КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412270 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151132
Пользователей - 93968

Впечатления

Serg55 про Вихрев: Третья сила. Сорвать Блицкриг! (сборник) (Боевая фантастика)

неплохо, но в начале много повторов, одно и тоже от разных героев

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Стрeльникoва: Мой лед, твое пламя (СИ) (Любовная фантастика)

пишет эта дама стрельникова уже лет 10. по крайней мере жена столько про неё слышала. пишет много, и до сих пор у неё САПОЖКИ и ЗАЛА! люди воют, плюются, матерятся: НЕТ таких слов!!! есть «сапоги», а сапожки - только для детей. и есть «ЗАЛ»!
люди взрослеют, растут, приобретают образование, ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ, ЧИТАЮТ. мозги себе вправляют. ну, это нормальные люди.
а что это за зверь – «центральная парадная зала»? а есть нецентральная? и много-много непарадных? ДЛЯ ЧЕГО в частном доме? не дворец ведь! какая «центральная парадная зала»???
а сожрать в ванной БЛЮДО пирожных с кремом за полтора (!) часа перед приёмом, ты как в платье-то влезла, лишенка?
и на праздник, к многим-многим гостям, на твой первый бал (ты только из пансиона), ты надела «драгоценность» - кулон с топазом!
взяла ггня в руки коробочку с подарком мужчине - брошью (!) и, не подарив, пошла с ним танцевать. где брошь? куда она её сунула?? и что за подарок МУЖЧИНЕ – брошь??!
дальше. брошь из серебра, но с АЛМАЗОМ!! знаете, слов вот нет. какое серебро с алмазом? кто этот дурак, что оправил АЛМАЗ в СЕРЕБРО??
ладно, в подарок – алмаз в серебре, а себе, на ПЕРВЫЙ бал – ТОПАЗ??
бал не кончился, пошла ггня к себе. дом полон гостей. одела она халат поверх ночнухи, тапки и вышла. за-чем? к гостям? покрасоваться перед толпой народа?
утром закуталась в шаль и пошла завтракать. стральникова, ты сама-то когда-нибудь, в шали завтракала? а когда за приборами потянулась, куда шаль делась? а там ещё, когда завтракаешь, руками и двигать надо. не с ложки же тебя завтраком кормили. а поспешив на вкусные запахи КУХНИ, перешагнула порог «просторной СТОЛОВОЙ»!
теперь вопросы. почему, зная, что воспитанница приезжает, ей не предоставили камеристку? приезжает к балу, у неё нет бального платья, и она пешком, за пару часов, идет САМА покупать? почему из всех слуг, вокруг ггни вертится только экономка? и встречает, и на бал собирает? причёску делает? э-ко-ном-ка! причёску делает!
и как это: "от нервного волнения показалось"? от чего?? это – по-русски?
гг - ледяной маг, Страж Гор, лорд, не последний человек государства, который выплачивал «приличные суммы» на счёт ггни. пансион, дающий «отличное» образование и «отличное» воспитание, после которого на первый бал надевается топаз, натягивается халат и выходится в полный дом гостей, и - шаль на завтрак! почему имея приличный счёт, зная, что прибываешь прямо к празднику, ты бального платья не заказала?? почему прёшься в «парадную залу» ОДНА? без сопровождения?
и – нытьё, и заикание, и трясущиеся губы, руки, сопли ггни.
это – прочитанная одна глава. после чего я сунул вот это жене, она проглядела полторы главы и сказала: видимо писала дэвушка давно, из черновиков, что-то разобрала в «служанку двух господ», что-то ещё куда, а денег-то хочется, сладко жрать пирожные с кремом блюдами привыкла, вот и вытащила старьё на свет божий.
в общем, моё впечатление: мерзкая, мерзкая вещь от тётки, которая УЧИТ! «КАК СТАТЬ АРИСТОКРАТКОЙ»! необразованная, невоспитанная тётка УЧИТ! тётка, которая НЕ ПРОЧИТАЛА НИ ОДНОЙ книги из классики. тётка, которая права на такое учение не имеет, но имеет, от необразованности и бескультурья огромные хамские претензии на «инженера человеческих душ».
не читайте её, девушки. а если читаете, не берите НИЧЕГО на веру. пишет бред, откровенный, безграмотный и вредный.
хотя бы просто потому, что когда имеешь ОБРАЗОВАНИЕ спокойно и чётко пошлёшь кого угодно, куда угодно и запросто. никакого «бе-бе-бе» с заиканием НЕТ!
а вот за десятилетия попыток представить людей образованных и воспитанных неприспособленными к жизни дураками, такие, как стральникова&Ко и их последовательницы—копировщицы поплатились. жёстко, чётко и самым страшным для них – безденежьем. НИКТО НЕ ПОКУПАЕТ.
вас ПЕРЕСТАЛИ ПОКУПАТЬ! и, как следствие, издавать. так вам и надо.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Сорокина: Отбор без шанса на победу (Любовная фантастика)

попытался почитать, не пошло. после хороших вещей наивный тухляк с претензией не прокатил.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Звездная: От ненависти до любви — одно задание! (Космическая фантастика)

рассказик в 70 кб, а читать невозможно. проглядел до середины и сдох.
никогда ни мужчина, ни женщина не то что не влюбятся и женятся, в сторону не посмотрят человека, который СМЕРТЕЛЬНО подставил хотя бы ОДИН раз! а тут: от 17-ти и больше! да ладно! а ггня точно умная?
хотя, по меркам звёздной, динамить родственника императора сопливой деревенской адепткой 8 томов и писать, что мужик целибат ГОДАМИ держит, наверное, и такое вот нормально.
эту афтаршу просто надо перерасти. ну, супругу, которая лет 10 назад была в восторге от неё, сейчас откровенно тошнит уже при упоминании фамилии. как она сказала: "люди должны с годами развиваться, а не опускаться. пишет тётка всё хуже, гаже и гаже. чем дальше, тем помойнее."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Госпожа чародейка (СИ) (Любовная фантастика)

прекрасная героиня. а ещё она умна и воспитана прекрасно. безумно редкие качества среди тех деревенских хабалок, которые выдаются бесчисленным количеством безумных писалок за образец подражания, то бишь "героинь".
точнее, такую героиню в первый раз и встретил. надо будет книги мадам богатиковой отслеживать.)

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Фрейдзон: Шестой (Современная проза)

Да! Рассказ впечатляет не меньше, чем "Болото" Шекли!
Всем рекомендую прочесть.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Последние из легенды (СИ) (Любовная фантастика)

всё-таки приятно читать писателя.)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Вот такое кино, или «Рабыня Изаура» отдыхает (fb2)

- Вот такое кино, или «Рабыня Изаура» отдыхает (и.с. Русский романс) 532 Кб, 266с. (скачать fb2) - Валентина Владимировна Седлова

Настройки текста:



Валентина СЕДЛОВА ВОТ ТАКОЕ КИНО, ИЛИ «РАБЫНЯ ИЗАУРА» ОТДЫХАЕТ

* * *

Я продиралась через слякоть московской мартовской не то зимы — не то уже весны, собственным телом прикрывая от порывов ветра огромный весь в ленточках и прочих бантиках букет. И с чего этим ненормальным — моим лучшим друзьям Теме и Машке — приспичило расписаться именно в этот мерзопакостный сезон? Ну, была бы хоть одна малюсенькая причина такой непонятной тяги в ЗАГС — я бы поняла. Например, ожидание бебика, которого надо родить в законном браке и никак иначе. Или своевременно подвернувшаяся родня, желающая непременно погулять на их свадьбе — ну, и оплатить ее, разумеется. Еще что-нибудь в этом же роде. Так нет же: им, видишь ли, просто захотелось. Да и можно ли назвать нормальной свадьбой тихую роспись практически при полном отсутствии гостей, родни и свидетелей, сведя всех в одно лицо — меня то есть?

Да-да, они мне так вчера и сказали, позвонив почти в половине двенадцатого, что вот, мол, в пятницу женимся, и ты крутись, как хочешь, а быть обязана, поскольку кроме тебя мы все равно никого не ждем и в известность не ставим. Молодцы! Классно выпендрились! Только мне с этой радости одни огорчения: где я им за полдня свадебный подарок найду? Нет, я не спорю, что для меня невыполнимых задач, как показывает практика, пока, тьфу-тьфу не сглазить, не бывает. И даже подарок уже выбран и покамест ждет своего часа в моей квартире. Если вам вдруг интересно, что именно, отвечу. Раскладушка современной модели. Узенькая и вся из себя такая аккуратная.

Вы, наверное, удивитесь — зачем молодой семье раскладушка? Спали же они где-то до этого? Да и вдвоем на парусинно-трубочную конструкцию улечься можно от силы пару раз. На третий точно развалится. Что ж, не буду таиться и дешево жеманиться: раскладушка для меня. Поскольку Машка переехала к Теме, сэкономив тем самым на съеме квартиры, то единственная кровать в Теминой квартире отныне и навеки оккупирована влюбленной парочкой. Если раньше по старой дружбе можно было задвинуть Тему в дальний уголок кровати и храпеть себе в обе дырочки, то двигать их вместе с Машкой — увольте. Да это и извращением попахивает. А я девушка в данном вопросе старомодная. А так я подарю им раскладушку, и мне снова будет где ночевать во время своих нечастных набегов на их гостеприимный очаг. Кто-то, наверное, скажет: редкостная эгоистка эта Лизка! Только о своих потребностях и думает. Ну и что? — отвечу я ему. А эти двое хоть чуть-чуть подумали, прежде чем выгонять свою лучшую подругу в сырость и слякоть тащиться к ЗАГСу?

Хотя, надо признаться, зерно рациональности в этом безрассудстве, определенно, присутствовало. Хоть встретимся в непринужденной обстановке, поболтаем о том, о сем. А то у всех дела, работа, выходные заняты и весь прочий джентльменский набор отговорок. Даже и не припомню точно, когда мы в последний раз собирались вместе? Кажется, Новый год встречали у меня. Благо трехкомнатная квартира правильной планировки и той самой застройки это позволяла. Присутствовали Машка, Темка, я, мой дед-академик и персидский кот Егор — любимец дедушки со своим малолетним сыном, которого нам таки впихнули за алиментного котенка соседи по даче. Оказалось, что наш Егор слегка подпортил репутацию их девочке — британской голубой с такой высокопарной кличкой, которая с трудом умещалась на одном листе бумаги. Хозяева, впрочем, звали ее Христя.

При передаче котенка нам с дедом пришлось выслушать от соседей все, что они думают о распущенности всяких рыжих бандитов неопознанной масти. Ну, это они зря на нашего персюка баллоны катят — полюбовались бы лучше на свою облезлую расхристанную мымру. Котенок, впрочем, внешне получился вполне ничего. Не такой худющий, да зализанный, как его маман, но и не такой лохматый, как отец. Цвета пока неопределенного, но вы сами попробуйте смешать голубой и рыжий, и посмотрите, что из этого получится. От папы недоросль отличался помимо всего прочего более выдающимся носом. Я бы даже сказала — римским профилем, но к котам это, кажется, не относится. Но что самое печальное, и уж не знаю, в чем тут дело — в нежном возрасте или все-таки мешанине пород — эта мелочь, которую мы с дедом пока называли Китекет за неимением лучшего имени, отнюдь не была флегматиком, как его папаша. В наш дом попал самый настоящий холерик со всеми присущими этому темпераменту особенностями. Китекет летал по квартире, решительно наплевав на все законы гравитации вместе взятые, раскачивался на люстрах, лихо взбирался по гардинам и просачивался между хрустальных бокалов так, что они даже не звенели. Просто чудо, что затяжек и прочих царапин на всем мебельно-паркетном интерьере пока что было немного. А то глядишь — и заново придется квартиру в порядок приводить. А мне и прошлого ремонта с головой хватило, до сих пор как в кошмарном сне эту историю вспоминаю.

Хорошо хоть с работы сейчас отпроситься не проблема, а то не пришлось бы мне гулять на Темкиной с Машкой свадьбе. Впрочем, это «хорошо» — тоже боком выходит. Как раньше работала наша сценарная бригада? Стандартная пятидневка, в шесть вечера по домам, в выходные о работе законным образом и не вспоминаешь, и не думаешь. А теперь? В связи с отсутствием помещения (!) мы собираемся вместе два раза в неделю по понедельникам и четвергам, а все остальное время ваяем материал, сидя дома. Вы, видимо, подумали: а с помещением-то что за проблема? Было ведь, мы помним. Отвечаю: помещение осталось. Только помимо нашей сценарной бригады там еще вкалывают три такие же, поскольку продюсер решил, что писать один сериал за раз — это скучно. И решил делать сразу четыре, на любой вкус, цвет и масть. Взял на каналах соответствующие заказы, выбил под эти заказы кредиты в банке — все честь по чести. А вот снять для разросшейся команды площади соответствующего размера не захотел. Мол, будем экономить. Все равно у каждого дома по компьютеру и толстый-претолстый канал в Интернет. Так чего ж нам казенное имущество выдавать? Пусть своим пользуются и благодарят за гибкий график работы.

А толку-то с этого «гибкого графика»? Раньше у нас два законных выходных было, хоть трава не расти. А теперь можем всю неделю напролет пахать и только втихомолку стонем, что в сутках не сорок восемь часов, как хотелось бы начальству, а всего двадцать пять. Да и двадцать пять — это только если спать в сутки на один час меньше. А мы от недосыпа уже на ветру шатаемся, и от взгляда нашего каменеют лицом случайные милиционеры. Прутся по улице живые красноглазые упыри, понимаешь.

Чего пишем? Не, с сентиментальных драм наша бригада спрыгнула. И, наверное, зря. Впрочем, особенного выбора у нас и не было. Продюсер предложил делать либо Адаптацию, либо детективный сериал новельного типа, когда герои одни и те же, но в каждой серии — у героев одно новое дело, к финалу, разумеется, благополучно героями раскрываемое.

Почесав затылки, мы дружно решили от Адаптации отказаться. Заниматься подобной галиматьей, когда еще свои мозги на что-то годятся… И вообще, не понимаю я смысла этой самой Адаптации. Представьте себе: есть некий сериал, написанный лет десять-пятнадцать в стране переразвитого капитализма. Прошел в своей стране с соответствующим успехом, продюсер тамошний срубил на нем приличествующее количество капусты, а потом задумался по жадности великой. Куда ему теперь с этим сериалом податься? Второй раз показать? Не выйдет. Во-первых, сериал этот года три подряд шел — так что: все три теперь и показывать? И это, когда каждая домохозяйка страны уже знает в мельчайших подробностях, чем все там закончится, а если и не знает — ее соседки в мгновение ока просветят. Предложить сериал странам менее развитого капитализма? Не прокатит: там своих мылодрам уже наваяли столько, что только на новости телевещание и прерывается, а все остальное время мыло крутит. Так что же делать?

И тут в голову этого гениального продюсера приходит мысль: сериал продать, но не в готовом, так сказать, виде, а полуфабрикатом. То есть на уровне сценария. И местным сценаристам всего-то дел остается, что поменять героям имена на отечественный вариант, подретушировать события, дабы не выбивались из местного контекста, да написать диалоги, используя нужную нормативную и ненормативную (ну — это между собой) лексику. Все это потом заново снимается, и зритель искренне верит, глядя на знакомые актерские лица, что эта история местного разлива. Вот это и есть Адаптация.

Круто? А теперь представьте, что хитрый продюсер продал свой полуфабрикатный сериал не в одну страну, а вот уже в десятую, а то и пятнадцатую кряду. И когда продавал в последний раз, то говорил с гордостью уже нашему продюсеру, тряся ему зажатую в рукопожатии лапу, что тот совершил крайне выгодную сделку, поскольку вон уже десять стран это у себя поставили, и все тамошнее население по уши счастливо. В общем — пользуйтесь нашим мылом и знайте, что вы не первые. Чем и гордитесь. А чтоб никаких накладок не было, тамошний продюсер по отдельной договоренности с нашим продюсером еще и оставил своего Главного автора, чтоб разруливал этот процесс между русскими медведями-сценаристами. А то еще напишут какую-нибудь отсебятину, противоречащую основной концепции полуфабриката.

Осознали? Что касается лично меня, то в отношении банно-прачечных причиндалов я весьма щепетильна. А сериалы хоть и называются мылом исключительно в силу привычки, но ассоциация-то прямая напрашивается. Да еще и надзиратель этот, замаскированный под Главного автора, и ни бельмеса не понимающий по-русски, кроме «здрасте» и «хорошо». В общем, я первая решительно закачала головой на предложение нашего продюсера, спровоцировав тем самым ту же реакцию у остальной нашей группы. Так что Адаптацию спихнули другой сценарной бригаде. И мы об этом еще вроде как не пожалели ни разу. Особенно, когда узнали, с чем именно нам пришлось бы иметь дело…

Значит, представьте себе, как вы, будучи на месте простого российского сценариста, могли бы адаптировать к российским же условиям следующий предложенный вам сюжет:

Исторически-костюмная драма. Начало девятнадцатого века. Он и она. Живут в провинции, около озера, и держат отель(!). Угадайте название отеля? В точку — «У озера». Они типа в браке, но временами ссорятся. Когда это происходит, она садится в машину(!!) и едет в горы. Типа развеяться. Когда муж уж особенно ее допекает, героиня ходит на местное собрание феминисток(!!!). Дальше даже рассказывать не хочу, поскольку боюсь рухнуть на землю от желудочных колик, вызванных спазмами истерического смеха.

Бедолаги из соседней бригады попытались через переводчика намекнуть Главному автору на столь явные несоответствия сюжета что российской, что мировой действительности того времени, но не тут-то было. Главный автор уперся рогом и даже убедил нашего продюсера, что его мнение и есть истина в последней инстанции. Кое-как, с применением внутренне лошадиных доз валерьянки, попавшие в западню собратья-сценаристы все же уговорили Главного автора заменить отель на поместье, автомобиль на роскошную карету с лошадьми, а феминисток — на милых поэтессок, вяжущих в свое удовольствие носки в пользу бедных.

Вы думаете, это была первая и последняя битва за историческую достоверность? Ха-ха три раза. Как бы ни так. Знаете, что Главный автор им на прошлой неделе устроил, чтоб жизнь малиной не казалась? Там по сюжету умирает хозяин соседнего поместья — близкий друг главной парочки героев. А на следующий после смерти день Главный автор, сверившись со своими записями, потребовал в этом поместье устроить бал, да еще и наследника престола туда же пригласить.

Тут уж наши стояли насмерть. Мол, какие пляски, когда тело хозяина поместья еще и остыть не успело, и земле не предано. А если во главе бала будет отплясывать наследник престола, то такого наследничка доморощенные террористы грохнут еще до истечения календарного года, и никто их за это не осудит. И вообще: давайте придерживаться исторической достоверности!…

Ну, по поводу исторической достоверной недостоверности я уже выше прошлась. А вот по поводу ситуации в целом ответ Главного автора был сугубо лаконичен:

— Оправдайте, почему в таких условиях бал все-таки состоялся.

Вот так, не больше — не меньше. Перевернул все с ног на голову и вышел сухим из воды. А наши несчастные собратья по маразму теперь клинятся и думают: что же все-таки написать, чтобы зритель их при просмотре данной серии тухлыми овощами не закидал. Вот тебе и Адаптация, и западный опыт.

Ой, ладно, что я все про работу, да про работу — сегодня же праздник! Вон, уже и ЗАГС показался. Ой, машин-то сколько! Интересно, а мои гаврики на своих двоих сюда добираются или хотя бы такси для приличия возьмут? Про ленточки и прочие цветочки я просто молчу, поскольку ответ и так сам собой напрашивается.

Так, вот я уже и внутри. Ух, как тепло, когда ветра нет! Так, что с букетом? Ага, вроде нормально, не сильно растрепался. Теперь ищем глазами двух сумасшедших, ничем не напоминающих собой жениха и невесту. Ой, да я же пошутила! Зачем было напяливать кожаные штаны на собственное бракосочетание?! И ладно бы только Темка отличился, а то вон, оба стоят у гардероба, стойку подпирают, кожей напоказ сверкают. На Темке еще черный свитер и куртка-косуха, а Машка в шелковой блузе и кожаном жилете со шнуровкой

— Привет, придурки!

— И тебе здорово. Чего это ты за веник с собой приволокла? Тебя ж предупреждали: никаких подарков!

— Ага, вы-то ладно, а я хочу на той самой церемонии выглядеть достойно в отличие от вас, с головой поссорившихся.

— На какой это церемонии?

— Ну, когда вас расписывать станут. Марш Мендельсона и прочие штучки. Вам что, не говорили?

— Тогда можешь расслабиться — мы уже расписались.

— Это как?!! Вы что, меня подождать не могли? Единственный гость на свадьбе — и тот пролетел?!

— Да успокойся ты. Не было ничего. Пришли мы к регистраторше, говорим: мол, так и так. Женимся мы сегодня. Вот все бумажки. У дамочки нервный тик начался. Говорит, вы мне сейчас все остальные свадьбы своим видом распугаете. Мы ее успокаиваем: говорим, документы оформите, и мы уйдем. Ну, она и оформила.

— А теперь тогда куда?

— Как куда? Кутить!

И мы отправились кутить, предварительно вручив злополучный букет той самой нервной регистраторше. Дама была польщена и явно оттаяла по отношению к моим новобрачным.

Когда нам надоело шляться по мокрой Москве, мы отправились в кабак. Откровенно говоря, первой взмолилась я: если бы знала, что все будет именно так, то оделась бы соответствующе: в джинсы или кожу и удобные теплые ботинки, а не в сапожки на каблуках и костюм с крошечной «офисной» юбкой. Машка с Темкой только хихикали, глядя на мои мучения, когда мерзкие каблуки то и дело проскальзывали, и я изо всех сил пыталась сохранить равновесие и не упасть в грязь лицом. Отнюдь не в фигуральном смысле, вы меня понимаете. И-иии, друзья, называются.

В полуподвальном кабаке в районе Арбата, темном и накуренном, я залезла в самый дальний из обнаруженных углов, чтоб исключить даже малейшую возможность общения со всевозможным нежелательными личностями, которые судя по всему, частенько заглядывали в эту дыру с гордым и незаслуженным названием «ресторан». И как Машка только умудряется находить подобные заведения — ума не приложу. Я вон, трясусь уже от общей атмосферы, а она явно тащится и чувствует себя как килька в томате. В смысле — рыба в воде.

Через некоторое время я уже забыла про все свои страхи вместе взятые, поскольку добрый Тема «для согрева» влил в меня подряд два коктейля Б-52, которые, как известно, сначала поджигаются, а уж потом пьются. При прямом попадании в голодный желудок гарантируется моментальная отдача в голову. Что, собственно говоря, и произошло.

— Ладно, а теперь рассказывайте: как докатились до жизни такой? С чего это вы вдруг решили уведомить государство о том, что спите под одним одеялом?

— А почему бы и нет?

— Да потому что у вас все НЕ ПРАВИЛЬНО!!! Ну, какая нормальная невеста, если только она не рокерша какая-нибудь, выходит замуж в кожаных штанах?

— Я. И согласись — это безумно удобно.

— Нет, не понимаю.

— Лизка, всему свое время, — встрял в разговор Тема. — Поверь мне, настанет момент, когда ты сама поймешь: вот оно, пора. И пойдешь, распишешься со своим любимым человеком. А будешь ты при этом в свадебном платье, или в джинсах, или в купальнике — это уже без разницы. Так что нечего голову ломать.

Ну ничего ж себе! Прямо как с малым ребенком говорит! Мол, не доросла еще подруга, рано тебе нас понимать. Вот гусь!

— А вообще, ребята, вы — редкостные гады!

— Это с чего ты нас так ласково обозвала, а?

— Если раньше у меня был статус женщины, имеющей постоянного любовника, то теперь после вашей свадьбы все поймут, что между мной и Темой ничего нет и быть не может. И на самом деле — никому я не нужная и вся из себя одинокая.

— Ой, держите меня! — застонал от хохота Тема. — Чтоб ты и была одна! От кого я это слышу? Готов спорить на что угодно, что в самое ближайшее время это твое одиночество закончится.

— Ага, тебе смешно. Ну, смейся, смейся. Только скажи: где его взять — любимого человека? Может, место подскажешь? А то мне пока либо откровенные альфонсы, либо самоуверенные снобы попадаются.

— Не торопись, сам найдется. Место его обнаружения, сама понимаешь, тут большого значения не имеет. У меня знакомая есть, туристка, так ей будущего мужа в пьяном виде прямо на костер принесли. С тех пор живут душа в душу. И заметьте: муж отнюдь не алкоголик, как можно было бы подумать, исходя из истории их знакомства. Просто перебрал в тот день человек. И не просто, а по серьезному поводу, как потом оказалось. Ну, с кем не бывает?

— Так, сворачиваем тему, а то начинаю безобразно вам завидовать. Сидят тут, понимаешь, все из себя новобрачные, и учат жизни единственную свою гостью.

— Тебя, пожалуй, поучишь, — отозвалась Машка. — Кстати, помнишь свой подарок нам на свадьбу?

— Какой? — спросила я, мучительно пытаясь припомнить, не успела ли я разболтать им про раскладушку.

— Тот самый. Гарнитур из твоего клада — ожерелье и серьги.

— А — это. Так это когда было, я уж и забыть успела. Помню, конечно. А что такое?

— Представляешь, у меня его едва не украли!

— Да ты что! А как?

— Сидели мы дома, праздновали восьмое марта. Тема в магазин отправился за шампанским, а я осталась на стол накрывать. Ну, накрыла. Пошла оделась. Платье, туфельки. Гарнитур твой. И тут вспоминаю, что у нас мусорка уже два дня стоит, а Темку туда-сюда гонять неохота. Набросила на себя плащ и во двор, благо что мусорные баки у нас прямо напротив подъезда. А там какой-то бомж. Увидел ожерелье, аж зубами скрипнул и ко мне прямым ходом. Тянет грязные лапы и еще кого-то зовет. Думаю все: у них тут банда. Останусь я без твоего подарка и с помятой репутацией. Самое обидное, что по своей же вине. На кой черт, спрашивается, меня понесло на улицу в бриллиантах? Клуша безмозглая. Разозлилась от этой мысли и как засветила бомжу в череп пакетом с мусором. А у меня там банка с испорченными огурцами, я ее даже вскрывать не стала, сразу в помойку определила. Бомжара от меня и шарахнулся. Вопит, за голову держится. А тут ему на подмогу еще парочка лезет. Я начинаю всерьез прикидывать, как с ними сладить, но тут Тема подошел, и они разбежались.

— Ничего себе! А что — у вас дворники их не гоняют?

— Лизка, ну ты даешь! Да бомжи эти сами в дворники идут, чтобы прямой доступ к помойке иметь и место, где спать в тепле. Еще и ругаются друг с другом, если кто-то на чужой бак претендовать начинает.

— А что — нормальных дворников совсем не осталось? — ужаснулась я.

— Остались, конечно. Только, наверное, не в нашем дворе. Так что гарнитур я за пределы квартиры больше выносить не рискую. Уж больно он мне нравится. И главное, второго такого больше не найти. Ведь старинная вещь, сразу чувствуется.

— Ну да, старинная, — согласилась я, чувствуя, что на все глобальные проблемы, свои и чужие, в данный момент мне глубоко начхать. То ли Б-52 так всерьез подействовал, то ли я впервые за последние три месяца смогла нормально расслабиться. Нет, все: уходить надо с такой работы. Никакой личной жизни, одни нервы да сплошные текстовки сценариев. Даже ночами уже снятся, проклятые. Будто лежит передо мной бумажная кипа, и мне надо срочно ее проверить, переписать и отправить в производство, то бишь на съемочную площадку. А я точно знаю, что там что-то не в порядке, и исправить все к сроку я просто не успею. Такие вот у меня красочные сны. И не верьте тому, кто кричит, что это все сплошные понты и гонор, а на самом деле я от своей работы торчу и ею наслаждаюсь. Извините, я что, похожа на мазохистку? Вот на тень отца Гамлета уже похожа. А на добровольного любителя мучений — нет.

Засиживаться в кабаке мне не хотелось, и я, оставив свежеиспеченных молодоженов ворковать о будущем, отправилась домой. Ребята, правда, попробовали набиться в провожатые, но я твердо сказала, что до метро вполне способна дойти собственными ногами и без приключений. Они для виду слегка поломались и уступили. И правильно: сегодня их день, и нечего мне им мешать. Правила приличия соблюдены, можно сваливать.

Погода за эти полдня и не думала улучшиться. Лишь стало еще холоднее и, кажется, еще мокрее. Хотя куда уж больше. Я шла, не набросив на голову капюшон и распахнув ветру душу, как говорила моя мать. То есть, не застегиваясь. Было действительно холодно и сыро, но мне сейчас даже это доставляло истинный кайф. Хоть что-нибудь почувствовать, да на природу и на людей посмотреть. А то каждый день с утра после обязательной чашки кофе носом в компьютер и писать, переписывать, выверять. Если назначена встреча группы, то тащиться в офис, обсуждать возможные идеи для следующих серий, отбиваться от «гениальных озарений» всяких полоумных авторов из новеньких, которых так щедро подбрасывает нам в последнее время руководство под предлогом того, что наш сериал — лучшая школа жизни для таких вот товарищей. И это нормальная работа?

Может, я все-таки была не права, когда отказалась от стандартной офисной карьеры? Глядишь, к настоящему моменту уже перешла бы из разряда «девочка, принеси кофе» в «девочка, подай папку». А по вечерам корпела бы над кандидатской диссертацией и читала Шекспира в подлиннике, ломая перед собой комедию, что понимаю почти все. И мечтала о том благословенном моменте, когда на меня обратят внимание, повысят в должности и с гордостью скажут: какие кадры мы воспитали! А я буду мило улыбаться, мысленно показывая всем дулю: как же, вы воспитали ! Это я сама себя в люди вывела, а вы, господа, мне только мешали на этом тернистом пути.

Хорошенько обдумав последнюю мысль, я хмыкнула. Эк какая я злая стала. Все передо мной виноваты, все обязаны. Не Лизка, а цепная собака. Все, довожу этот сериал до конца и беру таймаут. С таким отношением к жизни ясно, что в ней надо что-то менять. И чем скорее, тем лучше.

Думать о том, чем я займусь после того, как закончу этот сериал, запущенный, между прочим, всего полтора месяца назад, я не стала. Тем более что показалось метро «Смоленская», куда я и нырнула, в теплоту и мягкий оранжевый уют станционного вестибюля.

Добравшись до дома и убедившись, что за время моего отсутствия мир не перевернулся, а мужчины — дедушка, Егор и Китекет — мирно сосуществуют на диване, просматривая по телевизору вечерние новости, я сбросила с ног ненавистные сапоги, на десять минут сгоняла в ванную и, надев теплую фланелевую пижаму, нырнула в постель. Завтра суббота, можно подольше поспать. А потом придется долго и нудно сидеть, придумывая, чем наша группа займется на следующей неделе, и как распределить новые серии между старичками и новичками, чтобы не обидеть не тех и не других, и чтоб дело при этом не пострадало. Эх, глупая Лизка — ну зачем ты только согласилась перейти из авторов в литературные редакторы?

Утро началось с четкого осознания того, что я простыла, и простыла капитально. Черт, никакой закалки в организме не осталось. Я — тепличное растение, которое даже без шапки по мартовской улице пройти не может, чтоб не подцепить какую-нибудь бациллу. Кое-как, хлюпая носом и надсадно кашляя, я добралась до домашней аптечки, развела противное горячее питье от головной боли и прочих симптомов простуды и вновь улеглась в кровать. На сегодня работа любого вида и сорта, особенно за компьютером, отменяется. Перед глазами все плывет и кружится, в голове кто-то зловредный в колокол бьет, а в носу сырость похлеще, чем на улице.

Пришел дедушка, посмотрел на меня, покачал головой и вышел. Вернулся с завтраком, который я кое-как впихнула в себя, чтобы его не обидеть. Честно говоря, есть мне сейчас совершенно не хотелось. Как-то незаметно в ногах материализовался персюк, а его мелкий и наглый отпрыск забрался ко мне на грудь, свернулся клубочком и сразу же заурчал, как маленький трактор. Хм, а в этом определенно что-то есть! Да неужели надо было заболеть, чтобы прочувствовать всю прелесть вот такого ничегонеделания?

В окружении котов меня потянуло в сон, и сколько я так вот провалялась — даже не знаю. Проснулась оттого, что мне жарко, и я лежу вся в поту. Простуда, определенно, начала отступать. Это всегда так: стоит только хорошенько пропотеть, а дальше будет только лучше. Поэтому я еще выше натянула на себя одеяло, перевернулась на другой бок и снова заснула.

* * *

Выходные пролетели незаметно, в полудреме и в обнимку с котами. В понедельник я была уже практически здорова, если не считать противной слабости в ногах и бледной физиономии. Интересно, а правда что говорят, раньше бледность лица считалась признаком аристократизма? И именно поэтому в обиход были широко введены пудры и прочие присыпки, лишь бы румянец широкой публике не демонстрировать, а то сочтут еще за простолюдина? Что ж, сегодня румянец мне точно не грозит. Разве что чахоточного толка.

Охрана на входе. Узнали: кивают, улыбаются, даже пропуск не спрашивают. Приятно, черт побери. А то прошлогодний мальчик-охранник меня совершенно измучил: ни разу «не узнал». Это он потом набрался смелости, подошел после работы и признался, что просто хотел со мной познакомиться. А как обратить на себя внимание? Вот и не придумал ничего лучше, как каждый раз комедию с пропуском ломать. Все бы ничего, я уважаю чужую смекалку, но в меру. Поэтому с мальчиком тем у нас ничего не вышло: поужинали разок в ближайшем кафе и разбежались. Слава Богу, у него хватило ума уволиться с этой работы, а то пришлось бы увольняться мне. Чего на тот момент мне точно делать не хотелось. Это сейчас я, как пионер, готова в любую минуту заявление по собственному желанию на стол положить. Потому что нервы мои вконец расшатаны, и предложение Тамары, нашего бессменного главного редактора — находить истинный кайф в преодолении трудностей — вызывает лишь подспудное раздражение и даже агрессию. Не самые конструктивные чувства, сами понимаете.

Так, команда подтягивается. Первой, как обычно, прискакала Летка. Эх, ну почему эта девица не перешла в одну из соседних бригад, а продолжает травить меня своим присутствием? Если в прошлом году мы еще кое-как сдерживались в проявлении «горячей любви» друг к другу, то сейчас внешне — мы самые близкие подруги. По серпентарию. Разве что не шипим в разговорах. Впрочем, в семье не без урода. Подспудно понимаю, что в принципе Виолетта — неплохая девчонка, и в том, что у нас так и не наладился нормальный контакт, есть и моя вина. Только не напоминайте мне об этом под горячую руку, ладушки? Общение с девицами, которых ничего не стоит вывести из себя, просто положив на стол плавленый сыр известной марки (Летка терпеть не может, когда кто-нибудь по недомыслию зовет ее Виолой, или даже просто намекает на это обстоятельство), — всегда давалось мне с определенным трудом.

Вместе с Виолеттой пришел Стас. До сих пор не знаю, насколько они близки с Леткой. Честно говоря, Стасика мне даже немного жалко: в свете его мягкотелости Летка крутит им, как хочет. Впрочем, каждый выбирает для себя и по себе. А работать с ним мне нравится. Парень давно вписался в формат, халтуры выше точки редакторского закипания не гонит. Вменяем и адекватен. Во время плановых авралов пашет наравне со всеми и иногда чуточку больше. Чего еще требовать от хорошего автора?

За Леткой и Стасом приперся Дима. Между собой наша команда втихаря звала его Чемоданом, поскольку впихнули нам его как тот самый чемодан без ручки, который нести тяжело, а бросить нельзя. Дело в том, что Дима был родным племянником продюсера. У продюсера сложились довольно странные отношения с его родной сестрой, матерью Димы, и когда она приволокла сюда свое сокровище, в приказном порядке потребовав, чтобы из мальчика сделали сценариста и обеспечили ему стабильный заработок, продюсер наш разве что белугой не взвыл. Мол, сеструха, денег хочешь — так я их тебе дам, только Диму своего тут не оставляй. У нас все по-взрослому: сроки, заказы, финансовые обязательства. Если помимо своих забот еще и недорослей всяких воспитывать — в трубу вылетим. На что сестра безапелляционно сказала, что ее Дима — это не какой-то там недоросль, а его родной племянник . И ушла. А Димочка остался.

Поразмыслив на досуге, какой проект будет не так жалко завалить, продюсер подбросил Диму нам. Некоторое время мы добросовестно объясняли человеку, в чем именно состоит его работа и как именно он должен ее выполнять. Увы, Дима был безнадежен. Он упорно писал тексты не тем шрифтом, не в том размере и не тем форматом. А что до самих текстов… Поверьте мне на слово, читать их без слез было невозможно. Обилие грамматических и стилистических ошибок полностью затмевало собой смысл написанного. Диму регулярно подводили к компьютеру, показывали на волшебную клавишу F7, запускающую автоматическую проверку орфографии. Он жизнерадостно улыбался, кивал, как китайский болванчик … и ничего не менялось.

Кто-то может сказать: ну и что, ошибки! В детективе главное — идея. А ошибки может и редактор исправить. Такова уж его редакторская селяви. Так вот, отвечаю: собственные идеи Дима выдвигал исключительно в порядке бреда, а чужие планомерно гробил. Поэтому в итоге мы плюнули на то, чтобы попытаться сделать из него хоть плохонького сценариста, и продолжали заниматься своей непосредственной работой.

А теперь самое интересное во всей этой истории с Димой. Видите ли, зарплата рядового автора напрямую связана с тем, сколько качественных историй он отписал и сколько сюжетов подбросил остальным. Промаявшись фигней, и оставшись вследствие этого без заработка и в первый, и во второй месяц работы, Дима пошел жаловаться дяде-продюсеру. Мол, обижают. Зажимают юное дарование, и все в том же духе. Продюсер вызвал на ковер Тамару и меня. Мы с пеной у рта объясняли, что совершим коллективное харакири, если Диму от нас не заберут, а продюсер также с пеной у рта кричал, что у него нет иного выхода. Успокоились на компромиссном варианте: раз в месяц отдаем Диме одну полностью проработанную коллективом авторов идею, которую он и ваяет, как может. Разумеется, после него мы с Тамарой все переписываем, как надо, и отдаем, скрипя зубами, в производство. Если Димочка захочет писать больше одной серии в месяц, то это уже проблемы его дядюшки. Пусть сам за племянника работает, если со своей собственной сестрой разобраться не смог. На том и разошлись, весьма недовольные друг другом. Больше всего была недовольна я. Конечно же, ничего Тамара за этого щенка переписывать не будет. Не по рангу работа — главного редактора всякой мутью грузить. Значит, это автоматически падает на мои плечи. А мне что: своих обязанностей мало?

Дима, как всегда улыбающийся и радующийся миру, с порога спросил:

— А вы новый анекдот знаете? Про орла и воробья. — И, не дожидаясь нашей реакции, продолжил. — Летит орел. На крыло ему плюхается воробей. Орел: ты че? Воробей: ниче. Орел: ну и все.

Вот так. Смеяться после слова «лопата». Мало того, что этот панковский анекдот отрастил себе приличную бороду, так Дима и рассказать его как следует не умеет. Мы кисло скривились в ответ, но Диму это нимало не смутило. Проследовав в комнату для совещаний, он бросил свой рюкзак в угол и плюхнулся на стул. На мое место . Призвав себя keep cool, то бишь не взрываться с самого утра на всяких придурков, я подошла к Диме, постучала его по плечу и указала глазами, куда ему следует перебраться. Дима как всегда искренне удивился, но пересел. Насколько я понимаю, дядюшка в приватной беседе уже поведал ему, что с редакторами ссориться он должен в последнюю очередь. За что огромное спасибо дядюшке.

За Димой ввалилась еще одна колоритная парочка. Андрей и Рита. Тоже из новеньких, но работать могут и умеют. Насколько я поняла, только-только из ВГИКа. Их порекомендовала Тамара, за что я была ей искренне благодарна. Хороший автор — половина успеха нашего безнадежного дела. Что связывает этих двух, я совершенно не понимала. Но на влюбленных голубков они точно не походили, поскольку регулярно и со вкусом грызлись между собой в курилке. Разборки свои, слава Богу, на общие собрания не выносили, но напряжение, царившее между ними, было столь же ощутимым, как проткнувший стельку обувной гвоздь. Причем, что самое интересное, ругались они исключительно по вопросам творчества, своего и чужого. Либо в пух и прах разносили серии друг друга, либо критиковали любимых авторов. То есть, если одному нравился, к примеру, Коэльо, то другой, само собой, терпеть его не мог и превозносил в свою очередь литературные достоинства Мураками. Странные ребята, но это их дела.

Так, на сегодня все в сборе. Остальным новичкам, не выдержавшим нашего бешенного темпа, либо мягко указано на дверь, либо они сами вовремя разбежались, не дожидаясь пресловутого пинка пониже спины. А очередную партию пушечного мяса начальство нам еще спустить не успело. Отлично. Можно приступать.

Вести наше собрание, именуемое между собой мозговым штурмом, приходилось мне. Жаль, что Тамара ушла на повышение. Только сейчас понимаю, какой ценой она устраивала нам прежнюю райскую жизнь, когда ни одна начальственная сволочь нас не трогала, а условия нашей работы приближались к курортным. И искренне жалею, что до сих пор не доросла до ее высот. Например, могу сорваться и наорать на человека, что совершенно недопустимо. Тамара себе такого не позволяла. Святая женщина…

— Итак, какие свежие идеи посетили нас за выходные? — бодренько осведомилась я у народа. Народ разом впал в безмолвие и принялся изучать потолки.

— Предлагаю вариант: он убьет ее, а тело расчленит, — оживился Дима. Я едва слышно застонала.

— Я даже не спрашиваю, кто он и кто она. Но ответь нам: в чем суть этого дела? И как об этом узнает наша доблестная сыскная команда?

— Ну, этот, который у них главный, котлетами отравится.

— А при чем здесь котлеты? — ласково, как у недоразвитого ребенка, поинтересовалась я у Димочки.

— Так это будут из нее котлеты! — с триумфом поведал Дима, и наша авторская бригада разом скорчилась. Кто от еле сдерживаемого смеха, кто от спазмов желудка.

— Дима, это нам не подходит.

— А почему? Драйв есть, тайна есть…

— И в чем эта тайна? — опередив меня, полюбопытствовала Летка. Ох, явно какую-то каверзу задумала…

— Как это в чем? Из кого именно котлеты — вот в чем!

Тут уж мы не сдерживались и хохотали долго и от души. Дима сначала скорчил обиженную мордашку, а потом принялся ржать громче всех, чтоб не выбиваться из общего контекста.

— Ладно, а теперь серьезно, — идеи есть?

— А что, моя задумка не подходит? — опять влез Дима. Ох, и настырный же нам болван попался!

— Не подходит.

— А почему?

— Да ни почему. Если это твоя единственная на сегодня идея, то советую помолчать. Следующий!

— Но…

— Дима, извини, что я говорю, когда ты перебиваешь, ладно?

Человек в смысл шутки не врубился, но по крайней мере оторопел и заткнулся. Уф, счастье-то какое!

— А что если сделаем что-нибудь с подменой орудия преступления? — принял подачу Стасик. — Например, убьют человека одним ножом, а подсунут другой, с другими отпечатками пальцев на рукоятке. И в ране этот нож побывает. И тогда только наш эксперт сможет вычислить, что был второй входной канал, и он чуть-чуть отличается от первого, и подсовываемый нож — не тот.

— Классная идея, Стас. Но пока отправляется в копилку. Лета, зафиксируешь? Отлично, спасибо тебе.

— А в чем дело? — без обиды, но с легким недоумением спросил Стасик.

— А в том, что начальство настоятельно попросило отписать нас хотя бы с пяток серий без трупов и серьезных гангстерских разборок. Им, видишь ли, позитива захотелось. Подмена орудия преступления — классная фишка, но раз есть труп, то эту серию нам пока не пропустят.

— Подождите, я что-то не понимаю, — вступила в разговор Рита. — Если у нас сериал про частное сыскное агентство, то это означает, что оно исключительно слежкой за неверными мужьями-женами заниматься должно? Нас же при таком раскладе никто смотреть не будет!

— Рита, я прекрасно понимаю твое возмущение, но у меня есть четкие директивы, которые я только что озвучила. И хочешь — не хочешь, надо как-то с этим справляться. Если придется — то отписывать очередную историю про слежку. Но под новым ракурсом. Я знаю, что эта тема нам уже как кость в горле, так предлагайте что-нибудь другое. Иначе для чего мы сегодня здесь собрались?

— Извините, конечно, но у меня словно крылья подрезали, — не унималась Рита. — Я не знаю, как теперь работать! Откуда брать идеи?

— Вспоминайте случаи из собственной жизни, из опыта родных и знакомых. Вот у меня, например, с подруги едва бриллиантовое колье не сорвали, — и я пересказала им Машкину историю общения с бомжами, опустив, разумеется, некоторые подробности.

— Это же классная фишка! — воскликнул Андрей. — Смотрите, что получается. Званый вечер, все в смокингах. Женщина выходит подышать свежим воздухом в сад. Какой-то бродяга бросается к ней и срывает с ее шеи колье. Она начинает кричать, звать на помощь. Тут же выскакивает охрана, бродягу задерживают, колье возвращают. Бродягу отпускают, поскольку он явно умалишенный, причем, местные жители его хорошо знают. Охране делают втык за то, что по саду шляются всякие придурки, и инцидент на этом вроде как полностью исчерпан. А вот через пару дней выясняется, что колье-то женщине вернули фальшивое, а бродяга исчез. Вопрос: кто подменил колье — бродяга или охранник? Куда делся бродяга и кто он на самом деле? Тут же можно на несколько историй материала накопать!

— Неплохо! Только давайте пройдемся по этой истории шаг за шагом. Званый вечер, боюсь, не пройдет. Дорого одетая массовка, обилие натурных съемок — это слишком дорого для нашего бюджета. У нас все-таки сериал, а не многосерийный телевизионный фильм.

— А в чем фишка-то? А то я чего-то не врубаюсь, — наивно спросил побочный продюсерский отпрыск. Команда еле слышно заскрипела зубами. У нас тут все-таки не ликбез для чайников. Но с другой стороны, чего не сделаешь для любимого «чемодана».

— Видишь ли, Дима. Если многосерийный телевизионный фильм имеет четкий логический финал, то в сериале этот финал всегда можно отодвинуть на неопределенный срок, поскольку в сериале главное — персонажи и их характеры, а не конкретная история. Даже если закончится одна история, всегда можно начать следующую, и зритель этого даже не заметит. Понятно объясняю?

— Не-а.

— Хорошо, зайдем с другой стороны. Может, так поймешь. Сериал или многосерийный фильм — это, прежде всего, вопрос финансирования. Чем длиннее история, тем меньшими средствами можно ее показать, на что и делается расчет. В одном и том же павильоне снимается от двухсот-трехсот сцен. Можно представить себе окупаемость проекта. Особенно если прикинуть, сколько рекламы удастся туда воткнуть каналу. Но повторный показ сериала состоится один — от силы два раза. В то время как многосерийный телевизионный фильм можно показывать несколько раз на разных каналах. Столько раз, сколько зритель возжелает его посмотреть. Соответственно, многосерийный телевизионный фильм по кинематографическим средствам и исполнению очень близок к большому кино. Это дорогие съемки, много натуры, массовка и прочее. Сериал же делается на экономных началах. Теперь понятно?

— Не совсем. У нас что, бедная студия?

— Богатая. Но делает сериалы. Недорогие сериалы. Что еще тебе объяснить?

— Все, больше ничего не надо, — ответил Дима, которому, судя по всему, только что под столом оттоптала ногу Ритка. Спасибо доброй девушке, а то бы я точно сорвалась раньше времени и наорала на человека. Дима ведь не виноват в собственной глупости, так чего на него кричать? Все равно без толку.

— Идем дальше. По поводу сада, в котором все и происходит. Трудные съемки. Деревья могут помешать. И садики возле частных домов для Москвы не столь характерны. Зритель может почувствовать лажу. Или это элитный пригород, но тогда придется договариваться с хозяевами о натурных съемках в дорогих интерьерах. Поэтому предлагаю перенести все действие на улицу возле некого особнячка, из которого выходит наша потерпевшая. Пусть это будет место ее работы. Или дом. Стас, что думаешь?

— Нормально. Только тогда и с преступником надо что-нибудь сделать. Я тут подумал: как мы покажем, что он здесь постоянно оттирается, и каждая собака его знает?

— Показать-то можем запросто, было бы желание. Лучше давайте посмотрим, зачем нам это надо.

— Чтобы потерпевшая не чувствовала подвоха, когда выходит из дома. Если бы это был какой-то чужак, она бы успела сбежать, или хотя бы обратила на него внимание. А тут весь расчет строился на стремительности нападения со стороны человека, от которого она подобной реакции не ожидала.

— А знаете что — давайте сделаем двух бомжей! — вновь вступил в обсуждение Андрей. — Один бомж будет настоящим, который всегда оттирался около этого дома, а второй бомж — наш преступник — фальшивым. Преступник грохнет бомжа и займет его место.

— Андрей, тормози! Смотри пункт выше о трупах и распоряжении начальства.

— Тогда все еще проще! Преступник напоил бомжа, и пока тот валялся где-то в отключке, занял его место, спер украшение и подменил его фальшивым. Фальшивку у него изъяли и торжественно вернули владелице, самого отпустили, поскольку все знают, что он невменяем, от него соответствующе пахнет, и вообще никто не хочет с ним связываться. Когда раскрывается подмена, бомжа начинают искать. И находят. Но не преступника, а того, настоящего бомжа, у которого даже алиби нет, чтобы оправдаться. Но он — единственная зацепка, чтобы найти преступника.

— Великолепно! Народ, ваше мнение?

— Пойдет. Только как наши ребята раскрутят это дело?

— Неплохой вопрос. Что если бомж подметит какую-то характерную особенность у того мужика, который напоил его водкой? Что-то вроде татуировки на руке, родинки или шрама. Или еще проще — на руке преступника были весьма оригинальные часы. Или перстень. Про этот перстень ребята случайно обмолвятся при потерпевшей, и она удивится, поскольку знает, кто обладатель данной вещи. Дальше уже дело техники.

— То есть преступник — хороший знакомый потерпевшей?

— Ну, не самый хороший, но знакомый.

— Пойдет все, кроме «случайного упоминания». У нас случайностей нет и быть не может. Не тот формат. Случайности крадут напряжение из действия и придают ему липовый оттенок. Наши ребята специально расспросят потерпевшую. Она не сразу расскажет им об этом человеке, поскольку не поверит сама себе. Решит, что это какая-то ошибка. Захочет сама все проверить и вляпается в еще более крутой переплет, из которого ребята ее спасут, получив в итоге значительно более крупное вознаграждение.

— Почему бы и нет. Остались мелочи. Почему наши герои — Денис, Олег и Дана — займутся этим делом?

— Потому что в милиции потерпевшую «утешат» тем, что преступник найден, а колье она вряд ли себе вернет, поскольку оно, скорее всего, давно пропито в компании таких же изгоев. А женщину это не устроит, и она захочет попытать счастья в частном сыскном агентстве. Чтобы добавить драматизма, скажем, что колье — ее фамильная драгоценность, передающаяся из поколения в поколение. А в этот вечер была назначена ее помолвка, в связи с чем она и надела столь дорогое украшение.

— Может, у них в роду все женщины надевали его в день помолвки? Она не захотела быть исключением.

— Отлично! Именно так. А что у нас с мини-историей внутри сыскного треугольника?

— Что если потерпевшая не понравится Дане? Пусть она окажется слегка стервозной дамой, с первой же минуты начнет строить глазки Денису и Олегу, а Дану презрительно игнорировать.

— А как же тогда история с помолвкой? Не успела сказать одному мужчине «да», как уже двум другим намеки делает?

— А мы это запросто разрулим. Пусть колье стащит именно ее жених. Даже больше: он и помолвку-то назначит исключительно ради того, чтобы эта подруга надела свое знаменитое колье. В таком варианте окажется, что эта парочка друг друга стоит. И вообще: что ей мешает раскаяться в своем стервизме, когда она откроет для себя истинное лицо жениха? Тогда они с Даной друг друга пожалеют и простят. И именно Дане она в финале выдаст положенную компенсацию за оказанные ей услуги.

— Последняя стадия проекта. В какую заварушку вляпается потерпевшая — кстати, как мы ее назовем? — когда решит в одиночку разоблачить своего благоверного?

— Назовем Глафирой. Ладно, это я шучу. В общем, Глафира, или как ее там, придет к жениху в офис. Или домой. Он будет ей громко сочувствовать. Она изобразит крайнее волнение и отошлет его за водой. А сама обшарит сейф. Или что там у него сейфом служит. Может, книга с вырезанными страницами?

— Не суть важно. Что дальше?

— Глафира найдет свое колье. За этим занятием ее застукает жених. Она начнет громко возмущаться его коварством и припугнет, что за такие фортели упрячет его за решетку всерьез и надолго. Что жениха совершенно не порадует, и он решит избавиться от своей не состоявшейся невесты.

— Каким образом?

— Свяжет ее, чтобы вывезти за город, грохнуть и закопать в какой-нибудь лесной яме.

— Ладно, пусть так. И как наша троица спасет свою клиентку?

— Нам надо, чтобы побыстрее и динамичнее, или медленно и путем логических умозаключений?

— Конечно же, подинамичнее. Но путем логических умозаключений.

— Тогда они должны сами, параллельно Глафире, догадаться, кто именно стоит за этим загадочным ограблением, и ехать к жениху, чтобы припереть его к стенке. Дверь в квартиру будет приоткрыта, их глазам предстанет связанная клиентка с кляпом во рту. Потом краткая, но красивая драка. И финита ля комедия. Преступник пойман, Глафира освобождена.

— Закройте мне дырку в истории на предмет того, как наши догадались, кто преступник, и все будет окончательно сложено.

— Да проще простого! Ограбление совершил тот, кто был в курсе, что Глафира — тьфу ты, что за имечко! — именно в это время попрется на свою помолвку, надев безумно дорогое колье. Соответственно, об этом знал жених, к которому она и ехала. Чтобы облегчить ребятам задачу, сделаем так, что жених совершит еще одну оплошность, слишком рано приехав утешать свою ограбленную невесту. То есть он физически не должен был попасть, скажем, за пятнадцать минут из одного конца Москвы в другой. Хотя будет утверждать обратное.

— Вот теперь все на месте. Ну что, начинаем раскладывать карточки?

— Может, после перерыва? А то у меня аппетит нешуточный разыгрался.

— Кто еще хочет потешить свое нутро пищей не духовной, но телесной?

Руки подняли все до единого. Что ж, наших тоже можно понять. После мозговых штурмов аппетит действительно зашкаливает, как у медведя, только что вышедшего из спячки. Что поделать — творческая деятельность сжигает кучу калорий. Кроме того, еда помогает успокоиться. Хотя и ненадолго. Впрочем, толстяков среди нас, как ни странно, не замечено, хотя будь наша воля, хомячили бы не переставая.

В столовой я заняла маленький столик у стены с тем расчетом, чтобы никто ко мне из наших не подсел. Терпеть не могу говорить на производственные темы во время обеда. Лучше помолчать.

Летка и Стас переместились в самый дальний от меня конец зала. Тоже понятно. Летка подобно мне трепетно следит за тем, чтобы никто и ничто не нарушало священный процесс пищеварения. А мое присутствие, судя по всему, на ее желудке сказывается не лучшим образом.

Дима перебрался к двум строгим дамам офисного образца. Правда, напускная строгость не могла замаскировать крайне юный возраст барышень, и от такого опытного ловеласа, как Дима, это не укрылось. Дамы выдержали общество Димы ровно пять минут, после чего поспешно покинули столик, даже не убрав за собой посуду. Ай-ай-ай, Дима, ну разве так можно? Наверняка наговорил кучу скабрезностей, вогнал девушек в краску, смутил их и испортил бедняжкам настроение. Ох уж мне эти начальственные детки! Вечно с ними одни проблемы.

Андрей занял такой же маленький столик, как у меня, но ему побыть в одиночестве не дали. Ритка, не мудрствуя лукаво, просто приставила дополнительный стул, и небрежно подвинув поднос Андрея, кое-как вписала в пространство его стола свои тарелки. Ну вот, теперь все в сборе. Тамары только не хватает, но она уже давно в столовой не была замечена. Либо прямо на рабочем месте ест, либо, что вероятней всего, просто забыла про обед.

А все-таки как вкусно у нас здесь готовят! Супчики — просто объеденье! И подают их в таких смешных плошках вроде пиал. Порция небольшая, но очень сытная. И главное — ровно такая, чтобы не объесться и не рухнуть спать. А то нам еще карточки раскладывать надо, а это процесс тонкий: историю надо выстроить, разбить по сценам и проследить, чтобы не возникло досадных технических накладок.

Что такое карточки и зачем их надо раскладывать? О, это очень приятная вещь, особенно для тех, кто в детстве не доиграл в кубики. Представьте, что на одной бумажке записывается ровно одна сцена. Например, «Глафира вертится перед зеркалом, надевает колье, звонит по мобильному, воркует, выходит». Записано? Отлично, теперь пришпиливаем ее к стене. Медитируем на тему Глафиры и пишем вторую бумажку: «Глафира выходит из дома, к ней подбегает бомж, срывает колье, Глафира кричит — обокрали». И так далее до самого финала истории с Глафирой.

Дальше смотрим и понимаем, что Глафира у нас — Фигаро тут, Фигаро там. Перемещается в пространстве со скоростью света. То она в отделении милиции, в следующей сцене уже воркует в частном сыскном агентстве, а потом моментально оказывается дома в объятьях жениха. Значит, между этими сценами должны быть сцены-перебивки другой сюжетной линии. Какой? А про что у нас сериал? Правильно, про троицу ребят — частных детективов. Берем бумажку другого цвета, либо отчеркиваем ее фломастером, и пишем: «Олег, Дана и Денис сидят в офисе, скучают без нового дела, деньги закончились». И снова проходим всю линию до финала, вплоть до «Олег, Дана и Денис на полученные от Глафиры деньги гуляют в ресторане, ребята дарят Дане на память то самое поддельное колье». Те сцены, которые пересекаются в разных сюжетных линиях, пришпиливаем вместе, или склеиваем в одну — без разницы. Перемешиваем получившиеся карточки, соблюдая хронологическую последовательность событий. Смотрим. Ага, уже значительно лучше, но все равно еще не блеск. Так, а мы случаем никого не забыли?

Точно! Жених-злодей! Как же без преступника! Значит, берем бумажку очередного оттенка и фиксируем: «Жених утешает Глафиру, ругается с милицией».

Принцип понятен? Я же говорю — просто, как игра в кубики. Тем более что все эти карточки очень легко двигать и перешпиливать с места на место, пока логическая конструкция серии окончательно не выстроится, и при взгляде на нее не будет ломить зубы. У американцев, говорят, есть даже нечто вроде нормы: сорок карточек на полнометражный фильм. Одна сцена длится в среднем три минуты, итого — сто двадцать минут весь фильм. У нас другой формат, сцен не более тридцати, да и продолжительность редко зашкаливает за две минуты, но подход в целом один и тот же.

Самое главное при раскладке карточек — это не потерять нить повествования и не склеивать вместе и подряд то, что клеить ни в коем случае нельзя. Вроде сцен с Глафирой в офисе и Глафирой дома. Это ведь только кажется, что все просто, как дважды два. На самом деле на мозговых штурмах перед глазами все начинает плыть, ты перестаешь понимать, что происходит вокруг тебя, и что, собственно говоря, ты пишешь. На то они и мозговые штурмы. Работать в таком напряжении достаточно долгое время способен, увы, не каждый автор. А мы — обыкновенные люди, и ничто человеческое, как говорится, нам не чуждо. Так что ошибки у нас бывают довольно часто. Все подобные ляпы потом приходится исправлять мне, как редактору. Поэтому как заинтересованное лицо я вовсю гоняю авторов, заставляя проверять и перепроверять все до последней карточки. Вот такая я Лизка — погонялка.

Задумавшись о своем, я не заметила, как между Риткой и Андреем пробежала не то что искра, а настоящий полновесный разряд. Ребята глядели друг на друга с такой непередаваемой ненавистью, что я всерьез за них испугалась. Может, подойти и развести их по разным углам, пока не поздно? Нет, лучше чуть-чуть подождать. Так, Ритка встает, да так резко, что падает стул, напоследок что-то говорит Андрею, уходит. Уф, обошлось без кровопролития. Какое счастье!

Но что-то с этим делать надо. Если они будут продолжать в том же ключе, то Андрея и Риту надо разбивать и разводить в разные сценарные группы. Из-за их конфликтов может пострадать дело, а это, извините, дорогого стоит. Но кого из них и куда мне отдать? Что один, что другая — отличные сценаристы. Честно говоря — жалко такими кадрами разбрасываться. Да и кого мне взамен подошлют? Второго Диму? Нет уж, увольте. Нести на себе два креста сразу — это перебор. Ладно, выжидаю паузу, потом говорю с каждым по отдельности тет-а-тет, и только если ничего не поможет, вместе с Тамарой решаю, как разрулить этот конфликт.

Вторая половина рабочего дня оказалась на редкость продуктивной. Мы успели не только прописать карточки про Глафиру, но придумать и разложить еще одну историю. Обидевшись на начальство за то, что нам запретили кровавые сцены, обильно сдобренные трупами (долой несколько пунктов зрительского рейтинга), мы сделали замаскированную пародию на «бриллиантовую руку». Девушка с гипсом, рука у нее сломана по-настоящему на глазах зрителя буквально в первые пять минут серии. Но девица не промах, и даже это печальное обстоятельство ей на руку, простите за каламбур: в гипсе она проносит в ночной клуб новый сильный синтетический наркотик, который надо вдыхать. В общем, похоже на кокаин, только последствия его применения значительно более пагубные. Парочку молодых, абсолютно здоровых до этого ребят увозят из клуба с сердечным приступом. Потом выясняется, что девушка связана с некой химической лабораторией, и ей до зарезу было нужно провести полевые испытания препарата, прежде чем он поступит для распространения наркодилерам. Испытала. Итог — десяток пострадавших. Все как один — молодые парни от восемнадцати до двадцати пяти, здоровые и спортивного вида, любившие на досуге посещать ночные клубы. Один из пострадавших — одноклассник Олега. К Олегу приходит мать этого парня и просит выяснить, что же произошло. Героическая троица впрягается в расследование.

Как вам? По-моему — блеск! На этот раз отличилась Ритка. Это ее история от начала до конца. Само собой, что именно ей она и досталась, что я считаю вполне справедливым. Кто больше всех пахал, тот и зарплату получать будет. А история с Глафирой отошла Андрею. Причем, что самое смешное, Глафиру мы переименовывать не стали. Из принципа. Если уж начальству приспичит к чему-нибудь прицепиться — пусть это будет неудачное имя главной героини, а не какая-нибудь сюжетная фишка, без которой развалится вся серия. Такие прецеденты уже бывали, и не раз. Плавали, знаем, — как говаривала в подобных случаях Машка.

Мозговой штурм закончился, народ зашуршал сумками и потянулся к выходу. Я тоже уже собралась уходить, как дорогу мне перегородила Летка.

— Ну что, Лиза, нравится быть начальником? Между прочим, могла бы и поблагодарить.

— За что это? — удивилась я, мысленно подготовившись к тому, что сейчас последует какая-нибудь гадость или скандальное откровение.

— Так если бы не я, не видать тебе редакторского поста, как собственных ушей. Это же я убедила Тамару, что именно ты подходишь на должность ее заместителя, и никто иной.

— Знаешь, я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, обычно благодарят за что-то хорошее.

— Подожди, ты хочешь меня в чем-то обвинить? — сузила глаза Летка.

— Пожалуйста, только не надо бросаться громкими словами! Мы обе прекрасно знаем, что на пост заместителя Главного редактора было всего две подходящих кандидатуры: ты и я. И также отлично осведомлены о том, что это за каторга. Поэтому, воспользовавшись моим временным отсутствием, которое, если помнишь, сама же и организовала, ты убедила Тамару, что не можешь и не хочешь заниматься редактурой. В итоге, когда я вернулась, Тамара поставила меня перед жестким выбором: либо я добровольно становлюсь редактором, либо меня назначают в приказном порядке. И ты еще хочешь услышать за это мою горячую благодарность? Считай, что уже услышала.

— Какая же ты все-таки неблагодарная дрянь! Да я, если хочешь знать…

— Лета, не надо, пойдем, хватит! — попытался оттащить от меня свою подругу Стасик, но Летка была непреклонна:

— …при первом же удобном случае перейду в соседний сериал!

— Скатертью дорожка! Надо будет порекомендовать Тамаре перевести тебя на наш совместный проект. Там как раз только что уволился автор, видимо, будет проведен новый набор. Но ты наверняка понравишься тамошнему Главному автору, он любит послушных и опытных исполнителей.

— Только посмей это сделать! Да я тебе…

Тут Стасику наконец-то удалось сгрести Виолетту в охапку и выдворить за пределы офиса. Блин, хреново. Нашу перепалку слышали все, даже те, кому уж точно не стоило развешивать свои уши. Например, Димочка. Впрочем, да черт с ними со всеми! Если кто-то кому-то о чем-то настучит, это будут его сугубо личные проблемы. Из редакторов здесь просто так не уходят. Вернее, редакторов не отпускают, кнутами и пряниками заставляя делать свое дело. Ведь хороший редактор — залог успеха и гарантия слаженной работы всей команды. Я ничуть не преувеличиваю, поверьте. И то, что Летка смогла сорваться с крючка и не перейти из безответственных авторов в жутко ответственные редакторы — это ее счастье. Она может сколько угодно сотрясать воздух своими воплями, но никогда и ни за что не согласится занять редакторский пост. Даже если ее хором будут уговаривать продюсер с Тамарой и весь наш коллектив.

* * *

Уф, какое счастье — начало шестого, а я уже свободна, как ветер! Даже стычка с Леткой ничуть не испортила моего великолепного настроения. И никаких редакторских правок, никаких вычиток и совещаний с начальством, заканчивающихся часов в десять вечера, когда ночная смена охраны выпускает нас не через парадный вход, а через какую-то левую дверь с торца здания. Да еще не забыв попенять на то, что все порядочные люди давно по домам сидят, одни лишь киношники по ночам шастают.

Чем я сегодня займусь? Просто побездельничаю? Заманчиво, но боюсь, все закончится тем, что я просто рухну спать перед телевизором. Дед деликатно прикроет меня пледом, подождет, пока Егор или Китекет вскарабкаются мне под бочок и, погасив свет, выйдет из большой комнаты.

Нет, не интересно. Чего бы такого придумать? О, точно: пора вручить молодоженам их законную раскладушку! Заодно и обновить мебель: если скрипит, не поздно отдать ее обратно в магазин спорттоваров, где было обнаружено это спальное чудо. Быстренько набрав Машкин номер, я выяснила, что сегодня они ничем особенным не заняты и с удовольствием примут меня.

Быстро заскочив домой и забрав раскладушку, я поймала частника и уже через двадцать минут оказалась на гостеприимной кухне Темки и Машки.

Сначала меня до отвала накормили. Потом напоили каким-то экзотическим чаем под названием матэ. Говорят, что тонизирует лучше кофе и чая вместе взятых, а на сердце действует куда как меньше. Да еще и лечебный в придачу, и дико полезный, и вообще расчудесный. Не знаю, как насчет всего прочего, но на вкус, по крайней мере, не противный. После всех этих церемоний начался обмен новостями.

То, что ее история легла в основу очередной серии нашего героического эпоса про троицу частных сыщиков, почему-то безмерно порадовало Машку. Вид у нее при этом был, как у ребенка, завидевшего Деда Мороза с огромным мешком. Темка только посмеивался, глядя на супругу.

— А когда ее покажут?

— Ну, не гони. Мы ее еще даже до конца толком не отписали. Поэпизодник Андрей мне пришлет завтра, еще пара-тройка дней, пока начальство выразит либо свое фи, либо восхищение от высоты полета нашей творческой мысли. Потом в диалоги — это еще пара дней минимум. Потом в производственный отдел. Пока подготовят реквизит и павильоны для этой серии, пройдет месяц-другой. Съемка. Монтаж. В очередь на канал…

— Так долго?! А вдруг я пропущу эту серию? Я же не могу каждую неделю отслеживать, была уже моя серия или нет. Я же даже названия ее не знаю!

— Расслабься. Ближе к телу, тьфу, к делу то есть, я тебя предупрежу.

— Обещаешь? А то я хочу ее на видак записать. Шутка ли — мою историю покажут в кино!

Сущий ребенок. Даже как-то стыдно становится в такие моменты за свою работу. Я же знаю, что ту же самую историю можно снять с более качественной картинкой, в шикарных интерьерах, с роскошными вечерними платьями, машинами. Но все это стоит приличных денег, а в смету надо вписаться, хоть трава не расти. Поэтому «ламборгини дьябло» становится «мицубиси паджеро», интерьер богатой дамочки урезается до гостиной и туалетного столика-трюмо, а ее коварный жених и вовсе обретается исключительно в офисе-трансформере, в котором до этого уже было отснято с пяток серий. Да, в этом есть свой смысл, никто и не спорит. Но когда день за днем ты занимаешься тем, что выдаешь действительное за желаемое, в душе поселяется стойкое ощущение того, что ты — лжец, каких свет не видывал. Профессиональная подтасовка фактов, какой даже папарацци позавидовать могут. Я однажды поговорила на эту тему с Тамарой, та сказала, что это все временное, и не стоит циклиться на собственных эмоциях. Мол, непродуктивно и для работы вредно. Но я же не автомат и не конвейер! И права на личное мнение у меня пока еще никто не отнимал.

Хваленый матэ сыграл со мной совершенно непредсказуемую шутку. Поболтав с друзьями еще с полчасика, я вдруг поняла, что сейчас, сию минуту хочу лечь спать. Машка что-то прощебетала, что мол матэ не столько тонизирует, сколько нормализует реакции организма. Вот, мол, именно это со мной и произошло. То есть организм мой прежде всего нуждался в отдыхе, а не в допинге… Я ее почти не слушала, подчиняясь единственной цели: найти горизонтальную поверхность и закрыть глаза. Тема, хорошо знакомый с особенностями моего отхода ко сну, разговоры разводить не стал, а просто разложил раскладушку, застелил ее и осторожно уронил меня туда. Дальше ничего не помню. Уж, извините. Да, надо было все-таки пойти домой, а не гулять по гостям. Что там бы легла спать, что здесь — то же самое.

* * *

Вторник и среда пролетели в нормальном рабочем сумбуре. Я не отходила от компьютера, занимаясь безусловно нужной и важной, но такой нудной работой, как ловля блох по авторскому тексту, сведение графиков задействованных объектов и персонажей и составление аннотаций на уже отписанные серии.

Совещание с продюсером и Тамарой в среду назначать, слава Богу, не стали. Тамара просто позвонила мне и сообщила, что обе серии продюсером приняты, но с поправками. Глафиру нашу, как ни странно, оставили под прежним именем, но категорически потребовали, чтобы колье она обнаружила не в сейфе в кабинете у своего жениха, а где-нибудь еще. Сейф, мол, слишком предсказуемо, зрителю это будет неинтересно. Ладно, запихаем колье в стол. Еще проще, но уже не столько предсказуемо, поскольку зритель инстинктивно не верит, что преступник наш полный лох, и будет хранить бриллианты, где попало. Пусть еще Глафира сначала пошарит в сейфе, потом в барсетке своего возлюбленного, и уже отчаявшись что-либо найти, или наоборот, обрадовавшись, что ее бой-френд ни при чем, заглянет в стол. А там…

Что же касается наркоманской темы, то продюсер предложил замаскировать гипсовую руку девушки каким-нибудь оригинальным образом, чтобы это не бросалось в глаза окружающим. Платком там замотать, или просто поверх пустить длинный широкий рукав блузки. Видите ли, тогда «наша сыскная троица не сразу поймет, что к чему, и будет оправдано их беспомощное тыканье в первых двух третях фильма».

Сильно? Это еще цветочки, можно сказать, малой кровью обошлись. Иногда от наших идей камня на камне не остается. Причем продюсер наш, добрый человек, обычно начинает совещание так: «Молодцы, ребята, я в восторге от вашей работы!». Через пять минут звучит уже следующая фраза из его репертуара: «Но здесь вы погорячились. Надо переписать. Как-то помягче, полиричнее, не так топорно». Через полчаса из его кабинета уже доносятся крики: «И кто вообще придумал эту херню! Так даже ВГИКовские первокурсники не пишут! Полный бред! Разгоню всех к чертовой бабушке!».

Если мы с Тамарой к этому моменту доходим до точки кипения и еле сдерживаемся, чтобы не грохнуть глубокоуважаемого продюсера, то при упоминании чертовой бабушки нас начинает трясти от плохо сдерживаемого хохота. Дело в том, что одного из старейших авторов-диалогистов, сотрудничающих с нашей компанией, зовут Черт Николай Борисович. В гостях мы у него, понятное дело, ни разу не были, но перспектива знакомства с его бабушкой нас всегда вдохновляла. Тем более что в нечастые свои визиты Черт любит травить байки, в том числе и про близких родственников. Байки его пользуются огромным успехом и расходятся по нашей конторе в виде готовых анекдотов.

Утро четверга началось в точности, как утро понедельника, с той лишь разницей, что Летка пришла с небольшим опозданием, громко поведав общественности, что сильно ушибла руку, поэтому работать птицей-секретарем и записывать общие гениальные идеи в копилку не сможет. Запястье ее было туго перемотано эластичным бинтом, а на мордашке написано реальное страдание, поэтому про себя я Летку даже пожалела. Была бы левая рука — еще не так жалко. А то ведь правая! Ну ничего, пару дней поболит, не отвалится. А секретарские функции временно скинем на Стасика. Он парень ответственный, не подведет.

В очередной раз отличился и Димочка:

— А вы новый анекдот про орла и воробья слышали? Значит так: летит орел. На крыло ему плюхается воробей, спрашивает орла: куда летим? Орел слегка поворачивает голову к воробью, потом ложится на прежний курс, отвечает: на юг. Воробей: а там бабы будут? Орел: будут. Воробей: а выпивка? Орел: тоже. Воробей: а?… Орел делает неуловимое движение головой, затем сплевывает налипшие на клюв перья и меланхолично говорит: задолбал.

Наши как-то исподтишка захихикали, а мне стоило больших усилий не сказать горячо любимому Чемодану, что анекдот как раз в тему. В том плане, что он, Димочка — тот самый назойливый воробей и есть. Но ничего, сдержалась: пара энергичных вдохов-выдохов и все опять в полном порядке. А вообще, как говорила в свое время Машка: не нервируйте, а то мне скоро некуда будет прятать трупы. Заставив себя улыбнуться, я начала:

— Ну, господа сценаристы. Чем мы сегодня друг друга порадуем?

— Смертельные дела нам еще обратно не разрешили?

— Да нет пока. А что, уже крови хочется?

— Ну, так. Есть немного.

— Слушайте, а может, тогда что-нибудь про вампиров отпишем?

— Эй, ты ничего не перепутал? Про НЛО, вампиров и прочую нечисть наши конкуренты сериал снимают. И рейтинг у него, между прочим, не ахти.

— А вот и не перепутал! — не унимался меж тем Андрей. — К нашим ребятам обратится покусанная гражданка. Мол, напали вечером в темном переулке, потом ничего не помню, очнулась на лавочке, шея болит, там следы клыков. В милицию идти боюсь, потому что засмеют.

— Изнасилована?

— В том-то и дело, что нет. И документы все при ней, и деньги.

— Тогда действительно милиция ее пошлет. Или посоветует провериться у психиатра. Работаем. Что дальше?

— Сейчас придумаю. Ага, значится так: это орудует банда детей богатеньких родителей, возомнивших себя потомками Дракулы. Поэтому деньги жертв и все прочее им неинтересно. Главное — процесс: напялить на себя искусственные клыки, покусать беспомощное тело, свершить некие ритуалы. Ну, и так далее.

— Отлично. Как мы их раскроем?

— Довольно просто. Во-первых, подобные клыки в хозяйственных магазинах не продаются. Да и не в каждом секс-шопе их достать можно. Что нам мешает предположить, что только в двух московских интим-магазинах продавался подобный товар? И только однажды покупатель взял не одну, а скажем четыре пары клыков? И был тот покупатель, по воспоминаниям продавца, юн и свеж, но паспорт в подобных местах как-то не принято спрашивать. Кроме того, пусть вся эта банда носит длинные накладные ногти, покрашенные в черный цвет, днем не снимает черные очки — в любую погоду, даже в дождь! И вообще одевается исключительно в черное.

— А мы тут с любителями готики не перехлестнемся?

— А почему бы и нет? Пусть ходят на свои собрания, толкают умные речи, но при этом считают себя избранными. Отсюда и клыки, и псевдо-вампиризм, и прочая атрибутика.

— Ладно, но что нам дает описание преступника без его хотя бы приблизительного местонахождения?

— Ну, наши вычислят, что банда по каким-то своим причинам орудует исключительно в этом районе. И вообще: давненько у нас не было ловли на живца: пусть Дана погуляет по вышеозначенной подворотне. Или продюсер возражать будет? Он у нас что-то ловлю на живца не жалует. Я, кстати, сразу понял, что он не рыбак.

— Отпишем, как есть, если велят переделать, тогда и будем думать как. Я тут лично совсем другую проблему вижу.

— Это какую же?

— А как мы наших преступников образцово-показательно накажем? Клиентка наша отнюдь не богатая дама, еле-еле финансов наскребла, чтоб с сыскным агентством расплатиться. В милицию никто не обращался. Родители у деток — люди крутые, за своих чад на куски порвут. А хэппи-энд должен быть строго обязательно.

— Упс. Об этом я как-то и не подумал. Сейчас, сейчас…

— Подождите! А что если именно на этом и сыграть? Родителям такая огласка не нужна, она их бизнесу и положению в обществе повредить может. Особенно, если у нас хоть один папашка политиком окажется. Поэтому наши ребята просто и цинично встретятся с каждым из родителей и предупредят, что за деточек они вырастили на свою шею. Представят снимки покусанной гражданки, все прочие доказательства, чтоб уж сомнений не было. Далее показываем дико колоритную сцену телефонного совещания родителей между собой. Только самое начало, чтоб было неясно, что они замыслили.

— И? Ну, что дальше?

— А дальше… О, дальше — самое вкусное. Папаши снимают ремни и лупят своих кровожадных отпрысков. Кто-то срывает со стен черные тряпки, кто-то силком отмывает дочку от черной помады и черных разводов вокруг глаз. А сыскари наши тем временем сидят, как обычно, в кафе и глубокомысленно рассуждают на тему Дракулы и его потомства. В общем, есть, на чем оторваться.

— По-моему, супер. Уже не терпится увидеть, как это будет снято. И ведь заметьте: формально все требования начальства соблюдены, трупов нет, крови самый минимум, одни сплошные намеки. Ведь можем работать, когда захотим! Ай да сценаристы, ай да сукины дети!

— Кто отписывать будет?

— По-моему, моя очередь, — важно сообщил Димочка, доселе благополучно сидевший с закрытым ртом. Мне сразу же до зуда в руках захотелось его грохнуть.

— А тебе не кажется, что это слишком сложная серия? Я как редактор предпочитаю, чтобы она досталась более опытному автору.

— Но я же должен получить свою серию!

— А за что? — спросила я, с ужасом понимая, что меня понесло и сейчас я выскажу Димочке все, что думаю о нем лично и о его творческих способностях. — Что ты такого сделал, чтобы заработать право получить данную серию?

— Но я же считал: сейчас моя очередь! — упорствовал хамоватый недоросль. Думает, дядюшка-продюсер его прикроет и отмажет? Как бы не так! Ну все, держись, мое терпение лопнуло! Две серии я за этого клоуна уже переписала (читай, сделала заново), и на этом достаточно!

— Дима, автор — это не тот, кто соберет написанные и разложенные другими людьми карточки, а потом спокойно дома запишет все, что на них было, в удобоваримом виде и формате. Автор — это тот, кто пашет наравне со всеми, придумывает сюжеты, принимает активное участие в обсуждении. Прости, но ты здесь просто протираешь штаны, в ожидании пока тебе все принесут на блюдечке с голубой каемочкой. Не слишком ли круто? Такого себе не может позволить ни один наш автор. А те, что работали в подобном режиме, давно уже уволены ко всеобщей радости коллектива. Do you understand me?

— Че?

— А то, либо ты начинаешь работать наравне со всеми, без дураков, либо уходишь.

— А вот это не тебе решать!

— Ты думаешь? На что спорим?

— Да я сейчас же пойду и…

— Если хочешь нажаловаться дядюшке, то придется потерпеть до вечера. Он сегодня полдня в съемочных павильонах проторчит.

— Ничего. Я подожду, — ответил Димочка, глядя на меня с непередаваемой ненавистью. — А потом я ему все расскажу: и про то, как ты меня затираешь, и как мои идеи затаптываешь.

— И какие же это, хотелось бы знать, идеи?

— А про котлеты! Даже в копилку не отправили! А вот подмена оружия преступления почему-то прошла!

Тут уж мы все не выдержали и принялись хохотать так, что Дима, думаю, наконец-то осознал, что его идея с гастрономической расчлененкой — полный бред, с какой точки зрения на это не посмотри. Вы думаете, после такого коллективного выражения мнения о собственном творчестве этот тип собрал свои вещички и вышел? Как бы ни так. Либо у него нервы, как у носорога, либо он все-таки тупой, как караульный валенок.

На самом деле я прекрасно понимала, что только что нажила себе такого врага, какого ни в коем случае иметь не следует. Но простите: продюсерский отпрыск тоже зарвался. И если меня из-за этого уволят, то пусть все об этом знают. Хотя… Вряд ли. С глазу на глаз продюсер, конечно, выскажет мне много ласковых слов, но, увы, выгонять не станет. Даже обидно как-то. С другой стороны, а что мешает занять мне принципиальную позицию мамаши из Простоквашино: «или он — или я»? Тогда шансы на мой собственный вылет с работы, безусловно, возрастают. Но тоже несущественно. А раз так — то чего я теряю? Потребую вывода Димочки из нашей бригады и точка. Если уж так кому-то так приспичило сделать из парня сценариста, то пусть продюсер поднимает свои связи и отправляет племянничка учиться. Может, тогда Димочка и его мама поймут, что лучше ему уйти пастись на другие поля?

Поскольку до обеда оставалась еще прорва времени, а душка Стасик уже успел заколотить детали нашего вампирского сюжета в компьютер, мы принялись обдумывать следующую историю. Карточки всегда разложить успеем. В крайнем случае, я иногда иду навстречу автору и позволяю ему заняться этим дома. Проколы, конечно, случаются, но нельзя сказать, чтоб часто. Зато бы вы видели глаза человека, когда говоришь ему: «Ты же опытный автор, и я думаю, что вполне сможешь разложить эту серию сам. Ведь на тебя можно рассчитывать?» Правда, срабатывает этот прием один — от силы пару раз, потому что потом человек начинает понимать, как жесткого его накалывают. Это ведь только кажется, что грамотно расписать три-четыре сюжетные линии ничего не стоит. Ведь вот в чем фокус: когда это делаешь всем миром, то твои личные трудозатраты резко снижаются. У нас по этому поводу даже один не очень приличный анекдот по компании гуляет. Мол, сценарный мозговой штурм — все равно что групповуха: всегда можно отлынивать.

Со следующей историей все пошло не так споро, как с вампирами. Сначала голос подала Летка:

— А что если затронем косметическую тему?

— Оп-па. А это как?

— Предположим, потенциальная клиентка купила некую новую революционную косметику по уходу за лицом и телом. Косметику эту принес в офис очень приятный молодой человек, очень обстоятельно про нее рассказывал, демонстрировал образцы и даже давал бесплатно ими воспользоваться. Результаты — отличные. При этом цена вполне приемлема для дам среднего достатка, но в целом достаточно высокая. Клиентка подумала-подумала да и закупила себе ко дню рождения всю эту косметическую серию.

— А дальше?

— В день рождения на ее лице и теле высыпали какие-то непонятные пятна, язвочки и прочие прыщи. Конечно, праздник был безнадежно испорчен. Найти того молодого человека самостоятельно у дамы не вышло. Вот она и пришла в сыскное агентство, горя чувством мести.

— Так, пока нормально. А в чем фишка-то? Я же вижу, что ты пока самого вкусного не сказала.

— А в том, что косметика — подпольная! Ее в свободное от учебы время кустарным образом мастерят в лаборатории студенты-химики.

— Подожди-ка! А как же образцы? Ведь они-то были нормальными?

— А с ними-то все просто, как три копейки: это же продукция других фирм! Студенты покупают безобидные и недорогие отечественные кремы из числа тех, что хорошо себя зарекомендовали. Делают из них пробники. А продают собственное творчество. Причем сами же и ходят по всяким конторам, устраивают презентации.

— Подожди, тогда неувязочка получается. А разве им не проще скупить какую-нибудь дешевую продукцию, переложить ее в другие баночки и продавать уже по высоким ценам, выдавая это за последние разработки косметологов?

— Может и проще, но тогда история не такая красочная получится. И шансы студентов прогореть на своем бизнесе резко снижаются.

— Не проходит. Зритель же не дурак, вполне может сообразить то же самое, что и мы. Думаем, братцы, думаем.

— Ладно, а если… Нет, тоже не пройдет.

— Если ничего не придумаем, придется опять про слежку за мужьями-женами сочинять.

— А в конце концов, почему бы и нет! Как вам, например, такой вариант: пришла к нашим сыскарям некая дама, вся из себя комильфо, наняла их для слежки за собственным мужем. Наши, как лохи последние, взяли задаток и принялись добросовестно фиксировать перемещения супруга. А потом… ВАУ!!!

— Не ори так громко, а то я обрадуюсь. Чего тебе в голову ударило, давай, колись!

— Извините за полный сумбур, у меня пока некая каша, но, кажется, вполне наваристая. Итак: клиентку где-то в середине фильма ограбили. Вынесли из квартиры ее шмотки, ценные вещи и прочую лабуду. И произошло это именно тогда, когда у нее дома был муж. Ребята зафиксировали то, как он входил и выходил из подъезда.

— Ничего не понимаю. Ты хочешь сказать, что муж ограбил свою жену? И она, догадываясь о том, как он может поступить, заранее наняла сыскарей, чтобы они вывели подлеца на чистую воду?

— Не совсем. То есть да, но все было не так. Жена мужа выгнала из дома, что называется без тапочек и средств к существованию. А квартира-то, между прочим, его. Он ее в свое время получил от родителей, а потом сдуру прописал у себя эту мамзель. Поэтому он на нее обижен, и капитально.

— Надо думать. А с чего она вообще решила с ним расстаться?

— Решила наказать за измену. Мужичок-то наш подкаблучник, но с такой стервозной женой не каждый прожить сможет. Вот он и нашел себе тихую девушку, такого же склада, как и он сам. Жена, прознав про это, устроила показательный ор и выставила супруга на улицу. А ребят наняла, чтобы документально подтвердить факт измены и при разделе имущества в суде оттяпать себе как можно больше.

— Экая щучка. Ну, и что там с этим ограблением?

— А фишка в том, что ребята видели, как муж входил и выходил из подъезда, но с пустыми руками! А вещичек из квартиры мадам вынесено весьма и весьма прилично. Вопрос: если это был действительно муж, то как он распорядился награбленным?

— Так, подожди-ка секунду. А они уже официально в разводе?

— В том-то и дело, что нет.

— Тогда о каком ограблении может идти речь? Пока они все еще официально числятся семьей, их имущество считается совместным.

— Кажется, что-то вкусное вырисовывается. Ценности наш мужичок унес с собой, это понятно. А куда шмотки-то делись?

— Кстати, чьи шмотки — его или жены?

— Наверное, его. Или подожди, ты к чему ведешь?

— Да к тому, что это были вещи жены. Наш подкаблучник в свою очередь решил супруге отомстить. Отволок ее шубы, платья и блузки в подвал или на чердак, да и раздал местным бомжам.

— А бомжи напялили на себя ее шмотки и принялись в них щеголять. И само собой, мадам свои вещички узрела и подняла громкий крик.

— Тогда бомжей арестуют за кражу.

— А они хором и согласованно расскажут, как эти вещи им дал один из жильцов. И тогда бомжей придется отпустить.

— Ладно, с самим делом все понятно. А что с нашими сыскарями? У них-то здесь какая история?

— История их взаимоотношений с крайне неприятной клиенткой. Сначала, когда задаток вносила, она выглядела несчастной женщиной, которой изменяет муж. А потом начала постепенно показывать свой сволочной характер, и ребята прозрели насчет того, кто есть кто в этой семейке. Поговорили с мужем, прониклись его проблемами и твердо решили, что в этом деле они участвовать не будут. Клиентка тем временем потребовала от ребят возвращения имущества, и они ее честно-благородно послали, мотивируя тем, что в договоре на предоставление услуг значилась только слежка и ничего больше.

— А почему бы не сделать все с точностью до наоборот? Чтобы отвязаться от мерзкой бабы, Олег, Денис и Дана возвращают ее вещи, снятые с бомжей. Торжественно вносят их в квартиру и сваливают на пол. Сами одеты в респираторы, поскольку от шмоток нехорошо пахнет. И с чувством выполненного долга покидают негостеприимную квартиру, оставляя противную клиентку наедине с миазмами бомжатника. А чтобы все было попсихологичнее, как любит выражаться наш шеф, все второе действие ребята будут мучиться в плане морального выбора. То ли выполнять поручения клиентки, то ли пойти навстречу ее несчастному мужу. И после долгих нравственных метаний предпочтут все-таки мужа.

— Ну что, у кого-нибудь еще есть предложения по данному сюжету?

— Вроде нет, все пока логично выглядит.

— Тогда предлагаю прерваться на обед. Кто за?

— Единогласно!

В этот раз столовую наша бригада отправилась не стройными рядами, а поодиночке. Сначала улизнул Димочка, с ослиным упрямством дожидающийся дядюшку и мозолящий мне глаза. Потом Летка сказала Стасу, чтобы не ждал и отправлялся, а она пока заново перебинтует руку. За Стасом следом выскочила Ритка. Через пару минут, закончив паковать сумочку, поднялась я, и почти одновременно со мной — Андрей.

Галантно приоткрыв передо мной дверь, Андрей сказал:

— Знаешь, а мне всегда очень нравилось имя Лиза.

От неожиданности я едва не подавилась леденцом. Или я что-то не понимаю, или меня пытаются склеить. Хотя, а что тут такого? Я имею в виду то, что Андрею нравится мое имя. Мало ли что кому нравится. Это у меня уже на почве нервного переутомления паранойя началась, не иначе. Так, а молчание-то затягивается! Надо что-то ответить.

— Мне тоже.

Хм, не самая лучшая реплика. Впрочем, уже интересно: к чему это все приведет?

— А как ты смотришь насчет того, чтобы вечером куда-нибудь отправиться?

О, в ход пошла тяжелая артиллерия? Меня и правда клеят. Только почему же так банально? Вступление мне понравилось куда больше.

— Отрицательно смотрю.

— А что так?

— Судя по всему, единственное, на что у меня хватит сил, это доползти до дома, поужинать и залезть с ногами на диван.

— А что ты скажешь, если я тебя провожу после работы?

Почему-то вспомнилось, как на заре туманной юности мы с Машкой называли таких вот мальчиков полупроводниками. В том смысле, что до квартиры ни один из них нас так и не довел. Обычно их хорошего воспитания хватало до ближайшего метро, в лучшем случае — до станции пересадки. Впрочем, не лишним будет заметить, что мы с Машкой были еще теми язвами, и запросто могли высмеять человека ни за что, ни про что. Вот юноши и не выдерживали нашей агрессии. Эх, ну почему мы были такими дурочками! Столько хороших парней обидели…

Превратно истолковав мое молчание, Андрей засуетился:

— Ты не подумай, я ни в коем случае не хочу тебе навязываться. Просто… сейчас в городе небезопасно. Особенно для молодых красивых девушек. Мало ли какая пьянь в метро может прицепиться? Или лихач-водитель выскочит. Или…

В голове помимо воли во всей красе предстали прошлогодние впечатления, как мой тогдашний бой-френд, облаченный в черную шапку-маску, напал на меня из кустов, а Темина экс-любовница попыталась намотать на колеса своей машины. Я вздрогнула.

— Вот видишь. А я очень волнуюсь за тебя. И хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

Я остановилась и пристально посмотрела на Андрея. Парень выдержал мой взгляд. И более того, в его ответном взгляде сквозило самое натуральное беспокойство и забота. Эк его переклинило! Хотя… Я что — кривая, страшная и старая, чтобы молодой и симпатичный парень не мог на меня просто так запасть? Но с другой стороны, он вроде как мой подчиненный. У нас тут, правда, не такое жесткое деление по рангам, как в обычных офисах, но все же.

— Слушай, для начала я бы хотела прояснить диспозицию. Я не хочу никому перебегать дорогу. А ты, насколько я успела понять, парень Риты. Или не так?

— Конечно же, не так! — поспешно с некоторой горячностью отозвался Андрей.

— Но вы же всегда держались вместе, — упорствовала я с настырностью гончей, вставшей на след зверя.

— Ну… между нами никогда ничего не было. Просто мы достаточно давно друг друга знаем, только и всего. Одна и та же тусовка, общие друзья. А потом вот попали на одну и ту же работу.

— Прости, скорее всего, это не мое дело, но вы действительно выглядели как парочка. Часто ссорящаяся, но все же парочка.

— Поверь мне, я не лгу. Мы просто давние приятели, если так можно сказать. Рита слишком вспыльчивая и слишком самолюбивая для того, чтобы быть моей девушкой. Да и я не в ее вкусе.

К этому моменту мы уже успели зайти в столовую, где, словно иллюстрируя слова Андрея, Ритка, подсев к Стасику, вовсю строила ему глазки. Я вторично едва не подавилась своим леденцом и от греха подальше быстро разжевала его. Что это с ними со всеми? Брачный сезон начался?

Ритка бросила быстрый взгляд на нас с Андреем, и как мне показалось, зло прищурилась. А потом как ни в чем не бывало, продолжила болтовню со Стасиком. Я перевела взгляд на Андрея. Его вид тоже особого восторга при виде Риты, сидевшей в непосредственной близости от Стаса, не выражал. Нет, ребята, я в такие игры не играю. Если вы решили закадрить своих коллег для того, чтобы отомстить друг другу, то это ваши дела. Я в них участия принимать не желаю.

— Андрей, мне кажется, что…

— Ты что будешь заказывать? Есть борщ и рассольник. Я уже знаю, что ты любишь супы и не ешь второго. А из салатов…

— Андрей, ты меня не понял…

— Вот! Смотри: с креветками и кукурузой! Я однажды его брал — просто объеденье. Давай, я пока расплачусь, а ты выбери место.

— Я всегда плачу за себя сама.

— Вот усядемся за стол, там и рассчитаемся.

Под напором Андрея я как-то растерялась и отправилась выбирать нам столик. Бред какой-то, ей Богу. У меня процессор греется. Ну не могу я физически переварить такой объем поступившей информации. Держать в голове все особенности наших сюжетов, да еще и пытаться разобраться, что за игру затеяли наши новички — это слишком для одной Лизы.

Так, столик. А где мы действительно разместимся? Мой любимый стол все равно занят, да и сидеть за ним вдвоем крайне неудобно. Ага, тогда я сделаю так…

С выбранного мною столика прекрасно было видно (хотя и не слышно, увы), что происходит у Ритки и Стаса. А вот Андрею эта картинка была недоступна, поскольку кроме как спиной он к ней сидеть не мог. Вот и сравним реакцию подозреваемых на неформальной очной ставке. Тьфу, уже этим псевдо-сыскным жаргоном заговорила. Кошмар.

Андрей притащил на подносе наш обед, я сразу же сунула ему в руку стольник и, пока он не успел возразить, принялась поглощать борщ. Пусть думает, что я ярая поборница правила «когда я ем, я глух и нем». А про то, что на самом деле «когда я кушаю, я говорю и слушаю», ему знать совсем не обязательно.

Тут около Стасика с Риткой нарисовалась Летка. Судя по ее физиономии, было ей кисло и недушевно. А Рита, напротив, расплылась самой слащавой из всех возможных улыбкой. Летка что-то визгливо спросила у Стаса, тот виновато пожал плечами. В их разговор влезла Рита. А дальше… Летка отвесила Стасу такую хлесткую пощечину, что я инстинктивно перевела взгляд на стену рядом с его головой. Просто в фильмах про боевое искусство после таких ударов у несчастного пострадавшего мозги по стенке разбрызгиваются. Стасу, можно сказать, повезло.

После этого Летка покинула столовую, и я готова была поклясться, глаза у нее были на мокром месте. Этого еще нам не хватало. Если наша бригада вчистую перессорится из-за всякой ерунды, то кто же тогда работать будет?

— Слушай, Андрей, а теперь поговорим серьезно. Что это вы тут с Ритой затеяли?

— А что такое?

— Я не верю в случайные совпадения ни в кино, ни в жизни. Если еще вчера вы с ней были вместе, а сегодня уже порознь, и более того, раз ты пытаешься подлизаться ко мне, а Ритка оккупировала Стаса, то сам собой напрашивается вывод, что все это не просто так. Что ты мне на это скажешь?

— А… ничего.

Почему-то именно это растерянное «а… ничего» убедило меня в том, что Андрей здесь действительно не при чем, а у меня острый приступ паранойи. Тем более он смотрел на меня так жалобно и удивленно, что заподозрить парня в каких-то тайных происках было бы верхом глупости.

— Ладно, забудь. Извини, если вдруг обидела. Со мной в последнее время это часто случается.

— Да нет, что ты, Лиза! Все в порядке, я прекрасно понимаю, как тебе тяжело приходится со всеми нами. Вот сейчас ты больше всего переживаешь из-за того, что мы перессоримся и завалим проект. Или я не прав?

Вид у меня в ту минуту был донельзя глупый и ошарашенный. Стопроцентное попадание в яблочко. А с этим парнем нужно держать ухо востро. Тот еще фрукт. Наивный простачок, а на самом деле пойди, узнай, что у него на уме.

— Ты не грусти, — продолжал меж тем Андрей, деликатно сделав вид, будто не заметил моей отвисшей челюсти. — У нас все наладится. Просто у вас была нормальная сработанная команда. А тут одновременно столько новых людей пожаловало. У всех разный характер, куча амбиций и прочее, и прочее. Вот все и притираются друг к другу. Ничего страшного здесь нет. Тем более что лишние люди из команды уже ушли. Из всей толпы новых авторов остались только я и Рита. Но насколько понимаю, мы уже успели зарекомендовать себя с хорошей стороны, иначе бы не продержались так долго.

— А Чемодан? — брякнула я, совершенно забыв собственное правило не обсуждать одного автора с другим. Впрочем, на гордое и почетное звание автора Димочка все равно не тянул, как ни крути.

— А что Чемодан? Совершенно очевидно, что в нашей команде он доживает свои последние дни.

— Ну, я бы не была столько категорична в суждениях.

— Ой, да брось, Лиза! Все всё прекрасно понимают. Просто не афишируют. Ладно, а теперь заканчиваем говорить о работе и начинаем разговор о нас. Так как насчет того, чтобы я проводил тебя до дома?

Раньше бы я согласилась, не раздумывая ни минуты. Сейчас же какой-то черт дернул меня сказать:

— Нет, Андрей. Спасибо, но в другой раз. Вполне вероятно, что сегодня могу остаться ночевать у друзей.

— Ну что ж, тогда, может быть, завтра? — как-то легко согласился Андрей.

— А почему бы и нет? — в тон ему отозвалась я.

На том и порешили. Пообедали и отправились раскладывать карточки на два новых сюжета. Летка и Димочка гордо промолчали всю вторую половину дня, но работа вчетвером тоже оказалась весьма продуктивной. Меньше людей — меньше возражений — быстрей выход продукта на-гора.

Димочка несколько раз выходил, видимо, проверял, на месте ли дядюшка, но так его и не дождался. Прямо из павильонов наш продюсер упорхнул на очередную деловую встречу. Но Димочка из вредности досидел до шести вечера, и лишь тогда отправился домой.

Летка покинула работу в одиночестве, всерьез разобидевшись на Стасика. А вот Стас, напротив, ушел в компании Риты. Я несколько раз в течение дня тихонько подсматривала за Ритой и Андреем, пытаясь уловить, не обменивается ли эта подозрительная парочка взглядами или паче чаяния тайными знаками, но нет. Андрей добросовестно работал с карточками и изредка бросал на меня теплые взгляды, а Ритка проделывала то же самое со Стасом. Видимо, это все происки ранней весны. Другого объяснения просто не вижу. Андрей, правда, убежал с работы одним из первых, но не я ли сама ему сказала, что на сегодняшний вечер он абсолютно свободен?

Дома я, повинуясь внезапному порыву, подошла к зеркалу. Оттуда смотрела вполне миловидная девушка неопределенного возраста где-то между двадцатью и тридцатью годами. Если придираться, то можно сказать, что чуть-чуть более худая, чем надо. Да и темные круги под глазами неплохо бы ликвидировать. А в целом очень даже ничего. Стрижка смешная с этакими кисточками за ушами. Глаза большие, пусть и грустные чересчур. Ресницы имеются. Правда, изрядно подправленные объемной тушью, но кто ж сейчас одними природными данными обходится? Черты лица не мелкие и не крупные. Что еще надо для полного счастья? Может, зря я так подозрительно отношусь ко всем знакам внимания в свой адрес? И что плохого в том, что молодой человек пытается поближе сойтись с симпатичной девушкой, каковой я, без сомнения, являюсь? Или все-таки не являюсь?

На всякий случай отошла чуть дальше от зеркала. Хм, фигура тоже вроде на уровне. На 90-60-90, конечно, не тянет, а вот где-то на 85-60-85 легко. Но у меня, извините, и рост отнюдь не как у подиумных моделей, а честный метр шестьдесят пять сантиметров. Правда, матушка до сих пор уверена, что не шестьдесят пять, а шестьдесят четыре, поскольку метр шестьдесят пять у нее самой. Но тут уж все вопросы не ко мне, а к Фрейду и его последователям. Ну, хочется человеку, чтобы его ребенок хоть в малости уступал ему — да кто же против!

Кстати, что-то они с отцом давно не звонили. Правда, у них сейчас один из самых сложных этапов эксперимента, один неверный шаг и все насмарку. Но про нас с дедом могли бы и не забывать. Все-таки, мы у них единственные близкие родственники. Или эта Америка им так мозги промыла, что они нами уже и не интересуются вовсе? И народная мудрость, между прочим, гласит, что если вам долго не звонят родственники или друзья, это говорит о том, что у них все хорошо. Значит, можно сделать вывод, что эксперимент и лабораторные испытания у родителей удаются на славу.

Словно услышав мои мысли, подошедший из большой комнаты дед сообщил:

— Отец звонил. Извинялся, что они с мамой совсем нас позабросили. Обещал, что ближе к лету приедут в гости. На целый месяц.

— Ура! — заголосила я, разом забыв свои мнимые обиды. — Ну, наконец-то! Как я по ним соскучилась!

— Не топочи, шишига! — ласково усмехнулся дед. — Пойдем, ужином накормлю.

Пока я уничтожала рассольник, а затем и отбивную с картошкой, дедушка молчал. Заговорил он, когда настал черед компота (можете смеяться, но я люблю компот, а дед его отлично готовит, так что всякие ассоциации со столовыми прошу держать при себе):

— Лиза, у тебя появился поклонник?

— Угу, — промычала я, даже не успев удивиться, откуда дед уже все знает.

— И как тебе юноша?

— Еще не разобралась. Собственно говоря, это его инициатива, поэтому пускай сам все и расхлебывает. А я пока со стороны на все это дело посмотрю.

— Ты чего-то боишься?

— Не знаю. Напрягают меня внезапные знаки внимания ни с того, ни с сего.

— Ты давно этого парня знаешь?

— Пару месяцев, может чуть больше. Только, знаешь, дед: устала я во всем этом разбираться, мотивы поступков искать, просчитывать, что у человека на уме, и зачем он сделал то или не сделал этого. И так уже кажется, что у меня одновременно мания преследования и шизофрения.

— Верь своей интуиции и ничего не бойся. Первая мысль — самая правильная, ее и держись.

— Дед, это все общие слова, — вздохнула я. — Да и не помню я своих первых мыслей. Я вообще уже ничего не помню, если в склерознике пометку не сделаю.

— Мне кажется, тебе пора отдохнуть.

— Да, я тоже так думаю. Сейчас какой-нибудь журнал полистаю и спать…

— Лизонька, я не о том. Тебе полностью отдохнуть надо. Может, отпуск возьмешь? Мы с Егором и сынком его уже через месяц на дачу отправимся, и ты давай с нами! Целый день лежи на солнышке, да грейся.

— Спасибо, дед. Как-нибудь потом. А теперь — я в свою комнату, ладно?

Странно. Если уж дедушка об этом заговорил, значит, действительно, дело дрянь. Он у меня товарищ деликатный, просто так советы давать не станет. Неужели я так ужасно выгляжу на его взгляд? Хотя… Да, наверное. Жаль, конечно, что с отпуском ничего не выйдет, никто меня сейчас с работы не отпустит.

А вот интересно: если так скажем, теоретически на эту проблему взглянуть? Ну, например, я серьезно заболела и выполнять свои служебные обязанности просто не в силах. Что тогда? Ну, если все упирается в одну-две недели нетрудоспособности, тогда все понятно: часть моей работы взваливает на себя Тамара, часть ложится на нашу бригаду и, скорее всего, на Летку. Надо отдать ей должное, девушка она дисциплинированная и аккуратная, как раз для редакторской должности. А если месяц-другой? Тогда, наверное, в редакторы окончательно выберут Летку, и отвертеться ей на этот раз не удастся. Может, мне и впрямь сказаться смертельно больной? Заодно и Летке за все пакости махом отомщу? Нет, так нельзя. Хотя, кто бы знал, как хочется.

Ой, это что же получается, до меня только что дошло: если я имею сейчас такой кошмарный вид, то становится тем более непонятно, с чего это Андрею вдруг приспичило за мной поухаживать? Ведь когда мы только встретились те самые пару месяцев назад, выглядела я значительно лучше. Вот тогда и начинал бы свои брачные танцы, я бы все прекрасно поняла. А сейчас — нет, ну решительно ничего не сходится!

А Андрей, кстати, очень даже симпатичный. Мне ведь он с первой же встречи понравился. Нет, не подумайте ничего такого — просто внешне глянулся и только. Тем более что я считала их с Ритой парой, а в сложившиеся союзы я не лезу никогда и ни за что, считайте это моим личным пунктиком. Так что же мне делать? И как же данное самой себе обещание никогда больше не крутить романы с коллегами по работе?

Я вспомнила Анджея, мое недолгое и странное общение с этим парнем, и довольно некрасивый финал всей этой истории. Нет, Андрей Анджея нисколечко не напоминает, тот был просто высокомерный сноб и засранец, а Андрей, вроде, этим не грешит. Но все равно: опять коллега?

А еще говорят, что снаряды дважды в одну и ту же воронку не падают. Или я тут ни при чем, просто работа у нас такая специфическая: придумываем горячие страсти, а потом сами же их и отыгрываем на первых попавшихся под руку субъектах? То есть друг на дружке? Эх, жаль, что ни в чем нельзя быть до конца уверенным. А так хочется хоть какой-то определенности!

* * *

Утро началось со звонка Тамары. Услышав противную телефонную трель и обнаружив на автоопределителе ее номер, я кое-как продрала заспанные глаза, откашлялась в сторону, чтобы голос звучал не слишком хрипло, и ответила:

— Да, Тамара. Я тебя слушаю.

— Лиза, у нас тут маленькое ЧП. Это по поводу Димы.

Услышав про этого гаденыша, я окончательно проснулась и приняла некое подобие боевой стойки:

— А что такое?

— Я не знаю всех подробней, мне самой только что сообщил об этом продюсер…

Ага. Значит, Димочка все-таки добрался до высокопоставленного дядюшки. Ну что же, я буду стоять на своем, чего бы мне то ни стоило. Этот крендель больше с нами работать не будет!

— Так вот, представляешь, Дима вчера…

— Тома, извини, что перебиваю, но я хочу, чтоб ты знала: я больше этого терпеть не намерена. И вообще: Дима первый начал…

— Подожди, ты чего городишь? Хочешь сказать, это Дима на ротвейлера набросился и начал его грызть?

— Какой еще ротвейлер? — опешила я.

— Так ты мне дашь договорить или нет? Начинаю историю в очередной раз: вчера вечером на Диму напал ротвейлер и серьезно его покусал. Его мать, кстати, сама медик, настояла на госпитализации, и сейчас парень находится в больнице.

— Оп-те раз! А что, с Димочкой все действительно так плохо?

— Да вроде как нет. Ногу, конечно, лечить придется и возможно, долго. Но тут дело такое… Понимаешь, его мать боится, как бы ротвейлер бешеным не оказался, вот и решила подстраховаться.

— Вот это новости — хоть стой, хоть падай!

— Ну, думаю для тебя-то эта новость как раз из раздела приятных. Только не вздумай выказать свою радость при продюсере — сама понимаешь.

— Тома, ты что: я ж не враг себе!

— Вот и славно. Смотрю, команда у тебя заработала, пошел стабильный выход продукта.

— Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Втянулся народ, мобилизовался.

— Рада это слышать. Следующие серии когда ждать?

— Думаю, как обычно: одну сегодня вечером, другую завтра утром.

— Идет. Счастливо!

— Пока!

Тамарина новость совершенно выбила меня из колеи. Ничего себе! Бедный Дима — видно, крепко его покусали, раз дело до больницы дошло. И насколько я поняла, со своим доносом к дяде-продюсеру он так и не попал, нарвавшись на злобного пса. А вот это как раз хорошо. Я бы сказала — просто великолепно! И вообще: жизнь-то налаживается!

Надо ли говорить, что работала я сегодня с особым энтузиазмом. Ответила штук на сорок звонков, пообщалась с тремя потенциальными авторами, двух из них удалось убедить, что лучше бы им пока попробовать свои силы в диалогах, не замахиваясь на сюжеты, и сделала массу столь же нужных дел.

Как-то сам собой вспомнился Андрей и его знаки внимания к моей особе. Помедитировав на эту тему минут пять, я отправилась делать маску для лица. Чем черт не шутит: вдруг что у нас с ним и выйдет? В понедельник-то точно напросится в провожатые, и мариновать парня дальше смысла особого не имеет. Все равно пока я с ним не сойдусь, так сказать, на короткой ноге, не смогу сказать, насколько он мне симпатичен или антипатичен. А избегать служебных романов по надуманным причинам — это все-таки глупость, какими бы убедительными эти причины изначально не казались. И так уже скоро полгода, как я свободна, читай, одинока. А организм, простите, требует свое. Да и душа тоже любви хочет. Правда, с этим пунктом у меня всегда особые сложности возникали, боюсь, в этот раз тоже без приключений не обойдется. А с другой стороны, ну и что? Кому от этого может быть плохо, кроме меня? Никому? Значит, мне и решать.

На всякий случай я снова представила себе Андрея. Высокий, с каштановыми кудрями, спадающими на лоб. Лицо живое и напоминает какого-то мелкого грызуна типа лемминга. Глаза сверкают веселыми искорками. Тело гибкое и жилистое, но чувствуется, что мимо спортивного зала парень не проходит. Уж больно внушительно ходят мускулы под его водолазкой. Сказка, а не мужчина. Чего еще тебе, Лизка, надо?

В общем, к ночи с воскресенья на понедельник я была уже по уши влюблена в своего коллегу Андрея. Причем, что самое смешное — как в фильме, по собственному желанию. И впервые за довольно долгий срок не могла дождаться, когда же наступит утро, и я отправлюсь на работу. Само собой, чтобы увидеть его .

* * *

Когда в понедельник я появилась в нашей комнате для совещаний, там воцарилась изумленная тишина.

— Что-то не так? — поинтересовалась я больше для видимости, чем по делу, поскольку знала, чем вызвана такая реакция моих коллег. Продюсер на пару с Тамарой, и те сегодня слегка изумились, а уж этих товарищей просто так не прошибешь. В конце концов, зря я что ли сегодня на час раньше встала! Красота требует жертв и не только в материальном плане.

— Лиза… Ты сегодня такая… Такая… Ослепительная… — нашел, наконец, нужные слова Андрей, для которого, собственно говоря, весь этот маскарад и затевался. А за Андреем прорвало и остальных:

— Да, Лиза, глядя на тебя, понимаешь: красота — это страшная сила! — улыбнулся Стасик.

— Супер! — отозвалась Рита и одобрительно кивнула, одновременно смерив меня с ног до головы таким оценивающим взглядом, что я даже как-то поежилась.

— Тоже мне, звезда, — хмыкнула Летка. Типа вполголоса, но так, что вся команда отлично это расслышала. А уж сколько презрения она вложила в эту короткую фразу — отравиться можно.

— Лета, радость моя, как говорил незабвенный товарищ Маяковский, если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно. А тебе могу посоветовать другой вариант: хочешь стать звездой — сядь на елку! Результат гарантирован и превзойдет все твои ожидания! — отозвалась я.

Народ расхохотался. Летка, само собой, насупилась. Но особой радости мне наша маленькая пикировка не доставила. Что-то здесь было не так. В воздухе ощутимо веяло фальшью и напряжением. Но сообразить, в чем же дело, никак не удавалось, поэтому, списав все на стандартную женскую зависть, я просто перешла к повестке дня:

— Что касается наших последних сценариев. Можете радоваться, господа, прошли оба. Единственная корректура, которую предстоит внести, касается серии с вампирами. Продюсер настаивает на том, чтобы родители кровожадных детишек дали жертве откупного. Жертва по легенде — хорошая знакомая Даны. Конечно же, частью полученных средств она поделится с нашей неразлучной троицей. Изменение сюжета само по себе незначительное, но поскольку оно существенно меняет окраску серии, я возвращаю ее на доработку автору. Возражений нет? Отлично, идем дальше. Какие есть предложения по новым сюжетам?

Ребята привычно принялись рассматривать потолки и стены. Понятно, опять решили в выходные свои бедные головы работой не утруждать. К чему? Все равно на мозговом штурме кто-нибудь что-нибудь придумает, так зачем из кожи вон рваться? Но у меня на этот счет было совершенно иное мнение:

— Так, жду пять минут, если никто ничего ценного не придумает, приступаю к плану Б.

Коллеги удивленно переглянулись между собой и вновь перевели взоры на офисную отделку. Что ж, к этой ситуации я давно была морально готова — спасибо Тамаре, предупредила в свое время, что такое случается, и как с этим бороться.

Видите ли, автор — натура тонкая, творческая, по приказу выдавать продукт на-гора может далеко не всегда. А студия — это конвейер, в идеале — бесперебойный. Тогда-то и вступает в бой либо Главный автор, либо Литературный редактор — у кого как. Но суть его вмешательства все равно сводится к одному: простимулировать команду и вдохновить на очередные подвиги. Иначе говоря — дать хорошего пинка под причинное место, чтоб не вздумали почивать на лаврах.

Когда стрелки часов показали, что пять минут истекли, я лицемерно вздохнула и полезла в свою сумку. Достала кипу самой что ни на есть желтой прессы с откровенными картинками и заголовками вроде «Семилетний ребенок изнасиловал сестру и кастрировал отца» и раздала каждому по экземпляру. Ребята уныло переглянулись. Ха, детишки, видели бы вы сегодня лицо продавщицы, у которой я всю эту дрянь покупала…

— Итак, слушайте план Б. Сейчас мы все приступаем к чтению газет и выискиваем подходящие идеи для нашей троицы. Предупреждаю сразу: сидеть и искать будем ровно до тех пор, пока не наберем хотя бы с десяток — слышите, десяток! — приемлемых сюжетов.

— А отписывать когда их будем? — поинтересовалась Рита.

— Если успеем — один-другой сделаем сегодня во второй половине дня. Если нет — все переносится на потом. Чем дольше будем думать и искать, тем сильнее себя накажем. Время — деньги, господа. Так что вперед!

Команда уныло переглянулась и принялась за вычитку.

Честное слово, смотреть на них со стороны было сплошное удовольствие. Летка перелистывала свою газету двумя пальцами, словно боялась испачкаться. Стас сидел и честно конспектировал в блокнот содержание статей. Рита читала газету с конца, судя по кислому выражению лица, ничего путного для себя там не находя. Один лишь Андрей, казалось, находил в этом занятии хоть что-то приятное. По крайней мере, он читал статьи с неподдельным интересом и время от времени фыркал над особо колоритными местами.

Когда газеты были прочитаны, мы принялись подводить первые итоги:

— Стас, что у тебя?

— У местного милицейского начальника сыночка, пришедшего на футбольный матч, избили фанаты соперничающей команды. Папа рассвирепел, поднял своих бойцов и на следующем матче избил фанатов той самой команды. Парочка детишек калеками осталась.

— Не пройдет. Голимая чернуха. Опять же — милицейское начальство… Про них писать — от продюсера хлопот не оберешься, а уж если до зрителя дойдет… Что еще?

— Стоматолог с подельниками обирал своих пациентов.

— Не поняла — это как? Цены за услуги заламывал под угрозой бор-машинки?

— Да нет же. Тут долгая история. Если пациент просил вылечить ему зубы под общим наркозом, это означало, во-первых, что у него есть деньги, а во-вторых — что у подельников стоматолога есть время на то, чтобы обшарить его вещи, выяснить, где живет пациент, и сделать второй комплект ключей.

— Так-так-так, уже горячее… А что дальше?

— Пациент уходил, а через некоторое время его квартира оказывалась обчищенной подчистую.

— Супер! Как об этом узнали?

— Ну, городишко, где все это имело место быть, небольшой. А тут кража за кражей. Оперативники опросили жертв и выяснили, что все они незадолго до ограбления лечили зубы в одной и той же шарашкиной конторе у одного и того же врача. Вот собственно и все.

— Работаем. Только раскрывать дело надо как-то изящнее. И никаких маленьких провинциальных городков. Пусть жертвы живут в разных районах, чтобы дела об ограблении их квартир долгое время никто не мог связать в одно.

— А что если?…

— Да, Рита, продолжай!

— Я думаю… Сейчас… Вот, точно! К Дане, Олегу и Денису обратится некий бизнесмен. Кто-то ограбил квартиру его родителей. Это настолько сильно подействовало на стариков, что мать слегла в больницу, а отец вот-вот там окажется. Бизнесмен горит праведным гневом и собирается лично покарать преступников, а не ждать, пока у милиции дойдут до этого руки, поэтому идет в частное сыскное агентство.

— Пока нормально. А при чем здесь родители-то? Это они зубы лечили?

— Да нет же. Бизнесмен лечил.

— Тогда ничего не понимаю. Он что, у родителей живет?

— Он у родителей прописан ! Откуда преступники узнают адрес? Из паспорта. А там указана именно эта, родительская квартира. А сам бизнесмен давно уже снимает себе роскошное жилье в центре. Или его собственная квартира записана на подставное лицо — да мало ли!

— Или он просто является ее собственником, но прописку так пока и не поменял. Слушай, кажется, начинает что-то вкусное вырисовываться. И что дальше?

— Наша сыскная троица принимается вытанцовывать вокруг этого дела, выяснять связи родителей, их образ жизни, как тут происходит ограбление квартиры самого бизнесмена. Бизнесмен звереет не по-детски, поднимает гонорар до запредельных высот, но требует, чтобы преступника ему нашли буквально в течение 24 часов.

— А почему эти дела будут объединены в одно? А вдруг это случайное совпадение и орудовали разные банды, к примеру?

— Одинаковый почерк. Следов взлома нет, двери открыты некой супер-отмычкой, не царапающей замок. Ну и пускай преступник оставляет после себя фантики от конфеты «Мишка на севере». Так, для большей зрелищности.

— Штирлиц шел по коридору гестапо со значком ДОСААФ на груди и чувствовал, что как никогда близок к провалу. Со скрипом — но пойдет. И как ребята раскроют это дело?

— Ну, во-первых, станет ясно, что искать надо не в окружении этого бизнесмена, а где-то на стороне. Любому «своему» было известно, что родители бизнесмена живут небогато, и разжиться там нечем. Поэтому если бы наводку дал кто-то из ближайшего окружения, то ограбили бы только бизнесмена, но не двух несчастных стариков.

— А во-вторых? Преступники-то как выйдут на квартиру бизнесмена, если в паспорте у него указан совсем другой адрес?

— По телефону. Он же оставит им свой домашний номер. Всего-то дел — купить за стольник хакерскую базу данных, забить туда нужные цифры, подождать пару секунд и записать адресок. Преступники у нас — жадные, поэтому пока бизнесмена не обобрали — не успокоились. Родительской квартиры им мало показалось.

— А почему бизнесмен им оставил свой домашний номер, а не номер своего сотового? Он что — лох последний?

— Да не лох он — обычный нормальный мужик. Видит в анкете графу — домашний номер телефона — и на полном автомате ее заполняет. Что тут такого особенного? Я, например, тоже частенько так делаю, хотя по мобильнику меня гораздо реальнее достать, чем по домашнему.

— Ладно, годится. А теперь раскройте мне коронный трюк: как вычислить грабителей за сутки при минимуме информации?

— Ребята подробно расспросят бизнесмена, чем он занимался последний месяц, с кем встречался, куда ходил. Тот отвечать не станет под предлогом ужасной занятости, а просто вытащит из своего планера нужные страницы — мол, берите, копайтесь. Ну, Дана, как самая терпеливая и усидчивая, перелопатит это все и выяснит, что бизнесмен дважды был на автосервисе, трижды — в бане, и опять же дважды — в стоматологии.

— Может, не надо никакого планера? Пусть бизнесмен просто отдаст ребятам на растерзание свою секретаршу, и вот как раз она, подняв все записи за последний месяц, расскажет о передвижениях своего шефа?

— Почему бы и нет? В любом случае, неважно — от секретарши или из планера, становится известно о автосервисе, бане и стоматологии. Во всех трех местах документы бизнесмена запросто могли попасть в руки злоумышленникам. Ребята разделятся и отправятся проверять все три варианта. Само собой, повезет только одному. Например, Денису.

— Он увидит, как стоматолог жрет конфеты «Мишка на севере»?

— А почему бы и нет? Только для пущего драматизма увидит это, когда уже решит, что ловить здесь нечего и соберется уходить. И опять же — для пущего геройства — может полезть в бутылку и попытаться задержать стоматолога самостоятельно. Само собой — безуспешно, поскольку на помощь придет его подельник. Даст хорошенько по затылку — и привет.

— Дана и Олег начнут волноваться, потому что его телефон не отвечает, но так как оба знают, куда он поехал, то ринутся туда вызволять друга…

— … по пути позвонив бизнесмену. Смотрите, как красиво получается: стоматолог с подельником обшарят Дениса, найдут у него лицензию на частный сыск и поймут, что дело нечисто, надо драпать. Либо убирать свидетеля. Они же не знают, что Денис работает в команде, а не в одиночку. Стоматолог, как более трусливый и рациональный тип, предложит бежать, его подельник будет настаивать на убийстве. Так и не придя к консенсусу, они погрузят бесчувственного Дениса, которому вкатили дозу наркоза, кстати, пусть подельщик анестезиологом будет — а? в багажник своей машины, как тут… Подруливает служба охраны бизнесмена, с ними Дана и Олег, и начинается разбор полетов. Бизнесмен забирает с собой преступников для приватного разговора по душам, Дана и Олег — Дениса. Бизнесмен в убедительных выражениях дает ребятам понять, что о событиях сегодняшнего вечера они должны молчать в тряпочку, иначе… Ребята клятвенно это обещают и, собственно, на этом все.

— А в финальной сцене, уже утром, в офисе, у Дениса разболится зуб, друзья примутся его уговаривать сходить к стоматологу, а Денис, само собой, будет категорически против. Тогда мягкосердечный Олег предложит выбить ему больной зуб, начнет гоняться за Денисом по офису с кувалдой в руках. В общем, что-нибудь в этом духе, а то какой-то хохмы хочется. Иначе слишком уж у нас финал грустный выходит.

— Раз хочется — значит, надо. Ну что, записываем историю?

— Уже, — отозвался Стасик, лихорадочно строчащий что-то в своем блокноте. Оторвался, поглядел на написанное и поставил жирную точку. — Все основные моменты зафиксированы.

— Вот и славно. Тогда, — я бросила взгляд на часы, — как вы смотрите на идею слегка перекусить, а все остальные находки заслушать после обеда?

Само собой, возражающих не было.

Мы дружной толпой поднялись и двинулись к лифтам, как вдруг раздался растерянный голос Летки:

— У меня, кажется, кошелек пропал…

Вот так номер! Только этого нам не хватало! Само собой, команда развернулась и двинулась обратно выяснять, в чем дело.

— Я же его перед началом совещания видела! Мне надо было зеркальце взять, я залезла в сумочку, и кошелек там был. А сейчас его нет! И я из кабинета не выходила, даже кофе себе сегодня не готовила. Значит, меня ограбил кто-то из вас! — Летка была на грани истерики.

Мне, честно говоря, стало не по себе. Воровство внутри коллектива — это серьезно. Если, конечно, Летка чего-то не напутала. Что ж, придется принимать кардинальные меры. Я плотно закрыла за собой дверь в комнату для совещаний и обратилась к команде:

— Ребята, предлагаю сделать следующее: мы все высыпаем на стол содержимое своих сумок и карманов. Никто чужой сегодня к нам сюда не забегал, поэтому если мы принимаем на веру то, что сказала Лета, выходит, что кошелек у кого-то из нас. Давайте разберемся с этим неприятным недоразумением и закроем эту тему. Я искренне надеюсь, что Лета ошиблась, и кошелек она потеряла в другом месте. Что скажете?

— А что тут говорить? — пожала плечами Рита и принялась вываливать на стол содержимое своего городского рюкзачка.

За ней то же самое сделали и остальные, хотя по выражению лиц своих коллег я видела, что происходящее им глубоко противно. Само собой, я не осталась в стороне от масс, и содержимое моей сумочки оказалось на столе среди прочего барахла.

Летка напряженно всматривалась в то, что мы выкладывали на стол из сумок и карманов, но кошелька своего, разумеется, так и не узрела. В моей душе исподволь поднималась злость на Летку: нельзя бросаться такими словами, если только не уверена в том, что вор — кто-то из своих. А теперь мы все из-за нее чувствуем себя так, словно на нас ушат помоев вылили. И тут… раздался растерянный голос Стасика, достающего что-то из кармана своего пиджака:

— Лета, это, кажется, твое?

Летка коршуном подлетела к Стасу, выхватила из его руки маленький дамский кошелек и со всей силы отвесила ему хлесткую пощечину.

— Лета, ребята, да вы что?!! Я не понимаю, откуда у меня это взялось!!! Вы что, всерьез думаете, что я мог пойти на такое? Зачем мне чужие деньги, когда у меня свои есть?! Вы чего?!

На Стаса было страшно смотреть. Его лицо шло красными пятнами, а руки дрожали. Он умоляюще глядел на нас, и я с ужасом и омерзением увидела, как Андрей отвел от него взгляд. Они что, и вправду решили, что это Стас? Они с катушек съехали?!

— По-моему, это чистой воды недоразумение. Стас, успокойся, никто тебя не в чем не…

— Вор! — завизжала Летка, сведя на нет все мои усилия по улаживанию конфликта. — Сволочь, мразь!

— Лета, успокойся сейчас же. Прошу тебя, криками и воплями мы правду не выясним, — чуть ли не по слогам произнесла я, в упор глядя на распсиховавшуюся Летку.

— Леточка, по-моему, все не так страшно, как тебе кажется, — поддержала меня Рита. — Может, это просто чья-то неудачная шутка, а ты так разволновалась.

— А ты бы лучше помолчала! — внезапно еще сильнее завелась Летка. — Конечно, ты теперь его покрываешь! Рыбак рыбака видит издалека!

— На что это ты намекаешь? — подобралась Рита, как тигрица перед прыжком.

— А на то и намекаю!

Быть бы тут женской драке, но слава Богу, мысль у нас с Андреем работала одинаково, и мы резво развели девчонок по разные стороны стола, пока они не вцепились друг другу в шевелюры. Андрей держал за плечи и успокаивал Летку, а я уговаривала Риту, что не стоит обращать внимание на слова расстроенного человека, который и сам толком не соображает, что говорит. Стас в это время без сил опустился на стул и сидел, уставившись невидящим взглядом куда-то в стену.

Я уже начала прикидывать варианты наиболее мирного решения проблемы, как тут Андрей потерпел оглушительное фиаско с Леткой. Оглушительное — в том смысле, что Летка неожиданно и что было мочи заорала на нас: НЕНАВИЖУ! А потом, всхлипывая, выскочила из комнаты. Следом поднялся Стас и с криком «постой, я все объясню» побежал за ней. За Стасом, не забыв смести в рюкзачок свои вещи со стола, выскочила Рита. И мы остались с Андреем вдвоем.

— Хреново, — пробормотала я, заново укомплектовывая свою сумочку.

— Думаешь, команда развалится? — осторожно поинтересовался Андрей, распихивая по карманам какие-то блокноты, ручки, складной нож и бумажник.

— После такого скандала — запросто. Если мы не разрулим этот конфликт за ближайшие пару дней, можно начинать мылить веревки. Если ты ненавидишь своих коллег по цеху — ты не сможешь с ними работать. Аксиома. А у нас тут — зона военных действий. Филиал Сектора Газа.

— А если Лета уйдет? Все остальные вроде друг с другом спокойно уживаются.

— Не хотелось бы, — ответила я, ничуть не покривив душой, и даже удивилась этому про себя. — Она — опытный сценарист, давно работающий в формате студии. Вы с Ритой — извини, я уж скажу начистоту, как есть, — пока еще только стажеры. Многообещающие, с отличными идеями, но до Леткиного уровня вам еще как минимум полгода, а то и год работы у нас. Понимаешь о чем я?

— Кажется, да.

— И что мы имеем в итоге? Из опытных людей в команде остаемся только мы со Стасом. Причем я сама серии не пишу, только редактирую. Стас после сегодняшней истории еще пару недель в себя приходить будет. Он парень отличный, но как это модно сейчас говорить, с тонкой душевной организацией. Вот и выходит, что весь основной груз авторской работы падает на тебя и Риту. А вы тоже, уж извини, ровными дружескими отношениями не отличаетесь и в любой момент можете поцапаться. В такой ситуации мне придется идти к Тамаре и заново формировать команду. При этом разводить тебя с Ритой, а Стаса с Леткой. Значит, на нашем сериале останемся мы с тобой и Лета. Меня она тоже по своим причинам недолюбливает, а значит — опять велика вероятность конфликтов. И еще не факт, что Рита со Стасом согласятся перейти в другие сериалы. Там и формат чуть-чуть иной, и свои коллективы уже слаженные и полностью укомплектованные, новички там ни к селу, ни к городу.

— А если удастся уладить сегодняшний сыр-бор, нашу команду удастся сохранить?

— Попытаемся. Иного выхода я все равно пока не вижу.

— А с Тамарой когда говорить будешь на эту тему?

— Еще не знаю. А что?

— Слушай, не рассказывай ей об этом, а?

— Это еще почему?

— Я боюсь, что тогда нас точно всех перетасуют, не дожидаясь, пока мы помиримся. Давай не выносить сор из избы. И вообще, думаю, к четвергу все уладится. Ну что, не расскажешь?

— Ладно, — пожала я плечами. — До четверга дело терпит. Но если на следующем мозговом штурме я услышу от кого-нибудь хоть одно обвинение в адрес своего коллеги — мне плевать, обоснованное или нет, — я иду к Тамаре. Мне самой не хотелось бы разгонять нашу команду, но если от этого страдает дело… В общем, чего мне тебе объяснять — сам все понимаешь.

— Вот и отлично! — просветлел лицом Андрей. — А теперь, раз уж остальные разбежались кто куда, давай я провожу тебя в столовую. Или хочешь куда-нибудь в ресторан? Нет проблем! Какую кухню предпочитаешь? Европейскую или азиатскую? Может, японскую? Тут неподалеку суши-бар открылся…

— Не хочу никуда — ни в ресторан, ни в бар. Домой хочу. Так меня эти разборки вымотали — не передать. Ты уж извини, что так вышло.

— Тебе незачем передо мной извиняться, тем более что я все равно тебя одну не оставлю и до дома обязательно провожу.

Хм, а мальчик-то упорный попался. И даже не знаю, нравится мне это или раздражает. Но если так посмотреть, я же все равно собиралась сказать ему сегодня да в ответ на подобное предложение. Даже красоту специально навела, укладку сделала. И что — все коту под хвост?

— Веди, — легко согласилась я и подала Андрею руку, чтобы он помог мне встать.

Парень на какие-то доли секунды замешкался, потом улыбнулся, засуетился и, придерживая меня за локоток, помог подняться. Что-то странно он себя ведет. Неадекватно. Сам же только что в провожатые набивался, а как до дела дошло, сразу глазки забегали, ручки затряслись. Чего он мутит?

Мы вышли из комнаты для совещаний, дошли до лифтов, как Андрей, похлопав себя по карманам, заявил:

— Слушай, ты подожди меня чуть-чуть, я, кажется, там паспорт оставил.

И не дожидаясь моей реакции, рванул обратно в офис.

Я простояла у лифтов минуту. Потом еще одну. И еще. Чувствовала себя при этом последней дурехой. Глупое положение и настолько неприятное — слов нет. Хуже этого было только в позапрошлом году, когда мне пришлось самой расплачиваться за совместный ужин, потому что мой кавалер сделал ноги. Да, да — случалось со мной и такое. И в чем причина — до сих пор не знаю. Хорошо хоть официант тогда сделал вид, что ничего не заметил, а то я была готова под землю провалиться со стыда. И вот сейчас. Нет, конечно же, не то же самое, но по ощущениям — очень похоже.

Я плюнула на свое обещание ждать у лифта, развернулась и отправилась в офис вслед за Андреем. В конце концов, по моему глубокому убеждению, «чуть-чуть» — это минута, максимум две. Но никак уж не целых пять!

Войдя в комнату для совещаний, я застала прелюбопытную картину. Андрей пятой точкой кверху ползал по полу и вертел головой, заглядывая под мебель.

— Эй, ты чего? — позвала я. Андрей вздрогнул и вскочил на ноги.

— Э… вот… не находится, падла. Я уже все посмотрел — нет, и все тут.

— Слушай, давай рассуждать логично. Мы все наши пожитки вываливали на стол. Если ничего на столе и под столом нет, значит, паспорт кто-то уже взял, и скорее всего, ты сам. Бумажник проверял? Насколько я помню, мужчины имеют стойкую привычку носить паспорт именно там. Ну же, давай, посмотри!

Андрей, как мне показалось, нехотя достал из внутреннего кармана куртки бумажник, медленно раскрыл его, сделал удивленные глаза и воскликнул:

— Ну, надо же! Ты абсолютно права! И как я мог его не заметить?

От всей этой ситуации за километр несло фальшью и наигранностью, но в чем тут дело, я понять не могла, хоть убей. Андрей и правда что-то искал в офисе. Искал в одиночку, чтобы никто, даже я, этого не видели. Но не паспорт, это и ежу понятно! А что тогда? Любимую шариковую ручку? Упаковку презервативов?

Мы вторично под ручку вышли из офиса под пристальным профессионально-безразличным взглядом секретарши. Впрочем, я не обманывалась: в ближайшие полчаса нашей команде досужие кумушки из секретариата, отдела кадров и бухгалтерии качественно перемоют косточки. Тем более с такой богатой пищей для размышлений, какую дали сегодня Летка со Стасом и Ритой, и мы с Андреем — грех не обсудить все подробности нашей личной жизни. Крики, какие издавала Летка, только глухой мог не услышать. Придется теперь запускать дезу, что мы здесь сценку из очередной серии разыгрывали. Авось прокатит.

Я, кстати, давно заметила, что у стен нашего офиса — странное эхо, совершенно искажающее смысл первоначально сказанного. Примеры? Пожалуйста! Когда получала зарплату в бухгалтерии, то на вопрос финансового директора «как тебе новый сериал» ответила: «как отпишем — тогда и понравится». В итоге Тамара через пару дней вежливо поинтересовалась у меня, может, перевести меня в другую команду? А то дошли слухи, что меня что-то не устраивает, и наш детектив мне хуже горькой редьки пришелся. Класс? Я-то совсем не это имела в виду, как раз наоборот. С тех пор в бухгалтерии и прочих наших службах обеспечения на все расспросы я молчу как пленный партизан, только улыбаюсь в ответ. Людям хочется о нас языками потрещать, а мне после этого оправдывайся. Вот еще! Нашли без вины виноватую.

Всю дорогу до моего дома Андрей напропалую трепался. О том, что вот-вот и станет тепло. О том, что новые ботинки натерли ноги. О том, что моим глазам могла бы позавидовать сама Мона Лиза…

Честно говоря, когда услышала про Мону Лизу, то едва не вздрогнула. Это что же выходит, у меня такие облезлые брови, как у нее? Хорош комплимент, ничего не скажешь! Интересно, что он мне дальше поведает? Что у меня маникюр, как у Венеры Милосской? И походка как у заправской наездницы?

Честно говоря, вся эта история с Леткой напрочь выбила меня из колеи. Поэтому связно думать на любые отличные от этой ситуации темы — ну никак не удавалось. Но даже так церемонию покупки букета я предсказала с точностью до трех минут. И с видом цветка не ошиблась — огромная роза с неестественно вывернутыми лепестками, пурпурная до того, что при определенном освещении казалась почти черной. Конечно же, эта колючая штакетина была вручена мне еще у входа в метро, поэтому всю дорогу пришлось следить, как бы никто из близстоящих пассажиров не напоролся на ее колючки. В итоге пару раз укололась сама. Не могу сказать, чтобы это подняло мне настроение. Но Андрей ничего не замечал, продолжая разливаться соловьем и трепетно поддерживать меня за талию. Мол, вагон качается и все такое. Ну-ну.

Около своего подъезда я попыталась распрощаться с надоедливым кавалером, поскольку желание общаться с ним отчего-то напрочь пропало, но не тут-то было. Человек внаглую напросился на чашечку кофе и отбиться от него не было решительно никакой возможности. Пришлось тащить его к себе, лихорадочно соображая, все ли дома убрано и помыты ли полы. Хотя чего я так беспокоюсь? Во-первых, когда дома дедушка, там всегда стоит зеркальная чистота. Это я, грязнуля такая, могу посуду неделями не мыть, а дед у меня в данном вопросе старой закалки. А во-вторых, не много ли чести для Андрея? И вообще: попьет свой кофе — и пускай выметается! В конце концов, о гостях мы не договаривались — только проводы.

Когда Андрей вошел в квартиру, я с тоской поняла: ну вот, очередной клиент с притязаниями на жилплощадь пожаловал. Стоит, пасть раззявил, по сторонам исподтишка башкой вертит, в глазах — счетчик-калькулятор чужого богатства. А должен по сюжету, между прочим, с меня глаз не сводить, а не с люстры и картин в коридоре. Да, я понимаю, что квартира сейчас выглядит как конфетка, ремонту еще и года нет. Но все равно — неприятно.

Тут я должна дать маленькую справочку. Видите ли, моя трехкомнатная квартира — это не малосемейка какая-нибудь. Квартиры в нашем доме давали только за оч-чень большие заслуги перед обществом. И дед ее получал тоже не за красивые глаза, поскольку мало того, что он академик, так еще и фронтовик.

Теперь минуты через три должны пойти осторожные расспросы, на кого записана квартира, да сколько в ней народа живет. Когда человек узнает, что родители у меня в Штатах безвылазно сидят — начнется полномасштабная компания под названием «женить на себе Лизку любой ценой». Даже если я потребую открытого брака, то бишь битым текстом скажу, что буду ходить налево, когда мне вздумается — пообещают. Вздохнут для приличия, легкую грусть на чело взгромоздят, а потом выдадут что-то вроде: ну, для любимого человека… Ради тебя… И не на такое готов… А в голове жениха будет вертеться одна и та же мысль, настолько четкая, что ее можно будет прочитать на его лбу: брак будет недолгим, главное — прописаться здесь, а потом подавать на развод и размен. Попрошу знакомого адвоката, и он все организует в лучшем виде…

Нет, не хочу снова это слышать. Может, соврать? Сказать, что я эту квартиру снимаю? Нет, не прокатит. Это какая же у меня должна быть зарплата, чтобы ее хватило на съем такого элитного жилья! Думай, голова, думай. А что если… Точно! Скажу, что это квартира хороших знакомых моих родителей, уехавших в кругосветку. Нет, кругосветка — это слишком, в такую голимую романтику может и не поверить. Лучше, наверное, все же придерживаться полуправды: это квартира ученых, в настоящее время работающих по контракту в Америке. А меня они попросили присматривать за ней. Так, насколько правдоподобна легенда? Кажется, вполне. Сойдет для сельского хозяйства. Только как в эту легенду вписывается дед? О, точно: это были именно дедовские знакомые, поэтому именно его они попросили следить за квартирой. А я — как бы бесплатное приложение к дедушке. Идеально!

Как дед не пытался улизнуть с кухни, я настояла на своем, и кофе мы пили втроем, если не считать Егора и Китекета, насуплено разглядывающих незваного гостя. Андрей вел себя вполне благопристойно, ухаживал за мной, дедушке улыбался и изображал из себя пай-мальчика. Дед, впрочем, тоже отличился, к месту ввернув свою любимую фразу про дом престарелых из Стивена Кинга. Андрей едва не поперхнулся, когда услышал, что «местный санитар — ужасный человек». А мне стоило больших усилий сдержать смех, поскольку я четко видела, что дед валяет дурака. Пусть дедуля кому угодно мозги пудрит, я-то давно знаю, что маразм — это его любимая защита от лишних расспросов и не более. У него с головой все в порядке, каждому бы такой ясный ум в его возрасте.

Дождавшись конца чаепития, я отправилась провожать Андрея, но не тут-то было.

— Слушай, а какая твоя комната? Эта? — указал он на дверь моей спальни и не спросясь вошел туда. Как только угадал, стервец! Пришлось идти следом.

— Андрей, я думала, что…

— Обалдеть можно! — воскликнул он, жадно озирая убранство спальни. — Вот это сексодром! И как он тебе в деле?

— По-моему, тебя это не касается. И если ты не против, я бы попросила…

Тут Андрей встал с кровати, на которую только что плюхнулся прямо в верхней одежде, молнией проскользнул к двери и плотно прикрыл ее. После чего столь же стремительно подлетел ко мне и в стиле мачо-мэна обнял, как какую-нибудь красотку из латиноамериканского сериала.

— Я всегда мечтал о такой девушке, как ты! Веришь — нет, но с самого первого дня, как Тамара распределила нас к тебе, я засыпал с мыслью о том, как однажды мы окажемся вместе. Все в точности, как сегодня: ты, я, роскошная обстановка…

— Э-ээ, извини, не хотелось бы портить хозяйскую мебель, — ввернула я, одновременно пытаясь стряхнуть с себя его лапы, но так, чтобы это не выглядело слишком грубо.

— О каких хозяевах ты говоришь? — удивился Андрей и ослабил хватку.

Я вздохнула и рассказала заготовленную легенду о том, как мы с дедом героически присматриваем за данной квартирой, пока ее хозяева трудятся на благо американского империализма и двигают вперед тамошнюю науку. Андрей сориентировался мгновенно:

— Слушай, а хочешь стать законной хозяйкой этой квартиры? Могу помочь. У меня есть на примете один хороший адвокат, он наверняка что-нибудь посоветует. Если вы с дедом живете здесь уже несколько лет, вы имеете полное право стать хозяевами этой жилплощади…

Пока он соловьем разливался о способностях своего адвоката и будущих перспективах владения квартирой, я чувствовала себя как выброшенная на берег рыба. Воздуха в легких катастрофически не хватало. Нет, одно дело — мои собственные теоретические выкладки на тему, как поведет себя тот или иной человек в конкретной ситуации. Но такого, я бы сказала — двухсот процентного попадания в яблочко я точно не ожидала. Правда, радости или гордости за свои пророческие таланты почему-то не чувствовала, а в душе поднималось стойкое чувство гадливости. Ведь даже с адвокатом не ошиблась!

Решив, что с меня достаточно, и это шоу надо завершать, я направилась к двери, но не тут-то было. Андрей повалил меня на кровать и начал осыпать страстными поцелуями. Ради справедливости надо отметить, что луком, чесноком или испорченными зубами от него не пахло. Но целоваться с этим уродом я тоже не хотела. Особенно после того, что только что услышала. Поэтому просто закрыла его рот ладонью и сказала первое, что пришло в голову:

— При дедушке — не могу.

— Ты чего? — обиженно протянул Андрей. — Думаешь, этот старый маразматик нам помешает?

Вот тут уже я разозлилась не на шутку. Дед — святой человек, и все вражеские происки в его адрес я воспринимаю исключительно на собственный счет. И реагирую соответствующе. Андрей был весьма удивлен, оказавшись на полу спальни запутавшимся в собственных ногах. Спасибо Теме, научил в свое время парочке приемов на заламывание конечностей. Говорит — джиу-джитсу. Я, правда, в этом не разбираюсь, но считаю, что скорее самбо.

— Лиза, ты чего?

— Убирайся отсюда, чтоб духу твоего здесь не было.

— Да что с тобой?

— Я не признаю парней, пытающихся уложить меня в койку на первом же свидании — это раз. Я не уважаю людей, презрительно отзывающихся о моих родных — это два. И терпеть не могу тех, кто даже не спрашивает моего мнения, хочу ли я близких отношений или нет. Это три. Так что собирайся и уматывай.

— Думаешь, раз начальница — то все тебе можно? — ехидно укольнул Андрей, встав с пола и направляясь в коридор. — Теперь с работы меня выгонишь, не иначе. Тебе-то что, ты на окладе. А мне нищенствовать придется. Но тебе на это наплевать!

— Волка ноги кормят. Компаний подобных нашей — пруд пруди, было бы желание туда пробиться. Но не надейся, что тебя уволят — разве что сам уйдешь. Если бы я по личным причинам разгоняла всех неприятных мне лиц, пришлось бы самой за всех вкалывать. Если будешь держать язык за зубами и не распускать за моей спиной гадости — живи. Твои профессиональные качества меня вполне устраивают в отличие от человеческих.

Андрей хмыкнул и, набросив на плечи свою поношенную кожаную куртку, вышел.

Я без сил закрыла за ним дверь и отправилась в спальню, где рухнула на кровать и уставилась в потолок. Что-то в этом мире не так, не правильно. Или во мне какая-то аномалия имеется. Ну почему, если парень кладет на меня глаз — значит, у него есть конкретная причина такого интереса ко мне, и дело отнюдь не в том, что я вся из себя такая разчудесная и распрекрасная девушка. Вот что хотел от меня Андрей? Просто переспать? Глупо. Он не похож на секс-коллекционера, иначе бы с самого первого дня начал подкатывать и глазки строить. Может, разругался со своей Ритой и решил отомстить, напоказ начав ухаживать за непосредственной начальницей? Хотя — какая из меня начальница. Так, боевая Савраска, на одно ухо выше остальных в шеренге. Значит, просто выбрал то, что поближе, чтоб Ритку побольнее уязвить, и вперед. А Ритка ему в отместку сразу же закрутила со Стасиком, наплевав по ходу пьесы на бедную Летку.

А может, действительно: разогнать всех, пока не поздно, и сформировать новую команду? Надоела эта Санта-Барбара без отрыва от производства. Заманчиво — сил нет. Но с другой стороны… блин, это как минимум потерянный месяц работы, а то и два. Пока людей найдешь, пока в курс дела введешь, пока с форматом познакомишь. А договора все уже подписаны, часики тикают, и все, что мы можем себе позволить — это неделя, ну две простоя. Кастинг основной команды уже состоялся, со дня на день начнутся съемки первых серий, а потом как все встанет на рельсы, как разгонится… И тут уже лучше не тормозить, если ты не Анна Каренина. А то еще и штраф могут нехилый впаять за срыв работы сценарной группы. У нас, между прочим, в трудовых договорах имеется отдельный пункт на эту тему. Все, конечно, относятся к этому с изрядным пофигизмом, поскольку ни одного работника еще ни разу не оштрафовали, но все когда-то происходит в первый раз.

Тогда… Попрошу-ка я Тамару, чтобы она нам новичков подбросила. Пока старички худо-бедно пашут, параллельно играя на нервах друг друга, я, глядишь, новичков поднатаскаю и начну потихоньку вводить в основной сценарный состав. А старичков по одному уводить на другие проекты, пока до смертоубийства не дошло. Она, конечно, удивится, не без этого: раньше, мол, Лизка от новичков всеми силами отбивалась, а теперь сама просит. С чего вдруг? Хотя, может, и не удивится. Тамара в отличие от меня на сценарно-административной работе собаку съела, и явно, что не таксу, а бультерьера. Еще и не такие конфликты разруливала. Одно дело, когда драчка идет, так сказать, на одном уровне — вот как у нас сейчас. А если в один узел затянуты интересы начальства и рядовых сюжетчиков, плюс диалогисты волну гонят, да еще и Главный автор с режиссером-постановщиком общий язык найти не могут — это просто труба.

Главный автор… Странно, почему на этом детективном проекте решили обойтись без него? Ну ладно, наш предыдущий сериал, когда Тамара и за главного автора и за редактора в двух лицах пахала. Там хоть отмазка есть, что происходила окончательная отработка технологии сценарного процесса. Продюсер-то наш дело начал с чистого листа, так сказать. Увидел, что сериалы — вещь прибыльная, и открыл собственную компанию по их производству. Набрал людей — кого-то переманил, как Тамару, кто-то сам пришел, как я, и сказал: да будет сериал! А как его делать — никто ж толком не знает. Вот и учились понемногу. Чему-нибудь. Как-нибудь. Хорошо хоть в трубу не вылетели с этой учебой, а то рейтинг у самого первого сериала нашей студии был, честно говоря, не ахти. Но и не полный разгром к нашему тайному удовольствию.

А Тамара, кстати, человек не простой: до того, как Главным редактором стать — в Главных авторах три года отпахала. Правда, на студии конкурентов, но это частности. Главное что в этом деле? Правильно, опыт. А вот у меня в отличие от нее с опытом как раз не очень. И образование высшее экономическое, и первое место работы — секретарь-референт со знанием английского, а не сценарист хоть какой-нибудь препаршивенькой студии. Правда, я уже давно перестала комплексовать по этому поводу. В конце концов, если меня все еще держат на этой работе и даже исподволь повышают в должности, значит, на что-то гожусь даже без диплома о специальном образовании?

Помимо желания снова вспомнился Анджей. Интересно, как у него дела? Ушел-то он от нас картинно, мол, из вашего дерьма, да прямиком в большое кино. Надо будет на досуге в Интернете пошарить. Задать поиск на Анджея Палинского и посмотреть, что выйдет. Если хоть в одних титрах мелькнет — обязательно засветится. Хотя… Зачем мне все это надо? Он — птица не моего полета. «Красив как бог, но выкормлен волчицей». И если так посмотреть, ничего-то действительно хорошего я от парня не видела. Намечтала себе большое и трепетное чувство, поиграла в любовь и получила законный щелчок по носу. Но все равно — красив был, стервец…

В обиде на собственную невезучесть я почти расплакалась. Может, Машка права, и я с таким режимом работы про личную жизнь могу вообще забыть, если только что-нибудь специально не предпринять? Ведь элементарно даже на знакомство с кем-нибудь вне нашего студийного люда времени не хватает. А где, кстати, ищут себе парней? Позвонить что ли Машке, порасспрашивать на эту тему?

Нет, не стоит. Только настроение испорчу себе и ей. Я ведь знаю, что она мне ответит и что предложит. Спасибо, знакомиться в чатах [1] — не моя стезя. Попала я как-то раз на встречу такой вот чатовской тусовки. И долго не могла прийти в себя от шока, когда узнала, что является основной темой для их бесед в онлайне и в реалии. А ребята просто обсуждали, хм, интимные особенности друг друга. Причем без всякого «ложного смущения», как выразилась одна из девиц. Звучало это примерно так:

— Ну, у Сергея он сам, конечно, не очень — коротковат, ничего не попишешь. Зато техника на уровне. Всю вылизал с ног до головы, если любишь оральный секс — рекомендую. А вот Семен — это гигант. До пяти утра уснуть не могли, секс-машина, а не человек. Но он сегодня занят. Как кем? Мною!…

Через пять минут я поняла, что дурею, и мне срочно пора на воздух. Я, конечно, не ханжа, но идея подобного обмена партнерами, да еще и по такой развернутой рекомендации — это уже слишком. В конце концов, я же себе не фаллоимитатор выбираю! Я любви хочу — простой, человеческой, как про это в книгах пишут. И не надо говорить, что я — последняя идеалистка, если считаю, что такая любовь есть. Конечно же есть, у меня и доказательства перед глазами. Вон, Темка с Машкой — как познакомились, так друг с другом и не расстаются. Один фразу начинает, другой продолжает. А родители мои? Тоже, кстати, любовь с первого взгляда. Папа с отцом, ну, с дедом то есть, уехал отдыхать на юг, и там познакомился с местной девочкой — красой всего района, между прочим. Умница, отличница. Папа даже дрался за нее с кем-то. А потом увез в Москву, несмотря на протесты ее родителей и многочисленной родни. Поженились и не расстаются. Я имею в виду — вообще не расстаются, ни днем, ни ночью. Даже работают над одним и тем же проектом. А вы говорите — нет на земле любви…

Отлежав бока и придя к грустному выводу, что как не крутись, а жизнь продолжается, и сегодняшний конфликт надо гасить, а делать это некому, кроме меня, я дотянулась до телефона и принялась названивать всей нашей бригаде по очереди. Минут через сорок плотного и чрезвычайно напряженного общения удалось добиться обещания Леты считать произошедшее с ней сегодня недоразумением и больше не наезжать на Стаса. Стаса удалось успокоить достаточно быстро, хотя чувствую, здесь моего участия особо и не требовалось: в трубке помимо него четко слышался голос Риты. Что ж, если у ребят все сложится — почему бы и нет? Лишь бы дело не страдало.

Остался только Андрей. Но с этим фруктом я отныне общаюсь исключительно по производственной необходимости и не более. Ну, нельзя же быть таким неприкрыто меркантильным, черт побери! Обиды на него я особой не чувствовала, на истерику по поводу растоптанных светлых чувств может даже и не рассчитывать. Мелковат. Да и что мне с ним сейчас обсуждать?

Решив, что все, что была должна, я на сегодня уже сделала, отправилась в ванную и смыла весь свой безупречный макияж. Потом посмотрела на отражение в зеркале и решительно взлохматила прическу. Прощай, получасовая укладка щипцами и феном. Зато сразу стало легче. Вот еще морду кому-нибудь набить — было бы вообще великолепно. Но увы: единственная доступная кандидатура — Китекет, а я животных, даже таких шкодливых как это создание, не трогаю. Ему если надо — собственный папаша по морде лапой надает. Я пару раз ловила такие воспитательные моменты — едва со смеху под стол не укатилась. Никогда не думала, что у котов в данном плане все как у людей.

Словно почувствовав, как их вспоминают, Егор с Китекетом неслышно материализовались у меня за спиной и уставились на пару немигающим взглядом. Я взяла их на руки — приличный вес, надо сказать, и поволокла в спальню. Егора сгрузила на кровать, и он сразу же переполз поближе к подушке. А с Китекетом мы затеяли бои без правил. Грозный малыш вставал на задние лапы, очень убедительно шипел и передними лапами бил мою руку, дергающую его за усы. Бил, не вынимая когтей . Один раз слегка зацепил, да и то по случайности. Когда драться надоело, мы с Китекетом наперегонки носились по комнате, но тут победа была явно за ним: запрыгивать с пола на высоченный шкаф, потом обратно, а затем прямиком по гардине на журнальный столик — это мне не под силу. Да и энергии в нем куда больше, чем во мне. Я вон, уже без сил валяюсь рядом с его рыжим папашей, а Китекет все еще круги нарезает. Разыграла ребенка на свою голову, нечего сказать.

А потом позвонила Тамара и сообщила, что на завтра назначено совещание у продюсера. Быть в одиннадцать ноль-ноль, не опаздывать. Ну вот, интересно, начальству-то что от меня понадобилось? Давненько уже на ковер не дергали, почти две недели. Все инструкции через Тамару передавали к моему вящему удовольствию. Ладно, будет день — будет и пища. А сегодня я принадлежу сама себе и вот этим двум пушистым усатым клубкам, невозмутимо взирающим на меня взглядом Будды. Ни к кому не поеду и за компьютер не сяду, пусть глаза отдохнут. А лучше пойду, прогуляюсь. Солнце вовсю припекает, первая мать-и-мачеха вот-вот желтым фейерверком выстрелит. А то за работой так и не замечу, как весна окончательно войдет в свои права, смоет с улиц грязные сугробы и раскрасит газоны зеленым… Гулять — так гулять. Даже мобильный дома оставлю, чтоб никто меня не нашел.

И я отправилась доставать с полки любимые джинсы, машинально подумав про себя, что Машка была бы мною сейчас довольна.

* * *

В приемной у продюсера мы с Тамарой появились ровно за три минуты до одиннадцати. Секретарша Настя вежливо попросила подождать, позвонила и доложила боссу о нашем прибытии, после чего приглашающим жестом указала в сторону его кабинета. Начальство ждет и готово нас сожрать. Аве, Цезарь: идущие на смерть приветствуют тебя. Тьфу, какая чушь в голову лезет — кто бы знал!

Между прочим, интересно, откуда у меня такой панический страх перед начальством? Рассуждать на эту тему я могу сколько угодно. Пока не вхожу в эту приемную. А здесь мой организм ни с того, ни с сего начинает фокусничать: в горле пересыхает, сердце стучит, как у кролика загнанного, по коже мурашки бегают. Продюсер наш — не зверь, а временами даже прелюбезнейший мужик, поэтому очень громких криков с его стороны или немедленного увольнения можно не опасаться. Если верить Тамаре, то я у него на хорошем счету. Вот и скажите: чего мне бояться? Ан нет, все равно трепещу, как осинка на ветру. Может, это уже где-нибудь в генах прописано: бояться начальства? Правда, справедливости ради надо отметить, что этот страх держится недолго, ровно до той поры, пока не начинается совещание. А там уже не до паники и собственных комплексов: отстоять бы свою точку зрения и отделаться малыми потерями. А лучше вообще без них обойтись.

— Как дела? Тамарочка, великолепно выглядите! Лиза, да не стойте же в дверях, проходите, садитесь. Фрукты будете? Должен заметить, это очень полезно для нас, творческих людей. Витамины, фруктоза — подарок солнца нам, северянам. Пить хотите? Да, сейчас попрошу Настеньку, пусть сделает нам кофе.

Вот, о чем я и говорила. Ну не душка ли? Только мне почему-то все еще страшно, хоть страх этот я изо всех сил пытаюсь замаскировать.

— Вначале должен отметить, — произнес продюсер, когда шустрая Настя принесла дымящиеся чашки и сахарницу, — что я очень доволен вашими темпами, Лиза. Вы идете даже с некоторым опережением графика, что само по себе можно только приветствовать. Вы же знаете, что форс-мажорных ситуаций, когда производство простаивает, нам надо избегать всеми силами. Всеми средствами!

Продюсер многозначительно вздохнул и выдержал паузу. Мы с Тамарой придали лицам соответствующее пафосу ситуации выражение.

— …Но есть парочка рабочих моментов, и именно их я бы хотел сегодня с вами обсудить…

Ну вот, начинается. Эх, раскатает продюсер меня сейчас по бревнышку, как пить дать. И Димочку припомнит, и прошлые грехи. Или все-таки минует нас чаша сия?

— Сначала начнем с не самых приятных для вас новостей. Последняя серия — там, где стоматолог обирает своих пациентов на пару с анестезиологом — она не пройдет.

— Почему? — не выдержала я, хотя сколько раз уже давала себе зарок: сначала выслушай то, что тебе хочет сказать начальство, а только потом лезь с вопросами и комментариями.

— Серия сама по себе отписана профессионально, с этой точки зрения у меня к ней претензий нет. Но позвольте, господа: стоматолог — грабитель, это уже перебор! Вы не думали, что этой серией мы обидим решительно всех представителей данной профессии?

— А когда мы буквально в каждой серии устами нашей сыскной троицы милиционеров ментами зовем — мы нашу доблестную милицию не оскорбляем? — едва не закипела я. Тамара предостерегающе вскинула брови., но меня было уже не остановить. Пускай я больше не пишу серии лично, все равно: то, что сделали мои ребята — это мое любимое дитя. А я — ревнивая и безумная мамаша, и за своих чад всех в лоскутки порву. Даже продюсера, наплевав на все свои страхи перед начальством вместе взятые.

— Лиза, милиционеров ментами зовут все, кому не лень. Это уже устоявшееся в русском языке выражение, и мы им никого не удивим. А вот идея о врачах-вредителях имеет нехороший запашок. Вы же знаете, Лиза, насколько внушаем наш зритель. Сегодня мы покажем ему эту вашу серию, а на следующий день пациенты стоматологических клиник откажутся заполнять регистрационные данные и оставлять свои номера телефонов…

Продюсер нес полную ахинею, и у меня внутри все закипало. Тамара, поняв, что сейчас мы сцепимся с начальством не на жизнь, а на смерть, что-то быстро нацарапала в своем еженедельнике и подтолкнула его мне. Скосив глаза, я прочитала: «Его родная сестра — стоматолог. Будь паинькой, соглашайся. Все равно он эту серию не пропустит, только хуже себе сделаешь».

Вот оно, где собака порылась! Значит, мать Димочки — зубной врач. Ну да, как же можно про любимую сестру такую серию снимать. Потом же родственных скандалов не оберешься. Ладно, так бы сразу и сказал. А то развел галиматью про высшие моральные ценности общества…

— …так что? Вы со мной согласны, Лиза? — спросил продюсер, дочитавший свою блестящую лекцию.

— Да, разумеется, — улыбнулась я ему в ответ.

— Вот и славно! — искренне обрадовался продюсер. — А теперь переходим к хорошим новостям. У меня есть кандидат на роль мужа вашей Глафиры. Помните — коварный жених, построивший хитроумную комбинацию, чтобы завладеть фамильным колье?

— Да вы что!

— Отличный актер, роль словно под него написана. Вот видите, как мы ваше творчество ценим, ни на минуту о вашей команде не забываем!

Это он верно подметил. Ведь кроме нас у него еще три таких же команды. Надо отдать должное мужику: память у него золотая. Никогда не путает персонажей, сюжетные линии, да еще умудряется удерживать все это в голове и время от времени подбрасывать неплохие идеи. Впрочем, на самом деле, я считаю это излишним. Пусть лучше каждый занимается своим делом, а не лезет в соседнюю епархию. Авторы — пишут, редакторы — редактируют, главные авторы — придумывают основу сюжетов. А продюсеры — ищут заказы и деньги, налаживают связи с центральными каналами… и не вмешиваются в работу сценарного отдела, черт бы их побрал!!!

Потом мы еще полчаса поговорили о всякой ерунде, стандартной текучке и проблемах производства (мне это неинтересно, а Тамара и так обо всем, что творится в компании, узнает на шаг раньше продюсера), после чего нам торжественно соизволили идти восвояси. Уф, можно сказать — малой кровью обошлись. Даже Димочку мне не вспомнили. Серию, правда, потеряли, ну так искусство без жертв не бывает. Стаса, конечно, жалко, огорчится парень: серия-то его. Человек ее отписал, мысленно рассчитывал уже на гонорар за проделанную работу, и все коту под хвост. Но против начальства не попрешь, увы.

Само собой, я не могла упустить такую отличную возможность переговорить с Тамарой обо всем наболевшем. Начальству об этом знать, разумеется, не стоит, а вот Тамаре — следовало бы.

Тамара, впрочем, нисколько не удивилась тому, что я прошу выделить мне парочку-троечку новичков. Видимо, для нее подобная ситуация не в новинку. Даже завуалировано похвалила за то, что вовремя обратилась к ней за помощью, а не тянула до последнего, надеясь на авось. Пообещала, что уже в четверг подкрепление придет, и многозначительно намекнула, что солидное .

Интересно, что бы это значило? — думала я, покидая родной офис. Если своей последней фразой Тамара имела в виду, что вместо двух-трех человек пришлет нам на помощь пять-шесть, то это явный перебор. Много хорошо — тоже плохо. Мне столько людей даже рассадить будет некуда, а уж какой гвалт будет стоять… Или она подразумевала, что даст не новичков, а кого-то из зубров? Тогда откуда она их возьмет? Снимет с других проектов? Это вряд ли. Насколько я в курсе, три другие команды уже устоялись, и никто там не горел желанием перейти на другие сериалы. Может, удалось затащить к себе кого-то опытного со стороны? Похоже на то. Ладно, доживем до четверга — увидим.

После довольно тяжелого разговора со Стасом, когда я как могла смягчала его законное возмущение решением продюсера, я поняла, что если срочно что-нибудь не предприму, точно взорвусь. Чего бы такого придумать? Все равно завтра на работу не идти, а редактировать мне благодаря стараниям продюсера пока нечего. Может, сходить на дискотеку? Раньше дискотеки мне всегда помогали. Попрыгаешь часа три-четыре, изображая папуаса в ритуальном танце, и глядишь — на душе легче становится.

Только одна я ни на какую дискотеку не пойду. Слишком уж это чревато последствиями. Обязательно кто-то из посетителей перепьет, кто-то полезет в драку, какая-нибудь девица нафантазирует себе, что по уши втрескалась в тебя (а я, извините, не лесби, и на подобные знаки внимания к моей персоне реагирую неадекватно). Или того хлеще: некая ревнивица решит, что ты строишь глазки ее парню. А ты этого парня и видеть-то не видела, и вообще кроме как на свой коктейль никуда и не смотришь… В общем, извините, граждане, но разборки на ровном месте меня не прикалывают. А шансы одиночки нарваться на неприятности куда выше, чем когда идешь в подобное место компанией.

Может, Машку с Темой позвать? Хотя Тема точно не пойдет. Ему никогда дискотеки не нравились. А вот Машка…

Я набрала Машкин номер и нарвалась на ответное требование немедленно приехать в гости на какой-то невероятный пирог. Мол, поешь сладенького, подруга, вот тогда и будем решать, пойдем ли мы на поиски приключений, и если пойдем, то куда.

Пирог действительно оказался безумно вкусным, и я не успокоилась, пока не запихнула в себя третий кусок кряду, успев между делом пожаловаться на все свои рабочие и личные проблемы. Машка сочувственно кивала, в нужных местах восклицала «да что ты!» и не забывала подкладывать добавку. Наплевать на все диеты вместе взятые и здоровый образ жизни, покуда Машка печет такую прелесть!

Но Машка на этом не успокоилась. Пока я уничтожала ее кулинарный шедевр, она, оказывается, придумывала, куда нам с ней отправиться. Но идти куда-то в знакомое и проверенное место ей не хотелось. Мол, только новое, и точка: там впечатлений больше. А излишняя осторожность только вредит досугу. Поэтому она перелистала какой-то альманах, делая отметки напротив понравившихся ей ночных клубов, потом еще раз просмотрела отобранные ею заведения и, наконец, сделала выбор:

— Вот сюда! — и ткнула пальцем в рекламное объявление.

Прочитав, куда предлагает отправиться Машка, я шумно выдохнула. Ну, дает девушка! Если верить рекламе, то это не дискотека, а какой-то клуб знакомств весьма вольного характера. И горячие танцы, и народный стриптиз, и бесплатный вход для дам — только за пиво плати. В общем, никто не уйдет неудовлетворенным. Все бы ничего, но Машка-то уже замужем! А здесь явно только холостяки, да любители горячих ощущений отрываются, или ничего я в этой жизни не смыслю.

— Ну и что? — парировала подруга. — Я же не ради себя, я ради тебя стараюсь.

— А как же Тема?

— А что Тема? Я же не собираюсь ему изменять, и он об этом прекрасно знает. В конце концов, никто не мешает ему сопровождать нас туда.

— Но ты же в курсе, что он туда не пойдет, даже если упрашивать будем!

— А вот это уже его проблемы, а не мои!

Как я не пыталась в последующие два часа убедить Машку, что лучше бы нам подыскать иное местечко для активного отдыха, ничего не вышло. Машка была непреклонна: только сюда, и никуда иначе. Под натиском ее аргументов (цены смешные, своя служба охраны, до дома — пятнадцать минут на маршрутке или десять на такси) я сдалась.

Осталось дело за малым: придумать, в чем туда идти и сделать соответствующий макияж.

Ехать домой и копаться в собственном гардеробе мне до ужаса не хотелось, поэтому Машка просто вывалила на кровать содержимое своего шкафа. Размеры наши плюс-минус совпадали, и было в таком переодевании что-то из детства. Пионерский лагерь, возьми мою помаду, можно я одену твою юбочку…

Перемерив все, что только было возможно, мы с Машкой остановились на блестящих черных брючках в обтяжку и ярко-красном топе для меня, и на мини-юбке, разноцветных чулках-гольфах выше колена и полупрозрачной блузке для нее. Выглядели мы во всем этом, можете поверить, очень эротично. Особенно Машка. Ее хулиганская юбка при каждом повороте норовила взлететь и явить окружающим верхний край клетчатых чулок на стройных подтянутых ножках. Нет, на собственные ноги я не жалуюсь, упаси Боже, но Машкины, как не прискорбно, все-таки лучше. Ведь в отличие от меня Машка спорт любит и постоянно занимается то йогой, то какими-нибудь единоборствами или шейпингом, на худой конец. Честно говоря, даже слегка завидно стало. Хотя чего тут завидовать? Бери да начинай сама заниматься. Но ведь лень!

— Не боишься, что Тема тебя в таком виде из дома не выпустит? — поинтересовалась я, тщетно пытаясь уложить непослушную прядку, то и дело норовящую упасть на лоб и залезть в глаза.

— А он меня и не увидит! — отозвалась Машка, накрашивающая особой, светящей в темноте тушью левый глаз. — Тема сегодня предупредил, что задержится в своей лаборатории. Так что, когда он придет, нас здесь уже не будет.

— Может, все-таки попросить его, чтобы он нас хотя бы у клуба встретил и до дома проводил? — спросила я, проиграв сражение с непокорной прядью волос и решив ее заколоть.

— Можно. Только он бухтеть начнет. Когда Тема добирается до дома и поглощает ужин, ему на этом свете больше ничего не надо.

— Ну, смотри сама.

— Не дрейфь, подруга, пробьемся!

Еще через полчаса процесс нанесения на лица боевой раскраски был завершен. Критически осмотрев друг дружку со всех сторон и единогласно признав, что красивей нас девок в округе нет и быть не может, мы с Машкой отправились навстречу приключениям.

У входа в клуб собралась небольшая толпа, состоящая преимущественно из одних парней. Честно говоря, увидев это, я решила, что клуб закрыт, и на сегодня все развлечения отменяются, как Машка ткнула меня носом в объявление на дверях:

«Уважаемые посетители! До 21-00 вход в клуб представителям мужского пола возбраняется».

— Что за глупость? — удивилась я при виде такой очевидной половой дискриминации.

— И ничего не глупость, — фыркнула Машка. — До девяти вечера они девушек разогревают.

— Подожди, это как — разогревают? Мы им котлеты, что ли, чтоб нас разогревать?

— Слушай, ты лекции по психологии помнишь, или освежить твою память? Кто по статистике быстрее заводится в смысле секса и всего остального?

— Ну, вроде мужчины. Хотя по мне это спорная истина.

— Молодца, правильной дорогой идешь. Теперь дальше: если запустить сюда одновременно и мужчин и женщин, что получится?

— Не знаю, честно говоря.

— Получится полный бардак с выяснением отношений и кучей пощечин, поскольку парни уже на взводе и только ищут, с кем бы познакомиться, а девушкам здесь еще освоиться надо. Вот до девяти администрация клуба им, то есть нам, и дает отличную возможность слегка раскрепоститься.

— И когда у дам начинает срывать крышу, запускаются мужчины. Так что ли?

— В яблочко!

— Слушай, а чего тогда у входа и девчонки стоят, если они уже могут пройти внутрь?

— А это уже готовые парочки, и девушки таким образом оказывают своим молодым людям моральную поддержку. Или второй вариант: молодые люди их от себя отпускать бояться, чтоб чего не вышло.

— А что может этакого выйти?

— Как что? Девушки себе других молодых людей найдут.

— Откуда, если все мужчины снаружи остались?

— А про стриптизеров ты забыла? Или они уже не мужчины по-твоему?

— Бр-рр, как все запутано. Слушай, а может, не надо? Пойдем отсюда? Мне уже как-то не по себе.

— Вот уж дудки! Вперед, за мной!

Мне ничего не оставалось, как проследовать за Машкой.

Пройдя довольно неприятную процедуру досмотра (девчонка-охранник облапала нас с Машкой с головы до ног в поисках колюще-режущих предметов) и сдав одежду в гардероб, мы отправились в зал. Настроение после этого было уже далеко от боевого. А грохот музыки, заставляющий дрожать мои бедные барабанные перепонки, и вовсе выводил из себя. Машке же, судя по всему, все было по фигу. Ее глаза горели в ожидании хлеба и зрелищ.

Пристроившись на высоких табуретах около барной стойки и заказав пиво и фисташки, мы с Машкой принялись осматриваться. Уф, ну и жарко же здесь! Хорошо, что догадались так легко одеться, а то бы упрели за пять минут. Впрочем, судя по тому, что было надето на посетительниц клуба, не одни мы здесь такие умные оказались. Более того, присмотревшись к публике повнимательнее, я с ужасом поняла, что полупрозрачная Машкина блузка — это, можно сказать, верх пуританства. Девицы вокруг щеголяли кожаными лифчиками, откровенными минималистскими топами и юбчонками из разряда «широкий пояс», из-под которых то и дело виднелись их трусики. И не какие-нибудь, а конечно же — стринги: три веревочки и заплатка спереди. Мамочки, куда мы попали!

Видимо, ужас, отпечатавшийся на моей физиономии был настолько очевиден, что бармен, устало и равнодушно взиравший на прелести дефилирующих туда-сюда девиц, спросил:

— Впервые здесь?

— Да, — ответила я, и сделала большой глоток пива, чтобы хоть как-то примириться с открывшейся мне реальностью.

— Это еще ничего. Вот через десять минут мужской стриптиз будет, тогда увидите, что начнется, — как мне показалось, с долей сочувствия сказал бармен. Повинуясь минутному импульсу, я спросила его:

— А вы давно здесь работаете?

— Скоро два года будет, — пожал он плечами и принялся обслуживать подошедших посетительниц.

М-да. За два года в подобном месте действительно такого насмотришься — уже ни на что реагировать не будешь. Я покачала головой и снова приложилась к пиву. Ладно, если уж нас с Машкой сюда занесло, так почему хотя бы не попытаться получить удовольствие от этого факта? Правда, боюсь, сделать это будет сложновато…

Пришла пора обещанного барменом стриптиза. Сначала смолк грохот, который здесь именовали музыкальным сопровождением — ура. На сцене под свист и улюлюканье толпы появился красавчик-блондин в строгом офисном костюме. Даже галстук повязан, и поверьте мне, повязан безупречно. Честно говоря, сначала я приняла его за кого-нибудь из службы охраны, но тут зазвучала мелодия, и блондин принялся танцевать, одновременно избавляясь то от одного, то от другого предмета одежды. Дамочки неистовствовали: кричали, свистели и избавлялись от лишних на их взгляд деталей собственного туалета, норовя закинуть их в руки стриптизера.

— Один из лучших номеров, — прокомментировал бармен, заметив мое удивление. — Даже на Строителя и Латиноамериканца так не реагируют.

— А почему?

— Не знаю. Думаю, потому что в основном наш контингент — как раз персонал офисов. Менеджеры, референты, рекламщики…

— А мужчина в строгом костюме ассоциируется с непосредственным начальством, которое сбросив с себя одежду, оказывается обычным мужиком без всяких социальных различий, — завершила его мысль Машка, уже вовсю раскачивающаяся на табурете в такт музыки. — Вот тебе и отличный повод избавиться от всяких рабочих комплексов.

— А что будет потом? — спросила я разговорчивого бармена.

— Групповой номер. Сегодня, наверное, Повара танцуют. Хотя, может, и Врачи выйдут.

Тут бармена отвлекли, и я снова перевела взгляд на сцену. Блондин успел сбросить с себя всю верхнюю одежду и остался в носках, майке и семейных трусах. Я прикинула, что скорее всего, настал черед майки. Угадала. Блондин приподнял один край майки, продемонстрировав публике краешек мускулистого торса, потом задрал другой край и сразу же, словно стесняясь, натянул майку до максимума, и скорчил непередаваемую гримасу. Мол, сам я не местный, ужасно вас боюсь, девушки, поэтому все никак не могу решиться на расставание со своей любимой маечкой. Публика его кривляние одобрила радостными воплями. Блондин сразу же, будто ждал этого, расстался с майкой. И занялся… носками.

Носки в отличие от всего остального барахла, разбросанного по сцене, Блондин четкими подачами отправил прямо в зал. Какая-то экзальтированная дамочка лет сорока схватила носок в руки, как трофей, и так оглушительно заверещала, что блондин, как мне показалось, даже поморщился. Вот и правильно: нечего свои шмотки где попало кидать, или его мама в детстве этому не учила?

Решив, что на этом стриптиз логически подошел к концу, поскольку ну не может же парень лишится прилюдно еще и семейных трусов, будь он хоть трижды стриптизером, я повернулась к стойке бара. Но тут публика взревела так, что я едва не подскочила на своей табуретке, а Машка бесцеремонно дернула меня за руку, заставляя вновь посмотреть на сцену.

Парень все-таки стянул с себя трусы, попутно отправив их следом за носками. Но под семейными трусами у него оказались… стринги! Мамочки, какая же я отсталая! Я-то думала, что это исключительно женская привилегия — носить данную конструкцию из переплетенных веревочек, натирающих особо нежные места между полупопиями. Но парень — тоже тот еще гусь! Ведь как знала, что без подвоха здесь не обойдется! Двойные трусы — сплошной обман. Тан-цо-ра на мы-ло!…

Раскланявшись, блондин покинул сцену. Какие-то шустрые ребята быстро собрались разбросанные по сцене вещи, и начался групповой номер. Интересно, этот нон-стоп специально придумали, чтобы посетительниц не расхолаживать? И если они уже все так разошлись, то что же тогда здесь будет к концу вечера? Подумать страшно.

— Удобный костюмчик у парня, — сказала я бармену, воспользовавшись возможностью поговорить с ним, лишь бы не смотреть на сцену, где четверка веселых поваров скидывала белые халаты и гонялась друг за другом с половниками и ложками. Интересно, если бы реальные работники общепита готовили обеды без всякой одежды, обосновывая это тем, что у них горячее производство, что сказали бы посетители всяческих кафе и столовых?

— Это вы про первого?

— Ну да. Обычный пиджак, рубашка, галстук. Никаких излишеств. Фирме можно не тратиться.

— Он в этом же прикиде еще и Джеймса Бонда изображает.

— Вот как? И что же меняется в его облике?

— Надевает черные очки. И в начале танца якобы разговаривает по мобиле.

— Тогда, если я правильно понимаю, повара ваши — они скидывают с себя эти высокие колпаки, напяливают взамен шапочки и становятся врачами?

— Угадали. Еще у них стетоскопы висят и маски на лицах.

— Да, хитро придумано, ничего не скажешь.

— Девушка, а вы, случайно, не репортер? — вдруг напрягся бармен.

— Нет, а что?

— Да так. Про нас уже несколько публикаций сделали. Мол, полный упадок морали и нравственности, куда смотрят власти… Если начальство узнает, что я разговаривал с журналистом — меня отсюда пинком выкинут. А у меня мама больная, и жена беременная.

— Успокойтесь. Я честно-пречестно никакого отношения к прессе не имею. А вот начальство ваше — странное какое-то. Почему бы им не сделать в ответ на те публикации несколько хвалебных статей в свой адрес? Мол, нигде я так не отдыхал и не веселился, как в данном заведении, или что-нибудь в том же роде.

— Уже заказали, — улыбнулся бармен. — Но все равно боятся, как бы чего нового не понаписали. У нас же еще и конкуренция будь здоров…

Тут в зале совершенно неприлично завопили, а Машка заржала так, что у нее брызнули из глаз слезы. Я посмотрела на сцену.

М-да, забавы на уровне детского сада. Парни оттягивали друг у друга резиночки трусов и делали вид, будто заглядывают туда, а потом жестами комментировали публике, каких размеров оказалось увиденное. Тьфу, пошлость какая. И чего Машка в этом находит? Обычные парни, слегка перекачанные. Если устроители всего этого балагана считают, что один вид обнаженной мужской груди должен заставить меня вопить от восторга и выпрыгивать из одежды, то они глубоко ошибаются.

Фальшивые повара дотанцевали и удалились за кулисы. Только-только я решила, что можно расслабиться, как у входа в зал началось какое-то движение. Понятно, сильный пол пожаловал. Машка показала мне большой палец, я в ответ кисло улыбнулась. Не думаю, что из идеи познакомиться с кем-нибудь в такой обстановке получится что-то стоящее. Да и парни вели себя, мягко скажем, не по-джентльменски. Один хам даже попытался вклиниться между мной и Машкой и сразу же принялся лапать нас за задницы. Мы с Машкой переглянулись поверх его головы и одновременно отвесили ему по щелбану. Парень все понял правильно и ушел к более сговорчивым подругам. Мне показалось, что бармен при виде этой сцены одобрительно хмыкнул, впрочем, поручиться за это не могу.

Тут зазвучала музыка — хорошо хоть не ритмичный грохот, как в самом начале, а даже что-то вполне популярное и мелодичное. Видимо, это был сигнал к началу собственно дискотеки, поскольку все свободное пространство зала заполнилось приплясывающими людьми. М-да, а я-то еще считала, что откровеннее стриптиза ничего быть не может. Еще как может! Вон, только стоит посмотреть на то, что творится вокруг. Парни распускают руки, девушки скидывают жалкие остатки одежды и приличий. И это считается клубом знакомств?! Интересно, какие могут быть отношения с человеком после того, как он, не удосужившись даже поинтересоваться, как тебя зовут, полез тебе под юбку на глазах у доброй сотни, а то и больше людей?

Эх, а пекло здесь все-таки несусветное. Между прочим, мой собеседник бармен одет в бабочку с манишкой на голое тело, ну и в брюки, разумеется. И остальной персонал за исключением охранников тоже весьма легкомысленно выглядит. Это они с жарой специально намудрили, как пить дать, чтобы публика поскорее сама устраивала обещанный в программе «народный стриптиз». Черт, а если посетитель против, об этом они не подумали? Нет, никогда больше не сунусь в подобные заведения! И Машку больше слушать не буду. Что-что, а в вопросе досуга наши вкусы все-таки существенно различаются. Мне даже танцевать расхотелось!

Ощутив, как между лопаток у меня побежала тоненькая струйка пота (ну, может и не струйка, а пару капель всего — все равно неприятно), я сказала Машке, что отправляюсь в туалет. Смочу платок холодной водой и протру свое разгоряченное тело. Должно полегчать.

Мамочки святы, да что у них здесь за свинарник! — подумала я, открыв дверь в заведение с женской фигуркой на двери. Мусорные корзины переполнены туалетной бумагой и прокладками всех видов и мастей. Двери размалеваны похабными надписями, ей Богу, как в школьном сортире под конец учебного года. Но что меня окончательно добило, так это количество раскиданных повсюду упаковок из-под презервативов. Ничего не понимаю: если клуб предлагает вниманию только откровенные танцы и ничего больше, то презервативы-то зачем?! Да еще и в женском туалете? Или у них здесь дом свиданий?

Из туалета я выскочила пулей, едва не сбив с ног какую-то обкуренную девицу топлесс. Все, беру Машку за руку и вывожу из этого рассадника сексуальной невоздержанности!

Прибежав в зал, я не увидела Машку на табурете возле стойки. На мой вопросительный взгляд бармен пожал плечами и кивнул куда-то в центр. Ой, я, кажется, опоздала!…

Машка лихо отплясывала сразу с двумя парнями. Причем вытворяла такое, что я вам и передать не могу. Обвившись ногами вокруг одного, умудрялась целоваться в это время с другим. Ее поцелуй плавно перетекал в объятья. А первый тип в это время начал расстегивать по одной пуговки на ее блузке. Мама дорогая, как же я могла об этом забыть?! Машка!!! Пекло!!!

Видите ли, дело в том, что у Машки своеобразная реакция на температуру окружающей среды. Раскрутить Машку в холода на сексуальные безумства нету решительно никакой возможности, в связи с чем поздней осенью, зимой и ранней весной Машка вела весьма аскетический образ жизни. А летом она выходила на тропу войны и коллекционировала мужские скальпы, как заправская секс-террористка. Если бы Машку отправили на постоянное местожительство куда-нибудь в Африку, подозреваю, что она бы вообще не вылезала из койки. Пока Машка была не замужем, я сквозь пальцы посматривала на ее похождения, втихаря подсмеиваясь над своей неугомонной подружкой, питающейся от солнечных батареек. Но сейчас-то мне что делать? Если Машку не остановить, то их с Темой брак окажется под угрозой, это непреложный факт. Вряд ли Тема спокойно отнесется к Машкиной измене и простит ее, как это обычно происходит в слезоточивых сериалах производства нашей киностудии. Черт побери, я должна вытащить ее отсюда любой ценой!

Я решительно двинулась к Машке, расталкивая локтями взбесившуюся толпу. Машка тем временем лишилась блузки, а коварная парочка соблазнителей принялась стягивать с нее чулки.

— Машка! — проорала я ей прямо в ухо. — Пора уходить!

— Зачем? — удивилась она, не забыв обменяться поцелуем с одним из искусителей. — Все только начинается!

— Машка, — не отставала я от нее, — тебя Тема дома ждет.

— Ну и что? Перебьется. Имею право на лево! Верно, мальчики?

«Мальчики» загоготали и принялись обихаживать помимо Машки и меня, в душе, видимо, надеясь на крутую групповуху. Ну, уж нет, не дождетесь, голуби!

— Ребятки, — крикнула я им, одновременно скинув с себя цепкие ручонки одного из парней. — А вы в курсе, что дама замужем?

Они весело переглянулись и заржали. Понятно, зайдем с другой стороны.

— Между прочим, ее муж — мастер спорта, имеет черный пояс по карате и одним ударом кулака ломает во-от такую стопку кирпичей. Если вы сейчас же не оставите девушку в покое, он и вас, как те кирпичи, оприходует!

Безрезультатно. Эти дебилы только лыбились на меня и параллельно освобождали Машку от остатков одежды. Понятно, в одиночку мне с этой бедой не справиться. Что же делать? Если я сейчас попрошу Тему приехать и он это увидит, то скорее всего, все закончится грандиозным скандалом. С другой стороны, если я Тему на помощь не вызову, Машка наверняка успеет ему изменить. А если изменит, сразу же расстанется с ним, пусть Тема ей хоть трижды муж. Есть у Машки такое вот свойство: не водить за нос бой-френда, если завелся следующий. Так, Лизка, решай поскорей: звать Тему или не звать? А, лучше скандал, чем развод. Решено — зову.

Кое-как отбившись от назойливых кавалеров, мешающих мне выйти с танцпола, я нашла относительно тихое местечко и набрала Темин номер.

— Алло, Тема, — заголосила я, как только услышала, что трубку сняли, — слушай, тут такое дело. Срочно бери тачку и приезжай в клуб, название и адрес — в записке, что мы с Машкой оставили на столе.

— Девчонки, — послышался усталый голос моего лучшего друга, — может, вы как-нибудь без меня обойдетесь, а? Вымотался, как собака.

— Мне плевать на твою усталость! — рявкнула я. — Если в ближайшие пятнадцать минут тебя здесь не будет, считай, что ты с Машкой в разводе!

— Как? У вас там что — температура под сорок? — мигом сообразил Тема, которого я в свое время ввела в курс дела относительно Машкиной реакции на жару и холод.

— Под пятьдесят! — заорала я. — Все, хорош трепаться, минут за пятнадцать я еще отвечаю, но больше — извини, не выстою!

В трубке понеслись гудки отбоя. Умница Тема, все правильно понял. Давай же, мой хороший, приезжай побыстрей!

Я вернулась в зал. Ой-ой-ой, как все плохо! Машка осталась в одном купальнике, и эта зловредная парочка уже куда-то ее уволакивает. В отчаянии я бросилась к бармену. Почему-то мне показалось в ту минуту, что если кто-то и может мне сейчас помочь, так это только он:

— SOS! Через минут пятнадцать-двадцать муж этой девушки появится здесь, и если он это увидит — не сносить нам головы. Вы можете что-нибудь сделать?

Бармен презрительно скривился при виде Машки, откровенно разомлевшей от мужского внимания и ласк.

— А о чем она, простите, думала, когда пошла танцевать? И почему вы решили, что я могу вам чем-то помочь, если она даже вас не слушает?

— Неважно. Долго объяснять, но у нее очень своеобразная реакция на температуру. Понимаете, она сейчас как зомби, невменяемая и неадекватная. А муж у нее — золотой человек, но вряд потерпит, чтобы его жену так нахально соблазняли, да еще и вдвоем. А раз так — завяжется драка, и будьте уверены — с тяжелыми телесными повреждениями. У Темы кулак — ого-го. Приедет милиция, начнутся протоколы, проверки, опрос свидетелей — вам это надо?

— Ничего не случится. Наша служба охраны с ним разберется, — ответил бармен, но в голосе его мне почудилась тень неуверенности, и я поднажала:

— Вы не понимаете. Ваша служба охраны физически ничего не успеет сделать, как получит на руки парочку свежих трупов. В лучшем случае — калек. И вы считаете, что это хорошая реклама вашего заведения? Клуб закроют, вас уволят, и ваша беременная жена останется без содержания. Подумайте, стоит ли так рисковать?

— Ладно, — пробурчал бармен. — Сейчас попробую что-нибудь сделать.

— Быстрее! Умоляю вас!

Бармен удалился, а я помчалась на выручку к Машке. Эх, жаль, что с двумя мужиками мне ни за что не справиться, а то бы уже отдыхали где-нибудь в уголке после хорошего апперкота. Но у меня, как в поговорке про бодливую корову, которой рога дать забыли: желание набить им морду есть, а вот техники и силы нет. Между прочим, Машка могла бы с ними разобраться одной левой. Но ведь не хочет, черт бы ее побрал!

Уф, самого страшного, кажется, еще не произошло. Эти маньяки вовсю терлись о Машку, которую они сгрузили на стол, а Машка тащилась от этого подобия тайского массажа как мартовская кошка, разве что не мурлыкала. Где осталась ее одежда — уже не понять, но хотя бы лифчик и трусики пока еще находились на своих законных местах. На всякий случай я снова попробовала воззвать к Машкиному разуму:

— Эй, подруга, твой муж сюда едет. Вставай, одевайся, нам пора!

— Какой еще муж? Пусть присоединяется, либо проваливает на все четыре стороны!

— Эй, Машка, — вконец офигела я, — ты что, белены объелась? Это ты про Тему так говоришь? А по мордасам не хочешь?

Машка промурчала что-то невнятное, но тут рядом появились те самые «Повара». Танцоры слаженно оттеснили от Машки маньяков, когда один из них попытался что-то вякнуть, то получил солидный тычок в солнечное сплетение, согнулся и уполз. После чего взяли Машку на руки и поволокли… на сцену! Дискотечная музыка стихла, один из танцоров объявил в микрофон:

— А теперь — танец с самой прекрасной посетительницей нашего клуба!

Толпа взревела от восторга. Зазвучала медленная композиция, и танцоры принялись перебрасывать Машку с рук на руки. Мамочки святы, я же совсем не это имела в виду, когда просила помочь!

Поскольку я все равно больше ничего предпринять не могла, я подошла поближе к сцене и стала смотреть на этот так называемый танец.

Хм, а здорово у них получается! И почему-то выглядит это совершенно не пошло, не то, что с той парочкой маньяков. Ребята ласкали Машкино тело, но делали это так, что тому, кто имел глаза, было ясно: это именно танец и ничего больше. Они будто поклонялись ей, ее телу, и Машка им отвечала! Она словно струилась в их руках в ритм музыке, как пламя костра, как ледяная струя родника, как ожившая богиня…

Даже не могу передать, какие чувства владели мной в тот момент. Машкин танец заворожил меня, буквально загипнотизировал, и мне казалось, что это не моя подруга извивается на сцене в окружении прекрасных юношей с телами Аполлона, а я сама…

Тут композиция закончилась, и я тряхнула головой, чтобы сбросить с себя наваждение. Надо ловить Машку, чтобы никто больше не смог воспользоваться ее временным сдвигом по фазе. Я кинулась за кулисы, но тут оказалось, что меня опередили!

Там уже стоял Тема. Выглядел он на первый взгляд спокойным и нисколько не рассерженным, но над левой его бровью пульсировала голубая жилка, а это уже был весьма нехороший знак. Тема перебросился парой фраз с танцорами, и Машку буквально с рук на руки передали ему. Продолжая обнимать невменяемую Машку, он двинулся к гардеробу.

— Тема, как я рада, что ты приехал!

— Лиза, я тебя очень люблю, но сейчас лучше помолчи, пожалуйста, а то я за себя не ручаюсь, — веско произнес Тема, и я поняла, что дело — дрянь. Как бы все не переросло в грандиозную ссору. Но в конце концов, я виновата только в том, что не настояла на своем, и Машка приволокла меня именно в этот клуб, а не куда-то еще! И где же справедливость? Между прочим, если бы я не сообразила обратиться к бармену, еще неясно, чем вся эта свистопляска закончилась! Да, на благодарность можно и не рассчитывать, это факт.

В гардеробе я порадовалась, что Машка приехала сюда в плаще, поскольку если бы на ней была к примеру куртка, смотрелась бы подруга весьма импозантно. Ну, вы сами понимаете, что когда из одежды на человеке остался только купальник, прикрыть его можно только плащом и ничем больше.

Тема закутал супругу, продолжавшую глупо и томно улыбаться окружающему миру, взял ее на руки и покинул клуб. Я хвостиком поплелась следом, как побитая собака.

Машину ловить не пришлось. В ожидание загулявших гостей около клуба дежурило штук шесть такси. Тема сгрузил в одно из них Машку, потом кивнул мне, указывая на переднее сиденье, и мы тронулись.

В зеркало заднего вида я поймала Темин взгляд, брошенный им на Машку: черный, горящий, не сулящий ничего хорошего, и поежилась. Ой-ой, не хотела бы я сейчас оказаться на месте Машки. Впрочем, на своем собственном — тоже. Даже не знаю, когда теперь осмелюсь снова на правах лучшей подруги завалить к ребятам в гости. Судя по всему, после сегодняшнего я попала у Темы в список неблагонадежных лиц. И поделом мне. Ведь знала, что Машка — температурная наркоманка? Знала. И все равно не сообразила, что надо было драпать из этого местечка и побыстрее.

Такси затормозило у моего дома, я вышла, но не успела даже помахать рукой на прощанье, как такси помчалось дальше. Что ж, если Тема хочет таким образом продемонстрировать всю глубину обиды на меня — пожалуйста. Я пожала плечами и поднялась в квартиру.

Дед уже спал, а вот неразлучная кошачья парочка, сонно щурясь, встретила меня у порога и не оставляла без внимания ни в ванной комнате, ни в спальне. Честное слово, где-то внутри мне очень сильно хотелось плакать. Но усталость навалилась тяжелым ватным одеялом, не оставив сил даже на эту малость. Я рухнула в кровать и вырубилась.

* * *

Утро следующего дня выдалось тоскливым и пасмурным, целиком соответствующим моему настроению. Хорошо вчера одним бокалом пива обошлась, поэтому бодун по факту отсутствовал. Хоть какая-то радость. Я без особого энтузиазма позавтракала и потащилась к компьютеру. Надо отписать аннотации на последний блок наших серий и лишний раз проверить, чего там наваяли диалогисты. Работа не срочная, не горит, но я уже неоднократно убеждалась: стоит только оставить такую вот мелочевку на потом, в итоге рискуешь обнаружить, что ее скопилось столько, что и за неделю не осилить. И конечно же, именно в этот момент выясняется, что все надо было отправить на площадку еще вчера, цейтнот дикий, и крайняя во всем этом бедламе я. Нет уж, дудки, лучше отмучаюсь, и потом еще неделю смогу жить спокойно. В конце концов, это мои прямые обязанности, ничего не попишешь.

Кое-как выдавив из себя аннотации и размышляя, начать ли правку диалогов прямо сейчас или после обеда, я услышала телефонную трель. Ну вот, началось. Даже странно, что первый за весь день звонок раздался не в десять утра, а почти в час дня. Можно сказать, повезло.

— Алло, я вас слушаю.

— Лизка, это Маша! Слушай, у меня столько новостей — закачаешься. Ты извини, я, наверное, тебя от дела отрываю, но если я с кем-нибудь сейчас ими не поделюсь, взорвусь! Из меня эмоции так и прут!

— Машка, ты мне главное скажи, вы с Темой случайно разводиться не вздумали? — встревожилась я.

— Да ты что, с дуба рухнула? Какой развод? Все совсем наоборот!

Я поняла, что ничего не поняла. Что означает — наоборот? И что за эмоции распирают Машку, если только не переживания по поводу скандала с молодым мужем?

— Маш, ты можешь толком объяснить, что вчера произошло? Я за вас так переживала!

— Ты представляешь, Тема едва сдержался!

— Он что, хотел ударить тебя?

— Тьфу, глупая! Я имею в виду, что он уже в лифте начал до меня домогаться. А на мне-то из одежды только плащ, да нижнее белье… А что началось, когда мы вошли домой… Даже до кровати не сразу добрались, как начали бразильские страсти в коридоре, так только раз на третий до спальни дотянули. Лизка, ты не представляешь — у меня никогда не было такого секса! Я знала, что мне повезло с мужем, но чтоб настолько…

Картина потихоньку начала вырисовываться. Значит, вид томной Машки в руках танцоров, плюс ее же, полуобнаженной в плаще и без чулок завел Тему настолько, что спровоцировал пылкую страсть к собственной жене. Неплохо. Но Машка?…

— Слушай, дорогая, я только не понимаю: а ты когда вновь стала себя контролировать? В клубе-то ты была форменным пластилином, бери да лепи.

— В такси. Вернее, чуть раньше, когда Тема меня из клуба на улицу вынес. Как только ударил в лицо свежий воздух, я и охладилась.

— А что в клубе творила, помнишь?

— Помню, но ты мне лучше об этом не говори. Стыдно — ужасно. И ведь что самое смешное — трезвая была. Бокал пива, сама понимаешь, мне как слону дробина. Но если бы не эти танцоры, я бы так никогда и не узнала, с каким половым гигантом делю кровать. Какая же ты молодец, Лизка, что вытащила меня вчера на эту вечеринку!

— Слушай, а ты ничего не путаешь? Да, я хотела пойти на дискотеку, но место выбирала все-таки ты. И если помнишь, я категорически возражала против твоего предложения.

— Ай, да что считаться: кто чего сказал! Ты меня только извини, пожалуйста. Ты-то ведь так и осталась без кавалера по моей вине.

— Ну, не очень-то и хотелось. Мне местный контингент в отличие от тебя не глянулся. Лучше вот что скажи: раз ты наконец-то осознала, какой золотой у тебя Тема, больше не будешь всяким маньякам глазки строить?

— Да начхать на них на всех! Лизка — я самая счастливая женщина в мире! А ты — самая лучшая в мире подруга! Я люблю тебя!!! И я жду — не дождусь, когда Темка придет домой, чтобы все повторить…

И в трубке понеслись короткие гудки. Вполне в Машкином стиле. Могу поспорить на что угодно, что минут через пять ее дома уже не окажется: обязательно куда-нибудь сорвется, неугомонная. Пар выпускать.

На душе полегчало. Уф, эти двое даже такой кошмар себе на пользу обернули. Молодцы, ничего не скажешь. Хотя к Теме у меня разговор отдельный: если знал, что не собирается ругаться ни с Машкой, ни со мной, так чего всю дорогу в такси такие злобные морды мне корчил? Или это он специально, чтобы я поскорее от них с Машкой отстала? Да, видимо так. Тогда еще обиднее получается. Я тут всю ночь и целое утро, можно сказать, за них волнуюсь, а он… а она…

Настроение упало еще ниже утренней отметки. Не могу больше быть одинокой! Надоело, сколько можно! И так уже полгода на Темкино с Машкой счастье любуюсь, да его крохи ловлю, а у самой — зеро. Голяк. Ноль. Нихиль.

Плюнув на диалоги, я с головой зарылась в подушку, как следует отревелась, после чего тихо и спокойно заснула. Встала часов в одиннадцать вечера, пошла на кухню, пошакалила в холодильнике и на плите, объелась солянкой, которую изумительно готовит дед, и снова плюхнулась спать. Столько потрясений на мою бедную голову да за полнедели!

* * *

Утро четверга началось с ругани с Тамарой. Вернее, ругань — это громко сказано. Скорее громкое выяснение отношений по производственным вопросам. А выглядело все так:

— Лиза, ты не могла бы отдать на доработку диалогисту, а лучше сама переписать ту серию с Глафирой?

— Это еще зачем?

— Помнишь, позавчера продюсер сказал, что нашел актера на роль жениха Глафиры?

— Ну да.

— Видишь ли, я еще тогда знала, но не хотела портить тебе настроение, вдруг что и поменялось бы. Но сегодня пришло официальное подтверждение от продюсера. В общем, актеру — мужику этому — за шестьдесят…

— Как — за шестьдесят?!! У нас же в сценарии в персонажах черным по-русски написано: на вид от тридцати до сорока лет. На хрена нам старпер? Тут же вся соль именно в том, что жених вызывает у народа искреннюю симпатию, он куда приличнее выглядит и ведет себя, чем его взбалмошная невеста. А шестьдесят — это совсем иной коленкор!

— Лиза, я не договорила. На самом деле тридцать или шестьдесят большой разницы не имеет. Ты сама прекрасно понимаешь, что как напишем, так нам и сыграют. Усилим тему «неравный брак», вернее, просто введем ее в ткань сюжета, и вся недолга. Тут другая проблема, и серьезная. Актер этот имеет возрастные проблемы с памятью. В общем, четыре строчки текста и монологи не для него. Поэтому его реплики надо сделать короткими и емкими. Пусть уж лучше Глафира трещит, как сорока, компенсируя его немногословность. Сама понимаешь, старика надо уважить.

— Моб вашу ять, видела я такое уважение во всех ракурсах! И вы еще хотите, чтобы я своими собственными руками искалечила неплохую серию?

— Не сделаешь ты, придется это делать мне, — пожала плечами Тамара. — Распоряжения начальства не обсуждаются, а выполняются.

— Да неважно кто — важно что мы делаем! Это уже ни в какие рамки не лезет! Обложили нас со всех сторон, как волков флажками, а теперь еще хотят, чтобы мы гнали высокорейтинговый продукт. То видите ли надо без крови и трупов детектив снимать, то актеров с какой-то помойки тащат, которые двух слов связать не могут. Что на очереди?

— На очереди? Я могу сказать — что, — оживилась Тамара. Видимо, я все-таки задела ее за живое. — Думаешь, ваша команда огребла уже все возможные шишки? Как бы не так. А что ты скажешь, если в скором времени вам придется писать не про сыскную троицу, а про сыскной дуэт?

— Сильно. И с какого это перепуга?

— А с такого, что сериал этот у нас, насколько ты в курсе — малобюджетный до неприличия. Дошло до того, что главные герои в собственной одежде снимаются. Вот один вроде как и собрался слинять на заработки куда-то на сторону. Пока это еще вилами по воде писано, но мой опыт говорит, что раз такие слухи пошли, значит, так оно и произойдет. Так что останетесь вы с Даной и Олегом, а Денис навострит лыжи — и тю-тю. Только учти: я тебе этого не говорила.

— А взять другого человека на его роль? Пусть даже под другим именем, неважно. Придумаем вводный сюжет, что новичок и Денис приревновали друг друга к Дане, Денис психанул и ушел из агентства, а новичок заступил на его место. Еще такую драму завернем, что ого-го!

— Нет. Искать нового актера — дороже получится, чем играть без одного старого. Тем более что у этих ребяток есть одна интересная особенность: помнишь детские мячики на резинке?

— Ну да.

— Вот они — те же самые мячики. И то, что кто-то из них говорит «я ухожу», это еще не означает, что через полмесяца он не скажет «я возвращаюсь». И куда нам тогда нового героя девать? Под четырех постоянных главных героев бюджет тем более не рассчитан.

— Да ни за что не поверю! Из-за какой-то грошовой экономии так увечить неплохую идею! Знаете, что мне это напоминает? Игру ребенка с тараканом, когда он по одной у таракана лапки отрывает и смотрит, что тот будет делать. Вот наша команда — как тот самый безногий таракан. А ребенок, вы уж извините, наш многоуважаемый продюсер.

— Лиза, остынь. Проблемы на эмоциях не решаются, а ты в последнее время так ими и сыпешь, как новогодняя петарда искрами. Спокойнее ко всему относись. Преодолевай трудности, сражайся с ними, а не вопи почем зря.

— Ага. Только как я обо всем этом расскажу коллективу, кто-нибудь подумал? О том, что нас заставляют уродовать хорошую серию из-за какого-то великовозрастного старца, которому хочет дать подзаработать наш продюсер. О том, что вот-вот развалится вся концепция сериала — работа сыскного трио со сложными личными отношениями внутри этого треугольника.

— А тебе не надо ничего рассказывать. Это проблемы твоего, а не авторского уровня, нам с тобой их и решать. Не грузи команду теми вещами, которые они все равно не в силах исправить.

— Но против этого старпера я лично костьми лягу, а в серию не пущу. Если, конечно, мое мнение в этой конторе еще что-то значит!

— А я говорю, что перепишешь все заново, и еще спасибо скажешь, что серию запустили, а не отправили вслед за вашими стоматологами!…

Тут в кабинет заглянула Рита. Я глазами спросила, в чем дело. Рита постучала пальцами по циферблату часов. Понятно, команда в сборе, только меня ждут.

— Ладно, Лиза, ступай. Потом договорим, — сказала Тамара, заметив Риткину жестикуляцию.

— Но учтите: я от своего мнения отказываться не собираюсь.

— Да учла я, учла. Иди!

Мы с Ритой побрели в сторону комнаты для совещаний.

— Что, повздорили? — спросила она меня.

— Есть чуть-чуть, — ответила я. Странно, мне показалось, что глаза Риты загорелись нехорошим светом?

— Нашу команду разгонят? — деловито поинтересовалась она, как будто речь шла о совершенно обыденных вещах, и разгон сценарных бригад происходил в нашей студии практически ежедневно, а не являлся событием чрезвычайного порядка.

— Нет. Наоборот, новых людей добавят для усиления. Свежее пушечное мясо.

— Я так и думала. А новые люди, это видимо те два чудика, что пришли с раннего утра, забились в угол и там сидят?

— Наверное. Я их еще не видела, честно говоря. Так что знакомиться вместе будем.

В комнате для совещаний действительно прибавилось народу. Помимо Стасика, Летки, а также Андрея, Риты и меня там находилось два новых персонажа. Первый представился Геннадием и насмешил всех, гордо поправив меня, когда я представила его нашим коллегам как нового автора: «Я не автор! Я сценарист!». Ух, амбициозный ты мой!

Геннадия я узнала по голосу: мы долгое время общались с ним по телефону. Откровенно говоря, тот еще зануда. Въедливый, противный. Пока все до последней закорючки с тобой не обсудит — не успокоится. Хотя не забывает ежеминутно извиняться за свое вмешательство, за доставленное неудобство и прочее, прочее. Странно, я представляла его себе совсем другим: сутулым, худым и в очках с сумасшедшими диоптриями. А Геннадий оказался человеком спортивного телосложения лет этак тридцати с небольшим. Рыжеватые волосы приглушенного оттенка, и совершенно бледная физиономия с блондинистыми бровями и ресницами, отчего казалось, что человек начисто лишен и того, и другого. Ладно, поживем — увидим. Зануды порой — незаменимые в команде люди. Когда все в мыслях будут почивать на лаврах и хвалить друг друга за удачно придуманную серию, именно зануда может указать на серьезный сюжетный прокол, или обосновать, почему же все-таки было совершено преступление. Подвести под него, так сказать, основание. Если Геннадий именно из этой категории, нам действительно повезло.

Второй новичок представился Алексеем. Цвет волос неопределенный, запишем шатеном. Цвет глаз? И не понять. То ли зеленоватые, то ли серые. Лицо открытое, но явно не простачок. Самоуверен — это факт. Ого, вот это рост! Когда парень встал, я четко уперлась носом ему в грудь. Баскетболист, не иначе. Все, со следующей встречи на работе без обуви на платформе не появляюсь. Ну не люблю я, когда рядом есть кто-то, значительно превосходящий меня по росту. Семейное, наверное, от мамы передалось. Она вот тоже с каблуков не слезает, и даже на отца умудряется посматривать сверху вниз, хотя батя мой как раз ростом примерно с этого Алексея будет. Разве что на пару сантиметров пониже.

Я напрягла свою память, но увы, ничего насчет Алексея не припомнила. По телефону мы с ним не общались, резюме его мне на глаза не попадалось. Видимо, пришел по каналам Тамары. Интересно, кого из этих двух она имела в виду, когда говорила о солидном подкреплении? Неужели Геннадия? Мелковато получается, даже если цинично на вес сравнивать. Значит, все-таки Алексея. Что ж, посмотрим, Леша, что ты из себя представляешь. Будет очень смешно, если наша студия окажется для тебя первым местом работы.

— Ну что ж, начнем, — в меру устало и проникновенно, как и полагается опытному лит.редактору, произнесла я. — В прошлый раз мы остановились на Стасе. К сожалению, серию про стоматологов на самом верхнем уровне по независящим от нас причинам — отдельно подчеркиваю этот момент: по независящим от нас причинам — завернули. Полагаю, все уже в курсе. Поэтому предлагаю вновь дать слово Стасу, чтобы потеря серии не отбила у него желание писать. Прошу! Какие еще идеи ты смог найти в прессе?

Стас вздохнул и сказал:

— Еще одну, но боюсь — она тоже не пройдет по тем же причинам.

— Опять врачи?

— Ну да, — поморщился он. — Косвенно, правда, но все равно. Там дело в чем: у мафиозо погибает младший брат, не имеющий к криминальным кругам никакого отношения. Об этом до поры до времени никто не знает. А на след мафиозо уже стали следственные органы, и не сегодня-завтра придется ему либо драться не на жизнь, а на смерть, либо отбывать в места не столь отдаленные. Ни то, ни другое, понятное дело, оптимизма не прибавляет. И тут гибель брата. Мафиозо смекнул, что на этом можно сыграть. И отправляется к пластическому хирургу с невинной просьбой сделать подтяжку лица. Всего-то.

— А братья здорово между собой похожи?

— Здорово. Только разница в пять лет, плюс слегка комплекция различается. Старший брат поплотнее, младший — постройнее.

— Так, и что дальше?

— После операции он экстренно сбрасывает вес и под именем младшего брата подает заявление в милицию о пропаже человека. Само собой, тело скоро находят. Оно обгорело, но группа крови и генетический код совпадают. Плюс опознание, плюс знаменитый мафиозовский перстень на пальце — все, как полагается.

— А изначально что с младшим братцем случилось?

— Да под машину спьяну попал.

— И как вычислили подмену? По отпечаткам пальцев? — подал реплику Геннадий.

— Нет, все еще проще. Мафиозо этот задолжал братве изрядную сумму денег. Они — люди простые, поэтому после «гибели» мафиозо взялись за его «младшего брата». Принялись трясти, кто-то из своих его и узнал, несмотря на маскарад.

— Эх, жаль, что эта серия скорее всего не пройдет. А то изменить сюжет буквально чуть-чуть: никакой мафии, есть два брата и кредиторы одного из них. Далее по тексту. После гибели одного из братьев кредитор, оставшись на бобах и чуя подвох, нанимает для выяснения обстоятельств дела наше сыскное трио.

— А почему серия не пройдет? — спросил Алексей.

— Дело в том, что у конкурентов буквально на днях была подобная серия с пластической операцией. Смысл там был совсем не тот, что у нас, но на всякий случай таких вот «близнецов» отслеживают и по возможности в производство не запускают. А то какой-нибудь рьяный писака завизжит от радости, мол, сплошной плагиат, ничего нового…

— Понятно. Стас, у тебя что-нибудь еще есть?

— Я же говорил: только это.

— Ладно, идем дальше. Рита, ты что накопала?

— Ну так, кое-что. История с отравлением. Вроде как у нас еще не было.

— Надеюсь, не насмерть?

— Да нет, откачали.

— Это хорошо. Так что там?

— Изначально — ничего интересного. Бабуля — божий одуванчик — угостила соседей по квартире грибочками собственного приготовления. Семейство с тяжелыми отравлениями поголовно было доставлено в больницу, сына едва откачали.

— И в чем тут криминал?

— Ну, криминал там начался позже, когда глава семейства вышел из больницы и едва не грохнул бабульку в пылу признательности. На допросах кричал, что она специально мухоморы ко всем прочим опенкам примешала. Изжить их со свету хотела, и так далее по тексту.

— И где наша история?

— А историю я решила сделать совершенно иную, но на той же основе. Представьте себе: банкет на работе, нарезка, салаты, соленья домашнего приготовления. В том числе и грибочки. Конечно же, после банкета половина персонала отправляется прямиком на больничные койки. Вроде как все чисто, подкопаться не к чему. Но один из отправленных членов правления компании подозревает, что это была попытка убрать конкретно его. И обращается в сыскное агентство, чтобы подтвердить, либо опровергнуть эту идею. Обращается через личного помощника, поскольку из больницы его пока не выпускают.

— Так, что дальше?

— Дана устраивается на работу в эту компанию секретарем-референтом, поскольку прежняя секретарша разделила судьбу своего шефа, и место вакантно. И из разговоров сотрудников узнает, что в тот вечер было устроено что-то типа пари между двумя работниками, причем отнюдь не низшего звена, а как раз напротив: такими же членами правления, как и клиент, обратившийся в сыскное агентство. Пари как раз на то, чьи грибочки лучше. Оба — страстные грибники, оба давно друг с другом на ножах, так почему бы не решить свой спор, вынеся его на общественный суд. В конце вечера мужики собирались устроить что-то вроде голосования. Но голосования, конечно же не было, поскольку сотрудников начало не по-детски тошнить, и их принялись вывозить на скорой.

— Грибной спор? Это оригинально. И что дальше?

— Один из грибников пострадал, второй — нет. Уцелевший мотивирует это тем, что ел продукцию исключительно собственного производства. Он-де технологию приготовления соблюдает в отличие от своего оппонента, перетравившего полконторы. Второй грибник клянется и божится, что с его грибами все было в полном порядке. Утром из той же банки их ели его жена и сын, и с ними все нормально. Значит, испорчены были грибы его соперника. Понятное дело, что вычислить, чьи же грибы подкачали, отдав оба образца на экспертизу, невозможно, поскольку добросовестная уборщица тетя Клаша смела и то, и другое в мусорное ведро и вынесла на помойку.

— Красота! И что дальше?

— Дана ночью проникает в кабинет уцелевшего грибника, перелистывает его корреспонденцию и смотрит последние файлы в компьютере. Судя по всему выходит, что буквально на днях состоится крупная сделка купли-продажи одного заводика в собственность этой компании. И уцелевший тип уполномочен вести дела в отсутствии своих партнеров по бизнесу.

— Ну, и чем закончится эта грибная история и как она связана со сделкой по заводу?

— Ребята сообщают заказчику о том, что им удалось узнать. При этом чувствуют себя не самым лучшим образом, поскольку считают, что заказ они завалили. Ни доказать, что хотели отравить конкретно шефа, ни опровергнуть это они не могут. Но заказчик, узнав про сделку, меняется в лице, матерится на медицинский персонал и чуть ли не в пижаме прется в офис. Выясняется, что он изначально был категорически против этой сделки, поскольку завод на грани банкротства, на нем висит куча долгов, а цену на него выставили, как на нормально функционирующее производство. Отравитель — тот самый уцелевший грибник — имеет в этой сделке прямой интерес, поскольку директор и собственник этого заводика — его лучший приятель.

— Вроде нормально. А финальная хохма будет?

— Разумеется. Заказчик всеми силами постарается оставить очаровавшую его Дану у себя в секретарях. Предложит заоблачную зарплату, Мерседес к подъезду. Но стойкая и неподкупная Дана все равно вернется в свое сыскное агентство. Заказчик будет смотреть ей вслед и капать слюной.

— Вижу маленькую недоработку, — неожиданно сказал Алексей. Фу-ты ну-ты, оказывается, не только я в этой комнате с такими покровительственными интонациями говорить умею!

— Какую же? — нервно огрызнулась Рита.

— Все следствие фактически ведет Дана. А чем занимаются в это время э-ээ Олег и Денис?

А ведь молодец! Это он правильно подметил. Сериал-то у нас про троицу, а не про отдельно взятую личность, надо всех трех и тянуть от начала до конца серии. Ну-ка послушаем, как у нас Рита вывернется?

— Чем занимаются? Опрашивают пострадавших. Анализируют добытую Даной информацию. Или этого мало?

— А внутри треугольника мы какую ситуацию отыгрываем? — не унимался Алексей. Елки-палки, такое впечатление, что парень четко копирует меня, любимую. Если бы не знала, что он сегодня впервые присутствует на нашем мозговом штурме, непременно решила бы, что он меня передразнивает.

— Ну… — замялась Рита.

— Вы не будете возражать, если я предложу вам собственное видение этой серии? — вкрадчиво поинтересовался у нее Алексей.

— А… ну, пожалуйста, — согласилась вконец растерянная Ритка.

— Дана повздорила с ребятами. Мол, все лавры по раскрытию дел всегда достаются им. А ее скромные заслуги никто никогда должным образом не оценивает. В итоге, когда им поступает заказ на данное расследование, она действует совершенно самостоятельно и независимо от ребят, пытаясь доказать им, что она — ценный оперативный работник. А не какая-то там бумажная крыса, только и годная на то, чтобы перекладывать бумажки с места на место. В итоге, пока ребята опрашивают потерпевших в больнице, Дана успевает устроиться на работу секретарем. Ребятам она об этом не сообщает и до поры до времени все свои выводы держит при себе. Разумеется, до ребят доходит, что надо опросить и тех, кто не свалился с отравлением и остался в офисе. Мысли дураков, понятное дело, сходятся, и кто-то из них тоже идет устраиваться туда на работу. Где и сталкивается с Даной. Искры из глаз обоих описывать не буду, но сцена их встречи должна получиться острой и динамичной. Идеальный конец второго акта. Вам пока нравится то, что я предлагаю?

— Да, вроде, — ответила Рита.

— А вам? — обратился он ко мне.

— Да, спасибо. Продолжайте, пожалуйста.

— Отлично. Идем дальше. Дане остается самая малость — обшарить кабинет грибника. Но тут-то она едва не прокалывается, и только вмешательство ее «нового коллеги» удерживает Дану от разоблачения. Ура, все нужные сведения добыты. Ребята отправляются со своими выводами в больницу к заказчику. О чем идет разговор — мы не знаем. Главное — никакой ложной печали, что они, мол, дело завалили. Это ни к чему не ведет. Если данная деталь была нужна только для усиления контраста со сценой праведного гнева заказчика, то простите, мы вполне можем обойтись без нее. На следующий день — торжественная церемония подписания договора купли-продажи. Грибнику остается лишь черкнуть свой размашистый автограф, как тут… Дверь открывается и входит его шеф со словами: «Заводик, значит, прикупить решил! А вот этого не хочешь?» И сует под нос грибнику увесистую фигу. Разгоняет всю шайку-лейку, кричит: «меня ваши грибы не проймут» — ну, или какую-нибудь подобную чушь. В общем, полностью комичная сцена.

— Это и есть финал?

— Ну что вы, конечно же нет. В финале Дана признается ребятам, что оперативная работа — все-таки не для нее. Мол, здорово испугалась, и нервы шалят, никакой тебе романтики. А Олег и Денис искренне хвалят ее, только просят в дальнейшем ничего не предпринимать, предварительно не посоветовавшись с ними.

— Но мы обычно стараемся финальную сцену сделать комичной. Можно сказать, это визитная карточка нашего сериала. А то, что предложили вы — ни разу не смешно.

— Давайте для начала, если не возражаете, перейдем на «ты», я чувствую себя слегка неуютно, когда ко мне обращаются, как к большой шишке.

— Нет проблем, — пожала плечами Рита.

— Мы согласны, — ответила я за остальных, тем более что у нас действительно не было принято реверансничать друг перед другом и использовать обращение на «вы».

— А теперь что касается юмора в финале. Почему бы и нет? Тогда делаем эту сцену следующим образом: ребята хвалят Дану, она млеет от радости. И тут один из парней говорит, что сегодня утром принял очередной заказ. Происшествие в ресторане таком-то. Шеф подозревает, что ближайший помощник его обкрадывает. Лучший способ это выяснить — проникнуть туда под видом обслуживающего персонала. Ребята многозначительно смотрят на Дану. Дана спрашивает, не тот ли это клуб, где официантки обслуживают клиентов топлесс, в одних лишь фартучках и наколках? Ребята подтверждают. Дана говорит, что ни за какие коврижки туда не пойдет. Ребята начинают уговаривать ее, рассыпаются в комплиментах перед ее оперативными навыками, намекают, что с такой фигурой ее возьмут туда без вопросов, ну и так далее.

— А если без ночных клубов? — чуть нервознее, чем следовало, спросила я. И так изо всех сил пытаюсь поскорее забыть наши с Машкой позавчерашние приключения, а тут такое великолепное напоминание, которое будет преследовать меня еще несколько недель! Пока все отредактируешь не по одному кругу, пока серия в производство уйдет…

— Можно и без ночных клубов, — легко согласился Алексей. — Тогда все то же самое, но Дану предполагается заслать санитаркой в больницу. Или уборщицей в школу. Или…

— Уборщицей — в самый раз, — заверила я Алексея. — Ну что Рита, отпишешь эту серию с учетом комментариев, которые дал Алексей?

— Да, конечно.

— Карточки сама разложишь, или после обеда все вместе сложим?

Мне показалось, что Рита дернулась, чтобы сказать «лучше вместе». Но тут она обменялась колючими взглядами с Андреем, и с вызовом произнесла:

— Сама все сделаю. Ничего сложного.

Можно было бы настоять и «уговорить» Риту согласиться на коллективное творчество, пощадив таким образом ее самолюбие, но честное слово, почему-то мне этого делать не захотелось. В конце концов, давно уже не маленькая девочка, чтобы на «слабо» вестись и перед парнями свой гонор показывать. А если завалит серию, отправлю переписывать, только и всего.

Но тут Алексей снова удивил меня:

— Рита, а может быть, мы вашу серию все-таки разложим все вместе? Понимаете, мы с Геннадием — новые в этом коллективе, и нам бы очень хотелось лицезреть весь процесс от начала до конца. Устройте нам, пожалуйста, мастер-класс!

Ритка аж запунцовела от таких слов. И немудрено. Вот Алексей — лисица хитрющая! «Устройте нам мастер-класс»! Только что-то я не верю в то, что ему так охота посмотреть, как мы будем карточки раскладывать. Вряд ли он такой полный чайник, что не знает, как это делается. Значит, Алексей понял, что Рита в одиночку может это дело завалить. Далее напрашиваются два варианта его мотивации: либо решил дать девушке возможность достойно выйти из ловушки, в которую она сама себя и загнала у нас на глазах. Значит, скорее всего, наклевывается еще один производственный роман, вернее треугольник: Стас-Рита-Алексей. А если припомнить еще и Летку, то это уже целый квадрат получается. А если это все же второй вариант? То есть парень просто радеет за общее дело? Хм, по мне — так слишком возвышенно для простого автора. И если он действительно рассуждает именно этим образом, то не слишком ли много он на себя берет? Это все-таки моя вотчина, и мне решать, как поступить в том или ином случае. Может, я хотела с Ритой воспитательную работу провести, а? Чтоб она в дальнейшем избавилась от дурацкой привычки выпендриваться на ровном месте? А он взял и все испортил! Хотя, надо отдать должное, сделал все так, что к нему не подкопаешься, с какой стороны не подкатитись.

— Ну, если вы просите…

— Просим, просим! Правда же, Гена?

Геннадий кивнул, подтверждая тем самым свое согласие с Алексеем.

— Ну, тогда после обеда раскладываем карточки на эту серию, — поставила я точку в этих дебатах. — А теперь послушаем, что скажет… Виолетта!

Летка, доселе благополучно молчавшая, правда с выражением лица, которое можно было бы назвать «кругом один враги», не глядя на меня начала зачитывать свои сюжеты:

— Похищение наоборот. Девочка-старшеклассница влюблена в человека намного старше ее самой. Обманным путем она заманила его к себе на дачу, опоила какой-то дрянью и держит так несколько суток. Широкая общественность, зная со слов девушки, что за ней ухлестывает солидный человек, решает, что все было наоборот: мужчина похитил девушку. Поднята на уши милиция, все их ищут, но безрезультатно.

— Кто обращается в сыскное бюро? — решила я чуть-чуть скорректировать поток Леткиного сознания.

— Жена этого человека. Она не верит, что ее муж способен на такое. Кроме того, ей сейчас проходу не дают родители этой девицы, обвиняя во всех смертных грехах. Науськали против нее соседей. В общем, женщине и на улицу теперь страшно показаться.

— Отлично. Но если дача принадлежит семье этой девушки, то тут и искать нечего — просто проверить ее и все: дело раскрыто.

— Предлагаю маленький плагиат из «Бригады», — и тут не удержался Алексей. — Помните, когда в самом начале Белова разыскивает милиция, и ему надо где-то спрятаться? Космос дает ему ключи от дачи хороших знакомых его отца, которые куда-то там надолго уехали. А семью Космоса попросили присматривать за дачей в их отсутствие. Что нам мешает сделать то же самое? Тогда про эту дачу никто, кроме девушки и ее родителей не знает.

— Почему бы нет? Лета, твое мнение?

— Я согласна, — ответила Лета так, что мне стало не по себе. Сейчас-то я где ей дорогу перешла? Зачем же шипеть на меня гадюкой? Или думаешь, что так я от тебя отстану? Зря, дорогая.

— Как именно проходит расследование? — продолжила я допрос Летки, наплевав на все ее зверские интонации вместе взятые.

— Сначала классический ложный след. Ребята опрашивают знакомых и сослуживцев мужика. Никто из них не про какую девицу и краем уха не слыхал. Все уверяют, что он — отличный семьянин, с женой уже двадцать лет не расстается, и прочее, и прочее. Тогда заходят с другой стороны: пытаются выяснить, где же они могли познакомиться. Тут им неожиданно помогают родители девушки. Мать говорит, что дочка пыталась устроиться секретарем в ту контору, где работает мужик, но ее не взяли. При этом в материнской интерпретации это звучит так: «на работу не взял, а глаз на нее положил, кобелина». Ребята впервые задумываются о том, что возможна и обратная ситуация: это она решила приударить за мужиком, а не он за ней.

— Лета, тормози. А с чего это ребята взяли и задумались об этом? Не вижу логической связки между этими событиями. Как ты ее себе представляешь?

— Ну… по-моему, тут все и так очевидно…

— Разрешите мне, — вклинился Геннадий. Едва не сказала «поправив на носу очки» — ох, силен же стереотип телефонного зануды!

— Ты по поводу отсутствующей логики?

— Именно так. Здесь действительно все очень просто. Ребята мыслят следующим образом: если бы мужик действительно положил глаз на девушку, то непременно взял ее к себе на работу секретарем. Предмет страсти всегда перед глазами, при случае можно и роман закрутить без отрыва от места работы. Ляпота. Но он ее отвергает. Значит, вряд ли она настолько понравилась ему как женщина, что он принялся подбивать к ней клинья после того, как сам же и послал. Нелогично. А вот с точки зрения девушки некая логика как раз проклевывается: ей дали по носу, она обиделась и решила отомстить. Но как? Единственное, что пришло ей в голову, это скомпрометировать мужика. Ах, он такой весь из себя примерный семьянин? И в порочащих связях замечен не был? Ну, так получи, фашист, гранату. Будет тебе и развод, и грязные слухи.

— То есть, она его не любит?

— Может быть, думает, что любит. Но в таком случае это чувство она себе придумала позднее, когда выкрала его и спрятала на даче. Только если мы выберем вариант с ее любовью, думаю, нам необходимо будет показать, что девица слегка не в себе. У нее резкие перепады настроения, она весьма неадекватно себя ведет, то грозится покончить жизнь самоубийством, то клянется в вечной страсти и прочее. Понимаете, она ведь нервничает: первая часть плана удалась, мужик вывезен на дачу и опоен. А что дальше? Как бы у нее крыша не ехала, она все равно прекрасно осознает, что на ее хилые прелести мужик все равно не польстится, даже в одурманенном состоянии. Выпустить его на волю — риск. Он всем расскажет, как его похитила наглая малолетка. Даже если она будет придерживаться своей версии, что это он ее украл, то кто-то из них рискует отправиться на тюремные нары, поскольку похищение — это весьма серьезное преступление. В итоге, чтобы усилить угрозу, мы можем показать, что девица постепенно приходит к мысли «так не доставайся ты никому». То есть собирается мужика прикончить, закопать в лесу, благо что от дачи до него рукой подать. А сама вернется в Москву, расскажет всем красивую байку, как ее заперли хрен знает где и насиловали без продыху. Но она, ловкая и смелая, умудрилась вырваться. А коварный мужик ударился в бега. И пусть милиция его ищет до посинения.

— Супер! — не удержалась я. — И ребята, конечно же, подоспеют аккурат в тот момент, когда она соберется отправить мужика на тот свет.

— Разумеется, — отозвался Геннадий.

— У кого-нибудь еще есть комментарии по сути дела?

— Есть, — сказал Алексей и встал, отчего мне сразу показалось, что надо мной нависла большая серая скала, — есть две нестыковки, из-за которых данного дела может и не быть вовсе.

— Оп-па. И какие?

— Во-первых, если девочка — старшеклассница, как она может идти устраиваться на работу секретарем?

— Думаю, это легко обосновать, — с облегчением вздохнула я, поскольку ожидала более серьезных возражений, — Девочке остался год учебы, сейчас она на летних каникулах и хочет подзаработать. Но вместо торговли газетами решила попробовать себя секретарем. Поэтому совершенно логично, что мужик ей отказал в месте: ему была нужна постоянная, а не временная секретарша да еще и несовершеннолетняя. Там проблем с бухгалтерией не оберешься, а зачем они ему?

— Хорошо. А как тогда мы объясним то, что девица, которую мужик и видел-то всего один раз, умудрилась заманить его на дачу у черта на куличках, да еще и опоить?

М-да. Загнал нас Алексей в угол, нечего сказать. Впрочем, сами молодцы — такую блоху размером со слона не заметить. Если не придумаем, как было дело, на всей нашей прекрасной истории можно будет ставить огромный жирный крест. Можно дурить зрителя по-крупному, но в мелочах, особенно таких, все должно быть тип-топ.

— Ну, то, что она его сначала опоила, а уж потом завезла на дачу — это факт, — выдал Андрей.

— Уж не на электричке ли она его везла? Или, может, в переполненном рейсовом автобусе? — тут же включилась в диспут Ритка.

— Да ну этот общественный транспорт! Сделаем проще: она наняла частника, он и довез эту парочку буквально до дачной калитки.

— Ты хоть представляешь, в какие бабки это обошлось девке? Рублей в пятьсот, не меньше. А может и гораздо больше! — взвилась Рита. — Откуда у школьницы такие деньги?

— Опустошила родительскую заначку. Или у нее недавно был день рождения, и подарок ей дали деньгами. Неважно.

— Ладно, принимаем версию с такси и предварительным одурманиванием мужика, — вмешалась я, чтобы рабочий спор между этими двумя не вылился в личные разборки. — Вопрос следующий: как девица заставила мужика выпить снадобье?

В комнате повисла тишина, настолько напряженная, что резала уши и давила на психику. Версий не было ни у кого. Всем спасибо, все свободны — называется.

— Знаете, стоит у меня в голове одна сценка, — нарушил молчание Геннадий. — Не знаю, насколько она вас удовлетворит, но других вариантов, как я понимаю, все равно нет? В общем, девица дожидается, когда мужик выходит с работы. Подходит к нему и говорит: вы мне не поможете? Я тут купила сок, мне кажется, что он забродил. А продавщица уверяет обратное. Вы бы не попробовали, чтобы нас рассудить? Мужик отпивает глоток, его начинает вести. Если можно — сделать так, чтобы камера в данный момент была как бы глазами мужика, который пошатывается и смотрит на девушку, которая у него двоится, троится… Он говорит: кажется, я вас где-то видел. И отрубается. Вот вам и готовый тизер, то бишь пролог этой истории.

— Тогда получается, что зритель сразу понимает, что девица у нас непростая, а мужик выступает в роли пострадавшего. Или мы не будем тянуть интригу на предмет, кто кого украл?

— Позвольте заметить, интрига эта все равно рассыпается карточным домиком, как только мы показываем мужика с девицей на даче.

— А если показать их к концу второго акта, не раньше?

— И чем мы тогда заполним пространство до этого волшебного мгновения? Короткими перебежками ребят от одного свидетеля до другого? И долгими рассусоливаниями на тему: где же он ее, или она его держит? Что нам мешает сразу же показать, кто есть кто в данной истории, а потом дать в развитии отношения мужика и юной прелестницы? Чтобы зритель всю серию переживал: успеют ли наши до того, как она его замочит?

— Что скажете, Алексей? Вы удовлетворены тем, что предложили ваши коллеги?

— Да, вполне, — улыбнулся он мне. — Правда, я бы попросил, чтобы эту серию мы тоже разложили вместе. По тем же соображениям, что и предыдущую. Это возможно?

— Конечно. Без проблем. А теперь вопрос ко всем: остановимся на достигнутом и пойдем обедать, или попытаемся обсудить хотя бы еще один сюжет?

— Обедать! — завопили все разом, за исключением новеньких. Впрочем, переглянувшись, они тоже присоединились к общему гвалту.

Но разбежаться нам не дали, так как в комнату вошла Тамара:

— О, смотрю, вы уже на сегодня закончили?

— Не совсем. Просто обеденный перерыв, а потом — раскладка карточек.

— Понятно. Ну, ребята, как вам работалось в новом составе?

— Во! — ответила я, показав Тамаре большой палец, и заметьте, ничуть при этом не покривив душой.

— Ну и отлично, — как мне показалось, с облегчением произнесла она. — А то я, честно говоря, переживала: как вы уживетесь с главным автором? Ты ведь уже привыкла работать на два фронта, вдруг не захочешь делиться полномочиями…

Мне показалось, что кто-то со всей дури огрел меня чем-то тяжелым по голове. О чем она говорит? Какой к лешему главный автор?

— Хм, Тамара, боюсь показаться глупой, но кого ты имеешь в виду, говоря о главном авторе? — насколько можно дипломатичнее поинтересовалась я.

Тут уже настал черед Тамары ловить ртом воздух. Такого поворота событий она, видимо, тоже не предвидела. Команда же притихла и с жадным любопытством ждала, чем же закончится наш «забавный» разговор. То, что «к нам едет ревизор» — все поняли. Весь вопрос заключался теперь в том, кто же из двух — Геннадий или Алексей — наш новый главный автор. Но тут виновник нашего замешательства сам положил конец этому недоразумению:

— Извините, пожалуйста. Я был не в курсе, что вас не проинформировали о том, что я назначен главным автором вашего сериала. А когда понял, то не стал представляться. Мне хотелось посмотреть на работу команды изнутри на правах, так сказать, рядового автора.

Значит, это все-таки Алексей. Ах, Тамара, спасибо тебе огромное. Мало того, что не предупредила меня, так еще и в глупом свете выставила перед авторами. Да и обидно, честно говоря, ужасно. Конечно, я сама знаю, что совмещать две должности да за одну зарплату — глупо и неразумно. Нельзя усидеть на двух стульях, будучи одновременно и литературным редактором, и главным автором. Но я уже привыкла, втянулась. А теперь, получается, коленкой под зад? Подвинься, подруга, пришел зубр сценарной работы? «Вдруг не захочешь делиться полномочиями»… А если не захочу, то что? Или Тамара считает, что я не справлялась с двойной нагрузкой? Тогда пусть конкретно перечислит свои претензии ко мне!

Видимо, на моем лице отразилась вся гамма переживаемых мной чувств, поскольку Тамара на всякий случай чуть отодвинулась от меня, позаимствовав при этом мимику Бабы Яги в Филатовской сказке: «Ну случайно, ну шутя сбилась с верного путя…» [2] Алексей же просто развел руками в стороны и чуть виновато улыбнулся. Да так, что мне, не сходя с места, захотелось зареветь в голос. Вот оно — обещанное солидное подкрепление! Сама просила? Сама! Получи и распишись!

Поняв, что ловить здесь больше нечего, а новости такого масштаба требуют срочного обсуждения накоротке, команда потихоньку потянулась на выход. И как-то так само получилось, что в комнате остались только мы с Алексеем. Даже Тамара улизнула, оставив нас самостоятельно расхлебывать заваренную ею кашу.

— Ты огорчена? — начал Алексей, закрыв за всеми дверь и усевшись за столом напротив меня.

— Нет, — быстро ответила я, мечтая лишь о том, чтобы предательские слезы не навернулись на глаза. А то потеряю свое реноме окончательно и бесповоротно.

— Да нет же, огорчена. Я вижу. На самом деле мне тоже ужасно неловко. Одно дело работать главным автором с самого запуска сериала, и совсем другое, когда тебя вводят вот так поспешно и с середины, когда команда уже худо-бедно сработалась.

— А ты считаешь, что наша команда работает именно худо-бедно?

— Команда — да. Ты — нет.

— И тебе хватило всего лишь половины дня, чтобы прийти к этому выводу?

— Времени, чтобы это понять, было вполне достаточно. И могу тебе сказать со всей прямотой: что касается твоих ребят, то мне кажется, они слишком озабочены тем, как выглядят в глазах друг друга. Но ты, Лиза, отлично руководишь ходом обсуждения сюжета, даешь высказаться всем и внимательно выслушиваешь каждого. Ты могла бы стать превосходным главным автором, если бы уже не была литературным редактором. Но раз начальство велело разнести эти должности по разным людям, то давай смиримся с этим и постараемся сработаться. Пожалуйста, поверь мне, я говорю совершенно искренне.

— Тогда ответь мне на один вопрос: почему ты настоял на том, чтобы Рита раскладывала свою серию вместе со всеми? Только не надо красивых песен про мастер-класс, умоляю!

— Мне показалось, что эта девушка много на себя берет. По ней же видно: боится, что не справится в одиночку. Но гордость не дает ей в этом признаться. Если мы обсудим серию все вместе, она унесет домой полностью проработанную структуру, которую практически не придется править. А если она сделает ее сама и неудачно, это означает массу потерянного времени, пока серия будет ходить от редактора к автору и обратно, а главный автор будет честными глазами смотреть на продюсера и объяснять, что данная серия в работе. Мол, еще чуть-чуть, и все готово. Каюсь, я, конечно, был не вправе решать этот вопрос, исходя с позиции рядового автора. Это во мне уже главный автор взыграл. Но надеюсь, ты на это не в обиде?

— Да нет, что ты. Все в порядке. Слушай, а можно еще один вопрос, не по теме. У тебя ВГИКовское или просто серьезное образование того же уровня, лет пять студийной работы за плечами?…

— Боюсь тебя разочаровать, но нет. По образованию я — физик-ядерщик. Кино — моя страсть с детства. Писал сценарии, вывешивал их в Интернете, тусовался в профессиональных конференциях без особых надежд на трудоустройство в данной сфере. Потом неожиданно для себя прошел конкурсный отбор в одну студию. Тоже сериалы, как у вас. Отработал полтора сезона, и меня переманили сюда.

— Кто? Тамара?

— Да. Мы познакомились с ней на одном из киношных форумов, после чего где-то с полгода вели активную переписку. И тут она вдруг предлагает: вышли мне парочку своих сценариев и резюме. Выслал. А она в ответ — приходи, знакомиться будем. Хочу тебя к нам переманить. Вот, в понедельник заехал сюда. Можешь смеяться, я думал — Тамара наша ровесница. У меня даже шок был, когда я понял, что она меня лет на пятнадцать старше, по письмам этого и не скажешь. Ну, посидели, поговорили. Она сразу предложила мне должность главного автора, но предупредила, что сериал сложный, и литературный редактор вот-вот волком взвоет и пошлет всех по известному адресу, если команду как следует не усилить. Понятное дело, от такого предложения я не смог устоять. Почитал штук пять ваших готовых серий, примерно понял, с чем придется иметь дело, и вот я здесь.

— А с предыдущей студией дела уладил? Конфликтов с той стороны не ожидается?

— Практически. То есть, можно сказать, я с нее пока не уходил. Как был диалогистом, так и остался.

— Ласковый телок двух мамок сосет?

— Ага.

— Знаешь, разумно. Я бы, наверное, тоже так сделала, если бы мне предложили подобное.

— Ну что, значит, мир? — подытожил Алексей.

— Да мы вроде и не ссорились, — удивилась я.

Алексей встал, подошел ко мне, присел рядом на корточки, и положив свою огромную теплую руку на мои невесть с чего озябшие пальцы, произнес:

— У нас все будет хорошо. Верь мне.

Разум вопил: где твоя гордость? Немедленно стряхни руку этого нахала! Что он себе позволяет! Что он о тебе подумает! И что означает это двусмысленное "у нас все будет хорошо"? Но моим рукам было так уютно в домике из его ладони… И скажу больше: если бы Алексей сделал то же самое, только вдобавок ко всему прочему еще и обнял меня — без всякого смысла, просто по-дружески — я бы, наверное, тоже не возражала.

Плакать больше не хотелось. А вот созорничать — даже очень. К сожалению, никаких подходящих каверз в голову мне как назло не приходило, поэтому я просто сказала Лешке:

— Ну что, пойдем обедать?

* * *

По дороге в столовую мы с Алексеем травили анекдоты, узнавали друг о друге какие-то милые мелочи, строили рожицы и смеялись, как выпускники детсада. Может, оно и к лучшему, что все так обернулось? Еще неделька-другая, и работа нашей команды окончательно устаканится, я вспомню, что такое высыпаться по ночам в будние дни, а не лихорадочно пахать далеко за полночь под знаменем очередного аврала. И у нас действительно все будет хорошо. Не знаю, что за человек Лешка, но то, что он умеет вселять уверенность — это факт. Судя по тому, как он сегодня работал, дело он знает. С людьми сходится быстро. Откровенной антипатии к себе старается не вызывать. Конфликты гасит, не дав им разгореться. Что еще тебе надо, Лизка, от этой жизни, чтобы почувствовать себя счастливой?

Сознание сразу же засуетилось и принялось подготавливать список того, без чего мне ни в коем случае не удастся узнать, что такое счастье, но я волевым усилием заставила себя не думать на эту тему. Еще успею, и не раз. Но, по крайней мере, одной проблемой у меня точно стало меньше.

Такое впечатление, что все нас только и ждали! Стоило нам с Алексеем войти в столовую, как все головы оторвались от своих тарелок и дружно посмотрели в нашу сторону. Ого, очередные рокировки! Ритка как сидела с отбитым ею у Летки Стасиком, так и сидит. Тамара, изменившая своей привычке обедать в одиночестве, ест первое в обществе Геннадия. А вот Летку-несмеяну очаровывает Андрей. Скор, бродяга. Со мной не получилось — значит, давай другую девчонку найдем. Медом ему что ли в нашей команде помазано? С чего бы вдруг парню пытаться завязать отношения не с кем-нибудь, а только со своими коллегами по работе? Как пить дать, это он все-таки в противовес Ритке старается. Мол, ты у меня на глазах роман крутишь, и я буду. Заодно и мне, небось, пытается фигу показать. Ведь наше с Леткой взаимонеприятие ни для кого не секрет. Ох уж мне эти оскорбленные самцы! Да и Летка хороша. Неужели не понимает, какую игру ведет Андрей? Или она пытается таким образом насолить одновременно и мне, и Ритке? Нет ничего противнее, чем союз, в котором люди используют друг друга исключительно в качестве орудия мести. Эх, граждане: знали бы вы, насколько мне начхать на все ваши дворцовые перевороты и интриги вместе взятые…

Мы с Лешей выбрали блюда и уселись так, чтобы нас по возможности никто не рассматривал.

— Ей Богу, как в кунсткамере, — сказал он, вылавливая из рассольника лавровый лист. — Спорю на что угодно, что нашим коллегам до смерти хотелось бы узнать, до чего мы с тобой договорились.

— Не преувеличивай. Было бы чего узнавать.

— Не скажи. Людское любопытство и любовь к сплетням — великая сила. Не стоит ее недооценивать. Иногда у меня складывается впечатление, что именно они движут миром. А для коллег наши отношения тем более лакомый кусочек для обсуждения, поскольку как ни крути, мы их непосредственное начальство.

— Ну, и что могут сказать наши коллеги, глядя на то, как мы, сидя за одним столом, мирно общаемся?

— Тамара, думаю, довольна. Геннадий в вопросах межличностных отношений, мне кажется, индифферентен. А остальные поняли, что раз мы с тобой объединились, то значит, на кривой козе нас не объедешь. Придется либо выполнять наши требования по качеству продукта, либо…

— …пытаться нас рассорить, — закончила я.

— Эй, с чего вдруг такой пессимизм? — спросил Леша.

— Не знаю, что происходит в нашем коллективе, но явно не то, чем стоит гордиться. Не буду тебе пересказывать кто кого, куда и зачем, еще сам нахлебаешься в этой каше. Единственное, чего не могу понять, так это с чего все вдруг такими злыми стали? Раньше же все нормально было. А сейчас — чистый гадюшник. Редкий день без скандала обходится. У меня только одно объяснение всему на ум приходит: весна, гормоны играют, люди бушуют. Но не в такой степени, моб их ять!

— О, узнаю знакомые интонации! — оживился Алексей. — Я так понимаю, при особо бурных обсуждениях народ не стесняется и переходит на ненормативную лексику?

— Есть немного, — мрачно ответила я. Кому же охота признаваться в том, что зачастую ведешь себя, как хамоватый персонаж из старого анекдота, на вопрос «Алло, это прачечная?» отвечающий «#уячечная. Министерство культуры!».

— Мы в своей команде нашли выход, — подмигнул мне Алексей. — Могу поделиться передовым опытом.

— И что вы такого придумали?

— Ну, вместо старого доброго #уй и всех его производных используем слово «хрен».

— Так это давно известно, — слегка разочаровалась я.

— Тогда скажи, что использовать вместо корня «еб»? — хитро спросил Алексей.

— Э… хмм… не знаю. А что?

— Корень «люб»! И смотри, какая интересная картина получается! Как тебе в свете последних трансформаций слова «излюбленный», «возлюбленный», «залюбить», «перелюбить», «вылюбить», «подлюбить», «любимый», «влюбить»? А такая фраза в исполнении одного из наших коллег — реальная фраза, не шучу! — «Из-за твоего любимого трактора редактор нас взлюбит, и так любимых на мороз выкинет»!

Давно я столько не смеялась, как сейчас. От хохота у меня судорогой свело живот, я уже не могла нормально смеяться, только часто-часто икала сквозь выступившие от такого неимоверного хохота слезы.

— Слушай, — спросила я Лешу, когда ко мне, наконец, вернулась способность говорить, — а при чем здесь трактор?

— А, у нас, понимаешь, лимит был на всякий дорогостоящий реквизит и прочий транспорт. А тут одному сюжетчику вожжа под мантию попала: ну надо ему, чтобы один из главных героев проехался на тракторе и рухнул на нем с моста в пруд. И хоть кол на голове теши — не хочет от своей идеи отказываться. А у нас и так уже на ближайшие пять серий перебор по расходам, потому что пришлось героиню отправлять в путешествие на яхте. Ну, тогда этому парню и сказали то, что ты только что слышала.

— Понятное дело. У нас «лимит» — тоже дамоклов меч. Постоянно из него выбиваемся.

— Знакомая картина. Кстати, могу предложить еще один вариант ругательств. Вернее, не совсем ругательств, но тоже забавно. Хочешь?

— Спрашиваешь!

— По этому варианту все, что, образно говоря, находится ниже пояса, обзываем словом «душа». Процессы, относящиеся к искомым органам, соответственно, становятся «душевными процессами».

— Что-то пока не врубаюсь.

— А ты возьми и представь себе воочию следующее: «облегчил душу»…

— Хм…

— «Жили душа в душу»…

— Это уже весьма эротично получается…

— «Душевный разговор»…

— Извращением попахивает.

— «Задушевный собеседник»…

— Ой, а это как?

— «Задушил в зародыше»…

— Это как у Тараса Бульбы? «Чем тебя породил — тем тебя и убью»?

— «Одушевленный предмет»…

— Презерватив, да? Я угадала?

Тут уже настала Лешкина пора давиться смехом. Кажется, до такого прочтения последнего словосочетания он еще не додумался.

— Слушай, а чем вы заменили «да пошел ты на…»? — спросила я, когда Алексей, наконец-то, успокоился. — Или такой задачи не стояло?

— Не поверишь — тоже нашелся эквивалент! В общем, если тебе хочется кого-то послать или урезонить — делай грозное лицо и говори: «а по щам?». Главное — вопросительную интонацию не забудь. Мол, размышляешь, размазать эти самые щи ему по физиономии или не стоит.

— Слушай, это гениально. Как думаешь, расскажем остальным или не будем?

— Можно устроить эксперимент. Так еще смешнее получится.

— Какой же?

— Мы с тобой переходим на этот «тайный» жаргон. И засекаем, когда до остальных дойдет смысл того, что мы говорим. Правда, должен заранее тебя огорчить: обычно народ врубается в такие вещи очень быстро. Весь розыгрыш — от силу на пару встреч. Но все равно весело.

— Идет!

— Вот и ладушки, — отозвался Алексей и налег на второе. А я вдруг ощутила насущную потребность посетить определенное заведение, куда пешком по легенде ходят даже короли. Впрочем, неудивительно: столько новостей за один день, тут о чем угодно забудешь, даже об этом.

— Слушай, я покину тебя, ладно? Если что — начинай без меня, я могу слегка задержаться.

— Без проблем, — отозвался Алексей и ободряюще подмигнул мне. Я едва удержалась, чтобы не послать ему воздушный поцелуй. Это было бы явным перебором с учетом того, что в непосредственной близости от нас находились наши общие коллеги. Еще неясно, какие выводы они бы сделали из этого поцелуя?…

На выходе из столовой меня отловил Андрей. Понятно: хочется реванша за понедельник. Ладно, послушаем, что скажет новенького. Если надеется, что сможет испортить мне настроение — это он размечтался. После разговора с Лешей мне море по колено! Хотя почему-то сразу вспоминается продолжение этой залихватской фразы. Насчет «лужи по макушку»…

— Поздравляю с достойной заменой.

— Ты это о чем?

— Ни о чем, а о ком. И не делай такие удивленные глаза, будто не врубаешься. Что, простые парни тебя не привлекают? Только чтоб под два метра ростом и с голливудской улыбкой во всю пасть?

— Напомни-ка мне, пожалуйста, а когда это ты считал себя «простым парнем»? К чему вдруг такое показное самоуничижение? И давай начистоту: ты дожидался меня только для того, чтобы поплакаться на свой комплекс неполноценности?

— Да нет. Просто, хотел сказать тебе, что ты изрядная врунья — нудно цедил из себя слова Андрей, будто не он, а я затеяла этот никому не нужный разговор.

— Ну, и в чем я тебя обманула? — устало ответила я ему, мечтая как можно скорее оказаться в вожделенной кафельной комнате с отдельными удобствами.

— Это твоя квартира. И это твои родители уехали жить в Америку, а не какие-то ваши мифические знакомые.

— Выяснил? Молодец. Пятерка за разведку. А теперь, если тебе нечего больше сказать, я пойду.

— А котов твоих надо кастрировать без наркоза, а потом шкуры содрать, — прошипел Андрей мне вслед. Я обернулась:

— Эй, коты-то тебе чем помешали? Выбирай выражения, а то в общество защиты животных пожалуюсь!

— Эти мерзавцы пометили мои ботинки! От них теперь разит, как из бомжатника!

— А, вот почему ты в кроссовках щеголяешь. А я и не поняла сначала…

— Да я… Я требую компенсации за испорченную обувь! Ты хоть знаешь, сколько она стоит?

— У мамы с папой требовать будешь, а с меня — бесполезно. И знаешь — я была лучшего мнения о твоих умственных способностях. Честно.

Я развернулась и гордо пошагала в сторону лифта, едва сдерживаясь, чтобы не захихикать. Интересно, кто был зачинщиком — Егор или Китекет? Наверное, все же Егор. Китекету вроде по возрасту подобные штучки еще не положены. Вот коты молодцы, лихо они его! Раскусили парня еще быстрее, чем я сама. У-у, мои любимые. Приду домой — кальмарами угощу. Из личных неприкосновенных запасов. Чем не пожертвуешь ради таких «защитников отечества»!

Облегчив душу (хм) и обновив перед большим удобным зеркалом макияж, я не спеша отправилась в комнату для совещаний. Команда уже вовсю работала, Алексей окончательно взял бразды правления в свои руки. Когда я вошла, он одними глазами улыбнулся мне, и тут же продолжил объяснять Рите, почему предложенные ею сцены нельзя лепить встык, а от одной и подавно лучше отказаться. Судя по всему, Рита сразу признала его превосходство, как человека, знающего и умеющего больше нее. Везет. Мне она чуть ли не две недели свой норов демонстрировала, пока не успокоилась.

Я тихонечко пристроилась в уголке, благо что мое место все равно занял Алексей, и принялась слушать. Боже мой, какое раздолье: никто в рот тебе не заглядывает, никого подгонять не надо — это уже не твои проблемы. Кажется, я начинаю находить кайф в появлении на нашем сериале главного автора. Да еще такого, как Алексей.

Интересно, у него есть девушка? Скорее всего. Такие красавцы в одиночку не ходят. А если нет? Ой, Лизка, что-то тебя опять на амуры потянуло. И не надоело? Сколько можно обжигаться: сначала Анджей, потом Андрей. Теперь вот Алексей. Тьфу, и как на подбор, все на букву А. Нет, даже и не думай.

Алексей меж тем продолжал втолковывать Рите:

— Видишь ли, предлагаемый тобой сценарный ход не является оптимальным. Он настолько избит, что зритель сразу же поймет, куда ветер дует. Более того, это излюбленное средство американских пародистов…

Услышав слово «излюбленное» и произведя в уме несложные замены на его пошлый вариант, я, не сдержавшись, хихикнула. Леша с веселой укоризной посмотрел в мою сторону.

— …А что касается любовного треугольника внутри сыскного агентства…

Тут уже меня захлестнула такая волна смеха, что я уткнулась лицом в стол, лишь бы не захохотать в полный голос.

Когда я, наконец, подняла красное от плохо сдерживаемого смеха лицо, Алексей, молчавший все это время и терпеливо ждавший, пока я взгляну на него, состроив свирепую гримасу, произнес:

— А по щам?!

Я, зажав рукой рот, выскочила из кабинета под недоуменные взгляды наших коллег. И готова поклясться, Лешка сам с трудом сдерживался, чтобы не захохотать.

Вдоволь отсмеявшись в коридоре — хорошо хоть никто этого не видел, а то поди объясни, что это за смешинка редактору в рот попала, — я задумалась, куда себя деть. Поскольку возвращаться в комнату для совещаний было чревато срывом работы команды, решила отправиться к Тамаре. Наш утренний разговор так и остался незаконченным, а я привыкла расставлять все точки над соответствующими буквами.

Странно. Ее дверь закрыта. Сколько себя помню — такого не бывало. Может, заперлась изнутри? Я постучала. Ноль реакции. Наверное, на площадку отправилась. Ладно, пойду узнаю, где она.

Ответ нашей секретарши на вопрос «где Тамара?» напрочь выбил меня из колеи. Оказывается, после обеда она себя очень плохо почувствовала, и перепуганный продюсер на персональной служебной машине отправил ее домой. Секретарша многозначительно поведала, что когда продюсер уводил Тамару, та едва передвигала ноги, и лицо у нее было «зеленое-презеленое». Вот это не повезло человеку! Если я только что-то понимаю, это первый случай отравления в нашей столовой. Или может, она что-то до этого некачественное съела?

М-да, что-то в нашей компании неладное происходит. То и дело какие-то неприятности валятся. А может, все дело в том, что год-то високосный? Говорят, в такие года всегда все шиворот-навыворот идет. Болезни всякие ни с того ни с сего начинаются, несчастья разные…

Смеяться больше не хотелось, поэтому я совершенно спокойно вернулась в комнату для совещаний и просидела там аккурат до того момента, когда последняя карточка последней серии была водружена на свое законное место.

Подхватив шмотки, команда с чувством выполненного долга потянулась к выходу. Андрей напоследок бросил на меня взгляд исполненный такого презрения, что мне стоило больших усилий не показать ему в ответ язык или не покрутить пальцем у виска. Тоже мне, моралист нашелся. Сам-то вон за Леткину талию держится, а мне уже и с главным автором за одним столом посидеть нельзя.

Конечно же, из офиса мы с Алексеем вышли вместе. А потом он сел со мной в один вагон метро. И доехал до моей остановки. И не спрашивая, хочу ли я этого или нет, просто взял и проводил до самого дома. А я… честное слово: я не знала, как себя вести. Близость этого человека-башни напрочь парализовала мои умственные способности. По-моему, я всю дорогу несла какую-то чушь. А он — о, ужас! — слушал и даже не собирался перебивать.

Около подъезда Леша остановился, и я поняла, что сейчас он начнет прощаться. Но я этого не хотела! Душа бурно протестовала против его ухода в тот момент, когда мне так нужно его общество. Не подумайте, что будь на его месте любой другой мужчина, ничего бы не изменилось. Решительно все было бы по-другому. Просто… я не хотела отпускать от себя этого обаятельного гиганта, так, между прочим, и не сделавшего мне выговор за дурацкий хохот на совещании.

Не знаю как, даже не спрашивайте, но мне удалось затащить слабо сопротивляющегося Алексея «на чай». Эффект дежавю был налицо: я, парень, дедушка и пара котов сидим на кухне и изображаем чаепитие. Впрочем, сегодняшняя и понедельничная картинки несколько различались между собой. Во-первых, наглый Китекет тут же вскарабкался Лешке на плечи и развалился там живым воротником. Правда, довольно куцым: не вышел еще размерами, что поделать. А Егор устроил лежбище на Лешиных коленях, таким образом напрочь лишив моего гостя свободы маневра. Впрочем, Лешка не возражал. Одной рукой держал чашку с чаем, а другой поочередно гладил то одного, то другого пушистого террориста.

Когда чай был выпит, дедушка деликатно выпроводил нас с Алексеем с кухни, сказав, что посуду он помоет сам. И никаких закосов под постояльца дома престарелых! Чтобы дед и не продемонстрировал гостю всю глубину и мощь своего маразма… Что-то тут не так.

Честное слово, если бы Алексей просто поманил пальцем, хоть как-то дал понять, что хочет меня немедленно, сию секунду — я бы отдалась ему без всяких рассуждений. Считайте это помешательством, что угодно думайте про меня и мою незрелую мораль — но факт остается фактом. Но он этого не сделал, а отправился в коридор обуваться. Сердце мое рвалось на части.

— Раз уж ты пригласила меня к себе, — сказал он, уже стоя на пороге, — то с тебя ответный визит. Например, завтра. Я встречу тебя у метро и провожу в свою берлогу, так что заблудиться не рискуешь. Что скажешь?

Ну, и как вы думаете, что я ему ответила?

После ухода Алексея я раненой рысью металась по своей комнате, звонила Машке, что-то горячо с ней обсуждала, вешала трубку и снова набирала ее номер. Потом, вспомнив мудрые книжные советы, залезла под холодный душ, который вопреки ожиданию меня не успокоил, а еще больше завел. В общем — всячески убивала остаток дня в ожидании, когда же наступит завтра, и я снова увижу доброго и ироничного гиганта по имени Леша.

* * *

Утро пятницы началось с кошмара. Сделав полный макияж и укладку, поняла, что выгляжу, как проститутка, причем не самого дорого класса. Со всех ног побежала в ванную и полностью смыла краску с лица. Голову тоже пришлось помыть, потому что лак был сильной фиксации и категорически возражал против любой иной конфигурации волос, кроме заданной.

Затем я попыталась изобразить из себя «искусно напудренную невинность», как называла этот образ язва-Машка. Дело в том, что при правильном наложении теней и пудры всевозможных телесных оттенков, лицо выглядело так, будто никто и не собирался его красить. Нежно, естественно, безыскусно. Но это — если грим правильно наложить. А у меня, как назло, ничего не получалось. Кисточки и спонжи то и дело норовили выпрыгнуть из рук, а руки тряслись, как у пьяницы в ожидании опохмелки. В общем, пришлось смывать все заново. Хорошо хоть волосы в этот раз не трогала, поэтому обошлось без повторного мытья головы.

И конечно же, именно в этот самый момент позвонил Леша, сказав, что через сорок минут ждет меня на выходе со станции метро Улица Подбельского. Я с тоской прикинула и поняла, что все равно не успею привести себя в порядок, если не хочу опоздать на свидание. Поэтому плюнула на все (а ведь помимо макияжа и прически хотела еще подобрать в шкафу что-нибудь стильное из одежды), натянула старенькие, но ладно сидящие джинсы, клубную куртку ярко-алой расцветки с номером тринадцать на спине и груди, которую мама привезла пару лет назад из Америки, и бегом кинулась к метро. Машка сейчас наверняка была бы мною недовольна. Ее кредо — если приходится выбирать между пунктуальностью и возможностью лишних пару минут провести перед зеркалом, выбери второе. А кавалер подождет.

Сев в вагон, попыталась успокоиться, хотя получалось у меня это неважно. Уф, даже вспотела слегка, пока бежала. Хорошо хоть ехать по прямой, без пересадок. Да, Лизка, ты точно с ума сошла. Тебе же уже четверть века, клюшка ты замшелая, а на свидание летишь, будто это в первый раз, а тебе лет четырнадцать. Нет, я конечно понимаю, что двадцать пять — это не сорок, и уж тем более не пятьдесят, но должна быть в этом возрасте уже некая солидность? Ан нету. И мысли все умные и правильные побоку, и сердце колотится загнанным зверьком. Мамочки, я влюбилась! По-настоящему!

Со всей этой гонкой на месте встречи я появилась на пять минут раньше срока. Вот за это меня Машка точно бы убила. Мол, никогда не показывай парню, насколько сильно ты в нем заинтересована, ну, и далее по тексту. А наплевать! Зато я на целых пять минут больше пробуду с Алексеем.

Уф, вот теперь точно можно отдышаться и осмотреться. Хм, интересно, а где же Леша? Я-то думала, он уже здесь, ждет меня, волнуется. Хотя ему-то чего волноваться? И опять же: он ведь еще не опаздывает. Это я тороплюсь. Но как следует подумать на эту тему и расстроиться у меня не получилось, потому что чьи-то сильные руки подхватили меня со спины, подняли в воздух, подкинули и снова поймали. И веселый Лешин голос произнес в самое ухо:

— Привет! Обалденно выглядишь.

Кое-как придя в себя после неожиданного старта в космос, я обнаружила, что меня по-свойски тащат на руках куда-то в сторону темных домов непонятного года постройки.

— Э-ээ, — промычала я, — а тебе не тяжело?

— Нет, — отозвался Лешка. — А тебе неудобно? Могу по-другому взять.

Тут же я оказалась под мышкой у Алексея, вися как куль на его руке. Вспомнилось, как в детстве меня вот так же катал дед, а я старательно гудела и раскидывала руки в сторону. У нас это называлось «играть в самолетики». Но я-то давно уже не ребенок, да и прохожие на нас уже поглядывают с плохо скрываемым любопытством.

— Леша, а можно совсем по-другому?

— Можно! — сказал Леша, и на этот раз перебросил меня к себе на плечо. Елки-палки, я ведь совсем не это имела в виду!

— Слушай, а что если ты опустишь меня? Я вполне могу дойти до твоего дома самостоятельно.

— Не-а, — сразу же поведал Алексей с легкой грустинкой в голосе. — А вдруг убежишь? Опять же: хочу, чтобы мне завидовали, какая девушка мне в руки попалась. Я, можно сказать, иду и горжусь этим обстоятельством. Я — кровожадный варвар, а ты моя добыча! Йо-хо-хо-хо-хо…

И Лешка припустился бежать, по-прежнему бережно и крепко прижимая к себе мои ноги, ну, и то место, откуда они растут.

Что за цирк? Ничего не понимаю. На стандартное свидание не тянет — хоть убей. И почему мне так весело и совершенно не хочется вырываться из медвежьих лап этого ненормального, который называет себя варваром и вопит что-то невразумительное на всю улицу? Наверное, я тоже тронулась умом. Да ну и пусть!

Наш забег закончился в ближайшем из домов, и я даже мимоходом пожалела, что так быстро. Ведь и пары минут не прошло, как Алексей доволок меня от метро до подъезда. Лифтом пользоваться не стали, поднялись на второй этаж, Лешка открыл дверь и торжественно перетащил меня за порог.

Ой, а мы не одни! Если я все правильно понимаю, вон та женщина со смеющимися глазами — это, скорее всего, Лешина мама. Мужчина с трубкой, соответственно, папа. А баскетболист под номером два с едва пробивающейся растительностью на щеках — Лешин брат. Вся троица беззастенчиво пялилась в нашу сторону, и я мигом запунцовела от стыда. Видите ли, неловко как-то знакомиться с родными своего бой-френда, когда твоя задница уютно устроилась в его ладонях на всеобщее обозрение, а ты даже повернуться к людям нормальным фасадом не можешь, поскольку выпускать тебя, кажется, и не собираются.

— Э-ээ, здрасте , — сказала я первое и единственное, что пришло в голову.

— Лизонька, да не смущайтесь ты так, раздевайся и проходи, мы как раз обедать собирались, — ответила потенциальная свекровь и тычками в спину погнала своих мужчин в кухню. Видимо, чтобы окончательно не вгонять меня в краску за разнузданное поведение сына. Боже, меня уже здесь заочно знают! Что еще успел рассказать им обо мне этот человек-шаровая молния?

Леша ненадолго поставил меня на пол, но только для того, чтобы экстренно снять с меня и с себя куртки, повесить их на вешалку, снять кроссовки — опять же с нас обоих — и переставить меня в тапочки. Хотя, чувствую, тапочки эти мне здесь без надобности. Ведь в следующее же мгновение я вновь оказалась в Лешиных руках, и этот кроманьолец поволок меня туда, откуда доносились восхитительные ароматы готовящейся пищи.

— Лешка, мне неловко. Может, все-таки дашь мне возможность передвигаться самостоятельно?

— Еще успеешь, — отозвался он и торжественно водрузил меня на табурет аккурат во главе стола. Хорошо хоть сам рядом сел, а то бы я точно с ума сошла от абсурдности происходящего.

— Леша, может, познакомишь нас? — намекнула я на явное нарушение всех норм этикета вместе взятых.

— Ой, совсем забыл, — и Леша отвесил себе шутливый щелбан по лбу, — Значится так: мама, папа, брат. Лиза. Никого не пропустил?

Я застонала про себя. Тоже мне, представил, называется!

— Тетя Надя, дядя Саша и Шурик, — пришла на выручку матушка.

— Вообще-то он предпочитает, чтобы его звали не Шуриком, а Сан Санычем, — якобы по секрету поведал мне Алексей, на что немедленно получил ворчливый отклик брата:

— А по щам?

Я не выдержала, и довольно громко хрюкнула от смеха. Ну и угораздило меня связаться с этой семейкой!

Но на этом сюрпризы еще только начинались. Лешка ненадолго отлучился, а вместо него в кухню важно прошествовал на задних лапах песик неопознанной дворовой масти, сжимающий в зубах полураспустившуюся розу размером с ладонь. Кроха кое-как добрался до меня, подпрыгнул, оставив цветок у меня на коленях, и, приземлившись уже на все четыре лапы, активно завилял хвостом.

— Как зовут это чудо? — спросила я, начесывая холку галантному двортерьеру. Песик сразу же опрокинулся лапами кверху, дав понять, что больше всего любит, когда ему чешут пузо.

— Кузя, — подал голос глава семейства. — Мы его семь лет назад на ближайшей помойке подобрали. Крошечный такой был, грязный и хромой. То ли машина его сбила, то ли поколотил кто, и не понять. Ничего, отъелся, отоспался, бандит. Вон какой вымахал!

Хм, видимо изначально Кузя был не просто крошечным, а крохотулечным, ведь сейчас это «вымахавшее» существо в размерах уступало даже моему Китекету!

Лешка вернулся, тетя Надя поставила розочку в воду, и застолье началось.

В ходе непринужденной беседы я получила колоссальный объем информации, попутно рассказав кое-что о себе, не без этого. Оказалось, что Надя — домохозяйка, а в прошлом инженер. Дядя Саша возглавляет отдел в какой-то строительной фирме. Сейчас под предлогом простуды третий день сидит дома и в ус не дует, что свидетельствует о том, что к трудоголикам он явно не относится. Сан Саныч — внешне самый серьезный член этой семьи — посещает физико-математический лицей с тем, чтобы через год поступить в какое-нибудь солидное учебное заведение. Ну, с Лешей и так все понятно.

Самое удивительное, что здесь ко мне относились, как к своей: по-приятельски толкали в бок и просили передать горчицу, не спрашивая кидали на тарелку добавку тех блюд, что больше всего мне понравились, до неприличного угадывая мои вкусы. А я все больше напрягалась, пытаясь вычислить, в чем же тут подвох. Но не малейшего признака фальши ни в лицах, ни в голосах уловить не получилось. Неужели они и вправду приняли меня? Но мы же с Алексеем знаем друг друга всего один день!

— А кстати, в курсе, что Леша почти до трех лет не говорил? — прервала мои размышления Надя, и семейство как-то подозрительно переглянулось, а в глазах дяди Саши заплясали веселые чертики.

— Нет, — ответила я. — А что?

— Ой, это была такая история! Саш, расскажи!

— Нет, давай сначала ты. У тебя лучше получается.

— Ну, как хочешь. В общем, ребенку на днях должно исполнится три года, а он молчит, как в рот воды набрал. Деды с бабушками орут, мол, немедленно к врачам, на задержку развития намекают, Сашка смеется, как это у нас сын англичанином получился, и какому это я иностранцу глазки строила. Ну, знаешь, наверное, анекдот про английского ребенка, который заговорил только, когда тосты пригорели? А до этого, поскольку все в порядке было, молчал. Так вот: в тот знаменательный день Сашка собрался в гараж. А ко мне как раз подружка должна была зайти, а тут Лешик под ногами вертится, места себе не находит, и квартира вроде как не прибрана. Я и говорю: эй, возьми сына с собой, пусть хоть прогуляется, а то целый день взаперти сидит!

— А я что — я взял, — вставил реплику дядя Саша, меж делом разрезая на ломти домашний пирог. — Думаю, пусть заодно к железкам привыкает. Глядишь — помощник мне будет.

— Проходит, наверное, час — не больше, — продолжила Надя. — Вдруг раздается звонок. Снимаю трубку — Сашка! Я, говорит, от сторожа звоню. У меня для тебя две новости, одна другой потрясающе. Ну, думаю, видимо действительно что-то из ряда вон выходящее. Чтобы от сторожа позвонить, его минут пять надо было слезно упрашивать — ох, вредный был дядька, как сейчас помню! Я и отвечаю: давай свою первую новость. Сашка мне: Леша заговорил! Я, понятное дело, вся в чувствах, аж приплясываю с трубкой в руках. Еще бы: свершилось! Ну, кое-как успокоилась, спрашиваю: а вторая новость? А про себя думаю, что может быть более потрясающе, чем разговаривающий Лешка? Наверняка, не новость, а так, ерунда какая-то. Тут Сашка мне и выдает: знаешь, по-моему, наш сын — пьян.

— Что? — от изумления брови скакнули мне на лоб. Семейство довольно засмеялось — шутка удалась.

— На самом деле все было так, — продолжил рассказ глава семейства. — По дороге в гараж купил я себе пару бутылочек пива. Ну, чтоб традицию не нарушать. А мелкому взял газировки «Буратино», чтобы у человечка тоже праздник был. Прихожу в гараж, наливаю в один стакан пива, в другой газировку, а сам под капот. Ковыряюсь потихоньку, тут Лешка подходит ко мне, трогает за штанину и говорит: Папа! Я от неожиданности едва башкой этот чертов капот не пробил. Стою, шишку на затылке потираю, новость перевариваю. Тут Лешка снова дергает меня за штанину, показывает на зажатый в кулачке пустой стакан и опять говорит: Папа! Я, конечно, бегу ему наливать. Какую-то галиматью несу, мол, какой ты молодец сынок, да я тебе сейчас не то что газировки — мороженое куплю, разговорчивый ты мой… И тут понимаю, что стакан с газировкой стоит нетронутый. Поворачиваюсь к Лешке, а он пошатывается. У меня аж сердце екнуло! Сажусь перед сыном на корточки, а он как дохнет на меня перегаром! Причем таким, конкретным мужицким перегаром. Думаю все, хана. Надька меня за яйца на березе повесит за то, что сына споил. А с другой стороны — страшно. Я ж никогда с пьяными детьми дела не имел. Гараж закрыл, Лешку в охапку и бегом звонить.

— И чем все это закончилось? — спросила я.

— Знамо дело чем — похмельем, — ответила Надя. — Лешка отоспался, утром встает — за голову держится и тянет так жалобно: бо-бо. Ну, я его давай горячим чаем отпаивать. А Сашка, балбес, приколоться решил. Достал из холодильника бутылку пива и показывает ее Леше. Тот мигом чай в сторону отпихнул и ручонками к бутылке тянется. Ну все, думаю, воспитали алкоголика на свою голову.

— И что, он до сих пор пьет? — в притворном ужасе выкатила я глаза.

— Нет, что ты, — подмигнул мне дядя Саша. — Только когда в карты проиграет.

— И между прочим, я рада, что так вышло, — уже значительно серьезнее продолжила Надя. — Ведь Лешку с того дня как прорвало: такой болтушка стал — не угомонить. За полгода своих сверстников нагнал. Веришь — нет: в доме спокойнее стало, только когда его читать научили.

— И с той поры пиво в нашей семье считается священным напитком, — подытожил Саша. — Кстати, как насчет по чуть-чуть? Пиво чаю не помеха, а я лично — так под пирог его особенно уважаю.

Ой, мамочки, куда я попала? Послушать, так вокруг меня какие-то алкоголики собрались! Ой, а он это ведь серьезно насчет пива. Ну, была — не была? А, фиг с ним, наливайте. Если обо мне здесь и могли подумать что-нибудь не то, то поводов для этого уже было, хоть отбавляй. Достаточно вспомнить мое триумфальное появление в их прихожей…

Откровенно говоря, у меня и так шумело в голове, а уж после пива я окончательно размякла. Смолотила за считанные минуты огромный кусок изумительно вкусного пирога с начинкой — вы не поверите — из соленых огурцов, орехов, сыра, лука и каких-то пряных травок. Ну, где вы еще слышали о таких пирогах! Дядя Саша не без гордости констатировал, что очередной кулинарный эксперимент удался на славу, а мы хором это подтвердили. Потом Леша без лишних слов опять поднял меня на руки — на этот раз особо бережно и ласково, дабы не растрясти все съеденное и выпитое — и отволок в свою комнату. Я едва успела крикнуть «спасибо» гостеприимным хозяевам, а в ответ мне неслось «на здоровье, заходи еще»!…

— Слушай, меня снедает и гнетет один вопрос. Если ты мне на него не ответишь, рискую сойти с ума, — произнесла я, как только Леша сгрузил меня на кровать и закрыл за нами дверь.

— Так спрашивай, чего ждешь-то?

— А твои родители всегда так встречают твоих девчонок?

— Конечно же, нет.

Честное слово, в эту минуту я подумала, что Алексей — самый отъявленный на свете лжец. Но выразить свое возмущение этим обстоятельством не успела, поскольку он быстро продолжил:

— Видишь ли: ты — первая, кого я к себе привел и оставлю ночевать.

— Э-ээ, не сразу нашлась я, — давай по порядку: ты хочешь сказать, что я у тебя — первая? То есть, до меня у тебя никого не было?

— Почему ж это — не было? Или я похож на монаха? Просто я очень трепетно отношусь к выбору той, с кем собираюсь провести нехилый остаток свой долгой и счастливой жизни, поэтому до тебя ни одна девушка не переступала порог этой комнаты.

— Ой, — вконец ошарашенная я помотала головой, чтобы хоть как-то собрать воедино скачущие мысли. — А с чего ты решил, что я подхожу тебе в… хм… спутницы жизни?

— А я это сразу понял, как только тебя увидел. Нет, конечно, есть доля вероятности, правда весьма незначительная, что мы с тобой все-таки расстанемся, но я лично считаю, что нам с тобой это не грозит.

— А по поводу ночевки — ты это серьезно?

— Абсолютно. Сама видишь — места нам здесь хватит. Своих я еще вчера предупредил, что ты у меня остаешься. Так что не вижу повода волноваться.

— Но я же думала, что я к тебе просто в гости еду… Я, наверное, не готова так быстро вот, — лепетала я всякую чушь, а сама щипала себя за руку, чтобы убедиться, что я не брежу, и это происходит со мной наяву.

— Быстро — не будет, — заверил меня Леша. — Будет медленно и со вкусом.

— Но у меня даже запасной пары плавок нет, — сдалась я окончательно и бесповоротно. — И ночной сорочки тоже.

— Ну, могу тебя успокоить — спать ты будешь в естественном виде. Заморозков можешь не бояться — я та еще печка. А это тебе по дому разгуливать, — Алексей поднялся и достал из шкафа трикотажные шорты и футболку веселенькой расцветки с оскаленным черепом Веселого Роджера. — Давай, переодевайся, а то в джинсах после сытного обеда валяться — себя мучить. Ах, да, плавки…

Вслед за шортами и футболкой ко мне на колени плюхнулась коробочка, в которой, судя по картинке, находилось нечто изящное и кружевное…

— Лешка, ты что! Это же французское белье!

— Да? Странно. А продавщица говорила, что итальянское.

— Лешка, хорош придуриваться: я же не могу принять от тебя такой подарок!

— Это еще почему?

— Мужчина не может дарить женщине нижнее белье, если только они не супруги, или как минимум, любовники!

— Ну, любовниками мы станем ближе к вечеру. Если хочешь — можем все сделать ровно в полночь, для пущей романтики. А супругами, думаю, месяца через три-четыре. Можно, конечно, и раньше, но честно говоря, мне бы хотелось свести всю предсвадебную суету к минимуму, а для этого лучше все делать загодя и не спеша.

— Лешка — ты ненормальный! А… а как же работа? Мне все равно придется уехать домой, чтобы отредактировать вчерашние серии! Иначе в понедельник Тамара меня тухлыми яйцами закидает.

— Вот глупыш! Ты что, забыла, что отныне автор отправляет серию мне, а уж потом я отсылаю ее тебе со своими поправками? И вообще: если ты уедешь, гарантирую, что ничего тебе отправлять не буду. Придется возвращаться, если не хочешь получить нагоняй от начальства.

— Это грязный шантаж!

— Ну и что? Зато подумай: что тебе мешает работать здесь? Вот компьютер, если не нравится — могу у Саныча для тебя ноутбук одолжить. И вообще я надеялся, что эти серии мы сделаем вместе. Так ведь быстрей получится! И значительно веселее.

— М-да, ты умеешь убеждать, — смирилась я со своим поражением и принялась переодеваться из тугих джинсов, и вправду ощутимо давивших мне на живот, в шорты и футболку.

С шортами, как я и ожидала, вышла маленькая неувязочка. Все-таки наши с Лешей размеры, мягко скажем, слегка различались. Шорты категорически не желали задерживаться на моих бедрах и падали вниз.

— Эх, так и смотрел бы на такой великолепный стриптиз, да уж ладно, помогу, — сказал Леша, когда эта конструкция грохнулась с меня в третий раз. — Иди сюда. Вот эту веревочку видишь? — Леша ткнул меня носом в какой-то шнурок, торчащий на поясе шорт. — Берешь и аккуратно затягиваешь, пока не станет как раз. Ну, что я говорил? Так, теперь объявляю программу на ближайшие пару часов: прыгаем в койку, включаем телевизор и смотрим, пока не надоест, можем при этом тихонько дремать — не возбраняется.

— А можно просто подремать без всякого телевизора? — обнаглев, спросила я, поскольку глаза слипались просто катастрофически. Разморило после сытного обеда, называется.

— Спрашиваешь! Давай, ныряй, пока не свалилась. Ах, да: у меня одна подушка пожестче, другая помягче. Тебе какую дать?

— Помягче, — выбрала я, и уже секунд через десять перешла в горизонтальное положение.

Через пару минут Лешка присоединился ко мне, хозяйским жестом обнял со спины, — а дальше ничего не помню, поскольку окончательно вырубилась. Может, они в свой пирог снотворное подмешивают?

Проснулась оттого, что мне ужасно жарко. Кое-как разлепив глаза и сообразив, где я нахожусь, поняла, что театр абсурда продолжается. Лешка безмятежно дрых, забросив на меня свои конечности, так что я оказалась погребена под его ногами и минимум одной рукой. Впрочем, тяжело мне не было. А вот жарко — да. Не обманул по поводу печки. А я-то сдуру еще под одеяло забралась.

Так, а теперь думаем на протрезвевшую голову. Возможны два варианта происходящего. Вариант первый: надо мной прикалываются с целью заманить в постель, — а с какой же еще? Правда, шутка тогда получается довольно жестокой. И опять же: если от меня требовалось только раздвинуть ноги, то получается, что Лешка упустил уже уйму подходящих моментов для этого. Или у него все строго по расписанию? Сказал — в полночь, значит в полночь. Бр-р, что-то мне этот вариант совершенно не нравится.

Так, а что у нас с вариантом под номером два? Согласно ему, Алексей говорит правду и ничего кроме правды. Поверить в это, конечно, нелегко. Но все же? Если представить, что в вопросах касаемо матримониальных планов он серьезен, тогда я попала. С его стороны налицо тоталитаризм, деспотизм, и хрен знает сколько еще всяких «…измов». Он ведь со мной не советовался, просто ставил перед фактом: мол, любовниками станем сегодня, поженимся скоро… Хорошо еще появлением наследников вроде как не озаботился.

Чем мне это грозит? Только тем, что разорвать отношения с этим человеком, если меня вдруг что-то не устроит, будет довольно сложно. И работать с ним в одной команде после этого никогда не сможем, не стоит обманываться. А в целом… Хочу ли я замуж?

Всесторонне обдумав этот вопрос, я пришла к выводу, что хочу. Вон, даже Темка с Машкой сподобились, а я чем хуже? Но говорят, что для брака, если он, конечно, не по расчету, а нормальный, надо любить друг друга. А что у нас с Алексеем по данному пункту?

Тщательно проанализировав чувства и эмоции по отношению к Лешке, я призналась сама себе, что влюблена в этого тирана и деспота по уши. Влюбленность, говорят те же мудрые люди, это еще не любовь, но неплохое начало для перехода в это состояние. Но с другой стороны: а как же осторожность? Скоропалительные связи с последующими браками по статистике крепостью уз не отличаются. И еще не ясно, каким будет Лешка в быту, не будет ли он подавлять меня со своими командирскими замашками и куча других вопросов. А, да наплевать, в конце концов! Когда это ты, Лизка, отличалась осторожностью! Вот и не строй из себя невесть кого. Даже если в очередной раз на те же грабли напорешься, так тебе не впервой, чем и утешайся. А что касается Алексея… Человек собирается устроить вам праздник, поэтому не мешай ему, вдруг что и получится!

Лешка во сне что-то довольно замурчал, пошарил рукой по кровати и сгреб меня поближе. Ой, я же так в два счета взмокну! А если отодвинуться?

Мои телодвижения не прошли незамеченными, и Лешка открыл глаза:

— Ну что, выспалась?

— Ага.

— Будем целоваться или телевизор смотреть?

— Ты всегда ставишь вопрос ребром? Не боишься, что сбегу от тебя?

— Прямые вопросы — прямые ответы, а на трусиху ты похожа. Я тебя еще вчера раскусил.

— И что ты еще обо мне успел выяснить?

— Доложить полные разведданные?

— Докладывай! — развеселилась я и приготовилась слушать. Алексей состроил жутко серьезную физиономию и начал нудно перечислять:

— Наблюдаемый объект одинок, но вполне самодостаточен. На контакты идет легко, но открываться не спешит, из чего делаем вывод, что до конца людям не доверяет. И видимо, имеет на это свои причины. Ввиду наличия в команде объектов-раздражителей находится в состоянии постоянного стресса, что старательно скрывает, в первую очередь от себя. Вероятность неконтролируемой эмоциональной вспышки при наличии раздражителей — около сорока процентов, при их отсутствии — понижается до пяти. В душе — романтик, на деле — прагматик. Не чуждается экспериментов, хотя в целом тяготеет к традициям…

— Подожди, — перебила я Алексея. — Ты что, хочешь сказать, что вывел все эти умозаключения только на основании того, что успел увидеть за вчерашний день?

— Ну, не только за вчерашний, еще чуть-чуть и за сегодняшний. А что — не похоже? Мало совпадений?

— В том-то и дело, что слишком много. И я начинаю тебя бояться.

— Не стоит. Я — товарищ мирный и беззлобный, кого хочешь спроси. Ну, так что по поводу поцелуев? Или пока лучше телевизор? Понятно, раз ответа не слышу, займемся и тем и другим одновременно.

Лешка достал из-под кровати пульт и включил телевизор, после чего перешел собственно к любовной лирике. Нет, целовался он хорошо. Просто великолепно. Но меня отчего-то не покидало ощущение, что за нами наблюдают, и в комнате еще кто-то есть, поэтому чувствовала себя, мягко скажем, сковано. И тут в ногах что-то взвизгнуло и засуетилось. От неожиданности я отскочила от Лешки и со всего маху налетела спиной и затылком на стену. Из глаз посыпались искры.

— Ах ты, негодник! Ты чего же это Лизу пугаешь, а? Будешь так себя вести, отправишься туда, откуда пришел. И нечего ко мне подлизываться!…

Кое-как справившись с фейерверком из глаз, я проморгалась и посмотрела, с кем же разговаривает Алексей. Оказалось с Кузей. Песик, похоже, испугался не меньше меня. Он весь дрожал и низко-низко опустил голову, а преданные собачьи глаза хранили такое беспомощное выражение…

— Лиз, ты уж его прости! Он частенько ко мне на кровать взбирается. Знает, хитрюга, что здесь мягче, чем в прихожей на коврике. Сейчас прогоню его, чтобы не мешал.

— Нет, не надо. Я сама виновата, что его не заметила. А ты не знаешь, почему он взвизгнул?

— Кажется, я по нему ногой попал. Или хвост прищемил.

— Так его пожалеть надо, а не прогонять! Кузя, иди сюда, мой хороший, я тебя поглажу!

Песик подскочил, завилял хвостом и бросился на руки, успев попутно лизнуть меня в нос. Можно сказать, тоже поцеловал на свой манер.

— Кузя, я сейчас ревновать начну! — начал Леша таким грозным голосом, что я вздрогнула: вот и приплыли! Если человек меня к собственной собаке ревновать начал, страшно и думать, что дальше будет.

Кузя прижал уши, задрожал и забился мне под бок.

— Как ты можешь так издеваться над собакой! — начала я обвинительную речь, как вдруг поняла, что Лешка смеется. Так это он нас с Кузей разыгрывает что ли?

Кузя робко высунул свою лохматую головенку, положил ее мне на живот и настороженно поглядел на Алексея. Тот подмигнул мне, и вновь грозно произнес:

— Ах, такой-сякой!…

Кузя мигом нырнул обратно, для верности зарывшись под одеяло.

— Видела, какой трусишка? На самом деле, он больше притворяется. Прекрасно знает, что никуда я его не выгоню и ничего ему не сделаю.

— Ты меня больше так не пугай, ладно? А то я решила, что ты и вправду вышвырнешь его отсюда. И умоляю: никогда больше не говори мне про ревность, ладно? Ненавижу это слово во всех его проявлениях.

— Я тоже. Просто захотелось над Кузей пошутить, вот и брякнул первое, что в голову пришло. Ну что, продолжим?

И мы продолжили. Лешка вновь прильнул к моим губам, потом очень медленно спустился по шее вниз, не забывая покрывать поцелуями каждый миллиметр моего тела. Минут через пятнадцать я поняла, что еще чуть-чуть, и не выдержу, разорвусь на маленькие кусочки, озверею и сойду с ума, — не знаю что, — если Лешка не перестанет меня дразнить и не перейдет к активным действиям. Не зная, как и сказать ему об этом — редкостное косноязычие напало — я просто стянула с него штаны.

— Ты уверена? — хрипло спросил Леша.

Я ничего не ответила, но так яростно закивала в ответ, что он все, конечно же, понял.

Не знаю, сколько продолжалась наша любовная схватка, но когда все уже закончилось, и я лежала на смятых простынях, уставившись взглядом в потолок, в голове вертелось одно и то же: «у меня никогда еще такого не было»!

Поймите меня правильно. В делах постельных я давно уже не новичок. Сколько любовников у меня было — помню с точностью до последнего человека, и в именах не ошибаюсь. Правда, цифру называть не буду. Мне она не кажется большой, скорее уж наоборот. Но кто-то, узнав число моих бывших бой-френдов, может и подумать: вот развратница эта Лизка! Но речь не о том. Просто примите как факт, что я по жизни сталкивалась с очень разными типами мужчин. Кто-то отличался повышенной скоростью и не тратил время на прелюдии. Кто-то поражал воображение изысканными любовными техниками — видимо всерьез Кама-Сутру штудировал. Парочка типажей думала исключительно о своих потребностях, даже не подозревая о том, что у меня имеется собственное мнение на этот счет. Один задолбал то и дело спрашивать: «тебе хорошо»? В общем, всякого навидалась. Но Лешка — это было что-то особенное. Понимаете, мы совпали с ним как две пресловутые половинки одного ключа. Нам не нужно было слов, чтобы понять, чего хочет другой.

И последняя интимная подробность: оказывается, то, что я до этого называла оргазмом, таковым на самом деле не являлось. Алексей доказал мне это на двести процентов. Вы не поверите: я, постельная молчунья со стажем, искренне удивляющаяся, зачем испускать крики и вопли во время оного процесса, едва сдержалась! Мне впервые в жизни хотелось орать мартовской кошкой от наслаждения, и только наличие в пределах квартиры Лешкиной родни сдерживало меня от этого опрометчивого шага.

— Пить будешь? — спросил Лешка и, не дожидаясь ответа, протянул мне бутылку с газировкой. — Ты как?

— Отлично, — отозвалась я, сделав приличный глоток. — Слушай, откуда ты на мою голову взялся, а?

— А что такое?

— Видишь ли, молодой человек. Вообще-то я худо-бедно убедила себя, что превосходно могу прожить одна. И у меня это даже неплохо получалось. Да, в голове мелькали всякие бредовые мысли, но я их успешно отгоняла. А тут ты!

— И что изменилось?

— Я уже никогда не смогу согласиться на меньшее, узнав, что есть такие мужчины, как ты. Это-то хоть понимаешь? У меня и так всегда были проблемы с личной жизнью, а ты, сволочь, взял и сократил мне диапазон поиска возможного партнера до катастрофического минимума!

— Слушай, что за чушь ты несешь? Тебе уже не надо никого искать. У тебя есть я, у меня есть ты. И думаю, этого нам достаточно. Лучше ответь: чего ты боишься? Я же вижу. Скажи мне, ну!

— Да того боюсь, что рано или поздно мы расстанемся! И я больше никогда не смогу жить так, как жила до встречи с тобой!

— Так давай не расставаться! Почему ты считаешь, что это обязательно должно случиться с нами?

— Все слишком хорошо, чтобы быть правдой. И я… У меня никогда…

— Ну же, говори. Не бойся, маленькая, я с тобой. Что тебя гнетет?

— У меня никогда не получалось прожить с одним и тем же человеком больше года. От меня все уходят. А те, которые не уходят, от них я сама сбегаю. Понимаешь?

И тут у меня началась истерика. Все, нервы ни к черту. Ну почему все так не вовремя! Лешка наверняка решит, что я либо неврастеничка, либо развожу его на жалость. Ему ведь не объяснить, что на самом деле я спокойна, как удав, а то, что он видит, это форменное предательство со стороны собственного организма, и ничего больше.

Данная мысль оптимизма мне не добавила, и я заревела еще сильнее. Лешка, похоже слегка испуганный столь бурным проявлением чувств с моей стороны, схватил меня в охапку, крепко обнял и, раскачивая из стороны в сторону, принялся тихо напевать мне на ухо какую-то песенку. Поскольку рыдания напрочь глушили ее, а узнать, о чем он поет, хотелось ужасно, я как могла заставила себя замолчать и прислушалась:

— …мой котенок, мой дружок, ты мой самый лучший, никогда тебя не брошу, не отдам я не никому…, — тянул Леша на манер акына, умудряясь при этом выводить некую мелодию, мотивами напоминающую старую добрую колыбельную.

— Шаман, — улыбнулась я Лешке сквозь слезы. Интересно: мне кажется, или я все-таки нашла то, что так давно искала?

* * *

Выходные пролетели весело и сумбурно. Начать хотя бы с того, что мне так и не удалось побывать дома ни в субботу, ни в воскресенье, поэтому на мозговой штурм в понедельник мы поехали прямо от Лешки. Видите ли, он категорически отказывался меня отпускать от себя. Моя аргументация (дома осталась косметика, приличная одежда, дедушка и коты без меня скучают и по потолку бегают) была разгромлена в пух и прах. Косметика мне, видите ли, не нужна, я и без нее выгляжу на все десять. С одеждой тоже полный порядок, и кто сказал, что литературному редактору запрещено приходить на работу в джинсах? Дедушка не скучает, потому что я ему дважды в день звоню, а если считаю, что этого мало — могу позвонить в третий раз и успокоиться. А коты не скучают, потому что с ними дедушка. Зато, если уеду я — заскучает Кузя, чего мне никогда и ни за что не простят.

Утро субботы началось с того, что Лешка разбудил меня долгим поцелуем и что-то положил в мою ладонь, после чего крепко сжал ее в кулачок. Я потянулась смотреть, что же там. Кольцо! Серебряный ободок со змейкой из семи разноцветных камешков. Конечно же, я не могла устоять перед искушением и сразу же начала его примерять. Но увы: колечко оказалось безнадежно велико. Я аж зубами с досады заскрипела. Ну почему такая несправедливость!

Лешка от огорчения тоже изменился в лице:

— А я его себе на мизинец мерил. Думал, тогда тебе как раз будет.

— Ну, ты сравнил! У тебя вон какие огромные грабли, и пальцы тоже соответственно не маленькие. Мои руки на фоне твоих просто не котируются! — И в доказательство я продемонстрировала Алексею растопыренную пятерню. Он внезапно оживился.

— Кажется, у меня есть идея. Дай-ка сюда свою ладошку!

После недолгих манипуляций Лешка водрузил мне кольцо на большой палец левой руки. Колечко слегка застряло в районе сустава, но все-таки соскользнуло ниже, где и осталось. Хм, оригинально.

— Ну, тебе нравится?

— Очень. Только как я его снимать буду без твоей помощи?

— А ты не снимай. Или оно тебе мешает?

— Да нет, что ты. Просто я всегда снимаю кольца, когда стираю, мою посуду или купаюсь.

— Почему? Думаешь, что заржавеют?

— Потерять боюсь.

— И где же логика? Если ты не можешь снять кольцо, значит, просто так оно с твоей руки не соскользнет, сколько ни старайся. Значит, носи, не снимая, и все дела.

— Лешка, а почему ты мне его подарил?

— Можешь считать меня самоуверенным нахалом, но это как бы мой знак. Это кольцо на твоей руке означает, что ты моя и ничья больше. Понимаешь? Я загадал: если мы с тобой проведем ночь, и у нас все будет хорошо, я подарю тебе кольцо, и ты как бы окончательно станешь моей.

— А почему семь камешков и все разноцветные? Это тоже что-то значит?

— Разумеется. Семь дней недели, которые мы проведем вместе. И так всю жизнь. По-другому не получится.

— М-да, все у нас с тобой не как у людей: обручальное кольцо на большом пальце, свидание и признание в любви на вторые сутки знакомства. Я вот что хочу спросить: ты и вправду был уверен, что я никуда от тебя не сбегу, не испугаюсь того, что ты мне скажешь? Только честно.

— Честно? Боялся. Очень боялся.

— А почему тогда не вел себя, ну, более традиционно, что ли? Сначала конфетно-букетная стадия, потом «доступ к телу разрешен», потом уже официальное признание любви с кольцами и родителями…

— Понимаешь, я всегда знал, как это случится. Можешь считать это предвидением. Или просто списать все на мою съехавшую крышу. Но я знал, что как только в моей жизни появишься ты, все произойдет так, как произошло, и никак иначе. Я знал, что от метро до своего дома не дам ступить тебе ногой на землю. И что родители мои тебя сразу же примут, как свою — тоже знал. Хотя никогда их со своими девушками не знакомил, поэтому, как понимаешь, ни за что ручаться не мог.

— А если бы я все-таки испугалась и сбежала?

— Ты бы так не поступила. Понимаешь, я это тоже знал! Знал, что ты очень удивишься тому, как я себя веду, но переборешь свой страх, свое неверие и останешься со мной. Ведь я тебя себе тоже нагадал…

— Хочешь сказать, что отныне мы будем жить долго и счастливо, непременно поженимся, родим пару-тройку наследников, если здоровье позволит, и все у нас будет сказочно и карамельно?

— Хотел бы я, чтоб все было так, но обещать этого не могу, — Лешка вздохнул.

— А что такое? Ты боишься, что мы все-таки разругаемся и расстанемся?

— Нет, дело совсем не в этом. Не в наших отношениях. Даже не знаю, как тебе объяснить. Вот смотри, в сериале, если мы даем главным героям сцену счастья, что мы должны сделать потом?

— Как что? Подкинуть им кучу проблем, чтоб жизнь малиной не казалась. А то зритель заскучает. Или того хуже — начнет завидовать героям и телевизор выключит.

— Вот и у нас так же. Ведь сериалы — это как бы концентрат обычной жизни. Капелька сказки и множество трудных ситуаций, решать которые приходится не суперменам, а обычным людям вроде нас с тобой.

— Получается, раз сказка уже случилась, то теперь надо ждать проблем?

— Хотел бы я ошибиться, — как-то совсем грустно сказал Леша.

— Эй, не раскисай! Ну, сам подумай — какие у нас могут быть проблемы? Разве только что-то по работе? Так мы с тобой — спецы экстра-класса. Даже если выгонят — запросто себе другую студию найдем, еще лучше этой.

— Ладно, замяли для ясности. Нечего раньше времени себе настроение портить. Кстати, довожу до твоего сведения, что сказка еще не закончилась, а вовсю продолжается. Или забыла? «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»… Это же про нас написано!

— Да? И что у тебя сегодня по графику?

— Для начала — завтрак.

За завтраком этот стервец дождался, пока все рассядутся, и официально представил меня родителям и брату как свою будущую супругу. Ой, что тут началось…

— Поздравляю, брат! И тебя, Лиз, тоже. Вы прикольно вместе смотритесь, — выдал резюме немногословный Сан Саныч.

— Вот дает! Уболтал таки бедную девушку! Лиза, ты ему не верь: он только притворяется пай-мальчиком, а на самом деле — угрюмый, замкнутый тип и вообще меланхолик с манией величия, — дал совершенно неожиданную характеристику своему первенцу дядя Саша. Но смотрел он при этом на Лешку с плохо скрываемой гордостью, а мне улыбался, как ясно солнышко.

— Лиза, ты — отважная женщина, если собралась связать жизнь с моим сыном. Что-то, а скучать тебе точно не придется. Если вдруг выпендриваться начнет — обращайся, вдвоем мы его точно запинаем. Женская солидарность — великая вещь, — это тетя Надя.

Нет, у моего ненормального жениха семейка такая же ненормальная, как и он сам!

После завтрака мы отправились редактировать серии и справились с этим занятием буквально за пару часов. Я сидела за клавиатурой, поскольку мы вычислили, что скорость печати у меня значительно выше Лешкиной, а он «работал головой» и говорил, где и что надо изменить.

Покончив с делами, с чистой совестью расположились перед телевизором, и тут раздался дикий ор моего полифонического мобильника. Крошка прыгала по столу и содрогалась от басов — «тореадор, смелее в бой». Ну что поделать — глуховата я, не любой звонок слышу, вот и поставила себе самую громкую мелодию, какую только удалось обнаружить — арию тореадора из оперы «Кармен». Так, посмотрим на определитель номера, кто же это обо мне вспоминает? Ага, Машка.

— Привет! Ты куда пропала? Дома тебя нет, дед тоже не в курсах, где тебя носит, или как всегда прикидывается. Я из-за тебя места найти не могу, взбудоражила меня, понимаешь, растравила — и в кусты. Давай, колись, что у тебя происходит. Как свиданка-то прошла? Как кавалер?

Машка орала так, что Лешке было прекрасно слышно каждое ее слово. Он ухмыльнулся и показал глазами на трубку, мол, не молчи, отвечай. Самому знать интересно.

— Кавалер — что надо. Свиданка, собственно говоря, продолжается. И вообще я замуж выхожу.

На другом конце возникла секундная заминка, видимо, Машка переваривала полученные новости. А потом она заорала так, что у меня заложило перепонки:

— УРА!!!!!! Я так и знала, что у тебя все получится! Чур ты меня с ним первой познакомишь! Я хочу видеть этого человека!…

Слыша такие громкие восторги, про себя я подумала, что Машка, конечно, лучшая подруга, но с Алексеем она будет общаться только при температуре, не превышающей плюс двадцати. Так, на всякий случай.

После разговора с Машкой, мы вновь вернулись к просмотру свеженького блокбастера из Лешкиной коллекции. А чем мы занимались с ним остаток субботнего и весь воскресный день — не скажу. Ведь это была наша, и только наша сказка, чей недолгий срок истекал утром понедельника, и мы не хотели упустить ни единого ее мгновения.

* * *

На работе мы появились, разумеется, одновременно. В шпионов решили не играть и чувства взаимные специально не прятать, но и наружу не выставлять. Впрочем, судя по перекошенным физиономиям Андрея и Летки, тот, кто хотел, прекрасно все понял. Что ж, тем лучше для них.

Хм, странные все сегодня какие-то. Только сейчас заметила, что за исключением дуэта Андрей-Летка все прячут от меня глаза. Что-то я не догоняю: это народ так выражает протест против нашего с Лешкой союза? Какая муха их укусила? Сами-то вон по парочкам сидят, а нам уже и нельзя?!

Леша собрался начать совещание, как Лета, не выдержав, взвилась стрелой и заявила:

— Мы категорически отказываемся работать с этим человеком! — и ткнула пальцем в мою сторону.

— Это еще почему? — недобро прищурился Алексей. — И что означает «мы»? Пока что я слышу только твой голос, голубушка. Так что потрудись дать мне внятный ответ: что ты имеешь против Лизы?

— А тебе бесполезно объяснять! Ты уже под ее воздействием, поэтому все равно…

— Я бы попросил оставить наши личные дела в покое раз и навсегда, — зазвенел металлом голос Леши. — И не надо бросаться фразами «тебе бесполезно объяснять». Учти, Виола, если ты мне сейчас же внятно не расскажешь суть твоих претензий к литературному редактору, я своей властью снимаю тебя с проекта. Нам дрязги внутри коллектива не нужны. Итак, я жду…

Не знаю, специально ли Алексей назвал Летку Виолой, чтобы подразнить ее, или это у него случайно вышло, но Летку перекосило так, что любо-дорого было смотреть. Она огляделась вокруг, словно ища поддержку и, наконец, произнесла:

— Мы считаем, что Лиза — черная ведьма.

Моя челюсть отпала и звучно хрястнулась о стол. Летка меж тем продолжала:

— Все люди, с которыми она (снова кивок в мою сторону) повздорила, даже чуть-чуть, оказались травмированы. Сначала я, — Летка продемонстрировала желающим давно уже здоровую руку, — потом Дима. Вы знаете, он оказался на больничной койке, поскольку его искусала бешеная собака. А теперь — Тамара! Мы только что узнали, что эти выходные она провела в больнице с тяжелым пищевым отравлением.

— Эй, подожди-ка, — не выдержала я, не обращая внимания на жестикуляцию Леши, призывающего меня хранить гордое молчание и предоставить ему возможность лично разобраться с этим нелепым конфликтом. — А с чего вы взяли, что мы с Тамарой в ссоре?

— Ты можешь рассказывать что угодно, но мы-то точно знаем, что ты с ней поругалась!

— Бред какой-то, — сказала я, как в комнате появился еще один персонаж.

— Извините, что опоздал, — произнес Геннадий, даже не обратив внимания на то, какая напряженная атмосфера царит у нас за столом, — но если бы вы знали, в какой мы переплет попали с женой в эти выходные!

— А что такое? — живо заинтересовался Леша. Видимо, хочет переключить внимание с моей персоны на что-нибудь другое. Грамотный ход, парень. Но ты еще не знаешь, что такое Лета. Если она, как собака, вцепилась в кость, стряхнуть ее будет ой как нелегко.

— Представляете, кто-то запер нас на даче! Мы с женой и дочкой поехали отдохнуть, вошли в дом, затопили печь, я собрался идти за дровами — а дверь-то заперта снаружи! Пришлось вывинчивать защитные решетки, вылезать через окно. Дочка плачет, жена вся на нервах…

— А чего не через крышу полез? — заинтересовался Стас.

— Я что, на каскадера похож? У меня чердак — считай полноценная комната. Прыгать оттуда — еще без ног останешься. И через крышу лезть, это значит, черепицу разламывать, чего бы тоже не хотелось.

— А чего вы ключ в замке-то оставили? Прямо как маленькие, ей Богу.

— Да какие ключи, ты о чем?! Кто-то тупо и цинично припер нашу дверь бревном. Бревно, между прочим, с соседского участка стащили. Мне потом пришлось корячиться, обратно его переть. Ну, какой уж тут отдых. Мы с женой собрались, решетку на место поставили, чай попили и домой.

— И даже представить себе не можешь, кто бы это мог так над тобой пошутить?

— В том-то и дело, что не могу. Я ведь почему еще настоял на том, чтобы домой побыстрей вернуться: решил, что кто-то хочет нашу квартиру ограбить, пока мы на даче кукуем. Еду, а сам думаю: лишь бы успеть.

— И что?

— Да ничего, все нормально. Замок целый, без царапин. В квартире тоже полный ажур. Видимо, отголоски первого апреля кому-то в голову стукнули. Других вариантов просто не вижу.

— Вот, а что я говорила! — вновь встряла Летка. — Это все из-за нее!

Геннадий ошарашено помотал головой, видимо, пытаясь сопоставить меня и бревно, и это явно получалось у него с трудом.

— Гена, не обращай внимания, у нас тут один из авторов умом тронулся, ему везде черная магия мерещится, — пояснил Алексей. — Лета, если ты сейчас же не замолкнешь, то окажешься за дверью!

— И между прочим, дорогая, — добавила я, — в твоей теории имеется огромный пробел. С Геной мы никоим образом не ссорились, а он пострадал. Зато среди нас есть один человек, которому бы я вполне могла сделать гадость, причем заслуженную и полномасштабную, если бы была, как ты говоришь, черной ведьмой, или кем там еще. Но насколько я вижу, у человека все в порядке. Это ты как объяснишь?

— Он просто сопротивляется тебе! У него естественная магическая защита, которую тебе не прошибить! — отбарабанила Летка, как по написанному.

Хм, а этой реплики она от меня ждала и соответственно готовилась ответить на нее. Значит, как ни крути, всю эту галиматью она предварительно обсуждала с Андреем. И более того, подозреваю, что именно Андрей и натолкнул ее на мысль обвинить меня во всяких гнусностях. Мол, доказать или опровергнуть такие вещи невозможно, а пятно на человеке останется. Слухи пойдут, недомолвки. Чем не месть! Да еще и чужими руками. Только вот никак не соображу: Летка действительно такая клуша, что верит во всю эту магическую ерунду, или только притворяется? Нет, она, конечно, дура, но не настолько же!

И тут в комнате раздался дружный хохот. Смеялись Алексей и Геннадий — искренне, до слез. Потихоньку к ним присоединились и Стас с Ритой, я тоже не выдержала. Смешинка — та еще зараза, пойдет летать от человека к человеку, не отцепится. А тут еще такой прекрасный повод умыть Летку с Андреем!

Отсмеявшись, мы все-таки приступили к работе. Летка, видимо, осознала, что если будет продолжать в том же духе, рискует вылететь, поэтому вела себя тише воды, ниже травы.

Леша предложил Гене придумать сюжет про его вчерашнее происшествие, используя фишку, что человека заперли, чтобы он куда-то не успел или куда-то не попал. Геннадий подачу принял с удовольствием, и уже через полчаса горячих споров на свет родилась история про некого певца, которого враги заперли в бане в его загородном доме, и пока хозяин ломился прочь из парилки, обчистили его сейф. Под подозрением, разумеется, все гости певца. Певец никуда их не выпускает, но поскольку история деликатная, то вызывает не милицию, а наше сыскное трио. А далее классическая схема: всех опросить, выявить нестыковки, пошевелить мозгами и понять, кто же преступник. И это все на фоне законного возмущения богемных гостей, которых «несправедливо обвиняют» и «держат взаперти». Что мне понравилось в этой серии, так это ее динамизм и относительная дешевизна: никакой натуры, практически все съемки в павильоне, а если продюсер интерьеров захочет, то может съемочную группу к себе на дачу позвать. Те, кто там побывал, говорят, что смотрится его трехэтажная дачка весьма и весьма. Вот пусть ее и снимают. Опять же: если вдруг бюджет позволит, можно кого-то из настоящих певцов привлечь, дабы рейтинг слегка поднять. Но это уже не мои печали.

Со вторым сюжетом тоже особых заминок не возникло. Эффектное начало: в больницу привозят избитого бомжа, его кладут чуть ли не в коридоре на сквозняке. А потом в больнице появляется целая делегация и выясняется, что «бомж» — некий бизнесмен высокого полета. К Дане, Олегу и Денису обращаются его ближайшие помощники, которые уверены, что избиение — дело рук конкурентов. И до поры до времени все вроде как сходится: да, действительно, у конкурентов были серьезные мотивы для того, чтобы вывести бизнесмена из игры. И у телохранителя главного конкурента алиби вроде нет. Но ребята наши честные, следствие ведут по всем правилам и легких путей не ищут. Вот и выясняют, что избила бизнесмена банда уличных подростков, содрала с него все более-менее ценные вещи, оставив в одних кальсонах и босиком. Поскольку в функции ребят наказание подонков не входит, они с чистой душой передают все сведения о них заказчикам. Те на фоне «такого беспредела» объединяют свои силы для разборок с бандой и в одночасье резко улучшают криминальные показатели данного района на радость местным жителям и милиции.

На этот раз коллективным творчеством решили не заниматься и карточки не раскладывать, поэтому уже в обед все были свободны, как птицы.

Мы с Лешей уходили самые последние. Я все-таки убедила его, что мне надо появиться дома. Надеюсь, что смогу его уговорить, что жить нам лучше у меня, а не у него. Родители и брат у Алексея мировые, но если есть возможность видеть родственников как можно реже, грех ею не воспользоваться.

Леша, заметив, что я о чем-то думаю, спросил:

— Все из-за Виолетты расстраиваешься?

— Ну да, — ответила я, ничуть не покривив душой, поскольку ее глупый демарш никак не мог выйти у меня из головы.

— Плюнь и разотри. На самом деле можешь считать меня шовинистом, женоненавистником и просто кретином, но мне кажется, в смешанном коллективе, где больше двух женщин, подобных проблем редко удается избежать.

— Под проблемами ты подразумеваешь обвинения в колдовстве?

— Колдовство — это частности. Не было бы его, обязательно придумали ли бы что-нибудь другое. Не знаю, что вы там с Летой не поделили, но разборки ваши, прости, сугубо личного характера. И со стороны выглядит так, будто вы мужика не поделили. Нет, Лиза, не надо мне ничего объяснять, я совершенно не об этом речь веду. Был ли этот мифический мужик, или вы не сошлись во мнениях по поводу очередной серии, и ей это так в душу запало — уже не важно. Главное то, что она не успокоится и будет продолжать делать тебе гадости. Хорошо, если открыто, как сегодня, а не исподтишка.

— И что предлагаешь?

— А ничего. Терпеть. Если хочешь, я могу формально к ней прицепиться, заявить, что из-за нее срывается работа команды, ну, и далее по списку. Только тогда ты и я приобретем себе такого врага, какого иметь совершенно не желательно. И больше всего она будет разозлена именно на тебя, поверь мне.

— А что, Летка мне сейчас — не такой враг?

— Да нет, конечно. То, что ты видела сегодня — это цветочки. Тебе только стоит поздним вечерком постучаться к ней в дом, рассказать, какая ты несчастная и одинокая, все мужики — сволочи, ну, что-то в этом роде, главное поплакаться на ее плече, как она с радостью заключит тебя в объятья и запишет в лучшие подруги. А вот с таким врагом этот номер не пройдет, поскольку в этом варианте все случайно падающие с крыш кирпичи — твои.

— И что же мне теперь делать? Наступить себе на горло и идти к ней унижаться, лишь бы в команде была тишь, да гладь?

— Ну, конечно же, нет. Я просто привел тебе пример, как просто и одним махом ты бы могла при желании разрулить весь конфликт. Решай сама, как поступить. Мне лично наплевать, что там Летка думает про тебя, пока она пишет серии, а не устраивает стихийные манифестации протеста. В конце концов, она давно уже взрослая девица, должна понимать, к чему может привести бунт на корабле. Ей, кстати, сколько стукнуло, не в курсе?

— Случайно в курсе. Двадцать шесть, она меня на год старше.

— Детский сад, штаны на лямках… С кем я связался!

— Слушай, не выпендривайся, ладно? Тебе-то сколько, орел?

— В следующем году тридцатник стукнет.

— Ой, ни фига себе!

— Что, слишком старый оказался?

— Леш, ты только не смейся… Я думала, ты моложе меня на пару лет. Ты так юно выглядишь. И ведешь себя соответствующе… Только не обижайся…

— Ну, в таком случае признаюсь и я, — сказал едва сдерживающийся от смеха Леша, — когда тебя увидел, подумал, что ты только-только из института, и тебе двадцать один — от силы двадцать два. Тем более что Тамара меня предупредила, литературный редактор — молоденькая девушка, и это ее первый самостоятельный проект.

— М-да, омолодили друг друга, ничего не скажешь, — проворчала я, но в душе была одновременно и довольна, и капельку разочарована. Я-то считала себя зрелой женщиной, хоть с какой стороны не посмотри. Опыт-то какой, и не пропьешь! А оказалось, меня все еще воспринимают как девчонку! Хорошо если при этом судят только по внешности, а не по умственным способностям, а то и вовсе обидно становится…

* * *

Дедушка отнесся к новости о нашей свадьбе спокойно. Пожал Алексею руку, поздравил и сказал:

— Береги Лизоньку. Ты еще даже не догадываешься, какое сокровище тебе досталось!

Глаза мои в этот момент были на мокром месте, не вру. Я слегка побаивалась представлять Лешу в качестве жениха, поскольку жених — это уже серьезно, если повезет — то на всю жизнь. А дедушка в последние годы мне и отца и мать заменяет, ближе и роднее его у меня нет никого. Поэтому если бы он отказался благословить наш союз, принялся бы валять дурку, или еще что-нибудь, это бы означало, что он не считает Лешу достойным кандидатом в мои мужья и предупреждает на свой манер, что лучше бы мне найти кого-нибудь другого.

Тут дед подошел ко мне, крепко обнял, пристально посмотрел в глаза и сказал:

— Будь счастлива, внучка. Надеюсь, что мне повезет дожить до правнуков. Почему-то мне кажется, вы с Алексеем будете прекрасной парой.

Я подозрительно громко захлюпала носом, и умница Лешка быстро погнал нас из коридора в кухню, пока из моих глаз не начался очередной водопад. Они с дедом в четыре руки накрыли стол, мы пообедали, болтая о всякой ерунде и травя свежие и не очень анекдоты.

А потом я битых три часа напролет убеждала этого упрямца, почему это ему надо переехать ко мне, а не наоборот! Оказалось, что отголоски домостроя до сих пор находят себе приют в умах современных мужчин. Лешку, видите ли, коробило то, что при данном раскладе он получается кем-то вроде примака, поскольку уходит в семью жены, а не тащит ее к себе. Мы почти поссорились, потом помирились, снова поссорились и, наконец, пришли к компромиссу. Алексей переезжает ко мне, так сказать, пожить на пробу. Если за ближайший месяц луна с небес не рухнет, и родители его не начнут слать телеграммы «сынок, возвращайся, жить без тебя не можем» — все в порядке, он окончательно осваивается в моей квартире на правах хозяина. Если же произойдет все вышеперечисленное, то тащиться мне за ним на улицу Подбельского, аки жене декабриста. Черт побери, впервые встречаю парня, которого чуть ли не на аркане приходится тянуть в свою квартиру. Обычно наоборот: хрен два выгонишь, вон стоит только прошлогоднего Толю вспомнить — ярчайший тому пример!

За всеми нашими разговорами и обсуждениями будущего житья-бытья мы и не заметили, как день начал клониться к вечеру. Лешка засобирался домой, и как я не уговаривала его остаться у меня на ночь, а уж завтра вместе заняться сбором вещей и переездом, — ни в какую не соглашался на предложенный вариант. Мол, лучше уж он сегодня в последний раз переночует в своей холостяцкой кровати, попрощается так сказать, с прежней жизнью. А утром с чемоданами — ко мне. Я надула губы, чтобы этот поросенок понял, как тяжело мне будет провести эту ночь без него, и как он глубоко виноват, но не сработало. Меня чмокнули в кончик носа и пообещали, что я еще и проснуться не успею, как он предстанет пред мои светлы очи.

Может, оно и к лучшему, что Алексей ушел. Я знаю его ровно пять дней, из которых четыре мы провели вместе, не разлучаясь больше, чем на пять минут исключительно по естественным надобностям. Душ — и то вдвоем принимали. Мне просто физически требовалось побыть одной и переосмыслить все, что произошло с нами. Я — невеста. Странно. Никогда не думала о себе в таком качестве. Да, мне, конечно, время от времени представлялись какие-то немыслимые свадебные платья, звон бубенцов и прочая мишура, как любой незамужней девице соответствующего возраста, но чтоб вот так, всерьез…

Может, мы все-таки торопимся? Слишком все скоропалительно выглядит, с какой стороны на это не взгляни. Хотя родители Алексея — за, дедушка мой тоже, а уж они-то точно должны отличаться в данной ситуации здравомыслием? Или я не права, и они просто в шоке от скорости развития нашего с Лешкой романа, вот и почитают за лучшее не перечить деткам — авось сами как-нибудь разберутся?

Как же это все сложно, кто бы знал! Да о чем говорить, если я сама не могу до конца поверить, что это происходит со мной, и я не брежу! Хотя нет, на галлюцинации не похоже: вон, колечко на большом пальце разными цветами играет. Значит, было все, не привиделось. Вот и решай теперь, Лизка, что тебе делать с неожиданно привалившим счастьем.

* * *

В эту ночь я так и не сомкнула глаз. Сначала в голову лезли какие-то дурацкие мысли по поводу и без, затем стоило только хоть на чуть-чуть забыться в дремоте, начинали сниться кошмары, и я просыпалась в липком поту и с тяжелой головой. Три часа ночи. Четыре часа. Пять. Уже почти утро. Шесть. В принципе можно вставать. Дед уже зашевелился, в ванную потопал. Впрочем, он всегда так рано поднимается. Ладно, поваляюсь еще с часок, все равно пока заняться нечем, разве что по Интернету полазить. Так это я всегда успею.

Как ни странно, на исходе шестого часа я все-таки умудрилась заснуть, и на этот раз сновидения меня не доставали. Проснулась оттого, что по лицу бежал солнечный луч и слепил глаза, даже сквозь закрытые веки. Сколько время-то? Половина двенадцатого. Уф, ничего себе! Ну, и где этот коварный тип с чемоданами? Как он вчера грозился «ты и проснуться не успеешь, а я уже перед тобой»! И до скольких мне надо спать, спрашивается, чтобы он выполнил свое обещание?

Я набрала номер его мобильного. Тишина, потом приторно вежливый голос автоответчика «абонент временно заблокирован, просьба перезвонить позднее». Так и есть, наверняка только-только в метро спустился, а там связи нет. Мог бы хоть позвонить перед выездом: жди, встречай, все в порядке. Так нет: сиди, волнуйся тут за него.

Прошло полчаса. Потом еще полчаса. Я начала тихо сатанеть. Лешкин мобильный по-прежнему не отзывался, а номер его домашнего я так и не удосужилась спросить. И как назло его резюме со всеми координатами на работе осталось.

От нехорошего предчувствия заныло в груди. Лешка, где ты? Ну, дай о себе весточку, умоляю! Ведь как чувствовала, что не надо тебя домой отпускать. И кошмары мне неспроста привиделись, значит, наверняка какой-то повод для них был. Лешка!

Словно откликаясь на мои мольбы, по нервам резанула трель. Я стремглав бросилась к телефону:

— Алло, я вас слушаю! Говорите, пожалуйста!

— Это Лиза? — спросил женский голос. Под ложечкой противно засосало.

— Да, а с кем имею честь?…

— Это тетя Надя, Лешина мама. Лиза, Леша попал в больницу, я только что от него. Он просил передать, что у него все в порядке, правда с переездом придется неделю-другую подождать.

— Что с ним случилось? Боже мой, да не молчите же! Я тут с ума схожу от беспокойства!

— Какие-то хулиганы избили его, когда он возвращался от тебя. Хорошо у Леши хоть мобильный при себе остался, он дождался, пока его оставят в покое, вызвал себе «скорую», а нам позвонил уже из больницы.

— А я ему все утро названиваю — безрезультатно…

— Так его телефон у меня. Он все равно отключился, вот Лешка и попросил меня зарядить его и принести обратно уже с зарядным устройством.

— Как он?

— Ну, выглядит, конечно, ужасно. Сотрясение мозга. Синяки по всему телу. Кулаки до костяшек сбиты. Но врачи мне сказали, что легко отделался: ничего не отбито, ребра целы.

— А сотрясение мозга?

— Средней тяжести. Собственно, это самая основная на сегодня проблема, все остальное — мелочи. Лешка уже вставать порывается, еле-еле его удержала. Раз уж попал в больницу, пусть теперь валяется, пока все не заживет.

— Где он лежит?

— Записывай, диктую…

* * *

В Лешкину палату пришлось прорываться с боем. Мол, часы не приемные, и кто вы ему такая, ходют тут всякие, ща вообще карантин объявим… Спасибо деду: когда узнал, что произошло, и куда еду, в последнюю минуту впихнул мне пару коробок шоколада. Если бы не они, пришлось бы разносить это богоугодное заведение в щепки. Но ничего, с шоколадом пропустили.

Лешу я не узнала сначала. Боже мой, неужели вот этот бесформенный сине-фиолетовый череп в повязках — мой жених? Но фиолетовая фигура на кровати зашевелилась и произнесла Лешкиным голосом:

— Лизка, ты уже здесь… Не поверишь, я уже скучать начал!

— Выглядишь похабно.

— Спасибо. И тебе приятного аппетита.

— За что тебя так?

— Хрен его знает. Подбежали толпой, ни здрасте тебе, ни до свидания, сразу в репу — на! Ну, я сколько мог, махался, пока на ногах стоял. Кое-кому точно украшений на морде и конечностях добавил. А потом меня завалили и принялись пинать. Ну, я воробей стреляный, как мог корпус прикрыл и скрючился носом в колени. Пусть лучше харя разбита, зато внутренности целы. Не хочется кровью на горшок ходить.

— Ага, зато сотрясение мозга — еще скажи ерунда! Кстати, а что у тебя с носом?

— Как что? Перелом. Пару-тройку дней точно придется носовые платки попачкать, уж ничего не попишешь.

— Ты хочешь сказать, что мне уже не суждено выйти замуж за человека с нормальной формой носа?

— Э-э, дорогая, я тебя сильно расстрою, если скажу, что у меня это уже третий перелом? Первый еще в школе заработал, а второй — когда в институте в футбол играл. На меня, видишь ли, ворота упали. Я на них подтянуться решил, а они не закреплены были. Вот и наказал сам себя.

— Боже мой, ты даже в таком состоянии умудряешься шутить!

— Так почему бы и нет — все самое плохое уже позади. Опять же, заметь: собственным примером лишний раз доказал верность сериальной гипотезы.

— Сказка в отношениях ведет к скорому появлению проблем на ровном месте?

— Ну да. Вот оно и случилось. Зато теперь можно быть спокойными: дозу неприятностей я получил такую, что на двоих хватит. Значит, у тебя точно все будет нормально.

— Ага, а пока ты здесь валяешься, мне снова и за главного автора, и за редактора пахать. Ты это имеешь в виду? В самый, можно сказать, судьбоносный момент взял и свалил с работы! Хо-хо, я знаю, ты специально в драку ввязался, чтобы переезд оттянуть!

— Ну, конечно же, ты меня раскусила! — подхватил игру Леша. — Вот такой я коварный!…

В палату вошел врач. Увидев меня, изменился в лице и указал на дверь. Да, такого шоколадом не задобришь. Да и шоколада уже не осталось. А судя по грозному выражению его физиономии, если в ближайшие десять секунд я не окажусь по ту сторону двери, неприятности могут быть и у меня, и у Леши. Пришлось ретироваться.

— Я люблю тебя, малыш! — ободряюще улыбнулся мне Леша.

— Я тоже, — ответила я и почти невесомо поцеловала Лешку в синюю щеку, стараясь даже случайно не сделать ему больно. В носу предательски защипало.

— Не смей грустить! — неслось мне вслед.

* * *

Не помню, как доехала до Темы с Машкой, и как вообще решила ехать именно к ним, а не к себе. Как ни странно, они оба оказались дома, и если раньше я не преминула бы позубоскалить над этим обстоятельством (ага, работу прогуливаете, двоечники!), то сейчас мне явно было не до этого.

— Лизка, что случилось? На тебе лица нет! Да проходи же, что стоишь в дверях, как неродная!

— Лешу избили. Он весь синий лежит, страшный. Только голос от него и остался.

— Подожди, ты хочешь сказать, что твой жених угодил в больницу?

— Да, именно так. Кто избил — неизвестно. За что — тоже непонятно. Деньги и мобилу не взяли. Ничего не понимаю. Ребята, у вас водка есть? Выпить хочу — не могу!

Тема молча прошел на кухню, налил мне стопку и притащил вместе с миской салата и куском черного хлеба. Я хлопнула сто грамм огненной воды и слегка оклемалась: ровно настолько, чтобы продолжить свой рассказ:

— А мы с ним еще шутили, буквально накануне, что у нас все, как в сериалах… как в сериалах…

В голову пришла дикая, совершенно нелепая мысль. Нет, не может быть! Но ведь…

Когда я открыла глаза, то обнаружила себя лежащей на полу, а надо мной стояла разозленная Машка и брызгала мне в лицо водой:

— Нет, ну вы видели — какова мамзель! Вечно ты прерываешься на самом интересном месте! Заинтриговала — «у нас как в сериалах» — так теперь рассказывай!

— Ребята, вы не против, если я пока на полу побуду, а то боюсь, как бы снова сюда не грохнуться?

— Да без проблем. Что тебе этакого в голову пришло, что ты как кисейная барышня изволила сознание потерять?

— Это долгая история. В общем, боюсь, Летка права. Я — черная ведьма.

Тема с Машкой переглянулись. Машка выразительно покрутила пальцем у виска. Мол, не видишь что ли, что девка окончательно чокнулась. Я вздохнула и продолжила:

— Понимаете, она в понедельник прилюдно обвинила меня, что стоит мне с кем-то поругаться, как с ним тут же что-то происходит.

— Ты хочешь сказать, что успела поссориться со своим женихом?

— Да нет же, я не о том! Просто я только что поняла, что в нашем сериале творится что-то неладное, и вполне вероятно, я в этом как-то замешана.

— Вот только не надо всякую мистику разводить! — недовольно буркнул Тема. — Говори по порядку, что у вас там происходит?

— Ну вот, как раз последний пример: мы пишем серию о том, как уличная банда избивает бизнесмена, и Лешка оказывается на больничной койке.

— Простое совпадение, и ничего больше. Тем более что твой Леша, если я правильно тебя поняла, кто угодно, только не бизнесмен.

— Хорошо, идем дальше. До этого мы отписывали серию про то, как школьница похитила своего несостоявшегося босса и спрятала его на даче. В понедельник Геннадий — это наш новый автор — рассказал душещипательную историю, как его с женой и ребенком закрыли на собственной даче. Взяли и приперли дверь бревном. Просто так, без всякой цели.

— И злоумышленников, понятное дело, не нашли?

— Какое там. Продолжать?

— Разумеется. Пока я не могу сделать вывод о том, что эти события как-то связаны друг с другом.

— А, статистики маловато? Сейчас будет столько, что мало уже не покажется. Серия — отравление грибами. Главный редактор с тяжелым пищевым отравлением попадает в больницу. Обедала вместе с нами в столовой. У всех с желудком порядок — у нее хана. Серия — сейчас вспомню подробности — ага, муж и жена в разводе, она его выгнала из собственной квартиры, он в отместку обокрал ее. Ссора Летки и Стаса — наших голубков-неразлучников. У Леты пропал кошелек. Обнаружился он почему-то у Стаса. Парень клялся и божился, что не брал, едва-едва скандал замяли. Парочка, само собой, окончательно рассталась. Серия про вампиров: детки-мажоры развлекаются тем, что кусают прохожих и выполняют над ними некие обряды, — ну, это уже неважно. Искусан продюсерский племянник.

— Что, вампирами? — в восхищении закатила глаза Машка.

— Нет, ротвейлером. И последний факт: мы ради прикола переписали «бриллиантовую руку» наоборот: у нас там девушка в гипсе щеголяет, и именно она — главная преступница. Так что вы скажете на это: Летка приперлась на работу с замотанной рукой. Ее, мол, кто-то толкнул, когда она в троллейбус садилась. Не перелом, конечно, но растяжение и ушиб, как минимум. Вот.

Машка и Темка снова переглянулись, но на этот раз без прежнего скепсиса. Скорее уж с недоумением.

— Слушай, давай-ка ты сейчас встанешь с пола, пересядешь куда-нибудь поближе к столу и напишешь все, что только что нам рассказала, — произнес Тема. — Только давай так: решительно все серии по порядку, и что конкретно случилось с каждым из ваших сценаристов.

— Серии что: полностью писать? — ужаснулась я перспективе грядущей работы.

— Нет. Примерно так же, как ты только что рассказала. Можно разве чуть-чуть подробнее.

Пятнадцать минут работы, и перед Темой лежал листок следующего содержания:

1. Жених крадет у невесты колье под видом бомжа. — Машка и бомж.

2. Девушка проносит в гипсе наркотик в ночные клубы. — Летка ушибла руку в троллейбусе.

3. Детки-вампиры издеваются над прохожими. — Дима искусан ротвейлером. Больница.

4. Выгнанный муж в отместку грабит жену. — Стас крадет кошелек у Леты. В содеянном не признался.

5. Стоматолог грабит своих клиентов. — Серию завернул продюсер, никто не пострадал.

6. Контора отравилась грибами. — Тамара отравилась в столовой. Больница.

7. Школьница похитила босса, держит на даче. — Семья Геннадия заперта на даче.

8. Бизнесмена избила на улице случайная банда. — На Лешу напали и избили. Больница.

9. Гости певца заперли его в бане и обчистили его сейф. — Пока без последствий.

Тема бегло пробежал весь список, нахмурил брови и спросил:

— Слушай, мне кажется, или серии под номерами семь и девять имеют нечто общее?

— Вот молоток! С полпинка вычислил. Ну да, Лешка предложил Гене использовать этот дурацкий случай как основу для очередной серии. А что?

— Есть у меня подозрение, что эта серия так и останется — как там у тебя написано? — во, точно: без последствий.

— Почему это?

— Видишь ли, ты права. Налицо явные совпадения несчастных случаев среди вашей команды с сюжетами ваших серий. Но не каждая серия непременно заканчивается какой-либо травмой или неприятностью. Об этом свидетельствуют серии один, пять и девять. Первую, если не ошибаюсь, вы написали на основе Машкиного приключения, то есть постфактум, так сказать. Пятую не успели как следует подготовить, и тут на помощь пришел продюсер и отменил ее. Девятая — опять же идентично первой: здесь сначала что-то произошло, а уж потом стало сюжетом. Плюс связка между седьмой и девятой: один и тот же несчастный случай на две серии. Только в седьмой он ожидаем, а в девятой уже имеет место быть.

— Подожди, ты сказал «не успели как следует подготовить»… Что это значит?

— А то, что нет никакой черной и белой магии, а есть чей-то злой умысел. Правда, я пока не вижу конечной цели того, кто управляет данным процессом. Могу только предположить, как выражаешься, в порядке бреда, что это — дестабилизация работы вашей сценарной бригады и срыв сериала как такового. В таком случае, это, скорее всего, резвятся конкуренты вашей студии.

— Тем, ты чего: белены обожрался? Ну сам подумай: на хрена конкурентам нас гробить? Легче или к себе переманить, или попытаться перебить у канала заказ на сериал, чтобы его отдали не нам, а им.

— Подожди, объясни мне тогда, — вклинилась в разговор Машка, — если чисто теоретически предположить, что в вашей команде действует шпион из другой кинокомпании, то как он может вам насолить?

— Ну, украсть сюжеты. Но это сработает только в том случае, если абсолютно точно известно, что его студия отснимет их и запустит в прокат быстрее, чем мы. И это подсудная вещь: доказать плагиат на основании одной-двух серий может быть и сложно, но если их десяток-другой, тут и делать нечего. А с нашим продюсером никому связываться не посоветую, у него сейчас такие адвокаты — сожрут бедного конкурента, не выходя из зала суда.

— А еще что?

— Ну, если злоумышленник настоящий шпион, тогда… узнать, какие заказы в настоящее время есть у студии и с какими телеканалами. Если удастся — узнать некие цифры по этим проектам. Но честное слово, не вижу, для чего это могло бы пригодиться конкурентам? Они и сами приблизительно могут оценить эти контракты. Это не всегда относится к закрытой информации, скорее наоборот. И опять же: выше головы не прыгнешь, даже если конкуренты будут в точности знать, какие сериалы, на какой стадии производства находятся и по каким сценариям пишутся — ну, не смогут они этим воспользоваться! Разве что заняться демпингом и в следующий раз предложить тому же каналу отдать заказ им, но за меньшие деньги. Так это себя не уважать, финансов и так вечно не хватает, чтобы еще добровольно себе в них отказывать.

— Понятно. Версию со шпионом пока отбрасываем как несостоятельную.

— Тогда кто же вредитель? И где его искать прикажете?

— Подозреваю, что среди своей команды. Вряд ли над вами глумится кто-то со стороны, слишком уж все быстро происходит. Никаких кандидатур на примете не появилось?

— Ну, — принялась размышлять я, — с учетом того, что сказал Геннадий насчет бревна, которым подперли дверь его дачи, злоумышленник — мужчина. Женщина просто физически не справилась бы с такой тяжестью. Тогда остаются Стас и Андрей, только они были в команде с самого начала, остальные пришли гораздо позднее. Стас вряд ли взял кошелек Летки, чтобы потом публично его предъявить и выслушать обвинения в воровстве. Глупо так себя подставлять. Да и выглядел он по-настоящему растерянным, когда достал этот кошель из кармана. Остается Андрей. Тем более что у него пока ни одного несчастного случая не зафиксировано.

— Между прочим, как и у тебя, и у Риты.

— Но мы-то девушки!

— Слушай, а этот Андрей случайно не тот парень, который с первой же вашей встречи стал распускать руки и нахамил дедушке? — спросил Тема.

Я в упор посмотрела на Машку. Она виновато пожала плечами. Нечего сказать — хороша подруга! Все мужу выбалтывает, ничего ей по секрету рассказать нельзя!

— Ну, допустим, он. И что?

— Тогда твои выводы выглядят, мягко скажем, субъективными. Тебе активно не нравится этот человек, вот и вешаешь на него всех собак. Я бы, например, не стал так безапелляционно сбрасывать со счетов Стаса. Ну, подумаешь, в воровстве обвинили! Зато ни одного телесного повреждения. И в лице окружающих он жертва обстоятельств.

— Ты мне не веришь?

— Да верю я тебе, верю. Просто для меня все кажется не таким однозначным. Я бы не стал утверждать, что ваш злоумышленник не может быть женщиной. Уж больно замысел иезуитский, не каждый мужчина до такого додумается. Да, я знаю, что ты мне сейчас скажешь про бревно с дачи, тяжести которого не выдержат хрупкие женские плечи. Но если предположить, что у девушки есть сообщник со стороны, который и помогает претворять ее планы в жизнь? Почему ты считаешь, что она непременно должна делать все сама?

— Ой…

— Вот тебе и ой! Так кто еще претендует на роль пакостника?

— Ну, тогда прибавляются Летка и Рита. Себя я с вашего разрешения из этого списка исключаю.

— Итого считаем: Стас, Андрей, Лета, Рита. Четверо. И один из них решил как следует подставить остальных.

— Тогда это точно Лета.

— Обоснуй.

— Ну, первая травма как раз ее. А что, логично: сначала припереться на работу с замотанной рукой, всласть покривляться, изображая страдания, а потом с полным основанием зачислять себя в ряды пострадавших. Потом — у нее ко мне личные счеты. Она знает, что это мой первый проект в качестве литературного редактора, и что может быть приятнее, чем увидеть, как я рву на себе волосы от отчаяния, что все рушится буквально на глазах. Ей самой от этого хуже не будет, поскольку она автор опытный и работу себе найдет легко на любом другом проекте. А меня могут и уволить.

— Тогда зачем она наказывает всех?

— Чтобы люди отказались со мной работать — ясен пень! В прошлый раз она обвинила меня в черном колдовстве — не сработало, спасибо Лешке. Команда осталась в полном составе. В следующий раз она заявит, что пора всем сваливать из этого сериала, пока я всех окончательно не угробила.

— Подожди-ка, ты хочешь сказать, что народ уже в курсе ваших фатальных совпадений?

— Нет. Я сама только что додумалась. Или вы что, не видели, как на меня подействовало это открытие?

— Ну да, сногсшибающе, — хмыкнула Машка. Тема бросил на супругу неодобрительный взгляд.

— Тогда Летка не может заявить, что пора бежать из вашего сериала, поскольку народ еще не осознал нависшую над ним угрозу. Понимаешь?

— Ну да, — отозвалась я, с грустью осознавая, что все мои логические выкладки ни к черту.

— Итак, что мы имеем на данный момент? О совпадениях знаешь ты и, разумеется тот, кто их устраивает. Если цель злоумышленника — скомпрометировать тебя в глазах коллег и начальства, то в самое ближайшее время информация о совпадениях должна стать достоянием гласности. Поэтому жди, молчи и наблюдай: кто первым об этом заикнется. Вполне вероятно, что именно этот человек и есть твой враг. Если же пакостник резвится сам по себе — нельзя исключать и такой вариант — и получает кайф оттого, что вы находитесь в его власти, а он вертит вами, как марионетками, то вряд ли он утерпит и не намекнет на совпадения, чтобы потешить свое больное самолюбие. Поэтому повторюсь еще раз: жди, молчи и наблюдай.

— А если я вычислю злоумышленника, что мне с ним делать?

— Главное — не пороть горячку. Испортить отношения всегда легче, чем долго и нудно восстанавливать их потом. Убедись, перепроверь все данные по несколько раз. А лучше — посоветуйся сначала с нами, прежде чем самостоятельно что-то предпринимать.

— Ты мне все-таки не доверяешь, — констатировала я.

— Лиза, я знаком с тобой хрен знает сколько, и на правах старого друга могу сказать, только не обижайся, пожалуйста, что ты — натура импульсивная, а не рациональная. Сначала натворишь дел, а потом начинаешь разбираться, чего ж ты такого накуролесила. Пойми ты, в конце концов, что если целью злоумышленника было дестабилизировать тебя и заставить делать глупости, то он этого практически достиг! Ты уже готова бросаться на любого из коллег с высосанными из пальца обвинениями или просто исходя из личных антипатий. Так нельзя!

— Ага, а жениха моего в больницу с сотрясением мозга и переломанным носом отправлять — можно?

— Жених в любом случае должен был быть выведен из строя, как только открыто заявил, что он на твоей стороне, прими это как данность.

— Карфаген должен быть разрушен?

— Где-то так. Да, еще один совет: чего бы ни произошло на вашем очередном совещании и последующих встречах, ни в коем случае не выходи из себя, даже если тебя будут обвинять в поедании трупов младенцев лунной ночью на кладбище. И не позволяй делать этого другим. Остужай горячие головы и гаси конфликты в самом зародыше. Или уходи с работы. Тоже, кстати, неплохой вариант.

— Ну, уж нет! Я играю на своем поле, и пускай пакостник трясется от страха, что его изобличат и с позором выставят, а мне бояться нечего!

— Слушай, а если вы напишете сюжет, где кто-нибудь погибнет? Тогда что? Это станет по-настоящему опасно. Может, лучше уйти, пока не поздно? Кто знает, как далеко зайдет злоумышленник, и на что он готов ради своих целей?

— Не отпишем, все схвачено. Продюсер лично настоял на том, чтобы убрать мертвечину из сериала. Мол, достали меня, ребята, ваши первые серии, труп на трупе. А вы вот без крови попробуйте!

— Подожди, ты хочешь сказать, что дала нам неполный перечень отписанных серий?

— Конечно же нет. Только те, одновременно с которыми у нас стали происходить эти непонятные совпадения. По остальным сериям все чисто, можешь мне поверить.

— Ладно, так и быть. Да, еще одно…

— Что такое?

— Можешь стрелочками схематично набросать мне отношения в вашем коллективе? Кто чей бывший, кто кому настоящий, ну и прочую пищу досужих кумушек? Может, что и даст.

— Конечно, сделаю! Если вы мне поможете вычислить крысу, я вам черта с рогами нарисую, не то что какую-то простенькую схему!

— Ладно, только чуть позже. А сейчас предлагаю отправиться всем на кухню и сожрать чего-нибудь, а то на голодный желудок плохо думается.

— Целиком поддерживаю.

— Так чего мы ждем? Вперед!

* * *

Когда утром в четверг я посмотрелась в зеркало, то поняла: без хорошего грима не обойтись, хоть ты тресни. Сегодня и отныне я должна выглядеть на все сто, даже если вокруг начнут рушиться стены и наступит последний день Помпеи. Незачем показывать злоумышленнику мою слабость и страх, который, откровенно говоря, только и ждал момента, чтобы выплеснуться наружу.

Может быть, сегодня я вычислю, кто же стоит за этими безумными совпадениями. Ох, дорого же заплатит мне эта сволочь за то, что сделали с Лешей! Да я лично этого гада на британский флаг порву, и наплевать на все предостережения Темы. Интересно, если бы его Машку обидели, он бы все равно теорию всепрощения и спокойствия толкал или пошел и набил морду мерзавцу? Зная Тему, могу сказать, что второе. Лешка мой, конечно, держится молодцом, но лицо у него прежние формы пока так и не обрело. Отеки слегка спали, глаза на пару-тройку миллиметров приоткрылись, и все. Вставать ему пока запрещают, ни книги читать, ни телевизор смотреть. Лежи себе и выздоравливай. А то, что от скуки волком воешь — ничего не поделать, издержки лечения. Я вчера у Алексея в больнице до упора просидела, пока двери не стали закрывать. Притащила с собой ноутбук с последними сериями, читала их ему, а он говорил, что надо править. Ну, хоть чуть-чуть развеселился парень. Я эти правки и сама бы внесла — делать нечего. Но так у Лешки хотя бы появилось чувство, что он все равно в обойме, что я рассчитываю на его помощь и поддержку.

В мой рассказ о совпадениях между сюжетами серий и личной жизнью нашей сценарной бригады, Алексей почему-то не поверил. По крайней мере, собственный случай он категорически отказывался вносить в этот перечень.

— Ну почему, Леш? Смотри, все один к одному, ты же сам эту серию только что читал! Там уличная банда, и у тебя уличная банда. Единственная разница, что бизнесмена ограбили, а тебя нет.

— Это совсем не то. И не имеет никакого отношения к сюжету серии. Видишь ли, кажется, я догадываюсь о причинах нападения на меня. И уверяю тебя, они не имеют ровным счетом никакого отношения к нашему сериалу.

— Да?! И почему тебя избили?

— Это пока только предположения, и я не хочу пока ни с кем ими делиться.

— Даже со мной?

— В первую очередь с тобой.

— А в глаз?

— Лучше в ухо, туда меня еще не били, будешь первая.

— И все равно: почему ты не хочешь мне об этом сказать? Пойми же, это очень-очень важно!

— А что ты будешь делать, если я скажу тебе, что вроде узнал одного из нападавших? Пойдешь и вытрясешь из этого человека душу? Нет уж, малыш. Это наши мужские игры, и в них играют по своим правилам, без участия прекрасного пола.

— Так я его знаю?! Кто он? Скажи мне имя! Ну же!

— Не скажу. Тем более я не уверен, он ли это. Этот человек, был в шапочке, и свитер по самый нос натянул, поэтому ошибиться проще простого.

— И все же: я его знаю?

— Нет, — ответил Алексей, но так поспешно, что я поняла, что он врет.

— Третья попытка: кто этот тип в шапочке и свитере?

— Никто.

И все, как отрезало. Больше я ничего не смогла добиться от Лешки. Но, по крайней мере, это уже что-то. Значит, моя первоначальная версия о том, что пакостник — парень, подтверждается. А это сужает круг подозреваемых всего до двух человек: Андрея и Стаса. И можете считать меня предубежденно настроенной, я на что угодно поставлю, что это не Стас.

Когда я, нарочно опоздав минут на десять, прошла в комнату для совещаний и заняла свое прежнее командирское место, народ посмотрел на меня с недоумением.

— А где Алексей? — спросила Рита.

— Он в больнице, — тем же тоном я могла сказать «на курорте» или «у продюсера». Молодец, Лизка, так держать! Не показывай им, как тебе больно!

— И что с ним такое?

Я едва не брякнула «легкий приступ гастрита», но в последний момент зачем-то сказала правду:

— Его избили.

В комнате начался легкий галдеж, но сколько я не следила за тем, как вели себя мои подозреваемые, никакого криминала в их поведении, увы, не заметила.

— Ну, ни фига себе! — сказал Гена. — Прямо как в кино! Пишем серию про избиение — получите избитого главного автора. Пишем про запертую дачу — кто-то глумится надо мной и женой. Совпадение на совпадении!

От неожиданности я едва не закашлялась. Неужели это Геннадий? Не может быть!

К счастью мой выпученный и остекленевший взгляд, направленный на Гену, никто не заметил, поскольку остальная наша группа глядела на него примерно так же.

— А ведь и правда! — нарушила мхатовскую паузу Летка. — Вы помните, у нас в одной серии девушка сломала себе руку, а потом в гипсе наркотики проносила? А у меня тогда рука чудом целой осталась, только ушиб и растяжение…

— И Димку покусали, когда мы про вампиров придумали!…

— И Тамара! Тамара ведь тоже отравилась, только не грибами, как в серии, а салатом!…

Начался такой гвалт, что нечего было и стараться призвать людей к порядку. Я стояла как оплеванная. Черт побери, Гена, ну кто тебя просил раньше времени высовываться со своими умными мыслями, а? Виновник где-то рядом, сидит с нами за одним столом, а ты взял и сделал то, что по ходу пьесы полагалось сделать ему. И как мне теперь вычислить засранца?

— А я вас предупреждала насчет нее! Я говорила, что это все ее происки! — завела Лета свою старую песню. Думает, раз Алексея больше нет, меня и защищать некому? Ну все, держись, я тебя жалеть не буду!

— Лета, если ты полагаешь, что работа над нашим сериалом опасна для твоего здоровья, и моя аура и карма вместе взятые плохо влияют на твое энергетическое поле, то я сегодня же переговорю с Тамарой о переводе тебя на совместный сериал. Ты же наверняка уже в курсе, что двое тамошних авторов свалилось с нервным истощением, поэтому вакантные места имеются. Твое слово?

Летка открыла и закрыла рот. Хм, думала, только Леша умеет ставить людей на место? Или надеялась, что я сейчас устрою тут перед тобой истерику, буду биться головой об пол и кричать «невиноватая я»? Не дождешься, дорогая!

— Что ж, Лета, твое молчание я расцениваю как желание остаться в нашей команде. А теперь все прения сворачиваем и приступаем к работе. Ну, кто тут не верит в судьбу и совпадения? Кто у нас самый смелый?

— Я, — нахально отозвался Андрей, глядя мне прямо в глаза. Я выдержала этот взгляд.

— И не боишься, что тебя запрут, отравят или покалечат?

— Дачи у меня нет, всякую дрянь в рот не тяну, и по злачным местам не разгуливаю. Чего мне бояться?

Летка одарила Андрея восхищенным взглядом, в котором читалось: ты, парень, герой, и я твоя навеки! Нет, она все-таки дура, тут и сомневаться нечего.

— Хорошо. И какой сюжет ты нам предложишь?

— Автомобилиста обвиняют в наезде на пешехода, которого он не совершал.

— Подробности?

— Нашего героя, человека среднего достатка, посреди ночи достают из кровати и под конвоем ведут к его тачке, припаркованной неподалеку.

— Кто в конвое?

— Телохранители одного влиятельного человека, который обвиняет героя в том, что он совершил наезд на его дочь и смылся с места преступления.

— Ладно. Взяли они его, сонного и теплого, подвели к машине. А там что?

— Крыло смято, на нем следы крови. Все улики налицо. Но герой матерится: его машина уже третий день никуда не выезжает, у него проблемы с карбюратором, а новый он так еще и не купил. В доказательство открывает капот — карбюратора там действительно нет. Но телохранителей он этим не убедил. Мол, карбюратор можно было и после аварии из машины достать, не показатель.

— А следы аварии откуда взялись?

— Крыло было помято раньше. Может, запарковался неудачно или мелкая авария. А кровь — действительно пострадавшей девушки.

— С каждым шагом все интереснее и интереснее. И откуда она там появилась? И почему мужику не обратиться в милицию, чтобы разобраться с этим делом раз и навсегда? А вдруг кто-то воспользовался его машиной в отсутствие хозяина? Может такое быть?

— Тут все не так просто. Если он обратится в милицию, это не защитит его от разгневанного папаши. Его мальчики достанут бедолагу хоть из-под земли, а если намекнуть, что у папаши еще и связи в милиции и ГАИ имеются, то дела нашего героя и вовсе швах. Единственная возможность попытаться себя спасти — это обратиться в третью организацию, то есть в сыскное агентство, чтобы выяснить, что же случилось на самом деле.

— А что от него требует отец пострадавшей? Сатисфакции и стреляться?

— Прозаичнее. Охренительную сумму денег. Он человек дела и привык все оценивать в звонкой монете.

— Так, с этим все понятно. А кровь-то откуда?

— У пострадавшей девушки есть парень. Ее отец не слишком одобряет их союз, справедливо считая парня охотником за приданым и трусом. Они повздорили из-за какой-то ерунды, парень вскочил в свою машину и дал по газам, собираясь уехать. Девушка решила его остановить и выскочила на дорогу прямо под колеса. Он ее сбил. И очень испугался, поскольку тут же прикинул, чем это ему грозит со стороны ее папаши. Поскольку скрыть травму не было никакой возможности, он быстренько уговорил девушку представить дело так, что ее сбил кто-то другой, а не он. Девица, раба любви, согласилась. Парень смыл кровь со своей машины, усадил в нее подругу и повез. И тут видит, что на обочине стоит припаркованная тачка со следами аварии. Он быстро смекнул, что делать, заставил девушку выйти и испачкать своей кровью крыло, убедился, что она запомнила номер этой машины, и с таким железобетонным алиби довез ее до папаши. Девушка рассказала дома душераздирающую историю, как она переходила улицу, идя на свидание к своему парню, а тут эта противная машина, далее сопли в сахаре, между делом номера негодяя, папа в гневе. Парень счастлив, что не на него.

— По-моему, все выглядит логично. У кого-нибудь есть возражения и комментарии по серии?

Возражений не было. Народ сидел вялый и апатичный. Видимо, все еще переваривал новость о том, что все, что мы придумаем, может запросто произойти с нами, причем в кратчайшие сроки. Или мысленно прикидывал наиболее безопасные маршруты перехода улиц. Готова ручаться, в ближайшие пару-тройку дней более дисциплинированных пешеходов, чем наша сценарная бригада, во всей столице не сыщется.

— Нет? Тогда переходим к детальной проработке серии…

Как я ни старалась расшевелить свою команду, но кроме этой серии сегодня не родилось больше ничего. М-да, тот кто все это придумал, знал, как парализовать нашу работу.

Почему-то моя уверенность в том, что из этого дела растут уши Андрея, крепла с каждой минутой. То, что кого-то из нас собьет машина, сомнению не подлежит. Вопрос: кто следующая жертва? Видимо, не я. Литературный редактор — это пресловутый десятый негритенок, который должен отправиться на тот свет последним, в этом смысл игры. Без главного автора и без литературного редактора команда работать не сможет, а значит, исчезнет возможность продолжать изображать из себя «руку судьбы» и тешить свое самолюбие. Последствия аварии могут быть слишком непредсказуемыми, чтобы надеяться на то, что я как Ванька-встанька смогу вернуться на работу после того, как в меня врежется многотонная металлическая махина. Значит, в кандидатах на роль жертвы остаются Рита и сам Андрей.

Ну, за Риту я, конечно, слегка опасаюсь, тем более что они с Андреем тоже успели повздорить. Но с другой стороны, она девушка осторожная и здравомыслящая. Наверняка придумает, как уберечь себя от беды. Значит, Андрей. Интересно, он и вправду сиганет под машину, фраер дешевый? Вряд ли. Значит, только притворится. Но дома не останется, на следующее совещание придет обязательно, «из последних сил» приползет, иначе не получит свою дозу адреналина, не насладится нашим страхом, когда все узнают, что совпадения продолжаются. Вот тут-то я его и возьму тепленьким! А покажи-ка, скажу, друг сердечный, ты свои боевые раны! Если понадобится — лично с него бинты сорву, и всю прочую маскировку. А под ними — ни царапинки! Вот тогда-то все и поймут, кто он на самом деле, и этот кошмар закончится!

* * *

К Алешке я поехала на следующий день. О, почти похож на себя, любимого! Запекшаяся корочка крови с переносицы исчезла, губы уже не напоминают разваренные пельмени, зато по расцветке Леха стал похож на радугу.

— Привет! А я уже минуты считаю, жду, когда ты придешь.

— Ничего, что я опять на два часа раньше официального приема? Между прочим, меня уже вся ваша больница знает, я к тебе откуда только не пробивалась: и со служебного входа ломилась, и через приемный покой. Разве что через окно только не лезла.

— Знаю. Вахтеры тебя шоколадной девочкой зовут, мне медсестра сказала.

— Они, наверное, считают, что у меня в квартире маленькая шоколадная фабрика пашет. Выйдешь отсюда, скажешь спасибо моему деду: это он запасы шоколада исправно пополняет.

— Обязательно скажу. Ну, что там у вас на работе творится?

— Все трепещут за свою жизнь. Ждем очередную жертву.

— И что с ней должно произойти?

— Автомобильная авария. Думаю, на этот раз пострадает либо Андрей, либо Рита.

— Знаешь, если даже принять на веру эту дикую историю, которую ты мне рассказала про совпадения с сюжетами, получается, что жертвой может стать буквально любой. Вот с чего ты решила, что только эти двое претендует на свою порцию неприятностей?

— Они еще ни разу не пострадали. Я, правда, тоже, но что-то во мне говорит, что в этот раз со мной все будет в порядке.

— Гениальный ход мыслей! Ты что, считаешь, при раздаче слонов всегда действует принцип справедливости? Если одному досталось, то в следующий раз пострадает уже другой? Приведи мне хотя бы один довод, почему тот, кто уже получил дозу неприятностей, не получит ее снова?

— Ну… потому что пока все пострадали по одному разу. Разве что Летка — полтора, если считать ее руку и ссору со Стасом. А если ссору не считать — то ровно по одному.

— Ладно, пусть так. А если та же Летка, к примеру, сейчас попадет под машину, что ты тогда скажешь?

— Скажу, что это подстроил либо Андрей, либо Рита.

— Либо ты. Не смотри на меня такими дикими глазами, я просто напоминаю, что исходя из тех же критериев, ты запросто можешь претендовать на роль террориста. И та же Летка не преминет тебе на это указать.

— Слушай, чтобы узнать, кто следующая жертва, всего-навсего надо дождаться четверга. И потом: ты что, уже согласен, что это все подстроено? В прошлый раз аж на дыбы встал: «не может такого быть! Это просто совпадения, да и то с определенной натяжкой, это еще как посмотреть!»

— Что касается моего случая, я по-прежнему считаю, что не имеет ровным счетом никакого отношения к тому, что мы пишем.

— Так значит, ты все-таки вспомнил того, кто напал на тебя? Как его зовут?

— Лиза, отстань. Я не намерен говорить об этом.

— Просто скажи: это — Андрей? Я же все равно это выясню!

— Ты не знаешь этого человека.

— В прошлый раз ты говорил иначе.

— Ничего такого я тебе не говорил. Не знаю, откуда ты это взяла.

— Здрасте, приплыли! Выходит, я — дура, и память у меня решето? Хорош гусь! Из-за твоего глупого молчания люди пострадать могут, а ты…

— А по щам! — попытался пошутить Алексей, но неудачно. Я разозлилась еще больше.

— Если считаешь себя таким умным, то, пожалуйста: молчи, сколько тебе влезет. Но если хотя бы еще один человек пострадает — считай, что это на твоей совести!

— На совесть не дави, дохлый номер.

— Ну да, ты и соврешь — недорого возьмешь.

— И когда же я тебе врал? — спросил Леша таким тоном, что я поняла: завелся парень.

— В прошлый раз. И сейчас, когда говоришь, что я не знаю того человека, который тебя бил.

— Да говорю же тебе — я не уверен, что опознал его! И хватит об этом! Тебе что, своих проблем мало, ты еще и мои на себя повесить пытаешься?!

— Твои проблемы — мои проблемы, тем более что все одно к одному: разве ты не видишь, что все здесь взаимосвязано? И я не успокоюсь, пока не выясню, кто за всем этим стоит! А ты мне мешаешь! Вернее, не помогаешь нисколечко! Я ведь тебя о такой малости прошу! Что тебе стоит назвать имя!

— Лиза!

— Да и ладно. Не хочешь — не надо. Сама справлюсь. Только если при этом в психушку попаду, или в палате по соседству переломанная, да побитая окажусь — не говори, что я тебя не просила!

— Лиза, куда ты? Да постой же!…

Я вышла из палаты и отправилась домой, едва сдерживая гнев. Да что это такое! Я человеку русским языком объяснила, как все серьезно, попросила всего-навсего сказать, не замешан ли в этом Андрей, а он? Гордеца из себя строит. «Это мои проблемы, это твои проблемы», тьфу! Не доверяет мне — так пусть прямо об этом скажет. Если за меня боится — тем более. Чего тайны Мадридского двора на ровном месте разводить?

* * *

В среду я решила к Лешке принципиально не ездить. Пусть поскучает, подумает на досуге над своим поведением. Уж очень сильно он меня вчера расстроил, целый вечер сама не своя была, даже дед заметил.

За последнюю неделю как-то незаметно накопилась гора работы, поэтому все силы я бросила на ликвидацию недоделок. Работалось без особого азарта, но споро. Я даже на обед прерываться не стала, чтобы не сбить рабочего настроения. В итоге к пяти вечера все, что я хотела сделать, было готово.

Обзвонить что ли авторскую группу? Узнать, не случилось ли с кем чего-нибудь экстраординарного? Да чего там, спросим прямо: не попал ли кто под машину? Нет, нельзя. Точно подумают, что у меня в этом темном деле свой интерес имеется. Как же обидно, что единственное, что мне остается в такой ситуации, это ждать. И как назло, я одна против всех. Даже Лешка мне сейчас не помощник. Хотя… Чего я прибедняюсь? А мой любимый тандем аналитиков Тема-Маша? Это же мое секретное оружие! Кстати, чего они там надумали по поводу схемы личных связей внутри нашего коллектива? Зря я что ли почти час ее рисовала, припоминая все мелочи, вплоть до того, кто с кем до метро вместе шел, или за одним столиком в столовой сидел? Рука моя сама собой потянулась к телефону.

— Алло. Алло, это кто?

— Маш, привет! Ты что, своих уже не узнаешь?

— Лизка, ты?! Ну, все, богатой будешь! И учти: я тебя на кругленькую сумму не узнала!

— Это хорошо, от кругленькой суммы не откажусь. Я вот чего беспокою: удалось что-нибудь накропать по моей схеме?

— Лиз, я сейчас Теме трубку передам, он тебе что-то сказать хочет. Подожди пару сек…

— Алло, Лиз, привет! — раздался в трубке Темин баритон. — Слушай, есть у меня тут одна мыслишка, но пока весьма невнятная, слишком мало информации. Ты не могла бы скинуть мне на мыло [3] резюме всех своих коллег?

— Да без проблем. А что такое?

— Пока не могу сказать, все на уровне ощущений. И мне требуется либо оправдать их, либо опровергнуть. А без личных данных это практически невозможно.

— И что ты собираешься делать?

— Возможно, в резюме удастся найти недостающие кусочки мозаики. Кое-что, может быть, разыщу в Интернет. Но я должен знать, что искать, понимаешь?

— Понимаю. Слушай, а мне что делать, пока ты будешь аналитикой заниматься и ощущения проверять?

— То же, что и в прошлый раз: наблюдать!

— А если ситуация выйдет из-под контроля? Если во всем опять обвинят меня?

— Будь спокойна и посылай всех по известному адресу на хутор заниматься энтомологией. Если у нас пока нет никаких доказательств, одни лишь догадки, то думаю, их нет ни у кого. А безосновательное обвинение в чем-либо расценивается как злостная клевета, на это и упирай, если надо будет. И еще одно…

— Что, Тема?

— Будь осторожна. Есть вариант того, что против тебя сфабрикуют ложные улики. А может, и не сфабрикуют. А может, и не против тебя. В общем, не верь голословным заявлениям и не позволяй никому травить ни себя, ни своих коллег.

— А с чего ты решил, что такое возможно?

— Видишь ли, обычно в подобных случаях ищут козла отпущения. Достаточно вспомнить средневековую историю, когда тысячи женщин были заклеймены, как ведьмы и сожжены на костре. Массовая истерия. Психоз. Тот, кто все это затеял, прекрасно понимает, что если не предпринять меры, кто-то может встать на след и вычислить его. Чтобы этого не случилось, все средства хороши. Списать все на черную, серую, буро-малиновую магию, на ведьм, колдунов, завистников, начальство — в общем, ты меня поняла. Не поворачивайся спиной к коллегам и не оставляй их наедине, насколько это, конечно, возможно. Чтобы заговоры не плели.

— Что-то мне не по себе стало.

— Еще не поздно все прекратить. По крайней мере, для тебя. Ты же сама говорила, что работа тебя выматывает, и надоела, и не совсем то, чего тебе бы хотелось. Так уходи!

— Нет, Тема. Я решила, что останусь до последнего. Либо меня вперед ногами понесут, либо я вычислю сволочь, которая это затеяла.

— Ну, дело твое. Смотри, я предупредил.

— Спасибо. Буду внимательной и осторожной.

— Хорошо бы, — вздохнул Темка. — Ну, бывай. Как только что-нибудь вычислю — сразу отзвонюсь. Да и ты с резюме не мешкай, чем раньше вышлешь, тем лучше.

— Сегодня же жди. Ну ладно, спасибо тебе, пока!

То, что сказал Тема, оптимизма мне не прибавило. Только охоты на ведьм для пущего счастья не хватало. Летке вон, только повод дай в меня вцепиться. Если виновник — Андрей, то ему и подстраивать ничего особо не придется, просто завести ее как следует перед началом совещания, и наблюдай себе со стороны, как она будет меня во всех смертных грехах обвинять. Не зря же они последнюю неделю друг с другом под ручку ходят и сюсюкают, на меня обижаются, хотя было бы из-за чего.

А вот то, что у Темы появились какие-то зацепки, пусть даже и «невнятные» и «на уровне интуиции» — это просто великолепно. Его интуиции я доверяю на все сто. В крайнем случае, всегда Машку на помощь позовет, у нее тоже не голова, а компьютер.

Уже ложась спать, я поняла, почему мне все равно так тревожно на душе. Ведь Лешка так и не позвонил из больницы. Хотя мог. Неужели он тоже обиделся на меня?

* * *

В комнате для совещаний я появилась чуть ли не на полчаса раньше срока, памятуя слова Темы о том, что коллегам надо давать как можно меньше возможностей для общения без моего участия. Тамара уже успела меня «порадовать», что один актер — Денис из сыскной троицы — все же решил слинять из сериала. У него якобы супер-пупер-важная театральная постановка, гастроли, и далее по тексту. Понятно: парень решил себе цену набить. Платили ли бы ему раза в два больше — даже не заикался про свой театр. Все настолько серьезно, что начальство уже подумывает о вводе дублера. Хотя это и не факт, поэтому придется пока рассчитывать на то, что вести расследование придется оставшимся двум ребятам. И ближайшую серию нам надо отписать с учетом данных обстоятельств. Любовный треугольник сам собой сокращается до кратчайшей комбинации, так что придется устроить Денису с Даной напоследок неземную страсть, чтобы она до конца сериала его вспоминала и трогательно вздыхала. При этом не отвечая взаимностью на ухаживания Олега, который, разумеется, тут же сообразит, что без Даны он прямо-таки жить не может. Ну, нельзя нам героев вместе сводить — хоть ты тресни! Никакого им личного счастья без особого распоряжения начальства, а то зритель разочаруется, что интрига пропала. Чего героям сочувствовать, если у них все в полном порядке? Переключимся лучше на другой канал, там герои над своими бедами белугой воют. Вот это кино — так кино. Настоящее, жалостливое!

Первым пришел Геннадий. Дисциплинированный товарищ. Поздоровался, бросил свои вещи на стул и отправился за кофе. Через пару минут появились Рита и Стас. Честно говоря, вид Стасика меня не порадовал. Забитый он какой-то сверх меры. Даже с Леткой у него такого не бывало. Нет, несчастнее существа, чем мужик-подкаблучник, я не встречала, это точно. Вот тоже странно: если ему так плохо, почему не найдет себе кого-нибудь другого? Не Ритку и не Летку? А какую-нибудь девушку, такую же тихую и спокойную, как он сам? Чтоб никто никого в этом союзе не подавлял. Так нет же: снаряд раз за разом будет валиться в одну и ту же воронку, а человек наступать на привычные грабли.

А где же Летка с Андреем? Пора бы им появиться. Так, кто-то идет, слышу шаги. Оп-па, Летка в гордом одиночестве. А где кавалера потеряла? Хотя спрашивать как-то неловко, еще подумает, что я на ее драгоценного Андрюшу виды имею.

Ладно, ждем Андрея. Судя по тому, что у всех все в порядке, именно он — пострадавший. Паузу выжидает для более эффектного появления, не иначе. Интересно, Летка в курсе его игры или нет? Не уверена, хотя, как говорится, возможны варианты.

Так, уже на десять минут опаздывает. Непорядок. Что предпринять? Ладно, еще пять минут подожду, чтобы лишний раз про превращение троицы в дуэт не рассказывать, а там уж не обессудьте, буду начинать.

А куда это Летка с Риткой исчезли? За кофе пошли? Что-то долго ходят. Наверняка неспроста: видимо, обсуждают что-то. Так, что делать? Оставить Стаса и Гену наедине, а самой отправиться посмотреть, что происходит в нашей чайной комнате? Эх, не хотелось бы, а придется. В конце концов, за Гену я спокойна, вряд ли он станет за моей спиной какие-то заговоры плести. Да и Стас вроде на подпольщика не похож. А вот девушки — это источник повышенной опасности номер раз. Решено: иду туда.

Дверь в чайную комнату была прикрыта, но неплотно, и мне прекрасно было слышно, что там происходит. Да, можете справедливо меня укорять, что подслушивать нехорошо, но на войне все средства хороши. Я встала так, чтобы ни Рите, ни Лете меня видно не было, и придала ушам форму локатора.

— …да кто ты такая? На себя посмотри, курица! Думаешь, я его специально уводила, старалась? Да ни фига подобного: он сам ко мне с радостью перебежал! Потому что ты его достала!

— Ага, то-то он такой радостный ходит, аж морду от счастья перекривило! Только вот одного не понимаю: ты же его не любишь. Зачем он тебе сдался?

— А тебе зачем?

— Он — мой! И был моим, пока ты, лохудра, не появилась!

— А сейчас-то ты что на меня наезжаешь? У тебя Андрей в воздыхателях ходит, может, оставишь Стаса мне? А то два парня на одну девку — это уже перебор…

Дальше я слушать не стала. И так все понятно. Летка все не может смириться с тем, что ее верный и безотказный Стасик как теленок на поводу был уведен в другое стойбище. Стас бедный и не ведает, какие копья тут из-за него ломаются. Уф, ну, по крайней мере, на заговор против меня это не похоже, а раз так — возвращаюсь в комнату для совещаний.

Какие люди! Андрей все-таки соизволил появиться! Хромает, морду кирпичом держит. Ну, послушаем, голубчик, что ты нам наплетешь?

— Что случилось?

— Это работает! Совпадения продолжаются! Я не верил, я до последнего не верил, а тут… вот… — у Андрея картинно тряслись руки и дрожал голос. Чего же он в актеры не пошел? Такой талантище пропадает.

— Сядь на стул и успокойся для начала. Давай по порядку, что с тобой произошло?

— Я… вышел из дома. Все нормально, я никакого подвоха не жду, потому что уверен, что все эти совпадения — полный бред. Иду к метро. Вдруг прямо на меня машина — р-раз! И сбивает! Я как покатился!…

— Слушай, ты что, по проезжей части шел? Откуда взялась машина?

— Да нет же! Я шел по тротуару, а этот придурок на полном ходу перескочил бордюр и врезался в меня.

— Слушай, нестыковочка получается, — начала я елейным голосом, — если бы он врезался в тебя на полном ходу, то ты бы сейчас не ходил, а валялся в больнице с переломанными ногами. Как минимум.

— Ну, может, мне со страха показалось, что на полном ходу, — не стал перечить Андрей. — Главное, я ж этого не ожидал! Даже в сторону отпрыгнуть не успел.

— А куда машина потом делась?

— Как куда? Газанула и прочь от меня. Я даже номера запомнить не успел.

— А скажи-ка мне тогда, друг сердечный, почему у тебя брюки такие чистые? На улице сейчас грязи полно, да и машина вряд ли только что из мойки выехала, чтоб на твоей одежде следов не оставить.

— Так я же домой забежал, переодеться! Еще думал — ехать на работу после такого или нет, и решил, что надо. Вот, даже опоздал немного.

— Какая похвальная сознательность! И что дал осмотр твоих боевых ран?

Геннадий смотрел на меня с недоумением, явно не понимая, за что я так взъелась на бедного Андрея. Андрей же, корча из себя испуганного дурачка, на самом деле как шахматист пытался просчитать ходы вперед и не попасться в расставленные мною ловушки. Я чувствовала: еще чуть-чуть поднажать, и он расколется, выдаст себя, поэтому жалеть его не собиралась. И тут последовал удар, какого я не ждала.

— Что-что! Вся нога в синяках, можешь сама полюбоваться! — и Андрей с торжеством закатал штанину.

Не сходится. Ничего не сходится. Его нога и правда была покрыта зелено-желтыми синяками, размер и местоположение которых вполне соответствовали заявленным повреждениям. Подождите, а как такое вообще могло быть? Неужели, это и вправду был наезд, и Андрей тут ни при чем? А что — почему бы и нет? Стоит только вспомнить, как тебя, Лизка, в прошлом году саму едва не закатала под асфальт одна нервная барышня. Тоже пришлось от машины уворачиваться и в другую одежду переодеваться. Так что все очень даже правдоподобно. И от этого — еще страшнее.

В комнате появились Рита и Лета. Рассказ Андрея был повторен еще три раза, все положенные охи-вздохи прозвучали, Лета от крайнего волнения за судьбу кавалера едва не прослезилась. Ну, теперь перейдем к работе. Хотя… не знаю: сможет ли команда собраться после такого известия?

Призвав всех к порядку, я огласила новость об уходе Дениса из сериала.

— Он навсегда или вернется? — спросил Стас. Вот, пожалуйста, сразу видно, что парень — профессионал, быстро смекнул, чем это для нас пахнет.

— Никакой определенности. Все, что нам позволено — это отписать серию, из которой зрителю будет понятно, куда делся Денис, и максимум еще одну серию, где он хоть как-то промелькнет на экране. Будет у Дениса дублер или нет, тоже пока неясно. Если хотите знать сугубо мое мнение — то вряд ли.

— Тогда остаются два варианта. Первый — рассорить их между собой. Второй — услать Дениса куда-нибудь на длительный срок. И по уважительной причине.

— Я уже думала об этом. Ссору нам зарежет начальство. По тем же причинам, по каким не допустит, чтобы Дана оказалась в постели что с Олегом, что с Денисом. В команде должны поддерживаться легкие дружеские отношения на грани легкого флирта, это аксиома. Поэтому остается второй вариант. Но, поскольку никаких командировок мы ему придумать серий на десять не сможем, тут как не крути, придется отправлять Дениса на больничную койку

— И он будет лежать там в коме до конца сериала?

— Необязательно. Сначала больница. Потом санаторий. Потом потребуется дорогостоящая операция за рубежом. В общем, будем гонять его как мячик от пинг-понга. Можно, правда, попытаться убить двух зайцев разом на тот случай, если начальство все же переклинит, и оно даст нам дублера.

— А как?

— Опять же классический вариант. Денис лежит в больнице замотанный бинтами, как египетская мумия. А когда их по истечении положенного срока снимают, там уже обнаруживается дублер.

— По-моему, что-то такое в «Санта-Барбаре» было.

— Ну, они там только успевали дублеров вводить. Помню очередного Мейсона Кэпвелла: он появился то ли в зале суда, то ли на каких-то поминках с абсолютно закопченной рожей. Сажу отмыли, а там — другой актер. Вместо обаяшки какой-то страхолюдина, вместо шатена — блондин. Я после этого серий двадцать не смотрела, так обиделась.

— Есть еще одна маленькая проблема. А каким голосом будет говорить наша мумия? Голосом Дениса или дублера?

— Хм, лучше бы, конечно, дублера. Но тут палка о двух концах. Если Денис вернется — то непонятно, почему, лежа в больнице, он говорил не своим голосом. Если в бинтах заведомо лежит не он, то не факт, что этот человек и есть наш дублер. Пока начальство кастинг проведет, пока его утвердит… А серии-то снимать надо. И с кем? Получается, что с кем придется.

— Тогда сделаем ход конем. Что нам мешает в сегодняшней серии ввести момент, что у Дениса сорван голос? Что-то случилось с голосовыми связками: спирта, например, неразбавленного махнул и все себе сжег?

— Или враги его душили, и почти успешно. Он же у нас не просто так в больницу попасть должен, а с серьезными ранениями. Вот пусть у него будет что-то с лицом и с голосом. Тогда дублера с такой легендой вводить — делать нечего.

— Хорошо. Идет. Кто будет писать эту серию?

Так я и знала. Молчание. Одно дело обсуждать всякие катаклизмы и гадости, которые мы своим героям готовим, и совсем другое заносить их на бумагу. Это все равно как расписаться: «полностью отдаю себе отчет, что могу пострадать в той же форме и мере, какую определил для своих героев, никаких претензий к этому обстоятельству не имею».

— Ребята, если кто-то из вас не возьмет на себя труд зафиксировать серию на бумаге, можете сразу уходить из сериала. Зачем, в конце концов, мы все здесь собрались? Правильно, не надо высоких слов: чтобы заработать. А раз так, то либо мы работаем, либо не пудрим друг другу мозги и расходимся. Так кто смелый?

— Давайте, я, — отозвался Геннадий, пожав плечами. — Авось и пронесет. Только само дело на всякий случай надо каким-нибудь безобидным сделать. Так, мало ли чего.

— Без проблем, — облегченно вздохнула я. Ну, хоть кто-то взял на себя эту серию. — Как насчет кражи? У всех квартиры и дачи на сигнализации стоят?

Народ угрюмо переглянулся. Понятно, шутки в сторону. Не та атмосфера. Впрочем, я прекрасно понимаю ребят: после очередного совпадения хочется обезопасить себя от всех бед сразу.

— Слушайте, мы все равно отпишем эту серию. Поэтому давайте предлагайте: что именно будет расследовать наша пока еще троица? Если не нравится кража, придумайте что-нибудь менее опасное.

— Да что толку-то, если Дениса все равно в больницу отправляем?

— А я скажу, что. До этого у нас в пострадавших ходили исключительно второстепенные персонажи. Клиенты, заказчики — кто угодно, только не наши сыскари. Это — первый за весь сериал случай, когда один из них серьезно огребет неприятностей. И кто сказал, что эти странные совпадения распространяются и на такие вот моменты?

— А если все же распространяются?

— Вот мы и проверим заодно. А пока особого повода для беспокойства не вижу (слукавила, конечно, а как тут по-другому?).

— Тогда и правда, лучше кражу. По крайней мере, хоть физически никто не пострадает.

— А давайте так: это не просто кража, а в особо крупных размерах. Какой-то товар партиями уводят с некого склада…

Слава Богу, понеслось. Народ раскачался и начал генерить историю. После трех часов горячего обсуждения родился сюжет о том, как наша маленькая сыскная компания вступила в борьбу против монстра-олигарха, в героическом противостоянии с которым Дениса едва не задушили и почти подорвали. Конечно же, друзья пришли на помощь и спасли его буквально за пару секунд до гибели. Все строго по законам жанра. И любовную линию между Даной и Денисом воткнули, как я и хотела. Даже позволили себе чуть-чуть похулиганить: устроили парочке любовную сцену с частичной обнаженкой и горячими поцелуями. Казалось бы, еще чуть-чуть, и все случится, как Денису звонят и вызывают на встречу. Любофф отменяется, да здравствует птичка-обломинго!

А вот вторую серию написать так и не удалось. Напрасно я взывала к здравому рассудку всех присутствующих, уверяла, что волков бояться — в лес не ходить. Едва не брякнула, что искусство требует жертв, но вовремя прикусила себе язык. Пришлось разгонять всех на обед в тщетной надежде, что хоть кто-то одумается и возьмет на себя риск придумать очередной сюжет. Можно даже без травм, без краж, без чего угодно — лишь бы сыскарям было чего расследовать всю серию.

Как ни странно, первыми с обеда вернулась женская часть нашей бригады. Ладно Рита без Стаса, но как это Летка бросила своего пострадавшего бой-френда на произвол судьбы? А как же оказание аморальной и прочей поддержки?

Девицы смерили друг друга презрительными взглядами, бросили сумки на свои места и разошлись кто куда. Летка отправилась в туалет, Рита — в курилку. Ага, а мне сиди тут, ваши вещи сторожи? Молодцы, подруги! Ладно, пойду сделаю себе большую чашку кофе, никто на ваши сумки не позарится.

Когда я вернулась в комнату для совещаний, то застала странную картину: Летка крутилась над сумочкой Риты со стаканом, полным какой-то желтой субстанции, похожей на пиво, и судя по всему, собиралась эту самую субстанцию опрокинуть в недра Риткиной сумки.

— Лета, что ты делаешь?

Летка дернулась от неожиданности и выронила стакан. Жидкость растеклась по полу, оставляя после себя характерный неприятный запах.

— Ты что, решила Риткины вещи мочой облить? — дошло до меня.

— А тебе-то какое дело? — огрызнулась застуканная на месте преступления Летка. — Чего ты вообще ко мне лезешь, а?

— Ничего себе! У нас тут такое творится, что ни сюжет, так очередная пакость, а тут я вижу как один автор другому гадость делает. Может, все остальное тоже твоих рук дело?

— А может, твоих?

— Ну, ты и нахалка! — восхитилась я. — Это надо же: продолжаешь на меня поклеп возводить в то самое время, как сама до такой мерзости докатилась! Тебе самой не противно? Пасть еще ниже вот этого, — я показала Летке на валяющийся на полу стакан, — просто невозможно.

— Много ты понимаешь! — взвизгнула Летка. — Ты сама такая же, как она! Всех парней под себя гребешь! Мне Андрей все про тебя рассказал, какая ты на самом деле!

Я глубоко вздохнула, сжала и разжала кулаки, выдохнула. Спокойствие, только спокойствие, как говорил незабвенный Карлсон. Она только и ждет, когда ты выйдешь из себя. Так не дай ей этого шанса!

— Лета, если не хочешь, чтобы тебя с позором выставили отсюда, — ответила я ей, — а наши коллеги узнали, что ты собиралась сделать, то сейчас же идешь в туалет за половой тряпкой и вымываешь отсюда эту гадость. Дышать твоими миазмами мы не нанимались. Нет тряпки — так хоть носовым платком мой, мне без разницы. Даю тебе ровно пять минут.

Вопреки ожиданию, Лета перечить не стала, а ужом прошмыгнула мимо меня, и меньше чем через полминуты уже активно затирала лужицу тряпкой.

В комнате появилась Рита, распространяя вокруг себя табачный шлейф.

— А чего это ты тут делаешь? — спросила она Летку. Летка уже вскинулась, чтобы ответить, как я опередила ее:

— Как что? Газировку разлила, вот и ликвидирует последствия потопа.

— А чего тогда так, извините, сортиром несет? — сморщила носик Рита.

— Ну, какая тряпка в туалете попалась, ту и взяла, тут уж выбирать не приходится, — подсказала я.

Рита хмыкнула и с издевкой посмотрела на Лету. Не знаю, поверила ли она мне, но по крайней мере, я сделала все возможное, чтобы не дать разгореться отличному скандалу. Загасила его, можно сказать, в зародыше.

После обеда работы у нас не получилось. Андрей разнылся, что у него болит нога, Геннадий свою серию уже получил и потому служебным рвением тоже не отличался. А девчонки, как пить дать, больше размышляли о своей вражде, нежели о том, как придумать качественный и безопасный для общего здоровья и благополучия сюжет. Пришлось всех распускать. Ладно, одна серия за встречу — это еще не самое плохое, что может быть. Хуже, когда ни одной не выходит. Или выходит, а продюсер берет и все заворачивает. Но в этом плане нам пока везет: процент забракованных начальством сюжетов пока, тьфу-тьфу не сглазить, невысок. И оставаться ему на этом уровне, аминь!

Разогнав всех по домам, я подумала, и набрала номер Темы. После сегодняшних событий я не знала, что думать. Андрей вроде бы вышел из числа подозреваемых, поскольку синяки на ноге у него были большие и настоящие, никакого грима, ручаюсь. Зато Летка казалась мне все более и более подходящей кандидатурой на роль монстра со съехавшей крышей. Не знала, что она настолько мстительная и злобная девица. Додуматься до такого! Если бы я ей не помешала, Риткину сумочку со всем содержимым пришлось отправлять на помойку.

Тема спокойно выслушал мой отчет:

— Лиза, видишь ли, в чем проблема. Ты можешь как угодно относиться к Виолетте, но то, каким образом она пыталась сегодня насолить Рите, не ложится ни в один из ваших сюжетов. И этот факт говорит, скорее, о ее невиновности в отношении дела о совпадениях. Теперь что касается Андрея. Об аварии вы знаете только с его слов. Вполне вероятно, что аварии не было, а синяки появились в результате какого-либо иного события. Поэтому сбрасывать его со счетов только на основании того, что он якобы пострадал, не стоит.

— М-да, запутал ты меня окончательно. Так кого мне все-таки подозревать?

— Говорил и еще раз повторюсь: всех!

— Слушай, а в резюме, которые я тебе выслала, ты что-нибудь нашел?

— Нет пока. Я только двоих отработал, осталось еще пятеро. Пока данных все еще недостаточно, поэтому, увы, ничем тебя порадовать не могу. Придется еще подождать. Но думаю, на следующей неделе уже сообщу тебе результаты.

— Подожди, у меня с арифметикой туго. Двое плюс пятеро — это семеро. Ты что, каждого проверяешь? Даже Гену с Лешей?

— Даже твоего горячо любимого Димочку-чемодана. Мне важны любые зацепки, любые совместные проекты, все пересечения твоих коллег во времени и пространстве. Единственные, кто остался не охваченным, это ты и твоя главная редакторша.

— Тамара?

— Ну да, Тамара. И то только потому, что ты мне на нее сведений не предоставила.

— Ну, сказанул! К ее резюме у меня и доступа нет. Лучше скажи: меня чего не изучаешь? Боишься узнать мои страшные тайны?

— Вот еще. Сама придешь и все расскажешь.

— Понятно. Опять меня обидели ни за что, ни про что. А вдруг я — секретный агент? Про себя рассказываю исключительно дезинформацию, и только путем сопоставления противоречивых данных о моей деятельности ты сможешь вычислить, кто я на самом деле?

— Лиз, хорош гнать пургу, мне еще своей работы уйма. Если есть еще что-то по делу — говори.

— Ладно, не ворчи, закругляюсь. Только скажи еще одно.

— Ну?

— На твой взгляд, что предпримет мерзавец в следующую встречу, если предположить, что с кем-нибудь из моих коллег все-таки произойдет несчастный случай?

— Ну, исходя из того, что ему нужно продолжать делать пакости, предложит герою самую большую сценарную бяку.

— Ага, я сегодня-то из ребят серию клещами вытягивала, а в следующий раз — и дохлого мышонка не вытяну! А ты говоришь — «самую большую бяку»!

— Хорошо. Тогда пока все будут молчать и бояться, он встанет во весь рост и скажет, что…

— …что не верит во всякие дурацкие совпадения. Уже было. Андрей в прошлый раз отличился. А сейчас хромает и ноет, что больше никогда, ни за какие коврижки…

— Лиз, я не знаю, как это произойдет. Но все равно: даже если все будут молчать и бояться, рано или поздно пакостнику придется стронуть эту ситуацию с мертвой точки. Не будет новых сюжетов — не будет дальнейшей развлекушки с совпадениями. Это-то хоть понятно?

— Ну да.

— Вот и отлично. Так что в следующий раз сиди, молчи, ничего сама не предлагай, жди реакции коллег.

— А если долго ждать придется?

— А что, ты куда-то торопишься?

— Ну, не особенно. Просто хотелось бы побыстрее развязаться с этим делом…

— Поспешишь — людей насмешишь. Тем более что что-то во мне подсказывает, что развязки ждать уже недолго. А теперь все, бывай!

В трубке понеслись гудки.

Я покачала головой и засобиралась домой. Черт побери, надеешься на друзей, а они тебе раз: «данных недостаточно», «ничем не могу порадовать»! Теме легко говорить «сиди, молчи и жди». Между прочим, это напрямую идет вразрез с моими обязанностями: говорить, направлять и подталкивать. Хотя… если ничего другого не остается, придется молчать.

Заорал мой мобильный. Оп-па, это же Леша! В груди сразу же что-то сладко заныло, губы внезапно пересохли, и я сказала:

— Привет.

— Привет, с тобой все в порядке? Я ужасно волнуюсь за тебя! Извини, что в прошлый раз так вышло, я себе места не нахожу. Дурак! Идиот! Скажи, что ты на меня не сердишься!

— Да ладно, с кем не бывает.

— Слушай, ты можешь приехать ко мне прямо сейчас? Понимаешь, я не успокоюсь, пока тебя не увижу!

— Хорошо. Уже еду.

На том конце провода с облегчением вздохнули.

* * *

Когда я появилась в Лешкиной палате, он сидел на кровати в спортивном костюме и складывал из газеты какую-то замысловатую конструкцию — то ли самолетик, то ли журавлик. Увидев меня, отбросил газету в сторону, подскочил и крепко-крепко обнял:

— Малыш, прости меня! Не представляешь, как я переживал за наш последний разговор! Понятно, почему ты была такой нервной. Это мне легко рассуждать, когда я свою порцию неприятностей огреб и больше ничего уже не получу, а ты-то там! И так рискуешь!

— Лешка, да успокойся ты, чего вскочил! Тебе лежать надо! А у меня все в полном порядке — видишь, жива-здорова.

— А новая жертва?

— Была. Но, как видишь, не я. Да и там легким испугом обошлось.

— Слава Богу, — выдохнул Алексей и еще крепче прижал меня к себе. Честное слово, в этот момент я все ему простила: и неверие, и скрытность.

— Ладно, давай обратно на кровать. Видел бы нас твой лечащий врач — столько «приятного» наговорил!

— Ай, да надоели мне эти врачи хуже горькой редьки! Послушать их — так я должен себя вести, как полный инвалид. Уже жалею, что вместо того, чтобы домой или к тебе тогда поехать, зачем-то «скорую» вызвал. Столько времени здесь теряю — жуть!

— Еще скажи, что ты здоров, как бык! И сотрясения у тебя нет, и лицо рихтовки не требует.

— Да что лицо — ерунда. Глаза целы, зубы целы, нос уже задышал, а остальное неважно. Или я тебе такой совсем не нравлюсь?

— Скажу откровенно, твой предыдущий имидж меня больше устаивал. А ноги-руки как?

— Да тоже в полном порядке. Вон, сама посмотри!

Лешка закатал штанину и продемонстрировал подживающие синяки желто-зеленого цвета.

В голове у меня перемкнуло. Что же это получается: у Андрея синяки примерно на том же месте и того же качества, и у Лешки. Но Лешка свои получил неделю назад, а по словам Андрея, он пострадал не далее, чем сегодня утром. Странно. А выглядят одинаково. В принципе, такая расцветка синяков характерна для двух случаев. Первый — это когда как у Лешки, они уже подживают и успели пройти всю гамму от сине-бордовых через фиолетовый к зеленому. А второй — когда синяки легкие. Ну, коленкой, например, о стол задел. Или рукой о стену стукнулся. Но тогда тоже ничего не сходится: если верить Андрею, машина на скорости сбила его с ног. И он хромает. Значит, ни о каких «легких» синяках и речи быть не может!

— О чем задумалась? — спросил Лешка.

— Да так, ничего особенного, — не стала я делиться своими догадками, чтобы не спровоцировать очередную ссору. — Лучше просто обними меня, а?

Лешка с видимым удовольствием выполнил эту просьбу, и мы так и просидели с ним, пока дежурная медсестра не прогнала меня домой. Уходить мне совсем-совсем не хотелось.

* * *

Выходные пролетели в какой-то непонятной суматохе. Срочно потребовалось отписать аннотации на очередной блок, потом обнаружилось, что один из диалогистов безмерно долго держит у себя серию. Пришлось звонить и грозно намекать, что если в течение ближайших двух дней диалогов не будет, то серию отбираем и отдаем другому автору. Человек все понял правильно и уже вечером выслал мне свой «шедевр». Количество ляпов и огрех данного шедевра превышало все мыслимые нормы, но отправлять его на переделку времени уже не было. Пришлось переписывать самой, оставляя от оригинала только шапки сцен и имена персонажей. Ну, и ремарки кое-где. Надо бы, кстати, не забыть предупредить Тамару, чтобы она этому диалогисту больше ни одной серии ни на одном из проектов не давала. Перебьется за такие художества.

В общем, к утру понедельника я чувствовала себя белкой в колесе после марафонской дистанции. Разбитая, вялая, сонная — ну, никакая, одним словом! Работать не хотелось просто категорически. Чертыхаясь сквозь зубы, я отказалась от идеи изобразить на лице макияж, надела джинсы и толстый свитер, чтобы обойтись без куртки, а ноги после недолгого колебания обула в высокие ботинки в стиле «милитари» на внушительной платформе. Дед посмотрел на мою экипировку и спросил:

— Кого пинать собираешься?

— Авторов, дедушка.

— Смотри только, бей с носка, а то тебя по протектору подошвы вычислят, — сказал дед без тени улыбки. Я поперхнулась. Что-то в последнее время у всех нас юмор какой-то специфический стал, не угадаешь, где шутка, а где уже нет.

Как ни странно, я почти не удивилась, когда Рита пришла на работу с замотанным в цветастый платок горлом и полными страдания глазами. Хрипящим голосом она поведала, что кто-то напал на нее в подъезде, придушил, потащил в подвал, и только своевременное появление жильца с первого этажа спасло ее жизнь и честь от маньяка. Маньяк, разумеется, удрал. Лица она его не видела, а следовательно, не запомнила. В милицию она, конечно же, не обращалась, поскольку считает, что это бессмысленная трата времени. Подумывает о покупке дамского пистолета, и уже занялась сбором справок для получения разрешения на оружие.

Почему мне ни холодно, ни жарко от этого известия? Ритка смотрит на мир, как загнанный зверек, Летка слегка торжествует над горем соперницы, но и в ее глазах плещется страх. Парни все словно посуровели лицами, не слышится обычных смешков, вообще ничего. Тишина? Ну да, я же должна что-нибудь сказать. А что? Извините, граждане, что вы все пострадали, а я еще нет? Или: простите меня, дуру, что в прошлый раз заверила вас всех, что с этой серией ничего не произойдет? Ну, ошиблась, с кем не бывает? Все не то.

— Я не могу так больше. Я уйду из этого чертова сериала! — нарушила молчание Летка. — Сколько можно? Я не собираюсь за эти жалкие гроши жертвовать своим здоровьем и жизнью! Кто-то издевается над нами, а мы все это терпим! Не знаю, как вы, но если ничего не изменится, в следующий раз вы меня здесь не увидите!

Интересно, — подумала я про себя, — замешана она во всем этом безобразии или нет? Со стороны смотрится все очень убедительно. И главное — вовремя она объявила о своем уходе. Психологически точный ход, с какой стороны не подкопайся. Если сейчас мои авторы широкой колонной замаршируют в сторону начальства с мольбой перевести их на любой другой проект — лишь бы не сыскное трио и не под начало Лизы — следующий шаг со стороны руководства — снять меня с должности. Ссылки на мистику и непонятные совпадения сюжетов с жизнью авторов не пройдут. Диагноз будет однозначным: неумение работать с людьми. А это как черная метка. Как финишный столб с надписью «сиди и не рыпайся, выше головы не прыгнешь». Согласна ли я на это? Ни за что! А раз так, чего и молчу и жду?

— Хорошо, Лета. Но пока ты здесь, я жду от тебя и остальных новых сюжетов. Мне не нужны травмы, ранения, удушения. Пишите про слежку за мужьями-женами, про пропажу любимой собачки президента, про соседа-вуайериста. Что вам мешает это сделать?

Народ хмуро переглянулся. Могу поспорить, они вообще не хотели писать ни единого сюжета. Но и разбежаться кто куда не торопились, что меня, конечно же, радовало.

— Лиза, тебя срочно туда! — процокавшая каблучками секретарша многозначительно стрельнула глазками в сторону потолка. Понятно, внеочередной разнос, если даже с совещания срывают. Ничего, прорвемся.

— Так, ребята, слушай мою команду. Ровно через два часа собираемся здесь, а пока отправляю всех гулять и думать. Надеюсь, что когда мы снова встретимся, вы порадуете меня новыми и безопасными сюжетами. Не смею больше задерживать.

С этими словами я покинула комнату для совещаний и отправилась к продюсеру. Что он мне скажет? Черт, опять мандраж начался. И я, как назло, в таком неформальном виде. Да ну и хрен с ним! Сколько можно бояться!

— Проходи, Лиза, проходи, — продюсер как всегда был вежлив и предупредителен. Даже улыбку не забыл на лицо водрузить. Ах, ты наш душка и очаровашка! А где же Тамара? Понятно, все еще серьезнее. Меня будут раскатывать по бревнышку с глаза на глаз, даже Тамару-буфер не позвали. Ну, все, держись, Лиза.

— Что-то случилось? — закосила я под наивную простушку.

— Да нет, ничего серьезного. Просто я отметил, что в твоей группе снизилась динамика выхода продукта. И сами серии стали — ну, как бы это поточнее определить, — аморфные, никакие. Да, добротный, качественный материал. Но искорки какой-то в нем нет. Зритель посмотрит одну такую серию, потом другую, а третью смотреть уже и не станет. Не цепляет, понимаешь?

— Да, — ответила я, прикидывая, чего бы такого мудрого сказать в свое оправдание, когда придет пора.

— Не знаю, чего бы тебе посоветовать, — продолжал продюсер, — но больше серий такого уровня я от вашей группы не приму, уж извини. У тебя нет мыслей, с чем может быть связана такая преснятина в сюжетах?

— Ну, как же, конечно, есть! — бодро отрапортовала я. — Мы же ограничены в выборе видов преступления. Скоро месяц, как мы пишем исключительно на мирные темы. Слежка, ревность, кражи, — они по факту не могут взволновать зрителя так, чтобы он трясся от страха за судьбу героев сериала.

— Знаешь, а ты права! — отозвался продюсер. — Пожалуй, я слегка погорячился с мораторием на трупы. Попробуйте что-нибудь этакое, кровавое. Но не слишком, чтобы перебора не было. И серию сразу же ко мне на стол. Вот заодно и посмотрим, в этом ли была ваша загвоздка. Ну все, не смею задерживать!

Охваченная ужасом оттого, что своими руками подписала себе и авторам смертный приговор, я даже не оценила иронии того, что продюсер попрощался со мной точно так же, как я за десять минут до этого со своей командой. Вот тебе и зачинщик! «Кто большую бяку предложит, тот и виноват», как сказал Тема. И что мне теперь: во всеуслышанье объявить, что в проблемах нашей команды виновато начальство?

Мысли вертелись вокруг одного и того же: как я скажу авторам, что следующую серию мы пишем про труп? Ну как?

И тут меня отловил Игорек из производственного отдела. Мы пару раз пересекались с ним на общих пьянках, но кем именно он числится в нашей компании я так и не запомнила. Второй режиссер, кажется. Впрочем, могу и ошибаться. Игорек, критически осмотрев меня с ног до головы, изрек:

— Пойдет.

— Что пойдет и куда пойдет?

— Фактура твоя пойдет. Куда пойдет — на съемки. Между прочим, вашего сериала. Это вы же детективы про троицу пишете?

— Ну да. Эй, учти, у меня не более полутора часов в запасе, а дальше крутись как хочешь, а я должна вернуться к авторам.

— Успеем, если пустопорожнюю болтовню разводить не будем, — отозвался Игорек, уже таща меня за рукав по пожарной лестнице.

— А в качестве кого я там потребовалась?

— Актрисы. Кого же еще?

— Слушай, ты с дуба рухнул? Какая из меня актриса? Я же текст не помню! И выгляжу нефотогенично!

— Могу тебя успокоить: текст тебе не положен. А что до твоей внешности, так чем страшнее, тем лучше.

— Подожди, — стала я понимать ход его мысли, — ты хочешь сказать, что…

— Ну да, — пожал плечами Игорек. — Помнишь, у вас была серия, где девушку из окна выбросили? Вот ты ее и сыграешь.

— Но мы же написали «вместо головы — кровавое месиво»! И у нас на этом весь сюжет закручен, потому что ее за другую принимают! Вы что, меня через мясорубку пропустите, чтобы это изобразить? Учти, гримеры лишатся полугодового запаса клюквенного сока, если загримируют меня по всем правилам! Директор вам этого не простит!

— Да зачем такие сложности. Мы сразу, когда текст получили, решили, что труп будем показывать под простыней. Все остальные персонажи будут к нему подходить, отдергивать край простыни, морщиться и отходить.

— Тогда тем более не понимаю, зачем я вам нужна? Положили бы манекен какой-нибудь, и все!

— У режиссера вожжа в причинном месте заиграла, чтоб в кадре непременно была видна настоящая женская рука. Ну, и часть прически, разумеется.

— Но у меня же стрижка!

— А парик на что? Все, хватит препираться, пришли!

Вот так, неожиданно для себя я дебютировала в кино. В роли трупа. Правда, парик не выдали, хотя Игорек и обещал. Зато я, что называется, на своей шкуре заценила, насколько тяжел и некалориен хлеб актера. Пока операторы не отсняли все нужные кадры и дубли, мне пришлось около пятнадцати минут, не вставая, проваляться на асфальте в нашем дворике. И заметьте — без всяких там ковриков, прямо как есть: на холодном асфальте под тонкой маскировочной простынкой. Так что когда мне, наконец, разрешили подняться, я, набравшись наглости, потребовала «фронтовых» от простуды. И представьте себе, никто этому не удивился, а через полминуты мне уже поднесли грамм сто пятьдесят коньяка. Отказываться и объяснять, что я просто пошутила, было бы верхом свинства, да и согреться по правде не мешало. Поэтому я одним махом тяпнула дубового эликсира, и уже значительно повеселевшая отправилась к авторам, которые вот уже минут пять как ждали меня.

Вообще-то я коньяк недолюбливаю, как и прочие спиртные напитки, чья крепость близка к сорока градусам, но сейчас он явно пошел в масть. Разухарившись, дверь в комнату для совещаний я открыла ударом ноги, вызвав тем самым легкое замешательство среди коллег:

— Ну что, проветрились? Есть идеи?

Опять молчание. Никто не хочет брать на себя ответственность. Понятно. Что ж, тем лучше.

— Тады слушай монаршью волю. Продюсер объявил конец мораторию на трупы и с нетерпением ждет от вас кровавый триллер. Если не напишем, можем дружно отправляться на биржу труда. Ваше мнение, господа?

— Да мне плевать на то, что кто-то там трупов захотел! А если завтра один из нас окажется в морге? Что тогда? — взвизгнула Летка.

— Не дрейфь, подруга. Один труп у нас уже есть.

— И кто же? — округлив глаза от ужаса, спросила Летка. — Дима? Алексей?! С ними еще что-то случилось?

— Типун те на язык. Труп — это я.

Народ обменялся совершенно безумными взглядами. Стас втихаря перекрестился под столом, что вызвало у меня приступ истерического смеха.

— Да чего вы все такие зажатые? Ну да, лицензия на один труп у нас в кармане, поскольку не далее, чем полчаса назад я этот самый труп изображала на съемочной площадке. Чего непонятного? Так что одну кровавую серию мы отписываем запросто.

— А что потом? — спросил Андрей.

— А вот потом и будем разбираться. А сейчас хватит лодырничать, приступаем к работе. Мы сегодня и так уйму времени потеряли. Лета, подними, пожалуйста, записи из копилки. Если не ошибаюсь, у Стаса была отличная идея про подмену орудий преступления…

Как ни странно — сработало. Нельзя сказать, чтоб с большим энтузиазмом, но ребята выдали на-гора отличный сюжет про то, как жена грохнула мужа, а вину попыталась свалить на его друга-кредитора. Муж брал у друга взаймы приличную сумму денег, но со дня на день уже собирался ее ему отдать. Жена решила убить трех зайцев одновременно: избавиться от опостылевшего мужа и вступить в права наследования, подставить вместо себя его друга, да еще и денежки чужие прикарманить. Когда друг пришел в гости, она попросила его порезать хлеб стандартным кухонным ножом из стоящего на столе набора. Нож потом аккуратно, чтобы не затереть его пальцы, спрятала. Оставив мужчин наедине, отправилась в гости к соседке по лестничной клетке. Дождалась у нее, пока друг уйдет, вернулась к себе домой, грохнула мужа другим ножом из того же самого набора, потом свой нож вытащила, отмыла и спрятала, а нож с отпечатками пальцев кредитора — вставила в рану. И заголосила на весь подъезд: УБИЛИ!!! Кредитора, понятное дело, под белы рученьки и в камеру. Он клянется и божится, что друга не убивал, ему никто не верит. Супруга этого кредитора приходит к Дане и Олегу и просит их помочь, пока не поздно. Они сначала отказываются брать себе это дело. У них, мол, лучший специалист в больнице лежит, а без Дениса они ничего сделать не могут и т.д. и т.п. Потом, конечно же, соглашаются. Находят настоящее орудие убийства, отдают его на экспертизу, попутно устраивают хитроумную ловушку для самодельной вдовы, — в общем, спасают мужика от тюрьмы. И заодно осознают, что вполне способны работать и без Дениса. В общем, то, что надо. Если продюсер эту серию завернет, первая его козлом назову.

А вот потом началась буря. Поскольку кандидата на роль второго трупа у нас не было, народ категорически отказался продолжать писать что-либо в кровавом стиле. Стас даже вспомнил старые фильмы про деревенского милиционера Анискина. Если не ошибаюсь, тоже почти сериал был, серии три или четыре. Мол, вот вам образец нормального человеческого кино, без всякой там крови и лишней пальбы. В конце концов, наш сериал будут смотреть не только взрослые, но и дети! Каково придется ранимой детской психике, если мы будем рассуждать с экрана о расчлененке, изнасилованиях и прочих мерзостях? Долой грязь и насилие из сериалов! Не допустим, грудью ляжем — и далее по тексту.

Пока народ бунтовал, я исподтишка наблюдала за Андреем, пытаясь сообразить, соврал ли он нам в прошлый раз насчет аварии или нет. Лешка мне говорил, что прежде чем его завалили на землю, он успел достать кого-то из нападавших. Может, именно Андрея он и зацепил? Поэтому и такое поразительное сходство в боевой раскраске. Но зачем тогда Андрей напал на Лешку? Только для того, чтобы обеспечить совпадение сюжета и реальности? Или дело еще и в том, что он считает себя обиженным, и отомстил таким вот диким образом своему «счастливому противнику»? Каменный век какой-то!

Летка перехватила мой взгляд, направленный на Андрея. Не знаю, что уж она себе подумала, но демонстративно пересела поближе к нему и положила свою руку поверх его ладони. Да успокойся ты, никто на твоего драгоценного Андрюшу не претендует. Сама с ним мучайся, если хочешь.

Дождавшись, пока все хоть чуть-чуть успокоятся, я сказала:

— Братцы-кролики, всецело поддерживаю вашу героическую борьбу за новый стандарт телевидения. Только скажите: следующая серия у нас про что?

Все разом заткнулись. Черт побери, как же мне это все надоело! Я уже собиралась как следует выматериться без применения Лешкиного маскировочного сленга и разогнать к чертям всю богадельню, но тут раздалось шипение Риты:

— У меня, кажется, есть идея. И вроде вполне безопасная…

Честное слово, в этот момент я была готова расцеловать Ритку в обе щеки за смелость и инициативу. Ну, хоть кто-то нашел в себе силы сгенерить очередной сюжет и сдвинуть нашу команду с мертвой точки.

— Значит, так. Человек без документов, но с солидной пачкой денег в кармане обнаруживает себя на улице. У него на лбу шишка — видимо, упал. Он трясет головой, ничего не понимает. Идет по улице. Ничего и никого не узнает. Видит вывеску нашего сыскного агентства. Заходит внутрь. И просит ребят выяснить, кто он такой.

— Супер! Отлично! И кто этот человек? И откуда у него пачка денег?

— А вот этого я пока не придумала, — виновато прошипела Рита.

Слава Богу, что эту затравку сюжета на ура приняла не только я, но и все остальные. Действительно, никаких травм у нас ни один герой в этой серии не получает, шишка клиента — и та за кадром осталась. Пришлось, конечно, попотеть, прежде чем мы слепили красивую историю про человека, решившего сбежать из семьи и уже снявшего со своего счета все деньги, чтобы начать новую жизнь, как тут нелепая случайность — падение, и он теряет память. А когда ребята предоставляют ему отчет о том, кто он есть, и рассказывают, как страдает его жена, как она повсюду ищет его, мужик роняет скупую слезу и принимает решение вернуться. Он-то думал, что его давно разлюбили, а тут такие бразильские страсти разгорелись… На детектив это походило мало, скорее уж на мелодраму, но формально все условия были соблюдены. Есть дело, есть клиент, есть расследование. И с дуэтом история сложилась: Дана, которая уже начала строить глазки Олегу, в конце серии вспоминает про раненого Дениса, говорит что-то высокое и пафосное и отвергает дальнейшие ухаживания Олега.

Сочтя, что сегодня мы поработали на славу и пытаться выдавить из коллег хотя бы еще один сюжет будет сродни моральному изнасилованию, я поблагодарила всех и распустила по домам. Поскольку в этот раз я даже сумки с собой не взяла, и собирать мне было нечего, к выходу из комнаты я направилась первой.

И тут милитари-ботинки сыграли со мной злую шутку. Впрочем, не отрицаю, что коньяк на голодный желудок тоже внес свою роковую лепту в мое падение. В общем, дело обстояло так: зацепившись носком ботинка за крохотный порожек, я как была, солдатиком рухнула на пол, по пути впечатавшись лбом в подлокотник стоявшего около двери кресла для посетителей.

Ой-ой-ой! Как же больно! И в голове сразу что-то загудело, словно колокол. Перед глазами темнота и маленькие серебряные искорки носятся. Какой умник сказал, что голова — это кость? Если кость, то почему же она у меня так раскалывается?!

Когда ко мне вернулась способность видеть, я обнаружила, что добрая секретарша уже пересадила меня в то самое кресло, куда я и впечаталась своей верхней точкой. Авторы полукругом стояли рядом с креслом и смотрели на меня кто с сочувствием, а кто и с плохо скрываемой брезгливостью.

— Эй, что-то не так?

— Могла бы и не стараться падать так напоказ! — сказал Стас. — В последней серии жертв не требовалось. Тем более таких!

— Стасик, ты чего несешь? Веришь — нет, но я бы с удовольствием обошлась без этого полета шмеля!

— Просто ты была единственной, кто еще не пострадал по нашим сюжетам. Решила вступить в ряды жертв, чтобы не отрываться от коллектива? То у нее лицензия на труп появилась, и она в роли этого самого трупа, теперь вот еще и голову не пожалела, лишь бы шишку заработать. Чтобы все в точности по сюжету, да?!

— Стас, замолчи, пожалуйста. У меня и так голова раскалывается. Не хватало еще твои домыслы выслушивать. Если считаешь, что это падение было запланированным — твое дело. Но помни: я была о тебе лучшего мнения. А сейчас у меня на душе такое чувство, будто я потеряла хорошего друга. Или меня окунули в чан с помоями. Спасибо тебе за это огромное, век помнить буду. Все, господа, цирк уехал, расходитесь!

Я кое-как дошла до туалета, поглядела на стремительно набухающую на лбу шишку и разревелась. Ну от кого угодно ожидала таких слов, только не от Стасика! И ведь ни один не выступил в мою защиту! Не спросил, как я себя чувствую, может, помочь надо? Ни один! Тоже мне, коллеги с большой дороги! И чего я с ними вожусь, право слово? Бросить этот проект к чертям, и вся недолга! Вот интересно, что они запоют, когда взамен меня придет какой-нибудь мужик лет так сорока с военным прошлым, построит их всех по стеночке и в каждую встречу будет требовать по три-четыре сюжета? С трупами, изнасилованиями и прочим гастрономическим фаршем? И начхать на все совпадения. Совпадет — так совпадет, одним автором больше, одним меньше. Вот тогда вспомнят они меня добрым словом, или так и будут считать виноватой во всех смертных грехах?

Поскольку мне сию же секунду требовалось выговориться, я набрала номер Темы. Путаясь и перескакивая с третьего на пятое, пересказала все, что сегодня со мной произошло и пожаловалась на то, что его блистательный план (кто гадость предложит — тот и пакостник) провалился. И знаете, что он мне ответил? «Ах, провалился? Ну, бывает, не переживай. Новый придумаем. А сейчас извини — работа, работа. Новостей никаких, и вообще я спешу. Все, отбой».

После таких добрых напутствий остатки настроения упали ниже плинтуса. Еще раз с тоской взглянув на свое отражение и прикинув, что с таким украшением на лбу порядочные девушки по улице не разгуливают, я отправилась уже знакомыми лестницами-коридорами к Игорьку, поскольку еще утром заприметила на его запястье платок-бандану. Как раз хватит, чтобы повязку вокруг лба изобразить в маскировочных целях, тем более что имидж мне это вполне позволяет.

* * *

Лешка явно шел на поправку. По крайней мере, застать в лежачем положении его было уже практически нереально — человек слонялся по палате, как тигр в клетке. Лицо его окончательно приобрело нужные формы, даже нос не сильно кривой оказался. Если не присматриваться — сойдет. Хотя если присматриваться — тоже.

— Лизкин, привет! Малыш, честное слово — я отсюда сбегу! Сколько можно здорового мужика взаперти держать! Сегодня попросил разрешения прогуляться в скверике. И что ты думаешь?! Отказали! Мол, рано тебе еще. Нет, ну каково!

— Лех, не топочи, голова раскалывается.

— А что такое? Опять за компьютером пересидела? Говорил же я тебе!…

— Лучше бы за компьютером. В общем, перед тобой последняя жертва сериала. По крайней мере, надеюсь на это, — я стянула с головы бандану и продемонстрировала Лешке свою знаменитую шишку.

— Лизка, что случилось? Не пугай меня! Кто это сделал?

— Можешь смеяться — я сама. В честь творческого дебюта в роли трупа хрястнула коньячку, а потом зацепилась ботинками за порог… А знаешь, что самое обидное? Меня же еще и обвинили в том, что я это специально. Чтобы из общей массы пострадавших не выделяться. На душе до сих пор противно. Причем сказал мне это тот человек, от которого я подобного вообще не ожидала.

— Лиз, слушай, может, я за врачом сбегаю, а? Пусть он тебя посмотрит. А то вдруг — тоже сотрясение. Мне твои глаза что-то не нравятся. Зрачки чересчур большие. Я тут пока лежал, столько симптомов сотрясения мозга наслушался, теперь сам запросто диагностировать могу.

— Лех, сиди и не ходи никуда. Лежать с тобой в одной больнице, конечно, романтично, но я должна довести игру до конца. У меня уже есть как минимум двое подозреваемых, и пока я не вычислю, кто же из них — крыса, не успокоюсь. Понимаешь, это же мне вызов! Сам знаешь: редактор сериала — хозяин. Авторы — наемные работники. И если кто-то из работников подкладывает мне свинью…

— Лиза, тише, малыш. Ты уже на весь этаж кричишь. Черт, что же делать? Хочешь, я сегодня же сбегу из больницы и выйду на работу?

— И что это изменит? Если неприятности будут продолжаться, то пойдут уже по второму кругу, поскольку первый уже как бы состоялся и закрылся. Пока ты здесь, я за тебя спокойна.

— Зато я из-за тебя с ума схожу! Ты хоть понимаешь, чем рискуешь?

— Ну да. Продюсер снова потребовал писать кровавые серии. Его теперь в обратную сторону развернуло и переклинило. Без трупов, мол, больше принимать не буду.

— Все, я собираю свои вещи и немедленно эвакуируюсь отсюда! По улице будешь ходить только в моем сопровождении. Еду и напитки употребляй только из герметично закупоренной тары, которую сама же и вскрыла. Если…

— Леша, — поморщилась я от очередного приступа головной боли, — извини, что перебиваю, а теперь послушай меня. Ты отсюда никуда не пойдешь. Жертв, по крайней мере до четверга, пока не предвидится. Все, чем ты мне реально сейчас можешь помочь — это вычиткой новых серий. Если не против, я бы временно взвалила на тебя и их корректуру. Боюсь, что с такой головой редактор из меня аховый. Если согласен, то как только я получу обе серии, то с ноутбуком приезжаю к тебе, и ты работаешь. Увы, в одиночку. Могу оказать только моральную поддержку. Например, рядышком посидеть. Что скажешь на это?

Лешка недовольно поморщился, задумался, а потом сказал:

— Ладно. До четверга, так и быть, отсюда не двинусь. Серии отредактирую, без проблем. Но ты должна пообещать мне две вещи.

— Какие?

— Первое: ты по возможности не будешь вставать из постели.

— А как я тогда к тебе приеду? Вместе с кроватью? Как Емеля на печке?

— Ты ко мне не приедешь. Я позвоню Сан Санычу, как только у тебя на руках будут серии, скинь их на ноутбук, и Санька мне их завезет.

— Так ему придется сначала ко мне заехать, потом к тебе, потом снова ко мне…

— Ничего, помотается. Я тебе сейчас запишу номер его мобильного, чтобы вы завтра пересеклись. И второе: поклянись мне, что если с тобой или с твоими близкими что-то случится, необязательно плохое, просто что-то необычное, то, чего быть не должно, — ты сразу же сообщишь мне об этом.

— Хорошо. Обещаю.

— Вот и славно. А теперь, моя дорогая, проваливай-ка ты домой. Мне твоя голова по-прежнему не нравится, но раз ты упираешься и эскулапам сдаваться не намерена, то поезжай вылеживаться.

— А как же ты?

— Я — мальчик большой. И мне такие жертвы не нужны. Хочу, знаешь ли, чтобы моя невеста была веселой и здоровой, а не мрачной и побитой. Так что возражения не принимаются, ступай!

— Да не пихайся ты так! Дай хоть бандану обратно завяжу…

* * *

Вторник и среду я по совету Лешки провела в постели с холодным компрессом на голове, чтобы как можно быстрее избавиться от своего сомнительного «украшения». От компресса мозги мои замерзли и покрылись инеем, а мыслительный процесс застопорился. Сан Саныч исправно курсировал между мною и больницей, каждый раз не забывая передавать приветы от Лешки. Один раз даже по его просьбе букет маленьких кустовых розочек принес. И откуда Лешка с братом успели разведать, что это одни из самых моих любимых цветов? Не иначе, вступили в сговор с дедом. Не зря Сан Саныч о чем-то с ним в дверях шептался, когда ноутбук забирал. Ну что с них взять, кроме анализов?!

В четверг, критически осмотрев свой медный лоб, я сочла, что размеры шишки уменьшились до приемлемых размеров, но вот расцветка меня совершенно не устраивает. Поэтому бандану Игорьку пока возвращать не будем. Потерпит до понедельника. Если бы еще не эти головокружения, было бы вообще изумительно.

Как шепнула вездесущая Тамара, продюсер нашу серию с подменой ножей воспринял на ура. Над амнезией слегка поломался, но тоже принял. Прицепом, так сказать. Но в дальнейшем жаждет от нашей бригады крови и зрелищ. Уф, что же делать-то?

Именно этот классический вопрос Чернышевского я и задала авторам, кратко обрисовав сложившуюся ситуацию. Сказать, что народ приуныл от моих новостей — это значит, ничего не сказать. Наверняка уже у кого-то были идеи по бескровным сюжетам, по всяким безопасным розыгрышам с далеко идущими последствиями, а тут на тебе! Кому ж охота в самоубийцы записываться?

— А знаете, — подал голос Геннадий, — что нам мешает устроить полномасштабную бойню? Нет, не надо сразу возражать, выслушайте меня до конца, пожалуйста. Нет причины скрывать от самих себя, что каким-то неведомым образом то, что мы отпишем, претворяется в жизнь. Причем, конкретно с нами и с нашими близкими. Но давайте проанализируем наши старые серии. Все, что есть в них общего, это то, что несчастные случаи происходят в единичном экземпляре. Пострадал один герой — пострадал один автор. Примерно по этой схеме. Вот я и предлагаю отступить от этой практики и попытаться обмануть судьбу.

— Каким же образом?

— Мы напишем серию, в которой пострадает много людей. И посмотрим, случится ли с нами после этого что-то или нет.

— А не боишься того, что кто-то из авторов пострадает, а кто-то нет? — резонно спросила его Рита.

— Нет, не боюсь. Тут все зависит от того, что именно мы выберем в качестве этого самого группового несчастного случая. Предлагаю — что-нибудь малореальное. Ну, то, что в нашей жизни с очень большой долей вероятности никогда не произойдет.

— И что, например?

— Ну, да хотя бы падение самолета! Съемки, по-моему, не настолько дорогие, как может показаться. Я видел в наших павильонах один салон, почему бы не снять в нем? Или арендовать что-нибудь подходящее. В крайнем случае, я даже на вертолет согласен. Кадры падения — компьютерная графика. Вставки по паре-тройке секунд, не больше, чтобы зритель не успел прочухать, что его дурят.

— Ладно, если эту серию нам зарежут по экономическим мотивам, может, оно и к лучшему. Лучше скажи: сюжет-то в чем заключается? И при чем здесь сыскное агентство?

— Да это проще пареной репы! Кто-то из пассажиров перевозил с собой дипломат с важными документами. Либо дипломат с большой суммой денег. На выбор, так сказать. После падения несколько пассажиров числятся пропавшими без вести. В том числе и наш герой. Те, кому он вез свой дипломат, нанимают Дану с Олегом выяснить его судьбу.

— И что выясняют?

— Ну, жив он и здоров. Скрывается от пары злобных ребят, также летевших в этом самолете-вертолете и претендующих на содержимое дипломата.

— А падение самолета с чем связано?

— А у них драка из-за дипломата началась. Кто-то стрелять начал, попал в пилота. Вот, собственно, и все.

— А что, в пилота так просто попасть? Или у них никакой перегородки с пассажирским отсеком нет?

— Да это все детали. Надо будет — я своего крестного спрошу. Он у меня МАИ заканчивал. И вроде как даже полетать где-то успел.

— Ой, что-то не нравится мне все это, — искренне призналась я Геннадию. — Отписать мы эту серию, конечно, отпишем, но гарантии того, что начальство ее не завернет и нам на уши не повесит, дать не могу. Да и масштаб бедствия что-то меня смущает. Как я понимаю, в результате этой авиакатастрофы есть погибшие?

— Ну да. Куда же без них. Иначе совсем не правдоподобно получается, — отозвался Геннадий.

— Да хватит тебе, Лиз, цепляться ко всякой ерунде! — подала голос Летка. — Мне лично эта идея очень нравится. На самолетах, равно как на вертолетах, я в ближайший год точно летать не собираюсь. А вы как, ребята?

— Ну, в целом симпатичная идея, — отозвалась Рита и бросила ехидный взгляд на Андрея. Боже мой, они что, опять свою пикировку затеяли? Тогда Андрей сейчас должен выступить против, или я ничего уже не понимаю в людях.

— А мне не нравится, — словно услышав мои мысли, отозвался Андрей. — Слишком уж все неубедительно выглядит. И если речь идет о целом самолете, то на месте трагедии должна работать комиссия из представителей авиакомпании, МВД, и еще хрен знает кого. Наше доморощенное агентство туда просто не пропустят. Гробить самолет ради такого слабого сюжета — это все равно, что из пушки по воробьям палить. Или гвозди микроскопом забивать.

— Стас, твое слово!

— Ну, вроде бы ничего. Да и попробовать стоит. Если с нами после такой серии ничего не произойдет, это означает, что у нас в резерве минимум три-четыре серии с масштабными трагедиями. Взорвавшийся дом. Заваленные шахтеры. Авария на производстве. Ну и так далее.

— Да что там рассусоливать! — вновь влезла Летка. — Писать надо, и все дела!

— Понятно. Итого у нас один автор против, четверо за. Я, с вашего позволения, в числе воздержавшихся. Но все равно получается, что большинством голосов сюжет принят. Работаем.

Ух, как же тяжело дался нам этот сюжет, кто бы знал! Мы перекраивали его вдоль и поперек, в итоге уже просто плюнули на стандартную схему обсуждения и начали сразу отписывать карточки, потому что так хоть что-то было видно наглядно. Было выпито немереное количество кофе, а когда секретарша попыталась намекнуть, что наша группа ликвидировала трехдневный запас сего напитка, и посему нам советуют притормозить, на девушку посмотрели столь злобно, что она мигом забыла о своем порыве бережливости и пулей выскочила из нашей комнаты. Когда, наконец, на доске обрисовалось что-то более-менее похожее на серию нужного формата, команда не смогла сдержать дружный вздох облегчения.

Бросив взгляд на часы, я поняла, что в своем творческом энтузиазме мы рискуем остаться голодными, поскольку через полчаса закрывается наша столовая. Группа сегодня, что ни говори, заслужила обед, поэтому я скомандовала отбой, и мы толпой отправились на перекус.

Андрей вызвал лифт, как на заказ перед нами раскрыл двери грузовой, и мы вошли туда. Рита со Стасом, правда, решили ехать на соседнем лифте, поскольку в нашем яблоку негде было упасть, но Андрей сказал:

— В тесноте, да не в обиде. Ну что, съежимся?

И мы съежились, так что образовалось место как раз для еще двоих. Было очень весело стоять по стеночке, ощущая боками, плечами, да решительно всеми частями тела близость своих коллег. Прямо передо мной обнаружился торс Геннадия — бери, да обнимай. Слева меня впечатали в Летку. Была в этом какая-то бесшабашность пионерских лагерей, интимность первых свиданий — да все сразу и в таком невообразимом коктейле. Кто-то нажал кнопку первого этажа, и мы поехали.

Внезапно пол лифта ушел из-под ног. Ух ты, я, конечно, знала, что он у нас скоростной, но не настолько же! Прямо космонавтом себя ощутила! Но тут же поняла, что здесь что-то не так: обычно этот «полет в космос» длится крохотные доли секунды, а тут это ощущение все никак не проходило. Раздалось чье-то приглушенное «ой». И тут зловредный пол со всей силы ударил мне по ногам, да так, что отдача через позвоночник ушла в голову. Между прочим, и так больную и сотрясенную. Я не выдержала и рухнула на пол. Моему примеру последовал Геннадий и еще кто-то, не успела разглядеть. Слева со всей мочи заголосила, запричитала Летка, где-то справа раздался визг Ритки, и тут же смолк.

— Что это было? — поинтересовалась я, держась за голову, когда окончательно сообразила, что лифт остановился, и больше полеты нам не грозят.

— Судя по всему, — отозвался побледневший как мел Геннадий, и так никогда не отличавшийся яркостью красок на физиономии, — оборвался трос.

— А почему мы тогда живы? Нам же лететь до земли хрен знает сколько?

— Сработала стандартная противоаварийная система. Страховочные ловушки, или как они там называются. Между прочим, падение лифтов со смертельным исходом — это один из любимых мифов Голливуда. На самом деле разбиться таким образом практически невозможно. Если не ошибаюсь, изобретатель современной версии лифтов Отис это еще в середине девятнадцатого века продемонстрировал.

— Слушай, ты, умник, заткнись, а? Мы тут едва не погибли, а ты! — заверещала Летка. Я отвесила ей пощечину. Если не ошибаюсь, так всегда поступают с человеком, впавшим в истерику. Да и что греха таить: руки на нее у меня уже давно чесались. Летка заткнулась и захлюпала носом. Ладно, пусть лучше сырость разводит, чем мне на барабанные перепонки давит.

— Слушай, знаток лифтов и самолетов, а скажи-ка ты нам: когда по-твоему прибудет бригада монтеров. Или спасателей — кого там вызывают в таких случаях? — желчно поинтересовался Андрей.

— Чтобы это узнать, надо нажать на кнопку и вызвать диспетчера, — пожал плечами Геннадий, совершенно не понимая, за что на него ополчились. Я решила ускорить процесс нашего освобождения, вновь приняв командование на себя:

— Так, тот кто ближе к кнопкам, найдите ту, что с надписью «диспетчер» и нажмите. Остальные проверяем, все ли в порядке у нас и с соседями.

— Рита сознание потеряла! — выкрикнул Стас. — Она вся белая!

— Без паники. Проверь дыхание. Если слабое, развяжи ей платок на шее, чтобы могла дышать свободнее.

Стас тут же принялся разматывать сложную шелковую конструкцию, которую Ритка носила не снимая после нападения на нее маньяка, как она пришла в себя, оттолкнула его руки и села, прислонившись спиной к стенке кабины.

— Со мной все в порядке, — отозвалась она.

— Вот и отлично. Да вызовет кто-нибудь диспетчера в конце концов или нет!

После коротких переговоров с диспечерской нас заверили, что минут через десять-пятнадцать мы будем уже на воле и долго удивлялись, с чего нас угораздило загрузиться именно в этот лифт. На нем же с утра табличка на всех этажах висит «лифт неисправен». Сплошная мистика. Чем угодно готова поклясться, что никакой таблички там не было. Остальные по-моему думали так же. Вот тебе и групповуха! Вот тебе и падение самолета! Получается, даже этой сценарной лазейки, чтобы уйти от судьбы, у нас нет.

Когда нас доставали, настроение, мягко скажем, было траурное. Я поняла, что сегодня наша команда собиралась в последний раз. Никто из авторов на следующий мозговой штурм не придет. Кто-то вовремя простудится, у кого-то возникнут семейные обстоятельства, препятствующие выходу на работу… В общем, все ясно, как божий день.

Слава Богу, хоть в истерику никто не впал. Летка не в счет, ее вовремя остановили. Вон, даже плакать перестала. Жмется к Андрею, трясется слегка и все. Если так посмотреть, больше всего из наших психует Рита. Даже помощь Стаса отвергла. Еще и цыкнула на него так, что бедный парень вовсе зашугался. И вообще Ритка ведет себя так, будто все вокруг виноваты. Что ж, ее тоже можно понять. Такие события, да одно за другим. То маньяк, то полеты на лифте. С нами не соскучишься.

Так получилось, что нас выпустили практически одновременно. По счастливой случайности лифт остановился практически напротив выхода на какой-то этаж. Монтеры раскрыли двери там, разжали наши, и вот мы уже на воле. Идем куда-то по коридору на подгибающихся ногах и с трясущимися руками, даже толком не соображая, куда и зачем. Блеск!

Внезапно Ритка развернулась, подбежала к Андрею и заорала:

— Придурок! Слышишь? Ты — полный придурок! — и убежала куда-то в сторону лестниц. Повинуясь какому-то внутреннему импульсу, я кинулась за ней, даже не собираясь смотреть, какой резонанс вызвало в наших рядах ее заявление.

Ритку мне удалось нагнать очень быстро. Она пробежала ровно один пролет, остановилась у окна, достала из сумочки пачку сигарет, кое-как вытащила одну, прикурила раза с третьего и жадно затянулась.

— Рит, а мне одну дашь? — спросила я, чтобы начать разговор. Вообще-то я не курю, но считаю после такой встряски — курить можно и надо. Даже хроникам и бронхитикам.

Ритка передернула плечами и протянула мне пачку. Я достала сигарету, прикурила от ее зажигалки и сморщилась. Фу, ментоловая. Зато продирает хорошо.

— Слушай, а чего ты на Андрея накричала?

— Да потому что придурок — он и есть и придурок!

— Ты считаешь, что это он виноват в падении лифта?

Ритка бросила на меня пристальный взгляд и снова отвела глаза в сторону:

— Да нет. Это так, по психу вырвалось. Просто… мы же со Стасом хотели в другом лифте ехать. Это Андрей настоял, чтобы все вместе. А я как чувствовала, что не надо этого делать.

— Почему?

— Ну… мне казалось, что если мы все войдем, то лифт перегрузим. До сих пор удивлена, как он вообще поехал. И Стас тоже хорош!…

Далее Рита прибавила от себя такую длинную и заковыристую фразу, от которой меня пробрало почище, чем от ментола. Вот девка дает! Выражается так, что портовый грузчик от смущения пойдет и утопится. М-да, пойду-ка я отсюда, пока и мне по первое число не досталось. Если уж она безвинного Стасика так кроет…

Кое-как затушив сигарету и сказав Рите, что она может идти домой, я отправилась обратно к ребятам. Оказалось, что как они стояли на площадке возле лифтов, так и остались там. Понятно. У всех шок. Все растеряны и не знают, что делать.

— Ребята, считаю, после того, что мы с вами только что пережили, работы у нас не получится. Поэтому идите-ка все домой. Давайте, давайте! Отдохните как следует, выспитесь, успокойтесь. Напейтесь, в конце концов! Сегодня у нас у всех второй день рождения. Чего стоим? Ну, проваливайте!

Народ зашевелился, потоптался и, с опаской взглянув на лифты, потянулся к лестницам. Я, подождав, пока все разойдутся, из какого-то яростного лихачества, пытаясь доказать себе непонятно что, вызвала соседний с грузовым лифт и спокойно доехала до нашего этажа, где прошла в комнату для совещаний.

Серия про падение самолета так и висела в карточном виде на доске. Наша последняя серия. Даже жаль: столько труда в нее вложили. Мы ведь давно уже не работали так душевно, как сегодня: все вместе, на равных. Никто не отлынивал. И получается, все впустую. Себя не спасли и выхода никакого не придумали.

По ходу пьесы сейчас бы мне следовало уткнуться лицом в стол и разреветься громко и по-бабьи над своей загубленной судьбой, но, честно говоря, сил на бурное проявление эмоций уже просто не осталось.

За спиной послышались шаги и деликатное покашливание. Я обернулась. Стасик?!

— Лиза, ты не занята?

— Смеешься?

— Мне очень надо с тобой поговорить. Я долго не решался, но вот…

— Так чего мнешься? Проходи и садись. Дверь только за собой закрой. Не хочу, чтобы в компании раньше времени узнали, что тут у нас творится. Терпеть не могу сплетен.

Стас аккуратно исполнил просимое и плюхнулся на стул напротив меня.

— Так что у тебя ко мне? — подстегнула я его, когда поняла, что иначе придется час ждать, пока он соизволит высказаться.

— Видишь ли… я был не прав. Я должен извиниться перед тобой за прошлый раз. За то, что обвинил тебя в том, что ты сама… ну… лбом ударилась. Я ведь видел, что ты случайно упала. Я даже знаю, как и из-за чего это вышло. Понимаешь, я однажды тоже навернулся, правда, не так сильно, когда с непривычки подобные ботинки одел…

— Так если ты видел, как все произошло, почему набросился на меня с обвинениями? Не Летка, не Андрей, никто другой — именно ты?

— Мне стыдно говорить…

— Да давай уж, раз начал. Чего стесняться? Мы уж давно не дети, слава Богу. Даже краснеть разучились.

— Это все Рита. Как только ты упала, она мне сразу на ухо и говорит: «Видал, какова? Мы тут страдаем из-за ее гребаных сюжетов, так она тоже за компанию в пострадавшие решила записаться». Ну, у меня тут в голове словно замкнуло. Я и набросился на тебя. И чувствую, Ритка рядом молчит, но одобряет то, что я говорю. Понимаешь?! Молчит и одобряет! И я, как последний дурак, ей угодить стараюсь, тебе гадости какие-то говорю. Мне потом так мерзко было, особенно когда ты сказала, что считала меня своим другом…

Можете смеяться, но тут Стасик расплакался. Ой. Что мне делать-то с ним теперь? Я в последний раз плачущего мужика в детсаду видела, когда одного хлопца лопаткой по голове оглушила, чтоб на мои куличики не претендовал. А тут такой водопад!

Я пересела к Стасу и похлопала его по плечам. Парень воспринял это как сигнал к действию и зарыдал уже у меня на груди. Я растерялась еще сильнее и стала гладить его по голове, как маленького. Кажется, во всех наших и не наших сериалах именно так и поступают в подобных ситуациях.

— Ну, что с тобой? Все в порядке. Мы все целы и здоровы, даже испугаться как следует не успели.

Стас зарыдал еще сильнее. Опаньки! Интересно, если кто-нибудь сейчас случайно к нам заглянет, что подумает о том, что здесь происходит? А, и хрен с ним: опять отбоярюсь, что мы сцену из фильма репетируем. Классная отмазка, еще с прошлого раза работает.

— Стас, успокойся, пожалуйста. Все в порядке. Я на тебя не сержусь. Честно-честно. Лучше скажи мне, что тебя так взволновало? Ну не поверю я, что это из-за какого там лифта, — гнала я откровенную пургу, лишь бы Стас прекратил орошать слезами мою одежду и вернулся в адекватное состояние.

— Понимаешь, я совсем запутался! — наконец произнес что-то вразумительное Стасик.

— В чем запутался?

— В своей жизни. Раньше я знал: Летка на меня кричит, конечно, но это ерунда, потому что на самом деле все у нас в порядке. А потом появилась Рита. Она меня даже как бы не спрашивала, хочу ли я с ней быть. Просто пришла и поставила перед фактом, что я теперь ее.

— Ну, а ты чего? Не мог вежливо отказать девушке? Сказать, что ты несвободен?

— Я ненавижу разборки. Я ненавижу женские крики. А тут все одно к одному: мы с Леткой опять поссорились, тут же появилась Рита, а потом эта глупая история с кошельком, и все: полный разрыв!

— Ну, если вы расстались с Летой, это же еще не повод встречаться с Ритой? Тем более как я понимаю, тебе с ней не нравится.

— Да, не нравится! Она меня использует! Она мною манипулирует! Я… я так за нее сегодня испугался, когда увидел, как она лежит на полу лифта. Мне показалось даже, что она не дышит! Я ей косынку разматываю, а она глаза открыла и так на меня глянула… Лиз, не поверишь, у меня даже холодок по спине пробежал от ее взгляда. Я… я не знаю, как мне быть. Я не могу так больше!

Прикинув, что если сейчас не скажу парню что-нибудь жизнеутверждающее, он снова подвергнет меня водным процедурам, я взяла Стаса за плечи, развернула так, что мы теперь сидели четко напротив друг друга, и дождалась, пока он поднимет на меня взгляд. Поднял, зафиксировал. Отлично. Приступаем к экстренной промывке мозгов:

— Стас, прежде всего, осознай: ты — не тряпка. Ты — классный парень, отличный автор, профессионал своего дела. Поэтому не позволяй никому оскорблять и втаптывать себя в грязь. Это во-первых. Во-вторых: если какие-то отношения причиняют тебе боль, ты имеешь полное право отказаться от продолжения таких отношений. Ни один человек не обязан терпеть унижения от другого человека. В-третьих: если ты любишь кого-то, не позволяй обстоятельствам разлучать вас, а если это произошло, то борись! Изо всех сил борись! Ты же не теленок, чтобы тебя туда-сюда за веревку дергали. И не собачка. Поэтому сейчас ты берешь себя в руки и идешь домой. А дома обдумываешь то, что я тебе только что сказала, и с завтрашнего дня начинаешь новую жизнь.

— Какую? — спросил у меня Стас с таким видом, словно он — бедный крестьянин, а я — пророк, открывающий ему глаза на правду жизни. Ой, за что ж мне так везет на тонкие творческие натуры?…

— Жизнь сильного и самодостаточного человека. Для начала ты перестаешь пресмыкаться и угождать кому бы то ни было: твоим женщинам, твоим близким, твоему начальству — никому. Это ясно?

— Да, — очень серьезно кивнул Стас.

— Далее. Ты наводишь порядок в собственной голове и выясняешь, чего и кого на самом деле хочешь. С теми, кого в этом списке нет, вежливо прощаешься. Фразу «останемся друзьями» при этом лучше не произносить, она звучит глупо и театрально. За тех, кого любишь, начинаешь бороться.

— А это как? — спросил Стасик, широко раскрыв глаза. Хорошо хоть за блокнотом не полез, конспектировать мои мудрые мысли.

— Очень просто. Составляешь план боевых действий, и двигаешь вперед в соответствии с планом. Для начала сойдет и просто разговор с предметом страсти. Если надумаешь покупать цветы — не экономь. Лучше вообще их не брать, чем тащиться на свидание с какой-нибудь нищенской веточкой.

— А если?…

— Если потребуется мужская драка — дерись, не бойся. Даже если ты проиграешь в этом поединке, ты вполне возможно, в итоге окажешься победителем. Женщины не всегда склонны выбирать из двух претендентов на руку и сердце того, у кого самые большие кулаки. Скорее, наоборот. Сам посуди: кулаки рано или поздно могут быть направлены и против нее. А вот доброе и храброе сердце — это уже серьезная заявка на победу.

— Так я пойду? — спросил Стасик, чьи глаза уже загорелись в предвкушении хорошей драки за даму сердца. Рыцарь Айвенго образца двадцать первого века.

— Иди, Стас. Удачи тебе!

Стас поднялся, отправился к выходу, а потом вдруг развернулся, подошел ко мне и поцеловал в щеку.

— Лиза, ты — золотой человек! Чего бы я делал, если бы не ты!

И ушел. А я осталась.

Ну вот, хоть кому-то удалось помочь. Даже на душе как-то потеплело после нашего со Стасом разговора. Единственный светлый момент за весь день. Хотя, что касается Ритки — не думала, что она испытывает такую резкую неприязнь ко мне. Впрочем, когда вокруг такое творится, будешь подозревать всех и во всем. Тем более собственного литературного редактора, до последнего умудрившегося не пострадать за искусство, как все остальные.

Надо было собирать карточки с нашей серией и уходить, но ноги упорно отказывались поднимать меня в воздух. Я не хотела покидать эту комнату, хоть ты тресни. Сидела, отбивая правой рукой по столу какой-то рваный ритм, а левой дублировала его, но уже по ножке стула. «Я сошла с ума, я сошла с ума»…

Раздался какой-то непонятный звук. Что это было? Похоже, будто что-то маленькое и металлическое упало. Ой, да это же Лешкино кольцо с пальца слетело! Вот балда! Взяла и потеряла подарок от любимого человека! Хорошо еще, что это случилось здесь, а не где-нибудь на улице. Ну, ничего, сейчас мы его поищем…

Поиски кольца привели меня под шкаф со старыми сценариями и канцтоварами. Вот ведь как закатилось — просто так и не достанешь. Хорошо рука у меня тонкая, еще дед говорил, что с такой хорошо соседские огурцы из банки воровать — куда угодно пролезет. Вот я и принялась шарить под шкафом, чуть ли не по локоть запихав туда правую руку.

Под шкафом было пыльно и грязно. Уборщицы вряд ли удосужились хоть раз протереть пол под шкафом с той поры, как его сюда поставили. Поэтому стоит ли говорить, что мои рукава мигом покрылись слоем какой-то серой гадости. Фу, как противно. Ага, вот и кольцо. А это еще что такое?

Я извлекла из-под шкафа небольшой листок в клеточку формата А5, сложенный пополам. Интересно, это еще откуда здесь взялось? Развернула. Убористым почерком в каждой клетке без пробелов вилась вязь слов. Я начала читать, и меня словно окатили из ушата холодной воды:


«Настоящее условие пари составлено в двух экземплярах по количеству участников. При отказе одного из участников от дальнейшей борьбы, выигравшим признается его соперник. При объективной невозможности продолжения пари (окончание работы над проектом, перевод на другой проект, переход в другую компанию и т.п.), победителем признается тот, на чьем счету больше Совпадений. При равном их количестве — тот, кто последним организовал Совпадение. Участники обязуются придерживаться следующих правил: Совпадения организуются только на основе оригинальных сюжетов. Сюжеты, созданные на основе реальных событий, для организации Совпадений не подходят. Совпадения не предусматривают смертельный исход для задействованного в совпадении лица. В Совпадении допускается задействовать только лиц, известных обоим участникам. С целью маскировки допускается не более одного ложного Совпадения для каждого участника. Случайное Совпадение, не организованное силами участников, не засчитывается никому. По договоренности Участников очередность организации Совпадений может меняться. При отказе одного из участников от организации Совпадения по конкретному сюжету, право на его организацию отходит его сопернику. Пари действует вплоть до момента определения победителя. Побежденный обязан признать первенство победителя и выплатить ему из своего кармана призовые, рассчитываемые по формуле: количество Совпадений на счету победителя х 500 у.е. Условия пари являются тайной участников и разглашению не подлежат. Участникам дозволяется задействовать для организации Совпадений сторонние силы без сообщения им условий пари и соблюдении надлежащей осторожности».


Передо мной сама собой проявилась картинка из недалекого прошлого: я жду у лифтов Андрея, не дождавшись, вхожу сюда и вижу, как он ползает на коленках по полу и врет, что потерял паспорт. Вот что он на самом деле искал, гнида! А никакой не паспорт! Когда Летка заявила о пропаже кошелька, и я предложила вывернуть всем карманы и высыпать на стол содержимое сумок и барсеток, вынутый Андреем из кармана легкий листок кто-то, может даже сам Андрей, не заметив, смахнул рукавом, и тот плавно спикировал под шкаф. Где и пролежал вплоть до сегодняшнего дня, пока я его не обнаружила.

Вот, значит, как обстояли дела. Никакой мистикой здесь и не пахло. Блин, но то, что участников двое — этого, конечно, никто и предположить не мог: ни я, ни Темка с Машкой. Ах, Летка, но от тебя-то я точно такого не ожидала! Сговорилась с этим гадом, и давай пакостить своим коллегам! А чтобы никто на нее не подумал, начала на меня поклеп возводить. И ведь почти преуспела, дрянь! Эх, жаль, мало я тебе сегодня по мордасам отвесила! Знала бы — так не церемонилась.

А уж как она настаивала, чтобы мы сюжет про самолет отписали! И тем более понятно, почему Андрей против этой серии возражал: наверняка не его очередь была совпадения подстраивать! Или, наоборот, его?

Заорал мобильный, выведя меня из состояния прострации. Кто это? Тема? Как кстати!

— Привет, я тут закончил копаться с резюме твоих коллег и кое-что для тебя нарыл. Могу с гарантией процентов на восемьдесят сказать, кто стоит за всей вашей чертовщиной.

— У меня тоже кое-что обнаружилось. Могу с гарантией сто процентов назвать имя как минимум одного организатора беспорядков.

— Тогда приезжай, обменяемся сведениями. Мы с Машкой уже дома, ждем тебя!

Я отключила мобильный, поцеловала кольцо, которое так своевременно показало мне местонахождение улики, и покинула комнату для совещаний. Серия про упавший самолет так и осталась висеть на доске.

* * *

Когда Машка открыла мне дверь, в ноздри сразу ударил пряный дурман какого-то готовящегося блюда.

— Что это за прелесть? — спросила я, трепетно поводя ноздрями в сторону кухни. — Я хочу приобщиться к этому волшебству и немедленно.

— Волшебство называется плов. Немедленно приобщиться — не получится, еще не готово. А вообще это Темка экспериментирует. У него кто-то на работе в командировку в Ташкент съездил, теперь всех учит, что такое настоящий плов и как его следует готовить. Вот Темка и попался. Накупил каких-то пряностей, за нужным мясом специально на рынок съездил, а теперь священнодействует, — разъяснила Машка.

— Между прочим, солнце, ты ошиблась, — раздался голос Темы. — Все готово, только что с плиты снял.

— УРА!!! — завопила я, вбежав в кухню и со всего маху врезавшись головой в Тему. Он зашатался, но устоял. Машка вошла следом за мной и теперь, ухмыляясь, наблюдала, как я тру ладонью лоб. Вот курица — совершенно забыла, что голова у меня пока слабое место! Лови теперь очередную порцию звездочек и искорок из глаз!

— Но с дегустацией все равно придется подождать. Плов должен настояться, — с притворным сожалением в голосе продолжил Тема и пододвинул мне стул. — Лучше колись, чего надыбала по своим авторам?

— Двое придурков заключили пари, кто больше совпадений организует — он или она. Победителю — крупный денежный приз и почет в веки вечные, — с нарочитой небрежностью произнесла я, внимательно наблюдая за реакцией Темы. Реакция меня порадовала: он удивленно поднял брови.

— Вот, значит, как? Что ж, вполне вписывается в мою схему. Именно этого-то я и не мог понять, хотя предполагал нечто в этом роде. А ты в курсе, что они — брат и сестра?

Вот это был удар под дых! Такого я точно не ожидала!

— Но подожди, они же вели себя, как парень и девчонка, вместе уходили домой, миловались у всех на глазах…

— Для маскировки, видимо, — пожал плечами Тема.

— Но Летка-то у нас давно работала, а Андрей только-только пришел…

— Погоди, а причем здесь твоя Летка? Я говорю об Андрее и Рите. Не знаю досконально их родословную, но могу предположить, что мать у них одна, а отцы разные. Поэтому и отчества, и фамилии тоже разные. Как понимаю, портретного сходства между ними тоже нет. Поэтому дурить всю вашу компанию они могли долго и безнаказанно.

У меня перед глазами все закружилось. Значит, это не Летка? И зря я ее подозревала и обвиняла в чужих грехах? А на самом деле, это все проделки Риты и Андрея? А Летка — такая же пострадавшая и обманутая, как я сама? Тема тем временем продолжал:

— Честно говоря, на информацию о том, что они брат и сестра, я наткнулся случайно. Нашел ссылку на один короткометражный фильм, в котором они выступили в качестве сценаристов и актеров. Там же была небольшая рецензия, не очень лестная, кстати, что странно видеть, как взрослые люди выносят свои детские комплексы на экран. Мол, раз уж они брат с сестрой, пусть бы и решали свои проблемы дома, келейно, так сказать, а не заставляли зрителей копаться в собственном грязном белье. В общем, злобненькая такая рецензия. Я после нее даже заинтересовался: чего они там такого наснимали? Была бы возможность скачать фильм для просмотра — обязательно это сделал.

— Тогда я, кажется, начинаю понимать. Самостоятельно пробиться в люди у них не получилось. Отдельные друг от друга проекты делать тоже почему-то не хотелось. Вот они и прибились к нам. Долго спорили, у кого серии лучше получаются, у кого хуже, а когда поняли бесперспективность этих выяснялок, придумали пари. К кино никакого отношения, собственно говоря, не имеющее, зато поднимающее рейтинг в глазах друг друга. И позволяющее почувствовать собственное превосходство над коллегами.

— Все так. А теперь колись: откуда тебе стало известно про пари? Мы тоже имеем право знать подробности!

Ответить я не успела, поскольку мобильный вновь напомнил о себе. Лешка!

— Привет, малыш! Ты как? Сегодня ничего не случилось?

— Если не считать падения лифта, все в порядке.

— Все, я еду к тебе. Жди меня и из дома не выходи!

— Леша, Леша, подожди! Я сейчас не дома, а у своих друзей. И у меня все в полном порядке!

— Диктуй адрес, я еду тебя забирать!…

Вот так, чисто по-княжески. На больницу забил, меня поставил перед фактом, и связь отрубил. А я ведь даже не успела Лешке сказать, что злоумышленники обнаружены. Ну, ничего: будет ему сюрприз.

Тема напомнил мне свой последний вопрос, я подробно рассказала, как в свое время застала Андрея за странными поисками, и как сегодня нашла потерянный им листок с условиями пари. Условия по просьбе Машки зачитала вслух. Тема сидел живым воплощением своей любимой фразы «я так и знал», Машка возмущенно комментировала моральный облик Участников. Потом я продемонстрировала колечко, сыгравшее столь важную роль в этом деле. Тема колечко воспринял равнодушно, зато Машка рассмотрела его со всех сторон и, по-моему, прониклась.

— Ну, можно констатировать, что дело закрыто. Остались только кое-какие мелочи.

— Что ты имеешь в виду? — спросила я Тему.

— Ну, например, откуда у Риты с Андреем доступ к личным данным коллег?

— То есть? С чего ты решил, что он у них есть?

— Ну, взять хотя бы то, как безобразно быстро раскусил Андрей твой обман насчет того, что ты хозяйка своей квартиры, а не снимаешь ее. Домашние адреса других пострадавших они с сестренкой тоже назубок знали, иначе бы не могли подстраивать им несчастные случаи по дороге домой. Насколько я понимаю, адреса — это закрытая информация. Вот ты, например, откуда скачивала мне резюме со всеми данными на авторов?

— Как откуда? Со своего компьютера. А до этого — перекачала все с компьютера Тамары. У меня к нему доступ есть. Между прочим, совершенно официальный.

— Осталось теперь выяснить, откуда у них может быть доступ к этому компьютеру.

— Думаешь, Тамара им покровительствует?

— Вполне вероятно. Если я правильно помню, представляла их тебе именно Тамара. А по каким связям она вышла на них, или они на нее — неизвестно.

— Но они же и ее отравили!

— Стандартная ситуация: собака, кусающая руку, которая ее гладит и кормит. Да еще исподтишка, чтоб непонятно было, кто это сделал.

— Слушай, давай пока замнем эту тему. Как-нибудь потом все разберем, не сейчас. А то так противно на душе — сил нет.

— Ну вот, — разочаровано протянула Машка, — опять на самом интересном месте!…

В дверь настойчиво позвонили. Машка пошла открывать, а мы с Темкой, воспользовавшись паузой в беседе, принялись раскладывать по тарелкам готовый плов. Терпеть дольше эту добровольную пытку и исходить слюнями от безумно вкусных ароматов не было никакой возможности.

— Лиз, тут какой-то Франкенштейн тебя спрашивает, — послышался из коридора веселый Машкин голос. Леша! Я стремглав бросилась встречать его.

Кажется, наш поцелуй длился минут пять, не меньше. Иначе с чего бы деликатный Тема начал так многозначительно покашливать. Мы с сожалением оторвались друг от друга.

— Знакомьтесь. Это Алексей, мой жених. Это Маша и Тема, мои лучшие друзья.

— Очень приятно! — сказали все трое хором.

— Так чего мы стоим? — спохватился Тема, — у меня же там плов стынет! Давайте скорее, а то так и останемся голодными!

Мы с Лешей дисциплинированно отодвинулись друг от друга сантиметров на десять и двинулись в кухню.

Под плов, оказавшийся и вправду таким вкусным, что от него за уши было невозможно оторвать, по крайней мере, меня, Лешке кратко пересказали результаты нашего параллельного расследования. Когда Алексей узнал, что Андрей — один из участников пари, он ощутимо напрягся. Ага, голубчик, значит, это все-таки он напал на тебя! Ну, ничего, дома еще поговорим!

Судя по всему, Темке с Машкой мой Леша понравился. Если Тема вначале как-то чуть настороженно отнесся к нему, то сейчас уже вовсю обращался на «ты» и запросто толкал в бок. А вот Машка… Черт, она же вот-вот начнет строить моему парню глазки! Ну да, конечно, кухня, горячее производство…

— Тема, открой, пожалуйста, форточку, а то что-то душно стало…

Уф, пронесло. Легкий сквозняк, я даже немного зябну, но главное — блеск в Машкиных глазах меркнет, и она смотрит на Лешку уже без прежнего томления. Что возьмешь с температурно-зависимой женщины!

Несмотря на радушные приглашения хозяев, мы с Алексеем отказались от ночевки в их гостеприимном доме, и поехали ко мне, как только прикончили плов. Мы вдруг поняли, всем телом почувствовали, что если немедленно не получим доступ друг к другу, то просто взорвемся от неутоленного желания. Могу, конечно, ошибаться, но Тема эту фишку просек. И если Машка еще пыталась нас уговорить, то он этих попыток не предпринимал. И Машке раззадориться не дал. Сказал: «раз ребятам надо — пусть едут». Видимо, вспомнил свое состояние, когда Машку из ночного клуба забирал. Маньяк одомашненный. Впрочем, как я его понимаю…

Наша первая встреча после такой долгой постельной разлуки была похожа на схватку двух зверей. Мы жадно хватали, мяли, почти кусали друг друга, лишь бы излить все ту страсть, что накопилась в нас. И конечно же, все закончилось буднично и печально. Постфактум взаимного оргазма подарил нам такую головную боль, от которой, казалось, глаза закатываются куда-то на лоб, а по затылку колотит тяжелая кувалда. Балбесы: у каждого по сотрясению мозга, а мы тут плюшками балуемся! Пришлось серьезно разорить домашнюю аптечку, вытащив оттуда все обезболивающие таблетки.

— Слушай, ты сейчас способен говорить на возвышенные темы?

— Нет, — отозвался Лешка, страдальчески морща лоб.

— А на приземленные?

— Можно, если недолго.

— Тогда просто ответь на мой вопрос: да или нет. Большего от тебя не прошу. Ты знал, что среди нападавших был Андрей, но не связывал этот факт с совпадениями по сюжету?

— Да, — признался, наконец, этот доморощенный партизан.

— А почему?

— Я считал, что он просто мстит мне за то, что я увел тебя у него.

— Да кто тебе сказал, что он вообще был моим парнем!

— Ну… — неуверенно произнес Леша, — по всему выходило, что так.

— А у меня прямо спросить ты не пробовал?

— Не хотел расстраивать. Тем более что твое прошлое меня не касается. Я люблю тебя такую, как ты есть, и хочу, чтобы ты об этом знала.

— Давай договоримся: больше никаких секретов друг от друга. Ведь если бы ты сразу сказал мне, как обстояло дело, не пришлось бы так долго выяснять, кто же стоит за всей этой чехардой. По крайней мере, одного подлеца мы бы точно на чистую воду вывели. А где один, там и второй бы вылез. Ну, так что?

— Идет, — легко согласился Лешка и в знак согласия приподнялся на локте и поцеловал меня в нос. — А сейчас давай помолчим. А то у меня голова раскалывается…

* * *

Утро пятницы началось с ожесточенного спора: как поступить со Стасом и Ритой.

— Ну почему тебе не нравится мой вариант? — спрашивал Леша.

— А что прикольного в том, чтобы просто встать и отрапортовать: граждане, мы раскрыли имена пакостников? Опять же: кроме пари, которое замечу, мог написать кто угодно, твоего свидетельства и наших совместных домыслов на тему, кто кому брат, ничего у нас нет. А такое обвинение однозначно поднимет бурю в коллективе и, скорее всего, мне же еще и оправдываться придется. Смотри: с той стороны — Андрей, Рита и Летка, раба любви. Стас, хотя он и неплохой парень, тоже может оказаться там же, поскольку не пойдет против Летки и Риты. Остаемся мы с тобой, да Геннадий. Кроме того, я тебе уже не раз об этом говорила, у меня нет никаких гарантий, что после полета в лифте авторы все-таки соберутся с силами и выйдут на работу. Я бы вот лично сидела дома и никуда не рыпалась на их месте. Целее будешь. Вдруг еще что произойдет? Вот Ритка с Андреем — те точно появятся, поскольку прекрасно знают, что им-то однозначно ничего не грозит.

— И что ты предлагаешь?

— Еще не знаю. Но мне ужасно хочется, чтобы Андрей с Ритой на собственной шкуре испытали, каково это стать героями чужого сценария. Око за око, так сказать.

— Так в чем дело? Нужно просто написать этот сценарий.

— Сценарий, говоришь… Лешка, ты — гений! — завопила я. — Точно, так и поступим!

— Эй, ты чего задумала?

— Смотри: я сегодня же обзваниваю всех авторов поодиночке. Плюс Тамару — как-никак, тоже пострадавшая, да и про эту семейку наверняка побольше нашего осведомлена. Приглашаю их в обстановке полной секретности к себе домой. Единственное условие — держать рот на замке и не предупреждать коллег о том, куда идешь. Это чтобы Андрей с Ритой раньше времени ничего не прознали.

— А может, сразу по телефону им все объяснить?

— Ага! Чтобы они тут же начали названивать нашей доблестной парочке и высказывать всю глубину своих претензий к ним? Не дождутся! Каждый имеет право на месть, а раз так — наказывать негодяев будем всем миром. И только так!

— Ладно. И что потом?

— А здесь мы показываем им условия пари, рассказываем о том, что раскопал Тема, плюс сводим воедино обстоятельства всех совпадений. Заодно и посмотрим: какие несчастные случаи на чьем счету.

— А это-то ты как вычислишь?

— Элементарно. Падение в лифте не может быть делом рук Ритки, иначе бы она так не психовала. Понимаешь? Она была уверена, что уж крушение самолета Андрей не сможет изобразить никоим образом. А он вывернулся! Снял табличку «лифт неисправен» и прокатил нас всех с ветерком. И теперь в любом случае, если новых серий не будет и группа разбежится — он победитель. Потому что его совпадение — последнее. А платить девочке ой как не хочется.

— Но это же такой риск! Как он мог быть уверен, что никто не разобьется? Полный псих! Рисковать своей и чужими жизнями! Ради чего?!

— Риск был в том, что трос не оборвется. Или лифт заработает. Или просто не поедет. Андрею ужасно повезло, что все случилось просто по-писаному.

— Надеюсь, это последний раз, когда ему подфартило.

— Я тоже на это надеюсь.

Пока Лешка на пару с дедушкой готовили угощение для сегодняшнего мозгового штурма, я принялась за обзвонку авторов. И первой набрала Летке. Почему ей? Сама не знаю. Можно было бы начать с того же Геннадия или Стаса. Они бы не стали задавать лишних вопросов, а просто согласились придти. Но я чувствовала вину перед Виолеттой за то, что почти все это время подозревала ее в том, что она предала нашу бригаду. Что она хочет сжить меня с поста литературного редактора. Что она… даже и вспоминать не хочется всю ту напраслину, которую я мысленно навесила на нее. Что ж, Летка — так Летка. И я потянулась к телефону.

— Лета, привет, это Лиза.

— Привет, — раздался удивленный голос Леты. — Чего надо?

— Слушай, для начала я бы хотела извиниться перед тобой. Видишь ли, я подозревала тебя во многих нехороших вещах, но сейчас я поняла, как глубоко была не права. Прости меня, пожалуйста.

— Лизка, — послышался встревоженный голос Летки, — ты не заболела? С крыши прыгать не собираешься, случаем?

— Нет, все нормально. Суицидальных наклонностей не отмечено, голова, конечно, еще слегка побаливает, но это сущая ерунда. Не буду отнимать твое время, только ответь сначала на один вопрос. Ничего личного в нем нет, поверь. И это очень важно. Андрей сейчас не с тобой?

— Нет, — ответила Летка, по ее интонациям я поняла, что один неверный шаг с моей стороны, и она кинется в атаку.

— Просто он не должен знать об этом разговоре. И никто не должен знать. Обещаешь?

— Ну, ладно. Обещаю. А к чему такие тайны?

— Сейчас поймешь. Я приглашаю тебя сегодня ко мне в гости. Есть мысли по поводу того, что творилось с нашей командой последний месяц. И я хочу услышать твое мнение обо всем этом. Да, еще одно: мне понадобится твоя помощь.

— В чем?

— Узнаешь сегодня вечером. Ну, так что, придешь?

Судя по напряженному молчанию, Летка колебалась. Наконец, она спросила:

— А при чем тут Андрей? Почему я не могу ему об этом рассказать? Ты что, подозреваешь его в чем-то?

— Лета, я бы с радостью тебе обо всем рассказала, но пойми — это не моя тайна. И меня попросили держать язык за зубами, по крайней мере, до сегодняшнего вечера, — чуть-чуть покривила я душой. — Если ты боишься, что с тобой здесь что-то произойдет, то спокойно можешь оставить у себя дома записку: «в пятницу ушла в гости к Лизе, если со мной случится что-то плохое, виновата она и только она». Но уверяю тебя: все наши приключения уже закончились. Это я могу тебе сказать со всей определенностью.

— Ладно, — согласилась Летка, а я почувствовала, как у меня по виску катится маленькая капелька пота. — Я приду к тебе. Диктуй адрес.

— Записывай…

* * *

К семи вечера за исключением Тамары все, кого я обзвонила, были в сборе. Никто друг с другом не разговаривал, но про себя, наверняка, отметили отсутствие Риты и Андрея. Лешка исправно снабжал всех свежеприготовленным кофе по-турецки и крохотными профитролями, которые научил его готовить дед. Коты мои, проникнувшись важностью момента, сидели чуть поодаль, и даже пройдоха Китекет не пытался привлечь к себе внимание гостей каким-нибудь экстремальным образом, например, бреющим полетом на сверхнизкой высоте. Все ждали.

Наконец, появилась припозднившаяся Тамара, и Лешка открыл наш внеочередной мозговой штурм.

— Коллеги. Мы собрались сегодня здесь, чтобы поставить точку в странных совпадениях сюжетов с нашей личной жизнью, совпадениях опасных и неприятных. Все это время мы пытались выяснить, кто стоит за ними, поскольку версия о магии и прочем колдовстве была нами сразу же отвергнута, как неприемлемая…

Ух, красиво говорит! Я прямо залюбовалась на Алексея. Вдвойне приятно: такой умный и красивый мужчина, да еще и мой жених при этом!

Пялясь на Лешку, я прозевала момент, когда он предоставил слово мне, как главному следопыту и идеологу Сопротивления. Что я должна сказать? Ах, да, наша доказательная база…

— Ребята. Я могу долго разливаться соловьем, как трудно и тяжело было вычислить засранцев, как я подозревала буквально каждого из вас, но сделаю проще. В четверг я обнаружила под шкафом в нашей комнате для совещаний один интересный документ. Что я делала под шкафом — деталь несущественная, и с вашего разрешения я ее опущу. А документ зачитаю…

Пока я читала условия пари, которые успела запомнить почти наизусть, исподтишка наблюдала за выражением лиц своих коллег. Неверие. Жадное любопытство. Озарение. Гнев. Понимание. Чего только не было на них. Да, это была настоящая бомба.

— И кого ты собираешься обвинить? — зазвенел металлом голос Летки. Ага, поняла, что ее Андрюшу сейчас выведут на чистую воду. Что ж, этот вариант я тоже предусмотрела.

— Я не буду никого обвинять. Это сделаете вы сами. Лета, Стас, подойдите, пожалуйста, сюда. Будете нашими экспертами. Вам знаком этот почерк?

Лета, всмотревшись в аккуратную вязь строк, тут же замотала головой. Стас аккуратно провел пальцем по листку и, словно удостоверившись, что это не репринт, не подделка, произнес:

— Да, это почерк Риты. У нее очень характерная фигурная ножка у буквы "д". И буква "з" тоже ее.

— А при чем здесь Андрей? — спросила Летка срывающимся голосом. — Вы же и его собираетесь обвинить? Ведь так?! Если это Рита все подстроила, какое отношение к ней имеет Андрей?

Я собралась ответить ей, но меня опередила Тамара.

— Лета, видишь ли, Андрей и Рита — брат и сестра. Их отчим попросил меня через нашего продюсера, своего старого знакомого, дать детям необходимую сценарную практику. Я протестировала их и поняла, что как авторы они нам подходят. Единственной просьбой от ребят было не афишировать их родство. Что я и сделала. У каждого есть право на разумную анонимность.

Наши зашумели, переваривая полученную информацию, а я задала Тамаре вопрос, который давно меня волновал:

— Скажи, а Андрей с Ритой имели доступ к твоему компьютеру? Было такое хоть раз, что ты куда-то отлучалась из своего кабинета в то время, как там находился хоть кто-нибудь из них?

Тамара растерялась.

— Странно. Могу тебе со всей определенностью сказать, что официального доступа не было. Но оставались ли они в моем кабинете… Точно! Было пару раз! Недели три назад Рита пришла с каким-то дурацким вопросом, а мне надо было на пять минут отлучиться на площадку. Я попросила ее подождать в кабинете. И когда я проводила с ними собеседование, они тоже на некоторое время оставались одни и вполне могли пошариться в базе данных. Меня тогда продюсер вызвал для знакомства с их папашкой. Отчимом то есть.

— А что, отчим — крутая птица? — поинтересовался Алексей.

— Круче не бывает, — подмигнула ему Тамара.

— Тем хуже для деток, — философски заметил Леша.

— Ну что, теперь когда обстоятельства дела прояснены, приступим к созданию сценария под условным названием «Наш ответ приколистам»? — спросила я.

Авторы изобразили самые зверские выражение лиц, на которые были способны, и кивнули так энергично, что казалось, у них оторвутся головы. И мы приступили.

Разработка коллективной мести давалась нелегко. Среди мер, предлагаемых для наказания супостатов, высказывались самые радикальные: от банальной «темной» до ареста за злостное хулиганство и членовредительство. Но слава Богу, нам с Лешей удалось остудить самые горячие головы, и в итоге все сошлись на бескровном, но оттого не менее неприятном для Андрея и Риты варианте.

Как ни странно, очень многое из того, что мы взяли на заметку и внесли в свой «сценарий», предложила Тамара. Причем до некоторых вариантов наказания я бы точно не додумалась, хотя они, что называется, лежали на поверхности. Вот что значит богатый жизненный опыт! Хотя тут еще следует учесть и то, что промывание желудка и прочие медицинские процедуры не слишком способствуют проявлению милосердия по отношению к тому, кто отправил тебя в больницу.

Честно говоря, было жалко Летку. Она сидела совершенно ошарашенная тем, как глубоко ее кинул Андрей, которому бедная девушка была нужна всего лишь как ширма для пакостей. Только сейчас до нее стало доходить, почему после нашего неудавшегося с первого же свидания романа он так быстро переметнулся к ней, да еще и про меня гадостей наговорил. И почему у нее увели Стасика — еще одну ширму для Андреевской сестренки. Прямо живая иллюстрация к песне Олега Митяева: «Разлучили как детей нас, развели по углам. Разорвали акварели наших встреч пополам».

Стас меж тем аккуратно перебирался все ближе и ближе к Лете. То стул чуть-чуть переставит, то с кем-нибудь местами махнется. Все, уселся рядом. Положил свою руку поверх ее. Летка ее стряхнула. Что-то зло прошипела ему на ухо. Выражение лица Стаса ни на йоту не изменилось, словно он ждал подобной реакции. Наклонился к ее уху и тоже что-то сказал. Лета пожала плечами, и они вышли из комнаты.

Ой-ой-ой, говорила же мама: подслушивать нехорошо, подслушивать низ-зя. А так хочется! Ну, люблю я хэппи-энды, ничего не попишешь. И сейчас мне просто до дрожи в коленках хочется убедиться, что у ребят все будет в порядке. Но если я выйду сейчас из комнаты следом за ними, только полный придурок не поймет, зачем я это сделала. И получится вовсе некрасиво. Как же быть?!

Лешка, видимо, отличался телепатическими способностями, иначе с чего бы он вдруг попросил меня принести новую партию кофе? Да еще и подмигнул краешком глаза так, что никто этого кроме меня не заметил. Лешка, я тебя обожаю!

Я, не торопясь, вышла из комнаты, а в коридоре сразу же перевела уши в режим «прием». Хорошо, что у меня на ногах мягкие тапочки, в таких к человеку можно вплотную подойти — ничего не услышит. Я поэтому гостям их никогда не даю: не люблю, когда ко мне подкрадываются и пугают. Лучше пусть топают, как стадо слонят.

Ага, вот вы где, голубчики! На кухне! Хм, теперь-то точно придется вас тревожить, поскольку кофе в комнате и правда закончился. Но сначала я послушаю, о чем это вы говорите…

— Я не верю тебе! Просто ты понял, что твоей Рите ты теперь без надобности, вот и пытаешься вновь переметнуться ко мне! А я — не причал для неудачников!

Я поморщилась. Летка деликатностью и терпимостью явно не отличалась, словно забыла, что сама оказалась ровно в том же положении, что и Стас.

— Тогда слушай меня внимательно. Во-первых, я — не неудачник. И прошу тебя запомнить это раз и навсегда. Не надо принимать мое добросердечие за мягкотелость…

О, как завернул! Чувствуется, чья школа. Аж приятно стало, что меня цитируют.

— …во-вторых, я всегда тепло к тебе относился. И ты не можешь этого отрицать. А что касается Риты — то я порвал с ней не далее, чем сегодня утром.

— Ага, небось после Лизкиного звонка?

— Нет. Звонок раздался позже. Об этом внеочередном собрании авторов я узнал буквально за два часа до начала…

Это точно. Целый день не могла до него прозвониться. Дома нет, мобильный не отвечает. Вот он, значит, где был и что делал! Акции Стасика в моих глазах резко пошли вверх.

— Ты что, жалеешь меня? — взвизгнула Летка. Я аж вздрогнула от таких высоких частот в ее исполнении. — Не смей! Слышишь — не смей!…

— С чего ты взяла, что я тебя жалею? И за что тебя, собственно говоря, жалеть? За то, что поверила, что я способен присвоить чужое, залезть в твой карман? За то, что когда другая женщина выразила ко мне неприкрытый интерес, ты ни словом, ни намеком не показала мне, что я по-прежнему дорог тебе? Нет, помолчи, пожалуйста, я еще не закончил. Да, я знаю, что ты хотела сейчас сказать: а как же скандалы, которые вы с таким наслаждением разыгрывали на пару с Ритой у меня на глазах? Но пойми, я-то ждал от тебя не этого. Я ждал — откровенного разговора, подтверждения, что еще что-то значу в твоей судьбе. Но ты решила все по-своему, и как только тебе представился случай отомстить мне, да еще напоказ, при свидетелях, ты сразу же им воспользовалась. Поэтому я ничуть не жалею тебя сейчас. Да мне плевать, даже если ты чувствуешь себя как использованный носовой платок, я не утешать тебе пришел, в конце концов! Просто предлагаю тебе еще один шанс начать все сначала. А воспользуешься ты им — или нет, решать тебе.

Я замерла в ожидании того, что же скажет Летка. Примет она предложение Стаса или нет? Пауза меж тем длилась неприлично долго. Если мои внутренние часы не врут — минуту точно. А то и больше.

— Знаешь, — наконец, разродилась Летка, — ты меня здорово удивил. Не ожидала от тебя такого. Честно. Не обещаю, что между нами все будет гладко. Но попробовать стоит. Я согласна…

В кухне вновь повисла тишина, но на этот раз я точно знала, чем там занимаются. Целуются, не иначе. Само ведь по сюжету напрашивается. Ну ладно, успеют еще намиловаться, а то мне кофе готовить надо. А то еще заподозрят в чем-нибудь нехорошем…

Вернувшись шага на три назад, я громко топая и сопя как паровоз двинулась в сторону кухни. Топ-топ-топ. Ага, успели друг от друга отпрыгнуть, молодцы, хорошая реакция. Улыбаясь самой радушной улыбкой из всех возможных, я сказала:

— Народ требует очередную цистерну кофе. Поможете приготовить?

* * *

Субботу и воскресенье я провела, как на иголках. Ночью снились какие-то непонятные кошмары, сводящиеся к одному и тому же: Андрей и Рита каким-то образом узнают, что против них плетется целый заговор, и наносят ответный удар. В общем, звездные войны, только в миниатюре. Еще казалось, что в самый последний момент что-нибудь из того, что мы придумали на внеочередном мозговом штурме, не сложится или пойдет не так, как спланировано. Я уже извелась, глядя на календарь и часы, чуть ли не по минутам считая, когда же настанет понедельник, и мы расставим все точки над ё в этой гнусной истории.

Лешка, глядя на мои метания, только подсмеивался и призывал «don’t worry, be happy». Вообще, надо отметить, он как-то подозрительно быстро и органично вписался в атмосферу моего дома. С дедом общий язык, если не ошибаюсь, еще в первую встречу нашел, а сейчас и вовсе был с ним на «ты». Китекет с плеч Алексея просто не слазил. У-уу, маленький пушистый предатель! Хорошо хоть Егор меня вниманием не оставлял, неизменно располагаясь не далее, чем в полуметре от моей особы. И спали мы втроем: я посередине, а Лешка с Егором по бокам. Алексей в шутку возмущался, кричал, что ревнует и наголо своего соперника побреет, если тот от меня не отстанет, но конечно же, ничего подобного не предпринимал. В конце концов, я же его Кузю не гоняла, хотя он тоже всегда норовил забраться к нам на кровать!

Когда Лешке надоело смотреть на мои метания туда-сюда, он заставил меня одеться и чуть ли не насильно вытащил на прогулку на смотровую площадку МГУ. Хм, а если вспомнить, я здесь лет пять не была, как минимум. Правда, ничего тут не изменилось, да и не могло измениться. Перед нами как на ладони лежала Москва, внизу бежала река, тоже Москва, а в воздухе вились белые голуби, которых то и дело выпускали из рук белоснежные невесты.

— Слушай, а теперь колись: почему ты именно сюда меня привел?

— Ну, можешь считать, что мы только что провели разведку боем, — подмигнул Леша.

— Что это ты имеешь в виду? — прищурилась я.

— Как что? Хочешь сказать, наша свадьба отменяется?

— Ой, не пугай меня. Ты так серьезно относишься к этому событию? Думаешь, наличие штампа в паспорте что-то изменит в наших отношениях?

— В отношениях — конечно же, нет. Зато ты получишь полное аморальное право пользоваться моей фамилией в качестве своей. Или тебе этого мало? — Лешка снова подмигнул мне.

— Да, тогда хорошо, что твоя фамилия не Огурцов.

— Это еще почему?

— Просто песня такая есть про Лизку Огурцову [4] . Сейчас напою тебе. Ага, вот так значится, — и я завела хулиганскую песню, которую в свое время, собираясь на нашей даче, любили горланить под гитару дедовские ученики. Между прочим, кандидаты и доктора наук. Но дед-то у меня — академик! Впрочем, песня не о том:

…Хирург уже с ножом, шахтер в забое.
Завскладом собирается в тюрьму.
А я, ребята, нахожусь в запое
У Лизки Огурцовой на дому.
Какая прелесть эта Лизка,
На вид скромна, как одалиска,
Хоть мужиков знакомых близко
Среди ханыг любой второй…

Лешка тихонько постанывал и похрюкивал, не в силах сдержать рвущийся на волю смех. А я продолжала, прекрасно зная, какое впечатление производит эта песня на тех, кто слышит ее впервые:

…Друзья мне говорят — духовный труп я!
Талант — не рупь, его пропить нельзя.
Он жив, пока со мною Лизка,
Авантюристка, скандалистка.
Да, не балетная солистка,
Поскольку сызмальства хрома.
Но вы, друзья, со мной не спорьте —
Усы ничуть ее не портят,
А шрам от финки на аорте
Меня совсем сведет с ума!…

Лешка уже не мог разогнуться от хохота, упал грудью на широкий парапет, обрамляющий смотровую площадку, и перекатывался туда-сюда, вызывая повышенное внимание к собственной персоне у блюстителей порядка. Я же немилосердно гнула свое:

…Она — смертельный выстрел по эстетам,
Кривые ноги, вывихнутый таз.
И нос дурной болезнью, как кастетом,
Размазанный меж двух подбитых глаз.
Предвижу, кое-кто меня осудит:
О чем он пишет, это ж просто мрак!
Тому отвечу: барды тоже люди.
Не нравится — не слушай, сам дурак!…

В общем, разбираться с доблестной милицией нам с Лешей все-таки пришлось. Лешкин хохот оказался слишком громким даже для этого, ко всему привычного места. Поскольку мой жених вел себя, мягко скажем, неадекватно, милиционер логично предположил, что парень чего-то обкололся или обнюхался, и предложил проследовать за ним в отделение. Из последних сил Лешка попросил меня спеть эту песню заново еще и для милиционера, чтобы он понял, почему мой приятель впал в такое невменяемое состояние. Я послушно завела песню сначала, как милиционер нас огорошил:

— Хе, так это ж Лизка Огурцова. Было бы из-за чего так убиваться! Ладно, парень, иди, но впредь постарайся вести себя тише в общественных местах.

Судя по всему, вид у меня в этот момент был настолько ошарашенным, что даже сам блюститель порядка не выдержал и хмыкнул, а потом махнул нам рукой. Мол, идите, идите отсюда, от греха подальше, певцы-затейники.

— Слушай, это просто фантастика, — сказала я, когда смотровая площадка осталась далеко позади, — не ожидала, что кто-то еще знает эту песню среди наших ровесников.

— Тоже мне, нашла ровесника! Ты хоть видела, сколько ему было?

— А что, под пятьдесят? — прикинула я нижнюю возрастную планку того контингента, что когда-то собирался на дружных дедушкиных сейшенах.

Лешка снова захохотал неприлично громко:

— Да какие сорок! Хорошо, если за двадцать перевалило! Совсем ведь молоденький пацан, разве не видно? Лизка, я тобой точно раньше времени на тот свет отправлюсь. Причем заметь — от хохота. Попаду в книгу рекордов Гиннеса, как самый веселый покойник на свете, и ты на полученные от дядюшки Гиннеса денежки сделаешь мне шикарное надгробье, а на нем надпись аршинными буквами «ему было весело»!

— Обойдешься пока без надгробья, — проворчала я. — Еще женой-то не стала, а он мне уже роль вдовы предлагает!…

* * *

В понедельник я была близка к панике. Хорошо хоть роль ведущего в этом шоу большинством голосов было решено отдать Алексею, как более спокойному и взвешенному товарищу. И это правильно: у меня сейчас из горла рвался какой-то писк, а руки тряслись так, что навевали на мысль об удачно проведенных выходных под знаком зеленого змия. Ладно, пусть лучше Андрей с Ритой примут меня за алкоголичку, чем сообразят, что сейчас будет происходить.

Ага, пока все четко по графику: первыми пришли мы с Лешей. Затем Геннадий. После него — Стас. Так, Андрей пожаловал. Ведет себя, как ни в чем не бывало. Это хорошо. Интересно, неужели его не удивляет то, что после приключения в лифте народ все-таки вышел на работу? Самонадеянная сволочь. Так, Лиза, тише. Даже не думай об этом, а то как говорят хорошо знающие тебя люди, у тебя все сразу на лице прочесть можно. Ты счастлива оттого, что твой Леша вышел из больницы, вот на эту тему и медитируй. Смотри на него влюбленными глазами, а про остальных пока забудь.

Ага, а вот и Летка, а следом за нею Рита. Ну, эти друг на друга даже не смотрят. Судя по всему, пособачиться еще не успели, но были к этому близки. Молодец, Летка, сдержалась, не подвела. Ну, можно начинать.

— Все здесь? Отлично, — произнес Леша. — Ну что ж, мне тут сообщили, что пока меня не было, команде разрешили отписывать кровавые серии. Считаю это хорошей новостью, особенно с учетом того, что выход продукта у нас сократился, и продюсер этим недоволен…

Андрей с Ритой стали тихонько стрелять глазами по сторонам. Понятно, смотрят, какую реакцию вызовут у коллег Лешкины слова. Но вопреки их ожиданиям, никто в панику и истерику впадать не собирался. Брат с сестрой успели обменяться удивленными взглядами, как в комнату вошла Тамара:

— О, Леша, здравствуй! Уже на боевом посту?

— Так точно! — весело отрапортовал он.

— Не возражаешь, если я посижу тут у вас? Хочу посмотреть, как пишутся самые забойные сюжеты.

— Ребята, покажем? — произнес Леша условленную фразу, и все «заговорщики» дружно кивнули в ответ. — Тогда начинаем. Встать, суд идет!

Мы все поднялись. Андрей на всякий случай отодвинул стул и потянулся, чтобы тоже встать, как остальные, а Рита с растерянной улыбкой на лице так и осталась сидеть, не понимая, что происходит.

— Спасибо. Прошу садиться. Сегодня мы рассматриваем дело, проходящее под кодовым названием «пари». Суть дела: двое авторов, состоящих между собой в родственных отношениях, придумали азартную игру, суть которой сводилась…

Все, понеслось. Теперь уже можно не притворяться, а совершенно открыто наблюдать за тем, как ведут себя Андрей и Рита. Кажется, проведенное нами расследование и его выводы их здорово шокировали. Да что там — напрочь выбили из колеи! Они-то, небось, считали, что никто их не раскусит, и они смогут издеваться над своими коллегами до тех пор, пока начальство не прикроет проект, или нас всех не разберут по больницам, да психушкам. Безнаказанность развращает. Но сегодня мы покажем им, как глубоко они заблуждались.

— …итак, Маргарита Артамонова. Обвиняется в организации покушения на Виолетту и нанесении ей телесных повреждений. Пострадавшую с силой дернули назад, когда она садилась в троллейбус, в результате чего Виолетта серьезно повредила руку. Далее, Артамонова обвиняется в краже кошелька у Виолетты, который она впоследствии подбросила Стасу, опорочив тем самым его честное имя. Также Артамонова обвиняется в том, что заперла семью Геннадия на даче, причинив тем самым моральную травму его ребенку и жене…

— Вы что, с ума все посходили? — не выдержала Рита. — Геннадий же сам рассказывал, что еле смог поднять бревно, которым приперли его дверь! Вы на меня посмотрите: я же тяжелее пылесоса ничего в руках не держала! Это все голословные обвинения! Вам никто не поверит!

Лешка, проигнорировав ее вопли, перешел к зачтению обвинений, предъявляемых нами Андрею:

— …Андрей Измайлов. Договорившись с хозяином собаки, организовал нападение ротвейлера на Дмитрия…

Брови Андрея полезли вверх. Не ожидал, что мы вычислим даже это. На самом деле, как только стало ясно, что случайных совпадений в нашем деле быть не могло (мой кульбит не в счет), ребята еще в пятницу рассчитали, что просто так собака броситься на Дмитрия не могла. Значит, ее натравили, и сделать это мог только хозяин пса. Поскольку Андрей сам собаку не держит, значит, была договоренность с хозяином ротвейлера. Вот и все — просто, как дважды два. Если, конечно, как следует мозгами пораскинуть.

— …Подсыпал отраву в еду Главному редактору. Напал с сообщниками на Главного автора с причинением ему тяжких телесных повреждений. И последнее: обманом заставил коллег воспользоваться аварийным лифтом, и только по счастливой случайности никто серьезно не пострадал. Обвиняемый, что можете сказать в свое оправдание?

— А мне оправдываться не в чем, — нагло заявил Андрей, из последних сил пытающийся хорохориться. В отличие от Риты, чье лицо залила смертельная бледность, его шло красными пятнами. Он еще пытался сражаться, не понимая, что все козыри у нас в руках. — Как уже сказала моя сводная сестра, это все голословные и бездоказательные обвинения, носящие умозрительный характер.

— Суд располагает доказательствами, достаточными для вынесения обвинительного вердикта, — спокойно и устало произнес Алексей.

— Да?! — ехидно спросил Андрей. — И что это за доказательства, позвольте полюбопытствовать?

— Условия пари, в соответствии с которым были организованы так называемые совпадения.

Андрей, услышав это, вздрогнул, но все равно не торопился сдавать позиции:

— А чем вы можете доказать, что это не сфальсифицированная улика? Любой из вас мог написать это, а потом свалить вину на нас.

— Да, написать мог, конечно, любой. Но тут ты допустил одну серьезную оплошность. Можно сказать, выдал себя с головой. Во-первых, только участник мог знать, что условия пари были написаны от руки, а не напечатаны, скажем, на компьютере. И второе: почерк нами опознан и принадлежит Маргарите. Ты потерял этот листок, когда Лета обнаружила пропажу кошелька, и все авторы выворачивали наружу свои карманы.

— Придурок! — завопила Рита. — Я же тебя предупреждала!….

— Заткнись, идиотка! — рявкнул Андрей на сестренку. Та осеклась, но по ее горящему взору было понятно, какого она мнения о своем растяпе-братце, по чьему недосмотру вся их преступная затея всплыла наружу. Ох, представляю, сколько «ласковых» она наговорит ему сегодня вечером!

— Вина подсудимых доказана, поэтому перехожу к вынесению приговора, — продолжил Алексей. — Поскольку налицо попытка срыва работы над проектом, едва не закончившаяся роспуском сценарной бригады, виновные понесут соответствующее тяжести их преступления наказание…

— Вот только не надо строить из себя Достоевского, — огрызнулся Андрей, но под взглядом Тамары осекся и замолчал.

— …а именно: с Артамоновой Маргариты взыскивается штраф в размере гонорара за три поэпизодника. С Измайлова Андрея — штраф в размере гонорара за четыре поэпизодника. В общем, не видать вам, ребятки, зарплаты, как собственных ушей. Бухгалтерия уже предупреждена, так что не вздумайте подкатывать туда на арапа, не выйдет.

— А почему это с нее за три, а с меня — за четыре? — возмутился Андрей.

— Одно совпадение — один поэпизодник долой. Чего ж непонятного? — усмехнулся Алексей.

— Учтите: я этого просто так не оставлю! У меня найдется управа на ваш так называемый суд! Можете не сомневаться! Да вы хоть знаете, кто мой отец?! — с ненавистью глядя на всех нас, заявил Андрей.

— А вот сейчас и познакомимся! — раздался чей-то звучный голос. Мы обернулись.

На пороге стоял мужчина, чье лицо в этой стране знал любой, даже очень далекий от кино человек. Мэтр. Иначе его и не называли. От волнения у меня даже задрожали руки. Тамара в пятницу пообещала, что сделает все возможное и пригласит его на наш товарищеский суд, но, честно говоря, мы с Лешкой до последнего в это не верили. Кто Мэтр и кто мы? У него кинофестивали, Ники и прочие Оскары, а у нас конвейерное производство отечественного мыла. Я даже ущипнула себя за руку, чтобы осознать, что это не сон, и я действительно вижу человека, по чьим книгам в свое время постигала азы кинематографии. Судя по обалдевшим лицам коллег, они испытывали сходные со мной чувства.

— Вот как, значит, — начал Мэтр, глядя на Андрея с Риткой. — Решили позабавиться за чужой счет?

— Михаил Антонович, но мы… — блеющим голоском попытался что-то сказать Андрей, и тут же был оборван.

— Молчать, щенок! Я вас ввел в мир искусства, я вас из него и вышвырну!…

С этими словами Мэтр отвесил своему пасынку столь звучную пощечину, что я аж вздрогнула. Голова Андрея от удара качнулась в сторону. Мэтр схватил за руку Ритку, и она не сдержавшись, ойкнула, после чего вцепился за ухо Андрея и выволок их обоих из комнаты для совещаний.

Где-то полминуты мы сидели в полной прострации, не понимания, было ли это наяву, или примерещилось. Слишком уж нереально все выглядело со стороны. Наконец, Тамара подала голос:

— Да, вот уж не думала, что все так получится.

— Крутой мужик, — отозвался Геннадий.

— Это точно! — подтвердила Летка. — У меня до сих пор поджилки трясутся.

— Кажется, я теперь понимаю, почему у них такая извращенная психика, — задумчиво протянул Леша. — Если с ними так всегда обращаются — «я — начальник, ты — дурак»… Знаете, мне даже жалко ребят стало…

— Вот от тебя-то я такого точно не ожидала! Нашел, кого пожалеть! — взвилась я.

— Да я совсем не это имел в виду, — ответил Леша, но тут Тамара прервала нашу полемику:

— Между прочим, зря вы так. Мэтр, конечно, мужик крутой, но отходчивый. И вовсе не такой монстр, как могло показаться. Денек побушует, а потом сам же начнет их заново на работу в другие студии пристраивать. А вы чего ожидали?

— Значит, максимум через месяц они снова буду вкалывать на каком-нибудь хлебном местечке? — разочарованно спросил Стас.

— А вот это вряд ли, — улыбнулась Тамара. — Ты что, забыл, как мы обсуждали возможности сарафанного радио? Сегодня утром за полчаса до начала этого безобразия я лично сделала рассылку всем нашим потенциальным конкурентам и партнерам с досье на Андрея и Риту. Мол, так и так, господа хорошие, если к вам постучатся эти двое, вы, конечно, можете взять их на работу, но учтите: возможны проблемы следующего характера. И полным перечнем все их подвиги.

— А если они под псевдонимами будут писать? — не унимался Стас. — Как их тогда вычислить?

— Стас, ну ты прямо как маленький! А зарплату они по-твоему как получать будут? Тоже под псевдонимами? Мне лично кажется, что по паспорту. И даже если предположить, что они именно так и поступят, на этот случай я в рассылку вложила их фото. Так, для надежности. Поэтому можешь спать спокойно: даже если они надумают менять имена и паспорта, внешность их от этого не изменится.

— А от нашего продюсера вам никаких санкций за самоуправство не будет? Мэтр как-никак его хороший знакомый, насколько я понял? — спросил Тамару Леша.

— Не думаю. Знакомства знакомствами, но вы из-за этих двух из графика выбились. А за график наш продюсер любого под свастику расчленит. Кстати, прошу это принять к сведению. Сегодня, так и быть, валите по домам, я вас прикрою, но если в четверг не дадите на-гора три-четыре серии, пеняйте на себя. Леша, Лиза, с вас отдельный спрос. Можете сами в порядке исключения пару-тройку серий отписать на резерв. Вопрос с бухгалтерией я улажу.

Мы с Лешкой переглянулись и едва удержались от радостных криков. Фактически Тамара в завуалированной форме пообещала нам премию. Видите ли, просто так мы серии писать не можем, как рядовые авторы, поскольку сидим на окладе, а не пашем за гонорары. В общем, говоря простым языком: нам только что дали возможность подхалтурить. А кто ж от такого щедрого предложения отказывается!

* * *

Уж не знаю, что так на меня подействовало, но и вторник, и среду я практически не вылезала из кровати и все спала, спала, спала, не в силах оторваться от любимой подушки. Лешка в шутку называл меня Спящей красавицей, но попыток поднять, как ни странно, не предпринимал. Мол, это реакция организма на длительный стресс, а раз так, то нечего организму мешать. Организм сам знает, чего ему делать. В итоге я проспала все на свете, даже тот момент, когда Лешка наконец-то перевез ко мне свои вещи.

Странно, но я почти привыкла к тому, что Лешка теперь рядом со мной. И днем, и ночью. И не пойму никак: как же я жила-то без него раньше? На душе сейчас такое спокойствие, такая умиротворенность разлита. И чуточку азарта первооткрывателя: а что я еще про него не знаю? Чем еще удивит меня этот человек?

С учетом внезапно напавшей сонливости даже удивительно, что мы с Лешей все-таки умудрились отписать три серии в резерв. А вообще-то до сих пор не верится, что теперь можно придумывать сюжеты про что угодно, не опасаясь того, что сами станем жертвами собственной фантазии. Счастливое время: все ограничения сняты, знай, пиши. Ляпота! А жизнь-то налаживается!

Четверг преподнес нам всем изрядный сюрприз. Только мы все расселись и приготовились генерить очередной детектив, как дверь раскрылась и вошел… Димочка Чемодан!

— Привет, народ, я не слишком опоздал?

От полноты чувств я и не знала, что сказать. Я была так рада видеть этого обормота целым и невредимым, что на какое время даже забыла, что сама же собиралась грудью лечь на амбразуру, если он снова вольется в нашу бригаду. Да и между нами, девочками, говоря, лишний автор нам сейчас бы не помешал. Андрей и Рита ушли, а сюжеты, надо сказать, они отписывать умели. Пусть Димка и полный лоботряс, но хоть одну-то серию в месяц он способен выдать или нет?!

— Привет, Дим! Как нога? Между прочим, мы за тебя отомстили. Ах, да ты же не в курсе, что у нас здесь творилось, когда ты ушел…

— Проходи, дорогой, гостем будешь! Мы тебе сейчас такого расскажем — не поверишь…

— Народ, а команда-то обратно собралась! Мы вновь в полном составе!

Дима, слегка прифигевший от столь бурной встречи, расцвел улыбкой и произнес:

— А вы новый анекдот знаете? Про орла и воробья. Летит орел. На крыло ему плюхается воробей. Орел: ты че? Воробей: ниче, давай, за дорогой смотри!…

Да, ничего в этом мире не меняется. Кроме концовки одного бородатого анекдота, разумеется.

Наконец, ажиотаж, вызванный Диминым появлением, утих, и Алексей открыл мозговой штурм:

— Ну, так что, господа? Осмелюсь напомнить, что все ограничения продюсером сняты, так что дерзайте!

Стас уже явно готовился что-то сказать, как его опередил Дима:

— Супер! Правда, сняты? И про трупы писать можно?

— Можно, — подтвердил Лешка.

— Тогда у меня есть сюжетец, — затараторил Дима. — Значится так: убийство, которого не было. Суть дела: в одной квартире проживают две сестры, одна из них замужем. Муж, соответственно, живет вместе с ней. Ну, в смысле с одной из сестер. Сестры друг с другом не ладят. Незамужняя злится, что сестра прописала мужа на их жилплощадь. Ну и по жизни претензий накопилось. Вечер, муж пришел с работы. Слегка повздорил со своей половиной, выпил пива, а может что и покрепче, и лег спать. Жена его занялась стиркой и стала вешать белье на просушку. Поскользнулась и грохнулась головой о ванную. Насмерть. Муж этого не услышал, потому как дрых без задних ног. А сестрица решила воспользоваться ситуацией. Она видела, как он накладывал себе еду из сковородки, и никто эту сковородку больше не трогал. Значит, пальчики на рукоятке — его. Она переволакивает тело сестры в кухню, обмакивает сковородку в ее крови и бросает рядом. Вроде как сестру сковородкой по голове пришибли. Кровь в ванной и коридоре замывает и вызывает милицию. Мол, сеструху замочили, а убивец — муж ейный — в пьяном состоянии спит в соседней комнате. Так что берите его тепленького, пока не очухался. Ну, мужика берут. Он, в натуре, в отказ уходит. Факт ссоры подтверждает, а вот убийство — ни-ни. Ну, тут-то наши сыскари из агентства и подключаются. А вот почему — еще не решил. Может, этот муж — их хороший знакомый? Или престарелая мать этого мужика пришла за сына просить? Не знаю, что лучше выбрать.

Сказать, что у нас у всех отвисли челюсти — это ничего не сказать. Услышать отличную фабулу, практически готовую к тому, чтобы сложить на ее основе сюжет, да от кого — от Димки?! За гранью реальности, честное слово!

— Слушай, Дима, — осторожно начала я, — а у тебя еще идеи есть вроде этой?

— Ну, кое-что есть, — зарумянился Дима, как красна девица, — подстава с автошколой. Не знаю, правда, подойдет ли?

— А ты расскажи, — подключился Алексей.

— Да что тут рассказывать? В общем, инструктор на своей учебной машине сбил человека. А чтобы самому в тюрягу не садиться, попросил влюбленную в него девушку сказать, что это она его сбила, когда училась водить машину. Ее мать взвилась, мол, моя дочка не то, что с машиной — с пылесосом справиться не может. Настояла на экспертизе. Выяснилось, что действительно: дочка машину даже завести не смогла. Так все и всплыло.

— Ну, на самом деле, эта история не слишком ложится в нашу концепцию, — начал Леша, как Дима его перебил:

— Да знаю я, знаю. Я поэтому вот что думаю: сделать все наоборот. Именно девушка задавила человека, но подстроила так, что вся вина вроде как лежит на инструкторе, ее парне, но никто не думает его всерьез обвинять. Максимум, что ему грозит — условный срок за непредумышленное убийство. Но все дело в том, что погибший — его отчим. И его завещание написано в пользу этого молодого человека. Погибший в момент наезда совершал ежедневную прогулку с собакой. Девушка знала об этом, знала о том, где именно и во сколько он будет гулять, как и о том, что в случае смерти отчима ее парень становится обладателем кругленькой суммы. Поэтому подстроила все так, что как только отчим ее парня начал пересекать проезжую часть, она дала по газам и хладнокровно задавила человека. Парню своему, инструктору, она запудрила мозги, мол, случайно вышло, она ничего такого не предполагала и т.д. и т.п. Парень ей вроде как верит, но с другой стороны отчима он любил, поэтому не может себе простить, что посадил свою девушку за руль. Сестра этого парня подозревает, что на самом деле девчонка все сделала специально, чтобы безбедно жить на денежки отчима, поэтому нанимает наших сыскарей для разоблачения этой барышни. Ребята понимают, что единственный способ гарантированно отмазать парня от тюрьмы и поймать девушку — это спровоцировать ее на признание. Сыскари убеждают жениха подыграть им и сказать, что он расторгает помолвку. Уловка удается, девушка в истерике заявляет, что парень не ценит ее усилий, а это именно она сделала так, что он теперь является хозяином квартиры, дачи и машины, что это она все рассчитала и подстроила. Девушку сажают, парень на свободе, сестра парня счастлива. Где-то так. Вот.

— Дима, откуда такие шикарные сюжеты? — спросила я, как только ко мне вернулся дар речи.

— Ну, — в смущении замялся отрок, — у меня сосед по палате каждый день «Мегаполис Экспресс» читал. Вот, и я тоже приобщился. Все равно ж скучно и делать нечего. А в этой газетенке столько всего — только успевай под наше сыскное агентство перекраивать. У меня еще столько сюжетов в запасе — на три сериала хватит!

Хм, а может, парень еще не окончательно потерян для сценарного общества? Дать ему, что ли, шанс?

Словно читая мои мысли (что-то в последнее время у него это происходит все чаще и чаще, я даже бояться начинаю), Алексей сказал:

— Дима, а что если тебе отписать первый сюжет? Про убийство, которого не было? А второй сюжет, про инструктора, дадим… Лете. Думаю, Виолетта отпишет его на высшем уровне. Все-таки сам по себе сюжет довольно сложный, надо бы его детально проработать, сам понимаешь.

— Да я что — я ничего. Я ж врубаюсь, — согласно закивал Дима. — Мне и самому про тушку в ванной больше нравится. Вот она — живая история. Такие в любой момент случиться могут. А сюжеты — я еще расскажу, хотите? Нам всем хватит, это факт!

Мы переглянулись. Алексей кивнул, мол, почему бы и нет, и Дима принялся рассказывать дальше. Как он и обещал, сюжетов хватило всем. С работы в этот день мы ушли только, когда нас пришла проведать служба охраны с непрозрачным намеком, что пора валить по домам. А что поделать — процесс пошел, каждый, не будь дураком, хочет, чтобы его серию на карточки разложили всем коллективом, чтобы дома поменьше трудиться пришлось. Вот мы все и сидели до упора, и обсуждали, раскладывали, кроили. Дима сиял красным солнышком и купался в лучах заслуженных похвал. Что ж, за сегодняшний день, можно сказать, он рассчитался со всеми своими предыдущими долгами. Я успела простить ему даже то, что две его предыдущие серии фактически были переписаны мною от начала до конца…

* * *

…И как выяснилось, зря. Сидя в субботу перед компьютером, я материлась в голос, выправляя Димин формат и его орфографию с пунктуацией. Примерно два часа назад точно так же сидя за тем же компьютером и над той же серией, матерился Леша, выправляя ему историю. Не знаю, по каким карточкам писал сюжет Дима, но явно не по тому варианту, который мы обсуждали и в итоге одобрили. Честное слово, я успела уже десять раз пожалеть, что его вообще допустили до сценарной работы.

Поскольку в пятницу мы отвезли дедушку с котами на дачу, куда он так горячо рвался, начиная с февраля месяца, мы с Лешкой остались полноправными хозяевами квартиры как минимум до ноября месяца, когда дедушку после долгих уговоров можно будет забрать обратно. Воспользовавшись этим обстоятельством, и с моего согласия Лешка купил нам универсальный тренажер. Мол, ему после больницы не грех форму восстановить. Да и мне слегка здоровье подправить и мышцы подкачать тоже не мешает. Вчера ближе к вечеру тренажер доставили, и сейчас Лешка занимался тем, что собирал его в соответствии с прилагаемой инструкцией. Честно говоря, видя Лешкино рвение, я уже слегка побаивалась. Начнет меня истязать на этой штуковине под благородным предлогом фитнесса и прочего бодибилдинга, вот тут-то я и взвою. Из меня спортсмен, как из… в общем, никакой, плохой спортсмен. Но с другой стороны, как вспомню ту же Машку и ее фигуру… Ладно, ради такого можно и пострадать. Но только недолго!

Из большой комнаты раздавался лязг металла, а я все сидела, и никак не могла закончить с Диминой серией, что меня откровенно бесило. Черт побери, выходной, а я тут пашу по полной программе вместо того, чтобы отдыхать, как все нормальные люди. Ненавижу редактуру!!! Все, уволюсь!!! Надоело!!!

Раздался звонок, Лешка пошел открывать. С порога раздались радостные голоса Темы и Машки:

— А мы тут в магазине неподалеку были, дай, думаем, зайдем…

Понятно. Серию Димы откладываем до завтра. Может, оно и к лучшему? А то не сдержусь, разобью в припадке ярости ни в чем не повинный компьютер, и на чем я тогда работать буду?

— Лизка, привет! А у нас тут такая новость — закачаешься! — Машка сияла от радости и не думала этого скрывать.

— Что там у вас приключилось? — вежливо спросила я, все еще пребывая мыслями в Диминой серии.

— Лизка, мы ждем ребенка! — завопила Машка и затанцевала по прихожей. — Представляешь: у нас с Темой будет дочь! Или сын!

— Лучше близнецы, — на полном автомате отреагировала я. — И чтоб их обязательно разлучили при рождении. Один станет известным ученым, а второго зашлем в тайгу. Он вырастет русским Маугли, и его родной брат поедет его изучать…

В прихожей повисла нехорошая тишина. Тема с Машкой в ужасе смотрели на меня, как на какого-то монстра.

— Ребята, не принимайте близко к сердцу. Лиза сегодня уже четвертую серию редактирует, еще не отошла от работы, — скороговоркой сообщил Алексей, пока мои друзья не хлопнули дверью с той стороны.

— Уф, тогда понятно. Но все равно: нельзя же так пугать! — укоризненно покачала мне головой Машка. — У меня аж сердце зашлось, когда ты про близнецов сказала.

— Да вы что, ребята, мы очень рады за вас! — продолжал Леша. — Между прочим, сами задумываемся на эту тему. Детей мы любим, так что вполне вероятно, скоро тоже вступим в ряды родителей. Правда, Лиза?

Вот тут я окончательно пришла в себя и раскрыла рот. К-ка-какие еще родители? Мы ни о чем таком не договаривались! Я не готова! Я буду сопротивляться! Мама, роди меня обратно!!!

— Между прочим, — сказал Тема, обращаясь к Леше, — могу порекомендовать один ночной клуб. Его посещение очень способствует этому делу. Проверено.

И что вы думаете, сделал Лешка? Он кивнул в ответ!…

Примечания

1

Чат — система общения в Интернете и через мобильные телефоны.

(обратно)

2

Леонид Филатов «Сказка про Федота-стрельца, удалого молодца».

(обратно)

3

Имеется в виду — на электронный адрес, e-mail.

(обратно)

4

Здесь и далее — слова из песни «Лизка Огурцова», слова и музыка И. Зайца.

(обратно)

Оглавление

  • * * *