КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406393 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147251
Пользователей - 92496
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Артюшенко: Шутка с питоном. Рассказы (Природа и животные)

Книжка хорошая, но не стоит всему, что в ней написано верить на 100%.
Так, читаем у автора: "ЭФА — небольшая, очень ядовитая змейка...". Это справедливо по отношению к песчаной эфе, обитающей в Южной Азии и Северной Африке. Песчаная эфа же, обитающая в пустынях и полупустынях Средней Азии и Казахстана слабоядовита. Её яд слабее даже яда степной гадюки. И меня кусала, и приятеля моего кусала - и ничего. Но змея агрессивная и не боится человека, в отличии, например, от гюрзы. Если эфа куда-то ползет и вы оказались у нее на пути - она не свернет, а попрет прямо на вас. Такая ее наглость, видимо, связана с тем, что эфа - рекордсмен среди змей по скорости укуса - 1/18 секунды. Как скорость удара кулаком хорошего чернопоясного каратиста. По этой причине ловить ее голыми руками - нереально, если вы только не Брюс Ли.
Гюрза же, хоть и самая ядовитая из змей СССР, совсем не агрессивна. Случаев столкновения нос к носу с ней сотни (например, рыбаков на берегах небольших озер Казахстана). В таких ситуациях надо просто замереть и не двигаться пока гюрза не уползет.
Песчаных удавчиков в полупустынях и пустынях Казахстана полным-полно, но поймать крупный экземпляр (50 см. и больше) удается довольно редко.
Медянка встречается не только на Украине, на Кавказе и в Западном Казахстане, но их полно, например, и в Поволжье.
Тем, кто заночевал в степи, не стоит особо опасаться, что к вам в палатку заползет змея. Гораздо больше шансов, что в палатку заберется какое-нибудь опасное членистоногое - фаланга, паук-волк, скорпион или даже каракурт. Кстати, фаланга хоть и не ядовита, но не брезгует питаться падалью, так что ее укус может иногда привести к серьезным последствиям.

P.S. А вот водяных ужей по берегам водоемов Казахстана - полно. Иногда просто кишмя.

P.P.S. Кому интересны рептилии Казахстана, посмотрите сайт https://reptilia.club/. Там много что есть, правда пока далеко не всё. Например, нет песчаной эфы, нет четырехполосого полоза, нет еще двух видов агам.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
загрузка...

Тайна куклы-качина (fb2)

- Тайна куклы-качина (пер. (Аника Квезаль)) (а.с. Детективные истории Нэнси Дрю-62) (и.с. nancy drew mystery stories-62) 572 Кб, 92с. (скачать fb2) - Кэролайн Кин

Настройки текста:



Глава 1 Просьба о помощи

– Нэнси, тебе пришло письмо из Аризоны, – сообщила Ханна Груин. – У тебя там есть друзья?

Нэнси Дрю вошла в кухню через заднюю дверь. Её золотисто-каштановые волосы растрепал весенний ветерок. Нэнси улыбнулась экономке, заботившейся о ней уже много лет, с самой смерти матери Нэнси, и взяла конверт.

– Может, это просто реклама, – сказала Нэнси, рассматривая странный символ, напечатанный в уголке желтоватого конверта.

Тем не менее, внутри лежало послание, написанное вручную, а не какая-то брошюрка.

– Ого, да это же от Хезер МакГвайер, – пробормотала Нэнси, разворачивая письмо и глядя на подпись. – Помнишь её, Ханна?

– Та милая девчушка с рыжими волосами и веснушками? – припомнила Ханна.

Нэнси кивнула.

– Они со старшим братом два года назад уехали отсюда – после того как их родители погибли в авиакатастрофе. Мы хотели держать связь, но я распутывала дела, да и она была занята, ведь ей пришлось заводить новых друзей. Так что у неё тоже не было времени написать мне раньше.

– С ней всё хорошо? – спросила Ханна.

Нэнси просмотрела письмо, и её обычно спокойное лицо омрачилось.

– Даже не знаю, – ответила Нэнси. – Дай-ка я прочитаю его вслух.

– А я приготовлю горячий шоколад, – предложила Ханна. – На улице довольно зябко. Ты, должно быть, замёрзла после прогулки.

Нэнси благодарно улыбнулась.

– Спасибо, Ханна. – И она стала читать письмо.

«Дорогая Нэнси!

Я знаю, что давно тебе не писала, и ты удивишься, получив это письмо. Но я не знаю, к кому ещё обратиться. Я помню, что ты умеешь распутывать дела, а у нас с Чаком есть проблема, с которой мы не можем справиться».

Нэнси остановилась.

– Чак – это её старший брат, – объяснила она.

– Да, Бесс ещё считала его симпатягой, – согласилась Ханна.

Нэнси рассмеялась.

– Верно! Она ещё так расстроилась, когда они уехали в Аризону к дедушке. Надо будет позвонить Бесс и рассказать про письмо.

– Хезер говорит, какие у них проблемы?

– Да, дальше всё написано. – Нэнси вернулась к письму.

«Несколько лет назад наш дедушка купил старое ранчо около Гор Суеверия, к востоку от Феникса. В прошлом году мы решили переделать его в оздоровительный комплекс, и с тех пор работаем над этим. Мы хотели открыться к следующей осени – здесь в это время начинается туристический сезон. Но теперь я не уверена, что мы вообще когда-нибудь откроемся.

Главное достоинство этого ранчо – прекрасное старое здание, которое мы переделали под гостиницу. Все называют его домом качина, потому что старик, построивший его, нарисовал несколько разноцветных индейских кукол-качина на стенах в холле. Эти изображения просто чудесны!

Мы наконец-то закончили внутренние работы и переехали сюда после Рождества. И тогда мы узнали о проклятье качина. И с тех пор, Нэнси, дела пошли под откос. Даже Чак скоро поверит, что в доме что-то обитает. Если и ты нам не поможешь, оздоровительный комплекс «Качина» так и останется мечтой.

У нас здесь очень много комнат, и если ты – а может, и Джордж с Бесс – приедешь на весенние каникулы в нашу пустыню, мы будем только рады. Надеюсь, ты сможешь положить конец этому проклятью».

Нэнси со вздохом опустила письмо и взяла из рук Ханны чашку горячего шоколада.

– Похоже, она в отчаянии, – заметила Ханна, подбирая конверт, и указала на рисунок в уголке: – Это и есть качина?

Нэнси кивнула.

– Если я правильно помню, это деревянные статуэтки. Их вырезали северо-западные индейские племена. Эти куклы представляют собой различных индейских духов. Я видела фотографии – куклы очень красивые и очень ценные.

– Эта не слишком-то дружелюбна, – откликнулась Ханна, протягивая Нэнси конверт. – И что ты теперь будешь делать?

– Думаешь, я могу отказать в такой просьбе? – Глаза Нэнси заблестели. – Хезер моя давняя подруга, и у неё серьезные проблемы.

Она допила шоколад и поднялась на ноги.

– Пожалуй, позвоню отцу и узнаю, не возражает ли он. А потом поговорю с Джордж и Бесс и спрошу, хотят ли они поехать.

Ханна с улыбкой посмотрела на нее, уверенная, что мистер Дрю не будет против. Зима была долгой, а предстоящая загадка – всё, что нужно для счастья юной сыщицы.

Нэнси разговаривала по телефону, когда в дверь позвонили. Ханна открыла и увидела Джордж Фейн и её кузину Бесс Марвин, лучших подруг Нэнси. Она провела их в кабинет, уверенная, что Нэнси захочет поговорить с ними прямо сейчас.

– Вас-то я и хотела видеть! – сказала Нэнси, положив трубку. – Я должна кое-что вам показать – письмо от Хезер МакГвайер.

Она протянула подругам письмо и терпеливо ждала, пока они прочтут его.

Джордж, стройная брюнетка, давно полюбившая своё мужское имя, первой подняла глаза.

– И ты, конечно же, поедешь.

Нэнси кивнула.

– Я только что звонила отцу, и он разрешил. А вы? Хотите поехать?

– Я-то? – Джордж едва сдерживалась. – С удовольствием! Только представь – каникулы на ранчо в Аризоне.

– Но как же проклятье? – От беспокойства Бесс стала чуть менее симпатичной.

– А как же Чак? – съехидничала Джордж. – Ты же говорила, что он что-то с чем-то. Ради него можно и с проклятьем столкнуться.

Бесс хихикнула, и на её щеках появились ямочки.

– Ну, что ж, если Нэнси тоже будет там, мы не пострадаем. И я правда хочу помочь.

– Хорошо, – сказала Нэнси. – Позвоните родным, а потом начнём готовиться.

– Как жаль, что мальчики заняты в колледже Эмерсон, – высказалась Джордж. – Они бы наверняка поехали с нами в Аризону.

Нэнси вздохнула.

– И нам бы пригодилась их помощь, – призналась она, вспомнив своего симпатичного парня Неда. – Но, боюсь, придётся всё сделать самим.

Когда Джордж и Бесс получили разрешение от своих семей, дело пошло быстро. Девушки забронировали билет на самолёт на утро в пятницу. У них остался всего один день, чтобы собрать летнюю одежду, которая понадобится им в Аризоне.

Нэнси тем же вечером позвонила Хезер, и, хотя их разговор длился недолго, та успела выразить всю свою благодарность. Это лишний раз доказывало, насколько Хезер обеспокоена этим проклятьем и как сильно оно может повлиять на её будущее.


В четверг Нэнси ненадолго сходила в библиотеку и прочитала единственную имеющуюся книгу про качина. В ней было много фотографий странных и прекрасных кукол из дерева и кое-какая информация.

Качина изначально были частью религии индейцев хопи и некоторых других племен. Куклы сами по себе изображали духов всего сущего в индейском мире: качина облаков, различных животных, растений и птиц. Даже качина, представляющие абстрактные идеи, такие как смерть или солнечная энергия.

Читать все подробности не было времени, но, всё же, поставив книгу на полку, Нэнси поняла, что не встретила в ней ничего о связи качина с проклятьями. Было ли другое объяснение происходящему?

Когда Нэнси вернулась, Ханна обеспокоенно протянула ей письмо.

– Оно пришло, пока тебя не было.

– Из Аризоны, – заметила Нэнси, но почерк был незнакомым.

Внутри лежал один листок бумаги, а на нём красовалась небрежно нарисованная кукла-качина, лежащая на спине. Из неё торчала стрела. Наклеенные буквы, вырезанные из газеты, проясняли смысл послания: «Держись подальше от Аризоны, Нэнси Дрю».

Ханна ахнула, взяв письмо.

– Тебе нельзя туда ехать, Нэнси, – залепетала она.


– Но я должна, – сказала она. – Разве ты не видишь, Ханна? Это лишь доказывает, как сильно Хезер и Чаку нужна моя помощь. Очевидно, что это прислал не призрак.

– Но ты подвергаешь себя опасности, – возразила Ханна. – Придется сказать твоему отцу.

Нэнси посмотрела на часы.

– Он уже на пути в Канаду, – напомнила она.

– Но, Нэнси…

– Не хочется его беспокоить, а я буду очень-очень осторожна, обещаю, – заверила её Нэнси. – Поможешь мне собрать вещи? Я не уверена, что именно стоит взять с собой.

Взгляд Ханны говорил, что она нисколько не успокоилась, но всё же экономка последовала за юной сыщицей наверх безо всяких возражений. У Нэнси чаще забилось сердце, стоило ей понять, что вскоре она встретится с отправителем угрожающего письма – кем бы он ни был!

Глава 2 Проклятье качина

– Не могу поверить! – удивилась Бесс, когда они вышли из аэропорта под лучи полуденного солнца. – В Ривер-Хайтс была ещё зима, а тут уже весна.

– Скоро запахнет цитрусами, - сказала семнадцатилетняя Хезер.

Они направлялись к Чаку, который уже грузил их багаж в микроавтобус.

– Что-то не так, Хезер? – спросила Нэнси у стройной рыжеволосой девушки. Хотя та очень тепло поприветствовала подруг, в её зелёных глазах всё же проглядывало беспокойство. – Ты нам о чём-то не сказала?

Темноволосый Чак обернулся к ним, его голубые глаза были печальны.

– Наш дедушка в больнице, – сказал он. – Мы отвезли его туда прошлой ночью.

– Боже мой, – ахнула Нэнси. – Что случилось?

– Это всё проклятье качина, – горько ответила Хезер. – Я не хотела в него верить, но теперь ничего другого не остаётся.

– Призраков не существует, – фыркнул Чак, помогая Джордж, Бесс и Нэнси забраться на заднее сиденье автомобиля. – Просто костёр в горах, ничего больше.

Нэнси нахмурилась, почувствовав, как обеспокоены её друзья.

– Расскажите мне, что случилось, – попросила она. – Может, вместе у нас получится разобраться.

Чак сел в машину и завел её. Хезер пристроилась рядом и полуобернулась к троице на заднем сидении.

– Всё случилось прошлой ночью, когда мы уже легли спать, – начала Хезер. Пёстрые веснушки на её лице были не так заметны – она загорела под аризонским солнцем. – Наш дедушка ещё не лег. Он сказал, что выглянул из окна и увидел отблеск огней в горах.

– Это был костёр, – поправил Чак. – Просто ещё один сигнальный костер и ничто другое.

Хезер вздохнула.

– Луна была почти полной, так что дедушка не включил свет. Он вышел в коридор и увидел качина.

Чак заворчал, но сосредоточился на дороге, когда они покинули зону аэропорта и направились к городу. Хезер бросила на него взгляд и продолжила:

– Дедушка пошёл за тем, что он увидел, но в тусклом свете запнулся о ковёр и упал. Мы нашли его в коридоре.

Чак кивнул.

– Он сломал запястье и сильно повредил колено. Доктора сказали, что ему придётся остаться в больнице на неделю, пока колено не заживёт и пока они не будут уверены, что других последствий от падения нет.

Джордж и Бесс посочувствовали им, но Нэнси почти ничего не сказала. Лишь её глаза засверкали из-за новой зацепки в деле.

– Этого качина уже видели раньше? – спросила она.

– Время от времени – если верить слухам, – ответила Хезер. – Мы не очень-то верили… ведь мы живём тут с конца декабря, и никто ничего не видел.

– А ваш дедушка? – спросила Джордж.

– Он тоже не верил этим историям, – ответил Чак.

– Кто-нибудь ещё видел эту фигуру-качина? – задала вопрос Нэнси. – Кто-то, с кем я могу поговорить?

К её удивлению, Чак и Хезер обменялись взглядами, прежде чем девушка ответила:

– Можешь поговорить с Нгюном. Он постоянно крутится поблизости, так что мог и видеть кое-что.

– Нгюн?

– Племянник Марии Томиче. Пока что она экономка, а когда курорт откроется, будет диетологом, – пояснил Чак. – Её муж Уорд преподает в местной школе. Он обучал Нгюна, чтобы тот мог пойти в американскую школу осенью.

– Мальчик здесь всего два месяца или около того, – продолжила Хезер. – Брат Марии, Кайл Маленькое Перо, был во Вьетнаме. Там женился на Су Лин, матери Нгюна. Он хотели привезти её и Нгюна в Феникс, как только сможет, но после войны их планы были нарушены: Су Лин смогла выбраться вместе с Нгюном, а вот Кайла убили.

– Ужас какой, – пробормотала Бесс.

Хезер кивнула.

– Мария узнала о Су Лин только год назад. Она была очень рада, когда наконец-то получила весточку и очень хотела увидеться с Су Лин, но та заболела. В конце концов, она написала Марии и попросила их присмотреть за Нгюном, пока она не поправится.

– Сколько ему лет? – спросила Джордж.

– Двенадцать, – ответил Чак, немного злясь.

Хезер хихикнула.

– Не обращайте на него внимания. Он недоволен Нгюном.

– Нам и так хватает проблем, – ответствовал Чак. Ему всего двадцать лет, но голос звучал намного старше. – Это из-за него дедушка упал, а вовсе не из-за какой-то загадочной фигуры-качина.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Нэнси, вспомнив полученное письмо с угрозой.

– Дедушка вышел в коридор из-за того, что увидел что-то в горах. Наверняка это был очередной сигнальный костер Нгюна. Этот мальчишка уже сжёг два больших кактуса и одну пустынную акацию.

– Ты не знаешь этого наверняка, – заметила Хезер.

– Кто-то ещё устраивает маленькие пожары в нашей округе?

Хезер вдруг расстроилась.

– Нет, конечно, но Нгюн говорит, что ничего не поджигал, и Мария ему верит. Конечно, он не отрицал, что первый поджог – его рук дело. – Она обернулась к Нэнси. – У него не было возможности узнать о народе отца, и я боюсь, что он понабрался идей из старых фильмов. Он пытался подавать сигналы дымом, разведя в горах костёр. Ему сказали больше так не делать, но с тех пор ещё кое-что сгорело.

- А тот огонь, который видел ваш дедушка? – не отступалась Нэнси.

– Мы точно не знаем, – признал Чак. – Когда мы вернулись из больницы, огня уже не было. Возможно, это была просто игра лунного света.

По тону Чака становилось ясно, что он не верит в такое объяснение.

– Хотя наиболее вероятно, что костёр просто выгорел. Так и бывает в пустыне, если ветра нет.

– Нэнси, как думаешь, ты справишься с ещё одним делом? – спросила Хезер, удивив Нэнси.

– Каким? – тут же отозвалась она.

– Ну, кое-что с Нгюном. С тех пор как он приехал на ранчо, в округе загораются костры и много чего происходит. Это вызвало возмущение среди владельцев соседних ранчо. Я надеялась, что ты сможешь восстановить его репутацию.

– Восстановить репутацию? – нахмурилась Нэнси. – Не понимаю. Если он и правда всё это делал, чем я могу помочь?

Хезер перевела взгляд на дорогу, пальмы и цитрусовые деревья.

– Я хочу попросить, чтобы ты расследовала произошедшее, – сказала она, вновь глядя на Нэнси. – Понимаешь, Нгюн заявляет, что зажёг только один сигнальный костёр, ворота открытыми не оставлял и вообще ничего не делал из того, в чём его обвиняют. Мария ему верит, а мы… мы просто должны быть уверены. Уорд говорит, что отошлёт Нгюна обратно к матери, если мальчик врет.

– Я сделаю всё возможное, – пообещала Нэнси, подумав, что будет очень занята на этих каникулах.

– Когда мы уже приедем на ранчо? – спросила Джордж, сменив тему.

– О, ещё далеко, – ответил Чак. – Комплекс «Качина» около Гор Суеверия. – Он указал на восток, где из пустынной равнины вздымались острые пики гор.

– Горы Суеверия, – пробормотала Бесс. – В тех горах ведь есть какая-то забытая шахта?

– Забытый рудник голландца, – с улыбкой подтвердил Чак. – В Апачи-Джанкшен даже найдутся люди, готовые продать вам карту к этому руднику.

– Что такое Апачи-Джанкшен? – спросила Джордж.

– Небольшой городок. Он ближе всех к нашему ранчо, – ответила Хезер.

– О… – Круглое лицо Бесс стало чуть менее счастливым. – Не думала, что мы будем так далеко за городом.

– Не волнуйся, мы не дадим качина добраться до тебя, – подтрунил Чак.

– Я не боюсь, – возразила Бесс, – просто здесь такая дикая местность.

– Мы поначалу так же думали, – призналась Хезер. – Но теперь нам тут нравится.

Она опустила окно и сказала:

– Это моё любимое время года. Апельсиновые деревья цветут.

Лёгкий весенний ветерок разнёс в воздухе сильный аромат.

– Цветущие апельсиновые деревья, – прошептала Бесс. – Как романтично.

– И очень выгодно, – заметил Чак. – Та рощица впереди – это всё цитрусовые деревья. Ещё месяц назад они были усыпаны апельсинами и грейпфрутами, но почти все уже собрали и продали. У нас на ранчо тоже есть несколько деревьев, так что можете сорвать грейпфрут на завтрак.

– Вот уж спасибо, – сказала Бесс и покраснела, когда Джордж и Нэнси засмеялись.

– Мария наверняка приготовила и что-нибудь посущественнее, – заверила её Хезер. – Я предупредила, что мы будем ужинать на ранчо.

Джордж и Бесс отнеслись к этому с восторгом, однако Нэнси уже прокручивала в голове предстоящие дела. Расследовать тайну призрачной фигуры индейца – занятное испытание, даже несмотря на письмо с угрозой. Однако появилась первая жертва, так что дело приняло серьёзный оборот. И, конечно, стоит принять во внимание мальчика Нгюна. Если он виновен, то это повлечёт за собой тяжкие последствия.

– Нэнси, – отвлекла её Хезер, – прости, что встретила тебя с такими плохими вестями. Просто этот комплекс – наше всё, и эти слухи о проклятье могут разрушить его.

– Значит, нужно остановить это проклятье, – сказала Нэнси, пытаясь придать голосу уверенности.

Вдруг, когда они сворачивали, с дорожки выехала машина, превышая скорость, и погнала прямо на них!

Глава 3 Конокрад

Чак вынужден был вывернуть руль вправо и съехать с дороги. Девушки испуганно закричали, когда машина, покинув ровную поверхность, опасно накренилась и какое-то мгновение покачивалась на двух колёсах. В этом месте дорога уходила вниз, образуя каменный склон глубиной около метра, а потом переходила в ровное поле, заросшее сорняками.

Наконец, микроавтобус затормозил и остановился на поле. Чак, сжимавший руль, глубоко вздохнул.

– Совсем с ума сошёл этот водитель! Понесся прямо на нас! – пожаловался он.

Бесс, вцепившаяся в руку двоюродной сестры, отпустила её и огорчённо покачала головой. «Здесь что, все так водят?» – подумала она.

– Я думаю, он нарочно заставил нас свернуть с дороги, – заявила Нэнси. – Хотел, чтобы мы перевернулись!

Хезер согласилась и спросила:

– Но зачем ему это было нужно?

– Может, это как-то связано с тайной качина, – предположила Нэнси, вспомнив о письме с угрозой, которое она получила перед отъездом из Ривер-Хайтс.

– Ну, не знаю, – отозвался Чак. – Не вижу смысла. А кто-нибудь запомнил номер?

Всё случилось так быстро, что никто ничего не видел.

– Посмотрим, заведётся ли машина.

После нескольких попыток двигатель завёлся, и Чак направил машину по полю, пока не оказался вровень с дорогой, и тогда снова вырулил на неё. Испуганные пассажиры успокоились, вновь оказавшись в пути.

Они проехали аризонский город Меса, и район стал менее обитаемым, однако пустыня никогда не была полностью заброшена – тут и там виднелись домики. Нэнси зачарованно рассматривала высокие кактусы-сагуаро, протягивавшие свои ветвистые «руки» к чистому синему небу. Поскольку стояла весна, многие из них носили короны из кремовых цветов.

Дорога сузилась, и Чак свернул на посыпанную гравием дорожку.

– Мы на финишной прямой, – объявил он. – Проедем загоны – там и будет наше ранчо. Отсюда уже видно дом.

Он указал пальцем, и Нэнси проследила в том направлении взглядом. Бесс и Джордж ахнули вместе с ней.

– Похоже на замок! – воскликнула она.

Хезер рассмеялась.

– Я сказала то же самое, увидев его первый раз.

– Он больше похож на крепость, – сказал Чак. – Стены метр толщиной, и большинство окон прорезали лет пятьдесят-шестьдесят назад. Когда дом построили, здесь ещё была индейская территория, и мистер Харрис хотел быть надежно укрыт внутри.

– Похоже на часть гор, – заметила Джордж.

– Большинство камней, использованных в строительстве, добыты в горах Суеверия, – подтвердила Хезер. – Мы решили ничего не менять снаружи. Я думаю, так выглядит лучше, согласны?

– Дом потрясающий, – выдохнула Бесс. – Я такой и вообразить не могла.

– А что там за другие здания? – спросила Нэнси, отводя взгляд от обветренных, золотисто-бежевых стен огромного старого дома.

– Вот то невысокое, по правую руку, с загоном – это конюшня, – начала перечислять Хезер. – По другую сторону здания поменьше – это дополнительные домики для гостей. За основным зданием дом с бассейном и, конечно же, сам бассейн. Там же будут корты для тенниса и ракетбола, но мы их пока не доделали. – Хезер вздохнула. – Мы даже не закончили внутреннюю отделку домиков.

– Да, дел у вас много, – согласилась Нэнси. – Кто вам помогает?

– По дому только Мария. Её муж, Уорд, помогает, когда может, а мистер Генри разрешил своим сыновьям, Сэму и Джо, работать у нас на полставки. Мистер Генри – наш ближайший сосед. Он содержит ранчо «Хокруг», вон в том направлении, – Хезер махнула рукой в сторону гор. – Он нам очень помогает.

– В доме смогут жить десять-пятнадцать гостей, – объяснил Чак, - а когда у нас всё наладиться, в домиках будет место для двадцати.

– А что именно тут будет? – спросила Джордж, пока они ехали по подъездной дорожке среди зеленых ветвистых деревьев, усеянных крошечными жёлтыми цветами. – Вы же не будете обучать только верховой езде?

Чак покачал головой.

– Мы назвали ранчо оздоровительным комплексом. Сюда будут приезжать те, кому нужен активный образ жизни и правильная диета.

– Диета? – Судя по голосу, Бесс была не очень-то рада.

Все рассмеялись, и Бесс вместе с ними.

– Она не только для потери веса, – объяснила Хезер, – хотя Мария, как наш диетолог, составит меню и для тех, кто хочет сбросить пару кило. Я ходила на занятия в Месе и могу преподавать аэробику и фитнес. А когда-нибудь, когда дела пойдут в гору, мы откроем поле для гольфа. Для начала у нас будут походы в горы Суеверия, прогулки на лошадях и, конечно же, плавание. Мы надеемся подготовить к осени сауну, а также всё для ракетбола и тенниса. Когда приедут посетители, мы найдём индивидуальный подход к каждому, учитывая их пожелания в диете и упражнениях.

– Звучит восхитительно, – сказала Нэнси. – Ваш курорт отличается от остальных, и этим привлечёт внимание. И в то же время вы предлагаете именно то, чем интересуются люди – здоровый отдых.

Хезер обрадовалась комплименту, но тут же её улыбка угасла.

– Здоровый отдых… Вот только сначала надо избавиться от проклятья. Нельзя принимать гостей, если по коридорам бродит какой-то древний призрак.

Чак насмешливо фыркнул, круто повернув около старого здания, укрытого в тени густого мескитового дерева и кактусов. Когда они свернули за угол бежевого здания, Нэнси охнула от изумления. Впереди развернулась неожиданная сцена.

Невысокая ограда проводила линию между засушливым великолепием необитаемой пустыни и сочной зелёной лужайкой с цветущими кустами и цитрусовыми деревьями, разносившими аромат по тёплому воздуху. Посреди раскинувшегося сада мерцала вода в огромном бассейне. За ним высилось уютное белое здание – Нэнси решила, что это раздевалка при бассейне и место для будущей сауны.

– Здесь великолепно! – воскликнула она.

– Вода в пустыне, – пояснил Чак. – Мы решили, что гостям понравится контраст.

– Скорее, потрясёт, – сказала Джордж.

– Как будто оазис, появившийся из ниоткуда, – согласилась Бесс.

Чак остановил микроавтобус, и все вылезли наружу.

– Я так рада, что мы догадались прихватить купальники, – сказала Бесс. – Можем полежать у бассейна и вернёмся домой с чудесным загаром.

– Покажи им здесь всё, сестрёнка, – попросил Чак. – Я отнесу багаж в дом и скажу Марии, что мы вернулись.

– Мы хотим построить ещё три домика вон там, – показала Хезер. – Каждый сможет вместить шесть человек, так что сюда будут приезжать семьями. Пока что мы только нащупываем почву, и наши планы можно будет изменить по ходу дела. Узнаем, что больше всего нравится нашим гостям, и попытаемся предоставить им это.

– Здесь просто потрясающе, – честно сказала Нэнси. – Ты едешь по дороге и видишь, как всё заброшено и пустынно. А потом поворачиваешь – и оказываешься в этом саду. Мне нравятся оба пейзажа, и я уверена, что ваши гости будут того же мнения.

– Мы будем устраивать вечеринки у бассейна и пикники, а может, и ночные поездки в пустыню или к горам, – продолжала Хезер. – Дедушка отлично знает эту местность и показал нам с Чаком все старые тропки в горах.

Бесс вздохнула.

– Хотела бы я вернуться сюда, когда можно будет прокатиться вместе с симпатичными постояльцами.

Зелёные глаза Хезер сверкнули, когда она подмигнула Нэнси.

– Разве тебя не устроит прогулка с Чаком, Бесс? – невинно спросила она. – Я думала, он тебе нравится.

Бесс покраснела, но на её щеках появились ямочки, когда она поняла, что её дразнят.

– Какие же вы всё-таки... – сказала она. – В вас нет ни капли романтики.

– Ну, в данный момент... – начала Хезер, но замолкла, когда открылась дверь большого каменного здания.

– Хезер, о, Хезер! Я так рада, что ты дома. – На улицу вышла индейская женщина лет тридцати. Она была одета в аккуратное платье из хлопка с яркими узорами, а её чёрные волосы были забраны сзади. Только обеспокоенное выражение лица портило её симпатичную внешность.

– Мария, что случилось? – спросила Хезер и быстро представила гостей. Они все собрались на белой каменной дорожке, ведущей от бетонной кромки бассейна к задней двери главного здания.

– Нгюн... – начала Мария. – Мистер Генри заходил. Он спросил, не приводил ли Нгюн аппалузскую лошадь.

– Что? – переспросила Хезер.

Мария замялась.

– Похоже, что такая лошадь пропала с ранчо "Джей Бар Ти". Кто-то позвонил мистеру Генри и сказал, что какой-то мальчик вёл лошадь в этом направлении. – Она помолчала, а потом добавила: – Мальчик на чёрно-белом пегом коне.

– Так он привёл домой лошадь? – спросила Хезер.

– Он ещё не вернулся, – вздохнула Мария. – Ты знаешь, как он расстроился из-за происшествия с дедушкой прошлой ночью. И вот сегодня утром он взял с собой обед и уехал. С тех пор я его не видела.

– Мистер Генри сказал, где его видели? – поинтересовалась Хезер.

Мария покачала головой.

– До ужина ещё есть время, так что я покажу моим гостьям комнаты. А потом мы с Чаком можем проехаться вокруг и поискать Нгюна, – успокаивающе предложила Хезер. – И не волнуйся так, Мария. Кочис – не единственный пегий конь в округе, да и Нгюн не единственный мальчик.

Мария улыбнулась, но без радости на лице.

– Мы поможем с поисками, – тут же предложила Нэнси. – Мы не знаем эту местность, но чем больше людей ищут...

Она замолчала, услышав стук копыт с другой стороны возвышающегося здания.

Через мгновение их взору предстал мальчик на чёрно-белом коне. За ним семенила тёмно-гнедая лошадка, ведомая за чомбур. Её круп был белым, с коричневыми пятнами, как у породы аппалуза. Мальчик подвёл коня прямо к ограде и осадил его.

– Привет, – поздоровался он. – Посмотрите, кто я найти в пустыня. Она милая.

– О, Нгюн... – простонала Мария. – Зачем...

Нэнси остановила женщину, положив руку ей на плечо.

– Ты нашёл кобылу в пустыне? – спросила она и представилась.

Нгюн застенчиво улыбнулся и кивнул.

– Я знаю, она принадлежит кто-то, но я боялся, что она на дорогу, если не поймать. Я привезти сюда, безопасно.

Хезер посмотрела на Нэнси, затем слегка кивнула.

– Отведи кобылу и Кочиса в конюшню, – предложила она мальчику. – А я позвоню в «Джей Бар Ти» и скажу, что ты нашёл их пропавшую лошадь.

Мальчик, маленький для своих двенадцати лет, кивнул и легко развернул пегого жеребца. Когда он уехал, Мария покачала головой.

– Его заклеймят конокрадом, – сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Хезер ничего не ответила. Они с Марией повели Нэнси и её подруг в старый, внушительный дом. Когда их накрыла тень здания, Нэнси содрогнулась, хотя день был тёплым. Он чувствовала, что неприятности приближаются!

Глава 4 Опасное предупреждение

Девушки удивились внутреннему убранству. Одна дверь вела от заднего входа в большую, но уютную комнату с диванчиками и стульями, где можно было посидеть и поговорить, а в углу – посмотреть телевизор. Вторая дверь, через которую они и вошли, вела в современную кухню, наполненную вкуснейшими ароматами.

Бесс остановилась и одобрительно принюхалась.

– Пахнет даже вкуснее, чем цветущие цитрусы, – заметила она.

– Ужин будет готов примерно через час, – благодарно улыбнулась Мария. – Я как раз занималась готовкой, когда приехал мистер Генри.

– Продолжай, Мария, – сказала ей Хезер. – Я поговорю с мистером Генри, после того как позвоню в «Джей Бар Ти».

Мария кивнула.

– Спасибо, Хезер, – пролепетала она.

Нэнси, Бесс и Джордж последовали за Хезер из кухни в просторную столовую. Там стояли несколько столов на четверых или на шестерых человек, и можно было поставить ещё вдвое больше. Стены были украшены маленькими индейскими ковриками и пледами, а также картинами с пейзажами пустынь и западных земель. Индейские корзинки с высушенными цветами на боковых столах создавали в комнате приветливую атмосферу запада.

– Прежде чем заняться делами, я покажу ваши комнаты, – сказала Хезер. – Мне жаль, что всё навалилось именно сейчас. Я надеялась, что мы проведём этот вечер спокойно...

– Ты же не думаешь, что мальчик и правда украл лошадь? – усомнилась Джордж.

Хезер вздохнула.

– Я не хочу верить, – ответила она, – но до этого уже было много происшествий. Поначалу всё шло хорошо, но когда он начал чаще выезжать верхом...

– Он очень милый, – вставила Бесс. – И достаточно хорошо говорит по-английски, учитывая, что он здесь недавно.

– Его мать знает английский. Она настояла, чтобы он тоже учил язык. А ещё он пытается быть похожим на отца, хотя и плохо его помнит – ему едва исполнилось три года, когда Кайла убили.

Хезер провела их в просторный коридор, и Нэнси восхищённо ахнула.

– Это и есть качина? – затаила дыхание Бесс.

– Да, это наша личная галерея, – подтвердила Хезер со смесью гордости и смирения в голосе. Она указала на красиво украшенные стены. – А ещё, надо полагать, это прибежище для призрака.

– Хезер, ты же в это не веришь? – Мужчина, ступивший в коридор с куклами-качина через другой вход, был высоким, мускулистым и закалённым.

– Мистер Генри! – обернулась к нему Хезер. – Я как раз хотела с вами поговорить.

Она вкратце рассказала ему про появление Нгюна с лошадью и его объяснение о том, как эта кобыла попала к нему.

– Я отведу кобылу в «Джей Бар Ти», – сказал мистер Генри, – и всё им объясню.

И только уладив дело, Хезер вспомнила про гостей. Она представила Нэнси, Джордж и Бесс владельцу ранчо.

– Так это вы та сыщица, которая поможет Чаку и Хезер с поимкой призрака. – Мистер Генри крепко пожал руку Нэнси. – Я и подумать не мог, что вы такая молодая, мисс Дрю. И такая симпатичная.

Нэнси покраснела, не зная, что сказать.

– Она справится, – уверенно ответила Джордж. – Ни один призрак не отделается от Нэнси.

– Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы разгадать эту загадку, – согласилась она. – Я хочу помочь Чаку и Хезер сделать этот комплекс успешным.

– Как и мы все, – заверил её мистер Генри. – Поэтому я и беспокоюсь о мальчишке. Он доставляет нам много хлопот, а тебе, Хезер, понадобится хорошая репутация у соседей, если хочешь-таки открыть курорт.

– Не думаю, что из-за нескольких детских розыгрышей будет много неприятностей, – сказала Нэнси, вспомнив застенчивую улыбку и миндалевидные глаза мальчика на пятнистом коне. Мальчуган выглядел младше своих лет и несколько беспомощным.

– Та кобыла стоит очень дорого, – пояснил мистер Генри. – И подобное случалось несколько раз. С кострами нам пока везло, но в следующий раз он может поджечь амбар или дом, а это уже не оставишь без внимания.

Хезер ахнула и побледнела из-за брошенных обвинений, но прежде чем она что-то сказала, в коридор зашёл Чак. Владелец ранчо увёл его, чтобы поговорить о делах.

Хезер со вздохом повернулась к разрисованным стенам.

– Они прекрасны, правда ведь? – спросила она. – Нам предлагали закрасить их, чтобы избавиться от призрака, но я не могу так поступить.

– Конечно, нет, – поддержала её Бесс. – Это настоящее сокровище.

– Какие это качина? – поинтересовалась Нэнси. – Что они обозначают?

Хезер улыбнулась и пояснила, что красно-бело-жёлтый качина с перьями на голове – облачный качина; с крыльями – орлиный; с белой шерстью – медвежий; а существо в голубой маске и с белым туловищем – качина кактуса опунции.

– Остальных трёх мы пока не определили, – подытожила она. – Мария думает, что тот, с краю, – грязеголовый, но других даже она не может опознать.

– Они весьма необычны, – заметила Нэнси, встав напротив одной из неопознанных фигур, с пернатым хохолком и тщательно разукрашенным телом. – Гостям они понравятся.

– Надеюсь, – с улыбкой отозвалась Хезер. – Особенно вам, ведь ваши комнаты в этом коридоре. – Она помолчала и добавила: – Надеюсь, вы с Джордж не против жить вместе, Бесс. У нас пока не хватает мебели.

– Мы рады просто быть здесь, – заверили Бесс и Джордж.

Хезер показала две двери за поворотом коридора.

– В передней части дома находится вестибюль и наш офис, – объяснила Хезер. – Все спальни в этом коридоре. Наши комнаты – моя, дедушки и Чака – пока что здесь же. Но мы хотели бы переехать наверх и переделать все комнаты под гостевые.

– А Томиче? – спросила Нэнси. – Они живут здесь же?

– Да, на втором этаже. Уорд и Чак модернизируют этаж по вечерам. Один конец уже готов, но не более.

– Где твой дедушка видел дух-качина? – поинтересовалась Нэнси, вспомнив о причине визита.

Хезер нахмурилась.

– Он сказал, что вышел из комнаты и пошёл по коридору, но сделал лишь пару шагов, как вдруг увидел фигуру в лунном свете. Сначала подумал, что это взломщик, и побежал по коридору, но запнулся и... В общем, он сказал, что фигура как будто растворилась в стене вот здесь. – Она показала на рисунок качина, который ранее привлёк взгляд Нэнси.

Нэнси посмотрела на рисунок. Вот бы эта маска могла дать какую-то подсказку. Но из старого изображения ничего нельзя было понять, и, поглядев на него, она пожала плечами и последовала за подругами к своей комнате.

– Думаю, если мы хотим разложить вещи до ужина, лучше начать сейчас, – пробормотала она, открыв дверь с недавно нарисованной цифрой.

– Не торопитесь, – сказал Хезер. – Это семейный ужин, и Мария может накрыть стол позже, если вы хотите вздремнуть, например.

– О, нет, – быстро вставила Бесс, – не надо, только не после таких запахов с кухни. Ужин ведь почти готов.

Нэнси рассмеялась и закрыла за собой дверь. Чак оставил её вещи на скамеечке в ногах двухместной кровати. Нэнси достала ключи и хотела открыть самый большой чемодан и повесить одежду в шкаф, чтобы разгладились складки. Но когда она попыталась открыть замок, то обнаружила, что тот не заперт.

«Неужели я забыла закрыть его? – подумала Нэнси, открывая чемодан. – Конечно, мы спешили, но всё же...» Нахмурившись, она стала вынимать вещи, пытаясь припомнить всё, что положила туда, и в какой последовательности.

Всё как будто было в порядке, но когда она потянулась за новой синей футболкой из трикотажа, складка на ней пошевелилась, и Нэнси быстро отдёрнула руку. Больше ничего не произошло, и она осторожно взяла с кровати вешалку и легонько ткнула «складку». Та вдруг зашевелилась, и, к ужасу Нэнси, из-под футболки выполз коричневый скорпион, около семи сантиметров в длину. Он злобно шевелил опасным хвостом!

Глава 5 Жуткий призрак

Нэнси вскрикнула, увидев этого ужасного скорпиона, но смогла взять себя в руки и убить его сапогом для верховой езды, пока скорпион не заполз куда-нибудь ещё. Только после этого она смогла перевести дыхание и рассмотреть членистоногое.

– Как ты забрался в чемодан? – спросила она мертвого скорпиона. – Ты не приехал из Ривер-Хайтс, это уж точно.

Нэнси взяла злобное существо с ядовитым жалом и бросила его в мусорную корзину в углу. Осмотрелась вокруг и вздохнула. Возможно, незапертый чемодан открылся в отделе для багажа в аэропорту или даже здесь, но почему-то она так не думала. Её беспокоило чувство, что от неё снова попытались отделаться – на этот раз с помощью скорпиона. Это был водитель той машины, что заставила их свернуть с дороги? Или тот, кто отправил записку в Ривер-Хайтс?

В любом случае, недоброжелатель знал, что Хезер и Чак пригласили Нэнси, – и знал это ещё до того, как она покинула дом. Он отчаянно пытался удержать её от разгадки этой тайны. Кто бы это мог быть? И каким был его или её мотив?

Нэнси вздохнула.

«Дело становится всё более странным, – сказала она себе. – И точно более опасным!»

Когда все собрались в гостиной в задней части дома после ужина, и Нэнси упомянула скорпиона, Чак и Хезер не удивились.

– В первое время мы видели их намного чаще, – сказала Хезер, – но они всё ещё здесь. Лучше вытряхивайте обувь, когда будете надевать её по утрам, просто чтобы убедиться.

– Брр, – передёрнулась Бесс. – И как ты смогла что-то сделать, кроме как закричать, Нэнси? Я бы до смерти перепугалась, если бы нашла скорпиона.

– Тогда хорошо, что я живу с тобой, – сказала Джордж. – Пока ты будешь кричать, скорпион решит куда-нибудь сбежать.

– Не стоит беспокоиться, Бесс, – улыбнулся Чак. –На прошлой неделе приходил сотрудник санитарной службы, а этот дьяволёнок наверняка заполз с улицы.

– Не уверена, – сказала Нэнси и показала остальным письмо, полученное днём ранее.

Чак помрачнел, прочитав его.

– Теперь я начинаю думать, что скорпиона подбросили, – сказал он. – Ты, наверное, считаешь, что и происшествие с машиной было неслучайным.

Нэнси пожала плечами.

– Я не знаю, что думать, – призналась она.

Все немного помолчали, а потом разговор перешёл на другие темы, и вскоре события дня стали сказываться на трёх девушках. Нэнси была рада, когда Хезер предложила им лечь пораньше.

– Завтра вечером придут наши друзья на барбекю, – сказала она. – Я подумала, что вам понравится посидеть у костра в пустыне.

– Звучит здорово, – хором ответили Джордж и Нэнси.

– И никаких скорпионов, – сказал Чак, обращаясь к Бесс, и все засмеялись, когда симпатичная блондинка с энтузиазмом высказалась «за».

Несмотря на усталость, Нэнси не могла уснуть и смотрела, как лунный свет рисует очертания пустынной акации, растущей прямо за единственным окном комнаты. Нэнси больше не видела Нгюна Маленькое Перо – он и семья Томиче ужинали на кухне, а не в столовой, но девушка не могла поверить, что этот мальчик такой сорванец. Хотя не было и смысла без причины обвинять Нгюна в поджогах или краже аппалузской кобылы.

Рисунки качина тоже беспокоили её. Они были красивыми и удивительно привлекали своими причудливыми цветами и формами. Они идеально подходили для оздоровительного комплекса, и когда Нэнси стояла перед ними, она вовсе не чувствовала что-то загадочное или зловещее, а только грусть.

Нэнси не заметила, как уснула, но когда открыла глаза, сразу поняла, что прошло несколько часов – через окно с широким подоконником больше не сиял так ярко лунный свет. Она лежала неподвижно, как вдруг услышала какой-то звук и села в кровати. Кто-то был в коридоре!

Она сунула ноги в тапочки, стараясь не думать о скорпионах, накинула халат, подошла к двери и открыла её как можно тише. Коридор, протянувшийся в обоих направлениях, тускло освещался лунным светом, лившимся в окна с двух сторон, но тяжёлые тени пролегли в самом коридоре и дверном проеме.

Вдруг что-то зашевелилось в тени, в ближайшем конце коридора, и двинулось в сторону Нэнси. Уверенная, что это взломщик, Нэнси шагнула обратно и прикрыла дверь до щелочки, в которую можно было подглядывать. И лишь когда фантом приблизился, она поняла, что он не похож на человека.


Качина проплыл мимо, то выходя из тени, то снова сливаясь с ней. Похоже, он не заметил Нэнси, и девушка со страхом приоткрыла дверь и вышла в коридор, намереваясь последовать за существом. Так она сможет узнать, настоящий он или только снится. Призрак как раз свернул за угол, и Нэнси поспешила за ним, чтобы не потерять его.

Ступни мягко топали по голому полу, но Нэнси думала лишь о преследовании. Вдруг кто-то спустился по лестнице и щелкнул выключателем, наполнив коридор светом. Качина покрутил головой, а потом исчез в стене.

– Мисс Дрю? – К ней подошла Мария Томиче. – Я услышала, как кто-то ходит внизу. Надеюсь, я не напугала вас.

– Зовите меня Нэнси, – сказала она, выдавив улыбку, хотя сердце стучало от азарта слежки.

– Ты что-то ищешь? – спросила индианка.

Нэнси оглянулась кругом и поняла, что за дверями коридора все спали.

– Мы можем поговорить на кухне? – прошептала она. – Не хочу разбудить остальных.

– Конечно. Хочешь чаю? Я смешиваю мой личный сбор трав и как раз шла за чашечкой. Я часто так делаю, когда не могу уснуть.

– Я бы точно не отказалась от чашки чая, – заверила её Нэнси, дрожа от жуткого видения. – Я думаю, что видела призрака-качина.

Мария кивнула, не удивившись, и вошла в дверь, ведущую на кухню. Она сделала две чашки дымящегося ароматного чая, взяла тарелочку печенья с орехом-пекан и устроилась за кухонным столом вместе с Нэнси.

– Вы тоже видели качина, не так ли? – спросила Нэнси.

Мария кивнула.

– Его дух живёт здесь годами, но обычно появляется при полной луне, как вчера и сегодня.

– И вы его не боитесь?

Мария покачала головой.

– Качина священны для моего народа, почему я должна бояться? Кроме того, он нам не вредит. Мистер МакГвайер упал потому, что запнулся о коврик, только и всего.

– А вы знаете, почему качина поселились в этом доме? – поинтересовалась Нэнси, уверенная, что эта тихая женщина может дать ценные подсказки к разгадке тайны.

Мария отпила чай и вздохнула.

– Я думаю, это связано с мужчиной, построившим этот дом, и тем, как он умер, – ответила она.

– Вы знаете эту историю?

– Я знаю все рассказываемые истории, – уклончиво ответила Мария.

– Но вы им не верите?

Мария пожала плечами.

– Этот дом построил Большой Джейк Харрис, он же и нарисовал всех качина. Он был другом индейцев и уважал наши традиции. Нет причин винить вождей наших старых племен за его смерть. Они бы не могли напугать его до смерти.

– То есть? – Нэнси заинтриговали эти слова. – Кто-то говорит, что так и случилось?

Мария с подозрением на неё посмотрела, но, видимо, решила, что Нэнси заинтересована искренне.

– Говорят, что Большой Джейк взял что-то ценное у индейцев хопи, какое-то сокровище, и спрятал его в своем доме. Когда хопи пришли, чтобы вернуть это, он отказался отдавать. Тогда они пригрозили поджечь дом или напали на него – что-то в этом роде. В общем, он уже был старым и тщедушным и не смог пережить такой страх. Его нашли в коридоре, рядом со странным качина.

Нэнси кивнула – Мария говорила о том месте, где исчез призрак.

– Но вы не верите в эту историю? – уточнила она.

– Моего прадеда обвинили в смерти Джейка Харриса, как и других вождей. Их изгнали с территории, и они умерли в Мексике. Моя прабабка оплакивала его годами. Она клялась, что мой прадед и Джейк Харрис были старыми друзьями, и Джейк бы никогда не забрал их сокровище, так что и у них не было повода пугать его до смерти.

– Вы думаете, поэтому дух-качина всё ещё обитает в доме?

Мария кивнула.

– Мой прадед и несколько других вождей умерли в позоре и одиночестве за то, чего не совершали.

– А что говорят другие? – Нэнси хотела знать историю полностью.

– Они говорят, что вожди наслали проклятье на дом из-за того, что Джейк Харрис спрятал их сокровище, которое не нашли даже после его смерти, – холодно объяснила Мария.

Нэнси в удивлении на неё посмотрела.

– Хотите сказать, сокровище всё ещё здесь?

Глава 6 Первая зацепка

Мария пожала плечами.

– Большинство людей в это верит.

– Но вы нет?

– Весь дом и прилегающую территорию раньше обыскивали. Я слышала об этой истории с самого детства. Но сокровище так и не нашли. – Мария резко поднялась на ноги. – Хочешь ещё чаю?

Нэнси осушила чашку и покачала головой.

– Очень вкусно, но я лучше вернуть в постель. Спасибо, что рассказали о доме и о духе-качина. Мне есть, о чем поразмышлять.

– Я надеюсь, это поможет тебе разгадать тайну, чтобы МакГвайеры могли открыть курорт. – Мария смягчилась. – И спасибо, что хочешь помочь Нгюну. Он, правда, хороший мальчик, мисс Дрю... Нэнси. Я не могу поверить, что он может натворить таких дел, из-за которых его отошлют прочь. Он очень хочет быть похожим на отца.

– Я сделаю всё, что смогу, для вас всех, – заверила её Нэнси и вернулась в свою комнату по тихому и пустому коридору.

После такой беспокойной ночи Нэнси спала дольше, чем обычно. Умывшись и переодевшись в джинсы и светлую клетчатую рубашку, она вышла на улицу и обнаружила, что Бесс, Джордж и Хезер всё ещё сидят за столом в саду. Все трое попивали травяной чай Марии; их тарелки, стоявшие на столе, были пусты.

– Мы были слишком голодны, чтобы ждать, – сообщила Бесс. – И хотели, чтобы ты выспалась. Мария рассказала, что ты не спала прошлой ночью и устала.

– Она сказала вам, что случилось? – спросила Нэнси.

Она почувствовала себя довольно странно, когда решила рассказать об увиденном в тёмном коридоре. В лунном свете всё казалось реальным, но теперь, когда ярко сияло аризонское солнце, и вокруг цветущих цитрусовых деревьев жужжали пчёлы, всё стало похоже на сон.

– Она только сказала, что ты что-то видела в коридоре, а потом вы с ней пили чай, прежде чем ты ушла спать, – ответила Джордж, с любопытством глядя на Нэнси.

– Это был призрак-качина? – спросила Хезер. Мария как раз вынесла тарелку омлета и большой стакан свежевыжатого апельсинового сока для Нэнси.

Нэнси постаралась как можно подробнее припомнить ночные приключения и начала рассказ с услышанного в коридоре шума.

– Сначала я подумала, что это взломщик, – пояснила она, – но потом поняла, что звук больше похож на отдаленное пение.

– Как индейские песнопения? – спросила Джордж.

– Возможно, – призналась Нэнси.

– Я бы не пошла за ним в коридор, – пробормотала Бесс, содрогнувшись. – Жуть какая.

– Что, по-твоему, это значит? – спросила Хезер.

Нэнси пересказала истории Марии о призраках-качина, населяющих дом.

Хезер кивнула.

– Я слышала эти версии. Но толку никакого. Призрак всё равно здесь, и мы не можем открыться, пока не избавимся от него. – Её голос был полон отчаяния. – Надо было продать дом мистеру Генри, когда он предложил это прошлой осенью.

– Дом хотели купить? – переспросила Джордж. – Ты не говорила об этом.

– О, мистеру Генри не нужен дом, его интересует земля. Он разводит скот и хочет расширить стадо. Но мы уже начали делать ремонт и не хотели бросать эту идею с оздоровительным комплексом.

– Похоже, ты почти передумала, – заметила Нэнси, пожалев девушку.

Зелёные глаза Хезер наполнились слезами.

– Мне здесь нравится, с призраком или без, но если мы не сможем открыться, придётся продать дом. Дедушка вложил сюда всё, что у нас есть, но мы не сможем содержать всё это, если не будем зарабатывать деньги, и тогда придётся продать дом себе же в убыток.

– Нэнси не позволит этому случиться, – заверила её Джордж. – Она сможет остановить призрака.

Юная сыщица молча ела приправленный омлет, горячо надеясь, что сможет оправдать ожидания подруги. Если бы призрак был чьим-то розыгрышем, она бы увереннее сделала следующий шаг. Но она никогда не сталкивалась с чем-то, подобным вчерашнему призраку, и не знала, что делать дальше.

– Чем вы хотите сегодня заняться? – спросила Хезер, восстановив самообладание. – Гости приедут только после полудня, и мы отправимся в горы Суеверия. К месту, где Уорд и Мария устроят ужин, ведёт хорошая тропинка.

– Я бы хотела получше узнать Нгюна, – предложила Нэнси, вспомнив другое дело, над которым предстояло поработать. – Он может рассказать больше о той кобыле.

– Боюсь, он уже ушёл, – вздохнула Хезер. – Я хотела пригласить его на ужин, но Мария сказала, что он уехал сразу после рассвета.

– Куда? – нахмурилась Нэнси.

– Я не знаю, – признала Хезер. – Он просто садится на своего пегого коня и уезжает в пустыню. Он раньше говорил, что учится выслеживать животных, наблюдает за койотами и зайцами и всё такое. Но с появления первых костров... – Её голос оборвался. – Я думаю, он нам больше не доверяет.

– А можно посмотреть, где разводились костры? – спросила Нэнси, вознамерившись во что бы то ни стало помочь бедному мальчику.

– Конечно. Видите чёрную область прямо на хребте? – Она указала на каменистый уступ в миле от конюшни. – Там он разжег костёр в первый раз. Сказал, что учился подавать сигналы дымом.

– А остальные? – спросила Нэнси.

– Кроме того, который вроде бы видел дедушка, было ещё три, и единственный близкий из них в полумиле отсюда, за тем холмом. Отсюда его не увидеть, но если подниметесь на хребет, посмотрите в сторону гор, и увидите сожженную карнегию.

– Значит, они в пешей доступности, – заключила Нэнси.

Хезер кивнула.

– Я бы показала вам все кострища, но Чак уже уехал по делам на джипе, а для микроавтобуса дороги слишком неровные.

– После завтрака мне не помешает нагрузка, – заверила её Нэнси и обратилась к Бесс и Джордж: – Вы готовы к приятной прогулке в пустыне?

– Ты уверена, что не хочешь полежать у бассейна и позагорать? – с надеждой спросила Бесс.

Джордж и Нэнси со смехом покачали головами.

Пройдя конюшню и загоны, девушки обнаружили, что пустыня вовсе не безжизненна. Весенние дожди озеленили торчащие повсюду пучки травы, а пологие холмы, доходящие до самых гор Суеверия, были усыпаны нежными дикими цветами. Жёлтые, синие, красные и белые цветы танцевали на легком ветерке, и даже кактусы пестрели цветками разных оттенков.

– Ух-ты, как здесь красиво, – отметила Бесс.

Она остановилась, чтобы понаблюдать за крупным зайцем, скачущим между двумя толстыми круглыми кактусами с бледными цветами на макушке.

– Смотрите, это же земляная кукушка. – Нэнси указала на большую птицу, перебегающую от одних зарослей к другим.

Кукушка остановилась, подняв голову с чёрным хохолком и уставившись на них. Затем, дернув длинным чёрным хвостом, она снова побежала и исчезла за странным кактусом, как будто слепленным из обезьяньих хвостов, украшенных алыми цветами.

– Разве они не летают? – спросила Бесс, когда птица появилась на небольшом хребте впереди, всё ещё передвигаясь на лапках.

– Они могут, – ответила Нэнси, – но предпочитают бегать.

Повсюду их ждало разнообразие дикой природы. Пролетела стая перепелов. Нэнси остановилась, и серо-коричневые птицы с изящными чёрными перьями на голове сели на землю. Почти сразу же из травы выбежала дюжина жёлтых пушистых комочков с коричневыми полосками и присоединилась к родителям. Они снова исчезли в зарослях, когда девушки обошли их по дороге к хребту.

Дойдя до вершины, Нэнси увидела обугленное кострище. Там валялись остатки древесины и кончики кухонных спичек. Нагнувшись, она увидела под песком больше деревянных палочек.

– Как будто костёр пытались засыпать песком, – заметила она. – Может быть, Нгюн набросал сверху песок и решил, что огонь потух, но тот снова разгорелся.

– По крайней мере, он не оставил за собой непотушенный костёр, – согласилась Бесс.

– Да и какая разница, – вставила Джордж. – Вокруг кострища загореться нечему.

– А как же вон тот кактус? – Бесс указала на почерневший остов того, что раньше было большим прекрасным кактусом карнегией, росшим у подножия холма.

Нэнси подобрала остатки спичек и сунула в карман, уверенная, что эту улику оставил Нгюн – она видела коробок таких же спичек на кухонной плите в доме.

Покинув хребет, они ступили на неровную землю. На камешках легко было поскользнуться и натолкнуться на длинные колючки большого кактуса опунции, и девушки осторожно спускались по склону к сожжённому кактусу-карнегии.

Дойдя до него, Нэнси осмотрелась.

– Не самое лучшее место для разведения сигнального костра, – сказала она. – Никто его не увидит.

– Может, в этом и дело, – предположила Джордж. – Нгюна отругали за костёр на хребте, и он не хотел, чтобы следующий кто-то увидел.

Нэнси кивнула, признав, что подруга может быть права. Но осмотрев почерневший кактус, она тут же увидела отличие. Здесь не было обуглившейся древесины и кончиков деревянных спичек, хотя Нэнси порылась в песке вокруг сожжённой области.

– Что думаете? – спросила Нэнси, объяснив, что именно она искала.

– Я бы сказала, его подожгли специально, – нахмурилась Джордж, – и не ради дымовых сигналов.

– Но зачем? – спросила Бесс. – Зачем кому-то поджигать кактус?

Нэнси только пожала плечами. Она молчала, задумавшись, когда они отвернулись от почерневшей карнегии. Что-то было не так, и дело не в сгоревшем кактусе. Вдруг девушка почувствовала укол страха и обернулась как раз в тот момент, когда огромная карнегия покачнулась и начала падать!

Глава 7 Испуганная лошадь

Предупредить подруг не было времени. Нэнси схватила Бесс и Джордж за руки и отпрыгнула от падающего на них кактуса. Они споткнулись и упали, растянувшись на земле, а карнегия повалилась туда, где они только что стояли.

– Что случилось? – ахнула Джордж. – Как?..

– Я видела, как он падал, – объяснила Нэнси. – Должно быть, я задела его, когда искала улики. – Она замолчала, неуверенная в собственных словах.

Бесс содрогнулась.

– Здесь, правда, обитают духи, – заметила она. – Давайте вернёмся в гостиницу.

Нэнси кивнула, понимая, что делать здесь больше нечего. Только обещанная поездка после полудня и вечернее барбекю под звёздами поднимали ей настроение. Пока что оба расследования принесли только непривычное чувство растерянности.

Когда девушки вернулись на ранчо и сообщили о случившемся Чаку и Хезер, он извинился за то, что забыл предупредить их об опасности сгоревшего кактуса.

– Я давно хотел снести его, – сказал Чак, – но забыл об этом после того, как дедушка пострадал. Я рад, что ты быстро отреагировала, Нэнси.

– Тебя никто не винит, – заверила его Нэнси. – И я не думаю, что кактус упал сам по себе, хоть я и раскопала пепел вокруг.

– Ты имеешь в виду... – Бесс поражённо уставилась на подругу. Мысль о том, что кто-то мог бы уронить кактус, чтобы навредить девушкам, до этого не приходила ей в голову.

Нэнси кивнула.

– Это могла быть очередная попытка нашего неизвестного врага избавиться от нас. К сожалению, доказать это я не могу.

Лицо Хезер выражало беспокойство, но она попыталась поднять настроение своих друзей.

– Ну, по какой бы причине кактус ни упал, я думаю, сейчас вам всем следует расслабиться у бассейна, – сказала она. – Сохраните силы для сегодняшней ночи.

– Замечательная идея, – согласилась Бесс.

Когда пришло время для барбекю, Нэнси, Бесс и Джордж радостно обнаружили, что остальными гостями были четыре молодых друга Чака и бойкая брюнетка, которую Хезер представила как Диану. Чак оседлал лошадей, и как только они закончили знакомиться, все пошли в конюшню и сели верхом.

Чак показывал путь, Бесс ехала рядом с ним, а Нэнси вскоре оказалась рядом с черноволосым юношей по имени Флойд Джерретт. Он был приятным собеседником и указывал на различные образования среди выветренных, огромных скал приближающихся гор Суеверия.

– Ты когда-нибудь поднимался туда, чтобы поискать Забытый рудник голландца? – спросила Нэнси.

Флойд засмеялся.

– Каждый в округе делал это, – ответил он. – Я изъездил и исходил пешком большую часть гор. Когда мне было семь или восемь, мы с отцом проводили здесь выходные. Мы даже находили золото.

– Из шахты? – поразилась Нэнси.

– О, нет, ничего такого интересного. Там есть небольшие месторождения золота, или золотоносные жилы, которые вымываются или открываются после зимних дождей и наводнений. Мы нашли самородки и золотой песок в старых руслах.

– Если вы, девчонки, собираетесь остаться здесь надолго, возможно, мы сходим на разведку, – предложил Тим, один парней, застенчиво улыбаясь Джордж. – Никогда не знаешь, что можешь найти.

– С детективным талантом Нэнси мы даже могли бы найти рудник голландца, – предположила Хезер. Она ехала позади группы, рядом с братом Дианы, Полом.

– Я могу предоставить карты, – предложила Диана, хихикнув. – У меня их штук двадцать пять, и все разные.

– И все подлинные, – добавил её парень Джерри Блейк.

– Спасибо, но я думаю, что у меня сейчас достаточно тайн, – сказала Нэнси, легко рассмеявшись.

– Нэнси видела нашего обитателя-призрака, – пояснила остальным Хезер.

Обсуждение духа-качина и различные рассказы о старом доме заняли их, пока они поднимались на скалистые горы, следуя узким тропам с отвесными скалами по бокам с одной стороны и довольно пугающими каменистыми склонами с другой. Хоть Нэнси и любила ездить верхом, а управлять гнедой кобылой Плясуньей было легко, она обрадовалась, когда тропинка, наконец, ушла вниз, к небольшому каньону, богатому деревьями и цветами. Друзья остановились возле маленького ручья, текшего из ключа.

Джип с ранчо был припаркован в устье каньона, и сладкие запахи еды уже наполняли воздух, когда молодые люди спешились и подошли к Марии и её сильному, черноглазому мужу – те работали у небольшого костра. Нэнси осмотрелась вокруг и огорчилась, не увидев Нгюна, но как только она открыла рот, чтобы спросить о мальчике, между деревьями мелькнуло что-то чёрно-белое, и Нгюн подъехал к ним.

Мария и Уорд Томичи поприветствовали Нгюна с видимым облегчением. Когда он остановился у коновязи, Нэнси подошла к нему. Поначалу говорить с мальчиком было сложно, потому что он стеснялся, но после вопросов о коне его отношение поменялось.

– Он мой, – сказал Нгюн. – Правда, мой. Мой дедушка сказать, любая лошадь из большого стада – моя. Я беру Кочис. Он красивый.

– И ты очень хорошо ездишь верхом, – сказала ему Нэнси. –Тебя учил твой дедушка?

– Немного, – ответил Нгюн. – Сейчас мы не видеть его много. Дядя Уорд и тётя Мария помогать, и Чак. Они сказать, я как настоящий индеец.

Нэнси позволила мальчику говорить дальше, спрашивая, куда он ходил и что делал. Она заметила, что мальчик отвечал без колебаний. Если он лгал или скрывал что-то, то делал это гораздо лучше, чем любой из взрослых, которых она когда-либо опрашивала. Его миндалевидные глаза ярко сияли, когда он рассказывал про оленей и диких существ, похожих на свиней и называвшихся пекари. Он видел их в старых руслах, ведущих от гор в пустыню.

– Когда я учиться хорошо использовать лук и стрелы, я охотиться на них, – сказал он. – Дедушка говорит, он приносить домой обед с луком и стрелами.

– Не стоит близко подходить к пекари, – предостерёг Уорд, помогавший Марии раскладывать тарелки у костра. – Они, может, и выглядят, как длинношерстные свиньи, но у них очень острые бивни и дурной характер. Они могут быть опасны.

– Ужин готов, – объявила Хезер, прежде чем Нгюн или Нэнси успели ещё что-то сказать.

Никогда ещё еда не была столь вкусной. Приготовили большое количество поджаренных рёбрышек с капающим вкусным соусом. Были предложены бобы – как традиционно запеченные, так и жареные мексиканские; а также чипсы тако и много гуакамоле из авокадо, лука и творога. Свежие фрукты и овощи подавались в холодной воде, и было много соды со льдом для питья.

– Как вам наш роскошный фарфор? – поддразнила Хезер, подавая изношенные оловянные тарелки для пирога и крепкие столовые приборы, а также салфетки размером с платок.

– Всё просто идеально, – заверила её Джордж, наполняя свою тарелку едой. – Высокие края тарелки удержат пищу на месте.

Бесс попробовала жареную фасоль, деликатно приправленную кусочками острого перца и лука.

– О, это божественно, – сказала она Марии. – Но если ты собираешься кормить своих гостей такой едой, не думаю, что они хоть чуточку похудеют.

Чак посмотрел на неё невинным взглядом.

– О, Хезер не рассказала тебе про нашу новую диету? Мы вас откармливаем, но потом придётся возвращаться обратно на ранчо пешком.

Все насмешливо поворчали, не соглашаясь, а потом уселись на траве, чтобы поесть и всласть обсудить прошедшие и будущие поездки верхом, пикники и барбекю. Только когда тарелки опустели, Бесс вздохнула и сказала:

– Я знаю, мне не следует спрашивать после такой еды, но будет ли десерт?

Все рассмеялись, но когда Мария кивнула, все посмотрели на неё.

– Индейский жареный хлеб, – объявила она. – Я принесла тесто, испеку его прямо здесь, а потом вы положите внутрь пудру или мёд. Это отличный десерт.

– Жареный хлеб? – Бесс засомневалась, но, получив первый кусок, послушно полила его медом, и выражение её лица поменялось. – Ого, это восхитительно! Я должна узнать рецепт. Моим домашним понравится.

Когда еда закончилась, Чак с остальными парнями собрали вокруг мертвую древесину – упавшие ветки и ветви с деревьев и кустов, которых магия весны не вернула к жизни. Костёр полыхал, а солнце вдруг скользнуло за горизонт, быстро погрузив их в ночь.

Уорд принёс из джипа гитару, Чак стал играть, а Бесс мечтательно смотрела на него. В скором времени все подпевали знакомой мелодии. Нэнси откинула голову, посмотрев вверх, на звёзды, и подумала, каким прекрасным и мирным казалось всё вокруг.

– Как только поднимется луна, надо будет возвращаться, – сообщил Чак между песнями.

– Не по тому пути, по которому мы пришли сюда, я надеюсь, – пробормотала Бесс. – Боюсь, я потеряю тропинку в темноте.

– Нет, мы выберем более лёгкий маршрут, – пообещала Хезер. – На всякий случай.

Пока они пели, Нэнси заметила, что Уорд и Мария собрали вещи, и как только всё загрузили в джип, они покинули каньон. Нгюн тоже растворился в ночном, холодном воздухе, не дожидаясь остальных.

– Я рада, что ты посоветовала привязать куртки позади сёдел, Хезер, – сказала Нэнси, надевая свою, прежде чем сесть на Плясунью. – Теперь отлично.

– Ночью пустыня может быть достаточно холодной, – согласилась Хезер. – Даже летом она остывает сразу, как только солнце опустится.

Они молча ехали обратно, следуя краю оврага, который вёл их через неровные холмы. Нэнси глубоко задумалась, пытаясь решить, что делать с духом-качина, и не заметила, как кобыла чуть замедлилась. Плясунья отстала от других лошадей, чтобы пожевать пучок травы на склоне холма, вокруг которого вилась тропинка.

Внезапно тишину ночной пустыни нарушил гремящий звук, и Плясунья заржала, чуть не сбросив юную сыщицу. Хоть Нэнси и выпала из стремени, она прижала колени к бокам кобылы, пытаясь заставить её двигаться дальше по тропинке. Но лошадь слишком испугалась. Через мгновение они уже катились и скользили вниз по скалистому склону ко дну оврага.

Испуганная, Нэнси схватилась за переднюю луку и изо всех сил пыталась ровно держаться в седле, чтобы кобыла не потеряла равновесие, когда её несло к твёрдой земле внизу. Камни и обломки падали вместе с ними, и Нэнси слышала крики остальных, но в данный момент всё зависело от устойчивости кобылы.

Плясунья упала на колени на дне оврага, чуть не перекинув Нэнси через голову. Но испуганная кобыла на этом не остановилась. Она поднялась на ноги и поскакала дальше, а Нэнси едва держалась на ней!

Глава 8 Гремучая змея

Кобыла снова пошатнулась на шероховатой поверхности оврага.

Нэнси сумела сесть прямо и тут же схватила поводья, пытаясь заставить кобылу встать ровно. Она говорила с лошадью так спокойно, как могла, хотя её собственное сердце стучало от ужаса после такого спуска.

– Спокойно, девочка. Все хорошо, Плясунья, – успокаивала она и, наконец, остановила дрожащую лошадь.

– Нэнси, Нэнси, ты в порядке? – позвала Хезер.

– Всё хорошо, – отозвалась Нэнси, слезая с лошади. – Но стоит проверить Плясунью. Она упала на колени, когда мы ударились о дно, и могла повредить ноги.

Хезер, Бесс, Джордж и остальные тут же поехали вдоль русла и спустились по более пологому склону дальше вдоль тропы.

– У меня есть фонарик, – сказала Хезер, вынула его из седельной сумки, спешилась и подошла к Нэнси.

– Что случилось? – спросила она, рассматривая тонкие передние ноги кобылы.

– Гремучая змея, – объяснила Нэнси. – Я ехала по краю, и вдруг змея спустилась по склону позади нас. Я пыталась удержать Плясунью на тропе, но она, конечно, сильно испугалась. Змея, должно быть, проползла прямо под её копытами. Думаешь, её могли укусить?

Хезер ощупала ноги кобылы, проверяя их во второй раз.

– Ничего такого не вижу, – ответила она. – Колени ободраны, и наверняка останутся синяки, но до ранчо она дойдёт. Только поедем медленно. Если она начнёт хромать, ты можешь сесть с кем-нибудь вдвоём.

– Ты сказала, змея спустилась за тобой? – уточнил Чак, прервав осмотр кобылы.

Нэнси кивнула.

– Я слышала приближающийся шум гремучей змеи.

– Но это странно, – сказал Чак, – гремучие змеи остерегаются людей. Ты уверена, что она была не на обочине?

– Но вы ведь уже проехали, – напомнила Нэнси. – Если бы змея уже была рядом с тропой, её бы потревожили ещё до меня, и она бы зашипела раньше, так ведь?

– Дай мне фонарик, – попросил Чак. – Кто-нибудь, подержите мою лошадь. Я поднимусь и поищу эту змею.

– Будь осторожен, Чак, – предупредила Хезер, отдавая фонарик брату.

– Ты уверена, что с тобой всё в порядке, Нэнси? – спросила Джордж, подойдя к ней, пока Хезер заканчивала осмотр лошади. – У тебя ничего не болит?

– Просто перепугалась до смерти, – заверила её Нэнси. – Всё произошло так быстро.

Остальные собрались вокруг, делая предположения о змее и рассказывая истории о собственных столкновениях с гремучими змеями. Прошло несколько минут, прежде чем Чак скользнул обратно вниз по склону старого русла.

– Что ты нашёл? – спросила Нэнси.

– Твою гремучую змею, – ответил Чак, вытянув руку, и Нэнси увидела странную вещь на его ладони. Вещица слегка загремела при движении, и Плясунья фыркнула и отступила, потянув Нэнси, крепко держащую поводья.

– Что это? – завизжала Бесс, отступив назад так же, как и лошадь.

– Это погремушка большой змеи, – объяснил Чак. – Некоторые люди срезают их с мёртвых гремучих змей и делают из них сувениры для туристов. Я нашёл эту на тропинке.

– Но как?.. – начала Хезер, затем повернулась к Нэнси, испуганно распахнув глаза. – Ты сказала, что она сползла со склона позади тебя?

Нэнси кивнула.

– Должно быть, кто-то выбросил это сверху, – произнёс Чак. Нэнси как раз подумала о том же самом и начала делать выводы.

Хезер ахнула.

– Нэнси могла бы пострадать! – выкрикнула она. – Если бы Плясунья потеряла опору на камнях, скользя вниз, Нэнси могла бы серьёзно пораниться.

– Ну, ничего такого не произошло, – успокаивающе сказала Нэнси. – Я в порядке, и с Плясуньей всё хорошо, так что давайте забудем и вернёмся на ранчо.

Она не хотела рассказывать про их неизвестного врага друзьям Хезер, но задалась тем же вопросом, что и Бесс, Джордж и МакГвайеры. Была ли это новая преднамеренная попытка оттолкнуть её от дела куклы качина?

Молодые люди снова сели на лошадей и поскакали вдоль оврага. Как только они вернулись в комплекс, Нэнси, Бесс, и Джордж проводили гостей до машин, но их прощание вышло скомканным, и все быстро разошлись. Не зная, что ещё делать, девушки уселись в вестибюле, ожидая, пока Чак и Хезер вернутся из конюшни.

– Ты думаешь, что это сделали нарочно, не так ли, Нэнси? – Джордж нарушила тишину.

Нэнси вздохнула.

– Кто-то сбросил эту гремучку со склона, а в это время там проезжала только я.

– Я согласна, – сказала Джордж. – И это не был дух-качина.

Нэнси хихикнула.

– Я уверена, что это был не он. Собственно говоря, дух казался почти дружелюбным прошлой ночью. Кто бы ни бросил эту гремучую змею, он вовсе не был дружелюбен.

– Это уж точно. – Хезер вышла из арки, которая вела в коридор с рисунками качина. – Мы только что говорили об этом.

– И что вы решили? - спросила Нэнси. Чак вышел вслед за сестрой.

– Что вы прекращаете своё расследование, – ответил Чак.

– Что? – Нэнси перевела взгляд с одного на другого. – Но я только начала.

– То ужасное письмо, которое вы показали, уже очень плохо, – сказала Хезер. – И несчастный случай, и скорпион в твоём чемодане, и опрокинутый кактус. Но это... Если так и будет продолжаться, мы не можем позволить тебе остаться, Нэнси. Когда я писала письмо и просила приехать, я понятия не имела, что ты окажешься в опасности.

Чак кивнул.

– Письмо и скорпион, возможно, были предупреждениями. Но сегодня ночью тебя могли убить. Это больше, чем предупреждение.

– Я просто должна быть более осторожной в будущем, – твёрдо ответила Нэнси. – Если кто-то так сильно пытается напугать меня, значит, я делаю успехи, вы так не думаете?

Хезер и Чака это, похоже, не успокоило, но после чашки густого, сладкого, горячего шоколада со сливками, приготовленного Марией, все разошлись по комнатам без дальнейших обсуждений. Долгая, расслабляющая ванна позволила Нэнси всё обдумать, но у неё до сих пор не было зацепки к человеку, который сбросил на неё гремучую змею. Нэнси скользнула между прохладными простынями и со вздохом натянула одеяло на плечи.

Через несколько часов странные звуки снова разбудили её. На этот раз она осталась в кровати и слушала. Это было пение, хотя она не могла разобрать ни слова. Через несколько минут встала и подкралась к двери, достаточно уверенная в том, что именно обнаружит с той стороны.

Качина в этот раз находился гораздо ближе, и когда девушка открыла дверь, он поманил её за собой и двинулся по коридору. Нэнси последовала за ним без колебаний. Как и в прошлый раз, он поплыл по коридору, пока не дошёл до той же картины. Затем, подав какой-то знак, он исчез, оставив Нэнси одну.

Нэнси пристально смотрела на рисунок, изучая каждую отдельную часть. Посмотрев на левую руку, она кое-что поняла. Качина держал что-то очень похожее на карандаш или ручку – а этого не могло быть у индейского качина!

Нахмурившись, Нэнси пошла назад в свою комнату и взяла мощный фонарик и увеличительное стекло. Поскольку Джейк Харрис был другом и почитателем индейцев и их качина, он не нарисовал бы пишущий инструмент по ошибке. А значит, это ключ к разгадке. Но какой?

Используя фонарик и увеличительное стекло, она осмотрела картину ещё ближе. Изучила каждый отдельный кирпич, тщательно разглядывая рисунок, пытаясь не сбиться на сложном узоре Джейка Харриса.

В итоге она нашла то, что искала. Карандаш или ручка указывал на кирпич, который не был заштукатурен в стене, как остальные. Нэнси просунула ноготь в небольшое отверстие, пытаясь расшатать кирпич. Он не сдвинулся с места. Нэнси вернулась в комнату за металлической пилочкой для ногтей и с её помощью попыталась поддеть кирпич на стыке. Послышался протестующий скрип кирпича, когда Нэнси вынула его из узорной композиции качина.

– Нэнси? – Голова Джордж появилась в дверном проёме комнаты, которую она делила с Бесс. – Что тут происходит?

– Я снова видела качина. Похоже, он хотел, чтобы я внимательнее взглянула на эту картину, так что... – Нэнси опустила кирпич на пол, – сейчас мы посмотрим, что он хотел показать мне!

Глава 9 Замечательная находка

Бесс и Джордж быстро присоединились к Нэнси, а она направила свет фонарика на дыру от извлечённого из стены кирпича. Свет тускло отражался от какой-то вещи, оказавшейся старой жестяной коробкой.

– Ты нашла сокровище качина? – затаив дыхание, спросила Бесс. – Думаешь, эта коробка полна золота?

– Не думаю, – ответила Нэнси, вытащив жестяную коробку. – Она достаточно лёгкая.

– Может быть, внутри спрятана карта сокровищ? – предположила Джордж.

Нэнси сдула пыль с коробки, подняла крышку дрожащими пальцами и нервно подскочила, когда дальше по коридору открылась дверь и появилась Хезер.

– Что вы делаете? – поинтересовалась хозяйка дома, приблизившись к трём девушкам.

– Нэнси кое-что нашла, – объяснила Джордж. – Качина привёл её сюда.

– Что это? – спросила Хезер, встав перед рисунком рядом с ними.

– Похоже на журнал или дневник, – ответила Нэнси, вынув из коробки старую книгу в кожаном переплёте и осторожно раскрыв её.

– Это всё, что там было? – спросила Бесс, взяв коробку и заглянув внутрь.

– Это дневник Джейка Харриса! – воскликнула Нэнси, изучив первую страницу.

– Может, его записи подскажут нам, где спрятано сокровище, – с надеждой произнесла Бесс.

– Если оно вообще существует, – напомнила ей Хезер. – Никто никогда не был в этом уверен.

– Взгляни, есть ли там карта, – предложила Джордж.

Нэнси с осторожностью пролистала страницы. Немногочисленные записи были сделаны мелким почерком с длинными угловатыми линиями, и кроме них не было ничего.

– Никакой карты, – объявила остальным Нэнси. – Думаю, мне стоит прочитать дневник и выяснить, нет ли подсказок в этих записях.

Бесс, Джордж и Хезер посмотрели в открытую книгу через плечо Нэнси.

– Надеюсь, ты сможешь это прочесть, – произнесла Хезер. – Его записи так выцвели и потускнели.

– Постараюсь изо всех сил, – заверила подруг Нэнси. – А сейчас давайте вернём изображение в изначальное состояние и пойдём спать.

Хезер покачала головой.

– Подумать только, он был спрятан здесь все эти годы. Интересно, почему никто не нашёл его прежде?

– Они не были такими хорошим детективами, – уверенно заявила Джордж.

– Я просто следовала наводке качина, – возразила Нэнси. – Он дал мне подсказку.

– И ты разгадала её до конца и нашла дневник, – заключила Хезер.

В этот момент к ним вышел Чак, разбуженный голосами. Он пролистал дневник, выслушал рассказ Нэнси о том, как он был найден, и помог девушкам вернуть кирпич обратно на место в стене. Закончив с этим, все разошлись по своим комнатам. Нэнси взяла дневник с собой.

Несмотря на усталость, она сразу же открыла его. Нэнси с трудом читала даже при ярком свете ночника, но, заинтригованная, не отрывалась от страниц.

«Сегодня приходил Зверобой. Принёс олений окорок в обмен на консервы, и мы с ним долго говорили о Уинслоу и его предложении насчёт кукол-качина. Зверобой не хочет продавать их, но год выдался плохим, и некоторые люди из его племени начинают говорить про еду, которую смогли бы купить на деньги Уинслоу.

Зверобой и старейшины племени просили меня выступить от их имени на торгах с Уинслоу, и я согласился, хотя в душе считал, что им не стоит продавать эти фигурки. Те, что мне позволили запечатлеть на своих настенных картинах, удивительно красивы; для них продажа кукол, должно быть, большая трагедия».

Повествование закончилось, и Нэнси перевернула страницу. Запись от следующего дня рассматривала хозяйственные дела ранчо, пропавшую корову, возможность отправки нескольких телят в резервацию для людей Зверобоя. Ниже была ещё одна запись о встрече Джейка и мистера Уинслоу и их споре о куклах-качина.

«Этот человек предлагал слишком мало за такое индейское сокровище. Он обманом отнимет пищу у их же детей. Я посоветовал старейшинам не соглашаться на продажу кукол-качина Уинслоу. Если они всё же должны расстаться с фигурками, я сам лично свяжусь с другим, уважаемым продавцом, который, по крайней мере, не потратит их время зря».

Нэнси зевнула. Глаза болели от напряжения из-за расшифровки текста. Следующая запись была в большей степени о рисунках и упоминании того, что Уинслоу видел их на стенах в коридоре и отреагировал очень странным образом.

«Казалось, будто мистер Уинслоу поверил, что куклы-качина здесь. Он стал чаще приезжать в последнее время и даже спросил разрешения остаться на ночь. Я думаю, он надеется подружиться со мной, чтобы позже использовать меня против старейшин племени хопи в его торговых махинациях».

Нэнси подняла глаза от книги и взглянула в окно на тени, падающие от дерева акации. «Там что-то пошевелилось?» – спросила себя Нэнси. Волосы на затылке встали дыбом от мысли, что кто-то наблюдает за ней, хотя сама она ничего не могла разглядеть.

Испытанное чувство прогнало сонливость, и Нэнси продолжила чтение. Казалось, Джейк всё больше и больше переживал за своих индейских друзей и свою безопасность. Он описал, как вынул из стены кирпич и расчистил место для коробки позади него.

«Я нарисую качина, чтобы он охранял мой тайник и направлял друзей к книге, если со мной что-то случится. Возможно, это просто воображение старика, слишком долго прожившего в одиночестве, но я вижу вещи по ночам – устрашающие факелы на далеких холмах и призрачные фигуры ближе к моему дому. Сейчас я сплю на втором этаже с забаррикадированной лестницей. Я буду рад, когда Зверобой придёт сюда снова, и я смогу рассказать ему, что я узнал об этом человеке, Уинслоу. Когда он скажет Уинслоу, что качина не продаются, возможно, мое тяжелое испытание закончится».

Нэнси перевернула страницу и изумлённо остановилась, обнаружив, что следующая и все остальные страницы пусты. Быстро пролистав оставшиеся листы, она не увидела ни единой записи. Однако при более тщательном осмотре книги обнаружилось, что в ней не хватает трёх или четырёх страниц, вырванных из дневника.

Вздохнув, она закрыла старую книгу и аккуратно положила её в ящик тумбочки, затем выключила лампу. Лунный свет проникал в окошко, и она лежала, глядя на пернатую тень акации, шевелившейся на ночном ветру.

Записи в дневнике, безусловно, доказывали, что теория Марии о смерти старика верна. Джейк Харрис был другом хопи, а не врагом, и не было никаких причин для них травить или пугать его до смерти.

«А те истории о спрятанном сокровище? – спросила она себя. – Могли ли это быть качина?»

Это было больше похоже на правду, хотя Джейк не упомянул, что видел хоть одну куклу, кроме тех, что использовал как образцы для рисунков на стене. Нэнси задремала в кровати, всё ещё не уверенная, какие подсказки может извлечь из своего позднего ночного открытия.

В её сны закрался хилый старик и манящие, поддразнивающие качина. Её окружило пение, и качина парили вокруг, умоляюще протягивая руки. Нэнси проснулась почти что с облегчением, когда в дверь спальни забарабанили.

– Пожар! – закричал Чак. – У нас пожар в одном из коттеджей!

Глава 10 Яростный огонь

Нэнси натянула джинсы и свитер прямо на пижаму, сунула ноги в обувь и выбежала в коридор. Джордж и Бесс появились за её спиной.

– Ч-что случилось? – спросила Бесс дрожащим голосом.

– Давайте узнаем, – ответила Нэнси, и все трое последовали за холодным потоком воздуха к задней двери.

На улице сразу стало ясно, что происходит.

– Горит самый дальний коттедж! – воскликнула Джордж.

Домик пылал в темноте, как факел. Чак и Уорд уже разливали на пламя воду из садовых шлангов, но без особых результатов.

Нэнси быстро огляделась кругом.

– Кто-нибудь вызвал пожарных? – Она перекричала рев огня.

– Я, – отозвалась Хезер. Они с Марией примчались от конюшни с холщовыми мешками, где обычно хранят корм. – Они приедут, как только смогут, но пока что лучше намочить мешки и не дать огню распространиться.

Нэнси кивнула, и они помогли Хезер опустить мешки в бассейн. Когда те намокли, каждая взяла по паре мешков и накрывала летящие от пожара искры.


Мужчины, отчаявшись потушить коттедж, поливали водой стены и крыши соседних зданий, чтобы не дать огню распространиться. Девушкам и Марии оставалось только тушить маленькие огоньки, возникавшие тут и там на траве, изгороди и даже пучках диких пустынных цветов и кустов, растущих поблизости.

Словно в кошмаре, одна потушенная искра успевала разжечь рядом ещё три. В воздухе стоял дым, и когда он дошёл до конюшни, лошади в ужасе заржали. Копыта стучали так громко, что Хезер пришлось оставить друзей и открыть конюшню, выпустив перепуганных животных в загоны.

К тому времени как подъехал небольшой пожарный грузовик, Нэнси и остальные перепачкались в саже и вымотались. Они с радостью отошли и наблюдали, как пожарные усмирили и, наконец, погасили ревущее пламя. Только тогда все смогли расслабиться и присесть на влажные стулья рядом с бассейном.

– Как начался пожар, Чак? – спросил один из пожарных. Только теперь Нэнси поняла, что это был Флойд – юноша, рядом с которым она ехала на барбекю тем вечером.

Чак покачал головой.

– Я знаю не больше твоего, – ответил он. – Я крепко спал, когда все началось. Меня разбудила Хезер.

Все глаза обратились к рыжеволосой девушке.

– Наверное, я проснулась от запаха дыма, – пояснила она. – Окно моей комнаты выходит сюда, и когда я открыла глаза, то увидела пламя. Я до смерти перепугалась. Думала, весь комплекс горит.

Флойд осмотрелся вокруг. В перламутровом свете начинающегося дня хорошо были видны обугленные пятна на лужайке и в кустарнике.

– Хорошо, что не весь, – сказал он. – Если бы вы не подоспели вовремя, всё могло бы сгореть.

– Кто-нибудь хочет бутерброды с кофе? – крикнула Мария из дверного проема. Когда все дружно выразили желание, они с Нгюном вынесли два больших подноса.

– Когда вы только успели? – удивилась Хезер.

– Начали, как только прибыли пожарные, – ответила Мария. – Я поняла, что моя помощь больше не нужна, да и Нгюн уже начал делать бутерброды на кухне.

Все с аппетитом принялись за еду и так нахваливали работу Нгюна, что он смущённо заулыбался. Бутерброды с ветчиной, сыром и говядиной оказались восхитительными. После сражения с огнём стало холодно, и бутерброды с кофе подняли настроение.

Тем не менее, улыбка Нгюна исчезла, когда один из пожарных, нахмурившись, посмотрел на обуглившееся, тлеющее здание и сказал:

– Не понимаю, как пожар мог начаться случайно, Чак. В коттедже никто не живёт, и вчера там никто не работал, да?

Чак покачал головой.

– Мы закончили черновую отделку до несчастного случая с дедушкой, а с тех пор не было времени делать что-то ещё. Я ждал возвращения дедушки. Он принимает окончательные решения насчёт электропроводки, чистовой отделки и прочего.

– Вы хотите сказать, что коттедж нарочно подожгли? – спросила Нэнси, подхватив мысль.

– Я не делать это! – возразил Нгюн, так резко поднявшись на ноги, что остатки молока пролились на траву. – Я не разводить огонь!

Какое-то мгновение все молчали. Мария откашлялась, но прежде чем она успела что-то сказать, мальчика и след простыл, но бежал он не домой, а к конюшне. Через мгновение оттуда выскочил пегий, чёрно-белый конь. Нгюн цеплялся за его неосёдланную спину, и они ускакали прочь от дома, в пустыню.

– Я вовсе не собиралась обвинять его, – возразила Нэнси, поднимаясь на ноги. – Мне поехать за ним?

– Тебе его не догнать, – печально ответила Мария.

– А с чего он взял, что ты его обвиняешь? – спросила Джордж. – Ты просто задала логичный вопрос.

– Наверное, стоит с ним поговорить, - заметил Уорд. Видно, что ему было неудобно. – С того первого сигнального костра на хребте разжигалось уже столько огней. Не думаю, что Нгюн с ними связан, но... – Он помолчал, потряс головой и продолжил: – Сгоревший кактус карнегия и ограждения – это одно, но коттедж – уже совсем другое дело.

– Нет! – Мария вскочила на ноги, заламывая руки, и воскликнула: – Это не может быть Нгюн. Честное слово, Чак, он был в кровати, когда ты постучал. Он не мог этого сделать. И не стал бы, я знаю, что не стал бы.

– Я думаю, мы все торопимся с выводами, – сказал Флойд. – Пожарище пока что не остыло, но я вернусь после обеда и осмотрюсь. Попробую найти причину пожара. Тогда мы сможем прояснить ситуацию.

Его слова послужили сигналом, что отдых закончился. Пожарные доели бутерброды, допили кофе и стали собирать оборудование, складывая его обратно в грузовик.

Все остальные, включая Нэнси, Бесс и Джордж, попытались привести в порядок оставленные обломки. Когда грузовик уехал, солнце уже поднялось над горизонтом, и начался новый день.

Когда все было улажено, Нэнси медленно направилась к дому.

– Что не так? – спросила Бесс, когда они шли в свои комнаты. Им не терпелось умыться.

– Волнуюсь за Нгюна, – призналась Нэнси. – Я обещала восстановить его репутацию, но теперь он думает, что я виню его в поджоге коттеджа.

– Думаешь, есть вероятность, что это он? – спросила Джордж.

Нэнси обдумала это и покачала головой.

– Я думаю, он ни в чем не виноват. Просто он слишком часто остаётся один и пытается быть таким человеком, каким он представляет отца.

– Бедный мальчик, – сочувственно пробормотала Бесс. – Но зачем кому-то разжигать костры и подставлять его? Кто-то ведь это делает.

Нэнси вздохнула.

– Хотела бы я знать, кто это, – призналась она, и тут же просияла: – Может, найдём улики, когда остынет пожарище.

– Если улики есть, ты их найдёшь, – преданно отозвалась Бесс.

Девушки разошлись, и Нэнси приняла душ, смывая пятна, оставшиеся после борьбы с пожаром. Потом она надела хлопковое платье с ярким жёлто-голубым узором. Готовая к новому дню, она пошла узнать, не нужна ли помощь Марии или Хезер.

Она застала Хезер в одиночестве в вестибюле и спросила, где Чак, надеясь, что он уехал за Нгюном. Но надежды не оправдались.

– Чак поехал в город, поговорить с дедушкой. Хочет рассказать о пожаре и дневнике, который ты нашла. А ещё о том хвосте змеи, который кинули тебе под ноги прошлой ночью. – Она нахмурилась. – Мы с Чаком всё ещё переживаем за тебя, Нэнси.

– А я переживаю за Нгюна, – сказала Нэнси, сменив тему.

Хезер кивнула.

– И я тоже, – согласилась она, – но я не знаю, что с ним делать. Некоторым просто нравится разводить костры, Нэнси. Думаешь, Нгюн из таких людей?

– Надеюсь, что нет, – ответила Нэнси. Ей такая идея совсем не понравилась.

– Ты что-нибудь узнала из дневника? – спросила Хезер, снова меняя тему.

– О сокровище – нет. Но я поняла, что Джейк Харрис был другом индейцев, так что сомневаюсь, что это они довели его до смерти.

– Пусть будет так, хотя бы ради Марии, – сказала Хезер.

– Думаешь, она захочет прочесть дневник? – спросила Нэнси. – Джейк упоминает по имени нескольких вождей и старейшин народа хопи. Один из них может быть её прадедушкой.

– О, она захочет прочесть, – заверила Хезер. – Она всегда верила, что индейцев обвиняли напрасно. Она будет рада увидеть доказательства их непричастности. А после такого утра ей не мешает приободриться.

Нэнси кивнула. Она никак не могла выкинуть из головы, что из-за неё Нгюн поспешно уехал от них рано утром.

– Должно быть, она волнуется за Нгюна, – согласилась Нэнси. – Я принесу дневник.

Она поспешила обратно в комнату и открыла ящик прикроватной тумбочки. Протянула руку, но пальцы коснулись лишь деревянного дна. Она неверящим взглядом уставилась на пустой ящик. Дневник пропал!

Глава 11 Летящая стрела

Нэнси уточнила у Джордж и Бесс, не брали ли они почитать дневник, и нисколько не удивилась их отрицательному ответу.

– Прошлой ночью мне казалось, что кто-то наблюдает за мной, – сказала она им. – Но кто мог взять дневник Большого Джейка?

– Тот, кто подумал, что дневник приведёт к сокровищу? – предположила Бесс.

– Если так, то вор, должно быть, очень разочарован, – ответила Нэнси. – В дневнике и слова не было о сокровище.

Все утомились после тушения пожара и открытий Нэнси, которые она сделала, следуя за призраком-качина, поэтому Мария подала обед раньше, чтобы все смогли немного отдохнуть и вздремнуть. Потом они планировали провести оставшуюся часть этого тёплого дня в бассейне.

Даже плескаясь в воде, Нэнси продолжала следить за окрестными холмами в надежде увидеть мальчика на пегом коне. Позже, сменив купальник на повседневную одежду, она осмотрела тлеющие руины коттеджа, но не нашла никаких зацепок в обугленных обломках здания.

Флойд подошёл позже, но также не преуспел.

– Я мало что могу сказать, – сообщил он, осмотрев разрушенный коттедж. – Вокруг столько древесины, что разжечь небольшой костер можно без труда, а потом огонь распространился по зданию... Если никто ничего не видел, мы вряд ли что-то узнаем.

– Это просто не может быть несчастным случаем, – заявил Чак, присоединившись к ним. – Так сказал дедушка, когда я сообщил ему о пожаре. Ни забытой кем-либо зажжённой сигареты, ни удара молнии, мыши не перегрызли проводку, ничего в этом роде. Это точно подстроили со злым умыслом.

Нэнси вспомнила о пропавшем дневнике и сказала об этом двум молодым людям.

– Быть может, кто-то видел меня читающей дневник и устроил пожар, чтобы выманить нас из дома, – предположила она. – Дневник же исчез, значит, кто-то забрал его.

– Вор мог подумать, что дневник укажет ему на сокровище, спрятанное здесь, поэтому пошёл на такие меры, – задумался Флойд. – Но кто это мог быть?

Они взглянули на Нэнси, но у неё не было ответа на этот вопрос.

Она продолжала высматривать Нгюна и, когда увидела вдали пегого коня, покинула остальных и подошла к конюшне. Она остановилась у стойла Плясуньи, погладила кобылу и осмотрела её поцарапанные и опухшие ноги.

Когда мальчик завёл внутрь коня, Нэнси подошла к нему и прислонилась к ограждению стойла.

– Хорошо прогулялся? – спросила она.

Мальчик кивнул, не поднимая головы.

– Ты, случайно, не видел каких-нибудь странных следов или кого-нибудь на машине или лошади? – продолжила Нэнси.

В этот раз мальчик поднял на неё миндалевидные глаза.

– А что? – с подозрением поинтересовался Нгюн.

– Кто-то поджёг коттедж и украл книгу из моей комнаты, – рассказала Нэнси. – Я подумала, ты мог видеть злоумышленника.

– Я ходить горы, – ответил Нгюн, поразмыслив над вопросом. –Там жить никто.

– Но тебе нравится выслеживать?

Мальчик кивнул, вновь смущённо улыбаясь.

– Дедушка учит меня, но я не так хороший. Если бы он здесь, он отследить злоумышленника.

– Должно быть, ты уже многое знаешь про горы Суеверия, – сказала Нэнси, сменив тему. Они пошли обратно к большому каменному дому.

– Они всегда разные, – ответил Нгюн. – Люди иногда ездить или ходить пешком, или копать золото. Я вижу койоты, учат щенки охотиться...

Его прервал окрик, донёсшийся из дома, и Нгюн, извинившись, поспешил к своей тёте. Нэнси медленно пошла за ним. Она была уверена, что Нгюн не поджигал коттедж и не крал дневник. Если бы только она могла это доказать, устало подумала Нэнси. Должно быть, бедному мальчику ужасно тяжело из-за того, что его всегда подозревают.

На встречу Нэнси вышел Чак, и он был мрачнее тучи.

– Что он сказал? – спросил Чак.

– О чём? – Нэнси удивил его тон.

– Как он провел день.

– Он ездил в горы, – ответила Нэнси. – А что?

– Мне звонил мистер Генри. Некоторое время назад к нему приехал один из его людей и рассказал, что у них сгорели загон и сарай – скорее всего, около полудня. Люди заметили дым, но когда приехали туда, всё дерево уже обгорело.

– И ты думаешь, что Нгюн к этому причастен?

Привлекательное лицо Чака немного смягчилось.

– Я не хочу так думать, – признал он, – но зачем кому-то сжигать старый сарай и загон, которые никто не использует?

– А зачем это Нгюну? – возразила Нэнси.

– Он мог разозлиться на мистера Генри за то, что тот рассказал о пропавшей кобыле. Нгюн решил, что мистер Генри обвинял его в краже, – напомнил Чак. – А может, он просто играл в индейцев и думал, что никто не заметит. Пожар произошёл в отдалённом районе «Хокруга».

Нэнси поразмышляла над этим и покачала головой.

– Я уверена, что он не поджигал коттедж. И не думаю, что поджигателей двое, так, Чак?

Чак вздохнул.

– Думаю, мое мнение не имеет значения, – горько ответил он. – Мистер Генри – наш хороший друг, и он терпеливо относился к открытым воротам и бродящему скоту. Но в этот раз он был очень зол. Я не знаю, сколько ещё Нгюн сможет здесь жить.

– Но куда он пойдёт?

– Его мама сейчас живёт с родственниками под Лос-Анджелесом. Ему будет тяжело в городе, но если эти костры продолжат разжигать... – Он покачал головой, даже не закончив предложение.

Нэнси хотела возразить, но закрыла рот и поджала губы. Чтобы Нгюн мог остаться, ей придется очистить его имя, и время не ждёт.

Они с Джордж потратили следующий час в пустыне за стенами старого дома, но не нашли ничего стоящего.

– Земля покрыта следами от пожарной машины, и ничего не видно, – пожаловалась Джордж.

Нэнси кивнула.

– А ещё мы вчера ездили на барбекю на лошадях и затоптали все следы, если какие-то и были.

– Давай посмотрим под твоим окном, – в конце концов, предложила Джордж. – Может быть, вор залез через окно.

Эта идея оказалась более плодотворной. Хотя земля была слишком твёрдой, чтобы на ней оставались отпечатки, Нэнси нашла кое-что на подоконнике.

– Смотри, Джордж! – позвала она. – Видишь пятна по краю рамы? Кто-то опустил её, а потом поставил на место.

– Ты оставила окно открытым прошлой ночью? – поинтересовалась Джордж.

Нэнси кивнула.

– Вор без проблем пробрался внутрь.

Нэнси отошла и поёжилась, хотя на вечернем солнце за тенью от дома было тепло. У сыщицы появилось чувство, что за ними следят. Она медленно повернулась, вглядываясь в холмы и овраги, раскинувшиеся между ранчо и ближайшими горами.

Джордж отошла от окна, всё ещё пытаясь найти следы. Нэнси поглядела на неё, а потом её внимание привлекла группа кактусов. Из-за них выскочила земляная кукушка и бросилась в кусты. Из ближайших зарослей прощебетал перепел. А на вершине одного из холмов появилась темная фигура.

В неясных движениях фигуры было что-то угрожающее. Нэнси не разглядела, что делает фигура, но всё же нырнула за спасительную акацию.

В следующий миг раздался свистящий звук, и зелёная акация содрогнулась. Удивлённая, Нэнси подняла глаза и увидела дрожащую стрелу, вонзившуюся в дерево!

Глава 12 В ловушке!

– Нэнси, где ты? – вдруг позвала Джордж из-за угла дома.

Нэнси посмотрела на холм.

– Оставайся там, – велела она. Стрела вонзилась в дерево, а не в неё, только потому, что она спряталась за зелёный ствол.

Не спуская взгляда с холма, готовая прыгнуть за кусты при малейшем движении фигуры, Нэнси завернула за угол. Там её ждала далеко не радостная Джордж.

– Что там происходит? – Джордж потребовала ответа.

– Кто-то только что стрелял в меня. – Нэнси показала стрелу. – К счастью, я заметила движение и спряталась за деревом, иначе бы... – Она содрогнулась, не в силах закончить предложение.

– Вернёмся в дом, – сказала Джордж, нахмурившись, чем исказила привлекательные черты своего лица. – Это ужасно! Неизвестный каждодневно подвергает твою жизнь опасности!

– Но почему? – задалась вопросом Нэнси. – Почему кто-то пытается навредить мне, Джордж? Я ведь даже не приблизилась к разгадке ни одной тайны. Я не знаю, почему призрак-качина бродит по дому; я не смогла оправдать Нгюна. – Юная сыщица с досадой сжала кулаки. – Единственное, что я сделала, так это покалечила Плясунью и потеряла дневник Джейка Харриса.

– Но сначала ты его нашла, – напомнила ей Джордж, когда они зашли в прохладную кухню. Бесс сидела за столом, потягивая лимонад и пробуя печенье, которое Мария вынимала из духовки. – Должно быть, ты знаешь что-то, что представляет опасность для злоумышленника.

– Но что именно? – спросила Нэнси, положив стрелу на стол и устало опустившись на стул. – И для кого, собственно, я могу быть угрозой?

– О чём это вы говорите? – поинтересовалась Бесс.

– Нэнси чуть не подстрелили этой стрелой, – ответила Джордж и объяснила, что произошло.

Кровь отхлынула от лица Бесс.

– О, Нэнси! – воскликнула она. – И что же нам делать?

Мария была занята, вынимая печенье из духовки, и не обращала внимания на разговор девушек. Но теперь она подошла к столу и воззрилась на стрелу.

– Где вы её нашли? – спросила она.

– Вы знаете, чья она? – задала встречный вопрос Нэнси, взбодрившись от чувства, что возвращается её детективное чутье.

– Нгюна, – без малейших колебаний ответила Мария. – Мой кузен изготавливает стрелы и делает особое оперение для членов семьи. Взгляните на узор из красных перьев на чёрном и сером.

Нэнси кивнула.

– Я догадывалась, что стрела самодельная, – призналась она.

– Где ты её нашла? – повторила вопрос Мария. – Только не говори мне, что он опять стрелял в кактусы.

– Кто-то пустил эту стрелу в Нэнси, – заговорила Джордж. – Она вовремя увернулась, так что стрела вонзилась в дерево.

– Нэнси! – Мария побледнела. – Ты же не думаешь... Нгюн не стал бы...

Женщина опустилась на стул, выронив из рук стрелу, будто та обжигала ей пальцы.

– Уверена, это не Нгюн, – заверила её Нэнси, – но каким образом такая стрела попала в руки неизвестному?

Мария вздохнула.

– Он потерял несколько стрел во время стрельбы по кактусам, – ответила она с видимым облегчением. – Мой кузен дал ему дюжину стрел, когда дед Нгюна научил его пользоваться луком, и я думаю, из них у него осталось стрел восемь или девять. Хотите взглянуть на них?

Нэнси покачала головой.

– Нгюн подумает, что я подозреваю его, а это не так. Лучше вообще никому об этом не говорить. – Нэнси посмотрела на Бесс и Джордж.

– Но ты в опасности, Нэнси, – возразила Бесс, – и мы должны кому-нибудь сообщить.

– Мне просто нужно быть осторожной, пока я не выясню, кто хочет избавиться от меня, – ответила Нэнси. – Я не хочу, чтобы Чак и Хезер переживали за меня ещё больше или рассказали о происшествии дедушке. Мистер МакГвайер очень обеспокоился, когда узнал о пожаре. Из-за этого ему придётся задержаться в больнице на несколько дней дольше, как сказал Чак.

– Он ужасно огорчится, если узнает, – согласилась Мария. – Но если кто-то действительно хочет навредить тебе, Нэнси, ты не можешь так рисковать. Лучше отправить Нгюна обратно к матери и её родным, чем позволить тебе рисковать жизнью в попытках очистить его репутацию. И ты знаешь, что Чак и Хезер тоже так думают.

Нэнси кивнула.

– Они уже говорили, – подтвердила она. - Но разве вы не понимаете? Если кто-то хочет навредить мне, то этому есть причина. Должно быть, я близка к разгадке, и когда я выясню всю правду, я буду в безопасности.

– Просто будь осторожна, – предупредила Мария. – Очень, очень осторожна.


Следующие два дня прошли спокойно. Девушки ездили в Апачи-Джанкшен и покупали индейские украшения в старых магазинчиках, разбросанных повсюду. Под совету Хезер, опытной в этом деле, они купили красивые ременные пряжки из серебра и бирюзы в подарок парням, а также взяли другие украшения для членов своих семей.

В одном из магазинов Нэнси увидела прелестную куклу-качина и не устояла.

– Похожа на ту, что нарисована в дальнем конце коридора, – сказала она Джордж. – Отличный сувенир, как думаешь? Покажем его всем, когда вернёмся домой.

– И когда же это будет, Нэнси? – тихо спросила Бесс, чтобы Хезер их не услышала. – Как долго мы ещё будем здесь оставаться?

Нэнси нахмурилась.

– Я не могу уехать, не разгадав загадку, – заявила она.

– Но ничего не происходит, – напомнила Бесс. – И ты ведь выяснила, что хотел тот дух-качина в коридоре, так ведь?

Нэнси кивнула.

– Но я всё ещё слышу пение каждую ночь, – призналась она. – Проснувшись, выглядываю в коридор, но качина нигде нет. У меня такое чувство, что он ждёт от меня чего-то, но я не знаю, чего.

Но Бесс это не убедило. К девушкам подошла Хезер с симпатичным обрядовым ожерельем в руках. Возможности продолжить разговор не было, и они вместо этого восхищённо рассматривали крошечных птиц, вырезанных вручную и нанизанных на серебристый жгут.

Однако незавершённый разговор преследовал Нэнси целый день, и после ужина она поймала себя на мысли, что совершенно не может сконцентрироваться на карточной игре, в которую Чак и Хезер предложили всем сыграть, чтобы скоротать вечер. Кажется, назревал весенний дождь, и это лишь усиливало чувство напряжённости в воздухе.

После нескольких партий Нэнси, извинившись, вышла в коридор и снова вгляделась в рисунки кукол-качина. Они были прекрасными, но в то же время жуткими, а в вечерних тенях и вовсе пугающими.

«Какие ещё секреты они скрывают? – спросила Нэнси саму себя. – И есть ли ещё какие-то отличительные особенности, вроде пишущего инструмента, который привёл её к расшатанному кирпичу?»

Решила, что её кукла-качина может дать подсказку, Нэнси вернулась в комнату за ней, чтобы сравнить её с рисунком. Но войдя в комнату, Нэнси замешкалась и подошла к окну, посмотрела на далёкие мерцающие огоньки среди гор Суеверия.

В воздухе и в лёгком ветерке, треплющем белые занавески, чувствовался дождь. Прислушавшись, Нэнси различила далёкий раскат грома. Вдруг она услышала кое-что ещё – стук копыт. В тусклом свете она разглядела чёрно-белую лошадь, направляющуюся к высохшему руслу реки.

Нэнси колебалась лишь мгновение, затем бросилась наружу, по тропе к конюшням. Если Нгюн выехал куда-то ночью, за ним нужно проследить! Не было времени сообщать остальным, куда она собирается. Если Нэнси промедлит, то потеряет мальчика в такую дождливую ночь.

Ориентируясь наощупь, Нэнси оседлала гнедого коня по кличке Пряный и выехала из конюшни так быстро, как только осмеливалась при таком слабом свете. Достигнув русла, она немного сбавила темп и осмотрелась вокруг, неуверенная, куда ехать дальше. Но тут же увидела какое-то движение впереди, и снова мелькнула чёрно-белая лошадь.

– Нгюн? – позвала она. – Нгюн, подожди, пожалуйста!

В ответ раздался лишь стук копыт. Звук шёл откуда-то спереди, и Нэнси повела коня туда. Поднялся ветер, смывая с края русла песчинки и пыль и роняя их на Нэнси, пока та вела мерина по неровному рву.

Гром раздавался всё ближе, и молния сверкала чаще, освещая всё вокруг как днём, и теперь Нэнси было легче направлять Пряного. И иногда девушка замечала впереди пятнистые бока кобылы, хотя и понятия не имела, почему всадник не остановился, когда она его окликнула.

Неожиданно грянул дождь. Раздался такой мощный гром, что затряслись зубы, и, казалось, небеса разваливаются на части, проливая воду не по каплям, а целым полотном. Пряный тут же замедлил шаг, зафыркал и затряс головой. Очевидно, он хотел вернуться обратно и спрятаться в сухом пристанище конюшен.

Нэнси позволила коню пойти медленным шагом и привстала в стременах, сквозь дождь отыскивая знакомые очертания пегой кобылы. Но впереди ничего не было видно. Занервничав, Нэнси поторопила Пряного вдоль русла высохшей реки, ведущего всё дальше в холмы.

– Ещё немножко, Пряный, – сказала она мерину. – Должно быть, Нгюн напуган из-за такой грозы. Мы совсем рядом.

Конь споткнулся и заскользил из-за воды, льющейся по стенкам русла и превратившей твёрдую почву в грязь. Сверкнула молния, позволив Нэнси разглядеть, что впереди.

Высохшее русло внезапно оборвалось – или, по крайней мере, сузилось. Лошади со всадником негде было спрятаться, и тем не менее, Нгюна и его коня Кочиса не было видно! Нэнси натянула поводья и дождалась следующей вспышки, коря себя за то, что в спешке забыла взять фонарик.

Вспыхнула молния, и в ярком свете Нэнси увидела только отвесные стены русла и мокрые склоны холмов наверху. Дождь снова усилился. Теперь лило, как из ведра, и девушка ничего не видела даже в трёх метрах от себя. Сдавшись, Нэнси развернула коня, сгорбившись в седле от слабости и отчаяния.

Куда мог деться Нгюн? Как мальчик и лошадь могли просто исчезнуть из глубокого русла? А может, их тут и не было? На мгновение Нэнси засомневалась в себе, но тут же её уверенность вернулась, и девушка покачала головой.

– Они были здесь, Пряный, – сказала Нэнси. – Я уверена, что мы шли за ними. При свете молнии я несколько раз видела коня.

Жеребец фыркнул и вдруг бросился вперёд, едва не скинув Нэнси. Она с трудом выпрямилась в седле и попыталась управлять конём. Однако Пряный закусил удила, и Нэнси, боясь, что из-за неё он упадёт на неровной поверхности, ослабила хватку и отпустила поводья.

Тут же она услышала странный грохот. Он раздавался сзади, и девушка обернулась.

Стена воды низвергалась через узкое ущелье, неся оторванные от деревьев и кустов ветки и сучья!

Глава 13 Ненастная ночь

У Нэнси перехватило дыхание, когда конь направился к крутым берегам русла. Пряный яростно вскарабкался по склону, не останавливаясь, пока не достиг вершины. Его бока тяжело вздымались.

Нэнси знала, что если бы конь колебался хотя бы мгновение, их обоих смыло бы водой!

Дрожа, она прислонилась щекой к горячей, мокрой шее коня и обняла его. Он повернул голову и шмыгнул носом у её колена, потом медленно двинулся вперёд, выбирая путь по хребту над руслом. Поскольку Нэнси не знала, как вернуться отсюда к гостинице, она просто оставила поводья болтаться на шее коня, доверив ему найти путь домой в эту ненастную ночь.

Казалось, они ехали целую вечность, прежде чем дождь кончился – так же внезапно, как и начался. Теперь Нэнси могла выпрямиться и осмотреться. Ветер, из-за которого промокшей девушке было еще холоднее, уже разгонял облака, являя миру чёрный бархат с сияющими звездами.

Почти сразу же Нэнси увидела впереди свет фар. Он приближался, и вскоре показался потрёпанный джип, принадлежащий курорту. Он затормозил рядом с девушкой.

– Нэнси! – закричала Джордж, выпрыгивая из машины. – Слава богу, мы тебя нашли! Мы чуть с ума не сошли! Где ты была? Что случилось?

Чак подхватил Нэнси и помог ей вылезти из седла. Поставив её на ноги, он завязал узлом поводья на шее Пряного, отпустил уздечку и хлопнул коня по крупу.

– Иди домой, старик, – сказал он. – Мы догоним и поставим тебя в стойло.

Жеребец рысью помчался домой, а Нэнси рассказала, что случилось.

– Я не знаю, куда подевались Нгюн и Кочис, – закончила она рассказ. – Их просто не было в русле, когда я добралась до конца.

Хезер нахмурилась.

– Нгюн дома, Нэнси. Он никуда не выходил весь вечер. А Кочис в конюшне. Когда мы пошли искать тебя, в стойлах не было только Пряного.

– Но я видела, как всадник на пегой лошади уезжал от конюшни, – возразила Нэнси. – И они ехали впереди меня по руслу. Я бы ни за что не уехала так далеко от дома в дождь, если бы не следила за ними.

– Ты точно видела Нгюна? – спросил Чак.

– Нет, но... – Нэнси замолчала и тяжело сглотнула. – Это была ловушка, да? Но откуда злоумышленник знал, что я последую за ним?

– Может, это было неважно? – предположила Джордж. – Возможно, ты должна была увидеть, как пегий конь покидает конюшню, и решить, что это Нгюн.

Нэнси кивнула, лихорадочно обдумывая ситуацию.

– И когда я последовала за всадником, кем бы он ни был, он решил воспользоваться возможностью и избавиться от меня. Если бы не Пряный, я бы погибла в потоке.

– Ты выбрала нужного коня для сегодняшней поездки, – сказал Чак и помог ей забраться в тесный джип. – Он и меня спасал несколько раз.

До каменного, хорошо освещённого дома все ехали молча, трясясь по мокрой земле. Но когда Чак остановился у садов позади дома, помог девушкам выйти из машины и отправился в конюшню, чтобы позаботиться о Пряном, Нэнси уже пришла к определенному выводу.

– Думаете, тот всадник на пегой лошади собирался устроить пожар или другие неприятности? – спросила она. – Поскольку я увидела, как лошадь покидает конюшню, то должна была поверить, что это Кочис, а значит, Нгюна хотели опять подставить.

– Это бы объяснило, почему рядом со всеми происшествиями видели всадника на пятнистой лошади, – сказала Джордж. – Жаль, что ты не разглядела этого загадочного всадника.

– В следующий раз, – с уверенной улыбкой пообещала Нэнси. – А теперь прошу извинить меня, я хочу принять горячую ванну и переодеться в сухое.

– Потом приходи к нам, попьём горячий шоколад, – мягко, но настойчиво предложила Хезер. – Думаю, нам надо кое-что обсудить.

Нэнси кивнула, догадавшись по тону подруги, что её снова попросят прекратить расследование. Но юная сыщица не могла остановиться теперь, когда была так близка к тому, чтобы снять с Нгюна эти ужасные обвинения!

Но позже, когда они все пили горячий шоколад, ей пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить Чака и Хезер в необходимости продолжать расследование.


Следующее утро выдалось великолепным: чистым и солнечным, словно и не было грозы прошлой ночью. Нэнси проснулась, готовая приступить к работе над загадкой, почему Нгюна подставляют. Хезер предложила свою помощь: она собиралась обзвонить ближайшие ранчо и спросить о чёрно-белых лошадях. К концу завтрака у неё образовался список из шести возможных контактов.

– Пока ты этим занимаешься, Хезер, я хочу ещё раз съездить к тому руслу. Может, мне удастся понять, как исчез загадочный всадник. Или узнать, кто он такой.

– Я думаю, мы должны пойти с тобой, – вставила Джордж. – Правильно, Бесс?

– Только если мы будем держаться подальше от гремучих змей и наводнений, – ответила Бесс.

– На небе ни облачка, – заверила её Нэнси. – Не стоит волноваться о наводнении.

– А что насчёт стрел и гремучих змей?

– Единственный способ оказаться в безопасности – выяснить, кто подставляет Нгюна и почему. Когда мы это узнаем, то все будем в безопасности.

Поездка вдоль высохшего русла под ярким солнцем намного отличалась от прошлой ночи, и Нэнси наслаждалась свежим утренним воздухом и наблюдала за пустынными обитателями, которые были заняты после вчерашнего наводнения. В русле наблюдались следы потока: выбоины в сырой земле и мусор, оставленный после того, как поток утих до струйки.

Когда девушки оказались в конце русла, Нэнси остановила Пряного и посмотрела влево.

– Вот и ответ на вопрос, куда исчез наш призрачный всадник, – сказала она, указав на неровную тропу, ведущую от дна до края русла. – Шёл дождь, да и я растерялась, вот и не заметила тропу вчера ночью.

– Хочешь пойти туда? – спросила Джордж.

– Почему бы и нет?

Нэнси повела послушного жеребца по узкой тропинке и вцепилась в седло, когда он поднимался наверх, отчего Нэнси сильно трясло. Джордж и Бесс последовали за ней, и из-под копыт лошадей сыпались комки грязи, скатываясь в русло.

– Этот человек хорошо знает местность, – заметила Нэнси, оглядывая открывшиеся взору холмы. – Кто бы он ни был, он специально завёл меня сюда и сбежал, прежде чем потоки воды с окружающих холмов превратили русло в канал.

– Теперь понятно, почему их называют руслами, – пробормотала Бесс, оглядываясь назад.

– И куда мы теперь? – спросила Джордж.

Нэнси поразмышляла и указала на группу деревьев вдали.

– Если бы я выбралась из русла посреди грозы, я бы искала убежище, – сказала она, – и до тех деревьев ближе всего.

Джордж кивнула.

– Хезер сказала, что весенние грозы быстро проходят, и наш таинственный всадник тоже должен это знать.

В тени деревьев земля еще была сырой и мягкой, поскольку жаркое аризонское солнце не могло её высушить, как остальную почву. Нэнси тут же спрыгнула с лошади и передала Бесс поводья. На земле обнаружились следы копыт.

– Похоже, ты была права, – сказала Джордж, спрыгнув на землю рядом с Нэнси.

– Жаль, что здесь такая каменистая местность, – пожаловалась Нэнси. – Иначе мы могли бы отследить всадника, как Нгюн.

– Следы ведут в ту сторону, – сказала Джордж, следуя за отпечатками к опушке и на несколько метров дальше. – Сюда, по сланцу.

– И что теперь? – спросила Бесс.

Нэнси вернулась под сень деревьев, пригнувшись под низкими ветками. Краем глаза она уловила что-то ярко-красное на колючем мескитовом дереве. Она подошла ближе, сняла с ветки кусочек ткани и улыбнулась.


– Теперь мы ищем не только пятнистую лошадь, – победоносно воскликнула она, – но и порванную красную рубашку или куртку!

– Отлично! – поздравила её Джордж. – Когда все услышат об этом, то перестанут винить Нгюна, и Марии не придется отсылать его к маме.

Нэнси посерьёзнела.

– Мы восстановим репутацию Нгюна, только когда найдём виновника с пегой лошадью и порванной одеждой, – поправила она. – Тогда же мы узнаем, почему он всё это делал и обвинял Нгюна.

– Действительно, странно, – согласились Джордж и Бесс. Они снова забрались на лошадей и поехали обратно на курорт.

– Возможно, Хезер узнала что-нибудь, – предположила Джордж, трясясь в седле.

Девушки были очень довольны своими находками. Они вернулись домой, расседлали лошадей и оставили их в загонах.

– Надеюсь, с этим всё уладится, и ты сможешь сосредоточиться на загадке качина, – сказала Бесс, когда они шли к саду позади дома.

К их удивлению, никто не вышел встретить их, и на кухне не оказалось ни Хезер, ни Марии.

– Нэнси кое-что обнаружила! – крикнула Джордж. – Она может доказать, что видела вчера кого-то другого, а не Нгюна!

Появилась Мария, но на её загорелом лице не было радости, и Нэнси увидела следы от слёз на её щеках.

– Что случилось? – спросила она.

– Слишком поздно. – Мария всхлипнула и выбежала из кухни.

Глава 14 Нгюн в беде

– Что случилось, Хезер? – спросила Нэнси.

– Приходил шериф, – ответила Хезер, чуть не плача. – Около получаса назад. Он приходил за Нгюном. Сказал, что вчера украли какие-то драгоценности, и кто-то видел в том районе мальчика на пегой лошади.

– Не слушай их, – сказала Нэнси. – Я тоже видела кого-то на пегой лошади вчера, но это был не Нгюн. Мы сможем доказать, что вор драгоценностей и всадник, заманивший меня в русло, – один и тот же человек.

Хезер печально покачала головой.

– Боюсь, теперь тебе никто не поверит.

– С чего ты взяла? – спросила Джордж. – У нас есть улика, которая приведёт к преступнику.

– Слишком поздно, – зарыдала Хезер.

– Почему?

– В конюшне нашли украденную пряжку, спрятанную в седельных сумках Нгюна. Он носит в этих сумках обед, когда уезжает на весь день.

– Больше ничего не взяли? – спросила Нэнси, ошеломлённо помолчав. – Только ременную пряжку?

Хезер сдержала слёзы.

– Не только, но нашли лишь её. Шериф сказал, что остальное найдут, когда Нгюн во всём признается.

– Сколько драгоценностей украли? – поинтересовалась Нэнси.

– Много. Самое дорогое из украденного – набор из двух плоских ожерелий. Они были сделаны специально для семейной пары: маленькое, легкое для жены и тяжёлое для мужа. Мастер изготовил их из лучшей бирюзы и серебра. Также украли два-три браслета и парочку колец.

– У кого их украли?

–- У кого-то из зимних посетителей, живущих в передвижных домах в нескольких милях отсюда, в пустыне. Их коллекция стоит огромных денег.

– Для Нгюна? – мягко поинтересовалась Нэнси. – Что двенадцатилетний мальчик будет делать с драгоценностями? Он даже не сможет заложить их.

Хезер открыла рот, но ничего не сказала, и Нэнси заметила, как её светло-зелёные глаза проясняются от осознания.

– И Мария так же твердила, – пробормотала Хезер. – Она говорила, что это ошибка и что Нгюн никогда бы не украл драгоценности... Он не вор.

– Пожалуй, стоит поговорить с шерифом, Хезер, – предложила Нэнси. – Если мы расскажем, что случилось со мной вчера ночью...

– Мы не сможем никуда отправиться, пока не вернётся Чак с микроавтобусом, – сказала Хезер. – Он уехал в город ещё до того, как пришёл шериф.

– А джип? – спросила Нэнси.

– Уорд и Мария взяли его, чтобы закупить продукты, так что их тоже не было, когда приезжал шериф. Когда я рассказала, что случилось, Уорд взял джип и поехал за шерифом и Нгюном.

– А мы можем позвонить в его офис? – предложила Нэнси.

– Я думаю, их там нет, – сказала Хезер. – Шериф хотел отвезти Нгюна к людям, которых ограбили, чтобы они опознали мальчика и ременную пряжку.

– Они скажут, что видели не Нгюна. – В дверях появилась Мария. – Они скажут шерифу, что он ошибся. Это был не Нгюн.

– Мы знаем, Мария, – заверила ее Нэнси.

Мария снова расплакалась.

– Надо было поехать с Уордом, – запричитала она. – Я должна быть рядом с Нгюном. Он так пугается, когда чего-то не понимает. Все думают, что раз он говорит по-английски, то и понимает всё, но это не так, и...

– Ты была слишком расстроена, – напомнила ей Хезер. – И ты сказала, что это только напугает его сильнее.

Мария рухнула в кресло. Бесс подошла к плите и поставила чайник, чтобы налить бедной женщине успокаивающий чай.

– Что же мне делать? – всхлипывала Мария.

– Мы докажем, что он не виноват, Мария, – твёрдо сказала Нэнси. – Как только шериф вернётся, я поговорю с ним, и мы всё выясним.

Эти слова достаточно успокоили Марию, и вскоре она снова суетилась на кухне, готовя обед. Пока она работала, Нэнси расспросила Хезер о лошадях на соседних ранчо.

– В округе есть несколько пегих лошадей, – ответила Хезер, – но никто не признался, что выезжал вчера ночью.

Нэнси вздохнула.

– Что ж, я и не ожидала признания. Но было бы проще, если бы в округе было меньше пегих лошадей.

Хезер покачала головой.

– Я ничего не понимаю, – сказала она. – Зачем кому-то прилагать столько усилий, только чтобы отправить домой совершенно безобидного мальчика?

– Когда мы узнаем ответ на этот вопрос, то поймём, кто виновник, – заверила Нэнси.

Мария накрыла на стол, оставив места для Чака, Уорда и Нгюна, но к тому времени, когда еда была готова, они ещё не вернулись, поэтому обедали без них. И хотя обед был превосходным, все ели без аппетита и почувствовали облегчение, когда смогли занять себя мытьём тарелок и уборкой кухни. Так минуты пролетели незаметно.

Джип подъехал только после обеда. Из него вышел Уорд, один. Мария побежала ему навстречу.

– Где он? – требовательно спросила Мария. – Почему ты не привёл его домой?

Лицо Уорда было мрачным и неподвижным, боль отражалась только в тёмных глазах.

– Его приведёт шериф, – ответил Уорд. – Он велел ехать первым и поговорить с тобой.

– Что случилось? – Облегчение, которое она было почувствовала, испарилось без следа. – Он не делал этого, Уорд, поверь!

– Это не мне решать, верить ему или нет. Его опознали, Мария. Те люди видели Нгюна недалеко от их трейлера, как раз перед пропажей драгоценностей.

– Но он же признался, что был там, – возразила Мария. – Хезер нам рассказала. Он ехал в сторону холмов. И то, что он проезжал мимо, не значит, что он сделал что-то ещё.

– У него нашли пряжку!

Мария отстранилась от Уорда.

– И ты в это веришь? Ты веришь, что он украл драгоценности?

Уорд смотрел на неё мгновение, потом опустил глаза.

– Я не хочу в это верить, Мария, но что ещё нам предполагать?

Прежде, чем кто-либо успел сказать что-то ещё, подъехал шериф, и через секунду Нгюн цеплялся за свою тётю, стараясь не заплакать.

Шериф был печален, но строг.

– Нгюн отказался говорить, где всё остальное. Баскомсы не будут выдвигать обвинения, если получат обратно все драгоценности. Они собирались уезжать завтра, поэтому не хотят раздувать из мухи слона.

– Я не говорить, тетя Мария, – возразил Нгюн. – Я не знать!

– Конечно же нет, Нгюн. – Мария обняла его, потом отстранилась и сказала: – Ты, наверное, голоден. Ты обедал?

Мальчик покачал головой, и они с Марией исчезли в кухне. Когда они ушли, Нэнси сделала шаг вперёд и представилась шерифу.

С помощью Джордж и Бесс она описала сделанные открытия, включая подробный рассказ о том, что с ней случилось со дня прибытия на курорт. Она даже показала письмо, полученное ещё в Ривер-Хайтсе.

Сначала шериф сомневался, но Джордж и Бесс встали на её защиту и перечислили прошлые достижения Нэнси, а Хезер объяснила, что они с братом пригласили подругу расследовать загадочное дело, и тогда шериф начал воспринимать Нэнси всерьёз. Мария присоединилась к ним, и, пока она слушала, к ней вновь вернулась надежда.

– Вы правда считаете, что кто-то проделал всё это, лишь бы избавиться от мальчика? – уточнил шериф, когда юная сыщица закончила рассказ.

Нэнси кивнула.

– Всадник, покинувший вчера конюшню, мог тогда же подложить пряжку. Может статься, что я увидела его совершенно случайно.

– Но зачем кому-то подставлять Нгюна?

Нэнси подавила вздох.

– Я не могу ответить на этот вопрос, пока не найду человека, ответственного за всё происходящее, – призналась она.

Шериф покачал головой.

– Ваша теория звучит убедительно, мисс Дрю, но пока у вас не будет доказательств, боюсь, я не могу изменить своё решение. Если мальчик не вернёт драгоценности до завтрашнего утра, против него выдвинут обвинения.

Юной сыщице хотелось отстоять своё мнение, но она знала, что без доказательств не сможет убедить шерифа в невиновности Нгюна. Шериф поговорил с Уордом и Марией, а потом пара Томиче и Хезер проводили его до входной двери.

Нэнси была уверена, что Нгюн чувствует себя подавленным и направилась в кухню, чтобы рассказать ему все новости. Но на кухне никого не оказалось, а бутерброд и стакан молока стояли нетронутыми на столе. Из любопытства Нэнси подошла к окну, выходящему на сад. Как раз вовремя – она увидела, как Нгюн идёт к конюшне.

Нэнси мгновенно приняла решение. Набросав записку на блокноте, который Мария хранила рядом с телефоном, Нэнси выбежала на улицу, где было тепло и солнечно. Когда она подошла к конюшне, Нгюн уже выводил Кочиса с другой стороны. Нэнси не собиралась останавливать его, она хотела проследить за мальчиком.

Она рассудила, что если шериф хочет доказательств, их может предоставить только Нгюн. Поскольку он не мог объяснить, что с ним происходит, Нэнси придётся самой найти улики. И стоит начать с того, чтобы пойти за ним следом. Нэнси снова оседлала Пряного и отправилась за быстро удаляющейся пегой кобылой.

Сыщица ехала около получаса, лишь изредка замечая впереди Нгюна, когда он торопливо поднимался в гору. Мальчик не оглядывался, ведя коня вперёд и только вперёд, в область низких холмов. Эта область, принадлежавшая МакГвайерам, находилась ближе всего к горам Суеверия.

Они были почти у подножия гор, когда мальчик наконец-то остановился и соскользнул с Кочиса. Оставив коня пастись в небольшой лощине и опустив поводья до земли, чтобы тот не убежал, Нгюн принялся карабкаться на ближайшее каменистое возвышение.

Нэнси остановила Пряного на краю того же клочка земли с травой, решая, что делать. Она хотела поговорить с мальчиком, но лишь бы он не подумал, что она его преследует. Обдумывая это, она спешилась и оставила Пряного щипать траву рядом с пегим конем, а сама пересекла этот участок земли и остановилась у основания каменистого подъёма.

Нгюн обернулся, когда лошади фырканьем поприветствовали друг друга, и увидел Нэнси. В его тёмных, миндалевидных глазах мелькнул страх. Но, к удивлению Нэнси, мальчик приложил палец к губам, чтобы она ничего не говорила. Сыщица кивнула, и мальчик просигналил ей, чтобы она поднималась наверх. Заинтригованная, Нэнси осторожно вскарабкалась по крутому склону, стараясь, чтобы камни не выскользнули у неё из-под ног.

Когда они приблизились к вершине каменистого холма, Нгюн снова дал знак, чтобы Нэнси была осторожна, но она и сама услышала звуки внизу. Где-то с той стороны холма находились люди, и похоже, что они копали!

Глава 15 Попалась!

Какое-то мгновение Нэнси сидела, как вкопанная. Затем она преодолела последний фут и заглянула за край.

В этом месте утёсы гор Суеверия формировали стены небольшого каньона, надёжно укрытого кустами и каменистыми склонами.

Двое мужчин – высокий блондин и невысокий, жилистый брюнет – копали на дне каньона! В центре стояла небольшая, грубо сделанная хижина, а рядом с ней – загон.

Но что сильнее удивило Нэнси, так это одна из лошадей в загоне – пегий конь, выглядевший почти как Кочис.

Нэнси бросила взгляд на Нгюна, вскарабкавшегося рядом с ней. Несколько минут они наблюдали за мужчинами, а затем Нэнси соскользнула вниз, к подножию каменистого склона. Мальчик последовал за ней.

– Кто они такие, Нгюн? – тихо спросила Нэнси, чтобы её не услышали.

Нгюн пожал плечами.

– Наверное, старатели.

– На территории курорта? – Нэнси нахмурилась. – Чак и Хезер никогда об этом не говорили.

– Это принадлежать курорт? – удивился Нгюн.

Нэнси оглянулась, пытаясь распознать приметы, на которые указали Чак и Хезер ещё в первые дни. Наконец, она разобралась.

– Граница земли проходит по тому лиловому утёсу, – сказала она, указав направо. – Те люди находятся на землях курорта.

– Наверное, искать золото, – предположил Нгюн, робко улыбнувшись, но тут же спрятав улыбку. – Делать всех счастливые.

– Ты видел их раньше? – спросила Нэнси.

Мальчик занервничал и отвёл глаза.

– Я наблюдать здесь иногда.

– Они тебя видели? – спросила Нэнси, заметив, что мальчик не договаривает.

Нгюн не отвечал, но потом вздохнул.

– Однажды. Не здесь. Они в русле, который от каньона. Я еду. Смотреть, что они делал. Они злиться. Один выстрел – в меня. Я не ходить там больше.

– Они стреляли в тебя? – ахнула Нэнси, не веря собственным ушам.

Нгюн кивнул.

– Я ничего не делать. Только ехать посмотреть, честно.

– Я верю тебе. Думаешь, они искали золото в том русле?

Нгюн кивнул.

– Они делал то же, что и старатели в горах. Я смотреть много. Я видеть много.

Нэнси обдумала его слова и сменила тему.

– Куда ты сегодня собирался? Почему ты никому не сказал, что покидаешь курорт?

Мальчик замкнулся и снова отвёл взгляд от Нэнси.

– Я кататься.

Нэнси ничего на это не ответила, уверенная, что мальчик расскажет ей больше, если она подождёт. И тут же эта мысль подтвердилась.

– Я сбегать, – признался, наконец, Нгюн. – Не возвращаться.

– Но так нельзя, – возразила Нэнси. – Твои дядя и тётя любят тебя, они бы не позволили тебе сбежать.

– Они отправляют меня прочь! Думать, что я красть. Шериф говорит им, я плохой. Я не брать драгоценность, и я не можешь вернуть их! Они забрать Кочис. – Грустные тёмные глаза наполнились слезами. - Он мой, я его не красть.

Нэнси понимала чувства мальчика, но не могла его отпустить. Она глубоко вдохнула и рассказала, что произошло с ней той ночью, описав, как преследовала пегую лошадь и чуть не погибла из-за этого. Нгюн кивал по мере рассказа.

– Лошадь как в тот каньон, – сказал он, когда Нэнси закончила. – Наверное, он кататься на та лошадь?

Нэнси улыбнулась мальчику.

– Я тоже так думаю, – согласилась она.

– Что ты буду делать? – спросил Нгюн. – Как выяснять?

– Они когда-нибудь покидают каньон? – ответила Нэнси вопросом на вопрос.

Нгюн задумался, а потом кивнул.

– Иногда. А что?

– Я хочу обыскать хижину, – ответила Нэнси. – Если это они причиняют неприятности, происходящие с тобой, то в хижине могут быть какие-то улики. И тогда я пойму, зачем они пытаются подставить тебя.

Нгюн улыбнулся и сказал:

– Я заставить они преследовать меня. А ты спускаться вниз.

Нэнси покачала головой.

– Слишком опасно. Если они и раньше в тебя стреляли, то теперь...

Но закончить Нэнси не успела: мальчик подбежал к Кочису и запрыгнул в седло. Помахав Нэнси и улыбнувшись, он умчался прочь.

Сыщица растерялась. Она боялась за мальчика, но в то же время ей очень нужен был этот шанс доказать невиновность Нгюна и ложность обвинений против него. В конце концов, она вздохнула и забралась на верхушку каменистого склона. Снова растянулась на животе, взглянув на большое ущелье внизу.

Нгюн появился в устье каньона всего через несколько мгновений. Его никто не заметил, и тогда он что-то прокричал. Слова смешались в кучу, но Нэнси расслышала "вор" и "золото".

Мужчины колебались лишь несколько секунд, а потом бросили кирки и лопаты и побежали к лошадям в загоне. В одно мгновение они оказали в сёдлах и выскочили из загона.

Когда они исчезли за скалами в устье каньона, преследуя Нгюна, Нэнси осторожно перебралась через край. Носочком она нащупала узкий выступ и начала спуск вниз, до самого дна каньона.

Поскольку большую часть пути она поскальзывалась и съезжала вниз, спуск занял всего несколько минут. Достигнув подножия, она разглядела, что мужчины действительно раскапывали каменистую почву. Но у Нэнси не было времени рассматривать, что они обнаружили. Нужно было немедленно двигаться к хижине.

Оказавшись по ту сторону скрипящей двери, Нэнси остановилась и перевела дыхание. Смотреть здесь было нечего. У единственного окна находился стол и два стула, а две незаправленные кровати привалились к другой стене. На единственной, грубо сколоченной полке лежали припасы и утварь для еды и готовки. Плиты не было, и провизия, в основном, состояла из консервов и печенья.

Поскольку обыскивать здесь было нечего, Нэнси тут же направилась к старому, обитому медью сундуку, стоявшему рядом с дверью. Он слегка скрипнул, когда Нэнси его открыла. У неё перехватило дыхание. Поверх кучи одежды были разбросаны прекраснейшие украшения.

Серебро и бирюза были рассыпаны с расточительной щедростью. Полудрагоценные камни, искусно окантованные серебром, делали два плоских ожерелья превосходными. То же изысканное мастерство и дизайн повторялись на браслете и на оправе кольца с большим камнем бирюзы. Нэнси была уверена, что нашла украденную собственность Баскомов.

Она бережно отодвинула украшения, чтобы заглянуть под них и найти улики к личностям воров. Тем не менее, под рваной, красной рубашкой из фланели и потёртыми джинсами обнаружилась только старая потрепанная книга.

– Дневник Большого Джейка Харриса, – пробормотала Нэнси. – Они и его забрали. И, наверное, они же подожгли дом.

Нэнси села на пятки и нахмурилась, рассматривая содержимое сундука. Что ей делать? Оставить всё, как есть, и привести шерифа? Или забрать рубашку, дневник и драгоценности с собой? Сложно было принять решение.

Она знала, что будет лучше, если шериф сам увидит украденные вещи. Но появление Нгюна может спугнуть мужчин вместе с сокровищем. Нэнси подозревала, что, вернувшись, они соберут вещи и уедут, пока она добирается до комплекса за помощью.

Вдруг она услышала шум снаружи – стук копыт становился всё ближе и ближе!

Нэнси подскочила и бросилась к окну, вглядываясь сквозь грязное стекло. К её ужасу, всадниками были те самые старатели. Они стояли так близко, что до неё четко доносились голоса.

– Сэм, ты видел, куда он делся? – спросил блондин у своего низкого товарища.

– Этот паршивец скрылся за камнями, а потом просто исчез, – ответил брюнет, направляясь в загон. – И что нам делать, Джо?

Высокий мужчина пожал плечами и спешился.

– Может, ему и не поверит никто, – с надеждой предположил он. – Я слышал, что шериф приезжал сегодня в комплекс, так что у парня большие неприятности из-за украденных нами драгоценностей.

Мужчины злобно усмехнулись, закрыли ворота загона и встали в тени дома.

– Мистер Генри будет недоволен, если мальчишка расскажет кому-нибудь о нас, – заметил Сэм.

Нэнси ахнула. Приветливый сосед МакГвайеров и есть неизвестный злодей?

– И что ты от меня хочешь? – поинтересовался Джо. – Поехать на ранчо и сказать ему, что пацан снова тут ошивался?

Сэм покачал головой.

– Он всё равно сегодня приедет. Сказал, что хочет посмотреть на результаты раскопок. Он считает, что мы пока не в том месте.

– Он будет считать по-другому, когда увидит тот самородок, который ты нашёл сегодня, – сказал Джо. – Именно здесь должно быть золото, вымытое наводнением прошлой весной. Это же конец ущелья. Мы уже проверили каждый дюйм и на его ранчо, и на этом.

– И не говори, – сказал коротышка. – Давай-ка посмотрим, что ещё нам удастся найти до темноты.

– Ладно, Сэм, – со вздохом ответил Джо, – но я скоро проголодаюсь, как волк.

Мужчины отошли от хижины, всё ещё негромко переговариваясь, но Нэнси уже не могла расслышать слов. Она смотрела, как они дошли до стен каньона и подняли кирки и лопаты, а потом прислонилась к стене и огляделась.

Выхода не было. И дверь, и окно выходили на ту сторону, где работали старатели. Нэнси прикусила губу. Пространство вокруг было открытым, и мужчины не могли не заметить её, если бы она вышла через грубую скрипящую дверь. Нэнси оказалась в ловушке, и скоро кто-нибудь из старателей зайдёт внутрь и обнаружит её!

Глава 16 Потрясение

Нэнси снова оглядела комнатку, подошла к сундуку и вернула содержимое на место. Покончив с этим, оценила ситуацию в поисках решения, но ничего не приходило на ум.

Спрятаться можно было разве что под одной из кроватей. Места там было мало, но небрежно накинутые одеяла свисали до самого пола и могли послужить укрытием.

Решив, что спрячется там, Нэнси вернулась к окну, наблюдая, как мужчины лениво копают крошащуюся стену утеса. Золото! Должно быть, в этом всё дело.

Упоминание мистера Генри стало для Нэнси ударом. Он был так приветлив с МакГвайерами, всегда стремился помогать, как говорили Хезер и Чак. Правда, Хезер говорила, что он как-то раз предложил купить у них ранчо.

Прошёл час, за ним ещё один. Работа шла споро, мужчины лишь изредка делали перерывы и отдыхали в тени старого мескита неподалеку от ручья. Нэнси с тоской наблюдала, как они черпали воду. В этой пыльной хибаре было жарко, и Нэнси хотелось пить.

Когда тени на подножии каньона переместились, мужчины прекратили работу, бросили кирки и лопаты и направились к дому. Нэнси, перепугавшись, скользнула в ненадёжное укрытие.

Сердце билось в её груди. Нэнси скрючилась в темноте под кроватью и стала ждать, а двое мужчин затеяли спор: какие консервы открыть на ужин и что сказать мистеру Генри о Нгюне. Сэм хотел ничего не рассказывать, однако Джо делал мрачные предположения о том, что с ними будет, если босс обо всём узнает. Нэнси обрадовалась, когда они снова вышли из домика, чтобы приготовить еду на костре.

Вскоре запах горячей еды проник в хижину, и Нэнси осознала, насколько она голодна. Прятаться тут вечно не получится. Но что же делать? Ускользнуть никак не выйдет, даже после темноты, ведь мужчины готовят пищу недалеко от двери.

Лежать в духоте под койкой было совсем неудобно, и Нэнси заворочалась, попыталась размять затёкшие ноги. Но подошвой сапога она зацепила одеяло, а то, в свою очередь, запуталось вокруг ножки неприкрепленной к полу койки. Вся конструкция сместилась, немного наклонилась, а затем качнулась в обратную сторону, громко ударившись о стену.

Снаружи сразу же раздались крики, и мужчины ворвались в хижину.

Нэнси не осмеливалась даже дышать. Но один из мужчин держал зажжённый фонарь, а другой обыскивал комнату, так что девушку нашли почти сразу же.

– Посмотри-ка, кто тут! – воскликнул Сэм, вытягивая девушку из-под койки. – Шпионка!


– Только этого нам не хватало, – проворчал Джо. – Интересно, что...

Но его прервал мужчина, вошедший в домик. Это был мистер Генри!

– Надо же, любопытная мисс Нэнси Дрю, – сказал владелец ранчо. – А вы упрямая девушка. Любой человек в здравом уме испугался бы моего письма. – Он злобно ухмыльнулся. – Или скорпиона в чемодане.

– Вы её знаете, босс? – спросил Сэм. Его глаза блестели от любопытства.

– Дурак, ты в неё стрелял из лука, – рявкнул мистер Генри. – Если бы ты лучше целился, сейчас не пришлось бы с ней разбираться.

– Она отошла, как раз когда я стрелу отпустил... Не моя вина, – проворчал Сэм.

– Как вы выбрались из пересохшего русла до того, как обрушилась вода, мисс Дрю? – спросил мистер Генри, оставив своего подчинённого без внимания. – Сэму пришлось потрудиться, чтобы избежать наводнения, ведь вы следовали за ним по пятам.

– Я выбралась, – отрезала Нэнси, – и в машине тоже не пострадала, когда вы заставили нас съехать с дороги в день приезда.

Мистер Генри не стал отрицать, что это случилось по его вине. Он просто смотрел на Нэнси.

– Как жаль! – усмехнулся он.

– Что будете делать с ней, босс? – спросил Джо.

Мистер Генри вздохнул.

– Надо бы её связать, пока я не придумаю подходящий несчастный случай. Очевидно, что её нельзя отпускать, она в курсе всего.

– В курсе чего? – поинтересовалась Нэнси, изображая саму невинность.

– Принеси веревку, Джо, – распорядился мистер Генри и схватил Нэнси за руку.

Нэнси глубоко вдохнула, дожидаясь, когда Джо вернётся в хижину, а Сэм отвернётся. Это был отчаянный ход, но ничего другого не оставалось. Нэнси со всей силы наступила каблуком сапога на ногу мистера Генри. Он взревел от боли и ярости, но самое главное, что отпустил её!

Нэнси побежала прочь от мерцающего костра, в глубокие тени кустарника, растущего около ручья. Спрятавшись, она остановилась, не зная, что делать дальше. Сейчас-то она скрылась, но её не покидало жуткое чувство, что она всего лишь отсрочила планы мистера Генри. Бежать было некуда!

– Перекройте вход в каньон! – кричал мистер Генри. – Подбросьте веток в костёр. Зажгите факелы. Нельзя позволить ей сбежать.

Нэнси осторожно пошевелилась, обрадовавшись, что дождь промочил ветки. Хруст сухих прутьев тут же выдал бы её. Когда глаза привыкли к темноте, Нэнси разглядела впереди каменистый склон и направилась к нему, отыскивая большой камень или впадину, где она могла бы спрятаться и обдумать следующий шаг.

Нэнси удалось найти лишь небольшое, чашеобразное углубление за самым большим выступом. Она скользнула туда и прижалась ко всё ещё тёплой земле, тогда как холод ночной пустыни уже начал проникать под легкую рубашку.

Со стороны хижины какое-то время раздавались крики и треск, а потом мужчины разошлись в стороны на поиски. И вдруг всё смолкло. Нэнси, скрючившаяся от страха, подняла голову, почувствовав, что что-то происходит.

Она услышала мерный стук копыт, раздававшийся всё громче по мере приближения, и вдруг воздух наполнился криками и выстрелами. Нэнси вскочила на ноги; она узнала зовущие её голоса.

– Джордж! Бесс! Хезер! Чак! – Она бросилась сквозь кусты в объятия подруг.

Они заговорили разом. Потом, когда утихло облегчение, Нэнси огляделась вокруг. Уорд, Чак и шериф держали винтовки, нацеленные на мистера Генри и его подчиненных.

– Как... как вы сюда попали? – спросила Нэнси.

– Нгюн прискакал домой около часа назад, крича, что ты в огромной опасности, – ответила Хезер. – Мы не знали, что и думать, но он настоял, чтобы мы позвонили шерифу. Успокоившись, Нгюн описал нам ущелье Скрюченных Деревьев и каньон, так что мы поняли, где тебя искать.

– Слава богу, – выдохнула Нэнси. Она почувствовала слабость, сейчас, когда опасность миновала.

Шериф подошел к Нэнси.

– Не объясните, что здесь происходит, мисс Дрю? Мистер Генри говорит, что вы попросили его приехать. Говорит, вы жаловались на его людей, зашедших на территорию ранчо МакГвайеров.

– Это земля МакГвайеров? – спросила Нэнси, потрясенная тем, как быстро мистер Генри придумал оправдание.

Все кивнули.

– Что ж, они не просто зашли на эту территорию.

Нэнси около часа отвечала на вопросы шерифа, помогала ему обыскать хибару, указав на старый сундук и его содержимое, и допрашивать мистера Генри. Только потом всё, наконец, прояснилось. Владелец ранчо признал, что разжигал костры и устраивал другие происшествия, обвиняя в них Нгюна. С мальчика сняли все обвинения.

Наконец, Нэнси задала вопрос:

– Возможно ли, что в этом каньоне действительно есть золотоносная шахта, шериф?

– Скорее всего, это не шахта. Видишь ли, когда наводнения становятся очень уж сильными, как прошлой весной, каменистые и сланцевые выступы откалываются со склонов ущелий или с утесов, как вон там. – Он указал в конец каньона, где мужчины долбили склоны кирками. – Когда такое случается, иногда обнаруживаются маленькие самородки или золотоносные жилы. Думаю, что и сейчас так.

– Так на нашей земле есть золото? – спросила Хезер.

– Что скажешь на это, Генри? – обратился к нему шериф.

Мистер Генри обвел их взглядом и пожал плечами.

– Мы мало что нашли, но золото должно быть в этом каньоне. Я обнаружил самородок поздней осенью в прошлом году, когда мы очищали наш конец ущелья Скрюченных Деревьев от обломков. Я решил, что самородок приплыл откуда-то из ущелья, поэтому и предложил купить вашу землю, если не найду золото на своей территории.

– Вы бы купили наш курорт из-за золота? – Хезер отнеслась к этому скептически.

Мистер Генри покачал головой.

– Если бы вы приняли моё предложение, золото было бы чистой прибылью. Ваша земля ценна и сама по себе.

– Но мы не приняли предложение, – напомнил Чак.

– А мы не нашли золото в нашем конце ущелья, хотя всё перерыли. Эти два идиота должны были незаметно проверить вашу территорию, но они допустили, чтобы какой-то пронырливый ребёнок заметил их во время раскопок недалеко отсюда.

– И что? – спросила Нэнси.

– А то, что нельзя было позволить ему разболтать об этом по всей округе, – холодно отозвался мистер Генри.

– И тогда вы решили позаботиться, чтобы Нгюна отослали прочь? – Уорд едва сдерживался, чтобы не ударить мужчину в наручниках.

– Но почему он не говорил, что видел двух мужчин? – пробормотала Хезер.

– Он принял их за обычных старателей, – пояснила Нэнси. – Он даже не знал, что это ваша земля. Многие копают в горах.

– Что ж, теперь-то мы все знаем, чья это земля и что тут происходит, – вставил шериф. – Предлагаю привести лошадей и отправиться в комплекс. Ехать далеко и трудно, а уже поздно. Где ваша лошадь, мисс Дрю?

– Наверху. – Нэнси указала на край каньона. – Надеюсь, всё ещё там.

– Если ты опустила поводья, Пряный на месте, – заверила её Хезер. – Он хорошо обучен.

– Я довезу тебя туда, Нэнси, – предложила Джордж. – Можешь ехать со мной на одной лошади. Давай съездим за твоим конем, пока остальные заканчивают тут дела.

Нэнси кивнула и вдруг поняла, что рада уехать из этого каньона и от всего пережитого. Она была довольна, что одна из загадок разрешилась и с Нгюна сняты обвинения, но тут же переключилась на вторую загадку – дух-качина, обитающий в гостинице оздоровительного комплекса!

Глава 17 Вечеринка

Когда все добрались до гостиницы, а шериф уехал с заключёнными, Мария устроила пир горой, вернув Нэнси хорошее настроение. Они с Нгюном по несколько раз рассказывали свои истории о случившемся в этот долгий день. Нэнси как раз закончила подробно описывать, как ей удалось сбежать от мужчин, и Хезер сменила тему.

– Я знаю, что мы хорошо сидим, но я считаю, что нужно отпраздновать по-настоящему, – сказала она.

– То есть? – заинтересовалась Нэнси.

– Давайте устроим вечеринку и пригласим всех друзей и соседей? Я уверена, им будет интересно познакомиться с Нэнси и услышать её историю. И Нгюн будет знать, что ему рады в округе, он ведь через многое прошёл. – Она помолчала и спросила: – Что думаете?

– Может быть, завтра? – предложил Чак. – Заодно это станет приветственной вечеринкой для дедушки.

– Он возвращается домой? – воскликнула Хезер. – Почему ты мне не сказал?

– Я был занят. Если ты помнишь, я как раз разговаривал с ним по телефону, когда прискакал Нгюн, а потом... – Он усмехнулся.

– Что будет на вечеринке? – поинтересовалась Мария.

– Давайте устроим танцы в амбаре, – предложила Хезер.

– Но ведь для этого нужен амбар, – сказала Бесс. – Конечно, у вас отличные конюшни, но там маловато места для танцев. – Она обвела взглядом остальных. – А в этом и суть вечеринки.

Хезер рассмеялась.

– Вообще-то, у нас есть самый настоящий амбар, построенный вскоре после смерти Джейка Харриса.

– Правда? – Нэнси нахмурилась: – Не припоминаю, чтобы я его видела.

– Вы и не видели, – кивнул Чак. – Точнее, видели, но не знали, что это он.

– Как это? – вставила Джордж. – Как мы могли видеть, но не знать? Амбар он и есть амбар.

– Да, конечно, – уступил Чак. – Я имею в виду, что мы проезжали амбар по дороге сюда, и тогда вы не знали, что он наш. После смерти Джейка о доме ходило много слухов. В нём замечали свет по ночам и всякое такое. В общем, новые владельцы ранчо не захотели там жить и построили домик и амбар на бывшем пути к городу. Мы проезжали мимо по дороге из аэропорта.

– А дом? – уточнила Джордж. – Там же не было никакого дома поблизости.

– Он сгорел годы назад, – пояснила Хезер. – Мы хотели и амбар снести, но потом решили, что гостям понравится, если мы будем время от времени устраивать старомодные танцы в амбаре, так что мы всё там отремонтировали. Что скажешь, Нэнси?

– Звучит замечательно, – сказала Нэнси. – Жду не дождусь.

Хезер поднялась из-за стола.

– Тогда принимайтесь за десерт, а я сделаю несколько звонков. Иначе мы не успеем подготовиться.

– А я начну планировать меню, – решила Мария. – Нам понадобится много еды и пунша.

– А нам чем заняться? – спросила Бесс. – Мы можем как-то помочь?

– Можете отвечать за уборку и украшения, – сказал Чак. – Тогда Хезер поможет Марии с готовкой. – Он помолчал и добавил: – Амбар защищён от непогоды, так что там не очень грязно, но подмести не мешает, и нужно как-нибудь украсить.

– Мы всё сделаем, – согласилась Джордж, – если ты одолжишь нам джип на завтра. Придётся съездить в город за украшениями.

– Берите. Можете даже взять микроавтобус, если хотите, но только утром. Днём я поеду забирать дедушку.

– Нам хватит джипа, – сказала Нэнси. Её глаза сияли от предвкушения. – К тому же, весь день может уйти на то, чтобы выбрать украшения. Мы же ещё не видели этот амбар.

Остаток вечера прошёл незаметно за разработкой планов. Однако Нэнси смогла ненадолго ускользнуть и последовать за Нгюном в конюшню. Прислонившись к двери стойла, он гладил Кочиса.

– Он мой навсегда, – сказал он, повернувшись к ней. – Спасибо.

– И тебе спасибо, – ответила Нэнси. – Если бы не ты, я бы никогда не смогла выбраться. Ты действовал очень храбро.

– Я пытаться уводить мужчины. Чуть не попался. Я прятаться. Извини, что они обратно.

– Ты всё сделал правильно, – заверила Нэнси. – Мы отличная команда.

Улыбнувшись и рассмеявшись, они погладили Кочиса и Пряного и вернулись в дом.

Ребята всё ещё разрабатывали план вечеринки: считали количество детей в округе, их родителей, а также молодых людей одного возраста с Чаком и Хезер. И когда Нэнси отправилась спать, она решила, что после случившегося в каньоне вечер выдался крайне приятным.


На следующий день стояла прекрасная погода, однако Нэнси проснулась с ощущением, что не всё в порядке. И когда она открыла дверь спальни, её предчувствие подтвердилось. Джордж стояла в коридоре с несчастным выражением лица. Нэнси тут же спросила, в чем дело.

– Он вернулся, – заявила Джордж.

– Кто вернулся?

– Призрак-качина. Мы с Бесс видели его вчера ночью.

– Что? – Нэнси нахмурилась. – Где вы его видели? В коридоре?

Джордж покачала головой.

– Снаружи. Мне показалось, что я слышала какой-то шум, и я подошла к окну, выходящему на тот небольшой кряж. Я решила, что мне мерещится, но Бесс проснулась и сказала, что видит то же самое.

– Что он делал?

– Просто наблюдал за домом. По крайней мере, когда мы смотрели на него.

Нэнси вздохнула.

– Жаль, что я не видела.

– А что бы ты смогла сделать?

– Не знаю, – призналась Нэнси и вымученно рассмеялась: – Может, попросила бы у него улику.

– Он был дал тебе подсказку. – Джордж тоже рассмеялась.

– Что ж, придётся подождать, чтобы это выяснить. Давай-ка лучше позавтракаем. Впереди долгий и напряжённый день, не так ли?

– Судя по планам Хезер, так и есть.

Прибрать амбар оказалось сложной задачей – её они встретили с метлами, швабрами и тряпками. Когда всё стало чистым, девушки взялись за украшения. В Апачи-Джанкшен подруги приобрели большое количество разноцветных мексиканских шляп и корзинок, которые они наполнили яркими бумажными цветами.

Уорд и Чак принесли полдюжины снопов сена вместо скамеек, а для желающих – складные столы и стулья. Бумажные ленты и цветы свисали с балок, и когда Нэнси с подругами закончили, амбар стал нарядным. Довольные собой, они поехали обратно, чтобы поужинать и переодеться. Вечеринка должны была начаться ровно в семь.

Скромный ужин ели у бассейна, чтобы не мешать Марии, заканчивавшей готовить еду. Уорд и Чак должны были отвезти всё в амбар. Мистер МакГвайер, дружелюбный седой мужчина с усами, удобно устроился в кресле. На его запястье всё ещё был наложен гипс, а колено покоилось на мягкой подушке.

Когда Нэнси положила еду в тарелку, мистер МакГвайер поманил её к себе.

– Хочу послушать, как ты обнаружила дневник Большого Джейка, – сказал он. – Чак упомянул об этом по пути домой, но он был слишком занят и не смог рассказать о произошедшем в ущелье Скрюченных Деревьев.

– Странное имя для ущелья, – заметила Нэнси. – Там же нет ни одного дерева, да ещё и скрюченного.

Мистер МакГвайер рассмеялся.

– Кажется, его назвали в честь древней пустынной акации, погибшей годы назад. История гласит, что когда дерево вырвало бурей, обнаружилось, что в его корнях полно золота.

– Золота? – Нэнси скептически вздернула бровь.

Он покачал головой.

– Я тоже в это не верю. У большинства старых русел и ущелий есть подобные названия и объясняющие их истории. Хотя наше ущелье можно назвать Золотой Долиной, если там и правда есть золото в толще скал.

– Очень подходяще, – сказала Нэнси. – Надеюсь, вы найдёте золото.

– Так что там с качина, которого ты видела? Расскажи мне о нём. Как он выглядел?

– Это был облачный качина – по крайней мере, такой, как на картинке. – Нэнси постаралась подробно описать ту ночь.

Когда она закончила, мистер МакГвайер рассказал, что видел того же самого духа. В конце рассказа он спросил:

– Думаешь, всё дело в журнале? Теперь наш призрак уйдёт?

Нэнси вздохнула и положила вилку.

– Боюсь, что нет.

– То есть? Ты снова его видела?

Нэнси покачала головой.

– Я нет, но Джордж и Бесс вчера ночью видели качина на холме, а я слышала пение каждую ночь со дня приезда. – Юная сыщица вздохнула. – Не знаю, в чём тут дело, но загадка ещё не разгадана, и я над этим работаю.

– Береги себя. Не хватало ещё, чтобы ты попала в больницу, как я. Ты и так уже столько раз рисковала.

– Я буду осторожна, – заверила его Нэнси.

Их разговор прервала Хезер. Она объявила, что осталось меньше часа до приезда гостей.

Нэнси пошла в свою комнату и тут же уловила какие-то изменения. Она огляделась кругом, ища взглядом, в чем дело. Поначалу казалось, что всё на своих местах. Но потом она увидела, что одеяло взбуровлено.

Вспомнив скорпиона в чемодане, Нэнси осторожно подошла к кровати, не зная, чего ожидать. Нэнси откинула одеяло, но под ним не ждала никакая опасность. Вместо этого в складке тяжёлой материи обнаружилось перо!

Оно было старым и слегка зыпылённым. Нэнси ахнула, подобрав его: это было перо из головного убора качина, которого она видела в коридоре!

Глава 18 Танцы в амбаре

Нэнси застыла с колотящимся сердцем. И тут она снова услышала тихое пение. Она подбежала к окну, потом выскочила в коридор, но нигде не увидела качина.

Разочарованная, Нэнси присела на кровать. Она догадалась, что перо – какой-то символ или призыв, но понятия не имела, что он значит!

Подавив вздох, она аккуратно положила перо в ящик прикроватной тумбочки и вспомнила, зачем пришла в комнату. Нужно переодеться – скоро начнётся празднование!

Во время поездки за украшениями в Апачи-Джанкшен Нэнси купила простенькое платье в бело-синюю клетку. Она надела это платье и посмотрела на себя в зеркало. Ей очень шёл квадратный вырез с прелестными белыми оборками; синяя лента на поясе визуально уменьшала талию; широкая юбка развевалась при ходьбе. Нэнси очень нравился её наряд, включая белые босоножки и белую вязаную шаль.

Выходя из комнаты, Нэнси решила ничего не говорить про перо. Она непринуждённо улыбнулась Бесс и Джордж, ждавшим её в коридоре. Кузины надели почти такие же по стилю платья, только у Джордж оно было золотисто-коричневых оттенков, а у Бесс – розовое, выгодно подчеркивающее цвет её щёчек.

Бесс покружилась на цыпочках.

– В этом платье так и хочется танцевать!

Нэнси залилась смехом.

– Ты бы захотела танцевать даже в джинсах и ковбойских сапогах, – поддразнила она.

– Конечно, захотела бы, – признала Бесс, – но так лучше. Надеюсь, Чак оценит.

Нэнси рассмеялась.

– Я уверена, что оценит.

– Идём, – позвала из прихожей Хезер. – Надеюсь, вы не против пройтись пешком. Идти не так далеко, а обе машины загружены едой.

– Веди нас, – сказала Нэнси.

Путь был ровным и поднимался на вершину холма, а потом плавно опускался вниз, к дороге, где стоял амбар. Когда они спустились, Нэнси увидела джип и микроавтобус около задней двери, а перед самим амбаром, старым, освещённым фонарями, было припарковано несколько машин.

Во всех окнах горели фонари, и свет падал на землю из раскрытых дверей. Подойдя ближе, девушки услышали, как музыкальная группа настраивает скрипки и гитары.

Флойд, Тим, Диана и остальная компания с барбекю ждала рядом с машинами. Поприветствовав девушек, они вошли внутрь и стали танцевать, а к ним присоединились другие пары.

Вечеринка была отличной, но отличалась от всех, где прежде бывала Нэнси. Приезжали целые семьи, приносили с собой еду и складывали в комнату, где раньше хранили то ли корм, то ли снаряжение.

Младенцы лежали в корзинках на снопах сена, а дети одного с Нгюном возраста или помладше бегали туда-сюда, смеялись и играли. Все знали и любили друг друга, и все тепло поприветствовали мистера МакГвайера и поздравили Нэнси с раскрытием тайны, окружавшей Нгюна и украденные драгоценности из бирюзы.

Группа играла кантри, кадриль, современный поп и старые хиты – чтобы угодить всем. У Нэнси в каждом танце был новый партнер, и она смогла остановиться, только когда попросила дать ей отдохнуть.

Флойд отвел её к чаше с пуншем, стоявшей на столе напротив сцены, и налил два стакана.

– Тебе нравятся наши местные танцы, Нэнси? – спросил он.

– Очень, – с энтузиазмом ответила Нэнси, – но я не понимаю, откуда у вас столько энергии. Вон та пожилая пара не пропустила ни одного танца, даже быстрого.

Флойд рассмеялся.

– Это мои бабушка и дедушка. Могу спорить, что они будут танцевать всю ночь. Они члены клуба кадрили, так что находятся в отличной форме.

К ним подошли Бесс и Чак. Бесс получила свой стакан пунша и спросила:

– Когда будут подавать всю ту вкуснятину, которой занималась Мария?

Чак рассмеялся.

– Бесс, у тебя невероятный аппетит! – Он взглянул на часы и сказал: – Примерно через полчаса. Еду мы подаём пораньше, чтобы дети могли поесть, а то устанут и пойдут спать в машины голодными.

– Они всегда спят в машинах? – поинтересовалась Нэнси. – Здесь так много детей.

– Все берут с собой одеяла, и когда младшие начинают засыпать, родители просто укладывают их в машинах.

– Легко и просто, – заметила Бесс.

Чак кивнул.

– Ну, пару раз оказывалось, что в машине спит чужой ребенок, но поскольку все друг друга знают, то просто звонят и договариваются встретиться на следующее утро.

Нэнси и Бесс захихикали. Флойд поставил пустой стакан Нэнси на стол и закружил её в сторону танцевальной площадки. Время проводили с удовольствием, и когда вынесли еду, все на неё набросились. Физическая нагрузка на танцполе раздразнила аппетит.

Позже, когда заиграла медленная музыка и толпа немного поредела, Нэнси выскользнула из амбара подышать свежим воздухом. Ночь была ясной, и хотя луна наполовину скрылась, она достаточно освещала уже привычный пустынный ландшафт.

Нэнси отошла от амбара, погрузившись в тишину пустыни. Вдалеке выли койоты, воспевая серенады луне в своей особенной манере. И вдруг сыщица заметила движение на том холме, что загораживал собой комплекс.

Сердце Нэнси забилось чаще, когда она узнала своего проводника, облачного качина! Он с призрачной грацией двигался по неровной земле. От лунного света, сияющего на белых перьях, казалось, будто вокруг разноцветной маски светится нимб.

Нэнси затаила дыхание: качина повернулся в её сторону и махнул рукой, выкрашенной жёлтым, красным и белым. Хочет, чтобы она за ним последовала!

Забыв про друзей и совершенно не боясь, Нэнси поторопилась вслед за призраком, сойдя с ровной тропинки, чтобы сократить путь. Приблизившись к вершине холма, она потеряла дух из виду и побоялась, что не так поняла знак и спугнула качина. Но оказавшись на гребне, увидела его вновь: он неспешно плыл в сторону комплекса.

Едва дыша от волнения, юная сыщица последовала за духом. Тот обогнул старое каменное здание, проплыл мимо входа, углубился в тени. Комната Нэнси находилась на противоположном конце дома.

В окнах на этой стороне почти не горели огни. Однако лунный свет выделял белые перья, и качина было видно, даже когда он пустился под тени колючих кустов и деревьев, в изобилии растущих около стены.

Нэнси неуверенно остановилась. Качина тоже помедлил, едва заметный за мескитовым деревом и кактусом, которые защищали дом колючками от проникновения вредителей. И снова дух поманил Нэнси. Она подчинилась, но вначале нащупала в кармане платья спички – она помогала Марии зажигать свечи на столе.

– Жаль, что вместе с призраками не поставляются фонарики, – сказала она привидению и осторожно приблизилась, не желая зацепиться новым платьем за колючие растения.

Качина оставался на месте, пока Нэнси не приблизилась настолько, что могла бы его коснуться. И вдруг он исчез! Нэнси поколебалась и зажгла спичку. Спичка быстро выгорела, и свет не сильно помог, однако Нэнси успела заметить краску на нижней части стены.

Вторая спичка горела дольше. Нэнси держала её близко к земле, чтобы рассмотреть стену. На сыщицу уставился свирепый качина в чёрной маске с прорезями, и по спине Нэнси пробежал холодок, хотя ночь была тёплой.

Ещё несколько спичек сгорели, но никаких подсказок в рисунке на обнаружилось. Всего лишь изображение – и слишком темно, чтобы рассмотреть его как следует. В конце концов, Нэнси выбралась из теней.

Она хотела подсказку, и качина дал её ей! Вот только она не понимала смысла. Вздохнув, Нэнси пошла обратно к амбару. Друзья, должно быть, заметили, что она пропала, и волнуются.

Флойд ждал Нэнси у подножия холма.

– Я искал тебя. Где ты была?

– Пошла подышать. – Нэнси решила пока не упоминать качина. – Я что-то пропустила?

– Да нет. Группа ушла на перерыв, а мистер МакГвайер выступил с речью и рассказал, что произошло. Он похвалил твоё расследование и храбрость Нгюна. Мальчику это понравилось, он теперь звезда вечера.

Нэнси замеялась.

– Он это заслужил, после всего случившегося.

– Ну, часть всеобщего внимания принадлежит тебе, Нэнси!

Она покраснела.

– Моя работа ещё не закончена. Я не разгадала тайну качина.

– Разгадаешь, – усмехнулся Флойд. – И я уверен, что очень скоро.

– Я постараюсь, – ответила Нэнси.

Она думала о рисунке, который показал её неуловимый проводник. Возможно, завтра, при свете дня она сможет понять, что означает этот странный маленький качина со свирепой внешностью!

Глава 19 Вслед за призраком

Забравшись в постель, Нэнси вытащила из ящика перо. Аккуратно повертела его, рассмотрела и положила на соседнюю подушку. Прежде чем уснуть, она подумала: что принесёт завтрашний день?

Из-за нетерпения она проснулась ни свет ни заря, хотя легла довольно поздно. Одевшись и вооружившись кусачками, взятыми из склада у бассейна, она обогнула старое каменное здание.

Через несколько минут она нашла рисунок и около получаса очищала участок стены от растений. Но даже после проделанной работы было ясно, почему никто не увидел изображение раньше. Место было незаметным, укрытое неровностью самой стены. Если бы не проводник, Нэнси никогда бы не нашла рисунок.

Вдруг сзади раздался шум, и она удивлённо обернулась.

К ней подошёл Нгюн и указал на изображение.

– Что это?

– Я нашла ещё один рисунок качина, – ответила Нэнси и рассказала о вчерашнем загадочном проводнике.

– Не как другие, – заметил Нгюн, рассмотрев качина как следует.

– Я знаю, – согласилась Нэнси. – Твоя тётя Мария уже проснулась?

– Она делать завтрак.

– Можешь попросить её прийти сюда, когда у неё появиться свободная минутка? Я хочу узнать, что представляет собой этот качина.

– Я пойти спрашивать. – Нгюн пулей скрылся за каменной стеной.

Нэнси занялась выкорчевыванием колючих веток. Она очистила достаточно пространства, к тому времени как подошли Мария и Нгюн. Поднявшись на ноги, она посторонилась, предоставив индианке возможность рассмотреть небольшой, но на удивление хорошо сохранившийся рисунок.

Мария наклонилась, но потом ахнула и невольно сделала шаг назад.

– Это Хилили! – прошептала она.

Хилили? Кто он такой? – спросила Нэнси. – Особый вид качина?

– Это качина-колдун, привезённый в наше племя из зуни. Видишь шкуру дикого кота на его плечах? Это символ свирепости. Он часто бывает стражем на наших церемониях.

– Стражем? – Нэнси нахмурилась. – Но почему он тут нарисован?

– Чтобы охранять дом? – предположила Мария.

– Я так не думаю. Стража поместили бы рядом с дверью. – Нэнси снова рассмотрела изображение и спросила: – Он подлинный? Джейк ничего не изменил в рисунке?

Мария наклонилась и внимательнее изучила картинку.

– Я видела несколько Хилили, и этот точно такой же, – сказала она и оглядела заросли кактусов и колючего кустарника с обеих сторон. – Как же ты умудрилась его найти?

– Меня привёл облачный качина вчера ночью. Он хотел мне что-то сказать, и... – Тут её глаза заблестели. – Мне кажется, я знаю, что!

Мария посмотрела на неё и все поняла, но её лицо не выразило никаких эмоций. Вместо этого она крепко сжала руку Нэнси.

– Прежде чем ты приступишь, пойдем со мной, покушаешь. Я приготовила сосиски и блинчики.

Нэнси хихинула.

– Почему бы и нет.

– Что ты думает? – с любопытством поинтересовался Нгюн, дернув её за рукав.

– Скоро узнаешь, – ответила Нэнси.

Когда они сели за кухонный стол вместе с Бесс, Джордж, Хезер и Чаком, все тут же догадались, что Нэнси что-то замышляет.

– Ты расскажешь нам, что ты задумала? – поинтересовалась Джордж. – У тебя вид, как у кошки, слопавшей мышку.

– Ты что-то нашла? – с любопытством спросила Бесс.

–- Вообще-то, да, – улыбнулась Нэнси. – Когда мы позавтракаем, я вам кое-что покажу.

После такого тарелки быстро опустели, и все пошли за Нэнси на улицу. Она провела их к рисунку и рассказала о призраке-качина, который привел её сюда.

– Не понимаю, как ты отважилась последовать за ним, – содрогнулась Хезер. – Я бы до смерти перепугалась, просто увидев его рядом с собой.

– Но он же помогает нам, – напомнила Нэнси. – Сначала показал, где искать дневник, а теперь – это.

– И что он значит? – спросил Чак. – Ты уже выяснила?

– Мария дала мне хорошую подсказку. Она сказала, что это Хилили, качина-страж.

– И что с того? – поинтересовалась Джордж, когда Нэнси умолкла.

– Я думаю, он что-то охраняет, поэтому и нарисован тут.

– Сокровище? – Бесс разинула рот.

– Нэнси, это правда? – спросила Хезер.

Нэнси пожала плечами.

– Мы не узнаем, пока не раскопаем, – сказала она.

– Я принесу лопаты, – сказал Чак, – а ты решай, где копать.

Нэнси осмотрела землю, пытаясь понять, как давно здесь растут растения. Потом она обратила внимание, что в одной руке Хилили держит плётку из зелёных листьев юкки, наклонённую под необычным углом, в отличие от нескольких плеток в другой руке. Нэнси проследила за направлением плётки и отметила это место на земле носком ботинка.

– Там зарыто сокровище? – спросила Хезер.

– Придётся копать, чтобы это выяснить, – признала Нэнси.

– Так давай начнем, – сказал Чак. Он принёс две лопаты и протянул одну из них Нэнси. – Можешь копнуть первой.

– Будем копать по очереди, – предупредила Нэнси и взялась за дело. – Сложно сказать, как глубоко придётся копать. – Поколебавшись, она добавила: – Если, конечно, здесь что-то есть. Я ничего не могу обещать.

– Так копай, – съехидничал Чак. – Если молоть языком, то точно ничего не найдём.

Но вскоре смешки прекратились и началась серьёзная работа. Яма росла, но земля была такой твёрдой, что приходилось прикладывать усилия. Чак и Нэнси вскоре отдали лопаты Бесс и Хезер, а они, в свою очередь, Джордж и Нгюну. Мария носила холодные напитки и закуски по мере продвижения работы.

Около полудня Нэнси и Чак снова взялись за лопаты и спрыгнули в яму. Они работали с разных концов. Нэнси натерла руки, и на лбу появилась испарина – день становился всё жарче. Но когда она в четвёртый раз вонзила лопату в землю, раздался приглушённый лязг, а клин лопаты не продвигался дальше, даже когда Нэнси навалилась на него всем весом.

– Эй! – крикнул Чак. – Ты что-то нашла!

– Надеюсь, не очередной камень, – сказала Нэнси.

– Судя по звуку, вовсе не камень, – сказал Чак. – Давай я попробую откопать.

От предвкушения дело пошло быстрее, земля буквально летала, и через мгновение показалась крышка старого металлического сундука. Все стремились помочь, и вскоре Чак смог освободить небольшой сундучок из плена земли и поставить его на край ямы.

Поначалу все просто рассматривали его. Затем мистер МакГвайер, наблюдавший за всей суматохой из шезлонга в тени, крикнул им:

– Ломай замок, Чак. Давайте откроем его!

Чак подошёл к сундуку и черенком сломал старый замок, но не открыл сундук, а повернулся к Нэнси.

– Открывай ты, – сказал он. – Это ведь ты его нашла.

Друзья согласно кивнули. Нэнси глубоко вздохнула, вышла вперёд и потрогала металлическую крышку. Та постепенно нагревалась на солнце после долгого пребывания под землей. Её руки тряслись, когда она поднимала заржавевшую крышку!

Глава 20 Сокровище Хилили

Когда крышка откинулась, Нэнси ахнула от восхищения. Солнце осветило немного выцветших, но невероятно красивых кукол-качина. Мария воскликнула и опустилась на колени рядом с сундуком. Слёзы текли по её тёмным щекам.

– Что там? – громко спросил мистер МакГвайер, с трудом поднявшись на ноги. Хромая, он подошёл к остальным. – Что за сокровище вы нашли?

Нэнси узнала одну из кукол и благоговейно взяла её в руки: это была копия её вчерашнего проводника. От времени потускнели и поломались перья, выцвела краска на разноцветной маске, но от этого фигурки стали ещё более ценными.

– Они не пропали! – прошептала Мария. – Мы полагали, что их забрали или уничтожили, когда вожди бежали в Мексику. Всё это время мы оплакивали потерю.

– На дне сундука какая-то бумага, Нэнси, – сказал Чак, заглядывая через её плечо. – Видишь, там, под качина.

Нэнси осторожно отодвинула кукол и достала запыленные страницы.

– Это из дневника. Я узнаю почерк Джейка Харриса. Помните, я говорила, что некоторые страницы вырвали?

– Что там сказано? – спросила Джордж. – И почему куклы-качина лежат здесь? Их и правда отобрали у индейцев?

– Давайте пойдём в дом, – предложил мистер МакГвайер. – Нэнси почитает нам дневник, а мы рассмотрим качина.

Когда все устроились в гостиной, Нэнси окинула взглядом страницы и начала читать:

«Снова пришёл Зверобой и остальные вожди, и на этот раз они оставили мне качина для сохранности. Они говорят, что Уинслоу нанял плохих людей, которые преследуют племя. Они боятся, что те украдут их священных кукол ради коллекции.

На холмах снова горели костры. Я думал, что это люди Зверобоя охраняют мой дом, но вчера на гребне развели жуткий огонь, и все всадники были белыми людьми. Сегодня вечером дверь была незаперта, когда я вернулся домой. Боюсь, что люди Уинслоу обыскали дом в поисках кукол».

– Большой Джейк избежал их первого визита, – тихо произнесла Бесс, – но похоже, что второго уже нет.

Нэнси кивнула, переходя ко второй странице.

– Дальше он пишет, что боялся покинуть дом и не знал, у кого просить помощи, – пересказала Нэнси и продолжила чтение.

«Я боюсь, что качина украдут, если я их не спрячу. Я закопаю их в надёжном месте. Над ним я нарисовал стража-колдуна, чтобы отметить это место для Зверобоя, если не смогу рассказать ему сам.

Близится рассвет, и жуткий костёр за дверью догорает. Завтра могут поджечь и дом. Я подожду, пока не рассветёт; днём они прячутся от меня. И тогда я зарою эти страницы вместе со священными куклами. А когда эти люди придут, я буду держать ружьё наготове».

Нэнси положила запачканные страницы.

– Больше ничего нет. Должно быть, он так и сделал: закопал сундук и заперся в доме в ожидании.

Мария, рассматривавшая качина, отвлеклась от них и покачала головой.

– Бедный старик! Он был таким храбрым. Должно быть, коллекционер Уинслоу пришёл со своими людьми, как и ожидалось, а Джейк Харрис был так стар и слаб, что не выдержал этого.

Мистер МакГвайер кивнул.

– И они наверняка обыскали дом. И это их призраки годами здесь обитали. Они знали, что качина у Джейка, и жаждали их отыскать.

– Но не смогли, – с улыбкой напомнила Хезер. – Для этого нужно быть таким же умным, как Нэнси.

– И ещё нужна помощь качина, – скромно напомнила Нэнси. Она взяла в руки облачного качина, показавшего ей рисунок на стене.

– А что будет с сокровищем, мистер МакГвайер? – задала вопрос Джордж. – Это ведь ценное сокровище, да?

– Для моего народа эти качина бесценны, – прошептала Мария.

– Несомненно, они невероятно ценные, – согласился МакГвайер, – и их нужно немедленно вернуть законным владельцам.

Мария посмотрела на него блестящими глазами.

– Правда? Вы же знаете, какие они дорогие, и их нашли на вашей территории. Коллекционеры заплатят вам за них любые деньги.

Старик улыбнулся ей.

– Ваши люди доверили Большому Джейку охранять их самое ценное сокровище, и он выполнил обещание ценой своей жизни. Так что мы не вправе распоряжаться ими. Кроме того, твой прадедушка ведь был одним из тех вождей, которые доверили кукол Джейку?

Мария кивнула.

– Он умер в изгнании в Мексике. Туда его вынудили отправиться люди, заявившие, что он и другие вожди убили Джейка Харриса.

– Наверное, этот ужасный коллекционер Уинслоу выдумал историю, чтобы скрыть свою вину, – предположила Бесс.

Все согласно кивнули.

– Что ты будешь делать с качина, Мария? – спросила Нэнси. – Как ты вернёшь их своему племени?

Мария наклонилась, задумавшись на несколько минут, а затем улыбнулась.

– Думаю, Нгюн поможет мне вернуть их. Он наследник вождя, и это сделает сына моего брата настоящим членом племени.

– Как здорово, Нгюн! – выдохнула Нэнси. – Ты ведь будешь рад это сделать?

Она посмотрела на мальчика. Тот улыбался во весь рот. Он был слишком переполнен чувствами, чтобы говорить, и лишь кивнул, но его счастливое лицо говорило само за себя.

– Ты останешься на церемонию? – спросила Мария у Нэнси.

Девушка вздохнула и обвела взглядом друзей.

– Я бы с радостью, – сказала Нэнси, – но мы разгадали обе загадки, и мне нужно возвращаться в Ривер-Хайтс.

Она и не знала, что по возвращению домой столкнется с новой загадкой.

– Может, пообедаем? – предложила Бесс, сменив тему. – Я ужасно проголодалась от поиска сокровищ.

– Я тоже, – засмеялся Чак, приобняв симпатичную блондинку.

Весело болтая, сыщики отправились на кухню, оставив Марию и потрясённого Нгюна наедине с их ценными качина.


Перевод осуществлён эксклюзивно для группы ВК

Dare to read: Нэнси Дрю и Братья Харди

(https://vk.com/daretoreadndrus)

СПАСИБО, что читаете книги!

Куклы-качина – это обрядовые куклы индейцев хопи, представляющие собой фигурки духов – прим.ред.

Ракетбол (англ. Racquetball) — спортивная игра с мячом и ракеткой, проходящая на прямоугольном закрытом корте. Её придумал в 1949 году американец Джо Собек – прим.ред.

Аппалуза — чубарая порода лошади, выведенная индейцами племен не-персе и популярная в США. У чубарых лошадей основным цветом может быть любой, от светлых до тёмных, но на этом фоне всегда присутствуют пятна, которые чаще всего ярко контрастируют с основным цветом – прим.ред.

Гнедая — лошадь, корпус которой коричневого окраса различных оттенков, от огненно-рыжего до почти чёрного, а грива, хвост и нижние части ног, до скакательных и запястных суставов включительно – чёрные – прим.ред.

Чомбур – это короткий шнур (обычно длиной полтора-два метра), оконцованный с одной стороны карабином – прим.ред.


Оглавление

  • Глава 1 Просьба о помощи
  • Глава 2 Проклятье качина
  • Глава 3 Конокрад
  • Глава 4 Опасное предупреждение
  • Глава 5 Жуткий призрак
  • Глава 6 Первая зацепка
  • Глава 7 Испуганная лошадь
  • Глава 8 Гремучая змея
  • Глава 9 Замечательная находка
  • Глава 10 Яростный огонь
  • Глава 11 Летящая стрела
  • Глава 12 В ловушке!
  • Глава 13 Ненастная ночь
  • Глава 14 Нгюн в беде
  • Глава 15 Попалась!
  • Глава 16 Потрясение
  • Глава 17 Вечеринка
  • Глава 18 Танцы в амбаре
  • Глава 19 Вслед за призраком
  • Глава 20 Сокровище Хилили