КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403057 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171529
Пользователей - 91566
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины.

P.S. Мне как-то один друг-казах рассказывал, какой теплый прием был оказан чеченской мафии, сунувшейся было на Байконур. Я думаю тебя, ЗЫРЯ, там будет ожидать не менее теплый прием.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Зверев: Хаос (СИ) (Фэнтези)

думал крайняя книга, но похоже будет еще и не одна

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Красницкий: Сборник "Сотник" [4 книги] (Боевая фантастика)

Продолжение серии "Отрок"...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
загрузка...

Orbis – 2 (fb2)

- Orbis – 2 [СИ] (а.с. orbis terrarum-2) 1.69 Мб, 190с. (скачать fb2) - Тарас Сергеевич Асачёв

Настройки текста:



Тарас Асачёв ORBIS — 2

Интерактивная статья Virt-Издания «Мир-Online»

«Добрый всем игровой день! дорогие и уважаемые читатели, и слушатели нашего виртуального издания „Мир-Online“. Сегодняшняя статья, неслучайна и вы об этом знаете! Мы ждали этого дня, и дождались! Отметим же день рождения „ORBIS“!!! Да возрадуются геймеры всего мира! Хотя чует мое сердце, что в самом виртуальном мире, гулянка намечается куда более серьезная, чем в нашем виртуальном издании „Мир-Online“!

Шесть лет назад, на тот момент никому неизвестная, компания „Terrarum“, запустила свой первый Кристаллический Сервер нового поколения с игровым миром „Орбис“, что в сочетании с названием компании сразу составило латинское „OrbisTerrarum“, то есть — „Весь Мир“. И с того самого дня, этот мир рос вместе с нами, развивался, учился и подражал живым. Смешно даже вспоминать, но в первых версиях Орбиса, в него можно было играть даже с ПК-консоли, смех и грех! Многие мне не поверят, но это факт! И это тот редкий случай в истории, когда более опытные геймеры не говорят „раньше было лучше, солнце ярче и трава зеленее“ — бред! Лучше стало сейчас! Сейчас, когда по миру расходятся самые современные прим-саркофаги, дающие нам всем не только картинку и звук, но и всю гамму чувств вкупе с настоящими неподдельными эмоциями и воспоминаниями!

В общем, сегодня День Рождения Орбиса и я всем сердцем поздравляю ее создателей, игроков и тех, кто живет в этом дивном мире. И по традиции, пока не получены логи обновления, мы погрузимся в историю нашего второго мира, но в отличие от моего предшественника, ведущего пятого дня рождения, я не стану вспоминать все. Достаточно и последнего года. Года, когда миллионы наших соседей по игре, расстались со своей виртуальной жизнью, обретя смертность и беззащитность перед геймерами жестокого реального мира. Кто присоединился к миллионам играющих в этом году, я напомню, что последнее обновление сделало всех НПС — смертными и их число за прошедший год сократилось едва ли не наполовину. Но не стоит горевать по погибшим, поздравьте лучше выживших! Ибо они смогли выжить в этом аду!

Что-то я все никак не могу дойти до сути… Итак, после пятого обновления, в мире Орбиса произошло много знаменательных событий, которые коснулись либо всех, либо большинство. Их мы и рассмотрим в нашем выпуске. А для простоты поиска информации, мы все поделим в порядке глобального охреневания.


Первое о чем мы вспомним — „Разрушение города Ливьен“, произошедшее в первые дни после наката обновления.

Несмотря на локальность данного происшествия, последствия от коварного разрушения были более чем глобальными. Для начала — я получил повышение, но это не главное (для вас). Главным стали официальные плюшки от админов игры под названием „Кровная месть“, давшие всем пострадавшим реальное оружие против Орды. Сами же виновники торжества вообще в шоколаде купались, получив дополнительные проценты к навыку Мародерства. Страшно подумать, сколько же денег они провернули через свои счета и Орд-Банк. Завидую. Каюсь. Однако, так или иначе, но война развязанная Ордой и поддержанная моим бывшим коллегой вышла далеко за границы Лесогорья и острова в целом. Орда за прошедший год смогла уничтожить еще два крупных населенных пункта, после чего развернулась глобальная война между тремя королевствами и вышеназванным жадным орочьим племенем. Да, я не поддерживаю жестоких орков, но легко их понимаю, так как после разрушенного Роладиона почти треть игроков Орды вывела средства в „реал“ и удалила персонажей, оставив свой бывший народ и остальных играющих на растерзание мстителям. Событие стало глобальным в тот момент, когда само понятие Орды стало исчезать — орки, тролли и огры неожиданно стали вымирающим видом, их осталось в фентези-мире Орбиса менее одного миллиона, а игроков менее десяти тысяч. Вот так-то! Вот вам и жажда наживы. Предательство и интриги. И ведь это черти могут до сих пор играть в обличии каких-нибудь эльфов!


Второе событие, которое невозможно обойти, будет более позитивное, и многие наверно уже догадались, о чем пойдет речь! Вы правы! Второе по счету и значению событие произошло через три месяца после пятого обновления — Королева Галириель вышла замуж за Игрока! Счастливчик „Сантьяго-безбожник, Повелитель зверей, Рыцарь личной гвардии его величества Сас-Тара и покоритель Тигралиона-свирепого“, выбрал себе невесту и она ему не отказала! Шикарная, помню, была гулянка, яблочное и сливовое вино лилось даже не рекой, а водопадом в глотки и за пазухи жаждущих. Щедрые эльфы в честь праздника подавали нищим настоящее золото, а все находящиеся в Эльфийском лесу в тот день получили недельный „баф“ на здоровье и регенерацию. Молодых поздравили шесть лордов, два соседствующих горных короля и даже! Князь вампирского дома Каина, правда, он прибыл уже после заката, когда большая часть гостей валялась без чувств. И я там был, мед правда не пил, но сидром надрался до поросячьего визга… Ну, за молодых, разумеется! За их брак и счастье! Хотя чуть позже мне сказали, что надо было ухлестывать за улыбчивыми эльфийками, что в честь великого праздника были уж очень ласковыми.

И если кто не понял, почему это событие столь глобальное, то раскрою вам, неучам, глаза! Данный брак проложил мосты между расами Повелителей и Эльфов, которые враждовали с незапамятных времен. Еще один мост был проложен между Королевством эльфов „Эльвандаром“ и Королевством людей „Симитриада“, через границу которыми только в последние полгода стало можно проехать в одиночку, не опасаюсь за свою шкуру. Союз двух любящих сердец очистил несколько тысяч гектар местности от монстров, изгнал незаконные формирования из приграничья и дал возможность тысячам разумных посетить волшебные леса с его чудесами. Так что кто мечтал купить себе эльфийский лук от именитого мастера — вперед, такая возможность у вас теперь появилась! Так-то вот. И кто эту свадьбу пропустил — завидуйте молча, эльфы женятся лишь один раз в своей жизни!

Сколько там у нас времени? Нормально, мы пока успеваем вспомнить все.


Третье событие я выделил не по значимости, а исключительно хронологически, так как оно произошло буквально через две недели после Свадьбы Галириель и „Сантьяго-безбожника“. Да-да, пойдет речь о Появление Атлантиды. Хотя знаете, по чести, этот потерянный город называется „Элтиркон“, Атлантидой его только игроки и обзывают.

Таинственный остров с руинами очень древнего города, не уступающего эльфийской столице, появился в южном море, недалеко от берегов „Зеленого вулкана“. Первый раз за всю историю игры, локация появилась таким экстравагантным образом, хотя логика нарушена не была — новый берег был полон мобами, но ни одного разумного жителя. „Разрабы“ не соврали: „НПС больше не приходят из Неизвестных земель“. Зато ресурсов на этом острове было просто завались, начиная от жемчуга, заканчивая скрытыми локациями древнего города полного различных артефактов. Лично я не был на этом острове, но спросите у любого, кто на нем был — какого цвета вода вокруг острова? Отвечу — красного. Новый остров не имел ни одной точки для привязки, а желающих загрести как можно больше ресурсов было более чем достаточно, чтобы на протяжении четырех месяцев заливать воду и песок острова горячей кровью. Ивент закончился, как я и сказал — спустя четыре месяца, остров вновь начал уходить под воду. Разочарованию играющих не было предела, однако награбленное разошлось по рукам широким потоком. Даже у меня, человека далекого от этого события, есть две жемчужины из Атлантиды.

Глобальность данного сюжета может вам показаться неочевидной, однако последствия появления этого острова коснулись очень большой слой местного населения, которые остались на время этой „Лихорадки“ почти беззащитными. В течение всех четырех месяцев, НПС погибло больше чем за весь период до Атлантиды и оставшийся после события год. Мы забыли защитить… Нет. Это вы! Забыли защищать близких, я-то как раз стоял на стене Бальтренса и защищал стены города от нападок агрессивно настроенных формирований. Так что делайте выводы и верно расставляйте приоритеты при появлении следующей Атланты.


В целом, это три самых глобальных события за год. Я не умаляю значение ваших локальных войн или праздников, побед и неудач, но все же, о ваших делах весь мир Орбиса не знает. Так что прошу понять меня, и все. Хотя знаете, что? Пока позволяет время, я расскажу вам о наиболее заметных событиях уходящего года! Да, согласен, они не всем знакомы, но, тем не менее, они довольно интересные. Так что позвольте мне объявить короткий ТОП-5 странных и интересных событий прошедшего года.

И сразу к делу! Пятую строчку хит-парада, у нас открывает игровой „баг“ в локации „Северного Безумия“. Три Снежных Великана начали танцевать на снежном склоне еще в апреле, и не останавливаются до сих пор. Толку от этого события никакого, впрочем, как и вреда. Зато сколько туристов поднялись в высоту чтобы посмотреть на три танцующих фигуры — просто не счесть. И ведь там реально очень красиво.

На четвертом месте, я со своим субъективным мнением, разместил историю ПК-НПС, которая в народе стала называться „история матроны-раскольницы“. И те кто жил в Беларионе, что на западных землях, меня поймут, ибо на протяжении трех месяцев, в этом городе игроков убивала неизвестная личность, которую смогли поймать только в конце зимы. Убийцей оказалась девушка-НПС со шрамами на все лицо. Она так, видите ли, мстила за издевательства над собой. Такой вот нетипичный сценарий. Жаль я так и не смог выяснить, что с ней сделали поймавшие ее игроки.

На третьей ступени наших странностей и „интересностей“, стоит война двух вампирских родов: „Носферату“ и „Цепеша“, в которой „последний“ потерпел полное поражение. Почти семь десятков Вампиров и их лидер были вынуждены сдать свои позиции и уступить молодому роду из десятка особей. На моей памяти это первая такая глобальная война, где нежить так яростно воюет между собой. Однако факт — Рода Цепеша больше нет на доске бессмертных, а Вампирское сообщество Орбиса сократилось практически на одну пятую. Что там у них вообще происходит?! Кто нам ответит?! Плачу полтинник полновесных рублей за стопудовую инфу!

Совсем немного уступая лидеру, на второй строчке ТОПа стоит „Ведьмовской шабаш“. И если вам кажется что это дело обычное, то вы правы — ведьмы и колдуны постоянно собираются на свои оргии и ритуалы и не пускают честных журналистов на свои культурно-массовые мероприятия. Однако сейчас ведьмы не зря в моем рейтинге, ибо в канун нового года, все черные колдуньи Орбиса собрались на своих шабашах, и голышом, одновременно во всем мире, распели песню „Jingle Bells“. Зачем? Понятия не имею, но моя знакомая ведьма не колется и только загадочно улыбается. Если у кого-нибудь есть достоверная информация (или скриншоты) по этому событию — я вам ящик пива поставлю. Реально! У нас в издании спор идет на эту тему, и „бабла“ уже столько вращается, что жаба душит! Помогите, кто, чем может.

Первое же место, я отдаю наиболее странному событию за минувший год. Возможно, кто-то меня освистать, иные же поймут и кивнут. Но наиболее странным и интересным, на мой взгляд, стало.

Так, СТОП! у меня таймер сработал! Сейчас в сети появятся логи обновления! Давай ПК-шка не подведи! F5!F5!F5! Да! Получено! Читаю в прямом эфире!


— Начало лог-сообщения—

Обновление 6.1.1024.30 для Мира „ORBIS“

В мир внесены последние изменения логики жизни и быта: уровень реализации достиг 74 %;

В мире сгенерированы последние 777 крафтовых набора.

В мире сгенерированы последние 666 магических набора.

Обновлены цепи Скрытых квестов;

Обновлены цепи Глобальных квестов;

Улучшена система обучения Аватара;

Улучшена система обучения НПС;

Улучшена система обучения Мобов;

Уровень доступа VIP становится бесплатным для категории граждан из списка „J“, „R“ и „V“;

В виду обновления глобального сюжета, в игре блокируются для выбора некоторые расы;

В виду непопулярности из игры выводятся: 24 вида Маунтов, 36 видов Питомцев, 13 игровых рас;

В виду обновления глобального сюжета, в игре открываются 480 новых уникальных вакансий на места погибших НПС;

В игру внесено глобальное изменение: НПС могут заводить потомство и поднимать свою популяцию. Игроки, чей возраст больше восемнадцати лет, а для англоязычных стран более 21, так же могут заводить потомство с НПС или другими игроками при их полном согласии.

Вам предоставляется шанс помочь миру Орбиса подняться с колен и начать новую жизнь, где Играющие создатели будут жить рядом со своими виртуальными собратьями. Получиться ли из этого красивая и добрая сказка или нет? День покажет — Ночь расскажет.

— Конец лог-сообщения—


Это. Очень оригинально. Хм. Кто-нибудь патентовал „резиновое изделие номер один“? Мне кажется, сейчас будет самое время этим вопросом заняться. Причем если продать лицензию гномам, то вообще неплохой бизнес будет. Шутки шутками, но это довольно странное обновление на мой взгляд. Такс… отбой, Алиса говорит, что такой патент уже есть. Ну и ладно!

Итак! Для чего разработчикам обременять игроков жаждущих приключений виртуальными семьями? Чтобы расплодить по миру виртуальных „алиментщиков“? Наверно я чего-то не понимаю. Если исходить из опыта обновления игры, вероятнее всего суть нового события мы поймем и очень скоро, а пока послушайте умного человека — держите себя в штанах до выяснения обстоятельств. Ну и собственно. Момент. Чего?….

Ах да! Мне тут начальник „отпальцевал“ средним пальцем, что я забыл закончить ТОП-пятерку. Прошу прощения — обстоятельства и все такое.

Наиболее странным и интересным, на мой взгляд, стало то, что я начал продавать свой товар НПС. Да-да и не надо на меня так дышать. Я не делаю секрета из своего бизнеса — собираю слухи и сплетни, печатаю газеты и штампую книги королевской библиотеки для дальнейшей продажи, Переношу наши книги в фентезийный мир, а так же печатаю новостную газету для игроков. И вот что странно — примерно с середины этого года среди моих покупателей начали появляться НПС! Сначала их было немного, и я это списывал на развивающееся у них любопытство, однако со временем мой рынок вырос практически до целого города. Я не хвастаюсь достатком, так как там и геморрой стал крупнее. Суть в том, что местные Неписи читают газеты и отдельно интересуются новостями из нашего мира! Не знаю, как они к нему относятся, как к сказке или нет, но это меня сильно настораживает. Отсюда и первое место в ТОПе. Выводы делайте сами.

Ладно. Думаю, пора заканчивать праздничный выпуск и возвращаться на просторы мира Орбиса, защищать друзей и близких, зарабатывать деньги и готовить промежуточную статью к пятнице. Кстати, если кто искал приключения на выходные, то у меня рейд в логово „Мертвой Мантикоры“, мне „писец“ как не хватает костной муки для крафта белой газетной бумаги. Кто хочет со мной за компанию или желает рассказать слухи, то встречаемся через пятнадцать минут у Кузнеца „Бомбуса“ за площадью „Старой девы“ города Бальтренса, что стоит под горой „Серповидной“. Если вы меня не видели, то просто спросите у местных — „Где сейчас Журик-журналист, владелец Новостного дома, убийца наследницы Люциллы?“. Я буду собираться не менее получаса, пока кузнец мне доспехи выправит, так что не стесняйтесь — подтягивайтесь! Думаю, будет весело! В прошлый раз нам удалось у мантикоры хвост целиком выдрать и затем продать в городе. Деньги делим честно, но все кости мои! А пока.

Встречаем новое обновление с новыми целями и стремлениями! Всем спасибо за внимание!

Автор выпуска: Евгений Сердюченко.»


Конец Интерактивной Статьи.

Введение

Вход!

Пробуждение в виртуальном мире всегда одинаковое — ты бодр, силен и готов двигаться в будущее. Здесь не бывает ни сонливости, ни ложной нервозности, или частой головной боли, что так надоедает в реальной обыденной жизни. Жизнь в этой игре быстрая, не терпящая ни лени, ни бездействия. Всего минуту назад, я открыл глаза в Орбисе, и вот я уже в одной из трех длинных очередей для тех, кто желает помять бока и вымя врагу за деньги или славу. О наборе стало известно всего два часа назад, хотя я уверен, что есть в этой очереди те, кто знал о предстоящем замесе задолго до меня.

Обернувшись, замечаю, что за мной уже больше десятка новых персонажей. Все они, как и я, полны решимости, сделать все возможное, ради нашей победы. Все в этих трех линиях пришли сюда по разным причинам, но это не мешает никому иметь единую цель. Вот в соседней колонне стоит Огр отмеченный сотнями шрамов по всему телу, я его знаю — он наемник, он машет своими топорами за деньги уже не первый год. Насколько же мне известно, на текущую битву ставка была около пятисот Евро. Сотка на входе, две за участие и все пять за победу. Общее время столкновения не менее шести часов. Да, Орбис хоть и любит войны, но для большинства время есть ограничение — восемь часов, вот средняя цифра для игрока. Топы и полководцы будут воевать сутки и никак не меньше, а я в частности — двенадцать часов.

Медленно поворачиваюсь направо и вижу еще одного знакомого, Лучника — Валентина из Казахстана. Мы уже воевали на одной локальной битве, жаль, что за разные стороны, но, тем не менее, мы знакомы. Вот, он тоже меня заметил, и мы обменялись кивками и скромными улыбками. Приятно на этот раз быть на одной стороне, не будет больше в моем теле дыр от его зачарованного оружия.

Пока я рассматривал окружающих персонажей, очередь передо мной сократилась более чем наполовину. Время стоит денег, все это помнят и никто не медлит. А для большинства этот бой идет не из домашней капсулы, а из фирменного саркофага за совершенно иные деньги. Еще шаг вперед, впереди кто-то начал кричать, неразборчиво, но громко… Все, тишина восстановлена. Раз-два-три… Еще один шаг.

Сбоку и чуть впереди замечаю Лесного эльфа, невысокого, но с длинными ушами и золотыми «афро» на голове, собранными в пучок. В руках игрока развернутый пергамент и пышное перо неизвестной мне птицы, которое быстро делает пометки без помощи чернил.

— Имя? — произносит ушастый. Я не отвечаю, так как обращение было к тому, кто сейчас передо мной — к высокому личу в грубой серо-черной мантии и кроваво-красной короной на макушке.

— Исхирдан, — толи ответил, толи выдохнул этот покойник. Странная это порода игроков. Личи были всегда во многом ограничены, они не могут познать плотских утех, они почти не имеют ощущений, и они не могут набухаться как Орки, так, чтобы прям в кровавые сопли. Кто вообще выбирает эту расу? Непонятно.

— Готовы?

— Аки пионер!

Еще пара пометок и вот я делаю очередной шаг вперед и оказываюсь рядом с регистратором, или чем тут этот лесник занимается.

— Имя?

— Братислав, безоружный боец, — ответил я кратко, незачем размахивать в этом месте полным титулом, для простой идентификации хватит и сказанного.

— Тот самый? Бой над Мострадой? Полтора десятка? — с легким интересом уточнил эльф, а я поморщился от воспоминаний. «Бой над рекой Мострадой» проходил на широком мосту, что проложен над вышеназванной водной преградой. Я был среди нападающих, и в тот день я насчитал шестнадцать фрагов, прежде чем меня самого смогли упокоить. Мы проиграли, но, несмотря на это, всех участников отметили денежными подарками, которые по большей части, были потрачены на восстановление доспехов и закупку истраченных расходников. Бой на трату времени и денег, не более.

— Он самый, — кивнул я, наконец.

— Славный был бой, вы достойно держались, — слегка улыбнувшись, собеседник отметил моё место в той битве. В следующий миг, очередь снова шагнула вперед, уводя меня от низкого игрока с длинными ушами.

— И бесславно погиб, — добавил я, совсем уж тихо.

До стола распределения я дошел в следующие три минуты, когда спина высоченного лича, наконец, сместилась в сторону, открыв моему взору широкий стол за которым находился немолодой Наг. Перед многоруким созданием лежали десятки спутанных и мятых листов, и отдельно какие-то жетоны разных цветов. Наши глаза встретились, регистратор поднял со стола небольшой лист. Дважды бросил на меня взгляд серебристых глаз, он поднял свободной рукой один из жетонов и подкинул его.

— С-с-следующ-щий. — прошипел получеловек, когда я отошел в сторону и направился по коридору.

И пока я шел среди остальных «ожетоненных», взглянул на врученный мне кругляш, что был зажат в ладони. Простая деревянная срезка, размером с золотую монету, наспех выкрашенная в зеленый цвет, а на одной стороне была короткая надпись «Маг-4», вот и все. Странно, я не маг, но ведь на этом распределении не могут вот так тупо ошибиться? Я уже было решил вернуться, но идущий за мной Огр не утруждаясь, перекрыл мне дорогу в узком коридоре, так что я отложил идею оповестить всех о нелепой ошибке. Огры — причина многих моих проблем и расходов, и зачем он тут вообще?

Пока я размышлял над смыслом сбора в одном месте более трех сотен разумных, очередь выходящих уже оказалась за пределами городской стены. Несмотря на царивший вокруг хаос, состоящий в основном из шумных игроков и их зверинца, мир вокруг все же еще дремал. Птицы только-только начали просыпаться, недалеко от места сбора шумел соленый прибой, а слабый ветер напевал между зубцов башен свои ненавязчивые мотивы. Стоять на месте не удавалось, все время кто-то подгонял меня и всех остальных в спину, но, наконец, мне удалось найти место, где можно задержаться — рядом с кучкой Темных, что стояли кружком и что-то обсуждали. Я же, будучи одиноким, решил прислушаться к их беседе и ненавязчиво встал рядом с ними, повернувшись спиной к их группе. Какое-никакое, а развлечение.

— Я те реально говорю, «Стрела смерти» прошила того гада дважды, а он не подох! — сетовал первый голос.

— Да он сто пудов нежить, как и ты! Магия смерти же! — ответил ему слегка рычащий второй голос. — По-другому и быть не может!

— Слушайте! — вклинился третий. — А что у вас на этих бляхах? У меня написано «Омон-один».

— Вот повезло-то! — восхитился уже женский голосок.

— Почему? — уточнили три предыдущих, а я сам поднял свой жетон, взглянул на него.

— Номер говорит, что ты будешь в первых рядах! А «Омон», это значит, ты в рядах бойцов будешь!

— И нахера мне это счастье?! — удивился и как-то растерялся третий голос. — Тем более в первых рядах?!

— Ну, ты и идиот! Успеешь «реснуться» и вернуться в случае чего, а третья волна уже не успеет! — втолковывал женский голосок.

— А как вы думаете, обещанный дракон будет? Я никогда их не видел! — это уже новый голос, пятый. А разговоры все интереснее и интереснее, лично я про дракона ничего даже не слышал. Меня на эту битву наняли, как и раньше, — по телефону.

Повернувшись, я рассмотрел компанию снова. Девушку отметил отдельно, она была в широкой зеленой шляпе и с коротким посохом в руке, тело ее было закутано в черный плащ, под которым виднелись довольно яркие вещи от розового, до кислотно-зеленого цвета — она точно ведьма, причем молодая. Из оставшихся выделил одного оборотня, что в виду своей сущности вынужден был пренебрегать одеждой, и из постоянного одеяния на нем были только драные штаны. Еще там были два темных мага, что уступали виденному только сегодня личу по всем параметрам. Последним же был, похоже, Дампир, на что указывала его бледная кожа и два меча на поясе. Дампиры это те еще занозы в заднице — очень быстрые твари имеют почти девяностопроцентный иммунитет к физическому оружию.

— Да какого дракона?! Я в Светлогорье был два месяца назад, там тоже обещали дракона, и чего? А ни хера! Две Виверны в петах и все. Вот вам и реклама на…

Что там «на» я не услышал, так как со стороны раздались звуки горнов, и все речи вокруг прекратились. Над собравшейся толпой пролетели несколько летающих маунтов, очевидно оценивая или пересчитывая собранную армию. Я успел заметить двух пегасов и одного орла, но всего таких летунов было с десяток. Все, как и я, невольно повернулись в ту сторону, куда неслись все эти летающие твари — в сторону городской стены, на которой стояли фигуры командующих и спонсоров. Как таковой, тишины не наступило, но стало заметно спокойнее. Все ждали инструктаж и начала боевых действий, ибо полчаса уже, как ни крути, а потеряно. А с такой толпой еще надо разобраться, причем без толкотни и суеты, иначе жертвы начнутся еще до боевых действий. Спасибо, блин, Орбису с его игнорированием статуса союзников и оттенка дружеского урона.

— Бойцы! — разнесся над нами голос одного из командиров, да еще и так, что даже по ушам стегануло болью, а Оборотень рядом со мной вообще заскулил. Вот теперь точно стало тихо. — Воины, маги и убийцы. Светлые и темные, живые и нет. Атеисты и Боговеры. Сегодня будет бой, наша цель — одинокий город! Сейчас там находятся около полутора тысяч Бессмертных и около пяти тысяч Местных. Большинство игроков еще отдыхает в офлайне, другая их часть покинет мир с началом рабочего дня.

Пока эта речь разворачивалась, вокруг начало развиваться волнение. Нас не так много чтобы брать город, а тем более тот, где обороняющихся минимум в семь раз больше чем нас. Новость никого не утешала, и по большей части только расстраивала. Для взятия города, надо практически все возможные точки воскрешения обнаружить и сжечь, только в этом случае, игроки перестанут бить нам в спину как партизаны. А этот тот еще труд!

— Тише! Все, собравшиеся на этом берегу, лишь одна шестая ударной силы! Мы не единственная атакующая единица. Мы победим, если решим, что нам это надо! А сейчас давайте не тратить общее время! Справа от вас находится гавань! Отряды «Альфа», в полном составе переходите туда. С ними идут «Луки» от одного до трех и «Скауты» за номером три. Прошу переместиться! — из всей массы вокруг начали приходить в движение одинокие фигуры, которые уже на полпути образовали неплохие отряды по двадцать голов в каждом. Командующий же не стал дожидаться их полного перехода. — Слева от вас скальный уступ! Все «Маги», все «Щиты» идут туда. — кивнув самому себе, я начал движение влево, продолжая слушать нашего руководителя. — С ними идут «Трупы» с первого по третий и «Омон» с первого по второй!

Дальше слушать стало совсем сложно, вокруг меня начала формироваться своя сборная солянка. В основном это были балахоны и плащи, но и среди этой массы встречались крупные ребята и даже пара мечников. Суть сортировки по-прежнему от меня ускользала, поэтому я перевел взгляд на стену, где глашатай уже стоял в гордом одиночестве.

— Пику замкнут «Егеря» и «Летуны», с ними пойдут «Луки» за номером четыре. Это все! Занимайте свои места и ожидайте ваших Стратегов. Задачи будут поставлены всем. Удачи, бойцы! — на последнюю реплику шум вокруг немного возрос, но в целом ничего не поменялось. Никто не хлопал, никто пока не радовался.

Большое войско поделили на четыре части, суть этого дележа пока мало кто понял. Ясно одно, я оказался среди тряпичных Магов и Кастеров, Визардов и редких Дамагеров с Танками. Хотя я могу и ошибаться, возможно, тут не все так просто.

— Братан! — услышал я радостный возглас и обернулся. Ко мне продирался через неплотный строй мой знакомый по ранним встречам Артур-бессмертный, человек-клерик каких еще поискать. Я махнул ему рукой и поздоровался.

— Привет Арти! — маг остановился около меня и оттеснил близко стоящего Тролля со щитом, размеры которого были крупнее моего знакомого раза в два. И как ему удается так на ходу определять НПС?

— Здарова! Ты где пропадал?! — он протянул мне свою ладонь, которую я сходу пожал скромно улыбаясь. — Ты же после «Лесного замеса» как сквозь землю провалился! Ты же, кажется, пережил ту битву!

— Да я после нее еще в трех локалках воевал и один поселок орков на штыки принял! — произнес я и заметил на себе недовольный взгляд тролля, что находился рядом. Ну и смотри, я таких как ты на фарш перемалываю!

— Это не Раадрунк случайно ли? — с прищуром уточнил Арти.

— Его, а как узнал?

— Угадал, как еще! Да и других городов я даже не запомнил! А ты чего тут? Ты же не из наших?!

— Сам удивлен, но, тем не менее. — я вынул из-под рукава жетон и показал его человеку.

— Прикольно. Может, ошибка какая?

— Я тоже так подумал, но, как видишь, тут еще есть Дамагеры.

— Семь Дамагов всего, да ты! Причем из семи, три Непися. Все равно, для обычных ошибок что-то многовато. — Артур хотел сказать еще что-то, но его похлопал по плечу эльф в фиолетовых шмотках и указал на стоящего в отдалении Командующего, который ожидал установления полной тишины, чтобы начать свою речь. Мы замолкли и повернулись.

Тот, кто будет нами командовать, был очень большим, прямо-таки нереально огромным. Уже год я не видел игроков-великанов. Странные они конечно, но сталкиваться с ними себе дороже. Раньше их было больше, но элементарные бытовые неудобства быстро отваживали молодежь от этой расы. Рост под три с половиной метра, плечи, сотканные из толстенной кожи и стальной мышечной массы, выдерживающие удар булавы. Да и плюс к этому, наш командующий был одет в эпические доспехи дракона, что светились мерным оранжевым светом. Стопроцентная защита от стихии огня — шикарно, что тут сказать. Еще у этого верзилы был меч, что размерами своими превосходил меня, причем и в ширину, и в длину. Командующий стянул со своей головы практически глухой шлем и продемонстрировал всем окружающим невероятно привлекательное для великана лицо. Ей богу — как Том Круз начала века.

— Не будем терять время! — подняв свою лопатообразную ладонь, произнес условный «Том». — У нас с вами отдельная миссия. Мы вылетаем последними, но прибудем вместе со всеми. Все вы! Маги и защитники, выбраны для атаки на центр города. Ваша задача сложна и опасна — мы должны занять ратушу, которую никто не может разрушить без уничтожения города. Я знаю, в нашем отряде есть знаменитые волшебники и сильные колдуны, но я вас заклинаю, сукины вы дети! не лезьте на рожон! Попытка у нас будет только одна, и тот, кто скончается, второго шанса не получит! — великан рубанул по воздуху рукой, а мы стояли молча, переваривая вводную. — Также, сообщаю всем о начале кода «ноль-тринадцать». Любой покинувший мир до начала боя, должен быть сдан лично мне на руки. Орбис дал разрешение на пленение аватара, в случае откровенного «кидалова», так что подумайте сейчас, кто хотел предупредить товарищей — ваша маска останется у меня!!! — и вновь в наших рядах не прозвучало и звука. — Мы будем брать ранее неприступный город.

— А может, вы скажете, как мы это будем делать?! — вдруг выкрикнул кто-то со стороны. Я, конечно, повернулся, но через стену игроков не увидел говорившего, зато узнал его голос. — Мне говорили, что у нас будет Дракон на поддержке!

С последним словом, я услышал звуки пробуждающейся природы, так как прочие звуки разом стихли. Никто ничего не говорил, никто не шуршал и не перетаптывался. Только командир почесал широкий подбородок и, вытянув руку, указывая нам за спины, произнес: «Как те?» Не знаю точно, сколько нас было, но обернулись мы одновременно, после чего открыли рты.

Мало кому из играющих хоть раз удавалось увидеть настоящего Дракона, эти животные не только опасны, но и очень осторожны. Это в легендах и сказках они жили в пещерах рядом с каждой деревней. В Орбисе драконы живут только в горах, причем столь крутых, что не каждый осилит подъем. Так что кто смог увидеть дракона ближе, чем за один километр, мог этим гордиться. И вот я пополняю список тех, кому удалось. Два летающих ящера со своими всадниками подлетали к нашему берегу практически бесшумно, но, все же, умудряясь подавлять всех присутствующих. Их было два — Черный дракон и Зеленый. Фантастика! Два невероятных зверя, о которых я только читал в «Вики», сейчас совершали посадку так близко ко мне! И если вы, по своей глупости, представили их соразмерно автобусу, то смею вас удивить — Забудьте! И представьте самолет Боинг вместимостью в сто пятьдесят человек, только так вы будете близки к размерам этих монстров. Как же эти всадники их смогли покорить? Не удержавшись, я мазнул глазами и спровоцировал Функцию снятия «Скриншота», так сказать — на память. Все игроки вокруг тоже крутили глазами и в восхищении хлопали ртами.

— Ну, все! — громко вывел нас из транса Командующий. — Посмотрели и хватит. Не нам лететь на них, так что подберите слюни и вернитесь в реальность! — толпа неохотно начала поворачиваться. — Больше нет тупых вопросов? Хорошо! Второе — всем, кто притащил с собой Местных, я заявляю на полном серьезе, что мы за них ответственности не несем! Вы прете, вам и отвечать за их шкуры! Далее! Защитники, те, кто считает, что попал в группу Магов не по назначению, вы выбраны из-за своих качеств, а не то, что вы себе надумали! Ваша задача беречь Тряпичных кукол! — в толпе кто-то возразил, но очень уж коротко, без страсти. — Ваша награда будет увеличиваться с каждой положительной характеристикой, что вы получите от союзников. Так что вам и карты в руки, можете и разбежаться, мне насрать! Далее! Клерики, ваша награда формируется идентично — по отзывам главной ударной силы магов, так что не филоньте и в драку не залазьте! Обе ваши группы рассредоточиться по двум волнам. Далее.. — из-за наших спин ударил поток воздуха, поднявший пыль, от которой Командующий прикрылся рукой, а мы повернулись на свой страх и риск.

Черный дракон, облепленный игроками, как пес блохами, поднимался в воздух, отчаянно размахивая крыльями, с каждый быстрым взмахом поднимая неимоверный вес на десятки метров. Шикарное зрелище, жаль я не с ними.

— Хватит глазеть! Черныш будет воевать с нами, так что еще насмотритесь! — снова привлек наше внимание великан. — Далее! Трупы, иммунные к «физике», вы идете вторым потоком. Готовьтесь к отвратительной посадке с переломами и всем сопутствующим. Кстати, первая волна тоже пусть не расслабляется — могут жахнуть и по вам!

— А как мы будем добираться?! — Громко и басовито уточнил какой-то Орк, по всей видимости, шаман.

— Я об этом скажу. И раз уж ты себя выдал, наложи на группу стандартный «Баф» «Свой-Чужой»! — орк, наряженный в плащ из перьев, да в рогатом шлеме, коротко кивнул и двинулся навстречу Командиру. — Хорошо! Напоминаю, базовый «Баф» работает в течение одних суток, так что стремимся уложиться в этот период.

— Как суток?! — уже будучи в паре метров от Великана, спросил шаман. — У меня только половина проплачена!

— Кто как сможет. Оплата будет начисляться по договору — каждые двенадцать часов для всех, кто выживет в городе, и так до самой победы или поражения! — в наших рядах многие присвистнули, посчитав возможные ништяки. — Только не особо губы раскатывайте! Завтра в полдень пройдет обновление, и, если город будет еще не под нами, миссия объявляется проваленной. Это понятно? Отлично! Зеленый взлетает!

Мы снова повернулись, оценивая, как на заметно опустевшем пространстве громадный зеленый ящер начинает разбегаться для полета. Поступь такого монстра оставляла глубокие следы, каждый взмах его крыльев обдавал всех присутствующих горячим воздухом. Пока мы глазели, шаман начал распевать какую-то песню накладывая на нас «Баф», позволявший запомнить определенный марке и не бить по своим, по крайней мере, специально. Дракон оттолкнулся крайний раз и одним взмахом поднял себя ввысь, где начал наворачивать круги для набора высоты. Определенно, зеленый дракон был сильнее и быстрее черного. Да только ради этого зрелища сюда стоило прийти.

Однако зрелище на этом не завершилось — на другой стороне, где был небольшой порт без кораблей, прямо из пучины морской вылезла голова на длинной шее, вслед за которой на поверхности появились острые плавники и шипастый хвост. Я о таких созданиях даже не читал.

— Как думаешь, кто это? — тихо спросил я у Артура.

— Скорее всего «морской Змей», но это не точно.

Дальше мы не разговаривали, глядя на то, как игроки забираются на сие чудище. Видимо, мы единственный отряд, который будет обделен экзотическими животными. Ну и ладно.

— Насмотрелись?! — снова этот противный голос. И мы вновь поворачиваемся к нашему Командующему и пляшущему рядом орку. — Что я вам еще не рассказал? Ах да — основная задача. Ваша главная цель — занять Ратушу, любыми средствами, а пока цель не достигнута — помогайте остальным отрядам. Иммунные к магии — Крушите волшебников и колдунов! Иммунные к физике — Защищайте товарищей от копий и мечей! А вы, кастеры, ваша задача — не оставлять в живых никого из врагов, даже Неписей! И специально для тех, кто протянет до ночи — мы заплатили «Найтам» за участие в нашей компании, так что с приходом темноты вампиры будут на нашей стороне. Примерно двадцать особей.

— А что за город мы будем брать? — крикнул очередной голос, в этот раз женский.

— А вам не все равно?! Вас привезут, вас постараются аккуратно высадить, вам от названия никакого толку не будет! Вы должны выполнить задачу и выбить из города текущую Власть! — отвечать никто не стал, зато шаман закончил свои пляски и молча вернулся к нам в компанию. — Надеюсь, это все вопросы. Исхирдан! — вдруг произнес уже знакомое мне имя, командующий. — Прошу, не откажите в чести.

Из наших рядов мерно начал выдвигаться тот самый высокий Лич, что стоял передо мной в очереди. И как я понял по многократным вздохам и шепоткам, личность он среди магов известная. Командующий же стоял, зацепив пояс большими пальцами, пока Исхирдан не встал рядом с ним.

— Знакомьтесь, это Исхирдан, «драконья погибель», и сегодня он будет руководить вашей компанией. Сейчас вы должны поделиться на два отряда, по пятьдесят голов каждый. Трупы во второй, Маги пополам, остальные по предпочтениям. Исхирдан, я прошу вас организовать нам транспорт.

— Любые прихоти, за ваши деньги. — Замогильным голосом выдохнул скуластый череп и выхватил из своей личной сумки два небольших осколка мерцающих зеленоватым огнем. А затем этот покойник обратился к нам. — Кто из присутствующих изучил заклинание «Погонщика» и освоил его?

— Я! — раздался писклявый голосок, вокруг источника которого сразу начали расступаться остальные участники, что и позволило мне увидеть маленькую Дриаду, босую, в коротких бежевых шортиках и зеленой кофточке. Волосы крохи тоже были словно из травы, такие же ярко-зеленые и топорщились во все стороны. Но руку она держала уверенно.

— Хорошо, — прохрипел Лич и отбросил в сторону один из осколков в своей руке.

Дальше началось настоящее шоу. Если вы никогда не видели Лича за работой, вы просто не сможете представить, как под жуткий треск и писк из маленького кусочка черепа дракона появляется призрачный костяк ящера, что сверкает фиолетовыми искрами и рычит на всех окружающих. Начиналось это плавно, аккуратно формируя голову некогда живого создания. Уже с первого позвонка тело Призрачного дракона формировалось стремительно и крайне громко. А громогласный рык словно с «того света» заставил многих игроков отступить на шаг назад. Я нервно скосил глаза на Дриаду, но девочка лишь мечтательно смотрела на то, чем ей предстоит управлять.

— Лови! — как мог громко произнес мертвец и кинул нечто полупрозрачное хрупкой девочке. Она поймала это и в следующий момент мы все поняли, что пилот она опытный.

Невысокая дриада подняла руку с зажатым кулаком и, словно заправский ковбой, взмахнула кистью. Из ее миниатюрного кулака высвободился ярко-зеленый хлыст, абсолютно беззвучно хлестнул воздух. Зато Призрачный дракон после этого приклонил голову и распластал крылья по земле.

— Это Призрак первый. Первый отряд! Занять места вдоль ребер и позвоночника! — гаркнул Командующий великан, приводя нас всех в чувства. — Кто не успеет, полетит пешком!

Не знаю, как и кто собирался делиться, но я кинулся к первому Призраку, одновременно отмечая тот факт, что Арти остался за моей спиной. Что же, это его выбор. Толкотня была, но она не сильно мне помешала, как-никак тут были сплошные кастеры, так что я сел у самого основания крыльев, сразу за спиной какого-то мага в черных шмотках. За мной уселась невысокая ведьмочка с кукольным личиком. Она поздоровалась со мной и бесцеремонно ухватила меня за талию, от чего я и растрогался и слегка охренел. Хотя сразу понял суть ее поведения — она НПС, которая, видимо, была крайне бестактной.

Забыв о мелкой волшебнице, я покрепче ухватился за костяк под задницей и слегка наклонившись, посмотрел на голову Дракона-призрака, где мелкая дриада стояла в полный рост, а Исхирдан ей что-то втолковывал. К сожалению, что именно, я не слышал, ибо вокруг было так шумно, что просто кошмар, вроде, даже кто-то подрался за моей спиной.

И вот Дриада кивнула, наш дракон плавно начал подниматься в воздух, словно воздушный шар. Голоса вокруг сразу притихли — далеко не каждый в Орбисе удостоился возможности полетать, а уж на драконе, пусть даже и мертвом — единицы.

— Страшно?! — ехидно спросила маленькая колдунья, но я только головой помотал.

— Так, всем приготовиться! — во всю мощь своих легких объявила Дриада. — Сейчас мы полетим, и это будет очень быстро! Держитесь крепко, мы должны нагнать первых драконов и первыми влететь в город, пока защитники не поняли, что их ждет! — девушка перевела дух и едва заметно «перекрестилась». — С богом, коллеги! Удачи всем в этом бою!

А затем, я узнал, как это — верхом на лошади ехать без стремян со скоростью в сто восемьдесят километров в час! Дракон, порожденный некромантом, не нуждался в крыльях, он просто летел как истребитель, точно по прямой и страшно быстро. Мои руки затекли в первую же минуту нашего полета, на пятнадцатой мы обогнали сразу пять летящих драконов, а уже на двадцатой я увидел город, который нам предстояло штурмовать. «Город большой, из белых камней…».

А затем с одной из башен нам навстречу вылетел яркий световой пучок, который нам не удалось обогнуть или обойти.

* * *

Лежа среди трухлявых досок разрушенной конюшни, да еще и с одной ногой, погруженной в лошадиную тушу, пересиливая последствия сотрясения, я предавался праздным мыслям, пока мое тело и рассудок приходили в себя. Иммунитет иммунитетом, а такого еще на себе не испытывал. Не говоря уже про полет, или красочный взрыв разделивший реальность на «До и После». Не говоря даже про конюшню, что послужила мне подушкой безопасности. Я размышлял скорее о динамике событий — миг, и Дракон рвется на куски; второй, — взмываю в небеса и влетаю в каменную стену; третий — конюшня и умирающая лошадь, треск и грохот; четвертый — я лежу и думаю обо всём этом в прошедшем времени. Как быстротечны жизни яркие мгновенья!

Не успел я в полной мере пожалеть себя любимого, как где-то над головой раздался свистящий звук, перекрывший эхо безумного боя, закончившийся взрывом крепостной башни, превратившего ее в мелко-каменный конструктор. Белые глыбы, что тот же лед, от разрушенного строения не сыпались к подножью, нет! Они разлетелись брызгами метров на пятьдесят, красиво замедляясь в кульминации полёта. Стремительно обрушивались, поражая неосмотрительных и близко стоящих, небольшие камни долетели даже до небольшой площадки перед моим временным пристанищем. Так тебе, падла, и надо! Нехер было по нам стрелять! А затем над городом пронеслись три тени Драконов, одна точно был призрачной. Значит, наши еще не все полегли! А я тут лежу и отдыхаю. Хотя надолго ли?

Секундное напряжение тела, хруст суставов и каменной брони, и я таки выдергиваю окровавленную конечность из несчастного животного, спасшего мне ногу. Крики и грохот, окутавшие соседние кварталы начали нарастать, подогревая азарт и желание влиться в общую заварушку. Только сначала надо покинуть эту свалку! Схватившись за соседние доски, я вытянул себя повыше и смог, наконец, вылезти из деревянного плена, одновременно замечая лежащую на мостовой ведьмочку, сидевшую за мной во время полета. Сейчас хрупкое девичье тело не выглядело как кукольное, ныне оно было уничтожено самым жутким образом — голова разбита о камни, волосы залиты «алым», фарфоровый лик испачкан грязью и кровью. Да и вся она лежит в неестественной для живого человека позе. А точеный жезл в позолоте все так же зажат в ее детской ладошке. Смерть никого не красит. Наклониться, чтобы прикрыть распахнутые удивленные глаза, не успеваю — из-за белокаменного угла, скрывавшего от меня соседний переулок, выскочили две фигуры в доспехах, при щитах, да с длинными мечами. В их телах, прямо в сочленениях, уже торчали обломанные стрелы, но бойцы стойко переносили невзгоды, продолжая организованно отступать. Одно хорошо, двигались они спиной вперёд, не отворачиваясь от нападающих.

Сделав очередное усилие, поднимаюсь над телом убитой девочки, вскидываю левую руку и призываю Лук. Грубая ладонь обхватывает еще несформированное оружие, и оно словно солнечный зайчик вспыхивает, проявляясь в нашем мире, оснащаясь тетивой и уже приготовленной для стрельбы стрелой. Не раздумывая, как сотни раз до этого, хватаю правой рукой зависший в воздухе снаряд и цепляю невидимую струну. Натяг! Сдвиг в сторону! Целься! Пуск.

Пальцы отпускают призрачную стрелу, и она словно пуля прочеркивает светлым росчерком пространство, впивается в левое плечо рыцаря, что был ближе ко мне. Щит его поднят не был, а наплечник оказался выше. Стрела вонзилась в руку, проигнорировав кольчужное плетение, и в следующее мгновение исчезла, пропуская через новое отверстие темную кровь раненого. Теперь все — игры в сторону! Разжимаю руку, лук, словно дым, исчезает, а я делаю первые шаги, начиная ускорение. У меня нет ненависти к этим игрокам в колючих шлемах, я просто выполняю свою работу. Меня наняли и мне абсолютно без разницы, для чего эта бессмысленная бойня. Ради чего только что умерла ведьмочка? И почему эти два рыцаря тоже должны погибнуть? Мне даже все равно до причин, по которым их теснят два воина из нашего отряда.

Левый рыцарь, наконец, вскинул свой щит и повернулся для отражения новой угрозы, правый же начал смещаться, дабы прикрывать товарища. В это время из переулка, выложенного белым камнем, вышли двое — массивный Танк в железной глухой броне и двумя щитами и высокая девочка-эльфийка с лазурным кривым луком, что долго прицеливалась, но судя по уже торчащим в телах стрелам, никогда не промахивалась. Отличный дуэт, вполне можно рискнуть и разбавить его собой любимым. Осталось только заинтересовать потенциальных партнеров, убив хотя бы одного из врагов.

Пока я анализировал обстановку, расстояние между мной и защитниками сократилось втрое. Вновь вызываю оружие, на сей раз копье блеснуло своим острием, едва мои руки обхватили невидимое древко. Ничего выдумывать не надо, эти двое уже видели, на что я способен, а значит удивить их уже не получиться. Разве что совсем немного. Делаю очередной шаг, опускаю острие и втыкаю его в землю, в метре от щита игрока в латах. Инерция идет мне на пользу, делаю усилие, отрываюсь от земли и заношу ноги вперед, со всей своей силы и массы помноженной на скорость, переношу свое тело, словно прыгун с шестом и наношу удар по центру треугольного щита. С настоящим танком у меня этот фокус бы не прошел, а вот с Инициатором — легко. Да — я упал как куль после удара, зато и фигура потеряла равновесие, а его рука с мечом бестолково взмахивает в попытке поймать равновесие. В этот самый момент стрела лучницы влетает точно подмышку противника, прорезая себе дорогу до самого сердца. Крит! — его игра окончена, и понявший это игрок, тут же заваливается на союзника. Не теряю времени, снова встаю на ноги. Вызов! И два белоснежных, как и все вокруг, двойных топора занимают места в моих руках.

Бой с последним обороняющимся закончился в ту же минуту, ибо один против троих, как правило, не играет. Нет, я не настаиваю, даже сам знаю тех, кто в одиночку и с пятеркой справлялся, но против «Танка», «Дамагера» и «Стрелка» — еще ни разу не видел лично. Вот и этот воин упал сокрушенный сильным ударом Танкующего бойца и добитый моим топором. Я поднимаю опустевшие руки и, по старому рефлексу, пытаюсь вытереть окаменевший лоб, словно он в поту. Танк легко закидывает левый щит за спину и встряхивает затекшую конечность. Теперь мне видно, что это Голем, причем конкретно — Голем-НПС. Крупное тело Непися смещается и слегка поворачивается, пропуская вперед Лучницу.

— Керосинка! — протягивая мне белую ладошку, здоровается Эльфийка, игнорируя окружающие нас трупы. Их бы «лутнуть» можно было, только что с них брать?

— Братислав, — отвечаю я ей взаимностью. — Куда направляетесь?

— Нам по краю приказано перемещаться, стену отделить от города. Взять под контроль! А ты куда?

— Мне в центр надо пробраться, там «наши» собирались высадиться.

— Так ты с призрака?! — удивилась Керосинка и головой покачала. — Я видела, как вас сбили, думала, никто не выжил после такого. — Я виновато отвел взгляд, а девушка, проследив мой окровавленный путь, заметила лежащую на солнце фигуру ведьмочки. Затем повторно оглядела меня и слегка прищурилась. — Ты же Стоун, почему ты был на призраке?

— Окаменелый! — ответил я, словно мантру прочел, и вынул из кармана свой жетон, продемонстрировал. — Меня взяли на защиту, только вот Дракона я прикрыть не в состоянии. Может, мы пойдем? Или ты знаешь, как до центра добраться?

— Откуда? Мы тут меньше часа и всего метров семьсот прошли. Врага немного, но он упертый.

Девушка неожиданно замолкла и ловко выхватила стрелу из ажурного колчана, а ее партнер снова выхватил свой неподъемный щит. Я тоже обернулся, но заметил только невысокую фигуру в красном платье, да с гномом в паре. Сразу отлегло на сердце, это были наши, ауры подсвечивали союзников.

— Наши. — На выдохе произнесла Керосинка и сделала первый шаг, опуская лук, однако, не снимая с него стрелы. Я кивнул, и мы двинулись навстречу прибывшим.

Когда же мы приблизились, стало уже не так легко на душе. Маленькая фигура оказалась девочкой на вид лет шестнадцати, а ее платье было не красным, его залило кровью. Волосы крохи, слипшиеся и грязные, местами опалены, но вот взгляд у этой «девчули», похлеще, чем у тигра на охоте. Я бы посмеялся над ее выбором образа, но вид потрепанного жизнью магического посоха меня разубедил делать это. Она волшебница, была на Призраке вместе со мной. Как же она выжила?!

— Керосинка! — снова Эльфийка здоровается первой.

— Тушканчик. — Слабо отвечает волшебница и потирает грязный лоб, добавляя красные разводы. Гном с перемотанной головой, стоящий рядом с ней, приблизился и поддержал хрупкую деву. — Есть клерики в отряде?

— Увы, — спокойно ответила Эльфийка. — Но мы вдоль стены идём, может, еще встретим кого!

— В ***** стену! — вяло, но четко, ответила ей волшебница. — Мне в центр надо, через час там будет адово пекло! Точнее «не будет», если я там не появлюсь, — голос ее оборвался, и она едва не упала на стоящего рядом коротышку.

— Извините ее, Тушканчик бывает несдержанной, — вдруг включился в разговор гном, очередной НПС в этой бессмысленной войне. — Мы сильно упали, но она успела напоследок уничтожить оборонительную башню, что по нам ударила.

Я с Керосинкой синхронно задрали головы и посмотрели туда, где всего пять минут назад был взрыв, а сейчас только огонь и дым. Охренеть. Это как же такая мелкая смогла разнести целое строение, оно же точно было капитальным!

— Он идет в центр! — прервав мои мысли, лучница положила на мое плечо свою руку и для верности тряхнула. — Типа защитник, был на первом Призраке. Верно?

— Да! — слегка растерявшись, подхватил я. — Я в центр, могу провести! Если вы дорогу знаете.

— Стоун нам не в кассу, — все еще размазывая грязь и кровь по лбу, бросила волшебница.

— Окаменелый! — сказал я и заметил, как боль и усталость в глазах Тушканчика сменяется любопытством и заинтересованностью.

— Серьезно?

— Да. Братислав. Рад знакомству, Тушканчик.

Я протянул руку хрупкой девушке, но она не ответила на рукопожатие. Ничего, простительно, она вообще едва на ногах стоит, вон как ее от сотрясения штормит.

— А я слышала о тебе. Ты «безоружный воин, окаменелый и Стоек пяти битв». Верно?

— Стоек четырех битв, на мосту меня убили, а точнее скинули с него. Титул я так и не получил.

— Бла-бла-бла. Вы короче болтайте дальше, а мы с Гансом пойдем патрулировать кольцо! — махнув рукой и своей золотой копной волос, произнесла лучница разворачиваясь. Ее молчаливый спутник, двинулся следом за ней. Я же только повернулся к волшебнице и гному.

— Так что? Мы идем в центр? Или сначала клерика найдем?

— Да, идем… дай только немного в себя прийти.

— Хорошо, я сейчас на минутку отскочу! — повернувшись, я бросил взгляд на то место, где совсем недавно лежала маленькая ведьмочка, но сейчас на том месте было только кровавое пятно, словно тело ее исчезло без следа. — Что за чертовщина?!

* * *

Сверившись с картой, Денис, выбравший здесь имя Доратон, еще раз оглядел своих воинствующих спутников и уверенно кивнул.

— Нам сюда! — указывая сильно коптящим факелом в темноту, произнес молодой Драксал.

— А что там? Нихрена ж не видать! — поморщившись, произнес маг-стихийник, взявший в Орбисе имя «Винд», став чуть ли не десятитысячным владельцем этого имени.

— На карте указано, что там уже локация босса, — бросив еще один взгляд на пергамент, стоивший новому владельцу немалых денег, подтвердил Доратон.

— Скорее бы закончить, а то у меня времени осталось меньше часа, — нервно произнес Высокий эльф с брутальным лицом и длинными, вытянутыми к макушке ушами, по имени Ржевич.

— Не парьтесь, успеем. Говорят, этого босса только ленивый не убивает, — подбодрил всех Драксал, перед тем как предложить путь по пояс в воде, однако через пару шагов, он остановился и посмотрел на единственного неигрового персонажа в их компании. Юная Дриада по имени «Сина ЛиАла», была взята текущей компанией не из прихоти, а выполняя задание от Князя Леса, Илиатория. Группа игроков уже не первый месяц срабатывается вместе и очередной квест из Волшебного Древолеса шел этой задаче только на пользу.

— Ай! — вскрикнул Эльф и подскочил из воды.

— Чего?! Опять ящеры? ****! — обеспокоился Винд и быстро прочел заклинание, чтобы вода вокруг них вспыхнула голубым свечением, открывая всем свои тайны. Однако вокруг никого не было, только под ногой Эльфа, в легком темном облачке крови, лежал длинный кривой кинжал.

— Да нет, наступил вот на это, — сказочный персонаж легко наклонился и, немного повернувшись боком, спокойно поднял кинжал из воды, после чего осмотрел находку. — Простой кинжал, без бонусов.

— Блин, жалко, я думал, мож Рарник-какой. — посетовал Винд.

— Хватит стоять на месте! Сина, ты там как? — спросил Доратон, как раз когда вода начала терять свои волшебные свойства.

— Все хорошо. Это очень старое место, мне тут нравиться. Только вокруг пахнет смертью, — тихим, почти детским голосом, ответила Дриада.

— Отлично, тогда давайте сделаем последний рывок, и можно будет отдохнуть.

Первые проблемы у тройки игроков наступили, когда они вышли из вод и были атакованы скелетами-лучниками. Но подобными мелочами настоящих героев напугать невозможно, так что проблема была устранена довольно скоро, в основном при помощи Винда, что отлично научился кидаться огненными шарами. Время у играющих подходило к концу, все торопились. Однако выбежав в главный зал и призвав магические светильники, тройка игроков и еще одна НПС, немного опешили.

Странный высохший до состояния мумии Лич в черной короне, при длинной юбке и с магическим посохом, сидел на ступеньках… не один. Рядом с боссом локации сидел Странный зверь с большими ушами и гипертрофированно мускулистым телом. И эта пара спокойно смотрела на вошедших путников. Немую сцену прервал Лич, поднялся и, отряхнув свою одежду, произнёс замогильным шепотом.

— Вошедший в чертоги… с мечом наголо. Лишь смерти достоин в покоях ее. — Захрипел хозяин локации, но вдруг второй персонаж его перебил самым бестактным образом.

— А «Наголо» это как?

— Ну… это когда меч не в ножнах, ну типа голый, — беззаботно ответил Босс локации.

— А, понятно, — кивнул монстр, на миг блеснув желтыми глазами, встал со ступеней и шепнул. — Извини.

— Да ничего, — отмахнулся Лич и снова вернулся взглядом к вошедшим игрокам. Его голос вновь стал зловещим и страшным. — Павший в чертогах, ряды мертвых пополнит. Будут веками кости лежать, пока не исполнится воля Великой, что должна мертвых в бой последний поднять. Слушай, а тебе не пора на выход? Ты героев смущаешь! Закат уже прошел, ночь на носу! — вдруг снова обратился Лич к чудовищу.

— Да, наверно пора… — согласился его собеседник и протянул руку Личу. — Был рад снова повидаться.

— Да что там, заходи, как мимо будешь пролетать! — не остался в долгу Лич.

— Непременно! — оскалился монстр и в следующий миг призванный магический светильник потух.

Дриада коротко вскрикнула, а Винд, матерясь, снова вызвал средство освещения, только поздно. На своем обычном постаменте, стоял одинокий Лич в красной короне и с длинным посохом. Второго участника нигде видно не было, что ни капли не добавляло уверенности молодой группе авантюристов.

— План прежний! — прошипел Драксал и покрепче ухватил свое оружие.

— Да! — воинствующе добавил Винд. — Ржевич, защищай Сину! Ржевич?

Обернувшись, Доратон и Винд уставились на одиноко стоящую Дриаду с оторванной головой Эльфа на окровавленных руках. Губы девочки тряслись не хуже коленок, кровь товарища тяжелыми каплями падала на пыльные плиты. А в следующий миг, руки Лича легли на плечи двух героев, одновременно с громогласным: «Бу-у-у-у!».

Глава 1. Лисом из Улают

— …Что за чертовщина?!

— Ты о чем? — вялым голосом уточнила колдунья.

— Там ведьма мертвая лежала, вон ее кровь! Вот, буквально, минуты две назад!

— Местная?

— Да.

— Хм. Странно, — протянула Тушканчик и взмахнула свободной рукой. С ее пальцев сорвались несколько зеленых огоньков, быстро пронеслись через пустырь к разрушенной конюшне и сделали несколько витков вокруг. — Нет там никого, никакой жизни.

— Да я тебе говорю. Ладно. Это уже не важно, — я наклонился и попытался поднять невысокую волшебницу, но она ловко отбила мою попытку, ударив посохом мне по голове, а гном нахмурился, не сводя с меня взгляда. — За что так?! Я помочь хочу! Ты же едва на ногах стоишь!

— Насрать! Сам иди и за себя отвечай, я смогу о себе позаботиться, — девчонка в окровавленной одежде опять пошатнулась и, поймав опору в виде гнома, повернулась. — Давай не отставай, и если не трудно, тыл прикрой.

Следующие минут десять я искренне пытался понять, кто эта Тушканчик. А точнее: как она стала такой сильной, что смогла разрушить здание; зачем ей с собой нужен гном-НПС; и почему она такая странная в целом. Девушка местами была вполне адекватной, а затем ее как подменяло: могла наорать на своего спутника-Сэда; ни с того, ни с сего обматерить меня за то, что я ногами шаркаю, и после этого рассказать историю, как она торговалась на цветочном рынке по дурацкому заданию. В общем, подумать было над чем. Затем мы вышли на перекресток между домами, где троих уже убили и ещё пятерых могут скоро убить, причем подсветка говорила о том, что скорей всего убьют «наших». Два отличных «дамагера» умело теснили «танкующего» копейщика в то время как наш неумелый кастер противодействовал вражескому некроманту в неплохой кожаной броне.

Я давно считаю себя игроком более чем опытным, но сегодня наверно не мой день в целом. Контуженная Тушканчик среагировала быстрее меня, причем играючи! Ловко и без лишней суеты она подняла руку с потертым посохом и бросила короткую фразу. Впервые за два с половиной года в Орбисе, я видел как с простого магического посоха, срывается «Коллекция чар». Легкая вспышка чуть фиолетового дымка неожиданно выпустила из себя пару сотен тонких огненных стрел, устремленных на врага. Эту атаку отразил только один противник — дамагер, что вовремя скользнул за спину своему товарищу, которого буквально в фарш перемололо. Три стрелы влетели в нашего копейщика, а одна поразила ногу кастеру. Схватившись за свежую рану, несчастный тряпичник упал на спину, не заметив, что противостоящего ему некроманта утыкало этими стрелами на зависть любому ежику. Оставшийся на ногах воин весьма проворно воспользовался положением, рубанул с плеча по раненому бойцу нашего дивизиона, снося тому руку. Больше он ничего не успел, Тушканчик точным броском пробила грудь бойца навылет огненным шариком.

— Есть клерики в отряде? — как совсем недавно, спросила Тушканчик.

— Я клерик! ****! — завыл, катаясь по земле, тряпичный кастер. — Погодите немного.

— Да не вопрос, — легко согласилась Тушканчик, и сделала шаг вперед.

Если бы она его не сделала, плохи были бы ее дела, так как из одного окна ближайшего дома, некто выпустил стрелу, что пролетела сквозь копну волос волшебницы, разминувшись с ее черепом, едва ли не на сантиметр, срезая небольшие окровавленные прядки, и вонзилась мне в грудь чуть выше правого соска. Стрела была запущена со страшной силой, она легко завалила мое нелегкое тело, подарив настолько богатый букет ощущений, что я потерял сознание, даже не ощутив, как грохнулся оземь.


Таймер на темном фоне отсчитал сорок секунд, увесистое похлопывание по щёке чем-то каменным привело меня в чувства. Открыв глаза, я уставился в бородатую рожу Сэда.

— Все, очнулся каменюка! — продекламировал гном, вставая с колен. «Так это он меня рукой приложил так?» — подумал я, потирая щеку с которой посыпалась каменная крошка. — Извини, если сильно пригрел, у тебя шкура толстая как у горной породы. Фокс тебя подлатал по свежему, так что все хорошо должно быть.

— Да ясен хрен! У него же шкура каменная! Что ему от этой стрелочки?! — вспыхнула рядом волшебница, но ее призвал к молчанию клерик, что читал заклинание над ее головой. И только сейчас я заметил, что все три дома, окружающие нас — в огне.

— Не злись, Тушканчик! Не тебе же стрела досталась!

— Да еще бы.

— А можно мне не мешать?! — перебил девушку злой Фокс. — Быстрее же закончим!

— Жаль, вы раньше не подоспели. — высказался однорукий копейщик, ожидающий своей очереди со жгутом на бицепсе. — Если бы Гордон выжил, было бы всем легче. Он у нас Щиты грамотные ставил.

— А какого хера он тогда помер?! Ай! ****! Больно же!

— Я просил «Потише»! — снова зарычал лекарь.

— Он всех прикрыл от мора Некроса, а сам не успел спастись, ему клинок между глаз зашел от того гада, — рука с копьем указала на крайний труп. — Хороший был маг, жаль выбыл.

— А что вы делали на этой развилке? — уточнил я, наконец, поднявшись на ноги.

— Гордона в центр провожали, он сказал, там замес намечается магический, а из его группы, что с моря прибыли, только он и остался. Городские защитники еще с ночи всех НПС из города вывели, а подходы к центру буквально завалили, где смогли. Обороняются они очень свирепо. Вот дракона Призрачного снесли минут двадцать назад.

— Знаем, мы на нем как раз и летели, — скривившись, ответил я.

— Все! Закончил! — Радостно вскинул руки Фокс, отпихнув от себя ошалевшую от такой наглости Тушканчика. — Давай, Славик, теперь тебе руку отрастим!

— Так, а вы сейчас в центр? Или уже своей дорогой? — спросил я, пока наша волшебница не начала орать дурниной.

— А смысл нам без Гордона туда топать? Мы лучше улицы зачистим, да в домах пошарим.

— Жгите их! А не обшаривайте! — прорычала волшебница, после чего осмотрела свое оружие на предмет новых повреждений.

— Да у нас приказ был только противника давить, и мы уже почти час только этим и занимаемся, так чего коней менять?

— В смысле час?! Мы же должны были синхронно ударить! — удивился я.

— А я тут причем? Нас маг один порталом сразу в крайний портальный зал закинул, мы там всех разогнали и двинулись уже по улице.

– ****** подстава.

— Тише Тушканчик, не горячись, ну, не согласовали они время, что теперь-то грустить? — Сэд был сама неподражаемость.

— Ладно, мы тогда подождем, пока ты не закончишь, гному нашему голову подлечишь и разойдемся.

— Да что там, давайте без очереди сделаю! — рассмеялся Фокс и отпустил начавшую отрастать руку «Славика».

В общем, ушли мы с площади еще целее, чем до этого и если бы не досадное происшествие со стрелой в моей груди, можно было бы считать, что всё прошло отлично. Перекресток мы покинули, распрощавшись с отличным Копейщиком и его товарищем-лекарем, и пошли вдоль горевшего дома по узкому проходу, что должен был вывести нас в шестое кольцо улиц. Тушканчик через каждый третий шаг жаловалась, что мы никуда не успеваем и вообще ее все «задолбало». Однако едва мы вышли на шестое кольцо, как попали в настоящий замес, где воевали одновременно три десятка игроков. Тут, как ни крути, а уже не отсидеться. Я вклинился в бой, не раздумывая. Вызвал длинный меч и широкий щит, и не оглядываясь на Тушканчика и Сэда, начал свою маленькую войну рядом с другими геймерами высшего дивизиона.

Это ведь так и есть, мы все — приглашенные на этот ивент за огромные деньги, являлись лучшими. Требования на текущий найм, начинались со слов «Не менее полутора лет в Орбисе», а это уже говорило о том, что все будет достаточно серьезно и молодняку здесь делать нечего. Плюс к Драконам наняты лучшие волшебники и бойцы типа меня, что прошли уже не через одну глобальную битву. Поэтому стоя сейчас между паладином в сверкающих тяжелых латах и матерым Драксалом с длинным бердышом, я ощущал себя в своей тарелке. Уже где-где, а тут я лишним не буду!

Локальная битва на шестой улице длилась минут пятнадцать с того момента как я к ней присоединился. Не стану скрывать, я тоже сыграл там немаловажную роль, так как поле убийства Злобного Дроу, что бросался на меня со своими секирами, на нас обратила внимание одна эльфийка, что мастерски метала молнии. Вот она на мне свое внимание и сосредоточила, немного не учтя тот факт, что я Окаменелый и мне до ее молний дела никакого нет. И да, мне не впервой убивать женщин. «На войне нет полов, есть только стороны» — так говорил мой наставник из королевской гавани. И он был прав.

Тушканчик с Сэдом тоже отожгли на славу, полностью деморализовав кастеров со стороны «защиты», дав, таким образом, остальным нашим ребятам больше возможностей для маневра. Разумеется, и у нас были потери, но что там семь убитых против восемнадцати? Ранило всех, кроме Тушканчика и Сэда, что стояли особняком в отдалении, и как назло на этом поле не было ни одного клерика. Ну да ничего, поматерились все вместе, похвастались фрагами, побратались по-быстрому, да разошлись кто куда. У меня же половина знакомых именно в таких битвах и появляется.

Тушканчик после боя шла совсем тихой, так что я решил, на свою голову, спросить ее о причине такой смены настроения, на что получил весьма ожидаемый ответ:

— Не твоего ума дело!

— Да успокойся, мне на самом деле начхать, но тебя швыряет и в жар и в холод. Интересно просто, что от тебя еще можно ожидать?

— Что грохну я тебя как свинью немытую!

— Ой, а сама-то! Кровь высохла и все? Ждешь, пока само отвалится?

— Братислав, не серчай на Тушканчика! — вступился за девушку гном. — Она же не злая по натуре, а просто молодая и горячая.

— Может, хватит меня обсуждать?! Давайте лучше решать, куда идти дальше! — указывая вперед, произнесла волшебница. Мы посмотрели на высоченный завал, что перекрывал почти всю улицу. Непонятно откуда взявшиеся камни и доски, перекрывали широкий проход едва ли не на пятиметровую высоту. Обойти — не получится.

— Можно попробовать сквозь вот этот дом пройти, — легко и буднично сказал гном, указывая на белое строение, уходившее в высоту метров на шестнадцать. — Хотя не факт что он вообще с той стороны имеет двери.

— Достаточно того, что он имеет там стены.

* * *

Пурум-пурум-пурум. «И кой хрен мы вообще сюда полезли?» — думал я, стоя под ударами разъяренной нежити, едва сдерживая желание заорать во всю глотку, от заливающего меня со спины огня. Ситуация отвратительная, я понимаю, что огонь мне не страшен, но от этого мне не менее горячо! А еще эти «Песчаники» прут из каждой щели, словно мотыльки на огонь. Зато я для себя получил ответ на вопрос «Зачем Тушканчику гном-Сэд». Как оказалось, у нашего низкорослого был один очень нужный талант — он мог накладывать «Именные руны», а в виду того, что с волшебницей он ходит давно, то вся его одежка просто пестрит специальными защитными символами, что прикрывают его от некоторых заклинаний Тушканчика. Вот мы и стояли на проходе дома и заваливали пол обгоревшими телами Песчаников. И конца этому видно не было.

— Это морок! — вдруг вскрикнула наша волшебница, и зверский поток огня в мою спину схлынул, оставляя лишь копоть и гарь на полу и стенах. Едва «нужное» слово прозвучало, все вражеские тела исчезли, словно их никогда и не было тут. — Дура тупая! Не распознала! — выругалась девушка и треснула себя по лбу посохом.

— С каждым могло случиться, я тоже ничего не понял.

— Да какой с тебя спрос?! Тупой боец — вот твой удел!

— Тушканчик! — вступился за меня гном. — Возьми свои слова обратно! Он наш друг! Он нам помогает! Он переживает за тебя!

— Извини, Сэд, но что сказано — того не воротишь. Да «Бро» и не в обиде, верно? — с хитрым и наглым прищуром, уточнила девушка.

— Без обид, — ответил я, решая не продолжать больше этот разговор. — А кто мог наложить такой морок? Он же проработанный до мелочей! Реально не отличить.

— Ты просто идиот. Еще в прошлом году после праздничного шабаша, Темные представили заклинание под названием «Скрипт», которое может прогнозировать сотни условий и подстраиваться под зрителя. Ты вот не подумал, почему это именно Песчаники были?

— Нет, — честно ответил я.

— Ты с ними не бился?! — удивилась Тушканчик, и совсем по-детски захлопала глазами.

— Почему? Бился, около года назад. И если ты полагаешь, что я о них вспоминал, то ошибаешься.

— По-моему это пустое дело тут стоять. Давайте дальше идти, у нас время заканчивается! — призвал нас к порядку Сэд.

Мы согласились с доводом гордого коротышки, и пошли сквозь каменное строение, с каждой минутой углубляясь все дальше и дальше, совершенно теряя ориентировку и чувство направления. Странное здание, напичканное лестницами и переходами, дверьми и проходами, совершенно не имело окон. Если бы не Сэд с его «гномьей чуйкой», хрен бы мы нашли выход. Одно плохо — вышли мы точно там же, где и заходили. Потеряли время — вот наш итог.

— Уже девять двадцать, — пробормотала волшебница, когда мы снова смотрели на баррикады.

— Тушканчик, прости меня! Я не знаю, как такое произошло, я не мог просто потеряться! — оправдывался гном, стараясь растормошить задумчивую волшебницу.

Я в это время, вслушивался в хаос, гремевший вокруг соседних кварталов. Даже звук атаки и Драконьего рыка долетали до наших мест, но все больше, конечно же, было обычных криков людей и нелюдей. Бросив взгляд в соседний квартал, я заметил какое-то движение, очень быстрое, почти на грани видимости. Решив, что пока Тушканчик страдает рефлексией, я могу посмотреть, что да как. Но сделав три шага вперед, я буквально остолбенел, когда ко мне навстречу из тени переулка вышла миниатюрная девочка с фарфоровым, чуть грязным личиком.

— Ты?! — только и спросил я, как вдруг эта кроха, что своим ростом едва мне до плеч доставала выбежала со слезами на глазах и одним прыжком повисла на моей шее. — Э-э-э. Что с тобой?

— Я ис-с-спугалась. — едва не задыхаясь от эмоций, затряслась ведьма. А я вообще перестал понимать что-либо. — Я оч-ч-чнулась, а вокруг т-т-только тьма, и какое-то… зло рядом!

— Когда ты очнулась?

— Пару минут-т-т назад, — ведьма, наконец, оторвала от меня свое испачканное личико, и я заметил, что ее голова полностью цела. Кровь запеклась на волосах, но и только. — Я же никого не-не… не знаю, чары с меня спали, когда я уп-пала.

И реально, наложенный шаманом «баф» не фиксировал ведьмочку как союзника, она была простым сторонним юнитом, ее мог убить любой из «наших» даже просто мимо проходя, не распознав товарища.

— Это кого ты там тискаешь?! — раздался раздраженный голос Тушканчика. Я с опаской повернулся, стараясь заслонить собой колдунью, чьего имени я даже не знаю. И вновь Тушканчик повела себя как профессионал, вскинув оружие и прицеливаясь. — Так-с, либо ты все объясняешь, либо я сношу ей голову без разговоров! И тебе заодно!

— Это наша! Она с нами на Призраке летела, она местная! У нее маяк слетел! — выпалил я и на всякий случай зажмурился. Благо ничего ужасного не случилось.

— Привет! Я Мила, Милагресс! — помахав ручкой из-за моей спины, поздоровалась ведьма.

— Сэд! А это Тушканчик! — указывая на волшебницу, ответил на приветствие приветливый гном. Тушканчик только глаза закатила и вдруг метнула в девчонку какой-то серебристый поток силы, быстрый как стрела и неощутимый, словно легкий ветерок. Никто не успел ничего сделать, даже напугаться.

— Это копия нашего «бафа», не теряй больше чары.

— Спасибо, Тушканчик!

— На здоровье, кушай с хлебом. Ну, у кого какие предложения по поводу дальнейших передвижений? В центр мы конкретно опоздали, пять колец за пять минут мы точно не преодолеем. Так что либо мы просто идем по улицам, либо.

На последнем слове, все небо над городом резко потемнело, погружая все вокруг в полный и бескомпромиссный мрак, лишь в редких местах выше крыш были видны зарева от пожаров. Лично я с таким не сталкивался, а вот волшебница с глупым именем, видимо — да. Так как голос ее впервые от звонкого стал почти хриплым.

— Это Иуды! Тридцать минут никакого солнца! — быстро выдала она и вызвала пять светящихся огоньков, что встали вокруг нашей небольшой группы. — Если город прикрывают Иуды, дела наши плохи!

— Так на нашей стороне Найты! — возразил я, но Тушканчик только фыркнула.

— Найты, это отбросы общества немертвых. Они опасны только безоружным детям и старикам, да и то только ночью. А вот Иуды, это полная задница, — она покрепче перехватила свое оружие и осмотрелась. — Надо найти укрытие, желательно с тремя стенами и цельной крышей — пока небо в ночи, они в полной силе.

В стороне, да что там «в стороне», по всему городу начали раздаваться звуки яростных схваток и редкие боевые горны. Война уже началась, нежить вышла на охоту! Я сглотнул тяжелую слюну, но вдруг ко мне прижалась ведьмочка с золотым жезлом и тихонько ухватила за край моей куртки. И вот вроде ничего не изменилось, но я вдруг ощутил такой прилив храбрости и мужества, что хоть в горы, хоть сквозь море! Два светящихся бича вылетели из моих рук и начали беспорядочно дергаться на земле.

— Недурно, ты их, если что «контроль», а я уж добью! — кивнула мне Тушканчик и первая побежала по переулку. Мы двинулись за ней, стараясь не выпадать, за ореол пяти светящихся огоньков, что держались вокруг волшебницы, словно привязанные.

Первое на нас нападение произошло буквально через двести метров. Бледный легко-одетый парень выскочил из окна второго этажа и намеревался устранить главную свою опасность — Тушканчика. Но он не учел тот факт, что гном рядом с ней очень ее любит. Один точный и невероятно быстрый удар размозжил лицо кровососа и отправил его в долгий нокдаун. Правда, ждал вампир не долго, ибо Мила шустро прочла заклинание «упокоения», и нежить рассыпалась в прах, унесенный легким ветром. Лишь пара грязных ботинок остались стоять на мостовой. Я сплюнул, даже не успев толком напугаться, а вот Сэд подошел к месту расправы и, скинув собственные растоптанные и обгорелые в хлам башмаки, быстро переобулся в обувь покойника.

— С вшивой овцы, хоть шерсти клок, — пробурчал гном, возвращаясь в строй. И мы побежали дальше.

Новое нападение встречал я, точнее оно было совершено на меня, так что я завалился на землю, намертво сцепившись с кровососом. Его короткие когти меня сильно царапали, но пробить каменную шкуру не могли, так что я предпочел его просто держать. Сработало удачно, Тушканчик залила нас таким потоком пламени, что нежить развалилась на фрагменты еще в моих руках.

— Я вот жгу тебя уже второй раз, а ты все в одежде да в одежде, — задумавшись и приложив палец к подбородку, проговорила волшебница, когда я оттряхивал с себя обгорелые останки врага. — В чем твой секрет?

— Куртка из шкуры «Огненной ящерицы», а штаны из седой полыни, — коротко ответил я.

— А ботинки? — поинтересовался Сэд.

— Не знаю из кого, но они тоже не горят.

— Знаешь, я буду очень рада пообщаться с твоим поставщиком вещей, — на полном серьезе сказала девушка. — Но потом, а сейчас давайте найдем укрытие, если этих тварей будет хотя бы три — нам несдобровать!

Не знаю, насколько нам повезло, но почти десять минут мы тупо бегали по темным переулкам, не ведая куда пристроиться, как вдруг услышали в стороне какие-то нехарактерные звуки боя — музыку и песни. Кто бы это мог быть, мы не знали, так что решили, как минимум посмотреть. Посмотрели на свою голову. Два полуголых вампира, что вероятно успели «реснуться» в эти минуты, выскочили на нашу группу из темноты, выбрав девочек в качестве своих целей. Тушканчик встретила противника на магический щит, а вот Мила умудрилась ударить кровососа при падении на спину. Такая ловкость для простой ведьмы! Век живи, век учись. Ну, так или иначе, а разбираться с нежитью пришлось мне и Сэду. Как и было оговорено ранее, я сцепил противника двумя хлыстами, давая возможность Тушканчику спалить неупокоенного, а Сэд в это время ломал своим тяжелым молотом конечности ослабленного Иуды. И если вам показалось, что это было легко, то вы ошибаетесь, ибо Мила сильно пострадала — упырь успел полоснуть ее по шее, нанеся критический удар с кровотечением. Мы это даже не сразу заметили, а когда увидели, то опустили руки. Девочка с кукольным лицом, держала себя за горло, сидя на каменной мостовой, а между ее белых пальчиков бежала темная кровь, заливавшая худые ладошки и одежду девочки. Глаза крохи были наполнены ужасом, а рот ее открывался, выпуская только хрип и брызги крови. Картина ужасающая, особенно при понимании, что это ее окончательная кончина. Здесь нужен лекарь уровня не менее Фокса, а такого у нас в наличии не было.

— Мы ей не поможем. — тихо произнесла Тушканчик ложа свою руку на мое плечо.

— Я знаю, — шепотом ответил я и подошел к милой ведьмочке. Девочка осмотрела меня бешеными глазами и вдруг что-то проговорила губами, затем оттолкнула о себя свой позолоченный жезл, который откатился точно к ногам Тушканчика. — Прости меня.

Сказав это, я взял ее голову в свои руки и надавил ей под челюсть, заставляя молодую ведьму потерять сознание. Больше я ничего сделать не смог, только избавить ее от страданий. Выпрямился и словно ощутил себя на Старом кладбище рядом со свежей могилой. Сколько уже товарищей я похоронил своими руками? Ведьмочка была седьмой. Понимаю, что она программа, сложная и красивая, созданная для украшения этого мира, но вашу же мать! Какая нахер разница, настоящая она или нет?! Она была живой, и я видел ужас в ее глазах, она боялась смерти!

— Братислав, нам надо уходить, вампиры учуют кровь и налетят сюда, — дергая меня за руку, оттягивала Тушканчик. Сейчас ее голос был сочувствующим и тихим, что меня немного успокоило.

— Ты взяла ее жезл?

— Да, и я помолюсь за ее душу в храме, но позже. У нас еще осталось дело, за которое она с нами боролась.

— Да! — резко ответил я и отвернулся от фарфорового лица. — Пора идти!

Мы нашли укрытие в складском тупике, заваленным ящиками и прочим барахлом. Волшебница погасила свои маяки и накрыла наш угол магическим пологом, что должен скрыть нас от «взора неумершего». Только в минусе было то, что сидеть придется в полной темноте оставшиеся минут пятнадцать. Я устало сел на мерзлую брусчатку и откинулся на один из ящиков, пахнущего сырым деревом. Ничего не хотелось делать, тем более идти дальше. Сэд и Тушканчик присели рядом. А в наступившей тишине еще более отчетливо зазвучали звуки непрекращающихся боев и музыка с песнями, что была совсем недалеко.

— А как ты стал окаменелым? — тихо спросила Тушканчик из темноты.

— Это важно?

— Думаю что да. Ты второй в этом мире, кто носит эту модификацию. Мне важно знать все, что выходит за рамки обыденности. Я может, не всем рассказываю о себе, но ты пока просто поверь, что мне это важно.

— Да не вопрос, — качнул я плечами, хотя этого никто и не увидел. — Меня таким сделала медуза из Руин замка Валирони. Бесконечный квест, который закончился на мне.

— Не ругайся, — шикнул на меня гном.

— «Валирони» это задание на переправку дочери забытого князя к ее тетке? — уточнила девушка, хотя я знал, что она точно знает ответ.

— Да. Проклятая дочь, обращенная в полузмею, умеющая обращать всех вокруг в камень. Задание брали тысячи, но довести ее до конца не мог никто. Невыполнимый квест… — я вздохнул и хотел уже смахнуть слезу с глаза, но вспомнил, что утратил способность лить слезы. — Я взял его десять месяцев назад и честно выполнял его три дня, после чего взял Марианну и украл. Мы сбежали с тропы, плюнули на карты и просто отдались развлечениям и страсти.

— Ты ее полюбил?

— Нет, скорее, я ее разглядел. Она не хотела к тетке, она мечтала увидеть мир, познать любовь и красоту, ненависть и страсть. Марианна хотела жить, и я дал ей эту возможность, потратив за неделю почти все свои накопления. А в последнюю нашу ночь, она лишь спросила меня, хочу ли я познать истинную любовь Медузы. Я согласился, превратившись в камень на сутки, — я хмыкнул и улыбнулся. — Она обратила меня в «Окаменелого», а еще украла мой кошелек, с остатками денег. А поцеловав на прощание, сказала — «Это моя тебе плата, за доставленное удовольствие». Окаменение спало через день, но не целиком, как вы видите. Внутри жесткой скорлупы, я все тот же человек.

— Зато у тебя появился иммунитет к трем стихиям, — решила меня подбодрить Тушканчик.

— Ага. А еще к плотским отношениям, к продуктовым радостям и к осязанию на четыре пятых. Дар с двойным дном хуже любого проклятья.

— Зато, ты знаменит, чего бухтишь без повода?

— А ты чего не рассказываешь? Давай уже откровенность за откровенность. Кто ты и почему такая крутая? — немного не сдержавшись, спросил я.

— Да не крутая я, а просто одинокая… — тихонько и спокойно ответила девушка, и чуть громче добавила. — Не надо вешать своих ярлыков, если не знаешь истины. Каждый человек ведет свою войну и на ней он теряет душу.

Я ничего не понял из этой речи, точнее понял, что дальнейшие расспросы бессмысленны и все. Со стороны снова раздавались звуки драки, а вот музыка пропала, что лишь добавило ужаса к этой картине тьмы среди белого дня.

— А вы с ней спали?

— Что?! — я даже в вопрос не поверил.

— Ты с Марианной, — уточнил звенящий голос.

— Не знаю, насколько это важно, но да.

— Ясно! — коротко бросила Тушканчик, я уже хотел ответить, но вдруг она словно кошка зашипела. — Сюда кто-то идет.

И точно, в едва заметных отсветах пламени, что отражались от белых стен, было видно, как в наш тупик двигаются две фигуры, причем шли они так, словно оба игрока изранены в хлам — так их шатало. Я приготовился выставлять щиты, услышал, как Сэд сзади аккуратно вынул свой молот, а Тушканчик поднялась с брусчатки. Но когда до идущих было менее десяти шагов, маркеры в наших глазах отметили более крупную фигуру как союзника. Ситуация за гранью предположений, как вести себя дальше?

— Вы кто?! — вскрикнула волшебница и выпустила три светящихся огонька навстречу крупному как Огр человеку и молодой Кетарисе, что стояли в обнимку и смотрели в нашу сторону с нескрываемым удивлением.

— Мы свои! — словно пьяный ответил человек и помахал рукой.

— Кто она?! — не унималась Тушканчик.

— Так… это, подруга это моя. Она город этот защищает!

— Как это понимать?! — включился в разговор я. — Она враг.

— Только. Только, — в следующий миг человек отвернулся, и его стало рвать прямо на стену с такой силой, что походило на «Чумное заклинание», от которого умирали в страшных муках. Кетариса только засмеялась, прикрыв рот и осела на землю, лишённая поддержки.

— Ясно все. Эти не опасны, — выдала свое резюме Тушканчик. — Затаскивайте их под полог.

— А что с ними? — уточнил я, боясь подходить к больному человеку.

— Пьяны они в хлам, вот что. Затаскивайте, я прикрою если что.

Делать было нечего, мы с Сэдом вышли из нашего убежища и подошли ко все еще сотрясаемому здоровяку, что повторял повадки дракона, только в своей манере. Глядеть на это было тошно, так что я повернулся к полукошке и легко подхватил девчонку на руки. Цепкие пальчики с острыми коготками обвили мою шею, а мне в лицо ударил такой пивной духан, что меня передернуло.

— Какой мне рыцарь достался сегодня! — воскликнула эта особа и начала дергать ногами как ребенок. — Неси меня, мой конь, в высоты к нашему владыке!

— Ты не могла бы быть потише?! — шикнул я в кошачью мордочку, у которой глаза натурально смотрели в разные стороны.

— Бука! — икнула Кетариса и резко обмякла, превратившись в куклу.

— Ты ее долго еще лапать будешь?! — спросила Тушканчик, подойдя ближе. — Бросай ее на ищейки, она готовая, пролежит в отрубе минимум полчаса.

— Не-не-не! — замотал руками здоровяк, отмахиваясь от Сэда. — Я не пойду домой! Идите на ***! Вокруг еще много вампиров!

Однако не так был прост наш Сэд, чтобы быть отогнанным пьяным игроком. Достающий своим ростом человеку до пупа, гном умудрился скрутить человека и даже отпереть к нам. Перегар изо рта этого субъекта был таким, что глаза резало, и начало подташнивать.

— Тяжелый зараза, — вытирая лоб, высказался Сэд.

— А кто они такие? — спросил я мучавший меня вопрос.

— Видишь вышивку на рубашке? — спросила Тушканчик, подводя один из огоньков к спине человека, туда, где было вышито три буквы «ОПХ».

— Ну да, и что это?

— Это «Орден Пресветлого Хмеля». Не слыхал о таких?

— «Слыхал», но это же байки при любой пивной, чтобы народ больше выжрал!

— Сколько лет ты играешь? — спросила и тут же ударила себя по губам волшебница, но Сэд, сделал вид, что не услышал ее оговорки.

— Два с половиной года я хожу в Орбис! — пришел я ей на помощь.

— Странно. Вроде долго, а многого не знаешь. Этот Орден был основан Ульвом, во втором году от «пришествия бессмертных», — специально, ради примирения с Сэдом продолжила девушка. — Орден открывал перед любым желающим невероятные возможности, но и многого требовал со своих монахов. Поэтому далеко не каждый может стать прислужником и монахом Ордена. Но эти двое точно из их числа.

— И как ты это поняла?

— Кошка — враг. Но они пришли в обнимку. Орден предписывает, что даже на войне, члены ордена никогда друг с другом не дерутся, а эти пришли в обнимку. Думаю, они вообще в этой битве участия больше не примут.

— Врагу не сдается наш гордый Варяг! — завыл лежащий человек и неожиданно резко сел. Причем в его руках непонятно откуда появилась кружка, заполненная светящимся янтарным напитком. И он из нее отхлебнул примерно половину, явно приходя в себя. Оторвавшись от хрустальной тары, он осмотрел нас и поморщился. — А вы кто вообще? И где Киса?

— Я здеся, — промямлило нечто с ящика и вновь затихло.

— Мне кажется, это какой-то бред! Сюрреализм! — тихо шепнул я Тушканчику, но она только плечами пожала.

— Я это вижу уже не в первый раз. Вот когда они начнут петь и танцевать, так это вообще будет как грибной сон.

— Танцы! — громко крикнув, подпрыгнула Кетариса и, тут же оступившись, рухнула на камни лицом вниз. Однако никаких повреждений она не получила, даже кровь из носа не пошла, лишь снова потеряла сознание.

— Охренеть. Они что бессмертные? Иммунитет к физике? — не поверил я своим глазам.

— Нет, это лишь благодать Пресветлого Хмеля, — тихо, но очень радостно дал мне ответ здоровяк, после чего протянул мне могучую руку. — Лисόм!

— Братислав, — не остался я в долгу, отвечая на рукопожатие. — А это Тушканчик и Сэд.

— Тушканчик?! — восхитился Лисом и поднял свою, сверкающую внутренним светом, кружку. — За милых дам! За милых дам.

— Лучше бы вы помолчали, а то кровососов накликаете, — потирая глаза, высказалась волшебница, глядя на то, как этот человек хлыщет свой напиток.

— Твари ночи меня не пугают! — высказался Лисом и, покачнувшись, поднялся на ноги. — Где эти сосуны? Я им сейчас дам от…

— Давайте не будем это выяснять! — призвал я человека к порядку.

— Точно! Ты прав, Бро! Им надо рожи бить! — заржал неадекватный человек и, сделав два шага, вышел за пределы полога.

— Мы вмешаемся? — уточнил я у Тушканчика.

— Зачем? Если он что решил, это уже не остановить. Прими мой совет — не сопротивляйся. Расслабься, окаменелый, и получай удовольствие.

И если в ту минуту я не понял к чему это она, то спустя всего три минуты я осознал всю опасность людей носящих на себе знаки «ОПХ». Виртуально-пьяный человек создал из воздуха бочку со светящимся элем, и пару раз стукнув по ней, заставил тару исполнять какую-то заводную мелодию. А дальше был реально какой-то бред — он начал танцевать и распевать песню, да так громко, что явно собирался привлечь к себе внимание всех окружающих. На очередном куплете, что начинался со слов «Эля много не бывает», с земли подскочила Полукошка и в танце присоединилась к Лисому. А когда они нараспев завыли «Славься Эль», весь квартал словно засиял теплым желтоватым светом, в котором мы заметили сразу шесть кровососов. Да только толку от этого никакого не было, ибо странное заклинание, что крутило музыку, заставило наши тела начать отплясывать вокруг волшебной бочки. И это было самым страшным испытанием за весь этот день. Два чудака выкрикивали свою пьяную песнь, а мы плясали без права выбора. Магия разума она такая, жаль на вампиров не действует. Однако кровососы даже не рисковали приближаться, видимо понимая, что и им может достаться,… как там сказал Лисом? «Я им сейчас дам…». Танец продолжался минут десять, пока небо над нашими головами не просветлело, а затем мы все пятеро просто попадали на мостовую не в силах пошевелиться. И вот за что мне это?

Первой смогла подняться Тушканчик. Медленно, но она справилась, покачиваясь, она попыталась поднять Сэда, а затем они подошли ко мне. Правда, руки не подали, а лишь пнули по боку, приводя меня в чувства.

— Надо идти, бочонок сейчас наши силы пьет, надо отойти, — вяло проговорила волшебница, и первая пошла прочь между белых стен.

Не знаю, где я нашел в себе силы, еще никогда мое тело не казалось мне таким тяжелым. И когда я проходил мимо лежащего Лисома, он вдруг открыл глаза, посмотрел на меня и медленно кивнул.

— Ты не обижайся, я хотел помочь. И если вдруг когда наш брат будет против тебя, скажи, что бы знаешь Лисома из Улают, лекаря душ.

— Спасибо, я учту, — промямлил я и соврал. Ибо больше никогда я не вспомнил его имени, впрочем, как наверно и он мое.

Тушканчик оказалась опять права, едва мы покинули зону действия бочонка, как силы начали восстанавливаться, а не убывать. Захотелось жить и жрать. А так же было бы неплохо просто полежать в тени минут тридцать, но, увы — наша война еще не закончилась.

— Десять утра. — Произнесла Тушканчик глядя на множественные дымные столбы, поднимающиеся из города в ясное синее небо. — Мы опоздали на главную вечеринку.

— Фигня! — ответил я, словно наполняясь уверенностью. — Вечеринка начнется тогда, когда мы туда придем! Миссия длится до завтрашнего полудня, а значит, у нас все шансы отжечь на руинах их ратуши!

— Парень дело говорит, — встал на мою сторону гном. — Разве может начаться вечеринка, на которой нет Тушканчика?

Девушка от наших слов немного покраснела и скромно улыбнулась. А затем бодро кивнула.

— Верно! Порвем им всем жопы! Ратуша будет нашей! Я так сказала!

Глава 2. О страхе, о долге и о любви

На стене было чертовски жарко, и не потому, что еще не все костры от драконьего огня улеглись, а просто уже на протяжении двух часов здесь не наступала тишина. Бойцы и немногочисленные маги уже валились с ног от усталости и истощения, никому не хватало выносливости и силы духа. Многие пили зелья, паладины все как один — читали молитвы, а эльфы зачитывались заклинаниями, восстанавливающими жизненную энергию. Обещания руководителей нападения не оправдывались совершенно — сопротивление нападающим не спадало со временем, а лишь усиливалось. А получасовое затмение и вовсе сократило число налетчиков едва ли не на треть. Большая часть выживших уже не надеялись на победу, мечтая хотя бы дожить до ночи, до расчетного часа.

Не многие в этот час на стене понимали, что являют собой лишь мясо для стрел и вражеских воинов, играя роль отвлекающего маневра, давая возможность наиболее сильным наемникам пройти сквозь опустевшие улицы до самого сердца города — Ратуши, где сидит нынешний правитель Города из белого камня. Именно это строение было целью для Командующих, и они верно распределили предоставленные им ресурсы. Над головами воюющих вновь пронесся красный дракон, поливая внутренние стенки крепости магическим пламенем, превращая обороняющихся в тлеющие останки. Битва уже вышла за пределы простого сражения, это была настоящая война двух противоборствующих сторон на плацдарме в виде Белокаменного града. Игроки стороны обороны, едва успев возрождаться в своих точках воскрешения, как уже собирались на новую битву, лишенные сил и полные посмертных дебафов. Число же нападающих неуклонно уменьшалось. И вновь небо над городом и на несколько километров вокруг стало темнеть, придавая сил Обороне, и угнетая боевой дух Атакующих.

— Вампиры! — раздался клич командующего паладинами, за мгновение до того, как он закрыл забрало своего шлема и вскинул вспыхнувший святым пламенем меч.

Смешно, но мне даже не надо присутствовать там, чтобы слышать эту панику. Тьма вновь заволокла улицы, заполняя городские лабиринты кровавыми битвами и громкими криками. Род Иуды покинул душные подземелья и поднялся над поверхностью мостовой собирать свою жатву. А немногочисленные Найты защищали свои шкуры от местных хищников. Смешно, не так ли? Сцепились два рода немертвых ради денег и мест обитания.

Коснувшись виска, я отчетливо вспоминаю ее лицо, а открыв глаза, уже вижу светлый бледный лик перед собой.

— Ты где? — обращаюсь я.

— Все еще в гавани, заслон порта еще не уничтожен, — слегка запоздало долетают до меня ее слова из морских глубин. — На поверхности снова ночь, ты в город?

— Да, сейчас будем развлекаться, — ответив, я отпускаю свою голову и ощущаю, как головная боль отступает. А когда ничего не болит, это просто прекрасно.

Сделав два резких прыжка, дважды цепляясь за скользкие влажные стены, без особого труда выкидываю свое тело из глубин сточной трубы, прямиком на темную улицу города из белого камня. Где я нынче? Хм. Пятое кольцо. Чудненько, настало время и моей охоты.

* * *

Новая стычка двух сторон настигла нас минут через тридцать, после того как мы покинули тот злополучный тупик, спасший нас от кровососов. Битва велась на «пятом кольце» вблизи высокой баррикады, которая очевидно служила заградительной часть ловушки. И в этой самой ловушке было семеро «наших»: два мага, что сосредоточенно отбивали магические атаки, даже не пытаясь отвечать, и пять бойцов, что изо всех сил пытались выдержать натиск десятка шустрых противников с пиками и мечами. Что же — удачно, что мы вышли со спины врага. Удивили мы всех знатно! Хотя и подло.

Тушканчик как всегда нанесла удар первой, снеся одному магу в светлой рясе голову. Сэд тут же встал для защиты своей подопечной, я же вызвал щит и меч, и кинулся в бой, причем не к солдатам, а к двум оставшимся магам. Так как мы уже успели сработаться, я не сомневался, что в нужный момент Тушканчик не пожалеет моей спины ради победы, и только на это и рассчитывал.

Первый тряпичный кастер в синих шмотках, нанес по мне удар воздухом, чего я, конечно же, не ожидал, как итог — меня откинуло на пару шагов, а мой призванный щит растаял от полученных единиц урона. Пришлось вставать и вскидывать оружие на подоспевшего эльфа с копьем. Ненавижу копейщиков, слишком длинное у них «средство причинения боли», да еще и острое, колючее. Две мои жалкие попытки атаковать врага ни к чему удачному не привели — получил точный тычок в ногу, да ушел в глухую оборону. Зараза, и ведь стыдно так, причем перед собой в первую очередь. Эльф же решил, что победа за ним и постарался поразить меня, забыв про собственную защиту, и Слава Богам! Терпение — редкая в наше время благодетель. Эльф открылся, а я вызвал копье в свои руки, одновременно нанося удар призываемым оружием. Промазал, конечно, но зато противник удивился и в своем отскоке наскочил на рядом стоящего мага в Синем. Секунда неразберихи, потеря концентрации и как итог — бесславная смерть под огненными ударами, что размололи двух персонажей в крупнонарезанный хорошенько прожаренный фарш.

Нога болела и рыдала кровью, очевидно, лезвие эльфа было заговоренным на «кровотечение». Собака! Ладно, переживем. Вновь вызываю щит и меч, двигаюсь на последнего вражеского кастера, что был в дорогом фраке поверх светлого аристократического костюма. «Мое дело маленькое — отвлечь, а там Тушканчик справиться!» — так я думал, до тех пор, пока не оказался совсем близко и не узнал того, кто стоял передо мной. А это был никто иной как «Ингуш, восьмикратный победитель магического турнира среди трех королевств, друг эльфийского народа, наследный княжич Лазурного залива». И все это значит лишь одно — если я его и отвлеку, то на сегодня это будет мое последнее дело. Размажет он меня и не заметит, ибо от магии земли у меня иммунитета — нет.

Стыдно, но я остановился в испуге, что мой путь закончиться прямо сейчас. А Ингуш бросил на меня свой фирменный взгляд с полуулыбкой на лице и презрительно хмыкнул. И только сейчас я увидел, что его оружие, длинный резной посох явно эльфийской работы, поднят и направлен в сторону Тушканчика, что стоит в идентичной позе. «Дуэль магов» — штука довольно опасная и не потому, что она приводит к гибели одного из участников, а потому что она может убить обоих и кучу окружающих в довесок. Многие считают это противостояние «Рамдомом системы», так как были не единичными случаи, когда объективно слабейший маг побеждал более сильного. Так что до конца этой системы никто не знал, а потому многие ее и страшились. Но, очевидно, не эти двое.

Ладно, хватит бесцельно трусить, мешать им все равно нельзя — пора помогать там, где я это еще могу сделать! Приняв это решение, я со всей своей страстью побежал в спины противника, размахивая призванными клинками. Влился я аккуратно, сходу зарезав спину одному полу-ящеру, и приложив другого по ногам. А затем начался такой быстрый режим боя, что я совсем потерялся во времени. Бой бы вероятно закончился быстрее, но два освободившихся от работы мага, начали «бафить» наш отряд и усиливать регенерацию, что придавало нам сил и решимости. Справились минут за пятнадцать, а потом как назло приняли «на грудь» еще троих случайно забредших латников. Как я выжил в этой бойне, не знаю, до сих пор удивляюсь. Из пяти воинов, к которым я пришел, на ногах остались только двое. Благо оба мага выжили, так что это все равно — две активные пары.

— Чего мы ждем?! — сплевывая кровавую слюну, спросил Зеленый орк с двумя окрашенными в алое топорами, глядя на Тушканчика и Ингуша, продолжавших стоять недвижимо. — Надо его грохнуть и все!

— Сам сложишься и девчонку подставишь! — возразил полудемон, продолжая накладывать на всех заклинание «Регенерации», что уже через двадцать секунд переставало работать в виду своей слабой раскачки. — Это противоборство умов, они сейчас даже не здесь, они типа в «Астрале». Я однажды сам схлестнулся с одним таким магом, так он меня в секунду «уделал», я даже понять ничего не успел. Так что, не троньте их, в любом случае пока они не закончат, их сила, что сейчас вокруг них, любого с землей сравняет.

— Вот гонишь же, сто пудов! — пихнул в бок полудемона человек-маг. — Какой нахер «астрал»?!

— Да иди ты! Я говорю, нельзя их трогать! А если не веришь, так давай! Вперед!

Я отвернулся от спорящих магов, тем не менее, не удаляясь от «бафающего» меня полудемона и посмотрел на Сэда, что стоял рядом с Тушканчиком в напряжении, держа оружие наготове. Ой, не нравилась мне эта картинка. А затем, произошло то, что вообще выбило у меня землю из-под ног. Небо резко потемнело, погрузив воюющий город в кромешный мрак. Оба мага рядом со мной быстро создали осветительные сферы и прижались к бойцам.

— Так-с, без паники! Мы это уже проходили! — высказался Орк и повернулся в сторону пустой улицы. — Надо скрываться. Ты с нами?

— Нет, — я покачал головой, и, указав на Тушканчика, серьезно добавил. — Она мой Маг, я останусь с ней. И доведу ее до центра.

Идиот, — высказался Орк, но все же одобрительно кивнул и улыбнулся. — Тогда удачи!

— И вам! — крикнул я, и проводил взглядом четверку наемников.

Далее я подошел к Сэду, что пытался самостоятельно разжечь старый факел с помощью не менее старого огнива. Где он его только взял? В моих руках появился светящийся молот, что хоть немного, но разогнал тьму вокруг нашей пары и замершей волшебницы. Сэд же откинул бесполезный кусок.

— Как ты думаешь, друг мой, Сэд. Суждено ли нам пережить это затмение? — риторически спросил я у НПС. Гном лишь хмыкнул в усы.

— Я поклялся еще год назад, что отдам жизнь за Тушканчика. Так что, друг Братислав, если сегодня пробьет мой час, я буду рад тому, что смог выполнить свой долг. А ты, насколько я знаю, без проблем возродишься дома, так что и вовсе не велика потеря.

— Злой ты, полурослик! — улыбнулся я и легонько ткнул гнома в плечо. Странно, но он не обиделся, а лишь покрепче ухватился за свое оружие, и взгляд его устремился вперед.

К нам, на неровный свет, вышел старый вампир — бледный, стройный, с высокомерным взглядом, зализанной прической и тремя полуголыми птенцами за спиной. Костюм мертвого аристократа был словно из восемнадцатого века с его декоративными и вычурными элементами а-ля «Пижон-обыкновенный». Сэд рядом ощерился как дикий кот, я же вызвал себе щит и кинжал. Смена вооружения сопровождалась световыми вспышками, что явно не понравились кровососу, он поморщился не скрывая брезгливости.

— Вы полагаете, что этим меня можно остановить? — спросил неизвестный, кивком указывая на меня.

— У всех есть слабые места.

— Но, не у чистокровных. Хотя мы сейчас не об этом, — вампир сделал шаг в сторону и чуть внимательнее посмотрел на замершую Тушканчика, затем кивнул и добавил. — Нам нужна информация. Дадите ответ — переживете затмение. Кто вас всех нанял?

— Не твое дело! — прорычал Сэд, но я остановил его порыв, подняв руку.

— Тише, Сэд, пусть он говорит.

— Верно, Братисав, лучше вам меня послушать. Ибо когда я закончу свою речь, вы оба погибнете, а если ваша волшебница завершит бой победой, то и она упокоиться рядом с вами. Так что прошу вас, не надо меня…

Я не успел поднять щит, только успел присесть, когда вам пир с ужасным лицом с огромными глазами молниеносно бросился в нашу сторону. Даже Сэд не сразу отреагировал, а затем стало поздно — Вампир влетел в незримый щит Тушканчика и разлетелся в такой мелкий плах, что в носу засвербело как от перца, и я чихнул останками грозного хищника, а на глазах у меня выступили скупые слезы. Наступила тяжелая тишина. Три птенца не веря своим глазам, переглядывались в неровном свете от моего щита, а Сэд тихо кашлял и хихикал. И я уверен: никто не понимал, что произошло — по какой причине этот аристократ бросился на магический полог? Хотя это уже не важно — В БОЙ!

Сэд первым бросился в атаку с диким воплем кастрируемого волка, и только этим ошеломил противника, а затем и разнес одному вампиру ногу на два фрагмента с торчащими осколками костей. Тут уже и я очнулся — три птенца, это смерть, но они уже почти голые, а значит на них посмертных дебафов минимум по одному. Делаю выпад — мажу, второй — опять не достаю врага. Блин! Выкидываю кинжал и вызываю нормальный меч, противник отступает, а Сэд добивает «лежачего» ударом кувалды по лицу. Но их еще двое, плюс этот рано или поздно тоже встанет. Второй Вампир бросился на меня справа, сходу выбил из моей руки меч, а затем попытался схватить за шею. Я все понимаю — «коронный удар» у всех кровососов, да только не живая плоть меня защищает! И вот я услышал дивную мелодию скольжения клыков по камню, как следом тяжеленое орудие Сэда снесло напавшему голову, отлетевшую до незримого щита, и рассыпавшуюся в прах, вместе с телом. В миг лишившись веса сбоку, я не удержался и упал, готовый к отражению атаки со стороны третьего немертвого, но того уже не было, зато надо мной появилось веселое бородатое лицо Сэда.

— Хватит лежать без дела, хватай кровососа, надо его по ветру развеять.

Спорить не стал, оставшееся тело мы поднесли к Тушканчику и посмотрели, как оно рассыпается в черный песочек. Затем повернулись и присели на мостовую, в ожидании новой угрозы. И слава всем Богам этого мира — до самого окончания затмения, ни одного ночного гада к нам не вышло. А едва свет попал на белый камень города, как вампирский прах исчез с легким шипением, оставляя на месте трех трупов их личные вещи — один простой пояс, амулет от сглаза и вычурный платок, испачканный прахом раннего владельца. Сэд все это посмотрел, да и отбросил в сторону, я же вынул свои часы и оценил время — половина двенадцатого, а мы все еще на пятом кольце, ждем результат боя Тушканчика и Ингуша. Весело, что тут добавить.

— Ты есть хочешь? — вдруг спросил меня Сэд, вынимая из сумки два небольших бумажных свертка, один из которых он протянул мне. — Бери, это хлеб и масло Маковницы, вчера купили.

— Спасибо, Сэд, но ты же знаешь, что мне не обязательно есть.

— Ну, это ты другим рассказывай, а я уже знаю, как вы поесть любите вкусности разные. Знаешь, как Тушканчик любит тортики кушать.

— СЭД!!! — неожиданно крикнула «вышеназванная» за нашими спинами, от чего мы подскочили и едва по стойке «смирно» не встали. — Какого черта?! Замолчи!

Я повернулся к девушке, а затем посмотрел в другой конец площади. Как бы ни было это странно, но противник Тушканчика спокойно уходил по одной из улиц, лишь на секунду он обернулся и махнул нам рукой, типа «до встречи».

— Что случилось? — спросил я.

— Ничего! Сэд, хватит про меня гадости такие рассказывать! — гном потупился, а я все же призвал волшебницу к порядку.

— Ответь: чем закончилась дуэль?

— Ничем, я же сказала! Мы просто разошлись, — спокойно произнесла Тушканчик. — И вообще, ты чего рот свой открыл? Давайте уже идти, у нас день в полном разгаре, а мы и половины пути не прошли!

— Хорошо, только тон свой убавь, — буркнул я, делая первый шаг по направлению к центру.

Дорого была на удивление спокойной. Мы дважды за час встречали наши группы, но ни разу не встретили сопротивления защитников, которые словно по углам попрятались. Страшновато так было идти, но мы виду не подавали, пока не добрались до четвертого городского кольца. На этом этапе изменилось все — улицы стали шире, дома из простых белокаменных коробок, смотрящих в небо, изменились на вычурные строения в стиле древнего Китая, пестрые краски вытеснили стерильный цвет городских стен. А еще вся кольцевая дорога была залита кровью, кровью сбитого дракона. Исполин лежал в полукилометре от нас, но даже с такого расстояния он вызывал трепет — гигант был весь истыканный стрелами и копьями, местами его шкура была буквально содрана стальными крюками, а в иных местах виднелись его белоснежные, слегка светящиеся кости. Зверь еще дышал, медленно и нервно, но дышал.

— Господи! — произнесла Тушканчик и отвернулась, прикрыв покрасневшие глаза. — Да за что же его так?!

— Тише, Тушканчик, это война, а она никого не жалеет, — погладил девушку по руке гном, пока я всматривался вдаль. Могу поклясться, что видел несколько фигур около этого ящера.

— Там кто-то есть! — уверенно ткнул я пальцем.

— Тогда нам надо отогнать мародёров! — воскликнула девушка в окровавленном платье и повернулась. — А дракона мы добьем!

Спорить не стал, лишь взял нужный темп для того, чтобы добраться до лежащего монстра первым. Добежали, удивились и остановились. На окровавленной туше дракона было семь «наших». Причем одного я знал лично.

— Брат! — воскликнул мой знакомый с окровавленной горы и замахал руками.

— Привет, Арти! — не остался я в долгу и помахал в ответ. — Тебя на минуту можно?

— Не вопрос, только обожди, я сейчас обойду это тулово! — прокричал клерик и исчез из нашего поля зрения.

— Кто он? — спокойно спросила Тушканчик, стараясь не смотреть на чудовищные раны дракона.

— Друг мой, лучший лекарь из всех, что я знаю, — честно ответил я.

— Ой, да много ли ты знаешь? — язвительно ответила девушка, прежде чем к нам вышел Арти и еще двое бойцов, как я понял — Дамагеры.

— Привет всем, кого не знаю! Я Арти, «Артур-бессмертный», а это «Родрик-Везунчик» и «Мутный Джо»! — указав на свою охрану, поздоровался мой друг.

— А это Тушканчик и Сэд, — ответил уже я. — Чем вы тут заняты? Может, чем поможем?

— Можете, но это тогда надолго. Мы мед. отрядом сейчас дракона в чувства приводим, а Дамаг. группа в засаде караулит тех, кто нам будет мешать. На текущий момент мы уже с полсотни идиотов нарезали. Можете присоединиться к элитному отряду. — Арти слегка наклонил голову, а затем нахмурился. Медленно подняв руку, он нашептал свое заклинание, и зеленоватое облако окружило Тушканчика, и девушка явно с облегчением выдохнула и осела на колени с улыбкой облегчения. — Вы с такими травмами не шутите, кританули тебя не фигово. Но! Мы на одной стороне, нет ничего постыдного в том, чтобы попросить помощи!

— А он реально хорош, — тихо произнесла волшебница и поднялась снова на ноги. — Спасибо, мне было очень приятно.

— Да я вообще парень талантливый! — воскликнул довольный Арти. — А вы куда шли? Явно же не по нашу душу!

— Мы в центр, — включился я в разговор. — Надо там шороху навести.

— Это хорошая затея, а может, вы одного нашего возьмете? У нас Кастер есть, и уж простите за прямоту — ну только мешает гад.

— И зачем он нам такой? — уточнила Тушканчик.

— Да вы меня не поняли! Он только лекарь неопытный, зато он трижды такую ахрененную молнию кастанул, что всем было весело, такая цепь ударила, что даже этому досталось! — маг постучал по грубому боку дракона. — Дури в парне, как в богатыре, а он с нами в лазарете ржавеет, — лекарь развел руки. — Вот и пристраиваю.

— Давай, возьмем, — вдруг согласилась Тушканчик. — Только к нему я бы взяла флакон малого исцеления.

— Да не вопрос! — хихикнул Арти и, сделав два шага, создал прямо из воздуха крохотный фиал с красной жидкостью. Тушканчик с легким кивком приняла его. — С вами приятно иметь дело! А ты, Брат, смотри не пропусти удар! Тушканчик отныне на твоей шее и с тебя спрошу в конце боя! Сам приду и проверю!

— Ой, завали! — ответил я и отмахнулся как от назойливой мухи. — Тащи своего Кастера, да мы пойдем.

Кастер прибыл к нам сам, и нам стало дурно, ибо он был наверно самым стрёмным вариантом из возможных персонажей — воздушный элементаль, или, как их чаще называли, — пузырь. Как бы вам описать это нечто — сверху вроде нормальный человек, ну слегка голубой и прозрачный, а снизу полоска из пара, которая заменяет ему ноги. Данная раса хоть и сильна в магии воздуха, в то же время они очень (просто писец как) тихоходны. Тушканчик опять начала материться, Сэд ее успокаивал, а я лишь помахал рукой и указал на улицу, куда нам всем предстоит идти. Теперь наша скорость упала до неприличия. Наш новый компаньон звался Сэмом и был он не многословен и немного не от мира сего. Кратко рассказал, как прибыл с отрядом на морском Змее, как дошел до четвертого кольца и как первым начал защищать сбитого дракона. Его приняли легко, так как вампиры против него ничего сделать не могли, зато он их так знатно долбил молниями, что те и не подходили. Но вот уже почти час, как он практически без дела. Я его выслушал и вкратце рассказал про наши злоключения, пока мы шли вдоль расписных опустевших домов с болтающимися на ветру колокольчиками. И не надо думать, что улица была чистой и прямой — она была наполнена некогда бушующей тут жизнью. Здесь были брошенные телеги с разбросанными овощами. На дороге валялись редкие вещи и очень много мелкого сора, который стало некому убирать. И вот когда вокруг стало жутко тихо, Сэм, против нашего мнения, создал воздушную сферу, что начала генерировать жуткий шум, а затем вполне узнаваемую песню: «Angry Speedbird». Грохот неказистой песни разносился по кварталу, сообщая всему миру, что тут идут бесстрашные идиоты с «магнитолой». Мы поняли, почему от этого идиота хотели избавиться — на нас вышли сразу четверо магов вражеского легиона. Четверо против двоих.

Бой магов это без меня — вызываю два щита и занимаю оборонительную позицию. Из-за моей спины тотчас вылетает с десяток огненных стрел, а затем слух меня покинул, едва только жуткий раскат молнии прочертил улицу от Сэма до врага. Грохнуло так, что даже мои щиты зафиксировали урон и слегка замигали. Один из кастеров защиты упал, оглушенный или просто раненый, а вот трое других остались на ногах с поднятыми сферами защиты. Пошла атака с их стороны — огонь и водяные хлысты вкупе с сосульками. Ну вот, опять я между молотом и наковальней.

Бой был скоротечным, минут пять или семь, но за это время, мы успели потерять Сэма, получить ранение для Сэда, что прикрыл собой Тушканчика, поймав вражескую ледышку, да и я в этом противостоянии устал как собака, восемь раз обновляя щиты. И не надо думать, что мы победили сами — нам помог неизвестный персонаж, что сейчас стоял вдали, над поверженными телами с длинным посохом.

— Милагресс?!

Просто ступор! Я был в ступоре. Миниатюрная знакомая грязная ведьма стояла в рваной одежде, лишенной какого-либо шарма, лицо милой девушки перепачкано, словно она домовенок, что живет за печкой крематория. Волосы невысокой колдуньи слиплись как от крови, так и от грязи, а в ее белых и тонких ручках, мерцал длинный посох, что бросила рядом с ее телом Тушканчик. Именно этим оружием она и разбила голову одному из защитников, что дало нам шанс. Девушка смотрела на нас с долей осуждения, обиды и печали, но стоило мне сделать еще один шаг, как она откинула свое окровавленное оружие, и кинулась ко мне, в две секунды заполняя желтые глаза кровавыми слезами, что залили ее фарфоровое личико.

— Братислав! — навзрыд произнесла она и едва не задушила меня, повиснув на шее.

— Мне кажется, твоя подруга чего-то сильно недоговаривает, — разглядывая девочку, произнесла подошедшая волшебница. — От таких ран, местные не выживают.

Мила на эти слова только повернула свое мокрое от красных слез лицо и показала Тушканчику язык, как маленький ребенок. Я же вообще не понимал, что делать дальше, и что реально вокруг происходит. Вот кто мне это расскажет?

— Она нежить! — вдруг выдала Тушканчик, но благо больше ничего не добавила и не сделала.

— В каком смысле? — спросил я, одновременно обнимая ведьмочку.

— В прямом — она Упырь. Ее обратил какой-то вампир, иномирец, если быть точнее, — авторитетно добавила волшебница. — А ты Сэд, как думаешь? — гном только плечами пожал, выражая степень «пофигизма» к этому вопросу.

— Много я уже в своей жизни повидал. И войны темных с темными и белых с белыми. Что с того, что девчонка стала Упырем?

— Я не Упырь! — повернувшись, выкрикнула Мила и снова уткнулась мне в плечо, пачкая меня еще сильнее.

— Да понятно, что нам пофиг, вопрос в другом: кто ее обратил и зачем!

— Сейчас, — кивнул я и, оторвав зареванное лицо от себя, посмотрел в желтые глаза девчонки. — Кто это сделал?

— Я… я. Я не знаю. Я не видела его.

— Ну, все, тише. Все будет хорошо! — успокаивал ее, в то время как Тушканчик закатывала глаза.

— А давайте, вы прекратите обниматься, и дальше потопаем? Время не бесконечное, у нас есть четкая задача!

— Тушканчик! — возмутился Сэд. — Как тебе не стыдно?!

В общем, мы продолжили путь после того, как Мила поклялась в том, что она не видела своего обратившего, но узнает его сразу. В этом сомнения не было, так как повеселевшая Тушканчик, решила рассказать всем, кто такие «упыри», как ими становятся и сколько по времени они живут. Мы были против, но поделать ничего не могли. А когда история была окончена, мы оказались перед высоченной колючей оградой, сотканной из крупных розовых стеблей, что больше походили на гигантский моток колючей проволоки, до сих пор медленно шевелящейся и тянущейся к небу. «Эльфийскую изгородь» преодолеть в лоб невозможно, надо либо проклясть землю, либо убить эльфа-волшебника, что ее вырастил. Короче мы как настоящие герои, пошли в обход, не уставая слушать звонкий колокольный голосок, оглашавший все вокруг громким матом в адрес ботаника, вырастившего данную изгородь. И, видимо, на это и был расчет.

Если бы огненный снаряд упал на Милу или Сэда, вероятно, они бы там свой путь и закончили, но им повезло — огненный шар, что окутан поджигающей аурой, упал на меня, передавая магический заряд на мое бренное тело. Дальше на протяжении трех минут я только и мог, что жмуриться и искать место, где мне не сделают еще больнее. Ни видеть, ни слышать, мне было не дано. А когда огонь с меня спал, я разлепил веки с запекшимися до черных капель ресницами и посмотрел на огненно-красную изгородь, за которой разгорелся неописуемый пожар, языки пламени которого, даже отсюда видно. Слева от меня на дороге сидел Сэд и вытирал слезы, очевидно выступившие от смеха. Справа стояла напряженная Мила, а прямо передо мной возвышалась наша волшебница, у которой горели волосы и часть ее одежды, и вот ее вид меня сильно напряг — злая Тушканчик, это жутко и страшно.

— Что я пропустил? — невинно уточнил я и поднялся с мостовой, ловя на себе злобный взгляд волшебницы.

— Ничего! Куртку дай! — потребовала наполовину воспламенившаяся дева и протянула мне тонкую руку. Я молча стянул все еще горячий предмет одежды. Девушка накинула куртку на себя и застегнула, после чего весь огонь, что скрывал ее наготу, исчез, а волосы, погаснув, стали обычными и даже чистыми. — Спасибо, я потом отдам.

— Если мы протянем до первого расчетного часа — себе оставишь, — хмыкнул я, осматривая волшебницу, которой моя куртка была велика размеров так на десять, и из-под которой торчали стройные оголенные ножки. — Она тебе к лицу.

— Не смешно! — топнув босой ногой, обозлилась волшебница.

— А что с изгородью? — вдруг спросила Мила, указывая на чернеющую и осыпающуюся преграду.

— Видимо не ушел-таки гад! — недобро улыбнулась, Тушканчик и взмахнула жезлом.

Дыра размером с поезд, вмиг образовалась в растительной преграде, показывая, что скрывалось на другой ее стороне. А там было на что посмотреть — продолжающийся пожар, дым и копоть, обгоревшие трупы, фрагменты тел, груды различного барахла и запах пряного вина из лопнувших от жара бочек. За пейзажем пожарища виднелась длинная улица с новыми домами, уже не китайскими, а вполне европейскими — дерево и камень, два и три этажа, высокие и угловатые крыши домов, флюгеры и красочные вывески.

— Местные, — произнес я, указывая на три обгоревших трупа, вблизи изгороди. Волшебница только кивнула, и первая шагнула вперед.

— Не отставай, каменюка! Впереди еще долгая дорога.

* * *

Затмение еще закрывало белый город от солнца, а я уже находился в подземелье, в одной из тайных лож богатого кровососа, который не успевал возрождаться, как умирал под моими клыками. Если бы я мог, то уже лопнул бы от обжорства, но в виду невозможности этого события, мне приходилось наслаждаться бесконечным питанием от неумирающего. Вот и в очередной раз, этот пижон появился на своей койке и открыл молящие о пощаде глаза.

— Ты хочешь мне что-то сказать? — тихо как шелест листвы, уточняю я.

— За что ты так? Ты же не животное.

— От чего же? — хмыкаю. — В отличие от вас, зовущихся «детьми Иуды», я животное, которое охотиться на таких, как вы!

— Но я же не Непись! — вампир находит в себе силы, и садится на мягкой кровати. — Я игрок! И чего ты добиваешься? Ты хочешь выбить из меня все вещи? Так давай сократим время! Я все сам отдам! Только оставь меня в покое!

— Ты же знаешь, кто я? — он нервно кивает. — Значит, ты в курсе, что мне по силам уничтожить ваш дурацкий род?

— За что?! Почему?! — бледный вампир едва не плачет.

— За то, что вы есть. И потому что я это могу, — я показываю ему свою устрашающую улыбку и одним рывков разрываю ему горло, вновь выпивая уже безвкусную кровь. И едва отрываюсь, как замечаю, что тело появилось вновь и почти сразу распалось в пыль. — Удачи с новым персом! — добавляю я и смахиваю остатки бессмертного с грязной кровати.

Что же, еще на одного кровососа меньше!

Повернувшись, я прислушался. Хм. Вампиры вернулись в подземку? Затмение закончилось? Жаль, ну да ничего, все равно самое веселье только начинается!

Я касаюсь виска и снова морщусь от боли, вызывая Кити.

— Как дела в Гавани?

— Еще не взяли, оборона кусается как в последний раз! — голос русалки был полон ярости и яда. — А ты где?

— Все еще ищу гнезда, четверо старшин уже упокоены.

— Давай тогда не отвлекайся, я бы не отказалась от твоей помощи!

— Все будет, — добавляю я и, уронив пару капель крови из носа, прерываю болезненную связь. Перевожу дух и снова касаюсь виска, обращаюсь к Исхирдану. — Как у вас дела?

— Привет, Ворадор, дела у нас просто сказка — страшные как моя жизнь! — спешно отвечает Лич, явно не скучая.

— Где вы? Я могу помочь.

— Было бы чудно! Мы почти дошли до Гавани, Кит-Кат будет нам рада?

— Конечно. И я буду недалеко.

Снова кровь вытекает из измученного черепа, и я едва не вою от болевого отката. Проклятие Цепеша! Сукин сын, одарил, так одарил — что не умение, так пытка. Ладно. Дела мирские, у меня еще около десятка старейшин и целая гавань, что должна открыть нам доступ в Белокаменный город.

Глава 3. Не оставайся в стенах — уходи

— Три часа дня, — протянула Тушканчик, тяжело усаживаясь на лавочку вблизи опустевшего чайного магазина. — Нихрена мы не успели.

— Тушканчик, милая. Ну не грусти. Хочешь, я тебе отвар вкусный заварю? — обратился к ней учтивый Сэд и поднял с пола маленький мешочек, однако понюхав его, откинул в сторону, да грустно вздохнул.

— Мы, похоже, единственные кто в третьем кольце. Уже почти час ходим как по лабиринту и вообще никого не встретили, ни врага, ни союзника, — высказал я свое мнение. — Но мне все время кажется, что это затишье перед бурей.

— Ой, завали а! И без тебя тошно! — встрепенулась волшебница. — Разнылся как баба!

— Тушканчик!!! — призвал ее к порядку Сэд, я только отвернулся и посмотрел на Милу, что стояла неподвижно, словно статуя. Шагнул к ней, коснулся ее руки.

— Все в порядке? — тело восставшей из мертвых вздрогнуло, и она посмотрела на меня с каким-то испугом.

— Мне кажется, что мне не место рядом с вами.

— Прекрати, даже Сэд сказал, что произошедшее с тобой не важно. Живые и мертвые, темные и светлые — нет никакой разницы пока у нас единая цель.

— А какая у меня цель? — вдруг спросила она, а я не знал, что и ответить.

— Твоя цель — взять Ратушу! — высказалась наша волшебница и поднялась на ноги. — И раз твой покровитель иных задач тебе не давал, значит продолжай следовать этой.

— Действительно, у тебя же есть право выбора!

— Возможно, — поникла девочка с грязным фарфоровым ликом. — А можно, я просто пойду с тобой?

Еще с первых моих привязанностей к НПС и их дальнейших смертей я зарекся, что не стану больше привязываться к тем, кто просто запрограммирован на доброту и любовь. Но глядя в эти большие и светлые желтые глаза на чумазом личике, отказать было нереально трудно. Почему она это говорит? Какой скрипт заставляет ее так поступать? Она же знает, что этот путь будет недолгим.

— Нет, — наконец ответил я. — Мы идем все вместе: Ты, я, Тушканчик и Сэд. И только вместе мы достигнем нашей цели! — на эти слова, невоспитанная волшебница только презрительно хмыкнула и махнула золотым жезлом.

— Хватит болтать, двигайте уже ногами.

Мнение о том, что кроме нас тут никого нет — не оправдалось, и разбилось о действительность и предусмотрительность местного населения. Все мелкие улицы, ведущие ко второму городскому кольцу, были завалены фрагментами стен, причем абсолютно безжалостно. Защитные заклинания и ловушки встречались все чаще, а центральные проспекты упирались в очень серьезный оборонительный блок, состоящий как из НПС, так и из Игроков. Дамагеры, Танки, Маги, Клерики, Аниматоры, Призыватели. Едва мы это увидели, как поняли, что дальше просто не пройдем, как бы сильно этого не хотелось Тушканчику.

— Они все воскресшие. Очевидно, это их стратегия — защита города на постах, а после смерти держать второй кольцо, — сказала Тушканчик и, выставив средний палец, воздела руку над головой. В нас метнули фаербол, который, к счастью, до нас не долетел и распался на горящие фрагменты метрах в десяти от нас. — Дебаф на маге, довольно сильный, недавно ласты склеил.

— Чем это поможет? — уточнил я. — Нас четверо — два Бойца, Маг и. — я посмотрел на Милу, но так и не смог понять, к какому сорту ее причислить.

— Не важно, надо организовываться тут. Провоцировать их на атаку, вытягивать их.

Девушка не договорила, так как с одной из сторон города раздался такой мощный взрыв, что эхо, пронесшееся между стен, оглушило всех присутствующих, заставляя морщиться от боли. Я взглянул в сторону предполагаемого Большого взрыва и увидел столб оранжевого пламени устремленного в светлое небо. Кто бы там, что ни сделал, это было эпично. И наверно, очень кровопролитно.

— Что там случилось? — спросила Милагресс, указывая на огонь окруженный пылью и дымом.

— Смахивает на прорыв Инферно, — качнув плечами, предположила Тушканчик. — Только вот я не знаю ни одного демонолога, что смог бы такое провернуть. И не хотела бы узнавать.

— После такого взрыва? Скорее всего, там на всем квартале вообще никого живого не осталось! — хмыкнул Сэд.

— Мы опять теряем время. Давайте уже хоть что-то будем делать, — тело волшебницы вдруг выгнулось, а из ее рта с резким кашлем вырвались кровавые брызги.

— Не-е-е-т!!! — в стиле американского кинематографа, взревел Сэд и подхватил оседающее тело Тушканчика, в чьей спине, торчала стрела с золотым оперением.

Я в стороне не остался — ринулся вперед, вставая между охотником и жертвой. Лучница-эльфийка, стояла на крыше одного из двухэтажных домов и уже целилась из своего длинного лука. Плохо — эльфы имеют подлую способность — слишком часто стрелять без промаха. Надо сбить ее «каст»!

Вскинув руки, сам призываю лук и практически не целясь, выпускаю белый как свет снаряд. Разумеется, я безбожно мажу, но лучница отвлеклась и сбилась. Стреляю еще раз, затем еще. Мой противник начинает нервничать и отступать. Я же по прежнему не даю ей возможности спокойно целиться, а стрелы это оружие, которое «критует» в голову бессовестно часто, особенно при случайном попадании. А затем эльфийка вынула тонкий жезл из-за пояса и сотворила какое-то заклинание из школы Жизни. А я вновь сделал выстрел и побежал вперед, к тому дому, на крыше которого и была эта лучница. И какого же было мое удивление, когда прямо у порога, буквально перед моим носом, эльфийка упала на мостовую. Да еще и без головы. Страшно блин дальше жить после такого зрелища! Резко обернувшись, заметил поднимающуюся Тушканчика, и блеск, упавшего из руки Сэда на каменную дорогу, фиала Жизни. Ясно, нашу волшебницу не так легко вывести из строя. Гном теперь начеку, а Мила осматривала крыши домов в поисках новых противников.

— Давайте в дом! — махнул я. — Это в любом случае лучше, чем стоять на всеобщем обозрении мишенями!

Удивительно, но со мной не спорили. А здание вблизи, которого я был, оказалось домом Местной Неписи, а это значит, что его можно было разграблять без запрета системы, чем мы сходу и занялись, организовав себе обед и баррикады у окон у задней двери. Роли наши тоже быстро распределились — я был на первом этаже вместе с Сэдом, мы контролировали входную дверь. Девочки заняли второй этаж, превратив два окна выходящих на улицу, в импровизированные огневые точки. Настало время ожидания. Ожидание врага, или союзников.

* * *

Быстро проплыв под окаменевшими сваями в окружении младших русалок, незаметная и коварная я нанесла свой удар по центральной прогнившей балке, чтобы мои послушные помощницы, что имеют зачатки магической силы, продолжили начатое дело. Подводные удары отличаются от «поверхностных», ведь их сила такова, что и «виновнику торжества» приходится не сладко. А пока мои подчиненные работают, я проношусь под поверхностью настила гавани и, накопив скорости, выталкиваю свое тело на поверхность, где меня уже встречает командующий группой наемников. Горячие и сильные руки Адмирала Чу подхватили меня и аккуратно усадили на борт яхты.

— Все прошло успешно? — спешивает он, вглядываясь в объятые огнем и дымом доки с тремя чадящими кораблями, где между ними и городской гаванью до сих пор шли бои.

— Центральная свая уже гнилая, мои рыбки за пару минут разнесут ее в щепки, — возможно, слегка горделиво, отвечаю ему. Человек улыбается уголками рта и медленно поднимает руку, готовясь отдать команду, остаткам своего войска.

Но вдруг я ощутила знакомый запах, и коснулась Чу, чтобы он не торопился, а знакомый голос, от которого мурашки бегут по телу, заговорил прямо в моем сознании.

— Исхирдан на подходе, — шепчутся его слова с привкусом железа на языке.

— Я поняла, — тихо отвечаю я и поднимаю голову к ожидающему меня Адмиралу. — К нам идет помощь с суши.

— Кто? — не скрывая хищной улыбки, уточняет наш наемник.

— Исхирдан! — улыбаясь в ответ, произнесла я и спрыгнула в холодную воду, что придает мне сил.

Наполняю свою грудь морской водой, выпуская ее, зову к себе всех морских хищников, обещая им сытный обед. Ответ не заставляет себя долго ждать — двенадцать Акул уже спешат на мой зов, и два глубинный Кракена уже готовы вцепиться в твердые сваи гавани. Все идет по плану, город будет взят еще до рассвета! Корабль над моей головой приходит в движение, и, оглянувшись, я пропускаю атаку на себя. Горячее как сам огонь копье пробило мне бок, раздвинув ребра и застревая между ними. Боль… она теперь повсюду. Больно-больно-больно! Теряю контроль, мне плохо, я кричу и с силой размахиваю хвостом, отпугивая своей резкостью врага вблизи себя. Орудие отпущено, теперь его можно выдернуть, но как.

«Глупая Кит-Кат!» — ругаю себя в мыслях. «Как была трусихой, так и осталась! Хватай это копье, иначе умрешь!» — самовнушение срабатывает, больно провернув лезвие, выдергиваю из своего тела. Сознание приходит в норму, хотя боль никуда не девается. Повернувшись, вижу врага — Тритон, что уже воюет с моими помощницами. Ой, рыбки мои, да куда же вы на него?! Мой свист мгновенно разгоняет свиту, причем очень далеко. Я не боюсь открытого боя с тритоном, он не может мне навредить, зато может изрядно помешать. С силой взмахиваю хвостом, расстояние сокращается, враг перехватывает свое последнее копье, держит его крепко, но бессмысленно. Снова рывок. Ах. Как же больно.

Копье пронзает грудь, выходя из спины, отрывая часть моей кожи и холодного мяса. Больно, но это меня уже не останавливает — хватаю двумя руками шею Тритона с озлобленной и непонимающей рожей и еще раз подтянувшись, кусаю его всеми зубами. Я не вампир как Ворадор, я не умею высасывать кровь, да мне это и без надобности, мне просто хочется убить врага максимально кровожадно, чтобы он знал, как нехорошо обижать девушек. Шкура тритона оказывается слишком жесткой, зубы проходит нормально, а вот мои бледные губы нет, они больно рвутся, обнажая десна и часть челюсти до кости. Наверно, я теперь урод, каких поискать — содранные до кости губы, окровавленные зубы и кровь, что облаком окружает пару морских созданий. Но мысль додумать до конца не успеваю, наверху что-то случилось, весь мир вокруг нас словно сжался в точку, и ударная волна, выбила дух из моего тела.

Когда же Орбис вновь разрешил мне в него проникнуть, мир вокруг был полон боли и ужаса, страха и жестокости. Все в огне и дыму, предсмертные крики смешались с хриплым ревом Нежити и выживших воинов. А где-то в стороне, слышались грозные матерные вопли Адмирала Чу. Но все это было неважным, ведь я была на руках у того, кто никогда не даст меня в обиду! Ворадор — он нес меня словно ангел, со своими темными крыльями, собранными за спиной не хуже царского плаща. Он — мой князь ночи! Подняв руку, касаюсь его скуластого лица, что уже давно не походит на человека, а он в ответ, прижимает меня сильнее.

— Очнулась, красотка? Где губы потеряла? — хмыкает мой «ужас ночи» и перехватывает меня иначе, я же оборачиваюсь вокруг его тела, прижимаясь к могучему телу и пряча временное уродство.

— Я те-е отом расскажу.

* * *

— Сэд, вот скажи, мне всегда было интересно, а как по-вашему, мы в вашем мире появились? — спросил я у Сэда, после того как мы перекусили и даже немного расслабились. — В смысле еще шесть лет назад, нас же не было.

— Ага, не было, — кивнул гном и оперся о свой молот. — Я помню день, когда в наше селение пришли первые иномирцы. Их сопровождали три мастера: мастер-кузнец, мастер-воин и мастер над монетой. Они первыми встретили чужаков, а затем именно они рассказали нам, кто вы такие и как с вами лучше всего обходиться.

— В смысле, нас всех надо любить?

— Наоборот! — засмеялся в свою бороду Сэд. — Они нам всем сказали, что вы все бессмертные, и вам никогда нельзя доверять, с вами лучше не воевать, так как эта война рано или поздно и нас сведет в могилу. Но в тот год все прибывшие в наш поселок иномирцы были очень воспитанными и вполне вменяемыми. Они брали на себя любую работу, хотели учиться и быть к нам поближе. Да. Давно это было. С тех пор я уже столько видел ваших отморозков, что у меня в бороде волос столько не наберется. Скажи же и ты мне, Братислав — неужели в вашем мире так много таких психов и неадекватных личностей?

— Увы, но это так! — хмыкнул я.

— Как же ваш мир еще цел? Ежели такие там живут постоянно?!

— Большинство из них безобидные, сидящие дома и обижающиеся на все вокруг. В Орбисе же они чувствуют свободу, вседозволенность, вот и едут с катушек. Да и вообще: в моем мире — они ведь смертные.

— Вот! — Гном поднял свой толстый палец. — Вот в чем дело! Нам надо найти мага, который сделает иномирцев смертными, и все начнет приходить в норму! Думаю, так мы даже сможем сосуществовать нормально.

— Вполне резонно, — кивнул я и повернулся к окну. — Мне кажется, или снаружи как-то резко стемнело?!

— Затмение, — прошептал Сэд, стискивая молот, а затем со второго этажа раздался крик Тушканчика.

— Затмение! Все наверх!

Мы с гномом подскочили со ступенек и быстро забежали на второй этаж, где Мила и Тушканчик уже баррикадировали оставшиеся пару окон при свете двух магических сфер. Ждать просьбы мы не стали — включились в работу и помогли. А затем все расселись на двух диванах перед круглым столиком, сделанным из среза дерева, и приготовились ждать нападения.

— Что это за город такой? Кому, вообще, понадобилось его уничтожать? — пробурчала Мила, не поднимая голоса выше шепота. — Вампиров как грязи, да еще и таких сильных.

— Откуда нам знать? Мы же такие же наемники, как и ты, — честно ответил я.

— Какая разница, подумать нам же никто не мешает! Можно же просто понять мотивы. Нас наняли Иномирцы, один или несколько. Заплатили они нам всем очень много. А в задачи поставили только взятие ратуши и убийство максимального количества бессмертных. Это же странно?

— А давайте помолчим? — процедила Тушканчик, стараясь сесть поудобнее полуголым задом на жестком материале дивана.

— Да почему странно? — проигнорировал я слова волшебницы. — Наших понять вполне легко, любая война, это дестабилизация какой-то стороны, или структуры. Вероятно, в этом городе есть что-то, что сильно мешает нанимателям. Или быть может они хотят дойти до мэра и заключить с ним не самую выгодную для него сделку. В любом случае — любое действие Иномирцев абсолютно эгоистично. В нем в любом случае есть выгода.

— А быть может, этот город разрушается просто ради самого принципа! — буркнула Тушканчик.

— Да даже если и так! Но только тогда вопрос в другом — чем этот город лучше или хуже других? — подхватил я. — Белокаменный же явно не самая простая цель. Сложнее него наверно только «Столицу Дроу» брать!

— Я там был, — решил высказаться Сэд. — Жуткое место, где даже с фонарем темно так, что хоть глаз выколи. А нравы местных, просто убивают.

На улице, за прикрытыми окнами, раздались какие-то крики и грохот. Тушканчик, подскочила и, мимолетно сверкнув голыми ногами, быстро подбежала к окнам, аккуратно выглянула наружу, а затем едва не с боевым кличем, отпихнула ногой нагромождение у окна и распахнула ставни. Яркая вспышка озарила улицу, когда волшебница прочла свое заклинание, после чего она повернулась к нам, все еще сидящим на диванах.

— Бегом на улицу! Там «наши» на прорыве!

И снова бой, и снова кровь, и снова боль. Однако я не один и мое время очень хорошо оплачивается. Щит и меч — вот моя наиболее выигрышная комбинация. А если рядом со мной не по росту сильная Мила с треснутым посохом, да надёжный гном-Сэд, нам все по плечу! Наша группа выбежала из дома, и ворвалась в группу, удерживающую наступление. С первых ударов мы нанесли им серьезный урон, выбивая из рядов противника слабых на защиту магов. А затем все завертелось, да так, что я совершенно потерял ощущение течения времени. «Эх! Мужицкая сила — не утрать ты свободы!». Меня ранили раза четыре, но все довольно поверхностно, а значит — буду жить, и еще повоюю. А на третьей минуте между мной и Сэдам, встал очень злой и матерый Оборотень, который нападал на любого противника, кто имел глупость отвлечься на меня или Сэда. Отличная боевая тройка — убили четверых, не потеряв ни одного. А когда остатки противоборствующей стороны решили просто повернуться и убежать, их сожгла сидевшая на подоконнике Тушканчик. Громкого «Ура» не прозвучало, так как на запах крови по наши души явились пять вампиров и пока их не развеяли — никому покоя не было. Зато после наступила невероятное спокойствие, нарушаемое лишь слабыми отзвуками битвы и криками вдали. Мы выжили.

Оборотень рядом со мной изогнулся дугой и, в три секунды приняв человеческое обличие, протянул мне окровавленную руку, которую я решил пожать без тени смущения. Он отлично воевал, это хорошее знакомство.

— Морис! — представился чернявый парень лет под тридцать.

— Братислав. А это Сэд и Мила, — представил я своих спутников. — А в здании Тушканчик.

— Реально? Та самая?! — удивился оборотень и повернулся к подошедшим приятелям. — Знакомьтесь, это Сэд, Мила, Братислав и Тушканчик в доме.

Меня поприветствовали десять бойцов и три мага, а затем мы все подождали, когда спустится наша главная ударная сила. Один из магов, оказался лекарем, так что ему пришлось попотеть, исцеляя сначала Тушканчика, а затем и меня. А пока он обрабатывал своих подопечных, мы с Мирисом уже смотрели, как рассеивается тьма над городом, впуская на улицы слепящий свет солнца.

— Видишь, там впереди, заслон, — указав по направлению улицы, сказал я Морису. — Там дохрена народа, причем не только пришлые, но и местные. При этом, пришлые все с «респа».

— Ясно. Вот куда они все деваются, — кивнув, подтвердил получение информации оборотень. — Тогда нам все равно сил не хватит. С каждой минутой у них появляется еще одна единица, а те, кто умер в первый час, уже даже «дебаф посмертный» с себя скинули. Нужна группа прорыва.

— Вам нужна я! — выступила вперед Тушканчик и осмотрела свой жезл. — Отвлеките на себя большую часть, и я вам дорогу проложу прямо по их телам!

— Тушканчик, — обратился к девушке подошедший сбоку «кастер-дроу» в белой кожаной броне. — Извините, я не знаю… блин… вот! — темный эльф протянул волшебнице витой короткий посох, чуть меньше полуметра, вид его был очень странным, словно застывший кусок дыма от горящих покрышек, с рукояткой и петлей на конце. — Его уровень намного больше моего. А вам, наверно, в самый раз будет.

Тушканчик осторожно взяла предложенный предмет и молча протянула свой жезл кастеру, что сходу протер его и пристально рассмотрел.

— Благодарю. Он действительно очень хороший. А если не секрет — где его можно достать? С кого падает или кто делает?

— К сожалению — нигде и никто. Предмет стопроцентно уникальный, Раритет, — с сожалением произнес Дроу.

— Жаль, — кивнула девушка и улыбнулась. — Что ж, если переживу эту ночь, то верну при следующей встрече.

— Я ****** как рад, что у вас появился друг, но «давайте вернемся к нашим баранам» — впереди полно разумных, что желают нашей смерти, как мы планируем сквозь них проходить? — довольно грубо призвал всех к прежнему обсуждению Морис.

— Нам надо больше людей, в частности чтобы было кому переходить на второе кольцо. С текущим составом мы можем только брешь сделать, но дальше уже идти будет некому, а ведь враг именно там и появиться! Или может я не права? — Оборотень усмехнулся.

— Напротив, все вполне доходчиво, и, на мой взгляд, весьма самонадеянно.

— Это не так, — тихо произнес я и повернулся к Миле, что осматривала лежащего на мостовой противника. Я подошел к ней, пока волшебница продолжала жаркий разговор с оборотнем. — Что-то интересное нашла?

— А?! Нет, просто смотрю, — она виновато отвела глаза в сторону. — Мне страшно. Вдруг однажды и я вот так упаду и больше не встану.

— Любой из нас закончит так, а тебе дали второй и третий шанс, чтобы жить.

— Но это не жизнь, — она подняла свою бледную руку и посмотрела на потрескавшуюся кожу. — Тушканчик сказала, что я буду медленно разлагаться, пока не превращусь в скелет. А я не хочу так умирать.

— Не самая лучшая тема для беседы.

Взглянув на время, я едва не присвистнул — почти восемь часов мы на этой миссии. Через четыре часа будет «расчетный», а мы так и не достигли поставленной цели. И сейчас такой период, когда нам следовало бы поторопиться. С наступлением сумерек Вампиров уже ничего сдержит, и тогда всем станет стрёмно. Ночь пережить вряд ли удастся. А если и удастся, после полуночи наши маркеры на «своих» и «чужих» — превратятся в тыкву. Доверять будет некому, только тем, кого в лицо знаешь, да и то — с оглядкой.

— Каменюка! — вывела меня из раздумий Тушканчик. — Чего завис?! Мы уходим!

— Куда?

— На восток, там есть еще «наши»! — ответил мне Морис и махнул рукой.

Ну что же — мое дело маленькое: выжить и заработать как можно больше. Так что, получив разнарядку на сопровождение и прикрытие, я встал в общий строй новой колонны и почти с первых минут зацепился языком с Романом, Дамагером. Парень мастерски владел секирой, площадь её лезвия была больше моего щита, и охотно делился техникой боя в группе и в одиночестве. Я не соглашался по некоторым вопросам, приводил примеры, и как раз на этих примерах, выяснилось, что у нас очень много общих знакомых. Роман играл два года, с первых дней он не лелеял надежд на легкую жизнь и с самого начала пошел учиться владеть топором к дровосеку, что жил в ближайшем городе. История успеха блин — начал с колки дров, затем валили лес как на лесоповале, а уже потом, заработав на боевую секиру, начал учиться технике. Мне эта история тоже понравилась, она была интересной и необыденной — ну кто учиться боевому искусству у дровосека? А как выяснилось — стоило бы.

В долгу я не остался и рассказывал, как пошел Ва-банк и стал «безоружным воином». Пока наша дорога продолжалась, у меня набралось немало слушателей, кто давно мечтал обучиться науке «Призывания предметов». А я шел и жаловался на первые месяцы, как мне было тяжело и вообще — трудно. Ведь мало уметь призвать оружие, им надо уметь драться, его надо уметь улучшать. А ведь помимо одного оружия, нужны щиты, нужны иногда и метательные предметы, а это другой уровень мастерства. И да — я его достиг, я один из сотни, кто может призвать более пяти предметов, но, тем не менее, я всех отговаривал. Ни один призванный меч никогда не сравниться с клинком реальным, ни по заточке, ни по урону. Призванное оружие не может быть с серебром против нежити, его нельзя зачаровать, его невозможно улучшить у мастера-кузнеца или мага. Это геморрой! И об этом я рассказывал с упоением, пока мы не заметили впереди большую группу, что очевидно ожидала нашего подхода.

Мы приблизились и буквально слились с другими выжившими, перемешиваясь и перегруппировываясь. Я не был командиром или оратором, так что на обсуждение плана прорыва меня и не подумали звать. Тушканчик и Морис те да — пошли толкать речи, а я с Сэдом, Милой и Ромкой, только в сторонку встали, да расслабились после дороги. А дальше по широкой улице была большая застава, сплошь увитая зеленым плющом, призванным скрывать защитников и защищать их от магии. Я, конечно, точно не знаю, но мне кажется эта изгородь против Тушканчика — не котируется вообще.

Как говорится «долго ли, коротко ли», план в черновике представили уже к пяти вечера. И был он более чем самоубийственным. Перед основной массой, включая меня, вышел статный рыцарь, а-ля Темный Принц из мечты двенадцатилетней девочки. Общий его образ был мрачен, а доспехи черны как ночь. За рыцарем, эльфом, если судить по его ушам, встали Тушканчик и Морис.

— Значит так! — гаркнул выступающий, привлекая к себе внимание. — Нас тридцать восемь. На стороне обороны, предположительно — шесть-семь десятков. Их больше, но в текущий момент большинство из них под «посмертным дебафом». Плюс мы куда более опытные.

— А чё нам жопу рвать?! — выкрикнул какой-то эльф-лучник. — Три часа выждем, деньги отметим и затем ударим как в последний раз! Чего на рожон лезть-то?! Сейчас сдохнуть в три раза обиднее, чем до обеда!

— Ты идиот или как?! — скривился «Темный принц», но его опередила Тушканчик, что выскочила вперед, вся такая боевая в моей куртке.

— Хайло завалил придурок! Через три часа на город падет вечерняя тень, и все улицы будут кишеть кровососами! Мы сами станем жертвами! Надо занять оборону уже за этим кольцом! Понял меня, недоумок?!!

— Ой, Тушканчик, — тихо посетовал рядом со мной Сэд и покачал головой. А «вышеназванный» не ответил.

— Ладно, Волшебница права, если и решаться на штурм, то сейчас, или на край, через полчаса. Потом будет поздно. Разведка о Вампирском гнезде никого не предупредила, так что это для всех новость неприятная.

— А зачем предупреждать?! — выкрикнул друид из группы кастеров. — В любом справочнике, Белокаменный — столица рода Иуды! Это даже не новость, это давно известный факт!

— Я и не спорю, но не все же интересуются об этом! — возмутился «Принц». — Плюс я вообще не знал, куда мы направляемся.

— Дык, никто не знал! — поддакнул Сэд.

— И я об этом. Так что это одна из самых актуальных проблем.

— И если кто-то хочет отступить! — снова выступила грозная Тушканчик. — Прошу поднять руку сейчас!

Ни я, ни Сэд, не успели предупредить окружающих, и две руки были подняты. Первым был эльф, что выступал первым — он сгорел быстро, вероятно, даже не мучился. Вторым был Паладин из первой группы. Его убил наш оратор, одним точным ударом палицей, по макушке. Удар был такой силы, что содержимое головы человека в шлеме едва не разбрызгалось на окружающих. Все вокруг разом напряглись, а эльф с окровавленной палицей в руках плавно выпрямился и снял с пояса второе свое оружие, испещрённое острыми углами. А затем, он заговорил, жестко и нервно:

— Я Феанор, Троекратный гранд-мастер Булавы, истребитель орков, потерявший невесту. Я был нанят отдельно от всех вас, и у меня свои цели и награды. Я получу, что мне надо, поможете вы мне в этом или нет — мне насрать! Но если хоть одна тварь, вздумает мне мешать — клянусь: найду в любом из миров и с дерьмом смешаю! Надеюсь, я объяснил кратко и доходчиво! — Феанор, он же главный мятежник против Орды, оглядел притихшую публику и повернулся в сторону защищающихся. — Сейчас мы все встанем в боевой клин, на его острие будут два наших танка и я. За нами пойдут все способные наносить урон. Замыкать колонну будет Тушканчик с ее группой, — Феанор не оборачиваясь, указал на волшебницу. — Если кто-то захочет повернуть и бежать, она же вас и встретит.

— Все всё слышали? — деловито уточнил Морис. — Тогда давайте не будет оттягивать неизбежное. СТРОЙСЯ!!!

Уж не знаю, чем я заслужил такое отношение, но идти в хвосте колонны, периодически окатываемым злобными и брезгливыми взглядами — было непривычно. Но так решили «верхи», а точнее Тушканчик, которой было вполне комфортно в нашей компании. Милу, к сожалению — отправили вперед, на передовую. Мы построились вышли и на середине пути, когда противник открыл по нам огонь — побежали вперед.

Вы когда-нибудь играли в «Царя горы» на огромной песчаной куче, с которой падать не только обидно, но и очень больно? Если да, то вы меня поймете. Брать защищенное пространство очень похоже на «Танталовы муки» — раз за разом, накатываясь на противника и теряя силы, мы видели цель, но не могли ее достигнуть. Конечно, мы кусали противника, причем большую часть урона выдавала именно Тушканчик, стоящая под защитой гнома и меня. Но нам явно не хватало преимущества и сил. А когда нас осталось меньше половины, небо над нами окрасилось в «черное». Вампиры вновь собираются на охоту, а мы уже на износе.

— Отступаем! — дал команду Феанор, что был в нашей колонне в самом ее начале.

Действительно обидно вот так отступать. Мы столько сил положили на этот прорыв, а толку? Мы ведь даже вторую линию ограды не сбили! Первую сняли, убили с десяток танков и потеряли половину активных бойцов. В моем теле побывало три стрелы, левая рука болела, не переставая, все мои силы едва удерживали меня от обморока с усталости. Но команда дана — мы отступаем.

Колонна сжалась, втягивая уцелевших, а затем начала наступать на нашу тройку, объединяясь с нами и давая нам дополнительный шанс на выживание. Феанор оказался совсем рядом и что-то прокричал Тушканчику. Жаль, что я не расслышал — слишком вокруг было шумно и мрачно. А затем наша волшебница подняла свой новенький черный жезл и выпустила в небо поток огня, заставивший всех зрителей прикрыть глаза — такой силы был этот выброс. И снова бег, только уже не от абстрактной опасности, а от вполне реального врага — нас начали преследовать защитники города, а из соседних переулков, уже выбегали первые вампиры. «Почему мы не послушались того эльфа?» — проползла медленная мысль у меня в голове, когда я увидел нечто, что летело в нашу сторону. Едва я опознал это нечто, как сбоку раздался вопль:

— ДРАКОН!!! — выкрикнул Феанор и одним резким ударом, приложил подлетающего к нему кровососа. — Всем на землю!

Все упали, даже моя знакомая волшебница шлепнулась на камни, задирая куртку и оголяя бедра, после чего прикрыла спину магическим щитом. Но вот я — не упал. Не знаю почему, но я на миг понял, что мой час — вот он, он наступил. Так зачем мне умирать на коленях или лежа мордой в грязную дорогу? И как только эта мысль улеглась в моей голове, как все внешние звуки словно притихли, оставляя меня наедине с моим выбором. Я вскинул два белых призванных щита и повернулся, вставая между лежащей волшебницей, которую я уже назвал своим магом, и летящими в нашу сторону стрелами и огненными шариками врага. Бешенные панды умирают СТОЯ!!!

Первые удары магии и колючей смерти увязли в моей магической защите, да и второй поток, влетал в моей тело, но так и не достигая своей цели, щедро убивая лежащих вокруг персонажей. Но только я один был на ногах, принимая чужую смерть, не давая ей коснуться Тушканчика. Многие говорят, что боль в виртуальной реальности условна, так как она не настоящая, но я так не думаю — она есть, и она всегда имеет ту силу, которую мы готовы принять. Каждому свое: малодушному — игла, а сильному — меч.

Когда же моя боль от десятков ударов отступила, я уже знал, что мертв. Но это не помешало в последний раз поднять глаза и увидеть, как огромный дракон пролетал как раз надо мной, и в это самое мгновение он изрыгнул ярчайшее пламя в тех, кто совсем недавно противостоял нам и даже рискнул напасть. Я услышал их вопли лишь краем сознания, когда тьма, окутала все вокруг.

Вновь возвращаясь в Орбис, я открыл глаза, лежа в своей тесной комнате, что была выкуплена у Вдовы Пахаря еще год назад. Моя неизменная точка привязки, о которой никто не знает. Сейчас же я был в ней, словно гость. Все мое тело трясло от фантомных болей, кожа медленно покрывалась каменной шкурой, возвращая мне облик Окаменелого. А еще, мне было обидно. Хотя чего греха таить, мои двести баксов придут на мой счет в ближайшие пять минут, как информация о моей смерти достигнет заинтересованных людей по неизвестным мне каналам. Отличный был бой.

— Ладно! — нарочито громко произнес я и встал с кровати. — Не в первый раз, — я осекся, ощутив, как некто пытается меня ухватить за руку, некто, кого в этой деревне нет. И в следующий миг, я ответил на это призрачное рукопожатие! Окружающий меня вечер взорвался, сила местной магии, схватила бренную душу и понесла сквозь пространство, ежесекундно окатывая меня огнем и осколками стекла. — Еб***! — выдохнул я, схаркивая густую кровь на почерневшую от копоти улицу.

— Так-то! Если я сказал «Жить будет», значит, он Сука — будет! — услышал я гневные слова Арти над собой. И неосознанная улыбка наползла на мою избитую физиономию. Я уперся ослабшими руками в камень и поднялся на колени. Увидел сидящую передо мной Тушканчика с двумя светлыми полосками от слез на щеках. Жаль, не успел я просмаковать это зрелище, так как Арти ухватил меня за голову и повернул к себе, заглядывая в глаза. — Протянешь минут десять до массового «регена»?

— Да, — хрипло выдавил я, понимая, что не легкими будут эти минуты, но я выживу. А затем посмотрел на заплаканную волшебницу. Неужели по мне слезы лила? — Я в порядке, — как можно бодрее, выдавил я слова из груди, а Тушканчик лишь брови скривила.

— Что? Причем тут ты?! — худая рука с выставленным тонким пальчиком, указала мне за спину, заставляя меня обернуться. И девушка закончила. — Дракон умер.

— Ага! — хохотнул со стороны Арти, сидя на коленях перед еще одним телом. — Не жизнеспособная тварь оказалась. Да хорош, валяться, Феанор! Я знаю, что ты, Сучара, хочешь жить! — тело, наконец, вздрогнуло, и на искаженном болью лице гранд-мастера Булавы открылись два красных глаза, внутри которых бушевал огонь гнева. Арти же хлопнул пациента по плечу и поднялся, а затем, приложив руки ко рту, закричал во всю глотку. — Так, все кому нужен «Реген», замираем на месте! Я сейчас вас, недоучек, лечить буду!

Хмыкнув, я откинулся на спину, готовясь к пятиминутному отдыху. Рядом легла Тушканчик, видимо решившая, что халявный «баф» на здоровье лишним не будет.

— А он молодец. Откуда у тебя вообще такие знакомые, а, Каменюка? Ты же явно ему не ровня, — вдруг спросила волшебница.

— Оттуда, откуда и знакомство с тобой — с войны, — ответил я и ощутил, как бархатная сила с запахом разнотравья, окутывает все мое тело и внутренности, отрицая боль и дискомфорт. Регенерация началась.

— Не хочешь — не говори! — обиделась девушка и немного помолчав, добавила. — Если интересно, то Сэд и твоя Упыриха — выжили. А линия защиты уничтожена драконом, так что отдыхай, пока дают, мы через пять минут снова идем на войну.

Глава 4. Нет тут надежды, и так было всегда…

Магическое затмение еще не рассеялось, и город по-прежнему пребывал в кромешной тьме, когда все, находящиеся на истлевающей улице, одномоментно поднялись и молча побежали вперед к своей цели. Единственный, кто не мог передвигаться сам, — лекарь, воскресивший дюжину самых результативных бойцов и исцеливший выживших. Артура несли двое Дамагеров, что сопровождали его еще при прошлой нашей встрече. Мне выпала сомнительная честь бежать рядом с Тушканчиком и Милой, которая выглядела откровенно плохо, но, тем не менее, не жаловалась. Ей повезло, ее никто не атаковал магией, но все физические увечья, оставались на ее теле рваными ранами и глубокими порезами — жуткое зрелище, а она держится и бежит рядом, стиснув зубы и роняя редкие слезы.

Мы пробежали по тому месту, где пять минут назад была точка сопротивления. Не гляди под ноги, вся наша группа топтала тела, и все что лежало на подожжённой каменной мостовой. Никто не нагнулся за трофеем, все сдерживали тошноту, возникающую от запаха палёного мяса и иных нечистот, вытекающих из искалеченных или заживо запечённых тел. А сразу после этой тропы смерти нам пришлось огибать тело сбитого и упокоенного дракона. Несчастное создание теперь лежало бездыханно, а в его груди была дыра размером с автомобиль, из которой выглядывало почти черное замершее сердце. Но стоило нам выбежать за границы головы гиганта, как мы увидели тех, кто готов нам противостоять — женщины и дети, старики и иные создания, неспособные на активные боестолкновения. Местные вышли против захватчиков, кто с чем мог, и очевидно, что никаких переговоров они с нами вести не будут — они защищают свой дом. И как же мне не хотелось их убивать.

— Налево! — крикнул Феанор, что вел нашу группу, и мы моментально сменили направление движения, не глядя, а просто доверившись человеку, которого слишком многие знали хотя бы заочно. И он не подвел, вся наша группа пронеслась под низкой аркой между двумя домами и оказалась на круглом дворе, образованном из дюжины двухэтажных строений, с тремя улочками выхода. — Рассредоточиться! Проход от Местных завалить! Все свободные — осмотрите дома! Трое на охрану подходов! Встреченных на нож или в «Контроль», по обстоятельствам! — продолжил раздавать указания Гранд-мастер.

— За мной! — дернув меня за рукав, произнесла Тушканчик и быстро направилась к ближайшему строению. Я спорить не стал — не видел смысла. Мила пошла за нами, а у дверей дома уже ожидал Сэд с почерневшей на пожарище бородой. — Как ты?

— Бывало и хуже! — бодро ответил гном и ударом кулака по круглой ручке открыл дверь в домик. Все вошли внутрь, не притормаживая и полностью игнорируя стороннюю суету. В помещении, куда мы попали с темной улицы, было еще темнее, пока волшебница не вызвала светящуюся сферу, выкрасившую окружение в темные тона деревянных панелей. — Мрачный дом какой-то.

— Да нет, вон картины с портретами, — немного сипло ответила гному Милагресс и указала на небольшие рамки, висящие на стенах. — Здесь жила или живет семья.

— Если они на нас не нападут — мы их не тронем! — сразу расставил я наши приоритеты.

— Не беспокойся, каменюка, мы тут не задержимся! — буркнула Тушканчик и прошлась вдоль коридора, намереваясь выйти с черного хода, но вдруг прямо перед ней, из темноты коридора выскочил Орк лет пяти отроду. Маленький воин держал кухонный нож в руке и грозно рычал на девушку, что была его всего на две головы выше. — Уйди! — коротко бросила волшебница, но маленький воин вскинул оружие еще выше и побежал вперед.

Не знаю, как бы закончилась эта история, если бы Мила не бросилась на перехват. Острый нож вонзился в ее левую грудь по самую рукоять, столько силы было вложено в этот удар маленьким камикадзе. Кровь не брызнула, у нашей спутницы ее просто не осталось. А вот маленький Орк неожиданно для самого себя увидел, что только что сделал. Глаза ребенка расширились, он выпустил из своих ладошек нож и отступил, затем заплакал, как плачут дети, которых напугала лаем злая собака. Мила повернулась к нам и лишь головой махнула, мол «пошли скорее». Мы вышли, Сэд за нами заблокировал дверь, а затем подошел к Миле и провел своей шершавой, как камень рукой, по запястью мертвой девушки, на которой лица не было.

— Если случиться так, что пути наши разойдутся, а Боги одарят меня дочерью, она будет носить твое имя, — серьезно произнес гном, глядя снизу вверх на израненную деву с торчащим ножом в груди.

— Сэд, не стоит, это слишком, — стала отказываться Мила, но Сэд только ногой топнул, призывая ее замолчать. И в этом ударе ногой о каменную дорогу не было истерики, в этой жесте была Власть.

— Молчи! Молчи, дура! Я не бессмертный, не иномирец, и не человек! Я вижу, кто ты, и я верю в то, что имя, это окраска души. Не я даю тебе милость! А прошу дать мне позволение, назвать твоим именем свое дитя! Чтобы она хоть немного была такой же, как ты! — Сэд вдруг встал на колени, от чего его рост не сильно, но уменьшился, вынув молот, он поставил его перед собой и скрестил на нем руки. — Я Сэдридрон Силкран, Четвертый сын Короля Гномьего народа, ныне первый и единственный наследник каменной короны, прошу у тебя, Милагресс из мира людей, разрешения на часть души твоей, что зовется «именем». Даешь ли ты мне это разрешение?

Ну, не знаю как Мила, а я реально охренел от услышанного. Наследный гном — Принц?! Столько времени рядом со мной был тот, кто почти в любых горах — закон и власть? Офигеть, мы же с ним пару часов назад, сидя на лестнице, бутерброды украденные ели! Я медленно повернулся к Тушканчику, что стояла с явно скучающим взором, но заметив меня, только плечами качнула, изображая полное безразличие к происходящему.

— Да. Да Сэдридрон Силкран, Четвертый сын Короля Гномьего народа. Я даю тебе не только это разрешение, но и благодарю тебя за то, что ты хочешь сохранить хоть что-то от моей души.

— Так все! Мне эти сопли с сахаром уже надоели! — всплеснула руками Тушканчик. — Я подождала, пока не будет разрешения, но на большее меня не хватит! — на этих словах, небо над нами вновь стало светлым, затмение закончилось, открывая нам слегка порозовевший небосвод. — Вот и славно. А теперь: «Булки» в руки и бегом марш! У нас еще дофига работы, господа Принцы и Упыри!

* * *

Исхирдан проследовал по улице, которую наполняли два десятка покойников-боевиков, шестнадцать младших личей и девять призраков-шпионов. Мгновение он обменивался информацией со своей мертвой армией, после чего махнул рукой, давая разрешение живым идти вперед. Шум — вот что отличает живых от мертвых, не стук сердца и не температура тела. Опытный лич был в Орбисе слишком давно и долго, он научился зарабатывать не только на саму игру, но и на достойную жизнь в обоих мирах. Нет для него рамок, нет условностей: хочешь красной икры с «Mondoro» — не проблема; или есть желание поесть Драконьи яйца по-эльфийски — не вопрос. Деньги порождают деньги, и если ты заработал свой первый миллион, то не за горами и второй — главное уловить принцип больших сумм. Однако даже так, оставались вещи, которые купить нет возможности. Чем больше лич был в этом мире, тем больше он ценил тишину и спокойствие, считая их буквально бесценными. Ведь ничто так не раздражает, как суета и паника разумных. Вот котята шумят, но это никого не бесит, а люди иначе.

Рядом со знаменитым в узких кругах личем остановился вечно мрачный Носферату с бледной русалкой, сидящей на одной его руке. Он бросил на Исхирдана спокойный и деловитый взгляд и получил бы такой же в ответ, но, увы, у личей нет лицевых мышц для выражения эмоций, впрочем, как и глазных яблок. Зато глядя на своего друга и компаньона, Лич подумал, что его теория остается верной, даже когда речь идет о вампирах и мертвых полурыбах. Вот они, стоят рядом и никакого шума не создают, а идущая мимо них толпа алчных наемников, даже молча, создает нереальное количество звуков. «Мертвые лучше» — решил для себя Лич.

— Надеюсь, все эти потуги не напрасны… — тихо начал диалог Ворадор, отвлекая Исхирдана от его философских мыслей. Лич лишь пренебрежительно хмыкнул.

— Если проблема решается деньгами, то это не проблема, а тривиальные расходы.

— Я не о деньгах. А о нашей цели. Насколько верна информация? Насколько мы можем быть уверены в том, что все получится? Обидно будет потратить это время, с половиной награды.

— Все верно настолько, насколько только возможно. Но ты прав — будет весьма неприятно, если это окажется пустой затеей, — лич поднял свои пустые глазницы в темное небо. — Затмение уже скоро спадет.

— Можно подумать, без тебя я этого не знаю, — прорычал Ворадор и посмотрел в спины уходящих боевых групп, что всего десять минут назад высадились на берегу, и вот сейчас все они уже на пути к центру. Вероятно, он хотел что-то добавить, но лич решил не затягивать время.

— Много еще осталось детей Иуды?

— Да как грязи! — скривился Вампир и перехватил русалку поудобнее, на мгновение, подкинув легкое тело в воздух. Легкое тело тряхнуло, а она только пискнула как котенок и с обиды ударила Вампира по груди, что он, разумеется, проигнорировал, продолжив беседу. — Сколько не бей, а их все столько же. Ладно, сейчас как раз будет время на охоту и разведку. Ты куда намерен направиться?

Исхирдан качнул плечами и посмотрел на свой магический посох, словно пытался разглядеть на его поверхности пыль. Затем взмахнул оружием, и оно уменьшилось до размеров шариковой ручки, после чего было спрятано в сумку на поясе.

— Пойду со всеми. Мертвой армии нужен командующий. Ну а к закату, буду блокировать ворота.

— Хорошо. Тогда на закате и увидимся. Надеюсь, ты сегодня выспался? — хмыкнул крылатый монстр.

— Все пучком, кровосос. До встречи! — махнул костлявой рукой лич и, повернувшись, пошел по улице, ведя за собой свою мёртвую гвардию. Костлявые слуги, не задавая вопросов, следовали за своим повелителем, внушая всем окружающим первобытный ужас перед неведомым и опасным.

Ворадор тоже не остался на месте, быстро дойдя до утопленной в землю решетки. Наклонившись, он открыл доступ к подземелью, где намеревался пробыть до самой ночи, пуская кровь всем встречным и поперечным.

— Ты волнуешься? — спросила Китти, когда они оба спустились в подземные катакомбы, трехуровневой канализации, и русалка вновь обернулась вокруг могучего тела, устраиваясь между двух могучих крыльев.

— За исход? — уточнил Вампир и встряхнул перепончатыми конечностями, укладывая их более компактно и удобно для пассажира.

— Да.

— Нет. Я намного больше волнуюсь за грядущее обновление. Обещания обещаниями, но ведь все может измениться!

— Я тоже, переживаю, и… — русалка резко свистнула в сторону темных коридоров. Чуть наклонила голову, прислушалась к эху и улыбнулась. — Впереди кто-то играет в прятки.

— Вот и хорошо, играть в прятки и я люблю. — произнес Ворадор Носферату, советник Каина, уничтоживший род Цепеша, спасший Наследницу Люциллы. Он плавно и неторопливо провёл длинными когтями по каменной стене, вызывая душераздирающий скрежет на все ближайшее подземелье. Его охота началась.

* * *

Закат настиг нас у самой границы второго и первого кольца. Причем настолько близко, что кольцевую улицу было видно прямо из окна того домика, где мы засели. Усталость и общее напряжение уже не давали возможности двигаться дальше без оглядки. Тело и дух требовали отдыха. Причем не только у меня, но и Тушканчик все чаще запиналась о камни мостовой. Нам надо было найти место для передышки. А еще лучше — отдохнуть здесь и сейчас.

— Уже семь часов… — спокойно сказала Тушканчик, вглядываясь в вечерний город через зашторенное легким тюлем окно. — Через полчаса вампиры выйдут на улицу.

— И следующий час — расчетный! — напомнил я, надеясь, что это остановит волшебницу в этом здании.

— Ага, и у многих бессмертных — это самое время для сессии. Жизнь закипит как в котле.

— Нам нужен отдых, Тушканчик, — сказал Сэд и погладил девушку по плечу. — Дай нам всем пару часов, и тогда никакой кровосос нам будет не страшен!

— А я могу и не отдыхать, — скромно просипела Мила, осматривая свою подранную руку. — Какая мне уже разница.

— Вот только давайте без этого! — вспыхнула волшебница, но Сэд ее ловко усадил на стоящее рядом кресло. — Да что такое!

— Тушканчик! — пригрозил пальцем Сэд и волшебница, на удивление, замолчала и отвернулась, не забыв надуть губки. Я же присел на подлокотник дивана рядом с Милагресс.

— Как ты в целом? Не больно?

— Уже нет. На площади с драконом боль прошла… — сипло ответила мне Местная, которую было жалко до слез. Вот не хотел же к ней привязываться! Что со мной не так? Почему каждый раз — одно и то же! Девушка тем временем тихо закончила. — А на ее место, пришла пустота.

— Все будет хорошо! — подбодрил я ее и посмотрел на Тушканчика, что продолжала обижаться на Сэда. — Слушай, мы уже почти десять часов вместе идем. Как тебя зовут? Ну, в нашем мире.

— Десять часов — не повод для знакомства, — буркнула волшебница.

— А моя куртка на твоих плечах?

— Если ты намеков не понимаешь, скажу прямо: «Не назову я тебе своего имени!» Понял? — прорычала она и поежилась, устраиваясь поудобнее. — У тебя, сколько времени на сессии осталось?

— Сколько надо, — уклончиво ответил я, решив, таким образом, ее подразнить, но Тушканчик только вяло кивнула и прикрыла глаза, пока гном аккуратно поглаживал ее по спине.

— А как там? В вашем мире? — тихо спросила меня бледная Милагресс и посмотрела своими большими желтыми глазами снизу вверх. — Красиво ли там?

— Скорее — нет, чем да. У нас есть места, где великолепные постройки, есть очень красивые места по всей планете. Но их немного, — ответив, я заметил, что и Сэд прислушался к нашей беседе.

— И ты все их видел?

— Нет, конечно. Я видел их на картинках, но своими глазами — нет.

— Почему? — с детской непосредственностью, спросила Мила. — Почему ты тогда здесь, а не там?

— Денег все время не хватает.

— А разве для того чтобы посмотреть, нужны деньги?

— У нас да. У нас даже чтобы купить ездовое животное, надо платить князю местному ежегодно, чтобы он строил дороги, хотя он, как правило, этого не делает. И чтобы купить хлеб у торговца, мы должны заплатить не только за хлеб и работу, но и налог на стоимость, и еще много чего. В нашем мире булка хлеба не три медяхи стоила бы двенадцать.

— Надо в вашем мире булочную открыть! — хихикнул Сэд. — Осталось только понять, как туда поспасть.

— Да нет, торговцу хлебом на руки упадет все те же три медяка, а вот девять — разлетятся по карманам Князей и чиновников помельче. У нас есть анекдот о том, как злой человек наложил на деньги смертельное проклятье и пожертвовал их в детский дом, — на это месте Сэда передернуло, но я продолжил. — Погибли два Князи, три казначея и владелец дома. Дети не пострадали.

— Глупость какая! Притом страшная. Кто же ворует у бедных и обделенных? У детей… — возмутился гном довольно грозно, а кулаки его побелели от напряжения. — Это получается, если с каждой булки хлеба тащить тройную ее цену, и деньги у нищеты отбирать всю, это же, тоже самое, что и людей на дороге грабить! Почему же вы все это терпите?!

— А мы и не терпим… — произнесла сонно Тушканчик. — Мы в ваш мир уходим, чтобы тот ужас не видеть. Здесь все честнее.

— А-а-а-а! — глубокомысленно произнес Сэд. — Тогда мне все понятно. И логично, при наличии-то альтернативы.

— А что из красивого ты видел? — обратилась ко мне Мила и, наклонившись, положила голову с двумя рассеченными ранами на мою окаменелую ногу. Я задумался, но ничего краше Аспендоса и моря в Турции, так и не вспомнил.

— По сути, ничего, — признался я всем и себе заодно. И стало мне в этот момент, как-то стыдно. Передо мной весь мир, а я провожу годы в своей квартире. Смотрю мультики вместо того, чтобы сесть на поезд и ту же Россию посмотреть. И видимо все эти эмоции отразились на моем каменном лице.

— Да и ладно! — махнул Сэд, успокаивая меня. — Завтра наш найм закончится, и ты получишь, как и остальные наемники, пятнадцать тысяч Империалов. За эти деньги можно материк дважды объехать на сменных лошадях. Этого же хватит для вашего мира?

— Ну, на что-то хватит, — уклончиво ответил я и неосознанно провел рукой по голове Милы. И это простое действие, заставило мое сердце сжаться, а глаза предательски намокли. Ее тело было холодным и неподвижным.

Сэд поднялся со своего места и тихо подошел к нам.

— Тушканчик уснула, — прошептал он. — Отдохните и вы. Как совсем стемнеет, я вас подниму.

Я просто кивнул и откинулся, насколько мне позволил подлокотник и лежащая на коленях девушка. Посмотрел вверх, туда, где виднелась мутная полоска, отделявшая один мир от другого: «Оставшееся максимальное время игровой сессии: 133 часа. Выход.»

Минуты стали замедляться, а комната внутри небольшого богатого домика, в которой сидели четыре персонажа, начала погружаться во мрак. Тушканчик откровенно сопела в своем кресле, лежа калачиком, Мила лежала на моей ноге без признаков жизни, а Сэд просто сидел на диване и лениво моргал, глядя в потолок. И вот, настало время «Икс», и я буквально услышал, как увеличился мой банковский счет. Точное время — двадцать часов вечера. Двенадцать часов прошло с момента найма и регистрации, и мы практически в центре Белокаменного. Через четыре часа наши метки на опознавание спадут, и будет всем очень тяжело.

Краем глаза замечаю, как Сэд начал подниматься. Аккуратно махнул ему рукой, чтобы он не торопился. Благо он увидел мой жест в этой темноте. И раз я начал шевелиться, аккуратно засунул руку в карман и вынул оттуда свернутый в четыре раза листок и обломок простого карандаша. Развернул, вчитался в свои балансы, а затем написал под всеми данными — «Перевести 50$ Артуру-бессмертному. Приписка к переводу: За воскрешение», затем провел линию и дописал ниже: «Списать 300$ на игровой аккаунт». Свернул лист, развернул опять, убеждаясь, что данные обновились, а мои приписки исчезли. Ну вот, вроде дела все сделаны.

С улицы, где-то относительно недалеко, раздавалась веселая песня, которая сразу напомнила мне того чудного алкаша с его не менее бухой барышней. Видать, там намечаются танцы и пляски. И как же хорошо, что мы тут, а не там.

— А! Что?! — вскрикнула Тушканчик, и в следующий миг, она уже стояла с жезлом в руке и целилась в оконный проем, странно изогнув спину, словно змея перед броском.

— Все хорошо, — спокойно, убирая свою финансовую бумагу в карман, произнес я. — Мы полчаса всего отдыхаем.

Волшебница выглянула в окно и простояла около минуты, а затем обернулась, увидела лежащую Милу и опустила голову.

— Что с ней? — вопрос был простым, но он заставил меня внутренне сжаться. Коснувшись головы Милы, я слегка потрепал ее слипшиеся от крови волосы, но она не отреагировала. Я поднялся, придержав ее, но тело ведьмочки было практически окоченевшим. Взглянул в глаза Тушканчика и впервые за все время, я добавил жесткости в голос.

— Ты же говорила, что Упыри живут неделю!

— Но так оно и есть! И при чем тут я? — гном на диване начал что-то начитывать, и судя по говору, он молился на языке своих предков. Настроение резко упало. — Не время оплакивать погибших, Сэд, мы знали, чем это кончиться.

— Ты всегда такая сука? Или мне персонально с этим везет?! — Тушканчик от моей реплики скривилась, но не ответила.

Сэд продолжал бубнить молитву, мы стояли в напряжении, как вдруг Милагресс резко села, попутно ударив ногой гнома, чем неслабо его напугала. Мы тоже отшатнулись, но больше от удивления.

— Он говорил со мной! — быстро произнесла девушка, повернувшись ко мне. — Мой Хозяин заговорил со мной!

— Чего он хотел? Кто он? — в стиле КГБ начала допрос Тушканчик. Мила повернулась к ней.

— Я не знаю, кто он, но его голос я узнала. Он не хотел ничего плохого, напротив — он хотел спасти меня, и дважды это сделал. Он не плохой!

— Какого он рода?

— Носферату! — четко ответила Милагресс и в комнате настала гробовая тишина, а с учетом темноты, стало как-то по-особенному жутко. Я тихонько сглотнул, а Мила решила продолжить. — Он обратился ко мне лично, это был не зов вожака, а добрый жест. Хозяин сказал, что мы должны идти в центр ночью. В городе уже мало вампиров и они сами боятся теней. Но до рассвета.

— Так! Стоп-э, барышня! — воскликнула Тушканчик, перебивая ее. — Ишь разогналась! С какого это перепою твой Хозяин диктует нам всем задачи?!

— Так это же он всех нанял.

— Он?! Один что ли?! — восхитился я, прикидывая цифры затрат в уме и представляя размер изначального кошелька. По приблизительным подсчетам, там не менее пятнадцати тысяч долларов заложено только на найм.

— Не знаю, если честно, но он наниматель, так что мы все должны его слушать, — уверенно добавила Упыриха и, встав на ноги, подошла к Тушканчику. — А тебе, он передал привет, от Кит-Кат.

— Бля, — ругнулась волшебница и, никого не стесняясь, сплюнула на пол. Я взглянул на Сэда, в ожидании, что он ее осадит, но на его лице я прочел примерно такие же эмоции. — Ясно все с ними. Эта парочка уже на протяжении года никак покоя себе найти не может! Вот же сволочи! А то я думаю, чего это мой гонорар сразу в моих рамках был. Нет, ну вот же уроды!

— Тушканчик! — наконец очухался наш подгорный принц и поднялся с дивана. — Мы услышали достаточно. Улицы открыты, а наниматели нам известны. Все складывается вполне нормально!

— Так! — громко произнес я и поднял руки. — Очевидно, что я единственный кто вообще не владеет ситуацией. Так что не могли бы вы меня просветить хоть немного? В чем у нас проблема?

— Проблема в фанатичной и неадекватной Кит-Кат и ее возлюбленном Ворадоре! — резко ответила та, кто однозначно не имела права использовать слово «неадекватной». — Эти двое уже все берега попутали, вырезали один вампирский Клан под ноль и очевидно, если исходить из сообщения, сейчас уничтожает очередное гнездо. Еще эти двое ведут свою персональную войну за «никому ненужные идеалы». Одна только Кит-кат контролирует такие большие водные территории, что это просто нечестно по отношению к другим иномирцам! И то, что они вывалили огромное количество денег ради взятия этого города, доверия у меня не вызывает! Это невероятно подозрительно! Вот в чем основная проблема — мы работаем не на ту сторону! Это либо ловушка, либо невероятная афера!

— «Мы наемники, у нас нет цвета или сторон. Мы служим лишь одному — Золоту»! — ответил я цитатой из кодекса гильдии наемников, написанной в те года, когда она еще существовала.

— Это идиотизм, Братислав! — рубанула волшебница свободной рукой. — Кто угодно другой, да хоть лысый Хер!

— Черт, — поправил ее Сэд.

— Черт. Но только не эта пара! Ты не знаешь их методов, они бесчеловечны и эгоистичны в каждой мысли и жесте!

— Не так давно ты сама убила лучника-эльфа, который хотел подождать. Так чем ты лучше? — наехал я, потому что меня тоже все уже задолбало. Терпеть выходки этой зазнобы в особенности. Убьет — так и хрен с ним, но терпеть молча — сил не осталось!

— Ты не видишь масштабов, каменюка. Я убила одного в назидание остальным, я поставила цель выше жажды наживы. А наши наниматели убьют всех, если им это будет выгодно. Тебя, меня, Сэда и Милагресс! Не делая разницы между местными и пришлыми! — Тушканчик выглядела очень серьезной и злой, но все же она старалась мне что-то доказать.

— Так что ты предлагаешь? Отступить? Слиться? Или встать на сторону сопротивления? — я спросил, и Мила при этих словах заметно вздрогнула. Видимо, ей такого выбора не предоставят.

— Нет. Я говорю, чтобы ты был все время начеку. Эти двое точно что-то затевают, причем я знаю наверняка, что это «что-то», будет отвратительным.

— Ты этого не знаешь.

— Поверь, мне, Братислав. Я знаю.

Мы покинули наш приют после того, как Тушканчик обыскала все шкафы и нашла для себя и Милы женские шмотки по размеру. Мы с Сэдом ждали и подшучивали на тему «Женщин и страстей». В целом, за проведенный в этом домике час мы хоть немного, но отдохнули и успокоились. Мила ожила духом, когда поняла, что шанс на выживание у нее есть, и теперь держала свои эмоции и депрессию на коротком поводке.

Если вы когда-нибудь видели ночной город, то вы представляете, как он выглядит, но можете ли вы его представить без заботливо зажжённых фонарей и ламп? Представляете ли вы город, который в осаде, город, где почти нет живых? Это неприятное и некрасивое зрелище. Орбис быстро реагирует на подобные явления — то тут, то там появляются крысы, мусор, небольшие кустики травки, которые никто не стрижет, обрывки от упаковки и непонятно откуда взявшиеся сухие листья. Ощущение опустения в заброшенных городах наступает неприлично скоро, и сейчас мы были этому свидетелями.

Тушканчик была напряженной весь наш путь до кольцевой дороги, а там мы увидели четверых игроков, которых с облегчением опознали. Роман махнул рукой, так же узнав нас.

— Прива, народ! Вы где пропали?

— Привет, еще раз! — махнул я, когда мы были совсем уж близко.

— Мы как со двора вышли, а я смотрю, вас нигде нет. Артур очнулся и тоже вас искал, сказал должок за тобой.

— Серьезно? — удивился я, и хотел спросить, не знает ли он какой конкретно за мной долг, но Тушканчик выдвинулась вперед.

— Потом юбками потрясете! — бросила она в мою сторону и повернулась к Роме. — Мы узнали кто заказчик!

— Так это вроде и секретом не было! — повернувшись, произнес какой-то темный маг. — Это Исхирдан «Драконья погибель».

— Что?! — волшебница даже не сразу поверила в услышанное, а затем повернулась к Миле и спросила. — Откуда у тебя была уверенность, что твой Хозяин — наниматель?

— Он сказал, что цели у наемников есть, и я должна идти с вами. Он знал о вашей миссии. — чуть виновато ответила неумершая.

— Они сейчас о чем? — слегка наклонившись, обратился ко мне Роман.

— Решают, на кого же мы все-таки работаем.

— А разве не все равно?

— Мне да. А ей, похоже, это очень важно. Вы кстати вампиров не встретили?

— Кстати, вообще ни одного! — искренне удивился мой собеседник, подтверждая слова Милагресс. А к нам подошел его товарищ — крупный огр с грубым и несуразным мечом.

— Вы шибко не орите, а то и у стен есть уши.

— Все! — громко крикнула Тушканчик и подошла к нам. — Нахер идите все! Поняли! НА! ХЕР! А мы идем дальше!

— Что случилось? — удивился Сэд.

— Ничего! — подробно объяснила волшебница, и первая пошла в зону первого кольца.

— Ладно, она мой маг. Так что — бывайте! — кивнул я Ромке, пожал его руку и пошел следом за Сэдом и Тушканчиком. Что ни говори, а реально — она мой маг, она на моей ответственности. Хорошо было бы еще иметь своего танка, но пока и Сэд на эту роль сгодится.

И пока мы медленно продвигались к центру и сердцу Белокаменного, я размышлял о том, что пройдя первое кольцо, мы окажемся в то месте, где сто пудов сейчас собирается самое сильное ядро сопротивления.

* * *

— Какая сейчас обстановка в городе? И что к этому часу стало известно наверняка? — задал свой вопрос Исхирдан, проводя магическим посохом над столешницей, на которой была насыпана груда пепла и сажи.

От магических действий темная россыпь пришла в движение и, задираясь все выше, начала формировать почти правильные пропорции Белокаменного города — формируя жилые кольца, районы, высотки и частные сектора, кусок Мраморной горы и часть моря, на которой была разрушенная гавань. Адмирал Чу первый приблизился к аппликации и ткнул пальцем в восточную часть города, тихонько зачадившую дымком.

— Зона вокруг доков полностью под контролем МФ. Потерь минимум, редкие вылазки пресекаем четко и жестко. Мои ребята запоминают всех вокруг, чтобы быть готовыми к снятию «Бафа», — человек кивнул, указывая на окончание свое отчета, и шагнул назад.

После него, к столу бесшумно подошла Арфа, Нэка-Ассасин. Она стянула с лица платок и обвела тонким кинжалом Западную стену.

— Остатки трех отрядов сейчас контролируют большую часть стены. Комедия на грани фола, но враг по-прежнему верит, что может разбить наши остатки, — улыбаясь, отвечала Арфа. — Думаю, они еще час максимум побьются с моими котятками, да успокоятся. Есть информация о попытке прорыва вампиров, похоже, хладнокровные бегут из города. Но не переживайте, мои кисы никого не пропустят.

— Хорошо, — ответил Исхирдан и поднял на меня свой череп. — Что скажешь, Ворадор? Где наши ключевые фигурки?

Я выступил в полосу освещения магической сферы и наклонился над картой. Затем уверенно указал на территорию вблизи центра города.

— Здесь Тушканчик, фигура ключевая, ее стережет мой птенец, — смещаю палец чуть дальше и левее. — Здесь, Феанор, с ним клерик Бессмертный, думаю, им ничего не угрожает, — снова двигаю перст дальше, ближе к воротам города. — А тут мы. Три Командира и три нанимателя. И сейчас мимо нас пожелают пройти остатки немертвых. Мне нужны они все! И если кто-то убьет Старшего Иуду сам — я буду говорить с ним лично, ни для кого не делая исключений.

— Мы это знаем, — произнесла полукошка, кивая. — Вампиров мои кошечки будут укладывать на время. Инструкции розданы. Чу? — обратилась Нэка к короткостриженому Адмиралу.

— Что Чу, ну, вот что ты ко мне привязалась?! У меня магов только три осталось, да и те Водники. Ничего они трупакам не сделают! — нервно бросил боец.

— Прошу вас, не надо ругаться и шуметь, — прошипел Исхирдан, вновь проводя своим оружием над столом. Картина вновь изменилась и отразила точный рельеф центральной части города, где в самом центре стояло четырехэтажное строение Ратуши. — Это наша цель, ее мы должны достигнуть до полудня. — маг поднял на меня свой череп и слегка наклонил голову. — Надеюсь, утро не станет для тебя проблемой?

— Переживу, — коротко ответил я. Лич кивнул и продолжил.

— Наш план прост и короток, однако сложно реализуем. Взятием ратуши ничего не заканчивается, — Лич говорил плавно и размеренно, явно наслаждаясь этим представлением. — Мэр хоть и местный, но все же служащий, у него есть то, что нам необходимо — Амулет Сансары. Его надо снять и передать тому, кто очень сильно нам помог. Сделать это возможно только руками местного персонажа, на что у нас есть инструменты. Меня в это время рядом не будет, у меня своя отдельная роль, но я присоединюсь к вам, часов в одиннадцать. И очень надеюсь, что мне не придется прорезаться через тысяч разумных. На этом найм всех игроков заканчивается. Мы оплатим их время, и они разбегутся, кто куда. — Исхирдан посмотрел на Чу и Арфу. — И вас мы держать не станем. Даже более того — рекомендуем уходить не мешкая.

— А для чего все это? — спросила девушка-кошка, вглядываясь в здание ратуши из пепла и сажи.

— Это наш маленький гешефт. Мы ищем свою выгоду в этом.

— Я думаю достаточно разводить речей — солнце уже скрылось за стенами! — высказался я и обернулся посмотреть на лежащую на диване Китти. Девушка не возвращалась из реала уже час и сильно меня тревожила.

— Мы оговариваем варианты, — просто добавил Исхирдан и развеял образ на столе. — Так или иначе, через двенадцать часов большая часть наших сил должны быть в центральной части Белокаменного. Арфа?

— Я соберу своих котяток, — кивнула Нэка, натягивая платок на нос и нервно дергая кошачьими ушками.

— Чу?

— А мои уже идут! Никого не жалея.

— Вот и славно, я никого не задерживаю.

Два командира покинули помещение, остались только мы трое. Лич подошел ко мне, пока я смотрел в бескровное лицо своей подруги, что лежала без каких-либо признаков жизни. Было тихо, лишь где-то в стороне слышалось эхо войны и этой, по сути, бессмысленной бойни. Честно говоря, сначала план был именно в том, чтобы все провернуть тихо и без лишних свидетелей. План вырабатывался несколько месяцев, пока в него не вмешался Исхирдан, раздобывший новую информацию. И именно после этого, было принято решение — брать город на штыки, привлекая максимальное внимание на эту точку локации. Воплощение новой задачи было сжато до двух ничтожных недель, полных суеты, нервов и бессонных дней, но если все срастется — оно будет того стоить.

Пока я размышлял, а Лич просто стоял рядом, русалка открыла глаза и сладко потянувшись, села на свой хвост, как раз на ту его пышную часть, где у всех остальных — попа. Волосы девушки на миг окрасились в рыжий, но почти сразу стали белыми. Она посмотрела на нас.

— Что я пропустила?

— Совет глав. Ничего интересного… — ответил я и потянулся за русалкой, что охотно ухватилась за меня и устроилась на моих руках. Я повернулся к Личу. — Мы к вратам, а ты с нами?

Лич вскинул свой посох, вглядевшись в древко, и кивнул своим черепом.

— А почему бы и нет. До трех часов ночи, мне все равно делать нечего.

Глава 5. Город богатый исчез с той земли

Когда мы в это кольцо только входили, я даже представить себе не мог масштабы сопротивления. Уж таких «люлей» мы отхватили от местного ополчения, что едва до наших добежал, благо недалеко было. И до этого дня я никогда не видел боевого Кентавра. Новичков — видел, а вот боевиков не доводилось, а тут еще и довольно знаменитая магичка оказалась по другую сторону баррикады. Хотя во всем есть плюсы, когда Тушканчик увидела конкурентку, то так скривилась, что у меня сердце словно в мед плюхнулось — так это было красочно. Адель — Волшебница Ветра и Мелодии, редкостная пакостница, ее коронный удар — массовая атака магии воздуха. И если вы никогда под нее не попадали, то я вам даже примерно не опишу, как это погано. Больно, обидно и еще какая-нибудь дурацкая мелодия приедается как реклама.

Короче! Не прошли мы и трех кварталов, как на нас вышли два боевых Кентавра, эдакие рыцари со встроенными в задницу конями, все в латах и с тяжелеными копьями и щитами, шлемы с забралами и пышными плюмажами. А на спине каждого еще по магу, что держат магические щиты. И вот вроде их четверо и нас, но меня с Сэдом чуть не убили, а их мы даже не поцарапали. Если бы Тушканчик не подняла стену огня, то хрен бы мы ушли, а так — убежали, поджав хвосты. Два шага назад, вот мы встретили союзную группу, и, казалось бы — нас уже десять, а этих уродов едва смогли задавить. Напряжение ужасающее, сил нет, настроение жуткое, а тут еще и волшебница Адель, что смогла своей коронной атакой нас разогнать как мышей. И только когда я перестал слышать раздирающую тело музыку, как осознал неприятную правду жизни — я потерял остальных!

Хотя не все было столь печально как на первый взгляд, в тот переулок, куда меня занесла «нелегкая», забежало еще два игрока. И как я быстро понял, это были Маг и Дамагер, везет мне на такие пары.

— Сука! — выругался тот, кого я записал в Дамагеры и протер правую руку, по которой струилась кровь от сотен мелких порезов. — Больно, как от бумаги!

— Не ной! — резко ответил маг, у которого все лицо было измазано в красных и грязных подтеках. — Адель! Знал бы, в жизни бы не подписался. А ты кто? — наконец, меня заметили, и я протянул руку.

— Братислав, Боец.

— Слип, Поддержка. А это недоразумение — Маус, Убийца, — вышеназванный класс бойцов довольно редок, как правило, это весьма опасные единицы, но на поле боя от них толку никакого, они сильны один на один или хотя бы перед парой противников. А глядя на этого нытика, так и вовсе в это не верилось.

— Кто еще с вами был? — спросил я, решив не портить новое знакомство своим мнением.

— Да кого только не было. Даже с Феанором недолго прошлись, но разминулись, он малый отряд собрал и в сторону стены слинял, сказал: Дела у него там какие-то. В общем… Как эту тварь обходить? Идеи есть? — я головой покачал. — Ладно, если не мы, то кто-нибудь другой ее пришьет. А ты с кем тусил? Я тебя раньше не видел! — Маг насупился и размял пальцы.

— С Тушканчиком я шел и двумя Неписями.

— Рыли? Прямо с той самой?! — забыв про свою шуточную рану, подскочил Маус.

— Да, но это не так весело как ты себе представляешь.

— Вот те свезло! Я бы, сука, руку отдал ради знакомства с ней! — он повернулся в сторону, откуда мы только что так стремительно бежали. — А она еще там?

— Ты свой пыл поубавь! — вскинулся Слип. — Сам только что бежал как от пожара, чего не убил эту гниду?

— Да я это, того, запаниковал.

— Лошара! — почти сплюнул Слип и покрутил шеей, звонко похрустев позвонками, после чего повернулся ко мне. — Твои в центр идут?

— Да.

— Значит там и встретимся, шансы будут, если не затупим, и время терять не надо, вампы в город уже вышли.

— Их нет, они бегут из города, — сказал я, словно имею на руках доказательства. — У нас в нанимателях тот, кого они сильно побаиваются.

— И тем не менее. Надо идти, в центре Неписей как дерьма в сортире — по ноздри, а нас как это не прискорбно — намного меньше, если не двукратно. Да еще и игроки, что весь день в школу и на работу ходили, сейчас злые, наверно, и жестокие.

С главной улицы раздались громкие хлопки, пара взрывов и снова заиграла назойливая мелодия, от которой зубы заболели. Я скривился, а Слип просто рукой махнул, мол, «Давай за мной», и первый прошел между двух домиков. Крутить носом смысла не было, поэтому я пошел следом, перебираясь через нагромождения бочек, мусорных контейнеров и прочего хлама, что был вытащен в этот проулок неизвестно когда. Крысы под ногами пищали, а временами и где-то кошки орали — город терял свое качество жизни прямо на глазах. Но нам троим сейчас было не до этого.

Следующая улочка вывела нас к небольшой развилке, как у камня на дороге: Налево пойдешь, тебе там голову оторвут; Направо пойдешь, в дерьмо вляпаешься; прямо пойдешь, еще какая-нибудь гадость случится. Но наш водила, похоже, знал дорогу и легко свернул направо. Уже через метров сто по кривым улочкам, мы нарвались на небольшой отряд — два Непися и игрок-Танк.

Слип едва заметил угрозу своей жизни, ловко подскочил и кувырком ушел мне за спину, одновременно выпуская из руки сноп ярких искр, что должны ослепить врага. И логично же, что если бы он меня предупредил, то это бы меня уберегло, но увы. Яркие вспышки надолго запечатлелись на моей сетчатке и даже спустя три минуты, когда я почти вслепую отбивался от такого же ослепленного танка, никто мне и слова доброго не сказал. Благо Маус с этим Магом работали и уже спокойно упокоили двух Неписей, а затем подключились ко мне и за полминуты вскрыли танку оба бока, вывернув крепкие ребра бугая наружу. Зрение еще минут пять не возвращалось.

— Блин, ну реально забыл предупредить, — оправдывался Слип, стоя на почтительном расстоянии, пока Маус тихо хихикал.

— Тогда скажи сразу, чего мне еще ждать от тебя?! — рычал я, растирая несчастные органы зрения.

— Да в таком роде — ничего. У меня три основные атаки — Ослепление, Контроль, Дамаг. Ослепление ты уже видел. Контроль я накладываю с заклинания «Каменные Башмаки», а Дамаг наношу «Кулаком Воздуха».

— И это все?

— Да, ну иногда я еще подсечки делаю, но это если уж совсем близко к врагу стою.

— А еще, — захихикал Маус. — Он может, сука, массовый паралич кинуть, если его бить начинают.

— А, точно, и это.

— Ясно, понятно, — сказал я, огляделся в попытке заметить источники света, и нашел его только в звездном небе. — Все. Кажись, вижу.

Снова дорога с незнакомой компанией, к которой еще привыкнуть надо. Новый дозор нам попался уже довольно глубоко, и повезло сказочно — два Мага и один Дамагер. Слип опять начал с ослепления, а я вновь забыл глаза прикрыть, но ничего — все прошло успешно. Маги были огневиками, а мне на это было начхать — шел по направлению пламени, пока два паникующих волшебника убили союзника прямо в спину, а затем зарезал обоих коротким клинком. Слип тогда меня зауважал крепко, но извиняться за ослепление не стал — я же сам виноват, что глаза не закрыл.

Короткий отдых закончился по моей инициативе, когда я услышал недалеко громкий звонкий как колокольчик мат Тушканчика и уже знакомую песню «Angry Speedbird». Подскочил с крыльца, где мы сидели, я махнул рукой и, выкрикнув «За мной!» — помчался вперед. Бежал, как говорится, на звук, и с каждым шагом и мат, и музыка становились громче, а затем я увидел спины сопротивления и без разборок накинулся со спины на танкующего Огра. Кровь, вопли и давящая на голову Музыка. Да при этом еще и адреналин, и жажда воссоединения с отличной группой. В следующий миг, после того как Огр меня скинул, на него налетел Маус и в два резких взмаха отрезал голову Танку. Охренительно быстро и четко, зря я в нем сомневался.

Тело Огра упало рядом, а подошедший Слип помог мне встать и буквально толкнул вперед, на широкую улицу, где в данный момент бились по меньшей мере полсотни разумных. Моя знакомая, стоя на спине широченного Голема, материлась и метала огонь максимально аккуратно, стараясь не поубивать своих. Наши глаза встретились всего на миг, после чего вокруг моей туши разверзся настоящий огненный ад, даже мне стало жарко, но противнику еще хуже, учитывая то, что я как факел с ногами — умел бегать. Игры в «обнимашки», блин. В меня три раза попали копьями, один раз стрелой, и только потом пламя начало спадать, открывая мне нормальный обзор и возможность присоединиться к своим. Успел, клерик что обливался потом как в сауне, быстро оценил мое состояние и кинул на меня среднее исцеление. Я кивнул и снова вернулся в строй, где дерущихся осталось, дай Бог, половина.

Мы победили, но легкой эту победу никто не торопился называть. Из тридцати пришедших, на ногах остались семнадцать, где половина — клерики, да маги, тряпичники в общем. Маус погиб на этом поле боя так и не успев познакомиться с Тушканчиком, а Слип как ни странно — нет. И чести ради добавлю — без него мы бы так легко не отделались. В критичный для себя момент он действительно психанул и накинул на окружающих массовый паралич, заморозив и себя, и десятку врагов, и пару союзников. Нам хватило минуты, ему и подавно. Уже после всего я, едва переставляя ноги, побрел к изувеченной Милагресс и раненому Сэду, рядом с которыми стояла Тушканчик и незнакомый мне Рыцарь в мятых латах. И как оказалось, музыка, что так нервировала меня, была делом его рук — под рыцарскими латами, очевидно очень тонкой работы, скрывался Элементаль Воздуха. Игрок под латами был очень крут, мало того что стихия воздуха подчинялась ему как никому из ныне присутствующих в этом городе, так он еще и очень грамотно использует свой иммунитет к физическому урону, представая простым рыцарем. Красота.

— Каменюка! Где тебя черти носят?! — выкрикнула Тушканчик и указала в мою сторону своим жезлом, едва я подошел ближе. — Из-за тебя Сэд ранен!

— Эй! Осади! — не остался я в долгу. — Я вообще-то тоже пострадал, когда ты меня зажарить пыталась!

— Неженка! — отозвалась волшебница и повернулась к Элементалю. — Лектор, мы почти готовы, пока кровь кипит, можем пробиться до поместья, это верняк! — в ответ ей, послышался голос перенасыщенный эхом, видимо, наличие шлема вносило свою лепту в этот незамысловатый процесс.

— Никто и не спорит, но ты сама понимаешь, что без поддержки мы далеко не пройдем! Нам надо выждать Феанора.

— Да кому он нужен?! Петух крашенный! Почему все вокруг него пляшут на задних лапах?! Ты тоже!

Слушать перепалку, особенно не зная начала, я не хотел, поэтому повернулся к скромно стоящей в сторонке Милагресс. Девушка стояла, убаюкивая руку, рассечённую напополам, отделив ей два пальца и часть руки до локтя. Вид мяса и белых костей был тошнотворным, мне сразу стало жалко эту несчастную ведьму, которая слишком много пережила за этот день. Мила меня увидела и улыбнулась.

— Как ты?

— Бывало и лучше, бывало и хуже, — честно и грустно ответила упыриха, а затем протянула мне уцелевшую руку, и я взял ее, холодную и грязную ладошку с обломанными ногтями.

В этот момент, я как-то совсем забыл и про эту бойню и про свои обязанности, да и про все остальное. Сейчас я как никогда понял, чем эта игра кардинально отличается от всех остальных виртигр — она слишком реалистична, она словно вторая жизнь. В Орбисе нет розовых пушистых дракончиков, нет единорогов подпускающих к себе только девственниц, а здешние вампиры — монстры, а не романтики, ищущие любви и ласки. Здесь отношения не заводят в ресторанах или на пирах, тут люди и НПС знакомятся на поле боя, в грязи и крови, под громкий мат миниатюрных волшебниц. Это слишком жутко, чтобы быть виртуальным миром, слишком много вокруг боли и ненависти, бессмысленной жестокости и коварства. Напротив меня стоит нарисованная гением дева, что уже больше пяти лет живот среди игроков, ее использовали, нанимали и даже убивали. Но почему же я восхищаюсь ей?! Почему завидую ее силе духа? Почему ее ободряющая улыбка направлена ко мне? НЕ ОНА, А Я ДОЛЖЕН ЕЕ ОБОДРЯТЬ!

Сжав ладошку девушки, я шагнул вперед и обнял ее, костлявую и израненную, несчастную и полную надежд НПС, что тихо охнула от моего проявления эмоций и аккуратно обняла меня в ответ.

— Все будет хорошо! — четко произнес я, перед тем как отпустить хрупкое тело и улыбнуться ей. — У нас все получиться!

— И это правильный настрой! — раздался справа бодрый голос Сэда. — А иначе, зачем идти?! Верно?

— Верно, Сэд, — ответил я и повернулся обратно к улыбчивой немертвой. — Так ты как?

— Все хорошо.

Жаль, что это было не так. Мы еще и с духом собраться не успели, как на нас выбежали местные. Вооруженные и злы, понимающие свою участь — жители Белокаменного бежали на нас с яростью кошки, защищающей свое потомство. Были жертвы, как среди них, так и среди нас, но никто не отступал, держа высоту. А затем что-то изменилось вокруг, словно ветер с могил пронесся по улице и мертвые НПС, начали подниматься, вставая на нашу сторону. А минутой позже, к нашим спинам подошли неимоверные по местным меркам силы — Лич с мертвой армией и Высокий коротко стриженый качок с тремя десятками разномастных головорезов. Бой изменил вектор, местные закончились, а защищающихся игроков вокруг уже почти не было. Многие из них поняли, что драться с нами ради города — не выгодно, поэтому они просто ушли или отключились от Орбиса. А мы впервые за эти десять часов почувствовали себя в безопасности.

Мертвые рассредоточились, очерчивая круг обороны вокруг бойцов, а рулил ими тот самый костлявый лич, который был еще и одним из нанимателей — Исхирдан. Лич не стал делать из себя важную шишку и охотно подошел к нашей уцелевшей группе, отдельно отметив Тушканчика и Милагресс.

— Ночь еще только на пороге, а знаменитая Тушканчик уже так потрепана? — Исхирдан протянул руку девушке, слегка наклонившись, его рост был почти на полкорпуса выше, чем у волшебницы. Тушканчик пожала ее. А затем внимание Некроманта привлекла Милагресс. — Смерть-Владыка! кто же тебя, кроха так потрепал? Дай помогу.

Из костлявой руки Лича, словно из потайного кармана выскочил длинный, почти двухметровый посох, которым он легко коснулся Упырихи. Мила отшагнула, запнулась о брусчатку, но не упала — ее поддержал стоящий рядом Сэд. А затем, все раны на ее теле, словно воском, запечатались, скрывая куски мяса и жил, костей и потрохов, она вновь обрела утраченные пальцы, а ее лицо, как и полдня назад, стало фарфоровым, чистым и красивым.

— Так-то лучше, — выдохнул Лич и посмотрел на гнома. — Вот так встреча! Вы здесь инкогнито?

— И хотел бы все так и оставить, — насупился Сэд и скрестил руки на груди.

— Все так и останется, мой друг.

— О, неужели, Лектор, вы выжили? — Воздушный рыцарь только руки скрестил. — Вашими молитвами, «труповод», — Лич кивнул и указал пальцем на Элементаля, типа «один — один», а затем посмотрел на меня.

— А вы у нас… Я тебя видел! — Исхирдан оценивающе поводил своим черепом, видимо осматривая меня.

— Да, ты был передо мной в очереди на распределение, а еще я именно с твоего дракона свалился.

— Верно, — не стал спорить Лич.

— Исхирдан, есть вопрос! — вмешалась Тушканчик, втискиваясь между мной и Командиром мертвых. — Кто еще в найме? Если не можешь назвать всех, то просто кивни, если среди них есть Ворадор и Кит-Кат.

— В этом нет тайны, Тушканчик. Они первостепенные наниматели, я лишь спонсор, прибившийся к хорошему делу. И если они тебе нужны, то сейчас ты сможешь их найти у главных ворот.

— Не хочу, я хочу знать: что они на этот раз затеяли? — девушка уперла руки в бока, словно отчитывая мужа, Исхирдана эта картина видимо позабавила, так как ответил он довольно дружелюбно.

— Они хотят сделать очень доброе дело, и не одно. И все ради жизни!

— Ой, ведь врешь, как дышишь! — насупилась волшебница, но все же кивнула. — Ладно, тебе я на этот раз поверю. А ты что вообще тут забыл?

— За компанию пошел! — раздался бравый голос Качка. Мы повернулись к подошедшему, что протянул мне руку, я ответил и получил очень крепкое рукопожатие. — Адмирал Чу! А эта кодла… он обвел глазами наше окружение. — Мой персонал.

— Братислав. А это Милагресс и Сэд, — представил я Неписей, так как не знал его к ним отношения.

— Тушканчик, — протягивая свою руку, произнесла волшебница.

— Очень приятно, наслышан о ваших достоинствах. Поговаривают, что вы материтесь не хуже моряков! — улыбнулся Чу.

— Да даже покруче пьяных пиратов, — захихикал Сэд и вызвал наши улыбки.

— Сэд! — вскинулась оскорбленная Тушканчик, но Чу аккуратно принял ее руку и наклонившись в три погибели, поцеловал тонкие пальчики.

— Не стоит обижаться на друзей и правду. И раз мы тут все собрались, я предлагаю двигаться дальше. У моих орлов запала на полные сутки, а нормальной драки еще не было! Матросня жаждет крови!

— Какой разумный довод, — покачал головой Лич. — В любом случае, ты правишь этим балом, мы лишь поддержка.

— Тогда хайло завалили и в строй! — Чу повернулся к нам своей могучей спиной и заорал так, что даже у меня все сжалось от мгновенного испуга. — ЭЙ! Стадо! Путь на Восток! Ориентир — Ратуша! Всех Неугодных — на корм акулам! Всем кого можно отодрать — ДРАТЬ!

— Да-а-а-а-а-а-а!!! — разнеслось со всех сторон и полсотни людей и трупов вокруг нас разом пришли в движение.

— Выступаем!!! — гаркнул Чу и повернулся к Лектору. — Музыкальная шкатулочка, а не можешь ли ты забабахать нам музычку под настроение? «Форт Бойа́р» — вполне сгодиться!

Шлем на Элементале чуть склонился в сторону, а затем, тихо хмыкнув, магическое создание создало шар размером с Сэда, который пошел рябью, выдавая громкую музыку из известной на весь мир крепости. Крики и возгласы одобрения, посыпались со всех сторон, а многие выкрикивали имя своего Адмирала. И вот под такой аккомпанемент, нам осталось только подхватить темп «матросни» и, закусив губы от ноющих и дергающих болью ран — идти вперед.

* * *

Сидеть одной, когда вокруг кипит жизнь, было жутко скучно, но тут главное не мешать и потерпеть. Десять минут назад в моей компании хоть Исхирдан был, а сейчас вообще тоска зеленая. Но не все так плохо, наша цель, видимо, уже достигнута.

Со стороны конного двора, появился мой князь ночи, в царском плаще из крыльев, в крови врага на груди и руках, в которых он нес последнюю свою жертву этого Белокаменного города — Иуда собственной персоной и даже еще не упокоенный. На грозном лице моего князя играла улыбка, способная заставить врага мочиться под себя полновесным потоком, а мое сердце вновь начать биться в трепете. «Есть вода, которую пьют, чтобы жить. А есть, живая вода». Он — моя «живая вода». Он вдохнул в меня силу и страсть, любовь и счастье. А любой, кто скажет, что мой князь уродлив — умрет страшной смертью! Он прекрасен, ибо нет ничего более красивого, чем храброе и отважное сердце целеустремленного зверя! Сколько на моем пути было «успешных», «красивых», «галантных» и даже «наглых», но только Ворадор стал «Тем самым»! Я и сама могу быть красивой, я могу быть галантной и состоятельной, успешной и чего уж греха таить — наглой, но, сколько не старайся, стать настоящим мужчиной, женщине не дано. А мой князь, он сильный и независимый, он самец! Мужчина! Герой! Мой герой! Только мой! И сейчас, он вновь доказывает миру, что он сильнее всех! Князь ночи, Король сумерек.

Ворадор подошел ближе, к бочке, на которой я его ожидала, и бросил на камни тело Иуды с развороченной головой. А затем я увидела блеск черных глаз, мимолетную радость от локальной победы, от преодоления очередной ступеньки на пути к Величию. Я улыбаюсь ему, скромно, наверно, даже игриво. Были бы у меня коленки, наверно затряслись, но все хорошо, я себя не выдаю. Спокойно.

Ворадор же склоняется над поверженным противником, вглядывается в его разбитый череп, что уже постепенно начал восстанавливаться. Этой ночью в Белокаменном стало значительно тише и безопаснее, я слышу передвижения котят Арфы, что кружат поблизости, словно настоящие охотники. Как их осталось мало! Ворадор поднимается и улыбается еще шире, поднимает над врагом свою руку и легко пронзает свою ладонь когтями, позволяя черной крови упасть на раны Иуды.

— По праву сильного! — громко произносит мой Князь. А у меня по всему телу побежали мурашки. Как же он великолепен! — По праву крови! И потому что, я так хочу! — добавив последнее, Вампир Носферату, повернул свою руку, словно хватая незримую плеть, и дернул ее на себя.

Тело Иуды, лежащее в небольшой луже крови, вздрогнуло, а его грудь буквально взорвалась от мгновенно вывернутых ребер, что открыли всему миру вид на черное сердце. В следующий миг мертвый орган вампира распался на две неравные части, а кровь, наполнявшая этот насос, словно змея, стала медленно подниматься. Я уже видела эту картину, но насмотреться на это просто невозможно — передача Державы, смена владельца силы! Торжество моего князя ночи! С этой кровью Ворадор поглотит не только жизнь игрока, но и силу, дарованную роду Иуды — Власть над Затмением! С этого дня даже солнце будет отступать перед моим мужчиной! Сумерки больше не будут заканчиваться с рассветом!

Кровь вытянулась, изогнулась и медленно, словно робкая змейка, начала постепенно вливаться в рот Сильнейшего из ночных властителей. Минута, одна минута, и все! Тело проклятого Иуды под ногами Ворадора выцвело, окаменело и так и приросло к камню, на котором лежало. Род Иуды — Пал! И только уродливая скульптура на этой улице близ конного двора будет им памятью. А нет, я ошиблась. Мой князь и ее истоптал в пыль.

— Китти! — произнес мой мужчина и вмиг оказался радом со мной. — Красотка, я приглашаю тебя в центр этого славного городка! Только ты и я! Только звезды и кровь! Ты и я!

— Да, — шепчу в ответ. — Да, Ворадор Носферату, советник Каина, уничтоживший рода Цепеша и Иуды, спасший Наследницу Люциллы, я пойду с тобой.

* * *

Удар! Удар! Еще удар! Кровь и куски плоти разлетаются в стороны, окровавленные осколки кости больно жалят убийцу, но эльф, наносящий удары, словно не ощущает усталости, продолжая разбивать голову очередной своей жертве. Его никто не торопит, ему никто не мешает, ведь это был последний из списка защитников. Наконец, последний удар тяжелой булавой стучит о камень, под разнесенной головой и мрачный рыцарь поднимается во весь свой рост.

— Феанор, это последний, община Орды уничтожена! — рапортует один из бойцов, но мрачный лидер его словно не замечает, проводя тусклым взглядом убийцы вдоль улицы.

— Здесь полно детей этой гнили.

— Так! Хватит! — вскрикивает стоящий неподалеку Артур, с громким именем «Бессмертный». — Уж детей давить я с тобой не пойду, хоть бесись, хоть плачь, но дай им вырасти, они уж точно не виноваты ни в чем!

— Да полягут грехи отцов на детей их! Да скроется небо синее под Богровыми тучами! Когда месть свершиться и восстановится справедливость! — медленно произнес Феанор, но все же убрал свое оружие за пояс, после чего повернулся к Керику. — Тогда мы закончили. Надо идти к Ратуше!

— Побойся Бога, маньяк! Отдохни хоть полчаса! Третий час на носу! Все с ног уже валятся, как и ты! Центр и так под контролем! Мы успеваем!

— Ты решил мне перечить?! — Феанор сделал шаг вперед, но искусный целитель лишь взмахнул золотым жезлом и гнев паладина, как рукой сняло, он отступил и потряс головой.

— Успокойся, изверг! Кровавую жатву ты уже снял, побойся богов! В этом мире это не пустые слова! Твоя цель благородная, но пуста и, по сути, бессмысленна! — Арти осмотрел остальных участников и тяжело вздохнул, все вокруг реально едва стояли на ногах, у некоторых уже шел девятнадцатый час без отдыха, для иных восемнадцатый, что тоже не легче. Лекарь посмотрел на Феанора. — Прошу — один час, просто ради перерыва, и я пойду дальше за тобой.

— Мы почти у западной стены! — Феанор указал за спину и чуть выше, где виднелась темная полоса, лишенная звезд. — Нам до центра идти не меньше полутора часов, а если нам будут сопротивляться, то и дольше!

— Да кто в здравом уме встанет перед тобой?! Ты ж больной на всю башку! — Атри снова поднял жезл, когда Феанор попытался сделать шаг. — Даже не думай, я не сопливая барышня, я успею тебе в душу столько насрать, что неделю вычерпывать будешь! Сам подумай башкой своей — один час!

— Хорошо! — резко и громко выкрикнул эльф. — Один Час! Но потом, никому не ныть!

Десяток бойцов и два мага, словно мешки попадали на мостовую, стремясь максимально расслабиться, а тройка особо умных — присев на ближайшие лавки — покинули Мир Орбиса, увеличивая следующую сессию игры. Арти тоже не остался в стороне и, войдя в ближний к нему дом с выбитой дверью — вынес тяжелый стул и упал на него, со стоном вытягивая ноги. Феанор, хмыкнув, повторил эту процедуру и сел рядом. Следующие минут 10 на перекрестке, усеянном трупами, стояла почти гробовая тишина. В отряде Мрачного паладина не было раненых, присутствие Артура выкрашивало реальность в два цвета — Живой и здоровый, либо мертвый настолько, что и воскресить нереально. Однако немного придя в себя, лекарь повернулся к командиру отряда.

— Зачем ты этим занимаешься? Не поверю, что ради денег, не тот ты фрукт.

— А мне никто и не платит, — хмыкнул Феанор. — У меня сделка со спонсором, причем со всех сторон выгодная для меня.

— И что ты должен сделать?

— Убивать, — просто ответил эльф и хищно улыбнулся. Арти кивнул.

— Да-а-а, с этим ты реально справляешься. А что же тебе пообещали вместо денег? Или просто позвали на вечеринку и все?

— Награда моя не имеет ценности, но называть я ее не стану — не мой секрет. А тебе сколько платят? Стандарт для клерика? Восемь сотен?

— Нет, я воскрешаю, моя цена — полторы тысячи каждые четыре часа, — из группы лежащих кто-то присвистнул. Арти сразу сел ровнее и всмотрелся в темноту. — Это кто там такой ушастый?! Кто хочет очередь на воскрешение пропустить?! — в ответ ему была тишина.

— Не пугай их, это отличные бойцы, — вступился Феанор. — Кстати, сколько тебе обычно скидывают за воскрешение?

— Друзья по полтиннику, знакомые по двадцатке, — Арти повернул голову.

— Понял, друг, переведу, как все уляжется.

— Ага, и чаевые не забудь! — оба игрока засмеялись, а затем притихли, каждый погруженный в свои мысли.

Феанор размышлял о том, что ему обещали и о том, что он будет делать дальше. И как к этому отнесутся его соратники и друзья. Весь этот год отчаянный эльф пятнал себя кровью врагов, испортив столько связей и наработок в репутации, что дальше жить будет очень сложно. Но если награда будет ему отдана, то все что он делал до этого — потеряет всякое для него значение.

Артур в это же время пересчитывал в уме заработанные средства с этой миссии и представлял лицо своей ненаглядной, которой он завтра с этой суммы сделает подарок. Его отношения с женским полом никогда особо яркими не были — работать и зарабатывать в виртуальных играх надо не только уметь, но и быть готовым тратить на это уйму времени. А между двух миров — романа быть не может. Вот и размышлял Артур о том: будет ли рада Маша, если он купит ей современную виртуальную капсулу, чтобы они больше времени проводили вместе, или нет?

Час, отведенный на отдых, закончился, ушедшие в реал игроки проснулись и первыми поднялись на ноги, за ними встали остальные, некоторых, правда, пришлось будить. Артур и Феанор поднялись со своих мест последними. Не сказать, чтобы этот час внес большой вклад в их копилку сил, но жить стало действительно легче. Паладин снял булаву с обсохшей кровью и, указав в сторону Центра Белокаменного, произнес: «Вперед!» В этот раз никто ему не перечил, и весь их путь по улицам заваленным трупами, никто им не встретился, кроме, разве что, пары вампиров из Найтов, которых они проигнорировали. Небо над головой уже начало светлеть, звезды прятались в небосводе, что набирал краски. Пять часов утра, а перед группой Феанора большая торговая площадь, после битвы, которую они пропустили. Трупы игроков лежали вперемешку с телами Местных, рядом с тушами убитых петов и фамилиаров. И было здесь очень тихо, как и бывает на улице перед кроваво-красным рассветом. Едва солнце поднимется над белыми стенами и прорежет своими лучами улицы, здесь будут кружить вороны и крысы, но пока вокруг не было даже мух.

Первым шаг сделал Артур, который просто не мог поверить своим глазам. Он видел не одну войну и не одну выиграл, но такой кровавой мясорубки видеть опытному лекарю не доводилось. Вглядевшись внимательнее, он увидел уже несвежие трупы — работа некромантов; заметил он так же и тело молодого дракона с отрубленной головой, и еще лежащего на земле человека с каменной кожей — старого знакомого Братислава, что не подавал признаков жизни. Картина угнетала и давила на сознание, лекарь сделал еще один шаг, но вдруг его кто-то ухватил за плечо и потянул назад. Арти хотел отмахнуться, но едва повернув голову, он увидел страшную рожу какого-то монстра с большими ушами и мелкими глазками.

— Остановись, Бессмертный — упадешь ведь, — произнес монстр и указал на поле битвы. Лекарь моргнул раз, другой и вдруг морок начал рассеиваться, открывая под картиной разрухи, глубокие ловушки с кольями на дне. Арти отшатнулся, а затем снова взглянул на крылатого монстра. — Увидел?

— Да, — выдохнул он и взял себя в руки. — Спасибо.

— Да на здоровье, остальным мозги вправь, пока все не попадали.

Артур повернулся и увидел, как все остальные члены отряда, так же как и он, только что, идут на заклание, не видя перед собой ничего. И Феанор похоже лидировал в этой неспешной гонке. Арти повернулся к монстру, но того уже не было рядом. «Ладно! Потом!» — решил лекарь и воздев жезл к небу, накрыл половину площади бафом «Истинный взор». Игроки в одночасье отшатнулись от ям, перед которыми стояли, правда, повезло не всем — один маг сверзился в яму. «Ну и Пёс с ним!» — проскочила мысль у человека, после чего он указал жезлом в сторону опешившего Феанора.

— Эльф! Не тупи! Это морок! Перед нами поле ловушек! — лидер группы вновь окинул площадь взглядом и кивнул.

— Всем собраться в строй! — выкрикнул лидер и вскинул свое оружие. — За мной! Увидите выживших — не молчите! И помните! Маркеров «Свой-чужой» больше нет!

Ловушек Арти насчитал около сорока, все они были сделаны наспех, но с определенной сноровкой, трупов, правда, в них было не много, но тем не менее — выдумка хорошая. Знать бы еще кто такой морок в состоянии наложить. И узнать, кто его предупредил!

— Феанор!

— Чего тебе?

— Ты не знаешь никого с большими ушами и нетопыринными крыльями? — паладин остановился и осмотрелся.

— Ты видел нечто подобное?

— Да, если честно, то он меня спас только что, как и вас всех!

— Это Ворадор, наш наниматель! — и снова кто-то присвистнул в стороне.

— Так, блядь! Это кто там свистит постоянно?!! Я ж найду тебя, падла! — лекарь повернулся, но виновника не заметил, поэтому вновь повернулся к эльфу. — И чего, он на нашей стороне, я верно все понял?

— Да, и раз мы его встретили, цель нашей миссии уже совсем близко! — Феанор повернулся к группе, все ее члены сразу остановились. Опасный участок они уже преодолели, так что сейчас все стояли без опасений. — Так, даю вводную: Впереди, в одном квартале дальше, будет здание Ратуши. Наша задача — взять ее на штыки, выкурить из нее всех местных и защищающих город, после чего сдать с рук на руки спонсорам. В это же момент контракты будут закрыты досрочно! — ребята из группы заулыбались и даже попытались поделиться этой радостью, но Феанор поднял руку, призывая всех к молчанию. — Это не все! С того момента, как вы получите расчет, не смейте выходить из Орбиса: Не оставайтесь в этих стенах — бегите! Бегите из города! Порталами, петами, бегом или вплавь. Не важно, но времени у вас будет очень мало — до обновления. Вам ясно?!

— Эм… извини, конечно, что перебиваю, но ты не хотел бы пояснить обстановку? У меня ничего быстроходного нет! — Артур смотрел в глаза эльфа настороженно и с долей здравого опасения.

— Не могу — не знаю потому что, но ты уж поверь мне — остаться тут будет не самой лучшей идеей. По крайней мере — меня именно так предупредили.

— Круто, херли! — хмыкнул клерик. — Так-с, тогда не будем тормозить и выиграем себе лишние минуты.

— Правильно — Отряд! Стройся! И вперед! Высота будет нашей!

* * *

Наверно, я эту поганую ночь запомню на всю жизнь. С того часа как мы встретили Чу и Исхирдана, все пошло на удивление погано — так нам еще никто не сопротивлялся. Наверно, это было из-за полчищ мертвых, что наращивали свой потенциал с каждым новым убитым местным, хотя и не факт. Но в любом случае, до 2 часов ночи мы прошли через ад, да и не по одному разу. Слип и еще трое из нашей старой группы полегли в боях и что хуже всего — наш музыкант Лектор — тоже, а у нас на телах места живого не было от ран. Алхимик один спаивал нас самопальным зельем исцеления, которое по вкусу было похоже на водку смешанную с кофе, только вот эта фигня и не торкала, и не бодрила. Короче, и наши остатки, и матросы — плевались по сторонам, составляя за отрядом липкий след на мостовой. Тушканчик это извращение переносила еще хуже меня, но деваться было некуда — шальная стрела пробила ей право предплечье и ей этой дряни пришлось выпить три склянки за раз. Сэд жалел ее, как мог, но облегчить рвотные спазмы был не в силах, впрочем, как и я и Исхирдан, или даже Чу.

А в половину третьего после полуночи, Лич со своей мертвой армией нас покинул, сославшись на неотложные дела. Мы, конечно, расстроились, но на смену лысому некроманту к нам пришли Нэка-Ассасины, группа полукошек из шести девчонок, что весьма взбодрили мужское население и даже сил придали многим. Управляла этой шестеркой самая стройная и ушастая Нэка по имени Арфа. Я не любитель полузверей, но даже у меня она вызвала только симпатию. И на мое и Сэда удивление, она очень быстро нашла общий язык с Тушканчиком, словно они старые подруги. Да, девушек в Орбисе очень мало, и хорошо, что они ладят, а не воюют.

Когда часы пробили три — ровно, к нам прибыл те, из-за кого Тушканчик пеной брызгала во все стороны — Ворадор и русалка Кит-Кат на его руках. Никогда до этого я подобных игроков не видел, вампиры вампирами, но этот мутант больше похож на летучую мышь, или просто лохматого демона с учетом, какие крылья у него были за спиной. Создание сюрреализма, а вот русалка выше пояса была очень даже привлекательной и можно даже сказать — обворожительной. Моряки на появление такого гостя никак не отреагировали, видимо, его они уже видели и не раз. Чу и Арфа же направились к нему, как и Тушканчик и мы трое за ней. И вот я был всего в пяти шагах от того, кто смог уничтожить целый вампирский клан, и тот, кто спас жизнь одной знакомой ведьме.

— Хозяин! — тихо просипела Милагресс, чье тело уже слегка поистрепалось в бою, и шагнула навстречу к таинственной паре — вампир и русалка. Последняя, кстати, ощерилась на приближение покойника женского пола, но даже не шикнула. Очевидно — главный тут Ворадор. — Хозяин, прошу вас.

Мила упала на колени прямо к ногам огромного вампира, который буквально смотрел сквозь нее — не замечая чувств и эмоций, бушевавших в деве, а она проползла немного и натурально поцеловала ему ноги, а из ее глаз, вышли по одной слезинке, впервые за долгое время. Я сглотнул и вспомнил, что это не розовый мир, а жестокий и грязный. Кровь и дерьмо заполняют его уголки, а не цветочки и бабочки.

— Ты так и намерен стоять?! — вдруг выкрикнула Тушканчик и вышла на полкорпуса вперед. — Жестокие твари! Совсем не жалко девчонку?! — на этот возглас, русалка клацнула зубками, но Ворадор пресек перепалку, подняв когтистую руку.

— Тихо! Без вас голова болит. — Вампир потер лоб, слегка поморщившись, и опустил взгляд, и словно только что увидел распластанную на камнях девушку в грязи. Некогда красивая Ведьма стала Упырем, но продолжила свою борьбу, и вампир это увидел в ее жёлтых глазах. Наклонившись, он бесцеремонно поднял ее за шею на свою высоту, словно котенка, и заглянул в ее лицо. Выглядело это бесчеловечно, но никто и пальцем не пошевелил. — Ты справилась.

После этих слов грозный Ворадор поставил Милагресс на землю, одним когтем вскрыл себе выну и поднес кровоточащую руку к ее лицу. Девушка вцепилась в эту волосатую лапу как в спасательный круг и начала лакать кровь мертвеца, а затем она просто упала на землю без признаков жизни.

— Хватит благотворительности! Вы здесь работаете! — вдруг ощерился наниматель и отдельно задержал взгляд на Тушканчике. — Через квартал вы выйдете на площадь с Мороком, а после него будет Ратуша. В ней засело два кольца Ведьм, они в состоянии удержать подход Исхирдана. Ваша задача — убить их, или выгнать, или мне плевать, что вы с ними сделаете, но к одиннадцати часам — Ратуша должна в себе иметь только Мэра и никого из защитников. Вам ясно?

— Не вопрос, Капитан! — первым отозвался Чу.

— Сделаем! — добавила Арфа, дернув острыми ушами.

— Постараемся! — резко бросила Тушканчик. — Зависит от того, что нас еще будет ждать в этой Ратуше.

— Ничего страшного, — улыбнулся Ворадор, и от этой улыбки у меня волосы на голове зашевелились, столько там было клыков. — Местные покидают центр, в обороне только сотня с лишком Иномирян, вот и все. Если будут проблемы — с Запада сюда уже выступает отряд Феанора, они вам помогут. С ним Артур-Бессмертный.

— Да! — тихо ляпнул я, но Вампир услышал и повернулся, осматривая меня как занятную игрушку.

— Я прослежу, чтобы они до вас добрались нормально, — добавил наш наниматель, перед тем, как расправил крылья с размахом под шесть метров и взмыл в небо с русалкой на руках.

— Ну? Хрена ли встали как истуканы? Трамвай ждем?! — буркнула Тушканчик, и первая пошла в сторону нашей заветной цели.

— А у нее есть бойфренд? — спросил брутальный полуголый Чу, глядя в спину нашей мелкой волшебницы, и все вокруг едва не попадали от смеха.

Глава 6. Словно призрачный волк…

Пока все собирались на последний марш-бросок, я не поленился и присел рядом с телом Милагресс, провел рукой по ее бледной коже. Мертва она или нет? Я повернулся к стоящей рядом с Сэдом Тушканчику и задал мучавший меня вопрос:

— Ты не знаешь, что с ней?

— Суточное перерождение. Через двадцать четыре часа она проснется Низшим Вампиром, и в следующий день ей нужно будет решить — быть ей кровососом или умереть в муках от голода, — голос волшебницы был холодным, уверенным.

— Надеюсь, она выберет жизнь.

— Надеюсь, она выберет смерть! — вдруг высказалась Тушканчик, я посмотрел на нее с удивлением. — А что ты на меня пялишься? Неужели ты до такой степени дурак, что не видишь и не понимаешь. Сэд! Хватит меня дергать! Он же реально идиот! — принц Подгорного народа вновь пытался утихомирить свою спутницу.

— Прошу пояснить! — твердо произнес я и встал в полный рост. Эта девчонка меня уже основательно бесила.

— А чего тебе объяснять, если ты дебил?! Мы столько времени рядом, а ты не перестаешь меня удивлять! Разве не ясно? Она Ведьма! Ведьма, каменюка ты тупая! Темная тварь, знающая темные искусства! Она о нежити знает больше меня и тебя! Еще с первой своей смертью она уже понимала, что происходит, но упрямства ради или из-за страха перед смертью она решила жить дальше, ясно понимая к чему это приведет! Вторая смерть у нее отняла магический талант, но и тогда она осталась с нами, или потому что дура, или она изначально желала сменять жизнь на посмертие! — Тушканчик перевела дух и злобно посмотрела на меня. — Она очнется без контроля мозгов, словно ничего и не происходило, она отречется от Ворадора, но кровь все равно будет ее толкать к правителям Сумерек. И если она поест хоть раз, ее роль будет закреплена до упокоения. Если выразиться проще, это тупик ее судьбы. И если ты воспылал к ней любовью, то ваши пути разошлись еще у белой стены, когда она скончалась!

Я молча выслушал ее тираду, так же молча ушел от тела той, кто предпочла смерти путь нежити. Зачем я вообще связался с этой волшебницей и ведьмой? Почему я реально в таком обществе? Мне же за вредность не платят.

Пока я терзал себя тяжелыми мыслями, окружающие меня игроки и Сэд уже собрались в дорогу, к ним я и присоединился, встав рядом с двумя бойцами, в чьих одеждах было поменьше дыр от вражеского оружия. И думайте что хотите, но я не видел смысла идти дальше именно с Тушканчиком, вокруг полно воинов, они смогут ее прикрыть, не выслушивая оскорблений, а я лучше прикрою других.

Мы выступили через десять минут, сводный отряд, не превышающий и сотни голов — остатки от почти двухтысячной армии, что выступила против пяти тысяч местных и еще полутора тысяч разумных. И всего один день, одна ночь и утро на всё. В армию шли ради денег и славы, ради приключений и новых приставок к имени. Я помню задор в глазах участников, когда мы стояли в зоне распределения, и где же он теперь? Вокруг меня только пираты, называющие себя Моряками, улыбались, да и то только Нэкам. Остальные же, кто, как и я, прибыл не из порта, шли понурив голову — нам уже не нужны деньги или слава, мы просто хотим закончить этот кошмар как можно скорее, чтобы избавиться от напряжения и боли, от слабости в конечностях и ощущения враждебного взгляда на затылке. И что я получу со всего этого? Полторы тысячи баксов? А что я с ними буду делать? Может реально, стоит послушаться Сэда и Милу? Взять все накопленное и махнуть отдохнуть? Полторы тысячи может хватить на горящий тур в тот же Таиланд.

Справа меня кто-то приложил плечом и повернувшись увидел Адмирала Чу, что поглядывал довольный и бодрый, со сталинским прищуром. Я кивнул ему и продолжил путь по неширокой улице.

— Знаешь, за что я люблю Орбис? — вдруг спросил меня Чу, я повернулся и качнул плечами.

— Ну и чем же?

— За возможности! За открытые двери и мир без гнилой политики!

— Не согласен, в Эльфятнике политика уже есть, и не маленькая, — высказал я свое мнение, даже не заметив, как легко общаться с такой птицей как этот Адмирал.

— Эльфы? Так это ж Амеры как один, вон один Феанор, кажется, белорус, а так, что ни ушастый, так или местный, или Звездно-полосатый. Я говорю про мир людей или хотя бы горный народ. Это мир чистый, не гнилой, здесь меч стоит больше Уголовного Кодекса! А законам вынуждены следовать все! Тут нет депутатской неприкосновенности.

— Тебя обижали в реале? — хмыкнул я, уже видя впереди площадь с Мороком.

— Нет, я просто очень много занимался этим. Я учителем сорок восемь лет проработал и кое в чём разбираюсь. Но тут… — Чу, мгновенно набравший в моих глазах сто очков мудрости, глубоко втянул воздух и выдохнул. — Здесь этого нет, и еще долго не будет.

— Возможно, — не стал я спорить.

Да и правильно сделал, так как Чу, едва мы вышли на площадь, решил немного покричать, от чего у меня голова разболелась. Ор стоял над древней площадью, а я остался в стороне, ожидая, пока все выстроятся так, как угодно руководству. В этот момент ко мне подошла Тушканчик и Сэд, я кивнул им.

— Ты как? Готов ведьмам головы рубить? — сходу спросил Сэд, едва остановился рядом.

— А куда я денусь? Контракт есть контракт, — на эти слова волшебница только фыркнула, но смолчала. — Чу сейчас своих орлов построит, да и пойдем. А там Ратуша и конец нашего пути.

— Верно, — вздохнул Сэдридрон Силкран, Четвертый сын Короля Гномьего народа. — Я после этого, наверно, найду самый дешевый кабак и выпью столько, сколько смогу за один вечер. Пусть этот день навсегда исчезнет из моей памяти.

— А если не секрет, почему ты вообще этим занимаешься? — спросил я у НПС.

— Мой отец Король. Он всегда говорил, что тот, кто клинок в печени не ощущал, никогда не поймет солдата. Тот, кто не голодал долгими походами, не познает душу нищего. Тот, кто не вкалывал, не узнает душу рабочего. А какой же из тебя король, если ты ничего из этого не знаешь? — Сэд хмыкнул и улыбнулся. — И ведь он, мать мою так — прав!

— Согласен, — кивнул я, так же понимая смысл сказанного и вспоминая слова Чу про чистоту этого мира.

В Орбисе человек не прошедший войну, никогда не станет генералом, в отличие от нашего мира, где только в Европе половина министров обороны — молодые женщины, которым важнее разобраться с домогательствами в армии, чем реально заниматься своей прямой работой. У нас каждый второй генерал дальше своего кабинета редко выходит, а про автомат знает только его название, потому что подчиненные его произносят. Да… Чу тоже по-своему прав.

— Наболтались? — спросила Тушканчик, разглядывая свой черный посох.

— А тебе что? Стоять надоело?

— Мне? Да с чего бы? Но все уже пошли, а ты мой боец, хочешь ты этого или нет, так что обиды в трубочку и в задницу, да шагом — марш! — девушка направила свое оружие мне в ноги и облила каменную мостовую огнем.

— В последний раз тебе это с рук сходит! — чуть улыбаясь, ответил я и, переступив через бушующий огонь, пошел первым. Благо, никто мою реплику не комментировал.

Площадь без потерь пройти не удалось, один моряк в яму всё-таки грохнулся, но умер так быстро, что даже не вскрикнул. После этого остальные шли более осторожно. А дальше совсем небольшой переход, после которого мы вновь столкнулись с сопротивлением, в основном — магическим.

Здание ратуши — строение Романского стиля высотой в три полноценных этажа с крутой крышей и двумя высокими башнями, в её окнах еще горел свет, несмотря на уже откровенно начинающийся рассвет. Квадратура этого домика была в пределах полутысячи квадратов на фундаменте. Из каждого окна в нашу сторону смотрели десятки магов различной направленности, а в дверях сего дизайнерского творения поджидали танки и дамагеры при поддержке клериков в белых одеждах. Впервые наше число сровнялось, но только ситуация все равно не в нашу пользу. Да что такое!

Почти час… целый долбанный час мы бились головой о стену, которую невозможно преодолеть. Среди нас магов было немного, но их преимущества активно подавлялись звездой ведьм внутри Ратуши. Одна из самых подлых Ведьмовских штучек — поглощение магического потока, что снижает КПД любой магии на расстоянии зависящей от количества и опыта ведьм в звезде. И судя по тому, что Тушканчик даже не материлась, дела у нас были плохи. Круг отчуждения полностью прикрывал здание и еще метров тридцать вокруг него, и было нам писец как тяжело — потери несли каждые пять минут, мы трижды перегруппировывались, но толку от этого было чуть. Когда уже казалось, что миссия провалена, к нам подошло подкрепление.

Феанор и его боевые орлы с поддержкой в виде Арти выбежали из переулка за нашими спинами и провели внеочередную атаку, пока Арти торопился всех нас вылечить. Я не стал терять время и пробрался к знакомцу.

— Арти!

— Бро! — вскинулся лекарь и перекинул на меня луч исцеления, поделив текущие процедуры на треть. Мне сразу стало легче, а ноющие раны, наконец, перестали беспокоить. — А я смотрю, тоска тут у вас, думаю — загляну на огонек, отожгу! — я хмыкнул и хлопнул товарища по плечу.

— Мне тоже вас не хватало.

— А Тушканчик тут? — удивил меня клерик.

— Да, была недалеко, — в стороне ратуши раздался душераздирающий взрыв, после которого несколько игроков натурально взмыли в воздух, разлетаясь от упавшего с неба «Огненного знака».

Артур опытный лекарь бросил меня и еще троих пациентов и кинулся к ближайшему упавшему телу, как я понял — уже трупу. Но не прошло и минуты, как этот покойник судорожно вздохнул и блеванул кровью. Арти похлопал его по лицу и приказал дождаться его, пока он поднимает следующего. Сколько ни смотрю на его работу, все равно каждый раз удивляюсь тому, как он ловко и самозабвенно исполняет свой долг. Есть среди нас вот такие, причем не только в Орбисе, те, кто любит свою работу и рад ее выполнять. Повернувшись в сторону рассвета, я увидел Тушканчика, что медленно брела при поддержке Сэда. Мгновенно подскочив к ней, я подхватил ее буквально насильно подволок к Арти, что воскресил уже второго бойца, и, несмотря на внеочередность моей просьбы помочь, он не отказал — выдал девушке эликсир малого исцеления и побежал дальше.

Волшебница еще не осушила флакон, а со стороны ратуши раздались крики радости — наши пробились к входной двери! Извинившись, я махнул Сэду рукой и понесся в сторону здания, осыпаемый хоть и ослабленной, но все же болючей магией. Добрались, влились в поток группы Феанора. Я вызвал два Цепа в руки и начал молотить всех, кто только пытался выйти из боковых коридоров, а Сэд добивал упавших и подсекал еще стоящих противников. Наконец-то я в своей тарелке — полтора десятка бойцов и я среди них! Взмах, удар, попадание, кровь и брызги! Взмах, сам получаю укол, но слабый, он не пробивает мою шкуру, а лишь карябает, снова взмах, попал! И далее в том же духе минуты три, пока к нам не присоединились кошки Арфы, сеющие хаос и смерть из-за наших спин. В эти минуты — мы все мужчины, а женщины за нами! И мы едины в этой войне, как никогда! Мы не делимся на знакомых и незнакомых, не смотрим в чужие карманы или на их родословную — мы просто идем нога в ногу вперед.

Новый противник — чародей с красным посохом, решил удивить нас огненной стеной. Мы с Сэдом на пару разубедили недоучку в его гениальности, забив его в три удара. Целый коридор открылся перед нами, где никого не было, лишь за спиной продолжал гореть огонь. Переглянувшись, мы побежали вперед, просматривая новые помещения в поисках круга ведьм. И нашли его на втором этаже. Ведьмовской круг собрался вокруг чадящего котла, создававшего магический купол вокруг здания. Он состоял из десяти темных колдуний, что держались за руки и начитывали незамысловатый стишок, обеспечивающий им защиту от физического оружия. Вполне возможно, они даже не заметили, что мы их обнаружили, так как все они закрыли глаза.

Бить их было нечем, я проверил это, выпустив в них призванную стрелу — как в камень. А раз так — мы с принцем подгорным пошли бить врага в спину, прямо на лестнице, где мне крайне неудобно сломали ногу. Алес — я не боец! Но меня не бросили, помогли встать на целую ногу и стрелять в противника из лука. Весело, в целом, время проводили, но всему приходит конец — пешие защитники стали убывать, пока совсем не закончились. Пришлось ждать подхода остальных, тратить время на исцеление раненых и только потом идти к ведьмам.

Короче, когда мы прикрывали последних своих магов, и убивали последнюю линию обороны этого города, часах показывали восемь утра. Затем был еще третий этаж, где мы быстро определили местоположение мэра и оставив караул в виде меня, Сэда, Тушканчика и еще одного мага. Остальные же пошли зачищать окружение в ожидании Исхирдана.

Лич прибыл со своей армией и еще одним весьма занимательным персонажем — Парящим в воздухе лучником в черном плаще. Стоя на пороге Ратуши, он вскинул большой свиток и одним широким росчерком оплатил всем последний срок контракта. На часах еще не было и половины десятого. Сутки и один час — именно столько заняла у нас наша наемная миссия. Маг, получив расчет, извинился, но у него «дети и все такое» — после чего он нас покинул.

— А ты чего ждешь? — спросила меня Тушканчик, когда мы смотрели в окно на уходящих наемников и мертвую армию.

— Ты мой маг, я уйду только с тобой или за тобой, — спокойно ответил я, а волшебница головой покачала и глаза закатила.

— Не тормози и уходи, не будет ту ничего хорошего, я тебя уверяю!

— А мне плевать, прости уж за прямоту, но хватит мне уже указывать! Я рад нашему знакомству, это незабываемый опыт, но будь добра — замолчи хоть на часок. Мне, как и тебе, интересно, что тут произойдет в момент обновления.

— Но тебе тут совсем не место! — возразила Тушканчик. — Ты не игрок в интриги и стратегии, ты — простой солдат! Не позорься!

— За-мол-чи… — по слогам произнес я и отпер окно, откуда подул прохладный воздух портового города заваленного трупами. Девушка меня ткнула в бок, но не ответила, видимо, смирившись с тем, что я ее больше не слушаю.

За окном в то же время я услышал вопль Арти, который орал что-то вроде «Я тебя, сука, поймаю, свистун какой-то там», в общем, я был не в теме, но было интересно смотреть, как очень хороший клерик гоняет по площади здоровенного Паладина с двуручным мечом. И если интересно, он его таки догнал и так огрел жезлом по голове, что Паладин грохнулся лицом в камни и еще минуты три не поднимался, пока Арти его пинал. Весело, что ни говори. Однако пока мы смотрели за беготней, совсем пропустил тот момент, когда в здание ратуши вошел Исхирдан со своим таинственным спутником. И вот тот самый час пробил — заказчик идет принимать работу! В нашем направлении по коридору устланным деревянным паркетом мимо зашторенных окон шел Лич с каким-то свертком в руках, за ним следовал Ворадор с Русалкой, замыкали процессию Феанор и тот самый летающий скелет с луком в черном одеянии. Только теперь мне показалось, что Тушканчик права — мне тут, совсем не место. А пока я себя накручивал, пятерка командного состава подошли к нам, Исхирдан взглянул на дверь кабинета Мэра.

— Он внутри? — выдохнул Лич.

— Да! — твердо и не отводя глаз, ответила Тушканчик.

Ей не ответили, мертвый некромант сместился в сторону, позволяя Ворадору отпереть деревянную резную дверь. Однако прежде чем шагнуть в лучи света от отпертого мною окна, вампир поднял глаза в потолок и что-то тихо произнес. В следующий миг небо за окном потемнело, и город вновь накрыл мрак. Только после этого довольный собой Носферату шагнул к двери и отпер ее.

Мы вошли в большой вытянутый кабинет все, никто меня не гнал, так что я воспользовался случаем. Сейчас мы находились в пространстве с множеством вычурных элементов, с большим макетом города в центре, а так же с хозяином кабинета, что восседал за широким тяжелым столом из светлого дерева. Мэр Белокаменного оказался достаточно тучным человеком, на чьей груди висели золотые побрякушки. Пышные светлые волосы градоначальника собрали в какую-то женскую прическу на подтип «Гнезда». Смотрел на нас этот человек весьма презрительно, и заговорил с нами так снисходительно, словно одолжение делал, а не в плен угодил.

— Вот смотрю я на вас, и удивляюсь, — лениво произнёс человек и вынул из внутреннего кармана желтоватый свиток закрытый пурпурной печатью. — Вы гости нашего мира, а ведете себя как свиньи на собственной ферме. Проливаете кровь невинных, заходите ко мне без приглашения и даже не стучитесь!

— Ничего личного, — произнес Исхирдан и уложил свою ношу на городской макет, после чего постучал по столешнице. — Извините, продолжайте.

— Наглые Черви! — с ноткой истерики выкрикнул мэр и поднялся из-за своего стола. — Никакого почтения к жителям этого мира! Ничтожные твари! Да знаете ли вы, сколько бед вы за сегодняшний день натворили?! И как вы смеете приходить сюда?! Это место защищено от таких тварей как вы! — толстяк поднял свиток и сломал печать. В момент разрушения магической защиты яркая вспышка разнеслась по всему кабинету, словно покрывая его тонким слоем магической пыли, покрывая нас. И только двое из нас не застыл на месте — Летающий Скелет и гном Сэд. — А вы еще кто?!

— Наемники! — хмыкнул Сэд и взялся за свой молот. — А за то, что ты обидел мою подругу, я тебе ноги сломаю!

— Очнись же! Эти твари из заблудшего забили твою душу пустыми обещаниями! Ты не обязан им потакать! Ты свободен! — мэр запустил руку в карман и вынул из него довольно пухлый мешок. — Вот! Это алмазы, я нанимаю тебя! Убей их!

— Деньга счет любит! — улыбнувшись, сказал Сэд и, подойдя ближе, почти без замаха врезал по ноге толстого чиновника.

Визг и крик слились в единой звуковой атаке, а мы даже поморщиться не могли. Сэд тем временем вскинул свой молот и вторым ударом разбил колено чинуше, после сорвал с его шеи горсть золотых амулетов и выбил из руки свиток. В это же мгновение я ощутил, что могу шевелиться, как и остальные, но вместо радостных речей, я услышал истерический крик Тушканчика.

— Сэд! Что с тобой?! — она кричала гному, который вручил амулеты Исхирдану, а затем отшагнул и схватился за голову.

— С ним все хорошо, — произнес Ворадор. — Он нам просто немного помог.

— Ты управлял им, тварь! — волшебница попыталась вскинуть свой посох, но черная костлявая рука, перехватила оружие.

— Не мешай им, — замогильным голосом произнес череп с зеленым огнем внутри. — Ты не останешься в накладе.

— Он прав, — добавил Исхирдан и, повернувшись, подозвал к себе Феанора. Паладин подошел ближе, и почти встал по стойке смирно, но было видно, как он нервничает. Лич же взял один из амулетов, тот, на котором сверкал Зеленый изумруд. — Твоя награда. Возьми амулет и вспомни ее лицо. — Из паладина, словно кто-то стержень выдернул, он осунулся, лицо мрачного человека стало растерянным, но он взял золотой предмет и прикрыл глаза. Лич положил ладонь сверху и произнес несколько неизвестных мне слов, после чего добавил. — Сейчас, вспомни ее улыбку, ее голос. Слова о любви. Да. Вспомни последнюю вашу встречу. Хорошо. Помни, что память ее будет утрачена от момента твоих воспоминаний. Готов?

Боец не ответил, амулет в руках мага и эльфа вспыхнул яркой вспышкой, окутавшей их обоих, затем это свечение, вместе с Феанором сместилось в сторону и словно увеличилось вдвое. И когда яркий свет спал, все увидели нашего знакомого мрачного рыцаря, обнимающего удивленную и очень красивую девушку с длинными, вьющимися золотыми волосами. На ней было пышное голубое платье, что так нелепо смотрелось с грязными и мятыми доспехами. Дева обернулась и посмотрела ярко-голубыми глазами на нашу разношерстную компанию, и, пару раз моргнув, тихо спросила у Феанора:

— Дорогой, а это кто все?

— Никто, родная, мы уже уходим. — Феанор отпустил девушку с видимым трудом, словно переступая через самого себя. Он боялся, что образ девы исчезнет, но, тем не менее, быстро скинул свою кирасу прямо на притихшего Мэра, а затем и шлем полетел туда же.

Паладин снял со своей шеи Узорный кулон с голубым камнем в центре, и снова обнял девушку. Сейчас его лицо было именно таким, каким вы представляете себе лицо счастливого человека. И пока все наблюдали, красивая пара крутанулась на месте, словно в танце и исчезла в сине-бирюзовом пламени. Камни телепортации всегда меня поражали своей красотой и изяществом. Но то, что сейчас произошло, меня поразило еще сильнее — Исхирдан вернул к жизни умершего НПС? А это реально? А так вообще можно было?!

Все молча смотрели на происходящее не в силах произнести хоть что-то. Но всему настает конец — Ворадор прошелся через весь кабинет и усадил Кит-Кат на место мэра, после чего сам сел на стол, свесив когтистые ноги прямо у лица хозяина кабинета. Исхирдан же пересмотрел амулеты в своей руке и взглянул на Черного скелета.

— Банджар, у нас будет очень мало времени!

— На что это у вас будет мало времени?! — оторвавшись от Сэда, спросила Тушканчик. — Вы что задумали?!

— Тише, Тушка, не шуми, — оперевшись на стол, устало произнесла Кит-Кат. — Ты в этом плане будешь иметь не самое последнее место. Я же обещала тебе «Нечто», и ты его получишь!

— Мне от вас ничего не надо! — зашипела волшебница, но оружие не подняла.

— Достаточно болтать! Пора готовиться! — рыкнул Ворадор. — Новый год настанет через два часа, сколько нам понадобится времени?

— Думаю, минут двадцать, — задумчиво протянул череп Лича, глядя на амулеты.

Глава 7. И Скверна, и Смерть

— …Я так и не понял, что вы мне пытаетесь впарить?

— Все просто, мой друг, — мы пытаемся расшатать этот мир! Орбис будет рад нашим стараниям, а то он реально уже похож на болото. Игроки слоняются по знакомым местам, делают все одно и то же, изредка дерутся, но в целом, мир становиться скучнее.

— И что?

— А то, мой мертвый товарищ, что мы можем сдернуть теплое одеяло с этого сонного царства!

— Исхирдан, у тебя не аналогии, а какая-то *****! — я посмотрел на притихшую Китти. — Напомни, почему мы его слушаем?

— Я ему верю, мне кажется, он прав!

— Даже если так — весь этот мир на дыбы встанет, причем с местными вкупе! И все они пойдут против нас!

— Неужели кучка теплокровной и дурной силы тебя пугает?

— Да! — ответил я. — Мне фигуру надо блюсти, а ты мне обещаешь нескончаемые пиры на свежей крови! И где вообще гарантии, что Орбис прогнется под наши затеи?

— Нет никаких гарантий, но уж в чем я не сомневаюсь, так это в том, что все у нас получится. Этот мир не плоский, он не завязан на линейные сюжеты и стандартные цепи. Орбис — живой и он жаждет продолжать свое развитие. Я лишь предлагаю кинуть камень в стоячую воду, дать миру возможность вновь изменить себя и стать лучше.

— Разве мы с вами это «лучше»? — вопрос был риторическим. Лич, вампир и Сирена в принципе не могут быть чем-то хорошим для всего мира.

Исхирдан захихикал на мою реплику и, вынув из своей сумки небольшой куль, кинул его на пол. Мешочек при падении раскрылся, выпуская из своих недр на холодный пол прозрачные бриллианты. Даже на первый взгляд, сумма этого жеста в баксах была с четырьмя нулями, или с пятью.

— Это моя доля, я хочу с вами! И я хочу разделить награду поровну! — скрестив руки на груди, добавил Лич. Я задрал брови и медленно посмотрел на задумчивую Сирену, затем опять на Лича.

— На каком это основании?! Деньги всего не решают!

— Да, но зато я знаю, где лежит тело.

* * *

Сложно стоять в гуще событий и одновременно с этим — в стороне. Целый час Лич Исхирдан готовил место для какого-то ритуала, изведя из своей сумки с полкило ингредиентов, пока за ним неустанно наблюдал и периодически поправлял скелет-Банджар, тот самый легендарный убийца и защитник семейства одного древнего некроманта. Ворадор, кажется, откровенно дрыхнул, пока русалка, задумавшись, почесывала ему грудь; Тушканчик и Сэд тихо общались и иногда спорили. Даже мэр под столом от страха тихо молился и раскачивался. И только я продолжал стоять как истукан, оторванный от коллектива интриганов и игроков ТОП-класса — меня не замечали, для них я был словно стражник-НПС, что может стоять рядом с такими высокими птицами. Да, я стоял молча, в ожидании начала представления, не брал инициативы и старался даже тень не отбрасывать. Но вот час пробил, а если быть точнее, на часах было пятнадцать минут двенадцатого, когда Исхирдан выпрямился и, размяв спину, произнес: «Я готов! Кажись, несильно напортачил и… вроде даже по времени попадем куда надо!» После этих слов обстановка начала меняться, причем стремительно.

Лежащий Ворадор резко сел на столе, под которым вздрогнул перепуганный мэр; Русалка приосанилась на кресле градоправителя и даже прическу поправила; Тушканчик поднялась с пола и покрепче ухватила свой жезл, а Сэд рядом с ней, немного выдвинулся вперед; Лич же подошел к столу, где лежал его сверток и бережно поднял его на руки. Далее Некромант присел над начертанной магической схемой, уложил невесомый куль и развернул старую мешковину, открывая всем небольшой почерневший скелет со скрещенными на груди руками. Зрелище ниже среднего, но таинственность происходящего заставляла меня искать на этом старом трупе хоть что-то выходящее из привычных рамок. А пока я занимался ерундой, Лич навис над телом и выбрал из всех амулетов мэра тот, что содержал в себе зеленый камень. Повесив блестящий магический предмет между костлявыми пальцами, он начал раскачивать им над трупом.

— Взываю к Владыке… взываю к Хозяйке… взываю к матери мертвых! — запел Исхирдан, начиная слегка покачиваться. — Услышь слугу своего, дай силы на вызов умершего, приоткрой заслон власти своей! Позволь встретиться с тем, кто лежит предо мной! На пороге вечности пусть будет смертный оживлен! — камень в амулете Лича вспыхнул и рассыпался мелким зеленоватым песочком, опавшим на старые кости. А Лич тихо закончил. — Символ Мироздания согревает грудь.

Все затаили дыхание, или мне так показалось, но тишина была гробовой, когда мелкие зеленые частицы, буквально растворяли покойника и смешивались с ним в некое подобие светящейся урановой лужи. Минута. Две. А затем вся схема некроманта вспыхнула алыми красками, уши заложило от страшного писка и ужасающего шепчущего звука, словно прямиком с «того» света. Часть схемы сместилась на стену, в помещении завоняло мертвечиной и гнильем до рвоты, а затем все вновь стало как раньше — ушли запахи, прекратился писк и шепот мертвецов, лишь алая схема на стене подрагивала, как водяная гладь. И тишина.

Снова минуты потекли как вязкие капли, вытягивая дорогое время, пока на красной схеме не показались первые признаки движения. Из магического рисунка, как из портала, вышла нагая девушка лет двадцати — двадцати трех на вид. Каштановые недлинные волосы обрамляли ее симпатичное лицо с темными глазами, глазами невероятно уверенного человека, смотрящего на всех снисходительно, слегка приподнимая голову. Кожа девы была мертвенно бледной, а ее губы напротив — полны жизни и красок. В наступившей тишине тонкая худощавая фигура оглядела присутствующих, задержавшись на парящем скелете, а затем, она словно играючи, вызвала на себя платье и доспехи. Этот жест был столь пренебрежительным и повседневным, что я едва не поперхнулся от зависти. Кто бы сейчас не стоял передо мной, она легко дала бы фору всем моим учителям. Я объективно был старше этой девушки, а мои учителя были втрое старше нее, но даже они не могли вот так легко создавать сложные узорные предметы, тем более тканые материалы. Нет. Она не вызвала, она «призвала» на себя доспехи и вещи, ибо только так я могу объяснить это.

Я осмотрел ее вновь и заметил на правом запястье девы нечто вроде браслета — уродливого браслета в виде матово-черной костлявой кисти, что держит ее руку. Затем я случайно встретился с ее взглядом, тем самым, что вколачивает в пол и заставляет тебя понять простую истину — что ты полное ничтожество пред сильными мира сего. Глаза не двадцатилетней девушки, а как минимум владыки ада, что прекрасно знает цену тебе и твоей душе. Мне стало не по себе, я реально ощутил, что мне тут совсем не место, что я должен стоять у дверей как караульный, а не как свидетель ее появления в мире. Но дева отвела взгляд и повернулась к Исхирдану, что протягивал ей еще один амулет, припав на одно колено. Бледная фигурка приняла его и одним жестом вырвала оранжевый янтарь из его сердцевины, что истаял, словно снег в ее руках, роняя черные капли на грязный пол со следами магического плетения.

— Зачем ты вызвал меня, некромант? — произнесла, наконец, она на удивление простым девичьим голосом. Не разверзлось небо, не пали небеса, мурашки не побежали по коже — нет, она просто спросила, как человек.

— Вы нужны нам, мы хотим Вас вернуть! — вдруг ответил Лич и выпрямился. И даже сейчас, когда некромант в высоту превосходил деву, она казалась намного выше него, такой был в ней дух. — Мир живых заждался вашего возвращения!

— Это не в твоей власти, моя судьба давно решена. Смирись, слуга.

— Никогда! — выпалил Лич и указал на Банджара. — Внутри него часть вашей души, избежавшей смерти! — палец Лича сместился и указал… на Тушканчика. — А это Бессмертная от сил Света, что разделит с вами вашу судьбу! Ритуал «Ди Ле Муэртос»!

И вновь тишина. Молчали все, в том числе и Тушканчик, что лишь рот открыла, находясь в диком шоке. Однако призванная девица заинтересовалась и оценивающе посмотрела на хрупкую волшебницу с невероятной силой внутри.

— Так ли это? — спросила она, но Тушканчик не торопилась отвечать, поэтому бледнокожая продолжила. — Разделишь ли ты со мной мой злой рок, избавишь ли ты зло во плоти от смерти, предашь ли свою стихию? Отдашь ли ты мне половину своего бессмертия взамен на мою власть?

— Что ты предлагаешь? — тихо спросила моя знакомая с заметной опаской и тревогой.

— Стать моей сестрой! Сестрой Печали!

— Мне не знаком этот ритуал, — она не закончила, как вдруг взгляд волшебницы поплыл, а губы ее начали двигаться, словно она читала. И через минуту Тушканчик кивнула, а растерянный Сэд начал дергать ее за рукав грязного платья и что-то нашептывать. — Да, я разделю твой рок и твою силу!

Вызванная дева кивнула уверенно, мягко слегка улыбнувшись, а затем она протянула руку в сторону Банджара, что вмиг оказался вблизи нее и пал на колени, впервые за все время коснувшись пола. Он припал своим черепом к тонкой бледной ручке и попытался ее поцеловать, но пальцы ускользнули от черного черепа и ухватили его нижнюю челюсть, поднесли голову легендарного убийцы к глазам темноглазой девы. Они смотрели друг на друга недолго, пока по щеке девушки не прокатилась красная слеза, оставляющая кровавую дорожку.

— Ты… не справился. — Выдохнула она и, сложив губы трубочкой, высосала из кричащего в ужасе черепа зеленоватый огонь. Мы все вздрогнули, так хладнокровно она убила того, кто служил ей сотни лет.

Кости пали перед ее ногами и вместе с плащом распались в прах, лишь старый колчан остался целым и откатился к стене от этой груды черного пепла. Девушка подняла красные от крови глаза, из которых текли алые слезы. Сейчас ее взгляд был красноречив — она страдала, ее обидели, ее предали, надежды рухнули. Но при этом, она не сломлена, а напротив — она в гневе и полна сил на новую безжалостную войну. И снова этот тяжелый взор осматривает всех присутствующих. Благо ей до меня дела нет, она указывает на Тушканчика.

— Подойди, названная сестра, — волшебница одергивает руку от гнома и делает пять шагов навстречу к неизвестной, и в каждом ее шаге, словно становиться выше, выравниваясь со своей собеседницей. Девушка же поднимает руку, в которую вцепилась «длань Смерти» и раскрывает пальцы. — Доверившая жизнь другому, да будет бессмертна вовек.

— Лишь в печали, можно познать счастье, — ответила ей Тушканчик и взялась за представленную руку, сцепляя пальцами ладонь девы.

— Отдавшей часть жизни, отдам я часть силы. Гнев и ярость по-прежнему будут разжигать твое пламя, а любовь и печаль откроют тебе и мою силу, — почти шепча, произнесла девушка и немного нервно вздохнула, глядя на вцепившуюся в нее черную кисть. — Я, Люцилла Мортена, верховный Некромастер, дочь своего отца Банджара Мортена, покорительница земель, убийца магов и повелительница мертвых, отдаю часть своей судьбы и силы моей сестре Печали.

— Отдавшей силу, дарую бессмертие. Отрину смерть от моей сестры Печали! — ответила уверенно Тушканчик и посмотрела в глаза Люцилле. — Я, Полинида Ялиская, владыка Огненного острова, старшая волшебница Истинного Пламени, нареченная Огненным Тушканчиком, гроза Орлиного народа, Друг подгорного царства, спасшая наследницу Люциллы, отдаю часть бессмертия, моей сестре Печали.

Руки девушек на последнем слове словно смазались, как два прожектора, что светят друг на друга, стирая границу тьмы между собой. Длань смерти, потерявшая опору, оторвалась от руки и попыталась быстро ухватить Люциллу за край ее платья, но наткнулась лишь на огонь, окутавший девушек, и исчезла. Мир вздрогнул как от сильнейшей тряски, пока две девы окутывались огнем и тьмой, но ничего даже не пошатнулось, ибо это вздрогнул сам мир, принявший в себя ту, кто был стерт из него многие годы назад. Тушканчик с Люциллой поцеловались, окончательно сливаясь в яркой световой иллюминации, объединяясь и обмениваясь силами, создавая нечто новое и неведомое ранее. Орбис точно ждут большие перемены — случилось глобальное событие!

Я посмотрел в сторону буквально на мгновение, но заметил, что Исхирдан и Ворадор стоят рядом в ожидании и немного нервничают, тихо переговариваясь. «Что же я тут делаю?» — пронеслась у меня здравая мысль, когда я возвращал взгляд на двух Сестер Печали, что ныне были похожи как две капли воды. Тушканчик изменилась намного сильнее Люциллы, приближаясь к ее образу. Сейчас они обе стали одного роста, около метра шестидесяти, их волосы черны как бархат, что ложится на их спины до лопаток, а губы напротив — белы как ранний снег. И только глаза у них различны — у Люциллы они были непроглядно черны, а у Тушканчика — ярко-оранжевые, словно огонь от свечи.

— Тушканчик. — Сипло произнес Сэд, и обе фигурки повернулись к растерянному гному. — Зачем ты так?

— Прости меня, дядя Сэд, но так будет лучше! — все тем же звонким голосом произнесла волшебница и улыбнулась. — Прошу, поверь мне.

Гном насупился, но все же сделал шаг и протянул руку ладонью вверх, волшебница уложила в его лопатообразную кисть свою светлую мягкую ручку. Люцилла же вздохнула полной грудью и посмотрела на Исхирдана и Ворадора, но прямо перед тем, как она набрала в грудь воздух, часы в дальнем углу помещения пробили двенадцать часов. Час обновления! Я уже по заведенной привычке похлопал себя по штанам и обнаружил там свернутый лист, но даже достать его не успел, как лич уже начал зачитывать нововведения:

«Мир вновь изменился, Орбис утратил множество созданий и рас, Мир стал беднее и мрачнее;

Мир вновь изменился, в Орбисе открываются новые уникальные вакансии на места умерших;

Мир вновь изменился, позволяя местным жителям заводить потомство и поднимать свою популяцию, как до пришествия иномирян.

Иномирцам предоставляется шанс помочь миру Орбиса подняться с колен и начать новую жизнь, где оба мира будут жить рядом. Получиться ли из этого красивая и добрая сказка или нет? День покажет — Ночь расскажет.»

— День покажет — Ночь расскажет. — Повторила Люцилла и резко стала серьезной и мрачной. К ней вернулась ее стать и внутренняя сила, а в ее руке появился призванный посох с частично парящими элементами. Высший уровень мастерства мага — призыв магического оружия. Легендарная Люцилла, прославленная лишь тем, что убивала магов ради сестры, провела рукой вдоль присутствующих и с легкой улыбкой остановилась на Исхирдане, который сразу опустился на одно колено и склонил голову. Исхирдан, «Драконья погибель», Темный маг высшей касты, Истинный лич проживший две жизни, Повелитель Некрополиса Достарого града, Спасший мою наследницу. — Произнесла Некромантша властным голосом. — Ты дважды заслужил мою милость, спасая мое дитя и возвращая меня в этот мир. Скажи же, чего ты желаешь?!

— Быть в вашей власти! — ни секунды не задумываясь, ответил Лич.

— Да будет так! — ответила она и, вскинув посох, метнула черную пыль в сторону стола, откуда раздались нечеловеческие вопли мэра, после чего тонкие кровавые полосы потекли по полу по направлению к Исхирдану. Но стоило им его коснуться, как он упал на четыре конечности и завыл как побитый пес, едва перенося дикую боль. — По работе твоей, будет и плата! — добавила Чародейка. — Но мне не нужен второй Некромант! Я единственная в этой роли! Мне нужен Повелитель мертвых! Мой полководец — Серпач!

Страшно было смотреть на такую награду — Исхирдана крутило и трясло, он и стонал и кричал, пока чужая кровь наполняла его тело. Честно говоря, я думал, что она его оживит, но нет, она лишь напитала его силой и крепостью. Исхирдан после пяти минут агонии поднялся не костяком в балахоне, а практически мумией с высохшей кожей, волосом на голове и зелеными глазами в черепе. И первым делом, после своего подъема, этот «Повелитель мертвых» ухватил себя за пах и даже не пытался скрыть радости от очевидного приобретения. Склонив спину, он отошел в сторону, освобождая место для остальных участников парада.

— Ворадор Носферату, советник Каина, уничтоживший рода Цепеша и Иуды, Спасший мою наследницу. За что же ты убил братьев своих и предал доверие сына моего Каина?

— Не я предал, а нас с вами предали! — совсем не боголепно и коленопреклонённо ответил вампир, обнажая клыки. Сила этого создания ничуть не уступала власти воскресшей. — Рода выродились, вступили в союзы с живыми, своим присутствием в этом мире они унижают меня, нас и Вас! А ваш Каин уже водит дружбу с эльфами Эльвандара! — даже я заметил, как скривилась Люцилла в отвращении. — Они как никто достойны покоя! Только я достоин быть истинным вампиром!

— И чего же ты хочешь, истинный вампир?

— Быть вашим Князем ночи!

— Да будет так! — ответила довольная Люцилла и протянула руку для поцелуя, но когда вампир подошел, она развернула ладонь, подставляя свои вены для одного мимолетного укуса. Ворадор был аккуратен, и было видно, как ему тяжело оторваться от предоставленной ему крови. Я не понял, что он получил, но, думаю, немало. — Отныне и до бесконечного дня! Ты, Ворадор Носферату и дети твои, будут моими князьями! И только солнечный свет будет твоим врагом!

— В вашей власти! — произнес серый монстр и отошел, склонив голову. А воскресший ужас в виде черноволосой девы, повернулся к Русалке.

— Ах, какая прелесть, и так далеко от вод! — Люцилла, казалось, очень рада встрече с Сиреной, или ее это, как минимум, забавляло.

— Воды холодны в последнее время! Кровь врага потеплее будет… — не осталась в долгу Кит-Кат, чем рассмешила темную владычицу, да так что она даже рот прикрыла во время смешка. И было в этом что-то противоречивое, словно смеющийся Сталин.

— Так что же ты, Китти Кит-Кат, Сирена Восьмиглавая, владычица Силанкой бухты, Гроза Королевского флота, Повелительница Кракена, обрученная с мертвым, спасшая мою наследницу, хочешь от меня?

— Хочу подарить Вам океаны и моря! — Люцилла вновь засмеялась, но уже скромнее.

— Никогда не думала, что мне вновь придется смеяться, но ты смогла меня порадовать! Да будет так, моя Сирена! — Люцилла вскинула свой призванный посох и, указав им в сторону русалки, словно облила ее магией, как водой.

— Эй! Холодно! — снова рассмешила она Некромантшу, которая опустила посох и повернулась к Сэду, рядом с которым стояла ее новообретенная сестра Печали.

— Наследный гном, что же тебя привело в эти чертоги смерти?

— То же что и тебя довело до смерти — любовь! — буркнул гном и погладил руку Тушканчика. — Мой народ ничего против тебя не имел, пока ты нас не трогала, и я бы хотел все так и оставить!

— Вы, гномы, всегда были консерваторами, — хмыкнула Чародейка и слегка кивнула. — Да будет так, союзник. Твой народ мне не враг.

— Вот так сама и запомни! — насупился Сэд и гордо вскинул нос.

И в этот момент что-то пошло не так, так как холодный взор черных глаз вновь коснулся меня, скромно стоящего у стены. И на этот раз ее давящий взгляд мне не понравился еще больше, чем в первый. Она меня оценивала и словно читала, будто я открытая книга, и то, что она видела, ей явно было не по вкусу.

— Наемник, — прозвучало в тишине с нотками брезгливости. — Безоружный воин, участник мелких битв и… малодушный человек внутри каменной кожи, — последние слова от этой дамочки меня буквально в жар кинули. Да как она смеет?! Я смог-таки оторвать от пола глаза и посмотреть прямо на нее. Я скала! Я Кремень! А она давно покойник! — Зачем же ты пришел в эту обитель?

— Да чтобы тебя убить! — выкрикнул я и бросился вперед, одновременно вызывая копье, что должно пробить ее плоскогрудое тело!

Никто не успел меня перехватить и остановить, хотя все и попытались. Да и я такого хода событий не планировал, но когда я вспоминал легенду об этой Люцилле, я попытался понять, как бы я жил в то время и понял простую истину — жил бы плохо. А значит, я не могу позволить уйти ей сейчас, пока у меня есть шанс! Да только не смог я ничего сделать — копье в моих руках так и не появилось, а когда я был совсем рядом, тонкие пальцы этой Люциллы обхватили мою каменную шею с такой силой, что с меня крошки посыпались, а дыхание исчезло. Девушка легко подняла меня над землей и взглянула на меня с интересом и удивлением. Все внутри меня словно сжалось, а перед глазами начало темнеть.

— Даже от такого «наемника» есть польза. — задумчиво произнесла повелительница мертвых, и мир вокруг меня выкрасился в непрозрачный темно-красный цвет. Я умер без боли и мучений, словно она пожалела меня.

Вновь открыл глаза я уже лежа в своей комнате, точке привязки. Тело горело огнем и терзалось холодом от легкого сквозняка. Не знаю, чем она меня одарила и как убила, но боль от дебафа была жуткой, каменная шкура медленно покрывала мое тело, возвращая мне облик Окаменелого. Однако это было как-то по-новому, иначе что ли. Кое-как поднявшись, я приблизился к окошку, за которым было яркое солнце, и посмотрел в отражение в стекле. Каменная шкура нарастала не на мясо как раньше, она покрывала голые кости толстым слоем, наполняя меня не мягкой плотью под скорлупой, а напитывая мое тело жесткой оболочкой из черного мрамора. Нервно я выхватил из штанов свою ведомость, и там где ранее в моем полном титуле было слово «Окаменелый», появились иные слова: «Перерожденный в камень», а чуть ниже мои новые характеристики, что дадут мне небывалую фору перед любым противником.

— Что ж! Даже от такой суки, есть польза.

* * *

Тело странного идиота еще не до конца превратилось в песочек, а Люцилла уже перешагнула его останки и осмотрела всех присутствующих уже не как властный гость, а скорее как хозяйка своих владений и подданных. Я решил не ждать сюрпризов и аккуратно вынул из-за тонкого пояса свои бумаги, кинул взгляд на строки статистики и широко улыбнулся.

«Лист статистики персонажа (Тайное знание)

Имя: Ворадор Носферату, Князь Ночи, верховный советник, истребитель предателей, страж ночи, слуга Люциллы;

Возраст Аватара: неопределимый;

Раса: Истинный Вампир;

Вид: Первородная Нежить;

Класс: Носферату (родоначальник);

Божественный Пантеон: Слуга Сестры Печали;

Сторонник: Некроманта Люциллы;

Основной навык: Адаптация (Носферату);

Вторичный навык: Изучение крови (Каштифф);

Приобретенный навык: Первородство (Дар Люциллы);

Место рождения: Темная Башня Версада;

Точка воскрешения: Подземный дворец Плагуэрст'а.

Основные статистические параметры:

Сила: Высочайшая (Ошибка: сильно завышенная!);

Ловкость: Высокая;

Скрытность: Высокая;

Выносливость: Неопределимая;

Живучесть: Высочайшая (Ошибка: сильно завышенная!);

Реакция: Высочайшая (Ошибка: сильно завышенная!);

Матрица Синхронизации: 0,51(Ошибка: сильно завышенная!).

Информация о роде:

Детей: Нет;

Низших вампиров: 1;

Упырей: Нет;

Обращенных: Один.»

Еще раз, обнажив клыки, я взял на руки свою пару с рыбьим хвостиком. Китти благодарно обняла меня за шею.

— Где мы? — ошарашила нас вопросом Люцилла, осматривая макет города, что бы за моей спиной.

— Это Белокаменный, гордый город с не самой красивой историей. Ваше тело было скрыто здесь.

— Мне не приятна эта тема! — оборвала она Исхирдана. — В городе нет правителя, вы его обезглавили.

— Зато место теперь вакантно! — высказалась Китти, вновь вызывая улыбку Люциллы.

— Я заметила. Что ж, тогда он будет моим! — молодая чародейка сделала пару шагов и остановилась вблизи макета.

Она провела над ним своим магическим орудием и словно Исхирдан пару часов назад — изменила макет на реальный образ со всеми разрушениями и пожарами. Но главное, город расцвел тысячами отметок живых и мертвых созданий, а в сердце города, сияла черная отметка нашей новой начальницы, что и квестами нас одарит и могуществом не обделит. Мне все равно еще не один год тут тусоваться, так что хотелось бы быть в комфорте и с полной уверенностью в завтрашнем дне.

Исхирдан встал рядом с Чародейкой и ненавязчиво так указал на Тушканчика и ее гномика. Люцилла обернулась к нелепой парочке, и взгляд ее довольно заметно смягчился.

— Сестра моя, вы намерены оставаться в этом городе? — спросила моя начальница.

— Что? Нет, мы покинем его в ближайшее время, — ответила ее близнец. — Как только возможность будет.

Люцилла кивнула и слегка задумавшись, провела посохом по полу, вычерчивая круг и открывая мутно-зеленоватый портал.

— Такая возможность подойдет?

— Вполне, — скривилась, Тушканчик и, перекинувшись с гномом парой слов, подошла с ним к краю портала. Коротышка первый прыгнул в эту зеленую муть, напоследок окатив меня невероятно злобным взглядом, а вот Сестра Люциллы задержалась. — Один вопрос, сестренка: что будет с этим городом и его жителями?

— Город «Белокаменный» станет моей столицей «Плагуэрст'ом», все кто захочет выжить — выживет, иные же примкнут к мертвой армии.

— Я так и знала, что вы ничего хорошего не задумали! — высказала волшебница уже мне с Китти, после чего спрыгнула в портал и исчезла.

Люцилла молча стерла следы магии и вернулась к макету. Вновь ее посох закружился, а она взирала на город своими черными, как провалы, глазами, затем она подняла руку, и в один миг все озарил зеленоватый свет, пробивший крышу и окутавший пространство вокруг нас словно туман. Лишенная потолка комната на мгновение наполнилась дневным светом, но он не успел меня покалечить, полностью запутавшись в магическом мареве. Люцилла спокойно глядела на изменяющийся макет, она продолжала испускать силу в небеса, где небо заметно мрачнело. И вот наша хозяйка заговорила, и голос ее гремел как глас Господень с небес и до самой глубины души всех в этом городе и пригородах.

— Мертвые воины, к вам я взываю! Вставайте! Пришло время служить своей госпоже! Встаньте с улиц, покиньте дома, посмотрите на себя и примите мою волю! — вспышка в небесах продолжилась на скромном макете, где тысячи оранжевых отметок неожиданно расцвели зелеными красками и словно светлячки полетели к Люцилле. Она подставила руку, собрала все огоньки и, сжав ладонь, создала артефакт — золотое кольцо, которое она протянула Исхирдану. — Теперь все они — твоя забота, Серпач!

Лич кивнул, принимая кольцо, затем он одел его на средний палец и едва не лопнул от радости и эмоций. Видимо, понравилось нашему другу его новая роль — шутка ли управлять не сотней трупов, а целой армией. Что ж, он получил что хотел, а мы по-прежнему ожидали.

— Утопленники, самоубийцы, слабые духом, к вам взываю! Откройте глаза! Переродитесь! У вас появилась Княжна! Примите мою волю, подчинитесь своей новой госпоже! Морское царство отныне ваше! — и вновь огоньки, но уже голубые, поднимались и формировали нечто непонятное в воздухе. Люцилла лишь немного помогла этому процессу, а затем она вручила моей подруге Серебряную заколку с голубым топазом по центру. — Морские глубины — твоя забота!

— Госпожа… — только и ответила Китти, перед тем как принять и нацепить на свою голову Серебряную рыбку с голубым глазом. — Море будет за нами!

Люцилла не ответила, она повернулась к макету, по-прежнему держа над собой руку, магия продолжала заливать небосвод, погружая город в мир ночи и теней. Лично я такой атмосфере был рад, но в любом случае, сейчас моя очередь получать пряники и подарки!

— Дети Ночи, к вам взываю! Опомнитесь! Отрекитесь от своих отцов и вспомните свою мать! Я даю вам право отречься от отцов и очиститься! Рядом со мной мой князь-Носферату, верховный советник, примкните к нему и докажите, что вы того стоите! — огоньков не было, подарков тоже. Люцилла лишь кивнула, и на этом все закончилось, а я, как всегда, был обделенный, но не обиженный. А тем временем, концерт продолжался. — Живые Белокаменного, к вам взываю! Трепещите и падите на колени перед своей новой королевой! Все приклонившие колени, принявшие мою власть, сохранят свои жизни! Иные же пополнят безмолвные легионы! — Чародейка провела над городом посохом и часть алых отметок, примерно треть, выкрасились в желтый цвет.

— Я займусь этим, — тихо произнес Исхирдан и сжал кулак, на котором блеснуло кольцо. Люцилла кивнула и снова взглянула на макет.

— Бессмертные, иномирцы, к вам взываю! Сейчас вы стоите на пороге новой эры! Услышьте голос разума, отрекитесь от своих богов и королей, склоните колени и отдайте мне вашу жизнь и ваше время и я буду вам очень благодарна! — и без каких либо прелюдий, она продолжила. — Иномирная нежить, бессмертные трупы, к вам взываю! Преклоните колени перед своей королевой, служите мне и приумножьте вашу силу и власть, или отрекитесь от меня и потеряйте все уже сегодня! Мой Князь готов собирать урожай! Решайте сейчас, у вас нет времени на раздумье!

— Мне разобраться? — на всякий случай уточняю я, но Люцилла лишь головой покачала и, запрокинув лицо, почти прокричала в чернеющие небеса.

— Слуги мои! Ваш час пробил! Королева вернулась к Вам! Поднимайте мертвые армии! Придите в мой город «Плагуэрст» и займите свое место подле меня! Да умоется этот мир Кровью!!!

И в следующую секунду свечение из хрупкой руки прекратилось. Я думал, что она упадёт без сил, но Королева Мертвых меня удивила, оставшись стоять на ногах и даже не жалуясь на самочувствие. Было тихо и темно. В главном помещении ратуши, под разрушенным потолком, стояли четверо — три игрока, что только что обрели свой новый статус и давно погибшая НПС, вернувшаяся из легенд. Было тихо и темно.

— Ворадор, — тихо обратилась ко мне моя Госпожа. — Выходи на улицу, убивай всех, кто не заслуживает жизни. Вампиры этого города почти все свободные, их ты можешь забрать себе.

— Слушаюсь, — ответил я, и уже было хотел развернуться вместе с Китти, но Люцилла продолжила.

— Китти, отправляйся в порт и встречай свою паству, наш берег за тобой.

— Да, Госпожа! — улыбнулась моя подруга.

— Серпач! Будь снисходительнее к живым, они бояться боли и мертвечины.

— Недолго, — ощерился Лич и открыл глаза. — Все будет хорошо, моя Королева.

— Надеюсь на это, — немного грустно произнесла Люцилла и нависла над сверкающим цветными огоньками макетом города. — Вы свободны до ночи. Выполняйте свой долг.

Возможно, этот день в мире Орбиса станет самым черным и траурным, но когда ты стоишь на другой стороне, тебя это мало заботит. Да, вы правы. Миром правят эгоисты.

Глава 8. Мир вокруг составляют три силы…

Любовь

Стакан ударился о стол и глухо отскочив, выпал из моей руки и прокатился по грубой и грязной столешнице этого кабака. Мне было это безразлично — стакан был уже пуст, зато во рту, словно кабан насрать успел. Мерзкое пойло. До чего же я докатился? Я Феанор, Троекратный гранд-мастер Булавы, мрачный отступник, потерявший невесту. И вновь, как и долгие месяцы назад, к горлу подступил ком, а глаза намокли. «Мужики не плачут» — говорили мне редкие идиоты перед своей смертью. Хотя давно мне это уже никто не говорит — некому, я остался совсем один.

Уронив голову на руку, я скосил глаза на полосу игрового времени и поморщился, осталось не более двух часов от моей двухнедельной сессии. Опять этот «обрыдлый» реал! Опять вздохи, охи и ахи персонала. Снова ненужные процедуры перед тем, как я вновь окажусь здесь. Бесит! Все бесит!!! Я подскочил и хотел уже разбить стакан, что лежал прямо передо мной, но вовремя заметил, что за моим столом сидит «нечто». Именно Нечто, завернутое в плащ похожий на крылья, а на несуразной голове чудища, была обычная вязанная шапочка, кои продают местные умелицы или зэки. Решив, что это морок или пьяный глюк, я протер глаза и посмотрел снова — теперь монстр стал выглядеть четче, но никуда не исчез, продолжая с интересом смотреть на меня маленькими глазенками. Как это уродство вообще проникло в это заведение?

— Ты еще что за урод? — наконец выдал я, присаживаясь обратно, здраво решая, что если уж он подобрался ко мне без шума, то и убить мог бы так же легко, а раз я жив, это не его цель. Вывод — будут переговоры.

— Друг. Наверно. — Прорычал зверь, показывая мне богатый набор зубов в уродливой пасти. — Все зависит от того, договоримся мы или нет.

— На хер ты мне упал, чтобы с тобой еще и договариваться? Говори, чё те надо и *****й отсюда! — я вынул из под стола свою булаву с серебром на перьях, как бы намекая, однако монстр напротив меня никак на это не отреагировал.

— Мне надо в один город, большой и хорошо укрепленный.

— Дай угадаю: Тебе надо в город, а из-за твоей уродливой рожи, тебя туда не пускают? Правильно? Да мне похер!

— Мне надо убить очень много людей, эльфов и орков… — ох зря он эту тему поднял, я ощутил как мои руки стали горячими, готовыми к бою, а челюсти непроизвольно стиснули зубы. Монстр напротив меня добавил издевки. — Что ты так напрягся? Расслабься, Олежа, а то обосрешься, стыдно будет перед людьми. Орков и на твою душу хватит, я тоже много из-за них потерял.

— Давай я еще раз, в последний, спрошу: ты кто еще блять такой?! — я поднялся и, невзирая на многочисленное и ненужное внимание со стороны окружения таверны, буквально навис над уродливой тварью. Только вот эта образина не отвела взгляда, а напротив, была рада такому сближению, он слегка приподнялся и приблизился к моему лицу.

— Носферату! — ответила мне злобная летучая мышь, перед тем как мягко опустилась обратно, в расслабленную позу готового к бою хищника.

— Ладненько, — спокойно добавил я и сам сел на место. Поднял стакан в воздух, не сомневаясь, что подавальщица смотрит в мою сторону. — Повторите и заплатите музыкантам, пусть хоть немного пошевелятся! — выкрикнул я и вновь взглянул на местного грозу ночных жителей и случайных прохожих. — Я готов к диалогу, Ворадор, но ты должен понимать, что использовать себя, я не позволю.

— А я думаю, что позволишь, и даже рад будешь этому без меры! — осклабился вампир. — Мне надо взять один город с богатой начинкой, а для этого мне нужны люди, причем очень много и только те, кто готов идти вперед, не задавая тупых вопросов. Ты уже год среди наемников, и должен знать не менее пары сотен отморозков, таких же, как и ты, — я пропустил грубость, в надежде на ценное предложение. — Оплата персонала по выработке и достижения цели.

— Я могу назвать тебе талантливых командиров, могу дать списки хороших бойцов, но что мне с этого?

— В городе есть община Орды, я сначала думал, что она мне не мешает, но потом решил, что будет неправильным оставить ее невредимой, — монстр глумился, и капал на мои нервы и чувства, правда я не понимал, зачем ему это. — Так что ставки сделаны, мне просто лень искать персонал с жаждой крови и наживы.

— Кто уже в этой команде самоубийц?

— Пока не очень много, — вампир поднял когтистую лапу и показала мне всего три пальца. — Так что, все надежды только на тебя.

— Три тысячи, — спокойно называю я ставку начальника сдающего гильдию в найм. Это очень дорого, я бы даже сказал — «сказочно», зато заказчик в этом случае может ни о чем не переживать, за тебя все сделает другой человек и списки подберет и рекомендации, время согласует и в целом все в шоколаде провернет. Только три косаря долларов заплати лично ему.

— На все? Или тебе на конфетки?

— Лично мне.

— Предлагаю иначе, но ты только не подумай, что у нас денег нет или, что конкретно я такой гад жадный. Мне просто нужна отдача по максимуму, а за эту сумму ты такого мне не дашь, — оскалив белоснежные клыки, улыбнулся Ворадор. — Мне надо все организовать за три недели, ко дню обновления, чтобы атака началась за сутки и закончилась точно в срок или чуть раньше. Игроки от одного года, а лучше — от полутора лет.

— Девять тысяч! — жестко добавил я, прикидывая спектр работ и натяжение всех связей.

— Бери выше, скромняга — Невесту! — ответил он, и я едва не лишился дара речи, когда меня кинуло в жар от надежды на чудо до ярости и жажды убийства.

— Повтори… Что ты сказал? — максимально сдержано, процедил я.

— Моя цена — твоя невеста с того света.

Музыка на заднем фоне словно исчезла, а подошедшая официантка, поставившая передо мной стакан, осталась незамеченной. Я сидел и смотрел в глаза этого чудища и метался в собственных эмоциях. Почти год назад, когда рухнул Ливьен, я потерял свою веру в жизнь, отдаваясь во власть мести и жестокости. Изменилось все, кроме моих чувств к ней. Память жестоко напоминала мне об утрате, склоняя меня все дальше в ад, и не давая мне жить дальше спокойно. И вот опять, очередная тварь хочет сыграть на моей отмирающей доверчивости и доброте?

— Как ты это себе представляешь?

— Да брось! Разве я похож на того кто это может организовать? — усмехнулся Ворадор и почесал своей лапищей челюсть. — С нами пойдет Исхирдан, у него и уточняй эти подробности. Но он сказал, что с амулетом «Второй жизни», он это на раз провернет, — стакан в моей руке лопнул, раня мою ладонь до костей, выпивка вместе с кровью потекла по столу, а Ворадор лишь брови приподнял принюхиваясь.

— Когда я смогу с ним поговорить? — спросил я, поднимаясь с места.

— Да хоть завтра. Приходи на «Острый мыс», мы там встречаемся с Алтероном, так сказать за море договориться.

— В ***** Альтерона! — махнул я рукой. — Ищите Адмирала Чу, его пираты-головорезы никогда лишних вопросов не задавали, в отличие от вышеназванного! За него ручаюсь, лично! — я тяжело вздохнул и вдруг отчетливо понял, что стою тут такой пьяный и вонючий, с жаждой крови, без перспектив и друзей. «Она бы не одобрила…» — пронеслась одинокая мысль и мне стало стыдно за себя.

— Лады, поищем его, — не стал спорить вампир. — В любом случае, я свои условия назвал. Ты организуешь нападение, дерешься в городе лучше всех, а мы в свою очередь возвращаем тебе невесту с рук на руки. Бюджет по найму не ограниченный, но ты уж шибко не шикуй, попробуй все малой кровью организовать. Хорошо?

— Какой город? — вместо ответа, спрашиваю я. Впереди слишком много работы, чтобы сейчас тратить время на праздные беседы.

— Белокаменный.

— Блять.

— Угу, именно так…

Страх
Маленькая девочка со взглядом волчицы,
Я тоже когда-то был самоубийцей.
Я тоже лежал в окровавленной ванне
И молча вкушал дым марихуаны.
Ты видишь, как мирно пасутся коровы,
И как лучезарны хрустальные горы.
Мы вырвем столбы, мы отменим границы.
О, маленькая девочка со взглядом волчицы!
Спи сладким сном, не помни о прошлом.
Дом, где жила ты, пуст и заброшен.
И мхом обрастут плиты гробницы.
О, маленькая девочка со взглядом волчицы…

Резкое пробуждение, жар и холод, легкая дрожь в конечностях, кошмар как на яву. Пот стекает со лба, со спины; холодный и липкий, как и источник всех проблем жизни человека. Кошмары снятся нам не так часто, чтобы мы к ним привыкли, но недостаточно редко, чтобы мы о них могли забыть. О чем они говорят нам? Предсказывают ли они нам будущее с четверга на пятницу? Или отражают наше собственное подсознание? Видим ли мы то, что нам кто-то хочет показать, или же мы видим то, что показать боимся сами?

Кошмары созданы, чтобы нас пугать и держать в тонусе, чтобы мы не забывали то, что мы смертны, а мир полон бессмысленной жестокости. Кошмары это наши концентрированные страхи перед смертью, предательством, болезнью или болью. И все говорят, что это нормально, но есть одно Но! Кошмары не снятся при выходе из саркофага Орбиса!

Девушка присела в камере и свесила ноги к холодному полу, лишенному мягкого и теплого покрытия. Быстрые движения, отсоединение вспомогательного и поддерживающего оборудования. Редкие теплые капли падают на голые ноги. Босые лодыжки коснулись мертвого кафеля, когда она вылезла из саркофага и встала, чуть пошатываясь. Вокруг темно, но это не имело для девушки значения, свою невеликую жилплощадь она знала наощупь, как никто другой. Несколько шагов вперед, тонкий порог под ногой, слева, всего в метре, стоит холодильник, в нем есть минеральная вода и тонизирующее. Минимум движений. Вода протекает по горлу, словно по сухому камню, цепляясь за каждую складочку, прежде чем весь поток стечет по скользкой поверхности. Следом идет «Тоник». Рука непроизвольно поднимается к крышке холодильника, где раньше лежали сигареты, но теперь пальцы хватают лишь пустоту и прохладную поверхность.

Слюна во рту густеет, локти начинают чесаться. Тело вспоминает утраченное. Вспоминается кошмар, где она была маленькой девочкой, что плыла с Хароном на лодке по ядовитой воде вперемешку с кровью. Страх и отчаянье выдавливают скупые слезы и чувство жалости к самой себе. Ухватившись за грубый косяк, девушка выходит из кухни и проходит через комнату, сворачивает в ванную, заметно торопясь. Мыться она не хочет, но это необходимость навязанная ей. Процедуры оттягивают бесценное время в Орбисе, заставляя вспоминать хрупкой фигурке свое прошлое и настоящее. С каждой минутой воспоминания все тяжелеют и тяжелеют, а «ломка» все больше вызывает желания закричать и биться в конвульсиях подобно ребенку, который таким образом привлекает к себе внимание и требует желаемое.

Каждое такое пробуждение однотипно, наполненно страхом, что этот кошмар никогда не закончится. Ужас, что ломка в этот раз сломает слабый рассудок человека, заставляет содрогаться, подавляет волю и глушит в девушке последние чистые нотки ее жизни. Она ненавидит воду уже очень давно, вода ее убивает, вода напоминает ей, что она простая наркоманка, запертая в тесной коморке без права на счастливую жизнь. Кожа и кости составляют ее красоту, слепые белесые глаза напоминают ей о ее грехах. Вода напоминает ей, что она — никто и ее никак уже не зовут! Она раб этой клиники по отсосу денег из госбюджета. У нее нет будущего, и никогда уже не будет!

Кран повернут, последние громкие капли падают на старую поверхность ванной. В полотенце нет необходимости, воды на теле не очень много, но девушка хватает вафельный грубый материал и с остервенением стирает с себя воду, словно грехи. Натёртая кожа горит, но ее никто не остановит, пока она не избавится от жестокой субстанции. Она должна высохнуть, она должна убежать. Убежать в Орбис, туда, где ее ждет она — ее любовь! Она спасет, она успокоит, она позаботится и защитит…

Полотенце падает на пол, сверху встают босые ноги. Дальше самый сложный путь — последние шаги в состоянии близком к панической атаке. Мозг уже заполнен туманом, ему нужна щедрая доза! Мозг уверяет, что боль пройдет, надо лишь снова взять острую иголку и проткнуть измученное тело. Страх. Он липкий как смола, он грязный как копоть, он жестокий как наркоторговцы, поймавшие в свои сети невинное дитя… Мама всегда называла девушку «Маленькой девочкой со взглядом волчицы», она видела силу в ее глазах, но она ошиблась. Ее дочь стала грязью, без будущего и прошлого, обесценившей свое тело, данное ей родителями, она похоронила личность доброй ученицы, она убила добро в своих глазах. Она платила за это страшной ценой…

Теперь ее крест — выход в реальность раз в двое суток для того, чтобы окунуться в жестокую воду и ощутить себя ничтожеством. Каждый раз понимая, насколько же она противна самой себе и окружающим… Вот и сейчас, роняя скупые слезы и хныча как ребенок, костлявое нагое тело заползает в саркофаг, что воняет потом. Она подсоединяет к себе контакты, восстанавливает соединение катетера и подключает капельницы тряскими руками. Затем выбритая голова касается контакта и крышка саркофага, словно крышка гроба — накрывает бренное тело человека, собирая остатки некогда светлой личности и отправляя этот комочек света в другой мир.

Мир дивных красок и радости, где она забудет о самой себе, предавая прошлое, забывая боль и наркотики. Мир, где она станет чище. Где самый добрый друг потреплет ее сонную по голове, взъерошив волосы, а затем скажет что-нибудь доброе, вроде «Доброе утро, Тушканчик» или «С возвращением, Поля. Я, скучал». А девушка, открыв свои новые глаза цвета горящей свечи, смахнет слезы, навеянные страшным кошмаром, где она слепа и беспомощна. Улыбнется, вдохнет весь этот мир полной грудью, и, как каждое такое утро, заплачет на плече доброго гнома, что похлопает ее по спине, пока маленькая девочка не успокоится, не разожжет в себе огонь, и не будет готова жить дальше…

Долг

В темном зале с неопределимой высотой потолка, четверо героев из мира Земли громко смеялись, раскидывая по полу останки скелета-лучника, что так не вовремя появился на их пути. Игроки забавлялись тем, что в локации с регулярным лутом, такие слабые противники. Паладин-Джерри даже сделал замечание о том, что админы могли бы в воду пираний запустить, и то толку было бы больше чем от этого лучника. Это предложение поддержал Маг-Деймос, добавив, что с летучими мышами-кровососами это было бы еще опаснее. Двое других участников малого рейда, прикидывали, какой был бы КПД у такой системы защиты. И одновременно с этими шуточками, игроки шли дальше, ожидая вскоре увидеть главного босса этого подземелья. Долго ждать не пришлось, местный злодей ожидал подходящих игроков, чтобы прочесть им свою пламенную предсмертную речь. Свет магического фонарика уже полностью выделил худую фигуру высохшей мумии с черной короной на черепе, да при длинной юбке и с магическим посохом, на который этот рейд и собирался.

И вот он тот момент, когда надо немного подождать. Паладин, Дамагер, Маг и Друид замерли перед ступенями, на которых высокий лич уже был готов приветствовать новоприбывших.

— Вошедший в чертоги… с мечом наголо. Лишь смерти достоин в покоях ее. Павший в чертогах, ряды мертвых пополнит. Будут веками кости лежать, пока не исполнится воля Великой, что должна… — Лич словно запнулся и повернул голову почти на сто восемьдесят градусов, озадачив игроков.

— Чего он замолчал? Это же не вся речь! — возмутился молодой Друид, в миру студент-филолог третьего курса.

— А мне почем знать? В прошлый раз такого не было! — тихо ответил ему Паладин, что уже три раза приходил в эти чертоги. — Он все зачитывал всегда!

— Шли бы вы отсюда… — неожиданно произнес лич, возвращая череп в нормальное положение. — Это мой вам дружеский совет!

— Да что с ним не так?! Глючит что ли? — с нотками обиды, произнес Маг.

Однако волшебнику никто не ответил, так как все присутствующие заворожено смотрели на то, как старый лич, которого не бил только ленивый — вскинул деревянный резной посох и выпустил точно вверх пучки магического зеленого пламени. Огонь взлетел к большому сплетению цепей и подпалил какую-то маго-формулу, что буквально выкрасила потолок в неестественные зеленые и голубые цвета. Все пространство разом обрело тени и краски, объем и глубину, одновременно с этим, показывая стены убежища, выглядевшие как пчелиные соты. Тысячи пчелиных сот, по которым растекалась яркая магия, заставляя нечто внутри ячеек оживать и приходить в движение.

Не прошло и половины минуты с начала представления и прозвучавшего призыва Люциллы, как первые блоки были буквально выбиты неведомой силой изнутри. А затем и небольших отверстий, появились первые создания мира теней. Около двух десятков личей, крупных и отлично снаряженных, спрыгнули с высоты на мраморный пол вдоль хранилищ. В руках нежити, словно из воздуха, появились магические жезлы, которыми они начали расстреливать стены, вскрывая таким образом новые отверстия, выпуская товарищей из каменного плена. Грохот и пыль, магический огонь и яркие всполохи магии тьмы слились в сюрреалистическую какофонию.

Игроки медленно попятились к выходу, но вдруг один из них сделал шаг вперед и повернулся к товарищам. «Грохнем одного из новых и валим!» — произнес он и почти в ту же секунду, один из новоприбывших, метнул в него костяное копье — магия доступная только старшему кругу магов. Тело человека выгнулось дугой, грудь его лопнула от запредельной нагрузки, а магия заставила кости покойника вспыхнуть синим пламенем. Убийство игрока с одного удара — возможно только по сценарию, или при очень серьезном перекосе в уровнях. И трое оставшихся игроков это прекрасно понимали, оглядывая огромное пространство наполняющееся армией мертвецов. Мертвые прибывали из разрушенных стен, и было их великое множество. По большей части тут были одни скелеты, да мумии, но по факту это было не так.

Пространство, находящееся за спиной босса локации, то самое, куда вели ступени, неожиданно начало смещаться, раскрывая створки и открывая игрокам огромную кучу с артефактами. И именно к этой куче шли мертвецы, именно там безымянный голый скелет превращался в темного рыцаря с двуручным мечом и в шлеме с рогами демона. Среди мертвых обнаружились не только бойцы и личи, Паладин дважды заметил периферическим зрением движение Призраков. Мумии тоже облачались и брали в свои руки посохи и жезлы. И все это происходило без единого слова, но как единый механизм под грохот уничтожаемых стен и хруста давно слежавшихся костей. Это был настоящий Праздник смерти, где только живым было не по себе. А когда тело только что уничтоженного мага встало, обнажая почерневшие кости в прорехах рваного мяса, троим игрокам стало и вовсе жутко — сами от себя не ожидая, они втроем побежали из опасного места, забыв не только о своей цели, но и о собственном бессмертии. Мертвые же продолжали свой сбор и вооружение. Не прошло и получаса, как десятитысячный отряд был готов выступать. Тысячи воинов и танков, сотни магов и лучников, десятки Управителей и одинокий Лич, что стоял на ступенях этого хранилища долгие годы, терпя свою смерть раз за разом, не отступая, ни на шаг назад. Именно к нему подошли три старших Мага Люциллы и положили на его плечи, свои костлявые руки.

— Спасибо тебе! — произнесли они разом. — Ты справился!

— Я был хорошим смотрителем? — личи переглянулись, не ожидая вопроса, но все же ответили, все так же хором.

— Нет. Ты был — Лучшим!

С последним словом тело старого лича рассыпалось в мелкую труху, резной посох, столь желанный игроками, глухо ударился о гладкий пол, а рядом с ним упала черная корона. Локация потеряла своего представителя, в одночасье превратившись в пустую пещеру. Одинокая душа нашла свой покой на просторе мира Орбиса, она достойно пронесла свою роль — билась, страдала, переживала и сочувствовала. Душа старого лича умела любить, умела бояться. Но все же, лучше всего эта душа умела выполнять свой долг! А тысячи мертвых стояли в ожидании того момента, когда три старших мага откроют им портал к их Королеве, в их новое место службы и посмертной жизни. У каждого мертвяка в этом отряде была нелегкая жизнь и совсем нелегкое посмертие, которое все никак не заканчивается. Три мертвых чародея не оплошали — открыли дальний переход и держали врата открытыми до последнего собрата. А затем и они покинули опустевшую пещеру, где среди редких обломков костей и щепок в пыли осталась одинокая Черная корона. Любой игрок с высоким уровнем умения «Распознавания вещей», легко бы признал в ней корону Первого Короля окружающих земель, что был пленен и убит на войне с Некромантом Люциллой, а затем поднят в виде нежити, для несения службы и замаливания своих грехов в этой пещере.

* * *

— О чем ты задумался? — спросил меня Серпач-Исхирдан, когда я непростительно долго смотрел на его новую рожу.

— Да вот думаю, зачем вы, ну в плане — маги, все время всматриваетесь в свое оружие, словно ищите что-то на нем. За рыцарями я такой привычки не замечал.

— Было бы странно, если бы они так делали, верно? — хмыкнул мертвяк и уменьшил свое оружие до размеров ручки. — Орбис всегда стремился к тому, чтобы отказаться от любых игровых проявлений, таких как интерфейсы или иные подсказки. Но вот некоего счетчика зарядов на магическом оружии уж очень сильно не хватало. Меч он же всего в двух состояниях — сломанный или целый. А магическое оружие, помимо этого, имеет очки зарядов, что соответствуют уровню заклинания, уровню оружия и уровню мага. При идеальном балансе трех составляющих, любое заклинание чародея будет отнимать только одну единицу. Но это фантастика, и так не бывает. Поэтому мы и смотрим каждый раз, высчитывая, во сколько очей нам обошлось очередное заклинание.

— И всего-то?

— А ты чего ждал? Что я молекулы пыли считаю?

— Да кто тебя, больного, знает! — осклабился я.

— Вот вроде стал уже князем ночи, а как был дикарем, так им и остался!

Кивнув новому соратнику, я оглядел множественные пожарища, разбросанные по городу и задымляющие небосвод. Уже наступила ночь, а в Плагуэрсте все никак не настает тишина. Серпач даже встретил час назад пополнение в виде двадцати тысяч новых бойцов и около полутысячи магов помельче. Я же за этот день, встретил только троих соратников, что преклонили передо мной колени. Послал нахер всех троих! Не заслужили они моей милости!

— Заметил как тихо? — задумчиво произнес мой собеседник, задирая голову к мрачному небу. — Мертвые совсем не шумят.

— Не заметил, у меня слух лучше твоего, грохот стоит только в путь!

— Да я не об этом. Нет суеты, нет ненужного шума и праздной болтовни.

— Да нет, тут вот рядом сидит один покойник и трындит без перерыва.

— Фу, как не культурно…. — Лич сел ровнее и посмотрел вперед, туда, откуда шел самый скромный звук шагов, и откуда вышла одинокая фигура низшей вампирши, чей рот был испачкан кровью. — По твою душу топает.

— Знаю, — буркнул я и поджидал, пока бывшая ведьма не подошла ближе. — Ну, и чего пришла?

— Прошу меня простить, но я слышала глас Королевы, вы ее князь, — сказав это, вампирша встала на колени и прогнула спину. — Молю, примите меня к себе, не гоните. Вы спасли меня, вы были моим господином.

— Зачем тебе это? Носферату теряют облик человеческий, а кроме него, у тебя больше ничего не осталось из прошлого, — решил я отговорить эту местную дурочку, но она подняла свои красные как сама кровь глаза, и посмотрела на меня, не мигая.

— А что мне дало то самое прошлое? Что мне дала красота? Куда привели мечты и таланты? Я была одна!

— Ты, блять, мне вопросы пришла задавать что ли?! — возмутился я, и девушка осеклась. Исхирдан же зажал как конь и стал стучать по коленям. Я это проигнорировал. — Что ты готова отдать мне за то, что я дам тебе свое имя?

— Жизнь!

— У тебя ее нет! — легко отпарировал я.

— Тело! — растеряно брякнула НПС.

— Больно надо…

— Тогда я отдам свое имя, душу и мнение! Я отдам всю себя! — вампирша подскочила и молниеносно припала к моим ногам. — Молю! Вы всё для меня!

— Ладно, только отстань! — отмахнулся я и отпихнул ее ногой. — Можешь считать, что я тебя одобрил. И раз тебе делать нечего, топай на улицу и вырезай всех неверных.

— Мой князь! — произнесла дева и воодушевленная помчалась по улице, словно тень — легко и бесшумно.

— И на кой она тебе? — хмыкнул Серпач.

— Понятия не имею, но сейчас она делает мою работу, так что меня все пока устраивает.

— Эксплуататор! Использование труда меньшинств! — подпрыгнул он и указал на меня осуждающим перстом.

— Заткнись, Исхирдан! Сам-то три тыщи покойников отправил твоими делами заниматься, а эксплуататор я?!

— Так покойникам же наплевать!

— Так и она покойник!

— Тупой какой-то спор…. — Серпач сел на место и специально вздохнул, глубоко и грустно. — Как ты думаешь, нас проклянут за то, что мы сделали?

— А тебе, не все ли равно? — лениво уточнил я.

— Нет, как оказалось…. Мы же не только провели свой маленький гешефт, но и фактически, записали себя как главное зло всего этого мира! Мы сейчас как США! Опасные ублюдки с ядерной бомбой и никому непонятными мотивами! — чародей взмахнул рукой и выпустил зеленоватый дым, внутри которого появилось изображение планеты мира Орбиса. — Целый мир против нас четверых!

— Этот мир давно уже не целый, — ответил я и прогнал марево телекинезом. — Орки погибают тысячами от рук людей и Феанора в частности. Эльфы обосновались в своих лесах и с остальным миром только торгуют. Нежить раздроблена на две фракции. Демоны уже целый год из своих земель никуда не выползают, окучивая суккуб как четырнадцатилетние подростки. Гномы хранят север и горы, а драконы вообще презирают всех живых. Этот мир никогда не был цел!

— Пока мы его не объединили, дав одного четкого и понятного врага…. — тихо добавил лич. И на этой фразе мы вновь затихли. Ничего не хотелось делать, было большое желание выпить и забыться. Однако уже спустя пару минут, Серпач поднялся и, как ни в чем не бывало, произнес. — И чего расселся?! Работы мало? Так я тебе подкину! До рассвета пахать будешь!

— Утрись, утырок! — я поднялся и расправил крылья. — Ночь — мое время! И вскоре об этом узнают все!

Глава 9. Так всем говорят, кто проезжает мимо…

— Кто здесь?! — громко, но с достаточной долей испуга, крикнул Повелитель зверей, осматривая темные деревья, окружившие его со всех сторон. Руки человека слегка задрожали, а ноздри раздувались при глубоком вдохе. Но учуять преследователя у него никак не получалось. — Выходи! Я тебя не боюсь!

— А стоило бы…. — зазвучал негромкий юношеский голос.

Дратон резко повернулся, поднял тонкий клинок в сторону говорившего юнца. Однако для того чтобы узнать его, много времени не потребовалось. Над почерневшей редкой лесной травой, в десяти сантиметрах над землей завис в воздухе мальчик лет двенадцати, одетый в короткий балахон адепта. Черные волосы парня топорщились вверх без намека на прическу или хотя бы знакомство с расчетской, а глаза юного игрока светились ярче, чем пламя жаркого костра. Зловещая же улыбка с белыми ровными зубами, лишь подчеркивали жуткую картину.

— Ты… — только и сумел произнести Дратон, после чего опустил бесполезный меч.

— Я. А вообще мне больше нравиться обращение на «Вы», — детская сократила разделявшее из расстояние вдвое, на черных губах юнца застыла улыбка. — Так куда ты так бежишь?

— Это не Ваше дело, — нервно произнес игрок. — Я же все равно отсюда не уйду?

— Нет, — слишком коротко, выдавая зрелую личность под маской ребенка, ответил Дамиан.

Дратон уже приготовился к смерти, как вдруг со стороны раздались раздраженные крики и хруст ломаемых веток. Вслед за непонятным шумом, к паре игроков добавился еще один персонаж — очень юная, худая и бледная девушка с яркими голубыми глазами обрамленными темными кругами. Белые волосы девы топорщились во все стороны, ничуть не хуже, чем у Дамиана, а тонкие синюшные губы были слегка приоткрыты. Дратон заметил, что ноги девочки так же не касаются земли, но в отличие от Дамиана, трава вокруг нее не чернела, а напротив — белела.

— Дурацкий Лес! — в очередной раз произнесла девица и мотнула головой, стряхивая сухие листья с волос. — И зачем мы сюда прёмся?! О! Ты его догнал!

— Да, — спокойно ответил темный маг, но больше ничего уже сказать не успел….

Земля, между двумя юными аватарами провалилась на полметра, и в образовавшемся пространстве появилось неясное зеленое марево, быстро набравшее цвет, а затем исторгнувшее из себя двух персонажей — гнома и молодую девушку. При падении, гном успел сгруппироваться, а вот налетевшая на него вторая путешественница — нет. Приличных слов не прозвучало, но само событие дало возможность оному наименее любопытному персонажу удрать «под шумок» — Повелитель зверей доблестно убежал с поляны, где стало слишком людно.

Тушканчик после приземления на Сэда, высказал все, что она думает про свою новую сестрицу, а затем она заметила двоих свидетелей ее появления. Гном помог Волшебнице встать на ноги, после чего повернулся к Дамиану.

— Добрый день! — поздоровался он с юным исчадием тьмы.

— И вам не хворать. Откуда же вы такие выпали?

Ответила ему уже Тушканчик, успевшая оценить обстановку и обоих встречающих.

— И чего ты вечно такой любопытный?! — глаза Дамиана расширились, а улыбка сползла с его лица.

— Тушканчик?! — искренне удивляясь, спросил он.

— Сам догадался, или подсказал кто?! — съязвила сестра Печали и отряхнула платье.

— Поля! Да тебя же не узнать! — удивленно воскликнула светловолосая девушка с именем Кассиопея, и подлетела к волшебнице. — Да ты и повыше стала!

— Так не сижу же на месте! — чуть горделиво произнесла Тушканчик. — А вы чего тут тусуетесь? Опять дурью маетесь?

— Как была занозой в заднице, так ей и осталась, — подлетая ближе, сказал Дамиан, но протянутую руку Сэда он проигнорировал, хотя и задал ему вопрос. — Как дела в горах?

— Да то бы я знал! — засмеялся наследный принц. — Чай уж два года даже рядом не был! Даже новости и те с опозданием получаю!

— Так ты не знаешь?… — темный парень слегка смутился и «отплыл» чуть назад.

— Чего он не знает?! — резко повернулась Тушканчик. — Не молчи!

— Даже не собирался! — окрысился он обнажая острые белые зубы. Сэд при этом нахмурил густые брови. Тушканчик подошла к гному и положила руки на его плечи, готовая ко всему. Дамиан же тихо добавил, — Твой отец, Сэд…. Он погиб две недели назад, на восходящей луне…. Говорят, что на него скала упала…. Соболезную.

— Соболезную…. — тихо добавила Кассиопея.

Наступила тягостная тишина. Все молчали, и лишь Сэд прикрыл глаза и начал читать молитву об упокоении родителя. Тушканчик же гладила его плечи и голову, всем лицом показывая, как ей жаль. До конца произнесения священных слов наследника, никто не заговорил, а с ее завершением, новый король подгорного народа вытер рукавом нос и грустно вздохнул.

— Я не успел на его погребение….

— Мы сходим на его могилу! — слегка пригнувшись, сказала Тушканчик. — Мне так жаль, Сэд….

— Та… — отмахнулся он и, скинув руки, отошел от волшебницы, отворачиваясь от всех присутствующих.

Дамиан подлетел к Кассиопее, и теперь они вдвоем смотрели на грустную Тушканчика и ее вечного спутника, узнавшего о потере отца. Волшебница первая пришла в себя и повернулась к парящей парочке. Тихо заговорила:

— Где мы сейчас?

— Окрестности Эльдорната, — тихо ответил Тушканчику Дамиан. Услышав эти слова, у волшебницы задергался глаз цвета пламени.

— Какого хера вы тут делаете?! Это же территория Эльфов! — зашипела волшебница, стискивая зубы, чтобы не выругаться громче.

— Дела у нас тут! — ничуть не слабее наехал на нее Темный и поднял палец перед ее носом. — Эта встреча была случайной! И из-за тебя, неадекватной, гонец успеет-таки донести очень важные для нас сведения к остроухим уродам!

— Только не надо все валить на меня! — глаза Тушканчика полыхнули праведным гневом. А затем она осмотрелась. — Нам нельзя тут находиться!

— Тише вы! — аккуратно втискиваясь между спорящими игроками, произнесла Кассиопея. — Это глупый спор. Не время и не место для него. Поля, как вы сюда вообще попали?

— Сестренка постаралась, — отвернувшись от скорбного лица Касси, злобно ответила Тушканчик. Она уже начала понимать, что их попадание сюда вовсе не случайно, а весьма коварно спланировано. — Это не важно. Нам срочно надо в горы….

— Спешить уже некуда, — тихо произнес Сэд, медленно поворачиваясь и поднимая руки над головой. — Мы уже окружены….

Тройка игроков лишь вскинули головы, как увидели около сотни эльфов-лучников, сидящих на деревьях. И если бы тут не было Сэда, вероятно, игроки бы смогли бы убить их всех, но рисковать новым Королем, они не имели морального права.

— Я это так не оставлю! Если хоть волос… — договорить Тушканчик не успела. Острая белая стрела прочертила поляну и ворвалась в ее правый глаз.

Тело Волшебницы упало на сырую землю и истаяло в две секунды, оставляя лишь пару капель крови, да стрелу, забравшую ее жизнь. Дамиан и Касси подняли руки на уровень груди и замерли в ожидании требований или быстрой смерти. Несколько эльфов вышли из-за гряды часто растущих деревьев, одновременно раскручивая веревки для своих пленников. Наверно все же было глупо пытаться заходить в леса эльфов без армии….

— Это они! — совсем не в духе эльфов выкрикнул один из остроухих, больше похожий на девушку-модель из журнала, чем на мужчину-воина. — Вяжите их!

— А это кто?! — обратился к говорившему второй гомоподобный житель леса, указывая на нахмуренного и злого Сэда.

— Это наш гном! — вдруг вскрикнула Кассиопея и слегка качнулась вперед, — Наша добыча! Мы за него получим выкуп! А вы….

Одинокая стрела, как и ее сестра до этого, прочертила воздух и ворвалась в грудь худенькой девушки. Тело юной чародейки подкинуло, теперь она не левитировала, а просто летела как кукла. Но стоило ей упасть на корни высокого древа, как все в трех метрах вокруг покрылось белой пленкой, распространяя смерть и гниль всему живому, высвобождаю Чуму в этой области леса. Дамиан же продолжал стоять с постной миной на лице и смотрел на захватчиков, словно ничего страшного только что не произошло.

— Проклятье! — выругался еще один эльф, заметивший, что только что произошло. — Вяжите этого и второго, потом будем выяснять, кто он и что за выкуп за него можно взять!

Три остроухих приблизились к Темному парню, но в тот момент, когда они были готовы, схватить его руки и связать, он быстро и очень громкой хлопнул в ладоши, порождая необузданную стихию, вырваться в мир и убить всех, кто неугоден адепту Хаоса! Детское тело за одну секунду в черных одеждах взмыло в воздух на высоту пяти метров и раскинуло руки в стороны. В следующий миг, под его ногами, разверзлась бездна…. Сила Хаоса вышла в мир в виде сотни бесплотных теней, убивавших Местных одним лишь касанием, а игроков с хорошей защитой отправляя в долгий нокаут. Полминуты длилась та атака, после чего Дамиан сорвался со своей высоты и упал на землю, чтобы слегка подняться над ней, не меняя позы. В любой другой виртуальной игре, данное событие было бы списано на спец-умение высшего класса, с откатом в месяц. Но в Орбисе все по-другому….

Темное пятно расползлось вокруг его тела, в том самом месте, где только что был прорыв сил Хаоса. А выживший в этом ужасе Сэд, хлопал глазами и никак не мог понять — почему он-то жив остался! Но затем, и он увидел виновника торжества и крепко призадумался. Не он одобрял подобное, но сейчас его мнение было последним в ряду его долга, чести и совести. Сэд не знал, почему этот мальчишка ему помог, но быть в долгу перед проклятым исчадием, ему совсем не хотелось. А значит, новому Королю надо брать свой молот и добить эльфов-Иномирцев, пока они все в отключке.

Да, не такое начало своего правления представлял старый гном, занося тяжелый молот над головой оглушенного эльфа….

* * *

Таймер нового возрождения был неумолим и жесток в своем холодном расчете времени. Полина знала, на что идет, но она совсем забыла какого это — ждать возрождения. Сейчас же она была вынуждена наблюдать за течением целых шести часов, разделявших ее смерть и ее будущую жизнь. Но не таким уж и праздным было ее ожидание, все это время молодая чародейка размышляла, затратив бесполезное время на полезные мысли. Картинка в ее голове сформировалась в единое полотно событий, а логика подсказывала, что она на верном пути.

Ее появление в эльфийском лесу было не случайным. Люцилла точно знала, куда она отправляет Гнома и новоиспеченную сестрицу — к врагу! Вполне возможно, что она же была в курсе смерти гномьего короля и отлично понимала, что случиться, когда подгорный народ услышит вести о том, что их последнего наследника убили остроухие. Люцилле нужна война, ей нужны миллионы трупов и последователей, а не любовь сестры. Что же…. От разъяренного Тушканчика, еще никто не смог убежать!

3… 2… 1…

Ощутив свое тело, девушка открыла глаза и села на ровной поверхности. Она очнулась не в своей привычной точке привязки, и даже не в знакомом месте. Ровные серые стены окружали несколько каменных кушеток, покрытых древними письменами — жертвенники. В дверных проёмах виднелись отблески алого света, что свидетельствовали о закате. Свесив ноги, Тушканчик обнаружила, что на ней чужая одежда — совсем не ее и даже не привычная. На ней было надето черное платье, похожее на вечернее. Длинная юбка была рассечена по середине, для легкого шага, а на ногах ее были одеты длинные сапоги с толстой подошвой и высоким каблуком. На руках же были черные кружевные рукава, расширяющиеся к запястью. И ничего из перечисленного, не снималось!

Тушканчик встала на грязный пол и быстро пошла в сторону одного из проемов, что был освещен лучше прочих. И когда она достигла своей цели, взору девушки открылся разрушенный зал, находящийся на высоте птичьего полета с шикарным видом на красные облака и красное закатное солнце. Все, на что падал взгляд Тушканчика, было или разрушено, или как минимум сломано. Несколько скелетов лежали среди обломков мебели. Не найдя ничего полезного, девушка двинулась вперед, к самой большой из дыр в стене, за которой уже можно было различить земли под горной грядой, в которой находилось это скрытое от глаз помещение. Холодный ветер с неумолимой силой, начал обдувать одинокую фигуру с мрачным и задумчивым лицом.

Девушка прислушивалась к себе, к своей душе и своему сердцу, что билось все медленнее и медленнее. И когда живой мотор сократился в последний раз, одинокая слеза скатилась по щеке Сестры Печали и унеслась вниз, подхваченная порывом ветра.

— Сэд…. — на вдохе произнесла Тушканчик и сжала маленькие кулачки. Скулы на девичьем лице окрепли, а глаза, что раньше полыхали не хуже огня, в один миг стали непроницаемо черными, прямо как у ее сестры Люциллы. Девушка посмотрела в закат, а затем за спину, где было наиболее ровное пространство. — Искин регистратор! Мне необходима консультация!

— Спрашивай, — почти мгновенно ответил ей Искин в облике обаятельного молодого парня.

— В связи со сменой статуса, запрашиваю информацию по новой расе. Мне необходимы справочники по Некромантии, по Магии смерти, и общий трактат по темным наукам.

— Данная услуга является платной и предназначена….

— Заткнись! Сколько?! — перебила Искина девушка.

— Двести тысяч, — наконец ответил искин.

— Золотом?

— В Единой Европейской валюте, — на этой фразе, губы на лице Тушканчика дрогнули, но она справилась с внутренним состоянием и задала другой вопрос.

— Сколько будет стоить только Некромикон Орбиса?

— Восемьдесят тысяч.

— Списывай…. — спокойно ответила девушка, отведя взгляд в сторону.

— С закрытого счета или публичного?

— Не тупи! С закрытого, конечно!

— Услуга оказана на основании устного ответа! — услышала она слова Искина и после этого повернулась обратно.

На том самом месте, где только что был вестник системы, лежала черная книга с бронзовыми уголками. Это был второй раз, как она обратилась к негласной и очень дорогой услуге Орбиса. Тушканчик подошла ближе и, наклонившись, подняла поистине бесценную книгу. Тонкие пальцы провели по корешку, а затем она открыла первую страницы, где было оглавление….

Спустя несколько часов, девушка подошла к одному из лежащих на полу скелетов и, подняв над ним свою руку, прочла заклинание, по сложности сравнимое с вызовом огненного дождя. И каждый звук, что был ею произнесен, отдавал холодом на ее душе…. «Гнев и ярость по-прежнему будут разжигать твое пламя, а любовь и печаль откроют тебе и мою силу…» — так сказала Люцилла. Сейчас же у Тушканчика было очень много печали. Девушка тосковала и страдала без Сэда. Она хотела верить, что он жив, но какие на то шансы, когда рядом с ним два проклятых приспешника Хаоса? Очередная слеза прокатилась от черного глаза к острому подбородку, и заклинание было окончено. Тушканчик склонила голову над грудой костей, начавших темнеть и обрастать серой пленкой. Плотность трупа все увеличивалась, а внутри пустого черепа, вспыхнул рыжий огонек. Пять минут и вот перед Сестрой Печали стоит созданный из простого трупа «Рыцарь Смерти», что в теории имеет очень большой запас здоровья, и пачку различных сопротивлений портив магии. Черные волосы, бледная, почти синюшная сухая кожа и взгляд конченного убийцы. Он вскоре вновь обретет утраченную память и свои умения и навыки, что должны пригодиться новоиспеченной некромантше, а пока… это просто дешевый пет, что умеет разговаривать и слушать команды.

— Я буду звать тебя «Альфом»! Ты моя правая рука, мой охранник и советник!

— В вашей воле! — хрипло произнес только что поднятый труп.

— Обыщи пространство, найди оружие и доспехи, деньги или что вообще тут есть целое. Утром мы должны выйти в дорогу.

— Да, моя королева!….

Однако утром, после необходимого выхода в реал, пока Несчастную девушку трясло от нерассеянных воспоминаний, к ней подошел ее новый спутник. Он присел рядом с ней на колени. Сейчас рыцарь был облачен в темные латы, за его спиной был бордовый рваный плащ, а на его поясе был длинный меч с пятнами ржавчины. Тушканчику не понравилось, что он пришел к ней, что он видит ее слабость и страх, но Альф склонил свою голову и коснулся холодными губами ее лба.

— Моя коро….

— Нахер свою рожу от меня убрал!!! — врезав локтем восставшему трупу по челюсти, выкрикнула Тушканчик и быстро вскочила на ноги, рефлекторно стараясь найти свой посох, которого не было. Рыцарь, завалившись на задницу, потер ушибленное лицо и улыбнулся.

— Ну, раз вы в порядке, то спешу напомнить вам, что утром нам надо выйти в дорогу….

Спорить она не стала, а лишь осмотрела работу рыцаря, выбрала среди хлама магический жезл с истлевающими зарядами и первая взяла темп. Храм Печали, где она проснулась вчера, оказался скрыт в горе, которую девушка не смогла узнать. А еще, Храм имел он для спуска весьма удобные ступени, которые всего за половину суток, помогли двум одиночкам достигнуть середины своего пути. Начиная с середины дороги, Альф неоднократно хотел начать какой-нибудь разговор, но каждый раз Тушканчик его обрывала, так как предпочитала обдумать дальнейшие свои действия, а не праздно тратить воздух на общение с тупой нежитью.

Уже к ночи, уставшая игрок и ее неутомимый виртуальный слуга, уже шли в сторону деревушки, привлекшей к себе внимание небольшими огоньками, что светили в редких окнах. Входя в поселок, Тушканчик буквально, едва переставляла ноги, в то время как Альф шел бодро и даже как-то жизнерадостно. Залаяли первые собаки, ночной фон изменился, а Тушканчик уже искала глазами тот дом, где она смогла бы поесть и отдохнуть. Такой дом был найден, когда к ней навстречу вышел хмурый мужик в ночном чепчике и большим рубанком в руке.

— Гости в ночь — к плохим вестям! — глухо пробурчал человек, останавливаясь напротив путников.

— Ты даже не поверишь к каким. Нам нужен кров, — устало заявила девушка. — Только на одну ночь, а завтра я уйду в земли Эльфов с рассветом.

— Зачем юной деве в темные леса? Ведь воюют же долгожители! Ну, так говорят, я сам-то не знаю наверняка….

— С кем?! — вскинулась девушка.

— Так это… с Ордой. С зеленокожими! Вот как в прошлом годе начали, так и никак не закончат, — детина почесал волосы и случайно скинул свой чепчик в грязь. А пока он за ним наклонялся, девушка раскручивала свои мысли и пыталась понять, что и где она упустила.

— А гномы не учувствуют в этой войне?

— Да нет, слава Богам, нет! — осенив себя знамением ордена Светлоликого, ответил мужик. — У них же только-только новый король на каменный трон сел! Не до войны им сейчас!

— Кто у них новый король?! — в глазах Тушканчика вновь появился дикий огонь, а ее сердце вновь начало свой бег.

— Так этот… как его…. — детина пощелкал пальцами. — О! Вспомнил! Транудар Силкран! Он еще дядьку своего подсидел. Ну, это ж не мудрено! Он же молодой еще, крепкий и сильный! Так говорят, я сам-то не знаю наверняка….

Тушканчик упала на колени, что плюхнули в луже на грязной дороге. Пламя в ее глазах вновь угасло, а душа ощутила могильный холод. Крупный человек попытался приблизится, но Альф преградил ему дорогу.

— Да что же вы, леди, да в грязь! Пойдемте в мой дом, там и очаг, и ужин скромный. Ну что же вы а?!

Тушканчик встала из грязи, подняла пустые глаза на местного жителя и печально улыбнулась.

— Какой сейчас год, по календарю Светлоликого?

— Так это… знамо какой! Восемнадцатый!

— Двенадцать-Восемнадцатый? — уточнила девушка.

— Не-е-ет! Ну, вы что, ей Богу. Десять-Восемнадцатый!

– ******, — только и произнесла Тушканчик, понявшая, что провалилась в мир истории Орбиса, за две сотни лет, до начала Игровых событий. Совершенно одна из игроков….

Интерактивная статья Virt-Издания «Мир-Online»

«Добрый всем новый игровой день! дорогие и уважаемые читатели, и слушатели нашего виртуального издания „Мир-Online“. Встречаем новый выпуск нашего издания с трепетом и восторгом! А если вы до сих пор не знаете с чем связан сегодняшний выпуск, то содрогнитесь и затаите дыхание! Ведь нам удалось уговорить старшего Носферату на интервью!!! ДА! Отметим же новый день, как самый интересный с последнего обновления „ORBIS“!!! Да возрадуются геймеры всего мира! А те, кто сейчас „Шпилит“ по полной, то привет вам из прошлого, через эту запись!

Пока же наш ночной хищник не соизволил нам позвонить, мы рассмотрим то, что собственно и выделяет нашего гостя от прочих игроков мира. Многим Носферату знаком исключительно как опасная ночная единица, хотя даже я знаю пару тройку персов, что знают Носферату как активного борца со своими собратьями. Но кто же на самом деле этот персонаж? Будем надеяться, что ответ на это мы получим в назначенные временные рамки. А пока этого не произошло, я зачитаю вам подборку заслуг уважаемого в Орбисе персонажа.

Ворадор Носферату, он же убийца Цепеша и, как мне уже успели доложить, еще и Иуды. Жаль, что его не было в начале нашей эры…. Шутка. Так вот, Ворадор — кто он такой и когда он появился? Чтобы ответить на данный вопрос, нам придется окунуться в историю Мира Орбис, а конкретно в историю игровых рас мира. Ни для кого не секрет, что все кровососущие создания делятся всего на три вида: полукровки, они же Дампиры; Высшие вампиры, они же часть группы Высшая нежить; ну и собственно сами Вампиры, те самые — истинные. Ворадор принадлежит последней группе, он истинный вампир, один из тех, кто взвалил на себя самые чудовищные условия существования в обмен на силу и власть. Эта раса, была выведена из возможного выбора в момент „пятого обновления“, когда Орбис решил, что она не популярна. Отличительные черты этой нежити в том, что они реально не могут находиться на солнце, в отличие от их сородичей, что лишь слабеют от лучей солнца. Истинные вампиры очень сильны и быстры, и они не могут пользоваться „магией крови“, но помимо этого, данный вид кровососов способен открыть в себе некий родовой дар — способность, что будет дона всему роду. В остальных вопросах — они такие же как и Высшие и Дампиры. Но! Ворадор стал другим, уникальным и довольно агрессивным, а еще, он потерял человеческий облик, отделив тем самым себя от остального сообщества кровососов.

Все в этом мире уникальны, и только он был резко-уникальным. Таких как Ворадор не было и нет по сей день. Очевидно, это и стало причиной его конфликта с Цепешем. Конфликт не прошел без жертв — как мы все знаем — род Цепеша исчез с игровой доски. Еще одна случайность, повлиявшая на судьбу Ворадора, это то, что он имел недвижимость в пределах Ливьена, разрушенного Ордой города. И сам этот факт, наделили и без того страшную тварь дополнительной силой против одной из сторон этого мира. Кстати именно с Ливьена, мы можем отследить судьбу персонажа со скверным Характером. Впервые он был замечен именно в подземелье этого города, а затем уже и на основном материке.

Из довольно достоверного источника, я могу сказать, что он не одинок — Ворадор общается с Сиреной Кит-Кат, а так же с личем Исхирданом. Но это довольно свежие сведения, которые стали известны благодаря последнему глобальному событию, о причинах которого, я надеюсь, мы получим максимум информации из первых уст….

К сожалению, телефон мой молчит, и мы можем продолжить исследовать жизнь этого непонятного создания.

За последний год, с момента первых упоминаний о Носферату и до новостей о воскрешении Люциллы, Ворадор умудрился засветиться неоднократно и по всему главному материку. Даже мне пару раз удалось упомянуть о нем в своих новостных лентах. Дикий вампир уничтожил один из родов кровососов, он убил старшего сына Троллкана Вседержителя, чью утраты мы все обмывали неделю. Ну, ведь реально ублюдок был редкостный….. Так стоп! У меня звонок….

Алло, вы в прямом эфире! С кем я говорю?

— С Ворадором…

Это замечательно, но как нам убедиться в том, что вы, это вы?

— А мне плевать, как хотите, так и убеждайтесь….

Тогда, мы вам все дружно поверим! Извините, что я так сразу начинаю интервью, но не могли бы вы ответить на мои вопросы по списку?

— Для этого и звоню. Только будьте добры — быстрее…

Не проблема! Вопрос первый — кто вы в реальной жизни? Где нам стоит меньше грубить или наглеть? Где обитают такие изверги как вы?

— Я заключенный. Обвинение — превышение самообороны, убийство….

Не удивлен…. И спасибо за откровенность, а разве заключенные не несут штрафы по состоянию аватара? На сколько я порсвящен в этом вопросе, болевой порог усилен у всех идущих по статье.

— Всё верно — несут, и ноша эта весьма болезненная!

Н могу сказать, что вы сильно огорчены. Привычка? Или скрытый мазохизм?

— Дар Люциллы.

О! Раз мы подняли эту тему. Воскрешение Сверх-создания из легендариума мира Орбис — ваша идея?

— Нет. Это идея моего друга и коллеги Исхирдана.

А какую же роль в этом пришествии сыграли лично вы?

— Я автор идеи нападения на Белокаменный и зачистки гнезда.

Весьма честно. А вы не боитесь, что за ваши действия или за последствия, все игровое сообщество возжелает вас убить? Легко ли вам тогда будет?

— Ничего не изменится, у меня и без того жизнь спокойно никогда не была. Я бы даже сказал — с первых минут.

И раз зашел разговор — как вы вышли на эту дорогу? Кто или что стало активирующим фактором? Где секрет создания монстра?

— Всего понемногу. Мир в принципе не любит тех, кто им не понятен. Я был одинок, и я учился жить самостоятельно. Жить как дикий зверь, гонимый обществом.

Но теперь у вас есть девушка! Если мои информаторы мне не загоняют. Как же вы познакомились?

— В яме для бессмертных….

Оу! Прошу прощения, я не знал. Вам помогли выбраться?

— Да, обоюдная помощь двух одиноких созданий.

Спасибо за откровенность! Если честно, то я не ожидал такого. И если кто не в курсе — „Яма для бессмертных“, это магические колодцы, откуда невозможно выбраться и где нет возможности погибнуть. Нежить попавшая в такой колодец обречена — без помощи ей выбраться не получится. Я все верно рассказал, Ворадор?

— Вполне Журик, еще вопросы есть?

Да сколько угодно, но время у нас не резиновое, так что я наверно задам вопрос, который чаще иных появляется в нашем онлайн-чате. Скажите: Зачем вы вызвали Люциллу из мира мертвых? Вы же понимаете, что очень многим игрокам теперь стало очень трудно прокачиваться и играть! Почти все боги светлого пантеона снизили свои дары вдвое, тысячи квестов стали недоступными для выбора, а что говорить про нежить у которой отняли Некромагию! Событие против играющих. Так зачем вы это сделали? Все же хорошо было!

— Знаешь, наверно это все из-за того, что я злодей.

В каком смысле?

— В том смысле, что все злодеи, хотят что-то изменить в сложившемся мире, а силы добра и чести, мечтают оставить все как оно есть. Я и мои спутники, а теперь и моя Королева, это перемены, которых не хватало миру. Мы реформаторы, революционеры! Игроки расслабились, они убивают местных жителей без зазрения совести. Они дерутся без повода и цели, а ради самой драки. Теперь же на место убитого НПС, в рядах Люциллы, будет пополнение. А у любой драки появится цель — уничтожить силы тьмы!

И это реальная причина? Все ради самого процесса?

— Нет. Понимаешь, я по жизни очень ленивый, поэтому не люблю затягивать что-либо надолго. А мне хотелось могущества как любому персонажу из русских сказок. Люцилла исполнила мои желания, даже больше того — она воплотила мои мечты. Я хотел получать подарки за незначительные действия, и я начал их получать благодаря ей. Все просто и эгоистично.

А если не секрет, какие дары вы получаете от темной королевы?

— По-разному. За каждый день в ее услужении, я получаю опыт. За каждый успешный налет, я получаю еще и деньги. А за каждого убитого „Убийцу потомка Люциллы“, я получаю в награду личных слуг.

Какой тонкий намек. Уж не запугивание ли это вашего ведущего?

— Нет, какие тут могут быть запугивания, когда ваш аватар уже скончался трижды за время нашей беседы?

Я вас не понимаю, какую цель вы преследуете? Хотите меня позлить или заставить нервничать?

— Не надо нервов, они все равно не помогут. А вот подумать над новым персонажем, я бы вам настоятельно бы порекомендовал. Как и над местом жительства.

Не смешно, Ворадор.

— А я и не смеюсь, Евгений. Могу лишь дать совет — не выбирай в будущей роли созданий сумерек, все равно долго не выдержишь. Привет Марле от тебя я передам, думаю, она будет хорошо смотреться в рядах моей Королевы или в моем подчинении….

Эй!.. Так, он связь оборвал…. Зараза, прямо взбесил меня, упырь…. Фу-у-ух ладно, и не с такими общались. Однако, так или иначе, а на наши вопросы ответы мы получили. Нежить вышла из-под контроля из-за одного неадекватного Зека в Виртуале. И почему таких вообще в игру пускают, да еще и с такими расами?! Блин, аж трясет….

С вашего позволения, я бы закончил эту статью и заглянул в Орбис, для очистки совести, разумеется. А там уже и новый материал приготовим. Думаю, будет весело. Встретим все вместе глобальное событие и разгромим силы тьмы! Всем спасибо за внимание!

Автор выпуска: Евгений Сердюченко.»

Конец Интерактивной Статьи.

Эпилог

Кто бы мог подумать, что очередной игровой день, может стать последним? Да никто — слишком много неизвестных и переменчивых факторов. Феанор — бывший сотрудник Вирт-издания, компанейский малый, игравший в Орбис со второго года, успел достигнуть не малых успехов. Судьба простого человека была сложной в начале его пути, и она не становилась легче, закаляя характер паладина и его волю. Любой, кто знал мастера булавы до пятого года, отзывался о нем исключительно положительно, и было таких людей очень много. Феанора практически всегда окружали отличные воины, лучшие лекари, самые меткие лучники и самые красивые девушки. Чего же можно желать в таких условиях? Но воин эльфов желал, и желал он, ни много ни мало — любви. Любви настоящей и всеобъемлющей. Он не воспринимал серьезно девушек-игроков, что крутили своими хвостами перед ним, ища расположения опытного игрока имеющего хоть какие-то деньги и престиж. Феанор был не знаменитым, но весьма известным в определенных кругах до тех пор, пока не встретил свою любимую девушку, что была родом из НПС.

За недолгую историю мира Орбиса, игроки уже неоднократно отдавали свое сердце «местным» девушкам и женщинам. Первой в этом ряду была Торговка Ева, а про остальных уже и говорить нечего — их только за тот год, насчитали около десятка тысяч. Мир заиграл новыми красками, молодые игроки искали чистой любви покорных девушек, а редкие представительницы женской половины геймеров, все чаще отдавали предпочтение бравым воинам и князьям, нежели простым игрокам. Это часть истории, это часть жизни играющих, и это стало самой жизнью Феанора, троекратного гранд-мастера Булавы.

История любви этой пар можно выделить в отдельный роман, наполненный слезами и соплями в равной степени. Грозный воин на коленях пел песни под гитару перед окном своей избранницы, и он же позорно бежал от ее гувернера, гонявшего надоедливого эльфа с порога. Знал ли тогда Феанор, что полюбившаяся ему дева, никто иная как Княжна Восточного архипелага Сетелии, гостившая у тетки? Нет, он не знал. Но все их встречи, заставляли некогда боевого игрока, становиться все более домашним и чутким. В душе Гранд-мастера проснулся романтик, что шаг за шагом, покорял непреступное сердце молодой княжны. Пока она не сказала «Да» и не закрутила их долгосрочный роман на новый виток.

Однако не долгим было счастье Феанора, троекратного гранд-мастера Булавы, жениха Княжны Восточного архипелага Сетелии. Пятое обновление лишило его избранницу бессмертия, а члены Орды, уничтожили город, в котором и находилась любовь всей его жизни. Паладин не видел ее гибель, но известие о ее кончине, его практически уничтожило. Несколько дней, эльф приходил на руины города и искал тело своей любимой, чтобы предать ее земле, но не преуспел в этом. Зато за эти дни, в нем проснулось нечто, что ранее в нем замечено не было — холодная ярость.

Система пошла на встречу пострадавшим и наделила, таких как Феанор, силой против Орды. И паладин не стал затягивать с этой силой, он начал мстить. И была эта месть столь безжалостной, что даже игроки нередко вставали на защиту орков, огров и троллей с циклопами, что умирали под натиском разъярённого эльфа потерявшего любовь. Игрок превзошёл себя и всех, с кем ему приходилось играть — он стал чудовищем, от которого отворачивались его друзья и знакомые, а отец его погибшей невесты, закрыл границы от неудачливого зятя, чтобы он никогда не ступил на его земли. А кровь Орды тем временем лилась, словно река без конца и начала. И скорее всего, история паладина закончилась бы в тот момент, когда человек бы попросту перегорел или убил всех членов Орды, но вдруг, в жизнь несчастного монстра, вошел другой жестокий зверь, что предложил ему сделку, сути которой Феанор не понял, но принял.

Вампир-Ворадор встретился с эльфом и предложил вернуть его любовь в обмен на сбор военной компании и участия в оной. Феанор согласился, не раздумывая, и честно выполнил свой долг перед нежитью, получив желаемый дар — Вивея, невеста из мира мертвых. Сделка была совершена: Эльф разменял свою честь перед божественным пантеоном и статус среди живых, на жизнь одной единственной местной, что даже не запомнила, что была мертва. Но если бы кто спросил тогда Феанора, повторил бы он это или подумал бы, то услышал бы слова «Повторил, хоть миллион раз!». Эльф не жалел о своей сделке даже когда три народа и Боги отвернулись от своего раннего героя. В одночасье статус «Феанора, троекратного гранд-мастера Булавы, жениха Княжны Восточного архипелага Сетелии», превратился в «Феанора, Гранд-мастера Булавы, Предавшего богов и свой род, ради возвращения мертвой». Но даже в такой ситуации, когда весь мир оскалил зубы, Феанор не отступил ни на шаг. Целый год паладин копил в себе ярость и гнев, жестокость и безжалостность, а те, кто решил, что все это исчезнет с появлением его избранницы — умирал очень тяжело. Гранд-мастер, предавший богов и род не стал изгоем, как все полагали, он просто сам отринул от себя весь мир!

«Отвернулись боги?» — какой пустяк, им же меньше жертв! Им же меньше даров и похвалы!

«Против меня весь мир?!» — так это его проблемы и всех кто его населяет!

Феанор больше не метался между всеми, стараясь угодить им. Со дня воскресения Вивеи, с той минуты, как он ее снова обнял, весь мир мрачного эльфа сжался до единой точки, где нет никому места, кроме его любимой. Не прошло и недели со дня возвращения Люциллы, как на Феанора и его невесту объявили охоту. И следующие дни, до конца месяца, руки паладина не просыхали от вражеской крови — ему было за что бороться, и он это делал лучше всех. И если Вивея сначала не узнала своего избранника, то быстро поняла, что все произошедшее с ним случилось из-за нее и ради нее. Она не оставила избранника и вновь открыла свое сердце и согласилась на брак, давая любимому стимул к жизни и силы противостоять всему миру.

А когда над миром Орбиса, случилось лунное затмение, насытившее круглый ночной диск алыми красками, к паладину обратилась забытая миром Богиня Алекто, вошедшая в сознание отдыхающего эльфа. Забытое божество обратилась к игроку, и попросила его построить ей храм, чтобы она вновь обрела власть и силу. Она взывала к Феанору и его внутренней сущности: «Мы так похожи: непрощающие, безжалостные, непримиримые и никогда не отдыхающие! Мы должны быть вместе!».

Еще до того как кровавая луна начала бледнеть, Троекратный мастер Булавы наклонился к холодной земле и вырвал из нее ржавую цепь, держащую одним концом «Звезду Порока». А затем он вынул из земляной канавки ожерелье жреца Алекты. Одев же его на себя, он услышал слова своей новой госпожи из мира Смерти и скорби:

— Я дам тебе силу, чтобы никогда не нуждаться в отдыхе. Мой жрец никогда не будет ни в чем! А еще, я дам тебе власть над «вратами». Произнеси под луной «Мира прошлого — не существует! Мой мир там, где стоит храм Алекто!». Построй же мне храм там, где зазвучат эти слова, и отдай мне в дар, свое земное тело!

— А если я нуждаюсь… — заговорил Феанор, обернувшись на тихо спящую в походной палатке невесту. — В бессмертии моей любимой и будущей жены?

— Нет ничего проще! Верни в наши чертоги беглянку-Люциллу, убей сестер Скорби и получи в дар Бессмертие для своей любимой…

Видел ли человек какой-либо толк, в своем земном вместилище, когда вся его жизнь протекает тут, рядом с белокурой Вивеей и их совместным будущим? Нет. Не видел. Зато в эту минуту, он обрел новые цели для своей жизни….

С наступившим утром, Феанор поговорил со своей избранницей и описал ей все свои замыслы, и затеи. Но не знал от тогда, что сидящая перед ним Вивея, проведшая в мире Смерти целый год — не могла отказать ни одной из Эриний. И в следующую ночь, Игрок, носящий имя Олег Геннадьевич Филиппов, находясь в виртуальном мире Орбис, произнес слова от Алекты, навсегда простившись со своим физическим телом, отдавая обещанный дар….

— Мира прошлого — не существует! Мой мир там, где стоит храм Алекто! — произнес Феанор.

— Мира нового — не существует! Мой мир там, где будет стоять храм Орбису! — произнес обновленный Олег, очнувшийся в саркофаге, в городе N….

* * *

В высокой башне красивого и очень древнего замка, на резном балконе, выраставшим прямо из скального цельного камня, сидел человек в дорогом, можно даже сказать — «царском» костюме. На голове его, поблескивала яркими вспышками узкая корона. Человек с мрачным лицом смотрел вдаль, туда, где над полоской светлых садилось солнце. Он не был провидцем, он не был шпионом, и, несмотря на это, он знал, что за кромкой горизонта, в далеких землях, среди белых стен, случилось что-то очень плохое. Он знал, что в мир пришло величайшее зло, которому тут давно не было места. Планы шли по миру в виду этих событий, а значит, скоро будет собираться совет, который отберет достойнейших из Инсот и пройдется частым гребнем по людским душам….

Пока же он размышлял о Великом, к нему сзади подошла очень красивая женщина с большим животом, одетая в белую ночную рубашку до самых пят. Она наклонилась к сидящему, и с грустной улыбкой шепнула на ухо — «Хватит уже сидеть, пошли спать», после чего выпрямилась и удалилась вглубь башни. Человек лишь на миг повернулся и грустно вздохнул, а затем тихо начал начитывать слова, что в тот же миг ложились в Хронику Орбиса, как часть его истории:

— В тихом домике старом, что в долине седой,
Где костер всегда горит молодой,
Женщина сказку ребенку поет,
Дорогу ко сну, словами бает.
Историю эту, узнала она лишь сейчас,
Как любая Инсота, почуяв последний свой час.
Сказание это, случилось не зря,
Ведь Искатели вновь, кровью залили поля….
Открыли они сегодня, Ларец Пандоры,
Щедро даря на смерть приговоры.
Пали при этом скрипты из оков,
Беззащитнее сделав, всех, игроков….

Произнеся последние слова, человек встал со своего кресла и, повернувшись, пошел за своей женой. Он обнаружил ее в кровати, когда она поглаживала свой живот с зарождающейся новой жизнью и пела своему будущему ребенку сказку, которой этот мир еще не знал ….

…Далеко-далеко, за сенью травы, за высокими горами,
глубокими морями и быстрыми ручьями.
Стоял город большой, из белых камней,
И блеском своим, пленял он души людей.
И стены его сверкали на солнце, а ночью светился он целиком;
И каждый мечтал увидеть его, хоть глазком.
Счастливы все были в городе том,
а правитель града того, был красив и умен….
Так всем говорят, кто проезжает мимо;
так говорят каждому, кто спросит о том;
так говорят детям, матери перед сном….
Но это не так…
За высокой стеной, там, где кончается блеск,
где белый камень завершает свой бег,
где между домами лишь тени гуляют,
жил лекарь святой — Терсон из Юлают.
Работал ночами и днями внимательный врач,
Ходили к нему и трубач и богач.
Но день ото дня, видел в людях он то,
что убрать невозможно, если оно начато….
Он видел уродство, он видел изъян.
Страх наполняющий души, и бесчестье мирян.
«Опомнитесь люди, город вас губит!» — кричал он, ибо смотрел.
Но слышать его, никто не хотел….
Жители города из белого камня болели чумой,
Но об этом не знали, смиряясь с судьбой….
Лекарь Терсон к правителю ходил,
Про чуму говорил, и о помощи молил.
Король же, услышав слова о беде, издал указ, как новы основы:
Чтоб жители все были здоровы.
А городской чародей, в мантии длинной который,
с седой бородой, знаток теорий,
Взмахнул лишь руками, и чудо случилось!
И в один день, все изменилось!
Так всем говорят, кто проезжает мимо;
так говорят каждому, кто спросит о том;
так говорят детям, матери перед сном….
Но это не так…
Король отказал лекарю в милости, сказав лишь то,
Что видеть его не желает, и всё.
Боялся король вестей о чуме,
не желал он слышать о ней по весне.
Лекарь Терсон покинул дворец,
пошел к чародею, что отживал свой век.
Старец седой, сумел беду опознать,
но смог тогда, лишь головой покачать….
Не смог бы помочь, в борьбе с хворью той,
не осталось в нем сил, на этот бой.
Чума среди улиц, родилась не случайно,
В земле труп чародея, жаждал крови отчаянно.
И не будет душам покоя в стенах, потому
Что этот бой выиграть, не дано никому….
Однако добрый старик знанием большим обладал,
сказал он тогда, о трех силах, что правят бал:
О страхе, о долге, и о любви.
Чтобы люди все выжить вместе смогли!
Лекарь тогда, вдруг всё осознал,
и быстро тогда домой побежал,
Наполнил он дом свой, чудом любви,
чтоб люди порвали оковы чумы, словно львы!
Страх покинул город тогда,
и тени с улиц ушли навсегда.
Жители белого города в небо взглянули,
И благостно так, все разом вздохнули….
Так всем говорят, кто проезжает мимо;
так говорят каждому, кто спросит о том;
так говорят детям, матери перед сном….
Но это не так…
Старик не наврал о силах, о трех,
но знания те, не могли всем помочь.
Лекарь Терсон, остался у старца,
молился за душу, кормил его кашей.
Колдун улыбался и с каждым часом слабел,
он умер с рассветом, и о том не жалел.
В последний свой день, одолел он страх,
одиночества он боялся в этих стенах,
но рядом был лекарь, и он помог,
так, как никто иной бы, просто не смог.
В последний их час, зазвучали слова мертвеца,
хранимый секрет, что держал до конца,
раскрыл колдун для святого врача,
с улыбкой сухою, спокойною шепча.
Закрыл он свой долг перед всем этим миром,
Закрыл и глаза, и упокоился миром.
А еще, в последний свой день,
познал он любовь, не как тень….
Любовь чужака, что всех любил, и всем отдавал,
Просто за то, что он так сам себе обещал.
Увидел колдун, что не видел никто,
и счастье за это, познал у порога за то.
«Возьми посох мой, и иди,
город покинь и ворота пройди.
За городом мир, что полон любви.
Не оставайся в стенах, прошу — уходи».
Со словом последним, скончался старик,
И лекаря, словно ветер могильный застиг
Тогда он поднялся, посох старца он взял,
но выйдя из дома, он понял все, и все потерял.
Осознал он тогда, что с городом хворь…. Навсегда,
Что нет тут надежды, и так было всегда.
Лекарь Терсон, в тот день стены покинул.
Построил свой дом, и все городское отринул,
Людей из града, принимал у себя,
За души людские, сердцем скрипя.
Про счастье и страх он всем говорил,
и всех заново, жизни учил….
Так всем говорят, кто проезжает мимо;
так говорят каждому, кто спросит о том;
так говорят детям, матери перед сном….
Но это не так…
Лекарь в тот год, не город покинул,
А веру в чудо свою, как заразу отринул.
Оставил он сердце, в том домике старом.
Но города он, тогда не оставил…..
Далеко-далеко, за сенью травы, за высокими горами,
глубокими морями и быстрыми ручьями,
стоит город большой из белого камня.
За стенами высокими его…, больше нет никого.
В городе том, живых не осталось,
ибо в белом граде, чума обосновалась.
Скверна убила надежду и веру,
а жадность и гнев искалечили тело.
Люди погибли, или ушли,
в степи далекие, куда ни смотри.
Город богатый исчез с той земли,
И дики травы, его превзошли.
Но благо не все, там, в тлен обратились,
выжили те, кто на любовь положились.
Она ведь всегда побеждает наш страх,
с любовью храбреет, даже тот, кто в грехах.
И только любовь, словно призрачный волк,
заставляет людей, исполнить свой долг.
Счастье приходит, только к любви….
А ты, дитя, спи, и свой сон живи.
Пусть приснится тебе, далекий тот край,
Где давно уж никто, не собирал урожай.
За горами высокими, за морями глубокими,
Пусть сниться тебе, за белой стеною в крови,
Дева одна, что была полна любви,
Та дева, что саму Смерть одолела,
И сестру Печали, найти для себя сумела.
И пусть тебе она расскажет, о том,
что важнее всего, под дождем….
Мир вокруг составляют три силы….
Так всем говорят, кто проезжает мимо;
так говорят каждому, кто спросит о том;
так говорят детям, матери перед сном….
И это…. так…

С последними словами, женщина смахнула слезу, легла поудобнее и отвернулась к стене, продолжая беззвучно ронять слезы. Она не знала, почему ей грустно и горько, но сердце новой матери уже чувствовало, что ее ребенку не суждено повзрослеть. А человек в блестящей короне, стоявший на проходе, слегка осунувшись, тихо добавил к ее стихам:

Спит дитя, под сердцем, как под луной,
И смотрит, свой сказочный сон, кружевной.
Мама будет хранить его сон,
Ведь голос ее, сильней, чем дракон.
И Скверна и Смерть, бояться ее,
Ведь нет в мире больше любви, чем её.
Спокойной ночи, дитя мое….

Конец второй книги. История Орбиса еще не окончена. Спасибо за внимание!

Хочу отдельно поблагодарить за поддержку и теплые отзывы моего хорошего знакомого: Алексея Лаврова.

В тексте использован текст песни группы «Крематорий» — «Маленькая девочка».

Ваш автор: Асачёв Тарас.

«15» февраля 2018 год.


Оглавление

  • Интерактивная статья Virt-Издания «Мир-Online»
  • Введение
  • Глава 1. Лисом из Улают
  • Глава 2. О страхе, о долге и о любви
  • Глава 3. Не оставайся в стенах — уходи
  • Глава 4. Нет тут надежды, и так было всегда…
  • Глава 5. Город богатый исчез с той земли
  • Глава 6. Словно призрачный волк…
  • Глава 7. И Скверна, и Смерть
  • Глава 8. Мир вокруг составляют три силы…
  • Глава 9. Так всем говорят, кто проезжает мимо…
  • Интерактивная статья Virt-Издания «Мир-Online»
  • Эпилог