КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423622 томов
Объем библиотеки - 575 Гб.
Всего авторов - 201843
Пользователей - 96121

Впечатления

DXBCKT про Деревянко: Пахан (Детективы)

Комментируемый рассказ-И.Деревянко-Пахан
В очередной раз прошел «по развалам» и обнаружил там («за смешную цену») старый сборник «шикарной» (по прежним меркам) серии «Черная кошка»... Помню «в те времена», к кому ни зайди — одним из обязательных атрибутов были «купленные для полки» серии книг... В основном либо на «любоФную» тему, либо на бандитскую... А уж среди них — это издательство не могло никого «оставить равнодушным»)) Ну а поскольку мне до сих пор хотелось что-то купить из Леонова — я «добрал» его том, (этой) книгой Деревянко... о чем в последствии не пожалел!

Справедливости ради — стоит сказать что у этой серии была «прям беда» с обложками)) Вечно они куда-то девались, а вместо них... эти книги приобретали довольно убогий вид из-за дурацких аляповатых иллюстраций (выполненных черным) на извечно-философскую тему «пацанских разборок»... Но тем не менее — даже в этом «красно-черном» виде книги этого издательства все равно узнаются на прилавках «влет».

Теперь собственно о содержимом. Эта книга (как и многие другие произведения автора) представляют из себя сборники рассказов и микрорассказов о быте суровых 90-х ... (и не много не мало) карме которая неотвратима!

Причем — с одной стороны, эти рассказы можно принять и за «черноюмористические», однако это лишь первое и обманчивое представление... С другой — чисто «за воровскую тему» автор и не пишет (хоть об этом вроде бы, все его книги). Автору как-то удается «стаять на грани» и использовать «благодатную и обильно удобренную почву» блатной тематики с элементом (как я уже говорил) некой (не побоюсь этого сказать) почти «сказочной» темы справедливости. Почему сказочной? Наверно потому что почти в каждом рассказе автора присутствуют не совсем фентезийные, но вполне «реальные» черти, ад, и «все такое». Что-то вроде осовремененного «Вия»)) При этом все это довольно «мирно и органично» соседствует с бытом кровавых разборок и прочего «дележа пирога» на руинах страны. В общем — не знаю «как Вы», а я «внатури» считаю что автор писал больше фантастику, чем детективы))

Таким образом - «конкретным любителям» жестких разборок и терок за власть (и прочие призы) «это чтиво сразу не пойдет», да и любители (собственно) детектива так же местами подразочаруются... но автору фактически удается «отвоевать собственную нишу» в которой все это смотрится... просто шикарно («черт возьми»)) Что-то вроде Лукьяненских «Дозоров», но в гораздо более примитивном виде...

По автору — любой выбор влечет «наказание» или освобождение, любой грех (рано или поздно) наказывается, и грешники попадают в место «очень затасканное и прозаичное», но тем не менее — очень пугающее... Данная «сортировка душ» так или иначе свойственна рассказам автора... Конечно все это можно отнести за счет «его черного юмора», но в те времена когда каждый пацан (еще) мечтал стать «крутым пацаном», а каждая девочка элитной... кхм... эти рассказы (надеюсь) «поставили хоть кому-то голову на место», т.к автор черезчур красочно описал что скрывается за «вкусной оберткой успешной жизни» и что таится внутри...

P.S Небольшое замечание по этому рассказу — лично я считаю что наврядли бы ГГ (при указанном времени отсутствия) кто-то бы ждал целых 8 месяцев... Давно бы поделили и забыли о прежнем хозяине... И в случае его воскрешения из мертвых... В общем «печалька»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Каттнер: Прохвессор накрылся (Юмористическая фантастика)

Комментируемый рассказ-Хогбены-Профессор накрылся

Совершенно случайно полез искать продолжение одной СИ и в процессе поиска (искомой аудиокниги), нашел сборник рассказов про Хугбенов, и конкретно этот «Профессор накрылся»)). Как ни странно - но похоже я эту СИ вообще не комментировал — в связи с чем срочно «исправляю данную ситуацию))

Если исходить из того что у меня есть — эта СИ представляет из себя серию довольно таки немаленьких рассказов в которых главные герои (явно мифического происхождения) рассказывают про всякие забавные случаи, которые (порой) возникают у них в результате вынужденного проживания с «хомо-сапиенс-обычным»...

Сразу нужно сказать, что несмотря на свою «мифичность и необыкновенные способности» здесь не идет речь о каких-то супергероях (которые плодятся в последнее время с неимоверной скоростью). Это семейка (почти как некий мафиозный клан) старается «тихо-мирно» жить в соседстве с людьми и «не выпячивать» свои особые способности... и совершенно другое дело, что это (у них) получается «слабо»)) Конечно — в том городке, «все давно уже знают», однако и воспринимают это как должное... как что-то вроде чудачества или как местную достопримечательность.

Сами герои (этой семейки) большей частью (чисто внешне) не отличимы от людей, но порой «выкидывают» что-то такое, что просто не укладывается в какие-то рамки и относится к разряду «чудес»... Кстати — не совсем понятно как, но автору удалось как-то «органично вписать» существование этой семейки в реальном мире (без стандартной мотивировки в виде «Ельфов» или всяких магических предметов)... Органично в том смысле — что несмотря «на происходящее» все это не кажется чересчур странным или излишне пафосным (применительно «к ареалу обитания» реального среднестатистического городка «из буржуазного и загнивающего Запада»).

Конкретно в этой части ГГ (один из родственников семьи) пытается решить вопрос — что же делать с неким профессором, который грозится «предать факт их существования огласке»... Убить? Так вроде и нельзя: «квоты» закончились, да и «шериф заругает»... в общем — проблема!))

Вообще — вся эта ситуация множится и усугубляется всякими нелогичными действиями (персонажей) и не менее неадекватными способами их решения. Логика как класс — отсутствует напрочь, и как мне кажется это (как раз) именно то что (по мнению автора) должно произойти в случае попыток «научного познания» всяческих «феноменов»... Полный бардак и хаос!!!))

Тем не менее (как ни странно), это все же не укладывается «в простой образчик» юмористической фентези (который можно прочитать и забыть) или «очередную сказку про Карлсона на крыше и Ко»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Диковинное диво (Социальная фантастика)

Очередной раз убеждаюсь что настоящему мастеру не нужен «экшен» и прочая «движуха» что б по настоящему оживить рассказ и сделать так «что бы он заиграл множеством красок»...

По большому счету — в данном рассказе опять ничего не происходит: здесь только дается небольшая характеристика 3-героев и описание всей их немудреной жизни... 2-х странников (которых можно охарактеризовать коротким словом «неудачники») и 1-го «хитро... сделанного» типа который со всего умудряется получить выгоду.

С одной стороны «неудачников» жалко, с другой стороны понимаешь — что они гораздо больше свободны (чем их более успешный собрат). Первое что приходит в голову, читая этот рассказ — что это вечная тема справедливости (справедливого воздаяния) и что всякий обман рано или поздно будет наказан. Но при более «детальном размышлении» понимаешь что справедливость тут вовсе не является конечной целью, да и не факт что она по итогу «восторжествует»... На мой субъективный взгляд этот рассказ немного о другом... о некой «полярности душ»... о том к чему (ты) больше относишься «к плюсу» или к «минусу»... И в зависимости «от Вашей принадлежности» Вам даны такие бесполезные способности «видеть мираж» (там где его нет), либо возможность «увидеть кеш» на пустом месте...

Что тут для кого важней - решает каждый сам для себя, но (по автору) данный выбор определяет Ваш взгляд на мир... (увидите ли его его глазами ребенка или... хапуги). В общем — как говорится «выбирай и обрящешь»... но потом «не жалуйся»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Желязны: Знак Единорога. Рука Оберона (Фэнтези)

400 скинутых книг здесь желязны, блин. буду исправлять по мере перечитывания.) отличная вещь!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Колибри: Один взмах волшебного посоха (Юмористическая фантастика)

ознакомился, м.б. как-нибудь дочитаю

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Желязны: Девять принцев Амбера. Ружья Авалона (Фэнтези)

всё-таки великое - вечно.) это была первая книга из библиотеки зарубежной фантастики, что купили в нашей семье, когда она только появилась.) и именно в этом переводе.
вторым были миры гаррисона, но после желязны, шекли и саймака, которых мои приобрели чуть позже, гарри - не пошёл.)
читайте, кухарки-птушницы, классику! мозги развивайте.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Слави: Мой парень – демон (СИ) (Любовная фантастика)

почитав об идиотках в немыслимых позициях и ситуациях, вынужден признать, это чтиво - квинтэссенция.
имея по паспорту 18 лет "ггня" обладает мозгом 10-летнего ребёнка.
бедный демон, волею случая вынужденный с ней нянчиться как сиделка с умственно отсталым. и, несмотря на то, что он выпутывает её из трагедий и неприятностей, она его всё-таки обокрала.
я не знаю дочитаю ли такой кошмар. есть только одна вещь, которая в любых жизнях срабатывала (а знакомых у меня много): такая вещь как кража всё равно вылезет, и "любовь к воровке" (да ещё умственно отсталой) - это даже не сову на глобус, это - бред.
таким дают по морде те, кто попроще. а уж высшие демоны - сжигают на хрен, чтоб и от самой следа не осталось, и - чтоб размножиться не успела.
не пиши, афтар. это вторая твоя вещь, что я смотрю, такое позорище, что слов уже нет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Полночная злодейка (СИ) (fb2)

- Полночная злодейка (СИ) 1.61 Мб, 336с. (скачать fb2) - (Elza Mars)

Настройки текста:



***********************************************************************************************

Полночная злодейка

https://ficbook.net/readfic/8165875

***********************************************************************************************

Направленность: Смешанная

Автор: Elza Mars (https://ficbook.net/authors/2602982)

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: NC-17

Жанры: Романтика, Ангст, Драма, Даркфик, Hurt/comfort, Исторические эпохи, Антиутопия, Первый раз, Дружба, Любовь/НенавистьПредупреждения: Насилие, Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета, Элементы фемслэша

Размер: Макси, 261 страница

Кол-во частей: 14

Статус: закончен

Описание:

Таинственная незнакомка входит в спальню прекрасной гречанки Габриэль Дибос - и красивая девушка окунается в новые события, которые наполнены опасными приключениями и неутолимой страсти. Храбрая Рей Уитос покоряет сердце Габриэллы, оказываясь не только знаменитой пираткой, о которой рассказывают смелые и беспощадные легенды, но и злым врагом девушки …

Публикация на других ресурсах: Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:

Оказывается, в давние времена существовали не только пираты-мужчины, но и пираты-женщины. Они наравне с мужчинами были капитанами кораблей и также командовали матросами. Как-то мне подумалось, а почему бы не написать историю любви женщины-пирата? Про мужчин-пиратов написано много книг, а про женщин-пираток? Ни одной не встречала… Это история любви не просто пиратки, а пиратки-лесбиянки… Конечно, вся история выдуманна, но в каждой истории бывает доля истины… Представляю вашему вниманию первую свою книгу о любви пиратки к прекрасной девушке… Надеюсь, что вы насладитесь этим рассказом, как и я наслаждалась при его написании. Рассказ, возможно, местами сложноват, но, на мой взгляд, интересен. Надеюсь, вас эта история любви не оставит равнодушными! И кстати, те фанфики, которые у меня удалили, я, может быть, верну. Кто их читал или не дочитал, знают.

А пока что окунайтесь в любовный мир этого произведения!

========== Пролог ==========

Греция, Аргос.

1808 год.

В центре темницы, отбрасывая мерцающие тени на каменные стены, в углублении горело пламя огня. Чёрный дым поднимался вверх, отчего воздух, в котором и так пахло потом, сыростью и отбросами, был ещё более смрадным.

Полуголая капитанша Рей Уитос, прикованная цепями на весу за руки и ноги, старалась выпрямиться, что было сил. Её мучитель в который раз задавал один и тот же вопрос.

Капитанша сипло ответила и вновь её безжалостно ударили. Из коридора слышались стоны, и закованная подняла голову. Допрос продолжался.

— Знаете, капитан Уитос, моё терпение кончается. Хватит отпираться. Это вы продали корабль с грузом пиратам?

Лицо капитанши было избито и залито кровью, что невозможно даже узнать, а в глазах виднелась невыносимая мука.

С силой воли, Уитос заставила себя ответить ему:

— Я не продавала никакой груз. Это была ловушка… Они поджидали нас там… У нас не было никакого шанса…

— Вы врёте, капитан. Вам не верит и губернатор Клейборос и другие владельцы кораблей. Наш скептицизм обоснован: за последнее время в Греческом заливе и в лагуне моря Аргоса без следа исчезло много британских кораблей. Мы подозреваем, что вы и ваша первая помощница, единственные, кто выжил в этом странном происшествии, были найдены целыми и невредимыми на одном из островов, который популярен среди пиратов нашей страны.

— Нас нашли в море, а затем бросили на том острове, чтобы мы сами… как сможем… вернулись назад…

— Мы узнали и то, что именно вы владеете секретным посланием о грузе, пути его следования и времени отплытия трёх из пяти кораблей, исчезнувших в прошлом году.

— Они друзья… капитаны этих кораблей были моими друзьями…

— А я думаю, это не так. Скажу, что губернатор Клейборос знает меня как честного человека и ценит мои личные и юридические советы. И поскольку именно я, Жером Пуанти, поддерживаю пострадавших владельцев этих таинственно исчезнувших кораблей, он поручил лично мне допросить вас и заставить сказать правду. И я намерен твёрдо выполнить эту задачу, капитан. Цена не важна.

— Я вам уже сказала… Виноват Гамбирос.

— Лгунья! — Лицо Пуанти покраснело от злобы: — Винсент Гамбирос капер и у него есть оформлённое свидетельство! Он, как и остальные капитаны Лафитоса нападают только на греческие суда.

— Это был Гамбирос…

— Знайте, что ваше упорство не доведёт до добра!

— Гамбирос…

Разозлившись, Пуанти дал знак вынуть из огненного пламени раскалённое железо.

Металл был раскалён до предела, а сам Пуанти понизил голос до ясного шёпота:

— Впечатляет инструмент, а, капитан? Всё это — и железо, и темница — осталось от британского правления и в последнее время нигде не использовалось. Примесь моей британской крови толкает меня в их пользу. Такие пытки очень эффективны… они помогают выявлять правду. Я считаю, что моя цель стоит этого, и не вижу нужды докладывать губернатору Клейборосу о временном использовании этих орудий пыток. Ну что, вы поняли ситуацию? Повторю свой вопрос, капитан: с кем вы сговорились, продавая корабль?

— Это была ловушка… Это был Гамбирос.

От неимоверной ярости выражение лица Пуанти ещё больше ожесточилось. Блики огненного зарева отразились в его тёмных глазах демоническим отблеском.

Он дал знак приблизить железо, шипя при этом:

— Как вы, наверное, уже заметили, на этом раскалённом железе стоит печать, обозначающая букву «П». Эта буква навсегда заклеймит вас как пиратку. Добавлю, что буква — начальная от Пуанти, фамилии человека, который вас уничтожит! — Повернув голову к стражу, Пуанти резким тоном приказал:

— Заклеймить железом!

Капитанша закричала не своим голосом, стоило железу тронуть её плечо. Запахло горелой кожей. Узница замерла.

— Капитан Уитос! Дьявольщина!

Пуанти в возмущении нахмурил брови и развернулся к стражу.

— Она лишилась чувств. Оттащите её на кровать. Она ещё заговорит. Это вопрос времени.

***

Боль была невозможной, проникая через тьму, которая окутала её сознание. С большим трудом распахнув глаза, капитанша Рей Уитос опять очутилась в мире реальности — грязная кровать и пропитавшийся от сырости потолок, к которому за пару дней после начала допросов она уже привыкла. Сознание возвращалось.

Громкие отрывистые стоны из камеры, в которой раньше допрашивали её саму, эхом разносились по коридору. Уитос поняла, что пытают её первую помощницу. Ненавидя голос Пуанти, она заставила себя встать на ноги и прислониться к решётке.

— Скажите мне правду, госпожа Дуганис.

Опять стон женщины.

— Я повторяю — правду!

Стали слышны хрипы женщины в агонии.

— Правду!!!

Неожиданно послышался придушённый вопль.

И всё стихло.

Рей вцепилась в решётку и расслышала, как Пуанти произнёс с отвращением в голосе:

— Она мертва. Уберите её! Она мертва.

Немного шатаясь, Рей сделала пару шагов и завалилась на кровать. Она мертва. Уитос опять лишилась чувств.

***

Тёплая ночь была благоухающей, но Жером Пуанти ступал по вонючему коридору, спешно покидая его. Сложенный, как атлет, он вдохнул ночной воздух, держась прямо и высоко задрав голову. Пряча улыбочку, Пуанти, злорадствуя, вспоминал свою последнюю беседу с губернатором Клейборосом. Таким человеком было легко манипулировать. Секретом было то, что Вильям Клейборос был чистокровным греком, который видел то, что должен очищать Аргос от разных пороков. Он терпеть не мог пиратов, нарушающих законы, разбогатевшим в морях Аргоса. Неприязнь стала сильна после провала с Лафитосом и каперами, обитавшими в крепости Гранд мира разбойников. Этих пиратов, которые действовали как бы по закону, признали большинство жителей Аргоса неотъёмлемой частью своей жизни.

Необъяснимое исчезновение британских кораблей в прошлом году со всеми людьми, оказавшимися в море при полном шторме, проявило интерес губернатора. Он поставил себе цель выловить преступников и дать им ответный удар окончательно и бесповоротно.

Именно в то время на Крите нашли капитаншу Уитос и её первую помощницу… Жером Пуанти издал глубокий вздох и замедлил шаги — в мыслях опять и опять звучал настойчивый ответ капитанши Уитос: Гамбирос. Да, это был Гамбирос. Он знал это лучше, как никто другой.

Шаги Пуанти обрели твёрдость, а борода взметнулась вверх. Когда, вернувшись в Аргос, Уитос произнесла имя Гамбироса при губернаторе, он выглядел растерянным, но взять ситуацию под контроль ему помог Лафитос. Его строгий приказ не трогать британские корабли был хорошо известен.

Узнав о том, что заявляет капитанша Уитос, Лафитос впал в злобу. Он разозлился от того, что его лояльность по отношению к властям ставят под сомнение. Он самолично приехал в Аргос, чтобы убедить многих и влиятельных друзей в том, что ни в чём невиновен. Лафитос бесстрашно появился в тот миг, когда капитанша Уитос выдвигала обвинение против одного его капера, что стало в глазах большинства доказательством тому, что он никоим образом непричастен к данному преступлению. Ни жители города, ни губернатор Клейборос не подумали головой, что, хотя сам Лафитос, возможно, не прикладывал руку к нападению, но ведь и Гамбироса это совсем не реабилитирует. Гамбирос олицетворял сам порок. Он мог сделать любую подлость, сулящую ему выгоду. Он никогда не оставлял в живых свидетелей своих грязных дел, которые ловко проворачивал. Не смотря на это, Пуанти знал, что сейчас Гамбирос по самые уши в долгах из-за рискованных дел, в которые он всегда ввязывается, гоняясь за лёгкой наживой. Пуанти кивнул самому себе. Да, губернатор Клейборос достойно внял его совету. Хотя, чему удивляться? Почему бы не внимать к мнению одного из самых богатых и удачливых коммерсантов Аргоса? Его семья прибыла в Аргос около восьмидесяти лет назад. И он был известен как ревностный служащий Аргосу житель, вдобавок с очень приличным доходом. Из-за этого его совсем никто ни в чём не подозревал. Жером Пуанти снова улыбался губами при мысли о том, что никому не удалось увидеть его порочную натуру. Он занимался противозаконной и аморальной деятельностью и это безнаказанно доставляло ему наслаждение. Губернатор всецело верил ему, потому и оставался в дураках. Он достиг нужной цели, сам ведя допросы капитанши Уитос и её первой помощницы. Он утвердил мысль о невиновности Гамбироса в глазах губернатора и во мнении людей. Удовлетворившись, он был убеждён и в том, что капитанша Уитос, как стало ясно, даже не подозревает о его столь выгодном партнёрстве с Винсентом Гамбиросом. Пуанти улыбался самому себе.

Только сейчас он возвратился от губернатора, сказав ему о смерти Дуганис. Конечно же, ≪с глубочайшим прискорбием≫. Так сожалеть…

Больное сердечко молодой морячки не сумело вынести тюремные пытки. Что же до капитанши, то у него имелся такой план: эта девка внезапно ≪сбежит≫ завтра ночью, когда все будут на балу у губернатора. Конечно, ни сама капитанша, ни то, что от неё останется, никогда не найдётся.

***

Пуанти зашёл в центральную часть темницы, чувствуя неладное. Чувство неиссякаемого довольства собой испарилось, стоило лишь стражникам повернуться к нему. Их лица выражали взволнованность.

— Что случилось, Бентерий?

— Заключённая, господин Пуанти… — Призёмистый стражник вспотел, невольно отступая назад. — Она… исчезла!

— Исчезла?!

— Сбежала! Когда мы пришли её проверить, в темнице никого не было!

Ярость обуяла Пуанти и он помчался по коридору к темнице капитанши Уитос. Миг спустя он остановился у пустой кровати, куда лишь не так давно кинули бессознательное тело капитанши. От бешенства холёные ладони Пуанти сжались в кулаки. Сомнений не было в том, что капитанша Уитос привнесёт в его жизнь немало проблем.

***

— Уложите её сюда, скорее!

Два крепких мужика, поддерживавших капитаншу Уитос, в молчании выполнили приказ. Пока она лежала на мягкой постели, её туманное сознание начало постепенно проясняться. Рей сумела осмотреться вокруг.

Мягко освещённая спальня была насыщенна пряными запахами, где её разместили спасители, а постель была застелена шёлком и кружевами. Из-за многих дверей доносились звуки, когда её проносили мимо по коридору, поэтому она поняла, что оказалась в борделе.

Капитанша Уитос взглянула на стройную молодую женщину, которая расплачивалась с теми, кто приволок её сюда. Операция по освобождению прошла без проблем и без всяких сложностей. Другого и нельзя было ожидать от той, кто её спас.

Как только остались одни с молодой женщиной, Рей сказала:

— Берта, я в неоплатном долгу перед тобой.

Пышные и навьюченные волосы Берты блестели в свете луны. Выражение её лица было сдержанным.

— Кому быть в долгах, а кому за них платить — об этом мы сегодня говорить не будем. Значение имеет лишь справедливость.

— Ты хорошая морячка… И верная товарка.

Невозмутимое выражение лица Берты осталось прежним.

— И та, кто это сказала, смогла оставить меня на берегу, когда ≪Винтер≫ ушла в море в последний раз…

— … Зато теперь тебя никак не обвинят в том, что этот корабль исчез, как и другие британские посудины, на которых ты ходила.

В туманных мозгах Рей путались обрывочные мысли. Она отчего-то вспомнила о позорной метке, которую унаследовала Берта от мамы-британки, которую прокляла самая могущественная ведьма в Аргосе. Наверное, проклятие будет передаваться в её роду из поколения в поколение. Оно чуть не кончило жизнь Берты, до того, как она встретила Рей.

В голове Рей немного прояснилось, и она продолжила:

— На «Винтер» все погибли. Смогли спастись лишь Дуганис и я. Теперь она мертва.

Берта кивнула:

— Я знаю.

— Пуанти… Это его вина… он бы и меня убил, — выговорила Рей.

— Почему?

Но сознание уже покидало Рей, её дыхание стало всё более хриплым. Она не успела ответить на вопрос Берты. Тьма опуталась вокруг неё.

— Почему?

Вопрос повис в воздухе.

***

— Ничего?! Ваши осведомители не знают, где находится капитан Уитос? Уже целая неделя прошла с того дня, как она сбежала.

Жером Пуанти стал бледным от упорной словесной атаки губернатора Клейбороса. Но стоило им остаться одним в тишине кабинета, губернатор смягчил тон. В его глазах мелькнуло сожаление о несдержанности, которую он проявил в отношении своего дорогого друга и советчика. И Клейборос поспешил первым помериться с ним.

— Я извиняюсь перед вами, Жером. Побег капитана Уитос никак не отразится на нашу дружбу. Вы не обязаны нести ответственность за её поимку. Это всё лежит полностью на мне. Я всего лишь надеялся, что вам может улыбнуться удача и вы сумеете узнать место её нахождения по своим каналам, ведь попытки, которые предпринял я, не дали никаких результатов. Я очень огорчён, ведь рассчитывал очень много узнать от этой сбежавшей Уитос.

Лицо Жерома Пуанти выразило интерес.

— Извините меня, Вильям. Я вас подвёл.

— Подвели меня? — Вильям Клейборос отрицательно качнул головой. Голос его звучал ещё мягче. Внезапно он показался старше своих тридцати четырёх лет: — Кому и не улыбнулась удача в этом деле, так это мне. Аргос, Жером, в огромной опасности. Отношения между Британией и Грецией с каждым днём осложняются. Вопиющее пренебрежение к греческому морскому праву…насильственная вербовка греческих моряков… Мне ясно одно, что война близка. А стратегическое положение этого города вблизь его залива не оставляет сомнений, что так или иначе его атакуют. И мы все совершенно беззащитны: если, как поговаривают, соседние племена при конфликте встанут на сторону британцев. Добавлю, что наши корабли заперты в заливе пиратами, которые очень эффективно уничтожают наши торговые связи, хотя Лафитос дал гарантию, что им нечего опасаться. Наши связи с внешней цивилизацией висят на волоске, как и наша свобода!

— Вы, конечно же, не верите в то, что Лафитос виноват в эти нападения. Каперские документы, которые есть у его капитанов…

— К дьяволу эти каперские документы! Они не мешают Лафитосу доставлять в город контрабандные товары, добытые его кровавыми делами, по таким ценам, которые разоряют честных бизнесменов, и это частично позволяет ему порабощать горожан нашего городка.

— Согласен. У меня бизнес тоже пострадал от его нелегальной торговли.

— А теперь, когда у нас в руках был человек, владевший нужными сведениями, которого наверняка можно было бы заставить свидетельствовать против Лафитоса, лишь бы мы сумели принять против него законные меры…

— Мне очень жаль, Вильям. — Жером Пуанти подтянулся своей мускулистой фигурой перед официальным заявлением. — Если вы хотите, я мог бы сам принести публичное прощение за…

— Ну что ты, Жером. В этом нет никакой необходимости. — Губернатор улыбнулся. — Я не намеревался принуждать вас отвечать за получившуюся ситуацию. Нет ничего хорошего в том, чтобы очернять честных людей, ведь совершенно видно, кто настоящий преступник. Нет! — Внезапно губернатор Клейборос хлопнул ладонью по столу, а его узкое лицо напряглось. Он заявил: — У меня нет иного выхода. Хоть я терпеть не могу взывать к гражданскому долгу при помощи денег, вознаграждение в этом случае станет незаменимым действием. Мы предложим заманчивую сумму за поимку капитанши Рей Уитос. Тогда у неё станет не слишком много друзей. Я уверен, что вскоре она снова будет у нас в руках. И потом расскажет нам всю правду про то, как именно затонуло британское судно. А затем мы, не медля, наведём порядок на море.

Спустя минуту Жером Пуанти, прикрыв за собой дверь, поспешил направиться к лестнице.

Награда… Идя по улице, он чувствовал, как яркое полуденное солнце пригревает ему спину.

Пуанти улыбался, приподнял шляпу перед идящей навстречу дамой. В течении всего пути его позабавила мысль, что губернатор — круглый дурачок. Вознаграждение за поимку капитанши Уитос? Это ничего не даст. Отдавая отчёт губернатору, он не стал говорить о том чрезмерно сильнейшем давлении, которое уже старался оказывать на граждан, имеющих какую-либо связь с той тёмной стороной его жизни, которую могли знать только немногие.

Несмотря на это, целая неделя поисков без устали ни к чему не привела. Причина видна — капитанши Рей Уитос уже нет в Аргосе. Пуанти кивнул мысленно самому себе, подтверждая эту догадку. Уитос, наверное, нашла убежище на первейшем же корабле, который отчалил от порта…или наняла лодку, поднявшись по речке вверх…или умерла, ведь была слишком плоха.

Как бы не сложилась её участь, Пуанти был убеждён: капитанши нет в городе, и она впредь не представляет для него угрозу. Это избавило от дополнительных проблем, но, конечно же, он организовал всё возможное, чтобы при возможной поимке капитанша не выжила. Эта женщина знала чересчур много и была для него опасна, а Жером Пуанти не терпел ничего такого, что могло бы представлять опасность для него самого…или для того, кем он дорожит.

Да, особенно для одного человека, которым он слишком дорожит…

***

Капитанша Рей Уитос мерила шагами тесное пространство затянутой шёлком комнаты, в которой она провела длительную неделю своего выздоровления. Она немного похудела, но держалась уже прямо; распухшее от побоев лицо стало нормального оттенка, тёмные кровавые подтёки побледнели — она поправлялась. Только боль души сжигала её сердце. Жуткие вопли её первой помощницы до сих пор эхом отдавались у неё в ушах, и она знала, что будет слышать их днями и ночами ещё долгое время. Она вспомнила последние часы «Винтер» — палящие пушки, трещащие ружья, сверкающие и ломающиеся кинжалы, лязганье мечей и раздававшиеся стоны раненых и умирающих. Она слышала отдававшийся болью трещание борта протараненной «Винтер», горестный скрежет судна, когда оно начало крениться под её ногами. Она ясно видела бушующий на корабле огонь и опять ощутила последний оглушительный взрыв, из-за которого её помощницу Дуганис выкинуло за борт, как и её саму, отправившую «Винтер» и команду, оставшуюся на судне, в пучину, где они и нашли могилу. Ярость душила её. Рей вспомнила, как этот мерзкий Винсент Гамбирос орал, распоряжаясь теми безбожниками, находившимися под его командованием. А те хватали шлюпки, в тёмной воде отыскивая тех, кто выжил, и отыскав, добивали их. Ночная пелена окутала место трагедии, заставив людей Гамбироса остановить поиски. Она и Дуганис чудом спаслись, зацепившись за обломок судна. Она вспомнила те ужасные часы, которые провела в тёмной воде, но страдания от своих ран перекрылось той болью, которую она испытала при этих ничем не оправданных убийствах. Рей знала, что эта боль мучений будет с ней долгие годы. Перед её взглядом показался сам Гамбирос, его лицо… Его освещал фонарь, когда он склонился над бортом своего корабля и командовал кровавым разбоем. Он был хорошо виден — грубовато собранный, а кожа до черноты обугленна на солнце. Образ дополняли огромные усы, повязанная вокруг головы бандана и золотая серьга в ухе. Он впечатлял своим видом. Его лицо походило на маску дьявола. Эту рожу, исказившуюся ненавистной яростью, трудно забыть. Рей вспомнила, как этот мерзавец Винсент Гамбирос кричал, Рей дышала с перерывами. Она сознавала, что не угомонится, пока не отомстит за этот бой. Завидя в витиевато обрамлённом зеркале своё отражение, она замерла. Её карие глаза загорелись жаждой мести. Поначалу она верила, что кара за это преступление свершится немедля, как только она достигнет Аргоса и скажет властям, какую судьбу постиг её корабль. Но только её словам никто не поверил.

Буквально после этого Жером Пуанти взялся сам вести эти дела. Почему? Она повторяла этот вопрос много раз, ведь он неотступно преследовал её. Почему Жером Пуанти с сильным упорством выгораживал Гамбироса и отвергал те обвинения против него? Почему Пуанти с сильной ненавистью налетел на Дуганис за правдивые слова и замучил её до смерти? Почему она сама пребывала в абсолютной уверенности, что если бы Берта не помогла ей вовремя бежать, Пуанти прибил бы и её? И почему она убеждена, что не Гамбирос, а именно Жером Пуанти сыграл роковую роль во всех этих кровавых делах? Она стянула с плеча белую рубашку и дотронулась до болезненной контурной буквы, выжженной на её плече.

Заслышав шаги в коридоре, Рей обернулась и сняла с ближней полки пистолет. Она нацелила дуло на дверь, которая, спустя миг, открылась, и на пороге показалась Берта со стройной блондинкой.

Опустив оружие, Рей подождала, пока они зайдут и захлопнут за собой дверь, и лишь после спросила:

— Вы что-то узнали?

Берта передала ей свежий лист и, щуря глаза, стала наблюдать, как отреагирует Уитос.

— «Объявление. Разыскивается полицией». Предлагают награду в тысячу динар. — Лицо Рей напряглось. — Чувствуется мне, что скоро весь Аргос будет вести на меня охоту. Не сомневаюсь, Пуанти убедил губернатора, что я виновна.

Вместо Берты ответила молодая девушка. В её мягком голосе чувствовался едва заметный акцент, который был знаком Рей за последнюю неделю, пока та бескорыстно вылечивала её и буквально спасла жизнь.

— Кто бы не был за этим объявлением, оставаться вам тут дальше не безопасно, моя подруга. До сего дня моё положение привилигированной и самой дорогостоящей девушки мадам Люсиль, и даже то, что тут никому не известно моё настоящее имя, оберегали вас до сего мига от преследователей. Никто и ничто не сумеет принудить меня предать вас, потому что вы всегда были доброй подругой моей сестры, — Клара Буш выдержала паузу, потом продолжила, глядя на Берту. — Но есть девки, работающие здесь, которые не могут устоять перед соблазном получить настолько внушительную сумму лишь за пару слов шёпотом в нужное ушко.

Рей пристально смотрела на девушку, чьи деликатность и сострадание помогли ей пережить часы, полные боли, и преодолеть все муки ада. Эта миниатюрная, хрупкая, с золотистыми волосами и ярко-голубыми глазами красотка не походила на свою суровую сестру. Изящные манеры и речь выказывали сильное воздействие её мамы-британки. Она являлась самой высокооплачиваемой проституткой в Аргосе, ставшей для неё ангелом-хранителем, которого она всегда будет помнить…

— Клара… — Голос Рей вдруг осип. — Сумею ли я когда-либо расплатиться с вами за всё?

— Моя подруга, — глаза Клары заблестели. — Я желаю лишь одного — знать, что вы в безопасности вне Аргоса.

Высокая фигура Рей окаменела.

— Я не могу уехать… до того времени, пока не отомщу.

— Рей, моя дорогая… — Клара приблизилась, ласково коснулась её руки, шепча: — В жизни есть такой миг, когда нужно принять компромиссное решение, и желательно быстро. Моё покровительство слабеет с каждым мигом, что мы тратим на болтовню. Вы ещё не окрепли настолько, чтобы рисковать жизнью в той битве, которую так желаете. Вам нужно уехать и приготовиться вернуться, когда обстоятельства поменяются в вашу пользу. Лишь так вы будете в силах добиться справедливости.

— Нет.

Изящная рука Клары крепко сжала ладонь Рей:

— Вы задали вопрос, что вы можете сделать, чтобы отплатить мне за помощь? Я отвечу: покиньте Аргос вместе с моей сестрой прямо сейчас. «Вояж» отплывает через час. Моя подруга поможет вам незамеченной проскользнуть на борт корабля и покинуть город.

— Клара…

— Первый причал в порт где-то в Индийском океане. Там вы сумеете сойти на берег и решите, куда направиться дальше.

— Нет, я…

— Если вы не покинете город сию же минуту ради своей безопасности, я попрошу вас уехать ради Берты, ведь, моя дорогая, она разделит вашу судьбу, если останется тут рядом с вами. Она моя единственная сестра, и я не хотела бы, чтобы вас обеих поймали.

— Клара, вы требуете от меня большой жертвы. Я слышу голоса моих матросов, призывающих меня к немедленному возмездию.

— Я прошу не больше, чем необходимо.

Рей замолкла, видя озабоченность на прекрасном лице, что склонялось над ней днём и ночью, пока она в беспамятстве боролась с лихорадкой и отчаянием. Милая и бескорыстная… Она рисковала абсолютно всем ради подруги своей сестры… Ещё миг она смотрела прямо ей в глаза, потом резко повернулась к стоявшей рядом Берте.

— Ты согласна с планом сестры?

Берта кивнула, и Рей снова повернулась к ней.

На её безобразном от кровавых подтёков лице появилась улыбка.

— Благодарю, Клара, я никогда не забуду того, что вы для меня сделали.

Клара встала на цыпочки и лёгким поцелуем отблагодарила Рей, не обратив внимания на её распухшие губы. Её глаза наполнились слезами, говоря больше, чем слова. Спустя минуту Рей стояла в дверях задрапированной шёлком комнаты и смотрела в коридор. Ещё миг — и они с Бертой исчезли.

***

В бесконечных гранях света множества свечей в хрустальных канделябрах отражался смех, звон бокалов, а пары танцевали, беспечно кружась под бравую музыку оркестра. Жером Пуанти, улыбаясь, проходил вдоль зеркальных стен бального зала, любуясь своим отражением. На улицах, вне пределов этого шикарного дома, до сих пор разыскивали капитаншу Уитос, но Пуанти потерял к поискам интерес, считая, что опасность для него исчезла. Больше ему не угрожали и со своими делами он покончил. Оглядев зал, Пуанти поймал взгляд губернатора Клейбороса, который разговаривал со своей молодой супругой. Улыбаясь, он отвесил поклон.

Клейборос дурачок, безумно любящий эту девушку. У самого Пуанти женщины в жизни играли слишком скромную роль. Если какая-либо леди привлекала его внимание, то временно, а потом и вовсе уходила из сознания после постельных утех. Конечно, лишь одна девушка, ни на кого не похожая, была своего рода частичкой самого Пуанти и его судьбой.

Вдруг перед глазами встал другой облик, вызывая кривую ухмылку Пуанти: с побитого, кровавого лица на него напряжённо глазеют карие глаза, грозно предрекая ему… Пуанти громко засмеялся. Угрожать ему?.. Капитан Рей Уитос навсегда заклейменна его знаком и даже живая либо мёртвая, но она никогда впредь его не потревожит. Жером Пуанти — победитель! И так будет постоянно. Опять заиграла музыка.

Поворачиваясь и изящно кланяясь красавице гречанке, Пуанти пригласил её на танец.

***

Во тьме чёрной ночи Рей Уитос прокралась на палубу из укромного укрытия под устаревшими парусами, где они с Бертой притаились. Горечь не давала ей спать, отдыхать, опять охватывая её. Сомкнув глаза, она ошеломлённо и ясно услышала вопли погибающих матросов, оружейную битву и оглушительный взрыв, из-за которого её судно погрузилось в пучину моря.

Горечь понемногу стала злостью. Аргос был уже позади — но прошлое не отходило. Рей размышляла о своём прекрасном корабле, вспоминала погибших друзей, думала об их вдовах и осиротевших детях, понимая то, что страна, которой она так безропотно служила, заклеймила её как своего врага, — всё эти мысли заставляли сжимать сердце в холодный ком. Лицо Жерома Пуанти появилось перед её мысленным взором, лицо, которое она ненавидела.

«…Эта буква — начальная от Пуанти, фамилии человека, который вас уничтожит!» — вспомнила она его слова.

Рей невольно дотронулась до плеча и нащупала клеймо. Пуанти жестоко ошибся! Этот знак на коже не станет знаком отверженности и унижения, этот штамп на коже будет вечным напоминанием о зле, которое должно быть отомщено. Сердце колотилось, когда она, всматриваясь в темноту ночи, устремила мысленный взгляд на давно скрывшийся из вида берег. Рей выпрямилась, стойко стоя возле парапета. Она говорила, хрипло шепча, обращаясь к всемогущему морскому ветерку, который обдувал ей лицо, ко всем невидимым свидетелям кровавой бойни и к замученной пытками Дуганис, призывая их подтвердить правду.

— Это ночью… этим часом… этим мигом я даю клятву принести возмездие за гибель моих людей, за убийство моей подруги и потерю прекрасного корабля. Я даю клятву, что справедливость случится. Чего бы я не лишилась, но человек, виноватый в злодеянии, поплатится за всё. И я даю клятву, что это будет главной целью моей жизни… Даю клятву ценой своей чести, своей жизни и своего сердца!

Ночной ветер подул сильнее, словно соглашался со словами клятвы. Рей Уитос приняла на себя все тяготы морального долга, намереваясь уничтожить заклятого врага и не думая о том, куда это её заведёт.

========== Глава 1 ==========

Аргос 1811 год.

— Габриэль…

Сестра Мадлен звала её голосом, который, словно осиное жало, заполнял ей ухо, принуждая Габриэль Дибос перестать смотреть на судно, показавшегося на дальнем горизонте.

Его контур ясно выделялся в окошке классного помещения женской монастырской школы.

Габриэль изобразила на лице фальшивую улыбочку и повернулась к одетой во всё чёрное монашке, готовясь услышать наставление, которое непременно последует.

— Да, сестра Мадлен.

— Продолжи перевод поэмы с того абзаца, на котором остановилась Селеста.

Без запинок, Габриэль ответила ей:

— Я не знаю, сестра Мадлен, на каком абзаце Селеста закончила. Я её не слушала. Я глядела в окошко.

Все ученицы дружно захохотали, услышав её ответ, но лицо сестры Мадлен не дрогнуло ни одним мускулом.

— Ясно.

Упитанная монахиня ощутила в глазах Габриэль брошенный вызов. Пауза затягивалась, говоря о большем, нежели слова.

— Сколько лет ты у нас, Габриэль?

Мадлен лишь глубже вонзала в неё свой голос.

На лице сестры монашки виднелась глубокая морщина между жидкими бровями, а поджатые губы говорили о серьёзном предостережении.

Габриэль еле удержалась, чтобы невольно не застонать. Она умела понимать настроение монашек так же, как и у себя! Чуть косящие глаза сестры Маргарет дёргались, говоря о том, что день для неё не удачлив. Плечи сестры Джулии дрожали, только ей казалось, что она не справляется с ответственностью, лежащей на ней. Сестра Джоанна… Габриэль сумела бы написать про них книжку, если бы ей хотелось.

Но для чего ей это делать, раз она чувствует внутренний дискомфорт с самой собой?

Габриэль могла бы сказать, что монашки не любят её, но если быть правдивой до конца, то стоит признать, что частенько она сама специально провоцирует их.

— Габриэль…

Сестра Мадлен напомнила, что ожидает услышать то, что та ей ответит.

И Габриэль произнесла:

— Я учусь в монастырской школе Святой Урсулины уже шесть лет, сестра Мадлен.

— Шесть лет… И до сих пор не соблюдаешь правила, которые другие девушки придерживаются без всяких проблем… Ты не знаешь разницу между временем для обучения, и временем для любых занятий по своему желанию.

— Проблема в том, сестра Мадлен, что свободных часов слишком мало.

— Габриэль!

— И чем взрослее учащиеся девушки, тем ухудшается их положение, — продолжала она.

— Хватит, Габриэль! Немедленно иди в свою келью.

Настроение Габриэль моментально улучшилось, стоило лишь ей представить себе свою маленькую келью с большим окошком, которое выходило на речку, стекающую в море.

— Когда будешь в комнате, задёрни шторку, чтобы не тратить впустую время, смотря на корабли, как ты это всегда делаешь. Лучше помолись на коленях. Проси у Господа, чтобы он послал тебе упорство для учёбы. То необходимое упорство, которое, очевидно, ушло от тебя. — Габриэль потупилась, застонав про себя, а наставляемый голос монашки продолжал: — А во время свободного времени, которого тебе так не хватает, сегодня вечером, когда остальные девушки пойдут отдыхать, ты отправишься поработать в нашем монастырском полисаднике… С комарами.

Стоило Габриэль встать, как со всех концов класса стал слышен негромкий смех. Она сознавала, что со стороны ситуация забавная, но самой быть вечерней закуской для летающих монстров вовсе её не обрадовала.

— Теперь иди, Габриэль.

— Конечно, сестра Мадлен. — Габриэль немного замедлилась, а потом, выдавив ещё одну улыбочку, договорила: — Всего наилучшего, сестра Мадлен.

Выйдя в коридор, Габриэль закрыла за собой дверь. А возможно, всё не так и плохо? Она освободилась из классного помещения, которое осточертело ей в последние дни. Что и говорить, сама возможность сменить одно помещение другим в той же самой темнице казалось замечательным. Окинув быстрым взглядом коридор, Габриэль лихо подалась к лесенке, расположенной в его конце. Добежав до ступеней, девушка задрала до колен свою тёмную юбку и начала перепрыгивать через каждые две ступени, поднимаясь наверх. За те шесть лет, которые прошли, она провела довольно много часов, смотря на корабли, показывавшиеся на горизонте, и теперь с незримой точностью могла узнать любой корабль. Если сейчас она не ошибалась, то в этот миг к порту приближалось судно ≪Ниберия≫. Девушка была в курсе, что именно на этом торговом корабле прибудет её долгожданное платье, в котором она впервые отправится на бал к губернатору. По другому и быть не может, ведь через пару месяцев ей будет уже восемнадцать лет! Запыхавшись, Габриэль доскакала до верхней ступени лестницы. Откинув за спину копну пышных волос, она мигом забежала в келью. Прожив в монастыре уже много лет по неизменным правилам и сохраняя чувство своего достоинства она заставила себя приблизиться к окошку, задёрнуть шторку и опуститься на колени. Перекрестившись и сложив ладошки, как надо было для молитвы, она приступила к делу. Спустя миг наклонилась вперёд, чтобы лукаво скося ясные серые глаза, начать в маленькую щель в шторке следить за вошедшим в порт кораблём.

Молитвенная речь и разные мысли беспорядочно текли в её голове, перемежаясь между собой:

— Присвятая Дева Мария, прошу благословения… — ≪Это точно «Намибия»≫. — И Бог с… — ≪Он опустит якорь через час≫. — Благословлённа будь среди жен… — ≪Папа, конечно же, возьмёт платье, которое он заказал мне≫. — Пусть благословится чрево твоё и плод его Иисус… — ≪Он же знает, как нетерпеливо я ожидаю его≫. — Святая Дева Мария, Божья Матерь… — ≪Он тот час же принесёт его мне≫. — Молись за нас, грешных… — ≪Я должна хорошо потрудиться сегодня в полисаднике, чтобы ко мне вернулось расположение сестры Мадлен≫. — И теперь, и даже в смутный час… — ≪Я стану примерно учиться с завтрашнего дня≫. — Аминь. — ≪Игра того стоит≫. — — Отец наш, правящий на небесах… — ≪Всё равно после того, как мне исполнится восемнадцать, я покину этот монастырь≫. — — Да святится имя твоё… — ≪Если от меня что-либо останется после того, как комары расквитаются сегодня со мной≫. — — Приди, Бог наш… — ≪Чёрт бы их побрал! ≫.

***

Лёгкий туман стелился над прерией. Высокая трава в человеческий рост, с разными оттенками жёлтого, голубого и зелёного, скрывала полосу, которая отделяла сушу от поверхности воды. Куда ни глянь, в речку впадали узкие ручейки, внезапно обрушивая водные потоки. Речные рукава либо резко расходились, становясь озёрами, либо сужались до едва заметных проходов, ведущих в никуда. Это не мешало высокой, крепко сложенной женщине держать руль плоскодонной лодки, уверенно прокладывая маршрут под жаркопалящими лучами послеполуденного солнцепёка. Не обращая внимания на крокодилов, которые переодически плюхались в воде, она вела свою лодку легко, ведь обладала хорошей практикой.

Только выражение её глаз могло сказать о том, что она настороженна. Неожиданно Рей Уитос притормозила судно, останавливая его и прислушалась к внезапному звуку. Чёрные длинные волосы, убранные за спину, лежали на её мускулистых плечах, оттеняя черты лица, потемневшего от загара. Она не шелохнулась, что дало мощь мужественному телу, и осмотрелась вокруг. С той поры, как она сбежала из Аргоса, этот лес, полный таинственности, давал ей укрытие. За три года она смогла ознакомиться с его многочисленными тропками.

— Капитан…

Рей обернулась на двоих, что стояли за ней.

Держа мечи наготове, они ожидали приказа.

Два оленя показались у края воды и вся троица повернулась в их направлении. Олени, издавая шум и треск, который секундами ранее встревожил их, ринулись назад в высокую траву. Рей заметила безраличие на лице стройной светловолосой морячки. Бесстрашная перед лицом опасности, Берта была прекрасной товаркой, успевшей доказать это тысячи раз с того момента, как они сбежали из Аргоса на ≪Вояже≫. Она бесповоротно была предана Рей и выказывала необходимые способности, исполняя обязанности первой помощницы.

Вторым был парень — Портерий, крепкий и выносливый тип, обладающий особенным даром моряка, бесценным, чтобы выполнить план, который завёл их сюда. Рей направила судно вперёд, держась за руль двумя руками и вспоминая, сколько раз они с Бертой уже протаскивались тут. Крепко сжимая зубы, она отдалась воспоминаниям. Рей с наслаждением выбросила бы из сознания вынужденное плавание в Индийском океане на грозном ≪Вояже≫. Беглецы не смогли попытаться усидеть в укромном местечке, ведь это оказалось безуспешным и в скором времени их с Бертой нашли. Недруги расправились с ними незамедлительно. Деньги, вручённые Кларой сестре перед отъездом, у них отобрал капитан судна, грубо применив свою власть, а их, беззащитных перед опасностью и без единого динара, выкинули в первом же порту. Пошли месяцы сложностей. Физические раны, нанесённые ей в темнице, причиняли муку, но настоящая мука была связана с голосами умерших людей её команды, которые слышались в её голове всегда. За это время к Рей вернулись силы, а отчаяние от краха всех мечтаний отошло. Она отлично помнила, как стало легко, стоило им с Бертой наконец-то простыми матросками пуститься в море на быстром корабле ≪Сити Айленд≫. Радость длилась недолго. ≪Сити Айленд≫ не пробыла в море и пары недель, когда британское судно под флагом с черепом и скрещёнными костями показалось вдали горизонта. Пиратский британский корабль запустил пушку и погибли капитан и его первый помощник. Потом началась суматоха и Рей взяла на себя командование. Уитос действовала решительно, что пираты, попав в замешательство, вынужденно отступили. ≪Сити Айленд≫ воспользовалась положением и постаралась исчезнуть в тумане. Когда стемнело, те, кто выжили, собрались на разкорёченной палубе.

Они молчали. И вот до восхода солнца судно получило новое имя — ≪Раптор≫, а Рей избрали капитаншей. Заново родившаяся команда после пиратского столкновения и кровавой бойни, полноценно подчинилась её приказам.

Рей вспомнила клятву, которую дала тем днём этим людям: она обещала, что под её командованием они больше не будут в положении жертв. Она сдержала сказанные слова. Рей без проблем получила каперский документ, который делал легальным атаки ≪Раптора≫ на британские корабли. Её судно стало бедой для британцев, на которых Уитос-мореходка обрушивалась как с небес, а сама Рей заимела два имени. Одни прозвали её Раптором, не зная, что она женщина, а британцы — Хищником. Эти имена ей не нравились, но давали возможность утаивать настоящее имя от недругов. Люди её команды хранили безграничную преданность ей, не раз доказывая, что сохранят тайну, даже если придётся заплатить за это молчание ценой своей жизни. И Рей было на руку, что прозвище Хищника создаёт вокруг неё ауру загадочности в среде британцев, подверженных разным суевериям. Это дало Рей гарантию уважения, на которое она навряд ли смогла бы рассчитывать, когда впервые дерзко пришвартовалась в порту Лесбоса и сошла на берег, который был твердыней каперских владений Лафитоса. С той поры она близко узнала этого на удивление молоденького и образованного грека и сама убедилась в том, что Лафитос ни при чём в отношениях к частым нападениям на британские корабли. Рей чётко помнила, как на Лесбосе она впервые лицом к лицу столкнулась с Винсентом Гамбиросом. Она застыла на месте неподалёку от юркого, с внешностью дьявола парня, и позже поняла, что Гамбирос её не узнал. В этот момент Рей по-настоящему открылись перспективы её положения инкогнито. Она стремилась к тому, чтобы все, имеющие отношение к гибели «Винтер» и остальных греческих кораблей сполна заплатили за свои злодейские преступления.

Она решила выждать, чтобы тщательно проработать все детали дела. Солнце заходило за горизонт, сбрасывая на берег длинные тени, когда Рей со своими товарищами спрятала судно в кустах у воды, и шагнула наконец-то на землю. Спустя пару мгновений они пробирались через густые заросли к городу, храня немое молчание. На лице Рей застыла мрачная улыбка — она думала, что конец уже близок…

***

Габриэль продвигалась по вдавленным в землю камням к полисаднику, ежеминутно махая и хлопая руками, стараясь отогнать от себя кучу свирепых комаров, которые окружили её с каждой стороны. Разнообразные цветы, отличавшие аргосовский ландшафт в этом полисаднике был не шибко заметен. Тут повсюду росли розы. Прекрасные кусты шли вдоль дорожки, их роскошные бутоны распространяли одурманивающий запах, привлекая разных насекомых. Вечер был трудным. Изгнанная днём из классного помещения, после молитвы она наполнилась решимостью возвратиться назад и вести себя послушно: не разговаривать и не отводить глаза с сестры Джулии. Вышло так, что монашка решила проверить её домашнее задание по литературе, и все благочистивые намерения Габриэль исчезли задаром. Теперь ей невозможно избежать наказания. Когда вечерняя трапеза кончилась, её отправили в дальний конец полисадника, где хранились садовые инструменты. Хоть у неё и было своё мнение, Габриэль уважала своих учительниц — монашек. Девушка ценила бескорыстных, которые отдавали себя делу, каждый день неся знания в просветлённые юные души. Её лишь угнетало такое долгое пребытие в монастырской школе. Девушка тосковала по папе, ей не хватало того домашнего уюта, в котором пролетело её детство. Габриэль знала, что папа тоскует по ней и никогда бы не отправил её в монастырь, если бы сильно не презирал невежественных аргосовских дам.

Поразительно, но Габриэль с раннего детства интуитивно ощущала его скрытное пренебрежение к девушкам. При ней папа никогда не выказывал этого презрения.

Наоборот, с леди он постоянно был внимателен до предела и обходителен. Но все его улыбки, раздариваемые красивым дамам, которых он держал под руку, не могли обманывать её.

Габриэль пребывала в уверенности, что папа никогда не женится, несмотря даже на то, что считается одним из самых завидных холостяков в городке. Девушка понимала, что его скрытная неприязнь к девушкам есть нечто ещё, не поддающееся верному определению, углубляясь по мере того, как она становилась старше… Но в том, что он любит её как отец, никогда не стояло под сомнением. Но даже так его глубокая женоненависть (он даже не догадывался, что она знает это) стало причиной того, что Габриэль, не сопротивляясь, словно искупая вину, пошла в монастырь, хотя по тенденции молоденьких людей, которые вырасли в обеспеченных семьях, посылали учиться в Европу. Девушку душила монотонность правил монастыря. Лишь судна на горизонте, за которыми она постоянно наблюдала, были для неё знаком свободы, которая будет у неё, когда ей стукнет восемнадцать лет. Смотря на красивые паруса, Габриэль грёзила наяву, как кренится палуба под ногами, как лицо окутывает солёный бриз.

Она знала, что рядом с ней есть жизнь, наполненная разными приключениями, а тут было абсолютно скучно. Габриэль нахмурила брови. Её тёмно-огненные волосы указывали на нетерпение и порывистость. Глаза светло-серые, в них, по словам немногих, изредка мерцает лёд, свидетельствовавший о том, что она сможет постоять за себя, если ей бросят вызов. Лицо нежное, но иногда становится смелым, показывая всё силу её мечтаний. Это последнее свойство Габриэль считала лучшей или даже худшей чертой своего характера. Не уставая, девушка подготавливалась к настоящей жизни, горела желанием скорее в ней очутиться! И пусть монашки настоятельно не допускали за стены монастыря ничего из людского мира, все проведённые годы её любимым делом было рассматривание себя в своей келье перед маленьким зеркалом, которое установили по приказу её папы и против воли главной монахини. Временами Габриэль стояла голая перед серебристым зеркалом, созерцая, как помаленьку взрослеет, становясь женщиной. Поначалу взросление в физическом плане выразилось в росте: девушка стала выше, и это было уже слишком даже для женщины. Но именно это ей нравилось. Потом округлились формы тела: поначалу бёдра, а затем грудь. И вся эта великолепная красота надёжно скрывалась под тёмной бесформенной одеждой, которую в насмешку называли школьной формой! И такую паранжу она обязана носить до сих пор! Но скоро она освободится! Она горячо жаждала ходить в шелках и бархатах, носить красивые платья, доставленные из других греческих городов, в которых уже щеголяли знатные дамы. Габриэль нетерпелось окунуться в тот день, когда она будет ездить на балы, званые вечера, про которые очень восхищённо шепчутся ученицы. Из таких вот разговоров она узнала, что мужчинам в Аргосе можно всё, а ей предётся ограничить себя зауженными рамками того, что можно женщинам! Габриэль заранее и твёрдо про себя решила, что не будет терпеть никаких домогательств от противоположного мужественного пола.

Габриэль жгуче нетерпелось покинуть монастырь, но пока это не представлялось возможным. Никто и не думал, что знания, полученные ею в монастыре, только разбудили неугомонный интерес к хлопотам, находившимся за пределами школьного обучения. Габриэль хотела знать больше, чем нужно знать девушке. Она хотела понять причину конфликта между Британией и её страной, где большинство чувствовали, что война вот-вот вспыхнет в любую минуту.

Габриэль надо было понять, как допустили то, что пираты продолжают безнаказанно атаковывать честных торговцев. Девушка не понимала, как именно каперы уживаются в мире с законом, ведь на самом деле они настоящие бандиты. Сестра Мадлен, конечно, пожалела девочку после того, как прогнала из классной комнаты… А вдруг сестру Мадлен замучила совесть и она поняла, что жестоко наказала её? Отдать девушку на съедение комарам, в то время, как остальные ученицы отдыхают… Всё равно надо постараться хорошо впечатлить сестру Мадлен, чтобы завтра опять весь вечер не мучиться с мотыгой.

Девушка начала долбить тёмную землю, мысленно произнося:

≪ Сестра Мадлен, видишь, как я рвусь и упорно работаю? ≫.

— Габриэль…

Услышав, что зовут, она подняла голову от работы и увидела стоявшую поодаль сестру Джулию. Монашка была бледна и её узкое лицо было ещё прозрачнее, чем всегда, а плечи невольно дрожали.

— Тебе необходимо сейчас же пойти со мной. Пожалуйста. К тебе посетитель.

В серебристых глазах Габриэль запрыгали зайцы.

— Ко мне посетитель?

—Да.

Габриэль схватила в одну руку ведро, а во вторую — мотыгу, и пошла в дальний конец полисадника, к сарайчику.

— Нет, сделаешь это после.

Послушно развернувшись, девушка отправилась за монашкой. Они покинули полисадник, Габриэль шагала проворно, и не почувствовала тайный взгляд, внимательно следивший за ней, пока она не исчезла из поля зрения. В пустынной приёмной монастырской школы бродил, нервничая, стройный мужчина, выглядевший, как атлет. Его шаги эхом отдавались в помещении. Он, наконец-то замер, злость испортила его красивое бородатое лицо.

Он приосанился, дёрнул плечами. Жером Пуанти поправил своё хорошо сшитое пальто, перед тем, как плотно поджать губы и повернуться к двери. Ему уже удалось напугать своей злобой главную монашку до такой степени, что она отправила побледневшую сестру Джулию бегом, как летучую мышь, застигнутую врасплох, выполнять приказ! Его удовлетворение никак не проявилось из-за смягчения правил монастырской школы, разрешавших ему поздно приходить. Эти порядки его не касались по веской причине.

Семья Пуанти оказывала влияние, чтобы поддержать монастырь Святой Урсулины с той поры, когда из Британии больше восьмидесяти лет назад сюда приехали первые несколько монашек. Пуанти после гибели родителей внушительно приумножил свой капитал и на сегодня являлся самым крупным частным пожертвователем на монастырь. Жером коротко засмеялся. Он не относил себя к почитателю церкви. Только фальшивость и лицемерие церкви постоянно вызывали у него неприязнь! Он никому не позволял себя оставить в дураках при помощи тех религий, которые церковь держала в себе вечно. Небо…

Господь, всё видящий…присмертная исповедь — всё это Пуанти расценивал как отлично продуманная и сработанная система, которую довели за долгие века до идеала жаждущие власти снобы. Одна цель этой системы — руководить толпами. Но не Жеромом Пуанти!

Губы Жерома растянулись в широкой улыбке.

Конечно же, он не был претендентом на то, чтобы играть роль спасителя человеческих душ.

У него был безусловный и превосходный интеллект, позволявший ему управлять людьми в своих интересах. И в этом успехе ему помогла дружба с губернатором Клейборосом, которая достаточно способствовала успеху разыгрываемых им головоломок. Он завоевал по-настоящему малообразованный аргосовский свет лишь благодаря своему двуличию. При этом Пуанти хитро внешне сохранял постоянную доброжелательность, отчего многие восхищались им, и это давало ему свободный доступ в высокие слои аргосовского общества. Он превосходно сознавал, что опасное лавирование между добродетелью и рискованными делами, которые предавали особенный вкус его жизни, производит неимоверное впечатление на те малоразвитые умы, которые его окружают. Но Жером твёрдо понимал, что есть одна голова, которая совсем не пуста, и одно сердце, которое владеет им полностью. Он решил доверить эту голову заботам монастырской школы Святой Урсулины, которая, к сожалению, являлась единственной школой научных знаний в городе.

Причиной уступки стала его слабость и неготовность перенести тяготу долгого расставания, неизбежного, если задать цель дать достойное образование в Европе. Но даже решившись доверить единственную драгоценность монастырской школе, он принял нужные меры. С самого начала Пуанти выделил особое положение Габриэль. У неё должна быть отдельная от других учениц келья, применяться особая программа обучения, чтобы можно было преуспевать в соответствии с личными способностями. На самом деле он дал понять монахиням, что её необходимо признать особенной и не похожей на всех других воспитанниц. Жером, усмехаясь, припомнил, как главная монахиня пыталась держать выражение своего лица, не решаясь перечить ему, когда он перечислял ей условия содержания девушки. Дверь приёмной распахнулась. Пуанти резко обернулся и увидел лишь наводящую печаль лица сестры Джулии и приготовился уже чертыхнуться, как в помещение залетела стройная девушка в монастырской одежде, которую здесь называли формой. Она промчалась мимо монашки и кинулась к нему. Сердце Пуанти дрогнуло, испытав колоссальное несравнимое ни с чем наслаждение. Он вытянул руки, и девушка рухнула в его объятия.

— Габриэль…

Жером долгое время держал свою любимицу, потом, чуть отстранив её, начал отыскивать хотя бы любые следы плохого обращения.

— С тобой всё хорошо? — Он заметил красные пятна на нежных щеках и лёгкую неуверенность, мелькнувшую в серых глазах, таких же, как и у её мамы, и опять почувствовал незащищённость перед болью потери и тихо зашептал: — Впредь ты больше не станешь мучиться от унизительной надобности ковыряться в грязи, словно рабыня! Я уже выговаривал свои претензии на это матери-настоятельнице!

Он уловил колебание Габриэль до того, как она решилась ответить:

— Папа, я хочу, чтобы ты не вмешивался в это.

— Ты хочешь, чтобы я не вмешивался? — Жером на миг отступил.

Габриэль повела плечами.

— Если бы ты не прознал об этом происшествии, я бы даже не подумала вспомнить о нём. — Она улыбнулась и договорила: — Это моя вина, ты ведь знаешь… Как обычно. — Улыбка Габриэль при таком почти что детском признании была лишь очаровательнее. Она продолжила: — Я всего-то заснула на занятии, не закрывая глаз, и захотела сыграть на нервах сестры Мадлен, хоть и знала, что не должна так поступать. Я признаю, что время от времени бываю несносна, а иногда у меня получается превзойти даже саму себя.

— Я не желаю, чтобы ты унижала себя такими словами, Габриэль. — Жером впал в тихую злобу: уже долго его прекрасная Габриэль находится под присмотром этих стухших девственниц, которые обучают её идиотскому самопознанию. Он решительно продолжил: — Если ты ведёшь себя высокомерно с другими, то это оправдано твоим несомненным превосходством над ними.

— О, папа, ты судишь самоуверенно!

— Я не хочу больше слушать твои необдуманные речи, Габриэль!

— Папа, умоляю, — радость Габриэль постепенно таяла. — У меня и в мыслях не было расстраивать тебя.

Пытаясь возвратить самообладание, Жером продолжил уже мягче:

— Я перестал наказывать тебя с той поры, как много лет назад ты стала моей подопечной, и я не позволю другим— никому — наказывать тебя!

Серые глаза Габриэль едва заметно наполнились тревогой.

Она протянула ладонь к его щеке и погладила, а затем прошептала:

— Папа, я временами забываю… — Она сделала паузу, продолжив ещё тише: — Извини, я сделала тебе больно лишь за то, что ты любишь меня.

Жером затих, поразившись, как точно слова Габриэль совпали с мольбой, проговорённой другими губами много лет назад. Те слова до сих пор отдавались в его сердце.

≪…Извини, я сделала тебе больно, Жером, лишь за то, что ты любишь меня…≫.

Дорогая женщина всплыла в его сознании…

Шеннон Обреонис с рыжими волосами и большими серебристо-серыми глазами, которая покорила его ещё в детстве. Как он любил её!

Шеннон — очень добрая, честная, порывистая и волевая! Они оба родились с разницей в несколько лет в семьях богатых купцов, которых разделяло друг от друга всего несколько миль. Они были похожими друг на друга… и настолько разными. Шеннон была слишком умна, чтобы подчиниться ему, и как другие, относилась к нему, как к равному. С раннего детства ей не нравилась из ниоткуда появлявшаяся в нём жестокость, и осуждала его, если он пренебрегал моральными устоями, которые старался внушить ему папа. Она случайно узнала об участии Жерома в незаконных махинациях и, смотря ему в глаза, осудила его неправильное поведение. Но она не сумела отвернуться от него…потому что любила его и понимала, что он её любит, лишь её. Она уверовала, что любовь будет его единственным шансом спастись. Шеннон любила его, но…

Пуанти припомнил их далёкую беседу.

— Тёмная сторона твоей сущности пугает меня, Жером. Мне страшно, что я могу стать свидетелем твоих дел, но не смогу сделать против них что-либо. Мой дорогой Жером, неужели ты не понимаешь меня? Я никогда не смогу вынести такую муку!

— Я люблю тебя, Шеннон.

— И я люблю тебя, Жером.

— И ты не любишь Филиппа Дибоса!

— Люблю. Его я тоже люблю.

— Ты не станешь его женой!

— Стану.

— Нет!

— Я должна, Жером.

А затем случилось много чего… День свадьбы Шеннон… Та боль, что он пережил, пряча её от всех, но только не от Шеннон. И та мучительная ночь, когда Шеннон родила Филиппу Дибосу ребёнка, прекрасную девочку, которая могла быть его дочкой… Дружба, наполненная страданиями, ведь вместо неё должна пылать страсть… Пуанти тщётно пытался забыться в тайных оргиях, без устали заботился об увеличении капитала, укреплял положение в обществе, но ничто из помогло ему вынести потерю Шеннон… А затем… Пожар! Дом Дибосов за один час поглотился пламенем, стоило ему уехать оттуда после обеда. Он стремглав возвратился назад, увидел, как Шеннон помчалась в горящий дом, куда за секунды до неё вбежал её муж, ища ребёнка…

Пуанти вбежал в часть дома, где ещё ни разу не бывал и там отыскал ребёнка… Шеннон спасти не удалось, жизнь покидала её, но он будет помнить до смертного одра конец Шеннон и те слова, сказанные ею…

— У Габриэль не осталось никого, кроме тебя.

— Нет!

— Заботься о ней, Жером… береги её…

— Моя дорогая Шеннон!

— Она полюбит тебя, как любила я. Но не допусти, чтобы она узнала о твоих махинациях… Жером…

— Папа…

Жером вернулся её голосом в реальность, с трудом владея собой. Да, он папа Габриэль. Она единственная, кого он может любить. Он будет защищать своё миловидное дитя, как хотела её мама, от всех и от всего. Жером прервал свои мысли, увидя свежие следы на руках Габриэль.

Ссадины портили её нежную кожу. В душе его снова закипела ярость.

— Я опять буду разговаривать с матерью-настоятельницей.

Габриэль проследила его взгляд, без труда установив, что он подразумевал под последними словами.

— Это всего-то маленькие царапины. Я едва чувствую их.

— Из-за такого вот пустяка ты подверглась унижению, создающего тебе невыносимые условия проживания!

— Папа, наказание мне заслужено.

— Нет!

— Ах, папа! — Габриэль готовилась свести беседу к шутке и улыбнулась мягкими губами. — Ты, не думая, назовёшь дьявола ангелом, если он спрячется в моём теле.

— Ты настоящий ангел.

— Нельзя так говорить! — Габриэль казалась сейчас шибко обеспокоенной. — Мне трудно жить с такими высокими требованиями.

— Ты уже живёшь так! Неужели не видишь этого?

Габриэль широко раскрыла серебристо-серые глаза, в которых промелькнул взгляд её мамы Шеннон.

У Жерома засаднило горло, когда он продолжил:

— Твоя учёба кончена, а что касается этого монастыря, то с меня хватит. Ты сей же миг поедешь домой вместе со мной.

Габриэль замерла от неожиданности. Он ощутил, что её разрывают противоречия.

Колеблясь, она ответила:

— Это странно, лишь мгновение назад я была уверена, что не прозвучат такие слова, которые я хотела бы услышать больше, чем-то, что ты сказал сейчас. Но…

— Дальше продолжать бесмысленно. Собирай свои вещи, — проговорил он.

— Нет, папа. Умоляю, пойми. Несколько минут назад я разозлилась, как и ты сейчас, потому, что меня послали работать в полисадник. Но внезапно я осознала, что сестра Мадлен научила меня многому, чем это входило изначально в её намерения. Она принудила меня подумать над моими поступками. И видя теперь, что ты огорчился, я благодаря ей, осознала, насколько ответственна привилегия быть любимой. Эту ответственность, как и счастье, человек может дарить вместе с любовью…

— Габриэль…

— Я отчего-то думаю, что этот урок станет намного полезнее многих остальных, которые я получила в прошлом. А что касается уехать сейчас… Поступить так при сложившейся ситуации станет равным признанию поражения. Я не терплю поражений, папа.

— Габриэль…

— Я хотела бы доказать, что я сильная, нежели слабая, и имею характер, чтобы довести это дело до конца. Осталось всего несколько месяцев… — Габриэль внезапно замолчала, а глаза заблестели. — Я думаю, что мама одобрила бы то, как я поступаю.

Тёплая волна окутала Жерома, и опять горло засоднило. Габриэль до крайней степени близка по духу своей мамы, хотя едва помнит…

Он не мог ей отказать и прошептал:

— Если ты так хочешь. — Габриэль порывисто поцеловала его и он вынудил себя улыбнуться. — А вот что… зачем же я приехал…

— Да, да! — К нему вернулась прежняя Габриэль. — Ты привёз то, что давно обещал?

Пуанти не сказал ни слова, пока она распаковывала большую коробку, которую он вытащил из укромного уголка, а потом, крича от радости, рассматривала сшитое в Британии роскошное платье из шёлка и бархата. Жером смотрел, как она приложила платье к себе и возбудившись, тараторила о том вечере, когда впервые наденет наряд. Он попрощался с Габриэль, стоя в приёмной монастырской школы и смотря, как она удаляется по лестнице.

Как только она поднялась по ступеням, он приказал ожидавшему его кучеру забрать коробку с платьем. Неторопливо и решительно Пуанти пошёл в кабинет главной монахини. Он постучал, потом вошёл, услышав тихий ответ.

Мать-настоятельница с торжествующим лицом ждала его.

— Чем могу служить вам теперь, господин Пуанти?

— Вопрос не касается того, можете ли вы служить мне. Вопрос касается того, смогу ли я теперь служить вам. — Его лицо резко превратилось в злобную маску, и он заскрежетал: — Не пришёл бы я внезапно сегодня увидеться с дочкой, ваше отношение к ней так бы и оставило меня в неизвестности. Мне страшно представить, сколько раз вы или ваши сёстры подвергали Габриэль подобным обращениям, ведь лишь теперь до меня дошло, что некоторые трудности, связанные с пребыванием тут, она утаивала от меня. — Жером выдержал паузу, стараясь держать себя в руках, а потом продолжил: — Габриэль убеждена, что заслужила унижение, которому вы подвергли её сегодня. Но я думаю по-другому! Я требую убрать подобные перепалки, если монастырская школы и дальше рассчитывает на мою поддержку и помощь тех благотворителей, которых я привлёк!

— Господин, я уверена, что Габриэль превосходно понимает справедливость такого наказания.

— Она — моя дочь, и только я имею право судить об этом! Я привёл её к вам, чтобы она получила образование, а не подвергалась унижению!

— Господин Пуанти, пока Габриэль состоит на нашем попечительстве, мы в ответе за её благополучие. Мы могли бы заслужить упрёк в небрежном к ней отношении, если бы не приучали её к дисциплине, которая нужна для достижения подлинного взросления.

— С Габриэль не должны обращаться, словно она обыкновенная рабыня!

— Мы обязаны трудиться ради нашего спасения.

— Но не Габриэль!

— Господин, прошу понять меня и сестёр, мы слишком любим Габриэль, чтобы портить её, ослабив попечительство, — тихо произнесла мать-настоятельница.

Бешеная ярость виднелась на его лице, когда он зарычал:

— Я не хочу больше обсуждать это! Хватит и того, что я вас предупредил!

Жером Пуанти молча выдержал несколько секунд, чтобы важные произнесённые им слова в полной мере отразились в напрягшемся лице монашки, и стремглав вышел, оставляя за собой разлитую по воздуху ярость.

***

— Она в одиночестве работала в полисаднике, капитан.

Рассказ матроса Портерия был встречен молчанием. Капитанша лежала на завешенной шелками большой кровати. Спальня Клары Буш по-прежнему служила ей единственным относительно безопасным убежищем в городе.

Худой, жилистый моряк невольно замер, подмечая, как напряжённо смотрит на него взгляд капитанши Уитос. У неё был настолько мрачный взгляд, что от него пробирала дрожь, а спина покрывалась каплями пота. Раптор, Хищник… Да, капитанша заслуживала это прозвище в большей степени, чем сама представляла себе. Некоторые из команды ощущали себя спокойно под её пронизывающим взглядом, хотя все, безповоротно, уважали эту женщину. По лицу Портерия промчалась тень, когда в его сознании возникло судно «Сити Айленд». Его опять ужаснула картина паники, охватившей корабль в момент боя с британскими пиратами и гибель капитана и первого помощника. Уитос, которая раньше была простым матросом, решительно приняла на себя командование и так повела орудийный огонь, что они сумели отбить атаку и скрылись. «Сити Айленд» обратилась в бегство, но страх поверг людей в состояние, близкое к безумию. Все знали, что ещё ни одно судно не уплыло невредимым от британских пиратов, и они обречены погибнуть.

В этот миг над ними сгустился туман, давший надежду на спасение. Новый капитан сумела окончательно развеять страх и силой своего примера вселила в их сердца мужество. Она обещала, что под её управлением им гарантирована справедливость, которой они никогда бы не увидели при действовавшем морском праве. Дисциплина и строгое выполнение взаимных обязательств стали нормой жизни на судне с того дня. Люди с начала уже знали, что капитаншей руководит жажда отомстить, очень глубокая, личная и не всегда ясная другим, но они положились на неё.

С той поры прошли годы, которые показали, что их судьбы находятся в верных руках. Любой из них без колебаний последует за ней до конца, даже если очутится в пекле ада. Да, капитан Уитос стала Раптором. Ну что ж… благородная хищница, подкрадывающаяся к беззащитной жертве.

— Она работала в полисаднике в одиночестве так поздно вечером? — переспросила она.

Неожиданный вопрос капитанши прервал мысли Портерия, и он поспешно ответил:

— Молодая госпожа не ладит с порядками в монастырской школе, так считает мой друг, который прислуживает там на кухне.

Портерий не уточнил, что его «друга» зовут Жанна Лу Синклер, и это милое имя принадлежит бабе с короткими ногами и без признаков талии, которая выполняет в монастырской кухне самую грязную работу, чтобы освободить монашек для более важных дел. Он также не добавил, что Жанна была без ума от него, и понадобилось подкинуть лишь пару слов о том, что его интересует, как она поведала всё, что знает. Получалось, что Габриэль Дибос не слишком нравилась Жанне.

— Мой друг сказал, что леди Дибос пользуется особыми привилегиями, и так с того момента, как поступила в монастырскую школу. К примеру, эта девка не спит в общей келье, потому что её папаша считает, что она чересчур хорошенькая для остальных воспитанниц. Он настоял, чтобы она проживала в отдельной спальне.

— И монашки разрешили это?

— Ха! Одна из монашек уступила ей свою комнату. Это крайняя келья на втором этаже, в самом углу школы. Приятель говорит, что девушка ведёт себя так, словно все эти привилегии ей дозволены, и что господина Пуанти боятся в школе гораздо больше, чем уважают, и ни у кого не хватает смелости возражать ни ему, ни его доченьке, опасаясь последствий.

— Последствий?

— Говорят, что он попросту помешан на девушке. «Крепкий орех» — это всё, что кто-либо может сказать о ней, хотя всем известно, что она настоящая дикарка и суётся в такие рискованные дела, на которые остальные девки никогда не решатся. Она позволяет себе чуть ли не дразнить монашек. Мой друг уверен, что все только обрадуются, когда через пару месяцев девчонка уедет из школы.

— Она уедет из школы?

— Да. Ей скоро восемнадцать, и её обучение завершается. Большинство монашек не любят её, несмотря на то, что она ни разу не нажаловалась папаше на многие случаи, когда в качестве меры наказания её отправляли работать в полисадник. Мой друг не назвал бы эту девушку благородной или как-либо в этом духе. Просто девица строит из себя знатную госпожу, а что у неё на уме, никто не в курсе.

Капитанша кивнула.

— Я выполнил всё, как вы сказали, капитан. Я хорошо рассмотрел её. Хотя стемнело, но ошибиться с ней трудно. Она выше остальных, с огненно-рыжими волосами, а глаза светящиеся, как фонарики. И видно, неглупая. Время от времени мне казалось, что она чувствует, как я за ней слежу.

— Ты уверен, что она тебя не видела?

— Конечно, уверен! Если судить по тому, как она сама с собой болтала, пропалывая сор и одновременно сражаясь с комарами… Ей и в голову не пришло взглянуть вверх, на деревья, где я расположился.

Карие глаза капитанши сузились, а спина Портерия вновь взмокрела. Он вспомнил случай, когда видел такой же взгляд капитанши. Тогда на Лесбосе Уитос встретила того парня, Гамбироса. У капитанши было крайне напряжённое выражение лица, а сама она — высокая, с могучими плечами — являла собой мощь, представлявшую почти смертельную угрозу. Портерий бессознательно поёжился. Он подумал, что никакая сила на свете не сможет помешать капитанше осуществить то, что задумала. И матрос до чёртиков обрадовался тогда, так же как и сейчас, что этот взгляд устремлён не на него… В коридоре раздался шум, заставивший их двоих обернуться на дверь до того, как она открылась. Вошла Берта и обворожительная Клара. Портерий как всегда лишился дара речи.

Он никогда не видел девушки красивее. Клара Буш обладала дивными золотистыми волосами и белоснежной кожей, несмотря на её профессию, заставляющую вспоминать ангелов. При взгляде на Берту, молча стоявшую около неё, невольно крутилось в голове, что ничего общего, кроме похожего цвета волос, у двух сестёр нет. Клара Буш приветливо улыбнулась, и сердце Портерия забилось чаще.

Возможно, она и продажная особа, но, безусловно, необычная. Как утверждали, лишь трое были допущены в её кровать, трое уважаемых греков Аргоса, которые готовы платить за то, чтобы она была только их.

Красавица повернулась к Уитос, её улыбка стала ещё шире, и Портерий поник. Без надобности было объяснять ему, что капитанше нужно лишь поманить Клару пальцем, и она будет с ней без всяких денег.

— Портерий…

Нет, никогда в жизни он не встречал такой девушки, как Клара Буш. Он даже не мечтал, что когда-нибудь…

— Портерий!

Портерий очнулся:

— Да, капитан!

— Ты хорошо поработал сегодня и до завтрашнего утра мне не нужен.

— Есть, капитан!

Повернувшись на каблуках, Портерий вышел из обитой шёлком спальни, раздумывая о том, каково это — лежать на такой кровати с шёлковыми простынями… и с такой… Он готов биться об заклад, что капитанша имела бы возможность узнать это, если бы захотела…

Клара легко поцеловала щеку Рей, на миг прильнув к ней, стоило лишь за Портерием закрыться двери.

— Может, это поддержит тебя, моя дорогая.

Её голубые глаза искрились, напоминая сапфиры. Взгляд ласково скользил по её лицу, и Рей почувствовала знакомый прилив тепла. В это мгновение она подумала, что если бы жизненные обстоятельства Клары сложились не так трагично, она могла бы блистать в высшем свете Аргоса. Она была умна и воспитанна. Красота её несравненна, а тёплая улыбка делает её неотразимой. Наконец, Клара спасла ей жизнь, и она навсегда останется её должницей и подругой, если её расположение к ней не поменяется. Клара задержала на ней свой взгляд.

— На мой взгляд, сегодня тебе очень нужна поддержка, моя милая.

Рей задумалась над этим.

— Наверное, я кажусь слишком озабоченной, но мне приятно… я безмерно рада. Похоже, наш визит в Аргос оказался куда более удачливым, чем я могла ожидать. Портерий замечательно выследил нашу птичку и получил нужные сведения. Это даёт возможность без труда убрать последние препятствия на моём пути.

Улыбка Клары сошла.

— Рей, моя дорогая, извини меня, пожалуйста. Меня, кажется, зовёт мадам.

Рей в сомнении нахмурила брови и заметила:

— Из того, что мы с Бертой тут обсуждаем, я не делаю секрета от тебя, Клара.

— Да, я знаю, но умная девушка чувствует, когда другим девушкам необходимо побыть одним. А Клара Буш обязана превосходно понимать то, что касается других женщин. Особенно тех женщин, которые занимаются мужской работой.

Проследив за вышедшей Кларой, Рей задумалась над скрытым смыслом её последней фразы. Оно было не в её духе, как и этот внезапный уход. Но следует перевести внимание на более животрепещущие вопросы.

Она обернулась к Берте.

— Сегодня вечером Портерий её видел. Он сказал, что по внешности её легко отличить от остальных девиц, но мне не хочется возлагать это дело только на него одного. Я хочу, чтобы вы с Портерием завтра ещё раз посетили монастырскую школу. — По мере того как Рей продолжала свою речь, её голос становился твердее. — Вы доставите в школу льняные ткани от анонимного дарителя в ящиках, которые будут чересчур тяжелы для монашек, и вам придётся донести их до кладовки на втором этаже, которая находится около кельи Габриэль Дибос… — Рей заметила в глазах Берты всполыхнувшие искры, когда добавила:

— Ждать осталось недолго.

***

Клара ощутила внезапно, что дрожит, и замерла посреди холла. Вокруг неё кипела жизнь, настолько осуждаемая строгими моралами.

Она забеспокоилась, что теряет над собой контроль, и постаралась взять себя в руки и с напускным спокойствием заправила выбившуюся прядь за ухо. Утончённость, изящная фигура и сочетание золотистых волос с яркими-голубыми глазами создали ей репутацию самой видной из женщин мадам Люсиль. Внутренняя сила помогла ей сохранить достоинство, несмотря на сомнительное положение проститутки. Так прошли четыре года, за которые многие из её товарок дошли до крайней степени падения. Клара прикрыла глаза и продолжила ступать по коридору. Из-за дверей, мимо которых она прошла, слышались стоны любви. Она давно привыкла относится к ним безразлично. Но в последние дни звуки преобретали для неё новое значение. Три года…

Она полюбила Рей с того мгновения, когда Берта приволокла её сюда. Избитая и окровавленная, она оставалась при этом настоящей женщиной. Клара распознала в ней горечь обид, желание мести и ту неодолимо притягательную женскую силу, которая временно таилась в этой изломанной особе.

Клара выходила Рей, она выздоровела, раскрылась перед ней, и она поняла, что первое впечатление было безошибочным. Её любовь крепла с каждым днём. Свои чувства она утаивала, тайно надеясь, что в один прекрасный день Рей посмотрит на её профессию как на прошлое и оценит её нежное, искреннее чувство к ней. За минувшие годы Клара примирилась со всякими превратностями в любви, живя теперь надеждами. Ревность разрывала душу на части.

Другая занимала мысли Рей. С девицей из монастыря связаны теперь её мечты — даже и мечты о мести. Глаза Клары заполонили слёзы отчаяния. Ей хотелось, чтобы Рей думала лишь о ней и ни о какой другой девушке! Она желала, чтобы только с ней воплощались её мечты! Она хотела… лишь Рей и никого больше. Стараясь восстановить дыхание, Клара на миг задержалась у кабинета почитаемой хозяйки борделя. Мадам Люсиль в своё время приняла Клару, несмотря на проклятие, которое отвергло от неё других. Мадам помогла ей найти успокоение, сохранить разумность и саму жизнь в такой мрачный миг, что даже теперь воспоминания об этом причиняли мучения.

Мадам бережно относилась к ней, поэтому Клара никогда не была у постоянных клиентов борделя как рядовая куртизанка. Её держали для особых клиентов, щедрость которых разрешала, чтобы она обслуживала только их.

Клара пользовалась великодушием мадам, и смогла поместить в свою спальню Рей, когда Берта доставила её сюда в ужасающем виде три года назад. Именно мадам позволила ей давать Рей убежище, когда в последние годы та бывала в Аргосе. Наконец, мадам была одним единственным человеком, с кем она могла поделиться своей тайной любовью к Рей. Клара постояла у кабинета мадам, ещё раз глубоко вдохнула и тихо постучала. Услышав разрешение войти, она открыла дверь и застыла на месте. Мадам приветливо кивнула ей из-за стола. Тщательно нарумяненные щёки были покрыты морщинами от расплывшейся по лицу улыбки.

Но чуткая Клара сумела понять предостережение, скрытое за дежурными репликами мадам:

— Входи, Клара. У меня нет сомнений, что ты отлично знакома с господином Пуанти. А мы с ним как раз беседовали о тебе.

— Господин Пуанти…

Клара вошла, осторожно закрыв за собой дверь. Сердце ускорило стук. Рей и Берта были рядом, уверенные в безопасности… По спине Клары пробежал озноб, когда Пуанти подошёл, чтобы взять её руку и поднести ко рту.

— Клара, я очарован вами…

Взгляды их пересеклись, и Клара моментально ощутила слабость. Чёрные глаза, оценивая, глядели на неё. Тёмные волосы, едва тронутая сединой и изящно состриженная бородка, классические черты лица с морщинами, говорящими не столько о возрасте, сколько о его исключительности. Стройная фигура, как у атлета и хорошо сидящий, сшитый по последней моде костюм дополняли портрет эффективного красавца в расцвете лет. Она знала, что прячется за этой привлекательной внешностью. Если не говорить о его злодействе, сделанном против Рей и её первой помощницы, она много чего почерпнула из болтовни с девушками, которых Пуанти иногда посещал наряду со своей любовницей. У Клары не было сомнений, что за этими тёмными глазами таится сам демон зла, который получает наслаждение от извращений, оскорбительных даже для видавших виды куртизанок. Она знала, что ему весело, когда наносит другим телесную или душевную муку.

Все девицы её профессии знают о его извращённости и порочности, но ни у кого не хватает смелости ему отказать. Пуанти галантно предложил ей стул. Клара вопросительно посмотрела на мадам.

Та, до сих пор улыбаясь, продолжила своим отлично поставленным тоном:

— Господин Пуанти очень заинтересовался тобой, моя дорогая. Он признался, что давно неравнодушен к тебе. — Тихо засмеявшись, она договорила: — Я давно уже посвящена в этот маленький секрет, но, к своему глубочайшему сожалению, лишена возможности позволить господину Пуанти посещать тебя. Твои покровители… они большие собственники.

Светлые брови Клары поднялись.

Она повернулась к мужчине, который сжирал её похотливым взглядом, и тихо произнесла:

— Мне лестно, что мужчина такого ранга обратил на меня внимание, господин Пуанти.

Пуанти пододвинулся ближе. Он нежно погладил её белоснежное плечо. Его рука прикоснулась к ней, а сухая кожа, казавшаяся неживой, оставила у Клары ощущение некомфортности.

А он задал вопрос:

— Ваши клиенты самые влиятельные люди в Аргосе, да?

— Господин.— Клара отпрянула с видом настоящего ужаса. — Вы, конечно же, не ожидаете от меня, что я дам ответ на ваш вопрос. Это будет нескромно!

— Нет, моя дорогая, ни за какие блага не захотел бы я, чтобы вы поступили нескромно.

Пуанти окинул жарким взглядом лицо Клары, несколько дольше задержав глаза на её губах, а потом резко повернулся и захрипел:

— Какую вы хотите за неё цену? Какой бы она ни была, я оплачу!

— Господин… — Мадам встала со стула своим внушительным телом и, сделав тайный знак Кларе, с улыбкой приблизилась к нему. — Моё положение слишком трудно. Хотя я не в праве открыть имена покровителей Клары, могу лишь заверить вас, что это слишком влиятельные люди и они непреклонны в своём желании не расширять список клиентов.

Пуанти взбесился и с треском ударил кулаком по столу, отчего две женщины вздрогнули, а он прошипел:

— Вы уверены, что поступаете правильно, отказывая мне, мадам? Мне стоит нашептать кое-кому слово, и ваш бордель немедленно закроют.

— На следующий день вас посетят много друзей, слишком сердитых вашим поступком, господин. — Самообладание полноценно возвратилось к ней, и мадам громко засмеялась. — Послушайте, не думаете ли вы, что Клара — одна единственная девушка в моём борделе, которую можно хотеть?

— Вы стараетесь обольстить меня, мадам?

— Клара, — взгляд мадам сказал красноречивей слов, — неужели ты не в состоянии заверить господина Пуанти в том, что сильно расстроена необходимостью ответить отказом на его предложение?

Клара почувствовала во рту привкус желчи, вскочила со стула и с трудом развернулась к разозлённому мужчине. И куда делась переполнявшая его секундой раньше предупредительность? На месте взыскательного кавалера, будто выражая вероломство своей сущности, стоял грубоватый мужлан с крепко сжатыми кулаками.

Его грудь вздымалась от ярости, когда Клара мягко сказала, обращаясь к нему:

— Жером… понимаете, перед вами девушка, потерявшая свободу выбора в отношениях любви. Я дала слово не нарушать условия устного договора. И мадам заверила клиентов в том, что будет наблюдать за мной. Целостность её борделя, как и условия проживания всех девиц, находящихся здесь, зависят от твёрдого выполнения этого контракта. — Твёрдо намеревшись пробить оборону, Клара придвинулась к Пуанти и договорила: — Но теперь мне хочется сообщить вам, что я восхищена вами с того мига, как узнала, что вы покровительствуете этому заведению. Мне глубоко жаль, что я не могу пригласить вас пойти в мою спальню прямо сейчас, что могло бы доказать, что слова мои искренни. Обещаю вам, мой дорогой, и мадам будет свидетельницей, — Клара едва вымолвила из себя эти слова, — когда я обрету свободу от договора, срок которого скоро истечёт, то покорно предложу себя вам… и, больше того, стану просить, что навсегда снимет то расстройство, которое вы можете чувствовать теперь от моего вынужденного отказа.

Клара пыталась дышать спокойно, наблюдая, сколько противоречивых эмоций отражается на лице Пуанти.

В ответ он швырнул ей в лицо:

— Чертовка!

Она едва не упала в обморок. Клара отскочила назад, едва держась на ногах, и опёрлась об угол стола.

Пуанти приблизился вплотную и, высокой горой возвышаясь над ней, с горячностью и с налившимся от притока крови лицом, зарычал:

— Вы ещё будете жалеть об этом. — Он метнул злобный взгляд на мадам, и добавил: — Вы обе будете жалеть!

Дрожа от ужаса, который навёл на неё Пуанти, за которым уже громыхнула дверь, Клара посмотрела на мадам и зашептала:

— Рей… Вдруг она выйдет в коридор…

Спустя минуту Клара подлетела к своей спальне, собралась раскрыть дверь, но замедлилась, услышав спокойно звучащий низкий голос Рей и едва приглушённый Берты.

Из её глаз хлынули слёзы. Они даже не имели понятия, как близко были от опасности. Ради них обеих она не должна ничего рассказывать им о том, что случилось сегодня вечером.

Клара подняла глаза вверх, прошептав:

— Спасибо, Боги… уберегли.

До слуха донеслись шаги и, резко повернув голову, Клара увидела мадам Люсиль, которая стояла в проёме коридора. Мадам заговорила спокойным и едва безразличным голосом, но на её полном лице виднелось горькое сожаление.

— Клара, к тебе явился господин Делос и хочет тебя увидеть. Я уже сообщила, что ты с радостью развлечёшь его, но тебе необходимо чуточку времени, — улыбнулась она. — Он ожидает тебя в голубой спальне. Не заставляй его тосковать чересчур долго, моя дорогая.

— Хорошо, мадам.

Клара уже через минуту овладела собой и слегка стукнула в свою дверь, а потом распахнула её.

Два человека пристально поглядели на неё, когда она произнесла короткую речь:

— Я прощаюсь с вами на сегодняшний вечер, меня зовут мои обязанности.

Её сердце ёкнуло в груди, когда она заметила, что карие глаза долго задержаны на ней.

— Эта спальня мне без надобности, так что вы можете находиться здесь, сколько будет угодно, — преодолевая нерешительность, она договорила: — Сохраняйте осторожность. Сегодня вечером на улицах полным полно людей губернатора.

Она закрыла за собой дверь прежде, чем они успели ей что-либо ответить, и торжествуя, прошла через коридор.

≪Сегодня голубая спальня… Петроний Делос…

Отлично…≫.

***

Рей оглядела тёмную улицу, которая примкнула к весёлому заведению мадам Люсиль. Около неё затаилась, держа ладонь на пистолете, заткнутом за поясом штанов, Берта.

≪…Сегодня вечером на улицах полным полно людей губернатора…≫.

Рей не могла выбросить из мыслей слова Клары. Она произнесла их не просто так.

Красавица Клара, вынуждена была стоять на этом ужасном пути, но не позволявшая никому раздавить себя… Уж более честна и благородна, нежели её судьи… Рей принудила себя выкинуть эти мысли из головы, и принялась тщательно изучать прилегающий участок местности. Она не могла отправиться на риск и пересечься с людьми губернатора. Ни в коем случае… Сейчас — когда цель достаточно близко… Она жестом предложила Берте следовать за ней, выйдя на улицу. Спустя миг их поглотила ночная тьма.

***

— Это дар монастырской школе. Человек изъявил желание остаться неизвестным… — повторяла Берта заученную речь.

Утренние лучи солнца осветили двух монашек, которые стояли у входа в монастырь. Первая из них внимательно слушала её с каменным лицом. Вторая, бледная и хрупкая девица, чуть спрятала испуг, смешанный с брезгливостью.

Обе изучали с недоверием её лицо. Берта подавила вспыхивавшую в ней волну вражды, но ощущение неловкости и сердечная мука остались. Она давно свыклась с тем, что глубокая метка, безобразно рассекавшая её щеку от брови до конца щеки, вызывает шумную реакцию у незнакомых людей. Она понимала, что не в силах вернуть тот день, когда вертлявая молодая куртизанка накинулась на неё в борделе и парочкой быстрых ударов кинжала навсегда изуродовала симпатичное лицо. Она визжала, что это она напустила порчу, когда старалась уложить её в постель, и освободиться от порчи, по словам ясновидящей, можно, лишь пролив её кровь, а иначе проклятие передастся и ей. Тот миг изменил всю её жизнь. С того дня на ней осталось клеймо порченной девицы. Она буквально задыхалась от ужасных сплетен, которые лишали её возможности честно трудиться и усугубляли травму души. То происшествие значимо повлияло на решение Клары самой зарабатывать на жизнь. Так она очутилась у мадам Люсиль. Куртизанка… Берта помнила те годы, когда это позорное слово постоянно ассоциировалось у неё с обликом распутной, отверженной и дурно пахнущей особы, которую забывают в то самое мгновение, когда удовлетворена мужская похоть. Клара совершенно переменила это.

Призренная специальность не помешала ей жить достойно и пользоваться уважением всех окружающих. Жизнь Берты в корне поменялась лишь счастливой встрече с Уитос. С помощью капитанши, которая однажды поверила в неё, она снова обрела самоуважение и освободилась от грязи, которая затягивала её всё глубже. Судно «Винтер» стало новым домом Берты, а все матросы, принявшие её, стали друзьями. Смерть любого из них была для неё утратой настолько же горькой, как и гибель этого великого корабля. При этом Берта прекрасно понимала, что её боль, несмотря на остроту, не сравненится с муками капитанши Уитос, и мыслями, что она обязана была спасти «Винтер» при любом раскладе событий. Когда Берта узнала об аресте капитанши и её первой помощницы Дуганис, то не на миг не сомневалась в том, что любой ценой спасёт Уитос и разделит её судьбу. С тех пор миновали годы, но она ни разу не пожалела об этом.

Монашки между тем продолжали её внимательно изучать. Берта удовлетворённо отметила, что лицо старшей из них ни в какой степени не выказывает ощущение отвращения.

И тут монахиня переспросила:

— Дар? — Она приоткрыла крышку ящика, щупая находившиеся внутри вещи. — Очень хорошие, но я не уверена…

У Берты усилилась тревога, когда позади из коридора послышался мягкий, хорошо поставленный голос:

— Чем могу быть вам полезна, госпожа?

В голосе третьей монашки ощущались нотки власти, не оставлявшие никаких сомнении относительно её положения в монастыре. Берта намерилась уже ответить, но вторая монашка опередила её.

— Эта женщина заявляет, что принесла постельные принадлежности в качестве дара, но она либо не знает, либо не хочет сообщить, кто является человек, пожертвовавшим нам.

Главная монахиня посмотрела на ящик, который Берта едва удерживала на весу, а потом на такой же в руках у Портерия и задала вопрос:

— В обоих ящиках постельное бельё?

Берта повела плечами:

— Так сказал человек, который заплатил нам, чтобы мы отнесли эти ящики в этот монастырь… Но раз они вам не нужны…

Главная монахиня изучающе поглядела на Берту своими голубыми глазами, цвет которых напоминал поверхность водного озера.

— А этот человек, заплативший вам, он кто — торговый купец?

— Наверное, да.

Монашка ненадолго смолкла, а потом резко спросила:

— А вы уверены, что эти дары добыли праведным путём?

— Нас наняли доставить эти ящики у всех на глазах, — ответила Берта.

— Раз так, то мы берём их.

Берта едва сдержала вздох облегчения.

Она усмехнулась про себя, когда главная монахиня опять обратилась к ней, выждав небольшую паузу:

— Я буду вам очень признательна, если вас не затруднит отнесли их в бельевую келью на втором этаже.

Берта кивнула. Взвалив коробку на плечо, она взглядом велела Портерию идти за ней.

Бледная монахиня повела их в самый дальний конец монастыря. Берта с пустым выражением на лице внимательно приглядывалась ко всему вокруг, мысленно составляя план монастыря.

Добравшись до второго этажа, она специально перепутала маршрут: отстав от монашки, которая указывала дорогу, Берта повернула налево и пошла по коридору.

— Нет, госпожа! Ступайте за мной!

Вместо того чтобы возвратиться, она подняла голову, услышав звук открывшейся в конце коридора двери, и ощутила в душе неимоверное торжество — из кельи появилась изящная женская фигура, одетая в монастырскую форму.

Эту девицу невозможно было перепутать с другими. Её волосы полыхали как огненное пламя, а ясные глаза, с интересом замеревшие на ней, были чудного серого цвета. То, что у Портерия перехватило дыхание, когда она прошла мимо них, послужило ещё одним доказательством её неординарности.

— Госпожа…

Берта ещё раз окинула взглядом коридор, яснее запоминая расположение комнат…

— Госпожа…

Она уже повернула назад в сторону бледной монашки, как девица замерла и, обращаясь к ней подчёркнуто и высокомерно, заметила:

— Сестра Джулия зовёт вас, госпожа! Да, именно она, и никто больше.

Берта пустым взглядом скользнула по Габриэль Дибос, и развернулась на зов монашки.

***

Всё объялось тишиной ночи. Три человека, придерживаясь тени, бесшумно крались возле стен монастыря. Рей благодарила кирпичную стену, укрывавшую их от любопытных глаз.

Шепча, она давала указания Берте и Портерию, мысленно же сосредоточившись на предстоящем деле. Они не могли допустить ошибок. Лестницу приставили к стене монастыря, и Рей начала взбираться. Берта следовала за ней, а Портерий был внизу, как караульный. Они пролезли в открытое окно без колебаний. Отыскав нужный коридор, они разделились. Берта притаилась на карауле, а Рей ушла дальше и замерла перед нужной дверью. Сердце бешено стучало, когда она повернула круглую дверную ручку, приоткрывая её настолько, чтобы протиснуться внутрь, и вновь же закрыла за собой. Из глубины тёмной кельи было слышно спокойное дыхание.

Напрочь невидимая в ночной тьме, потому что оделась в чёрные одежды, она устремила свой взгляд на девицу. Та чётко выделялась на фоне кровати. Её лицо освещал серебристый лунный свет, прорезывающий тьму ночи.

Слова Берты, вернувшейся утром из школы, опять зазвучали у неё в сознании:

≪ Портерий был прав, капитан, девицу невозможно не узнать≫.

Волосы, цвета огня, раскиданные по подушке, прозрачная кожа, тонкие черты лица… Серые глаза?.. Ей надо удостовериться. Рей подкралась ближе. Она опустилась около постели на колени, легонько коснулась плеча девушки. Та едва шелохнулась и опять засопела. Рей коснулась ещё раз и услышала протестующее бормотание… увидела, как затрепетали, а потом открылись веки. Серые глаза широко распахнулись! Серые глаза…

Рей зажала ладонью рот Габриэль Дибос, заглушив её пронзительный вопль, предупреждая:

— Будешь тихо себя вести и никто тебя не обидит.

Девушка брыкнулась, задёргалась, пыталась убрать руку со своего рта.

Рей шёпотом предупредила ещё раз:

— Тише!

Та продолжала отбиваться. Рей молниеносно ударила её в челюсть, и девица обмякла. Не теряя мгновений, Рей укутала её в одеяло и взвалила девушку на плечо. Спустя минуту она вышла во двор, а ещё через миг вся группа растворилась во мраке ночи. Карие глаза во тьме… Кошачьи глаза. Нет… Не то! Охрипший голос… сильная рука, удерживавшая её… А после ужас, паника, удар и боль! Забвение.

Опять чувство движения, и Габриэль уплыла в какой-то странный мир, без уверенности в том, что когда-либо придёт в сознание…

========== Глава 2 ==========

Ей больше не ощущалось, что она куда-то уплывает. Мир понемногу становился стойким, но чувство заменилось острой болью. Болела челюсть. Габриэль не сознавала, что стонет, неторопливо распахивая глаза. Темнота… глубокая темнота. Где тот ласковый серебристый лунный свет, который освещал её кровать с первой ночи, когда она стала проживать в маленькой келье школы монастыря? Запах лаванды, витавший в её келье, заменился каким-то странноватым и омерзительным ароматом, похожим на плесень, и она… Габриэль заметила, что над ней склонилась непонятно чья тень и в один миг сомкнула веки. Она снова окуналась в полузабвение. В голове перемешались отрывочные воспоминания. Ей не хотелось лежать на какой-то жёсткой поверхности в чужой и дурно воняющей комнате, и ей не понравилась женская тень, которая склонилась над ней. В скором времени она опять поднимет веки и снова очутится в келье монастырской школы, и всё возвратится на свои круги. Через закрытые глаза Габриэль начало светлеть, тогда ей облегчённо подумалось, что солнце уже восходит. Утро настаёт, а пугливые видения заканчиваются. Всё что ей необходимо теперь — поднять веки и кошмары ночи рассеются навечно. Она собрала всю свою смелость и посмотрела через приоткрытые глаза, испугавшись лишь сильнее: утра не было, как и её кельи! Девушка увидела тусклый свет лампы, и к ней так и склонялась тень… Вновь перед её глазами появились эти странноватые, с золотым отливом, кошачьи глаза. Нет и нет!

Такие глаза не напоминали глаза кошки, пусть даже сияя тайным злым блеском. На девушку смотрела женщина. Привидение пододвинуло лампу ближе, и у Габриэль свело дыхание. Она ни разу за свою жизнь не видела таких широких плеч и такой массивной фигуры. Свет раскрыл темноту границ. Из тени чётко стало видно лицо: строгие мужественные черты, волевой подбородок, длинные густые чёрные волосы как крыло вороны, чёрные изгибы бровей, которые окаймляли глаза с золотым отливом, будто у хищницы.

Игнорируя боль, которая пронзала её губы при первой попытке хоть что-то сказать, Габриэль едва слышно захрипела:

— Кто вы такая? И где я? Я требую объяснение тому, что произошло?

— Вы требуете моих объяснений? — Лицо женщины осветилось подобием улыбки, она продолжила: — В вашем положении навряд ли можно что-то требовать.

— Что вы говорите? Ничего такого!

Габриэль постаралась встать, но женская рука легла ей на грудь, придавливая назад к жёсткой поверхности.

Стараясь оттолкнуть руку, она выдохнула:

— Не смейте трогать меня своими руками!

— Дурочку не гоняйте! — Сильная ладонь не сдвинулась. — Не вам указывать мне, что делать, но не бойтесь, насилие вам не грозит. У меня на вас другой план!

— Я спросила, кто вы такая?

— Мой ответ вы будете ожидать слишком долго!

— Неужели?! Буду ожидать?

В Габриэль вспыхнула злость, спаляя все страхи. Дьявол бы побрал эту особу! Как смеет она так обращаться с ней?! Пусть она физически сильна, но не сумеет её ни подчинить, ни запугать! Габриэль старалась противиться ледяному ужасу в сердце, глубоко вдохнула.

— А вы хоть знаете, кто я такая?

— Габриэль Дибос…

— А точнее леди Дибос!

Глубокий голос женщины покрасился в такой тон, что по спине Габриэль промчался озноб:

— Неужели вы действительно считаете, что я пошла бы на риск, похищая ночью вас из монастырской школы, если бы не знала, кто вы?

Габриэль ощутила, как в жилах застывает кровь:

— Не понимаю вас.

Женщина отдёрнула ладонь и быстрым движением пальцев стянула блузу с плеча, буквально впившись в девушку пронзающим взглядом. Стараясь не испугаться, Габриэль вскинула голову выше, когда незнакомка стянула блузу с плеча, оголяя выжженную на коже букву.

— Этим символом на память наградил меня ваш отец, а я никогда не принимаю таких даров, не отвечая подарившему достойным способом.

Габриэль еле удержалась, чтобы в ужасе не отскочить при виде безобразного шрама, и холодно проговорила:

— Вы говорите, что это сотворил мой папа? — В ответ её одарили только холодящим душу взглядом. — Я не верю вам.

— Мне безразлично, верите вы мне или нет, — бросила женщина.

Она вернула блузу обратно на плечо, прикрыв тканью шрам, когда в дверях жалкой хижины появилась ещё одна женщина. Габриэль громко охнула, узнав в ней ту особу, которая утром принесла в монастырскую школу коробки с тканями.

— Смотрю, вы узнали Берту.

— Как же мне её не узнать!

Лицо вошедшей омрачилось, и Габриэль пожалела, что ответила, не подумав.

А та сказала:

— Портерий дежурит снаружи, как вы приказали, капитан. Я тоже пойду покараулю.

Габриэль посмотрела на свою похитительницу, вставшую в полный рост и кивнувшую на слова женщины.

Потом она добавила:

— Мы уходим, как только заблещет рассвет.

— Уходим? Куда? — Габриэль села. — Я требую…

— Ляжьте.

— Что? — вскричала Габриэль, неожиданно разозлившись на непонятное для неё распоряжение капитанши. — Я не одна из ваших матросов, капитан, чтобы вы так со мной разговаривали!

— Ляжьте, как я сказала, или мне придётся вынужденно принять меры пожёстче.

— Я не стану подчиняться вашим командам, капитан! А если бы даже и стала, но лишь не вашим!

Две женщины пересеклись взглядами, и Габриэль, несмотря на браваду, стала тихо дрожать. Та, что была моложе, исчезла в дверях, потом опять появилась, держа в руках грубую верёвку.

Габриэль застыла, и с её губ невольно слетело:

— Вы же действительно не станете…

— Ляжьте.

— Я уже сказала вам, что я…

Капитанша приблизилась к ней, держа в руках верёвку, и заявила:

— У вас два выбора: или вы станете спать связанная по рукам и ногам, а потом путешествовать на моём плече, как связанный поросёнок, или вы станете выполнять всё, что я вам буду приказывать.

— Вы не имеете права так поступать со мной!

Нет ответа. Ещё как имеет! Габриэль крепко стиснула зубы и легла назад на жёсткую поверхность, закрыв глаза. Она бы всё отдала на свете, лишь бы больше её никогда не видеть!

До Габриэль донёсся звук удалявшихся шагов молодой женщины и вместе с этим она ощутила, что её обдало воздухом от одеяла, которое расстелили около неё прямо на полу. У неё не имелось желания открывать глаза, она только подглядела за ней втихую. Капитанша с омрачённым выражением на лице легла на свою, самодельную постель и сбавила свет в лампе. Миг спустя стало слышно её ровное дыхание. Уснула! Как она могла! Габриэль осмотрелась кругом. Маленькая хибара с грязным полом и тростниковой крышей.

Наверное, кроме них обеих в доме никого нет, и если она сумеет достичь лампы…

— Не трогайте её.

— Что?

Нет ответа. Да в нём нет нужды. Габриэль смежила веки. Маленькая дикарка закрыла свои глазки. Рей только хмыкнула на это. В доме было жарко и душно, воздух вообще не двигался. От прекрасной девушки исходил чуть улавливаемый аромат, щекоча ноздри и отгоняя сон. Уитос даже не сумела предположить, что леди Дибос сможет вызвать в ней сильную раздражительность. Это не вписывалось в её план, который она выкраивала на протяжении премногих месяцев.

Рей подумала, что девчонка, которую вырастил Жером Пуанти, независимо от того, является ли она его родной дочкой или нет, несмотря на молодость, не может не быть надменной и высокомерной. Рей повернулась на бок и начала рассматривать Габриэль Дибос. В туском свете лампы она изучала её, без изъяна, черты. Она припомнила теплоту её округлённых грудей под хлопковой ночнушкой. Нет, Габриэль Дибос уже не дитя. Но и не наивная девчонка, которая отдала себя служению Господа. Если Рей верна в своей догадке, то леди Дибос с первого дня, как поступила в монастырь, имела строптивый характер, что тем самым делало невыносимой жизнь несчастных монашек.

Портерий обмолвился, что девица обязана покинуть школу через пару месяцев, лишь стукнет восемнадцать лет. Рей не сомневалась, что отъезд девушки стал бы большинством воспринят облегчённо. Рей не усомнилась даже в том, что несовершеннолетняя пока что молодая Габриэль имеет житейскую хватку, которой могут позавидовать девушки, которые уже перешагнули эту возрастную категорию. А теперь эта девушка принадлежит ей… Рей попристальнее смотрела на Габриэль Дибос.

Эта юная особа смогла бы воспользоваться тем, что красива, и успешно вошла бы в развращённый свет Аргоса, куда постоянно тянет её папашу. Копна густых и блестящих волос раскинулась беспорядочно вокруг её лица… Нет сомнений, многие мужчины захотят коснуться её волос своими пальцами, почувствовать её нежную кожу на своих губах или покрыть поцелуями правильные черты её лица. Она многих сведёт с ума. А её груди под её рукой, которых она невольно коснулась, командуя ей… Рей вздохнула глубже. Она благодарила судьбу, что ей не грозили такие девичьи мучения. Став взрослой, она заимела лишь одну цель, которая подчинила себе всю её жизнь, научившись получать наслаждение, не привязывая себя к партнёршам. К её услугам было предоставлено много борделей, которые Лафитос имел на Лесбосе. Рей могла пересчитать по пальцам одной ладони всех шлюх, которые были в её сознании не больше минуты после того, как она расходилась с ними.

Она сама встала на такую тропу. Она считала, что честное потребление порядочнее, нежели показная страстность в отношениях такого типа между двумя женщинами… Она заранее сохраняла уверенность, что такая надменная дикарка Дибос живо бы расправилась с любым молодым парнем, угодившим в её любовную ловушку. Рей знала такой тип девиц. Такие никогда не насладятся меньшим, нежели безраздельным обладанием душой и телом парня. Похожие слухи переходили по Аргосу и о любовных походах её папаши. Рей невесело усмехнулась губами. Слишком уж много она думает об этой девице, не так ли? Её пальцы невольно тронули шрам, оставленный на плече.

Она давно и твёрдо решила не просто отомстить Жерому Пуанти за все его преступные злодеяния. Она обязана расквитаться с ним так, чтобы он признал то, что сотрудничает с Гамбиросом в атаках на греческие торговые корабли. Причин тому много. Пуанти должен признать, что виновен, тем самым доброе имя Рей Уитос восстановится и с неё снимут всю вину, и ещё Пуанти обязан выплатить компенсацию тем, кто пострадал от его жестокого двуличия. Но и тут ещё не всё. Как только Пуанти сознается, то последствия станут далеко идущими.

Неистовая сущность Лафитоса возьмёт своё, только лишь всплывёт на поверхность сговор Гамбироса с Пуанти и будет обнаружено, что он нарушил строгий запрет нападений на греческие корабли. Гамбироса изгонят с Лесбоса и он лишится покровительства Лафитоса, которое даёт ему полную неуязвимость. У Рей не осталось сомнений, кто победит в этой игре, лишь она получит возможность встретиться с Гамбиросом на равных, и отмщение наконец-то станет полноценным. Ситуация сложна тем, чтобы найти уязвимые стороны Пуанти, затронув которые, можно будет лишить его возможности к сопротивлению. За годы поисков выявилось лишь единственное слабое звено. И теперь Габриэль Дибос была у неё. Рей Уитос ещё раз внимательно поглядела на затихшую девчонку.

Ей надо быть готовой к встрече с этой горячей и высокомерной маленькой бестией — но почему-то готова к этому она не была. Она вспомнила бъющееся сердце под её ладонью. Только его ритм выдавал сильный испуг, который во всём остальном девчонка очень удачно таила. С такой будет трудно, но Рей сможет удержать её в руках. Возможно, с течением времени ей даже понравится это. Такая неожиданная мысль пришла в голову против её воли. Рей закрыла глаза и чутко заснула.

***

— Вставайте.

— О-ох…

Габриэль в один миг проснулась, слыша такой слишком грубоватый крик. Девушка удостоверилась, что над ней склонилась всё та же огромная женщина, и без звука, стоная, опять смежила веки. Это не приснилось…

— Я сказала, вставайте!

Габриэль, ни в чём не уверенная, села, осматриваясь вокруг. Гримаса отвращения исказила её лицо. Хибара выглядела ещё более примитивной, чем девушка могла себе представить.

— Поднимайтесь на ноги, леди!

Суровая незнакомка схватила её за руки и резко подняла с кровати. Поначалу Габриэль изумилась тому, как же легко она всё это проделала. Хотя чему удивляться? Женщина была высокой, широкоплечей и даже ужаснее, чем девчонке показалось во тьме. Но и она была не из тех, кого можно напугать. Разные планы бегства тут же вероломно устремились в её голову.

— Нет необходимости тратить напрасно время, чтобы со мной хитрить. Со мной это не выйдет, — сказала капитанша, словно прочла её мысли. — Вы не сумеете убежать, да тут и идти-то некуда. В окрестных болотах нет ни одного места, где слабая девушка сумела бы быть без посторонней помощи. В воде много крокодилов и водяных змей, а на суше — медведей и диких кошек, не говоря уже о…

— Вы думаете, что я дура, капитан? — Габриэль не сумела не усмехнуться. — Вы считаете, что меня можно напугать, рассказывая об опасностях, которые подстерегают за каждым кустиком и за каждым уголком? Я всю свою жизнь прожила в Аргосе!

— Конечно, вас холили, лелеяли в доме вашего папаши. Там, не сомневаюсь, крайне снисходительно относились к любым вашим капризам, потакая любым прихотям. Даже строгие монашки не сумели противостоять влиянию вашего папаши, да? Конечно же, личная спальня… — Она хрипло засмеялась. — Ваш заботливый отец даже не ведает, насколько это помогло нам. Вы ещё узнаете, что тут — совсем иной мир. — Она перестала смеяться. — Довольно, надо уходить.

Она подтолкнула Габриэль вперёд, на выход.

Раскрыв дверь, Габриэль, изумляясь, замерла на пороге. Где же они находятся? Никакой цивилизации вокруг. Лишь их маленькая хибара, одиноко стоящая посреди буйно разросшихся зарослей и очень высокой травы.

Воздух, пропитавшийся запахом неясных цветов и ароматом болотного гнилья. Всё это стало угнетать девушку. Не признавая свою растерянность, Габриэль приосанила спину и резко развернулась к возвышавшейся над ней капитанше.

— А где здесь путь к удобствам, не покажете ли?..

Капитан подняла руку и широким жестом обвела доступную взору округу:

— Везде, можете выбрать…

Дьявол бы побрал эту мужланку! Она ещё и потешается! Габриэль посмотрела на двух моряков, которые стояли рядом. Молодая девушка со шрамом на лице ответила на её взгляд с таким же безразличием, с каким смотрела на неё в коридоре монастырской школы. Габриэль припомнила, что посчитала её за идиотку. Теперь-то она понимала что заблуждалась. Девушка вспомнила и второго.

Тот нёс тяжёлую коробку в бельевую келью, а Габриэль про себя захихикала над его неуклюжими действиями. Теперь же они хохотали над ней!

Габриэль вскинула голову и отправилась к ближайшим зарослям, а спокойный голос капитанши долетел до её ушей:

— Если вы обладаете хоть каплей здравого ума, не заходите очень далеко.

Габриэль не удостоила её ответа. Ей хотелось так сделать, но было боязно. В раннем детсве ей рассказывали страшные сказки про тех, кто забредал очень далеко в болота и пропадал там беследно. Спустя пару минут Габриэль показалась из зарослей. Девушка морщилась, когда наступала босиком на острые камни. Она подняла глаза и уловила оценивающий взгляд капитанши. Габриэль тот час же обдало жаром, стоило лишь осознать свою незащищённость перед ними. Хлопковая ночнушка её резко отличалась от других, которые принято было носить обычным послушницам монастырской школы. Папе удалось настоять на том, чтобы её не заставляли отказываться от роскошных вещей, к которым она привыкла до того, как поступила в монастырь. Отец вносил достаточные суммы, в которых, помимо платы за учёбу, давались ряды привилегий и в простых условиях обитания в школе.

Параллельно с общими предметами для всех — чтение, письмо, математика, история — Габриэль индивидуально учила литературу, языки, музыку. Помимо этого, ей готовили еду по особенному меню, которое нельзя сравнить с питанием остальных воспитанниц. Дьявол её возьми, эта противная капитанша права!

Настаянные требования сохранять к ней особенное отношение встало против неё и было на руку похитителям. Габриэль попала в дурацкую ситуацию, полностью оказавшись во власти этой безжалостной хищницы, чьи глаза проходили сквозь неё. Да будь она три раза проклята! Но от чего она так на неё глядит?

Габриэль Дибос показалась из густых зарослей, и сердце Рей сжалось в груди. Она знала, что и два матроса, стоящих за ней, перестали дышать, тоже глядя на неё, особенно Портерий.

Проклятая юная чертовка! Девица превосходно сознаёт, что творит, стоя в свете солнечных утренних лучей, которые проскальзывают многими бликами через густые листья над её головой. Лучи солнца, сверкая, заигрывали с её густыми огненно-рыжими волосами, струившихся волнами по спине, высвечивая концы длинных ресниц, за которыми притаились необычные чистые и ясные глаза, осветили её молочную белоснежную кожу.

Больше всего восхищали изящные женские округлости, откровенно просвечивавшиеся сквозь прозрачную ткань ночнушки: длинные стройные ноги, мягкие прогибы тела, округлые холмы, вздымавшиеся над грудной клеткой…

Рей резко оборвала настолько бурный ход мыслей, стоило этой дерзкой дьяволице двинуться прямиком к ней. Габриэль задрала подбородок высоко и гордо, но стоило сделать один шаг, как она внезапно споткнулась и запрыгала на одной ноге. Рей бросила взгляд на её босые ступни, выглядывавшие из-под ночнушки, и нахмурилась. Надо позаботиться об этом без промедлений. Она повернулась к Берте. Молчаливая первая помощница всё поняла без слов, протянула ей пару изношенных сандалий из кожи. Рей почувствовала раздражение, поняв, что и Берта, и Портерий следили за ходом её мыслей.

Она взяла сандалии из рук Берты и швырнула их к ногам девчонки, резко дав приказ:

— Наденьте их!

Нежные щёки Габриэль залились краской:

— Извините! Вы сказали это мне? — Когда Габриэль брезгливо повела своим изящным носом, у Рей от напряжения свело скулы. — Ни за что! — воскликнула она. — Я никогда не носила обувь рабынь и не буду.

— Нас впереди ожидает длинная дорога. Мы будем идти до наступления ночи, почти не отдыхая. Можете пойти в этой обуви или без. Выбирать вам.

Красивое лицо опять исказило омерзение.

Габриэль ничего не ответила, оставшись несклоняемой.

Рей повернулась к друзьям:

— Отлично, идём.

Берта и Портерий подняли нехитрые пожитки и пошли вперёд, а Рей подтолкнула упрямую заложницу, ставя её перед собой.

— Что вы творите?

Рей сверху вниз посмотрела в ясные глаза, устремлённые на неё:

— У меня нет времени и желания отвечать на глупые вопросы.

Габриэль мгновенно ответила:

— Но мы же с утра ничего не кушали!

Рей раздосадовал её протест и она попыталась подтолкнуть её вперёд, но Габриэль отскочила в сторону и без запинок объявила:

— Я проголодалась!

Рей едва не зарычала. Она схватила её за руку, опять поставив её перед собой. Габриэль окинула её величественным взглядом.

Рей с каменным лицом снова приказала:

— Ступайте!

Она едва не засмеялась, как только Габриэль всё-таки сделала один шаг, но нахмурилась, потому что девчонка сразу напоролась на острый камень, но двинулась вперёд. Упрямая маленькая плутовка! Она ещё хлебнёт сполна!

Рей крепко стиснула зубы, когда её взгляд замер на копне рыжих локонов, распавшихся вдоль узкой спины Габриэль. Волнистые локоны доходили почти до ягодиц, которые рельефно выступали под тонкой тканью. Она проголодалась. Рей плотней свела зубы. К собственной досаде, она обнаружила, что её собственный аппетит тоже понемногу разжигается. Габриэль снова споткнулась. Её ноги, расцарапанные, словно она шагала по густым зарослям травы не пять минут, а целую вечность. Габриэль хлопнула по неизвестному насекомому, которое вцепилось в её бровь, и подумала, что сваляла дуру, гордо отказавшись надеть обувь, которую ей предлогали. И видно, что это только начало её испытаний.

≪ Этим символом на память наградил меня ваш отец, а я никогда не принимаю таких даров, не отвечая подарившему достойным способом ≫.

Утро выдалось слишком жарким, холодный пот струился по спине Габриэль при воспоминании о словах капитанши. Кто же такие эти люди, державшие её жизнь в своих руках? А капитанша — каково бы ни было её настоящее имя — просто ошибалась, утверждая, что это сотворил папа, или она… сумасшедшая? Какую цену придётся заплатить за предполагаемое отмщение? Цену её жизни или ещё что хуже?..

Габриэль подавила приступ приближавшегося отчаяния и, остановившись, осмотрела местность.

— Ступайте! Не стойте!

Сверкая глазами, Габриэль окинула идущую за ней огромную женщину, но эти пронзающие насквозь золотистые глаза не разрешали девушке чувствовать своё превосходство. Куда они идут? Что она намеревается с ней сделать?

Габриэль должна сбежать… ради себя самой и ради папы. Она не упустит такого шанса. А пока девушка продолжала идти… Раздражение Рей понемногу ушло. Высокомерная Габриэль Дибос не старалась больше обдуривать её своими капризами и нескончаемыми спотыканиями. Девушка изо всех сил пыталась ступать наравне с ними. Рей была уверена, что пока их не преследуют. Она прищурилась и мысленно прикинула пройденную дорогу.

Возможно, отсутствие Габриэль в монастырской школе только обнаружилось. В то же время её отцу доставили письмо. К тому моменту, когда Пуанти лично разберётся в случившимся, они углубятся далеко в болота и до наступления тьмы поспеют к назначенному месту на берегу. Губы Рей едва тронула улыбка.

Да, как раз сейчас Пуанти вскрывает конверт и читает письмо…

***

” Господин Пуанти. Вы, возможно, забыли нашу последнюю встречу, воспоминания наверняка стёрлись из Вашего сознания. Учитывая это, я предприняла определённые действия, которые, безусловно, освежат Вашу память. Габриэль Дибос — очаровательная молодая леди. Не сомневайтесь, она в безопасности, пока находится под моим личным присмотром. Как долго она останется в этом положении, полностью зависит от Вашей готовности удовлетворить мои требования. Я даю Вам определённое время на раздумья, прежде чем предъявлю свои требования. Знайте, что на следующее моё письмо необходим немедленный ответ. Советую не испытывать моё терпение. В противном случае пострадает известная Вам Габриэль Дибос. Капитан Рей Уитос великолепного корабля ≪Винтер≫ «.

Из груди Жерома Пуанти вырвался короткий захлёбывающийся вопль, пока он вчитывался в письмо капитанши Уитос. Тело отказывалось ему подчиняться. Он остолбенел посреди роскошного вестибюля своего дома, пытаясь справиться с дыханием. Утренние солнечные лучи проникали сквозь окно, обрамлённое римским стеклом над тяжёлой дубовой дверью.

Красные и золотые цветовые блики играли на покрытых шёлком стенах и до блеска натёртом паркетном полу. Он ничего этого не видел.

Перед глазами стояла пелена, а властный голос на миг сорвался до хрипоты:

— Болерий, иди ко мне немедленно!

Пожилой негритос, облачённый в поблёскивающую греческую хламиду в спешке споткнулся о порог, показавшись в дверях холла. Пуанти сделал шаг к нему.

— Откуда доставили это письмо?

— Оно лежало под дверью, господин. Я обнаружил его там сегодняшним утром и как всегда положил на поднос.

— Ты дурачина! — Пуанти влепил слуге звенящую пощёчину так, что того зашатало, и слуга отступил на пару шагов, а Пуанти закричал: — Сколько оно тут пролежало?

— Лишь пару минут, господин! Пару минут, не более!

Пару минут… Резко повернув к двери, Пуанти замер, стараясь сдержать себя в руках. Нет, ему не надо впадать в отчаяние. Для начала надо отправиться в монастырскую школу. Возможно, это всего навсего ошибка…что-то типа неудачной шутки. Прямая спина Пуанти покрылась мурашками. Капитанша Рей Уитос…

Конечно, он не забыл эту особу. Разве мог он забыть ту немую угрозу, которую прочёл в её глазах? Пуанти издал прерывистый вздох. Если письмо настоящее и эта особа действительно похитила Габриэль… его милую Габриэль…

Внезапно Пуанти запаниковал: резким движением он раскрыл дверь и выбежал на улицу.

***

— Мать-настоятельница, она пропала! Кровать пуста, и её нигде нет! Она даже не надела обувь!

В лице Марии Хелены не было и кровинки, и без того она лишь больше побледнела, стоило из наполненных страхом глазах сестры Мадлен градом потечь слезам. Было очевидно, что Габриэль не убежала. Время для такого поступка ушло. Габриэль Дибос слыла избалованной девочкой, которая пришла в их монастырскую школу пару лет назад, давно став решительной девицей. Главная монахиня превосходно осознавала, что все выкрутасы Габриэль не что иное, как проявление пыткого ума, и диктованы естественным желанием узнать жизнь, вкусить которую она не может.

Если бы Габриэль улавливала исключительную разницу между хорошим и плохим, то эта способность не разрешила бы ей поставить школу в настолько ужасную ситуацию. Мать-настоятельница Мария Хелена закрыла глаза, вспоминая прошедший вечер. Габриэль вела себя беспокойно, когда появилась у её двери, как только Пуанти ушёл из школы. Монахиня всегда будет помнить искренность, сияющую в глазах Габриэль, когда симпатичная девушка извинилась за своего папашу. Она просила прощения для человека, который привнёс в школу много тревог, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Это мать-настоятельница Мария Хелена точно знала.

Монахиня приняла извинения Габриэль, и та вздохнула облегчённо. В этот миг главной монахине пришло в голову, что все эти годы совсем не господин Пуанти управлял юной девицей, как обычно случается, прививая ей чувство ответственности и направляя в нужное русло её взросление. Главной в этой паре была Габриэль, которая как могла пыталась смягчить его яростный характер. Только благодаря ей Жером Пуанти смог сохранить в себе хоть какие-то черты порядочного гражданина, пусть и во многом ущербного. В следующий миг Мария Хелена молила Бога о прощении за недостаточное милосердие в мыслях о Габриэль. Эта девчушка в её глазах стала единственной надеждой, которая может спасти Жерома Пуанти… А теперь она пропала…

— Мать-настоятельница.

Мать-настоятельница Мария Хелена раскрыла глаза, пытаясь справиться с растущим страхом.

Держа себя в руках, она твёрдым тоном отдала приказ:

— Обыщите всю школу: каждую келью, каждый закуток. Проверьте все строения и округу, а когда это всё завершите…

— Мать-настоятельница… — В дверях около сестры Мадлен показалась белая как мел сестра Джулия. — Лестница… — Слова заглушались плачем, но потом она договорила: — В верхнем коридоре под окном нашли лестницу. И там видны следы… следы грязных сапог. О, мать-настоятельница, кто-то украл Габриэль!

***

≪Кто-то украл Габриэль≫.

Эти торжественно сказанные главной монахиней слова эхом звучали в мыслях Жерома Пуанти, ударяя настолько больно, как и письмо Уитос, которое он прочёл рано утром в этот злосчастный день. За окном дома Пуанти стемнело. Сам хозяин шикарного дома нервозно ходил из одного угла в угол по комнате. Его пиджак был надет небрежно, его рубаха была расстёгнута на груди, его волосы были растрёпаны, а бледное, осунувшееся лицо, на котором резко проступили морщины — всё это выдавало в нём его смятение. Он изо всех сил пытался возвратить себе самообладание после длинного дня мучений, которые были невыносимы. Он поглядел на окно, и осознание того, что день близок к концу, заставило его сильнее стиснуть зубы. О судьбе Габриэль до сих пор ничего неизвестно! Нет! Это невероятно! За всё прошедшее время, наполненное мучительными переживаниями, он не сумел отыскать хоть какой-то след её местоприбывания! Пуанти уверовался, что если проживёт лет до ста, то всё равно не забудет тот миг, когда он, как торнадо пролетел в монастырскую школу и ворвался в кабинет главной монахини. Хватило единственного взгляда, чтобы понять, что всё сказанное в послании — не ложь.

≪Кто-то украл Габриэль≫.

Эти слова опять слышались в голове больным эхом. Ему хотелось разорвать, стереть, уничтожить ударом кулака эту реплику, слетевшую с кривоватых губ бледной монашки.

Это желание было слишком страстным. Но он не сказал в ответ ни слова, кинулся по лестнице к келье Габриэль и как замер в дверях, увидев её кровать с откинутым одеялом и нетронутую форму, которая лежала на стуле. Он едва не зарычал, развернувшись на тонкий голос сестры Джулии, которая старалась привлечь его внимание к раскрытому окошку в коридоре и стоявшей внизу лестнице. Если бы он потерял хотя бы на минуту жёсткий контроль над собой, то с весельем бы смёл со своего пути этих глупых монашек, которые беспомощно толпились вокруг, держа чётки в руках.

Прямиком из монастырской школы он пошёл к губернатору. Клейборос ужаснулся и ошеломился, как только узнал о похищении Габриэль, что мало утешило его. Клейборос отдал приказ незамедлительно начать патрулировать весь Аргос, обыскать находившиеся в порту судна и опять объявил о награде за поимку капитанши Рей Уитос. Пуанти был уверен, что все эти действия ничего не дадут. Капитанша Уитос готовилась годами, чтобы нанести этот удар. Она не стала бы красть Габриэль, не имея безопасного убежища в Аргосе, где бы она могла её спрятать.

Вероятно также, что по заранее разработанному плану преступники покинули Аргос задолго до того, как приступили к патрулю. Пуанти понимал, что время для принятия законных мер безнадёжно упущено, и это толкало его к поиску своих хитроумных ответных ходов. Пуанти тяжко вздохнул, его заросшая бородой щека задёргалась, а чёрные глаза сузились. После встречи с Клейборосом он отправил письмо Винсенту Гамбиросу, прося организовать ему встречу с Жаком Лафитосом. Уважаемые жители Аргоса часто посещали Лесбос, чтобы участвовать в аукционе по продаже рабов.

Многие из них были лично знакомы с Жаком Лафитосом, вели с ним разные дела и без изменений повышали его высокую оценку.

Дружба с губернатором Клейборосом вынуждала Пуанти в отношениях с Лафитосом держаться ощутимой дистанции. Кража Габриэль заставила откинуть в сторону такую осторожность. Оказание помощи Лафитоса в поисках Габриэль может быть слишком важна, что ради неё стоит ненадолго отказаться от благоразумия. Каким образом рассчитывает он воспользоваться помощью Лафитоса? Пуанти крепко сжал зубы, мысленно представляя себе план действий. Все в курсе, что губернатор Клейборос решительно настроился выгнать Лафитоса и его наёмников с Лесбоса, несмотря на то, что у них имеются каперские документы, которые обеспечивают их деятельности видимость закона. Также хорошо было ясно, что поступки губернатора Клейбороса во многом зависят от советов Жерома Пуанти, благодаря многолетнему влиянию его семьи в Аргосе. Что ж, можно провести замечательный обмен… Когда он встретится с Лафитосом, то пообещает ему использовать своё влияние на губернатора Клейбороса в его же интересах. А взамен он попросит его сказать всего пару слов о местонахождении капитанши Уитос, если эта особа таится в окрестностях Лесбоса. Он также даст гарантию Лафитосу на свою поддержку в отношениях с губернатором Клейборосом, но только при условии, что Лафитос поможет ему найти Габриэль. Пуанти внутренне напрягся, сжимая кулаки. Он опять призадумался, просчитывая в мыслях каждую деталь своей цели. Послание дойдёт до Лесбоса за два дня, столько же уйдёт на обратный ответ. Четыре дня. Это долго! И всё это время Габриэль будет одинока, полностью без защиты перед особой, которая расчитала использовать её для своего отмщения. Красивая Габриэль… Сердце Пуанти болезненно заныло, когда он посмотрел на мрачный небосвод. Где сейчас его дочь? Что делает?

***

— Я смертельно устала, дьявол вас возьми! Я не собираюсь больше идти пешком! — бросила заявление Габриэль.

Девушка резко замерла и развернулась лицом к женщине, которая шла за ней. Габриэль сдержалась от подступивших слёз, а ярость лишь прибавила ей сил. Чтоб разорвало эту злодейку… чтоб она была проклята!

Обнажённые ножки Габриэль были порезаны острыми зарослями, через которые они брели целый день. Девушка чуть шла, а эта самозванная капитанша всё гонит дальше.

Комары и прочие мошки, какие только существовали, покусали девушку. Кожа Габриэль обгорела под палящими солнечными лучами. Девушку, не жалея, довели до полного изнеможения сил, дав немного покушать и попить, чтобы она как бы то ни было стояла на ножках. Что ж, Габриэль ей ещё покажет!

Габриэль решительно уселась среди дорожки, ощущая на себе взгляды Берты и Портерия, которые тоже замерли, ожидая, какой будет реакция капитанши.

И та отреагировала:

— Что вы делаете?

Капитанша без имени наклонилась к ней, бросая рассерженный взгляд. Габриэль продолжала приминать собой траву.

— А как вы думаете, что я делаю? — Девушка решительно смежила веки. — Я отдыхаю.

Капитанша долго помалкивала, отчего Габриэль не удержалась, и немного приоткрыла веки.

— Поднимайтесь.

— Не буду.

— Я предупреждаю в последний раз. Поднимайтесь. Живо.

Сердечко Габриэль замирало от ужаса, но это никак не влияло на то, что она ответила. Она даже не соизволила поднять веки.

— Не буду!

Капитанша снова промолчала. Вдруг Габриэль почувствовала, что её легко оторвали от травы, и едва успела раскрыть веки, как уже поднялась над землёй. Девушка заорала, когда капитанша перекинула её через своё широкое плечо. Они опять тайно двинулись вперёд.

Габриэль чувствовала себя униженной, и воспылала желанием прибить свою похитительницу, начав колошматить её кулачками по широкой спине и громко крича:

— Пустите меня! Я в состоянии идти сама! Я требую, чтобы ты поставила меня на землю!

Когда её наконец-то неожиданно отпустили, Габриэль, пылая ненавистью, уставилась в сощуренные золотые глаза, очутившиеся около её личика, и заметила в них тайное огненное пламя.

Капитанша процедила сквозь зубы:

— Так вы в состоянии идти сама?

Берта и Портерий издали звук, похожий на хохот.

Это лишь сильнее возмутило Габриэль, и она кинула:

— Нет! Мои ноги изранены!

Габриэль вскрикнула, когда капитанша, не церемонясь, взяла её ножку и осмотрела ступни.

Девушка не заметила, как нервозно задёргались мышцы на её лице за мгновение до того, как она, отпустив её ножку, заметила:

— Вы очень горды, чтобы надеть рабскую обувь… но, забыв о своей гордыне, просите помочь, когда начинает страдать ваша нежная кожа.

— Прошу помочь? — В глазах Габриэль чётко читалась злость. — Вы сказали — прошу? — Она поднялась на ноги, игнорируя боль, ощутив нежданный прилив сил, и высоко задрала подбородок. — Можете не переживать, капитанша, я никогда не стану просить вас помочь мне! — Габриэль развернулась и прокричала смотрящим на них Берте и Портерию: — Ну и чего вы ожидаете?

Она пошла дальше, испытывая при каждом шаге боль, которую невозможно описать.

Габриэль решительно шла, а вечернее зарево плавно переходило в ночную тьму.

***

— Я вам на сегодня ещё необходима, госпожа?

Марсела Мэтиус с пустыми глазами развернулась к седой особе не очень высокого роста, которая встала в дверном проёме её маленькой гостиной. Она нехотя свела брови, хотя всегда следила за выражением своего лица, оберегая от очередных морщин своё уже далеко не моложавое лицо, и качнула головой.

— Нет, Мария, ты на сегодня свободна, так что ступай, если хочется.

Мария кивнула и покинула гостиную. Марсела выждала, когда захлопнется дверь, и только тогда испустила судорожный вздох. Она, сама того не желая, чувствовала лёгкость, обретя наконец свободу от пытливых глаз Марии, хотя понимала, что лишь привязанность старой горничной является причиной этого интереса.

Мария знала свою госпожу с детских лет — это долго, чтобы не понимать, как та мучается; к тому же Мария обладала очень проницательным умом, чтобы не понять причины её тревоги. Ну и где же он? Марсела приблизилась к трюмо и застыла перед серебряным зеркалом. Она внимательно и без пристрастия смотрела на своё отражение, видя там женщину не первой свежести, но до сих пор превосходную. Ей припомнилась фразу, которую всегда твердил её ненаглядный Арсентий.

«Я самый счастливый мужчина, который женился на такой превосходной женщине, которая прекрасна душой и телом».

Он слыл поэтом, поэтому, скорее всего, и умер в молодости. Преодолев горечь потери, она ещё не понимала, что быть одной в скором времени станет меньшим несчастьем из того, что ожидало её после ухода из жизни супруга.

Марсела в потрясении узнала, что Арсентий не оставил ей ничего, кроме внушительных долгов.

Она отыскивала возможность любым способом поддержать саму себя. А тем временем окупили кредиторы, которые довели её до полного опустошения. Понемногу она продала всё, что у неё имелось, даже маленький домик, который купил ей Арсентий вскоре после того, как они обвенчались. Она с горечью поняла, что может выжить, лишь торгуя своим телом. Именно тогда на рынке она повстречала Пуанти.

Красивый, обаятельный Жером с глубоким понимаем её отчаянной ситуации… Она помнит, как ощутила на себе взгляд его глаз, когда стояла оголодавшая, выжидая удобный случай, чтобы схватить у зазевавшегося торговца какой-либо фрукт и кинуть в свою большую сумочку. Он великодушно принял её унизительную ситуацию. В тот день благодаря ему она сумела впервые за много времени сытно покушать. Потом Жером ухаживал за ней, сохраняя терпение и упорство, постоянно приходя к ней с маленькими подарочками и никогда не давая ей ощутить, что понимает, насколько для неё жизненно важна его поддержка… И когда он оплатил её долги, она восприняла это результатом естественного развития событий, случившихся как бы само по себе. И так же было естественно, когда она разрешила ему занять место Арсентия в своей кровати и в своём сердце. Она влюбилась в него. Марсела глядела на отражение залитого слезами лица, которое взирало на неё из серебряной зеркальной поверхности. Её светлые золотые локоны пока что были блестящими и густыми, белая нежная кожа милого лица лишь слегка была задета мелкими морщинами, в лазурных глазах отражалось синее летнее небо, а губы были созданы улыбаться… Но теперь она была далека от того, чтобы улыбаться. Шесть месяцев спустя с того дня, как она стала куртизанкой Жерома, Марсела впервые заметила необычные перемены в его манерах себя вести. Она чувствовала его растущую ярость, которую не могла понять или унять. Он часто заявлялся к ней расстроенный и едва сдерживал себя, чтобы не взорваться яростью. Поначалу она утешалась мыслями о том, что только ей удаётся снять с него тяжёлый груз неприятностей. Но в скоре она поняла, что именно эта её способность больше всего злила Жерома, несмотря на остроту её сострадания.

Долгими ночами Марсела лежала без сна, думая о своих отношениях с Жеромом, и догадываясь о причинах его переменчивого настроения. Правда таилась в том, что он не был готов по-настоящему любить. Прежние отношения Жерома были земными, только плотскими. Он не изъявил желания подчинить себя той силе власти, которая владеет всеми мыслями и поступками лишь потому, что один человек любит другого и также является любимым.

≪Настоящая любовь, — думала Марсела, — это означает, что нужно принести жертву какой-либо части себя во имя того, кого любишь. Жером рано или поздно сможет убедиться, что завоевал уже гораздо больше, чем потерял≫…

Марсела продолжала рассматривать сквозь лёгкую ткань хлопковой ночнушки голубого оттенка, которую любил Жером, свои плечи.

Конечно, её тело сохранило ещё привлекательность: груди были полны, талия была очень тонкой, живот был подтянутым, а округлые бёдра упругими. Длинные ноги, которые обожал Жером, были предметом её особенной ипостаси. К сожалению, в последние месяцы Жером уже практически перестал говорить ей красивые слова. Он был щедр в финансовом плане, но стал скупым в выражении своих чувств, а иногда выказывал даже незатаённую неприязнь, и она воспринимала это ещё больнее, чем материальные лишения. Тогда почему же она не прекратит такие отношения? В последние месяцы она задавала себе этот вопрос снова и снова, когда Жером всё реже и реже приходил к ней, а слухи о его атаках в борделях участились.

Ответ на данный вопрос не имел ничего общего с финансовым положением. Она знала, что необходима Жерому. Лишь у неё есть умение помочь ему избавиться от нервозного напряжения, что не сможет сделать больше никто. Поэтому то Марсела была убеждена, хотя Жером так и не разу не сказал даже слова о том, что он её любит. Но чем сильнее Жером зависел от неё, тем больше она его раздражала, чаще оказываясь незаменимой, и реже его видя. Марсела была бессильна против дурного предчувствия, которое всё глубже проникало к ней в сердце. В последние ночи, которые она провела одна, в тоске, в голову закрались смутные подозрения, что Жером доволен такими отношениями, которые обязательно должны другому делать больно. Марсела отгоняла от себя такие мысли, ведь любила его.

Но не из-за личных проблем она переживала в этот раз. Марсела опять и опять вернулась к новости, которая потрясла Аргос, её обсуждал каждый. Габриэль Дибос, не родная дочка Жерома, с которой он пылинки сдувал и души не чаял, была выкрадена из монастырской школы! И Жером был один наедине с этой печалью! Ему необходимо её утешение сильнее, чем когда-либо до этого! Марсела посмотрела на часы, стоящие на камине, и в ту же секунду до слуха донёсся скрип открывшейся входной двери. Дверь только раскрылась, а она уже вышла в прихожую. Марсела испустила горестный вздох. На пороге стоял Жером.

Марсела и помыслить не могла, что он явится к ней в таком неопрятном виде: помятый пиджачок, рубашка, наполовину расстёгнутая и с перекинутым галстуком, волосы растопорщены, в лице ни кровинки, а глаза…

Марсела расплакалась. Глаза Жерома были красного цвета, словно он… В миг она рухнула в его объятия. Она расслышала, как закрылась дверь за ним, когда он уткнулся лицом ей в грудь и заплакал.

***

Призрачные силуэты от болотной растительности становились длиньше. Рей едва сдерживала раздражение. Высокомерная леди Дибос шла, спотыкаясь, перед ней, и она, нехотя, признала, что эта маленькая дикарка победила, хотя внешне всё выглядело как раз не так. Конечно! Именно Габриэль поставила Рей на место… да ещё как… Тёплое женское тело, прижимавшееся к ней, когда она перекинула её к себе на плечо, не покидало мысли, несмотря на напряжение, которое нарастало с каждой пройденной милей, приближавшей их к берегу. Аромат тела Габриэль продолжал щекотать ноздри Рей. Она чересчур ясно, чтобы не испытывать неловкость, вспомнила, как скользнула девушка всеми своими достоинствами по её сильной округлой груди, когда она, не церемонясь, опустила её на землю. Осознав это, Рей, нехотя, заскрежетала зубами. Она опять представила пораненные ножки Габриэль, и внутри неё вновь всё перевернулось. Рей понимала, что Габриэль терпит эту боль лишь из желания досадить ей, но Рей от этого совсем не становилось легче. Её терзало это. Но ведь девчонка сама виновата! И дьявол с ней! Рей ведь предложила надеть сандалии, но девица отказалась от рабской обуви. Рей скривила полные губы и усмехнулась. А ведь у рабов хватает ума носить их! Решительная леди снова споткнулась и чуть не упала. Рей вытянула руку, намереваясь поддержать её, и мысленно застонала, поняв, что Габриэль с трудом стоит на ногах. А тем временем Портерий прибавил шаги, ощутив наступление полной тьмы. Рей не решалась попросить своих друзей идти помедленнее, ведь цель была близка, и каждая минута была дорога… Габриэль Дибос опять закачалась, её очевидная слабость всё больше проявлялась.

Рей успела подойти к ней именно в тот миг, когда Берта проворчала позади:

— Капитан, по-моему, она вот-вот упадёт.

Рей подхватила девушку, всмотрелась в лицо смертельно побледневшей леди и за миг до того, как та лишилась чувств, увидела в её гаснущем взгляде плещущую жгучую ненависть! Берте, очутившейся около, хватило секунды, чтобы осмыслить состояние девушки.

Характерной своей манерой, без эмоций в голосе, она изрекла:

— С ней всё нормально. Всего то упала в обморок. Может, мне потащить её?

— Не нужно, я сама донесу её.

Рей подняла Габриэль Дибос, лишившуюся сознания, к себе через плечо и, проверяя каждый шаг, двинулась вперёд по тропе к берегу.

***

Лампа горела, отбрасывая косые блики, которые танцевали на стене комнаты, которая была знакома Жерому, когда он проник во влажное лоно женщины, раскинувшейся под ним. Он чувствовал, как её шелковистую плоть обволакивает тепло, слышал её прерывистые вздохи, когда она полноценно раскрылась ему, принимая в себя, страсть дошла до высокой точки. Проникая снова и снова, Жером обретал уверенность в нежных ладонях, крепко обнимавших его спину, в её стройных ногах, оплетённых вокруг его бёдер. Любовная ярость Жерома становилась сильнее, стоило ему услышать нежный голос Марселы, которая, неимоверно любя, звала его по имени. Ему ощущалось, что пламя, бьющее в нём, разгорается всё сильнее и сильнее, и вот уже близок конец… Тишина комнаты напрягала, когда послышались гортанные стоны Жерома, соединившиеся с радостным и удовлетворительным криком Марселы. Миг спустя, он освободился от влажного плена мягкого женского естества, с тяжёлым дыханием, с сильно стучащим сердцем, поглядел на Марселу, приподнявшись. Её веки были закрыты, а рот приоткрыт, пока она возвращалась с блаженства на землю. Вдруг Жером увидел симпатичное молоденькое личико Габриэль. Сознание того, что лишь миг назад облик милой Габриэль был полноценно стёрт из его памяти, заставило его душу возмутиться. Он подумал, что Марсела сумела проникнуть в его жизнь, как ни одна другая женщина. Сегодняшним вечером она снова показала своё умение дать ему свободу от любого груза, побуждая поговорить о страхе, затаённому в самой глубине его тайного сознания, о его муках. Больше того, ей стало слышно тщётно скрытое от самого себя признание, что виновен сам в том, что Габриэль украли. Марсела сняла все оковы с его души!

Жером полноценно находился в её руках, и Марсела наградила его за это, ублажив собой.

Но такое вознаграждение делало зависимость от неё только несноснее. Шлюшка! Жерому стали ясны её уловки! Она хочет прибрать себе часть его самого, чего он не разрешал никому, исключая свою незабытую Шеннон. Она желает иметь власть над той частью его души, которая погибла вместе с ней, чтобы больше не воскресать! Она надеется занять в его сердце место Шеннон. Но его сердце живёт лишь для его милой Габриэль! Но Марсела перехитрила саму себя! Она его устраивала как отзывчивая любовница, и часто она была настолько великолепна в постели, что он пока не хотел её оставлять. Но он твёрдо решил играть по своим правилам и не допустит, чтобы она превращала его в марионетку… Жером скривил красивое лицо, ухмыльнувшись. Марсела утешила его и на короткий момент принудила его позабыть о Габриэль. Она снова проявила свою властность над ним, но наступит день, когда он обретёт свободу от этой немой зависимости. Чтобы там она себе не фантазировала, правда состоит в том, что властность находится у него в руках.

Успокоив себя такими мыслями, он снова уткнулся в тело Марселы, а потом вдруг перекатился, и женщина очутилась сверху.

Марсела испугалась, закричала, покраснела. От этого Жером возбудился и плавно проник в её естество, лишь бы снова оживить страсть, которая уже иссякла. И снова они испытали радость, которой обоим не могли сопротивляться. После Марсела, полностью обессилев, легла на него. Жером положил любовницу на постель около себя и увидел, как задрожали её шикарные и объёмные ресницы, а веки медленно раскрылись. В её туманном взгляде виднелось много любви. Марсела позвала его, когда Жером дошёл до стула, беря свои вещи и выходя из спальни. Её голос, полный тревоги прозвучал в последний раз, когда Жером, одевшись и удовлетворив свою страсть, вернул себе самого себя, и закрыл за собой входную дверь. Он немного постоял на пороге дома, смотря на залитую фонарным светом пустую улочку. Марсела превосходно управилась со своей обязанностью. Он ощущал себя заново рождённым и полным сил.

В его мыслях появилось лицо Габриэль, и Пуанти пронзительно зашептал:

— Габриэль, миленькая моя деточка, я отыщу тебя и верну домой. Ты держись, родная. Не унывай. Ты слышишь меня, Габриэль?

***

Габриэль тихо постанывала. Сначала она чувствовала ритмичную качку, которую ощущала, находясь без сознания, но потом она заменилась плавным скольжением, которое дало покой. Тело теперь так не мучилось.

Девушка словно парила в небесах и почти что наслаждалась отдыхом. Ночное небо было усыпано многочисленными звёздами, простираясь над ней. Габриэль неторопливо распахнула веки, девушка ещё некоторое мгновение старалась прийти в себя после ужасного сна. Разум прояснился. Её ждало разочарование! Она была не в своей келье в монастырской школе. И это вовсе не кошмарное сновидение. Габриэль находилась…

Девушка ахнула, стоило бесповоротно осознать, где она. Габриэль была в лодке в открытом море. Она приподнялась на локте и опять ахнула. Её похитительница правила прямо на большое судно, которое стояло в скрытой тьмой лагуне! Девушка шевельнулась и едва сумела сдержать стон. Каждая кость тикала, а ноги горели пламенем. На глаза навернулись слёзы, но девушка не дала им пролиться. Плакать времени нет. Не сейчас, когда она, возможно, навсегда уплывает от греческого берега Аргоса.

— Капитан!

Габриэль услышала крик с судна и села.

Девушка уловила на себе глаза капитанши за миг до того, как та сказала:

— Барк! Приготовься спустить трап!

Моряки действовали слаженно, проявляя опытность и норов, когда лодка пришвартовалась к борту превосходного судна.

Пара ламп наполняли светом борт судна, где уже стояло много людей. У Габриэль не было сомнений, что они все — самые отьявленные мерзавцы. Взлохмаченные шевелюры, отрощенные бороды выявили девушке весомую основу, чтобы сделать такой вывод. В ушах у немногих блестели либо одна серьга, либо две.

На головах большинства красовалась повязанная яркими оттенками бандана, а один, самый зловещий пират, имел на глазу чёрную повязку демона. Несколько женщин пиратского вида почти ничем не отличались от мужской части. Их лица были ухоженными, одеты они были в кожаные вещи, а головы их покрывали тёмные шляпы с перьями, скрывающие почти половину лица. Все они имели оружие: у кого-то пистолеты были заткнуты за пояса, у других с одного бедра свисали мечи в ножнах, а с другой стороны бедра в кобурах виднелись пистолеты.

Девушка кое-как задавила в себе омерзение и повернулась к капитанше. Та в этот миг отдавала много приказов. Яркий свет от лампы, которая висела над корпусом судна, осветил символ под гладкой мачтой с изображением свирепой морды льва, оскалившего пасть. А название судна… О Господи! Только не это!

Дыхание Габриэль свело. Её глаза опять возвратились к возвышавшейся над ней капитанше. Женщина наклонилась к ней и помогла встать. Это невозможно…

— Вы готовы подняться на свой корабль, капитан? — обратились к ней с борта.

— Конечно.

От ответа капитанши Габриэль впала в ужас. Её похитительница оказалась одной из самых ужасных приспешников Лафитоса. Жители Аргоса шептались, утверждая, что в ней живёт душа хищного зверя, и потому у неё есть умение набегать на судна, превращая их в убийственную добычу точно бегущего хищника!

Ходили слухи о том, что она скорее пиратка, чем каперша. Прошлое этой особы было окутано пеленой тайны, и даже её имя заменялось названием её ужасного судна. Это была Раптор… хищница! Габриэль зашатало, и свет в её глазах стал тухнуть. Она смутно чувствовала дуновение ночного ветра, когда её отслоили от места, и снова она очутилась перекинутая через широкое плечо капитанши.

Девушка завопила, стараясь освободиться, но её коротко предостерёг женский голос:

— Успокойся!

Капитанша начала взбираться по верёвочному трапу, который перекинули вниз через борт судна. Чёрная поверхность ночного моря отдалялась. Габриэль прокляла свою слабость, которая вынудила её, не переча, подчиниться её команде, а сознание вновь покидало её.

Раптор… Надо было сообразить это в тот самый миг, когда её пронзили сияющие глаза с золотым отливом. Да, она должна была понять это, но не поняла.

***

Барабанная дробь … ей слышна барабанная дробь… Удары барабанной дроби эхом отдавались в голове Габриэль, настойчиво, не прерываясь, пока она не открыла веки. Яркие утренние лучи света чуть не заставили девушку ослепнуть.

— О, только не это! — громко простонала она. — Нет… снова…

Видимо, судьба уже определила ей всегда просыпаться в незнакомой обстановке! На сей раз она проснулась в каютной комнате судна.

Габриэль лежала на широкой кровати прямо под круглым маленьким окошком. Проём между койкой и дверью заполнил письменный столик, в середине помещения расположились пузатая плита и стол с двумя табуретками. Они заполняли собой большую часть помещения. И снова в ушах Габриэль слышался барабан.

Девушка села. Она была не уверена в том, что шум не зародился в её больной голове. Это не барабаны, нет. Напоминало топот ног, бродящих по палубе над ней. Они пляшут? Нет, это напоминало бы танцы обезумевших… Девушка совсем сбилась с толку, ощущая себя больной и измученной. Кожа пылала, кости ныли так, словно за день отслужили не один десяток лет, а ноги… Она пошевелила ногами и острая боль пронзила насквозь, что дыхание Габриэль перехватило. Она припомнила, что отказалась от сандалий, ведь их надевают лишь рабы.

Какая же она идиотка! Непонятный звук привлёк внимание, девушка резко повернула голову и застыла, увидев, что открывается дверь. Она приготовилась дать отпор человеку, которого не приглашали.

— Заходите! — воскликнула Габриэль, подавляя в себе чуть было не вырвавшийся вопль страха.

Это была Раптор. Она казалась ещё больше в маленьком помещении каютной комнаты.

Своими плечами она заполнила весь проём двери, затылок почти касался потолка, а глаза…

Нет уж, Габриэль не позволит ей себя запугивать и не будет унижаться до просительного поведения её жертвы!

Презирая свой страх и терзавшую её боль, девушка выговорила на одном дыхании:

— Я не просила вас заходить ко мне в каюту!

— Заходить мне в вашу каюту? — огромная женщина хмыкнула. — Я позволю себе не согласиться с вашим заявлением, юная леди. Каюта моя, и я никому не разрешу выгнать меня отсюда.

Габриэль не знала, что на это сказать. Она быстро оглядела широкую кровать, на которой сидела, и подушку около себя. На всей постели сохранились следы того, что недавно тут кто-то побывал. Неужели она… Взгляд капитанши не дрогнул.

— Хотите задать вопрос, мисс? Если да, то я буду нескончаемо счастлива ответить на них.

Какая мерзкая девица… Капитанша резко шагнула в сторону, и за её спиной возникла знакомая молодая особа со шрамом на лице. В руках она держала таз.

Капитанша немного грубым тембром приказала:

— Иди, Берта, начинай.

Морячка подошла к Габриэль. Смотря на неё, она молча поставила таз на стол около кровати.

Габриэль отпрянула от неё, заорав:

— Не трогайте меня!

— Я разочарована в вас, мисс. — В тоне капитанши слышались иронические нотки. — Ваше поведение, как у напуганной девочки.

— Напуганной девочки? — Яростная ненависть заполнила душу Габриэль. — Вы два раза ошиблись, капитан. Я не напугана, и я — не девочка. Если вам угодно, то я отказываюсь быть в таком обществе, неприятном мне!

— Советую вам следить за язычком! Берта согласилась осмотреть ваши раны и облегчить ваши мучения. На вашем месте я бы не стала обижать её.

— Я не нуждаюсь в вашей Берте и её лечении!

— Послушайте меня внимательно, мисс! — Капитанша придвинулась и нависла над ней, взяла её за подбородок и низким тоном читала наставления. — Ваши ножки сильно поранены из-за вашего упрямого поведения! Я была вынуждена тащить вас на себе весь оставшийся путь до судна и не намерена ещё раз побывать в такой ситуации. Раз и навсегда зарубите себе на носу, что вы — у меня на судне, всецело я имею властность над вами и вы обязаны вести себя соответсвенно сложившейся ситуации! — Габриэль не ответила, только усмехнулась, помалкивая, а громадная женщина склонилась ещё ниже к ней, чтобы видеть глаза девушки. — Вы обязаны стоять и ходить на ногах через пару дней. Это нужно, ведь в скором времени возникнет ситуация, где даже обычная слабость может вам дорого стоить… — Капитанша сделала перерыв и сильно понизила тембр своего голоса: — Вы, возможно… даже умрёте. Я понятно выразилась?

— Это угроза? Вы не имеете права мне угрожать!

— Я не стала бы тратить своё время, угрожая вам, мисс. Я всего-то извещаю вас об этом.

— Вы не сможете мне злорадно навредить! Мой папа…

— Ваш папа! — Капитанша исказила милое лицо в злобной ухмылке. — Я смогла обезоружить вашего папашу. Ему теперь не хватит решимости сделать что-то против меня, пока имеется хотя бы мизерная возможность того, что вы до сих пор у меня!

— Вы глупая, раз думаете, что папа станет сидеть и ничего не предпринимать, лишь ожидая ваши указания. Он всё доложит господину Клейборосу!

— Господин Клейборос со своими людьми мне не страшен!

— Мой папа — слишком влиятельный господин!

— Море большое и свободное. В наихудшем варианте я никогда больше не ступлю на землю Греции. Но выбирать мне.

В первый раз Габриэль по-настоящему сделалось страшно. Девушка попыталась задавить растущий ужас.

— Но вашей целью было нечто другое, когда вы меня выкрали. Вы намеревались применить меня как орудие для вашего отмщения моему отцу.

Капитанша выпрямилась во весь рост, лицо её внезапно стало окаменевшим.

— Слушайте же меня, юная леди. Мне стоит лишь дать команду своим людям, и они выкинут вас за борт, чтобы моментально завершить это дело, и моё отмщение осуществится. Решение за вами, остаться ли вам в живых, чтобы я смогла принудить вашего папочку сполна заплатить за все его преступные злодеяния.

— Преступные злодеяния моего папы? Да вы сумасшедшая. Это вы преступница, а он честнейший человек!

Капитанша обдала девушку мрачным взглядом, который пронзил Габриэль насквозь.

Капитанша, точно прозванная Раптором, посмотрела на Габриэль сверху своего высокого роста, а потом резко повернулась и шагнула к выходу.

В воздухе висело звучание её глубокого тембра:

— Если у тебя, Берта, возникнет с ней трудность, уйди, пусть заботится о себе самолично!

Ещё не затихло громыхание закрывшейся двери, как Габриэль посмотела на женщину со шрамом на щеке, которая, помалкивая, стояла около кровати. Женщина была стройна, со светлыми вьющимися волосами и среднего роста… Если бы не шрам, который безобразно портил её щеку, то её внешность была бы, как у греческой леди, типичная для молоденьких гречанок из округа её отца в мире светского общества. Но, присмотревшись к ней внимательней, Габриэль сообразила, что она вовсе не похожа на интеллегентную гречанку, любительницу развлекаться, которых знала девушка по всему Аргосу. Некий лёд, выходивший из глубин её души, застыл в её взгляде.

Габриэль резким голосом спросила:

— Что вы намереваетесь сделать с моими ранами?

Лицо Берты совсем не поменялось.

— Капитан попросила меня залечить ваши царапины.

≪Мне стоит лишь дать команду своим людям, и они выкинут вас за борт, чтобы моментально завершить это дело, и моё отмщение осуществится≫…

Рот Габриэль скривился и, изображая решительность, девушка подметила:

— Никогда она не даст приказ выкинуть меня за борт корабля! Ну ответьте, может ли она это сделать? Я не думаю так, а вы?

Берта продолжала помалкивать красноречиво.

— Ладно! — Девушка переместила ноги на краешек койки. — Делайте то, что необходимо. Но только лишь я опять начну бегать… точнее ходить…

Габриэль испугалась и замолчала. Она уже с лихвой наговорила. Молодая морячка опустилась около неё на коленки и приступила к лечению её ножек. Касание её пальцев, пока она осматривала царапины, было удивительно нежным. Храня молчание, она хорошенько промыла все ранки, опытно намазала целебным бальзамом и сверху наложила тонкие бинты. Габриэль удивилась, обнаружив, что резкая боль внезапно утихла. Загадочная Берта, так ничего и не сказав, поднялась и направилась к выходу из каюты.

Чуть стыдясь своих манер, Габриэль вымолвила, лишь стоило той открыть дверь:

— Благодарю вас.

И опять та не ответила. А что Габриэль ожидала? Что?

***

Вдруг взметнулись лёгкие утренние брызги на воде.

Стоя на мостике корабля, Рей быстро отреагировала на это, громко отдала приказ:

— Займите места около парусников!

Люди помчались по палубе к парусникам.

Выждав, когда одна группа выполнит команду, она проорала:

— Уберите, потом ослабьте их!

Матросы залезли наверх, быстро выполнили приказ, отпустив рею, которая держала парусники завёрнутыми.

— Полные паруса!

Матросы раскрыли парусники.

Рей дала команду:

— Освободите их!

Корабль закачался, стоило парусам наполниться воздухом, и вскоре белоснежные паруса твёрдо стояли над ними, и корабль поплыл дальше, рассекая волны океана. Уже много раз она отдавала такие приказы, но всегда Рей испытывала весёлое ощущение наслаждения. Она как наяву ощущала дрожь судна под собой, и оно стремилось дальше, вставая на нужное направление. Её сердце всегда захватывало трепетом при виде раздутых парусников посреди бесконечного океана, покрытого белыми пенистыми волнами.

Голова шла кругом от несравнимого ни с чем чувством полноценного освобождения… Рей вспомнила, что давным-давно больше всего на свете ценила именно это ощущение освобождения, стоя на мосту капитана своего торгового корабля. Но Жером Пуанти забрал себе её возможность получать такое наслаждение. Теперь Рей ни на секунду не покидало чувство долга перед погибшими моряками, от которого она не могла отвертеться и о котором не могла позабыть. Рей повернулась на звучание знакомых каблуков и увидела Берту. Её брови удивлённо поднялись на безразличном ко всему лице.

— Я смотрю, ты смогла выбраться невредимой!

Берта не улыбнулась.

— Ноги леди Дибос сильно поранены, но я уверена, они заживут быстрее, чем мы доплывём. — Она помолчала и словно не хотя добавила: — Она горит желанием, чтобы царапины скорее залечились.

Рей посмотрела в глаза своей первой помощнице:

— Возможно мне предположить, что она уже придумала план своего побега?

— Я не уверена, но думаю, что пока ещё нет. Но в скором времени придумает.

Рей кивнула. Женская интуиция редко когда подводила Берту. Она так хорошо разбиралась в людях и чувствовала, откуда исходит угроза, что Рей изредка поражалась, как сумела та взбалмошная куртизанка оставить на её щеке такой шрам, который ничем не сотрёшь. Берта была настоящей подругой и ни разу ещё её не подвела. Вместе с тем Рей отдавала себе отчёт в том, что верная подруга до крайности обеспокоена их последним делом.

Она сказала, по-доброму улыбаясь:

— Пару недель, и всё завершится. Мы возвратим леди Дибос её папаше и пусть он преспокойно доживает свои последние дни. Будем тогда считать, что все его долги нам заплачены сполна.

Дальнейшая беседа прервалась. Берту вынудили обратить взгляд на зов поварихи Терезы, которая настаивала, чтобы она, не медля, угомонила дерущихся на палубе с другой стороны. Берта ушла, а Рей осталась смотреть на бесконечные океанские просторы — лучи утреннего солнышка сверкали и отражались в волнах, птицы стремительно проносились над зыбкой гладью моря, вдруг из воды возникли большие стаи рыб… Но весь пейзаж закрыло собой маленькое гордое лицо, смотрящее на неё с ненавистью. Облик слишком грубо возвратил её к реальности, что Рей чуть не зарычала. Прошедшая ночь оказалась дьявольски трудноватой. Она отнесла ослабевшую и без чувств леди Дибос к себе в каютную комнату. Почему? На этот вопрос она не нашла ответа до сих пор. За длинную ночь, Рей смогла нафантазировать одно лишь объяснение своей добровольной игры в няньки при заносчивой дикарке. Она решила, что отвечает за самочувствие девушки, ведь для того, чтобы полностью выполнить намеченную цель, нужно, чтобы Габриэль была здоровой и живой. Полная чушь! К цели её отношение никак не влияло то напряжение внутри, которое она ощутила, уложив симпатичную девушку на свою постель. Смотря на заснувшую особу, она, помалкивая, любовалась пламенными локонами, разметавшимися по подушке, румянцем на щеках, оставшегося от солнца, горделивым чётким тоненьким носиком и чувственным едва открытым ртом, что светились белоснежные ровные зубы. Сказать по-правде, она даже не вспомнила о своём плане, ради которого украла эту девицу. Её мысли были полностью сосредоточены на наступающей ночи, которую благодаря маленькому помещению каютной комнаты, они проведут почти вплотную друг к другу. Кроме этого, Рей не обладала уверенностью в том, что эта дикарка по-настоящему спала, а не делала вид, что спит. Словно специально Габриэль развернулась так, что тоненькая ночнушка впритык обрисовала тело, показывая мягкий изгиб бёдер и изящных ягодиц. Рука Рей замерла в миллиметре от её зовущих к себе мягких изгибов, когда она наконец-то отыскала в себе силы отдёрнуть руку… Рей ощущала полное омерзение к себе и отступила от девушки, решив, что ей самой будет гораздо комфортнее расположиться на самодельной постели из двух табуреток. Вскоре она поняла разницу между твёрдыми табуретками и своей удобной койкой, на которой теперь спала тёплая влекущая к себе молодая девица… Рей мотнула головой, словно не принимала такую спреведливую мысль. Молодая девица не звала её. И сама Рей не намеревалась откликаться на её зов. Не намеревалась откликаться? Тут Рей могла бы поспорить сама с собой. Конечно, Габриэль даже невдомёк, что Рей предпочитает женщин. Если учесть, что девушка, кроме монастырских стен ничего больше не видела, то и соответственно вряд ли знает хоть что-то об отношениях между двумя женщинами. В монастырях о таком не говорят. Они считают это грехом, причём неправильным. Однополым отношениям предшествует смертная казнь или вечные пытки, чтобы навсегда изгнать демона, который заставляет их это делать. Однако Рей не считала себя демоном. Для неё это были глупые предрассудки. За спиной церкви можно было творить, что угодно. Как они узнают? Если только грешная сама им не сознается или кто-нибудь из церковнослужителей не застанет.

Для Рей содомийство не являлось грехом. Ей просто нравились женщины без всякой причины. Она не могла ничего с собой поделать, если её тянуло к прекрасной половине человечества. Ей нравилось в женщинах всё: запах, нежная кожа, мягкие волосы, блеск их глаз, когда она смотрела на них с заинтересованностью. Пусть такие отношения были под запретом, для Рей же таких запретов не существовало. Она не боялась быть наказанной, потому что всегда соблюдала крайнюю осторожность. Рей знала тайные места, где ей всегда могут оказать такого рода подобные услуги. Что же касается Габриэль…

Девушка во многом неопытна и вряд ли поймёт, что к чему. В монастыре ведь не обучают таким знаниям. Там такое под строгим запретом. Хотя наверняка она мечтает, как и любая нормальная девушка, выйти замуж, заиметь детей, посещать балы и светские рауты. Да, за Габриэль будут бегать много кавалеров, как только она выйдет в свет под руку со своим обожаемым отцом, если, конечно, от него никто не отвернётся после публичного унижения своей персоны. Возможно, кто-нибудь женится на Габриэль, полюбив её или же из жалости к её отцу, как знать… Кто-то будет обнимать Габриэль, покрывать поцелуями её кожу, шептать нежные слова на ушко, прижимать к себе нагую девушку и… Рей встрепенулась от подобных мыслей. Если так и будет, то её женихом станет не она. А если Рей хочется…

Пальцы сжались в кулаки. Это мучительно. Нет, Рей не должна вести себя неправильно по отношению к Габриэль. Та этого не заслуживает. Рей похитила её не для того, чтобы совратить, а для того, чтобы отомстить Жерому Пуанти. Надо держаться этой цели и не думать о Габриэль, как о своей потенциальной любовнице. Но с другой стороны можно было бы показать Габриэль, что мир прекрасен и без мужчин… Девчонке даже сравнить будет не с чем-то, что может показать ей Рей, и тогда, возможно… Рей открыла глаза. От таких мыслей она никак не могла заснуть. Её сны убегали от неё. Она спокойно посмотрела на девушку, которая спала на её кровати. Рей слышала тихие стоны, слетавшие с губ юной пленницы, и представила, что она могла бы так стонать и по другой причине. Дьявольщина!

Опять!

≪Я проголодалась≫, — сказала прекрасная Габриэль Дибос перед тем, как они отправились в дорогу сквозь болото.

Рей поняла, что мысленно старается придать её словам некий скрытый подтекст. И она закрыла глаза, делая ещё один отчаянный шаг заснуть.

Но твёрдые табуретки победили над благим разумом и она легла на кровать около спящей Габриэль, чтобы поспать до восхода солнца хотя бы пару часов. И здесь-то она начала по-настоящему мучиться. Стараясь вычеркнуть из головы ненужные воспоминания, Рей стиснула челюсти, а потом глубже вдохнула свежий морской воздух. Помаленьку к ней пришло привычное состояние человека, который полностью уверен в своих силах. Теперь она могла обдумывать дальнейшее развитие событий, частью которых стала кража этой девицы. Габриэль Дибос стала её пленницей.

Первое письмо для Жерома Пуанти уже пришло. Второе отправится через пару дней.

Они успели к судну как раз в нужное мгновение и теперь держали курс в одно лишь безопасное место для каперов Греции — к заливу Лесбоса, который омывал сам остров. Жак Лафитос…

Рей действительно восторгалась Лафитосом.

Поводом уважать его были не мотивы и цели того, что он делал, а то, насколько гениально он проводил все свои дела. Его нельзя назвать человеком, который не сумел бы прекрасно собрать разных головорезов и мерзавцев, каперов и пиратов, вместе на Лесбосе. Женщин любых рангов он тоже включал в свои дела, если они занимались вышеперечисленным.

Среди всех были отъявленные мерзавцы как Рено Беличас и Доминик Иотисс. Лафитос всех их держал в стальном кулаке. Лишь он смог завербовать в качестве своей правой руки Нета Купа, который умело сражался в битве на мечах. Лафитос смог добиться, что любой корабль, заплывавший в порт Лесбоса, имел каперский документ страны, находящейся в состоянии войны с Британией. Именно Жак Лафитос прослеживал то, чтобы каперы атаковывали лишь британские корабли.

Лафитосу удавалось хладнокровно и иногда даже жёстко удерживать власть, как никому другому. Жак Лафитос без колебаний кинул вызов всем, требуя уважение к себе даже от тех, кто вообще никого не уважал. Он создал свой собственный суд, который ставил превыше всего. Жак Лафитос воссоединил группы, которые прежде являлись непремиримыми.

Раньше на Лесбосе происходила война между ними, но вскоре сменилась разумной сориентированной стратегией умелого бизнеса.

Лафитос сделал это жёстко, что теперь каждый капитан Лесбоса, не считая Гамбироса с его скрытыми замыслами, поступали именно так, как приказал им Лафитос, а потом отдавали часть своей добычи от своих атак в распоряжение Жака. Под управлением Лафитоса находилось больше тысячи людей, когда Рей в первый раз пришвартовала «Раптор» в заливе Лесбоса. Вдобавок к этому на острове обитало пара сотен девушек, которые оказались там, ища лёгкую наживу и разные мужчины, предпочитавшие свои вкусы. Среди бесчисленных кораблей, которые стояли на якоре в порту Лесбоса «Раптор» отыскал безопасный для себя причал. Среди бандитов Рей могла утаивать своё настоящее имя.

Смерясь со званием Раптора, она полагала, что друзья не станут докапываться, какое у неё имя от рождения, а врагам никогда не хватит смелости спросить об этом. Сейчас, когда леди Дибос была у неё в заложниках, оставшаяся часть затеи казалась легко выполняемой. Она будет стоять на якоре в заливе порта Лесбоса, пока Пуанти полностью не осознает, что бессилен что-либо сделать. Рей даст врагу достаточное количество дней, чтобы он впал в отчаяние, а затем предъявит ему свои требования во втором послании, которое Портерий доставит скрытно в Аргос. Портерий будет ожидать в Аргосе, пока Пуанти исполнит три задачи. Первая состоит в том, что он официально сознается губернатору Клейборосу в том, что имеет отношение к делам Гамбироса.

Об этом признании обязан узнать весь город, чтобы все граждане познали о его преступных злодействах. Второй задачей будет заявление на публику губернатора Клейбороса, которое снимет всю виновность, выдвинутую против капитанши Рей Уитос и её «приспешников». И ещё должны передать все деньги, которые хранятся в банке на счёте Пуанти, выжившим гражданам после гибели «Винтер», или их наследникам, при этом командовать счетами должна капитанша Рей Уитос, а перевод денежных средств зафиксирует губернатор Клейборос письменно. Факт перевода денежных средств должен быть написан в газете, чтобы те, кто имеет право на них, могли бы тут же составить просительный документ.

Если Пуанти примет такую сделку, Рей вернётся в Аргос и отпустит леди Дибос. Если же господин откажется или затянет с ответом — думая об этом, Рей застыла, и мрачная тень промчалась по её лицу, — то Портерий доставит ему другое послание. В нём будет сказано, что Пуанти больше никогда не увидит свою обожаемую доченьку. Рей опять пристально оглядела пейзажи океана, безоблачное голубое небо над судном и бороздки белых разводов на горизонте. Подул свежий ветер, и они мигом проплыли расстояние до Лесбоса, куда думали прибыть с приходом тьмы. На берег она спустятся следующим утром, как привыкла делать раньше, а на корабле пленницу будут охранять лишь те, которым доверяет Рей. Она посетит Лафитоса, чтобы всё выглядело как всегда, пока ситуация не прояснится. Рей допускала, что её скрытые дела против Пуанти могут не совпасть с делами Лафитоса.

Коварный полугрек-полубританец, узнав о затее Рей, может узреть опасность своего владычества на Лесбосе. Но вероятнее всего, доверившись интуиции, Лафитос сообразит, что тайные атаки Гамбироса на британские суда представляют для него куда большую угрозу, и ради устранения такой опасности он будет действовать быстро и никого не станет щадить.

Рей сильно сжала челюсти, едва дёрнувшиеся в улыбочке. Она кинет опозоренного, без средств к жизни, Пуанти в руки закона и на милость тех законных персон, чьё достоинство тот унизил.

Тогда Пуанти погибнет как личность.

Появившаяся улыбочка Рей померкла. Она вспомнила выдрёпистую леди, которая была внизу, в её каюте. Что ж, ей не будет до этой девицы никакого дела, как только та возвратится к папаше.

Но опять перед ней появилось маленькое лицо и слова Габриэль:

«Я проголодалась», — и у Рей всё перевернулось внутри.

Вдруг пробудившийся голод просто извёл Рей и она безвозвратно решила, что предстоящие ночи не надо проводить в такой опасной близости, как в прошлый раз… Нужно затушить свои желания, чтобы исполнить её план мести, ради молодой девицы, которая слишком выдрёписта, чтобы позаботиться о себе, и, наконец, ради себя самой.

========== Глава 3 ==========

Лучи солнца светили сквозь окно и полосами золота легли на кровать. Под покровами из шёлка без продыха извивалось горячее тело Клары. Прошлой ночью она вынуждена была встать слишком поздно, потому что снова явился Петроний Делос. Этот мужчина являлся постоянным из нескольких её клиентов, которых она обслуживала, и часто отнимал так много времени, что она, не хотя, деликатно напоминала ему о том, что он здесь не один, и она должна развлекать и остальных своих партнёров. Клара знала, что, если бы те два клиента не заняли настолько непреклонное завление в отношении своих личных прав на неё, то Петроний бы с радостью оплатил всё её время и Клара тогда принадлежала бы только одному ему. Милый Петроний… Красивый мальчик, на котором никак не отразились его тридцать два года. Ей думалось, что он и дальше сохранит свою молодость. Петроний имел густые вьющиеся каштановые волосы, по которым Клара часто проводила рукой, когда они занимались любовными утехами. Морщины вокруг тёплых карих глаз Петрония говорили о том, что у него постоянно будет доброе расположение духа, а мягкая улыбка, готовая засиять на его лице, не даст ему никогда постареть. Петроний нравился ей. Клара ясно помнила тот день, когда в первый раз встретила его. Он пришёл к мадам Люсиль с друзьями немного расслабиться. Она была занята весь вечер. Один из клиентов внезапно оповестил, что не явится, и Клара поднялась по ступеням на второй этаж, где и увидела Петрония. Взгляды их пересеклись, он приблизился и заключил её в объятия. Клара не шибко понимала, как Петроний смог убедить мадам Люсиль создать им свидание без ведома двух неутомимых кавалеров. Правда, в голове промелькнуло, что Петроний является адвокатом, а те двое могут быть в списке его клиентов и Петроний как-то уговорил мадам Люсиль, что сам с ними всё решит. Так Петроний стал её очень частым клиентом, и это ничуть не расстоило Клару. Петроний обладал многими достоинствами. Он был умным, весёлым, благородным и страстным. Клара знала, что парень действительно увлечён ею очень серьёзно, учитывая её ситуацию. Клара, углубившись в мысли об этом, ощутила некий дискомфорт. Прошлой ночью Петроний заметил, что она чем-то омрачена, хотя и пыталась утаить чувства, мучившие её. Клара знала, что весь Аргос трубит о том, что похищена Габриэль Дибос. Клара волновалась из-за того, что не знала, смогла ли Рей с её сестрой без проблем добраться до судна и уплыть в безопасное место. Петроний свёл брови, что было ему не свойственно, когда прервал любовные атаки, и внимательно посмотрел на Клару.

Его охрипший голос выдал его тревогу, когда он, проведя пальцем по щеке Клары, шепнул:

— Надеюсь, я ещё не наскучил тебе, моя милая. — Натянуто он продолжил: — Если мои догадки верны, я не вынесу этого. Я с каждым прожитым днём дорожу тобой ещё сильнее. Знаешь, я иногда представляю, как ты лежишь в моих объятиях, если тебя нет рядом. Твой облик не покидает меня ни на секунду.

Такими речами Петроний задел её сердце так, как не задевал ещё ни один мужчина. Клара внезапно почувствовала боль оттого, что расстроила Петрония, и постаралась переубедить его, утаивая свои страхи за непонятными словами. Женщина ещё долгое время дарила Петронию свои ласки после прошедшего оргазма, ведь привязанность к нему была подлинной…как и тот факт, что только одной особе она бы отдала всю свою любовь. В мыслях Клара увидела красивое смуглое лицо Рей, и волнение женщины нарастало. Сумела ли Рей с её сестрой проделать то, что задумали? Вдруг они уже спокойно плывут к безопасной пристани Лесбоса? Всё ли у них прошло нормально?

Много подобных вопросов бродили в её голове.

Клара знала, что две самые дорогие её сердечку женщины были связаны одной задачей. Их жизни не будут принадлежать им до той поры, пока они не отомстят за утонувшую ≪Винтер≫ и смерть тех, кто был на корабле. Клара верила, что тогда её дорогая Берта опять сумеет улыбнуться…а Рей сможет полюбить. Она знала, что Рей предпочитает женщин. Для неё это не являлось секретом.

Клара и сама была бы не прочь разделить ложе с женщиной… Думая об этом, Клара почувствовала, что сердце застучало ритмичнее. Она даст понять Рей, что ей необходимо было принять те условия, которые даровала ей судьба, но сердце её навек будет принадлежать лишь ей. Рей сама пережила много страданий в жизни, поэтому поймёт. Да, как только Рей обретёт свободу, то непременно полюбит её. Если, конечно… Клара постаралась прогнать от себя мысли о Габриэль Дибос. Если верить слухам, загадочная леди Дибос была очень милой. Во всяком случае, Жером Пуанти убедил в этом всех. Но девушка, которую отдали на учёбу в монастырскую школу, изредка показывалась в городке, поэтому Клара её ни разу не видела. Ей оставалось только надеяться всем сердцем, что избалованная девушка, которая не знает в своей жизни ни одного тяжёлого дня, станет для Рей не шибко привлекательной домашней кошечкой, которую без труда можно выбросить из сознания. Клара даже надеялась, что… Внезапно она поняла всю безнадёжность своих мечтаний, задумчиво встала на коврик около постели. Нагое тело отразилось в большом, во всю стену зеркале.

Клара застыла, осматривая себя в зеркале.

Конечно, она красивая, изящная, как её дорогая мать, и очень женственная, с превосходными грудями и тоненькой талией. Клара похожа на мать и лицом, и светлыми локонами, которыми восхищаются многие мужчины, и голубыми глазами, обрамлёнными длинными густыми ресницами. От матери женщину отличали изящные изогнутые брови, которые ей достались от отца. К сожалению, сейчас от семьи остались только её дорогая Берта и сама Клара. С годами Клара наполнялась некоей странной усталостью, становящейся в последнее время непроходимой, при этом ощущая обжигающую надобность заиметь собственную семью. Клара глядела на себя в зеркале, немного угомонилась и вытянула руку к светлому шёлковому халатику, который лежал в изголовье койки. В свои двадцать три года Клара пережила много бед, что их хватило бы на пару жизней. Она выходила победителем из любой жизненной баталии, при этом сохранив уважение к себе самой. И вот настало время для любви. Какой бы любовь не была, это любовь. Ничего с этим не поделаешь. Клара сдержала тяжкий вздох. Рей заполнила собой каждую её мечту с первого момента, как она увидела её. Скоро Клара постарается узнать, сбудутся ли они. Сколько уйдёт времени для полного завершения дел с Пуанти? Недели две?

Ну, тогда она подождёт ещё две недели, находясь в полной неопределённости касательно своего будущего. В дверь постучали, Клара вышла из глубоких мыслей. Так рано? В дверь стукнули снова…

Страх и боль внезапно захватили женщину, она прокричала:

— Входите, пожалуйста!

Дверь открылась, и Клара замерла, увидев на пороге человека.

***

Габриэль осмотрела каютную комнату капитанши. У девушки создалось чувство, что она здесь, как в тюрьме, а корабль быстро мчится вперёд, внушая ужас того, что они уже отчалили за семь морей. Сердце девушки заныло, когда через маленькое окошко стал виден кусочек голубого небосвода. Где они сейчас? Что делает теперь её папа? Принял ли меры, чтобы отыскать её? Прошло пару часов с того мига, как Габриэль проснулась ранним утром и молчаливая Берта обработала её царапины на ногах. Пока она занималась ранами, Габриэль без всяких эмоций оценивала положение, в котором оказалась. После девушка ясно сформулировала свои выводы.

Первое то, что папа придёт в замешательство.

Он не сообразит, что именно толкует эта сумасшедшая пиратка, приписывая ему некие гнусные преступления. Папа не преступник! Это ужасно! Папа не садист, который позволил себе замучить пытками женщину и даже поставить ей символ по неясной причине? Мог он так поступить? Нет и нет! Вторым выводом является то, что папа, как и Габриэль, полностью находятся в руках Раптора. Эта мысль невыносима!.. Третье, то, что она не может пассивно ожидать свободы, потому что план этой сумасшедшей сложен настолько точно, что папа вообще не имеет никакого представления о том, где её искать. И последнее — Габриэль не может допустить, чтобы папа ради её спасения пошёл на поводу какой-то ненормальной, которая намерена уничтожить его. Габриэль умна, образованна, находчива и вовсе не беспомощна! Девушка должна придумать любой план побега. Дальше её умственные выводы обламывались.

Девушка свела брови, осознав, что её мысленные выводы, всегда такие ясные и быстрые, за прошедшие тридцать минут запутались, и Габриэль никак не может понять причину. Возможно, боль в ногах отвлекла её?

Девушка шевельнула пальцами на ногах. Нет, бальзам, накладенный Бертой, легко впитался в кожу и снял болевые ощущения. Поразительно, но Габриэль больше не в силах бродить по своей каютной комнате. Возможно, не хорошо из-за желудка? В этот момент судно ушло глубоко вниз между движущимися волнами, и Габриэль едва ли не упала на пол с постели.

Девушка вскрикнула, а некомфортные ощущения стали сильнее. Габриэль посмотрела в окошко. В помещении царила духота. Воздуха не хватало. Дышать было практически нечем.

Утренняя еда — вязкая жижа и кусочек сала — до сих пор стояли на середине стола. Вся эта еда давила на желудок девушки. Ей было невыносимо. Стоило подумать о еде, как начиналась тошнота. Девушка закинула за плечи свои тяжёлые волосы… Воздух. Вот что ей сейчас нужно. Габриэль опять устремила глаза на окошко, затем поднялась на коленки, стараясь раскрыть иллюминатор. Не вышло.

Девушка уставилась на молниеносно мчавшиеся волны с белой пеной, но вдруг в голове её застучало, и Габриэль резко опрокинулась на кровать. О Боже! Внезапная качка поднялась и резко опустилась, и опять поднялась и опустилась по мере того, как нос корабля врезался в пенные волны. Только не это!.. В желудке бушевала вязкая тяжёлая жижа… Опять корабль ушёл глубоко вниз и опять вверх… В желудке бушевала омерзительная свинина… И опять безжалостное качание, девушка зажала рот ладошкой, ведь остро ощутила мерзкую наступающую тошноту. Она должна выйти на воздух! Ей нужен свежий воздух! Вскочив, Габриэль ринулась к двери комнаты и быстро помчалась по трюму, увидя в его конце ступени.

Не думая о больных ногах, она, спустя секунду, была на палубе корабля. Девушка шаталась, но жадно вдыхала свежий воздух, обдувавший её лицо. Порывистый ветер раскидал её рыжие локоны, а ночнушка плотно облепила тело.

Габриэль не замечала взоры грубых матросов мужской части корабля, которые смотрели на неё удивлённо и со смешанным интересом.

Свежий воздух не помогал. Судно всё ещё сильно качалось…поднималось…опускалось…

Никогда Габриэль не было так плохо. К горлу внезапно подступил ком… Она ринулась к парапету, рассталкивая всех, кто преграждал дорогу, перегнулась и вмиг её стошнило. Краем сознания девушку ужаснули те ужасные звуки, с которыми её рвало. Потом девушка повисла на деревянном парапете, который предотвращал её падение в море. В желудке настала недолгая тишина и весь мир, окутанный туманной завесой, плыл в её глазах.

И тут Габриэль услышала её голос:

— Кто вам позволил покинуть каюту?

Девушка неторопливо обернулась, инстинкт шептал, игнорируя слабость, что на неё движется беда. Похитительница как гора возвысилась над её недостаточно высоким ростом, который всегда впечатлял окружающих. Габриэль сжала челюсти, ощутив, что её сейчас опять стошнит.

— Я к вам обращаюсь, мисс, или к кому?

Габриэль с ненавистным взглядом и через силу шепнула ей в ответ:

— Я что, обязана ответить на ваш дурацкий вопрос?

По лицу Раптора пробежало выражение угрозы, но девушка не обратила на это никакого внимания, ведь тошнота становилась острее.

Нет…только не опять… Габриэль мигом развернулась к парапету, словно со стороны увидя себя, скрюченную, свесившуюся через парапет, и её снова вырвало. Девушка пыталась вернуть дыхание, но её схватили сильные руки похитительницы. Моряки и корабль всё ещё кружились перед глазами девушки, когда её отволокли к тем ступеням трюма, которые вели обратно в каюту. Габриэль ничего не замечала, пока они шли по трюму, только потом она поняла, где она, когда капитанша бедром распахнула дверь комнаты и занесла её внутрь. Спустя несколько секунд Габриэль лежала на постели.

Она раскрыла веки, намереваясь посмотреть в лицо капитанши, но та рявкнула:

— Я запрещаю вам покидать каюту без моего личного согласия, ясно?

≪Какая грубиянка≫…

— Вам ясно?

≪Будь ты проклята≫.

— Леди, моё предупреждение вам…

— Да! Мне ясно!

Габриэль смежила веки очень быстро и не увидела, что капитанша нахмурилась, заметив смертельную бледность её лица. Уже засыпая, Габриэль старалась понять хоть какую-то ясность в своих рассуждениях, чтобы не стать дополнением к своему желудку, который вёл себя омерзительно. В туманном сознании замелькала мысль, что план бегства необходимо отложить до момента, пока ей не будет лучше. Если самочувствие вообще когда-нибудь улучшится… Много дней Габриэль мечтала о путешествии по морю, но в мыслях даже не было, что путешествие может стать для неё ужасным! Судно снова погрузилось в волны. Девушка сжала челюсти. Габриэль ощущала себя самой несчастной во всём мире.

***

Петроний Делос преобразился на глазах, перешагнув порог заветной, в шёлке, спальни.

Мужчина растерял все слова, поражаясь красотой девушки, которая стояла перед ним.

Он решил, что Клара тоже замедлилась от удивления, а возможно, и других скрываемых чувств, мужчина выждал несколько мгновений, а после проговорил:

— Доброе утро, любовь моя. — До Петрония внезапно дошло, что до сих пор не отдал ей со вкусом выбранный букет у продавщицы, и протянул его потрясённой прекрасной женщине. — Такой пышный букет несравним с вашей красотой, моя дорогая, но яркие краски цветов выражают мою радость, которую вы дарите мне, поэтому я не сумел удержать себя, чтобы не преобрести их для вас.

— Благодарю, Петроний…

Побледневшие щёки Клары опять заиграли румянцем, женщина улыбнулась и взяла из его рук цветы. Едва колеблясь, Клара отошла в сторону, чтобы Петроний вошёл. У мужчины внутри всё словно связало в узел, когда Клара положила цветочный букет, обернулась к нему и рукой закинула золотые локоны за плечи, из-за которых не виднелись скулы. Петроний раньше не замечал такого её жеста.

— Я не думала, что вы придёте в такую рань…ведь вы ушли пару часов назад. Я чувствую неловкость, что вы застали меня в таком одомашненном виде, в то время как сами вы — достаточно хорошо выглядите.

Петроний закрыл дверь за собой, и, улыбаясь, приблизился к Кларе:

— Неужели вам ещё не ясно, моя любимая, что мне почётно, если меня встречают в домашней одежде? От этого чувствуется непрерывность нашей встречи. Я тогда верю, что вы ещё не забыли то время любви, которое у нас сегодня было.

— Да, Петроний… — Небесно-голубые глаза Клары заблестели, женщина откинула возможные сомнения и заговорила тёплым голосом, который показался Петронию искренним: — Я и не хочу выбрасывать из головы время, которое провела с вами.

— Клара…

Петроний заключил её в объятия и сильно притянул к себе. Его рука сама по себе добралась до пояса её пеньюара. Петроний радостно почувствовал, как по спине Клары промчались мурашки, когда он стянул с неё одежду. Мягкотелая Клара тут же отдалась его ласкам. Руки Петрония легли на её округлую грудь, а потом заскользили ниже и замерли на бёдрах…там, где был тёмный след. Когда он увидел синяк впервые, то задал вопрос, где она заимела такую ссадину. Мужчина чётко помнил, как Клара замялась перед ответом. Она сказала, что споткнулась. Нервозность Петрония усилилась. Клара — опытная любовница, не неопытная врунья. За её ≪спотыканием≫ стоит тот, кого она хочет утаить от него. Ярость опять обуяла Петрония, и мужчина, почти больно, стиснул Клару в своих руках. Её светлые брови чуть нахмурились.

— Эта отметина у меня на ноге до сих пор заставляет вас переживать, Петроний? Знаете, это пустяк. Я уже позабыла об этом.

— А я, к сожелению, нет.

Петроний немного отодвинулся, набросил на Клару халат и сильно затянул пояс.

Клара удивилась, а он широко улыбнулся в ответ:

— Я не хочу, чтобы вид красивого тела отвлекал меня от того, что я намереваюсь вам сообщить.

Он решительно положил ладони на плечи Клары, посадил её на постель. Сев около неё, наклонился немного к ней, и поцеловал её тёплые губы. Затем резко отодвинулся, чтобы сохранить между ними хоть какое-то расстояние.

Клару это очень задело:

— Что-то не так, Петроний?

— Нет, просто я хочу сказать вам кое-что важное. — Он сделал паузу. — Моя дорогая, с той поры, как вы в первый раз побывали в моих руках, прошло много месяцев, но я так до сего дня помню тот миг. Мечта осуществилась, которая жила у меня в душе. Вы представляете собой тот идеал девушки, который я искал всю свою жизнь.

— Нет, Петроний, я совсем не та, которая нужна вам!

— Да, вы, моя любовь. Согласен, что мечта перенасыщена страстным желанием и мои первичные чувства к вам сводились поначалу к неостывшему вожделению, но с самого начала я знал, что наши отношения никогда не будут случайной встречей. Много разных чувств, которые мне не хочется перечислять сейчас, овладели мной, стоило мне переступить порог этого особняка и увидеть вашу персону, стоявшую наверху лестницы. Буду честен, тогда я и представить не мог, как глубоко могут проникнуть мои чувства к вам. — Клара хотела ответить, но Петроний не дал ей сказать, продолжив: — Я ещё не закончил выражать то, что лежит в моём сердце. Я обожаю вас сильно и глубоко, и больше не могу противиться этой любви. Я не в силах дальше знать, что-то время, когда я не с вами, вы находитесь в жгучих объятиях других клиентов. Клара… Я поговорил с остальными вашими господами.

Клара усмирила в себе очевидное переживание, как только он произнёс имена её капризных обожателей. Петроний спокойным жестом коснулся её щеки. Он по-своему понял её тревогу. Причина в том, что он любит её.

Петроний специально не оповестил Клару, что с первого мига, как встретил её, а тот момент был до сих пор жив в его памяти, она стала той, с кем он хотел разделить свои оставшиеся годы.

Да… Такая мысль иногда казалась ему невероятной. Они встретились при обстоятельствах, которые не предполагали, возможно, никаких иллюзий касательно самой девушки. Но скоро мужчина сумел убедиться, что за внешней обольстительностью Клары прячется доброе сердце и превосходная душа.

Петроний сознавал, что желание всегда находиться около неё практически неосуществимо, и молчал об этом, боясь привлечь неприятности. Поэтому Петроний поддерживал такие вот отношения между ними, в надежде, что именно ему, а не тем другим покровителям, Клара полностью вверяет себя.

И было так до того мига, пока он не узрел на теле любимой синяки, свидетельствовавшие о грубом отношении к её персоне.

— Вы беседовали с ними? — Клара глубоко вздохнула. — Петроний, что вы натворили?..

— Успокойтесь, моя милая. Я отлично их знаю, и был уверен в том, что они поймут. Я разъяснил им, что больше мне не хочется делить вас с ними.

Петроний замолк, проверяя, какое впечатление произвели его слова на женщину. На лице Клары отпечаталось волнение, послужившее предупреждением, что ему не надо подробно рассказывать ей о неприятной беседе с господами. Петроний превзошёл самого себя, приведя им много доводов и убедив их в том, что будет лучше для всех, если они обратят своё внимание на других особ.

Клара мотнула головой, словно имела возражения:

— Мадам Люсиль придёт в ярость!

— Нет, не придёт.

— Вы и с ней беседовали?

— Я мимоходом заметил, что господа придут к ней с просьбой организовать для них что-то новое. Я также сказал, что в состоянии компенсировать любые убытки, которые она может понести.

— Петроний…

Петроний привлёк Клару к себе и, стараясь понять её реакцию, прошептал:

— Это, моя милая, будет возможно, если мысль о необходимости сосредоточить всё своё внимание на одном мужчине не вызывает у вас отвращения…

— Петроний… — Глаза Клары заблестели от слёз. Она смогла проговорить лишь одно слово: — Почему?

— Надо ли спрашивать, моя любовь?

Клара дрожащими пальцами дотронулась до его лица.

Он прочитал в её взоре столько боли, когда она, слегка мешкая, с внутренним достоинством ответила ему:

— Вы добро относитесь ко мне, Петроний, но… я не могу обещать ничего больше того, что даю вам, когда лежу в ваших объятиях. Скажу лишь, что подарю вам лучшее из того, что в состоянии дать. Я буду делать это с радостью… и так долго, как смогу.

Честно, но больно.

Петроний понимал, что о большем просить её не может, и притянул Клару к себе, сказав:

— Этого достаточно.

Петроний уткнулся лицом в её волосы, глубоко вдохая особый аромат, исходивший от локонов Клары, и утешил себя тем, что такого соглашения достаточно. Со временем он сумеет избавить женщину от переживаний. Он будет ухаживать за ней бережно и нежно до тех пор, пока она не преодолеет неуверенность и недоверие… и пока он не сможет вытеснить из её сердца того неизвестного, место которого он занимает в минуты любовных утех. Огонь разжигался у него внутри. Петроний отодвинулся, его взгляд встретился с блестящими от слёз глазами Клары.

≪Я люблю тебя, Клара≫.

Эти слова он не сказал. Он произнёс их мысленно своей любимой, когда наклонился с жарким поцелуем и начал сдирать с неё лёгкий шёлковый халатик, мешавший насладиться телом Клары. Поцелуй длился долго. Мужчина вложил всю свою страсть в любовные утехи, пока танец их нагих тел не достиг кульминации.

Он снова овладел плотью Клары, как надеялся овладеть и её сердцем.

Петроний, про себя, шептал опять…

≪Я люблю тебя≫…

***

Рей невидящим взором следила, как отражается утреннее солнце в волнах.

Капитанша без успеха старалась овладеть собой, хотя уже прошёл ровно час после того, как она вернула Габриэль в каютную комнату.

Дьявол побери эту выдрёпистую девицу! Рей превосходно помнила, какие чувства завладели ею, когда Габриэль вышла на палубу, находясь в паре метрах от неё. Прекрасные локоны развивались ветром океана, блестя на солнце, серые глаза были широко распахнуты, а тоненькая ночнушка настолько облепляла её точёный силуэт, что все изгибы её тела были ясно видны всем морякам. Рей испытала волнение, но отказывалась признать, что это так, поэтому пришла в ярость. Она видела её людей, пялившихся на Габриэль. Мужчины. Рей не нужно было обладать особой проницательностью, чтобы сообразить, куда ушли их мысли, ведь не каждому из них удалось увидеть когда-либо такую прекрасную и соблазнительную девушку, которая смело стояла перед ними в просвечивающей рубашке.

Команда матросов мужчин сходила с ума и по ней самой, стоило лишь Рей появиться на палубе в своих довольно нескромных одеждах, но своим суровым, строгим взглядом она отпугивала от себя большинство мужчин. Рей отнюдь не была глупой и ей были известны опасные игры леди Дибос! Ещё бы! Рей сама женщина! Пиратка понимала, что Габриэль стремится возбудить её людей, чтобы они вступили в перебранку между собой. Габриэль сумела бы использовать такую драку в своих целях, склонив мужчин выполнить то, что хочет она. Только Габриэль невдомёк, что моряки преданны Рей, закалённой пламенем и кровью, когда они все с ней, не страшась, встречали сверкающие мечи и залпы пушек, отражая их.

Рей знала, что моряки лучше предадут себя самих, нежели её и их общие цели. На этом Рей прервала свои думы и опустилась на грешную землю. Она знала, что каждый из её моряков является человеком из крови и плоти…как и она сама, и ничто человеческое им было не чуждо. Не стоит удивляться, что пираты были потрясены обликом молодой леди, которая стояла, напоказ выставив всю свою женскую красоту. Ученица монастырской школы? Рей едко хохотнула. Знает она таких святынь!

Великолепная девушка наверняка не тратила время, проведённое в школе. Рей почему-то чувствовала, что Габриэль давно сбегала по чёрному ходу и полноценно пользовалась той свободой, которую он имел. Видимо, необходимо отвесить благодарность морскому качанию, лишившего Габриэль принять действия. Слава Господу, девушка не успела понять её моряков, а Рей сумела пресечь её планы в самом зародыше. Рей резко повернулась, ища взглядом лежавший рядом с ней мешок. Прошло достаточно времени, чтобы выдрёпистая леди пришла в норму от своих тошнотворных позывов. В любом случае, она беспокоится каждой её непредвиденной выходкой, что больше не намерена выжидать.

Она решительно пошла вниз. Рей остановилась перед дверью своей комнаты, подняла руку, намереваясь постучать, но затем опустила её, удивившись себе самой. Стучать в дверь своей комнаты? Разрешить этой девчонке почувствовать вкус победы, показать ей, что она сдала свои позиции и готова просить согласия зайти в свою каюту? Никогда этому не бывать! Рей не позволит какой-то сопливой девице собой манипулировать! Ладонь её опустилась на дверную ручку, она повернула её, и в тишине раздался резкий скрип. Рей сделала лишь одну уступку находившейся в комнате девчонки, тридцатисекундную паузу перед тем, как она открыла дверь. В каюте царила полноценная тишь, что Рей, спеша, шагнула вперёд, но моментально замерла на месте.

Мисс Габриэль Дибос спала глубоким сном женщины, которая уже находится без сил. Она закрыла дверь за собой и подошла к постели.

Правая рука Габриэль лежала на подушке около её головы, согнутая в локте, а пламенные огненные локоны рассыпались вокруг, подчёркивая её белоснежную кожу. Кружевная ночнушка идеально сочетала в себе полную умиротворённость на милом лице. Габриэль показалась Рей пламенным ангелочком. Рей больше не боялась признаться себе, что этот ангелочек может вознести её к небу… Сердце Рей застучало быстрее, когда она присела около Габриэль. Она прикоснулась к выбившейся пряди и пропустила её шелковистые локоны сквозь свои сильные пальцы. Она не сомневалась, что кожа Габриэль нежнее шёлка, ведь девушка выглядела безукоризненно, когда лёгкая ткань просвечивала. Она не представляла, что ресницы Габриэль были такие же пушистые, а едва приоткрытый рот таким чувственным и тёплым. Она горела желанием обладать её зовущим ртом и… Милая Габриэль зашевелилась, жалобно всхлипывая во сне. В её всхлипе просочилась вся её незащищённость. Рей встрепенулась и потрясённо поглядела на девушку. Что с ней случилось?.. Габриэль Дибос ещё дитя!

Девчонке ещё не стукнуло восемнадцати лет против её двадцати девяти годов! Габриэль не несёт ответственность за преступные злодеяния своего папаши, а она… Габриэль снова пошевелилась, до того, как раскрыть веки, и ход её мыслей нарушился. С лица девушки исчезло неземное выражение чистоты, и только мысли Рей, мучившие её, стали пеплом.

В глазах Габриэль блеснул лёд, в голосе просквозила холодность, когда девушка кинула ей:

— Кто позволил вам войти ко мне в комнату?

Злоба вернулась на смену огню любви, когда Рей ответила ей:

— Чью комнату, мисс?

— Эта комната теперь моя, ведь меня сюда определили!

— И снова вы не правы, мисс.

Рей опять посмотрела на ситуацию здраво. Эта девка не дитя. Тяжело назвать невинной настолько ядовитую гадюку.

Она продолжила говорить предостереживым тоном:

— Не советую вам пробуждать мою враждебность. Это не в ваших интересах. Мне хорошо известно, какой мотив вы преследовали, придя на палубу.

— Мотив? — Габриэль удивила её, вдруг покрывшись краснотой. — Мотив был достаточно очевидным. А вы чересчур пренебрегаете мной, что взяли и кинули на милость судьбы.

— Это дурь!

— Что, простите?

Рей была не уверена, что сможет сдержать в себе свои бурные амбиции, она резко вскочила.

Взяв мешок, который лежал на табурете, она бросила его на кровать.

— Наденьте эту одежду!

— Что-о-о? — Габриэль гневно посмотрела на поношенное платье пиратки. — Вы хотите, чтобы я надела эти пиратские лохмотья?

— Вы их наденете, мисс.

— Нет!

Рей сделала один шаг к девушке.

— Вы наденете это немедленно, или я сама надену это на вас!

— Вы не сможете!

— Я? Ещё как смогу… — голос Рей прервался и вернулся лишь тогда, когда она снова вздохнула. — Я не позволю вам издеваться над моими друзьями, заявляясь на палубу едва ли не обнажённой!

— Обнажённой?..

Габриэль широко распахнула серые очи.

— Я не позволю вам показывать им свои формы, стараясь соблазнить их!

— Соблазнить?..

Рей сжала челюсти:

— Диалог закончен.

— Убирайтесь отсюда!

Её выгоняют из своей комнаты! К ярости Рей примкнулась мысль о забавности данного положения, но мигом растаяла.

— Запомните, мисс, я предупредила вас!

— А я сказала, убирайтесь отсюда!

Приказ маленькой дикарки был отправлен ей, когда Рей закрыла за собой дверь. Выполнит ли эта соплячка её указ? Внутренний голос говорил, как нелегко ей будет выйти из сложившейся ситуации, если девица не соизволит подчиниться ей. Рей неторопливо пошла к ступеням, которые вели наверх корабля. Стоило за ненавистной капитаншей захлопнуться двери, Габриэль взбунтовалась.

Она — намеренно выбежала обнажённой? Как осмелилась эта заносчивая негодяйка даже подозревать её в попытке соблазнить кого-то из её страшных моряков?! Злость девушки перешла в бешенство, стоило ей посмотреть на принесённые вещи, которые лежали около постели. Она посмела допустить хоть на одно мгновение, что Габриэль соизволит выполнить её приказ надеть эти ужасные пиратские тряпки?! Никогда! Габриэль уже доказала, что не станет носить рабскую обувь. Внезапно ноги заныли, и девушка сморщилась от болевых ощущений. Вот, дьявольщина! Судьба явно напомнила ей о том промахе, который она допустила от своей незримой гордости!

Габриэль с лихвой намучилась и уже сожалела, что зря отказалась от той обуви. Девушка ощупала поношенную одежду пиратки. Ткань грубая, крепкая, выглядит чистой, опрятной, словно только что постирали и просушили.

≪Вы наденете это немедленно, или я сама надену это на вас! ≫.

Ей не хватит сил исполнить эти слова! Девушка призадумалась. А если хватит? Она вспомнила её сильные руки, когда Рей подхватила её наверху, принесла сюда и положила на свою кровать. Пару минут поразмыслив, Габриэль встала. Чуть замявшись, она стянула через голову свою опозоренную ночнушку. Ощущая некомфортность, что голая стоит в каюте, Габриэль махом взяла удлинённое пиратское платье и надела его, а потом надела на свои длинные ноги узкие женские брюки. Пояс брюк оказался ей не по размеру, поэтому она придавила его к своей тоненькой талии, и решительно затянула ремешок на все петельки.

Всё хорошо, она оделась. Девушка опустила руки вдоль тела. И брюки спали с неё. Вот чертовщина! Габриэль наклонилась, чтобы надеть их обратно, и к ужасу обнаружила, что сейчас её снова стошнит. Только не это… пожалуйста… Неожиданный приступ принудил девушку выбросить из сознания все думы, оставив лишь две: когда мучения завершатся и за какие блага её наказала судьба?..

***

Рей подняла бинокль, начала оглядывать до самого края волнующийся океан. Она занималась этим весь последний час, так что стала сама себе противна. Трусиха… Она скрежетнула зубами. Скулы свело от напряжения. Сколько же прошло часов с того мига, как ей выдвинула ультиматум маленькая чертовка в каюте? Час… два… три?.. Кого она старается обмануть? Превосходно же знает, что давно минуло обеденное время и скоро наступит время ужина. Поднос с завтраком эта плутовка возвратила, даже ничего не тронув.

Берта оповестила её об этом с небольшим переживанием, что было не похоже на неё.

Рей не решилась задать Берте вопрос, сменила ли Габриэль вещи, и не спросила о поведении девушки, решив, что сама скоро спустится в каюту, где своими глазами отыщет ответы на все интересующие вопросы. Она решительно вознамерилась втолмачить в головку Габриэль Дибос понимание, что именно от неё, Рей, зависит её дальнейшая судьба. Она совсем не предполагала, что эта хрупкая, тощая девчонка будет сильно своевольничать и что ей будет трудновато принудить себя сделать всё нужное, чтобы до девушки дошла вся серьёзность её положения. Она не может допустить ни одной промашки, как только они вплывут в гавань Лесбоса. Нужно, чтобы присутствие девушки на судне удалось сохранить в глубокой тайне. Ни у кого не должно возникнуть подозрений, что Раптор и капитан Рей Уитос — один и тот же человек, который намерен раскрыть аргосцам глаза серией разоблачений Жерома Пуанти, вслед за которыми пойдёт его полное уничтожение. Необходимо сохранять секретность для безопасности её самой, и команды её судна. Необходимо держать пленницу в изоляции в часы стоянки в заливе Лесбоса, даже если её свяжут и заткнут кляпом рот или под многочисленной охраной. Эти меры не являлись прихотью Рей. Она была точно уверена, что подходит тот час, когда придётся принять решение о надобности таких жестоких мер. Они причалят в залив с приходом сумерек, через пару часов. Внезапно к ней возвратились знакомые мучения. Рей прикрыла очи, и отголоски криков погибающих, звуки пушек, треск, от которого ≪Винтер≫ ушла под воду, — всё опять встало перед её мысленным взглядом.

≪На этой железной кочерге есть символ в виде буковки «П». Он навечно заклеймит вас как пиратку. Договорю, что эта буковка — главная от Пуанти, фамилии господина, который вас уничтожит! ≫.

Рей в мгновение открыла глаза и решительно перестукивая каблуками своих высоких сапог, пошла в сторону трюма, где располагались каютные комнаты. Она в течении трёх лет разрабатывала план отмщения. Желанный миг расквитаться с врагом приближался. Она не позволит какой-то избалованной девице, только вышедшей из-за школьной парты, сбить её с нужной цели на самом заключительном этапе.

Габриэль поможет ей — либо поплатится!

***

— Мария, почему ты странно на меня смотришь? — спросила Марсела, смотря в зеркальное отражение на служанку, стоявшую в дверном проёме её комнаты. Марсела сидела перед зеркальным трюмо в кружевном халате, так сочетавшимся с её утончённой внешностью, что застыла, ожидая ответ прислуги. Мария ничего не ответила госпоже. — Ответь, что в твоих мыслях? Я начинаю раздражаться, когда ты глядишь на меня таким странным взглядом.

Пожилая служанка переступила порог спальни, прихрамывая на одну ногу, и подошла к госпоже. Марсела вся сжалась, ожидая наступающей беседы. Мария прекрасно знала свою хозяйку. Отлично знала.

Мария спросила напрямую:

— Вы его оповестили?

Кровь заледенела в венах Марселы. Женщина встала, остановив свои утренние прихорашивания — нанесение крема для поддержания свежести и молодости кожи, массаж лица от мимических морщинок, и остальные процедуры, которые она делала по-привычке, чтобы всегда быть привлекательной для Жерома. Испытывая раздражение, она уставилась Марии в глаза.

— Скажи понятнее. Тебе же известно, я не выношу загадки.

— Сообщили ли вы ему о младенце?

Дыхание Марселы свело.

— Марсела… — проговорила пожилая служанка мягким тоном, — вы забыли, что я прислуживала ещё вашей матушке до того, как начала прислуживать вам. Я вас знаю практически так же хорошо, как вы знаете меня.

— Ты не права!

— Нет, я права.

Марсела рукой инстинктивно дотронулась до своего живота, который пока что был плоским и подтянутым, несмотря на то, что внутри уже развивался зародыш…зародыш, которого она не сумела родить со своим любимым Арсентием за те счастливые годы их совместной жизни…зародыш, в котором, как она думала, ей навека отказано судьбой. Отцом младенца являлся Жером Пуанти.

— Уже заметно?

— Пока нет. Но скоро станет заметно, вы ведь знаете. Вам необходимо сообщить ему, Марсела.

По бледной щеке Марселы скатилась всего одна слеза.

— Мне…мне страшно, Мария. — Старенькая горничная не ответила, а поклала свои натруженные ладони на плечи Марселы, а госпожа продолжила: — Я никак не ожидала, что произойдёт такое чудо и воспринимаю это как Божью волю. Когда не было месячных, я как-то не подумала, что возможна какая-то причина, кроме тех перемен, которые обязательно наступят скоро в моём возрасте. — Марсела выдохнула и вдохнула. — Мне уже тридцать восемь, Мария!

— Знаю, милая.

— Лишь на прошедшей неделе я навестила доктора Торония и узнала о своём положении, что беременна! От Жерома! Вначале мне не верилось в это. Потом дошло, что это реальность. Мне хотелось выскочить на улицу и прокричать о своём счастье на весь мир. Но я…я не сумела…

— Марсела…

Марсела отвела глаза, не в силах вынести на себе настоятельный взор старой горничной, и зашептала:

— В последние дни всё сложилось трудно. Поговаривают, что Жером как всегда таскается за девушками. Я не могла бы игнорировать это, как раньше, если бы мне не мерещилось, что его внимание ко мне понемногу исчезает. — Марсела замолкла, стараясь немного успокоить сердце. — Я никак не могла решить, что же делать дальше. У меня не было желания поговорить с Жеромом, пока я не буду уверена, что он не будет рад так же, как и я, когда узнает о моём чудесном положении, — Марсела сильно сжала ладонь Марии, смотря ей в глаза. — А после случилось это ужасное похищение его дочери, Габриэль… Жером выглядел таким подавленным… — Госпожа расплакалась, слезами смывая с лица жалкое подобие улыбки. — Тяжко это обсуждать, но благодаря именно этим чудовищным событиям ко мне вернулся Жером. Он снова был очень милым и внимательным, каким я не помню его уже много месяцев, а я сумела дать ему тот покой, который ему необходим. Но…пусть моя любовь вернулась, я боялась. О Мария… — слёзы сочились по её щекам. — Я не могу сообщить ему о беременности, пока не будет известно, что его дочь вне опасности. Жером очень любит Габриэль! Он начнёт ненавидеть меня, если я ему скажу! Боюсь, если девушка не возвратится, то Жером ещё меньше будет рад этому младенцу.

Мария возразила, качая седой головой:

— Нет, как так может быть? Нормальный господин обязан ощущать утешение в таких печальных обстоятельствах от самой новости, что он скоро будет отцом младенца.

— К Жерому это не относится.

— Но…

— Не Жером, Мария. — Слёзы всё капали по её щекам. — Я говорю правду, Жером не…

Доверившись ласковым объятиям Марии, когда та обвилась вокруг неё, Марсела в ответ тоже заключила в объятия пожилую служанку и тесно прижалась к ней, как не делала с детских лет.

Она зашептала:

— Можно лишь надеяться, что как только Габриэль возвратится, то тогда и Жером разделит эту радость со мной.

— Марсела, деточка моя, — голос Марии подрагивал. — Вы обязаны оповестить мистера Пуанти о беременности…или бросить его.

— Бросить его?!

Мрачным взором Мария смотрела на госпожу.

— Вы должны поступать так, как велит вам внутренний голос, который проявляется в каждой беременной женщине. Голос посоветует вам, как правильно поступить. Если вам не по-силам сообщить мистеру Пуанти правду, нужно принять меры, чтобы ваше будущее и счастье вашего ребёнка было обеспечено.

— В этом пока нет надобности. Я молилась, Мария. Я знаю, Габриэль вернётся к Жерому. Тогда я сумею сообщить Жерому о беременности. Всё будет нормально, увидишь. Он наконец-то представит меня дочери, как равную, и мы обвенчаемся. Все остальные развлечения Жерома станут забыты, я уверена.

— Марсела, не питайте иллюзий насчёт мистера Пуанти.

— Повторяю тебе, Жером бросит все свои развлечения! — Марсела не заметила пронзительных нот, появившихся в её голосе, высвободилась из кольца рук пожилой женщины. — Габриэль вернут Жерому, и всё будет нормально. Я лишь наберусь чуточку терпения, и всё. Совсем чуточку.

Марсела спряталась от пронзительного взора Марии, решительно развернулась к зеркальному трюмо. Смахнув платочком слёзы, она взяла баночку с кремом. Выражение лица стало обычным. Волнения нет. Госпожа возвратилась к ежедневным процедурам.

***

Стоя около своей каютной комнаты, Рей прислушивалась, сама не зная, что же она хотела услышать за дверью. И в самом деле, что она ждала? У особы, находившейся по ту сторону двери другой выбор отсутствовал, кроме как исполнить её приказ и надеть новую одежду, несмотря на её буйные протесты.

≪Вы хотите, чтобы я надела эти пиратские лохмотья? ≫.

Рей сознавала, что избалованная леди ни разу в жизни не надевала подобную одежду, а ухоженный вид её кожи вряд ли касалось что-то, кроме шёлков и атласных одеяний. Её превосходная и нежная кожа… Рей пересилила свои сексуальные фантазии, напоминая себе, что с такой девицей необходимо держаться настороже, если она не хочет очутиться у той под манипуляцией, к чему девушка отчаянно стремится. Рей схватилась за ручку двери. Она выждала пару просчитанных минут и открыла дверь. Как и до, её встретила абсолютная тишина каюты. Затем послышался слабый стон.

Кинувшись к кровати, на которой валялись в беспорядке белые вещи, Рей замерла на месте.

На постели, перед ней очутилась тонкая фигура, одетая в пиратскую одежду, которая была ей большевата. Девушка выглядела бледной и больной, лежала, не шевелясь.

— Мисс Дибос…

Девушка молчала. Казалось, она даже не дышит. Сердце Рей дрогнуло.

— Мисс…

Веки легонько затрепетали.

— Габриэль…

Девушка чуть слышно и жалобно простонала.

Подсев к своей трогательной пленнице, Рей молча осмотрела девушку. Пройдя ладонью по лбу, Рей обнаружила не слишком сильный жар, потом она дотронулась до её щёк, рук, чтобы удостовериться, что данный жар не расходится по всему её телу.

Немного успокоившись от дум, что если это и начало лихорадки, то не опасной, Рей мягким тоном спросила:

— Габриэль, что с вами? Вы заболели?

Ресницы едва задрожали, потом открылись, и Рей прочла в её глазах, как Габриэль несчастна.

Тут судно поднялось на высокой волне, потом опустилось. Габриэль Дибос стала походить на зелёную тень, и вид девушки объяснил Рей её состояние без всяких слов. Морская болезнь…

Рей пока не видела человека, который мог бы страдать настолько сильно от неё. Габриэль поднесла руку к холодному лбу, пытаясь стереть пот, но ладонь без сил опустилась вдоль тела на постель.

Рей услышала, как Габриэль чуть слышно выдохнула:

— Я умираю…

— Что-о?

Рей не заметила, что сказала это вслух и увидела, как чуть блеснули её глаза, а потом услышала дрожащий голос девушки:

— Я сказала вам, что умираю.

— Не умираете. Вы пока не превыкли к морской качке. Вам надо что-то покушать и…

— Покушать? — Габриэль сильнее позеленела. — Мерзкая идиотка…

Рей сжала челюсти. Вены на шее натянулись.

— Сядьте, мисс.

Чуть заметно Габриэль отрицательно мотнула головой.

— Я сказала, сядьте!

Нет ответа. Рей подняла слабое тело девушки и, поддерживая спину рукой, посадила её. Она в первый раз заметила, насколько великоват для её изящной фигуры пиратский костюм — девушка вообще потерялась в платье. Она выглядела прямой в нём, утонувшей. На груди платье оттопыривалось, скрывая округлые формы, в плечах оно свисало, рукава почти полностью скрывали руки, а в талии оно было широким.

Не отпуская девушку, Рей продолжала отдавать приказы:

— Держитесь! Вам полегчает на свежем воздухе!

— Нет… — её глаза по-прежнему были закрытыми.

— Глаза откройте.

Нет ответа; и Рей настойчиво повторила:

— Глаза откройте!

Красивые глаза серого оттенка открылись, но потом снова сомкнулись.

Рей зарычала:

— Поднимитесь!

— Нет…я не сумею.

— Нет, сумеете. Поднимитесь!

Она пододвинула обессиленную девушку к краю постели, свесила её ноги на пол и помогла встать. Большие брюки в миг спали к коленям.

Подрагивающими руками Рей поддёрнула брюки назад, пробормотала неясное ругательство, что было несвойственно женщинам, и поводила глазами вокруг каюты.

Потом она сняла свой ремешок и заменила его тем, который был на штанах, затянув его вокруг талии девушки. Габриэль запротестовала. Ей были неприятны прикосновения чужих рук к своему телу. Обеспечив девушке безопасность, Рей ухмыльнулась и подняла её на руки.

Пушистые ресницы Габриэль опять затрепетали:

— Что…что вы творите?

— Несу вас наверх, чтобы вы глотнули хоть немного чистого воздуха. Вам сразу полегчает.

— Не полегчает… — И строптивая мисс уронила бессильно голову ей на плечо. — Я умираю…

Рей направилась к двери с драгоценной ношей на руках.

Спустя минуту, нетвёрдой поступью идя под встречным ветерком, Рей наткнулась на Берту, внимательно смотревшую на них:

— Давай я помогу тебе поставить её на ноги.

Рей качнула головой. Перья на её пиратской шляпе тоже качнулись.

— Не нужно. Ступай в трюм, перекуси. Если ты мне понабишься, я тебя сразу же позову.

Крепко прижимая к себе девушку, способную противиться ей, Рей пошла к парапету борта корабля. Она прислонила девушку к парапету судна и, удерживая её своим телом, поставила на ноги.

Габриэль дрожала от слабости, а Рей настойчиво потребовала:

— Так. Теперь глубоко вдохните.

— Не могу.

Распущенные локоны Габриэль, в которых сиял заход солнца, огненным столбом рассыпались по лицу Рей. Вдали виднелись чёрные пречёрные тучи. Наверняка будет шторм.

Габриэль уткнулась носом ей в грудь и шёпотом сказала:

— Прошу…

У Рей что-то заныло внутри. Габриэль доверительно прижалась к ней. От девушки исходило тепло, что Рей показалось приятным.

Она слишком мягким голосом произнесла:

— Габриэль, послушайте меня. Ночь приближается, на горизонте сходятся грозовые облака, предвещая шторм. Если вы не сможете держать себя в руках, то вам будет только хуже, нежели сейчас.

— Я не могу…

— Вы можете. Габриэль, откройте глаза. Ну же, давайте!

Глаза девушки медленно раскрылись.

Рей попыталась уловить её взор и прошептала:

— Вы снова станете здоровой.

Девушка долго молчала, смотря ей в глаза, а Рей пыталась наполнить её своей силой. В ней шевельнулась надежда — Габриэль начала медленно приосаниваться и смогла наконец-то глубоко вдохнуть…

— Ещё раз…вдохните глубже.

Девчонка притиснулась к ней настолько сильно, что Рей почувствовала, как её лёгкие наполняются воздухом, как одновременно в девушку входит сила…и тут внезапный спазм.

— Нет, держитесь. Вам уже становится лучше…сильнее… Вы можете это держать под контролем. А теперь мы с вами пройдём по палубе.

— Нет…прошу…не сейчас.

Девушка склонилась к Рей, и у той вздрогнуло плечо. Голова Габриэль легла к основанию её шеи, груди прикасались к её груди, а дрожащие ноги искали поддержку в её ногах. Габриэль схватилась за руку Рей, отчаявшись удержать её. Рей обхватила её, чтобы девушка смогла брать энергию в её силе. Внезапно Рей ощутила неведомое состояние комфорта. Не слишком фантазируя, насколько долго они находятся в таком положении, Рей почувствовала жгучее желание прижать девушку к своему телу ещё плотнее. Это превратилось в навязчивую мысль.

Капитан одёрнула себя, произнеся срывающимся голосом:

— Вам уже намного лучше. Теперь надо пройтись по палубе.

О, её глаза…её бесподобные, ни с одной женщиной несравнимые глаза смотрели на неё прямо, перед тем, как Габриэль соизволила отпустить её. Девушка постаралась сделать шаг, но закачалась. Рей обняла её одной рукой за стан, чтобы та не расстелилась на полу. С помощью Рей девушка шагнула раз, после два.

Рей против воли посетила мысль, что выглядит Габриэль довольно комично: в большом платье и узких брюках, которые едва держутся на ней; из брюк выглядывают маленькие голые ноги…

Капитан поняла, что может не переживать о нравственном поведении своей команды — ни один мужчина, окинув её первичным взором, никогда больше не изъявит желания глядеть на неё. Но к Рей это не относилось. Вдруг налетел шквальный ветер, обрушившись на судно с неимоверной силой и едва не сбивший с ног Рей. Капитан лишь крепче прижала девушку к себе. Габриэль метнула панический взор и внезапно ринулась из её рук к борту корабля.

Рей стояла позади неё, смотря на горизонт, быстро затягивающийся штормовыми тёмными тучами. Капитан выждала миг, когда у пленницы пройдёт спазм, взяла девушку на руки и спустилась в трюм.

***

За комнатной дверью Клары движение становилось всё более оживлённым. Слышался смех, кашель, звуки шагов идущих туда-сюда людей… Закрыв глаза, Клара пыталась заснуть.

Вдруг пришла мысль, что раньше она просто не обращала внимания на то, как чудесна её спальня, ведь всегда была занята любовными делами. Этой ночью женщина лежала в одиночестве под атласным одеялом, обшитым роскошными рюшами. Дверь была надёжно заперта, скрывая её от нескромных очей.

Ситуация, в которой она теперь находилась, мерещилась ей непревычной и совсем неестественной, несмотря на то, что Петроний большую часть дня был с ней, дотянув до того мига, когда обстоятельства принудили оставить её. Клара представила себе опять сведённые брови Петрония, когда мужчина сообщил, что обязан уйти пораньше из-за деловой официальной встречи в обществе, на котором обязан присутствовать. Кларе хотелось сказать ему в ответ, что дамы, подобные ей, не будут рады в обществе, в котором так и жаждут его присутствия, но в какой-то миг поняла, что это поставит Петрония лишь в большее неловкое положения. Клара вспомнила гнев Петрония, когда он увидел синяк на её бедре, появившийся в результате грубоватого толчка Жерома Пуанти. Мужчина негодовал, когда так решительно поступил… Клара была тронута до глубины души заботой Петрония, но больше всего женщина испытывала сожаление о шагах, которые Петроний вынужденно предпринял.

Клара предвидела, что всё может завершиться слишком плачевно. Она убрала с лица прядку волос, упавших на её щеку. Молодая женщина говорила с мадам Люсиль, но до сих пор не выяснила, какую сумму обязался платить Петроний, чтобы Клара ублажала только его.

Она знала наверняка — эта сумма настолько большая, что даже при хорошем развитии дел, соответствующих планам Петрония через слишком незначительное время все его сбережения упадут, и тогда ему придётся поделить расходы с другим клиентом, а потом и с ещё одним. Другого выхода не будет. Сделав именно так, Петроний начнёт переживать оттого, что его честность и порядочность в отношении её скомпромитированы, а потом будет пребывать в отчаянии от необходимости отречься от неё. Клару охватила грусть, вызванная такими думами. А хотя, так даже лучше. Женщина соображала, что рано или поздно Петроний повстречает достойную леди, которая сумеет привнести в его жизнь доброту и нежность, чего он, конечно, заслужил. Эта гречанка займёт подобающее место в тех высоких кругах, в которых он многими уважаем и влиятелен, и подарит всей семье Делос внуков, чтобы дальше продолжался их благородный аргосовский род. В голове вертелись разные мысли, сменяясь друг за другом, и Клара застопорилась на той, что если уж ей суждено за деньги дарить наслаждение любому мужчине, не имея возможности всецело принадлежать той, кого любит, то она предпочла бы, чтобы таким мужчиной являлся Петроний. Вдруг в окно стукнул порывистый ветер, прервав раздумья Клары. Ветки дерева бешено царапали стекло. Женщина посмотрела на часы, которые стояли на зеркальном трюмо.

Уже перешло заполночь. Наступление нового дня начиналось с сильного шторма. Клара подумала, что ≪Раптор≫ сильно замотает на море по пути к заливу Лесбоса, если конечно, судно уже не доплыло до безопасной бухты.

Осталось ожидать две недели, и все проблемы разрешатся. Клара не смела точно определить, какие чувства пробуждает в ней такая мысль и причину, почему сдавило сердце. Стараясь заснуть, женщина смежила веки.

***

≪Раптор≫ поднимался и опадал в морскую пучину под давлением нахлынувшего на судно шторма, а в каютной комнате едва светил фонарь. Рей хмурилась при каждом сверкании молнии на тёмном небе и прислушивалась к шуму бушующего океана, оберегая молчаливую девушку, лежавшую около неё, своими сильными объятиями. Капитан только сильнее хмурилась, смотря на девушку и замечая, что бледное лицо Габриэль, на котором вообще не было никакого выражения, было белее стены.

Белизна явственно кидалась в глаза на фоне огненных локонов девушки, разметавшихся по подушке. Её очи были сомкнуты, полное недомогание победило. Её почти обморочное состояние стало подарком судьбы, ведь шторм нещадно швырял их в разные стороны.

Очередная вспышка молнии осветила океан за окошком, по лицу Рей сразу пробежала радость.

Громадная лапа залива Лесбоса на миг стала видна, но через секунду снова ушла во мглу.

Судно благополучно остановилось на якоре, вовремя скрывшись от шторма, как не один раз поступало так и раньше. Рей вспомнила, как торопилась она кричать приказы, спасая судно от разбушевавшегося океана, но в мыслях она находилась внизу, куда пару часов назад доставила пленницу. Капитан отдала Берте приказ заканчивать заплыв в залив, и поспешила в каюту. Рей покрепче обняла без признаков жизни тело узницы, когда судно в который раз накрыло мощной волной. По первости Рей замучила совесть оттого, что она обрекла Габриэль на такие муки. Капитан припомнила миг, когда она, рывком раскрыв дверь комнаты, увидела бедную девицу, валявшуюся пластом на её постели. Она скинула с себя шляпу, убрала чуть мокрые локоны и приблизилась. Габриэль открыла глаза и взглянула на капитана, не в силах произнести от слабости ни единого слова. Рей опустилась на колени, погладила её по щеке, осмысливая полную трагичность её состояния.

Габриэль забубнила непонятные слова, что распознать их было невозможно. Рей смочила лицо и шею девушки холодной водой, кое-как сдерживаясь, чтобы не расцеловать те её участки кожи, куда попала вода. Шторм бушевал не на шутку, швыряя судно с неимоверной силой, отчего пленница чуть не свалилась с кровати. Капитан присела на постель, охраняя безопасность девушки. Стоило той наконец-то заснуть, прижимаясь к капитанше и словно умоляя о защите, та улеглась рядом, заключив Габриэль в объятия, давая ей именно ту защиту, которую девушка инстинктивно выискивала. Рей невольно любовалась внешностью Габриэль, спокойно лежавшей около неё. Такая красивая, такая тихая и такая беззащитная… Габриэль находилась полноценно во власти капитанши, но теперь узница значила для Рей больше, намного больше, чем она могла представить, когда в первый раз начала обдумывать свой план, рассчитанный до мелочей. Рей отбросила завиток волоса с виска девушки и не сдержалась перед непреодолимым влечением дотронуться до прекрасных губ на белой коже.

Кожа Габриэль была прохладной и очень мягкой, чтобы Рей могла позволить самой себе насладиться ею, не опасаясь опять пойти на поводу у соблазна. Снова сверкнула молния, и снова волна налетела на нос судна, отчего пленница слегка застонала. Рей повернула её к себе лицом, крепче сжала руками, укачивая так, как мать укачивает своё дитя, но чувства капитанши при этом были вовсе не материнскими. Ресницы Габриэль задрожали, намереваясь раскрыться, и Рей накрыла веки девушки медленными поцелуями. Габриэль издала лёгкий стон и этот звук эхом отобразился глубоко в Рей, а сама Габриэль была недвижима под её нежными, трепетными ласками. Капитан была соблазнена… Пленница примкнулась поближе, пока не прижалась к ней полностью — у Рей всё замычало внутри.

≪Вот она, спокойная пристань≫, — подумала она, но, к сожалению, не для красивой леди Дибос, не для успешного завершения её целей и не для неё.

Нет, не для неё. Рей убеждённо и ясно осознала горькую истину этих мыслей, и прижала девушку ещё плотнее к себе.

========== Глава 4 ==========

Душно, некомфортно. Что там светит? Чуть зашевелившись, Габриэль не сумела полностью вернуться из состояния полузабытья, в которое девушка погрузилась, слава Господу, когда уже вообще не было сил перенести во время шторма мучительную морскую болезнь.

Габриэль попыталась проснуться окончательно, решила развернуться в кровати на другой бок и оказалась лицом к лицу с пугающей реальностью. Габриэль не сумела шевельнуть ногами! Было чувство, что они связаны или чем-то стянуты. Девушка испугалась от страха, дыхание свело. Открыв глаза, Габриэль поняла, что чувствует едва наступающий свет нового дня. Габриэль переместила глаза на тень, которая загородила, придавила, держала её своим весом в оковах… Тень дышала на неё своим тёплым дыханием. Тень и тёплое дыхание? Опять едва не задохнувшись, она полностью пришла в себя и действительность потрясла её. Душно девушке было потому, что в жаркой каютной комнате с ней находился кто-то ещё! Некомфортно было потому, что неизвестный пребывал рядом с ней на кровати!

И тень эта, загородившая ей…сдавливавшая её…державшая её в оковах своим весом и обдававшая её своим дыханием, была…была…

Девушка пронзительно завопила и вскочила с постели.

В миг Габриэль очутилась на полу, потрясённым взглядом она следила, как персона, лежавшая около неё на кровати, села, а в её золотых глазах стала видна настороженность, когда она недовольным голосом спросила:

— Что не так?

— Что не так?!

В мыслях проклиная её за умение каждый раз будоражить своим взором, Габриэль воскликнула:

— Вы знаете, что не так! Зачем вы легли в мою кровать?

— В вашу кровать?.. — Волевое лицо капитана стало темнеть. — Видимо, Габриэль, вы что-то напутали.

≪Габриэль≫…

Девушка ощутила, что её захлёстывает ярость.

Будь она проклята! Эта женщина едва ли не промурлыкала её имя!

— Я не давала вам согласия называть меня по имени, капитан!

Раптор свесила ноги на пол, встала во весь свой большой рост, тем самым подчеркнув незначительность Габриэль около неё, чего та не выносила. Однако девушка не намеревалась сдавать позиции. Ей всё равно, что белоснежная блуза с широкими рукавами этой женщины обнажала верхнюю часть её груди, выставляя напоказ всем соблазнительные объёмные полушария, которые колыхались, когда капитан двигалась или делала какой-нибудь жест. Обилие мышц играло на плечах капитана сквозь полупрозрачную ткань блузы, что всегда приковывало к себе взор Габриэль.

Девушка повторяла себе, что ей безразличны её широко раскинутые плечи, длинные крепкие ноги и даже мощные руки, которые непонятно как, остались на уровне её подсознания в голове. Габриэль отметила, что кожаные тёмные штаны сидят на ней идеально, плотно облегая узкие бёдра, на что раньше девушка не обращала внимания, и, против воли, заценила её длинные ноги. Блуза на ней была настолько короткой, что оголяла плоский и подкачанный живот. А между бёдёр в таких штанах так отчётливо выделялась её женская сущность, что… Судорожно сглотнув слюну, Габриэль переключила взор, когда капитан застала её врасплох своим ответом.

— О, Габриэль, разве вы не согласились… Габриэль?

— Не согласилась? Нет!

Габриэль смутилась тем, что голос сошёл на пищание, девушка прочистила глотку, а потом повторила:

— Нет, я не соглашалась с тем, чтобы вы обращались ко мне по имени! А ещё я не давала вам разрешения находиться в моей кровати, я…

Внезапно вытянув руку, Раптор притянула девушку к себе.

Габриэль стало страшно от собственной невозможности выказать хоть какое-то сопротивление, когда капитан склонила голову и произнесла полурычащим, полумуркающим тоном:

— Вы уверены в этом, Габриэль? Вспомните, как развернулись ко мне, когда вам стало плохо, как понемногу примыкались, всё сильнее прижимая меня к своему телу. Ответьте, что вам не ощущался абсолютный покой, когда вы так крепко прижимались ко мне, что даже не единого дуновения не проскользнуло между нашими телами!

— Лгунья! — Кинула Габриэль, старая безуспешно оттолкнуть её, на что силы уже истощились: — Я болела! Я вообще не сознавала, что творю!

— Выходит, вы помните всё…

Девушка уклончиво ушла от ответа. Свежий женский аромат, который она ощущала сейчас, будил мутные воспоминания, ускользавшие от Габриэль. Сильные объятия капитана, обвивавшиеся вокруг неё так туго, были ей знакомы. А её нежные тёплые ласковые губы…

О Господи!

— Немедленно отпустите меня, хищница… Раптор! Точное вам дали прозвище. Вы самая настоящая хищница. Женщина, которая насильно принуждает беззащитных девушек!

— Насильно принуждаю? — Полные губы капитана, расположившиеся в непосредственной близости от Габриэль, плотно сомкнулись. — Похоже, ваша голова работает выборочно. Вы лучше забудете, как выискивали моё тепло, утешение, когда…

— Нет, я не выискивала! Я не стала бы ничего подобного выискивать! Вы — негодяйка…вы чудовищна…вы пиратка! Никакая слабость в мире не принудит меня обратиться к вам по своему личному желанию! И нет такой силы, которая способна принудить меня выискивать ваших касаний!

Раптор наклонилась ещё ближе, что её губы замерли всего в миллиметре от девушки, и произнесла:

— Неужто вы за прошедшие два дня так ни в чём и не разобрались? Видимо, ваши ноги зажили очень быстро, раз вы сумели позабыть, что только высокомерие причинило вам такие страдания!

— Это вы причинили мне страдание, выкрав меня!

— Минувшей ночью вы не обвиняли в этом меня, наоборот…

— Лгунья, лгунья, лгунья! — Габриэль потеряла саму себя как от речи Раптора, так и от странных чувств, накрывших потоком, пока капитан держала её, плотно прижимая к своим бёдрам. — Я повторю вам: что бы вы ни говорили или творили, я никогда, поймите, никогда не буду ощущать к вам что-то, кроме омерзения!

— Советую вам соблюдать осторожность с такими заявлениями, Габриэль.

— Ваши угрозы мне не страшны!

— А должны бы.

— Никогда!

Габриэль надеялась усмирить бушующие в душе чувства, повторив с новым пылом:

— Вы никогда не сумеете сделать так, чтобы я искала ваших прикосновений. Я не так наивна, как вы думаете, и наслышана о таких женщинах, как вы.

Невнятно что-то себе под нос пророкотав, Раптор порывисто присосалась к губам Габриэль своими, и та на краткий миг потеряла сознание. Женский поцелуй сжигал Габриэль с такой силой, что стало нечем дышать. Воздуха в лёгких не хватало. Габриэль стала задыхаться.

Ещё ни разу в жизни Габриэль не довелось испытать нечто такое — капитан разомкнула её рот своим и прижилась к нему с такой нежной страстью, что где-то в глубине тела Габриэль пробудилась неизведанная истома, которую девушка не хотела принять. Габриэль противилась со всей силы, снова осознала, что капитан слишком сильна…очень сильна.

Габриэль не могла сражаться бы с ней, хотя… И она прекратила противиться. Габриэль обмякла в руках своей похитительницы, принудив ту отстраниться от неё и посмотреть в лицо. Губы Габриэль растянулись в тонкую улыбку, оказавшуюся холодной.

— Я сообщила вам и скажу ещё раз: вам никогда не удастся сделать так, что принудит меня искать ваших прикосновений.

— Выходит, вы предлагаете мне такие правила игры…

Самую малость нагнав испуг на неё, Рей резким жестом притянула Габриэль к себе и присосалась к её рту. Поцелуй был нежным и бережным. Колдовские чары капитана волной разливались по телу девушки, и чем сильнее Рей углубляла поцелуй, тем сильнее вскипала в Габриэль страсть. Рей наслаждалась её сладкими губами так чувственно, что Габриэль внезапно почувствовала прилив запретного желания. Рей соизволила наконец-то оторваться от её рта, и цепочкой поцелуев опоясала ей лицо, обсосала мочки ушей, задержавшись на них долго. Только с неимоверным усилием воли Габриэль сумела сдержаться, чтобы не ответить взаимностью.

Дыхание Габриэль свело, когда нежные женские пальцы заплутали в её локонах, гладя их, утопая в них. Рей запрокинула голову девушки и трепетным ртом провела дорожку поцелуев по нежной шее. Габриэль держалась с трудом, выказывая ей внешнюю холодность ценой неимоверных усилий. Габриэль уже приготовилась сдаться, когда медленный поток поцелуев вдруг прервался, и Раптор неожиданно отпустила Габриэль, ошеломив её совсем. Губы Рей застыли в ледяной улыбке.

— Ваш вызов мне принят, мисс Габриэль… И обещаю — настанет день, когда вы станете умолять меня любить вас!

— Этого не будет! Вы всего-то гнусная негодяйка!

— Милая моя Габриэль, — сказала капитанша хрипло, что по спине Габриэль прошёлся озноб, — в скором времени вы убедитесь, что слово ≪не будет≫ довольно ничтожно, чтобы расположиться между нами.

Рей задержала на Габриэль свой гипнотический взор, наклонилась и резко подняла с пола сапоги, а потом вышла, с силой захлопнув дверь своей каютной комнаты и оставив Габриэль в потрясённом состоянии.

***

Колдунья! Закрыв дверь, Рей осмотрела коридор — в трюме было тихо и пусто.

Представив, до чего нелепо она выглядит, Рей тихо выругалась. Что такое поселилось в ней и вынудило выбежать из своей же комнаты, толком не обувшись? Рей бросила сапоги на пол, натянула их с видной злостью.

Выпрямившись, Рей провела пальцами по своим длинным волосам и тронула ими свой подбородок. Дьявол побери! На её вопрос был лишь единственный ответ. Рей бы хотела опровергнуть ответ, но не могла так поступить.

Всю ситуацию можно понять одним словом: отступление. Да, Рей должна отступить.

Осторожность…лучшая черта, идущая с мужеством. Да, Рей обязана соблюдать осторожность, и будь она проклята, если разрешит этой хрупкой надменной плутовке завалить её. Габриэль говорила, что не будет чувствовать к ней ничего, кроме омерзения?

Это Рей ещё посмотрит… Некая тревога ожила у неё глубоко внутри. Рей правильно поняла это чувство и с силой устремила свои думы по иному руслу. Она подошла к каютной комнате своей первой помощницы. Тут дверь открылась, и Рей встретилась с внимательным взором Берты.

Капитан, увиливая от объяснений, пробурчала грубее, чем ей бы хотелось:

— Ты иди на пару минут наверх. Мне надо воспользоваться твоей каютой.

Рей подождала, пока Берта поднимется по ступеням, ведущим на палубу, и зашла в её комнату. Через пару минут она помоется, чтобы бодро вступить в новый день. Очень важный день. Один из решающих дней для цели, которую необходимо выполнить. Ничто и никто не должен ей в этом помешать. С такими твёрдыми убеждениями Рей приступила к нужным процедурам.

***

— Приветствую вас, госпожа.

Жак Лафитос, тепло улыбаясь, подал ей ладонь, и Рей, улыбаясь в ответ, её пожала. Лафитос этим не ограничился и успел поцеловать тыльную сторону её руки. Рей незаметно поморщилась, вытерла ладонь о свою кофту и прошла в роскошный дом, подлинный особняк пока не короля небольшого государства, которое именовали островом Лесбос. Да, его королевство было настоящим с пятьюдесятью суднами под управлением самого Лафитоса.

Все корабли неназванного короля под флагом Афин плавали по морским просторам, чтобы привезти набранную добычу прямо к нему на остров. На острове ощущалась с первого мгновения рука Лафитоса на всём. Он возвёл маленькие дома, покрытые соломой для своих людей и их девушек, построил игорные домики, таверны, бордели, чтобы мужчинам и женщинам было, где расслабиться. Сильно впечатлял большой склад, где прятали награбленное, и загон, где негры, которых захватили на торговых суднах живьём, ждали своего часа на еженедельном рабском аукционе. Рей вскользь вспомнила первый раз, когда пришла в особняк Лафитоса. Она поразилась настолько, что не могла сказать ни слова. Она насмотрелась на обычные дома людей Лафитоса, но оказалась совсем не готовой к тому изысканному великолепию, которой Лафитос окружил свою семью. Мебель изящна, повсюду хрусталь, дорогие шторы и коврики, потрясающие картины и скульптуры, последнее нереально оценить, — вся роскошь, сочетаемая с мыслью о цене и качестве, занимала особняк. Рей знала, что у Лафитоса лучший в Греции повар, что можно было понять по изысканным обедам, которые Лафитос проводил для именитых гостей из Аргоса. Рей понимала, что удивляться тут нечему. Жак Лафитос являлся живой легендой города. Его известность ушла так далеко, что Рей ещё до прибытия к знаменитому острову имела ясное понятие о мужчине, которого и за глаза прозвали ≪боссом≫. Наслышана Рей была и о том, что Лафитос имеет образование, легко говорит не только на греческом и британском, но и на английском, французском, испанском и итальянском. Многие считают Лафитоса обаятельным, и где бы он не появился, всегда становится душой компании, не затрагивая достоинства других, без принуждения дружа и с лёгкостью добиваясь верности людей, которые состоят под его командованием. Ещё Лафитос умеет расположить к своей персоне кого-угодно и принадлежит к людям, которые отмечены самой судьбой. Шептали также, как Лафитос впадает в неистовую злобу, если ему чинят препятствия, а добившись своего, может стать беспощадным, что вызывает уважение даже тех, кто не дрогнул бы перед кровавым потоком. У Рей ушло не много времени, чтобы убедиться в справедливости всех слухов и толков. Несмотря на всё, Лафитос в каждом своём проявлении был многоликим и обаятельным типом. И это было так очевидно Рей, когда темноволосый, начисто побритый грекобританец, всего на пару лет старше неё, приветственно улыбался, подавая жест прислуге, чтобы они побыстрее обслужили гостью. Лафитос чувствовал удовлетворение от своего гостеприимства. Им поднесли два бокала с вином и тогда он обратил на Рей свой особенно внимательный взор.

— Я скучал без вас, моя дорогая. Поверьте мне, не так много отыщется людей на этом райском острове, кому я могу сделать такое признание. Но я немного поражён тем, что вы возвратились так быстро и с пустым трюмом. На этот раз море не принесло вам щедрости?

Рей повела плечами. Она была слишком умна, чтобы врать мужчине, глаза и уши которого следят за всем.

— Я уходила с Лесбоса, без намерений искать новых битв в океане. Моя команда устала, и я сама нуждалась в отдыхе. Главной целью этого плавания был мой визит в Аргос…к одной девушке.

— Ааа, ооо… — Лафитос выдержал паузу. — Вы должны быть очень осторожны, ведь поговаривают, у этой леди властные клиенты, хотящие содержать её лишь для себя. Если они узнают, что некая женщина навещает её всегда, не оповестив их… — Лафитос заметил, что глаза Рей сузились, и засмеялся. Он давно знал, что Рей содомийка, но в глубине души лелеял надежду вкусить её запретный плод. — Вам не надо переживать, моя дорогая! Только одна персона, исключая меня, в курсе ваших тайных развлечениях с прекрасной Кларой. — Он повёл плечами. — Признаться честно, когда вы впервые заявились с желанием быть в нашем кругу, я произвёл маленькое расследование. Раптор являлся широко известным, а скрывающийся за этим прозвищем человек — нет, а Жак Лафитос предельно осторожен.

На лице Рей не было улыбки в ответ.

— Ну хватит! Не нужно обид. — Лафитос опять повёл плечами. — Я не намереваюсь лезть носом в ваши личные дела, так же как не хочу, чтобы лезли в мои. Теперь я убеждён, что вы не представляете собой угрозу нашему кругу, и мне этого хватает. Позволю задать вам вопрос: что вы хотели мне сообщить сегодня, зачем пожаловали?

Выдержав паузу, Рей изучила лицо улыбающегося ей грекобританца, который, к тому, строил ей глаза. Нужно бы догадаться, что Лафитос, знающих о попытках губернатора Клейбороса разрушить его королевство, основательно проверит состоятельность Рей как каперши. Но Рей не предполагала, что её связь с Кларой раскроется. Она задумалась, какой опасности из-за неё может подвергнуться несчастная девушка. Постепенно Лафитос перестал улыбаться.

Выдержав спокойный взор Рей, он заговорил гораздо более мягко, нежели до:

— Эта девушка в вашем сердце занимает важное место.

Поколебавшись, Рей кивнула.

— Даю вам слово грекобританца, что у неё никогда не возникнет проблем из-за того, что я знаю о ваших забавах с ней.

Поймав прямой взор Лафитоса, Рей опять кивнула.

— А сейчас, раз проблема решена, — Лафитос опять заулыбался, — что вы хотите обсудить со мной, моя милая?

Рей успокоилась искренним обещанием Лафитоса и уверенно начала:

— Я уже сказала причину своего визита. Я по-правде возвратилась с пустым трюмом на корабле по причине, что моя команда устала. Я вижу, им необходимо некое время, чтобы расслабиться, и решила воспользоваться теми развлекательными услугами, которые предлагают разные забегаловки на Лесбосе.

Лафитос отпил мизерный глоток вина.

— Ваши действия мне ясны. — Он нахмурился. — Гамбирос опять возвратился с полным трюмом, но его каманда не прекращает ругаться между собой в последние месяцы. Могу вас оповестить, что по их вине с момента возвращения на Лесбос, мои проблемы приумножились. Я не потерплю кровопролитья между моими командами.

Стоило ему упоминуть презренного Гамбироса, как Рей ощутила тысячи шипов, коснувшихся кожи, но не подала виду, а машинально ответила:

— Я тоже не допущу бессмысленной гибели хотя бы одного моего человека.

Лафитос всё пристально всматривался в её лицо.

— У меня нет сомнений, как вы относитесь к этим вещам, знаю, что вы говорите искренне. Заверяю вас, что вы с вашими людьми сможете найти развлечение на свой вкус по всему Лесбосу. Как только будете готовиться к отплытию, мы побеседуем. — Он замолчал. — Я сохраню вашу тайну.

По спине Рей прошёлся холодный пот:

— Мою тайну?

— Да, но предупреждаю…как друг: Клара особенная девушка. Многие потеряли рассудок из-за её очарования. Возможно, вам льстит, что она ваша, но это не так. Многие мужчины отдались её страсти и тем самым погубили себя. Их несчесть. Женщин может постичь та же участь. И не забывайте, что, как Раптор, хищник, вы поразили фантазии горожан Аргоса, а это делает вас уязвимее для любопытных, нежели остальных капитанов. Осторожность, моя милая…

Рей поразила интуитивная проницательность Лафитоса. Её впечатлила его несомненная искренность. Она осушила бокал до дна, поставила его на богато украшенный стол возле себя и вытянула руку. В глазах сияла благодарность.

— Спасибо, мой господин.

Спустившись по парадным ступеням особняка Лафитоса, Рей пошла к лодке, ожидавшей её, чтобы возвратиться на судно. Облик Габриэль Дибос всплыл перед ней.

≪Многие потеряли рассудок из-за её очарования. Возможно, вам льстит, что она ваша, но это не так. Многие мужчины отдались её страсти и тем самым погубили себя. Их несчесть. Женщин может постичь та же участь≫…

Она кадает ей вызов, да? Что ж, поглядим…

***

≪Дьявольщина! Куда она подевалась? ≫.

Меря шагами каютную комнату, ставшую для девушки темницей на море, Габриэль снова посмотрела в окошечко, одно окошечко во внешний мир. Прошедший час ей не сиделось после того, как съела завтрак снова из вязкой жижи и кусочка свинины. Она ждала Раптора.

Габриэль утомилась и ждать её, и бездействовать самой. Она ринулась к двери комнаты, хотела поставить капитаншу на место, но замолкла, увидев одноглазого бандита с бородой, на страже. С ним не поспоришь. Он свирепо зыркнул на неё налитым кровью глазом, коротко и грубо крикнул, что вынудило Габриэль возвратиться назад, не сказав ничего.

Зайдя в каюту, девушка захлопнула дверь. Она долго стояла, пылая гневом. Как капитан посмела оставить Габриэль на заботу этого…этого…головореза за дверью? Вопрос всё вертелся в её голове, когда она замерла, поразившись своим мыслям. Как капитан посмела оставить Габриэль на заботу этого головореза за дверью? Господи, девушка потеряла ощущение реальности! Раптор намного опаснее дегенирата с одним оком по простой причине: он выполняет указ, а Раптор является воплощением самой демоницы!

Присев на кровать, Габриэль закинула одну ногу на другую, что было недостойно леди и монашки в монастыре за это её бы осудили, и начала делать массаж своих больных ступней.

≪Отлично, — подумала она, — что ноги почти зажили≫.

Наконец-то она может двигаться. Габриэль радовалась и тому, что море стало спокойным.

Неспокойно было только на её душе. Она застонала. Положение её отчаянное. Ни разу ещё она не испытывала подобных неудобств. Ей выдали маленький кусок мыла, но и с его помощью она не могла привести себя в порядок после прошедших дней, наполненных перепитиями. Вода была холодной. Её локоны спутались и сбились, а попытки распутать их на худой конец пальцами причиняло невыносимое мучение. Похоже, что пиратки не знакомы с гребнем. И до сих пор на ней была надета ужасная, явно на великаншу, пиратская одежда, в которую она облачилась после произошедшего на палубе. Посмотрев на своё отражение в маленькое зеркало, стоящее над умывальником и с наслаждением отметив, что выглядит получше, Габриэль тяжко вздохнула.

Но внешняя привлекательность была наименьшей из возникших проблем. Габриэль повернулась к окошечку, опустилась на коленки и осторожно посмотрела через грязное стекло.

Море спокойно, и девушка сосредоточила внимание на узкой щели, доступной взгляду.

Выходило, что судно уже на якоре в каком-то заливе, берега которого устланы большими деревьями. Их судно стояло не одно, в доступном пространстве Габриэль видела ещё четыре корабля, и все под таким же флагом, что и ≪Раптор≫. Она опять почувствовала пустоту в желудке. Со страхом Габриэль осознавала, какой стране принадлежит этот флаг. Каждому доаргосовцу прекрасно известно, что над ≪Раптором≫ развевается флаг Лесбоса, незаконный сход каперов и кровожадных пиратов греческого моря, что означает… Она запустила пальцы в копну огненных волос, когда в голове прояснилась реальность. О Господи. Габриэль не только узница на самом ужасном пиратском корабле греческого моря, но и сам корабль пришвартовался в заливе Лесбоса! Выходит, остров, почти весь скрытый кронами деревьев, раскинувшихся вдоль берега, является пиратской цитаделью… Глотку сдавил спазм. Габриэль ощутила ещё один позыв тошноты, смежила веки, уверенная, что сейчас заплачет. Можно ли ей теперь вообще надеяться сбежать? Страшные мысли сменяли друг друга в её голове. Она подрагивала от ужаса, но стыд постепенно вытеснил страх. Что с ней такое? Габриэль постоянно восхвалялась своей находчивостью и при этом допустила какой-то мерзавке-содомийке держать её в плену два дня, не в курсе о её конкретных намерениях. Почему? Она застыла. На этот вопрос ответ стал ясен. Пусть Габриэль отрицала это, но Раптор сумела запугать её. И ясно необходимо поглядеть на некоторые факты в получившейся ситуации, если Габриэль желает пережить трудные испытания, посланные Господом. Первый факт, как бы она не призналась, что ей это неприятно, — Габриэль всецело находится под контролем Раптора.

Второй факт — пусть Габриэль всецело в её власти, это не означает, что нет иного выхода.

Третий факт — пора подойти к решению проблемы без лишних эмоций и начать изобретать план действий. Четвёртый факт — Габриэль не может изобрести этот план, не зная намерений Раптора в отношении её самой.

Пятый… Габриэль возвратилась к тому, с чего начала. Дьявольщина! Сумеет ли Габриэль вынудить Раптора сообщить что-то, кроме того, что она хочет сказать ей сама? Раптор… И как её зовут по-настоящему? По спине девушки промчался озноб. Как вышло, что Раптор стала особой с такой тайной судьбой? Почему она резко бросила вызов и принудила ответить так надменно, что Габриэль сама напугалась?

Отчего у неё такие глаза, которые пронзают девушку насквозь до самого сердца? И почему она смотрела на Габриэль так, что озноб проходил по спине, и такое состояние не имело ничего к чувствам, которые Габриэль испытывала раньше? Ненавидя её за обвинения, которые она выдвинула против её отца, и за мучения, которые перенесла по её вине, Габриэль не могла выбросить из головы те многообразные чувства, которые она разбудила в её теле, когда близко притянула к себе и… Мысли девушки спугнулись стуком в дверь. Быстро встав около кровати, Габриэль поправила большое пиратское платье.

Стук повторился, затем Габриэль, найдя в себе силы, произнесла:

— Входите.

Дверь отворилась, и на пороге появилось худое со шрамом лицо Берты.

Габриэль немного разочаровалась, вздёрнула нос, увидев в её руках знакомую сумку с медицинскими препаратами, и мрачным тоном задала вопрос:

— Что вы хотели?

— Я пришла по приказу капитана.

Мигом посмотрев на свои ноги, Габриэль подняла глаза прямо в её блёклый взор:

— Со мной всё нормально. Мне не нужна ваша помощь.

— Капитан приказала, мисс.

≪Хм, капитан приказала≫…

Девушка сглотнула ответ, который уже был готов слететь с её губ. Она минуту подумала, потом села.

— Ладно.

Опустившись около неё на коленки, Берта начала повторять те процедуры, которые проделала и вчера. Габриэль осенило, что она выглядит не слишком привлекательно, потому что, внимательно осмотрев раны на её ножках, Берта ничего не сказала.

Полюбовавшись золотыми локонами Берты, Габриэль не выдержала тишины и заметила:

— Ногам почти не больно, заживают хорошо. Видимо, мне надо поблагодарить вас.

Молчание.

— Ведь вас Бертой зовут, да? — Габриэль смолкла. — Я услышала, что к вам так капитан обращалась?

Опять нет ответа.

Габриэль досадливо спросила:

— Наверное, капитан отдала приказ вам не беседовать со мной?

Пауза. Морячка подняла глаза. Габриэль ощутила боль, увидев страшную отметину, шедшею от уголка брови до подбородка. Шрам.

Лицо Габриэль выразило её мысли, и морячка опустила голову.

— Извините. — Девушка легонько тронула её плечо. — Я не желала вас обидеть.

Нет реакции.

— Не представляю, кто мог совершить такое кощунство?

Берта не ответила.

Девушка растерялась и притихла, стоило Берте опять посмотреть ей в лицо, а потом бестрастно, без всяких эмоций, заговорила:

— Леди, вам не ведома жизнь в ещё большей степени, чем я могу себе представить.

В это мгновение девушке подумалось, что Берта вовсе не кровожадная пиратка, а всего-то до глубины души несчастная молодая женщина. Её сердце устремилось к ней.

— Посмею обрести надежду, что виноватые в нанесении вам такого увечья принудительно заплатят за это.

Словно без охоты Берта ответила:

— Вы что, верите в возмездие?

Габриэль на сей раз замешкалась.

Подумав чуть, девушка качнула головой:

— Нет, в возмездие я не верю. Я верю в справедливость.

Глаза Берты задержались на Габриэль на секунды дольше, чем положено. Затем молодая женщина встала и молчком пошла к выходу.

Габриэль испугалась, что она так неожиданно уходит, и крикнула:

— Постойте!

Женщина развернулась к ней.

— Вы не можете… Я… — Габриэль замолчала, потом, спеша, произнесла: — Я не знаю, где мы! Что случилось? Куда делась капитан? Что она сотворит со мной?

Молчание.

— Прошу…

— Капитан возвратится скоро, — вымолвила Берта и ушла.

Стало тихо. Габриэль сжала челюсти, надеясь не расплакаться.

***

Ступив на палубу ≪Раптора≫, Рей повернулась к Берте, с надеждой кивнула в ответ на вопрос в лице первой помощницы.

— Всё прошло замечательно, но Лафитос… — Рей смолкла, а потом договорила: — Лафитос прознал о том, что я знакома с Кларой.

На лице Берты отразилось переживание, говорящее, что она поражена до душевной глубины. Берта попросила Рей поподробней рассказать об этом. Та старалась унять переживание своей подруги.

— Он ошибается. Думает, что я завела отношения с ней, и предупредил об опасности связи с девушкой, услугами которой пользуются высокопоставленные граждане Аргоса. Он заверил, что его осведомлённость о моём романе с Кларой не представляет никакой для неё угрозы. Я поверила ему.

— Лафитос так сказал сейчас. А что случится, если он прознает о твоём обмане?

— Берта, верь мне. — Рей пока ни разу не говорила такие слова с огромной сердечностью. — Я ни при каких делах не подвергну опасности Клару. — Мотнув головой, словно прогоняя преследовавшие её мысли, капитан продолжила: — Но обратно пути нет. Мы должны двигаться вперёд. Обещаю, что удостоверюсь в полной безопасности Клары до того, как доведу наш замысел до конца. Если тебе этого мало, чтобы ты перестала переживать за неё, — Рей замешкалась, — с этой секунды я даю тебе свободу от твоих обязанностей, и ты вольна делать то, что считаешь нужным.

Она ждала ответ Берты и, получив его спустя пару минут, испытала огромное облегчение.

— У меня нет сомнений в том, что вы сможете защитить мою сестру даже ценой своей жизни, как она защищала нас обеих. Если моя помощь нужна в этом, то мне лучше быть тут, где я могу принести больше пользы.

Кивнув, Рей окинула взглядом палубу.

— Видимо, остальные из моей команды, как было запланировано, пошли за мной на берег.

— Да, мэм. На корабле лишь шесть самых верных вам матросов. Отдыхайте и не сомневайтесь, что они никого не пустят на корабль и не позволят его увести в ваше отсутствие. К охране леди Дибос эти пираты относятся серьёзно.

— А кто её караулил первым?

— Бермотис, мэм.

Бермотис… Бермотис лишился глаза при участии в бою на ≪Алендине Перлине≫ и частенько вспоминал ту кровопролитную ночь.

Пират был неимоверно предан. Вследствие этого, и потому, что его внешность была ужасной, он был бесценным стражем очаровательной узницы.

— А леди Дибос?

— Бермотис доложил, что она один раз приблизилась к двери, но он вернул её назад в комнату.

Рей хмыкнула:

— Без сомнения, что леди не сочла за труд закрыть дверь за собой.

— Так доложил Бермотис. — Берта добавила: — Ноги леди Дибос хорошо заживают.

Рей кивнула.

— Она переживала и пыталась выяснить, куда вы делись. Я думаю, она желает побеседовать с вами.

Рей замерла:

— Желает побеседовать?

— Да.

— Ладно…подождёт. Нам необходимо обсудить другие важные дела, такие, как пути отступления, если будет надобность в этом.

Рей сделала Берте жест идти за ней, поднялась на мост капитана и вынула из непромокаемого футляра карты.

Рей осторожно развернула одну из карт, проглядела отлично знакомые линии морских путей и удовлетворённо повторила себе под нос:

— Да, она подождёт.

***

Внимательно изучая посыльного с видным переживанием, который стоял у двери его крыльца, Жак Лафитос тревожился. Посыльный доставил письмо Жерома Пуанти. Худенький нервозный перенёк настороженно наблюдал за ним. Лафитос выказал на лице радушную улыбочку, зная по опыту, что тревожный молодой парень доложит своему влиятельному господину о любой мелочи. Нервозное и утончённое лицо Лафитоса дёргалось. В прошлом Пуанти объявил всем, что принадлежит к тем немногим аргосовским богачам, которые не имеют дел с ≪пиратом Лафитосом≫. Лафитоса это возмущало. Он не являлся пиратом и никогда не занимался ничем подобным. Ему вспоминалось время, когда он с братом Петронием, старше его на пару лет, покинули службу одного британского полководца и через огромный океан обосновались в Аргосе. Они приехали сюда в тяжёлое время для Греции и потом начались перемены. В скором времени до них дошло, что непостоянные доставки товаров из метрополии в годы британской колониальной власти явило собой контрабанду, ставшей необходимо жизненной. Лафитос без труда освоил законы этого торгового мира, сошёлся с нужными ему горожанами-господами-греками после того, как открыл магазин металлических изделий. Брат Петроний по сей день контролирует там торги, как бы не замечая контрабанды, которую ему доставляют. Вскоре Жак Лафитос преуспел: дополнительно к магазину маталлических изделий он открыл ещё один роскошный магазинчик модных товаров и получал наслаждение жизнью в своём особняке. Он заимел много знакомых, его начали приглашать на заседания, проходившие каждый вечер и землевладельцев в кабаках, кофейнях Аргоса.

Внезапно дела начали спадать, и Лафитос задумался над тем, что сделать для нового броска вперёд. Именно тогда Лафитос проявил заинтересованность в пиратской и каперской деятельности, с ними он и раньше вступал в выгодные обоим сторонам отношения. Когда выпустили закон, запрещающий ввозить рабов в Грецию, у контрабандистов на Лесбосе появились новые возможности получения прибыли, поэтому беспорядки на острове усилились до открытой войны. Лафитос превосходно понимал, что необходима твёрдая рука, которая сможет предотвратить всё уничтожение торгового государства в заливе Лесбоса. Лафитос осознал, что настало его время. Лицо его излучало благополучие, но пиратам он не являлся. Пираты атакуют любые корабли в море, без забот о том, из какой они страны. Лафитос законно подошёл к этому делу.

Он взял на себя контроль над Лесбосом, настоял на том, чтобы во время битвы с Британией капитаны, которые находятся под его командованием, получали юридически составленный каперский документ и держались подписанного ими договора, грабя лишь британские корабли.

Британия…инквизиция… Лафитос наполнялся злобой. Он всю жизнь воевал с Британией и знал, что это никогда не кончится. Конечно, он не был пиратом, но мотивация Пуанти была ясна ему с самого начала. Губернатор Клейборос высоко оценил денежное пожертвование мистера Пуанти, который отказался сотрудничать с Лафитосом.

Клейборос всяко разно подчёркивал расположение к своему добренькому дружку и советнику уже много лет, отчего его престиж вырос, а это для Пуанти являлось важнее доходов, которые он мог бы получить, если бы согласился сотрудничать с господином, который обладает настолько сомнительной репутацией. Пуанти проявлял заботу о престиже, пренебрегая прибылью? Это ему не соответствует. Лафитос углубился в думы. Нет, у него нет доверия к Пуанти. Те сведения, получаемые им о ночных похождениях Пуанти в злачных местах Аргоса, имея при этом слишком прекрасную любовницу, было поводом не доверять ему. Лафитос старался угадать, что сказано в письме Пуанти, которое доставил в его особняк нервозный посыльный. Этот господин успел оповестить, что весь Аргос только и твердит, что выкрадена дочь Пуанти из монастырской школы. Непорочная и миловидная дочь Пуанти… Хммм…

Лафитос был уверен, что посыльный Пуанти пристально следит за ним, когда распечатал письмо и прочитал содержимое:

≪Мистер Лафитос! Я изъявляю вашего согласия посетить Вашу персону на Лесбосе по срочному делу. Я сознаю, что именно губернатор Клейборос является основным препятствием на тропе признания законности Вашего дела в Аргосе. Признаюсь Вам, что моё долгое и претеснённое сотрудничество с губернатором Клейборосом поставило нас на разные стороны. Но я полагаю, что пора бы забыть прошлые обиды, и уверяю вас, что наша встреча станет выгодна нам двоим. Прошу Вас сохранить конфеденциальность в данной аудиенции. Ваш незамедлительный ответ жизненно важен для меня. Я наставил своего человека соответствующей инструкции и он незамедлительно передаст Ваше письмо моей персоне. Я жду вашего ответа с огромным нетерпением. Искренне ваш, Жером Пуанти≫.

Хммм… Взглянув вдруг на посыльного Пуанти, Лафитос увидел, что парень полностью взмок, хотя погода была в такое время года прохладной.

Лафитос резким тоном спросил посыльного:

— Что за инструкции дал тебе твой господин касательно моего ответа?

— Мистер Пуанти приказал мне незамедлительно вернуться с ним в Аргос.

— Он сообщил что-нибудь ещё?

— Он сообщил… — молодой человек вздохнул, — что если я задержусь, то это будет стоить мне жизни.

Так… Пуанти в отчаянии. Выходит, что сплетни о похищении его дочки правдивы. Лафитос удивлённо вскинул брови, раздумывая над этим. Конечно, Пуанти вряд ли думает, что это он украл его дочь. Каждый знает, что Лафитосу нет надобности усложнять свои и так натянутые отношения с властью. Нет, Пуанти остро нужна его помощь. Лафитос принял моментальное решение, уселся за письменный стол.

Он молниеносно накидал ответ на маленьком листе бумажки, вложил послание в конвертик и развернулся к посыльному, замершему в ожидании:

— Это доставь своему господину.

Посыльный ожил и моментально растворился.

***

Габриэль, отвратительно морщась, отодвинула поднос, который ей принесли пару минут назад.

Девушку мутило лишь от одного взора на эту еду. На тарелке лежали кусочек чего-то копчёного и варёные бобы с тонкими кусками грубого хлеба. В монастырской школе никто и никогда бы не решился предложить ей подобную еду. К сожалению, тут не школа, а выбор простой: или кушать это, или не есть вообще. Девушка, конечно, лучше бы голодала, но после пары дней вынужденного голода её аппетит разошёлся, что Габриэль не сумела его унять. Она поглядела в окошко. Надвигалась ночь, а проклятая Раптор до сих пор не показалась! Габриэль запнулась на такой мысли. Конечно, она уже возвратилась на судно. Габриэль слышала её голос. Её низкий и рокочущий приказной тембр нельзя было спутать с любым другим. Габриэль прислушивалась к её голосу, раздававшемуся либо на палубе над её головой, либо в коридоре трюма, либо в момент оживлённой беседы, когда она проходила мимо её комнаты. Затаив дыхание, Габриэль ждала её каждую секунду, но девушке слышались лишь удаляющийся перестук каблуков… И опять ждала… Дьявол бы её побрал! Что она задумала? Намерена свести Габриэль с ума от ожидания? Разве эта особа не знает, что Габриэль из-за неё полностью отделена от всех, что её люди совсем бесчувственны к ней в такой мучительной ситуации, и Габриэль желает знать, что пиратка намерена делать с ней. Внезапно направление мыслей прервалось. Нет, пиратка всё знает, прекрасно понимает, что творит. Она полностью держит ситуацию под контролем и стремится таким способом Габриэль поставить на место. Она была карой, посланной на голову Габриэль… гнусная особа…зверь без сердца.

Вдруг стал слышен стук каблуков за дверью.

Габриэль задержала дыхание. Дверная ручка дёрнулась, повернулась, и дверь открылась.

Габриэль увидела Раптора. Тут же ярость заполонила её, стоило ей её увидеть. Будь она проклята! Явилась и стоит в проёме, высокая, сильная, без капли жалости, с длинными, изредка заплетёнными волосами чёрного оттенка…лицо мужественное и серьёзное и пристальный взор её тёмных глаз… Завязки белоснежной блузы немного развязаны, оголяя её объёмную часть груди, что Габриэль приковалась к ней глазами, вспоминая прошлую ночь! Пиратка выглядела большой! Её кожа смугла от свежего и лёгкого загара, и выглядит она бодрой, словно морской ветер и дела, которыми она занималась весь день, придали ей новые силы! Габриэль же в такой узкой комнате, где отсутствует свежий воздух, потихоньку чахнет в старых обносках какой-то неизвестной негодяйки. Да…чахнет!

Габриэль набрала в грудь побольше воздуха и едко спросила:

— Как вы могли?

Раптор перешагнула порог каюты и закрыла дверь за собой. На лице её появилась угроза.

— Как я могла? Всё просто…я что хочу, то и творю.

— О, я не сомневаюсь, что это так, капитан Раптор! — Габриэль говорила вызывающе. — Вы можете делать всё, что вам угодно, ведь вы — негодяйка без сердца и души, которая под предлогом возмездия за нафантазируемые преступления способна сделать любую подлость!

— Нафантазированные преступления? — Раптор ожесточилась. — Вы тешете себя иллюзиями насчёт вашего папочки. Но меня это не касается.

— Вот где зарыли собаку! Да? — Презренно девушка усмехнулась. — Вам на всех наплевать, но только не вас саму и свои удовольствия! Вы…

— Габриэль, меня не интересует то, что вы про меня думаете.

Габриэль сжала челюсти, когда пиратка произнесла её имя. Спина её покрылась знакомой ей дрожью. Пиратка шагнула к ней, но остановилась, увидя на столе нетронутый поднос с едой.

Губы пиратки скривились и она спросила:

— Почему вы ничего не съели?

— Не голодная.

— Вы ведёте себя, как маленькая девочка!

— Я не хочу!

— Нет, вы хотите есть. Накануне днём вы также не прикоснулись к подносу.

— Вам об этом сообщили ваши шпионы?

— Мне без надобности иметь шпионов. Просто я обязана знать всё, что случается на моём судне. При этом ваша персона значит для меня не больше и не меньше, чем любая часть корабля. Поскольку каждая деталь должна нормально функционировать, я обязана заботиться о её исправности. Именно поэтому я не разрешаю вам мучить себя из ложного желания мне досадить!

— Вам досадить? Вы ошибаетесь, капитан Раптор. Это вы досаждаете. Я вообще даже и не думала об этом.

— Тогда зачем вы себя терзаете?

— Вы это выдумали!

— Вы не едите!

— Не голодная.

— Нет, вы хотите есть!

Габриэль растеряла за скопившийся день остатки самообладания и, без раздумий, ринулась к ней, намереваясь обрушить свои кулачки на её почти нагую грудь, при этом ожесточённо крича:

— Я повторюсь, что не голодная! Не голодная! Не голодная!

Габриэль всё выкрикивала эту фразу, когда сильные руки Раптора опутались вокруг её тела, заключая в объятия её нервозность и ярость.

Габриэль дёргалась, злобно визжала, а она крепко держала её, не позволяя вырваться из сильного кольца. Точно сказать было невозможно, когда прошла злоба, а вопли сменились плачем. Кулаки Габриэль, стучавшие неистово по груди Раптора, ослабли и она вцепилась за её белоснежную блузу, на которую смотрела неотрывно. Габриэль не очень представляла, когда жёсткие объятия капитанши стали мягче, а мягкость заменилась нежностью.

До слуха Габриэль донёсся ласковый, успокаивающий голос Раптора, который ещё недавно был резким и холодным:

— Габриэль, не нужно. Я вовсе не хочу, чтобы вы рыдали.

Рыдала? Нет, этого не может быть.

— Я не рыдала.

— Габриэль…

— Я всего-то разозли…расстроена.

— И хотите есть.

— Нет, я не хочу… — Габриэль поглядела Раптору в глаза, прошептала: — Говорю в последний раз, я…не…хочу…есть.

— Ладно.

Полные уста капитанши дрогнули. Габриэль не забыла вкус её губ. Габриэль… О Господи.

А капитанша продолжила:

— Но раз вы не хотите есть, тогда в чём же дело?

— В чём дело?

Габриэль недоумённо уставилась на неё. Как возможно, чтобы такая огромная, красивая, наделённая разными качествами женщина была такой идиоткой?

— Мне хочется домой!

Раптор с холодностью ответила:

— Не сейчас.

— А когда?

Зрачки капитанши сузились:

— Когда ваш папочка согласится на мои условия.

— Что вам нужно? Деньги? Папа заплатит, сколько нужно вам!

— Его денег мне не надо!

— Тогда что вам надо? — Габриэль непроизвольно откликнулась на промчавшуюся в голове мысль и пристально посмотрела на оголённое плечо Раптора и сжалась, увидя метку, проступившую на её коже. — Если это и сотворил мой папа, как вы заверяете, не станете же вы клеймить его в ответ?

Взор Раптора опалил Габриэль:

— Мои условия не настолько примитивны.

— И что же это?

Капитан поймала взгляд девушки.

Габриэль увидела, как смягчились её глаза, стоило пиратке прошептать:

— Вы не поймёте. Если бы у меня была иная возможность добиться справедливости, то честное слово, Габриэль, я не стала бы держать тут вас…

— Вы смогли бы!

— Нет, не смогла.

Габриэль ощутила непреклонность её ответа и замешкалась в своей правоте, не сознавая, прильнула к сильной женщине, поддерживавшей её своей рукой.

— Вы сказали, что иной выбор у вас отсутствует, кроме как держать тут меня? Где мы стоим на якоре? — Габриэль судорожно проглотила слюну, перед тем, как дать ответ на свой же вопрос. — М-мы в заливе Лесбоса? Да? И остров, который я рассматривала в окошко, Лесбос?

— Да.

Габриэль справилась с плачем, стоявшем в горле, и хрипло продолжила:

— Вы — пиратка?

— Нет.

— Да. Пиратка.

— Габриэль…

Раптор опустилась на постель и посадила Габриэль на свои колени. Та комфортно устроилась в её объятиях и начала пристальней рассматривать спокойное женское лицо, которое склонилось к ней.

Габриэль почувствовала её тёплое дыхание, когда капитанша сообщила шёпотом:

— У меня нет надежд, что вы поверите мне, если я скажу, что ваш папочка вовсе не тот человек, каким вы его себе видите… Или что я не имею ничего общего с той злодейкой, какой предположительно должна являться Раптор. Все считают, что Раптор — мужчина. Никому и в голову не придёт, что это женщина. Могу заметить лишь, что драмма, которая сейчас начинается, обязана разыграться до конца. Когда ваш папочка удовлетворит мои требовательные условия и справедливость восторжествует, вы вернётесь к нему, как я и обещала ему. — Нахмурившись, Раптор продолжила: — Если вдруг появятся сложности, то не из-за интриг да ухищрений с моей стороны, а лишь по вине вашего папочки.

Габриэль чуть дышала. Девушка не могла пошевелить ни руками, ни ногами.

Непреодолимое очарование этой таинственной женщины накапливалось, овладевая полностью Габриэль. Слова капитана мало утешили девушку, но голос её был нежным, а глаза… Тепло её глаз передавалось Габриэль и распаляло в ней такое пламя, что девушка… О Боги! Что с Габриэль стряслось?

Габриэль мгновенно возвратила себя к реальности, выйдя из блажённого покоя, и резко задала вопрос:

— А что произойдёт, если мой папа не станет выполнять ваши условия? Откажется?

Габриэль ощутила, как капитанша снова неторопливо окаменела. Во взоре, в котором только что исходило тепло, снова появилась непреклонность.

— Он их выполнит.

— Но…

— Вы дали понять мне, Габриэль, что не голодны. Я знаю, что вам хочется домой. Чего бы вы хотели ещё?

Габриэль озадачил вопрос настолько многообещающий и заданный особой, которая превратила жизнь девушки в жалкое существование, запугала и до вела её до бешенства.

Габриэль решила переспросить:

— Чего бы я хотела прямо сейчас?

— Да.

— Я желаю пойти на палубу, подышать свежим воздухом.

На лице Раптора промелькнуло что-то, похожее на боль, до того, как она помогла Габриэль подняться и потом встала сама.

Едва хрипло она сказала в ответ:

— Ладно, но предупреждаю: если вы станете к себе привлекать внимание любым способом, если подадите знак любому с других суден, которые стоят поблизости, ваши мучения будут несравнимо ни с чем более ужасными, нежели сейчас. Вам понятно, Габриэль?

Та кивнула. Она удивилась, увидев, как капитанша открыла дверь и сказала пару слов зверского вида одноглазому пирату. Раптор подхватила девушку под руку и вывела из комнаты, направляясь по коридору трюма.

Они поднимались по ступеням на палубу, когда Раптор вдруг застыла и задержала девушку.

Габриэль стояла на пару ступеней выше её, лицом к лицу, и капитан пристально начала всматриваться в девушку своим пронизывающим взором, затем опять предупредила:

— Не забудьте, что я сказала, Габриэль. Помните об этом.

Спустя минуту Габриэль уже оказалась на палубе, где свежий морской ветер обласкал её лицо. Девушка глубоко вдохнула. Габриэль охватило приятное возбуждение, девушка приблизилась к перилам и, как ни странно, присутствие рядом капитанши показалось ей приятным. Море было прекрасным…в воздухе чисто и свежо… Габриэль ощутила себя почти счастливой, если бы только… Габриэль положила ладони на гладкие перила, наблюдая, как белые гребни морских волн тянулись до конца горизонта, сверкая в заходящем солнечном свете. Повернувшись, Габриэль посмотрела на стоявшую около неё женщину.

Слова слетели с губ Габриэль сами по себе:

— Мне не по душе называть вас Раптором. Это непристойно, ведь вы женщина. Как вас зовут по-настоящему?

Капитан минуту мялась. Потом её мужественное лицо посмотрело на неё, она осветилась неким сиянием.

— Меня зовут Рей.

— Рей…

Габриэль как-то смешалась, снова развернулась к океану. Имя капитана, сказанное шёпотом, зависло в тишине вечера, а Рей замерла от своего ответа на внезапный вопрос девушки.

Как эта молодая девица сумела подчинить её до такой степени, что она почти раскрыла себя?

Рей в недоумении следила за ней, продолжавшей любоваться сумеречным океаном. Тонкий и прямой профиль девушки на фоне туманной полутьмы напоминал древнегреческую статую богини, которая казалась лишь более выразительной в ореоле длинных волнистых локонов на прямой пробор, которые были небрежно подняты вверх над поношенным пиратским платьем, великоватым ей на пару размеров. Возможно, Рей сошла с ума, позволив Габриэль Дибос, приёмной дочке Жерома Пуанти, хотя бы на миг прорвать её оборону. Рей снова задумалась над этим. А может, она допустила такую оплошность, чтобы услышать, как девушка еле слышно шептала её имя, исключительно по своей воле?

≪Рей≫…

В этот миг Габриэль улыбнулась ей так застенчиво, что по объёмной груди Рей начал неторопливо растекаться жар. Снова отвернувшись, Габриэль начала смотреть на горизонт, а затем на огни Лесбоса, которые мерцали вдали.

— Большинство пиратов сошли на берег, да?

Рей кивнула. Аромат, исходивший от Габриэль, чисто женский и девственный, но принадлежавший лишь ей одной, зажёг в крови Рей огонь.

Капитан ответила:

— На судне остались только пара самых верных мне матросов.

Габриэль вытянула светлые брови в тонкую нить.

— Вы имеете в виду, таких, как тот человек, который простоял целый день на посту около моей двери?

— Бермотис. Да.

Не сразу Габриэль продолжила беседу.

Когда девушка раскрыла рот, то попыталась сделать это очень осторожно:

— А что бы сделал он, если бы я не возвратилась в комнату, когда он мне приказал?

— А вы как думаете?

Рей ощутила озноб, промчавшийся по спине Габриэль. Капитан не хотела, чтобы Габриэль боялась. Она стремилась к справедливости и это не имело отношения к запугиванию прекрасной девицы, понятия не имевшей о злодеяниях Пуанти.

Помня об осторожности, она объяснила Габриэль:

— Вам не нужно бояться Бермотиса либо кого-то из тех, кто охраняет вас. С ними вам гарантирована безопасность…если не сбежите, конечно.

Внезапно Габриэль развернулась к ней и совершенно спокойно задала вопрос:

— Вы дали приказ своим матросам не разговаривать со мной?

— Почему вы задаёте этот вопрос?

— А вы почему уходите от ответа?

— Нет, я не давала такого приказа.

— Берта…очень хорошая. Правда?

Рей насторожилась:

— Да.

— Она была добра ко мне.

— Но она не стала бы разговаривать с вами.

— Нет.

— О чём же вы хотели побеседовать?

Габриэль повела плечами. Жест неким образом выдал незащищённость девушки, которую Габриэль не хотела, чтобы обнаружили. Из-за этого в Рей проснулось желание обнять и утешить Габриэль.

Опасность таких дум стала ясна, Рей не сдержалась, чтобы не сказать:

— Берта не слишком болтлива. Так о чём вы хотели побеседовать?

— Не думаю, что теперь это важно.

— Потому что я дала ответы на ваши вопросы?

— На некоторые из них.

— Вы хотите спросить о чём-то ещё?

— Вы скажете мне когда-либо, на каких условиях меня вернёте?

— Может быть.

Девушка пристально глядела на неё.

Рей не смогла бы уверенно сказать, о чём думает Габриэль, когда внезапно услышала:

— А как там на Лесбосе?

— Вам там не место.

— Почему?

— Монашкам это бы не понравилось.

— Монашкам не понравилось бы и то, что вы меня выкрали, — парировала Габриэль.

Рей пришла в удивление, как ловкая маленькая бестия смогла её же слова повернуть против неё.

— Думаю, пора отправиться в каюту, — сказала капитанша, помолчав.

— Нет ещё… Прошу.

— Вы испытываете меня, да?

— Хотя бы ещё чуть-чуть. — Во взгляде девушки, искавшей её глаза, была почти мольба. — Я хочу немного походить.

Рей отчего-то не нашла сил отказать ей, ухватила её под руку и неторопливо пошла вперёд. Она чувствовала, что Габриэль испытывает облегчение, но не ожидала узреть прекрасную улыбку девушки, которая до боли ранила её своей кротостью и беззащитностью.

Позднее, когда стемнело, Рей осенило, что такой улыбкой Габриэль сумела бы добиться от неё что угодно.

Пытаясь вернуть прежнее самообладание, капитан заявила голосом, который не допускал перечить:

— Пора пойти в каюту.

Рей удивило, что Габриэль не воспротивилась.

Капитан, держа её за руку, пошла к ступеням.

Конечно, уже ночь. Она устала. Пора ложиться спать.

***

— Скорей, Мария! Моя заколка!

Марсела развернулась к зеркальному трюмо, пока Мария вынимала из комода инкрустированное украшение, усыпанное бриллиантами. Она надевала гребень по особым случаям. Марсела заметила, что пожилая женщина волнуется, когда взяла заколку из её ладоней. Волнение читалось на морщинистом лице.

— Я не желаю ничего слышать, Мария!

Марсела так предупредила замечание, которое готово было слететь с губ Марии, развернулась к зеркалу и начала пристально рассматривать себя. Марсела ждала, что Жером придёт в любую минуту, а она пока не готова для встречи с ним. Внезапно к горлу Марселы подступила тошнота, а по лбу скатился пот, и ей потребовалось некое время, чтобы перевести дыхание. Жером не обещал наверняка, что явится, но Марсела чувствовала, что он придёт.

Из-за похощения Габриэль его потребность излить кому-нибудь душу усилилась, отчего он уже навещал её сегодня днём. Пуанти признался, что ему хотя бы пару минут было необходимо побеседовать с ней. Марселу посетило чувство какого-то неблагополучия, которое не было связано с её физическим состоянием, поэтому женщина свела брови.

Держа руку Жерома в своей, Марсела шёпотом говорила ему утешительные слова, которые Жером хотел от неё слышать, пока излагал ей свой план привлечения к освобождению дочери Жака Лафитоса. Марсела не решилась сообщить, что вовлечение Лафитоса в это дело будет ошибкой. Марсела инстинктивно ощущала, что даже если заикнётся об этом, то вызовет у Жерома взрыв негодования.

Женщина решила, что вечером постарается отыскать возможность его предостеречь. Час назад, когда Марсела приготовилась встретить Жерома, ею овладела неудержимая рвота.

Марсела запаниковала. Несчастная стёрла рукой испарину со лба. При иных обстоятельствах внезапный приход Жерома лишь обрадовал бы её, наполнив душу новыми надеждами, но теперь женщина не могла допустить даже мизерного намёка на своё самочувствие. Последний приступ рвоты оказался таким сильным, что после этого ей пришлось заново одеваться и приводить себя в порядок. Марсела облачилась в батистовое платье жёлтого цвета, Жером однажды сообщил, что такое платье ей к лицу. Но сейчас наряд не радовал. Марсела пока не совсем пришла в себя: лицо было немного серым, а локоны…

— Мария… — У Марселы тряслись руки, когда она закалывала оставшуюся прядь волос изящной заколкой, а потом развернулась к горничной, молча стоявшей за её спиной. — Я не выгляжу больной? Может, надо добавить на скулы румян?

— Нет. Вы очень красивы.

В глазах Марселы заискрились слёзы. Женщина подумала, что для Марии всегда будет прекрасной. Марсела резко встала, заключила в объятия пожилую горничную, крепко прижимая её к себе.

И ответила на молчаливый вопрос, мучивший Марию:

— Всё будет нормально. Увидишь.

Ключ повернулся во входной двери, заставив Марселу недоговорить. Госпожа последний раз окинула себя глазами в зеркале и направилась к возлюбленному. Марсела уже достигла передней, когда Жером закрыл дверь за собой.

Она охнула от его сильного объятия и подставила губы для поцелуя. Жером впился в её уста, не сдерживая страсть, и Марсела поняла, что в эту ночь Жером не станет терять время на душеспасительные беседы. Марсела вернулась назад в комнату, не осознавая, заметила, что Мария, как всегда, уже исчезла.

Жером пинком затворил дверь за собой и, запустив ладони в локоны Марселы, разворошил всю её хорошо уложенную причёску. Заколка полетела на пол. Его поцелуи красноречивее любых слов говорили о нетерпении: мужчина привлёк женщину к себе, властно требуя любви, не дожидаясь, когда Марсела её ему предложит сама… Тонкий батист треснул, стоило Жерому сорвать с её плеч платье и сдёрнуть корсет, чтобы обнажить груди. Марсела громко стонала, стоило Жерому опуститься на колени перед ней и припасть ртом к её соскам, стянуть платье с нарастающей страстью, расстегнуть его и сбросить на пол. Страсть Жерома достигла точки кипения, он завалил Марселу на ковёр, снял панталоны, и без всякой предварительной ласки, делая ей больно, с силой проник в её тело. Марсела тяжело дышала: страсть переплелась со страхом… Продолжая свои бурные атаки, Жером почувствовал скрытый протест Марселы.

Он припал к ней всем телом, шепча на ухо:

— Марсела, помоги мне забыться! Заставь меня забыться, как можешь лишь ты…ну же…ну…ну!.. Прошу!..

Он твердил эти слова, сопровождая их глубокими проникающими движениями, всё больше заполняя Марселу. Её страх перешёл в сочувствие, женщина обняла его, помогая осуществлять лихорадочные действия.

Недоверие Марселы заменилось мыслью, что Жером наконец-то осознал, как ему нужна она.

Неужто этот ужасный случай с Габриэль являлся тем указующим перстом, который подтолкнёт Жерома на официальное оформление их отношений раньше, чем станет известно о её беременности? Марсела отдалась бешеной страсти Жерома, войдя в его ритм. Все думы улетели в никуда, оставив лишь чувство внутреннего торжества, которое отразилось в хриплом вопле, прозвучавшем в унисон с воплем Жерома, который достиг конца.

Марсела прижала к себе Жерома, лежавшего без сил и движения, наслаждаясь апогеем любви, которую они испытали одновременно, рисуя себе прекрасное будущее, которое не за горами. Она с Жеромом… Марсела впала в полную неожиданность, стоило Жерому внезапно вырваться из её объятий и вскочить.

Марсела смотрела, как мужчина надел штаны и, ничего не сказав, пошёл к выходу. Только не это…нет… Несчастная госпожа так и осталась лежать на ковре комнаты, нагая, с косматыми локонами. Около неё в беспорядке лежала одежда, которую женщина очень тщательно выбирала! Чувство унижения откликнулось в теле Марселы до крайности. Женщина поняла, что, если окликнет Жерома, это не даст ничего.

Марсела, не сдерживая слёзы, расплакалась, когда наружная дверь захлопнулась.

***

Странная дрожь внутри охватила Габриэль, стоило ей спуститься по ступеням и направиться к каютной комнате капитанши.

Рей… Габриэль шестым чувством ощущала, что она не наврала ей, когда назвала своё настоящее имя. До Габриэль также доходило, что это признание было уступкой ей, а она мало кому уступала. Габриэль подошла к двери комнаты, замешкалась, и открыла её. Рей вошла вслед за девушкой и, пока Габриэль любовалась через окошко звёздным небосводом, захлопнула дверь. Габриэль никогда не понимала по-настоящему красоту ночного небосвода до той поры, пока вместе с капитаном не очутилась на палубе. Вышло так, что пока они стояли у перил, сумрак помаленьку перешёл в ночь. На палубе, кроме них никого не было… Только беседа, которую они вели между собой, нарушала тишину торжества. Габриэль в эту ночь узнала, что Рей, будучи ещё девчонкой, посвятила себя океану, после того, как её родители умерли от эпидемии чумы. Пошагово она прошла весь путь от матроса до капитанши.

Поначалу к ней относились предвзято, ведь она женщина, и считали, что ей не место на корабле.

Но Рей смогла доказать мужчинам свою силу, выдержку и умение быть не хуже их самих.

Было ясно, что Рей гордилась этим и, как показалось Габриэль, имела право на это.

Габриэль едва не испортила атмосферу доверия, задав вопрос, как же она стала пираткой. Девушка подумала, что в памяти будет помнить, как тогда Рей поглядела на неё.

Во взгляде скользила ненависть к ней… но одновременно Габриэль ощутила, что это не так.

Рей ответила с сарказмом, интересуясь, как Габриэль стала дочкой Жерома Пуанти.

Габриэль, стараясь не замечать такой её тембр, рассказала о маме и о папе, которых совсем не помнила, о пожаре, который послужил причиной их гибели, в следствии чего она осталась сиротой. Габриэль поведала Рей, что именно Жером Пуанти, рискуя жизнью, кинулся спасать её из огня.

Когда рассказ завершился, Рей спросила то, что озадачило Габриэль:

— Почему?

Габриэль не забыла пристальный взор Рей, когда она смотрела на неё, отвечая. Её пронзила мысль, которую она ни разу не говорила вслух, что Жером Пуанти рискнул жизнью в ту роковую ночь не потому, что любит её, а из-за того, что она являлась единственной, что было у него от особы, которую он любил больше своей жизни. Минуту спустя Габриэль начала жалеть, что именно такой дала ответ, поняв, что тем самым помогла Рей в полной степени почувствовать властность над её папой. Рассердившись, Габриэль решила, что Рей спровоцировала её на это предположение, но сразу заметила, что Рей только сильнее сводила брови, не выказывая ничего торжественного. Габриэль показалось, что Рей опечалена. На неё тоже накатила тоска. Как бы ни заблуждалась Рей в убеждении, что отец Габриэль — монстр, виновный в несчастьях Рей, Габриэль хотела бы… Мысли Габриэль неожиданно прервались Рей, присевшей на краешек кровати. Она, огромная и широкая, казалось, заполнила собой всё пространство постели, когда сняла один сапог и начала уже снимать второй… Габриэль полностью растерялась, когда увидела, что Рей собирается снять блузу. Капитан уже сняла с себя кожаный тёмный жилет, такой же кроткий, как и её белая блуза.

Габриэль спросила, заикаясь:

— А что вы делаете?

Рей оповестила её на удивление ровным тоном:

— Намереваюсь спать.

Габриэль полностью скукожилась под взором Рей. Действия капитана и прежние заявления о том, что эта кровать её, словно бы опять явились для Габриэль полной неожиданностью.

Рей поняла состояние девушки. Откровенный свободный диалог на палубе способствовал создать между ними атмосферу доверия, которая не соответствовала жестокой действительности. Габриэль выглядела меньше защищённой. В такой же степени меньше защищённой выглядела сама Рей.

Молниеносно, молниеноснее, чем Габриэль, Рей почувствовала опасность такого положения.

Рей помолчала, справляясь с дыханием.

Габриэль Дибос со своей совершенной красотой и естественной привлекательностью остаётся всё же дочкой Жерома Пуанти… и её пленницей. Кожа Рей вспотела, стоило понять, что близка к тому, чтобы сдать позиции миловидной девице, которая ловко продемонстрировала, что за полыхающей яростью, исходившей прежде от неё, прячется обещание сладкого мёда, нежности. Рей отказалась развивать последнюю мысль, решив во что бы то ни стало держать ситуацию под контролем. Девушка продолжала смотреть на неё не мигая.

Голос Габриэль заметно похолодел, когда она задала вопрос:

— А где же я буду спать?

Рей набралась смелости, решив не отступать:

— Если хотите, можете со мной разделить это ложе.

В глазах Габриэль застыл лёд, капитан поняла, что перемирию наступил конец, стоило Габриэль звенящим тоном с отлично знакомой ей ненавистью ответить:

— Не хочу.

Вновь вернулась леди Габриэль Дибос. Рей встала и скинула блузу.

Габриэль невольно отшагнула, а Рей повела плечами:

— Выбирать вам.

Она вообще не была готова к речи девушки, когда та, вдруг покраснев, выпалила:

— Вы это сделали специально, да?

— Что сделала?

— Сделали вид, что милы…лишь бы меня обезоружить.

— Нет.

Девушка, словно не услышав, продолжала:

— Вы старались мне доказать…меня убедить в моей неправоте. Ведь так?

— О чём это вы?

— Не помните? ≪Не будет≫ довольно ничтожно, чтобы расположиться между нами.

— Габриэль…

— И не надо больше притворяться!

Рей расстроилась. Это было видно даже из того, как она кинула блузу на ближнюю табуретку и присела на край койки. Ей хотелось вернуть ту тихую близость, возникшую между ними, когда они вдвоём находились у перил борта. Если бы Габриэль сумела посмотреть на Рей так, как глядела тогда…

Но Рей бесцветным тоном произнесла слова, которые показались ей самыми омерзительными:

— Прошедшей ночью вы спали со мной на этой кровати. Можете поступить так и сейчас.

Габриэль промолчала.

— Можете вытащить из комода ещё одно одеяло и сделать себе постель там, где вам будет удобнее.

Снова молчание.

Рей повторила:

— Выбирать вам.

Девушка посмотрела на дверь, Рей свела брови:

— Нет, это станет неразумным. За этой дверью вас ожидает значительно большая опасность, нежели внутри комнаты. — Заявив так, Рей добавила хрипло: — Поступайте как хочется. Я ложусь спать.

Уменьшив свет в фонаре, Рей легла и закрыла глаза. Приоткрыв их, она следила, как, немного постояв, Габриэль с каменным выражением лица развернулась к стоявшему в уголке каюты комоду. Рей проследила, как девушка вынула одеяло и свернулась клубком недалеко от кровати. Габриэль смежила веки. Она пребывала в удручённом состоянии, нежели злом, когда плотнее укуталась в одеяло и старалась комфортнее расположиться на жёстком полу. Габриэль не понимала случившегося. Почему особа по имени Рей позволила ей на миг увидеть её истинное лицо, а потом вдруг скрыла его под маской? Габриэль рассудила, что не может уверенно полагать, есть ли вообще нежная Рей. Понятно было одно: Рей действительно является Раптором.

Как же Габриэль хотелось… В горле запершило, Габриэль в мыслях осудила себя за детскую глупость. Реальным являлся холодный пол, на котором девушка лежала, пытаясь уснуть. Телу становилось больно, что невыносимо было уже терпеть. Габриэль принудила саму себя выкинуть из сознания слабые думы. Рей открыла глаза тогда, когда свет фонаря в комнате откидывал тусклые тени. Она успела не единожды проснуться за последние пару часов, лишь бы поглядеть на фигуру, свернувшуюся калачом на полу. Рей не сумела рассмотреть её лицо, но ощущала, что спит Габриэль неспокойно. Она слышала, как девушка постоянно вошкается, что-то бурча себе под нос.

Рей по себе знала, как неудобно спать на старой палубе. Ей самой приходилось часто спать на одних досках, чтобы после она могла стереть из памяти это. Её даже осенило, что её бессонница навеяна такими воспоминаниями, но Рей знала, что это не совсем так. У Габриэль отсутствовал такой горький опыт. Она являлась утончённой девой с весьма ограниченными представлениями о сложности жизни. Габриэль едва простонала во сне, словно подтверждая думы Рей, и она вздохнула. Рей внезапно страшно разозлилась на себя за то, что проявила сочувствие к неудобствам девушки, которые та испытывает. Сентиментальность её, по сути, привела к тому, что сама она ощущала себя как-то скованно. Рей встала и села на койке. Безотчётный порыв овладел ею, она повиновалась и встала на ноги. В один миг очутилась около спящей девушки. Та не выказала сопротивления, стоило Рей поднять её на руки. Наоборот, Габриэль, вздохнув, прижалась к ней. Она не открыла глаза даже тогда, когда Рей поклала её на краешек широкой кровати, а сама вытянулась около неё.

Рей не нужно было придвигаться к ней, чтобы обнять сильнее. Габриэль повернулась сама и, словно магнит, инстинктивно прильнула к ней, как и прошедшей ночью. Муки молодой женщины были сравнимы только с адской болью. Именно это чувство завладело Рей, стоило ей развернуться к девушке, а их лица очутились на одной подушке всего-то в паре миллиметрах друг от друга. Рей легонько поцеловала Габриэль в щёку, и прикосновение к нежной коже обожгло её. Рей закрыла глаза, проклиная саму себя.

========== Глава 5 ==========

Он презирал болото! Жером Пуанти осмотрелся по сторонам. Надменное лицо его было перекошено, стоило лодке, в которой мужчина сидел, скользнуть в следующий канал, который был частью лабиринта изких извилистых рукавов, ведущих к северной части залива Лесбоса. Они двигались этим путём, как только наступил рассвет. Нещадно светило солнце, стоило лодке вдруг очутиться на чистой водной поверхности озера, но потом снова уйти в следующий рукав. Уже заходило солнце.

Выходит, они вынужденно проведут ещё одну ночь на грязной земле, прежде чем доберутся до Лесбоса. Пуанти был в зависимом положении, что ему было непревычно. Он чувствовал усталость, тяжело переносил все данные неудобства, и терпение его достигло определённого предела. Он ненавидел примитивную лодку, которая годилась лишь для невежд, двое мужчин из этой категории как раз сейчас ею и управляли. У Пуанти вызывал омерзение его собственный вид — из грубой ткани брюки и рубашка, а ещё потрёпанный плащ, лежавший рядом с ним, которым он укроется в предстоявшую долгую ночь. Он испытывал раздражение к тяжёлому, с клочками тумана, жаркому воздуху, который ложился на плечи, усиливая состояние физического некомфорта. Пуанти пребывал почти в бешенстве. Да, капитанша Рей Уитос заплатит ему за каждый миг физических мучений, испытываемых им сейчас! Ещё полнее Уитос заплатит за невыносимые видения, которые не дают ему ни спать, ни отдыхать, в них мужчина живо представлял все унижения, которые испытывает его красивая Габриэль, пока находится в руках этой мужеподобной девицы. Пуанти пронзила резкая боль в сердце.

Мужчина вспомнил, какая любовь сияла в глазах Габриэль всякий раз, когда она смотрела на него. Он отвечал девушке такой же отцовской любовью, гордясь, что больше ни в чём не нуждается. Общество Аргоса не стоило даже мизинца такой девчонки, как и раньше оно не стоило его возлюбленной Шеннон. Для Пуанти Габриэль была драгоценным камнем, которому нет цены. В скором времени он опять обретёт дочь и, лишь так случится, увезёт как можно дальше от города, в огромные европейские города, в которых станет выполнять любые желания своей дочери, лишь бы навека стереть воспоминания об ужасе, с которым девушка столкнулась и пережила. Но, как говорят, перед тем, как скушать яичницу, необходимо сначала разбить яичко. Пуанти прихлопнул комара, который вцепился в его руку. Мужчина вспомнил, как волновался, ожидая ответа Лафитоса и вчера его получил.

Дрожащими руками он читал написанное небрежным почерком послание. Письмо оказалось достаточно коротким. Лафитос готов встретиться и снабдит его лодкой, и людьми, которые знают путь на Лесбос. Лафитос подчеркнул конфиденциальность лишь на таких условиях. Пуанти был уверен, что Лафитос забавляется теми неудобствами, которые он переносит, но говорил сам себе, что это всё значения не имеет. Как только его дочь будет в безопасности, Пуанти расквитается с этим отвратительным человеком. Вдруг перед мысленным взором, будто живая, появилась Марсела, усиливая его волнение. Пуанти видел свою любовницу в ту ночь, когда ушёл от неё.

Она осталась лежать среди разбросанной одежды на ковре комнаты. Больше они не виделись. Думая о Марселе, Пуанти почувствовал, как внутри него затянулся узел.

Он выругался. Он хотел её всегда, облик её преследовал его. Это ненормально. Ночь была длинной, сквозь болотную мглу долетали гулкие звуки барабанов местных колдунов, что лишь укрепило мысль Пуанти в смутном подозрении.

Он всю свою жизнь прожил среди греческого общества Аргоса, и с раннего детства слышал разные сказки о магическом зелье, которое готовят греческие жрицы, превращая мужчин в кукол, которыми женщины могут манипулировать, как самим хочется. Пуанти внезапно поверил, что его любовница действительно применила чёрное колдовство, чтобы держать его в своей власти… Хотя его не пугало колдовство Марселы. Конечно, у него было множество возможностей убедиться, какую властность имеет над ним такая особа.

Но мужчина полагал, что лишь разрешится кризисное положение и его милая дочь опять окажется рядом, надобность в утешениях Марселы отпадёт сама собой. Настанет день, и Пуанти позаботится, чтобы Марселе воздалось по заслугам. Пуанти вдруг разозлился, что снова Марсела бродит в его мыслях, когда у него имеются более важные дела, и принудил себя сконцентрироваться на предстоящей тяжёлой встрече. Допустим, увидеть живого Лафитоса даже интересно. Любопытно убедиться самому, что он, как поговаривают, ведёт у себя в пиратском гнезде шикарный образ жизни. Деловые знакомые Пуанти, которые каждый месяц посещают аукционы рабов на Лесбосе, давно внесли интригу своими беседами об изысканных, утончённых приёмах Лафитоса. Пуанти углубился в свои думы и вздрогнул от грубого командного тона пирата, находившегося на носу лодки. Ещё грубее повторил команду его напарник, сидевший на корме. Пуанти, не тратя усилий на едкий ответ, сразу спрыгнул с лодки, как ему приказали пираты, загонявшие лодку на песчаный берег.

Пуанти осмотрелся по сторонам. Место, где ему предстояло провести наступающую ночь, было диковатым, кишело разными омерзительными насекомыми. Пуанти был готов вытерпеть все эти мучения ради одной единственной особы, а когда рассветёт, выполнит всё, чтобы виновная в этом сполна за это заплатила! Конечно, капитанша Рей Уитос дорого заплатит…

***

Габриэль медленно выходила из сна. Сквозь сомкнутые веки светило яркое солнечное утро, но девушка не торопилась открывать глаза, осторожно ощупывая руками простыни. Она повернулась на бок и ощутила знакомый женский аромат, исходивший от подушки, не торопливо раскрыла веки. Её с ней не было.

Габриэль не желала понимать, какие эмоции испытывает. Открывая глаза по утрам, девушка снова находила себя лежащей на широкой кровати в каютной комнате капитанши. Так происходило каждый день с того момента, как девушка в первый раз оказалась в заливе Лесбоса. Четыре дня Габриэль пробуждается в кровати капитанши, но не в силах вспомнить, как она в ней оказывается. Возможно, Габриэль не хотела помнить? Габриэль смутно представляла, как сильные женские руки поднимают её с пола каюты, куда девушка решительно ложится каждый вечер, вспоминает, как покоится на объёмной груди, перед тем как её кладут на широкую кровать.

Потом Габриэль окутывает женское тепло, и ей это до странности приятно. Габриэль не сумела понять, приснились ли ей её лёгкие поцелуи ко лбу, щекам, губам. На яву было то, что каждое утро Рей покидала её, и Габриэль пробуждалась в кровати одна…и они обе молчали, предпочитая не обговаривать, каким же образом Габриэль оказывается в постели. Их необговорённое перемирие было таким хрупким, что лучше вообще не говорить об этом.

Из такого перемирия начала вырисовываться определённая форма их отношений. Конечно, Габриэль до сих пор переживала в мыслях, в отдельные мгновения девушка всё-таки искала пути избавления от постоянной охраны, но одновременно она раскрыла для себя нечто важное, что составляло существенную особенность каперского корабля Раптора.

Габриэль прежде всего обнаружила преданность и уважение команды матросов к своей капитанше. Ей стало очевидным, что каждое утро пираты по порядку отправлялись на Лесбос, чтобы создать точное рассчитанное впечатление радости всех по поводу затянувшегося отдыха…но на самом деле на судне каждый понимал, что делают это для отвода глаз. Казалось, что каждый человек понимает и принимает отведённую ему роль в такой долгой, опасной и скрытой игре. Все на корабле знали, что одна только ошибка сможет разрушить весь важный план. Габриэль судила так по обрывистым беседам, которые слышала, когда пираты проходили мимо её каюты, либо на палубе, когда гуляла. Во-вторых, Габриэль казалось, что каждый тип из команды имеет своё личное отношение к тому делу, которое преследовала капитанша Рей. Девушку только смущало, что все пираты объединены общей решимостью уничтожить её папу. В-третьих, Габриэль вскоре убедилась, что вопреки рассказам о зверствах пиратов, о которых шептались в монастырской школе, на судне не оказалось ни одного человека, который открыто бы проявил недоброжелательность в сторону Габриэль. Габриэль ощущала себя не очень уютно с немногими зверскими людьми, встречавшимися среди них. Вот, например, с одним глазом Бермотис, который ни разу не одарил её улыбкой и не сказал ни одного дружного слова. Остальные стражи, которых капитан приставила к ней в своё отсутствие, были такими же жуткими внешне и грубоватыми на язык, не предпринимая ни одной попытки наладить дружеский контакт.

Женская часть команды обладала всеобщим молчанием, хотя внешне выглядела поприличнее мужчин. От них Габриэль тоже ничего не добилась. Они оказались молчаливее Берты. Габриэль не сомневалась, что если попытается сбежать, то её непременно с силой вернут назад, но она была уверена, что ей самой опасаться нечего. Габриэль ощущала, что каждый на судне с похожим нетерпением ждёт, когда план Рей, каким бы он не был, будет доведён до логической концовки. Такие умозаключения Габриэль хоть и помогали держать в душе покой, но не выгоняли из души тягостное чувство насильственной изоляции.

Габриэль дала согласие на то, что в моменты утренних визитов Рей на Лесбос она остаётся полностью под присмотром Берты. С молодой изувеченной пираткой Габриэль ощущала себя вполне непринуждённо, потому что крайняя молчаливость не мешала Берте быть неизменно учтивой. Габриэль лихо сообразила, что за учтивыми манерами Берты прячется особа с твёрдым характером, который не располагает к тому, чтобы взять над ней верх.

Девушка припомнила тот день, когда в беседе с Бертой в первый раз произнесла настоящее имя капитана. Всегда без эмоций лицо Берты моментально изменилось от шока и развернулось к ней. Девушку удивило то странное тепло, растёкшееся по её телу от мысли, что Рей до неё никому не говорила своё настоящее имя. Габриэль призналась, что, хотя осторожность до сих пор проявлялась в отношениях с ней, но обстановка во многом теперь была более терпимой. Габриэль потребовала, чтобы ей заменили одежду на более удобную и желательно, по размеру, и ей выдали новый комплект чистой и более комфортной пиратской формы. На следующее утро, пробудившись, Габриэль обнаружила на столе расчёску, а потом пришла в удивление, когда на пороге комнаты показалась Берта и проговорила, что капитанша отдала распоряжение вывести её наверх корабля, чтобы она могла подышать свежим чистым воздухом. Дневное время шло слишком медленно, но сейчас Габриэль нетерпеливо ожидала вечера, чтобы погулять по палубе с Рей. Габриэль нравилось следить, как ночные сумерки помаленьку уступают место ночной красоте океана. Тени и тишина, казалось, становятся заодно в разговорах между Габриэль и Рей, хотя по-настоящему девушке удалось выяснить о ней, ставшей знаменитой Раптором, не слишком много, нежели она знала с первого дня их знакомства.

≪Не будет≫ — очень незначимое слово, которое может быть между нами≫…

Габриэль наедине с собой всё произносила в мыслях эти слова. Впрочем, девушка не усматривала чего-то тайного в манерах Рей, когда та каждый вечер, обнимая её за талию, осторожно шла по палубе, показывая ей какую-то звезду на тёмном небосклоне, либо когда золотые очи хищницы теплели… Внезапно Габриэль прожгло чувство вины, когда она встала с кровати, надела сандалии, которые носила теперь без всяких предубеждений. Её милый папа…что он теперь делает? Наверное, мучается, умирает от страха за свою дочь, в то время как её тревоги ежедневно уменьшаются… Связанные с папой вопросы проносились рекой в её голове. Габриэль по-правде не знает ответов…либо старается об этом не думать? Вдруг Габриэль овладело ощущение неуверенности. Габриэль вспомнила школу, в которой была защищена. Ей стало тоскливо. Мысли и страхи, где не было чувств, сейчас волновали её.

Габриэль прошептала в тишине комнаты:

— О папа…где сейчас ты?

***

Жак Лафитос чуть не улыбался, словно показывал свой холёный вид и безукоризненную одежду — хорошую льняную белоснежную рубаху, которая эффектно сочеталась с его иссиня-чёрными волосами, замечательно скроенные штаны, подчёркивающие его стройную фигуру, начищенные до блеска зеркала сияющие сапоги. Лафитос стоял в распахнутых дверях своего особняка на Лесбосе, готовясь встретить приближавшегося к нему гостя. Трудно было поверить, что лохматый, неопрятный, измученный долгим путём мужчина, которого сопровождали двое пиратского вида матросы, не кто иной, как всемогущий Жером Пуанти.

Замаскированный вид изменил его до неузнаваемости…и от этого Лафитос больше удовлетворялся. Жак был уверен, что Жером Пуанти ни разу ещё не надевал на себя грубую одежду, которой его обеспечили по его приказу.

Пуанти ни разу ещё не испытывал такого дискомфорта, какое выпало ему пережить, когда он в неуклюжей лодке петлял по рукавам болот. Лафитос специально дал указ провести мужчину по самому неудобному пути, якобы в целях конфеденциальности. Сомневаться не приходилось, что Пуанти доведён до крайнего бешенства. Хорошо. Лафитос утаил своё торжество, вежливо приветствуя Пуанти, вытянул руку, отмечая мысленно, что вместе с рукопожатием он не будет предлогать ему своё доверие.

— Добрый день, господин.

Избегая обращаться к Пуанти по имени, Лафитос пригласил его зайти в особняк.

***

Суетливость с утренним шумом внезапно исчезли в никуда, когда Рей как статуя замерла в паре шагов от особняка Лафитоса. Её словно молнией сразило: в персоне, которая приветствовала Лафитоса, она узнала Пуанти!

Рей отошла на пару шагов, а в сознании пульсом забилась одна мысль: не вздумала бы она прийти сегодня к Жаку Лафитосу по одному незначимому делу, то так и не узнала бы о приходе Пуанти. Визит Пуанти вызвал внезапную опасность как для неё самой, так и для разработанного ею плана, когда Рей приблизилась к стоявшей поблизости фруктовой палатке. Она притворилась, что думает, чтобы прикупить, а в это время мозг её бешено работал, а сердце стучало как молот.

Пуанти… переодетый…скрытно встретился с Лафитосом. Где же она просчиталась, что позволило Пуанти признать её в Рапторе? Знает ли он, что его приёмная дочь сейчас на корабле ≪Раптор≫, стояшим тут в порту? Вдруг он договаривается сейчас с Лафитосом, чтобы люди того схватили её судно и освободили дочь? Рей затаилась в тени, с трудом переведя дух. Предполагаемые варианты этих двух мужчин бесконечны, по любому их союз означает для неё гибель. Постаравшись всё проанализировать и что можно предпринять, Рей приняла одно возможное решение.

***

Клара быстро шагала по коридору в пеньюаре ярко-красного оттенка, который ей накануне вечером подарил Петроний. Женщина не обращала внимания на привычный утренний шум, неизбежный, когда девушки, до того как начать завтракать, спешили поделиться впечатлениями прошедшего вечера. Клара игнорировала всех, беспокоясь, зачем же мадам Люсиль вызвала к себе в кабинет. Она так волновалась, что нарушила своё правило, которое завела с первого дня поселения в борделе — не покидать спальню в неглиже. Это отличало женщину от остальных работниц у мадам Люсиль. Но об этом Клара не думала, когда замерла у двери кабинета хозяйки, тихо постучав. Мадам Люсиль пригласила войти, и Клара вошла с дурными предчувствиями, подошла к столу.

— Мне очень не хочется тебя пугать, Клара. — Лицо мадам Люсиль вопреки сказанным словам вовсе не успокаивало. Хозяйка борделя продолжила негромко: — Мы подруги и меня интересует твоя безопасность. Я подумала и решила, что ты должна знать следующее: утром я отправила посыльного с деловым конвертом к дому Жерома Пуанти. — Мадам Люсиль немного замешкалась, но продолжила, понизив голос почти до шёпота: — Моему человеку прислуга сообщил, что мистер Пуанти покинул Аргос на пару дней, и слуга не может точно определить, когда господин возвратится. В дальнейшей беседе прояснилось, что мистер Пуанти покинул дом в какой-то поношенной одежде в сопровождении двух типов, не внушающих доверия. Меня осенило, что мистер Пуанти не покинул бы город в момент, когда его дочка находится в чрезвычайном положении, да ещё в компании таких персон, если бы его отъезд не был связан с похищением дочери. Клара, моя милая, думаю, ты обязана об этом знать.

Клару напугало проявленное мадам Люсиль участие в этом деле, как и её слова, от которых Клара покраснела. Женщина, конечно, была благодарна мадам Люсиль за её доброту. Стало очевидно, что мистер Пуанти отбыл из Аргоса с целью отыскать дочку. Сейчас мужчина не отправился бы в путь по любой иной причине.

Лесбос…неужто ему известно? Клара не в силах была ответить что-либо, зашаталась, но мадам Люсиль с поразительной для её лет лёгкостью встала и успела очутиться около неё, подхватив несчастную девушку. По лицу мадам Люсиль прошлось не скрытое переживание.

— Мне понятно, как много значат для тебя твоя сестра и её подруга, но сейчас я опасаюсь за твою жизнь, ведь ты мне как родная дочка.

— Нет, мадам, — Клара качнула головой, понимая, что нет смысла отрицать своё переживание. — Мне ничего не грозит, но остальным…

— А разве ты не можешь как-то дать знак им о тайном исчезновении мистера Пуанти? Можно отправить послание либо…

— Нет, мадам.

— Моя дорогая…- Глубоко вздохнув, мадам Люсиль замешкалась, потом решилась: — Тебе я ни разу не сообщала об этом, но, если нужно послать послание на Лесбос, то я без проблем тебе помогу. Моему заведению необходимы шикарные предметы, их можно достать лишь через Лафитоса, у меня с ним ведутся дела и я имею надёжную связь с Лесбосом каждую неделю.

Клара разволновалась, растерялась, отрицательно мотнула головой:

— Я должна подумать, мадам.

— Да, знаю. — Мадам Люсиль вернулась к столу. — Но долго не думай. Мой посыльный пойдёт на Лесбос сегодня в полдень. Письмо доставят быстро и никто об этом не узнает.

— Благодарю, мадам, но мне надо подумать…

Мадам Люсиль обернулась у своего кресла, пристально глядя на Клару и, отпуская женщину, проговорила:

— Не забудь, Клара, к полудню принять решение.

Клара почувствовала важность слов хозяйки борделя, когда вышла из кабинета.

***

Что-то произошло. Над головой Габриэль вдруг нарушилась тишина каюты. Слышались беспокойные голоса, отчего девушка насторожилась. Сегодня утром Берта разрешила ей погулять по палубе подольше, чем всегда. Стоял тёплый солнечный день, Габриэль любовалась океаном в своё наслаждение, пока Берте не надобно было пойти куда-то по делам на судне. До Габриэль донёсся удар колокола, который означал, что приплыла лодка с острова, и, выходит, вернулась Рей. Габриэль расслышала короткие отрывистые речи, в которых девушка уловила нечто тревожное. Габриэль узнала низкий тембр Рей и более мягкий голос Берты. Габриэль не могла вообразить, что те могут спорить не на шутку о чём-то. Заскрипела спускаемая лестница, кто-то сел в шлюпку. Спустя минуту в трюме стал слышаться перестук каблуков, на мгновение остановившийся у двери каюты, затем дверь открылась. Рей заполонила собой дверной проём, долго стоя в молчании.

Загорелое лицо пиратки пылало, а взор насквозь пронзал Габриэль. У Габриэль в венах застыла кровь. Раптор опять стояла перед ней.

— Что произошло? — спросила Габриэль.

Молча Рей закрыла дверь за собой.

— Ответьте.

Опять молчание.

— Рей…

Пиратка сделала шаг к ней, услышав своё имя.

— Ваш папаша — на Лесбосе.

— Не может быть!

Рей сцепила челюсти, на её скулах заходили нервы.

— Я видела его.

— Папа никогда не приедет на Лесбос. Он ненавидит Жака Лафитоса, считает его обычным преступником, и это близко от правды!

— Преступником?.. Конечно, ваш папаша — превосходный эксперт по преступлениям на Лесбосе. Уже много лет он ведёт сотрудничество с самым мерзким негодяем на этом острове.

— Вы врёте! — Габриэль замолкла, смотря на Рей и поражаясь, как та изменилась.

Габриэль ощутила себя униженной от того, что ещё минуту назад думала о ней с теплотой, и в ярости проговорила:

— Почему вы снова берётесь за это? Почему вы желаете убедить меня, что мой папа имеет отношение к каким-то преступлениям? Повторю вам — вы не правы! Вы ошибаетесь! Если бы вы побеседовали с ним, то сами бы убедились в этом!

— Из вашей памяти ушло, что я уже беседовала с вашим папашей! — Рей подошла к Габриэль, схватила девушку за плечи и с силой встряхнула. — Я всегда ношу клеймо, которое осталось на мне от болтовни с ним. Но иное воспоминание мучает меня гораздо сильнее — вопли гибнущей от пыток моей первой помощницы. Я же в то время была беспомощной, не имея сил помочь ей.

Вырвавшись из рук Рей, Габриэль отступила от неё.

— Вы хотите, чтобы я поверила, что мой папа виновен не только в метке на вашем плече, но и в гибели вашей первой помощницы? Зачем отцу так поступать?

— Чтобы утаить своё преступное сотрудничество с Винсентом Гамбиросом в атаке на греческие торговые корабли.

— Атака на греческие торговые корабли… Винсент Гамбирос… — Габриэль не верила. — Вы шутите! Гамбирос является вашим поддельником в Лесбосе. Или не так? Он разве не один из людей Лафитоса? Если вы ищите виноватого, обращайтесь к Лафитосу!

— Лафитос не в курсе о связях Гамбироса с вашим папашей, о тех сведениях, которые он подаёт Гамбиросу, когда греческие торговые корабли плывут с ценным грузом, который не следует упустить. Лафитос никогда не разрешит грабить эти корабли.

— Это какое-то безумство! Если бы Гамбирос по-настоящему грабил греческие торговые корабли, люди, оставшиеся в живых заявили бы об этом преступлении.

Лицо Рей стало тёмным.

— Никто не остаётся в живых.

— Не понимаю.

— При каждой атаке Гамбирос проявляет такую осторожность, что никто не остаётся в живых, кто может сообщить о произошедшем. Он делает всё, чтобы даже сам разграбленный корабль больше никто никогда не увидел.

— Вы имете в виду…

— Я имею в виду, что под командованием Гамбироса происходит массовое убийство…систематическое убийство каждого, кто остаётся в живых, и затопление судов.

— Нет. — Габриэль качнула головой. — Я не верю вам! Мой папа не может участвовать в такой жестокости. Раз уж свидетелей нет, почему же вы считаете, что мой папа…либо этот Гамбирос несёт эту ответственность?

— Конечно, живых свидетелей нет, исключение составляем лишь я и моя первая помощница.

Молча Габриэль старалась сохранить самообладание.

— Это ошибка…не иначе! — Девушка резко развернулась. — Мой папа никогда не выдаст своих соотечественников пиратам. Какие для этого у него могут быть причины? Отец богат, его уважают, ему доверяет губернатор Клейборос!

Рей молчала.

— Зачем? Зачем отцу всё это творить?

Рей словно впилась колючим взором в кожу Габриэль:

— Вам лучше знать своего папашу, нежели мне…

От произнесённых слов на миг в душе Габриэль зародилось сомнение. Девушка рванулась к Рей и, дрожа, замерла в паре дюймах от её внушительной фигуры.

— Как…как я могу поверить хотя бы на миг… — Габриэль заполонили эмоции, голос её оборвался, но потом девушка продолжила: — Вы врунья! Мой папа не виновен в том, в чём его обвиняете вы!

— Виновен.

— Нет!

Габриэль почувствовала, что спорить дальше бесполезно и перевела дух.

— Ваши заверения можно очень легко проверить. Раз папа тут, разрешите мне бросить эти обвинения ему в лицо.

Помолчав, Рей своим низким тембром ответила:

— Вы что же, считаете меня круглой идиоткой?

Габриэль трудно было уже остановиться:

— Раз папа приехал на Лесбос, то совсем не потому, что он заодно с Гамбиросом и Лафитосом. Отец здесь оказался, догадываясь, что я где-то тут, и намерен вызволить меня!

Рей не ответила.

— Что вы намерены делать? — воскликнула Габриэль.

Заданный вопрос застыл в воздухе.

***

Что же Кларе делать? Клара ходила по комнате, а бесконечная череда вопросов крутилась у неё в голове. Женщина посмотрела на часы, сердце её застыло. Стрелки показали одиннадцать.

Посыльный мадам Люсиль отправится на Лесбос в полдень. Нет, Пуанти не мог догадаться, что Рей и Раптор — это один и тот же человек. Уже много лет Рей умело сохраняла свою тайну, и ничего не могло произойти, что изменило бы эти обстоятельства. Возможно, Пуанти отправился не на Лесбос, как они предпологали. Тогда послание Раптору, переданное через человека мадам Люсиль, вызовет ненужное переживание. Может ли Клара быть в уверенности, что человек мадам Люсиль заслуживает доверия и не передаст послание Лафитосу? Клара заплакала. Что же делать? От стука в дверь она испугалась, замерла, недоумевая. В дверь опять постучали.

— Клара…

Женщина услышала голос Петрония, сомкнула веки, а потом смахнула слёзы.

— Извините, Петроний. Я плохо себя чувствую сегодня. Вы простите меня и лучше придите попозже, хорошо?

Петроний помолчал, потом заговорил голосом, которого Клара раньше не слышала:

— Клара, отоприте мне дверь!

— Петроний, пожалуйста…

— Отоприте дверь!

Клара опять смахнула слёзы с глаз и потом повернула в замочной скважине ключ.

Петроний переступил порог в молчании и захлопнул дверь за собой. От ярости его левое веко легонько дёргалось.

Мужчина развернулся к ней и сказал:

— Так я и знал — вы плачете.

— Вовсе нет, нет. Это ничего страшного. — Клара нарисовала на лице улыбку. — Всего-то простые женские недомогания. Иногда так бывает. Пару часов, и мне значительно полегчает.

— Клара…моя любимая… — Петроний положил ладони ей на плечи. Ярость мужчины исчезла, он зашептал: — Клара, вы не должны притворяться в моём присутствии. Я вижу, что-то произошло.

— Нет, ничего не произошло!

Петроний заправил локон с её щеки за ухо, и Клара почувствовала нежность от его пальцев.

Женщина увидела, как в очах Петрония проскользнула боль, стоило ему прошептать:

— Я хочу, чтобы вы знали, что чтобы ни произошло, вы всегда можете мне доверять.

Клара отрицательно качнула головой:

— Мне нечего сообщить вам!

— Нет…моя любимая…пожалуйста, не переживайте больше. — Петроний заключил Клару в объятия, той стало немного уютнее. — Я не стану больше допытывать вам вопросами, лишь прошу дать мне обещание… — Петроний немного отодвинулся, посмотрел в глаза Клары, и, помолчав, продолжил: — Если вам когда-либо что-то будет нужно, вы придёте ко мне и попросите помочь.

— Но я…

— Обещайте мне, Клара.

— Петроний…

— Обещайте. Скажите мне, что придёте, если вам будет нужна помощь.

Милый Петроний… Сердце Клары рвалось на части. Она не заслуживала любви такого доброго и щедрого человека. Клара не ошибалась в его чувствах, но её сердце отдано другой.

— Клара, пообещайте, ради успокоения души моей, если не вашей.

— Обещаю. Ради успокоения вашей души.

— А с вашей душой что, моя дорогая?

Клара сама удивилась словам, вырвавшимся шёпотом из уст:

— Для меня подарок — знать, что я могу рассчитывать на вас, если будет необходимо мне.

— А волнение ваше сейчас?

На это Клара не знала, какой дать ответ. Правда состояла в том, что она ничего не могла предпринять для помощи своей любимой Рей и милой Берте, не рискуя подвергнуть их ещё большей опасности. Ничего…только молиться.

Петроний выглядел обеспокоенным. Клара, к своему удивлению, сумела улыбнуться.

— Сейчас я попрошу вас кое о чём.

— Всё, что угодно вам.

— Вы можете найти экипаж, пока я буду собираться? Мне надо поехать в церковь.

Петроний кивнул:

— Экипаж будет ждать вас.

Да, Кларе оставалось лишь молиться…

***

— И что же вы станете делать? — Габриэль задала вопрос, повисший в тишине каютной комнаты.

То, что Пуанти на Лесбосе, потрясло Рей, она на время утратила способность мыслить логически. Опасность её положения стала внезапно как никогда острой. В памяти Рей всплыли годы, которые она посвятила, разрабатывая план, сведения о зверски убитых греческих моряков, крики погибающих, которые не давали ей покоя. Пересечение с Пуанти стало критичным моментом — под угрозой было восстановление справедливости, которого она добивалась. Одновременно страдание в чистых серых очах, которые в недоумении глядели на неё, принуждало душу Рей переворачиваться.

Пиратка прокляла судьбу, пославшую ей новые испытания.

Всё в ней кипело, и боль отразилась в её тоне, когда она дала ответ:

— Пока что ничего.

— Ничего?..

— Берта отправилась на Лесбос. Она обязана узнать причину, по которой ваш отец прибыл.

— А после?

— А после посмотрим.

В душе Габриэль усилилась тревога.

— Вы…вы не сделаете папе зла?

— Сделать ему зла? — Рей не удержалась, презрительно ухмыльнувшись.

— Вы не нанесёте ему телесных травм?

— Если бы я намеревалась так поступить, то сделала бы так давным-давно.

— Тогда какие у вас намерения?

— Добиться справедливости, леди!

— Но…

Рей поняла, что эмоции накалываются до предела и дальнейшие колебания приведут её к неразумному поступку, ведь юная прекрасная девушка, стоявшая перед ней, готова вымаливать жизнь своего отца, котого Рей поклялась уничтожить, развернулась и покинула каютную комнату, резко захлопнув дверь. Она растворилась за один миг, оставив Габриэль с лицом, полным расстерянного выражения.

***

Кобальт и рубин витражей, аромат горящих свечек, благостные лица святых, покой и мир над всем… Греческая церковь была пуста, скамейки красного дерева свободны, кроме двух… Клара замерла, преклонила голову, лишь губы её, не издавая ни звука, произносили молитву… Петроний, сидящий около неё, тоже помалкивал, но только не молитва занимала его мысли — мужчина следил за Кларой, не мог отцепить взгляд от её несравненной красоты.

Голова женщины искусно уложена светлыми локонами, поверху наброшены чёрные кружева, напоминавшие ему картины в Европе, которые ему удалось увидеть. Ему вспомнился миг, когда Клара показалась на улице перед домом мадам Люсиль, где мужчина ждал её в экипаже.

Никогда прежде Петроний не видел Клару такой, одетой в строгое чёрное платье с высоким воротом и в изящной накидке, которая непонятно как подчёркивает её невинную душу.

Клара вызывала в Петронии эмоции, каких раньше мужчине никогда не приходилось испытывать. Клара Буш…проститутка? Нет.

Петроний всегда знал, что под маской кутризанки, которую она демонстрировала всему обществу, таится её настоящее лицо.

Мужчина ощущал, что подлинной Клары её специальность не коснулась. Так или иначе Петроний не представлял, насколько глубоко задето его сердце, когда Клара полностью раскроется ему и он получит счастье познать женщину до конца. Он опустился на колени около Клары. Та совсем не стремилась к тому, чтобы Петроний сопровождал её в церковь. По известной причине Клара боялась за женщину, которую любила. Она не хотела, чтобы Петроний был рядом, когда она станет молиться за свою любимую, но в Петронии пробудилась знакомая ревность, когда он поглядел в её очи и всё в них прочёл. Петроний делался решительным от ревности. Мужчина знал, что необходим сейчас Кларе — сознаёт та это или нет. И он намеревался это ей доказать. Мужчина убедит Клару в своей любви так, как не убедят никакие слова, и станет питать надежду, что в один замечательный день Клара полюбит его, как никогда не любила этого неизвестного человека. Клара вскинула очи. Щёки мокрые от слёз. Петрония охватило сострадание, его рука крепко притянула женщину к себе. На тот миг мужчина проговаривал свою молчаливую клятву.

***

— Я не в курсе, кто это такой, — произнёс Лафитос по-гречески с сильным акцентом.

Повисла тишина. Пуанти молчал, рассматривая на удивление молодого грекобританца. Лафитос сидел напротив него на стуле, который был обтянут роскошным материалом, держал возле губ хрустальный бокал, являя своей персоной воплощение европейской элегантности, что нельзя было отрицать. Пуанти сознавал, что Лафитос блестит перед ним для того, чтобы подчеркнуть его неопрятный вид. Терпение Пуанти достигало предела. Мужчина вскоре понял, что Лафитос одурачивает его якобы любезной встречей. Забота прислуги Лафитоса о комфорте высокопоставленного гостя, бокал, уже два раза наполненный вином, пара смен подносов с соблазнительными ятствами — всё рассчитано, чтобы впустую растягивать время и вынуждать Пуанти нервничать. Таким образом Лафитос избавил себя от надобности что-то произносить, растягивая время и держа ситуацию под контролем. Если бы на карту не было поставлено благополучие Габриэль, Пуанти, конечно же, вылил бы этот бокал вина в самодовольную физиономию грекобританца.

Но дела обстояли так, что… Пуанти принудил себя улыбнуться.

— Я упоминал в послании вам, что дружеские отношения с губернатором Клейборосом принуждали меня раньше отстраняться от ваших дел в Аргосе. Эта дружба вынуждала меня придерживаться стороны губернатора Клейбороса ко всему, что случается в заливе Лесбоса. — Пуанти выждал, приготавливаясь к прямолинейной атаке. — Но если в прошлом у меня было правило придерживаться одного взора с губернатором Клейборосом, то сейчас я хочу сделать вам предложение, которое будет выгодно нам двоим.

— Об этом вы говорили в своём послании, господин. — От Пуанти не укрылось, что тёплая улыбка на лице Лафитоса убавилась. — Всё сказанное вами мне ясно. Но это не меняет мой ответ. Я не в курсе, кто такая Рей Уитос, о которой вы тут упоминаете. Мне известно лишь, что такой особы с таким именем на Лесбосе нет.

На лице Пуанти замерла улыбка.

— Я пришёл к вам, господин, с солидным предложением и с добрыми намерениями.

Немного помолчав, Лафитос проговорил:

— Я надеюсь, что ваша дочь благополучно будет вам возвращена, но помочь вам найти похитительницу не в силах.

Пуанти старался справиться с паникой, медленно нараставшей от мысли, что Лафитос вполне может ему отказать.

Он отпил из бокала немного красноватой жидкости, а потом дал ответ:

— Я даже не предполагал, что вы може знать о том, где находится моя дочь. Ничего такого! Я уверен, что при вашем особом положении вы единственный человек, который может помочь обнаружить капитаншу Уитос и тем самым способствовать возвращению дочки ко мне. Я заплачу вам любую сумму.

— Ваша болтовня о любых суммах и солидных предложениях мне не интересна.

Пуанти сообразил, что беседа вдруг быстро подходит к концу, откинул все уловки и резко прохрипел:

— Скажу откровенно, господин Лафитос! Я превосходно понимаю, что нет такой денежной награды, которая могла бы послужить вам искушением и побудить вас сотрудничать со мной, самым злым вашим гонителем в Аргосе, всегда настаивавшим на аресте и осуждении по обвинению в пиратстве и убийствах людей! Я уверен, что вы превосходно знаете мою деятельность в прошлом! Но поскольку я и прежде осуждал вас, теперь я гарантирую вам поддержку во всём, если вы сейчас поможете мне. — Руки Пуанти дрожали от возбуждения, и мужчина вынужденно поставил бокал на стол. Затем Пуанти посмотрел на Лафитоса: — Чтобы окончательно стало ясно, моё предложение заключается в следующем: если вы поможете мне благополучно вернуть дочь, я гарантирую, что губернатор Клейборос забудет все обвинения против вас и вашего брата и не станет больше выступать против вашей деятельности.

Пуанти скрежетал от ярости, озлобляясь против грекобританца всё сильнее и сильнее, смотря, как тот высоко вскинул свои чёрные брови, открыто демонстрируя скептицизм.

Наконец-то Лафитос дал ответ:

— На мой взгляд, вы мне обещаете то, что сделать вам не по силам.

— Я могу это.

— Вы так лишь твердите.

— Вы сомневаетесь в моих словах, господин?

Лицо Лафитоса стало каменным:

— А если да — то что?

Пуанти очень разозлился, чтобы осторожничать, и рявкнул:

— Лишь дурак будет сомневаться в том, что твердит Пуанти!

Лафитос опять холодно улыбнулся:

— И лишь слабоумный допустит при любых обстоятельствах, что Жака Лафитоса можно называть дураком. Но, господин, поскольку вы — мой гость и, конечно, расстроены эмоционально из-за любимой дочери, я выберу не обращать внимания на ваше дурное поведение и манеры. — Лафитос резко встал, откинул любезности, за которыми почти сдерживал бешенство, и сказал резко: — Нам не о чём больше говорить. Можете освежиться и переночевать, затем один из моих людей проводит вас назад в Аргос. Переговор закончен.

Лафитос покинул комнату. Бешено вскочив, Пуанти намеревался догнать его, но дверной проём загородил головорез, вынудив Пуанти замереть.

— Господин Пуанти…

От голоса слуги Пуанти замер, а тот сказал совсем бесстрастно:

— Я отведу вас в вашу комнату.

Пуанти пытался держать себя в руках. Конечно, он примет гостеприимство этого подонка Лафитоса! Подремлет пару часов, а после возвратится в Аргос, где снова станет разыскивать Габриэль с ещё большей настойчивостью! Если улыбнётся удача, то послание от этой уродки капитанши Уитос будет ожидать его, а Габриэль в скором времени возвратится домой. А после того, как она…

Дрожа от ярости, Пуанти дал клятву: Лафитос заплатит кровью за оскорбление, нанесённое ему, и он сам проследит, чтобы его повесили.

Такая мысль наполнила его силой и он отправился следом за молчаливым слугой из комнаты.

***

Берта, никем не замеченная, прислонилась к кривому стволу большого дерева, и лишь едва дрожащие веки говорили о том, как внимательно она прислушивается к беседе на высоких тонах, исходящей из окна особняка Лафитоса. Берта нервозно прошлась пальцами по своим светлым навьюченным локонам — один жест, который выдавал её волнение. Она собиралась быть на своём месте, рискуя, что её заметят, до той поры, пока не будет уверена, что дальнейшее развитие событий не является важным.

— Значит, Пуанти…на Лесбосе. — Рей проговорила эти слова и мелькнула мысль, что тут кроется некая ошибка.

Пуанти никак не мог раскрыть их план. Неужто годы подготовки и перенесённые за прошедшее время мучения сошли на нет? Затем поселился в душе обжигающий страх за Клару, ведь для Лафитоса не секрет, что она причастна к их делам. Берта, выполняя команду Рей, спеша, отправилась на остров. Дойдя до особняка Лафитоса, женщина выбрала укромное местечко, где и стояла сейчас, ожидая конца разговора. От внимания её не ускользнуло, что двое мужчин враждебно настроены друг к другу. Это было видно по их беседе. Пуанти выставил себя самоуверенным дурачком, который не понимает бесперспективности занятой им позиции, а Лафитос в который раз показал, что не станет терпеть любое высокомерие. С некоторым облегчением Берта поняла, что они…

— А ты до сих пор тут, моя милая…

Берта вздрогнула и обернулась на знакомый с маленьким акцентом голос, и пересеклась с взором Лафитоса, устремлённым на неё.

Женщина вся насторожилась, а Лафитос спокойно продолжил:

— Как обычно, по твоему лицу ничего нельзя понять. Знаю, ты не ожидала, что я знаю о том, что ты стоишь под этим окном. В твоём взоре нет тревоги, а тебе хотелось бы узнать мою реакцию, если обнаружу, что ты за мной шпионишь? До меня начинает доходить, почему Раптор так высоко тебя ценит.

Берта молчала.

— Ты предпочитаешь помалкивать в непонятной ситуации. Ладно… Ты даёшь мне возможность ходить первым, я этим воспользуюсь. — Лафитос приблизился. В его очах ещё искрились отблески минувшей бури, стоило ему произнести: — Ты слышала, что болтал этот самонадеянный дурак? Пуанти намерился получить мою помощь, полагая, что я, словно последний идиот, поверю его обещаниям, которые он не станет выполнять! — Лафитос выругался, отчего его слова стали жарче. — Пуанти принял меня за глупого типа, ведь не знает нормы в своём высокомерии. Я часто сталкивался с такими высокомерными, и конечно же, узнал такого с первого взора. Меня не обманул ни почёт, ни уважение, которыми он пользуется в аргосовском обществе. Губернатор Клейборос всегда будет в дураках, доверяя этому типу, вот только я не такой легковерный! — Лафитос замолк, опять пристально глядя на Берту. — Знаешь ли, я отлично разбираюсь в людях. У тебя изуродовано лицо и видно, что ты много страдала, и не сомневаюсь, мужественная особа. Такие не боятся встретить смерть, не отходя ни на шаг, и преданны тому, кто преданность заслужил. От меня не укрылось и то, что у тебя в душе живут демоны и сейчас у тебя одно желание — их уничтожить. Без сомнений, именно это объединяет тебя с капитаном Раптором, ведь вы обе стремитесь к одной цели…и, наверное, вас связывает то, что называют дружбой. — Лафитос опять проницательно поглядел на неё. — Настоящая дружба — огромная редкость. На Лесбосе отыщется не так много людей, кому я могу доверять так, как капитан Раптор доверяет тебе. Поэтому я хочу, чтобы ты отправлялась назад к Раптору и избавила её от опасений, что Лафитос объединит свои силы с Пуанти против неё.

Берта застыла.

— Да, мне известно, кто такой…ээээ…такая Раптор, но я ни с кем об этом не секретничал. Если бы ситуация не сложилась так, моя осведомлённость о том, кто же на самом деле таится под именем Раптор, была бы тайной даже для неё самой. Но теперь жизненно необходимо, чтобы капитан Раптор немедленно покинула залив. Пуанти в ярости. Я немного притормозил его действия, дав отказ беседовать с ним, но среди здешних ублюдков отыщется много таких, которые пойдут на любое предательство, если им предложут за это хорошую цену.

Тут Берта в первый раз заговорила, хотя в голосе её вообще не отразилось переживание, которое вызвали слова Лафитоса:

— Это ошибка, господин Лафитос. Капитан не та особа, которую разыскивает господин Пуанти.

— Нет, не напускай между нами туман, не обманывай меня. Если тебе интересна причина, почему я предупреждаю твою капитаншу, то могу сообщить одно — Раптор сделает мне большую услугу, расквитавшись с Пуанти. — Лафитос помолчал, потом добавил: — И ещё предостережение. Чтобы добиться своего, Пуанти поставит всё на карту. Я считаю, что у него дьявольские способности. Сейчас в его душе пылает жгучая ненависть, представляющая для капитанши страшную опасность. Передай Раптору, чтобы она не затягивала с окончательным выполнением своего плана. Пуанти не отстанет от неё. Добавлю, что Пуанти, если хорошо постарается, сумеет узнать настоящее имя капитанши. — Лафитос ещё раз пристально поглядел на Берту. — И последнее предостережение твоей капитанше несёт личный характер. Скажи ей, пусть остерегается девушек, которые воспитываются в монастырской школе, ведь женская невинность, настоящая либо притворная, являет собой известную отраву, которая медленно затуманивает мозги содомиек. Ступай…

Идя, спустя минуту, к порту, Берта посмотрела на полуденное небо и сильнее забеспокоилась.

Увидев стоявшего неподалёку от таверны пирата из своей команды, Берта по-дружески подмигнула ему и шепнула что-то на ухо. Тот в ответ коротко закивал. Берта слегка повеселела и продолжила дорогу в порт.

***

— Значит, нам подарили отсрочку…

Рей стояла на юте и наблюдала за безжизненной гладью залива, потом резко развернулась к Берте. Она пережила трудные часы, пока ждала возвращения своей первой помощницы. В те минуты, когда большая часть её команды были на берегу, она каждую минуту готова была к атаке на ≪Раптор≫ и с горечью думала, что навряд ли сможет отразить бой.либо уйти в океан, чтобы избежать неравного боя. С такими мыслями Рей, страясь узреть любые признаки враждебных ей действий, пристальным взглядом всматривалась в сторону берега, иногда отрывками отдавая распоряжения готовиться к битве. Но она в глубине души знала, что есть лишь одно оружие, которое можно противопоставить такой битве — Габриэль. Ком застрял в глотке Рей. Жизнь этой девушки являлась самой большой ценностью для Пуанти, не во что не ставившего жизнь любого человека. Рей соображала, что для того, чтобы спасти судно и людей на борту, она вынуждена будет использовать девушку. Габриэль… Рей до сих пор преследовали противоречивые чувства от такой мысли.

— Капитан…

Берта издала вздох, её красивые брови свидетельствовали о непривычном состоянии тревоги, сдвинувшись в прямую линию.

Действительно, ситуация была неординарной, что она и подчеркнула в кратком пересказе своего разговора с Лафитосом, оказавшимся настолько внезапным союзником…

Предупреждение грекобританца опять всплыло у Рей в голове.

≪Передай своей капитанше, чтобы немедленно покинула залив≫…

Рей кинула очередной взор на берег, где собрались последние люди её команды, готовые к тому, чтобы вернуться на судно. В скором времени они будет все.

≪Передай Раптору, чтобы она не затягивала с окончательным выполнением своего плана≫…

На этой мысли Рей остановилась. Сначала надо миновать очевидную опасность, а потом заново продумать свой план…

≪Скажи ей, пусть остерегается девушек, которые воспитываются в монастырской школе… невинность…являет собой известную отраву≫…

Ясные серые очи смотрели прямо на неё… врождённое мужество, которое не признаёт поражений… неосознанный призыв, который как-то смог задеть её сердце… Дьявольщина!

Как она сумела добраться до таких рассуждений? Как могло выйти, что каждую ночь она проводит в одной кровати с Габриэль, чувствует её тёплое тело, а после целый день страдает от одних лишь воспоминаний об этом?

В ту первичную ночь у неё даже в мыслях не было проводить с Габриэль ночи вместе. Она намеревалась лишь приглядывать за девушкой, чтобы убедиться… Её забрало в плен чувство негодования и презрения к себе самой. Пора признаться, что с первичной минуты, когда они познакомились, она разными способами стремилась не разлучаться с Габриэль Дибос, а в этом и таилась настоящая опасность её положения. Рей понимала, что её колебания сулят неисчислимые беды для её судна, команды и того справедливого дела, ради которого она жила все эти годы. Настало время исправить ошибку. Рей решительно встретила взор Берты.

***

Скрежущий звук… Габриэль застыла, стоило выкрикам приказа зазвучать громче. Над головой девушки топали ноги… На палубе что-то происходило… Что там не так? Габриэль добежала до двери каютной комнаты и, распахнув её, уткнулась в невидящий глаз Бермотиса.

Прерывисто Габриэль спросила:

— Что там не так?

— Капитан не давала указ вам отсюда выходить.

Бермотис угрожающе прорычал эту фразу так, что в жилах Габриэль застыла кровь, но девушка не желала сдавать позиции.

— Я требую объяснить, что случилось?!

Вдруг Габриэль ощутила, как её подняли в воздух: сильной рукой Бермотис оторвал её от пола и вернул назад в комнату. Девушка едва не задохнулась от негодования, лицо её покраснело. Она стояла перед дверью, захлопнувшейся перед её носом, старалась держать себя в руках, но не получалось успокоить разраставшуюся злость. Чёртова Рей! Как посмела она оставить Габриэль под охраной этого невежды?! Габриэль ещё увидит, как станет мучиться этот тип за бессердечное к ней отношение! Габриэль ещё… Габриэль вдруг поняла, что просто тратит время на бесполезные мысли, когда нужно действовать, и взобралась на стоящую около неё кровать, намереваясь посмотреть в иллюминатор.

Многое ей стало ясным: скрежущий звук, слышавшийся ей, исходил от цепи якоря, который поднимали, а оглушительный шум был от пиратов, которые распускали парусники. Но куда же они уплывают? Почему так быстро покидают залив? Вдруг в душу Габриэль проник леденящий страх, окатив её во весь рост. Раз папа действительно показался на Лесбосе, то только по единственной причине — чтобы отыскать её. Лишь из-за её безопасности, рискуя собственной жизнью он очутился в этом злобном гнезде бандитов и убийц, людей, ненавидящих его за дружбу с губернатором Клейборосом. Из-за Габриэль, ведь он любит её… В последнее время Габриэль думала о папе гораздо меньше, чем о большой бандитке, похитившей её. О папа! А вдруг с ним что-то произошло… Девушка резко села, закрыв лицо ладошками. Её сердце испепеляла обида, стыд и унижение. Всё, что приключилось с ней, воспринималось в данную минуту словно ночной кошмар. А раз…это всего-то ночной кошмар — то когда же он закончится?

***

Большое солнце плавно опускалась за горизонт. Золотые отсветы, которые пучками рассыпались по всему океану, превратили его в блестящее переливчатое покрывало, но красота заката почти не волновала Рей, которая задумчиво стояла на палубе ≪Раптора≫.

Прошёл длинный, трудный день, в течение которого удалось с успехом провести крайне важное дело: Лесбос теперь был далеко за кораблём. На судно налетел слабый бриз. Рей вскинула взор на полностью раскрытые парусники, готовые унести их прочь и дальше от залива Лесбоса. Теперь ей нужно выполнить очередное дело, намного сложное, чем уплыв из залива. Она неосознанно повела плечами, спустилась с мостика капитана и пересекла основную палубу, направляясь к лестнице в трюм. Она знала, что по-другому сделать не может — это будет означать поражение в той битве со своими чувствами, которую она ведёт с первой встречей с Габриэль. Рей подала Бермотису знак отойти от двери каюты, повернула ручку двери и вошла. Темно. Сердце её сжалось на миг, перед тем, как она заметила почти бесплотную тень, в молчании сидевшую на краешке её постели.

Она сделала шаг навстречу к Габриэль, но её остановил ледяной тон девушки, которая задала вопрос:

— Отчего вы в спешке покинули Лесбос?

Рей не ответила. Какая умная маленькая плутовка! В темноте было хорошо скрывать свои эмоции. Рей развернулась зажечь фонарь, ей нужно время полностью владеть собой.

— Я спросила вас!

Как она сумела забыть, что Габриэль пока что остаётся леди Дибос? Габриэль шагнула в сторону зажённого фонаря.

Рей, заметив необычную бледность, участливо пошла навстречу, но опять её остановил требовательный голос:

— Не трогайте меня! Я требую вашего ответа! Отчего вы спешно покинули Лесбос? Вы ведь сообщили, что мой папа — на острове. — Габриэль замолкла, перевела дыхание, теребила край короткого безразмерного платья. — Есть лишь единственное объяснение этому. Вы что-то сделали с отцом, да? Вы возвратились на остров, напали на него и поэтому должны скрываться бегством! — Дыхание Габриэль участилось. — Отец…отец мёртв?

Рей молчала.

— Скажи мне!

— Нет.

— Вы врёте!

— Вы можете верить всему, чему хотите!

— Я хочу узнать правду!

— Я и так сказала вам правду!

Габриэль смолкла.

Рей сделала шаг к ней и опять до слуха донёсся гневный возглас девушки:

— Я сказала вам, не трогайте меня.

— Мисс, на этом судне вы не командуете! Я хочу, чтобы вы это усвоили.

— Конечно, я со стыдливой медлительностью понимаю, что случилось на самом деле. Правда же? — По лицу Габриэль бродили блики от мигающего света лампы, обрамляя локоны и воспламеняя яростное пламя в её очах. — Как, наверняка, и мешала вам во время наших долгих разговоров на палубе?! Вы же насмехались над моей наивностью, когда я разрешила вам управлять собой так, что поверила… — Девушка внезапно всхлипнула. Пламя негодования Габриэль словно обожгло Рей. — По некоей скрытной причине вы презираете моего папу. Вы знали, что выкрасть меня — это один способ принести отцу мучения. Но о последствиях вы не думали. Считая, что я в вашей власти, вы ушли очень далеко. — Маленькие ладони Габриэль сжались в кулаки, девушка шагнула в её направлении. — Я повторюсь…если вы что-то сотворили с моим папой — пустили ему кровь либо подвергли жизнь отца опасности, — я не найду покоя, пока не вынудю вас заплатить за каждое мгновение его боли и за каждую каплю его крови!

— Очень благородственная речь!

— Мерзавка…

— Вы — дочь своего папочки. Спасибо, что напомнили об этом мне.

— Пошли вон!

— С наслаждением. Плутовка! — Рей приоткрыла дверь каюты: — Вернись, Бермотис. — Пиратка развернулась к девушке, встретила её ледяной взгляд и продолжила, обращаясь к одноглазому: — Каюта по-соседству теперь будет находиться в распоряжении леди Дибос. Разместите девушку там и следите, чтобы никто — повторяю, никто — без моего согласия не имел с ней никаких диалогов. Ясно?

Рей дождалась, пока Бермотис буркнет в ответ, и ушла. Она не повернула голову, пока Бермотис отводил Габриэль в её новую каютную комнату, не шелохнулась, когда за ними захлопнулась дверь. Муки…неуверенность…

***

Пролетело много тёмных, длинных часов, перед тем, как Габриэль закрыла глаза в своей новой комнате. Спор с Рей не единожды возникал в памяти девушки, но понемного буря утихла.

Правду ли ей сообщила Рей? В безопасности ли её папа? Голос в ней всё твердил, что Рей никогда не сумеет навредить её папе…хотя Габриэль была уверена, что Раптор могла бы так сделать. Рей либо Раптор…кем являлась эта женщина? И есть ли разница между двумя её образами? И почему Габриэль грезит о сильных руках своей похитительницы, несмотря на испытуемый ужас и страх? Вот если бы эти руки обняли её… Нет! Да. Габриэль хотела бы…

Смутившись, Габриэль перевернулась через бок лицом к стене.

***

Мучаясь бессонницей, Рей вошкалась с бока на бок на своей постели. Образ, знакомый ей, всплыл перед её взглядом. Блеск локонов, которые отливают золотом на солнце; серые глаза, которые ласкают её, стоит ей заговорить; утончённое лицо, настолько близкое в миг всех прошедших ночей. Внезапно образ резко поменялся. Чистые, спокойные очи заполонила злость, а нежное лицо — стало пылать ненавистью. Рей попыталась выбросить из головы образы пленницы. Она поступила так, как было нужно. Именно так ей надо делать.

Но…

========== Глава 6 ==========

Марсела неторопливо брела по оживлённой улице города. Она уже чувствовала себя спокойно и с наслаждением смотрела на окружающий её мир. Ей повезло, что проживала в Аргосе, ведь с ним несравним ни один другой город. Да, город трудно назвать чистым.

Сточные канавы заполнены водой и распространяют тошнотворный аромат по всей округе, немощёные грязные улицы изрыты глубокими рытвинами, которые представляют опасность для экипажей и пешеходов. Тротуары прилегают близко к домам, что для любопытных не составит никакой тайны то, что происходит за окнами. Вместе с тем колористическая гамма городка бесподобна: розовый и синий, в которые выкрашены здания, разнообразились ярким букетом красок распустивших цветов и зелени, которые проглядывают сквозь приоткрытые на улицу калитки маленьких садов. Всё это дополнено изящно сконструированными железными решётками, изготовленными специально обученными рабами, украшавшими балконы с фасадами, придавая домам неповторимое очарование. А смех… Аргос наполнен смехом!

Вдруг Марселе на глаза набежала слеза, женщина стёрла её и изобразила на лице подобие улыбки в ответ на кивок седовласой леди, которая стояла у входа на греческий рынок. Она зашла внутрь. Вперёд и назад проходили отлично одетые покупатели, дети их бегали по округе, а рабы смеялись и болтали между собой, идя за своими господами.

Греческие и британские моряки что-то дружно обсуждали. Темнокожие девушки в ярких нарядах несли в руках полные корзины товаров. Некоторые греческие торговцы, облачённые в красочные одежды, расселись за прилавками, продовая травы в маленьких плетённых корзинах. Над всеми слышались разноязыкие голоса, призывные возгласы торговцев, восклицания покупателей, неудержимый смех. Такая картина представляла собой настолько яркий вид, что Марселе показалась одной и по-своему неповторимой. У Марселы упало настроение, но женщина старалась держать себя в руках.

Оживление на улицах действовало ободряюще на разбитое сердце несчастной Марселы. Когда Марселу что-то тревожило, женщина долго и много бродила по городу, гуляя и радуясь, смотря на перемены, происходившие в Аргосе.

Сегодняшним днём было жарко, воздух, как бы, стал осязаемо тяжёлым. К телу Марселы прилипло бледно-синее платье. Она вынимала малюсенький вышитый носовой платочек и вытирала на лбу и над верхней губой бесеринки пота. Чувствовала себя Марсела ужасней некуда. Конечно, женщина утомилась, но слабость объяснялась не только этим. Марсела невольно улыбнулась. В её чреве рос плод, но пока его присутствие не очень отразилось на стройной фигуре Марселы. Она и не надеялась обрести этого драгоценного ребёнка, вытягивавшего из неё последние силы. Её тошнило ежедневно. Тошнота…и грусть, никак не проходившая. Тошнота — по вине младенца, а грусть — по вине его папочки. Марсела слабо ахнула. Она отвела предложенную ей руку прошедшей мимо девушки, кивнула той благодарно, глубоко вдохнула и пошла дальше.

Таким же днём на этом базаре Марсела встретила Жерома. Ей припомнилось чистое, голубое небо…и жуткое ощущение голода, поэтому она решила что-то своровать. Теперь нищета не тревожила её. Жером проявил благодарную щедрость, поэтому кошелёк Марселы никогда не пустовал, но сердце её…

Марсела тонкой рукой легонько дотронулась до своего плоского живота, неосознанно стараясь защитить плод, находившийся внутри. Прошло пять дней с той поры, как женщина видела Жерома в последний раз. Воспоминания о том унижении, как мужчина, ничего не сказав, бросил её, лежащую на ковре среди разбросанных вещей, прожигали огнём Марселу. Жером отбросил её так легко, как выкидывают ненужную вещь. Слёзы застилали глаза, но Марсела сдержала их. Нет, она уже достаточно много натерпелась. Марсела хотела кричать от боли. Постоянно женщина встречала Жерома с любовью, сквозившей в каждом поцелуе, в каждом прикосновении. Ей казалось, что Жером отвечает тем же, но на самом деле мужчина просто её использовал. Всхлипнув, Марсела вынужденно призналась самой себе, что потребность, испытываемая в ней Жеромом, помаленьку переросла в чувство ненависти к Марселе. Марселу захлестнула волна отчаяния, женщина даже подумала, что не сумеет жить, если одно чувство, притягивавшем Жерома к ней, будет похоть.

Лишь похоть, без любви, невыносимо унижало Марселу. Если бы не беременность… Женщина опять положила ладонь на живот. Была бы Марсела иной девушкой, то в тот же день, когда Жером жестоко её оскорбил, ушла бы из особняка, снятого для неё любовником. Это труда бы не составило. Марсела слишком аккуратно обращалась с теми деньгами, которые давал ей, в следствие чего скопилась некоторая сумма, но достаточная, чтобы прожить до рождения младенца. К тому моменту принесёт доход и одно мудрое вложение средств, сделанное ею пару месяцев назад, и Марсела станет финансово независимой, без нужды в поддержке Жерома.

К сожалению, Марсела не была такой благоразумной особой. Поэтому женщина решила остаться и дождаться, когда вернётся Жером, чтобы, до того, как порвать с ним отношения, высказать ему наболевшее, что ни разу не решилась сделать раньше. Жером возвратится — Марсела была в этом уверена. Все знают, что Габриэль пока не отыскали, и Жерому, конечно же, будет нужно утешение, которым Марсела его никогда не обделяла.

Сказать по-правде, Марселу не радовала мысль, что надо порвать с ним связь. Мысль о расставании причиняла Марселе такую же боль, как и осознание, что тогда Жером никогда не узнает о её младенце, которого женщина носит в себе. Уйти от него станет в её жизни самым трудным шагом. Это было глупо, но Марсела до сих пор его любит. Марсела была не в состоянии противиться потоку чувств, нахлынувших на неё, и резко повернула обратно. Женщина быстро обогнала идущих перед ней дам, хохочущих детей, болтливых рабов, любопытствующих моряков, нарядно одетых темнокожих, сидевших за прилавками торговцев. Она ускорила шаги, обретая некую уверенность в себе.

— Леди…

Марсела вздрогнула от прикосновения к своей руке, обернулась к молодой морячке. В её тёмных глазах смешалось участие с искренним восхищением.

— Леди, вы в порядке? Я могу что-то сделать для вас?

Марсела почувствовала, что вот-вот расплачется, постаралась сдержать их, улыбнулась и отвела свою руку в сторону.

— Нет, но спасибо вам за участие.

Марсела собрала всю свою волю, выпрямилась, вскинула голову. Ей нужно быть сильной ради младенца… сильной, нежели раньше. И она будет сильной.

***

Рей твёрдо стояла на ногах, сопротивляясь сильному порывистому ветру, следя за фоном безоблачного неба, на котором хлопали надутые паруса. Два дня назад судно в спешке покинуло залив Лесбоса и направилось в открытый океан. Рей не знала о планах своего преследователя, понимая, что одной лишь гарантией настоящей безопасности является наибольшая удалённость от острова до того момента, пока Пуанти сконцентрировал там свои силы. Морякам пришёлся кстати запас воды и пищи, который они сделали заранее, предвидя внезапные обстоятельства. Если будет необходимо, они сумеют провести в океане пару недель. Рей надеялась, конечно, что так не случится. Пиратка понимала, что нужно бы радоваться тому, с какой лёгкостью смогли избежать настолько опасную ситуацию, но не радовалась. Наоборот, мучения её продолжались. Рей кинула взор в сторону, где гуляли две особы. Берта и Габриэль. Поскольку Берта так и оставалась молчаливой, сопровождая пленницу на палубу в моменты кратких выходов, то сама она с Габриэль почти не разговаривала. Она могла бы освободить пиратов своей команды от обязанности сторожить дверь комнаты Габриэль, всего-то закрыв девушку на замок, но ей не хотелось настолько унижать её. При этом Рей сознавала, что именно из-за возникшей между ними симпатии ей необходимо очень бдительно соблюдать осторожные меры. Рей продолжала наблюдать. Габриэль снова изумила её стройностью своей фигуры. Огненные локоны развевались на ветру, резко контрастируя с бледным цветом лица Габриэль. За два дня, которые прошли с их последней беседы, казалось, девушка ещё сильнее похудела и совсем терялась в своей большой пиратской одежде. Ну, в этом нет ничего необычного. Рей докладывали, что после той самой беседы Габриэль не дотронулась ни к одному подносу с провизией. Рей резко развернулась и всмотрелась на горизонт. Габриэль очень умна — слишком, что смогла использовать её участливое отношение к себе как оружие против неё самой. Рей не намерена была попадать в расставленные сети. А этой сетью являлась сама Габриэль: с сияющими локонами на солнце, бледнолицая, тёплая от её касаний, с идеальным носиком, профиль которого чётко вырисовавается на фоне яркого синего неба.

Рей вспомнила вкус нежной кожи девушки у себя на губах, мягкий вздох Габриэль.

≪Рей≫…

Мысленно пиратка выругалась, взор опять возвратился к Габриэль, прошедшей мимо неё.

Если бы Пуанти не очутился на Лесбосе и не запутал её планы, Рей так бы и стояла на якоре в заливе Лесбоса и ждала бы сейчас ответ этого господина на свои требования в обмен на возвращение пленницы. Вместо этого Рей находилась в открытом океане, вынужденная проводить бесконечные дни в ожидании, наблюдении, страдании. Рей не рассчитывала, что девушка резко обернётся в её сторону, вздрогнула, когда их взоры пересеклись. Душу пиратки захлестнула буря эмоций, сковав невыносимой болью. Именно тогда Рей приняла решение. С неё хватит! Завтрашним утром она развернёт судно обратно и возвратится к плану, который разработала раньше. Она предъявит свои требования Пуанти и принудит его их выполнить, не глядя на те чувства, которые пробуждает в ней леди Дибос.

Дьявол её возьми! Она глядит на Габриэль так ненавистно! Габриэль застыла в тот миг, когда поймала таинственный взор Раптора, подумав, догадалась ли она, что Габриэль тоже так сильно её ненавидит. Глотку Габриэль сдавили трудно сдерживаемые эмоции, когда девушка импульсивно откинула с лица упавшие локоны.

Нервозное состояние не разрешало Габриэль дотронуться до еды последние два дня. Может, Габриэль в этом виновата сама? Она старалась держать себя в руках. С трудом старалась.

Габриэль не беседовала с капитаншей с того мига, как они послали друг другу град резких упрёков. Габриэль отлично сообразила, что они плывут в открытый океан, уходя всё дальше от Лесбоса и его залива. Но куда же они направляются? И зачем покинули берег, если Рей скоро собиралась предъявить отцу Габриэль некие условия? Габриэль старалась унять надвигавшийся ужас, смежила веки. Рей заявила, что не сделала отцу девушки ничего плохого. Габриэль хотелось верить, что она сказала правду.

— Всё хорошо, мисс Дибос?

Та раскрыла веки. Даже Берта прониклась к пленнице расположением. Странно, но шрам её внезапно перестал вызывать у Габриэль омерзение и страх.

— Благодарю, всё нормально. — Габриэль спиной ощущала прожигающий горящий взор капитанши. — Мне…мне хочется возвратиться к себе в каюту…сейчас.

Сбежать…спрятаться от её взора. Габриэль не желала выдать свои чувства, развернулась к уходящим в трюм ступеням.

***

Пуанти ощущал кожей, что старуха следит за ним.

Жером резко повернулся к прислуге, которая стояла на пороге гостиной Марселы, и дал команду:

— Что ты здесь встала? Займись своим делом!

Престарелая служанка выпустила вздох, и Жером еле сдержался, чтобы не ударить её кулаком и стереть видное неодобрение, которое отразилось на старом морщинистом лице.

Жером прочёл мысли горничной уже тогда, когда зашёл во входную дверь и почти столкнулся со старухой в коридоре. Пуанти догадывался, что его последний приход в этот дом сделал Марию очевидным недоброжелателем. Но мужчина не станет тратить свои нервы на эту старуху. Жером станет сражаться с молчаливым её неприятием гораздо более эффектным способом: Марсела её выдворит. Пуанти мрачно усмехнулся.

Конечно, именно так он и поступит. Он настоит на этом. Он оповестит Марселу, лишь та покажется, и ей не хватит смелости ему отказать. Но где же Марсела? У Пуанти росло нетерпение. Марсела являлась его любовницей, и он нормально оплачивал её услуги. И пока связь их продолжается, он рассчитывает, что женщина будет принадлежать ему в любое время и там, где Жером захочет. И что же?

Жером, словно безропотный гость, ждёт её прихода у себя в доме! Это являлось необычной дерзостью со стороны Марселы, о чём он сразу же её оповестит, лишь она появится в дверном проёме.

— Повторю вопрос: ты где была?

— Я тебе уже дала ответ.

— Меня твой ответ не удовлетворил.

Марсела ответила слишком неожиданно:

— Знаешь, Жером, значения никакого не имеет, что я делаю либо произношу — результат то одинаков всегда.

Это что за новый тембр в её голосе? Жером сощурил глаза, стоило Марселе пройти мимо него в зал.

Женщина выждала, когда он пройдёт следом, и договорила:

— Жером, я хочу кое-что с тобой оговорить.

Тот кивнул:

— Могу сказать, что согласен.

Марсела не стала что-либо предпринимать, чтобы смягчить возникшее напряжение между ними. Женщина положила ладонь на спинку кресла и приготовилась сказать. Хоть Марсела внешне сохраняла спокойствие, Жером подметил, что пальцы её дрожат, легонько касаясь тонкой обшивки кресла.

— Когда я с тобой лишь познакомилась, мне думалось, что смогу быть необходимой тебе и отплачу как сумею за твою щедрость, которой одариваешь ты меня. Наша связь не являлась для меня деловой. Ты стал одним мужчиной, с которым я сблизилась после того, как мой супруг умер.

— Конечно, любимая, после смерти супруга, не оставившего тебе ни гроша.

— Да, супруг ушёл из жизни, не оставив мне средств…но он не знал, что умрёт молодым.

— Он считался дураком, транжирившим деньги, и не думал о завтрашнем дне.

— Он восторгался мной! Берёг меня!

— Он так тебя берёг, что оставил голодать, чтобы ты выживала, воруя.

— Его любовь ко мне была недальновидна. Не скрою, после его ухода у меня не было средств, но он меня не унижал.

Вот сказала.

— Ты сердита.

— Нет.

— Ты обиделась на меня за то, что я покинул тебя в последний раз, не сказав «прощай». — Спина Жерома покрылась ознобом, когда Марсела ничего не ответила. — Я расстроен. Ты в курсе, насколько сильно я люблю свою дочь. Я не знаю ничего о ней и не знаю, что мне делать.

— Вовсе не страх за дочь вынудил тебя меня оскорбить.

— Тебя оскорбить? — Жером приблизился к Марселе, которая молча смотрела, как трясутся его руки.

Мужчина шагнул к ней, очутившись рядом.

— Я проявил грубость, но не намеревался тебя оскорбить.

— Ты сделал это.

Он начал всё сильнее паниковать.

— Ты заранее видишь расчёт в простом и бездумном поступке.

Марсела не ответила. С её губ готов был слететь немой вопрос.

— Жером, ты меня ненавидишь?

— Марсела… — Жером приблизился впритык к ней. — Ты сердита, но превосходно знаешь: мне не нужна другая женщина, кроме тебя.

— Да. — Марсела отодвинулась назад, глаза её стали мокрыми. — Вот поэтому ты ненавидишь меня.

— Ты не права.

— Я права. Понимаешь ли, Жером, я прекрасно изучила тебя. Ты зол на меня за то, что видишь во мне что-то, чего не видишь ни у какой другой женщины. Звучит странно, но это так. Мне ощущается, тебя задевает, что ты хочешь меня таким необычным образом. Мне верилось, что пройдёт время и ты поймёшь, как много можно друг другу дать. — Марсела смолкла, по щеке скатилась слеза. Женщина смахнула её и договорила: — Ты заметил, что я не сказала слово ≪любовь≫, потому что это слово к нашим отношениям не примеримо. Это кощунство.

— Кощунство?!

Жером остолбенел от услышанных слов.

Неужто это Марсела? Она спокойно и холодно говорит об их связи, словно они уже давно прошли? Перед Жеромом стояла особа, которую он никогда не знал. Марсела выглядела столь сильной, что Жером не сумел бы привычно ею управлять, как поступал раньше. Необходимо сменить тактику…ведь, сказать по-правде, он нуждается в ней до сих пор.

Жером продолжил, но теперь в голосе звучала мольба:

— Слово ≪кощунство≫ сейчас больше подходит к твоей речи. Марсела, ты ведь знаешь, настолько я тебя ценю!

— Нет, это не так.

— Это так! Я признаю, что повёл себя грубо в прошлый раз и…

— Ты хочешь давить на жалость, потому что тебе не хочется разрывать наши отношения, до поры, пока не ощутишь, что я тебе больше не нужна.

— Нет!

— Ты считаешь немыслимым потерять то, что принадлежит тебе.

— Ты дорога мне больше, чем представляешь. Марсела, ты нужна мне.

— Ложь!

— Марсела, ты мне нужна, сейчас как никогда. Неужто ты не сознаёшь, как мне одиноко в этом мире без тебя! Моя дочь захвечена особой, которая, используя Габриэль, намерена меня уничтожить. Я каждую минуту мучительно думаю о том, как она мучается. Марсела, Габриэль — невинная девушка, совсем ребёнок, и страшно думать о последствиях того, что она, возможно, уже пережила. И я виновен в этом. Ты единственная, к кому я могу обратиться в такие моменты.

— Так! Признаю, я был груб в прошлый раз и…

Руки Жерома тряслись, когда он притянул Марселу к себе.

Тепло её тела немного угомонило его, и Жером зашептал:

— Прости, Марсела. Я тебя обидел, Марсела. Поверь, я больше никогда не стану вести себя с тобой так жестоко. Господь знает, когда Габриэль снова будет со мной. И я не в силах ещё остаться и без тебя.

— Жером, оставь меня! — шепнула Марсела тихо.

Мужчина притворился, что не расслышал её, крепко прижимая женщину к себе.

Отчаянно он шептал:

— Марсела, я не хочу тебя терять.

— Жером…

Дыхание Марселы участилось. Жером слышал, как неровно стучит её сердце словно пытается противиться его порыву.

Но Марсела уже проиграла эту битву, а Жером закреплял победу, целуя её лицо, шею и уши, моля настолько страстно, что сам изумился:

— Марсела, умоляю тебя. Моя дорогая, моя любовь, прости меня. — Его рот коснулся рта Марселы, дрожа от страсти, усилившись от мысли, что может её лишиться. Жером не может её лишиться…сейчас. — Марсела… Я умоляю тебя…

Его страстные мольбы сломили Марселу.

Жером молил прощения! Марсела, дрожа, покорилась его ласкам, слыша его тихий шёпот.

Любовные слова. Нежная страсть. Жером её любит! Марселу захлестнуло радостное чувство, их рты сплелись в долгом поцелуе.

***

Опять ночь. Небо над головой покрыто яркими звёздами, а вокруг океан серебром отливается при свете полной луны. В каютной комнате Рей тихо. Но эта тишина только обостряет каждый скрип и шелест на судне, которое стоит среди пустого океана. Тишина не несёт ни мира, ни безмятежности. Слух её уловил едва слышные звуки из соседней комнаты. Ей нет надобности выглядывать наружу. Рей знает такие звуки.

Пленница не может заснуть. Габриэль не спала и прошлую ночь. Последние слова, которыми они одарили друг друга, были слишком резкими. Рей потеряла контроль над собой, когда Габриэль снова начала защищать своего папашу, который на деле не заслуживал ни участия Габриэль, ни её любви. Рей не принесло успеха убедить Габриэль, что настоящий Пуанти порочный, жесточайший господин, который пытает и радуется, видя боль, унижения и даже смерть. Размышления Рей прервали тревожные звуки из комнаты узницы. Она затаила дыхание и начала напряжённо вслушиваться, а потом вскочила на ноги. Коридор трюма был освещён тускло. Рей открыла дверь комнаты Габриэль и застыла. Опять стал слышен звук, поразивший её: уткнувшись лицом в подушку, Габриэль ревела. Рей присела на край постели и дотронулась до скулы Габриэль. Скула Габриэль была мокрой. Рей пронзило жалостливое и щимящее чувство, она заключила девушку в кольцо своих рук.

Габриэль не запротестовала, когда Рей шептала в её ушко, вдыхая знакомый запах локонов девушки:

— Габриэль, я не хочу, чтобы вы рыдали. Я ни разу — даже на миг не хочу делать вам больно. — Рей подняла лицо Габриэль кончиками своих пальцев. В полумраке каюты пиратка сумела рассмотреть ещё мокрые скулы девушки, дрожащий рот и вдруг для самой себя проговорила слова, которые больше не могла таить в себе: — Габриэль… одно, чего я желаю сейчас, это вас.

От тела Рей шло знакомое тепло, отчего Габриэль согрелась и оживилась в тот момент, когда последние слова капитана зависли в тишине каюты. Минутой раньше, когда пиратка, высокая и с широкими плечами, стояла на пороге каюты, Габриэль ощутила, несмотря на полутьму, что явилась именно Рей. Габриэль отчего-то была не в силах шелохнуться, ни что-либо сказать, когда она приблизилась к постели и наклонилась к ней. Густые длинные волосы Рей, местами заплетённые в мелкие косы, чуть разлохматились, лицо было совсем спокойным, а золотые карие очи искрились в приглушённом отсвете лампы. То, что пиратка заключила Габриэль в кольцо своих рук и крепко к себе притянула, показалось девушке загадочным.

≪Одно, чего я желаю сейчас, это вас≫.

Её слова, страстные и с виду искренне сказанные, вовсе не… В мыслях Габриэль поселилась неуверенность. Являлась ли эта особа, сейчас заключившая её в кольцо своих рук и сказавшая такие нежности, настолько притягательна для Габриэль? Являлись ли её руки, столь крепко прижимавшие девушку к себе, уста, касавшие её, поцелуи, вызывающие сильное пламя и глубокие стоны, достойными того, чтобы Габриэль смогла прижаться к ней ещё плотнее и ответить взаимностью? Или это Раптор? Девушка резко оттолкнула её, мигом вынырнув из чувственного мрака.

— Габриэль, что не так?

Вдруг Габриэль напряглась в кольце её рук и шепнула:

— Ты сейчас Рей? Или… Раптор?

Золотые карие очи Рей, полыхнувшие любовью, на мгновение сощурились, но их хищное выражение не возвратилось.

Вместо этого пиратка, со всей своей нежностью, произнесла:

— Я хочу… — Она колебалась, подрагивающей рукой убрала с её лица выбившуюся прядь волос, трепетно погрузила пальцы в роскошные локоны девушки и продолжила уверенно: — Скажу лишь вот что, Габриэль. Женщина, держащая тебя у себя в руках, является такой, какой её видишь ты. Эта же женщина выкрала тебя из безопасного мира монастырской школы, держала пленницей, угрожала и навязывала свои домыслы. Эта женщина вызывала у тебя гнев и лишала покоя, ведь ты на каждом шагу кидала ей вызов. — Голос Рей больше углубился. — Она же оберегала тебя в любых испытаниях, страдала от твоих мук, словно от своих, наслаждалась разговорами с тобой и высоко ценила отношения, сложившиеся между нами. — Сделав паузу, Рей продолжила с ещё большими эмоциями в голосе: — Та же женщина держала в руках тебя в моменты сна и ощущала себя пустой, когда была с тобой разлучна. И кто мог предвидеть, что когда мы впервые встретимся, настанет момент и важно для меня станет лишь одно — обнимать тебя так, как обнимаю сейчас.

Рей приблизила свой рот ко рту Габриэль и долго, жарко её целовала, вызвав у Габриэль приливы сладостного блаженства, которые опутали её разум так сильно, что ей… Рей прервала поцелуй, груди её тяжело вздымались, легонько колыхаясь, а выражение лица вдруг сделалось строгим.

Габриэль почувствовала, что каждый бицепс Рей застыл в напряжении, когда она вынудила себя сказать:

— Но ты помни, что женщина, держащая тебя у себя в руках, является и Раптором, смертоносным врагом твоего папочки. Она не отступит от своей клятвы, скреплённой кровью. — Габриэль ощущала неодобрение, промчавшееся по лицу пиратки, когда попыталась запротестовать, но оно заменилось мешканьем, затем пиратка продолжила: — Габриэль, вся правда состоит в том, что хотя Раптор взяла в заложницы тебя, она и сама оказалась твоей заложницей и не испытает настоящего триумфа либо радости в преддверии того, что она поклялась сделать.

В горле Габриэль засаднило, что она не сумела и слова сказать. Габриэль вытянула руку и погладила скулу Рей.

Тихим шёпотом она всё же ответила:

— Я хочу знать лишь одно. Мой папа…ты не сделаешь отцу телесную боль?

Выражение лица Рей прояснилось:

— Не сделаю.

Ответ капитана потряс Габриэль.

— Рей… — Габриэль всхлипнула. — Произнеси для меня ещё пару слов, чтобы я сумела совсем утихомириться.

Рей понизила голос:

— Габриэль, я в праве пообещать тебе лишь вот что. Ночь, которую мы проведём вместе, будет прекрасна. Ты не пожалеешь. Я покажу тебе всё, что знаю. Сегодня мы отбросим то, что нас обеих мучает. Габриэль, отбросим вдвоём, как и должны сделать…

У Габриэль сильнее засаднило в глотке, что она не смогла ничего сказать. Конечно, Габриэль понимала, что Рей говорит правду. Правда таилась в сердце, которое Рей понемногу распахивала ей, в её голосе и в тех чувствах, которые Рей старалась переосилить, ожидая, что ответит Габриэль. Так и быть, не будет извинений, обещаний и завтра. Лишь страсть, которую Рей должна распалить в Габриэль… если та ей откажет. Если бы Габриэль МОГЛА ей отказать. Габриэль была больше не в состоянии что-либо сказать, поклала свои ладони Рей на плечи. От неё не укрылось, как сильно Рей старается себя удержать, когда Габриэль потянулась к её рту, ладонью с растопыренными пальцами запустила в её волосы и склонила голову, чтобы одарить поцелуем. Габриэль пронзила дрожь во весь рост в тот миг, когда руки пиратки обвились вокруг неё, прижимая к себе. Рей… Раптор… одна и та же женщина, укравшая сердце Габриэль. Рей легла рядом с девушкой и крепче притянула её к себе. Габриэль стала для Рей всем тем, чем Рей никогда не надеялась владеть. Рей безотчётно покрывала её поцелуями, а рукой гладила сияющие локоны, так очаровавшие её. Тяжёлые волосы под пальцами Рей струились мягким шёлком. Брови Габриэль вытянулись в прямую линию, когда Рей проходилась по ним ртом. Сомкнутые глаза Габриэль дрожали от её поцелуев. Пиратка ощущала нервозное биение её пульса, прижимаясь ртом к её виску, спускалась по скуле до изящного изгиба раковины ушка, а потом опять вернулась ко рту — такому мягкому…такому невероятно мягкому. Рей лишь на миг оторвалась от девушки, чтобы стянуть с кровати покрывало, услышала учащённое дыхание, когда сняла с неё хлопчатобумажное пиратское платье и расстегнула пуговички на штанах. Габриэль пронзил трепет, стоило ей увидеть обнажённое тело капитана. В Рей возродилась невыразимая нежность, которую она никогда раньше не испытывала. Пиратка медленно легла на девушку, испытывая при этом несравнимое блаженство, стоило их нагим телам в первый раз схлестнуться.

— Габриэль, эта ночь принадлежит нам. Она всегда будет принадлежать нам.

Рей покрыла приоткрытый рот Габриэль поцелуями, нежно ловя уста своим ртом. Она опять и опять покрывала поцелуями её лицо, шею, плечи Габриэль, слыша, как сильно стучит сердце девушки, и, спустившись ртом ниже, дотронулась до её сосков, а потом неторопливо и осторожно спустившись ниже, обвела языком её пупок и коснулась ртом её разбухшего лона.

По телу Рей прошлась волна экстаза, когда девушка под ней громко и протяжно застонала.

Рей целовала её плоть, проникая языком в неё всё дальше, и гладя ладонями её шелковистые бёдра. Внезапно Рей почувствовала, как Габриэль чуть напряглась. Во взгляде девушки Рей увидела тень ужаса и тайный, несказанный протест. Похоже, придётся выждать… Рей поднялась наверх и опять со страстной нежностью поцеловала её губы. Рей сильно пронзало желание, что она с трудом могла противиться нахлынувшим чувствам.

Рей оторвалась на миг от рта Габриэль и горячо прошептала:

— Скажи мне, Габриэль, что желаешь меня.

И опять в душе Рей проявилась нежность при виде того, как её лицо покраснело, а невинный взгляд выискивал поддержку во взоре пиратки.

Конечно, Габриэль желала её, очень желала.

Рей мягко подбодрила Габриэль:

— Габриэль, скажи это мне.

Ладонь Рей заскользила ниже, и стала ласкать нежное лоно, которое она перестала ласкать минутой раньше. Спина Рей покрылась ознобом, когда пальцы её ощутили мокрое доказательство желания, которое Габриэль постеснялась произнести. Пальцы Рей нашли чувствительный холмик и стали нежно поглаживать его.

Рей слышала, насколько сильно бъётся сердце Габриэль, и опять сказала шёпотом:

— Габриэль, скажи мне, что ты чувствуешь.

Ресницы Габриэль задрожали, стоило пальцам пиратки наглаживать её ещё более дерзко. Рей нежно присосалась к полураскрытому рту Габриэль, обвела языком контуры губ, а пальцы по-прежнему нежно ласкали мягкую плоть.

— Габриэль, тебе нравится то, как я трогаю тебя? Ответь мне…ответь же, что ты желаешь.

Рей отстранилась от её рта, обцеловала подбородок девушки и услышала, как Габриэль прошептала на одном дыхании:

— Да, мне нравится, как ты меня трогаешь…как ты…

— Как я — что?

— Как ты…как ты трогаешь меня сейчас.

— Вот так? — И Рей сильнее прежнего стала блуждать пальцами по лону Габриэль.

Та перестала дышать.

— Это тебе приятно?

Габриэль в ответ томно выдохнула.

— Да?

— Да.

— Хочешь, чтобы я перестала?

— Нет.

— Габриэль, а чего ты ещё желаешь? Ответь мне. Милая…ответь мне.

— Я желаю…

— Габриэль…

— Я…я желаю ещё.

Шёпот Габриэль пронзил тело Рей следующей волной экстаза, а желанный пожар распалялся лишь сильнее. Конечно, Рей знала, чего желает девушка, даже если та сама этого не сознаёт.

Рей опять сместилась пониже. Кожа Габриэль покрылась мурашками.

— Ты желаешь, чтобы я тебя целовала, милая?

Сердце Габриэль ускоряло ритм.

— Да.

— Глубоко?

Сердце забилось лишь неудержимее.

— Да.

— Ты желаешь, чтобы я принудила тебя испытать…

— Да…да…да…

Рей, стараясь не застонать, сместилась пониже.

Пиратка, не останавливаясь, ласкала возбуждённое тело девушки, потом подняла её и поклала на себя. Рей почувствовала, как судорога пронзила лоно девушки, когда она с удвоенной силой стала обцеловывать Габриэль.

Теплота женского запаха лишь сильнее её возбудила. Рей плотнее присосалась ртом и проскользнула языком в её тело. Габриэль тихо взвизгнула, отчего Рей вскинула глаза.

Рей, мягко шепча, погасила зарождавшуюся в Габриэль тень беспокойства:

— Габриэль, эта ночь принадлежит нам. Лишь нам.

Рей, пристально смотря на Габриэль до той поры, пока её страх не испарился совсем, опять присосалась к мокрой пещерке, которая ждала её. Рей нежно атаковывала нежную плоть, целуя надутый бутон её страсти и воспламеняя её лишь сильнее своими жаркими поцелуями.

Страсть Рей увеличивалась больше и больше, пиратка шире развела её бёдра, покрывая их поцелуями и лаская. Судороги девушки становились только интенсивнее, а стоны стали громче, всё тело дрожало до дрожи и… Рей внезапно резко замерла. Сердце Габриэль сильно колотилось. Девушка пережила полный каскад чувств, купалась в ласках Рей, и, когда та замерла, девушка на миг начала паниковать.

Но желанное пламя разгоралось лишь сильнее, когда Рей внимательно поглядела на Габриэль, словно передавала ей дополнительную страсть, которая отражалась в лихих искрах глаз Рей.

Пиратка неторопливо и осторожно приблизила свой рот к лону Габриэль. Та полностью ощутила волну погружения внутреннего огня и наслаждения, которая оставила девушку почти без дыхания. Много разных чувств сразу захватили её: возбуждение, более сильное, чем Габриэль смогла вынести, ощущение ожидания, сильный озноб и страх — Габриэль готова была взорваться изнутри.

И вдруг до Габриэль донёсся шёпот Рей:

— Не держи в себе свои чувства. Дай им свободу. Габриэль, дай их мне…сейчас. Дай их мне, милая.

Габриэль испытала только более сильное возбуждение от напряжённого тембра её голоса, задрожала всем телом, и опять замечательные страстные волны опутали её полностью. Потоки света и огня…слишком высокие…слишком яркие… Габриэль приоткрыла глаза, стоило Рей внезапно очутиться сверху и всем своим сильным телом прислонить её к постели: шёлк на шёлке. Такой момент стал для Габриэль испытанием к тому, готова ли она к этому.

Габриэль постаралась вернуть норму дыханию, раскрыла веки, столкнувшись с хищным взором Раптора, который сжирал её совсем…в тот миг, когда голос Рей страстно и нежно шептал:

— Габриэль, ты — моя…этой ночью ты — моя!

Рей оседлала её сверху и начала вдавливаться в неё. Такого наслаждения Габриэль ещё ни разу не испытывала. Габриэль старалась дышать, заметив на лице Рей какое-то сожаление, а потом она решительно начала извиваться на ней. Это был танец плотской любви. Габриэль подчинилась её движениям и не заметила, как её руки обхватили изгибистый стан Рей. Габриэль начала отвечать на её атаки, и две женщины стали одним целым в любовном союзе, объединившим их. Габриэль ощущала, что сила Рей словно передаётся ей.

Пыл пиратки обогревал Габриэль, а непонятные речи эхом отдавались в голове и сердце, пока Габриэль ещё могла хоть что-то слышать.

— Габриэль…

В тишине каюты голос пиратки прозвучал нежно, та открыла очи и увидела Рей, нависшую над ней. Черты мужественного лица пиратки отражали сильную страсть.

Еле держась, Рей зашептала:

— Габриэль, ответь, что желаешь меня. Ответь, что я тебе нужна.

Габриэль совсем не узнала свой голос, ответив со всей своей силой эмоций, которые Рей в ней пробудила:

— Конечно, Рей, я желаю тебя. Ты нужна мне…

И настал взрыв: Рей стала атаковывать её напоследок, в скором времени её крепкое тело задрожало в сильной конвульсии, утягивая Габриэль в страстный водоворот, который дошёл до ошеломлённой концовки. Фонарь догорал, еле мерцая, когда Рей отошла от возлюбленной. Пленница моментально пришла в себя: Рей наклонилась к ней, глаза её светились бескрайней нежностью.

***

Лампы в трюме мигали слабо, когда Берта проходила мимо комнаты пленницы. Цепочка, которая закрывала дверь в каюту Габриэль, была разомкнута, а в помещении были слышны голоса. Берта не ошиблась: низкий тембр принадлежал капитанше, а тихий шёпот — Габриэль. Берта вздохнула и медленно развернулась обратно.

***

Марсела дремала. Жером лежал молча около неё в отделанной батистом и кружевом постели, куда мужчину постоянно тянуло, разглядывал лицо своей уснувшей любовницы. Мужчина вынудил Марселу забыть все обвинения, так внезапно кинутые в его лицо. Его лицо вдруг стало жестоким. Они пару раз занимались любовью. Первый раз сразу после того, как Жером смог убедить Марселу не оставлять его.

Жером отнял её последние силы. Конечно, мужчине пришлось хорошо постараться, чтобы принудить Марселу поверить в его пылающую страсть. Жером провёл у любовницы весь день, вечером они поужинали тем, что приготовила старуха, а потом, недолго погуляв, Жером в очередной раз доказал Марселе свою любовь.

Та пребывала в экстазе, проявляла страстность от каждого его касания…как и прежде. Жером улыбнулся, насмехаясь. Он пребывал в хорошей форме. Ему удалось сберечь их отношения и он должен убедиться, что ситуация не поменяется до того момента, пока он сам не захочет оборвать их связь. Жером рассматривал красивое и гладкое лицо Марселы, и внизу живота появились знакомые ощущения. Особа выглядела непорочной, но Жером знал правду.

Теперь-то Пуанти был уверен, что Марсела применила тёмное колдовство, чтобы его к себе привязать. Ясно, почему у Жерома такая тревога от единственной лишь мысли, что он может остаться без неё.

≪Прости меня≫…

Лицо Жерома покраснело, стоило лишь вспомнить фразу, которую он вынужденно сказал. Мужчина умолял, чтобы она его простила. Жером постарался утихомирить в себе эмоции. Значит, Марсела опять применила к нему своё колдовство. В объятиях любовницы Жером отыскал расслабление, прочистившее его мозг и обновившее тело. Жером был готов вступить в новый день, который настанет через пару часов, и отчего-то был уверен, что в скором времени получит сведения от этой бандитки Уитос. Конечно, Жером опять держал под контролем свои эмоции, и за прошедшие часы смог снять с себя напряжение от дум, что до сей поры не сумел захватить проклятую капитаншу.

Придёт день, и Жером распланирует новый план, а пока… Жером прижался к уснувшей Марселе. Желание его пронзало. Мужчина бережно поклал любовницу на спину, развёл ей бёдра, услышал в ответ неясное сонное бормотание. Жером поднялся на колени, лёг на неё сверху и, улыбаясь, резким и глубоким толчком проник в её тело. Жером смягчил вопль боли Марселы продолжительным поцелуем, привлёк обмякшее тело любовницы к своему. Игнорируя болезненные стоны Марселы, Жером не останавливал свою грубую атаку, а замер только тогда, когда получил целую разрядку.

Жером тихо зашептал в лицо Марселы, ответив на её слёзы:

— Мне безумно хотелось овладеть тобой…

Марсела ничего не сказала, но Жерома это теперь не страшило. Марсела его опять простит. Жером мысленно засмеялся. Конечно, имеется множество способов, какими он вынудит заплатить любовницу снова.

========== Глава 7 ==========

Габриэль спала. Фонарь в комнате слабо освещал и оставлял во мраке лицо девушки.

Рей привлекла её ближе к своему телу. Голова Габриэль лежала у Рей в выемке плеча.

Габриэль видела, как дышит Рей. Она запустила пальцы в её чёрные волосы, легонько теребя их.

Постепенно Габриэль сморил сон и, не замечая, она пальцами сжимала её локоны сильнее и сильнее. Рей следила за любимой, она никак не могла отлепить глаза от неё. Габриэль являла собой истинную красоту. У Рей дыхание перехватывало — настолько красива была девушка. Рей ещё ни разу в жизни не видела локонов роскошнее, чем волосы Габриэль, рассыпавшиеся по её грудям; реснички пушистее тех, что едва касались на нежную кожу её скул…и ни один рот, с такими очерчёнными губами, что просто невозможно было от них оторваться. Рей аккуратно откинула покрывало, охватывая взором полностью нагую девушку, испытывая при этом прилив самых жарких эмоций, стоило нагим грудям девушки предстать взору пиратки. Грудь Габриэль была потрясающей формы со светлыми сосками, которые Рей уже были знакомы, женское естество, которое ей уже довелось ощутить…такое сладостное… Глаза Рей прошлись по длинным стройным ногам Габриэль, ведь именно из-за них она была высокой. Рей удивилась малюсеньким для роста девушки ступням. Появившаяся на лице Рей улыбка слетела с её губ. Иные, едва сдерживаемые эмоции завладели ею. Пиратка легла на бок лицом к любимой. Та что-то бессвязно пробормотала. Рей привлекла девушку к своему нагому телу и опять услышала что-то неразборчивое. Впритык друг к другу, пламя опутывает обеих. Рей легонько поцеловала Габриэль в губы, те в ответ приоткрылись, что позволило языку пиратки проскользнуть внутрь. Крепко обнимая её, Рей пригвоздила её к подушке более крепким поцелуем. Ресницы Габриэль задрожали, она открыла глаза. Габриэль обняла Рей за плечи, а их рты потонули в углублённом поцелуе.

Габриэль выглядела удивлённой, стоило Рей от неё отсосаться. Вдруг пиратку пронзило острое ощущение того, что она признательна за то, что в светлых глазах девушки не написано раскаяние и сожаление.

Рей мягким тоном проговорила:

— Габриэль, ты красивая девушка.

— Это не так.

— Это так.

Рей перевернулась на спину, привлекла Габриэль к себе и уложила её на себя сверху.

Ноздри Рей защекотали тяжёлые локоны, пиратка с упоением вдохнула аромат её волос, стоило Габриэль внезапно приподняться на локтях и рассматривать лицо пиратки. Габриэль слышала стук своего колотящегося сердца, пока глядела на пиратку, а потом склонилась и одарила её жарким поцелуем. Сердце Рей застучало от неожиданного и сильного желанного прилива, но она отыскала в себе силы не идти на поводу у искушения привлечь девушку к себе. Рей понимала, что Габриэль в этом деле новичок и ей нужно время, чтобы самой к этому адаптироваться. Рей лежала, не двигаясь, позволяя Габриэль себя трогать. Та прошлась пальцами по её скулам, обвела контуры её губ. Габриэль нежно тронула подбородок Рей, спустилась к её шее и ключицам.

Потом девушка как-то в нерешительности застыла, а Рей охрипшим голосом прошептала:

— Габриэль, ты меня хочешь?

У Габриэль ком застрял в горле. Рот задёргался, когда Габриэль молча согласилась на заданный вопрос. Лицо её покраснело, но во взгляде проскочила решимость. Габриэль вскинула руку, затем мгновение замешкалась, но всё-таки обняла руками её плечи, словно делая первый шаг. Рей прижала ладошку Габриэль плотнее к своей коже, сместила её ниже по своему плечу, и распластала пальцы Габриэль на своей округлости. Рей разжала свои пальцы, сжимавшие её руку, которая нежно прижалась к её сердцу, сама же разложила свои ладони на её округлостях.

Дыхание Габриэль свело, когда пальцы Рей начали ласкать и медленно мять её выпуклости, соски под нежными пальцами напряглись и затвердели, а Рей шепнула ей:

— Габриэль, овладей мной. Ты сможешь. У тебя получится.

Рей удерживала дыхание, пока мяла грудь Габриэль, а та в ответ нежно блуждала руками по её груди. Накал страсти возрастал…

Пиратка прерывающимся шёпотом проговорила имя возлюбленной, сказанное и как ободрение, и как мольба:

— Габриэль…

Дыхание Рей свело, когда Габриэль аккуратно коснулась пальцами её лона. От Рей не укрылось, что застывшее в ней дыхание пробудило в Габриэль такое же чувство.

Пальцы её начали ласкать нежный бугорок, затем Габриэль убрала руку, прошлась ладонью по телу пиратки выше и в нежной страсти примкнулась ртом к её рту. Рей захватило пламя, когда язык Габриэль проскользнул к ней в рот. Влажный язык Габриэль обдал Рей таким огнём, что пиратка откинула свою сдержанность, резко поменялась с ней местами и накрыла девушку пламенным потоком долгих, нежно-страстных поцелуев. Поцелуи пиратки проходили по губам и шее Габриэль, а потом с накалом страсти присосались к груди девушки.

Габриэль не сопротивлялась, когда Рей подняла её над собой и усадила сверху с широко разведёнными бёдрами. Потом Рей наклонила девушку к себе, поймав губами её соски. Вдруг пиратка отсосалась от её сосков и завела Габриэль руку за голову, чтобы иметь полный доступ к её округлостям, которые воспламеняли Рей. Рей припала к грудям Габриэль жгучими поцелуями, готовая поглотить их полностью. Чувства Рей дошли до пика страсти. Она знала, что Габриэль ощущает тоже самое. Рей поцеловала её в губы, упиваясь чувством нежности, которой Габриэль одаривала её. Рей опять легла на спину, привлекая Габриэль к своему телу. Габриэль полностью разлеглась на ней, обдавая своим пламенем. Рей почувствовала первую дрожь Габриэль внутри и поняла, что желанный миг приближается.

Рей помогала страсти девушки дойти до высшей степени, опять посадила её на себя, схватила дрожащую руку и запустила пальцы к своему бугорку, уговаривая:

— Габриэль, пусти меня в себя.

Габриэль смотрела на неё светлыми глазами, но не двинулась.

Рей нежно прошлась ладонью по её мокрому естеству, плотно прижатому к её, и прошептала:

— Милая, помоги мне.

Сердце Рей стучало отчаянно, готовое в любой момент разорваться. Рей выждала, когда Габриэль медленно привстала над ней.

Габриэль издала вздох, когда пальцы пиратки проникли в её нутро.

Изумление…восхищение…радость…восторг!

Она переполнилась этими чувствами. Она парила! Пальцы пиратки шевелились в ней, зажигая в Габриэль исступлённый порыв двигаться дальше. Любовные движения стали убыстряться, Рей почувствовала, что конец уже близок, когда Габриэль застонала, сливаясь с ней в порывистом экстазе, завершившим их любовную игру. По пальцам пиратки стекала влага и она, смотря пристально на Габриэль, слизала её. Габриэль смутилась, потом Рей обхватила её и положила на себя. Ладони Рей нежно скользили по нагой спине Габриэль, бережно успокаивая. Ей не хотелось отпускать её от себя. Габриэль — её любовь. Габриэль для неё — кремний, от которого Рей загорается.

Габриэль её, лишь её… даже хотя бы на мгновение. Рей привела в чувство такая мысль, но руки она не разжала, пусть миг страсти уже прошёл. Габриэль — сокровище и мука. Её страсть и любовь. Конечно, её любовь. О Господи…что она натворила?

***

Сон Габриэль понемногу улетучивался. За дверью комнаты слышались звуки утренней волокиты. Габриэль держала очи полусомкнутыми, и перед взором словно живьём промелькали картины прошедшей ночи, наполненной нежной страсти. Девушка поискала ладонью место около себя на постели, очи её моментально раскрылись — постель была пустой. Юную девушку заполнило растройство вперемешку с неуверенностью, стоило Габриэль осмотреть каюту. Рей ушла. Пиратка даже не разбудила её, чтобы попрощаться. Лицо Габриэль запылало. Она почувствовала себя распутной девицей, которая показала товар лицом в опытных руках Рей… Девушка тяжело задышала. Чувства, смешавшиеся в душе, вызывали боль. Габриэль любила её. О Боги…любила. Габриэль вздрогнула, услышав стук каблуков за дверью каюты.

— Мисс Дибос…

Берта.

Габриэль закутала в покрывало своё обнажённое тело и неуверенно отозвалась:

— Да?

— Есть желание сейчас выйти на палубу?

Габриэль вздрогнула. Неужто сейчас так поздно?

Жар девушки стал сильнее, когда Габриэль дала ответ:

— Да, но через пару минут. Зайдите позже.

Габриэль услышала удаляющийся стук каблуков Берты, слезла с койки и подошла к умывальнику… Дурные предчувствия понемногу овладевали ею. Рей — Раптор: кто из них её встретит? Руки Габриэль задрожали, когда она протянула их к бачку с водой.

***

Жером спокойно притворил дверь небольшого особняка Марселы, выходя на улицу. Его рот кривился в натянутой улыбке, когда Жером поправил галстук и одёрнул костюм, вливаясь в уличное утреннее оживление. Жером заулыбался ещё шире, когда мимо него прошла девушка, кокетливо улыбаясь ему, но Пуанти машинально выкинул девицу из головы, полностью отдавшись мыслям об особе, которую мужчина только что покинул уснувшей.

Жером испытывал полное удовлетворение. Всю прошедшую ночь, несмотря на то, что Марсела выказывала очевидную усталость от пламенного внимания Жерома, тот не оставил её в покое ни на секунду. Жером разошёлся в своих шалостях и оставил на белой коже Марселы кровоподтёки, и пребывал в уверенности, что Марсела будет себя убеждать в том, что эти метки он оставил в страстном порыве. Жером сегодня вечером возвратится и станет посещать любовницу каждый вечер, пока его дочь к нему не вернётся. Жером не позволит Марселе обвинить его в невнимании.

А тем временем… Пуанти сжал губы. Да, тем временем…

***

Океан с утра проявлял беспокойство, и ветер крепчал. Небо темнело, не предвещая ничего хорошего. Наступал шторм. Рей, сосредоточа взгляд, смотрела на пиратку, которая спускала ванты после того, как закрепила свободный парус. Девушка ступила на палубу и повернулась к капитанше. Рей кивнула, показав этим жестом, что работа прекрасно выполнена, и думы возвратились к тем двоим, что гуляли перед её взором по палубе. Рей нахмурилась.

Она вспомнила встречу с Бертой сегодня утром, как только забрезжила заря, когда она вышла из комнаты Габриэль в коридор трюма. На изуродаванном лице Берты Рей прочла неодобрение, и поразилась силе своей ярости, которую вызвало предположение Берты. До этого, когда Габриэль устраивала яростные скандалы один за другим, Рей не признавала, что пленница ранима, беззащитна и невиновна в преступлениях своего папаши, про которые не знает. Теперь же пиратка применила своё положение, свою власть, хорошо соображая, что никто не принудит её поменять намеченный план действий. Она также знала, что, уничтожив Пуанти, она заслужит ненависть Габриэль и разрушит её будущее. Тем не менее, Рей переспала с Габриэль, лишив её девственности в порыве любовной страсти, и теперь Габриэль находится в двусмысленном положении, совсем не подготовленная к тому, что её ожидает дальше. Рей поддалась своему желанию, не думая о последствиях. Она допустила ошибку в своих думах, и больше не должна так ошибаться. Вдруг Габриэль посмотрела на неё, и Рей ещё сильнее нахмурилась. У пиратки нет выбора. Она должна сделать решительный шаг. Боль внутри лишь больше усилилась. Рей повернулась к ней спиной и начала пристально глядеть на океан.

Выходит, всё завершилось. Из-под ног Габриэль ушла палуба, когда судно поднялось на следующую вздымающуюся волну, потом опять затерялось под ногами. Ветер швырял волны, без жалости. Но нарастающее волнение океана не занимало мысли Габриэль, взгляд замер на спине Рей. Габриэль почувствовала на себе взор Берты, быстро отвернулась, а в горле встал ком. Нельзя сказать, что Рей не предупреждала Габриэль. Никаких извинений.

Никаких обещаний. Никакого завтра. Рей выполнила одно обещание, которое дала. Всё, что случилось между ними, когда Габриэль находилась в её руках, Рей проделала прекрасно. Она сделала так, что ночь, которую они провели вместе, навсегда останется лишь с ними.

— Мисс Дибос… с вами всё нормально?

Габриэль посмотрела на Берту. Её странное выражение лица не выказывало ничего, но Габриэль по интуиции поняла, что Берта встревожена. Габриэль хотелось бы знать, догадалась ли Берта… Габриэль покраснела, отвела глаза, стараясь унять слёзы, готовые потечь по её щекам.

— Конечно, всё хорошо. Я думаю…возможно…океан неспокоен… — Габриэль остановилась, не имея больше сил говорить всякую ерунду, и, стараясь выдавить из себя улыбку, опять поглядела на Берту. Не стоит оправдываться, ведь поверить в это трудно. — Я хочу возвратиться в комнату.

Габриэль развернулась к ступеням, шедшим в трюм. В глазах блестели слёзы. Дура наивная!

Габриэль саму себя убедила, когда Рей обнимала её, что в голосе той была настоящая искренность. Габриэль вторила себе, что Рей не сумела бы овладеть ею с такой полной любви нежностью, если бы сама не чувствовала этого.

Габриэль вынудила себя поверить, что, когда настанет утро, Рей больше не сумеет с ней разойтись…так же, как Габриэль не сумеет разойтись с Рей. Габриэль ошиблась. Рей выкрала её только для отмщения. И не произошло ничего такого, что могло бы переменить её планы. Ничто не отвадит её от намеченной цели. Габриэль смаргивала слёзы, и не увидела каната, лежавшего на её пути. Она споткнулась. Габриэль резко ринулась вперёд, палуба пошла девушке навстречу. Тут кто-то крепко схватил её за руку. Габриэль развернулась, намерившись сказать слова благодарности Берте, вскинула голову и пересеклась в миллиметре от себя с полными ярости золотыми карими очами.

— Рей…

Пиратка лишь сильнее сжала ей руку, не заботясь что-то сказать, отвернулась и сухо оповестила Берту:

— Возвращайся к своим делам.

Габриэль ощутила явное мешканье Берты на мгновение, перед тем, как та пошла выполнять команды капитанши. Габриэль ждала, когда Рей обратится к ней, но ярость во взоре пиратки совсем не пропадала, когда она твёрдой рукой повела пленницу к дальнему борту корабля. Рей остановилась в отдалении, где их не могли подслушать, развернулась к Габриэль с лицом, выражавшим твёрдость. Голос зазвучал отрывками.

— У нас есть несколько проблем, и мы обязаны их утрясти между собой, до того, как безумие превратится в беду. — Рей сделала паузу. — Прошедшей ночью мы повели себя неразумно, более опрометчиво будет разрешить ситуации продолжаться.

Габриэль молчала. Не было сил что-то ей ответить.

— Я отдала распоряжение направить судно к Аргосу, где смогу высадить свою команду на берег, чтобы они передали мои условия вашему папочке. Если ваш отец их примет без мешканий, то где-то недели через две вы вернётесь домой.

Габриэль молчала, потом кивнула. Рей пристально всматривалась ей в лицо. Взор пиратки был таким внимательным, что становился почти осязаемым.

Пиратка понизила голос:

— Я решила, что будет лучше мне покинуть вашу комнату до восхода солнца, чтобы вас не компрометировать. Я не хотела вас обидеть…

— Ясно.

Челюсти Рей сильнее сжались.

— Да неужели? Габриэль…

Очи пиратки засияли на некий миг, а взор приковался ко рту девушки так, что сердце Габриэль забилось принудительно.

— Мне жаль только то, что это была заключительная ночь, принадлежащая нам. Между нами стоит слишком многое.

Габриэль издала вздох:

— Слишком многое?

— Я проявлю беспощадность в своих требованиях к вашему папочке, и он примет их, лишь бы вас спасти. Пока что эти события кажутся далёкими, но посмотрим правде в глаза — вы возвратитесь к отцу, разделив с ним все беды. И тогда вы взглянёте на меня иным взором.

— Через недели две…

Рей взглянула Габриэль в глаза.

— Да, две недели, не больше.

— Не больше…

Рей сжирала девушку золотыми карими очами.

Габриэль поняла. Габриэль уже выбрала до того, как ей что-либо предложили.

Девушка не знала, есть ли у неё сейчас право выбора, ни в чём не уверенная, Габриэль шёпотом сказала:

— Рей, вы желаете меня?

Пиратка лишь сильнее сжала губы.

— Если да, — я ваша.

У Габриэль не было сомнений, что Рей со всей силы удерживает в себе свои эмоции. Габриэль подошла к ней ближе и сказала тихим голосом, через шум ревущего ветра.

— Прошедшая ночь принадлежала только нам. Пока я на вашем судне, всё остальное так далеко, что нет надобности принимать это в расчёт. Так уж всё вышло…хотя бы на короткое время.

Лицо Рей не поменялось.

— Вам ясно, что я толкую?

— Ясно.

— Вы уверены?

— Я не нуждаюсь в том, чтобы опять это обдумывать.

Габриэль была уверена в своих чувствах, ведь любовь переполняла её. Она поклала ладонь на её груди, ощутив боль, пронзившую пиратку от её прикосновения, и ответные стуки сердца.

Габриэль осмелела от этого, и набралась храбрости сказать слова, сдерживаемые до сей поры:

— Я желаю, чтобы ты меня любила.

— Габриэль…

— Я желаю провести в твоих руках каждую из оставшихся у нас ночей.

— Но твой папаша…

— Лишь две недели, Рей…

Вдруг Габриэль едва не сбил с ног порыв ветра.

Она осчастливилась, когда руки Рей моментально оплелись вокруг её талии.

Габриэль увидела пламя, воспламеняющее глаза Рей, когда та на миг привлекла девушку к себе, а потом твёрдо развернула к ступеням, идущим в трюм. Ревел ветер, стуча о нос ≪Раптора≫. Ночное небо разбушевалось и обрушились водные потоки. Паруса прочно свернули, якорь скинули, судно поднималось и опадало, пережидая последние часы летнего шторма. Оказавшись в комнате, внизу, Рей крепче обвила руками Габриэль, слегка улыбнулась, стоило лишь Габриэль прижаться к ней теснее. Глаза пиратки открыто блестели, а Габриэль одаривала её улыбкой в ответ. Они вспомнили обстоятельства предыдущей бури, перенесённой её вместе. Рей была довольна, что Габриэль без проблем смогла преодолеть сложности морской жизни, хотя меньшего она и не ожидала. Взор Габриэль замер на лице пиратки, и Рей, наклонившись к ней, завладела её устами. Любовные мгновения, пережитые ими только что, были более бурными, чем бушевавшая вокруг них буря. Они пришли в себя недавно, но эхо любовного восторга всё ещё пребывало с ними…обе знали, что эти воспоминания будут в их сердцах навсегда. Рот Рей опять потянулся к Габриэль. Пиратка не могла насытиться девичьим телом, которое сильно воспламеняло её, в достаточной мере насладиться тем, что приносило такие мучения и радость одновременно. Рей не могла насытиться Габриэль. Она шептала на её ухо нежные любовные слова, звучащие проникновенной мольбой, отзывавшейся в сердце Габриэль. Мгновения высокого блаженства были бесценным даром судьбы, хоть и делали больно, когда Габриэль вспоминала, как мало у них времени.

***

Клара проходила по одной улице Аргоса и невольно замедлила шаги. Тут расположились элитные дома. Клара посмотрела на синее небо, на быстро мчавшиеся мелкие пёристые облака и вспомнила то время, когда вместе с Бертой и мамой проживала в огромном особняке, таком, мимо которых она сейчас шла. Мама была красивой, после того, как отец умер, у неё не было отбоя от воздыхателей. По общему убеждению, хоть дела отца к концу его жизни сильно расстроились, на будущее семьи это не должно было повлиять, ведь расположения привлекательной вдовы добивались самые богатые господа Аргоса. Вдруг приятные воспоминания стали горькими. Мать была доброй и приютила бедную опустившуюся особу, у которой никого не было в Аргосе.

Женщина появилась у дверей её особняка без динара в кармане. Мать считала своим долгом помогать гонимым. Она не выдала одичавшую особу её преследователям, несмотря на проклятие, идущее за ней, и тем самым навлекла на себя беду. Мать скончалась ужасно, а проклятье неотступно шло за ними.

Клара не хотела вспоминать годы, последовавшие дальше и те беды, обрушившиеся на неё и Берту. Клара знала лишь, что эти испытания научили её ценить настоящую дружбу и любовь. Клара подошла к роскошному дому в конце улицы и замедлила шаги. Сердце ускорило ритм, когда она увидела дивно отполированную дубовую дверь. Но у неё нет уверенности, что Жером Пуанти внутри особняка. Клара в последнее время была мало в чём уверена, и немудрено: от Рей и Берты нет вестей, о Габриэль Дибос ничего не известно.

Болтовня поситителей у мадам Люсиль не несла никакого намёка, куда уезжал Жером Пуанти, тайно покинувший Аргос и откуда внезапно возвратившийся. Нет и слухов, что Жерому Пуанти переданы условия о выкупе.

Много вопросов крутилось в голове Клары. Что произошло? Почему задерживаются? Где Рей и Берта? Что они сделали? Клара поправила изящной рукой на своих золотых волосах жёлтую шляпу, пытаясь унять в груди тревогу.

Она одевалась богато и с безупречным вкусом, как и положено было куртизанкам, только это не делало её уверенней. Клару парализовал непреодолимый страх к способности соображать, и она решила пару раз пройтись мимо особняка Жерома Пуанти, надеясь, что, возможно, столкнётся с ним…возможно, втянет в болтовню и тогда сумеет узнать…

— Клара, дорогая…

Клара вздрогнула, развернулась на знакомый тембр к экипажу, проезжавшему мимо. Её позвал господин, которого ей меньше всего хотелось тут встретить. Петроний приподнял шляпу и вышел из экипажа. Под шляпой были видны его каштановые кудрявые волосы, с которыми, казалось, он не справляется.

Господин нежно поднёс руку Клары к своим губам, ловя её взор как-то неуверенно.

— Я пришёл к вам не предупредив и мадам оповестила меня, что ей жаль. Если бы не Мими, я бы не сумел вас найти. — Петроний кинул взор на дверь, на которую смотрела Клара. — Я не вовремя?

У Клары усилилось переживание. Мими, изящная черноволосая куртизанка являлась первой сплетницей в доме мадам Люсиль, уделяя чересчур много внимания делам Клары.

Любопытно, что она уже наболтала Петронию?

В мужчине явно ожил интерес, а возможно, и ревность. Клара высоко ценила доброту, проявленную к ней Петронием, и вовсе не хотела допустить даже тени подозрения, что сама имеет какой бы то ни было интерес к Жерому Пуанти. Клара сдержала невольный вздох, приклала ко лбу платок, а мозг усиленно работал.

— Петроний, я очень рада вас увидеть. День сегодня чудесен, чтобы быть взаперти. Я решила прогуляться по улице, где было моё детство. — Брови Петрония удивлённо вскинулись, а Клара продолжила: — Разве вы не в курсе, что я с сестрой когда-то жила в достатке, за большими дубовыми дверями, как эти? Да, так и было. Странно, как бывает порой извилист путь жизни. Не так ли? — Когда мужчина опустил её руку, Клара слегка прижалась к нему и кокетливо улыбнулась: — Петроний, вы пришли, чтобы пригласить меня на прогулку? Если да, то я в вашем распоряжении. Признаюсь, я уже притомилась своими воспоминаниями.

— Я не мог придумать ничего другого, кроме как с вами провести такой прекрасный день.

Открыв дверь экипажа, Петроний помог Кларе подняться внутрь. Он уселся напротив неё, дал кучеру краткие распоряжения. Потом он поцеловал её в губы. Клара ответила ему страстной взаимностью, и, не хотя, подумала, что Петроний во всех любовных играх столь изощрён, что временами заставляет её поражаться…

Из мыслей Клары вытеснились мысли о Габриэль, стоило Петронию резко отстраниться и прошептать:

— Клара, вы — моя. Хотя бы так следует из соглашения, заключённого между нами… Но когда-нибудь вы отдадите мне своё сердце?

— Моё сердце… мой дорогой… — Клара заулыбалась, дразня мужчину. — Вы, конечно, в курсе, что сердце такой особы, как я, едва ли возможно кому-либо отдать.

— Клара, почему вы так сказали? — Лицо Петрония заполыхало огнём. — Вы превосходно понимаете, что, унижая себя, причиняете боль мне!

От внезапной вспышки Петрония на глаза Кларе навернулись горячие слёзы.

Помедлив, Клара мягко ответила:

— Петроний, извините меня. Я не хотела вас оскорбить.

— Вы не можете не понимать, Клара, — ярость мужчины исчезла быстро, едва успев появиться, — что занимаясь самобичеванием, вы причиняете мне боль…потому что вы являетесь моей частью. Моё сердце безраздельно принадлежит вам, даже если в вашем сердце мне места нет.

— Эта беседа про сердце…

Клара была не в силах принять серьёзность Петрония, схватила мужчину за руку и распластала его ладонь на своей груди.

Тембр голоса её стал ниже:

— Вы слышите, как стучит моё сердце?

— У вас не выйдет ввести меня в заблуждение, милая моя. — Петроний передохнул. — Вы стараетесь меня отвлечь от беседы, которую мы начали. Что ж, вы легко сумеете добраться до своей цели, ведь я всегда хочу вас. Но лишь проходит миг овладевания, желание начинается снова, потому что мои чувства к вам не кончаются. — Петроний сделал паузу, и мягким настойчивым голосом договорил: — Я надеюсь, вы ощутили мои искренние слова, моя хорошая?

— Конечно, Петроний, ощутила.

Петроний наклонился к ней и прошептал:

— Тогда, может, мы задёрнем шторы?

— Да.

У Клары заколотилось сердце, когда Петроний снял с её плеч платье и обцеловал нежную кожу. Раздумья об особняке с дубовой дверью в миг испарились, стоило Кларе очутиться в руках Петрония.

========== Глава 8 ==========

Утро выдалось ясным, ветер дул свежий, и судно подкидывало на волнах, как игрушку.

Команда приготовилась спускать лодку. Они пережили пару трудных часов, пока паруса на рангоуте были натянуты до предела, а люди при этом ужасном ветре работали на реях. Рей знала, что успех их плана предопределён временем. Она превосходно понимала, что нельзя допустить даже малюсенькую ошибку в том опасном деле, ждущем их дальше. Рей осмотрела сияющую округу вокруг них глади океана. Ей не понравились те перемены в первом плане, которые заставили Пуанти появиться на Лесбосе. Рей была вынуждена отказаться от намерения стоять на якоре в заливе Лесбоса, пока преданные люди уйдут в Аргос передать Пуанти требования пиратки, обстоятельства заставили действовать по запасному плану, куда более опасному. Они выбрали для остановки бухту довольно закрытую, но кидать якорь вблизи от Аргоса, утаивая на корабле украденную Габриэль, было очень опасным. Теперь, когда люди губернатора Клейбороса выглядывали появление любого подозрительного корабля, это стало слишком рискованным. Жизненно важно было доставить своих людей на берег незамеченными. Рей про себя ещё раз продумала свой план. Необходимо задействовать двух людей, чтобы они передали требования пиратки. Первый станет подстраховывать второго, ведь степень риска увеличилась во много раз. Пролетело уже достаточно времени, испробованные возможности Пуанти исчерпались, и ему наверняка отчаянно хочется услышать, что дочь жива и невредима. Люди Рей передадут Пуанти ультиматум и дадут ему два дня, чтобы он заявил публично о своём участии в махинациях Гамбироса, а потом ещё два дня, чтобы снять обвинения, выдвинутые против капитанши Рей Уитос и её ≪поддельников≫. Ещё дадут два дня на размещение в газете оповещания о том, что Пуанти переводит деньги на счёт, которым сумеют воспользоваться наследники пиратов, которые погибли во время атаки на ≪Винтер≫.

Шесть дней… Рей увидится со своей командой в бухте спустя шестой день и, заполучив весть о том, что Пуанти исполнил её требования, вернёт Габриэль отцу. Если же данный господин откажет выполнять её условия… Рей пока что не составила послание, которое будет при таком раскладе передано Пуанти с оповещанием, что он больше никогда не увидит Габриэль. На Рей вдруг накатили чувства, причинившие ей острую боль, но пиратка принудила себя мысленно обратиться к мерам, которые ей придётся принять при таком исходе.

До встречи с Габриэль Рей без проблем отыскала бы порт, где можно было бы пристроить миловидную девицу так, чтобы та больше никогда не появилась в привычном той обществе. И ничто не задержало бы Рей при осуществлении такого плана. Но сейчас… Рей откинула такие думы прочь. Пуанти просто обязан принять все условия и избавить Рей от надобности принять иные меры. Этот тщеславный господин едва ли сомневался в том, что как только дочь ему вернут, он сумеет раскрутить спираль своей жизни заново. Рей пребывала в уверенности, что это у него не выйдет.

— Капитан…

Только Берта поравнялась с ней, Рей обернулась. Портерий ждал в паре шагов. Два человека, кому Рей доверяет свою жизнь… Рей пристально поглядела на невозмутимое лицо Берты.

— Как, готовы?

— Конечно.

— Встетимся на шестой либо седьмой день. Мы будем ждать ваш сигнал с берега.

Берта кивнула.

— Кларе передай от меня пламенный привет и скажи, если всё будет нормально, я в скором времени повидаюсь с ней.

— Передам.

Рей задержала взор немного дольше на своей первой помощнице и закончила:

— В скором времени восторжествует справедливость, и годы подготовки оправдаются для каждого из нас.

Рей трудно было понять то чувство, с которым она наблюдала, как Портерий пошёл за Бертой через порт в ждавшую внизу лодку. Пиратка задумалась о пройденной дороге. Поиски справедливости, которыми она занималась такое долгое время, теперь спутались, что из этого положения она сумеет выбраться, только стремглав продвигаясь дальше. Пиратка сконцентрировала свои раздумья на высокой цели, наблюдая за спуском Берты и Портерия, пока те не опустились в лодку. И тогда подала им знак готовиться к быстрому отплытию.

***

Стоя в укромном уголке на палубе Габриэль молча глядела, как Берта и Портерий опустились в ждущую их лодку. В потрёпанном наряде пиратки девушка была совсем незаметна среди слаженно работавших вокруг людей. Всё было пронизано общей целью, которую каждый разделял на корабле…но не она. Габриэль следила за Рей, когда она резким тоном давала короткие приказы своим пиратам. Габриэль уже привыкла такой её видеть, когда она держалась за парапет крепко сжатыми пальцами — рост впечатлял, как и разворот плеч, чёрные волосы, развевающиеся на ветру, внимательный, почти соколиный взор, который Рей не сводила с лодки, уплывающей к берегу. Взор золотых карих очей, пронзающий до самой глубины и вызывающий озноб… Опять возникла Раптор.

…≪Кларе передай от меня пламенный привет и скажи, если всё будет нормально, я в скором времени повидаюсь с ней≫…

Габриэль слышалось, как Рей проговорила эти слова. Клара… Может, это та особа, к которой возвратится Рей, когда Габриэль вернётся назад к отцу? Но и не такая мысль причиняла девушке боль и вселяла неуверенность. Габриэль наблюдала вокруг молчание в работе, испытывая всё большее мешканье. Сам факт похищения Габриэль, беспредельная преданность всех пиратов делу Рей и та непреклонность, которую Габриэль сумела увидеть в очах каждого пирата из бригады, — всё вынуждало призадуматься: что же такое сотворил отец Габриэль, чтобы заслужить такую ненависть? Внезапно до девушки дошло, в каком направлении она мыслит, и Габриэль мигом выкинула раздумья из головы. Что Габриэль вообразила?! Не мог папа совершить преступление, которое вызвало настолько непогасимую враждебность! Тут какая-то ошибка. Ничего иного и быть не может.

Габриэль проследила за взором Берты и Портерием до самого берега, и вдруг поняла, что в любом случае опасная игра, затеянная сейчас, будет доведена до конца. У Габриэль не было сомнений, что папа заплатит любой выкуп и выполнит любые условия. Габриэль вернут отцу. И тогда девушка прикладёт все усилия, чтобы расставить все точки над <>.

…≪ Я в скором времени повидаюсь с ней≫…

Горло Габриэль сдавила боль и она поспешила к ближайшим ступеням. Спустя миг девушка исчезла в каюте.

***

— Я говорю вам, вы будете проклинать тот день. — Мария ещё говорила, когда Марсела обернулась к ней, и служанка невольно отступила.

Горничная замерла с расчёской в руках, когда Марсела зашипела:

— Я говорю — перестань! Я не хочу больше выслушивать твои глупости! Жерому жаль, что он расстраивал меня раньше, и я опять подпустила его к себе!

Мария промолчала. Служанка готова была отдать себя в жертву, чтобы оградить свою любимую Марселу от любых проблем. День начался скверно. Пуанти утром ушёл по непонятным неотлагательным делам. Когда Марсела спросила, куда он идёт, Жером лишь кинул на любовницу яростный взор. Марсела целый день места себе не находила, всё время размышляя о том, что опять прогневала любовника, к этому стало сильнее физическое недомогание из-за беременности, которую утаивать ежедневно уже всё труднее и труднее.

Поскольку в любое мгновение Жером мог вернуться, напряжение становилось лишь болезненнее. Мария строго сжала челюсти.

Горничная ненавидела этого грубого мужчину, который получал наслаждение от слёз, стоявшие в очах милой Марселы. Мария догадалась, что Жером продолжает изощрённо издеваться над её любимой госпожой. Разве можно не увидеть тёмные следы, которые он оставил на теле Марселы в мгновения близости, либо чёрные круги под очами, говорившие о полном изнеможении несчастной особы; либо молчаливые страдания Марселы от неопределённости, которую Жером всегда поддерживал, несмотря на заверения в верной преданности. Опасность была очевидна! Отчего же Марсела её не замечала? Ведь он презирал её даже во время занятий любовью. Хоть он и страстно её хотел, одновременно Жером стремился унизить и сделать ей больно. Жером скучал по особе, которая давно умерла, и презирал всех остальных, что те ещё живые. В господине Пуанти жили два диаметрально разных господина, и не было никакой надежды на изменения в хорошую сторону. Его душа темна, как и его мрачные, как ночь, глаза!

Мария любила свою хозяйку и сердце её от этого страдало. Несчастная Марсела не заслужила настолько беспечного отношения супруга, не оставившего ей и гроша. Марсела не заслужила и такого жестокого поворота судьбы, когда осталась совсем одна с одним лишь близким ей человеком — Марией, которая была измучена болезнями, что на Марселу ложилось дополнительным бременем в то время, когда ноша и так чересчур большая, чтобы вынести её. Поправилась Мария слишком поздно, чтобы предотвратить беду: элегантный мерзавец Пуанти уже обосновался в жизни Марселы.

Мария являлась действительно любящим человеком и знала, что настало время, когда её госпоже необходимо бросить этого господина, пока ещё не поздно для самой Марселы и её плода, растущего внутри. Но, к сожалению, убедить в этом Марселу, которая искренне любит грязного вруна, не представляется возможным.

В огромных с поволокой глазах Марселы отразилось страдание, отозвавшееся болью в сердце преданной горничной, стоило её госпоже с упрёком продолжить:

— Мария, неужто ты не понимаешь неуместность того, что делаешь?

По щеке Марселы скатилась слеза, лишь сильнее усилив боль в сердце Марии, про себя называвшей такую прекрасную особу своей дочкой.

— Ты что, совсем слепа и не видишь, что твой молчаливый конфликт с Жеромом лишь ухудшает моё положение?

Марсела встала из-за зеркального трюмо и обернулась к Марии.

Губы её подрагивали:

— Жером меня попросил, чтобы я уволила тебя.

— Меня? Уволила?

— Конечно, мне придётся обойтись без твоих услуг. Жером сказал, что из-за тебя ему некомфортно в своём особняке. Это же его особняк, Мария! Жером сказал, что ты старалась меня настроить против него. И это правда, Мария! Он сказал, что как только мы станем свободны от тебя, он сумеет свободно ощущать себя в своём особняке и отыщет возможность подумать над нашими постоянными отношениями!

Полная фигура Марии стала понемногу трястись от плача. Можно ли было представить, что такой господин будет настолько конченным подлецом!

Горничная отрывками спросила:

— Марсела, неужто тебе совсем не ясно, что он старается сотворить? Он рассчитывает только тебя лишить единственной поддержки и избавиться от меня, ведь я вижу насквозь его и надеюсь тебя от него защитить!

— Хватит! Мария, остановись!

— Он рассчитывает помаленьку разрушить твою уверенность в себе и твою силу воли, лишь бы иметь возможность полностью держать под контролем тебя, как он делал так с другими особами!

— Нет, Жером теперь стал другим! Он меня любит! Мы уже разрешили наши разногласия, чувства Жерома постоянны!

— Выходит, сейчас ты уверена в нём?

— Да.

— Так уверена, что сумеешь сообщить ему о беременности?

— Мария… — Марсела шагнула к ней. — Прошу… Жером может возвратиться в любой момент.

— Ты его не оповестишь.

— Пока что нет. Когда Габриэль возвратится, я…

— А вдруг юная мисс не возвратится вообще?

— Ты так не размышляй! Жером никогда не оправится, если так случится. Он никогда…

-…И никогда не примет твоего младенца.

Марсела промолчала. Её хрупкое тело затряслось…

— Мария, если ты хотя бы капельку меня любишь, подумай, как твоя неприязнь к нему осложняет мои отношения с ним. Умоляю тебя, постарайся его принять.

— Нет.

— Раз ты не в силах так поступить, то умоляю проявлять хотя бы терпение, чтобы мне не надо было бы…

— Ладно…

Мария была не в состоянии разрешить Марселе произнести последнее слово, чувствуя боль от осознания, сколь мощным оказалось влияние такого злодея. Мария понимала, что её милая Марсела нуждается в ней теперь сильнее, чем когда-то.

— Ради тебя, моя малышка, ради тебя я постараюсь видеть лишь то, что видишь ты, и знать только то, что захочешь ты. Этого достаточно?

Марсела, испытывая благодарность, сильно обняла Марию, выражая так свою любовь к ней, что выдало, сколь глубоко стало её отчаяние.

Она оторвалась от неё спустя секунды и постаралась улыбнуться.

— Да, достаточно. Благодарю, Мария, — плач прервал слова Марселы. — Я испытала бы боль, если бы тебя потеряла.

Спустя миг Мария вышла из спальни, закрыв дверь за собой, а слова, прерываемые плачем Марселы, ещё звучали у неё в ушах. Марии было понятно, что трагедия приближается к развязке, но она бессильна что-то сделать. Её несчастная милая Марсела…

***

— Конечно, Жером.

Поднявшись из-за стола, губернатор Вильям Клейборос подошёл к Пуанти. Его представительную фигуру через окно за спиной осветило полуденное солнце. Губернатор по-дружески поклал ладонь на плечо Пуанти.

Успокаивая его, он продолжал:

— Вы поступили правильно, что явились ко мне. Я незамедлительно назначу человека для разрешения такой проблемы, ведь наша ответственность за похищение вашей дочери вполне видна. — Клейборос убрал ладонь и мотнул головой. — С той поры как я стал губернатором Аргоса, меня больше всего беспокоит, что до сей поры не вышло отправить отряд на Лесбос, чтобы законность восторжествовала. Я не сомневаюсь, что эта капитанша Рей Уитос является одной из пираток. Но с похищением вашей дочери она зашла очень далеко. Жители Аргоса, да и я не исключение, горим желанием разобраться с этим делом. Будьте спокойны, я выполню всё, что сумею, для того, чтобы вернуть Габриэль. Я также попытаюсь, чтобы капитанша Уитос предстала перед судом.

Жером заулыбался и вытянул руку:

— Вы — самый добрый друг, имеющийся у меня, Вильям.

Спустя пару минут, очутившись на улице, Жером про себя перебирал детали беседы, которая состоялась с его ≪другом≫. Пуанти это позабавило. Вильям Клейборос всё также верит ему и полагается на него. Он полный дурак! Но полезный дурак. Скоро Габриэль будет с отцом… на условиях пиратки.

***

— Я не верю вам…

Речь Габриэль зависла в каюте — Рей не двинулась и молчала. Только заход солнца осветил сквозь иллюминатор сгущавшуюся полутьму. В помещении капитанши была атмосфера нереальности. Габриэль не понимала дальнейшие объяснения капитанши.

День, который был пронизан напряжённым ожиданием, когда Берта и Портерий высадились в бухте, стал для молодой девушки бедами, к которым Габриэль действительно не была приготовлена. Как бы странным это ни казалось, но за те деньки, которые Габриэль провела с Рей, они почти не беседовали о том, что должны сделать Берта и Портерий, тщательно эту тему избегая. Когда настал вечер, пленница ощутила себя действительно больной, настолько это на Габриэль давило. Габриэль пришла к решению нарушить молчание, напрямую спросив Рей, что она потребовала от её папочки за её возвращение, и впала в потрясение от многочисленных пунктов пиратки, которые она перечислила.

— Это невозможно! То, что вы сказали — полный бред! — Габриэль смотрела в узкие очи Рей, а голос её при этом сорвался. — Вы слишком много требуете от моего папы! Он должен официально признаться в сотрудничестве с Гамбиросом; публично снять все обвинения с вас и вашей команды; перевести средства с личного счёта для перераспределения между наследниками погибших пиратов, и всё это обязан подтвердить Клейборос и опубликовать в газетах? Вы сумасшедшая! Если папа и согласится на такие условия, то будет уничтожен!

Рей молчала.

— Рей… — Габриэль, пребывая в неуверенности, шагнула к ней. — Неужто вы сможете поступить с моим папой настолько жестоко?

Взор Рей стал ненавистным:

— Я не чувствую никакого некомфорта, требуя правды, и это ещё слишком далеко от того, что нужно бы требовать.

— Вы требуете правды? Скажу вам, что вы не правы! Мой папа не сумел бы сотворить всё то, в чём вы его вините! Папа может быть трудным и сложным человеком, но не злодеем, каким вы его нафантазировали.

— Ваш папа гораздо хуже, чем просто злодей. Ваш папа — садист и убийца.

— Это не так!

— Габриэль… — Огонь ненависти погас в глазах пиратки, оставив едва заметные морщинки в уголках её глаз. — Жером Пуанти, ваш так называемый любящий папочка, не сомневаюсь, не способен на такие злодеяния, но прятавшийся под его маской злой преступник, конечно же, способен.

— Вы ошибаетесь!

В один миг Рей очутилась около неё и сорвала с плеча белоснежную блузу, обнажив знак, который Габриэль уже видела не один раз.

Габриэль задохнулась, когда пиратка схватила руку девушки и принудила пройтись пальцами по выжженной букве.

Рей твёрдо проговорила:

— Начальная ≪П≫ является заглавной буквой фамилии господина, который тебя уничтожит… — Тело Рей прожгло огнём до кончиков пальцев, и Габриэль ничего не ответила, когда Рей сказала: — Так мне сказал ваш папочка. Вы серьёзно полагаете, что я ошиблась, да?

Габриэль постаралась отойти, но Рей не позволила ей. Наоборот, пиратка крепче приклала руку девушки к своему плечу.

Габриэль почувствовала, как биение её сердца отдаётся в плече.

— Габриэль, вы не дали мне ответ.

— Я вам верю, но не могу объяснить то, что с вами случилось.

— Верите, но не можете объяснить? — Рей стиснула зубы. — Тогда этот символ — плод не только моей, но и вашей фантазии!

— Рей, прошу…

— Что просите, Габриэль? — Пиратка отпустила её руку и схватила за плечи. — Вы желали бы услышать, что мистер Пуанти не отдавал приказ прижигать калёным железом мою кожу, когда пытки, на которых он был сам, так и не дали ему желаемого результата? Конечно, я могла бы сообщить вам, что пытки, которые он приказывал применить, не убили мою первую помощницу. А ваш папочка принял её смерть без всякого угрызения совести. Хорошо, вам в угоду я совру, что ваш папочка не находится в одной бригаде с Гамбиросом, совершавшим атаки на греческие корабли и убийства ни в чём не повинных пиратов. Вы этого желаете? — Взор Рей насквозь пронзал Габриэль. — Нет, я не скажу этого. Не могу. Правда всегда будет правдой. И не важно, как порой бывает трудно посмотреть ей в глаза.

— А я вам скажу, что вы не правы!

Боль уже невозможно было стерпеть, и Габриэль, шмыгая носом и извиваясь, постаралась высвободиться из рук Рей и, обессилев, застыла в её объятиях. Габриэль не осознала, что ревёт, пока Рей не приблизила лицо девушки к своему и не вытерла следы слёз с её мокрых скул. Девушка не думала, что Рей была в не меньшей степени огорчена, пока отчётливо не заметила боль в её глазах.

Как не имела понятия, что мучение Рей может настолько усилить её собственное, пока пиратка не проговорила:

— Габриэль, хорошо известный нам обеим Жером Пуанти на самом деле не один и тот же человек. Я не питаю враждебности к человеку, вырастившему вас как свою родную дочь, благодаря чему он заслужил и вашу преданность и вашу любовь. Но клянусь, человек, который убил, не сожалея, много жизней греков, встанет перед судом, чего бы мне это ни стоило. — Рей сильнее стиснула Габриэль, когда та пыталась освободиться. Рей пальцами подняла её подбородок, и их взгляды пересеклись. — Намеченная цель приближается. Всё началось задолго до того, как мы встретились. Финал трагедии неизбежен, как наша встреча…как чувства, с которыми мы пришли друг к другу. Я и вы не можем повлиять на последствия. Самое большее, что мы можем сделать, — просто идти за своими инстинктами и ждать, пока игра не завершится. — Голос Рей охрип от волнения. Она замолкла, после продолжила: — Мы не имеем власти над будущим, но настоящее пока не принадлежит нам. Габриэль… у нас в запасе только шесть дней, в лучшем случае — семь…

Рей пробрала дрожь, передавшаяся и Габриэль.

Рей… Раптор…они слелись в одной женщине…обе хотят её. И Габриэль хочет…теперь. Но внутренний голос не покидал Габриэль.

— Рей, мой папа будет уничтожен по моей вине.

— Всё, что он испытает в дальнейшем, есть результат его действий, не ваших.

— Но…я люблю отца.

Молчание.

— Рей…

Пиратка нашла её рот и заглушила нежным поцелуем, не дав договорить. Долгий поцелуй…мягкий…глубокий…будивший восторг, постепенно вытесняющий все речи, произнесённые раньше. Руки Рей успокоили сердце Габриэль, которое готово было разорваться… Радость, восторг, хоть и на мгновение… сладкое, пресладкое мгновение.

***

В борделе мадам Люсиль было живо. За дверью слышались голоса, шаги, настолько привычные для вечера. Встав с шёлковой кровати, Клара потянулась за халатом. Скрыв свою обнажённость шёлковой тканью, куртизанка, улыбаясь, обернулась к стоявшему около неё Петронию.

Улыбка Клары размягчилась, когда она дотронулась ладонью до его скулы и шепнула:

— Вы очень красивый мужчина.

— Правда?

Петроний, виновато улыбаясь, просунул руку под халат, обвил нагую талию Клары и притянул к себе.

Его тон звучал тихо:

— Мне предпочтительнее будет услышать иные слова в такой интимный миг, но, думаю, такие тоже сойдут. — Он прижал женщину крепче и шепнул в её ухо: — Клара, моя дорогая, вы представления не имеете, как глубоко мне жаль, что обязан оставить вас так рано сегодняшним вечером, но завтра поутру у меня встреча…

Клара немного отодвинулась, вглядываясь в пацанское лицо Петрония. Женщина одарила его мягкой улыбкой.

— Мы были сегодня вдвоём огромную часть дня, начиная с долгой прогулки в экипаже. — Полуприкрытые веки Клары задрожали от страсти, стоило вспомнить поездку. Женщина ощутила ответную дрожь, которая охватила Петрония, до того, как посмотрела на мужчину и продолжила: — Мы долго бродили по парку, потом пообедали у Антония, а потом ничего не делали тут… Петроний, мы провели до невозможности насыщенный день.

— Конечно! Вот ночь…

Из коридора послышался охрипший смех, прервавший речь Петрония и вынудивший его свести брови.

От Клары не утаилось напряжение мужчины, когда он продолжил говорить:

— Я не хочу оставлять вас тут в одиночестве в такую ночь, как сейчас.

— Мне привычен ночной шум.

— Я беспокоюсь не о шуме.

Клара понемногу перестала улыбаться.

— Вы же не думаете, что мадам Люсиль вынудит меня обслуживать клиентов, если их станет больше, чем она сумеет удовлетворить? Мадам Люсиль — приличная особа, придерживающая пунктов достигнутой договорённости. Впрочем, даже если бы она их не выполнила, можете поверить, что я…

— Остановитесь, Клара. — Лицо Петрония обозначилось морщинками. — Не порядочность мадам Люсиль, а ваша безопасность — вот что всегда в моей голове.

— Петроний… — Клара поразилась его речам. — Я пробыла в этой спальне много таких ночей. Заверю вас, что я хорошо подготовлена, чтобы справиться с любым инцидентом.

— Мне не хочется, чтобы стали жертвой нелепого инцидента.

— Петроний…

Петроний сдержанно притянул женщину к себе:

— Клара, вы принадлежите мне…лишь мне. Я не могу думать, что вас могут предложить каким-то подонкам, гуляющим по коридору за дверью вашей спальни.

Женщина мягким тоном возразила:

— Похоже, вы запамятовали, что когда-то и сами стояли в числе таких ≪подонков в коридоре≫.

— Нет. Я увидел вас лишь с того мига, когда переступил порог этого борделя.

Клара была тронута до глубины своего сердца и нежно его поцеловала:

— Ну, вот сейчас я принадлежу вам.

— Да, но…

Клара прикрыла его губы ладонью, шепнула внезапно убеждённым тоном:

— Мой милый, не произносите больше ничего… Больше, чем я готова услышать. — Испытывая сожаление о сделанной боли, проскользившей в глазах Петрония, Клара искренне договорила: — Моменты, когда я нахожусь у вас в объятиях, превосходны. Бесмысленно стараться предугадать предстоящие события. Давайте радоваться, что сегодня принадлежит нам двоим.

— Клара…

— Молю об этом вас, моя милая, с искренним смирением.

— Нет смирению.

— Значит с искренней любовью, которая идёт от сердца.

Очи Клары засияли, и Петроний мягким тоном ответил, пусть и чуть измученно улыбаясь:

— Эти беседы про сердце…

Клара переполнилась теплом, которое исходило от него, обняла его за шею, прошлась пальцами по непослушным кудрям, и горячо поцеловала.

Клара почувствовала ответный страстный прилив, как только ладони мужчины забрались под её халат и Петроний сильно привлёк женщину к себе. Его нежные касания были такими знакомыми…трепетная ласка его рук…

Клара издала вздох, стоило Петронию отпустить её.

На лице Петрония проявилась улыбка, стоило мужчине шепнуть:

— Мне жаль, что нужно уйти от вас в такую рань!

— Вам жаль…

— Я могу утешиться тем, что вы станете тосковать и сожалеть, что меня не будет около вас?

— Да.

— Вы знаете, насколько тяжело мне уйти от вас.

— Петроний… — шепнула искренне Клара. — Я чувствую то же самое.

На лице Петрония появилось наслаждение, столь заметное, что Клара ощутила чувство вины, стоило ей остаться одной у себя в комнате. Она опёрлась о дверь, вздохнула, потом приблизилась к умывальнику и сняла халат. Женщина полностью поглотилась приводить себя в порядок, когда в дверь постучали, что сильно напугало её. Клара посмотрела на часы, обмерла: время уже было позднее. Неужто это…

Женщина чуть слышно шепнула:

— Кто там?

— Клара, отопри дверь.

Берта! Слава Богу… Клара накинула халат, ринулась к двери, трясущимися пальцами отперла замок и дёрнула дверь. Ей стало радостно, что она зашмыгала носом, горло сдавило, стоило ей втащить сестру в спальню и закрыть дверь за собой. Клара обвила сестру руками, прижимаясь к ней. Снова плач невольно вырвался с её губ, когда сестра обняла Клару.

— Клара, что с тобой?

— А что со мной? — Клара отстранилась, рот её искривился улыбкой. — Неужто ты думала, что я не стану переживать? Я была в неведении о вас. Ничего не было слышно об условии выкупа за девушку по фамилии Дибос. А когда мне стало известно, что Жером Пуанти покинул Аргос с непонятной тайной миссией…

— Он посетил Лесбос.

— Это я знаю!

— Капитанше пришлось переиграть обстоятельства.

— Как она?

— Нормально. — Берта внимательно посмотрела в лицо сестры. — Клара, план изменился… Ты — моя сестра, и я прекрасно знаю тебя. Для меня не является тайной, что твои чувства к капитанше глубже, нежели просто дружеские.

Клара не ответила.

— Появились дела, которые мы не предвидели. Капитанша до сих пор привержена общему делу, но она…

Неясный звук в коридоре оборвал речь Берты.

Она застыла и обернулась к двери за мгновение до того, как та открылась. Клара громко завопила, когда ладонь Берты вцепилась за висевший в ножнах меч, а глаза похолодели, словно сама смерть.

Клара ухватила Берту за локоть и, не сознавая, вымолвила лишь одно:

— Нет.

Клара развернулась к Петронию, который стоял на пороге:

— Я думала, что вы уже ушли.

Петроний, дрожа от злобы, зашёл и резко закрыл дверь спальни. Выражение лица его было пылающим, преобрело неестественный цвет.

Мужчина произнёс яростным тоном:

— Я не верю, что это правда!

Клара качнула головой:

— Не понимаю вас.

— Уже дойдя до выхода, я услышал, как Мими очень громко, рассчитывая, что я это услышу, объявила, что Клара ведёт хитрую игру со своей новой покровительницей. Стоит кровати остыть, когда он уходит, она машинально призывает в свою спальню любовницу.

— Любовницу?!

Петроний угрожающе шагнул к Берте.

— Я хочу, чтобы эта особа немедленно ушла из вашей спальни! Клара! Сею же секунду! Я не намерен делить вас с…женщиной!

— Но…

— Сию же секунду!

— Берта — моя сестра!

Петроний оторопело замер. Клара втиснулась между двумя людьми, которые глазами испепеляли друг друга.

Женщина, убеждая Петрония, сказала ему:

— Мими… Немудренно, что она так поступила. Не ожидала от неё такого. Ей завидно моё положение тут.

Лицо Петрония не поменялось.

— Вы не знакомили меня со своей сестрой, Клара.

Клара сказала неуверенно:

— Я рассказывала вам про неё сегодня днём на улице. Забыли? И вот сегодняшним вечером она возвратилась в Аргос.

Сестра посмотрела на Берту. Выражение её лица не поменялось…и пальцы не переместились с рукояти меча на бедре. Клара снова собралась с духом.

— Петроний, хочу представить вас моей любимой сестре Берте. Берта, это мой особенный покровитель — Петроний.

Первым затишье нарушил Петроний, шагнув к ней и вытянув руку Берте:

— Извините меня, пожалуйста, Берта. Заметно, что Клара не обманывает, ведь сходство между вами видно сейчас, когда я трезво поглядел на всё. Я вёл себя идиотски, на миг засомневавшись в честности Клары, но ревность не позволила мне всё понять должным образом. Надеюсь, вы не используете мою оплошность против меня.

Кларе показалось, что прошла вечность, перед тем, как Берта пожала ладонь Петрония, а Клара облегчённо вздохнула.

Ей стало ещё легче, как только Петроний сказал ей:

— Я грубо прервал вашу встречу с сестрой, так что незамедлительно ухожу.

Петроний взял руку Клары и отошёл с ней в сторону.

— Ревность бывает жестокой, а вы, моя дорогая, не обязаны подвергаться жестокости. Моё поведение непростительно. Извинений не хватит за оскорбление, нанесённое вам. Обещаю лишь, что сегодняшнее происшествие больше не случится. Надеюсь, вы сумеете поверить мне.

— Смогу и верю.

Петроний глубоко поцеловал женщину и шепнул:

— Клара, я люблю вас.

Та не сумела ещё перевести дыхание после фразы Петрония, когда тот покинул спальню.

Внезапно по лицу Клары ручьём потекли слёзы, и женщина рухнула в объятия Берты.

***

В тёмных предрассветных сумерках Берта с Портерием в молчании крались к монастырской школе. Внезапно замерев, Берта обернулась и подала сигнал Портерию. От успеха сегодняшнего дела зависело очень многое.

Берта пристально поглядела на Портерия.

Парень выглядел уставшим. По его лицу было видно, что накануне он изрядно перепил вина, и буквально выложился по полной с новой девкой в борделе мадам Люсиль, пока Берта долго беседовала с сестрой. Клара, таившая в своей душе любовь к капитанше… Прерванная внезапным приходом Петрония, Берта не нашла в себе сил довести беседу до конца, чтобы её сестра смогла понять, насколько призрачны её мечты из-за девушки, являющейся главным козырём в успешном осуществлении плана отмщения, разработанного капитаншей. Что же касаемо Габриэль Дибос… Берта невольно уважала её. Видно, что дочь полная противоположность своего отца. Берта чуяла нутром, что только лишь передадут требования возвращения Габриэль, Пуанти пойдёт на все условия ради того, чтобы её вернуть. Но она также не сомневалась в том, что этот коварный тип попытается взять реванш. Соответственно надобность соблюдать всякую осторожность усилится в стократно, когда наступит момент вернуть девушку отцу. От такой мысли озабоченность Берты усилилась. Перед тем как пристально оглядеть двор монастыря, Берта ещё разок внимательно посмотрела на Портерия. Она подала сигнал идти за ней и двинулась вперёд. Как только они свернули за угол школы, она дотронулась рукой до письма, спрятанного под кожаным нарядом в декольте.

Информация о заведённых в школе порядках, полученные Портерием через болтливую и любвиобильную повариху Жаклин, пришлись кстати, когда им пришлось передавать письмо с указаниями. Сестра Мадлен постоянно поднималась первой и сразу, выйдя из своей кельи, шла к задним воротам школы. Дойдя, она останавливалась для утренней молитвы, что уже стало ей привычным, оглядывала двор, потом отправлялась на кухню. Тут, согласно плану, монахиня и должна найти у двери послание, адресованное на имя матери-настоятельницы. Она передаст конверт настоятельнице, а та, не мешкая, вручит его мистеру Пуанти. Берта опять почувствовала у себя в душе некую тревогу. Задние ворота школы находились в паре футах, когда она залезла пальцами в вырез своего декольте и вынула послание. Сердце её сильно стучало.

Она сделала знак Портерию не двигаться и ждать конца дела… Внезапно неясный шум послышался за их спинами во тьме.

Кто-то громко приказал:

— Стоять!

Стали слышны топот множества ног.

Появившиеся люди в форме окружили их со всех сторон и вырвали письмо из её рук.

Началась кулачная драка. Стоны Портерия отдавались у него в ушах. Темнота поглотила тени. Стало тихо.

***

Пуанти вдруг проснулся от громкого стука в дверь. Лежа около Марселы, мужчина пару минут отходил ото сна, а потом с колотящимся сердцем поднялся с кровати. Взяв лежавшие на ближнем стуле свои вещи, Жером выбежал в коридор. Отбросив в сторону очутившуюся на дороге Марию, мужчина пробежал к главной двери и резко её раскрыл.

— Мистер Пуанти?

Пуанти кивнул офицеру, обратившемуся к нему и тут же переключил глаза на человека в форме, стоявшего за спиной молодого парня.

Официальные персоны. Это может говорить лишь об одном.

— Извините, что нарушили ваш сон, сэр, но губернатор Клейборос отдал указ сообщить вам без задержек и дал этот адрес. Мы схватили двух человек час назад при попытке передать конверт, который ждёте вы, в монастырскую школу Святой Урсулины. Сейчас они под стражей в каталажке. Губернатор Клейборос приказал нам вас сопроводить, если вы захотите пойти туда.

Пуанти страшно возбудился. Он это предвидел!

Губернатор Клейборос дал команду держать под постоянным контролем его контору и особняк в надежде устроить засаду тому, кто будет передавать конверт с требованиями.

Прошлой ночью, лежа в кровати Марселы, Жером внезапно сообразил, что капитанша Уитос очень хитра, чтобы передавать свои требования по таким легко вычесляемым адресам. Было лишь одно место, где можно было рассчитывать перехватить людей с конвертом капитанши. Монастырская школа.

Всё так и вышло! Жером выиграл! Теперь люди Уитос у него в руках, а за ними в скором времени последует и сама капитанша. Чуточку терпения, и дочь вернётся к нему. Такие думы сильно взбудоражили Пуанти, отчего он не сразу что-либо произнёс.

— Я буду готов через пару минут.

Не обращая внимания на стоявшую в паре шагов Марселу, Жером резко повернулся, опять отпихнул Марию и помчался в комнату.

Марсела отправилась за ним.

— Конверт с условиями и те люди схвачены? — спросила она.

Жером молчал.

— Жером…

Мужчина надел костюм, махнул рукой на незавязанный галстук, развернулся к выходу.

— Жером!

Он вышел на улицу, спустившись по ступеням в сопровождении офицера.

***

Только глухой не сумел бы догадаться о кипевшей в Пуанти ярости, когда он гаркнул:

— Выходит, это ты та дурочка, которой поручено доставить послание с требованиями мне? — Пуанти резко сделал шаг вперёд. — Где моя дочь? Если твоя капитанша причинила Габриэль хоть какой-то вред… — Берта позволила себе заулыбаться. Подойдя почти впритык, Пуанти нанёс ей такой удар по лицу, что едва не сбил с ног. — Несчастная дурочка! Но я отлично умею использовать таких идиоток, наподобие тебя. Не радуйся, что выдержала, когда тебя схватили и физически покалечили. Губернатор Клейборос заглядывал, когда ты была без сознания, и увидел твои ссадины. Посмею заверить, что он не увидит, если они прибавятся побольше… — По лицу Пуанти прошлась улыбка дьявола. Жером подал жест охране отпереть дверь. — Я проявил заботу о возобновлении знакомства с опытными мастерами развязывать языки в предвкушении твоей поимки. Я оказал им доброту, увелича их совсем скудные доходы в прошлом. Они охотно выполнят любой мой указ, а раз уж я убедил губернатора Клейбороса доверить мне твой допрос… — Пуанти засмеялся. — Ты всё мне сообщишь, перед тем, как они тебя убьют.

Берта почувствовала разгорающуюся в себе неприязнь, не успела ответить, как её мощно ударили.

***

Рей внезапно проснулась, стараясь понять причину своей странной тревоги. Она посмотрела в окошечко. Нет, до рассвета ещё долго. Беспокойство усиливалось, она сильнее стиснула возлюбленную. Обнажённая Габриэль доверчиво прижималась к ней. Рей провела рукой по её нагой спине и крепким ягодицам.

Габриэль в полной безопасности, под её защитой может спокойно спать. На душе самой Рей было тревожно. Интуиция подсказывала ей некое присутствие опасности. Рей свела брови.

Ожидать ещё пять дней и постоянно раздумывать… Она нетерпеливо ожидала конца, и одновременно её заполнял страх перед решающим шестым днём. Про себя пиратка не раз вопрошала жестокую судьбу: неужто она дала ей Габриэль лишь для того, чтобы потом забрать? Ведь она любит её! Конечно, но и Габриэль любит своего папочку. Девушка никогда действительно не поверит в невиновность отца. Габриэль возненавидит особу, которая поставила цель уничтожить её папу. Габриэль будет ненавидеть её, Рей.

Осознав внезапно, что ей уже не заснуть, Рей отстранилась от Габриэль и, встав, бережно накрыла девушку покрывалом. Она тихо оделась и, развернувшись, долго смотрела на Габриэль. Странно, но даже сейчас, в такой близости от неё, Рей не смогла изгнать из себя чувство, что девушка вот-вот ускользнёт от неё.

Ни разу ещё боль от осознания неизбежности не являлась настолько сильной. Стремясь убежать от собственных раздумий, Рей развернулась к выходу. Спустя минуту, стоя возле парапета и смотря в ночную тьму, она глубоко вдыхала солёный ветер. На бесконечном небосводе светила луна, её мерцание понемногу прояснило в голове Рей мысли и возвратило уверенность в себе.

Правда, которой нужно добиться; справедливость, которая обязана осуществиться…она не может отречься от этой цели, чего бы это ей ни стоило.

— Рей…

Пиратка обернулась и увидела Габриэль, которая стояла за ней. Босые ноги девушки выглядывали из-под покрывала, в которое Габриэль завернулась. Распущенные локоны поблёскивали от слабого ночного ветра. Очи девушки втянули в себя сияние лунного света и словно светились насквозь. Но так только казалось. И только через миг она поняла, что Габриэль реальна — и эта реальность глубже ушла в её сердце. Рей загородила девушку от ветра, привлекла к себе, а потом развернулась лицом к океану и тем событиям, которых никак не избежать в наступающем дне.

========== Глава 9 ==========

Пуанти шагал по тюремному коридору. Ему вспоминалось молчание пиратки Берты.

Твёрдая тяжёлая походка выдавала злобу, переполнявшую его. Берта. Это имя было одним сведением, которое Жером сумел узнать за два дня бесперерывных допросов светловолосой кудрявой негодяйки со шрамом на лице.

Оборачиваясь назад, Пуанти вспомнил, что девушка совсем не проговорилась в минуту слабости, сказав своё имя, как Жерому подумалось поначалу. Скорее молчаливая пиратка намеренно назвала имя, чтобы оно отпечаталось в мозгу у мучителей. Берта. Имя крутилось в голове мужчины. Что ж, когда всё завершится и Габриэль возвратится, Жером непременно принудит мучиться каждого, кто был связан с этим человеком. Сейчас мужчина вынужден соблюдать осторожность. По приказу губернатора Клейбороса арест двоих пиратов держался в тайне от горожан Аргоса.

Отсутствие дополнительных писем подтверждало их с Клейборосом подозрение, что капитанши Уитос поблизости нет. И наверняка в данный момент она ещё не знает, что лазутчики захвачены. Но трудно сказать, как долго она будет пребывать в неведении.

Небритая щека Пуанти нервозно задёргалась. В целях безопасности губернатор Клейборос отдал приказ поместить Берту и парня, опознанного как Портерий Дастинос, в разных концах тюрьмы. Жером также имел твёрдое намерение каждый день самому посещать узников во время допросов. Пуанти догадывался, что письмо с условиями Уитос породило в сознании Клейбороса целый ряд вопросов в отношении самого Жерома. За заключёнными пристально наблюдали, и живодёры, нанятые им, никак не могли применить те особенные методы давления, ужасающие даже видавших виды граждан.

Пуанти чуточку переживал о подозрениях Клейбороса — ведь раньше Жером ни разу не испытывал ни одних затруднений, управляя таким господином. Теперешнее бессилие приводило мужчину в ярость. Прошло два дня, но ни Берта, ни Портерий не выказывали признаки, что могут проболтаться. Условия, написанные в конверте, были предельно ясными. Первым требованием значилось, что он, Жером Пуанти должен публично признать своё участие в преступной сфере Гамбироса, распространённое по Аргосу. Быть может, сейчас Уитос нетерпеливо ждёт появление подобных сведений? А что же станет с Габриэль, если заявлений не будет? Время уходит! Пуанти приблизился к выходу, его волнение стало сильнее. Мужчина почти что не спал за прошедшие две ночи. Допросы Берты и Портерия убедили Жерома, что те не сломаются.

Мучения Пуанти теперь прибавились, чтобы дать Габриэль безопасность. Есть лишь единственный шанс избежать такого позора.

Положение понятно. Пуанти распахнул дверь, выходя на улицу.

***

Клара замерла, не засунув в рот ложку.

Женщина застыла, расслышав болтовню двух молоденьких проституток, которые шептались, сидя недалеко от неё за столом.

Девицы продолжали:

— Я повторяю, это действительно так. Дак — один из моих самых жарких воздыхателей. Он обязан находиться в курсе по своему положению. И ко мне он испытывает доверие — зачем ему обманывать?

За обеденным столиком в борделе мадам Люсиль стало шумно. Единожды в день его куртизанки собирались все вместе, чтобы поесть, а точнее, обменяться сплетнями, высказать свои претензии, изредка даже жалобы, что редко ускользало от слуха хозяйки заведения. Некоторые новости обсуждались жарко, над чем-то можно было вместе похихикать, а другие события передавались шёпотом…как те, от которых Клара тревожно застыла.

— Это невозможно, — черноволосая мотнула головой. — Мистеру Пуанти сочувствует весь Аргос с той поры, как его дочь украли. Все ожидают, когда же придёт конверт с требованиями её возвращения. И если то, что ты сообщила, правда, это обсуждал бы весь Аргос.

— Я ещё раз скажу, это действительно так! Дак сообщил, что те граждане пиратского вида были задержаны во дворе монастырской школы, когда намеревались передать главной монашке послание с выдвинутыми условиями! Их поместили в отдельные тюрьмы под строгой стражей и сохраняя секрет. Поверь, если я бы не спросила Дака слишком настойчиво, чем вызвана надобность ему вернуться на службу прошедшей ночью, он бы ничего не сказал…

— Это невозможно…

— Эти предостережения нужны, чтобы заманить в ловушку особу, которая выкрала дочь мистера Пуанти.

— Но невозможно такое удержать в тайне! Ты доверяешь каждой сплетне!

Сказанное замечание полностью обозлило блондинку, лицо её раскраснелось, и куртизанка произнесла:

— По идее, я не должна была тебя об этом оповещать. Дак предупредил меня: если мистер Пуанти прознает, что кто-то сказал хоть фразу…

Черноволосая затряслась:

— Ради Господа, молчи. Мне не хочется больше знать об этом типе!

— Дурочка ты, Селеста! Мистер Пуанти…

— Мистер Пуанти — монстр!

— Но…

— Молчи!

Беседа прервалась. Клара опустила ложку в тарелку. Женщина старалась дышать ровнее, но не выходило. В глотке встал ком. Едва ли не задыхаясь, Клара встала и пошла на выход.

— Клара…

Она обернулась и увидела, что на неё внимательно глядит хозяйка, и еле вымолвила:

— Простите меня, пожалуйста.

Не дожидаясь ответа, Клара спешно поднялась по ступеням. Лишь дверь закрылась за её спиной, она смогла хоть о чём-то думать.

Сердце её тяжко стучало, чуть дыша, женщина без сил прислонилась к двери своей спальни и медленно осела на пол. Она так и знала! Сердце подсказывало беду, когда Берта не связалась с ней следующим днём после того, как должна была вручить конверт с требованиями! С каждой секундой в Кларе усиливалось напряжение. Дошло до того, что прошлой ночью она повела себя грубо с Петронием. И все эти мгновения Клара без успеха старалась саму себя убедить, что тревога напрасна, просто из-за оживления в борделе мадам Люсиль за прошедшие два дня заставило Берту соблюсти предельную внимательность. Так что же именно сообщила Иветта?.. Два пиратских человека арестованы и помещены в разные части тюрьмы, и Пуанти рассчитывает расставить ловушку для Рей? Нет, Клара не должна такого допустить! Если Рей схватят, у Берты с Портерием не будет шанса на освобождение! Нужно что-либо сделать. Берта говорила ей, что встреча с судном Рей назначена через четыре дня, но не сообщила — где! Необходимо об этом узнать…как-то отыскать способ проникнуть в тюрьму и побеседовать с ней. Но как…как? В дверь постучали и Клара испугалась, а ход раздумий сорвался… Женщина расслышала тембр хозяйки борделя.

— Я могу зайти?

— Мне…мне не здоровится, мадам Люсиль.

Молчание.

— Я слышала болтовню Селесты и Иветты.

Клара поднялась с пола и отперла дверь.

Хозяйка грациозно прошла в спальню.

— Я обязана любым способом найти возможность увидеть Берту, мадам Люсиль. Я должна побеседовать с ней.

— Нет, ты не обязана так поступать. Это очень опасно.

— Она ведь моя сестра!

— Это риск! Есть какой-то иной путь. Я попытаюсь его отыскать.

— Я не могу ждать! Минуло уже два дня. Два дня она в руках Пуанти!

— Нет, она в руках губернатора Аргоса, а это уже другая ситуация.

— Пуанти водит губернатора Клейбороса за нос, как ему хочется!

— На сей раз не обведёт. Губернатор Клейборос не из таких персон, которые не умеют извлекать уроки из прошлого.

— Мадам Люсиль… — Лицо Клары превратилось в застывшую маску. — Вы совсем не сознаёте? Я должна попытаться!

— Ты не должна рисковать сама встретиться с Бертой. — Мадам Люсиль качнула головой, пухлые щёки хозяйки борделя задрожали.

— Но время проходит!

— Клара, послушай. Ты окажешь плохую услугу своей сестре, если очутишься около неё в тюрьме. Лишь станет известно, что ты сестра Берты, ты сыграешь на руку Пуанти, который обретёт над ней ещё большую властность.

— Мадам Люсиль… — Клара стиснула руку на своём сердце. — Я обязана что-либо предпринять!

— Ты обязана ожидать тут. Я постараюсь узнать что-либо.

— Мадам Люсиль…

— Ожидай тут.

Едва за хозяйкой борделя захлопнулась дверь, Клара осела на постель. Мысли перемешались в её голове. Мадам Люсиль являлась настоящей подругой и хотела ей добра, но Клара не могла позволить, чтобы судьба Берты очутилась в каких бы то ни было чужих руках.

Клара не могла рисковать жизнями Берты и Рей. Ей нужно проникнуть в тюрьму поскорее, а для этого есть лишь единственный путь.

***

Увидев поднос с утренней едой Марсела поняла, что ощущает парус, шевелящийся под порывом ветра. Мария готовила еду и относила в спальню Марселы, но та продолжала с омерзением отворачиваться от неё. Марселе не хотелось есть с той поры, как два дня назад Жером, ничего не сообщив, ушёл из её спальни.

Возвратились ночные кошмары.

— Марсела, вам нужно питаться.

— Я не хочу!

Марсела дотронулась ладонью до лба.

Несчастная женщина чувствовала себя не хорошо. С того момента её силы словно отняли, а рвотные спазмы возвращались. В тиши ночей, полных одиночества, Марсела уже чувствовала в своём теле новую жизнь — плод шевелился.

Это пробуждало в женщине двойное ощущение — нескончаемое счастье и уносящую последние силы боль. Марселе не хотелось верить, что опять она жестоко оскорблена! Неужто Жером прервал с ней все связи после того, как настойчиво пытался убедить её в том, что их отношения имеют теперь постоянство, что у них есть будущее, что их связь основана на глубочайшем чувстве? Марсела не желала думать о том, что Жером всего-то использовал её, как и раньше. Жером попросил прощения.

Конечно, это говорит о том, что он её любит, и тем не менее…

— Марсела, так больше нельзя. — Мария обеспокоилась. — Вы заболеете. Подумайте лучше о младенце.

— О младенце Жерома…

На лице Марии морщины стали видны чётче.

— О вашем младенце. Если мистер Пуанти не признает его, вы обязаны…

— Замолчи! Жером поступил так не специально.

Он ищет дочь, поэтому остальное ускользает от его глаз.

— Посмотрите правде в глаза.

Марсела смежила веки, паникуя. Ей не хотелось признаться себе самой, что поняла значение взора Пуанти, кинутого ей на последок… Ей не хотелось верить, что он всего-то презирает её.

— Марсела…

Госпожа принудительно улыбнулась:

— Два дня не слишком огромный срок. Я отправлю ему конверт с напоминанием о своём переживании.

— Это напрасная трата времени. Он…

— Я отправлю ему письмо!

В глазах Марии промелькнуло нечто, напоминающее ненависть. Марсела отреклась признаться в эмоциях, обуревавших её.

Она повторила:

— Я отправлю письмо…и ты отнесёшь конверт в его дом. И увидишь… Он вернётся…или отправит ответ в конверте, когда освободится и придёт к нам. Вот увидишь!

Специально развернувшись спиной к Марии, Марсела уселась у письменного стола. Пальцы дёргались, когда она взяла перо.

***

— Повторюсь, это единственный путь!

Вильям Клейборос помалкивал, оценивающе рассматривая Жерома Пуанти. Он неожиданно ощутил, что в первый раз нашёл в этой персоне качества, которых раньше не видел. Этот новый Пуанти был губернатору незнаком. Клейборос встал из-за стола, неторопливо и глубоко вдыхая, что он проделывал обычно в сложных ситуациях, успокаивая нервозность. Сомнений нет, сейчас именно такая ситуация. Несколько минут назад Жером влетел к нему в кабинет и на ходу обратился к нему, напрочь забыв свою обычную манеру поведения. Клейборос успел подметить в его очах следы паники и что-то злобное, трудно поддающееся определению, отчего спина губернатора покрылась мурашками. Клейборос невольно припомнил требования, которые выдвинула в письме Уитос. Они озадачили его. Капитанша не преследовала никаких меркантильных интересов. Наоборот, она взывала к правде.

Конечно, полной уверенности в том, что капитанша Уитос честна в своих условиях, губернатор не имел. Внезапно это вызвано обычным желанием отомстить Пуанти?

Конечно, Жером отрицал, что в обвинениях, которые выдвинуты в послании капитанши, имеется хотя бы толика правдивости. Но вспоминая прошедшие события, Клейборос припомнил, что первая помощница капитанши вдруг скончалась в тюрьме, а Уитос по-правде обвинила Винсента Гамбироса в ответственности за потопление греческого судна. Раздумывая дальше, Клейборос подумал о том, что если капитанша Уитос невиновна, а Гамбирос — организатор этих преступлений, то обязан иметь союзника, который будет снабжать его сведениями о кораблях, груз которых имеет ценность для пиратов. Но является ли таким союзником Жером Пуанти, его близкий друг и советник? Покопавшись у себя в мыслях, Клейборос подумал, что как раз Пуанти распалял его резковатое неприятие этой капитанши, взывая к строжайшим мерам наказания и предлагая огромное вознаграждение за поимку Уитос, настаивая на том, что она является самой опасной преступницей в Аргосе, прятавшаяся от правового суда. Тогда Клейборос искренне верил, что Жером разделяет его чувство жаркого негодования к особе, наживающейся на крови своих соплеменников. Сейчас же…

Губернатор Клейборос колебался и лицо Жерома густо покраснело. Он напомнил человека, которого сейчас схватит апоплексический удар. Клейборос свёл брови, стоило Пуанти бешено подбежать к нему.

— Как вы можете мешкать, если на карте стоит жизнь моей Габриэль?

И правда, как он может?

— Вы многим рискуете! Если бы провоцировал вас на такую ложь с морячкой Бертой, мне были бы ясны ваши мешканья, но Портерий — дурачок! Предельно понятно, что такого типа наняли лишь потому, что он имеет контакт с поварихой монастыря, которая докладывала ему информацию о расположении комнат в школе и заведённых в ней правилах.

— Я не считаю пирата Портерия дураком. Он…

— Я вам повторю, он — дурачок! И вы — глупец, раз не видите этого!

Стало тихо. Клейборос следил, как Пуанти старается унять своё бешенство. Переключение от ярости к любезности давалось Жерому трудно.

Пуанти загоготал опять:

— Извините меня, Вильям, прошу. Я опечален. Я переживаю за жизнь дочери. Учтите…

— Ладно, Жером.

Пуанти притих, даже дышать перестал.

— Я сообщил, что ладно.

Пуанти оживился, задышал глубже, порывисто.

***

— Клара, вы куда?

Мужская ладонь тяжело легла ей на плечо.

Клара старалась её убрать, но Петроний держал сильно.

Не замечая любопытных глаз, смотрящих на неё в коридоре борделя мадам Люсиль, Клара тихо, но решительно дала ответ:

— Петроний, пропустите меня! Я говорю, пропустите меня!

— Нет! Нет, если вы сообщите мне, куда направились.

Клара напряглась до невозможности, что никак не вязалось с отличной солнечной погодой.

Женщина зашипела:

— Это вас не касается! Куда хочу, туда и иду! Не заблуждайтесь, я не ваша собственность!

— Клара…

Голос рассудка подсказал Петронию отступить.

Он поразился её внезапной враждебностью.

Два дня назад Клара простила его за тот случай с сестрой, когда она пришла к ней. Петроний верил в это, когда следующим утром вернулся с цветами и самыми искренними извинениями.

Его встретили с такой любовью и теплотой, что с души упал камень. Правда, вернувшись вечерком, Петроний подметил напряжение, растущее в Кларе. Он ощутил, что следующим днём напряжение растёт. В тот вечер он не сумел прийти к Кларе, но уверовался, что обязан зайти к ней, как только освободится. И наконец-то, прибежав к ней с одной лишь мыслью о нежной встрече, он пересекается с Кларой у выхода из борделя, и она ни в какую не желает объяснить ему, куда собралась.

Петроний внимательно поглядел в её лицо.

Женщина тряслась. Её напряжение, так тревожащее его, достигло своего пика. И было кое-что ещё необычное в Кларе…то, что она надела… Петроний решил любой ценой выяснить причины её странного поведения, стиснул ей руку и заволок в маленькую спальню около главного входа. Закрыв дверь, мужчина потребовал от женщины объяснений.

— Зачем вы надели на себя такое платье?

Клара с вызовом задрала голову.

— Не понимаю, о чём это вы?

Петроний осмотрел ядовито-зелёное платье куртизанки: оттенок, бросающийся в глаза, обтянутый лиф, призивно выделявший все её прелести, и фасон наряда вульгарен. Мужчина переключил взгляд от глубокого декольте на её яркий макияж…почти такой, как у…как у…

— Вы разоделись, как шлюха!

Нарумяненные скулы Клары потемнели.

— Петроний, а чему вы удивляетесь? — Она закинула голову ещё выше. — Я и есть шлюха.

— Вы не шлюха!

Груди её тяжело поднимались, ведь их не прятал глубокий вырез.

Клара заставила себя прикласть видимые усилия, чтобы держать себя в руках, перед тем, как сумела сказать:

— Мне некогда с вами болтать. Прошу, отпустите меня.

— Клара, если что произойдёт, вы обязаны оповестить меня.

— Ничего не произошло.

— Я окажу вам помощь.

— Ничего не произошло!

— Клара…

— Клара! — внезапно раздался за дверью голос.

Оба обернулись к дверному проёму, там стояла хозяйка заведения. Взоры, которыми перекинулись две особы, лишь подтвердили речи Петрония.

Мадам Люсиль проговорила командным тоном:

— Клара, прошу, возвратись к себе в спальню.

— Нет, я обязана…

— Идите к себе! Я улажу дела с мистером Делосом.

— Мадам Люсиль, мне нужно…

— Немедленно ступайте к себе. Я поговорю с вами позднее.

Петроний, ничего не произнеся во время такого диалога, ощутил то мучение, которое тяготило Клару, когда женщина освободила у него свою руку и, ничего не сказав, прошла мимо хозяйки и ушла из помещения через заднюю дверь.

Наступила тишина. Мадам Люсиль приблизилась к Петронию ближе.

Возбуждение его было настолько видно, что мадам проговорила:

— У Клары имеются личные мотивы переживать, потому она не соображает, что произносит. Вопреки моему совету, она затеяла одно дело, которое никому не принесёт пользы. Я рада, что Клара меня послушала. — Мадам Люсиль перевела дыхание. — Тем не менее мне грустно видеть, что она опечалила вас…наверное, даже ошеломила либо оскорбила. Это не прощаемо. Господин, по уставу моего заведения не разрешается, чтобы с влиятельными клиентами обходились так, без гостеприимства. Если пройдёте ко мне в кабинет, я возвращу ту сумму, которую вы внесли вперёд за услуги Клары. С сего дня можете считать, что наш контракт рассторгнут и вы свободны.

Речи хозяйки заведения были внезапны для Петрония, что мужчина застыл:

— Вы предлогаете мне рассторгнуть контракт с Кларой… Это приказ?

— Нет.

Мужчина выдохнул свободно, с облегчением сказал:

— Значит, что бы ни произошло, это не важно. Сделка заключена из добрых побуждений, по этой же причине остаётся в силе.

— Как вам угодно, господин.

В сказанном хозяйки борделя слышалось одобрение, и из-за этого Петроний малость удивился, когда женщина вцепилась в его руку и остановила в тот миг, когда он намеревался уже обойти её и пойти за Кларой.

Мужчина поразился и той настойчивости, с которой женщина сказала:

— Нет, пожалуйста. Кларе какое-то время надо побыть наедине с собой. Я прошу вас пока не приходить к ней — до того момента, пока ей не полегчает.

— И как долго мне ждать?

— Пару дней…неделю…возможно, больше.

Он не ответил.

— Милый мистер Делос, вы, несомненно, соображаете, что в моём заведении не найдётся ни одна девушка, которая не будет счастлива удовлетворить ваши нужды в данный момент.

— Мадам Люсиль. — Фраза Петрония обретала твёрдость. — Вы, думается, сознаёте, что-то, что я чувствую к Кларе выходит за рамки контракта о её услугах. Поверьте мне, что бы ни печалило Клару настолько сильно, я стремлюсь протянуть ей руку помощи.

— Господин, поверьте мне, что вопрос совсем не в том, доверяю я вам или…

Эта речь причинила боль Петронию, он не сумел что-либо произнести в ответ.

Мадам Люсиль продолжила:

— Если вы реально желаете проявить о Кларе заботу, дайте ей возможность побыть наедине с собой. Ей необходимо это.

Петроний вырвал свою руку, в которую вцепилась мадам Люсиль, внимательно всматриваясь ей в лицо. Оно было непроницаемо. Спустя минуту он ушёл, хотя ему этого не хотелось.

***

Пуанти находился в замечательном настроении, когда взбирался по ступеням своего городского дома. Сердце мужчины билось радостно. Ещё пару часов, и всё разрешится. Он толкнул дверь и прошёл в коридор. Тут ему навстречу ринулся прислужник.

— Болерий, слушай меня внимательно, — кинул слуге Пуанти. — Твоё безделие завершается. Сегодня вечером я отправляюсь на важную встречу, и у меня есть пара часов, чтобы привести себя в порядок. Немедленно приготовь мне ванну, свежее бельё и позаботься об обеде. Скажи остальным слугам, чтобы не теряли время попусту. Им не поздоровится, если они станут лоботрясничать. Понятно?

— Понятно, хозяин.

— Тогда ступай!

Но испуганный слуга мялся, и Пуанти зарычал:

— Что ты телешся?

Болерий робко шагнул вперёд с письмом в руке.

— Вам прислали конверт, хозяин.

Конверт… Пуанти, внезапно непонятно чего испугавшись, замер. Нет… Капитанша Уитос не могла отправить новое послание, которое разбило бы его планы в последний миг. Лишь сейчас, когда он настолько близок к цели возвратить себе свою драгоценную дочь обратно.

Пуанти вырвал из рук раба огромное послание, вскрыл его и прочитал:

«Милый мой Жером! То, как Вы ушли от меня, и мои опасения за судьбу вашей дочери вынудили меня сильно понервничать. Одно Ваше слово прогонит все мои опасения. Моё счастье всецело зависит от Вас, господин, как и умиротворение моей души. С такой вот неизменной мыслью я надеюсь скоро хоть что-то от Вас услышать. С любовью к Вам, Марсела.»

Заросшее бородой лицо Пуанти заполыхало от ярости. Как посмела эта чёртова колдунья потревожить его своими жалостливыми переживаниями в такой момент? Отчего она позволяет себе настолько нагло требовать от него чего-либо? Неясный гнев овладел им.

Пуанти разорвал аккуратно настроченное письмо Марселы на мельчайшие куски и швыранул их под стол.

— Хозяин, вы дадите ответ?

Пуанти обернулся к нему с таким яростным взором, что испуганный темнокожий раб на негнущихся конечностях отошёл назад и исчез.

Пуанти взгромоздился по ступеням к себе в спальню, и перед его глазами всплыл облик красивой дочери.

Про себя он прошептал Габриэль:

— Осталось совсем немного, родная моя, и ты опять вернёшься домой. Я больше никому не разрешу нас разлучить.

***

Наступила очередная ночь. Третья. Габриэль стояла перед зеркалом, изучая себя в зеркале капитанской каютной комнаты. Время шло слишком долго и одновременно быстро, а каждый миг был наполнен и радостью, и мучением. Габриэль рассуждала, что мордашка, которую она рассматривает в серебристом маленьком зеркале, изменилась. С того момента, как она в первый раз увидела хищный взор золотых карих очей Раптора, пролетело немного времени, но уже не вернуть из прошлого ту девочку из монастыря с туго заплетёнными косичками и неиссякаемым бунтарством в душе. Навека канула в лету полудевочка-полуженщина, которая мечтала всё испытать в жизни, но чьи понятия о жизни были очень далеки от настоящей реальности.

Габриэль больше не являлась той неумелой девицей, которая наслаждается своей молодостью и свежестью. Сейчас её оскорбляли прежние понятия о жизни своей примитивностью. Сейчас Габриэль начала понимать, что реальная жизнь не сводится к красивым нарядам, в которые она облачится в один замечательный день, к городам или странам, в которые поедет, путешествуя, либо к тем гражданам, которые встретятся на её пути.

Настоящая жизнь и счастье не зависят от денежных средств и богатства, к которому стремится большинство граждан. Настоящую полноту жизни даёт невыразимое словами хрупкое соединение одной души, её внутренней сущности, с душой другого человека. Это взаимное дополнение не имеет ничего общего с физической близостью. Рей или Раптор — являлась тем естественным дополнением души Габриэль, её существа, с которой жизнь становилась реальной, настоящей, полнокровной. До Габриэль дошла эта правда и она, осознав и усвоив это, приняла и радость физического наслаждения… Габриэль предвидела и полную боли неотсрочность расплаты за эту радость, ведь своего папу девушка тоже любила. Габриэль не обманывала себя. Рей не отступит от выдвинутых ею требований, а папа скорее позволит себя стереть в порошок, чем будет рисковать жизнью дочери. И Габриэль не в силах поменять обстоятельства и сократить пропасть, разделяющую её с Рей… Несмотря на их любовь, Рей будет той, кто сохранил ей верность за все прошедшие годы преследований. Эта женщина, которой восторгалась и вместе с тем вынуждала страдать от беспощадности своих суждений, затронула душу Габриэль…

Опять она вспомнила её фразу:

≪… передай, что в скором времени я повидаюсь с ней…≫.

Сумеет ли Габриэль вынести, если прознает, что Рей обнимает другую? По горлу прошли спазмы и Габриэль расплакалась. Внезапно она опротивела самой себе. Вытерев скулы, она посмотрела на себя в зеркало. Теперь мордашка, смотревшая на неё, больше не принадлежит ученице монастырской школы. На сверкающей поверхности зеркала отражалась полюбившая девушка. Осталось три дня.

Габриэль превратит их в три восторженных дня.

Спустя минуту она промчалась через весь коридор и, затаив дыхание, вышла на палубу.

Рей свела брови, когда заметила хищным взором своих золотых карих очей волнение пленницы. В словах нет необходимости.

Габриэль положила ладони на её плечи и привстала на цыпочки для поцелуя.

***

За высоким оконцем, расположенным высоко в стене, сгустились сумерки. Портерий неторопливо на локте приподнялся с тюремной кровати. Морщась от боли, которые причинили парню много ушибов и кровавых подтёков, матрос пошёл к зарешёченной двери, намереваясь осмотреть коридор. Парень тяжко вспоминал, как их захватили. Перед взором нарисовалась картина: двор монастырской школы, вокруг тишина, резкий вопль Берты, громыхание сапог. Портерий противился, но его сбили с ног внушительным ударом кулака.

Ладно, хоть не закололи мечом или не растреляли на месте. Потом последовали нескончаемые пинки и боль заменилась полным провалом в памяти. Пришёл в сознание он уже в тюрьме, где и был сейчас. Камера располагалась в ряду подобных ей. Везде сидели арестованные, восхвалявшие свои преступления. Громче всех бубнил громадный мужчина, сидевший по соседству. Но все его рассказы исчезли из головы Портерия, когда матрос внезапно осознал, что Берты среди них отсутствует. Жива ли она вообще? Потрерия перепугало появление в его темнице Пуанти.

Матрос прикинулся недоумком — и преуспел в этом. Ему и раньше приходилось использовать такую защитную тактику, научившись придавать своему внешнему виду соответствующую внешность. Пуанти глядел на него с омерзением, что Портерий подумал: уловка удалась и он сумел принудить этого типа поверить, что общий план действий ему неизвестен. Затем с ним вёл пару бесед губернатор Клейборос, но Пуанти больше не приходил. Учитывая этот факт, Портерий сделал вывод, что Берта находится в другой части тюрьмы и Пуанти на ней сконцентрировал свои усилия. Портерий повёл узкими плечами. Ему никак не удалось сообразить, как это люди губернатора Клейбороса догадались караулить их около монастыря, куда они пришли посреди ночи. Парню хотелось знать, что станет делать капитанша, когда они с Бертой не появятся на месте встречи и будет понятно, что их арестовали. Парень был уверен, что капитанша не кинет их на произвол судьбы, но… Ход раздумий Портерия прервался волосатым вонючим стражем, дежурившим большую часть дня, пройдя по коридору к метеллической двери, чтобы через маленькое зарешечённое окошко оглядеть камеры, располагавшиеся за дверью. Правила тюрьмы уже твёрдо отпечатались в голове Портерия, он понял, что караульная смена опаздывает. Вдруг шум насторожил матроса. В то же мгновение входная дверь резко открылась, повалив на пол растерявшегося стража. Бедолага растелился на каменном полу головой и застыл! Дальше события происходили быстро. Портерий, плохо понимая, что случилось, увидел внезапно трёх мужчин, летящих по коридору.

Большой мужик из соседней клетки заорал:

— Я не ведал, что вы явитесь! Я знал, что вы не бросите меня тут сдыхать!

Портерий просунул руку между решётками и ухватил одного освободившегося, прокричав:

— Дружище, освободи меня! Мне конец, если ты бросишь меня тут!

Незнакомец мешкал, открыл замочную скважину. Портерий облегчённо перевёл дух и помчался по коридору. В скором времени матрос быстрым шагом брёл по дороге, уводящей его от тюремного здания, понадёжнее таясь в тени деревьев.

***

Пуанти следил за побегом из тайного места.

Он шепнул:

— Он сбежал! Сейчас мы не должны терять его из вида!

Сидевший около него губернатор Клейборос с сосредоточенным выражением лица кивнул.

Осталось недолго.

***

Клару подняли с кровати посреди ночи. Она встретилась в нагнетающей тиши кабинета лицом к лицу с хозяйкой борделя.

Женщина тряслась, когда мадам Люсиль тихим тоном сообщила:

— Я только что узнала новость, что из тюрьмы сбежали…несколько арестованных. В одном из них был особо заинтересован мистер Пуанти.

— Это Берта?

— Нет. Это высокий жилистый темноволосый юноша.

— Портерий. А что с Бертой?

— Не в курсе.

Молчание было тягостным, но в следующее мгновение Клара внезапно всё осознала.

Сказать что-то не было сил, куртизанка облокотилась о стол.

— Клара…

Она шепнула невнятно в ответ:

— Опоздали. Они в ловушке.

***

Плоть против плоти. Пламя против пламени.

Серебристый свет луны проскальзывал в иллюминатор судна. Два обнажённых тела купались в этом скрытном сиянии. Рей прижимала Габриэль, вдавливая её в постель весом своего сильного тела. Языком пиратка обвела контуры рта Габриэль, разведя губы, проникла к ней в рот влажным поцелуем.

Растопыренные пальцы блуждали по телу девушки, ласкали её, пока их тела выгибались навстречу друг другу. Рей полностью растворилась в сладкой неге, которую дарила ей Габриэль… Хоть ещё чуток.

***

— Минуло шесть дней, Марсела.

Мария замолчала, когда Марсела обернулась, оторвав глаза от окна, которое выходило на темнеющую улочку. Сердце Марии защемило.

Марсела выглядела плохо. Под глазами залегли почти чёрные круги, скулы ввалились.

Несчастная почти ничего не ела уже шесть дней, которые минули с того последнего раза, когда она видела Жерома Пуанти.

— Так не может больше продолжаться.

— Мария…пожалуйста. — Марсела приклала к груди трясущуюся ладонь. — Мне…мне не хорошо…мутит. Но так ведь и должно быть в моём положении. Да?

Мария решилась мужественно сообщить госпоже правду.

— Он не явится.

Марсела не ответила.

— Марсела…

Марсела вскинула голову выше.

— Я напишу ещё письмо.

— Вы уже написали.

— Напишу опять…ещё разок.

Марсела пыталась утаить от Марии дрожание своего рта. Поведение госпожи ранило Марию в самое сердце.

— Если Жером не даст ответ за неделю, мы с тобой уедем…пойдём вверх по речке и чуток передохнём, пока я отыщу для нас временное убежище.

— Марсела, моя милая… — Глаза Марии блестели от слёз.

— Но он появится. Ты увидишь. Лишь одно, последнее послание. Я напишу его сейчас.

Марсела развернулась к столу. Она не заметила слёзы Марии.

***

Шестой день завершался. Портерий вдруг замер на узкой горной тропе. Он поглядел за плечо, внимательно оглядел каждый бугор местности.

Смутная тревога преследовала его все эти дни с того мига, как он сбежал из тюрьмы. От непрекращающегося нервозного напряжения матрос состарился, осунулся, его узкое заросшее лицо обозначилось глубокими морщинами. Матрос пошёл дальше, пока перед ним не появился вид на знакомый узкий залив.

У матроса не было сомнений, что Пуанти лично проследит за тем, чтобы беглецов отыскали вдоль и поперёк всего Аргоса. Из-за этого парень отказался от своего изначального намерения пойти к мадам Люсиль, где до этого ему не единожды оказывали убежище, а отправился по извилистой тропе к заливу. С облегчением вздохнув, Портерий добрался наконец-то до условленного места, которое предварительно выбрала Берта на тот случай, если появятся какие бы то ни было сложности.

Он ожидал появления Берты, до последнего надеясь, что и у неё получилось совершить побег в момент неожиданно возникшей в тюремном коридоре суматохи. Он томительно и долго ждал. Время тянулось долго. Достав провизию, которую они спрятали, высадившись на берег, парень подкрепился и начал ждать дальше. Портерий не переживал из-за того, что уже не мылся и не брился шесть дней, как покинул судно. Он испытывал равнодушие к тому, что всё это время ничем не питался, лишь сухарями, солониной и водой, таявшей с каждым днём. Парень бурно переживал внезапный провал их миссии в монастырской школе, но терзания не облегчали его душу.

Портерий возрился на гаснущий в густом мраке горизонт. Вспоминал Берту — хорошую женщину и преданную подругу. Отчего же их миссия пошла под откос? Портерия преследовала мысль, что частично он виноват в этом. Парень ничего не мог сделать с такими думами. Может, он вызвал подозрение у юной куртизанки, с которой провёл ночь в борделе мадам Люсиль?

Если бы он внимательнее отнёсся к возможным опасностям, ожидавшим их во дворе монастырской школы, если бы не отдался так самозабвенно надушенному телу девицы… А Берта…где она сейчас? Портерий воспользовался подзорной трубой, спрятанной около еды, искал судно, которое уже должно было показаться, оглядел водную гладь моря.

Ночь ясная, на небе сияет ослепительный полумесяц. Матрос наблюдал за океаном с прошедшего дня, надеясь, что ≪Раптор≫ может показаться пораньше на день. Не показался. Но уже наступила условленная ночь.

Опять почувствовав неясную тревогу, Портерий вновь осмотрел местность, окружавшую его и обратил взгляд на океан.

***

— Дьявольская чертовщина! Я уже верю, что этот пират по-настоящему слабоумен!

Жером Пуанти был надёжно укрыт в кустах на холме, который давал превосходный обзор местности. Он тщательно отрегулировал свою подзорную трубу. В вечерних сумерках понемногу поглощался силуэт Портерия. Пуанти изрыгнул ругательство. Пират сделал то же, что и предыдущим вечером: он приблизился к берегу, скрываясь в деревьях и сел, что-то ожидая. Его подзорная труба до рассвета была направлена в океан. Пуанти отклал свою трубу, ему трудно было побороть нетерпение, снедавшее его. Ему не верилось, что сумеет когда-либо позабыть радость, захватившую его сердце, когда получилось тщательно спланировать и воплотить в жизнь план побега Портерия. Чуть позже, когда люди губернатора Клейбороса пришли доложить, что проследили за матросом до дальней от Аргоса бухты, где он, очевидно, расположился надолго, Пуанти сообразил, в чём состоит план этой чёртовой капитанши. Конечно, капитанша Уитос хитра.

Она послала на берег двух своих пиратов, чтобы те передали требовательное послание, дав команду до определённого момента ждать принятия ультиматума, а потом прийти в назначенное место. В океане Уитос пребывает в относительной безопасности, избавленная от внезапной атаки. Похоже, капитанша отлично знает эту маленькую бухту среди скал и считает её вполне надёжной гаванью, укрытой от любопытных взоров. Наверное, эта гадина использовала бухту даже той ночью, когда выкрала Габриэль. Спина Пуанти покрылась нервозным ознобом. Ну, теперь эта бухта не безопасна. Осмотревшись вокруг, мужчина доставил себе малюсенькое наслаждение.

Люди губернатора Клейбороса, ожидая приказа боя, рассеялись повсюду. Но главным в деле было вооружённое судно, надёжно скрытое поблизости так, что его нельзя никак заметить ни с берега, ни с океана. Уже идёт шестой день.

Окончательный срок принятия требований капитанши. У Пуанти не было сомнений, что судно Уитос покажется именно этой ночью. Его рот расплылся в лёгкой улыбке. Конечно, Габриэль скоро будет в безопасности и в его объятиях. Вдруг нежные чувства Пуанти поменялись на яростную злобу. Мужчина дал себе клятву, что только дочь возвратится домой, он приложит все усилия, чтобы капитанша Рей Уитос заплатила за свои преступления так, как ей даже не снилось!

Такая дума распалила в нём ненависть, требующую немедленного выхода.

Он обернулся к присевшему около него воину и спросил:

— Лейтенент Кариус, ваша армия готова?

Юный солдат пересёкся с ним глазами.

— Да, мистер Пуанти. Губернатор отдал нам ясный приказ. Не переживайте. Всё будет нормально.

Рот Пуанти скривился, когда он поглядел на пылкого молодого офицера.

— Проявите заботу о том, чтобы ещё разок проверить готовность вашей армии, вместо того, чтобы опекать меня, лейтенант!

В густой тьме стало видно, как покраснело лицо юного офицера. Парень вынужденно опустил голову.

— Да, господин.

***

Оглядывая обзор тёмного океана, Портерий внезапно замер в своём скрытом уголке посреди деревьев, высившихся вдоль берега.

Его руки задёргались. Пират отрегулировал подзорную трубу и посмотрел ещё один раз.

Сомнения ушли — это был ≪Раптор≫. Парень узнал бы корабль где угодно! Портерий захихикал и едва сдавленно, ликующе закричал, беря факел, стоявший около него.

***

Судно! Пуанти дёрнулся от сдавленного вопля матроса и посмотрел на офицера, возвратившегося минутой ранее. Юный лейтенант не шелохнулся, он приник к подзорной трубе, вглядываясь в горизонт.

— Вы видите корабль?

— Да, господин.

— Ваши люди готовы?

— Да, господин.

Сердце Пуанти заколотилось быстрее.

***

Пираты ≪Раптора≫ почти механически делали свою работу. Но внешнее спокойствие прятало крайнее напряжение. Берег бухты быстро рисовался на глазах. Габриэль поняла, что миг конца приближается. Она посмотрела на капитанский помост, с которого Рей отдавала чёткие команды своим людям. Габриэль вздохнула. Сдержанные эмоции на её мордашке понемногу размывались сгущающейся тьмой. Габриэль отвернулась, ощутив, что отчаяние захватывает её. Две совсем разные женщины могли уживаться в пиратке, державшей Габриэль минувшей ночью в своих руках и любящей с неповторимой нежной страстью. В самой Габриэль тоже уживались две разные девушки. Первая сейчас стояла у парапета, ожидая, чтобы сильные руки Рей обняли её стан, и страшившаяся того мига, когда будет понятно, что время, данное им судьбой, завершилось. Вторая была девушка, ждавшая мига, когда папа вытянет к ней свои руки, храня верность человеку, который спас её жизнь, вырастил её в любви, не делившую больше ни с кем. Габриэль задышала глубже, наполняя лёгкие свежим морским воздухом, ароматом океана, который в скором времени оттолкнёт её. Но чем ближе корабль приближался к берегу, вторая Габриэль непонятно куда исчезала — была лишь первая, которая мучилась, хотела… Сильные руки обняли девушку со спины, исполнив её желание. Руки Рей… грудь Рей…губы Рей на её шейке… И низкий тембр голоса Рей шепнул…

Обе одновременно увидели свет пламени от факела, знак с берега! Шепнув пару слов, Рей выпустила девушку, намереваясь взять на себя команду пиратов, раздавая им короткие и резкие приказы.

***

Портерий старался со всей силы махать руками, подавая знаки. Матрос затаил дыхание и ожидал, когда ≪Раптор≫ вынырнет из тьмы и поплывёт к берегу. Внимание парня приковалось к кораблю, отчего он не расслышал звук приближавшихся шагов.

Матроса оглушили одним ударом, а факел грубо вырвали из рук. Сознание Портерия гасло.

Последнее, что ему удалось запомнить, была победная ухмылка Пуанти.

***

Рей пристально наблюдала за факелом на линии берега. Пиратка сконцентрировалась на происходящем, ведь лодку уже опустили на водную гладь. Рей запретила себе в этот миг думать о пленнице, а Габриэль, вцепившись в парапет судна, стояла в паре шагов от неё. Рей внимательно наблюдала за уверенными движениями своей команды. Лодка скользила по водной глади океана и приближалась к береговой линии. Осталось чуть-чуть. Вскоре она с пиратской командой заявится в Аргос.

Они появятся там, не боясь закона, ведь прошлые обвинения с них будут сняты. Но это что такое?.. Рей замерла. Пираты на лодке прекратили грести и теперь старались отчаянно развернуть шлюпку к ≪Раптору≫. С берега раздались залпы выстрелов!

Пиратка, стоявшая поблизости, заорала, предупреждая Рей:

— Капитан! Обернитесь!

Рей обернулась и заметила силуэт быстро мчавшегося судна. В то же мгновение палуба под ней поднялась от разрыва пушечного ядра, которое задело нос их корабля. Рей подлетела к Габриэль и увидела, что та плачет. Пиратка прикрыла возлюбленную собой и начала раздавать последние указы своим людям.

— Готовьте пушки к битве! Пусть палят все!

Очередной снаряд поднял ≪Раптор≫, и мачта по центру скосилась до самой палубы. Ещё один удар попал на надводный борт корабля, стоило команде, собравшись около Рей, пытаться построить оборонительную позицию.

Одни пираты попадали, получив ранения, другие посреди дыма и огня старались ответно пальнуть. Габриэль била дрожь в объятиях Рей.

Пиратка кинула на девушку взор, испытав гордыню — несмотря на озноб, в глазах Габриэль сияла отвага. Защитники ≪Раптора≫ упорно противостояли неожиданной атаки. Но они проигрывали. Рей понимала неизбежность этого: её орудия вывели из строя. Беспрерывно трещало раскалывающееся дерево корабля, создавая ощущение полноценной трагедии.

Понемногу весь корабль охватило пламя, повалил тёмный дым. ≪Раптор≫ вдруг скособочился, и Рей осознала, что бой завершён. Она громко проорала приказ перестать противиться. Посмотрев снова в глаза Габриэль и заметив в них отчаяние, Рей сообразила, что много что желает сообщить ей, но не сумела решиться.

Она прикрыла испуганную девушку от пламени и дыма собой, тогда как ≪Раптор≫ с каждой минутой наклонялся всё сильнее, и продолжала раздавать команды своим пиратам:

— Сложите оружие и готовьтесь к сдаче!

Рей отпустила девушку, стоило стороннему кораблю подплыть к борту утопающего корабля, и глазами убедила Габриэль не возражать. К ней обратились представители закона, но Рей не удостоила им ответить. На запястья пиратки нацепили наручные кандалы, а её команду спешно переправили на ожидающий их корабль. Рей готовилась идти за ними. Ей удалось увидеть, как Габриэль вынудили подойти к лодке, которая доставит девушку на береговую линию. Рей знала, кто ждёт Габриэль там. Такая мысль была ей невыносима.

Пиратке проорали в самое ухо, чтобы она шла, и грубовато пихнули. Рей опять обернулась, именно в тот миг, когда Габриэль задержала на ней долгий, наполненный муками взор. Рей спокойно его вынесла, потом последовала за своей командой. Теперь всё завершилось.

========== Глава 10 ==========

Рей сморщила нос, войдя в просыревшую камеру тюрьмы. Она не забыла этот аромат: специфическая вонь, удручающая не столько ≪ароматами≫ жижи и грязи, сколько витавшей по воздуху ауры отчаяния. Идя по тюремным коридорам, закованная в кандалы, Рей вспоминала и другое. …Пламя, горевшее в особой камере, где она стояла со скованными на весу руками, полуголая и совсем беспомощная. … Тёмный дым, заполнявший всю камеру, когда железная кочерга раскалялась до красноты. … Аромат горевшей кожи, её кожи. В памяти встали живые и резкие звуки: повторяющиеся опять и опять вопросы перед началом пыток, эхо агонии подруги, которые были слышны до её камеры, и её окончательный предсмертный вопль.

И тембр Пуанти:

— Она мертва, уберите её!

В душу опять возвратилась боль. Она как-то дала клятву отомстить за смерть подруги и за уничтоженное судно. Она в течении трёх долгих лет разрабатывала план мести. И план развалился. Вдруг Рей замерла. Её поглотило отчаяние, когда облик Габриэль появился перед взором, лишь сильнее усилив мучения души.

Она любила её, но Габриэль возвратилась к Пуанти, к папочке, которого боготворит. Рей ни разу не усомнилась, что Габриэль именно так и сделает. Но это пока не конец. Рей не допустит Пуанти опять избежать наказания! Она не позволит, чтобы гибель многих людей осталась неотмщённой! Обязан быть хоть какой-то выход. Рей пристально изучила нагие каменные стены и железные решётки, перекрывавшие их.

Обязан быть хоть какой-то выход…

***

Пуанти сидел с Габриэль в элегантной обстановке зала в своём городском особняке.

Полуденные лучи солнце косо пересекали коридор, когда отец мягким тоном обратился к дочери:

— Ты не понимаешь то, что твердишь мне, Габриэль. Ты ведь сама видишь, что капитанша Уитос — преступница! Это она ответственна за смерти многих греческих пиратов и она…

— Нет, папа, ты не прав! — Глаза девушки сверкнули лишь сильнее, так напомнив ему о возлюбленной Шеннон. — Капитанша Уитос убедила меня, что была сделана ошибка и она невиновна в преступлениях, в которых её обвиняют.

— Она — в камере, где ей самое место!

— Нет, ей там не место.

— Она выкрала тебя и держала пленницей, надеясь, что я возьму вину на себя в выдуманных ею злодействах. Она рассчитывала, что сумеет свободно бродить по улицам Аргоса, возвратить прежний статус и опять творить свои незаконные дела!

— Не правда!

— Габриэль…

Жером шагнул навстречу близкой ему девушке, тревожно глядя на её мордашку. Габриэль, которую выкрали у него некое время назад, как-то непонятно изменилась. Что с ней случилось?

В ней ещё хранились красивые черты её матери — такие же локоны, горящие огнём, утончённые черты, точные черты лица Шеннон, и то, как вежливо и настойчиво Габриэль обращалась к отцу, живо напоминало её маму. Девушка упала ему в объятия, стоило только шлюпке причалить к береговой линии с горящего судна капитанши Уитос. Отец нежно заключил её в свои руки, сильно притянул к себе плачущую и нескончаемо родную дочь. Только пару деньков спустя, когда они тяжко говорили, Жером подметил, как внимательно Габриэль смотрит на него. В голову ему забрела мысль, что плакала Габриэль в миг их встречи не только из-за облегчения… Жером отмахнулся от такой думы. Прямо с берега мужчина сразу привёз дочь домой. Её возвращение в монастырь, который не сумел дать ей безопасность, не обговаривалось. Жером строил потрясающие планы на будущее, на его совместное будущее с дочкой, пока не начались вопросы.

Жером ощущал неуверенность, когда снова спросил дочь:

— Капитанша Уитос, она же Раптор, не сделала тебе ничего плохого?..

— Нет, папа.

— Эта мужеподобная девица не пыталась?..

— Капитанша вела себя со мной нормально.

В Жероме закипала ярость.

— Нет! Она не могла вести себя с тобой нормально! Она врала тебе! Она пыталась подкупить тебя, проявляя доброту, завоёвывая доверие, настраивая против меня и таким вот способом осуществляла своё отмщение!

— Папа, прошу…

Мордашка Габриэль, покрытая океанским загаром, внезапно ужасно побледнела.

Габриэль приблизилась к Пуанти ближе и руками обняла отца. Когда дочь опять посмотрела на его лицо, её глаза сияли.

— Никто не сумеет настроить меня против тебя.

Превосходная речь словно бальзам пролилась на его душевные раны, ведь Жером испытывал мучения, смотря, как дочь вот-вот заплачет.

— Я не хочу смотреть на твои слёзы.

— Их нет.

— Мне хочется, чтобы ты была счастливой.

Габриэль промолчала, и тревога Жерома стала сильнее. Мужчина внезапно понял, что она не скажет слова, которые подтвердят, что она опять счастлива быть около него. Виной тому капитанша Уитос. Чувствуя тревогу потому, что Габриэль мрачна, Пуанти лишь сильнее начал презирать особу, из-за которой между ним и дочкой встала преграда.

Он сообщил шёпотом:

— Ты пока что не до конца пришла в себя после такого страшного испытания, моя родная. Я испытываю страшную боль, что не смог уберечь тебя от ужасной канонады с судна губернатора Клейбороса. Но даю тебе клятву, что этого никто не предвидел. Ты, наверное, соображаешь, что я никогда бы в жизни не дал приказ, который может подвергнуть тебя опасности! Ты не сомневайся, я прослежу, чтобы капитанша этого судна понесла суровую кару за свои безответственные действия.

— Нет, папа. Уже и так было много мучений.

— Габриэль, ты юная и неопытная девушка, перенёсшая сильное душевное потрясение. Ты не права.

— Нет, отец, я…

— Молчи. Только через какое-то время ты много что увидишь совсем по-другому.

— Папа, прошу, ответь мне на вопрос. Аммм… — Габриэль мешкала, но решительно договорила: — Что станет с капитаншей Уитос и её командой?

Пуанти воспламенялся злобой.

— Их достойно накажут!

— Но…

— Думаю, пора закруглять эту беседу. Габриэль, ты должна отдохнуть. Иди к себе в спальню.

В ответ Габриэль ничего не сказала, что задело Пуанти. Мужчина смотрел, как дочь неторопливо поднялась по ступеням лестничного пролёта и скрылась за углом — и его душевное состояние разверзлось настоящим тайфуном. Эта проклятая капитанша испортила его дочь! Она смогла вынудить Габриэль сомневаться в отце! Она отняла неделимую любовь Габриэль к отцу! Жерома едва не парализовал апоплексический шок от одной мысли, что же ещё сотворила с Габриэль капитанша? Габриэль столько была в её власти!

Она могла воспользоваться невинностью Габриэль, потому что наивная дочь понятия не имеет, кому можно верить в этой жизни…либо кого в кого можно влюбляться. Нет! Жером не допустит этой гадине внести сомнения в душу дочери! Есть лишь единственный путь избавиться от влияния этой особы и опять возвратить любовь дочери. Пуанти лишь сильнее гневался. Капитанша Уитос находится в отдельной камере тюрьмы от команды ≪Раптора≫, оставшиеся камеры в её отсеке свободны. Это своего рода предосторожность, намеренно предпринятая губернатором Клейборосом. В коридоре тюрьмы только один страж. Совсем легко исценировать побег Уитос и воспользоваться моментом убить ненавистную соперницу. Один единственный выстрел или остриё меча навек сотрёт капитаншу Уитос из сознания Габриэль. Так и нужно поступить. Жером сею же секунду даст нужные команды. Это сделается мигом, через пару дней, до того, как губернатор Клейборос сможет поменять ситуацию, которая удачно вписалась в его только сейчас придуманный план. Пуанти развернулся на шаги, увидел Болерия, который молчал, стоя на пороге.

— Хозяин…

— Чего тебе?

Болерий шагнул назад.

— Я задал тебе вопрос, чего тебе надо?

— Конверт, хозяин… — Голос престарелого раба дрожал, когда он вручил Пуанти письмо. — Бекка поклала его на стол в библиотеке и переживает, что вы могли не заметить его.

Жером вырвал конверт из рук Болерия и вскрыл его.

Мужчину обдало огнём, когда он кинул взор на аккуратный почерк Марселы:

«Милый Жером! Я в бескрайнем отчаянии от твоего неожиданного исчезновения и тревожусь о тебе. Надеюсь на скорую встречу и молюсь, чтобы с тобой всё было хорошо. Твоя любящая Марсела».

Наглая колдунья! Жером уже по горло был сыт её ведьмовскими штуками и намерился поставить эту дрянь на её законное место сею же минуту! Он разорвал в клочья послание, швыранул их на пол и вылетел в коридор.

Схватив шляпу, Жером бросил молчаливому рабу:

— Для тебя есть дело, Болерий!

Темнокожий раб подрагивал от страха, подходя к господину.

— Оповестишь леди Габриэль, что я пошёл на ряд деловых переговоров и возвращусь поздно.

Болерий молчал, и Жером рявкнул:

— Ты меня расслышал, старый идиот?

— Конечно, гос-спод-дин…

Но ответа слуги Пуанти уже не расслышал.

Габриэль смотрела, перегнувшись через лестничные перила, на выходящего из дома отца. Девушка старалась унять эмоции, нахлынувшие на неё. Габриэль находилась дома, в котором страстно хотела быть, но чувство ночного ужаса отравляло существование девушки. И вправду, кому и чему Габриэль обязана поверить? Она издала вздох. Папа был настолько искренним, когда сообщил, что полностью не имеет отношения к тому, в чём его обвиняла Рей. Взор папы был прямолинеен и открытен. Габриэль знала, что делает ему больно, сомневаясь в нём, но совсем не унижает его любовь. Габриэль припомнила трясущиеся руки папы, которые обняли девушку после спасения с полыхавшего судна. По его скулам текли слёзы, когда он говорил шёпотом, сколь рад увидеть дочь опять. Его руки служили защитой от детских страхов Габриэль. Тембр его голоса рассеивал любые печали дочери. Его глаза постоянно сияли гордостью и любовью, даже тогда, когда она начала сомневаться в нём. Но Рей…

Любовь полностью овладела и ошеломила Габриэль. Она не видела Рей с того мига, как ту увели, закованную цепями, и тосковала по ней.

Габриэль дёрнулась, опять почувствовав тот страх, который ей пришлось пережить, когда ≪Раптор≫ подвергли пушечной атаке. Шум, дым, треск досок, которые ломались, общий хаос на палубе напомнили девушке адские пейзажи, особенно когда зловещее зарево взметнулось высоко в небо! Больше всего Габриэль хотелось сейчас быть в сильных руках Рей. Тогда, роковой ночью, Рей не покидала Габриэль ни на секунду, хотя обязанности взывали к ней. Она защищала Габриэль от огня и вселяла в девушку мужество. Когда выбора не было и они сдались — она отпустила Габриэль только тогда, когда вредоносное судно подплыло ближе. Рей отошла на шаг, взором погасила молчаливый протест Габриэль. Взор пиратки сказал, что всё завершено. Девушку пронзила в тот момент настолько сильная боль, что Габриэль не сумела и слова сказать, когда пиратку уводили на соседнее судно, а саму Габриэль отправили на береговую линию к папе. С того момента две женщины не видели друг друга.

Габриэль не могла больше пребывать в неизвестности и начала спускаться по ступеням, потом в коридоре окликнула слугу:

— Болерий!

Пожилой негр без задержки очутился около неё, его лицо было озабоченным. Девушке делалось больно оттого, что папа не всегда проявлял доброту к старому рабу, который слишком её любил. Габриэль заставила себя улыбнуться.

— Ты не в курсе, куда ушёл папа?

— Хозяин приказал оповестить вас, что у него имеются дела и он возвратится поздно.

— А кто отправил конверт, который ты ему отдал?

Болерий не глядел в глаза девушки.

— Мне…мне не известно.

— Болерий…

Габриэль знала, что слуге нужно возмужать, чтобы оповестить:

— Это от госпожи, подружки хозяина.

— Его близкая подружка?

— Конечно, ле…

— Леди Мэтиус?

Болерий дёрнулся. Его испуганная физиономия и ответила на вопрос Габриэль, который необходим был девушке. У Габриэль есть время.

— Быстро отыщи для меня экипаж.

— Хозяин будет недоволен, что вы поехали одна, мисс.

— Найди мне экипаж…

— Но… — Болерий мешкал.

— Я должна переодеться. Сообщишь вознице, чтобы подождал. Поживее, прошу.

Подхватив подол длинного платья, Габриэль взбежала по лестнице на второй этаж.

***

С улыбкой на лице Клара поправила пальцами золотые волосы, которые были уложены отлично в задуманной ею небрежностью, и пододвинулась поближе к ужасно вонючему повару, глядящему на неё с неприкрытой похотью в глазах. Встреча была на кухне, которая расположилась около главного тюремного строения. Два дня у Клары ушло на то, чтобы изучить расписание тюремной кухни.

Женщина продумала каждую деталь своего прихода и знала, что у неё есть минимум времени для исполнения задуманной идеи. С такой думой куртизанка пыталась переосилить омерзительный спазм, тогда как её указательный палец лениво скользил по глубокому вырезу её дерзкого зелёного наряда.

Уверенная, что повар наблюдает за её пальцем с нескрываемым любопытством, Клара шёпотом сказала:

— А тебе удалось увидеть её самому? Неужели это правда, что она выглядит, как реальный монстр — высоченная и страшно уродлива?

Повар, потея, захохотал.

— Кто тебе сообщил об этом, милая ты моя крошка?

Поведя плечами, Клара позволила рукаву своего наряда многообещающе опуститься ниже.

— Девицы в ≪Сильвии Коноссе≫ сказали об этом мне. Я ответила, что они врут, но… — куртизанка улыбнулась и пододвинулась поближе, — мне стало интересно. Скажу честно, я страстно желаю сама увидеть этого монстра.

— Хм-хм. — Кухонный работник громко захохотал, выставив на обозрение жёлтые зубы, а его рука торопливо вытянулась к декольтированной зоне груди Клары. — Выходит, ты без ума от монстров? Да? Я могу продемонстрировать тебе своего монстра. Он у меня огромный.

Клара опять повела плечами.

— В ≪Сильвии Коноссе≫ принимают любых поситителей… Но, понимаешь, в данный момент я сейчас не нахожусь на работе. Мне выпал свободный час, и мне бы хотелось увидеть её раньше, чем её повесят.

Ладонь кухонного работника опустилась ниже, и Клара едва ли не отодвинулась.

— Итак, зачем же ты пришла ко мне, моя крошечка?

— Потому что к Раптору никого не пускают.

— И что?

— Я думаю, что вы не откажете мне в услуге.

— В услуге… — Повар выглядел задумчивым. — Конечно, но услуги не бесплатны…

Клара прижалась грудями прямо к животу повара.

— У меня нет богатств, но вместо денег я готова предложить себя.

Повар тяжело засопел.

— Как же я окажу тебе услугу?

Клара едва вскинула бровь в сторону стоящих около них работников.

— У тебя рабочие уставшие. Уверена, они не станут протестовать, если ты в облегчении их труда разрешишь мне сегодня отнести ужин в камеру тюрьмы, где находится Раптор…и тогда я сумею посмотреть на эту дикарку.

Мужчина вновь трудно засопел.

— Раптора заключили отдельно от других.

— Ох…это даже лучше.

Грузный мужчина издал вздох.

— Ну, я смогу разрешить тебе зайти в тюрьму и следить за ней до того мига, пока она будет есть из своей миски. — Мужчина захохотал, а затем опять издал вздох. — Но ты не забудешь о том обещании, когда своё получишь?

— О, мистер, не обижайте меня своим недоверием! — высоким тоном проговорила Клара, вытянув при этом руку, намереваясь провести ладонью по его вздувшейся выпуклости на штанах. — Было бы у нас больше времени, я бы расплатилась с тобой авансом, но…поскольку ужин уже готов, то… — куртизанка снизила тон голоса, — тебе известно, где я обитаю.

— В ≪Сильвии Коноссе≫, да? — Мужчина тоже зашептал в ответ: — Предстоящей ночью?

— Я уделю тебе предостаточно времени для настоящего развлечения… если твоя супруга разрешит.

— Моя супруга?! Эта престарелая колдунья? Пускай лишь посмеет меня задержать! — Повар замолк. — А если не разрешит, то познакомится с моим кулаком!

— Выходит, твой монстр большой?

— Конечно да, крошка. Но сперва я докажу, что могу держать слово. — Повар развернулся к стоящей неподалёку от него вспотевшей толстой женщине среднего возраста. — Маргарита, разреши… — Повар обернулся к Кларе. — Как твоё имя, малышка?

— Клара.

— Разреши Кларе сопроводить тебя, когда пойдёшь разносить ужин. Отправь её в камеру, в которой заключена Раптор.

Маргарита вскинула глаза на Клару:

— А вдруг страж поинтересуется, что она там забыла?

— Ответишь, что она — временно работает, что я нанял её.

Толстуха что-то проборботала.

— Что ты там говоришь, Маргарита?

Не ответив, она убрала со лба локон жирных волос и обратилась к Кларе:

— Бери эту бадью. Я провожу тебя до коридора, где сидит в камере Раптор. Думаю, сегодняшним вечером бедняжке будет не до еды.

Нагнувшись, Клара подняла тяжёлую бадью, поймав на себе маслёный взор повара.

— Услуга за услугу, милый, — прочирикала куртизанка, улыбаясь.

Женщина, удерживая бадью в руках, прошла через жаркую кухню и направилась к двери чёрного хода тюремного здания.

***

— Он здесь, Мария!

Марсела отпрянула от окна, которое выходило на улицу. Её сердце ритмично стучало. Женщине казалось, что она ждала его прихода целую вечность. И вот он явился, чтобы узреть её совсем не в замечательном виде: она задыхается, тошнит… Марсела постаралась поправить на своей фигуре платье из батистовой ткани, затем, паникуя, ринулась в кухню. Взяв полотенце, женщина намочила его в воде и промокнула им своё лицо, развернувшись к почти треснутому зеркальцу.

Невозможно было отрицать, что выглядит она совсем идеально: на лице бледность, скулы ввалились, глаза с чернотой под нижними веками были больше лица. Впав в отчаяние, Марсела со всей силы начала щипать свои скулы, затем разгладила их и, едва отойдя от зеркальца, оглядела себя с мизерного расстояния. Она исхудала. Утешиться можно лишь тем, что это скоро пройдёт. Из коридора раздался звук отпираемого замка, и Марсела напряглась. Стали слышны непонятные голоса, потом Мария зашаркала перед тем, как зайти на кухню. Лицо Марии чётче обозначилось морщинами, выражая неодобрение.

Натянуто и официально служанка объявила:

— Мистер Пуанти пожаловал и хочет вас увидеть, мисс! — Замолкнув, она тихо договорила: — Осторожнее, Марсела. Господин не в настроении.

От предостережения Марии Марсела застопорилась, но потом рывком помчалась по коридору. Женщина зашла в зал и увидела Жерома, который стоял спиной к ней. Видя его, она ощутила бескрайнее счастье. Жером возвратился, и она его любит! Всё наладится.

Марсела ринулась к нему.

— Жером, мой дорогой, я сильно тосковала по тебе.

Мужчина резко обернулся. Марсела не успела вскрикнуть от его багряной и алой физиономии, как он замахнулся и сильно отвесил ей пощёчину. Марсела отскочила, стукнулась бедром о стоявший стул около неё. Чтобы устоять, женщина захватила портьеру и внезапно почувствовала во рту привкус крови.

Голова её сникла, стоило Жерому подойти к ней впритык настолько, что женщина ощутила исходившую от него ненависть.

Его слова были наполнены ядом, когда он сказал в её лицо:

— Как вам хватило наглости на меня давить? Кто разрешил вам мне надоедать жалобами в ваших письмах? Как вы могли даже на миг допустить, что можете требовать больше, что я сам могу дать? Вы являетесь моей содержанкой, которую я купил и оплатил, и всё! Я разместил вас в этом особняке для удовлетворения своих желаний, как было до вас и как будет очень долго после того, как я забуду о вашем существовании! Вы тосковали по мне? — Жером хмыкнул. — Оповещу вас с радостью, что мне без вас было не тоскливо! Вы всего-то честолюбивая колдунья, которая жаждет владеть мной! Вот кем вы являетесь! — Марсела застонала, а изо рта Жерома продолжали вырываться хриплые оскорбления. — Вы что, нафантазировали себе, что я у вас подкаблучник, да? Вы рассчитываете, что я так потерял голову, жаждя вас, что можно руководить мной по своему усмотрению? Скажу, что вы не сумели обвести меня! Вы хорошо выполняли свои обязанности. И позабавили меня своими претензиями на любовь. Из вашей персоны, Марсела, я получил определённую выгоду! Пока моей дочери не было рядом, вы заполняли некую пустоту…временную пустоту…но, как происходит со всеми непресытившимися особами вашего типа, вам необходимо получать от мужчины всё больше. А с вашими письменными жалобами вы превзошли саму себя!

В мыслях Марселы что-то стало пульсировать, отчего она не могла и слова выговорить.

Женщина чуть сумела проговорить:

— Но-о…я вас люблю!

— Вы меня любите? Я ни разу не просил вас меня любить, да и не хотел этого! — Жером захохотал, наслаждаясь удовольствием от своего грубоватого тона. Он видел, что делает Марселе невыносимо больно, но не остановился: — Вы мне подходили! Я пользовался тем, что меня устраивало, но теперь я этим сыт. — Жером помолчал, оценивающе осмотрел её глазами. — Марсела, как давно вы в последний раз гляделись в зеркало? Вы страшно состарились. Объясните же мне, зачем мужчине, который не единожды доказывал губернатору и гражданам Аргоса свою незаменимость, спасителю греческих пиратов, который может иметь любую деву, какую лишь захочет… Зачем такому господину переживать о требованиях какой-то старой куртизанки?

Марсела смежила веки.

— Мой Бог…

— Неужто сейчас вы стараетесь давить на жалость, взывая к Богу! Понимаете ли, Марсела… — Жером грубо вцепился в её плечи, сильно встряхнул, стараясь её вынудить раскрыть глаза, пока он яростно смотрел на неё. — Не тратьте время попусту, ведь Богом являюсь я, и не старайтесь поставить надо мной иного Господа! — Жером резко отпихнул Марселу. Женщина сильно стукнулась, живот свело острой болью. Жером продолжал говорить: — Когда я покину этот дом, мне надо будет организовать последний этап другого дельца. Там тоже кое-кто думает, что сумеет победить меня, веря, что завладел самым дорогим мне существом! Но, как всегда, победа останется за мной, ведь Жером Пуанти не мешкает, если нужно сделать необходимые шаги, чтобы уничтожить врага окончательно и бесповоротно!

Марсела так и ничего не ответила, а Жером в очередной раз окинул её омерзительным взором:

— Стареющая шлюха…и что я увидел в вашей внешности в то время? — Жером вышел в коридор, взял шляпу, обернулся и договорил: — Я надеюсь, что вы с вашей выжившей из ума колдуньей-горничной оставите этот особняк к концу недели! Этого времени вам хватит, чтобы такой старой проститутке суметь отыскать себе другого покровителя.

У Марселы не было сил шелохнуться и в тот миг, когда Жером захлопнул дверь за собой. В её голове не просто пульсировало, а стучало молотом, отдаваясь эхом, который поглащал в себя каждый звук. Женщина не ощутила, как пошло кровотечение. Она не услышала, что Мария закричала в испуге. Болевые ощущения внизу живота нарастали. Темнота окружила Марселу, и бедная госпожа рухнула на пол.

***

Рей перестала мерить камеру шагами и навострила слух. Она сконцентрировалась и уловила лёгкие шаги, которые доносились из коридора между камерами. Такие женские шаги совсем не походили на тяжёлые шаги толстой женщины, разносившей для заключённых невкусную еду. Рей была не в состоянии поверить той мысли, что мелькнула в голове и застыла. Напрягшись, она прильнула к железным прутьям решётки камеры: лёгкие шаги становились ближе, и вот из-за поворота стал виден изящный силуэт… Клары. Та резко замедлила шаги. Бадья, которую женщина тащила, сползла на пол мгновениями ранее, прежде, чем открылся рот Рей.

— Что вы тут забыли? — произнесла пиратка свистящим шёпотом, оглядев пустой коридор. — Это опасно! Если Пуанти станет известно, что вы связаны с Бертой и со мной…

Клара ответила ей очень громогласно, чтобы её речь могли услышать у ближайшего поста стражи.

— Рей, моя любимая, мне тебе недоставало. — Женщина приблизилась и, накладывая в миску еду, зашептала: — Скорее, берите это. Если кто-то придёт, кроме стража, вы подыграете мне, хорошо?

Рей взяла миску и поставила её на койку.

— Вы совершили ошибку, придя сюда.

— Я обязана была вас повидать.

Красоту Клары не скрывал даже густой слой румян и вызывающее вульгарное платье. Легко можно сообразить, что женщина придумала, лишь бы сюда проникнуть.

Её чистые голубые глаза заполонили слёзы, когда она зашептала:

— К вам никого не пускают, но мне удалось отыскать способ заполучить ≪пропускной≫. Я должна убедиться, что с вами всё хорошо. Весь Аргос только и трубит, что вас арестовали, но…ничего не говорят про Берту.

— С ней всё хорошо, так сказала мне стража. По приказу губернатора Клейбороса меня разместили отдельно от команды до того момента, пока мы не предстанем перед судьёй. — Ресницы Клары нежно задрожали, она издала вздох облегчения, а подойдя к решётке, вытянула ей руку. Пиратка крепко сжала её пальцы. — Вы должны уйти отсюда, пока вас не узнали. Если Пуанти догадается, что мы знакомы, вам придётся не сладко.

— Нет. — Взор Клары стал решительнее. — Сначала оповестите меня, что я могу сделать, чтобы помочь вам и Берте сбежать отсюда.

Ком застрял в глотке Рей. Клара верная женщина и готова пожертвовать собой, но сердце пиратки и мысли уже отданы другой девушке. Рей сильнее сжала её пальцы.

— На данный момент вы ничего не сумеете сделать для меня и Берты, лишь одно — не дать Пуанти догадаться о наших с вами отношениях. Иначе у этого господина будет ещё одно оружие. — Лицо пиратки помрачнело. — Я сожалею, Клара. Если бы не я, то Берта сейчас была бы на свободе.

Клара ответила твёрдо:

— Не извиняйтесь, Рей, чем бы всё это не завершилось! Вы верите в Берту и это спасло её от отчаяния и одиночества в то время, когда она была потеряна для общества.

— И мне её не хватает.

— Вы борётесь за справедливость и она возвратила моей сестре чувство собственного достоинства и дала вашим пиратам надежду. Не найдётся никого с вашего судна, кто хотя бы минуту жалел бы о времени, которое провёл под вашим командованием.

— Клара, наша встреча приближается к завершению.

— Конечно. — Женщина покраснела, а в тоне голоса звучало отчаяние. — Скорее сообщите, что я должна делать.

— Вы ничего не сумеете тут поделать.

— Нет! Не соглашусь с вами! — Клара оглядела глазами коридор: слышались звуки приближающихся шагов. — Видимо, раздача еды завершилась. В скором времени я обязана буду уйти, но в следующий раз заполучу ≪пропускной≫ по-другому. Я сдружилась со стражем, стоящим в этом коридоре.

Рей напряглась:

— Сдружилась?

Рот Клары изобразил лёгкую улыбочку:

— Я смогла его убедить, что вы являетесь моей любовницей, и у меня имеется одно желание — сделать вас до виселицы счастливой женщиной.

— Как глупо! Если Пуанти…

— Рей, пожалуйста, у нас почти нет времени!

Пиратка помолчала, потом прошептала:

— Клара, мне не хочется, чтобы вы ещё хоть раз сюда заявлялись.

— Я вернусь. Я обязана.

Четры лица пиратки стали каменными:

— Нет!

— Невозможно, чтобы я ничего бы не сумела сделать!

Рей замешкалась:

— Есть кое-что, и если вы можете…

— Всё, что проговорите, моя родная.

— Если вы сможете использовать свои связи в борделе мадам… — Пиратка смолкла, голос её зазвучал тише и мягче: — Если вы сможете узнать, всё ли хорошо с Габриэль…

— С Габриэль… Дибос?

— Не её вина, что её отец преступник, который опутал её своим обманом. Мне страшно, что Пуанти может разозлиться, если она станет расспрашивать его. — Рей смолкла. — Я переживаю за её безопасность.

Светлые глаза Клары вглядывались в её лицо.

Рей ощутила в её очах молчаливое напряжение и догадалась, как много выдала, когда куртизанка шепнула:

— Ясно.

— Если сможете передать мне послание через вашего ≪дружка≫ — стража…

— Так и поступлю.

Рей осознала, что многим обязана такой мужественной особе и прижала её ладонь к своему рту:

— Благодарю, Клара, за всё, что вы делаете для меня.

Рей проводила глазами хрупкую фигуру Клары и тяжко вздохнула. Она вскинула глаза на зарешечённое окошко своей камеры, и её захватило отчаяние.

— Нет, всё это не должно завершиться вот так!

***

Клара свернула за угол коридора. Камера Рей исчезла из поля зрения. Она замедлилась, улыбка сошла с лица. Она сообщила Рей, что поняла, зачем та просит её узнать о Габриэль Дибос. Клара по-настоящему поняла. Ей стало ясно это чересчур хорошо и больше она не могла себе врать. Она вынудила себя идти дальше, изображая на лице неповторимую улыбочку, замерла около стража. Клара едва не прилипла к пареньку, с которым перекинулась парой слов, когда сюда зашла. Тогда она легко его очаровала, но, соображая, что нужно закрепить свои позиции, порылась в кармане и вынула из него пару динар. Легко она втиснула деньги в его руку.

— Благодарю, мой хороший. Ты сегодня сделал меня счастливой как и мою любовницу. — Куртизанка одарила парня легкомысленным взором. — А если я приду ещё раз увидеть её, ты не прогонишь меня?

Страж осмотрелся вокруг и ссыпал деньги в свой карман.

Глаза его задержались на вырезе её декольте, перед тем, как он поднял их и шепнул:

— Придёшь к чёрному ходу и спросишь Дака. Если коридор будет пустовать, я к тебе выйду. Тогда сумеешь…

— Пора идти, Клара.

Обернувшись к особе, с которой она вдвоём растаскивала ужин и глядевшей на неё подозрительно, Клара сказала:

— Да, конечно.

Перед тем, как нагнать группу кухонных рабочих, тоскавших еду, Клара снова подмигнула стражу.

Женщина налепила на лицо широкую улыбку, когда страж её окликнул:

— До свидания, Клара.

Но улыбка куртизанки быстро погасла. Она оставила бадью на кухне, смогла проскочить мимо повара и выбежала на тюремный двор.

Груди её тяжко поднимались, по щекам бежали слёзы. Женщина долгое время стояла во тьме, не двигаясь, говоря себе, что нужно признать правду, которую уже отрицать бесмысленно.

Мечта, которую лелеяла Клара, не суждено сбыться. Причина простая: пиратка любит Габриэль Дибос.

***

Габриэль едва не бежала по коридору тюрьмы.

Она домчалась до поворота, когда слух уловил мужской тембр, проговоривший где-то около неё:

— До свидания, Клара.

Клара. Габриэль замерла: имя показалось ей знакомым. Пару минут назад девушка стояла перед главным входом в тюремное здание и, сказав своё имя, объявила, что ей нужно увидеться с Уитос, чтобы убедиться, что она больше не представляет угрозы. Габриэль отказалась идти под охраной таким голосом, что бедному стражу не оставила ни единого выбора, кроме как в молчании подчиниться её намерению увидеться лицом к лицу со своей похитительницей. Как же Габриэль сумела позабыть о Кларе? Она прошагала вперёд и уткнулась в следующего стража.

Парень выглядел обескураженно, но Габриэль не стала произносить своё имя, а тот, изумлённо рассмотрев её дорогостоящее платье, с явной осторожностью проговорил:

— Леди, вы, думается мне, зашли не в тот коридор. Тут не место такой даме как вы. В этом отсеке есть лишь одна персона — опасная преступница.

— О… — Габриэль мешкала наигранно, — я решила, что девушка, уходившая…по имени Клара…

Физиономия стража напряглась.

Ему стало неловко, затем он пробурчал:

— Девку по-любому повесят. Я решил, что не принесёт ничего страшного то, если её женщина увидется с ней под предлогом разноса еды.

— Её женщина…

— Особа, видно, думала, что я не соображу, кем она является, но я сообразил. Её имя Клара Буш. Она является самой дорогостоящей куртизанкой в борделе мадам Люсиль.

— Мадам Люсиль?

Страж стал пунцовым.

— Я…вы, наверное, не знаете такое заведение… Да… Клара сообщила, что они с этой преступницей страстно любят друг друга и ей нужно облегчить её мучения. Я не посчитал тут ничего плохого.

Габриэль не смогла дать ответ.

— Вы никому не скажете про это, мисс?

— Не скажу.

Девушка шагнула назад. Клара, настолько значимая для Рей, выходит, проститутка… У любви не бывает ограничений. И сама Габриэль стала этому доказательством. Влюбилась в женщину по своей неопытности и неумелости.

Да и сравнить было не с кем. Видимо, Кларе тоже нравятся женщины. А Рей… Нет, пока Габриэль не в состоянии видеть её сейчас, когда поцелуи её любовницы ещё не сошли с губ.

— Мисс?

Трясущимися пальцами Габриэль прошлась по лицу и постаралась улыбнуться.

— Согласна с вами. Видимо, я действительно зашла не в тот коридор. — Не ведая, куда теперь податься, Габриэль продолжила: — Я…я пришла сюда с благотворительной целью. Мне нужна женщина по имени Берта, она — из команды Раптора. Её родственница на смертном одре и просила меня передать ей кое-что.

Страж вздохнул облегчённо.

— Эту девку держат в другом отсеке тюрьмы. Вернитесь туда, откуда пришли, потом сверните налево и пройдите тем коридором до конца, там отыщите стража, который скажет вам, куда ступать дальше.

— Благодарю.

Пелена застилала глаза, когда Габриэль развернулась обратно, твердя мысленно одно и то же имя.

***

Марсела старалась раскрыть тяжёлые глаза, отчего освещение в комнате стало каким-то мутным. Напряжение было выше её сил, и женщина опять сомкнула веки. Где-то вдали слышались голоса…знакомые ей.

— Врач! — Тон Марии звучал беспокойно, ближе к тревоге. — С ней всё будет нормально? Она так бледна.

— Несчастная женщина пережила сильнейшее потрясение, но должна выжить. Я смог остановить кровотечение, но… — Доктор на секунду смолк. — У неё произошёл выкидыш.

Нет! Такое невозможно!

— А скажите мне, врач, — Мария заговорила ещё тише, — что мне сделать, чтобы ей помочь.

— Крепиться. — Марсела узнала тон доктора Тореуса. — Вы должны сохранять мужество, Мария. Марселе необходимо будет всё ваше самообладание, когда она очнётся.

— А когда же она придёт в себя? Она уже долго без чувств.

— У неё было сильное кровотечение, отчего сейчас она слаба, но обязана очнуться. Сейчас я должен уйти, но скоро возвращусь и побуду с ней подольше. Уверен, она восстановится.

— Но она такая бледная.

Марсела услышала вздох врача:

— С ней всё будет нормально, Мария. Но вам надо приготовиться её утешать.

Скрип закрывающейся двери. Боль настоящего.

Марсела издала всхлип.

— Марсела…

От лёгкого касания Марии она раскрыла веки.

Боль, не связанная с физическим недомоганием, пронзила тело, стоило ей увидеть мокрые морщинистые скулы старой служанки.

— Марсела, как ваше самочувствие? Вам больно?

— Мария… — она снова слабо всхлипнула. — Мой малыш…ему не суждено родиться.

— Не думайте об этом. — Мария вскинула голову. — Вам пришлось нелегко. Вы должны теперь думать о том, как выздороветь.

— Мне очень стыдно…

— Вам стыдно? — Мария застыла. — Вы не должны стыдиться, моя милая.

— Я виновата.

— Во всей этой истории, моя хорошая, ваша вина вообще отсутствует.

— Нет! Я виновата! — Марсела взяла руку Марии. — Ты предупреждала меня! Мне надо было уйти от Жерома, мне необходимо было понять, что он меня никогда не любил. Я заставляла его любить. Я виновата, что потеряла малыша.

Женщина трудно вздохнула.

Тревога Марии усиливалась и она шепнула:

— Нет, Марсела, вы не виноваты! Все ваши поступки были ради любви! И не вам отвечать за то, что мистер Пуанти был не способен ответить вам взаимностью. Он врун с рождения, но вы его любили и поэтому доверяли ему. В этом нет вашей вины!

— Если бы я послушала тебя, то не случилось бы этого выкидыша!

— Не упрекайте себя. Вы не могли знать, что так будет.

— Я знала…знала…

— Госпожа, поверьте мне, ваша вина искуплена и вы заслужили прощение, даже если и заблуждались, так делали это, потому что любили!

— Я заблуждалась, потому что эгоистка!

— Вы не правы!

— Нет, это так! Мне хотелось, чтобы Жером меня любил, ведь я его люблю. Я жила такой мечтой и не задумывалась о малыше!

— Вы не могли предположить, что он сотворит.

— Я могла. — Марсела затихла. — Его извращённость…проявлялась…в том, как он делал больно мне, занимаясь любовью. Но у меня получилось убедить себя, что, как только его дочь возвратится, всё нормализуется.

— Марсела, умоляю, не говорите больше, — тяжко вздохнула Мария.

— Прошу. — Марсела коротко усмехнулась. — Молю, не нужно. Так сказал мне Жером. Я поверила, что он меня любит.

— Мистеру Пуанти не знакомо слово ≪любовь≫. Он её не знает.

— Знает.

— Он самолюбивец!

— Жером любит свою дочь больше, чем себя. — Очи Марселы ярко засветились. — Но его любовь разрушит её жизнь. Я слышала. Он произнёс так…

— Марсела, не волнуйтесь.

— Жером сообщил, когда пошёл от меня, что собирается уничтожить особу, которая, по его мнению, присвоила себе то, что сам он считает самым бесценным в своей жизни! Любовь дочери — вот что Жером боготворит больше остального! Он убъёт особу, которую Габриэль любит!

— Марсела, вы опечалены…и без сил. У вас галлюцинации.

— Нет. Я знаю, что Жером предпримет. Тебе необходимо его остановить, Мария! Я…я не могу иметь на совести очередную смерть.

— Марсела…

Мария повернулась на скрип открывающейся двери. Возвратился врач Тореус.

Служанка с облегчением вздохнула:

— Врач даст вам успокоительное.

— Нет. Прошу… Молю тебя твоими же словами, теми, которыми Жером умел врать мне. Ступай к его дочери… Габриэль… сообщи ей…скажи, ей надо остановить Жерома. Она обязана.

Дверь отворилась, и Мария беспокойно повернулась к вошедшему врачу Тореусу.

Доктор приблизился к постели и тревожно поглядел на Марселу.

— Что случилось?

— Мария…ступай…обещай мне.

Врач мягким тоном произнёс:

— Лучше отдохните, Марсела.

— Мария, ступай…пока не опоздали!

Врач сконфузился, обернулся к Марии. По выражению его физиономии, служанка поняла, что надо ответить.

— Ладно, Марсела. Уже иду.

— Немедленно…

— Да, если врач покараулит тебя.

— Мария… — Очи Марселы заполыхали блеском горячки. — Сообщи Габриэль… сообщи, что я сожалею, посылая тебя к ней с такой новостью. Сообщи, что я разделяю с ней её мучения, ведь тоже любила Жерома, который…который пойдёт на что угодно, чтобы быть лишь с ней одной. Сообщи Габриэль, что мне бы хотелось…

Голос Марселы ослабел. Женщина смежила веки, а по щекам потекли слёзы. Мария отодвинулась от кровати, уступая место склонившимуся к госпоже врачу. Старая служанка развернулась с поразительной для её лет лёгкостью и закрыла дверь за собой.

***

Берта расслышала лёгкие шаги в тёмном тюремном коридоре, ведущим к её камере.

Берта в отличии от Уитос была избавлена от мучения полной изоляции одиночного заключения. Наоборот, камеры по-соседству были забиты людьми с ≪Раптора≫, и данный факт немало облегчал её существование. Берта исказила своё изуродованное лицо от тревоги.

Она до сих пор ничего не знала об участи капитанши. В ответ на попытки узнать что-то о ней, стражники, связанные с Пуанти, сообщали, что по особому приказу губернатора Клейбороса её поместили отдельно от остальных в противоположном конце тюрьмы с целью помешать им организовать всей бригадой побег. Ещё стражи оповестили, что губернатор Клейборос надеется с помощью капитанши собрать компромат на Лафитоса.

Берта сообразила, что у этих персон ей никогда не удастся ничего толком разузнать, но не об этом она переживала. Берта переживала о том, что капитанша находится в удалённой части тюремного здания, где, если Пуанти задумает любое злодеяние, не будет ни единого свидетеля. За то время, что Берта тут сидела, ей стало понятно, что сбежать отсюда без чьей-то посторонней помощи никак не выйдет.

Портерий всё ещё убивался по тому, что сам, того не ведая, как бы помог расставить ловушку капитанше, которая привела к провалу всего плана. И ещё одна дума не давала Берте по ночам заснуть. Она знала, что Клара сходит с ума от неизвестности, не имея никаких сведений о судьбе сестры. Берта горько жалела, что ни разу не сказала, насколько любит сестру и гордится ею, насколько благодарна за верность сестры. Берта страдала, зная, что Клара испытывает безответную любовь к капитанше, а из-за неё самой мучения вдвойне возрастают. В камере по соседству разростался шум, возвращая Берту в настоящее. Но, стоило шагам раздасться ближе, пиратка отошла в глубину камеры и увидела девушку, с которой совсем не была готова встретиться…

— Леди Дибос!

Берта подошла к железным прутьям, которые отделяли её от хрупкой фигуры, и беспокойно спросила:

— Что вы тут забыли? — Берта поглядела поверх её головы. — А вы явились в одиночестве? Вам дали разрешение бродить по этим коридорам без сопровождения стража?

Пиратка, которая сидела с Бертой в одной камере, отошла к противоположной стене, давая им шанс побеседовать наедине, но дочка Жерома Пуанти в молчании стояла возле железных прутьев, ничего не говоря.

Тогда начала Берта:

— Вы виделись с капитаншей? С ней всё хорошо?

Габриэль собралась внутренне.

— Нет, я с ней не виделась. Я не сумела… — Фразу трудно было произнести. — Но с ней всё хорошо.

— Вы не должны ходить по тюрьме в одиночестве. Это опасно.

— Ни у кого смелости не хватит что-то сотворить с дочкой Жерома Пуанти.

Она проговорила эту фразу спокойно, без всяких эмоций. В ответ Берта лишь вздохнула.

— Что вы тут забыли? — повторилась Берта.

Габриэль молчала, не зная, что сказать, потом приблизилась. Вдруг Берте подумалось, что она лишь из-за имени, которое девушка носит, относится к ней предупредительно, как и большинство относились к ней. Нет, Габриэль Дибос не является копией своего папаши.

Теперь Берта уверилась в этом, как и раньше.

Тон её голос прозвучал мягче, и Берта опять спросила:

— Зачем вы явились сюда?

— Я…я действительно не знаю… — Девушку передёрнуло. — Я не знала, где ещё сумею отыскать подругу.

≪Подруга… — подумала Берта. — Конечно, она ею и является≫.

— Берта, мне необходимо знать правду! — произнесла Габриэль чуть резко и страстно. — Я не знаю, чему и кому должна верить! Папа твердит убедительно, что его вины нет в тех злодеяниях, в которых его обвиняет Рей. Я видела его глаза. В них горела искренность и боль, поэтому я начала сомневаться в нём. Но мне помнятся глаза Рей и её голос. Она… Помоги мне узнать правду.

— Я не могу сообщить вам, Габриэль, кому и чему вы должны верить. Верно лишь одно — капитанша не виновна в том, что вынудило её вести изгнанную жизнь. Но именно ваш папочка ответственнен за пристрастные допросы и за пытки капитанши, как, конечно, и за смерть её подруги первой помощницы.

— Нет…

— Правда и то, что ваш папочка сотрудничает с Гамбиросом в атаках на греческие торговые судна.

— Только не это!

— Простите.

— И что мне делать, Берта? Он мой папа. Я его люблю.

— Тут вы бессильны что-либо сделать.

— Бессильна…

Такая дума обосновалась в голове Габриэль.

Девушка резко отвернулась от камеры.

Перед тем как уйти, она обернулась к ней снова и выговорила трудное слово:

— Благодарю.

***

Аромат испражнений и разных нечистот бил в ноздри Жерома Пуанти, стоило ему высыпать на стол в задней комнатке портового заведения из кошелька динары. Греческие монеты заискрились, отражая отблеск висевшего над ними фонаря.

Три господина стояли напротив Жерома и жадными глазами пялились на монеты, пока тот говорил:

— Вы должны совершить это завтра и быстро.

— Не получится. — Бениус, самый низкий по росту из троих стражей тюрьмы, отрицательно мотнул головой. — Нам необходимо больше времени, чтобы выяснить, кто именно из охраны будет караулить. Там такие экземпляры, а один тип вообще такой, который может создать множество проблемочек.

— Убъёте и его тогда!

Физиономия Бениуса стала дьявольской.

— Такое вам обойдётся в дополнительную сумму, мистер Пуанти.

— На деньги мне наплевать! Мне нужно, чтобы всё прошло быстро и без подозрений. Рассказ, который вы затем понесёте, простой. Некто смог передать капитанше Уитос оружие, она попыталась сбежать и убила своего стража. Вы нашли беглянку уже в коридоре тюрьмы. Вы старались её удержать, но в спешке пристрелили. Это проще простого!

— Нам нужно больше времени. Денька три.

Пуанти отрицательно мотнул головой.

— Ладно, два дня и не более!

Бениус закивал и начал пальцами сгребать динары к своему карману, пока Пуанти продолжал болтать.

— Если сделаете дело аккуратно, я доплачу вам такую же сумму.

Бениус зловеще улыбнулся и добавил к его фразе:

— Можете рассчитывать на нас, мистер Пуанти. Мы всё сделаем.

***

Губернатор Клейборос был взволнован, рассматривая из окна своего кабинета вымощенную булыжником улицу. Аргос представлял собой прекрасный город на европейский манер и изысканной элегантностью. Губернатор с каждым днём всё лучше понимал граждан и обычаи Аргоса, больше схожими с британскими, нежели с греческими, но это был долгий и тяжёлый путь.

Вильям Клейборос издал трудный вздох. Такой тяжёлый прогресс облегчал ему господин, на которого он мог рассчитывать как на друга, городского патриота, Греции и своего соучастника. Этим господином являлся Жером Пуанти. С первой встречи с Жеромом было понятно, что он хороший человек.

Образованный, обаятельный и до самой души предан своей приемнице, которой дорожит больше всего. Клейборос испытывал радость, что имеет такого друга и советчика. Губернатор всецело верил Пуанти. Поэтому он сильно переживал, когда у Пуанти украли Габриэль. Он пообещал Жерому и себе, что примет все усилия, чтобы возвратить Габриэль и наказать особу, виновную в похищении девушки.

Губернатор поочередно выполнял свои обещания и тогда, когда в душу ему закрались первые сомнения. Тревога его усиливалась.

Условия, выдвинутые капитаншей Уитос в обмен на дочь Пуанти, принудили мужчину задуматься. Взывание к правде, отказ от любой денежной награды — это не похоже на женщину, какой рисовал себе капитаншу Уитос губернатор Клейборос. Жером убеждал, что условия этой женщины — только стремление его дискредитировать. И губернатор поверил Жерому, но… Ему вспомнился тот миг, когда Жером глядел на него с некоей яростью во взгляде, отчего по позвоночнику Клейбороса прошла дрожь. Этот момент всё крутился в его голове. Клейборос возвратился к своему столу, взял в руки конверт, который пришёл ему сегодняшним утром.

Губернатор прошёлся взглядом по тексту, потом возвратился к началу и снова перечитал письмо:

«Уважаемый губернатор Клейборос! В прошлом мы не являлись с Вами союзниками, но, поскольку Вы думаете обо мне иначе, я считаю себя верным греком, который искренне любит Грецию. Поэтому я и решил написать Вам такое послание. С трудом можно представить себе, что тебя кто-то предал, особенно, если тебя предал друг. Потому я прошу Вашу персону, не глядя на возможное желание порвать моё послание, отнестись к моим речам серьёзно. Я считаю, что капитанша Уитос не виновна в той далёкой атаке на её пиратское судно. Я думаю, её ложно обвинили благодаря усилиям господина, который пытался утаить таким исходом своё участие в таком дьявольском деле. Его зовут Жером Пуанти. Вы никогда не пытались провести расследование, ведь слепо верили мистеру Пуанти, но оно может доказать Вам, что Пуанти совсем не тот, за кого себя выдаёт. Моё мнение может подтвердить его визит ко мне, когда его дочку украли. Тогда Пуанти сделал мне предложение в обмен на сведения о её похитительнице обеспечить мне Ваше расположение. Такое предложение появилось не от переживания — он сделал его с открытым презрением к Вашей персоне и намекнул, что легко Вами можно управлять, и он, похоже, верит в это. Хочу заявить Вам теперь, что я, обвиняемый во множестве грехов, ни разу не предал друга тому, кого он считает своим врагом. Я отказал предложению мистера Пуанти, ведь, не глядя на наши разногласия, я верю, что Вы — человек благородный, не станущий компрометировать свои идеалы. Я надеюсь, что Вы прочтёте моё послание с таким же добротным настроением, с каким я его писал, и что правда восторжествует. Всегда преданный Вашей персоне, Жак Лафитос».

Ещё пару минут он в молчании глядел на послание. Губернатор Клейборос был горд тем, что являлся порядочным господином, и таким считал Жерома. Но теперь… Клейборос выглядел расстроенным от того, какой оборот стали принимать его раздумья, и смял конверт, бросив его под стол. Правдивость такова: Лафитос — пират, а Жером — его дружок. И конец этому дельцу!

***

В спальне Марселы слабое освещение откидывало длинные тени. Уже без сил она тяжко старалась дышать нормально. Перед взглядом у Марселы всё начало расплываться.

Мужской силуэт около её постели… Врач Тореус.

— Врач…

Тореус вскинул голову и подсел ближе к ней.

— Что, Марсела?

Она постаралась что-то проговорить. Ей уже не было больно — лишь не могла вздохнуть.

Шёпотом сказала:

— Мария…она возвратилась?

— Она ушла пару минут назад.

— Ей надо оповестить Габриэль…

— Мария знает.

— Жизнь женщины стоит на карте…

— Марсела, успокойтесь.

— Я была не права.

— Марсела…

— Даст ли он мне прощение?

— Кто даст вам прощение?

— Господь.

— Марсела, вы…

— Помолитесь за меня, доктор.

— Марсела…

Яркое сияние осветило всё вокруг перед внутренним взглядом умирающей, и Марсела увидела своего неродившегося малыша… Её гаснущее дыхание остановилось, а руки повисли без признаков жизни.

***

Солнечный диск спрятался за линией горизонта, стоило Габриэль подойти к особняку отца и зайти внутрь. Притворив дверь за собой, Габриэль опёрлась о неё и призадумалась.

Девушка шла пешком пару кварталов от тюремного здания до особняка, а мысли её были спутаны. Облик Рей встал перед взором, и опять боль пронзила сердце. Габриэль настолько стремилась к ней, надеясь коснуться её рук, прижаться к её рту… Кто же она: Рей или Раптор, любовница или преступница? Одна из них или едина в двух лицах? Не имеет значения, Габриэль её любит. И Рей любит Габриэль — девушка знала это. Любовь пиратки светится в её хищном с блеском золота взоре, который смягчался и был мягким, когда она поворачивалась к ней. Любовь пиратки ощущалась во всём её теле, когда они лежали в объятиях друг друга, — и ничто им не мешало. В их чувствах не было ничего выдуманного, лишь правдивость. Но где она кончалась одна и начиналась вторая? Рей и Клара… Сердечная боль словно кинжалом полоснула опять, но девушка попыталась унять её. Правда ясна.

Теперь Габриэль нужно отдохнуть. А когда папа вернётся, Габриэль побеседует с ним.

Габриэль…

— Леди Габриэль…

Девушка раскрыла веки и увидела Болерия, стоявшего около.

— Что, Болерий?

— Вас ожидают.

— Где?

— В зале.

Девушка поглядела через массивные двери — Болерий по инстинкту дал ответ на непроизнесённый вопрос девушки.

— Хозяина пока нет.

Габриэль неторопливо отправилась в зал и, переступив порог, притворила дверь за собой.

Там она увидела пожилую женщину. Внешне она могла выглядеть заурядно, если бы не ясное пламя во взоре, привлекающее внимание к ней.

Габриэль спросила, ни в чём неуверенная:

— Вы пришли ко мне?

— Вас зовут Габриэль Дибос? — Пожилая женщина шагнула в её сторону, лишь бы лучше разглядеть девушку. — Да, теперь мне видно, что это вы.

— Можно ли мне полюбопытствовать…

— Нет, лучше, если вы не станете спрашивать, а лишь послушаете меня. Я уже потратила много времени, а мне нужно много чего вам сообщить.

— Как ваше имя?

Старая служанка приблизилась к Габриэль ещё на пару шагов.

Юная леди подметила какую-то странную неприязнь на морщинистом лице, когда женщина начала резким тоном:

— Моё имя Мария. Моя госпожа, леди Марсела Мэтиус отправила меня к вам.

— Ах… — Габриэль отошла назад.

Сначала любовница Рей…сейчас любовница её папы… Габриэль не была к этому готова.

— Что леди Мэтиус нужно от меня?

Во взгляде пожилой особы проскочила ненависть.

— Моя госпожа желает спасти жизнь!

— Жизнь?

— Госпожа умоляла меня — и вот я тут! Она просила меня оповестить вас о планах вашего папы. Ей не хочется быть ответственной за гибель особы, в которую вы влюблены!

Опять Габриэль, не понимая ничего, мотнула головой.

— Про что вы говорите?

Пожилая женщина пригвоздила глазами Габриэль.

— Марселе известно, что ваш отец намерен сотворить. Ей наконец-то стало ясно, что Жером Пуанти — монстр, не останавливающийся ни перед чем в достижении своих целей!

— Мой папа?

— Ваш отец уничтожит всех и каждого, кто бы и что бы не преграждало ему дорогу на пути радостного будущего с дочкой его любимой Шеннон!

Габриэль передёрнуло:

— Откуда вам известно имя моей матери?

— Мне известно, что ваш папа лишь её любил! Он подпускал других особ ровно настолько, насколько это было нужно ему для удовлетворения своих потребностей, тогда как облик Шеннон всегда был незапятнанным в его сердце и голове! Вы являетесь её плотью, и он вас любит, как любил бы всё, что связано с Шеннон. Но Марселе известно, что вы станете мучиться от такой любви Пуанти, как мучилась она и ваша мама!

— Моя мама любила Жерома Пуанти не так, как моего папу. Мать…

— Ваша мама являлась мудрейшей женщиной! Ей было известно, что любовь Жерома Пуанти подавительна, скажу больше — его любовь убивает! Я не единожды говорила об этом Марселе. Я взывала к её осторожности, твердила, что мистер Пуанти не может отвечать на настоящие эмоции, но Марсела повторяла мне, что я не права. Сейчас она мучается. Марсела добрая и не желает, чтобы вы мучались так, как она, потому она и отправила меня сообщить вам.

— Про что?

— Ваш папа сообщил Марселе, что организует устранение той особы, которая забрала себе вашу любовь к нему! Это — капитанша Уитос.

Габриэль издала вздох:

— Не может быть.

— Сейчас договорённость, возможно, уже совершилась: деньги за кровь. Так поступает ваш отец! Потом он начнёт утешать вас до того момента, пока вы не позабудете или не угомонитесь. Мистер Пуанти будет около вас, пока вы не перестанете заботиться о нуждах других граждан, пока вы не отдадитесь полностью лишь своим нуждам и не будете такой же порочной, как он сам!

— Нет!

— У Пуанти дьявольская душа! И несчастная Марсела поняла это очень поздно! — По морщинистым скулам пожилой особы текли слёзы. — Моя дорогая Марсела просила меня вас успокоить, оповестить, что ей ясно, какое чувство вы будете испытывать. Она просила меня оповестить, что разделяет такое переживание, ведь тоже любила вашего папу…

— Вы сказали, что папа меня любит, но убъёт ту, в которую влюблена я?!

— И в вашем сердце будет лишь он.

Габриэль вдруг заговорила громче обычного.

— Мне не ясно, зачем именно вы сюда явились, чтобы мне всё это сообщить? Почему Марсела, раз ей настолько страстно хочется меня утешить, не явилась сама?

— Потому что этот дьявол, ваш папа, толкнул мою госпожу на пол, у неё случился выкидыш. Она потеряла его малыша.

— Нет…

Шоковое состояние… недоверие. Габриэль заполонили эмоции.

— Что мне нужно сделать? Чем мне помочь?..

— Спасайте себя! Его бросьте! Убегайте! Не позвольте ему воспользоваться вашим доверием! Не забывайте горький опыт Марселы!

— Но Рей…как мне её спасти?

— Ступайте к губернатору города и всё ему сообщите.

— Вы хотите, чтобы я уничтожила своего папу?!

— Тогда ваш отец уничтожит особу, в которую вы влюблены!

Габриэль не шевелилась, когда пожилая горничная резко развернулась и пошла на выход.

— Куда вы?

— К Марселе. Моей малышке необходимо моё присутствие.

— Прошу…прошу, скажите Марселе, что я сожалею… — Голос Габриэль прервался. — Передайте, мне бы хотелось…

— Я ей скажу.

Габриэль смотрела на дверь, захлопнувшуюся за горничной Марселы, и замерла от растярянности и страха. Вдруг девушку озарило. Папа, словно враг, намерен убить её возлюбленную лишь потому, что она её любит.

Потому что Рей любит Габриэль. О Господи, это печальная правда! Габриэль знала, что так оно и есть! Сможет ли Габриэль отправиться к губернатору города и уничтожить своего папу, когда всё, что тот творит, — лишь из-за любви к ней?