КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404885 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172229
Пользователей - 92003
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Давным давно хотел прочесть данную СИ «от корки до корки» в ее «бумажном варианте... Долго собирал «всю линейку», и собрав «ее большую часть» (за неимением одной) «плюнул» (на ее отсутсвие) и стал вычитывать «шо есть»)

Данная СИ (кто бы что не говорил) является «классикой жанра» и визитной карточкой автора. В ней помимо «мордобития, стрельбы и погонь», прорисована жизнь ГГ, который раз от раза выходит победителем не сколько в силу своей «суперкрутости или всезнайства» (хотя и это отчасти имеет место быть) — а в силу обдуманности (и мотивировки) тех или иных действий... Практически всегда «мы видим» лишь результат (глазами автора), по типу : «...и вот я прицелился, бах! И мессер горит...». Этот «результат» как правило наигран и просто смешон (в глазах мало-мальски разбирающихся «в вопросе»). Здесь же ГГ (словами автора) в первую очередь учит думать... и дает те или иные «варианты поведения» несвойственные другим «героическим персонажам» (собратьев по перу).

Еще один «плюс в копилку автора» — это тщательная прорисовка главных (и со)персонажей... Основными героями «первой трилогии» (что бы не говорили) будут являться (разумеется) «Дядя Саша» и «КотеНак»)) Остальные герои и «лица» дополняют «нарисованный мир» автора.

Так же что итересно — каждая книга это немного разный подход в «переброске ГГ» на фронта 2-МВ.

Конкретно в первой части нас ожидает «классическая заброска сознания» (по типу тов.Корчевского — и именно «а хрен его знает почему и как»). ГГ «мирно доживающий дни» на пенсии внезапно «очухивается» в теле зека «времен драматичного 41-го» года...

Далее читателя ждут: инфильтрация ГГ (в условиях неименуемого расстрела и внезапной попытки побега), работа «на самую прогрессивный срой» (на немцев «проще сказать), акты по вредительству «и подлянам в адрес 3-го рейха» и... игра спецслужб, всяческих «мероприятий (от противоборствующих сторон) и «бег на рывок» и «массовое истребление представителей арийской нации».

Конечно, кому-то и это все может показаться «довольно скучным и стандартным».. но на мой субъективный взгляд некотороые «принципиальные отличия» выделяют конкретно эту СИ от простого рядового боевичка в стиле «всех победЮ». Помимо «одного взгляда» (глазами супергероя) здесь представлена «реакция» служб (обоих сторон + службы «из будуСчего») на похождения главгероя — читать которую весьма интересно, ибо она (реакция) здесь выступает совсем не для «полновесности тома», а в качестве очередного обоснования (ответа или вопроса) очередной загадки данной СИ.

Именно в данной части раскрывается главный соперсонаж данной СИ тов.Марина Барсова (она же «котенок»). В других частях (первой трилогии) она будет появляться эпизодически комментируя то или иное событие (из жизни СИ). И … не знаю как ВАМ, но мне этот персонаж очень «напомнил» Вилору Сокольницкую (персонажа) из СИ Р.Злотникова «Элита элит»...

В общем «не знаю как ВЫ» — а я с удовольствием (наконец) прочел эту часть (на бумаге) примерно за день и... тут же «пошел за второй...»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
greysed про Шаргородский: Сборник «Видок» [4 книги] (Героическая фантастика)

мне понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Единственная здравая идея: что влияние засрапопаданца может резко изменить саму обстановку, так что получает он то же 22 июня, только немцы теперь с куда более крутым оружием...

Впрочем, это, несомненно, компенсируется крутостью ГГ, который разве что Берию в угол не ставит, а Сталина за усы не дергает, так что он сам сможет справиться с немецкой армией врукопашую (с автоматом для такого героя было бы уже как-то неспортивно...)

Словом, если начинается, как чушь, то так же и закончится.

Нет, конечно, бывают и исключения, когда конец гораздо хуже начала...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Цикл романов "Пираты". Компиляция. кн.1-5 (fb2)

- Цикл романов "Пираты". Компиляция. кн.1-5 5.91 Мб, 1574с. (скачать fb2) - Михаил Попов

Настройки текста:



Михаил Попов Капер его величества

Об авторе

Михаил Михайлович Попов родился в 1957 году в Харькове. Учился в школе, сельскохозяйственном техникуме и литературном институте. Между техникумом и институтом два года прослужил в Советской армии, где и начал свою литературную жизнь, опубликовав романтическую поэму в газете Прибалтийского ВО. Сочинял и публиковал стихи. Выпустил три сборника. Но одновременно писал и прозу. Дебют на этом поприще состоялся в 1983 году, в журнале «Литературная учеба» была опубликована повесть М. Попова «Баловень судьбы».

В 1988 году вышел роман М. Попова «Пир», и, несмотря на то что речь в нем шла о жизни психиатрической больницы им. Кащенко, роман был награжден Союзом писателей СССР премией им. А. М. Горького «За лучшую книгу молодого автора».

Круг профессиональных литературных интересов Михаила Попова всегда был широк, и с самого начала одним из наиболее заметных направлений в его работе была историческая романистика. В 1994 году он выпустил роман «Белая рабыня», об архангельской девчонке, ставшей во второй половине XVII века приемной дочерью губернатора Ямайки и устроившей большой переполох в Карибском море. Морская тема была продолжена романами «Паруса смерти», «Барбаросса», «Капер Его Величества». Но и на суше у исторического романиста Михаила Попова есть свои интересы. Большим успехом пользуется у читателей и постоянно переиздается его роман «Тамерлан», в котором описываются годы становления знаменитого полководца, его трудный и извилистый пусть к трону повелителя Азии. Вслед за образом диктатора восточного писатель обратился к образу диктатора западного образца, первого единоличного римского правителя Суллы (роман «Темные воды Тибра»). Объемистый роман посвящен и истории Древнего Египта («Обреченный царевич»), где речь идет, наоборот, не о властителе, а о ребенке, мальчике Мериптахе, ставшем невольной причиной крушения в стране фараонов власти «царей-пастухов» – гиксосов.

Особое место среди исторических романов занимают книги, посвященные исследованию такого загадочного и весьма неоднозначного феномена, до сих пор волнующего воображение миллионов людей в разных странах, как орден тамплиеров. Несмотря на то что с момента его официальной ликвидации в 1314 году прошло сравнительно немного времени, осталось чрезвычайно мало документов, на которые можно было бы надежно опереться при создании книги о тамплиерах. Деятельность храмовников в Палестине – вообще сплошная загадка. Михаил Попов дает свою версию событий, происходивших в XII–XIII веках на Святой земле, и свой взгляд на то, какую роль в этих событиях сыграли рыцари Храма. Романы писателя «Цитадель тамплиеров» и «Проклятие тамплиеров» вызвали большой интерес у читателей, имели место даже массовые ролевые игры на основе сюжета этих книг в Белоруссии и Тверской области.

Помимо исторических романов в традиционном понимании Михаил Попов написал несколько произведений как бы меж жанрового характера, и исторических и фантастических одновременно. Таких, как «Огненная обезьяна», «Вавилонская машина», «Плерома».

Когда М. Попов пишет о современности, он не ограничивается темой сумасшедших домов, как в романе «Пир», он интересно и внимательно исследует психологию современного горожанина, что и отразилось в его романах «Москаль», «Нехороший дедушка», «Капитанская дочь».

Но все же, как нам кажется, М. Попова следует считать по преимуществу романистом историческим. Более того, есть сведения – несмотря на уже написанные им две книги о тамплиерах, – что автор не считает разговор о рыцарях Храма законченным.

Избранная библиография М. М. Попова:

«Пир» (1988)

«Белая рабыня» (1994)

«Паруса смерти» (1995)

«Железный Хромец» («Тамерлан») (1995)

«Темные воды Тибра» (1996)

«Барбаросса» (1997)

«Цитадель тамплиеров» («Цитадель», 1997)

«Проклятие тамплиеров» («Проклятие», 1998)

«Огненная обезьяна» (2002)

«Вавилонская машина» (2005)

«Плерома» (2006)

«Капер Его Величества» («Завещание капитана Кидда», 2007)

«Москаль» (2008)

«Обреченный царевич» («Тьма египетская», 2008)

«Нехороший дедушка» (2010)

«Капитанская дочь» (2010)

«Кассандр» (2012)

Предисловие

Действие романа, открытого сейчас вами, развивается частью до, частью после того момента, который британские историки называют «славной революцией».

В 1660 году в Англии произошла реставрация династии Стюартов и к власти вернулись, как принято считать, консервативные силы. Но Карл II Стюарт уже не мог считаться абсолютным монархом. Ему пришлось пообещать амнистию всем своим политическим противникам, свободу вероисповедания и сохранение права собственности на имущество, приобретенное во время буржуазной революции. Королю пришлось подтвердить Великую хартию вольностей и Петицию о праве.

Разумеется, Карл был не в восторге от необходимости принимать подобные решения. Утвердившись на троне, он стал править так, словно никаких обещаний не давал и никаких хартий не подтверждал.

В стране была полностью восстановлена власть англиканской церкви и ущемлены просвитериане и индепендентские секты. Началась расправа над теми, кто так или иначе участвовал в революции 1641–1649 годов и казнил Карла I, а заодно и над теми, кто ему просто не нравился.

В общем, он вел себя как всякий нормальный монарх, но, к его несчастью, времена наступили другие, представление о нормах правления сильно изменилось. Оппозиция невероятно осмелела и вмешивалась даже во внешнюю политику. От короля требовали, чтобы он, например, разорвал отношения с Францией, с Людовиком XIV, на том основании, что тот плохо обходится с протестантами.

Кстати, Карла II поддерживал в его деяниях парламент, так называемый «парламент кавалеров», то есть аристократов. Но его пришлось распустить под давлением оппозиции. В результате новых выборов король получил парламент (так бывает очень часто) еще хуже прежнего. У лондонских клерков бытовала тогда поговорка, которую можно перевести примерно так: парламент менять – время терять.

Выборы 1679 года раскололи страну на две активно противоборствующие партии – вигов и тори. Название «виги» происходило от видоизмененной бранной клички «вигаморры», ее применяли в Шотландии к непримиримым пресвитерианам. «Виггом» по-шотландски значит «возчик».

Виги стояли в оппозиции королю.

Тори являлись сторонниками правительства. Тут в основе ирландское слово «тори» – воры. Это было прозвище ирландских партизан-католиков, боровшихся в пятидесятые годы XVII века против английских завоевателей.

Через некоторое время Карл разогнал и этот парламент и четыре года не собирал никакого, заняв чисто реакционную позицию. Одних оппозиционеров он изгнал из страны (Шефтсбери), других казнил (Олджернон Сидней).

А в 1685 году Карл вообще умер, оставив трон герцогу Йоркскому, взошедшему на престол под именем Якова II, – человеку, по сравнению с которым он сам мог бы считаться либералом.

Якова Стюарта ненавидели все. Что бы он ни делал, его начинали ненавидеть еще больше. А занимался он главным образом тем же, чем и его предшественник, – устраивал парламентские выборы и вслед за этим разгонял парламент.

В результате Яков довел страну до такого состояния, что главари вигов и тори сговорились против него и решили его заменить. Выбор пал на Вильгельма III Оранского, в то время штатгальтера Голландской республики.

Штатгальтеру трудно было устоять перед предложением сделаться королем. Вильгельм не устоял. Вместе с супругою Марией (дочерью ненавистного Якова) и двенадцатитысячным войском он высадился в Англии.

Якова никто не хотел защищать.

Вместе с тем его не хотели и арестовывать, чтобы потом не пришлось казнить. Карла I Стюарта англичанам, видимо, хватило.

Джон Черчилль (впоследствии лорд Мальборо), главнокомандующий армией Якова, предпринял все меры к тому, чтобы ему не удалось схватить своего бывшего короля, и тот без каких-либо приключений отбыл во Францию, в объятия любезного друга Людовика, короля Солнце.

Друг помог другу, и началась война между двумя странами. Именно она описывается на страницах романа.

Некоторое время, для приличия, Вильгельм считался регентом королевства, но потом объявил себя королем.

В правительстве, естественно, стали заправлять виги, больше других сделавшие для победы «славной революции». Как они заправляли, известно из исторических источников, но что касается героя романа – капитана Кидда, то он оказывается в центре одного неприятного эпизода, связанного с правительственной деятельностью бывших оппозиционеров. Видимо, приверженность демократическому способу правления, ненависть к консерватизму не гарантируют от взяточничества, мздоимства и прочих незаконных попыток обогащения.

Тори, ставшие оппозицией, показали, что отлично умеют пользоваться оружием своих противников – парламентским и газетным визгом.

Впрочем, подлинный герой книги – обыкновенная и необычайная любовь.

Часть 1. «Веселый бретонец»

Глава 1

Сорокалетний рыжеволосый джентльмен в черном камзоле, украшенном белыми гентскими кружевами, в широкополой шляпе с красным плюмажем, в тщательно расчесанном парике не торопясь прогуливался по деревянному настилу набережной бристольского порта. У него на боку висела длинная шпага, взгляд серых, прозрачных глаз казался решительным, но опытный человек никогда бы не признал в нем военного. Что-то неуловимо гражданское было в его облике. И не только гражданское, но более того – праздное.

Вокруг кипела обычная портовая жизнь: сновали торговцы, приказчики, прошествовал королевский патруль, из таверн, окна которых выходили прямо на набережную, доносились звуки умеренного утреннего сквернословия. Морские волки, завсегдатаи питейных заведений, еще не успели нагрузиться как следует и пока лишь вяло переругивались.

Джентльмен в черном камзоле смотрел по сторонам с интересом, но с интересом опасливым. Чувствовалось, что он впервые в таком оживленном месте и, будь его воля, постарался бы убраться отсюда поскорее и подальше.

Звали этого человека Уильям Кидд, и прибыл он в Бристоль по делу. Дело заключалось в приобретении торгового судна, пригодного для регулярных рейсов из британских портов в Бостон, по ту сторону Атлантики.

Уильям прибыл не один. Его предусмотрительный отец, Генри Кидд, отправил с ним старшего брата, Энтони. Собственно, Энтони и была поручена ответственная и рискованная операция с покупкой корабля. Но тот, к несчастью, сразу по прибытии в Бристоль подхватил воспаление груди и слег в постель. Местный доктор высказывал серьезные сомнения относительно его выздоровления.

– Во всем виновата резкая смена климата, – заметил он, протирая запотевшие после осмотра очки. – Вы, шотландцы, частенько болеете, оказавшись в наших местах.

Сообразив, что дела его плохи, Энтони отдал сундучок с деньгами брату, наказав ему ни в коем случае не тратить их попусту. В сундучке были не только их собственные полторы тысячи фунтов, но и сбережения троих соседей, которые задумали войти в долю для покупки корабля. Овечьи стада доставляли им кучу шерсти, сбывать ее дома или у соседей-британцев становилось все труднее. Америка – другое дело. Они там непрерывно воюют, им нужно шить все новые и новые мундиры.

– И будь осторожнее, Уильям, – прошептал Энтони слабеющими губами. – Эти английские собаки только и ждут случая ободрать наивную шотландскую овечку.

Умирающий не слишком преувеличивал, северные горцы лишь несколько десятков лет как вошли в состав Британского королевства, и определенное напряжение продолжало сохраняться в отношениях между соседями. Если бы приличный корабль можно было купить в Глазго, Генри Кидд не преминул бы это сделать.

– Я буду осторожен, Энтони, – ответил Уильям, искренне веря, что сдержит обещание. В своем семействе у него была репутация шалопая. Дожив до сорока лет, он так и не завел семьи, не приобрел ни определенной профессии, ни определенных взглядов на жизнь. Больше всего любил охоту и рыбную ловлю. Месяцами просиживал в маленьком горном поместье на правах то ли управляющего, то ли ссыльного. Отец, разочаровавшись в нем, все-таки не до конца махнул на него рукой. Пробовал женить, но Уильям не клюнул на радости семейной жизни, предпочитая им ловлю перепелов и форели. Отец пробовал приставить его к какому-нибудь делу, и эта поездка в Бристоль была очередной такой попыткой. Не сомневаясь, что из Энтони получится управляющий судоходной компанией, Генри Кидд надеялся, что Уильям окажется достойным хотя бы должности помощника.

Из того, как младший сын начал распоряжаться денежным сундуком, можно сделать вывод, что старый Кидд надеялся зря. Первым делом Уильям отправился в фешенебельный магазин и потребовал, чтобы его одели самым лучшим образом. Отсюда – и камзол, расшитый серебром, и шляпа с плюмажем. Он купил себе шпагу с золоченой рукоятью и три смены голландского белья. После этого он переехал из дешевой гостиницы в дорогую. Прочь домотканые чулки и башмаки на деревянных подошвах! Прочь оловянные ушаты для умывания, если можно пользоваться начищенными до блеска медными.

Впрочем, брата он тоже похоронил по высшему разряду.

И вот, покончив с этими хлопотами, Уильям отправился в порт.

Он не стал обращаться за советом в администрацию порта. Зачем? Там только и ждут его появления, чтобы обмануть, обчистить, пустить по миру. Ведь там служат одни англичане.

Он решил действовать на свой страх и риск, сообразуясь только со своим представлением о том, как следует покупать корабли для транспортировки шотландской шерсти.

Надо заметить, что его дорогой костюм плюс полное неумение носить его привлекли к нему внимание. Сначала к нему попытался втереться в доверие толстый господин с загорелой лысиной и грязным шейным платком на шее. Несмотря на все его ухищрения, предусмотрительный Уильям Кидд не открыл ему предмет своих интересов.

Второй интересующийся, тоже толстяк, но одетый много приличнее первого, напрямую спросил у шотландца, не собирается ли он приобрести судно на стоянке этого порта. Но Кидд и здесь, поразившись про себя проницательности второго толстяка, счел разумным ответить отрицательно.

Тот удивился:

– Тогда почему же вы слоняетесь по набережной вот уже два битых часа и не отрываете глаз от этих посудин?

Кидд замялся, не зная что ответить.

– Клянусь своей деревяшкой, он собирается наняться на одну из них юнгой, – тут же вмешался в разговор долговязый, сухощавый инвалид на оцарапанном протезе и с длинной пенковой трубкой в зубах. Именно такими рисовались в воображении осторожного покупателя типичные морские разбойники, поэтому он постарался поскорее покинуть сомнительное общество.

Когда он спешно удалялся, неловко придерживая у бедра непослушную шпагу, вслед ему катились раскаты наглого британского хохота.

Нет, твердо сказал себе Уильям, никогда он не будет моряком, ни разу до сорока лет он не выходил в море и не сделает этого впредь.

Что же тогда делать?

Больше всего ему хотелось вернуться домой, переодеться и, захватив свою ловчую сеть, отправиться за перепелами.

Но что он скажет отцу?

Тот обязательно спросит, где сотня фунтов, которой недостает в сундуке. Известие, что они ушли на шпагу, камзол и гостиницу, его ничуть не обрадует.

Надо купить корабль. Купить во что бы то ни стало, только это может смягчить отцовский гнев.

Только как это сделать? Порт полон одноногими мошенниками, к тому же все они британцы, а значит, действуют заодно. Они продадут ему дырявое корыто вместо настоящего корабля.

Положение совершенно безвыходное.

Уильям остановился. Сделал несколько шагов вперед. Потом снова остановился. Наконец развернулся с намерением вернуться на набережную и добиться своего, несмотря ни на какие препятствия и враждебные хитрости…

И увидел перед собой довольно высокого господина, высокого и широкоплечего. Долговязый, но узкоплечий шотландец почувствовал себя рядом с ним просто карликом. На мгновение ему стало неуютно. Впрочем, это чувство довольно быстро прошло. Высокий господин добродушно улыбался, его загорелое лицо располагало к себе, в глазах поблескивал веселый огонек. Единственное, что могло вызвать недоверие к нему, так это странного покроя камзол. Высокий господин был, несомненно, иностранцем.

Уильяма это обстоятельство только обрадовало. Стоило господину представиться:

– Франсуа Леруа, к вашим услугам, – он тут же проникся к нему полнейшим доверием. – Я слышал, вы хотите приобрести корабль?

Уильям расплылся в улыбке.

– Да.

– Готов содействовать вам в этом деле. Я вижу, вы пока не обзавелись опытом в подобного рода сделках, а мне приходилось и покупать, и продавать суда. Не говоря уж о том, что плавать на них.

– О, был бы вам очень признателен. Француз покрутил на пальце внушительный перстень с роскошно выглядевшим камнем.

– Что ж, у меня есть на примете одна посудина. Она у зеленого причала, возле старых боен, знаете это место?

Шотландский покупатель восхищенно, но в то же время отрицательно покачал головой.

– Понятно. Мы можем сразу же отправиться туда.

– Пожалуй.

– Деньги у вас с собой?

– Деньги у меня в гостинице.

– Как она называется?

– «Зеленый лев».

– Мое судно носит имя «Веселый бретонец».

– Ваше?

– То, которое я хочу вам предложить, – поправился Леруа. – С владельцем вы познакомитесь прямо на борту.

– Отлично!

Леруа поощрительно улыбнулся.

– Вы знакомы с кем-нибудь из чиновников здешней судебной палаты?

Уильям сказал, что нет, и не выказал никакого сожаления по этому поводу.

– А в администрации капитана порта вам приходилось бывать?

– Ни разу, – гордо ответил шотландец.

– Что ж, тогда я позабочусь обо всем сам. Надеюсь, вы мне доверяете?

– О, да.

– Всех этих господ, а также нотариуса вы застанете прямо на «Веселом бретонце».

Лицо Уильяма внезапно помрачнело, и это не осталось без внимания господина Леруа.

– Вас что-то не устраивает? Вы боитесь, что вам придётся заплатить слишком большие комиссионные?

– Нет, просто меня немного смущает название вашего корабля.

– Когда вы станете его владельцем, то сможете его изменить и прямо при покупке вписать в судовой паспорт. Такие вещи делаются довольно часто.

– Хорошо, условились, господин Леруа. Я отправляюсь в гостиницу за деньгами.

Уильям уже направился было вверх по переулку, когда услышал сзади крик француза:

– Постойте!

– В чем дело?

– Как вас зовут?

– Кидд, Уильям Кидд.

Мсье Леруа поклонился со всею возможной деликатностью, ему было слегка стыдно за свою оплошность.

Два часа спустя покупатель сидел в небольшой и не слишком богато убранной кают-компании корабля, который он собирался купить. За столом, занимавшим, как водится, центральную часть помещения, помимо покупателя и мсье Леруа находилось еще несколько господ. Типичные канцелярские крысы. Черные протертые на локтях сюртуки, испачканные чернилами пальцы, уксусное выражение лиц. Говорили они неприятно гундося. Уильям понял, что без помощи господина Леруа он ни за что не смог бы договориться с этими жутковатыми существами.

Ждали мсье Жаке, владельца корабля. Наконец он явился. Низкорослый, кривоногий бретонец, совсем не веселый на вид. «Наверное, из-за того, что ему приходится расставаться с кораблем», – подумал Уильям.

При его появлении канцеляристы тут же достали туго свернутые бумажные листы и откинули крышки бронзовых чернильниц, которые носили на поясе на цепочках.

– Вы уже осмотрели судно? – спросил мсье Жаке.

– Да, мне показали и пушки, и трюмы, и с командой познакомились.

– И что скажете?

Мсье Жаке сдвинул брови на переносице, и покупатель понял, что лучше говорить неправду. Что там закопченные медные чудовища вместо пушек, вонючие ямы вместо трюмов и шайка подозрительных личностей вместо команды! Главное, корабль будет куплен.

Отец останется доволен.

Уже завтра можно будет отправиться домой.

Бедные поселянки обалдеют от его бристольских нарядов и станут еще доступнее, чем прежде.

– Тогда можно приступать к оформлению документов, – сказал самый мрачный из мрачных конторщиков.

Заскрипели перья.

По приказу мсье Леруа матрос добавил масла в медные лампы, висевшие под черным от копоти потолком. Матрос хмыкнул и пробормотал по-французски фразу, которую можно было бы перевести примерно так: «Никогда ничего подобного не видывал». Уильям не знал этого замечательного языка и даже не подозревал, что ему придется его изучить.

– Итак, сэр, – начал главный конторщик, – на какой сумме вы договорились с продавцом?

Тут наступила заминка, о деньгах речь еще не шла. Это было так странно, что господа с перьями, видавшие виды в своей практике, сочли позволительным переглянуться.

Мсье Леруа кинулся исправлять положение:

– Видите ли, господа, мы решили оставить обсуждение этого вопроса на последний момент.

Тогда судейский обернулся к мсье Жаке, хмурившему брови на дальнем конце стола:

– Какую сумму вы рассчитываете получить за свой корабль, благоволите сообщить.

Владелец почему-то замялся.

Опять встрял Леруа:

– Полагаю, что сумма в пять тысяч фунтов мсье Жаке могла бы устроить. Ведь, согласитесь, «Веселый бретонец» стоит таких денег.

Представитель власти помолчал. На его просвещенный взгляд, корыто, являвшееся предметом торговли, вряд ли стоило и трех с половиной. Но он промолчал. Ниже станет понятно почему.

– Вы располагаете такой суммой? – обратился он к покупателю.

И тут Уильяму стало нестерпимо стыдно. Пяти тысяч у него в сундучке не было. Когда-то было три с двумя сотнями, а теперь и того не осталось.

– Что же вы молчите?!

К Кидду, держащему на коленях квадратный тисовый ящик с медной почерневшей ручкой, обратились пять пар заинтересованных глаз. У него горло перехватило от волнения, и он не в силах был вымолвить ни слова, ни звука. Трудно сказать, каким образом разрешилась бы эта неприятная пауза, когда бы не давешний матрос, подливавший масло в светильники. На этот раз он явился с подносом, на котором стоял массивный стеклянный штоф и с полдюжины оловянных стаканов. Мсье Жаке и мсье Леруа одновременно зашипели на него. Он лишь пожал плечами:

– Вы же сами велели, господин капитан.

– Кретин! – крикнул ему в ответ мсье Леруа.

Уильям опять-таки не понял смысла перебранки, но в душе у него зародилось некое сомнение. Он был еще не готов оформить его в слова какого-то вопроса… Его отвлек судейский чиновник, нервно дернувший его за локоть:

– У вас есть хоть какие-то деньги?

– Три тысячи фунтов.

Раздался всеобщий вздох облегчения. Леруа так просто просиял. Жаке вытер пот с широкого лба. Чиновники, как по команде, сняли парики.

– Вы согласны на эту сумму, господа?

– Да, – в один голос заявили французы.

А Леруа добавил, ласково улыбаясь Уильяму:

– О выплате остальных денег мы поговорим попозже возможно, наш партнер согласится поделиться частью своих доходов после первого или, скажем, пятого рейса.

Доверие Уильяма к этому человеку сделалось вновь незыблемым. Он был готов полюбить его. Какой великодушный человек, он готов ждать, когда придет время барышей. Отец будет доволен тем, что его беспутному сыну удалось свести такое ценное знакомство. О потраченных фунтах можно теперь не волноваться.

Судейский продолжил:

– Осталось пересчитать деньги и поделить пополам.

Счастливый Кидд добавил:

– И спрыснуть нашу сделку.

Но никто не поддержал это веселое предложение. Тогда Уильям встал и сам плеснул себе в стакан немного джина, так сказать, на правах нового хозяина. К немалому его удивлению, два француза и три англичанина остались сидеть на местах, причем глядя в глаза друг другу и не произнося ни единого слова.

– Как это «пополам»? – наконец выдавил из себя Франсуа Леруа.

– Так, – невозмутимо ответил старший чиновник и не торопясь надел парик на вытянутую, как яйцо, голову.

Уильям Кидд, новый владелец «Веселого бретонца», с явным любопытством наблюдал за этой сценой. Ему все еще не казалось, что она имеет к нему самое прямое отношение.

– Если вы думаете, господа, что вам все позволено на том лишь основании, что вы являетесь… – заревел, наливаясь кровью, мсье Жаке, но старший чиновник махнул на него рукой и досадливо поморщился:

– Берите полторы тысячи, если не хотите потерять все. Говорю совершенно серьезно, и даже, как вам это ни покажется невероятным, из симпатии к вам.

Молчавший дольше своего знакомого, мсье Леруа успел налиться кровью значительно сильнее его. Когда он встал, опираясь кулаками о столешницу, лицо его было темно-бордовым, в нем ничего не осталось от того веселого радушия, которое пленило легковерное сердце великовозрастного шотландского шалопая.

– Но вы же согласились на пятьсот фунтов. Это и без того немыслимые комиссионные.

Однако это возмущенное напоминание ничуть не смутило невозмутимых англичан. Один из них заметил:

– Мы соглашались на эти деньги, не зная точно, какая именно сумма может находиться в руках господина Кидда. Судя по его поведению, весьма странному поведению, он, я разумею сундук, мог вообще оказаться пустым.

– Как – пустым? – растерянно спросил Уильям, начиная догадываться, что попал в историю, которую трудно назвать приятной или веселой.

Никто не обратил внимания на его возглас.

Английский чиновник продолжил:

– Кроме того, возникли новые обстоятельства.

– Какие еще обстоятельства?

Судейский придвинул Уильяму лист пергамента:

– Распишитесь, сэр. Вот здесь.

Толстый желтый ноготь указал, где именно. В пальцах покупателя само собой оказалось заточенное гусиное перо, уже обмакнутое в чернила. Стакан с джином был как-то незаметно из этих пальцев вынут.

– Как же, господа…

– Расписывайтесь, расписывайтесь, господин владелец. Здесь, правильно, и вот здесь. Все. Процедура закончена.

Стакан с джином снова оказался в руке у обалдевшего Уильяма. Это все орудовал тот самый матрос. Он тихонько прошептал на ухо своему новому хозяину:

– Пейте, пейте.

Хозяин выпил и дальнейшую сцену наблюдал через слегка искаженное стекло быстро нараставшего опьянения.

– Я все же прошу объяснений, господа! – громко попросил мсье Леруа.

Англичане сворачивали пергаменты и поправляли парики. Булькал наливаемый в стакан Уильяма джин.

– Дело в том, что завтра на рассвете бристольский порт будет закрыт.

– Почему?

– Вы не догадываетесь?!

По губам англичан пробежали снисходительные улыбки, информированный человек всегда чувствует свое превосходство над пребывающим в неведенье.

– Завтра в городе будет объявлено, что Англия и Франция находятся в состоянии войны.

Конечно же, после этих слов установилось молчание. Другой чиновник расшифровал слова, произнесенные коллегой:

– Ваш «Бретонец» будет арестован, а затем и конфискован. Это-то вы можете уразуметь? Вам нужно выйти из порта немедленно. Насколько мне известно, вы плаваете именно по французскому паспорту.

Мсье Леруа шумно сглотнул слюну:

– Как же мы выйдем, у нас ведь еще нет разрешения, мы должны его получить только завтра у капитана порта.

– Вот за то, чтобы избавить себя от этой неприятной и опасной процедуры, вы заплатите нам полторы тысячи фунтов. Теперь вам все ясно?

– Что значит – ясно? Какая еще война? Что вы все такое говорите?! – пьянея и трезвея одновременно, рванулся вперед Уильям Кидд.

Бдительный матрос удержал его за плечо. «Хозяин» рванулся сильнее, но это оказалось бесполезным.

– Ну что, будем пересчитывать денежки? – с неожиданной веселостью спросил судейский у мсье Леруа.

– Какого подвоха вы опасаетесь? – поинтересовался второй чиновник.

– Мне непонятно, почему решили ждать до утра, ведь завтра вы могли бы получить все три тысячи.

– Не важно, как их можно получить, важно, как их можно оставить у себя, – с обезоруживающей откровенностью было ему сообщено.

– Ведь вы, отплыв из Бристоля, заберете с собою не только полторы тысячи фунтов, но и этого джентльмена, большого специалиста по покупке кораблей. А нам останутся подписанные им бумаги, из коих следует, что он по доброй воле заплатил за право обладания вашим «Веселым бретонцем».

Мсье Леруа криво усмехнулся:

– Ладно, давайте разрешение на выход.

Судейский полез за обшлаг своего сюртука и, передавая разрешение, сказал:

– Учтите, комиссионный сбор за совершенную покупку, который следует выплатить в казну, будет взят с вашей суммы.

– Почему это?

– Война – очень дорогое дело, мы не можем оставить Англию без средств.

Уильям потрясенно выслушал этот диалог и вдруг воскликнул:

– А я?!

Глава 2

Три следующие недели Уильям Кидд провел как во сне. Правда, это был очень тяжелый сон, в котором приходилось непрерывно работать, страдать от недоедания и жажды, терпеть оскорбления и побои. Никаким весельем на борту «Веселого бретонца» и не пахло. Посудина была старая, ее то и дело требовалось латать, бороться с мелкими течами, для чего приходилось сутками сидеть в затхлом трюме.

Судя по всему, мсье Леруа (а именно он оказался капитаном французского парусника, в то время как мсье Жаке – боцманом) был не слишком удачливым флотоводцем. Человек со средствами не доводит свой корабль до такого состояния. Он сделался капитаном, возглавив бунт против прежнего владельца, занимавшегося вполне законным промыслом – транспортировкой чая и почты из ост-индских владений французской короны. Почувствовав настроение команды, которой надоело болтаться за гроши по морям и травиться гнилой солониной, он вошел в капитанскую каюту и выстрелил в лоб лейтенанту Дорсею, после чего собрал команду на совет. Там было решено поднять пиратский флаг и начать войну против испанского торгового флота.

Эйфория, обуявшая полсотни негодяев, составлявших команду «Бретонца», рассеялась довольно быстро. Выяснилось, что с двенадцатью пушками, имевшимися на борту, с безнадежно заросшим ракушками днищем бывшему почтовику не на что рассчитывать в столкновении даже с галионом средних размеров. Оставалось пробавляться нападением на всякую мелочь вроде одномачтовых шлюпов и медлительных галер, сохранившихся еще кое-где в Карибском море.

В таких делах добыча была немногим больше официального королевского заработка.

Это ввергло команду в уныние.

Леруа попробовал пристать к какой-нибудь пиратской флотилии, дабы стать участником большого совместного налета. Но выяснилось, что времена Моргана и Олоннэ миновали и пираты больше не решаются на крупные самостоятельные акции, предпочитая полной разбойничьей свободе жизнь за конных каперов, то есть грабителей, состоящих на службе у правительства.

Новоявленный капитан попробовал было пойти по этому пути, но вовремя сообразил, что делать этого не надо. Как бы он смог объяснить морским чиновникам французского короля, откуда у него корабль? И именно этот корабль. Тогда Леруа сделал последнюю попытку. Он решил предложить свою шпагу Вильгельму III, королю Англии. За этим он и прибыл в Бристоль.

Без единого сантима в кармане.

Ему удалось свести кое-какие знакомства в местной чиновничьей среде, и, будь у него деньги, он бы сумел обстряпать свое дело. Но денег, как уже говорилось выше, в наличии не имелось. А без взятки никакой чиновник и пальцем не шевельнет.

И тут мсье Леруа увидел на набережной пышно, но нелепо разодетого мужчину.

– Ну ты, судовладелец, ты почему еще не наверху?! – проревел Жаке, переворачивая висячую парусиновую постель Уильяма Кидда.

Тот свалился на грязный, заплеванный табачной жвачкой пол и больно ударился коленями. Он только что вернулся с вахты и едва успел заснуть.

– Марш наверх, иначе я оставлю тебя без сладкого! – под общий хохот пообещал боцман.

И Кидд, вскочив на ноги, начал карабкаться на верхнюю палубу.

Мир, видимо, так устроен, что люди ненавидят тех, кого они обманули. А может быть, и не так, может быть, это всего лишь судьба Уильяма такова – вызывать неприязнь и раздражение у тех, кого он, пусть и невольно, облагодетельствовал.

Каждый из членов команды получил по десять фунтов золотом из тех полутора тысяч, что были добыты из шотландского сундука Кидда, но все они возненавидели его. Десять фунтов – более чем годовое жалованье простого матроса.

Выбравшись наружу и побродив по палубе вперед-назад в поисках работы, ради которой его лишили сна, Кидд обнаружил, что никто его наверху не ждал.

Боцман, встретивший его на шканцах, рявкнул, доставая трубку изо рта:

– Что ты тут делаешь, баранья твоя голова? Отправляйся спать, твоя вахта после того, как пробьют три склянки!

Возвращение Кидда в кубрик было встречено новым взрывом смеха. Морякам было скучно, а тут бесплатный клоун.

«Веселый бретонец» обогнул уже мыс Доброй Надежды, Игольный мыс и вышел к восточному африканскому побережью. Никакой определенной цели у Леруа не было, он просто хотел убраться подальше от места возможных военных действий английского и французского флотов. Пусть они сражаются в Средиземном море и в Карибском бассейне, Леруа предпочитал оставаться в стороне. Встреча с любым военным кораблем, к какому бы из воюющих флотов он ни принадлежал, не обещала ему ничего хорошего. Он считал, что до Индийского океана военная волна докатится нескоро, если вообще докатится.

Пополнить запасы воды и пищи он собирался или на западном берегу Мадагаскара, где жили скотоводы из племени сакалава, или на одном из Коморских островов, лежащих на севере Мозамбикского пролива. Сверх этого было известно – на Коморах любят гнездиться местные пираты; вступить в союз с кем-нибудь из них было заветной мечтой капитана Леруа.

Боцман Жаке этот расплывчатый план в общем поддерживал, то же самое можно сказать и о Пиресе (матросе, поившем Уильяма джином). Кое-кому столь длительное путешествие было не по нраву: многим слишком хорошо запомнилась эта дорожка по прежним изматывающим плаваниям. Но пока было вдоволь еды, воды и рома, недовольные предпочитали помалкивать.

Уильяму Кидду было все равно. Его взгляд в будущее не распространялся дальше ближайшего приема пищи, его страх перед завтрашним днем равнялся страху перед очередной вахтой.

Размеры произошедшего с ним несчастья полностью подавили малейшую способность к рассуждению. Не мог он и мечтать о чем бы то ни было. Прежний мир был для него потерян безвозвратно. Отец никогда не поверит, что Энтони умер сам, он решит, что это он, Уильям, убил его, затем купил корабль и бежал из Англии.

Возвращение настолько невозможно, что и не нужно.

Прежняя жизнь, полная незамысловатых провинциальных утех, рыбалок, пастушек, мечтательных гуляний и беззаботных попоек, постепенно, но решительно выветривалась из его сознания. Нет, не выветривалась – это неверно сказано. Она окукливалась, как личинка бабочки, чтобы храниться в заповедных глубинах души до каких-то неведомых сроков.

В силу того что он обладал от природы довольно крепким здоровьем, ему удалось отчасти свыкнуться с физическими сложностями своего нового существования. Что касается всеобщих насмешек и издевательств, то их он почти не замечал. Не в совершенстве зная французский язык, он был неуязвим для тонкостей французского острословия.

Он не знал, что капитан Леруа всерьез подумывает над тем, чтобы избавиться от него. С точки зрения Леруа, это было бы весьма логично. Кидд был свидетелем, правда, трудно было представить ситуацию, при которой его показания против своего нынешнего капитана могли бы сделаться опасными. Но даже если есть один шанс из тысячи, зачем давать противнику этот шанс. Можно было бы подумать, что шотландец представляет ценность как матрос. Так нет. Этим мастерством Кидд овладевал крайне медленно и после месячного плавания с трудом отличал рею от шкота, а бом-брам-стеньгу – от салинга.

Жаке несколько раз предлагал капитану избавиться от лишнего едока, Леруа соглашался с ним, но дело откладывалось, мешали какие-то неожиданные события и обстоятельства.

Уильям и не подозревал, как близко он находился к краю пропасти все эти дни.

Однажды дело уже дошло до того, что принесли мешок, в котором отправляют корабельных покойников на смертельную прогулку.

– Залезай! – скомандовал Жаке.

Шотландец привык выполнять команды этого человека с первого раза и совершенно безропотно. Подчинился он и сейчас.

Процедура застопорилась: оказалось, забыли принести веревку, чтобы завязать мешок.

Пирес пинком отправил одного из конголезских негров, находившихся на борту в трюме, за подходящим куском тонкого пенькового каната.

Уильям, не имея ни малейшего представления о сути происходящего, спокойно ожидал конца представления, чтобы отправиться спать.

Помахивая пеньковым вервием, кривоногий боцман подошел к нему вплотную и остановился, раздувая ноздри.

– Сядь! – приказал он.

«Зачем это ему нужно?» – вяло подумал измотанный вахтой Кидд и опустился на колени.

Пирес ловко поднял края мешка, радуясь, что шотландец не оказывает никакого сопротивления. Жаке умелым движением затянул петлю – чувствовалось, что заниматься подобными вещами ему приходилось в жизни неоднократно.

Дело происходило на шканцах, в присутствии всей команды, на чем настоял Леруа. Избавление от человеческого балласта, коим являлся Кидд, он решил превратить в своего рода воспитательное мероприятие. Пусть недовольные посмотрят, как капитан расправляется с теми, кто ему просто не нужен, и подумают, какая ждет участь тех, кого он сочтет для себя опасным.

Команда наблюдала за происходящим в мрачном молчании. Никто, разумеется, не думал о человеке, сидящем в мешке. Все прикидывали варианты своего собственного будущего.

Уильяму было неудобно и душно. Но он знал, что выражать свое возмущение опасно. Могут надавать палками по бокам. Нужно немного потерпеть, и его под общий хохот выпустят наружу. Пусть смеются, ему не жалко.

Вдруг над головой, с высоты, раздался невразумительный крик, на секунду установилось молчание, а потом загрохотали бесчисленные каблуки по доскам палубы. Звуки шагов разбегались в разные стороны от мешка и ссыпались в носовой и кормовой люки. Уильям почувствовал, что палуба опустела.

Странно.

Но на этом все не закончилось.

Над мешком прозвучало несколько командных криков капитана Леруа. Заскрипели справа и слева канаты, послышался уходящий в высоту гул. Это грот-мачта, понял Уильям. Под тяжестью полного парусного вооружения она напрягается, как толстая струна.

Раздалось несколько ударов по бокам корабельного туловища. Некоторое время пленник мешка пребывал в недоумении, а потом сообразил, что это откидываются ставни оружейных портов.

Грот-мачта продолжала петь, звук ее начал как бы искривляться, и вслед за этим слегка накренился и мешок Уильяма. Это означало, что на мостике резко положили руля к ветру и «Веселый бретонец», вылавливая парусами не слишком устойчивый боковой ветер, начинает какой-то решительный маневр.

На палубе опять простучали чьи-то каблуки, они с панической скоростью пронеслись от кормы к носу.

Прозвенел хрипловатый корабельный горн, как будто застарелый курильщик кашлянул два раза. И тут же началось «землетрясение»: палуба под мешком закачалась больше обычного, а грот-мачта как бы слегка подпрыгнула от восторга, едва удерживаясь своими корнями в теле корабля. До ноздрей мешочного жителя дошел резкий, чуть сладковатый запах дымного селитрового пороха.

«Бой!» – понял Уильям и почему-то обрадовался.

Радость его была недолгой. Он услышал отдаленный пушечный гул, и почти сразу же вслед за этим его шарахнуло по голове куском такелажного дерева, прилетевшим откуда-то сверху. Это ядро противника разнесло в щепы одну из рей грот-мачты.

Уильям Кидд потерял сознание и перестал быть активным участником происходящих событий.

А имело место вот что.

За секунду до того, как несчастному шотландцу предназначено было отправиться в пучину морскую, впередсмотрящий «Веселого бретонца» увидел на горизонте корабль и громко известил об этом капитана и команду.

Леруа, взбежав на мостик, велел подать подзорную трубу. Хоть и оцарапанную, но весьма зоркую. Бросив в нее один опытный взгляд, он тут же обнаружил на траверзе своего корабля некое странное плавучее средство. Громадный деревянный остов с одной фок-мачтой. Вне всяких сомнений, этот путешественник или претерпел жестокий шторм, или подвергся жестокому нападению. И то и другое было на руку Леруа. Он мгновенно понял свою выгоду в данной ситуации и приказал готовиться к бою.

И Жаке, и все прочие в мгновение ока поняли капитана. Для хищника нет ничего более приятного на свете, чем беззащитная добыча.

Подняв все паруса, запалив пушечные фитили, «Веселый бретонец» решительно двинулся на незнакомца.

– Вывесить красный флаг? – спросил Пирес.

Леруа отрицательно покачал головой, не отрываясь от своей трубы:

– Зачем мы будем предупреждать их о наших намерениях?

По тогдашним каперским правилам, судно, идущее на абордаж, обыкновенно вывешивало красное полотнище.

– Пусть они догадаются о них, когда мы всадим абордажные крючья в их палубу.

Леруа руководила не только его абсолютная бессовестность, но и трезвый расчет. Израненный корабль выглядел подлинным гигантом.

Три пушечные палубы.

Не менее восьмидесяти пушек.

Стало быть, сотни полторы сабель и мушкетов, не считая прочей многочисленной команды.

Имея не более шести дюжин вооруженных людей, в данной ситуации глупо играть в благородство.

Леруа вспотел от возбуждения: за столько месяцев бесплодных скитаний по морям наконец-то судьба дает ему в руки шанс. Настоящий шанс. Одна корабельная казна такого судна может представлять собою целое состояние.

– Корабль под флагом Ост-Индской компании! – громко объявил капитан, и Жаке и Пирес понимающе переглянулись.

– Антуан, положи руля к ветру! Канонирам держать фитили. Трубача сюда!

Все команды выполнялись толково и молниеносно. Капитан поднял руку, не отрываясь от окуляра:

– А-а, забегали!

На одномачтовом гиганте наконец поняли, чем угрожает им стремительное приближение небольшого нагловатого парусника. Предстоит еще одно сражение.

Может быть, еще более жестокое, чем то, что разрушило их корабль.

– Огонь!

Все пять пушек правого борта стреляли по верхней палубе – обычный корсарский прием. Стремление уничтожить живую силу противника, способную помешать успешному осуществлению абордажа.

Артиллеристы регулярного флота, если нет особой команды, стреляют по корпусу вражеского корабля, стараясь его затопить.

Леруа сам повел своих людей в атаку. Ответные выстрелы вестиндца сделали в бортах «Бретонца» несколько пробоин, впрочем, не слишком опасных.

Решительному ревущему навалу корсаров противостояло довольно большое количество вооруженного народа, при этом довольно слабо организованного.

Все силы защищающихся были растрачены в прошлом бою, и у них не осталось настоящей воли к сопротивлению.

Кроме того, насколько можно было судить, у них не имелось единого командования. Кроме мушкетеров в красных мундирах королевской пехоты мелькали странные люди в синих кафтанах и желтых шароварах с изогнутыми клинками. На головах у некоторых были белые чалмы.

Мусульмане защищали корму, где обычно располагаются каюты высокопоставленных пассажиров и капитана. Несмотря на пыл боя, Леруа сообразил, что именно туда нужно направить главный удар.

Французский мошенник оказался великолепным фехтовальщиком. Белые тюрбаны налетали на него, оскалив зубы и вопя какие-то устрашающие обещания, но это им не помогало, так же как их кривые сабли. Обыкновенная толедская шпага – самый короткий путь к вражескому сердцу.

Оставив на усыпанной мусором и залитой кровью палубе пять или шесть трупов в желтых шароварах, Леруа пинком тяжелого ботфорта ударил в высокую решетчатую дверь, закрывавшую путь в большую каюту.

На пол посыпалось цветное стекло.

Навстречу ринулся еще один свирепый охранник.

Ему досталась пуля из пистолета, попавшая прямо в вопящий рот.

В каюте был полумрак. В наклонные решетчатые окна падал тусклый свет. На столе было не убрано: остались следы недавней попойки. Перевернутые бутылки, расколотые тарелки, лежащие на боку подсвечники.

И никого.

Но кто же тогда стонет?

Леруа осторожно прикрыл дверь, ведущую на палубу, – шум боя сделался тише. Стоны – слышнее.

Но откуда они идут?!

В каюте никого нет.

Никого!

А-а! Вот оно что.

Леруа подошел к большому посудному шкафу в стене, противостоящей входу, и внимательно осмотрел его. Один край его был слишком утоплен в стену, другой, соответственно, слишком выпячен. Леруа навалился плечом на тот, что был утоплен, надавил. Шкаф стал со скрипом поддаваться.

Образовался проход.

Француз протиснулся в него. И обнаружил, что рядом с большой каютой имеется другая, потайная. Никогда ни с чем подобным ему сталкиваться не приходилось. Но не этот факт произвел на корсара самое сильное впечатление.

Он увидел человека, одетого в богато расшитый халат, залитый кровью, которая недавно текла из выбитого глаза.

Но и не в человеке, явно родовитом, было дело. А в сундуке, служившем умирающему ложем.

Сундук был длиною футов пять, окованный широкими медными полосами, и украшен тяжелым висячим замком.

Леруа плотоядно улыбнулся в ответ на улыбку судьбы. Он увидел ее в этом сундуке.

Это романтическое свидание один на один с сундуком продолжалось недолго. Леруа даже не успел обдумать создавшуюся ситуацию, как ситуация изменилась. За спиною раздались крики, грохот каблуков по битым стеклам, усыпавшим пол, задыхающиеся от волнения и алчности голоса.

В каюту втиснулись Жаке, Пирес и пара негров, от которых едко пахло потом, своей и чужой кровью.

Увидев картину под названием «сундук и мертвец», они затихли, видимо, мысленно представляя размеры богатства, свалившегося на их головы.

Один из негров спросил:

– Кто это?

От бессмысленности такого вопроса все разом расхохотались и начали стаскивать умирающего с сундука на пол. За время этого короткого путешествия он превратился в мертвеца и уже ни за что не смог бы ответить на вопрос любопытного негра.

Пирес выстрелил из пистолета в замок.

Жадные пальцы откинули крышку. И стон счастья сотряс тело дважды побежденного корабля.

Леруа первым пришел в себя:

– Сундук немедленно доставьте на «Бретонца».

– Есть, капитан.

– Найдите кого-нибудь из команды, кто бы мог объяснить нам, кого, собственно, мы сегодня взяли на абордаж.

– Есть, капитан.

– Кого-нибудь из мусульман, поняли?

– Поняли, капитан.

– Того, кто одет получше.

– Понятно, капитан.

– Жаке, ты займись пороховыми погребами, через полчаса после нашего отплытия эта посудина должна пойти на дно.

– Есть, капитан.

Большая каюта опустела.

Одни потащили ящик с золотом, другие помчались выполнять приказания Леруа.

Он сам почему-то задержался.

У него появилось ощущение, что не все еще сделано.

Что?

Он не мог ответить на этот вопрос. Но чувствовал, что, если уйдет отсюда, не выяснив, впоследствии будет жалеть.

Сильно ли?

Кто его знает…

Леруа прошелся по каюте. Заглянул под стол, пнул кусок стекла, поблескивавший на полу. Еще раз заглянул в потайную комнату за каютой. Некоторое время внимательно смотрел на одноглазый труп мусульманина.

Что-то в нем, в трупе, было не так.

Может быть, он еще жив?

Чушь.

Но надо его обыскать.

Леруа поморщился. Он умел и любил убивать, но не выносил возиться с трупами.

Тем не менее он опустился на колени перед телом, внимательно ощупал халат, шаровары, голенища красных сапог. Осмотрел валявшуюся рядом чалму.

Нет, ничего интересного.

Леруа встал, чтобы отправиться вон. Тем более что его уже звали. Но тут взгляд его остановился на физиономии мертвеца. И даже не на всей физиономии, а на губах. Какой-то у них странный овал. Ненормальные очертания.

Тут же ему вспомнились стоны, по которым он нашел потайную комнату.

Ах вот оно что!

Он еще не знал, что именно, но уже был уверен, что стоит на правильном пути.

Снова встал на колени, достал из-за пояса кинжал и медленно вставил между зубов мертвеца. Окоченение еще не началось, поэтому челюсти не оказывали сопротивления.

– Капитан! – раздался голос кого-то из его команды. Челюсти разошлись, открывая…

– Капитан!

Вбежав в потайную каюту, негр обнаружил стоящего над мертвецом Леруа с ножом в правой руке и чем-то зажатым в левой.

– Что это, капитан?

– Где?

– В той руке? – по инерции спросил негр, уже понимая своим недоразвитым мозгом, что этого вопроса задавать не стоило. Он правильно понимал. Капитан Леруа одним, почти неуловимым, движением воткнул ему лезвие ножа под левый сосок.

Глава 3

Победа над инвалидом из эскадры Ост-Индской компании далась французам нелегко. Более трети людей было убито или тяжело ранено, что в условиях тропического климата было одно и то же. Правда, потери скорее радовали капитана и остальных членов команды, чем расстраивали. Доля живых возрастала. Хуже было то, что пострадал сам «Веселый бретонец». Пробоины, причиненные последними предсмертными выстрелами англичан, оказались не столь безобидными, как показалось в первый момент.

– Они выше ватерлинии, но совсем немного, – мрачно сообщил Жаке, держа на перевязи правую руку, проколотую вражеской шпагой. – При малейшем волнении мы начнем зачерпывать воду.

– Возьми людей и заделай, – приказал Леруа.

Жаке медленно повернул голову к капитану. Он был удивлен. Зачем давать такие глупые советы? Леруа не мог не знать, что заделать такие пробоины можно только на берегу.

Разговор происходил при полном собрании команды, как было принято по законам берегового братства, как называли себя карибские пираты. Каждый член команды имел право принимать участие в решении своей участи.

Вопрос стоял один: что делать дальше?

Леруа снял шляпу, вытер пот со лба рукавом потной рубахи и обвел взглядом собравшихся:

– Благоразумнее всего было бы поделить это золото (ящик стоял на палубе) и немедленно лечь на обратный курс.

Толпа измазанных кровью и пороховой копотью корсаров одобрительно загудела. Делить они любили и обратный курс явно предпочитали всякому другому.

– Но вы сами видите, что это невозможно.

Толпа опять загудела – в том смысле, что невозможно, но очень хочется.

– У нас остается один разумный выход.

Леруа снова вытер пот. Было видно, что он напряженно размышляет по ходу своего выступления. У него не было никакого заранее подготовленного плана, но он не хотел бы это показать.

Жаке понял это лучше других.

– Говори, капитан.

– Нам нужно пристать к берегу и заделать пробоины.

Боцман понимающе хмыкнул и протянул свою трубку одному из оставшихся в живых негру, с тем чтобы тот набил ее и прикурил.

– Это мы и сами понимаем, капитан.

Леруа надвинул шляпу на глаза и из-под ее полей бросил на своего слишком проницательного боцмана откровенно неприязненный взгляд. Тот ничуть не испугался, он понимал, что капитан сейчас обдумывает, как бы ему обмануть команду и присвоить себе все добытое золотишко. Поймав Леруа на этом намерении, Жаке, учитывая его авторитет, вполне мог сам стать капитаном. Любая смена власти происходит под лозунгами восстановления справедливости. Человек, боровшийся за справедливость, впоследствии имеет возможность попирать ее некоторое время на вполне законном основании. Время достаточное, чтобы набить собственный карман.

Вряд ли кривоногий боцман заходил в своих планах так далеко, вряд ли они мыслились им в столь витиеватых выражениях. Одно несомненно – он почувствовал, что настает его час. Зная жадность Леруа, он был уверен, что тот сейчас начнет плести интригу, жертвой которой и станет.

– Вас всех интересует, что делать с этим золотом, как с ним поступить?

Раздались многочисленные крики, из них следовало, что именно об этом все непрерывно и думают.

– Что ты предложишь, капитан?

Глядя на улыбающегося, покуривающего Жаке, Леруа громко произнес:

– Я предлагаю поступить с ним по закону.

– Какому закону? – насторожился боцман и вытащил трубку изо рта.

Леруа усмехнулся:

– По закону берегового братства.

Этот закон был известен не всем, поэтому Пирес счел нужным пояснить:

– Закон гласит, если не было специального договора, то капитан получает две пятых всякой добычи. Помощник – одну двадцатую. Когда он является к тому же штурманом, то одну десятую. Одну двадцатую получает и главный канонир.

Пирес замолчал, что вызвало неудовольствие капитана Леруа:

– Ты не все сказал. Оставшиеся деньги делятся поровну между всеми матросами, оставшимися в живых. Раненые получают полторы доли.

Жаке уже понял, к чему ведет Леруа, и поэтому решил перехватить инициативу:

– Боцман получает две матросские доли, а в случае ранения – три.

Леруа встал с бочонка, на котором сидел:

– Все удовлетворены таким дележом?

Довольное гудение было ему ответом. Еще бы – по самым скромным прикидкам, каждый из этих негодяев мог получить чуть не по пять тысяч ливров. На эти деньги можно было спокойно начать дело на родине, купить таверну или хороший виноградник и навсегда забыть о южных, западных и прочих морях.

Всеобщее веселье прервал Жаке:

– Заткнитесь, скоты!

Галдеж сделался умереннее, в тоне матросов появилась нотка недоумения: что ему нужно, этому кривоногому?

– Вы что, хотите сказать, что я должен получить долю боцмана?!

Установилось молчание, полное напряжения, как всегда бывает перед переделом собственности. Все уже свыклись со своими деньгами, а теперь, кажется, появился человек, который будет требовать отказаться от их части.

– Разве я плавал на правах боцмана, а?! Разве я не имею права на долю помощника?!

Всеобщее недовольное молчание было ему ответом. С одной стороны, все были готовы признать, что Жаке был более чем боцманом, что боцманом его называли по инерции, потому что он состоял в этой должности при прежнем хозяине, но… Доля помощника в пять раз больше доли боцмана.

Жаке в ярости повернулся к Леруа:

– А ты, ты что, не признаешь меня своим помощником? Отвечай!

Капитан улыбнулся той очаровательной улыбкой, что подкупила в свое время в бристольском порту несчастного Уильяма Кидда (он, кстати, все еще находился в мешке: никому не пришло в голову вспомнить о нем).

– Признаю.

Ожидавший отпора Жаке поперхнулся.

– Ты хочешь взять долю помощника – бери. Может быть, ты хочешь прибавить к ней долю штурмана – пожалуйста. Хотя, по правде, штурманом скорее можно назвать меня. Ты не можешь отличить секстант от буссоли.

Пропустив мимо ушей оскорбления, Жаке спросил, набычившись:

– Так ты отдаешь мне долю помощника?

– Такими вещами я распоряжаться не могу, пусть скажет команда.

Это был страшной силы ход.

Обернувшись к команде, боцман увидел непроницаемые, мрачные лица. Никто не хотел признавать помощника помощником и платить ему жалованье из своего кармана.

– Вы что, негодяи! Вы забыли, кто я такой?! Вы забыли, кто такой Жаке?!

Теряя чувство реальности, боцман распалялся все больше и больше. Он двинулся к плотному строю корсаров, широко и громко ставя на палубу мощные башмаки. Раньше от одного его вида эти головорезы начинали трепетать. В этот раз все было по-другому. Никто не шевельнулся.

Чувствуя, что надо применить более сильные аргументы, чем словесные угрозы, Жаке отбросил в сторону свою дымящуюся трубку и выхватил из-за пояса пистолет. Вытащил и начал поднимать, раздумывая, кому бы первому всадить пулю в лоб.

Ему не довелось это сделать.

Удар ножа пришелся ему прямо между лопаток.

Боцман сначала широко открыл рот, как будто от удивления, а потом упал лицом на палубу.

Пирес, совершивший этот античный подвиг, развел руками и пробормотал какую-то французскую поговорку. Очень многие из них подходят к подобному случаю.

Леруа оценил оказанную услугу. «Первым становится тот, кто соображает первым», – мог бы он ответить Пиресу. Вслух были произнесены другие слова:

– Помощник умер, да здравствует помощник!

Команда наблюдала за этой сценой с мрачноватым вниманием. Матросы рады были избавиться от Жаке и его притязаний на их деньги, но их не восхитило то, каким образом это произошло.

– Да, я назначаю Пиреса своим помощником. Но поскольку он избавил нас всего лишь от боцмана, то и получит он боцманскую долю. Золото мы поделим, как только пристанем к берегу. Мы могли бы сделать это немедленно, но нам лучше убираться подальше от этого места. Нам может встретиться конвой, которого не могло не быть у такого корабля.

Мрачная атмосфера рассеивалась бы долго, когда бы не Уильям Кидд. Трубка убитого боцмана отлетела как раз к его мешку и тлеющим жаром прожгла парусину.

В унылой тишине раздался истошный вопль.

Мешок немедленно развязали.

Когда на свет появилась рыжая всклокоченная голова Кидда, все начали смеяться.

Бухта выглядела привлекательно. Широкая полоса почти белого песка, шеренга невысоких холмов, поросших густой тропической растительностью, небольшой пресноводный водопад на сиреневой щеке отвесной скалы, нависшей почти над самым пляжем.

Самое главное – берег выглядел абсолютно необжитым, песчаная оторочка бухты была девственно чистой, над холмами не поднималось ни единого дымка. Значит, это место не посещается мореходами и поблизости нет местных дикарей.

«Бретонец» очень медленно, промеривая лагом каждый фут, полз к берегу. Дно бухты выглядело мирным – ни резких коралловых выступов дна, ни скальных гряд, ни чего-нибудь другого в этом роде. Вода казалась удивительно прозрачной, и вокруг корабля суетились стайки мелкой рыбешки на фоне светлого, устланного песчаными волнами дна.

Пока матросы бегали с шестами вдоль бортов и медленно подталкивали корабль к берегу, капитан беседовал с одним из пленников, захваченным по его приказу. Обликом этот человек был индус, облачением – мусульманин, происхождения, несомненно, высокого. Об этом говорили и остатки его облачения, и манера держаться.

– Так ты говоришь, что тебя зовут Базир?

– Базир аль-Мульк ибн Руми.

– Ты носишь арабское имя, хотя видом индус.

– Мои предки родом из Сурата, они приняли истинную веру сто лет назад.

Леруа зевнул. В сущности, ему было глубоко плевать, кто, когда и во что уверовал.

– Что ты делал на корабле, который мы захватили?

– Я сопровождал груз.

– Какой?

– Ты же захватил корабль, почему сам не посмотрел?

Леруа поморщился, он был не расположен сердиться. Вообще-то, нужно было бы пройтись плетью по ребрам этого говоруна, но лень вставать, приказывать. Отрывать матросов от их интересного занятия.

– Что вез этот корабль и куда?

– Ткани, пряности, драгоценное дерево и чай. Мы направлялись в Лондон.

– Были ли на борту какие-нибудь знатные особы?

– Мне об этом ничего не известно.

Леруа отхлебнул из бутылки, что стояла у его правого сапога, и сплюнул. Он ненавидел привкус ямайского рома.

– Чей же труп я тогда нашел в большой каюте? Очень, очень богато одетый господин.

Базир едва заметно побледнел.

– Наверно, это был хозяин груза, шейх Али Мухаммед.

– Ты состоял при нем, но ничего не знал о его существовании, да?

– Я не состоял при нем, клянусь знаменем пророка.

– Очень красивая клятва. Но чтобы я тебе поверил, потрудись объяснить мне, чем ты занимался на борту этого корабля. Как, кстати, он назывался?

– «Порт-Ройял».

– Ну?

– Я не состоял при купце Али Мухаммеде. Я поставлен от двора Великого Могола надзирать за торговлею в Сурате.

– Так ты сам по себе важная персона!

Базир отрицательно покачал головой:

– Нет. Таких, как я, в Сурате несколько дюжин. Главный надзиратель – вот важная персона.

– А такие, как ты, сопровождают отдельные корабли, когда они везут особо ценные грузы. Я правильно понял?

Надзиратель неохотно кивнул:

– Да.

– Что же ценного было на этом «Порт-Ройяле»?

– Я уже говорил: пряности, ткани, ароматическое дерево – это все ценные товары…

Леруа снова отхлебнул из бутылки, не переставая при этом иронически поглядывать на собеседника. Капитан сидел под навесом, сооруженным из остатков паруса, а допрашиваемый томился на солнце, и по его лицу медленно ползли мутные ручейки.

– У тебя должно быть с собою письмо от Великого Могола, насколько я знаю. Там написано, что именно за груз везет корабль, правильно?

– Письмо сгорело, – упавшим голосом сказал Базир и глубоко вздохнул.

– Точно ли оно сгорело?

– Клянусь…

– Знаю, знаю, знаменосцем и все такое. Я вот что хотел у тебя спросить…

Француз остановился и мечтательно зажмурился.

Мусульманин напрягся в ожидании вопроса.

– Скажи, что это за звезда у тебя на лбу?

В самом деле, на лбу у Базира белел интересной формы шрам, напоминающий многоконечную звезду. Он был нечувствителен к загару и смотрелся вызывающе на почти черном лице суратского надсмотрщика.

– Два года назад меня поразила болезнь бихару, меня сжигало на внутреннем огне, а на лбу вырос огромный нарыв. Я должен был умереть.

– Бихару так бихару.

В этот момент дно «Бретонца» заскрипело по песку. Матросы разом закричали, подбадривая друг друга. Нужно было сделать последнее усилие, чтобы подвести корабль как можно ближе к кромке прибоя. Меньше придется тратить сил, вытаскивая впоследствии на берег.

Базир расслабился, ему показалось, что самое опасное место в разговоре позади. Леруа его разочаровал:

– Знаешь что, Базир ибн, и как там тебя еще. Мне придется отлучиться сегодня. Тебя я прошу помалкивать во время моего отсутствия.

– О чем помалкивать?

– В основном о той бумаге, которая сгорела. Она правда сгорела?

– Да.

– Так вот, никому не проговорись о том, что в ней было написано. Даже если тебя будут спрашивать напрямую. Даже если тебя станут пытать. Ты меня понял?

Нужно было видеть гримасу ужаса, исказившую лицо мусульманина.

– Ты меня понял?!

– Понял.

– В твоем молчании твоя жизнь. Когда я вернусь, мы с тобой еще поговорим. У меня есть еще вопросы.

Капитану явно не хотелось откладывать разговор, но другого выхода не было. Сейчас, едва вытащив корабль на берег, команда потребует дележа. Тут не до разговоров.

Так и произошло.

Место дележа устроили под ближайшей к берегу пальмой. Выбрали весовщиков. Принесли весы с потертыми кожаными чашками. Затем ящик с монетами.

Бородатый марселец, выбранный старшим весовщиком, торжественно откинул крышку. Золото вывалили на расстеленный на песке парус.

Кто сказал, что золото блестит?

Оно лежало тусклой, угрюмой горой и излучало тревогу. Лица взирающих на него были сосредоточенны, в глазах – ни искры радости.

Вдруг угол паруса зашевелился, вздыбился, руки корсаров сами собой схватились за оружие.

Но это был всего лишь краб, задумавший именно в этот момент выбраться на свет божий. Он выбрался и тут же погиб.

Кинжал Пиреса поразил его так же, как Жаке.

– Начинайте, – сказал помощник капитана, поднимая за клешню наглого нарушителя.

Леруа потребовал, чтобы первым оделили его.

– Две пятых – капитанская доля. Ссыпайте монеты обратно в сундук.

Когда работа была закончена, Леруа сказал:

– Со мной пойдут двое.

– Куда? – поинтересовался помощник. Капитан усмехнулся:

– Туда, куда я скажу. Ты, – дуло предусмотрительно вынутого из-за пояса пистолета было наведено на стоявшего с краю негра, – и ты, шотландец.

– А как же моя доля? – трагическим голосом поинтересовался черный.

Леруа взвел курок:

– Они тебя не обделят, поверь мне.

– А меня? – поинтересовался Уильям.

– Тебя-то – само собой разумеется! – широко улыбнулся Леруа.

В который уж раз эпизод с рыжеволосым дураком разрешил ситуацию. Только негр продолжал причитать и хватать за руки стоящих рядом. Он просил их позаботиться о нем, не забыть о его подвигах, о том, как он жертвовал собой, как старался.

– Не бойся, – сказал ему капитан, – я сам о тебе позабочусь.

Пирес усмехнулся. Леруа не обратил на него внимания.

– Берите сундук, иначе, клянусь… знаменосцем пророка, – Леруа отвратительно усмехнулся, – я всажу вам по пуле в брюхо, ну!

Черный и рыжий взялись за ручки полупустого сундука и побрели вдоль по берегу, утопая ногами в горячем белом песке. Леруа некоторое время шел за ними спиной вперед, держа в каждой руке по пистолету.

– Всякий, кто попробует проследить за мной… Впрочем, что я говорю, вам сейчас будет не до этого.

Леруа собрал отдающую ромом слюну и смачно сплюнул. Они прошли по песчаному пляжу не более сотни шагов, когда Леруа велел им свернуть в джунгли.

Никто не посмел последовать за ними, никто даже не смотрел в их сторону. Все были заняты делом более интересным. Убедившись, что опасаться нечего, Леруа сам нырнул в заросли.

– Быстрее, быстрее, – командовал он, – нам нужно как можно скорее уйти от берега. Я не верю этим скотам. Клянусь потрохами Олоннэ, кто-нибудь из них уже крадется по нашему следу. Быстрее!

Негр и Кидд только тяжело дышали в ответ.

– Быстрее, и внакладе вы не останетесь. Не пожалеете, что пошли вместе со мной.

Заросли сомкнулись над их головами, и приходилось продвигаться в полумраке. Над головами наподобие злых духов переговаривались птицы. Их не было видно, потому что они гнездились по ту сторону кроны, на освещенной ее стороне.

Шли по пояс в траве, напоминающей папоротник, но только очень пахучей. Вообще, пахло довольно сильно и незнакомо. Сырые, как бы тленные, но одновременно чуть сладковатые запахи окружали носильщиков и капитана.

Леруа, как водится, смотрел в оба. В оба глаза и в оба ствола. Несмотря на то что все развивалось точно по его плану, он был чем-то недоволен.

Его терзали неприятные мысли. Он вспоминал о поведении Пиреса в момент своей стычки с Жаке, и ему начинало казаться, что парень оказал ему услугу не просто так, а с каким-то умыслом. Надо бы по возвращении к нему присмотреться. Эти молодые негодяи оперяются быстро. Став помощником, человек тут же начинает себя спрашивать: а почему я не капитан?

Негр первым выбился из сил. Он рухнул на колени, уронив ящик на землю.

Внутри что-то тяжело звякнуло.

Негр громко простонал – подбежавший сзади капитан ударил его сапогом в крестец:

– Вставай, уже немного осталось.

Капитан врал, он еще не приметил ничего такого, что напоминало бы место для захоронения клада.

Что его вообще заставило задуматься о таком захоронении? И Пирес, и остальные сочли его поведение глупостью. Зачем зарывать деньги в землю, когда можно было спокойно взять их во Францию?

Две недели на ремонт, три на плавание – вот и все препятствия. Риск нарваться на какой-нибудь английский корабль, конечно, есть, но разве бывают морские путешествия без риска?

Леруа упорно гнал своих матросов вверх по отлогому, бурно поросшему всякой тропической дрянью откосу.

«Папоротники» кончились, пошли кусты с длинными узкими листьями, у которых были пилообразные края. Они цеплялись за одежду и выстреливали целые облака насекомой шелухи.

Кидд вдруг вскрикнул, из-под правого сапога рванулось в сторону что-то живое. Рассмотреть, что именно, ему не удалось. Тут же, как будто заметив это происшествие, заухал какой-то местный филин.

– Тише, – прошептал капитан, указывая пистолетом влево.

Носильщики остановились, с них бурно катились потоки пота.

Там, куда указывал капитанский пистолет, действительно кто-то был. Возился в кустах, шумно дышал, отдувался.

Кидд представил себе, что это крадется через джунгли их толстяк-канонир с пистолетом и абордажной саблей, чтобы подсмотреть, куда это они тащат капитанские сокровища.

Леруа, видимо, представилось нечто похожее, потому что он неприятно осклабился и стал на цыпочках подкрадываться к тому кусту, за которым слышалось сопение.

– Выследили, – шептал он, – выследили.

Он выставил вперед оба пистолета и прищурился.

Вовремя! Из куста с громким треском выскочило четвероногое существо и, удивленно хрюкнув, исчезло в кустах напротив.

Капитан расслабленно опустил пистолеты и вытер со лба холодный пот. У него не было сил, чтобы усмехнуться, и он лишь смог хрипло скомандовать:

– Вперед, дармоеды!

Кидду казалось, что джунглям этим не будет конца, что чем дальше, тем они будут становиться гуще и страшнее. Все произошло по-другому.

Заросли начали редеть и вскоре почти полностью расступились. Перед корсарами предстала белая ноздреватая каменная стена. По ней сбегал вниз небольшой водопад и закипал в выдолбленной каменной чаше, прежде чем отправиться в последний путь вниз, к океану.

Кажется, это был именно тот водопад, который они увидели, войдя в бухту. Так подумал Кидд.

Капитан велел остановиться, а сам начал осматриваться. Первым делом он определил, не видно ли их с берега или от корабля.

Нет. Верхушки мачт едва поднимались над кронами тропических деревьев, окружавших белую стену.

Леруа подошел к водопаду и напился. Потом позволил сделать это своим носильщикам. Прошелся вдоль стены, перепрыгивая с камня на камень. Присматривался. Морщил лоб, скреб висок дулом пистолета.

Из того факта, что он не захватил с собой ни лопаты, ни кайла, можно было сделать вывод, что он собирается спрятать ящик среди камней, а не в земле.

Подходящее место нашлось шагах в сорока от водопада. Именно в сорока шагах – Леруа сам их отмерил и подсчитал. Это было естественное углубление в камне, достаточной ширины и глубины. Кроме того, словно по заказу, в стенке его имелась как бы ниша, очень вместительная, охотно принявшая сундук. Одному Богу известно, для чего природе нужно было устраивать такое хитроумное укрытие. Разве что она специально размышляла над нуждами тех, кто прячет клады.

Когда сундук был задвинут в нишу, капитан велел забросать колодец камнями. И сделать это так, чтобы вид у этого захоронения был самый укромный.

Работали долго, собирая подходящие камни на всем расстоянии от водопада до тайника, и солнце уже начинало намекать, что ему пора клониться к закату.

Леруа все это время вел себя странно. Вместо того чтобы сесть в теньке и потягивать ром из своей деревянной фляжки, он продолжал бродить вдоль белой стены, что-то высматривая, ощупывая.

– Если он заставит нас перепрятывать сундук, мы здесь подохнем! – прошептал негр.

Отчасти он оказался прав. Правда, смерть его наступила не от перепрятывания сундука. Леруа убил его ножом в шею возле водопада, когда он возился с очередным валуном.

Уильям видел это. Камень, который он держал в этот момент в руках, выпал с глухим стуком.

– Иди сюда, – спокойно приказал капитан.

Кидд подчинился, сам не зная, зачем он это делает. Если бы он рванул в джунгли, у него был бы какой-то шанс.

– Перед тем как тебя убить, я хочу тебе кое-что показать. Может быть, это видение скрасит твоей душе длинную дорогу в рай. Смотри!

Держа пистолет в правой руке, левой Леруа достал из кармана своего камзола тряпицу, развернул:

– Ну, нравится?

На грязной тряпке, лежавшей на грязной ладони, сверкал громадный, как утиное яйцо, бриллиант.

На лице Кидда не выразилось ни удивления, ни восхищения, ни даже понимания того, что он видит. Это внезапно разозлило капитана Леруа. Для человека жесточайшее испытание – в одиночку обладать столь громадным сокровищем и не мочь хоть с кем-нибудь поделиться фактом его обладания.

– Ты что, не понимаешь, что это такое?!

Уильям Кидд просто вздохнул.

Леруа хотел слишком многого, он не просто собирался убить человека, но и заставить его восхищаться тем, в каком блеске сам остается жить.

– То, что ты идиот, мне стало понятно еще до того, как я с тобой заговорил. Но что ты… Ладно, разговаривать с тобой бесполезно. Как и обещал, я тебя убью, но сначала ты ответишь мне на один вопрос.

– Какой? – проявил неожиданную заинтересованность Уильям.

– Что тебе не понравилось в названии моего корабля? Помнишь, ты сказал, что название «Веселый бретонец» тебе не по душе. Почему, дьявол тебя разрази?

Как покажут дальнейшие события, это было праздное любопытство, то самое, которое до добра не доводит.

– Что ты молчишь?! Чем тебе не по нраву бретонцы?

Уильям вздохнул:

– «Бретонцы» звучит почти так же, как британцы, а их велел мне остерегаться старший брат.

Леруа выпучил глаза, как это бывает с человеком, собирающимся расхохотаться. В конце концов, капитан «Веселого бретонца» может себе позволить быть веселым человеком.

Уильям устало смотрел на него и думал, что вот сейчас откроется капитанский рот и на него, несчастного, полетит пропитанная ромом слюна.

Рот действительно открылся, но из него вылетела не слюна, а острие стрелы.

Часть II. «Блаженный Уильям»

Глава 1

Из кустов за спиной капитана раздался восторженный и воинственный крик.

Леруа сделал шаг назад, шаг вправо и начал заваливаться на спину.

Завалился.

Прозрачный камень равнодушно вывалился из его левой ладони и, подпрыгнув несколько раз, нырнул в вымоину под водопадом, заполненную густой пеной.

Только тогда Уильям поднял глаза и увидел перед собой кошмар.

С десяток темных раскрашенных лиц. Чуть раскосые глаза внимательно, не мигая, по-животному смотрели на него.

«Дикари», – сообразил Уильям, но ничто не изменилось в его душевном состоянии от того, что он это сообразил. Оцепенение осталось оцепенением.

– Муа! – громко сказал дикарь, стоявший в центре группы, надо полагать, вождь. Из головы его торчали длинные цветные перья, а на груди висело ожерелье из каких-то мелких черепов – конечно, вождь. Чем эти перья хуже, чем плюмаж на шляпе какого-нибудь виконта, а ожерелье сильно смахивает на серебряную цепь, которую надевает королевский судья поверх мантии.

Уильям с удовольствием поразмышлял бы над этими соответствиями, но ему не дали. Почему, когда в голову приходит более-менее оригинальная мысль, тут же является пара дикарей и хватает тебя за предплечья?

– Уа-муа! – крикнул вождь, и Уильяма Кидда повлекли в заросли, из чего можно было заключить, что если его и убьют, то не там, где убили капитана Леруа, темная ему память.

Это, второе за сегодняшний день, путешествие было примерно таким же по длине, как и первое, но далось пленнику значительно легче. По одной простой причине: сейчас не он тащил, а его тащили. Правда, без всякого уважения. Таранили им заросли, как бревном. Однажды проволокли через муравейник, и сотни раздраженных муравьев набились Уильяму под одежду и впились в бледную шотландскую кожу.

Надо еще учесть, что путешествие это происходило в быстро сгущающейся темноте. Так что у бывшего матроса с корабля «Веселый бретонец» было полное ощущение, что он участвует в медленном погружении в преисподнюю.

Когда он услышал впереди глухие удары барабанов и увидел прыгающие красные огни многочисленных костров, ощущение это усилилось.

Очевидно, путешествие достигло своей цели. Это был поселок, довольно большой, огороженный грубым частоколом, заставленный внутри круглыми плетеными хижинами.

Появление воинов с добычей было встречено восторженно. Очень умеренно одетые женщины и абсолютно голые дети толклись в темноте вокруг мало что соображающего шотландца, доедаемого лесными муравьями.

Уильям пробовал почесаться, извивался, скулил от боли и этим, судя по всему, очень ухудшал впечатление от собственной персоны.

Если по его поводу существовало подозрение, что он злой дух или нечто в этом роде, то он эти подозрения подтверждал каждым своим движением.

На центральной площади поселка, где горел большой костер и стоял врытый в землю столб, собралось огромное количество народу. Женщины стояли слева, мужчины – справа. Если бы было наоборот, Уильяму было бы также все равно.

В плотном кольце темных размалеванных тел оставался неширокий проход, и сквозь него проникал замедленный, тяжелый барабанный голос.

Все уважительно косились в сторону прохода.

Воины, державшие пленника за предплечья, внезапно разжали пальцы, и Уильям был предоставлен сам себе. Он воспользовался этой свободой только для одной цели – освобождению от муравьев. Он стал, прыгая на одной ноге, стаскивать с другой сапог. Потом стал колотить им по земле, вытряхивая невидимых, но кусачих тварей. Он содрал с себя рубашку, чем привел дикарей в священный ужас белизной своего тела, они даже попятились на полшага, шепча заклинания.

Многим из них приходилось видеть человека с полностью снятой кожей, но чтоб такое…

Уильям сражался, лупил рубахой по земле, поднимая клубы пыли. Расцарапывал себе шею, бока, бедра. Что-то при этом скулил, явно нечленораздельное. Чтобы снять с себя панталоны, свалился на спину и задергался, освобождаясь от потных портков.

Именно в этот момент появился тот, кого ждали. Огромный, с длинными седыми патлами старик. Из головы его торчали перья, которых хватило бы для экипировки средних размеров курятника. На груди висела сушеная львиная лапа, подпоясан он был шкурой питона. На щиколотках громыхали кастаньеты из птичьих черепов. Один его глаз украшало великолепное бельмо, другим он сверлил присутствующих, как раскаленным шомполом.

Уильям валялся, стонал, чесался, матерился и плакал. Он не обратил никакого внимания на появление бельмастого, чем удивил и его самого, и всех собравшихся.

– Уа-туа, – произнес воин, захвативший пленника, и заговорил, видимо, описывая обстоятельства, при которых произошел захват. В доказательство того, что он не врет, им была предъявлена голова капитана Леруа с пронзившей ее стрелой.

Толпа одобрительно загудела. Одобрение, надо понимать, относилось к качеству выстрела.

Стрелок самодовольно скрестил руки на груди и победно вскинул голову. Потом вдруг ткнул пальцем в валяющегося на земле второго пленника и обрушил на него целый шквал двусложных слов. По интонации можно было заключить, что речь его носит явно обличительный характер.

Несколько воинов выскочили из толпы и наставили на пленника свои копья. По их лицам было видно, что им очень хочется его заколоть.

Только прикажите!

«Приказать?» – взглядом спросил стрелок у носителя бельма.

Уильям ничего не знал об этих обсуждениях своей участи. Он поднялся на ноги, все еще продолжая борьбу с кусачими насекомыми. Тело его было исполосовано ногтями, ночными колючками и еще бог весть чем.

Седовласый медленно приблизился к нему. Жестом показал, чтобы ему принесли факел, и начал внимательно рассматривать кожу Кидда. Он делал это так сосредоточенно, что можно было подумать – читает. В конце концов выяснилось, что так оно и было. Старик увидел на теле белокожего какие-то одному ему понятные знаки.

Толпа терпеливо и почти молча ожидала результата.

Седовласый не торопился.

Оттого, что он орудовал одним глазом, процедура вызывала дополнительное уважение.

Стрелок раздувал ноздри.

Барабан продолжал свой глухой отрывистый напев.

– У-а, му ну-а, а-а.

Слова эти потрясли дикарей. Даже без перевода в них чувствуется огромная, убедительная сила.

Бельмоносец поднял руку с факелом к небу, а потом резко опустил ее долу и произнес еще одну формулу. Такую же короткую и внушительную, как первая.

Стрелок закрыл глаза и шумно втянул воздух широкими лоснящимися ноздрями. После чего перекусил тетиву своего лука и то, что осталось, положил к ногам приплясывающего Уильяма.

Тот постепенно начинал приходить в себя и понимать, хотя бы отчасти, что происходит вокруг. Тело его горело, голова кружилась, кажется, муравьиные укусы были слегка ядовиты.

Первая мысль, которой удалось прорваться сквозь пелену своеобразного опьянения, была о том, что если его и убьют, то не прямо сейчас.

Вторая была еще трезвее: главное, чтобы не съели. Как христианина его, по понятным причинам, более, чем все другие, страшил именно такой способ смерти.

Седой старик, Кидд про себя окрестил его «одноглазым», подошел к нему почти вплотную, взял в свои сухие пальцы львиную лапу и с силой провел по груди белотелого гостя.

Трудно сказать откуда, но у Кидда возникло понимание того, что эту боль надо стерпеть обязательно.

Он даже засмеялся, когда по груди побежали вниз тоненькие струйки крови.

Все племя пришло в неистовство, они получили то, что хотели, – исцарапанный колючками, ошалевший от наркотических насекомых, шотландский матрос поневоле осчастливил целый поселок на южном побережье Мадагаскара.

Проснулся Кидд от истошного птичьего крика Разумеется, некоторое время он не мог сообразить, где находится. Он лежал на циновке в небольшой круглой хижине сквозь многочисленные щели в плетеных стенах которой внутрь проникали солнечные лучи.

Стало быть, утро.

Птицы, вероятно, сидели на деревьях вокруг хижины. Они первыми почувствовали, что человек внутри проснулся.

Кидд попытался встать, но не смог. Боль как бы вспыхнула по всей поверхности тела. Осторожно подняв голову, он попытался осмотреть себя.

Зрелище его не восхитило. Вся кожа была буквально исполосована. Самые большие царапины, на груди и бедрах, были залеплены какой-то кашицей.

Как выяснилось несколько позднее, это было лекарство. А выяснилось это следующим образом. Плетеный полог откинулся, в хижину вошли одна за другой три молодые женщины. Вели они себя в высшей степени почтительно. В глаза больному они смотреть не смели, зато смели к нему прикасаться. Причем только языком. Они быстренько слизали вышеупомянутую кашицу с его царапин и, усевшись в углу, начали готовить новую порцию. Они засовывали в рот длинные бледно-зеленые побеги и быстро-быстро сжевывали. После чего сплевывали полученную массу в широкую глиняную миску.

Когда работа была закончена, они исчезли.

Кидд недолго оставался один. К нему явился старик с бельмом. Он тоже вел себя почтительно, хотя в глаза смотрел и заговаривать смел. Даром что ни слова из его речений лежащий был понять не в силах.

Наговорившись, старик взял стоявшую в углу глиняную миску с лекарством, перемешал содержимое, а потом начал наносить на раны Кидда тоненькой деревянной дощечкой.

– Ну?! – удивился старик, когда Кидд непроизвольно застонал от боли. Когда он застонал второй раз, лекарь отложил палочку, вышел из хижины и вскоре вернулся с одной из девиц. Открыл ей рот, как дрессированной, и стал тыкать пальцем в великолепные, жемчужина к жемчужине, зубы. Мол, не надо обижаться, дорогой гость, для производства лекарства мы привлекли самые лучшие челюсти племени. Больно быть не должно.

Кидд понял его и в дальнейшем старался не стонать.

Эти процедуры продолжались три дня.

Лечебный эффект был потрясающий. Целебные травы в смеси с девичьей слюной мгновенно затягивали раны. Ни одна не воспалилась.

Несмотря на все оказываемое ему внимание, Кидд пребывал в состоянии, далеком от эйфорического. Ему не было страшно, но почему-то казалось временами, что его лечат, чтобы сожрать здоровым. Такая своеобразная дикарская этика.

По утрам и вечерам он молился, как было принято у них в доме, в основном повторяя молитвы, которым научила его кормилица. Интересно, что девушки, дважды в день облизывавшие его, сразу поняли, что в эти моменты его беспокоить нельзя, это ему понравилось, и он начал проникаться к ним симпатией. Они даже перестали быть для него на одно лицо. Он даже дал им имена – Клото, Лахесис и Атропо. Откуда он их взял, он бы и сам затруднился ответить. Из старинной книги, случайно найденной в отцовской библиотеке, может быть.

Одноглазый тоже частенько его навещал, подолгу разговаривал и, несмотря на то что Кидд ему не отвечал ни словом, ни жестом, по всей видимости, оставался весьма доволен беседами.

Он похож на жреца, понял Уильям. Оставалось спросить, кем этот жрец считает своего белого гостя.

На четвертый день жрец явился к нему в особо пышном наряде, помог Кидду подняться и вывел из хижины. Оказалось, что она находится не в поселке, а на плоском возвышении шагах в двухстах от него. Рядом с ней лежал большой плоский камень, земля вокруг него была пропитана кровью и усыпана перьями. Чуть в стороне – сухое дерево, утыканное черепами, человеческими и не только.

От поселка к хижине вела узкая тропинка по гребню базальтовой скалы.

Как раз в тот момент, когда Кидд был выведен на свежий воздух, по ней двигалась странная процессия. Впрочем, ничего странного в ней не было. Впереди шагала беременная женщина, опираясь на древко копья, за ней двое мужчин несли на носилках третьего, следом шли двое молодых дикарей, оба несли в руках по паре связанных за лапы кур.

– Упа-пу, – радостно сказал жрец и согнулся в легком полупоклоне.

Несмотря на все выказываемое ему почтение, Уильяму стало не по себе. Явно ему сейчас придется участвовать в деле, в котором он ничего не смыслит. Может быть, сразу и обнаружится, что зря с ним обращались как с важной персоной и совершенно напрасно лечили.

Клото, Лахесис и Атропо разжигали костер рядом с жертвенным камнем. Одноглазый о чем-то беседовал с черепами, украшающими скелет дерева.

Кидд, испытывая зуд во всем теле, смотрел то в сторону приближающейся процессии, то на неприглядное растение, невольно выбирая себе место на этом висячем кладбище.

Разобравшись с костром, обладательницы ласковых языков затеяли пляску вокруг предмета своих лекарских усилий. Заунывно потягивая подходящую к случаю песню, они, медленно кружась, двигались вокруг Кидда.

Он отнесся к этому спокойно – наименьшее из предстоящих сегодня неудобств.

Интересно, кем они все же его считают?

Наконец процессия приблизилась.

Впереди беременная. «Нет, – сказал себе шотландец, – если заставят принимать роды, откажусь. Пусть делают что хотят».

Беременная представляла собой огромное черное пузатое чудовище в легких соломенных одежках. Щеки у нее были изъедены серыми оспинами, в некоторых скопились озера пота. Ноги с белыми пухлыми ступнями были широко расставлены, как будто она собирается родить прямо на месте. Глаза благоговейно полузакрыты.

«Чего она от меня хочет?» – панически думал моряк, стараясь придать своему лицу самое непроницаемое выражение.

– Ама! – заявил одноглазый, и беременная начала мелко-мелко трястись.

Глаза ее закрылись полностью. Соломенная одежка осыпалась с верхней части туловища, и глазам Кидда предстали громадные, как винные мехи, груди.

– Ама! – повторил жрец.

«Что этому гаду надо?» Кидд недовольно обернулся в его сторону.

Одноглазый словно бы все понял. Медленно он приблизился к трясущейся женщине и мягко положил ладони ей на живот. Потом повернулся к Кидду, как бы говоря: «Вот так надо».

Ну, если всего лишь это…

Стараясь двигаться как можно величественнее и плавнее, моряк двинулся к беременной женщине. Приподнял руки, подержал их на весу, уговаривая подчиниться следующему приказу, и положил на живот.

Ничего страшного не произошло. Было даже чуть приятно.

Клото и Атропо тут же отвели женщину в сторону.

Перед Киддом предстали носилки. Уильям не обладал ни малейшими медицинскими познаниями, но сразу же определил, что лежащий перед ним человек – не жилец. Левое плечо его было разворочено, как будто по нему раза три-четыре рубанули тяжелым топором, живот вздулся, суставы страшно опухли. Он был без сознания.

Жрец и здесь научил, что делать.

Оказывается, необходимо всего лишь опустить ладонь на раскаленный лоб и подержать несколько мгновений.

После того как Уильям проделал это, родственники умирающего бросились перед ним в пыль и стали биться головами о землю.

Это очень не понравилось Кидду. «Хорошенькое дельце, – подумал он. – А если завтра этот парень умрет, а умрет он обязательно, а беременная отдаст концы при родах или родит мертвенького…»

Додумать ему не дали. Жрец подвел к нему пару молодых соплеменников.

Юноша и девушка.

Девушка и юноша.

Так это же жених и невеста!

Несмотря на жару, Кидда бросило сами знаете во что – в холодный пот.

А жрец между тем командовал. Он взял девицу за руку и повел к хижине.

Не потащил, а именно повел.

Жених при этом не выразил ни малейшего желания протестовать.

Вслед за этим старик со всякими деликатными ужимками приблизился к Уильяму и стал ему знаками объяснять, что ему тоже надлежит прогуляться в сторону хижины.

«Черт знает что!» – от всей души подумал Уильям.

Старик настаивал. Мягко, но настаивал.

Уильям посмотрел на жениха. Тот тут же упал на колени и закрыл глаза, как давеча это делала беременная.

Ну что с вами делать!

Пришлось подчиниться силе обычая. В хижину войти можно, но никто же не заставляет его делать там то, чего от него ждут. Нет, Уильям Кидд, сын Генри Кидда, отнюдь не был девственником, он перепробовал многих поселянок и пастушек в окрестностях родового замка, имел с полдюжины незаконнорожденных отпрысков в разных частях родного графства, знал, как обращаться с женщинами, особенно если они не слишком много о себе воображают, но сейчас ему было не по себе. Конечно, эту дикарку следовало бы отнести скорее к поселянкам, чем к графиням, но он не чувствовал себя в этой хижине в своей тарелке.

Даже месячное воздержание никак не сказывалось в его организме.

При этом он понимал: предпринимать что-то надо!

Больной может умереть завтра или послезавтра, а вот то, что он отказался от выполнения своих особых обязанностей, станет ясно немедленно.

Эти идиоты его тут, кажется, обожествляют, но станут ли они это делать, когда окажется, что он… Это нехорошо, это оскорбительно! Он обратился к себе с аргументированной речью, в которой пытался доказать, что надо, надо сделать то, чего от него все так ждут. Но ему самому его собственные аргументы казались неубедительными.

Девушка сидела в углу на корточках, с закрытыми глазами. Вела себя так, как ее научили, небось все в деревне считают ее счастливой, небось старики и не помнят, когда в последний раз к ним наведывался белотелый посланец небес.

Что же делать, в конце концов?!

Эти, на улице, наверное, уже удивляются.

Как же им объяснить, что он не может заниматься этим без душевной склонности?

Катастрофа. Сейчас она откроет свои белки.

Девушке действительно надоело ждать, и она начала приоткрывать глаза.

И это было подобно грому.

Настоящему грому.

Такому, что донесся со стороны деревни.

Уильям Кидд не без усилия стряхнул с себя одурь. В деревне стреляют.

Не просто стреляют, палят!

Кто там может стрелять?

Радуясь, что ему, по всей видимости, не придется работать специалистом по первой брачной ночи, Уильям выскочил наружу. Картина его взору открылась красивая, но устрашающая.

Деревня полыхала.

Каждый дом – костер.

Между домов, вопя, носятся люди и свиньи. Видимо, в деревне имелся загон, а теперь он полыхал, как все прочие постройки. Но не на свиньях остановилось внимание Кидда.

На людях.

Часть их была очень странно одета. Никаких набедренных повязок, никаких перьев в голове.

Шляпы, штаны, сапоги. В руках – пистолеты и шпаги.

Сначала ему показалось, что это экипаж «Веселого бретонца» пришел ему на помощь. Но, присмотревшись, а главное, прислушавшись, он понял: это не французы.

А кто, дьявол их разрази?!

Британцы! Отдельные выкрики, доносившиеся до Кидда, звучали по-английски.

И явно не регулярные войска, если судить по экипировке. Это открытие не уменьшало количество недоуменных вопросов, роившихся в голове Уильяма. Например, он не представлял себе, как можно объяснить появление пиратской команды здесь, в горах, за столько миль от побережья.

Между тем сражение подходило к своему завершению. Десятка два аборигенов, продолжавших сопротивление, начали отступать к хижине Кидда. По пути они пытались отбиваться от напирающих пиратов. Копья и каменные топоры плохо конкурировали с пистолетами и абордажными саблями.

Ряды защитников таяли.

Ярость нападавших нарастала.

Одноглазый жрец подбежал к сухому дереву и припал к нему, обнимая ствол.

Клото, Лахесис и Атропо вместе с невестой, не получившей обещанного, спрятались за хижиной.

Жених вытащил из-за пояса костяной нож, показывая всем своим видом, что будет защищать белого бога до конца.

Конец пришел быстро. Один из пиратов, рослый бритоголовый британец с черной повязкой на голове, с расстояния в пять шагов всадил ему пулю в лицо. Юноша откатился в сторону, бормоча что-то предсмертное.

Бритоголовый огляделся, тяжело дыша. Погоня завершилась. Было видно, что никуда дальше он бежать не собирается.

Уильям счел необходимым поприветствовать разгоряченных гостей:

– Здравствуйте, господа.

Два десятка облитых потом, присыпанных пылью пиратов стояли перед ним, успокаивая дыхание и подозрительно поводя дулами своих пистолетов по сторонам.

– Кто ты такой, черт тебя подери? – спросил высокий, худой, как жердь, пират с изуродованным носом. Ноздри у него были вырваны, и на лице появились два дополнительных зияющих глаза.

– Я бог здешних мест, – усмехнулся Уильям, приглашая и остальных посмеяться вместе с ним над нелепостью ситуации.

– Бог?! – восхитился бритоголовый. – Клянусь богом, это мило. Может, расскажешь нам, дружок, каково тебе в этой должности, а?

– Погоди, Сэмюэль, – прервал начинающееся веселье Рваная Ноздря. – Сначала дело.

– Дело так дело.

Рваная Ноздря обратился к Уильяму:

– Тебя зовут шотландец Кидд?

– Да.

– Это ты тащил ящик с деньгами капитана Леруа?

– Я и негр Джим.

– Негра мы нашли у водопада.

– И обезглавленное тело Леруа тоже, – вмешался в разговор бритоголовый, – а вот сундука с деньгами там не было. Понимаешь, не было!

– Погоди, Сэмюэль. Ты покажешь нам место, где вы спрятали сундук. Ты понял меня, Кидд?

Уильям на секунду задумался, впоследствии ему много придется перенести именно из-за этой секунды. Эту мгновенную заминку будут вечно ставить ему в вину. Из воспоминаний об этой краткой задумчивости вырастут неистребимые подозрения в его адрес. То, что Уильям скажет ниже, нужно было говорить сразу, без малейшего промедления или сомнения.

– Я понял тебя, но я ничего не могу показать.

– Почему это?

– Потому что я не знаю, где зарыт сундук.

Бритоголовый подлетел к нему и приставил острие ножа к его подбородку:

– Я тебя сейчас…

– Погоди, Сэмюэль. Ты говоришь, что тебе неизвестно, где спрятан сундук с деньгами Леруа?

– Говорю.

– Объясни, почему. Тебя больно ударили по голове и ты все забыл?

– Мы не успели его зарыть.

Рваная Ноздря пожевал губами, потом медленно засунул пистолет за широкий красный пояс, которым был подпоясан.

– Ты хочешь сказать, что дикари напали на вас до того, как вы…

Уильям кивнул и простодушно улыбнулся:

– Да.

– И ты ему поверишь, Роб?!

– Я еще никому на свете не поверил на слово, Сэм, ты же знаешь. Мы сейчас как следует расспросим господина бога, и он все вспомнит.

Пираты одобрительно загудели. Никто ни на одну секунду не поверил объяснениям Уильяма. Честно говоря, он уже пожалел о своей нелепой хитрости. Зачем он сказал, что ничего не знает?! Но отступать было некуда.

Сказал так сказал.

Уильям успел усвоить кое-какие правила, принятые среди джентльменов удачи, и прекрасно представлял себе, что с ним сделают, если он начнет вилять и менять свои слова. Даже выдача денег его не спасет.

В лучшем случае его бросят здесь на острове. Причем на лучший исход рассчитывать не приходится.

Роб медленно подошел к костру и вынул из него головешку, подул на раскаленный конец.

– Так ты правда не знаешь, где деньги капитана Леруа?

– Правда.

Снова заныли все царапины на коже Уильяма и возобновилась тоска в сердце.

Роб Рваная Ноздря приблизился к нему вплотную. Волоски на груди Кидда стали белеть и курчавиться.

Тут из-за хижины появился голый по пояс пират, тащивший за волосы двух девиц, Лахесис и невесту.

– Эй, Роб, взгляни, там еще есть.

– Ты что, Билли, думаешь, я залез в эти горы, чтобы возиться с этими немытыми девками?

– Да я не про то. Там дерево стоит, а возле него старик, что надо старичок.

Не выпуская из руки чадящей головешки, Роб обошел хижину и увидел одноглазого жреца, стоявшего на коленях в обнимку с голым белым стволом.

Зрелище было впечатляющее. Дерево, увешанное черепами, можно было принять за скелет многоголового чудища. Если бы Уильям как следует прочитал книжку из библиотеки отца – книжку, из которой он взял имена для своих врачевательниц, он бы мог сказать, что священное дерево напоминает останки Бриарея.

– Оторвите его от ствола и волоките сюда! – приказал бритоголовый Сэм.

Старика с трудом отделили от дерева. Он тут же упал на спину. И стало видно, что изо рта его валит густая зеленоватая пена. Зрячий глаз был так же мутен, как пораженный бельмом.

Жрец не захотел пережить гибель своего народа.

Пираты сделали совсем другие выводы из этого ритуального самоубийства. Вышло так, что одноглазый оказал большую услугу Уильяму. Подозрения в его адрес сделались менее острыми. Допустить, что старик украл золото, а потом отравился из жадности, было вполне в стиле пиратских представлений о мире.

Роберт Каллифорд и Сэмюэль Берджесс с пиратского корабля, носящего имя «Блаженный Уильям», приказали перевернуть поселок или то, что от него осталось, вверх дном, ибо если дикари и спрятали золото, то они не могли спрятать его вдали от своего дома.

«Блаженный Уильям», пятидесятичетырехпушечный капер, был тем кораблем, с которым свела жестокая судьба несчастный «Порт-Ройял», да еще в тот самый момент когда он разминулся со своим конвоем.

Именно «Блаженный Уильям» нанес «Порт-Ройялу» те повреждения в артиллерийском бою, в силу которых тот стал беззащитен даже перед таким мелким стервятником, как капитан Леруа. Бой и для пиратов не прошел бесследно. Они потеряли ход и двое суток боролись с пробоинами, дававшими опасную течь. Приведя свое судно в относительный порядок, пираты кинулись на поиски своего подранка. Им было известно, что «Порт-Ройял» буквально нашпигован золотом.

В том состоянии, в котором они его оставили, он не мог уйти далеко. Стало быть, его надо искать в бухтах ближайшей суши. Ближайшей сушей был Мадагаскар. Туда пираты и направились, моля Бога только о том, чтобы «Порт Ройял» не затонул по дороге.

Негодяям везет.

Уже на вторые сутки поисков они набрели на бухту, на песчаном берегу которой беззащитно лежал «Веселый бретонец».

То, что экипаж его состоит из французов, людей Каллифорда и Берджесса даже устраивало. До них дошли слухи о большой войне. Поэтому они обрадовались случаю обстряпать свои делишки под видом военных действий на стороне флота его величества. Это могло быть зачтено в будущем, когда придется (не дай бог) предстать перед военно-морским трибуналом. Ни один пират не зарекался от такой возможности.

Оставленные в живых после бойни французы легко сознались в своем нападении на «Порт-Ройял» (возможность списать эту акцию на французских разбойников порадовала разбойников английских) и сообщили, что капитан Леруа со всеми сокровищами исчез в джунглях, собираясь там эти сокровища спрятать.

Доедаемый тропической лихорадкой, капитан «Блаженного Уильяма» Брайан Лич остался на корабле, а самые деятельные его помощники взялись за прочесывание ближайших джунглей.

И вот кое-что нашли.

Похожие на раздраженных чертей, перемазанные сажей пираты рылись в дымящихся развалинах.

Ими руководил Берджесс.

Каллифорд занимался более интеллектуальным делом – допросами тех, кого удалось поймать.

Труп жреца, по мнению пиратов, знающий все, допрашивать было бесполезно.

Занялись девицами. Для начала желающие их изнасиловали. Почему-то считается, что с изнасилованной женщиной разговаривать о деле легче.

В данном случае метод не помог. Аборигенки молчали и тупо таращились.

– Дикари! – с чувством сказал Каллифорд. – Они не понимают ни слова.

Уильям с тоской наблюдал за всей этой процедурой. И за изнасилованиями, и за попытками после этого поговорить по душам. Преувеличением было бы сказать, что он сочувствовал девушкам, больше он сочувствовал себе. Он понимал, что, ничего не добившись от них, возьмутся за него.

Так и случилось.

– Ты знаешь их язык? – спросил мрачный Каллифорд.

– Язык? Очень даже хорошо.

– Так что же ты молчал, сто чертей тебе в глотку!

Потом в течение часа Уильяму пришлось расплачиваться за свое неловкое и почти невольное остроумие. Наконец Каллифорд поверил, что имелась в виду не речь, а медицинская процедура.

Поверил, но от этого его желание добраться до денег Леруа меньше не стало.

И у него осталась лишь одна ниточка, ведущая к ним, – Уильям Кидд.

– Я не могу поверить, что ты ничего не знаешь.

– Это меня пугает.

– Правильно, должно пугать. Видишь вон тот костер? Он кажется погасшим, но ведь его легко раздуть.

– Ты хочешь меня пытать?

Каллифорд усмехнулся, отчего его профиль сделался особенно зловещим. Но заговорил другой пират, при этом почти по-человечески:

– У нас есть парни, которым только дай кого-нибудь поистязать. Я не из таких. Проливать кровь без нужды – это не в моих правилах. Но у меня нет другого выхода. Я не могу вернуться на берег без денег.

Голос Каллифорда сделался глуше, он говорил, явно стараясь, чтобы его не услышал кто-нибудь из подчиненных.

– Мне не нужны все деньги. Хотя бы часть. Может быть, вы с Леруа поделили золотишко на троих и закопали в трех разных местах, а?

Уильям не успел возразить.

– Можешь оставить при себе свою долю, покажи только, где лежат денежки капитана и того черномазого. Им-то они все равно не нужны.

Надо сказать, что Уильям не увидел расставляемой ему ловушки. Ему и в голову не пришло подумать, что этот внезапно подобревший головорез – человек очень хитрый. Что, если бы дело обстояло так, как он предполагает, то есть деньги были бы разделены на доли и спрятаны в разных местах, он, получив две из них, не поколебавшись ни секунды, поджарил бы пятки ему, Кидду, чтобы получить остальное.

Уильяма поразила близорукость британских корсаров, он даже усмехнулся и почувствовал свое превосходство над ними.

– О какой части ты говоришь? Разве больше половины еще не у вас в руках?

Каллифорд встрепенулся:

– Какая половина?!

На лице Кидда сияла самодовольная улыбка. Достаточно им помыкали, теперь кое-кого он поставит на место.

– Перед тем как идти прятать деньги, Леруа три пятых роздал команде. Как было положено по договору.

Каллифорд зажмурился. Видимо, ослеп от света открывшейся ему истины.

Надо было ожидать, что он ударит себя кулаком по лбу.

Ударил. Ладонью. Длинно, страстно выругался. Вскочил на ноги:

– Бросайте все, возвращаемся.

Надо было спешить. А вдруг кто-нибудь из оставшихся на берегу догадается обыскать пленных французов?

– А я? – спросил по традиции Кидд.

Каллифорд мельком посмотрел на него:

– Свяжите ему руки.

Тепла, тиха мадагаскарская ночь.

Горят на небе сочные тропические звезды.

Повизгивают длиннохвостые обезьяны в зарослях на берегу. Отливающая серебряным маслом дорожка пролегла от луны.

Тихими хрипловатыми голосами напевают матросы, заканчивая приборку.

Журчит вода в шпигатах.

Вскрикивают и стонут пытаемые французы. Это те, кто по своей глупости не захотел по первому требованию расстаться с деньгами, полученными при дележе. Отдадут. Вместе со здоровьем.

С кватердека раздается:

«Все на брасы! В дрейф ложись!»
Флаг приспущенный не вьется.
Оборвалась чья-то жизнь.
Как ведется меж матросов,
Тело в парус завернут,
Оплетут покрепче тросом
И за борт его столкнут.
Ни креста, ни глади моря,
Ни единого цветка.
Только волны, только зори
Над могилой моряка.

У Брайана Лича, капитана «Блаженного Уильяма», всегда перехватывало горло, когда песня доходила до этого места.

Перехватило и в этот раз. Он даже закрыл глаза, в уголках которых загорелись две горючие слезинки. Что было неуместно, поскольку в каюте, где на широкой постели под пропотевшими простынями расположился измотанный лихорадкой капитан, происходил как раз военный совет.

Присутствовали все помощники капитана корабля. Роберт Каллифорд, Сэмюэль Берджесс и Уильям Мэй. Они стояли в изголовье капитанской кровати, держа свои шляпы на сгибе левой руки, правой опираясь на рукояти торчащих из-за пояса пистолетов.

Обсуждался один вопрос: что делать дальше?

– Так вы считаете, что со второй частью этого золота нам можно попрощаться?

Роберт Каллифорд кивнул:

– Мы можем простоять здесь до второго пришествия, обыскивая джунгли. Дикари надежно спрятали сундук.

– А может, выбросили в какое-нибудь болото в качестве жертвы своим богам, – добавил Берджесс.

– А точно ли деньги были у них?

– Похоже на то. При нашем появлении их главный, то ли вождь, то ли жрец, покончил с собой. Он сообразил, за чем мы явились и что с ним можем сделать.

Лич несколько раз тяжело вздохнул. Полежал несколько секунд с закрытыми глазами.

– Там что, больше никого не осталось в живых после вашего посещения? Некого допросить?

Берджесс усмехнулся и почесал лысый затылок.

– Это все равно что допрашивать обезьян. Пользы не намного больше.

– Понятно. А что вы скажете об этом шотландце? Как его зовут? Кидд?

– Именно так, капитан, – ответил Каллифорд. – Уильям. И надо заметить, он немного блаженный. На мой взгляд.

Все засмеялись.

Даже на губах лежащего появилось некое подобие улыбки.

– Тем не менее я не считаю, что с ним все ясно. Не исключено, что он что-то знает.

– Знает?! Так расспросите. Допросите!

Каллифорд почесал пальцем рваную ноздрю:

– Расспросить? Я его уже расспросил. Прямо на месте. Тогда же у меня создалось впечатление, что он немного не в себе. Дикари приняли его за бога и оказывали ему, судя по всему, божеские почести.

– Что ты имеешь в виду?

Каллифорд хмыкнул и почесал другую ноздрю:

– Он сказал, что они его облизывали.

Берджесс и Мэй открыли свои пасти, готовясь захохотать. Но Лич был не расположен шутить.

– Облизывали? Интересно.

– Поэтому я решил взять его с собой. Будем внимательно за ним следить.

– Он что, по-вашему, прячет сорок фунтов золотых монет в карманах панталон?!

Каллифорд не любил, когда над ним смеялись. Лицо у него дернулось.

– Он придет в себя, надеюсь. Перестанет считать себя богом, ведь облизывать мы его не станем, как вы понимаете. Тогда мы с ним поговорим.

Берджесс покачал лысой головой:

– По-моему, пустой номер, я бы его вздернул.

Каллифорд раздраженно покосился на него:

– Ты бы вообще всех вздернул, у кого есть шея.

– Надо взять его с собой, – сказал тугодум Мэй. – Чем мы рискуем?

Капитан согласился:

– Конечно, возьмем. Но, чтобы обезопасить себя от его хитростей, перед входом в любую гавань будем сажать его на цепь. Не верю я что-то в живых богов. Даю голову на отсечение, парень нас дурачит.

– Может, просто набивает себе цену, боится, что мы оставим его на берегу вместе с французами? Они, я думаю, уже догадались, по чьему совету мы выпотрошили их карманы.

– Да, Каллифорд, и это возможно. Поэтому помните о цепи. Кроме того, если он сделает попытку бежать…

Через открытое окно в каюту влетел тяжелый, мучительный стон. Еще один француз расстался со своим временным богатством. Капитану, похоже, чужие страдания приносили облегчение.

– Так вот, если он сделает попытку бежать, ему спокойно можно вставлять фитили между пальцев. Значит, он действительно что-то знает.

Мэй наморщил лоб и осторожно спросил:

– Как же мы увидим, что он собрался бежать, если он будет сидеть на цепи?

– Однажды мы «забудем» посадить его на цепь или «забудем» закрыть замок, – пояснил Каллифорд.

– А-а, – протянул тугодум, но никто не был уверен, что он все понял правильно.

В то же открытое окно из влажно-душной бездны тропической ночи влетела огромная мохнатая бабочка и, шумно попетляв под деревянным потолком, присоединилась к кучке насекомой мелочи, осадившей тусклый масляный фонарь.

Брайан Лич сказал:

– Вы мне ничего не рассказали о мусульманине.

– Его зовут Базир. Сопровождал груз на «Порт-Ройяле». Родом индус. Надзирал за торговлей в Сурате. От Великого Могола. На лбу шрам.

Коротко доложив все ему известное, Мэй вытер вспотевший от напряжения лоб.

– Зачем он нам нужен? – спросил капитан.

– Выкуп? – неуверенно предположил Берджесс.

– Ты предполагаешь, мы можем потребовать выкуп с Великого Могола? – с нескрываемой иронией спросил Лич.

– Потребовать-то мы можем…

– Но вряд ли получим.

– Да я бы и не советовал пробовать.

– Почему, Роберт?

– Во-первых, этот Базир не родственник, а всего лишь чиновник.

– А во-вторых?

– А во-вторых, я бы не стал на нашем месте сообщать Великому Моголу, что именно мы ограбили его корабль.

Берджесс почесал лысину.

– Корабль принадлежал компании.

– Это несущественно. Перевозил же он груз, принадлежащий Аурангзебу.

– Все-таки я бы попробовал.

– Что бы ты попробовал, Сэмюэль?

– Надо сообщить в Дели, что этот Базир у нас.

– Не думаю, что слуга, не уберегший хозяйские сокровища, представляет какую-нибудь ценность.

– Вот именно, Роберт. Аурангзеб выкупит его, для того чтобы посадить на кол.

– У нас в Девоншире говорят: «Не лови рыбу на птичью приманку».

– Мало ли что у вас там говорят, в вашем Девоншире.

– Я бы попросил тебя поуважительнее, разрази тебя дьявол, отзываться…

Капитан и Уильям Мэй внимательно наблюдали за этим обменом колкостями. Причем Мэй ничего не понимал, а капитан понимал более чем достаточно. Поэтому, когда разговор подошел к опасной черте, он немедленно подал голос:

– Берем с собой.

– Кого? – одновременно и одинаково возбужденно поинтересовались помощники.

– Этого вашего могольского чиновника. У нас ведь найдется еще одна цепь на корабле?

– Найдется, – подытожил Мэй.

Как бы в подтверждение его слов, в окно влетели один за другим три мучительных стона.

В это время два человека, судьба которых так подробно обсуждалась пиратскими командирами, сидели на полу в маленьком безоконном деревянном мешке в кормовой части корабля и пытались представить себе свое будущее.

Заглядывать слишком далеко было бессмысленно, поэтому они старались разглядеть лишь очертания завтрашнего дня.

Повесят или не повесят?

Мусульманин нервничал больше христианина.

Для того чтобы обрести относительное душевное равновесие, Уильяму было достаточно знать то, что его не съедят.

Базиру такой уверенности было явно маловато. И все прочие варианты собственной кончины он хотел бы отнести на как можно более отдаленное будущее. Чтобы иметь такую возможность, надо было вооружиться уловками, придумать какие-то капканы для воображения и жадности белых разбойников.

Крики жестоко уговариваемых французов доносились сюда, вниз, что не способствовало хладнокровности настроя пленников. Уильям первым устал от бесплодных попыток заглянуть в свое будущее. Даже самое ближайшее.

Ему захотелось общения.

Мусульманский индус, насколько можно было судить, свободно владел английским.

– Как тебя зовут?

– Какое это имеет значение? Аллах узнает меня, под каким бы именем меня ни казнили.

Так уж устроен восточный человек: даже если он не хочет разговаривать, он сообщает о своем отказе очень многословно. Уильям принял многословие мусульманина за готовность общаться.

– Сколько тебе лет?

– От количества лет, проведенных здесь, срок нашего пребывания там не меняется.

– Где это – там?

Базир усмехнулся, чувствуя свое превосходство над этим западным дикарем.

– Миром человека не исчерпывается мир Аллаха. «Какой удивительный человек этот мусульманин, – с неожиданной приязнью подумал Уильям. – Видимо, знает много ученостей».

– Скажи, ты ведь плыл на том корабле, который потопили французы?

Базир насторожился. Может быть, к нему специально подсадили этого прикидывающегося дураком человека. Когда ничего не может добиться умный, может пригодиться скудный умом. Надо быть настороже.

– Я плыл на этом корабле.

– Судя по одежде, ты не моряк.

Базир промолчал. Полная темнота в каюте-конуре позволяла ему не думать о том, как выглядит его лицо.

– Ты ведь не моряк?

– Я податной чиновник.

– Ты следил за товаром, который везли на корабле, да?

Несмотря на темноту, Базир огляделся по сторонам.

– Да.

– Весь груз тебе был хорошо известен.

– Был.

Мусульманину казалось, что из темноты к нему приближается невидимая рука и сейчас схватит его за горло. Она его еще не схватила, но говорить ему уже сделалось трудно.

– Так вот, я и хотел спросить у тебя, что это был за алмаз там, среди прочих товаров. Такой большой, на пол-ладони, больше, чем куриное яйцо?

Базир напрягся. Ему казалось, что сейчас на него обрушится потолок. Он зажмурился и так просидел несколько секунд в двойной темноте.

– Почему ты не отвечаешь?

Голос звучал просто и искренне. Мусульманин не чувствовал в нем никакого подвоха, поэтому ему стало совсем страшно, прошиб отвратительный пот.

– Ты что, заснул?

– Нет.

– Ты хрипишь, как будто тебя душат.

– Меня душат тяжкие мысли.

– А-а, – проявляя неожиданную проницательность, сказал Уильям, – ты не хочешь говорить об алмазе.

Мысли мусульманина совсем смешались. Он уже не знал, что ему думать. Идиот этот англичанин или великий хитрец.

– А раз не хочешь говорить, значит, уже все про него знаешь, правильно?

В голосе Кидда было столько убийственного простодушия, что могольский чиновник сорвался:

– Этот бриллиант называется «Посланец небес», он одна из трех главных драгоценностей короны шахиншаха.

– Зачем он отправил ее плавать по морям?

– «Посланец небес» обладает многими чудодейственными свойствами…

Базир осекся. Что он делает?! Кому он это рассказывает?! Он обезумел! О Аллах, убери затмение с моего бедного разума!

– Какими он обладает свойствами?

Мусульманин уже овладел собой.

– Не знаю. Слышал только, что алмаз этот чудодейственный, а куда его везли и зачем, то мне неведомо. Да я его и не видел никогда. Таким мелким людям, как я, это не дозволяется. Я не уверен даже, что он был на корабле.

Кидд страстно ему возразил:

– Был, был!

Базир перевел дыхание и осторожно, тихо-тихо спросил:

– А ты видел его?

– Конечно.

Чиновник еще более понизил голос, опустив его до уровня змеиного шипения:

– Где?

– В руках у капитана Леруа.

– Когда вы относили прятать сундук с монетами?

– Да.

– Он сам показал тебе его?

– Да. Мы стояли возле водопада, он достал из кармана тряпицу…

– А что было потом?

– Потом на нас напали дикари.

Базир несколько раз вздохнул, стараясь справиться с волнением. Он чувствовал, как у него дрожит все внутри.

Сейчас, сейчас он узнает…

Зря он взял эту передышку. Кидд внезапно задумался о смысле своей откровенности.

Зачем он рассказывает все это?

Кому он рассказывает все это?

С неприятным удивлением он обнаружил, что выболтал уже почти все, что знал.

– Может быть, ты знаешь, где этот камень находится и сейчас, а?

Если бы этот вопрос был задан несколькими секундами раньше, на него был бы дан исчерпывающий ответ. Была бы описана вымоина в скале, в которую вечно падает струя водопада и на дне которой беззаботно перекатывается тот самый «Посланец небес». Но Уильям уже принял решение помалкивать. С какой стати он будет выкладывать мусульманину то, что он скрыл от британца? Пусть все одинаково ничего не знают.

– Так ты знаешь, где он сейчас?

– Нет. На нас сразу же напали. Капитана Леруа убили. Я его не любил, он обманул меня и забрал мой корабль, но мне его было жалко.

– А камень, конечно, забрали дикари? – не желая сходить с нужного направления в разговоре, давил Базир.

– Наверно. Больше я его не видел.

– А пираты искали его?

– Наверно, искали.

– Ты рассказывал им о нем?

Уильям подумал и сказал правду, не зная, правда, на пользу ли она ему:

– Нет.

И тут же почувствовал, как рука мусульманина легла ему на плечо.

– Послушай моего доброго совета, не рассказывай больше никому об этом камне. Тебя не оставят в покое, будут пытать. Никто не поверит, что ты не знаешь, где он спрятан.

– Но ты-то веришь ведь, правда?

Базир усмехнулся:

– Я не в счет. У меня нет возможности тебя пытать. К тому же мне так же выгодно помалкивать о его существовании, как и тебе.

– Почему?

– Потому что меня тоже станут пытать. Когда речь заходит о таких вещах, как этот камень, люди не задумываются о способах, которыми его можно добыть.

Уильям помолчал и тихо сказал:

– Понятно.

– Надеюсь, что так.

Глава 2

Решив судьбу Кидда и Базира, Брайан Лич перешел к обсуждению того, что делать дальше.

Тут много говорить не пришлось. Всем, даже не слишком сообразительному Мэю, было ясно, что после недавних событий благоразумнее всего убраться подальше из здешних вод. А может быть, и из Индийского океана. Где-то неподалеку рыщут фрегаты конвоя «Порт-Ройяла», встреча с которыми не сулила ничего приятного. Кроме того, когда известие о нападении дойдет до делийского правителя, несомненно, начнется настоящая охота за теми, кто рискнул ограбить корабль Великого Могола. К тому же Ост-Индская компания присоединится к этой охоте со всеми своими пятнадцатью пятидесятипушечными судами.

Нет, надо уносить ноги. И как можно дальше.

Поскольку «Блаженный Уильям» был слишком хорошо известен чиновникам адмиралтейства его величества и известность эта была не слишком положительного рода (мягко говоря), то в Европу лучше было не соваться.

Кроме того, не следовало забывать и о войне. Всякому, кто захотел бы добраться до британских портов, предстояло миновать воды, контролируемые французским флотом.

Что же оставалось?

Оставалось Карибское море.

Среди его бесчисленных островов можно было затеряться. Можно было бы прожить какое-то время, ускользая от французских пушек и английских виселиц.

Плавание было не слишком веселым. Команда немного нервничала. Все рассчитывали на большую добычу, чем та, что в конце концов досталась. Деньги из людей Леруа вытрясли. Но дело в том, что команда «Блаженного» была вчетверо больше команды «Веселого». И то, что хорошо для одного, не слишком хорошо для четверых.

Кроме того, поползли слухи о сундуке капитана Леруа. Часть пиратов считала, что нужно остаться и обшарить «проклятые горы». Разговоры на эту тему отнюдь не способствовали укреплению дисциплины.

Разумеется, было известно и о том, что на борту находится человек, который, вполне возможно, представляет себе, где «этот треклятый француз припрятал свои деньжата». Даже имя этого человека стало известно.

Кидд.

На нижней палубе, там, где развешивались гамаки для сна, об этом Кидде рассказывали самые фантастические истории. Спустя какую-нибудь неделю о нем уже говорили не иначе как о человеке, зарывшем клад в горах, рядом с «французской» бухтой.

Оставалось непонятным только одно: почему это господа командиры не подсмолят пятки этому Кидду и не выведают, где именно он вырыл яму для сундука с золотом?

А может, уже выведали, но не хотят делиться с командой?!

Для отвода глаз устроили этот поход на Тортугу, а сами наймут там другой корабль, с матросами, которые ничего не подозревают о кладе, и лягут на обратный курс.

Брожение шло серьезное.

И старший помощник Каллифорд, и штурман Берджесс, и главный канонир Мэй ощущали это.

Мэй – в меньшей степени. Для него матросы мало отличались от пушек, и поэтому он спал спокойно.

Теперь перенесемся на противоположную сторону Атлантики и посмотрим, что происходит в тех местах, куда направлялся «Блаженный Уильям».

Война потихоньку разгоралась.

Шла она не только на островах и велась не только при помощи флотов.

Заполыхал весь континент.

Воевали не только французские войска с английскими солдатами.

Французские колонисты выступали против английских колонистов.

Разделились и индейцы, которым, по логике вещей, должны были быть противны и те, и другие.

Ирокезы выступили на стороне Франции. Делаварам, например, милее была Англия.

Война как война.

Совершались подвиги, совершались предательства. Все мечтали о контроле над территориями и считали, что именно в этом основа будущего благополучия.

Силы государств были более-менее равны, что обещало достаточно длинную войну.

Стратеги и с той, и с другой стороны размышляли над тем, как в короткий срок увеличить свои силы и нарастить средства.

Именно об этом беседовали в доме губернатора острова Невис, сэра Адама Вудфорда, несколько высокопоставленных господ. Парадный обед по случаю прибытия из метрополии лорда Хардуэя, личного посланца короля Вильгельма, подходил к концу. Дамы благополучно удалились, и теперь за столом царили портвейн и политика.

Вместе с лордом Хардуэем, худосочным аристократом, с трудом вынесшим тяготы морского путешествия, прибыл полковник Маллин, большой специалист по строительству военных тюрем и усмирению бунтов в войсках; хотя внешне – человек красномордый и добродушный – таким не казался. При этом, по отзывам знакомых и сослуживцев, редкая скотина, хотя и смелая.

Кроме того, присутствовал и полковник Керр. Штабист-картограф. Любитель поруководить военно-морскими действиями не выходя из кабинета. Сухой, рыжий, желчный и, как всякий человек, самозабвенно преданный своему делу, немного не от мира сего. Правда, портвейну не враг.

Свиту толстяка Вудфорда составлял командующий гарнизоном острова Невис майор Плант. Служака, хороший товарищ и несчастный отец пяти некрасивых дочерей, которых немыслимо было выдать замуж даже за местных заскорузлых плантаторов, не говоря уж о молодых офицерах, прибывающих из метрополии, чтобы отслужить свой срок в колониях.

Присутствовал и главный денежный мешок острова – синьор Галиани. Выходец из Ломбардии, итальянец до мозга костей, он вместе с тем оставался преданнейшим подданным британской короны. Ему принадлежала половина лавок на острове, треть плантаций сахарного тростника и идея воздвигнуть огромный англиканский храм на главной площади Порт-Элизабет. То есть столицы острова.

Ломбардец, как и все итальянцы, что неудивительно, был черноволос, горяч, говорлив и лжив. Все знали, что от него не услышишь и слова правды, поэтому он никому не приносил вреда своей ложью.

Сэр Вудфорд поднял тост за высоких гостей. Выразил восторг по поводу того, что имеет честь состоять на службе у короля, который посылает к нему столь проницательных, благородных и великолепных инспекторов. Заверил, что и без всяких инспекций интересы британской короны блюдутся им в полной мере на самом острове Невис и во всех прилегающих к нему водах. Подверг осмеянию и развернутой критике тех, кто испытывает и высказывает сомнения по поводу благополучного и скорого окончания войны. Даром что за столом не было никого, кто держался бы противоположного мнения.

Лорд Хардуэй одобрительно кивал.

Полковник Маллин поощрительно надувал щеки.

Полковник Керр молчал.

Даже в таком сильно подпитом состоянии он непрерывно размышлял над конфигурацией театра военных действий и над особенностями акватории.

– Но одно сомнение меня все-таки гложет.

Все разом встрепенулись.

Губернатор напряженным взором посмотрел сквозь хрусталь своего бокала на большой подсвечник, стоявший посреди стола, уснащенный изрядно оплывшими свечами.

– Не могу поверить, что его величество и господа члены британского парламента могли принять такое решение.

Это решение было сообщено лордом Хардуэем много раньше, еще утром, сразу по прибытии. В кабинете губернатора. В присутствии высших офицеров гарнизона и влиятельнейших граждан. То есть при всех тех, кто находился сейчас за столом.

Оказывается, губернатор был поражен уже тогда, но не посмел высказать свое мнение, находясь в трезвом виде.

Лорд Хардуэй тоже был не в восторге от поручения, которое послан был выполнять в Новый Свет. Тем не менее он, поправив локон своего парика, заметил:

– Как бы там ни было, сэр Вудфорд, всем нам придется делать то, что нам надлежит делать.

Полковники одновременно кивнули. Им понравился ответ лорда Хардуэя и своей твердостью, и своей тактичностью. Он не стал резко обрывать старика-губернатора, но вместе с тем дал понять, что в военное время приказы не обсуждаются.

– Я привез с собой целый саквояж, набитый патентами и свидетельствами, и не вернусь в Лондон, пока не найду применение им всем.

Майор Плант и синьор Галиани переглянулись, но их взгляды ничего не сказали друг другу. Лорд Хардуэй продолжил:

– Майор, сегодня же отдайте приказ офицерам вашей эскадры готовиться к выходу в море.

– Слушаю, сэр.

– Из моих шести кораблей четыре нуждаются в мелком ремонте. На «Сомерсетшире» треснула фок-мачта.

– Понял вас, сэр. Завтра с рассветом мои плотники займутся ею.

Губернатор продолжал стоять, держа бокал в вытянутой руке. Он был пьян, но даже сквозь опьянение до него доходило, какую непозволительную вещь он сказал. Он посмел открыто обсуждать и осуждать королевский приказ.

Так и не выпив, он тяжело опустился в кресло.

Лорд Хардуэй, напротив, встал. Откланялся и удалился в отведенные покои, громко стуча золочеными каблуками по вощеному полу.

Ранним утром следующего дня эскадра из четырех кораблей покидала бухту Порт-Элизабет. Туман, покрывавший побережье и акваторию бухты, придавал этому событию некоторую таинственность.

Город – горстка белых кубиков среди сочной зелени пальм – в этот час еще спал.

Губернатор Вудфорд стоял на набережной, глядя в корму последнему из кораблей, исчезающих в тумане, и едва заметно шевелил губами. Если бы кто-нибудь мог подслушать, что он шепчет, то он бы очень удивился. Губернатор посылал тихие проклятия на голову главнокомандующего королевскими военно-морскими силами в Новом Свете.

Губернатор был в ужасе от того, что наговорил вчера, за портвейном, причем в похмельном сознании прегрешение разрасталось, как в увеличительном стекле. Сэр Вудфорд был уверен, что этот столичный хлыщ Хардуэй рано или поздно использует против него эту пьяную оплошность.

Не нравилось губернатору и то, что его единственный сын Генри, двадцатилетний лейтенант, увязался вместе с эскадрой.

Видите ли, он хочет послужить отечеству! Как будто ему нельзя послужить, сидя на берегу и не рискуя попусту.

Синьор Галиани стоял рядом и подсчитывал в уме, что даст ему, главному поставщику невисской эскадры, этот поход. Выходило, что даст немало.

Лорд Хардуэй стоял на шканцах флагманского корабля и настороженно прислушивался к сигналам своего организма. С ужасом он ожидал признаков морской болезни. Как и многие флотоводцы, он был, к несчастью, ей подвержен.

Слава богу, океан был гладок, как обеденный стол.

Утром того же самого дня «Блаженный Уильям» приближался к острову Невис с юга. Встречные ветры и атлантические штили измотали команду. Матросы уже две недели как не видели нормальной пищи – сплошь солонина и сухари Непрерывные размышления о зарытом на Мадагаскаре золоте добавили яду в общую атмосферу. Поэтому когда на горизонте показался некий корабль, он был заведомо обречен.

Команда желала развлечься.

И развлечений она желала кровавых.

Одномачтовый однопалубный шлюп под голландским флагом.

Откровенно говоря, это было не совсем то, что нужно.

Не француз.

Не испанец.

– Что будем делать? – спросил Каллифорд, складывая подзорную трубу и пряча ее в карман своего черного кафтана.

Берджесс взорвался:

– В конце концов, мы не состоим на королевской службе и не обязаны заботиться о безопасности союзников его величества.

– Не состоим, – подтвердил Мэй.

– Когда нас станут вешать, никто не спросит, кем мы себя считали, всех заинтересует, что мы делали.

Берджесс несколько раз хлопнул ладонями по дубовым перилам:

– Команда застоялась. Через пару минут они узнают, что прямо по курсу у нас появилась добыча, и тогда ты посмотришь, как они отнесутся к твоим благоразумным рассуждениям.

По лицу Каллифорда было видно, что предстоящее развлечение ему не по душе.

– Что тебя смущает, Роб? Солнце еще не успеет войти в зенит, а мы уже возьмем этот шлюп на абордаж.

– А что ты там рассчитываешь найти, кроме сахарного тростника и соленых воловьих шкур? Золото и жемчуг на таких посудинах не перевозят.

– Я хочу хоть немного успокоить наших негодяев, хочу, чтобы у них снова появился вкус к жизни.

Каллифорд вздохнул:

– Ладно.

Берджесс открыл было рот, чтобы отдать соответствующие команды, но его остановил жест первого помощника.

– Я сейчас схожу в капитанскую каюту. Пусть Лич сам отдаст приказ о нападении.

– Но он же…

– Я постараюсь его уговорить.

Каллифорд быстро прошагал по палубе по направлению к корме.

Капитан лежал в той же самой позе, в какой мы его оставили во французской бухте на Мадагаскаре. Он только еще больше осунулся и высох. Когда приступ лихорадки оставлял его, он полностью приходил в себя. Единственное, что его донимало в это время, – это слабость. Он не мог самостоятельно подняться с постели.

Каллифорда встретил острый, немного злой взгляд.

– Что случилось?

– Прямо по курсу голландский шлюп.

– И что же?

Первый помощник, как и всегда в момент смущения, шмыгнул носом и высморкался.

– Я не слышу!

– Берджесс предлагает его атаковать.

Капитан закашлялся. Кашлял долго, мучительно, наконец поборол приступ.

– Он сошел с ума!

– Возможно. Но вместе с ним близка к сумасшествию вся команда. Если им не бросить эту кость, они могут взбунтоваться. Бунтом просто пахнет в воздухе.

– Заставьте их побольше бегать по реям, всю дурь выдует из голов. Ты же сам прекрасно понимаешь, что в этих водах мы не можем нападать на голландский шлюп. Это не Индийский океан, здесь нам не замести следы.

– Шлюп не такой уж большой. Команда не более сорока-пятидесяти человек, – осторожно сказал Каллифорд.

– Ты предлагаешь их всех пустить на дно. Из-за двух тюков второсортного хлопка?! А ты поручишься за то, что кто-нибудь из наших головорезов в ближайшем порту за кружкой рома не похвастается, как здорово он топит голландские шлюпы?!

Помощник понимал, что капитан прав, поэтому молчал, опустив голову на грудь.

В этот момент на верхней палубе раздался грохот каблуков, засвистели боцманские дудки.

Брайан Лич поднялся на локтях:

– Что это?

– Я сейчас пойду узнаю, – сказал Каллифорд, хотя прекрасно знал, в чем дело. – Голландский шлюп был замечен, к Берджессу явились выборные от команды, и он…

– Кто командует этим кораблем – я или Берджесс?!

Лич обессиленно рухнул на постель.

Каллифорд выскочил вон.

На палубе кипела жизнь.

Носились туда и сюда вооруженные люди. Матросы, вцепившись в вымбовки, крутили колеса, натягивая канаты, которыми управлялись паруса.

На пушечных палубах гремели команды Мэя. Он обещал немедленно вставить фитиль в задницу тем, кто слишком медленно выполняет его команды.

Несмотря на то что «Блаженный Уильям» был в непрерывном плавании почти шесть месяцев и дно его обросло всяческой морской дрянью типа ракушек и водорослей, благодаря поднятому парусному вооружению он набрал приличную скорость.

Голландцы слишком поздно поняли, что паруса эти поднимаются в их честь и что им не следует слишком уповать на защиту своего флага. Этот трехпалубный красный гигант, украшенный крестом Святого Георга, вне всякого сомнения, собирается на них напасть.

– Уильям! – крикнул Берджесс. – Дай пару предупредительных выстрелов.

Главный канонир не заставил себя ждать. Одна за другой выстрелили две носовые пушки. Пороховой дым завернулся в гигантские белые шары. Одно ядро подняло высоченный фонтан брызг справа от голландской кормы, второе – слева. Преследуемым давалось понять, что они в пределах досягаемости. Кроме того, намекалось, что преследующие стреляют весьма недурно.

Туповатый Мэй никогда бы не сделал, если так можно выразиться в данном случае, карьеры, когда бы не его звериное чутье и сверхъестественный глазомер. Он не мог объяснить, что именно он делает с пушкой, для того чтобы она била без промаха.

Несмотря на приказ лечь в дрейф, голландцы продолжали идти своим курсом, не убавляя парусов.

– Раз они пытаются от нас удрать, значит, на борту у них есть кое-что получше, чем соленые воловьи шкуры. – Берджесс подмигнул Каллифорду.

Тот негромко сказал:

– Лич запретил атаковать голландцев.

Штурман весело развел руками:

– Но мы уже атакуем. Не можем же мы бросить это дело на середине. Над нами будет смеяться весь Мэйн.

Каллифорд отошел к другому борту и достал подзорную трубу из кармана.

– Что ты хочешь рассмотреть, Роб? Какого цвета подштанники теперь у голландского капитана?

– Хочу убедиться, что мы делаем эту глупость без свидетелей, Сэм.

Берджесс махнул на него рукой.

– Эй, Уильям, пора переходить от предупреждений к делу, как ты думаешь, старина?

Главный канонир продемонстрировал это. Одно из ядер, выпущенных носовыми пушками, снесло фонарь над кормовой надстройкой. Второе влетело в окно кормовой каюты и там с наслаждением взорвалось. Брызги стекол, щепки, клубы дыма хлынули из окон голландской кормы в разные стороны. Победный клич пронесся над палубой «Блаженного».

Шлюп и после этого не пожелал выбросить белый флаг. Положив руля к ветру, голландский капитан стал поворачиваться к преследователю правым бортом, готовясь к артиллерийскому сражению.

Берджесс выругался:

– Этот герой меня смешит. Старина Уильям, сделай так, чтобы у этого дурака пропало всякое желание ворочать штурвалом.

Мэй выполнил и эту просьбу воинственного штурмана. Вторым попаданием восьмифунтовое ядро, попавшее под кормовую надстройку, лишило шлюп управляемости. После этого сопротивляться уж точно не имело смысла.

– Абордажная группа, на гальюн!

Гальюном называлась носовая часть палубы между бушпритом и носовой надстройкой. Там располагалось место общественного пользования для рядовых матросов. Офицеры и знатные пассажиры справляли свои надобности на балконах у кают в кормовой части судна.

Неугомонный капитан шлюпа тем не менее сдаваться не собирался.

Было видно, как он выстраивает на верхней палубе стрелков с мушкетами.

– Клянусь собственной печенкой, – объявил штурман, увидев это, – пара ящиков с золотом нас там ожидает. Ничем больше я не могу объяснить это упорство.

– А я могу.

– Что?

– Голландцы сопротивляются в надежде, что в последний момент к ним подойдет подмога.

Штурман на секунду помрачнел. Но только на секунду. Обежал взглядом горизонт:

– Какая подмога, откуда?

«Блаженный» пришвартовался к голландцу по касательной, выламывая пушечные стволы из портов. Пираты на ходу спрыгивали на палубу шлюпа, приветствуемые мушкетными выстрелами. Одна или две головы были разнесены в мелкие куски, но, в общем, большого вреда нападавшим стрелки принести не смогли.

Медленно вытащив шпагу из ножен, Берджесс, улыбаясь, произнес:

– Пойдем посмотрим, что там от нас прятали.

Каллифорд протянул ему свою подзорную трубу:

– Есть кое-что поинтереснее.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Посмотри сам.

Штурман неохотно засунул шпагу обратно.

– Куда смотреть?

– Зюйд-зюйд-вест.

Несколько мгновений Берджесс молча всматривался в линии горизонта. Потом опустил трубу и сказал упавшим голосом:

– Это эскадра.

– Да. Эскадра. И она идет сюда. На шум нашего боя.

Штурман растерянно оглянулся:

– Надо что-то делать, черт возьми!

– Что? – равнодушным тоном спросил Каллифорд.

– Свистать всех обратно на борт. Эскадра еще далеко. Они не успели нас толком рассмотреть. Мы успеем уйти.

– Не успеем.

– Почему?!

– Сначала надо потопить шлюп.

– Залп в ватерлинию – и они затонут за четверть часа.

– Кто-нибудь обязательно выплывет и все расскажет.

Берджесс задумался. Лицо его покраснело. По вискам побежали от напряжения струйки пота. Выхода не было!

– А чья это эскадра?

– Какая разница. Французы нас потопят. Англичане или голландцы повесят.

– Что же делать?

– Извиниться для начала перед голландским капитаном.

– Что я ему скажу?

– Скажешь, что обознался, принял его за испанца.

– Он же не поверит или примет меня за идиота.

– Лучше быть живым идиотом, чем…

Штурман не дал Каллифорду закончить его сентенцию, он взревел и схватился пальцами за горло.

Поведение кораблей эскадры недвусмысленно говорило об их намерениях. Они собирались охватить «Блаженного Уильяма» широкой дугой, с тем чтобы он имел только один путь к отступлению, на запад. Но если бы он решил уходить в этом направлении, ему пришлось бы двигаться в бейдевинде, то есть навстречу ветру. В данной ситуации это было невозможно.

– Англичане, – сказал Каллифорд.

– Всегда рад встрече с соотечественниками, – процедил сквозь зубы Берджесс.

– Что будем делать, Сэмюэль?

Штурману не пришлось отвечать на этот вопрос. Носовое орудие галиона, идущего крайним слева, просигнализировало, что к «Блаженному Уильяму» сейчас будет выслана шлюпка.

– Дайте им знать, что мы готовы ее принять, – приказал Каллифорд.

Берджесс поморщился, но ничего не сказал. Между тем захват голландского шлюпа закончился. Несмотря на приказ старшего помощника прекратить безобразие на его борту, пираты торопливо обшаривали его трюмы и выворачивали карманы пленных голландцев. Догадываясь, что им через пару часов придется, быть может, за это отвечать, они не могли остановиться. Роковая инерция.

Два голых по пояс пирата приволокли на борт человека в сбитом парике, с простреленной правой рукой и перепачканным кровью лицом.

– Кто это? – недовольно спросил Берджесс.

– Убил двоих наших, здорово владеет шпагой, – возбужденно сообщили доставившие.

– Мы хотели отправить его на корм рыбам, но потом подумали, что он может нам рассказать много интересного.

– Кто ты такой? – мрачно спросил штурман, похлопывая по рукояти своей шпаги.

Пленный усмехнулся:

– Я капитан «Витесса», шлюпа, который сейчас обшаривают ваши люди. – Он увидел приближающиеся широким фронтом английские галионы и добавил: – Что бы они там ни отыскали, вам придется сильно переплатить за добытое.

Берджесс мгновенно налился кровью и сделал угрожающий шаг вперед.

Каллифорд положил ему руку на плечо:

– Погоди.

Штурман зашипел, как масло на раскаленной сковороде, но перечить не посмел. Он понимал, что в создавшейся ситуации виноват больше, чем кто бы ни было.

– Как вас зовут, милейший? – даже чуть улыбнувшись, обратился к пленному старший помощник.

– Гастон Гренуй, офицер голландского флота.

– Француз! – радостно взвизгнул Берджесс. – Мы спасены, Роберт, спасены!

Раненый француз презрительно посмотрел на лысого англичанина.

С флагманского английского галиона спустили на воду шлюпку. В нее живо спускались по веревочным лестницам гребцы.

– Совершенно не вижу, почему тот факт, что я родился в Бордо, может избавить вас от заслуженной виселицы, – спокойно сказал Гренуй.

Берджесс опять чуть было не кинулся на самоуверенного пленника, он до половины вытащил шпагу из ножен, и снова здравый смысл в лице Каллифорда удержал его от опрометчивого и опасного поступка. Удержал, но французу заметил:

– Напрасно вы ведете себя столь вызывающе. Пусть нам суждено болтаться на рее, но до того момента, когда это случится, у нас есть возможность… – Вы меня не тронете.

Берджесс проревел:

– Еще как тронем! Клянусь всеми мертвецами, сыгравшими в ящик по моей воле!

Гренуя не испугала эта шумная угроза.

– Вы меня не тронете, потому что я ваша единственная надежда.

Шлюпка быстро приближалась к плавучему острову, состоящему из двух сцепленных абордажными крючьями кораблей.

– Возможно, возможно, – задумчиво сказал Каллифорд. – Сэмюэль, я отлучусь ненадолго. Ты позаботься о том, чтобы наш гость не скучал.

Сказав это, старший помощник спустился на шканцы и быстро зашагал в сторону кормы.

Пираты, наконец сообразившие, что происходит что-то неладное, бросились к нему с вопросами.

Он отмахивался. Стремительно открыл дверь, которая вела в кормовую надстройку, и исчез за нею.

Поднявшийся с пушечной палубы Мэй и мрачный, как туча, Берджесс наблюдали за тем, как приближается к борту «Блаженного» шестивесельная шлюпка. Она была уже достаточно близко, так что можно было рассмотреть, что помимо гребцов в ней находятся несколько человек в английских военно-морских мундирах.

Каллифорд вошел в каюту капитана. Лицо Брайана Лича исказилось, и он тихо проговорил:

– Вы ослушались моего приказа и напали.

Старший помощник пожал плечами, оглядываясь.

– Это не самое худшее из того, что сегодня произошло.

– Что ты имеешь в виду?

Каллифорд прошелся по каюте, все время что-то высматривая. Что именно он искал, понять было трудно. Поведение старшего помощника взволновало капитана.

– Что ты ищешь?!

Каллифорд нехорошо усмехнулся:

– Сейчас узнаешь, капитан.

Лич попытался приподняться, но изможденное тело совершенно его не слушалось.

Наконец Каллифорд нашел то, что искал. Он быстро подошел к изголовью капитанской кровати, взял одну из пропотевших подушек и с силой наложил на лицо Лича.

Никакого сопротивления не последовало.

Через несколько минут, как раз в тот момент, когда борт шлюпки ударился о борт «Блаженного», Каллифорд снова был на мостике.

– Где ты был? – подозрительно спросил Берджесс.

– Я искал врача. Ведь мы обязаны оказать помощь мистеру Греную, а то он изойдет кровью, прежде чем увидит подошвы наших сапог.

– Какой врач?! – спросил, морща лоб, Мэй. – У нас сроду не было лекарей на борту.

Ему не успели ответить. Первый английский гость, это был красномордый полковник Маллин, перебросил ногу через фальшборт.

Судьба командиров «Блаженного Уильяма» и его команды решалась в большой каюте галиона «Виктория», флагманского корабля невисской эскадры.

Полковник Маллин сидел по правую руку от лорда Хардуэя, полковник Керр – по левую. Майор Плант – по правую руку от полковника Маллина.

Дело о нападении на шлюп «Витесс» разбиралось так тщательно, как только возможно. Было допрошено сорок матросов, но их показания были схожи, как камешки на морском берегу. Все твердили одно: был приказ с мостика атаковать, вот они и атаковали. О том, чем эти благородные господа занимались в прошлом, лорд Хардуэй спрашивать не считал нужным. Когда полковник Маллин осторожно поинтересовался, почему – он ответил, что с него и так хватает вранья.

– Вы посмотрите, как они умудряются морочить нам голову, рассказывая о том, что мы видели собственными глазами. Что они наплетут относительно того, чему мы не были свидетелями!

– Да уж.

– То-то. К тому же у меня нет цели изобличить их в пиратстве. И так видно, кто они такие. Нам важно понять, годятся ли они для тех целей, которые нами намечены.

Маллин пыхнул трубкой:

– Ну и как, сэр, к какой мысли вы склоняетесь?

– Надо поговорить с вожаками этих бандитов, тогда можно будет делать выводы.

Допрос главного канонира дал не больше, чем допрос самого распоследнего матроса. Уильям Мэй не мог объяснить, почему «Блаженный» напал на голландца.

– Я выполнял команды, которые поступали с мостика. Лорд Хардуэй переглянулся со своими полковниками:

– А кто их отдавал?

– Сэм Берджесс.

– Какую должность он занимает на вашем судне?

– Штурман.

Лорд Хардуэй пожевал тонкими, бледными от предчувствия морской болезни, губами. Вся эта компания ему категорически не нравилась. На лбу у каждого из этих негодяев было написано, что он пират, убийца и мошенник.

На время роль допрашивающего взял на себя военный тюремщик:

– С каких это пор кораблем в бою стал командовать штурман, а?

Мэй вздохнул:

– У нас такое случается с тех пор, как заболел капитан Лич, сэр.

– Приведите сюда штурмана Берджесса.

Штурман был недалеко, дожидался за дверью. Его появление рассеяло все сомнения (если таковые еще оставались) относительно характера той деятельности, которой занималась команда «Блаженного Уильяма».

Бритоголовый, татуированный, слегка навеселе. Пират-пиратище.

– Скажите мне, Сэмюэль…

– Берджесс, сэр.

– Пусть так. Так вот, скажите мне, почему нападением на голландский шлюп командовали вы?

– Вообще-то, у нас командует капитан…

– Но капитан Лич, насколько мне известно, был болен.

– Точно так, сэр. Старший помощник Каллифорд отправился к нему в каюту, чтобы узнать, как нам себя вести, поскольку на горизонте, прямо по курсу, мы увидели шлюп. Мы подумали, что это шлюп французский…

– Почему вы так решили?

Штурман поскреб бритую макушку:

– А какой же еще, сэр?! Разве мы посмели бы напасть на шлюп нашего союзника?

Лорд Хардуэй склонил голову и некоторое время сидел так. Когда он ее поднял, выражение лица у него было кислое. Волнения на море не было никакого, поэтому выражение лица лондонского посланца выражало его отношение к следствию, которым он вынужден был заниматься.

– Позовите этого, как его, Каллифорда.

Штурман удалился в сопровождении двух мушкетеров в ярко-красных кафтанах. Два других человека в таких же мундирах ввели старшего помощника, он церемонно поклонился и, не удержавшись (хотя давал себе слово), потрогал правую ноздрю.

Несомненно, рваная ноздря хуже бритого черепа. Именно так и отреагировал лорд Хардуэй. Выражение лица у него сделалось совсем мрачным.

Маллин, Керр и Плант тоже не выказывали благостного расположения духа.

– Ты старший помощник?

– Да, сэр.

– Значит, ты должен знать, кто отдал приказ напасть на голландский шлюп.

– Должен знать и знаю это.

– Кто же?

– Капитан Лич.

– Он же был болен!

– Он плохо управлял своими руками и ногами, это из-за бомбейской лихорадки, господа, так вот, руками и ногами, особенно сразу после приступа, он шевельнуть не мог. А голова, поверьте, господа, голова у него была в порядке.

Лорд Хардуэй подумал, что хуже негодяя может быть только говорливый негодяй.

– И вот, когда он узнал, что прямо по курсу у нас возник то ли бриг, то ли шлюп…

– От кого он мог это узнать?

– Да от кого угодно. За ним присматривал один матрос, сами понимаете – немощь…

Полковник Маллин поднял руку:

– Где он сейчас, этот матрос?

– Погиб. Погиб во время абордажа. Мы понесли немалые потери. Кто же думал, что они будут так сопротивляться.

– Кто же думал, что вы нападете на шлюп союзников.

Каллифорд картинно развел руками:

– Капитан Лич считал, что это французский, то есть вражеский, корабль.

Лорд Хардуэй резко наклонился вперед:

– Он сам вам об этом сказал?

– О да, сэр. Сказал и приказал атаковать.

– Человек, лежащий без движения в каюте?! Он что, сквозь стены мог видеть?

– Не знаю, сэр. Не думаю. Все дело в этом матросе, видимо, он так описал капитану этот шлюп.

Лорд Хардуэй махнул рукой. Каллифорд не совсем понял, что означает этот жест, но на всякий случай замолчал.

Маллин и Керр с сожалением смотрели на своего высокопоставленного друга. Они слишком хорошо его знали и видели, что это дело его тяготит, что он занимается им без всякой страсти и почти без любопытства.

– Итак, Лич отдал вам приказ атаковать.

– Отдал.

– Но вы-то видели, что на грот-мачте шлюпа голландский флаг, а не французский.

Каллифорд кивнул:

– Видеть-то я видел…

– И что же?

– Но у нас не принято обсуждать приказы капитана. Хоть кого спросите. Раз приказано – надо выполнять, каким бы странным или неприятным ни казался приказ. Да, я видел, что флаг голландский, но не посмел ослушаться приказа.

Каллифорд извергал эту наглую ложь с самым искренним видом. Лорд Хардуэй и его помощники с интересом следили за этим спектаклем, ожидая, что мерзавец пустит петуха, переусердствует, но Каллифорд сыграл свою роль великолепно. Все понимали, что он врет, но вместе с тем не видели, как его можно было уличить во лжи.

– Хватит!

Рука лорда хлопнула по бумагам, разложенным на столе. Правая рука. Левая разбросала по плечам локоны парика.

Пират стоял покорный, как овечка, по его изуродованному лицу читалось, что он готов смиренно принять любую участь, какую высокопоставленные господа сочтут нужным ему назначить.

Но время распределения участей еще не подошло.

У лорда Хардуэя были еще вопросы.

– Ответь мне, почему в сундуке капитана Лича мы не обнаружили никаких документов. Ни патента, ни капитанского свидетельства, ни приписного паспорта?

Каллифорд пожал плечами, ничуть не смутившись, хотя, признаться, лорд рассчитывал его этим вопросом смутить.

– Извините, сэр, но я человек неграмотный. Всеми бумажными делами занимался капитан, и только капитан.

– Вы что, нанимаясь на службу, не подписывали с ним контракта?

– Почему же, я прикладывал палец, измазанный в чернилах, к какой-то бумаге.

– Ты до такой степени доверял капитану Личу?

– А почему я не должен был ему доверять, сто чертей мне в глотку и еще сто в печень! Лич был славный парень и никогда не обманывал меня и других неграмотных парней.

– В каюте капитана Лича не найдено никаких бумаг, ни с пальцем, ни без пальца.

Каллифорд сделал недоуменное выражение лица.

– Я, например, считаю, что ты, увидев паруса нашей эскадры, уничтожил все бумаги, – вмешался в разговор полковник Керр.

Его поддержал Маллин:

– Контракт, конечно, был. Стандартный пиратский контракт из двенадцати пунктов.

Допрашиваемый выпучил глаза, как будто все сообщаемое было для него откровением.

– Пиратский… контракт… что вы такое говорите, сэр?!

– Что вы с ними сделали – сожгли или выбросили в воду?

Каллифорд обратился к лорду Хардуэю за защитой от нападок его слишком ретивых помощников:

– Сэр!

– Скажи мне, чем вы занимались в морях Индийского океана, прежде чем появиться здесь?

– Мы состояли на службе в компании.

– К какому порту вы были приписаны?

– Чаще всего мы стояли в Сурате.

Было видно, что лорд Хардуэй не верит ни единому слову, но отчего-то продолжает спрашивать.

– Что же заставило капитана Лича покинуть те благодатные места?

Каллифорд многозначительно закатил глаза:

– Война, сэр.

– Война? Лич испугался войны?!

– Не совсем так, сэр. Мы ввязались в войну. Мы даже потопили один французский корабль. По всей видимости, это был капер, он охотился за судами компании, сэр. Причем капер этот был не одиночкой, и капитан Лич пришел к выводу, что французов у берегов Мадагаскара слишком много, это опасно, и велел идти в Карибское море, где, он считал, мы будем в большей безопасности. По дороге нам встретился этот треклятый шлюп. Думаю, его очертания смахивали немного на очертания того французского капера, вот капитан и решил на него напасть. В конце концов, джентльмены, капитан Лич был не так уж не прав.

– Поясни свою мысль.

– Капитаном шлюпа оказался француз, я лично в этом убедился, прежде чем меня сцапали ваши ребята.

Лорд Хардуэй сидел, уткнувшись лицом в ладони. Так он и заговорил:

– Ты лжешь, как последний паршивый пес!

Каллифорд слегка растерялся. Он не ожидал, что человек в таком дорогом и так тщательно расчесанном парике сможет произнести такие слова.

– Ты пес! Ты лжешь на каждом шагу. Как мог человек, лежащий без движения в постели, увидеть очертания корабля прямо по курсу? Для этого как минимум нужно встать с постели!

Каллифорд открыл было рот, но ему было громогласно велено:

– Молчать!

Полковники приободрились, лорд Хардуэй начинал напоминать, хотя бы отчасти, себя прежнего.

– Я колебался, что мне с тобой делать. Но меня доконала история с потопленным французским капером. С меня довольно! Возможно ли так лгать?!

Пират рухнул на колени:

– Но я могу доказать, что мои слова не ложь.

– Доказать?!

– Я согласен, пусть не пробьет и пяти склянок, болтаться на рее, сам завяжу себе петлю, если не докажу, что история с потопленным французом – правда.

Лорд Хардуэй встал.

Встали и остальные.

– Если ты не сделаешь этого, то пожалеешь не только о своих словах, но и том, что родился на свет.

Через каких-нибудь полчаса перед лордом и полковниками предстал Уильям Кидд.

Глава 3

Выглядел несчастный шотландец неважно. Истлевшая рубаха, клочковатая борода, подслеповатый взгляд. Давал себя знать месяц, проведенный почти в полной темноте.

Лорд Хардуэй смотрел на шотландца без восхищения, но с любопытством.

Полковники Маллин и Керр не испытывали ни того, ни другого чувства.

– Кто вы такой и откуда?

Уильям, увидев перед собой столь великолепно одетых господ, решил, что таким большим начальникам следует говорить только правду.

И начал ее говорить.

Важные господа слушали с интересом и не перебивали. Это убедило Кидда, что он говорит вещи важные и любопытные. Он рассказал важным господам о своей юности, о том, что он не хотел учиться, о том, как любит рыбачить, о том, что в городе он чувствует себя неуютно и поэтому предпочитает жить в загородном доме. Довольно подробно он описал свой дом и свой образ жизни в нем. Ничего не скрывая, он подробно поведал о том, что думает отец по его поводу, и о том, что соседи хихикают ему в спину, считая немного ненормальным.

В этом месте оба полковника и майор улыбнулись, кто криво, кто затаенно.

Лицо лорда Хардуэя осталось неподвижным.

Уильям смотрел, конечно же, на лорда, он понял, что ему позволено говорить дальше.

И он начал рассуждать о том, почему не стал жениться. Он считал, что жена – это не отец, жена не позволила бы ему предаваться его вольным привычкам, шляться где попало и обедать когда угодно. Кроме того, и это самое главное, он не встретил женщину, с которой ему бы хотелось не только спать, но и просыпаться. Деревенские подружки никогда не обделяли его своим вниманием, потому что мужчина он видный и нежадный. Он позволял поселянкам бесплатно собирать хворост в своем лесу и никогда не взыскивал штраф за потраву луга, если такое случалось.

В этом месте лорд Хардуэй вежливо заметил, что пора бы переходить от рассказов о жизни земной к описаниям жизни морской.

– О да, сэр.

И Уильям самым подробным образом изложил историю своей злополучной поездки в Бристоль. Тяжело вздохнул, упоминая о горькой судьбе болезненного брата Энтони, упомянул о его предсмертных советах и сослался на эти советы как на причину того, что он бросился в лукавые объятия первого попавшегося француза, оказавшегося столь недобросовестным человеком.

– Это было в бристольском порту?

– Именно так, сэр.

– Вы не могли бы поподробнее описать чиновников, участвовавших в сделке?

Уильям описал.

Лорд Хардуэй поглядел на полковника Маллина. Тот плотоядно улыбнулся.

– Я слышал разговоры о том, что эти конторские крысы берут взятки, но чтобы прямое предательство… Я займусь этим делом, милорд.

Уильяму было велено продолжать.

– Осталось рассказать совсем немного, джентльмены, – уверил Кидд и невольно обманул, потому что описание дальнейших приключений получилось отнюдь не кратким.

Пришлось остановиться на своем нелегком матросском существовании, сидение в мешке тоже нашло свое место в повествовании. Описал он и бой, которого не видел. И дележ денег.

– Сколько их там было?

– Целый сундук.

– То есть половина сундука находится сейчас у матросов? – поинтересовался Керр.

– Не знаю, джентльмены, может быть.

– А вторая половина была похищена дикарями?

В этом месте Уильям Кидд солгал. Не из корысти. Разумеется, он не рассчитывал когда-либо тайно вернуться на Мадагаскар и вынуть ящик с могольским золотом из-под камней. Не собирался он доставать и грандиозный алмаз со дна вымоины, вечно принимающей струю водопада. Насчет этих сокровищ у него сложилось вполне определенное и очень твердое убеждение: они могут принести только вред. Они уже погубили уйму народа, их не смогли удержать в руках люди, обладающие громадными кораблями и многочисленной охраной. Куда уж ему, неженатому, великовозрастному балбесу, которого может обвести вокруг пальца любой француз.

Надо держаться от всего этого подальше. Только так можно перехитрить опасность, которая таится в золоте и драгоценностях.

Уильям Кидд солгал.

Солгал с легким сердцем.

Он сказал, что все золото досталось дикарям.

– Можете спросить у старшего помощника Каллифорда, они сожгли всю деревню, перерыли все. Ничего не нашли.

– А ты в это время играл роль дикарского бога? – усмехнулся лорд Хардуэй.

– Эти несчастные решили, что такая роль как раз по мне. Да простит мне Господь мое невольное прегрешение.

Лорд Хардуэй снова усмехнулся:

– Я думаю, простит.

Легко заметить, что о камне Уильям вообще не упомянул. Сыграли тут свою роль и зловещие советы Базира.

Мусульманин, кстати, тоже был вызван и допрошен.

Ему хватило благоразумия не упоминать о том, что «Порт-Ройял» сначала был атакован и изувечен именно «Блаженным Уильямом». Он все списал на французов. Разумеется, мусульманин не столько заботился о головах Каллифорда и остальных пиратов, сколько о собственном душевном спокойствии. Если бы эти благородные джентльмены узнали о «Посланце небес», то расспросам, а может быть, и расспросам с пристрастием не было бы конца.

Услышав название «Порт-Ройял», господа в париках насторожились, но Базир был внимателен и не проговорился. Сыграл до конца роль маленького торгового чиновника.

Лорд Хардуэй сверлил его взглядом.

Полковник Маллин задавал каверзные вопросы. Все оказалось напрасно.

– Уведите его.

Мусульманин оказался там же, где располагались все прочие допрашиваемые. На люке порохового погреба. Под охраной восьми мушкетеров.

Стоял тихий, теплый вечер. Покрикивали чайки, на мгновение показываясь над фальшбортом. Покрикивали матросы, драящие палубу. Хлопали паруса над головой.

– Тяни снасть! Эка страсть! Длинный трос, хоть ты брось! Молодцы! За концы! Мясо – дрянь! Куртки – рвань! В рубцах спина! Вот те на! Косы рыжи! Спины пониже! Налетай, народ! Перекладина ждет! И стар и млад! И все подряд! Тяни, крепи, на весь свет вопи! – напевал приятный голос где-то на носу.

Но распеться не дали, боцман, свистя, помчался на голос. Не дело – петь пиратские песни на королевском галионе.

Каллифорд и Берджесс мрачно усмехнулись.

– В самом деле, перекладина нас уже дожидается, иссохла вся от тоски, правда, Роб? Каллифорд дернул щекой:

– У меня есть тайная надежда, что нас все-таки расстреляют.

– Почему это, Роб?

– Мы как-никак офицеры, Сэм.

Берджесс не удержался от нервного смеха.

– Вы что, думаете, они нам поверили? – поинтересовался Мэй.

В ответ на этот вопрос засмеялся Каллифорд:

– А что бы ты сделал, выслушав всю ту бредятину, которую мы несли?

– Странно, что они вообще нас слушали до конца. Лично я бы не стал этого делать.

Мэй наморщил лоб и тоскливо посмотрел вдаль:

– Ты прав, Сэм. Какие мы все-таки идиоты! В это время в большой каюте шло весьма оживленное обсуждение услышанного. Высказывались самые разные мнения, итог подвел лорд Хардуэй:

– Если бы эти джентльмены попались мне в руки еще каких-нибудь четыре месяца назад, они бы уже благополучно калились на солнышке. Сейчас обстоятельства изменились. Разделяя чувства сэра Вудфорда, я сделаю то, чего требует от меня мой долг.

Он сделал жест рукой своему секретарю, и тот поставил на стол изящную, инкрустированную перламутром и лазуритом шкатулку.

Лорд Хардуэй отпер ее маленьким серебряным ключиком и открыл. Она была доверху набита плотно свернутыми гербовыми листами.

– Я выпишу королевские офицерские патенты этим негодяям, тем более что формально они этого заслужили, потопив французский капер.

– Вы им верите, милорд? Лорд Хардуэй улыбнулся:

– Все, что я сейчас говорю, предназначено не для вашего слуха, джентльмены, а для парламентской комиссии палаты лордов. Должен же я буду рано или поздно объяснить, почему взял на королевскую службу явных бандитов.

Полковники понимающе кивнули.

– Многие наши заслуги со временем забудутся. Нас еще обвинят и в попустительстве пиратам. Но вот то, что у нас сейчас не хватает здесь сил и мы готовы поставить под ружье любого англичанина, невзирая на его прошлое и на его наклонности, – это останется в памяти. Но только в том случае, если… Война должна быть выиграна.

В каюте возникла неловкая пауза, лорд Хардуэй невольно приоткрыл дверь туда, куда его спутникам заглядывать не стоило бы.

Политика – дело темное.

– Для палаты лордов я придумал еще один аргумент, который смягчит впечатление от нашей непозволительной мягкости.

Присутствующие заинтересованно вскинули головы. – Мы назначим капитаном «Блаженного Уильяма» человека с безупречным прошлым.

Майор Плант расстроился, он решил, что лорд Хардуэй заберет у него кого-нибудь из его офицеров, которых и так катастрофически не хватает. Война все-таки.

– Сэр, мне бы не хотелось думать…

– Подождите пугаться, майор. Командовать «Блаженным Уильямом» будет Уильям Кидд.

Сказать, что все были поражены, значит преуменьшить произведенный эффект.

– Погодите возражать; дайте я договорю. Я исходил из того соображения, что банда негодяев, управляемая честным человеком, полезнее, чем команда честных людей, управляемая негодяем. «Блаженный Уильям» будет находиться в составе невисской эскадры. Судя по всему, и Каллифорд, и Берджесс – моряки опытные. Управлять кораблем будут они. Кидд будет нашим глазом и нашей рукой на его борту. Если пираты держат в сердце своем бунт, они взбунтуются при любом капитане. Если они взбунтуются и убьют нашего сорокалетнего любителя перепелиной охоты, потеря для королевского флота будет невелика.

К концу длинной речи лорда Хардуэя все пришли к выводу, что замысел его не так уж плох.

– В конце концов, джентльмены, в данный момент меня больше волнует этот индус.

– Мусульманин, сэр.

– В данном случае верно и то, и другое.

– А что в нем интересного, милорд?

Лорд Хардуэй немного помолчал, может быть, размышляя над тем, стоит ли сообщать то, что было ему известно.

– Дело в том, что на «Порт-Ройяле» плыл высокопоставленный посланец Аурангзеба, Великого Могола. В его багаже должен был находиться алмаз «Посланец небес» – по восточным поверьям, камень, обладающий необыкновенными свойствами. Он и излечивает многочисленные болезни, и возвращает молодость, и еще много всякого. Я не слишком верю в подобные сказки, знаю только одно, что этот «Посланец» – один из самых больших известных в мире алмазов. Пока все выглядит так, будто он затонул вместе с «Порт-Ройялем» неподалеку от Мадагаскара. Но что-то мне подсказывает: в этой истории возможны варианты.

– Я прикажу не спускать глаз с этого мусульманина, – сказал майор Плант.

Лорд Хардуэй устало помассировал веки.

– Это само собой разумеется, майор. Нужно думать над тем, как выяснить, знает ли он что-нибудь о судьбе алмаза. Судя по внешнему виду и разговору, трудно оценить, тот ли он мелкий портовый чиновник, за которого себя выдает.

Полковник Маллин поинтересовался, как быть с теми деньгами, что достались пиратам при дележе добычи с «Порт-Ройяла»!

– Думаю, нам можно о них позабыть. Деньги перепрятаны и, может быть, даже зарыты где-то. Притом не надо забывать, что добыты они на французском капере, то есть являются фактически законной добычей. В каперском патенте, который я сейчас выдам капитану Кидду, прямо оговаривается, что он имеет право на часть добычи с каждого захваченного французского корабля. Все? Больше нет вопросов?

Все молчали.

– Ведите сюда этих головорезов!

Глава 4

Против ожиданий пираты отнеслись к назначению Кидда капитаном совершенно спокойно. Сразу и полностью признали его власть над собою.

Можно было подумать, что так будет продолжаться только до тех пор, пока на борту «Блаженного» остается кто-нибудь из офицеров эскадры, а стоит кораблям удалиться, как бывший узник тотчас почувствует истинное к себе отношение.

Ничуть не бывало.

Сопровождавшие Кидда лейтенанты сразу по прибытии «Блаженного» в бухту Порт-Элизабет сошли на берег, а Каллифорд, Берджесс и прочие продолжали демонстрировать свою полную лояльность по отношению к новой власти.

Кроме как «сэр», никто к Уильяму не обращался. Камердинер капитана Лича, Билли (совсем, кстати, не погибший при абордаже «Витесса»), был сама услужливость и предупредительность.

В день прибытия в Порт-Элизабет Кидд впервые за последний месяц вымылся как следует. А в ночь после дня прибытия, опять же впервые за последние три месяца, лег спать на чистых простынях, в самой настоящей кровати. У капитана Лича были аристократические привычки. Помимо голландского белья он возил с собой целую коллекцию ароматических масел и эссенций, пропитывал духами перчатки, а в ботфорты на ночь клал лимонную цедру.

Впрочем, что сейчас об этом говорить. Не важно, какими привычками обладал прежний командир, нужно присматриваться к привычкам нынешнего.

После прекрасно проведенной ночи Уильям облачился в лучший костюм своего щеголеватого предшественника. В голубой камзол с батистовыми отворотами. В башмаки из красной испанской кожи с бронзовыми пряжками. В белые шелковые чулки и черные атласные панталоны.

Позавтракал он в гордом одиночестве большим куском жареной поросятины со сладким картофелем под соусом из юкатанской зелени. Запил он все это бутылкой не слишком сладкой местной малаги.

Явившиеся с докладом «офицеры» застали его в великолепном расположении духа, что, впрочем, нетрудно было предвидеть. Каллифорд, Берджесс и Мэй тоже были одеты не слишком обычно. Красные мундиры со строгими черными отворотами, серые груботканые чулки, круглые шляпы со скромными белыми перьями. И разумеется, парики. Одежда эта была им вроде бы впору, но сидела на них как-то временно, если так можно выразиться. Повсюду из-под нее выпирало их плохо скрытое пиратское естество.

Лорд Хардуэй не зря сомневался, стоит ли брать на королевскую службу эту подозрительную публику.

Надо сказать, что простые матросы отнеслись к тому, что их капитаном отныне будет Уильям Кидд, еще с большим пониманием, чем офицеры. В их представлении он давно уже был человеком, владеющим тайной мадагаскарского клада. То есть человеком в каком-то смысле богатым, а кроме того, и таинственным. Кому же, как не ему, быть при власти.

Дружелюбно поглядев на своих подчиненных, Кидд поинтересовался, что их, собственно, интересует. Зачем пожаловали?

– Ждем приказаний, – сказал Каллифорд, оставленный лордом Хардуэем в должности старшего помощника.

Уильям задумался. Он не знал, что ему приказывать. Шли бы они отсюда подобру-поздорову.

– Вы тут посмотрите что к чему. Ремонт, может быть. Или течь. В общем, посмотрите. А я сейчас в губернаторский дворец. Надо узнать, какие планы, приказы…

– Неплохо бы кренговать «Блаженного» и почистить дно, раз уж мы оказались в этой гавани, – подсказал Берджесс.

Уильям обрадовался:

– Конечно! Обязательно кренговать! Как следует!

– Нужно заменить бочки для пресной воды. Некоторые рассохлись, в других завелась плесень, – заметил Каллифорд.

– Обязательно! Как же мы без бочек?! Заменить бочки обязательно заменить.

– Поговорите там насчет пороха, наш запас на исходе. Не хватит и на один хороший бой.

Кидд кивнул Мэю, давая понять, что поговорит. С кем именно, сейчас неизвестно, но непременно.

Когда капитан покинул борт корабля, его офицеры переглянулись.

– Что будем делать? – спросил Берджесс, привычным движением почесывая загорелую лысину.

– Подчиняться, – коротко ответил Каллифорд, расстегивая крючок своего кафтана.

Мэй поглядел на одного, на другого и поинтересовался совершенно серьезно:

– Кому?

Уильям весело шагал по набережной, поигрывал тросточкой и поглядывая по сторонам. Конечно, здешняя набережная была не ровня бристольской, да и сам город не потрясал размерами. Весь он уместился в небольшой котловине, охваченной двумя крыльями невысокой, поросшей кудрявым лесом горы. На живописных склонах, меж купами араукарий и акаций, мостились небольшие, но непременно ярко-белые дома. Жилища богатых жителей выделялись количеством этажей. За белыми стенами, как правило, располагались уютные внутренние дворы с несколькими платанами и небольшим фонтаном.

Те, кто победнее, селились поближе к порту. Отставные солдаты, мелкие торговцы, каторжники, отбывшие свой срок и не имеющие средств для того, чтобы вернуться на родину, проститутки, непонятно к чему относящиеся негры и белые джентльмены без определенных занятий.

Несколько таверн, несколько церквей, несколько повозок и военно-морской патруль. Вот и весь портрет.

Уильям направился прямиком к патрулю. Представился и поинтересовался, где находится дворец губернатора.

– Дворец? – Молодой офицер, начальник патруля, показал ему на большой двухэтажный дом с синими жалюзи. почти затерявшийся в тени платанов. Он начал было объяснять, как быстрее и легче до него добраться, но тут выяснилось, что этого не требуется. Из москательной лавки, двери которой открывались прямо на набережную, вышел майор Плант. Увидев Кидда, он громко его поприветствовал, сорвав с головы шляпу.

– Губернатор? Сейчас я вас провожу. Представиться? Да, нужно. Я вас представлю.

Сэр Вудфорд был в отвратительном расположении духа после бессонной ночи, устроенной ему родной подагрой. Губернатор принял все положенное в таких случаях лечение, дважды позволял отворять себе кровь, но облегчение получил лишь частичное. Он сидел возле фонтана в широком плетеном кресле, едва запахнув полы халата, заляпанного красными пятнами. Было такое впечатление, что он встал не из постели, а вернулся с поля боя.

– Сэр! – крикнул Плант. – Это мистер Кидд, командир нового корабля нашей эскадры.

Толстяк поднял затянутый туманом ноющей боли взгляд. В этот момент ему было все равно, каким количеством кораблей обладает его эскадра.

Кидд постарался как следует щелкнуть каблуками, чтобы продемонстрировать свою безусловную бравость, чтобы его превосходительство понял, что важный пост доверен стоящему человеку.

– Очень рад, мистер Кидд.

Уильям отчеканил что-то звучно-верноподданническое и еще раз щелкнул каблуками. На этот раз, от перехлеста эмоций, у него вышло не слишком хорошо. Он даже потерял равновесие и вынужден был сделать резкий прыжок в сторону, чтобы не упасть. В силу этого он выпал из поля зрения вяло моргнувшего губернатора. Сэр Вудфорд удивился, не обнаружив перед собою этого красавчика в голубом камзоле.

Был и исчез!

Губернатор так удивился, что на мгновение забыл о боли. Где же он? Может, это было видение от возобновившегося полнокровия?

Наконец Уильям снова был увиден сэром Вудфордом. Увиден, но не одобрен.

– Это какой-то кузнечик, а не капитан.

Кидд, конечно, смутился, и, чтобы сразу же разубедить толстого губернатора на свой счет и доказать свою пригодность, он немедленно завел разговор о проблемах своего корабля.

Кренгование.

Бочки.

Его превосходительство слушал с ужасом. К нему никто и никогда не обращался с такими разговорами, тем более сразу после приступа подагры.

Майор Плант взял капитана Кидда за локоть и довольно сильно сжал. Уильям принял этот жест за поощрение и широко улыбнулся страдающему старику:

– Так как же, ваше превосходительство, я могу рассчитывать на вашу помощь?

Понимая, что напрямую этому деятельному господину он ничего объяснить не сможет, губернатор повернул голову к майору и простонал:

– Плант, где ваши бочки?

– Дочки?! – удивился майор. В глубине души он всегда думал о замужестве своих дочерей, поэтому не надо удивляться тому, что он ослышался.

– Да, да, – капризно продолжал губернатор. – Отдайте их ему, отдайте, сколько он захочет.

Майор покраснел.

– Но, сэр…

– Отдайте, не жадничайте, видите, он не отвяжется просто так, ни за что не отвяжется.

– Но, сэр!!!

– И порох тоже.

– При чем здесь порох?!

Уильям вертел головой, пытаясь понять, что происходит.

– А кренгует пусть сам.

Плант почернел.

– Кого?! Моих дочерей?!

– Что вы все время про своих дочерей? Не до них сейчас. Дайте ему двадцать бочек пороха. Лорд Хардуэй велел оказывать содействие, вот я и оказываю.

– Но мои дочери, сэр, не обязаны этого делать.

Сэр Вудфорд застонал:

– Пусть ваши дочери делают что хотят. Пусть даже кренгуют, если им это нравится, а меня оставьте в покое, ради бога, оставьте меня в покое!

Уильям Кидд понял, что визит закончился удачно. Теперь у него будут и бочки, и порох. А это значит, что в глазах своей команды он будет выглядеть орлом.

Орлом ему выглядеть хотелось.

Оставалось разобраться с дочерьми майора Планта. Каким образом они затесались в эту историю.

Когда они вышли за ворота губернаторского дома, он попытался, со всей возможной деликатностью, разобраться в этом вопросе.

Майор выслушал его витиеватую, полную расшаркиваний и одновременно странных намеков преамбулу и хмуро констатировал:

– Пойдемте ко мне. Раз уж речь зашла о моих дочерях, надо их с вами познакомить. А вас с ними.

Уильям выразил живейшую готовность идти знакомиться.

Роль отца пяти дочерей на выданье – страшная роль. Ни о чем другом, кроме как о женихах для них, майор думать был не в состоянии. Это правило действовало не только в Старом Свете, в Европе, но и в Новом, на Американском континенте.

Таким образом, легко понять, почему в доме майора Планта поднялся переполох, когда туда вошел капитан Кидд.

Майор жил не так богато, как губернатор, на одно колониальное жалованье разгуляться было трудно, несмотря на то что жизнь на островах Карибского архипелага была баснословно дешева. Основные траты, как легко себе представить, совершались по поводу девичьих туалетов.

Странно устроены женщины. В каком бы медвежьем углу им ни довелось жить, они почему-то всегда отлично осведомлены о том, как изволит одеваться ее величество королева, и требуют, чтобы их одели примерно так же. Невзирая на то, каковы доходы отца или мужа.

Причем отцу труднее.

Жене отказать легче, чем дочери.

Так, по крайней мере, думал майор, провожая капитана в гостиную.

Уильям Кидд уселся в кресло подле небольшого наборного столика на высоких тонких ножках, ножны своей длинной шпаги поставил между коленями, обе ладони положил на рукоять. Надушенные перчатки бросил на край стола. Именно так вели себя джентльмены, которых приходилось ему видеть. Майору не понравился этот жест с перчатками (по его представлениям, им было место на колене или за поясом), но он промолчал.

Рослая, статная негритянка в цветастом облегающем платье внесла поднос, на котором стоял кувшинчик синего стекла и две рюмки.

– Это местный ром, мистер Кидд. Весьма недурен.

Майор аккуратно разлил золотистый напиток. Выпили.

Во рту Кидда еще полыхало горючее облако, когда хозяин уже открыл парад невест.

– Изволите ли видеть, я вдовец, но женским обществом более чем не обделен.

Уильям утер слезы пахучей перчаткой капитана Лича.

– Что вы говорите?

– Моя дочь Джуди!

Не без усилия, преодолевая застилающий эффект текущих слез, Кидд рассмотрел девицу, появившуюся из левой двери.

Даже привстал, насколько позволял стол.

Девица была одета хорошо. Она хорошо двигалась. Она умело, даже изящно пользовалась веером. Книксен в ее исполнении был безупречен.

У нее имелся всего лишь один недостаток – слишком похожа на отца.

Опущенные уголки глаз, крупноватый нос, чуть дегенеративная линия подбородка.

Пока Уильям составлял в уме фразу, призванную продемонстрировать одновременно его воспитанность и восторг по поводу нового изящного знакомства, майор успел снова наполнить его рюмку.

Вторая рюмка оказалась не менее одухотворяющей, чем первая. Нет, не менее.

И тут прозвучало:

– Моя дочь Анабель.

Снова слезы, снова попытка привстать.

Анабель походила на свою сестру не меньше, чем на своего отца. Глаза, нос, подбородок.

Уильяму пришлось срочно переделывать приветственную фразу с учетом того, что придется обращаться не к одной девушке, а к двум.

Чтобы работа шла веселее, майор снова подлил ему в синюю рюмку.

– Моя дочь Элизабет.

Третье издание Джуди. Подбородок, нос, глаза. Интересно, в честь чего ее так назвали. Наверное, в честь города, в котором она изволит проживать?

Приветственная фраза начала разрастаться до размеров спича, и не то чтобы капитану приспичило его произносить, просто ему неудобным казалось пребывать в полном молчании и никак не реагировать на появление все новых и новых девушек. Девушек с глазами, носами и подбородками.

– Моя дочь Арабелла.

Тут уж Уильям заволновался. Дело оборачивалось какой-то пугающей стороной. Ему показалось, что майор Плант рожал своих дочерей без всякого участия какой бы то ни было женщины, до такой степени это были ЕГО дочери.

– Моя дочь Мэри.

Появление самой молоденькой слегка разбавило ужас, охвативший капитана. В ней было хоть что-то свое, отличающее от сестер. А именно большая бородавка на виске.

Кидд вздохнул с облегчением и выпил.

Его можно было понять.

– А ведь и правда, – усмехнулся полковник.

На пятый день бесплодного патрулирования решено было сделать «привал», благо место было удобное – южная оконечность острова Сан-Хуан. Формально эта территория принадлежала Испании, но с этим обстоятельством мало кто считался. В укромных бухтах вдоль западного берега острова любили устраивать свои стоянки разного рода джентльмены удачи. Индейские племена, населявшие эти места, были невоинственны, немногочисленны и абсолютно равнодушны к тому, подданными какой короны они считаются.

Когда эскадра полковника Маллина вошла в одну из таких бухт, то застала там следы недавней человеческой деятельности. Несколько хижин, крытых пальмовыми листьями, и коптильню с еще тлевшими внутри углями.

И ни одной живой души.

– Буканьеры, – сказал полковник. И он был прав. Это были именно они. – Трое или четверо, – добавил полковник и снова попал в точку.

Буканьер, если смотреть на вещи непредвзято, – это промежуточная стадия между обыкновенным поселенцем и пиратом. Эти люди никому не подчинялись, селились в труднопроходимых местах, подальше от цивилизации и властей, промышляли охотой, выделкой шкур и копчением мяса в специально устроенных коптильнях. Податей они не платили, о своем прошлом рассказывать не любили и при всяком удобном случае готовы были пополнить ряды Берегового братства.

– Устроим облаву? – поинтересовался один из офицеров.

Полковник отрицательно покачал головой:

– То, что они не захотели с нами увидеться, не значит, что у нас есть основание их повесить.

И моряки занялись тем, чем они обычно занимаются, пристав к берегу.

Отыскали свежую питьевую воду и заполнили ею бочки. Постарались настрелять дичи. Но усилиями буканьеров дичь была основательно распугана, так что большого запаса сделать не удалось, но для хорошего ужина ее хватило.

«Столы», два запасных паруса, «накрыли» на берегу. На четырех кострах зажарили десяток поросят. Горы фруктов разнообразили меню. Разумеется, никакого спиртного.

Часть команды осталась ночевать на берегу, очень хотелось расправить члены после многодневного сидения в душных, тесных кубриках.

Кидд решил, что капитану негоже бросать свой корабль даже на одну ночь.

Когда он забрался на борт, на берегу, словно призраки, едва светились дотлевающие кострища, нестройные голоса пытались спеть что-то подходящее к случаю. Видимо, запрет на спиртное не был выполнен исчерпывающе.

С нарушением полковничьего приказа Кидд столкнулся и на своем корабле. В большой каюте. За столом сидели Каллифорд, Берджесс и Мэй. Перед ними стояла пузатая бутылка и три оловянных стакана.

Билли им прислуживал.

Появление капитана явилось для них неожиданностью. Они были уверены, что такой сухопутный человек, как он, не упустит возможности переночевать на твердой земле. Кроме того, они прекрасно были осведомлены о приказе по эскадре – ни капли горячительного до возвращения из похода.

Уильям знал, что они знают.

Надо было что-то предпринять.

Надо было их всех наказать. Он был обязан их наказать!

Или он не капитан!

Но он не представлял себе, как именно это можно сделать. С чего хотя бы начать.

Да и захотят ли они подчиниться ему. Вон, даже собственный камердинер им старательно прислуживает, чувствует, кто тут настоящие хозяева.

Но оставить все это без внимания нельзя.

Нарушители молча ждали, какое решение примет их капитан. И чем дольше он молчал, тем туже затягивался узел ситуации.

Наконец Кидд сделал шаг. Потом второй. Приблизился к столу и сел напротив Каллифорда.

Тот молчал, едва заметно ухмыляясь и покручивая черными от табака пальцами горлышко бутылки.

Тут Кидд взял еще одну паузу. Но короткую.

– Билли, – сказал он предельно миролюбивым тоном, – принеси стакан.

Стакан мгновенно явился.

Каллифорд молча перевернул бутылку горлышком вниз.

Она была пуста.

– Билли, принеси бутылку.

Тот попытался сказать, что, в общем-то, не велено, командиром эскадры не велено, но смешался и бросился выполнять приказание.

– Наполни стаканы, Билли.

Офицеры молча ожидали, что же будет дальше. Они еще не знали, что их капитан принял очень сильное и очень глупое решение.

Он решил перепить их и таким образом поставить на место. Трудно сказать, почему он решил, что это у него получится. Давешнее приключение в доме майора Планта должно было навести его на мысль, что он не слишком силен по этой части.

Не навело.

Первый стакан был выпит в полнейшем молчании.

Тяжелый ямайский ром темным пламенем заполыхал в животе капитана Кидда.

Второй стакан он выпил с саркастической усмешкой на губах. Но тоже безмолвно.

Офицеры следовали его примеру. Им очень любопытно было узнать, чем все это закончится. Может быть, они рассчитывали на повторение сеанса болтливости и надеялись, что в этот раз капитан проговорится до конца. Если ему, конечно, есть о чем проговариваться. После третьего стакана был задан первый вопрос:

– Кто я такой, джентльмены?

– В каком смысле, сэр?

– Нет, вы скажите, кто я такой, дьявол вас всех побери?!

Офицеры переглянулись.

Их подмывало, Берджесса в особенности, сказать всю правду, но они предпочли обычное:

– Вы капитан, сэр.

– Билли, наливай еще.

Выпит был и четвертый стакан.

– Так, значит, вы признаете меня своим капитаном?

Пожатие плеч, кривые ухмылки в сторону.

– Признаем, конечно.

– Значит, вы должны выполнять все мои приказания?

Каллифорд, самый сосредоточенный из всех, кивнул:

– Все, любые и когда угодно. Вот вы приказали нам пить, и мы пьем, хотя этого не надо бы делать.

– Почему? – удивился Кидд. – Полковник не разрешает?

– Не разрешает, сэр.

– А я плевать хотел на полковника. Я здесь капитан! Я или кто?!

И началось яростное пение дифирамбов. Каллифорд как самый хитрый первым сообразил, что это настроение Кидда можно использовать.

Как именно, он пока не знал, но продолжал усиленно подливать масла славословий в огонь алкогольного тщеславия. Берджесс и Мэй помогали ему.

– Мы выполним любое ваше приказание, но не о мелочах ведь речь.

– Не понимаю.

– А что тут понимать! Настоящий капитан должен отдавать настоящие приказы.

– Я умею отдавать настоящие приказы!

Помощник ехидно развел длинными руками:

– Простите, сэр, не приходилось видеть.

– И слышать, – просипел штурман.

Кидд остолбенел от возмущения:

– Так вы что, считаете, что я не способен отдать настоящий приказ?!

– Нет, вы способны, но просто нам видеть не приходилось, как вы их отдаете.

Кидд тряхнул головой:

– Какой отдать приказ?

Офицеры в который уже раз переглянулись. И Каллифорд сказал негромким, равнодушным голосом:

– Отдайте, например, приказ завтра с рассветом выйти из гавани.

– Зачем?

– Как – зачем, а французы?! Мы атакуем их. Не полковник Маллин и не этот его «Повелитель морей». Капитан Кидд и его «Блаженный Уильям» – вот кто будет настоящим героем.

Взгляд Кидда загорелся.

– Я отдаю такой приказ!

– Надо позвать кого-нибудь.

– Зачем?

– Надо, чтобы все убедились, что это ваша воля, что именно вы герой, а не какой-то там полковник.

Все уже понявший Билли кинулся на нижнюю палубу и мгновенно привел боцмана и троих канониров, которые и стали свидетелями того, что приказ о тайном бегстве из эскадры полковника Маллина был отдал именно капитаном Киддом, а не кем-либо иным. Отдание приказа было тут же отмечено еще одним стаканом рома, и это было последнее великое дело, совершенное Уильямом в этот день.

Он со спокойной душой отправился спать.

Рассвет подал лишь первые признаки своего приближения, а якорь «Блаженного Уильяма» был уже поднят. По вантам поползли десятки матросов. Команды отдавались вполголоса. Никаких боцманских дудок и горнов.

Каллифорд (именно он распоряжался при спящем капитане) следил не столько за тем, как идет установка парусов, сколько за тем, что происходит на берегу и на «Саутгемптоне».

Там ничего не происходило. И чем дольше это продолжалось, тем отчетливее вырисовывались контуры успеха. Пока люди Маллина поднимут паруса, выдерут якоря из дна да, господи, пока они глаза продерут, «Блаженный» уже выйдет из бухты.

В запасе у него будет не менее двух часов. За это время при свежем утреннем бризе можно будет уйти на безопасное расстояние.

Можно было бы тронуться с места ночью, но только в том случае, если бы бухта была хотя бы отчасти знакомой. В темноте слишком велик риск сесть на донный камень или горб отмели.

С каждой секундой уверенность Каллифорда в успешном завершении операции крепла.

«На берегу, правда, оставалось около сотни его людей. Но что поделаешь, – философски заключил Рваная Ноздря, – люди – это то, чем чаще всего приходится жертвовать в жизни. Тем более сомнительно, чтобы полковник повесил их всех в наказание бежавшим. Это слишком даже для закоренелого строителя военных тюрем».

Берджесс сообщил, что все готово.

– Кладите руль к ветру. Будем потихоньку выбираться.

Смелость, с которой действовал Каллифорд, объяснялась еще и тем, что на случай неудачи у него было алиби. Все можно было свалить на этого полоумного Кидда. Приказ он отдавал при свидетелях.

Каллифорд снова подошел к фальшборту и стал вглядываться в очертания флагмана – до него было не более двух кабельтовых. Утренняя дымка быстро рассеивалась. Кажется, они до сих пор ничего не заметили. Нет, дьявол, заметили! Над бортом замелькали треуголки. Кто-то начал карабкаться на фок-мачту, в гнездо впередсмотрящего.

Не-ет, опоздали.

«Блаженный» уже набрал вполне ощутимый ход. Войдя в облако утреннего тумана, он громко хлопнул парусом, как бы прощаясь с товарищами по эскадре.

Неприятность для остающихся заключалась еще и в том, что сам полковник находился на берегу.

Пока он проснется, пока он доберется до «Саутгемптона», пока он…

Каллифорд самодовольно осклабился:

– Эй, там, на носу, воду смотреть!

Выход из бухты – две песчаные косы, густо поросшие наклоненными в сторону моря пальмами, – быстро приближался.

Юмор ситуации заключался в том, что в тот самый момент, когда «Блаженный Уильям» стремился покинуть бухту, кое-кто собирался в нее проникнуть.

Два десятка длинных индейских пирог, набитых французами до предела.

Вчерашние буканьеры, скрывшиеся при появлении английской эскадры, попали в лапы французского патруля. Дело в том, что в одной из соседних бухт укрывались от любопытных глаз два рейдера, плавающих под белолилейным флагом. Капитан Делез, взвесив все обстоятельства, решил, что у него есть шансы разгромить англичан.

Первое – фактор неожиданности. Судя по тому, что британцы высадились на берег и даже устроили пикник, никакого нападения ни с суши, ни с моря они не ждут.

Второе – если ударить сразу с двух сторон, это сведет на нет некоторое преимущество противника в численности.

В совокупности этих двух обстоятельств должно было хватить для победы.

Поскольку с моря невозможно подойти незамеченным, ставку надо сделать не на артиллерийскую дуэль, а на абордаж. Его легче всего провести с помощью пирог. Пока англичане будут продирать глаза и раздувать фитили своих пушек, пироги пересекут бухту и пришвартуются к обреченным английским посудинам.

А там уж начнется…

В общем, расчеты капитана Делеза следует признать верными. Все вышло бы так, как он задумал. Когда бы не одно обстоятельство.

Едва «Блаженный Уильям» вошел в самое узкое место между двумя отмелями, как оказался в самой гуще стремительно несущихся сквозь утренний туман пирог.

Французы оказались просто парализованы, когда увидели, что на них вываливается из воздушного молока черная громадина.

Человеку, который собирался застать кого-то врасплох, очень трудно перестроиться, если он обнаруживает, что сам стал жертвою неожиданного нападения.

С точки зрения французских солдат, «Блаженный» вел себя как дикий зверь. Он крушил, давил, ломал пополам оказавшиеся такими хрупкими пироги. Люди падали в воду с криками и стонами. Поскольку крики и стоны были произносимы на ненавистном в данный момент языке, англичане очень скоро сообразили, что происходит, и волей-неволей ввязались в совершенно не планировавшийся бой.

Выстрелы у выхода из бухты разбудили не только тех, кто оставался на кораблях, но и тех, кто еще блаженствовал на берегу. Человек, услышавший непонятные выстрелы, тянет руку к оружию.

Французы, засевшие в зарослях неподалеку от берега и ожидавшие только того момента, когда начнется атака пирог на корабли, растерялись.

Они не могли понять, что же все-таки там происходит, у входа в бухту. Неизвестность гасит боевой азарт. И без того было ясно, что драка предстоит жестокая, а теперь, было непонятно, что и думать. Одно дело – резать спящих англичан, другое – нарваться на них, на бодрствующих и злых.

Капитан Делез находился на одной из пирог. Офицер, назначенный командовать атакой с суши, получил совершенно точные указания – выступать только после того, как начнется абордаж. Сердце его разрывалось от противоречивых чувств. С одной стороны, он знал, что приказы надо выполнять, с другой стороны, он видел, что выполнение приказа ведет к потере стратегического преимущества.

Атаковать, не дожидаясь абордажа?

А если у Делеза возникли сложности и абордажа не будет вообще? Тогда он останется с двумя неполными ротами мушкетеров против трех с половиной сотен разъяренных англичан.

От терзаний офицера избавил молодой стрелок, он не выдержал напряжения и выстрелил из своего мушкета прямо в туман на голоса противника.

Полковник Маллин, уже вполне проснувшийся, но еще не вполне разобравшийся в ситуации, принял единственно верное решение. Он велел всем только вставшим ото сна солдатам немедленно лечь на песок.

Так что невольный французский залп из зарослей принес минимальный вред.

– А теперь, пока они перезаряжают мушкеты, за мной!

Красномордый полковник оказался смелым человеком. И не дураком. Он правильно рассудил, что у противника, кто бы он ни был, людей не так много, как у него, иначе бы он действовал энергичнее.

Англичане и французы столкнулись на краю зарослей.

Кровопролитной битвы не получилось. Десять-двенадцать заколотых и раненых с обеих сторон. Французы не захотели выходить на пляж, англичане не стали соваться в заросли.

Тем временем «Саутгемптон» и «Повелитель морей» кое-как подняли паруса и направились на шум боя. Впрочем, туман уже к этому моменту рассеялся, и было отчетливо видно, что «Блаженный Уильям» ведет сражение с какими-то лодками. И в сражении этом, кажется, берет верх.

Сомнения все рассеялись, когда корабль капитана Кидда пустил в ход пушки. Стоило подняться в воздух двум фонтанам, состоящим из орущих людей и исковерканных обломков вперемешку с водой, как все было кончено.

Когда корабли эскадры подошли вплотную к месту боя, им осталась только приятная работа. Расстреливать из мушкетов и пушек мокрых, несчастных, тяжело выбирающихся на берег французов. Некоторые из них падали в изнеможении, другие оттого, что были ранены или убиты.

Уйти удалось всего лишь четырем пирогам. Да и то их экипажам пришлось изрядно понервничать, пока над их головами свистели ядра победителей.

Столь замечательно задуманная операция завершилась столь плачевно.

И все почему?

Капитан Кидд был разбужен грохотом пушечной пальбы. Разбужен, но ненадолго. Решив почему-то, что это не имеет к нему никакого отношения, он снова бросил голову на подушку и погрузился в путаный похмельный сон.

Билли, много повидавший на своем пиратском веку, смотрел на своего капитана не без некоторого странного восхищения. Редко встретишь человека, столь свободного в своих поступках.

Победоносный бой уже затихал, когда Уильям Кидд потребовал воды.

Билли выдавил в большую кружку с водой пол-лимона и подал ему.

– Что это там за грохот, Билли?

– Бой, сэр.

– С кем, Билли?

– С французами, надо понимать, сэр.

– С чего ты решил, что они французы?

– А они ругаются по-французски, сэр.

– А ты знаешь французские ругательства, Билли?

Капитан прихлебывал холодную воду и после каждого глотка переживал короткий миг блаженства.

– Я знаю много всяких ругательств, сэр, но когда приспичит, ругаюсь по-английски. Думаю, у этих ребят та же история.

– Когда же эти негодяи на нас напали?

– Правильнее было бы сказать, что это мы на них напали!

– Когда?

– Да не так давно, и двух склянок не отбить.

– А кто приказал?

– Вы, сэр.

– Я?

Тут Уильяму стало по-настоящему плохо. Несколько химерических по своей омерзительности воспоминаний всплыло в его измученном мозгу.

А ведь он и правда отдавал вчера какие-то безумные команды!!!

Что же делать?!

Сделалось капитану Кидду так тоскливо-тоскливо. Что он скажет полковнику? Что он скажет губернатору Вудфорду? Не говоря уже о лорде Хардуэе.

Отдал приказ о нападении, а сам нападение проспал!

Раздался стук в дверь каюты. Уильяму показалось, что это явился лично полковник, чтобы тащить его на виселицу.

Оказалось, что это явились Каллифорд с Берджессом. Вид у них был сияющий.

– Полная победа, сэр!

Перекошенная в нескольких направлениях конопатая физиономия капитана начала медленно расправляться.

– Победа?

Он спросил очень осторожно, чуть-чуть спросил, в любой момент ожидая, что на него обрушат град насмешек и самых грубых издевательств.

– Да, сэр.

Каллифорд являл собой сплошную уверенность, он просто отчеканивал каждое слово, невозможно было усомниться в том, что он говорит.

– Мы потопили полтора десятка французских пирог, мы спасли эскадру. В конце концов, мы спасли самого полковника Маллина. Думаю, мы заслуживаем поощрения. И теперь не может быть никаких сомнений в нашей верности.

– На «Саутгемптоне» выбросили красный и белый флаги, – сказал Билли.

– Что это значит? – поинтересовался капитан Кидд, и никто не посмел улыбнуться.

– Это значит, что флагман приглашает вас к себе на борт, сэр, – пояснил Каллифорд.

Уильям Кидд потрогал свой подбородок:

– Но мне же нужно побриться!

Спустя некоторое время полковник Маллин расточал комплименты капитану «Блаженного». По его словам, выходило, что своим неожиданным и решительным маневром Кидд действительно спас эскадру. И принес первую убедительную победу флоту его величества над смертельным противником.

– Я рад, дружище, что мы с лордом Хардуэем не ошиблись в вас.

– Я тоже рад.

– Послушайте, а что это от вас разит, как из пивной бочки? Вы что, уже начали праздновать победу?

Капитан Кидд стыдливо опустил глаза.

Возвращение «Блаженного Уильяма» в Порт-Элизабет можно было признать триумфальным. В тавернах, в богатых домах и даже на сахарных плантациях рассуждали только о храбрости и воинском искусстве капитана Кидда.

Губернатор Вудфорд удостоил героя формальной аудиенции. Приступ подагры у него миновал, поэтому он мог облачиться в парадный мундир.

В разговоре его превосходительство признался, что первое впечатление от их знакомства было не великолепным, но теперь он готов признать, что посрамлен.

– Как говорят в Ирландии, те, кто умеют себя подать, не всегда умеют себя вести.

Поговорка не совсем точно выражала суть ситуации, но это ничуть не смутило победителя при Сан-Хуане.

Не все были столь однозначны и единодушны в оценке подвига, совершенного капитаном «Блаженного». Например, полковник Маллин, отойдя от первых восторгов, внимательно рассмотрев все обстоятельства этой истории, пришел к выводу, что в ней есть несколько темноватых пятен.

Хорошо, конечно, что корабль Кидда оказался у выхода из бухты именно тогда, когда было нужно, но вот почему это произошло?

По приказу Кидда?

Но что толкнуло его к отдаче такого приказа?

Сверхъестественное чутье?

А может быть, у него были свои шпионы, вовремя сообщившие о готовящейся атаке?

А может быть, удачливость Кидда – всего лишь удачное стечение обстоятельств? Он хотел бежать из гавани тайком, а тут французы?

Нет, это было бы слишком, таких совпадений в жизни не бывает. К такому трезвому выводу пришел полковник после трех больших стаканов мальвазии, которой он угощался в обществе лорда Хардуэя, вернувшегося со второй частью своей эскадры из инспекционного рейда на Барбадос.

– Что ж, Маллин, поздравляю вас. Об этом успехе не Стыдно доложить не только лорду адмиралтейства, но и самому его величеству.

Полковник покраснел сверх обычного и промолчал. Долг офицера требовал от него сообщить своему непосредственному начальнику о сомнениях, роившихся в голове, но ему не хотелось портить впечатление от несомненной победы.

Да и сомнения были слишком зыбкими.

– А не кажется ли вам, Маллин, что мы отнеслись к этому Кидду слишком пренебрежительно. Он посрамил наше неверие, не правда ли?

Полковник пробурчал что-то невнятное.

– Не доказал ли он, что не нуждается в няньках? – Маллин посмотрел на лорда Хардуэя, на полковника Керра, также присутствовавшего за столом, и тяжело вздохнул. Его превосходительство не понял, как ему истолковывать этот полковничий вздох.

– Через неделю я собираюсь посетить Ямайку, для этого мне понадобятся все наши силы. Меня бы очень устроило, если бы капитан Кидд смог взять на себя задачу патрулирования вод вокруг острова Невис.

– Без сопровождения?

– Ну, можно ему придать пару шлюпов для солидности. После разгрома у Сан-Хуана французы не посмеют больше наглеть в наших водах. Мне так кажется.

Пока шли эти обсуждения, капитану Кидду не давали терять времени даром.

Он оказался под усиленным вниманием женщин. Причем внимание это обрушилось на него с самых разных направлений. О сестрах Плант здесь уже упоминалось Следуя правилам хорошего тона, он не мог не посетить их дом после триумфального возвращения с морских фронтов.

В его честь был устроен настоящий спектакль.

Звучали виолончели, лиры изливали лирические мечты, им вторили не слишком звучные, но приятные голоса девиц Плант.

Героя все это трогало мало, но он твердо знал, что настоящий джентльмен должен терпеть, когда настоящие леди занимаются в его присутствии искусством.

Помимо пятерых дочерей были и приглашенные дамы. Их специально выбирали с таким расчетом, чтобы на их фоне дочки майора выглядели хорошенькими. Легко представить себе, что представляли собой эти дамы. Да и было их немного. Дочери майора собственными силами могли создать ощущение, что дам на вечере полно.

После концерта само собой открылись танцы. Майор добыл откуда-то пару шотландских волынщиков, думая, что этим размягчит сердце героя. Надо сказать, что Уильям, увидев соотечественников, скорее удивился, чем пришел в восторг.

Впрочем, он был не прочь потанцевать.

Конечно, не новомодные парижские контрдансы были близки его сердцу, а простые деревенские переплясы. В контексте кровопролитной войны это воспринималось не как недостаток светскости, а как патриотическое поведение.

Капитану пришлось потрудиться. Дочерей у майора было все же пятеро, и все на что-то претендовали, поскольку ни одну из них герой-победитель явно не выделял.

Можно сказать, праздник встречи удался.

За обедом Кидд был сдержан в потреблении напитков и посему вернулся домой на своих ногах, лишь слегка поддерживаемый с двух сторон двумя молчаливыми мулатами, специально выделенными майором для его сопровождения.

Домом его в Порт-Элизабет стала большая темноватая комната с зарешеченными окнами на втором этаже трактира «Жемчужный попугай». Жилище было выбрано, прямо скажем, не слишком удачно, ибо на первом этаже весь вечер и большую часть ночи стоял такой грохот, что засунуть, казалось, совершенно немыслимо.

Не успел Кидд войти к себе и рухнуть на застеленную постель, как в дверь комнаты постучали.

«Не буду открывать», – решил он, и дверь тут же распахнулась, на пороге стоял слуга из дома Плантов (Уильям смутно припоминал его внешность) с белым конвертом в руках.

– Что это, – осторожно поинтересовался Уильям, – приказ? Мы выступаем?

– Прошу прощения, сэр. Я не знаю, что это такое. Мне было велено передать, вот и все.

Капитан взял пакет.

Слуга исчез, как умеют исчезать только умные слуги.

Капитан почувствовал, что от конверта исходит сильный запах духов, и ему пришло в голову, что внутри его не приказ о немедленном выступлении.

И вообще там что-то совершенно не военное.

Подчиняясь не столько любопытству, сколько чувству долга, он надорвал надушенную бумагу, вытащил тонкий листок с золотистым вензелем в углу.

И прочел.

«Сожгите это послание сразу по прочтении, сударь.

Знаю, я не должна Вам писать. Девушка, которая решается на подобную отчаянность, вручает и свою честь, и самое жизнь прихотливой воле случая.

Но у меня нет иного выхода, и вот я пишу к Вам.

Первое, что надобно сказать: мир, приютивший на краткое время наши души, есть, несомненно, обитель горестей, несчастий, где почти невозможно встретиться двум сердцам, предназначенным друг для друга.

Ужели так будет всегда?!

Ужели нет выхода из круга роковых предназначений?!

Ответ на эти страшные вопросы Вы можете узнать на рассвете, в дальней аллее нашего сада.

Теперь Вы знаете все.

Теперь Вы хранитель роковой тайны.

Помните, судьба и честь невинного существа находятся в Ваших руках.

Вас ждут, счастливец.

А теперь бросьте послание в огонь!

Известная Вам и неизвестная».

Уильям огляделся и испытал неловкость оттого, что не может исполнить просьбу известной-неизвестной. В комнате не было ничего, напоминающего камин или костер.

Может быть, воспользоваться свечой?

Огонек ее готовно подрагивал в нескольких дюймах от края надушенной бумаги. Уильям было потянулся к нему, но тот рванулся в сторону, рванулся обратно, как будто впав в сомнение, стоит ли ему участвовать в таком деле.

Виновата была дверь, самовольно распахнувшаяся за спиной.

Нет, не самовольно.

Обернувшись, Уильям увидел в дверном проеме высокую статную мулатку, могучий торс которой был обмотан сенегальским платком, небрежно завязанным на левом бедре, а увесистая грудь свободно располагалась внутри белой шелковой рубахи с готовым на все вырезом.

Белые зрачки.

Белые зубы.

От тела исходит сексуальный жар, ощутимый даже на расстоянии семи шагов.

В первый момент капитан Кидд слегка растерялся, а потом остроумно нашелся.

– Здравствуйте, – с достоинством сказал он.

– Значит, этот негодник Кидд – ты? – влажно произнесла мулатка, входя в комнату.

– Я, – ответил капитан, чувствуя, что громкая фамилия – в данном случае ему не защита. Гостья плавно приближалась.

– А меня зовут Либа. Слышал?

– Нет.

– Ну и к лучшему. Ты меня увидел, значит, не будешь верить тому, что обо мне услышишь.

Кидд встал с табурета, неловко держа в руке только что прочитанное письмо. Роскошная гостья тут же обратила внимание на этот листок бумаги. Он показался ей подозрительным.

– Тебе пишут письма? Уж не женщины ли? Мне бы это не понравилось.

Она говорила с характерным островным акцентом, чуть растягивая гласные. Уильяма, однако, насторожил не акцент, а тон. Либа говорила так, словно имела на него, капитана Кидда, какие-то права. Какие, право?!

Герой просто не знал, что такова была манера всех местных проституток. Наигранная агрессивность являлась частью предлюбовной игры. Морским разбойникам нравилось, чтобы их тоже иногда брали на абордаж. Особенно приятно, когда это делает привлекательная женщина.

Проститутки появились на островах Карибского моря лет за тридцать до описываемых событий. Губернатор Тортуги господин Д’Ожерон, пользовавшийся большим уважением среди членов Берегового братства, ведший финансовые дела многих морских разбойников, однажды озаботился тем, что вернувшиеся из похода джентльмены удачи ведут слишком буйный образ жизни. Крушат все подряд, устраивают дуэли и поджоги, слишком уж откровенно измываются над мирными местными жителями.

Он пришел к выводу, что причиной подобного поведения является отсутствие женщин в тех портах, где они обычно квартируют в сезон дождей или в другое, неудобное для основного промысла, время.

Этот благороднейший и мудрейший человек за свой счет снарядил корабль и отправил его во Францию. Когда корабль вернулся, на его борту было до полутора сотен женщин.

Женщин особого сорта.

И даже не первосортных среди них.

Но пираты, корсары, флибустьеры и охотно примыкавшие к ним буканьеры и лесорубы были в восторге.

Они по достоинству оценили подарок.

Губернатор Тортуги стал фигурой легендарной и неприкосновенной.

Жизнь морских воинов на суше стала намного интереснее и приятнее.

Первое время этим жрицам платной любви было запрещено выходить замуж, что понятно. Замужняя женщина обслуживает одного мужчину, на ней женатого. Изредка еще двоих-троих, если она любвеобильна или лишена высоких моральных устоев. Женщина свободная может доставлять приятные минуты многим десяткам мужчин. Второй вариант, в отличие от первого, проблему решал.

Пиратов, несмотря на подарок Д’Ожерона, было во много раз больше, чем женщин, с которыми можно было спать, не испытывая непреодолимого отвращения.

С гостеприимной Тортуги женщины начали перебираться на другие острова.

Из Европы стали приходить и другие корабли, груженные покупными невестами.

Постепенно перестали обращать внимание на закон, запрещающий замужество для особ женского пола, занимающихся торговлей собственным телом.

Кстати, сколько удивительных, трогательных и комических историй оставили в назидание потомкам хроникеры, которые взяли на себя труд описать те пути, что выбирали влюбленные пары, дабы обойти злосчастный закон!

Сколько водевилей и трагедий произошло на этих путях!

Дети, народившиеся во множестве от браков проституток и разбойников, очень часто шли в разбойники и проститутки. И не одна лишь дурная наследственность тому была виною, как может показаться. Просто сам Новый Свет был еще к тому времени не слишком приспособлен для занятия какими-то другими, более пристойными, делами.

Однако мы отвлеклись. Пока совершался этот экскурс в пикантное прошлое, первая красавица Порт-Элизабет, пышногрудая и неутомимая Либа (происходившая как раз из семьи, о которых говорилось чуть выше), вырвала из рук Уильяма листок с замысловатым посланием и начала его уничтожение путем превращения в мелкие, мельчайшие и совсем крохотные кусочки.

Герой битвы у Сан-Хуана смотрел на нее с неподдельным ужасом.

Само собой разумеется, что в глазах мулатки горели роковые огни.

При этом она прекрасно понимала, что взяла на себя чуть многовато. Неграмотный человек должен уважительно относиться к написанному.

Бумага вполне могла оказаться не любовным письмецом, а долговой распиской или военным приказом.

Либа ничуть не удивилась бы, закричи на нее Кидд страшным голосом, набросься с кулаками. Но что-то ей подсказывало, что этот рыжий парень так не поступит.

И она продолжала измельчать письмо.

Капитан с ужасом думал о том, что будет после того, как она покончит с бумагой окончательно.

Свершилось.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Нужно было что-то сделать, чтобы перейти из этого эпизода в следующий.

Мулатка сообразила первой. Она вдруг подбросила созданные собственными руками конфетти вверх, так что капитан оказался осыпан ими с ног до головы.

Посмотрев на него такого, Либа поняла, что с ним можно не церемониться. У нее бывали подобные случаи. Самые матерые и свирепые морские волки иногда робели, как мальчишки, когда доходило до ЭТОГО. Не часто, но бывало.

– Надеюсь, перед тем как мы бухнемся в твою капитанскую койку, ты меня покормишь?

Кидд коротко кивнул.

Дальше мулатка распоряжалась сама.

В комнату доставили свечи, пять разномастных канделябров. Посуду, настоящую фаянсовую посуду. Несколько бутылок вина. Либа сама пила ром и джин, но посчитала, что свидание с самым известным капитаном острова Невис должно пройти в присутствии самого дорогого вина из погребов этого острова.

Наконец, телячья нога. Она была приготовлена местным способом. На переносной жаровне. Жаровню Либа приказала также доставить в капитанскую комнату и водрузить на край стола.

Собравшиеся на первом этаже таверны забулдыги, отлично осведомленные о достоинствах Либы и сами не способные оплатить ее самые дорогие на острове услуги, всячески подбадривали мулатку, предлагая как следует разобраться с «этим шотландцем».

Либа, разумеется, нимало не смущаясь, продолжая заведовать пышными кулинарными приготовлениями, давала бодрые заверения, что «рыжий парень сегодня ночью будет на небесах, но вряд ли сможет оттуда спуститься».

После того как было доставлено блюдо с устрицами и моллюсками, залитыми густо-желтым, сделанным на черепаховых яйцах майонезом, Либа объявила, что двери запираются. Ничего не будет видно, но, наверное, кое-что удастся услышать.

Внизу подняли тост за Либу.

Заключались какие-то пари, хотя затруднительно представить, какой бы они могли носить характер. Впрочем, англичане – такой народ, они готовы биться об заклад, даже если это заведомо больно.

Уильям наблюдал за этими приготовлениями, как будто это были приготовления к его казни. Он сидел на своей койке и закусывал то левый, то правый уголок губы.

Не то чтобы он слишком уж робел перед женским полом. Он робел перед ТАКИМ женским полом. Это тебе не поселянка с потупленным взором. Может статься, что и собственно женская часть устроена у нее каким-нибудь особенным, заковыристым способом. Может статься, что попадет он в большой просак в этих темных объятиях.

И что тогда станет с его неожиданной, такой мужественной славой?

Но до койки было еще пока далеко.

Сели к столу.

Либа, отчетливо чувствуя свое лидирующее положение в этой ситуации, наполнила бокалы.

Выпили, продолжая вести молчаливые переговоры глазами.

После этого уверенная в себе мулатка достала из кармана кисет и трубку и начала эту трубку набивать.

Живя между пиратами, деля с ними ложе, женщины Карибских островов делили с ними и их привычки.

Уильяму был странен вид курящей женщины, и это только увеличивало власть Либы над ним. Власти непонятной, неприятной, но власти.

Закончив набивать трубку, мулатка попросила жестом поухаживать за ней. То есть доставить огоньку ее табачку. Действующий огонь имелся на свечах. Уильям потянулся было к одной из них, чем вызвал насмешливую улыбку.

– Капитан, возьми уголек в жаровне.

На краю жаровни лежали закопченные до черноты щипцы. Действовать предстояло ими.

Уильям нашел подходящий кусок затаенно полыхающего дерева, поднял, подул на него, заставляя разгореться, и понес к трубке своей гостьи.

Она наклонилась к нему, открывая взору все богатства, хранившиеся в вырезе ее рубахи.

Взор капитана дрогнул.

Дрогнула рука капитана.

Уголек полетел прямо между грудей.

Любители пари, занявшие все места в нижнем этаже таверны, державшие двери комнаты капитана Кидда под бдительным наблюдением, оказались свидетелями довольно необычной картины.

Дверь внезапно распахнулась, и на галерею, опоясывавшую весь второй этаж, вылетела вопящая Либа.

Причем была она обнажена по пояс и обе руки прижимала к своей легендарной груди. На галерее она не задержалась. Скатившись чуть ли не кубарем по деревянной лестнице, она покинула таверну, сопровождая свое бегство криками и стенаниями. Могло показаться, что она все еще находится в богатырских объятиях капитана.

Некоторое время на первом этаже стояла тишина, которой стены таверны не слышали со времен своей постройки. А когда в дверном проеме своей комнаты показался Кидд, на него снизу вверх ринулся целый шквал восторгов.

Наиболее усердный восхвалитель мужских достоинств капитана выпалил в потолок из пистолета.

Хозяин таверны велел всем подать выпивку за счет заведения.

Кидд скромно улыбнулся своим почитателям, дивясь в душе экзотичности местных обычаев. Оказывается, на острове Невис, чтобы стать популярным, надо дать женщине прикурить. Причем неправильно.

Глава 5

На многочисленные предложения выпить рома, виски, джина, эля Кидд отвечал вежливым отказом.

– Почему?! – кричали ему. – По-моему, самое время!

Уильям покачал головой:

– Мне нужно побыть одному.

Слова эти покрыл взрыв восторженного хохота. Все сочли, что он изволил пошутить. Причем шутка получилась тонкой, но понятной даже человеку средних умственных способностей.

Смеялись даже те дамы, что развязно цвели на кожаных коленях своих избранников на эту ночь.

– Ты слышала? Одному! То есть без баб! Никогда не встречала парня, умеющего так пошутить.

Между тем Кидд и не собирался шутить. Он хотел собраться с мыслями. В прямом смысле этого слова. Он собирался вспомнить, что было написано в откровенном и непонятном послании, доставленном из дома Плантов.

Он улегся на койку, которая, надо полагать, находилась в немом недоумении по поводу того, что ей приходится прогибаться всего лишь под одним телом, а не под двумя, как это рисовалось в начале вечера, и задумался.

Тихий самбо, родившийся от брака негра и индианки, быстро и бесшумно убирал со стола.

Внизу разрасталось веселье.

Обрывки невероятно изысканного стилистически текста роились в голове капитана, но в цельную картину не складывались.

Кажется, его просили куда-то прийти.

Кажется, в сад при доме майора.

Надо понимать, что это кто-то из дочерей плодовитого командующего невисского гарнизона.

Предлагалось прийти на рассвете.

Тайно.

Вот в это Уильям Кидд поверить не мог. Порядочные девушки из хороших семей и хорошие из порядочных так не поступают.

Кидд знал это твердо.

Это правило он усвоил у себя на родине.

Настоящий джентльмен, а к таковым он себя причислял, ни за что на свете не может пуститься в предприятие, которое может поставить под удар репутацию молодой, незамужней леди. А что может быть в этом отношении страшнее, чем попытка проникнуть на рассвете в сад того дома, где такая леди изволит обитать?!

Кроме того, тот факт, что с данным домом связано сразу пять девичьих репутаций, в глазах Уильяма делало его путешествие в рассветный сад в пять раз невозможнее.

Хорошенькое дельце – одной утренней прогулкой ославить большинство всех приличных невест острова!

Настоящему джентльмену желательно гулять по утрам (по вечерам и ночам тоже) с особами, чья репутация уже кем-то испорчена.

Это могут быть безнадежные вдовы-мещанки, непритязательные простолюдинки, пастушки-дурнушки, девчонки из лавчонки…

Взвесив все обстоятельства, капитан Уильям Кидд пришел к великолепному выводу.

Письма не было.

А что это за бумажки на полу?

А это, допустим, приказ лорда Хардуэя выйти завтра в море и совершить какое-нибудь важное патрулирование.

Успокоив себя этой мыслью, Кидд кликнул самбо и велел ему вымести пол.

После чего улегся спать.

Когда рано поутру от его высокопревосходительства действительно явился гонец и принес письменный приказ об имеющем место начаться походе, Кидд окончательно успокоился.

Конверт лорда Хардуэя занял место надушенного дамского конверта. Адмиральский приказ затмил жеманное послание. Картина мира восстановилась полностью.

Через час бодрый, бритый, надушенный, самоуверенный, сопровождаемый слухами о вчерашней любовной победе капитан Кидд явился на борт «Блаженного».

Когда он зачитал приказ его высокопревосходительства своим офицерам, они ничего не сказали. Какой смысл трепать языком, когда события сами собою складываются в твою пользу.

Одно обстоятельство настораживало Каллифорда и его единомышленников – появление на борту «Блаженного» двух офицеров из штаба лорда Хардуэя. По туманным объяснениям, которые они сочли возможным дать, можно было заключить, что цель их присутствия на борту корабля капитана Кидда совершенно неясна.

Уильяма это ничуть не взволновало, зато вызвало сильнейшее раздражение у Каллифорда. С первого дня плавания он пытался разговорить капитана в том смысле, что посылка этих двух офицеров на борт «Блаженного» есть свидетельство недоверия к нему, Уильяму Кидду.

– Отчего же? – беззаботно интересовался капитан, стоя на квартердеке и улыбаясь вьющимся у кормы чайкам.

– На корабле должен быть один хозяин.

– Правильно. Я и есть он.

– Не-ет. Эти ребята, Хант и Херст, ведут себя так, словно они самые главные на борту «Блаженного Уильяма».

– В чем это выражается? – Беззаботность капитана не сделалась менее чистой.

– Я попытался указать им их вахтенное время, они не пожелали со мной разговаривать!

– Они не хотят стоять вахту?

– Сто чертей мне в печень, нет!

– Почему?

– Они сказали мне, что они будут следовать инструкциям, полученным от полковника Маллина.

– Полковника?

Каллифорд очень длинно и очень грязно выругался, а в конце добавил:

– Даже не лорда Хардуэя, а всего лишь полковника, которому вы, если хотите, сэр, даже не подчинены.

Кидд наконец оторвал взгляд от чаек. Он ничуть не озаботился, он просто захотел сделать приятное Каллифорду, человеку, терзаемому такими тяжкими переживаниями в такой прекрасный утренний час.

– Ладно, я сам попробую с ними поговорить.

Старший помощник только махнул рукой:

– Тот, кто не слушается старшего помощника, и на капитана плевать хотел.

Каллифорд говорил правду. Два молодых офицера, прибывших вместе с лордом Хардуэем из Лондона и назначенных властью полковника Маллина для несения службы на борту «Блаженного Уильяма», вели себя несколько странно. Заняли две каюты по бокам от капитанской, во время общей трапезы в кают-компании вели себя высокомерно, никого не приветствовали первыми, от несения какой бы то ни было службы отказывались, о чем шла речь выше.

Самым неприятным было то, что они повсюду совали свой нос.

Повсюду.

Нагулявшись по верхней палубе, они спускались на палубу пушечную, с пушечной норовили попасть в трюм. Любили постоять на квартердеке и понаблюдать за тем, как матросы управляются с парусами.

Даже в котел к коку попытались заглянуть, но получили отпор. Рябой Джонс знал морские правила. К еде можно было прикасаться только после капитана.

Очень скоро вся команда, не только офицеры, люто ненавидела этих типов. А типам этим, судя по всему, было абсолютно наплевать, как к ним относятся. Это вызывало дополнительную злость.

Капитану, напротив, нравилось цивилизованное общество лейтенантов Ханта и Херста.

Он играл с ними в триктрак и распивал мальвазию.

И беседовал.

Впрочем, по большей части говорил он один, а Хант и Херст его внимательнейшим образом слушали. Любой рассказчик мог бы только мечтать о таких слушателях.

Он рассказывал им о своем детстве, об отце, об умершем брате, о деревенском доме, где он провел счастливейшие годы своей жизни и в который мечтал вернуться. Объяснял им, что туман над вересковой поляной – это совсем не то, что туман над бухтой острова Сан-Хуан.

В этом месте они оживились, попытались разговорить капитана на предмет того, в чем же была причина столь грандиозного успеха, добытого капитаном Киддом в том бою.

Капитан только рукой махнул.

Ему не нравилось говорить на эту тему.

Кидду доставляло удовольствие считаться героем-победителем в сан-хуанском сражении, но входить в детали дела было почему-то неприятно.

Хант и Херст не смогли выудить у него никаких новых сведений.

Капитан Кидд начал рассуждать о том, чем французы отличаются от англичан и прочих народов, ему известных. Судя по приведенным им аргументам, вопрос он понимал глубоко.

В это время в другой каюте при других напитках другие люди тоже вели некие разговоры.

Каллифорд, Берджесс и Мэй обсуждали, когда сделать то, что они мечтают сделать с того самого момента, как поступили на королевскую службу. То есть следует ли им немедленно взбунтовать экипаж и поднять свой прежний флаг или немного погодить, когда прояснится общая картина.

Помимо двух лейтенантов, имелись еще и два четырнадцатипушечных быстроходных шлюпа, приданных «Блаженному Уильяму» для солидности. Отделаться от них будет потруднее, чем от Ханта и Херста.

– Это два цепных пса, и капитаны их предупреждены полковником, – говорил Каллифорд. – Полковник нам не верит, он понимает, что с той дракой у Сан-Хуана не все чисто.

– Бой с ними мы, может быть, и выиграем, но на что мы будем способны после этой победы? – штурман крепко сжал в нервной руке свой стакан.

Мэй помалкивал. Ему не важно было, в кого стрелять, ему важно было попадать.

«Блаженный Уильям» бороздил зеленоватые воды в южной части Наветренного пролива, приветствовал пушечными выстрелами корабли, идущие под знаком креста Святого Георга, отпугивал какие-то сомнительные паруса, появляющиеся на дрожащем от зноя горизонте.

Беседы капитанской компании и троицы заговорщиков текли параллельными курсами, совершенно не пересекаясь.

Но существовало еще целое море болтовни на нижней палубе, там, где висели полторы сотни матросских коек. Какие только там не возникали слухи, какие только фантастические домыслы не сотрясали спертую атмосферу!

Ни капитан, ни Каллифорд не снисходили до того, чтобы рассеять слухи и опровергнуть домыслы. Капитан потому, что ему это просто не могло прийти в голову, старший помощник потому, что считал это преждевременным.

В ситуациях, застывших в положении шаткого, опасного равновесия, должна появиться сторонняя сила, чтобы сюжет жизни двинулся дальше.

В морском романе такую силу специально искать не нужно. Она является сама.

И зовут ее – шторм!

Обычно все начинается с облачка на горизонте, если дело происходит днем, которое, стремительно приблизившись, разрастается до размеров падающего с небес ада.

Ночь предупреждает только духотой. А ад обрушивается сразу со всех сторон. Даже, кажется, снизу.

В этот раз «Блаженному Уильяму» повезло, шквал налетел с носа, паруса были убраны, поэтому мачты устояли. Люки на нижней пушечной палубе задраены, благодаря этому корабль не зачерпнул лишней воды. Команде еще не дали отбой, на палубе было достаточно народа для того, чтобы управиться с такелажем.

Интересно начался шторм для капитана Кидда. С нехорошей мысли в адрес своих партнеров по игре. Разложенные на столе карты вдруг начали съезжать на их сторону стола. И он подумал, что это какая-то особая форма мошенничества. Он посмотрел им в глаза и увидел в этих глазах ужас.

Молодые лейтенанты раньше капитана Кидда поняли, что происходит.

А он возносился над ними все выше и выше, благодаря тому что внезапная волна продолжала вздымать нос корабля и зарывать в воду его корму.

Наконец настал такой момент, когда капитан Кидд вылетел, совершенно против воли, из своего кресла и рухнул ничком на стол.

Ударившись головой о столешницу, он начисто потерял сознание и вследствие этого пропустил все самое интересное.

Очнулся он в своей постели и долго созерцал свои ноги в ботфортах на задней ее спинке.

За окном сияло солнце. На верхней палубе, судя по характерным звукам, которые капитан уже научился различать, царило оживление.

В голове стоял негромкий, но устойчивый гул – последствие вчерашнего прыжка на стол.

Вспомнив о том, что произошло накануне ночью, Уильям тут же задался вопросом: что же это было такое? Почему у него ломит все тело?

Преодолевая боль во всех членах своего несчастного тела, капитан встал.

Может быть, его вчера избили и заперли? Что же он сделал такого, чтобы с ним так поступили?

Он подошел к двери, толкнул рукой. Дверь легко открылась.

Не заперли.

С трудом и со стоном переставляя ноги по деревянным ступеням, капитан поднялся на верхнюю палубу своего корабля.

Осмотрелся.

Матросы, как всегда, бегали как угорелые. Налегая на вымбовки, крутили барабаны, на которые наматывались канаты, управляющие положением парусов на реях.

«Что-то происходит», – дал себе труд сообразить Уильям и посмотрел на квартердек, потому что только оттуда могли поступать команды, вызывающие такую массовую деятельность на палубе.

На квартердеке, этом прообразе капитанского мостика на кораблях будущих времен, стояли четыре человека. Каллифорд, Берджесс, Хант и Херст. Они о чем-то оживленно беседовали. Кидд чрезвычайно порадовался этому обстоятельству, наконец-то эти господа станут друзьями и ему не придется делить свое капитанское и человеческое сердце между двумя враждующими парами.

Стоящие на квартердеке увидели Кидда, и беседа их разом прекратилась. Уильям направился к ним, чтобы расспросить о том, что произошло сегодняшней ночью. Судя по выправке, они прожили ее с меньшими потерями, чем он.

– Доброе утро, джентльмены.

Джентльмены, как по команде, сняли шляпы. Лица у всех четверых остались постными.

– Клянусь крестными муками Спасителя, я провел непростую ночь. А что вам снилось, господа?

– То, что нам могло бы присниться, бледнеет перед тем, что имеем возможность видеть наяву, – мрачно произнес Каллифорд.

Кидд посмотрел направо, куда были направлены взгляды всех остальных, и увидел огромный трехпалубный корабль с золочеными бортами, золоченой же фигурой летящего ангела на носу, горами парусов.

Из-под бушприта этого красавца вылетел сноп искр, выкатилось густое облако хлопково-белого дыма и наконец раздался грохот выстрела.

– Они предлагают нам лечь в дрейф! – прорычал Берджесс и с силой нахлобучил свою шляпу на голову.

– Кто они? – поинтересовался капитан.

– Французы, сэр, – спокойно ответил Хант.

– Ваши добрые друзья, – ехидно добавил Каллифорд.

– Что же нам делать? – без паники, но с некоторым недоумением в голосе поинтересовался капитан.

Каллифорд сплюнул за борт:

– Я приказал ставить паруса, мы можем постараться уйти. Француз очень тяжелый, судя по всему, он идет из Европы, значит, с полными трюмами.

Хант и Херст одновременно усмехнулись. Хант сказал:

– Это новый корабль. Посмотрите на его паруса. Не пробьет и двух склянок, как они подойдут на расстояние прямого залпового огня.

Херст добавил:

– У них не менее восьмидесяти пушек, и не восьмифунтовых, как у нас, а фунтов на двенадцать. Мы и часа не продержимся.

– Что же вы предлагаете?

– Лечь в дрейф, как нам приказывают. Пусть они высылают шлюпку, а мы потребуем, чтобы сдача была почетной.

Кидд на время оторвался от созерцания гигантского красавца, вырастающего за кормой.

– Вы думаете, Хант, что они согласятся нам сдаться?

На квартердеке наступило тягостное молчание. Никто из четверых офицеров не знал ответа на этот вопрос. Причем все отлично понимали, что капитан отнюдь не пытается над ними пошутить.

Кидд выручил их. Посмотрев туда, где должны были находиться два приданных «Блаженному Уильяму» шлюпа, он весело спросил:

– А где же эти?..

У Каллифорда задергалась щека, у Берджесса зачесалась лысина. Хант и Херст многозначительно переглянулись. Кажется, они уже решили, что доложат полковнику Маллину, если им доведется когда-нибудь предстать перед ним.

– Сбежали, да? Струсили?!

Всеобщее молчание продолжалось.

– А вот мы не струсим!

С этими словами Кидд кинулся вниз с квартердека, отдавая на ходу какие-то приказания.

Хант сказал, криво улыбаясь, Каллифорду:

– О чем мы можем говорить, кроме сдачи, когда у нас почти вдвое меньше пушек и безумец вместо капитана.

– Безумец – это слабо сказано, – процедил сквозь зубы старший помощник, наблюдая за внезапной бурной деятельностью капитана Кидда. Тот что-то орал на боцмана, боцман неохотно, но кивал в ответ. Матросы, тянувшие за вымбовки, остановились, выслушали команды Уильяма, дополненные многочисленными разнообразными жестами, и затеяли какую-то другую возню.

– Кажется, он велел убирать паруса, – прошептал Каллифорд. – Какого черта?!

– Он ложится в дрейф. Благоразумие возобладало, – удовлетворенно заметил Херст.

– Слова насчет его безумия я готов взять обратно, – сказал Хант.

В этот момент Кидд столкнулся возле грот-мачты с Мэем, который направлялся на квартердек, чтобы разузнать, что это происходит, дьявол всех разрази!

Между капитаном и главным канониром состоялся бурный диалог. Опять взлетали руки, опять слышались крики, но ничего толком понять было нельзя.

Но Мэй понял. Он сосредоточенно кивнул и решительно направился к своим пушкам.

Каллифорд саркастически улыбнулся:

– Кажется, он убирает паруса не для того, чтобы лечь в дрейф, джентльмены.

Физиономии Ханта и Херста вытянулись. Они и сами все поняли, но не удержались от вопроса:

– А для чего?

– Он собирается драться! – рявкнул Берджесс и сорвал шляпу с головы.

– Надо это прекратить! – прошептал белыми губами Хант.

Штурман схватил старшего помощника за рукав:

– Роберт, скажи этим мокрицам, чтобы они продолжали ставить паруса.

Каллифорд отрицательно покачал головой:

– Поздно. Время потеряно.

Хант к нему радостно присоединился:

– Да, теперь уже точно не уйти, джентльмены, мы на расстоянии пушечного выстрела. Надо ложиться в дрейф и сдаваться, если мы не хотим попасть сегодня рыбам на завтрак.

Мэй подтвердил правоту его слов относительно расстояния, разделяющего корабли. Залп из двух кормовых орудий, произведенный им со всем свойственным ему умением, превратил бушприт французского красавца в щепы и заставил на мгновение взлететь в воздух золотого ангела. Он взмыл, сияя в солнечных лучах, замер в горнем полете на мгновение и, неловко перевернувшись, рухнул в зеленую воду. Потемневшую то ли от горя, то ли от того, что на нее отбросило свою тень пороховое облако.

– По-моему, со сдачей тоже ничего не получится, джентльмены, – мрачно усмехнулся Каллифорд.

– Старина Уильям – лучший канонир двух океанов.

Херст и Хант сделались белее собственных париков. Кто-то из них ядовито прошептал:

– Все Уильямы – недоумки.

А дело между тем шло своим порядком. Каждый был занят делом. Парусные команды носились вверх-вниз по вантам, палубные давили на вымбовки, выбирая канаты и страхуя концы, канониры катали по желобам ядра, отчего в глубине корабельного тела стоял гул, как в недрах Везувия.

Над головами четырех бездействующих офицеров спешно и споро натягивалась специальная сеть, призванная защитить палубу от обломков рангоутного дерева, которые во время артиллерийского боя летят сверху и могут послужить причиной многих бед.

Француз, используя преимущество в скорости, пытался выйти на параллельный курс, чтобы пустить в дело свои жуткие бортовые батареи. Рулевой «Блаженного Уильяма» все больше и больше перекладывал руль направо, оставляя для вражеского обстрела лишь одну корму. Как потом выяснилось, никто ему не отдавал такого приказа, он действовал исходя из своих собственных соображений и на основании многолетнего опыта.

Действовал он правильно.

В бою на параллельных курсах у «Блаженного» не было никаких шансов.

Впрочем, немного их было и при той тактике, которую, фактически инстинктивно, применил «Блаженный Уильям».

Да, Мэй был хорош на своей небольшой кормовой батарее, он хорошо попортил размалеванную золотом физиономию франтоватого гиганта.

Да, залпы бортовых пушек в основном проходили даром, ядра месили воду у бортов «Блаженного», доставляя ему минимальный вред.

Но так не могло продолжаться долго.

Французы начали пристреливаться.

Одно ядро сшибло кормовой фонарь. Второе снесло балкон на втором этаже. О стеклах в окнах кают и говорить нечего, они сверкающим градом сыпались в морскую пучину.

Наибольшие результаты принес третий залп. Одно из ядер влетело в большую каюту и там свирепо разорвалось. Палуба с такой силой дернулась под ногами офицеров, все еще стоящих на квартердеке, что они в одно мгновение распластались на ней.

Разные мысли пришли в их головы, но все они были пессимистическими. Рассчитывать на успешное продолжение плавания не приходилось.

Помимо неприятных мыслей имели место неприятные травмы. Кто-то разбил колено, кто-то рассек лоб. Но самое неприятное было не в этих повреждениях, а в том, что из-за них они лишились фантастического зрелища.

Французский гигант как бы приподнялся над водой, замер и вдруг из всех окон и портов кормовой части выпустил мощные струи порохового пара. Потом задрожал всем мощным деревянным телом и лопнул.

В клубящейся дымовой горе были различимы хлопья сорванных парусов, вставшие на дыбы реи, нелепые человеческие фигурки и еще более нелепые части пушек.

Все это долго, очень долго, по меркам взрыва, секунды три, а то и четыре, висело в воздухе и наконец начало рушиться вниз.

Каллифорд, Берджесс и Хант с Херстом увидели только окончание пышного, но краткого представления.

Они долго, опять-таки не менее четырех секунд, молчали, а потом Каллифорд сказал:

– Пороховой погреб.

Случилось то, что возможно лишь в одной попытке из сотен тысяч. Ядро, посланное одной из пушек кудесника Мэя, нашло путь к пороховым залежам победоносного француза.

Глотнув воды всеми своими открытыми трюмами, он быстро шел ко дну.

Не могло быть и речи о том, чтобы попытаться спустить шлюпки. Оставалась только одна возможность спастись – немедленно прыгать с гибнущей плавучей руины в воду и стремительно отплывать от громадного водоворота, который вот-вот образуется на месте идущего ко дну корабля.

И в этот момент перед растерянно молчащими офицерами возник их капитан.

Он сиял, хотя физиономия у него была перемазана, камзол разорван, а открытая грудь исцарапана.

– Я был убежден, что мы победим, – весело крикнул он, – а вы, джентльмены, хотели сдаваться!

Не только джентльмены, собиравшиеся сдаваться, но и те, что предпочитали бежать, чувствовали себя неловко.

Каллифорд, угрюмо сопя, обратился с вопросом к капитану, и в этом вопросе было выражено общее мнение всей офицерской четверки:

– Что прикажете, сэр?

Капитан Кидд озабоченно огляделся:

– Знаете что, спустите там несколько шлюпок, что ли. Пусть пособирают пловцов этих.

Каллифорд сделал знак боцману, и тот, дунув в свой свисток три раза, бросился к левому борту выполнять приказание.

Офицеры продолжали стоять в позе людей, готовых немедленно выполнить любое приказание.

Кидд задумчиво поскреб грязными пальцами небритую щеку и смущенно спросил:

– Знаете, джентльмены, я бы хотел спросить у вас, а нынешней ночью не произошло ли чего-нибудь необычного с нашим кораблем, а?

Каллифорд, не удержавшись, усмехнулся.

Хант поправил локон парика.

Херст вежливо сообщил:

– Имел место шторм, сэр.

Кидд понимающе кивнул:

– То есть мне не приснилось, будто я играл в карты…

– Нет, сэр, вам ничего не приснилось. Вас выбросило из кресла, и вы рухнули на стол.

Кидд осторожно потрогал затылок:

– Неудачно выбросило.

– По всей видимости, так, сэр.

Первый помощник, дождавшись окончания этого увлекательного расследования, повторил свой давешний вопрос:

– Какие будут приказания, сэр?

Капитан Кидд ответил не сразу, сначала он полюбовался зрелищем гибнущего и уже почти погибшего противника, потом еще раз потрогал шишку на затылке.

– Один шторм и один бой – по-моему, этого достаточно для одного плавания, не правда ли, джентльмены?

Джентльмены ответили в том смысле, что да, вполне достаточно.

Уже через час, заделав свои мелкие пробоины и усадив на палубе четыре дюжины пленных и мокрых французов, «Блаженный Уильям» лег на желанный обратный курс.

Едва неизменно победоносный капитан вошел в свою печально знакомую комнату в таверне, за ним следом тут же проник все тот же слуга от Плантов.

И опять с письмом.

Глава 6

«Если честь девушки является для Вас пустым звуком, если нежные чувства, источаемые благородным сердцем, для Вас лишь повод для насмешки, если Вы малодушно не верите в то, что возможно истинное, непорочное единение двух душ, если Вам не знакома высокая бескорыстная жажда, стремление посвятить свою жизнь красоте и истине, то не читайте далее этого послания».

Уильям Кидд испытывал жажду и поспешил ее немедленно утолить с помощью кружки эля, доставленной ему услужливым самбо.

Утолив жажду, он тем не менее продолжил интригующее чтение.

Ниже писалось:

«Моя сестра – существо нежное, воздушное, однако при этом жертвенное, способное отдать всю свою жизнь человеку, который стал бы избранником ее сердца.

Трудно, признаю, трудно найти ключи от тайны, что заключена в сердце, источающем столь возвышенные устремления. Но значит ли это, что надобно опустить руки и совершенно отказаться от поисков?!

Мое убеждение твердо и незыблемо – нет!

Мое убеждение – надобно искать, и эти святые поиски будут вознаграждены так, как только могут быть вознаграждены усилия человеческие на этом свете.

В иные моменты жизни воздержанность есть малодушие.

Вы вольны в обретении счастья, и если Вы выбираете счастье, то любые Ваши прегрешения в таком случае невольны.

Истинные движения души заранее освящены Богом.

Помните об этом. И помните о том, что душа, начавшая проникаться преданностью к Вам, есть суть Ваша совесть.

P.S. В ранний утренний час, когда большая часть мира еще покоится в объятиях сновидений, легче всего увидеть истинную суть вещей.

Убеждена, Вы помните о месте и часе».

Уильям выпил еще эля.

Выпил и начал ходить по комнате, размышляя над прочитанным.

Первое, он заключил, что автор второго послания и первого – разные люди.

Что оба эти человека – женщины.

Что обе они предпочитают утреннюю пору любой другой.

Но главное, понятое Киддом, заключалось в мысли, что ходить ему на это утреннее свидание ни в коем случае не надо.

Он привел себя в порядок, облачился в лучший свой камзол и отправился с докладом в дом губернатора.

На улицах Порт-Элизабет он с новой силой ощутил свою популярность. На него восторженно показывали пальцами, в его честь поднимали стаканы и бросали вверх шляпы. Негры, мулаты и самбо шли за ним маленькими стайками, о чем-то шушукаясь. Проститутки его не задирали, помня о драматической судьбе Либы. Эта местная королева любви, кстати, покончила со своим веселым, рискованным и богопротивным ремеслом. Она пошла в услужение к протестантскому священнику отцу Прайму. Одевалась строго, сделалась богобоязненна и работяща.

Правда, злые языки утверждали, что она встала на этот путь не потому, что ощутила шевеление души у себя в груди, а из-за того, что потеряла возможность обнажать свою грудь.

Между прочим, популярность капитана Кидда теперь сочеталась с уважением. Это выражалось в том, что никто не лез к нему с фамильярностями, никто не смел хлопнуть его по плечу, и лишь самые старшие офицеры и самые высокопоставленные граждане могли позволить себе пригласить его на стаканчик малаги или на партию в триктрак.

В губернаторском особняке помимо хозяина он застал хозяйского сына, молодого, честного, трудолюбивого, толкового, но крайне неудачливого лейтенанта.

Был там и майор Плант, встреча с которым не стала для капитана радостным событием.

Синьор Галиани, зашедший к губернатору с кратким визитом, решил остаться обедать, чтобы поближе присмотреться к новому морскому гению.

Доклад капитана Кидда произвел огромное впечатление.

И майор, и синьор Галиани, да и сам губернатор были людьми, видавшими виды, удивить их было трудно.

Кидд их удивил.

Когда он изложил им план, которого решил придерживаться в бою с французом, они невольно переглянулись.

– Судите сами, джентльмены, уклониться от столкновения мы не могли, шторм истрепал наши паруса и все такое, сражаться мы тоже не имели возможности, это было очевидно. У нас пушек мало, и по мощности они уступали французским. У них же пушек полно, как овец на лугах Йоркшира.

Капитан отхлебнул темного вина из хрустального бокала и чему-то в своих мыслях улыбнулся.

– Оставалось одно – сдаваться, но сдаваться, джентльмены, мне совершенно не хотелось.

Все сидевшие за столом тоже отхлебнули.

– И тут я понял, у нас есть выход. Надо взорвать их пороховой погреб, и они взлетят на воздух.

– Прекрасный план! – сказал деликатный синьор Галиани, понимая, что никто больше не в силах вымолвить ни слова.

– Канонир у меня изумительный, и зовут его, как меня, Уильям. Я сказал ему: «Уильям, давай взорвем их пороховой погреб. Взорвем точным попаданием». Он согласился.

В этот вечер в еще нескольких домах шло обсуждение недавнего фантастического боя.

Например, в дальней темной комнатке одной из таверн в самом грязном конце порта. Туда старались не заходить патрули, там стоял вечно удушливый, тошнотворный запах испорченной рыбы, там, прижавшись спинами к дощатой стене, сидели негры в белых бумажных штанах и, жуя какую-то наркотическую пакость, гундосили бесконечную, бессмысленную песню, из которой впоследствии суждено было родиться то ли блюзу, то ли рэгги.

При свете толстых, громко потрескивающих свечей сидели, собравшись в кружок, офицеры «Блаженного Уильяма» и плели сеть заговора.

– Ему опять повезло, но, дьявол меня разрази, человеку не может везти вечно!

– Однажды он влезет в историю, из которой не сможет выбраться, это и морскому ежу понятно.

– Он пойдет на дно и потащит нас всех за собой!

Несмотря на все эти решительные высказывания, несмотря на все те страхи, что внушало офицерам поведение Кидда, они не готовы были сделать последний шаг. К этому шагу их подталкивал самый решительный – Каллифорд. Шаг этот заключался в том, чтобы избавиться от блаженного капитана «Блаженного Уильяма» и вернуться в прежнюю, привычную колею жизни.

И Мэй, и Берджесс сомневались. Сомневались и многие другие члены команды. Кое-кто вообще перестал доверять Каллифорду после того случая у Сан-Хуана, когда он показал, что ради достижения своих целей готов пожертвовать половиной команды, например, бросив ее на берегу.

Были и такие, кто сомневался в успехе подобного предприятия по, так сказать, мистическим причинам. Мыслимое ли дело – два раза пытались вырваться, и неизменно судьба невероятным стечением обстоятельств возвращала все на круги своя. Так надо ли в третий раз ее испытывать?

И наконец, самую большую группу составляли считающие, что от добра добра не ищут. Зачем бежать со службы, которая складывается так неплохо? Все положенные по соглашению деньги команде выплачиваются. На прежние сбережения лорд Хардуэй лапу свою накладывать не стал, хотя возможность такую имел. На дворе война, не безопаснее ли провести ее в компании из десяти кораблей невисской эскадры, чем в одиночестве в бурных волнах военного времени?

Была бы конкретная цель, ради которой имеет смысл рискнуть, тогда другое дело.

Отворив маленькую закопченную дверь в глубине комнатки, Каллифорд ввел в полутемное помещение человека, закутанного в плащ.

– А теперь вы послушаете этого человека. Когда плащ был сброшен, собравшиеся офицеры увидели перед собою небезызвестного Базира. Раздался тихий вздох разочарования. От этого омусульманенного индуса никто не ждал никаких полезных откровений. Жил он на положении ссыльного на острове, вел образ жизни настолько тихий, что он мог показаться таинственным. Английские власти настолько свыклись с фактом его существования, что почти перестали его замечать. Да и он сам все делал для того, чтобы не бросаться в глаза. Горячительных напитков внутрь не употреблял, женщинами не интересовался. Или хорошо скрывал, что интересуется.

Но, как выясняется, он не оставил намерений изменить свою судьбу, закончить жизнь на маленьком островке в чужом океане ему не хотелось.

Однажды, столкнувшись, как бы случайно, с Робертом Каллифордом возле рыбной лавки в дальнем конце набережной, он шепнул бывшему пирату, что желал бы с ним поговорить.

Каллифорд не забыл человека со звездой во лбу, но острота размышлений о нем притупилась. Старший помощник догадывался, что этот тип располагает какими-то тайными и полезными сведениями, но, не имея возможности вытащить их из него, потерял к ним острый интерес. Бесполезно мечтать о бочке с золотом, лежащей на морском дне. И вот теперь он сам.

– Поговорить?

Базир испуганно оглянулся:

– Только не здесь.

– Разумеется. Но где?

Встретились в той самой комнате, где впоследствии проходило совещание офицеров «Блаженного».

Базир, даром что восточный человек, начал с места в карьер:

– Я собираюсь покинуть остров.

– Ты испрашиваешь у меня разрешения? – не удержался от пошлой шутки Каллифорд.

Мусульманин и не подумал обижаться:

– Я хочу, чтобы ты мне помог.

– Ни больше ни меньше?

– Я хорошо заплачу.

Каллифорд немного помолчал, что-то вычисляя в уме, потом сказал:

– Плати.

– Сейчас у меня нет денег.

– Так и знал. Ты попросишь отвезти тебя в Сурат, а награду я получу из казны Великого Могола, да?

– Деньги ближе.

– Где?

– На Мадагаскаре.

На языке у Каллифорда вертелось еще одно ядовитое замечание, и даже не одно, но он сдержался.

– Говори.

Базир оглянулся.

– Да никого нет, говори.

– Я видел, куда капитан Леруа спрятал деньги.

– Какие деньги?

Базир снова оглянулся.

– Те, что французы нашли на «Порт-Ройяле».

– Он же поделил их вместе с членами команды?!

– Только половину или около того. Вторую половину он как капитан взял себе и унес в лес. Там спрятал.

– Ему никто не попытался помешать?

– В это время все как раз делили то, что осталось.

Каллифорд почувствовал, что они подходят к самому интересному.

– И никто не попытался за ним проследить?

Базир выразительно посмотрел на собеседника.

– Значит, ты проследил? Что же ты видел?

– Все.

Старший помощник нервно усмехнулся:

– Все – это ничего!

– Все – это все.

– Не будем препираться. Ответь: ты видел, куда Леруа зарыл ящик?

– Да.

– Кто еще это видел?

– Негр и Кидд, они сопровождали капитана.

– То есть дикари никакого золота не получили?

Базир отрицательно покачал головой:

– Нет. Ты ведь искал, и хорошо искал, но ничего не нашел, правда?

Каллифорд задумчиво кивнул.

– Негра убил Леруа…

– Да, это так.

– Значит, только Кидд…

– И я.

– Значит, только два человека знают, где зарыт ящик.

– В твоем тоне я чувствую недоверие. Что тебе кажется сомнительным в моем рассказе, спрашивай!

– Спрошу, спрошу.

– Я весь внимание.

Каллифорд взял со стола глиняный кувшин и встряхнул, проверяя, есть ли в нем жидкость. Кувшин был пуст.

– Ты хочешь выпить?

– Да.

– Но тут некого послать за вином. Мы одни.

– Дьявол с ним, с этим вином.

– Магомет держится того же мнения.

– Кто? А-а… Ты вот что мне скажи, как тебе удалось выследить их. Ведь ты был пленником, тебя должны были охранять?

Базир улыбнулся:

– Я же сказал тебе, они начали делить деньги. Человек за этим занятием становится глух, нем…

– Ладно. Тогда скажи мне, почему, когда ты увидел место, где спрятан ящик, ты не затаился на острове, в зарослях, тебя вряд ли стали бы искать. Ты бы мог завладеть всеми деньгами сам.

Базир снова улыбнулся. Вопросы бывшего пирата не казались ему страшными.

– И что бы я с ними делал в джунглях среди дикарей? Эти люди принадлежат к племени сакалава, они очень дики и не знают, что такое деньги. И потом, кто их знает, не захотели бы они меня съесть. Или назначить своим богом, как Кидда, что ненамного лучше.

Каллифорд сардонически похмыкал, объяснения мусульманина казались ему убедительными.

– Значит, ты хочешь, чтобы я помог тебе бежать с острова, отвез на Мадагаскар, а ты за это отдашь мне деньги. Или, может быть, ты хочешь часть?

Пришел черед Базира хмыкать.

– Разве я похож на полоумного?

– Не сказал бы.

– Так вот, мне не нужны деньги, ни часть, ни все.

– Что же тебе нужно?

– Человек. Один.

Каллифорд снова напрягся, разговор, ставший абсолютно прозрачным, вдруг снова подошел к омуту.

– Человек. Нет ничего ничтожнее человека, если вдуматься. Но иногда человек – это не так мало, как кажется.

Базир сидя поклонился.

– Блеск твоего ума достоин всяческого восхваления. Убежден, он засверкает еще ярче, когда я сообщу тебе имя этого человека.

– Сообщи.

– Уильям Кидд.

Старший помощник ждал чего-то в этом роде. Более того, он был убежден, что услышит именно это имя, но все же несмог скрыть удивления.

– Зачем тебе Кидд? Только не говори, что он тебе дорог как брат, что ты сроднился с ним душами, когда сидел в трюме моего корабля.

– Я не скажу этого.

– Тогда мне приходит на ум вот что: Кидд владеет какой-то такой тайной, по сравнению с которой золото капитана Леруа – это ничтожнейшая из мелочей.

Базир пожал плечами:

– Рассуди, какой тайной может обладать этот ничтожнейший из смертных. Если бы он и знал что-нибудь ценное, он давно бы уже разболтал. Он любит выпить, а у пьяного вино говорит вместо языка.

Каллифорду трудно было не согласиться с этим замечанием, он неуверенно кивнул.

– Но все же мне хотелось бы знать, зачем тебе нужен Уильям Кидд.

– Не напрягайся, ничего удивительного ты не услышишь. Просто дело в том, что я хочу вернуться домой. Деньги капитана Леруа – это плата за то, что ты меня довезешь.

– А Кидд?! Он тут при чем?!

– Это совсем просто. Кидд – единственный человек, который был свидетелем нападения французов на «Порт-Ройял». Я хочу не просто вернуться домой, но и остаться жить после того, как меня допросят при дворе Аурангзеба.

– Великий Могол ужасен в гневе, но справедлив и невинных не карает.

Старший помощник молчал.

– Тебе тоже выгодно, чтобы Кидд достался мне.

– Почему это?

– Капитаном «Блаженного Уильяма», несомненно, станешь ты, зачем тебе на борту присутствие бывшего капитана?

– Я могу его повесить.

– Не думаю, что команда тебя поддержит. Кидд – не оборванец из портовой таверны, он офицер британского королевского флота. Накинув петлю ему на шею, в конце концов накидываешь петлю на шею себе. А так у тебя будет возможность все свалить на меня. В бегстве корабля виноват Кидд, в бегстве Кидда виноват Базир, разве это плохой план?

И Берджесс, и Мэй сказали, что план хорош. Они готовы поговорить с людьми. Ящик с золотыми монетами – сильный аргумент в споре о том, как должна сложиться дальнейшая судьба «Блаженного Уильяма».

– Неплохо было бы этот план дополнить, – неожиданно сказал главный канонир.

Все вопросительно на него посмотрели.

– Нам надо запутать следы.

– Как?

– Пусть они думают, что мы отправились не на Мадагаскар, а куда-нибудь на север.

– В Нью-Йорк! – воскликнул Берджесс. – Сегодня я намекну своей подружке о том, что собираюсь там побывать.

Глава 7

В отсутствие лорда Хардуэя полковник Маллин был главным военным начальником на острове, Хант и Херст стояли перед ним навытяжку, одной рукой придерживая шляпы, другой – шпаги. Сразу по возвращении из плавания они явились с докладом к тому, кто их в это плавание направил.

Двери из кабинета полковника были открыты на большую веранду, нависавшую над склоном холма, поросшего маквисами и фиангами и спускавшегося прямо к обрывистому в этом месте морскому берегу.

На веранде, на острове и на всем Карибском море царила ночь. Душноватая, наполненная бесчисленными цикадовыми трелями, украшенная огромными, как бы чуть маслянистыми, звездами.

Прямо между створками висела громадная, напряженно светящаяся, с полупрозрачными краями луна.

Полковника красоты тропической природы не интересовали.

Он прохаживался вокруг длинного овального стола, заваленного, как и положено штабному столу, картами и уставленного бутылками и подсвечниками. Полковник любил во время работы пропустить другой-третий стаканчик рома. Полыхающая физиономия свидетельствовала, что этой ночью он своим привычкам изменять не стал.

Опершись пухлыми ладонями о край стола, Маллин сказал:

– Продолжайте, Херст.

– Мы сыграли с ним в триктрак не менее сотни партий.

– Только в триктрак?

– Точно так, сэр.

– Вы предлагали ему другие игры?

– Да, сэр. Но другие игры ему, по-моему, неизвестны. Ни баккара, ни антрес, ни…

– Понятно.

– Надобно отметить еще вот что. Из этих ста партий Кидд у нас не выиграл ни одной.

Полковник направил в сторону своего офицера недоверчиво сверлящий взгляд.

– Ни одной? Из ста?!

– Точно так, сэр. Ни я, ни лейтенант Хант не считаем себя особенно умелыми игроками, сэр.

– Может быть, он специально изображал из себя простачка, чтобы потом…

– Мы играли не на деньги, в такой тактике не было бы никакого смысла.

Полковник покрутил за горлышко пустую бутылку. Появившийся бесшумно камердинер заменил ее на полную.

– Чем еще кроме триктрака вы занимались?

Тут начал отвечать Хант:

– Он рассказывал нам о своей прежней жизни. О юношеских годах, о своей семье. Судя по всему, он не считался в семье путным парнем. Отец его владел несколькими фермами, но к хозяйству Кидда не подпускал. Таким образом, он бил баклуши до сорока лет.

Полковник хмыкнул:

– Такое и в лондонском семействе встретишь нечасто.

– Точно так, сэр. Кидда отправили со старшим братом в Бристоль. Брат умер от простуды, а Уильям попал в лапы ловкому французу по имени Леруа.

Полковник поднял руку:

– Остальная часть истории мне известна. Меня интересует сейчас другое: есть ли в словах этого джентльмена хоть одно слово правды?

Хант и Херст одновременно пожали плечами и переглянулись, вздохнув.

– Что же вы молчите?

– Трудно ответить на ваш вопрос как-то определенно, сэр. Он был так искренен в своих рассказах.

– Похоже, он старался завоевать наше расположение. Мне показалось, что он не слишком хорош со своими офицерами.

– Он что, говорил, будто им не доверяет?

Оба лейтенанта отрицательно покачали головами.

– Он ничего компрометирующего ни о ком из своих подчиненных не говорил.

Маллин медленно налил себе рома. Медленно, не отрывая губ от края бокала, выпил стакан до дна.

– Теперь опишите мне этот бой. Этот удивительный победоносный бой.

Хант сказал:

– Сначала был шторм.

– Ах да, шторм. И каков же был наш герой во время этого шторма?

Лейтенанты молчали.

– Вам нечего сказать?

– Да, сэр. Во время шторма капитан Кидд был никакой.

– Напился до чертиков?

– Не совсем так, сэр.

– Он ударился об стол. Первая подошедшая волна так резко подняла нос корабля, что он вылетел из кресла и сильно ударился головой.

– А очнулся уже утром?

– Да.

– А потом выскочил на палубу и велел атаковать восьмидесятипушечный галион?

– Да, сэр.

– И чуть ли не первым же выстрелом попал ему в пороховой погреб?

Лейтенанты вздохнули и кивнули.

Полковник нахмурился и несколько раз обошел стол, громко цокая каблуками по каменному полу.

Хант и Херст провожали его взглядом.

– Не нравится мне эта история, джентльмены. Странный малый этот Кидд. Судя по тому, что о нем болтают, и по тому, что болтает он сам, это законченный кретин.

– Похоже на то, сэр.

– Но законченный кретин не может в течение одного месяца выиграть два великолепных боя, не понеся почти никаких потерь, причем у противника вполне серьезного.

– Точно так, сэр.

Полковник остановился.

– Сказать по правде, джентльмены, я не знаю, что мне и думать. Или послать к чертям собачьим весь мой прежний опыт и признать, что отныне воевать следует так, как воюет этот парень, или…

Маллин осекся. Не все, что хочется сказать, надо говорить своим подчиненным.

– Отправляйтесь спать. И поменьше болтовни.

В доме губернатора речь тоже шла о невероятной везучести капитана Кидда.

Сам он давно уже отправился домой, дабы утолить жажду приватного отдыха, а сэр Вудфорд, синьор Галиани и майор Плант никак не могли прийти к однозначному мнению на этот счет.

Везение или гениальность?

Молодой Вудфорд первым сделал вывод. По крайней мере для себя. Он решил, что отныне будет плавать только под флагом капитана Кидда.

Устроить это оказалось нетрудно. Узнав о желании губернаторского сынка, Уильям проявил поразительную сговорчивость, чем в очередной раз удивил губернатора. Тому было отлично известно, что капитаны кораблей, как правило, неохотно берут к себе на борт отпрысков из высокопоставленных семей, дабы не попасть от них в зависимость.

Уильяма Кидда эта проблема, кажется, абсолютно не тревожила.

Между тем полным ходом продвигался ремонт «Блаженного Уильяма». Повреждения, полученные в бою с мощным французом, оказались не так страшны, как это показалось в первый момент. По приказу губернатора были не только выделены лучшие плотники, но еще и лучшие материалы. Сверх того сэр Вудфорд взял на себя и долю денежных расходов.

Это было очень кстати. Капитан Кидд, хотя и одержал две великолепные победы, не имел никакой возможности воспользоваться их плодами. И потопленные у Сан-Хуана пироги, и оставшиеся на поверхности моря обломки гордости французского военно-морского флота настоящей добычей не являлись, и команда не могла получить свою десятую долю от их продажи.

Как это ни странно, для матросов было бы выгоднее, чтобы их капитан одерживал не такие убедительные победы.

Добыча – мед войны!

Все время, пока шел ремонт, продолжался односторонний эпистолярный роман между капитаном и пятью майорскими дочерьми.

Ни одна из них так ни разу и не назвалась, а он слишком плохо различал, чтобы понять, кто именно ему пишет.

То ли Арабелла, то ли Анабель, то ли Мэри, то ли Джу-ди… Тут ему сделалось стыдно – он вдруг понял, что имя пятой дочери он вообще забыл.

Как бы там ни было, история эта должна была иметь какое-то разрешение.

Какое?!

Кидд валялся на своей кровати, смотрел в потолок и мучился сомнениями.

Получал сестринские послания, читал их самым внимательным образом, как правило, ничего понять не мог из прочитанного и начинал от этого мучиться еще сильнее.

Послания эти день ото дня не претерпевали принципиальных изменений. Они оставались все так же непроницаемо анонимны, все так же возвышенны по тону и неуловимы по содержанию.

Все они содержали только одно внятное предложение-требование – явиться в парк у майорского дома в неестественно ранний час, с тем чтобы стать, по всей видимости, участником какого-то важного, решительного и тайного разговора.

Зачем?

С кем?

На ремонтных работах капитан не был сильно занят. Во-первых, потому, что он был капитаном, и не дело ему, как русскому царю, самолично махать топором, во-вторых, потому, что он ничего не смыслил в устройстве современных кораблей. Наладить ялик дли речной рыбалки – это можно, но не больше.

И вот, послонявшись вокруг вытащенного на сушу «Уильяма», Кидд отправлялся слоняться по набережной. Набережная эта уступала, например, бристольской не только блеском, но, главное, размерами, поэтому наскучила ему в несколько дней.

Он бы поиграл в карты, но на острове никто не играл в карты для удовольствия или времяпрепровождения. Деньги же, которые у него были, Кидд спустил в первый же день. В долг ему играть было стыдно.

Долг был одним из тех мистических страхов, которые сумел внушить ему отец, тень которого возникала за его плечом всякий раз, когда он приближался к карточному столу.

Не увлекало его и массированное, беспросыпное пьянство, в коем находило отраду огромное количество моряков.

Что в такой ситуации остается человеку?

Конечно, чтение.

А его во вполне достаточных количествах доставляли ему сестры Плант.

Мужчина, лишенный или освобожденный от своих привычных мужских дел, начинает внимательно относиться к делам женским. От внимательного отношения – один шаг до отношения серьезного.

В какой-то момент ему начало казаться, что он слишком жестокосерден по отношению к этим возвышенным существам. Что он не имеет, в сущности, права сторониться их общества. Что он знает о жизни их душ?!

Может быть, они страдают?

Может быть, им некому открыть свое сердце?

Что от него убудет, если один раз, ранней порой, под сенью какой-нибудь магнолии или агавы, он послушает сердечные излияния молодой особы?

Но как только перспектива подобного развлечения стала реальной, Кидд струсил.

Он остро почувствовал, до какой степени ему не хочется того, к чему его толкает человеческий долг.

Сестры Плант представились ему одним сложным, пятиголовым существом, весьма смахивающим на какое-то античное чудище, виденное им в юности в отцовской книжке.

И он решил, что ни на какое свидание не пойдет.

Но вечером того же дня получил новое письмо. Оно было написано как-то особенно жалобно, страдательно, какая-то в нем присутствовала особенная пронзительность.

И сердце капитана заныло.

Нет, ни в коем случае он не собирался рассматривать это свидание как встречу двух возлюбленных, тем более что ему было абсолютно неизвестно, с кем из пяти девушек придется беседовать. Это будет разговор двух людей, тонко чувствующих, способных принести друг другу душевное облегчение.

Только так, и никак иначе.

Пусть это произойдет нынешним вечером.

Этот вечер был весьма удобен. Назавтра ранним утром «Блаженный Уильям» должен был на пару с еще одним галионом выйти в очередное патрульное плавание.

Уильям рассудил так: если утренняя беседа не получится или, того хуже, принесет какой-нибудь скандальный результат, он сможет убраться подальше с острова еще до того, как события получат необратимый характер.

Надо думать, что Уильям, при всей своей простоте, догадывался, что какие-то неприятности от милого утреннего разговора вполне возможны.

Эта забота о своеобразной подстраховке заставляет признать, что настоящими джентльменскими качествами Уильям Кидд не обладал. И скорее был готов к позорному бегству, чем к незапланированной женитьбе.

Себе в этих малопочтенных мыслях капитан не признавался. Он предпочитал думать, что, если случится какой-то конфуз и одна из бесчисленных сестер будет поставлена его неловкостью в неудобное положение, он лучше погибнет в неравном бою с врагами Британии.

Философически настроенный ум должен отметить в этом месте, какими порой странными причинами может питаться иногда воинский героизм.

Ночь перед выходом в плавание, по традиции, команда и капитан проводят на борту корабля.

Кидд прибыл в свою отремонтированную каюту как раз перед вечерним чаем.

Прибыл он вместе с молодым Вудфордом. Он был встречен Каллифордом и другими офицерами вполне спокойно, чуть ли не дружелюбно. Это капитану понравилось и настроило на благодушный лад. Он велел подать выпивку. И сам всячески проявлял усердие в ее истреблении.

Эндрю Вудфорд, глядя на капитана восторженными глазами, яростно следовал его примеру. Между тем, если бы он глядел на капитана взором не восторженным, а хотя бы отчасти внимательным, он бы заметил, что Кидд почти не пьет, а от того, что наливают ему в кружку, освобождается, переправляя джин новому лейтенанту.

Подчиненные настолько привыкли к тому, что капитан их – человек не коварный, что тоже поддались на эту мелкую хитрость.

Ради того, чтобы обезопасить девичью честь, Уильям Кидд был способен и не на такое.

Так что, когда капитан, сильно пошатываясь, отправился к себе в каюту, никому и в голову не могло прийти проследить, чем он займется дальше.

А он дождался, когда все на судне успокоится. Дождался, когда луна удалится с небосклона. Выбрался через окно в своей каюте на кормовой балкон, привязал к перилам заранее подготовленную веревку и спустился вниз, в одну из гичек, которые, по традиции, привязывали под кормовой надстройкой, на случай возникновения непредвиденных надобностей.

Быстро, но бесшумно работая веслами, капитан Кидд направился к берегу.

Как он хорошо все придумал!

Никто никогда не узнает, что этой ночью его не было на корабле.

В районе главного пирса, где он собирался пристать, было слишком оживленно. Пришлось грести в сторону форта, чья зубчатая громада смутно рисовалась на фоне густозвездного неба. У подножия большой батарейной башни находилось здание кордегардии, и, по расчетам Кидда, очень скоро должно было пробить четыре склянки, смена караула.

Он не ошибся.

– Как только донесся звон бортовых колоколов, окованная железом дверь кордегардии начала медленно отворяться. Сначала она выпустила клуб табачного дыма, пропитанного желтоватым светом масляных светильников, потом лейтенанта и двоих яростно зевающих мушкетеров.

Лейтенант нес тусклый фонарь, чтобы освещать дорогу.

Кидд, дождавшись, когда патруль проследует мимо, сбросил в воду каменный якорь, обмотанный веревкой, и выскочил на берег, почти не замочив башмаков.

Теперь предстояло определить направление, в котором надлежало двигаться.

Тьма стояла страшная.

Звучали насекомые на десятки ладов.

Шныряли и громко лаяли собаки.

Безрадостно напевали негры-невольники за стенами городской тюрьмы.

Тюрьма – надежный ориентир, Кидд был рад тому, что так легко до нее добрался. Теперь ему предстояло миновать сукновальный сарай, пшеничный склад, и можно поворачивать налево.

Нет, очень темно.

На какое-то время он снова засомневался, а стоит ли ему блуждать во тьме этой египетской ради сомнительного по своим моральным качествам дела. Но тут ему сама собой явилась подмога. Из караульного помещения при тюрьме вышел патруль, тот самый, который он видел возле кордегардии форта, и зашагал вверх по нужной Кидду улице.

Иногда, оказывается, патруль не просто бродит взад-вперед по берегу моря, прислушиваясь к однообразному плеску волн, но позволяет себе забраться в самые дебри пропитанного тьмою города.

Кстати.

Уильям осторожно двинулся вслед за большим тусклым фонарем, несомым одним из патрульных.

Мушкетеры громко переговаривались, это тоже его устраивало, так как скрадывало звук его шагов.

Несколько раз, когда шумные обсуждения качества местного рома вдруг стихали, Кидд застывал в первой попавшейся позе, как это было принято в детских играх фермерских ребят у него на родине.

Ему казалось, что патрульные прислушиваются, почуяв, что за ними кто-то движется.

Когда они продолжали движение или болтовню, он успокаивался.

Один раз получилось так: он, заметив, что фонарь остановился, а речь прервалась, замер, опираясь на землю одною правой ногой. Левую он медленно опускал, чтобы не ударить каблуком о какой-нибудь неуместный камень.

И в этот момент из плотной тьмы перед глазами на него вылетело существо, кажется, женского рода, в свободном, широком платье и с тюрбаном на голове.

Он едва не вскрикнул, но успел понять, что это всего лишь негритянка, куда-то посланная своей хозяйкой. Равновесие же потерял и шумно свалился в какой-то колючий куст.

Его спасло то, что исчезающая в ночи, сходная с нею по цвету, девица громко хихикнула, ей было весело оттого, что она так сумела напугать белого господина.

Это хихиканье и спасло капитана Кидда от разоблачения.

Фонарь поплыл дальше, и в свете мелькнула знакомая решетка.

Уильям понял, что он пришел.

В доме майора ему приходилось бывать не один раз, поэтому он, даже ничего перед собою не видя, неплохо ориентировался в чернильном пространстве сада. Кроме того, в письмах, полученных им, содержались довольно пространные и толковые рекомендации, как следует пробираться в тот конец сада, где должна была состояться вожделенная встреча душ.

К тому же начинало светать.

Ни о каком восходе солнца речи еще не было, просто правление темноты сделалось менее полнокровным и в горении звезд почувствовалось что-то предсмертное.

Обняв теплый, шершавый ствол магнолии, Кидд проник в то отверстие в ограде, которое столько раз воспевалось в анонимных девичьих посланиях. И попал, как ему обещалось, в благоуханный цветник. Он был бы взволнован облаками запахов, когда бы и без того не трясся от ужаса.

Розарий следовало обогнуть по дорожке, посыпанной белым морским песком.

Он хрустел, как предатель, и Кидду казалось, что звук его шагов разносится набатом над всем невисским побережьем.

Теперь несколько ступенек. Каменных, звучных, как ушные перепонки дрозда.

Преодолено! С помощью необыкновенно замедленных, акробатически сложных движений.

Вон она, эта беседка.

Скрытая от окон дома двухъярусной волной жасмина. Белый купол на шести тонких, почти невидимых опорах.

Оставалось рассмотреть, есть ли кто-нибудь в этой беседке, ждут ли уже эпистолярного гостя.

Стараясь вести себя как можно осторожнее, хотя осторожнее было уже явно некуда, Уильям Кидд направился к ней. Мешали рассмотреть все как следует торчащие отовсюду ветви.

Вот он уже совсем близко.

Надо только осторожно отодвинуть вот эти листья…

И тут раздался страшный грохот.

Надо сказать, что пресловутая беседка стояла на террасе, нависшей как раз над бухтой. Тьма, наполнявшая бухту, внезапно лопнула, разорванная красно-белым громадным всполохом. Раздался треск, визг, еще какие-то звуки, которые даже трудно описать. Тьма тут же сомкнулась, намертво поглотив громоподобное событие.

Кидд бросился вон из майорского сада, так и не узнав, ждал ли его кто-нибудь в предрассветной беседке. Пробегая по улицам Порт-Элизабет к набережной, он всерьез считал этот грохот ему, Уильяму Кидду, личным предупреждением. И только оказавшись на берегу, он осознал, что все обстоит несколько сложнее и чуть-чуть иначе.

Прежде всего выяснилось, что это был никакой не взрыв.

Это был залп.

Залп этот произвел «Блаженный Уильям», покидая гавань Порт-Элизабет.

Эта пушечная канонада не стала салютом в честь присутствующих в гавани, но пришлась точно в борт шестидесятипушечного корабля «Нортумберленд», который должен был сопутствовать «Блаженному» в предстоящем плавании.

Залп был произведен одновременно и подло, и грамотно. То есть прямо над ватерлинией. В быстро рассеивающейся утренней дымке было видно, как суетятся на палубе «Нортумберленда» полуголые матросы. Поскольку предательский залп изрешетил левый борт, они сбрасывали в воду пушки правого, чтобы хоть таким образом удержать свое судно на плаву.

«Блаженный Уильям» уже миновал зону обстрела главного форта, и теперь ему ничто не угрожало.

На набережной царило молчаливое столпотворение, понять никто ничего не мог, все, тупо протирая глаза и растерянно позевывая, глядели в удаляющуюся корму судна.

Кидд понимал не больше последней стряпухи, что стояла рядом с ним с подцепленной за жабры рыбиной. И это несмотря на то, что удаляющийся корабль был его кораблем.

Внезапно ему на плечо легла чья-то тяжелая рука.

– Капитан Кидд?

Он просипел:

– Да.

Кидд обернулся и увидел перед собой патрульного офицера. Скорей всего, того самого. С горящим фонарем в руках.

– Вам придется пойти со мной, сэр.

– Меня хочет видеть майор Плант?

– Вас хочет видеть губернатор.

Глава 8

Когда капитан бежавшего корабля вошел в кабинет губернатора острова Невис и увидел хозяина кабинета с листом бумаги в руках, он почувствовал, что ему становится худо. В голове возникает какая-то путаница, все понятия меняются местами, и вообще мир меркнет.

Дело в том, что Кидд решил, будто в руках у губернатора одно из писем девиц Плант и ему сейчас предъявят обвинение в незаконном, компрометирующем девичью честь проникновении в дом майора Планта. Причем случившемся как раз в тот момент, когда подчиненный ему корабль совершал побег из гавани острова.

– Что это?! – грозно спросил сэр Вудфорд, засовывая в вырез своей ночной рубахи смоченное холодной водой полотенце. Губернатор был не только подагриком, но и сердечником.

Если бы горло капитана не перехватил чудовищный спазм, он бы сразу и полностью изложил все, что ему было известно по поводу девиц Плант.

Надо сказать, что дополнительный юмор ситуации заключался в том, что губернатору еще ничего не было известно о случившемся в гавани. Он забылся под утро коротким, но глубоким сном, а домашние, знавшие, какие страшные мучения приносит сэру Вудфорду бессонница, не решились его сразу разбудить. И только когда пришло письмо, которое губернатор теперь держал в руках, камердинер решился войти в спальню и потеребить потное плечо.

– Так вы ответите мне, капитан, что это такое, или нет?! – Голос островного правителя дошел до высшего уровня грозности.

И тут в кабинет вбежал запыхавшийся, бледный майор Плант.

Его появление встряхнуло капитана Кидда, и он заговорил. Повернувшись первым делом к майору.

– Сэр, прошу принять мои извинения.

Майор, увидев капитана, остолбенел. Видимо, увидеть не ожидал.

– Вы здесь?!

– Поверьте, сэр, к вашим дочерям я отношусь с величайшим уважением и никогда бы не позволил себе…

– При чем здесь мои дочери?!

Губернатор не оставил намерения получить ответ на поставленный им вопрос. Потрясая письмом, он проревел:

– Кто-нибудь, черт возьми, объяснит мне, что это такое, иначе я…

Кидд, указывая на лист бумаги в руках сэра Вудфорда, дал короткое и косвенное пояснение. Причем дал не тому, кто его требовал, то есть майору.

– Поверьте, сэр, я получил таких много.

– Где ваш корабль?! – крикнул майор, наливаясь кровью и остатками непереваренного портвейна. Кидд подавленно пожал плечами:

– Корабль – это другое, я еще не знаю, что сказать. Но в одном я могу вас заверить определенно: я не имею перед вашими дочерьми никаких обязательств. Да и они на меня не слишком рассчитывали, это видно из письма. Прочтите сами, что там написано.

Губернатор протянул послание майору. Тот долго его разворачивал трясущимися руками, щурился, жмурился, вытирал пот с широкого загорелого лба.

«Дорогой отец. Я не мог поступить иначе. Когда ты получишь это письмо, я буду уже в пути. Цель моего путешествия – Нью-Йорк. Не ищи меня, это бесполезно. Надеюсь, настанет день, когда ты поймешь, почему я так поступил. Твой сын Эндрю. Написано на борту “Блаженного Уильяма”».

Наступило продолжительное молчание. Потом майор дал краткие пояснения:

– «Блаженный Уильям» ушел сегодня из гавани без всякого предупреждения, расстреляв предварительно «Нортумберленд». Похоже, тому придется лечь на грунт.

Губернатор тяжело прошагал к ближайшему креслу и с трудом в него втиснулся. Камердинер подал ему смоченное холодной водой полотенце, и сэр Вудфорд приложил его к голове.

– Мы можем кого-нибудь послать в погоню?

Майор грустно покачал головой:

– На ходу только два брига и восьмипушечный шлюп. Мы могли бы отправить вслед за «Блаженным Уильямом» «Антигуа», это довольно ходкий галион, и пушечное вооружение…

– Так в чем же дело?

Плант развел руками:

– Надо перетягивать такелаж. Иначе первый же порыв свежего ветра…

– Сколько для этого потребуется времени?

– Для самых необходимых операций – сутки или двое. Тут счел возможным вмешаться Кидд:

– Какая разница, сутки, двое. Мы же знаем, где их искать.

Губернатор посмотрел на него тяжелым, дымным взглядом и сказал:

– Искать придется вам, капитан Кидд.

– Разумеется, сэр.

В этот момент в кабинет губернатора решительным шагом вошел полковник Маллин. Вошел со словами:

– Я всегда знал, что эта хитрая скотина Кидд выкинет какую-нибудь гадость.

Увидев капитана, он осекся, и с ним произошло то, что случается с краснолицыми людьми, когда они испытывают сильное чувство неловкости.

Он побледнел.

Часть 3. «Антигуа»

Глава 1

В 1626 году голландские мореходы основали в устье реки Гудзон поселение, которое назвали со свойственной им изобретательностью – Амстердам. Правда, с приставкой «Новый». Город был расположен очень удобно и выгодно для нужд морской торговли того времени. Это быстро, всего через сорок лет, поняли мореходы английские и пожелали у голландцев, младших своих братьев, этот город отобрать, мотивируя тем, наверное, что им он нужнее. А может быть, и никак не мотивируя.

В 1666 году они совершили первую попытку осуществить свой замысел.

Она оказалась не слишком удачной.

Однако в 1676 году англичане добились своего. Город они, разумеется, переименовали. Мыслили они так же оригинально, как голландцы, и поэтому город стал называться Йорк, с приставкой «Нью».

Но здесь не время и не место излагать историю этого города. Нас интересует не столько Нью-Йорк, сколько Уильям Кидд в Нью-Йорке.

Прежде всего надо сказать, что никакого Эндрю Вудфорда он не нашел.

Хотя искал.

И добросовестно.

Он обшарил все восточное побережье – от Нью-Бедфорда до Ньюпорт-Ньюс. Несколько раз обошел вокруг Длинного острова, называемого ныне Лонг-Айленд, однако и это не принесло никаких результатов.

Сын губернатора острова Невис как в воду канул. Многие спутники Кидда так ему прямо и говорили: утонул, мол, парень, поиски надобно оставить.

Уильям Кидд был упорен в своих намерениях. Сделав несчастным своего собственного отца, он пытался осчастливить хотя бы отца Эндрю. Кроме того, ему было неудобно возвращаться на Невис с пустыми руками.

Надо сказать, что большая часть его команды также не горела подобным желанием. Плавание в водах Западной Атлантики казалось им и прибыльней, и веселей монотонной и опасной службы в водах Карибского моря.

На такие мысли матросов навели два удачных столкновения с французскими торговыми судами. «Антигуа», даже не будучи грозным боевым кораблем, легко с ними справился, соответственно команда стала обладательницей довольно жирной добычи. Поскольку «Антигуа» не числился в составе королевского британского флота, а являлся частной собственностью сэра Вудфорда, то из французской добычи ничего королевской казне и не досталось. Кидд, правда, настоял, чтобы владельцу судна была выделена причитающаяся ему доля.

Никто не возражал.

Это было не вразрез с естественными правилами каперства, кроме того, как бы узаконивало полученное матросами.

Никто не возражал даже, чтобы доля Вудфорда хранилась в каюте Кидда.

Надо сказать, что сам Уильям пребывал в довольно скверном расположении духа. Он чувствовал себя кругом виноватым.

Перед сэром Вудфордом за то, что никак не может найти его сына.

И перед королем Вильгельмом за то, что беззаконно, то есть беспатентно, каперствует, вместо того чтобы честно нести службу в рядах королевского флота.

К тому же и перед своей командой, за то, что не воспрепятствовал ее формальному дезертирству из рядов воюющей армии на легкую дорожку фактического мародерства.

Матросов эти мысли занимали мало.

Тем более что только часть команды состояла из дававших присягу солдат. Половина была укомплектована обыкновенными джентльменами удачи из таверн Порт-Элизабет. Вудфорд и Плант не захотели окончательно оголять оборону острова и посмотрели сквозь пальцы, когда на борт «Антигуа» хлынули во множестве татуированные дьяволы с туманным прошлым. Даже полковник Маллин закрыл уши, дабы не слышать, как плачет тюрьма по этим развеселым господам.

Раствор, составленный из неслиянных субстанций, как правило, взрывоопасен. В команде шла скрытая, повседневная, изматывающая война за преобладающее влияние.

В подобной ситуации для верховного командования подходит более всего такой человек, как Кидд.

Команды его выполнялись беспрекословно, даже когда не полностью совпадали с интересами экипажа.

Он по первому требованию получал не только свою долю добычи, но и ту, что полагалась сэру Вудфорду, как если бы он отправил «Антигуа» не на поиски сына, а на обыкновенную каперскую охоту.

Настал момент, когда Кидд обнаружил, что является обладателем средств, достаточных для приобретения собственного вполне приличного дома.

В лучшем районе города Нью-Йорка.

К этому времени он был уже до такой степени сыт странствиями, приключениями и грандиозными победами, что поддался тихим уговорам своего сердца и такой дом приобрел.

Причем человек, который оказал ему помощь в этом деле, сделался его хорошим знакомым. А может быть, и нехорошим. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя.

Звали этого человека Роберт Ливингстон, он был одним из совладельцев большой торговой конторы под названием «Ливингстон, Джонатан и Сигал», занимавшей первый этаж большого каменного дома неподалеку от главных портовых конюшен.

Познакомились капитан и предприниматель случайно.

Так, по крайней мере, показалось капитану.

Произошло это на петушиных боях в салуне Гертора Смита. Кидд зашел туда принять в организм капельку чего-нибудь крепкого, и пока делал это, пока закусывал куском жареного по-ирокезски мяса, в салун набилась куча народу, столы растащили, выход перегородили, поднялся невообразимый шум.

Заключались пари.

Образовавшееся в центре зала пространство посыпали белым песком.

Принесли в больших ивовых корзинах виновников всего этого переполоха.

Двух индейских мощных петухов с ярко-красными гребнями, с привязанными лезвиями вместо шпор, с безумным наркотическим блеском в глазах. Петухам всегда давали немного виски, перед тем как выпустить на арену.

Кидд охотно и даже торопливо ушел бы. Но это сделать было невозможно. Капитан вздохнул и заказал себе еще выпить. Он и не предполагал, что задержаться придется на столь длительное время.

За первой петушиной парой последовала вторая.

Третья.

Четвертая.

Птицы исправно, умело и яростно калечили друг друга, люди вышвыривали вверх пальцы, показывая свои ставки, торопливо лакали из стаканов виски, что-то кричали, подпрыгивали, закатывали глаза и со знанием дела сквернословили.

Пахло кровью и потом в запертом помещении. Капитан сидел за дальним столом, потягивая заказанное питье и привлекая недоуменные взгляды хозяина и его помощников.

Оказалось – не только.

К нему вдруг подошел довольно хорошо одетый джентльмен невысокого роста, с круглым красным лицом и навсегда прищуренным взглядом.

– Позвольте представиться, Роберт Ливингстон, предприниматель.

Кидд посмотрел на него без всякой приязни и без какого бы то ни было интереса. Манеры здешних англичан ему не нравились. Ему куда больше импонировала обходительность жителей Старого Света.

Тем не менее он был вынужден сказать:

– Уильям Кидд. Моряк. Чему обязан таким вниманием?

– Вы еще спрашиваете! В двух шагах от вас в течение двух часов идет петушиный бой, выигрываются и проигрываются целые состояния, а вы безучастны. Пьете… не удивлюсь, если в стакане у вас не виски, а целебный отвар.

– У меня в стакане виски.

Ливингстон восторженно всплеснул руками:

– Тем более! Лед вашего характера столь тверд, что даже зрелище петушиного боя в союзе с виски не в состоянии его растопить. Поразительно!

– Я сижу в стороне и никому не мешаю.

– Вы так долго сидите в стороне, что на ваш счет стали задумываться. Еще немного – и вы станете центром внимания. Кидд тоскливо огляделся. Не менее дюжины пар глаз было направлено в его сторону.

– Я бы ушел, но вы же сами видите – выход загорожен. Ливингстон продолжал веселиться:

– Нет такого салуна, из которого был бы только один выход, поверьте мне.

Он оказался прав.

Через дверь в буфетную за стойкой салуна они попали в темный коридор, а из коридора – на улицу.

– Знаете что, Кидд, я заработал сегодня немного денег на петушиной крови, не согласились бы вы отпраздновать со мной это событие?

Настроение Уильяма было непраздничным, но ему не хотелось отказывать этому милому человеку, тем более выручившему его из неприятной ситуации.

– Извольте.

Вскоре они сидели за столиком другого заведения, которое отличалось от прежнего только тем, что там не было никаких петушиных боев.

– Судя по выговору, вы шотландец, Кидд.

Говорил Ливингстон бодро, одновременно разделывая пухлыми пальцами сочную курицу.

– Вы угадали, – скучно отвечал Уильям, неуверенно присматриваясь к лежащим на блюде устрицам.

– А судя по поведению… – Пожиратель курятины на секунду задумался. – Знаете, Кидд, не могу представить, чем бы мог заниматься такой человек, как вы!

Уильям вздохнул:

– Морским разбоем.

Ливингстон захохотал, с набитым ртом, но все равно очень громко.

Капитана этот смех почему-то задел. Совсем чуть-чуть, но все же.

– Я капитан капера «Антигуа». Не далее как трое суток назад я взял на абордаж французский бриг с грузом табака и индиго.

Ливингстон одним усилием горловых мышц отправил нажеванное внутрь, и в его веселом прищуренном взгляде возникла зоркость.

– Табак и индиго?

– Да.

Кидд кивнул и попытался поддеть двузубой вилкой розовую тварь, плавающую в раковине.

– Сколько?

– Сколько – чего?

– Табака и индиго?

– Несколько тысяч фунтов. Я не считал.

– Вы их уже продали?

– Не знаю, кажется, нет. Этим занимаются мои офицеры. Кигли и Джоунс.

Ливингстон сбил парик на затылок и одним из длинных локонов вытер губы.

– Такое впечатление, что вас не интересует дело, которым вы занимаетесь.

Кидд оставил устрицу в покое, правда, изрядно изранив ее перед этим.

– Пожалуй, вы правы. Я плаваю всего несколько лет, но ненавижу море всем сердцем. Когда бы была возможность обосноваться на берегу, в тихом доме…

– Вместе с милой, добросердечной женой, в окружении ребятишек и домашних…

Кидд искренне удивился:

– Вы читаете мои мысли.

– Это моя профессия – читать чужие мысли и делать так, чтобы они могли осуществиться.

– У вас есть на примете такой дом?

Толстяк встал, коротко потянулся, цыкнул зубом.

– И мы немедленно едем его осматривать. Но… – Он вдруг остановился. – Поймите меня правильно, при всей моей симпатии к вашему образу мысли я не смогу вам подарить этот дом.

Уильям понимающе улыбнулся:

– Не считайте меня полным дураком, мне как капитану полагается доля в добыче «Антигуа».

– Да?! – весело воскликнул Ливингстон. Честно говоря, он бы не удивился, узнав, что своим кораблем капитан Кидд командует задаром.

Друзья встали и бодро зашагали к выходу, за которым каждому мерещились очертания их столь непохожих выгод.

Подзывая негра, управлявшего коляской, запряженной мулом, Ливингстон заметил:

– Но сначала не дом, а корабль. Надо посмотреть, что там делается с вашим табачком.

Дом был деревянный, в два этажа, на кирпичном фундаменте, с конюшней, каретным сараем и еще какими-то службами, назначение которых Кидду было пока что не известно. Правда, в доме не было мебели, в конюшне – лошадей, а в каретном сарае – кареты.

Все деньги, имевшиеся у капитана, плюс те, что были выручены от удачной продажи призового табака и индиго, ушли в уплату за дом.

Капитан был счастлив. Ему казалось, что в его судьбе произошла решающая перемена.

Теперь жизнь пойдет по-новому.

Тем более что он приобрел не только дом, но и друга.

К чести Ливингстона, надо сказать, что он и в самом деле производил впечатление человека, для которой жизнь и судьба Уильяма Кидда – не пустой звук. Разумеется, и операции по покупке дома капитаном, и распродажа французской добычи принесли ему определенные дивиденды. Но они, во-первых, были отнюдь не чрезмерны, во-вторых, было бы странно, если бы он стал вести свои дела в ущерб себе.

В конце концов, его звали Роберт Ливингстон, а не Уильям Кидд.

Когда все дела с покупкой дома и оформлением покупки были завершены, Ливингстон забросил удочку насчет корабля, на котором изволил плавать капитан Кидд.

– Это не мой корабль, – честно сказал тот.

Ливингстон понимающе подмигнул над краем бокала с мальвазией (разговор происходил у него дома, над блюдом жареных куропаток и в присутствии нескольких бутылок испанского вина).

– Понимаю, понимаю, дорогой Кидд. Ваша природная честность не позволяет считать своей собственностью то, что было добыто в бою и усилиями всей команды.

Кидду нравилась мальвазия, ему нравилась малага, он любил жареных куропаток, и не только потому, что они напоминали ему соплеменных перепелов.

– Нет, дорогой Ливингстон, это не призовой корабль. Он является собственностью сэра Вудфорда, губернатора острова Невис. Помните, я вам рассказывал о нем?

Ливингстон отлично помнил рассказ про толстого, несчастного отца, но его ничуть не обрадовало отличное состояние собственной памяти. Его отлично разработанный план присовокупления «Антигуа» к имуществу конторы «Ливингстон, Джонатан и Сигал» повисал в воздухе. Кидд откажется скрыть перед чиновниками торговой палаты имя истинного владельца, а чиновники ни за какие взятки не согласятся оформить столь сомнительную сделку.

Взяточничество было, конечно же, распространено в Новом Свете, но имело пределы, и Ливингстон лучше, чем кто бы то ни было, знал, каковы они.

Но он расстроился лишь на мгновение.

В мозгу у него непрерывно роились планы. Уильям, конечно, ничего о них не подозревал, хотя являлся важнейшим элементом каждого из них.

Однажды он явился в неухоженный дом капитана и объявил, что сегодня вечером они приглашены на прием к губернатору.

– Вудфорду?! – искренне испугался Кидд.

Ливингстон самодовольно и отрицательно покачал головой:

– К губернатору Флетчеру.

– Честно говоря, общение с губернаторами не доставляет мне большого наслаждения.

– Ты приглашен лично, и поэтому отказываться неудобно, дорогой друг.

– Откуда губернатор Флетчер может знать о моем существовании?

Ливингстон прошелся по пустой зале, в которой стояло всего два табурета и поджарый стол с остатками чахлого холостяцкого ужина, приготовленного женой привратника.

– Не скромничайте, не нужно. Слава о ваших подвигах дошла до Нью-Йорка, и теперь мы знаем, что вы тот самый Кидд.

– Я же вам при первом знакомстве сказал, что я Кидд. Уильям Кидд, и никто другой.

Торговец загадочно засмеялся.

– Просто Кидд и ТОТ САМЫЙ КИДД – это весьма различающиеся вещи.

Капитан расстроился, как будто его втравили в какую-то нехорошую историю.

– Да почему же?!

Толстяк попытался сесть на один из табуретов, но тот предупредительно скрипнул, и гость оставил свое намерение.

– Видите ли, друг мой, ТОТ САМЫЙ КИДД рисовался в моем, например, воображении неким гигантом, неуловимым, изобретательным, неустрашимым воином. Только такой человек мог одержать те победы, которые молва ему приписывает. Вы же предстали передо мною совсем в другом облике.

– В каком? – глядя исподлобья, поинтересовался «просто Кидд».

По лицу Ливингстона пробежала тень легкого замешательства. Легчайшего.

– Вы явились передо мною человеком задумчивым, рассеянным, слегка не уверенным в себе. Что разительно не совпадало с тем образом, что создала молва.

Капитан Кидд нахмурил брови:

– Но ведь французов побеждал не какой-то там образ, а я. Не ТОТ САМЫЙ КИДД, а тот, что стоит перед вами!

Ливингстон обезоруживающе улыбнулся:

– В этом-то и заключается самое интересное.

– Именно поэтому вы и хотите отвести меня к губернатору?

Толстяк уточняюще поднял указательный палец:

– Не из-за того, что возникла путаница, а из-за того, что были одержаны победы.

Губернатор Нью-Йорка, как и многие высокопоставленные чиновники того времени, не стремился воздвигнуть непроницаемую стену между собой и теми, кого принято называть джентльменами удачи. Как мы сможем узнать позже, не чурались деловых отношений с этими людьми (особенно, когда они находились на волне успеха) и господа, обитающие в самых высших слоях общества.

В конце концов, линия любой судьбы может изогнуться так, что гонимый и презираемый окажется властвующим. Достаточно назвать Моргана, который из головореза превратился в правителя Ямайки и рыцаря короны.

Но не надо думать, что во дворец сэра Флетчера приглашали любого, у кого грудь была в наколках, кулаки – в ссадинах, а рот полон рассказов о битвах и абордажах. Губернаторское приглашение было как бы свидетельством высшего признания. Например, когда экипаж «Антигуа» узнал, что их капитан удостоен такой чести, то в его рядах (экипажа) стихло недовольное брожение, которое всегда возникает в рядах невоюющей армии.

Уильям Кидд, занятый покупкой дома, его обустройством и неторопливыми мечтами о своей будущей жизни, полностью запустил бандитский промысел. Матросы, мгновенно прогулявшие и проигравшие все доставшиеся им от дележа деньги, стали все громче рассуждать о том, что неплохо бы снова поискать счастья в волнах.

Они уже были готовы отправить к своему сухопутному капитану депутацию с требованием предпринять что-нибудь, но тут прошел слух, что Кидда приглашает к себе Флетчер.

Это всех угомонило.

Самому последнему портовому забулдыге было известно, что губернатор ничего не делает просто так, раз уж он кого-то пригласил – значит, за делом.

Команда пришла в приятное возбуждение.

Самые нетерпеливые прикидывали, на что они потратят деньги, добытые в совместном начинании с господином губернатором Нью-Йорка.

Интересно, что рассуждавшие не ошибались. Друг капитана Кидда, Роберт Ливингстон, пригласил приобретшего некоторую известность капера для того, чтобы тот установил серьезные деловые контакты с сэром Флетчером. А какого рода они могли бы быть, представить легче легкого.

Не о торговле шерстью и не о заготовке леса должен был пойти разговор.

Губернаторский прием – не такая уж простая вещь.

Прежде всего надо было как следует экипироваться Уильям никогда не мог похвастаться безупречным вкусом по этой части, общество пиратов и полупиратов, в котором он вращался последнее время, мало способствовало совершенствованию этого вкуса. Ливингстон взялся ему помочь.

Давно замечено, что провинциальные моды всегда пышнее и цветастее столичных. Правители, обладающие условной или временной властью, окружают себя большей роскошью, нежели те, кто правит по праву.

Другими словами, Ливингстон сочинил капитану Кидду костюм, в котором его на приеме при парижском или лондонском дворе сочли бы за туземного вождя, притворяющегося джентльменом. Все было крайне крикливо. И ткань камзола. И шитье.

И кружева. (Кстати, ушедшие из моды во временное забвение вместе с царствованием отвратительного короля Якова.)

Кидд чувствовал себя павлином, но верил, что для пользы дела должен выглядеть именно так. Тем более что облачение Ливингстона мало чем уступало в роскоши его собственному.

Зала, в которую они вошли, поразила его воображение.

Все сияло.

Все сверкало.

Все звучало.

Впрочем, он вряд ли смог бы вспомнить какие-то отдельные детали встречи, если бы его на следующий день попросили этот прием описать.

Великолепно одетые люди стояли группками и о чем-то беседовали. Неторопливо и негромко.

Довольно много было дам.

Что характерно, ни одна из них не была одета так, как одевались сестры Плант. Очевидно, остров Невис был еще более удален от основных течений моды, чем Нью-Йорк. Впрочем, Уильям Кидд не сделал этого наблюдения.

Музыканты в углу залы прервали порхание своих смычков.

Появился дворецкий с длинной, богато украшенной палкой в руках и, звучно ударив ею в пол, объявил:

– Его высокопревосходительство губернатор Нью-Йорка!

Кружки говорунов на время распались и устремили взоры к той портьере, из-за которой должен был появиться сэр Флетчер.

Одним словом, вице-королевский размах. Ливингстон, до появления первой персоны ведший себя довольно раскованно (с кем-то перемигивался, с кем-то заговаривал серьезно, кому-то пытался представить своего спутника), немного напрягся.

– Постарайтесь произвести на сэра Флетчера благоприятное впечатление.

– А как он узнает, что я здесь, вон тут сколько народу?

Ливингстон тихо простонал в нос:

– Он уже знает.

– А что ему от меня надо?

Ливингстон застонал громче:

– Я же уже говорил, он хочет сотрудничества. Может быть, он предложит вам какое-нибудь дело.

– Какое?

– Я пока не знаю, вернее, это не важно, одним словом, что бы он ни предложил, не отказывайтесь, понятно?

Губернатор оказался пожилым кривоногим дылдой. Губернаторша тоже была высоченная и худая. О состоянии ее ног что-либо сказать было трудно, их скрывал кринолин.

Сэр Флетчер медленно продвигался по залу, останавливаясь на время у каждой пары или группы. Говорил несколько слов и улыбался. Это он делал зря, потому что сразу становилось очевидно, до какой степени у него не все в порядке с зубами.

Ливингстон шептал на ухо имена тех, на кого по очереди изливалось внимание губернатора:

– Адмирал Ладлэм, командующий второй эскадрой, с женой и дочерью.

– Барон Фортескью с женой и двумя дочерьми.

Барон удивительно напоминал своей внешностью майора Планта, единственное, чем он отличался от него в лучшую сторону, – это количеством дочерей.

– Мистер Бартоломью Ролле, со своим помощником, пороховые поставки. Очень богат.

– Судья Гивенс, с женой и сыном. Поставка смертных приговоров. Очень подл.

– Полковник Паркерходд, без руки, но с молодой женой. Герой, но дурак.

Кидду физиономия полковника понравилась больше, чем все прочие, но тоже не слишком.

– Настоятель церкви Святой Троицы отец Стоун, настоящий католик, но с большими протестантскими связями.

– Мистер Галлахер-старший, приглашается по традиции. Глух, глуп и нищ. Кроме того, это единственный человек, которого слушается мистер Галлахер-младший, главный здешний бретер и сердцеед, пустейшее, между нами, существо, но стреляет как бог.

Уильям Кидд уже давно не слушал своего стоячего экскурсовода, он пристально, неотрывно смотрел перед собой.

– А это, обратите внимание, Уильям, Томас Тью, ваш собрат по ремеслу. Капер, купец, наверняка негодяй, но держится как джентльмен. Почему его приглашают?

Кидд не спрашивал об этом.

– А посмотрите, какие бриллианты на шее его супруги. Говорят, он выкупил ее из какого-то борделя на Эспаньоле, а может быть, на Гаити. Говорят, он некоторое время сидел в испанской тюрьме, а вы представляете себе, что такое испанская тюрьма. Под этими фламандскими кружевами навечно синие следы железных кандалов. Да что там Тью. Однажды я здесь видел самого Уэйка. Представляете, все знают, что человеку вынесен смертный приговор, но тем не менее…

– А это кто?

Ливингстон сбился с мысли и не сразу понял, о чем его спрашивают.

– Вон там, совсем рядом с оркестром.

– Это капитан порта, мистер…

– Нет, не мистер, а женщина!

– Это девушка, Уильям, дорогой, девушка, дочь мистера…

– Нет, вон та, с сиреневым веером.

– А-а, понял, ничего интересного. Миссис Джонсон. Вдова одного негодяя, впрочем, довольно состоятельного.

– Она, она…

– Ты что, ее видел раньше?

– Нет, если бы я ее видел раньше…

– Тут много такого товара. Кажется, ее муж оказывал какие-то услуги сэру Флетчеру, не помню. Потом вспомню. Все, подними голову, возьми себя в руки, помни, что я тебе говорил. Сейчас он подойдет к нам.

– Кто, муж?!

Ливингстон успел прошептать только одно слово:

– Губернатор.

И пара Флетчеров вальяжно подплыла к паре приятелей. Губернатор обменялся с предпринимателем несколькими фразами, свидетельствующими о том, что они знакомы, и давно и неплохо. После чего Ливингстон, не без торжественности в голосе, проговорил:

– Ваше высокопревосходительство, позвольте представить вам моего друга, замечательного человека и прекрасного моряка. Капитан Уильям Кидд.

Представляемый смотрел в этот момент в сторону оркестра и, только услышав свое имя, повернулся к губернатору. На усмотрение сэра Флетчера было принять это за рассеянность или за самоуверенность.

– Давно ли вы в Новом Свете, капитан?

– Около года, сэр.

– Что нового вы открыли для себя в Новом Свете? – выступила губернаторша со своей дежурной шуткой.

Кидда ее нехитрый каламбур совершенно сбил с толку, ему и так было трудно сосредоточиться на беседе, а тут еще игры слов!

Ливингстон поспешил ему на выручку:

– Я дожил до старости здесь, а так и не понял, отчего Америку именуют именно так. Тут все как и везде. Есть люди достойные и есть никчемные. В здешних городах водятся деньги и встречается любовь. А жизнь, как правило, кончается смертью.

Произнося этот философический пассаж, Ливингстон с ужасом смотрел на Кидда. Он не мог понять, почему тот сделался настолько невменяемее обычного.

Что произошло?

Подхватывая тему разговора, сэр Флетчер сказал:

– Я заметил, что и забавы человеческие вместе с людьми переселились из Старого Света в Новый.

– Например, карты, – с трудом выдавил Ливингстон.

Уильям Кидд в этот момент растерянно улыбнулся, получилось неожиданно к месту.

– Не согласились бы вы, капитан, составить мне и мистеру Тью, скажем, компанию за тем вон зеленым столом?

Четвертым партнером мы могли бы пригласить нашего любезного мистера Ливингстона.

– А что мы будем делать за этим столом, сэр?

Губернатор поощрительно потупился, давая понять, что капитанский юмор ему нравится, несмотря на экстравагантность.

Толстяк торговец обмер, ибо знал, что его приятель и не думает шутить.

Миссис Флетчер обмахивалась веером в ожидании того, когда ее отправят руководить приготовлениями к концерту.

Сэр Флетчер сказал:

– Лично я предпочитаю лоррет. Вист, на мой взгляд, игра слишком азартная.

Сознание Кидда на миг прояснилось.

– А, карты.

– Карты, карты! – прорычал Ливингстон.

До слез виноватая улыбка появилась на лице капитана.

– Я не люблю и не умею играть в карты. Вы не получите от игры со мной никакого удовольствия. Разве что триктрак. Да и то я не мастер.

Губернатор смотрел на него, как на бредящего больного, и терпеливо ожидал, когда бред прекратится.

Миссис Флетчер перестала работать веером, как будто он мешал ей поверить в то, что она слышит.

Ливингстон ругался, яростно, площадно, скверно, но молча, слова рвались внутри его, как ядра, отчего лицо шло пятнами, а из-под парика катили потоки пота.

– Так вы не хотите играть со мной в карты? – спросил напрямую губернатор.

Уильям, страдая, что к нему так привязались, сказал откровенно:

– Знаете, сэр, мне не до карт.

Флетчер медленно и страшно осклабился, черные осколки зубов выглядели в этот момент совершенно зловеще, развернулся на страшных кривых ногах и молча зашагал к ломберному столу, возле которого уже толпилось не менее дюжины любопытных.

Радуясь, что удалось наконец отделаться от этого дылды с его картами, Кидд повернулся к Ливингстону и, обняв его за плечи, воскликнул:

– Как я благодарен тебе, что ты меня сюда привел! Друг смотрел на него с молчаливой ненавистью во взоре.

– Теперь ты должен оказать мне еще одну маленькую услугу. Ты мне должен помочь.

Ливингстон улыбнулся, как висельник перед казнью.

– Теперь тебе уже никто не поможет.

– Почему?

– Ты испортил отношения с сэром Флетчером, теперь ты пария, прокаженный. Да и я тоже. Кидд насмешливо махнул рукой:

– Ерунда. При чем здесь Флетчер!

– Завтра твой корабль арестуют, а тебя посадят в тюрьму за незаконное каперство.

Капитан снова махнул рукой:

– Это из-за того, что я отказался играть в карты? Этого не может быть.

Ливингстон вытер лоб под париком.

– Если бы ты знал, чего мне стоило устроить этот вечер, этот триктрак. Я только что на брюхе не ползал. Я вложил в это дело уйму денег, я думал, что ваша совместная с Тью экспедиция всех нас озолотит. Я сделал…

– Сделай еще одно маленькое…

– Нет! Прощай! Мне нужно успеть привести в порядок мои дела, прежде чем ко мне явятся.

И, резко развернувшись, Ливингстон быстро зашагал вон из залы.

Глава 2

Когда на следующий день Кидд явился к своему другу домой, тот лежал в большом круглом деревянном корыте, в горячей воде, и о чем-то рассуждал сам с собой, закрыв глаза.

На голове у него был шелковый колпак.

В душе у него была черная тоска.

Вид, голос и проблемы капитана Кидда были ему ненавистны, и он не собирался это скрывать.

Капитан сиял, лучился радостью:

– Друг!

В комнату, где глава конторы «Ливингстон, Джонатан и Сигал» принимал ванну, вошла женщина в белом переднике, с глупым выражением лица и с большим жестяным чайником в руках. Она приподняла простыню и влила под нее немного кипятка.

– Друг!

Ливингстон зарычал, то ли от кипятка, то ли от звука отвратительного голоса капитана.

– Друг, как вы думаете, почему я так весел?

Не открывая глаз, несчастный торговец рассказал счастливому капитану все, что он о нем думает. Подробно рассказал, со всеми деталями, ничего не скрывая и не преуменьшая. Не сглаживая оценок и не смягчая характеристик.

Кидд слушал, продолжая улыбаться.

Не то чтобы он ничего не понимал.

Он все понимал, но это не могло испортить его радостного мироощущения.

Закончив говорить, Ливингстон открыл глаза.

– Теперь вы все поняли?

– Понял.

– Вы понимаете, что теперь должны сделать?

– А, надо подождать, когда вы закончите с вашими процедурами, и мы сможем…

Ливингстон изо всех сил ударил толстой волосатой рукой по горячей простыне:

– Нет, мы никогда больше не сможем!

Кидд чуть опечалился:

– А я думал, что мы сейчас поедем к ней. Несмотря на всю свою злость, купальщик не удержался и спросил:

– К кому – к ней?

Капитан вздохнул:

– К миссис Джонсон.

Ливингстон выкатил на него глаза и так замер на несколько мгновений, а потом стал медленно съезжать по стенке деревянной лохани, мучительно икая.

На некоторое время он оказался полностью под водой, потом резко вынырнул и заорал:

– Вон!

Не говоря более ни слова, гость удалился, держа шляпу в руке. Сильно озадаченный, он даже и не подумал ее надеть.

Ливингстон некоторое время еще стонал, рычал, ругался, возводил очи горе.

В общем, пытался успокоиться.

Посреди этой аутогенной процедуры в комнату вошел рыжий, крепко сбитый малый в потертой куртке, с чернильными пальцами и подлой улыбочкой на губах. Конторский.

– Что тебе нужно, Уолш?

Тот наклонился к лоснящемуся уху хозяина и что-то пошептал, продолжая ухмыляться.

Тот резко приподнялся в ванне, схватившись за края:

– Не может быть!

Уолш что-то снова пошептал.

Лицо Ливингстона просветлело.

– Если врешь…

Уолш выразительно пожал плечами, что, мол, ни в коем случае не врет, хотя и отлично умеет это делать.

Хозяин хлопнул в ладони.

Женщина в переднике принесла чистую простыню. Позволяя растирать себе спину, Ливингстон отдавал приказания Уолшу:

– Все понял?

Конторский опять выразительнейшим образом пожал узкими плечами.

– Тогда последнее. Беги сейчас на улицу. По направлению к порту, пожалуй. Догони мистера Кидда.

– Да, сэр.

– Скажи ему, чтобы он вернулся. Скажи, мы немедленно едем с визитом к миссис Джонсон.

Как и все состоятельные жители Нью-Йорка, вдова судовладельца и рогоносца Сэмюэля Джонсона жила в доме с колоннами, стоящем в яблоневом саду. От ворот к широкому крыльцу вела дорожка, выложенная красным кирпичом.

В свеже-голубом небе расплывались тихие облачка, в кронах цветущих яблонь блуждали задумчивые пчелы, в тени под коляской дрыхли два негра.

Одновременно ударяя в кирпич своими тростями, мистеры Ливингстон и Кидд приближались к дому.

Когда до крыльца оставалось не более десяти ярдов, на верхней ступеньке появился пожилой джентльмен с седой раздвоенной бородой и в белом парике.

Визитеры поклонились.

– Мистер Ливингстон с другом, – внушительно сказал Ливингстон.

Мажордом удалился.

Появился вскоре и сообщил, что миссис Джонсон принять джентльменов готова, но просит подождать. В библиотеке.

Библиотека оказалась в доме бывшего судовладельца довольно странной.

Веселая французская мебель в стиле Людовика XIII, золото, гобелены, всякие там секретеры, бронзовые аллегорические статуэтки, ниспадающие занавеси с кистями, подсвечники и две карликовые пальмы в кадках, что, видимо, было уступкой местному колориту.

И ни одной книги!

«Оригинально», – подумал торговец.

Капитан не подумал ничего.

Он волновался.

Хозяйка появилась неожиданно и не с той стороны, с которой ждали.

За спинами джентльменов раздался приятный, чуть в у нёбо, голос:

– Здравствуйте, джентльмены.

Джентльмены обернулись, одновременно принимая положение легкого полупоклона.

Французская мода целования руки женщины при встрече еще не распространилась повсеместно в те времена, поэтому, когда хозяйка вытянула свою длань, это означало лишь, что она предлагает гостям сесть.

Самое время ее описать.

Довольно высокая, довольно крупная и совершенно довольная жизнью дама лет сорока пяти. Когда-то она была, очевидно, красива, нынче же можно было, не лукавя, сказать лишь, что она хороша собой.

Былая и белая красота. В том смысле, что ни тени загара не было заметно на ее ланитах. Достичь этого было не так-то просто в здешнем теплом и щедром на солнечные дни климате.

Разумеется, Уильям Кидд был не способен анализировать детали ее облика, он был влюблен, а значит, почти слеп. Собственно, он почти что ее и не видел, потому что боялся смотреть на нее в упор.

Только искоса.

Только украдкой.

Край платья, мизинец, локон – этого было достаточно, чтобы воспламениться его воображению.

– Дорогой мистер Ливингстон, чему я обязана такой честью и радостью?

– Разве для того, чтобы навестить красивую женщину, нужны какие-то особые причины?!

Хозяйка улыбнулась, показывая, что поняла, что ей сделан комплимент.

Бесшумно ступая по начищенному восковому полу, вошла мулатка в синей юбке и белом тюрбане на голове. В руках у нее был серебряный поднос, на нем – большой серебряный же кофейник и три микроскопические чашечки. Кроме того, большая пергаментная коробка, украшенная тиснеными, опять-таки серебряными, рисуночками.

– В этот час я привыкла пить шоколад с перуанскими сладостями, вы не согласились бы разделить со мной эту трапезу, джентльмены?

Мистер Ливингстон выразил полный восторг перспективой закусить.

Кидд испугался, что у него кусок в горло не полезет и это обидит хозяйку.

– Миссис Джонсон…

– Называйте меня просто Камилла, ведь вы старинный друг моего мужа.

– Дорогая Камилла, хочу представить тебе своего хорошего приятеля, Уильяма Кидда. Он недавно прибыл в Нью-Йорк, и я счел своей дружеской обязанностью свести его с лучшими людьми города. Разве я мог, в достижении этой цели, миновать твой восхитительный дом?

– Очень мило, – чуть поджимая пухлые, резко очерченные губы, проговорила хозяйка, грациозно придерживая чашечку с раскаленным какао.

Уильям Кидд встал (ничего не опрокинув) и сказал:

– Уильям Кидд.

Ливингстон продолжал:

– Я уже сказал, что он прибыл недавно, ибо все свое время тратил на непрерывные бои с этими оголтелыми французами. Кстати, не без успеха и с пользой для Англии. Это он, именно он нанес им два самых серьезных поражения в Карибском море.

Камилла Джонсон ничего не слыхала об этих сражениях, но учтиво восхитилась.

Кидд почувствовал, что его рассмотрели и можно сесть.

Хозяйка, как бы в знак поощрения за невиданные морские подвиги, передала ему чашку с шоколадом. Он бы отказался, если бы мог. Он всерьез считал, что шоколад из ЕЕ рук – слишком большая награда за то малое, что он совершил.

Разговор между тем шел своим ходом.

– Это очень мило, дорогой мистер Ливингстон, что вы взялись руководить первыми поступками капитана, но, насколько я могу судить, его первая светская попытка была неудачной?

Миссис Джонсон, как и все, кто был на приеме у губернатора, знала о конфузе, понесенном рыжим капитаном-выскочкой. О мистере Ливингстоне у нее сохранились не самые лучшие воспоминания, и она не упустила случая его уколоть.

Уколотый ничуть не опечалился и не оскорбился. Он расплылся в широкой улыбке и радостно сообщил:

– Дорогая Камилла, вас ввели в заблуждение. Это не сэр Флетчер сурово обошелся с мистером Киддом, это мистер Кидд счел нужным поставить на место этого зарвавшегося негодяя с гнилыми зубами.

Лицо миссис Джонсон сделалось бледнее, чем обычно, она поняла, что чего-то не понимает, и поэтому испугалась:

– Вы уверены, мистер Ливингстон, что нашли правильные выражения для характеристики нашего губернатора?

Толстяк сиял. Ему нравилась его нынешняя роль.

– Для характеристики губернатора – возможно, но для взяточника и казнокрада эти слова как раз впору.

Волна недоумения пробежала по правильным чертам мадам. Они на мгновение стали почти неприятны. Конечно же, Уильям Кидд ничего этого не увидел. Он смотрел в чашку.

– Казнокрада?!

– Сегодня утром он арестован!

– Кем?!

– Прибыл специальный посланец короля Вильгельма и привез решение парламента с подписью короля.

– То есть… – миссис Джонсон повернулась к Кидду, – вы шли на прием к сэру Флетчеру, зная, что он фактически смещен?

Уильям залпом проглотил шоколад, жутко обжегся и отрицательно замахал руками:

– Нет, что вы, нет!

– А вы коварный человек!

Уильям обмер, хотя, говоря по правде, мужчина, услышавший такие слова от женщины, должен был бы обрадоваться.

– Я не коварный человек!

– Понимаю, понимаю.

– Я ничего не знал, ничего!

Хозяйка понимающе и затаенно усмехалась.

Ливингстон старался как можно незаметнее ткнуть друга в бок, но сделать это было нелегко.

Капитан Кидд изо всех сил портил образ рокового мужчины, победителя французов и ниспровергателя губернаторов, который уже готов был поселиться в воображении стареющей красавицы.

Надо сказать, что он преуспел в этом деле. Слишком старательно и слишком страстно он обелял свою репутацию в глазах мадам.

Наконец она, зевнув, поверила ему, что он не имел никакого отношения к истории со снятием с поста сэра Флетчера. Так уж устроена женская голова, что и все прочее, что касалось этого странного рыжего капитана, напрочь перестало ее интересовать.

Прощание было холодным.

Ливингстон вздыхал, ему было жаль своего очередного замысла. Но поскольку с крушением этого замысла он не понес никаких финансовых потерь, печаль его была светла.

Уильям Кидд был, в отличие от всех остальных, в приподнятом расположении духа. Он был уверен, что добился огромного успеха, сумел открыть своей возлюбленной Камилле глаза на свою истинную сущность. Она теперь не думает, что он интриган и проворачиватель каких-то темных делишек. Она смотрит на него открытыми глазами.

– Могу ли я, миссис Джонсон, иметь счастье и честь бывать у вас?

Улыбнувшись без всякого энтузиазма, хозяйка кивнула по чисто светским соображениям.

Капитан чуть не прослезился от счастья.

А потом была красная кирпичная дорожка через цветущий яблоневый сад.

А потом была бричка, запряженная двумя великолепными серыми в яблоках лошадками. Такими замечательными, словно они были существами из сада Камиллы.

А потом был обед в конторе Ливингстона, где тот задал Уильяму вопрос, который не мог не задать:

– Ну и каковы ваши впечатления, мой друг?

Пребывавший в состоянии сна наяву, капитан, конечно же, понял его не сразу. И даже не со второго раза. А когда понял, сказал только одно:

– Я хочу на ней жениться.

Рывки, которыми двигалось сознание капитана, поражали даже столь бывалого человека, как Ливингстон.

– Жениться?!

Глаза Кидда даже не сияли, полыхали!

– Разумеется, как же я могу на ней не жениться, когда я в нее влюблен.

– Это заметно.

– И, по моим наблюдениям, я тоже произвел на нее довольно благоприятное впечатление.

Ливингстон поджал нижнюю губу, скосил взгляд в сторону и ничего не сказал.

– И кроме того, есть еще одна, самая важная, причина, по которой я могу на ней жениться!

– Какая, откройте мне.

– Угадайте, Ливингстон!

– Потому что она богата? – с надеждой спросил друг.

Капитан Кидд снисходительно улыбнулся и потрепал его по мясистому плечу:

– Потому что она вдова!

Всего через неделю после первого посещения дома роскошной вдовы парой джентльменов мистер Ливингстон вновь сидел в «библиотеке», под карликовой пальмой, и вкушал шоколад.

– Не желаете ли чего-нибудь покрепче? – участливо спросила миссис Джонсон.

– О, это излишне.

– Отчего же?!

– Меня достаточно пьянит сама возможность беседовать с вами.

Вдова отхлебнула горячего, ныне горячительного напитка и усмехнулась:

– Вы много обходительнее вашего друга.

Ливингстон вскинулся:

– Он что, позволил себе быть грубым с вами?!

– Хуже, он позволил себе быть со мною скучным. Разве это не ужасно?

Ливингстон подавленно кивнул.

– Я понимаю вас, о, как я вас понимаю.

– Неужели? Вам что, доводилось быть женщиной, за которой пытаются ухаживать?

– Можете меня высмеивать, сколько вам будет угодно, Камилла, в свое оправдание я могу сказать только одно: я привел к вам в дом человека, в вас искренне и глубоко влюбленного.

– И что с того?

– Человека, боготворящего вас, а не пересчитывающего мысленно ваши денежки.

Миссис Джонсон нервно поставила чашку на поднос.

– Иногда мне кажется, дорогой мой мистер Ливингстон, уж лучше бы он был охотником за деньгами, но умеющим воспламенить женское сердце, чем… мне не хочется его оскорблять, но я не встречала в жизни существа серее и ничтожнее. Неужели вы не видите, что я, богатая и привлекательная женщина, не могу ответить на чувство такого человека, как ваш драгоценный друг.

Ливингстон изобразил легкое возмущение:

– Серее?! Ничтожнее?!

– Да и да!

– Но вы же знаете, что это один из самых талантливых и смелых морских львов нашего времени.

– Ха-ха.

– Что это единственный из наших флотоводцев, кто на своем боевом счету имеет только победы.

– О, господи!

– И какие победы! Он чуть ли в одиночку благодаря невероятному прозрению разгромил целую флотилию французских пирог. Он одним, невероятным по точности, выстрелом пустил ко дну восьмидесятипушечный французский корабль. Вы не можете всего этого не знать.

Миссис Джонсон поморщилась:

– Я это знаю, но я в это не верю.

– Хороший женский ответ.

– Я женщина и поэтому даю женские ответы.

– Он смел в бою, но робок перед вами, разве вам это не лестно, а?

– Мне это, может быть, и лестно, но уж больно противно.

Ливингстон хлопнул себя пухлыми ладонями по толстым ляжкам и нервно прошелся по библиотеке. Он так вертел головой, что могло показаться, что он попросит у хозяйки чего-нибудь почитать.

Миссис Джонсон исподлобья наблюдала за ним.

– Вы с такой страстью пытаетесь его женить на мне, как будто у вас в этом деле есть личный интерес, мистер Ливингстон.

Толстяк замер. Медленно обернулся. В его лице проявилась какая-то новая мысль.

– Знаете что, – сказал он значительно, – знаете что, Камилла, называйте меня просто Роберт.

– Зачем это? – спросила ничуть не польщенная вдова.

– Я всегда считал вас неглупой женщиной. Даже в те времена, когда вы были еще девушкой.

– Если вы считаете, что сказали мне комплимент, объясните, в чем его суть.

Ливингстон сел на место и склонил голову так низко, как только смог.

– Что это вы? – опасливо спросила вдова.

– Казните меня.

– Прекратите, как вас там, Роберт? Так вот, прекратите! Я не выношу театра!

– Это не театральное раскаяние, а искреннее!

– Вы в чем-то раскаиваетесь? Значит…

– Да. Я хотел выдать вас замуж за моего друга, капитана Кидда, но не в этом мое прегрешение.

– А по-моему, как раз в этом.

– Оставим эти мелкие препирательства, и я расскажу вам все. Все, что я собирался от вас скрыть.

Миссис Джонсон подобралась, она почувствовала, что сейчас действительно пойдет серьезный разговор. Кроме того, ей было приятно осознавать, что она не позволила себя использовать в качестве пешки в какой-то пока что неизвестной игре. Кстати, попытка Ливингстона использовать ее именно как вдовушку ничуть не задела.

– Итак, Роберт.

– Прикажите принести стаканчик джина.

– Мое общество перестало вас опьянять? – усмехнулась хозяйка.

Ливингстон скорчил некую рожу, мол, что тут разводить деликатности, вы ведь все понимаете, мадам.

Выпив джина, он сразу же приступил к делу:

– Моя вина перед вами состоит в том, что я не все вам рассказал о моем друге – капитане Кидде.

– Слушаю, слушаю вас, Роберт.

– Узнав о страстной влюбленности моего друга и зная вас, прежде всего я надеялся, что вы сочтете его охотником за состояниями и, даже выйдя за него замуж, не доверите ему своих денег. В такой ситуации мне будет легко заманить его в экспедицию на Мадагаскар.

Миссис Джонсон заволновалась, почувствовав, что снова перестает понимать собеседника.

– Мадагаскар? При чем здесь Мадагаскар?!

– Дело в том, что где-то на Мадагаскаре зарыт огромный сундук с золотыми монетами, и только капитан Кидд знает, где именно. Понимаете меня?

– Сундук с монетами…

– По сравнению с содержимым сундука и ваше и мое состояние – мелочь, о которой смешно говорить.

Голова у вдовы шла кругом, и она изо всех сил пыталась этому сопротивляться.

– Почему же он бросил этот сундук там?

Ливингстон усмехнулся:

– Вы сами должны были понять, что Кидд – человек необычный, несмотря на то что вам он показался скучным. Я навел о нем подробнейшие справки, и все собранные сведения говорят, что он человек особого рода. Вспомните хотя бы историю с сэром Флетчером. Как он мог за сутки до прибытия гонца из Лондона знать, что все обернется именно так?!

Миссис Джонсон жевала закушенную губу.

– Но он же сам меня убеждал, что не имеет к этому никакого отношения!

– А что он должен был делать, раскрыть свои тайны?! Ливингстон потребовал еще стаканчик джина и получил его.

Вдова выпила тоже.

– Но Флетчер – это одно, а вот сундук. Почему он оставил этот сундук на острове?

– Я тоже сначала не поверил в реальность такого события. Мне тоже показалось это странным. А потом я раскинул мозгами и понял, что все правильно. Такой человек, как Кидд, мог отказаться от золота.

– Но почему?!

– Потому что на нем слишком много крови. Оно было добыто с кровью, оно было с кровью погребено. Погибли многие и многие. И французы, и англичане, и дикари племени сакалава. По представлениям Кидда, я думаю, на этом золоте лежит проклятие. Ради себя он за ним никогда бы не отправился.

– И вы решили, что он отправится за ним из-за меня?! Я неплохо к себе отношусь, я могу внушать мужчинам кое-какие чувства, но все же не подобную жертвенность.

Ливингстон опять стал морщиться и махать руками:

– То, что вы говорите, и умно, и не очень умно. Вы забываете, что он влюблен. А влюбленность нельзя изобразить, как нельзя изобразить ум.

– Вы думаете?

– Тем более что влюблен не кто-нибудь, а капитан Кидд. Я вам уже в течение часа объясняю, что он человек необычный. Если влюбляется такой, как он, возможно все. Когда я это понял, каюсь, решил использовать его. Еще до истории с его влюбленностью в вас я пытался познакомить его с Флетчером. Я думал, что он не плывет на Мадагаскар из-за того, что у него мало сил, я думал, что, получив от Флетчера гарантии безопасности и помощь в виде одного-двух кораблей, Кидд станет смелей. Но, как я теперь думаю, дело тут не в трусости или смелости.

– В чем же?

– Не мое дело – копаться в странностях человеческих натур, мое дело – использовать их в своих целях.

– По-моему, это не слишком…

– Слишком, слишком! – перебил хозяйку Ливингстон. – Теперь я уже близок к концу своего рассуждения. Я не смог свести его с Флетчером. Я не смог женить его на вас и сыграть на благородных струнах его души. Он бы не посмел жить на деньги вдовы.

– Выйдя замуж, я бы перестала быть вдовой.

– Он бы не посмел жить на деньги жены. Он бы помчался вместе со мной за этим золотым сундуком.

– На что же вы рассчитываете теперь?

Ливингстон вытащил из кармана платок и вытер последовательно лицо, шею, лысину под париком.

– На то, что вы сами выйдете за него замуж и уговорите его отправиться за этими денежками. Легко видеть, исходя из особенностей человеческой натуры, что этот способ самый верный. Любовь движет людьми увереннее, чем корысть и тщеславие.

Миссис Джонсон думала.

Гость потягивал крепкое.

– Что вас смущает? Через неделю после бракосочетания вы отправите его в плавание и заживете прежней своей жизнью. Будете принимать кого захотите, будете…

– Не зарывайтесь, Роберт. Моя жизнь – это моя жизнь, усвойте это.

– Но зато предприятие у нас теперь общее, – самодовольно и нагло ухмыльнулся Ливингстон.

Глава 3

Свадьба была не слишком пышной, несмотря на желание счастливого жениха. Ему объяснили, что поскольку замуж выходит вдовица, то не принято очень уж веселиться. Зрелые люди сходятся тихо и чинно.

Гостей было, соответственно, немного, но зато уж отборные.

Никаких родственников.

Уильям думал послать приглашение отцу, но его отговорили, пусть уж лучше приезжает на крестины внука. Этот аргумент показался капитану убедительным, даром что ждать потомства от пятидесятилетней (возраст Камиллы был известен только Камилле) жены было трудно.

Не было и родственников невесты.

Родом она была из Бретани (слово это резануло слух жениха) и занималась в молодости промыслом, который ее родственники не одобряли.

Настолько не одобряли, что считали свою дочь и сестру умершей.

Она им платила взаимностью.

Роберт Ливингстон проявлял чудеса распорядительности и предприимчивости, он сумел во время предсвадебных хлопот познакомиться с новым губернатором, сэром Белломонтом, и зазвать его на торжество.

Кидд должен был быть ему благодарен.

Но он был благодарен судьбе, которая свела его со столь восхитительной женщиной.

Миссис Джонсон все предсвадебные дни держала его на расстоянии. Кидд не расстраивался, он относился к этому как к дополнительному препятствию, воздвигшемуся на пути к счастью.

Все свободное от хлопот время Ливингстон проводил со своим другом, и большей частью в разговорах о Мадагаскаре.

Что это за остров?

Да каков там климат?

А что за племена его населяют?

Поскольку все эти разговоры велись за кружкой, стаканом или рюмкой, можно было заключить, что Ливингстон пытался что-то эдакое важное выведать у друга, опьяненного одновременно и любовью, и алкоголем.

Уильяму были странны эти разговоры.

О морях и островах ему было думать и лень и противно.

Он твердо решил поселиться на берегу и пожить в свое удовольствие со своей любимой женой.

Он искренне не задумывался ни о каких деньгах. Ему было плевать, богата ли миссис Джонсон или нет. Для тихого счастья много золота не нужно.

В крайнем случае можно продать его дом.

Впрочем, он и об этом не думал.

Наконец настал день свадьбы.

Уильям с трудом переждал процедуру в церкви.

Уильям с трудом переждал процедуру застолья. Смешно сказать, он не запомнил, как зовут нового губернатора, с которым его познакомил оборотистый Ливингстон, уже сообразивший, что без покровительства высоких властей задуманное им дело трудноосуществимо.

Настал миг, когда все эти глупости были позади.

Супруги проследовали в спальню.

Во всех углах стояли цветы.

В открытых окнах страстно дышала ночь.

Две целомудренные свечи горели по сторонам крахмальной постели.

Капитан Уильям Кидд приблизился к своей возлюбленной жене. Его трясло, и он был счастлив.

Он поднял руки, чтобы положить их ей на плечи.

Она стояла, опустив голову и руки.

Он положил руки на округлые, пышные плечи.

Она вскрикнула и потеряла сознание.

Сделавшись мужем, капитан Кидд начисто забыл о том, что он является еще и капитаном. За время медового месяца он ни разу не побывал на борту своего корабля. Команда, естественно, начала волноваться. Месяцами торчать в порту, когда по морям снуют туда-сюда беззащитные вражеские суда, груженные всяческими ценностями, было, на взгляд матросов, чистейшей расточительностью.

Кидду было плевать на вражеские суда и перевозимые ими ценности.

Ему было плевать на команду и на то, что она о нем думает и может подумать впредь.

Ему было плевать на все моря, океаны и проливы. На все острова вместе с зарытыми на них кладами.

Примерно в таком духе он высказался в ответ на вопрос жены, а почему это он так охладел к своему прежнему, столь прибыльному и мужественному, ремеслу.

Он сказал, что не в состоянии думать о прежнем ремесле, когда рядом с ним находится его любимая жена. И это притом, что медовый их месяц отнюдь нельзя было назвать безоблачным. Супруга под любыми, иногда совершенно фантастическими, предлогами уклонялась от исполнения своих женских обязанностей. Невзирая на ее разнообразную и почти непрерывную болезненность, Кидд любил Камиллу все больше и больше.

Надо сказать, что супругу это не радовало.

Все разговоры она рано или поздно сводила к одному – когда он отправляется в плавание.

Он отвечал всегда в том духе, что он не в силах с нею расстаться даже на час, каково же ему будет без нее месяц или два?!

– Я понимаю, родная, что ты волнуешься за меня. Боишься, как бы я не заскучал на берегу без любимого дела. Но превыше любимого дела – любимый человек. Есть, встречаются мужчины, которых на второй день после свадьбы тянет на охоту или на войну. Но это те, кто любит недостаточно. Я же люблю достаточно. И ты можешь быть спокойна, я никогда тебя не оставлю, всегда буду рядом с тобой.

Камилла тихо скрипела зубами. Все претензии она высказывала мистеру Ливингстону:

– Что вы мне обещали?!

– Терпение, немного терпения.

– Вы обещали, что он через неделю отплывет на Мадагаскар, а он уже шесть недель не вылазит из моей постели и не думает трогаться с места.

– Камилла!

– Какой там Мадагаскар! Он даже в порт не ходит! Ливингстон пожимал пухлыми плечами:

– Да, мне это известно. Команда ропщет.

– Что же это она так долго ропщет?!

– Не понимаю вас, Камилла.

– Они что, не могут выйти в море без него? Может быть, когда он узнает, что может потерять корабль, то станет сговорчивей!

Ливингстон покачал головой:

– Нет. Даже если бы он рисковал потерей целой эскадры, то и тогда бы он не слишком озаботился. Кроме того, корабельный паспорт выписан на имя Кидда. Всякий, кто задумает занять его место, тут же поставит себя вне закона. Матросы это знают.

Камилла стремительно и нервно прошлась по гостиной, задевая платьем стулья.

В этот самый момент в гостиной появился Кидд. Увидев жену в таком возбуждении, он воскликнул, что ей нельзя волноваться, что она совсем себя не жалеет.

Камилла угрюмо на него покосилась и ничего не ответила. Уселась в угол дивана и стала глядеть в окно.

Уильям уловил какую-то нестройность в атмосфере разговора и спросил:

– Вы что, поссорились? Не надо, ни в коем случае не делайте этого. Вы меня очень этим расстраиваете.

Он уселся на диван между Камиллой и Ливингстоном, обнял их за плечи.

– Жена и друг, вы самые близкие мне люди, самые дорогие и любимые. Когда мы сидим вот так, все вместе, тихо и спокойно, я совершенно счастлив, даже не знаю, за что на меня пролилось столько милости Божьей.

Кидд прослезился.

Камилла и Ливингстон испытывали сильнейшее неудобство, но принуждены были терпеть.

– Так о чем вы говорили? Подозреваю, что обо мне. Друг снял его руку со своего плеча, встал, отошел к столу, встал рядом, опираясь кулаком о столешницу.

Капитан Кидд внимательно и тревожно наблюдал за ним.

Даже слегка побледнел.

– Ты хочешь мне что-то сказать.

– И уже давно.

Капитан оглянулся на жену, потом снова обернулся к другу, бледнея сильнее.

– Что случилось, не томи меня!

– Вот что, Уильям, разговора этого все равно не избежать, поэтому не будем его откладывать.

– Я слушаю тебя.

– Дело в том, что состояние твоей супруги стало весьма расстроено. Свадьба и жизнь на широкую ногу, которую вы вели в последние недели, пробили брешь в вашем семейном бюджете.

– Я этого не замечал, все как прежде…

– Когда ты это заметишь, будет уже поздно. Надобно меры принимать уже сейчас.

– Какие?!

Жена, когда он к ней повернулся, лишь вздохнула.

– Ну что ж, я продам дом, ты мне поможешь, ты отлично умеешь продавать дома. Разве этого не хватит, чтобы заткнуть брешь?

– Нет. Это временная мера.

– Тогда мы станем жить скромнее, переселимся в домик поменьше, продадим пару экипажей. Ведь мы любим друг друга, а влюбленных не слишком волнует, в каких условиях любить друг друга.

Камилла громко кашлянула.

Ливингстон тут же перевел:

– Это невозможно.

– Почему же?!

– Это позор. Что скажут в городе?

– Какое имеет значение, что скажут в городе, как они нас поймут! Главное, чтобы мы понимали друг друга.

У Ливингстона задергалась щека.

– Чтобы не разводить длинную дискуссию, сразу выскажу тебе свое мнение. Ты должен вернуться к своему прежнему ремеслу. Ты должен выйти в море на «Антигуа» и приватировать какой-нибудь французский корабль. Не забывай, идет война. Кроме обязанностей перед семьей у тебя есть обязанности перед твоим отечеством, ты офицер британского флота.

– Ты же знаешь, что я испросил отпуск на год и он мне разрешен, а что касается моей семьи, то как раз забота о ней побуждает меня оставаться дома. Камилла и так плоха, как ты сам можешь видеть, и если я стану подвергать риску свою жизнь, тем самым я стану подвергать риску ее здоровье. Она зачахнет в разлуке со мной, она не переживет моей гибели.

Камилла тихо вскрикнула и лишилась чувств.

Кидд бросился к ней.

– Вот видишь! – крикнул он другу. – Даже простые разговоры на эту тему лишают ее сознания. Что же с ней станет, если я и впрямь уйду в море?!

С того дня миссис Джонсон-Кидд слегла всерьез.

Она никого не желала видеть.

Особенно мужа.

Она мотивировала это тем, что ей не хочется представать перед ним разбитой и измученной.

Общались они исключительно через докторов. Доктора вели уклончивые разговоры, никто из них не брал на себя смелость поставить какой-то определенный диагноз, но все в один голос твердили, что положение серьезное.

Уильям исхудал от переживаний. Он продал свой необжитой дом и отдал деньги Ливингстону, чтобы тот поместил их наилучшим образом.

Тот поместил на свой собственный счет в Торговом банке и утверждал, что это наилучшее использование капитанского капитала, но при этом продолжал держаться той точки зрения, что из создавшегося положения лучший выход – отправиться в плавание.

Куда-нибудь в район Мадагаскара.

Уильям пропустил этот намек мимо ушей, чем немного смутил своего проницательного друга.

Может быть, никакого клада нет и в помине? Иначе простодушный капитан давно бы уже проговорился. Нет, но все косвенные сведения указывали на то, что клад есть, и Кидд должен знать, где он находится.

Или он разыгрывает простака?

Все эти годы?

Уильям целыми днями слонялся по первому этажу, ожидая результатов очередного врачебного визита. Он бы очень удивился, узнав, что миссис Джонсон-Кидд отнюдь не пребывает в полубездыханном состоянии, что свои разговоры с врачами она ведет за обильным и разнообразным завтраком, а после завтрака играет с ними в картишки. «Тайны второго этажа оставались для Кидда тайнами за семью печатями.

Спустившихся оттуда эскулапов он детально и длительно расспрашивал на предмет здоровья жены. Счета они выставляли громадные, а объяснения давали уклончивые.

Человек, которому бы пришлось наблюдать эти разговоры со стороны, очень быстро пришел бы к выводу, что господа доктора просто сговорились разорить господина Кидда. Временами их почти что раздражала его тупая готовность платить сколько угодно и по первому требованию.

Наконец нашелся один решительный человек, фамилия его была, как ни странно, Джонсон. Молодой, хамоватый, со слегка помутневшим левым зрачком. Он прямо выложил несчастному мужу, что для того, чтобы поставить его супругу на ноги, необходимы редчайшие, в этой части света не встречающиеся лекарства.

– Вы можете их назвать?

– Могу, но вам они не по карману.

– Вы назовите их, и тогда я подумаю о размерах моего кармана, мистер Джонсон.

Лекарь набросал на листе бумаги несколько латинских фраз.

– Что это такое?

– Корни и минералы. Их надо собрать вместе, тогда я берусь составить лекарство, могущее помочь. Все прочие методы лечения результатов не принесут.

Уильям Кидд задумчиво кивал.

Мистер Джонсон продолжил свои объяснения:

– Вот этот камень, тигровый глаз, можно найти в Бенаресе, желчный пузырь болотной гадюки легче всего отыскать в Кошине, корень Андрапагос – только в горной части Гедрозии, да и то год может оказаться неурожайным…

– Погодите, но если я отправлюсь в путешествие немедленно, мне потребуется не меньше года, чтобы раздобыть все эти снадобья! Нельзя их купить где-нибудь в одном месте?

Лекарь улыбнулся, собеседник начал проявлять понятливость.

– Я уже позволил себе завести речь о цене…

– Я вас понял. Я вас извещу о своем решении.

Кидд немедленно послал за своим лучшим другом. Меньше чем через час Ливингстон входил в гостиную. Он увидел перед собой сосредоточенного, решившегося человека.

– Моя жена может умереть.

– Если ты не подашь ей помощь…

– Я подам ей помощь.

Ливингстон тайно затрепетал и тихонько спросил:

– Что ты задумал?

– Мы отправимся на Мадагаскар.

Лицо друга просияло.

– Значит, золото капитана Леруа существует!

Кидд непонимающе посмотрел на него:

– При чем здесь золото?

– То есть?

– У меня есть кое-что получше.

– Что может быть лучше золота?! – искренне усомнился торговец.

И тогда Уильям Кидд рассказал ему о заветном камне, который покоится на дне вымоины, охраняемый струёй водопада.

– «Посланец небес»?! – Горло у Ливингстона пересохло, глаза округлились. Разумеется, он слышал об этом камне и о том, что Великий Могол собирался отправить его в подарок английскому королю, но почему-то не отправил.

Оказывается, отправил!!!

– У меня остается маленькое сомнение, – продолжал Кидд, – действительно ли он так целебен, этот «Посланец небес», как говорят, поможет ли он Камилле?

– Что? – Ливингстон с трудом оторвался от роящихся в голове мыслей, восторженных, тревожных и прочих.

– Я сомневаюсь немного, поможет ли этот камень Камилле? Мне плевать, сколько он стоит, главное, чтобы от него была польза моей жене!

Ливингстон всплеснул руками:

– Конечно, поможет, всенепременно, обязательно, вне всяких сомнений. Все, что рассказывают о целебных свойствах этого камня, – сущая правда! Верь мне. Я готов точно отвечать перед кем угодно, если камень не поднимет Камиллу с постели!

Спокойная, почти детская улыбка расправила напряженные черты капитанского лица.

– Надо ей сказать.

– Погоди.

– Почему?

– Подумай, ты поселишь в ее сердце слишком больную надежду, а вдруг мы не добудем камня, а?

– Почему же «не добудем»?

– А вдруг его нет на месте?

– Да куда он оттуда денется?

– Уильям, до Мадагаскара еще нужно доплыть. А твой корабль для этого не годится.

– А что такое?

– Я внимательно обследовал его. Трюмные переборки изъедены табачным жуком, несильный шторм – и корпус треснет, как скорлупа, поверь мне. Лично мне не хочется пойти на дно, держа в руках алмаз «Посланец небес».

Было видно, что в голове Ливингстона происходит бурный мыслительный процесс. Он мгновенно строит какие-то планы, на ходу анализирует и решительно отвергает, если они кажутся ему неубедительными.

– Нам нужен другой корабль.

– Легко сказать, хороший корабль стоит не меньше пятнадцати тысяч фунтов.

– Да, Уильям, да. Кроме того, нам нужен не просто корабль, но корабль, находящийся под особым покровительством.

– Что это значит?

Ливингстон похлопал себя по щекам, потом по коленям. глубоко, осмысленно вздохнул.

– Видишь ли, если смотреть на вещи прямо, то мы должны признать, что камень этот принадлежит английской короне.

– И пусть принадлежит, мне он нужен только для того, чтобы оживить Камиллу.

– Правильно, правильно, мы только попользуемся им и тут же отдадим в казну.

Кидд кивнул:

– Меня такой план вполне устраивает.

– Меня тоже, но есть одна загвоздка.

– Какая?

– Понимаешь ли, чтобы взяться за это дело, без опасности оказаться в конце концов на виселице, нам нужно заручиться высокой поддержкой.

– Ты имеешь в виду сэра Белломонта?

– Думаю, нам понадобится кое-кто повыше.

Капитан вытаращил глаза:

– Его величество?

Ливингстон приложил руку к губам:

– Нам нужно сделать так, чтобы мы отправились в это путешествие на совершенно законном основании, с бумагами, гарантирующими наши полномочия. Если ты не против, я немедленно займусь этим делом!

– Я не против.

– У меня к тебе только одна просьба.

– Выполню любую.

– Держи язык за зубами, умоляю тебя. Одно неосторожное слово может нас погубить. Подумай, если хотя бы один негодяй из команды «Антигуа» узнает о нашем плане, мы не проживем после этого и часа. И Камилла протянет не дольше.

Кидд значительно кивнул:

– Уж если я молчал до сих пор, то помолчу и впредь.

Глава 4

Не прошло и недели, а капитан Кидд, резко изменив свои жизненные планы, направлялся в Лондон в компании своего друга Ливингстона и самого лорда Белломонта, пожелавшего принять самое активное участие в деле.

Кидд получил твердые заверения врача Джонсона, что миссис Джонсон-Кидд доживет до его возвращения. Сообщение, что любимый муж отправляется за чудодейственным лекарством, так благотворно подействовало на самочувствие капитанши, что она нашла в себе силы самолично проводить его в путешествие. Правда, из коляски она не выходила, а из прощальных ласк позволила мужу лишь поцелуй в щеку.

Он тем не менее был почти счастлив и полон уверенности, что в скором времени станет еще счастливее.

Накануне отплытия 16 октября 1695 года Кидд, Ливингстон и Белломонт скрепили своими подписями договор, которым основывалось предприятие по добыче из мадагаскарских джунглей алмаза «Посланец небес». Текст был составлен таким образом, что из него нельзя было непосвященному человеку понять, о каком, собственно, предмете идет речь. Это было необходимой предосторожностью. По официальной версии, они отправлялись в южные моря для того, чтобы бороться с незаконным каперством. Впрочем, ОНИ – неправильное обозначение. Плыть должен был один Кидд, потому что его партнеры большими мореходами себя не считали и рисковать жизнью не собирались, даже ради очень большого драгоценного камня. То, что Кидд в этом походе будет единоличным командиром, немного волновало лорда Белломонта.

– Вы боитесь, не сбежит ли он с ним, да? – спросил у него напрямик Ливингстон.

– Признаться, такие мысли приходят мне в голову.

– А я полностью ему доверяю. Вы плохо знаете этого человека, сэр.

– Я, может быть, плохо знаю этого человека, но я хорошо знаю людей. И еще ни разу не видел такого, который бы захотел добровольно поделиться тем, чем может распоряжаться единолично.

– Уильяма не интересует камень. Его заботит только здоровье его жены. Как только он его привезет, Камилла встанет на ноги, уж я об этом позабочусь, и камень перейдет к нам. Пятая часть стоимости его будет принадлежать мне, поскольку я внес пятую часть начального капитала, четыре пятых – вам и тем, с кем вы захотите поделиться в Лондоне.

Лорд ничего не сказал, ибо говорить было нечего. Ливингстон исчерпывающе точно изложил смысл заключенного между ними договора. Договор был хороший, единственное, что смущало милорда, – это сам капитан Кидд. Все-таки много в нем было странного и непонятного.

– Сказать по правде, Роберт, мне было бы спокойнее, потребуй он свою долю в этом деле. Ливингстон улыбнулся:

– Если бы я знал Кидда так же, как вы, я бы мыслил на его счет похожим образом. Но я успел его изучить. Он именно таков, каким кажется. Никакого второго дна, никакого подвоха, все его слова значат то, что значат. Он, как это ни удивительно прозвучит, кристально честный человек.

– Вот это-то меня и пугает. Кристально честный человек – это человек, с которым невозможно договориться.

Ливингстон снова улыбнулся:

– Но мы-то договорились.

– Но оставим в стороне его человеческие качества, каков он в бою?

– Вы, наверное, слышали каков.

– Слышать-то я слышал, но никак не могу взять в толк, откуда в таком наивном субъекте такое воинское умение.

– Природа полна тайн.

Теперь пришла очередь Белломонта улыбаться.

– Когда человек начинает философствовать, он начинает умирать.

В Лондоне гости из Нью-Йорка поселились в доме у дяди лорда Белломонта, очень церемонного и молчаливого старичка. Встречались они только за обедом, их беседа состояла буквально из нескольких слов, после чего лорд Белломонт-старший отправлялся к себе в кабинет, где погружался в писание своих бесконечных мемуаров. Он был свидетелем нескольких царствований и никак не мог решить, какое из них признать худшим. Как правило, наибольшее количество претензий обычно бывает к последнему по времени правителю, но в голове старика еще не совсем изгладились те гадости, что творил на престоле Яков со своей шайкой. Поэтому старик пребывал в сомнении, а непрерывное сомнение способно пробудить желчность даже в человеке, не склонном от природы смотреть на вещи с предубеждением.

Белломонт-младший большую часть времени где-то пропадал, встречался с нужными людьми, с людьми из высших сфер. О том, как продвигается их общее дело, Кидд узнавал от Ливингстона, ему его превосходительство сообщал кое-какие детали.

Капитану была непонятна эта столичная возня, он верил на слово, что во всех этих бесчисленных согласованиях и тайных встречах есть нужда, но мечтал, чтобы все это поскорее кончилось и он мог бы поскорее отправляться за целебным алмазом.

Он скучал по своей Камилле.

Он писал ей письма.

Их бы следовало здесь привести, когда бы не было опасности занять ими слишком много места.

Камилла ответила всего один раз, это письмо тоже имело бы смысл обнародовать, когда бы не зеленейшая тоска, которая исходит от него при прочтении.

А Кидду оно понравилось. Такое короткое, деловое, мол, жду своего капитана, помню и люблю.

Что еще нужно?

Кидд с ним не расставался. Оказавшись на минуту один, он непременно доставал его из кармана и перечитывал, благо это можно было сделать очень быстро из-за его краткости.

Лондон не произвел на капитана особого впечатления. Размылся в памяти. Мостовые, экипажи, красные каблуки щеголей, розовые кринолины дам. Дожди. Влажный песок на дорожках парка возле дома Белломонтов. Презирающие все на свете слуги. Снова дожди. Манера разводить джин водою. Камины повсюду, куда ни придешь, треск каминов. Сброд лондонский весьма отличался от нью-йоркского, но чем именно, капитану было лень понимать.

Запомнилась поездка в порт, где надлежало купить подходящий для плавания корабль.

От процедуры купли-продажи кораблей у Кидда возникала сильнейшая изжога, что легко объяснимо. Он заявил, что ему все равно, каким судном командовать, лишь бы поскорее начать это делать.

Лорда Белломонта такой подход весьма удивил, Ливин-гстон все списал на оригинальность капитана.

В результате было выбрано нечто несусветное.

Даже не видавший особых корабельных видов Кидд присвистнул, когда его подвели к его новому избраннику.

Его превосходительство не обратил внимания на этот свист, но Ливингстон с любопытством покосился на друга:

– Что тебя не устраивает, Уильям?

Приглянувшаяся Белломонту посудина выделялась среди стоящих поблизости.

Сильно выделялась.

Во-первых, размерами.

Водоизмещением она была не менее чем в триста тонн. Это единственное, что не вызывало возражений.

При таких размерах она (посудина) имела по каждому борту всего по две небольшие батареи (семь пушек и восемь). Стало быть, общее число орудий, считая кормовые и носовые, не превышало тридцати четырех.

Но и не слишком солидное огневое вооружение смутило капитана Кидда.

– А зачем, скажите, весла?

В самом деле, к концу семнадцатого века весла смело можно было считать конструктивным пережитком. Оснащенный таким образом корабль мог делать не более четырех узлов.

– Вы же сказали, что мы будем гоняться за пиратами. С этими палками мы никого никогда не догоним.

– И слава богу, – буркнул себе под нос лорд Белломонт. – Не забывайте, зачем вы отправляетесь в это плавание.

Ливингстон успокаивающе похлопал друга по плечу: не волнуйся, все будет отлично.

Впрочем, на этом весельном монстре было и солидное парусное оснащение. Все свои соображения по поводу качеств выбранного корабля его превосходительство изложил за ближайшим ужином:

– Не забывайте, корабль – это средство для достижения цели, а не самоцель. Да, скорость всего четыре узла, четыре узла в любую погоду, прошу заметить. Весла дадут ему возможность двигаться даже тогда, когда хваленые современные парусники торчат в штиль в неподвижности с опавшими парусами. Мало пушек?

– Маловато, – честно признался Кидд.

Белломонт и тут нашелся что сказать:

– Для чего маловато? Чтобы стать грозою морей – да, мало! Но для того, чтобы постоять за себя и свой груз, достаточно.

– У меня на «Антигуа» пушек было не меньше.

– «Антигуа» – старая, дряхлая развалюха, одно хорошее попадание, один хороший шторм – и все! Кормить рыб! Это судно не только шторм выдержит, но и прямое попадание двенадцатифунтового ядра. А с расстояния в четыреста ярдов и четырнадцатифунтового. Вы видели, каким дубом укреплена ватерлиния?

Ливингстон бросил на тарелку остатки куропатки, которую доедал во время речи его превосходительства.

– И во что нам обойдется вся эта надежность?

– Двадцать тысяч фунтов, но это с полной оснасткой. Со всеми необходимыми припасами.

Ливингстон кивнул:

– Я вижу, вы всерьез задумали доставить наш камешек в Англию.

– Всерьез, всерьез, – усмехнулся Белломонт.

– То есть как «в Англию»? – осторожно поинтересовался Кидд. – Насколько я знаю, сначала он должен оказаться в Нью-Йорке.

И Белломонт, и Ливингстон одновременно бросились его успокаивать.

Конечно, сначала Нью-Йорк.

Сначала лечение, потом все остальное.

Кидд наконец успокоился.

– Но как мы назовем нашего урода? Его превосходительство развернул свиток желтоватой бумаги, который лежал рядом с его тарелкой.

– У него уже есть название.

Ливингстон и Кидд спросили одновременно:

– Какое?

– «Приключение».

– «Приключение»?

– Да, капитан, именно так. И мне это название кажется подходящим. Разве то, что мы задумали, можно назвать как-нибудь иначе, а?

Вечером того же дня все трое отправились на некую важную встречу. Последнюю перед отплытием, пообещал Белломонт.

– Нельзя ли на ней обойтись без моего участия? Сэр Белломонт настаивал.

– Но ведь раньше это было не обязательно.

– Теперь обязательно, – отрезал лорд. – Извольте одеться поприличнее и говорить как можно меньше.

Тускло поблескивал мокрый булыжник. Громко цокали по нему копыта четверки лошадей. Возница, сильно смахивающий своим видом на ворона, покрикивал и на своих лошадей, и на прохожих. Слушались и те и другие.

Карета покачивалась, как шхуна при легком волнении. Лорд Белломонт сидел напротив, поставив трость с набалдашником из слоновой кости между колен. Время от времени он поглядывал в окно и говорил:

– Чайлд-Кросс-роуд.

– Элдридж-Парк-ин.

– Принс-Джон-сквер.

Капитану Кидду эти комментарии ничего не поясняли, и поэтому он помалкивал.

Карета остановилась у большого двухэтажного дома, спрятавшегося за высокой каменной оградой. Типичный особняк эпохи Тюдоров.

И парк типичный – унылый, серый, вместилище облетевших деревьев и отливающих свинцом луж.

Молчаливый слуга в красном кафтане и белых чулках медленно открыл ворота.

Карета вкатила внутрь.

От лошадей шел пар, исходя и от шкур и из ноздрей.

Следующий слуга поджидал на ступеньках дома. Он живо подбежал к карете и открыл дверцу.

Особняк казался вымершим, ни один лучик света не пробивался сквозь зашторенные окна.

Сбросив свои плащи на руки третьему слуге, гости вошли в помещение с обитыми темным дубом стенами и с потолком, разбитым балочными перекрытиями на красивые квадраты.

Посреди комнаты стоял монолитный, дубовый же, стол.

В дальней стене гудел камин.

Рваные сполохи разбегались по стенам.

На столе стоял всего один подсвечник с тремя полуоплывшими восковыми свечами. Причем был поставлен он так, чтобы в основном освещать гостей, а не хозяев, которые сидели в креслах с высокими спинками, спиной к камину.

Хозяев было четверо.

Четыре неподвижные фигуры в черных камзолах без шитья и одинаковых, белых, крупно завитых, париках, присыпанных тончайшей рисовой пудрой.

Все четверо молчали, хотя было понятно, что уж кто-кто, а они имеют право голоса.

Заговорил лорд Белломонт. Он быстро проскочил область обязательных приветствий и сразу перешел к делу.

Корабль найден.

Стоит двадцать тысяч фунтов.

Восемь с половиной из них уже имеются в наличии.

Договор составлен.

Основную часть команды разумнее всего набрать в Новом Свете. В метрополии все реальные моряки приписаны к судам королевского флота, и попытка перетащить их к себе могла бы вызвать ненужные кривотолки.

Капитаном корабля, который называется весьма подходяще – «Приключение», будет известный капитан Кидд, присутствующий здесь.

Ливингстон слегка ткнул кулаком Уильяма в спину, и тот, сделав шаг вперед, поклонился подсвечнику.

– Капитан Кидд очень опытный моряк. Доказал верность и компетентность в боях с французами у острова Сан-Хуан и в водах вблизи острова Невис. Кроме того, он единственный, кто…

Тут лорд Белломонт сделал многозначительную паузу. Пусть в комнате все свои, все посвященные, но некоторые слова лучше не произносить вслух. Некоторые слова сами ищут уши, в которые проникнуть.

– Скажите, капитан… – вдруг проскрипел тот из господ, что сидел крайним справа.

Капитан вздрогнул, ибо был уверен, что от этих статуй он не услышит ни единого звука.

– Скажите, капитан, а вы действительно держали в руках этот камень?

Кидд отрицательно покачал головой:

– Нет.

Среди статуй в париках возникло что-то похожее на волнение, Белломонт резко повернулся к капитану:

– То есть как?!

– Я видел его в руках капитана Леруа, прежде чем он выронил его в воду.

– Надежно ли место, где он находится?

– Думаю, джентльмены, оно надежнее любого банка, ибо никому не придет в голову искать его там.

– Как по-вашему, кто может знать об этом тайнике?

– Насколько мне известно, джентльмены, мало кому известно о самом факте существования этой штуковины, не говоря уж о том, чтобы знать место ее пребывания.

Наступило молчание.

В глубине его взвешивались приведенные капитаном Киддом доводы.

– Хорошо, – сказал парик, крайний слева. – Будем считать, что все ясно.

Ливингстон и Белломонт вздохнули с явным облегчением. Кидд не сомневался в успехе переговоров, поэтому никаких особых чувств не испытал. Пожалуй, лишь всплыло старое воспоминание, та ситуация, когда он участвовал в покупке «Веселого бретонца»: сегодняшние господа неприятно напоминали тогдашних господ в черных камзолах и белых париках.

– Хорошо.

На стол легли три свитка.

– Это. – Желтый пергаментный палец ткнул в первый свиток. – Это стандартное каперское свидетельство, вам разрешается приватировать все французские корабли, военные и торговые, корабли, покрывающие французским флагом товары третьих стран. Условие дележа добычи – обычное. Три пятых добычи казне, две пятых – команде. Ввиду наших особых отношений в тексте контракта сделана оговорка на предмет распределения добычи внутри той доли, что остается команде. Вы вольны распоряжаться ею по своему усмотрению, не неся ни перед кем никакого отчета. Правда, из опыта каперской деятельности известно, что капитан, претендующий более чем на половину командной добычи, редко живет долго и еще реже имеет счастье вернуться домой живым. Мой вам совет, берите не более четверти – будете и богаты и живы. Кроме того, считаю своим долгом обратить ваше внимание на то, что не собственно каперская деятельность есть главное ваше предназначение в этом походе.

Кидд, Ливингстон и Белломонт почти одновременно кивнули.

Парик продолжил:

– Вторая бумага – это королевский декрет, подписанный сегодня утром. Из него следует, что вы наделяетесь полномочиями по борьбе с пиратами во всех частях света, где они имеют обыкновение и наглость промышлять. Понятие борьбы в данном случае включает право ареста, заключения под стражу для доставки в королевский суд. В случае необходимости вам дозволяется казнить тех, кто безусловно уличен вами в пиратской деятельности. В декрете перечислены имена тех пиратов, что вызывают наибольшую обеспокоенность у правительства его величества. Это Том Уэйк, Уильям Мэй, Роберт Каллифорд, Томас Тью, Сэмюэль Берджесс, Энтони Стайлз, Джошуа Корби.

Прошу обратить внимание, что декрет дает вам полномочия в борьбе с ними, но отнюдь не предписывает непременно их всех выловить. Вы прежде всего должны помнить о своей основной цели, а борьбу с пиратами рассматривать как важную, но лишь попутную задачу.

Капитан снова кивнул.

– Теперь третий документ. На первый взгляд он носит лишь дополнительный характер, но на самом деле он дает вам весьма ценные полномочия. Никогда ни один капер, ни один королевский капитан таких прав не получал. Он также подписан его величеством. Из него следует, что вы имеете право оставлять на борту своего корабля всю добытую вами добычу, не сдавая ее властям. Он выписан специально для того, чтобы какой-нибудь ретивый провинциальный губернатор не решил наложить руку на вашу основную добычу.

– Я понимаю вас.

– Надеюсь. Надеюсь также и на то, что вы понимаете – этим документом бравировать не надо. Умного человека это может навести на мысль, что вы обладаете какими-то тайными полномочиями сверх тех, что объявлены. Доставайте его из своего сундука, только если возникнет реальная опасность.

– Я понимаю вас.

– Теперь я сказал вам все, и мне остается лишь пожелать вам счастливого плавания.

На этом странная встреча и закончилась.

Никаким обедом особая договоренность скреплена не была.

Судя по поведению лорда Белломонта, он и не ждал ничего подобного.

Американские гости вышли из английского особняка, погрузились в свою огромную карету и отбыли восвояси.

Кидд не удержался и поинтересовался, кто такие эти господа, с которыми ему сейчас пришлось столь приятно беседовать.

Его превосходительство вздохнул.

Ливингстон объяснил:

– Это были государственный канцлер, морской министр, министр иностранных дел и министр юстиции в правительстве его величества.

– А-а, – сказал капитан Кидд.

Через два дня «Приключение» отбыло в Новый Свет. На этом настаивал лорд Белломонт, и у него были три причины для этого.

Во-первых, ему нужно было попасть к месту своей постоянной службы как можно скорее. Кто-то из оппозиционных депутатов сделал запрос в парламенте, на каком основании губернатор одной из важнейших заморских колоний прохлаждается в столице, в то время как военные действия бушуют совсем рядом с Нью-Йорком и Массачусетсом.

Во-вторых, Белломонт настаивал на том, чтобы команда была набрана в Новом Свете, потому что вокруг «Приключения» успели в лондонском порту возникнуть какие-то слухи. Его превосходительство не желал рисковать ни в малейшей степени.

В-третьих, он желал лично проверить мореходные качества купленного корабля. Недостаточно посмотреть судно у причала и облазить его трюмы, чтобы составить полное о нем представление.

Кидд был не в восторге от этой задержки, хотя и его грела возможность лишний раз взглянуть на любимую жену перед длительным путешествием в Индийский океан.

Путешествие прошло без приключений, в основном за карточным столом.

Как только судно пришвартовалось в нью-йоркском порту, Кидд помчался навестить супругу, чем весьма озадачил лорда Белломонта, давно миновавшего в своей супружеской жизни период горячих страстей и сладостных встреч.

Еще больше его удивило то, что капитан абсолютно равнодушен к тому, с какими людьми ему предстоит совершить предстоящее плавание. Когда он поделился своими мыслями на этот счет с Ливингстоном, тот попытался его успокоить:

– Это его стиль – беспечность. Он никогда ни к чему не готовится специально.

– Вы же говорили, что он шотландец.

– Знаете поговорку: «и среди шотландцев встречаются птицы». Уильям – одна из них.

Губернатор вздохнул и махнул рукой.

И набрал команду сам.

Старшим офицером он назначил капитана Канинга. В основном потому, что тот был полной противоположностью Кидду.

Тупой служака. Исполнительный, основательный, уставобоязненный.

Если бы была возможность, Белломонт именно его отправил бы за алмазом.

Вторым помощником и штурманом одновременно стал лейтенант Робертсон. Губернатора пленил его послужной список и отзывы прежних начальников, вписанные в патент. Все они в один голос утверждали, что лейтенант Робертсон – большой мастер своего штурманского дела, офицер трезвого поведения. При личном знакомстве этот длинный, узкоплечий субъект с лошадиными зубами и мрачноватым взглядом также не произвел впечатления авантюриста.

Лорду Белломонту, очевидно, следовало бы задуматься, почему столь ценный офицер так часто менял места службы. Не являлись ли лестные отзывы командиров своеобразной платой за готовность убраться с глаз долой?

Губернатор не задумался.

Третьим важным лицом, введенным в команду лично Белломонтом, был Уильям Мур, канонир. Замечательным в нем было то, что он родился на Лонг-Айленде, то есть прекрасно знал местные воды, что, впрочем, вряд ли могло помочь в плавании вокруг Африки. Лорд Белломонт, как всякий приезжий правитель, держал в подсознании мысль о том, что он должен в какой-то мере использовать аборигенов. Назначением Мура в команду он удовлетворил свою подсознательную потребность.

Надо сказать, не к пользе аборигена.

Но об этом много ниже.

Теперь о семейных перипетиях капитана Кидда.

Интересно, что свою обожаемую жену он застал в саду, за обильным и веселым ужином с друзьями, среди которых было подозрительно много докторов, пользовавших ее перед отплытием мужа в Англию.

Может быть, таким образом она выражала им свою признательность. Правда, оставалось неясным, за что она им, собственно, благодарна. За то, что отплыл муж, или за то, что ей полегчало.

А полегчало весьма.

Пробравшись меж кустами лавровишни и мегаллании, Кидд увидел Камиллу с куском жареного мяса на вертеле. Мяса, политого острейшим перечным соусом. Причем во второй руке у нее был большой бокал с красным сладким вином.

Состоялась немая сцена.

Камилла все же довольно быстро сориентировалась и рухнула в обморок, чтобы избежать немедленных объяснений по поводу своего здоровья.

Обморок и сам весьма выразительно говорил о нем.

Доктор Джонсон принял удар капитанского недоумения на себя. Он сказал, что сегодняшнее празднество – это первая попытка миссис Джонсон выбраться на свежий воздух после многонедельного затворничества. Вчера она почувствовала себя лучше, и тогда они (он повел рукой в сторону остальных присутствующих врачей) решили собраться на консилиум, чтобы определиться, может ли она вставать без риска нанести вред своему состоянию. Тяжелому, но стабильному в последние месяцы.

– И что же решил консилиум? – с трепетом спросил внезапно вернувшийся муж.

Джонсон развел руками, как бы показывая, что он их умыл:

– Вы сами все видите.

Нюхательные соли, спешно принесенные горничной, уксусные примочки к вискам возымели действие. Сознание вернулось к хозяйке, она выразила слабую радость по поводу возвращения мужа из дальнего странствия.

– Я не вернулся, – извиняющимся тоном сообщил Кидд, – я только заехал окончательно проститься. Как только будет набрана команда, мы отправимся дальше.

Сообщение, что встреча с мужем будет недолгой, благотворно подействовало на миссис Джонсон, она расположилась в плетеном кресле поудобнее, выпила еще глоток вина, но флакон с нюхательной солью велела не уносить.

Капитан поведал ей о перипетиях своего предварительного плавания.

– Что Лондон?

– Как вам сказать, я его толком и не рассмотрел, думал все время о вас.

– Но хоть в Ковент-Гардене или в Линкольн-Ин побывали, я надеюсь?

Кидд виновато улыбнулся:

– Театры не слишком влекут мое воображение.

– Ах, а мое влекут. – Снова виноватая улыбка.

– Когда же вы вновь отправитесь?

– Вы так спрашиваете, будто вам не терпится.

Камилла опустила веки.

– Мне не терпится, чтобы вы поскорее вернулись. А ведь этого нельзя сделать, сначала не уплыв.

– Феона! – Это уже было обращение к горничной, та быстро открыла флакон и поднесла его к трепещущим ноздрям госпожи. Камилла откинула голову и глубоко задышала.

Доктор Джонсон кинулся к ее ручке и вдумчиво пощупал пульс. Потом серьезно сказал, обращаясь к своим жующим коллегам:

– Опять приступ. Нам не следовало так рисковать. Свежий воздух, говядина и мадера пока не для нее.

– А что для нее? – потрясенно спросил встревоженный муж.

Врач потер пальцем переносицу.

– Виноград, мороженое и полное затворничество. Слуги, стоявшие наготове под деревьями, бросились выполнять врачебное указание. Кресло вместе с больной уплыло в дом. Лицо капитана посерело от печали.

– Как все-таки называется ее болезнь, доктор?

– Я же писал вам на бумаге.

– Латынь для меня – закрытая книга, вы не могли бы мне объяснить причину этой страшной хвори как-нибудь попроще, я был бы вам весьма обязан.

– Вы мне и в самом деле слегка обязаны, я ведь наблюдаю и консультирую вашу супругу фактически бесплатно. Не будем же мы считать этот легкий ужин гонораром.

– Конечно, не будем. – Кидд полез за своим кошельком. – Но тем не менее хотелось бы знать, что с ней?

Джонсон медленно и старательно вновь потер переносицу, подергал носом, отгоняя аппетитный запах, валивший клубами от жаровень, и сказал:

– Общее ослабение внутренних органов. И печень, и почки, и селезенка отказываются служить организму. И медленно угасают. Я уж не говорю о желчном пузыре.

– А что с ним?

– Он уже вообще не пузырь. Вергилиум вербанум.

– Это непонятно, но страшно.

Джонсон, одной рукой засовывая полученные монеты в карман, другой взял Кидда за локоть.

– Но вы не отчаивайтесь. Все еще можно поправить. В глазах капитана мелькнула детская надежда.

– Да?!

– Да. Нужно только как можно быстрее добыть те лекарства, о которых я вам говорил. Капитан кивнул:

– Я все помню. И уж поверьте мне, я не стану затягивать с отплытием, как бы сильно мне ни хотелось остаться здесь.

О скорейшем отплытии мечтал не один только капитан. Лорд Белломонт и Ливингстон тоже делали все для того, чтобы оно состоялось как можно скорее.

Заранее был проложен курс, причем таким образом, чтобы у «Приключения» было как можно меньше шансов встретиться в пути с какими-либо другими кораблями.

– Вы должны избегать не только французские и португальские суда, но и голландские тоже, – наставлял капитана губернатор. Походив некоторое время в задумчивости, он добавил к этому пожеланию еще несколько слов: – Поймите меня правильно, капитан, но я бы не советовал вам входить в тесное соприкосновение и с кораблями под английским флагом.

Это было что-то новое, и Кидд поднял брови:

– Как мне вас понимать, сэр?

Тот ответил несколько нервно:

– Я ведь уже сказал, правильно. Ваша миссия не слишком обычна, и не все в Лондоне смотрят на нее так, как смотрю я или мистер Ливингстон.

Удивление Кидда продолжало нарастать.

– Но ведь нас поддерживают такие влиятельные люди, министр иностранных дел, министр…

Губернатор приложил палец к невольно побелевшим губам и оглянулся, хотя они находились одни в большой каюте «Приключения».

– Забудьте, забудьте все имена и звания. Но только после того, как я объясню вам некоторые детали.

Кидд закинул ногу на ногу, как бы говоря: «давайте ваши чертовы детали!»

Лорд Белломонт внимательно посмотрел на него и на секунду засомневался: а стоит ли откровенничать? Но потом решил, что стоит. Как иначе можно втолковать английскому капитану, что он должен побаиваться других английских капитанов.

– Понимаете, Кидд, те господа, что вошли в наше предприятие, действительно обладают в стране очень большим влиянием, они члены правительства («члены правительства» было произнесено почти шепотом), но дело в том, что наше богоспасаемое отечество устроено таким образом, что кроме нормальной власти есть еще и оппозиция.

Кидд понимающе ухмыльнулся:

– А-а, виги и тори.

Губернатор тоже ухмыльнулся, но через силу:

– Вы, оказывается, все знаете.

– Что считать всем, – отпустил неожиданную сентенцию капитан, чем немного смутил самоуверенного лорда.

– Наши покровители принадлежат к партии вигов, но во флоте, в частности, весьма сильны позиции партии тори. Если мы, то есть вы, попадете в сомнительную ситуацию, то может возникнуть скандал, который способен привести к смене правительства. Вы меня понимаете?

– Нет.

– Что значит «нет»?!

Губы губернатора вновь побледнели.

– Не понимаю, как какой-то камень, даже очень дорогой, может…

Губернатор резко его оборвал, ему было не до многоумных обсуждений:

– Одним словом, держитесь подальше от всех кораблей, даже английских. Если, конечно, не окажетесь в ситуации, в которой такой встречи избежать будет нельзя.

Кидд обещал.

В завершение лорд Белломонт сделал капитану подарок.

В каюту вошли два молодых человека. Один рослый, черноволосый, с голубыми глазами. Другой коротконогий, кареглазый, с каштановой шевелюрой.

– Эти джентльмены отправятся с вами. Их зовут Битти и Смайлз.

Капитан имел право поинтересоваться, в качестве кого они приняты в команду, но не успел. Губернатор сам ответил на подразумевавшийся вопрос. Правда, ответил не с той стороны, что интересовала Кидда.

– Это мои сыновья.

– Сыновья?

– Да, один приемный, другой – внебрачный.

– Понятно.

– Они приставлены к вам…

– Чтобы следить за мной?

Лорд Белломонт поморщился:

– Чтобы вам помогать. На этих людей вы можете положиться всецело, даже если против вас взбунтуется вся команда. Хотя я уверен, что этого не произойдет, тем не менее счел разумным принять свои меры на этот случай.

– Я понимаю вас, сэр.

– Они будут служить простыми матросами, вы не должны им оказывать никакого предпочтения перед другими членами экипажа. Вам наверняка придется предпринимать какие-то шаги втайне от своей команды, тут они будут незаменимы.

Его превосходительство обратился к своим сыновьям и сказал:

– Можете идти.

Те, так и не произнеся ни звука, вышли.

Губернатор продолжил:

– В историю с камнем они не посвящены.

– Но как же…

– Они считают, что экспедиция направляется за золотом капитана Леруа. Не разуверяйте их.

Сказать честно, у Кидда уже голова шла кругом от бесчисленных инструкций. К концу разговора он успел позабыть кое-что из посоветованного, но с просьбой повторить пожелания обратиться к лорду Белломонту не решился.

Впрочем, основное было ясным. Плыть за камнем и держать язык за зубами.

– Что ж, кажется, все, – сказал губернатор.

Часть 4. «Приключение»

Глава 1

Несмотря на то что команда была подобрана самым тщательным образом, и притом лично господином губернатором Нью-Йорка и Массачусетса, брожение в ее недрах началось сразу же после выхода в открытое море.

Таинственность не может не рождать подозрения. Цель путешествия «Приключения» абсолютно всем, кто оказался на его борту, показалась подозрительной.

Экипаж знал, конечно, официальную версию – охота за пиратами. Но ни один человек в нее не верил. Началось с того, что в этом усомнились те, кто разбирался в мореходном деле. Они неизбежно сопоставили корабельные качества «Приключения» с теми задачами, что перед судном ставились, и пришли к выводу, что плавание это затеял или безумец, или хитрец. О своих сомнениях опытные моряки рассказали неопытным, и те им мгновенно поверили. Вскоре вся команда считала, что ее наглым образом обманывают.

Подозрения усугубились, когда стало известно, каким курсом пойдет «Приключение» в Индийский океан. Судно, обязанное охотиться за пиратскими кораблями, не должно идти путями, которых пиратские корабли избегают.

Не то чтобы набранные губернатором люди рвались в бой, просто им было неприятно, что их держат за дураков. Морские люди свободолюбивы и горды, всякий, кто хоть раз ступал на палубу корабля, считает себя специалистом во всех жизненных вопросах.

Одним словом, начались разговоры.

На нижних спальных палубах.

В каютах офицеров.

На камбузе.

И даже на вантах среди матросов при постановке парусов.

Силы недоверия капитану Кидду сгруппировались вокруг двух центров.

Первым был главный канонир Уильям Мур. На том основании, что он родился на Лонг-Айленде, он оставлял за собой право подвергать сомнению любое сказанное ему слово. Люди так устроены, что человек, во всем сомневающийся, вызывает огромное доверие.

Обе пушечные палубы внимательно прислушивались к саркастическим замечаниям своего начальника в адрес капитана, выбранного им курса и поставленных им целей.

– Клянусь хвостом сатаны, что-то здесь нечисто, джентльмены!

«Джентльмены» раскидывали мозгами и, как им казалось, отчетливо видели эту нечистоту.

Вторым центром сомнения была каюта Робертсона. Он был не так категоричен и не так активен, как канонир, но смуту умудрялся сеять немалую. Тем более что сеяние это происходило в души людей, обладавших на корабле большим влиянием, чем простые матросы.

В каюту к нему захаживали и Канинг, и судовой врач, и старший боцман Хейтон.

Штурман непрерывно возился с картами, буссолями, квадрантами, вздыхал, прищурив глаз, и приговаривал, попыхивая своей трубкой:

– Не понимаю, нет, джентльмены, я ничего не понимаю!

– Чего ты не понимаешь, Оскар? – тревожно спрашивал его старший помощник.

Штурман вытаскивал изо рта мундштук и тыкал им в какое-нибудь место на карте:

– Почему мы здесь, почему мы не там? Не понимаю.

– Так задумано, – неуверенно отвечал Хейтон.

Робертсон саркастически усмехался:

– А зачем было так задумывать?

Гости штурманской каюты переглядывались и молчаливо опорожняли стаканы с ромом.

Хозяин снова погружался в размышления:

– Нет, определенно мы ведем какую-то игру, джентльмены. Или нет, не мы ведем, нас втягивают в какую-то игру.

– Что ты имеешь в виду, проглоти тебя кит!

Снова улыбка, снова загадочная.

– Еще не время говорить. Я и для себя еще не все уяснил. Подождем.

В кают-компании тем не менее все вели себя в высшей степени пристойно. Капитану оказывалось подобающее почтение. Он мало обращал внимания на то, что происходило кругом. Мечтал только об одном – чтобы поскорее закончилась общая трапеза, можно было вернуться к себе в каюту и заняться душевозвышающим делом.

Капитан вел дневник-письмо.

Он подробно и ежедневно отмечал все, что ему удалось увидеть и пришлось сердечно пережить, и записывал это в форме бесконечного послания к возлюбленной своей супруге.

Бесконечные водные холмы и водные глади за бортом корабля были мертвы для него.

Таинственные африканские берега, на которые на рассвете выходят стаи баснословных львов, не привлекли его внимания.

И даже грядущие бои и другие кровавые неприятности, что подстерегали его впереди, казались ему мелкими, скучными, досадными препятствиями на пути его плавания в объятия возлюбленной Камиллы.

Битти и Смайлз осторожно пытались поставить капитана в известность о том, что на самом деле происходит у него на корабле. Он их выслушивал и отпускал с миром.

Ему лень было заниматься заговорами.

А может быть, он просто не верил в подобную возможность.

На его прямые вопросы, как обстоят дела, Канинг, Робертсон и прочие офицеры отвечали одно и то же: дела обстоят как нельзя лучше.

Несмотря на то что «Приключение» везло в себе зерна мятежа, несмотря на то что зерна эти начали прорастать ядовитыми ростками, само по себе плавание проходило предельно гладко.

Ни одного шторма.

Ни одного неприятельского судна.

Ни одного заболевшего на борту.

Наконец «гладкость» была обретена «Приключением» в прямом, физическом, смысле этого слова. Имеется в виду штиль.

Полный, мертвый, наставший, как это всегда кажется морякам, навсегда.

Корабль лежал на воде, как крошка на зеркале.

Паруса были бездыханны.

Тоскливое парение в жарком безвременье нарушалось лишь командами Хейтона. После каждой выкуренной трубки он приказывал бросать за борт кожаные ведра и поливать палубы водой.

Голые по пояс матросы валялись там, куда падала хоть какая-нибудь тень.

Раздевшиеся до рубах офицеры играли в карты в кают-компании у растворенных окон.

Капитан лежал у себя и грезил.

Где-то неподалеку, в каких-нибудь двадцати милях к северу, находился мыс Доброй Надежды. Матросы «Приключения» поминали его исключительно недобрым словом.

Ночь не принесла облегчения.

Утро разразилось криком впередсмотрящего.

На палубе произошло оживление.

Матросы бросили ведра.

Боцман прекратил курить.

Офицеры отложили карты.

Выяснилось, что сидевший на фок-мачте парень увидел на горизонте какие-то паруса. К нему поднялся наверх еще один матрос с подзорной трубой в руках и определил, что паруса не какие-то, а английские.

Это была приятная новость.

Приятно в этом аду неподвижности встретить человека, бредущего тебе навстречу.

– Это эскадра Ост-Индской компании, – высказал предположение Робертсон.

– Хорошо бы, – ответствовал Канинг.

– Неплохо бы было нам к ним подойти поближе. Узнать новости.

– При таком ветре это произойдет не раньше, чем перед вторым пришествием.

– А весла?! У нас же есть весла!

Эта идея понравилась и старшему помощнику, и боцману, и врачу.

Канинг немедленно отдал команду и пошел докладывать капитану о принятых мерах.

Кидд с трудом оторвался от своих видений.

– Корабли?!

– Да, сэр, английская эскадра. Не менее четырех вымпелов, я дал приказ опустить весла на воду.

В этот момент все гигантское тело «Приключения» дернулось, что свидетельствовало о том, что Канинг приказал весла не только опустить в воду, но и начать ими работать.

Спустя несколько мгновений капитан был уже на шканцах.

Потребовал себе подзорную трубу. Некоторое время вглядывался в нее.

Гребцы, в основном добровольцы, работали энергично, «Приключение» набирало свою крейсерскую скорость.

– Думаю, на кораблях эскадры нас тоже заметили, – высказал предположение штурман.

– И так же радуются встрече, как и мы, – добавил старший помощник.

Кидд опустил трубу:

– Придется их огорчить.

– Что значит «огорчить», сэр?

– Это значит, что мы сейчас изменим курс, возьмем немного к югу.

– И встреча не состоится? – трагическим тоном спросил штурман Робертсон.

– Вот именно.

– Но почему?! – раздалось сразу несколько голосов.

– С каких это пор на английских военных кораблях стало принято обсуждать приказы капитана?!

Привыкшие к индифферентному поведению капитана, подчиненные потеряли дар голоса от его неожиданной твердости.

Канинг отдал соответствующую команду рулевому.

Робертсон раскурил рассеянно трубку.

Мур пошел пинать башмаками свои пушки, такова была его ярость. Вечером того же дня капитану досталось за его выходки и на пушечной палубе, и в штурманской каюте.

Как бы там ни было, «Приключение» изменило курс и уклонилось от встречи с кораблями английской эскадры благодаря наличию в своей экипировке сорока шести весел.

Техническая отсталость – не всегда неудобство.

Канинг явился к капитану с вопросом, долго ли они будут отклоняться к югу.

– Пока не пропадем из поля зрения эскадры.

– Не думал, что у нас есть основания опасаться английского флага.

Кидд был, как и все предыдущие дни, настроен на рассудительный лад:

– О, Канинг, мне кажется, что это благо, право, думать не обо всем на свете.

Старший помощник не понял, о чем идет речь, и это ему не понравилось. Он любил, чтобы от командира исходили отчетливые мысли. Даже если речь идет не о служебной ситуации.

– Мы уже час как вышли из поля зрения кораблей эскадры, сэр.

– Вот и отлично.

– На какой курс нам предстоит лечь, если мы откажемся от следования нынешним?

Кидд на мгновение задумался. У Канинга было впечатление, что размышляет он отнюдь не о будущем курсе. Старший помощник был прав: капитан Кидд мысленно общался со своей супругой, сообщая ей, что в данный именно момент направляет корабль непосредственно к заветной цели.

– Передайте Робертсону, чтобы он проложил курс к южному берегу Мадагаскара.

– Мадагаскара, сэр?

– Мы сделаем там остановку.

К тому времени, о котором идет речь в данном повествовании, то есть к последнему десятилетию семнадцатого века, остров Мадагаскар, находящийся у юго-восточной оконечности Африканского континента, превратился, в силу множества обстоятельств, в одно большое пиратское логово.

Современная история острова начинается с появления португальцев в этих местах. Тех самых португальцев, что открыли настоящие, не Колумбовы, пути в Индию и далее на восток, вплоть до Китая и Японии. Одно время они были единственными властителями местных морей, ибо мусульманские и индийские торговые суда не могли соперничать с огнедышащими европейскими галионами.

Вслед за португальцами появились у берегов Восточной Африки и другие европейцы. Мадагаскар оказался первой удобной стоянкой на пути из Америки в Индию. Здесь суда останавливались, чтобы добыть свежего мяса и плодов, а также запастись питьевой водой. Многие мечтали получить Мадагаскар в свое полное владение, но осуществление этой мечты требовало слишком больших усилий и затрат. Остров размерами своими превосходил целые страны, хотя бы ту же самую Португалию.

Но попытки предпринимались.

В 1645 году потерпели крах англичане.

В 1674 году французы покинули форт Дофин на южной оконечности Мадагаскара.

Местные царьки возглавляли небольшие племенные государства, отличавшиеся непонятным, почти остервенелым свободолюбием.

Племена имерина, сакалава, антануси, антандруи, бецими-сарака отказывались подчиняться завоевателям. Между собой они тоже враждовали. Проживающие на побережье сакалава ненавидели жителей срединной, возвышенной, части острова имерина, но среди европейцев не нашлось проницательного политика, который смог бы сыграть на этих противоречиях.

Первые пираты появились на острове в конце 1680-х годов.

Как ни странно, им легче удалось прижиться на берегах острова. Может быть, потому, что они не стремились никого покорить, в отличие от регулярных войск, и предпочитали торговать, а не грабить.

Хотя ничего странного тут нет. Просто пираты следовали поговорке, которая в той или иной форме есть в каждом языке и советует одно и то же: не плюй в колодец, пригодится воды напиться.

Оказавшись на Мадагаскаре, воспользовавшись его великолепными гаванями, его водой, плодами и ощутив его благодатный климат, значительно более здоровый, чем африканский (тропические болезни в этих местах странным образом оставляли европейцев почти начисто), они поняли, что право пользоваться всеми этими щедротами – благо.

Право пользоваться не всегда напрямую связано с правом обладать.

Западный мир стоял в этот момент на пороге буржуазного века. Пираты, самые отчаянные и самые отверженные представители западного мира, оказались способными почувствовать, что путь, по которому предстояло пойти их цивилизации, может быть, и единственный, может быть, и неизбежный, но все-таки не самый лучший.

Пора заканчивать это отступление.

На дворе пятнадцатое сентября 1696 года.

Впередсмотрящий на мачте «Приключения» кричит:

– Земля!

Канинг и Робертсон отправляются будить грезящего капитана, он выходит на палубу и приходит в ужас:

– Это Мадагаскар?!

– Это Мадагаскар!

Матросы и офицеры радуются так, словно они не менее самого Уильяма Кидда посвящены в тайные цели экспедиции и уверены, что заветный «Посланец небес» валяется под солнцем на песке ближайшей бухты.

Бухта!!!

Вот слово, повергшее сознание капитана Кидда в трепет.

Он вдруг подумал, что на этом громадном острове могут иметься и другие бухты, кроме той, что ему нужна.

Капитан затравленно огляделся.

Команда продолжала веселиться.

Интересно, что же теперь делать?

И еще интереснее то, что эта естественная мысль не пришла ему в голову раньше.

Впрочем, не пришла в голову она и всем остальным. А среди них были и лорды, и министры.

Хотя что теперь об этом говорить. Надо искать выход. Главное, что понял капитан, не следует показывать своего смятения команде. Пусть думают: капитан знает что делает, что бы он при этом ни делал.

Вон, удрали же они на веслах от эскадры, и никто не посмел спросить, почему они это делают.

Канинг поинтересовался, будут ли они приставать к берегу и где именно.

– Непременно и в ближайшей удобной бухте! – громко, самым безапелляционным тоном, на какой он был способен, заявил капитан Кидд.

В момент вхождения корабля в бухту он стоял на квартердеке, внимательно всматриваясь в открывающуюся картину и тихо надеясь, что он увидит перед собой крутой лесистый спуск с белой полоской маленького водопада посередине. Почему бы Господу не пойти ему навстречу и не избавить от дальнейших странствий и поисков? Разве недостаточно он намаялся на своем веку, чтобы просить о сокращении сроков последнего путешествия?

«Господи, подари мне водопад, который подарит мне камень, который я подарю жене, которая подарит мне любовь и детей».

Эта беззвучная молитва прямо кипела у него в горле, когда «Приключение» огибало последний выступ белой мшистой скалы.

Скала осталась справа.

Открылась бухта.

Были холмы.

Были заросли.

Водопада не было.

Это мучительное ожидание в последующие два месяца.

Кидду пришлось испытать не один десяток раз.

«Приключение» кочевало из бухты в бухту, продвигаясь вдоль южной оконечности Мадагаскара в западном направлении. Поиски не приносили никаких плодов. Французская бухта как будто исчезла, «зарубцевалась» на теле острова.

Самое неприятное, что Кидд не мог с точностью утверждать, что поиски ведутся в правильном направлении. Кто знает, может быть, следовало двигаться не с востока на запад, а наоборот?

Лежа у себя в каюте, Кидд теперь не все время посвящал мистическим свиданиям с супругой, он напрягал свою память в надежде, что из ее бессмысленных глубин всплывет обломок воспоминания, который поможет восстановить картину того, прежнего визита на Мадагаскар.

Память помогать отказывалась.

Ничего удивительного. В те времена он был рабочей корабельной скотиной, его и близко не подпускали к картам, никому в голову не приходило объяснять англичанину на французском корабле, где он в тот или иной момент находится.

Да он и не стремился ничего узнать и запомнить, он плыл по волнам времени и судьбы, не думая о том, что, может быть, придется вернуться в те места, что приходится проплывать.

Команда вела себя достаточно смирно. Плавание оказалось нетяжелым, еды и воды было вдоволь. Смысл действий капитана, как ни странно, сделался всем понятен. Офицеры и матросы считали, что он ищет добычу в прибрежных водах острова. И готовы были потерпеть, когда найдет.

Исполнилась мечта команды, а не капитана.

Однажды и вдруг был замечен парус на горизонте.

Однопалубная португальская каракка, определил Канинг. Для понимающего человека это было как небесное видение. На таких судах еще сто лет назад перевозились в Европу шелка, специи и прочие восточные чудеса. На них устанавливалось какое-то количество пушек, но, в общем, говоря откровенно, это была беззубая, беззащитная добыча.

Еще через некоторое время выяснилось, что добыча эта еще и безнога.

– Видимо, поврежден руль, – сказал Канинг, облизываясь. Вслед за ним облизнулись и все стоявшие рядом. «Приключение» торопливо ставило дополнительные паруса, «Приключение» спускало на воду дополнительные весла. Бодрость и решительность руководили кораблем.

Португалец был обречен. И признал это, начав спускать шлюпки.

– Хотят уйти, – сказал Робертсон.

– И уйдут, – заметил Кидд, имея в виду скоростные качества их общего корабля.

– Это мы еще посмотрим, клянусь хвостом сатаны! – подал голос главный канонир и решительно направился на пушечную палубу.

Абордажная команда с победными воплями носилась по палубам и трюмам каракки, четыре перегруженные шлюпки, тяжело переваливаясь через небольшие волны, ползли к синеватой береговой полоске.

Уильям Мур послал им вслед пять или шесть ядер. Последнее, ко всеобщему удивлению и восторгу, попало в замыкающую шлюпку.

Великолепное зрелище – катастрофа на море. Столб воды, летающие люди и щепки.

Мур в одно мгновение сделался любимцем «Приключения», удельный смысл каждого его слова стал отныне значительно больше. И он нисколько не стеснялся показать, что знает свою новую цену.

Между тем на самом захваченном корабле поживиться было нечем.

В трюмах пахло корицей, тамильским перцем, имбирем, но в них не было ни крошки корицы, тамильского перца и имбиря.

Англичане были в ярости.

Фактически победа превратилась в поражение.

Португальцев и индусов, оставшихся на борту каракки, не поместившихся в те самые шлюпки, подвергли допросу с пристрастием. Поскольку пленные слабо владели языком пленивших, а те, в свою очередь, презирали язык тех, кого пленили, общение оказалось малосодержательным.

Кидд, никогда не бывший поклонником подобных развлечений, отправился к себе в каюту. Там он провел тоскливый час в обществе бутылки рома. И как выяснилось, бутылке этой было что ему сказать. Ее совет содержался во втором стакане и заключался он в том, что, прежде чем вешать португальцев, надо спросить у них, не знают ли они, где находится Французская бухта, или, другими словами, бухта с водопадом.

Торопливым, но не слишком уверенным шагом он вышел к грот-мачте, где и выспрашивали у пленников, что они сделали с таким количеством специй, где находится та уха, что они приготовили.

Он не успел еще ничего сказать или приказать, как к нему подлетел Уильям Мур.

– Неплохие новости, капитан.

– В чем дело?

– Эти парни (у одного, в прошлом, видимо, бородатого, португальца был поджарен фитилем подбородок, у второго торчали из-под ногтей сосновые щепки) рассказали нам по-хорошему, что удравшие на шлюпках успели захватить с собой большой денежный ящик. А в нем – все монеты за проданные специи и ткани.

– Очень досадно.

Канонир взвился:

– И это все, что ты хочешь сказать?!

Кидд подумал сквозь выпитый ром и добавил:

– Это очень досадно.

Мур зарычал, а Канинг перевел:

– Мы можем их догнать.

Кидд усмехнулся:

– Мы их уже не догнали.

– Они высадятся на берег, капитан, мы достанем их там. У них не более тридцати человек, после того как Мур отправил на дно одну из их шлюпок.

Кидду категорически не хотелось высаживаться на берег, на котором нет водопада, и он применил последний аргумент:

– А вдруг этот ящик был на той самой шлюпке, которую наш Робин Гуд…

Мур снова выскочил на первый план:

– Эти двое говорят, что грузили ящик в первую шлюпку, что и понятно, я бы тоже так поступил.

Канинг и Робертсон встали справа и слева от Мура.

– Так что, капитан?

Кидд посмотрел по сторонам. В глазах всех собравшихся вокруг матросов светилось то же самое, что звучало в вопросах его офицеров.

– Что ж, попробуем их догнать.

– А с этими что делать?

Речь шла о португальцах.

Кидд сдвинул рыжие брови, размышляя.

– Знаете что, не надо их вешать. Ведь они были так любезны, что сделали за нас половину работы.

– Какую половину?

В вопросе офицеров звучало искреннее недоумение.

– Они уже превратили специи и ткани в золото, нам не придется этим заниматься.

Матросы разбегались по местам, хохоча.

Офицеры тоже усмехнулись, хотя это был не тот тип юмора, что им обычно нравился.

Описывая широкую дугу, «Приключение» пошло к недалекому берегу.

Преследовать португальцев решили двумя отрядами, по пятьдесят человек в каждом. Первый возглавил сам капитан. Это было, в общем-то, несколько против морских правил, капитан не должен покидать борт корабля. Но в данном случае некому было указать Кидду на несообразность в его поведении.

Матросы решили, что он жаден и боится, что деньги найдет кто-нибудь другой. Это объяснение в совокупности с тем слухом, что Кидд бывал в этих местах прежде, общественное мнение успокоило. На самом деле ему просто до смерти надоела корабельная каюта, до смерти надоел корабль и он мечтал побродить по твердой земле.

Второй отряд возглавил Мур.

Всем было понятно, что это правильно. Его на самом деле никто и не назначал, он просто сообщил, что готов встать во главе второго отряда, этого хватило.

Берег для высадки был приспособлен плохо, пришлось использовать для этого шлюпки, повторяя невольный подвиг португальцев.

Очень быстро на песчаном берегу обнаружили следы предыдущей высадки. Какие-то тряпки, оторванные пуговицы, размытые вмятины каблуков.

Мур торжествовал, первый успех был достигнут. Матросы смотрели на него со все большим уважением.

Теперь надлежало определить, в каком направлении двинулись прочь от берега высадившиеся. Это было не так-то просто. В сорока ярдах от песчаного берега начинались заросли, густые, влажные переплетения тропических растений. Джунгли скрывают следы не хуже морской пучины.

Помочь здесь могла только интуиция.

Уильям Мур понюхал воздух зарослей, погрыз какую-то травинку, припал сначала глазом, потом ухом к стволу чешуйчатой пальмы и заявил:

– Я пойду туда.

Кидд пожал плечами. Ему было все равно, в каком направлении прогуливаться.

Отправились немедленно.

Договорились описать по этим джунглям по большой замкнутой дуге, с тем чтобы через двое-трое суток вернуться на место высадки. Если португальцам удастся уйти от этой раздвоенной погони, значит, на их стороне Бог или, по крайней мере, тот, кто ему противостоит.

Двигались обычным порядком, принятым для подобного рода экспедиций и выработавшимся за годы освоения европейцами тропических территорий.

Впереди проводники, если их удавалось достать, и разведчики, из тех, кто в прежней жизни промышлял охотой. Затем носильщики, те, кто несли запасы пищи и воды. Их старались набирать из местных жителей. За носильщиками командир в окружении лучших стрелков. Вслед за ним обыкновенные стрелки, не способные к какой-либо особой работе в экспедиции. В замыкающей группе опять-таки были разведчики, трудившиеся в качестве передового отряда накануне, им предстояло вернуться в голову колонны на следующий день.

В данном случае обошлись не только без проводников, но и без носильщиков. Запас пищи на трое суток солдат несет на себе. В качестве лучших стрелков рядом с капитаном расположились Битти и Смайлз.

Их мушкеты все время были наготове.

Ориентировались по солнцу, как во время морского путешествия.

Мадагаскарские джунгли выгодно отличались от панамских и африканских. Несмотря на влажную жару в воздухе не ощущалось ни малейшего малярийного привкуса. Минимум кровососущих тварей. Местные змеи могли служить примером деликатности, они не норовили, как индостанские твари, свалиться из ветвей прямо за шиворот. Посверкав на солнце пестрой раскраской, они исчезали в древесных кронах или тихих лужах. Из древесных крон выглядывали медлительные, как бы наркотизированные, обезьяны. Лемурами их назовут лет через сто. Англичане слишком спешили, чтобы обращать на них внимание.

Двигались не по прямой, а слегка извивающимся маршрутом, дабы подвергать осмотру возможно более широкий участок леса. Но в первый день не удалось добиться никаких результатов. Португальцы не оставляли следов, или благосклонно настроенные к ним джунгли эти следы скрывали.

На ночлег остановились под кроной аравакового дерева, дальнего родственника африканского баобаба. Очень скоро оказалось, что место выбрано неудачно. В корневой системе гиганта устроили свое становище большие рыжие муравьи. Несмотря на темноту они покинули муравейник и атаковали непрошеных потных гостей.

Пришлось срочно менять место ночлега и благодарить Господа, что рыжие твари не ядовиты.

К середине следующего дня стало ясно, что следы португальцев и их денежного ящика утеряны безвозвратно. Колонна начала забирать влево, выворачивая к побережью, вдоль которого предполагалось выйти на место якорной стоянки «Приключения».

Если первый день дорога шла все время в гору, то теперь начался пологий спуск.

Обстоятельства бесплодной прогулки не менялись. Ни португальцев, ни дикарей. Пожалуй, лишь передвигаться стало немного труднее. Среди деревьев попадалось много валунов. Приходилось петлять между ними. Один из разведчиков, неудачно оступившись, вывихнул руку, двое других серьезно исцарапались в кустах колючего кустарника.

– Что там за шум впереди? – спросил Битти, поворачиваясь ухом в сторону побережья.

Кидд остановился и тоже прислушался. Действительно, прямо по курсу что-то шумело.

– Похоже на прибой, – сказал Смайлз.

– Не очень, – заметил капитан.

– Тогда что же это может быть?

– Похоже, что шипит большая змея, – поделился своим соображением один из стоявших рядом матросов.

– А вот мы сейчас пойдем и посмотрим, – прекратил обсуждение капитан.

Спустились в каменистую низину, сплошь занятую колючими остролистыми кустами. Тут уж было не до шума, да и слышен он внизу стал меньше.

Когда колючее препятствие было преодолено, решено было устроить небольшой отдых на каменной площадке, почти свободной от растительности.

Матросы повалились на землю, как раненые.

Степень усталости не совсем соответствовала степени измождения.

– По-моему, этот кустарник опьяняет своим запахом, – сказал Битти.

Смайлз попробовал что-то ответить, но ему не удалось. Неудержимая зевота разрывала ему челюсти.

Кидд решил не поддаваться дурманящему действию тропических запахов. Глотнул рома из фляги на поясе и решил пройтись и подышать воздухом, свободным от опасных ароматов, что скопились в каменной яме, через которую только что пробралась его экспедиция.

Он не торопясь обогнул скалу, вставшую на его пути. Причем шел все время на звук нарастающего шума. Шум этот, мешаясь с действием недавно перенесенного запаха, рождал какой-то странный эффект. Кидд не мог подобрать слова, которое описало бы его состояние.

Перебравшись через очередной камень, проскользнув под широколистной кроной, наполненной веселым птичьим щебетом, Уильям Кидд увидел перед собою сияние.

Настоящее, трехцветное, выгнутое вверх. Сияние это дышало влажно и прохладно.

Оно было как-то связано с тем манящим шумом, поиски которого привели его сюда.

Кидд сделал еще несколько шагов, и тогда картина чуда открылась ему полностью.

Он увидел водопад, белой лентой рушившийся справа от него в каменную чашу, вымытую в скале. Над этой чашей горела холодная радуга, зажженная лучами склонившегося к горизонту солнца.

Это был тот самый водопад.

Это была та самая чаша.

Капитан посмотрел налево вниз и увидел ту самую бухту.

И только после этого возликовал.

Ликование не помешало ему полностью овладеть собой.

Он осмотрелся, нет ли с ним кого-нибудь.

Слава богу, никто не увязался.

Надо было действовать.

Как можно быстрее. Времени совсем мало. Сейчас кто-нибудь из матросов придет в себя и захочет посмотреть, куда это подевался их капитан.

Кидд бросился к чаше. Забрался в нее с ногами и начал выгребать со дна камни и выбрасывать их на берег. Водопад был небольшой, не такой уж мощный, но пару раз свалил его на колени. Капитан не переставая рылся руками в гладких, облизанных водяным языком голышах.

Наконец – сверкнуло!

Сверкнуло, пересверкнуло.

«Посланец небес», переворачиваясь, откатывался от водяной геенны.

Кидд бросился за ним. Башмаки скользили по мокрым, гладким стенкам вымоины. Он больно ударился коленом. Зашипел от боли, но продолжил погоню.

Он настиг камень, попытавшийся спрятаться между кусками базальта. Смешная попытка, королю не укрыться среди рабов.

Капитан взял в руки холодный кристалл. Закрыл глаза, представляя, как покажет его Камилле, и так застыл. На мгновение или на бесконечное количество мгновений.

– Что с вами, капитан?

Битти и Смайлз стояли по сторонам водопада и плескали себе в лицо холодной водицей.

– Решил искупаться. Жара, – сказал Кидд, незаметно засовывая камень в карман.

Тут же появились и остальные. И полезли толпою в чашу, хохоча и задирая кверху лица.

Экспедиция капитана Кидда закончилась всеобщим купанием после легкого наркотического сеанса. Канонир Мур принял бой с настигнутой группой португальцев.

Была одержана замечательная победа. Перебили или ранили не менее двух десятков этих бородатых негодяев. Собственные потери оказались втрое меньше.

Муром все восхищались.

Он же был в ярости.

Пресловутый денежный ящик канул в дебрях мадагаскарского леса.

На обратном пути к корабельной стоянке канонир непрерывно и энергично изливал свою ярость. Если судить по его словам, то в его относительной неудаче был виноват не кто иной, как капитан Кидд.

Где он бродил, когда люди Мура дрались, как львы?

Зачем он увел с собой половину людей, хотя ему было прямо сказано, что там, куда он собирается идти, никаких португальцев нет!

Не из-за капитанского ли упрямства они упустили денежный ящик? Ведь, обладая вдвое большими силами, они могли бы перед атакой окружить португальцев, и никому из них не удалось бы бежать с деньгами, как это, видимо, случилось.

Подчиненные Мура молчаливо с ним соглашались. Конечно, всем было понятно, что его аргументы высосаны из грязного пальца, но кто откажется, если есть такая возможность переложить на другого свою вину.

Команда Кидда вернулась на «Приключение» на сутки раньше команды Мура.

Вернулась ни с чем, если не считать забавных рассказов о «пьяной долине», о купании в водопаде и удачной охоте на свиней, впоследствии со смаком съеденных.

Совсем по-другому возвращались богатыри Мура.

Мрачные, молчаливые, все в собственной и вражеской запекшейся крови. И рассказы у них были другие. О настоящем сражении, о победе и трупах врагов. И о том, что они почти уже держали в руках тот самый ящик и удержали бы… дальше следовали намеки и презрительные кивки в сторону легковесного капитана.

Сниматься с якоря решено было на следующий день, когда все раны будут перевязаны как следует, когда все изможденные выспятся.

Кидд был в великолепном расположении духа.

Цель была достигнута.

Сразу. Почти без потерь.

Ничто, ничто не мешает теперь лечь на обратный курс.

Кидд приказал приготовить праздничный обед.

Вынул из сундука красный парадный камзол. Велел начистить башмаки и расчесать парик.

Больше ни один человек на борту «Приключения» не испытывал праздничных ожиданий.

Канинг, Робертсон и доктор играли в карты.

Мур не тратил времени даром. Он собрал всех канониров на пушечной палубе и долго втолковывал им, что они имеют право на большее, чем то, что они имеют. Несмотря на уклончивость и витиеватость этих речей пушкари остались в глубоком убеждении, что если на этом весельном корыте и есть хотя бы один человек, кому их судьба и их карман не безразличны, то это главный канонир.

Когда пробило шесть склянок, офицеры были приглашены в кают-компанию.

Войдя в нее, они изумились. Такого им еще не приходилось видеть.

Сервировка!

Набор напитков!

Наряд капитана!

Все прочие офицеры были одеты как обычно, а Мур – так тот вообще явился в одной рубахе, руки и щеки у него были в пороховой гари и даже серьга в ухе закопчена.

Кидд любезно пригласил всех садиться.

Главному канониру подали медную посудину, в которой он мог ополоснуть натруженные длани. Тот отказался это делать, предвкушая, что предстоит разговор, при котором ему лучше присутствовать в своем натуральном облике.

Капитан велел своему камердинеру наполнить всем бокалы.

– А что за праздник сегодня, – спросил ехидно главный канонир, – сочельник или день рождения короля?

Кидд не сразу нашелся, что сказать, но все же нашелся:

– Сегодня день рождения моей жены.

По лицам офицеров пробежали сдержанные улыбки. Главный канонир не удержался от комментария:

– Ну что ж, тогда непременно надо выпить.

Выпили.

Обведя веселым взглядом собравшихся, капитан сказал торжественным голосом:

– А теперь я хочу сообщить вам приятную новость.

Собравшиеся положили вилки и поставили на стол свои стаканы.

– Завтра мы ложимся на обратный курс! Наше плавание закончено!

Минута недоуменного молчания. Длинная, ненормально длинная минута.

Канинг вдруг закашлялся.

Робертсон с улыбкой откинулся на спинку кресла. Доктор втайне обрадовался, но чувствовал, что радоваться рано.

Мур вкрадчиво спросил:

– Надеюсь, это шутка, сэр?

Весело нарезая в своей тарелке кусок жареной свинины, Кидд отрицательно покачал головой.

– Это не шутка. Разве можно шутить с подобными вещами, джентльмены?

Канинг продолжал кашлять, это он-то, никогда не имевший никаких проблем с легкими и не прикасавшийся к табаку.

– А с нами?! – грозно приподнялся главный канонир.

Кидд посмотрел на него с интересом и дружелюбием во взгляде.

– Что «с вами»?

– А с нами можно шутить?!

– Объяснитесь, дружище. Я вижу, что вы хотите что-то сказать, но никак не могу понять, что именно.

Беззаботный тон капитана разозлил канонира еще больше.

– Выходит, что мы плыли на Мадагаскар, чтобы совершить по нему краткую прогулку – и тут же домой.

Глава 2

Парадный мундир неуютно поежился в кресле. Капитану впервые пришло в голову, что в этой истории еще не все препятствия преодолены.

– Насколько я помню, вы, Мур, и все прочие офицеры подписали контракт, по которому обязаны выполнять распоряжения капитана незамедлительно и без обсуждения.

Напоминанием о контракте Кидд сильно испортил настроение Канингу и Робертсону, сказалась армейская привычка к повиновению, но Мур отступать не собирался.

– Мы подписывали эту бумагу в Нью-Йорке, а здесь Мадагаскар, если я не ошибаюсь.

Капитан отодвинул в сторону тарелку.

– Что с того?

– А то, когда мы вернемся в Нью-Йорк, пусть с нас там и спрашивают, почему мы отказались повиноваться сумасшедшим приказам.

– Сумасшедшим приказам?!

Мур вскочил с места во всем своем чумазом великолепии и решительно заявил:

– А как иначе можно назвать решение отправляться домой, так и не попробовав заняться делом, ради которого нас сюда послали?

Кидд взял со стола и повертел в пальцах столовый нож, главный канонир воспринял это движение как бессильную, бесполезную угрозу и встал в победоносную позу.

Капитан заговорил, глядя в стол:

– Откуда вы можете знать, зачем нас сюда отправили?

Мур расхохотался.

– Нам зачитали приказ. Вы в этот момент пользовались обществом вашей супруги, день рождения которой мы сейчас так пышно празднуем, а лорд Белломонт объявил нам, что мы посылаемся затем, чтобы топить здесь французские торговые суда и отлавливать пиратов.

Увидев, как побелело лицо капитана, канонир понял, что с намеками в адрес супруги он дал маху, и слегка смягчил свою позицию:

– Я с удовольствием выпью за миссис Джонсон-Кидд, но хотелось бы мне поднять за нее бокал, оплаченный моими собственными деньгами.

Тут он одним ловким движением сунул руки в карманы своих черных полотняных панталонов и вывернул эти карманы наружу. Два жалких грязных тряпичных языка повисли у него по бокам.

– Если я вернусь в Нью-Йорк, мне нечем будет заплатить за пинту пива, не то что отдать долги. – Он повернулся к остальным офицерам: – А вы, джентльмены, разве вы горите желанием вернуться в объятия кредиторов и полюбоваться на своих орущих от голода детей?!

Канинг глухо проговорил:

– У меня нет ни долгов, ни детей.

Эта попытка быть честным ничуть не сбила чумазого говоруна:

– Не забудь добавить, что у тебя также нет дома, нет ни единого фартинга за душой и нет никаких перспектив в будущем. Никаких, кроме этого похода, который наш великолепный капитан предлагает немедленно прекратить.

Никто не стал отвечать канониру, никто не стал с ним спорить, но это не помешало ему продолжить диалог:

– Может быть, кто-нибудь надеется, что мы поживимся на обратном пути, поохотимся на французских купцов у берегов Сенегала или на испанских у Эспаньолы? Не будет этого. Вспомните, как мы шли сюда! Мы не встретили ни одной живой души, а когда встречали кого-то, то бросались в бегство!

– Чего же вы хотите? – спросил капитан, вставая из-за стола и этим побуждая встать всех остальных.

Мур и без этого стоял, то есть ему не пришлось демонстрировать даже и формальной готовности подчиниться. Чувствуя силу своего положения, он закричал:

– Я тут ни при чем. Я говорю то, о чем думает самый последний матрос на этом корабле.

Он специально говорил громко, чтобы все собравшиеся у дверей каюты канониры могли слышать, как он борется за их интересы.

И они слышали.

– Я говорю, что мы должны отправиться на север. Может быть, в Красное море. Скоро индусы повезут мусульманских паломников в Мекку и Джидду, и все, чем набиты их фелуки, может стать нашим. Потом мы можем наведаться к острову Моча. Люди, служившие у самого Тью, рассказывали о тамошних богатствах. Как бы там ни было, отправляться сейчас обратно нельзя. Это все равно что плюнуть в душу всем тем трем сотням людей, что находятся на борту этого корабля. Вот так я считаю.

– Клянетесь хвостом сатаны? – участливо спросил Кидд, не услышав любимого присловья говорливого канонира.

Мур, ожидая совсем другой реакции, сбился и покраснел. Но это было уже не важно, все, что нужно было сказать, он сказал.

– Я жду ответа, капитан. И не только я, мы все ждем ответа, и офицеры и матросы.

Кидд посмотрел на Канинга:

– Вы тоже ждете ответа?

Тот насупился. Было видно, что в нем борется бог субординации с дьяволом мечтаний о наживе.

Кидд не стал вмешиваться в эту борьбу, зная, кто должен победить в этой ситуации. Он поглядел на Робертсона, тот торопливо выдохнул дым, стараясь скрыться в его клубах от прямого ответа.

– Что вы скажете, штурман?

– Вы капитан, Кидд, ваши приказы должны выполняться, это верно, но верно также и то, что наговорил тут этот парень с пушечной палубы. Кому мы нужны с пустыми трюмами в Нью-Йорке.

– Не только в трюмах можно привезти необходимую вещь, Робертсон.

Тот выдохнул еще один клуб дыма и проследил задумчивым взглядом за его эволюциями.

– Загадочные фразы хороши в разговоре между мужчиной и женщиной, а в нашей ситуации…

– Понимаю вас. Но что бы вы сказали, если бы я пообещал каждому из вас по две тысячи фунтов по прибытии в Нью-Йорк при условии, что мы немедленно туда отправляемся?

Офицеры смущенно молчали. Им было неудобно за своего командира. Кто же делает такие детские предложения таким взрослым людям!

Мур, так тот, не скрывая своего саркастического настроя, усмехнулся:

– А почему не по двадцать тысяч?

– Потому что у меня нет больших денег. Ведь нужно еще и команду не забыть. Они заслужили хотя бы по паре десятков гиней, я думаю.

В ответ на это рассуждение ухмылка появилась на лицах у всех офицеров.

На мгновение Кидд растерялся, он не мог представить, что ему могут не поверить. Ведь он говорит искренне, он правда готов заплатить те деньги, что обещает. Что заставляет этих людей столь иронически относиться к его словам?!

– Хорошо, – сказал капитан. – А если я предложу вам вот что…

И он задумался.

Офицеры терпеливо ждали. Переглядывались. Поднимали брови.

Первым не выдержал доктор:

– Что, сэр?

– А если я предложу вам немедленно, здесь же, десять тысяч фунтов, вы согласитесь плыть со мною в Нью-Йорк?

Десять тысяч фунтов – громадные деньги. Настолько громадные, что господа офицеры перестали усмехаться.

– Десять тысяч? – недоверчиво переспросил Мур.

– Да.

– Фунтов? – разгоняя ладонью дым, поинтересовался Робертсон.

– Да, да!

– Деньги на бочку, и мы поплывем хоть к черту в зубы! – заявил канонир.

– Деньги на бочку!!! – таков был общий вердикт.

Кидд просиял:

– Там, наверно, даже немного больше, чем десять тысяч, только за ними придется сплавать. Офицерское собрание насторожилось.

– Что значит «сплавать»?!

– Они зарыты.

– Где?!

– На Мадагаскаре.

– Понятно, что не на Цейлоне, – прошипел Канинг, до сего момента пытавшийся вести себя лояльно по отношению к капитану.

– Я вижу, вы опять мне не верите, а между тем я говорю сущую правду, клянусь всем, чем только не запрещено клясться.

– Где же эти деньги? – подозрительно и презрительно прищурился штурман.

– Я же говорю, на Мадагаскаре. В той бухте, где я побывал с отрядом. Там в расщелине спрятан ящик, сверху навалены камни, клянусь. Там не менее десяти тысяч фунтов.

Лица офицеров сделались удивительно злобными. Кидд не понимал почему. Эти люди охотятся за золотом, он им золото предлагает, и их это сердит. Просто какой-то сумасшедший дом.

– Чего же вы ждете? Надо спускать шлюпку и плыть туда. А еще лучше – перегнать туда «Приключение». Я отлично запомнил это место, мы легко его…

– Сэр, – многозначительно сказал Канинг, – «Приключение» снимется с якоря завтра и пойдет на север.

Кидд ударил ладонями по столу.

– Я вам говорю правду. Во Французской бухте есть ящик с золотом. Это золото капитана Леруа, он его спрятал от своей команды. Половину отдал, половину спрятал. Я помогал ему прятать.

– И он не попытался вас после этого убить? – поинтересовался Робертсон.

– Попытался, но не успел. Сначала он зарезал негра, а потом хотел зарезать меня.

– Так почему же он этого не сделал?

Кто задал этот вопрос, не важно, ответ на него интересовал всех.

– Он хотел, он показал мне.

– Что показал?!

Кидд помотал головой:

– Это не важно! Он не успел меня убить.

– Почему?

Допрос сделался перекрестным. Спрашивали все.

– Так почему же?

– Его самого убили.

– Кто? Вы?

– Нет. Его убили дикари.

– Какие еще дикари?!

– Я не знаю, какие именно. Я не слишком разбираюсь в дикарях, джентльмены.

– Что же было потом?

– Они меня утащили к себе. Сделали богом…

– Кем? Кем?!

– Богом. Мне неловко об этом говорить. Потом появились люди Каллифорда и освободили меня. И мы уплыли отсюда. На корабле «Блаженный Уильям».

– Я слышал, вы были капитаном этого корабля?

– Меня сделали капитаном, хотя я никого об этом не просил. Лорд Хардуэй.

– А деньги? Деньги остались на острове?

– Да.

– Почему вы их не взяли с собой? Леруа был мертв, место вам было отлично известно.

На этот вопрос Кидд не нашелся что ответить. Он понимал, стоит ему сказать правду, над ним начнут смеяться. Но сказать что-то было нужно.

– Я не хотел связываться с ними.

Офицеры сочувственно смотрели на него.

– Я думал, что приплыву и потом их найду. Я ведь запомнил место.

– Настолько хорошо, что искали его около месяца?

– Я запомнил место, но не бухту.

– Хорошо, что хоть остров запомнили.

Кидд медленно сел обратно на свое место.

– У меня такое впечатление, джентльмены, что вы не верите тому, что я говорю.

– Ни единому слову, сэр! – бодро сообщил Мур.

– Ну почему же?! – почти страдальческим голосом спросил несчастный капитан.

– Никто никогда не поверит, что человек находился в двух шагах от места, где лежат десять тысяч фунтов, и пальцем не пошевелил, чтобы их взять.

Кидд и сам понимал, что эти слова, медленно и отчетливо произнесенные штурманом, звучат убедительно. И ему сделалось удивительно тоскливо.

– Сдается мне, джентльмены, что вы сейчас опровергаете своим поведением правоту собственных слов. У вас есть возможность, едва пошевелив пальцем, получить десять тысяч фунтов, а вы бежите от нее.

Ему рассмеялись в лицо.

Капитан был готов разрыдаться. И теперь мечтал только о том, чтобы они все ушли и предоставили ему такую возможность.

– Итак, я понял, что в Нью-Йорк вы не поплывете? – спросил он.

Никто из офицеров не счел нужным отвечать на этот вопрос.

Утром следующего дня «Приключение» снялось с якоря и поползло по зеркально-гладким водам Коморского пролива к острову Джоанна. Этот пункт на карте, по общему мнению, представлялся наиболее перспективным.

Именно по общему.

Власть капитана Кидда, реальная власть, кончилась после вчерашнего обеда.

Никто, конечно, не помышлял о том, чтобы выселить его из капитанской каюты. Никто не хамил ему публично и специально, но его распоряжения выполнялись только в том случае, если они совпадали с общим настроением команды.

Капитан Кидд сделался чем-то вроде японского императора, о котором ни один из его спутников не имел ни малейшего представления. Он правил, но ничем не управлял.

Но как выяснилось, и главный канонир не сумел полностью оседлать ситуацию. Ни Канинг, ни штурман, ни врач, ни даже Хейтон и двое младших боцманов не желали ему подчиняться. Установилось многовластие.

Как сказали бы древние греки, если бы они существовали к тому времени на белом свете, олигархия.

Уильям Кидд оказался в ситуации, в которой ему бывать уже приходилось. Его никто не трогал, потому что он в известной степени устраивал всех, потому что он представлял собой некое подобие красивой ширмы. Вся реальная борьба за власть на корабле шла за этой ширмой. И все участники борьбы заботились о ее сохранности.

Будь Уильям Кидд человеком более честолюбивым, он, несомненно, постарался бы отстоять свое капитанское положение, ввязался бы в выяснение отношений и его убили бы. Отсутствие нелепой капитанской гордости спасло ему жизнь. Жизнь, необходимую для вещей, значительно более приятных и важных, чем управление каким-то кораблем.

Кидд продолжал валяться у себя в каюте, продолжал вести свой мистический дневник, находя в этом и занятие, и отдохновение. Единственное, что его мучило, что встреча с Камиллой откладывается на неопределенный срок.

По прибытии на Джоанну он все же рассчитывал его уточнить. Он пришел к выводу, что вернуться в Нью-Йорк можно и не на «Приключении». Надо устроиться пассажиром на какой-нибудь быстроходный бриг, и скорость его передвижения полностью компенсирует время, потраченное на это утомительное ползание между Мадагаскаром и Джоанной.

Вышеозначенный остров был одним из самых больших и освоенных в Коморском архипелаге. У входа в бухту Жантиль, названную так непонятно из каких соображений, красовались живописные развалины старинного португальского форта. Между фортом и небольшой геометрически безупречной горой стояло несколько деревянных строений. По виду они могли бы с равным успехом сгодиться и для людей, и для животных.

Деревянный частокол.

Британский флаг на шесте.

Мертвецки пьяный моряк у подножия шеста.

Пять-шесть разнокалиберных судов на якоре.

Все как положено.

Увидев эту картину, Кидд вспомнил о совете лорда Белломонта не вступать в контакты с кем бы то ни было без нужды и впервые подумал, что это был глупый совет. Вон они стоят, эти галионы, бриги, шлюпы, или как там их надо называть. Как тут избежишь контакта, честное слово?!

Уильяма Кидда количество объектов для контакта, конечно же, обрадовало. Среди большого числа кораблей легче найти тот, что согласится отправиться в Нью-Йорк или, может быть, туда уже направляется.

Радость его оказалась преждевременной. Ни один из кораблей, увиденных им в бухте, не был готов к плаванию. Все нуждались в починке, в экипаже, в оснастке, в припасах.

К тому же приближался сезон дождей.

Стало очевидно, что без «зимовки» не обойтись.

Матросы «Приключения», высадившись на берег, первым делом начали рубить для себя жилье. Жизнь в тесных корабельных помещениях основательно им надоела.

Часть отправилась в окрестные леса на мясные заготовки. Кое-кому пришлось вспомнить свое буканьерское прошлое.

Канинг руководил ремонтными работами на корабле.

Мур и Робертсон, каждый на свой манер, собирали полезные сведения среди старожилов Джоанны о положении дел в окрестностях Коморского архипелага и на главных торговых путях.

Кидд вел прежний образ жизни. Ему было все равно, находится его судно в плавании или стоит на приколе.

Когда ему надоедало сидеть у себя в каюте, он приказывал отвезти себя на берег и подолгу бродил по длинной песчаной косе, которая уходила в море от развалин португальского форта. От частых дождей песок сделался тяжелым и плотным, как глина. Кидду это даже нравилось, каблуки башмаков не увязали, можно было идти, не слишком задумываясь, где именно идешь. Привык он и к крику чаек, во множестве носившихся над песчаной косой.

Мыслями своими он пребывал в яблоневом саду Камиллы. Почему-то она всегда виделась ему здоровой и веселой. В этой воображенной им жизни жена и болезнь жили порознь. Он видел Камиллу в «библиотеке», в гостиной, на широких ступенях парадного входа, в коляске. Даже с бокалом вина, как тогда на том несчастном обеде, что привел к жестокому приступу непонятной болезни.

Он разговаривал со своей супругой, и она отвечала ему.

В основном улыбками.

Так же точно, как и в те времена, когда они реально были вместе.

Улыбки были снисходительные, поощрительные, таинственные, милые, укоризненные, рассеянные, сердитые.

Оказывается, они так мало друг с другом разговаривали. Они не сказали наедине друг другу и трех десятков слов. Если иметь в виду настоящие слова, а не вопросы, что ты желал бы к ужину. Вот еще какое счастье ждет его по возращении к жене: он сможет с нею наконец наговориться.

Он расскажет ей обо всем, что пришлось пережить, и она поймет его.

Она будет восхищаться, она будет смеяться, она будет закатывать глаза, она будет обмирать от страха.

Одинокая фигура, бредущая по косе в глубь моря, очень скоро сделалась предметом иронических комментариев со стороны обитателей бухты. Романтическое поведение войдет в моду много позже, лет через сто. А пока человек в развевающемся плаще, со стаей крикливых птиц над головой, стоящий в полном одиночестве на оконечности песчаного языка, далеко выдающегося в глубину равнодушных вод, был категорически непонятен.

Офицеры и матросы «Приключения», даже если бы они захотели поддержать репутацию своего капитана, не знали, что сказать в оправдание его поведения. Да им, собственно, не было до него никакого дела.

Битти и Смайлз, попытавшиеся однажды сопровождать Кидда, были им решительно отринуты с невразумительным объяснением, что «им и вдвоем хорошо».

Сыновья лорда Белломонта переглянулись, ничего не поняли, но сочли за лучшее больше к капитану не приставать.

Надо вот еще что сказать: стоя на оконечности косы, Кидд вынимал из кармана своего камзола тряпицу, разворачивал ее, доставал «Посланца небес» и подолгу рассматривал.

Не просто рассматривал – впивался взглядом, гипнотизировал его взглядом, пытался проникнуть в его непонятную тайну, открыть в нем очаг его неестественной силы.

Временами капитану казалось, что ему удалось нечто подобное, и тогда он мог видеть с помощью алмазной силы так далеко, как ему было нужно. Свой наделенный невероятной пронзительностью взгляд он направлял всегда в одно и то же место, в яблоневый сад у дома жены. И тогда начинались эти, если так можно выразиться, сеансы надмирной связи, и перед глазами застывшего от восторга Уильяма Кидда возникало улыбающееся лицо его Камиллы.

– Я снова вижу тебя, моя дорогая. Ты сегодня весела, как никогда, в твоих чертах нет болезни, в твоих глазах нет печали, если бы ты знала, как это меня радует. Других целей нет в моей жизни, кроме как доставлять тебе радость, и нет для меня большего счастья, чем видеть, как ты радуешься.

В этот момент чья-то рука коснулась его плеча. Как будто громадная гора рухнула на плечи Кидда. Он прижал к груди камень и резко наклонился вперед.

– Что с вами, сэр?

Не меняя позы, Кидд полуобернулся на каблуках и увидел перед собою крупного рябого мужчину в английском флотском мундире.

– Что с вами, сэр?!

– Отвернитесь, пожалуйста, – попросил Кидд.

Глаза рябого офицера округлились и налились чистокровным удивлением.

– Не понял, простите, что?

Продолжая стоять в позе раненого в солнечное сплетение, капитан Кидд повторил свою просьбу. Англичанин судорожно сглотнул и отвернулся.

Кидд начал торопливо заматывать в тряпицу свой магический кристалл и не менее торопливо засовывать в карман.

Рябой офицер, мучительно осознавая, в каком странном положении он находится, решил это положение исправить. Он не нашел способа лучше, чем представиться:

– Майор Боллард, сэр.

– Какой еще майор? Зачем? – тихо проговорил, почти проныл Кидд.

Боллард, заподозрив какую-то непочтительность в свой адрес, вопросительно обернулся.

В этот момент владелец алмаза окончательно пришел в себя и радостно объявил:

– Капитан Кидд, сэр.

– Командую трехпалубным галионом «Октябрь», – ответил Боллард.

– А откуда он взялся, еще вчера его не было в бухте.

– Я бросил якорь четыре часа назад. Я очень обрадовался, увидев здесь ваше «Приключение», теперь мы покажем этим свиньям, что такое британский флот.

Кидд осторожно поинтересовался:

– Каким свиньям?

Боллард успокаивающе поднял руку:

– В здешних местах хватает всяких, на любой вкус, но несладко придется всем.

Они двинулись в обратный путь по косе.

– Мне сказали, что вы здесь, я бы мог, конечно, подождать, но так уж устроен, что если вижу нужного мне человека, тут же должен с ним поговорить.

– Понимаю, да.

– Я ведь кричал вам, но вы вели себя так, как будто меня не слышите.

– Я и правда не слышал. Чайки. Волны. Болларда чайки и волны интересовали мало.

– Вы, наверное, знаете, что неподалеку от Джоанны расположен остров Сент-Мари.

Кидд не имел об этом ни малейшего представления, но майор не дал ему в этом признаться.

– Мне стало достоверно известно, что там свили гнездо несколько отпетых негодяев из числа тех, что блуждают по здешним морям в поисках добычи.

– Да-а?

Боллард смачно плюнул в жирную чайку, зависшую прямо перед его носом.

– Поверьте, сэр, мои сведения не нуждаются в проверке.

– Я охотно вам верю.

– Их имена Джон Хор и Дирк Чиверс. Отпетые негодяи, по обоим давным-давно плачет веревка.

– И кажется, я слышу этот плач.

– Что вы сказали, сэр?

– Нет, нет, так, ерунда.

Вечером того же дня майор Боллард собрал у себя на «Октябре» совещание, на которое помимо Кидда пригласил и всех остальных офицеров «Приключения».

Майор выступил с бодрой и решительной речью, в ней он выразил уверенность, что все собравшиеся горят желанием как можно скорее вступить в борьбу со страшным злом, носящим название «пиратство»! Он выразил также уверенность и в том, что офицеры британского королевского флота, коих он видит перед собой, с огромной радостью воспримут известие, что им предоставляется такая возможность.

– Найдено настоящее осиное гнездо, на острове Сент-Мари, и мы его разорим. Сезон дождей, можно сказать, закончился. Ничто не мешает нам выступить!

Офицеры «Октября» зааплодировали.

Офицеры «Приключения» неохотно к ним присоединились.

Майор обратил на это внимание.

– Почему у вас такие кислые лица, джентльмены? Не будь я майор Боллард, если мы через неделю не вздернем на рее этих наглых мальчишек, Хора и Чиверса!

Открыто возражать этой самоуверенной демагогии никто не стал. Но рано утром, когда майор вывалился из единственной тамошней таверны, чтобы справить малую нужду, он увидел, продрав похмельные глаза, что новообретенный союзник бежал от него.

«Приключение» исчезло из гавани Джоанны.

Пока Боллард пьянствовал со своими офицерами, офицеры капитана Кидда велели поднять якорь и тихо убрались подальше от деятельного майора. Пришлось пожертвовать пятью десятками членов экипажа, которые вялили мясо на склонах горы.

Глава 3

Приключения «Приключения» заканчивались. Месяцы, проведенные в плавании после бегства из объятий майора Болларда, слишком дорого стоили красавцу, пленившему воображение губернатора Нью-Йорка и Массачусетса.

Гоняясь по Красному морю за судами мусульманских паломников, «Приключение» не добыло ни славы, ни богатства. Более того, оно вынуждено было кое с чем расстаться. Например, с половиной весел. Часть из них была поломана о прибрежные скалы в Бахрейне, часть украдена аборигенами на острове Исам-Бураха. Теперь оба корабельных борта напоминали челюсти больного старика.

Сражения и болезни выкосили часть команды. Странная, сухая, как говорили аденские арабы, лихорадка появилась на корабле сразу после того, как была захвачена первая фелука с паломниками. Вероятнее всего, она перекочевала вместе с кем-то из больных мусульман. Но богобоязненные матросы (даже среди пиратов такие попадаются) решили, что это месть Аллаха, в воды и дела которого они посмели вмешаться.

Канинг и Мур, руководившие кораблем, как два римских консула, по очереди, через день, сначала игнорировали суеверные страхи, поселившиеся в команде. Но чем дальше, тем больше убеждались в том, что в матросских бреднях есть доля истины. Правда, считали они, этот самый Аллах карает их не сухой лихорадкой, а отсутствием добычи. Попадались «Приключению» суда, набитые чистоплотными нищими пешаварцами и не менее нищими и не менее чистоплотными синдцами. С них ничего нельзя было взять, кроме застиранных до дыр тряпок.

Наступил момент, когда стало ясно всем: на этих путях своего счастья «Приключению» не найти.

Решено было отправиться к берегам Индии.

Почему именно Индии?

Ходили слухи о богатстве кораблей, покидающих тамошние порты.

Слухи о баснословных запасах драгоценностей, которые везут с собой паломники в Джидду и Мекку, оказались чепухой, но слухам от этого верить не перестали.

Целью плавания сделалась Калькутта. Может быть, потому, что там меньше, чем где бы то ни было, чувствовалось присутствие Ост-Индской компании, а значит, и ее боевых эскадр. Там купцы действуют по большей части в одиночку, на свой страх и риск. О таких купцах и мечталось Канингу и Муру.

Одно время казалось, что расчеты начинают сбываться. Попалось навстречу «Приключению» небольшое суденышко, перевозившее шангарский желтый рис. Добыча эта до такой степени не обрадовала англичан, что они устроили форменное издевательство над матросами-индийцами.

Вышедший из своей каюты капитан Кидд посмотрел на творившееся безобразие и вдруг сказал Канингу, руководившему бесчинством:

– Послушайте, а ведь мы превратились в обыкновенных пиратов.

Как ни странно, это замечание подействовало на старшего помощника. Одно дело, когда ты ведешь себя как пират, совсем другое – когда тебя называют пиратом. В первом случае ты можешь сколь угодно долго тешить себя мыслью, что все совершаемые тобой гадости и кровопролития происходят в угоду высшей цели, на пользу отечеству. Во втором случае ты должен абсолютно все брать на собственную совесть. Во втором случае даже самое маленькое прегрешение становилось наказуемым преступлением.

Канинг приказал оставить матросов в покое, а их капитана-англичанина так и вообще не трогать.

– Может быть, сделаем его лоцманом? – неуверенно поинтересовался Канинг у Кидда.

– Отличная мысль!

Так мистер Хини оказался за офицерским столом в кают-компании.

Маленький, черноволосый, загорелый, как дравид, отлично разбирающийся в морском деле.

Когда возникла необходимость в ремонте, Хини показал место на Лаккадивских островах, где это было удобнее всего сделать. Возле бухты, где был брошен якорь, рос неплохой строевой лес, а жители были гостеприимны. Они были настолько немногочисленны, что им не оставалось ничего другого.

Люди с «Приключения» оценили их гостеприимство. Лодки аборигенов пошли на растопку костра, а женщины – для удовлетворения насущных половых потребностей.

Вакханалия была массовой.

Битти и Смайлз приволокли (от щедрот) одну островитянку в каюту Кидда. Тот не стал отказываться, что вызвало бы нехорошие разговоры, и не стал насиловать перепуганную девчонку. Уложил ее на плетеную циновку у окна, а сам лег на кровать и погрузился в сладостные волны мечтаний о доме в яблоневом саду.

Под вопли и визги, доносившиеся с освещенного дикими кострами берега, мечталось хорошо.

После ремонта и разврата плавание продолжилось.

Стиль его не изменился.

Невезение – вот что суждено было «Приключению» в его деревянной жизни.

Если ему навстречу попадался хорошо выглядевший торговый корабль, то он нес на своей мачте гордый британский флаг, если же у встреченного корабля флаг на мачте был более подходящий, французский или португальский, то он оказывался не беззащитным жирным торговцем, а зубастым галионом.

Пару раз «Приключение» чуть само не становилось добычей. И уносило ноги с поля нежелательного боя только благодаря весельным протезам.

Настроение команды, разумеется, соответствовало успехам.

Злились все.

Самые разумные проклинали судьбу. Самые глупые – капитана. Самые нетерпеливые – Мура.

Эта ситуация не могла продолжаться вечно и даже просто долго.

Вопрос был только в том, чем она разрешится.

Канинг и Мур ждали богатого плавучего дурака, в трюмах которого будет найдено нужное количество счастья.

Робертсон, доктор и лоцман Хини кроме этих планов вынашивали и какие-то дополнительные, тайные.

Кидд ждал удобного случая, чтобы просто-напросто сбежать с корабля. Единственный подходящий момент был в Калькутте, но помешал приступ той самой сухой лихорадки. Она, оказывается, не щадит не только простых паломников и простых матросов, но и влюбленных капитанов. Не оставаться же ему было на Лаккадивских островах в ожидании следующего европейского визита вежливости. Думается, гостеприимство тамошних жителей пресеклось бы сразу после ухода корабля, и беглецу пришлось бы отвечать и за сожженные лодки, и за изнасилованных женщин. Впрочем, если у аборигенов принято за это спрашивать с гостей.

Сердце другого, более нетерпеливого, человека наверняка уже лопнуло бы от бесплодных терзаний и мучительных ожиданий. Но характер Кидда был таков, что позволял ему приспосабливаться к положениям, к которым приспособиться было, казалось бы, невозможно.

Он привык ждать.

От рождения до сорока лет он знал пору безвременья. Беззаботного и бессмысленного. Потом настала пора испытаний, столь невероятных и жестоких, что с ними было бесполезно бороться, на них было бесполезно сетовать, их можно было только переждать. И он пережидал, не имея перед собой никакой определенной цели, и остался самим собой.

Что же теперь ему неприятности нынешнего дня, что ему нынешнее ожидание, когда он точно знает, что в конце концов его ждет несомненное счастье. И размеры его ничуть не уменьшатся от того, сколько ему придется томиться в ожидании.

Кроме того, у него был алмаз.

С помощью этого камня Кидд регулярно разговаривал со своей Камиллой, и она улыбалась ему.

Что же еще нужно для того, чтобы быть спокойным, хотя бы вокруг полыхало само адское пламя.

Размышляя примерно в таком духе, капитан наливал медным черпаком ром в свой бокал из тисового бочонка, стоя во главе стола в кают-компании. Он решил выпить перед лаккадивской поросятиной, которую вот уже целую неделю подавал к обеду корабельный кок.

Он давно завел эту привычку, пить до еды, чем сильно выделялся из числа прочих офицеров, пивших и до, и во время, и после. Особенно после.

Наполнив бокал и пригубив его, капитан услыхал какой-то шум за дверьми каюты.

Шум нарастал и приближался.

Двери распахнулись.

На пороге стояли Канинг, Мур и Робертсон. За ними еще несколько человек. Не только офицеры, но и простые матросы и канониры.

На лице у Кидда появилось вопросительное выражение, большего он не мог себе позволить по нынешнему статусу.

Вопросы прозвучали из уст явившихся:

– Сколько все это будет продолжаться?

– Когда наконец будет настоящее дело? Остальные вопросы звучали примерно так же. Кидд выразил на лице недоумение и осторожно попытался напомнить, что нынешнее положение дел есть следствие решений, не им принятых.

– Я предлагал вам, джентльмены, десять тысяч фунтов и немедленное путешествие в Нью-Йорк.

Мур крикнул:

– Хватит об этом! Что нам делать сейчас?!

– Я бы предложил пообедать.

– Не надо над нами издеваться, капитан! – пробурчал Канинг и набычился.

Со стаканом рома в одной руке и черпаком в другой (держава и скипетр) Кидд напоминал либерального монарха.

– Я, собственно, и не знаю, что сказать.

Главный бомбометатель соизволил объяснить причину общего беспокойства:

– На траверзе «Приключения» торговый корабль. Под флагом Ост-Индской компании.

Кидд отхлебнул из стакана, но понятливее не сделался.

– Мало ли мы встречали таких кораблей? Это зона владений компании…

Мур прервал эти рассуждения:

– Я считаю, что нам нужно на него напасть!

Кидд отхлебнул еще раз.

– Я не ослышался? Вы считаете возможным напасть на корабль, идущий под английским флагом?

Канонир нагло шагнул вперед:

– Да!

– Но почему?

– Я растолкую. Нам нужно наконец что-то заработать. Мы болтаемся по морям уже скоро год, но никто из нас не перестал быть нищим!

Капитан поджал нижнюю губу:

– Вы считаете это достаточным основанием?

Мур сказал:

– Да!

Все остальные промолчали, ожидая, чем закончится словесный поединок.

– Но это же пиратство!

– Не важно, как это называется, главное, чтобы это пошло нам на пользу!

– Пока мы грабили мусульман, кстати, ни в чем перед нами не виноватых, я смотрел на это сквозь пальцы, но что же теперь мне делать, когда вы собираетесь напасть на английский корабль?

Канонир зло усмехнулся:

– Раздвинуть пальцы пошире.

– Кроме того, что это пиратство, это еще и предательство. Нельзя нападать на своих…

Мур поднял руку:

– Идут слухи, что в Европе война уже прекратилась. Просто пока нет объявления для южных морей. Таким образом, нападая на этого купца, мы всего лишь наносим вред толстосумам из Ост-Индской компании, но ни в коем случае не удар в спину Британии. Я так считаю.

В толпе, сгрудившейся за спиной канонира, раздались одобрительные возгласы. Многие хотели пойти пограбить, но никто не желал, чтобы их считали нехорошими.

Такие, как Канинг, колебались.

Действительно, считали они, пустить ко дну две-три мусульманские фелуки, изнасиловать десяток-другой аборигенок – это еще ничего. Такие деяния находятся в пределах кодекса чести британского офицера.

Но вот грабить суда, идущие под британским флагом, – это, кажется, чересчур.

Могут назвать пиратом.

Отвечая этим затаенным мыслям, Кидд сказал:

– Если мы нападем на этого купца, мы станем настоящими пиратами. Мы станем изгоями. Ни Тью, ни Каллифорд, ни Уэйк никогда не грабили англичан. Только поэтому они могли входить в английские порты. Я сам видел Тью в Нью-Йорке на приеме у губернатора.

– Вот! – возопил канонир. – Вот ты и показал свое настоящее лицо!

Кидд поставил стакан на стол и ощупал подбородок.

– Тебя волнует не то, каково приходится твоим людям, ты и глазом не моргнешь, если они начнут умирать от голода или от цинги. Тебя заботит лишь одно – скорейшее возвращение домой, в Нью-Йорк. Ты готов всех нас сгноить заживо, лишь бы не потерять такую возможность.

– Да, – честно прошептал Кидд.

Канонир бешено захохотал – с таким видом, будто он сделал чудовищное разоблачение.

– Нет, – смешался капитан. – Не хочу я никого гноить, но хотел бы вернуться, это правда.

Канонир повернулся к публике:

– А знаете, что его туда тянет? Не знаете? Я вам расскажу. У него там, видите ли, жена. Супруга. Миссис Джонсон-Кидд, пятидесятилетняя дебелая тварь! Прежде она служила в портовом борделе в Бресте, а потом перебралась в Новый Свет и охмурила старика Джонсона. Десять лет она наставляла ему рога, а потом уморила какой-то микстурой. И тогда вот этот… – Мур, не оборачиваясь к Кидду, вытянул в его сторону указующий перст и начал мелкими шажками, спиной, к нему приближаться, – вот этот, с позволения сказать, капитан женился на ней. Он влюбился в эту развратную корову по уши. Ради того, чтобы припасть к ее вымени, он готов все бросить, оставить нас нищими и мчаться обратно на всех парусах. Я вам еще вот что про нее расскажу. У нее есть знакомые врачи. Они помогли ей избавиться от старика Джонсона, и те…

Мур, как подкошенный, рухнул на пол. Из-под правого уха тут же начала растекаться кровавая лужа.

Кидд бросил ковш для разливания на труп канонира и сказал:

– На английский корабль мы нападать не будем.

Команда подчинилась своему капитану, но подчинилась со скрытой неохотой. В словах покойного канонира было много правды. Королевское жалованье – слишком маленькая компенсация за те лишения, что выпадают на долю моряка. Рано или поздно любой из них начинает мечтать о богатом, глупом, плывущем без охраны купце. Тем более находясь вдали от родных берегов, королевских чиновников и судов.

Матросы и канониры разошлись по своим местам, но никто из них не считал, что получил ответ на главный вопрос: когда же наконец мы разбогатеем?

Такое настроение команды было чревато новым, значительно более сильным взрывом, который не удалось бы прекратить одним ударом черпака.

Но Кидду повезло.

Навстречу медлительному «Приключению» попалось в конце ноября судно под французским флагом.

Надо сказать, что всем плавающим по морям было известно об окончании войны в Европе, но известно как бы неофициально. Кроме того, для Южного полушария существовало некое особое положение. Мир должен был сюда «докатиться», как в свое время докатилась война.

Другими словами, на совести капитана оставалось атаковать или не атаковать француза.

Совесть Кидда подсказывала, что желательно было бы проплыть мимо и дать то же самое сделать французам.

Но в этот раз команда не послушалась советов капитанской совести.

«Приключение», скрипя старческими суставами, атаковало не готовое ни к обороне, ни к бегству судно.

Случился абордаж.

Не слишком многочисленные французы были перебиты.

После этого судно отбуксировали в небольшой индийский порт Бипай, где не было ни наместника Великого Могола, ни чиновников Ост-Индской компании.

Груз, состоявший из небольшого количества олова, нескольких десятков тюков со специями (немного лежалыми) и большого количества верблюжьих копыт (лучшее сырье для изготовления клея), был продан.

Кидд ничему не препятствовал.

Он надеялся, что, получив какие-то деньги, матросы его успокоятся.

Наивная надежда.

Получив небольшие деньги, матросы захотели больших.

Кидд предложил им продать корабль, это могло бы утроить добычу каждого. Но на сходке команды решено было этого не делать. На «Рупарель», так корабль именовался до захвата, перешли несколько десятков человек во главе с Канингом.

– Двумя руками действовать легче, чем одной, – образно пояснил бывший старший помощник.

– Его надо переименовать! – подсказал Хини.

Тут же посыпались предложения. Одно чудовищнее другого. Пираты того времени, как, впрочем, пираты и бандиты всех времен, любили татуировки и цветастые выражения.

Предложений было высказано много, но ни одно не показалось подходящим.

Кому-то пришла в голову мысль обратиться ради смеха к капитану.

Он отреагировал мгновенно:

– «Ноябрь».

После минутного раздумья в ответ прозвучал врыв восторга.

Разумеется, «Ноябрь»!

Во-первых, француз был захвачен в ноябре, во-вторых, в этом названии слышалась издевка в адрес бравого майора Болларда с его «Октябрем» и попыткой наставить «Приключение» на путь истинный.

Из Бипая оба корабля вышли вместе. Вместе проплавали неделю. Но первый же шторм разметал их в разные стороны по западной части Индийского океана.

Помимо потери партнера шторм стоил «Приключению» еще десятка весел и грот-мачты, вырванной с корнем из чрева корабля особенно сильным порывом ветра.

И без того не вызывавший восхищения своим внешним видом, корабль превратился просто в жалкое создание. Почти не слушаясь руля, иногда бессильно шевеля оставшимися веслами, тащилось «Приключение» в направлении Коморского архипелага, поскольку это была ближайшая суша, дабы обрести там покой и починку.

12 января 1698 года впередсмотрящий, смотревший, кстати, в этот момент назад, крикнул, что видит парус.

Слева на траверзе.

Ничего в этом не было особенного, такое случалось каждые несколько дней на здешних оживленных путях. Подобные встречи обычно ничем путным не заканчивались. Рассмотрев в подзорную трубу «Приключение», торговые корабли бросались прочь, боевые уплывали с достоинством, не желая связываться.

Но это было в те времена, когда корабль капитана Кидда казался вполне боеспособным трехмачтовым капером.

Теперь же он напоминал скорее плавучий деревянный остров с нищим и голодным населением.

Парус приближался.

Робертсон отдал приказ убрать паруса и оставить на борту, повернутом к парусу, лишь два весла.

– Для чего это? – поинтересовался капитан.

– Чтобы разжалобить их. Пусть думают, что мы терпим бедствие.

– А когда они подойдут, вы возьмете их на абордаж?

Штурман кивнул и выдохнул дым.

– Это старый прием.

Кидд уточнил:

– Пиратский прием.

Штурмана это не смутило.

– У нас в Эссексе есть поговорка: «Хоть бревном меня считай, только в пламя не бросай».

После этого Робертсон велел всем матросам убраться с верхней палубы на пушечную.

Абордажная команда – три десятка головорезов с саблями и пистолетами в руках – залегла за фальшбортом, держа наготове специальные крючья.

Самое интересное, что купец, а это был именно он, большой, великолепно оснащенный, сытый на вид, клюнул на нехитрую уловку Робертсона.

Было видно, как матросы снуют по вантам и травят шкоты, убирая лишние паруса.

– Никогда не надо гоняться за добычей, – усмехнулся Робертсон, – стоило нам из боевого корабля превратиться в полную развалину, как тот, о ком мы могли только мечтать, сам идет нам в руки. Согласитесь, капитан, странно устроен мир.

Кидд ничего не ответил, хотя тоже в этот момент размышлял именно над устройством мира. Он думал, что должен желать успеха Робертсону, потому что, если все будет хорошо, команда набьет карманы и ее, пожалуй, можно будет склонить к путешествию домой. Но вместе с тем получается так, что, для того чтобы получить возможность отправиться в объятия Камиллы, он должен радоваться тому кровопролитию, что совершится сейчас. Не может же быть так, что счастье одного – это всегда кровь другого.

Впрочем, это размышление было достаточно мимолетным.

Отвалились орудийные порты «Приключения».

Прозвучал залп, снесший все с палубы беспечного купца, уже изготовившегося к благотворительным действиям в адрес умирающей деревянной развалины.

Уже заорали орлы из абордажной команды, всаживая в доски вражеской палубы свои беспредельно острые крючья.

Приемов обмана в мире не так уж много, все они известны со времен глубокой древности, но сколько бы ни существовал на земле род людской, всегда будут находиться те, кто поверит обманщикам.

Любому капитану на морях Мэйна и всех Индийских морей было известно, что пираты часто подманивают к себе беспечных путешественников, притворившись беспомощными. Но вместе с тем находятся среди них такие, кто умудряется попасть в этот издалека заметный капкан.

Возможно, однако, что капитана купеческого судна, попавшего в абордажные объятия «Приключения», погубило не доброе сердце, а, наоборот, жадность.

Увидев беспомощно болтающуюся на волнах посудину, он решил чем-нибудь на ней поживиться. На корабле всегда есть что стащить.

Какое предположение верно, осталось навсегда неизвестным, капитан неосторожно приблизившегося к «Приключению» судна погиб в первые минуты боя. Он вздумал организовать сопротивление и получил топором по голове.

Увидев своего начальника лежащим на палубе с раскроенным черепом, побросали оружие те немногие, кто решился его обнажить.

Человек, наделенный возможностью наблюдать со стороны такие события, имел бы полное право заметить, как переменчива судьба в этом мире! Тот, кто мгновение назад был ее баловнем, сейчас является куском бессмысленного мяса. Те, кто был беднее, голоднее и несчастнее всех, сделались в мгновение ока богачами.

Трудно оставаться подобным рассуждающим наблюдателем среди стремительного и яростного абордажа, но капитану Кидду это удалось. С квартердека «Приключения» ему было хорошо видно происходящее: и лихая атака его матросов, и жалобная паника среди экипажа купеческого корабля. И гибель их капитана, и безропотная сдача.

Досмотрев представление до конца, он отправился в свою каюту. Может показаться странным, но ему захотелось вздремнуть.

Дело довершилось без его участия.

Всем умело заправлял Робертсон, могло показаться, что в штурманской школе его заодно учили тому, как надо грабить корабли.

Управившись с этим приятным делом, он решил отправиться с докладом к капитану. Он долго раздумывал, стоит ли это делать. Потом решил, что стоит.

Пусть Кидд разделит ответственность за случившееся. В его бегстве в каюту штурман рассмотрел большую хитрость.

И, как ему показалось, разгадал ее. Впрочем, разгадка лежала на поверхности. Капитан мечтает вернуться в Нью-Йорк, стало быть, ему нужно сохранить свои руки в чистоте.

Не получится!

Робертсон тоже не исключал возможности того, что рано или поздно придется отвечать перед королевским трибуналом. Для такой ситуации всегда неплохо иметь несколько отговорок. Например, полезно иметь возможность сказать, что он действовал по приказу капитана.

Захватив с собой украшенную каменьями и серебряной чеканкой саблю, Робертсон постучался в каюту Кидда.

Ответа не было.

Постучал еще раз.

Тот же результат.

Тогда он вошел. Он готов был увидеть что угодно – убитого капитана, капитана отсутствующего, но чтобы спящего…

А Кидд спал.

И добродушно чмокал во сне губами.

Робертсон вытащил трубку изо рта и громко кашлянул.

Кидд перестал улыбаться во сне и открыл глаза:

– В чем дело?

– Доклад, сэр, и сувенир. Эта сабля принадлежит вам, и не спорьте. А теперь о деле. Корабль нанят индийскими купцами из Сурата, чтобы доставить груз тканей в Сан-Себастьян.

– Теперь это, видимо, не произойдет.

– Точно так, сэр. Ткани эти, великолепные ткани – миткаль, кашмирский шелк, тайский бархат, мы, разумеется, продадим где-нибудь здесь. В Европе или Америке за них дали бы втрое больше, но умнее не пробовать соваться туда.

– А может, все-таки попробуем?

– Что, сэр?

– Сунуться в Америку.

– Ни в коем случае. Такой товар – как клеймо на лбу. Губернатор первого же острова арестует нас.

– Рано или поздно нас все равно арестуют. Война закончена, Робертсон, а мы нападаем…

– Мы подвергаемся нападению, не будете же вы отрицать, что «Приключение» не двигалось с места, а этот, кстати, корабль называется «Кедахский купец»…

– От этого не легче.

– Так вот, не будете же вы отрицать, что это он к нам приблизился, никак при этом не объясняя своих намерений.

– Когда бы он успел это сделать, Робертсон, мы же сразу его крючьями!

Предвкушая эффект от своего следующего сообщения, Робертсон длинно и смачно затянулся.

– Но самое главное не это.

Кидд готов был с ним согласиться, самым главным для него оставалась Камилла.

– Я порылся в бумагах капитана «Кедахского купца» и обнаружил там французский паспорт. Да, да, сэр, не удивляйтесь. Корабль построен в Дувре, эти документы у меня, Будем считать наше сражение с ним последним эпизодом войны Англии и Франции.

– Мы-то будем считать, а…

– Не думаю, что нам следует слишком уж волноваться на этот счет. Война – такая печь, в которой сгорает все.

– А пепел?

– А пепел развеивают над морем.

Кидд снова закрыл глаза и улыбнулся какому-то новому видению.

Робертсону понравилась его собственная мысль о войне-печи, и он ее продолжил:

– Ей-богу, сэр, печь, именно печь. Вы ведь знаете, что у роттердамских ювелиров есть такие печи, в которых можно сжечь даже алмаз. Что же говорить о войне.

– Что?! – Кидд резко сел на кровати. – При чем здесь алмазы?

Штурман закашлялся от неожиданности.

– Это так, к слову.

– Понятно. У вас все, Робертсон?

– Почти. Осталось только решить, что делать с пленными. Там индусы, португальцы, мусульмане.

Кидд вдруг выразил желание посмотреть на этих людей. Сравнительно недавно, повинуясь такому же неожиданному порыву, он отправился на берег Мадагаскара ловить португальцев.

Пленных выстроили на палубе «Кедахского купца» в три ряда. Они стояли, понурив головы, их чувства были далеки от восторженных. Португальцы-офицеры в рваных колетах, серых чулках, с остренькими длинными бородками и с выражением туповатой надменности в лицах. Темнолицые, крупноносые индусы, в белых шароварах, с железными кольцами на щиколотках. Мусульман было меньше всего, на головах они носили белые бедуинские накидки, шаровары у них были пестрые.

Кидд в сопровождении Робертсона, Хини и Хейтона медленно прошелся перед их строем, совершенно не представляя, зачем он это делает.

Может быть, нужно им что-то сказать?

Но что?

Пожалуй, Робертсон разберется сам.

Капитан собрался было уходить, но тут в третьем ряду мелькнуло знакомое лицо.

Кидд подошел поближе.

Человек в третьем ряду наклонил голову пониже и попытался спрятаться за стоящего перед ним пленника.

– Базир! – воскликнул Кидд.

– Вы его знаете, сэр?

– Да, Робертсон, мы плавали с ним вместе. Я сразу узнал его, как только увидел эту белую звезду у него на лбу.

– Насколько я понимаю, сэр, вы хотели бы поговорить со своим старым знакомым.

– Конечно. Выведите его. Иди сюда, Базир.

– А остальных я, с вашего позволения, отправлю…

– Ни в коем случае никого за борт не бросать!

– …В трюм, сэр.

Мусульманин сидел, как настороженная птица, сложив руки на коленях и бросая по сторонам быстрые, острые взгляды.

Кидд велел было его накормить, но он сухо отказался, сказав, что напрасно господин капитан принимает его за странствующего дервиша. Будучи толмачом на «Кедахском купце», он питался и хорошо, и регулярно.

– Не рассчитывал тебя увидеть здесь, Базир.

– И я не рассчитывал увидеть тебя здесь, капитан.

Таща свой трофей на буксире, «Приключение» ползло на юг, по направлению к острову Сент-Мари, тому самому, идти войной на который предлагал мужественный майор Боллард.

– Насколько я понимаю, ты не задержался на Невисе. Базир стрельнул взглядом вправо, влево и быстро сказал:

– Меня отпустили домой.

– Губернатор?

– Да. Очень добрый человек. У меня к тебе просьба, капитан.

– Говори.

– Не называй меня Базир.

– А почему?

– Меня все здесь знают под именем Абдаллах.

– Пусть будет Абдаллах. Скажи мне, давно ли ты плаваешь?

– С того самого момента, как вернулся. Я потерял свою прежнюю должность, но не жалею об этом.

Далее последовала совершенно фантастическая история о приключениях-злоключениях несчастного чиновника-пленника, побывавшего и в рабстве, и в почете (но очень коротко), болевшего болезнями, посланными Аллахом, и кусанного крокодилами и скорпионами, посланными шайтаном.

– Но ничто не вечно на этом свете, даже превратности судьбы, капитан. Надеюсь, когда-нибудь эта истина распространится и на меня. Я несчастный больной старик, все мое богатство – это мой язык и те языки, с которыми мой язык знаком. Когда человек не может понять человека, я помогаю им. Я не беру много денег, и потому мой халат не расшит золотом. Но я никогда не останусь без дела, ибо непонимание велико в мире. И скорбнее всего то, что часто друг друга не понимают люди, говорящие на одном языке.

Кидд поверил каждому слову, произнесенному Базиром-Абдаллахом.

Он был поражен этими словами до глубины души.

Он захотел сделать хоть что-то для него.

Он спросил у толмача, чем он может ему помочь.

Мусульманин мрачно задумался:

– Мне ничего не нужно.

– Так не бывает.

– Мне ничего не нужно сверх того, что нужно каждому человеку, где бы он ни жил, чем бы он ни занимался.

Капитан поднял в удивлении рыжие брови:

– Что ты имеешь в виду?

– Свобода – вот товар, который нельзя купить ни за какие богатства, потому что он ровно ничего не стоит.

– Ты хочешь свободы?

Базир коротко кивнул:

– Да. Я хочу того, что ничего не стоит.

– Я постараюсь тебе помочь.

Базир-Абдаллах сделал попытку поцеловать руки Кидда, тот ловко уклонился от этой чести.

– Скажи мне лучше, почему ты хотел спрятаться от меня, почему ты боялся, что я тебя узнаю?

– Шайтан затмил мой разум.

Несмотря на всю свою тихоходность «Приключение» сумело оторваться от «Кедахского купца» и вошло в гавань острова Сент-Мари в полном и отнюдь не гордом одиночестве.

Остров недаром слыл самым большим логовом английских каперов в здешних морях. Кидд увидел три больших многопушечных корабля на якорной стоянке. На их мачтах висели флаги, не имеющие ничего общего с полотнищем Святого Георга.

– Кто это такие? – задумчиво спросил сам у себя Кидд.

– Скоро мы это узнаем, – ответил штурман.

Стоявший поблизости Хини высказал свое мнение:

– Очертания вон того корабля, с золотой полосой вдоль корпуса, мне, кажется, знакомы. Все обернулись к ирландцу.

– Это «Моча», – сказал он.

Название не произвело особого впечатления на капитана и штурмана.

Хини пояснил:

– Корабль Каллифорда.

– Какого Каллифорда, Роберта?

Ирландец кивнул:

– Роберта.

Кидд вцепился руками в фальшборт, пальцы побелели от напряжения.

– Мы не можем входить в эту гавань!

Теперь все повернулись к капитану. К его странным выходкам подчиненные могли бы привыкнуть, да только всякий раз выходки эти были разными.

– Почему, сэр?

– Роберт Каллифорд мой враг.

– Может быть, и Уильям Мэй ваш враг, потому что второй корабль, по-моему, принадлежит ему?

Кидд потерянно кивнул:

– И Уильям Мэй мой враг.

Дело было нешуточное – драться с двумя великолепно оснащенными галионами у «Приключения» не было ни малейшей возможности. Да и бежать было бесполезно.

Гребцы измотаны. Мачта сломана. Паруса – лохмотья.

Кроме того, в случае бегства команда «Приключения» теряла права на часть груза, находящегося на «Кедахском купце», который рано или поздно придет в бухту Сент-Мари.

Надо было искать другой выход из ситуации. Чтобы выбраться из истории, надо узнать предысторию. Это может помочь.

– Скажите, сэр, каким образом пересеклись ваши дорожки с Каллифордом и Мэем?

– Был еще третий – Берджесс.

– Сожран крокодилом в устье Инда, – успокаивающе сообщил Хини.

– Все-таки, сэр, чем вы им насолили?

– Это они мне насолили, и весьма! Они угнали у меня корабль, «Блаженный Уильям», из гавани Порт-Элизабет, что на Невисе.

Лицо Робертсона просияло.

– Клянусь хвостом сатаны, как сказал бы покойный Мур, нам нечего бояться в этой гавани.

Расчесав пятерней свои все еще ярко-рыжие кудри, капитан поинтересовался:

– Почему это?

– Вот если бы вы угнали у них корабль, тогда были бы основания опасаться этих джентльменов. Не только у вас, но и у всех нас. Поскольку же они перед вами виноваты…

– Еще как!

– Хотите добрый совет, он же и полезный: не напоминайте Каллифорду и Мэю о том досадном эпизоде, и они не доставят вам неприятностей. Надолго мы задерживаться здесь не станем, починимся, если это еще возможно, дождемся «Ноября» и…

Штурман не договорил и затянулся дымом сладчайших предвкушений.

По своему ландшафту и устройству гавани Сент-Мари мало чем отличался от Джоанны. Те же зеленые холмы, те же песчаные косы, те же деревянные постройки на берегу. Такие же португальские развалины. Только на Джоанне был разрушен круглый форт, а здесь шестигранный.

На Сент-Мари чувства капитана впервые сделались созвучны чувствам его команды.

Все жили ожиданиями.

Все жили приятными ожиданиями.

Теперь грезил не один Кидд. И если ему являлась в видениях великолепная Камилла, то матросам «Приключения» снилась громадина «Ноября», качающаяся на дружелюбной волне и набитая бесценными тканями.

Капитан выполнил свое обещание, данное Базиру-Абдаллаху: тот был отпущен на волю. Правда, ему трудно было ею воспользоваться. Покинуть остров он не мог. Более того, он, по всей видимости, не мог покинуть и борт «Приключения». Это нежелание прогуляться по твердой земле после стольких недель плавания выглядело несколько странно, но Кидд не стал приставать к нему с вопросами.

Такое поведение Базира его даже радовало. У него всегда был под рукой собеседник, с которым можно было поговорить не только о кораблях, добыче, абордаже и прочих вещах, считающихся среди пиратов важными и интересными. Базир охотно поддерживал разговор о предметах более сложных и отвлеченных.

Они говорили о судьбе и о судьбах.

Они говорили о видениях и предчувствиях.

О роке и предначертаниях они тоже говорили.

Вопрос о Каллифорде и Мэе решился сам собой. Кидд полностью следовал совету мудрого штурмана, то есть ничего не напоминал этим господам.

Более того, он делал все, чтобы с ними вообще не увидеться.

Долго ему это удавалось.

Он просто не покидал пределов «Приключения», и все, Ему этот подвиг давался без труда.

Хороший собеседник – это так много в нашем мире.

Правда, надобно заметить, что откровенничал во время этих длительных, упоительных собеседований в основном Кидд, Базир старался отделываться общими словами и рассуждениями, примеры он приводил из жизни своих знакомых и из прочитанных книг.

Но однажды, когда капитан и мусульманин говорили о справедливости и несправедливости, о наказании и воздаянии, Базир возбудился, с него слетела маска восточной благообразной сдержанности, и он в сердцах заявил, что иногда ему абсолютно непонятны пути Божьего промысла. Непонятно, почему он жалует грешных и карает невиновных.

– На все воля Аллаха, но почему она так сурова!

Кидд осторожно поинтересовался, не свою ли печальную историю имеет он в виду.

– Да, – сказал тот. – Ты угадал. Я перебираю камешки, которыми выложена линия моей судьбы, и не нахожу ни одного фальшивого или краденого. Я всегда был честен, я не украл ни рисинки, ни финика. Я был усерден в учении. Я был исполнителен на службе. Я не брал взяток, потому что мне их не предлагали. Не предлагали, зная, что Базир взяток не берет. Я женился и родил детей и был счастлив с женой и детьми. Мое горе заключается в том, что меня отправили в плавание вместе с тем злосчастным камнем.

– С «Посланцем небес»?

– Будь он проклят. Камень пропал. Пропал не по моей вине, но я теперь не могу явиться домой в Сурат, потому что меня казнят. Я не могу вернуть камень, и, значит, вечно мне скитаться вдали от моей любимой жены, моих ребятишек.

Кидд осторожно ощупал карман и тихо вздохнул.

Каллифорд и Мэй, просиживавшие все вечера в единственной местной таверне «Кит» за бутылкой отвратительного цейлонского пойла, нагло называвшегося ромом, сами не слишком горели желанием повстречаться со своим прежним капитаном.

Они не ремонтировали свои суда, а дожидались каких-то сведений, пользуясь которыми можно было бы пуститься в очередную экспедицию.

Когда прошла неделя пребывания «Приключения» в гавани Сент-Мари, Каллифорд и Мэй вдруг озаботились тем, что Кидд не сходит на берег.

Может быть, он готовит какую-то каверзу против своих старых друзей?

Если нет, то почему боится показаться?

Корабль у него дерьмо, отремонтировать его вряд ли можно, и что он на нем высиживает, совершенно непонятно.

Робертсон, Хини, Хейтон и доктор, к которым люди Каллифорда подъезжали с вопросами, разумеется, помалкивали о причинах, заставляющих их торчать в Сент-Мари. Отделывались байками о якобы необходимой починке и прочих насущных проблемах.

– Что-то тут не так! – сказал Каллифорд.

Мэй только кивнул, дивясь умению своего друга выражаться красиво и умно.

– Надо с ним поговорить.

– Надо.

И вот уже Кидд слышит стук в дверь своей каюты.

– Какого дьявола?! – дружелюбно интересуется он.

Вваливаются Каллифорд и Мэй.

– Привет, старина! Ты болен? Глоток хорошего виски поднимет даже мертвеца с одра, не говоря про такого орла.

Мэй продемонстрировал бутылку.

Орел поднялся с одра.

Причем на душе у него было кисло. Дружелюбный, по видимости, стиль визита капитанов его ничуть не успокоил.

– Чем могу служить, джентльмены?

– Стаканами!

Стаканы нашлись в кают-компании.

Мэй гулко откупорил бутылку. В воздухе отвратительно запахло. Запах сделался сильнее, когда жидкость, именуемая в данном случае виски, потекла в стаканы.

Каллифорд проверил мизинцем состояние своих ноздрей (оно не улучшилось за последние годы, отметил Кидд) и предложил тост за встречу.

Только после этого Кидд подумал о том, как эти господа умудрились попасть на его судно. Ведь должны же быть какие-то часовые! Задавать этот вопрос Каллифорду он не стал, чтобы не выглядеть полным идиотом в его глазах.

Раз проникли – значит, проникли.

– Выпьем! Выпили.

После чего бывший старший помощник, глядя в упор в глаза Кидду, сказал:

– Ты что-то хочешь у нас спросить?

– А? – добавил немногословный Мэй.

– Хочу!

– Да-а, тогда спрашивай.

Каллифорд ждал другого ответа, он даже заинтересовался, что посмеет сказать этот рыжий дурак в нынешней ситуации.

– Почему вы пришли вдвоем?

– То есть? А-а, ты хочешь узнать, где Берджесс.

– Я знаю, где этот бритоголовый. В желудке у крокодила.

Мэй сокрушенно покачал головой:

– Бедный Сэм, настоящий моряк не должен так погибать.

– Я не про Сэма, я хочу узнать, куда подевался сын губернатора!

Каллифорд усмехнулся:

– Ах, это! Небось и сам его высокопревосходительство перешел в мир иной.

Кидд напустил на себя самое суровое выражение лица.

– И все же где он, Эндрю? Я искал его по всему побережью, от Массачусетса до Флориды.

Каллифорд хлопнул Мэя по плечу:

– Видишь, наша шутка удалась! А этот Эндрю…

– Его тоже съел кто-нибудь?

– Нет. Он просто сбежал от нас. На Мадагаскаре. Может быть, пойман какими-нибудь дикарями и съеден. А может, сделался богом.

Говоря эти слова, Каллифорд весело смотрел на Кидда, и тот не выдержал его взгляда.

В этот момент скрипнула дверь в кают-компанию и на пороге появился Базир. Он не нашел капитана у себя, поэтому решил его поискать.

Нашел.

Но не оказался этому рад. Это было заметно по его лицу, смертельно побледневшему.

Гости Кидда, напротив, обрадовались, и очень.

– Ба, дружище! – воскликнул радостно Каллифорд, доставая пистолет из-за пояса.

– Действительно, ба! – подтвердил Мэй и выложил на стол сразу два пистолета.

– Вы знакомы? – зачем-то поинтересовался Кидд.

– И даже очень. Этот парень обещал нам, что отведет нас на место, где лежат деньги капитана Леруа. И не отвел.

– Он нас обманул, – буркнул бывший канонир. Базир закрыл глаза, ожидая, видимо, что его сейчас застрелят. Сразу из трех пистолетов.

– Я хотел вернуться домой, поэтому мне пришлось вас слегка обмануть. Вы ведь все равно собирались плыть к Мадагаскару. Чем я вам навредил?

Каллифорд молча взвел курок.

– Я и так наказан. Обманув вас, я не добился своего. Домой я не могу вернуться. Мне даже пришлось изменить имя, чтобы люди Аурангзеба не схватили меня.

– Мы сейчас расплачемся, – хмыкнул Каллифорд. – Как же тебя зовут теперь?

– Абдаллах.

– Лично я убежден, что все равно, под каким именем умирать, но тебе, по старой дружбе, мы сделаем одолжение. Ты можешь выбирать, как будет называться твой труп.

– Пусть выбирает, – дружелюбно кивнул Мэй и взвел курки на своих пистолетах.

Тут вмешался Кидд:

– Вы не сделаете этого!

Каллифорд раздул остатки ноздрей:

– Сделаем. Еще никому не удавалось меня одурачить, вот он попробовал. Как я могу такое простить? Мы неделю стояли на якоре у мадагаскарского берега, пока он разыгрывал свою комедию. В конце концов сбежал.

– У меня не было другого выхода.

– У него не было другого выхода, джентльмены!

Каллифорд поднял пистолет на уровень плеча, Кидд вскочил и заслонил любимого собеседника собой:

– На моем корабле этого не будет.

– Тогда я заберу его на свой корабль и там повешу.

– Я не дам его забрать отсюда. Я сейчас позову своих людей, и они…

Каллифорд поморщился:

– На твоем корабле сейчас хозяйничают мои люди и люди Мэя, а твои даже не пытаются сопротивляться. Им приятнее подчиняться мне, а не тебе.

Кидд знал, что бывший помощник говорит правду. Сейчас Базира убьют. Хорошо еще, что не будут пытать.

И вдруг ему пришла в голову счастливая мысль:

– А если я выкуплю жизнь этого человека?

– Что значит «выкуплю»?

Пистолет слегка клюнул дулом вниз.

– Он обманул вас, пообещав привести на то место, где лежат деньги капитана Леруа?

– Обманул. Нагло и подло.

– Предлагаю сделку. Я расскажу вам, где спрятаны деньги Леруа, а вы оставите Базира в покое.

Каллифорд задумался. Мэй смотрел со стороны, как он думает.

– Сдается мне, что ты думаешь, будто я создан для того, чтобы меня обманывали все кому не лень!

Кидд серьезно помотал головой:

– Сейчас мне не до обманов. Я хочу сохранить жизнь своему другу.

– И что же ты предлагаешь взамен за эту жизнь, поверь мне, достаточно ничтожную?

– Верь себе сам. А предлагаю я вот что. Я знаю, где спрятал деньги Леруа. Я сам их прятал. Мы закончили работу перед тем, как появились дикари. Леруа убил моего напарника, а меня не успел. Потом убили его. Место я запомнил.

– Я поверю тебе, если ты объяснишь мне, почему ты сам не попытался добыть их. После. Когда все улеглось.

– Я и не собирался их добывать. Я хотел, чтобы они навсегда остались в земле. От них только несчастья и кровь. Мне вообще не везет с деньгами, стоит им появиться в моих руках…

– Когда же это у тебя в руках были большие деньги?

– Все с них и началось. Умер мой брат Энтони. Я взял собранные отцом деньги и тут же влип в историю. С тех пор я никак не могу выгрести на берег, бултыхаюсь и бултыхаюсь.

Каллифорд равнодушно кивал.

Мэй держал пистолеты направленными в грудь Базира.

– Ну, говори, – внешне мягко попросил Каллифорд, когда Кидд прервался.

– Что?

– Где они лежат? Денежки Леруа.

Кидд неожиданно улыбнулся.

– Сначала ты отпустишь Базира.

– Я отпущу его, когда получу деньги. Не волнуйся, я не собираюсь его брать с собой. Он останется здесь, на Сент-Мари, под присмотром моего друга Уильяма. Если ты обманешь, я вернусь и живьем сдеру кожу с твоего друга. Понял? Живьем. Может быть, он предпочтет быть расстрелянным сейчас?

Базир молчал, глядя исподлобья. Кажется, ему не нравился ни один, ни другой вариант.

– Ты найдешь там то, о чем я говорю, – уверенно заявил капитан Кидд.

– Тогда говори.

– Ты хорошо помнишь ту бухту, где вы напали на людей Леруа и перебили их?

– Помню.

– Тогда ты должен знать, где находится водопад.

Каллифорд на мгновение задумался.

– Я помню, где находится водопад.

– В двадцати шагах левее его находится расщелина в скале, заваленная камнями. В ней.

Каллифорд задумчиво почесал себе кадык. Мэй смотрел на него с завистью, потому что у него были заняты руки. Почесать кадык ему тоже хотелось.

– Так просто?

Кидд развел руками:

– Этот тайник придумал Леруа.

– Уильям, опусти пистолеты.

Базир воспринял эти слова как сигнал и для себя. Он быстро вышел из каюты.

– Ты не пожалел ради меня таких денег?

Капитан слегка смутился.

– Не думай, я не так уж бескорыстен.

– Не понимаю.

– Ты рассказал мне свою историю. Как ты пострадал от потери того камня.

У Базира пересохло горло.

– Да.

– Я ведь знаю, где он находится.

– «Посланец небес»?

Кидд тяжело и длинно вздохнул, глядя при этом себе под ноги.

– Да. «Посланец небес». Но я не могу его тебе отдать. Мне очень стыдно. Никак не могу. Меня можно убить, четвертовать, сжечь заживо, этой тайны я не выдам. Поэтому я обрадовался, когда появилась возможность хоть чем-нибудь тебе отплатить. Я не в силах дать тебе счастье, но все-таки сохранил жизнь.

Базир отвернулся и зашагал вдоль линии прибоя.

Кидд испуганно кинулся за ним:

– Ты все же сердишься на меня?

Базир молча шел.

– Ну, скажи что-нибудь, ты мучаешь меня!

Тяжелое молчание было ему ответом.

Так они прошли ярдов двести.

Базир остановился внезапно. Кидд даже налетел на него, отчего дополнительно смутился и отступил на два шага, потупившись и покраснев.

– Ты спас мне жизнь, но ты разбил мое сердце.

– Так захотела судьба, какое-нибудь сердце обязательно должно быть разбито.

– Почему мое?

Кидд был в отчаянье и в ужасе от самого себя. Алмаз ему был дороже друга. Базир понял, в каких пределах мечется загнанная мысль капитана.

– Ты забрал алмаз, ты лишил меня дома и семьи…

– Но…

– Но и жизнь ты мне даровал не всю, а лишь небольшой кусок ее!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Каллифорд вернется и повесит меня.

– Я заплатил ему.

Базир саркастически усмехнулся:

– Такие люди, как он, не прощают обид. Я выставил его в глупом свете, он должен меня вздернуть, чтобы сохранить лицо и уважение своей команды. Чтобы узнать, где находятся деньги, он был готов играть в честность. А получив их… Кто я для него? Мусульманин. Неверный, существо хуже собаки. Клянусь знаменосцем пророка, после возращения «Мочи» в гавань Сент-Мари я проживу ровно столько, сколько нужно, чтобы перебросить веревку через рею.

Кидд слушал эту яростную речь, схватившись руками за голову и зажмурившись.

Базир смотрел на него со злобой и презрением.

– Что же делать, Базир?

– Я уже просил тебя, кажется, не называть меня этим именем. Меня зовут Абдаллах!

– Конечно, конечно, буду звать, как скажешь. Но что же нам делать тем не менее?

– Возьми глаза в руки, как говорят в Гуджарате, и посмотри.

Кидд невольно поднес кисти рук к вискам, но, спохватившись, рассмеялся.

От этого дурацкого смеха физиономию Базира перекосило.

– Извини, просто я…

– Мне нужно как можно скорее убраться с этого острова, понимаешь?

Наморщив лоб, капитан потер щеки и так уже поднятыми руками.

– Но на чем? Попутных кораблей нет, и они сюда не заходят, здесь пиратское гнездо. А из пиратов никто в Сурат плыть не захочет, там эскадра Ост-Индской компании. Даже если бы у меня было чем заплатить, никто бы не взялся.

Базир терпеливо ждал, когда иссякнет поток этих бессмысленных рассуждений.

– Извини, но я не вижу выхода. Можно было бы построить лодку…

– «Приключение».

– Ты хочешь взять «Приключение»?

– Да.

Лицо Кидда просветлело:

– Бери.

Но тут же набежала тень сомнения.

– А экипаж? Где ты возьмешь экипаж?

– Экипаж прибыл в трюме «Кедахского купца».

– Ты имеешь в виду этих индусов?

Базир чуть оскалился:

– Именно их я имею в виду.

– Но они принадлежат команде.

– Ты можешь их выкупить.

– Но у меня нет денег.

– Отдай свою долю в добыче. Этого наверняка хватит Можно выкупить не всех, а только тех, кто знаком с морским ремеслом.

Кидд удивился:

– А остальные? Ты их бросишь?

Собеседник поморщился:

– Конечно нет. Я доберусь до Сурата, раздобуду денег и выкуплю их.

– Я знал, что ты поступишь именно так, – сказал капитан, и в его голосе звучала гордость за друга. – Сегодня же я соберу сходку команды и объявлю о своем решении.

– Ни в коем случае!

Кидд удивился:

– Не понимаю тебя.

– Что тут понимать! Это дело нельзя делать открыто. Могут заподозрить заговор.

– Но у нас же нет никакого заговора!

– Нет, капитан, у нас как раз заговор, просто направленный на достижение благородной цели. Так ты должен говорить себе, я же буду считать, что все, мною совершаемое, угодно Аллаху.

– Но если я не стану собирать…

– Ты просто прикажешь перевести всех пленников с «Кедахского купца» на «Приключение». Под любым предлогом. Скажем, ты опасаешься, что пленники из вредности перепортят все материи, понятно?

– Скажу.

– После этого прикажешь доставить на борт питьевую воду и еду.

– Прикажу.

– А ночью сойдешь на берег.

– А часовые?

Базир презрительно махнул рукой.

– Они всегда пьяны. Мы свяжем их и оставим в шлюпке у выхода из гавани.

Капитан Кидд сладко спал в узкой темной комнатенке в задней части таверны, куда переселился накануне, когда туда с возмущенными и нечленораздельными воплями ввалился Мэй.

– Где твой корабль, Кидд?

Капитан продрал глаза и спросил с надеждой:

– Сбежал?

– Сегодня ночью. Эти обезьяны открыли трюм, перерезали часовых и незаметно ушли.

– Они не могли их перерезать!

– Перерезали!

– Не связали?

Даже туповатый Мэй что-то заподозрил.

– А откуда ты знаешь, что связать хотели?

Кидд торопливо натягивал сапоги.

Когда они с Мэем вышли к берегу, там уже стояла, мрачно гудя, большая толпа пиратов. Они медленно расступились, пропуская капитанов.

В гичке, вытащенной на песок, лежало четыре человека с перерезанным горлом.

Толпа за спинами Кидда и Мэя уплотнилась.

Послышались возмущенные крики. Требовали отмщения. Немедленно выйти в море и догнать.

– Я не думал, что все так кончится, – тихо произнес Кидд.

Мэй наклонился к нему:

– Что ты сказал?

Кидд не успел ответить. Посыпались обвинения в его адрес.

Зачем он перевел индусов и мусульман на «Приключение»? Почему оставил такую маленькую охрану? Куда подевался его дружок со звездой во лбу? Не он ли организовал эту резню?

Разогревая себя яростными возгласами, пираты приходили во все большее возмущение.

Они подступили вплотную к Кидду.

Слюна, вырывавшаяся изо рта с проклятиями, летела Кидду уже не на камзол, а прямо в лицо.

Кто за все это ответит?! Все, в конце концов, сошлось к этому вопросу.

Кидд тихо проговорил:

– Я отвечу.

– Ах, ты!!!

Из толпы вылетел пират, голый по пояс, витиевато татуированный, с огромной серьгой в ухе и красным платком на голове. Он выхватил из-за пояса кривой магрибский нож и заявил, что хочет посмотреть, как льется кровь из капитанского горла. Так же, как у его друга Билли, который сейчас лежит в этой шлюпке, или, может быть, как-то по-другому.

Мэй схватил крикуна за запястье и заставил выпустить нож. Он заявил, что не допустит, чтобы тут кому-то резали глотки до того, как вернется Каллифорд. Тогда будет суд, и все, кто виноват, получат по заслугам.

Речь Уильяма Мэя дается здесь в изложении, потому что в прямом звучании показать ее не представляется возможным.

Кидд не воспользовался этой возможностью избегнуть немедленного ответа.

– Да, Базир-Абдаллах был моим другом, он жил на «Приключении» свободно. У него была возможность открыть трюм.

По мере того как Кидд говорил, кипящая толпа стихала. Он говорил негромко, потому чтобы его слышать, приходилось собственный язык держать за зубами.

– Я не мог себе представить, что он может убить человека.

– Билли, Билли, – скулил пират в красной повязке, сидя на земле и размазывая по загорелому лицу крупные детские слезы.

– Я не могу воскресить этих людей.

Общий ехидный смешок.

– Могу только наказать себя.

– Накажи, накажи!

– Если я себя зарежу у вас на глазах, это вас удовлетворит, но не слишком. Сделаю лучше вот что – я откажусь от своей доли в добыче, что лежит в трюме «Кедахского купца».

Наступило полнейшее молчание.

Если бы Кидд в самом деле перерезал себе горло и улегся пятым трупом в гичку, пираты удивились бы меньше.

На лице истеричного носителя серьги высохли слезы. Он поднял лицо к капитану и тихо спросил:

– Вы не врете, сэр?

По тому, как Каллифорд сходил на берег, даже слепой понял бы, что он прибыл с добычей. Ящик с монетами, за которым он в общей сложности гонялся девять лет, теперь был у него в руках.

Пир по случаю триумфального возвращения устроили в кают-компании «Кедахского купца». Устроили сразу после того, как был произведен дележ находящихся на нем товаров.

Все были довольны. Каллифорд хорошо усвоил главную заповедь Берегового братства: бери только свое, если не хочешь получить нож в спину.

Получила свою долю денег Леруа команда Мэя.

Получили свою долю миткаля и шелка матросы «Приключения», ходившие за золотом Леруа на Мадагаскар.

Робертсон получил и тканями, и золотом за свое штурманское искусство.

Мэй был вознагражден за терпение и исполнительность Подчиняясь умному, сам умнеешь.

Обогатился хозяин таверны «Кит».

Подзаработали некрасивые проститутки, жившие в деревянном сарае за таверной.

Выгодно сбыли свой товар на корабли местные охотники.

О хитроумном капитане Каллифорде и говорить нечего. Он доказал со всей очевидностью, что ум нельзя удалить вместе с ноздрями.

Каллифорд обогатился, никого не оставив обиженным.

После пятого или шестого бокала виски (самого лучшего из того, что нашлось в подвале «Кита») счастливчик Роберт подсел к обездоленному Уильяму и обнял его за плечо. Обнял и долго говорил, как он ему симпатичен. Впрочем, в симпатию эту было подмешано довольно презрения.

Так получается, что, подарив человеку десять тысяч фунтов, добиваешься только того, что он начинает смотреть на тебя сверху вниз.

Каллифорд предложил выпить со значением. Этот обычай был принят на морях Мэйна. Суть его заключалась в том, что пьющие пили не чокаясь и глядя друг другу в глаза. Считалось, что в этот момент можно узнать, что человек о тебе на самом деле думает.

Выпили.

Каллифорд вытер губы кожаным рукавом и усмехнулся.

– А мне кажется, ты на меня совсем не в обиде.

– Не в обиде.

– Несмотря на то что я хорошо заработал на нашем общем деле, а ты остался с пустым карманом.

Каллифорд похлопал Кидда по тому карману, где лежал алмаз.

– Что там у тебя?

– Та… табакерка.

– Золотая?

– Самая обыкновенная.

– Угости табачком.

Мертвый от ужаса, Кидд пролепетал:

– Ты же не куришь.

Каллифорд захохотал.

– Не бойся, я и так у тебя слишком много отнял, поэтому покушаться на твой табак не буду. Только, клянусь внутренностями той акулы, что меня в конце концов сожрет, ты ведь тоже не куришь!

– Я берегу для друзей.

– Тогда угости Робертсона.

Сидевший неподалеку штурман двух кораблей вытащил трубку изо рта:

– Я думаю, там не табак.

– А что? – живо заинтересовался Каллифорд.

Кидд попытался встать из-за стола, но решительная рука богатого гостя усадила его обратно.

– Так что же там у тебя такое?

Тут уж многие заинтересовались, повернули головы, стали спрашивать, в чем дело.

– Джентльмены, – громко произнес Каллифорд, – предлагаю высказывать свои мнения относительно того, что может храниться у нашего друга, капитана Кидда, в правом кармане камзола. Он сказал, что это табакерака. Робертсон ему не верит, я тоже. Я ставлю вот эту гинею, предлагаю поставить каждому, и тот, кто угадает, получит весь банк. Идет?

– Идет! – заорали собутыльники. На стол полетели монеты.

– Там какая-нибудь раковина, – заявил Канинг. – Он часто бродит по берегу, вот и подобрал на счастье.

– Там кресало, – сказал Хини, – я тоже ношу кресало в правом кармане.

– Там флакон с нюхательными солями, – высказал свое мнение доктор. – Я лично один раз видел, как он у себя в каюте, стоя у окна, припадал носом к небольшому стеклянному флакону.

Кидд с внутренним содроганием понял, что однажды доктор застал его в момент волшебного общения с Камиллой посредством камня. Слава богу.

– А ты что скажешь, Мэй? Что там у Кидда в кармане?

Великий канонир поднял на Каллифорда мутный взор и буркнул:

– Алмаз.

На какое-то мгновение Кидд потерял сознание.

Его успокоил смех Каллифорда.

– А теперь ты, Робертсон. Ты сказал, что там не табак.

Штурман, улыбаясь, смотрел на своего капитана. Кидд в отчаянье думал, что у него с собою нет ни пистолета, ни ножа.

Штурман вынул трубку изо рта.

Кидд увидел краем глаза предмет, который мог бы сделаться оружием, и нацелился на него.

– Что ты медлишь, Робертсон? Такое впечатление, что ты собираешься открыть нам страшную тайну.

«Теперь драки не избежать», – подумал Кидд.

– В правом кармане у Кидда нечто, что имеет отношение к миссис Кидд.

Капитан схватил со стола черпак для разливания рома и занес над головой штурмана. Тот в ужасе шарахнулся вместе со стулом к стене.

Кидда удержали.

Канинг объяснил, что капитан не терпит, когда всуе упоминается имя его супруги. Одному канониру он уже раскроил череп за словесные вольности. Таким же точно черпаком.

– Не надо бить канониров, – сквозь сон попросил Мэй.

– Я просто хотел сказать, что если там табакерка, то в ней локон или еще что-то напоминающее… – пытался оправдываться Робертсон.

– Молчать! – неожиданно для себя рявкнул Кидд.

Каллифорд втиснулся между ссорящимися.

– Не надо больше черпаков. Давайте лучше все вместе придумаем новое название этому кораблю. «Кедахский купец» – это как-то прозаично, да и о нервах Ост-Индской компании подумать надо. Им будет неприятно узнать, что капитан Кидд пользуется не только их кораблем, но и их названием.

– Неприятно, – подтвердила лежащая на столе голова Мэя.

Каллифорд продолжал:

– В конце концов, этот корабль – единственное, что есть у Кидда после десяти лет мыканья по морям. Название дается не просто так, оно должно что-то выражать. Итак, как будет называться отныне «Кедахский купец», предлагайте, джентльмены!

– «Приз авантюриста», – сказал капитан Кидд, держась за свой правый карман.

Часть 5. «Приз авантюриста»

Глава 1

Базир-Абдаллах стоял на коленях, уткнувшись лбом в каменный пол. Это происходило на берегу большого прямоугольного бассейна, окруженного сводчатой галереей. В бассейне лениво плавали длиннохвостые «царские» рыбы. Колонны галереи были украшены резным орнаментом. На дереве, торчащем прямо из мраморного пола, висела большая золотая клетка с семейством райских птичек.

Птички молчали.

Молчал негр с опахалом.

Молчал и человек, которому предназначалось освежающее дыхание опахала. Человек полулежал на возвышении, покрытом одним громадным ковром, опираясь локтем на гору из трех расшитых бисером подушек. На нем был длинный халат из черной тебризской парчи. Халат перехватывал белый шелковый пояс с большой, украшенной мелкими камнями пряжкой. На голове у лежащего красовалась красная чалма с четырьмя нитками крупного жемчуга.

Это был не кто иной, как Дахуран, правитель Хабатана.

Мужчина лет сорока, с редкой бородкой, с вертикальными морщинами на щеках, тяжелым взглядом чуть затуманенных глаз. Он мог бы показаться изваянием, настолько был неподвижен, если бы не четки, живо шевелившиеся в пальцах, унизанных перстнями.

Четки были самые простые, кипарисовые, но подаренные самим Аурангзебом, Великим Моголом.

Базир-Абдаллах лежал уже давно, не менее десяти минут.

Столько же молчал Дахуран.

Наконец раздался его неприятный, скрипучий голос:

– Ты пришел сам.

Это был не вопрос. Поэтому Базир не стал на него отвечать и даже не попытался поднять голову.

– Девять лет, – сказал Дахуран, и лежащий еще плотнее прижался к мраморному полу.

– Зачем ты пришел? Ты мог убить себя сам ядом или пулей, здесь тебя ждет длинная и жестокая казнь.

Спина лежащего едва заметно дернулась.

– Убивать себя – грех, о блистательный. Из твоих рук я готов принять и самую длинную, и самую жестокую казнь.

Правитель задумался. Продолжилась едва заметная возня пальцев в перстнях с четками.

– Аллах свидетель, ты говоришь так, как будто «Посланец небес» лежит у тебя в кармане.

– Нет, о блистательный, к великому моему горю, камня у меня нет, но я знаю, где он находится.

Рука с четками замерла.

– Ты утратил камень, а теперь предлагаешь мне пойти и добыть его!

– Все несчастья мира обрушились на меня, и моя вина только в том, что я не мог им противостоять. Я делал все, чтобы спасти камень. Когда пуля морского разбойника смертельно ранила великого посла Абдуррахмана и стало ясно, что он умрет, а наш корабль подвергнется разграблению, я перенес тело Абдуррахмана в потайную каюту, а алмаз положил ему в рот. Я поставил рядом ящик с деньгами, надеясь, что тот, кто найдет потайную комнату, удовлетворится деньгами и не станет забираться в рот мертвецу.

– Ты остановился. Ты боишься говорить о том, что случилось дальше?

Базир по-прежнему стоял на коленях, и все, что произносил, обращалось к его собственному расплывчатому отражению в полированном камне.

– Мне придется обвинять мертвеца.

– Иногда и мертвецы бывают виноваты.

– Абдуррахман нарушил мой замысел. Он застонал как раз в тот момент, когда в каюту вошел капитан французского капера, напавшего на «Порт-Ройял». Француз отыскал потайную каюту, ящик с деньгами и не побоялся заглянуть в рот умирающему.

Правитель выпятил нижнюю губу и сделал едва заметный знак указательным пальцем левой руки. Стоявший наготове негр тут же заработал опахалом.

– Ты рассказываешь занимательно, как Шахерезада, но почему ты думаешь, что этого достаточно, чтобы избежать казни?

– Я бы не посмел тревожить столь высокий покой своими россказнями, когда бы не был уверен, что они способны принести пользу.

– Пользу? Что мне пользы знать, что камень находится у французского пирата. Как его зовут?

– Того пирата звали Леруа. Но дело не в нем, ибо камень не у него.

– Мое терпение меньше, чем терпение Аллаха, поэтому не испытывай его. Где камень?!

– У капитана Уильяма Кидда.

– Это тоже пират?

– Да, о блистательный. Британцы – все пираты, только одним хватает смелости сознаться в этом, а другим – нет. И они называют себя слугами короля.

Дахуран поднял мизинец, и негр тут же успокоился. Опахало еще некоторое время колыхалось само по себе.

– Меня не интересует, что ты думаешь о британцах, говори полезное.

– Да простит блистательный правитель Хабатана мою словесную неловкость, но рассуждение о британцах прямо относится к делу. Капитан Кидд не пират, хотя и вел себя по-пиратски. Капитан Кидд – офицер королевского флота. Вот…

Базир вытащил из-за отворота своего халата свиток и, по-прежнему стоя на коленях, протянул его в сторону коврового помоста.

– Декрет, подписанный самим королем Вильгельмом. Этим декретом Кидду предписывается арестовывать все пиратские суда, в любой части света.

Появившийся неизвестно откуда слуга выхватил свиток из пальцев Базира и передал правителю.

Базир продолжил говорить как ни в чем не бывало:

– Такой декрет мог быть подписан только с подачи министра иностранных дел. Это я понял из разговоров с Киддом. Мне удалось сделаться его другом, и он бывал со мной так откровенен, как влюбленный со своим сердцем.

Дахуран развернул свиток.

Базир, почувствовав, что ситуация переломилась в его пользу, продолжал:

– Кидд был на корабле Леруа, когда тот напал на «Порт-Ройял». Он, по всей видимости, знал, куда француз спрятал камень. Он рассказал об этом министру, и тот отправил его на поиски камня. С королевским декретом в кармане. Но то, что не угодно Аллаху, не может продолжаться долго, какие бы министры ни желали этого.

Правитель Хабатана неплохо знал английский язык, изучил за годы общения с британцами. Не менее хорошо он ориентировался в хитросплетениях странной британской политики. Дочитав документ, переданный ему Базиром, до конца, он понял все его значение. Правительство вигов теперь было в руках у Великого Могола. Если правильно повести дело.

Отправленный правителем Индии в подарок Вильгельму Оранскому алмаз, оказывается, не исчез в волнах изменчивой судьбы. Он найден. Он в руках у британского офицера. И этот офицер действует не сам по себе, он послан министром иностранных дел с тайной миссией, чтобы завладеть камнем и доставить его в Лондон. Явно не для того, чтобы вручить королю.

У Дахурана были знакомые среди влиятельных тори. В случае нужды можно будет поднять на борьбу с нынешним правительством всю оппозицию.

Вместе с тем за то, чтобы эти сведения остались тайной, можно потребовать у правительства… Правитель Хабатана задумался: что именно можно потребовать?

Во-первых, возвращения «Посланца небес».

Во-вторых, повышения налогов с прибылей Ост-Индской компании.

В-третьих, контроля над бомбейским портом. Кроме того, тут правитель Хабатана даже зажмурился от приятных предчувствий, самое главное – благоволение Аурангзеба. Великий Могол не оставит своими милостями того, кто даст ему такое сильное оружие в борьбе с друзьями-британцами.

Базир продолжал охлаждать свой лоб о полированный мрамор пола.

– Встань.

Базир сел на корточки.

– Откуда у тебя эта бумага?

– Я выкрал ее из шкатулки капитана Кидда.

– Как ты думаешь, он заметил ее исчезновение?

– Слава аллаху, он рассеянный человек. Он редко заглядывает в свою шкатулку. К тому же декрет лежал на самом дне.

– Где он может быть сейчас?

– На острове Сент-Мари, это стоянка британских пиратов.

– Каков его корабль?

– Я бежал на его корабле. Теперь у него остался «Кедахский купец».

Правитель нахмурился.

– Это он захватил его?

– Да, блистательный.

Часть груза на этом судне принадлежала лично Дахурану, и дело Кидда из государственного мгновенно сделалось личным делом правителя Хабатана.

Базир ждал своей участи.

Он чувствовал, как Дахуран размышляет над ее определением, и временами обливался холодным потом. Ни в чем нельзя быть уверенным в этом мире, особенно в погоде и в воле властителя.

– За то, что ты позволил похитить алмаз, принадлежащий самому Великому Моголу, ты достоин жесточайшей казни. За то, как ты постарался в его пользу, ты достоин большой благодарности.

Базир закрыл глаза.

– Поэтому ты не получишь ничего.

– Я волен идти, куда пожелаю?

– Да. Но так, чтобы тебя можно было найти по моему первому желанию.

Жарко целуя мрамор по дороге, Базир попятился на коленях в сторону колоннады.

Только в марте 1699 года Кидд сумел отплыть из гавани Сент-Мари.

Плавание протекало спокойно, однообразно, но нелегко. Слишком малое количество матросов согласилось отправиться со своим капитаном в Нью-Йорк. Людей едва хватало для того, чтобы обслуживать корабль.

Большая часть осталась с Каллифордом и Мэем. Даже из числа тех, кто заработал те деньги, которые рассчитывал заработать, отправляясь в поход на «Приключении».

Кидд пытался их отговорить. Он убеждал их, что после того, как война закончилась, все правительства займутся искоренением каперства. Скоро у Мадагаскара появятся целые эскадры военных кораблей, единственной целью которых будет охота за пиратами.

Ему не поверили.

Слово капитана Кидда мало что весило в пиратском мире.

Кидду было одиноко на борту «Приза».

Старшим помощником он сделал ирландца Хини, но тот, в отличие от других ирландцев, склонных к мечтательности, парадоксальному мышлению и мистицизму, показал себя человеком в высшей степени земным (даже на корабле). Из всех полетов души он признавал только один, тот, что совершается с помощью виски.

Ему можно было доверить корабль, но нельзя было доверить душу.

Доктора капитан старался вообще избегать. Он боялся его наблюдательности. В следующий раз он может увидеть, что в руках у капитана отнюдь не флакон с лечебными солями, а алмаз. Доктор, разумеется, чувствовал такое к себе отношение и считал несправедливым.

Пытался объясниться.

Бесполезно.

Хейтон, которого он тоже сделал офицером, подходил для задушевной дружбы еще меньше остальных. Кстати, Кидд был уверен, что он-то обязательно перебежит к Каллифорду, растрогался, узнав, что это не так, и повысил, насколько мог. Боцман, однако, не утратил боцманских привычек и тяготился обязанностью столоваться в кают-компании.

Все те недели, что продолжалось плавание, Кидд провел у себя, предаваясь своим медитациям. Чем больше приближался «Приз авантюриста» к американским берегам, тем отчетливее проступало в видениях капитана лицо его жены.

«Посланец небес» сделался абсолютно и повседневно необходимой вещью для капитана. Ощущение его важности и ценности стало для Кидда ежесекундным переживанием. Он в полном отчаянии укладывался спать, потому что ему предстояло частичное расставание с камнем.

Если бы это было возможно, он бы глотал его каждый вечер, чтобы утром извергнуть наружу и заново им любоваться как своим созданием.

Описание сумеречных, таинственных экстазов Кидда можно было бы длить до бесконечности, но, слава богу, само плавание близилось к завершению.

Первой крупицей Америки стал для него небольшой островок Ангилья. Здесь необходимо было задержаться после многонедельного непрерывного похода. Поесть свежей пищи, попить чистой, непротухшей воды.

И не только воды.

Когда большая часть команды пировала в тавернах острова, к меланхолически прогуливавшемуся капитану подошли двое британских солдат.

– Вы должны пойти с нами, сэр.

Кидд выразил на лице молчаливое удивление.

– С вами хочет поговорить капитан Симпсон, сэр.

– Кто это?

– Начальник местного гарнизона, сэр. Вы не соблаговолили ему представиться, поэтому он вынужден был послать за вами.

Чувствуя досаду и неловкость, Кидд отправился на свидание к неведомому капитану.

Симпсон оказался почти таким же рыжим, как он сам. Очень загорелым, очень потеющим и очень мрачным.

– Не сказал бы, что я рад вас видеть. Кидд удивился и заволновался, ибо было видно, что Симпсон говорит так не из желания нахамить.

– Зачем же вы меня позвали?

– Чтобы немедленно с вами расстаться.

– Не понимаю вас.

Симпсон дернул щекой с длинной бакенбардой:

– Сейчас поймете.

С этими словами он вытащил из своей конторки лист бумаги с большой висячей печатью.

– Сим предписывается арестовать капитана Уильяма Кидда и препроводить в распоряжение ближайшего английского губернатора.

Кидд поскреб в растерянности щеку:

– Ничего не понимаю.

– А мне и понимать ничего не надо. Я должен вас арестовать и препроводить, сэр!

Кидд оглянулся на двоих солдат, стоявших у него за спиной.

Симпсон проследил его взгляд.

– Да, сэр, у меня не слишком много людей. По крайней мере, раз в пять меньше, чем на вашем бандитском судне. Поэтому я предлагаю вам сделку.

– Сделку?

– Вы уберетесь отсюда немедленно, а я сделаю вид, что вас здесь никогда не было. При этом вы дадите мне слово никогда ни при каких обстоятельствах не упоминать мое имя.

Кидд не очень внимательно его слушал, он был просто оглушен известием о том, что объявлен вне закона.

Что могло произойти?!

Какой-то новый узел завязался в темном омуте под названием «британская политика».

– Я не слышу вашего ответа, сэр.

– Тут явное недоразумение. Я введен в свои права королевским указом и не собираюсь подчиняться какому-то ближайшему губернатору.

Симпсон опять дернул щекой.

– Посмотрите сюда, сэр. – Он подбросил на руке висячую печать. – Это распоряжение министра иностранных дел, одобренное палатой пэров, палатой общин и подписанное его величеством. Что вам еще надо?

Остолбеневший и одновременно сбитый с толку, Кидд не нашелся что ответить.

В голове царил бедлам.

Там кружились в безумном танце министр иностранных дел, «Посланец небес», Великий Могол, лорд Белломонт, друг Ливингстон и еще несколько политических фигур. Больше всего было Камиллы. В разных видах.

Камилла любимая.

Камилла отчаявшаяся.

Камилла больная.

Камилла в саду.

Камилла…

– Итак, сэр, вы отплываете немедленно!

В тоне Симпсона не было вопроса, одно утверждение.

Кидд кивнул. Ему как-то стало ясно, что упорствовать не надо, никакой другой правды он здесь не добьется.

– Только не немедленно, а когда мои люди проспятся.

Симпсон усмехнулся, довольный тем, как разрешилось это деликатное дело.

– Я подумал об этом, сэр. У меня готово шесть дюжин ведер с холодной водой.

– Понятно. Остался последний вопрос.

– Только если он действительно последний, сэр.

– Приказ касается только меня или моих людей также?

Симпсон бросил взгляд в текст:

– О ваших людях ничего не говорится. В таких случаях решение отдается на волю конкретного воинского или административного начальника.

Когда рассвело, в кают-компании «Приза» состоялся совет. Негостепримная Ангилья уже скрылась за горизонтом. Сияло яркое, но не обжигающее солнце. Чайки слонялись между мачтами, лениво покачивая крыльями.

По обеим сторонам корабля неслись стаи летающих рыб. В кают-компании стояла гробовая тишина. Кидд изложил свой разговор с Симпсоном и велел высказываться.

– Можно было бы повернуть обратно, – сказал Хини, – но команда не выдержит этого плавания. У нас слишком мало людей, слишком мало припасов.

– И не все захотят вернуться, – заметил доктор.

– Кроме того, надо избавиться от груза.

Это было мнение Хейтона. Хини развернул на столе карту.

– Так или иначе, но нам нужно пристать к берегу, стало быть, придется искать наименее опасное место.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался доктор.

Ирландец быстро перебегал пальцами по бумаге.

– Испанские владения исключаются, вряд ли там отнесутся к нам лучше, чем во владениях английских. К голландцам я бы тоже не стал соваться. После того как английским королем стал Вильгельм Оранский, голландская политика – это английская политика.

– А французские острова? У нас же теперь с ними мир. Хини криво усмехнулся:

– Вы слишком хорошо против них воевали, сэр. Даже если теперь французы ровно относятся к прочим англичанам, они постараются оказать особый прием капитану Кидду.

Капитан вздохнул:

– Что же нам остается?

– Вот, – сказал Х