КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393636 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165642
Пользователей - 89494
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Альтернативная история)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: -7 ( 1 за, 8 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Учение. Пятикнижие Моисеево (fb2)

- Учение. Пятикнижие Моисеево 2.42 Мб, 622с. (скачать fb2) - Илья Шолеймович Шифман

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



От бытия до откровения Учение Пятикнижие Моисеево

Москва

Издательство «Республика» 1993


Перевод, введение и комментарии доктора исторических наук И. Ш. Шифмана

Учение. Пятикнижие Моисеево / Пер., введение и коммент. И. Ш. Шифмана.- М.: Республика, 1993.

335 с.- (От Бытия до Откровения).

ISBN 5-250-00781-3

Введение

Светлой вечной памяти

Галины Семеновны Шифман

I

Пятикнижие — в еврейской традиции «Учение» (tōrā) — представляет собой комплекс, состоящий из пяти ветхозаветных книт, объединенных единством сюжета и идейного замысла и представляющих собой краеугольный камень Библии как священного писания. В Пятикнижии изложены основные постулаты иудаизма; христианство также отталкивается от Пятикнижия как сердцевины Ветхого завета, и его догматы представляются дальнейшим развитием идей Пятикнижия. Именно поэтому в уста основателя христианства могло быть вложено утверждение, что он пришел не нарушить Закон (имеется в виду Учение), но его исполнить.

В Пятикнижие входят следующие книги:


Название согласно традиции Септуагинты / Название согласно Масоретскому изводу[1]

«Бытие» (Гένεσιζ) / «В начале» (běrēʼšȋt)

«Исход» (Ἒξοδоζ) / «И вот имена» (wěʼellǟ šěmōṯ)

«Левит» (Λενϊτικόν) / «И воззвал» (wayyiqrāʼ)

«Числа» (Άριθμoι) / «В пустыне» (běmiḏbar)

«Второзаконие» (Δεντερoνόμιoν) / «Вот слова» (ʼellǟ hadděḇārȋm)

Различия заголовков объясняются тем, что имеются две различные традиции наименования книг: одна из них, представленная, в частности, в месопотамской литературе,- по начальным словам текста (как, например, в Масоретском изводе); другая, представленная, в частности, в угаритской словесности,- по сюжету книг или по их важнейшим и бросающимся в глаза особенностям (как в Септуагинте). В древнееврейской литературе оба способа сосуществовали. Следует заметить, что название «Бытие» не вполне точно; более близким к греч. Гένεσιζ следует считать, по-видимому, перевод «Происхождение»; греч. Δεντερoνόμιoν — Второзаконие — передает евр. mišnē tōrā, но последнее выражение означает, по-видимому, «повторение», «изложение» Учения.

Содержанием Пятикнижия является мифическая история о сотворении мира и судьбах первых людей; за этим следует рассказ о патриархах — предках Израильского племенного союза, об их жизни в Палестине и о том, как предки израильтян оказались в Египте. Далее идет рассказ о притеснениях, которым израильтяне подвергались в Египте, о бегстве израильтян из Египта, об их странствиях по пустыне и приходе к пределу Обетованной земли. Кульминацией повествования является предание об обретении израильтянами Учения, которое составляют веления и установления Яхве, данные им народу непосредственно и через пророка Моисея, выведшего израильтян из Египта.

Начало научному изучению Пятикнижия положил известный комментарий Авраама Ибн Эзры (ХII в.) к Второзаконию (1:1), где комментатор в завуалированной форме высказывает мысль о позднем происхождении Пятикнижия и опровергает традиционные представления, согласно которым автором Пятикнижия был Моисей. Авраам Ибн Эзра писал: «За Иорданом» и т. д.; и если ты поймешь тайну двенадцати, также: «И написал Моисей это Учение», «А кенааниты тогда были в Стране», «На горе Яхве явится», также «Вот его ложе, железное ложе» ты постигнешь истину». Смысл этой фразы был раскрыт позже, в XVII в., Б. Спинозой[2]. Слова «За Иорданом» (Втор. 1:1) должны означать, что человек, их написавший, находился «по сю сторону» Иордана; между тем Моисей обращался к израильтянам, находясь на левом берегу Иордана (пересечь Иордан, по преданию, ему не было дано). Левобережье Иордана может быть «За Иорданом» только для человека, находящегося на его правобережье. Следовательно, данный текст не мог быть написан Моисеем. «Тайна двенадцати» заключается в том, что, согласно Второзаконию (27:2-5) и книге Иисуса Навина (8:31-32), книга Моисея была написана на камнях, покрытых известкой; позднейшая раввинистическая традиция считала, что этих камней — 12. Но для записи Пятикнижия в полном объеме этого явно недостаточно; следовательно, книга Моисея должна была быть меньшего объема, чем Пятикнижие. Далее, во Второзаконии (31:9) сказано: «И написал Моисей это Учение»; но Моисей не мог написать этого про себя. Фраза «А кенааниты тогда были в Стране» (Быт. 12:6; букв.: «А кенаанитянин тогда был в Стране») могла быть написана только после того, как кенааниты уже были изгнаны израильтянами и более не существовали, т. е. через много лет после смерти Моисея. Фраза «На горе Яхве явится» имеет в виду место из Книги Бытие (22:14), где речь идет о храмовой горе; между тем во времена Моисея храмовая гора еще не была определена. Наконец, «археологическая» ссылка на Второзаконие (3:11), где рассказывается о гигантском железном ложе Ога, царя Башена, хранящемся в Раббат-Аммоне, может иметь смысл, только если предположить, что писавший это жил много лет спустя после Ога и, естественно, после Моисея. В свою очередь Б. Спиноза[3] указывает, что многочисленные свидетельства о Моисее в Пятикнижии не могли принадлежать самому Моисею, как и повествование о нем в третьем лице; что Моисей не мог описать свою кончину и погребение, что ряд местностей называется именами, полученными после предполагаемой деятельности Моисея, а исторические указания (например, Исх. 16:35; Быт. 36:31) относятся ко времени значительно более позднему. Все эти аргументы позволили Б. Спинозе прийти к заключению, которое ему казалось «яснее дневного света»: Пятикнижие было написано не Моисеем, а кем-то, кто жил много веков спустя после Моисея.

Следующим важным этапом исследования Пятикнижия была разработка в XVIIl-XIX вв. так называемой «Документальной гипотезы». Она развивалась под несомненным воздействием исследований д'Обиньяка[4] и Ф. А. Вольфа[5], положивших начало «гомеровскому вопросу». Исследуя гомеровские поэмы, Вольф пришел к заключению, что первоначально сушествовали отдельные песни, жившие в устной передаче, и лишь сравнительно поздно, во второй половине VI в. до н. э., они были сведены воедино. Применявшаяся д'Обиньяком и Вольфом методика выделения отдельных структурных элементов гомеровских поэм была распространена на Пятикнижие.

Предпосылкой для этого послужили наблюдения Х. Б. Виттера и Ж. Астрюка. Х. Б. Виттер еще в 1711 г. отметил, что в Пятикнижии чередуются обозначения божества тетраграммой (yhwh) и словом «Бог» (ʼǟlōhȋm)[6]. Такое же наблюдение, независимо от Х. Б. Виттера, сделал и Ж. Астрюк; в своей книге, опубликованной в 1753 г.[7], он высказал гипотезу, согласно которой эти обозначения соответствуют двум различным источникам, которыми воспользовался составитель Пятикнижия,- «Яхвисту» (имеется в виду принятое современной наукой чтение тетраграммы yhwh – yahwǟ) и «Элохисту» (от элохим — Бог). По мнению Ж. Астрюка, использованием и механическим сочетанием этих двух источников объясняются противоречия, повторы и разнообразные варианты в Пятикнижии. Наряду с этим Ж. Астрюк выделил и мелкие фрагментарные источники; он же указал и на особое место, которое в Пятикнижии занимает Второзаконие, представляющее собой самостоятельный источник. Дальнейшее развитие теории Ж. Астрюка предпринял К. Д. Ильген (1798 г.)[8], выделивший в «Элохисте» два источника: «Элохист I» и «Элохист II». С развитием так называемой новейшей документальной гипотезы[9] концепция Ж. Астрюка и К. Д. Ильгена подверглась дальнейшей разработке и уточнениям. С этого времени структура Пятикнижия представлялась следующей: «Элохист I» («Основной источник», обычно называемый «Жреческим кодексом»), «Элохист II» (далее: «Элохист»), «Яхвист», «Второзаконие».

В 1912 г. Р. Сменд попытался выделить два источника в «Яхвисте»: «Яхвист I» и «Яхвист II»[10]; впоследствии О. Эйссфельдт ввел для «Яхвиста I» обозначение «Светский источник»[11].

О. Эйссфельдт[12] и Э. Зеллин[13] произвели распределение повествовательной части Пятикнижия по источникам.

Вопрос о критериях, лежащих в основе выделения отдельных источников, достаточно сложен. Если первоначально основным фактором являлось употребление обозначений «Яхве» и «Элохим», то с течением времени выяснилась его недостаточность. В основу были положены лексические, грамматические, стилистические и идейные особенности текста.

Среди характерных черт «Яхвиста» постулируются следующие: гора, на которой было дано Учение, называется Синай, а не Хорев; патриарх Иаков называется Израилем, доизраильское население Палестины — кенаанитами. «Яхвисту», как полагают, присущи «свежесть, наглядность и даже иногда грубость изображения», «наивность, естественность, отсутствие размышлений» в повествовании о том, что касается Бога и человека: явление Бога в человеческом облике, антропоморфизмы и т. д. У «Элохиста» доизраильское население Палестины называется амореями, Божья гора — Хорев. По «Элохисту», Бог не общается непосредственно с людьми, но говорит с небес или через ангелов, открывается через пророков или во сне. Рядом с Моисеем действует его брат, верховный жрец Аарон, и его сестра, пророчица Мирйам (Мариам). Для «Жреческого кодекса» специфическими считаются формализованный стиль, интерес к генеалогии, культовым и жреческим законам, подчеркивание идеала культовой чистоты и святости. «Жреческий кодекс» стремится избежать антропоморфизмов; он молчит о святилищах, жертвоприношениях, оракулах, жрецах, противопоставлении чистого и нечистого в допленную эпоху[14]. К этому можно добавить, что «Яхвисту» приписывается национально-религиозный пафос, «радостнейшее утверждение земледельческой культуры, национально-государственной власти и культа»[15]. «Элохисту» присущ, как полагают, духовный этос; в нем также сильно израильское самосознание и гордость на свой манер, но здесь связь религиозного и национального очень ослаблена[16]. В «Жреческом кодексе» видят искусственную конструкцию, возведенную с математической точностью[17]. Однако применение этих признаков открывает широкий простор для всякого рода субъективных построений, в результате чего структуры отдельных источников по представлениям различных авторов не совпадают. Подобные расхождения дают основание усомниться в надежности и объективности принятых критериев.

Существенным представляется также следующее. «Документальная гипотеза» фактически разрушает единство дошедшего до нас текста, который следует изучать прежде всего как исторически сложившийся цельный комплекс, т. е. так, как он реально существовал и существует. Кажется маловероятной и предполагаемая «документальной гипотезой» метода работы составителя Пятикнижия: он будто бы выхватывал отдельные куски и фрагменты из различных источников (иногда обрывки фраз, отдельные слова) и их компилировал; но при такой «работе» не мог сложиться текст того художественного и идейного уровня, того единства, которое отличает Пятикнижие. К тому же «документальная гипотеза» фактически игнорирует имеющиеся в Библии указания на реально существовавшие тексты, прозаические и поэтические, которые, несомненно, были использованы составителем Пятикнижия.

Одновременно с разработкой «документальной гипотезы» шла и работа по датировке отдельных постулировавшихся ею элементов Пятикнижия. В 1805 г. В. М. Л. де Ветте предложил гипотезу, отождествлявшую «Второзаконие» с Книгой Закона, найденной при ремонте Иерусалимского храма в 621 г. до н. э.[18]. Он исходил из того, что реформы иудейского царя Иосии, начавшиеся этой находкой, привели к установлению единобожия Яхве и централизации его культа в Иерусалимском храме (II Цар. 23:4-9), что соответствует предписаниям «Второзакония» (Втор. 12:2-8; 14:23). По приказанию царя Иосии была отпразднована пасха; предписание праздновать пасху содержит и Второзаконие (16:1-8). В 1853 г. Г. Рейсе высказал мысль, что «основной источник» («Жреческий кодекс») является позднейшей частью Пятикнижия; она была обоснована и развита К. Х. Графом[19] и Ю. Вельхаузеном[20]. По их мнению, «Жреческий кодекс» соответствует обстановке, существовавшей в послепленный период; они предложили датировать его составление временем деятельности послепленного законодателя Эзры (ок. 444 г. до н. э.). «Яхвист» и «Элохист» обычно датируются началом 1 тысячелетия до н. э. По мнению Э. Зеллина[21], «Яхвист» возник, по-видимому, в царствование Давида или Соломона (Х в. до н. э.), а «Элохист» появился позднее. Как полагает О. Эйссфельдт[22], древнейшим был «Светский источник», возникший между 950--850 гг. до н. э., а «Яхвист» появился в середине VIII в. до н. э., хотя возможна и более ранняя датировка.

Наряду с «документальной гипотезой» разрабатывались и иные теории, не получившие, однако, столь широкого распространения и общего признания. Так, П. Фольц и В. Рудольф[23] полагали, что существовало только одно изложение предания — «Яхвист», тогда как «Элохист» не более чем интерполятор, вносивший свои дополнения. П. Фольц отрицал и существование «Жреческого кодекса» как самостоятельного источника. З. Мувинкель[24] отрицал существование «Элохиста» как самостоятельного источника. «Яхвист», по его мнению, является памятником иудейской придворной историографии и должен быть датирован временем около 800 г. до н. э. «Жреческий кодекс», как считал 3. Мувинкель, был составлен для послепленной иудейской общины; он представляется сочетанием исторического и законодательного источников. Некий редактор соединил оба источника воедино.

«Кристаллизационная гипотеза», разработанная А. Клостерманом[25], исходила из того, что в царствование Иосии была найдена лишь часть Второзакония. Между тем существовало «доиосианское» Пятикнижие, чью основу составлял Закон, к которому впоследствии присоединились повествовательные тексты. Находка в Иерусалимском храме завершила процесс формирования Пятикнижия. Согласно гипотезе И. Энгнелла[26], в Пятикнижии нашли отражение различные циклы традиции, бытовавшие как в устной, так и в письменной форме. Один из них — «Жреческий» цикл («Четверокнижие»), другой — «Второзаконие» и примыкающие к нему исторические книги.

Проблема происхождения «Второзакония» также является объектом дискуссии. Г. Хельшер утверждал, что оно было составлено в послепленный период[27]. А. Альт, признавая допленное происхождение Второзакония, локализовал его в Израильском царстве; откуда оно было доставлено в Иерусалимский храм и хранилось там[28]. По Э. Робертсону, Второзаконие было составлено под руководством и при участии пророка Самуила, т. е. в XI в. до н. э.[29].


II

Пятикнижие, в том виде, как оно дошло до нас, представляет собой, о чем уже говорилось выше, цельный литературный комплекс, связанный единством повествовательного сюжета и идейного содержания. Отсюда вытекает требование изучать Пятикнижие именно как литературное целое. Прежде всего это относится к проблеме датировки.

Строго говоря, датирующими факторами Пятикнижия являются следующие. Упоминание верблюдов как домашних животных, в том числе и предназначенных для верховой езды (см., например, Быт. 12:16; 24:10-11), дает основание датировать повествование временем не раньше XIV-XIII вв. до н. э., когда имело место их одомашнивание. Географическое название «Арамейское Двуречье» (Быт. 24:10-11) могло возникнуть только после появления в Северной Месопотамии арамеев, т. е. не раньше последних веков II тысячелетия до н. э. Упоминание «горы Арарат», т. е. Урарту (Быт. 8:4), ставит хронологический предел, раньше которого Пятикнижие едва ли могло появиться: первая половина XIII в. до н. э., когда Урарту (Уруатри) впервые упоминается в ассирийских исторических текстах. Рассказ о том, что Авраам жил в стране филистимлян (Быт. 21:34), и упоминание царя филистимлян Авимелеха (Быт. 26:1,8) ведут ко времени после XIII в. до н. э., т. е. после того, как филистимляне среди «народов моря» появились на Ближнем Востоке и осели на юго-западном побережье Палестины (первоначально Палестина — это «страна филистимлян» на морском берегу). Заметим, кстати, здесь и явные анахронизмы: правители филистимлян назывались сéрен (слово, этимологически соответствующее греч.- τύρυυος «тираны»), а не царями; последний титул появляется только в первой половине 1 тысячелетия до н. э. Имя Авимелех — семитское и могло быть дано повествователем либо проникнуть к филистимлянам, не являвшимся семитами, в результате семитского влияния, т. е. значительно позже того времени, когда филистимляне осели в Палестине. Границы Обетованной земли (Быт. 15:18) соответствуют владениям царя Соломона (Х в. до н. э.). То обстоятельство, что Моисей назван царем Израиля (Втор. 33:5), ведет к ситуации, когда в иудейско-израильском обществе существовала царская власть, т. е., вероятнее всего, к первой половине 1 тысячелетия до н. э. Наконец, включение в Пятикнижие законов и моральных увещаний дает основание датировать интересующий нас памятник временем существования государства в иудейско-израильском обществе, т. е. первой половиной 1 тысячелетия до н. э. Это тем более вероятно, что законы Пятикнижия регулируют отношения, сложившиеся в оседлом земледельческом обществе, причем, как увидим далее, Законодатель считает нужным регулировать права и возможности царя, с тем чтобы не повторилась ситуация, существовавшая в царствование Соломона. В послепленный период эти и многие другие законы Пятикнижия утратили свою актуальность.

Важным датирующим фактором является то, что Пятикнижие было и остается до наших дней священным писанием самаритянской общины.

Самаритяне сложились как этническая общность на территории древнего Израильского царства после того, как оно было разрушено ассирийцами в 722 г. до н. э., а его население было уведено в Северную Месопотамию и растворилось там среди местного населения. На освободившиеся земли ассирийские завоеватели переселили жителей ряда областей, находившихся под их властью, в том числе выходцев из Месопотамии, арамеев и арабов (см. II Цар. 17:24; FI. Ios. Ant. 10, 184). Эти переселенцы, смешавшиеся с остатками израильского и ханаанейского населения, восприняли культурно-религиозные традиции Израиля, связанные с Яхве, и активно их поддерживали; впрочем, в религиозной жизни самаритян в конце VIII-VII вв. почитание Яхве как местного бога Палестины уживалось с их традиционными «языческими» культами (см. II Цар. 17:25-41 ). Очевидно, в этот период Пятикнижие — манифест воинствующего монотеизма — не могло быть священным писанием самаритян. Столь же мало вероятно, что Пятикнижие было воспринято самаритянами в послепленный период. Создание в конце VI в. до н. э. иудейской гражданско-храмовой общины с центром в Иерусалиме и восстановление Иерусалимского храма Яхве осуществлялись в ситуации резкой конфронтации с остальным населением Палестины, прежде всего с самаритянами. Вражда иудеев с самаритянами заполняет собой всю вторую половину 1 тысячелетия до н. э. В этот период Пятикнижие использовалось для обоснования отделения общины от всех неиудеев; в такой обстановке трудно ожидать, чтобы Пятикнижие было воспринято самаритянами как священное писание. Единственная реальная возможность, когда самаритяне могли воспринять Пятикнижие, локализуется в допленном периоде; кажется наиболее вероятным, что это событие впрямую связано с религиозной реформой царя Иосии, который, пользуясь ослаблением Ассирийской державы, распространил свою власть и проводившуюся им реформу на Северную Палестину, где жили самаритяне. Соответственно можно предположить, что книгой, которая в 621 г. до н. э. была «найдена» во время ремонта Иерусалимского храма, было Пятикнижие в том виде, как оно дошло до наших дней.

Все изложенное не исключает того, что Пятикнижие является внутренне сложным литературным памятником и что его создатель пользовался многообразными источниками, так или иначе воспроизводившими письменную и устную жреческую и племенную традиции. Впрочем, та и другая в значительной степени, если не полностью, совпадали.

Среди такого рода источников была, несомненно, «Книга войн Яхве», на которую составитель Пятикнижия прямо ссылается (Чис. 21:14-15), говоря, в частности, о войнах израильтян с кенаанитянами. Возможно, источником Пятикнижия была и «Книга Доблестного», содержавшая поэтические произведения, посвященные различным событиям израильской истории (Нав. 10:12-13; Сам. 1:18-27). Есть основания полагать, что поэтические отрывки из Пятикнижия — песнь Ламеха о кровной мести (Быт. 4:23-24), трудовая песня при постройке колодца (Чис. 21:17-18), благословение Иакова (Быт. 49) с поэтической характеристикой племен Израильского племенного союза, песнь о переходе через Тростниковое море (Исх. 15:1-8), благословение Моисея (Втор. 33), песнь Моисея (Втор. 32) — восходят к этому источнику. Анализ преданий о Билеаме (Чис. 22-24) показывает, что составитель Пятикнижия пользовался и книгами «языческих» пророков, вводя последних в апологетических целях в ткань своего повествования.

Важным источником Пятикнижия были исторические повествования — «родословия», складывавшиеся на базе родо-племенных генеалогий и содержавшие историю предков, начиная от сотворения мира и первых людей. Кроме того, в тексте Пятикнижия использованы жреческие космогонические и исторические конструкции.

В целом Пятикнижие аккумулировало в себе многовековую традицию народной словесности, которая, однако, была обработана составителем тенденциозно — с целью утверждения монотеизма Яхве. В связи с этим из повествования были удалены «языческие» мифы, сохранившиеся в намеках или поэтических изложениях за пределами Пятикнижия. Их место занял псевдоисторический миф об обретении Учения.


III

Религиозно-политическая реформа иудейского царя Иосии (640-609 гг. до н. э.) завершала собой социальное и идейное развитие иудейско-израильского общества в первой половине 1 тысячелетия до н. э. Следует, впрочем, оговориться, что развитие Израильского царства было прервано его разгромом в 722 г. до н. э.; далее на протяжении более чем столетия оно продолжалось в Иудее, но и там оно было прервано разгромом Иудейского царства в 586 г. до н. э. вавилонянами.

В первой половине 1 тысячелетия до н. э. в иудейско-израильском обществе в целом уже был завершен переход от кочевого к оседлому образу жизни; в хозяйственной сфере господствующее положение занимало земледелие. Пахали примитивным плугом, в который впрягали упряжку из двух быков; выращивали пшеницу, ячмень, эммер; разводили огородные овощи; широко распространено было виноградарство и культура оливковых деревьев. Питались преимущественно молоком и молочными продуктами, хлебными лепешками, овощами и фруктами; важное место в рационе занимал мед. Мясо (говядина, баранина, козлятина) употреблялось в пищу крайне редко; как правило, при жертвоприношениях, когда поедались определенные доли жертвенного животного, во время сакральных трапез и пиршеств (например, при приеме знатного гостя). Значительное место в хозяйственной деятельности занимало скотоводство — разведение крупного и в особенности мелкого скота. Естественно, были развиты и разнообразные ремесла — изготовление керамических изделий, тканей, одежды, обуви и другие, вплоть до строительного дела и обработки металла.

Социально-экономическая структура и политическая организация иудейско-израильского общества характеризовались в первой половине 1 тысячелетия до н. э. следующими чертами.

Общество было рабовладельческим. Рабы эксплуатировались в домашнем хозяйстве и в разнообразных сферах производства, однако в производстве принимали участие и свободные члены семьи — мужчины и женщины, взрослые и дети. Рабы могли достичь сравнительно высокого положения в доме, например, стать домоправителями, выполнять ответственные поручения своего господина и т. д. В руках рабов могло сосредоточиваться значительное имущество; они могли иметь свое хозяйство и даже своих рабов. Однако во всех случаях рабы оставались рабами, т. е. собственностью своего господина; они не имели юридических прав ни на свою личность, ни на свое имущество.

Основную массу населения составляли свободные -люди, располагавшие правом на собственную личность и имущество. В среде свободных отчетливо выделяются два сектора — царский и общинно-племенной.

Царский сектор представлял собой сферу общества, находившуюся под непосредственной верховной властью царя. Здесь мы видим самого царя, его приближенных разного уровня, воинов его дружины, персонал царских хозяйств. К царскому сектору принадлежали и все те, кому царь делегировал свою власть,- наместники, чиновники и иные должностные лица. В целом царский сектор определялся как совокупность «людей царя» или «рабов царя». Оба термина имели одинаковое содержание. Употребление слова «раб» объясняется, по всей видимости, тем, что для древности всякое состояние зависимости, подчиненности было рабством вне зависимости от того, что подчиненный мог быть в одних случаях формально рабом, а в других — формально свободным.

Общинно-племенной сектор объединял свободных израильтян, каждый из которых принадлежал к одному из израильских племен и к одной из местных общин («города» с их «дочерними поселениями»). Возникновение царской власти само по себе не уничтожило издревле существовавшую в Израиле родо-племенную организацию; как и прежде, Израиль существовал как союз двенадцати племен, объединенных общим культом Яхве и происхождением, согласно традиции, от общих предков — Авраама, его сына Исаака и его внука Иакова. Племена управлялись вождями, советами старейшин и народными собраниями; они обладали значительной самостоятельностью, боролись между собой за первенство и власть, и цари были вынуждены считаться с их позицией и призывать племенных вождей и старейшин к участию в общегосударственных мероприятиях. Конечно, библейская историческая традиция концентрируется вокруг царей; однако роль племенных структур в событиях ощущается постоянно. Параллельно возникали городские общины — коллективы горожан с внутренним самоуправлением (совет старейшин, народное собрание, магистраты), самостоятельным судом, осуществлявшимся носителями местной власти. Права собственности и владения осуществлялись в рамках общины, которая гарантировала их своим сочленам и регулировала взаимоотношения между ними. Вообще, в рамках общинно-племенного сектора господствовало обычное право, позднее нашедшее отражение в законах Пятикнижия.

Само собой понятно, что цари делали все, чтобы ограничить роль общинно-племенного сектора и избавиться от контроля со стороны его политических структур. Наиболее радикальная реформа в этом направлении принадлежит иудейскому царю Иосафату (873-849 гг. до н. э.); он разместил в иудейских городах свои гарнизоны (II Хрон. 17:2, 19) и учредил там царский суд; центральное судопроизводство находилось в Иерусалиме, причем сакральные преступления он сделал подведомственными суду верховного жреца, а преступления против царя — суду вождя племени Иуда (II Хрон. 19:5-11). Как видим, даже делая попытку централизовать суд и лишить общины этой важнейшей функции власти, Иосафат все же не мог обойти племенного вождя. Вообще непреодолимой грани между царским и общинно-племенным секторами не было, как не было и осознания того, что эти секторы существовали.

Развитие частнособственнических отношений имело своим последствием рост крупного землевладения при одновременном разорении мелких и средних землевладельцев. На одном полюсе общества концентрируется богатая верхушка (царские люди, родо-племенная аристократия и т. д.), на другом — беднота, лишенная средств к существованию. Эти процессы хорошо иллюстрируются обличениями пророков, яркими красками живописующих жестокость и коварство одних, разорение и нищету других. Так, пророк Исаия говорил (Ис. 10:1-2):

Увы, постановляющие преступные законы
и пишущие несправедливые решения,
чтобы отвратить от судов бедных
и силой присвоить право нищих из моего народа,
чтобы были вдовы их добычей,
и сирот грабят они!

Выразительный портрет насильника и угнетателя нарисован в Псалме 10 (2-10):

В надменности злодей преследует бедняка.
Да будут уловлены они кознями, которые умышляют!
Ибо хвалится злодей желанием своей души,
и грабитель благоденствует,
отвергает Яхве.
Злодей,- как задран
его нос! «Не взыщет!
Нет Бога!» — все его помышление.
Гибельны его пути во все времена.
Высоко Твои суды от него;
все его враги,- он дует на них.
Он говорит в своем сердце: «Не поколеблюсь!
Из рода в род [мне] не будет зла!» Проклятие
его уста наполняет, и обманы, и распря;
под его языком суета и ложь.
Он сидит в засаде у дворов;
в засадах он убивает невинного;
его глаза на бессильного взирают.
Он скрывается в засаде, как лев в логове,
скрывается, чтобы схватить бедняка.
Он хватает бедняка, заманивая его в свою сеть;
и таится, лежит,
и попадают в его когти слабосильные.

Естественно, что подобное положение вещей вызывало недовольство народных масс; источники сообщают об участии «народа земли» в многочисленных дворцовых переворотах, происходивших в Иудее. Так, «народ земли» участвовал в свержении иудейской царицы Аталии и воцарении Йоаша сына царя Ахазии (II Цар. 11:4-21; II Хрон. 23:1-21). Когда был свергнут царь Амалия сын Йоаша, «весь народ Иуды» посадил на царский престол его сына Азарию (II Цар. 14:19-21). Царь Иосия сын Аммона, проведший религиозную реформу, также был воцарен «народом земли» (II Цар. 21:23-24); «народ земли» воцарил и его сына Йехоахаза (II Цар. 23:30). Обстоятельства свержения израильской династии Омридов говорят о несомненном активном участии израильских народных масс в политической борьбе.

В ходе идейно-политической борьбы в иудейско-израильском обществе сформировался идеал человека, безупречного с точки зрения воплощения в жизнь нравственно-этических принципов.

По представлениям Исаии (33:15), идеальный человек — это

ходящий по правде
и говорящий истину,
гнушающийся наживой от грабежей, встряхивающий руки,
чтобы не брать взятки,
затыкающий уши,
чтобы не слышать о крови,
и закрывающий свои глаза,
чтобы не видеть зла.

В пророчестве эпохи Вавилонского плена (Иез. 18:5-9) мы находим следующую характеристику: «А если человек праведен и творит правосудие и справедливость, на горах не ест и свои глаза не поднимает к идолам Дома Израиля, и жены своего ближнего не оскверняет, и к женщине во время кровей не приближается, и никого не притесняет, залог должнику возвращает, грабить не грабит, свой хлеб голодному дает и голого одевает одеждой, в рост не дает и лихву не берет, от кривды отвращает свою руку, правый суд совершает между людьми, по Моим законам поступает и Мои приговоры блюдет, чтобы сотворить правду,- праведен он».

Портрет идеального человека имеется и в Псалмах (Пс. 15):

Яхве, кто будет жить в Твоем шатре, кто поселится на Твоей святой Горе?
Поступающий непорочно и творящий правду,
и говорящий истину в своем сердце.
Он не клевещет своим языком,
не делает своему ближнему зла
и не злословит своего ближнего.
Презрен в его глазах ничтожный,
но боящихся Яхве он уважает.
Он клянется во зло <себе> и не уклоняется.
Свое серебро он не дает в рост
и взятку против невинного не берет.
Делающий это не поколеблется во веки.

Реализация этого социального идеала в учении пророков иногда связывалась с возвращением к древнему, доцарскому общественно-политическому устройству.

По-видимому, широкое распространение получила и проповедь возвращения к идеалу кочевнической, бедуинской жизни. Она в дошедших до нас источниках представлена проповедью рехавитов, о которой говорит пророк Иеремия, противопоставляющий стойкость рехавитов в исполнении их учения нечестию иудеев (Иер. 35:6-10).

Еще одно течение общественной мысли, представленной в проповедях пророков, в особенности в допленной Иудее, связывало надежды на создание общества, исполненного социальной гармонии, добра и справедливости, с приходом идеального царя-помазанника (мессии). Наиболее полно эти ожидания воплощены у Исаии (11:1-16):

И выйдет ветвь от ствола Иессея,
и отрасль от его корней произрастет.
И почиет на нем дух Яхве,
дух мудрости и разумения,
дух совета и мужества,
дух познания и страха пред Яхве.
И его благоволение в страхе пред Яхве
и не по тому, что видят его глаза, он будет судить,
и не по тому, что слышат его уши, он будет обличать,
но он будет судить по правде бедняков
и будет решать по справедливости дела нищих страны.
И он ударит землю бичом своего рта
и дыханием своих уст умертвит преступника,
и будет правда поясом на его чреслах,
и вера — поясом на его бедрах.
И поселится волк с ягненком,
и леопард с козленком будет лежать,
и теленок, и лев, и вол вместе,
и маленький мальчик будет водить их.
И корова, и медведь будут пастись,
вместе будут лежать их детеныши,
и лев, как бык, будет есть солому.
И будет играть младенец над норой аспида,
и над гнездом гадюки дитя свою руку протянет.
Не будут творить зло и убивать
на святой Моей горе,
ибо будет наполнена страна
знанием Яхве,
как воды наполняют море.
И будет в тот день:
корень Иессея, который будет стоять, как знамя для народов,-
к нему племена устремятся,
и будет его покоем слава.
И будет в тот день:
снова протянет мой Господь второй раз Свою руку,
чтобы обрести остаток Своего народа,
который останется от Ашшура и от Египта,
и от Патроса, и от Куша, и от Элама,
и от Шинеара, и от Хамата, и от островов моря.
И он поднимет знамя племенам,
и соберет осколки Израиля,
и обломки Иуды соединит
с четырех концов земли.
И прекратится зависть Эфрайима,
и враги Иуды будут уничтожены.
Эфрайим не будет завидовать Иуде,
а Иуда не будет враждовать с Эфрайимом.
И они полетят в сторону филистимлян, к морю;
вместе они ограбят сынов Востока,
к Эдому и Моаву протянут свою руку,
и Сыны Аммона покорятся им.
И высушит Яхве
Залив Египетского моря,
и поднимет Свою руку на реку
силою своего дыхания,
и разобьет ее на семь протоков,
и даст перейти ее в сандалиях.
И будет большая дорога для остатка Его народа,
который останется от Ашшура,
как было для Израиля
в день, когда он поднялся из Страны Египетской.

Иеремия провидит в будущем царствование выходца из потомков царя Давида (23:5-6):

Вот, дни приходят,-
слово Яхве,-
и Я поставлю Давиду праведную ветвь,
и будет царствовать царь, и станет поступать мудро,
и соделает правосудие и праведность в Стране.
В его дни спасется Иудея,
и Израиль будет жить безопасно,
и вот Его имя, которым будут называть Его:
Яхве — наше оправдание!

Из приведенного ясно видно, какие ожидания связывались с приходом идеального царя: восстановление космического порядка и соответственно установление попранной социальной справедливости; прекращение вражды между Эфрайимом и Иудой, т. е. Израильским и Иудейским царствами, создание союза между ними, обращенного против их общих врагов; воссоздание державы Давида и Соломона. Эта идея жила и эволюционировала в системе иудаизма от идеи царя-устроителя к идее мученика-спасителя, выступающего в качестве искупителя грехов всего человечества; она заняла центральное место в иудаизме и послужила тем фундаментом, на котором выросло христианство.

Однако главная мысль пророчествования заключалась в следующем: основной причиной трагического положения, в котором оказался Израиль, является «отпадение» его от Яхве как единого бога и забвение моральных постулатов, образующих нравственно-этическое Учение Яхве. Преступления, творимые насильниками и угнетателями, представляются в проповеди пророков внешним выражением и воплощением этого «отпадения». Само возникновение понятия об Учении Яхве представляется чрезвычайно важным, этапным событием в развитии общественно-политической и религиозной жизни древнего Израиля; речь идет фактически о превращении ритуалистической религии в морально-этическую религиозную доктрину.

Торжество принципов добра и правды, в конечном счете принципов социальной справедливости,- это возвращение к почитанию Яхве, к постижению бога (Ис. 29:18-24).

Пророк Осия говорит об измене служению Яхве как о блуде, предрекает наказание Израиля за его служение Баалам, а затем и примирение бога с его народом (Ос. 2). С его точки зрения, общественное неустройство, поразившее Израиль,- это отсутствие истины, милосердия и познания бога (Ос. 4:1-6). Обращение к Яхве — главная предпосылка того, что Яхве в грядущем спасет Израиль (Ос. 14).

Сказанным выше идейное содержание библейского пророчествования, разумеется, не исчерпывается. Пророки много внимания уделяют политической злобе дня, причем далеко не всегда оказывается возможным расшифровать сделанные ими намеки. Чрезвычайно мощный пласт в книгах пророков образует то, что можно было бы назвать идеей равенства всех народов, их грядущего братства в служении Яхве и исповедовании его учения. В книгах пророков появляется и образ Яхве — космического божества, пекущегося о судьбах всех народов.

Очевидно, в рамках пророческого движения сложилось представление об Учении (tōrā), т. е. предписаниях бога, обращенных к человеку. Первоначально Учение -это, по-видимому, сакральные предписания по поводу выполнения тех или иных ритуальных процедур (см. Лев. 6:1; 6:7; 6:18; 7:1; 11:46; 12:7; 13:59; 14:2; 14:54; 15:32; Чис. 5:29; 6:13); когда в Исходе (12:49) говорится, что «одно Учение» должно быть для природного израильтянина и для поселенца, употребление здесь этого термина объясняется тем, что в предыдущих стихах речь идет об обрезании. В целом термином «Учение» обозначается совокупность законов, относящихся к res sacra, в противоположность светским законам (hōq «закон»; mišpāt «приговор»). Соответственно носителями Учения были жрецы (см., например, Иез. 7:26; Агг. 2:11; Исх. 18:16; Мал. 2:4-7). С развитием религии Яхве из ритуалистической системы в религиозно-этическую понятие «Учение» приобретает новый смысл: теперь оно означает также и совокупность законов и нравственно-этических постулатов, исходящих от Яхве и обращенных к человеку. Тем самым этика сакрализуется; этические нормы оказываются одновременно и ритуальными. Так, Исаия (1:10) свою проповедь называет «словом Яхве» и параллельно этому «Учением нашего Бога». Пророк призывает свою аудиторию обратиться к Учению (tōrā) и к свидетельству (Ис. 8:20). Он предсказывает (Ис. 2:3), что

из Сиона выйдет Учение и слово Яхве из Иерусалима.

Другие пророки упрекают Израиль и Иудею в том, что они позабыли Учение, не желают ему следовать (см., например, Ис. 30:9; Иер. 6:19; 9:12; Ос. 4:6; Ам. 2:4 и т. д.). В этих и подобных случаях речь идет о прегрешениях Израиля, т. е. о господствующем в обществе нарушении морально-этических норм, составляющих сердцевину Учения. Пророки, таким образом, видели в своей проповеди Учение бога. Видимо, такого рода представления получили широкое распространение. Оно, в частности, усвоено в Псалмах (см., например, 1:2; 37:31; 119:29,55; 89:31 и т. д.).

В связи с этим заслуживает внимания традиция (II Хрон. 14:3), согласно которой иудейский царь Аса (908-873 гг. до н. э.) ввел в Иудее выполнение Учения. Соблюдение Учения — один из объектов возможных тяжб, предусматривавшихся судебной реформой Йехошафата (873-849 гг. до н. э.) (II Хрон. 19:10). Соблюдение Учения эта же традиция (II Хрон. 31:21) приписывает царю Хизкийаху (715-687 гг. до н. э.). Насколько эти предания соответствуют исторической реальности, не вполне ясно. В книгах Хроник, возникших сравнительно поздно, могла иметь место фиксация представлений самого Хрониста об историческом процессе, сложившихся в эпоху, когда книга Учения (Пятикнижие) уже существовала, и «опрокидывание» их в рассказ об обстоятельствах и фактах далекого прошлого. Тем не менее можно думать, что понятие об Учении Яхве, т. е. о предписаниях Яхве, обращенных к его адептам, существовало уже в конце X-VIII вв. до н. э.

Отметим здесь же и еще одно обстоятельство. Традиция Второзакония (27:1-8) содержит предписание Моисея, обращенное к народу, записать «все слова этого Учения» на камнях жертвенника, который будет воздвигнут, когда Израиль перейдет через Иордан в Обетованную землю. В другом тексте Второзакония (31:9) рассказывается, что Моисей записал «это Учение» и отдал его жрецам и старейшинам Израиля, т. е. хранителям традиции. Примыкающая к Пятикнижию и служащая его продолжением книга Иисуса Навина (8:30-35) повествует о том, как предписание Моисея было выполнено и как на камнях жертвенника, построенного израильтянами в Обетованной земле, было записано «изложение Учения Моисея» (mišnē tōraṯ mōšǟ). Наконец, Иисус Навин (24:25-26) рассказывает: «И заключил Иисус договор с народом в тот день, и установил ему закон и приговор в Сихеме. И написал Иисус эти слова в книгу Учения Бога, и взял большой камень и поставил его там под дубом, который в Святилище Яхве». Из процитированных текстов следует, что в древности до появления Пятикнижия существовали, по крайней мере, два изложения Учения. Одно из них традиция возводила к Моисею; оно было зафиксировано в виде надписи на камнях всеми почитаемого жертвенника, возведенного, согласно преданию, по велению Моисея. Другое изложение традиция возводила к Иисусу Навину; оно сушествовало в виде надписи, изготовленной по велению последнего, и находилось в Сихеме — политическом и религиозном центре Эфрайима и Менашше. Содержание того и другого текстов не известно, однако традиция едва ли случайно и вряд ли без должных оснований видит в них изложение Пятикнижия.

Суммируя все то немногое, что нам известно, можно высказать следующее предположение. По-видимому, в первой половине 1 тысячелетия в израильском обществе были распространены изложения Учения Яхве, имевшие авторитет глубокой древности и авторства, приписываемого древним законодателям и военачальникам. Параллелью этому в античной исторической традиции может служить предание о спартанском законодателе Ликурге и его ретре. Эти изложения содержали, вероятно, предписания, относившиеся к культу Яхве и к жизнедеятельности Израильского союза племен, в том числе и предписания, ритуально регулировавшие поведение отдельного индивида и всего союза в целом. Далее мы попытаемся выделить некоторые из этих текстов в дошедшем до нас Пятикнижии. Эти тексты послужили своего рода отправной точкой для пророков: отталкиваясь от них, пророки развивали свое этическое учение как Учение Яхве. В свою очередь создатель Пятикнижия развивал те предпосылки, которые имелись в ранее сушествовавших изложениях Учения, и воплощал в нем нравственно-этические идеи пророков.

Ветхозаветная историческая традиция видит в обретении Учения в 621 г. до н. э. один из кульминационных моментов израильско-иудейской истории. Ветхозаветный Историк (II Цар. 22:1 — 23:28) так изображает это событие.

«Восьми лет был Иосия, когда стал царем, и тридцать один год он царствовал в Иерусалиме. А имя его матери — Йедида дочь Адайи из Боцката. И он делал доброе в глазах Яхве, и ходил всеми путями Давида, своего отца, и не сворачивал ни вправо, ни влево. И было в восемнадцатый год царствования Иосии, послал царь Шафана сына Ацалйаху сына Мешуллама, писца, в Дом Яхве, сказав: «Поднимись к Хилкийи, великому жрецу, и пусть он сосчитает серебро, принесенное в Дом Яхве, которое собрали стражи порога у народа. И пусть он отдаст его в руку делающих работу, назначенных в Дом Яхве; и пусть они дают его делающим работу, которые в Доме Яхве, чтобы отремонтировать повреждения в Доме,- плотникам и каменщикам, и строителям стен, и чтобы купить деревья и тесаные камни для ремонта Дома. Но пусть не требуют у них отчета в серебре, данном в их руки, ибо честно они поступают». И сказал Хилкийа, великий жрец, Шафану-писцу: «Книгу Учения я нашел в Доме Яхве». И дал Хилкийа книгу Шафану, и он читал ее. И пришел Шафан-писец к царю, и ответил царю и сказал: «Высылали твои рабы серебро, находящееся в Доме, и отдали его в руку делающих работу, назначенных в Дом Яхве». И поведал Шафан-писец царю, сказав: «Книгу дал мне Хилкийа-жрец». И читал ее Шафан пред лицом царя. И было, когда услышал царь слова книги Учения, и он разорвал свои одежды. И повелел царь Хилкийи, великому жрецу, и Ахикаму сыну Шафана, и Ахбору сыну Михайи, и Шафану-писцу, и Асайе, царскому рабу, сказав: «Пойдите, вопросите Яхве обо мне и о народе, и о всей Иудее по поводу слов этой найденной книги, ибо велик гнев Яхве, который возгорелся на нас из-за того, что не слушали наши отцы слов этой книги, чтобы делать все так, как предписано нам». И пошли Хилкийа-жрец и Ахикам, и Ахбор, и Шафан, и Асайа к Хульде-пророчице, жене Шаллума сына Тиквы сына Хархаса, стерегущего одежды,- и она жила в Иерусалиме, во второй части,- и говорили ей. И она сказала им: «Так говорит Яхве, Бог Израиля. Скажите человеку, который послал вас ко мне: Так говорит Яхве: Вот, Я наведу зло на это место и на его жителей, все слова книги, которую читал царь Иудеи, за то, что они оставили Меня и стали кадить другим богам, чтобы раздражать Меня всеми деяниями их рук, и возгорелся Мой гнев на это место, и не погаснет. А царю Иудеи, пославшему вас вопросить Яхве, так скажите ему: Так говорит Яхве, Бог Израиля, о словах, которые ты слышал. Так как смягчилось твое сердце, и ты склонился пред Яхве, когда ты услышал то, что Я говорил об этом месте и о его жителях, чтобы им подвергнуться опустошению и проклятию, и ты разорвал свои одежды и плакал предо Мною,- также и Я услышал (тебя),- слово Яхве. Поэтому, вот, Я присоединю тебя к твоим отцам, и ты будешь помещен в свою гробницу в мире, и не увидят твои глаза все то зло, которое Я наведу на это место». И принесли царю ответ.

И послал царь, и собрали к нему всех старейшин Иудеи и Иерусалима. И взошел царь в Дом Яхве, и все иудеи, и все жители Иерусалима с ним, и жрецы, и пророки, и весь народ от малого до великого, и он прочел в их уши все слова Книги Договора, найденной в Доме Яхве. И встал царь на возвышение, и заключил договор пред лицом Яхве ходить за Яхве и блюсти Его веления, и Его постановления, и Его законы всем сердцем и всею душою, выполнять слова этого договора, записанные в этой книге. И вступил весь народ в договор. И повелел царь Хилкийи, великому жрецу, и жрецам второй череды, и стерегущим порог вынести из Храма Яхве все вещи, сделанные для Баала и для Ашеры, и для всего небесного воинства, и сжег их вне Иерусалима в долине Кидрона, и отнес их пепел в Бет-Эль. И он удалил служителей культа, которых поставили цари Иудеи, чтобы они кадили на высотах в городах Иудеи и в окрестностях Иерусалима, и кадивших Баалу, Солнцу, и Луне, и звездам, и всему небесному воинству. И он вынес Ашеру из Дома Яхве за пределы Иерусалима к реке Кидрон, и сжег ее у реки Кидрон, и стер во прах, и бросил ее прах на погребения сынов народа. И он разрушил дома блудниц, которые в Доме Яхве, где женщины ткали одежды для Ашеры. И он вывел жрецов из городов Иудеи, и осквернил высоты, на которых кадили жрецы, от Гевы до Беэр-Шевы, и разрушил высоты у ворот, ту, которая у входа в ворота Иехошуа-градоначальника, <и> которая с северной стороны, которая у городских ворот. Но не восходили жрецы высот к жертвеннику Яхве в Иерусалиме и только ели опресноки среди своих братьев. И он осквернил Тофет, который в долине Сынов Хиннома, чтобы никто не проводил своего сына и свою дочь через огонь <в жертву> молех. И он удалил коней, которых ставили цари Иудеи для Солнца у входа в Дом Яхве возле комнаты Натанмелеха, евнуха, который в Парвариме, и колесницы Солнца сжег огнем. И жертвенники, которые на крыше горницы Ахаза, которые сделали цари Иудеи, и жертвенники, которые сделал Менашше на двух подворьях Дома Яхве, разрушил царь, и сокрушил оттуда, и бросил их прах в реку Кидрон. И высоты, которые перед Иерусалимом, которые справа от Масличной горы, которые построил Соломон, царь Израиля, Астарте — мерзости сидонян, и Кемошу — мерзости Моава, и Милькому — гнусности Сынов Аммона, осквернил царь, и расколол плиты, и изрубил Ашеры, и наполнил их место человеческими костями. И также жертвенник, который в Бет-Эле, высоту, которую сделал Йаровъам сын Невата, который вводил в грех Израиля, также этот жертвенник и высоту он разрушил и сжег высоту, стер во прах и сжег Ашеру. И взглянул Иосия, и увидел погребения, которые там на горе, и послал, и взял кости из погребений, и сжег на жертвеннике, и осквернил его по слову Яхве, которое возгласил Божий человек, который возгласил об этих событиях. И он сказал: «Что это за памятник, который я вижу?» И сказали ему жители города: «Погребение Божьего человека, который пришел из Иудеи и возгласил об этих делах, которые ты сделаешь с жертвенником Бет-Эля». И он сказал: «Оставьте его в покое; никто пусть не касается его костей». И сохранили его кости вместе с костями пророка, который пришел из Самарии. И также все дома высот, которые в городах Самарии, которые сделали цари Израиля, чтобы раздражать Яхве, разрушил Иосия и сделал им все так, как делал в Бет-Эле. И он заколол всех жрецов высот, которые там, на жертвенниках, и сжег человеческие кости на них, и вернулся в Иерусалим. И повелел царь всему народу, сказав: «Сделайте Трапезу Яхве, вашему Богу, как написано в этой Книге Договора», ибо не делалась такая Трапеза со дней судей, которые судили Израиль, и во все дни царей Израиля и царей Иудеи. Только на восемнадцатый год царя Иосии была сделана эта Трапеза Яхве в Иерусалиме. И также вызывателей мертвых, и колдунов, и идолов, и статуи, и мерзости, которые появились в Стране Иудейской и в Иерусалиме, сжег Иосия, чтобы выполнить слова Учения, записанного в книге, которую нашел Хилкийа, жрец, в Доме Яхве. И такого, как он, не было до него царя, который бы обратился к Яхве всем своим сердцем и всею своею душою и всею своею силой согласно всему Учению Моисея, и после него не восставал такой, как он. Но не отворотил Яхве великой ярости Своего гнева, какою возгорелся Его гнев на Иудею за все то раздражение, которым раздражил Его Менашше. И сказал Яхве: «И Иуду отвергну от Моего лица, как Я отверг Израиль, и Я возненавижу этот город, который Я избрал, Иерусалим, и Дом, о котором Я сказал: пусть будет Мое имя там». А остальные дела Иосии и все, что он делал, вот, они записаны в Книге хроник царей Иудеи».

В книге II Хроник (34-35) рассказ об этих событиях более подробен. Его основные отличия: Иосия здесь совершает утверждение единобожия Яхве до находки книги Учения; находка книги Учения как бы завершает собой цикл мероприятий царя; оказывается, книга, найденная Хилкийей, написана Моисеем (II Хрон. 34:14: «И когда они вынимали серебро, принесенное в Дом Яхве, нашел Хилкийа-жрец книгу Учения Яхве, <писанную> рукою Моисея»); Иосия реформирует жреческое служение, устанавливает в храме Ковчег и учреждает в храме, со ссылкой на порядок, установившийся при Давиде и Соломоне, жреческие череды; для совершения Трапезы Иосия и другие вельможи жертвуют народу необходимый для жертвоприношения крупный и мелкий скот. В книге II Хроник (35:18) хронологический рубеж, после которого Трапеза не совершалась, определен как время деятельности пророка Самуила.

Выше мы говорили, что книгой Учения Яхве, которую нашел Хилкийа, следует считать Пятикнижие в том виде, как оно дошло до нас.

Из обоих повествований очевидно, что инициатива реформы принадлежит, как предполагается, жрецам; царь принимает Учение и радикально уничтожает все то, что так или иначе связано с языческими культами. Насколько верна версия об инициативе жрецов, определить трудно; не исключено, что именно царь побудил жрецов выступить с их инициативой. Как бы то ни было, однако, ясно, что реформа проводилась во исполнение требований, высказывавшихся пророками; отсюда следует, что религиозный переворот Иосии должен был привести к нравственному перерождению общества и утверждению принципов социальной справедливости. Важно и то, что Учение Яхве, которое Иосия воплощает в жизнь, приписывается легендарному пророку Моисею, выведшему, по преданию, Израиль из Египта, из Дома Рабства.

Для характеристики обстановки, в которой происходила реформа, существенно отметить, что Иосия пришел к власти в результате народного антиаристократического движения, направленного против придворной клики, свергнувшей его отца, царя Амона. Кажется правдоподобным, что Иосия, получивший власть из рук восставшего народа, став взрослым (он воцарился в возрасте восьми лет, а реформу проводил на восемнадцатый год своего царствования, т. е. в возрасте двадцати шести лет), осуществлял программу, соответствовавшую требованиям воцарившего его народа. По-видимому, от Иосии ждали перемен, и эти перемены осуществились.

Другое дело, что внедрение реформ Иосии в жизнь встретило не только поддержку, но и активное противодействие. В общих чертах об этом свидетельствуют обличения Иеремии. Про ближайших преемников Иосии — царей Иехоахазе (II Цар. 23:32) и Иехойакиме (II Цар. 23:37) мы узнаем, что они делали «зло» в глазах Яхве, подобно их отцам, т. е. Поддерживали языческий культ. То же говорится и о последующих царях — Иехойахине (II Цар. 24:9) и Цидкийаху (24: 19). Документы из Элефантины свидетельствуют, что языческие культы существовали в иудейском обществе еще в середине 1 тысячелетия до н. э. Свидетельство Иеремии (34:12-17) показывает, что и социальные требования народных масс не удовлетворялись. Из этого последнего обстоятельства можно, по-видимому, заключить, что сопротивлялась реформам Иосии, препятствовала их реализации иудейская аристократия.

В· условиях Вавилонского плена снова стал актуальным, насколько об этом можно судить, вопрос о религии иудейского общества. Гибель Иудейского царства воспринимается как величайшее несчастье; но это несчастье объясняется тем, что Иудея не выполняла волю Яхве, не воплощала в жизнь его Учение. Соответственно возрождение Иудеи, если бы оно могло осуществиться, мыслилось только на основе утверждения в иудейском обществе Учения Яхве со всеми его концепциями догматического монотеизма, сакральными постановлениями и нравственно-этическими постулатами. И не случайно проект возрождения Иудеи и Иерусалима, который был включен в книгу пророка Иезекииля, в целом совпадает с Пятикнижием, хотя и обнаруживает некоторые несущественные отклонения. Не случайно и то, что именно Пятикнижие стало регулятором всей жизни иудейского общества, когда оно по окончании Вавилонского плена конституировалось как гражданско-храмовая община с центром в Иерусалиме.


IV

Содержание Пятикнижия — это рассказ о том, как Яхве заключил договор с Израилем и его предками — патриархами. Само по себе представление о договорных отношениях, о союзе между Богом и его народом выросло из земных отношений между народом и поставленным на царство царем. Есть основания полагать, что они регулировались специальным договором, в котором оговаривались обязательства обеих сторон (ср. II Сам. 5:3). Бог выступает, таким образом, в роли царя, верховного владыки Израиля. Заключение договора между ним и его народом повествователь показывает на фоне космического миропорядка как основной элемент его развития. Неудивительно поэтому, что свое повествование он начинает с рассказа о сотворении Вселенной — небес и земли. В свою очередь, этот рассказ отчетливо делится на две части: космогоническое предание, не имеющее жанрового обозначения, в котором действует Бог (ʼǟlōhȋm) (Быт. 1:1-2:2), и другое предание (Быт. 2:4-25), представляющее собой «родословия (tolěḏōṯ) небес и земли».

Представление о Боге (Эль, Элохим) как о творце Вселенной является одним из самых устойчивых в мифологии древних народов сиропалестинского региона. В хеттском изложении ханаанейского мифа о Боге Бури упоминается d El-un-ni-ir-ša, что соответствует ханаанейскому ʼēlqūnȋ (ʼa)rsa «Бог (Эль.- И. Ш.) — создатель земли». Эта формула встречается в надписи хеттского царя Азитавадда из Каратепе (ок. 720 г. до н. э.) и финикийско-пунийской надписи из Великого Лептиса (KAI 129; II в. н. э.). В арамейском варианте она засвидетельствована в пальмирских надписях (ʼlq(w)nrc). В Библии Бог (Эль, Эль Всевышний) как творец небес и земли упомянут в книге Бытие (14:19); далее (Быт. 14:22) он отождествляется с Яхве. Вполне возможно, что предание, зафиксированное в 1-й и 2-й главах книги Бытие (1:1-2:2), разрабатывает этот же сюжет. Обращает на себя внимание сухой, подчеркнуто «протокольный» стиль этой части повествования, которое начисто лишено каких-либо художественных подробностей. Создается впечатление, что здесь воспроизводится не фольклорное предание, а жреческая схема, традиция, выработанная в храмах и сохранявшаяся там как специфическое сакральное знание. Сотворение мироздания, растений, животных и птиц здесь описывается как последовательная созидательная деятельность Бога; Бог «творит» небеса и землю, он «делает» те или иные предметы, выполняет свою «работу». Однако при создании света созидающей силой является Божье слово, а в рассказе о сотворении растений земля оказывается существом, выполняющим повеление Бога, выращивающим растения из себя. Не исключено, что перед нами в данном случае — отражение представлений о земле как о божестве; напомним в этой связи, что в угаритском списке богов фигурирует также и Земля.

Текст двух первых глав книги (l:l-2:2) одновременно призван объяснить существование семидневного цикла и отдыха в седьмой день (день отдохновения — суббота).

В «родословии небес и земли» богом-творцом Вселенной является Яхве — Бог. Следует отметить, что это представление разрабатывается в ветхозаветной мифологии в различных видах и формах. Так, например, в Псалме 24 (1-2) (авторство приписывается Давиду) читаем:

Яхве принадлежит земля и то, что ее наполняет: вселенная и ее обитатели,
ибо Он на морях поставил ее основания и на реках воздвиг ее,

а в Псалме 33 (6-9) говорится:

Словом Яхве небеса соделаны
и дыханием его уст — все войско их.

В кните пророка Исаии (42: 5) сказано:

Так говорит Бог Яхве,
распростерший небеса и их пространства,
разостлавший землю и ее произведения,
дающий душу народу на ней
и дыхание ходящим по ней.

И далее (45:6-7, 12):

Я — Яхве, и нет больше
созидающего свет и творящего тьму, дающего мир и творящего беду.
Я, Яхве, делаю все это!
……………………………………………
Я соделал землю
и человека на ней сотворил.
Я,- Мои руки распростерли небеса,
и всему их воинству я дал веления.

В книге Иеремии (10:12-13) читаем:

Он соделал землю Своею силой,
утвердил вселенную Своею мудростью
и Своим разумением распростер небеса.
По голосу, который Он издает, шумят воды на небесах,
и Он вздымает тучи от края земли,
молнии в дождь соделывает
и выводит ветер из Своих кладовых.

И далее (Иер. 27:4-5):

«Так говорит Яхве воинств, Бог Израиля: Так скажите вашим господам: Я соделал землю, человека и скот, которые на земле, Моею великой силой и Моею простертой мышцей, и отдал ее тому, кто был праведен в Моих глазах».

Все эти сюжетные элементы, несомненно, должны были иметься в «родословии небес и земли». Между тем повествователь Пятикнижия опускает их, ограничиваясь только общим упоминанием в заголовке о сотворении небес, земли и земной растительности. Едва ли это сделано случайно, но мотивы, заставившие повествователя миновать чрезвычайно важные подробности мифа о том, как Яхве сотворил мироздание, не ясны. Наиболее вероятным кажется предположение, что в своем полном виде этот миф был по идейным соображениям для повествователя неприемлем, иначе говоря, что этот миф был политеистичным. Монотеистической тенденции отвечала жреческая конструкция. Кроме этого, могло иметь значение желание повествователя избежать повторений и противоречий, действительных или мнимых. По-видимому, сказанным объясняется то обстоятельство, что основным содержанием «родословия небес и земли» стало в Пятикнижии предание о первых людях и о распространении людей на земле. Впрочем, как увидим, и в этом предании сохраняются, несмотря на редактуру, политеистические черты.

По-видимому, к середине 1 тысячелетия до н. э. в иудейско-израильскую среду проникают некоторые космологические представления. Так, в книге Иова (26:7) говорится, что Бог «повесил землю над ничем». Известно, что Анаксимандр развивал учение о земле, висящей неподвижно в пространстве, ни на что не опираясь (Аристотель. О небе. 2, 13, 295Ь, 10-14). Однако широкого распространения эта концепция не получила.

Подводя итоги, можно полагать, что космогоническое предание Пятикнижия представляло собой соединение двух версий — жреческой ученой конструкции и народного мифологического повествования. Из последнего, однако, собственно космогоническая часть была исключена почти полностью в целях достижения идейного единства и логической последовательности, исключения повторений.

Предание о сотворении первых людей, об их пребывании в Саду Эден (Рай) и об их изгнании оттуда представляет собой продолжение «родословия небес и земли», возможно, его интегральную часть. Оно существенно отличается от краткого упоминания о сотворении людей в двух первых главах книги Бытие (1:1-2:2). Там человеческая пара — мужчина и женщина — сотворены одновременно; здесь подробно, с введением художественных элементов рассказывается о том, как первоначально был создан человек и вслед за тем из его ребра — женщина. Там создание человека завершает творение; здесь за созданием человека следует создание животных и завершается процесс сотворением женщины. Наконец, там бог-творец обращается к людям с благословением: они будут плодиться и размножаться, наполняя землю, и владеть ею, властвовать над всеми животными. Здесь оказывается, что человек, созданный богом, помещен в Сад Эден для того, чтобы возделывать и охранять его. Иначе говоря, уже здесь предназначение человека — не господство над миром, но служение Яхве, и эта идея красной нитью проходит через все Пятикнижие. Примечательно, что служение богам — предназначение человека и в месопотамских мифо-этических повествованиях «Когда вверху», «Когда боги, подобно людям». В дошедшей до нас редакции Пятикнижия обе концепции соединены воедино и как бы взаимно дополняют друг друга.

Весьма важным элементом космогонического мифа в «родословии небес и земли» является предание о Саде Эден (букв. «Сад Блаженства», «Сад в стране Блаженства»), который насаждает Яхве-Бог и который служит Яхве-Богу жилищем. Там растут деревья, пригодные в пищу и приятные на вид; там же посажены дерево жизни и дерево познания добра и зла. Из Эдена вытекает река, разделяющаяся на четыре потока. Следует заметить в этой связи, что образ «Сада Блаженства» в Ветхом завете, несомненно, восходит к общей для всех древних народов сиро-палестинского региона мифологической традиции. Известно, что сады как места, где совершается «языческий» культ, фигурируют в ветхозаветном пророчестве (Ис. 1:29; 65:3; 66:17). Античные свидетельства о финикийском культе Адониса (см., например: Феофраст. История растений, 6, 7, 3; Филострат. Жизнь Аполлодора, 7, 32) показывают, что его культ совершался в садах. Из многочисленных пальмирских надписей известно, что в Пальмире еще в I-III вв. н. э. культ местных богов отправлялся в рощах и садах. Иначе говоря, повествователь Пятикнижия, излагая «родословия небес и земли», находился в сфере представлений, общих для северо-западных семитских народов: сад есть жилище бога, соответственно сад-храм есть модель божьего жилища. Основываясь на сказанном, можно высказать предположение, что «родословия небес и земли» в большей или меньшей степени восходят к общесемитским сказаниям. Заслуживает внимания то обстоятельство, что в ассирийском родословии царя Шамшиадада I Адаму (персонаж одноименный с библейским Адамом) стоит на втором месте; существует предположение, что и в вавилонском родословии царя Хаммурапи на четвертом месте также находился Ад/таму. Интересно, что в параллельной генеалогии потомков Адама (Быт. 4:25-26) они выстраиваются в такой последовательности: сын Адама Шет; сын последнего внук Адама Энош. Но еврейское энош означает «человек»; видимо, существовали предания, делавшие именно этот персонаж предком людей, живущих на земле. При этом, однако, он отнюдь не первый человек в строгом смысле слова. Кажется правдоподобным, что сюжеты преданий, относящихся к Адаму (=вавил. Ад/таму = ассир. Адаму), могли совпадать или быть близкими.

Сказанным общие северо-западносемитские, в конечном счете, «языческие» черты предания об Адаме не ограничиваются. Змей, обращаясь к Еве, говорит, что Адам и она, вкусив от древа познания добра и зла, уподобятся богам в отношении познания добра и зла (Быт. 3:5). Бог говорит об Адаме, отведавшем плода от древа познания добра и зла, что он станет, «как один из нас», т. е. богов (см. Быт. 3:22); предполагается, следовательно, присутствие в предании других богов, к которым Яхве обращает свою речь и о которых упоминает змей. Имея в виду политеистический характер иудейской религии до реформы Иосии, присутствие в предании таких мотивов можно признать вполне естественным; более сложно ответить на вопрос, почему они сохраняются в книге, являющейся манифестом воинствующего единобожия Яхве. Единственный возможный ответ на этот вопрос заключается, как нам кажется, в старинной формуле: «из песни слова не выкинешь». Перед этим оказывается бессильной любая редактура.

Как бы то ни было, предание об Адаме и Еве и об их грехопадении развивает, несомненно, сказочный сюжет: речь идет о попытке людей сравняться с богами (или богом, что принципиального значения не имеет); они обретают познание добра и зла и в этом смысле уже оказываются равными богам; люди оказываются на пороге обретения бессмертия в момент, когда Яхве своею властью останавливает их и изгоняет из Сада Блаженства. Ситуация повторится в предании о попытке людей построить Вавилонскую башню и добраться до неба. Нужды нет, что самый образ Вавилонской башни навеян месопотамскими зиккуратами (и более конкретно — Вавилонским храмом Этеменанки, т. е. дом, являющийся фундаментом небес и земли); важно то, что и здесь люди пытаются проникнуть на небо, в жилище богов, и здесь бог их останавливает и устраивает так, что они не достигают своей цели (смешение языков). В обоих случаях Яхве оказывается враждебным людям, причем в предании об Адаме и Еве он обманывает людей; его цель, которой он успешно добивается, — помешать людям уйти из-под его власти, достигнуть некоторого состояния внутренней, да и внешней тоже, независимости от бога (или богов).

Однако повествователь Пятикнижия, не меняя сколько-нибудь существенно структуру сказа, радикально преобразует его смысл. В общем контексте Пятикнижия рассказ об Адаме и Еве со всеми его сказочными аксессуарами (человек, вылепленный богом из земного праха, его жена, изготовленная из его ребра; дерево жизни, дерево познания добра и зла и вкушение его плода; змей, соблазняющий Еву; керуб с огненным мечом, охраняющий подступы к Саду Блаженства) превращается в рассказ о первом договоре между богом и человеком и о нарушении человеком этого договора. Бог предписывает человеку, которого он сотворил, под угрозой смерти не есть плодов дерева познания добра и зла. Однако человек, которого соблазнила жена, в свою очередь соблазненная змеем, нарушает запрет. Наказание следует незамедлительно: Бог проклинает змея, проклинает человека и его жену, изгоняет первых людей из Сада Блаженства.

Предание об Адаме и Еве объясняет, откуда появился человек: мужчина вылеплен Богом из земного праха, а женщина сделана из его ребра. Последним обосновывается и то, что мужчина оставляет отца и мать и создает с женщиной новую семью. Предание объясняет также и причины вражды между потомками змея и потомками первых людей, причину того, что женщина рожает своих детей в муках и что она всегда подчинена мужу, а также причину того, что труд является тяжкой обязанностью человека, который ест свой хлеб в поте лица своего. Все это — исполнение божьего проклятия за то, что человек нарушил божье веление.

Заслуживают внимания еще следующие обстоятельства. Знание есть, по преданию, свойство бога; человек овладевает знанием, совершив грех. Владение знанием — это приобщение человека к божественной сущности; аналогичный мотив разрабатывается и в месопотамском сказании «Когда боги, подобно людям». Но процесс познания, т. е. приобщения к миру богов, чудесен: познание совершается в момент поедания чудесного плода, несущего в себе знание. Мотив этот — сказочный; и, согласно законам фольклорного повествования, знание здесь не есть результат познавательной деятельности человека, оно — откровение. Содержание знания о добре и зле, открывающегося людям, также весьма специфично: люди осознают, что они наги, и делают себе одежду из листьев. Иначе говоря, знание здесь — это постижение отличия мужчины от женщины, открытие тайны деторождения, причем нагота есть зло, которое должно быть сокрыто; в то же время добро представляется прикрытием наготы одеждой. Впоследствии открытие и созерцание наготы рассматривается как сакральное преступление. Примечательно, что грех не является грехом, пока он не осознан, пока зло не познано человеком. Вероятно, не случайно в Ветхом завете любовное соитие обычно фигурирует как познание женщины мужчиной. В конечном счете процесс познания — это процесс телесного слияния с объектом познания; именно поэтому оно является результатом съедания плода от дерева познания добра и зла.

Сами по себе имена первых людей — Адам и Ева (евр. Хаввá) — несут на себе определенную идейную нагрузку. Еврейское адáм значит «красный», что соответствует красноватому цвету кожи древнейших обитателей сиро-палестинского региона. В то же время оно связано со словом адамá «почва», буквально «краснозем»; соответственно адáм может быть понято: «земной», что впрямую связано с представлением о сотворении человека из земного праха. Еврейское Хаввá означает «жизнь»; соответственно первая женщина предстает как носительница и олицетворение жизни.

К преданию об Адаме и Еве примыкает, естественно, рассказ о сыновьях и ближайших потомках первых людей, и здесь центральное место занимает легенда о первом братоубийстве (Быт. 4:1-16). Действующие лица этого предания — Каин и Авель — сыновья Адама и Евы, соперничающие между собой; Каин — земледелец, а Авель — пастух-скотовод. Имя Каин близкородственно арабскому «кайнун» — «ремесленник, кузнец», но также и «раб»; вполне возможно, что имя имело исходное значение: «работник». Однако в тексте данное имя связывается с глаголом qānā — «покупать, приобретать». Имя Авель (евр. Хéвел) восходит к корню hbl; по-видимому, можно сопоставить это слово с арабским «habbala», означающим «зарабатывать, добывать», откуда значение еврейского Хéвел — «добытчик».

Легенда обнаруживает явное сочувствие к скотоводу Авелю и отрицательное отношение к Каину-земледельцу. Бог принимает жертву Авеля и отвергает жертву Каина; Каин убивает Авеля и совершает, таким образом, тяжкое преступление, за которое несет наказание. Такое отношение к земледелию и скотоводству, очевидно, характерно для скотоводческого общества либо для общества с устойчивым представлением о скотоводстве как о занятии и образе жизни наиболее предпочтительном, особенно сравнительно с оседлым земледелием. Последнее оказывается занятием, не угодным богу.

Последствия братоубийства трагичны: голос крови убитого брата взывает к Яхве от земли; земля, раскрывшая свои уста, чтобы принять кровь убитого брата, проклинает братоубийцу и отказывается отдавать ему свою силу (т. е. труды Каина будут напрасными); братоубийца обречен на изгнание и скитания по земле. Единственное, от чего Яхве избавляет Каина,- это от положения «вне закона», когда каждый встречный может его убить. С этой целью Яхве накладывает на Каина знак — оберег. Роль, которую земля играет в данном предании, представляется также отражением языческих представлений, когда земля считалась одной из богинь местного пантеона.

К преданию о Каине присоединяется предание о Ламехе и его сыновьях — культурных героях: Йавале — основателе скотоводства, Йувале — создателе игры на музыкальных инструментах и Тувал-Каине — основателе кузнечного ремесла (обработка металла). Подобно Каину, Ламех совершил убийство, и, подобно Каину, он предохраняет себя от мести, но на этот раз поэтическим заклятием.

Завершается этот цикл сказаний упоминанием еще об одном сыне Адама — Шете и сыне последнего Эноше, которые оказываются фактически родоначальниками человечества.

Глава 5 книги Бытие, примыкающая к преданиям о Каине, Ламехе, Шете и Эноше, представляет собой «Книгу родословий Человека» от Шета и Эноша до Ноя (евр. Нóах); именно Ною и его сыновьям суждено было спастись от потопа, и, таким образом, линия от Шета есть родословие современного человечества. «Книга родословий Человека» воспроизводит генеалогию, существенно отличающуюся от предания, зафиксированного в 4-й главе книги Бытие, где Ламех является потомком Каина; его предки — Ханох, сын Каина, Ирад, Мехийаэль, Метушаэль (Быт. 4:17-18). По «Книге родословий Человека» Ханох является потомком Шета, сыном Иереда; от него рождается Метушелах, а от последнего — Ламех. «Книга родословий Человека» не упоминает Йавала, Йувала и Тувал-Каина; единственный сын Ламеха, которого эта традиция считает заслуживающим упоминания,- Ной, и это обстоятельство связывает «Книгу родословий Человека» с последующими преданиями о потопе. В то же время эта традиция точно совпадает с традицией I книги Хроник (1:1-4).

«Книга родословий Человека» представляет собой, пожалуй, чистый образец генеалогического жанра: здесь мы видим перечисление по нисходящей линии потомков Адама и Шета с краткими замечаниями о Ханохе и Ное; завершается перечисление упоминанием о рождении у Ноя Шема (Сима), Хама и Йафета. В каждом случае «Книга родословий Человека» считает нужным отметить, в каком возрасте каждый персонаж родил своего сына и сколько лет он жил после этого события, рождая сыновей и дочерей. Персонажи, которых «Книга» отмечает, суть первородные сыновья (кроме, естественно, Шета); перед нами, таким образом, генеалогия по прямой линии. Отсутствие интереса к остальному потомству перечисленных лиц может быть объяснено тем, что их потомки были уничтожены при потопе; рассказчика интересуют предки современного ему человечества, т. е. линия, непосредственно ведущая к Ною и его сыновьям.

Завершается данный цикл (Адам и договор с ним Бога; нарушение договора Адамом и его потомками) вставным эпизодом, который повествователь Пятикнижия помещает между «Книгой родословий Человека» и родословиями Ноя. Здесь (Быт. 6:1-8) рассказывается о браках божьих сыновей (Ьěnē ʼǟlōhȋm, т. е. сыны Эла; явно «языческий» элемент предания) с дочерьми человеческими и характеризуется греховность людей перед Богом. Тем самым повествователь подготавливает рассказ о потопе.

Родословия Ноя (Быт. 6:9-9:29) содержит, в отличие от «Книги родословий Человека», повествовательный текст — рассказ о потопе и чудесном спасении Ноя, рассказ о договоре Яхве с Ноем и рассказ о грехопадении Хама, одного из сыновей Ноя. Сам Ной характеризуется как праведник, исполняющий веления Бога и за это спасаемый Богом от гибели. В книге Иезекииля (14:14, 20) Ной упомянут как праведник вместе с двумя другими — Даниилом и Иовом, которых Бог спас бы от возможных катастроф.

Сам по себе сюжет о потопе и об истреблении человеческого рода божеством — один из наиболее распространенных в фольклоре самых различных народов; он, в частности, разрабатывался в месопотамской словесности, и это дало основание полагать, будто сюжет потопа в Пятикнижии заимствован из Месопотамии. В пользу такого предположения говорит то обстоятельство, что месопотамская поэма «О все видавшем» (о Гильгамеше), в которую включено предание о потопе, была хорошо известна в сиро-палестинском регионе, заучивалась в писцовых школах и переписывалась. Кроме того, сиро-палестинский регион не мог быть ареной губительных наводнений, а потому соответствующий сюжет здесь возникнуть не мог. Следует, однако, отметить, что для месопотамской поэзии сюжет потопа был далеко не единственным. В поэме «Когда боги, подобно людям» для уничтожения людей, докучающих богам, ниспосылается мор, засуха и голод и только затем потоп. В поэме, несомненно, имеются некоторые элементы, близкие к ветхозаветным.

Сопоставление месопотамских вариантов сказания о потопе с ветхозаветными показывает, что общая структура повествования и там, и здесь в принципе одинакова: решение богов (бога) устроить потоп; предупреждение божьему избраннику о предстоящем потопе; постройка корабля для того, чтобы избраннику спастись; потоп; раскаяние богов (бога) в том, что устроен потоп; корабль, на котором спасается избранник, его семья и вся живность, пристает к горе, воды спадают и потоп прекращается; жертвоприношение спасшегося богу (богам) и его (их) отказ на будущее от устройства нового потопа. Однако это обстоятельство не дает оснований говорить о прямом заимствовании в Библию из Месопотамии: мелкие детали, которые составляют художественную ткань повествования, во всех случаях своеобразны. Вероятно, правильнее будет предположить, что во всех интересующих нас случаях мы имеем дело с самостоятельными разработками общего сюжета, восходящего к эпохе прасеверосемитского единства. Обращают на себя внимание характерные для Пятикнижия «точные» датировки начала потопа, завершения прибывания вод, а затем иссякания воды и выхода Ноя из ковчега. Их появление — несомненный результат обработки повествования в жреческой псевдоисторической традиции.

В месопотамских повествованиях боги устраивают потоп потому, что люди докучают богам; в библейских родословиях Ноя Яхве устраивает потоп и уничтожает на земле все живое, кроме Ноя и его спутников, в наказание за то зло, которое люди творят на земле (Быт. 6:5-7). Соответственно этому кульминация повествования — это заключение нового договора Бога с Ноем, благословение Ноя Богом (Быт. 9:1-17). При этом Бог берет на себя обязательство не устраивать больше потопа и как знамение союза между ним и людьми поставляет радугу. Благословение Бога Ною предоставляет ему и его потомству власть над всею земной живностью, которая будет служить пищей человеку, и устанавливает месть за убийство человека. Обязательство человека исполнять волю Бога при этом подразумевается.

Включенное в родословия Ноя предание о грехопадении Хама (Хам, сын Ноя, увидел наготу пьяного отца и рассказал об этом братьям) имеет двойной смысл. Хам совершает нечестие по отношению к отцу; интересно, что в угаритской поэме «Об Акхите» одна из добродетелей праведного сына — это его забота о пьяном отце. Повествователь резко осуждает преступление Хама, утверждая тем самым нормы нравственности, которые должны быть приняты обществом. В то же время в роли грешника выступает Хам, предок кенаанитян — древнейших доизраильских обитателей Обетованной земли. Прегрешение Хама дает основание проклясть Кенаан и обречь его на рабскую долю (он будет «раб рабов» у своих братьев). Тем самым борьба Израиля с Кенааном и порабощение Кенаана получают свое идеологическое оправдание.

За родословиями Ноя следуют родословия сыновей Ноя (Быт. 10) — знаменитая Таблица народов. Она замыкает собой повествование, ведшееся до сих пор в глобальном плане; оно показывает место древнейших предков Израиля во всемирно-историческом процессе. Как известно, классификация народов в книге Бытие (10) не соответствует их реальному языковому и культурному родству; она отражает скорее политические взаимосвязи между отдельными народами и группами народов. Родословия Сима повторяются дважды — второй раз после рассказа о Вавилонской башне (Быт. 11:10-26), причем здесь они доводятся до Тераха, отца Аврама; к ним примыкают краткие родословия Тераха, вводящие, по сути, повествование об Авраме. Вторая версия родословий Сима в этом плане существенно отличается от первой (Быт. 10:21-31). В ней отсутствуют упоминания Элама, Ашшура, Луда, Арама, Йоктана и их потомков, которые фигурируют в первой версии; в то же время в первой версии родословия фактически обрываются на Эвере и его сыне Пелеге. Вторая версия родословий более целеустремленно направлена на Аврама. Начиная с этого момента повествование утрачивает свой всемирно-исторический характер и сосредоточивается на патриархах — предках Израильского племенного союза, на том, что можно было бы назвать предысторией Израиля.

V

Предания о патриархах — Авраме (Аврааме), Исааке и Иакове (Израиле) — образуют в своей совокупности рассказ о начальном периоде истории Израиля, непосредственно о его происхождении. Их основное содержание — рассказ о божьем откровении и обетовании патриархам, о его договоре и союзе с ними. Они как бы подготавливают основное, с точки зрения повествователя, событие израильской истории — обретение Учения.

Первым в этой серии является ряд божьих откровений и обетований Авраму (Аврааму). Яхве побуждает Аврама покинуть свою страну и своих сородичей, уйти в страну, которую он ему укажет, обещает произвести от него великий народ и дарует ему благословение (Быт. 12:1-3). Второе обетование повествователь вводит после рассказа о разделе между Аврамом и Лотом (Быт. 13:14-17); оно также обещает Авраму многочисленность его потомства и владение той страной, в которой он поселился. Благословение Авраму вкраплено также и в рассказ о его походе против четырех восточных царей (Быт. 14:18-20); особое значение этому благословению придает то обстоятельство, что благословляет Аврама Малкицедек, царь Иерусалима и жрец Высшего Бога. Рассказав о походе против четырех царей, повествователь вводит (Быт. 15) еще один эпизод, являющийся кульминацией легенды об Авраме (Аврааме): здесь не только повторяются прежние обетования, но и рассказывается, как и при какой обрядности заключен договор между Аврамом и Яхве. При этом определяется граница Обетованной земли — от реки Египетской (Вади Эль-Ариш) до Евфрата; она примерно соответствует историческим границам сиро-палестинского региона (Кенаана) и, по-видимому, историческим границам царства Давида и Соломона. Последнее обстоятельство дает основания судить о времени, когда сформировался дошедший до нас текст предания, хотя, разумеется, не исключены и позднейшие анахронизмы. В легенду введено и предсказание рабства потомков Аврама (Авраама) — израильтян — в Египте. Еще один рассказ о договоре Яхве с Аврамом (Быт. 17:1-22) дополняется новыми подробностями. Помимо обетования многочисленного потомства, среди которого будут народы и цари, помимо обещания отдать Авраму и его потомкам Обетованную землю, Яхве дает Авраму новое имя Авраам, которое сопровождается народной этимологией (оно дается потому, что его носитель будет отцом множества народов). В свою очередь Яхве налагает на Авраама обязательство соблюдать договор с ним и совершать всем мужчинам-домочадцам обрезание. Кроме этого, Яхве переименовывает Сарай, жену Авраама, в Сару и предрекает рождение от нее сына и наследника Авраама, Исаака.

За повествованием об Аврааме следуют родословия его сыновей — Исмаила (краткое) и Исаака; последнее представляет собой подробный рассказ об Исааке и о его сыновьях. В нем (Быт. 26:2-5) содержится обетование Яхве Исааку: бог обещает отдать Исааку и его потомкам Обетованную землю, сделать его потомство многочисленным и исполнить клятву, данную Аврааму.

Рассказ об Исааке переходит в повествование об Иакове (Израиле) — непосредственном предке-эпониме израильтян. Оно содержит благословение Иакову, данное его отцом Исааком (Быт. 27:26-29) (Иаков получил его обманом вместо своего брата Исава); оно предрекает Иакову власть над другими народами и племенами, власть над его братьями, а также грядущее богатство и изобилие. Откровение и обетование Яхве Иаков получает во сне в Бет-Эле, по дороге в Харан (Быт. 28: 1 1 -22); оно также содержит обещание отдать Иакову и его потомству страну, в которой он находится, и сделать его потомство многочисленным. Бог обещает всегда быть с Иаковом, помогать ему и возвратить его в страну, из которой он уходит. Чудесное видение заставляет Иакова основать в Бет-Эле культ Яхве. Он клянется почитать Яхве и служить ему, если Яхве выполнит то, что обещал. Когда Иаков возвращается, он борется с Богом (Быт. 32:25-31) и получает новое имя: Израиль (Йисраэль), которое также объясняется народной этимологией (Иаков боролся с богом). Еще одно благословение Яхве Иаков получает при основании храма в Бет-Эле (Быт. 35:1-15) и учреждении там монотеистического культа.

Наряду с этой основной общей идеей повествования о патриархах содержат множество подробностей, объясняющих причины того или иного явления или обстоятельства. Наряду с происхождением Израиля предание рассказывает о происхождении арабов (от Исмаила, сына Авраама и рабыни Хагар), Эдома (Исава) (эпоним Исав — брат-близнец Иакова), Аммона и Моава (они происходят от кровосмесительной греховной связи Лота с его дочерьми). В предание включаются родословия Исава (Эдома), содержащие краткий очерк древнейшей истории Эдома. Дважды объясняется происхождение топонима Беэр-Шева («Колодезь клятвы», или «Колодезь семи»). Предание объясняет, почему Хеврон с полем и пещерой Махпела является сакральным центром Иуды, а Сихем — сакральным центром племен Эфрайим и Менашше, почему в Бет-Эле находится святилище Яхве; оно истолковывает имена отдельных израильских племен и их эпонимов; оно указывает происхождение топонимов Гилеад, Мицпа, Маханайим, Пенуэль, Суккот.

Особое место в преданиях о патриархах занимает рассказ об Иосифе, объясняющий, почему предки израильтян оказались в Египте. Он переполнен сказочными драматическими подробностями, показывающими избранничество Иосифа среди его братьев, божье благоволение и покровительство Иосифу; здесь и предания о снах Иосифа, о его пребывании рабом в доме египетского вельможи, о том, как Иосиф стал правителем Египта и поселил в Египте отца и братьев. Это повествование определенно восходит к племенной традиции потомков Иосифа — Эфрайима и Менашше. В него же включена сюжетно с ним не связанная новелла об Иуде и Тамар, восходящая, несомненно, к иудейской традиции.

Предания о патриархах имеют фольклорное происхождение; здесь немало сказочных, мифических подробностей (непосредственное общение патриархов с богом и получение ими его благословения, борьба с богом, наказание грешного народа — Содома и Гоморры, многократно разрабатываемый сюжет о том, как муж выдает жену за свою сестру, сюжет об Иосифе и жене египетского вельможи и т. п.). До нас дошли изложения этих легенд, находящиеся за пределами Пятикнижия. Так, повествование об Иакове излагается в книге пророка Хошеа (Ос. 12:3-4) следующим образом:

И тяжба у Яхве с Иудой,
и Он посетит Иакова соответственно его путям,
соответственно его деяниям Он воздаст ему.
Во чреве он толкал своего брата,
и, усилившись, сражался с Богом,
и он сражался с Посланцем и одолел,
плакал и умолял Его.
В Бет-Эле Он нашел нас,
и там Он говорил с нами.

И далее (Ос. 12:13): «И убежал Иаков в поля Арама, и работал за жену, и за жену стерег». Содом и Гоморра также неоднократно упоминаются в пророчествованиях (см., например, Ис. 1:9-10; Ам. 4:11; Иер. 23:14; Соф. 2:9). Сказанное, однако, не устраняет вопроса о том, отражается ли и как именно в преданиях о патриархах историческая реальность.

Сопоставление преданий о патриархах со сведениями по истории

сиро-палестинского региина, которые можно почерпнуть из месопотамских и египетских источников, в том числе из эль-Амарнской переписки, показывает, что политическая история региона в этих преданиях не нашла своего отражения. Повествователь помещает своих персонажей в своеобразную, несомненно, вымышленную страну, где вопреки всему тому, что достоверно известно, не происходит ни чужеземных нашествий, ни конфликтов между отдельными городами и царствами, где нет верховной власти Египта или Хеттского царства. Единственным слабым отражением смутных воспоминаний о каких-то вторжениях из Месопотамии можно считать легенду о походе четырех восточных царей и о разгроме их Авраамом (Быт. 14). В тех эпизодах, когда в предании действует царь филистимлян, перед нами, как уже говорилось, очевидный анахронизм. В глубокую древность повествователь переносит ситуацию последней трети II тысячелетия до н. э. и даже значительно более позднюю.

Таким образом, в повествовании книги Бытие Авраам, Исаак и Иаков суть поставленные в вымышленную ситуацию действующие лица мифологизированной исторической легенды, которым она придает черты сверхъестественных существ. Особенно показательны в этом отношении беседа Авраама с богом перед разрушением Содома и борьба Иакова с богом. Для обыкновенных людей, по представлениям эпохи, и то, и другое должно было бы закончиться гибелью.

Вопрос о реальном существовании прототипов указанных персонажей не может быть в настоящее время удовлетворительно разрешен. Заметим только, что все они носят имена с четко выраженной семитской этимологией; такие имена, как Авраам (Аврам, Авирам и т. п.) и Иаков, засвидетельствованы во II тысячелетии до н. э. Параллельный же этнографический материал показывает, что первопредки того или иного общества обычно суть легендарные, мифологические персонажи; Израиль в этом отношении едва ли был исключением.

Тем не менее предания о патриархах содержат обильный и разнообразный материал, позволяющий судить об образе жизни, быте и нравах полукочевого скотоводческого населения Палестины той эпохи, когда эти предания складывались, т. е., в конечном счете, в середине и во второй половине II тысячелетия до н. э. В целом общество, нашедшее отражение в преданиях о патриархах, может быть охарактеризовано следующим образом.

Основной ячейкой общества является большая семья, во главе которой стоит отец-домовладыка. Семья патриархов не входит в какую-либо племенную или территориальную общность; она находится вне племен или городских общин и представляет собой самостоятельный замкнутый коллектив. Вероятно, именно поэтому Авраам именуется в книге Бытие (14:13) hāciḇrȋ — термином, соответствовавшим акк. ẖapiru и обозначавшим человека, стоявшего вне радо-племенных, общинных и иных социальных связей. Образование такого коллектива происходило путем его отделения от основной массы населения. В результате раздела такие коллективы могли давать начало новым образованиям; в то же время, разрастаясь, они могли положить начало новым рода-племенным структурам. Впрочем, мы наблюдаем в таких семьях и тенденцию к установлению прочных связей с оседлыми общинами.

Основным занятием является отгонное скотоводство — разведение мелкого (овцы, козы) и крупного рогатого скота. По-видимому, практиковалось также и земледелие. В распоряжении глав семей обычно имеются денежные средства; это указывает, что они участвовали в торговом обмене. В голодные годы люди уходили в Египет, считавшийся, несомненно, житницей Ближнего Востока, и либо селились там, либо приобретали там продовольствие за деньги. Они входили в контакты и с чужеземными купцами — аравитянами, возившими свои товары по дорогам, пролегавшим через области, где эти семьи жили. Каждая семья располагала собственной территорией, на которой пасли скот и перекочевывали; при разделении семьи между вновь образованными ячейками устанавливалась граница.

Образ жизни был скромен и непритязателен. Жилищем был обычно шатер, мало чем отличавшийся от современного бедуинского шатра. Пища была мучная (пекли лепешки из пшеничной и ячменной муки, приготовлявшейся из зерен, которые растирались на ручной мельнице), молочная, овощная; мясо, в том числе и мелкого скота, ели, насколько об этом можно судить, только при жертвоприношениях или на пиршествах по особо торжественным случаям. Одежду — набедренники и разного рода накидки и платья — изготовляли из шерсти и льна; она была одноцветной; многоцветная одежда Иосифа считалась роскошной и вызвала законную зависть и раздражение братьев. Передвигались обычно пешком или на ослах, но в качестве транспортного животного использовался также и верблюд.

Семейная община состояла, естественно, из жен и детей домовладыки. Браки обычно были патрилокальными, причем обычно они заключались по инициативе или в соответствии с волеизъявлением родителей жениха и невесты; за невесту выплачивался брачный выкуп (мохар). Однако возможны были и матрилокальные браки, когда жениха принимали в дом в качестве зятя-приймака. Предание об Иакове рассказывает, как неимущий жених, будущий приймак, отрабатывает мохар в доме тестя за своих жен — дочерей домовладыки. Семья неотделившегося сына или зятя-приймака находилась под властью домовладыки. Обычной была полигамная семья, в которой каждая жена имела свое самостоятельное хозяйство. При этом муж не должен был оказывать ни одной из жен предпочтение перед другими. Однако «очередь» на супружеское посещение мужа могла быть куплена одною женой у другой. Важнейшим элементом благосостояния человека считалось наличие многочисленного потомства, прежде всего, разумеется, сыновей. Положение жены в доме зависело от того, сколько у нее сыновей. Бесплодие считалось величайшим несчастьем; в этом случае женщина могла дать мужу свою рабыню в наложницы, с тем чтобы усыновить рожденного ею ребенка. Сыновья, рожденные женами и рабынями-наложницами, были равноправными. Однако возможна была и другая ситуация, когда жена при изменившихся обстоятельствах могла изменить свое решение и даже настоять, чтобы муж изгнал из семьи рабыню-наложницу и ее сына.

Не исключено было и такое положение, когда отец отделял при жизни сыновей наложниц, выдав им какую-то долю имущества на обзаведение. В этом случае сыновья утрачивали имущественные права в семье. Однако теоретически все сыновья домовладыки были равноправными. Исключение составлял первородный сын, занимавший в семье особое положение. Он считался принадлежащим Яхве и подлежал выкупу, что накладывало на него определенный сакральный ореол; он имел право на двойную долю наследства; он был первым среди братьев и, очевидно, наиболее авторитетным. Однако уже существовало представление о первородстве как о самостоятельной сущности, которая может быть отделена от ее носителя. Первородство может быть продано и куплено; отец может лишить своего старшего сына первородства за совершенное им преступление. Чрезвычайное значение имело отцовское благословение; считалось, что оно определяет положение сына среди братьев и его будущее. Сыновья обязаны относиться к отцу с пиететом; они не должны, в частности, посягать на жену или наложницу отца. Сыновья и дочери работают в отцовском хозяйстве; мы видим их, в частности, пасущими скот. В то же время сыновья образуют своего рода совет при домовладыке; последний обсуждает с ними свои решения и предпринимает свои действия с их согласия, а в некоторых случаях и по их настоянию. Была возможна ситуация, когда домовладыка усыновлял внуков, делая их тем самым равными сыновьям по статусу в семье. После смерти домовладыки братья могли разделиться, но могли также и продолжать жить братским коллективом. Среди братьев постоянно шла борьба за фактическое первенство (оно не обязательно совпадало с первородством), принимавшая подчас драматические формы.

В состав семьи нередко входили так называемые жильцы — свободные люди, по тем или иным причинам примкнувшие к семье и пользовавшиеся покровительством домовладыки, а также невольники — «отроки» и рабы. Последние выполняли в домашнем хозяйстве разнообразные функции — от обслуживания и сопровождения хозяина и его семьи до выполнения многочисленных разовых поручений и управления всем «домом». Среди невольников выделялись рожденные в доме, а также те, кто был приобретен за плату. Мужчин-военнопленных в рабство не обращали, их убивали; рабство ожидало пленных женщин и детей. Среди работников в доме могли быть и наемники-батраки; правда, как уже сказано, предание о патриархах рисует несколько неординарную ситуацию, когда батраком является зять-приймак, отрабатывающий мохар. Тем не менее драматические обстоятельства службы батрака-пастуха в предании отражены в высшей степени реалистично: суровые условия труда, ответственность за возможный ущерб и беззащитность перед произволом работодателя.

Имеются в предании и другие жизненные подробности. Мы узнаем, что чужеземец оказывается беззащитным в чужой стране: его могут убить и отнять его жену, и, чтобы этого избежать, муж выдает жену за свою сестру; чужеземец может подвергнуться и другого рода насилиям. Однако такого рода поступки общественное мнение считает греховными деяниями, и предание обрушивает на грешников карающий гнев божества. Вообще, гостеприимство, угощение и предоставление ночлега представляются сакральными обязанностями благочестивого человека. Мы видим также зятя-приймака, тайком уходящего со своей семьей из дома тестя; женщину, выкрадывающую из дома тестя статуэтки богов; братьев, встречающихся после давнего конфликта и примиряющихся. В последнем случае семикратные поклоны одного из братьев Иакова точно соответствуют приветственным формулам, которые встречаются постоянно в письмах от низших к высшим в переписке II тысячелетия до н. э. (эль-Амарна, Угарит и т. д.). Несомненно, реалистично все описание Египта; примечательная черта в нем та, что египтяне гнушаются чужеземцами — иври, к которым принадлежал Иосиф.

Предания о патриархах в том виде, как они дошли до нас,- это, несомненно, поздний литературный памятник, возникший в результате сведения воедино, систематизации и последующей обработки ряда первоначально разрозненных повествований об отдельных патриархах и эпизодах их жизни. Повествователь Пятикнижия свое внимание, естественно, сосредоточивает на взаимоотношениях бога и его избранников. Бог неизменно благоволит к патриархам; последние строят свою жизнь в соответствии с его велениями. Проявления бога обнаруживают его величие и его природу властителя всего сущего. Патриархи — монотеисты. Яхве — единственный бог всего сущего; он — бог Авраама, Исаака и Иакова, Страх Исаака и Ужас Иакова. Яхве — праведен; он воздает добром за добро и жестоко карает за прегрешения. В преданиях о патриархах вырабатывается нравственно-этическая концепция, требующая следовать велениям бога. В связи с этим принципиальное значение имеет разговор Авраама с Яхве перед тем, как были уничтожены Содом и Гоморра (Быт. 18:22-33). Авраам утверждает здесь принцип личной ответственности человека за его деяния. Бог, вселенский судия, не может уничтожать праведников вместе с грешниками; если в грешном городе найдется хотя бы десять праведников, город следует пощадить ради них. Яхве соглашается с Авраамом, но в Содоме не оказывается ни одного праведника.

VI

Важнейшим эпизодом в повествовании Пятикнижия является рассказ об исходе израильтян из Египта и их странствовании по пустыне; кульминация повествования — обретение Учения, т. е. заключение договора между Яхве и его народом, договора, который отныне будет окончательным и непреходящим.

Традиция об исходе из Египта дошла до нас и за пределами Пятикнижия. Прежде всего в книгах пророков. Например:

Иер. 32:21: «И вывел Свой народ, Израиля, из Страны Египетской знамениями и чудесами, и сильной рукою, и простертой мышцей, и великим ужасом».

Иер. 34:13: «Так говорит Яхве, Бог Израиля: Я заключил договор с вашими отцами в день, когда Я вывел их из Страны Египетской, из дома рабства».

Иез. 9:11: «Я открылся им, чтобы вывести из Страны Египетской. И Я вывел их из Страны Египетской и привел их в пустыню. И Я дал им Мои законы и Мои приговоры,- Я объявил их, которые исполнит человек и будет жив ими».

Ам. 2:10:

И Я вывел вас
из Страны Египетской,
и водил вас по пустыне
сорок лет,
чтобы <вам> овладеть Страной Аморейской.

Мих. 6:4:

Но Я вывел тебя из Страны Египетской и из дома рабства вызволил тебя,
и послал пред тобою Моисея,
Аарона и Мирйам.

Приведенные выше высказывания пророков показывают, что предания об исходе из Египта и о Моисее, который возглавлял исход, бытовали в израильско-иудейском обществе уже в допленный период, как и в период вавилонского пленения. Они естественно вошли в пророчествование послепленного времени. Примечательно следующее: в пророчествах допленного периода уже фигурируют бог, который вывел Израиль из Египта, Моисей, Аарон и Мирйам — важнейшие персонажи легенды, сорокалетнее странствование по пустыне, овладение Страной Аморейской, т. е. Обетованной землей. В пророчестве, современном реформам царя Иосии и несколько более позднем (Иеремия), а также в эпоху плена (Иезекииль) речь уже идет о чудесах, которые совершил Яхве, о договоре, который Яхве заключил со своим народом, о законах и приговорах, которые он дал Израилю. Несомненно, появление этих элементов в пророчествовании следует объяснить влиянием Пятикнижия, которое либо находилось в процессе формирования, либо уже было создано.

Жреческая традиция, легшая в основу исторического изложения Пятикнижия, представлена в Библии рядом псалмов. Очевидно, они в той или иной форме исполнялись (пелись, декламировались под музыкальный аккомпанемент) во время соответствующих богослужений.

Использование сюжета об исходе из Египта в храмовой литургии имело место уже в допленный период, причем древнейший текст, который может быть датирован (Псалом 105, приписываемый царю Давиду), относится к Х в. до н. э. Показательно сохранение в некоторых псалмах (95, 135, 136) политеистических мотивов; очевидно, предание об исходе из Египта первоначально вписывалось в общую «языческую» израильскую мифолого-историческую традицию, хотя уже тогда оно должно было свидетельствовать о специфических взаимоотношениях между Яхве и Израилем. Псалмы не представляют собой текст народного эпоса в собственном смысле слова; они суть переработка эпоса для храмовых нужд. Среди них особенно выделяется Псалом 78, представляющий собой несомненную параллель к историческому преданию Пятикнижия не только по содержанию, но и по основным идеям: здесь, как и там, время исхода — это время, когда Яхве даровал Израилю Закон и Учение; вина Сынов Эфрайима, по псалму, заключается в том, что они не блюли договора с Яхве и не следовали его Учению. В этом, несомненно, прямая перекличка с Пятикнижием, с его монотеистической концепцией. Еще более отчетливо монотеистическая идея выражена в Псалме 106, который содержит прямое осуждение чуждых языческих культов. Генезис этих воззрений, однако, мы находим уже в Псалме 105 (если верно его отнесение ко времени царя Давида, т. е. к Х в.), где говорится о договоре Яхве с Авраамом и клятве Яхве Исааку, которую он поставил законом Иакову. Говорится здесь и об учениях Яхве и его законах, которые Израиль должен блюсти и оберегать. Обращает на себя внимание множественное число в обоих случаях; вероятно, имеются в виду упоминавшиеся выше договор Яхве с Авраамом и клятва Яхве Исааку, поставленная законом для Иакова. Но в Псалме 105 Учение еще не связано с исходом и не представляет собой внутреннего единства; это Учения, т. е. собрание множества разрозненных постановлений, еще не сведенных в общую систему, не превратившихся в единство. Истоки монотеистической концепции можно уловить в Псалме 135, где, как уже говорилось, имеют место политеистические элементы, но где уже проводится мысль о том, что боги «народов», т. е. неизраильские, не боги. Несомненно, важен и факт включения сюжета об исходе в важнейшие литургии — так называемый «Египетский Халлель» (содержит Псалом 114) и «Великий Халлель» (содержит Псалом 136)[30]. Он свидетельствует о том, насколько прочно в сознании народа запечатлелось предание об исходе из Египта, с которым так или иначе соотносятся другие факты израильской истории. Именно исход является демонстрацией величия и могущества Яхве. Но в обоих «Халлелях» еще ничего не сказано о даровании Учения; едва ли, однако, это было бы возможно, если бы представление о даровании Учения уже реально существовало. Таким образом, развитие преданий об исходе из Египта, как оно нашло свое отражение в книге Псалмов, можно представить себе как постепенное превращение политеистической легенды об особой милости и могуществе Яхве, в монотеистическое предание, где центральное место занимает дарование Учения в то время, когда Израиль вышел из Египта.

В связи с этим возникает вопрос, насколько достоверно предание об исходе из Египта, т. е. насколько точно оно отражает реальную историческую действительность. В необозримой литературе, посвященной Пятикнижию, зафиксирован весьма широкий диапазон мнений по этому поводу: от представлений, будто Пятикнижие точно излагает события, как они происходили, до полного отрицания их исторической достоверности. Высказывается также мнение, что одни израильские племена находились в рабстве в Египте и ушли оттуда, тогда как другие этого рабства избежали. Сказанное дает основание вновь вернуться к данному вопросу.

Он имеет фактически два аспекта. Первый из них: мог ли исход произойти так и в том виде, как об этом рассказывает традиция, т. е. со всеми чудесами и сказочными подробностями? Представляется, что в таком виде исход из Египта никогда не имел места; в противном случае мы неизбежно приходим к мысли об исторической достоверности всевозможных преданий о чудесах, и тогда ничто не мешало бы признать достоверными, скажем, чудеса греко-римской мифологии. В конечном счете речь идет о признании бытия божьего; но это вопрос веры, а не научного знания. Конечно, можно представить себе, что ветер может отогнать воду в море и обнажить дно или принести перепелов. Однако нет никаких оснований видеть в подобного рода явлениях результат воздействия сверхъестественных сил. Все же остальное просто не может быть подтверждено методами научного анализа. Поэтому такого рода повествования и интерпретации следует признать изначально недостоверными, плодом народно-поэтического мифотворчества.

Другой аспект интересующего нас вопроса: существует ли некая объективная реальность, которая нашла свое отражение в предании об исходе из Египта? Здесь следует сразу же сказать, что какими-либо внебиблейскими свидетельствами, которые могли бы подтвердить или опровергнуть библейскую легенду, мы не располагаем. Известная надпись египетского фараона Мернептаха (около 1230 г. до н. э.), в которой впервые упоминается вне Библии Израиль, застает его уже находящимся на юге Палестины. Однако так называемые «аргументы от молчания» (argumenta ех silentio) сами по себе не обладают доказательственной силой, особенно когда нет уверенности в том, что весь материал, который мог бы быть привлечен, известен. Сказанное означает, что, решая вопрос о том, насколько достоверно предание об исходе из Египта, мы вынуждены основываться на самом этом предании, а также на косвенных свидетельствах и теоретических посылках.

Прежде всего, существенно то, что египетские источники сохранили до наших дней свидетельства о переселениях «азиатов» из южных районов сиро-палестинского региона в Египет. Известно также, что в Египет пригоняли многочисленных «азиатов» в качестве рабов, так что представление о Египте как о «доме рабства» основывалось на повседневном житейском опыте многих поколений. Наконец, известны и выходцы из сиро-палестинского региона, занимавшие в Египте высокое положение. Города Питом и Рамсес, с которыми связано предание об эксплуатации израильтян в Египте, существовали, причем последний был резиденцией фараона Рамсеса II (1301-1234 гг. до н. э.). Таким образом, повествователь, вводя подобные детали в свой текст, не выходит за рамки достоверного. Но, кроме этого, существуют неоспоримые фольклористические параллели. Они показывают, что историческая фольклорная традиция, как правило, отражает факты, имевшие место в действительности, хотя в разработку сюжета вводятся многообразные сказочные и фантастические подробности. Так, в основе сюжета «Илиады» лежат предания о реально происходившей осаде Трои ахейцами; в основе германского эпоса о Нибелунгах — традиция о борьбе германских племен с гуннами; в основе русского былинного эпоса лежат воспоминания о Киевской Руси и княжении Владимира Святославича. Число таких примеров могло бы быть увеличено, однако сказанного достаточно, чтобы считать, по крайней мере, весьма вероятным, что предание об исходе из Египта под водительством Моисея также соответствует некоторой реальности, сохранившейся в народной памяти как один из узловых моментов истории народа. Добавим к этому, что едва ли такое важнейшее событие, как дарование Учения, могло быть связано с вымыслом, фикцией, а не с событиями, память о которых прочно сохранялась в народном сознании.

В целом наиболее достоверным представляется такое развитие событий. На каком-то древнейшем этапе своей истории Израиль осел в Египте, в низовьях Нила. Возможно, имела место инфильтрация израильских племен в рамках гиксосского движения сиро-палестинских племен в Египет. Возможно также, что после свержения в Египте гиксосского господства израильтяне оказались в положении эксплуатируемых: на них была наложена трудовая повинность, которая рассматривалась вольными скотоводами-израильтянами как непереносимый гнет. Взбунтовавшиеся израильтяне под водительством пророка Моисея (Моше) откочевали на Синайский полуостров, а оттуда в Южную Палестину и Заиорданье. В конце концов после длительного периода перекочевок в пустыне Израиль захватил некоторые территории Заиорданья, а затем вторгся в Палестину. Все остальные подробности, по всей вероятности, результат фольклорной обработки традиции и — что также не исключено — творческой деятельности самого составителя Пятикнижия.

В центре повествования находятся Моисей, Бог и народ. Само по себе слово Моисей (mōšǟ) не является именем в собственном смысле. Это — архаичное семитское слово, хорошо засвидетельствованное в родственном еврейскому угаритском языке в формах мужского рода mṯ «ребенок, дитя, сын» и женского рода mṯt «девочка, дочь». Еврейское mōšǟ, соответствующее угаритскому mṯ, имело, несомненно, также значение: «ребенок, дитя».

В изображении Пятикнижия Моисей — это человек, сыгравший в истории и духовной жизни Израиля роль исключительную и ни с чем не сопоставимую. Моисей — это тот человек, через которого Бог не просто возвещает свою волю Израилю; через Моисея Бог создает народ Израиля, спаянный Божьим избранничеством, служением Богу, выполнением дарованных Богом заповедей, законов, нравственно-этических принципов. В этом, по Пятикнижию, непреходящая роль Моисея в истории Израиля. Моисей творит волю Бога, но тем самым он созидает народ и дает народу принципы, которые должны лечь в основу преображенной религии Израиля — монотеистического иудаизма. Именно поэтому Пятикнижие завершается тем, что Моисей прославляется как пророк, равного которому не было в Израиле: его Яхве знал в лицо; он творил неслыханные чудеса. Моисей выступает в Библии как раб Яхве и человек Божий (т. е. его слуга и избранник), а Учение многократно именуется Учением Моисея (ср. II Цар. 23:25; Нав. 8:31 и т. д.); Моисей представлен царем Израиля, т. е. носителем высшей власти в обществе.

Повествователь Пятикнижия, рисуя Моисея, обильно использует

фольклорный материал. Фольклорен уже рассказ о необычных обстоятельствах рождения и воспитания Моисея; фольклорны, несомненно, и рассказы о чудесах, сотворенных Моисеем по велению Яхве. Но повествователь суммирует весь доступный ему материал так, что перед читателем возникает фигура сверхъестественная: это чудотворец, непосредственно общающийся с Богом, в том числе и на Синае, и в Шатре Закона, получающий от Бога законы и нравственные нормы, которые он возвещает Израилю. Все это должно убедить читателя в сверхчеловеческой природе Моисея; об этом же говорят и лучи, которые испускает его лицо.

И в то же время повествователь с поразительным искусством прослеживает развитие личности Моисея. Вначале перед нами легкомысленный и необузданный юноша, воспитанник царевны, чинящий суд и расправу по своему произволу. Опасаясь за свою жизнь, он бежит в пустыню и там входит в семью мидйанитского жреца. Внезапное явление Бога в несгорающем кусте круто меняет его жизнь. Правда, Моисей пытается противиться своему предназначению, но в конце концов принимает на себя свою миссию: отныне он пророк, возвещающий и исполняющий Божью волю, предводитель и освободитель народа. Мы видим и развитие и углубление образа Моисея как водителя народа, его превращение в мудрого законодателя. Моисею не чужды минуты слабости, и за одну из них он расплачивается смертью на горе Нево, перед тем как израильтянам войти в Обетованную землю; Моисей вспыльчив, хотя его и называют кротчайшим из людей. Но главное в нем: он твердо и последовательно ведет свой народ, выполняя волю Бога.

Многоплановость образа Моисея, его внутренняя сложность, многомерность и эволюционность делают Пятикнижие одной из вершин мировой литературы.

В предании об исходе в полном объеме раскрываются черты бога Яхве как единого и единственного Бога Израиля. Яхве избирает Моисея, а с ним и весь народ, на служение себе; он покровительствует Израилю, но он ревнив и беспощадно карает, в том числе и в последующих поколениях, тех, кто отступается от него или пренебрегает его велениями; он благословляет следующих за ним и обрушивает проклятия на отступников. В образе Бога в сказании об исходе можно найти немало черт, восходящих к «языческим» представлениям. От бога-громовика сохранилось, в частности, представление о том, что Бог является своим адептам в несгораемом кусте, в громе и буре, что он пребывает в облачном столпе, в облаке (ср. угаритские представления о Силаче Балу, скачущем на облаке) и в огненном столпе. От Яхве — предводителя Израиля в походах сохранилось представление о том, что Бог выводит народ из Египта, ведет его по пустыне и приводит к Обетованной земле. Однако в центре внимания повествователя здесь — Бог-законодатель, носитель высшего нравственного идеала, который должен быть воплощен в жизни и судьбе избранного им народа. Глубоко разрабатывается в повествовании идея договора Бога с народом; теперь перед нами не только и не просто обетование народу и требование служить Яхве. То, что народ получает на горе Синай,- это тщательно разработанное Учение, становящееся содержанием религии, т. е. сумма заповедей, законов и нравственных установлений, которые в своей совокупности представляют собой сущность того, что является служением Яхве.

Наконец, третье действующее лицо — народ. Его важнейшая характеристика — избранничество; но народ избран на служение Яхве, т. е. на выполнение тех нравственных принципов, которые лежат в основе Учения Яхве; их выполнение является условием того, что Бог в свою очередь выполняет свое обетование. Но народ, по рассказу Пятикнижия, упрям и своеволен; не раз и не два он нарушает волю Яхве, не верит в него и вызывает его гнев. Тяжкие испытания жизни в пустыне обнаруживают слабость народа; страх перед врагами, неверие в могущество Яхве, его способность сокрушить всех их врагов заставляет народ даже отказаться от мысли вступить в Обетованную землю. Гнев Яхве превосходит все мыслимые пределы. Он намеревается даже уничтожить Израиль и произвести новый народ от самого Моисея; в конце концов он обрекает народ на странствование по пустыне в течение сорока лет, пока не уйдет из жизни поколение тех, кто вышел из Египта, поколение, обнаружившее трусость и маловерие.

Все изложенное, несомненно, представляет собой опрокинутые в прошлое идеи пророческой литературы. Именно в ней, в ее обличениях формируется образ грешного, упрямого и своевольного народа и параллельно этому образ гневного, карающего, но справедливого и милосердного Бога. Древнейшая история Израиля, как ее излагает Пятикнижие, должна была воспитывать народ в духе благочестия и святости, превратить его в непоколебимого слугу Бога.

VII

Важнейшей составной частью Пятикнижия являются законы (как законы в собственном смысле слова, так и моральные увещания), которые были призваны, по мысли законодателя, регулировать все стороны жизни древнеизраильского общества — от взаимоотношений внутри семьи и между соседями до организации жертвоприношений и иных ритуальных церемоний. Включение в Пятикнижие законов объясняется, несомненно, тем, что они сами по себе являлись сакральной инструкцией. С точки зрения создателя Пятикнижия, они — непререкаемое волеизъявление божества: Бог либо объявляет их народу непосредственно, либо через своего «раба» Моисея. Эти законы образуют в своей совокупности договор, который Яхве заключает с избранным им народом; их выполнение есть служение Яхве, условие святости, дело благочестия, то, что только и может обеспечить народу и каждому отдельному человеку благоволение Яхве, благополучие и процветание.

Законодательная часть Пятикнижия представляет собой сочетание нескольких сводов законов. Это Десять заповедей, которые повторяются дважды (Исх. 20:1-17; Втор. 5:6-21), «Книга Договора» (sēṗär habběrît) (Исх. 20:22-23:33), «Кодекс святости» (Лев. 17-26), Второзаконие (12-27). Имеются здесь и установления, не входящие ни в одну из этих сводок. Ниже в форме таблицы мы попытаемся показать их содержание и соотношение.


1 2 3 4 5 6
Содержание 10 Книга Кодекс Прочие установления Второзаконие
Заповедей Договора Святости
Установление единобожия и запрет идолопоклонства Исх. Исх. 20:23; 22:20; 23:13; 23:24; 23:32 Лев. Исх. Втор.
20:2-6; 17:1-9; 34:12-17; 12:2-15;
Втор. 19:4; 26:1 Быт. 12:17-22;
5:6-10 17:7-9 12:26-27;
13:1-18;
14:23-26;
17:2-7;
27:15
Обрезание Быт.
17:9-14;
23:27;
Исх.
4:20-26; Лев. 12:3
Запрет произнесения имени Бога Исх. 20:7; Втор. 5:11
Запрет ложной клятвы и богохульства Лев. 19:12; 24:10-16
Закон о дне Исх. Исх. 23:12 Лев. 19:3; 19:30; 23:3; 26:2 Исх. 34:21; 35:2-3;
отдохновения 20:8-11; Чис.
(суббота) Втор. 15:32-36; Быт. 2:2-3
5:12-15
Почитание отца и матери Исх. 20:12; Исх. 21:17 Лев. 19:3; 20:9 Втор.
Втор. 21:18-21;
5:12-15 27:16
Почитание Лев. 19:32
старцев
Запрет убийства Исх. 20:13; Втор. 5:17 Исх. Лев. 24:17; 24:21 Быт. Втор.
21:12-14 4:10-15 27:24-25
Регулирование кровной мести и закон о городах-убежищах Чис. Втор.
35:9-34; 19:1-13
Нав.
20:1-9
Обрядность при обнаружении трупа неизвестного Втор.
21:1-9
Погребение Втор.
повешенного 21:22-23
О бодливом быке Исх.
21:28-36
Членовредительство и драка Исх. Лев.
21:18-27 24:19-21
Запрет прелюбодеяний и скотоложества Исх. 20:14; Втор. 5:18 Исх. Лев. Быт. Втор.
22:15-18 18:6-20; 38:0-26; 27:20--23
18:22-23; 19:20-22; 49:3-4
19:29;
20:10-21
Ритуальное испытание жены, обвиненной в неверности Чис.
5:11-31
Запрет сакральной проституции Втор.
23:18-19
Наказание женщины, хватающей за пенис мужчину, деруще- гося с ее мужем Втор.
25:11-12
Запрет воровства Исх. 20:15; Втор. 5:19 Исх. Лев. 19:11
21:37-22:7
Запрет нарушать межу Втор. 19:14; 27:17
Убийство скота Лев. 24:18; 24:21
Увещание не желать чужого Исх.
20:17; Втор. 5:21
Правовое положение рабов Лев.
25:44-46
Законы о рабах-единоплеменниках Исх. Лев. Втор.
21:2-11 25:39-43; 25:47-55 15:12-18
Похищение и продажа человека Исх. 21:16 Втор. 24:7
Запрет выдавать беглых рабов Втор. 23:15-16
Запрет браков с иноплеменницами Быт.
24:1-67;
28:1-4;
Исх. 34:16; Чис.
25:1-18
Брак с пленницей Втор.
21:10-14
Освобождение молодожена от воинской службы Втор. 24:5
Левират Руфь 1-4 Втор.
25:5-10
Развод Втор.
24:1-4
Правовое положение сыновей Втор.
21:15-17
Закон о доче- рях-наследницах Чис.
27:1-11;
36:1-12
Закон о наследовании Чис.
27:8-11
Год отпущения Исх. Лев. Втор.
23:10-11 25:2-7 15:1-3
Год Роговых Лев.
Труб 25:8-34
Запрет взимания процентов и залогов на ночь у единоплеменника Исх. Лев. Втор.
22:25-27 25:35-37 15:7-11;
23:20-21;
24:6;
24:10-13
Предписание оставлять долю урожая Лев.
19:9-10;
23:22
Правовое положение царя Втор.
17:14-20
Порядок ведения войны и освобождения от воинской обязанности Втор.
20:1-20
Порядок раздела добычи Чис.
31:2-54
Организация Исх. Втор.
суда 18:13-26 16:8; 17:8-13
Божий суд и клятва в иму- щественных спорах Исх.
22:6-14
Свидетели, наказание за лжесвидетельство Исх. 20:16; Втор.
Втор. 17:6-7;
5:20 19:15-21
Порядок телесного наказания Втор.
25:1-3
Увещание против взяток Исх. 23:8
Принцип личной ответственности ' Исх. 23:2 Втор.
24:16
Увещание не притеснять социально слабых Исх. Лев. Втор.
22:20-23; 19:33-34; 24:14--15;
23:9 24:22 24:17-22;
27:19
Морально-этические нормы Исх. 22:27; 23:1-8 Лев. 19:11; 19:13-18; 19:32-37 Втор.
22:1-8;
25:13-16;
27:18-19
Порядок устройства алтарей Исх.
20:24-26
Порядок жертвоприношений Лев. Лев. 1-7; Втор.
19:5-8; Чис. 27:5-7;
22:18-34; 15:2-29 17:1
24:2-9
Приношение первых плодов и тельцов Исх. Исх. 13:2; 13:11-16; 34:19-20 Втор.
22:29-30 15:19-22;
26:1-11
Запрет человеческих жертв Лев. 18:21; 20:1-5 Быт. Втор.
22:1-18 18:10
Десятина Лев. Втор.
27:30-32 14:22-23
Десятина левитам и жрецам Чис. Втор.
18:21-32 14:27-29
Десятина левитам и социально слабым Втор.
26:12-15
Доля жрецов Втор.
18:1-5
Доля левитов Втор.
18:6-8
Ритуальные пищевые запреты Исх. 23:31 Лев. Исх. Втор. 16:16;
17:10-15; 34:25-26; 12:23-25;
19:26 Лев. 11 14:3-21;
15:23; 23:1
Запрет ворожбы и гаданий Исх. 22:18 Лев. Втор.
19:26-28, 31; 18:10-11
20:6, 27
Запрет употреблять разнородное Лев. 19:19 Втор.
22:9-11
Предписание есть плоды дерева на четвертый год Лев.
19:23-25
Обеты Втор.
23:21-23
Обеты женщин Чис.
30:2-17
Назорейство Чис.
6:2-21
Посвящения Лев.
богу 27:2-28
Предписание носить кисти на одеждах Чис. Втор.
15:38-80 22:12
Очищение от проказы Лев. Втор.
13-14; 24:8-9
Чис. 5:3
Праздник Исх. 23:15 Лев. Исх. 34:18; Чис.
опресноков 23:6-8 28:17-27
Праздник Лев. 23:5 Чис. Втор.
Трапезы 9:2-14; 16:1-8
(Пасха) 28:16;
Исх.
12:2-27;
42-50;
13:3-10
Праздник жатвы первых плодов и собирания плодов в конце года Исх. 23:16 Лев. Исх. 34:22; Чис. Втор.
23:10-21; 28:26-31; 16:9-15
23:35-44 29:12-39
День очищения Лев. Лев. 16;
(искупления) 23:26-32 Чис.
29:1-11
Жрецы Чис.
18:7-20;
28:2-17
Посвящение в жрецы Лев. 8-9
Ритуальная чистота жрецов Лев. Втор.
21:1-22, 24 23:10-14
Левиты Чис.
1:50-51;
18:2-6
Ритуальная Лев.
чистота 12; 15;
Чис.
5:6-9;
8:5-26;
19:2-22
Благословения и проклятия Лев. 26 Втор.
28-33

Как видим, корпуса законов, включенные в Пятикнижие, во многих отношениях повторяют, а по ряду позиций дополняют друг друга; кроме того, в окончательный текст внесены статьи, не входящие ни в один из корпусов, отражающие древний обычай, не зафиксированный до того письменно.

В связи с этим обращают на себя внимание следующие обстоятельства. Соединение в одном корпусе нескольких законодательных документов не является специфической чертой Пятикнижия; подобным образом построен, как известно, и Пальмирский пошлинный тариф. Очевидно, при составлении нового закона старый закон не отменялся, но автоматически присоединялся к новому, результатом чего являются дополнения, повторы, а в некоторых случаях и внутренние противоречия. Такая принципиальная неотменяемость закона объясняется, несомненно, отношением к нему как к волеизъявлению бога. Очевидно, составитель Пятикнижия объединил различные варианты Учения Яхве, имевшие хождение к моменту фиксации дошедшего до нас текста.

Наиболее ранним из всех законодательных частей Пятикнижия представляется Декалог (Десять заповедей), включенный в качестве своеобразного введения как во Второзаконие, так и в комплекс «Книга Договора» + «Кодекс Святости». В трех случаях обе версии Десяти заповедей существенно отличаются одна от друтой (ср. Исх. 20: 8-11 и Втор. 5:12-15, Исх. 20:12 и Втор. 5:16; Исх. 20:17 и Втор. 5:21). Очевидно, первоначально Десять заповедей проповедовались изустно как некое собрание наиболее авторитетных максим, составляющих Учение Яхве и, согласно преданию, возглашенных Богом в его обращении непосредственно к народу. Наличие вариантов легко объясняется спецификой изустного бытования текстов. Очевидно также, что включение Десяти заповедей во Второзаконие и в комплекс «Книга Договора» + «Кодекс Святости» произошло независимо одно от другого, равно как и сами эти комплексы возникли независимо друг от друга. Датировать Десять заповедей в настоящее время можно только предположительно. Одно бесспорно: они относятся ко времени, когда уже сложилось частнособственническое хозяйство и сформировались рабовладельческие отношения.

Говоря о датировке Второзакония, необходимо указать на следующие обстоятельства. Само Второзаконие (31:9; 31:24-26) приписывает его запись (там говорится об «этом Учении») непосредственно Моисею. Тем самым Второзаконию приписывается ореол глубокой древности. В то же время описание судебной реформы иудейского царя Иосафата (II Хрон. 19:4-11) отвечает предписаниям Второзакония (16:18-20 и 17:8-12), причем речи, которые Хронист вкладывает в уста Иосафата, близки по содержанию к этим текстам Второзакония. В такой ситуации Второзаконие можно было бы датировать царствованием Иосафата, т. е. IX в. до н. э. Заслуживает внимания в этой связи и близость предписаний Второзакония (20:1-4) о порядке ведения войны и рассказа II Хроник (20:14-17) о событиях, происходивших во время нападения на Иосафата аммонитско-моавитской коалиции. В связи с высказанным выше предположением становится понятным и свидетельство II Хроник (17:7-9) о том, что на третий год своего царствования Иосафат велел проповедовать в Иудее «Книгу Учения Яхве», что находится в прямой связи с судебной реформой этого царя и предписанием Второзакония (17:18-20) царю воспринять «изложение Учения» (mišnē hattōrā), т. е. Второзаконие в качестве закона. В целом кажется правдоподобным, что «Книга Учения Яхве», проповедовавшаяся по приказанию Иосафата, была именно Второзаконием, и тогда его возникновение следует датировать 870 г. до н. э.

Комплекс «Книга Договора» + «Кодекс Святости» сложился, по всей видимости, в результате слияния собственно древнеизраильских и кенаанистических правовых инструкций, развивавшихся не без влияния месопотамской и хеттской традиций, в новое нерасчлененное единство. Возникновение комплекса можно отнести, по-видимому, к 40-30-м гг. IX в. до н. э., когда Иудея переживала глубокий политический кризис: была свергнута, при участии «народа земли», т. е. свободного крестьянства, царица Аталйаху (Аталия-Гофолия), причем воцарение ее преемника Иоаша сопровождалось разгромом культа Баала и заключением договора между Яхве, с одной стороны, и царем и народом — с другой (II Цар. 11:17-20; II Хрон. 23:16-21; Иос. Флав., Иуд. древн., 9, 15, 3). Сказанное дает основание полагать, что «Книга Договора» была опубликована при воцарении иудейского царя Иоаша, т. е. в 836 г. до н. э. Примечательно, что предписание Исхода (23:24) о разрушении «языческих» святилищ и рассказ II Царств (11:18) и II Хроник (23:17) о разрушении народом храма Баала обнаруживают близость между собой; создается впечатление, что уничтожение храма Баала было совершено во исполнение предписания «Книги Договора». По-видимому, тогда же к ней был присоединен и «Кодекс Святости».

Говоря о времени возникновения последнего, нельзя не обратить внимания на сходство молитвы царя Соломона при освящении построенного им храма (I Цар. 8:31-32) и его речи, обращенной по этому поводу к народу (I Цар. 8:56-61) с текстом «Кодекса Святости» (Лев. 18:2-5; 19:2; 19:37; 20:7-8; 20:22). Это обстоятельство позволяет предложить датировку «Кодекса Святости» временем постройки Соломонова храма, т. е. промежутком между 961 и 954 гг. до н. э.

Одна из наиболее примечательных особенностей библейских преданий о законодательной деятельности заключается в том, что Закон (Учение) всегда записывается (ср. Втор. 17:18; 18:20; 27:2-8; 31:24-26; Нав. 8:30-35; 24:25-27). Самый термин ḥōq «закон» происходит от корня ḥqq «вырезать, выгравировать» и обозначает, в сущности, текст, вырезанный на камне и таким образом зафиксированный. Очевидно, в эпоху становления Пятикнижия, т. е. в первой половине I тысячелетия до н. э., для иудейско-израильского общества, как и для всего сиро-палестинского региона, типичным было писаное право. Однако обычно фиксируется то, что регулирует проблемы, вызывавшие споры; бесспорные установления, по-видимому, не нуждались в письменной фиксации.

Фундаментальной основой правовых норм и инструкций, зафиксированных в Пятикнижии, было понятие о «правде» и «справедливости». В ситуации острой общественно-политической борьбы первой половины I тысячелетия до н. э. проблема «правды», «справедливости», «жизни по правде», т. е. праведности, не могла не оказаться в центре идейных исканий. Само собой разумеется, что в этих понятиях отразились общие для древности основополагающие мировоззренческие представления.

Так, в Псалмах (85:9-14) милосердие, благополучие, истина и правда выступают в обличии мифологических персонажей, олицетворяющих вселенский миропорядок и всеобщую гармонию, порождаемых космическими первоэлементами. Примечательно, что правда как мифологическая сущность определяет и направляет действия Яхве. Практически любое нарушение правды, т. е. мирового порядка (а именно это и было в архаическом сознании преступлением), могло иметь, по представлениям эпохи, далеко идущие неблагоприятные последствия не только для данного коллектива, но и для всего мироздания; запреты, действовавшие в обществе, представляли собой способ избегать таких нарушений и вторжения в мир разрушительных сил. Эта общая концепция имела своим последствием крайнюю жестокость наказаний (как правило, смерть, т. е. удаление преступника в потусторонний мир) и регулирование обычаем либо законом всех сторон жизни человека, включая интимно-личные. Например, прелюбодеяние как нарушение мирового порядка оказывается преступлением, жестоко караемым, кроме тех случаев, когда оно может быть исправлено браком, т. е. когда правда торжествует. Соответственно правда является, по представлениям эпохи, основой и сущностью государственной власти и выполняемых ею властных, распорядительных и судейских функций (ср. II Сам. 8:15; Ис. 32:1; 11:4; Пс. 72:1-4; 45:2-8; Притч. 16:12; 29:14). Применительно к отдельному человеку праведность, т. е. соответствие правде,- это жизнь, являющаяся воплощением принятых обществом морально-этических норм (ср. Иез. 18:5-9; Пс. 15:1-5; 24:3-5; Ис. 33:14-16). В конечном счете, эти добродетели восходят к образу жизни примитивного рода-племенного общества. Они обеспечивают тесное его сплочение, без чего такое общество вообще не может существовать.

Из текста II Хроник (19:4-11) видно, что иудейско-израильская юридическая мысль эпохи становления Пятикнижия знала три группы правовых установлений и возможных споров: о крови (bēn dām lěḏām), об Учении и Заповеди (bēn tōrā lěmiṣwā), о законах и приговорах (lěḥuqqȋm ūlěṁišpāṭȋm). Можно предполагать, что первая группа включала узаконения по поводу пролития крови и убийства, вторая — по поводу сакральных преступлений и третья — по поводу статуса отдельных лиц, обязательств и претензий.

В том, что касается статуса отдельных лиц, библейское право разрабатывает правовое положение рабов, которые приравниваются, по крайней мере, в том, что касается сакральных установлений, к членам данного рода: на них распространяются предписания о дне отдохновения (субботе), Трапезе (Пасхе) и выполнении иной обрядности. Особое внимание библейские законы уделяют положению рабов-единоплеменников (иври). Устанавливаются сроки их рабства. Такой раб освобождался на седьмой год, когда он приобретал статус хофши (пролетария), причем в этом случае господин обязан был снабдить его минимумом продовольствия на первое время (Исх. 21:2-6; Втор. 15:12-18). Другая возможность освобождения открывалась в Год Роговых Труб (Юбилейный год), когда вольноотпущенник возвращался в свой род к своей родовой собственности, полностью восстанавливая свое прежнее социальное и имущественное положение (Лев. 25:42).

Главой общества является царь; Второзаконие (17:14-20) содержит статьи, регулирующие некоторые аспекты его правового положения. Он должен быть прирожденным израильтянином; он не должен накапливать в своих руках большое количество коней, золота и серебра, а также обзаводиться большим гаремом; он должен руководствоваться Учением и законами. В конечном счете царь должен быть первым среди равных.

Значительный интерес представляют статьи, посвященные десятине, выплачиваемой в храм (Лев. 27:30-32; Втор. 14:22-23). Попытка уклониться от платежа каралась штрафом в двойном размере. Десятина предназначалась для пополнения сакральных общественных фондов и устройства коллективных священных трапез. Она не совпадает со сборами, податями и повинностями, взимавшимися в пользу царя.

Особое внимание законы Пятикнижия уделяют укреплению положения в семье отца-домовладыки и матери-хозяйки дома. Десять заповедей в обеих редакциях (Исх. 20:12; Втор. 5:16) предписывают чтить отца и мать; Левит (19:3) увещевает бояться отца и матери. Преступления против отца и матери, предусмотренные законодателем,- это распутство, непокорность, расточительность, проклятия, которые сын обрушивает на голову родителей. Все они караются смертью (Исх. 21:17; Лев. 20:9; Втор. 21:18-21); проклинавший родителей в свою очередь предается проклятию. В то же время первородный сын занимал в семье особое положение, что объяснялось — с точки зрения самого общества — его божественной избранностью. Традиция многократно подчеркивает, что первенцы-люди, как и все первородное, принадлежат божеству и подлежат выкупу. Согласно книге Числа (3:12-13) вместо первенцев в израильском обществе считались избранными для служения божеству левиты, что, по-видимому, следует признать специфической формой выкупа; очевидно, первоначально первородные сыновья считались отприродно предназначенными для жреческого служения богу. В плане материальном привилегированное положение первородного сына выражалось в том, что он имел право на двойную долю наследства (Втор. 21:17).

В остальном братья были равны между собой. Они совместно участвовали в работе по хозяйству; от них ожидалось соблюдение принципов родовой и внутрисемейной солидарности, в том числе осуществление кровной мести; пролитие крови сородича считалось одним из самых тяжких сакральных преступлений. Обязанностью брата по отношению к другому брату, умершему и оставившему бездетную вдову, было осуществление левиратного брака. Первенец, родившийся от такого брака, получал имя умершего, считался его сыном и продолжал его генеалогическую линию. Уклонение от левиратного брака влекло за собой публичное бесчестие (Втор. 25:5-10).

Наследниками имущества являлись сыновья умершего, причем все они, кроме первородного, получали одинаковую долю; закон (Втор. 21:15-17) запрещал оказывать предпочтение кому-либо из сыновей. Дочь-наследница при отсутствии сыновей должна была выходить замуж за сородича, что призвано было гарантировать имущественную стабильность рода (Чис. 27:1-11; 36:1-12). При отсутствии сыновей и дочерей наследниками являлись братья умершего; при их отсутствии — братья отца умершего; при их отсутствии — ближайшие сородичи. Наследователь не имел права нарушать признанный обычаем порядок наследования, и составление завещания вообще не предусматривалось.

Что касается брачного права, то обращают на себя внимание статьи, говорящие об освобождении новобрачного на год от участия в военных походах (Втор. 20:7; 24:5). Общественная мораль, отражавшаяся в нормах права, придавала исключительное значение тому, чтобы девушка сохраняла свою невинность до вступления в брак. После первой брачной ночи должны были предъявляться для осмотра признаки девственности. Согласно Второзаконию (22:13-21), в случае, если муж обвинял новобрачную в недевственности, родители обвиненной приносили указанные признаки к городским воротам, где дело разбирали и приговор выносили «старцы» (старейшины). Если обвинение оказывалось ложным, муж должен был заплатить отцу новобрачной штраф в размере ста сиклей серебра. Если же признаки девственности отсутствовали, виновная подлежала смертной казни через побиение камнями; экзекуция производилась у дома ее отца. Если женщина обвинялась в нарушении супружеской верности, она подлежала ритуальному испытанию (Чис. 5:12-31). Наказанием, в случае если бы обвинение подтвердилось, было проклятие. Библейское право знало и развод по инициативе мужа (написание разводного письма), при котором женщину прогоняли из дома мужа; оно устанавливает невозможность возобновления брака, если разведенная жена побывала в новом супружестве (Втор. 24:1-4).

Библейское имущественное право характеризуется прежде всего отсутствием понятия «собственность»; термины sěġullā, yěruššā, mōrāš, kěḵūs означают, как правило, имущество, объект присвоения; другие термины означают определенный юридический статус объектов присвоения: ʼăḥuzzā — родовая земля, которая не могла отчуждаться безвозвратно; nahălā — «наследие», практически то же самое; miqnā — благоприобретенная земля, которая могла быть объектом купли-продажи. Родовая земля («наследие») считалась принадлежащей Богу (Яхве — хозяин Обетованной земли, отдавший ее в пользование избранному им народу, каждому отдельному племени и роду). При продаже за пределы рода такие земли в Год Роговых Труб, т. е. по окончании сорокадевятилетнего цикла на пятидесятый год, должны были возвращаться роду, которому они искони принадлежали, хотя и не обязательно лицу, непосредственно ими обладавшему до отчуждения (Лев. 25:8-34).

Библейское законодательство запрещает ростовщичество (Лев. 25:35-37; Втор. 23:20-21) и регулирует взятие залогов так, чтобы должник не потерпел ущерба (Втор. 24:6, 10-13). По окончании семилетнего цикла, согласно Второзаконию (15:1-3), долги слагались.

В вопросе о нарушении прав собственности, как и в сфере уголовного права в целом, в основе библейских узаконений лежит идея компенсации причиненного ущерба. Обе редакции Десяти заповедей содержат увещания не воровать (Исх. 20:15; Втор. 5:19), а также не желать чужого и не завидовать чужому (Исх. 20:17; Втор. 5:21). Эти увещания повторяются в «Кодексе Святости» (Лев. 19:11: не воровать, не лгать и не обманывать), а в «Книге Договора» они дополнены системой санкций (Исх. 21:37-22:7). При краже быка или барана взыскиваются соответственно пять быков или четыре барана. Убийство вора, застигнутого ночью на месте преступления, не подлежит каре. Только если взошло солнце, убийство вора, несомненно, по сакральным мотивам, рассматривается как преступление, требующее воздаяния за кровь. Вор должен уплатить за украденное вдвойне. При отсутствии у него средств вор должен быть продан в рабство. Аналогичные наказания предусматриваются за потраву и за убийство домашнего скота (Лев. 24:18, 2l). Наиболее грозное наказание — проклятие — обрушивается на того, кто передвигает межу (Втор. 19:19; 27:17).

Обе редакции Десяти заповедей в общей форме запрещают убийство (Исх. 20:13; Втор. 5:17); имеется в виду, очевидно, убийство единоплеменников. Убийство карается казнью убийцы, причем даже алтарь Яхве не может в этом случае послужить убежищем; при неумышленном убийстве убийца может скрыться в город-убежище. Решение о том, было ли убийство умышленным и может ли убийца поселиться в городе-убежище, принимает народное собрание общины. В городе-убежище такой убийца должен был находиться до смерти верховного жреца,- установление, смысл которого не ясен (Исх. 21:12-14; Лев. 24:17, 21; Втор. 19:11-13; Чис. 35:9-34; р. также Нав. 20:1-9). В случае если найден за пределами селения труп, а убийца не известен, жители селения должны были совершить ритуальное очищение (Втор. 21:1-9).

К убийству (по последствиям для виновного) приравнивается и кража свободного человека с целью продажи в рабство: преступление карается смертью (Исх. 21:16; Втор. 24:7).

При нанесении телесных повреждений, как и при убийстве, библейский законодатель, определяя наказание, руководствовался принципом талиона: «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21:23-25; Лев. 24:19-20). Однако в некоторых ситуациях намечается отход от этого принципа. Так, в случае драки человек платит за лечение своего избитого противника, слегшего в постель, и компенсирует его убытки вследствие потери трудоспособности (Исх. 21:18-19). Отступное выплачивается и в том случае, если кто-либо из дерущихся ударит беременную женщину и вследствие этого произойдет выкидыш.

К законам об убийстве примыкает и закон о бодливом быке (Исх. 21:28-36). Если бык забодал мужчину или женщину, то быка убивали, мясо его съедали, а хозяин быка признавался невиновным. Но если хозяин знал, что бык бодлив, и не принимал должных мер, то хозяин либо предавался смерти, либо выплачивал виру. Здесь очевидно стремление законодателя принять во внимание наличие или отсутствие преступной небрежности или бездеятельности, повлекшей за собой особо тяжкие последствия.

Особое место среди преступлений, которыми занимаются библейские законы, отведено прелюбодеяниям и половым извращениям. Это и понятно: и то и другое вписывалось в «языческое» служение богам сиро-палестинского региона; кроме того, в условиях примитивного общества прелюбодеяние, оставаясь дозволенным и безнаказанным, могло подорвать его стабильность; наконец, оно рассматривалось как нарушение ритуальной чистоты не только самого преступника, но и всей общины в целом, что также, по представлениям эпохи, должно было отрицательно сказаться на взаимоотношениях общины с божеством и, следовательно, на ее благополучии. Именно поэтому обе редакции Десяти заповедей (Исх. 20:14; Втор. 5:18) запрещают прелюбодеяния. В книге Левит (18:6-20) эта заповедь конкретизируется. В том случае, если мужчина соблазняет девушку, он должен на ней жениться; однако если отец девушки отказывается отдать ее замуж, соблазнитель должен уплатить выкуп за ее девственность,- несомненно, аналог брачного выкупа (Исх. 22:15-16). Прелюбодеяние, мужеложество и скотоложество караются смертью (Исх. 22:18; ср. Лев. 18:22-23, 29; 20:10-21; Втор. 22:22-23:1). Запрещается и сакральная проституция, как женская, так и мужская (Втор. 23:18-19). Однако и в данном случае Второзаконие стремится установить наличие или отсутствие личной вины жертвы насилия и соответственно наличие или отсутствие состава преступления. Если изнасилованная девушка звала на помощь («кричала»), то она освобождалась от наказания как жертва преступления. Аналогичная ситуация имела место и тогда, когда преступление произошло вдали от жилья: предполагалось, что девушка звала на помощь, но ее никто не слышал.

Что касается организации судопроизводства, то Второзаконие (16:18) предписывает иметь во всех общинах судей и писцов; в затруднительных случаях следовало обращаться к верховному суду, жреческому или светскому, находившемуся, по всей видимости, в Иерусалиме (Втор. 17:8-12). При разбирательстве дел, по которым обвиняемому угрожала смертная казнь, требовалось участие двух-трех свидетелей, причем свидетели должны были первыми участвовать в казни (побиении камнями) (Втор. 17:6-7). Лжесвидетельство каралось наложением на лжесвидетеля того же наказания, которое бы ожидало ложно обвиненного (Втор. 19:15-19). Телесные наказания ограничиваются 40 ударами (Втор. 25:1-3).

В заключение отметим, что, наряду с коллективной ответственностью, в особенности за сакральные преступления (ср. Исх. 20:5-6; Втор. 5:9-10; Нав. 7:24-25; II Сам. 21:1-14), библейская правовая система более или менее последовательно проводит принцип личной ответственности человека за его деяния. Второзаконие (24:16) требует не умерщвлять сына за отца и отца за сына; казни человек может быть подвергнут только за его собственное преступление. В другом случае (Исх. 23:2) предписывается не следовать мнению большинства, чтобы поступить неправосудно, решать дело по правде, т. е., естественно, на основе своего личного убеждения.

VIII

Художественное своеобразие Пятикнижия определяется тем, что повествователь воспользовался опытом предшествовавшей и современной ему сиро-палестинской словесности, творчески его расширив и углубив. Многое в повествовании Пятикнижия находится в русле фольклорной техники, в частности фольклорны многократные повторения сюжетных ситуаций, линейное размещение событий во времени. Впрочем, в одном случае, вводя новеллу об Иуде и Тамар (Быт. 38) в повествование об Иосифе, как бы разрезая последнее, рассказчик создает эффект одновременности действия, и в этом можно видеть преодоление фольклорности. Изучение поэтических повествований середины II тысячелетия до н. э. из Угарита (город-государство на северовосточном берегу Средиземного моря в современной Сирии) показало, что многие застывшие формулы в повествовании Пятикнижия принадлежат общей фольклорной традиции семитских народов сиро-палестинского региона. Однако многое восходит в Пятикнижии к стилистике документальной прозы, известной по надписям исторического содержания, происходящим из сиро-палестинского региона, и по деловой документации. Эта стилистика также в большей или меньшей степени свойственна всему сиро-палестинскому региону. Несомненно, на Пятикнижие не могла не оказать влияния и месопотамская словесность: как известно, шумерский, а затем аккадский языки были широко распространены в Сирии и Палестине, по крайней мере с III тысячелетия до н. э., в качестве lingua franca, в качестве языка официальной документации, и произведения месопотамской литературы переписывались и изучались в местных писцовых школах.

Одной из примечательных особенностей Пятикнижия является введение в текст стихотворных фрагментов, а в ряде случаев переход от прозы к стихам и обратно. Вероятно, этот прием восходит к фольклорной традиции; естественно, стихотворный ритм придавал выделенному таким образом отрывку большую силу и выразительность.

Насколько об этом можно судить, для библейского стихосложения

характерны следующие особенности.

Как и в других семитских языках, в еврейском языке в древности

существовало, как можно предполагать, сильное экспираторное ударение. На этой базе здесь, как и повсеместно в семитской древности, развилось тоническое стихосложение, основанное на счете ударных слогов в стихе вне зависимости от количества безударных слогов между ними. Долгота и краткость слогов, их количество между ударениями были средством дополнительной выразительности стиха; они замедляли или ускоряли темп речи. С декламационной точки зрения элементарной структурной единицей стиха было слово. Свободное чередование стихов с различным количеством ударений позволяет думать, что и для музыкального аккомпанемента (а стихи были рассчитаны, несомненно, на рецитацию или пение под музыкальное сопровождение) была характерна свободная метрика. Очевидно, имело место соответствие стиха музыкальной форме. Приведем для ясности только один пример (Исх. 15:2-4):

Моя сила и <моя> песнь — Яху,
и Он будет мне во спасение!
Он — мой Бог, и я стану восхвалять Его,
Бог моего отца, и я стану возвеличивать Его.
Яхве — муж войны,
Яхве — Его имя.
Колесницы Фараона и его войско
Он низверг в море,
и его отборные колесничие
утонули в Тростниковом море!

Одним из важнейших выразительных средств ветхозаветного стихосложения (как, впрочем, во всей древней семитской и — шире — архаической поэтике) был поэтический параллелизм. Ср. в приведенном выше фрагменте:


Моя сила и <моя> песнь — Яху,

и Он будет мне во спасение!

Обратный параллелизм по формуле:

А-В

В11


Он — мой Бог, и я стану восхвалять Его,

Бог моего отца, и я стану возвеличивать Его

Прямой параллелизм по формуле:

А-В

А11


Яхве — муж войны,

Яхве — Его имя

Прямой параллелизм

А-В

А-В1


Колесницы Фараона и его войско Он низверг в море,

и его отборные колесничие утонули в Тростниковом море!

Прямой параллелизм

А-В

А11


Поэтический параллелизм восходит, по всей вероятности, к традиции амебейного исполнения, когда чередуются два исполнителя, и последующий варьирует стих, произнесенный предыдущим.

Однако наряду с этим в Библии встречается и такая система стихосложения, в которой поэтический параллелизм отсутствует. Таковы, например, стихи в книге Бытие (9:12-13):

Вот знамение договора, который Я устанавливаю
между Мною и вами
и всякой живою душою,
которая с вами
на поколения вечные,-
Мою радугу Я становлю во облаке, и она будет знамением договора между Мною и землею.

Во многих случаях поэты Пятикнижия сознательно избегают тропов и метафор, следуя стилистике прозаических повествований, о которой мы скажем несколько слов далее. Однако в других ситуациях они достигают значительной художественной выразительности. Образная система такого рода поэтических текстов фольклорна. Достаточно вспомнить сравнение Реувена с потоком бурлящей воды (Быт. 49:4), уподобление Иуды льву (Быт. 49:9) или Дана змее (Быт. 49:17), а Бинйамина волку (Быт. 49:27), вероятно, восходящие к традиционному тотемному символу и т. п. Подобным же образом описывается и Израиль:

Вот, народ, как скимн, встает
и, как лев, поднимается;
он не ляжет, пока не съест растерзанное
и кровь павших не изопьет
(Чис. 23:24; ср. также 24:8-9).

Значительный интерес представляют художественные описания, разворачивающиеся в поэтические сцены и портретные изображения. Так, об Иуде (Быт. 49:11-12):

Он привязывает к виноградной лозе своего осла
и к винограднику — своего осленка,
он моет в вине свою одежду
и в крови винограда — свое одеяние.
Темны <его> глаза от вина,
и белы <его> зубы от молока.

Мощь и великолепие Иосифа поэт изображает, уподобляя его быку (Втор. 33:17):

<Как у> первородного быка, великолепие у него,
и рога буйвола — его рога;
ими народы он станет бодать
все вместе до краев земли.

Все эти образы — фольклорны; обращаясь к ним, поэт остается в рамках традиции, общей для всего сиро-палестинского региона, но, разрабатывая их, применяя их к своему предмету, он добивается, с одной стороны, эффекта узнавания, круга ассоциаций, связанных с данным образом, и с другой, вводя (чрезвычайно скупо) дополнительные детали или рисуя сцену из жизни, он расширяет образную сферу, добивается дополнительного эстетического воздействия.

Повествовательная проза Пятикнижия воспроизводит практически ту же стилистику, ту же манеру изложения, что и происходящие из сиро-палестинского региона надписи исторического содержания, такие, как надпись моавитского царя Меши (сер. IX в. до н. э.), надпись Закара, царя Хамата и Луаша (ок. 800 г. до н. э.), надпись Киламувы, царя Йауди (ок. 825 г. до н. э.). Эта манера вырабатывалась в писцовых канцеляриях, там, где составлялись письма и деловые документы. Однако в неменьшей, а пожалуй, и в большей степени стилистическая специфика прозы Пятикнижия диктовалась воззрениями эпохи.

Наиболее четко выраженной особенностью прозы Пятикнижия является ее предельный лаконизм. Повествователь сознательно избегает какой бы то ни было орнаментировки текста, тропов и эпитетов, живописных описаний и т. п. Его внимание целиком обращено на существо изображаемых событий или предметов, которые описываются строгими и точными терминами.

Естественно, такого рода манера имеет место в родословиях, и здесь она восходит к свойственным родословиям перечислениям (см., например, Быт. 10). Внимание повествователя целиком поглощено генеалогией: кто кого родил, кто чей сын и т. д. Лишь в отдельных случаях составитель родословия делает заметки типа: «А Куш родил Нимрода; он первым был богатырем на земле. Он был могучим охотником пред лицом Яхве; поэтому говорится: как Нимрод, могучий охотник пред лицом Яхве» (Быт. 10:8-9). Это пояснение повествователь считал необходимым ввести в текст, потому что оно объясняет происхождение одного из широко распространенных речений.

Лаконизм свойствен и тем главам, в которых излагается выработанная в храмах система представлений о мире и его происхождении (см. Быт. 1:1-2:3). Очевидно, подобного рода стилистика была вообще характерна для эпистологической словесности эпохи.

Столь же органична предельная лаконичность и для повествовательной прозы. Всякого рода характеристики, если они и вводятся в повествование, кажутся краткими и обобщенными, не отличающимися конкретностью и определенностью; они фигурируют здесь как элемент действия, обоснование поведения действующих лиц и т. п. Так, в книге Бытие (3:6): «И увидела женщина, что хорошо это дерево для еды и что вожделенно оно для глаз, и приятно это дерево на вид, и взяла его плодов и ела». Или (29:17): «И глаза у Лии были слабые, а Рахиль была красива видом и красива ликом».

В то же время повествователь стремится к точности и определенности своего рассказа, в особенности в том, что касается хронологии и локализации. Так, в книге Бытие (7:11-12): «В год шестисотый жизни Ноя, во второй месяц, в семнадцатый день месяца,- в этот день разверзлись все источники великого Океана, и небесные хляби открылись. И шел дождь на землю сорок дней и сорок ночей». Столь же точные сведения о потопе мы получаем и в дальнейшем: Ной и его семья «в тот самый день» вошли в ковчег (ст. 13), потоп продолжался сорок дней (ст. 17), воды «усилились» над горами на пятнадцать локтей (ст. 20), ковчег остановился в седьмой месяц, в семнадцатый день месяца у гор Урарту (Быт. 8:4), а в первый день десятого месяца показались вершины гор (Быт. 8:5). Воды высохли на шестьсот первый год, в первый день первого месяца (Быт. 8:13), а в семнадцатый день второго месяца земля стала сухой (Быт. 8:14). Все это придает повествованию необходимую конкретность и достоверность.

Эта манера повествования восходит, несомненно, к стилистике деловой документации, где не допускались какие бы то ни было излишества, не относящиеся к существу дела. По-видимому, хотя конкретным материалом по этому поводу мы не располагаем, она была свойственна городской новеллистике и сказкам I тысячелетия до н. э. Однако глубинные истоки библейского лаконизма восходят к представлению о том, что в повествовании важно только то, «как было дело», а всякого рода субъективная информация должна безжалостно отсекаться.

В результате повествователь Пятикнижия достигает непревзойденной рельефности и выразительности. Одною фразой он может, например, показать силу и глубину человеческого чувства (Быт. 29:20): «И работал Иаков за Рахиль семь лет, и они были в его глазах как несколько дней, потому что он любил ее». Столь же впечатляюща и сцена, когда Иосиф открывается своим братьям (Быт. 45:1-3): «И не мог Иосиф владеть собой в присутствии всех, стоявших возле него, и вскричал: «Уведите всех от меня!» И не стоял никто рядом с ним, когда Иосиф открылся своим братьям. И возопил он, плача, и услышали египтяне, и услышал дом фараона. И сказал Иосиф своим братьям: «Я — Иосиф! Жив ли еще мой отец?» И не могли его братья отвечать ему, ибо испугались они его». Читая, казалось бы, бесхитростный рассказ о жертвоприношении Авраама (Быт. 22:1-19), мы ощущаем и трагедию, которую переживает Авраам, и нарастающее беспокойство Исаака. Вводя краткие диалоги действующих лиц, повествователь искусно тормозит действие, усиливает нарастающую напряженность, пока она не разрешается вмешательством божества. Речь Яхве, его обетование ставит последнюю точку, вскрывает заложенную в рассказ идею. Число такого рода примеров можно без труда увеличить.

Повествователь Пятикнижия искусно вводит и строит диалог, который служит у него обоснованию происходящего действия, а во многих случаях — его воплощению и ускорению. Достаточно прочитать, например, диалоги Яхве и Каина (Быт. 4:9-15), рассказ о том, как Яхве посетил Авраама (Быт. 18), разговор Иосифа с его братьями (Быт. 42). Речи персонажей Пятикнижия — Яхве, Авраама, Иакова, Моисея и других — отличаются яркой выразительностью. Такова, например, короткая речь Иакова, обращенная к Лавану (Быт. 31:36-42). Иаков рисует неправду Лавана по отношению к нему, Иакову. «Днем пожирала меня жара,- говорил он,- и мороз ночью, и бежал мой сон от моих глаз. Это были у меня двадцать лет; в твоем доме я работал на тебя четырнадцать лет за двух твоих дочерей и шесть лет за свой скот, и ты переменял мою плату десять раз». Мы не знаем, разрабатывалась ли в древнем сиро-палестинском регионе теория ораторского искусства; во всяком случае, какие-либо материалы такого рода до нас не дошли. Однако, если сопоставить указанные речи, в частности речь Иакова, с нормами, выработанными античной риторикой, нетрудно убедиться, что она строится в соответствии с ними: мы видим здесь вступление (exordium), повествование (narratio) и разработку (tractatio), а также заключение (conclusio). Патетика этой речи также сопоставима с патетикой судебных речей римских ораторов.

IX

Как уже говорилось, Пятикнижие[31] является краеугольным камнем Ветхого завета; именно здесь сформулированы основные принципы иудаизма, воспринятые также и христианством. Это обстоятельство придало идеям, заложенным в Пятикнижии, всемирно-историческое общечеловеческое звучание. Сердцевину этих идей составляют этические принципы, простейшие нормы нравственности, которые должны служить регулятором человеческого поведения. Если подходить к Пятикнижию с этих позиций, нетрудно убедиться, что в основе Учения лежит гуманистический идеал добра и справедливости, милосердия и сострадания. Пятикнижие отвергает насилие, и особенно в его крайних формах, отвергает какие-либо нарушения прав и интересов людей, живущих по соседству, выступает против любого разврата, сколь бы привлекательным он ни казался. Укрепление семьи и внутрисемейных отношений — важнейшая забота Пятикнижия. Пятикнижие проповедует милосердие и сострадание к социально слабым и незащищенным — рабам, вдовам и сиротам, жильцам. Формы проявления милосердия и сострадания многообразны — от наказаний за убийство раба, считавшегося, по-видимому, младшим членом семьи, до материальной помощи разного рода, запрета взыскивать процент по займу, брать в залог вещи, без которых человек не может жить, задерживать плату батраку и т. п. В особенности важно настойчивое требование защищать в суде интересы вдов и сирот. И все это мотивируется тем, что израильтяне никогда не должны забывать рабства и угнетения в Египте. Пятикнижие требует утверждения справедливости, причем справедливости для всех — как для богатых и знатных, так и для бедняка. Этика и ответственность за нарушение этических норм индивидуализированы; человек, по Пятикнижию, не может ссылаться на мнение и действия большинства в оправдание своих поступков. В конечном счете определяет и оценивает его поведение только один судья — голос совести, а критерием для оценки тех или иных поступков является их соответствие или несоответствие божественному Учению.

Само собой разумеется, что Пятикнижие было далеко не единственным произведением мировой литературы древности, в которых ставились и решались этические проблемы. Можно указать, в частности, на исповедь благочестивого египтянина в египетской «Книге мертвых». Исповедующийся заявляет, что он не творил зла и греха, насилия и разврата, не заставлял никого плакать и страдать, не убивал и т. д. В целом «Книга мертвых» показывает, что в египетской релитии была выработана система общечеловеческих нравственных ценностей. Самый факт включения этой исповеди в «Книгу мертвых», где она связана с посмертным божьим судом над умершим, свидетельствует, что египетская этика была религиозной инструкцией. Тем не менее она не вышла за египетские рамки, не приобрела всечеловеческого звучания. Объясняется такое положение вещей, по-видимому, тем, что египетская религия как целое осталась в пределах египетского общества (чему не противоречит греко-египетский религиозный синкритизм эпохи эллинизма).

Этические проблемы активно разрабатывались древнегреческой философской литературой — Демокритом, Аристотелем, Платоном и другими мыслителями.

Между этическими системами, выработанными Пятикнижием и древнегреческой философией, имеются и точки соприкосновения, и существенные расхождения. Наиболее важными различиями представляются следующие. Во-первых, этика древнегреческой философии является результатом исследования взаимоотношений человека и окружающего мира. Этика Пятикнижия — это веление божества; она эмоционально окрашена религиозным переживанием. Во-вторых, этика классической древнегреческой философии ориентирована на воспитание идеального гражданина греческого полиса, т. е. прочно локализуется в исторически определенном месте и времени (что не мешает ей, разумеется, вырабатывать общечеловеческие ценности). Этика Пятикнижия ориентирована на воспитание человека, служащего богу, в частности выполнением установленных им нравственных норм, т. е. она с самого начала формулируется как некое общечеловеческое установление и ориентируется на общечеловеческие ценности (что не мешает ей, разумеется, быть локализованной во времени и пространстве). Думается, что эти специфические черты этики Пятикнижия способствовали тому, что она нашла свой путь не только к разуму, но и к сердцу людей не только в иудейско-израильском обществе, но и далеко за его пределами. Однако решающую роль в этом процессе сыграло, конечно, то обстоятельство, что Пятикнижие, как и весь Ветхий завет, было воспринято христианством и стало краеугольным камнем его идеологии, а Десять заповедей легли в основу его этических принципов, которые в результате распространения христианства приобрели универсальный характер.

Пятикнижие является одним из величайших памятников мировой художественной литературы, сопоставимым с поэмами Гомера, драматургией Шекспира, поэзией Пушкина и Гете, романами Достоевского и Толстого.

То обстоятельство, что мировая литература, изобразительное искусство постоянно обращались и обращаются сегодня к сюжетам и темам Пятикнижия (достаточно вспомнить, например, такие монументальные создания, как великий роман Томаса Манна «Иосиф и его братья», драму Байрона «Каин», картину Рембрандта «Жертвоприношение Авраама» или статую Моисея, изваянную Микеланджело Буонарроти), конечно, в огромной степени объясняется либо религиозностью авторов, либо тем, что они, независимо от степени своей религиозности, жили и живут в сфере религиозной традиции. Однако и в этом случае не менее важным фактором, побуждавшим крупнейших писателей, художников, скульпторов снова и снова пытаться воплотить в слове, на холсте, в камне образы и идеи Пятикнижия, является содержащийся в нем художественный и нравственный потенциал. Впрочем, едва ли им удалось превзойти повествование Пятикнижия и в художественном, и в идейном плане.

Часто приходится слышать, что Библию нужно читать, ее следует знать для того, чтобы ориентироваться в памятниках мировой литературы и искусства. Это, естественно, относится и к Пятикнижию. Такая постановка вопроса имеет свои резоны, и все же она слишком ограниченна. Библия и, разумеется, Пятикнижие должны рассматриваться прежде всего как общественное явление, имеющее самостоятельную ценность и значение.

…Судьба Пятикнижия, как и всей Библии, уникальна. В отличие от других древних литературных памятников, представляющих, как правило, чисто исторический интерес, утративших свою актуальность, Пятикнижие живо еще и сегодня. В самом деле, читая Гомера или Вергилия, Горация или Платона, мы рассчитываем получить эстетическое наслаждение или же узнать о том, как те или иные общественные проблемы решались в древности. Едва ли кому-нибудь придет в голову соотносить современную жизнь с воззрениями Аристотеля или стоиков. Другое дело Пятикнижие. Оно во многом и в наши дни определяет взгляды, нравственные принципы и устои, образ жизни и поведение многих миллионов людей. Его повествования мы воспринимаем не только как нечто обладающее авторитетом седой древности, но и как произведения современного звучания. Конечно, такая судьба Пятикнижия в решающей степени определяется тем, что оно является краеугольным камнем Священного писания иудаизма и христианства. Однако оно не могло бы стать им, если бы не несло в себе огромного этического и эстетического потенциала. Конечно, многие конкретные установления Пятикнижия утратили свою актуальность. Однако Пятикнижие было на протяжении тысячелетий и остается ныне, независимо от того, принимаем ли мы его религиозное учение или нет, носителем и провозвестником выработанных человечеством высших духовных ценностей, тех простейших общечеловеческих моральных норм, к которым, как к идеалу, человечество стремится на протяжении всей своей истории. В этом заключается непреходящее значение Пятикнижия.

УЧЕНИЕ

В начале (Бытие)[32]

Глава 1

/1/ В начале создал Бог[33] Небеса и Землю. /2/ И Земля была неупорядочена[34], и Тьма над Океаном[35], и Божье дыхание[36] носилось над водами. /3/ И сказал Бог: «Да будет Свет!» И стал Свет. /4/ И увидел Бог, что Свет хорош, и отделил Бог Свет от Тьмы, /5/ и назвал Бог Свет днем, а Тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро,- первый день.[37] /6/ И сказал Бог: «Да будет купол посреди вод, и да отделит он воды от вод». /7/ И сделал Бог купол, и отделил воды, которые под куполом, от вод, которые над куполом, и было так. /8/ И назвал Бог купол Небесами. И был вечер, и было утро,- второй день. /9/ И сказал Бог: «Пусть соберутся воды под Небесами в одно место, и пусть обнажится суша». И было так. /10/ И назвал Бог сушу Землею, а собравшиеся воды назвал морями, и увидел Бог, что это хорошо. /11/ И сказал Бог: «Пусть произрастит Земля растения — траву, семенящуюся семенами, плодовые деревья, приносящие плоды по их роду, в которых их семя,- на Земле». И было так. /12/ И произрастила Земля растения — траву, семенящуюся семенами по ее роду, и деревья, приносящие плоды, в которых их семена, по их роду.[38] И увидел Бог, что это хорошо. /13/ И был вечер, и было утро,- третий день. /14/ И сказал Бог: «Пусть будут Светила на небесном куполе, чтобы отделять день от ночи, и да будут они знамениями, и (указателями) праздников, и дней, и лет,[39] /15/ и да будут Светилами на небесном куполе, чтобы светить на землю». И было так. /16/ И сделал Бог два огромных Светила — Светило большее, чтобы властвовать днем, и Светило меньшее, чтобы властвовать ночью,- и звезды. /17/ И поместил их Бог на небесном куполе, чтобы светить на Землю /18/, и чтобы властвовать днем и ночью, и чтобы отделять Свет от Тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. /19/ И был вечер, и было утро,- четвертый день. /20/ И сказал Бог: «Пусть кишат воды зверями с живою душою, и птицы пусть летают над Землею по-над куполом небесным». /21/ И создал Бог огромных змеев и все живые души, пресмыкающиеся, которыми кишат воды, по их роду, и всех крылатых птиц по их роду. И увидел Бог, что это хорошо. /22/ И благословил их Бог, сказав: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, а птицы пусть размножаются на земле». /23/ И был вечер, и было утро,- пятый день. /24/ И сказал Бог: «Да произрастит Земля живые души по их роду — скот и пресмыкающихся, и земных животных по их роду». И было так. /25/ И сделал Бог земных животных по их роду и скот по его роду, и всех земных пресмыкающихся по их роду. И увидел Бог, что это хорошо.[40] /26/ И сказал Бог: «Сделаем Человека по образу Нашему[41], как подобие Наше, и пусть они властвуют над морскими рыбами и небесными птицами, и над землею, и над пресмыкающимися, пресмыкающимися по земле.

/27/ И создал Бог
Человека по образу Своему,
по образу Бога
Он создал его,
самцом и самкою
Он создал их.
/28/ И благословил их Бог, и сказал им Бог:
«Плодитесь и размножайтесь,
и наполняйте землю
и овладейте ею,
и властвуйте
над морскими рыбами
и над небесными птицами,
и над всеми животными, пресмыкающимися по земле».

/29/ И сказал Бог: «Вот, даю Я вам всякую траву, приносящую семя, которая на всей земле, и всякое дерево, в котором плод дерева, приносящий семя,- вам они да будут в пищу,- /30/ и всех земных животных, и всех небесных птиц, и всех пресмыкающихся по земле, у которых живая душа, всякую зелень-траву в пищу». И было так. /31/ И увидел Бог все то, что он сделал, и вот: очень хорошо! И был вечер, и было утро,- шестой день.

Глава 2

/1/ И были завершены Небеса и Земля, и все их войско[42]. /2/ И завершил Бог в седьмой день свою работу, которую Он делал, и предался отдохновению в седьмой день[43] от всех Своих работ, которые Он делал. /3/ И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в тот день Он предался отдохновению от всех Своих работ, которые творил Бог, делая.[44] /4/ Вот родословие[45] Небес и Земли, как создавались они в день, когда сделал Яхве-Бог[46] Землю и Небеса. /5/ И никаких полевых кустарников еще не было на земле, и никакая полевая трава еще не росла, ибо не проливал дождь Яхве-Бог на землю, и человека не было, чтобы обрабатывать почву.[47] /6/ И пар поднимался от земли и напоял почву. /7/ И сотворил[48] Яхве-Бог Человека из праха земного[49], и вдунул в его нос дух жизни[50], и стал Человек живою душою. /8/ И насадил Яхве-Бог Сад в Эдене[51], на Востоке[52], и поместил там Человека, которого Он сотворил. /9/ И вырастил Яхве-Бог из земли всякие деревья, приятные на вид и вкусные, для еды, и Дерево Жизни посреди Сада, и Дерево Познания добра и зла.[53] /10/ И Река вытекает из Эдена, чтобы орошать Сад, и оттуда она разделяется и становится четырьмя рукавами. /11/ Имя первого — Пишон[54], он обтекает всю страну Хавила[55], где золото. /12/ А золото той страны хорошее. Там бделлий и камень оникс. /13/ И имя второй реки Гихон[56], она обтекает всю страну Куш[57]. /14/ А имя третьей реки — Тигр[58]; он течет против Ашшура[59]. А четвертая река — это Евфрат[60]. /15/ И взял Яхве-Бог Человека и поселил его в Саду Эдена, чтобы обрабатывать его и сторожить его.[61] /16/ И повелел Яхве-Бог Человеку, сказав: «От всех деревьев Сада ты ешь, / 17/ а от Дерева Познания добра и зла,- не ешь от него, ибо в день, когда ты поешь от него, умереть умрешь». /18/ И сказал Яхве-Бог: «Не хорошо быть Человеку одиноким; сделаю-ка Я ему помощника супротив него».[62] /19/ И создал Яхве-Бог из земли всяких полевых зверей и всяких небесных птиц, и привел к Человеку посмотреть, как он будет называть их. И как бы ни назвал Человек живую душу — это ее имя. /20/ И дал Человек имена всякой скотине, и небесной птице, и всякому полевому зверю.[63] А Человеку не нашлось помощника супротив него. /21/ И напустил Яхве-Бог сон на Человека, и он заснул, и Он взял одно из его ребер, и нарастил плоть вместо него. /22/ И сделал Яхве-Бог ребро, которое Он взял у Человека, женщиной, и привел ее к Человеку.[64] /23/ И сказал Человек: «Она на сей раз кость от моих костей и плоть от моей плоти. Ее будут называть женщиною, ибо от мужчины взята она.[65] /24/ Поэтому оставит мужчина своего отца и свою мать, и прилепится к своей жене, и они будут единой плотью». /25/ И они были оба нагими. Человек и его жена, и не стыдились.[66]

Глава 3

/1/ А Змей был хитрее всех полевых зверей, которых соделал Яхве-Бог. И он сказал женщине: «Разве сказал Бог: не ешьте от всех деревьев Сада?»[67] /2/ И сказала женщина Змею: «плоды деревьев Сада мы едим, /3/ а плоды того дерева, что посреди Сада, сказал Бог: не ешьте от него и не касайтесь его, чтобы вы не умерли». /4/ И сказал Змей женщине: «умереть вы не умрете, /5/ ибо знает Бог, что в день, когда вы поедите от него, откроются ваши глаза, и вы будете, как боги,[68] знающими добро и зло». /6/ И увидела женщина, что хорошо это дерево для еды и что вожделенно оно для глаз, и приятно это дерево на вид, и взяла его плодов и ела, и дала также своему мужу, и он ел с нею. /7/ И открылись глаза у них обоих, и они узнали, что наги они,[69] и собрали листья смоковницы, и сделали себе пояса. /8/ И услышали они голос Яхве-Бога, прохаживавшегося по Саду по дневному ветру, и спрятались Человек и его жена от Яхве-Бога среди деревьев Сада. /9/ И воззвал Яхве-Бог к Человеку, и сказал ему: «Где ты?» /10/ И он сказал: «Твой голос я услышал в Саду и испугался, ибо я наг, и спрятался». /11/ И Он сказал: «Кто поведал тебе, что ты наг? Не от дерева ли, от которого Я велел тебе не есть, ты поел?» /12/ И сказал Человек: «Жена, которую Ты дал мне, она дала мне от того дерева, и я ел». /13/ И сказал Яхве-Бог женщине: «Что это ты наделала?» И сказала женщина: «Змей соблазнил меня, и я ела». /14/ И сказал Яхве-Бог Змею:

«за то, что ты сделал это, проклят ты
больше всех скотов
и всех полевых зверей:
на своем животе будешь ходить
и прах будешь есть
все дни своей жизни.
/15/ И вражду Я установлю
между тобою и женщиной
и между твоим потомком и ее потомком:
он будет поражать тебя в голову,
а ты будешь поражать его в пятку».[70]

/16/ Женщине Он сказал:

«Умножить умножу Я
твои муки и твои тягости.
В муках ты будешь рожать сыновей,
и своему мужу ты покоришься,
и он будет властвовать над тобою».[71]

/ 17/ А Человеку Он сказал: «За то, что ты послушался своей жены и поел от дерева, о котором Я повелел тебе, сказав: не ешь от него,-

проклята Земля из-за тебя,
в муках ты будешь питаться
все дни своей жизни,
/18/ и кустарник и чертополох будут расти у тебя,
и ты будешь есть полевую траву.
/19/ В поте своего лица
ты будешь есть хлеб,
пока не вернешься в землю,
ибо из нее ты взят,
ибо прах ты
и во прах возвратишься».

/20/ И назвал Человек свою жену Ева, ибо она была матерью всего живого.[72] /21/ И сделал Яхве-Бог Человеку и его жене одежды из шкур, и одел их. /22/ И сказал Яхве-Бог: «Вот Человек стал, как один из нас[73], знающим добро и зло. А теперь: как бы не протянул он свою руку и не взял бы также от Дерева Жизни и не поел, и не стал бы жить вечно!» /23/ И отослал его Яхве-Бог из Сада Эдена работать на земле, откуда он взят.[74] /24/ И Он изгнал Человека, и поставил перед Садом Эдена керубов[75] с огненными сверкающими мечами охранять дорогу к Дереву Жизни.

Глава 4

/1/ И Человек познал Еву,[76] свою жену, и она понесла, и родила Каина[77], и сказала: «Приобрела я мужа от Яхве». /2/ И еще она родила Авеля[78], его брата, и был Авель пастухом овец, а Каин был земледельцем. /3/ И было в конце дней[79], и принес Каин от земных плодов дар Яхве[80]. /4/ А Авель принес, также и он, от своих первородных овец и от их молока. И призрел Яхве на Авеля и на его дар,[81] /5/ а на Каина и на его дар не призрел. И очень разгневался Каин, и опало его лицо. /6/ И сказал Яхве Каину: «Почему ты разгневался и почему опало твое лицо? /7/ Ведь если ты по-доброму сделал,- ты будешь вознесен; а если не по-доброму сделал,- ко вратам грех положен[82]: тебя вожделеет он, а ты будешь властвовать над ним». /8/ И сказал Каин Авелю, своему брату: «Пойдем в поле!»[83] И было, когда они были в поле, и восстал Каин на Авеля, своего брата, и убил его. /9/ И сказал Яхве Каину: «Где Авель, твой брат?» И он сказал: «Я не знаю; разве я сторож моему брату?» /10/ И Он сказал: «Что ты наделал? Голос крови твоего брата вопиет ко мне от Земли![84] /11/ А теперь: проклят ты Землею, которая разверзла свои уста, чтобы принять кровь твоего брата с твоих рук![85] /12/ Когда ты будешь обрабатывать Землю, она не станет больше отдавать свою силу тебе[86]; скитальцем и бесприютным ты будешь на Земле»[87]. /13/ И сказал Каин Яхве: «Больше мое наказание, чем я могу вынести! /14/ Вот, Ты изгнал меня сегодня с лица Земли, и от Твоего лица я скроюсь, и буду скитальцем и бесприютным на земле, и будет: каждый, кто найдет меня, убьет меня![88]» /15/ И сказал ему Яхве: «Нет![89] Каждому, кто убьет Каина, дважды семь раз отмстится». И поставил Яхве Каину знак[90], чтобы не убил его каждый, кто найдет его. /16/ И ушел Каин от Яхве, и поселился в стране Нод супротив Эдена. /17/ И познал Каин свою жену, и она понесла и родила Ханоха. И он построил город и назвал город именем своего сына Ханоха. /18/ И родился у Ханоха Ирад, и Ирад родил Мехуйаэля, и Мехуйаэль родил Метушаэля, и Метушаэль родил Лемеха. /19/ И взял себе Лемех двух жен; имя первой Ада и имя второй Цилла. /20/ И родила Ада Йавала; он был отцом живущих в шатрах и пасущих скот. /21/ А имя его брата Йувал; он был отцом всех играющих на арфе и кифаре. /22/ А Цилла, также и она, родила Тувал-Каина[91], выковывающего орудия, обрабатывающего бронзу и железо.[92] А сестра Тувал-Каина — Наама. /23/ И сказал Лемех своим женам, Аде и Цилле:

«Слушайте мой голос,
жены Лемеха,
внимайте моим речам,
что мужа я убил за мою рану
и дитя за мою болячку,
/24/ ибо семижды отмстится за Каина,
а за Лемеха семьдесят семь раз!»[93] [94]

/25/ И познал Человек еще свою жену, и она родила сына, и назвала его Шет[95]:

«ибо утвердил мне Бог
потомка другого
вместо Авеля,
ибо убил его Каин».

/26/ А у Шета, также у него, родился сын, и он назвал его Энош[96]. Тогда он начал призывать по имени Яхве.

Глава 5

/1/ Это книга родословий Человека.[97] В день, когда создал Бог Человека, по подобию Бога Он сотворил его, /2/ самцом и самкою он создал их, и благословил их, и назвал их: Человек в день, когда Он создал их.[98] [99] /3/ И жил Человек сто тридцать лет, и родил по своему подобию, по своему образу, и назвал его Шет. /4/ И было дней Человека после того, как он родил Шета, восемьсот лет, и он рождал сыновей и дочерей. /5/ И было всего дней Человека, которые он жил, девятьсот тридцать лет, и он умер. /6/ И жил Шет сто пять лет и родил Эноша. /7/ И жил Шет после того, как он родил Эноша, восемьсот семь лет, и он рождал сыновей и дочерей. /8/ И было всех дней Шета девятьсот двенадцать лет, и он умер. /9/ И жил Энош девяносто лет и родил Кенана. /10/ И жил Энош после того, как он родил Кенана, восемьсот пятнадцать лет и рождал сыновей и дочерей.[100] /11/ И было всех дней Эноша девятьсот пять лет, и он умер. /12/ И жил Кенан семьдесят лет и родил Махалалэля. /13/ И жил Кенан после того, как он родил Махалалэля, восемьсот сорок лет и рождал сыновей и дочерей.[101] /14/ И было всех дней Кенана девятьсот десять лет, и он умер. /15/ И жил Махалалэль шестьдесят пять лет и родил Йереда. /16/ И жил Махалалэль после того, как он родил Йереда, восемьсот тридцать лет и рождал сыновей и дочерей. /17/ И было всех дней Махалалэля восемьсот девяносто пять лет, и он умер.[102] /18/ И жил Йеред сто шестьдесят два года и родил Ханоха (Еноха). /19/ И жил Йеред после того, как он родил Ханоха, восемьсот лет и рождал сыновей и дочерей. /20/ И было всего дней Иереда девятьсот шестьдесят два года, и он умер.[103] /21/ И жил Ханох шестьдесят пять лет и родил Метушелаха (Мафусала). /22/ И ходил Ханох с Богом, <и жил Ханох> после того, как он родил Метушелаха, триста лет и рождал сыновей и дочерей. /23/ И было всех дней жизни Ханоха триста шестьдесят пять лет. /24/ И ходил Ханох с Богом, и не стало его, ибо забрал его Бог.[104] /25/ И жил Метушелах сто восемьдесят семь лет и родил Лемеха. /26/ И жил Метушелах после того, как он родил Лемеха, семьсот восемьдесят два года, и рождал сыновей и дочерей. /27/ И было всех дней Метушелаха девятьсот шестьдесят девять лет, и он умер.[105] /28/ И жил Лемех сто восемьдесят два года, и родил сына. /29/ И он назвал его Ной[106], говоря: «Он даст нам покой от наших дел, и от трудов наших рук, от земли, которую проклял Яхве»[107]. /30/ И жил Лемех после того, как он родил Ноя, пятьсот девяносто пять лет, и рождал сыновей и дочерей. /31/ И было всех дней Лемеха семьсот семьдесят семь лет, и он умер.[108] /32/ И жил Ной до пятисот лет и родил Ной Сима[109], Хама[110] и Иафета[111].

Глава 6

/1/ И было, когда начали люди размножаться на земле, и дочери рождались у них. /2/ И увидели сыны Бога[112], что человеческие дочери хороши, и брали их себе в жены,- из всех, кого они избирали. /3/ И сказал Яхве: «Да не останется Мой дух в человеке навечно из-за их греха; он — плоть;[113] и да будут его дни сто двадцать лет»[114]. /4/ Великаны были на земле в те дни[115], и особенно потому, что приходили сыны Бога к человеческим дочерям, и те рождали им; они — витязи, те, что от века мужи славные. /5/ И увидел Яхве, что велико человеческое зло на земле, и всякая тварь умышляет всякий день в своем сердце только злое. /6/ И раскаялся Яхве, что создал человека на земле, и отяготилось Его сердце. /7/ И сказал Яхве: смету-ка Я человека, которого Я сотворил, с лица земли, и людей, и скот, и пресмыкающихся, и небесных птиц, ибо Я раскаялся, что создал их. /8/ А Ной снискал милость в глазах Яхве. /9/ Вот родословия Ноя. Ной, праведный муж, совершенен был в своих поколениях; с Богом ходил Ной. /10/ И родил Ной трех сыновей — Сима, Хама и Иафета. /11/ И омерзела земля пред лицом Бога, и наполнилась земля скверной. /12/ И посмотрел Бог на землю, и вот, омерзела она, ибо мерзким делает всякая плоть свой путь на земле. /13/ И сказал Бог Ною: «Конец всякой плоти приходит пред лицо Мое, ибо наполнена земля скверной от них, и вот, Я смету их с земли. /14/ Сделай себе ковчег из кипарисовых деревьев[116], каюты сделай в ковчеге и засмоли его изнутри и снаружи смолою. /15/ И вот как сделай его: триста локтей длина ковчега, пятьдесят локтей его ширина и тридцать локтей его высота.[117] /16/ И световое окно сделай в ковчеге, и на расстоянии локтя устрой его сверху, и дверь ковчега на его борту укрепи, нижние, вторые и третьи палубы сделай. /17/ А Я наведу водяной потоп на землю, чтобы смести всякую плоть, в которой дыхание жизни, под небесами; все, что на земле, погибнет.[118] /18/ И Я устанавливаю Мой союз с тобою, и войди на ковчег ты, и твои сыновья, и твоя жена, и жены твоих сыновей с тобою. /19/ И из всех животных, от всякой плоти, по двое от всех введи на ковчег, чтобы они сохранили жизнь с тобою; самцом и самкою они пусть будут. /20/ От птиц по их роду и от скотов по их роду, от всех пресмыкающихся на земле по их роду, по двое от всех пусть войдут к тебе, чтобы сохранить жизнь. /21/ И ты возьми себе всякой пищи, которую едят, и собери у себя, и будет тебе и им в пищу». /22/ И сделал Ной все, что повелел ему Бог; так он сделал.

Глава 7

/1/ И сказал Яхве-Бог Ною: «Войди ты и весь твой дом в ковчег, ибо Я увидел, что ты праведен предо мною в этом поколении. /2/ Из всех чистых скотов возьми себе по семь самцов и их самок, а из скотов, которые нечисты,- их по двое, самца и его самку, /3/ также от небесных птиц по семь самцов и самок, чтобы жило потомство на земле, /4/ ибо еще через семь дней Я стану проливать дождь на землю сорок дней и сорок ночей и смету все сущее, что Я создал, с лица земли». /5/ И сделал Ной все так, как повелел ему Яхве. /6/ А Ною было шестьсот лет, и потоп был — воды на землю. /7/ И вошел Ной, и его сыновья, и его жена, и жены его сыновей с ним в ковчег из-за вод потопа. /8/ Из чистых скотов, и из скотов, которые не чисты, и из птиц, и из всех, кто пресмыкаются на земле, /9/ по двое вошли в ковчег, самцы и самки, как повелел Бог Ною. /10/ И было на седьмой день, и воды потопа были на земле. /11/ В год шестисотый жизни Ноя, во второй месяц, в семнадцатый день месяца,- в этот день разверзлись все источники великого Океана, и небесные хляби открылись.[119] /12/ И шел дождь на землю сорок дней и сорок ночей. /13/ В тот самый день вошел Ной и Сим, и Хам, и Иафет, сыновья Ноя, и жена Ноя, и три жены его сыновей с ними, в ковчег,- /14/ они и все животные по их роду, и все скоты по их роду, и все пресмыкающиеся, которые пресмыкаются по земле, по их роду, и все птицы по их роду, каждая птаха, каждое перо. /15/ И они вошли к Ною в ковчег, по двое от всякой плоти, в которой дыхание жизни. /16/ И входящие,- самцы и самки от всякой плоти входили, как повелел ему Бог. И запер Яхве ради него. /17/ И был потоп сорок дней на земле, и умножились воды, и подхватили ковчег, и подняли над землею. /18/ И усилились воды, и очень умножились на земле, и поплыл ковчег по водам. /19/ А воды очень-очень усилились на земле и покрыли высокие горы, которые под всеми небесами. /20/ На пятнадцать локтей высоты усилились воды и покрыли горы. /21/ И погибла всякая плоть, пресмыкающаяся по земле, что птицы и что скотина, и что звери, и что все черви, кишащие на земле, и все люди; /22/ все, у кого дух — дыхание жизни в его носу, из всех, кто на суше, умерли. /23/ И Он смел все сущее, которое на земле, от человека до скота, до пресмыкающихся и до птиц, и они были сметены с земли, и остался только Ной и кто с ним в ковчеге. /24/ И усиливались воды на земле сто пятьдесят дней.

Глава 8

/1/ И вспомнил Бог Ноя и всех зверей, и всех скотов, которые с ним в ковчеге, и послал Бог ветер на землю, и усмирил воды. /2/ И закрылись источники Океана и небесные хляби, и прекратился дождь с небес. /3/ И вернулись воды с земли постепенно, и стали уменьшаться воды по окончании ста пятидесяти дней. /4/ И остановился ковчег в седьмой месяц, в семнадцатый день месяца, у гор Урарту[120]. /5/ А воды продолжали убывать до десятого месяца. В десятый, в первый день месяца, показались вершины гор. /6/ И было в конце сорока дней, и открыл Ной окно ковчега, который он сделал. /7/ И он послал ворона взглянуть, не стало ли меньше воды, и тот вышел, выходил и возвращался, пока не высохла вода на земле. /8/ И он послал голубя от себя взглянуть, не стало ли меньше воды на земле. /9/ И не нашел голубь, куда поставить палец своей ноги, и вернулся к нему в ковчег, ибо воды на всей земле; и он протянул свою руку и взял его к себе в ковчег. /10/ И прошли еще семь дней других, и он снова послал голубя с ковчега. /11/ И прилетел к нему голубь вечером, и вот, масличная ветвь оторванная в его клюве, и узнал Ной, что стало меньше воды на земле. /12/ И прошли еще семь дней других, и он послал голубя, и тот больше не вернулся к нему. /13/ И было, в шестьсот первый год, в первый месяц, в первый день месяца высохли воды на земле, и снял Ной кровлю ковчега, и посмотрел, и вот — высохла земля. /14/ И в месяц второй, в семнадцатый день месяца стала сухою земля. /15/ И говорил Бог Ною, сказав: /16/ «Выйди из ковчега ты, и твоя жена, и твои сыновья, и жены твоих сыновей с тобою. /17/ Всех зверей, которые с тобою, от всякой плоти, что птицы и что скоты, и что всякие пресмыкающиеся, которые пресмыкаются по земле, выведи с собою. И наполняйте землю, и плодитесь, и размножайтесь на земле». /18/ И вышел Ной и его сыновья, и его жена, и жены его сыновей с ним, /19/ все звери и все скоты, и все птицы, и все пресмыкающиеся, которые пресмыкаются по земле, по их родам, вышли из ковчега. /20/ И построил Ной жертвенник Яхве, и взял от всякого чистого скота и от чистых птиц, и вознес возношения[121] на жертвеннике. /21/ И обонял Яхве приятный запах[122], и сказал Яхве в Своем сердце: «Я не стану больше проклинать землю из-за человека, ибо склонно сердце человека к плохому с его детства, и не стану больше побивать все живое, как Я сделал.

/22/ Больше во все дни земли посев и жатва,
и холод и жара,
и лето и зима,
и день и ночь
не прекратятся».

Глава 9

/1/ И благословил Бог Ноя и его сыновей, и сказал им: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю! /2/ И пусть страшатся вас и боятся вас все земные звери и все небесные птицы, все, кто пресмыкается на земле, и все морские рыбы; в ваши руки они отданы. /3/ Все пресмыкающиеся, которые живут, вам пусть будут в пищу, как зеленая трава. Я отдаю вам все. /4/ Но плоть,- ее душу, ее кровь не ешьте! /5/ Ну, а за вашу кровь, за ваши души Я взыщу, с каждого зверя Я взыщу за нее, и с человека, с сородича Я взыщу за душу человека.

/6/ Проливающий кровь человека,-
человеком его кровь пусть прольется,[123]
ибо по образу Бога
Он создал человека.
/7/ А вы плодитесь и размножайтесь,
наполняйте землю и размножайтесь
на ней!»

/8/ И сказал Бог Ною и его сыновьям с ним, сказав: /9/ «А Я,- вот, Я постановляю Мой договор с вами и с вашими потомками после вас,[124] /10/ и со всякой живою душою, которая с вами,- что птицы, что скот и что всякий земной зверь с вами, от всех, вышедших из ковчега до всех земных зверей. /11/ И Я постановляю Мой договор с вами, и не будет больше уничтожаться никакая плоть водами потопа, и не будет больше потопа, чтобы опустошать землю». /12/ И сказал Бог:

«Вот знамение договора,
который Я устанавливаю
между Мною и вами
и всякою живою душою,
которая с вами,
на поколения вечные,-
/13/ Мою радугу Я становлю во облаке,
и она будет знамением договора
между Мною и землею.[125]
/14/ И будет в Моем облаке, облаке над землею,
и будет видна радуга в облаке,- /15/ и Я вспомню Мой договор, который между Мною и вами
и всякою живою душою,
и не будет больше вода
потопом, чтобы истреблять всякую плоть.
/16/ И будет радуга в облаке,
и Я посмотрю на нее, чтобы вспомнить вечный договор
между Богом и между
всякою живою душою,
всякою плотью,
которая на земле!»

/17/ И сказал Бог Ною: «Это знамение договора, который Я постановляю между Мною и всякой плотью, которая на земле». /18/ И вышли сыновья Ноя из ковчега, Сим, и Хам, и Иафет. А Хам — отец Кенаана[126]. /19/ Трое они сыновья Ноя, а от них заселилась вся земля. /20/ И начал Ной возделывать землю, и посадил виноградник. /21/И он пил вина, и опьянел, и обнажился в шатре. /22/ И увидел Хам, отец Кенаана, его срам, и рассказал обоим своим братьям на улице. /23/ И взяли Сим и Иафет одежду, и положили на плечи оба, и пошли, пятясь, прикрыли срам их отца; а их лица были обращены назад, и срам их отца не видели. /24/ И протрезвел Ной от своего вина и узнал, что сделал ему его младший сын.[127] /25/ И он сказал:

«Проклят Кенаан[128],
раб рабов[129]
он будет у своих братьев!»

/26/ И он сказал:

«Благословен Яхве,
Бог Сима,
и пусть будет Кенаан его рабом!
/27/ И пусть распространит Бог Иафета,
и пусть поселит его в шатрах Сима,
и пусть будет Кенаан его рабом!»[130]

/28/ И жил Ной после потопа триста пятьдесят лет. /29/ И было всего дней Ноя девятьсот пятьдесят лет. И он умер.

Глава 10

/1/ И вот родословия сынов Ноя — Сима, Хама и Иафета. И рождались у них сыновья после потопа. /2/ Сыны Иафета — Гомер[131], и Магог[132], и Мадай[133], и Йаван[134], и Тувал[135], и Мешех[136], и Тирас[137]. /3/ И сыны Гомера — Ашкеназ[138], и Рифат[139], и Тогарма[140]. /4/ И сыны Йавана — Элиша[141] и Таршиш[142], Киттии[143] и Дорийцы[144]. /5/ От них отделились острова народов. <Это сыновья Иафета> по их странам, каждый по его языку, по их родам, по их народам. /6/ И сыны Хама — Куш[145], и Египет, и Пунт[146], и Кенаан[147]. /7/ И сыны Куша — Сева[148], и Хавила[149], и Савта[150], и Рама[151], и Савтеха[152]. И сыны Рамы — Саба[153] и Дедан[154]. /8/ А Куш родил Нимрода[155]; он первым был богатырем на земле. /9/ Он был могучим охотником пред лицом Яхве; поэтому говорится: как Нимрод, могучий охотник пред лицом Яхве. /10/ И было начало его царствования — Вавилон[156], и Урук[157], и Аккад[158], и Хальна[159] в стране Шинеар[160]. /11/ Из той страны вышел Ашшур[161] и построил Ниневию[162], и Реховот-Ир, и Кальху[163], /12/ и Ресен[164] между Ниневией и Кальху; это город большой. /13/ А Египет родил лидийцев[165], и анамийцев[166], и ливийцев[167], и нафтухийцев[168], /14/ и патрусийцев[169], и каслухийцев[170], которые вышли оттуда, филистимлян[171] и критян[172]. /15/ А Кенаан родил Сидона[173], его первенца, и хетта[174], / 16/ и йевусита[175], и аморея[176], и гиргашита[177], / 17/ и хиввита[178], и арекита[179], и синита[180], /18/ и арвадита[181], и цемарита[182], и хаматянина[183]. А потом рассеялись кенаанейские роды.[184] /19/ И была граница кенаанеев от Сидона через Герар[185] до Газы[186], через Содом и Гоморру[187], и Цевоим до Лаша[188]. /20/ Это — сыны Хама по их родам, по их языкам, в их странах, в их народах. /21/ А у Сима родились,- также и он отец всех заречных[189], брат Иафета старший. /22/ Сыны Сима — Элам[190], и Ашшур[191], и Арпахшад[192], и Лидия[193], и Арам[194]. /23/ И сыны Арама — Уц[195], и Хул[196], и Гетер[197], и Маш[198]. /24/ И Арпахшад родил Шелаха[199], а Шелах родил Эвера[200]. /25/ А у Эвера родились двое сыновей; имя одного Пелег[201], ибо в его дни была поделена земля, а имя его брата Йоктан[202]. /26/ И Йоктан родил Альмодада[203], и Шелефа[204], и Хацармавета[205], и Йараха[206], /27/ и Хадорама[207], и Узала[208], и Диклу[209], /28/ и Овала[210], и Авимаэля[211], и Сабу[212], /29/ и Офир[213], и Хавилу[214], и Йовав[215]. Все они сыны Йоктана. /30/ И было их жительство от Меша[216] до Боахи[217], Сефары[218], восточных гор[219]. /31/ Это суть роды сынов Ноя согласно их родословиям по их родам. И из них выделились народы на земле после потопа.[220]

Глава 11

/1/ И были на всей земле язык один и слова одни и те же. /2/ И было, когда они двигались с Востока, и они нашли долину в стране Шинеар, и поселились там. /3/ И они сказали один другому: «Ну-ка, налепим кирпичи и обожжем в пламени!»[221] И были у них кирпичи подобны камням, а асфальт подобен глине. /4/ И они сказали: «Ну-ка, построим себе город и башню[222], а ее глава <пусть будет> на небесах, и прославимся, чтобы нам не рассеяться по лицу всей земли». /5/ И сошел Яхве посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. /6/ И сказал Яхве: «Вот, один народ и один язык у всех их, и это они начали делать! А теперь: они смогут совершить там то, что замыслили сделать. /7/ Сойдем-ка и смешаем там их языки, чтобы один не понимал язык другого». /8/ И рассеял их Яхве оттуда по лицу земли, и они перестали строить город.[223] /9/ Поэтому назвали его Вавилон[224], ибо там смешал Яхве язык всей земли, и оттуда рассеял их Яхве по лицу всей земли. /10/ Вот родословия Сима.[225] Симу было сто лет, и он родил Арпахшада[226] через два года -после потопа. / 11/ И жил Сим после того, как он родил Арпахшада, пятьсот лет и рождал сыновей и дочерей. /12/ И Арпахшад жил тридцать пять лет и родил Шелаха[227]. /13/ И жил Арпахшад после того, как он родил Шелаха, четыреста три года и рождал сыновей и дочерей. /14/ И Шелах жил тридцать лет и родил Эвера[228]. /15/ И жил Шелах после того, как он родил Эвера, четыреста три года и рождал сыновей и дочерей. /16/ И жил Эвер тридцать четыре года и родил Пелега[229]. /17/ И жил Эвер после того, как он родил Пелега, четыреста тридцать лет и рождал сыновей и дочерей. /18/ И жил Пелег тридцать лет и родил Реу[230]. /19/ И жил Пелег после того, как он родил Реу, двести девять лет и рождал сыновей и дочерей. /20/ И жил Реу тридцать два года и родил Серуга[231]. /21/ И жил Реу после того, как он родил Серуга, двести семь лет и рождал сыновей и дочерей. /22/ И жил Серуг тридцать лет и родил Нахора[232]. /23/ И жил Серуг после того, как он родил Нахора, двести лет и рождал сыновей и дочерей. /24/ И жил Нахор двадцать девять лет и родил Тераха[233]. /25/ И жил Нахор после того, как он родил Тераха, сто двадцать девять лет и рождал сыновей и дочерей. /26/ И жил Терах семьдесят лет и родил Аврама[234], Нахора и Харана[235]. /27/ А это родословия Тераха. Терах родил Аврама, Нахора и Харана, а Харан родил Лота[236]. /28/ И умер Харан пред лицом Тераха, его отца, на его родине, в Уре Халдейском[237]. /29/ И взяли Аврам и Нахор себе жен. Имя жены Аврама Сарай[238], а имя жены Нахора Милька[239] дочь Харана[240], отца Мильки и отца Йиски. /30/ И была Сарай бесплодна, не было у нее детей. /31/ И взял Терах Аврама, его сына, и Лота, его внука, и Сарай, его невестку, жену Аврама, его сына, и вывел их[241] из Ура Халдейского, чтобы пойти в страну Кенаан. И пришли они в Харан и поселились там. /32/ И было дней Тераха двести пять лет, и умер Терах в Харане.

Глава 12

/1/ И сказал Яхве Авраму: «Ступай себе из своей страны и из своей родины, и из дома своего отца в страну, которую Я укажу тебе. /2/ И Я сделаю тебя великим народом[242], и Я благословлю тебя, и Я возвеличу твое имя, и будет благословение.[243] /3/ И Я благословлю благословляющих тебя, а проклинающих тебя прокляну, и благословятся тобою все роды земные». /4/ И пошел Аврам, как говорил ему Яхве, и пошел с ним Лот, а Авраму было семьдесят пять лет, когда он вышел из Харана. /5/ И взял Аврам Сарай, свою жену, и Лота, своего племянника, и все их имущество, которое они имели, и памятник[244], который сделали в Харане, и вышли, чтобы идти в страну Кенаан. И пришли они в страну Кенаан. /6/ И ходил Аврам[245] по стране до места Шехем[246], до рощи Море; а кенаанетяне тогда были в стране.[247] /7/ И явился Яхве Авраму и сказал: «Твоему потомству Я отдам эту страну».[248] И он построил там жертвенник для Яхве, который явился ему там. /8/ И двинулся он оттуда к горе восточнее Бет-Эля[249] и раскинул свой шатер.- Бет-Эль с запада и Хаай[250] с востока,- и построил там жертвенник, и призвал по имени Яхве.[251] /9/ И отправился Аврам, пошел и отправился в Негев[252]. /10/ И был голод в стране, и сошел Аврам[253] в Египет[254], чтобы поселиться там, ибо тяжек был голод в стране. /11/ И было, когда он приблизился, чтобы войти в Египет, и он сказал Сарай, своей жене: «Ведь вот, я знаю, что ты женщина красивая видом. /12/ И будет, как увидят тебя египтяне, и они скажут: его жена она, и убьют меня, а тебя оставят жить.[255] /13/ Скажи же, что ты — моя сестра, чтобы было хорошо мне ради тебя, и жила бы моя душа через тебя»[256] [257]. /14/ И было, как вошел Аврам в Египет, и увидели египтяне ту женщину, что она очень красива. /15/ И увидели ее вельможи фараона, и расхваливали ее фараону, и была взята та женщина в дом фараона. /16/ А Авраму было хорошо ради нее, и были у него овцы, и коровы, и ослы, и рабы, и рабыни, и ослицы, и верблюды.[258] /17/ И поразил Яхве фараона и его дом поражениями великими из-за Сарай, жены Аврама. /18/ И воззвал фараон к Авраму и сказал: «Что это ты сделал мне? Почему ты не сказал мне, что она — твоя жена? /19/ Из-за того, что ты сказал: она — моя сестра, я и взял ее себе в жены. А теперь: вот твоя жена, возьми и иди!» /20/ И повелел о нем фараон людям, и отослали его и его жену и все, что было у него.[259]

Глава 13

/1/ И поднялся Аврам из Египта, он и его жена, и все, что было у него, и Лот с ним, в Негев. /2/ И у Аврама было очень много скота, и серебра, и золота. /3/ И он ходил своими переходами от Негева до Бет-Эля, до места, где был его шатер вначале, между Бет-Элем и Хаай, /4/ к месту жертвенника, который построил там впервые и назвал там Аврам именем Яхве.[260] /5/ И также у Лота, ходившего с Аврамом, были овцы и коровы, и шатры. /6/ И не вмещала их страна, чтобы им осесть вместе, ибо было их достояние велико, и они не могли осесть вместе. /7/ И был спор между пастухами скота Аврамова и пастухами скота Лотова; а кенаанеи и периззиты тогда жили в стране. /8/ И сказал Аврам Лоту: «Пусть не будет спора между мною и тобою и между моими пастухами и твоими пастухами, ибо мы — братья. /9/ Вот, вся страна перед тобою. Отделись от меня! Если ты направишься налево, то я пойду направо, а если ты направо, то я налево».[261] /10/ И поднял Лот свои глаза и увидел всю долину Иордана, что вся она была орошена до того, как истребил Яхве Содом и Гоморру, как Сад Яхве, как страна Египетская, до подступов к Цоару. /11/ И выбрал себе Лот всю долину Иордана, и двинулся Лот на восток, и они отделились один от другого. /12/ Аврам поселился в стране Кенаан, а Лот поселился в городах той долины и раскидывал шатры до Содома. /13/ А мужи Содома были очень преступны и грешны пред Яхве. /14/ И Яхве сказал Авраму после того, как отделился Лот от него: «Подними свои глаза и посмотри с того места, на котором ты, на север, и на юг, и на восток, и на запад, /15/ ибо всю страну, которую ты видишь, тебе Я отдам и твоему потомству навечно. /16/ И Я сделаю твое потомство, как земной песок, так что если сможет кто-нибудь сосчитать земной песок, то и твое потомство будет сосчитано. /17/ Встань, ходи по стране вдоль и поперек, ибо тебе Я отдам ее».[262] /18/ И раскинул шатер Аврам, и пошел, и поселился в дубраве Мамре, которая в Хевроне, и построил там жертвенник Яхве.

Глава 14

/1/ И было в дни Амрафела, царя Шинеара[263], Ариоха, царя Элласара[264], Кедарлаомера, царя Элама[265], и Тидала[266], царя народов[267]. /2/ Пошли они войной на Беру, царя Содома, и Биршу, царя Гоморры[268], Шинава, царя Адемы, и Шемэвера, царя Цевойима, и царя Белы /это — Цоар/. /3/ Все они собрались в долину Сиддим; это — Мертвое море. /4/ Двенадцать лет они были рабами Кедарлаомера, а на тринадцатый год взбунтовались. /5/ А на четырнадцатый год пришли Кедарлаомер и цари, которые с ним, и побили рапаитов[269] в Аштерот-Карнайиме[270], и зузитов[271] в Хаме, и эмитов[272] в Шаве-Кирйатайиме[273], /6/ и хурритов[274] в их горах, от Сеира до Эль-Парана[275], который у пустыни. /7/ Иони вернулись и пришли к источнику Мишпат (это Кадеш)[276], и побили все поле амалекитское[277], а также амореев, сидевших в Хацацон-Тамаре[278]. /8/ И вышли царь Содома, и царь Гоморры, и царь Адемы, и царь Цевийима, и царь Белы /это — Цоар/, и воевали с ними в долине Сиддим, /9/ с Кедарлаомером, царем Элама, и Тидалом, царем народов, и Амрафелом, царем Шинеара, и Ариохом, царем Элласара, четверо царей с пятью. /10/ А в долине Сиддим колодцы, колодцы смоляные. И бежали цари Содома и Гоморры, и упали туда, а остальные в горы[279] бежали. /11/ И они взяли все достояние Содома и Гоморры, и всю их еду, и ушли. /12/ И они взяли Лота, племянника Аврама, и его достояние, и ушли. А он жил в Содоме. /13/ И пришел беглец, и поведал Авраму-страннику[280]; а он жил в дубраве Мамре[281], аморея, брата Эшкола и брата Анера; а они — союзники Аврама. /14/ И услышал Аврам, что пленен его брат[282], и снарядил своих вскормленников, рожденных в его доме[283], триста восемнадцать, и гнался до Дана[284]./ 15/ И он напал[285] на них ночью, он и его рабы, и побивал их и гнал их до Ховы, что севернее Дамаска. /16/ И он возвратил все достояние, а также Лота, его брата, и его достояние возвратил, а также женщин и народ. /17/ И вышел царь Содома навстречу ему, когда он возвращался, побив Кедарлаомера и царей, которые с ним, в долину Шаве (это — долина царская). /18/ И Малкицедек (Мельхиседек)[286], царь Шалема[287], вынес хлеб и вино[288]. А он — жрец Бога Вышнего[289]. /19/ И благословил он его, и сказал:

«Благословен Аврам
Богом Вышним,
творцом неба и земли![290]
/20/ И благословен Бог Вышний,
что предал
твоих врагов в твои руки!»

И он дал ему десятину от всего.[291] /21/ И сказал царь Содома Авраму: «Дай мне людей, а пожитки возьми себе». /22/ И сказал Аврам царю Содома: «Поднимаю свою руку[292] к Яхве, Богу Вышнему, творцу небес

и земли, /23/ что не возьму хотя бы нитку или ремень для сандалий и что не возьму . того, что твое. И ты не скажешь: я обогатил Аврама! /24/ Но только то <я возьму>, что съели отроки[293], и долю мужей, которые ходили со мною; Анер, Эшкол и Мамре,- они возьмут свою долю».

Глава 15

/1/ После этого было в видении такое слово Яхве к Авраму:

«Не бойся, Аврам,
Я защита тебе,
твое воздаяние очень велико!»

/2/ И сказал Аврам: «Господь мой, Яхве, что дашь ты мне?! А я хожу бесплодным, и сын управителя моего дома[294] /это — Дамаск/ — Элиэзер!» /3/ И сказал Аврам: «Если мне не дашь ты потомства, то, вот, мой домочадец наследует мне».[295] /4/ И вот, слово Яхве ему такое: «Не будет наследовать тебе этот, но тот, кто произойдет от твоей плоти,- он будет наследовать тебе».[296] /5/ И Он вывел его на улицу и сказал: «Взгляни на небеса и сочти звезды! Сможешь ли счесть их?» И Он сказал ему: «Таким будет твое потомство». /6/ И он поверил Яхве, и Он вменил это ему в праведность. /7/ И Он сказал ему: «Я — Яхве, который вывел тебя из Ура Халдейского, чтобы дать тебе эту страну во владение ею». /8/ И он сказал: «Господь мой, Яхве, из чего я узнаю, что овладею ею?» /9/ И Он сказал ему: «Возьми для Меня телицу трехлетнюю, и козу трехлетнюю, и барана трехлетнего, и быка, и голубка». /10/ И он взял для Него все это, и разрезал их посредине, и расположил куски один против другого, а птицу не разрезал. /11/ И опустились коршуны на эту убоину, и спугнул их Аврам.[297] /12/ И было, когда солнце заходило, и сон напал на Аврама, и вот, ужас[298] и тьма глубокая напали на Аврама. /13/ И Он сказал Авраму: «Знать ты знай, что жильцами будут твои потомки в стране не своей, и заставят рабствовать и будут угнетать их четыреста лет. /14/ Но также и тот народ, у которого они будут рабами, Я осужу, и после этого они уйдут с большим богатством.[299] /15/ А ты отойдешь к твоим отцам в мире, будешь похоронен в глубокой старости. /16/ И четвертое поколение осядет здесь, ибо не исполнилась <мера> грехов амореев до сих пор». /17/ И было, солнце зашло, и тьма была, и вот,- дымящая печь, и языки пламени[300] проходят между теми кусками.[301] /18/ В тот день заключил Яхве с Аврамом договор, сказав:

«Твоему потомству Я отдам эту страну
от реки Египетской[302]
до реки великой,
реки Евфрата,[303]

/19/ кенитов и кенизитов, и восточных людей, /20/ и хеттов, и пе- риззитов[304], и рапаитов[305], /21 / и амореев, и кенаанеев, и гиргашитов, и йевуситов».

Глава 16

/1/ А Сарай, жена Аврама, не рожала ему. И у нее была рабыня- египтянка, и имя ее — Хагар (Агарь). /2/ И сказала Сарай Авраму: «Вот, не дает мне Яхве рожать. Войди же к моей рабыне, может быть, родится от нее».[306] И услышал Аврам речи Сарай. /3/ И взяла Сарай, жена Аврама, Хагар-египтянку, свою рабыню, после того, как десять лет прожил Аврам в стране Кенаан, и дала ее Авраму, своему мужу, в жены. /4/ И он вошел к Хагар, и она понесла. И она увидела, что тяжела, и стала ничтожной ее госпожа в ее глазах.[307] /5/ И сказала Сарай Авраму: «Неправда, <причиненная> мне,- на тебе! Я дала свою рабыню на твое лоно, а она увидела, что тяжела, и я стала ничтожной в ее глазах. Пусть рассудит Яхве между мною и тобою!» /6/ И сказал Аврам Сарай: «Вот, твоя рабыня в твоих руках; делай с нею то, что тебе понравится». И побила ее Сарай, и прогнала от себя.[308] /7/ И нашел ее посланец Яхве[309] у источника вод в пустыне, у источника по дороге в Шур[310]. /8/ И он сказал: «Хагар, рабыня Сарай, откуда ты вышла и куда идешь?» И она сказала: «От Сарай, моей госпожи, я прогнана». /9/ И сказал ей посланец Яхве: «Вернись к своей госпоже и покорись ей». /10/ И сказал ей посланец Яхве: «Умножиться умножится твое потомство, и его не смогут сосчитать из-за <его> многочисленности». /11/ И сказал ей посланец Яхве:

«Вот, ты тяжела
и родишь сына,
и назовешь его Исмаилом[311],
ибо услышал Яхве о твоей беде.
/12/ И он будет,
(как) дикий осел среди людей:[312]
его рука на каждом, и рука каждого на нем[313]
и пред лицом всех своих братьев он будет раскидывать шатер».

/13/ И она назвала Яхве, говорившего ей: «Ты — Бог моего видения», ибо она сказала: «Здесь я увидела, что было мое видение».[314] /14/ Поэтому она назвала колодец: «Колодец,- во здравие мое видение»; вот, он между Кадешем[315] и Баредом[316]. /15/ И родила Хагар Авраму сына, и назвал Аврам своего сына, которого родила Хагар, Исмаилом. /16/ И Авраму было восемьдесят шесть лет, когда родила Хагар Исмаила Авраму.

Глава 17

/1/ И было Авраму девяносто девять лет, и явился Яхве к Авраму, и сказал ему:

«Я — Бог могучий![317]
Ходи предо Мною
и будь совершенен.
/2/ И Я заключу Мой договор
между Мною и между тобою
и умножу тебя
очень-очень![318]»

/3/ И пал Аврам на свое лицо, и говорил с ним Бог, сказав:

/4/ «Я,- вот
Мой договор с тобою,
и ты станешь отцом
множества народов
/5/ и не будешь зваться
больше своим именем:
Аврам, а будет
твое имя Авраам[319],
ибо отцом множества
народов Я сделаю тебя.[320]

/6/ И Я сделаю тебя очень-очень плодоносным, и превращу тебя в народы, и цари от тебя произойдут. /7/ И Я постановлю Мой договор между Мною и тобою и твоим потомством на их поколения вечным договором, чтобы быть Богом тебе и твоим потомкам после тебя.[321] /8/ И Я дам тебе и твоему потомству после тебя страну, в которой ты живешь, всю страну Кенаан в вечную собственность, и Я буду им Богом».[322] /9/ И сказал Бог Аврааму: «А ты Мой договор блюди, ты и твое потомство после тебя на их поколения. /10/ Вот Мой договор, который блюдите, между Мною и вами и твоим потомством после Тебя: обрезай у них каждого мужчину. /11/ И обрезайте крайнюю плоть, и это будет знамением договора между Мною и вами. /12/ И восьмидневным пусть обрезывается у вас всякий мужчина в ваших поколениях, рожденный в доме и купленный за серебро от какого-нибудь чужака, что не из твоего потомства. /13/ Обрезываться пусть обрезывается рожденный в твоем доме и купленный за твое серебро, и будет <знамение> Моего договора на вашей плоти <знамением> вечного договора. /14/ А необрезанный мужчина, который не обрежет себе свою крайнюю плоть,- пусть истребится эта душа из его народа, Мой договор он нарушил».[323] /15/ И сказал Бог Аврааму: «Сарай, твоя жена, не будет зваться именем Сарай, но Сара <будет> ее имя.[324] /16/ И Я благословлю ее и дам от нее тебе сына, и Я благословлю ее, и она станет <матерью> народов; цари народов от нее произойдут». /17/ И пал Авраам на свое лицо, и засмеялся, и сказал в своем сердце: «Разве у столетнего родится? А что до Сары,- разве девяностолетняя родит?» /18/ И сказал Авраам Богу: «Пусть Исмаил будет пред лицом Твоим». /19/ И сказал Бог: «Нет, Сара, твоя жена, родит тебе сына, и ты назовешь его Исаак[325], и Я постановлю Мой договор с ним договором вечным для его потомства после него. /20/ А что до Исмаила,- Я услышал тебя. Вот, Я благословлю его и сделаю плодоносным его, и умножу его очень сильно. Двенадцать вождей он родит, и Я сделаю его великим народом. /21/ А Мой договор Я постановлю с Исааком, которого родит тебе Сара в это время на будущий год». /22/ И Он прекратил говорить с ним, и поднялся Бог от Авраама. /23/ И взял Авраам Исмаила, своего сына, всех, рожденных в его доме, и всех, купленных за серебро, всех мужчин из мужей дома Авраама, и обрезал крайнюю плоть в течение того дня, ибо говорил с ним Бог.[326] /24/ А Аврааму было девяносто девять лет, когда он обрезал себе крайнюю плоть. /25/ А Исмаилу, его сыну, было тринадцать лет, когда он обрезал себе крайнюю плоть.[327] /26/ В течение того дня обрезался Авраам, и Исмаил, его сын, /27/ и все мужи его дома, рожденные в доме и купленные за деньги у чужаков, обрезались вместе с ним.

Глава 18

/1/ И явился ему Яхве в дубраве Мамре[328], а он сидел у входа в шатер, в жару дневную. /2/ И он поднял свои глаза, и увидел, и вот,- трое мужей стоят перед ним. И он увидел, и побежал им навстречу от входа в шатер, и поклонился до земли. /3/ И он сказал: «Господь мой, если снискал я благоволение в Твоих глазах, не проходи мимо Твоего раба. /4/ Дозволь взять немного воды, и омойте ваши ноги, и отдохните под деревом. /5/ И разреши взять мне хлеба, и насытьте ваши сердца, а потом идите, ибо так вы пройдете мимо вашего раба». И они сказали: «Так сделай, как сказал». /6/ И поспешил Авраам в шатер к Саре, и сказал: «Скорее <возьми> три сэа лучшей муки, замеси и испеки лепешки». /7/ И к быкам побежал Авраам и взял теленка нежного и хорошего и отдал отроку, а тот быстро приготовил его. /8/ И он взял масло и молоко, и теленка, которого тот приготовил, и положил перед ними,- а он стоял перед ними под деревом,- и они ели. /9/ И они сказали ему: «Где Сара, твоя жена?» И он сказал: «Вот, в шатре». /10/ И Он сказал: «Вернуться вернусь Я к тебе ко времени <пробуждения> жизни, и вот, будет сын у Сары, твоей жены». А Сара слушала у входа в шатер, и она <стояла> за Ним. /11/ А Авраам и Сара состарились днями, и прекратилось у Сары то, что бывает у женщин. /12/ И засмеялась Сара про себя, говоря: «После того, как не было до сих пор! И мой господин стар!» /13/ И сказал Яхве Аврааму: «Почему это смеялась Сара, говоря: неужто вправду я рожу? Ведь я состарилась. /14/ Разве не может Яхве <сдержать> слово? К празднику Я вернусь к тебе, ко времени <пробуждения> жизни, и у Сары будет сын».[329] /15/ И отпиралась Сара, говоря: «Я не смеялась», ибо она испугалась. И Он сказал: «Нет, ты смеялась». /16/ И поднялись оттуда эти мужи, и направились к Содому и Гоморре, и Авраам пошел с ними проводить их. /17/ И Яхве сказал: «Утаю ли Я от Авраама то, что сделаю? /18/ И Авраам станет великим и мощным народом, и благословятся им все народы земли, /19/ ибо Я узнал о нем, что он прикажет своим сыновьям и своему дому после него, и они станут блюсти путь Яхве[330], чтобы творить правду и закон, чтобы доставил Яхве Аврааму то, что Он говорил о нем». /20/ И сказал Яхве: «Вопль о Содоме и Гоморре велик, и их прегрешение очень тяжело. /21/ Сойду-ка Я и посмотрю: так ли, каков вопль о них, доходящий до Меня, они делают все, или нет, Я узнаю». /22/ И поворотились оттуда эти мужи, и пошли в Содом. А Авраам все еще стоял перед Яхве.[331] /23/ И приблизился Авраам, и сказал: «Разве Ты погубишь праведного вместе со злодеем? /24/ Может, есть пятьдесят праведников в городе; разве Ты погубишь и не простишь это место ради пятидесяти праведников, которые в нем? /25/ Чур Тебя! Не делай по этому слову, чтобы умерщвлять праведного вместе со злодеем и чтобы праведный был, как злодей! Чур Тебя! Разве Судия всей земли не сотворит справедливый суд?» /26/ И сказал Яхве: «Если Я найду в Содоме пятьдесят праведных в городе, то прощу всему этому месту ради них». /27/ И отвечал Авраам и сказал: «Вот, я взял на себя говорить Господу моему, а я — прах и пепел. /28/ Может, не хватит до пятидесяти праведных пятерых. Разве Ты уничтожишь из-за пятерых весь этот город?» И Он сказал: «Не уничтожу, если найду там сорок пять». /29/ И он снова говорил Ему и сказал: «Может, найдутся там сорок». И Он сказал: «Не сделаю ради сорока». /30/ И он сказал: «Да не прогневается Господь мой, а я скажу: может, найдется там тридцать». И Он сказал: «Не сделаю, если найду там тридцать». /31/ И он сказал: «Вот, я взял на себя говорить Господу моему: может, найдутся там двадцать». И Он сказал: «Не погублю ради двадцати». /32/ И он сказал: «Да не прогневается Господь мой, а я скажу: может, найдутся там десять». И Он сказал: «Не уничтожу ради десяти». /33/ И пошел Яхве, когда кончил говорить Аврааму, а Авраам вернулся на свое место.[332]

Глава 19

/1/ И пришли два посланца <Яхве> в Содом вечером, и Лот сидел

у ворот Содома[333]. И увидел Лот, и встал навстречу им, и поклонился

лицом до земли[334]. /2/ И он сказал: «Вот, мои господа, сверните к дому вашего раба, и переночуйте, и омойте ваши ноги и, когда проснетесь утром, идите своею дорогой». А они сказали: «Нет, на улице мы заночуем».[335] /3/ И он понуждал их очень <сильно>, и они свернули к нему и вошли в его дом. И он сделал им питье и опресноки[336] испек, и они ели. /4/ И они еще не легли, а мужи города, мужи Содома, окружили дом, от отрока до старца, весь народ отовсюду.[337] /5/ И они кричали Лоту и говорили ему: «Где те мужи, которые пришли к тебе? Нынче ночью выведи их к нам, и мы познаем их».[338] /6/ И вышел к ним Лот к воротам, а дверь запер за собой. /7/ И он сказал: «Нет, мои братья, не совершайте зла! /8/ Вот, у меня две дочери, которые не ведали мужчины; давайте, я выведу их к вам, делайте с ними то, что вам понравится, только этим мужам не делайте ничего, ибо они вошли — да! — под сень моего крова». /9/ И они сказали: «Убирайся вон!» И они сказали: «Не один ли он пришел, чтобы поселиться? И он будет судить суд! Мы сделаем тебе зла больше, чем им!»[339] И они били этого человека, Лота, очень (сильно), и приблизились, чтобы ломать дверь. /10/ И протянули те мужи свои руки, и втянули Лота себе в дом, а двери заперли. /11/ А мужей, что у ворот дома, они поразили слепотой от мала до велика, и они не могли найти ворота. /12/ И сказали те мужи Лоту еще: «Кто есть у тебя здесь,- зятя, и своих сыновей, и своих дочерей, и все, что принадлежит тебе в городе, выведи из этого места, /13/ ибо мы уничтожим это место, ибо велик вопль на них к Яхве, и послал нас Яхве уничтожить его». /14/ И вышел Лот, и говорил своим зятьям, взявшим его дочерей, и сказал: «Встаньте, выйдите из этого места, ибо уничтожит Яхве этот город». А зятья решили, будто он шутит. /15/ И когда настала заря, вывели посланцы Лота, говоря: «Встань, возьми свою жену и двух своих дочерей, находящихся здесь, чтобы ты не погиб за преступление этого города». /16/ И он упрямился, и схватили те мужи его руку и руку его жены, и руки двух его дочерей, потому что Яхве пощадил его, и вывели его, и оставили его вне города. /17/ И было, когда они выводили их вон, то <один из них> сказал: «Спасай свою душу, не смотри на то, что позади тебя, и не стой на всем этом поле! На гору спасайся, чтобы тебе не погибнуть!» /18/ И сказал Лот им: «Нет, мой господин! /19/ Вот, снискал твой раб милость в твоих глазах! И умножь благость твою, которую ты сделал мне, чтобы оживить мою душу[340]. И я не могу спастись на гору, чтобы не случилось со мной беды, и я бы не умер. /20/ Вот, этот город близок, чтобы бежать туда, и он маленький; я буду спасаться туда,- ведь он маленький,- и оживет моя душа». /21/ И Он сказал: «Вот, Я благосклонно внимаю этому слову и не разрушу город, о котором ты говоришь. /22/ Поспеши, спасайся туда, ибо я не могу ничего сделать, пока ты не войдешь туда». Поэтому называется тот город Цоар[341]. /23/ Солнце взошло над землею, и Лот вошел в Цоар. /24/ А Яхве вылил на Содом и Гоморру потоки серы и огня от Яхве с небес, /25/ и разрушил эти города, и все поселки, и <уничтожил> всех жителей этих городов и земные растения. /26/ И посмотрела его жена назад, и стала соляным столбом. /27/ И поднялся Авраам утром к месту, где он стоял пред лицом Яхве, /28/ и взглянул на Содом и Гоморру, и на всю ту округу, и посмотрел, и вот, поднимается дым от земли, как дым от плавильной печи.[342] /29/ И было, когда уничтожал Бог города той округи, и вспомнил Бог Авраама, и отослал Лота из средоточия разрушения, когда Он разрушал города, в которых жил Лот. /30/ И поднялся Лот из Цоара, и стал жить в горах, и две его дочери с ним, ибо он боялся жить в Цоаре. И жил в пещере он и две его дочери. /31/ И сказала старшая младшей: «Наш отец стар, и никого нет в этой стране, чтобы войти к нам по обычаю всей земли. /32/ Давай, напоим нашего отца вином и ляжем с ним, и родим от нашего отца детей». /33/ И они напоили своего отца вином тою ночью, и вошла старшая, и легла со своим отцом, а он не знал, как она легла и как поднялась. /34/ И было утром, и сказала старшая младшей: «Вот, я лежала прошлую ночь с моим отцом! Напоим его и в эту ночь, войди, ляг с ним, и родим от нашего отца детей». /35/ И они напоили и в эту ночь своего отца вином, и встала младшая, и легла с ним, а он не знал, как она легла и как поднялась. /36/ И понесли обе дочери Лота от своего отца. /37/ И родила старшая сына, и назвала его Моав. Он — отец Моава поныне. /38/ А младшая, она тоже родила сына и назвала его Бен-Амми. Он — отец Сынов Аммона поныне.[343]

Глава 20

/1/ И отправился оттуда Авраам в страну Негев[344], и жил между Кадешем и Шуром[345], и поселился в Гераре[346]. /2/ И сказал Авраам о Саре, своей жене: «Моя сестра она!» И послал Авимелех, царь Герара, и забрал Сару.[347] /3/ И пришел Бог к Авимелеху во сне ночью и сказал ему: «Вот, ты умрешь из-за этой женщины, которую ты забрал, хотя она — мужняя жена». /4/ А Авимелех не приближался к ней. И он сказал: «Господь мой, неужто и праведных людей ты убьешь? /5/ Ведь он сказал мне: моя сестра она, и она — также и она! — сказала: мой брат он. Добросовестно и безвинно я делал это». /6/ И сказал ему Бог во сне: «Я тоже знаю, что добросовестно ты сделал это. И Я сам удержал тебя, чтобы ты не согрешил против Меня; поэтому Я не дал тебе коснуться ее.[348] /7/ А теперь: верни жену этому человеку, ибо он пророк[349], и он помолится о тебе, и ты будешь жить. А если ты не вернешь, знай, что умереть умрешь ты и все, что принадлежит тебе». /8/ И встал Авимелех утром, и позвал всех своих рабов[350], и говорил все эти слова в их уши, и испугались те люди очень. /9/ И позвал Авимелех Авраама, и сказал ему: «Что ты сделал нам?! И чем я согрешил пред тобою, что ты навел на меня и на мое царство великий грех?! Деяния, которые не делают, ты сделал мне!» /11/ И сказал Авраам: «Ибо я подумал: конечно, нет страха пред Богом в этом месте, и они убьют меня из-за моей жены. /12/ И к тому же она вправду моя сестра; дочь моего отца она, но не дочь моей матери. И она стала мне женой. /13/ И было, когда увел меня Бог[351] из дома моего отца, и я сказал ей: вот благость твоя, которую ты сделай мне; во всяком месте, куда мы придем, говори обо мне: мой брат он». /14/ И взял Авимелех овец и быков, и рабов, и рабынь, и дал Аврааму, и вернул ему Сару, его жену. /15/ И сказал Авимелех: «Вот, моя страна пред тобою; там, где тебе понравится, селись!» /16/ А Саре он сказал: «Вот, я дал тысячу <сиклей> серебра твоему брату, и это пусть закроет глаза у всех, кто с тобой, и во всем ты пусть будешь оправдана».[352] /17/ И помолился Авраам Богу, и исцелил Бог Авимелеха и его жену, и его рабынь, и они рожали, /18/ ибо запереть запер Яхве всякое лоно в доме Авимелеха из-за Сары, жены Авраама.

Глава 21

/1/ И Яхве позаботился о Саре, как сказал, и сделал Яхве Саре, как говорил. /2/ И она понесла, и родила Сара Аврааму сына в его старости, в праздник, о котором говорил ему Бог. /3/ И назвал Авраам своего сына, рожденного ему, которого родила ему Сара,- Исаак. /4/ И обрезал Авраам Исаака, своего сына, когда ему было восемь дней, как повелел ему Бог.[353] /5/ А Аврааму было сто лет, когда родился у него Исаак, его сын. /6/ И сказала Сара: «Смех сделал мне Бог; всякий, кто услышит, посмеется надо мной». /7/ И она сказала: «Кто бы сказал Аврааму, что будет вскармливать сыновей Сара! Но я родила сына в его старости».[354] /8/ И рос мальчик, и был отлучен от груди, и устроил Авраам большой пир в тот день, когда был отлучен от груди Исаак.[355] /9/ И увидела Сара, что сын Хагари-египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается. /10/ И она сказала Аврааму: «Прогони эту рабыню и ее сына, ибо не будет наследовать сын этой рабыни с моим сыном, с Исааком». /11/ И очень не понравилось это Аврааму из-за его сына.[356] /12/ И сказал Бог Аврааму: «Не огорчайся из-за этого отрока и из-за этой рабыни! Все, что сказала тебе Сара,- слушай голос ее, ибо в Исааке будет названо тебе потомство. /13/ Но и сына этой рабыни Я сделаю великим народом, ибо твое семя он». /14/ И поднялся Авраам утром, и взял хлеб и мех с водой, и дал Хагари, положил на ее плечо, и отрока, и отослал ее, и она пошла, и блуждала в пустыне Беэр-Шева[357]. /15/ И кончилась вода в мехе, и она бросила ребенка под какой-то куст, /16/ и пошла, и села против него вдали, примерно на полет стрелы, ибо сказала она: «Не буду я смотреть, как умирает этот ребенок!» И она села напротив, и возвысила свой голос, и заплакала. /17/ И услышал Бог голос этого отрока, и воззвал Божий посланец к Хагари с небес, и сказал: «Что с тобой, Хагар? Не бойся, ибо услышал Бог голос этого отрока там, где он. /18/ Встань, подними этого отрока и положи свою руку на него, ибо в великий народ Я превращу его».[358] /19/ И открыл Бог ее глаза, и она увидела колодезь с водой, и пошла, и наполнила мех водою, и напоила этого отрока. /20/ И был Бог с этим отроком, и он вырос, и жил в пустыне, и был хорошим стрелком из лука[359]. /21/ И он жил в пустыне Паран[360], и взяла ему его мать жену из Страны Египетской. /22/ И было в то время, и сказал Авимелех и Пихол, начальник его войска, Аврааму, говоря: «Бог с тобою во всем, что ты делаешь. /23/ А теперь: поклянись мне Богом, что не обманешь меня и отпрысков моих, и потомков моих; соответственно той благостыне, которую я оказал тебе, ты станешь поступать со мною и со страною, в которой ты живешь». /24/ И сказал Авраам: «Я клянусь». /25/ И упрекал Авраам Авимелеха из-за колодца с водой, который отобрали рабы Авимелеха. /26/ И сказал Авимелех: «Я не знаю, кто сделал это, и ты тоже не рассказывал мне, и я тоже не слышал до сего дня». /27/ И взял Авраам барана и быка и дал Авимелеху, и они вдвоем заключили договор. /28/ И поставил Авраам семерых ягнят отдельно. /29/ И сказал Авимелех Аврааму: «Что это за семеро этих ягнят, которых ты поставил отдельно?» /30/ И он сказал: «Ибо семерых ягнят ты возьмешь из моих рук, чтобы они были мне свидетельством, что я выкопал этот колодезь». /31/ Поэтому называется это место Беэр-Шева, ибо там они поклялись оба.[361] /32/ И они заключили союз в Беэр-Шеве, и встал Авимелех и Пихол, начальник его войска, и они вернулись в страну филистимлян. /33/ И он посадил тамариск в Беэр-Шеве и назвал там именем Яхве[362], Бога вечного[363]. /34/ И жил Авраам в Стране филистимлян долгие дни.

Глава 22[364]

/1/ И было после того, и Бог испытывал Авраама, и сказал ему: «Авраам!» И он сказал: «Вот я». /2/ И Он сказал: «Возьми-ка своего сына, своего единственного, которого ты любишь, Исаака[365], и пойди себе в страну Морийа[366], и вознеси его там жертвой возношения[367] на одной из гор, которую Я укажу тебе». /3/ И поднялся Авраам утром, и оседлал своего осла, и взял двух своих отроков с собою, и Исаака, своего сына, и нарубил дрова для возношения, и встал, и пошел в то место, о котором говорил ему Бог. /4/ На третий день,- и поднял Авраам свои глаза и увидел то место издали. /5/ И сказал Авраам своим отрокам: «Оставайтесь себе здесь с ослом, а я и этот отрок пойдем туда и свершим поклонение, и вернемся к вам». /6/ И взял Авраам дрова для возношения, и нагрузил на Исаака, своего сына, и взял в свою руку огонь и нож, и они пошли вдвоем вместе. /7/ И молвил Исаак Аврааму, своему отцу, и сказал: «Отец мой!» И он сказал: «Вот я, сын мой!» И он сказал: «Вот огонь и дрова, а где баран для возношения?» /8/ И сказал Авраам: «Бог усмотрит себе барана для возношения, сын мой». И они шли вдвоем вместе. /9/ И они пришли на то место, о котором говорил ему Бог, и построил там Авраам жертвенник, и сложил дрова, и связал Исаака, своего сына, и положил его на жертвенник поверх дров. /10/ И протянул Авраам свою руку и взял нож, чтобы заколоть своего сына. /11 / И воззвал к нему посланец Яхве с небес и сказал: «Авраам! Авраам!» И он сказал: «Вот я». /12/ И Он сказал: «Не протягивай свою руку к этому отроку и не делай ему ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься Бога ты, и не скрыл своего сына, своего единственного от Меня». /13/ И поднял Авраам свои глаза, и посмотрел, и вот: баран сзади зацепился за ветку своими рогами. И пошел Авраам, и взял барана, и вознес его возношением вместо своего сына.[368] /14/ И назвал Авраам то место: Яхве усмотрит. Поэтому и говорят ныне: на горе Яхве явится.[369] /15/ И воззвал посланец Яхве к Аврааму второй раз с небес. /16/ И Он сказал: «Собою клянусь,- слово Яхве,- что за то, что ты сделал это и не скрыл своего сына, своего единственного, /17/ благословить благословлю Я тебя и умножить умножу твое потомство, как небесные звезды и как песок, который на берегу моря, и овладеют твои потомки городами их врагов[370]. /18/ И благословятся твоими потомками все народы земли, ибо ты послушался Моего голоса».[371] /19/ И вернулся Авраам к своим отрокам, и они встали, и пошли вместе в Беэр-Шеву, и поселился Авраам в Беэр-Шеве. /20/ И было после этого, и сообщили Аврааму: «Вот, родила Милька, также и она, сыновей Нахору, твоему брату,- /21/ Уца[372], его первенца, и Буза[373], его брата, и Кемуэля[374], отца Арама, /22/ и Кеседа[375], и Хазо[376], и Пильдаша, и Йидлафа, и Бетуэля[377]». /23/ А Бетуэль родил Ревекку. Восемь их родила Милька Нахору, брату Авраама. /24/ А его наложница,- ее имя Реума, и она родила тоже Теваха, и Гахама, и Тахаша, и Мааху[378].[379]

Глава 23[380]

/1/ И было жизни Сары сто двадцать лет,- годы жизни Сары. /2/ И умерла Сара в Кирьят-Арба[381],- это Хеврон[382],- в стране Кенаан; и пришел Авраам рыдать по Саре и оплакивать ее[383]. /3/ И встал Авраам от своей умершей, и стал говорить хеттам[384], сказав: /4/ «Жилец и поселенец[385] я у вас. Дайте мне вечную собственность для устройства гробницы у вас[386], и я похороню свою умершую от себя». /5/ И отвечали хетты Аврааму, сказав ему: /6/ «Послушай нас, мой господин[387]! Вождь Божий[388] ты среди нас. В самой лучшей из наших гробниц похорони свою умершую. Никто из нас свою гробницу не запрет от тебя, чтобы не дать тебе похоронить свою умершую. /7/ И встал Авраам и поклонился народу той страны[389], хеттам, /8/ и говорил им, сказав: «Если вам по душе похоронить мою умершую от меня, послушайте меня и походатайствуйте за меня перед Эфроном сыном Цохара. /9/ И пусть он даст мне пещеру Махпела[390], которая принадлежит ему, которая на краю его поля, за полное серебро[391] пусть он отдаст мне среди вас в вечную собственность для устройства гробницы». /10/ А Эфрон сидел среди хеттов. И отвечал Эфрон-хетт Аврааму так, что слышали хетты, все, приходящие к воротам его города[392], сказав: /11/ «Нет, мой господин, послушай меня! Это поле я даю тебе, и пещеру, которая на нем,- тебе я даю ее, пред очами всех сынов моего народа я даю ее тебе. Похорони свою умершую!» /12/ И поклонился Авраам народу той страны, /13/ и говорил Эфрону так, что слышал народ той страны, сказав: «Но если ты действительно послушаешься меня, я дам тебе серебро за поле. Возьми у меня, и я похороню мою умершую там». /14/ И отвечал Эфрон Аврааму, сказав ему: /15/ «Мой господин, послушай меня! Земля <стоит> четыреста сиклей серебра[393]. Для тебя и для меня чтό это? И свою умершую похорони!» /16/ И услышал Авраам Эфрона, и отвесил Авраам Эфрону серебро, о котором он говорил так, что слышали хетты, четыреста сиклей серебра, имеющего хождение у купцов[394]. /17/ И стало поле Эфрона, которое в Махпеле, которое перед Мамре, это поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые в поле, которые во всех пределах его вокруг, /18/ принадлежать Аврааму как благоприобретенное имушество в присутствии хеттов, всех, приходящих к воротам его города. /19/ И после этого похоронил Авраам Сару, свою жену, в пещере поля Махпела перед Мамре,- это Хеврон,- в стране Кенаан. /20/ И было сделано хеттами поле и пещера, которая на нем, принадлежащими Аврааму как вечная собственность для устройства гробницы.[395]

Глава 24

/1/ И Авраам состарился днями, а Яхве благословил его всем. /2/ И сказал Авраам своему рабу, старейшему в его доме, управителю всего, что у него было[396]: «Положи-ка свою руку под мое стегно[397], /3/ и я заставлю тебя поклясться Яхве, Богом небес и Богом земли[398], что не возьмешь ты жену моему сыну из дочерей кенаанеев, среди которых я живу,[399] /4/ но на мою родину ты пойдешь и возьмешь жену моему сыну Исааку». /5/ И сказал ему тот раб: «Может, не захочет та женщина идти за мною в эту страну. Не возвратить ли мне твоего сына в страну, откуда ты вышел?» /6/ И сказал ему Авраам: «Берегись, не возвращай моего сына туда. /7/ Яхве, Бог небесный, который взял меня из дома моего отца и из страны — моей родины и который говорил, и который клялся мне, говоря: твоему потомству Я отдам эту страну,- Он пошлет Своего посланца пред твое лицо, и ты возьмешь жену моему сыну оттуда. /8/ А если не захочет та женщина идти за тобой, то ты будешь чист от этой твоей клятвы, только моего сына не возвращай туда». /9/ И положил тот раб свою руку под стегно Авраама, его господина, и поклялся ему в этом. /10/ И взял тот раб десять верблюдов из верблюдов его господина, и пошел[400]; и все добро его господина в его руке, и он встал и пошел в Арамейское Двуречье[401], в город Нахора. /11/ И он опустил на колени верблюдов вне города, у водного колодца, вечером, в то время, когда выходят <женщины>, черпающие воду.[402] /12/ И он сказал: «Яхве, Бог моего господина Авраама, выведи мне навстречу сегодня и сделай милость моему господину Аврааму! /13/ Вот, я стою возле источника вод, и дочери мужей этого города выходят, чтобы начерпать воду. /14/ И будет: та отроковица, которой я скажу: наклони твой кувшин, и я напьюсь, а она скажет: пей, и твоих верблюдов я тоже напою,- ее Ты определил Твоему рабу Исааку[403], и по ней я узнаю, что Ты соделал милость моему господину». /15/ И было, он еще не кончил говорить, и вот, Ревекка[404] выходит, которая родилась у Бетуэля сына Мильки жены Нахора, брата Авраама, и ее кувшин на ее плече. /16/ А отроковица была очень хороша ликом, девственна, и муж не познавал ее. И она сошла к источнику, и наполнила свой кувшин, и стала восходить. / 17/ И побежал тот раб навстречу ей и сказал: «Не дашь ли ты мне испить немного воды из твоего кувшина?» /18/ И она сказала: «Пей, мой господин!» — и заторопилась, и опустила свой кувшин на свою руку, и напоила его. /19/ И она закончила поить его и сказала: «Также и для твоих верблюдов я начерпаю, пока они не перестанут пить». /20/ И она заторопилась, и вылила свой кувшин в бадью, и побежала еще к колодцу, чтобы черпать, и начерпала для всех его верблюдов. /21/ А тот человек смотрел на нее молча, чтобы понять, сделал ли Яхве удачной его поездку, или нет. /22/ И было, когда окончили верблюды пить, и взял тот человек золотую серьгу для носа[405],- полсикля ее вес,- и два браслета для ее рук,- десять <сиклей> их вес. /23/ И он сказал: «Чья дочь ты? Поведай мне, есть ли в доме твоего отца место для нас переночевать». /24/ И она сказала ему: «Дочь Бетуэля я, сына Мильки, которого она родила Нахору». /25/ И она сказала ему: «И соломенной сечки, и корма много у нас, и места для ночлега». /26/ И пал на колени тот человек, и преклонился пред Яхве, /27/ и сказал: «Благословен Яхве, Бог моего господина Авраама, который не оставил Своею милостью и Своею верностью моего господина. Я,- дорогой направил меня Яхве в дом брата моего господина». /28/ И побежала та отроковица, и поведала дому ее матери об этих событиях. /29/ А у Ревекки был брат, и его имя Лаван. И побежал Лаван к тому человеку наружу, к источнику. /30/ И было, когда он увидел кольцо для носа и браслеты на руках его сестры, и когда он услышал слова Ревекки, своей сестры, сказавшей: «Так говорил мне тот человек»,- и пришел он к этому человеку, и вот, он стоит возле верблюдов у источника. /31/ И он сказал: «Иди! Благословен Яхве! Почему ты стоишь снаружи? А я подготовил дом и место для верблюдов». /32/ И вошел тот человек в дом и распряг верблюдов. А он дал соломенной сечки и корма верблюдам, и воду омыть его ноги и ноги людей, которые с ним. /33/ И он поставил перед ним поесть, а тот сказал: «Не буду есть, пока не произнесу мои слова». И он сказал: «Говори!» /34/ И тот сказал: «Раб Авраама я. /35/ И Яхве очень благословил моего господина, и возвеличил, и дал ему овец и быков, и серебро, и золото, и рабов, и рабынь, и верблюдов, и ослов. /36/ И родила Сара, жена моего господина, сына моему господину, когда состарилась она, и он дал ему все, что у него. /37/ И заставил меня поклясться мой господин, сказав: не бери жену моему сыну из дочерей кенаанеев, среди которых я живу, /38/ но только в дом моего отца пойди, и к моему роду, и возьми жену моему сыну». /39/ И я сказал моему господину: может, не пойдет та женщина за мною. /40/ И он сказал мне: Яхве, пред лицом которого я хожу, пошлет Своего посланца к тебе и сделает удачной твою дорогу, и ты возьмешь жену моему сыну из моего рода и из дома моего отца. /41/ Тогда ты очистишься от клятвы, данной мне, ибо ты придешь в мой род, а если не дадут тебе, то ты будешь чист от клятвы, данной мне. /42/ И я пришел сегодня к источнику и сказал: Яхве, Бог моего господина Авраама! Если Ты сделал удачной мою дорогу, которою я шел к нему,- /43/ вот, я стою у источника вод, и выйдет дева начерпать, и я скажу ей: дай мне попить немного воды из твоего кувшина, /44/ и она скажет мне: и ты пей, и верблюдам я начерпаю,- она жена, которую определил Яхве для сына моего господина. /45/ Прежде, чем я кончил говорить в своем сердце, и вот: Ревекка выходит, и ее кувшин на ее плече, и сошла отроковица, и начерпала, и я сказал ей: напои меня! /46/ И она заторопилась, и сняла свой кувшин с себя, и сказала: пей, и также верблюдов я напою. И я пил, и также верблюдов она напоила. /47/ И я спросил ее и сказал: чья дочь ты? И она сказала: дочь Бетуэля сына Нахора, которого родила ему Милька. И я надел серьгу на ее нос и браслеты на ее руки. /48/ И я пал на колени и преклонился пред Яхве, и благословил Яхве, Бога моего господина Авраама, который направил меня верной дорогой взять дочь брата моего господина для его сына. /49/ А теперь: если вы хотите сотворить милость и верность по отношению к моему господину, поведайте мне, а если нет,- поведайте мне, и я обращусь направо или налево». /50/ И отвечали Лаван и Бетуэль, и сказали: «От Яхве изошло это слово; не можем говорить тебе ни дурного, ни хорошего. /51/ Вот Ревекка перед тобою, возьми и иди, и пусть она будет женою сыну твоего господина, как говорил Яхве». /52/ И было, когда услышал раб Авраама их слова, и преклонился до земли пред Яхве. /53/ И вынул тот раб серебряные сосуды и золотые сосуды, и одежды, и отдал Ревекке, и драгоценности дал ее брату и ее матери.[406] /54/ И ели, и пили он и люди, которые с ним, и ночевали, и встали утром, и он сказал: «Отпустите меня к моему господину». /55/ И сказали ее брат и ее мать: «Пусть побудет отроковица с нами несколько дней или декаду; потом иди». /56/ И сказал он им: «Не задерживайте меня! И Яхве сделал удачной мою дорогу. Отпустите меня, и я пойду к моему господину». /57/ И они сказали: «Позовем отроковицу и спросим ее уста». /58/ И они позвали Ревекку и сказали ей: «Пойдешь ли ты с этим человеком?» И она сказала: «Пойду». /59/ И они отпустили Ревекку, их сестру, и ее кормилицу, и раба Авраама, и его людей. /60/ И благословили они Ревекку и сказали ей:

«Наша сестра, ты стань тысячами мириад,
и да овладеет твое потомство городами[407] их врагов!»

/61/ И встали Ревекка и ее отроковицы, и взобрались на верблюдов, и двинулись вслед за тем человеком. И взял тот раб Ревекку и пошел. /62/ А Исаак пошел через пустыню[408] в Беэр-Лахай-Рои; и он жил в стране Негев. /63/ И вышел Исаак погулять в поле перед вечером, и поднял свои глаза, и посмотрел, и вот: верблюды идут. /64/ И подняла Ревекка свои глаза, и увидела Исаака, и соскочила с верблюда, /65/ и сказала тому рабу: «Кто этот человек, идущий по полю навстречу нам?» И сказал раб: «Это мой господин». И она взяла покрывало и накрылась[409]. /66/ И рассказал тот раб Исааку о всех делах, которые он сделал. /67/ И ввел ее Исаак в шатер Сары, его матери, и он взял Ревекку, и она стала ему женой, и он полюбил ее, и утешился Исаак по своей матери.

Глава 25

/1/ И еще Авраам взял жену, и ее имя — Кетура. /2/ И она родила ему Зимрана[410] и Йокшана[411], и Медана[412], и Мидйана[413], и Йишбака[414], и Шуаха[415]. /3/ И Йокшан родил Сабу[416] и Дедана[417], а сынами Дедана были ассирийцы и летушийцы и леуммийцы. /4/ А сыны Мидйана — Эфа и Эфар, и Ханох, и Авида, и Эльдаа.[418] Все они сыновья Кетуры. /5/ И дал Авраам все, что было у него, Исааку.[419] /6/ А сыновьям наложниц, которые были у Авраама, дал Авраам подарки и отослал их от Исаака, своего сына, еще при своей жизни на восток[420], в Страну Восточную. /7/ И вот время жизни Авраама, которое он прожил: сто семьдесят пять лет. /8/ И он преставился и умер в доброй седине, старый и насыщенный днями, и присоединился к своему народу. /9/ И похоронили его Исаак и Исмаил, его сыновья, в пещере Махпела на поле Эфрона сына Цохара, хетта, которое перед Мамре, /10/ на поле, которое купил Авраам у хеттов; там похоронены Авраам и Сара, его жена. /11/ И было после смерти Авраама, и благословил Бог Исаака, его сына, и жил Исаак у Беэр-Лахай-Рои. /12/ И вот родословия Исмаила сына Авраама, которого родила Хагар-египтянка, рабыня Сары, Аврааму. /13/ И вот имена сынов Исмаила по их именам, по их поколениям. Первенец Исмаила — Невайот[421], и Кедар[422], и Адбеэль[423], и Мивсам[424], /14/ и Мишма[425], и Дума[426], и Масса[427], /15/ Хадад[428], и Тема[429], Иетур[430], Нафис[431] и Кедема[432]. /16/ Вот они -сыновья Исмаила, и это их имена по их селениям и по их стоянкам; двенадцать вождей у их народов. /17/ И вот время жизни Исмаила: сто тридцать семь лет. И он преставился и умер, и присоединился к своим народам. /18/ И они жили от Хавилы до Шура, который против Египта, до Ашшура.[433] На всех своих братьев он нападал. /19/ Вот родословия Исаака сына Авраама. Авраам родил Исаака. /20/ И было Исааку сорок лет, когда он взял Ревекку дочь Бетуэля, арамея[434] из Паддан-Арама[435], сестру Лавана-арамея, себе в жены. /21/ И взмолился Исаак к Яхве о своей жене, ибо неплодна была она, и ответил на его мольбы Яхве, и понесла Ревекка, его жена. /22/ И толкались сыновья внутри нее. И она сказала: «Если так почему это я <терплю>?» И пошла вопросить Яхве. /23/ И сказал ей Яхве:

«Два народа в твоем животе,
и две народности из твоей утробы разделятся,
и народность народности будет сильнее,
и старший будет рабом младшего».[436] [437]

/24/ И исполнились дни ее, чтобы родить, и вот: близнецы в ее животе. /25/ И вышел первый, красный весь, как бы одетый шерстью, и назвали его Исав.[438] /26/ А потом вышел его брат, и его рука держала за пятку Исава. И назвали его Иаков[439]. А Исааку было шестьдесят лет, когда они родились. /27/ И выросли отроки, и был Исав охотником, человеком полевым[440], а Иаков был совершенным мужем, жил в шатрах. /28/ И полюбил Исаак Исава, ибо его добыча[441] на его устах, а Ревекка любила Иакова. /29/ И сварил Иаков похлебку, и пришел Исав с поля, и был он голодный. /30/ И сказал Исав Иакову: «Дай мне похлебать красного, красного этого, ибо голоден я». Поэтому зовут его Эдом.[442] /31/ И сказал Иаков: «Продай нынче свое первородство[443] мне!» /32/ И сказал Исав: «Вот, я умираю; на что же мне первородство?» /33/ И сказал Иаков: «Поклянись мне нынче!» И он поклялся ему и продал свое первородство Иакову. /34/ А Иаков дал Исаву хлеб и похлебку из чечевицы, и он ел, и пил, и встал, и пошел, и презрел Исав первородство.

Глава 26

/1/ И был голод в Стране, такой же, как первый голод, который был в дни Авраама.[444] И пошел Исаак к Авимелеху, царю филистимлян, в Герар[445]. /2/ И призрел на него Яхве, и сказал: «Не ходи в Египет, поселись в Стране, о которой Я скажу тебе.[446] /3/ Живи в этой Стране, и Я буду с тобой и благословлю тебя, ибо тебе и твоему потомству Я дам все эти страны. И Я выполню клятву, которою поклялся Аврааму, твоему отцу. /4/ И Я сделаю твоих потомков многочисленными, как небесные звезды, и дам твоим потомкам все эти страны, и благословятся твоими потомками все народы земли /5/ за то, что слушал Авраам Мой голос и блюл Мои установления, Мои заповеди, Мои законы и Мои учения».[447] /6/ И поселился Исаак в Гераре. /7/ И спрашивали люди того места о его жене, и он сказал: «Моя сестра она!», ибо он боялся сказать: «Моя жена, чтобы не убили меня люди того места из-за Ревекки, ибо хороша ликом она». /8/ И было, когда он уже долго был там, и выглянул Авимелех, царь филистимлян, из окна, и посмотрел, и вот: Исаак играет с Ревеккой, своею женою. /9/ И позвал Авимелех Исаака, и сказал: «Ведь вот, твоя жена она. И как же ты сказал: моя сестра она?» И сказал ему Исаак, мол, «я сказал, чтобы мне не умереть из-за нее». /10/ И сказал Авимелех: «Что это ты сделал нам?! Едва не лег кто-то из народа с твоей женой, и ты не навлек на нас вину». /11/ И велел Авимелех всему народу, сказав: «Кто коснется этого человека и его жены, умереть пусть умрет!»[448] /12/ И сеял Исаак в той Стране, и собрал в тот год сам-сто ячменя, и благословил его Яхве. /13/ И возвеличился этот человек, и продолжал возвеличиваться, пока не возвеличился очень сильно. /14/ И были у него овцы и быки, и много рабов, и завидовали ему филистимляне. /15/ И все колодцы, которые выкопали рабы его отца в дни Авраама, его отца,- засыпали их филистимляне и наполнили прахом.[449] /16/ И сказал Авимелех: «Уходи от нас, ибо ты стал гораздо сильнее меня». /17/ И пошел оттуда Исаак и остановился у Герарской реки, и поселился там. /18/ И жил Исаак, и откапывал колодцы с водой, которые были выкопаны в дни Авраама, его отца, и засыпаны филистимлянами после смерти Авраама, и он называл их так, как называл их его отец. /19/ И откапывали рабы Исаака у Герарской реки[450], и нашли там колодезь с живою водою. /20/ И спорили пастухи Герара с пастухами Исаака, говоря: «Наша эта вода!» И он назвал этот колодезь Эсек, ибо ругались они с ним[451]. /21/ И выкопали они другой колодезь, и спорили они также из-за него. И он назвал его Ситна[452]. /22/ И он удалился оттуда, и выкопал другой колодезь, и они не спорили из-за него. И он назвал его Реховот и сказал: «Ибо теперь дал нам Яхве простор и умножил нас в Стране».[453] /23/ И он поднялся оттуда в Беэр-Шеву. /24/ И явился к нему Яхве той ночью и сказал:

«Я — Бог Авраама, отца твоего.
Не бойся, ибо с тобою Я,
и Я благословлю тебя
и умножу твое потомство ради Авраама, раба Моего».

/25/ И построил он там жертвенник, и назвал его именем Яхве, и поставил там свой шатер, и вырыли там рабы Исаака колодезь. /26/ И Авимелех пришел к нему из Герара, и Ахуззат, друг его[454], и Пихол, начальник его войска. /27/ И сказал им Исаак: «Почему вы пришли ко мне? И вы ненавидите меня и прогнали меня от себя». /28/ И они сказали: «Увидели мы, что был Яхве с тобою, и мы сказали: да будет клятва между нами[455], между нами и тобою, и мы заключим договор с тобою, /29/ чтобы ты не делал нам зла, ибо мы не дотрагивались до тебя, и ибо мы делали тебе только добро и отпустили тебя с миром; а теперь: ты благословен Яхве».[456] /30/ И устроил он им пиршество, и они ели и пили. /31/ И они встали поутру, и поклялись один другому, и отпустил их Исаак, и они пошли от него с миром.[457] /32/ И было в тот день, и пришли рабы Исаака, и сообщили ему о колодце, который они выкопали, и сказали ему: «Мы нашли воду». /33/ И он назвал его: Шива[458], поэтому до сего дня имя этого города Беэр-Шева. /34/ И было Исаву сорок лет, и он взял в жены Иехудит, дочь Беэри-хетта, и Басемат, дочь Элона-хетта. /35/ И они огорчали Исаака и Ревекку.

Глава 27

/1/ И было, когда состарился Исаак, и стали плохо видеть его глаза, и он позвал Исава, своего старшего сына, и сказал ему: «Сын мой!» И он сказал ему: «Вот я!» /2/ И он сказал: «Вот, состарился я, не знаю дня моей смерти. /3/ А теперь: возьми свое оружие, свой колчан и свой лук и пойди в поле, и добудь мне дичины,[459] /4/ и сделай мне вкусную еду, как я люблю, и принеси мне, и я буду есть, чтобы благословила тебя моя душа прежде, чем я умру». /5/ А Ревекка слышала слово Исаака Исаву, его сыну. И пошел Исав в поле добыть дичины, чтобы принести своему отцу[460]. /6/ И Ревекка сказала Иакову, своему сыну, сказав: «Вот, я слышала твоего отца, говорившего Исаву, твоему брату, сказав: /7/ принеси мне дичины, и сделай мне вкусное кушанье, и я буду есть, и благословлю тебя пред лицом Яхве перед своею смертью. /8/ А теперь, сын мой, послушай мою речь, то, что я велю тебе. /9/ Пойди в стадо и возьми для меня оттуда двух хороших козлят, и я приготовлю из них вкусную еду для твоего отца, как он любит, /10/ и ты отнесешь своему отцу, и он поест, чтобы он благословил тебя перед своею смертью». /11/ И сказал Иаков Ревекке, своей матери: «Вот, Исав, мой брат, человек волосатый, а я безволосый. /12/ Наверно, ощупает меня мой отец, и я буду в его глазах обманщиком, и навлеку на себя проклятие, а не благословение». /13/ И сказала ему его мать: «На меня твое проклятие, сын мой; но послушай мою речь и пойди, возьми для меня». /14/ И он пошел, и взял, и принес своей матери, и приготовила его мать вкусную еду, как любил его отец. /15/ И взяла Ревекка красивые одежды Исава, ее старшего сына, которые у нее в доме, и одела Иакова, ее младшего сына, /16/ а шкуру козлят надела на его руки и на <безволосые>части его шеи, /17/ и дала вкусную еду и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакова, своего сына. /18/ И он пришел к своему отцу и сказал: «Отец мой!» И он сказал: «Вот я! Кто ты, сын мой?» /19/ И сказал Иаков своему отцу: «Я — Исав, твой первородный, сделал, как ты говорил мне. Встань же, сядь и поешь моей дичины, чтобы благословила меня твоя душа». /20/ И сказал Исаак своему сыну: «Что это так быстро ты нашел, сын мой?» И он сказал: «Ибо послал Яхве, твой Бог, пред мое лицо». /21/ И сказал Исаак Иакову: «Приблизься, сын мой, и я ощупаю тебя, ты ли это, мой сын Исав, или нет». /22/ И приблизился Иаков к Исааку, своему отцу, и он ощупал его и сказал: «Голос-то — голос Иакова, а руки-то — руки Исава». /23/ И он не узнал его, ибо были его руки, как руки Исава, его брата, волосатые, и благословил его. /24/ И он сказал: «Ты ли это, мой сын Исав?»[461] И он сказал: «Я». /25/ И он сказал:- «Придвинь ко мне, и я поем твоей дичины, сын мой, чтобы благословила тебя моя душа».[462] И он придвинул к нему, и тот ел, и он принес ему вино, и тот пил. /26/ И сказал ему Исаак, его отец: «Приблизься и поцелуй меня, мой сын!» /27/ И он приблизился и поцеловал его. А тот вдохнул запах его одежд, и благословил его, и сказал:

«Смотри, запах моего сына,
как запах урожайного поля, которое благословил Яхве.[463]
/28/ И пусть даст тебе Бог от небесной росы
и от земного тука,
и много хлеба и вина.
/29/ Пусть станут твоими рабами народы
и поклонятся тебе племена;
ты будешь властелином твоих братьев,
и поклонятся тебе сыны твоей матери!
Проклинающий тебя проклят,
а благословляющий тебя благословен!»[464]

/30/ И было, когда окончил Исаак благословлять Иакова, своего сына, и было, когда ушел Иаков от Исаака, своего отца, а Исав, его брат, пришел со своей охоты.[465] /31/ И приготовил также он вкусную еду, и принес своему отцу, и сказал своему отцу: «Встань, отец мой, и поешь дичины своего сына, чтобы благословила меня твоя душа». /32/ И сказал ему Исаак, его отец: «Кто ты?» И он сказал: «Я твой сын, твой первородный, Исав». /33/ И устрашился Исаак страхом очень сильным, и сказал: «Кто это, поймавший дичь, и принес он мне, и я ел от всего до того, как ты пришел, и я благословил его, и он благословенным стал?» /34/ И было, как услышал Исав слова его отца, и он возопил громким воплем и очень горьким, и сказал своему отцу: «Благослови также и меня, отец мой!»[466] /35/ А тот сказал: «Пришел твой брат с обманом и забрал твое благословение». /36/ И сказал Исав: Не потому ли, что его зовут Иаков[467], перехитрил он меня дважды: мое первородство он забрал, и вот, теперь забрал мое благословение!» И он сказал: «Разве не осталось у тебя для меня благословения, отец мой[468] /37/ И отвечал Исаак, и сказал Исаву: «Вот, владыкой я поставил его над тобою, и всех его братьев я дал ему в рабы, и хлебом, и вином я обеспечил его. А тебе что же я сделаю, мой сын?» /38/ И сказал Исав своему отцу: «Разве одно благословение есть у тебя, отец мой? Благослови также и меня, отец мой!» И возвысил Исав свой голос, и заплакал. /39/ И отвечал Исаак, его отец, и сказал:

«Вот, тучные земли
будут твоим жилищем,
и от росы небесной сверху
/40/ и своим мечом ты будешь жить,
и будешь своему брату рабом.
И будет, когда ты взбунтуешься,
ты сбросишь его ярмо
со своей шеи».[469]

/41/ И возненавидел Исав Иакова из-за благословения, которым благословил его его отец, и сказал Исав в своем сердце: «Приближаются дни плача по моему отцу, и я убью Иакова, моего брата». /42/ И сообщили Ревекке слова Исава, ее старшего сына, и она послала и призвала Иакова, ее младшего сына, и сказала ему: «Вот, Исав, твой брат, хочет отомстить тебе, убить тебя. /43/ А теперь: мой сын, послушай мою речь и встань, беги себе к Лавану, моему брату, в Харан, /44/ и поживи у него несколько дней[470], пока не отвратится ярость твоего брата, /45/ пока не отвратится гнев твоего брата от тебя, и он не забудет то, что ты сделал ему, и я не пришлю и не заберу тебя оттуда. Зачем мне терять вас обоих в один день?» /46/ И сказала Ревекка Исааку: «Огорчаюсь я в моей жизни из-за хеттеянок! Если возьмет Иаков жену из хеттеянок, как эти, из дочерей этой Страны, зачем мне жизнь?»[471]

Глава 28

/1/ И позвал Исаак Иакова, и благословил его, и велел ему, и сказал ему: «Не бери жену из кенаанитянок. /2/ Встань, пойди в Паддан-Арам, в дом Бетуэля, отца твоей матери, и возьми себе оттуда жену из дочерей Лавана, брата твоей матери.[472] /3/ И Бог Могучий[473] пусть благословит тебя и сделает плодовитым тебя, и ты превратишься в сообщество народов, /4/ и даст тебе благословение Авраама, твоего отца[474], тебе и твоему потомству с тобой — захватить тебе Страну, в которой ты будешь жить, которую дал Бог Аврааму».[475] /5/ И отослал Исаак Иакова, и встал Иаков[476], и пошел в Паддан-Арам к Лавану, сыну Бетуэля, арамею, брату Ревекки, матери Иакова и Исава. /6/ И увидел Исав, что благословил Исаак Иакова и послал его в Паддан-Арам взять себе оттуда жену, благословив его, и велел ему сказав: «Не бери жену из кенаанитянок», /7/ и послушался Иаков своего отца и своей матери, и пошел в Паддан-Арам. /8/ И увидел Исав, что скверны кенаанитянки в глазах Исаака, его отца. /9/ И пошел Исав к Исмаилу и взял Махалат, дочь Исмаила сына Авраама, сестру Невайота, к своим женам себе в жены.[477] /10/ И вышел Иаков из Беэр-Шевы и пошел в Харан. /11/ И он приблизился к некоему месту и заночевал там, ибо зашло солнце. И взял он из камней того места, и сделал себе изголовье, и спал на том месте. /12/ И увидел он сон, и вот: лестница, ее опоры на земле, а ее вершина касается небес, и вот, посланцы Бога поднимаются и опускаются по ней.[478] /13/ И вот: Яхве стоит на ней. И Он сказал: «Я — Яхве, Бог Авраама твоего отца, и Бог Исаака. Не бойся! Землю, на которой ты стоишь, тебе Я отдам и твоему потомству, /14/ и будет твое потомство, как прах земной, и ты распространишься на запад, и на восток, и на север, и на юг, и благословятся все роды земные тобой, и твоим потомством. /15/ И вот: Я с тобою, и Я буду охранять тебя на всем пути, которым ты будешь идти, и верну тебя на эту землю, ибо Я не оставлю тебя, пока не сделаю всего, что Я говорил тебе».[479] /16/ И восстал Иаков от своего сна, и сказал: «Так, есть Яхве на этом месте, а я не знал. /17/ И он устрашился великим страхом и сказал: «Как страшно это место нынче! Не иначе, как это дом Бога и это — врата небес».[480] /18/ И проснулся Иаков утром, и взял камень, который сделал себе изголовьем, и поставил его <священной> плитой[481], и возлил масло на его вершину[482]. /19/ И он назвал это место Бет-Эль[483], а прежде имя этого города было Луз. /20/ И поклялся Иаков клятвой, сказав: «Если Яхве-Бог со мною, и Он сохранит меня на этом пути, которым я иду, и даст мне хлеба есть и одежду одеться, /21/ и я вернусь благополучно в дом моего отца, то будет Яхве мне Богом. /22/ А этот камень, который я поставил <священной> плитой, будет мне домом Бога. И от всего, что Ты дашь мне, десятину я отделю Тебе».

Глава 29

/1/ И поднялся Иаков на свои ноги и пошел в Страну восточных людей[484]. /2/ И он посмотрел, и вот: колодезь в поле, и три стада овец лежат возле него, ибо из этого колодца пили эти стада, и большой камень на устье колодца. /3/ И собирались там все стада, и <пастухи> откатывали камень с устья колодца и поили овец, и клали тот камень на устье колодца, на его место. /4/ И сказал им Иаков: «Братья мои, откуда вы?» И они сказали: «Из Харана мы». /5/ И он сказал им: «Знаете ли вы Лавана сына Нахора?» И они сказали: «Знаем!» /6/ И он сказал им: «Благополучен ли он?» И они сказали: «Благополучен! И вот Рахиль[485], его дочь, идет с овцами». /7/ И он сказал: «Ведь еще день долог, не время собирать скот! Напоите овец и идите, пасите!» /8/ А они сказали: «Мы не можем, пока не соберутся все стада, и <пастухи> не откатят камень с устья колодца и не напоят овец». /9/ Он еще говорил с ними, а Рахиль пришла с овцами, что принадлежали ее отцу, ибо пасла она овец, что принадлежали ее отцу.[486] /10/ И было, когда увидел Иаков Рахиль дочь Лавана, брата его матери, и овец Лавана, брата его матери, и приблизился Иаков, и откатил камень с устья колодца, и напоил овец Лавана, брата его матери. /11/ И поцеловал Иаков Рахиль, и возвысил свой голос, и заплакал. /12/ И рассказал Иаков Рахили, что брат ее отца он[487] и что сын Ревекки он. И побежала она, и рассказала своему отцу. /13/ И было, когда услышал Лаван имя[488] Иакова, сына его сестры, и он побежал ему навстречу, и обнимал его, и целовал его, и ввел его в свой дом. И он рассказал Лавану обо всех этих делах. /14/ И сказал ему Лаван: «Ведь моя кость и моя плоть ты!» И он жил у него месяц. /15/ И сказал Лаван Иакову: «Разве должен ты работать на меня даром, раз ты мой брат? Поведай мне, чем заплатить тебе».[489] /16/ А у Лавана были две дочери; имя старшей — Лия[490], а имя младшей — Рахиль. /17/ И глаза у Лии были слабые, а Рахиль была красива видом и красива ликом. /18/ И полюбил Иаков Рахиль и сказал: «Я буду работать на тебя семь лет за Рахиль, твою младшую дочь».[491] /19/ И сказал Лаван: «Лучше я отдам ее тебе, чем отдать ее другому мужчине. Живи у меня!» /20/ И работал Иаков за Рахиль семь лет, и они были в его глазах как несколько дней, потому что он любил ее. /21/ И сказал Иаков Лавану: «Приведи ко мне[492] мою жену, ибо исполнилось время, и я войду к ней[493]». /22/ И собрал Лаван всех людей того места и устроил пир. /23/ И было вечером, и взял он Лию, свою дочь, и привел ее к нему, и он вошел к ней. /24/ И дал Лаван ей Зильпỳ свою рабыню, Лии, своей дочери, в рабыни. /25/ И было утром, и посмотрел[494] Иаков, и вот: это — Лия! И он сказал Лавану: «Что это ты сделал мне? Ведь за Рахиль я работал у тебя, почему же ты обманул меня?» /26/ И сказал Лаван: «Не делают так в нашем месте, чтобы отдавать младшую перед старшей. /27/ Исполни седмицу этой, и будет дана тебе также и та за работу, которую ты будешь работать у меня еще семь лет других». /28/ И сделал Иаков так, и исполнил седмицу этой, и дал ему Лаван Рахиль, свою дочь, ему в жены. /29/ И дал Лаван Рахили, своей дочери, Бильху, свою рабыню, ей в рабыни. /30/ И он вошел также и к Рахили. И он любил Рахиль больше, чем Лию, и работал у него еще семь лет других. /31/ И увидел Яхве, что нелюбима Лия, и отверз ее утробу. А Рахиль была бесплодна. /32/ И понесла Лия, и родила сына и назвала его Реувен[495], ибо сказала она: «потому что призрел Яхве на мою беду, потому что теперь полюбит меня мой муж». /33/ И понесла еще, и родила сына, и сказала: «Ибо услышал Яхве, что нелюбима я, и дал мне также и этого». И назвала его Симеон[496]. /34/ И она понесла еще и родила сына, и сказала: «Теперь, на этот раз будет мой муж со мною, ибо я родила ему трех сыновей». Поэтому она назвала его Леви[497]. /35/ И она понесла еще и родила сына, и сказала: «На этот раз я возблагодарю Яхве». Поэтому она назвала его Иуда[498]. И перестала она рожать.

Глава 30

/1/ И увидела Рахиль, что она не рожает Иакову, и возревновала к своей сестре, и сказала Иакову: «Дай мне сыновей, а если нет, умру я!»[499] /2/ И разгневался Иаков на Рахиль и сказал: «Разве я вместо Бога, который не дает плода чреву твоему?» /3/ И она сказала: «Вот моя рабыня Бильха; войди к ней, и она родит на мои колени, и у меня будет сын через нее».[500] [501] /4/ И она дала ему Бильху, свою рабыню, в жены, и вошел к ней Иаков. /5/ И понесла Бильха и родила Иакову сына. /6/ И сказала Рахиль: «Учинил мне Бог справедливость и услыхал мой вопль, и дал мне сына». Поэтому она назвала его Дан[502]. /7/ И понесла еще и родила Бильха, рабыня Рахили, второго сына Иакову. /8/ И сказала Рахиль: «Борьбою Божеской я боролась со своею сестрой и победила». И она назвала его Нафтали[503]. /9/ И увидела Лия, что перестала рожать, и взяла Зильпу, свою рабыню, и дала ее Иакову в жены. /10/ И вошел к ней Иаков, и понесла[504] и родила Зильпа, рабыня Лии, Иакову сына. /11/ И сказала Лия: «На счастье!» И назвала его Гад[505]. /12/ И родила Зильпа, рабыня Лии, второго сына Иакову. /13/ И сказала Лия: «На благо мне, ибо принесут мне благо дочери». И назвала его Ашер[506]. /14/ И пошел Реувен в дни жатвы пшеницы и нашел мандрагоры в поле, и принес их Лии, своей матери. И сказала Рахиль: «Дай мне мандрагор твоего сына!»[507] /15/ И сказала ей Лия[508]: «Разве мало тебе забрать моего мужа, что ты забираешь и мандрагоры моего сына?» И сказала Рахиль: «Что ж, пусть он спит у тебя эту ночь за мандрагоры твоего сына».[509] /16/ И пришел Иаков с поля вечером, и вышла Лия навстречу ему и сказала: «Ко мне войди, ибо купила я тебя за мандрагоры моего сына». И он спал у нее в ту ночь. / 17/ И услышал Бог Лию, и она понесла и родила Иакову пятого сына. /18/ И сказала Лия: «Дал Бог мне плату за то, что я дала свою рабыню моему мужу». И назвала она его Иссахар[510]. /19/ И понесла еще Лия и родила шестого сына Иакову. /20/ И сказала Лия: «Наградил меня Бог наградою доброй; теперь будет чтить меня мой муж, ибо я родила ему шестерых сыновей». И она назвала его Зевулун[511]. /21/ А потом она родила дочь и назвала ее Дина. /22/ И вспомнил Бог о Рахили, и услышал ее Бог и отверз ее чрево. /23/ И она понесла и родила сына, и сказала: «Убрал Бог мой позор». /24/ И она назвала его Иосиф[512], сказав: «Пусть добавит Яхве-Бог[513] мне другого сына!» /25/ И было, когда родила Рахиль Иосифа, и сказал Иаков Лавану: «Отпусти меня, и я пойду к моему месту в мою страну. /26/ Дай мне[514] моих жен и моих детей, за которых я работал на тебя, и я пойду, ибо ты знаешь работу, которую я работал на тебя». /27/ И сказал ему Лаван: «Что ж, снискал ли я милость в твоих глазах, я узнаю по гаданью; и благословит меня Яхве-Бог[515] ради тебя». /28/ И он сказал: «Назови же твою плату мне, и я отдам». /29/ И он сказал ему: «Ты знаешь мою работу, которую я работал на тебя, и[516] каким стал твой скот со мною, /30/ ибо мало было его у тебя, а он сделался многочисленным, и благословил Яхве тебя ради меня. А теперь: когда позабочусь я о моем доме?» /31/ И он сказал: «Что мне дать тебе?» И сказал Иаков: «не давай мне ничего. Если ты сделаешь мне дело такое, я снова буду пасти твой скот и сохранять. /32/ Я пройду по всему твоему скоту сегодня; отдели из него всех овнов, покрытых точками и пятнистых, и всех овнов черных из ягнят, и всех пятнистых и покрытых точками из козлов, и это будет моею платой. /33/ И будет свидетельствовать обо мне моя праведность на завтрашний день, когда я приду[517] за моей платой пред твое лицо: все, что не покрыто точками и не пятнистое среди коз и не черное среди ягнят, <если найдется> у меня,- украдено это». /34/ И сказал Лаван: «Ну что ж! Пусть будет по твоему слову!»[518] /35/ И он отделил в тот день ягнят пегих и пятнистых и всех коз, покрытых точками и пятнистых, всех, у которых была белизна, и всех черных из ягнят, и отдал в руки своих сыновей. /36/ И он установил расстояние в три дня пути между собою и между Иаковом. И Иаков пас остальной скот Лавана. /37/ И взял себе Иаков свежие ветки тополя, и миндаля, и платана, и облупил на них облупины, обнажив белизну, которая на ветках, /38/ и поставил ветки, которые он облупил, супротив скота, в корыта, в бадьи с водой, к которым приходит скот, чтобы пить, а они спаривались, когда приходили пить. /39/ И спаривались овцы перед ветками, и рожали овцы пегих, покрытых точками и пятнистых. /40/ И ягнят отделял Иаков, и поворачивал овец мордами к пегим и к черным овцам Лавана, и он создал стада себе самому и не присоединял их к скоту Лавана. /41/ И было каждый раз, когда спаривались сильные овцы, и он ставил ветки перед глазами овец в корыто, чтобы они спаривались перед ветками. /42/ А когда слабые овцы,- он не ставил. И доставались слабые овцы Лавану, а сильные Иакову. /43/ И очень, очень разбогател этот человек, и было у него много скота, и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов.[519]

Глава 31

/1/ И он услышал речи сыновей Лавана, говоривших: «Забрал Иаков все, что принадлежит нашему отцу, и из того, что принадлежит нашему отцу, он создал себе все это богатство». /2/ И взглянул Иаков на лицо Лавана, и вот: не таково оно, как вчера, третьего дня. /3/ И сказал Яхве Иакову: «Вернись в страну своих отцов и на свою родину, и Я буду с тобою». /4/ И послал Иаков, и позвал Рахиль и Лию в поле к своему скоту. /5/ И сказал он им: «Вижу я по лицу вашего отца, что не таков он ко мне, как вчера, третьего дня. Но Бог моего отца был со мной. /6/ И вы знаете, что изо всех сил я работал на вашего отца. /7/ И ваш отец обманывал меня и переменял мою плату десять раз, но не дал ему Бог причинить мне зло. /8/ Когда он говорил: покрытые точками будут платой тебе, рожали все овцы покрытых точками. А когда он говорил: пегие будут платой тебе, рожали все овцы пегих. /9/ И отобрал Бог скот вашего отца и отдал мне. /10/ И было в то время, когда спаривался скот, и я поднял свои глаза и увидел во сне, и вот: пятнистые взбираются на овец, пегие, покрытые точками и пестрые. / 11/ И сказал мне посланец Бога во сне: «Иаков! И я сказал: вот я! /12/ И он сказал: подними-ка свои глаза и взгляни: все пятнистые взбираются на овец, пегие, покрытые точками и пестрые, ибо Я видел все, что Лаван делал тебе. /13/ Я — Бог, явившийся тебе в[520] Бет-Эле, где ты помазал плиту, когда ты поклялся Мне клятвой. Теперь встань, уходи из этой страны и вернись в страну — твою родину». /14/ И отвечали Рахиль и Лия и сказали: «Разве есть еще у нас доля и наследие в доме нашего отца? /15/ Ведь он считал нас чужими, ибо он продал нас и проел серебро, полученное за нас, /16/ ибо все богатство, которое отобрал Бог у нашего отца,- оно наше и наших сыновей. А теперь: все, что сказал Бог тебе, делай». /17/ И встал Иаков, и посадил своих сыновей и своих жен на верблюдов. /18/ И повел он весь свой скот — скот, купленный им,- и все свое имущество, которое он приобрел в Паддан-Араме, чтобы идти к Исааку, своему отцу, в страну Кенаан. /19/ А Лаван пошел стричь своих овец, и украла Рахиль идолов, которые были у ее отца.[521] /20/ И обманул Иаков Лавана-арамея тем, что не сказал ему, что бежит он. /21/ И бежал он, и все, что было его, и он встал, и пересек реку, и обратился к горам Гилеад[522]. /22/ И возвестили Лавану на третий день, что бежал Иаков. /23/ И он взял своих братьев с собою, и преследовал его семь дней, и догнал его в горах Гилеад. /24/ И пришел Бог к Лавану-арамею во сне той ночью, и сказал ему: «Берегись, чтобы ты не вел разговор с Иаковом от хорошего к плохому!» /25/ И догнал Лаван Иакова, и Иаков расположил свой шатер на горе <Мицпа>, а Лаван расположил своих братьев на горе Гилеад. /26/ И сказал Лаван Иакову: «Что ты сделал? И обманул ты меня, и увел ты моих дочерей, как захваченных мечом! /27/ Почему ты бежал тайком и обманул меня, и не поведал мне? А я отправил бы тебя с радостью и с песнями, с игрой на бубне и на кифаре. /28/ И ты не дал мне поцеловать моих сыновей и моих дочерей![523] Теперь: ты поступил глупо. /29/ Есть сила у меня, чтобы сделать тебе зло, но Бог твоего отца прошлой ночью сказал мне, сказав: Берегись, чтобы не вести разговор с Иаковом от хорошего к плохому.[524] /30/ А теперь: идти пусть ты идешь, ибо стремиться ты стремишься к дому твоего отца; почему же ты украл моих богов?» /31/ И отвечал Иаков, и сказал Лавану: «Потому что я испугался, потому что я сказал: как бы ты не отнял своих дочерей у меня и все мое[525]. /32/ Если у кого-нибудь ты найдешь своих богов, он не будет жить! Перед нашими братьями обыщи все, что у меня, и возьми себе!» И не знал Иаков, что Рахиль украла их. /33/ И вошел Лаван в шатер Иакова, и в шатер Лии, и в шатер обеих рабынь, и не нашел, и вышел из шатра Лии, и вошел в шатер Рахили.[526] /34/ А Рахиль взяла идолов и положила их в верблюжье седло[527], и села на них, и обыскал Лаван весь шатер, и не нашел. /35/ И она сказала своему отцу: «Пусть не прогневается мой господин, что я не могу встать перед тобою, ибо то, что бывает с женщинами, у меня».[528] И он искал и не нашел идолов. /36/ И прогневался Иаков и упрекал Лавана, и говорил Иаков, и сказал Лавану: «В чем моя вина, чем прегрешил я, что ты так яростен против меня? /37/ Ведь ты обыскал все мои вещи; что ты нашел из вещей своего дома, поставь здесь перед братьями моими и братьями своими, и пусть они рассудят нас обоих. /38/ Эти двадцать лет я был у тебя; твои овцы и козы не выкидывали, и баранов из твоего стада я не ел. /39/ Растерзанное <диким зверем> я не приносил тебе; я возмещал <это>; от меня ты требовал то, что у меня крали днем, и то, что у меня крали ночью.[529] /40/ Я был,- днем пожирала меня жара, и мороз — ночью, и бежал мой сон от моих глаз. /41/ Это были у меня двадцать лет; в твоем доме я работал на тебя четырнадцать лет за двух твоих дочерей и шесть лет за твой скот, и ты переменял мою плату десять раз. /42/ Если бы Бог моего отца[530], Бог Авраама и Ужас Исаака[531] не был со мною, ты отослал бы меня ни с чем. Мою нищету и тяжкий труд моих рук увидел Бог и совершил по правде этой ночью». /43/ И отвечал Лаван, и сказал Иакову: «Эти дочери — мои дочери, и эти сыновья — мои сыновья, и этот скот — мой скот, и все, что ты видишь,- мое это! Но моим дочерям, что я сделаю им сегодня или их сыновьям, которых они родили? /44/ А теперь: пойдем, заключим договор я и ты, и он будет свидетелем между мною и тобою». /45/ И взял Иаков камень и воздвиг его плитой. /46/ И сказал Иаков своим братьям: «Соберите камни!» И они взяли камни и сделали насыпь, и они ели там на насыпи. /47/ И назвал ее Лаван Иегар-шахадута, а Иаков назвал ее Гал-эд.[532] /48/ И сказал Лаван: «Эта насыпь — свидетель между мною и между тобою сегодня. Поэтому она называется Гал-эд /49/ и Мицпа[533], ибо он сказал: «Пусть следит Яхве за мною и за тобою, когда мы расстанемся друг с другом. /50/ Если ты будешь притеснять моих дочерей и если ты возьмешь жен сверх моих дочерей,- нет человека у нас; смотри, Бог свидетель между мною и между тобою». /51/ И сказал Лаван Иакову: «Вот эта насыпь и вот эта плита, которую я воздвиг между мною и между тобою. /52/ Свидетель эта насыпь и свидетель эта плита, что я не перейду к тебе за эту насыпь, а ты не перейдешь ко мне за эту насыпь и за эту плиту во зло. /53/ Боги Авраама и боги Нахора пусть будут судьями между нами, боги их отца».[534] И поклялся Иаков Ужасом своего отца Исаака, /54/ и принес жертву Иаков на горе, и позвал своих братьев есть хлеб, и они ели хлеб и ночевали на горе.[535]

Глава 32

/1/ И поднялся Лаван утром, и поцеловал своих сыновей и своих дочерей, и благословил их, и пошел, и воротился Лаван на свое место. /2/ А Иаков пошел своею дорогой, и встретили его посланцы Бога. /3/ И сказал Иаков, когда увидел их: «Стоянка Бога это». И он назвал то место Маханайим[536]. /4/ И послал Иаков посланцев от себя к Исаву, своему брату, в страну Сеир, поле Эдома[537], /5/ и велел им, сказав: «Так скажите моему господину Исаву. Так говорит твой раб Иаков.[538] У Лавана я жил и задержался до сих пор. /6/ И были у меня быки и ослы, овцы и рабы, и рабыни. И я послал возвестить моему господину, чтобы снискать милость в твоих глазах». /7/ И возвратились посланцы к Иакову, чтобы сказать: «Мы пришли к твоему брату, к Исаву, и вот: он идет навстречу тебе, и четыреста человек с ним». /8/ И испугался Иаков очень, и стало ему тревожно и он разделил народ, который с ним, и овец, и быков, и верблюдов на два стана. /9/ И он сказал: «Если придет Исав к одному стану и побьет его, то сможет оставшийся стан бежать». /10/ И сказал Иаков: «Боже моего отца Авраама и Боже моего отца Исаака, Яхве, говоривший мне: воротись в свою страну и на свою родину, и Я сделаю тебе добро! /11/ Я меньше всех тех милостей и всей той правды, которые Ты сделал Твоему рабу, ибо с моим посохом я перешел этот Иордан, а теперь я сделался двумя станами. /12/ Спаси же меня от руки моего брата, от руки Исава, ибо боюсь я, как бы не пришел он и не побил меня, матерей и сыновей. /13/ А ты говорил: сделать сделаю Я добро тебе, и Я сделаю твое потомство, как морской песок, который нельзя сосчитать, так его будет много. /14/ И он переночевал там той ночью, и взял из того, что пришло в его руку, подарок для Исава, своего брата: /15/ коз — двести и козлов -двадцать, овец — двести и баранов — двадцать, /16/ кормящих верблюдиц и их детенышей — тридцать, коров — сорок и быков -десять, ослиц — двадцать и ослов — десять, /17/ и отдал в руки своих рабов, каждое стадо отдельно. И он сказал своим рабам: идите предо мною и промежуток установите между стадами. /18/ И велел он первому, сказав: «Когда встретит тебя Исав, мой брат, и спросит тебя, сказав: чей ты, и куда идешь, и чьи эти перед тобою? — /19/ то ты скажи: <это> принадлежит твоему рабу Иакову; дар это, посланный моему господину Исаву. А вот и сам он следует за нами». /20/ И он велел также и другому, и третьему, и всем, идущим за стадами, сказав: «Такое слово говорите Исаву, когда вы найдете его. /21/ И скажите: и вот твой раб Иаков следует за нами». Ибо сказал он: «Я очищу его лицо подарком, идущим предо мною, и после этого увижу его; может быть, он поднимет мое лицо[539]». /22/ И ушел подарок перед ним, а он ночевал той ночью в стане. /23/ И он встал той ночью, и взял обеих своих жен и обеих своих рабынь, и одиннадцать своих сыновей, и перешел к переправе через Йаббок[540]. /24/ И он взял их, и переправил их через реку, и переправил то, что было у него. /25/ И остался Иаков один. И боролся некто с ним, пока не занялась заря, /26/ и увидел, что не может одолеть его, и коснулся вертлюжной впадины на его бедре, и вывихнулась вертлюжная впадина на бедре Иакова, когда он боролся с ним. /27/ И тот сказал: «Отпусти меня, ибо занимается заря». А он сказал: «Не отпущу тебя, пока не благословишь меня!» /28/ И тот сказал ему: «Как твое имя?» И он сказал: «Иаков». /29/ И тот сказал: «Не Иаков будет потом твое имя, но Израиль, ибо ты бился с Богом и с людьми и одолел».[541] /30/ И спросил Иаков, и сказал: «Поведай же мне[542] Твое имя!» И Он сказал: «Зачем это ты спрашиваешь Мое имя?» И Он благословил его там. /31/ И назвал Иаков то место Пениэль: «Ибо я видел Бога лицом к лицу, и спаслась моя душа». /32/ И взошло для него солнце, когда он миновал Пенуэль[543]; и он припадал на свое бедро. /33/ Поэтому не едят Сыны Израиля сухожилие, которое на вертлюжной впадине бедра, до нынешнего дня, ибо Он коснулся вертлюжной впадины бедра Иакова, сухожилия.

Глава 33

/1/ И поднял Иаков свои глаза, и посмотрел, и вот: Исав идет, и с ним четыреста человек. И он разделил детей между Лией, Рахилью и обеими рабынями. /2/ И он поставил рабынь и их детей первыми, а Лию и ее детей за ними[544], а Рахиль и Иосифа — последними. /3/ И он пошел пред его лицо, и кланялся до земли семь раз, пока не приблизился к своему брату.[545] /4/ И побежал Исав навстречу ему, и обнял его, и пал на его шею, и целовал его, и они плакали оба[546]. /5/ И тот поднял свои глаза и увидел женщин и детей, и сказал: «Кто это у тебя?» И он сказал: «Дети, которыми одарил, милосердуя, Бог твоего раба». /6/ И приблизились рабыни, они и их дети, и поклонились. /7/ И приблизилась также Лия и ее дети, и они поклонились, а потом приблизился Иосиф и Рахиль, и они поклонились. /8/ И тот сказал: «Кто у тебя весь этот стан, который я встретил?» И он сказал: «Чтобы снискать милость в глазах моего господина». /9/ И сказал Исав: «Есть у меня много, мой брат! Пусть будет у тебя то, что твое!» /10/ И сказал Иаков: «Нет же, но если я снискал милость в твоих глазах, то возьми мой подарок из моих рук, ибо я увидел твое лицо, как видел лицо Бога, и ты был благорасположен ко мне. /11/ Возьми же мой благословенный подарок, который я принес[547] тебе, потому что милосердно одарил меня Бог и потому что есть у меня все». И он заставил его, и тот взял.[548] /12/ И тот сказал: «Отправимся в путь, и пойдем, и я пойду рядом с тобой». /13/ И он сказал ему: «Мой господин знает, что дети слабы, а овцы и коровы кормят молоком, и если гнать их <хотя бы> один день, то помрут все овцы. /14/ Пусть же идет мой господин перед своим рабом, а я буду идти, не торопясь, так, как может идти скот предо мною, и как могут идти дети, пока не приду к моему господину в Сеир». /15/ И сказал Исав: «Оставлю-ка я у тебя <кого-нибудь> из народа, который со мною!» И он сказал: «Зачем это, <если> я снискал милость в глазах моего господина?»[549] /16/ И воротился в тот день Исав на свою дорогу в Сеир. /17/ А Иаков отправился в Суккот[550], и построил себе дом, а для своего скота сделал хижины. Поэтому называется то место Суккот. /18/ И пришел Иаков благополучно в город Шехем[551], который в стране Кенаан, после того, как он вышел из Паддан-Арама, и поселился супротив города. /19/ И он купил участок поля, где он разбил свой шатер, у сынов Хамора, отца Сихема, за сто кесита. /20/ И он воздвиг там жертвенник и назвал его: «Бог — <это> Бог Израиля».[552]

Глава 34

/1/ И вышла Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, посмотреть на дочерей той страны. /2/ И увидел ее Сихем, сын Хамора, хиввитянина, вождя той страны[553], и взял ее, и лег с нею, и одолел ее. /3/ И прилепилась его душа к Дине, дочери Иакова, и он полюбил ту отроковицу, и говорил по сердцу той отроковицы. /4/ И сказал Сихем Хамору, своему отцу, сказав: «Возьми мне эту деву в жены!» /5/ А Иаков услышал, что он сделал Дину, его дочь, нечистой. А сыновья его были с его скотом в поле, и он молчал до их прихода. /6/ И вышел Хамор, отец Сихема, к Иакову, чтобы говорить с ним. /7/ И сыновья Иакова пришли с поля. Когда они услыхали, то взволновались эти мужи, и разгневались они очень сильно, ибо оскорбление было нанесено Израилю тем, что он лег с дочерью Иакова, а так не поступают. /8/ И говорил Хамор с ними, сказав: «Сихем, мой сын,- привязалась его душа к вашей дочери. Отдайте же ее ему в жены.[554] /9/ И станем сватами между собой, и ваших дочерей давайте нам, и наших дочерей берите себе, /10/ и с нами поселитесь, и земля будет перед вами. Поселитесь, и покупайте ее, и берите ее в родовую собственность».[555] /11/ И сказал Сихем ее отцу и ее братьям: «Пусть я найду милость в ваших глазах, и то, что вы скажете мне, я отдам!» /12/ Назначьте мне очень большой выкуп и дар, и я отдам так, как вы скажете мне, и дайте мне эту отроковицу в жены».[556] /13/ И отвечали сыновья Иакова Сихему лживо, и говорили <так,> потому что он сделал нечистой Дину, их сестру. /14/ И они сказали им: «Мы не можем сделать такое дело, отдать нашу сестру необрезанному мужу, ибо отвратительно это нам. /15/ Но на том <условии будет сделано> приятное вам, если вы станете, как мы, будете обрезать у себя всех мужчин. /16/ И мы будем давать наших дочерей вам, и ваших дочерей будем брать себе, и поселимся с вами, и станем единым народом. /17/ А если вы не послушаетесь нас, чтобы обрезаться, то мы возьмем нашу дочь и уйдем». /18/ И понравились их слова Хамору и Сихему сыну Хамора. /19/ И не замедлил отрок сделать это дело, ибо он хотел дочь Иакова, а он был самым почитаемым во всем доме его отца. /20/ И пришли Хамор и Сихем, его сын, к воротам их города[557], и говорили мужам их города, сказав: /21/ «Эти люди — мирные; они с нами будут жить на этой земле, и покупать ее. А земля, вот: она широка перед ними! И их дочерей мы будем брать себе в жены, и наших дочерей будем давать им. /22/ Но на том условии согласятся эти люди поселиться с нами, чтобы быть единым народом,- чтобы мы обрезали у себя всех мужчин, потому что они обрезаны. /23/ Их скот и их имущество, и все их коровы,- вот, наши они. Только сделаем угодное им, и они поселятся с нами». /24/ И послушались Хамора и Сихема, его сына, все, выходящие к воротам его города, и обрезали все мужчины, крайнюю плоть их.[558] /25/ И было на третий день, когда они были больными, и взяли два сына Иакова, Симеон и Леви, братья Дины, каждый свой меч и пошли на город безопасно, и перебили всех мужчин. /26/ И Хамора, и Сихема, его сына, они убили мечом, и взяли Дину из дома Сихема, и увели. /27/ Сыновья Иакова пошли на раненых и ограбили город, в котором сделали нечистой их сестру. /28/ Их овец и их коров, и их ослов, и то, что в городе, и то, что в поле, они взяли, /29/ и все их богатство, и всех их детей, и их жен увели в плен, и разграбили все, что было в доме. /30/ И сказал Иаков Симеону и Леви: «Вы привели меня к тому, чтобы возненавидели меня обитатели этой страны, кенаанитяне и периззиты. А я малочислен, и соберутся они на меня, и побьют меня, и буду уничтожен я и мой дом». /31/ А они сказали: «Неужто, как с потаскухой, будут поступать с нашей сестрой?!»[559]

Глава 35

/1/ И сказал Бог Иакову: «Встань, поднимись в Бет-Эль и поселись там, и сделай жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от Исава, твоего брата!»[560] /2/ И сказал Иаков своему дому и всем, кто был с ним: «Отриньте чужих богов[561], которые среди вас, и очиститесь, и смените ваши одежды[562], /3/ и встанем, и поднимемся в Бет-Эль, и я сделаю там жертвенник Богу, отвечавшему мне в день моей беды. И Он был со мною в пути, которым я шел». /4/ И отдали они Иакову всех чужих богов, которые были в их руках,- и серьги, которые были в их ушах[563], и зарыл их Иаков под дубом, который в Шехеме.[564] /5/ И они отправились, и был страх Божий на городах, которые вокруг них, и не гнались за сыновьями Иакова. /6/ И пришел Иаков в Луз, что в стране Кенаан <это — Бет-Эль>, он и весь народ, который с ним. /7/ И он построил там жертвенник, и назвал то место Бог Бет-Эля[565], ибо там открылся[566] ему Бог, когда он бежал от своего брата. /8/ И умерла Девора, кормилица Ревекки, и была похоронена ниже Бет-Эля под дубом, и называется он Дубом плача. /9/ И явился Бог Иакову еще, когда он пришел из Паддан-Арама, и благословил его. /10/ И сказал ему Бог:

«Имя твое Иаков.
Не будешь ты зваться
больше Иаковом,
но Израиль
будет имя твое!»

И Он назвал его Израилем.[567] /11/ И сказал ему Бог:

«Я — Бог Могучий![568]
Плодись и размножайся,
народ и сообщество народов
пусть будут от тебя,
и цари из твоих чресел изойдут!
/12/ И Страну,
которую Я дал
Аврааму и Исааку,-
тебе я отдам ее,
и твоим потомкам после тебя
отдам Я Страну!»[569]

/13/ И поднялся от него Бог в том месте, где Он говорил с ним. /14/ И воздвиг Иаков плиту на месте, где он говорил с ним, плиту каменную, и возлил на нее возлияние, и вылил на нее масло. /15/ И назвал Иаков то место, где говорил с ним Бог, Бет-Эль. /16/ И они отправились из Бет-Эля. И было еще кевару[570] земли идти до Эфраты[571], и родила Рахиль, и тяжко мучилась во время своих родов. /17/ И было, когда она мучилась во время своих родов, и сказала ей повитуха: «Не бойся, ибо и этот у тебя сын!» /18/ И было, когда уходила ее душа, ибо умирала она, и назвала она его Бен-Они[572], а отец назвал его Бинйамин[573]. /19/ И умерла Рахиль, и была похоронена на пути в Эфрату (это Бет-Лехем). /20/ И воздвиг Иаков плиту над ее гробницей; это плита над гробницей Рахили до сего дня. /21/ И отправился Израиль, и раскинул свой шатер по ту сторону от Мигдал-Эдера[574]. /22/ И было, когда жил Израиль в той Стране, и пошел Реувен и лег с Бильхой, наложницей своего отца.[575] И услышал <об этом> Израиль. И было сыновей Иакова двенадцать. /23/ Сыновья Лии: первородный Иакова Реувен, и Симеон, и Леви, и Иуда, и Иссахар, и Зевулун. /24/ Сыновья Рахили: Иосиф и Бинйамин. /25/ И сыновья Бильхи, рабыни Рахили: Дан и Нафтали. /26/ И сыновья Зильпы, рабыни Лии: Гад и Ашер. Они — сыновья Иакова, которые родились у него в Паддан-Араме. /27/ И пришел Иаков к Исааку, своему отцу, в Мамре, в Кирйат-Арба (это — Хеврон), где жили Авраам и Исаак.[576] /28/ И было дней Исаака сто восемьдесят лет. /29/ И преставился Исаак, и умер, и присоединился к своему народу, старый и насытившийся днями. И погребли его Исав и Иаков, сыновья его.

Глава 36

/1/ И вот поколения Исава (он — Эдом).[577] /2/ Исав взял своих жен из кенаанитянок, Аду дочь Элона, хетта, и Ахоливаму дочь Аны сына[578] Цивъона-хиввитянина, /3/ и Басемат, дочь Исмаила, сестру Невайота.[579] /4/ И родила Ада Исаву Элифаза, и Басемат родила Реуэля, /5/ а Ахоливама родила Йеуша, и Йалама, и Кораха. Это сыновья Исава, которые родились у него в стране Кенаан. /6/ И взял Исав своих жен, и своих сыновей, и своих дочерей, и все души своего дома, и свой скот, и всех своих коров, и все свое достояние, которое он приобрел в стране Кенаан, и пошел в страну Сеир[580] от Иакова, своего брата,[581] /7/ ибо было их достояние так велико, что они не могли поселиться вместе, и не могла страна, где они жили, насытить их из-за <многочисленности> их скота. /8/ И поселился Исав в горах Сеир (Исав — это Эдом). /9/ И вот родословия Исава, отца Эдома, в горах Сеир. /10/ Это имена сыновей Исава: Элифаз сын Ады, жены Исава; Реуэль сын Басемат, жены Исава. /11/ И были сыновья Элифаза: Теман, Омар, Цефо, и Гатам, и Кеназ. /12/ И Тимна была наложницей Элифаза, сына Исава, и она родила Элифазу Амалека[582]. Вот сыновья Ады, жены Исава. /13/ И вот сыновья Реуэля: Нахат и Зерах, Шамма и Мизза. Это были сыновья Басемат, жены Исава. /14/ А эти были сыновьями Ахоливамы дочери Аны сына[583] Цивъона, жены Исава. И она родила Исаву Иеуша, и Иалама, и Кораха. /15/ Это тысячники сыновей Исава: Элифаз, первородный Исава; тысячник Теман; тысячник Омар; тысячник Цефо; тысячник Кеназ; /16/ тысячник Корах; тысячник Гатам; тысячник Амалек. Это тысячники Элифаза в стране Эдом, это сыновья Ады. / 17/ А это сыновья Реуэля, сына Исава: тысячник Нахат; тысячник Зерах; тысячник Шамма; тысячник Мизза. Это тысячники Реуэля в стране Эдом; это сыновья Басемат, жены Исава. /18/ А это сыновья Ахоливамы, жены Исава: тысячник Йеуш; тысячник Йалам; тысячник Корах. Это тысячники Ахоливамы, дочери Аны, жены Исава. /19/ Это сыновья Исава, и это их тысячники; он — Эдом. /20/ Это сыновья Сеира-хуррита, живущие в Стране: Лотан, и Шовал, и Цивъон, и Ана, /21/ и Дишон, и Эцер, и Дишан. Это тысячники хурритов, сыновья Сеира в стране Эдом. /22/ И были сыновья Лотана Хори и Хемам, а сестра Лотана Тимна. /23/ И вот сыновья Шовала: Алван, и Манахат, и Звал, Шефо, и Онан. /24/ И вот сыновья Цивъона: и Аййа, и Ана; он — <тот> Ана, который нашел горячие ключи в пустыне, когда он пас ослов Цивъона, своего отца. /25/ И вот дети Аны: Дишон и Ахоливама, дочь Аны. /26/ И вот сыновья Дишона: Хемдан, и Эшбан, и Йитран, и Херан. /27/ Вот сыновья Эцера: Бильхан, и Зааван, и Акан. /28/ Вот сыновья Дишана: Уц и Арап. /29/ Вот тысячники херритов: тысячник Лотан, тысячник Шовал, тысячник Цивъон, тысячник Ана, /30/ тысячник Дишон, тысячник Эцер, тысячник Дишан. Это тысячники хурритов по их тысячам[584] в стране Сеир. /31/ А вот цари, которые царствовали в стране Эдом до того, как царствовали цари у Сынов Израиля. /32/ И царствовал в Эдоме Бела сын Беора, и имя его города Динхава. /33/ И умер Бела, и воцарился вслед за ним Иовав сын Зераха из Боцры. /34/ И умер Иовав, и воцарился вслед за ним Хушам из страны Теманской. /35/ И умер Хушам, и воцарился вслед за ним Хадад сын Бедада, поразивший Мидйан в поле Моава; и имя его города Авит. /36/ И умер Хадад, и воцарился вместо него Самла из Масреки. /37/ И умер Самла, и воцарился вслед за ним Шаул из Реховот-Ханнахар. /38/ И умер Шаул, и воцарился вслед за ним Баалханан сын Ахбора. /39/ И умер Баалханан сын Ахбора, и воцарился вслед за ним Хадар; а имя его города Пау, и имя его жены Мехетавэль дочь Матреда сына[585] Мезахава. /40/ И вот имена тысячников Исава по их родам, по их местам, по их племенам: тысячник Тимна, тысячник Алва, тысячник Йетет, /41/ тысячник Ахоливама, тысячник Эла, тысячник Пинон, /42/ тысячник Кенан, тысячник Теман, тысячник Мивцар, /43/ тысячник Магдиэль, тысячник Ирам. Вот тысячники Эдома по их селениям, в их родовой стране. Это — Исав, отец Эдома.

Глава 37

/1/ И поселился Иаков в стране, где жил его отец, в стране Кенаан. /2/ Вот поколения Иакова. Иосифу было семнадцать лет. Он пас со своими братьями овец, и он был отроком при сыновьях Бильхи и при сыновьях Зильпы, жен его отца.[586] И переносил Иосиф злые сплетни о них их отцу. /3/ А Израиль любил Иосифа больше всех своих сыновей, ибо он был у него сын старости, и он сделал ему разноцветный хитон.[587] /4/ И увидали его братья, что его любит их отец больше всех его братьев, и возненавидели его, и не могли говорить с ним спокойно. /5/ И приснился Иосифу сон, и он поведал своим братьям, и они возненавидели его еще сильнее. /6/ И он сказал им: «Послушайте-ка, вот какой сон мне приснился! /7/ И вот: мы вяжем снопы в поле; и вот: встал мой сноп и воздвигся; и вот: стали кругом ваши снопы и поклонились моему снопу». /8/ И сказали ему его братья: «Уж не воцаришься ли ты над нами или властно властвовать будешь ты нами?» И еще больше возненавидели его за его сны и за его слова. /9/ И приснился еще ему другой сон, и он рассказал его своим братьям и сказал: «Вот, приснился мне еще сон, и вот, солнце и луна и одиннадцать звезд поклоняются мне». /10/ И он рассказал своему отцу и своим братьям, и прикрикнул на него его отец и сказал ему: «Что за сон это, который тебе приснился? Неужто придем мы,- я и твоя мать, и твои братья кланятся тебе до земли?» /11/ И завидовали ему его братья, а его отец запомнил это слово. /12/ И пошли его братья пасти овец их отца в Сихеме. /13/ И сказал Израиль Иосифу: «Вот, твои братья пасут в Сихеме. Иди-ка, и я пошлю тебя к ним». И он сказал ему: «Вот я». /14/ И он сказал ему: «Пойди-ка посмотри, благополучны ли твои братья и благополучны ли овцы, и сообщи мне». И он послал его из долины Хеврона, и тот пришел в Сихем. /15/ И встретил его некий человек, и вот: он блуждает по полю. И спросил его тот человек, сказав: «Что ты ищешь?» /16/ И он сказал: «Моих братьев я ищу. Поведай мне, где они пасут». /17/ И сказал тот человек: «Они удалились отсюда, ибо я слышал, как они говорили: пойдем в Дотан». И пошел Иосиф за своими братьями и нашел их в Дотане.[588] /18/ И увидели они его издалека и прежде, чем он приблизился к ним, и замыслили на него, чтобы умертвить его. /19/ И они говорили один другому: «Вот, сновидец этот идет! /20/ А теперь: пойдем и убьем его, и бросим его в какую-нибудь яму, и скажем: дикий зверь пожрал его! и посмотрим, что будут его сны». /21/ И услышал Реувен, и спас его от их рук, и сказал: «Не станем убивать никого!» /22/ И сказал им Реувен: «Не проливайте кровь! Бросьте его в эту яму, которая в пустыне, а руку не простирайте на него!» — чтобы спасти его от их руки, вернуть его его отцу.[589] /23/ И было, когда пришел Иосиф к своим братьям, и они содрали с Иосифа его хитон, разноцветный хитон, который на нем, /24/ и взяли его, и бросили его в яму. А яма была пустая, не было в ней воды. /25/ И сели они поесть хлеба, и подняли свои глаза, и посмотрели, и вот: караван исмаильтян идет из Гилеада[590], и их верблюды несут стираксу, бальзам и ладан; они идут, чтобы сойти в Египет. /26/ И сказал Иуда своим братьям: «Что пользы, если мы убьем нашего брата и спрячем его кровь? /27/ Пойдем и продадим его исмаильтянам, а наша рука пусть не будет на нем, ибо наш брат, наша плоть он». И послушались братья его. /28/ И проходили мужи мидйанитские, торговцы, и вытащили, и подняли Иосифа из ямы, и продали Иосифа исмаильтянам за двадцать <сиклей> серебра. И они отвели Иосифа в Египет.[591] /29/ И вернулся Реувен к яме, и вот: нет Иосифа в той яме! И он разорвал свои одежды /30/ и вернулся к своим братьям, и сказал: «Мальчишка,- нет его! А я,- куда я пойду?» /31 / И они взяли хитон Иосифа и закололи козла, и вымочили хитон в крови. /32/ И послали разноцветный хитон, и доставили отцу, и сказали: «Это нашли мы в поле[592]; посмотри-ка, это хитон твоего сына, или нет». /33/ И он осмотрел его и сказал: «Хитон моего сына! Дикий зверь пожрал его, терзанием растерзан Иосиф!» /34/ И разорвал Иаков свою рубаху, и обернул платок вокруг своих чресел, и печалился о своем сыне много дней. /35/ И встали все его сыновья и все его дочери, и пришли[593] утешать его. А он оставался безутешен и говорил: «Сойду я к моему сыну горюющим в Шеол». И оплакал его его отец. /36/ А мидйанитяне[594] продали его в Египет Потифару[595], придворному[596] фараона, начальнику секирщиков[597].

Глава 38

/1/ И было в те времена, и сошел Иуда от своих братьев, и завернул к мужу адулламскому[598], а его имя Хира. /2/ И увидел там Иуда дочь мужа-кенаанитянина (а его имя Шуа) и взял ее, и вошел к ней. /3/ И она понесла и родила сына, и он назвал его Эра. /4/ И она понесла еще и родила сына, и назвала его Онан. /5/ И опять <понесла> и родила сына, и назвала его Шела. И он был в Кезиве[599], когда она родила его. /6/ И взял Иуда жену Эре, своему первородному; а ее имя Тамар. /7/ И был Эра, первородный Иуды, преступен в глазах Яхве, и умертвил его Яхве. /8/ И сказал Иуда Онану: «Пойди к жене своего брата и по праву зятя возьми ее в жены, и создай потомство своему брату».[600] /9/ И знал Онан, что не его будет это потомство; и было, когда он входил к жене своего брата, и он изливал <семя> на землю, чтобы не дать потомства своему брату. /10/ И было преступно в глазах Яхве то, что он делал, и Он умертвил также и его.[601] /11/ И сказал Иуда Тамар, своей невестке: «Возвратись вдовой в дом своего отца, пока не вырастет Шела, мой сын».[602] Ибо он сказал: «Как бы не умер также и он, как его братья». И пошла Тамар, и поселилась в доме своего отца. /12/ И прошло много дней, и умерла Бат-Шуа, жена Иуды[603]. И успокоился <после плача> Иуда, и поднялся для стрижки своих овец он и Хира, его друг, адулламитянин, в Тимну[604]. /13/ И поведали Тамар, сказав: «Вот, твой свекор поднимается в Тимну стричь своих овец». /14/ И она сбросила одежды своего вдовства с себя и покрылась покрывалом, и закуталась[605], и села у ворот Энайима, который на пути в Тимну, ибо она видела, что вырос Шела, а она не дана ему в жены. /15/ И увидел ее Иуда, и подумал, что она — потаскуха, ибо она закрыла свое лицо. /16/ И он свернул к ней по той дороге и сказал: «Позволь-ка, я войду к тебе!» Ведь он не знал, что его невестка она. И она сказала: «Что ты дашь мне, если войдешь ко мне?» /17/ И он сказал: «Я пришлю козленка из стада». А она сказала: «Но дай заклад, пока ты не пришлешь!» /18/ И он сказал: «Что за заклад, который я дам тебе?» И она сказала: «Твой перстень[606], и твой шнур, и твой посох, который в твоей руке». И он дал ей, и вошел к ней, и она понесла от него. /19/ И она встала и пошла, и сбросила свое покрывало с себя, и одела одежды своего вдовства. /20/ И послал Иуда козленка через посредство своего друга-адулламитянина, чтобы взять залог из руки той женщины. Но тот не нашел ее. /21/ И он спрашивал людей того места, говоря: «Где эта блудница в Энаййиме, по этой дороге?» И они говорили: «Не было там блудницы».[607] /22/ И он вернулся к Иуде и сказал: «Я не нашел ее, и люди того места сказали: не было там блудницы». /23/ И сказал Иуда: «Пусть возьмет себе, чтобы мы не опозорились! Вот, я послал козленка, а ты не нашел ее». /24/ И было через три месяца, и поведали Иуде, сказав: «Развратничает Тамар, твоя невестка, и вот, она понесла из-за разврата». И сказал Иуда: «Выведите ее, и пусть она будет сожжена!»[608] /25/ Ее вывели, и она послала сказать своему свекру: «От того, чьи эти вещи, я понесла». И она сказала: «Узнай, чьи перстень и шнуры, и посох эти?» /26/ И узнал Иуда, и сказал: «Она правее меня, ибо я не дал ее Шеле, моему сыну». И он не познавал ее больше. /27/ И было, когда ей настало время рожать, и вот: близнецы в ее утробе. /28/ И было, когда она рожала, и высунулась рука, и взяла повитуха, и повязала на руку красную нить, сказав: «Этот вышел первым». /29/ И было, когда втянулась назад его рука, и вышел его брат, и она сказала: «Как это ты проломил для себя пролом?» И он назвал его Перец. /30/ А потом вышел его брат, у которого на руке красная нить. И он назвал его Зарах.

Глава 39

/1/ А Иосиф был уведен вниз, в Египет, и купил его Потифар, придворный фараона[609], начальник секирщиков, египтянин, у исмаильтян, которые увели его вниз туда.[610] /2/ И был Яхве с Иосифом, и он был человеком удачливым, и он был в доме его господина, египтянина. /3/ И увидел его господин, что Яхве с ним, и во всем, что он делает, Яхве дает ему удачу. /4/ И обрел Иосиф милость в его глазах, и служил ему; и тот поставил его управителем над своим домом, и все, что было у него, отдал в его руку.[611] /5/ И было с тех пор, как тот поставил его управителем в своем доме и над всем, что было у него, и благословил Яхве дом того египтянина ради Иосифа, и было благословение Яхве на всем, что было у него в доме и в поле. /6/ И он оставил все, что было у него, в руке Иосифа, и не ведал из этого ничего, разве что пищу, которую он ел. И был Иосиф прекрасен видом и прекрасен ликом. /7/ И было после этих событий, и подняла жена его господина свои глаза на Иосифа, и сказала: «Ляг со мною!»[612] /8/ И он воспротивился, и сказал жене своего господина: «Вот, мой господин не ведает со мною ничего, что в доме, и все, что есть у него, он отдал в мою руку. /9/ Нет никого больше меня в этом доме, и он не воспретил мне ничего, но только тебя, потому что ты — его жена! И как же я сделаю это великое зло и согрешу перед Богом?!» /10/ И было, что говорила она Иосифу изо дня в день, и он не слушался ее, чтобы лечь с нею, чтобы быть с нею. /11/ И было однажды, и вошел он в дом делать свою работу, и не было никого из домашних там, в том доме. /12/ И она схватила его за его одежду, говоря: «Ляг со мною!» И он оставил свою одежду в ее руке, и побежал, и вышел на улицу. /13/ И было, когда она увидала, что он оставил свою одежду в ее руках и выбежал на улицу, /14/ и она кликнула своих домашних, и сказала им, говоря: «Смотрите, он привел к нам этого иври[613], чтобы тот смеялся над нами! Он пришел ко мне лечь со мною, а я возопила громким голосом. /15/ И было, когда он услыхал, что я возвысила свой голос и возопила, и он оставил свою одежду у меня, и побежал, и вышел на улицу». /16/ И она положила его одежду у себя, пока не придет его господин в свой дом. /17/ И она говорила ему такие же речи, сказав: «Пришел ко мне этот раб-иври, которого ты привел к нам, чтобы он смеялся над нами! /18/ И было, когда я возвысила свой голос и возопила, и он оставил свою одежду у меня и выбежал на улицу!» /19/ И было, когда услышал его господин слова своей жены, которые она говорила ему, сказав: «вот что сделал мне твой раб», и возгорелся его гнев. /20/ И взял господин Иосифа его и посадил в тюрьму, в место, где заключены царские заключенные, и он был там, в тюрьме. /21/ И был Яхве с Иосифом, и простер на него милосердие, и дал ему милость в глазах начальника тюрьмы. /22/ И отдал начальник тюрьмы в руку Иосифа всех заключенных, которые в тюрьме, и все, что делают там, он делал. /23/ Не смотрел начальник тюрьмы ни за чем, что было в его руках, потому что Яхве был с ним, и в том, что он делал, Яхве посылал удачу.

Глава 40

/1/ И было после этих событий, прегрешили кравчий египетского царя и пекарь против их господина, против египетского царя.[614] /2/ И разгневался фараон на двух своих вельмож, на начальника кравчих и на начальника пекарей, /3/ и отдал их под стражу в дом начальника секирщиков, в тюрьму, в то место, где был заключен Иосиф. /4/ И приставил начальник секирщиков Иосифа к ним, и он служил им, и они были некоторое время под стражей. /5/ И видели сон они оба, каждый свой сон в одну и ту же ночь, у каждого сон со своим толкованием,- кравчий и пекарь Египетского царя, которые были заключены в тюрьму. /6/ И пришел к ним Иосиф утром, и увидел их, и вот: они огорчены. /7/ И он спросил вельмож фараона, которые с ним под стражей в доме его господина, сказав: «Почему ваши лица печальны сегодня?» /8/ И они сказали ему: «Сон приснился нам, а толкователя нет ему». И сказал им Иосиф: «Но ведь истолкование от Бога. Поведайте же мне!» /9/ И поведал начальник кравчих свой сон Иосифу, и сказал ему: «<я видел> в моем сне, и вот: виноградная лоза предо мною, /10/ а на лозе три ветки, и она цветет, созрели виноградные гроздья. /11/ И чаша фараона в моей руке, и я взял виноградины и выжал их в чашу фараона, и дал чашу в руку фараона». /12/ И сказал ему Иосиф: «Вот его толкование. Три ветки — это три дня. /13/ Через три дня поднимет фараон твою голову[615] и вернет тебя на твое место, и ты будешь подавать чашу фараона в его руку, как было прежде, когда ты был его кравчим. /14/ И ты вспомни меня, когда хорошо будет тебе, и сотвори мне милость, и напомни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома, /15/ ибо кражей я украден из Страны <людей> иври[616], и здесь я не сделал ничего, чтобы посадили меня в яму». /16/ И увидел начальник пекарей, что хорошо он истолковал, и сказал Иосифу: «И я <видел> в моем сне, и вот: три корзины лепешек на моей голове, /17/ и в верхней корзине всякая еда фараона, приготовленная пекарем, и птица ест ее из корзины на моей голове». /18/ И отвечал Иосиф, и сказал: «Вот его толкование. Три корзины — это три дня. /19/ Через три дня задерет фараон твою голову выше тебя и повесит тебя на дереве, и будет есть птица твою плоть поверх тебя».[617] /20/ И был на третий день день рождения фараона, и он устроил пир для всех своих рабов[618] и поднял голову начальника кравчих и голову начальника пекарей посреди своих рабов, /21/ и посадил начальника кравчих ведать своим питьем, и он подавал чашу в руку фараона, /22/ а начальника пекарей повесил, как истолковал им Иосиф. /23/ И не вспомнил начальник кравчих об Иосифе, и забыл его.

Глава 41

/1/ И было, когда прошло два года времени, и фараон увидел сон, и вот: стоит он на берегу Нила. /2/ И вот, из Нила поднялись семь коров, прекрасных видом и тучных плотью, и отправились пастись на лугу. /3/ И вот, семь других коров поднялись вслед за ними из Нила, скверные видом и тощие плотью, и встали возле тех коров на берегу Нила. /4/ И поглотили коровы, скверные видом и тощие плотью, семерых коров, прекрасных видом и тучных плотью.[619] И пробудился фараон. /5/ И он заснул и увидел сон второй раз, и вот: семь колосьев поднимаются на одном стебле, тучные и хорошие. /6/ И вот, семь колосьев, тощих и опаленных восточным ветром[620], выросли вслед за ними. /7/ И колосья, тощие и опаленные восточным ветром,[621] поглотили колосья, тучные и полные. И пробудился фараон. И вот <такой> сон. /8/ И было утром, и смутился его дух, и он кликнул всех египетских колдунов и всех его мудрецов, и рассказал фараон им свои сны,[622] и никто не истолковал их фараону. /9/ И молвил начальник кравчих фараону[623], сказав: «Прегрешение свое я вспоминаю ныне. /10/ Фараон разгневался на своего раба и отдал меня под стражу в дом начальника секирщиков, меня и начальника пекарей. /11/ И мы видели сон в одну и ту же ночь, я и он, каждый со своим значением видели мы сны. /12/ А там с нами был отрок иври, раб начальника секирщиков, и мы рассказали ему наши сны, и он истолковал нам наши сны, каждому его сон истолковал. /13/ И было, как он истолковал нам, так было: меня воротил <фараон> на мое место, а его повесил». /14/ И послал фараон, и кликнул Иосифа, и его быстро вывели из ямы[624], и он постригся, и сменил свои одежды, и пришел к фараону. /15/ И сказал фараон Иосифу: «Сон я видел, и никто не может истолковать его. А я слышал о тебе, что ты выслушаешь сон и истолкуешь его». /16/ И отвечал Иосиф фараону, сказав: «Не я, Бог ответит, благополучен ли фараон». /17/ И молвил фараон Иосифу, сказав:[625] «Во сне моем, вот, стою я на берегу Нила. /18/ И вот: из Нила поднялись семь коров, тучных плотью и прекрасных видом, и отправились пастись на лугу. /19/ И вот: семь других коров поднялись вслед за ними, слабые, и очень скверные видом, и тощие плотью; не видел я таких скверных во всей стране Египетской. /20/ И поглотили тощие и скверные коровы семь первых тучных коров. /21/ И те вошли в их утробу, и не было видно, что те вошли в их утробу, и облик их был скверен, как в начале. И я пробудился. /22/ И я видел в моем сне, и вот: семь колосьев поднялись на одном стебле, полные и хорошие. /23/ И вот: семь засохших колосьев, тощих <и> опаленных восточным ветром, выросли вслед за ними. /24/ И поглотили тощие колосья семь хороших колосьев. И я сказал колдунам, и никто не возвестил мне». /25/ И сказал Иосиф фараону: «Сон фараона — один <и тот же> он; то, что Бог сделает, Он возвестил фараону. /26/ Семь хороших коров — это семь лет и семь хороших колосьев — это семь лет. Сон один <и тот же> это.[626] /27/ И семь коров, тощих и скверных, поднимающихся вслед за ними,- это семь лет, и семь колосьев, тощих <и> опаленных восточным ветром,- это будут семь лет голода. /28/ Таково слово, которое я сказал фараону: то, что Бог сделает, Он показал фараону. /29/ Вот, семь лет наступают с великим урожаем по всей стране Египетской. /30/ И наступят семь лет голода вслед за ними, и забудется все изобилие в стране Египетской, и уничтожит голод страну. /31/ И не будет известно изобилие в стране из-за этого голода, ибо тяжек он будет очень. /32/ А что Он повторил этот сон два раза,- <так это> потому, что точное это дело от Бога, и поторопится Бог его сделать. /33/ А теперь: пусть выберет фараон понимающего и мудрого человека и поставит его над страной Египетской. /34/ Пусть сделает <так> фараон, и пусть поставит чиновников над страной и собирает пятину со страны Египетской в течение семи лет изобилия.[627] /35/ И пусть соберут всю еду этих наступающих хороших лет и сложат зерно <в амбары> под рукою фараона, <и поместят> еду в городах, и сохраняют.[628] /36/ И будет эта еда запасом для страны на семь лет голода, которые будут в стране Египетской, и не погибнет страна от голода». /37/ И понравилась эта речь фараону и всем его рабам. /38/ И сказал фараон своим рабам: «Найдется ли подобный этому человек, в котором был бы дух Божий?» /39/ И сказал фараон Иосифу: «Так как умудрил тебя Бог всем этим, нет столь понимающего и мудрого, как ты. /40/ Ты будешь над моим домом, и по твоему речению будет запасаться весь мой народ; только троном я буду выше тебя».[629] /41/ И сказал фараон Иосифу: «Смотри, я ставлю тебя над всею Страной Египетской».[630] /42/ И снял фараон свой перстень со своей руки и надел его на руку Иосифа, и облачил его в одежды из виссона, и возложил золотую цепь на его шею, /43/ и возвел его на вторую колесницу, которая была у него. И возглашали перед ним: «Падите ниц!»[631] И он поставил его над всею страной Египетской.[632] /44/ И сказал фараон Иосифу: «Я — фараон, и без тебя не поднимет никто свою руку или свою ногу во всей стране Египетской. /45/ И назвал фараон Иосифа Цафенат-Панеах[633], и дал ему Асенат[634] дочь Поти-Феры, жреца Она[635], в жены. И вышел Иосиф <управлять> всею землей Египетской. /46/ А Иосифу было тридцать лет, когда он предстал перед фараоном, египетским царем. И вышел Иосиф от фараона и прошел по всей Стране Египетской. /47/ И произвела та страна в семь лет изобилия слишком много. /48/ И он собрал всю еду семи лет, когда было изобилие[636] в стране Египетской, и поместил еду в городах, еду поля городского[637], которое вокруг него, он поместил в каждом из городов. /49/ И сложил Иосиф <в амбары> зерно, как морской песок, очень много, так что перестал считать, ибо не сосчитать было. /50/ А у Иосифа прежде, чем наступили годы голода, родил<ись> двое сыновей, которых родила ему Асенат, дочь Поти-Феры, жреца Она. /51/ И назвал Иосиф первородного Менашше[638]: «Ибо сделал Бог так, что я забыл все мои страдания и весь дом моего отца». /52/ А второго он назвал Эфрайим[639]: «Ибо сделал меня Бог плодовитым в стране моих бедствий». /53/ И окончились семь лет изобилия, которое было в стране Египетской. /54/ И наступили семь лет голода, как говорил Иосиф, и был голод во всех странах, и во всей стране Египетской не[640] было хлеба. /55/ И голодала вся страна Египетская, и возопил народ к фараону о хлебе, и сказал фараон всему Египту: «Идите к Иосифу; то, что он вам скажет, делайте». /56/ И голод был по всей стране, и открыл Иосиф все амбары, в которых зерно, и продавал Египту[641], и усиливался голод в стране Египетской.[642] /57/ И все страны приходили в Египет покупать <зерно>, к Иосифу, ибо усиливался голод по всей земле.

Глава 42

/1/ И увидал Иаков, что есть зерно в Египте, и сказал Иаков своим сыновьям: «Почто вы смотрите друг на друга?» /2/ И он сказал: «Вот, я слышал, что есть зерно в Египте; сойдите туда и купите нам немного пищи[643] там, и мы будем жить, и не умрем». /3/ И сошли братья Иосифа вдесятером купить зерна в Египте, /4/ а Бинйамина, брата Иосифа, не отпустил Иаков с его братьями, ибо он сказал: «Как бы не случилось с ним беды!» /5/ И пришли сыны Израиля купить зерно среди приходящих, ибо был голод в стране Кенаан. /6/ А Иосиф был правителем над всею той страною; он продавал хлеб всему народу страны. И пришли братья Иосифа, и поклонились ему лицом до земли. /7/ И увидел Иосиф своих братьев, и узнал их, но не открылся им и говорил с ними сурово, и сказал им: «Откуда вы пришли?» И они сказали: «Из страны Кенаан купить пищи». /8/ И узнал Иосиф своих братьев, а они не узнали его. /9/ И вспомнил Иосиф сны, которые он видел о них, и сказал им: «Соглядатаи вы, чтобы высмотреть незащищенные части страны, вы пришли». /10/ И сказали они ему: «Нет, мой господин! А твои рабы пришли купить пищи! /11/ Все мы сыновья одного человека, честные мы, не были твои рабы соглядатаями». /12/ И он сказал им: «Нет, ибо незащищенные части страны вы пришли высмотреть». /13/ И сказали они: «Двенадцать твоих рабов; братья мы, сыновья одного человека в стране Кенаан; и вот: младший с нашим отцом нынче, а одного нет». /14/ И сказал им Иосиф: «Это — то, что я сказал вам, говоря: соглядатаи вы! /15/ Вот чем вы будете испытаны. Жив фараон![644] не уйдете вы отсюда, если не придет ваш младший брат сюда. /16/ Пошлите из вас одного, и пусть он возьмет вашего брата, а вы оставайтесь пленниками. И будут испытаны ваши речи, правдивы ли вы. А если нет,- жив фараон! — соглядатаи вы». /17/ И он отправил их в тюрьму на три дня. /18/ И сказал им Иосиф на третий день: «Вот что сделайте и живите. Бога я боюсь! /19/ Если честные вы, один ваш брат пусть останется пленником в вашей тюрьме. А вы идите, отнесите зерно, <чтобы утолить> голод в ваших домах. /20/ А вашего младшего брата приведите ко мне, и тогда будет вера вашим словам, и вы не умрете».[645] И они сделали так. /21/ И они говорили один другому: «Увы! Виноваты мы за нашего брата, что мы видели страдание его души, когда он взывал к нам о милосердии, а мы не слушали! Из-за этого пришла на нас эта беда!» /22/ И отвечал Реувен им, сказав:, «Ведь я говорил вам, сказав: не грешите против этого дитяти! — а вы не слушали. И его кровь вот, взыскивается».[646] /23/ А они не знали, что понимает Иосиф, ибо переводчик был между ними. /24/ И он отвернулся от них и плакал, и поворотился к ним, и говорил им, и взял у них Симеона, и арестовал его у них на глазах. /25/ И повелел Иосиф наполнить их кувшины зерном, и вернуть их серебро, каждому в его мешок, и дать им провизии на дорогу. И он сделал им так. /26/ И они погрузили свое зерно на своих ослов и пошли оттуда. /27/ И открыл один <из них> свой мешок, чтобы задать корму своему ослу на ночлеге, и увидел свое серебро, и вот: оно у отверстия его мешка. /28/ И сказал он своим братьям: «Вернулось мое серебро, и вот: оно в моем мешке». И они перепугались и, дрожа, обращались один к другому, говоря: «Что это делает Бог с нами?» /29/ И они пришли к Иакову, их отцу, в страну Кенаан, и поведали ему все, что случилось с ними, сказав: /30/ «Говорил тот человек, господин той страны, с нами сурово, и представил нас, будто мы соглядатаи в той стране. /31/ А мы говорили ему: мы не соглядатаи! /32/ Двенадцать нас братьев, сыновей нашего отца; одного нет, а младший нынче с нашим отцом в стране Кенаан. /33/ И сказал нам тот человек, господин той страны: вот из чего я узнаю, что честные вы. Одного вашего брата оставьте у меня, а зерно, <чтобы утолить> голод в ваших домах, возьмите и идите! /34/ И приведите вашего младшего брата ко мне, и я узнаю, что не соглядатаи вы, что честные вы. Вашего брата я отдам вам, и по стране вы будете торговать». /35/ И было, они распаковывали свои мешки, и вот: у каждого в мешке кошель с его серебром.[647] И увидели кошели с их серебром они и их отец, и перепугались. /36/ И сказал им Иаков, их отец: «Меня вы оставляете без детей! Иосифа нет, и Симеона нет, и Бинйамина вы забираете! На мне будут все они!» /37/ И сказал Реувен своему отцу, сказав: «Двух моих сыновей умертви, если я не приведу его к тебе. Дай его в мою руку, и я возвращу его тебе». /38/ И он сказал: «Не сойдет мой сын с вами, ибо его брат умер, а он один остался. И случится с ним несчастье на дороге, которой вы пойдете, и вы сведете мои седины тревогою в Шеол»[648].

Глава 43

/1/ И голод был тяжек в Стране. /2/ И было, когда они кончили есть зерно, которое принесли из Египта, и сказал им их отец: «Вернитесь, купите нам немного пищи». /3/ И сказал ему Иуда: «Предупредил нас тот человек, сказав: не увидите моего лица, если вашего брата не будет с вами! /4/ Если ты пошлешь нашего брата с нами, мы сойдем и купим тебе пищи, /5/ а если ты не пошлешь, не сойдем, ибо тот человек сказал нам: вы не увидите моего лица, если вашего брата не будет с вами». /6/ И сказал Израиль: «Зачем вы причинили мне такое зло, поведав тому человеку, есть ли у вас еще брат». /7/ И они сказали: «Спрашивал тот человек о нас и о нашей родне, сказав: жив ли еще ваш отец? есть ли у вас брат? И мы сказали ему так, как обстоят эти дела. Разве знать мы знали, что он скажет: приведите вашего брата?» /8/ И сказал Иуда Израилю, своему отцу: «Пошли отрока со мною, и мы встанем, и пойдем, и останемся живы, и не умрем, и мы, и ты, и наши дети. /9/ Я буду поручителем за него; от меня ты будешь его требовать; если я не приведу его к тебе и не представлю его пред твое лицо, то я буду виноват пред тобою все дни. /10/ Если бы мы не медлили, мы бы теперь уже возвратились два раза». /11/ И сказал им Израиль, их отец: «Если так, что ж, сделайте это: возьмите от земных плодов в ваши кувшины и отнесите тому человеку в дар немного бальзама и немного меда, приправы и ладан, фисташки и миндаль, /12/ и серебра вдвойне возьмите в свои руки, и серебро, положенное у отверстия ваших мешков, верните своею рукою, может, ошибка это. /13/ И вашего брата возьмите; встаньте, вернитесь к тому человеку. /14/ И Бог Могучий[649] даст вам милость пред лицом того человека, и пошлет он вам вашего другого брата и Бинйамина. А я, как остался бездетным, так и остался». /15/ И взяли эти люди этот дар, и вдвойне серебра взяли в свои руки, и Бинйамина, и встали, и сошли в Египет, и предстали перед Иосифом. /16/ И увидел Иосиф с ними Бинйамина, и сказал тому, кто над его домом: «Отведи этих людей в дом, и заколи убоину, и приготовь, ибо со мною будут есть эти люди в полдень». /17/ И сделал этот человек так, как сказал Иосиф, и привел этот человек тех людей в дом Иосифа. /18/ И увидали те люди, что они приведены в дом Иосифа, и сказали: «Из-за того серебра, вернувшегося в наши мешки давеча, мы приведены, чтобы обвинять нас, и наброситься на нас, и захватить нас в рабство, и наших ослов». /19/ И приступили они к человеку, который над домом Иосифа[650], и говорили ему у входа в дом, /20/ и сказали: «О господин мой, сошли мы давеча, чтобы купить пищу. /21/ И было, когда мы пришли к месту ночлега, и открыли наши мешки, и вот: серебро каждого у отверстия его мешка, наше серебро по его весу, и мы вернем его своими руками. /22/ И другое серебро мы принесли в наших руках, чтобы купить пищу. Мы не знаем, кто положил наше серебро в наши мешки!» /23/ И он сказал: «Мир вам! Не бойтесь! Ваш Бог и Бог ваших отцов[651] положил клад в ваши мешки. Ваше серебро пришло ко мне». И он вывел к ним Симеона. /24/ И привел этот человек тех людей в дом Иосифа, и дал воду, и они омыли свои ноги; и он задал корм их ослам. /25/ И они приготовили дар к приходу Иосифа в полдень, ибо слыхали, что там они будут есть хлеб. /26/ И пришел Иосиф домой; и они принесли ему дар, который был в их руках, в дом, и поклонились ему лицом[652] до земли. /27/ И он спрашивал их о здоровье, и сказал: «Здоров ли ваш старик отец, о котором вы говорили, жив ли он еще?» /28/ И они сказали: «Здоров твой раб; он еще жив!» И он сказал: «Благословен этот человек Богом!»[653] И они пали на колени и поклонились <ему лицом до земли). /29/ И он поднял свои глаза и увидел Бинйамина, своего брата, сына своей матери, и сказал: «Это ли ваш младший брат, о котором вы говорили, что приведете его ко[654] мне?» И он сказал: «Бог да будет милостив к тебе, сын мой!» /30/ И поторопился Иосиф, ибо всколыхнулась его любовь к братьям, и ему захотелось плакать, и он ушел в горницу, и плакал там. /31/ И он вымыл свое лицо, и вышел, и овладел собою, и сказал: «Подавайте еду!» /32/ И подали ему отдельно и им отдельно, и египтянам, евшим с ним, отдельно, ибо не могут египтяне есть с людьми иври еду, ибо скверна это для Египта.[655] /33/ И сидели перед ним первородный в соответствии с его первородством, а младший в соответствии с его положением младшего. И дивились эти люди друг на друга. /34/ И приносили[656] угощения от него им, и было больше угощения Бинйамина, чем угощение всех их, в пять раз, и они пили, и напились пьяными у него.

Глава 44

/1/ И приказал он тому, кто над его домом, сказав: «Наполни мешки этих людей пищей, сколько можно вместить, и положи серебро каждого у отверстия его мешка. /2/ И мой кубок, кубок серебряный, положи у отверстия мешка младшего, и серебро, которое он заплатил». И тот сделал так, как говорил ему Иосиф. /3/ Утром рассвело, и те люди отправились, и их ослы. /4/ Они вышли из города, не ушли далеко, а Иосиф сказал тому, кто над его домом: «Встань, поспеши в погоню за теми людьми, и догони их, и скажи им: почему вы отплатили злом за добро? /5/ И почему вы украли у меня серебряный кубок?[657] Ведь это кубок[658], из которого пьет мой господин, и он гадает по нему[659]. Скверно то, что вы сделали». /6/ И он догнал их и сказал им эти слова. /7/ И они сказали ему: «Почему говорит мой господин такие слова своим рабам, что, мол, мы совершили такое дело. /8/ Вот, серебро, которое мы нашли у отверстий наших мешков, мы принесли тебе из страны Кенаан! И как же мы бы украли из дома твоего господина серебро или золото? /9/ У кого <оно> найдется из твоих рабов, и пусть он умрет, а мы будем у твоего господина рабами». /10/ И он сказал: «Что же, теперь <пусть будет), как вы говорите! Итак, тот, у кого найдется, будет у меня рабом, а вы будете чисты». /11/ И они поспешили и опустили каждый свой мешок на землю, и открыли каждый свой мешок. /12/ И он искал, со старшего начал, и младшим кончил, и нашел кубок в мешке Бинйамина. /13/ И они разорвали свои одежды, и навьючили каждый своего осла, и вернулись в город. /14/ И пришел Иуда и его братья в дом Иосифа,- а он еще был там,- и пали перед ним на землю. /15/ И сказал им Иосиф: «Что это за дело, которое вы сделали? Ведь вы знали, что гадает такой человек, как я!» /16/ И сказал Иуда: «Что мы скажем моему господину, что будем говорить и чем оправдаемся? Бог сыскал прегрешение твоих рабов; вот, мы — рабы у моего господина, и мы, и тот, в чьей руке найден кубок». /17/ И он сказал: «Чур меня, чтобы я сделал такое! Тот человек, в чьей руке найден кубок, он будет мне рабом, а вы взойдите с миром к вашему отцу». /18/ И приблизился к нему Иуда и сказал: «О мой господин! Пусть промолвит твой раб слово в уши моего господина, а ты не прогневайся на своего раба, ибо ты — как фараон. /19/ Мой господин спрашивал своего раба, сказав: есть ли у вас отец или брат? /20/ И мы сказали моему господину: есть у нас старый отец и рожденный в старости малыш, а его брат умер, и остался он один у его матери, и наш отец любит его. /21/ И ты сказал своим рабам: приведите его ко мне, и я остановлю свой взор на нем. /22/ И мы сказали моему господину: не может этот отрок покинуть своего отца; а покинет он своего отца, и тот умрет. /23/ И ты сказал своим рабам: если вы не приведете вашего младшего брата, не увидите больше мое лицо! /24/ И было, когда мы взошли к твоему рабу, моему отцу, и возвестили ему слова моего господина, /25/ и сказал мой отец: вернитесь, купите нам немного еды. /26/ И мы сказали: мы не можем сойти! Только если будет наш младший брат с нами, мы сойдем, ибо мы не сможем увидеть лицо того человека, если наш младший брат не будет с нами. /27/ И сказал твой раб, мой отец, нам: вы знаете, что двоих родила мне моя жена. /28/ И ушел один от меня, и я сказал: растерзали его, и я не видел его до сих пор. /29/ И вы забираете также и этого у меня. И случится с ним беда, и вы сведете мою седину бедою в Шеол. /30/ А теперь: когда я приду к твоему рабу, моему отцу, а этого отрока не будет с нами, и его душа привязана к его душе, /31/ и будет, когда он увидит, что нет отрока с нами[660], и он умрет, и низведут твои рабы седину твоего раба, нашего отца, горестью в Шеол. /32/ Твой раб взял как поручитель этого отрока у моего отца, сказав: если я не приведу его к тебе и не представлю его пред твое лицо[661], то я буду грешен перед моим отцом все дни. /33/ А теперь: пусть же останется твой раб вместо этого отрока рабом у моего господина, а этот отрок пусть взойдет с его братьями, /34/ ибо как я взойду к моему отцу, а этого отрока не будет со мною, чтобы не увидеть мне горе, которое обрушится на моего отца?!»

Глава 45

/1/ И не мог Иосиф владеть собой в присутствии всех, стоявших возле него, и вскричал: «Уведите всех от меня!» И не стоял никто рядом с ним, когда Иосиф открылся своим братьям. /2/ И возопил он, плача, и услышали египтяне, и услышал дом фараона. /3/ И сказал Иосиф своим братьям: «Я — Иосиф! Жив ли еще мой отец?» И не могли его братья отвечать ему, ибо испугались они его. /4/ И сказал Иосиф своим братьям: «Приблизьтесь же ко мне!» И они приблизились. И он сказал: «Я — Иосиф, ваш брат, которого вы продали в Египет. /5/ А теперь: не тревожьтесь и не гневайтесь <на себя> за то, что вы продали меня; вот, для спасения жизни послал меня Бог к вам, /6/ ибо эти два года был голод в стране, и еще <будут> пять лет, когда не будет ни посева, ни жатвы, /7/ и послал меня Бог к вам, чтобы вы остались в Стране, и чтобы оживить вас, для великого спасения.[662] /8/ А теперь:[663] не вы послали меня сюда, но Бог, и Он поставил меня отцом фараону и господином над всем его домом, и правителем всей Страны Египетской.[664] /9/ Поспешите и взойдите к моему отцу, и скажите ему: так говорит твой сын Иосиф. Поставил меня Бог господином всей Страны Египетской; сойди ко мне, не оставайся! /10/ И поселись в стране Гошен[665], и будь рядом со мною, ты, и твои сыновья, и твои внуки, и твои овцы, и твои быки, и все, что есть у тебя,[666] /11/ и я буду кормить тебя там, ибо еще пять лет будет голод, чтобы не оскудел ты, и твой дом, и все, что есть у тебя. /12/ И вот, ваши глаза видят, и глаза моего брата Бинйамина, что мои уста говорят вам. /13/ И поведайте моему отцу обо всем моем почете в Египте, и все, что вы видели, и поспешите, и приведите моего отца сюда». /14/ И он пал на шею Бинйамина, своего брата, и плакал, и Бинйамин плакал на его шее. /15/ И он перецеловал всех своих братьев, и плакал на них, и после этого они говорили с ним. /16/ И слух достиг дома фараона такой: «пришли братья Иосифа!» И это было хорошо в глазах фараона и в глазах его рабов. /17/ И сказал фараон Иосифу: «Скажи своим братьям: так сделайте; нагрузите ваш скот и ступайте, идите в страну Кенаан. /18/ И возьмите вашего отца и ваши домы, и придите ко мне, а я дам вам самое хорошее <место> в Стране Египетской, и вы будете питаться туком страны. /19/ И ты прикажи: так сделайте; возьмите себе из Страны Египетской повозки для ваших детей и для ваших жен, привезите вашего отца, и приходите. /20/ И ваши глаза пусть не печалятся о вашей утвари, ибо добро всей Страны Египетской — ваше оно!» /21/ И сделали так сыны Израиля, и дал им Иосиф повозки, по слову фараона, и дал им пищи на дорогу. /22/ Всем им дал,- каждому смену одежды, а Бинйамину дал триста <сиклей> серебра и пять смен одежды. /23/ А своему отцу он послал так: десять ослов, несущих добро Страны Египетской, и десять ослиц, несущих зерно и хлеб, и пищу для его отца на дорогу. /24/ И он отослал своих братьев, и они пошли, и он сказал им: «Не тревожьтесь в дороге!» /25/ И они взошли из Египта и пришли в страну Кенаан к Иакову, их отцу. /26/ И они поведали ему, сказав: «Еще Иосиф жив!» — и что он — правитель по всей Стране Египетской. И похолодело его сердце, ибо он не поверил им. /27/ И они говорили ему все слова Иосифа, которые он говорил им. И он увидел повозки, которые прислал Иосиф, чтобы везти его, и ожила душа Иакова, их отца. /28/ И сказал Израиль: «Много мне![667] Еще Иосиф, мой сын, жив! Я пойду, и мы увидимся прежде, чем я умру».

Глава 46

/1/ И отправился Израиль и все, кто у него, и пришел в Беэр-Шеву, и принес жертвы Богу своего отца Исаака. /2/ И сказал Бог Израилю, явившись <ему> в ту ночь, и сказал: «Иаков, Иаков!» И он сказал: «Вот я!» /3/ И Он сказал: «Я — Бог, Бог твоего отца![668] Не бойся сойти в Египет, ибо великим народом Я сделаю тебя там. /4/ Я сойду с тобой в Египет, и Я возведу тебя -да! <возведу>,- и Иосиф возложит свою руку на твои глаза». /5/ И встал Иаков из Беэр-Шевы, и повезли сыны Израиля Иакова, своего отца, и своих детей, и своих жен на повозках, которые прислал фараон, чтобы везти его. /6/ И они взяли свой скот и свое имущество, которое они приобрели в стране Кенаан, и пришли в Египет, Иаков и все его потомство с ним, /7/ его сыновья и его внуки с ним, его дочери и его внучки, и все свое потомство он привел в Египет. /8/ И вот имена сынов Израиля, пришедших в Египет: Иаков и его сыновья. Первородный Иакова — Реувен. /9/ И сыновья Реувена: Ханох, и Фаллу, и Хецрон, и Харми. /10/ И сыновья Симеона: Йемуэль, и Йамин, и Охад, и Йахин, и Цохар, и Саул, сын кенаанитянки. /11/ И сыновья Леви: Гершон, и Кехат, и Мерари. /12/ И сыновья Иуды: Эр, и Онан, и Шела, и Перец, и Зарах. И умерли Эр и Онан в стране Кенаан. И были сыновьями Переца Хецрон и Хамул. /13/ И сыновья Иссахара: Тола, и Пувва, и Йов, и Шимрон. /14/ И сыновья Зевулуны: Серед, и Элон, и Йахлеэль. /15/ Это сыновья Лии, которых она родила Иакову в Пад-дан-Араме и Дину, его дочь. Всех душ его сыновей и его дочерей тридцать три. /16/ И сыновья Гада: Цифйон и Хагги, Шуни и Эцбон, Эри и Ароди, и Арэли. /17/ И сыновья Ашера: Йимна, и Йишва, и Йишви, и Бериа, и Серах — их сестра. И сыновья Берии: Хевер и Малкиэль. /18/ Это сыновья Зильпы, которую дал Лаван Лие, своей дочери; и она родила их Иакову, шестнадцать душ. /19/ Сыновья Рахили, жены Иакова: Иосиф и Бинйамин. /20/ И родил<ись> у Иосифа в Стране Египетской те, кого родила ему Асенат, дочь Поти-Фера, жреца Она, Менашше и Эфрайима. /21/ И сыновья Бинйамина: Бела, и Бехер, и Ашбел. И были сыновьями Белы Гера, и Нааман, и Ахирам, и Шуфам, и Хуфам, Эхи, и Рош, Муппам, и Хуппим, и Аред.[669] /22/ Это сыновья Рахили, которые родились у Иакова, всех душ четырнадцать. /23/ И сын Дана: Хешим. /24/ И сыновья Нафтали: Йахцеэль, и Гуни, и Йецер, и Шиллем. /25/ Это сыновья Бильхи, которую дал Лаван Рахили, своей дочери. И она родила их Иакову, всех душ семь. /26/ Всех душ, пришедших с Иаковом в Египет, вышедших из его чресел, кроме жен сыновей Иакова, всех душ шестьдесят шесть. /27/ А сыновей Иосифа, которые родил<ись> у него в Египте, души две. Всего душ в доме Иакова, пришедшем в Египет,- семьдесят.[670] /28/ А Иуду он послал впереди себя к Иосифу, чтобы тот направил его в Гошен. И они пришли в страну Гошен. /29/ И запряг Иосиф свою колесницу, и поднялся навстречу Израилю, своему отцу, в Гошен, и увидел его, и пал на его шею, и плакал на его шее долго. /30/ И сказал Израиль Иосифу: «Теперь и умереть мне, после того, как я увидел твое лицо, что ты еще жив». /31/ И сказал Иосиф своим братьям и дому своего отца: «Взойду я и поведаю фараону, и скажу ему: мои братья и дом моего отца, которые в стране Кенаан, пришли ко мне. /32/ А это люди, пасущие овец, ибо они были скотоводами, и своих овец, и своих коров, и все, что у них, они привели. /33/ И будет, когда позовет вас фараон и скажет: каково ваше занятие? — /34/ и вы скажите: скотоводами были твои рабы от нашего отрочества и доныне, и мы, и наши отцы, чтобы вы поселились в стране Гошен, ибо оскверняет Египет всякий, пасущий овец».

Глава 47

/1/ И пришел Иосиф и поведал фараону, и сказал: «Мой отец и мои братья, и их овцы, и их коровы, и все, что у них, пришли из страны Кенаан, и вот, они в стране Гошен». /2/ И из всех своих братьев он взял пять человек и поставил их перед фараоном. /3/ И сказал фараон его братьям: «Каково ваше занятие?» /4/ И они сказали фараону: «Чтобы поселиться в этой стране, мы пришли, ибо нет корма для овец, которые у твоих рабов, ибо тяжек голод в стране Кенаан. А теперь: пусть поселятся твои рабы в стране Гошен». /5/ И сказал фараон Иосифу, говоря: «Твой отец и твои братья пришли к тебе. /6/ Страна Египетская,- пред тобою она; в самой лучшей части страны посели твоего отца и твоих братьев. Пусть они живут в стране Гошен, а если ты знаешь, что есть среди них умелые люди, то поставь их начальниками скота, над тем, что принадлежит мне». /7/ И привел Иосиф Иакова, своего отца, и поставил его перед фараоном, и благословил Иаков фараона. /8/ И сказал фараон Иакову: «Сколько лет жительства тебе?» /9/ И сказал Иаков фараону: «Лет моего жительства — сто тридцать лет. Немногие и тяжелые были годы моей жизни, и не сравнялись они с годами жизни моих отцов в дни их жительства». /10/ И благословил Иаков фараона, и вышел от фараона. /11/ И поселил Иосиф своего отца и своих братьев, и дал им родовую собственность в Стране Египетской, в самой лучшей части Страны, в стране Раамсес, как приказал фараон.[671] /12/ И кормил Иосиф своего отца и своих братьев, и весь дом его отца хлебом, как детей. /13/ И хлеба не было по всей стране, ибо очень тяжек был голод, и истощилась Страна Египетская и страна Кенаан из-за голода. /14/ И собирал Иосиф все серебро, которое можно было найти в Стране Египетской и в стране Кенаан, за зерно, которое они покупали, и приносил Иосиф это зерно в дом фараона. /15/ И было вычерпано серебро из Страны Египетской и из страны Кенаан, и пришли все египтяне к Иосифу, говоря: «Давай нам хлеб! И почему нам умирать перед тобою из-за того, что нет серебра?» /16/ И сказал Иосиф: «Приведите ваш скот, и я дам вам хлеб за ваш скот, раз нет серебра». /17/ И они привели свой скот к Иосифу, и дал им Иосиф хлеба за лошадей, и за овец, и за быков, и за ослов. И он кормил их хлебом за весь их скот в тот год. /18/ И кончился тот год, и они пришли к нему на другой год, и сказали ему: «Мы не скроем от моего господина, что кончилось серебро и скот у моего господина. Не осталось пред моим господином ничего, кроме наших тел и нашей земли. /19/ Почему нам умирать у тебя на глазах? И мы, и наша земля,- купи нас и нашу землю за хлеб, и будем мы и наша земля рабами у фараона, и дай семена, и мы будем жить, и не умрем, и земля не опустеет». /20/ И купил Иосиф всю землю египетскую для фараона, ибо продавали египтяне каждый свое поле, ибо тяжек для них был голод, и стала земля принадлежать фараону. /21/ А народ он переселил в города от одного конца Египта до другого. /22/ Только землю жрецов он не купил, ибо она определена для жрецов фараоном, и они питаются тем, что им определено, что дал им фараон; поэтому они не продают свою землю. /23/ И сказал Иосиф народу: «Вот, я купил вас нынче и вашу землю для фараона. Вот вам зерно и засейте землю. /24/ И будет, когда наступит урожай, и вы отдайте пятую долю фараону, а четыре доли будут вам, чтобы сеять поле и чтобы есть вам и тем, кто в вашем доме, и чтобы есть вашим детям». /25/ И они сказали: «Ты оживил нас! Мы снискали милость в глазах моего господина, и мы будем рабами у фараона». /26/ И постановил это Иосиф законом до сего дня по поводу земли египетской: фараону отделять пятую долю; только земля жрецов исключена; она не принадлежит фараону.[672] /27/ И поселился Израиль в Стране Египетской, в стране Гошен, и они владели ею, и плодились, и размножались очень сильно. /28/ И жил Иаков в Стране Египетской семнадцать лет, и было дней Иакова, лет его жизни сто сорок семь. /29/ И приблизились дни Иакова к смерти, и он позвал своего сына Иосифа, и сказал ему: «Если нашел я милость в твоих глазах, положи руку под мое стегно[673], и заклинаю тебя Яхве[674], и поступи со мною по милосердию и по правде, не хорони меня в Египте! /30/ И пусть я буду лежать со своими отцами, и ты унеси меня из Египта и похорони меня в их гробнице». И он сказал: «Я сделаю так, как ты говоришь». /31/ И тот сказал: «Поклянись мне!» И он поклялся ему, и пал Израиль ниц на возглавие постели.

Глава 48

/1/ И было после этих событий, и было сказано[675] Иосифу: «Вот, твой отец болен». И он взял двух своих сыновей с собою, Менашше и Эфрайима. /2/ И, было возвещено[676] Иакову, и было сказано: «Вот, твой сын Иосиф идет к тебе». И собрался с силами Иаков, и сел на возглавие постели. /3/ И сказал Иаков Иосифу: «Бог Могучий[677] явился ко мне в Лузе, в стране Кенаан, и благословил меня. /4/ И Он сказал мне: вот, Я сделаю тебя плодоносным и умножу тебя, и превращу тебя в сообщество народов, и отдам эту Страну твоему потомству после тебя в вечную родовую собственность.[678] /5/ А теперь: двое твоих сыновей, родившихся у тебя в Стране Египетской до того, как я пришел к тебе в Египет,- мои они; как Реувен и Симеон они будут мне.[679] /6/ А твой род, которых ты родил после них,- твои они пусть будут, и именами их братьев будут называться в их наследственной доле. /7/ А я,- когда я пришел из Паддан-Арама, умерла у меня Рахиль, твоя мать[680], в стране Кенаан, в дороге, когда еще кевару земли было идти до Эфраты, и я похоронил ее там, на пути в Эфрату (это — Бет-Лехем). /8/ И увидел Израиль сыновей Иосифа, и сказал: «Кто это у тебя[681] /9/ И сказал Иосиф своему отцу: «Мои сыновья они, которых дал мне Бог здесь». И он сказал: «Подведи их ко мне, и я благословлю их».[682] /10/ И глаза Израиля были слабы от старости; он не мог видеть. И тот подвел их к нему, и он целовал их и обнимал их. /11/ И сказал Израиль Иосифу: «Видеть твое лицо я не думал, но вот, показал мне Бог даже твое потомство». /12/ И отвел их Иосиф от его чресел[683], и пал ниц, своим лицом до земли. /13/ И взял Иосиф их обоих, Эфрайима за его десницу, слева от Израиля, и Менашше за его шуйцу, справа от Израиля, и подвел их к нему. /14/ И простер Израиль свою десницу, и возложил на голову Эфрайима (а он младший), а свою шуйцу на голову Менашше. Он положил крест-накрест свои руки, ибо Менашше был первородным.[684] /15/ И он благословил Иосифа, и сказал:

«Бог, тот, пред чьим лицом ходили мои отцы,
Авраам и Исаак,
Бог, пасущий
меня от моего отрочества[685]
до этого дня,[686]
/16/ Посланец, избавивший меня от всякого зла,
да благословит этих отроков, и да возглашается у них
мое имя и имя
моих отцов, Авраама и Исаака,[687]
и да станут они многочисленными посреди Страны».

/17/ И увидел Иосиф, что положил его отец свою десницу на голову Эфрайима, и это не понравилось ему, и он схватил руку своего отца, чтобы переложить ее с головы Эфрайима на голову Менашше. /18/ И сказал Иосиф своему отцу: «Не так, мой отец, ибо этот первородный, положи свою десницу на его голову!» /19/ И воспротивился его отец, и сказал: «Я знаю, мой сын, я знаю! И он будет народом, и он возвеличится, но все же его младший брат будет больше него, и его потомство будет множеством народов[688]». /20/ И он благословил их в тот день, сказав:

«Вами[689] пусть благословляется
Израиль, говоря:
пусть сделает тебя Бог,
как Эфрайима и как Менашше».

И он поставил Эфрайима перед Менашше. /21/ И сказал Израиль Иосифу: «Вот, я умираю. И будет Бог с вами, и вернет вас в страну ваших отцов. /22/ И я даю тебе один участок сверх <доли> твоих братьев,- то, что я захватил у амореев своим мечом и своим луком».[690]

Глава 49

/1/ И воззвал Иаков к своим сыновьям, и сказал:[691]

«Соберитесь, и я возвещу вам
то, что случится с вами в последующие времена.
/2/ Сойдитесь и слушайте, сыны Иакова,
и слушайте Израиля, вашего отца!
/3/ Реувен, мой первородный ты,
моя сила и первенец моей мужественности, самый высокий
и самый мощный!
/4/ Ты бурлишь, как вода; не будешь первым, ибо ты взошел на ложе твоего отца.
Тогда ты осквернил мою постель, <на которую> взошел![692] /5/ Симеон и Леви — братья,
орудия насилия — их тараны![693]
/6/ В их совет не войдет моя душа,
к их собранию не присоединится мое сердце,
ибо в своем гневе они убивают человека
и по своему произволу подрезают жилы у быков.
/7/ Проклят их гнев, ибо он мощен,
и их злоба, ибо она тяжка!
Я рассею их в Иакове
и разбросаю их в Израиле![694]
/8/ Иуда, ты,- будут восхвалять тебя твои братья![695]
Твоя рука на затылке твоих врагов!
Будут простираться ниц перед тобою сыновья твоего отца![696] /9/ Молодой лев Иуда![697]
От разбоя, мой сын, ты поднялся!
Он бросается на колени, ложится, как лев
и как львица. Кто поднимет его?
/10/ Не покинет скипетр Иуду[698]
и жезл предводителя — сына его ног,[699]
пока не придет покой,
и ему будут послушны народы.[700]
/11/ Он привязывает к виноградной лозе своего осла, и к винограднику — своего осленка,
он моет в вине свою одежду[701]
и в крови винограда — свое одеяние.[702]
/12/ Темны «<его> глаза от вина,
и белы <его> зубы от молока.
/13/ Зевулун у берега морского поселится,
и он <будет> у берега корабельного,
и его пространство — до Сидона.[703]
/14/ Иссахар — осел сильный,
пасущийся между кормушками.
/15/ И он увидел, что покой хорош
и что Страна приятна,
и подставил свою спину под груз,
и стал выполнять рабочую повинность.[704]
/16/ Дан будет судить[705] свой народ,
как одно из племен Израиля.
/17/ Будет Дан змеей на дороге,
рогатой змеей на пути.
Он кусает копыта коня,
и падает его всадник назад.[706]
/18/ На то, что ты спасешь, я уповаю, Яхве!
/19/ Гад,- захватчики нападут на него,
а он станет преследовать их по пятам![707]
/20/ Об Ашере: жирен его хлеб,
и он будет давать царские лакомства.[708]
/21/ Нафтали — серна, выпущенная на волю,[709]
он произносит прекрасные речи.
/22/ Сын плодоносного древа Иосиф,
сын плодоносного древа над источником,
<его> ветки поднимаются по стене,
/23/ и будут тревожить его и стрелять <в него>, и преследовать его метатели стрел,
/24/ но останется сильным его лук,
и будут гибкими мышцы его рук,
от руки Быка Иаковлева[710].
Оттуда Пастырь, Скала Израилева,
/25/ от Бога твоего отца[711],- и Он поможет тебе;
и Могучего[712],- и Он благословит тебя благословениями небесными сверху, благословениями Океана, лежащего внизу, благословениями грудей и лона.
/26/ Благословения твоего отца сильнее
благословений Гор вечных, пожелания высоты предвечной.
Да будут они на голову Иосифа
и на темя посвятившегося меж своих братьев.[713]
/27/ Бинйамин — волк терзающий.
Утром он будет есть добычу,
а вечером делить награбленное».[714]

/28/ Все они — двенадцать племен Израиля, и это — то, что говорил им их отец. И он благословил их, каждого его благословением благословил их. /29/ И он приказал им и сказал им: «Я присоединяюсь к моему народу. Похороните меня с моими отцами в пещере, которая в поле Эфрона-хетта, /30/ в пещере, которая в поле Махпела, которая супротив Мамре в стране Кенаан, которое купил Авраам, это поле, у Эфрона-хетта в родовую собственность для погребения. /31/ Там похоронили Авраама и Сару, его жену; там похоронили Исаака и Ревекку, его жену; и там я похоронил Лию. /32/ Куплено это поле и пещера, которая в нем, у хеттов». /33/ И кончил Иаков приказывать своим сыновьям, и положил свои ноги на ложе, и преставился, и присоединился к своему народу.[715]

Глава 50

/1/ И пал Иосиф на лицо своего отца, и плакал о нем, и целовал его. /2/ И приказал Иосиф своим рабам-лекарям набальзамировать его отца. И набальзамировали лекари Израиля. /3/ И прошли у него сорок дней, ибо столько проходит дней бальзамирования, и оплакивали его египтяне семьдесят дней. /4/ И прошли дни плача по нем, и говорил Иосиф Дому фараона: «Если я снискал милость в ваших глазах, скажите в уши фараона, говоря: /5/ Мой отец заклял меня, сказав: вот, я умираю; в моей гробнице, которую я вырыл себе в стране Кенаан, там похорони меня.[716] А теперь: поднимусь-ка я и похороню моего отца, и вернусь». /6/ И сказал фараон Иосифу[717]: «Поднимись и похорони своего отца так, как он заклял тебя». /7/ И поднялся Иосиф, чтобы похоронить своего отца, и поднялись с ним все рабы фараона, старейшины его дома и все старейшины Страны Египетской, /8/ и весь дом Иосифа, и его братья, и дом его отца; только своих детей, и овец, и коров они оставили в стране Гошен. /9/ И поднялись с ним колесницы и всадники, и было войско очень велико. /10/ И они пришли к Горен-Хаатаду, который по ту сторону Иордана, и плакали там плачем великим и очень сильным; и он плакал по своем отце семьдесят дней. /11/ И увидели жители Страны, кенаанеи, плач в Горен-Хаатаде, и сказали: «Плач великий это у египтян». Поэтому называется он Авель-Мицрайим, который по ту сторону Иордана. /12/ И сделали ему его сыновья так, как он приказал им. /13/ И подняли его его сыновья, и принесли его[718] в страну Кенаан, и похоронили его в пещере на поле Махпела, которое купил Авраам, это поле, в собственность вечную для погребения у Эфрона-хетта, супротив Мамре. /14/ И вернулся Иосиф в Египет, он и его братья, и все, поднимавшиеся с ним похоронить его отца, после того, как они похоронили его отца. /15/ И увидели братья Иосифа, что умер их отец, и сказали: «Как бы не стал притеснять нас Иосиф и не отплатил бы нам за все то зло, которое мы сотворили ему». /16/ И они велели <сказать> Иосифу, говоря: «Твой отец приказал перед смертью, сказав: /17/ Так скажите Иосифу: прости преступление твоих братьев и их прегрешение, ибо зло сотворили они тебе. А теперь: прости преступление рабам Бога твоего отца». И плакал Иосиф о том, что они говорили ему. /18/ И пришли его братья, и пали пред ним, и сказали: «Вот, мы твои рабы». /19/ И сказал им Иосиф: «Не бойтесь! Неужто вместо Бога я?! /20/ И вы замыслили на меня зло, а[719] Бог замыслил это на добро, чтобы сделать, как сегодня, оживить великий народ. /21/ А теперь: не бойтесь; я буду кормить вас и ваших детей». И он успокоил их и говорил по их сердцу. /22/ И жил Иосиф в Египте, он и дом его отца, и жил Иосиф сто десять лет. /23/ И увидел Иосиф у Эфрайима детей в третьем поколении; также и сыновья Махира сына Менашше были рождены на колени Иосифа[720]. /24/ И сказал Иосиф своим братьям: «Я умираю, и Бог позаботится о вас и выведет вас из этой страны в Страну, о которой Он клялся Аврааму, Исааку и Иакову». /25/ И заклял Иосиф сынов Израиля, сказав: «Позаботится Бог о вас, и вы унесите мои кости отсюда».[721] /26/ И умер Иосиф в возрасте ста десяти лет. И набальзамировали его, и он был положен в саркофаг в Египте.

Всего стихов в книге тысяча пятьсот тридцать четыре.

И вот имена (Исход)

Глава 1

/1/ И вот имена сынов Израиля, пришедших в Египет с Иаковом; каждый со своим домом они пришли. /2/ Реувен, Симеон, Леви и Иуда, /3/ Иссахар, Зевулун и Бинйамин, /4/ Дан и Нафтали, Гад и Ашер. /5/ И было всего душ, изошедших из чресел Иакова,- семьдесят душ. А Иосиф был в Египте.[722] /6/ И умер Иосиф, и все его братья, и все то поколение. /7/ А Сыны Израиля плодились и размножались, и стали многочисленными, и усилились очень-очень, и наполнилась та страна ими. /8/ И воздвигся новый царь над Египтом, который не знал Иосифа. /9/ И он сказал своему народу: «Вот, народ Сынов Израиля многочисленнее и сильнее нас. /10/ Давайте[723] перехитрим его, чтобы он не размножился и не было, что когда случится война, то и он присоединится к нашим врагам и будет воевать с нами, и поднимется из страны». /11/ И они поставили над ним начальников повинностных работ, чтобы притеснять его повинностными работами; и он строил складские города[724] для фараона — Питόм[725] и Раамсéс[726], и Он — это — город Солнца[727].[728] /12/ И как притесняли его, так он умножался, и так распространялся очень сильно; и опасались египтяне Сынов Израиля.[729] /13/ И поработили египтяне Сынов Израиля, дурно обращаясь <с ними>, /14/ и делали горькой их жизнь тяжелою работою, глиной и кирпичами и всем тем, что они работали в поле, всякою их работою, которую они работали у них, дурным обращением. /15/ И сказал египетский царь повитухам иври, которых имена одной — Шифрá, а другой — Пуá. /16/ И он сказал: «Когда вы будете помогать при родах женщинам иври, то вы осматривайте телеса: если это сын, то умертвите его, а если это дочь, то пусть живет». /17/ И боялись повитухи Бога, и не делали так, как говорил им египетский царь, и оставляли жизнь этим детям. /18/ И воззвал египетский царь к повитухам, и сказал им: «Почему вы делаете это дело и оставляете жизнь этим детям?» /19/ И сказали повитухи фараону: «Ибо не как египтянки женщины-иври, ибо сильны они; до того, как к ним придет повитуха, они рожают». /20/ И сотворил Бог добро повитухам. И умножался этот народ, и они очень усилились. /21/ И было, так как боялись повитухи Бога, и Он создал им дома.[730] /22/ И приказал фараон всему народу, сказав: «Всякого сына родившегося,- в Нил бросьте его, а всякую дочь оставьте в живых».

Глава 2

/1/ И пошел человек из Дома Леви, и взял деву-Левиянку[731]. /2/ И понесла та женщина, и родила сына, и увидела, что он хорош, и прятала его три месяца. /3/ И она не могла больше его прятать, и взяла для него корзину из тростника, и обмазала глиной и смолой, и положила в нее ребенка, и положила в камышах на берегу Нила. /4/ И встала его сестра издали, чтобы узнать, что сделается с ним. /5/ И сошла дочь фараона купаться в Ниле, и ее отроковицы ходили рядом с Нилом. И она увидела корзину в камышах, и послала свою рабыню, и та взяла ее. /6/ И она открыла и увидела ребенка, и вот: мальчик плачет. И она сжалилась над ним и сказала: «Из детей иври он». /7/ И сказала его сестра дочери фараона: «Не пойти ли мне и не позвать ли тебе женщину-кормилицу из иври, и она вскормит для тебя этого ребенка?» /8/ И сказала ей дочь фараона: «Пойди!» И пошла девушка, и позвала мать ребенка.[732] /9/ И сказала ей дочь фараона: «Унеси этого ребенка и вскорми для меня, а я дам награду тебе». И взяла та женщина ребенка и вскармливала его. /10/ И вырос ребенок, и она отвела его к дочери фараона, и он стал ей сыном, и она назвала его Моисей, и сказала: «Ибо из воды я вытащила его».[733] /11/ И было в те дни, и вырос Моисей, и вышел к своим братьям, и посмотрел на их повинностные работы, и увидел: некий египтянин бьет какого-то иври из его братьев, из Сынов Израиля.[734] /12/ И он оглянулся туда и сюда, и увидел, что нет никого, и поразил египтянина, и зарыл его в песок. /13/ И он вышел на другой день и посмотрел,[735] и вот: двое мужей иври дерутся. И он сказал виноватому: «Зачем ты бьешь своего сотоварища?» /14/ И тот сказал: «Кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Уж не затем ли, чтобы убить меня, ты говоришь, как ты убил вчера[736] египтянина?» И напугался Моисей и сказал: «Как стало известно это дело?» /15/ И услыхал фараон об этом деле, и пожелал убить Моисея. И бежал Моисей от фараона, и пошел[737] в страну Мидйан, и сел у колодца. /16/ А у мидйанского жреца было семь дочерей, пасших овец Йитро, их отца,[738] и они пришли, и черпали <воду>, и наполнили бадьи, чтобы напоить овец их отца. /17/ И пришли пастухи, и прогнали их. И встал Моисей, — и защитил их, и напоил их овец. /18/ И они пришли к Реуэлю, их отцу[739], и он сказал им[740]: «Почему вы так быстро пришли сегодня?» /19/ И они сказали: «Какой-то египтянин защитил нас от пастухов и даже начерпал нам <воду> и напоил овец». /20/ И он сказал своим дочерям: «А где он? Почему это вы оставили этого человека? Позовите его, и пусть он поест хлеба». /21/ И решил Моисей поселиться с этим человеком, и он дал Циппору[741], свою дочь, Моисею в жены.[742] /22/ И понесла эта женщина,[743] и родила сына, и назвал Моисей его Гершом[744], ибо он сказал: «Поселенец я был в чужой стране». /23/ И было, когда прошло много тех дней, и умер египетский царь, и воздыхали Сыны Израиля о своей работе, и вопили, и возносился их вопль к Богу из-за той работы. /24/ И услышал Бог их моления, и вспомнил Бог Свой союз с Авраамом, Исааком и Иаковом.[745] /25/ И призрел Бог Сынов Израиля, и обратил внимание Бог <на них>.

Глава 3

/1/ А Моисей пас овец Йитро[746], своего тестя, мидйанского жреца, и он погнал овец в пустыню к горе Божьей, к Хореву[747]. /2/ И явился посланец Яхве ему в огненном пламени посреди терновника, и вот: терновник горит огнем, и терновник не пожран <им>. /3/ И сказал Моисей: «Сверну-ка я и посмотрю это великое диво, почему не сгорает терновник». /4/ И увидел Яхве, что он свернул посмотреть, и воззвал к нему Бог из терновника, и сказал: «Моисей! Моисей!» И он сказал: «Вот я!» /5/ И Он сказал: «Не приближайся, но сними свои сандалии со своих ног[748], ибо то место, на котором ты стоишь,- это священная земля».[749] /6/ И Он сказал: «Я Бог твоего отца, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова!» И закрыл Моисей свое лицо, ибо он боялся взглянуть на Бога. /7/ И сказал Яхве: «Увидел Я бедствие Моего народа, который в Египте, и услышал Я вопль их из-за притесняющих их, ибо Я узнал об их страданиях. /8/ И Я сойду, чтобы спасти его от руки египтян, и вывести его из этой страны в страну хорошую и просторную, в страну, текущую молоком и медом[750], в место кенаанитян, и хеттов, и амореев, и периззитов, и хиввитов, и йевуситов[751]. /9/ А теперь: вот, вопль Сынов Израиля дошел до меня, и Я увидел все то угнетение, которым египтяне угнетают их. /10/ А теперь: иди, и Я пошлю тебя к фараону, и выведи Мой народ, Сынов Израиля, из Египта». /11/ И сказал Моисей Богу: «Кто я, что я пойду к фараону и что я выведу Сынов Израиля из Египта?!» /12/ И Он сказал: «Я буду с тобой, это тебе знамение, что Я посылаю тебя. Когда ты выведешь этот народ из Египта, они будут служить Богу на этой горе». /13/ И сказал Моисей Богу: «Вот, я приду к Сынам Израиля и скажу им: Бог ваших отцов послал меня к вам; а они мне скажут: как Его имя? Что я скажу им?» /14/ И сказал Бог Моисею: «Я есмь Тот, Кто Я есмь!» И Он сказал: «Так скажи Сынам Израиля: «Я-Есмь послал меня к вам».[752] /15/ И сказал еще Бог Моисею: «Так скажи Сынам Израиля: Яхве, Бог ваших отцов, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова, послал меня к вам; это имя Мое навечно, и это память обо Мне из поколения в поколение. /16/ Иди и собери старейшин Сынов Израиля, и скажи им: Яхве, Бог ваших отцов, явился мне, Бог Авраама, Исаака и Иакова, говоря: озаботиться озаботился Я о вас и о том, что сделано вам в Египте, /17/ и сказал:[753] Я уведу вас от бедствия египетского в страну кенаанеев, и хеттов, и амореев, и периззитов, и хиввитов, и йевуситов, в страну, текущую молоком и медом. /18/ И они послушаются твоих речей, и пойди ты, и старейшины Израиля, к египетскому царю, и скажите ему: Яхве, Бог иври, явился нам. А теперь: пусть мы пойдем на три дня пути в пустыню и принесем жертвы Яхве, нашему Богу.[754] /19/ И Я знаю, что не даст вам египетский царь пойти, и не <пустит> рукою сильной. /20/ И Я простру Свою руку и поражу Египет всеми Моими чудесами, которые Я сделаю в нем, и после этого он отпустит вас. /21 / И Я дам милость этому народу в глазах египтян, и будет, когда вы пойдете, вы не пойдете пустыми. /22/ И будет просить каждая женщина у своей соседки и у живущей в ее доме серебряную утварь и золотую утварь, и одежды, и вы нагрузите их на ваших сыновей и на ваших дочерей, и спасетесь из Египта».[755]

Глава 4

/1/ И отвечал Моисей, и сказал: «А если они не поверят мне и не послушаются моего голоса, ибо они скажут: не являлся тебе Яхве-Бог[756] /2/ И сказал ему Яхве: «Что это в твоей руке?» И он сказал: «Посох!» /3/ И Он сказал: «Брось его на землю!» И он бросил его на землю, и тот превратился в змея, и побежал Моисей от него. /4/ И сказал Яхве Моисею: «Протяни руку и возьми <его> за его хвост». И он протянул руку и ухватился за него, и тот превратился в посох в его ладони.[757] /5/ «<Это> — чтобы поверили они, что явился тебе Яхве — Бог их отцов, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова». /6/ И сказал ему Яхве еще: «Засунь-ка свою руку к себе за пазуху!» И он засунул свою руку к себе за пазуху и вынул ее, и вот: его рука поражена проказой, <бела>, как снег. /7/ И сказал ему Яхве:[758] «Верни свою руку к себе за пазуху!» И он вернул свою руку к себе за пазуху, и вынул ее у себя из-за пазухи, и вот: она снова стала, как его плоть.[759] /8/ «И будет, если не поверят тебе и не послушаются первого знамения, то поверят последнему знамению. /9/ И будет, если не поверят обоим этим знамениям, и не послушаются твоего голоса, то ты возьми воды из Нила и вылей на землю, и превратится вода, которую ты возьмешь из Нила, и превратится она в кровь на земле». /10/ И сказал Моисей Яхве: «О Господь мой, не красноречив я и со вчерашнего, и с третьего дня, и с того момента, как Ты говорил Своему рабу, ибо заика и косноязычен я!» /11/ И сказал Яхве ему: «Кто сделал рот у человека? Или кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? Ведь это Я, Яхве! /12/ А теперь: иди, и Я буду на твоих устах, и Я научу тебя тому, что ты будешь говорить!» /13/ И он сказал: «О Господь мой! Посылай! Что ж, рукою <Своею> пошли!» /14/ И возгорелся гнев Яхве на Моисея, и Он сказал: «Ведь вот Аарон, твой брат, левит! Я знаю, что говорит он, и вот: он выйдет тебе навстречу, и увидит тебя, и возрадуется в своем сердце. /15/ И ты будешь говорить ему и вложишь эти слова в его уста, а Я буду с твоими устами и его устами, и Я научу вас тому, что вам должно будет делать. /16/ И он будет говорить за тебя народу, и будет, он станет тебе устами, а ты будешь для него вроде Бога.[760] / 17/ А этот посох возьми в свою руку, тот, которым ты сотворишь знамения». /18/ И пошел Моисей, и вернулся к Йитро[761], своему тестю, и сказал ему: «Пойду-ка я и вернусь к моим братьям, которые в Египте, и посмотрю, живы ли они еще». И сказал Йитро Моисею: «Иди в мире!» /19/ И сказал Яхве Моисею в Мидйане: «Иди, вернись в Египет, ибо умерли все люди, искавшие твоей души». /20/ И взял Моисей свою жену и своих сыновей и посадил их на осла, и вернулся в Страну Египетскую, и взял Моисей посох Божий в свою руку. /21/ И сказал Яхве Моисею: «Когда ты пойдешь, чтобы вернуться в Египет, имей в виду все чудеса, которые Я вложил в твою руку, и сотвори их перед фараоном. А Я ожесточу его сердце, и он не отпустит народ. /22/ И ты скажи фараону: Так говорит Яхве. Сын Мой, первородный Мой — Израиль! /23/ И Я говорю тебе: отпусти Моего сына, и пусть он служит Мне. А если ты откажешься отпустить его, вот: Я убью твоего сына, твоего первородного!» /24/ И было по дороге на ночлеге, и встретил его Яхве, и хотел умертвить его. /25/ И взяла Циппора камень, и отрезала крайнюю плоть своего сына, и бросила к Его ногам, и сказала, что: «Зять по крови Ты мне!»[762] /26/ И Он отступился от него тогда, ибо[763] она сказала: «зять по крови» из-за обрезания.[764] /27/ И сказал Яхве Аарону: «Иди навстречу Моисею в пустыню!» И он пошел, и встретил его у горы Божьей[765], и поцеловал его. /28/ И поведал Моисей Аарону все слова Яхве, который послал его, и обо всех знамениях, которые Он велел ему соделать.[766] /29/ И пошли Моисей и Аарон, и собрали всех старейшин Сынов Израиля. /30/ И говорил Аарон все слова, которые говорил Яхве Моисею, и он сотворил знамения на глазах народа. /31/ И поверил народ, и послушался, ибо позаботился Яхве о Сынах Израиля, и призрел на их беду, и они поклонились, и пали ниц.

Глава 5

/1/ А потом пошли Моисей и Аарон и сказали фараону: «Так говорит Яхве, Бог Израиля. Отпусти Мой народ, и они совершат для Меня праздник паломничества в пустыне».[767] /2/ И сказал фараон: «Кто такой Яхве, чтобы я слушался Его голоса,- отпустить Израиль?! Не знаю я Яхве, и Израиль не отпущу!» /3/ И они сказали: «Яхве[768], Бог иври[769], явился нам. Мы пойдем на расстояние трех дней в пустыню и принесем жертвы Яхве, нашему Богу, чтобы Он не поразил нас мором или мечом». /4/ И сказал им царь Египта: «Почему Моисей и Аарон отвлекают народ от его дел? Идите и возвращайтесь к своим повинностным трудам!» /5/ И сказал фараон: «Вот, больше теперь этого народа, чем народа[770] страны, а вы хотите их освободить от повинностных трудов». /6/ И повелел фараон в тот день надзиравшим за народом и своим писцам, сказав: /7/ «Не давайте больше соломы народу, чтобы лепить кирпичи, как вчера, третьего дня. Пусть они идут и собирают себе солому.[771] /8/ А количество кирпичей, которые они делали вчера, третьего дня, оставьте на них, не уменьшайте его, ибо они лентяйничают; поэтому они вопят, говоря: мы пойдем и принесем жертву нашему Богу. /9/ Пусть станет тяжелее работа на этих людях, и пусть они ее делают, и не обращают внимания на лживые речи!» /10/ И вышли надзиравшие за народом и его писцы и сказали народу, говоря: «Так говорит фараон. Никто не будет давать вам солому. /11/ Вы идите, возьмите себе соломы из того, что вы найдете, ибо ничто не уменьшено из вашей работы». /12/ И рассеялся народ по всей Стране Египетской, чтобы набрать соломы. /13/ А надзиравшие торопили их, говоря: «Выполняйте свою работу, дело <каждого> дня в тот же день, как тогда, когда была солома!» /14/ И били писцов из Сынов Израиля, которых поставили над ними[772], фараоновы надзиратели, говоря: «Почему вы не выполнили ваш урок, чтобы лепить кирпичи, как вчера, третьего дня, ни вчера, ни сегодня?» /15/ И пошли писцы Сынов Израиля, и возопили к фараону, говоря: «Почему ты делаешь так своим рабам? /16/ Соломы не дают твоим рабам, а кирпичи,- говорят нам,- делайте! И вот твои рабы избиты, и ты прегрешил против своего народа!»[773] /17/ И сказал им фараон[774]: «Ленитесь вы, ленитесь! Поэтому вы говорите: мы пойдем и принесем жертву Яхве, нашему Богу![775] /18/ А теперь: идите, работайте, и солому не будут давать вам, а урок кирпичей давайте!» /19/ И увидели писцы Сынов Израиля, что они в беде, <им> говорят: «Не убавляйте <количества> ваших кирпичей, <выполняйте> урок <каждого> дня в тот самый день». /20/ И они встретили Моисея и Аарона; те стояли против них, когда они выходили от фараона. /21/ И они сказали им: «Пусть посмотрит Яхве на вас и пусть судит за то, что вы сделали нас мерзостными в глазах фараона и в глазах его рабов, вложили меч в их руки, чтобы бить нас». /22/ И обратился Моисей к Яхве и сказал: «Господь мой, почему Ты чинишь зло Своему народу? Зачем это Ты послал меня? /23/ И с того времени, как я пришел к фараону, чтобы говорить Твоим именем, стало худо этому народу, и спасти Ты не спас Свой народ!»

Глава 6

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Теперь ты увидишь, что Я сделаю фараону, ибо рукою сильной <заставлю его> отослать их, и рукою сильной <заставлю его> изгнать их из его страны».[776] /2/ И говорил Бог Моисею, и сказал ему: «Я — Яхве! /3/ И Я являлся Аврааму, Исааку и Иакову, как Бог Могучий[777], а Свое имя, Яхве, не сообщал им[778]. /4/ И Я заключил Свой союз с ними, чтобы дать им страну Кенаан, страну их жительства, в которой они жили. /5/ И Я услышал стенание Сынов Израиля, которых поработили египтяне, и Я вспомнил Свой союз. /6/ Поэтому скажи Сынам Израиля: Я — Яхве, и Я уведу вас от повинностных работ в Египте, и спасу вас от вашего рабства и избавлю вас протянутой рукою и великими судами. /7/ И Я взял вас Себе народом, и Я буду вам Богом, и вы знайте, что Я — Яхве, ваш Бог, уводящий вас от повинностных работ в Египте. /8/ И Я приведу вас в Страну, о которой Я поднимал Свою руку, <поклявшись> отдать ее Аврааму, Исааку и Иакову, и отдам ее вам в наследие. Я — Яхве».[779] /9/ И говорил Моисей так Сынам Израиля, а они не слушали Моисея из-за слабости духа и тяжкой работы. /10/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /11/ «Иди, говори фараону, царю Египта, и пусть он отошлет Сынов Израиля из своей страны». /12/ И говорил Моисей пред лицом Яхве, сказав: «Вот, Сыны Израиля не слушают меня. И как же послушает меня фараон? А я косноязычен».[780] /13/ И говорил Яхве Моисею и Аарону, и велел им <идти> к Сынам Израиля, и к фараону, царю Египта, чтобы вывести Сынов Израиля из страны Египетской. /14/ Вот главы их отцовских домов. Реувен, первородный Израиля: Ханох и Паллу, Хецрон и Харми; это роды Реувена.[781] /15/ А сыновья Симеона Йемуэль, и Йамин, и Охад, и Йахин, и Цохар, и Шаул, сын кенаанитянки; это роды Симеона. /16/ А это имена сыновей Леви по их поколениям: Гершон, и Кехат[782], и Мерари. А лет жизни Леви,- сто тридцать семь лет. /17/ А это[783] сыновья Гершона: Ливни и Шими по их родам. /18/ А сыновья Кехата: Аррам и Йицхар, и Хеврон, и Уззиэль. А лет жизни Кехата — сто тридцать три года. /19/ А сыновья Мерари: Махли и Муши. Это роды Леви по их поколениям. /20/ И взял Амрам Йохевед, свою тетку, себе в жены, и она родила ему Аарона и Моисея. А лет жизни Амрама — сто тридцать семь лет. /21/ А сыновья Йицхара: Корах и Нефег и Зихри. /22/ А сыновья Уззиэля: Мишаэль, и Эльцафан, и Ситри. /23/ И взял Аарон Элишеву дочь Амминадава[784], сестру Нахшона, себе в жены, и она родила Надава и Авиху, Элеазара и Итамара[785]. /24/ А сыновья Кораха: Ассир, и Элькана, и Авиасаф. Это роды корахитов. /25/ А Элеазар, сын Аарона, взял себе из дочерей Путиэля, себе в жены, и она родила ему Пинхаса. Это главы родов Леви по их родам.[786] /26/ Это Аарон и Моисей, те, которым говорил Яхве: «Выведите Сынов Израиля из Страны Египетской по их воинствам». /27/ Они говорили фараону, царю египетскому, чтобы вывести Сынов Израиля из Египта. Это Моисей и Аарон. /28/ И было в день, когда Яхве говорил Моисею в Стране Египетской. /29/ И говорил Яхве Моисею, сказав: «Я — Яхве! Скажи фараону, царю египетскому, все, что Я говорю тебе». /30/ И сказал Моисей пред лицом Яхве: «Вот, я косноязычен, и как же послушает меня фараон?»

Глава 7

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Смотри, Я сделаю тебя Богом для фараона[787], а Аарон будет твоим пророком. /2/ Ты говори все, что Я прикажу тебе, а Аарон, твой брат, будет говорить фараону. И он отпустит Сынов Израиля из своей страны. /3/ Но Я ожесточу сердце фараона и умножу Мои знамения и Мои чудеса в стране Египетской. /4/ И не послушает вас фараон, и Я простру Свою руку над Египтом и выведу Свои воинства. Свой народ, Израиля, из Страны Египетской судами великими. /5/ И узнают египтяне, что Я — Яхве, из того, что Я простру Свою руку над Египтом и выведу Свой народ[788], Сынов Израиля, от них». /6/ И сделали Моисей и Аарон так, как повелел им Яхве; так они сделали. /7/ И Моисею было восемьдесят лет, а Аарону было восемьдесят три года, когда они говорили фараону. /8/ И сказал Яхве Моисею и Аарону, сказав: /9/ «Когда будет говорить вам фараон, сказав: совершите себе знамение или чудо, то ты скажи Аарону: возьми свой посох и брось перед фараоном на землю, и пусть он превратится в змея».[789] /10/ И пошли Моисей и Аарон к фараону, и сделали так, как повелел им[790] Яхве, и бросил Аарон свой посох перед фараоном и перед его рабами, и он превратился в змея. /11/ И вскричал фараон мудрецам и колдунам, и они тоже сделали, египетские волшебники своими волхованиями, так. /12/ И они бросили каждый свой посох, и те превратились в змеев, и проглотил посох Аарона их посохи.[791] /13/ И ожесточилось сердце фараоца, и он не слушал их, как говорил Яхве. /14/ И сказал Яхве Моисею: «Сурово сердце фараона, так что он не отпускает народ. /15/ Пойди к фараону утром; вот, он[792] выйдет к воде, а ты стой на берегу Нила, а посох, который превращается в змея, возьми в свою руку. /16/ И скажи ему: Яхве, Бог иври, послал меня к тебе, чтобы сказать: отпусти Мой народ, и пусть они послужат Мне в пустыне. И вот, ты не послушался доселе. /17/ Так говорит Яхве: вот из чего ты узнаешь, что Я — Яхве! Вот, я ударю посохом, который в моей руке, по воде, которая в Ниле, и она превратится в кровь. /18/ И рыбы, которые в Ниле, умрут, и будет вонять Нил, и не смогут египтяне пить воду из Нила». /19/ И сказал Яхве Моисею: «Скажи Аарону: возьми свой посох и простри свою руку над водами египетскими, над их реками, над их нильскими протоками и над их болотами, и над всеми их водоемами, и пусть <вода> превратится в кровь по всей стране Египетской, и на деревьях, и на камнях». /20/ И сделали так Моисей и Аарон, как повелел Яхве, и он поднял свой[793] посох, и ударил по воде, которая в Ниле, на глазах у фараона и на глазах у его рабов, и превратилась вся вода, которая в Ниле, в кровь. /21 / И рыбы, которые в Ниле, умерли, и стал вонять Нил, и не могли египтяне пить воду из Нила, и стала кровь по всей Стране Египетской. /22/ И сделали так египетские волшебники своими волхованиями, и ожесточилось сердце фараона, и он не слушал их, как говорил Яхве. /23/ И повернулся фараон и пошел в дом свой; и сердце его не тронулось этим. /24/ И выкапывали все египтяне в окрестностях Нила воду для питья, ибо не могли они пить воду из Нила. /25/ И исполнилось семь дней после того, как ударил Яхве по Нилу. /26/ И сказал Яхве Моисею: «Пойди к фараону и скажи ему: так говорит Яхве. Отпусти Мой народ, и пусть они послужат мне. /27/ А если ты не захочешь отпустить Мой народ, вот: Я поражу все твои пределы лягушками. /28/ И будут кишеть в Ниле лягушки, и они поднимутся, и придут в твой дом, и в твою спальню, и на твое ложе, и в домы[794] твоих рабов, и к твоему народу, и в твои печи, и в твои квашни. /29/ И вот так, и к твоему народу, и к твоим рабам, поднимутся лягушки».

Глава 8

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Скажи Аарону: простри свою руку со своим посохом над реками, над нильскими протоками и над болотами и наведи лягушек на всю Страну Египетскую». /2/ И простер Аарон свою руку над водами египетскими, и навел лягушек, и поднялись лягушки[795], и покрыли Страну Египетскую. /3/ И сделали так волшебники своими волхованиями, и поднялись лягушки на Страну Египетскую. /4/ И вскричал фараон Моисею и Аарону, и сказал: «Помолитесь Яхве, и пусть Он удалит лягушек от меня и от моего народа, а я отпущу этот народ, и они принесут жертву Яхве». /5/ И сказал Моисей Фараону: «Определи обо мне, когда мне помолиться о тебе и о твоем народе, чтобы истребить лягушек у тебя; только в Ниле пусть они останутся!» /6/ И он сказал: «Завтра!» И он сказал: «<Да будет> так, как ты говоришь, чтобы ты знал, что нет такого, как Яхве, наш Бог. /7/ И удалятся лягушки от тебя, и от твоего дома, и от твоих рабов, и от твоего народа; только в Ниле они останутся». /8/ И вышли Моисей и Аарон от фараона, и возопил Моисей к Яхве по поводу лягушек, которых Он наслал на фараона. /9/ И сделал Яхве так, как говорил Моисей, и умерли лягушки в домах, на подворьях и в полях. /10/ И собрали их в кучи, и стала вонять земля. /11/ И увидел фараон, что настало облегчение, и ожесточил свое сердце, и не послушал их, как говорил Яхве. /12/ И сказал Яхве Моисею: «Скажи Аарону: простри свой посох и ударь по земному праху, и он превратится в комаров по всей Стране Египетской».[796] /13/ И они сделали так, и простер Аарон свою руку со своим посохом, и ударил по земному праху, и напали комары на людей и на скот; весь земной прах превратился в комаров по всей Стране Египетской. /14/ И делали так волшебники своими волхованиями, чтобы удалить комаров, и не могли, и нападали комары на людей и на скот. /15/ И сказали волшебники фараону: «Перст Божий это!» И ожесточилось сердце фараона, и он не послушал их, как говорил Яхве. /16/ И сказал Яхве Моисею: «Пробудись утром и встань перед фараоном. И вот: он[797] выйдет к воде, и ты скажи ему: так говорит Яхве. Отпусти Мой народ, и они послужат Мне в пустыне[798], /17/ ибо если ты не отпустишь Мой народ, то вот: Я нашлю на тебя и на твоих рабов, и на твой народ, и на твои домы песьих мух, и наполнят домы египтян песьи мухи, и также землю, на которой они живут. /18/ И Я отделю в тот день страну Гошен, где находится Мой народ, чтобы не было там песьих мух, чтобы Ты знал, что Я — Яхве посреди земли. /19/ И Я установлю различие между Моим народом и твоим народом. Завтра произойдет это знамение». /20/ И сделал Яхве так, и явились страшные песьи мухи в дом фараона и домы[799] его рабов, и во всю Страну Египетскую. Гибла страна от песьих мух. /21/ И вскричал фараон Моисею и Аарону, и сказал: «Идите, принесите жертву вашему Богу в этой Стране!» /22/ И сказал Моисей: «Неправильно делать так, ибо мерзость для египтян <то, что> мы приносим в жертву Яхве, нашему Богу. Если мы принесем в жертву то, что мерзость для египтян, перед их глазами, неужто они не побьют нас камнями? /23/ На три дня пути мы уйдем в пустыню и принесем жертву Яхве, нашему Богу, в пустыне, так как Он говорил нам». /24/ И сказал фараон: «Я отпущу вас, и принесите жертву Яхве, вашему Богу, в пустыне, только удаляться не удаляйтесь. Помолитесь за меня». /25/ И сказал Моисей: «Вот, я ухожу от тебя, и я помолюсь Яхве, и удалятся песьи мухи от фараона, от его рабов и его народа. Только завтра пусть фараон не обманет снова, не отпуская этот народ принести жертву Яхве. /26/ И вышел Моисей от фараона и помолился Яхве. /27/ И сделал Яхве так, как говорил Моисей, и удалил песьих мух от фараона, от его рабов и от его народа; не осталось ни одной. /28/ И ожесточил фараон свое сердце и на этот раз не отпустил народ.

Глава 9

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Иди к фараону и скажи ему. Так говорит Яхве, Бог иври: отпусти Мой народ, и пусть они послужат Мне. /2/ А если ты не захочешь отпустить и еще будешь удерживать их, /3/ вот: рука Яхве будет на твоем скоте, который в поле, на конях, на ослах, на верблюдах, на быках и на овцах,- очень тяжелый мор. /4/ И отделит Яхве скот Израиля от скота египтян, и не умрет никто из того, что принадлежит Сынам Израиля». /5/ И установил Яхве время, сказав: «Завтра сделает Яхве это дело в стране». /6/ И сделал Яхве это дело назавтра, и умер весь скот египтян, а из скота Сынов Израиля не умер ни один. /7/ И послал фараон, и вот: не умер из скота Израиля ни один. И ожесточилось сердце фараона, и он не отпустил народ. /8/ И сказал Яхве Моисею и Аарону: «Возьмите себе полные ваши пригоршни сажи из печей, и пусть швырнет ее Моисей к небесам на глазах у фараона и на глазах у его рабов.[800] /9/ И она превратится в пыль, <которая обрушится> на всю Страну Египетскую, и будут у людей и у скота оспенные язвы по всей Стране Египетской». /10/ И они взяли сажу из печей и предстали перед фараоном, и швырнул ее Моисей к небесам, и были оспенные язвы на людях и на скоте. /11/ И не смогли волшебники предстать перед фараоном из-за оспы, ибо была оспа у волшебников и у всех египтян. / 12/ И ожесточил Яхве сердце фараона, и он не слушал их, как говорил Яхве Моисею. /13/ И сказал Яхве Моисею: «Пробудись утром, и встань перед фараоном, и скажи ему: так говорит Яхве, Бог иври. Отпусти Мой народ, и пусть они послужат Мне, /14/ ибо на этот раз Я посылаю все Мои казни на твое сердце, и на твоих рабов, и на твой народ, чтобы ты узнал, что нет подобного Мне на всей земле, /15/ ибо теперь Я простер бы Свою руку и поразил бы тебя и твой народ моровой язвой, и он был бы стерт с <лица> земли. /16/ Но вот, для того Я оставил бы тебя, чтобы показать на тебе Свою силу и чтобы возвестить о Моей славе по всей земле. /17/ Еще ты противишься Моему народу, не отпуская их?! /18/ Вот, Я пролью в это же время завтра дождь с очень сильным градом, подобного которому не было в Египте со дня создания и доселе. /19/ А теперь: отошли, сберегай своих овец и все, что у тебя в поле: все люди и скот, которые найдутся в поле и не соберутся в домах,- и падет на них град, и они умрут. /20/ Боящийся слова Яхве из рабов фараона пусть уведет своих рабов и своих овец домой; /21/ а кто не обращает внимания на слово Яхве, пусть оставит своих рабов и своих овец на поле». /22/ И сказал Яхве Моисею: «Подними свою руку к небесам и пусть будет град по всей Стране Египетской на людей и на скот, и на полевую траву в Стране Египетской». /23/ И поднял Моисей свой посох к небесам, и Яхве устроил громы и град, и сошел огонь на землю, и обрушил Яхве дождь с градом на Страну Египетскую. /24/ И был град, и огонь, полыхающий среди града, и град[801] очень сильный, подобного которому не было по всей Стране Египетской с того времени, как она стала принадлежать <этому> народу. /25/ И поразил град по всей Стране Египетской все, что было в поле, от человека и до скотины, и всю полевую траву поразил град, и все полевые деревья поломал. /26/ Только в стране Гошен, где Сыны Израиля, не было града. /27/ И послал фараон, и позвал Моисея и Аарона, и сказал им: «Согрешил я на этот раз; Яхве праведен, а я и мой народ виноваты. /28/ Помолитесь обо мне Яхве, и довольно уже быть Божьим громам, и граду, и огню, и я отпущу вас, и вы не останетесь больше».[802] /29/ И сказал ему Моисей: «Когда я выйду к городу, подниму свои ладони к Яхве, громы прекратятся, и града и дождя[803] не будет больше, чтобы ты узнал, что Яхве принадлежит земля[804]. /30/ А ты и твои рабы,- я знаю, что еще не боитесь вы Яхве-Бога. /31/ И лен, и ячмень побиты, ибо ячмень колосится и лен в цвету, /32/ а пшеница и полба не побиты, ибо они поздно созревают». /33/ И вышел Моисей от фараона к городу, и поднял свои ладони к Яхве, и прекратились громы и град, и дождь не лился на землю. /34/ И увидел фараон, что прекратился дождь, и град, и громы, и снова согрешил, и ожесточил свое сердце, он и его рабы. /35/ И ожесточилось сердце фараона, и он не отпустил Сынов Израиля, как говорил Яхве Моисею.

Глава 10

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Иди к фараону, ибо Я ожесточил его сердце и сердца его рабов, чтобы Мне совершить эти Мои знамения среди них, /2/ и чтобы вам рассказывать вашим сыновьям и вашим внукам о том, что Я совершил в Египте, и о Моих знамениях, которые Я совершил над ними, и вам знать, что Я — Яхве, ваш Бог[805]». /3/ И пошли Моисей и Аарон к фараону, и сказали ему: «Так говорит Яхве, Бог иври. Доколе ты будешь отказываться покориться Мне? Отпусти Мой народ, и пусть они послужат Мне, /4/ ибо если ты откажешься отпустить Мой народ, вот: Я приведу завтра саранчу в твои пределы, /5/ и она покроет земное око, и нельзя будет видеть землю, и она съест остаток плодов, сохранившихся у вас от града, и съест всю земную траву и все плоды[806] деревьев, растущих у вас на поле, /6/ и наполнит твои домы и домы всех твоих рабов, и домы всех египтян, чего не видели твои отцы и отцы твоих отцов с того времени, как они появились на земле, и до сего дня». И повернулся Моисей[807] и вышел от фараона. /7/ И сказали рабы фараона ему: «Доколе будет этот <человек> приносить нам беду? Отпусти этих людей, и пусть они послужат Яхве, своему Богу. Уж не хочешь ли ты раньше узнать, что погиб Египет?!» /8/ И вернул он Моисея и Аарона и он сказал им: «Идите, послужите Яхве, вашему Богу! Кто да кто пойдет?» /9/ И сказал Моисей: «С нашими отроками и нашими старцами мы пойдем, с нашими сыновьями и нашими дочерями, с нашими овцами и нашими коровами мы пойдем, ибо паломничество[808] к Яхве, нашему Богу[809], у нас». /10/ И он сказал им: «Да будет так Яхве с вами, как я отпущу вас и ваших детей! Смотрите, ведь вы замыслили зло! /11/ Поэтому[810] идите мужчины и послужите Яхве, раз этого вы добиваетесь». И он прогнал их от фараона. /12/ И сказал Яхве Моисею: «Простри свою руку над Страной Египетской, чтобы <навести> саранчу, и пусть она поднимется на Страну Египетскую и съест всю земную траву и все древесные плоды, которые остались от града».[811] /13/ И поднял Моисей свой посох к небесам[812] над Страной Египетской, и Яхве насылал восточный ветер на страну весь тот день и всю ночь. Утро наступило, и восточный ветер принес саранчу.[813] /14/ И поднялась саранча на всю Страну Египетскую, и опустилась во всех пределах египетских,- очень много; перед этим не было столько саранчи, как эта, и после того не было столько. /15/ И она покрыла поверхность всей страны, и потемнела земля, и она съела всю земную траву и все древесные плоды, которые остались от града, и не сохранилось никакой зелени, ни деревьев, ни полевой травы по всей Стране Египетской. /16/ И поспешил фараон позвать Моисея и Аарона, и сказал: «Прегрешил я пред Яхве, вашим Богом, и перед вами. /17/ А теперь: простите[814] же мое прегрешение и на этот раз, и помолитесь Яхве, вашему Богу, и пусть он отвратит от меня только эту смерть». /18/ И он вышел от фараона и помолился Яхве-Богу. /19/ И наслал Яхве противуположный ветер западный, очень сильный, и он поднял саранчу и утопил ее в Тростниковом море[815]. Не осталось ни единой саранчи по всем пределам Египта. /20/ И ожесточил Яхве сердце фараона, и он не отпустил Сынов Израиля. /21/ И сказал Яхве Моисею: «Подними свою руку к небесам[816], и пусть будет тьма над Страною Египетской[817], и пусть они почувствуют темноту». /22/ И поднял Моисей свою руку к небесам, и была непроглядная тьма и туман[818] по всей Стране Египетской три дня. /23/ Не видели люди один другого, и не вставал никто оттуда, где был, три дня. А у Сынов Израиля был свет в поселениях их. /24/ И позвал фараон Моисея и Аарона[819] и сказал: «Идите, послужите Яхве, только ваши овцы и ваши коровы пусть останутся. Также и ваши дети пусть идут с вами!» /25/ И сказал Моисей: «Ты тоже дай в наши руки жертвоприношения и возношения, и мы совершим Яхве, нашему Богу, <службу>. /26/ И также наш скот пусть идет с нами, пусть не останется ни копыта, ибо из них мы возьмем, чтобы послужить Яхве, нашему Богу; а мы не узнаем, чем мы будем служить Яхве, нашему Богу[820], пока не придем туда». /27 / И ожесточил Яхве сердце фараона, и он не пожелал отпустить их. /28/ И сказал ему фараон: «Иди от меня, берегись, не являйся больше ко мне[821], ибо в день, когда ты явишься ко мне, ты умрешь». /29/ И сказал Моисей: «Так! Ты сказал! Не буду больше являться к тебе».

Глава 11

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Еще одну казнь Я наведу на фараона и на египтян, и[822] после этого он отпустит вас отсюда; как бы изгоняя, он совсем прогонит вас отсюда. /2/ Скажи же в уши народа, и пусть попросит каждый у своего соседа и каждая у своей соседки серебряную посуду и золотую посуду». /3/ И дал Яхве этому народу милость в глазах египтян; к тому же и Моисей был человеком весьма великим в Стране Египетской, в глазах рабов фараона и в глазах народа. /4/ И сказал Моисей: «Так говорит Яхве. В полночь Я пройду по Египту, /5/ и умрет всякий первородный в Стране Египетской, от первородного фараона, сидящего на троне, до первородного рабыни, которая у жерновов, и все первородные скота.[823] /6/ И будет великий крик по всей Стране Египетской, подобного которому не было и подобный которому не повторится. /7/ А на всех Сынов Израиля ни одна собака не будет лаять, от человека и до скота, чтобы вы узнали, что отличает Яхве египтян от Сынов Израиля. /8/ И сойдут все эти твои рабы ко мне, и поклонятся мне, говоря: уходи ты и весь народ, который следует за тобой, и после этого я уйду». И он ушел от фараона в гневе. /9/ И сказал Яхве Моисею: «Не послушает вас фараон для того, чтобы стали многочисленными Мои чудеса в Стране Египетской». /10/ И Моисей, и Аарон совершили все эти чудеса перед фараоном, и ожесточил Яхве сердце фараона, и не отпустил он Сынов Израиля из своей страны.

Глава 12




/1/ И сказал Яхве Моисею и Аарону в Стране Египетской, говоря: /2/ «Месяц этот у вас — начало месяцев, первый он у вас среди месяцев года.[824] /3/ Говорите всему сообществу Израиля[825], сказав: в девятый <день> этого месяца,- и пусть возьмет себе каждый барана в каждом отцовском доме[826], по барану на дом. /4/ А если слишком мал этот дом, чтобы потребить барана, то пусть возьмет он[827] и его сосед, ближайший к его дому, соответственно количеству душ; каждый пусть отрежет от барана столько, сколько он съест. /5/ Баран без изъяна, самец годовалый пусть будет у вас, от овнов и от козлов берите. /6/ И пусть он будет у вас на сбережении до четырнадцатого дня этого месяца, и заколите его, все собрание сообщества Израиля, между сумерками и вечером. /7/ И возьмите крови, и помажьте два косяка и притолоку домов, где вы будете его есть.[828] /8/ И ешьте мясо этой ночью, поджаренное на огне, и опресноки с горькими кореньями,- ешьте их. /9/ Не ешьте его сырым и сваренным в воде, но только жареным на огне, его голову, его колени и его потроха. /10/ И не оставляйте от него до утра, а то, что останется от него до утра, огнем сожгите. /11/ И так ешьте его: ваши чресла препоясаны; ваши сандалии на ваших ногах, и ваши посохи в ваших руках; и ешьте его торопливо. Трапеза это для Яхве.[829] /12/ А Я пройду по Стране Египетской в эту ночь и поражу всех первородных в Стране Египетской, от человека и до скота, и над всеми богами Египта Я сотворю суд. Я — Яхве! /13/ И будет кровь для вас знамением на домах, в которых вы; и Я увижу кровь, и Я буду трапезовать с вами[830], и не будет на вас <этой> кары — погибать от Моих ударов в Стране Египетской. /14/ И пусть будет этот день вам в память, и праздновать его празднеством для Яхве[831] в ваши поколения, <как> вечный закон, празднуйте его.[832] /15/ Семь дней опресноки[833] ешьте; уже в первый день удалите кислое тесто из ваших домов (ибо каждый, кто поест кислое,- и истребится эта душа из Израиля) с первого дня до седьмого дня. /16/ И в первый день священное собрание, и в седьмой день священное собрание пусть будет у вас; никакой работы не делайте в эти дни, но то, что нужно, чтобы есть каждому, только это делайте себе. /17/ И блюдите это повеление[834], ибо как раз в этот день Я выведу ваши воинства из Страны Египетской; и блюдите этот день в ваших поколениях, <как> вечный закон. /18/ В первый <месяц>, с четырнадцатого дня месяца, с вечера ешьте опресноки, до двадцать первого дня этого месяца, до вечера.[835] /19/ Семь дней кислое тесто пусть не находится в ваших домах, ибо каждый, поевший кислого,- и истребится эта душа из сообщества Израиля, будь то жилец, и будь то прирожденный обитатель Страны[836]. /20/ Ничего прокисшего не ешьте, во всех ваших поселениях ешьте опресноки». /21/ И позвал Моисей всех старейшин Израиля и сказал им: «Пойдите и возьмите себе овна по вашим родам и заколите Трапезу. /22/ И возьмите пучок иссопа, и обмакните в кровь, которая в чаше, и помажьте притолоку и два косяка кровью, которая в чаше. И вы не выходите никто из дверей своих домов до утра. /23/ И пройдет Яхве, чтобы покарать Египет, и увидит кровь на притолоке и на двух косяках, и станет трапезовать Яхве у входа, и не даст Губителю войти в ваши домы, чтобы покарать <вас>. /24/ И блюдите это как закон,- тебе и твоему сыну навечно. /25/ И будет, когда вы придете в Страну, которую даст вам Яхве, как Он говорил, и блюдите это служение в этот месяц[837]. /26/ И будет, что скажут вам ваши сыновья: что за служба это у вас? /27/ И вы скажите: Жертвоприношение-Трапеза это для Яхве, который трапезовал у домов Сынов Израиля в Египте, когда Он карал египтян, а наши домы защитил». И пал народ на колени и поклонился ниц. /28/ И пошли, и сделали Сыны Израиля так, как повелел Яхве Моисею и Аарону; так они сделали. /29/ И было посреди ночи, и Яхве поразил всех первородных в Стране Египетской, от первородного фараона, который сидит на троне, до первородного пленника, который в яме, и всех первородных скота. /30/ И встал фараон ночью, он и все его рабы, и все египтяне, и был великий крик в Египте, ибо не было дома, в котором не было бы мертвеца. /31/ И вскричал фараон[838] к Моисею и Аарону ночью, и сказал им[839]: «Встаньте, уйдите из среды моего народа, и вы, и Сыны Израиля, и идите, послужите Яхве, вашему Богу[840], как вы говорили, /32/ и ваших овец, и ваших коров возьмите, как вы говорили, и идите, и благословите также и меня». /33/ И ожесточились египтяне на народ, чтобы поскорее прогнать их из страны, ибо они говорили: «Все мы умрем». /34/ И поднял народ свое тесто, пока оно не прокисло, в своих квашнях, закутанных в их одежды, на свои плечи. /35/ И Сыны Израиля сделали так, как говорил Моисей, и просили у египтян серебряную утварь и золотую утварь, и одежды. /36/ И Яхве даровал милость народу в глазах египтян, и те откликнулись на их просьбы, и они обобрали египтян. /37/ И отправились Сыны Израиля из Раамсеса в Суккот, около шестисот тысяч воинов, без детей. /38/ И также много чужаков поднялись с ними, и овцы, и коровы,- очень много скота. /39/ И они пекли из теста, которое они вынесли из Египта, опресноки, ибо оно не прокисло, ибо они были изгнаны из Египта и не могли мешкать, и даже еду не приготовили себе. /40/ И <время> пребывания Сынов Израиля и их отцов[841], которое они пробыли в стране Кенаан и в Стране Египетской[842], четыреста тридцать лет. /41/ И было по истечении четырехсот тридцати лет, и было именно в тот самый день, вышли все воинства Яхве из Страны Египетской. /42/ Ночь бодрствования это была ради Яхве, ради того, что Он вывел их из Страны Египетской; в эту самую ночь ради Яхве бодрствование у всех Сынов Израиля в их поколениях. /43/ И сказал Яхве Моисею и Аарону: «Таков закон Трапезы. Ни один чужак пусть не ест ее; /44/ а всякий раб, человек, купленный за деньги[843],- и ты обрежь его тогда, и пусть он ест ее. /45/ Поселенец и батрак пусть не едят ее. /46/ Только в доме пусть <ее> едят; пусть не выносят из дома мясо на улицу и кости пусть не ломают у нее. /47/ Все сообщество Израиля пусть делает это. /48/ А если поселится с тобою жилец и <захочет> совершить Трапезу ради Яхве, обрежь у него всех мужчин, и тогда пусть он приблизится, чтобы совершить ее, и он будет, как уроженец Страны.[844] И ни один необрезанный пусть не ест ее. /49/ Учение одно пусть будет для уроженца Страны и для жильца, живущего среди вас». /50/ И сделали все Сыны Израиля так, как повелел Яхве Моисею и Аарону, так они сделали. /51/ И было, в тот самый день вывел Яхве Сынов Израиля из Страны Египетской по воинствам их.

Глава 13

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «Посвяти Мне всякого первородного, разверзающего всякую утробу у Сынов Израиля, из людей и из скота; Мои они».[845] /3/ И сказал Моисей народу: «Помни этот день, когда вы вышли из Египта, из дома рабства, ибо сильной рукою вывел Яхве вас оттуда, и не ешь прокисшего. /4/ Сегодня вы выходите, в месяце колошения.[846] /5/ И будет, когда приведет тебя Яхве, твой Бог[847], в страну кенаанеев, и хеттов, и амореев, и периззитов, и гиргашитов[848], и хиввитов, и йевуситов, о которой Он поклялся твоим отцам дать тебе страну, текущую молоком и медом, и ты служи эту службу в этом месяце.[849] /6/ Семь дней ешь опресноки, а на седьмой день — паломничество к Яхве. /7/ Опресноки ешь в течение семи дней, и пусть не появится у тебя прокисшее, и пусть не появится у тебя кислого теста во всех твоих пределах. /8/ И поведай своему сыну в этот день, сказав: ради того, что сделал Яхве мне, выведя меня из Египта. /9/ И будет у тебя знамением на твоей руке и памятным знаком между твоих глаз[850], чтобы было Учение Яхве[851] на твоих устах, ибо сильной рукой вывел тебя Яхве из Египта. /10/ И блюди этот закон[852] в определенное для него время из века в век. /11/ И будет, когда приведет тебя Яхве, твой Бог[853], в страну кенаанеев, как Он поклялся тебе и твоим отцам, и отдаст ее тебе, /12/ и ты приведи всех, разверзающих утробу, к Яхве, и всех разверзающих из помета коров, который будет у тебя, самцов, посвяти[854] Яхве. /13/ А всех разверзающих ослов выкупай за овцу, а если не выкупишь, то проломи его затылок.[855] И всех первородных из твоих сыновей выкупай. /14/ И будет, когда спросит тебя твой сын завтра, сказав: «Что это?», и ты скажи ему: сильной рукою вывел нас Яхве из Египта, из дома рабства. /15/ И было, что не желал фараон отпустить нас, и убил Яхве всех первородных в Стране Египетской, от первородного человека до первородного скота; поэтому я приношу в жертву Яхве всех разверзающих утробу самцов, и всех первородных из моих сынов я выкупаю. /16/ И будет знамением на твоей руке и повязкой между твоих глаз[856], ибо сильной рукою вывел нас Яхве из Египта». /17/ И было, когда отпустил фараон народ, и не повел их Бог по дороге в страну филистимлян, хотя она была близкая, ибо сказал Бог: «Как бы не раскаялся народ, когда они столкнутся с войною, и как бы они не вернулись в Египет». /18/ И поворотил Бог народ по пустынной дороге к Тростниковому морю, и разделившись на полусотни, поднялись Сыны Израиля из Египта. /19/ И взял Моисей кости Иосифа с собою, ибо заклял он Сынов Израиля, сказав: «Позаботиться позаботится Бог о вас, и вы унесите мои кости с собою».[857] /20/ И они отправились из Суккота и остановились в Этаме на краю пустыни.[858] /21/ А Яхве шел перед ними днем облачным столбом, чтобы указывать им дорогу, а ночью огненным столбом, чтобы освещать им путь. Днем и ночью /22/ не исчезал из виду облачный столб днем и огненный столб ночью перед народом.

Глава 14

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «Скажи Сынам Израиля, и пусть они вернутся и раскинут стан перед Пи-Хахирот между Мигдолом и морем[859], перед Баал-Цафоном[860]; супротив него раскиньте стан у моря. /3/ И скажет фараон о Сынах Израиля: заблудились они в стране; захватила их пустыня. /4/ И Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, а Я восторжествую над фараоном и над всем его войском, и узнают египтяне, что Я — Яхве». И они сделали так. /5/ И возвестили египетскому царю, что бежал народ, и преобразилось сердце фараона и его рабов <по отношению> к народу, и они сказали: «Что это мы сделали, что отпустили Израиль от работы на нас». /6/ И он запряг свою колесницу, и свой народ взял с собою. /7/ И он взял шестьсот отборных колесниц, и все египетские колесницы, и колесничих на каждой из них. /8/ И ожесточил Яхве сердце фараона, египетского царя, и он погнался за Сынами Израиля. А Сыны Израиля уходили, ведомые могучей рукою. /9/ И гнались египтяне за ними, и настигли их, когда они стояли станом у моря,- все кони колесниц фараона, и его всадники, и все войско,- у Пи-Хахирот супротив Баал-Цафона. /10/ И фараон приблизился, и подняли Сыны Израиля свои глаза, и вот: египтяне движутся за ними, и испугались они очень, и возопили Сыны Израиля к Яхве. / 11/ И они сказали Моисею: «Разве нет гробниц в Египте, что ты забрал нас оттуда умирать в пустыне?! Что это ты сделал нам, уведя нас из Египта? /12/ Ведь вот то слово, которое мы говорили тебе в Египте, сказав: оставь нас, и мы будем рабами египтян, ибо лучше нам быть рабами египтян, чем умереть нам в этой[861] пустыне». /13/ И сказал Моисей народу: «Не бойтесь, встаньте и узрите спасение от Яхве-Бога[862], которое Он сотворит вам сегодня, ибо тех египтян, которых вы видите сегодня, вы не увидите больше никогда. /14/ Яхве будет сражаться за вас, а вы будьте спокойны». /15/ И возопил Моисей к Яхве[863], и сказал Яхве Моисею: «Что ты вопиешь ко Мне? Скажи Сынам Израиля и пусть они отправляются в путь! /16/ А ты подними свой посох и протяни свою руку над морем, и раздели его, и пусть идут Сыны Израиля посреди моря посуху. /17/ А Я,- вот Я ожесточу сердце фараона и всех[864] египтян, и они пойдут за вами, и Я восторжествую над фараоном и над всем его войском, над его колесницами и над его всадниками. /18/ И узнают все[865] египтяне, что Я — Яхве, из того, что Я восторжествую над фараоном, над его колесницами и над его всадниками». /19/ И двинулся Божий посланец, шедший перед станом Израиля, и пошел позади них. И двинулся облачный столб перед ними, и встал позади них. /20/ И он прошел между станом египтян и станом Израиля, и встал[866], и было облако, и тьма всю ночь[867], и он светил всю ночь Сынам Израиля[868]. И не приближались те к этим всю ночь. /21/ И протянул Моисей свою руку над морем, и гнал Яхве море сильным восточным ветром всю ту ночь, и превратил море в сушу, и разделились воды.[869] /22/ И пошли Сыны Израиля посреди моря посуху, и воды были для них стеной справа и слева. /23/ И гнались египтяне, и пошли за ними все кони фараона, его колесницы и его всадники в море. /24/ И было в утреннюю стражу[870], и взглянул Яхве на египетский стан из огненного и облачного столба, и перепугал египетский стан. /25/ И Он задерживал колеса его колесниц и делал так, что они двигались тяжело. И сказали египтяне: «Бежим от Израиля, ибо Яхве воюет за них с Египтом». /26/ И сказал Яхве Моисею: «Протяни свою руку над морем, и пусть вернутся воды, и обрушатся[871] на египтян, на их колесницы и на их всадников». /27/ И протянул Моисей свою руку над морем, и вернулось море перед утром на свое ложе, а египтяне бежали ему навстречу, и гнал Яхве египтян в море. /28/ И вернулись воды, и покрыли колесницы и всадников, и[872] все войско фараона, шедшее следом за ними в море; не осталось из них ни одного. /29/ А Сыны Израиля шли посуху посреди моря, и воды были для них стеной справа и слева. /30/ И спас Яхве в тот день Израиля от руки египтян, и увидел Израиль египтян мертвыми на берегу моря. /31/ И увидел Израиль великое деяние[873], которое сотворил Яхве с египтянами, и убоялся народ Яхве, и уверовал в Яхве и в Моисея, Его раба.

Глава 15

/1/ Тогда воспели Моисей и Сыны Израиля эту песнь[874] о Яхве[875], и сказали, сказав:

«Я буду петь о Яхве,
ибо возвыситься возвысился Он,
коня и его всадника
низверг Он в море.[876]
/2/ Моя сила и <моя> песнь — Яху[877],
и пусть Он будет мне во спасение![878]
Он — мой Бог, и я стану восхвалять Его,
Бог моего отца, и я стану возвеличивать Его.
/3/ Яхве — муж войны,
Яхве — Его имя.[879]
/4/ Колесницы фараона и его войско
Он низверг в море,
и его отборные колесничие
утонули в Тростниковом море!
/5/ Океаны покрыли его;
они опустились в глубины, как камни.[880]
/6/ Твоя десница, Яхве,
прославлена силой!
Твоя десница, Яхве,
истребляет врага![881]
/7/ И своим огромным величием[882] Ты
уничтожаешь восстающих на Тебя,
Ты испускаешь Свое пламя[883],
и оно пожирает их, как солому[884].
/8/ И дыханием Твоих ноздрей[885] собираются воды,
встают, как стена, потоки, превращаются в сушу бездны в море!
/9/ Сказал враг:
я погонюсь и настигну,
разделю добычу,
я удовлетворю
ею мое желание,
я обнажу свой меч,
истребит ее моя рука!
/10/ Ты дохнул Своим дыханием, покрыло его море,
они потонули, как свинец,
в высоких водах.[886]
/11/ Кто, как Ты
среди богов, Яхве?[887]
Кто, как Ты,
возвеличен святостью[888],
сияет славою,
свершает чудеса?[889]
/12/ Ты простер Свою десницу[890],
и поглотила его земля[891].
/13/ Ты вел Своею милостью[892]
народ, который Ты спас,
Ты вел Своею силой
к Своему святому стану[893].
/14/ Услыхали народы, взволновались[894]; дрожь охватила жителей Пелешет[895].
/15/ Тогда перепугались
тысяцкие Эдома[896],
могучие Моава[897].
Охватил их трепет,
струсили все обитатели Кенаана[898].
/16/ Пал на них
страх и ужас.
Твоею великой рукою
они приведены были к молчанию, как камни, пока не прошел Твой народ, Яхве,
пока не прошел народ, который Ты обрел.
/ 17/ Ты привел его и разместил его
в стране Твоего наследия,
в месте, которое Ты избрал для жительства.
Ты сотворил, Яхве,
храм моего Господа,
творение Твоих рук.[899]
/18/ Яхве пусть царствует
навеки и вечно!»[900]

/19/ Ибо вошли кони фараона с его колесницами и его всадниками в море, и повернул Яхве на них морские воды. А Сыны Израиля прошли посуху посреди моря.[901] /20/ И взяла Мирйам-пророчица, сестра Аарона, бубен в свою руку, и вышли все женщины за нею, ударяя в бубны и танцуя. /21/ И сказала им Мирйам:

«Пойте о Яхве,
ибо возвыситься возвысился Он,
коня и его всадника низверг Он в море!»[902]

/22/ И вел Моисей Израиля от Тростникового моря, и они пришли в пустыню Шур[903]. И они шли три дня по пустыне и не находили воду. /23/ Они пришли в Мару[904] и не могли пить воду в Маре, потому что она горькая; поэтому и зовется то место Мара. /24/ И ворчал народ на Моисея, говоря: «Что мы будем пить?» /25/ И возопил Моисей[905] к Яхве, и показал ему Яхве деревяшку, и он бросил в воду, и стала вода пресной. Там Он установил ему закон и право, и там испытывал его /26/ и сказал: «Если станешь ты слушать голос Яхве, твоего Бога, и доброе в Его глазах будешь делать, и будешь внимать Его повелениям и блюсти все Его законы, Я не наведу на тебя болезни, которые я навел на египтян, ибо Я, Яхве, целитель твой!»[906] /27/ И они пришли в Элим[907], а там двенадцать источников вод и семьдесят пальм. И они остановились там у воды.

Глава 16

/1/ И они отправились из Элима, и пришло все общество Сынов Израиля в пустыню Син[908], которая между Элимом и Синаем, в пятнадцатый день второго месяца по их выходе из Страны Египетской. /2/ И негодовало все общество Сынов Израиля на Моисея и на Аарона в пустыне. /3/ И сказали им Сыны Израиля: «О, если бы мы умерли от руки Яхве в Стране Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта, ибо вы вывели нас в эту пустыню, чтобы умертвить все это общество голодом». /4/ И сказал Яхве Моисею: «Вот, Я просыплю дождем вам хлеб с небес, и пусть выходит народ, и пусть собирает сколько нужно на день в тот день, чтобы Я испытал его, следует он Моему учению или нет. /5/ И будет в шестой день, и они приготовят то, что принесут, и будет вдвое против того, что собирали каждый день». /6/ И сказали Моисей и Аарон всем Сынам Израиля: «<Пройдет> вечер, и вы узнаете, что Яхве вывел вас из Страны Египетской. /7/ И <наступит> утро, и вы увидите славу Яхве[909], ибо Он услышал ваше негодование на Яхве. А мы что, что вы негодуете на нас?» /8/ И сказал Моисей: «Так! Даст Яхве вам вечером мяса, чтобы есть, и хлеба утром, чтобы насытиться, ибо услышал Яхве ваше негодование, то, что вы негодуете на Него. А мы что? Не на нас вы негодуете, но на Яхве». /9/ И сказал Моисей Аарону: «Скажи всему обществу Сынов Израиля: приблизьтесь к Яхве, ибо Он услышал ваше негодование». /10/ И было, когда говорил Аарон всему обществу Сынов Израиля, и они повернулись к пустыне, и вот, слава Яхве явилась в облаке[910]. /11/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /12/ «Я услышал негодование Сынов Израиля. Скажи им так. Между сумерками и вечером ешьте мясо, а утром насыщайтесь хлебом и знайте, что Я — Яхве, ваш Бог». /13/ И было вечером, и поднялись перепела и покрыли стан.[911] А утром был поток росы, /14/ и вот: на поверхности пустыни <нечто> тонкое, похожее на струпья, тонкое, как иней, на земле. /15/ И увидели Сыны Израиля и говорили один другому: «Что это?» Ибо они не знали, что это. И сказал Моисей им: «Это хлеб, который дал Яхве вам в пищу. /16/ Вот то, что повелел Яхве: собирайте этого каждый, сколько нужно для еды, по омеру[912] на голову, по числу ваших душ; каждый для тех, кто в его шатре, возьмите». /17/ И сделали так Сыны Израиля и собрали, кто помногу, кто помалу. /18/ И они измерили омером, и не было избытка у того, кто собрал больше, а у того, кто собрал меньше, не было нехватки; каждый собирал, сколько ему нужно для еды. /19/ И сказал им Моисей: «Никто не оставляй из этого до утра». /20/ И не послушали они Моисея, и оставили <какие-то> люди из этого до утра. И это зачервивело и стало вонять, и разгневался на них Моисей. /21 / И они собирали это каждое утро каждый сколько было нужно ему для еды, а когда было жарким солнце, то это таяло. /22/ И было в шестой день, и они собрали хлеба вдвое больше, два омера на каждого. И пришли все вожди общества и возвестили Моисею. /23/ И он сказал им: «Это то, что говорил Яхве: отдых, святое отдохновение ради Яхве завтра. То, что вы будете печь, пеките, и то, что вы будете варить, варите, а все оставшееся положите себе, чтобы сохранить до утра».[913] /24/ И они положили это до утра, как повелел Моисей, и не провоняло, и червей не было в этом. /25/ И сказал Моисей: «Ешьте это сегодня, ибо отдохновение сегодня ради Яхве, сегодня не найдете это в поле. /26/ Шесть дней собирайте это, а на седьмой день отдых, не будет этого». /27/ И было на седьмой день; вышли <некоторые> из народа собирать и не нашли. /28/ И сказал Яхве Моисею: «До каких пор вы будете упрямиться, отказываясь блюсти Мои повеления и Мои учения? /29/ Вы видите, что Яхве дал вам отдохновение; поэтому Он дает вам в шестой день хлеба на два дня! Возвратитесь каждый к себе, и пусть никто не выходит со своего места на седьмой день». /30/ И отдыхал народ на седьмой день. /31/ И назвал народ это манной[914]; а это как семя белого кориандра, а вкус его, как у печенья с медом. /32/ И сказал Моисей: «Вот слово, которое повелел Яхве. Наполните омер от этого, чтобы сберечь в наших поколениях, чтобы увидели они хлеб, которым Я кормил вас в пустыне, когда Я выводил вас из Страны Египетской». /33/ И сказал Моисей Аарону: «Возьми один кувшин и помести туда омер манны, и положи его перед Яхве, чтобы сохранять в поколениях ваших, /34/ как повелел Яхве Моисею». И положил это Аарон перед Ковчегом, чтобы сберечь. /35/ А Сыны Израиля ели манну сорок лет, пока они не вошли в населенную Страну. Манну они ели, пока не вошли в пределы страны Кенаан. /36/ А омер — это десятая доля эфы.

Глава 17

/1/ И двинулось все общество Сынов Израиля из пустыни Син на свой переход, и остановилось в Рефидиме[915], и не было воды, чтобы пить народу. /2/ И бранился народ с Моисеем, и сказали они: «Дайте нам воды, и мы будем пить!» И сказал им Моисей: «Зачем вы бранитесь со мной? И[916] что вы искушаете Яхве?» /3/ И жаждал там народ воды, и негодовал народ на Моисея, и говорил: «Зачем это ты вывел нас из Египта, чтобы умертвить нас и наших сыновей, и наш скот жаждой?!» /4/ И возопил Моисей к Яхве, говоря: «Что мне сделать этому народу? Еще немного, и они побьют меня камнями». /5/ И сказал Яхве Моисею: «Пройди перед народом и возьми с собою кого-нибудь из старейшин Израиля и свой посох, которым ты ударял по Нилу, возьми в свою руку и ступай. /6/ И вот: Я буду стоять перед тобою там, на скале, в Хореве, и ты ударь по скале, и выйдет из нее вода, и будет пить народ». И сделал так Моисей на глазах у старейшин Израиля.[917] /7/ И назвал он это место Масса и Мерива[918] из-за того, что бранились Сыны Израиля и искушали они Яхве, говоря: «Есть ли Яхве с нами или нет?» /8/ И пришел Амалек[919], и воевал с Израилем в Рефидиме. /9/ И сказал Моисей Иисусу[920]: «Выбери у нас сильных[921] мужей и иди, воюй с Амалеком. Завтра я стану на вершине холма, и Божий посох <будет> в моей руке». /10/ И сделал Иисус так, как сказал ему Моисей, и вышел[922] воевать с Амалеком. А Моисей и Аарон, и[923] Хур[924] поднялись на вершину холма. /11/ И было, когда поднимал Моисей свою руку[925], побеждал Израиль, а когда он опускал свою руку, побеждал Амалек. /12/ И руки Моисея затекли, и они взяли камень и поставили под них, и он положил <руки> на него, а Аарон и Хур поддерживали его руки, один с одной стороны, а другой с другой стороны. И были его руки недвижны до заката солнца. /13/ И победил Иисус Амалека и его народ, и поразил их[926] мечом. /14/ И сказал Яхве Моисею: «Запиши это на память в книгу[927] и вложи в уши Иисуса, что истребить Я истреблю память об Амалеке под небесами». /15/ И построил Моисей жертвенник и назвал его: «Яхве — мое знамя». /16/ И он сказал:

«Ибо рука на троне Яхве!
Война ради Яхве
с Амалеком из поколения в поколение».

Глава 18


/1/ И услыхал Йитро, жрец мидйанский, тесть Моисея, обо всем, что сделал Бог Моисею и Израилю, Его народу, что Яхве вывел Израиль из Египта. /2/ И взял Йитро, тесть Моисея, Циппору, жену Моисея, которую он отослал, /3/ и двух ее сыновей, имя одного из которых Гершом, ибо он сказал: «жильцом я был в чужой стране», /4/ а имя другого Элиэзер[928], «ибо Бог моего отца в помощь мне и спас меня от меча фараона».[929] /5/ И пришел Йитро, тесть Моисея, и его сыновья, и его жена к Моисею в пустыню, где он остановился у Божьей горы[930]. /6/ И он сказал Моисею: «Я, твой тесть Йитро, пришел к тебе, и твоя жена, и двое ее сыновей с нею». /7/ И вышел Моисей навстречу своему тестю, и он поклонился Моисею[931], и поцеловал его. И они расспрашивали друг друга о здоровье, и он ввел его[932] в шатер. /8/ И рассказал Моисей своему тестю обо всем, что сделал Яхве фараону и египтянам из-за Израиля, обо всех тяготах, которые они встретили в пути, <от которых> их спас Яхве. /9/ И обрадовался Йитро всему тому доброму, что делал Яхве для Израиля, что Он спас их от руки египтян. /10/ И сказал Йитро: «Благословен Яхве, который спас вас от руки египтян и от руки фараона, который спас народ от руки египтян. /11/ Теперь я знаю, что Яхве величественнее всех других богов, ибо в деле, которым они гордились, над ними <Он>». /12/ И взял Иитро, тесть Моисея, возношение и жертвы Богу; и пришли Аарон и все старейшины Израиля, чтобы есть пищу[933] с тестем Моисея перед Богом. /13/ И было на следующий день, и сел Моисей судить народ, и стоял народ перед Моисеем с утра до вечера.[934] /14/ И увидел тесть Моисея все, что он делал для народа, и сказал: «Что это за дело, которое ты делаешь для народа? Почему ты сам сидишь, а весь народ стоит перед тобою с утра и до вечера?» /15/ И сказал Моисей своему тестю: «Ибо приходит ко мне народ, чтобы вопросить Бога,[935] /16/ ибо если есть у них дело, то они приходят[936] ко мне, и я сужу человека с ближним его, и возвещаю Божьи законы и Его учения».[937] /17/ И сказал тесть Моисея ему: «Не хорошо то дело, которое ты делаешь. /18/ Устаешь и ты, и этот народ, который с тобою, ибо слишком тяжело для тебя это дело; ты не можешь делать его сам. /19/ Теперь: послушай моего голоса; я посоветую тебе, и будет Бог с тобою. Будь ты для народа предстателем перед Богом, и доводи ты их дела[938] до Бога. /20/ И напоминай им законы и учения, и указывай им путь[939], по которому[940] они должны идти, и деяния, которые они должны делать. /21 / А ты выбери себе[941] из всего народа сильных мужей, боящихся Бога, правдивых мужей, ненавидящих неправое богатство, и поставь над ними тысячниками, сотниками, пятидесятниками и десятскими, и писцами[942]. /22/ И пусть они судят народ во всякое время, и будет: всякое великое дело пусть они доводят до тебя, а всякое малое дело пусть они судят, и тебе будет легче, и пусть они несут с тобою.[943] /23/ Если это дело ты сделаешь, то, что тебе повелевает Бог, ты сможешь сделать, и весь этот народ пойдет на свое место благополучно».[944] /24/ И послушался Моисей голоса своего тестя, и сделал все, что он сказал ему. /25/ И выбрал Моисей сильных мужей из всего Израиля, и сделал их главами над народом, тысячниками, сотниками, пятидесятниками и десятскими. /26/ И они судили народ во всякое время, трудное дело они доводили до Моисея, а всякие мелкие дела судили они. /27/ И отпустил Моисей своего тестя, и он пошел себе в свою страну.

Глава 19

/1/ На третье новомесячие после того, как ушли Сыны Израиля из Страны Египетской, в этот день они пришли в пустыню Синай[945]. /2/ И они отправились из Рефидима, и пришли в пустыню Синай, и остановились в пустыне, и остановился там Израиль супротив Горы[946]. /3/ И Моисей поднялся на Божью Гору[947], и воззвал к нему Яхве с Горы, говоря: «Так скажи Дому Иакова и возвести Сынам Израиля! /4/ Вы видели то, что Я сделал египтянам, и нес вас на орлиных крыльях, и привел вас к Себе. /5/ А теперь: если послушаете голоса Моего и будете блюсти союз со Мною, то вы будете Мне собственностью[948] более, чем все народы, ибо Моя вся земля[949]. /6/ А вы будете у Меня царством жрецов[950] и святым народом[951]. Вот слова, которые ты скажи Сынам Израиля». /7/ И пришел Моисей, и воззвал к старейшинам народа, и сказал им все эти слова, которые повелел ему Яхве. /8/ И отвечал весь народ совместо, и сказал: «Все, что говорил Яхве, мы сделаем». И возвестил Моисей слова народа Яхве. /9/ И молвил Яхве Моисею: «Вот, Я приду к тебе в облаке[952], чтобы услышал народ Мой разговор с тобою, и тогда они в тебя поверят навеки». И возвестил Моисей слова народа Яхве. /10/ И сказал Яхве Моисею: «Пойди к народу, и освяти их сегодня и завтра, и пусть они выстирают свои одежды, /11/ и пусть будут готовы к третьему дню, ибо на третий день сойдет Яхве на глазах всего народа на Гору Синай[953]. /12/ И определи границу Горы[954] вокруг, и народу скажи[955]: «Берегитесь восходить на Гору[956] и касаться ее подножия. Каждый, коснувшийся Горы, умрет. /13/ Пусть не коснется его рука, но камнями пусть будет побит или стрелами застрелен, будь то скот, будь то человек, да не будет он жить. Но когда зазвучат бараньи рога[957], пусть они взойдут на Гору». /14/ И сошел Моисей с Горы к народу и освятил народ, и они выстирали свои одежды. /15/ И он сказал народу: «Будьте готовы к третьему дню, не приближайтесь к женщине». / 16/ И было на третий день, когда было утро, и были громы и молнии, и густое облако на Горе, и звук трубы очень сильный, и задрожал весь народ, который в стане. /17/ И вывел Моисей народ навстречу Богу из стана, и они остановились у подножия Горы. /18/ А гора Синай вся курилась, потому что сошел на нее Яхве в огне[958], и поднимался ее дым, как дым плавильной печи, и очень сотрясалась вся Гора. /19/ И становилось звучание трубы все более сильным. Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом. /20/ И сошел Яхве на гору Синай, на вершину Горы, и позвал Яхве Моисея на вершину Горы, и поднялся Моисей. /21/ И сказал Яхве Моисею: «Сойди, предупреди народ, чтобы они не рвались к Яхве, чтобы <Его> увидеть, и чтобы не пали из него многие. /22/ И также жрецы, приближающиеся к Яхве, пусть освятятся, чтобы не истребил их Яхве». /23/ И сказал Моисей Яхве: «Не сможет народ подняться на Гору Синай, ибо Ты предупредил нас, сказав: определи границу Горы и освяти ее». /24/ И сказал ему Яхве: «Ступай, сойди и взойди ты, и Аарон с тобою, а жрецы и народ пусть не рвутся восходить к Яхве, чтобы Он не истребил их». И сошел Моисей к народу, и сказал им.

Глава 20

/1/ И говорил Бог все эти слова, сказав: /2/ «Я — Яхве, твой Бог, который вывел тебя из Страны Египетской, из дома рабства. /3/ Пусть не будет у тебя других богов пред Моим лицом.[959] /4/ Не делай себе статуй и всяких изображений того, что на небесах наверху, и того, что на земле внизу, и того, что в воде под землею.[960] /5/ Не поклоняйся им и не служи им, ибо Я, Яхве,- твой Бог, ревнивый Бог, мстящий за грехи отцов сыновьям, третьему и четвертому поколениям ненавидящим Меня, /6/ и творящий милость тысячам, любящим Меня и блюдущим Мои повеления.[961] /7/ Не произноси имени Яхве, твоего Бога, напрасно, ибо не оставит безнаказанным Яхве того, кто произносит Его имя напрасно.[962] /8/ Помни день отдохновения, чтобы освятить его. /9/ Шесть дней трудись и делай всякую свою работу, /10/ а седьмой день — отдохновение ради Яхве, твоего Бога; не делай никакой работы ни ты, ни твой сын, ни твоя дочь, ни твой раб и твоя рабыня, ни твой бык, ни твой осел, ни весь твой скот, ни твой жилец, который в твоих общинах,[963] /11/ ибо шесть дней создавал Яхве небеса и землю, море и все, что в нем, и предался покою на седьмой день. Поэтому благословил Яхве день отдохновения и освятил его.[964] /12/ Почитай своего отца и свою мать, чтобы хорошо было тебе и чтобы увеличились твои дни на прекрасной земле, которую Яхве, твой Бог, даст тебе.[965] /13/ Не убивай.[966] /14/ Не прелюбодействуй.[967] /15/ Не кради.[968] /16/ Не произноси против своего ближнего ложного свидетельства.[969] /17/ Не пожелай дома своего ближнего, не пожелай жены своего ближнего, ни его раба, ни его рабыни, ни его быка, ни его осла, ничего, что принадлежит твоему ближнему».[970] [971] /18/ И весь народ был свидетелем громов и пламени, и звучания трубы, и того, что Гора курилась. И увидел народ, и они затрепетали, и встали в отдалении.[972] /19/ И сказали они Моисею: «Говори ты с нами, а мы будем слушать тебя, и пусть не говорит с нами Бог, чтобы мы не умерли». /20/ И сказал Моисей народу: «Не бойтесь, ибо для того, чтобы испытать вас, пришел Бог, и чтобы был страх перед Ним на ваших лицах, чтобы вы не грешили». /21/ И встал народ в отдалении, а Моисей приблизился к туче, в которой был Бог. /22/ И сказал Яхве Моисею: «Так скажи Сынам Израиля. Вы видели, что с небес Я говорил с вами. /23/ Не делайте рядом со Мной серебряных богов, и золотых богов не делайте себе.[973] /24/ Земляной жертвенник сделай Мне и приноси в жертву на нем свои возношения и свои искупительные жертвы, своих баранов и своих тельцов; на каждом из мест, где Я оставил память о Своем имени, Я приду к тебе и благословлю тебя.[974] /25/ А если каменный жертвенник ты сделаешь Мне, не строй его из тесаных камней, ибо когда своим теслом ты станешь водить по нему, то ты осквернишь его. /26/ И не поднимайся по ступеням к Моему жертвеннику, чтобы не обнажился твой срам перед ним.[975]

Глава 21

/1/ И вот приговоры, которые изложи перед ними.[976] /2/ Когда ты купишь раба-иври, шесть лет пусть он работает, а на седьмой пусть уйдет в хофши[977] даром. /3/ Если он самолично придет, самолично пусть уйдет; если женат он, пусть уйдет его жена с ним. /4/ Если его господин даст ему жену, и она родит ему сыновей или дочерей, жена и ее дети будут принадлежать ее господину, а он пусть уйдет самолично. /5/ А если скажет этот раб: я люблю своего господина, свою жену и своих детей, не уйду в хофши, /6/ то пусть приблизит его его господин к Богу, и приблизит его к двери или к косяку, и прибьет его господин его ухо гвоздем, и он — его раб навечно[978].[979] /7/ А если продаст человек свою дочь в рабыни, пусть она не выходит, как выходят рабы. /8/ Если она неприятна ее господину, который не познал ее, то пусть он освободит ее; чужому народу он не будет иметь власти ее продать, раз он пренебрег ею. /9/ А если для своего сына он предназначил ее, на правах дочерей пусть он ее содержит. /10/ Если другую он возьмет себе, ее пищу, ее одежду и супружеское соитие с нею пусть он не отнимает.[980] /11/ А если этих трех он не сделает ей, пусть она выйдет даром, без денег. /12/ Ударивший человека так, что он умер, пусть умрет. /13/ А кто не умышлял, но Бог попустил его руке,- и Я установлю тебе место, куда пусть он убежит. /14/ А если злоумыслит человек на своего ближнего, чтобы убить его хитростью, от Моего жертвенника возьмите его[981], чтобы умертвить.[982] /15/ И ударивший своего отца и свою мать пусть умрет.[983] /16/ И укравший человека из Сынов Израиля,- и он издевался над ним, и продал его, и будет найдено в его руке,- пусть умрет.[984] /17/ И проклинающий своего отца и свою мать пусть умрет.[985] /18/ И когда заспорят люди, и ударит человек своего ближнего камнем или кулаком, и он не умрет и падет на ложе,- /19/ если встанет и будет ходить по улице, <опираясь> на свою трость, то будет очищен[986] ударивший, только за его лежание[987] пусть даст и лечить пусть лечит. /20/ А если ударит человек своего раба или свою рабыню посохом, и он умрет под его рукою, отомститься да отомстится <ему>.[988] /21/ Но если день или два дня он останется <жив>, пусть не отомстится, ибо его серебро он.[989] /22/ А если подерутся люди и ударят беременную женщину, и изгонят ее плод, и не будет <другой> беды, пусть заплатит виру, как наложит на него[990] муж этой женщины, и отдаст через посредников. /23/ А если <другая> беда произойдет, то пусть он отдаст душу за душу, /24/ глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, /25/ ожог за ожог, рану за рану, ушиб за ушиб.[991] /26/ А если ударит человек глаз своего раба или глаз своей рабыни и повредит его, в хофши пусть отошлет его за его глаз. /27/ А если зуб своего раба или зуб своей рабыни выбьет, в хофши пусть отошлет его за его зуб.[992] /28/ А если забодает бык или какая-нибудь корова[993] мужчину или женщину, и он умрет, пусть побьют камнями этого быка и пусть не едят его мяса, а хозяин этого быка чист. /29/ А если бык был бодливым вчера, третьего дня, и был его хозяин осведомлен <об этом> и не блюл его, и он умертвил мужчину или женщину,- этого быка пусть побьют камнями, и хозяин его также пусть будет умерщвлен. /30/ Если вира наложена на него, то пусть отдаст выкуп за его душу, как все, на кого наложена вира. /31/ Если сына забодает или дочь забодает, согласно этому приговору пусть будет сделано ему. /32/ Если забодает бык раба или рабыню, тридцать сиклей серебра пусть будет дано его господину[994], а бык пусть будет побит камнями. /33/ А если откроет человек колодезь или если человек будет копать колодезь и не закроет его, и упадет туда бык или осел, /34/ хозяин колодца пусть возместит, серебро пусть вернет его хозяину, а умерший пусть будет ему. /35/ А если ударит чей-нибудь бык быка его ближнего, или какую-нибудь его корову[995], и он умрет, то пусть продадут живого быка и поделят серебро, <полученное> за него, а также и умершего пусть поделят. /36/ Но если было известно, что бык бодлив, вчера, третьего дня, и его не блюл его хозяин, пусть возместит быка за быка, а умерший пусть будет ему.[996] /37/ Если украдет человек быка или барана и зарежет его или продаст его, пять тельцов пусть он возместит за быка и четырех баранов за барана.[997]

Глава 22

/1/ Если при взломе будет пойман вор и избит, и он умрет, нет за него крови.[998] /2/ Если взошло солнце, на нем кровь за него[999]; пусть он заплатит, а если нет у него, то пусть будет продан за то, что он украл. /3/ Если будет найдено в его руке украденное, от быка до осла, до барана живым, вдвое пусть возместит.[1000] /4/ Если потравит человек поле или виноградник, и пошлет свой скот и потравит другое поле, пусть возместит со своего поля в соответствии с его урожаем, а если все поле потравит[1001], самым лучшим со своего поля и самым лучшим со своего виноградника пусть он возместит. /5/ Если выйдет огонь и захватит кустарники, и пожрет скирду или несжатую полосу, или поле, пусть возместит поджигатель сожженное.[1002] /6/ Если отдаст человек своему ближнему серебро или утварь на сохранение, и будет украдено из дома этого человека, если найдется вор, пусть возместит вдвое. /7/ Если не найдется вор, то пусть приблизится хозяин этого дома к Богу и поклянется, что не протягивал своей руки к вещам своего ближнего. /8/ По поводу всякого ущерба, по поводу быка, по поводу осла, по поводу барана, по поводу одежды, по поводу всякой пропажи, про которую будет сказано, что он это <совершил>, Богу пусть будет представлено дело обоих; тот, кого обвинит Бог, пусть возместит вдвойне своему ближнему. /9/ Если даст человек своему ближнему осла или быка, или барана и всякую скотину на сохранение, и она умрет или покалечится, или будет угнана <так, что> никто не видел, /10/ клятва Яхве пусть будет между ними обоими, что он не протягивал своей руки к вещам своего ближнего, и пусть возьмет его хозяин, а он пусть не возмещает. /11/ А если кражей украдено у него, пусть возместит вдвое.[1003] /12/ Если <скот> будет задран, пусть он приведет этому свидетеля; задранное пусть не возмещает. /13/ А если попросит человек у своего ближнего скотину[1004], и она покалечится или умрет, или будет угнана[1005], а хозяина ее не было с ним, пусть возместит. /14/ Если же ее хозяин был с ним, пусть не возмещает. А если она нанята, это причисляется к плате за нее.[1006] /15/ А если соблазнит человек девственницу, которая не обручена, и ляжет с нею, пусть заплатит за нее выкуп и возьмет в жены. /16/ Если не захочет ее отец отдать ее ему, серебро пусть он отвесит ее отцу[1007] как выкуп за девственность.[1008] /17/ Колдунью не оставляй в живых.[1009] /18/ Всякий лежащий со скотиной пусть умрет. /19/ Приносящий жертву богам, кроме как Яхве самому, да будет проклят.[1010] /20/ А жильца не притесняй и не подавляй его, ибо жильцами вы были в Стране Египетской.[1011] /21/ Всякую вдову и сироту не угнетай. /22/ Если ты будешь угнетать его, то, если возопит он ко Мне, услышу Я его вопль, ибо милостив и милосерден Я,- говорит Яхве.[1012] /23/ И возгорится Мой гнев, и Я убью вас мечом, и будут ваши жены вдовами, а ваши сыновья сиротами.[1013] /24/ Если серебро дашь в долг кому-нибудь из Моего народа, бедняку, <который> с тобой, не требуй от него уплаты, не налагай на него роста.[1014] /25/ Если ты взял в залог одежду своего ближнего, до захода солнца верни ее ему, /26/ ибо она покрывает его тело, она — его одежда, в которой он будет спать. И будет, что он возопит ко Мне, и Я услышу <его>, ибо милостив Я,- говорит Яхве[1015].[1016] /27/ Бога не проклинай[1017] и вождя[1018] в твоем народе не хули. /28/ Твой урожай и то, что ты получаешь в своей давильне, не задерживай, первородного из своих сыновей отдай Мне. /29/ Так делай со своим быком и со своим бараном: семь дней пусть будет с его матерью, на восьмой день отдай его Мне.[1019] /30/ И святыми людьми будьте ради Меня, и плоти, в поле растерзанной, не ешьте, собаке отдайте ее.

Глава 23

/1/ Не переноси ложного слуха; не поднимай свою руку с преступником, чтобы быть лжесвидетелем.[1020] /2/ Не следуй за большинством, чтобы сотворить зло, и не отвечай на суде, сворачивая вслед за большинством, извращая <истину>.[1021] /3/ И бедняку не потворствуй в его судебном деле.[1022] /4/ Если ты встретишь заблудившегося быка своего врага или его осла, возврати его ему. /5/ Если ты увидишь осла того, кто ненавидит тебя, лежащим под грузом, то не покидай его, помоги ему.[1023] /6/ Не извращай приговор бедняку в его судебном деле. /7/ От обмана держись подальше, и чистого, правого не убивай, ибо Я не оправдаю преступника. /8/ И взятку не бери, ибо взятка ослепляет зрячих и извращает дело правых. /9/ И жильца не притесняй: ведь вы знаете душу жильца, ибо жильцами вы были в Стране Египетской. /10/ И шесть лет засевай свою землю и собирай урожай с нее. /11/ А на седьмой оставь ее невозделанной и покинь ее, и пусть едят бедняки из твоего народа, а что останется сверх этого, пусть едят полевые животные. Так же поступи со своим виноградником и со своими оливками.[1024] /12/ Шесть дней делай свои дела, а на седьмой день отдыхай, чтобы обрел покой твой бык и твой осел, и вздохнул сын твоей рабыни, твой раб и твоя рабыня, как ты, и весь твой скот, и жилец.[1025] /13/ Все, что Я сказал вам, блюдите. И имя других богов не поминайте, не произносите своими устами. /14/ Три раза в год празднуйте ради Меня. /15/ Праздник опресноков[1026] соблюдай: семь дней ешь опресноки, как Я приказал тебе, в месяце Авив, ибо в этом месяце ты ушел из Египта. И не появляйся пред Мое лицо с пустыми руками. /16/ И праздник жатвы[1027] первых твоих плодов, которые ты посеял в поле, и праздник сбора урожая[1028] на исходе года, когда ты собираешь свои плоды с поля. /17/ Три раза в год пусть является каждый твой мужчина пред лицо Господа Яхве.[1029] /18/ Не приноси в жертву на кислом тесте кровь жертвы, предназначенной для Меня; и пусть не ночует жир, предназначенный для празднования Моего, до утра. /19/ Самые первые плоды своей земли приноси в Дом Яхве, твоего Бога. Не вари козленка в молоке его матери.[1030] Если кто-либо сделает это как обычную жертву , то скверна это Для Бога Иакова.[1031] /20/ Вот, Я посылаю Моего[1032] посланца пред твое лицо, чтобы он оберегал тебя в пути и привел тебя в то место, которое Я определил. /21/ Берегись его и слушай голоса его, не ослушивайся его, ибо он не простит ваших прегрешений, ибо Мое имя в нем. /22/ Если ты послушаешься его голоса и сделаешь все то, что Я говорю тебе[1033], то Я буду врагом твоих врагов и возненавижу ненавидящих тебя. /23/ Когда пойдет Мой посланец пред твоим лицом и поведет тебя на амореев и хеттов, и периззитов и кенаанеев, хиввитов и йевуситов, то Я истреблю их. /24/ Не поклоняйся их богам и не служи им; не поступай, как поступают они, но разрушить разрушь и разбить разбей их <священные> плиты.[1034] /25/ И вы служите Яхве, вашему Богу, и Я благословлю[1035] твой хлеб, и твое вино[1036], и твою воду, и Я удалю болезнь из твоей среды[1037]. /26/ Не будет рождающей мертвых или бесплодных в твоей Стране. Число твоих дней Я умножу. /27/ Страх предо Мною[1038] Я пошлю пред твоим лицом, и Я ужасну все народы, к которым ты придешь, и сделаю так, что все твои враги тебе <покажут> спину. /28/ И Я пошлю ос пред твоим лицом, и они погонят хиввитов, кенаанеев и хеттов от тебя. /29/ Я не стану прогонять их от тебя в один год, чтобы не стала Страна пустынной и не наполнили ее полевые животные. /30/ Понемногу Я буду прогонять их, пока ты не расплодишься и не унаследуешь Страну.[1039] /31/ И Я установлю твою границу от Тростникового моря до Филистимского моря и от Пустыни до Реки, ибо Я отдам в твои руки жителей Страны, и ты прогонишь их от своего лица. /32/ Не заключай с ними и с их богами союза. /33/ Пусть они не живут в твоей Стране, чтобы они не совратили тебя грешить против Меня. Если ты будешь служить их богам, то это будет тебе ловушкой».

Глава 24


/1/ А Моисею Он сказал: «Взойди к Яхве ты и Аарон, Надав и Авиху, и семьдесят из старейшин Израиля[1040], и поклонитесь издали. /2/ И пусть приблизится сам Моисей к Яхве, а они пусть не приближаются, и народ пусть не восходит к Нему». /3/ И пошел Моисей, и рассказал народу все слова Яхве и все приговоры[1041]. И отвечал народ одним голосом, и они сказали: «Все слова, которые говорил Яхве, исполним». /4/ И записал Моисей[1042] все слова Яхве, и поднялся утром, и построил жертвенник под Горою и двенадцать <священных> плит по <числу> двенадцати племен Израиля. /5/ И он послал отроков Сынов Израиля, и они вознесли возношения и принесли в жертву воздаяния Яхве тельцов. /6/ И взял Моисей половину крови[1043], и вылил в чаны, а половиною крови обрызгал жертвенник. /7/ И взял он Книгу Договора[1044] и прочитал в уши народа, и они сказали: «Все, что говорил Яхве, мы сделаем и станем слушать». /8/ И взял Моисей кровь и окропил народ, и сказал: «Вот кровь договора, который заключил Яхве с вами относительно всех этих дел». /9/ И взошел Моисей и Аарон, Надав и Авиху и семьдесят из старейшин Израиля. /10/ И они увидели Бога Израиля, и под Его ногами как бы изделие из сапфировых кирпичей и как бы чистые небеса.[1045] /11/ А к знатным из Сынов Израиля он не протянул свою руку. И они видели Бога и ели, и пили. /12/ И сказал Яхве Моисею: «Взойди ко Мне на Гору и будь там, и Я дам тебе каменные таблицы[1046] и Учение, и повеления[1047], которые Я записал, чтобы поучать их». /13/ И встал Моисей, и Иисус, его слуга, и взошел Моисей на Гору Божью. /14/ А старейшинам он сказал: «Сидите здесь, пока мы не вернемся к вам. И вот Аарон и Хур с вами; у кого есть дело, пусть приблизится к ним». /15/ И поднялся Моисей на Гору, и окутало облако Гору[1048]. /16/ И опустилась Слава Яхве[1049] на гору Синай, и окутывало ее облако шесть дней. И Он воззвал к Моисею на седьмой день из облака. /17/ И выглядела Слава Яхве, как огонь пожирающий на вершине Горы, в глазах Сынов Израиля.[1050] /18/ И вошел Моисей в облако, и взошел на Гору, и был Моисей на Горе сорок дней и сорок ночей.

Глава 25[1051]

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «Скажи Сынам Израиля, и пусть они возьмут для Меня взнос от каждого человека, который станет жертвовать по его сердцу, возьмите взнос.[1052] /3/ И вот взнос, который возьмите от них: золото, и серебро, и медь, /4/ и голубой пурпур, и красный пурпур, и ярко-красную пряжу, и льняную ткань, и козью шерсть, /5/ и выкрашенные красным бараньи шкуры, и барсучьи шкуры, и акации, /6/ масло для лампад, благовония для масла помазания, и для каждения ароматы, /7/ камни-ониксы, и камни для накидки и для нагрудника. /8/ И сделайте Мне Святилище, и Я буду жить среди вас. /9/ Соответственно тому как Я показал тебе на Горе[1053] [1054] схему Обители и схему всей ее утвари, и так сделайте. /10/ И сделайте Ковчег из акации длиною в два с половиной локтя и шириною в полтора локтя и высотою в полтора локтя. /11/ И покрой его чистым золотом изнутри и снаружи покрой его, и сделай на нем золотой обвод вокруг. /12/ И отлей четыре золотых кольца и помести их на четыре его угла, и два кольца на одной его стороне, а два кольца на другой его стороне. /13/ И сделай шесты из акации и покрой их золотом. /14/ И помести шесты в кольца по сторонам Ковчега, чтобы нести Ковчег, держась за них. /15/ И в кольцах Ковчега пусть будут шесты, пусть их не вынимают оттуда. /16/ И положи в Ковчег Закон, который Я дам тебе. /17/ И сделай крышку из чистого золота в два с половиной локтя длиною и в полтора локтя шириною. /18/ И сделай двух чеканных керубов[1055], сделай их на обоих концах крышки. /19/ И помести одного керуба на одном конце, а другого керуба — на другом конце крышки; поместите керубов на обоих ее концах. /20/ И пусть керубы протягивают крылья вверх и закрывают своими крыльями крышку, а их лица — друг против друга, к крышке пусть будут обращены их лица. /21/ И помести крышку на Ковчег сверху, а в Ковчег положи Закон, который Я дам тебе.[1056] /22/ И Я буду встречаться с тобою там, и буду говорить тебе с крышки, между двух керубов, которые на Ковчеге Закона, все, что Я повелю тебе для Сынов Израиля. /23/ И сделай стол из акации в два локтя длиной и локоть шириной и полтора локтя высотой. /24/ И покрой его чистым золотом и сделай вокруг него золотой обвод. /25/ И сделай вокруг него рамку шириной в ладонь, и сделай золотой обвод вокруг его рамки. /26/ И сделай у него четыре золотых кольца, и помести эти кольца на четырех углах, которые у четырех его ножек. /27/ Супротив рамки пусть будут кольца, чтобы быть вместилищем для шестов, чтобы нести стол. /28/ И сделай шесты из акации, и покрой их чистым[1057] золотом, и носите[1058], <держась> за них, этот стол. /29/ И сделай мисы для него, и кувшины для него, и кубки для него, и чаши для него, в которые пусть совершается возлияние, из чистого золота сделай их. /30/ И клади на этот стол хлеб напоказ пред лицо Мое всегда. /31/ И сделай светильник из чистого золота, чеканным сделай этот светильник, его ножку и его ветви; чашечки у него, бутоны у него и цветки у него из <золота> пусть будут. /32/ И шесть ветвей пусть выходят по его сторонам: три ветви светильника с одной его стороны и три ветви светильника с другой его стороны, /33/ три миндалевидные чашечки на каждой ветви, бутон и цветок. Так сделай[1059] у шести ветвей, выходящих из светильника. /34/ А у светильника — четыре миндалевидные чашечки, его бутоны и его цветы, /35/ и бутон под двумя его ветвями, и бутон под <другими> двумя его ветвями, и бутон под <третьими> его ветвями,- у шести ветвей, выходящих из светильника. /36/ Их бутоны и их ветви пусть будут целиком чеканными, каждый из чистого золота. /37/ И сделай семь лампад для него и помести наверху лампады, и пусть они светят перед собой, /38/ и щипцы для них, и совки из чистого золота. /39/ Из киккара[1060] чистого золота сделай их, всю эту утварь. /40/ И смотри, и сделай согласно схемам, которые были показаны тебе на Горе.

Глава 26

/1/ А Обитель сделай из десяти покрывал из льняных нитей и из голубого и из красного пурпура, и из ярко-красной пряжи, и двух керубов — работу искусника — сделай вместе с ними. /2/ Длина одного покрывала двадцать восемь локтей, а ширина — четыре локтя, каждое покрывало одинаковой длины со всеми покрывалами. /3/ Пять покрывал пусть будут присоединены одно к другому, и еще пять покрывал присоединены одно к другому. /4/ И сделай голубые петли на закраинах каждого покрывала на том конце, где они должны соединяться, и так сделай на закраине покрывала, примыкающей к присоединяющемуся другому. /5/ Пятьдесят петель сделай у каждого покрывала, и пятьдесят петель сделай на закраине покрывала, которая примыкает к присоединяющемуся другому, так, чтобы петли совпадали у одного с другим. /6/ И сделай пятьдесят золотых крючков, и присоедини одно покрывало к другому крючками, и они будут одной Обителью. /7/ И сделай покрывало из козьей шерсти для шатра над Обителью, одиннадцать покрывал сделай их. /8/ Длина каждого покрывала — тридцать локтей, а ширина — четыре локтя; каждое покрывало должно иметь одни и те же размеры для одиннадцати покрывал. /9/ И соедини пять покрывал в одно и шесть покрывал в одно, и помести сложенное вдвое шестое покрывало перед шатром. /10/ И сделай пятьдесят петель на закраине каждого покрывала, примыкающей к присоединяющемуся, и пятьдесят петель на закраине покрывала для другого присоединяющегося. /11/ И сделай пятьдесят бронзовых крючков, и вдень крючки в петли, и соедини шатер, и он будет един. /12/ А свисающую излишнюю часть покрывал шатра, излишнюю половину покрывала, опусти позади Обители, /13/ по локтю излишка с той и с другой стороны вдоль покрывал шатра пусть будет опущено, по сторонам Обители, отсюда и оттуда, чтобы закрывать его. /14/ И сделай покров для шатра из окрашенных красным бараньих шкур, и покров из барсучьих шкур сверху. /15/ Сделай брусья для Обители из акациевого дерева, чтобы устанавливать <на них шатер>. /16/ Десять локтей сделай[1061] длину одного[1062] бруса и полтора локтя ширину одного бруса, /17/ два шипа у каждого бруса, один против другого — так сделай у каждого бруса Обители. /18/ И сделай брусья для Обители, двадцать брусьев у южной стороны. /19/ И сорок серебряных опор сделай под двадцатью брусьями, две опоры под каждым брусом у обоих его пазов. /20/ А с другой стороны Обители, у северной стороны,- двадцать брусьев /21/ и сорок серебряных опор для них, по две опоры под каждым брусом. /22/ И с задней стороны Обители, западной, сделай шесть брусьев, /23/ и два бруса сделай по углам Обители с обоих концов. /24/ И пусть они будут соединены снизу, и вместе пусть будут соединены у их глав одним кольцом; так пусть будет у них обоих, двумя углами пусть они будут. /25/ И пусть будут восемь брусьев, а опор их серебряных — шестнадцать; по две опоры под одним брусом. /26/ И сделай шесты из акациевого дерева: пять для брусьев с одной стороны Обители, /27/ и пять шестов для брусьев с другой стороны Обители, и пять шестов для брусьев с задней стороны Обители, западной, /28/ и срединный шест, посреди брусьев, простирающийся от одного конца до другого. /29/ И брусья покрой золотом, и кольца сделай из золота, те, которые предназначены для шестов, и покрой шесты золотом. /30/ И воздвигни Обитель в соответствии с ее устройством, которое ты видел на Горе. /31/ И сделай занавес из голубого и красного пурпура, и ярко-красной пряжи, и льняных нитей,- искусное изделие; пусть он будет сделан с керубами. /32/ И помести его на четырех акациевых столбах, покрытых золотом; а[1063] их крючья золотые и четыре их основания серебряные[1064]. /33/ И помести занавес на крючья, и внеси туда за занавес Ковчег Закона, и пусть отделяет занавес у вас Святилище от Святого Святых. /34/ И помести покрывало на Ковчеге Закона в Святом Святых. /35/ И поставь стол вовне перед занавесом, и светильник против стола с южной стороны Обители, а стол помести с северной стороны. /36/ И сделай завесу у входа в шатер из голубого и красного пурпура и ткани, выкрашенной кармином, и сплетенных льняных нитей,- вышитое изделие. /37/ И сделай для завесы пять акациевых столбов и покрой их золотом, и крючья у них — золотые. И отлей для них пять бронзовых оснований.

Глава 27

/1/ И сделай жертвенник из акации в пять локтей длины и пять локтей ширины; четырехугольным пусть будет жертвенник, и три локтя его высота. /2/ И сделай его рога на четырех его углах; от него пусть <ответвляются> его рога. И покрой его бронзой. /3/ И сделай котлы для него, чтобы очищать от золы, и лопаты для него, и тазы для него, и вилы для него, и совки для него; всю его утварь сделай из бронзы. /4/ И сделай для него решетку в виде бронзовой сети, и сделай на сети четыре бронзовых кольца на четырех ее концах. /5/ И помести ее под бордюром жертвенника снизу, и будет сеть до половины жертвенника. /6/ И сделай шесты для жертвенника, шесты из акации, и покрой их бронзой. /7/ И пусть вложат его шесты в кольца; и будут шесты по обе стороны жертвенника, когда его несут. /8/ Пустым <ящиком> из досок сделай его, как он был показан тебе на Горе, так сделай его[1065]. /9/ И сделай притвор Обители с южной стороны, завесы для притвора из переплетенных льняных нитей, в сто локтей длины с каждой стороны. /10/ И его колонн двадцать, и двадцать их оснований из бронзы, и двадцать крючьев этих колонн и их обручи из серебра. /11/ И так же с северной стороны в длину завесы в сто <локтей> длиной, и двадцать его колонн, и двадцать их оснований из бронзы, и крючья этих колонн и их обручи из серебра. /12/ И широкий притвор с западной стороны, завесы в пятьдесят локтей, десять их колонн и десять их оснований из бронзы[1066]. /13/ И широкий притвор с восточной стороны в пятьдесят локтей, /14/ и в пятнадцать локтей завесы для <одного> плеча; их колонн — три и их оснований — три. /15/ А для другого плеча в пятнадцать локтей[1067] завесы; их колонн — три и их оснований — три. /16/ А у ворот притвора — занавес в двадцать локтей высоты[1068] из голубого и красного пурпура и карминовой ткани, и переплетенных льняных нитей,- изделие узорчатое; колонн их четыре и оснований их четыре. /17/ Все колонны этого притвора вокруг пусть будут покрыты серебряными обручами, а[1069] их крючья — серебряными, а их основания — бронзовыми. /18/ Длина притвора — сто локтей, а ширина — пятьдесят локтей[1070], и высота — пять локтей; переплетенные льняные нити, а их основания из бронзы. /19/ Для всякой утвари в Обители, <употребляемой> во всякой службе в ней, и для всех колышков в ней и всех колышков в притворе употребляй бронзу. И сделай одежды из голубого и красного пурпура и карминовой ткани и переплетенных льняных нитей, чтобы служить в них в Святилище.[1071] /20/ И ты вели Сынам Израиля, и пусть они принесут тебе чистое, прозрачное оливковое масло для освещения, чтобы постоянно поднимать светильники. /21/ В Шатре Закона перед занавесом, который <ниспадает> на Ковчег Закона, пусть устраивают это Аарон и его сыновья с вечера до утра,- вечный закон в их поколения от Сынов Израиля.

Глава 28

/1/ И ты приблизь к себе Аарона, своего брата, и его сыновей с ним из Сынов Израиля, чтобы он совершал жертвоприношения Мне, Аарон, Надав и Авиху, Элеазар и Итамар, сыновья Аарона. /2/ И сделай священные одежды для Аарона, своего брата, ради величия и великолепия. /3/ И ты поговори со всеми мудрецами, чей дух Я исполнил мудрости, и пусть они сделают одежды Аарону, чтобы посвятить его и чтобы он совершал жертвоприношения Мне. /4/ И вот одежды, которые пусть они сделают: нагрудник и накидку, и покрывало, и вязаный хитон, головную повязку[1072] и пояс. И пусть они сделают священные одежды для Аарона, твоего брата, и для его сыновей, чтобы он совершал жертвоприношения Мне. /5/ И они пусть возьмут золото, и голубой, и красный пурпур, и карминовую ткань, и льняную ткань. /6/ И пусть они сделают накидку из золота, голубого и красного пурпура, карминовой ткани и переплетенных льняных нитей,- узорчатое изделие. /7/ Два присоединенных наплечия пусть будут у нее; к обеим ее сторонам <каждое> пусть будет прикреплено[1073]. /8/ А пояс его накидки, который на нем, так же, как она сделана, из того же пусть будет: из золота, голубого и красного пурпура, из карминовой ткани и переплетенных льняных нитей. /9/ И возьми два оникса, и выгравируй на них имена Сынов Израиля, /10/ шесть из их имен на одном камне и оставшиеся шесть имен на другом камне по порядку их рождения. /11/ Так, как это делают резчики по камню, гравировщики печатей, выгравируй на двух камнях имена Сынов Израиля, окруженными и обрамленными золотом сделай их. /12/ И помести оба эти камня на наплечия накидки. Камни памятные они[1074] для Сынов Израиля, и пусть носит Аарон их имена пред Яхве на обоих своих плечах в напоминание о них[1075]. /13/ И сделай золотое обрамление /14/ и две цепи из чистого золота; плетеными сделай их, и присоедини плетеные цепи к обрамлению. /15/ И сделай нагрудник судейский — искусное изделие, так же, как накидку, сделай его, из золота, голубого и красного пурпура, и карминовой ткани, и переплетенных льняных нитей сделай его. /16/ Четырехугольным пусть он будет, вдвойне складывающимся; пядь — его длина и пядь — его ширина. /17/ И помести на нем драгоценные камни, четыре ряда камней; в ряд рубин, топаз и изумруд,- первый ряд. /18/ И второй ряд — бирюза, сапфир и алмаз. /19/ И третий ряд — опал, агат и аметист. /20/ И четвертый ряд — хрисолит, и оникс, и яшма. Обрамленными в золото пусть они будут в соответствии с их расположением. /21/ А камней пусть будет, согласно именам Сынов Израиля, двенадцать, по именам их, выгравированным в виде печати, на каждом пусть будет имя одного из двенадцати племен. /22/ И сделай на нагруднике плетеные цепочки[1076], плетение из чистого золота. /23/ И сделай для нагрудника два золотых обрамления[1077] и два золотых кольца, и помести оба кольца на двух концах нагрудника. /24/ И продень две плетеные золотые цепочки в оба кольца. /25/ А два конца двух цепей присоедини к двум обрамлениям и присоедини к наплечиям накидки спереди. /26/ И сделай два золотых кольца, и присоедини их к двум наплечиям накидки снизу с внутренней ее стороны; /27/ также сделай два золотых кольца и присоедини их к двум наплечиям накидки с лицевой ее стороны, против ее скрепы, над поясом накидки. /28/ И пусть прикрепят нагрудник за его кольца к кольцам накидки шнуром из голубой шерсти, чтобы он был над поясом накидки, и не спадал бы нагрудник с накидки. /29/ И пусть носит Аарон имена Сынов Израиля на судейском нагруднике, на его сердце, когда он будет входить в Святилище, чтобы поминать пред лицом Яхве-Бога[1078] вечно. /30/ И сделай Светоч и Совершенство[1079] [1080], и прикрепи к судейскому нагруднику Светоч и Совершенство, и пусть они будут на сердце Аарона, когда он будет входить пред лицо Яхве. И пусть носит Аарон правосудие Сынов Израиля на своем сердце пред лицом Яхве всегда. /31/ И сделай покрывало для накидки, все голубое. /32/ И пусть будет отверстие для его головы посреди нее; кайма пусть будет у отверстия вокруг, изделие тканое; подобно как у панциря пусть будет у него, чтобы она не рвалась. /33/ И сделай на полах его голубые гранаты, и пурпурные, и кадмиевые, на полах его вокруг, и колокольцы золотые среди них вокруг,- /34/ золотой колоколец и гранат, золотой колоколец и гранат на полах покрывала вокруг. /35/ И пусть оно будет на Аароне при служении, и пусть слышится его звучание, когда он будет входить в Святилище пред лицо Яхве и когда он будет выходить, и он не умрет. /36/ И сделай лепесток из чистого золота, и вырежь на нем резьбу печатную: «Святилище ради Яхве». /37/ И присоедини его к голубому шнуру, и пусть он будет на тюрбане; спереди на тюрбане пусть он будет. /38/ И он будет на лбу Аарона, и пусть несет Аарон прегрешения против Святынь, которые посвятят Сыны Израиля, против всех их святых даров, и пусть будет он на его лбу всегда ради благоволения к ним пред лицом Яхве. /39/ И отделай льняной хитон, и сделай льняной тюрбан, и пояс сделай,- вышитое изделие. /40/ И Сынам Аарона сделай хитоны, и сделай им пояса, и шапки сделай ради славы и ради великолепия. /41/ И одень ими Аарона, твоего брата, и его сыновей с ним, и помажь их, и наполни их руки, и посвяти их, и они будут совершать жертвоприношения Мне. /42/ И сделай им полотняные набедренники, чтобы прикрыть крайнюю плоть, от чресел и до колен пусть они будут. /43/ И пусть они будут на Аароне и на его сыновьях, когда они будут входить в Шатер Закона или когда они будут подходить к жертвеннику, чтобы служить в Святилище, и не понесут они греха, и не умрут,- вечный закон <это> ему и его потомству после него.

Глава 29[1081]

/1/ А это — то, что ты сделай им, чтобы посвятить их, чтобы они были Мне жрецами. Возьми одного тельца, бычьего сына, и двух баранов неповрежденных, /2/ пресный хлеб и пресные булки, замешанные на масле, и пресные лепешки, помазанные маслом,- из пшеничной муки приготовь их,- /3/ и положи их в одну корзину и доставь их в корзине, и тельца, и двух баранов. /4/ И Аарона, и его сынов приведи ко входу в Шатер Собрания, и омой их водою. /5/ И возьми одежды, и надень на Аарона хитон и покрывало накидки, и накидку, и нагрудник, и опояшь его поясом накидки. /6/ И возложи тюрбан на его голову, и помести святую диадему на тюрбане. /7/ И возьми масло помазания, и возлей на его голову, и помажь его. /8/ И его сыновей приведи и одень на них хитоны, /9/ и опояшь их поясом, Аарона и его сыновей, и возложи на них шапки, и будет им принадлежать жречество по вечному закону. И наполни руку Аарона и руки его сыновей. /10/ И приведи тельца пред лицо Яхве ко входу в[1082] Шатер Закона, и пусть возложат Аарон и его сыновья свои руки на голову тельца. /11/ И заколи тельца пред лицом Яхве у входа в Шатер Закона. /12/ И возьми от крови тельца и помести на рога жертвенника своим пальцем, а всю кровь вылей к основанию жертвенника. /13/ И возьми весь жир, покрывающий внутренности, и сальник на печени, и две почки, и жир, который на них, и воскури на жертвеннике. /14/ А мясо тельца и его шкуру, и его дерьмо сожги огнем вне становища: <жертва> за грех это. /15/ И одного барана возьми, и пусть возложат Аарон и его сыновья свои руки на голову барана. /16/ И заколи барана и возьми его кровь, и побрызгай на жертвенник кругом. /17/ А барана рассеки на его куски, вымой его внутренности и его колени и положи на его куски и на его голову. /18/ И воскури всего барана на жертвеннике; возношение это для Яхве, приятный запах[1083]; жертва для Яхве это. /19/ И возьми другого барана, и пусть возложат Аарон и его сыновья свои руки на голову барана. /20/ И заколи барана и возьми от его крови, и возложи на <правую> мочку уха Аарона и на правую мочку уха его сыновей, и на большой палец их правой руки, и на большой палец их правой ноги, и побрызгай кровь на жертвенник кругом. /21/ И возьми от крови, которая на жертвеннике, и от масла помазания, и побрызгай на Аарона, и на его одежды, и на его сыновей, и на одежды его сыновей с ним, и освятятся он, и его одежды, и его сыновья, и одежды его сыновей. /22/ И возьми от барана жир, и курдюк, и жир, покрывающий его внутренности, и сальник печени, и две почки, и жир, который на них, и правое плечо, ибо баран, приносимый в жертву, он, /23/ и один хлеб, и одну булку из хлеба на масле, и одну лепешку из корзины с пресными печениями, которая пред лицом Яхве. /24/ И положи все на ладони Аарона и на ладони его сыновей, и потряси это трясением пред лицом Яхве. /25/ И возьми это из их рук, и воскури на жертвеннике как возношение, как запах приятный пред лицом Яхве; жертвоприношение это для Яхве. /26/ И возьми грудинку от барана, приносимого в жертву, который принадлежит Аарону, и потряси ее трясением пред лицом Яхве, и она будет тебе долей. /27/ И освяти грудинку трясением, и плечо возношения, которое было потрясаемо и которое было вознесено от барана, приносимого в жертву, из того, что принадлежит Аарону, и из того, что принадлежит его сыновьям. /28/ И это будет Аарону и его сыновьям вечным законом от Сыновей Израиля, ибо возношение это; и возношение будет от Сынов Израиля, от приносящих жертвы возмещения их возношение для Яхве. /29/ И священные одежды, которые <изготовлены> для Аарона, будут для его сыновей после него, чтобы помазывать в них и наполнять в них их руки. /30/ Семь дней пусть надевает их жрец, <который> будет вместо него из его сыновей, который войдет в Шатер Закона, чтобы служить в Святилище. /31/ А барана, которого будут приносить в жертву, возьми и свари его мясо на святом месте. /32/ И пусть едят Аарон и его сыновья мясо барана и хлеб, который в корзине, у входа в Шатер Закона. /33/ И пусть они едят их, то, чем они будут очищены, чтобы наполнять их руки[1084], чтобы освятить их. А чужак пусть не ест, ибо святыня это. /34/ А если останется от мяса, приносимого в жертву, и от хлеба до утра, то сожги остаток огнем, пусть его не едят, ибо святыня это. /35/ И сделай Аарону и его сыновьям так, как Я повелел тебе; семь дней наполняй их руки. /36/ И тельца — <жертвоприношение> за грех делай каждый день для очищения, и жертву за грех приноси на жертвеннике, чтобы тебе очистить его, и помажь его, чтобы освятить его. /37/ Семь дней очищай жертвенник и освяти его, и будет жертвенник Святым Святых; все, прикасающееся к жертвеннику, станет священным. /38/ А это — то, что ты совершай на жертвеннике: двух однолетних ягнят каждый день всегда, /39/ одного ягненка совершай утром, а другого ягненка совершай между сумерками и вечером. /40/ И десятая доля <эфы> муки, смешанной с четвертью гины сбитого масла, и возлияние — четверть гины вина для одного ягненка. /41/ А другого ягненка совершай между сумерками и вечером; подобно утреннему дару и подобно его возлиянию сделай ему, приятным запахом возноси для Яхве, /42/ — постоянное возношение в ваших поколениях у входа в Шатер Закона, пред лицом Яхве, где Я буду являться вам, чтобы говорить с тобою там. /43/ И Я буду являться там Сынам Израиля, и освятится <это место> Моею славой. /44/ И Я освящу Шатер Закона и жертвенник, и Аарона, и его сыновей Я освящу, чтобы они служили мне. /45/ И Я буду жить среди Сынов Израиля, и Я буду им Богом.[1085] /46/ И они узнают, что Я — Яхве, их Бог, который вывел их из Страны Египетской, чтобы жить среди них. Я — Яхве, их Бог!

Глава 30

/1/ И сделай жертвенник для воскурения курения, из акации сделай его. /2/ Локоть — его длина и локоть — его ширина; четырехугольным пусть он будет; и два локтя — его высота; из него — его рога. /3/ И покрой его чистым золотом, его крышку и его стенки кругом, и сделай у него золотой обод вокруг. /4/ И два золотых кольца сделай у него под его ободом, на двух его боках сделай, на двух его сторонах, и пусть они будут для вкладывания шестов, чтобы носить его ими. /5/ И сделай шесты из акации[1086], и покрой их золотом. /6/ И помести его перед занавесом, который перед Ковчегом Закона, перед крышкой, которая на Ковчеге Закона, где Я буду являться тебе. /7/ И пусть воскуряет на нем Аарон благовонное воскурение утром; утром, когда он будет приготовлять светильники, пусть он воскуряет. /8/ И когда будет поднимать Аарон светильники между сумерками и темнотою, пусть он воскуряет воскурение всегда пред лицом Яхве в ваших поколениях. /9/ Не возносите на нем постороннее воскурение и возношение, и дар, и возлияние не возливайте на него. /10/ И пусть очищает Аарон над его рогами раз в год. Кровью за грех очищение однажды в год пусть он очищает в ваших поколениях. Святыня из святынь это у Яхве». /11/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /12/ «Когда ты будешь поднимать голову Сынов Израиля, чтобы исчислить их[1087], то пусть каждый дает Яхве жертву очищения[1088] за свою душу при их исчислении, и не будет у них мора при их исчислении. /13/ Это пусть дают все проходящие исчисление: половину сикля[1089] от священного сикля (а священный сикль[1090] — двадцать гер в сикле); половина сикля — возношение для Яхве. /14/ Каждый проходящий исчисление, от двадцати лет и старше, пусть дает возношение Яхве. /15/ Богатый пусть не дает больше, а бедняк пусть не дает меньше половины сикля, чтобы дать возношение Яхве, чтобы очистить ваши души. /16/ И возьми серебро очищения у Сынов Израиля, и отдай его на служение в Шатре Закона, и <это> будет Сынам Израиля поминовением пред лицом Яхве, чтобы очистить ваши души». /17/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /18/ «И сделай медный умывальник и его медную подставку для омовения, и помести его между Шатром Закона и жертвенником, и налей туда воду. /19/ И пусть омывают Аарон и его сыновья из него свои руки и свои ноги. /20/ Когда они будут входить в Шатер Закона, пусть они омываются водой, и не умрут, или когда они будут приближаться к жертвеннику, чтобы служить, чтобы воскурить жертву для Яхве, /21/ и пусть они омоют свои руки и свои ноги, и не умрут. И <это> будет им вечным законом, ему и его потомкам, в их поколениях». /22/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /23/ «А ты возьми себе лучшие благовония: самоточной мирры пятьсот сиклей, и благовонной корицы половину этого, двести пятьдесят сиклей, /24/ и кассии пятьсот сиклей в священных сиклях, и оливкового масла хин[1091], /25/ и сделай из этого масло для святого помазания[1092], смешанную смесь; эта смесь маслом для святого помазания пусть будет. /26/ И помажь им Шатер Закона и Ковчег Закона, /27/ и стол, и всю ero утварь, и светильник, и всю[1093] его утварь, и жертвенник для воскурения, /28/ и жертвенник для возношения, и всю его утварь, и умывальник, и его подставку. /29/ И освяти их, и пусть они будут святыней из святынь; все, коснувшееся их, станет священным. /30/ И Аарона и его сыновей помажь и освяти их, чтобы служить Мне. /31/ А Сынам Израиля говори, сказав: масло для святого помазания будет это у Меня в ваших поколениях, /32/ На плоть человеческую не возливайте, и по составу его не делайте похожее на него: святыней это, святыней пусть будет у вас. /33/ Человек, который смешает подобное этому, и который даст от этого чужаку,- и он будет истреблен из его народа». /34/ И сказал Яхве Моисею: «Возьми себе ароматные снадобья — смолу, и ноготки, и халвану ароматные, и чистую стираксу; доля на долю пусть будет. /35/ И сделай из них смесь для воскурения, изделие составителя смесей растертое, чистое, святое. /36/ И истолки ее мелко, и помести от нее перед <Ковчегом> Закона в Шатре Закона, где Я буду открываться тебе. Святыня из святынь пусть <это> будет для вас. /37/ И воскурение, которое ты будешь делать по его составу,- и не делайте <этого> для вас. Святыней пусть это будет у тебя для Яхве. /38/ Человек, который сделает подобное этому, чтобы дышать им,- и он истребится из своего народа».

Глава 31

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «Смотри, Я назвал по имени Бецалэля, сына Ури сына Хура, из племени Иуды, /3/ и Я наполнил его духом Божьим, мудростью и разумением, и знанием, и всяким ремеслом,[1094] /4/ чтобы придумывать придумки, чтобы изготовлять из золота, и из серебра, и из меди, и из гиацинта, и из пурпура, и из тканой багряницы[1095], /5/ и обрабатывать камень, чтобы заполнять, и обрабатывать дерево, чтобы делать любую работу.[1096] /6/ А Я, вот, Я даю ему Ахолиава сына Ахисамаха из племени Дана; и в сердце каждого мудрого сердцем Я дал мудрость. И пусть они сделают все, что Я повелел тебе,- /7/ Шатер Закона, и Ковчег Закона, и крышку, которая на нем, и всю утварь Шатра, /8/ и стол, и всю[1097] его утварь, и светильник из чистого <золота>, и всю его утварь, и жертвенник для воскурения, /9/ и жертвенник для возношения, и всю его утварь, и умывальник, и его подставку, /10/ и одежды для службы в Святыне[1098], и священные одежды для Аарона-жреца, и одежды его сыновей, чтобы служить Мне[1099], /11/ и масло для помазания, и ароматное воскурение для Святыни. Соответственно всему тому, что Я повелел тебе, пусть они сделают». /12/ И сказал Яхве Моисею: /13/ «И ты говори Сынам Израиля, сказав: также Мои отдохновения блюдите, ибо знамение это между Мною и вами в ваши поколения, чтобы вы знали, что Я — Яхве, освящающий вас. /14/ И блюдите отдохновение, ибо святыня ради Яхве[1100] оно для вас; оскверняющий его пусть будет умерщвлен, ибо каждый, делающий тогда работу,- и пусть будет истреблена эта душа из среды ее народа. /15/ Шесть дней делай[1101] работу, а в седьмой день — отдохновение, святой отдых ради Яхве. Каждый, делающий работу в день отдохновения, пусть будет умерщвлен.[1102] /16/ И пусть блюдут Сыны Израиля отдохновение ради Яхве[1103], чтобы делать отдохновение, в их поколениях <как> вечный договор. /17/ Между Мною и между Сынами Израиля знамение это ради Меня[1104] навечно, ибо шесть дней делал Яхве небеса, и землю, и моря, и то, что в них[1105], а в день седьмой предался отдохновению и роздыху».[1106] /18/ И Он дал Моисею, когда перестал говорить на горе Синай, две плиты с законом, каменные плиты, исписанные Божьим пальцем.

Глава 32

/1/ И увидел народ, что медлит Моисей сойти с Горы, и собрался народ к Аарону, и они сказали ему: «Встань, сделай нам богов[1107], которые бы шли перед нами, ибо, вот, Моисей, человек, который вывел нас из Страны Египетской,- не знаем, что произошло с ним!» /2/ И сказал им Аарон: «Выньте золотые серьги, которые в ушах ваших жен, ваших сыновей и ваших дочерей, и принесите мне». /3/ И вынул весь народ золотые серьги, которые в их ушах, и принес Аарону. /4/ И взял он из их рук, и обработал это долотом, и сделал из этого литого тельца[1108], и они сказали: «Вот твои боги, Израиль, которые вывели тебя из Страны Египетской!» /5/ И посмотрел Аарон, и построил жертвенник перед ним, и вскричал Аарон, и сказал: «Поклонение[1109] Яхве завтра!» /6/ И они пробудились рано утром назавтра, и вознесли возношения, и принесли жертвы искупления, и сел народ есть, и они пили, и стали веселиться. /7/ И говорил Яхве Моисею: «Пойди, спустись быстро отсюда[1110], ибо пакостит твой народ, которого ты вывел из Страны Египетской. /8/ Они уклонились быстро от пути, который Я приказал им, сделали себе литого тельца и стали поклоняться ему, и приносить жертвы ему, и сказали: вот твои боги, Израиль, которые вывели тебя из Страны Египетской». /9/ И сказал Яхве Моисею: «Я увидел этот народ, и вот: народ необузданный он. /10/ А теперь: оставь Меня, и пусть возгорится Мой гнев на них, и Я уничтожу их и сделаю тебя великим народом». /11/ И умолял Моисей Яхве, своего Бога, и сказал: «Почто, Яхве, воспламеняется Твой гнев на Твой народ, который Ты вывел из Страны Египетской великою силой и крепкою рукой? /12/ Почему будут говорить египтяне, говоря: во зло Он вывел их, чтобы убить их в горах и истребить их с лица земли?! Отврати пламень Твоего гнева и не делай зла Твоему народу. /13/ Вспомни Авраама, Исаака и Израиля, Твоих рабов, которым клялся Ты Собою и говорил им: умножить[1111] умножу их потомство, как звезды небесные[1112], и всю эту страну, о которой Я говорил, Я дам вашему потомству, и они унаследуют ее[1113] навечно». /14/ И не сделал Яхве зла, о котором говорил, что сделает его Своему народу. /15/ И поворотился, и спустился Моисей с Горы, и две плиты с законом в его руках[1114], плиты, исписанные с обеих сторон, с той и с этой исписанные. /16/ А плиты — это изделие Божье, а писание — это писание Божье, вырезанное на плитах.[1115] /17/ И услышал Иисус народ, когда они издавали вопли, и он сказал Моисею: «Военный крик в стане!» /18/ И тот сказал:

«(Это) не песня богатырская, и не песня слабосильного,- песню опьяненных вином[1116] я слышу!»

/19/ И было, когда он приблизился к стану, и увидел тельца и пляски, и разгневался Моисей, и швырнул из своих рук плиты, и разбил их под Горою.[1117] /20/ И он взял тельца, которого они сделали, и сжег его огнем, и истолок его в мельчайшие кусочки, и разбросал по воде, и напоил Сынов Израиля.[1118] /21/ И сказал Моисей Аарону: «Что сделал тебе этот народ, что ты навел на него великий грех?» /22/ И сказал Аарон: «Пусть не возгорится гнев моего господина; ты знаешь этот народ, что необуздан[1119] он. /23/ И они сказали мне: сделай нам богов, которые бы шли перед нами, ибо, вот, Моисей, человек, который вывел нас из Страны Египетской,- не знаем, что произошло с ним! /24/ И я сказал им: у кого есть золото, выньте, и они дали мне, и я бросил его в огонь, и изготовил этого тельца». /25/ И увидел Моисей народ, что необуздан он, ибо распустил его Аарон, чтобы опозорить перед их врагами. /26/ И встал Моисей в воротах стана и сказал: «Кто за Яхве, ко мне!» И собрались к нему все сыны Леви. /27/ И он сказал им: «Так говорит Яхве, Бог Израиля: положите каждый свой меч на свое бедро, пройдите и вернитесь от ворот до ворот, и убивайте каждый своего брата и каждый своего друга, и каждый — своего соседа». /28/ И сделали сыны Леви, как говорил Моисей, и пали из народа в тот день около трех тысяч человек. /29/ И сказал Моисей: «Наполните ваши руки сегодня ради Яхве, чтобы каждый — за своего сына и за своего брата, и чтобы дать вам сегодня благословение». /30/ И было назавтра, и сказал Моисей народу: вы согрешили великим грехом! А теперь: я поднимусь к Яхве-Богу[1120]; может, я очищу ваш грех». /31/ И вернулся Моисей к Яхве, и сказал: «О Яхве-Бог[1121], согрешил этот народ великим грехом, и они сделали себе золотых богов. /32/ А теперь: или прости их грех, или, если нет, изгладь также и меня из Твоей книги[1122], которую Ты написал». /33/ И сказал Яхве Моисею: «Того, кто согрешил предо Мною,- его я изглажу из Моей книги. /34/ А теперь: ступай, веди этот народ в место[1123], о котором Я говорил тебе. Вот, Мой посланец будет идти перед тобою, а в день Моей мести,- и Я вымещу на них их грех». /35/ И Яхве поразил народ за то, что они сделали тельца, которого сделал Аарон.

Глава 33

/1/ И говорил Яхве Моисею: «Пойди, поднимись отсюда, ты и народ, который ты вывел из Страны Египетской, в Страну, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: твоему потомству Я отдам ее. /2/ И Я пошлю перед тобою Моего[1124] посланца и прогоню кенаанеев, амореев, и хеттов, и периззитов, гиргашитов[1125], хиввитов и йевуситов, /3/ и он приведет тебя[1126] в Страну, текущую молоком и медом, ибо не поднимусь Я среди тебя, ибо народ необузданный ты; как бы Мне не истребить тебя в дороге». /4/ И услышал народ это злое слово, и они печалились, и никто не надевал своих украшений на себя. /5/ И сказал Яхве Моисею: «Скажи Сынам Израиля: вы народ необузданный; если Я буду подниматься среди тебя, в одно мгновение Я истреблю тебя. А теперь: сними свои украшения с себя, и Я подумаю, что Мне делать с тобою». /6/ И сняли с себя Сыны Израиля свои украшения у горы Хорев. /7/ И Моисей взял свой[1127] шатер, и поставил <его> вне стана, далеко от стана, и назвал Шатром Закона, и было: каждый, ищущий Яхве, выходил к Шатру Закона, который вне стана. /8/ И было, когда выходил Моисей к Шатру, вставал весь народ, и стояли каждый у входа в его Шатер, и глядели вслед Моисею, пока он не входил в Шатер. /9/ И было, когда входил Моисей в Шатер, опускался облачный столб, и стоял у входа в Шатер, и <Яхве> говорил с Моисеем.[1128] /10/ И видел весь народ облачный столб, стоящий у входа в Шатер, и вставал весь народ, и простирался ниц каждый у входа в его Шатер. /11/ И Яхве говорил с Моисеем лицом к лицу, как говорит человек со своим другом.[1129] И он возвращался в стан, а его слуга Иисус сын Нуна (Иисус Навин), отрок, не отлучался из Шатра. /12/ И сказал Моисей Яхве: «Смотри. Ты говоришь мне: веди этот народ! А Ты не поведал мне, кого Ты пошлешь ко мне, а <ведь> Ты сказал: Я знаю тебя по имени[1130], и ты даже снискал благоволение в Моих глазах. /13/ А теперь: если уж снискал я милость в Твоих глазах, поведай мне Твой путь[1131], и я познаю Тебя[1132], дабы я снискал милость в твоих глазах. И смотри, что Твой народ — этот великий[1133] люд». /14/ И сказал Яхве Моисею[1134]: «Я лично буду идти пред тобою[1135] и дам тебе покой». /15/ И он сказал Ему: «Если ты лично не пойдешь с нами[1136], не выводи нас отсюда. /16/ И по чему же станет известно, что я снискал благоволение в Твоих глазах, я и Твой народ? Не по тому ли, что Ты пойдешь с нами, и мы будем славнее, я и Твой народ, всякого народа, который на лице земли?» /17/ И сказал Яхве Моисею: «И это слово, которое ты говорил, Я сделаю, ибо ты снискал благоволение в Моих глазах, и Я знаю тебя по имени». /18/ И он сказал: «Так покажи мне Твою славу». /19/ И Он сказал: «Я пройду в Своей славе[1137] перед тобой, и Я воззову Моим именем, Яхве, перед тобою, и окажу благоволение тому, кому окажу благоволение, и помилую того, кого помилую». /20/ И Он сказал: «Ты не можешь видеть Мое лицо, ибо не увидит Меня человек и останется живым». /21/ И сказал Яхве: «Вот место у Меня, и ты встань на эту скалу. /22/ И будет, когда станет проходить Моя слава, и Я поставлю тебя в расщелине этой скалы и прикрою тебя Своею ладонью, пока Я не пройду. /23/ И Я сниму Свою ладонь, и ты увидишь Мой зад, а Моего лица не будет видно».[1138]

Глава 34

/1/ И сказал Яхве Моисею: «Вытеши себе две плиты каменные, подобные прежним, и Я напишу на этих плитах слова, которые были на прежних плитах, которые ты разбил. /2/ И будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай[1139], и встань предо Мною там на вершине Горы. /3/ И никто пусть не восходит с тобою, и также никто пусть не показывается на всей этой Горе, даже овец и коров пусть не пасут близ этой Горы».[1140] /4/ И вытесал Моисей две каменные плиты, подобные прежним, и встал Моисей рано утром и поднялся на гору Синай, как повелел Яхве ему, и он взял в свои руки две каменные плиты. /5/ И спустился Яхве в облаке, и встал с ним там, и воззвал именем Яхве. /6/ И прошел Яхве перед ним, и воззвал: «Яхве, Яхве, Бог милосердный и благоволящий, снисходительный и многомилостивый, и истинный,[1141] /7/ сохраняющий милость к тысячам, отпускающий преступление и злодеяние, и грех, но очищать Он не очищает[1142], мстит за преступление отцов сыновьям и внукам, третьему и четвертому поколениям».[1143] /8/ И поспешил Моисей, и пал на землю, и простерся ниц. /9/ И он сказал: «Если я снискал благоволение в глазах моего Господа, то пусть идет мой Господь среди нас, ибо народ необузданный это. И прости наши преступления и наши грехи, и владей нами, как Своим наследием». /10/ И сказал Яхве Моисею: «Вот, Я заключаю с тобой договор[1144] перед всем твоим народом: Я сотворю чудеса[1145], которые не совершались по всей земле и у всех народов, и увидит весь народ, среди которого ты, деяние Яхве, ибо страшно оно,- то, что Я делаю для тебя.[1146] /11/ Блюди себе то, что Я велю тебе сегодня: вот, Я прогоняю от тебя амореев и кенаанеев, и хеттов, и гиргашитов[1147], и периззитов, и хиввитов, и йевуситов.[1148] /12/ Берегись, чтобы не заключил ты союз с жителями Страны, в которую ты войдешь, чтобы <это> не было ловушкой среда вас, /13/ но их жертвенники разрушьте, и <священные> их плиты разбейте, и их[1149] Ашеры разрубите, и статуи их богов сожгите огнем[1150],[1151] /14/ ибо ты не поклоняйся другому богу, но Яхве-Богу[1152]: Мститель — его имя, Бог-Мститель он.[1153] /15/ Не заключай союза с жителями Страны: ведь они будут блудодействовать вослед за их богами и приносить жертвы их богам, и позовут тебя, и ты будешь есть от его жертвы,[1154] /16/ и возьмешь из его дочерей для своих сыновей, и будешь давать своих дочерей их сыновьям, и[1155] будут блудить его дочери вслед за их богами и заставлять блудить твоих сыновей вслед за их богами. /17/ Богов из литья не делай себе.[1156] /18/ Празднество опресноков блюди; семь дней ешь опресноки, как Я повелел тебе для собрания в месяце авив: в месяц авив ты вышел из Египта.[1157] /19/ Все, разверзающее утробу,- Мое, и весь твой скот — самцы, разверзающие (утробу), быки и бараны.[1158] /20/ А разверзающего <утробу> осла выкупай бараном, а если не выкупишь его, то разбей ero голову. Всякого первенца из своих сынов выкупай. И пусть не являются <пред> Мое лицо ни с чем. /21/ Шесть дней работай, а на седьмой день отдыхай; при пахоте и при жатве отдыхай.[1159] /22/ И празднество седьмиц устраивай себе: <празднество> первинок от жатвы пшеницы и празднество сбора в конце года.[1160] /23/ Три раза в году пусть является все твое мужичье <узреть> лицо Господа Яхве, Бога Израиля, /24/ ибо Я прогоню многие народы от тебя и расширю твои пределы, и не пожелает никто твою Страну, когда ты будешь восходить, чтобы узреть лицо Яхве, своего Бога, три раза в год. /25/ Не выливай на квасное кровь Моей жертвы, и пусть не ночует до утра кровь жертвы празднества Трапезы. /26/ Первые первинки твоей земли приноси в дом Яхве, твоего Бога. Не вари козленка в молоке его матери».[1161] /27/ И сказал Яхве Моисею: «Напиши для себя эти речения, ибо согласно этим речениям Я заключаю с тобой договор и с Израилем». /28/ И он был там с Яхве сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, и написал на плитах речения союза, десять речений. /29/ И было, когда сходил Моисей с горы Синай, и две плиты закона были в руках Моисея, когда он сходил с Горы. И Моисей не знал, что еще испускало лучи его лицо[1162], ибо Он говорил с ним. /30/ И увидел Аарон и все Сыны Израиля Моисея, и вот: еще испускает лучи его лицо, и побоялись приблизиться к нему. /31/ И воззвал к ним Моисей, и повернулись к нему Аарон и все, предводительствующие в собрании, и говорил Моисей им. /32/ И после этого приблизились к нему[1163] все Сыны Израиля, и он повелел им все, о чем говорил Яхве с ним на горе Синай. /33/ И кончил Моисей говорить с ними, и положил на свое лицо покрывало. /34/ И когда входил Моисей к Яхве, чтобы говорить с Ним, он удалял покрывало, пока он не выходил; и он выходил и говорил Сынам Израиля, что ему было велено. /35/ И видели Сыны Израиля лицо Моисея, что еще испускает лучи лицо Моисея, и снова <клал> Моисей покрывало на свое лицо, пока он не входил, чтобы говорить с Ним.

Глава 35

/1/ И собрал Моисей все общество Сынов Израиля, и сказал им: «Вот речения, которые повелел Яхве, чтобы выполнять их. /2/ Шесть дней делай работу, а на седьмой день пусть будет у вас святое отдохновение, отдых ради Яхве. Всякий, делающий тогда работу, пусть будет умерщвлен. /3/ Не зажигайте огня во всех ваших жилищах в день отдохновения. Я — Яхве[1164]».[1165] /4/ И сказал Моисей всему обществу Сынов Израиля: «Это — то, что повелел Яхве, сказав:[1166] /5/ Возьмите от себя взнос для Яхве; каждый по щедрости своего сердца пусть принесет его, взнос для Яхве,- золото, и серебро, и медь, /6/ и голубой и красный пурпур, и ярко-красную шерсть, и лен, и козью шерсть, /7/ и красные шкуры баранов, и барсучьи шкуры, и акации, /8/ и масло для светильника, и благовония для масла помазания и для воскурения ароматов, /9/ и камни оникса, и вставные камни для накидки и для нагрудника. /10/ И всякий мудрый сердцем у вас пусть придет и сделает[1167] все то, что повелел Яхве,- /11/ Его Обитель — Шатер и его покров, его крючья и его жерди, его шесты, его столбы и его подножия, /12/ Ковчег и его шесты, занавес и завесу для занавешивания, /13/ стол и его шесты, и всякую его утварь, и хлеб, <выставляемый пред> лицом, /14/ и светильник для освещения и его утварь, и его лампады, и масло для освещения, /15/ и жертвенник для воскурения и его шесты, и масло для помазания, и благовонное воскурение, и входную завесу для входа в Обитель, /16/ жертвенник возношения и медную решетку, которая <предназначается> для него, его шесты и всю его утварь, умывальник и его подножие, /17/ завесы для двора, его столбы и его подножия, и завесу для дворовых ворот, /18/ колья для Обители и колья для двора и их веревки, /19/ священнические одежды для служения в Святилище, священные одежды для Аарона-жреца и одежды его сыновей для совершения жертвоприношений». /20/ И ушло все общество Сынов Израиля от Моисея. /21/ И стали приходить все мужи, которых влекло их сердце; и все мужи[1168], которых побуждала их душа, приносили взнос Яхве для устройства Шатра Закона и для всякой работы в нем, и для священных одежд. /22/ И приходили мужья с женами, все по щедрости сердца приносили кольца, венки, перстни и ожерелья, всякие золотые вещи; и всякий человек <приносил>, сколько мог, золота Яхве. /23/ И всякий человек, у которого находились голубой и красный пурпур и ярко-красная пряжа, и лен, и козья шерсть, и красные бараньи шкуры, и шкуры тюленей, приносил. /24/ Всякий, приносивший взнос, серебро и медь, приносил взнос Яхве, и все, у кого находилась акация, для всякой работы приносили. /25/ И все женщины, мудрые сердцем, своими руками пряли; и они приносили пряжу — голубой и красный пурпур, ярко-красную пряжу и лен. /26/ И все женщины, которых влекло их сердце мудростью, пряли козью шерсть. /27/ И вожди приносили камни оникса и вставные камни для накидки и для нагрудника, /28/ и благовония, и масло для освещения, и для помазания, и для ароматного воскурения. /29/ Все мужчины и женщины, которых побуждало их сердце приносить для всякой работы, которую повелел Яхве делать через посредство Моисея, приносили Сыны Израиля щедрое даяние Яхве. /30/ И сказал Моисей Сынам Израиля: «Смотрите, назвал Яхве-Бог[1169] по имени Бецалэля сына Ури сына Хура из племени Иуда, /31/ и наполнил его Божьим духом, мудростью, пониманием и знанием и всяким умением /32/ придумывать искусные вещи, делать по золоту, и по серебру, и по меди, /33/ и резать по камню для вставления, и резать по дереву, делать всякую искусную работу. /34/ И <умение> учить он вложил в его сердце, его и Ахолиава сына Ахисамаха из племени Дана. /35/ Он наполнил мудростью его сердце, чтобы делать всякую работу резчика и искусника, и вышивальщика по голубому и по красному пурпуру и по ярко-красной пряже, и по льну, и ткача, делающего всякую работу, и придумывающего искусные вещи.

Глава 36

/1/ И делал Бецалэль и Ахолиав, и все мужи, мудрые сердцем, которым дал Яхве мудрость и понимание, чтобы уметь делать всякую работу для Святилища, все, что повелел Яхве. /2/ И позвал Моисей Бецалэля и Ахолиава, и всех мужей, мудрых сердцем, которым дал Яхве-Бог[1170] мудрость в их сердцах, всех, кого влекло сердце приблизиться к работе, чтобы делать ее. /3/ И они взяли у Моисея все взносы, которые приносили Сыны Израиля для работы в Святилище, чтобы делать ее. А они приносили ему еще щедрые даяния каждое утро. /4/ И пришли все мудрецы, делавшие всякую работу в Святилище, каждый муж его работу, которую они делали. /5/ И они сказали Моисею: «Больше народ приносит, чем нужно для труда, для работы, которую повелел Яхве сделать». /6/ И повелел Моисей, и объявили в стане, сказав: «Мужчины и женщины пусть не делают больше ничего, чтобы принести взнос Святилищу». И перестал народ приносить. /7/ А того, что уже принесли, было достаточно для всей работы, чтобы делать ее, и осталось. /8/ И сделали все мудрые[1171] сердцем, когда они делали работу в Обители, десять покрывал из льняных нитей и из голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи; керубов — искусное изделие — они сделали на них. /9/ Длина одного покрывала — двадцать восемь локтей и ширина одного покрывала — четыре локтя; одна мера у всех покрывал. /10/ И он соединил пять покрывал одно к одному, и пять покрывал <других> соединил одно к одному. /11/ И он сделал голубые петли на закраине одного покрывала в конце, где происходит соединение <с другим>, и так он сделал на закраине последнего покрывала, там, где происходит соединение с другим. /12/ Пятьдесят петель он сделал у первого покрывала и пятьдесят петель он сделал в конце покрывала, которое там, где происходит соединение с другим; соответствовали эти петли одна другой. /13/ И он сделал пятьдесят золотых крючков и соединил покрывала одно с другим крючками, и стала одна Обитель. /14/ И он сделал покрывала из козьей шерсти для Шатра над Обителью, одиннадцать покрывал он сделал из нее. /15/ Длина одного покрывала тридцать локтей, и четыре локтя ширина одного покрывала; один размер у одиннадцати покрывал. /16/ И он соединил пять покрывал отдельно и шесть покрывал отдельно. /17/ И он сделал пятьдесят петель на закраине последнего покрывала, соединяющегося с другим. /18/ И он сделал пятьдесят медных крючков, чтобы соединить Шатер, чтобы он стал един. /19/ И он сделал покров для Шатра из бараньих шкур, окрашенных красным, и покров из барсучьих шкур сверху. /20/ И он сделал брусья для Обители из акации прямостоящие. /21/ Десять локтей длина одного[1172] бруса и полтора локтя ширина одного бруса. /22/ Два шипа для каждого бруса, один против другого,- так он сделал для каждого бруса Обители. /23/ И он сделал брусья для Обители,- двадцать брусьев для южного края; /24/ и сорок серебряных опор он сделал под двадцатью брусьями, по две опоры под каждым брусом для двух его шипов. /25/ И для другой стороны жилища, для северного края, он сделал двадцать брусьев, /26/ и сорок серебряных опор, по две опоры под каждым брусом. /27/ И для задней стороны Обители, к западу, он сделал шесть брусьев. /28/ И два бруса он сделал для краев Обители сзади. /29/ И они были соединены снизу, и все вместе оканчивались у ее верха, у одного кольца; так он сделал для них обоих в обоих углах. /30/ И было восемь брусьев и их опор серебряных шестнадцать, по две опоры под каждым брусом. /31/ И он сделал шесты из акации, пять для брусьев с одной стороны Обители /32/ и пять шестов для брусьев с другой стороны Обители, и пять шестов для брусьев с задней стороны Обители, к западу. /33/ И он сделал срединный шест, чтобы проходить среди брусьев, от конца к концу. /34/ И брусья он покрыл золотом, и их кольца он сделал золотыми, те, которые предназначались для шестов, и покрыл шесты золотом. /35/ И он сделал занавес из голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи, и льняных нитей,- искусное изделие; он сделал его с керубами. /36/ И он сделал для него четыре акациевых столба, и покрыл их золотом, и их крючья — золотые; и он отлил для них четыре серебряных основания. /37/ И он сделал завесу для входа в Шатер из голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи, и льняных нитей,- изделие искусное, /38/ и столбов для нее пять, и их крючья, и покрыл их главы и их связи золотом, и пять их оснований — медью.

Глава 37

/1/ И сделал Бецалэль Ковчег из акации; два с половиной локтя его длина, и полтора локтя его ширина, и полтора локтя его высота. /2/ И он покрыл его чистым золотом, изнутри и снаружи, и сделал для него золотой обвод вокруг. /3/ И он отлил для него четыре золотых кольца на четырех его углах: и два кольца на одной его стороне, и два кольца на другой его стороне. /4/ И он сделал шесты из акации и покрыл их золотом. /5/ И он вложил шесты в кольца по сторонам Ковчега, чтобы нести Ковчег за них[1173]. /6/ И он сделал крышку из чистого золота,- два с половиной локтя ее длина и полтора — ее ширина. /7/ И он сделал двух золотых выточенных керубов; он сделал их по обоим концам крышки, /8/ одного керуба с одной стороны и другого керуба с другой стороны; над крышкой он сделал керубов, по обе ее стороны. /9/ И керубы простирали крылья вверх, прикрывали своими крыльями крышку, и их лица <были обращены> друг к другу; к крышке были <обращены> лица керубов. /10/ И он сделал стол из акации,- два локтя его длина, и локоть его ширина, и полтора локтя его высота. /11/ И он покрыл его чистым золотом и сделал для него обвод золотой вокруг. /12/ И он сделал для него раму <толщиной> в ладонь и сделал золотой обвод для его рамы вокруг. /13/ И он отлил для него четыре золотых кольца и поместил кольца на четырех углах, которые при четырех его ножках. /14/ На раме были четыре кольца, предназначенные для шестов, чтобы поднимать стол. /15/ И он сделал шесты из акации и покрыл их золотом, чтобы носить стол. /16/ И он сделал сосуды, которые на столе,- его блюда, и его чаши, и его чары, и его стопы, которыми совершаются возлияния,- из чистого золота. /17/ И он сделал светильник из чистого золота, сплошным сделал он светильник; его стебель и его ветви, его чашечки, его бутоны и его цветки <выходящими> из него были. /18/ И шесть ветвей выходили из его боков: три ветви светильника с одной его стороны и три ветви светильника с другой его стороны. /19/ По три чашечки были прикреплены к одной ветви; бутон и цветок и три чашечки были прикреплены к одной ветви, бутон и цветок,- так у шести ветвей, выходящих из светильника. /20/ А на светильнике были прикреплены четыре чашечки, его бутоны и его цветки. /21/ И бутон под двумя ветвями, <выходящими> из него, и бутон под двумя ветвями, <выходящими> из него, и бутон под двумя ветвями, <выходящими> из него,- у шести ветвей, выходящих из него. /22/ Их чашечки и их ветви из него <выходящими> были; весь он был сплошной, единый, из чистого золота. /23/ И он сделал семь его лампад и его щипцы, и его совки из чистого золота. /24/ Из киккара чистого золота он сделал его и всю его утварь. /25/ И он сделал жертвенник для воскурений из акации; локоть его длина и локоть его ширина; он четырехугольный и два локтя его высота; из него выступали его рога. /26/ И он покрыл его чистым золотом, его настил, и его стенки вокруг, и его рога, и сделал у него золотой обвод вокруг. /27/ И два золотых кольца он сделал у него под его обводом, на двух его сторонах, предназначенные для шестов, чтобы поднимать его ими. /28/ И он сделал шесты из акации и покрыл их золотом. /29/ И он приготовил масло для священного помазания и благовонное воскурение, чистое,- изделие смесителя.

Глава 38

/1/ И он сделал жертвенник для возношения из акации; пять локтей его длина и пять локтей его Ширина; он — четырехугольный и три локтя его высота. /2/ И он сделал его рога на четырех его углах; из него выступали его рога; и он покрыл его медью. /3/ И он сделал всю утварь жертвенника — котлы, и лопаты, и тазы, вилы, и совки; всю его утварь он сделал из меди. /4/ И он сделал для жертвенника решетку, изделие <вроде> сетки, из меди, под его карнизом, снизу до его половины. /5/ И он отлил четыре кольца на четырех концах решетки из меди, предназначенные для шестов. /6/ И он сделал шесты из акации и покрыл их медью. /7/ И он вложил шесты в кольца по бокам жертвенника, чтобы поднимать его ими; полым из досок он сделал его. /8/ И он сделал умывальник из меди и его подножие из меди с изображением служительниц, которые служат у входа в Шатер Собрания. /9/ И он сделал двор,- с южной стороны, к полудню, дворовые завесы из льняных нитей, в сто локтей, /10/ столбов для них двадцать и их подножий двадцать из меди, крюки этих столбов и их обручи из серебра. /11/ И с северной стороны — сто локтей, столбов для них двадцать и их подножий двадцать из меди, крюки этих столбов и их обручи из серебра. /12/ И с западной стороны завесы в пятьдесят локтей, столбов для них десять и их подножий десять, крюки этих столбов и их обручи из серебра. /13/ И с передней стороны, на восток,- пятьдесят локтей. /14/ Завесы в пятнадцать локтей для плеча, столбов для них три и их подножий три. /15/ И для друтого плеча по ту и по эту сторону дворовых ворот завесы в пятнадцать локтей, столбов для них три, и их подножий три. /16/ Все дворовые завесы вокрут из льняных нитей, /17/ а подножия столбов из меди, крюки этих столбов и обручи из серебра, и покрытие их глав — серебро; и они покрыты серебряными обручами, все дворовые столбы. /18/ И занавес для дворовых ворот, вышитое изделие из голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи, и льняных нитей, и двадцать локтей длина и высота по площади пять локтей, подобно дворовым завесам, /19/ и столбов для него четыре, и их подножий четыре из меди, их крюки из серебра и покрытие их глав и их обручи из серебра. /20/ И все колья у Обители и у двора вокрут из меди. /21/ Вот исчисление <того, что было в> Обители, Обители Закона, которое было исчислено по слову Моисея,- работа левитов рукою Итамара сына Аарона, жреца. /22/ А Бецалэль сын Ури сына Хура из племени Иуда делал все, что Яхве повелел Моисею. /23/ И с ним Ахолиав сын Ахисамаха из племени Дан, резчик, и выдумщик, и вышивальщик по голубому и красному пурпуру и по льну. /24/ Всего золота, использованного для работы во всех работах в Святилище,- и было золота, принесенного в жертву, двадцать девять киккар и семьсот тридцать сиклей в священных сиклях. /25/ А серебра от исчисленных в обществе сто киккар и тысяча семьсот семьдесят пять сиклей в священных сиклях. /26/ Бека[1174] с головы, половина сикля в священных сиклях с каждого, прошедшего исчисление, от двадцатилетних и старше, с шестисот трех тысяч пятисот пятидесяти человек. /27/ И было сто киккар серебра на литье подножий в Святилище и подножий у занавеса,- сто подножий на сто киккар, по киккару на подножие. /28/ И из тысячи семисот пятидесяти пяти <сиклей> он сделал крюки для столбов, и обил их главы, и покрыл их обручами. /29/ А меди, принесенной в жертву,- семьдесят киккар и две тысячи четыреста сиклей. /30/ И он сделал из нее подножия у входа в Шатер Закона и медный жертвенник, и медную решетку, которая у него, и всю утварь жертвенника, /31/ и подножия во дворе вокруг, и подножия у дворовых ворот, и все колья Обители, и все колья двора вокруг.

Глава 39

/1/ И из голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи они сделали облачения, чтобы служить в Святилище, и сделали священные одежды, которые <предназначались> для Аарона, как повелел Яхве Моисею. /2/ И он сделал накидку из золота, голубого и красного пурпура и ярко-красной пряжи, и льняных нитей. /3/ И они сплющили листы золота и нарубили нити, чтобы поместить их между голубым пурпуром и между красным пурпуром, и между красной пряжей, и между льном,- искусное изделие. /4/ Наплечники они сделали для нее соединяющие; на двух ее концах она была соединена. /5/ И пояс его накидки, который поверх нее, он такой же работы, как и она, из золота, голубого и красного пурпура, и ярко-красной пряжи, и льняных нитей, как повелел Яхве Моисею. /6/ И они сделали камни-оникс, окруженные золотой оправой, с гравировкой, <похожей на> гравировку печатей, соответственно именам Сынов Израиля. /7/ И он поместил их на наплечники накидки, памятные камни для Сынов Израиля, как повелел Яхве Моисею. /8/ И он сделал нагрудник, искусное изделие, подобно тому, как сделана накидка, из золота, голубого и красного пурпура, и ярко-красной пряжи, и льняных нитей; /9/ четырехугольным он был; сложенным вдвое они сделали нагрудник; пядь его длина и пядь его ширина; сложенным вдвое <он был> /10/ И вставили в него четыре ряда камней. Ряд из рубина, топаза и изумруда,- это первый ряд. /11/ И второй ряд: бирюза, сапфир и алмаз. /12/ И третий ряд: опал, агат и аметист. /13/ И четвертый ряд: хрисолит, оникс и яшма. Они были окружены золотой оправой, когда их вставляли. /14/ И камни соответствовали именам Сынов Израиля, вот, двенадцать соответственно их именам, вырезанным, <как вырезают> печати; на каждом свое имя для двенадцати племен. /15/ И они сделали на нагруднике плетеные цепи, массивное изделие, из чистого золота. /16/ И они сделали два золотых обрамления и два золотых кольца и поместили два кольца на двух краях нагрудника. /17/ И они прикрепили две золотые цепи к двум кольцам на краях нагрудника, /18/ а два края двух цепочек они прикрепили к двум обрамлениям и прикрепили их к наплечникам накидки с лицевой стороны. /19/ И они сделали два золотых кольца и поместили на двух краях нагрудника с задней стороны, <обращенной> к накидке внутрь. /20/ И они сделали два золотых кольца и прикрепили к двум наплечникам накидки снизу, с лицевой ее стороны, возле ее соединения над поясом накидки. /21/ И они прикрепили нагрудник его кольцами к кольцам накидки шнуром из голубого пурпура, чтобы он был над поясом накидки и не сползал нагрудник с накидки, как повелел Яхве Моисею. /22/ И он сделал покрывало для накидки, изделие тканое, все из голубого пурпура; /23/ и ворот у покрывала посреди него, как ворот панциря: кайма у его ворота вокруг, чтобы не рвалось. /24/ И сделали на полах покрывала гранаты из голубого и красного пурпура и красных шерстяных нитей. /25/ И они сделали колокольцы из чистого золота и поместили эти колокольцы среди гранатов на полах покрывала вокруг, среди гранатов, /26/ колоколец и гранат, колоколец и гранат на полах покрывала вокруг, как повелел Яхве Моисею. /27/ И они сделали льняные хитоны, изделие тканое, для Аарона и для его сыновей, /28/ и льняной тюрбан, и льняные остроконечные шапки, и исподние полотняные из льняных нитей, /29/ и пояс из льняных нитей и голубого и красного пурпура и ярко-красной шерсти, вышитое изделие, как повелел Яхве Моисею. /30/ И они сделали пластинку, венец Святыни, из чистого золота и написали на ней писание, <как> резьба на печати: «Посвящено Яхве». /31/ И прикрепили к ней шнур из голубого пурпура, чтобы прикрепить к тюрбану сверху, как повелел Яхве Моисею. /32/ И была завершена вся работа в Обители, в Шатре Закона, и сделали Сыны Израиля все так, как повелел Яхве Моисею, так они сделали. /33/ И принесли они Обитель к Моисею, Шатер и всю его утварь,- его покрывала, его крючки, его брусья, его столбы, и его подножия, /34/ покров из бараньих шкур, окрашенных красным, и покров из барсучьих шкур, и завесу закрывающую. /35/ И Ковчег Закона, и его шесты, и завесу, /36/ стол, всю его утварь и хлеб, <выставляемый перед> лицом, /37/ светильник из чистого <золота>, его светочи, светочи расположенные, и всю его утварь, и масло для освещения, /38/ и золотой жертвенник, и масло для помазания, и благовонные воскурения, и завесу для входа в Шатер, /39/ медный жертвенник и его медную решетку, его шесты и всю его утварь, умывальник и его подножие, /40/ завесы для двора, его столбы, его подножия, завесу для ворот двора, его веревки и его колья, и всю утварь для службы в Обители, для Шатра Закона, /41/ облачения, чтобы служить в Святилище, священные одежды для Аарона-жреца и одежды его сыновей, чтобы совершать жертвоприношения, /42/ целиком, как повелел Яхве Моисею, так сделали Сыны Израиля весь труд. /43/ И увидел Моисей всю эту работу, и вот: они сделали ее, как повелел Яхве Моисею[1175], так они сделали. И благословил их Моисей.

Глава 40

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «В первый месяц[1176], в первый день месяца поставь Обитель — Шатер Закона. /3/ И установи там Ковчег Закона и закрой Ковчег завесой, /4/ и принеси стол, и расположи его утварь, и принеси светильник, и подними его светочи, /5/ и помести золотой жертвенник для воскурений перед Ковчегом Закона, и повесь завесу у входа в Обитель, /6/ и помести жертвенник для возношений перед входом в Обитель, Шатер Закона, /7/ и помести умывальник между Шатром Закона и жертвенником, и налей туда воду, /8/ и устрой двор вокруг, и повесь завесу в воротах двора, /9/ и возьми масло для помазания, и помажь Обитель и все, что в ней, и освяти ее и всю ее утварь, и она будет святыней. /10/ И помажь жертвенник для возношений и всю его утварь, и освяти жертвенник, и будет этот жертвенник святыней из святынь. /11/ И помажь умывальник и его подножие, и освяти его. /12/ И приблизь Аарона и его сыновей ко входу в Шатер Закона, и омой их водою. /13/ И одень Аарона в священные одежды, и помажь его, и освяти его, и он будет служить Мне. /14/ И его сыновей приблизь и одень их в хитоны, /15/ и помажь их, как ты помажешь их отца, и они будут служить Мне, и это будет, чтобы было им их помазание во жречество вечное в их поколения». /16/ И сделал Моисей все, что повелел ему Яхве; так он сделал. /17/ И было в первый месяц, во второй год по уходе из Египта[1177], в первый <день> месяца была поставлена Обитель. /18/ И поставил Моисей Обитель, и поместил основание ее, и установил ее брусья, и расположил ее шесты и поставил ее столбы. /19/ И он расстелил покров над Обителью, и положил покрывало покрова на нее сверху, как повелел Яхве Моисею. /20/ И он взял и поместил Закон в Ковчег, и установил шесты на Ковчеге, и поместил завесу над Ковчегом сверху. /21/ И он внес Ковчег в Обитель, и повесил завесу закрывающую, и закрыл Ковчег Закона, как повелел Яхве Моисею. /22/ И он поместил стол в Шатре Закона, на стороне Обители, <обращенной> к северу, вне завесы. /23/ И он расположил на нем в порядке хлеб перед Яхве, как повелел Яхве Моисею. /24/ И он установил светильник в Шатре Закона, противу стола, на стороне Обители, <обращенной> к югу. /25/ И он поднял светочи перед Яхве, как повелел Яхве Моисею. /26/ И он установил золотой жертвенник в Шатре Закона перед завесой /27/ и воскурил на нем благовонные курения, как повелел Яхве Моисею. /28/ И он повесил занавес у входа в Обитель. /29/ И жертвенник для возношения он установил у входа в Обитель, в Шатер Закона, и вознес на нем возношение и дар, как повелел Яхве Моисею. /30/ И он установил умывальник между Шатром Закона и жертвенником и налил туда воду для омовения. /31/ И омывали оттуда Моисей и Аарон и его сыновья свои руки и свои ноги, /32/ когда они входили в Шатер Закона и когда они приближались к жертвеннику, омывали, как повелел Яхве Моисею.[1178] /33/ И он поставил двор вокруг Обители и жертвенника, и повесил занавес на воротах двора. И завершил Моисей эту работу. /34/ И покрыло облако Шатер Закона, и Слава Яхве наполнила Обитель. /35/ И не мог Моисей войти в Шатер Закона, ибо находилось над ним облако, и Слава Яхве наполняла Обитель.[1179] /36/ А когда поднималось облако вверх от Шатра, отправлялись Сыны Израиля во все их странствия. /37/ А если не поднималось облако, то не отправлялись до того дня, когда оно поднимется, /38/ ибо облако Яхве было над Шатром днем, и огонь был ночью в нем пред глазами всего Дома Израиля во всех их странствиях.[1180]

Всего стихов в книге тысяча двести девять.

И воззвал (Левит)

Глава 1

/1/ И воззвал к Моисею, и говорил Яхве ему из Шатра Закона, сказав: /2/ «Говори Сынам Израиля и скажи им: когда кто-нибудь из вас станет приносить в жертву Яхве скот, то быка или барана приносите в вашу жертву.[1181] /3/ Если в жертву возношения[1182] он приносит быка, самца неповрежденного пусть приносит в жертву, ко входу в Шатер Закона пусть приведет его, чтобы было удовлетворение ему перед Яхве. /4/ И он положит свою руку на голову возношения, и будет удовлетворение ему, чтобы совершилось очищение над ним. /5/ И он заколет быка перед Яхве, и принесут в жертву сыновья Аарона, жрецы, кровь, и побрызгают кровью на жертвенник кругом, который у входа в Шатер Закона. /6/ И он обдерет шкуру с возношения и рассечет его на куски. /7/ И поместят сыновья Аарона, жрецы, огонь на жертвенник и разложат дрова на огне. /8/ И разложат сыновья Аарона, жрецы, куски, голову и сало на дрова, которые на огне, на жертвеннике. /9/ А его внутренности и его ноги пусть он вымоет водою, и пусть окуривает жрец все на жертвеннике для возношения,- это всесожжение, дух, приятный Яхве. /10/ А если барана он жертвует, овна или козла, для возношения неповрежденного самца пусть он приведет.[1183] /11/ И он заколет его на северной стороне жертвенника перед Яхве, и побрызгают сыновья Аарона, жрецы, его кровь на жертвенник вокруг. /12/ И он рассечет его на его куски, и <отсечет> его голову и его сало, и разложит жрец их на дровах, которые на огне, который на жертвеннике. /13/ А внутренности и ноги пусть он вымоет в воде, и принесет в жертву жрец все, и окурит жертвенник для возношения; это — всесожжение, дух, приятный Яхве. /14/ А если он приносит Яхве в свою жертву-возношение птицу, то пусть приносит горлиц или птенцов голубей в свою жертву.[1184] /15/ Принесет ее жрец к жертвеннику и свернет ей голову, и окурит на жертвеннике, и выжмет кровь на стенку жертвенника, /16/ и отделит ее зоб с ее перьями, и бросит его у восточной <стороны> жертвенника, на место, где пепел. /17/ И он сломает ее крылья, <но> не отделит, и окурит ее жрец на жертвеннике, на дровах, которые на огне для возношения; это — всесожжение, запах, приятный Яхве.

Глава 2

/1/ И человек[1185],- если он будет приносить жертву-даяние[1186] Яхве, мука пусть будет его жертвой, и пусть он выльет на нее масло, и пусть добавит к ней ладан,- даяние это[1187]. /2/ И пусть он принесет ее сыновьям Аарона, жрецам, и пусть возьмет оттуда полную горсть ее муки и ее масла со всем ее ладаном, и пусть воскурит жрец ее поминальную долю на жертвеннике в огне,- запах, приятный Яхве. /3/ А остаток от даяния — Аарону и его сыновьям. Святейшая из святых это[1188] из огненных жертв Яхве. /4/ А если ты принесешь жертву-даяние испеченное в печи — пресные мучные хлебы, замешенные на масле, и пресные лепешки, помазанные маслом. /5/ А если даяние на сковороде твоя жертва, пресная мука, замешенная на масле, пусть будет. /6/ Разломай ее на куски и вылей на нее масло,- даяние это. /7/ А если дар в горшке твоя жертва, муку с маслом сделай. /8/ И принеси даяние, которое ты сделаешь из них, Яхве, и представь его жрецу, и он принесет его к жертвеннику, /9/ и изымет жрец из даяния его поминальную долю и воскурит на жертвеннике в огне,- запах, приятный Яхве. /10/ А остатки от даяния — Аарону и его сыновьям,- святейшая из святых из огненных жертв Яхве. /11/ Никакое даяние, которое вы будете приносить в жертву Яхве, пусть не делается из кислого теста, ибо ничего кислого и никакого меда, не воскуряйте их в огненную жертву Яхве. /12/ В жертву первинок приносите их Яхве, а на жертвенник не поднимайте, чтобы был дух, приятный Яхве[1189]. /13/ И всякую жертву — твое даяние — солью посоли, и не переставай <солить> солью, <согласно условиям> союза с твоим Богом, твой дар. На всякую твою жертву посыпай соль для Яхве, твоего Бога[1190]. /14/ А если приносишь в жертву-даяние первородное для Яхве,- колосья, обжаренные в огне[1191], крупу, фрукты приноси в жертву-даяние твоего первородного. /15/ И вылей на них масло и положи на них ладан; даяние это. /16/ И пусть воскурит жрец его поминальную долю — от его крупы и от его масла со всем его ладаном всесожжением для Яхве.

Глава 3

/1/ А если жертва воздаяния[1192] его жертвоприношение для Яхве, если от крупного скота он приносит жертву, будь то самец, будь то самка, без изъяна пусть он доставит ее пред лицо Яхве. /2/ И он положит свою руку на голову своего приношения и заколет его пред лицом Яхве у двери Шатра Закона, и побрызгают сыновья Аарона, жрецы, кровь на алтарь возношения вокруг.[1193] /3/ И он принесет от жертвы воздания в пламени для Яхве жир, покрывающий внутренности, и весь жир, который на внутренностях, /4/ и две почки, и жир, который на них, который на бедрах, и сальник на печени; к почкам пусть он присоединит это. /5/ И сожгут в жертву это сыновья Аарона, жрецы[1194], на жертвеннике, на возношении, которое на дровах, которое на огне, который на жертвеннике[1195], в пламени,- запах приятный для Яхве. /6/ А если от мелкого скота его приношение в жертву воздаяния для Яхве, самец или самка, без изъяна пусть он приносит в жертву. /7/ Если барана он приносит в свое приношение, то пусть доставит его пред лицо Яхве. /8/ И он положит свою руку на голову своего приношения и заколет его пред лицом Яхве у двери[1196] Шатра Закона, и побрызгают сыновья Аарона, жрецы[1197], его кровь на жертвенник вокруг. /9/ И он принесет от жертвы воздаяния в огне для Яхве-Бога[1198] его жир, цельный курдюк до спинного хребта пусть он отрежет, и жир, покрывающий внутренности, и весь жир, который на внутренностях, /10/ и две почки, и жир, который на них, который на бедрах, и сальник на печени к почкам пусть он присоединит. /11/ И принесет в жертву это жрец на жертвеннике в пищу огненную для Яхве. /12/ А если козел его приношение, то пусть он доставит его пред лицо Яхве. /13/ И он положит свою руку на его голову и заколет его пред лицом Яхве у двери[1199] Шатра Закона, и побрызгают сыновья Аарона, жрецы[1200], его кровь на жертвенник вокруг. /14/ И он принесет от него свое приношение, огненную жертву Яхве,- жир, покрывающий внутренности, и весь жир, который на внутренностях, /15/ и две почки, и жир, который на них, который на бедрах, и сальник на печени к почкам пусть он присоединит. /16/ И принесет их в жертву жрец на жертвеннике в пищу огненную, в запах приятный для Яхве[1201], весь жир для Яхве. /17/ Вечный закон в ваших поколениях, во всех ваших селениях: никакого жира и никакой крови не ешьте».

Глава 4

/1/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /2/ «Говори Сынам Израиля: если согрешит человек против Яхве по ошибке касательно всех велений Яхве, что не следует делать, а он сделает что-нибудь из этого, /3/ если помазанный жрец согрешит в вину народу, то пусть принесет за свой грех, который он согрешил, тельца, бычка, без изъяна, для Яхве в жертву за грех.[1202] /4/ И он приведет тельца к двери Шатра Закона пред лицо Яхве, и положит свою руку на голову тельца пред лицом Яхве[1203], и заколет тельца пред лицом Яхве. /5/ И возьмет помазанный жрец то, что наполняет его руку[1204], от крови тельца, и принесет это в Шатер Закона, /6/ и обмакнет жрец свой палец в кровь, и побрызгает кровью семь раз пальцем[1205] пред лицом Яхве лицевую сторону завесы Святилища. /7/ И положит жрец от крови на рога жертвенника для воскурения благовоний пред лицом Яхве, который в Шатре Закона, и всю кровь тельца выльет к подножию жертвенника для возношения, который у входа в Шатер Закона. /8/ А весь жир тельца — жертвы за грех он вынет из него, жир, покрывающий внутренности, и весь жир, который на внутренностях, /9/ и две почки, и жир, который на них, который на бедрах, и сальник на печени к бедрам он присоединит, /10/ как вынимается из быка — жертвы воздаяния, и сожжет их жрец на жертвеннике для возношения. /11/ А шкуру тельца и все его мясо на его голове и на его коленях, и его внутренности, и его навоз,- /12/ и он вынесет всего тельца за пределы стана на чистое место, где высыпают золу, и сожжет его на дровах огнем; на месте, где высыпают золу, пусть он сожжет. /13/ А если все общество Сынов Израиля согрешит по ошибке, и будет сокрыто это от глаз собрания и они сделают что-нибудь из всего того, о чем повелел Яхве, что этого не следует делать, и будут виноваты, /14/ и будет узнан грех, которым они согрешили, то принесет собрание тельца, бычка, без изъяна[1206], в жертву за грех, и они приведут его к двери[1207] Шатра Закона, /15/ и возложат старейшины общества свои руки на голову тельца пред лицом Яхве, и заколют[1208] тельца пред лицом Яхве. /16/ И принесет помазанный жрец кровь тельца в Шатер Закона, /17/ и обмакнет жрец свой палец в кровь, и обрызгает семь раз пред лицом Яхве лицевую сторону завесы Святилища[1209]. /18/ И крови положит жрец[1210] на рога жертвенника для воскурения благовоний[1211], который пред лицом Яхве, который в Шатре Закона, и всю кровь он выльет к основанию жертвенника для возношения, который у входа в Шатер Закона. /19/ А весь его жир он вынет из него и сожжет на жертвеннике, /20/ и сделает с тельцом так же, как делал с тельцом — жертвой за грех, так он сделает с ним, и очистит их жрец, и простится им. /21/ И он вынесет тельца за пределы стана и сожжет его, как сжигал первого тельца: жертва за грех собрания он. /22/ А когда вождь согрешит и сделает что-нибудь из всего того, о чем повелел Яхве, его Бог, что это не следует делать, по ошибке, и будет виноват, /23/ или станет известен ему его грех, которым он согрешил, то он приведет свое приношение — козла, самца, без изъяна, /24/ и возложит свою руку на голову козла, и заколет его на месте, где закалывают[1212] возношение пред лицом Яхве,- жертва за грех он. /25/ И возьмет жрец кровь жертвы за грех своим пальцем, и положит на рога жертвенника для возношений, а его кровь выльет к основанию жертвенника для возношений, /26/ а весь его жир сожжет на жертвеннике, как жир жертвы воздаяния, и очистит его жрец от его греха, и простится ему. /27/ А если какая-нибудь душа согрешит по ошибке из народа земли, сделав что-нибудь, о чем повелел Яхве, что это не следует делать, и будет виноват, /28/ или станет известен ему его грех, которым он согрешил, то он приведет свое приношение, козу без изъяна, самку, за свой грех, которым он согрешил, /29/ и возложит свою руку на голову жертвы за грех, и заколет жертву за грех на месте возношения. /30/ И возьмет жрец ее кровь своим пальцем и положит на рога жертвенника для возношений, а всю ее кровь выльет к основанию жертвенника для возношений[1213], /31/ и весь ее жир вырежет, как вырезают жир у жертвы воздаяния, и сожжет жрец на жертвеннике в запах приятный для Яхве, и очистит его жрец, и простится ему. /32/ А если ягненка он приведет в свое приношение, в жертву за грех, самку без изъяна пусть он принесет, /33/ и возложит свою руку на голову жертвы за грех на месте, где закалывают возношение. /34/ И возьмет жрец кровь жертвы за грех своим пальцем, и положит на рога жертвенника для возношений, а всю ее кровь пусть он выльет к основанию жертвенника, /35/ и весь ее жир пусть вырежет, как вырезают жир барана на жертвеннике для возношений, и сожжет ее жрец на жертвеннике огненной жертвой Яхве, и очистит его жрец от его греха, которым он согрешил, и простится ему.

Глава 5

/1/ А если кто-нибудь согрешил и слышал, как произносили проклятие, а он был свидетелем, или видел, или знал, но не объявил, то он несет свою провинность. /2/ А тот, кто коснулся какого-нибудь нечистого предмета, или трупа нечистого зверя, или трупа нечистой скотины, или трупа нечистого пресмыкающегося и не знал об этом, он нечист и виновен. /3/ А если он коснется человеческих нечистот, любых нечистот, которыми делаются нечистыми, и не будет знать об этом, но узнает, то он виновен. /4/ А если кто-нибудь поклянется по-глупому устами во зло или в добро касательно всего, что может сделать по-глупому человек, дав клятву, и не будет знать об этом, но узнает, то он виновен во всем этом. /5/ И будет, если он провинится в чем-нибудь из этого, и исповедуется в своем грехе[1214], которым он согрешил, /6/ и он приведет жертву за свою вину к Яхве, за свой грех, которым он согрешил, самку из мелкого скота, овцу или козу, в жертву за грех, и очистит его жрец от его греха, которым он согрешил, и простится ему.[1215] /7/ А если у него нет в достатке овец, то пусть он доставит в жертву за свою вину, которою он согрешил, двух горлиц или двух голубиных птенцов для Яхве, одного в жертву за грех и одного в возношение. /8/ И пусть он доставит их жрецу, и он принесет того, который за грех, первым, и свернет его голову на его шее, но не отделит, /9/ и побрызгает кровью этой жертвы за грех на стену жертвенника, а остаток крови выцедит к основанию жертвенника: жертва за грех это. /10/ А вторым пусть он сотворит возношение по обычаю. И очистит его жрец от его греха, которым он согрешил, и простится ему. /11/ А если у него не будет двух горлиц или двух голубиных птенцов, то он доставит приношение за то, что согрешил, десятую долю эфы муки, в жертву за грех. Пусть он не льет на нее масла и не кладет на нее ладан, ибо жертва за грех это. /12/ И он пусть доставит ее жрецу, и зачерпнет жрец из нее полную свою горсть в память об этом, и сожжет на жертвеннике огненной жертвой Яхве; жертва за грех это. /13/ И очистит его жрец от его греха, которым он согрешил, от одного из этих, и простится ему. И будет остаток[1216] жрецу в качестве мучного[1217] даяния». /14/ И говорил Яхве Моисею,- сказав: /15/ «Если кто-нибудь совершит обман и грех по ошибке против посвящений Яхве, то пусть он доставит за свою вину Яхве барана без изъяна из мелкого скота, по твоей оценке в серебряных сиклях священными сиклями, в жертву за вину, /16/ а то, в чем он согрешил против посвященного, пусть возместит и его пятую часть добавит к нему, и даст это жрецу, а жрец очистит его бараном, приносимым в жертву за вину, и простится ему. /17/ А если кто-нибудь согрешит и сделает относительно всего того, о чем повелел Яхве, то, что не следует делать, и не будет знать, то он виновен и несет свой грех. /18/ И пусть он приведет барана без изъяна из мелкого скота по твоей оценке за вину ко жрецу, и очистит его жрец от того, что он сделал по неведению /а он не знал/, и простится ему. /19/ Жертва за вину это; провиниться провинился он пред Яхве». /20/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /21/ «Если кто-нибудь согрешит и совершит преступление пред Яхве, и будет отпираться перед своим соплеменником в том, что ему поручено, или к чему он протянул руку, или в грабеже, или будет притеснять своего соплеменника, /22/ или найдет потерянное и будет отпираться в этом, и поклянется ложно по поводу чего-либо из того, что делает человек, чтобы согрешить этим, /23/ и будет, что он согрешит и будет виновен, то пусть он возвратит награбленное, которое он награбил, или притеснением добытое, которым он притеснял, или порученное, которое поручено ему, или потерянное, которое он нашел, /24/ или какую-нибудь вещь[1218], о которой он поклянется ложно, и возместит это целиком, и пятую долю этого добавит к нему; тому, чье это, пусть он отдаст в день жертвы, которая будет принесена за его вину.[1219] /25/ А в жертву за вину пусть он приведет к Яхве барана без изъяна из мелкого скота по твоей оценке, в жертву за вину ко жрецу, /26/ и очистит его жрец пред лицом Яхве, и простится ему все то, что он сделал, все, в чем он был виноват».

Глава 6

/1/ И говорил Яхве Моисею: /2/ «Вели Аарону и его сыновьям, сказав: Это — учение о возношении. Возношение пусть находится на месте сожжения, на жертвеннике, всю ночь до утра, и огонь жертвенника пусть горит на нем, не угасает[1220]. /3/ И пусть наденет жрец свою льняную одежду, и льняной набедренник пусть наденет на свое тело, и пусть снимет пепел от возношения, что пожрал огонь, на жертвеннике, и положит его возле жертвенника. /4/ И пусть он снимет свои одежды и наденет другие одежды, и вынесет пепел за пределы стана, на чистое место. /5/ А огонь на жертвеннике,- пусть он горит на нем, не угасает, и пусть зажигает на нем жрец дрова каждое утро и раскладывает на нем возношение, и сжигает на нем жир воздаяний. /6/ Огонь всегда пусть горит на жертвеннике, не угасает. /7/ А это — учение о даянии, которое приносят[1221] сыновья Аарона пред лицо Яхве к жертвеннику. /8/ И пусть <жрец> зачерпнет из него своею горстью, из муки даяния, и из его масла и весь ладан, который на даянии,- приятный запах, его поминальная доля для Яхве. /9/ А остаток от него пусть съедают Аарон и его сыновья; в виде опресноков пусть будет съедено; в священном месте, во дворе Шатра Закона, пусть съедают его. /10/ Пусть это не будет испечено из квашеного теста. Им в долю Я даю это; из огненных жертв Мне святейшая из святых эта, как жертва за грех и как жертва за вину. /11/ Всякий мужчина из сыновей Аарона пусть ест ее. Это — закон вечный в ваши поколения относительно огненных жертв Яхве. Всякий, кто прикоснется к ним, освятится». /12/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /13/ «Это приношение Аарона и его сыновей, которое они принесут Яхве в день его помазания: десятая часть эфы муки — постоянное даяние; половина этого на утро и половина этого на вечер. /14/ На противне с маслом приготовь, замешанным приноси его, печения даяния кусками приноси приношением[1222] в благоуханный запах для Яхве. /15/ И жрец, помазанный вместо него из его сыновей, пусть совершает это. Закон вечный Яхве это. Целиком пусть будет сожжено. /16/ И всякое даяние жреца целиком пусть будет <сожжено>, пусть не будет съедено». /17/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /18/ «Говори Аарону и его сыновьям, сказав: Это учение о жертве за грех. На месте, где ты закалываешь возношение, пусть будет заколота жертва за грех пред лицом Яхве; святейшая из святых она. /19/ Жрец, приносящий это в жертву за грех, на святом месте пусть ест, во дворе Шатра Закона. /20/ Все, что прикоснется к ее мясу, освятится. А то, что брызнет от ее крови на одежду, то, что брызнет, смой на святом месте. /21/ А глиняная посуда, в которой она будет сварена, пусть будет разбита; а если в бронзовом сосуде варилась. то пусть он будет вычищен и вымыт водою. /22/ Всякий мужчина из жрецов пусть ест ее; святейшая из святых она. /23/ А всякую жертву за грех, от крови которой будет внесено в Шатер Закона, чтобы очистить святыней, не ешь, огнем сожги.

Глава 7[1223]

/1/ А это — учение о жертве за вину; святейшая из святых она. /2/ На месте, где закалывают возношение, пусть закалывают жертву за вину пред лицом Яхве[1224], а ее кровь разбрызгают на жертвеннике вокруг. /3/ И весь ее жир пусть он принесет от нее, курдюк и жир, покрывающий внутренности. /4/ И две почки, и жир, который на них, который на бедрах, и сальник на печени к почкам пусть он прирежет. /5/ И пусть сожжет их жрец на алтаре огненной жертвой Яхве; жертва за вину это. /6/ Всякий мужчина из жрецов пусть ест; на святом месте пусть ее съедают; святейшая из святых она. /7/ Как о жертве за грех, так и о жертве за вину,- учение одно о них. Жрец, который очищает ею,- его она пусть будет. /8/ А жрец, приносящий чье-либо возношение,- шкура возношения, которое он приносит, жрецу, ему пусть будет. /9/ И всякое даяние, которое испечено в печи, и всякое, приготовленное на сковороде и на противне, жрецу, приносящему его, ему пусть будет. /10/ И всякое даяние, замешанное на масле и сухое, всем сыновьям Аарона пусть будет, как одному, так и другому. /11/ А это учение о жертве воздаяния, которую приносят[1225] Яхве. /12/ Если в благодарность она приносится, то пусть приносят с благодарственной жертвой пресные хлебы, замешанные на масле, и пресные лепешки, помазанные маслом, и муку, пропитанную маслом. /13/ Вместе с <пресными> хлебами квашеный хлеб пусть приносят своим приношением при благодарственной жертве, своем воздаянии. /14/ И пусть приносят из этого одно <что-нибудь> из всех своих[1226] приношений в возношение Яхве,- жрецу, разбрызгивающему кровь воздаяния, ему пусть будет. /15/ А мясо благодарственной жертвы, его воздаяния, ему пусть будет[1227], в день его приношения пусть будет съедено, пусть не лежит из него ничего до утра. /16/ А если во исполнение клятвы или по доброй воле жертва — его приношение, в день, когда он приносит свою жертву, пусть будет съедено и назавтра, и остаток от него пусть будет съеден. /17/ А остаток от мяса жертвы на третий день огнем пусть будет сожжен. /18/ А если есть будет от мяса его жертвы воздаяния на третий день, не будет она во благо приносящему ее, не зачтется ему, скверной она будет, и тот, кто ел от нее, свою вину нести будет. /19/ И мясо, коснувшееся чего-либо нечистого, пусть не будет съедено, огнем пусть будет сожжено это мясо. Всякий чистый пусть ест мясо, /20/ а тот, кто будет есть мясо от жертвы воздаяния, которая предназначена для Яхве, и нечистота его на нем,- и истребится этот человек из его народа. /21/ А кто прикоснется к чему-нибудь нечистому, к нечистоте человека, или к нечистой скотине, или ко всякой нечистой мерзости и будет есть мясо жертвы воздаяния, которая предназначена для Яхве,- истребится этот человек из его народа». /22/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /23/ «Говори Сынам Израиля: всякий жир быка, и барана, и козла не ешьте. /24/ А жир падали и жир растерзанного пусть употребляется во всякой работе, а есть не ешьте его, /25/ ибо каждый, кто будет есть жир скотины, который будет принесен от нее в жертву Яхве,- истребится этот человек из его народа. /26/ И никакой крови не ешьте во всех ваших селениях, ни от птицы, ни от скотины. /27/ Всякий, кто ест какую-либо кровь,- истребится этот человек из его народа».[1228] /28/ И говорил Яхве Моисею, сказав: /29/ «Говори Сынам Израиля: всякий, приносящий жертву своего воздаяния Яхве, пусть доставит приношение Яхве от жертвы своего воздаяния. /30/ Его руки пусть принесут Яхве жир с грудью, пусть он принесет грудь, потрясая ее трясением пред лицом Яхве. /31/ И сожжет жрец жир на жертвеннике, и будет грудь Аарону и его сыновьям. /32/ А правое плечо отдайте в вознесение жрецу от ваших жертв воздаяния. /33/ Тому из сыновей Аарона, кто приносит в воздаяние кровь и жир,- е