – так сильно полыхнули во мне его чувства, пришедшие через нашу обережную связь: неверие, радость, любовь, боль, мука, стыд, отчаяние, надежда и нежность…

И я не выдержала, подалась к нему и ласково поцеловала в плотно сжатые губы, сейчас такие бледные, словно вырубленные из мрамора.

- Я вернулась, - в третий раз повторила и услышала судорожный вздох.

- Айрин… - хрипло и тихо проговорил он, едва уловимо касаясь моей щеки. В его глазах зажглось понимание… – Моя Айрин.

- Твоя, - тут же отозвалась я и лукаво глянув, добавила: – Такая, какая есть, была и буду, потому что люблю тебя, своего единственного, для которого была рождена.

Вновь прозвучавшая клятва приятно согрела изнутри, а кольцо отозвалось лёгким покалыванием.

- Золотце моё, я… - его голос сорвался, но взгляд сказал всё, а оберег усилил эффект.

- Не нужно, Шан, - улыбнулась я. – Всё, что было, то – прошло. Оставим прошлое прошлому, особенно обиды, ладно? – он кивнул. – Это удивительно, но ты выглядишь именно так, как я тебя представляла в самое первое воплощение: светлые волосы, зелёные глаза, мужественные черты лица… Скажи, это твой настоящий облик? Или воплощения?

- И то, и другое, - улыбнулся он. – Если бы мы сейчас были не на Сарибэль, а дома, то к облику добавилась бы лучистость.

- Понимаю, - кивнула я, вспомнив, как выглядела Сари.

- Это обусловлено наличием особой силы Созидания Миров. Сейчас у меня её нет – это тоже часть наказания, - продолжал объяснять Шан. – Но… - он улыбнулся и нежно поцеловал меня. – Меня это совершенно не волнует. Сила – ничто, когда нет той, ради кого хочется создать мир.

Я улыбнулась, представив, как он на самом деле создаёт прекрасный и удивительный мир, заботится о нём, растит его… Как дитя. Возможно, когда-нибудь мы и в самом деле создадим такой уголок нашего личного счастья, но не сейчас. Как бы банально это не звучало, но мне не хотелось ничего «божественного». Единственное, о чём мечтала – это спокойная жизнь с ним и нашей дочерью. Здесь, в другом мире – не важно. Главное вместе.

- Я так люблю тебя! – выдохнула я, прижавшись к нему теснее. – И так счастлива, что всё вспомнила…

- Мне даже смысла нет говорить тебе, как этому рад я, - хмыкнул мужчина в ответ.

- Но всё же мне хочется кое-что узнать.

- Что именно, сердце моё? – он чуть сильнее прижал меня к себе, заставив откинуться к нему на грудь.

- Кто ты? Или, наверное, правильно было бы сказать: кто вы? Ты, сестра, её муж…

- Нет, милая, правильно говорить, не кто вы, а кто мы. Ты – одна из нас.

- То есть? Я же полук… то есть, теперь лекан. В смысле, принадлежу с самого начала к сарибэльцам и не имею никакого отношения ко всем вам, - не поняла я. – И, признаться, даже во снах не видела себя богиней…

- Верно, но ты рождена для меня, значит – не такая, как все, особенная, - ответил Шан, но видя, что я так ничего и не поняла, начал объяснять. – Пожалуй, следует начать с самого начала, - он удобнее устроился в кресле и, словно погружаясь в воспоминания, сказал: - Ты знаешь, что наш мир не единственный в своём роде. Существуют тысячи, миллионы и миллионы тысяч таких миров. Миров, где развита магия или технический прогресс, где оба они совмещены и прекрасно сосуществуют или где нет ни того, ни другого, но есть нечто третье. Космические цивилизации, средневековые племена… их столько, что не хватит бесконечной жизни, чтобы перечислить. Но у каждого мира есть смотритель. Или смотрители. Некоторые называют их демиургами, некоторые – богами, кто-то - высшими силами или духами… И в основном, это зависит от того, каким было первое воплощение наблюдателя и, соответственно, от выбранного народом верования.

- И Сариб с Тэ’натэсом – это…

- Верно. Но и не только. Вначале они создали этот мир, а только потом уже стали наблюдателями.

- И сколько вас… хм… нас таких? – нахмурилась я, пытаясь осознать правду.

Сказать по правде, мне как-то не слишком верилось, что я вообще имела какое-то отношение к этим смотрителям-богам. Но Шан говорил так уверенно, что заподозрить его во лжи просто не получалось. Более того, он весь светился от радости и удовольствия, что наконец может всё это рассказать. И не кому-нибудь, а именно мне. Да и… разве за всё время моего с ним знакомства, он хоть раз меня обманул? В том-то и дело, что всегда говорил правду. Разве что просто где-то не договаривал, но не из-за злого умысла, а просто желая уберечь. Потому что прекрасно понимал – правда должна подаваться в строго предписанных дозах, а то может случиться нервный срыв. Да и, чего уж там, не была я раньше готова услышать эту правду. Не зря же Сариб всё это время молчала и давала мне возможность самостоятельно «вернуться».

Вернуться…

О, да! Это самое замечательное чувство на свете. Нет, во всех мирах!

Чувство, когда сидя на руках у любимого ты ощущаешь себя ДОМА.

Но я отвлеклась, поэтому постаралась сосредоточиться на словах Шана, тем более, что он как раз объяснял довольно важные вещи.

- Не так уж и много, если честно. Конечно, если сравнивать в соотношении к величине Вселенной. А так, грубо говоря, один смотритель на десять или пятнадцать миров, - улыбнулся Шан, глядя в моё ошарашенное лицо.

- Ого! – выдохнула я. – А не боитесь, что с таким количеством ответственности, порядка не будет ни в одном из миров. Вспомни поговорку о двух зайцах, - и тут же запнулась. – А, ну да… ты её не знаешь.

- Знаю, - развеселился лекан. – Она в ходу во многих мирах. Но не переживай, ничего подобного не случается. Смотрители, ведь, не следят постоянно сначала только за одни миром, потом за другим…

- А Сариб?

- О, тут всё просто. Она ещё молода и Сарибэль – её первый мир, поэтому она с ним и носится. Зато чуть позже создаст ещё один и тогда её ответственность расширится, распределится и поделится.

- Но… - я поморщилась, не до конца понимая рациональность подобного порядка. – Зачем тогда создавать миры, за которыми так сложно следить?

- Следить нужно только за молодыми мирами, родная. Как они развиваются, не идёт ли какой-то сбой, нет ли опасности вырождения жизни, угроза разрушения экологии… Да мало ли что. Потом в этом нет необходимости. Населяющие его существа больше не нуждаются в помощи богов, хотя и продолжают в них верить, видимые угрозы просчитаны и выработана наиболее приемлемая система наблюдения. Например, каждые двести лет считывать информацию… Это как уход за садом. Ты же не будешь крутиться только около одного розового куста день за днём, не обращая внимание на другие цветы? Нет, ты просто знаешь, что те или иные нуждаются в поливе через день или через два, поэтому составляешь для себя мысленный график по уходу. Так и с мирами. В этом нет ничего сложного. Для нас. Потому что мы так устроены. Мы для этого созданы.

- Созданы? – зацепилась я за странный в данном ключе смысл. – То есть и вас кто-то создал, а вы не являетесь вершиной… ну не знаю… эволюции?

- Конечно нет, - погладил он меня по щеке. – Существуют Высшие сущности…

- Которые, в последствии, тоже окажутся не наивысшими и над ними тоже будет кто-то стоять, - хмыкнула я, а потом устало потёрла виски. – Знаешь, слишком много информации. Я очень хочу всё узнать и понять, но, пожалуй, пока ещё слишком рано. Я только-только вспомнила себя…

Я запнулась и посмотрела на напрягшегося мужчину.

- Так вот, что ты мне не рассказал, да? – догадалась я. – Когда спрашивал обо мне и моей жизни на Земле, ты сказал, что тебе нужно время.

- Да, - глухо ответил он, отводя взгляд. – С моей стороны это было ничем иным, как трусостью и попыткой сбежать от правды. Ты на меня так смотрела… - он вновь посмотрел на меня и его взгляд потеплел. – Столько эмоций, такие искры нежности, что я просто не смог лишить себя этого. Знаю, это эгоистично, ведь ты как никто заслуживаешь знать правду. Но… мне так хотелось продлить счастье…

Я задумчиво смотрела на него и пыталась понять, что же именно так его пугает. Да, благодаря вернувшейся памяти, я знала, что всему виной его какой-то поступок, который вынудил его родню нас разлучить. Что-то, что даже богиня, создательница этого мира, не смогла решить. Но… я любила его. Чёрт! Да я его любила все свои прошлые жизни! Просто не понимала, что это была любовь, чувствуя лишь тоску и безысходность, потому что рядом не было того, кому эти чувства принадлежали. Неужели он думает, что после всего, что нам пришлось пережить, я откажусь от него? Неужели думает, что я смогу из-за обиды вновь обречь себя и его на страдания? Он – моя душа, моя жизнь. Это как обижаться на сердце, что оно вдруг заболело…

Внутри разлилось такое тепло, что я даже зажмурилась от удовольствия. Это чувство было в тысячи раз сильнее ничтожной обиды, которая когда-то жила в моём сердце. И большая часть этого тепла принадлежала нашей дочери, которая всеми возможными способами сейчас пыталась показать мне, как она счастлива, что мы вместе, как ей нравится наша связь и как тепло ей от нашей любви.

- Шан, - тихо позвала я его, обеими руками зарываясь в его густые кудри и разворачивая лицом ко мне. – Я люблю тебя. Слышишь? И мне не важно, что было раньше. От того, станет ли мне известна причина твоего поступка, моя любовь не уменьшится и точно не исчезнет. Я слишком долго была вдали от тебя, чтобы лелеять обиду. Ты сам, сказал, что я – особенная. Так поверь мне, что особенность заключается в моей искренней любви. Знаю, прошлое слишком сильно держит тебя, но я подожду, пока ты решишься рассказать мне всё. Не потому, что это нужно мне, а потому что в первую очередь это нужно тебе. Ты должен выговориться, и только тогда из твоих глаз уйдёт печаль и…

- Страх, - закончил он за меня. – Я больше всего на свете боюсь вновь тебя потерять, Айрин. Веришь, мне было безразлично, вспомнишь ты когда-нибудь всё или нет. Звучит ужасно, знаю, но мне было достаточно того, что ты рядом. И я сделал бы всё, что от меня зависело, и даже больше, лишь бы знать, что ты со мной. Я бы пошёл на обман, привязал бы тебя к себе обязательствами, шантажом… - Шан говорил отрывисто, а в глазах сверкали маленькие молнии, доказывающие, что он говорит правду и ни капли не шутит. – Я не принц из сказки, я очень жестокий и беспринципный собственник. И добился бы тебя любой ценой…

Он смотрел испытующе, видимо, ожидая найти в моих глазах страх или неверие… А может и ужас. Но вместо этого я едва могла сдерживать смех. Возможно, любой другой на моём месте и впечатлился… вернее не так, поверил бы и проникся… И раньше я бы именно так и отреагировала. Ведь тяжело узнать, что твой любимый готов был посадить тебя на поводок всеми возможными способами. Вот только это было раньше. Да и не факт, что именно так бы отреагировала. Я знала и знаю, что Шан не пушистый белый котёнок – он сильный и матёрый тигр, в глазах которого я видела столько тепла, сколько не получала даже от многочисленных родных. Многие скажут, что наша связь – это не любовь, а обязанность, безвыходное притяжение. Да, это так. Но я его люблю. Любила его с самого начала. Не потому, что он мне предназначен, а потому что сначала влюбилась в чувство, которое он будил во мне, потом в его образ, который вырисовывался у меня в голове, когда я мечтала о нём. Я пронесла сквозь другие жизни тоску, разрывающую сердце. И только в этой жизни, ничего не понимая, запутавшись и испытывая постоянный страх разоблачения, поняла, что такое настоящая любовь. И искренне полюбила его именно как Ира, девушка с Земли. Как и он меня. Ведь проявил он заботу и нежность не к своей возлюбленной, а к растерянной и испуганной девчонке, непонятно как оказавшейся в чужом мире и чужом беременном теле.

- Ну что ж, собственник, - вздохнула я, пряча глаза, чтобы он не увидел довольного блеска. – Тогда и ты послушай меня, - и когда он напрягся, я посмотрела ему в глаза и с довольной улыбкой сказала: - Я не кисейная принцесса, готовая преданно верить в верность до гроба только за красивые глаза. Я жестокая и беспринципная собственница. И порву на тряпочки любую, на кого ты посмотришь хотя бы с каким-нибудь интересом. Даже гастрономическим.

Он долго на меня смотрел, а потом захохотал так, что слёзы на глазах выступили. А я лишь пожала плечами, наблюдая за веселящимся леканом. Ну, а что? Ему можно тут из себя терминатора строить, а мне нельзя? Можно подумать я не слышала рассказов слуг о страшном хозяине, который с моим появлением в этом мире резко изменился до неузнаваемости. И уж точно я не забыла слова его сестры о том, в кого именно превращался мой любимый, находясь вдали от меня.

Но, как я это уже сказала, всё прошлое – осталось в прошлом.

Не раздумывая больше ни секунды, я подалась вперёд и поцеловала его со всей страстью и любовью, бурлившими внутри. В этот раз он не стал ни отстраняться, ни задавать вопросов, ни действовать нежно и неторопливо. В нём пылала та же жажда, что и во мне, поэтому движения его были напористыми и жадными. Он аккуратно, но довольно резко приподнял меня и усадил лицом к себе, разведя мои колени в стороны и задрав подол платья. Моё тело тут же выгнулось дугой, ощутив его тёплые руки на обнажившихся бёдрах.

Поцелуй стал куда настойчивее, а ласки ещё более откровенными. Мы оба плавились в наших ощущениях, усиленных действиями оберегов и той связью, что установилась между нами благодаря обряду. С губ то и дело срывались стоны, а перед глазами мелькали звёзды, которые с каждым умелым движением моего мужчины становились всё ближе, пока реальность не взорвалась и не осыпалась на мир сокрушительным звездопадом…

Но мне не дали даже отдышаться. Шан порывисто встал с кресла, держа меня на руках так, словно я ничего не весила, и стремительно подошёл к кровати. Платье разлетелось на два кусочка и моей обнажённой кожи коснулся холодный шёлк постельного белья.

- Люблю тебя! – выдохнул он мне в губы, сминая их в жадном поцелуе. – Люблю тебя так сильно, что всё внутри болит, когда у меня нет возможности касаться тебя.

Его руки тут же принялись блуждать по моему телу, а я вновь потерялась в невероятном наслаждении. Между нами не существовало границ или недопонимания. Не было запретов и стеснения… Мне казалось, что наши тела знали друг друга вечно, задолго до того, как мы сами это осознали. Я точно чувствовала, где именно следует коснуться моего мужчину, чтобы его дыхание тут же сбилось, а тело покрылось мурашками. Я знала, как и куда следует его поцеловать, чтобы из его груди вырвался стон удовольствия. Мы были созданы друг для друга!

Не знаю, сколько прошло времени, пока не пришло взаимное насыщение, но мне это время показалось прекрасной вечностью. Мы лежали на кровати, сплетённые в объятьях и просто молча наслаждались поселившимся в душах покоем.

- Люблю тебя, - выдохнула я и прижалась к его ещё влажному телу чуть сильнее.

- А я тебя, - поцеловал он меня в макушку. – Но с подобным времяпрепровождением стоит немного повременить. Мне показалось, или я почувствовал в какой-то момент возмущение нашей малышки?

- Было такое, - весело хихикнула я. – Ей тоже захотелось внимания.

- Какая маленькая вредина у нас растёт, - ласково проговорил Шан, кладя руку мне на живот. В неё тут же кое-кто стукнул ножкой, в знак протеста. – Что, не вредина? А кто тогда?

- Очень умненькая и смышлёная девочка, да? – подсказала я явно задумавшейся дочери.

В ответ нам пришло её полное удовлетворение таким прозвищем и малышка успокоилась.

А супруг весело хмыкнул.

- Интересно, что же из тебя вырастет? – задумчиво проговорил он.

- То есть? – не поняла я, даже голову не поленилась приподнять, чтобы взглянуть ему в глаза.

- Ну, наша девочка, ведь, не совсем обычная леканша.

- Это потому что она должна была стать полукровкой, а родится чистокровной?

- Нет, родная. Помнишь, при нашей первой встрече ты потеряла сознание?

- Я помню, что при тебе теряла сознание с завидной регулярностью, - хмыкнула я, но тут же добавила: - Но, в целом, да, помню.

Как раз тогда я второй раз попала в страшное «ничто», где не только поговорила с Сашией, но ещё и получила все её воспоминания. Ужасный момент в жизни, надо признать…

- Так вот, это был не просто обморок, скорее больше похоже было на… сон. Долгий, беспробудный сон. Словно навеянный кем-то.

- Кома, - поправила я его. – На Земле такое состояние называлось комой. Из которой самостоятельно выйти практически было невозможно.

- Да, - он кивнул. – И я решился на безрассудный поступок. Тогда ещё никто не знал, кем же ты являешься на самом деле, тем более, я. Но уже всё внутри замирало от ужаса даже от простой мысли, что я иеггжб могу тебя потерять. Я всё чувствовал на уровне инстинктов, сам себе поражаясь. Но факт был в том, что стоило на миг задуматься, как перед глазами появлялись твои глаза. Именно твои, хоть в тот момент ты и была больше похожа на Сашию. Но за всем этим я видел тебя. Сейчас-то я понимаю, что так интуитивно чувствовал в тебе свою пару, но на тот момент мои же собственные чувства и реакции здорово пугали. И глядя на такую тихую, ранимую и беззащитную тебя, медленно сходил с ума от бессилия. Вот тогда-то мне и пришла в голову идея. Вернее, она была навеяна советом Гэниран. Пусть я лишён своей истинной силы, пока нахожусь здесь, да ещё и в этом воплощении, но всё равно являюсь собой. И кровь у меня сильно отличается от той, что должна бежать по венам простого лекана.

- Ты напоил меня своей кровью?

- Всего парой капель, но они сделали своё дело – ты очнулась. И наша дочь тоже, - вздохнул Шан, зарываясь носом в мои волосы.

- То есть именно твоя кровь сделала привязку? И кем девочка теперь будет? Не леканом, а кем-то ещё?

- Леканом для Сарибэль. Как и я, как и ты. Но по сути – больше полукровкой, потому что часть моих способностей и особенностей ей точно передалась, - я услышала улыбку в его голосе. – Можно ожидать от нашей малышки в будущем больших свершений. Да это было понятно и так, учитывая все обстоятельства.

- Но почему полукровка? – не поняла я. – Оран сказал, что она взяла именно мою кровь, а не Сашину. Не понимаю, конечно, как такое возможно, но это его слова. Мол, как будто ждала именно моего прихода. А если она взяла мою кровь, то тогда не может быть полукровкой…

- Нет, думаю, что Оран говорил это образно. Имея ввиду, что она приняла и взяла себе твою сущность. Даже, вполне возможно, черты лица и прочее. А вот кровь у неё Сашина, иначе как бы она тогда росла и развивалась все эти восемь месяцев до тебя?

- Я вообще, если честно, не понимаю, как такое возможно, - призналась я. – По словам лекаря, да и из Сашиных воспоминаний, у меня создалось впечатление, что ребёнка как будто не было. Живот просто себе рос и всё… А потом – оп! – и я понимаю, что не только оказалась в другом мире, но ещё и беременна, ах да, на последних сроках. И малышка начинает подавать признаки активности. Более того, у неё настолько развито сознание, что она может общаться со мной, а иногда и с тобой… Но ещё нерождённые младенцы так не делают. Да и маленькие дети, в целом, – тоже.

- Любимая, - Шанрэл ласково провёл рукой по моей щеке. – Это было невозможно в Сером мире. Это частично возможно на Сарибэль. Но ты опять не учитываешь то, кто я есть на самом деле. А среди таких, как я и ты, возможно почти всё.

- И что, разговаривающие до рождения дети – это у вас норма? – скептически посмотрела я на него. – Что-то сомнительно.

- Не норма, но и не невероятное исключение. Скажем, ты научилась очень чётко понимать нашу дочь. Другие обычно не столь проницательны, поэтому ментальная активность ребёнка не столь обширна. Что же касается кокона, то тут и для меня это стало немалым сюрпризом. Но мне кажется, что сделано это было не просто так.

- Вот это-то меня как раз больше всего и пугает. Наша дочь слишком особенная, даже для демиургов. А уж для Сарибэль и подавно. И эти покушения, - я вздохнула. – Почему у меня уверенность, что охотятся за моей малышкой? Откуда этому мастеру, кем бы он ни был, стало о ней известно? И неужели моё ужаснейшее предположение об Инферно окажется правдой?

- Тише, Айрин, - мужчина успокаивающе провёл по моей спине рукой. – Тебе нельзя волноваться.

- А быть спокойной у меня просто не получается, - тихо призналась я. – Я боюсь…

- Не стоит, родная. Я не позволю никому причинить тебе вред. И ради вашей безопасности пойду на многое.

Я лишь тяжело вздохнула и теснее прижалась к супругу. Было так хорошо и спокойно в его объятьях, что можно было на миг представить полную идиллию. Что за нами никто не охотится, что этому миру не угрожает полное и ужасное уничтожение, что нет никакого мастера и нет Инферно…

Представляя себе всё это, я сама не заметила, как уснула.


Шанрэл


Когда Айрин, наконец, успокоилась и заснула, Шан позволил себе расслабиться. Минутную слабость, так необходимую ему, чтобы следующий шаг сделать с прямой спиной и уверенной походкой. Свершилось то, о чём он и не смел мечтать – любимая мало того, что всё вспомнила, так ещё и не затаила обиду. Хотя любая бы на её месте стёрла его в порошок и была бы при этом права. Ведь он так виноват перед ней. Перед ними. Пять веков их счастья было потеряно из-за его непомерных амбиций и желания поиграть во всесильного бога. А на деле – его обвели вокруг пальца, как какого-то сосунка. А потом и вовсе едва не подставили. Хорошо хоть на это ума хватило…

Шан перекатился на спину и вздохнул.

И вот сейчас, он обещает супруге, что всё будет хорошо… Да, он пойдёт на многое, чтобы этого добиться, вот только уверенности пока нет. И дело тут даже не в отсутствии силы. Сари права говоря, что в мире не может жить настолько сильное живое существо, потому что это моментально нарушит баланс. Равновесие. И все оглянуться не успеют, как по миру расплодятся полчища нежити и нечисти, какой-нибудь магический источник иссохнет или ещё что. Равновесие – это одна из самых великих и древнейших Высших сущностей Вселенной. И её власть и сила настолько велика, что сопротивляться просто невозможно. Оно уравновешивает всё. Абсолютно. Это только со стороны кажется, что вот, в мире столько зла, а добра практически не осталось. Это не так. Просто зло заметить всегда проще, а добро зачастую воспринимается, как должное и остаётся незамеченным. Но оно есть…

Поэтому решить свои проблемы он должен сам, как простой лекан. А для этого нужна зацепка. Хоть какая-то…

Вздохнув ещё раз, Шан осторожно высвободился из объятий любимой, накинул халат и сел в кресло. Предстояло много работы, но уходить пока не хотелось. Он молча сидел и просто смотрел на неё спящую, старался запомнить каждый момент, каждый жест… Как она трогательно подложила ладошку под щёку. Как второй обняла большой живот, словно защищала малышку даже во сне. Как улыбнулась и мучительно сладко вздохнула…

Из приятного созерцания спящей супруги его вывел очень громкий и настойчивый стук в дверь. Айрин тут же проснулась и испуганно подскочила на кровати, закутавшись в одеяло по самые уши.

Шан молнией метнулся к двери, желая перегрызть глотку идиоту, который посмел так тарабанить. Но тут же забыл об этом, стоило увидеть встревоженное лицо дворецкого, который вообще-то никогда не покидал своего любимого поста вблизи холла.

- Что случилось? – сразу же спросил лекан, понимая, что только нечто необычное могло вынудить его так поступить.

- Господин, прошу прощения за столь варварское вмешательство, но…

- Ближе к делу!

- Но вокруг замка появилась огненная стена!

- ЧТО?!

Шанрэл тут же, не раздумывая, вернулся в комнату и резким движением распахнул плотные занавеси, служившие защитой от слишком раннего солнца и коварной луны, так и норовивших потревожить сон хозяев комнаты. Вот и в этот раз они сослужили свою службу, полностью обезопасив хозяев от того, что творилось снаружи.

А посмотреть действительно было на что – вокруг замка и близлежащей территории, как раз по границе магической защиты, которую пару дней устанавливали Шан вместе с магами, действительно пылала огненная стена. Она была настолько высокой, что за ней не было видно больше ничего. Как будто там просто ничего не существовало, а земля, на которой располагался замок, каким-то непостижимым образом перенеслась в один из миров, населённых демонами.

- Что это? – тихо спросила Айрин, незаметно подойдя к окну.

- Родная, вернись в постель.

- Шан, что это?

- Я не знаю. Я не чувствую магии, - процедил он сквозь зубы и решительно задёрнул шторы.

- Никто не чувствует, мой лорд, - чуть хрипловато отозвался с порога дворецкий. – Совершенно никто. А некоторые в замке даже не знают…

Лорд прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Видимо, времени у них больше не осталось… Такое колдовство, которое невидимый пока ещё враг применил к ним, слишком энергетически затратное. А значит, это либо пожаловал сам мастер, либо всё же в мир проникло Инферно. Только оно может наделять своих носителей столь безграничной силой, расходуя при этом их внутренние резервы. А пешки даже не подозревают, что платят за призрачное могущество годами своей жизни, а когда их запас закончится, то и собственной смертью.

- Собрать всех в холле. Всех, без исключения! – решительно и жёстко приказал Шанрэл, развернувшись к дворецкому.

Тот от тона своего лорда вытянулся по струнке и, видимо немного забывшись, козырнул по-военному и чеканным шагом поспешил выполнять поручение. А мужчина развернулся к слегка бледной супруге и постарался смягчить выражение лица, но по тому, как Айрин нетерпеливо отмахнулась, понял, что ничего не удалось.

- Айрин, - начал он. – Ты – свет моей жизни. Вы обе – всё, о чём я только мог мечтать и…

- Нет! – чётко и громко сказала она, перебивая супруга. – Я не уйду, не уеду, не собираюсь прятаться и не отойду от тебя ни на шаг!

Шанрэл нежно улыбнулся, с одной стороны позабавленный смелостью его малышки, а с другой - искренне тронутый её заботой и желанием быть рядом несмотря ни на что. Вот только пока они обе, его любимая и их дочь, в безопасности, у него есть смысл бороться, есть стимул победить, есть желание жить. Не станет их – не станет и его. Поэтому они должны быть в полной и абсолютной безопасности. Лишь тогда он сможет полностью отдаться защите замка, не отвлекаясь ни на что более.

- Айрин…

- Нет, Шан, прошу! – взмолилась она. – Я буду сидеть здесь, хочешь – со всеми твоими тётушками. Только не отсылай меня в самые охраняемые глубины замка. Я не переживу, если не буду знать, что с тобой.

Она так трогательно сложила ладошки в молитвенном жесте, такая хрупкая и ранимая, с большим животиком, прикрытым только одеялом, что он не смог сопротивляться. Это было глупо, что понятно, но будь он сам на её месте, наверняка бы требовал того же.

- Ладно, - вздохнул он, поражённый, как хорошо она его уже успела изучить, раз догадалась о его намерениях спрятать её в схроне. Конечно, перед этим выселив оттуда Дэшну. В её сохранности более не было нужды. Увы, но практически ничего ценного она ему не поведала. – Ладно. Но абсолютно все мои родные будут рядом с тобой. Хорошо? Так мне будет спокойнее. И Оран тоже.

- Хорошо, - тут же закивала она, а её лицо озарилось радостной улыбкой. – Хорошо, любимый. Всё, что скажешь, только быть рядом.

- И запомни, - он серьёзно посмотрел супруге в глаза, отчего её улыбка тут же увяла. – Что бы ни случилось, какие бы слухи к тебе не дошли, ты обязана сидеть в том месте, которое я укажу и ни при каких условиях не выходить. Я поставлю на комнату защиту, почти такую же, как вокруг замка. Пусть это будет и не самое защищённое место в замке, но уж куда безопаснее, чем простая комната.

Девушка в ответ лишь кивнула. Но этого было достаточно. Шан верил в благоразумие его малышки и надеялся, что забота о ребёнке убережёт её от необдуманных поступков. Поэтому, более не видя причин задерживаться, он быстро оделся, поцеловал Айрин и вышел, сообщив, что через полчаса пришлёт за ней лекаря или кого-то из тётушек. К этому времени она должна быть готова.


Айрин


Сказать, что я испугалась – это скромно промолчать. Сердце в груди колотилось так, что стало удивительным, как это ещё на его стук не сбежались все обитатели замка, думая, что рушатся стены. Внешне я старалась не показывать своей паники, но в душе просто умирала от страха. Похоже случилось то, чего я больше всего боялась – мастер устал ждать выполнения его поручения и решил взяться за дело самостоятельно. С одной стороны, это давало нам шанс узнать его, увидеть, возможно даже изучить и понять. Но с другой… если опасения подтвердятся, и он во власти Инферно, то справиться с ним будет просто нереально. Лично я, с учётом багажа знаний и опыта всех предыдущих жизней, не могла назвать силу, способную противостоять этому падальщику. Только любовь и доброта… Но это лишь средство замедлить его «кормление», а не способ уничтожения. Особенно, если оно уже успело «укорениться». Шан говорил как-то, что нападения на наш лордат начались почти год назад. Как раз тогда, когда Сашия подверглась насилию. Это давало шанс, что и Инферно проникло на Сарибэль не так давно.

Эти мысли вновь вернули меня к тому, с чего я и начинала – к памяти Сашии. Ну не могло существовать таких совпадений, чтобы два якобы не связанных между собой события так, в последствии, взаимно переплелись.

Пока думала, пролетело время, поэтому раздавшийся в двери стук заставил вздрогнуть от неожиданности. Но хотя бы одеться смогла на автомате.

- Войдите!

- Айрин, милая, всё готово, - со спокойной улыбкой сказала Гэниран, останавливаясь на пороге комнаты. – Если ты готова, то идём. Вещей брать не нужно, там есть всё необходимое.

- Конечно, - кивнула я в ответ и отошла от окна, возле которого, стояла всё это время.

Огненная стена не уменьшилась за прошедшее время ни на сантиметр. Как и не удалось почувствовать природу её магии… Хотя, если уж быть объективной, то прошло слишком уж много времени с тех пор, как я вообще хоть как-то её ощущала. Поэтому многое придётся наверстать и заново отработать привычные рефлексы. Например, я всё ещё тянусь за спичками или зажигалкой, чтобы зажечь свечу, вместо того, чтобы, как все, воспользоваться магией. А раньше всё было как раз иначе. Пусть и только в первом воплощении, истинном. Да и то, лишь потому, что была полукровкой. Сейчас же во мне была магия рода и расы – то есть простые чары, доступные любому лекану. И то, что мне нельзя было оборачиваться, давало маленькое преимущество в виде запаса нерастраченной внутренней энергии. Но по сравнению с магами это был так, лёгкий пшик.

Вновь вздохнув, я накинула на плечи лёгкую шаль и последовала за Гэни.

- Там всё пока спокойно? – решила я немного разведать обстановку.

- Более или менее, - кивнула тётушка. – Нам повезло, что удалось заметить нападение достаточно рано. Это даёт шанс хорошенько подготовиться.

- К чему? – нахмурилась я. – Объявились противники?

- Нет, слава Сариб. Но они появятся, вне всяких сомнений. Другое дело, что к этому времени мы будем их ждать.

- Сомневаюсь, что это поможет, пока существует эта стена. Если бы удалось её разрушить, то всех гражданских можно было вывести из замка и… - я осеклась, расслышав весёлый хмык леканши. – Что?

- Ты так смешно говоришь, - подмигнула она. – Сразу ощущается, что не местная.

- Это от волнения, - смутилась я. – Когда переживаю, то перестаю себя контролировать и проскакивают земные словечки.

- Да я не об этом, - вновь хмыкнула она. – Хотя они тоже добавляют тебе изюминки. Я говорила о твоём предположении вывести «гражданских» из замка.

- Не понимаю…

- Айрин, леканы никогда добровольно не уйдут отсюда, стремясь избежать битвы. Да и другие расы, живущие рядом с нами, не бросят своих друзей и хозяев.

- Даже женщины и дети? - немного съязвила я.

- Особенно женщины и дети, - сделала она акцент на первом слове. – Ведь ты же потребовала от Шана, чтобы он тебя не отсылал? Пусть даже и в схрон, находящийся в замке…

- Ну… это другое…

- Конечно, - в третий раз хмыкнула она. – Все мы так говорим. Более того, пусть мы и всего лишь женщины, но каждая из нас хотя бы немного, но училась постоять за себя. И это касается всех рас-долгожителей. Быть леди – это прилично, красиво и правильно. Но бывают моменты, - она очень выразительно посмотрела на меня, - когда леди оказываются лицом к лицу с опасностью в полнейшем одиночестве. И только умение постоять за себя может их спасти.

Перед глазами сразу же возникло воспоминание нападения на Сашию и подруг. И то, как потом они, пусть и ведомые звериной яростью, смогли вырваться. Пусть слишком поздно, пусть искалеченные морально и физически, но живые…

- Но это всё равно не повод, - настаивала я на своём. – Ладно женщины, но дети?

- Ладно, не буду держать тебя в неведении, - тепло улыбнулась мне Гэниран. – Всех женщин и детей уже разместили в такой же тщательно защищённой комнате, в которую идём и мы. Не переживай, никто не пустит их участвовать в битве, если такая случится. Наши мужчины помимо всего прочего ещё и жуткие перестраховщики. Для них единственный стимул выжить в сражении и биться, как разъярённые волки – это мысль о безопасности их семьи, мысль о том, что им будет к кому вернуться.

Я на это лишь кивнула, почти полностью успокоенная. Всё же сейчас я жила в мире, где мужчины даже отдалённо по характеру не похожи на земных. Здесь они почти все воины и это не могло не радовать. При мысли, что Шан со стражей самостоятельно будут защищать замок, становилось дурно. Не знаю откуда, но внутри была твёрдая уверенность, что там за стеной огня будут целые полчища обезумевших от вседозволенности, убийств и крови… зверей. Другого слова, увы, я пока не находила. Почему-то предполагаемое Братство ассоциировалось у меня с больными бешенством собаками. Когда из милосердия лучше их просто убить – и сами мучиться не будут, и для окружающих безопаснее.

Пока разговаривали, дошли до пункта назначения – довольно просторной светлой комнаты без единого окна, но со всеми удобствами. И, как я понимала, максимально защищённой. На входе у меня буквально волосы дыбом встали от сосредоточенности охранных заклинаний и разнонаправленных энергий, которыми Шан со своими людьми оплели вход, пол с потолком и стены. Получилось что-то вроде магического бункера. В помещении находились все тётушки, за исключением Гэни, которую отправили за мной, Оран, три стражника и паренёк лет четырнадцати с угрюмым выражением лица.

На мой немой вопрос подошедшая поздороваться Лека тихо шепнула:

- Это Зарис, младший подмастерье нашего пекаря. У парня недавно проснулся довольно сильный магический дар и Шан последние несколько недель обучал его простому оперированию с энергией. Собирались отправить на обучение в Академию, но… не успели. Зато он умеет отправлять вестников и даже поднаторел в нескольких защитных, атакующих и следящих заклинаниях. Вот его к нам и приставили, чтобы в случае чего была хоть какая-то магическая поддержка. Ну и средство связи.

- Да, а он, как это логично предположить, мечтал не отсиживаться с женщинами в безопасном месте, а воевать на передовой? – хмыкнула я.

- Точно, - подмигнула мне леканша.

Я с интересом глянула на паренька, пытаясь разглядеть тот самый магический потенциал. Но кроме лёгкого мерцания вокруг ничего не заметила. А, ведь, по идее, должна была увидеть цвет его магии и её интенсивность. Во всяком случае, раньше мне такое удавалось.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил подошедший магистр Оран.

- Хорошо, спасибо. Волнуюсь очень, но в целом хорошо. И хотела бы попросить тебя, чтобы ты научил меня той медитации, о которой говорил раньше.

Как маг, пусть и слабенький, в прошлом, я знала принцип медитаций для более быстрого восстановления магического резерва. Там тоже необходимо было расслабиться и дать ауре и телу быстрее аккумулировать энергию извне. Здесь же, как мне казалось, принцип схожий, но направлен совершенно в иное русло – вовнутрь. Мне нужно суметь добраться до тех барьеров в памяти, которые были выставлены подсознанием Сашии. И как это провернуть – я не понимала.

Лекарь внимательно посмотрел на меня, очевидно сканируя состояние здоровья, после чего удовлетворённо кивнул и сказал:

- Хорошо. Но будь готова к тому, что ничего не получится сразу. И даже на пятый раз…

- Я даже и не надеялась, - пришлось признаться.

Вопреки ожиданиям, в комнате, где все мы собрались, атмосфера была довольно лёгкой и свободной. Ким, Ашна и Чар играли в карты и что-то активно обсуждали, время от времени весело хихикая. Лека с одним из стражников проходили настольный пошаговый лабиринт. А Гэниран и Изу читали книги. Остальные стражники спокойно прохаживались по комнате, то и дело останавливаясь рядом с играющими, а Зарис продолжал усиленно дуться.

Мы с Ораном подошли к подушкам, разбросанным около камина на полу, и сели.

- Итак, представь, что ты – это вода, для которой нет границ. Она может проникнуть везде и всюду, где есть хотя бы маленькая щель – испариной, капельками, тонкой струёй или стремительным потоком. Вода со временем может сточить даже камень, разрушить железо, потушить огонь… И закрытые участки твоей памяти – это и есть наши преграды. Кое-что тебе уже доступно, как я понимаю, значит воображаемая стена не идеальна. В ней есть изъяны. И ты должна их отыскать. Возможно, тебе будет легче представлять, что преграда серая, а нужные нам бреши окрашены в более тёмные оттенки. Так на подсознательном уровне ты сможешь отличать слабые места. И как только найдёшь такое место, сразу же представляй себя водой, которая стремится в обнаруженную брешь проникнуть. Пока понятно?

- Да, - кивнула я. – Теоретически ничего сложного. Но я переживаю, что у меня не настолько живое воображение, чтобы представить себе не только окружающие меня стены, но и себя в роли воды…

- Ничего, так всегда кажется. На самом же деле стоит только понять принцип и всё получится, - улыбнулся магистр. – К сожалению, этому обучить невозможно. Я могу лишь приводить наиболее оптимальные и действенные ассоциативные примеры, а остальное полностью зависит от тебя.

- Вот это-то и угнетает, - вздохнула я, а потом приняла наиболее удобную позу, как советовал лекарь, и закрыла глаза, стараясь отрешиться от окружающего.

ГЛАВА 4. Последний бой – он трудный самый

— За эти сведения наш агент отдал жизнь.

— Это говорит не о важности сведений, а о его промахе.

Майкрофт Холмс и Шерлок Холмс

Шанрэл


- Докладывай, - властно произнёс Шан, усаживаясь за стол.

Он повернул кресло в пол-оборота, чтобы иметь возможность время от времени поглядывать на обстановку за окном. Огненная стена, так сильно выбившая его из колеи в самом начале, никуда увы не делась. Стояла себе на том же самом месте, словно насмехаясь над ним. Или это тот самый мастер насмехался, наглядно показывая бессилие обитателей замка перед собственной мощью. Эфемерной и кратковременной, но всё же мощью. И с одной стороны, Шану не терпелось увидеть, как Инферно начнёт пожирать своего носителя, когда тот уже будет не нужен, а с другой стороны, это будет означать, что цель достигнута… Чего он не может допустить, ведь цель – это Айрин с их дочерью.

Трудно описать тут гамму чувств, что он испытал, увидев стену: удивление, неверие, раздражение, злость, страх… Он – рождённый демиургом, не почувствовал такое. И тем самым подверг свою семью опасности. Если бы не уверенность, что его «божественные» родственнички здесь не причём, точно решил бы, что над ним так своеобразно издеваются. Проверяют его «зрелость».

Кстати, о них. Если и в этом случае сестра предпочтёт не вмешиваться, то он серьёзно усомнится в её способности управлять миром. Уж нечто подобное просто невозможно проигнорировать. Тем более, она сама призналась, что негласно следит за ним. Значит должна уже заметить огненную стену вокруг замка…

Хотя, с другой стороны, что она сможет сделать? Если он не чувствует в этом волшебстве магии Инферно, то и она, скорее всего, тоже. Решит, что это обычное огненное кольцо. А с таким сможет справиться любой мало-мальски обученный маг. Вот только, увы, это не просто пламя…

В душе вновь начала просыпаться злость. Да сколько же можно, в конце концов? Эти несколько месяцев стали самыми насыщенными за всю жизнь его нынешнего воплощения. Да и, пожалуй, за жизнь в целом… Покушения, неприятности в лордате, нападения банды придурков, возомнивших, что им позволено всё и всегда, появление Айрин, их дочь… Скучным это время точно не назовёшь, но, видимо, всему есть предел. И своего он только что достиг.

Шан вновь взглянул на огненную преграду. Судя по всему, данный эпизод его жизни станет решающим: или он, или его. Да, у Судьбы странное чувство юмора…

Судьба…

Среди его народа ходят легенды о Высших Сущностях, которых даже демиурги в самом начале называли богами, не совсем разобравшись, что к чему. Как и всегда, им приписывали все реальные и нереальные чудеса, деяния и, конечно же, волю. Мол, на всё их воля.

А вот его отец всегда говорил, что Высшие Сущности всего лишь смотрители. Такие же, как и сами демиурги, только в куда более крупных масштабах. Если на демиурга приходилось по две или три заселённых звёздных системы, то на одну Сущность – по две и более галактик. И, что главное для них – это баланс Силы и Равновесие в вверенных сегментах, потому что от этого зависит, как бы банально и пафосно не звучало, Вселенская Гармония.

Раньше Шанрэл всегда считал, что так и есть – очень уж правильно звучала эта теория. Но сейчас он вот никак не понимал, чем Вселенной может помочь гора неприятностей, свалившихся на него и его родных.

- Мой лорд, - вывел его из задумчивости голос капитана стражи. – Изменений никаких. Дозорных я расставил, но огонь слишком плотный. За ним ничего не удаётся разглядеть, как ни старайся. Да с башен ничего не видно.

- А пересечь черту пытались? – хмуро спросил Шанрэл.

- Я запретил, - покачал головой капитан. – Потому что пущенная стрела осыпалась пеплом ещё на подлёте.

- Магия?

- Не ясно. То ли стена впитывает всю пытающуюся проникнуть сквозь неё энергию, то ли наши заклинания проходят, но эффекта или результата мы всё равно не видим.

- И движений за стеной также никаких?

- Увы.

- Ладно, я сейчас спущусь туда сам и попробую применить парочку артефактов. Мало ли, вдруг сработает. Всё же родовая магия – это не пустой звук, - вздохнул мужчина.

- Да, мой лорд, - отозвался капитан, а потом добавил: - Есть ещё кое-что. Со всей этой суматохой мне не успели доложить вовремя. В замок буквально за полчаса до того, как заметили неприятности, прибыло два полукровки. Они утверждают, что это не их рук дело, но мои бойцы всё равно решили пока подержать их под стражей.

- Полукровки кого? – оживился Шан.

- Эльфари, мой лорд.

- Замечательно! – хлопнул в ладоши лекан. – Прикажи немедленно освободить их. Это мои гости. И проводи сюда. К этому моменту на столе должны стоять закуски или, по желанию господ, плотный ужин. И пока мы будем разговаривать, пусть слуги подготовят для них комнаты.

Судя по всему, на его зов откликнулись те, на кого он надеялся. И вовремя. Лишняя пара магов здесь совершенно не помешает. Особенно, если учесть, что из магов в замке был только он и пацан-подмастерье. Ну, и Оран, в битве от которого проку нет совершенно.

- Как прикажете, мой лорд, - кивнул капитан стражи и стремительной походкой вышел из кабинета.

А Шан поспешил в лабораторию, где не так давно успел заготовить несколько пустышек, как и планировал, а также сделать парочку артефактов-поглотителей и кое-что из новых разработок Уиларда. Конечно, уверенности в их действенности нет никакой, но это всё же хоть что-то. Потому что от бессилия он скоро начнёт сходить с ума.

Вернувшись в кабинет, Шан застал своих гостей о чём-то оживлённо спорящих. Оба были высокими блондинами с обманчиво хрупким телосложением. Он не раз бывал свидетелем того, как жестоко обжигались их недруги, заранее приписавшие себе лёгкую победу только потому, что у полукровок не торчала гора мышц сквозь одежду. Хотя и тщедушными хлюпиками их назвать было сложно.

- А я тебе говорю, что коэффициент Брайля здесь другой!

- Он не может быть другим, потому что переменные…

- О чём спор, господа? – с улыбкой спросил Шанрэл, закрывая за собой двери.

Оба синхронно обернулись на звук его голоса и улыбнулись в ответ.

- Приветствуем лорда земель! – воскликнул один из них, тот, у которого оттенок волос был ближе к золотистому, а глаза отливали цветом лесной фиалки.

- И благодарим за радушный прём, - поддержал его второй, лукаво сверкая карими глазами, что на фоне серебра волос смотрелось довольно экзотично.

- Марэль, Риккаль, рад вас видеть и безмерно счастлив, что вы откликнулись на мою просьбу, да ещё и так вовремя, - ответил лекан, игнорируя намёк на кратковременное заточение под стражу.

- Да кто б сомневался, - хмыкнул златоволосый Мар. – Хотя, признаться, получив твоё письмо, ещё довольно долго сомневались. Кто ж знал, что всё настолько серьёзно?

Он кивнул в сторону окна. Шан на это лишь вздохнул. А что тут скажешь? Он и сам не подозревал, что всё может быть настолько плохо. Инферно на Сарибэль? Даже самый страшный кошмар на фоне такой правды покажется лёгкой расслабляющей сказкой на ночь…

- Всё ещё хуже, Мар, - покачал головой лекан. – Вы чувствуете эту магию?

- Нет, - синхронно ответили эльфари.

- И никто не чувствует. В том и проблема, - он сел за стол и внимательно посмотрел на товарищей. – Я никогда ни о чём подобном не слышал на Сарибэль. Кто может обладать настолько сильными способностями, чтобы колдовать на уровне архимагов, и уметь при этом полностью скрывать свои следы?

- Боги, - мрачно отозвался Рик.

На что Шан лишь хмыкнул. Да как раз демиурги этого и не умеют. Вернее, обычные сарибэльцы просто не улавливают этот диапазон. Вот и считают, что чудеса возникают из неоткуда. Но на самом деле это не так. Всё живое оставляет свой след. Всегда. Таков закон природы, мироздания, энергии. Ничто не берётся из неоткуда и не исчезает в никуда. Ничто, кроме той дряни, что проникла в этот мир. Инферно настолько жадно до силы, что пожирает даже её след… Это и понятно.

Но что как раз не понятно было Шану, так это как удаётся скрыть влияние на эгрегор планеты? На энергетическом фоне место его замка должно сейчас быть похожим на чёрную дыру, сила притяжения которой настолько сильная, что она поглощает даже свет. Потому и кажется «чёрной».

Вот только лекан уже смотрел на окружающее пространство своим особым зрением, присущим лишь демиургам. И не увидел ничего. Совершенно. Словно и правда кто-то просто развёл обычный огонь вокруг его дома…

- Ну да, и это сам Тэ’натэс почтил нас своим присутствием.

- А может Тёмные? – предположил Марэль. – Конечно, не совсем их стиль, но мало ли?

- Нет, хотя это и было бы предпочтительнее, - вздохнул Шан. – Во всяком случае, я не вижу вокруг моего замка толпу Вестников, почуявших присутствие Тёмных…

- Логично.

- Ладно, гадать можно вечность, но у меня наверху жена на сносях и куча невинного народу, - нахмурился лекан. – Поэтому нужно как можно скорее устранить эту угрозу. Я не так давно разработал парочку новых артефактов и амулетов, которые можно сейчас же и опробовать. И есть ещё около трёх дюжин пустышек разных направленностей. Предлагаю вам напитать их на ваше усмотрение самыми действенными заклинаниями. Позже мы разместим их по периметру огненного кольца и активируем. Предложение, конечно, из разряда «а вдруг», но…

- … Но зачастую именно такие и срабатывают, - поддержал его Рик. – Магов, как я понимаю, здесь больше нет?

- Есть подросток, но он не умеет пока ничего. И лекарь, которого трогать я запрещаю, потому что моя жена вот-вот родить должна, - посуровел Шан. – Так что да, только нас трое.

- Ладно, ладно, не кипятись. Просто спросил, - поднял ладони в знак примирения среброволосый полукровка.

- Прошу прощения, - выдохнул Шан. – Я в последние дни на взводе из-за постоянных покушений и прочих неприятностей. А теперь ещё и это.

- Кстати, в письме ты обещал рассказать всё более подробно при встрече, - напомнил ему Мар.

- Верно, - кивнул в ответ лекан и принялся за рассказ, пока его гости расправлялись с только что принесённым плотным ужином.

Вся история заняла довольно много времени, за которое полукровки успели не только поесть, но ещё и как следует рассмотреть огненную стену с помощью своих приборов. Шанрэл рассказал довольно многое, но не стал откровенничать на счет того, что именно представляет из себя то самое Инферно. Если кому и удастся остановить эту чуму, то точно не простым магам, которыми Мар с Риком и являются. Зато такой шанс есть у него. Хотя он и не представляет, какой именно.

- Так получается, что этот мастер, кем бы он ни был, обладает настолько сильным могуществом, что может скрывать следы своей магии в таком вот объёме? – нахмурился Мар. – Но это невозможно. Столько силы и магии не может существовать в одном существе. Его просто разорвёт.

- Я тоже как раз об этом подумал, - согласно кивнул Рик. – Думаю, что у него есть масса накопителей.

- Логично, но вы забываете об информации, что предоставила нам Дэшна, - не согласился с ними Шан. – Посредственный маг, почти мальчишка, сумел походя разрушить защиту, над которой трудились трое магов высшего уровня почти сутки. При этом задействовав только внутренний резерв.

- Тогда это вообще лишено всякого смысла. Внутренний резерв – это аура. Если он использовал её ресурсы, то должен был упасть замертво там же, где колдовал, - возразил Марэль.

- Только, если он не был на стимуляторах, - встрепенулся Риккаль. – Что случилось с тем магом?

- Ушёл, - ответил Шан.

- Или попросту выгорел, - покачал головой Мар. – Если ты говоришь, что мастер собирает вокруг себя всякий сброд, то наверняка для него они не более, чем просто расходный материал. А если попадётся уникум с зачатками магических способностей, то можно смело этим пользоваться. Отправил на задание, нашпиговал стимуляторами, как праздничную утку, а бедолага потом просто растворился…

Это было похоже на правду, максимально приближённую к истине, поэтому лекан согласно кивнул. Он уже успел убедиться, что в деле мастер предпочитал задействовать именно никому неизвестных и, в принципе, ненужных существ. На его запрос в Академии, он получил ответ полный удивления, потому что маги, вышедшие из стен этих учебных заведений, всегда оставались под наблюдением. А уж такие талантливые, которых описал он, и подавно. Поэтому вывод, такой же, как сделал Мар, напрашивался сам собой. С одной лишь разницей, что вместо стимуляторов, бедолаг накачивали энергией Инферно. И в этом случае у них точно не оставалось шансов.

- Ладно, предлагаю спуститься в лабораторию и подготовить накопители, - сказал хозяин замка и поднялся.

- А потом ты, может, познакомишь нас со своей супругой? – улыбнулся Рик.

- И семьёй вообще, - поддержал его Мар. –Мы же здесь теперь надолго.

- Может, - хмыкнул Шан. – Я подумаю.

Полукровки дружно рассмеялись и вышли вслед за леканом.


Айрин


В состояние магической медитации, несмотря на все мои опасения и сомнения, я вошла довольно быстро. Окружающие звуки и запахи притупились, оставшись на краю восприятия, как нечто незначительное, но всё же нужное. Маленькая часть меня продолжала следить за происходящим в комнате, но не более того. Основная же часть сейчас парила где-то в туманной невесомости, образовавшейся внутри меня или моего сознания. Это были довольно странные ощущения, потому что, то тело, которое я воспринимала в данный момент, как своё настоящее, но на самом деле являющееся плодом моего подсознания, словно пронзалось со всех сторон светящимися потоками энергии. Я находилась как будто в коконе из мерцающих нитей.

Раньше, когда в первом воплощении я была полукровкой, подобное было иначе. С чем это связано – я не знала, но была уверена, что всё делаю правильно. Мне казалось, что пожелай я сейчас применить одно из тех заклинаний, которые хранились у меня в памяти от прошлых жизней, и они тут же сработают. Признаться, искушение было более чем велико, но чувство долга и ответственности пересилило любознательность и интерес. Да и малышка дала о себе знать довольно необычным образом – она просто подключилась к моим потокам и спокойно начала восполнять свои резервы энергии. Сперва я едва не потеряла концентрацию, испугавшись, что вместо желаемой пользы врежу собственному ребёнку, но потом успокоилась. Особенно ещё и потому, что она сама мне об этом сказала, послав волну благодарности за помощь.

Время шло, я пребывала в состоянии полутранса, но достичь желаемого состояния, о котором говорил лекарь, так и не получалось. Я уже перепробовала всё: и представляла себя в лабиринте, по которому мне нужно пройти, чтобы достичь глубин собственной памяти; мысленно помещала себя в коридор с дверьми, где на каждую повесила то или иное воспоминание, а потом пыталась взломать запертые двери; туманом себя делала, водой, призраком… да всем, что только приходило мне на ум, но результата не было.

В итоге, сдавшись, я вынырнула в реальность, открыла глаза и с удивлением обнаружила, что в комнате стоит гробовая тишина, а все присутствующие смотрят на меня с разной степенью удивления и озабоченности.

- Что? – ничего не понимая, спросила я у Орана. – Что такое?

- Ты… - он откашлялся. – Ты нормально себя чувствуешь?

- Да, - кивнула я. – Даже более чем. А в чём дело?

- Малышка, ты не реагировала на наши попытки привести тебя в чувство или… вернуть оттуда, где бы ты ни была, целый час, - осторожно ответила Гэниран.

- А ещё ты светилась и была ледяная, как снег в горах, - вставила Лека, присевшая рядом со мной на пол.

Я осмотрелась. Стражники, оставленные Шаном для нашей безопасности, напряжённо стояли около двери, не убирая рук с рукоятей мечей, магистр что-то проворно доставал из своего саквояжа, бормоча себе под нос непонятные мне слова, Ким и Изу за обе руки удерживали юного мага, очевидно мешая ему что-то сделать, а все остальные не отрываясь смотрели на меня.

Ощущение, мягко говоря, неприятные. Не ясно, то ли все ждут, что я тут превращусь в какого-то монстра, то ли наоборот, опасаются, что упаду бездыханной сию же секунду. Поэтому, чтобы развеять все сомнения, я улыбнулась как можно спокойнее и дружелюбнее и сказала:

- Всё хорошо. Я просто была в лёгком трансе, который незаметно для меня перетёк в магическую медитацию.

- Медитацию? – встрепенулся Оран. – То есть ты сейчас восполняла свои резервы, а мы стали этому свидетелями?

- Я не знаю, магистр, - пожала я плечами. – Я, ведь, не маг, поэтому для меня самой это было очень странно и непривычно.

- Но, чтобы восполнить внутренние резервы, которые были затрачены на использование чар, достаточно простого сна или пребывания в спокойствии и расслабленности… - покачала головой Ашна. – В трансе, - добавила она, взглянув на меня.

- Но тут есть два нюанса, - хмыкнула Чар. – Первый: ты не использовала чары вообще за эти девять месяцев, потому что это запрещено, поэтому восполнять было нечего. А мы все видели этот светящийся кокон вокруг тебя. И второй: даже, если бы это была магическая медитация, как ты выразилась, то никто бы из нас ничего не заметил. Энергия невидима, я права, Гэни?

- Права, - кивнула самая старшая из тётушек. – Она приобретает краски, запахи и материальность только во время колдовства. Здесь же… я даже не знаю, как это описать. Словно твоя аура вдруг вышла далеко за пределы твоего тела, да ещё и замерцала необычайно ярко, чтобы даже невооружённый глаз мог это заметить.

- Послушайте, я не знаю, что это было, - начала я злиться, поэтому встала с подушечки и начала нервно расхаживать по комнате. – Но со мной всё хорошо. Я не мутировала, не изменилась, не собираюсь умирать и чувствую себя прекрасно!

- Возможно, всё дело в том, что маг не госпожа, а её дочь, - неожиданно подал голос Зарис, перестав, наконец, вырываться из цепких лапок двух тётушек. – И когда вы просто сидели и медитировали, ваши с ней потоки сплелись и… получилось то, что получилось.

Последние слова он сконфуженно промямлил, потому что своим спонтанным высказыванием приковал к себе взгляды всех присутствующих. И мой в том числе. Правда, мой интерес наверняка отличался от остальных, ведь никто кроме меня и Шана, не знал, что девочка маг, и что у нас с ней довольно прочная связь на ментальном уровне. А этот малец умудрился не только угадать о способностях дочери, так ещё и правильно предположить, что мы вместе с ней «заряжались».

- Знаете, а он прав, - хмыкнул магистр. – Во всяком случае, это многое бы объяснило.

- Что ж, раз все всё поняли, думаю нет смысла в этой напряжённой атмосфере, - вновь улыбнулась я. – Предлагаю всем выпить ча…

Я резко замолчала и испуганно схватилась за живот.

- В чём дело? – тут же подлетела ко мне обеспокоенная Лека.

- Не знаю, - шёпотом ответила я, огромными, как блюдца глазами глядя на Орана. – Но у меня резко заболел живот и… Ой!

В этот раз боль была куда сильнее, а всё внутри как будто сжалось. Сердце сбилось с ритма, а ладошки моментально вспотели.

- Мамочки! – буквально пропищала я, когда странная боль повторилась. – Я рожаю, да?

Оран, подоспевший ко мне лишь мгновение спустя после Леки, прикрыл глаза, а потом с улыбкой покачал головой.

- Нет. Это всего лишь ложные схватки. Правда, я удивлён, что ты ощутила их так поздно.

- В смысле? – не поняла я.

Первая волна первобытного ужаса схлынула, особенно ещё и потому, что мне сказали, что это ложное ощущение. Всё-таки, как бы сильно я не храбрилась и не говорила, что роды на Сарибэль – едва ли не удовольствие, всё равно было ужасно страшно. Настолько, когда в первый момент даже не соображаешь ничего, а в голове крутится только одна мысль: «Мамочки. Только не это! Не хочу. Не готова. Ещё рано. НЕ НАДО!!!». И пусть хоть миллион раз мне повторят, что магия творит чудеса и больно практически не будет, и что все женщины через это проходят, и что это естественный процесс… да к чёрту всё это. Страшно до умопомрачения.

Но паника, овладевшая мной, быстро прошла, сменившись уверенностью, что я всё смогу и всё будет хорошо. Поэтому, расцепив судорожно сжатые на руке Леки пальцы, я выпрямилась и даже попробовала улыбнуться.

Самое интересное, что малышка в этот момент не испытывала ничего схожего со мной. Скорее, настороженное любопытство. Ей было интересно, что это такое странное и непонятное с мамой происходит, но и волновал тот факт, что маме при этом больно.

А это сложно назвать родами. Вряд ли бы она себя так вела, если бы пришло время появиться на свет. Я, конечно, не эксперт, но не зря ведь говорят, что роды – это первое испытание для ребёнка, которое он должен пройти самостоятельно.

- Ложные схватки называют также тренировочными. Это сокращения гладкой мускулатуры матки, которые не приводят к раскрытию шейки матки, а значит, и к родам, - всё так же улыбаясь, продолжил отвечать лекарь. - Некоторые беременные женщины их совсем не ощущают, но большинство сталкиваются с тренировочными схватками примерно с двадцатой недели беременности. На самом деле они происходят и на более ранних сроках, просто женщина не понимает, что именно чувствует.

- Ужас какой! – воскликнула Ким.

- Ничего подобного, - хмыкнул магистр. – Многие специалисты считают, что тренировочные схватки наоборот очень полезны. Во-первых, они помогают беременной заблаговременно понять, что именно её ждёт. Конечно, в куда меньшем количестве. Во-вторых, они подготавливают тело к родам, правильно тренируя внутренние мышцы. И, в-третьих, они обогащают плаценту кислородом. А это, как логично предположить, весьма полезно для ребёнка.

- И долго или часто такое будет происходить? – скривилась я.

Нет, всё сказанное лекарем, конечно, благо и всё такое. Но когда ты вот-вот должна родить, то меньше всего тебе хочется, чтобы перед не самым приятным моментом в твоей жизни были ещё и подобного рода тренировки…

- Как часто – не знаю, потому что до этого я вообще не слышал, чтобы ты жаловалась на нечто подобное, не так ли? – я кивнула в ответ. – А вот на счёт «долго»… Айрин, пока не родишь.

- Не понимаю, почему вообще всё это началось. Да ещё и столь внезапно… - вздохнула я.

- Возможно из-за того, что ты медитировала? – предположила Гэниран. – Иногда оперирование магическими потоками у неподготовленных вызывает довольно необычную реакцию тела. У каждого по-разному. У тебя вот, например, ложные схватки.

- Ну да, наверное, - задумчиво сказала я, пытаясь понять по внутренним ощущениям, что ещё изменила во мне эта кратковременная вспышка магии.

В этот момент двери комнаты распахнулись и на пороге возник какой-то взъерошенный Шанрэл. И только тут я поняла, что мои ощущения передались и ему. Наша связь работала немножко в одну сторону, если можно так выразиться. У моего супруга было куда больше опыта в подобных делах, поэтому связь со мной он настроил очень быстро. А вот мне пока удавалось почувствовать его лишь пару раз, и то в моменты, когда его чувства зашкаливали.

- Айрин…

- Всё нормально, ложная тревога, - я кисло улыбнулась, чувствуя стыд за то, что потревожила его в такое непростое время. – Извини…

- Малышка, что за глупости! – воскликнул мужчина, взмахнул рукой и дверной проём слабо мигнул. Стремительно войдя в комнату, он подошёл ко мне и обнял: - Я чуть с ума не сошёл, когда почувствовал всё. Извини, родная, но тебе придётся потерпеть, даже если всё начнётся по-настоящему, - он положил руку на мой живот и чуть склонился к нему: - Слышишь, малыш? Посиди там до тех пор, пока папа не разберётся с неприятностями, хорошо?

Дочь тут же толкнулась в ответ на его слова, правда мысли были пронизаны какой-то скрытой иронией что ли? Ей было смешно? Я улыбнулась. Ну да, на самом деле смешно – просить подождать, пока «папа не решит проблему». А вот то, что это может получиться непроизвольно, папа как-то не подумал.

Но Шан, видимо удовлетворённый ответом дочери, довольно кивнул и немного расслабился. Он внимательно осмотрел комнату, проверяя всё ли в порядке, и только потом позволил себе присесть на небольшой диванчик, усаживая меня к себе на колени.

От столь фамильярного поведения я немедленно смутилась и недовольно глянула на супруга, за что заработала весёлый поцелуй в нос.

Нет, ну в самом деле! Если бы вокруг были только родные – это ладно. Но здесь же находятся его служащие и подчинённые. Нельзя же вот так демонстрировать свои чувства у них на глазах. Это неправильно и… и вообще!

- Ты неподражаема, когда злишься, - подмигнул мне этот наглец. – Но переживать не из-за чего. Мы же леканы, а этой расе свойственно выражение чувств привязанности на людях.

- Мне показалось или ты только что приравнял нас к животным? – недовольно пробурчала я.

Но вместо того, чтобы устыдиться, Шан от души засмеялся. Лицо его в этот момент преобразилось практически до неузнаваемости. Исчезли тревожные складки на лбу, в глазах появился задорный блеск, сметая собой настороженность и усталость, а чувственные губы стали манить поцелуем ещё сильнее…

Такие нежности непроизвольно вызвали ответную улыбку и ласковый взгляд, который стал практически зеркальным, когда супруг посмотрел на меня.

- Люблю тебя, - тихо, чтобы только он услышал, шепнула я.

- А я – тебя.

- Как обстоят дела? – решилась я, наконец, задать тревожащий всех присутствующих вопрос.

Пусть остальные и делали вид, что их совершенно не занимает наш разговор, и вообще, нас тут вроде как и нет… Но нет-нет, да и ловила направленный на нас ожидающий, настороженный, взволнованный или тревожный взгляд. И только Оран смотрел не в нашу сторону, а на отчего-то пунцовую Ким.

Мой вопрос сразу же вернул любимого на деловой лад, стирая с лица все признаки веселья и беззаботности. И, наблюдая за этими метаморфозами, мне оставалось лишь вздыхать.

- Дела… - он задумчиво накрутил на палец мой локон. – Дела никак. Мне не удаётся даже прощупать эту стену огня, хотя пытался уже неоднократно.

- Погоди, я что-то запуталась, - попросила я и в задумчивости потёрла переносицу. – Ты разве маг?

Просто раньше, когда мы обсуждали этот вопрос, он говорил, что владеет, как и все леканы чарами, ну и неплохой артефактор в прошлом. А тут…

- Милая, артефакторы – это тоже маги. Просто теоретики. Мы изучаем магию даже глубже и дольше, чем практики, потому что от нас в основном и зависит её развитие. Я могу видеть структуру заклинаний, различать стихии и многое другое, что простому магу может быть недоступно. Единственное, чего не могу – это оперировать собственной энергией. Потому что, как уже когда-то рассказывала тебе Гэниран, у меня нет магических каналов. Вернее, они перекрыты, - добавил он шёпотом, чтобы только я услышала. – Но если будет достаточно накопителей или готовых артефактов, то я ещё и потягаться могу.

- Так вот, что имела ввиду Лека, когда говорила, что ты обучаешь Зариса… - поняла, наконец, я.

- Именно, - кивнул он. – В данной ситуации я практически такой же маг, как и все практики, потому что достал почти все родовые артефакты и успел вовремя заготовить новые.

- Но этого всё равно мало, - вздохнула я. – Без твоей силы у тебя нет шансов против… этого. Сюда бы хотя бы парочку практиков.

- Вообще-то, это довольно обидно слышать такие слова из уст любимой супруги, - шутливо щёлкнул он меня по носу, заставив натурально смутиться. – Но нам повезло. Как раз за несколько часов до… происшествия, назовём это так, в замок приехали приглашённые мной на места постоянных магов два моих хороших знакомых. Так что теперь у нас есть неплохие шансы убрать эту завесу и послать весточки Димару с Листашем.

- Ты думаешь, что Вестники до сих пор ничего не знают?

- Айрин, если бы они были в курсе происходящего, то наверняка бы уже давно послали все силы сюда. Хотя и обратного я не могу утверждать, потому что эта стена блокирует абсолютно всё: отослать сообщения мы не можем, как и получить извне, увидеть, что творится за стеной тоже нельзя. Вопрос в том, видят ли они нас? Так что…

- А дежурные маги? – продолжала я цепляться за соломинки.

- Если уж мы, вблизи, ничего не почувствовали, то они и подавно.

- Но, может, нам повезёт и кто-то будет проезжать мимо? Заметит, что тут творится и сообщит куда надо?

- Было бы неплохо, - вздохнул Шан. – Очень даже неплохо, малышка. Но я не верю в такие чудеса, несмотря ни на что.

«Я тоже», - хотелось ответить мне, но всё внутри противилось этому.

Если уж быть откровенной с самой собой, то чудеса – это моя жизнь. Чудесатее, как говорится, не бывает. Вереница предыдущих жизней уже чего стоит. А если припомнить всё то, что случилось в этом воплощении…

Но, как бы сильно я не мечтала о волшебном «авось», спешащем нам на помощь, в глубине души понимала, что справиться со всем должны мы сами. Что это наша битва, пусть и неравная.

- Шан, скажи, а как вам удалось уничтожить Тёмных?

- Ну, по сути не нам, а Никаре – сестре Димара, - внёс уточнения супруг. – Она смогла активировать один очень могущественный артефакт, который почти в одно мгновение искоренил эту мерзость с лица земли. А тех, кого ещё можно было спасти, как-то «подсветил» особо, что Вестники без проблем стали их находить. Пока не осталось ни одного. А если где и появлялось нечто такое, то Волхвы сразу же реагировали и устраняли.

- Тогда я не пойму, почему сейчас этот артефакт не работает, - нахмурилась я. – Ведь Тёмные – это такие же адепты Инферно, как и мастер со своей шайкой.

- С чего ты взяла? – удивился Шан.

- Ой, можно подумать, что Тэ’натэс имеет к этому какое-то отношение, - скривилась я. – Мы же вроде говорили уже на эту тему… Я считаю, что Тёмные дорвались не до силы Тёмного бога, как думали, а просто открыли для себя Инферно. И этому вашему артефакту как-то удалось не только уничтожить все его проявления и воплощения, так ещё и пометить очаги, как я понимаю. Или носителей. И вот вопрос: почему это чудо «магической инженерии» не работает сейчас?

- Возможно потому, что то было не Инферно?

- А что тогда?

- Один из темнейших разделов некромантии, - пожал он плечами. – Да и, если бы тогда, пятьсот лет назад это было Инферно, тогда бы сейчас оно не смогло появиться вновь.

- Только если было уничтожено полностью, - внесла я поправку. – Но если остался хотя бы малюсенький корешок, то неудивительно, что понадобилось полтысячелетия на возрождение и восстановление сил. Кстати, может оно ещё и иммунитет себе заработало…

- Ну, теория имеет право на жизнь, - вынужден был согласиться со мной Шанрэл. – Хотя я всё равно считаю, что тогда было нечто иное.

- Может быть, - пожала я плечами, но осталась при своём мнении. – Кстати, - вспомнила я один насущный вопрос, особенно с учётом произошедшего недавно. – Если я такая же, как и ты, то у меня тоже должна быть сила?

- Верно, - кивнул любимый. – Но она будет неактивна до тех пор, пока мы находимся на Сарибэль. А что?

- Да просто подумала, что тебя заблокировали в наказание, но меня-то нет. И нельзя ли использовать мою силу для…

- Нет! – резко прервал он меня. – Даже и не думай! Ты будешь сидеть здесь, в полной безопасности. Хватит с меня и всех предыдущих покушений…

- Шан, успокойся, - я прижалась к нему и продолжила шёпотом: - Я же не собиралась геройствовать. Просто предложила помощь. Но раз моя сила так же заблокирована, как и твоя, то говорить просто не о чем.

После этих слов он немного расслабился и сменил тему.

- Как вы тут? Чем занимаетесь?

- Ну, я под руководством Орана пытаюсь научиться правильно медитировать, но пока что вместо нужного эффекта нечаянно вошла магический транс и подзарядила нашу малышку, - хмыкнула я. – Перепугала тут всех своим несвойственным ни для одного состояния свечением.

- А что ребёнок? – нахмурился супруг.

- Ребёнок воспринял происходящее с энтузиазмом и сделал запас энергии на будущее. О, и ещё, - вновь вспомнила я. – Зарис очень смышлёный мальчик. Тебе стоит и правда отдать его на обучение. Он с ходу предположил, что наша дочь маг, раз со мной произошёл столь странный феномен… Хотя, я никому ничего не говорила ни о нашей с ней связи, ни об особенностях вообще.

- Не переживай, - усмехнулся Шан. – Парень теперь будет под постоянным наблюдением и ему не дадут заскучать. Да и в практике точно теперь пробелов не будет.

- Ты говоришь о новых магах? – догадалась я.

Вот только будущее, о котором мы говорили, сейчас казалось слишком уж расплывчатым… Супруг, видимо, почувствовал мои сомнения, потому что нежно поцеловал в щёку и сказал:

- Малышка, давай пока не нагнетать обстановку столь упадническим настроением. Главное верить в победу, и тогда всё будет прекрасно. У нас есть время и мы делаем всё, чтобы выйти из сложившейся ситуации. В крайнем случае, если с нами долго не будет связи, а поверь мне, я ежедневно веду переписку со всем лордатом и не только, то окружающие забьют тревогу. Сначала, скорее всего, пришлют гонца проверить, что тут у нас творится. И тогда он увидит окружившую замок стену огня, доложит куда надо и к нам придёт подмога. Так что не волнуйся.

Я кивнула, хотя и понимала, что всё это он мне рассказывает только, чтобы успокоить. Во всём его рассказе было столько этих пресловутых «если» и «но», что не заметить просто невозможно: подмога будет, если те среагируют вовремя, если гонец поверит, что стена чужая и опасная, а не возведённая или наколдованная нами, если он её вообще увидит с той стороны… но гонца могут просто не подпустить и убрать по дороге, или развернуть и сказать, что всё хорошо, просто лорд занят... Да мало ли?!

Так что я бы не надеялась на внешнюю помощь, как бы сильно не хотелось это сделать.

Дочь же, напротив, была полностью согласна с отцом, потому что тут же прислала мне волну полную уверенности в нашей победе. Но не это удивило меня, а то, что девочка в курсе всех событий. Сложно описать нашу связь и то, как она работала, но иногда ребёнок мог послать мне эмоциональную волну, иногда такую… от которой в голове выстраивались чёткие картинки, а иногда, как сейчас, это было похоже на проникновение в её мысли, где она быстренько делилась со мной своим мнением.

- Знаешь, - начала я рассказывать супругу об этих ощущениях, когда меня отвлекло какое-то движение в комнате. Резко обернувшись в ту сторону, я с изумлением увидела страстно целующихся Ким и Орана. Все собравшиеся в комнате вновь проявили единодушие и с интересом наблюдали за развернувшейся сценой. – Ого!

- Не понял, - нахмурился Шан и уже даже начал вставать, но я его тут же хлопнула по руке и удержала на месте.

- Тихо ты. Испортишь всё!

- Но…

- Да не будь ханжой! – фыркнула я. – Как сам тискать супругу на глазах у всего честного народа, так нормально. А от других требуешь поведения монахов…

- В том и дело! – прошипел в ответ Шанрэл. – Что ты – моя супруга! А они…

- А ещё совсем недавно тебе не помешал тот факт, что мы не были соединены ни одним обрядом, также страстно целовать меня при любом удобном случае.

- Вообще-то, в глазах окружающих, мы были женаты. И я имел все права…

- Да не было у тебя никаких прав, - вновь фыркнула я, чем нарочно спровоцировала его.

- Ну, знаешь, женщина. Ты меня достала! – натурально зарычал он и уже собрался подхватить на руки, когда я ласковым тоном перебила его:

- Любимый, не кипятись. Я же дразню тебя специально. Ты лучше глянь на них, - я кивнула в сторону всё ещё целующейся парочки. – Разве это не прекрасно, что Ким нашла своё счастье? Особенно сейчас, когда ситуация такая непростая? Это в очередной раз доказывает, что нам всем есть за что сражаться: за близких и родных. И главное оружие в этой битве – любовь.

Шан на мои слова только тяжело вздохнул, но уже совершенно спокойно обернулся к влюблённым.

Они смотрелись довольно мило. Ким была стройной высокой шатенкой, а он таким же высоким рыжеволосым статным мужчиной. Оба красивые, с пылающими нежным чувством сердцами, с тем самым, особенным, выражением лица, когда понимаешь, что их связывает нечто общее и прекрасное… Правда девушка на его фоне смотрелась ледяной королевой, строгой, настоящей леди, а он – рубахой-парнем, с этими его вечно взлохмаченными рыжими волосами и немного смешной бородкой. Но, возможно, это было только моё предположение, ведь Орана я с самого начала стала воспринимать как милого, со своими тараканами, добродушного доктора. В то время как Ким неоднократно показывала силу своего характера, вместе с Гэниран железной рукой управляя замком.

И всё же, несмотря на все различия, они были созданы друг для друга, идеально дополняя своими характерами этот союз.

- Ну наконец-то! – всплеснула руками Изу. – Я уж было думала, что вы не решитесь.

- На что? – не поняла я, заинтригованная фразой.

- На открытие тайны! – громко прошептала она в ответ и её, конечно же все услышали.

- Мы не просто обручились, - наконец, со вздохом, призналась Ким, отрываясь от своего возлюбленного и утопая в его сильных объятьях. – А прошли обряд…

На мгновение в комнате повисла изумлённая тишина, а потом все бросились их поздравлять. Я тоже поспешила, но руки супруга не пожелали отпускать меня, поэтому к паре мы подошли вдвоём и самыми последними.

Тут же возникло некоторое напряжение. И я даже догадывалась почему и от кого оно исходит, поэтому незаметно толкнула Шана локтем в бок.

- Мои поздравления! – первая отреагировала я и крепко обняла их обоих. – Это самая замечательная новость. Но почему вы скрывали?

Ким и Оран синхронно посмотрела на Шанрэла, а я только глаза закатила. Вот же диктатор! На самом деле рад за тётушку, и уже даже почти не злится на Орана, а всё равно продолжает их мучить.

- И как давно? – только и спросил он.

- Неделю назад, - немного напряжённо ответил магистр, глядя в глаза своему лорду. – Это была моя идея. И я настоял, потому что не хотел дать ей ни единого шанса на отступление. Если бы дал время подумать, то она могла бы натворить кучу дел, напридумывать себе массу глупых отговорок и оправданий, а потом, чего доброго, ещё и сбежать.

От каждого слова Ким становилась всё пунцовее, в то время как Шан, наоборот, расслаблялся. А под конец речи лекаря вообще не выдержал, хмыкнул и со значением обернулся ко мне, мол, никого не напоминает? На что я тут же возмущённо надулась.

Лекан в ответ весело подмигнул, приобнял меня за талию и уже совершенно другим тоном сказал, обращаясь к паре:

- Тогда ты поступил очень мудро. Женщины моей семьи склонны к безрассудным поступкам, и если вовремя не среагировать, придётся искать по всем соседним лордатам. Добро пожаловать в семью, - и с энтузиазмом пожал руку новоиспечённому… хм… зятю.

Напряжённая атмосфера растаяла, как и не бывало. Все расслабились и с улыбками стали расспрашивать о том, как же всё происходило, что они планируют дальше, Гэни тут же задала вопрос о детях, чем до невозможности смутила влюблённых, но всё же добилась ответа, что затягивать не собираются.

И пока все с энтузиазмом общались друг с другом, Шан отвёл меня в сторонку и сказал:

- Мне пора, родная. Только что получил вызов от охраны. Я поставил защиту обратно, так что вам не о чем волноваться. Но я всё равно прошу тебя, будь осторожна.

- Ты тоже, - попросила я его и поцеловала.

Почему-то у меня сейчас было такое ощущение, что это наша последняя встреча до тех пор, пока ситуация с мастером и нашими врагами не разрешится. Более того, меня пугала уверенность дочери, что так оно и есть.


Шанрэл


- Что случилось? – с порога спросил он, войдя в кабинет, где над какой-то бумагой склонились два новоиспечённых штатных мага.

- Мы только что получили сообщение, спокойно преодолевшее огненную завесу, - хмуро ответил Мар, поднимая глаза от свитка.

- От кого? – тут же нахмурился хозяин кабинета, чувствуя приближающиеся неприятности.

- Верно думаешь, - подтвердил его наихудшие опасения Рик. – Это тот самый мастер. Некий Намор деГунар.

- Человек? – обратил внимание на конструкцию его имени Шан.

Такие приставки, как «де-», «оллон-» или «тор-» были присущи аристократам человеческих государств. И некоторым магам, получившим дворянство за особые заслуги или же после достижения определённой степени мастерства.

- Похоже на то, - кивнул Риккаль. – Но, сам понимаешь, можно назваться хоть самой Сариб…

- Нет, сомневаюсь, что он придумал себе имя, - покачал головой Шанрэл. – Он пришёл сюда за победой. И несомненно захочет, чтобы она досталась именно ему, а не придуманной личности. Слишком много амбиций, о чём красноречиво свидетельствует огненная стена. Нам демонстрируют свою мощь, показывают, что в сравнении с ним мы – ничтожества, неспособные ни на что.

- Ну, как ни печально это говорить, он прав, - кисло проговорил Марэль. – Пока что мы не смогли ничего добиться, хотя перепробовали уже почти всё, что знали.

- Более того, - добавил Рик, - я не ощущаю здесь силы.

- А ведь точно! – спохватился его друг. – Сначала как-то не замечаешь этого, а потом, спустя какое-то время приходит понимание, что твоя сила восстанавливается слишком медленно. Как если бы поблизости не было ни одного источника, и организм восполнял потери за счёт собственных ресурсов!

Шанрэл на эти новости лишь вздохнул. Он ожидал чего-то подобного, потому что было бы слишком странно расходовать прорву энергии просто для демонстрации своего могущества и для того, чтобы лишить замка всех средств связи. Должно было быть что-то ещё. И вот, теперь он знает, что именно. Хотя радости никакой по этому поводу он не испытывает. Получается, что на магов надеяться не следует, ведь как только у них закончатся их силы, толку от них будет не больше, чем от всех остальных.

- Ну, кое-какие накопители у нас есть, - нарушил тишину Мар, видя, как потускнело выражение лица лорда замка. – Так что ты не списывай нас раньше времени…

- И не думал, - покачал тот головой. – Просто ненавижу быть в такой ситуации, когда…

Договорить он не успел, потому что в кабинет ворвался один из стражников, оставленных патрулировать периметр «огненного заграждения». Глаза у парня были, что говорится «как блюдца», а сам он пребывал в состоянии шока. Во всяком случае именно так можно было описать ошеломлённый взгляд, потерянный вид и почти полное отсутствие способности выражаться чётко и осмысленно.

- Там… там… оно… там… - бормотал он надрывно, словно каждое слово давалось с трудом.

Полукровки слаженно подступили к парню и уже даже начали колдовать над ним, но Шан быстро пресёк их инициативу.

- Не сейчас. Не забывайте, теперь ваши силы ограничены почти так же, как и мои. Поэтому нет смысла тратить их впустую, - сказал он и направился в сторону скрытой ниши, где всегда хранил разные настойки на непредвиденный случай. Достал маленький чёрный пузырёк, капнул из него в бокал с вином ровно три капли густой маслянистой зелёной жидкости и тщательно перемешал. – Пей! – властно приказал он своему подчинённому.

Тот взял бокал дрожащей рукой и едва всё не расплескал, но под напряжённым и хмурым взглядом своего лорда сумел взять себя в руки сделать один глоток. Чтобы тут же закашляться и едва вновь не расплескать зелье.

- Залпом и на одном дыхании, - вновь приказал Шанрэл, гипнотизируя стражника тем самым взглядом, за который его так боялись все слуги, и которого никто не видел с тех пор, как в их жизни появилась молодая хозяйка…

Не подчиниться было просто невозможно, поэтому, с трудом удерживая вдруг сильно потяжелевший бокал с напитком, стражник выполнил приказ и… резко успокоился. Перевёл осмысленный, но какой-то неживой взгляд на своего лорда и чётко, без запинки произнёс:

- Мой лорд, огненная стена движется. За долю секунды первоначальный круг сузился почти на два локтя. Мы ничего не смогли сделать, чтобы помешать этому. И у нас потери. Те, кто был слишком близко к ней… - стражник замолк, подбирая правильное слово. – Истаял. Или иссох… Их тела сначала покрылись пламенем, а потом начали с ужасающей скоростью стареть, пока не превратились в прах под ногами. Но и его поглотил огонь, не оставив даже выжженных клочков травы.

Сзади раздались отборные ругательства, которые не смогли сдержать впечатлённые рассказом полукровки. Шанрэл испытывал схожие эмоции, но в отличие от магов, умел держать лицо, в то время как внутри полыхал целый ураган. Ему даже пришлось на время заблокировать их с Айрин связь, чтобы не дай Силы, не передать ей весь этот букет. Незачем. Она и так на взводе и постоянно переживает, хоть и старается не показывать. Вот только Шану достаточно просто заглянуть в её глаза, чтобы понять всё, что она чувствует. Его девочка слишком боится той неопределённости, что нависла над ними с момента обнаружения огненной стены. Впрочем, не она одна. Тётушки тоже храбрятся лишь внешне, хотя каждая из них, то и дело бросала на него встревоженные и полные отчаяния взгляды, когда думала, что никто не видит.

Эти эмоции испытывали все. Даже он. И именно поэтому сейчас так важно было найти хоть какое-то решение, способное дать им даже малейшую фору.

В послании, которое Шан прочитал сразу же, как только о нём услышал, выдвигалось условие: все останутся живы и здоровы, если выдадут Айрин. Причём, и на этом делался весьма заметный акцент, её должны выдать до того, как его малышка родит. В противном случае, весь замок сравняют с землёй и даже мокрого места не оставят. И, похоже, им только что продемонстрировали серьёзность своих намерений.

- Он здесь, - сказал Шанрэл ни к кому конкретно не обращаясь.

- Что? – не понял Мар, всё ещё находясь под впечатлением от услышанного.

- Этот мастер, Намор деГунар, он здесь, - пояснил лорд. – И, полагаю, что вместе со своим воинством.

- Да зачем оно ему? – взбешённо проговорил Рик. – Достаточно просто сужать своё огненное кольцо каждую минуту и от нас не останется даже пыли!

- Потому что цель не мы. И если уж убивать нас, то более продуктивно, - криво усмехнулся лекан. – Мы должны не просто «истаять», мы должны корчиться в агонии перед смертью. Прочувствовать каждую секунду уходящей жизни, сполна насладиться ужасом, страхом и отчаянием.

- Не понимаю, - настороженно высказал общую мысль один из полукровок.

- Намор деГунар – маг, не совсем привычный нашему миру, - сказал Шан, и принялся расхаживать по кабинету, не обращая внимание на то, как вытянулись лица его магов. – Как и когда он сюда попал – я не знаю. Только то, что этот срок уже длится почти восемь или девять веков. Чрезвычайно много для человека, не так ли? – хмыкнул он. – Впрочем, и продемонстрированное нам количество силы – тоже совершенно не типично для нашего мира. Как и её природа. И уж не знаю, то ли это его родная стихия, то ли он натолкнулся на неё здесь, на Сарибэль… Но факт в том, что его подпитывает именно энергия боли, страданий, агонии…

- Как когда-то Тёмных, - провёл аналогию Риккаль.

- Да, почти, - согласился Шанрэл. – Но Тёмные думали, что поклоняются Тэ’натэсу, строили храмы в его честь, поводили обряды жертвоприношения. А вот Намор чётко знает, что Тёмный бог тут не при чём.

- Откуда такие мысли? – спросил Марэль.

- Супруга подсказала, - улыбнулся лекан. – Те знаки Хаоса и Инферно, которые я показывал вам, на самом деле имеют свои корни в другом мире. Моя Айрин пришла на Сарибэль с того же мира. Он зовется Землёй. Именно она рассказала мне всё об этих знаках.

- Твоя супруга? – с некоторой долей скептицизма уточнил Рик.

- Риккаль, не переигрывай, - нахмурился Шан. – Все на Сарибэль прекрасно знают о существовании множества миров, как наш. Как и о том, что некоторые даже могут по ним путешествовать.

- Да, но об этом говорят шёпотом и за закрытыми дверьми, - вступился за собрата Марэль. – Такая теория существует, но пока что не была доказана.

Шан на это лишь нетерпеливо взмахнул рукой.

- Просто потому, что это не выгодно тем, кто обладает способностями к междумирным путешествиям. Айрин – вот лучшее доказательство этой теории. Если для того, чтобы вы перестали задавать ненужные вопросы и скептически смотреть, вам нужно поговорить с ней – хорошо. Но предупреждаю, я рассказал это только потому, что от вас многое зависит. Все остальные уверены, что она всего лишь дальняя родственница семейства Дар-Са-Ран. И пусть так остаётся и дальше. Ясно?

Полукровки несколько сконфуженно кивнули.

- Так вот, понятие Хаоса и Инферно в нашем мире не существует в том понимании, которое подразумевает Намор и Айрин. Во всяком случае, до недавнего времени точно не существовало. Или же тщательно скрывалось. Это тёмная энергия, не имеющая ничего общего с Тьмой, которая покровительствует Тэ’натэсу. Это нечто мерзкое, отвратительное, гнилое и с противным душком, от которого рефлекс только один… Не знаю, как описать точнее.

- Мы поняли, - перебил его Мар.

Шан кивнул.

- И эта мерзость - и есть источник силы этого Намора? – спросил Риккаль.

- Да. Те самые боль, страдания, агония – это лучшая подпитка для неё. Чем больше отчаяния и жестокости вокруг, тем сильнее пускает корни в нашем мире эта дрянь.

- Но, - нахмурился Марэль. – Получается, что эта сила…

- Инферно, - подсказал Шан.

- Да, Инферно, буквально цветёт и пахнет сейчас на Сарибэль. Ведь столько силы, как у этого Намора, нет даже у Круга Архимагов. А не мне рассказывать об их возможностях…

- Видимо так, - согласился лорд замка.

- Но как такое не заметили те же Волхвы? Другие маги? Да и мы, признаться, совершенно ничего не почувствовали.

- Вот это и есть один из самых главных вопросов, ответов на который у меня нет, - вздохнул мужчина. – Понимаете, Инферно похоже на дикого зверя, которым руководят лишь голые инстинкты – жрать и много жрать. Оно поглощает на своём пути всё, до чего дотянется. И мне совершенно не понятно, каким образом оно научилось скрываться.

- А мне не понятно, - добавил Рик. – Как оно сюда проникло.

- Верно, - грустно хмыкнул Шанрэл. – Это второй вопрос-загадка. Если честно, то я думал о Тёмных. Они могли просто неосознанно притянуть эту мерзость в наш мир, думая, что натолкнулись на отзывчивость Тёмного бога. Но тогда остаётся совершенно неясным, почему Сарибэль всё ещё существует…

- Тогда вот вам вопрос номер три на повестке дня, - добавил Марэль. – Почему именно этот лордат? Почему ты и твоя семья? Почему сейчас?

- Ну, частично ответить я могу – из-за Айрин. Вы же читали письмо и знаете условия нашего спасения.

- Но это всё равно не вносит ясность в вопросы, - пожал плечами полукровка.

- Не знаю, - тихо сказал Шан. – Но чувство, что именно она, а вернее наша дочь, стала целью Намора. Почему? Как? И когда? Не знаю. Но одно могу сказать наверняка, мою семью он не получит, чего бы мне это не стоило!

И он со значением посмотрел на магов, давая понять, что если нужно пойдёт по трупам. Даже по их собственным.

- Спокойнее, друг, - улыбнулся Мар. – Тут мы тебя полностью поддерживаем. И поможем по мере сил и возможностей. Но информации слишком мало для противодействия…

- Ты сказал, что мастер где-то рядом с замком, иначе не смог бы управлять стеной, - поддержал его Рик. – Так может попробуем его найти? Дырку в стене возможно сделать, я уверен. Но у нас будет лишь одна попытка…

- Ну найдём мы его, и что дальше? – не разделил энтузиазма собрата Марэль. – Как бороться с тем, о ком ничего не знаешь? Ты же сам понял, что обычная магия ему, как комариный укус…

Оба полуэльфари посмотрели на Шанрэла, ожидая ответа. А он лишь грустно хмыкнул. И что им сказать? Что только любовь, доброта и всепрощение способно перебить силу Инферно? Но даже если все жители замка до последней горничной, сплетут венки, возьмут бубны и начнут уверять в своей любви противников, это ничего не даст. Так, причинит максимум неудобство. В худшем случае, мастер даже не почувствует ничего.

Эльфари поняли, что ответа на этот самый важный вопрос у их лорда нет, и поникли. Было тяжело считать себя беспомощными и бесполезными, когда привык к совершенно другому. Они по праву считались среди своих одними из самых умелых и сильных магов. А теперь ощущали себя едва ли не новорожденными детьми.

- Ладно, отчаиваться рано, - хлопнул по коленам Риккаль и встал. – Какой там у нас был план действий? Накопить как можно больше силы, разложить по периметру и убрать эту демонову стену? Что ж, приступим.

- Не спеши, - осадил его собрат, внимательно глядя на Шанрэла. – Что ты планировал делать с учётом всех сведений и знаний?

- Нам не справиться одним, - пришлось признать правду. – Необходимо вызвать подмогу. Лучше всего Волхвов. Но, чтобы сделать это, придётся нарушить целостность стены хотя бы на секунду.

- Ну, задача не кажется невыполнимой, - пожал плечами Рик. – Мы хотели вообще разрушить стену, а тут просто сделать дырку…

- И неплохо бы соорудить нечто похожее из защиты, - внёс конструктивное предложение Мар. – Когда мы никак не отреагируем на ультиматум, мастер может ещё сильнее сжать огненный круг…

- Защита есть, её необходимо доработать. Не так давно мы имели несчастье видеть, что мощнейшая по нашим меркам магия, совершенно не является преградой для подручных мастера.

- И чем же ты собираешься её усиливать?

- Кое-какими родовыми артефактами и… - Шан хмыкнул. – Любовью, состраданием и добротой.

- В смысле? – хором воскликнули полукровки.

- Да есть у меня парочку экспериментальных работ, по передаче чувств. Хотел сделать Айрин подарок, чтобы она в любой момент могла ощутить всю полноту моих чувств. И логично предположить, что силами противодействия для боли и отчаяния, могут стать любовь и сострадание.

- Так и что? Одних твоих чувств явно будет недостаточно.

- Верно, вот мы и попросим обитателей замка помочь.

- Честно сказать, идея кажется совершенно бредовой, - скривился Рик. – Но на безрыбье…

- И то верно, - кивнул Мар. – Чем нам помочь тебе?

- Для начала… - начал Шанрэл посвящать их в свою идею…


Айрин


Едва за Шаном закрылась дверь, как на душе стало противно и гадко от дурных предчувствий. Внутри царил такой сумбур из эмоций, что иногда было сложно даже дышать. Я переживала за любимого, волновалась за дочь, которая вот-вот должна появиться на свет, боялась, что мои опасения могут оправдаться и… больше всего бесилась, что ничем не могу помочь. Всегда считала, что люди, «сходившие с ума от бессилия», просто преувеличивают свои ощущения. Когда на самом деле, если так уж хочется, то можно найти выход. Оказалось, что нельзя. Это только в книжках так бывает, что взмахнул рукой и все враги повержены, в самый критичный момент появляется долгожданная и невероятно могущественная подмога, а ты весь такой из себя супергерой даже не запарился…

Увы, но реальность совершенно другая. Даже в, казалось бы, фэнтезийном, с точки зрения землянина, мире.

Устало вздохнув, я отошла в самый дальний уголок, где было хотя бы подобие уединения, и присела на невысокий мягкий пуфик. Пока Шан был рядом, проблемы не казались такими уж серьёзными. Внутри просто жила уверенность, что вместе – мы сила. Но стоило ему уйти, как душу стали разрывать сомнения, страхи и опасения.

Это просто несправедливо! Мы столько всего пережили, столько были вдали друг от друга… Казалось бы, ну хватит. Сколько можно? И вот, это свершилось, счастье есть, мы вместе и счастливы. Так нет… Закон вселенского бутерброда ждёт за углом и гаденько хихикает, выжидая своего часа. Мол, расслабились, да? «А вот хрен вам, а не золотая рыбка»…

Так и у нас. Думали, все беды позади, а оказалось, что всё только начинается.

«Почему всё так несправедливо? – мысленно крикнула я в никуда. - Чем мы с Шаном в прошлом так насолили Высшим Сущностям, что теперь они столь изощрённо нам мстят? В чём смысл всего этого?»

Но в ответ, как и всегда была тишина. Если я и надеялась, что Сариб услышит меня, то уж точно никак не ожидала ответа. Потому что, будь я на её месте, то не стала бы молча смотреть на происходящее, а непременно бы вмешалась.

«Вот поэтому тебе ещё рано становиться демиургом», - вдруг раздалось у меня в голове, заставив от неожиданности подпрыгнуть на месте.

Я, ничего не понимая, обернулась и внимательно осмотрела всех собравшихся в комнате. Но присутствующие были заняты обсуждением последней новости о помолвке и, казалось бы, не проявляли ко мне ни малейшего интереса. Поэтому определить, кто именно только что посмел копаться у меня в голове, я не смогла.

«Это не они, успокойся», - вновь услышала я постороннего.

«Кто вы?»

«Ответы», - сказано было тоном с примесью лёгкой иронии.

Откуда я это знала – ни за что бы не смогла ответить, поскольку мысленная речь всегда выглядит несколько безлико… А тут все оттенки настроения и интонации, как если бы мы разговаривали вслух.

«Какие ответы?»

«Не ты ли только что мысленно выкрикивала своё возмущение несправедливостью? Вот мы и решили дать ответы…»

«Мы – это кто?», - продолжала я допытываться.

Было немного страшно вот так общаться с неизвестными «мы», особенно учитывая, что вообще-то наш замок и все его обитатели отрезаны от внешнего мира магической огненной стеной. Через которую, теоретически, мог бы проникнуть только тот, кто её же и устанавливал. Поэтому думать, что таким вот нехитрым способом я сейчас общалась с мастером, было, по меньшей мере, неуютно…

Но в ответ на эти мысли, неизвестные «нарушители частного пространства» лишь иронично хмыкнули и сказали:

«Не бойся, мы – не он».


«Тогда как же вы смогли пробиться через огненный барьер?»

«Нам эта стена не преграда».

«Так уберите её!», - тут же спохватилась я, услышав неожиданно радостные новости.

«Зачем? Скоро она и так исчезнет. Айрин, чтобы понять смысл всего происходящего, тебе необходимо просто перестать бояться. Это твой страх, а не недоступность ответов, мешают их получить. Ты боишься открыться этому миру настолько, чтобы услышать его».


«Мир? Вы говорите так, словно он живой».

«Конечно живой. И ты, как демиург, можешь его слышать. Даже обычные местные маги это могут, если правильно при этом концентрируются. А ты рождена для этого. Но просто не хочешь слышать».

«Это неправда! Я хочу!», - возмутилась я такому наглому наговору.

«Тогда слушай!»

И всё. Я весьма чётко почувствовала, как эти таинственные «мы» ушли из моей головы. Вот только вместо предполагаемых ответов, у меня возникло ещё больше вопросов.

И о чём вообще шла речь? Почему они сказали, что я боюсь слышать? Вернее, что подразумевали под этим? Лично я от Шанрэла ни разу не слышала, чтобы он общался с этим миром… Я вообще, если уж на то пошло, понятия не имела, что такое возможно… Хотя, если включить логику, то почему бы и нет? Жизнь – это, ведь, не обязательно именно то понимание, которое в него вкладывает живой человек… На Сарибэль много рек, лесов, животных, людей… то есть, он живой… не просто мёртвый кусок камня в необъятном космосе. Более того, в нём существует магия, а это уже нечто невообразимое. Тот же эгрегор…

Поразмышляв так ещё с пару минут, я окончательно уверилась, что сказанное неизвестными собеседниками – не пустой звук и не выдумка. Единственная загвоздка… совет-то они дали правильный и наверняка весьма ценный. А вот инструкцию оставить забыли… Я даже чисто теоретически не представляла с какой стороны вообще можно подступиться к этой теме, чтобы почувствовать связь с Сарибэль. Не говоря уже о возможности его услышать.

Но, если воспользоваться логикой и вспомнить, что даже простые маги могли иногда это осуществить, значит существовал какой-то способ, доступный и мне. И что это, как не состояние полнейшей расслабленности?

Поэтому, удобно устроившись на пуфе, решила попробовать с помощью медитации нащупать возможную связь… Хотя надежды было мало. Прошлая попытка не то, чтобы провалилась, но и не была успешной в моём личном понимании. Я либо что-то делала не так, либо желаемое просто для меня недоступно.

«Отринь свой страх. Доверься этому миру…», - вновь услышала я совет таинственных «гостей» собственной головы.

Легко сказать… но если не понимаешь, чего вообще от тебя хотят, то как-то уж слишком трудно последовать совету. Я даже злиться начала из-за этого. Но ребёнок тут же послал волну позитива, спокойствия и уверенности, таким образом помогая мне собраться с мыслями и даже, чего уж там, внушая некоторую уверенность в предстоящем.

Действовать решила по старинке – а именно, посредством той медитации, которая у меня получилась в прошлый раз. Конечно, не забывала я и о советах лекаря. Но сейчас мне нужно было не «докопаться» до истины внутри себя, а как раз наоборот, открыться для внешнего, окружающего меня мира.

И каково же было моё удивление, когда буквально сразу же я ощутила сильный отклик дочери, помогавшей мне в этом. Наши души как бы слились воедино, делая нечто невообразимо прекрасное. И изменения я почувствовала моментально. Знаете, это как всю жизнь смотреть чёрно-белое кино на малюсеньком экранчике, а потом резко попасть в разноцветный рай да ещё и с IMAX 3D эффектом! У меня дыхание перехватило от нахлынувших чувств!

Я была всем везде и повсюду! Могла пронестись ветром по поляне в Эдельнарском лесу, могла эхом промчаться по подгорным городам гнотэм, и опасть свежем ливнем на равнинах оркай… А ещё я могла страдать от боли, чувствуя, как меня словно протыкают раскалённым железным прутом, а потом посыпают открытую рану солью… И именно эти ощущения были у меня, когда я решилась посмотреть на наш лордат глазами своего странного состояния. Не заметить мерзкой вонючей гнили, распространившейся на несколько километров вокруг моего дома, было просто невозможно. И у меня в очередной раз возник закономерный вопрос – КАК ЭТО МОЖНО ПРОПУСТИТЬ?! Почему бездействуют Волхвы? Где сама Сариб, в обязанности которой и входит забота о созданном ею же мире? Где остальные маги, которые просто обязаны ощутить вот это?

В душе начала подниматься такая злость, что я едва не потеряла концентрацию и не свалилась, в прямом смысле, в распространившуюся внизу клоаку. Но отрезвило меня странное тянущее чувство, как если бы кто-то или что-то пило из меня энергию! Вот тут я испугалась окончательно, потому что прекрасные и волшебные краски Сарибэль вдруг померкли и стали почти безжизненными. А я с ужасом поняла, что из-за своего гнева позволила Инферно питаться моими чувствами и подпитывать самого себя! Более того, эта дрянь пыталась подчинить меня! И если бы не дочь, которая каким-то образом смогла вовремя оградить меня, последствия могли оказаться катастрофическими…

Сердце колотилось в груди перепуганной птицей, мешая сосредоточиться, но страх, что у меня не получится собраться с мыслями и успокоиться, придавал сил. Меньше всего мне хотелось стать заложницей собственного гнева, который так сильно сейчас клокотал внутри. Заложницей той мерзости, с которой боролся сейчас мой любимый, из-за которой были в опасности я сама и моя дочь! Мысли о любимых помогли, поэтому я решила, что только самое светлое чувство сможет вернуть меня мне – любовь. К ребёнку, которого носила под сердцем, к мужчине, который готов был пожертвовать собой ради меня, к его семье, принявшей меня, как родную вопреки всему, к миру, который был мне домом!

И по мере того, как светлые эмоции наполняли моё сердце, отступала и тьма… Пока в какой-то момент краски вновь не стали насыщенными и полными жизни.

В этот момент пришло и понимание, почему все остальные, кроме нас, ничего не заметили. Эта тварь маскировалась так умело, что даже богиня-хранительница ничего не почувствовала. И только потому, что мастер именно хотел уведомить нас, мы всё узнали. Единственное, он просто не рассчитывал, что я смогу расшифровать знаки в его татуировках и понять с чем именно пришлось столкнуться. Впрочем, если бы Шанрэл не был демиургом, то опасность вряд ли бы была воспринята настолько серьёзно. Пусть это и не даёт ни малейшего преимущества, которые были бы у нас в любом другом случае…

Но всё равно мне было совершенно не понятно, как эта гниль смогла настолько… развиться, чтобы додуматься до маскировки? Качественной, сильной и настолько идеальной, что смогла обмануть всех без исключения! Ведь, насколько мне было известно, Инферно подобно зверю, которым руководит лишь один инстинкт – ГОЛОД! А вот стратегия и обдумывание собственных шагов, подготовка защиты, манипулирование другими на уровне опытного кукловода – совершенно несвойственна этому существу. Или тут как раз всё дело в мастере? Неужели он смог создать или найти способ настройки настолько мощного щита?! Увы, ответа на этот вопрос у меня не было. Как, впрочем, и на другой: причём тут я и моя дочь?

А в следующий миг я провалилась в пустоту…

***

Когда же чувство полёта в никуда прошло, и я, наконец, смогла более или менее ориентироваться в пространстве, оказалось, что местность вокруг довольно… знакома.


Признаться, меньше всего я ожидала увидеть озеро, столь родное мне по воспоминаниям Сашии. Чёрное «ничто», покои Сариб, даже нечто невероятное… ну там, открытый космос или что-то в роде этого по своей фантастичности… Все прошлые разы подобных путешествий были похожи на серию из фантастического сериала. Этот же оказался самым обыденным.

Единственная странность заключалась в том, что я не была участником событий, а всего лишь сторонним наблюдателем. Правда, поняла я это лишь мгновение спустя, когда у озера показалась Сашия во всём своём великолепии. Она была, как говорят, как цветущая майская роза – невероятно красивая, полная жизни и внутренней энергии. Силы. Но всё это затмевала безысходность, так отчётливо заметная в её взгляде.

Честно сказать это немного непривычно не чувствовать её, как себя, а просто быть… посторонним существом. Девушка была не просто расстроена, она находилась на грани истерики. Она летела к озеру так, будто от этого зависела её жизнь! У самой кромки воды она резко остановилась и упала, сотрясаемая рыданиями. Молодая женщина что-то выкрикивала и бормотала, но слов было не разобрать, пока неожиданно она не подняла голову вверх и не закричала:

- Я не просила ничего этого! Всё, о чём мечтала – это кусочек счастья, которого была лишена почти с детства! – она вновь зарыдала, но в этот раз взяла себя в руки намного быстрее. Вскочив на ноги, она вновь обратилась к невидимому собеседнику: - Почему я? О, Праматерь, чем я заслужила это?! Ты сочла меня достойнее других, хотя на моё место претендовали многие, более подходящие наследники. Так почему я? Я не хочу этого больше! Я устала. Но по нашим глупым законам я не могу просто так передать управление кланом брату. И что мне теперь? Умереть? – плечи Сашии поникли, и вся она как будто стала меньше. – Но я хочу жить… Просто жить. Пусть не здесь, не сейчас, по-другому, но жить счастливо. Разве это плохо?

- Вполне достойное стремление, - вдруг раздалось в ответ.

Молодая леканша от неожиданности подпрыгнула на месте, зацепилась ногой за ветку и упала на землю.

- Кто здесь? – требовательно выкрикнула она, судорожно стирая следы недавней слабости. – Покажись!

- Ты не сможешь вынести моего истинного вида, Сашия Дар-Са-Ран, - ответил ей невидимый собеседник. – А для общения достаточно и просто голоса.

- Я не нуждаюсь в общении с тобой! – огрызнулась она, вскакивая на ноги и продолжая внимательно осматриваться вокруг, видимо, всё же, надеясь отыскать неожиданную компанию.

- Да неужели, - иронично хмыкнули в ответ. – Уж не ты ли только что просила о другой судьбе, где смогла бы «просто жить. Пусть не здесь, не сейчас, по-другому, но жить счастливо»?

На это девушка ничего не ответила, замерев на месте и даже дыша через раз. Я видела, как она потрясена услышанным, хотя тень сомнения так до конца и не исчезла из её глаз. И это было понятно – она достаточно громко тут кричала, чтобы любой случайный прохожий смог услышать. Но всё же вера в богов в этом мире была куда сильнее, нежели на Земле, поэтому ничего удивительного, что первая её мысль была именно о них.

- Праматерь? – шёпотом спросила она.

- Нет, но направление мыслей правильное, - вновь хмыкнул голос. – Однако это не важно. Я здесь, чтобы исполнить твоё желание. И озвучить ряд условий.

Ноги Сашии подкосились, и она вновь осела на землю. Я пыталась понять, что же это за разыгравшийся спектакль. Ничего подобного в памяти девушки я не видела, а, уж поверьте, за последнее время «пересмотрела» доставшееся наследство едва ли не «покадрово». Вот только интуиция подсказывала, что в данный момент происходило нечто невероятно важное. Поэтому помимо попыток анализировать, я ещё и внимательно всё слушала и запоминала. В случайности верить я разучилась давно. А уж в этом мире – и подавно. Значит свидетелем этого разговора меня сделали не случайно.

А голос тем временем продолжил:

- Ты просила другую жизнь. Счастливую и спокойную. На что ты готова пойти взамен?

Девушка от этого вопроса вся съёжилась, но спустя какое-то время с усилием распрямила плечи, гордо задрала подбородок и достаточно уверенно ответила:

- На всё.

- Не стоит разбрасываться такими словами, Сашия, - озвучил её собеседник мои собственные мысли. – Иначе найдутся те, кто может ими воспользоваться, - леканша дёрнулась, как от удара, но звучавшая ранее в её голосе уверенность постепенно отвоевала себе место и во взгляде. Поэтому на, в принципе, разумное замечание она просто промолчала. – И я из тех, кто именно так и поступит. Ты же должна понимать, что всё и везде взаимосвязано. И чтобы стать настолько счастливой, насколько мечтаешь ты, тебе придётся сильно постараться.

Не знаю, как там Саши, а вот у меня мороз по коже пробежал, и перед глазами возникли картинки её изнасилования. Уж не об этом ли речь? Господи! Знала бы она заранее, наверняка бы ответила как-то иначе. Лично я и врагу не пожелала бы тех «испытаний» ради дальнейшего счастливого будущего, которые пережила она.

- Ты – первая колыбель Равновесия. И именно тебе придётся испытать все первые тяготы этого пути.

- Что такое «колыбель Равновесия»? – спросила девушка, буквально на секунду опередив меня.

Я даже забыла, что являюсь лишь наблюдателем.

- Весьма почётная миссия, - туманно ответил голос. – Этот мир настрадался уже сполна, и пора ему немного помочь, - а потом сменил тему, заставив лично меня неприятно насторожиться. – Если ты согласна на ряд испытаний, то протяни обе руки вперёд ладонями вверх.

«Не делай этого!», - хотелось крикнуть мне, но увы голос не слушался. Я уже догадывалась, что должно сейчас произойти и чисто по-человечески мне было жаль эту дурёху, мечтающую о другой жизни и другой судьбе, но не желающей понимать, что она сама творец своего пути и способна самостоятельно изменить всё к лучшему.

Сашия немедля выполнила требование, а в следующий миг на её ладонях заалели кровавые порезы. Сделка состоялась… И почему у меня было ощущение, что это была «сделка с Дьяволом»?

Даже не дёрнувшись от боли, она со странным блеском в глазах смотрела на то, как порезы озаряются ярким светом, а потом и вовсе исчезают, словно и не было их. И если бы мы сейчас были связаны, то наверняка меня бы накрыло цунами её чувств.

- А теперь слушай. Всё, что отныне произойдёт в твоей жизни – это маленькие шаги к осуществлению твоей мечты. И если ты на самом деле хочешь этого, то вытерпишь абсолютно всё. Мы не зря тебя выбрали – ты сильная, смелая и целеустремлённая. Именно эти качества помогут тебе пережить все испытания. А когда настанет момент, тебе будет задан вопрос: «Согласишься ли ты добровольно покинуть этот мир, уступить тело другой душе, взамен получив её жизнь?». И как ответить на него – решать тебе. Ответишь согласием, исполнишь мечту. Ответишь отказом, получишь всё то же самое, но в этом мире.

- То есть, если я соглашусь, то уйду из Сарибэль навсегда? – спросила Сашия.

- Да.

- А если нет, то буду всё равно счастлива, но уже здесь?

- Да.

Девушка замолчала, а я едва могла дышать от осознания. Развернувшийся передо мной диалог – это не просто воображение или видение. Это та самая скрытая часть памяти леканши, до которой я так стремилась добраться. Вот только ощущение, что мне это кто-то показывает, а не я сама смогла снять внутренние барьеры. Словно на время кто-то или что-то впустило меня в свою собственную память. Но дело в том, что помимо голоса, который вообще-то не имел тела (во всяком случае, я его не видела) и Сашии, здесь больше никого не было.

Внутри тут же как будто что-то щёлкнуло, и я поняла – есть. Сарибэль! Ведь не зря же мне совсем недавно говорили, что мир – такое же живое существо, как и я. И именно его воспоминания я сейчас смотрела. Именно благодаря тому, что смогла каким-то образом, как демиург, слиться с его сознанием… душой…

Это открытие поразило, но даже оно меркло на фоне того, свидетелем чего я только что стала. Ведь речь в сделке шла именно обо мне. Это мне Сашия должна была уступить своё тело. Это мою жизнь на земле она выбрала в последствии.

И стоило мне об этом подумать, как девушка кивнула и сказала:

- Да будет так!

А в следующий миг меня вновь затянуло в некое подобие водоворота, и я оказалась в совершенно другом месте. И к собственному ужасу, я узнала и его, и момент… Как раз за несколько мгновений до нападения на девушек. Просматривать всё это в очередной раз у меня не было ни малейшего желания, поэтому я отрешилась от происходящего и стала анализировать.

Если раньше я в некоторой мере презирала Сашию за её слабость, за то, что отреклась от ребёнка, за то, что поставила собственные желания и благополучие на первое место, то теперь поняла, что даже восхищаюсь ею. Пусть своего мнения я не изменила и не простила ей предательства нашей дочери, но в данный момент я наблюдала за тем, как она стойко переносила «испытание» за «испытанием», не сломавшись. Почему-то, когда была связана с ней памятью, то ничего подобного не заметила. Но сейчас я прекрасно видела решимость в её глазах, уверенность, стремление. Господи, её насиловала эта троица, а в её глазах горел не ужас и покорность, а вера, что она пройдёт это испытание. Она знала, чувствовала, что именно так всё и было. Но и не собиралась просто так всё оставлять. Та «звериная ярость», ослепившая её и подруг, не была случайной. Сашия была лидером, главной клана Белых Рысей, а это не пустой звук. Когда нужно было, она могла подавлять сознание своих сородичей. И в тот день сделала всё осознанно, доведя и себя, и их до безумства, которое и помогло справиться с насильниками. Никому потом она не сказала ни слова. Даже чувства и мысли у неё были тщательно продуманными, потому что до сих пор я даже не осознавала, насколько она сильная личность, раз смогла всё это провернуть с изрядной долей хладнокровия, а потом и себя убедить, что именно так всё и было.

Если говорить об испытании, то его она прошла блестяще. Более того, смогла оправиться от всего и жить дальше. Ведь именно мысль о том, что дальше ждёт награда, помогала ей справиться со всем.

Знакомясь с Шаном, я видела, она предвкушала нечто большее. Вот только новость о беременности здорово подкосила её уверенность. Да, на её месте я бы тоже подумала, что испытания позади и это всё уже начало той самой награды, когда нужно было выбрать – уйти или остаться. А тут такое разочарование и осознание, что всё только начинается…

Но, ведь, она не избавилась от ребёнка. Хотя могла бы. И даже хотела, почти решилась на это. А потом догадалась, что дочь – это вторая проверка её решимости. Вот только было кое-что ещё, чего сама девушка не осознала. Зато я поняла…

Я видела «глазами» Сарибэль, как внутри её чрева зарождается особенная жизнь, так непохожая на остальные. Видела, как нити связи, которыми моя душа теперь тесно связана с душой дочери, тянуться к Сашии. Видела, как леканша не смогла пересилить себя и принять ребенка. Видела, муку в её глазах, от осознания, что она таким образом не сможет пройти это «испытание» до конца.

Вот только она не знала, что это и был косвенный выбор. Если бы она приняла тогда девочку, полюбила её, связала свою и её жизни, то получила бы своё такое долгожданное счастье именно на Сарибэль. Но отказ всё решил за неё. Именно в тот момент, когда она отреклась от связи с собственным ребёнком, к ней обратилась Сариб с вопросом. И Сашия дала согласие. Осознанно и добровольно. И с того момента перестала быть частью этого мира.

После этого и образовался кокон вокруг ребёнка – своеобразная защита, ведь та, что носила его под сердцем, не имела привязки к миру, не могла поддержать, дать необходимые силы и энергию маленькому особенному организму. Цена такой «изоляции» для Сашии - были её жизненные силы. Этот кокон пил в три раза больше энергии и жизненных ресурсов, чем обычный плод, и девушка просто увядала на глазах. Единственное, что поддерживало в ней жизнь – это мысль, что скоро испытания закончатся и она начнёт всё заново, счастливой.

Думать о своей преемнице она не желала, потому что невольно чувствовала вину. А чувство вины, как известно, тот ещё якорь…

Всё это я поняла просто глядя на неё, без связи. Но тем более странно это было, ведь до этого, имея полное единение с ней – не замечала ничего.

Единственное, что не изменилось с тех пор – это уверенность, что ребёнка Сашия так и не приняла. И не испытывала ни малейшего сожаления о нём, когда пришло время уходить в другой мир. Это вновь покоробило меня, воскрешая в памяти весь тот негатив, который я испытывала к девушке при одной только мысли, что она отказалась от собственного дитя…

Но теперь я хотя бы более полно понимала её мотивы. Или даже не так – я просто стала уважать её за силу духа, помогавшую справиться со всеми невзгодами, выпавшими на её пути.

- Ради чего? – довольно громко прозвучал вопрос Сашии, вынудив меня не только прислушаться, но и вернуться из того отрешённого состояния, в котором пребывала, наблюдая за её жизнью в замке Шанрэла.


И вовремя, потому что разговор оказался очень важным.

- Ты – первая колыбель…

- … Равновесия, - закончила она за уже знакомый нам обеим голос. – Но от этого смысл этих слов понятнее не стал. Почему я должна была вытерпеть столько горя и ужаса?

- Мы уже говорили тебе – чтобы получить свою мечту. И чтобы дать возможность появиться в этом мире шансу.

- Какому шансу? – уже откровенно злилась девушка.

Но ей не ответили. Просто поменяли нас местами… Момент, когда я появилась на Сарибэль, ознаменовался вспышками радуги вокруг моего «нового» тела и едва ли не музыкальной трелью, которую я ощутила где-то на подсознательном уровне. Как если бы… да! Как если бы радовалась душа этого мира, эгрегор.

Но мне было совершенно не понятно почему. Ладно бы это был Шан. Но Сарибэль…

Видимо недоумение было достаточно сильным, раз мне решили ответить. Время чуть-чуть ускорилось и остановилось на том моменте, когда я для себя решила принять растущего во мне ребёнка, как своего собственного. Я видела, как рушится кокон, как невероятно яркая аура девочки, так непохожая на остальные, на миг вспыхивает словно солнышко, а потом надёжно прикрывается моей собственной. Видела, как между нами появляются сначала тоненькие и хрупкие ростки связи, постепенно набирающие силы. Видела всё это и не могла сдержать чувств. Я помнила все те ощущения, и сейчас переживала их заново, не в силах сдержать эмоции – безграничную любовь, нежность, заботу… То, что так просто и легко называют «материнским инстинктом», не понимая, что данное словосочетание не отображает и маленькой доли всей полноты истинных чувств.

А ещё я поняла, почему радовался мир – ведь моя дочь и есть то самое Равновесие, о котором говорили собеседники Сашии. А я – его вторая колыбель. И если первая закаляла в девочке дух и заставляла бороться за жизнь, всячески испытывала на прочность, то вторая – дарила веру в любовь, защищала, оберегала, заботилась. Иными словами, мы с Сашией воспитали самое настоящее Равновесие, показав все положительные и отрицательные стороны жизни, без которых наша дочь не стала бы тем, кем хотели её видеть Высшие Сущности. О, да. Сомнений быть просто не могло, кем на самом деле являлись собеседники Сашии. И для чего всё это было затеяно!

***

Я вывалилась в реальность из своего состояния как раз в тот момент, чтобы ощутить – начинается!

Волна жара пронеслась по телу и сосредоточилась в районе поясницы, пока ещё только слегка давая понять, что Равновесию пришло время появиться в этом мире.

ГЛАВА 5. Завершающая

THE LAST BUT NOT THE LEAST


пер. «Последняя по счёту, но не по важности»

Английская идиома

Я тихонечко, чтобы не привлекать к себе внимание окружающих, встала и принялась расхаживать туда-сюда. Помню, что, то ли где-то прочла, то ли подруги поделились опытом, будто ходьба во время схваток облегчает боль. А возможно это просто было самовнушение… Но так или иначе, боль схлынула, а я принялась считать минуты. Когда ожидание затянулось, а счёт пошёл уже на одиннадцатую минуту, всё повторилось вновь. Но в этот раз я была готова, поэтому просто переждала боль, применяя технику дыхания, о которой рассказывал мне Оран. А ещё мысленно отгородилась от Шанрэла, чтобы не волновать его раньше времени. Ему и так хватает сейчас забот. Хотя, если быть честной с самой собой, то мне его не хватало. Как-то до этого всегда представлялось, что в столь важный и волнительный момент нашей жизни он будет рядом, чтобы поддержать, помочь, вселить уверенность.

Рожать было откровенно страшно. И не важно, что мне тут наобещали магическую эпидуралку и мега восстановление после родов. Сам факт того, что это началось и происходит со мной – уже страшил. Причём боялась я не боли. Вернее, не только её, всё же это не коленку разбить или руку сломать… Я переживала, что не справлюсь, что наврежу своему ребенку, что не смогу помочь ей пройти первое в её жизни испытание! Конечно, вокруг куча близких, хороший лекарь, магия, опять же, а не кустарные методы наших роддомов. Но… но… женская логика вообще штука сложная, а у беременных она, судя по всему, вообще невероятна.

Но больше всего я боялась будущего, в котором моя новорожденная дочь должна противостоять древнему первозданному… даже не злу, а намного хуже. И именно поэтому, наверное, мысленно уговаривала малышку не спешить, подождать, пока папа придумает выход из сложившейся ситуации.

Но она словно не слышала меня. Наоборот, вовсю транслировала в «общий эфир» свои растерянность и неуверенность. Она не понимала, что такое сейчас происходит, и почему привычное состояние защищённости начинает исчезать. Господи, никогда бы в жизни не подумала, что смогу узнать о чём думает и что чувствует ребёнок во время рождения. И тем удивительнее было, что это всё – моя дочь. Маленькая супергероиня и спасительница мира. Сейчас она меньше всего походила на такую – растерянная, немного испуганная… Для неё всё тоже было непривычно и страшно. Наверное, поэтому мои собственные переживания стали совершенно неважными и отошли на второй план. Я села на столь полюбившийся за это время пуфик и прикрыла глаза, стараясь как можно более уверенно говорить с дочерью. Руки сами собой легли на живот, а улыбка украсила губы.

- Всё хорошо, - тихо шепнула я, посылая уверенность и заботу. – Это маленькое испытание, которое ты пройдёшь с лёгкостью. Ведь ты – наша дочь. Моя и Шанрэла. И мы любим тебя. И очень-очень ждём. Только не бойся, ведь ты сильная малышка.

Слова были похожи на поток реки, такие же уверенные, целеустремлённые и правильные. Я продолжала шептать их и успокаивать перепуганную спасительницу, сама невольно заряжаясь собственным оптимизмом. И когда ощутила, что малышка вновь слушает меня и больше не пребывает в полнейшей растерянности, улыбнулась. Теперь главное сделать всё возможное, чтобы ничто и никто не смог нарушить этот покой.

Но у Судьбы были другие планы, иначе как объяснить, что за миг до моего решения забаррикадироваться в этой комнате всеми возможными способами, я получила чёткую команду от дочери спускаться вниз.

Признаться, в первое мгновение просто не поняла, что произошло, пока не почувствовала, что тело перестало слушаться моих команд и находится полностью в подчинении ещё нерождённого ребёнка. «Шок – это по-нашему!», - вспомнились слова из старой рекламы, полностью отражая моё нынешнее состояние. На все просьбы и уверения, чтобы она не глупила и не смела никуда нас отправлять, малышка лишь хмуро отмалчивалась или же постоянно повторяла, что так всё и должно быть, что это именно то, что от неё требуется. На любые попытки образумить её даже не реагировала. А на напоминание, что папа с нас обеих шкуру спустит, если почувствует, что мы вышли за пределы созданного им же щита, лишь таинственно хихикнула.

Да уж, дожила! Мной командует младенец!

Но и это было не самым странным. Не знаю, как и когда всё это произошло, но эта не в меру самостоятельная мелочь смогла отвести глаза всем собравшимся в комнате! Никто не поднял даже глаз в нашу сторону, не говоря уже о попытках остановить! И только когда мы пересекли невидимую линию охранного купола резко спохватились и повскакивали со своих мест. Но было поздно. В отличие от моей дочери, выйти из убежища никто не мог. Вся родня и охрана отчаянно ломились в прозрачную стену и что-то наверняка кричали, пытаясь меня остановить, но я не слышала ни звука. Шан постарался на славу с защитой. Если прикрыть дверь, то никто бы ни за что не понял, что здесь находится не только комната, но ещё и прячет в себе кучу людей.

Стоило нам пройти через купол, как я вновь ощутила, что могу контролировать своё тело. От малышки пришла сильная волна раскаяния и извинений, сквозь которую пробилась мысль: «так было нужно». А я стояла на месте, глядя на ту часть сплошной стены, где должны были находиться двери, и не понимала, что чувствую. Растерянность? Да. Страх? Несомненно. Но было и кое-что ещё, заставляющее поверить, что всё и в самом деле будет хорошо – уверенность в победе. И это были именно мои чувства, а не отголоски дочкиных. Малышка, в отличие от меня, чётко знала, что и как должна делать. Но именно мои сомнение и неуверенность останавливали её. Ей нужна была моя поддержка, моя вера в неё и в то, что она собралась делать. Вот только… Ну, согласитесь, кто в здравом уме полностью доверится младенцу? Да господи! Ещё даже не младенцу, а существу, находящемуся в утробе! Я конечно приняла этот мир, приняла магию, приняла нашу связь с дочкой и то, что она у меня действительно особенная. Но не до такой же степени! Это надо быть полнейшим психом, чтобы пойти на поводу у… неё. И, видимо, я всё же рехнулась, потому что где-то глубоко внутри понимала, что всё равно сделаю так, как просит малышка. Не потому, что уверена в победе, а потому что доверяю…

Собравшись с мыслями, я уверенно направилась вниз. Наша цель находилась где-то на уровне подвалов.


Шанрэл


Разговор с людьми в замке не занял много времени, хотя Шан и сомневался, что его слова воспримут всерьёз. Слишком уж странно и глупо смотрелась просьба «излучать только позитивные эмоции: любовь, доброту и счастье». Но, видимо, народ уже был готов на всё, лишь бы побыстрее избавиться от давящего чувства безысходности. Тяжело сохранять спокойствие и невозмутимость, когда напряжение, витающее в воздухе, можно было едва ли не ложкой черпать…

Но было кое-что ещё, что поначалу просто не бросалось в глаза, а списывалось на нервозность – возросшая агрессия. Люди стали срываться друг на друга, кричать, возмущаться, угрожать и даже драться. Шанрэл бы даже не обратил на это внимание, если бы не один случай. Он как раз выходил из кабинета, когда на улице раздался крик. Прибежав на место происшествия, он застал мрачную картину – один из воинов его охраны избивал собственного брата с таким остервенением, что даже издали был слышен хруст косточек несчастного. А на земле чуть в стороне, сжавшись в комочек, выла девушка этого самого воина… с уродливым кровоподтёком на пол-лица. Девушка была полукровкой, а вот братья чистокровными леканами, поэтому силой сильнейшего, главы, Шану удалось всех успокоить. И как только его воля подчинила инстинкты этой троицы, он увидел невероятное – одинаковую растерянность на лицах, недоумение, быстро сменившееся настоящим ужасом. Словно они трое только что осознали, что творили. Расспросив их, лорд понял, что его смущало всё то время, с момента обнаружения огненной стены – слишком сильное напряжение и эмоциональная нестабильность его людей. Как оказалось, стена не только уничтожала всех, кто пытался её пересечь, блокировала любую связь, так ещё и питалась… Ну конечно же, разве можно было рассчитывать, что будет как-то иначе, когда эта преграда – ни что иное, как чистейшее порождение магии Инферно… Поэтому, обдумав ситуацию со своими магами, он решил временно ограничить время патрулирования территории и сосредоточиться на зарядке артефактов положительными эмоциями. Пришлось даже прибегнуть к одному зелью, которое вообще-то повсеместно считалось пусть лёгким, но наркотиком. А иначе никак не получалось добиться от испуганных, измученных и подавленных людей действительно сильных позитивных эмоций.

Так что, к моменту, когда последний кристалл был заряжен, все в замке были несколько неуравновешенными… Но Шанрэл искренне надеялся, что у них ещё будет время, чтобы прийти в себя. А иначе – это будет самый короткий бой в его жизни, когда вместо силы, способной дать отпор захватчикам, их встретят поющие о любви и жизнерадостно улыбающиеся люди…

Но он готов был пойти на такой риск, ведь для всех них это был шанс.

- А теперь предстоит самое сложное, - проговорил Шан, внимательно глядя на магов. – Соединить все эти кристаллы с уже существующей защитой, - он махнул рукой в сторону огромной пиалы, доверху наполненной мелкими слегка мерцающими, как золотой песок, камушками. – Пожалуй, этим займётесь вы.

- А ты? – спросил Мар, подходя к столу и поднимая драгоценную во всех смыслах посудину.

- А я постараюсь соединить магию родовых артефактов и вот эти три камня, самые сильные из заряженных, - ответил лекан. – Если наш план увенчается успехом, то это поможет хотя бы на долю секунды пробить огненную заслонку. А там уже можно будет ждать подмогу.

«Я надеюсь», - мысленно он добавил он, но то, как глянули на него оба эльфари сказало ему, что эти мысли очень красочно отразились на его лице и не стали ни для кого секретом.

Вот только спорить никто не стал, потому что все прекрасно понимали – это был шанс. Какой-никакой, но шанс на спасение и выживание. Атмосфера в комнате была настолько накалена от витавшего в воздухе напряжения, что, казалось, чихни не вовремя и всё взлетит на воздух. Каждый из присутствующих обдумывал свои дальнейшие действия, просчитывал вероятности и возможности провернуть всё так, чтобы победа была на их стороне.

И только Шан в этот момент помимо всего прочего упорно пытался дозваться сестру или отца. Казалось просто невероятным, что их связь смогли заглушить, ведь это уже не просто возможность общаться, это кровные узы. И не абы кого, а, как тут считают, богов. Такое просто так и без последствий не перекроешь, не заглушишь и не прервёшь. Вот только правда была печальнее – на «той стороне» была тишина и пустота. Пустота, которую он не ощущал даже когда был на самом деле в изгнании. Пустота, о которой он мечтал, когда узнал о себе правду, но так и не смог достичь. И вот, когда он готов стоять на коленях, лишь бы спасти Айрин и их дочь, просить о помощи хоть всех демиургов, он остался один…

- Что ж, время не ждёт, - сказал он и первый двинулся к выходу, предварительно захватив с собой все необходимые артефакты и заряженные кристаллы.

Полукровки двинулись следом, всё в той же сосредоточенной тишине. И уже у самого выхода, оказавшись на ступенях парадного входа, Шанрэл остановился и добавил:

- Не знаю, как далеко распространяются его возможности и может ли он видеть и слышать нас сквозь собственноручно созданную огненную стену, но предпочту не рисковать. Поэтому меньше разговоров и обсуждений, больше дела и побыстрее. Мой начальник охраны, - он кивнул на тут же подошедшего стражника, - проводит вас до той самой условной линии, которую мы устанавливали на праздновании моего для рождения, - лекан со значением глянул на подчинённого, дождался понимающего кивка и продолжил. – У вас будет совсем немного времени, постарайтесь…

- Мы поняли, - не выдержав, перебил его Рик. – Правда. Без обид, но нервы и так на пределе, а тут ещё и ты со своими «напутствиями». Давай уже просто сделаем это и всё.

- Ты прав, - хмыкнул лорд, сообразив, что ведёт себя, как сердобольная мамаша. – Что ж, удачи нам всем.

Полуэльфари кивнули отправились следом за начальником охраны, а Шан двинулся прямиком к огненной стене. Туда, где чувствовал её наиболее сильные колебания. Возможно именно там удастся пробить брешь. Или же там наиболее сильное сосредоточие силы Инферно и он просто в пустую потратит свой шанс. Сообщение Димару и зов сестре уже были готовы. Он подготовил их заранее, всё надеясь хоть на миг пробиться сквозь преграду. И он не шутил, когда говорил, что хватит и доли секунды для их отправки. О да, если на кону стоят жизни любимых, родных и тех, кто доверился ему, приходится так изворачиваться, что сам от себя иногда пребываешь в шоке.

До стены оставались какие-то пару шагов, когда лекан почувствовал, что что-то не так. Какая-то смутная тревога и нервозность затаились на периферии сознания, больше напоминая надоедливый писк комара – скорее раздражает, чем волнует. Но сейчас он готов прислушиваться даже к такому. Что, собственно, и сделал. Оказалось, что эти слабые чувства направлены на его супругу… И он тут же постарался проверить, что с ней. Но каково же было его удивление, когда понял, что малышка от него закрылась! Он не то, что не чувствовал её, а просто натолкнулся на толстую монолитную стену, за которую с таким трудом пробились её чувства. Именно они и напоминали комариный писк. Видимо, что-то случилось, раз она так поступила. Но это «что-то» оказалось настолько сильным, что смогло пробиться даже вопреки желанию Айрин.

И, зная её и ситуацию в целом, Шан был почти на сто процентов уверен, что начались схватки.

Прикрыв глаза и запрокинув голову к небу, мужчина простоял так какое-то время, пытаясь убедить себя, что поступает правильно, не поддавшись чувствам и не сорвавшись с места к ней. Пусть он обещал ей, а скорее самому себе, что в этот важный момент будет рядом, сейчас ситуация увы была такова, что перевес оказался на стороне всеобщего блага.

Он должен выполнить своё задание. И он его выполнит, ведь времени уже не осталось совсем. Мастер поставил условие, что они должны выдать Айрин до родов, значит это важно. А если они начались, что отсчёт пошёл на секунды. И это лишь дело времени, когда Намор поймёт всё.

- Прости, родная, - тихо прошептал он в пустоту и решительно двинулся к стене.

У него был лишь один шанс на всё. А удачным тот окажется, или же нет – всё во власти Судьбы. И демиург искренне надеялся, что в этом противостоянии эта Высшая Сущность выступит на их стороне.


Айрин


Никогда бы не подумала, что буду настолько рада видеть ту, кто едва не убил меня и моего ребёнка. Никогда бы не подумала, что смогу спокойно посмотреть в её обезображенное лицо и даже не вздрогнуть. Никогда бы не подумала, что все её вопли, проклятья и стенания оставят меня настолько равнодушной… Никогда бы не подумала, честно, но правда оказалась для меня столь же неожиданной, как и для моей собеседницы.

Дэшна…

Женщина, которая посягала на моего мужчину. Которая предала его. Которая не достойна даже того, чтобы знать её имя. Ненавистная мне. И, тем не менее, я сейчас находилась в самой охраняемой и безопасной части замка, и смотрела на ту, что стала своеобразным катализатором для всех изменений в моей жизни.

Всё то время, что я стояла и рассматривала её, она не переставала кричать, поливать меня грязью, проклинать и всячески стараться хоть как-то задеть. Но я не испытывала к ней ничего. Вообще. Не было былой ненависти. Не ощущался тот ужас, который сковал меня в нашу вторую встречу. Даже отвращения, и того не было. Лишь полное и всецелое безразличие, которого даже я сама от себя не ожидала.

Как только дочь сообщила, кто именно нам нужен для осуществления всего задуманного, я думала, что не смогу. Что не справлюсь, не выдержу. А оказалось…

Спустя какое-то время Дэшна выдохлась, но сверкать глазами не перестала. Зато это мне дало возможность, наконец, озвучить цель своего визита.

- Если с приветствиями мы покончили, то прошу на выход, Дэшна.

- Что? – не поверила своим ушам пленница.

Всё верно. Я бы тоже не поверила на её месте. Но правда заключалась в том, что она была нужна. И не столько мне, сколько защитникам нашего замка. Моя малышка была полностью уверена, что стоит нам только подойти ближе к стене, как та сама пропустит либо таинственного мастера к нам, либо нас к нему. Признаться честно, ни тот, ни другой вариант меня совершенно не прельщал. Но, как я уже успела в прошлой жизни убедиться, против высших сил не попрёшь, поэтому приходилось полностью довериться дочери. И если она говорит, что эта «противная женщина, которая до сих пор просто жаждет нас убить» нужна в данный момент около огненной стены, значит так оно и есть.

Я понятия не имела, чем в данный момент был занят супруг, но в том, что это было важно и от этого зависели все наши жизни – даже не сомневалась. И была готова всячески помочь ему, пусть даже для этого мне придётся волоком тащить за собой эту особу.

- Я сказала, что тебе пора на выход, Дэшна, - повторила я, стараясь вкладывать как можно меньше эмоций в свои слова. – И ты выйдешь из схрона, даже, если мне придётся тащить тебя за волосы.

- Ха! – хохотнула она в ответ, но нервные нотки, проскользнувшие в её голосе, не услышал бы только глухой. Но и ему хватило бы её весьма сейчас яркой мимики, которую не смогли скрыть и все уродливые шрамы. – Да я тебя укатаю на месте, даже толком не напрягшись!

- Желаешь это проверить? – тем же почти полностью отстранённым голосом спросила я. Блеф – наше всё.

И моя непрошибаемость подействовала. Сначала на лице женщины мелькнуло сомнение, потом, видимо, воспоминание о нашем последнем противостоянии и, что меня, если честно удивило, очень яркий испуг.

- Что тебе нужно от меня? – немного нервно спросила Дэшна, но, тем не менее, встала.

- Я уже сказала, но повторю в третий, последний раз. Выходи.

И отступила в сторону, освобождая для неё дверной проём. Как раз вовремя, потому что именно в этот момент тело пронзило очередной порцией боли, напоминая, что роды, вообще-то, начались. И то, что мы с малышкой делаем вид, что ничего нет, вовсе не означает, что так и есть. Природа возьмёт своё так или иначе, хотим мы того или нет. И раз время рожать пришло, то мы можем хоть тысячу раз не обращать на это внимание, а всё равно будет так, как должно.

На моё счастье, ту гримасу, которая отразилась на моём лице в этот момент, Дэшна списала на свой счёт и постаралась быстренько выполнить просьбу. Видимо, уж очень красочно я скривилась, раз она буквально вылетела за пределы схрона и даже попытки убежать не предприняла.

Отдышавшись, я вновь напустила на лицо невозмутимое выражение и царственной походкой пошла наверх. Главное – успеть вовремя сдать её с рук на руки Шану и объяснить для чего та нужна. И пока воды не отошли – у меня есть время. Ведь схватки могут длиться и сутки, я о таком читала. А в этом мире уколов окситоцина, искусственно выведенного гормона, способного стимулировать роды, не существовало. Не спорю, что наверняка существовали свои, магические методы, но… меньше знаешь – крепче спишь.

Охранники на входе сильно удивились, увидев наш неожиданный дуэт. Так удивились, что впали в ступор и даже не предприняли ни единого действия, чтобы нас остановить. А я открылась своим чувствам и пошла в ту сторону, где ощущала своего супруга. И очень сильное поле «враждебной» энергии. Кажется, мой любимый делал что-то, что очень не нравилось Инферно.

Пришлось даже ускорить шаг, потому что интуиция на пару с дочерью буквально вопили, что его нужно остановить. Немедленно!

И как только я его увидела, опустила все щиты и крикнула:

- Шан, стой!

Но было поздно – он уже активировал какое-то заклинание, которое даже мне было прекрасно видно.

Я потом всё случилось одновременно: моя рука самовольно схватилась за Дэшну и с силой ту сжала, заставив женщину заорать от боли. Внутри всё начало скручивать от очередной схватки, и я с трудом смогла соображать, но зато чётко осознала, что дочь вновь перехватила контроль над моим телом и, более того, сейчас даже колдовала через меня и Дэшну. Я краем сознания поняла, что рядом со мной стоит полностью выгоревшая магичка. Но также я поняла, что у неё остались все знания и умения, просто каналы, по которым поступала в тело магия, превратились в пепел. И моя дочь, воздействуя через меня на её силу, сейчас колдовала, причиняя Дэшне невообразимую боль. Но всё это было на благо… потому что замысел Шанрэла удался бы, если бы мы пришли вовремя. Но увы, это лишь спровоцировало Инферно на ответный удар, который как раз и пришёлся по отвлёкшемуся на мой крик лекану. Я непроизвольно шатнулась вперёд, но тут же замерла истуканом, наблюдая, как огненное щупальце отделилось от стены и потянулось к лежащему на земле мужчине.

Всё это происходило, как в замедленной съёмке, а потом резко пришло в норму, сбив моё дыхание. И вот, я уже – я, Дэшна без сознания лежит на земле рядом, волна схватки схлынула, а Шан очнулся и бежит ко мне, успешно уйдя от атаки врага, а в огненной стене зияет дыра!

Дыра, через которую моим глазам и всем тем, что в данный момент стоял за моей спиной, предстала ужасающая картина – полностью выжженное пространство в несколько метров, где раньше зеленела сочная трава и росли розовые кусты, и куча изуродованных злобой и жаждой убийства лиц…

- Айрин! – с силой прижал меня к себе подоспевший Шанрэл, не замечая ничего вокруг. – Ты с ума сошла!

Я лишь кивнула, не в силах спорить – уж очень шокирующим оказалось зрелище. Пусть я интуитивно и представляла, что могу увидеть нечто подобное, но реальность оказалось намного более… красочная. Я оказалась не готова. Это страшно – видеть лица некогда живых существ, в которых не ощущалось уже даже искры жизни, зато пылала жажда, которая и вела их.

Образовавшийся прорыв быстро затянулся, хотя нашей малышке хватило и мига, чтобы позвать на помощь. И ни кого-нибудь, а Листаша, кинув такой зов, что даже у меня сердце до сих пор сжималось от звучавшей в ней мольбы. Хотя, если честно, я не была полностью уверена, что этот клич касался лишь дракона. Вполне возможно, что наша малышка одним ударом решила убить сразу несколько зайцев и оповестить всех и вся в округе, что в замке Эдельнар – беда.

- Айрин! – ощутимо тряхнули меня, возвращая в реальность. – Ты что здесь делаешь?

- Тебя спасаю, - тихо ответила я и добавила: - Дурень! Тебя же чуть не убили!

- Меня?! Да ты в своём уме?! – взорвался супруг. – Я осознавал риск, поэтому заранее подумал о возможной защите, а ты?! Какого демона лысого ты вышла из комнаты и из замка в целом? Я что тебе говорил? Я о чём тебя просил?

- Не кричи, - улыбнулась я, прекрасно понимая, что оправдания тут бессмысленны.

Но что я, по сути, могла сделать? Наша дочь ещё не родилась, а уже была маленьким вундеркиндом, по сравнению с которым я – пылинка под её ногами.

- Не кричи?! Да ты… да я… - он задохнулся от переполнявших его чувств и вновь прижал меня к себе. – Я чуть не умер, когда увидел тебя рядом, родная. Я же так испугался за вас! Что ты здесь делаешь? – он, наконец, осмотрелся и недоумённо добавил: - И что здесь делает она?

- Свою миссию она уже выполнила, - улыбнулась я. – Честное слово, я не понимаю всего того, что пыталась рассказать мне наша дочь, но у Дэшны были какие-то особые способности, помогавшие ей пробиваться сквозь самые надёжные щиты и грани. А именно это, как мы поняли, тебя и нужно было. Вот малышка и поспешила на помощь. Только немножко не успела – ты уже закончил подготовку и активировал то… ну, что ты там запустил? Тогда она что-то сделала, использовав бывшую уже наверняка магичку, как буфер, и сумела пробить брешь в огненной стене. Вот только я совершенно не ожидала, что это будет даже не трещина, а целая дырища… - нахмурилась я, вспоминая всё увиденное. – И то, что мы там увидели, страшит… А ещё меня пугает то, какой будет наша дочь. Уже сейчас она невероятно умна и сильна. Сейчас, понимаешь? Нерождённая! А представь, что будет в восемнадцать? Или когда у неё начнут бушевать подростковые гормоны…

А ещё меня встревожило то, как хладнокровно она поступила с Дэшной. Нет, я понимаю, благо и всё такое… но… она же ребёнок. Совсем малышка! А уже такие принципы и понимание «меньшего зла».

Судя по тому, каким взглядом на меня смотрел Шан, у него и самого мелькали подобные мысли. Но раз он их ни разу не озвучил, то верил в благополучный исход. А ещё, кажется, у супруга не было слов от самодеятельности дочери, но, вопреки ожиданиям, ругать никого из нас не стал. Всего лишь опустился на колено передо мной, положил руки на живот, и тихо прошептал:

- Спасибо, малышка. Но больше так не делай – у меня чуть сердце не остановилось. Вы с мамой – самое дорогое, что есть у меня. И я просто не переживу, если потеряю хотя бы одну из вас.

Я смутилась. Мало того, что для любого лекана, да и не только, наш разговор не остался тайной, так ещё и столько зрителей собралось… И все смотрели с непередаваемым умилением, что казалось, того и гляди кинуться либо тискать, либо обливать слезами счастья. Да и само оно, это счастье, почти осязаемо витало вокруг – протяни руку и коснёшься. В общем, я смутилась… А потом уже стало не до этого…

На наших глазах огненная стена дрогнула! Причём так, что по ней пошла самая настоящая силовая волна и, казалось, стой мы ближе, нас бы просто снесло с места отдачей! Да что там! У меня было стойкое ощущение, что дрогнул весь мир. Как наяву я услышала тысячи криков, полных агонии и ужаса, от которых в душе что-то заледенело. Крики тех, кто сейчас умирал в муках, питая тварь Инферно, решившую играть в открытую! Мир резко лишился почти всех красок, став, вдруг, тусклым, серым и каким-то безжизненным – именно так отреагировал эгрегор планеты на действие своего врага. И почему-то это увидела я, хотя речи о трансе, как в прошлый раз, даже не шло. Но, кажется, у меня была одна мысль…

Стало страшно как никогда прежде. Настал тот миг, которого мы с супругом так боялись. И, к сожалению, оказались в этот момент совершенно одни. Хотя радовало, что не заметить происходящее просто нереально и помощь придёт. Вопрос в том, успеет ли вовремя, но обязательно придёт. Нам нужно лишь продержаться…

Шанрэл, увидев происходящее, тут же вскочил, подхватил меня на руки и буквально понёсся в сторону центрального входа в замок. Вот только… у моей малышки были другие планы.

Совершенно неожиданно для нас с супругом он, вдруг, застыл на месте и аккуратно выпустил меня, при этом так сверкая глазами, что только чудом на мне не появилось прожжённая дырка. И, тем не менее, я прочла в его глазах понимание, то самое, что секундой раньше обрушилось и на меня. Понимание пополам с обречённостью, но это уже, как говорится, другая история… Главное, что мы оба увидели – судьба нашла нас и отступать поздно, как бы не хотели, как бы ни старались оттянуть этот момент и как бы не стремились свернуть с выбранного не нами пути. Ещё бы – кто бы хотел оказаться лицом к лицу на «поле боя» с самим Злом. Хотя я до сих пор не уверена, что Инферно можно назвать этим словом. Ведь у Зла есть полная противоположность – Добро. А вот у Инферно ничего такого нет. Кроме, конечно же, непонятного предназначения моей малышки. И пусть сейчас мы оба боялись той неизвестности и, несомненно, опасности, в эту минуту я увидела в глазах Шана то, что чувствовала сама:

- Мы справимся, - одними губами прошептала я, делая шаг назад, туда, где сейчас особенно сильно пузырилась огненная стена, словно сквозь неё что-то проталкивали.

Просто, главное верить! И надеяться. Надеяться, что неизвестные Высшие Сущности не обманули и на самом деле воплотили в моей дочери наше спасение. Надеяться, что друзья поспешат на помощь, а мы – её дождёмся. И, конечно же, надеяться, что все мы останемся живы.

Ещё один шаг назад. И я чувствую, как мир замирает, словно перенеслась в другое измерение, где остались только я и тот, чей взгляд я теперь ощущала спиной.

- Ну здравствуй, Сашия… - прошелестело зловеще сзади, заставив табун мурашек промаршировать туда-обратно ровным строем по моей спине.

- Буду, не сомневайся, - ответила я и обернулась.


Шанрэл


Его мир рушился на глазах…

Стоять неподвижным и беспомощным истуканом, наблюдать, как любимые сознательно идут навстречу… опасности, и не иметь ни малейшей возможности хоть как-то им помочь или, что было бы предпочтительнее, стать на их место. Самый ужасный кошмар вдруг стал реальностью, а он, Шан, оказался к такому совершенно не готов.

- Что здесь, демоны вас задерите, творится?! – закричал подбежавший Рик, во все глаза глядя на то, как огненная стена открывается и плотным кольцом обступает молодую хозяйку. – Шан! Это была Айрин? Что случилось? Почему она здесь? И почему её затянуло в это...?

Но договорить он не успел, потому что, как только огонь, до этого изображавший преграду вокруг замка, последним всполохом обступил супругу лекана, начался самый настоящий ад!

Как они и предполагали, таинственный мастер пришёл не один, а привёл с собой маленькую армию одержимых. И сейчас вся эта толпа, до поры до времени скрытая от обитателей замка магической преградой, ринулась в бой. Они выли, рычали, из их ртов капала слюна, глаза неистово горели жаждой убийства и всепоглощающей ненавистью, а воздух вокруг, казалось, был просто пропитан животной яростью… Они были марионетками, сосудами, нёсшими сейчас в себе вместо собственной личности и души – частицу Инферно.

- Какого… - ошеломлённо проговорил Мар, никогда прежде не видевший ничего подобного.

- Армия Инферно во всей красе, - голосом, утратившим всякие эмоции, проговорил Шанрэл, наконец получивший возможность двигаться и говорить. – Оболочки для той твари, что положила глаз на мою семью.

- И что нам делать? – напряжённо проговорил Риккаль, внимательно следя за несущейся на них толпой одержимых.

- То, что и всегда, - раздалось сбоку от них. А когда мужчины обернулись, они увидели, что друзья-таки откликнулись на зов – Димар, Листаш и остальные Волхвы уверенно и спокойно доставали свои мечи, готовясь к бою. Не сказать, чтобы они были привычны к подобному, но и не паниковали, как можно было ожидать. Единственное, что собравшиеся вряд ли понимали окончательно с чем столкнулись… «Хотя, - подумал лекан, - возможно кто-то и понимает». Во всяком случае, именно эта мысль пришла ему в голову, когда он перехватил внимательный взгляд Димара.

- Сражаться? – с улыбкой уточнил Сташ.

- Не без этого, - кивнул его бывший наставник. – Но я имел в виду, что пора показать этой твари, что она просчиталась с выбором не только места миграции, но и с миром в целом. Как говорит Ника: «Покажем им, где раки зимуют». И не спрашивайте, что это означает, всё равно не поймёте.

И все дружно рассмеялись. Хотя этот смех был слишком наигранным, потому что каждый из них понимал – силы слишком уж неравны. На одного защитника замка приходилось по десять, а то и пятнадцать одержимых, что даже с учётом вернувшейся магии было слишком много. И не стоило забывать, что некоторые из противников тоже могли колдовать. И сила их из-за частицы Инферно была просто колоссальна.

Промелькнули всего пару мгновений, показавшиеся Шану вечностью, пока он анализировал ситуацию. Но за это время расстояние между противниками существенно сократилось, а из замка успели подтянуться остальные воины, всё ещё пребывающие в состоянии лёгкой эйфории. Что, кстати, было в какой-то мере преимуществом. Ведь положительные эмоции – это тоже в данной ситуации оружие.

- Помните, все они уже давно и бесповоротно мертвы. И спасти их нет ни малейшего шанса. Единственный шанс убить – лишить головы и полностью уничтожить тело, являющееся сосудом для тёмной энергии, - решил кратко проинструктировать своих соратников лорд. – Не уверен, заразно ли это, но лучше максимально избежать любого контакта с одержимым.

- Хочешь сказать, что эта дрянь может вселиться в нас? – с отвращением спросил Мар, активируя магические руны на своих клинках.

- Да. И, как я уже сказал, спасти вас тогда будет невозможно, - кивнул Шан. – О, и ещё. Возможно это покажется вам странным условием, но постарайтесь полностью лишить себя эмоций. Или же излучать чистейший позитив. Любое негативное чувство – шаг к пропасти и дополнительная сила для этих тварей.

- И поэтому сейчас все твои люди смотрят на приближающихся одержимых влюблёнными глазами? – хохотнул Листаш, готовясь к перевоплощению в дракона.

- Это побочный эффект после создания парочки амулетов. Но да, суть ты уловил правильно, - кивнул лорд Сыз-Ар-Чи. – И ещё, - добавил он куда более глухим голосом. – В том огненном кольце находится моя беременная супруга. Один на один с нашим главным врагом.

- Что?! – взревел дракон, в мгновение ока нависая над леканом.

- Шанрэл, поясни, - попросил его Димар.

- Всё сложно, - он устало потёр лицо, впервые за всё время позволив себе чуточку слабости. – Этот мастер, как он себя называет, по какой-то неведомой нам причине выбрал целью своей охоты либо Айрин, либо нашу дочь.

- Так зачем ты их туда пустил?! – продолжал бесноваться дракон.

- Знаешь, я тебе не завидую, - внезапно посмотрел на паникующего юношу лекан. – Уже сейчас моя дочь показывает характер – она меня каким-то образом просто обездвижила и, как я подозреваю, управляла Айрин, направляя прямиком в тот огненный круг. И это сейчас! А что будет, когда она достигнет своего совершеннолетия и полностью войдёт в силу… В общем, я тебе не завидую, Сташ.

- Погоди, - вмешался Рик. – Хочешь сказать, что ваша малявка вот так просто обставила двоих взрослых, пусть не магов, но при каких-никаких способностях, находясь всего лишь в утробе матери?!

Все присутствующие при этом разговоре мужчины в изумлении и с полнейшим недоверием смотрели на лорда здешних земель. Оно и понятно, кто в здравом уме и твёрдой памяти в такое поверит? Да никто. Он и сам бы не верил, если бы какое-то время назад не стоял истуканом и не провожал обречённым взглядом удаляющуюся супругу… Поэтому на заданный вопрос он всего лишь пожал плечами.

И только Димар внимательно посмотрел на него, вполне себе догадываясь, что масштабы произошедшего куда серьёзнее, ведь Шан вовсе не «не маг при каких-никаких способностях». Впрочем, как и Айрин. Просто об этом пока никто ещё не знает.

Мужчины ещё переваривали новость, но времени совсем не оставалось, поэтому лекан продолжил:

- Что бы ни случилось с этого момента, никто не должен и близко приближаться к тому месту, - он указал на огненную ловушку, скрывшую его любимых. - Единственные, кто может находиться рядом – я и Листаш.

Никто не проронил ни слова в ответ, но в воздухе явно повис вопрос «почему?». А дело было в том, что Шанрэл понятия не имел, что в данный момент происходило по ту сторону и кто вернётся оттуда обратно – его супруга или уже нечто совершенно иное. Да он до сих пор так и не понял, кто же на самом деле был целью мастера – Айрин или их дочь. Но в сущности это никогда не имело особого значения, ведь любил он их совершенно одинаково, и сейчас они были одним целым. В одном он только не сомневался, ни его, ни Листаша обе его девочки просто не смогут тронуть, кем бы или чем к тому времени не являлись. В силе их любви и той самой привязки, что теперь прочно соединяла жизни и судьбы его дочери и молодого дракона, Шан был уверен. Поэтому не опускал руки и вопреки собственным же словам надеялся, что при самом плохом раскладе у него будет шанс вернуть его девочек обратно. В конце концов, они ведь не простые сарибэльцы…

- Что с периметром? – спросил он полукровок.

- Готов. Мы активировали его сразу же. Теперь за его пределы выйти можно, а вот войти обратно уже нет, - ответил Мар. – Так что, господа, если наша защита сработает, то путей к отходу для нас не останется. Только вперёд.

Удобнее перехватив в руках меч, Шанрэл мысленно помолился всем Высшим Сущностям, чтобы они спасли его семью, и ринулся в самую гущу противников, перед этим успев крикнуть:

- Любовь и доброта, помните!

И сражение началось.

Хотя, какое там сражение – месиво, и никак иначе. Одержимые кидались на защитников словно обезумевшие звери, иногда совершенно позабыв о мечах в руках и используя как оружие лишь собственные зубы и весьма увеличившиеся когти. С одной стороны, это лишало Волхвов и остальных мужчин возможности вести привычный бой, с другой – звериная ярость ослепляла и вместо слаженной атаки получалась куча мала, где каждый из «зверей» стремился отхватить желанный кусок первым, порой затаптывая своих же.

Но, к сожалению, это не слишком-то облегчало жизнь защитникам, потому что одержимые продолжали рваться в бой даже с абсолютно отрубленными конечностями – как и говорил Шанрэл, убить их можно было лишь лишив головы или полностью уничтожив тело. Поэтому, спустя какое-то время и, к сожалению, несколько потерь, воины замка и Волхвы выработали некую стратегию – либо рубили головы, либо временно выводили из строя одержимых, а Листаш и другие маги, которые до поры до времени находились в тылу, меткими и прицельными ударами магии и драконьего огня уничтожали тела окончательно.

Казалось, что у защиткинов появился нешуточный шанс на победу, когда одержимые получили подмогу… и не какую-то, а в лице одержимых магов! Шан с ужасом наблюдал, как один из таких всего лишь взмахом руки превратил пятерку Волхвов в кучу мясных ошмётков. И если бы не напавший в тот момент другой одержимый, его бы – воина, повидавшего немало ужасов за свою жизнь, - вывернуло бы наизнанку.

Рядом отчаянно ругался Димар, одновременно сражаясь мечом с несколькими противниками и отражая магические атаки одержимого мага.

Листаш, оставив в покое «пехоту», переключил всё своё внимание на «тяжёлую артиллерию». Но и у него получалось уничтожить одержимых магов лишь с пятой, а то больше попытки. Даже драконий огонь, который, как знал Шан, способен одним заходом разрушить целый дом до состояния молекул, был практически бессилен перед полчищами Инферновских одарённых.

И каждый из защитников в этот момент понял, если в ближайшее время не произойдёт чудо, то битва будет проиграна…


Айрин


«Улыбаемся и машем», - почему-то первое, что пришло мне в голову, когда я увидела своего собеседника. Это был тот самый мастер, которому принадлежали все наши мысли последние несколько дней. Вот только представляла я его несколько иначе – таким себе Дамблдором со злым взглядом в тёмных одеждах или, как крайний случай, Волан-де-Мортом, из последних частей знаменитого фильма… А тут… Передо мной стоял самый обычный человек, причём с Земли – в потёртых джинсах, кроссовках раскрученной фирмы спортивной одежды и ветровке того же производителя поверх простой белой футболки. В общем, встретила бы такого в прошлой жизни, прошла бы мимо и даже не заметила. Слишком типично и «серо» для моего бывшего мира. И совершенно ненормально для нынешнего. А ещё зловеще. Почему-то вид земной одежды на этом мужчине вызывал табун мурашек на коже и скручивал внутренности тугим узлом. Наверное, полыхай его глаза адским пламенем, и будь вместо головы череп, я и то меньше бы испугалась. Ведь, это что же получается, я была права, и он всё же пришёл с Земли? Только намного раньше меня? Вот только, насколько мне было известно, время в обоих мирах идёт параллельно. То есть, сколько прошло здесь, столько и на Земле. А почти тысячелетие назад в том мире не знали что такое джинсы, кроссы и ветровка. И получается, что его из современности Земли выкинуло при переходе в прошлое Сарибэль? Так что ли? Господи, голова кругом от всего этого. И ещё страшнее…

Вот только имя не земное – Намор. Хотя, конечно, это может быть псевдоним, или эквивалент, как моё Айрин. Намор… Роман?! Да ладно… Не могу сказать, что банально. В конце концов, моё имя тоже особой оригинальностью не отличается, если уж сравнивать. Но в конкретно его случае, судя по поведению истинного «Тёмного Властелина», я ожидала нечто более пафосное. Как тот же, уже помянутый мною Волан-де-Морт. А тут… Ромка.

Хотя, если честно, меня и так выворачивало наизнанку от отхватывающего душу ужаса рядом с ним. Так что в дополнительном атрибуте устрашения он явно не нуждался.

Но, несмотря на это, пыталась не показать страх и более того избавиться от него совсем. Мало ли как тварь Инферно использует это чувство против меня…

- Дерзишь, - хмыкнул мастер.

- Нет, всего лишь отвечаю.

Мужчина опять хмыкнул, но промолчал. Вместо этого он стал подходить ближе, и только я знаю, чего мне стоило остаться на месте и не шелохнуться. Хотя хотелось засверкать пятками, как заправский спринтер.

Чем ближе мастер подходил, тем отчётливее ощущался запах разложения. Уж не знаю, какой договор этот глупец заключил с Инферно, или как ему удавалось на протяжении стольких веков сдерживать голод этой твари, но факт в том, что он всё ещё был жив. Присутствовали лишь косвенные доказательства разрушения его тела. О душе и говорить не стоит, потому что она давно и бесповоротно отдана его хозяину, а передо мной лишь ещё одна марионетка, чуть более самостоятельная, нежели остальные.

Мастер подошёл почти вплотную и стал меня внимательно рассматривать. Сравнение с лабораторной мышкой стало просто невыносимым, подкидывая паникующему сознанию картинки опытов и препарирования… Он обошёл меня по кругу, порой старательно принюхиваясь, разве что только на зуб не пробовал. И когда вновь оказался перед лицом, сказал:

- И это та, что по пророчеству должна уничтожить меня, моё дело и моего покровителя? – в его голосе было столько презрения, что я ощутила себя словно вывалянной в нечистотах. – Сашия Дар-Са-Ран… носительница чистого Света и колыбель Надежды… - продолжал он, буквально выплёвывая каждое слово. А моему изумлению не было предела. Я не знала, что и думать… Он назвал меня Сашией, значит не в курсе о замене. Зато прекрасно осведомлён о колыбели, пусть и не в том понимании, какое вложили в это понятие Высшие Сущности. И, кажется, он считает угрозой именно меня, вернее Сашию, а не нашу дочь… Вот только что это мне дает? И словно в подтверждение моих мыслей мужчина вновь сказал: - Надежды и Света, которые спят до тех пор, пока она в тяжести, - и он глянул на мой живот, заставив отступить на несколько шагов и прикрыть его руками в защитном жесте. – То есть, - он усмехнулся, - до сегодня. Я чувствую, что ты вот-вот родишь, девочка. Но у меня для тебя плохие новости – в свою светлую силу ты вступить не успеешь.

- А ребенок? – я отошла ещё на шаг. – Он же невиновен! И не нужен вам. Зачем вы всё это делаете? Я здесь, в вашей власти. Отзовите своё войско нежити, оставьте в покое эти земли, разрешите супругу забрать наше дитя…

- Глупая! – крикнул он, в один миг теряя всё своё показное добродушие. Лицо исказилось, теряя человеческие черты, запах гнили многократно усилится, и меня едва не снесло волной чистейшей ярости, так сильно ударившей по нервам, что причинила почти физическую боль. – Этот мир – наш! И неужели ты думаешь, что я позволю хотя бы частичке тебя остаться в нём?! Нет уж, повторения прошлых неудач мне не нужно. В этот раз я закончу то, что начал очень давно.

- Да богини ради, - прохрипела я, всё ещё не отошедшая от «яростной атаки». – Но вы сами сказали, что всему виной – я. Я, а не мой ребёнок. Не мой супруг, не наши воины. К чему всё это?

- Да просто так, - фыркнул он. – Должен же и я когда-то развлекаться? Ну и помимо всего прочего, у твоего муженька голова оказалась на плечах. Он смог создать неплохую защиту для тебя, так что пришлось выманивать тебя и отвлекать его.

- И вот, я здесь… - поторопила я его с ответом, когда он замолчал.

- И вот, ты здесь, - оскалился мужчина в подобии улыбки. – И я тебя убью…

Он взмахнул рукой, а меня словно в кокон замотали, только невидимый и сделанный из чистой силы Инферно. Тело тут же непроизвольно забилось в судорогах, пронзаемое тысячью мелких жал чужеродной, враждебной силы. Стон сам собой сорвался с губ, а глаза заволокли слёзы бессилия и злости. Но тут же пришлось успокаиваться, потому что сила Инферно сразу же отозвалась на питающую её эмоцию.

Мастер с интересом наблюдал, как я стараюсь не поддаваться провокации, с усилием отгоняя от себя весь негатив. Пожалуй, так смотрит на муху паук, прекрасно осознавая, что та никуда из его паутины не выберется, поэтому можно немного поразвлечься и продлить её агонию, наблюдая за не теряющей надежду пленницей.

Вот только я его радости и исследовательского интереса не разделяла. Больше всего на свете я сейчас боялась, что из-за моих необдуманных поступков пострадает дочь. Она до сих пор так и не проявила себя, хотя раньше уже наверняка бы попыталась либо успокоить меня, либо сказать своё веское слово. От этой мысли на губах неожиданно заиграла улыбка, дышать стало легче, а давление чужеродной силы заметно ослабло. Что, ожидаемо, совершенно не понравилось мастеру. Он одним слаженным движением приблизился ко мне и грубо схватил за подбородок, заставляя смотреть прямо в глаза.

- Что лыбишься, сучка? – прошипел он, а я поморщилась от столь резкого перехода на «блатной» или «крутой» язык «перцев», видимо, всех миров без исключения.

Смешно, но таким он меня пугал куда меньше. Скорее теперь воспринимался, как глупый подросток или же недалёкого ума верзила. В то время как интеллигентный мужчина, разговаривающий спокойным и уверенным тоном, навевал бы самый настоящий ужас.

Моё гримасничество было им воспринято по-своему, потому что он тут же оскалился вновь и выдохнул мне буквально в лицо:

- Правильно, дрянь, бойся, корчись от боли, кричи – это весьма забавно. И, конечно же, полезно, для моего покровителя.

- Отойдите, - пропыхтела я, изо всех сил сдерживая подступившую тошноту.

- Что?! – взревел он и, наоборот, приблизился ещё, буквально касаясь своим носом моего. – Что ты сказала?

- Я попросила вас отойти, иначе быть беде.

- Да ты никак мне угрожаешь? – натурально удивился он, но с места не сдвинулся, к сожалению.

- Предупреждаю, - сквозь зубы прошипела я, потому что дольше терпеть просто не было сил.

И, как закономерный результат, - меня вытошнило прямиком на белую футболку врага. Секунду длилось его замешательство, а потом мне от всей его давно сгнившей души, дали по лицу. Щека мгновенно отозвалась неимоверной болью, словно у меня одним махом выдрали все зубы сразу и без анестезии. Из глаз брызнули слёзы, а во рту к противному кислому привкусу после опорожнения желудка добавился и вкус крови. И только благодаря чуду, не иначе, ситуация не повторилась.

- Ты!!! – как раненый заорал мужчина и с перекошенным от лютой ненависти лицом, вновь замахнулся для удара. Я моментально зажмурилась, готовясь к неминуемой боли, но её не последовало. Подождала немного, а потом всё же решилась открыть глаза – мастер так и стоял со вскинутой в замахе рукой, но выглядел сейчас довольно странно. Глаза словно остекленели, дышал через раз и вообще напоминал собой не слишком удачно выполненную статую. Однако, к моему величайшему сожалению, такое его состояние не продлилось долго. Не прошло и пары минут, которых, к счастью, мне хватило, чтобы слегка прийти в себя, он отмер и сфокусировал на мне свой ледяной взгляд. Нехотя опустил руку, демонстративно достал из кармана платок и начал вытирать последствия моего «нападения». – Что ж, - спокойно проговорил он, - по какой-то причине ты нужна Хозяину совершенно невредимой. А жаль, - тут в его глазах зажегся прежний огонь ненависти пополам с удовольствием истинного мазохиста, - я бы сумел показать тебе твоё место так, что в живых ты бы осталась непременно, но вот жить уж точно не захотела. Однако, тебе повезло.

Да уж, ничего не скажешь, неожиданное заступничество… Я поморщилась от накатившего отвращения. Быть обязанной здоровьем не кому-нибудь, а самому злейшему из своих врагов? Мда…

В огненном кругу повисла тишина. Мастер молча стоял у самого края импровизированной комнаты и не моргая смотрел на огонь. Мне даже интересно стало, о чём он так задумался, что, казалось, дышал через раз. Хотя, возможно просто смотрел на то, что творится за пределами этой стены, туда, где мой любимый сейчас сражался с полчищами одержимых… Сердце на миг сжалось, пропустив удар, но я тут же отогнала от себя тревогу, не желая думать о плохом, чтобы не накликать беду, как говорится.

Ну, а я молчала, потому что просто нечего было говорить – ну, сами посудите, не светскую беседу же заводить со своим будущим предполагаемым убийцей? Почему только предполагаемым? Да потому что я верила в свою дочь. И несмотря на совершенно нерадужные перспективы, была уверена, что у нас обеих есть шанс. Не зря же ребёнок меня сюда привёл? Не зря же Высшие Сущности затеяли всё это? Не зря же мою дочь назвали Равновесием и так изощрились, чтобы её зачать? Вот мы и поборемся…

- Почему я? – неожиданно даже для себя самой задала я вопрос, который на подсознательном уровне не давал мне покоя всё это время.

Прозвучало несколько сумбурно, и я даже приготовилась пояснить, что именно хотела сказать. Но меня поняли и так. Другое дело, что решили ответить, вместо ожидаемого мной молчания или колкостей.

- Всё просто, - мастер пожал плечами и, наконец, отвернулся от огненной стены. – Мне было видение. То, как все тщательно продуманные и выверенные планы рушатся, как карточный домик. Планы, которым не один век. И всё из-за тебя!

- Вы прям увидели, как я это делаю? – с сомнением уточнила я, ведь мне-то хорошо было известно, что не я главная героиня этой истории, а моя дочь…

- Дура! – рыкнул мужчина. – Это же видение! Не кино по телеку, а всего лишь набор знаков. Ну и парочку образов. Одним из которых было твоё изображение в двух ипостасях.

А у меня словно в голове Сверхновая взорвалась от озарения, и я чуть банально не уронила челюсть. Это что же получается? Высшие Сущности так тонко «намекнули» в видении этому мастеру, кто главная заноза в его заднице? Вот гады! Хотя, чего греха таить, провернули всё красиво, ведь именно с этого «кина» всё и началось.

Не увидь мастер Сашию, не послал бы тех троих идиотов. Не было бы изнасилования и, как результат, беременности. Леканша бы не отказалась от ребенка и не пожелала бы жить другой, моей жизнью. Ну, а я бы элементарно сюда не попала, потому что не нашлось бы, так сказать, «места». И, как итог, Равновесие бы просто не пришло в этот мир, и он был бы обречён.

Не удержалась и внимательно посмотрела на своего врага – неужели не догадался, что стал жертвой качественного манипулирования? А его Хозяин? Или тому всё равно и это только в человеческой природе переживать и пытаться предотвратить? Что ж, видимо – да. Потому что, как бы пристально не всматривалась, так и не увидела ни единого проблеска понимания. Ну, а кто я такая, чтобы рушить чьи-то мечты, да? Поэтому, «улыбаемся и машем».

- Но я самая обычная, - скептически хмыкнула я.

- А таких «самых обычных» всегда и выбирают для подобный миссий, - с сарказмом ответил мастер. – Так что я перестрахуюсь и убью тебя сразу. Мог бы сделать это прямо сейчас, но для чего-то Хозяину ты нужна именно после родов, когда начнёшь входить в силу. Однако не советую надеяться на неё, я не дам тебе даже моргнуть.

И, словно в подтверждение его слов, кокон, в котором я продолжала висеть, резко сжался, причиняя боль, и тут же начал впитывать мои эмоции и жизненную силу. В глазах потемнело, в ушах зашумело, а общее состояние стало просто отвратительным.

- Ур-род! – хрипло выдохнула я и мысленно пожелала ему сдохнуть побыстрее и в страшных муках.

«Так и будет», - вдруг прозвучало в голове, заставив меня непроизвольно дёрнуться и тем самым слегка усилить боль. А затем пришла волна успокаивающей прохлады, которая словно родниковая вода после путешествия по пустыне вернула мне силы и смыла всю боль.

Чего мне стоило не улыбнуться, почувствовав такой отклик дочери, не знает никто. Я каким-то образом поняла, что для мастера эта поддержка так и осталась незамеченной. Поэтому я просто продолжала кривиться, как от боли и тяжело висеть в созданном им коконе-пиявке.

А мужчина как с цепи сорвался!

- Я уже едва не лишился всего пятьсот лет назад, когда эта проклятая Дарсариб объявилась на Сарибэль! – шипел он рассерженной кошкой, а в глазах стояла такая ненависть, что даже меня проняло. – У меня почти получилось её убить, но эта курица Викельна своей тупостью испортила весь план. А я говорил Ди, что не стоит вовлекать эту сийару в наш план. Так нет же, решил отомстить жене, недоумок. Впрочем, он за всё уже заплатил сполна. Знаешь ли ты, что такое Слёзы Сариб? – он внимательно посмотрел на меня, поэтому пришлось покачать головой, хотя мой ответ ему явно был не нужен. Мужик, кажется, истосковался по общению и ему не терпелось вывалить мне все свои планы, идеи и мысли. Господи! Как в дешёвом детективе. – Ещё бы, откуда тебе о них знать, если Волхвы так бережно хранили свои тайны, что задействовали даже НуруАр. Так вот, это артефакты. Сильные и могущественные. По легенде, богиня Сариб сотворила новый мир совершенным. В нём не было места злости, зависти, страданиям и убийству, - говорил он, а я старалась сдержать ухмылку. Да, да… и сотворила она его за семь дней… Населила и отправила плодиться и размножаться. Но злой и коварный Змей… - Она населила этот мир семью удивительными расами, каждая из которых была прекрасна по-своему. Но злой и коварный Тэ’натэс, - «Вот, что я говорила?» - весело подумала я, - не смог выдержать счастья богини и открыл путь в идеальный мир своим творениям: безобразной, кровожадной и опасной нежити. Увидела всё Сариб и расплакалась. И так велика была её печаль, так искренна, что слёзы, долетев до земли, превратились в двенадцать сверкающих камней. Их нашли двенадцать представителей разных рас – двое от каждой из шести, кроме химшей-таров. И как только они взяли их в руки, то сразу же изменились. Так появились Волхвы Праматери или Вестники Правосудия. Всем двенадцати стал доступен Закон. Позже они поняли, что камни не просто дали им силу, они помогают отслеживать всё плохое, что творилось на Сарибэль. Тогда было решено использовать камни в особом магическом устройстве, помогающем поддерживать Закон и Порядок в мире. Но ни камни, ни сама Сариб не помогли избежать Сумеречных времён, когда этот мир едва не захлебнулся в собственной крови. Тогда-то мой Хозяин и проник сюда, кстати, благодаря обряду Тёмных. Это была лёгкая победа, особенно из-за регулярных подношений новых рабов. Но появились эти Дарсариб! – брезжил во все стороны слюной чокнутый маг. – И своей жертвой едва не погубили Хозяина! Он несколько тысячелетий пытался оправиться от нанесённого удара. А когда чуть окреп, появился я! Я помог ему. Я начал собирать под своим началом преданных слуг. И именно я возродил культ Тёмных, чтобы сила к моему Хозяину полилась рекой. И вот, когда цель была уже так близко, появилась последняя из Дарсариб и уничтожила четыре века кропотливой работы! Она собрала все Слёзы Сариб в Колыбели и вместо того, чтобы выполнить то, что от неё требовалось, наоборот, всё испортила! Из-за неё Тёмных теперь нет и, более того, невозможно возрождение культа в принципе! Иначе Волхвам сразу станет всё известно. И мне понадобилось ещё пятьсот лет, чтобы, наконец, найти выход. И тут появляешься ты!

- Что сказать? Судьба такая, - не удержалась я от комментария, за что и поплатилась приступом сильнейшей боли. – Тварь!

- Молчать, девка! – отвесил он мне звонкую пощёчину. – Я не дам тебе разрушить всё опять, слышишь? И ты, и твоя соплячка, и твой муженёк умрёте сразу же, когда придёт время, потому что это мой мир! Мой и моего Хозяина!

- Ты идиот! – зло сказала я, не утерпев. – Думаешь, твоему Хозяину есть до тебя дело? Размечтался! Он выпьет жизнь из Сарибэль и спокойно отправится дальше. А тебя оставит гнить здесь!

- Ты ничего не знаешь и не понимаешь, жалкая букашка. Он наградит меня, подарит небывалое могущество, и я смогу отправиться вместе с ним, в следующий мир, который мы опять будем завоёвывать. Вместе!

Господи, бывают же на свете такие идиоты…

Глупые, недалёкие, но свято мнящие себя великими… даже не знаю, не личностями, а кем-то на ряду с богами, не меньше. А этот ещё и неоднократно пытается воссоздать конец света. Если честно, мне было совершенно всё равно, кто такая это последняя из Дарсариб и что она там сделала, но уже за одно то, что в своё время помешала этому придурку, готова была ей ноги целовать. И даже пообещала себе, что если выберемся, обязательно попрошу Шана нас познакомить – будем семьями дружить. Но мысль пришлось прервать, а потом и вовсе выкинуть из головы, потому что мужчина резко замер на месте и медленно обернулся ко мне лицом.

- Что ты сказала? – прошептал он, но прозвучало всё так зловеще, что у меня волосы дыбом встали от ужаса. – Повтори, дрянь! – заорал он и вновь ударил меня.

Да чтоб тебе и на том свете икалось, мразь! Представляю, как сейчас выглядит моё лицо – как тыква, блин, на которой Тайсон удары отрабатывал. Глаз вон уже один заплывает, кажется. Поэтому я и повторила, от всей души, так сказать:

- Ты – идиот!

- Не это! – он замахнулся, но в этот раз сумел себя сдержать и лишь со всей дури вцепился за подбородок, не давая даже шанса отвернуться. – Ты сказала, что Хозяин выпьет жизнь в этом мире… Откуда тебе это известно? – прорычал он, а я обозвала себя кретинкой, не умеющей держать язык за зубами. Ну это ж надо, а? Находка для шпиона, не иначе. – Никто здесь не знает о Хозяине. Даже от местных божков и от Волхвов он сокрыт. И тут ты… Отвечай! Что тебе ещё известно? Как узнала? Что уже успела сделать? – он сыпал вопросами так часто, что даже если бы очень захотела ответить – просто не смогла бы. – Ну нет! – он как одержимый замотал головой (хотя почему «как»?). – Я не позволю тебе всё разрушить. Нет, не тогда, когда мы в шаге от победы! Слышишь, мерзавка?! Ещё раз спрашиваю, откуда узнала?

И так сильно сжал, что у меня слёзы из глаз брызнули. Даже помощь дочери не помогла. Признаться, я не на шутку испугалась. Вполне себе вменяемый человек, пусть и со сдвигом по фазе, но всё же контролирующий себя, вдруг превратился в обезумевшее существо. А с учётом того, какими силами он обладал… ну, любой бы на моём месте ударился в панику. Честно, я успела проститься с жизнью, когда от дочери пришла мощная волна покоя. И пояснения. Вовремя, надо заметить. Очень вовремя. Поэтому, вместо ожидаемых мастером стонов и плача, я просто улыбнулась. Хотя нет, не просто, а со злорадством, чувствуя небывалое удовлетворение от созерцания его ошарашенной физиономии. О да… Моя малышка решила не ждать и начать действовать прямо сейчас. И нужно для этого было лишь одно – прямой контакт с носителем первозданной силы Инферно, с первым одержимым, у которого связь с собственным создателем самая прямая и самая сильная. До этого ей не хватало лишь одного – потери им контроля над эмоциями. И когда я проговорилась, чем довела мастера едва ли не до безумия, дочь получила всё, что хотела. И пока мужчина пытался сообразить в чём дело и что происходит, я чувствовала, как светлая сила Равновесия буквально топит в себе очаги Инферно.

«Откройся этому миру! Слушай!», - вспомнила я совет неизвестной Сущности.

И пришло понимание собственной роли во всём этом.

Вздохнув полной грудью, насколько позволяла ситуация, максимально расслабилась и позволила свету в прямом смысле наполнить меня, стать для него переходником, имеющим доступ сразу ко всему необходимому – к Инферно через мастера, к миру через своё тело и к эгрегору планеты через сознание...

…Не было эпической битвы, о которой потом сложили бы легенды. Никто не размахивал мечами, не выполнял замысловатые трюки и не демонстрировал уровень рукопашного боя… Да что там, даже нигде ни разу ничего не взорвалось и не вспыхнуло с намёком на битву магов, как, например, в том же «Гарри Поттере». Нет, всё было до банального просто: свет души моей девочки – её сила, - перестал быть сокрытым и вырвался наружу. А проводником послужила я. Мастер даже, кажется, не понял откуда что взялось, только и успел, что поставил вокруг себя щит. Да только было поздно – щуп чистого света успел намертво зацепиться за его руку, которой он так опрометчиво схватился за меня.

- Ты!!! – его вопль едва не оглушил меня. – Дрянь!!! Ты что наделала?! – продолжал орать он, наблюдая со мной на пару, как его тело постепенно обволакивает светлая энергия Равновесия, словно вторая кожа. – Думаешь это тебе поможет?! Не выйдет! Мой Хозяин силён, как никогда. И сейчас его тщательно и упорно подпитывают твои защитнички, как самозабвенно сражаясь за несбыточную надежду!

- Выйдет, - спокойно улыбнулась я, на самом деле уверенная в нашей полной и окончательной победе.

В душе впервые с тех пор, как узнала, что на меня или моего ребёнка ведётся охота, воцарился покой.

- Но как?! – заревел он, словно раненый зверь. – Ты же ещё не родила! Ты… - он осёкся и перевёл взгляд на мой живот. – Ты… это не ты, да? Это твой маленький выродок. Ну конечно! Ребёнок! Ведь у него самая чистая душа. Но почему именно твой?

Он, казалось, разговаривал сам с собой, совершенно не нуждаясь в ответах на свои вопросы. Но на последний я всё же не удержалась и ответила:

- Вопросы не ко мне. У Судьбы спросишь, если тебе вообще будет доступно перерождение.

- Что? – он сфокусировал на мне осмысленный взгляд, который тут же полыхнул ненавистью. К моему удивлению ещё сильнее, чем была до этого. – Пусть меня ты и обыграла, девчонка, но Хозяин ни тебе, ни твоему выродку не под силу. А я ещё и помогу!

Он вскинул руки и пронзительно закричал. А у меня интуиция завопила благим матом. И не спроста. Не успела я даже моргнуть, как на месте недавнего мастера оказался… оказалось… нечто, очертаниями напоминающее человека, вот только состоящее из… пустоты. Не знаю, как описать это. Можно было бы сказать, что из чистой тьмы, да только я знала, что это не так. Просто на том месте, где оно стояло, перестало существовать что-либо. Даже воздух… Как Чёрная дыра. На самом деле она не чёрная, просто из-за того, что поглощает даже свет, таковой и кажется. Вот и это… так же. Оно поглотило всё: воздух, фауну и флору, свет, тело мужчины… И, кажется, я знала кто это был, хотя и верилось с трудом. Неужели воплощение Инферно собственной персоной? Похоже, что так и есть…

Мы стояли и смотрели друг на друга. Во всяком случае, это так выглядело, будь у этой сцены посторонний наблюдатель. На самом же деле я едва дышала от страха и осознания как сильно влипла, и боялась не то, что двигаться – моргать. Одно дело потягаться силой с одержимым. Совершенно другое – с такой силой. И как бы сильно я до этого не верила в победу, вся надежда испарилась моментально, стоило увидеть это существо.

- Интерес-с-с-сно, - прошелестело оно и двинулось в мою сторону.

Я инстинктивно дёрнулась, но с ужасом поняла, что тело мне не повинуется и просто отказывается удирать из ограниченного огнём пространства. Да, Господи, я готова была даже через эту стену пройти. Во всяком случае шансов выжить было куда больше, нежели если остаться. Но… Судьба, Провидение и Равновесие… м-м-мать их!

- Оч-ч-ш-шень интерес-с-с-сно, - добавило существо и обошло меня по кругу, рассматривая.

А мне, несмотря на дикий ужас, затопивший сознание, тоже стало интересно, с каких это делов оно разумное? Это же Инферно. У него один инстинкт – ЖРАТЬ! И я вполне логично ожидала, что меня сейчас также поглотят, как и пространство вокруг. А оно спокойно себе ходит и рассматривает, как зверушку в зоопарке.

- Вкус-с-сная, - добавил он, чем едва не отправил меня в полный нокаут. – Но недос-с-ступная. Поч-ч-ш-шему?

Что?! Недоступная?

Надежда медленно, но верно возвращала меня к жизни…

- Кто ты? – спросило оно меня, замирая перед самым носом.

И я с удивлением поняла, что и правда не ощущаю его влияния на себя и своё состояние. Более того, стоило существу приблизиться, как между нами тут же засеребрился тоненький, но судя по всему непроницаемый барьер. Я выдохнула, но расслабляться и не подумала. Инферно протянул руку и коснулся моего щита и, могу поклясться, ощутила его ничем не прикрытый исследовательский интерес. Кажется, я вновь затаила дыхание, не смея надеяться на чудо. Но оно произошло. Точнее, ничего не произошло, преграда как была, так и осталась стоять между нами, надёжно защищая меня он страшной смерти.

- Интерес-с-сно, - повторило это и, вдруг, с силой впечатало свой кулак в мою защиту.

Удар оказался такой мощи, что меня снесло вместе со щитом, прочь за пределы огненного круга…

Я говорила, что не было поединка и всех спистоплясок, присущих качественному и не очень фэнтези? Я жестоко ошиблась…

Прежде, чем начался ад на земле, я успела оглядеться и заметить замерших в похожем на мой куполоподобном щите защитников замка почти в полном составе. Но самое главное, что среди них живой стоял тот, ради которого я была готова на всё.


Шанрэл


…Шаг. Поворот. Замах. Удар!

Ещё один готов.

Шаг. Отскок. Удар!

Минус ещё один.

Шаг. Удар. Удар. Удар…

Сколько это уже продолжалось, Шан не мог сказать. Мозг просто отключился, переставая фиксировать какую-либо информацию, кроме счёта очередного уничтоженного одержимого. Тело двигалось само на натренированных за несколько столетий рефлексах, не задействуя в этом процессе ничего, кроме своих навыков. Эмоции словно выключились, превращая лорда в идеальную машину для убийства. Превращая его в того, кем он чуть не стал несколько веков назад, когда память вернулась – бездушным и равнодушным до всего вокруг жестоким ублюдком. Вот только на этот раз в подобное состояние он вошёл совершенно осознанно, чтобы отключить любые эмоции. К сожалению, излучать чистый позитив, как это делали сейчас полукровки, он не мог.

Мыслями же он был там, за чертой огненного круга, где его любимые остались один на один с их главным врагом. Поэтому не сразу заметил некоторые изменения в происходящей битве. А вот находящиеся поблизости маги такое не пропустили.

- Вот это!

- Вау!

Синхронно выдохнули они и, как показалось лорду, даже замерли на месте, временно позабыв об одержимых. Жаль, что те о них не забыли… Раздражённо рыкнув, Шан одним точным ударом уложил сразу троих кинувшихся к нему противников и поспешил к этим дурням, которые так и продолжали стоять с открытыми ртами.

- Совсем с ума сошли? – рявкнул он и почти не глядя взмахнул своим мечом, лишая головы ближайшего нападающего. – Вы не на прогулке. Или жизнь не дорога?

- Кто это? – не обращая внимание на гневные слова своего лорда, спросил Рик.

- Вы… - задохнулся Шанрэл от захлестнувшего его негодования, но, впрочем, оно тут же исчезло, стоило повернутся и узреть причину остолбенения двух магов.

На границе около барьера, защищающего замок от проникновения одержимых, покоряя своей грациозностью, сражались шесть белых тигриц, оглашая окружающее их пространство ликующим рыком каждый раз, когда удавалось достать противника. Шан пошатнулся, почувствовав, как сердце сначала замерло, а потом заработало в утроенном ритме. О, Создатели. Мало ему переживаний за супругу, так теперь ещё и этих «боевых куриц» спасать!

- Да чтоб вас всех! – зашипел он и с места сорвался на стремительный бег в сторону тётушек.

А это были именно они. Гэри и Лека сражались вместе, невзирая на то, что разница в возрасте и опыте была между ними колоссальная. Однако так уж вышло, что две тигрицы прекрасно дополняли друг друга, чем и пользовались сейчас беззастенчиво. Близняшки отдалились дальше всех, полностью отдавшись на волю и без того сильно игравших в них инстинктам. Из всех шестерых, они были самыми умелыми воинами. И самыми безрассудными. А Изу и Ким, как фурии метались между ними, не позволяя приближаться больше двух одержимых.

Маги не подумали отставать, полностью покорённые увиденным. Один, не отрываясь смотрел на Ашну, второй – на Чар. Они, как завороженные следили за невероятно грациозными и в то же время смертельными выпадами двух белоснежных кошек. Любой бы на их месте не смог оторвать от этого зрелища глаз. Особенно, если видел впервые. Близняшки и правда были превосходной командой, двигаясь как единый организм и явно предугадывая движения друг друга. Но интерес мужчин был куда как глубже. Как наполовину эльфари им была доступна одна способность. А именно – видеть истинную сущность любого существа. У каждого это было по-своему, но сейчас полукровки видели за ипостасью тигриц, божественные обнаженные тела двух рыжих девушек, похожих, как две капли воды. Что интересно, остальные тигрицы оставались для них закрытыми, лишь слегка мерцая и давая понять, что перед ними не обычные животные, а именно леканы.

- Мир сошёл с ума в одночасье? – заорал Шан, оказавшись как раз по центру импровизированного пространства, созданного тигрицами, и вырывая из задумчивости магов. – Или все женщины моей семьи решили отправиться к праотцам, наплевав на мои приказы?

Одна из рыжих близняшек возмущённо фыркнула. Остальные же просто проигнорировали его пламенную речь.

- И не нужно мне тут фыркать. Вы вообще в курсе, что теперь не сможете вернуться пока мы не снимем щит? – кошки согласно закивали, на что у Шана просто не нашлось слов. Он только и смог выдохнуть: - Дурдом какой-то…

Однако вскоре он совершенно забыл об этом, когда мир, иначе и не скажешь, вздрогнул. Это почувствовали абсолютно все. Но не потому, что началось землетрясение, а именно на эмоциональном или скорее интуитивном уровне, когда, как говорят, душа уходит в пятки. Даже одержимые замерли, словно скованные заклинанием. На какой-то миг вокруг повисла такая тишина, что не было слышно ничего: ни шелеста листьев на деревьях, ни пения птиц или трескота насекомых, ни даже шума ветра – ни-че-го! Абсолютная оглушающая тишина, от которой волосы встают дыбом.

Шанрэл с ужасом перевёл взгляд туда, где сейчас находились его девочки, ожидая увидеть самое страшное. Но прошла минута, потом ещё одна, а так ничего и не происходило. И он медленно выдохнул.

- Что это? – шёпотом спросила перевоплотившаяся, как и все её сестры, Лека, заставив всех присутствующих рядом вздрогнуть – настолько громко и резко прозвучал её вопрос в повисшей мёртвой тишине.

Лорд сначала не понял её вопрос, потому что смотрел в другую сторону, а когда повернулся, то сердце пропустило удар – все одержимые, что до этого замерли неподвижными статуями, начали… распадаться. Просто на глазах превращаясь в нечто, напоминающее пепел, только чёрный. Причём такого глубокого оттенка, что становилось жутко всего лишь от наблюдения. И Шан понял.

- Щиты! – выкрикнул он, уже понимая, что всё бесполезно, что им не выбраться, потому что против изначальной сущности Инферно, которой и была эта черная пыль, не выстоит никто!

Это против марионеток оставался шанс, а вот с поработившей их сущностью – увы. И чем ближе тёмное марево было к ним, тем сильнее росла в нём безысходность.

Маги, повинуясь его приказу, тут же начали возводить многослойные защиты, тоже сообразив, что ничем хорошим для них всех эта «туча» не окажется. Вот только вряд ли простая магия могла хоть что-то противопоставить силе Инферно.

Шан и те, кто успел добежать до них с ужасом наблюдали, как отставшие Волхвы буквально выворачиваются наизнанку, соприкасаясь с «чёрной смертью». Их леденящие душу крики звучали в мёртвой тишине просто чудовищно, разрывая душу на части. Но самое ужасное было в другом – наблюдать, как недавние соратники, только умершие в страшных муках, вдруг поднимаются и, сверкая красными безумными глазами, несутся вслед за дымкой на оставшихся выживших защитников.

Никто не произнёс ни слова, но все и так прекрасно поняли, что их ждёт. Вот только молча и спокойно никто уготованную участь принимать не собирался. Мужчины ощетинились оружием и магией, решив, что терять им всё равно нечего, значит и экономить ресурсы тоже не имеет смысла. Женщины же молча, переглянувшись между собой, начали вновь менять ипостась на звериную.

- Если выживем, - вдруг сказал Рик, осторожно касаясь рукой пушистой макушки находящейся радом Чар, - женюсь на тебе.

Тигрица возмущенно оскалилась и уже собиралась хорошенько укусить наглеца, но замерла под его ласковым, наполненным нежностью взглядом.

- Значит, сыграем две свадьбы, - хмыкнул Мар и подмигнул опешившей Ашне.

- Три, - раздалось за их спинами, и около щита замер замковый лекарь, с любовью глядя на заскулившую Ким. – Милая, неужели ты думала, что я оставлю тебя тут одну? А вот на счёт сонного зелья, которое ты мне подлила в вино, мы поговорим позже.

Раздались неуверенные смешки то с одной стороны уцелевших защитников, то с другой. Эти милые фразы разрядили обстановку и напомнили всем, что в битвах главное вера в собственные силы и уверенность в победе.

- Да хоть десять свадеб, - высказал общую мысль Димар. – Главное – выжить.

И все приготовились к неминуемому столкновению.

Остался какой-то шаг до приближающихся одержимых, некогда бывших друзьями, и до чёрного марева, когда неожиданно абсолютно для всех, группу защитников накрыл ещё один щит. От его мощи у всех присутствующих под образовавшимся куполом волосы встали дыбом и мурашки совершили паломничество от макушки до пят.

- Какого…? – начал говорить Шанрэл, но тут же замолчал, наблюдая, как из-за огненной стены вылетела Айрин. – Нет… - шёпотом, ещё не до конца понимая, сказал он. А потом словно очнулся: - Айрин!!! НЕТ!!!

Он попытался выйти за пределы щита, но это ему не удалось - сзади в него вцепились Димар и Листаш, не давая пошевелиться, не то, что уйти.

- Успокойся, - на ухо прокричал ему Сташ. – Смотри. Смотри внимательно! Они живы. Обе! На них такая же защита, что и на нас!

Он говорил, а у самого всё сжималось внутри от ужаса. Листаш понимал сейчас Шанрэла, как никто другой, ведь там, за пределами этого купола, находилась та, без которой его жизнь бессмысленна. Сариб наконец подарила ему ту, о которой молили душа и сердце. Его шай-ер. Его единственную… И сейчас она, ещё не родившись, уже рисковала собой ради них всех. Ведь он единственный узнал создателя защиты, что укрыла их от одержимых и чёрного марева. И это была дочь Айрин и Шанрэла. Пусть и с примесью чего-то другого, но до боли знакомого.

А потом случилось то, что заставило его сердце остановиться, поэтому стало не до размышлений. Кто-то судорожно вздохнул и только потом дракон понял, что это он сам. Рядом захрипел лорд, рухнув на колени и продолжая неотрывно смотреть на развернувшееся противостояние…

- Сестра… - одними губами проговорил Шан. – Молю, защити их.

Но в ответ ему была лишь тишина…


Айрин


«- Вот тебе и достойная блокбастера сцена, - мелькнуло в голове. – А ты всё жаловалась…»


«- Да не жаловалась я! – пришлось возмутиться против голословного обвинения собственного внутреннего голоса. – А просто уточнила, что наш случай не похож на кино».


«- Он и не похож, - тут же прозвучало в ответ. – В «кине» тебя не убьют».


«- А меня и так не убьют», - возразила и плавно приземлилась на землю, всё так же окружённая магическим щитом дочери и эгрегора, а не рухнула, как этого следовало ожидать. Хотя и успела прилично перепугаться.

Но больше всего я испугалась выражения полнейшего ужаса на лице любимого, когда он меня заметил. И того, как он начал рваться наружу, за щит. Хорошо, что Димар и Сташ не пустили его. На последнего, кстати, тоже было страшно смотреть. Казалось, молодой парень постарел за каких-то пару часов – настолько чёрным было его лицо от переживаний. И в этот момент я окончательно для себя решила, что сделаю всё возможное, чтобы помочь дочери сделать правильный выбор – такой молодой человек достоин её, как никто другой.

Но думать о светлом будущем пока было рано. Для начала необходимо разобраться с противником. Поэтому, откинув все посторонние мысли, я перевела взгляд на аватар Инферно, который как раз приближался ко мне.

- Интерес-с-сно, - повторил он набившее оскомину. И там, где он шёл, исчезало всё живое – даже пепел, и тот поглощался сущностью этой твари. Превращались в чёрные сгустки и стремительно неслись к хозяину, ещё больше подпитывая того. – Оч-ш-шень интерес-с-сно.

Он вновь обошёл меня по кругу, касаясь своей чёрной рукой моего щита. Вот только на этот раз по нему прошла заметная рябь, что мне совершенно не понравилось. Не думая, я отпихнула его, когда он подошёл слишком близко и наклонился, как будто пытаясь поцеловать. Сработали чистые рефлексы, замешанные на отвращении и страхе, который лишь притупился, но никуда не делся. И каково же было моё удивление, когда это существо отлетело от меня и грохнулось на землю. Наверное, если бы у него было лицо, оно бы выражало крайнюю степень удивления. А потом и ярости.

Тварь Инферно молниеносно вскочила с земли и запустила в меня чёрным, похожим на кляксу, сгустком. Вот только и я на этот раз не осталась в долгу. Вернее, - дочь.

«Откройся…», - вновь вспыхнуло воспоминание, и я улыбнулась, понимая, что именно от меня требовалось. К чему именно подводили всё это время. Я вздохнула и расслабилась, полностью открываясь скрытой во мне и моей дочери силе.

Она уже привычно взяла под контроль моё тело и ответила на удар…

…Немного странно быть сторонним наблюдателем, когда твоё тело более чем активно. Да и, чего уж греха таить, меня сильно беспокоила привычка ребёнка перехватывать контроль. Но, тем не менее, осознавала, что это меньшее из зол, ведь на кону жизни всей планеты и её обитателей. Поэтому и не сопротивлялась – отошла как можно глубже, в самый дальний уголок, где чувства притупляются, остаётся лишь любопытство. Наверное, именно поэтому собственное тело стало восприниматься иначе… Как просто «она».

Она ловко увернулась от очередной атаки, но атаковать в ответ просто не успела. Слишком быстр был монстр, состоящий весь из чёрного клубящегося марева. Мглы. И слишком напорист, вынуждая её только защищаться и отступать. Они всё ближе подходили к границе, до этого прочно оберегающей замок и его обитателей от того ужаса, что не так давно творился вокруг. Границе, которую создал мужчина, сейчас неотрывно наблюдающий за поединком и дыша через раз. Границу, которая собрала в себе мощную силу позитивных чувств, достаточных, чтобы сдерживать одержимых, но бесполезных перед их создателем…

А потом случилось сразу несколько событий одновременно. Время сначала, как будто растянулось, словно пружина, а потом резко ускорилось – только и успевай смотреть.

Вспышка! Девушка пропустила удар, и её пригвоздило к замерцавшей серебром границе.

Вспышка. Меня так стремительно затянуло в тело, что в висках заломило. Я только и смогла, что открыть глаза и увидеть приговор на лице аватара Инферно.

Вспышка. Купол, сдерживающий защитников замка, лопнул и оттуда с громоподобным рёвом вырвался дракон, эхом разнося по окрестностям отчаянный крик: «Айри-и-и-ин!!!».

Вспышка. Моё тело с двух сторон пронзают два луча – чёрный, пожирающий жизнь, и серебристый, эту жизнь дарующий. Я кажется кричу от дикой боли, особо сконцентрированной в районе живота. А вокруг всё пылает в огне, потому что вырвавшийся дракон ощутил боль своей шай-ер и решил спалить противника. Вот только пострадало всё вокруг, кроме Инферно.

Вспышка! Тёмный луч практически поглотил меня с дочерью, когда неожиданно появились местные боги. Невидимые для всех, кроме меня и Шанрэла. «Помогите им!», - разносится его отчаянный крик, и моё многострадальное тело в очередной раз выгибается дугой от пронзившего его третьего совместного луча силы богов.

Вспышка! Всё замирает вокруг. Казалось, даже планета перестала вращаться. И происходит неимоверное: от моего тела отделяется ярчайший клубок серебристого света. И по мере того, как он отлетает от меня, его форма меняется, пока окончательно не превращается в молодую очаровательную девушку, сотканную из полупрозрачных нитей чистой силы. И в этот миг Инферно прекращает атаку. Вместе с этим исчезают и остальные лучи. Два аватара, Равновесия и Инферно, смотрят друг на друга одно лишь мгновение, а потом одновременно делают шаг навстречу.

Вспышка. Всё вновь приходит в движение. Меня невидимая сила осторожно опускает на землю, а в следующий миг подхватывают родные руки любимого. «Айрин…», - со стоном выдыхает он и прижимает к себе. Но это я отметила лишь краем сознания, потому что всё моё внимание приковано к двум фигурам, кружащимся в стороне в подобии танца. Это и в самом деле было похоже на танец – нечто среднее между вальсом и танго. И хищником в дуэте выступала, как это ни странно, девушка. Инферно отступало, не давая Равновесию заключить себя в объятья. Но всё равно долго бегать не смогло. Даже не взирая на постоянные попытки атаки, тёмный аватар был загнан в ловушку. Она подходила медленно, без единого намёка на торжество во взгляде. Всего лишь долг – обязанность, из-за которой и была приведена в этот мир. Сохранить Равновесие во что бы то ни стало… Она обняла аватар Инферно и засияла ещё ярче, ослепительно, до боли в глазах. А когда свет схлынул, вокруг ничего даже не напоминало о произошедших событиях. Даже те Волхвы, что стали одержимыми, но которым повезло не быть поглощёнными, пришли в себя и теперь растерянно озирались по сторонам. Впрочем, растерянность присутствовала абсолютно на каждом лице – никто ещё просто не верил, что всё закончилось. И закончилось благополучно.

- «Ура!», что ли… - пробормотал Димар. Наблюдая, как на месте выжженной, выпитой земли вновь прорастает трава и цветы с сумасшедшей скоростью. Эгрегор тоже хотел все забыть поскорее, поэтому стремительно избавлялся от любых напоминаний.

Сказанная почти шёпотом фраза была услышана всеми и тут же вызвала сначала несмелый, а потом и полный ликования смех. Смеялись все. От радости, от счастья, от облегчения…

Даже я улыбнулась. Но больше от того, что моя девочка, наконец, была свободна от возложенной на неё миссии. Не знаю откуда, но я была уверена, что искра Равновесия, что до этого жила в ней, ушла. И теперь ребёнок был самым обычным. Ну, почти обычным, пришлось признать, когда меня вновь затопила волна любви, посланная дочкой.

А потом случились ОНИ!

Охнув, я согнулась и схватилась за живот.

- Айрин! – с двух сторон ко мне подскочили Шан и Листаш. – Что случилось? Тебе плохо?!

- Рожаю… - еле слышно проговорила я.

- Что? – супруг склонился ниже.

- Рожаю!!! – закричала я, потому что почувствовала, как тело скрутило сильнейшей схваткой.

ЭПИЛОГ

 Я сидела на любимой лавочке в закрытой части замкового парка и довольно жмурилась, наслаждаясь игрой шустрого лучика на моём лице, пробившегося сквозь крону дерева, и слушая пение птиц. Тихо. Спокойно. После минувших не так давно событий я научилась ценить каждую вот такую минуту. Прошло уже больше шести лет, а ощущение, что всё случилось только вчера.


… После моего крика Шанрэл тут же схватил меня в охапку и помчался в сторону замка. За ним белыми молниями метнулись шесть тигриц. Замыкали процессию лекарь и дракон. Последний о чём-то спорил с магистром, но до меня долетали лишь обрывки фраз. Да и то, практически не задерживались в голове.

- … должен быть там!

- … абсурдно!

- … поддержать энергией…

- … сам справлюсь!

И так далее. Единственное, что из всего этого я поняла, Сташ хотел быть рядом, чтобы в случае чего поддержать малышку своей силой, как это сделал на дне рождения Шанрэла во время нападения на нас Дэшны. И, честно говоря, мне было бы спокойнее, если бы он и в самом деле находился поблизости. Пусть ни я, ни дочь не пострадали в ходе всего произошедшего, но сил потратили основательно. И если меня мог подпитать лекарь, то вот на счёт дочери я сильно сомневалась. Почему-то была уверена, что малышка не подпустит к себе никого, кроме своего дракона.

Видимо о том же подумал и Шанрэл, потому что на ходу обернулся и сказал:

- Сташ, будь рядом.

После этого все вопросы и возражения у окружающих пропали. Меня продолжали стремительно нести в вотчину магистра, приготовлением которой уже вовсю занимались опередившие нас тётушки. Поэтому, когда меня положили на удобную кушетку, комната уже полностью была готова. Оран удовлетворённо кивнул и выгнал всех посторонних, кроме супруга, который и не подумал слушать возмущение лекаря. Сташ сообщил, что будет за дверью ждать, а тётушки поспешили разместить недавних защитников, чтобы те могли отдохнуть, привести себя в порядок и восполнить силы, как в плане еды, так и в плане магии.

На этом все мои посторонние мысли исчезли. Как меня раздевали и надевали нечто, похожее на короткую ночнушку, только с разрезом спереди практически до пупка, прошло как-то мимо. Зато в память отчётливо впечатались перепуганные глаза супруга и его нервное сглатывание каждый раз, когда он слышал мой стон.

Я помню, как Оран говорил, что роды на Сарибэль – это едва ли не курортная поездка. Или, как минимум, посещение спа-салона. Ничего подобного! Да, пусть изматывающей боли схваток я и не ощутила в полной мере, потому что была занята другим, но вот всё остальное не прошло мимо. Когда начались потуги, выяснилось, что раскрытие ещё не полное и лекарь быстро произнёс стимулирующее заклинание. Несомненный плюс в нём состоял в скорости влияния на организм. Уж не знаю, как всё это происходило бы на Земле, но здесь я ощутила жжение внутри тела, словно сдуру залезла в горячую ванную, но внутренностями наружу.

- Ничего, потерпите немного. Скоро пройдёт. Это заклинание полной стимуляции. Он придаёт эластичности всем тканям и не даёт схваткам затихнуть. К сожалению, выборочно применить его нельзя, только вот таким комплектом… Зато промучаетесь всего минут десять, а не полчаса, а то и час, как некоторые женщины, - сказал он и улыбнулся отеческой улыбкой.

Меня же его слова совершенно не успокоили, потому что ощутила отрицательную сторону этого заклинания. Если до этого меня и так нехило тужило, но из-за неполного раскрытия мне приказали переживать потуги и ждать действия стимуляции, то теперь ощущение было, что меня просто рвёт на части! Или, как минимум, что это не я помогаю дочери появиться на свет, работая внутренними мышцами, а она сама прёт, как танк, причём боком!

Как не заорала – не знаю. Помню лишь то, что полностью сосредоточилась на дыхании и голосе Орана, который руководил моими действиями и приказывал, то дышать глубоко, то тужиться, то расслабиться и не мешать ему делать своё дело. Очнулась только, когда мне на грудь положили маленький кричащий комочек. Рядом опустился на колени Шанрэл, у которого в глазах стояли слёзы.

- Она прекрасна, - прошептал растроганный отец, чем привлёк внимание новорожденной.

Её первый взгляд, такой серьёзный, взрослый на совершенно детском лице, ни я, ни Шан не забудем никогда. Как и улыбку последовавшую за этим.

- Анари, - выдохнула я. – Давай назовём её Анари.

- Замечательное имя для чудесной маленькой леди, - улыбнулся любимый. – Анари Сыз-Ар-Чи.

Тут дверь открылась и в образовавшуюся щель просунулась голова дракона. Он отводил взгляд, явно испытывая неловкость, но всё же сказал:

- Я слышал крик… - начал он и осёкся, потому что малышка, услышав его голос, радостно заагукала. – О, Сариб… Она – чудо!

И я была с ним полностью согласна. Уже сейчас её головку обрамляла копна чёрных кудряшек, которые в будущем обещали превратиться в роскошные и густые. Миндалевидные глаза глубокого синего цвета смотрели на мир с интересом и лёгкой хитринкой, а курносый носик и пухлые губки завершали образ маленького ангелочка. И я даже представить боялась, какой красавицей она станет, когда расцветёт полностью и в ней проснётся чувственность!

Видимо о том же подумали и мужчины, потому что совершенно одинаково нахмурились и одновременно выдали:

- Нужно подумать об усовершенствовании защиты замка.

- … о защитных артефактах скрытого типа.

Потом переглянулись, понятливо покивали друг другу и расслабились.

- Прошу не забывать, что все мы пообещали дать ей право выбора, - напомнила я слишком воодушевлённым представителям сильного пола. – И чрезмерная опека ни до чего хорошего не доведёт. Поверьте. Если она хотя бы на половину похожа на меня характером, то будет поступать только так, как сама посчитает нужным. Наша же задача привить ей правильные принципы, чувство долга и ответственности за свои действия…


И я оказалась полностью права. Уже сейчас Ана показывала характер, который в будущем обещал немало проблем нам и её будущему избраннику. Кстати о нём.

Я открыла глаза и посмотрела на приближающегося супруга в компании Листаша и Анари. Девочка весело вприпрыжку бежала рядом с драконом и что-то с восторгом ему щебетала. А мужчина очень внимательно слушал и изредка комментировал. На его лице не было ни снисходительной улыбки, ни неприязни, ни скуки, которые обычно можно заметить у взрослых, общающихся с ребенком. Ведь, по сути, общих тем у них нет. Но дракон каким-то образом умудрялся вести себя так, словно ему было невероятно интересно абсолютно всё, что Ани ему говорила. Хотя, почему «словно»? Так оно и было, ведь она была его шай-ер.

- Я знаю! – донеслось до меня радостно-непреклонное детское восклицание.

- Хорошо, ма шай-ер, - ответил Листаш.

- Ну почему ты мне не веришь? – возмутилась девочка и надула губки.

- Потому что ты ещё маленькая, - с улыбкой пояснил дочери Шан и щёлкнул по носу. – К тому времени, когда ты вырастешь, у тебя раз сто может поменяться решение. Поэтому требовать от Сташа такую клятву – несправедливо. Ведь он тогда навсегда будет связан с тобой и не переживёт, если ты в итоге передумаешь.

Услышав это, я попыталась сдержать улыбку. Малышка вопреки нашим ожиданиям так рьяно взялась за бедного дракона, что тот до сих пор не мог поверить. Я бы на его месте тоже не поверила, если бы пятилетний ребёнок заявил мне, что он – моя судьба и никуда мне от него не деться. Сташ просто не позволял себе поверить в это и настойчиво продолжал выполнять условия обещания, данного мне однажды – право выбора для Анари. Осознанного выбора. А в пять лет такой сделать просто невозможно.

Я тоже так думала. Раньше… Но Анари не простой ребёнок. Пусть сила Равновесия ушла вместе с изгнанием Инферно из нашего мира, своеобразный отпечаток на малышке всё же остался. Она была умна не по годам, а порой говорила вещи, от которых волосы вставали дыбом. Вот и сейчас, резко остановившись и посмотрев на дракона невероятно мудрым и серьёзным взглядом, она сказала:

- Через каких-то десять-двадцать лет наша разница в возрасте покажется тебе смешной, и ты увидишь, что я больше не ребёнок, - дракон вздрогнул. – И мы обязательно вернёмся к этому разговору.

- Ана! – отвлекла я её, пока бедный Сташ не сбежал окончательно. – Мы верим тебе, родная. Но и ты поверь нам, что в жизни случается многое. И если через эти десять-двадцать лет твои желания и симпатии не изменятся, никто и слова не скажет поперёк. Но пойми и ты своего дракона. Связь с шай-ер – это намного серьёзнее, чем ты себе представляешь. И если он сделает сейчас так, как ты хочешь, то будет сильно страдать. Ты ведь его пожалеешь?

- Сильно? – подозрительно спросила девочка, глядя на неожиданно засмущавшегося дракона.

- Сильно, - кивнул он.

- Но ещё сильнее он будет мучиться, если ты в итоге потом передумаешь, - Шан попытался вновь объяснить дочери ситуацию.

- Не передумаю! – упрямо топнула он ногой. – Я вырасту и женюсь на тебе!

И так это была смешно сказано, по-детски, что удержаться от улыбки было невозможно.

Листаш присел на корточки перед своей шай-ер и, заглянув в глаза, сказал:

- Я буду самым счастливым драконом во всех мирах, если ты не передумаешь и выйдешь за меня замуж, моя Ри. И это мне слоило бы словить тебя на слове и связать обещанием, но я не буду. Потому что у любого должно быть право выбора. И я тебе его даю.

Я судорожно вздохнула и отвернулась, испытывая ни с чем не сравнимое чувство признательности и нежности к Листашу. И в очередной раз вознесла молитву Судьбе, за то, что подарила моей девочке такого суженого.

Рядом сел Шанрэл. И по его лицу я поняла, что он думает о том же.

И в этот момент почувствовала, что как никогда счастлива. Ведь все беды позади, а впереди обещает быть только радость.

Мы заслужили, немало настрадавшись в прошлом.

До сих пор помню чувство неверия, когда через пару дней после родов мне сказали, что победа полная и окончательная. И новость эту принесли неожиданные гости – Сариб с супругом и отцом. На Шанрэла было страшно смотреть – он вроде и рад был, всё-таки семья, но продолжал злиться за бездействие и слепоту, за то, что несмотря на серьёзные причины, силу ему так и не вернули, за то, что в трудный момент он не смог помочь мне, как обещал... В общем, поводов для злости было много, что не улучшало его настроения, в связи с прибытием родни. Однако всех принял, сохраняя при этом на лице маску вежливости и учтивости. Как с посторонними, но важными гостями. Демиурги поняли это и не стали злоупотреблять гостеприимством. И как только поделились новостями, сразу же ушли.

Оказывается, Роман-Намор был отчасти прав, утверждая, что Инферно затянуло в наш мир после особо кровавого жертвоприношения Тёмных. Не учёл он лишь того (а может Хозяин просто не счёл нужным пояснять), что мир был слишком молод, чтобы скопившейся негативной энергии хватило на его воплощение. Даже с учётом всей деятельности сбрендивших магов. Вначале он питал их удалённо, меняя и уродуя их суть. Когда Шан показал мне изображения этих Тёмных, меня едва не вытошнило! Ничего противнее я в своей долгой череде перевоплощений не видела. Даже в ужастиках на Земле. И не понятно, почему никого не обеспокоили такие кардинальные изменения. Хотя, возможно, я слишком предвзята.

В общем, делишки Тёмных продолжались, с ними упорно боролись, но они как тараканы – оказались неистребимы. Или, как простуда – несмотря на все меры и предосторожности, всё равно появлялись то тут, то там и несли Сарибэль разрушения.

А вот потом… Потом, как сказал Тэ’натэс, проведший тщательное расследование вместе с демиургами, на этом специализирующимися, Инферно удалось заполучить первую марионетку, частично воплотившись в живом на тот момент существе. Одного не учёл, или же наоборот – кто его теперь знает, - что из-за этого в мире наступят Сумеречные времена. Удивительно и страшно отреагировал эгрегор на появление этой страшной сущности – резко начал качать энергию из населявших планету существ. Что в последствии привело к Кровавому зову, о котором все, помнящие те времена, говорили с плохо скрываемым ужасом. И вместо того, чтобы защититься, эгрегор невольно стал причиной почти полного воплощения Инферно. Если бы не те самые Дарсариб со своим обрядом.

Оказывается, богиня как в воду глядела, давая химшей-таре такое дитя, ставшее в последствии основателем спасшего всех рода. Это был её чистой воды эксперимент, но какой удачный, как оказалось. Никто не ожидал подобного, даже сама Сариб.

Этот факт меня неприятно удивил. Знать, что несмотря на отношение к тебе в частности, в целом весь Сарибэль для неё – это всего лишь милая игрушка и лаборатория для экспериментов. Она создаёт, закладывает в основу некоторые способности и качества, а потом с интересом наблюдает, к чему всё это приведёт и что из этого получится. А получилось всеобщее спасение. И чтобы не потерять такой удачный экземпляр, решила беременную Риару, носящую под сердцем последнего представителя славного рода, спрятать в другом мире – на Земле, - договорившись с тамошним демиургом. Тем более, что опыт «переселения» туда у неё уже был.

И опять не прогадала, ведь наследница вернулась и опять помогла этому миру, нарушив планы Инферно в очередной раз. Пять веков относительного затишья и опять попытка поглотить молодой мир. Но, как я уже говорила аватару: «Судьба такая», потому что и в этот раз ему помешали. Причём с помощью, как я догадываюсь, той самой Судьбы – Высшей Сущности.

И всё это относительно собственными силами, без божественной помощи.

Лично меня этот факт заставил гордиться таким молодым, но таким перспективным миром. А вот сама Сариб, не скрывая недовольства и обиды, была не согласна.

Так уж вышло, что ей каким-то чудом, по наитию, не иначе, удалось создать мир, уже сейчас готовый стать центральным звеном в паутине. С молодой богиней поговорили старейшие из демиургов, посланные Высшими, в качестве переговорщиков, и настоятельно порекомендовали принять столь бесценное предложение и оказанную честь. Ещё бы! Молодой мир, которому от силы пятнадцать тысяч лет, и уже достоин стать центром для новой связки миров.

Однако у этого заманчивого предложения есть один существенный минус для самой Сариб – её вежливо, но настойчиво «попросили» из этого мира. И теперь он полностью самостоятельный и свободный в своём развитии. Ну, как… смотрители будут, но без права вмешательства. И этими смотрителями к нашему неудовольствию, Сущности решили назначить нас с Шаном и всеx последующих потомков, которые унaследуют силу oтца

Да, на предложение отца cупруга – вeрнутьcя назад, в их рeальность, и занять должное нашему положению место, - мы отказались, pешив пока что остаться на Сарибэль, отжить положенную нашим расам долгую жизнь, а уж потом решать, как быть дальше. За что и получили от «благодарных» Высших. Но по здравому размышлению, решили, что это к лучшему. Ведь рано или поздно сила Шана всё же воплотится в одном из наших детей. И уж лучше пусть они останутся в мире, где живёт семья, чем пополнят ряды демиургов-экспериментаторов. Конечно, всё зависит от их выбора, ведь прежде чем стать смотрителями, им всё же придётся пройти обучение в реальности богов. И кто знает, может он решат там и остаться…

Но это всё потом, позже. А сейчас я с наслаждением нежилась в объятьях супруга и предвкушала нашу долгую и несомненно счастливую жизнь в роли обычных леканов. А потом, кто знает, может и мы когда-нибудь решимся создать свой собственный мир?


Конец дилогии

30.03.2017






Оглавление

  • Всё, что было, было не зря Александра Дема
  • ГЛАВА 1. Второй шанс
  • ГЛАВА 2. На пути к истине
  • ГЛАВА 3. Прошлое
  • ГЛАВА 4. Последний бой – он трудный самый
  • ГЛАВА 5. Завершающая
  • ЭПИЛОГ