КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402921 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Чемпион (fb2)

- Чемпион 16 Кб (скачать fb2) - Святослав Юрьевич Рыбас

Настройки текста:




Рыбас Святослав Юрьевич ЧЕМПИОН

Посвящаю первокласснице Кате

По дороге домой Даня Глухов мучил своих спутников раз говорами об устройстве жизни.

Между побеленными стволами открывалось море, уходящее в далекое марево. Ветер играл на тропинке с тенями листьев.

Спутников было трое: Саша Климаниди и братья Хмоленки. Им было уже по тридцать, и они были старше Дани почти на двенадцать лет, но Даня был их капитаном.

Он давно боролся с ними, с их упрямыми женами, которые боялись велосипеда, точно мужья уходили на гулянку, а не на тренировку. Женщины всегда выискивали возможность помешать Дане: то надо было окучивать виноградник, то вскапывать огород, то белить хату, то идти на родительское собрание. Климаниди и Хмоленки пропускали тренировки. Даня жалел их и ругался.

Ругался он и сейчас, накануне городской командной гонки, и спутникам нечего было возразить.

— Будем выигрывать? — воскликнул Даня. — Хоть раз надо выиграть, пока вас не засосало болото!

— Посмотрим, — ответил Климаниди. — Может, выиграем.

— А может, и не выиграем, — отозвались братья. — Зато покатаемся в свое удовольствие.

Чтобы смягчить их жен, Даня добился в завкоме путевок для детей в пионерский лагерь на две смены, а для Климаниди и братьев — отпусков в хорошем месяце — августе.

— Обязаны выиграть! — сказал Даня.


У широкой белой полосы стояли мотоциклы. На шоссе пестрели красные, синие, оранжевые майки гонщиков. Уже провели жеребьевку личной гонки. Даня получил пятый номер, у Хмоленок выпали девятнадцатый и двадцать пятый, а Климаниди угораздило в самый конец. Даня глядел на белую полосу и молчал. Братья, приподняв велосипеды, раскручивали педали и резко включали тормоза.

— Рощенко, на старт! — кричал судья в мегафон. — Приготовиться Савицкому!

Перед полосой замер, навалившись грудью на руль, коротко стриженный курносый Рощенко.

— Рощенко сильный, — сказал Даня.

— Сильный, да не очень, — возразил Юра Хмоленко.

— Через годик ты его сделаешь! — вставил Володя Хмоленко.

— Он бежал с машиной к финишу! — хмурясь, продолжал Даня. — Метров шестьсот! Он был в команде последний зачетник, у него лопнула трубка. Вы бы не побежали.

— Опять завелся, — вздохнул Климаниди. — Я семь лет на заводе, а ты пацан еще.

— Я ваш капитан и тренер! — отрезал Даня.

— Тренер, тренер, — согласился Климаниди.

— Глу-ухов! — протянул судья в мегафон.


Даня выкатился за белую черту, в стопу врезался ремешок туклипса. Он начал двойное педалирование: правой ногой давил на одну педаль, а левой тянул вверх вторую.

Перекинул монетку переключателя на мощную передачу и оглянулся. Сзади никого. С одной стороны шоссе — свинцово-голубое море, а с другой — желтое поле подсолнухов.

С холма открылась ложбина, а в ней — гонщик, синее пятно на грифельной дороге. Даня согнулся, почти распластавшись на раме, а воздух сразу сгустился.

Гонщик в синей майке, увидев погоню, не стал удирать.

Так и пошли вдвоем. На выходе из ложбины Даня снял руку с руля, взялся за никелированную монетку на раме, перекинул ее в новое положение, изменилась передача, полегчало.

Совсем круто в сторону забрал Даня. Он встал в седле и заработал «танцовщицей»: раскачивается, всем телом давит то на одну педаль, то на другую. Машина под ним вихляет, руки устают.

Даня далеко ушел от попутчика. Настигал новых, еще двух обогнал, и ему стало радостно.

Надо было проехать двадцать пять километров, развернуться и возвращаться к старту. Там был финиш.

Впереди чернел мотоцикл ГАИ. Здесь Даня нагнал Рощенко, тот обернулся. У него был недоуменный взгляд.

Даня улыбнулся. И вдруг соперник оторвался, включил мощную передачу.

Даня упал на руль, стал догонять. Он изморил себя двойным педалированием и понял, что ритм разбился.

Рощенко оглянулся с холма, его синяя майка сошла с горизонта. Даня остался в одиночестве.

Машина вольно катилась по прибрежной дороге. Тонко цвиркала цепь. Даня глядел на желтоватый щебень осыпи, опустив угнетенную голову.

Вот выиграет он гонку, потом — областную и республиканскую, а потом его возьмут в сборную страны. А там — твердые люди, они не похожи и на Климаниди и Хмоленок. Они стройные, как тополи на бульваре, у них железная воля…

Начинался подъем. Даня встал в седле, чтобы помочь ногам, но «танцовщица» у него еле-еле плясала, с тяжелым дыханием.

Монетка мерцала на раме никелированным покрытием, притягивала взгляд. И рука будто нечаянно сорвалась вниз. Но Даня медленно вернул руку на руль. Рука снова потянулась к монетке, и снова