КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397684 томов
Объем библиотеки - 518 Гб.
Всего авторов - 168471
Пользователей - 90425

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Аш 8 (fb2)

- Аш 8 [СИ] (а.с. Аш-8) 644 Кб, 164с. (скачать fb2) - Вадим Львов (Клещ)

Настройки текста:



Вадим Львов АШ Книга 8

Глава 1

«Командир! Подходы к объекту перекрыты. Наших сил недостаточно для его штурма» — сообщил Сашке один из приданных ему бойцов. Впрочем, он и сам это видел. Уже два часа как они добрались к объекту и за это время приданные ему бойцы изучили объект со всех сторон. Сейчас они сидели в ложбине между двух холмов, находящихся в километре от охранного периметра. Отсюда сам объект не видно, но зато и вероятность их обнаружения противником так же исчезающее мала.

Сашка в который раз просматривал снятые его бойцами и переданные ему на нейросеть виды объекта. В центре — цель их операции, гравипередатчик, закрытый сейчас чёрной полусферой силового поля. Сбоку чёрного пузыря, друг напротив друга, разместились в ряд по три ангара. Полная гарантия — в каждом ряду один ангар занят под энергостанцию, и гравипередатчик, помимо собственного снабжения, на которое так же завязан силовой щит, запитан от них обоих. Выведут они из строя одну — до второй добраться не успеют. Да и задание у них уничтожить гравипередатчик, а не просто его обесточить.

Еще по одному, полная гарантия — установки ПКО. Точно, правый ангар в каждом ряду — форма этих двух ангаров немного, но отличалась от остальных. В случае нападения с воздуха их покатые крыши просто «свернутся» в расположенный рядом с каждым приёмник, как жалюзи, и противника встретят две стационарных деструктора.

В остальных ангарах, скорее всего, размещается техника — вон, два бронированных грава курсируют по всей территории, по двум маршрутам, «по», и «против часовой», объезжая объект по внутренней стороне периметра. Так же территорию объекта патрулируют три пары бойцов на гравидисках. Со стороны это смотрелось… футуристично, что ли? Будто не военные охраняют объект, а какие-то серфингисты, стоя на своих досках (разве что в форме круглого щита), рассекают, да не по волнам, а по воздуху.

И на краю объекта подготовленная площадка, на которой сейчас стояли три корабля.

«Что на лётном поле?» — он обратился ко второму бойцу.

«Три корабля. Эскорт проекта „Хамса“. Два корвета проекта „Гаруда“» — боец скинул ему изображение лётного поля, на котором в рядок стояли перечисленные «пташки».

Корвет — это возможность убраться отсюда всей их группе. Но для этого надо выполнить задание — уничтожить гравипередатчик. Нельзя вначале сбежать а потом… А почему нельзя?…

Сашка увеличил полученную от второго бойца картинку. Нет, не получится — эти два корвета не оснащены оружием. Взгляд переместился на эскорт. Эскорт! Как раз — четырёхместный, с установленным деструктором.

«Доступ на лётное поле?» — «Зайти на объект со стороны лётного поля возможно. Территория не патрулируется, лишь через раз по большому кольцу проезжает один бронеграв».

Легко, значит. Никто не охраняет. Это как раз и напрягало. Полная гарантия, периметр со стороны примыкания к нему лётного поля не патрулировался именно по той причине, что там, без всяких сомнений, стоят системы слежения и скрытые элементы системы обороны. То, что его боец их не заметил, лишь говорит, что замаскированы они отлично. План сложился в голове.

«Сейчас мы добираемся до лётного поля. Наша цель — эскорт. Через охранный периметр будем проходить на участке между ангарами и лётным полем. Оттуда — сразу к эскорту. Пока не сядем в эскорт — никакого общения. Если у них есть ментосканер, нас отследят на раз. Вопросы?».

Хотя все сейчас были под маскировкой, Сашка, хоть и не видел лиц своих подчинённых, чувствовал их эмоции. Удивление, и это мягко сказано.

«Командир… А выполнение поставленной задачи?…» — видимо, общая задумка для его бойцов оставалась непонятной.

«На эскорте его и выполним. Главное — не обнаружив себя, успеть получить доступ к искину эскорта. После этого мы поднимаем его в воздух и наносим удар по установкам ПКО. Следом — уничтожаем бронегравы. Затем — энергостанции. После этого — снимаем силовой щит и уничтожаем гравипередатчик. Все понятно?»

«Всё…» — донеслись до него как тройное эхо ответы бойцов.

«Действуем!» — и четыре невидимки направились охранному периметру.

Высадка прошла в шестидесяти километрах от объекта — доставивший их к планете эскорт при включенной маскировке быстро снизился и они десантировались с высоты где-то в три километра. В момент «броники» десантированных изменили форму, и если бы не активированная невидимость, то четверо бойцов в тот момент выглядели бы как парящие в воздушных потоках белки-летяги. Так, паря в воздушных потоках, они, понемногу снижаясь, пролетели километров сорок до объекта. На высоте метров триста «броники» снова приняли обычную форму, и четвёрка диверсантов теперь падала вниз без включенных гравикомпенсаторов (их активность могли засечь средства противника по контролю за пространством), и включились они лишь на высоте в двадцать метров. Хоть гравикомпенсаторы и погасили частично скорость падения, приземление всё равно получилось жестковатым. Марш-бросок к объекту занял больше четырёх часов — постоянно приходилось останавливаться и слушать «ментальный фон» — один раз, уже на подходе к объекту, его бойцы засекли огневую точку противника. Пришлось обходить её, максимально «закрывшись» от псиона, который мог находиться на ней. После того, как добрались до объекта, пришлось потратить два часа, изучая его и всё происходящее на нём.

Проход через охранный периметр занял почти час — они медленно, и чуть ли не по полсантиметра переползали по открытому пространству, да и их приходилось подстраивать под порывы ветерка. Быстрее двигаться было нельзя — охранная система реагировала на любое движение, не укладывающееся в заложенный ей алгоритм отсекавший ошибочные сигналы, такие, как порывы ветра, пролёты птиц или даже насекомых. Последние, размером с майского жука, в этой местности попадались не реже, чем комары в земной тундре. За это время с внутренней стороны два раза проехали бронегравы. Когда группа уже проползла к окраине лётного поля, прямо над ними пролетели двое «серфингистов». У Сашки в тот момент даже сердце похолодело. Но охрана проскочила, не заметив их. В таком же режиме пришлось перемещаться к эскорту, постоянно рискуя, что по тебе в любой момент проедет бронеграв. Обошлось.

Доползя до эскорта, убедившись, что никаких охранных систем поблизости нет, Сашка встал и подошёл к «пташке». Он приложил браслетом руку к диску активационной панели, и Малыш выпустил тонкий как волос зонд, вошедший внутрь диска. Всё. Пошёл отсчёт. Малыш послал в корабельную сеть вирус, блокирующий доступ искина к системам связи. Либо Сашка успеет подобрать код доступа, либо искин эскорта локализует вирус и снова получит доступ к системам связи. У него есть меньше минуты на получение доступа к кораблю, и от этого зависит, выполнят они операцию, или их перестреляют здесь как куропаток, после того, как искин эскорта подаст тревогу.

Успел.

Не прошло и минуты с получения доступа, а вся команда уже была на борту эскорта, Сашка сидел в пилотском ложементе и активировал его системы.

Эскорт взмыл в небо, и, развернувшись, отработал деструктором по ангарам, в которых размещались установки ПКО. По два удара на каждый, и от ангаров остались лишь горки пыли. С поверхности моментально ответили бронегравы. Охота за ними заняла некоторое время — и «броники» были подвижны, так что попасть в них было не просто, и самому приходилось уворачиваться от ответных ударов. Но разве сравнится со скоростью птицы медлительность черепахи? Итог был закономерен — все бронегравы были уничтожены, а эскорт, не переставая маневрировать и «блуждать» (часть охранников уцелела и продолжала постреливать) теперь переключился на ангары, где размещались энергостанции. Если первая была просто выведена из строя, то во второй сдетонировала антиматерия. Пространство на пару километров в округе превратилось в пустыню, покрытую плёнкой оплавленной породы, а гравипередатчик лишь лишился силового купола. Так и стоял как ни в чём не бывало. Последний заход на цель, выстрел. Бинго! Цель уничтожена.

«А теперь — рвём отсюда!» — «крикнул» Сашка своим бойцам и эскорт, выскочив из атмосферы планеты, ускоряясь, устремился к точке перехода. Через двадцать минут был активирован «прокол».

Эскорт проскочил через «прокол» в систему, являющуюся конечной точкой маршрута, и Сашка сразу направил его к носителю малых кораблей. Запрос на посадку, получение разрешения, сама посадка и шлюзование прошли как по часам — приобретённые навыки брали своё. На лётной палубе его уже ждали — 12 человек. 12 инструкторов по дисциплинам 1-го года обучения.

— Курсант! — обратился к нему один из стоящих в центре наставников, тот, что вёл у него занятия по «Боевой псионике». — Экзаменационное задание по 1-му циклу обучения Вами полностью выполнено. Вы переводитесь на 2-й цикл обучения. Наши поздравления!

На нейросеть Сашки пришла отметка о полном прохождении 1-го цикла обучения, и в этот момент…

И в этот момент всё пропало — эскорт, лётная палуба носителя, трое приданных ему бойцов, 12 наставников — и Сашка оказался в центре пустого зала. В углу сиротливо стоял тренажёр «Акария», а снаружи, по всему периметру зала, за его прозрачными стенами стояли сотрудники их научного центра и тихо, не произнося ни единого звука, наблюдали за ним.

«Малыш, попробуй поставить мне на изучение любую базу 2-го цикла» — обратился Сашка к своему искину.

«Сделано, Хозяин!» — и действительно, в списке на изучение появилась строка:

База «Боевая псионика. 2-й цикл». - осталось — 35 суток 08 часов.

Получилось…

— Получилось! — крикнул он «зрителям». Те разродились «бурными аплодисментами, переходящими в овации».

По возвращении из длительного незапланированного путешествия всем троим блудным сыновьям Гардарры предоставили месяц отдыха. Сашка полностью посвятил это время семье — они с Лораниэль и детьми провели его на одном из континентов, расположенных поблизости от экватора. На его морском побережье уже были отстроены пара десятков отелей, и жители Аркама теперь круглогодично могли насладиться тёплым морем и понежиться под жарким южным солнцем, лёжа на мелком, чистом, белом коралловом песочке. Этот вид отдыха оказался очень популярным среди прибывших колонистов с Земли — там мало кто мог себе позволить вот так взять и махнуть на недельку, а то и просто на выходные куда-нибудь на Таити или на Багамы. Месяц в тропическом раю пролетел незаметно, и жизнь снова вернулась в накатанную колею. Как и раньше, он ежедневно утром добирался на работу в научный центр, а вечером возвращался домой.

А работы хватало, так как из вояжа они привезли с собой немало артефактов.

Изучение функционирования тренажёра «Акария» стояло в общей очереди длинного списка задач, стоящих перед их научным подразделением; через месяц дошла очередь и до него. Сашка в тот день выбрал помещение пустующего зала, стены которого были сделаны из прозрачного материала, чтобы наблюдателям было видно всё происходящее внутри.

Перед ним, после активации артефакта, высветилась голограмма в виде меню, предлагая выбор дисциплины, по которой предстоит пройти практическое занятие. Список был куцый, всего-то четыре позиции. Недолго думая, Сашка выбрал самую первую.

«Это „Рукопашный бой“, Хозяин!» — только и успел пискнуть Малыш.

Потому как всё перед глазами сразу изменилось — Сашка стоял на бескрайнем поле, тянущемся во все стороны насколько глаз видел, а перед ним стоял обычный человек в таком же как у него комбинезоне. Виртуальный наставник. И понеслось…

Человек сразу без всяких вступлений напал на него, и лишь навыки, приобретенные на тренировках по закрытым базам гардаррских коммандо, помогли Сашке выстоять тот бой. Спустя, как ему показалось, вечность, тренер как ни в чём не бывало шустро отскочил в сторону и развёл руки в стороны, показывая — бой окончен. А на нейросеть пришло сообщение от тренажёра, отметка о выполнении первого практического занятия.

Исчезло бескрайнее поле, исчез наставник — он снова стоял в центре зала, а снаружи стояли несколько учёных и охранников с открытыми ртами. Неудивительно — Сашка видел бескрайнее поле, а наблюдатели видели то же самое, разве что ограниченное рамками зала. Сашка убегал, уворачивался от ударов, сам нападал, но для стоящих снаружи зрителей он находился всё время на одном месте, а перемещалось относительно него само окружение и объекты.

Уже в зале для брифингов они всей лабораторией смотрели записи этого боя, сделанные в разных ракурсах. Можно было подумать, что это виртуальная картинка, созданная тренажёром. Вот только побои, полученные от наставника, были реальными. Реальность требовала жертв — за одно практическое занятие «Акария» сожрал 15 % ресурса универсального источника.

Несмотря на то, что сейчас, после рейда на Беккею, универсальных источников хватало в избытке, транжирить попусту их не собирались. Процесс обучения на «Акарии» был признан слишком затратным. Для отчёта по его возможностям Сашка прошёл по одному практическому занятию из трёх доступных дисциплин, и «Акарию» убрали на склад. Но вскоре его пришлось доставать обратно.

Буквально через две недели Сашка столкнулся с проблемой. Он впервые не мог поставить в очередь «плейлиста» на изучение базу 2-го цикла. Малыш объяснил, что загрузка этих баз возможна лишь при наличии отметки о сдаче экзамена по дисциплинам 1-го цикла, допуск к самому экзамену обучающийся получал лишь при наличии отметок о выполнении всех практических занятий по всем 12-ти дисциплинам, а строгим учителем и беспристрастным экзаменатором являлся всё тот же тренажёр «Акария»…

В результате ему пришлось экстренно проходить практический курс на тренажёре. Понимая важность получения офицерского звания Сварги, и Велибор, и Азар единодушно согласились, что изучение баз и их аттестация на военном тренажёре являются для него приоритетной задачей. Теперь его работа в научном центре сводилась к ежедневным тренировкам по 10 часов, и лишь в редких случаях учёные привлекали его для помощи, как правило, заключающейся в переводе Малышом информкристаллов.

Как оказалось, в тренажёре были заложены программы практических занятий по всем дисциплинам, вот только доступ к ним обучаемый получал лишь тогда, когда изучал соответствующий раздел базы знаний. Как и говорил Малыш, лишь пройдя все практические занятия по каждой из изученных баз, он, наконец, получил возможность сдать экзамен по 1-му циклу.

Экзаменационное задание было одно — но для его выполнения экзаменуемый должен был использовать все познания и навыки, приобретённые по всем дисциплинам.

Экзаменуемого высаживали на планете, где находилась вражеская база, и ставилась задача — во главе группы из четырёх бойцов совершить марш-бросок до объекта, уничтожить развёрнутый гравипередатчик, проникнуть на лётное поле, и угнать стоящий корабль, на котором добраться до одной из соседних систем, где его будет ждать носитель малых кораблей.

Помимо отметки от тренажёра пришёл файл с развернутым рассмотрением его действий. То, что Сашка посчитал своей хитростью, оказалось единственным вариантом выполнения поставленного задания — попытайся он с приданными бойцами пойти на штурм объекта, экзамен был бы провален. А так («Акария» словно издевался над обучаемым) — мозги соображают, может быть на что-то годен. Умом Сашка понимал, что всё это не настоящее, понарошку, что ли… Но отметка о сдаче экзамена почему-то оставила в душе чувство глубокого удовлетворения.

Глава 2

Посмотреть на сдачу экзамена собрались все сотрудники научного центра, и сейчас, словно побывав на просмотре очередного блокбастера творения Голо-бууда, они радостно приветствовали героя реалити-шоу, выходящего к ним из зала. Приняв поздравления от учёных, лаборантов и охранников, Сашка, с присоединившимся к нему Иданом, зашёл в кабинет к Велибору, где его уже ждали хозяин кабинета и сидевший у него Траян.

Идан вернулся в центр два месяца назад, после того как прошёл трёхмесячную стажировку в общине псионов на Арте, а вот сегодня из длительной командировки возвратился и Траян. Прямо к его выпускному экзамену за 1-й цикл.

— Здравия, други! — Траян был рад снова увидеть друзей. — Что тут новенького без меня произошло?

— Да вроде всё по старому… — Идан крепко пожал Траяну руку. — Я вот теперь возглавляю одну из команд псионов. Изучаем возможности комплекса, на котором производилось оборудование для оружейного завода.

— А я снова учусь — рассмеялся Сашка, так же пожав руку Траяну. — Сейчас каждый день надо мной измывается тренажёр. Час в день меня избивают, ещё час — рубят колюще-режущими, следующий час — гоняют по пересечённой местности и отстреливаю как дичь… На устойчивость психики проверяют, ментально воздействуя. Взламываю искины. Ну и в истребителе Предшествующих регулярно летаю. В общем, скучать не приходится.

— Не скромничай, Аш! — лукаво прищурившись, подал реплику Велибор, повернувшись к Траяну. — Если он бы только тренировался, не было бы у нас головной боли, где набрать новых сотрудников. Все имеющиеся загружены полностью.

Дело в том, что за прошедшие месяцы Сашка активировал доставленные и развёрнутые в во втором научном центре автоматизированные линии, вывезенные из Галифата и Империи Арвар, а так же обучил работе с ними команды псионов. Среди них, кстати, были несколько человек с Земли — те, кто согласились пойти на госслужбу.

— Ну на что времени хватило.. — Сашка развёл руками. — А ты-то как слетал?

— Отлично. — Траян развалился в кресле. — Для Горана полёты в систему DPYH-2711-ZCNE уже как обыденные. Прибыли, разместились на «Базе 51». Я ведь прибыл туда не один, со мной на корвете летели ещё шесть псионов, что будут заниматься проводкой транспортов до месторождения. Так что Радовиду теперь хоть не так скучно будет. Вначале я смог сам добраться до базы Предшествующих. Вёл челнок так же, как и ты тогда… Добрался до базы, мне там искин звание рядового присвоил. Затем добрался и до самого месторождения аграфена. Оборудования Предшествующих там не осталось, ну да не беда. Главное, само месторождение в астероиде не вычерпано, а запасы там — на несколько столетий хватит. После того, как вернулся на «Базу 51», стал по одному псионов возить на базу, и помогал им с искином общаться. Все шестеро научились общаться с искином, принесли присягу Сварге и получили статус вольнонаёмного персонала.

— И что, это заняло столько времени? — удивлённо спросил Сашка.

— Нет, не это. — Траян взял стоящий на столике стаканчик воды. — После того, как псионы научились сами общаться с искином базы, и так же посетили месторождение, в систему прибыл транспорт с шахтёрским оборудованием. Вот пока над месторождением разворачивали базу, наподобие «Базы 51», я там и находился. А теперь я там больше не нужен — база развёрнута, оборудование запущено в работу, первый малый транспорт с грузом уже отправился в системы Гардарры. Псионы там будут жить полгода, потом прибудет смена. Теперь они и сами способны обучать новичков. В общем, Аш… Великое дело ты сделал.

— Спасибо на добром слове, — хмыкнул Сашка. — Но пока не будет полноценного доступа к базе Предшествующих, говорить о чём-то рано. Ну да ладно… А ведь мы тебя тут ждали. С нетерпением ждали!

— Нам что, снова куда-то лететь? — Траян уже был готов отправиться хоть на край света за новыми приключениями, словно и не уезжал никуда. — Куда теперь? К негуманоидам в гости?

— Нет, ближе. Всего на один переход в гипере. — засмеялся Сашка. — Но! Какой это будет переход!

— Аш!! — Траян всё понял. — Неужели?!..

— Да, на космической яхте Предшествующих! — хитро улыбаясь, поддержал Сашку Идан. — Сейчас два контейнера с антиматерией уже установлены на ней, вот нашей задачей и будет совершить один переход в пустую систему подскока, где нас будет ждать наша эскадра. Ну, может, возврат обратно на Аркам.

— А экипаж?

— Дак вот он, весь здесь, — Сашка просто развёл руками. — Мы трое.

— Парни! Я готов! Когда?!!

— Не спеши! — засмеялся Велибор, промолчавший весть их разговор. — Через неделю.

Космическая яхта выплыла из широкого высокого тоннеля и плавно устремилась вверх, за секунды скрывшись из глаз наблюдателей на поверхности.

На самом деле для Сашки и Идана это был уже третий полёт на этой яхте. Но первые два, состоявшиеся месяц назад, были поблизости планеты при контроле и сопровождении нескольких кораблей, с которых контролировались лётные характеристики космического корабля Предшествующих. И вот теперь пришла пора проверить в действии работу его гипердрайва. Ну а Вы как хотели? Сел в неизвестный корабль — и сразу полетел куда захотел?

— Точка перехода — в систему подскока NZJD-2904-DWIA. - комментировал Сашка свои действия Траяну. — Запас антиматерии в первом контейнере 12 %, во втором — 27 %.

Сейчас Сашка сидел в пилотском ложементе, Траян сидел рядом на месте второго пилота и записывал всё происходящее на нейросеть. Идан стоял позади них — места в корабельной рубке яхты было рассчитано только на двоих.

— Малый разгон… средний разгон… время до активации «прокола» 43 минуты…

Сашка разглядывал тактический экран, на котором уже был отмечен их маршрут — точка вылета, точка прибытия, находящаяся внутри «сферы возврата» — области, из любой системы которой, попав в неё, хватит запаса энергии на возврат в точку вылета. Так же отмечалась «сфера доступа» — те системы, куда просто можно добраться при имеющемся в контейнерах запасе антиматерии. Сферами «сферы» в полном смысле слова не являлись — при прокладке маршрута учитывалось то, что он будет проходить не прямо, а по ломаной, с остановками в системах подскока.

Сашка вначале представлял, что корабли Предшествующих могут осуществлять прыжки сразу на пол-галактики. Оказалось — нет. Затраты энергии на создание пространственного «прокола» были нелинейны расстоянию между точками, этим «проколом» соединяемыми, и поэтому корабли Предшествующих совершали переходы на такие же расстояния, что и корабли Содружества, занимающие по времени четыре-пять дней максимум. В принципе, корабли Предшествующих могли сделать прыжок и на «десять дней», но при этом на создание такого «прокола» требовалось энергии раз в 10 больше, чем на два «прокола» по «5 дней». Фактически это был некий оптимум между скоростью перемещения между системами и затрачиваемой на это энергией. Сейчас им предстоит совершить переход в систему, находящуюся в трёх днях пути от Аркама.

— … время до активации «прокола» одна минута. Готовность. — Сашка оглянулся на друзей. — Ну, помоги нам Создатель…

Центральный тактический экран на мгновение моргнул чёрным цветом, после чего, как ни в чём не бывало, отобразил звёздную карту — они прибыли в систему подскока.

На тактическом экране, отображающем систему NZJD-2904-DWIA, высветились отметки десятка кораблей. Осмотр каждой отметки сопровождался демонстрацией голографического изображения корабля — один эсминец, три корвета и шесть эскортов. Небольшая эскадра, которая и должна была их здесь встретить.

— И… что?? — первое, что смог выдать Траян, наблюдающий за происходящим.

— И — всё. — пошутил Сашка. — Прибыли мы. Вон, нас уже вызывают с эсминца.

За прошедшие месяцы с их возвращения учёные с псионами провели серьезную работу по изучению возможностей космической яхты — на ней были установлены системы связи, использующиеся на гардаррских кораблях, и проведена проверка её функционирования. Но на всякий случай, на эсминце находился псион, который в экстренном случае должен был обеспечить связь с яхтой. К счастью, никаких непредвиденных случаев не возникло — они сразу смогли установить контакт с капитаном эсминца.

— Запас антиматерии в первом контейнере 9 %, во втором — 27 %. Затраты на переход 3 %. Все корабельные системы в норме, есть возможность для совершения прыжка обратно. — бубнил Сашка, читая телеметрию.

— Прыгаем обратно на Аркам. — поставил точку в его сомнениях Траян. — Запаса энергии достаточно.

Он связался с капитаном эсминца, переслал ему собранную информацию за время полёта и сообщил о принятом решении на совершение прыжка обратно.

— Всё, можно разворачиваться. — передал он Сашке.

Яхта, получив новый маршрут, развернулась обратно к точке перехода, из которого она буквально полчаса как вышла, и стала набирать разгон.

— Малый разгон… средний разгон… время до активации «прокола» 14 минут… — как по привычке продолжал комментировать Сашка.

Через 15 минут космическая яхта Предшествующих вышла из прокола на окраине системы Аркам.

— Ну что, герои-покорители космоса, — В ангаре, куда вернулась яхта, их встречали учёные с Велибором во главе. — Как слетали? Понравилось?

— Не то слово! Отличная птичка! — наконец заговорил Идан, промолчавший весь полёт. — Основное время, которое мы тратили, уходило на разгон до точки перехода и торможение в системе прибытия.

— А когда мы снова полетим? — вопросом на вопрос Велибора ответил Траян. — Там запас антиматерии ещё позволяет…

— Да… — у Сашки мысль сразу заработала в определённом направлении. — До Земли можно за полдня добраться…

— Не спешите! — примирительно замахал руками Велибор. — Вначале изучим результаты вашего полёта, а потом ещё нужно найти дополнительные контейнеры с антиматерией. К тому же не забывайте — в соседнем ангаре стоит корвет Предшествующих. Его тоже надо изучать. Вот когда у нас будет достаточный запас, тогда и полетаете. И не только вы.

Трое испытателей направились на выход из ангара в сопровождении встречавших. Сегодня они как обычно вернутся к своим семьям, будто никуда и не улетали.

Следующим утром, едва Сашка успел зайти в свой кабинет, как ему пришёл вызов с Арты.

— Аш, этот разговор только для твоих ушей. — на него с экрана снова смотрел Азар. — Речь о тебе. И о Земле. Аграфы последнее время стали проявлять слишком много внимания Аркаму, в том числе, и твоим землякам. Рано или поздно вскроется, откуда на Аркам идёт поток колонистов из «дикого» мира. В нашем аналитическом отделе дали следующую рекомендацию — через год представить Землю в Совете Содружества. Лучше мы это сделаем сами, нежели ушастые натравят на нас всё Содружество. Как собираемся представлять Землю, ты, наверное, уже догадываешься…

— Прецедент Лорбонцы-Райтены? — подумав, спросил Сашка.

— Да. Всё для этого у нас имеется. Самое главное — у нас есть ты.

— И что я должен буду сделать? Передать Землю Гардарре?

— Ни в коем случае! — ответ Азара несказанно удивил Сашку. — Земля слишком уникальная планета. Если бы там жили только гардаррцы — вопросов бы не было. А там — кто только не живёт. Поэтому, во избежание конфликтов с другими человеческими государствами Содружества, Земля должна остаться независимой, а ты будешь её официальным представителем. Но этого мало. Уже сейчас необходимо выйти на контакт с властями того государства, где живут местные гардаррцы. И это тоже предстоит сделать тебе.

— Но… в этом-то какой смысл? — необходимости контактировать с номенклатурой Россиянской Федерации Сашка не видел абсолютно. Да и не желал, по-хорошему.

— Сейчас объясню. Исходно наша идея была следующей. Мы каждый год увеличивали на 10 единиц количество задействованных транспортов, что позволяло нам к концу 9-го года действия договора относительно Аркама обеспечить прибытие и размещение 10 миллионов жителей, даже чуть побольше. В новом году, в соответствии с текущим планом, мы собираемся вывезти почти 1400 тысяч человек, подо что будет задействовано 50 пассажирских транспортов. В результате чего к концу года, на Аркаме будут жить больше 4-х миллионов землян. А вот последующий вывоз колонистов придётся форсировать.

Сашка обдумывал услышанное, а Азар продолжал:

— На следующий год количество транспортов, задействованных под перевозку, возрастёт вдвое, до 100 единиц, что позволит вывезти в Гардарру более 2,8 миллионов колонистов. А через год количество транспортов возрастёт до 150-ти, а планируемое к вывозу количество переселенцев достигнет 4,2 миллионов. За те последующие два года мы сможем увеличить население Аркама до необходимого количества жителей, которое даст Гардарре полное право присвоить Аркаму статус метрополии и оставить его под своей юрисдикцией. Почему два года, спросишь? Дело в том, что после представления Земли на Совете Содружества к ней отправят исследовательскую экспедицию, в составе которой будут корабли от практически всех человеческих государств Содружества — есть у них такое право, чтобы убедиться в правильности предоставленных им сведений. Но мы представим Содружеству лишь координаты Земли, но не кратчайший путь к ней через «червоточину». Поэтому до Земли экспедиции доберутся минимум через два года. Вот за эти два года мы и хотим вывезти требуемое количество переселенцев, так, чтобы к прибытию на Землю экспедиции Содружества Аркам получил необходимый минимум жителей. Экспедиции имеют право изучать планету в течении полугода. Естественно, в это время ни о каком вывозе колонистов и речи быть не может — незачем нашим «соседушкам» знать про «червоточину».

— А необходимость контакта с властями Россиянской Федерации… Она-то чем вызвана?

— А тем, что вывоз такого количества колонистов гарантированно не останется незамеченным на Земле, и для того, чтобы он шёл без проблем, нужно поставить в известность власти той страны, а может, и других, чтобы так же не мешали нам. К тому же, поскольку количество вывозимых возрастёт почти вдвое, там потребуются новые псионы. В общем, ты будешь очень нужен. Сейчас — на Земле. А в конце года — на Совете Содружества.

— Я так понимаю, количество псионов, задействованных на Земле, нужно удвоить?

— Удвоить — это минимум. — вздохнул Азар. — А помимо этого… Ты же помнишь, как передавал дар сотне специалистов на Аркаме? Я не имею права раскрыть тебе все подробности в настоящее время, но что-то могу сказать. Так вот, как ты помнишь, 20 человек из получивших дар были мэрами небольших мегаполисов, и за прошедшие почти два года в тех выбранных для эксперимента мегаполисах уровень коррупции снизился практически до нуля, а эффективность работы чиновников возросла. Пару недель назад было принято решение не только продолжить эксперимент, но и расширить его ещё на ряд мегаполисов. При этом, помимо мэров мегаполисов, есть идея передачи дара местным начальникам отделений полиции. Псионы прогнозируют так же в течение двух лет снижение в таких мегаполисах уровня преступности.

— А для Аркама?… — Сашка не успел задать свой вопрос, как Азар сразу а него ответил.

— Будут. Практика привлечения псионов для воспитания детей на Аркаме тщательно изучается специалистами на Арте. Сейчас Аркам стал настоящим полигоном, где изучаются не только новые подходы к воспитанию подрастающего поколения, но и возможность интеграции аграфов в наше общество. Ну, да об этом поговорим после твоего возвращения с Земли.

Глава 3

Люк челнока открылся, и Сашка, выгнав перед собой гравиплатформу с нагруженными на ней «Сампаданами», выбрался на лётную палубу «Майвы». Встречающий (землянин, без сомнений) провёл его в оперативный центр, где Сашку встретили как долгожданного спасителя.

— Наконец-то! — обнял его Алексей. — А мы уже заждались тебя! Надолго к нам?

Алексей выглядел немного вымотавшимся.

— Пока не передам дар такому количеству людей, что полностью закроют вашу потребность в псионах на несколько лет вперёд. Ну и ещё пара дел есть.

— Вот и отлично. Кстати, познакомься — мой новый начальник, Сиян. — Алексей представил стоявшего рядом с ним гардаррца.

— Приветствую! — Сиян, улыбаясь, пожал Сашке руку. — Впрочем, отчасти мы знакомы. Я ведь с Тавры, служил на базе в Херсонеполисе. Ты меня, наверное, не помнишь, а тебя, Аш, не раз там видел… Ну, да что стоим? Идёмте!

— Хозяйство мне оставил Витень беспокойное, — рассказывал Сиян, когда они сидели в его, бывшем Витеня, кабинете. — Ты заметил, что кораблей здесь стало больше? Ещё четыре корабля прибыли буквально месяц назад, и один из них — с гравипередатчиком. На связь выходим раз в сутки. Ненадолго, но регулярно — всё-таки расстояние отсюда до Содружества… сам понимаешь. Да ещё и этнографическую экспедицию сюда прислали три месяца назад, на изучение экосистемы Земли.

— А чем они заняты?

— Это ты лучше у них самих спросишь, — отмахнулся Сиян. — У нас и своих дел достаточно — кандидатов в колонисты подобрать, псионам их проверить, в лучшем виде доставить на транспорт, обучить стандартоязыку, предоставить ознакомительные материалы. Кого и трудоустроить сразу же… А тут Витень сообщил, что со следующего года количество транспортов по перевозке колонистов удвоится. В общем, персонал у нас увеличился ненамного, а объёмы работы всё растут и растут, и если к следующему году у нас не будет вдвое больше псионов, то даже не знаю, что и делать.

— У вас есть кандидаты, кому можно передать дар?

— Есть конечно. Из нынешних сотрудников санаториев. Да и среди вывозимых колонистов находятся те, у кого есть дар. Тут, кстати, пригодился подарочек от ящеров. Они передали капитану одного из транспортов, что привозил для них «товар», один артефакт. Детектор, позволяющий быстро определить, есть у человека дар или нет. Обратно его пока не просят, вот мы им и пользуемся.

Сиян скинул ему изображение «яйца».

— Очень он упростил нам работу. Сжимаешь его перед проверяемым, и если у того есть дар, детектор светится. Чем сильнее дар, тем ярче свечение. Мы так для себя шестерых человек подобрали. Четверо уже вернулись и влились в нашу команду после стажировки, двое скоро приедут. Но этого мало… Так что, чем быстрее приступишь к делу, тем быстрее у нас появятся новые псионы.

Чтобы где-то что-то прибыло, нужно, чтобы где-то что-то убыло. Дар, пусть даже самые его крохи, нужно было у кого-то изъять, но с этим, к счастью, проблем не было — помимо поиска кандидатов в колонисты продолжался отлов других «кандидатов», кому предстояло, работая кайлом «на астероидах» типа «Базы 51», зарабатывать кредиты на достойные стартовые условия для вывозимых в Гардарру.

— Мы тут на остальные континенты переключились, — рассказывал Алексей, глядя, как Сашка деловито пристраивает «Сампадану» очередной тушке из лежащих в ряд. — Ловим там представителей местных банд. Эти вот из США. Из Детройта, точнее…

Работа шла почти три недели. Кто только за это время не прошёл через «Сампаданы»… Представители китайской «Триады» и японские якудза, мексиканские и колумбийские боевики местных наркокартелей, афганские производители опиума, ну и, конечно, представители этнокриминала ЭРЭФии. Последних было больше всего.

Тысячи отпетых преступников уже отправились в своё первое и последнее космическое путешествие, а получившие дар триста подобранных колонистов улетели на Аркам.

Сейчас в кабинете у Сияна сидели Сашка, Алексей и какой-то незнакомый человек.

— Познакомься, Аш, это руководитель этнографической экспедиции, Чтибор — представил незнакомца Сиян.

— Здравствуй, Аш. — спокойно кивнул Сашке Чтибор. — Я, собственно говоря, к тебе.

— Чем могу, помогу, — правда, чем он может помочь этнографу, Сашка не понимал.

— Я сам с Тулуса, — Начал Чтибор. — Здесь я возглавляю экспедицию, цель которой — подобрать образцы местной флоры и фауны, которые могут обогатить экосистемы планет Гардарры. Мы уже в курсе вывоза слонов в Ракшас. Кстати, партия их отправлена к вам на Аркам, будут жить на одном из экваториальных континентов. С последним транспортом мы отправили контейнеры с икрой местных рыб — и морских, и речных. Пусть разнообразят мир Аркама. Вывозим образцы местных растений.

— А… я-то как тут могу помочь? — как можно корректнее спросил Сашка.

Нет, против разведения в реках и озёрах Аркама привычных ему карасей, окуней, щук и прочих рыб он ничего не имел против. Более того, был горячо «за», как любитель рыбной ловли. Вот только что от него хотели, он никак не мог понять.

— Дело в том, что я, как тулусец, проявил интерес к флоре и фауне полярных районов… — Чтибор смотрел на него… ожидая одобрения, что ли. — Я и представить не мог, какая богатая флора и фауна на этой планете в приполярных областях! Я уже запланировал вывоз на Тулус партии местных оленей, овцебыков, тюленей и красной рыбы. Но, самое главное — я обнаружил, что там живут… в общем, местные тулусцы. И я… в общем, в нарушение имеющихся у меня инструкций, я вышел с ними на контакт.

— И как же ты с ними договорился? — последнее Сашке было непонятно. Все ментообручи всегда были задействованы и находились под постоянным контролем.

— Договорился. — улыбнулся одними лишь глазами Чтибор. — Они же тоже тулусцы. А тулусец всегда поймет тулусца, пусть они говорят на разных языках. Аш, я очень тебя прошу — замолви слово перед разведкой! Я хочу привезти десять местных тулусцев к нам на планету и показать, как мы живём. Потому что смотреть на то, как они здесь живут….

— Я только за. — Сашка не стал мучить его ожиданием ответа. — Но что дальше?

— А дальше — включить местных тулусцев в программу вывоза колонистов. — Прямо ответил Чтибор. И добавил. — К нам, на Тулус.

Народы Сибири и Крайнего Севера. Много Вы знаете о них? Стреднестатистический житель России сразу назовёт чукчей — ещё бы, ведь про них есть столько анекдотов! Вспомнят якутов (там же алмазы), нанайцев (у них смешная борьба). Может, вспомнят хантов, мансей и ненцев (а там нефть и газ, наше всё).

Сашка в молодости так же смеялся над анекдотами про чукчей, где представители этого народа всегда изображались глупыми и недалёкими. Но ещё учась в институте, ему довелось съездить в стройотряд на Крайний Север, и посмотреть вживую на тех, о ком он слышал лишь одни анекдоты.

Когда он вернулся оттуда, то больше не смеялся над этими анекдотами, более того — его от них коробило. Посмотрев на реальную жизнь местных жителей (впрочем, какая жизнь? выживание, причём самый его край), он с большим уважением стал относиться к людям, которые умудрялись жить там, где среднестатистический житель Москвы, окажись он в тех условиях, загнулся бы за несколько дней.

Перед Сашкой тогда словно вспыхнул и сгорел намалёванный лубок с гнусной карикатурой, и за ним открылся отдельный мир, живущий по своим законам.

Если среднестатистический житель может, подумав, вспомнить, что есть ещё эвенки и долганы, то вот малые народности для него будут просто как «терра инкогнита».

Ульчи, ламуты, нивхи, негидальцы, удэгейцы… Многие ли знают про них? А есть ещё орочи, коряки, ительмены, камчадалы, юкагиры, чуванцы… И у каждых свой язык, свои обычаи.

Эти люди прекрасные следопыты, почти каждый — снайпер. И это не для бравады перед кем-то. Сама жизнь там такая, что промах на охоте означал сон на голодный желудок, и не только охотника, но и его семьи. Хитрованы — но без гнили азиатского двуличья. И при этом в массе своей эти люди беззлобные, с открытой душой.

Было у них слабое место — алкоголь. Что поделать, таков у них обмен веществ. Те же японцы так же не могут похвастаться стойкостью к алкоголю. В Российской Империи это всё знали, и продажа спирта и водки представителям народов Севера была категорически запрещена. Более того, имперские чиновники выпустили директиву для местных егерей. По ней, в случае обнаружения спиртоноши, егерь был обязан без предупреждения открыть огонь на поражение. Ещё раз — обязан, огонь на поражение, без предупреждения.

Советская власть не могла пройти мимо такой варварской политики царской России — большевики сразу отменили этот запрет. То, что масса местных жителей откровенно спилась — есть прямая вина советской власти. Впрочем, чему тут удивляться? В СССР человек всегда был расходным материалом, и жители Сибири и Дальнего Востока тут не были исключением.

— Но не будет ли это просто переселением в резервацию? — с сомнением спросил Сашка.

— Аш, неужели ты думаешь, что Тулус — это резервация? — Чтибор был явно удивлён таким вопросом. — Мы имеем возможность в любой момент перебраться жить в любую систему Гардарры. Просто Тулус имеет особый статус, заключающийся в том, что мы сохраняем нашу самобытность. И местные тулусцы так же при желании смогут перебраться жить в гардаррские системы. Просто Тулус — это место, где мы можем быть самими собой. Многие тулусцы идут служить в гардаррскую армию, живут в мегаполисах на других планетах — а потом всё равно однажды возвращаются домой, на Тулус. Вот поэтому я хочу показать местным тулусцам, что планета наша хоть и сурова, но места на ней хватит всем. Не сомневаюсь, многие захотят к нам перебраться. И им там будут рады.

— Я поддержу это. — ещё раз подтвердил Сашка своё решение.

Они с Алексеем сидели в самом оперативном центре перед голограммой Земли, развёрнутой к ним Евразией. Контуром была обведена территория бывшего СССР, регионы и территории которого были подсвечены разными цветами.

— Вон, видишь? Средняя Азия и Закавказье «погашены»? — показывал ему Алексей на сферу. — Там наша работа завершена. Всех вывезли.

Сашка внимательно разглядывал развёрнутую карту. «Погашены» были так же семь областей Казахстана — три южных и четыре западных. На территории ЭРЭФии так же были «чёрные пятна» — территории «ДИЧ» и «Уряхании».

— В Казахстане сейчас вывозим население из северных и восточных областей, — продолжал рассказ Алексей. В Прибалтике, кстати, появилось много желающих уехать. В ЭРЭФию ехать не желали, ну, да это понятно. А вот уехать в «космическое завтра» желающих оказалось много.

— Я смотрю, на Дальнем Востоке сейчас работы идут? — спросил Сашка, продолжая разглядывать карту.

— Да. И в первую очередь вывезли всех русских из «Уряхании». Там же в 90-е была настоящая этническая чистка.

Сашка помнил про это. Гонения на русских в «Уряхании» не прекращались никогда. Как и везде, россиянская власть всегда занимала противную русским сторону, заигрывая с нацменами, и «уряханцы» исключением не были. Чего только стоил мажор, сынок простого секретаря «Уряханского» обкома. Сейчас он, как ни в чём не бывало, щеголял в военной форме с генеральскими погонами, хоть и ни дня в армии не служил.

— А что в русских областях Дальнего Востока?

— Вывозим. Сейчас понемногу, считай, по тысяче человек из каждой области и края. Пока в основном работа идёт по подбору перспективных кандидатов. Но со следующего года начнём массовый вывоз.

— А почему именно оттуда? Климатические условия плохие? — спросил Сашка, тут же поняв, что сморозил глупость.

— Климат! — прыснул от смеха Алексей. — Да климат там самая последняя причина. Люди родились и выросли в нём, и тамошним климатом их не напугаешь. Нет, причина там другая…

Помолчав, он добавил уже серьёзно:

— Бегут оттуда в первую очередь из-за беспредела властей.

Не всё было гладко в Российской Империи. Но если её положительный опыт большевики выкинули на свалку, то отрицательный тщательно изучали и применяли на практике. Чего только стоили «медведи на воеводстве». Часто имперских чиновников отправляли на службу в Сибирь, с глаз долой, и огромный регион фактически оказывался у них на откупе. Ничего с тех пор не изменилось — в руководстве полиции, судов, да и исполнительных органов власти немало было тех, кто должен был, по хорошему, сидеть, и сидеть долго. Но вместо этого их отправляли на Дальний Восток, продолжать «службу». И не просто, а с повышением. Что удивляться, что простым жителям найти управу на зарвавшихся властьимущих было просто нереально. Но если в крупных городах сохранялось хоть какое-то подобие власти государства, то в отдалённых посёлках нередко власть была в руках банд, державших местных жителей мёртвой хваткой. Вот и уезжали люди с Дальнего Востока при первой же возможности.

— Саня, я так понимаю, ты всё здесь выполнил, из того, что планировал? — они так и сидели в оперативном центре, выпив уже по три чашечки кофе.

— Нет. — Сашка тяжело вздохнул. — Самое главное пока не сделал. А делать всё равно придётся. В общем, я не знаю, сообщил ли тебе Витень, но мне сейчас будет нужно выйти на контакты с властями ЭРЭФии и США.

— О!!! — ухмыльнулся Алексей. — Наконец-то! Не прошло и ста лет… А контактировать с кем собираешься?

— С Темнейшим, наверное… И с Бастиндой. — ответ Сашки вызвал у Алексея истерический смех.

— Убил!!! — хохотал Алексей. — Наповал!!! С одного выстрела!!! Ой, не могу!..

С трудом успокоившись и вытерев слёзы, он с иронией смотрел на Сашку.

— Лови файл! Как ознакомишься с ним, тогда и поговорим. — и уже абсолютно серьёзно добавил. — Я, когда узнал правду, хотел уничтожить всех до единого «статусных рашкованов». Но лишь после того, как уничтожил бы последнего англосакса. Еле сдержался, честно тебе скажу.

Глава 4

Российская Империя не была идеальным государством. Это было государство со множеством «болячек» и внутренних проблем. Но кто, скажите, у нас абсолютно здоров? Как вам может сказать любой врач, «нет здоровых — есть необследованные». Так и «болезни» Российской Империи были зачастую болезням роста — страна проходила период бурной индустриализации (настоящей индустриализации, с которой никакая «сталинская» и сравниться не могла). Но что нельзя было отнять у Российской Империи — это было гуманное государство, гуманнее на порядки, чем то людоедское образование, что на семь десятилетий утвердилось на её территории.

Первая Мировая Война, оболганная и измазанная грязью большевиками (одно название «Империалистическая» чего стоит) была вызовом для России — но она же была и великим шансом. Уже к концу 1916-го года было ясно — Тройственный Союз, днем раньше, днём позже, но потерпит поражение. Россия была бы в числе победителей. Вот только не хотели её видеть в числе победителей, и ладно бы противники — Германская и Австро-Венгерская Империи. Первым врагом России были её же «союзники» в этой войне — Великобритания, и вступившие последними в войну САСШ.

Статистика уже тогда была развитой наукой, и её показатели говорили однозначно — в течении последующих двадцати лет после победы в Мировой, экономика России выходила на первое место в мире. Кто же мог с этим согласиться?

То, что сделали «союзники», ничем иным, как предательским ударом в спину не назовешь. В стране, бывшей их союзником по коалиции, они организовали переворот, уничтоживший само государство. Россия сразу выбыла из пула победителей, рухнув в пучину гражданской войны. Но и этого «союзникам» было мало.

Фактически спецслужбы Великобритании провели блестящую спецоперацию — ими был проведён не просто дворцовый переворот, а полное и тотальное уничтожение элиты России, при этом сделанное чужими руками. Англичане знали, на что надавить — на известную русскую болячку — «справедливость». Вскормленные англичанами «профессиональные революционеры» рвали рубахи, страдая за крестьян, которым обязательно нужно было отдать землю помещиков-эксплуататоров. То, что помещикам к тому времени принадлежало не более 15 % земли, а всё остальное и так уже было у крестьян, большевистские агитаторы скромно умалчивали. Если же крестьянин попытался бы узнать, сколько земли принадлежит крестьянам в той же Англии, то ответ попросту убил бы его. Ноль. Ибо вся земля принадлежала лордам и Короне. Эксплуататоров, вещали большевистские агитаторы, нужно уничтожить, и тогда все заживут счастливо. Если уничтожение дворянства и духовенства как-то ещё подпадало по эту картинку (эксплуататоры, самые что ни есть!), как и уничтожение офицерства, чиновничества и полиции (неважно, что большей частью это были потомки тех же крестьян и разночинцев — ведь эксплуататорам служат!), купечества и промышленников (мироеды!), то вот уничтожение учёных, инженеров, врачей и учителей объяснить было невозможно. Зато это вполне укладывалось в людоедские планы англичан. Все эти категории были элитой русского народа, и поэтому уничтожение учёного или поэта было ничуть не менее важным для них, чем истребление офицеров, чиновников и купцов. Народ без элиты — аморфная масса, с ним можно делать что угодно — поэтому первым делом место уничтоженной элиты сразу заняли пришлые. Те, кто с наспех состряпанной биографией и липовыми документами приехал — кто в «опломбированном вагоне», а кто и с экспедиционным корпусом Великобритании или САСШ.

Понятно, что для управления такой территорией одних «пришлых» было мало, поэтому для самых мерзких дел они набирали себе исполнителей из местных. Та часть высшей аристократии, что пошла на предательство, совершив отстранение от власти царя, категорически не подходила для этих целей. Ведь они всё же искренне хотели для России блага, пусть и в своём понимании. Исполнителей подбирали из тех, кто хоть и был местным, но ненавидел Росиию и русских всей своей душой. Да и подбирать-то особо не требовалось — они уже были подобраны, вскормлены, снабжены финансами и организованы в партию, РСДРП(б). «Большевички». Ошибочно считать, что власть в России захватили евреи — они всего лишь были «наёмным персоналом» для выполнения грязной работёнки. Евреи поумнее сразу поняли, откуда ветер дует — безуспешно они объясняли своим «тысячникам», что их, как гандон, используют и выкинут (что и произошло через 15 лет). Во время гражданской войны они помогали чем могли Белой Армии, а когда стало ясно, что приход «красных» неизбежен, покинули Россию. Да, «детей турецкоподданых из черты оседлости» в выстроенной большевичками властной вертикали было действительно много. Но были там и «латышские стрелки», казнившие царскую семью, и польские «трудящиеся» (чего стоил один Дзержинский, мечтавший в детстве о шапке-невидимке, в которой он бы убил всех до единого «москалей»). Ну, и разумеется, «труженики Востока Гигиенишвили». Были ли там русские? Были. Но лишь те, кто русскими могли называться только в силу этнической принадлежности. От своей русской идентичности эти «кадры» отказались, причём добровольно.

Первое, с чего начали большевики — с организации голода. Голод был как их «визитная карточка». Приходили «красные» — начинался голод. Миллионы умерли, став его жертвой. Большевики потом утверждали, что голод, дескать был последствием гражданской войны. Вот только гражданская война закончилась, а голод ещё долго собирал человеческую жатву по всей России. А когда некоторые зарубежные благотворительные организации, как, к примеру, американская ARA, осуществляли поставки продовольствия в Советскую Россию, чтобы спасти от руки «костлявой» тысячи людей, это продовольствие с прибывших из Америки кораблей тут же перегружалось большевиками на другие корабли и продавалось обратно на Запад. А деньги? Деньги шли «на мировую революцию», фактически — на прокорм интернациональной своры маргиналов и отщепенцев, ни дня в своей жизни не работавших, но возомнивших, что они являются не пойми к какого перепуга защитниками интересов рабочего класса. Вот только (странное дело!) «мировую революцию» они собирались организовывать где угодно, но только не в Великобритании. При этом и их божества (Маркс с Энгельсом) были захоронены в Лондоне, и там же проходили различные «интернационалы».

Новое образование, возникшее на теле исторической России словно раковая опухоль, было создано с таким расчётом, чтобы развалить его на множество осколков. И главная роль в этом отводилась разделению русского народа на несколько частей. Оно и неудивительно, ведь вся национальная политика большевиков базировалась лишь на одной статейке «картавого» — «О великодержавном шовинизме великороссов». Тут и пригодился проект «украинства», оставшийся без хозяев после крушения империй Габсбургов и Гогенцоллернов.

Идея была проста — русскими было приказано именовать исключительно русских из великороссов, а русские из малороссов и белорусов объявлялись отдельными народами, украинцами и белорусами, ну а чтобы людишки не бунтовали, народы были объявлены по отношению к русским «братскими». Сразу пошла массовая «украинизация» русского населения — для этого были задействованы приехавшие из Галиции тысячи рагулей, как «носителей украйиньской мовы». Кроме «коломийского воляпюка» мовнюки из Галиции ничего не знали, но все как один были назначены учителями «украйиньской словесности», представлявшей из себя по сути «йазык падонкаф». Именно из них, а так же предателей среди русских (того же Грушевского, например) большевики активно лепили элиту «украйиньской нации». Десятилетия активной дерусификации не прошло даром. Сейчас, глядя на результаты «украинизации», можно было с грустью отметить, что враги поработали на славу. Из части русского народа им удалось вырастить широкую прослойку патентованных вертухаев, холуёв и просто подонков, испытывающих животную ненависть к русским — одним словом, «вукрайинцив».

Новое государство, в соответствии с «заветами картавого», создавало новые республики и автономии, передавая под них русские земли, и пестуя «элиту» новопридуманных народов. В 91-м году эта заложенная мина сработала — и от России сейчас остался лишь уполовиненный огрызок, ЭРЭФия, так же состоящая, как матрёшка, из очередных республик и автономий.

«Сталинская индустриализация» — особая тема гордости «красных».

Они без устали с придыханием рассказывали сказки про то, что Сталин «взял Россию с сохой, а оставил после себя с атомной бомбой»… А на деле, когда вставал вопрос о строительстве предприятий, то приходилось полностью задействовать западных учёных и инженеров — местные, как правило, были уничтожены за 15 лет постреволюционной вакханалии. Да что там учёные и инженеры — на заводы невозможно было набрать даже простых копировщиков. Все в СССР знали про такие стройки, как ДнепроГЭС, Харьковский, Сталинградский и Челябинский тракторные заводы. А вот что не знали жители «страны советов», так это то, что проектировали ДнепроГЭС американские инженеры. Все три тракторных завода были перевезены из Америки сотнями пароходов (везли всё — вплоть до шурупов и гвоздей!), и их первым директором (всех трёх!) был опять же американский инженер.

Население верило про великий прорыв, в ходе которого СССР получил атомную бомбу — но очень мало кто знал, что основные работы по разработке технологии обогащения урана выполняли привлечённые к работам по ядерному проекту немецкие инженеры и учёные, фактически — военнопленные. О степени их участия говорит тот факт, что, будучи военнопленными, многие их них получали Сталинские Премии. Некоторые, как их руководитель, Манфред фон Ардене, были даже удостоены её дважды.

Умалчивались работы Гуго Шмайссера на Ижевском Машиностроительном заводе, в то же время, когда там (вот совпадение!) Калашников изобрёл свой автомат.

Ничего не говорили, что самая первая советская ракета, запущенная с полигона Капустин Яр, была фактически немецкой «Фау-2» — на двигателях специалисты, осуществлявшие запуск, с удивлением для себя обнаруживали «нацистского орла со свастикой».

Да, определённые «школы» в Советском Союзе были признаны во всём мире — те же математики. Но всегда скромно умалчивали, что эти математики взялись не из ниоткуда и не по большевистскому призыву — их учили чудом уцелевшие остатки царской профессуры. От том, что математическая школа в Российской Империи была так же признана во всём мире, большевички никогда не рассказывали. Зачем смущать умы охлоса?

Советские учёные — отдельная тема. Созданная Академия Наук с самого начала не была предназначена для продвижения науки в Советском Союзе. Это была синекура для детей правящей верхушки, тех, кто решил не участвовать в борьбе за власть. Они становились академиками, потом академиками становились их детишки. При этом, как академики, они пожизненно были обеспечены — и деньгами, и дачами, и доступом в «спецраспределитель». Фактически наука в СССР была разновидностью тоталитарной секты, где человеку со стороны добиться чего-либо было абсолютно невозможно. Что-либо создать или открыть эти «академики» не могли по определению — но зато сколько вреда они принесли! Чего только стоили нынешние последыши, организовавшие «комиссию по борьбе со лженаукой». Сама комиссия при этом финансировалась за государственный счёт.

Колонию в наше время от независимого государства отличают отнюдь не внешние признаки, как атрибуты власти (президент, парламент, флаг, герб, гимн, своя денежная единица). Первое отличие — это элита страны, а точнее, принцип, по которому идёт её отбор. Если в стране не работают социальные лифты, а элита формируется по «отрицательному отбору» (из плохих выдвигают худших, а из худших — самых худших), то можете быть уверены — перед вами самая настоящая колония. Вы даже можете определить, чья это колония. Достаточно узнать, куда «умом и сердцем» стремится эта «элита», где живут её дети и внуки, в каких странах они держат свои капиталы — и всё станет понятно.

Простое сопоставление фактов по этим критерия однозначно определяло ЭРЭФию как колонию Великобритании. Но неправильно считать, что колонией она стала после развала СССР. Сам СССР был фактически её колонией с самого начала своего существования, таская для неё каштаны из огня и принимая на себя всё бремя её противостояния с США.

Как ни грустно признавать, но Советский Союз был подобен здоровому бугаю, который дрался на ринге за интересы Англии. Бугай утирался кровью и выплёвывал выбитые зубы, а сидящий в ложе для ВИП-персон лондонский денди только ухмылялся, подсчитывая прибыль, полученную на сделанную ставку, да усмехаясь, подбадривал бугая — мол, молодец, продолжай в том же духе.

Даже распад Советского Союза ничего по своей сути не поменял. У власти в каждой из «республик» (фактически — сепаратистских образований на месте исторической России) остались те же самые советские кадры. Вначале дети, а теперь уже внуки и правнуки большевистской мрази, делавшей переворот в 17-м году. Как правило, потомство «старых большевиков» проходило один и тот же стандартный путь. Они могли родиться зарубежом в семье дипломатов или работников торгпредств, могли родиться и в СССР. Но затем, как правило, учились в спецшколах «для своих». Институт — МГИМО, или, на крайняк, МГУ. Еще в институте они вступали в КПСС (что для студентов из низов, вообще-то, было просто немыслимым в те времена). Нередко следовала «стажировка» в одном из университетов Великобритании или США (фактически — вольготная и беззаботная жизнь за государственный счёт). Это при том, что рядовым жителям СССР, чтобы даже поехать в турпоездку в какую-нибудь Болгарию, требовалось пройти массу инстанций, выполнить «танцы с бубнами» и «сделать два раза ку». Затем, куда бы они не попали на работу, следовал фантастический карьерный рост. Браки у них, как правило, были только между «своими», поэтому можно было сказать, что страной правила отдельная закрытая каста, не имеющая ничего общего с населением управляемой ими территории. «Новая историческая общность», или ещё проще — «новиопы».

Естественно, что никакого реального народовластия в ЭРЭФии не было и быть не могло. Ведь если бы состоялись действительно демократические выборы, то в стране, где 83 % населения русские, и выбрали бы во власть русских. Для новиопов это было смерти подобно — при их личных качествах никто из них никогда не получил бы не то что должность в высших государственных органах власти — их не выбрали бы даже управдомами ни в одном ТСЖ. Понимали ли это новиопы? Прекрасно понимали.

Демократия, в их понятии, была свободой только для них — русские же при этом должны были жить в концлагере. Любые попытки русских создать свои организации давились без пощады, а вместо них обывателю подсовывались подконтрольные новиопам. Что отличало эти организации? Во-первых, контингент. На верху, как правило, находились «фрики», «городские сумасшедшие». Во-вторых, эти организации, помимо правильных идей, обязательно проталкивали какое-нибудь мракобесие («евразийство», «СССР 2.0», «православный коммунизм» и им подобные). Человек, попав в такую организацию, со временем узнавал, что именно мракобесие и является главной целью этих организаций, а все слова за права русских были лишь рекламой, на которые должен был клюнуть обыватель, чтобы ему втюхали «залежалый товар».

Точно по этой же причине новиопы в «демократической ЭРЭФии» не сделали то, что сделал для своих жителей «коммунистический» Китай — не раздали русским землю. Всячески они сопротивлялись тому, чтобы появился широкий слой русских предпринимателей. Ведь если появятся русские при деньгах, то они обязательно начнут финансировать русские организации, как это было в Российской Империи. Поэтому, в лучших традициях Италии времён Муссолини, главные капиталисты страны были все до единого «назначенными». Естественно, людей, русских духом, среди них и быть не могло.

И всё равно, новиопы из шкуры вон лезли, только бы не жить в России. Каждый уважающий себя новиоп обязательно старался прикупить домик в Англии, просто своим нутром чуя — жить надо именно там, поближе к Хозяевам! Как правило, пребывание в ЭРЭФии они воспринимали как длительную командировку в колонии, семьи же свои старались при первой возможности отправить жить в Европу (или США — зависело от того, кому продались). Детишки рождались в Европе и Америке, жили там, учились в тамошних школах и университетах. Иногда они возвращались в ЭРЭФию, если с работой там, на Западе, у них не получалось. Их тут же пристраивали на тёплые места. В Госдуму, в советы директоров госкомпаний или на телеканалы, навроде «Нетудей». Туда, где работать особо не нужно, но можно жрать и пить в три глотки.

Неудивительно, что вся вертикаль власти была в чистом виде симулякром — от назначенцев с самого низа до такой загадочной и неизвестной фигуры «Темнейшего». Все они, от и до, были, фактически, участниками реалити-шоу, длящегося уже не один год. Реальные рычаги власти держал в руках всего лишь один человек, никогда не светившийся в СМИ, но от решения которого одни «куклы» могли сразу возвыситься, другие — обратно «упасть в пыльный сундук».

«Старец». Последний из трёх.

— Ну как, ознакомился? — На следующий день он встретил Алексея в корабельной столовой, тот спокойно доедал свой завтрак.

— Да уж… — только и смог вымолвить Сашка. — Теперь и не знаю, с кем нужно выходить на контакт.

— А вот за это не беспокойся, — Алексей выпил чашечку кофе и поставил её на поднос. — Сегодня же свяжешься. Но вначале с американцами поговоришь.

Глава 5

Весеннее солнце грело и ласкало. Сидящий в кресле старик зажмурился от удовольствия. Хорошо!.. Он мог часами сидеть в парке виллы, рядом с невысоким обрывом, глядя, как вдали на бескрайний песчаный берег неспешно накатывают волны Атлантического океана. Он огляделся по сторонам, услышав птичий гомон, доносившийся из крон столетних дубов, уже покрытых новой зеленью. Нет, это не надоедающие криками чайки — это посвистывали, радуясь возвращению с зимовки, первая стайка красногрудых «робинов», снова прилетевшие на гнездовье. Красиво. Но настоящая красота придёт сюда осенью, когда клёны окрасятся в ярко алый цвет. Пронзительно чистое голубое небо было заполнено небольшими тучками, но дождя не будет — старая рана, ставшая для него самым лучшим индикатором погоды, сейчас не напоминала о себе. А вечером, когда зайдёт солнце, он вернётся в особняк, где его будет ждать разожжённый камин. Вот же сейчас моду взяли — ставят искусственные камины. Нет, точно идиоты — что может заменить в камине настоящий огонь?

Старик вдруг подумал, что люди его круга общения все живут там, где людей поменьше, а настоящего комфорта побольше. Кто-то живёт в Вирджинии. Ну, да это потомки самых первых колонистов. Кто-то в Джорджии. Гордецы-«дикси», так и давятся из принципа каждый день по утрам своей кукурузной кашей… А он жил здесь, в Коннектикуте.

Старик любил этот край, и его никогда не тяготило жить в этом, пусть невзрачном, но уютном штате. Его предки, хоть и не были колонистами с «Мэйфлауэра», были тем не менее в числе первопоселенцев, основателей Бостона, первой колонии в Массачусетсе. Потом они покинули Бостон, чтобы основать Нью-Хейвен. Основали, и все поколения их потомков с тех пор так здесь и жили. Он, стопроцентный «васп», здесь родился и вырос, здесь же учился, в Йельском университете.

Старик был искренним патриотом своей страны. Мужчины в их роду всегда по первому призыву Родины вставали на её защиту. Его дед воевал в Первую Мировую в составе экспедиционного корпуса генерала Першинга, отец воевал во Вторую Мировую на Тихом океане. Сам он, выпускник Йеля с блестящими перспективами, сразу после окончания университета, на удивление своим сокурсникам, отправился не в Нью-Йорк, где его ждало место в престижной адвокатской фирме, а пошёл добровольцем на разгорающуюся войну с «комми» на другой стороне планеты. Тот год во Вьетнаме он не отсиживался в штабе в Сайгоне, а провёл на передовой, памятью о чём были так и беспокоившая его всю жизнь полученная рана, и «Пурпурное Сердце». Отец был против того, чтобы он отправился на войну, но когда он вернулся из Вьетнама, обнял его и сказал одну лишь фразу:

— Я горжусь тобой, сын.

Только спустя годы он понял — тогда он прошёл проверку. С тех пор его карьера, хоть и не была подобна бархатной дорожке, стремительно пошла в гору. Старик несколько раз успел побывать на госслужбе и поработать в частном бизнесе, каждый раз переходя на новое место с повышением. И надо сказать, он никогда не просил отца о протекции. Со временем отец передал ему управление делами их семейного бизнеса. Реальные семейные капиталы, как оказалось, были многомиллирадными, и всё, что до этого он видел, было лишь вершиной айсберга. Неудивительно — хотя местное население искренне верило, что всем в стране владеют евреи, на деле евреи были лишь управляющими этими капиталами. А сами капиталы, плод столетий упорного и кропотливого труда, принадлежали потомкам основателей первых протестантских общин, обосновавшихся в Новом Свете. Таким, как он.

А перед смертью отец познакомил его с некоторыми очень непростыми людьми. Фактически, он передал ему своё место в «клубе», члены которого и были реальной властью в США.

Старик ещё раз оглядел свою виллу.

Сейчас развелось полно нуворишей, выскочек, из тех, кому позволили немного приподняться. Все эти звёзды шоу бизнеса — актёришки и актриски (сколько последних побывало у него в постели? и не вспомнишь), «певцы ртом» от тяжёлого рока до рэпа, портные (ах да! теперь это «владельцы модных домов») и их «вешалки» (как там себя называют? А, модели!). Мнящие себя образцом для подражания, примером успешности, цветом американской нации, а по сути своей — прислуга, причём самая худшая её часть.

Одна радость — себе виллы они отстраивают не здесь, выбрав, словно сговорившись, юг Флориды. Идиоты. Что хорошего в этом гнилом штате? Вонь от болотных испарений? Старик не переносил этот запах ещё со Вьетнамской войны. Толпы гомонящих туристов? Век бы не видеть этих придурков. Латиносы, что заполонили Майами-бич? Эх, вот бы их обратно, на Кубу… Чёртов Кастро! Сбагрил им всё своё отребье. Так ещё и пенсионеры, что припёрлись туда пожить на пенсии. Старик про себя чертыхнулся. Впрочем, пусть лучше все они будут там. Здесь спокойней будет.

— Здравствуйте! — напротив него вдруг ниоткуда возник человек, сидящий в точно таком же, как у него кресле. — Не могли бы Вы уделить мне немного времени?

Говорил человек на идеальном американском, словно вырос здесь же, в Новой Англии, здесь же выучился в колледже, и высшее образование получил так же здесь, в Йеле. Даже на слишком идеальном. Словно и не человек, а… Впрочем, почему словно?… это же голограмма!

— Что Вы хотите? — старик ни на минуту не потерял самообладания.

«Выдержка!» — на мгновение Сашка даже восхитился. — «С этим так просто не получится…»

— Я представитель инопланетной цивилизации — сразу ответил он, не лукавя, — мы вывозим в наши миры интересующих нас людей.

— А от меня что хотите? — старик смотрел на Сашку… со скукой.

— Ничего. Просто ставим Вас в известность, что мы вывозим интересующих на людей, и требуем, чтобы США не трогали ЭРЭФию в течении тридцати лет.

— Вы меня заинтриговали. — старик улыбнулся краешком губ. — А с чего Вы, не знаю как Вас там, взяли, что Ваше мнение должно что-то для нас значить?

— А нас не интересует, значит ли для Вас что-то наше мнение, или не значит. Считайте, что Вам поставили ультиматум, и при нарушении его условий мы Вас накажем.

— Я ведь в курсе, что в Советском Союзе… или как он там сейчас называется? За последние пять лет исчезло несколько миллионов человек — старик словно разговаривал не с ним, а с самим собой. — Да и у нас пропажи наблюдаются. Ваших рук дело?

— Наших. — не стал юлить Сашка. — Так я жду Вашего ответа.

— А не будет моего ответа. — Старик ничуть не боялся его, и не скрывал этого.

— Жаль… Значит, не договорились. — вздохнув, Сашка, продолжил. — 45 градусов 14 минут 23 секунды северной широты, 5 градусов 23 минуты 05 секунд западной долготы…

— Не понял?

— Это координаты субмарины ВМС США, класса «Огайо». Просто назвал вам первые попавшиеся… Либо Вы принимаете наши условия сейчас, либо я навещу Вас завтра — но во всех газетах будет новость о гибели вашей стратегической субмарины. Ну так как?

— Устраивает. — как ни в чём не бывало ответил старик. — Приходите завтра.

И мило улыбнулся.

На следующий день незнакомец, в том же кресле, снова как из ниоткуда возник перед стариком. Вот только старик сегодня уже не был так самоуверен. Ещё бы — как и говорил вчера незнакомец, сегодня все газеты пестрели заголовками — «Таинственная гибель американской субмарины в пучинах Атлантики!»

— Ну вот, — начал разговор незнакомец. — Как и обещал. Продолжим? Субмарин у Вас ещё много, так что, топить по одной каждый день — на пару месяцев хватит.

— Я согласен. — отчетливо произнёс старик. — Но… Я не могу принимать решение единолично. Нас семеро. Я должен как-то убедить остальных в том, что сказанное Вами не плод моей больной фантазии.

— Не вопрос. Вот несколько кристаллов. Как раз шесть штук. — незнакомец показал на столик рядом с креслом старика, на котором теперь лежали шесть стеклянных шариков. — Его получателю нужно лишь сдавить его, чтобы увидеть послание. Сколько времени Вам нужно, чтобы передать кристаллы кому нужно и получить от них ответ?

— Сегодня кристаллы будут доставлены всем шестерым. Сегодня же будет принято решение. Как с вами связаться?

— Не нужно связываться. Ждите меня здесь же. Послезавтра, в полдень.

Через два дня старик так же сидел в парке в своём любимом кресле, только теперь рядом с ним так же в креслах сидели шестеро его гостей. У случайного человека, окажись он в районе виллы, сложилось бы впечатление, будто в этом районе проходит спецоперация — количество охраны было такое, что куда ни повернись — хоть одного да увидишь. В небе барражировали два вертолёта, неторопливо облетающие виллу.

— Здравствуйте! — снова как из ниоткуда возник незнакомец, сидящий в кресле. Точно вовремя, в полдень по Восточному побережью.

— Здравствуйте! — поздоровался за всех старик. Остальные гости молча разглядывали незнакомца, не проявляя ни капли эмоций.

— Вы пришли к какому-нибудь решению? — незнакомец явно не был настроен на долгие дебаты.

— Мы примем его прямо здесь. — сказал один из гостей, высокий жилистый мужчина лет 65-ти на вид. — Пока мы узнали Ваши требования. Но при этом, почему-то, Вы не пожелали услышать наши… пожелания.

— Странно… Я думал, что мы уже договорились — незнакомец изобразил удивление.

— А о чём мы должны были договориться? — «жилистый» смотрел на него немигающим взглядом. — Что Вы передадите свои технологии этому… как теперь этот Советский Союз называется? За тридцать лет накачаете ему мускулы, а мы всё это время должны будем просто сложа руки наблюдать со стороны? И потом, через 30 лет, нас просто раздавят? Да мы лучше весь мир уничтожим, но не позволим, чтобы что-то могло посягнуть на нашу свободу!

— Успокойтесь! — Сашка примирительно улыбнулся. — Неужели Вы думаете, что мы не знаем, кто там, в ЭРЭФии, сидит наверху, и какими они качествами обладают? Никаких технологий мы передавать не будем. Никому. Наш же интерес — просто вывоз тех людей, кто нам интересен. За тридцать лет мы всех вывезем, после чего делайте что хотите.

— Я Вам не верю. — сказал другой гость, крупный грузный мужчина.

— Поймите, — не прекращая улыбаться, Сашка раскладывал по полочкам то, что сидевшие перед ним семеро слушателей отказывались принимать. — Мы всё равно вывезем тех, кто нам интересен. С вашим ли согласием, или без него. Другое дело, что открывать наше присутствие здесь нам… нецелесообразно. Что же касается ваших планов по уничтожению всего и вся… Неужели вы думаете, что мы позволим Вам применить ядерное оружие? Да оно будет взорвано нами сразу же при пуске вами ракет. Ракеты будут взорваны в Гранд-Форксе, заряды авиационные будут уничтожены на тех базах, где и находятся. А те, что на подводных лодках… У вас во флоте три дня назад уже появился, так сказать, новый «Трэшер». Вы хотите, чтобы завтра «Трэшерами» стали все ваши субмарины? Так нам это труда не составит. Так же дело будет обстоять и с химическим оружием. Ну, а если вдруг «случайно» из ваших биолабораторий, что за пределами США, произойдёт утечка боевых штаммов — тогда точно вашей стране никто не позавидует. К чему я это? Мы, ещё раз повторяю, никому на Земле не передаём наших технологий. Не вмешиваемся в ваши политические расклады. В течение 30-ти лет вывозим всех, кто нам интересен. После чего живите как хотите — эта планета для нас будет неинтересна.

Все семеро слушателей удручёно молчали, глядя на незнакомца волками.

— Тем не менее, мы настаиваем ещё на одном условии, — вдруг подал голос ещё один гость.

Маленький, щупленький. А в глаза посмотришь, не по себе становится. Гость напоминал одно австралийское животное — «тасманийского дьявола». Тварюшка маленькая, а злобы и агрессии на десятерых волков хватит. Вцепится и не отпустит.

— Какое?

— Вы не будете похищать людей с территории США. Наша армия и так уже лишилась массы военнослужащих. Знаете, сколько сил и средств нам пришлось потратить, чтобы представить их как потери в Афганистане и Ираке?

— Хорошо. С этого момента с территории США никого забирать не будут.

— А так же граждан США, где бы они не находились! — продолжал требовать «тасманиец». Вот уж, действительно, вцепится и не отпустит.

— Принимается. — согласился незнакомец. — Потребности в американцах у нас больше нет, так что можете быть спокойны.

— Да… Мы должны согласиться, что не будем проводить активную политику против русских. А сами русские?.. — последовала реплика от единственной здесь женщины.

Сухонькая, невысокая, ухоженная Леди. И с таким же, как у мужчин, твёрдым и прямым взглядом. Эта точно не озабочена пенсией, домашними хлопотами и заботами о внуках.

— Со стороны ЭРЭФии так же никаких действий в отношении Америки не будет — незнакомец, судя по вопросу, даже не рассматривал такую возможность. — Это я точно могу гарантировать.

Семеро слушателей переглянулись между собой.

— Тогда подведём итог, — снова включился в разговор владелец виллы. — Первое — Вы вывозите жителей Земли в течение 30-ти лет…

— Кроме граждан США! — снова подал голос «тасманиец».

— Да, кроме граждан США… — поморщился владелец виллы. — Второе. В течение этих тридцати лет США не проводит никакой активной политики в отношении… бывшего СССР. В свою очередь, Вы гарантируете, что и бывший СССР так же не будет предпринимать активных действий по отношению к США. Третье. Вы, в свою очередь, никому на планете не передаёте ваших технологий. Никаких. Четвёртое. Через тридцать лет вы покидаете нашу систему, а мы считаем себя освобождёнными от данных сейчас обязательств. Всё верно?

— Да. — кивнул незнакомец. — Принимается?

— Принимается! — сказал старик.

— Принимается. — хмуро произнёс «жилистый».

— Принимается. — выдавил из себя «тасманиец».

— Принимается. — без эмоций произнесла «Леди».

— Принимается!.. — так же подтвердили остальные гости.

— Вот и прекрасно! — улыбнулся незнакомец. — Вопросов нет?

— Вообще-то, есть. — спросил один из промолчавших всю встречу гостей. — Скажите, а… как оно, там?… В космосе?

— Там?… — незнакомец ухмыльнулся. — Там — отлично!

Глава 6

Этот особняк на Рублёвке ничем не выделялся от своих соседей — при всей их вычурности, помпезности и вставляемой напоказ роскоши, в которой соревновались друг перед другом их владельцы, все они отдавали каким-то однообразием. Несмотря на большое количество охраны и прислуги, от виллы исходило стойкое ощущение пустоты. Но это можно было понять — обитателем этого огромного домины был всего один человек.

Сидевший в кресле глубокий старик со скукой на лице просматривал телеканалы на огромном плазменном телевизоре. Программа новостей главного государственного телеканала, где бессменная ведущая уже который год вещала об успехах во «вставании с колен». Старик отметил, что тезисы, утверждённые у него вчера лично руководителем телеканала, изложены слово в слово. «Молодец, чётко исполнил указания», подумал он о руководителе канала. Не зря он поставил на эту должность того патлатого гомосексуалиста.

Он переключил на другой канал. Там какие-то клоуны, изображающие из себя политиков, старались переорать друг друга, споря с пеной у рта о вопросах, в которых ни черта не понимали. От той пурги и ахинеи, что они несли, у любого обывателя, который случайно переключится на этот канал, должно было возникнуть стойкое отвращение и к этому телеканалу, и к этим «политолухам», и, самое главное, к рассматриваемому ими вопросу. Что же, так и задумывалось. Пусть лучше мыльные оперы смотрят, или «юмористические» передачи с такими же бессменными «хохотунами» на зарплате.

Старик выключил телевизор и просто смотрел в окно. Последний он остался, а передать страну некому — нет у него преемников. Не считать же преемником тех четверых артистов, что играют поочерёдно Главную Роль, изображая Темнейшего, и принимая на себя все мольбы, восторги и проклятия охлоса. Достаточно того, что охлос искренне верит, будто исполнитель Главной Роли и есть руководитель этой страны. Как же он её ненавидит…

Недавно умер его последний товарищ. Похороны были — и Президента так не хоронят. Это был его последний долг своему другу. Неизвестно, устроят ли ему такие же похороны? Дети и внуки уже давно жили в Англии, и возвращаться сюда не собирались. Интересно, приедут ли они на его похороны, или так же попрощаются по телевизору, сидя в уютном особняке в пригороде Лондона, как это сделали детишки его друга?

Старик тяжело вздохнул. Что будет после его смерти? Рано или поздно эти русские узнают всю правду. Так или иначе, но им станет известно, кто организовал им тот столетний геноцид. Что они после этого сделают с его Англией?

— … Хм… Не помешаю? — перед ним словно из ниоткуда оказался незнакомец, сидящий в кресле.

— Вы… кто?.. — пробормотал старик, после чего закричал — Салман!!!

В комнату влетели несколько охранников, один из них закрыл старика своим телом, остальные хотели скрутить незваного гостя. Вот только ничего у них не получилось — все они проскочили через сидящего в кресле незнакомца как через пустоту. Голограмма…

— Ну полноте… Отзовите своих обезьян — ухмылялся человек. — Если бы встал вопрос лишить Вас жизни, Вы уже давно были бы мертвы.

— Салман, всё в порядке, — старик пришёл в себя. — Выйдите.

Охранник, закрывавший его своим телом, кивнул остальным и они сразу вышли из комнаты, не задавая никаких вопросов. Не зря он взял его, мелькнула у старика мысль про начальника его охраны. Со всех сторон хорош Салман — послушный, исполнительный. И ненавидит русских. За плечами у Салмана и массовые убийства русских жителей одной горной республики, и житие в горах, когда его с подельниками оттуда выкуривали «федералы». Потом неудачное нападение на «федералов», плен, суд, и приговор — «пожизненное». Так бы и загнулся Салман где-нибудь в «Чёрном Дельфине», но после приговора к нему в камеру пришёл человек и сделал ему просто немыслимо сказочное предложение. Салман сразу согласился, и вот уже который год он был верным цепным псом у Хозяина.

— Кто Вы, и что Вам от меня надо… — спросил он незнакомца.

— Отвечу на вторую часть Вашего вопроса — начал незнакомец. — Как думаете, что может быть нужно от того, кто является реальным «серым кардиналом» этого государства?

— Вы ошибаетесь. Я, конечно, был раньше вхож во многие кабинеты, но сейчас я давно уже на пенсии.

— И домишко этот на эту самую пенсию прикупили. — засмеялся незнакомец. — И детишки ваши с внуками в Англии на неё же живут. Влачат, так сказать, жалкое существование… В скромных дворцах. Какие хорошие пенсии в ЭРЭФии!

Отсмеявшись, незнакомец продолжил.

— Давайте не будем ходить вокруг да около. Я — представитель инопланетной цивилизации. А Вы — реальный управляющий делами здесь. «Старец». Последний из трёх.

— Ну Вы и сказочник! — засмеялся старик. Он быстро пришёл в себя. — Думаете, показали голограмму, и я уже вам поверил?

— Ну что Вы… — незнакомец смотрел на старика с лёгкой иронией. — Кстати, не хотите снова позвать охранников? Сразу говорю — звать будет некого. Они все сейчас находятся в соседней комнате в виде нескольких горок пыли.

— Салман! — крикнул старик, но в этот раз никто не прибежал по его зову. — Салман!!!

Старик судорожно нажимал на находившуюся на подлокотнике его кресла кнопку экстренного вызова, но никто не прибежал на его вызов.

— Да не орите Вы так, не прибежит ваш нукер. — незнакомец смотрел на него как на насекомое. — И не жмите Вы так на кнопку, сломаете ещё… Помощи не будет.

— Что Вы хотите… — прохрипел старик.

— О! Наконец Вы задали правильный вопрос! Вот теперь поговорим о деле. Вы уже в курсе массового исчезновения населения в «бывших республиках Совдепии». В курсе, не отрицайте… Так вот — этих людей вывозим мы.

— Зачем? — прошептал старик.

— А так ли уж нужно Вам это знать? — осадил его незнакомец. — Я здесь для того, чтобы поставить Вас в известность. Мы уже вывезли всех русских из Средней Азии и Закавказья. Вовсю идёт их вывоз из Казахстана, Молдовы и Прибалтики. Нет, не думайте — вывозим исключительно добровольцев. Так вот. Со следующего года мы начнём вывозить русских из ЭРЭФии. Их, кстати, уже вывезли с территории «ДИЧ» и «Уряхании». От Вас же требуется не мешать нам.

Старик молчал.

— А если будем?

— Там, в соседней комнате, несколько кучек пыли… — ехидно заметил незнакомец.

— А Вам не кажется, что пугать меня смертью глупо? — во взгляде старика появился вызов.

— Вас?! — расхохотался незнакомец. — Нет, не Вас… Ваших детей и внуков. Всех. До единого. Перечислить?..

Незнакомец перечислял всё его потомство, и с каждым именем взгляд старика становился всё растеряннее.

— А если я пожертвую своим потомством? — старик сделал последнюю попытку.

— Тогда мы откроемся для всего населения мира. А русское население ЭРЭФии узнает настоящую историю последнего столетия. С указанием персоналий и их «заслуг», естественно… Тогда встанет вопрос не только о существовании вашего потомства — тут уже будет вопрос о существовании всего населения Великобритании. А заодно Канады, Австралии и Новой Зеландии — тоже ведь… англосаксы.

Старик молчал минут десять.

— Какие гарантии Вы можете дать?

— Гарантии? Их немного, но они железные. Первое — мы не будем вмешиваться в местную политику. Второе — мы ни одной из стран и никаким группам или корпорациям не передадим наших технологий. Никаких — ни нашего оружия, ни нашей медицины, ни наших транспортных средств. Вот, собственно, и всё.

— А Америка? Она же…

— За Америку не беспокойтесь. — незнакомец словно просчитал все ходы и знал ответы на все вопросы. — С их стороны не будет попыток захвата ЭРЭФии. По крайней мере, ближайшие лет тридцать. На Вашу жизнь хватит. — последнюю фразу незнакомец произнес чуть ли не со смехом.

— Вы уже разговаривали с Президентом США?

— С Президентом?!!! — незнакомец снова захохотал. — Да кого интересует эта говорящая обезьяна, у которой маразм наступил раньше климакса? Разговор был с теми, кто сам решает, какую из говорящих обезьян назначить Президентом. Ну, да Вам эти подробности ни к чему.

— Хорошо. Вам не будут мешать. — старик «сломался». — Но… Без русского населения страна распадётся. Что будет здесь? Кто будет жить? Работать?

— Как что? — презрение так и читалось во взгляде незнакомца. — То, к чему Вы так стремились всю жизнь. А жить и работать… Вы же организовали массовый завоз сюда «джамшутов» и «равшанов» — вот пусть они и заменят русских инженеров, врачей, учителей и рабочих. Если смогут… Не хватит их? Позовите китайцев. Воплотится ваша мечта про «многонациональный россиянский народ».

— А ведь Вы же отсюда… С Земли… — прошептал старик. — Точно. Я даже более чем уверен — не просто с Земли, а из России…

— Да. Я лично отсюда. — почему-то не стал юлить незнакомец.

— И неужели у Вас хоть на мгновение не возникло желания помочь своей Родине? — старик вдруг стал похож на доброго дедушку, увещевающего нашкодившего внука.

— Поверьте, — глаза незнакомца стал как две щёлочки — именно Родине я как раз и помогаю. Только Вам этого не понять. Неудивительно. Просто Родины у нас с Вами разные.

Голограмма исчезла, а старик ещё долго молча сидел в кресле и тупо смотрел на то место, где она была.

— Они приняли наши условия, — делился Сашка результатами переговоров с Сияном и Алексеем. — Кстати, а почему ультиматум мы ставили «статусным рашкованам», а не, к примеру, английской королеве?

— А смысл? Ей и так, не сомневаюсь, уже сообщили, что вся их сеть влияния нами раскрыта. — Алексею, как раз это всё было понятно. — Да и намёк на уничтожение всех жителей Великобритании там, думаю, поймут правильно. Так что Её Величество сама теперь будет гарантом соблюдения условий ультиматума. Гибнуть из-за того, что холопы накосячили, англичане точно не захотят.

— Ну, могли бы надавить на то, что много граждан ЭРЭФии постоянно живут в Лондоне… — Сашка вслух «играл с двух сторон на одной шахматной доске».

— Саня, не смеши! — Алексей смотрел на него с лёгкой иронией. — Да ту мразь, что живёт в Лондоне, я бы уничтожил с ещё большей радостью, чем даже самих наглов!

И ведь верно. К «рашкованам», обитающим в «Туманном Альбионе», Сашка относился ещё хуже, чем «колбасной эмиграции», свинтившей в своё время в США.

— А с американцами о чём всё же договорились? — Алексей снова внимательно смотрел на него.

— Американцы так же приняли наши условия. Но всё же выбили для себя преференцию. Я обещал им, что их граждан не будут вывозить отсюда.

— Невелика беда. — Алексея это ничуть не расстроило. — Преступников по всему миру достаточно, а вывозить янкесов в Содружество никто и не собирался.

— Но заметь, как они за своих горой встали. Казалось бы, их лично это не касалось, а вон поди… — даже с каким-то уважением вспоминал Сашка того «тасманийца». — Всё равно. Свои — значит, надо защитить.

— Как ты думаешь, они будут соблюдать этот договор? — почему-то спросил Алексей.

— Напрямую — конечно. Но не сомневаюсь, будут искать различные лазейки, чтобы его обойти. Порода у них такая, не переделать их. И все 30 лет будут готовиться к окончанию договора, чтобы оторваться по-полной.

— Ну, за эти 30 лет много что поменяется. — ухмыльнулся внимательно слушающий их Сиян.

— А что должно поменяться?

— А ты не задумывался, что сейчас происходит там, откуда мы вывезли русских? Я про Среднюю Азию…

По правде говоря, до всех этих «станов» Сашке вообще не было никакого дела.

— Мы ведь вывезли оттуда почти всех русских. Точнее, всех, кто подошёл. Работать на нефтяных и газовых месторождениях кому-то надо. Вот местные баи, как ни обливались слезами, а вынуждены были принять предложение китайцев.

— Дай догадаюсь… — какой-то азарт захватил Сашку. — Сейчас китайцы уже занимают нишу инженеров на всех предприятиях этих «станов». Угадал?

— Бери выше! — ухмыльнулся Алексей. — Сейчас уже начался процесс перехода в собственность китайских компаний некоторых месторождений. Разрабатывают их китайские компании, под управлением китайских же инженеров, и руками опять же китайских рабочих. Добытые ресурсы отправляются в Китай, а местным баям отстегивают ренту. Сейчас уже целые посёлки при месторождениях полностью заселены китайцами. И там уже редко когда встретишь вывески на местных языках. Всё на китайском. Товары все — тоже китайские. Деньги — только юани. У местных выбор — или гастарбайтерить в ЭРЭФии, пока ещё туда пускают, либо идти на поклон к китайцам. И неизвестно что лучше.

— Так это только начало!.. — злорадно усмехнулся Сашка.

Что будет дальше, ему было ясно как божий день.

Пришла пора прощаться. Сейчас на лётной палубе «Майвы», у челнока, который должен был доставить Сашку на борт пассажирского лайнера, отбывающего на Аркам, собралась целая делегация.

— Прощай, Аш! — Сиян пожал ему руку. — Наверное, нескоро сюда снова вернёшься?

— Нескоро, но вернусь обязательно.

— До скорого, Саня! — это Алексей. — Мы, думаю, увидимся раньше. Я ведь через полгода тоже на Аркам отбываю…

— Тогда — действительно «до скорого»! — Сашка залез в челнок, и обернувшись, добавил — Как прилетишь, обязательно в гости заходи!

Через четыре часа пассажирский транспорт нырнул в «шестигранник» Сатурна.

Глава 7

В космопорте Аркама его встретила Настёна, у неё как раз была смена. Быстро рассказала все новости за прошедшие два месяца (главная новость — никаких новостей, всё нормально) и снова побежала к себе в диспетчерскую. Монорельс за час доставил его в Синташту. На вокзале можно было взять грав, но Сашка предпочёл пешую прогулку до дома…

Шёл шестой год с начала действия договора относительно Аркама. Сейчас население колонии превысило три миллиона человек, из которых земляне составляли почти 90 %. Главный мегаполис Аркама, Берсуат, уже отстраивал третий спальный район, его население достигло 1,3 миллиона человек.

Но ему уже дышала в затылок Синташта, по последним данным, её население составило 690 тысяч жителей, а два соседних города, Макент и Арсаком, перевалили за 350 тысяч жителей. Все четыре гардаррских мегаполиса уже были соединены линиями монорельса, и добраться до любого из них можно было за максимум за два часа. Сейчас на южном берегу континента колонисты с Земли основали ещё два города, название которым дали сами. Так и появились на Аркаме свои Архангельск и Находка, пока небольшие, всего по 50 тысяч жителей, но имеющие очень хорошие перспективы. По крайней мере, к ним уже начали тянуть линии монорельса, и, к тому времени, как эти города окажутся включены в общую транспортную сеть континента, в них будет жить не меньше 200 тысяч жителей в каждом.

А Синташта за это время изменилась. И не подумаешь, что четыре года назад здесь был лишь оторванный от цивилизации научный посёлок. Город рос и обещал быстро догнать негласную столицу Аркама — вовсю отстраивался второй спальный район, и заявки на строительство домов были расписаны на год вперёд. Дело в том, что крупные гардаррские компании, занятые в разработке и производстве высокотехнологичного оборудования и являющиеся негласными китами гардаррского ВПК, перенесли на Аркам часть своих научных центров и лабораторий. Все они были развёрнуты в деловом центре Синташты, и в город переехала из метрополий часть их персонала, пополнив население мегаполиса.

Но Синташта отличалась от остальных городов Аркама ещё и тем, что там обосновалась община аграфов, покинувших Тартан. Только за последние два года сюда приехали и остались жить больше 70 тысяч аграфов. Встретить ушастых можно было абсолютно везде — на улицах, на предприятиях, в торгово-развлекательном центре, в медклиниках. А теперь не редкостью были и смешанные пары — уже почти семь сотен аграфок выскочили замуж за прибывших с Земли парней. Аграфы немного отставали от своих соплеменниц — число женившихся на землянках недавно достигло трёх сотен. Уже появилась на свет и первая сотня детей в таких семьях, и у всех них процент соответствия эталону был выше, чем у любого члена королевской семьи Галанте. Именно эта новость и подстёгивала в последнее время многих жителей и жительниц Тартана отправиться в далёкую гардаррскую колонию — иметь ребёнка с высоким процентом, как оказалось, для ушастых было очень престижно…

Все уже были дома. Лораниэль уже вернулась из мэрии, Гильдор привёз из детского сада Яра, Храванон привёл с прогулки Дана. Айнарэ и Идриль, две аграфки из кланов Мака Степного и Мака Приморского, сидели с Митой и Турой. Это старейшины этих кланов выделили своих внучек в помощь Лораниэль. Вот такой большой семьёй все ждали его прихода, и так же все вместе и уселись за приготовленный ужин.

— Милорд, я тут узнал… — заговорил Гильдор. — Вчера на Аркам прибыли с Тартана старейшины клана Мака Долинного. То есть, сейчас на Аркаме находятся представители 62-х кланов Тартана.

— И что это значит? — Сашка не спеша ел кусочки нежного мяса.

— А то, милорд, что когда прибудут старейшины ещё пяти кланов, наберётся кворум для выбора Короля Тартана. — поучительно продолжал Гильдор. — Вообще-то нужно, чтобы у каждого клана был свой Лорд. Старейшины шести кланов прибыли со спасёнными наследниками, два клана обрели себе Лордов здесь, на Аркаме. И ещё два клана присягнули двум девочкам, которые объявлены наследницами рода. Это я про Ваших дочерей, милорд.

— А с остальными кланами как дело обстоит? — спросил Сашка чисто механически, для поддержания беседы. Не хотел он стариков обижать полным отсутствием интереса к внутренним отношениям среди аграфов.

— А остальные вспомнили старые законы. — подключился Храванон. — Причём началось с Туилиндэ… да Вы помните её, это внучка одного из старейшин клана Мака Приозёрного. Старейшины их клана посовещались, и признали Вадима, её мужа, достойным быть аристократом. Процент соответствия у него — не придерешься, и сам ведёт себя как подобает благородному. В общем, клан сейчас присягнул их родившемуся недавно мальчику как своему Лорду. Так и остальные кланы воспользовались этой лазейкой — сейчас в каждом клане как минимум одна из внучек старейшин уже вышла замуж за одного из ваших земляков. Некоторые уже детей родили, и у всех них процент соответствия выше 94 %! Так что, не сомневаюсь, Лорды будут у всех кланов.

— Теперь и остальные «чавы» стали массово вступать в браки с вашими земляками, милорд! — снова заговорил Гильдор. — Сотня родившихся детей — это только начало. Уже многие семьи ждут пополнения, и отчёты медкапсул все как один подтверждают — ещё не родившиеся дети от браков землян и аграфов все как один имеют процент соответствия выше, чем у всех членов королевской династии Объединённого Королевства!

Сашка слушал стариков с улыбкой — что-то, а он такой исход предвидел ещё пару лет назад. То ли ещё будет!..

Когда Сашка сообщил Лораниэль два месяца назад, что ему нужно снова улететь на время, его женщина впервые расплакалась. Сашка понимал её. И года не прошло, как он вернулся, можно сказать, с «того света», дочкам ещё и года нет — а он снова куда-то смывается. Он готов был в тот момент плюнуть на всё и остаться дома, но Лораниэль, вытерев слёзы, четко сказала ему, что он должен лететь туда, где сейчас нужен. Ну, а она будет ждать его — такова женская доля. Только просила беречь себя, никуда на рожон не лезть и помнить, что у него четверо маленьких детей, двум из которых ещё года нет…

Они лежали с Лораниэль в постели в обнимку после любовных утех и просто разговаривали обо всём.

— Уже сейчас с Тартана к нам в Синташту прибывает две-три тысячи аграфов каждую неделю. — делилась с ним своими мыслями его изумрудноокая прелесть.

— Значит, будет расти и количество смешанных браков у тех, кто решит остаться жить здесь, на Аркаме. — уверенно сказал Сашка. — А потом возникнет «критическая масса» — достаточно большое количество родившихся в этих браках детей, что имеют высокий процент соответствия. И однажды все аграфы здесь просто поймут простую истину — никакая Калиария там, на Мерсии, ничем не лучше ни их детей, ни их самих. Аграфы здесь ещё держатся за старые устои — но их потомство, что вырастет здесь, будут уже мыслить совсем другими категориями. Многие из прибывших отдали своих детей в детские сады и школы — и их дети растут в совсем другом окружении, чем росли их родители. Ну, а в школах и детских садах у нас теперь есть псионы… Да, это не быстрый процесс, но он, как жернова, рано или поздно перемелет все привезённые предрассудки. Не только аграфов, кстати, но и землян, да и гардаррцев, что здесь живут.

— Старики упорно хотят провести выборы нового Короля Тартана. — почему-то поёжилась Лораниэль. — Что сделает Калиария, если это состоится?

— Думаю, в Галанте уже давно в курсе планов тартанцев, и что-то они уже предприняли. Понятно, что никакие выборы Объединённое Королевство не признает. Тут всё упирается в то, как к этому отнесутся аграфы на Тартане. Если они в основной массе не признают — то ничего не будет. А вот если признают, и присягнут… Думаю, нужно объяснить нашим старикам, чтобы не форсировали этот процесс. Если они так желают этого, пусть их подстрахует гардаррская контрразведка. Ну, а пока, как говорят у меня на планете, утро вечера мудренее. Так что, давай спать.

Он нежно поцеловал её в носик…

Утром Сашка как часы был в зале для брифингов, где сейчас Велибор собрал всех глав лабораторий. Все сидели за огромным круглым столом, рядом с Сашкой разместились Идан с Траяном. По центру стола на высоте метра полтора висело голографическое изображение звёздной карты.

— Время для подведения некоторых итогов работы наших научных центров, — начал свою речь Велибор. — Но перед этим надо рассказать вам о результатах экспедиций наших поисковых групп.

Он увеличил изображение одного участка карты, отметив на нём одну звезду.

— Первое. Вернулась группа, отправленная на изучение системы GMTE-5628-SPLQ. По данным геологического атласа, на одном из планетоидов этой системы должно находиться ещё одно месторождение аграфена. Летели туда почти год, добрались — а там такая же база Предшествующих. Всё, что залетает в её «сферу безопасности», тут же уничтожается. Помыкались, истратили все зонды, да и улетели обратно…

Голосфера отразила другой увеличенный участок карты. Отмеченная звезда находилась немного за пределами Содружества.

— Вернулась и вторая экспедиция. Она была направлена в систему USGW-6291-RLTA. - продолжал Велибор. — По информации, полученного от искина базы Предшествующих, на одном из планетоидов её единственного газового гиганта раньше располагалась база снабжения флота. До самой базы добрались, проникли внутрь, а там… Вот, смотрите, что записали поисковики.

Голозапись шла с челнока с поисковой командой, направляющегося к планетоиду. Пролетев по почти километровому туннелю вглубь планетоида, челнок достиг лётного поля и, развернувшись, приземлился на нём. Следом голосфера показывала запись, полученную от одного из дроидов, запущенных на изучение базы. Выскочивший из трюма дроид быстро изучил площадку и направился в один из туннелей, что вели непосредственно в помещения базы. По передаваемой картинке складывалось впечатление, что базу брали штурмом. Не уцелел ни один шлюз, не сохранилось ни одной охранной турели, ни одно помещение не было отделено силовым полем.

— Да там же бой был. — произнёс Сашка, когда смотрел на изображение коридоров, во многих местах отмеченных выбоинами.

— Поисковики так же пришли к такому выводу. — поддержал его Велибор. — Смогли ли атакующие захватить базу, или обороняющиеся её отстояли, а потом эвакуировали, теперь уже не узнаешь, но большая часть всего найденного было разрушенным или уничтоженным. Одна радость — в одном из помещений, наверное, складском, поисковики обнаружили четыре корабельных контейнера с антиматерией, да и разную мелочёвку. Наверное, те, кто вычищал содержимое базы, просто не заметили их или не посчитали ценным для себя. Ну и как всегда — куча информкристаллов. Изучать их — года не хватит.

— Одна поисковая группа проводила работы на Арраме, когда войска Аратты освобождали планету от галифатских оккупантов. — по команде Велибора голосфера отобразила шарик одноименной планеты системы Аррама. — Там и так находилась значительная группа наших военных советников и диверсионно-разведывательных групп из Гардаррского Иностранного Легиона, вот наши поисковики и находились там под их видом. Да вы их знаете — это Гудим со своими подчинёнными. Конечно, с Ашем процесс поиска не занял бы столько времени, но в конце концов они нашли то место, где у Предшествующих находился завод по производству приводов для космических кораблей. Сам объект не сохранился полностью, но вывезенного вполне хватит для восстановления производственной цепочки — 5 единиц 3D-принтеров, несколько контейнеров с минералами и реагентами, и, самое главное, носители информации, которые уже перевёл Малыш. На них были проекты приводов для различных типов кораблей — от космических яхт до эсминцев. На корабли тяжелого класса ничего не было. Ну, да нам и этого достаточно. Главное, что помимо этого, там были найдены два изготовленных привода. Полученная информация позволила активировать один из них и проверить его на испытательном стенде исследовательской лаборатории ВКС в системе Рипея. Испытатели разве что слюной не подавились, когда смотрели на результаты — при одном объёме с нашими прототипами привод Предшествующих мог дать импульс раз в 50 мощнее. Фактически привод — тот же самый инерциоид, но созданный на немного другом принципе, нежели в наших образцах. Не то, чтобы его не знали, но за отсутствием материальной базы и источников энергии это направление считалось тупиковым. Но теперь мы имеем доступ к месторождениям редких минералов, необходимых для его создания, а со временем найдём и источник антиматерии…

Руководители лабораторий разошлись по своим рабочим местам, и сейчас в зале остались лишь Сашка, Идан, Траян, и собственно Велибор.

— А теперь можно перейти к вопросу о дальнейших поисках. — Велибор перевёл взгляд с голосферы на сидевшую напротив него троицу — У кого есть какие идеи? Идан, ты что скажешь?

— Есть мысли, — Идан словно заранее подготовился к этому вопросу. — Я ведь не зря изучаю содержимое информкристаллов, каким бы пустым и бессмысленным оно ни было. Информкристаллы, что мы извлекали в Ракшасе, дали пару интересных локаций. Первая — автоматизированная линия, на которых производили системы корабельной маскировки. Те, что были применены на корветах во время акций на Беккее и Аксуме. Находится в системе Мрршан, это государство М'Зинов. Другая — так же автоматизированная линия, где производились корабельные гравипередатчики. Это в системе Ашанти, там одноимённые мартышки живут.

— Есть ещё новые локации, — продолжал Идан. — Месяц назад дошла очередь до тех информкристаллов, что были привезены больше двух лет назад поисковиками, изучавшими остатки космической базы в системе Алатырь. Аш тогда скептически отнёсся к тому, что они могут содержать что-то ценное, и, в общем, был прав. Практически все кроме двух, содержали «информационный мусор». А вот эти два информкристалла дали нам новые локации… Первый содержал приказ о ротации личного состава — уведомления о переводе четверых офицеров на другую космическую базу. Сейчас система Шонфир-Зан, на планетоиде одного из газовых гигантов которой находилась база, принадлежала государству крыс Печембу. На втором же было официальное уведомление, что военная комиссия, по результату проведённых лётных испытаний, приняла в состав космофлота Сварги новый эсминец, и местом его базирования была назначена та самая космическая база в системе Алатырь. При этом самое интересное в документе находилось «между строк» — в состав комиссии входили представители космической верфи, где эсминец создавали, и центра, где его проектировали, с указанием их координат. Оба объекта находились в системе Сар-Чаордж, где обитали негуманоиды Са-Крахх. И там же должна была находиться база космофлота… или её остатки. Сашка улыбнулся, вспомнив «черепашек-нинзя», что шустро работали на стройках Бахты…

— Тогда утверждаем общий маршрут, — подвёл итог Велибор. — Шонфир-Зан — Сар-Чаордж — Мрршан — Ашанти. А тем временем, вторая экспедиция…

— А вторую надо послать в систему VNWH-3122-MKXP. — Высказал свою мысль Сашка. Даже не он — его интуиция. — Это в кластере Свободы, в экономической зоне Лассела. Там раньше располагалась верфь, где изготавливали корабли-сборщики. Уверен, там найдётся недостающее звено в нашей цепи поиска места получения антиматерии.

Голосфера сейчас отображала маршрут по заданным ими системам.

— Я беру на себя вопрос подготовки экспедиции, — у Траяна, судя по всему, уже сформировался план. — Пару месяцев на подготовку хватит.

— Принимается. — согласился с их доводами Велибор. — Ну, что сидим? За работу!

Глава 8

Из гипера вывалился транспорт, и, ускоряясь, направился к космической станции Содружества, стоявшей на орбите единственной обжитой планеты в системе Шонфир-Зан. Диспетчеры станции контроля за пространством отметили, что искажение метрики пространства в точке выхода было какое-то неправильное. Словно вышел не один корабль, а группа. Впрочем, разбросанные по системе станции слежения все как одна показывали лишь одну отметку. Суперкарго «Фарлат», нового гардаррского проекта «Каупон». Может, у них двигатели такие? Капитан «Фарлата» сразу же вышел на связь, забронировав место около станции для разгрузки. Диспетчер получил лично от капитана «флаер», сразу забыв о всех несуразностях. Ещё бы, наконец до Шонфир-Зана добрался из Гардарры кочующий фестиваль — «Хаома без тормозов». Суперкарго следовал к станции Содружества, а тем временем, скрытые маскировочным полем, к газовому гиганту направлялись три корвета — «Сугда», «Тава» и «Зура»…

На подготовку экспедиции ушло всё же не два, а три месяца, и причиной этому был сам Сашка. Он не мог снова сорваться в новое многомесячное путешествие, только вернувшись из предыдущего. Сашка чувствовал, что пока он шляется по Галактике, самое важное проходит без его участия. Жена одна крутится, дети растут как безотцовщины. Руководство, кстати, это прекрасно понимало, и так же не торопило его. Но была ещё одна причина. Сашка, опять же опираясь на интуицию, настоял, чтобы с Земли доставили кой-какие товары. У него не было сомнений — все они будут иметь оглушительный успех, если не везде, то хотя бы в одном из запланированных ими к посещению миров… Нельзя сказать, что эти месяцы прошли просто в ожидании. Во-первых, он с товарищами всё же совершил один вылет за пределы Аркама — это наконец появилась возможность испытать простаивавший столько времени в ангаре корвет Предшествующих, после того, как прибывшая экспедиция передала найденные корабельные контейнеры с антиматерией. Корвет «Гаруда», внешне напоминающий «молот Тора», Сашке понравился гораздо больше космической яхты. Несмотря на «топорный» вид корвета, его манёвренные характеристики оставляли яхте фору, да и по скорости он ей не уступал. Одна беда, сокрушался Траян — оружие на нём не было установлено. Зато доставшийся им образец был оборудован гравипередатчиком, и имел возможность для «апгрейда» системой маскировки. Так же все эти месяцы Сашка изучал военные базы 2-го цикла и занимался на тренажёре. Дабы время не пропадало зря, он взял «Акарию» с собой в экспедицию. Теперь во время почти трёхнедельного перелёта ему было чем заняться…

Три корвета встали на орбите газового гиганта. С борта «Сугды» были выпущены разведывательные зонды, направившиеся к планетоиду для детального картографирования его поверхности. До планетоида добрались все шесть зондов, сразу приступив к сканированию поверхности по заложенной программе поиска.

— Плохо… — произнёс Идан.

— Что — плохо? — переспросил Сашка. — Все зонды добрались целыми.

— Это и плохо. Нет «сферы безопасности». Либо база заброшена, как там, на Алатыре, либо, что ещё хуже, вообще уничтожена, как та база снабжения… — из Идана просто сквозило пессимизмом.

За полчаса изображение планетоида, исходно отображавшееся на голосфере как просто сложная геометрическая фигура, заполнилась отметками, полученными от зондов. Идан поочерёдно приближал каждую из отметок и разглядывал увеличенное изображение участка поверхности, где зонды засекали аномалию.

— Девять отметок. — подвёл он неутешительный итог. Две, с противоположных концов планетоида — это доступ на базу. Там туннели, которые уходят вглубь на несколько километров. Оставшиеся… теперь и не узнаешь, что там было. Где батареи ПКО, а где точка гравипередатчика…

Сашка и сам всё видел — все отмеченные зондами места представляли из себя воронки. Но не те, что остаются после попадания метеорита, так всё же кратер образуется. Здесь же словно кто-то аккуратно «выбрал» часть породы вместе с тем, что было на поверхности, оставив лишь идеальную выемку в форме полушария.

— Вот, значит, как работают мощные деструкторы, — восхищённо произнёс Траян. Его это абсолютно не расстроило.

Тем временем два зонда направились вглубь туннелей, ещё два, зависнув над входами в них, работали как ретрансляторы, передавая на «Сугду» изображения, получаемые с первых. Зонды встретились в точке, из которой вглубь планетоида уходил третий туннель. Сашка посмотрел на голосферу. Все три туннеля, метров сорок в диаметре каждый, сходились вместе под углом 120 градусов. Идан оставил один зонд «на перекрёстке», отправив второй в третий туннель. Через три километра немного попетляв в стороны, туннель вывел в выемку в форме вытянутого зала. Размеры зала впечатляли. Площадка где-то метров 700 на 300, с высотой в две сотни метров.

— Наверное, лётное поле. — прокомментировал увиденное Траян.

— Да не наверное, а точно, — буркнул Идан. — Вон впереди три прохода. Думаю, непосредственно на базу и ведут. Мда… искусственной гравитации нет, силовых щитов нет, заходи, кто хочешь, бери, что хочешь…

Сашка прыснул от смеха. Идан словно прямо с Земли сюда попал, точнее, из одного города на побережье Чёрного моря.

— Ладно, не будем время терять. Наш выход…

Лётное поле этой базы давно не принимало кораблей. Севший на его поверхность челнок был первым за многие — годы ли? Тысячелетия. Люк челнока открылся, и Сашка выпустил наружу шестёрку дроидов. «Бардеры», освещая поверхность поля, неторопливо перемещались парами в три стороны — туда, где были проходы к базе. Только сейчас Сашка, разглядывая полученные от них изображения, обратил внимание, что в некоторых местах на лётном поле, идеально чистом, рассыпаны невысокие горки пыли.

— Вот тебе ещё работа деструктора, — повернувшись к Траяну, Сашка показал ему на картинку.

— Да, судя по всему, эту базу так же штурмовали. А эта пыль — то, что осталось от находившихся здесь кораблей.

Дроиды тем временем достигли проходов и стояли, ожидая команды. Сашка с Траяном вылезли из челнока, облачённые в брони «Канката», вооружённые деструкторами «Дханва». Сами «броники» Сашке не нравились, но исключительно эстетически. Дело в том, что облачась в «Канкату», он выглядел со стороны как… «Капитан Пауэр» и его «солдаты будущего». Смешно, в общем. Впрочем, натуральные испытания показали, что защиту она обеспечивает такую, какую не даст даже самый лучший из производимых в Содружестве бронескафов. Был у «Канкаты» и серьёзный недостаток — ей было нужно питание, те самые универсальные источники, и во время боя жрала она их не хуже «Акарии». Но сейчас, когда встал вопрос об исследовании военной базы, им выделили и сами брони, и достаточный запас «карандашей». Они вдвоём добрались до центрального прохода. Первая пара дроидов неспеша посеменила внутрь, оставшиеся две пары ждали — мало что может выползти из боковых проходов? Противостоять точно не смогут, так хоть задержат ненадолго, дав возможность людям или отступить, или подготовиться принять бой… Вот здесь следы боя были видны повсюду. Пустые выемки на потолке (наверное, там раньше располагались защитные турели), кучки пыли на полу (что осталось от защитников). В пустоте, в полной тьме, это смотрелось жутковато. Проход вывел в кольцевой коридор, по внешней стороне которого размещались помещения. Так же пустые, так же покрытые пылью. И никаких артефактов. Кольцевой коридор пересекался идущим «по диаметру» проходом, в центре которого раньше находился лифт. Сейчас от него осталась лишь штольня, уходившая вниз на пару сотен метров. Отсутствие гравитации иногда может быть плюсом — по крайней мере вопросов со спуском и подъёмом не было. Один «Бардер» перевалился через край и спокойно посеменил по стенке штольни. В конце её был точно такой же проход, замыкающийся на кольцевой коридор. Дроид неторопливо обошёл все помещения, тщательно осмотрев каждое и направился обратно к штольне.

— Будем спускаться? — вывел Сашку из раздумий Траян.

— Зачем? Как и здесь, там ничего нет.

Дождавшись, когда «Бардер» выберется из штольни, они отправились обратно на лётное поле…

— Куда теперь? — Траян решил скинуть на Сашку выбор следующего для изучения прохода.

Сашка наугад махнул рукой на левый, сразу же направившись в его сторону. Оба «Бардера» следовали с ними. Что-то, а из центрального прохода угрозы можно не ждать. Попетляв по проходу, они выбрались в круглый зал. В центре зала раньше находился лифт. Теперь от него остались лишь две штольни, уходящие из пола и потолка.

— Опять… — вздохнул Сашка, направляя одного «Бардера» в одну штольню.

На нижнем этаже раньше находился склад — компоновка помещения напомнила Сашке виденную им на базе в системе DPYH-2711-ZCNE. Захватчики здесь порезвились от души — стеллажи были перевёрнуты, гранитные подставки все валялись разбитые. И снова то тут, то там лежали горки пыли, и не было никаких артефактов. Верхний этаж так же ничем не порадовал. Комнаты персонала станции были разграблены, три коридора из круглого зала уводили просто на поверхность планетоида, точнее, в «выбранные» полусферы, что остались на месте помещений с установками ПКО. Назад, на лётное поле, они шли молча…

Та часть базы, что находилась в правом проходе, пострадала сильнее всего. Стены круглого зала, такого же, как и в левом крыле базы, были оплавлены, оплавлены были и стены штольни, ведущей на верхний ярус. Это единственно, что здесь осталось от лифта. Потому как нижнего яруса не существовало. Там, видимо, находилась энергостанция, и захватчики, покидая уничтоженную и разграбленную базу, уничтожили её. Запаса антиматерии было достаточно, чтобы расплавить породу планетоида. Она и залила всё — и весь нижний ярус, и штольню…

— Твою же мать!.. — плевался Сашка, когда они выбрались обратно на лётное поле. — Ну это же надо!.. По нулям… И ради этого мы сюда летели?..

— Успокойся, Аш! — Сам Траян при этом расстроен был не меньше — Ну да, ничего здесь не нашли… Бывает.

Они загнали дроидов в трюм челнока и зашли в него сами. Люк закрылся, и пилот, прождавший их столько часов, вздохнул с облегчением, подняв челнок и направив его обратно. Когда челнок уже вылетел из чрева планетоида и пилот направил его к «Сугде», Сашка вдруг крикнул пилоту, чтобы тот срочно разворачивался обратно.

— Ты что, Аш?.. — с опаской спросил Траян.

— Мы же обследовали шесть точек, где находились установки ПКО! А седьмая?

— Ну так… там же ничего нет?

— А где проход к ней? — Сашкин вопрос поставил Траяна в тупик. — Мы же всю базу осмотрели! А никакого прохода к седьмой точке не было!

Пилот посадил челнок прямо в «выемке». В уходивший вглубь планетоида проход снова первыми побежали два дроида, и лишь за ними следовали два человека…

Они медленно пробирались вглубь прохода. «Хозяин! Есть две отметки» — впервые за всё их пребывание на базе подал голос Малыш. — «Впереди, ещё метров двести» Первыми до места добежали «Бардеры», и теперь, пока Сашка с Траяном шли к ним, передавали им изображение «объекта». В проходе лежало скрюченное тело. Аграф. Его комбинезон уже не функционировал, и артефактами, которые засёк Малыш, были Кулон Преданности и ещё один медальон, висевший у него на шее.

— Наверное, из персонала базы. — делился мыслями Сашка, когда они подошли к лежащему телу. — Был в проходе, когда по базе нанесли удар. Умер сразу, от декомпрессии.

Проход впереди упирался в стену.

— Судя по карте, раньше здесь была потайная дверь, выход в штольне лифта в центральной части базы. — прикидывал Сашка. — Открыть его мы не сможем. Да уже и не нужно. Идём обратно.

Они подхватили замороженное тело и с ним проследовали обратно на челнок…

На «Сугде» тело аграфа доставили в медбокс, где их уже ждал Идан.

— А что это у него? — Траян указал на медальон.

Сашка коснулся медальона, и перед ними появилась голограмма — девочка-аграфка лет пяти, в цветном комбинезончике, спела тоненьким звонким голоском песенку.

— Это его дочь. — прошептал Сашка.

— Похоронить его надо, по-человечески. — предложил Идан, тут же добавив. — Хоть он и ушастый.

Тело аграфа поместили в размещённую на гравиплатформе капсулу (фактически — в ракету «Оракоча», на место извлечённой боевой части), и Сашка, не раздумывая, положил туда медальон.

— Кулон Преданности ему ни к чему. А вот медальон… Его это. — произнёс он, закрыв капсулу и загрузив её в пусковую установку. — Ну… прими тебя Создатель.

Капсула с телом была выпущена из корвета в сторону звезды. Долетит она до неё через десятки лет. А с Создателем душа встретится уже сегодня

Глава 9

Когда Траян готовил план экспедиции, то рассчитывал, что работы на базе займут минимум пять дней. Тут и изучение самой базы, и вывоз найденного оборудования. Всё это время на планете Шонфир-Зан должен был идти фестиваль «Хаома без тормозов». С одной стороны, хорошее прикрытие, с другой стороны, место, освободившееся от контейнеров с выпивкой, займут найденные артефакты.

Возникла дурацкая ситуация — они в первый же день установили, что вывозить нечего. А оборудование для фестиваля уже доставили на поверхность. И что делать? Просто поить на халяву «крысюков»?

Сейчас все три корвета стояли на орбите ближайшей к Шонфир-Зану планете, укрытые её теневой стороной. С «Фарлата» к ней был отправлен челнок, забравший трёх человек и доставивший их на борт суперкарго. Диспетчерские службы не обратили на это внимания. Ну мало ли что взбрело в голову этим тонкокожим? Захотелось посмотреть соседнюю планету — пусть смотрят.

Трое сидели в каюте, выделенной капитаном суперкарго, и решали, как им дальше поступить.

— Свернуть бы этот балаган, по хорошему, — высказался Траян. — И лететь дальше по нашему маршруту.

Идан молчал, но вид его говорил, что он полностью согласен с Траяном.

— У нас есть точка поиска на поверхности, — размышлял вслух Сашка. — Место, где раньше находился офис по продаже украшений.

— Да, именно в том районе и должны разворачивать фестиваль. — подтвердил Траян. — Но поиски там предполагались как небольшое дополнение к основной работе на комической базе.

Сашкина интуиция молчала, когда мысли были про объект поисков. Но при мыслях о самом фестивале возникало стойкое ощущение — провести его нужно.

— Проводим! — поставил он точку.

Сашка впервые попал в мир, где жили негуманоды, и всё здесь было ему интересно. Если космическая станция Содружества ничем особо не отличалась от виденных им ранее, то вот космопорт на поверхности уже ни на что не походил. Во первых, само понятие «на поверхности» к нему нельзя было применить, поскольку, как и все сооружения «крысюков» на планете, он размещался под землёй, точнее, под лётным полем.

Вообще понять, глядя из космоса, где находятся города Печембу, было не так и просто. Никакой иллюминации на поверхности планет видно не было, как и не было видно на поверхности самих мегаполисов. Но это не значит, что их не было. Просто мегаполисы Печембу строили под землёй, и помещения у них росли не вверх, а наоборот, «вглубь» планеты.

После того, как челнок доставил их на лётное поле одного из космопортов планеты, многоместный грав, забрав пассажиров, сразу нырнул в подземелье. На третьем ярусе (а отсчёт ярусов у Печембу шёл от поверхности, принимаемой по умолчанию за «ноль»), они прошли иммиграционный и таможенный контроль, после чего проследовали к размещённой ярусом выше станции монорельса. Сама труба монорельса от космопорта до города так же была полностью проложена под землёй. На станции прибытия их уже ждали, сгорая от нетерпения, двое встречающих из местных, представители компании, распространяющие напитки из Гардарры.

— Зтраффстфуйте! — протянул лапу высокий щупловатый Печембу, — Сту'Шикол. Рады фас фидеть! Это мой старший компаньон, Шус'Фарал, — представил он второго «крыса», невысокого, толстенького, с лоснящейся шкуркой.

— Траян! Руководитель группы технического сопровождения фестиваля. — Траян пожал лапы обоим Печембу. — Это мои коллеги, Идан и Аш.

— Идан! — поздоровался Идан с Печембу.

— Аш! — Сашка пожал лапы обоим «крысюкам».

«Крысы» доброжелательно смотрели на него хитрыми глазёнками. Сашке стало смешно — Шус'Фарал и Сту'Шикол напомнили ему мышей из мультика про кота Леопольда. Так и хотелось сказать им: «Ребята! Давайте жить дружно!». Впрочем, никакой агрессии крысюки не проявляли, поэтому повода не было.

— Фсе контейнеры с оборудофанием достафлины на место, натшата подготофка плосшадок, — отчитывался Шус'Фарал перед Траяном. — Сафтра фетшером открытие фестифаля. А сетшас дафайте мы покашем Фам наши достаприметшательности.

— У нас есть ещё один контейнер, его доставят на поверхность через пару часов. — вспомнил Сашка.

— Нитшефо. — не растерялся Шус'Фарал, — скиньте нам код контейнера, ефо дастафят ф самом лутшем фиде.

Мегаполис был необычным. Даже не так. Он просто был «нечеловеческим». Представьте, что обычный мегаполис перевёрнут вверх тормашками и опущен в землю. Впрочем, даже это сравнение слишком грубое.

Мегаполис Печембу был многоярусный. Ярус представлял из себя сетку из пересечений проспектов и авеню, проложенных под землёй. А ниже ярусом располагались точно такие же проспекты и авеню. И так — на каждом ярусе. Через пересечения улиц были проложены огромные вертикальные шахты, соединявшие ярусы между собой, поэтому, если посмотреть на объёмную карту города, взору представал странный «кубик-рубика», только маленьких «кубиков» в нём были тысячи. У Сашки душа холодела, когда Сту'Шикол вёл грав по местным лабиринтам. Грав шустро лавировал в потоке таких же гравов, нырял вниз шахты, либо наоборот, устремлялся по ней вверх на «нижний» ярус, пока они не достигли цели их поездки в одном из маленьких «кубиков».

Каждый маленький «кубик» был аналогом квартала в земном мегаполисе. Если проспекты и авеню располагались на всех ярусах строго один над другим, то в пределах квартала строительство шло как бог на душу положит. Здесь уже не было строгой планировки и широты и размаха проспектов — улочки внутри квартала были такие, что было непонятно, как два грава могут разъехаться. А по ним ведь ещё сновали в разные стороны пешие Печембу.

При этом чуть ли не везде располагались маленькие магазинчики, павильончики и «точки общепита». Степень урбанизации городов Печембу была такая, что жители Сингапура, доведись им увидеть жизнь в городе «крысюков», расплакались бы, нервно куря в стороне.

Но что ещё поразило Сашку — практически все места в городе, не только проспекты, но даже захудалые улочки, были залиты мягким приятным светом. Как потом объяснил Сту'Шикол, освещение работает у них круглосуточно, лишь немного меняя интенсивность в зависимости от времени суток на поверхности. Наконец грав привёз их к офису принимающей фирмы.

Высоты яруса вполне хватало на четырёхэтажный домик. Но это тоже не совсем точно, так как крыши у дома не было — её занимал потолок яруса. Как правило, жили на верхних этажах, нижний же занимали магазины. Сказать просто «жили» — это ничего не сказать. В доме жила семья. Но не просто, «папа, мама, я». В доме жили и папа, и мама, и дети с жёнами, а так же внуки, и, иногда правнуки.

Когда они вылезли из грава, Сашке вначале показалось, что снующие толпы крысюков растопчут их в момент. Но удивительно дело — никто, ни один из спешащих по своим делам Печембу даже не задел его. Так же поразила идеальная чистота. Земные крысы всё же ассоциировались у Сашки с антисанитарией, но тут Печембу были им полной противоположностью. «Крысюки» патологически не переносили грязь и мусор. Поэтому даже в самом захудалых кварталах города, где живёт одна беднота, ими всегда поддерживалась идеальная чистота.

Сашка сразу понял — ориентироваться на Печембу при движении бессмысленно, тут только нужно самому, неспеша, медленно идти. И «крысюки» сами тебя аккуратно обойдут.

Перед тем, как подняться в офис на 2-й этаж, Шус'Фарал завёл их в магазинчик, что располагался на 1-м этаже. Чего там только не было!

Но все трое друзей сразу устремились к стеллажам, где аккуратно (можно сказать с любовью) были разложены сладости, производимые только здесь, на Шонфир-Зане.

— Поферьте, — говорил Шус'Фарал, — сдесь сладости самые фкусные!

Сашка не сомневался — в магазинчике, где они закупились под завязку (хватит и родне, и друзьям, и знакомым), работает его родственник. Впрочем, продавец, старый Печембу, чья шерстка уже отдавала сединой, для начала предложил попробовать то, что все трое выбрали. Опять же, вне сомнений, кредитов с них содрали раза в три больше, чем это стоит для местных, но к качеству сладостей было не придраться, поэтому никто из друзей особо и не расстраивался.

В офисе на месте секретарши сидела «крыска». Судя по отношению к ней Шус'Фарала и Сту'Шикола — дочка первого и пассия другого.

— Трусья! — начал Шус'Фарал, когда они разместились в удобных креслах. — Я уше заклютшил догофор о постафках трёх фитоф хаомы. Фаш фестиваль сдесь шдали с нетерпением! Я хочу заклютшить догофор о профедении Фашефо фестиваля каштый год в тетшении пяти лет. Но услофие! Нушно ещё што-то нофое! Ну как?

«Соглашайся!» — это Сашка кинул мысль Траяну. — «Будет им новое, уже на фестивале, я не я!»

— Мы согласны. А новое получите уже на фестивале. — Спокойно и невозмутимо ответил Траян.

Глазёнки «крыса» заблестели от радости.

Место проведения фестиваля находилось довольно далеко от космопорта, поэтому вначале они с «крысюками» (из офиса к ним присоединилась «крыска») добрались на монорельсе до ближайшего к месту проведения мегаполису, и лишь оттуда вылетели на взятом в аренду челноке. Трубы монорельса, соединяющая мегаполисы Печембу, была одним из очень немногих объектов, находившихся на поверхности планеты. Печембу тоже умели считать кредиты, поэтому строили линии монорельса на поверхности — рыть туннели от одного мегаполиса до другого было бы на порядок дороже и затратнее. Из космоса они выглядели как трубки, выходящие из ниоткуда и уходящие в никуда. Полюбоваться на природу за время поездки они так и не смогли — на этой стороне планеты сейчас была ночь. Так, с двумя остановками (поезд перед этим нырял под землю, где, как правило, на 2-м ярусе мегаполиса, размещался вокзал) они добрались до нужной станции.

Лететь на арендованном челноке пришлось недолго, всего- то четверть часа. На гуманоидных планетах можно было бы взять грав, но у Печембу дорожная сеть на поверхности вообще не была развита.

На месте их уже ждали. Гардаррцы с местными работниками уже развернули небольшой лагерь, подготовили все площадки, где буду проходить выступления и установили всё необходимое для этого оборудование. Впрочем, была и накладка — местные работяги сразу поставили ультиматум. Они всё делают качественно и в срок, а им (помимо кредитов, это даже не обсуждалось) каждому вручат по билету. Пропускать три дня халявы было не в стиле Печембу. Руководитель работ махнул рукой — выпивки хватит на всех.

— Мы развеемся немного, полетаем, окрестности посмотрим, — сообщил Траян «крысюкам». — А то саму планету толком и не видели.

— А мы спать, — сообщил Шус'Фарал. — До ветшера! Смотрите, не пропустите открытие!

Челнок нарезал уже третью спираль в районе поиска. Бесполезно. Сашка даже переспрашивал Малыша, но тот лишь с оттенком грусти сообщал, что ничего не обнаруживает.

— Как? — впервые за три часа их поисков Траян решился спросить его. — Ничего?

— По нулям. — Сашка развернул челнок и направил его обратно в сторону парковки. — Тут точно что-то было, если раскопки провести, то, не сомневаюсь, откроются остатки зданий Предшествующих. А вот артефактов не осталось вообще. Тут война лихо прокатилась по по системе, планете тоже досталось.

Вот так, даже здесь они ничего не нашли. Целая система — а из всех находок один Кулон Преданности.

Вторые сутки на площади в десяток квадратных километров шёл? Нет, бушевал фестиваль. Культурная программа крыс не волновала абсолютно — почти все посетители сразу следовали с длинным столам, ломящимся от контейнеров с бесплатной выпивкой. Крысы всех возрастов ударно надирались. Кто постарше, тут же засыпал, чтобы проснувшись, продолжить. Подогретая молодёжь, побесившись на концертах, уединялась тут же поблизости и занималась любовью (у Печембу с этим было просто).

«Крысюки» были счастливы. А вот люди… не очень. Траян и Идан всё время сидели хмурые, и лишь Сашка не впадал в уныние.

К ним, сидящим в креслах у края одной из площадок, приближалась троица. Еле держащийся на ногах Шус'Фарал, которого, держа под лапы, вели Сту'Шикол и его дочка. Судя по их довольным физиономиям, они тоже успели и хряпнуть, и перепихнуться, пока папаня одной и компаньон другого был занят на переговорах.

— Уфашаемый Тррряян… — Шус'Фарал старался изо всех сил не вырубиться. — Ссаметшателно!.. Я ушше саклютшил шестнатцать догофороф!.. Но… кде ше обещанный нофый тофар? Сафтра послетний день фестифаля…

— Ну что же. — Сашка усмехнулся. — Будет вам сейчас новый товар. Идёмте!

Они вшестером (Идан с Траяном так же присоединились, не понимая, что собирается делать Аш) добрались до того контейнера, который привезли в самый последний момент. Контейнер, доставленный ему прямо с Земли, с товаром, который, как кричала Сашкина интуиция, у Печембу пойдёт на ура.

— Представляю Вашему вниманию уникальный и эксклюзивный товар, который вы не найдёте нигде в Содружестве! — произнёс Сашка, как заправский коммивояжёр, и открыл контейнер.

Глава 10

Нет, настроение он своим товарищам всё же сделал. Заказывая этот товар, Сашка подсознательно чуял: крысы — они и в Шонфир-Зане крысы, и зов природы возьмёт свое.

Все присутствовавшие тогда у контейнера, когда он открыл его, глядели с недоумением. И неудивительно — ведь весь контейнер был забит под завязку мотками непонятно чего. Никто из присутствующих не знал, что это и для чего нужно. Только Сашка, смеясь про себя, достал один мотков, отрезал от него лежавшими в контейнере кусачками часть «нити» и протянул «крысюкам».

— Это надо жевать.

Первым «товар» распробовал Шус'Фарал. Он полностью сгрыз кусок «нити» и потребовал добавки. Следом оценили вкусовые качества дочка, и (Сашка не сомневался) будущий зять.

— Это будет гфость фестифаля!!! — заявил «старший компаньон», глядя на Сашку помутневшими глазёнками. Блестящие глазёнки Сту'Шикола и «крыски» говорили то же самое.

— Пускаем тофар ф массы! — заорал Шус'Фарал.

И тут же отрубился. Количество принятого на грудь взяло своё. Его сразу отнесли спать, а Сашка передал кусачки одному из гардаррцев, строго наказав: в одни лапы — один кусок не больше длины лапы!

В выделенном ему временном модуле, куда он ввалился, спихнув с себя работу, Сашка дал волю чувствам и заржал от души, упав на кровать. И было от чего — ведь таинственным товаром, вызвавшем фурор у Печембу, был самый обычный силовой кабель марки ВВГ. С медными жилами, и (главное!) — с поливинилхлоридовой изоляцией и оболочкой. Друзья, узнав, что это за таинственный «ВэВэГэ», ржали не меньше его.

Последние сутки фестиваля пролетели в момент. Сейчас всё оборудование уже было доставлено на «Фарлат», там же уже находился весь обслуживающий персонал.

Они стояли на 3-м ярусе космопорта перед сектором имиграционного контроля — трое гардаррцев и трое Печембу. Последние держали в лапах обрезки кабеля и по ходу дела грызли их.

— Уффашаемые! Я прошу! Я умоляю!.. — мордашки Шус'Фарала, его компаньона и дочки сейчас были очень выразительны. — Этот «ФФэ. ФФэ. Кхэ»… Я уше полутшил сотни сапросов на постафку тофара, а тофара нет!!! Сротшно! Готоф приобрести хоть ф объеме суперкарго!

— Обещаю! — успокоил Сашка «крысюков». — Через два, максимум три месяца прибудет транспорт. Суперкарго не обещаю, но «ВВГ», что он доставит, вам хватит надолго.

Челнок доставил их на «Фарлат», сразу же развернувшийся и начавший разгон к точке перехода. На полпути к нему присоединились три невидимки, корветы, ожидавшие на орбите соседней планеты. Так все корабли одновременно вчетвером и ушли в гипер. Их путь лежал через три перехода к системе Сар-Чаордж. В следующей системе челнок доставил трёх товарищей на борт «Сугды» — там оставался необходимый Сашке тренажёр «Акария». Тренировки на нем никто ему не отменял. Тринадцать дней перелёта прошли в обычной рутине. Сашка занимался с тренажёром, Идан с Траяном изучали приобретённые базы по цивилизации Са-Крахх, делясь с Сашкой важными, на их взгляд, моментами, почерпнутыми в процессе изучения.

Прямоходящие «черепахи» Са-Крахх занимали три системы в звёздном кластере, находящемся почти на самой окраине Содружества. Открыты они был относительно недавно, всего-то восемьсот лет назад непонятно как оказавшимся в тех краях оширским торговцем. Совет Содружества, хоть и сомневался насчёт принятия рептилий в Содружество, но всё же, с небольшим перевесом голосов, принял положительное решение. И не прогадали ведь!

Главным товаром, поставляемым «черепахами» в остальные государства «Содружества», были — сами «черепашки-нинзя». Са-Крахх были, если так выразиться, «гастарбайтерами», и встретить их в системах Содружества можно было практически везде. Бригады панцирных работали шустро, просили немного, и выполнив работу, все как один уезжали, не создавая проблем местному населению в виде осевших диаспор.

За столетия пребывания в составе Содружества сложился устойчивый рынок по предоставлению Са-Крахх услуг. На столичной планете, Сар-Журзых, располагалась биржа, и фактически, трудоустройство «черепашек» происходило ещё дома. Работодатели со всего Содружества отправляли на биржу заявки, где указывали объем и сроки выполнения работы, а так же её стоимость. В свою очередь работодателям шли предложения от бригадиров Са-Крахх, с уточнением условий (количество «черепашек» в бригаде, их уровень квалификации, дополнительные требования по перелёту и размещению, а так же «портфолио» по ранее выполненным работам с отзывами клиентов). На их же собственных планетах встретить жителей других государств Содружества можно было очень редко. Нет, «черепашки» всегда были рады туристам, и к «нерептилоидам» относились вполне нормально. Причина была банальна — на их планетах делать было, попросту говоря, абсолютно нечего.

Веровали они, как ни удивительно, в Создателя. В своё время экспедиция из Ошира потратила немало сил и средств, чтобы привить черепашкам концепцию Священного Урша, но улетели, несолоно хлебавши. А вот миссионеры из Хакданского Ордена сразу нашли здесь массу паствы — собственные верования черепашек, как оказалось, были невероятно схожи с пропагандируемыми хакданцами. Сашке вспомнились Са-Крахх, которых он видел на Люпусе — в жреческих балахонах, живо спорящие с людьми, черепашки смотрелись тогда очень колоритно.

Интересна была у Са-Крахх и система государственного управления. Сашка и представить себе не мог, что Аристотелевские идеи о демократии полностью и в чистом виде могут быть где-то реализованы! Но тем не менее, именно у черепашек они были воплощены «от и до».

Самочки Са-Крахх, вполне могли обратиться в суд для отстаивания своих прав, но не имели прав ни избирать, ни, тем более, быть выбранными в Совет Родов. Что, впрочем, их не особо расстраивало. Но и не каждый самец мог похвастать статусом гражданина. Полными же правами гражданина у Са-Крахх обладал лишь тот рептилоид, кто обзавёлся семьёй, потомством и недвижимостью. Ну в чистом виде «благочинный отец семейства»! Нет дома? Не женился? Самка кладку яиц не отложила? Гуляй! Ещё ко всему, он должен был быть исправным налогоплательщиком. Ну а Вы как думали? Налоги — единственное, что неизбежно, кроме смерти.

Система была устойчива, но именно потому, что упор делался на семью как ячейку общества. Отцы семейств одного рода выбирали представителей в Совет Родов, местный аналог парламента, который, в свою очередь, выбирал главу государства.

Заседания местного парламента были тем ещё балаганом. Представьте себе драку пары сотен клонов «Микеланджелло» и «Донателло» — а «черепашки» на Совете Родов частенько дрались, да так, что здание Совета после заседания приходилось восстанавливать чуть ли не с нуля. Но, когда решение принималось, оно безоговорочно выполнялось всеми без исключения. И за все столетия, что Са-Крахх входили в Содружество, ни одного политического кризиса там не возникло. Такие вот они, негуманоиды.

«Фарлат» снова следовал к станции Содружества в системе Сар-Чаордж, и снова три никому не видимых корвета следовали к первой точке поисков.

— Напоминаю, план работ следующий — в который раз Траян излагал свой план товарищам. — На планете разворачивается фестиваль, в районе, где ориентировочно располагался центр по проектированию кораблей. Наша задача — за двое суток изучить два объекта. Корабельную верфь, к которой сейчас летим, и базу снабжения космофлота. Проводим разведку, ищем артефакты, а их вывозом займутся ребята с «Тавы». Мы же, после проведения поисков, отправляемся на планету. Там у нас будет три дня, максимум — пять. Сколько времени понадобится поисковикам с «Тавы» на вывоз найденного, даже не знаю. Вообще, я заложился по максимуму, на 15 дней нахождения корветов в этой системе.

Через два часа Горан сообщил, что «Сугда» достигла цели — она и два других корвета сейчас дрейфовали рядом с одним из астероидов первого из трёх поясов системы Сар-Чаордж.

Все трое молча сидели в каюте. Четверть часа назад вернулись отправленные на разведку зонды. Три часа поисков подвели неутешительный итог — от космической верфи, что раньше находилась на поверхности этого астероида, не осталось ничего. Просто ничего.

Зонды нашли десяток аномалий, но всё это были виденные ими ранее «выемки», результат работы корабельных деструкторов. Никаких туннелей вглубь астероида не было, да и быть не могло — верфь располагалась на поверхности.

— Ну вот и сэкономили пять дней, — вздохнув, произнёс Идан.

— Брось хандрить! Неудачи были, и ещё будут. — Траян просто не имел права впадать в уныние. — Летим к следующей точке.

Почему-то Предшествующие размещали военные базы не на планетах земного типа, а на планетоидах газовых гигантов, и эта база снабжения космофлота не была исключением.

Спутник обладал гравитацией в десятую долю земной и слабой азотно-метановой атмосферой, около 60 миллибар на поверхности. С выпущенных зондов, отправленных на уточнение места расположения базы, сейчас передавалось красивое изображение — рыжеватый шар спутника, за которым нависал газовый гигант, цвет которого менялся от голубого на экваторе до светло-фиолетового на полюсах.

Лишь через пару часов после досконального сканирования участка поверхности спутника, где должна была располагаться база, зонды смогли обнаружить всего одну аномальную точку — собственно, вход на неё, туннель метров 50 в диаметре. Два зонда, нырнувшие в него, устремились вглубь планетоида. Попетляв по туннелю пару километров, они достигли уже виденной на прошлой базе выемки и сейчас просто зависли у выхода из туннеля, передавая на «Сугду» изображение. В одном из трюмов, где было развёрнут импровизированный центр сбора информации, три человека молча разглядывали два экрана, на которые шла передача изображений с обоих зондов.

Находившийся перед зондами зал, бывший лётной площадкой, носил отчётливые следы боя. Сейчас они были видны даже на изображениях — крупные выбоины в полу, потолке и стенах зала, а так же кучи пыли, как последствия работы деструктора. Но главное — часть корпуса какого-то корабля, непонятно как уцелевшая, что лежала сейчас на краю зала.

Один зонд проскочил в единственный проход, по которому добрался круглого зала, метров 100 в диаметре. В центре зала зияла пустота — вертикальный туннель, уводящий на сотни метров вниз. И через каждые 15 метров от него расходились в 4 стороны выходы.

— Я возвращаю зонды — по команде Идана пара находившихся внутри базы зондов отправилась обратно. — Можно приступать.

Траян и Сашка, экипированные в «Канкаты», без лишних слов направились на лётную палубу, где их уже ждал челнок со всем оборудованием.

Сашка закрепил конец мономолекулярного троса и сбросил его моток в шахту. Разматываясь, тот падал вниз как в замедленной съёмке. За него сразу закрепились и пошли на спуск один за другим два дроида. Первым — «Бардер», вторым — «Герсей».

— Там внизу 10 ярусов. — комментировал вслух Траян изображение, передаваемое «Бардером». — Начнём с самого нижнего.

Дроиды, тем временем, добрались до 10-го яруса и продвигались один за другим по коридору.

Опять кольцевая структура. Кольцевой коридор, шириной метров 8 (два грава легко разъедутся), диаметром метров 40, пересекавшийся накрест четырьмя проходами, через точку пересечения которых, центр окружности, шёл вертикально ствол шахты бывшего здесь когда-то лифта. «Бардер» оббежал коридор по кругу, после чего начал планомерно исследовать одно за другим помещения, располагавшиеся с внешней стороны коридора.

Объёмная схема базы напоминала ось, на которую насадили не два колеса, а 10, равномерно распределив их по всей длине.

— Пора и нам подключиться — Сашка, ухватив держателем трос спустился в шахту.

Траян молча последовал за ним.

Они нашли. Немного, но нашли. База была слишком огромной, чтобы на ней вообще ничего не сохранилось. Поиски заняли целый день, но они того стоили.

На 3-м снизу ярусе в одном из помещений лежали разбросанные модули — корабельные системы маскировки. 32 штуки.

На 8-м ярусе нашёлся один «капитошка» — неактивированный дроид, работающий с органикой. Логично. Для кораблей периодически требовался ремонт корпуса, и хотя бы несколько единиц подобных дроидов на базе должны были быть. Там же, в другом помещении, для него нашлись 6 контейнеров с органикой.

На 6-м ярусе они собрали разбросанные по разным помещениям 17 универсальных источников и 8 информкристаллов.

А находка, сделанная на первом, самом нижнем ярусе, вселила в них уверенность и прогнала прочь уныние — там находились 9 корабельных контейнеров с антиматерией.

Были и потери — на базе уцелели установленные защитниками «мины». Во время осмотра одного из помещений на 2-м ярусе пара дроидов просто исчезла. Следующая пара дроидов, отправленная с челнока им на замену, нашла в том помещении лишь две небольших кучки пыли. Что это за «мина» и как она выглядит, так и осталось неизвестным. Сашка пожалел, что не захватил в экспедицию найденных на Раэлии разведывательных дронов. Что же, не всегда всё можно продумать и учесть.

Челнок, забравший их с «Сугды», спрятавшейся, как и в прошлый раз за планетой, ближайшей к обжитой, доставил их на лётную палубу «Фарлата».

— Парни с «Зуры» приступили к вывозу найденного, за полдня управятся. — Делился с друзьями своими соображениями Траян, когда они перебирались из одного челнока в другой. — Так что наше пребывание здесь, считайте, сокращается на 10 дней. Фестиваль уже открыли, так что нам нужно провести работы за два дня.

— Открыли? — удивился Идан.

— Да. Принимающая сторона потребовала перенести открытие на утро. За ночь всё развернули, ну вот… — Траяна ничуть не радовало, что весь его план в этой системе летит в тартарары.

Челнок покинул чрево «Фарлата» и направился к космической станции Содружества. С неё они и попадут на поверхность.

Глава 11

Из космоса планета выглядела как шарик из сыра «дор-блю» — многочисленные песчаные острова, разделённые небольшими и неглубокими морскими проливами. Все эти проливы были фактически отмелями, и по сути, не то, что океанов — морей-то толком на планете не было. Суша не изобиловала флорой, невысокие кустарники и местами травка ещё присутствовали, а вот деревьев не было совсем. Зато в отмелях жизнь бурлила. Даже подводный мир Красного моря не был так богат и разнообразен, как на отмелях планет Са-Крахх. Добавьте сюда горячее солнце — и получится идеальный мир для рептилий.

Космопорт, куда их доставил челнок, впрочем, был самый что ни на есть «гуманоидный» — обычный набор терминалов по приёму и отправке пассажиров. Их никто не встречал, поскольку сам фестиваль уже начался. Траян, недолго думая, купил три билета на монорельс до нужного мегаполиса, и через четверть часа друзья сидели в вагоне, таращась на пролетающие за окнами окрестности.

А посмотреть было на что. Состав уже пересек три острова, делая на каждом остановку. Собственно говоря, каждый остров (немаленький, надо сказать), занимал один местный «мегаполис». Почему в кавычках? Просто поселения С-Крахх были одноэтажными. Это и было удивительным. «Черепашки», бывшие образцом строителей в Содружестве, те, кто отстраивали небоскрёбы высотой в сотни метров, у себя дома жили в одноэтажных домах. И не только жили — все заведения, госучереждения, торговые центры были одноэтажными. Отличалась и планировка города. Сашка впервые за время пребывания в Содружестве увидел города с радиально-кольцевой планировкой. На первый взгляд, сама идея такой планировки была тупиковой — с определённого размера город просто захлёбывался в транспортном коллапсе. Но здесь ничего подобного не было.

Наземная транспортная сеть была очень хорошо развита, «такси», в которое они сели, сойдя с поезда, доставил их к месту проведения фестиваля по нормальной дороге. Лишь «последнюю милю» (которая была, впрочем, километров в пять), водителю пришлось вести грав над песчаной поверхностью.

— Прибыли. — водитель-«черепашка» повернулся к пассажирам. — Дальше проезд только по приглашениям.

— Вот тебе приглашение. — Траян скинул водителю пригласительный билет. — Это подарочек от нас. Ну а мы пешочком пройдемся.

«Черепах» поблагодарил за приглашение, но тут же шустро развернул грав в обратном направлении. Оставаться на фестивале он не собирался.

Стоявшие на входе в отведённую для фестиваля зону два секьюрити, ростом под два метра, вежливо и досконально разъяснили им, куда надо идти, тут же оповестив своё руководство о прибытии троих членов группы техподдержки.

Временные модули для проживания были развёрнуты поблизости одной из площадок, где сейчас проходило шоу. Сашка отметил, что здесь приглашённые в основном смотрели шоу, а у столиков с выпивкой и простенькой закуской почти никого не было. Более того, черепашки были здесь, как правило, с семьями. Везде стояли группки — родители и выводок маленьких «черепашат». Опять же, что приятно удивило — пьяных «в нуль» черепах не было. Вообще. Пить пили, но меру знали.

— Наконец-то! — к ним подбежал невысокий по местным меркам «черепах» (всего-то метр восемьдесят). — Чар'Джаорс! Я официальный дистрибьютор по продажам ваших товаров здесь на Сар-Чаордже. Мне сообщили, что в последний момент доставили один контейнер, но открыть его должны специалисты, которые прибудут позднее. Это правда, что там находится новый эксклюзивный товар?

— Да. — подтвердил Сашка. — Но его дегустация состоится только завтра.

— Завтра так завтра. — Сашкин ответ никак не расстроил «черепаха». Передав прибывшим коды доступа к временным модулям, он тут же убежал по своим делам.

На ночь фестиваль пришлось приостановить, и причина была банальна — все зрители просто разъехались по домам. Впрочем, для троих людей это было только на руку. Взяв один из гравов на импровизированной стоянке (с челноками здесь, почему-то, было туго), они отправились колесить по окрестностям. Три с половиной часа поисков увенчались успехом — Малыш обнаружил несколько артефактов на небольшой глубине.

Место находилось вдалеке от фестиваля, и сюда точно никто не доберётся.

Сашка с Иданом остались управлять двумя «Герсеями», сразу же приступив копать шурф, а Траян поехал в лагерь за подмогой. За оставшуюся часть ночи они успели добраться до разрушенных помещений, засыпанных песком. Улов здесь был тоже небогатый — от центра проектирования кораблей остались лишь два промышленных искина из одного кластера, и несколько информкристаллов.

— Вторая система, а находок и на один грузовой трюм корвета не наберётся. — произнёс Идан, глядя, как поисковики шустро засыпают шурф и приводят все вокруг в изначальное состояние.

— Тогда сегодня же сворачиваемся. — предложил Траян. — Согласен, Аш?

— Да. — Причин оставаться в Сар-Чаордже ещё хотя бы на сутки Сашка так же видел.

Утром, однако, территория фестиваля снова заполнилась посетителями.

— Народ ждёт презентацию, — сразу с места в карьер начал шустро подбежавший к ним Чар'Джаорс.

Около загадочного контейнера, к которому они подошли, уже ждали с десяток «черепашек».

Сашка открыл контейнер, достал одну картонную коробку, и поставив на землю, вскрыл её.

— И что это? — недоверчиво спросил Чар'Джаорс, глядя на уложенные в коробку непонятные предметы.

Толстые невысокие металлические цилиндры, обёрнутые лентой из целлюлозы с непонятным цветным изображением на ней.

— Сейчас, один момент. — Сашка достал из пакета, прикреплённого к внутренней стороне двери контейнера странный предмет, напоминающий очень короткий нож, и проколов его острием крышку взятого наобум цилиндра, стал шустро орудовать.

— Держи! — передал он Чар'Джаорсу в лапы вскрытый цилиндр.

Стоявшие вокруг него «черепахи» заволновались, до них донёсся запах содержимого, как оказалось, контейнера с лакомством.

Сашка лениво сидел на кресле и наблюдал, как идёт раздача товара выстроившимся в дюжину очередей «черепашкам». Получившие заветный цилиндр тут же вскрывали его и сразу приступали к дегустации содержимого. И содержимое им явно нравилось.

— Что это, Аш? — спросил так же развалившийся в соседнем кресле Идан.

— У нас это называется «консервы». Еду в них хранят.

Взрослые, умяв содержимое одной банки, сразу становились в очередь на получение следующей. А «черепашата» нашли себе новую игру — они собирали с брошенных консервных банок этикетки и лепили друг другу на панцири. Смотрелось это сюрреалистически. Толпа подрастающих «Рафаэлей» и «Леонардо», панцири которых украшают надписи:

«БЫЧКИ В ТОМАТЕ»
«РФ. Республика Крым. г. Феодосия».

Вечером всё закончилось. Са-Крахх, узнав, что привезённый деликатес закончился и завтра его раздачи уже не будет, спокойно восприняли сокращение программы фестиваля. Сейчас на площадке остался только персонал из прибывших на суперкарго гардаррцев, занятый загрузкой в контейнеры привезённого оборудования. Сворачивались временные модули, очищалась от мусора территория. Проводившая работы команда поисковиков уже доставила груз на «Фарлат». Потом, когда экспедиция достигнет ближайшей точки подскока, они переберутся на «Таву». На стоянке перед главным входом уже стояли тяжёлые гравы, которые за ночь вывезут в космопорт все контейнеры.

Их троих забрал Чар'Джаорс, взяв на себя труд доставить их до космопорта. Как оказалось, для них это было то ещё испытание.

Весь путь «черепах», вместо того, чтобы рассказать о планете, их быте и местных достопримечательностях, грузил их бизнес-планами. Он уже определил ценовой сегмент для нового продукта и теперь делился с троими вынужденными слушателями планами по закупке товара, вплоть до мелочей, а так же как и где он будет его распространять.

— Уважаемые! — подвёл итог своих мечтаний Чар'Джаорс, когда подвёз их к космопорту. — Вы же видите, дело абсолютно прибыльное! Только согласитесь, чтобы я стал эксклюзивным дистрибьютером!

Сашка с Иданом с трудом убедили «черепаха», что не они решают этот вопрос, но поставлять консервы будут исключительно ему, хоть первые контейнеры с ними прибудут в Сар-Чаордж лишь через несколько месяцев.

Через 8 часов, приняв последнюю партию контейнеров с поверхности, «Фарлат» отправился к точке перехода. Так же к нему по пути присоединились три невидимых никому корвета. Их цель — система Мрршан, государство М'Зинов.

В корабельной столовой было тесно, сейчас здесь расположилась команда поисковиков, для которых Траян проводил брифинг. Сашка с Иданом просто слушали вполуха — им дальнейший план уже был известен.

— Мы следуем в государство М'Зинов, систему Мрршан. Там один объект, на поверхности планеты. Именно там будет развёрнут фестиваль. Время на поиски и извлечение артефактов — пять дней. Впрочем, если дела пойдут так, как и здесь… А, не хочу загадывать.

Корабли снова нырнули в гипер. Через 16 дней, пройдя три точки подскока, они прибудут в мир прямоходящих «кошаков».

Идан в свободное время снова рассказывал Сашке про то, что он почерпнул в базах. Теперь его рассказ был про цивилизацию М'Зинов.

Прямоходящие «кошаки» вели историю свою цивилизацию от Катастрофы, и были одними из учредителей Содружества. Они использовали все достижения современной цивилизации — устанавливали себе собственные нейросети, выпускали корабли собственных разработок, впрочем, совместимые по оборудованию с производимыми в остальных государствах Содружества. Обмен веществ у них был близок к человеческому, поэтому могли питаться практически всеми человеческими продуктами питания. Другое дело, что для М'Зинов человеческая еда была сродни армейского рациона для гурмана. Сейчас государство «кошаков» насчитывало девять звёздных систем, занимавших целый звёздный кластер между Армаррой и Хакданом, и никаких подвижек на экспансию со стороны М'Зинов не наблюдалось. Но были и кардинальные отличия. Главное — это то, что М'Зины жили при матриархате, да таком, что смотрелся бы просто фантастикой даже по сравнению с влажными снами американских феминисток. Самки М'Зинов занимали все посты во всех органах власти, им же принадлежала вся собственность на планете. Высшим же органом власти на каждой из занимаемых «кошаками» планет являлось Собрание Матерей, фактически — самых уважаемых в обществе «кошек». Как такая цивилизация вообще могла существовать, у Сашки в голове не укладывалось. Но тем не менее, существовала, и развивалась, и исчезать не собиралась.

Суперкарго медленно следовал до выделенного ему места около космической станции Содружества. Здесь, в системе Мрршан, количество кораблей в системе поражало. Десятки суперкарго, сотни транспортов большого класса, пассажирские лайнеры — либо следовали на какую-либо из двух космических станций, либо покидали их, направляясь по только известным им маршрутам.

Вся группа, задействованная на обеспечении фестиваля, сразу отправилась на челноке на станцию Содружества, следом на другом челноке последовали поисковики и трое друзей.

Пока Траян оплачивал спуск на поверхность, Сашка с Иданом разглядывали экраны, отображавшие планету «кошаков».

Обжитая планета в системе Мрршан чем-то напоминала Аркам. Поверхность на три четверти занимал океан, по которому были разбросаны три десятка континентов размером с пол-Австралии и сотни островов поменьше. Судя по расположению континентов, климат там должен напоминать Южную Европу. Этакие Прованс и Ломбардия в одном флаконе. Ладно, там на месте осмотрятся.

— Здорово, бесхвостый! — поприветствовал его «кошак», сидящий за стойкой иммиграционного контроля, мельком пробежавшись по Сашке глазами с вертикальными зрачками. — Зачем пожаловал? Турист? А… — «кошак», наконец, изучил присланные ему файлы. — Фестиваль, значит. Ну, добро пожаловать.

М'Зин без разговоров прислал Сашке файл допуска и сразу потерял к нему всякий интерес. Да и неудивительно. Люди часто посещали миры «кошаков». Дело в том, что М'Зины были прирождённые генетики, и одним из множества экспортируемых товаров были — домашние питомцы! Они могли по желанию клиента вырастить именно такого зверька, какого просил клиент — и по внешним данным, и даже по характеру.

Забравший их группу многоместный грав, вёз их по шикарной магистрали, объезжая все мегаполисы по пути. Жаль. Даже со стороны было видно, что города «кошаков» — деревянные! На вопрос водителю тот утвердительно ответил. Да, любят они натуральное и естественное. Есть и дома, изготавливаемые как в Содружестве, из гранитных блоков, но в них живёт лишь беднота. Те, у кого хотя бы средний достаток, уже стараются перебраться в дома из натурального дерева. На вопрос, не боятся ли они пожаров, М'Зин зашипел от смеха, популярно объяснив этому глупому бесхвостому, что эта древесина не горит. Более того, сам дом, напоминающий по виду «двух-трёх-этажный вигвам», и есть одно дерево, специально выведенное в результате усилий местных генетиков. Все дома — живые, как только дерево умирает, оно меньше чем за пару недель разрушается, и на его месте остаётся лишь кучка трухи. Растёт такой дом тоже быстро — три-четыре недели с момента как посадят семечко. Приходит самка в строительную компанию, выбирает по каталогу дом своей мечты, так, чтобы и самец был при ней, и детям достаточно было места. Через месяц с момента покупки на выбранном ей месте уже будет находиться полноценный дом — заезжай и живи. Только следи за ним, чтобы не болел.

— Все, бесхвостые, приехали! — М'Зин припарковал грав на площадке перед центральным входом на будущее мероприятие. — Хорошего развлечения!

Глава 12

Не обращая внимания на рабочую суету, царящую на площадках, прибывшие проследовали к участку, где находился штаб фестиваля.

— А, бесхвостые. — без какого-либо интереса осмотрела их организатор фестиваля, выглядевшая, как прямоходящая пума. — Модули для проживания уже развёрнуты, коды доступа передаст мой заместитель. Что там за дополнительный контейнер, за которым ему пришлось ехать в космопорт?

— Новый эксклюзивный товар. Будет предложен гостям фестиваля. — объяснил Сашка.

— Ну тогда нормально. Располагайтесь, завтра утром открытие. — и сразу переключилась на рабочих, возводивших сцену. — Как ты её ставишь?! Ну как ты её ставишь?! Ты что, слепыш?…

Сашка с товарищами переглянулись:

— Едем?

— Да.

Поиски заняли всего полчаса. К ночи все кошаки разъехались по своим домам-деревьям, и поисковая группа, ожидавшая в своих модулях, получила от Траяна отмашку. За пять часов удалось полностью извлечь и скрытно вывезти все оборудование, что смогли найти в плохо уцелевшем помещении, бывшем когда-то автоматизированной линией по производству систем маскировки для кораблей. Все извлечённые восемь 3D-принтеров сейчас были размещены в контейнерах, в которых на фестиваль была доставлена хаома.

— Хоть что-то, — кратко подвёл итог их работы Идан. — Аш, ты сразу же после открытия презентуй М'Зинам новый товар. Нам здесь больше нечего делать.

Контейнеры с добычей сразу были отправлены обратно в космопорт.

Тем временем на открытие фестиваля уже съезжались гости. Но первой в развёрнутый лагерь прибыла хозяйка мероприятия. Сегодня она была сама любезность, вспомнила, что вчера не представилась, и сейчас лично здоровалась с каждым из гардаррцев.

— Мшшила, — протянула она свою лапу Сашке, хитро глядя на него большими янтарными глазами, вертикальные зрачки которых были сжаты в две узкие полосочки. — Когда начнём презентацию нового товара?

Ну прямо домашняя кошечка, даже погладить захотелось.

— Аш. — представился в свою очередь Сашка. — А презентацию можно начать хоть сразу после открытия. Но я бы рекомендовал начать после того, как пройдут запланированные выступления артистов.

— Хорошо, — мурлыкнула Мшшила, — как скажешь, Аш…

И она, развернувшись, обмахнула его кончиком своего хвоста, последовав ко входу, где уже столпилась небольшая очередь прибывших гостей.

— Последнее выступление на сегодня состоялось, — Сашка даже не заметил, как Мшшила подошла к нему.

— Да, можно начинать.

Он всё время сидел в стороне и наблюдал, как кошаки на площадке под музыку танцуют свои замысловатые танцы. Выступления закончились, а МЗины продолжали веселиться, не обращая внимания на отсутствие музыки.

У контейнера уже стояли несколько кошаков, из местного персонала компании Мшшилы.

Открыв контейнер, Сашка достал коробку и вскрыл её.

— Я надеюсь, вы оцените этот товар по-достоинству. — и он протянул «кошке» упаковку сушёной валерианы.

Мшшила преобразилась просто на глазах. Зрачки расширились, она тяжело задышала, из лап вдруг вылезли коготки, острые как бритва, длиной сантиметра по три. Желание погладить её сразу куда-то испарилось.

Тем временем другие М'Зины, не обращая внимания на Сашку, повыхватывали из стоявшей перед ним коробки упаковки и теперь, с наслаждением потроша их и вылизывая их содержимое, так же преображались на глазах.

— Аш… — с опаской сказал стоявший рядом Траян. — Что-то ты не то им дал…

А на запах сбегались со всех площадок самцы и самки, и вид их говорил однозначно — не дать им порцию валерианы будет чревато для здоровья. Причём здоровья людей, а не самих М'Зинов.

Что-то пошло не так…

От того мирного весёлого фестиваля ничего не осталось — все площадки были сплошной «гладиаторской ареной». Сашка уже сам был не рад, что заказал на Земле для М'Зинов валерьяну. Дома, на Аркаме, эта мысль показалась ему забавной. Теперь, глядя со стороны, как одни «кошаки» рвут друг друга в клочья за оспариваемых самок, а другие, уже победившие в схватках, вели с самками какую-то порноборьбу, ему было просто не по себе. Сами же М'Зины не испытывали ни капли сомнений или дискомфорта. Более того, они, по виду их довольных морд, даже исполосованных когтями соперников и поиметых ими самок, были на седьмом небе от счастья.

Сам он на автопилоте стоял у контейнера, давая каждому подходящему по одной упаковке в лапы, даже не заморачиваясь, получал ли уже тот «кошак» валериану или нет.

Фестиваль пришлось растянуть на полночи, пока не угомонились последние посетители.

— Аш… — глухим голосом спросил его подошедший Траян. — Ты так больше не шути… И это… мы сворачиваемся. Хватит нам таких приключений.

Сворачивался фестиваль ударными темпами. Никого из людей не нужно было ни уговаривать, все понимали, что если они не успеют уехать сейчас, то завтра здесь будет настоящий Армагеддон.

Утром все контейнеры был погружены и отправлены обратно в космопорт. Последний контейнер, в котором оставались несколько коробок валерианы, Сашка собирался сопроводить лично, так сказать, во избежание. Поисковики уже уехали, а Идан с Траяном решили составить Сашке компанию и сейчас сидели в четырёхместном граве, ожидая, когда прибудет последний грузовой грав, что должен забрать злосчастный контейнер. Но планы их рассыпались, как только с первыми лучами светила на площадку фестиваля приехала Мшшила.

— А я за тобой, бесхвостый, — без обиняков обратилась она к Сашке. — Гордись! Ты удостоился приглашения от Собрания Матерей. Что уставился? Садись, подвезу.

Друзьям оставалось лишь молча ехать за ними следом.

Мшшила привезла его в самый центр столичного мегаполиса планеты. В другой ситуации Сашка с интересом бы разглядывал поселение негуманоидов, но сейчас он словно ничего не видел перед собой. Припарковав грав на стоянке ничем не выделяющегося здания, «кошка» направилась к его входу.

— Вот, привезла — обратилась она к стоявшей перед входом самке, одетой в бронескаф и вооружённой автоматической плазменной винтовкой, показав хвостом на Сашку, стоявшего позади неё.

— Следуй за мной, бесхвостый! — и «кошачья Валькирия», пропустив внутрь, повела его через запутанную сеть коридоров здания.

Наконец, она остановилась перед одной из множества одинаковых дверей.

— Проходи, бесхвостый! Тебя уже ждут, — открыв дверь в зал, покрытый полумраком, «Валькирия» легонько подтолкнула Сашку в зал, покрытый полумраком.

Зал, в котором он оказался, напоминал университетскую аудиторию — сейчас он стоял на кафедре, а перед ним, на уходящих вверх рядах, расположенных тремя сегментами, образующими полукруг, сидели самки М'Зинов. Сидели, с интересом разглядывали его. И молчали.

— Здоровья тебе, бесхвостый. И силы мужской, чтобы покрывал ты свою самку без устали. — наконец, обратилась к нему самка, сидящая в самом первом ряду по центру. — Я Мззитта, Старшая Мать.

— Здравствуйте… — Сашка не рассчитывал на такой высший приём, и не знал, как себя здесь вести. Значит, нужно как можно больше молчать и как меньше говорить.

— Прости, что оторвали тебя от твоих дел, но то, что ты привёз М'Зинам, не могло остаться без нашего внимания. Мы были вынуждены срочно собраться вместе на внеочередное Собрание Матерей, и твоё присутствие мы так же посчитали необходимым…

Самка замолчала, внимательно изучая Сашкину реакцию.

— Мы пригласили тебя, чтобы принять решение Собрания Матерей. Я настаиваю, чтобы привезённый тобой препарат, под названием «валерьяна», был запрещён к свободной продаже М'Зинам.

Вот так номер…

— Простите, Матери… А в чём причина такого Вашего решения? — Сейчас Сашка подбирал и взвешивал каждое слово. — Он имел побочные последствия? Кто-то пострадал? У кого-то возникло привыкание? Это невозможно!..

— Нет, бесхвостый… Этот препарат не вызвал у пробовавших его привыкания. Никто не пострадал… — Самка облизала язычком губы. — Он действительно пробуждает увядшие силы. И не только у самцов, но и у самок.

— Но в чём причина вашего отказа?

— Хмм… У нас, как ты видишь, матриархат. Самцы борются за право не просто овладеть самкой — они борются за право оставить своё потомство. Потомство оставит тот, кто здоровый и сильный — слабым тут не место. Самцы не только борются друг с другом, сам процесс продолжения нашего рода это тоже своего рода борьба между победившим самцом и выбранной им самкой. Сладкая борьба. — Самка снова плотоядно облизала язычком губы, мечтательно закатив свои янтарные глаза, и выпустила из лап острые как бритвы «коготки».

Все в зале молчали. Наконец, Старшая Мать продолжила:

— А теперь старые самцы, отведав этой волшебной травы, вступают в схватку за самок наравне с молодыми. Да и самки, что уже забыли сам запах любовной схватки, снова, отведав этой травы, начинают заманивать самцов. Ты понимаешь, к чему это приведёт?

Старшая Мать, словно Багира, плавно и в то же время почти мгновенно «перетекла» со своего места на кафедру, встав рядом с Сашкой.

— Смотри, бесхвостый! И Вы, кто возражали мне на Собрании, тоже слушайте! — Стоя рядом с Сашкой, Старшая Мать сейчас выступала с кафедры так, что Клара Цеткин с Розой Люксембург тихо удавились бы от зависти. — Какое потомство будет от самок, что родят помёты от старых М'Зинов? А старые самки, что родят от молодых самцов? Будет ли это потомство сильным и здоровым? Нет! Сейчас, при нашей жизни, мы это не увидим, но с каждым поколением всё больше и больше детей в помётах будет рождаться слабыми. Что это как не путь к гибели нашего народа?

Что тут началось… Самки орали (оказалось, что когда они орут, то голоса у них ещё противнее, чем у земных кошаков, изготовившихся к драке), некоторые вцепились друг в друга. «Полетели клочки по закоулочкам…»

— Тихо! — с места на первом ряду поднялась ещё одна «Багира». — Мы выслушали тебя, Мззитта. Но и я могу сказать своё мнение. Да, мы должны думать о будущем нашего народа. Но вспомните — наш народ и стал собственно народом, когда семьи стали заботиться о своих больных и попавших в беду сородичах. Эта волшебная трава — не панацея от бед и не их источник. Это — инструмент. Как вы им воспользуетесь, такие и будут результаты. Используйте его с умом — и он может снова вернуть радость сладкой охоты тем парам, что давно забыли её запах.

— Матери! — поднялась ещё одна Мать. — Если нельзя что-то предотвратить, то это надо возглавить. Я считаю, что бесхвостый может продавать волшебную траву М'Зинам. Только продавать её, всю, до последней травинки, он должен нам, Собранию Матерей. А мы сами сможем решить, кому она будет в радость, а кому в тягость. В конце концов, мозги нам и даны для этого — не зря же решение принимаем мы, а не глупые самцы.

После Совета Сашку сразу доставили в космопорт, где его дожидались Идан с Траяном. Контейнеры с оборудованием фестиваля сейчас потихоньку вывозились на суперкарго, остатки содержимого контейнера, доставленного с Земли, было реквизировано «кошаками». Впрочем, за весь изъятый груз М'Зины честно заплатили, учтя чуть ли не каждый грамм. Теперь, по решению Собрания, товар будут завозить МЗинам только по определённым Собранием квотам, и продавать будут тому же Собранию. И вроде причин расстраиваться у Сашки не было — цену за упаковку валерьяны кошаки предложили просто сказочную. А всё равно, было на душе ощущение, что самки М'Зинов оказались гораздо мудрее его.

«Мда… Не каждый способен взглянуть в завтрашний день.» — подумалось ему, когда, пройдя иммиграционный контроль они втроём сели челнок, курсирующий между космопортом и станцией Содружества.

«Фарлат» покинул свою стоянку и следовал по дальнейшему маршруту, а в его столовой шёл разбор полётов.

— Аш! — тихо высказывал всё что о нём думает Траян. — Ты хоть иногда задумывайся, что предлагаешь… Мы с Иданом уже не знали, как высвобождать тебя. А если бы с каким-нибудь М'Зином что-либо произошло? Так бы ты и сгинул, и мы бы ничего не смогли сделать. Всё, хватит нам эксклюзивных товаров с твоей планеты. Кстати, для Ашанти у тебя что припасено?

— Веришь? Нет? Ничего. — Сашка сам был подавлен. — Теперь я даже не уверен, можно ли хаому им наливать. А то напьются… как обезьяны.

— А… — махнул рукой Траян. — Они и так уже обезьяны.

— Ладно, с кем не бывает, — сгладил ситуацию Идан. — Нам урок на будущее.

— По хорошему, тут и моя вина есть, — вздохнул Траян. — Сам мог сообразить, что то, что подходит нам, не всегда подойдёт негуманоидам. И стоило ли оно того?..

Траян с укором посмотрел на Сашку.

— Не знаю. Но за остатки содержимого контейнера М'Зины честно расплатились. И скажу так — если бы это была оплата за полный контейнер груза, то сумма соответствовала бы стоимости полутора сотен контейнеров с хаомой…

Глава 13

Система Ашанти была одной из узловых, через которую шли потоки грузов в трёх направлениях. Только это, пожалуй, и повлияло на решение Совета Содружества принять одноимённых мартышек, живших здесь. Вообще система Ашанти была подобна проходному двору — корабли в основном проходили через неё, бывало, останавливались на станции Содружества. А вот торговля с самими обезьянками практически отсутствовала. Нейросети у них были свои, корабли себе клепали сами. Сами же себя обеспечивали гравами, дроидами, продуктами питания. Уровень технологий обезьянок был на три-четыре ступени ниже среднего по Содружеству, но самих обезьянок это никоим образом не волновало. Они спокойно воспринимали то, что перелёты на их кораблях между системами занимают по времени раз в пять дольше, чем на кораблях любого из человеческих государств. Нет, мартышки с интересом готовы были изучить чужую технику, чтобы создать свои аналоги. А вот брать чужое и использовать его как есть — категорически отказывались. Что-либо закупать они тоже не могли, поскольку не особо старались что-либо продавать. В общем, варились в собственном соку. И со стороны других государств Содружества к ним быстро угас интерес. Ну, есть вот такие обезьянки. И что? Интерес разве что проявляли «охотники за головами», но явно не тот, которого бы хотелось самим обезьянкам. Вот и существовало на оживлённой торговой трассе такое вот захолустье.

Планета их представляла собой сплошные джунгли — впрочем, где же ещё жить обезьянкам? Города увидеть из космоса можно было разве что ночью, ориентируясь по подсветке. Дело в том, что обезьянки организовывали свои поселения прямо в джунглях. Они не расчищали участок посреди джунглей, чтобы возвести на нём жилые и прочие здания — все объекты находились непосредственно в них. Обезьянки вообще неохотно уничтожали лес, и редким исключением были места для парковки челноков. Да, всё перемещение между их поселениями осуществлялось только челноками, и никаких вам линий монорельса или трасс для гравов. Как такие поселения выглядят, Сашка не мог представить. Что же, теперь появится возможность увидеть их воочию.

«Фарлат» с тремя невидимыми средствам контроля за пространством корветами вывалился из гипера в системе Ашанти и направился в сторону обжитой обезьянками планеты.

— Други, тут что-то непонятное творится… — пришло в каюту сообщение от Горана.

Сашка прошёл в корабельную рубку, где уже позади пилотских ложементов капитана и навигатора стояли Траян с Иданом, разглядывая экран, на котором отображался участок системы Ашанти. И, судя по происходящему на экране, там шёл бой.

— Что это? — заданный им вопрос повис в воздухе.

— Самим бы понять… — наконец произнёс Траян. — Я лишь вижу, что на транспорт Ашанти напали четыре корвета. Арварский проект «Джаляб».

— Думаете, арварцы?

— Сомневаюсь, — Горан увеличил изображение одного корвета, — вот, видите?

Сашка не понимал, что нужно видеть, Идан, судя по всему, тоже. Зато понял Траян.

— Надстройки. Дополнительные плазменные орудия. Точно не арварцы. — размышлял он вслух. — Модернизированные, и все по-разному. Да это же из Гильдии Наёмников!

— Во-во! — прошипел Горан. — У меня к этим гнидам должок остался, ещё со службы в ВКС…

— Други… А что корабли Гильдии Наёмников забыли здесь? — Сашка задал, как ему показалось, самый правильный вопрос.

— Да подрабатывают «охотниками за головами», как пить дать, — процедил Горан. — Решили не ломать голову а отловить мартышек прямо здесь. Потом отвезут их в Лассел и продадут местным.

— Поможем мартышкам? — Сашка оглядел всех присутствующих в корабельной рубке.

— Поможем! — дружно ответили Идан с Траяном.

— Я тоже только «за»! — уже чуть ли не прорычал Горан. — Так, все покинули рубку! Мы сейчас этих ублюдков поджарим…

Три корвета против четырёх — ситуация как минимум невыигрышная, если бы не одно «но». Эти три корвета были невидимы для четырёх корветов противника. «Сугда», «Тава» и «Зура» подошли к ближайшему к ним корвету наёмников на самое короткое расстояние для пуска ракет, а те даже не отвлеклись, увлечённо постреливая из плазменных орудий по транспорту Ашанти. Силовые щиты на корвете наёмников были сняты, с него в сторону транспорта Ашанти, напоминающего по виду бутылку-«чебурашку», сейчас отправились два абордажных бота. Сашка смотрел на экран в своей каюте как будто сейчас по нему шёл кассовый боевик. Вот гардаррские корветы одновременно отстрелили ракеты «Оракоча», за пару десятков секунд сошедшиеся в одной точке — это все три ракеты, не встретив противодействия противоракетами или лазерными турелями, поразили «арварца», уничтожив его двигатели и, судя по тому, что силовой щит так и не окутал корвет после попадания, его генераторы. А тройка «гардаррцев» уже смещалась к следующей цели.

Рейдеры пока не поняли, что произошло, продолжая обстреливать «чебурашку» Ашанти. У того уже не функционировании три двигателя из шести, и тройка рейдеров, кружила по поверхности «сферы», до границ которой добивали уцелевшие лазерные турели обезьянок. Снова минимальная дистанция для пуска — три ракеты направились к своей цели, и вдогонку им последовала ещё одна тройка. Рейдеры видимо поняли, что кто-то обстреливает их, сейчас первые три «Оракочи» сняли силовой щит, укутавший корвет наёмников, одну из второй пачки сбила лазерная турель корвета. Но две достигших цели опять поразили двигатели вражеского корвета. Третья пачка ракет отправилась к поверженной цели, а тройка «гардаррцев» уже перемещалась к третьему корвету рейдеров.

Они ещё не приблизились к нему, как поражённый третьей пачкой «Оракоч» корвет взорвался, вспыхнув на мгновение, как ярко-оранжевый бутон георгина.

Оставшиеся корветы рейдеров переключились с «чебурашки» на поиск неизвестного противника. Пришлось изменить тактику и гардаррским кораблям. Пуск одной ракеты с «Тавы» вызвал отстрел ракет обоими корветами в направлении пуска. Выпущенная же по ним ракета была уничтожена лазерной турелью. Впрочем, сама «Тава» уже сместилась, а пущенные наугад ракеты противника так и не навелись на неё, пролетев мимо. Зато пока пусковые установки рейдеров перезаряжались, по одному корвету отработали ракеты со всех трёх «гардаррцев». На гардаррских корветах было установлено по две пусковых установки, и сейчас остававшиеся в них пять ракет разом устремились к одному корвету. Одну «Оракочу» сбила турель, причём со второго корвета рейдеров, но достигшие «арварца» оставшиеся четыре уничтожили силовой щит и поразили корабельную рубку. А последний корвет наёмников, шустро развернувшись, втопил к точке перехода. Через пятнадцать минут от него осталась лишь напоминание в виде искажения пространства в месте перехода в гипер. Его не стали догонять. Теперь Горан вывел на экран зрителям переговоры с капитаном первого рейдера. Тот понял бесперспективность сопротивления и согласился сдаться на милость победителя.

Где-то через час к месту нападения прибыли эсминец и шесть корветов Ашанти. Гардаррские корветы сразу сняли маскировку, и Горан, связавшись с капитаном эсминца мартышек, рассказал тому про бой, объяснив, что они — сопровождение суперкарго, что уже становился под разгрузку рядом с со станцией Содружества. Обезьян, командовавший эсминцем, поблагодарил за помощь, но попросил их прибыть на космическую станцию, чтобы выступить свидетелями на судебном процессе.

На космической станции, куда прибыли все три корвета, их уже ждали. Два невысоких, метра полтора от силы, лысоватых обезьяна, напоминающих прямоходящих шимпанзе, облачённые в комбинезоны, напоминающие скафандры астронавтов NASA. Они сообщили, что сдавшихся рейдеров уже везут сюда, и попросили капитанов гардаррских корветов пройти с ними в зал, где проводились заседания суда. Сашка, Идан и Траян последовали за ними и сейчас сидели в зале вместе с тремя капитанами, ожидая начала заседания. Обезьянки Ашанти вполне могли судить преступников сами, отправив тех на поверхность планеты, но почему-то всегда преступления, совершённые вне пределов планеты, передавали на рассмотрение суда Содружества, располагавшегося на космической станции, и занимавшегося, как правило, разбирательством правонарушений, на этой же станции и совершённых.

— О, прибыли, наконец… — вздохнул Горан, когда в зал, под конвоем обезьянов со станерами в лапам, ввели и загнали в «обезьянник» сдавшихся рейдеров.

Сашка внимательно рассматривал сидевших на скамье подсудимых. Кого среди наёмников только не было… Четверо делуссцев, пять арварцев, восемь галифатцев, или как там они теперь называются. Шесть оширцев. Один аграф. Были и двое негуманоидов, один М'Зин и один Аш-Камази. И единственная в этой гоп-компании девица, с полностью покрытым татуировками лицом.

— Твою же мать… — пробормотал Сашка. — Пятый Интернационал…

— Как ты сказал? — удивлённо переспросил его Идан. — Ин-Тер- На-Цио-Нал? Бррр… Слово-то какое мерзкое… А почему — пятый?

— Да потому что на моей планете уже были… четыре.

— И что… тоже… такие?

Сашки молча кивнул. Если не по форме, то по своей сути сидевшее на скамье отребье ничем не отличалось от духовной и классовой родни, что была когда-то там, на Земле.

Прибыли судьи — аграф, Печембу и оширец. Дело было всем понятным, суд выслушал свидетелей, оправданий в действиях рейдеров не нашлось, в итоге всем преступникам впаяли по десять лет «астероидов» и тут же увели из зала.

— Спасибо, гладкокожие! — Искренне пожал руку Траяну обезьян, капитан эсминца Ашанти. — Вы спасли от неминуемой смерти наших молодых самцов, что возвращались после испытания звёздами. Я поставлю в известность Вожаков Стай. Вы здесь надолго?

— Несколько дней, — Траян был даже немного растроган. — Пока будет идти фестиваль. Вот, кстати, приглашение.

Он скинул обезьяну пригласительный билет.

— Спасибо. — обезьян был польщен. — Сам не смогу, сходит кто-то из подчинённых.

До космопорта они добрались без приключений, где много времени занял иммиграционный контроль. Тамошний служащий был слишком любопытным — Сашка потратил почти полчаса, рассказывая тому, зачем они прибыли в Ашанти, где и как долго будет проходить фестиваль, какие виды спиртного они там будут рекламировать, где они уже побывали… Уже выйдя из терминала, до Сашки дошло — обезьяну просто было всё интересно. И скучно. Всё же желающих осмотреть их города в джунглях практически не было, поэтому обезьян был рад почесать языком абсолютно с каждым посетителем планеты.

Зря он расслабился. По выходу из космопорта их ждали двое обезьянов, радостно приветствовавших людей.

— Мир вам, гладкокожие! — улыбались оба обезьяна. — Мы встречаем вас с открытыми сердцами!

И оба обезьяна, продолжая улыбаться, вытянули к прибывшим свои правые лапы, изобразив из пальцев знакомый на Земле жест — кулак с оттопыренным средним пальцем.

— Это что, приветствуют у них так? — тихо спросил Сашка Идана.

— Да. Этот жест у Ашанти ещё с древних времён. Когда обезьян хотел показать мирные намерения, он демонстрировал оттопыренный средний палец. Мол, так он копьё не удержит. Да, надо бы им ответить.

Идан в ответ показал обезьянам свой «фак», и те, перебивая друг друга, радостно загомонили:

— Гладкокожие! Мы ждали вас! А хотите посмотреть наши города? Мы уже привезли контейнеры на место! А когда будет открытие?.А правда что будут хаому давать попробовать? А сколько времени вы будете здесь?..

— Стоп! — крикнул Траян, и оба обезьяна замолчали.

— Первое. Открытие фестиваля завтра утром. — отвечал он по порядку важности поступивших вопросов. — Второе. Фестиваль рассчитан минимум на два дня, максимум пять. Третье. Хаому будут давать попробовать. Но — в меру! Четвёртое. Мы с удовольствием посмотрим ваши города. И, кстати… То, с чего нужно было начать. Я — Траян, это мои коллеги, Аш и Идан. А как вас зовут?

Обезьянки смотрели на Траяна немного растерянно с примесью какой-то лёгкой грусти:

— Извини, гладкокожий по имени Траян… — сказал один из них. — Но у нас пока нет имён. Вот когда мы пройдём испытание звёздами, вожаки решат, достойны ли мы имён и имеем ли право на самок, что даруют нам потомство…

Оба обезьяна сразу стали… серьёзнее, что ли. Лишних вопросов не задавали, отвечали на задаваемые им по существу. С площади перед выходом из терминала, бывшей фактически лётным полем, они, сев в челнок, отправились в город, где прибывших гостей ожидал их начальник (и заодно отец и учитель). В общем, вожак их стаи, отправивший двух отпрысков на встречу гладкокожих. Обезьян, что был не занят пилотированием челнока, охотно рассказывал, что они скоро отправятся в другие звёздные системы, и если вернутся живыми, то тоже станут вожаками своих стай. Если не считать пятно космопорта, то весь маршрут походил над сплошным морем джунглей. Однако по словам обезьяна, они уже пролетели три поселения. Когда челнок достиг следующего, обезьян указал на развёрнутом перед ним голоэкране, отображавшем местность под челноком, на небольшие точки в сплошном ковре, образуемом кронами тропических деревьев.

— Это входы для посадки челноков. — уточнил он.

— Не маловато ли места для лётной площадки? — с сомнением произнёс Сашка.

— А при чём тут лётная площадка? — удивился обезьян. — это только вход под покров леса. А площадок там много, и они находятся в разных местах. Да вы сейчас сами всё увидите!

Челнок, достигнув нужного им поселения, завис над одной из таких точек и плавно спустился вниз. И это было зрелищно.

Дело в том, что то «плотное зелёное покрывало», который они видели сверху, представляло из себя кроны очень высоких (за сотню метров!) деревьев с тонкими стволами. Гладкие стволы, без единой веточки, уходили вверх, и на самой их верхушке уже расходилась в разные стороны крона, диаметром метров шестьдесят. По форме его можно было бы сравнить не с деревом, а с грибом, на длинной тонкой ножке которого размещается широкая тонкая шляпка.

И сейчас они спустились вниз аккурат в месте стыка крон трёх деревьев, немного расширенного обезьянками. Экраны челнока показывали красивый вид — они словно спускались к земле по столбу света. Именно так, поскольку, кроны деревьев почти полностью поглощали весь свет от светила, пропуская к поверхности лишь крохи.

А челнок, снизившись до пары десятков метров и спокойно облетая стволы деревьев, двигался в сторону ближайшей лётной площадки.

Глава 14

— Нас встречают! — радостно загомонили оба обезьяна, когда челнок сел на землю. — Сам Вожак Стаи пришёл!

Их действительно встречала колоритная делегация — матёрый «бибизьян» в сопровождении шести самок, с обожанием глядевших на него.

— Мир Вам, гладкокожие! — степенно произнёс «бибизьян», показав им уже знакомый «фак». — Я Чвики-Умш, Вожак Стаи. Это мои любимые самки. А эти два обормота, что доставили вас, мои сыновья. Приглашаю Вас в моё жилище, где мы отведаем вашего напитка и обсудим наши дела. — и «бибизьян» указал лапой на край поля, где их ждали три четырёхместных грава.

Гравы шустро следовали по своему маршруту, а трое товарищей глазели по сторонам. Всё же это не были классические джунгли, что Сашка видел на Аксуме. Во-первых, полумрак компенсировался тем, что все растения светились в темноте мягким светом, позволявшим нормально всё видеть даже без помощи нейросети. От одних растений шёл светло-голубой свет, от других светло-сиреневый, третьи — светло-салатовый. Светились многочисленные насекомые, что летали по всему пространству от земли до крон деревьев. А на земле не было никаких непроходимых буреломов и высоких кустарников. Только опять же светящаяся слабым голубым светом невысокая, но плотнорастущая травка, полностью покрывающая землю. И вот посреди высоких стволов обезьянки размещали свои дома. Вообще первое, что бросалось в глаза — это отсутствие какой-либо планировки поселения. Дома, высотой в два, максимум три этажа, ставили там, где их просто удобно было разместить. Но при этом никакой скученности домов не наблюдалось. Наоборот, дома стояли друг от друга на расстоянии метров 50, не меньше. Здесь не было не только никаких шоссе, но и обычных дорог. А зачем? Для гравов пространства между любыми из виденных им стволами деревьев было вполне достаточно, чтобы не только проехать, но и разъехаться. Гравы тем временем достигли нужного дома и остановились.

Чвики-Умш провёл гостей в своё жилище, и сейчас Сашка, держа в руке контейнер с хаомой, сидел на полу в центральном зале и с интересом разглядывал само здание. По сути такие же гранитные блоки — но у Ашанти все стены дома были оплетены лианами. Красиво. И как это лианы умудряются зацепиться за гранит? Планировка — проста до безобразия. Первый этаж полностью занимал один зал, где они сейчас и сидели. Дом — это дом только для вожака. У каждой самки свои дома, даже побольше. Но тут причина понятна — с самкой живут дети и помогают ей вести хозяйство. А сам вожак лишь приглашает самок к нему под крышу на любовные утехи. Сколько же у него их, если только любимых шесть?

Траяи с Иданом так же сидели на полу с контейнерами хаомы и слушали хозяина дома.

— Мы мало что покупаем в других мирах, гладкокожие, — неспешно говорил Чвики-Умш. — Но ваш напиток мне понравился. Мы готовы закупать его, но одна беда. Нам нужно чем-то за него платить. Если вы найдёте товар, что вам понравится, мы готовы будем обменять его на ваш напиток.

— Хорошо, уважаемый Чвики-Умш, — спокойно ответил Траян. — Наши специалисты изучат ваши товары и вынесут вердикт. Но в любом случае это не скажется на программе фестиваля. Считайте это нашим подарком.

— Тогда — можно ехать на площадку, что ваши гладкокожие выбрали под праздник. — «Бибизьян» остался доволен ответом.

Уже выйдя из дома Чвики-Умша, Сашка обратил внимания на растущие с боковой стороны дома «грибы». Не просто растущие сами по себе, а выращиваемые — об этом говорили грядки, на которых те и росли.

— А что это? — спросил он подошедшего обезьяна, с которым разговаривал с челноке.

— Еда. — просто ответил тот. — Но для повседневной пищи мы выращиваем другие растения. За городом находятся фермы, где растут вкусные плоды. А это…

Обезьян засмущался.

— Это — только для получивших имя. И для вожаков стай.

— А почему? — как правило, на простые и дурацкие вопросы частенько можно получить неожиданные ответы, и этот как раз был из тех.

— Ну… — и обезьян тихо захихикал. — Это… в общем, чтобы твой ствол был крепкий как ствол дерева. Съел один плод — и хватит сил покрыть десять самок.

Хм… а чем не товар? Самому пробовать не стоит, а вот предложить как вариант на обмен — почему бы и нет?

Путь до развёрнутого лагеря занял от силы полчаса. Сейчас прибывшие могли наблюдать, как обезьяны работают, и это было то ещё зрелище. Складывалось впечатление, что каждый обезьян работает по самому себе поставленному плану. Понять, кто за что отвечает, было просто невозможно. Обезьяны хватались за что-то одно, делали, разбегались, потом уже с другими обезьянами хватались за другое дело… Ну прямо сборка самолёта в «Мадагаскаре-3».

Но дело тем не менее двигалось, и довольно споро. Уже через час после их приезда им предъявили собранные, хоть и на свой манер, сцены, развёрнутое оборудование, размещённые модули для проживания.

— Я прибуду завтра утром на открытие, — бросил им Чвики-Умш, садясь в свой грав.

Занятые на строительстве обезьяны так же шустро позанимали места в ожидавших их многоместных гравах и через несколько минут лагерь полностью опустел. Лишь один грав сиротливо стоял недалеко от импровизированного парадного входа.

— Удачно. — прокомментировал Идан, обратившись к компаньонам. — Поехали на поиски?

Их грав петлял среди уходящих в небо стволов, в поисках места расположения автоматической линии по производству гравипередатчиков. Внезапно их окатил небольшой короткий дождик — это скопленная в кронах деревьев влага выпала обратно на землю.

— Есть. Здесь. — Сашка остановил грав и вылез, подойдя к точке, где Малыш уверенно засек несколько единиц оборудования.

— Идан! Ты едешь в лагерь, оттуда вызываешь поисковиков с «Зуры». А мы пока подготовим место. — Траян выгнал одного дроида из тех, что привезли сюда в одном контейнере, и сейчас управлял его действиями.

Идан укатил в лагерь, а тем временем, участок для шурфа был освобождён от верхнего слоя. Его аккуратно срезали и, скрутив, как ковёр, отложили в сторону. Когда они завершат работы, его снова развернут и уложат на своём месте.

Дроид прокопал шурф до гранитного перекрытия, когда невдалеке от них материализовался челнок — это прилетели поисковики с «Зуры».

— Как добрались? — спросил пилота Траян.

— Нормально. Вылетели с «Тавы» со включенной маскировкой, и выключили когда сели. Здешние средства контроля нас не засекают.

Работа сразу пошла веселее. Здесь было самое большое число находок за всю их экспедицию. 22 3D-принтера, десяток контейнеров со реагентами, емкости с кристаллами аграфена, и пара десятков информкристаллов.

— Мы здесь больше не нужны, парни сами всё вывезут. — Траян развернул грав и повёл обратно в лагерь.

Утром все занятые в организации и проведении фестиваля были на месте, причём точно вовремя. Почётное право открытия фестиваля было представлено Чвики-Умшу, тот выступил с торжественной речью перед заполнившими все площадки обезьянками.

Хотя Траян опасался поить обезьян хаомой, но тут добровольным помощниками ему выступили самки, что приехали на мероприятие со своими самцами. Здесь не было возможности свободно набрать себе выпивки, так как женщины Ашанти сразу взяли на себя функции и распределения хаомы среди подходящих к столикам посетителей, и добровольного алко-контроля. Вот уже некоторых обезьянов, решивших хряпнуть больше отмеренного, от души лупили по несколько самок, оттащив их в сторону от раздачи.

Но это всё же было исключение. А в основной массе обезьянки искренне радовались празднику, с весёлым гомоном встречали выступления всех артистов, а потом, когда те закончились, просто слушали музыку и смешно танцевали.

Сашка вынужден был признать — среди всех негуманоидов обезьянки Ашанти праздновали культурнее и веселее всех остальных.

Закончилось мероприятие заполночь.

— Спасибо, гладкокожие! — поблагодарил их Чвики-Умш. — Ну так как, завтра ещё повторим?

— Да, конечно! — опередил Сашка Траяна. — Кстати, а что это у вас за плоды, что едят только вожаки?

— Ухуху!!!! — заржал «бибизьян». — Значит, определились с товаром!! Будет вам на пробу от меня будет подарок, упаковочка… Будет ждать вас, когда в город вернётесь.

Остаток этой ночи все трое отсыпались, так как утром их ждало продолжение банкета.

Так же как и днём ранее праздник прошёл весело и шумно, в конце состоялось его закрытие. Рабочие приступили к демонтажу оборудования, а трое компаньонов снова приехали к месту раскопа, где их снова ждал челнок с поисковиками. Захватив их, он отправился ко второй точке поисков — там когда-то располагался офис по продажам драгоценностей Предшествующих. Колесить пришлось час, но место было найдено. Правда, здесь нашлись лишь двенадцать информкристаллов и пара действительно красивых колье. После того, как поисковики извлекли всё найденное, челнок вернулся к месту, где был оставлен грав.

— Поздравляю, други! — обратился ко всем Траян. — Мы выполнили программу экспедиции. Так что теперь — выберемся отсюда, и — домой!

Челнок, скрытый маскировкой, отправился обратно на «Зуру», увозя поисковиков и извлечённые ими ценности, а трое официально присутствующих на планете людей отправились на своём граве обратно в город мартышек.

— Гладкокожие! — радостно встретил их Чвики-Умш. — Я только сейчас узнал, что вы совершили доброе дело, помогли спасти наших сыновей, что возвращались в Ашанти после испытания звёздами!

— Пролетали мимо, видим — помощь требуется… — Траян пожал плечами. — Ну мы и помогли.

— Со мной связался сам Вожак Всех Стай Ашанти! — улыбался «бибизьян». -И знаете, что? Он хочет поговорить с вами! Он приглашает вас к себе. Я вас отвезу к нему!

Но Чвики-Умш довёз их только до лётного поля, где уже стоял челнок, пилот которого, обезьян, облачённый в виденный им ранее «насовский скафандр», доставил их в столичное поселение на планете. Там он передал трёх людей водителю уже ждавшего грава, который и доставил их до высокого по местным меркам дворца.

— Заходите, гладкокожие! — доброжелательно указал он им на открытый вход в дворец. — Вожак Всех Стай Ашанти ждёт вас.

— Здравствуйте, гладкокожие! — на троих вошедших смотрел с какой-то грустной хитрецой старый седой «бибизьян», сидевший на очень высоком табурете.

— Здравствуйте, уважаемый… — произнёс Сашка.

— Чрики-Зул, Вожак Всех Стай Ашанти. — представился «бибизьян». — Вы догадываетесь, почему я пригласил вас?

— Мы помогли вашему пассажирскому лайнеру отбиться от рейдеров.

«Бибизьян» скорчил смешную гримасу.

— И вы, наверное, думаете, что я пригласил вас, чтобы в очередной раз отблагодарить и наградить за спасение нашей поросли… Так вот нет. Не будет вам ни слов благодарности, ни награды. Хулы, впрочем, тоже не будет. Спросите, почему?… — Чрики-Зул испытывающе смотрел поочерёдно прямо в глаза каждому из троицы.

— Не обижайтесь, гладкокожие… — примирительно заговорил «бибизьян». Давайте я расскажу вам мою историю, да заодно и про нашу жизнь. Может, поймёте.

— Мы живём не так долго, как вы. Зато с рождаемостью у нас дела обстоят гораздо лучше, чем у гладкокожих. Вы не обратили внимания, сколько кораблей постоянно покидают нашу систему? Десятки, ежедневно. А вот обратно возвращаются хорошо если несколько кораблей в семидневье. Это молодые самцы отправляются познать мир, найти там что-то новое, чего нет у нас, и принести это знание домой, на Ашанти. Однажды и я, такой же молодой, глупый, полный надежд и самоуверенности, отправился на одном из кораблей к звёздам. Сразу скажу — из тех, кто улетал со мной, из более чем тысячи, вернулись обратно лишь несколько десятков. И знаете, кому я больше всего благодарен? Одному гладкокожему, и одному Печембу. А знаете, почему? Первый меня избил на первой же космической станции, куда мы прилетели, а второй обобрал до нитки. Удивляетесь? Зря…

«Бибизьян» отхлебнул хаомы из контейнера и продолжил.

— Первый мне дал урок не считать себя сильнее и важнее всех, второй — не считать себя умнее всех. Вы не поверите, но благодаря этим урокам я удержался принять невероятно выгодное предложение от одного Аш-Камази. Очень многие из прилетевших со мной называли меня трусом и неудачником — а в итоге они попали в клетках на Лассел и сгорели в одном из транспортов, отправленных на светило. А я продолжил путешествовать дальше. Я провёл в других мирах одиннадцать циклов. Кем только мне не приходилось работать… Я развлекал гладкокожих в Галанте в торговом центре, изображая Ашанти… Вот смех — изображать самого себя…

«Бибизьян» захихикал, снова отхлебнув хаомы.

— Работал стюардом на пассажирских лайнерах в Армарре. Таксистом в Рионе… это в Хаданском Ордене. Один раз занесло на строительство в Егев. Домой я вернулся, не привезя никаких новых вещей. Но я просто и честно рассказал вожакам на Совете Стай свою историю — и они все признали за мной право на потомство. Потом меня выбрали в вожаки моей стаи. А вот уже два цикла как я Вожак Всех Стай Ашанти. А знаешь, почему другие вожаки тогда так поступили? Потому что я поделился с ними своим опытом, а главное, честно поведал им три истины, что я познал в путешествии.

— Первая: не думай, что ты сильный и умный — всегда встретишь того, кто сильнее и умнее. Вторая: рассчитывай только на себя. И третья… Третья истина: все сволочи.

«Бибизьян» уставился на Сашку немигающим взглядом.

— Я вернулся битый жизнью, и детям своим передаю всё, что узнал сам. Как они воспользуются моими уроками, не могу знать. Но тем, кто умнее и шустрее, мои уроки пойдут впрок. И самки мои знают — детей они рожали от живучего и приспосабливаемого сукина сына, а значит и сами дети имеют шанс выжить. А вот теперь скажи, гладкокожий — чему научат своих детей те, кого ты сейчас спас? Тому, что обязательно кто-то решит за них их проблемы? Ты спас их самих — но, может, уже погубил ещё не родившееся их потомство. Вот так, гладкокожий…

Шарик планеты Ашанти, отображаемый на экране в Сашкиной каюте на «Сугде», быстро уменьшался в размерах, пока совсем не сжался в яркую звёздочку, а он все продолжал смотреть на него, не в силах забыть рассказ Вожака Всех Стай.

Ох, не зря китайцы говорят, что нужно раз десять подумать, прежде чем спасать кого-то, ибо ты всю жизнь несёшь ответственность за спасённого. А то, что на первый взгляд является благом, в последствии может оказаться самым страшным злом.

Глава 15

Конвой, состоящий из суперкарго и трёх корветов сопровождения, вывалился из гипера в первой на их пути к дому системе подскока WBXD-2361-LKXR и направился к следующей точке перехода. Система находилась на оживлённом торговом маршруте, и сейчас по нему, растянувшись почти через всю систему, следовали с пару десятков транспортов и два пассажирских лайнера. Их капитаны и навигаторы общались между собой, делились новостями и просто трепались ни о чём — хоть как то же нужно развеять скуку и рутину?

— Что там нового? — спросил Сашка Горана, зайдя в корабельную рубку.

Он только что провёл одно практическое занятие на тренажёре и просто слонялся по корвету, приходя в себя. Занятия по дисциплинам 2-го цикла были ещё сложнее, и сразу приступить к следующему у него просто не осталось сил. Идан изучал свои базы, Траян тоже занимался своими делами, вот он и зашёл к Горану.

— Так… капитаны транспортов новости рассказывают. Где на что цены поменялись. А! тут в системе «червоточина» появилась… — Горан вывел на голоэкран изображение системы, на которой был проложен их маршрут до следующей точки перехода, отмечены маркерами следующие по нему транспорты, и отметку в стороне от маршрута — ту самую «червоточину». — Просто в следующей системе подскока есть одна «червоточина», вот и смеялись, что главное их не перепутать. Та, вторая, нам так же не подходит, она в Ошир уводит. А та, что здесь, вообще имеет выход за пределами Содружества. Временная, на месяц осталось…

На втором экране, отображавшем звёздную карту, появилась тонкая красная нить — линия, соединяющая их систему с той, где выходит «червоточина».

Сашка смотрел на звёздную карту, и в этот момент включился его дар предвидения.

— Горан! Срочно созывай конференцию капитанов. Траяна с Иданом я сам позову.

Они сидели в каюте Траяна, во всю стену которой развернулся экран, разделённый на четыре части. В каждой четвертинке — изображение корабельных рубок трёх корветов и суперкарго.

— Други! — начал Сашка. — Мы уже выполнили программу нашей экспедиции, и возвращаемся домой. Но вот сейчас, просто поверьте мне как псиону, я могу уверенно сказать — нам нужно следовать в открывшуюся червоточину. Что мы там, спросите, забыли? А вот что. В двух переходах от выхода из неё располагается система USGW-8240-0723. Там должна находиться база снабжения флота Предшествующих. Я просто уверен — там будут находки, и немало.

— Но тогда наша экспедиция задержится. — Траян был не в восторге от Сашкиной идеи. — Да и опасно это. Фронтир, как-никак.

— У нас среди находок есть маскировочные устройства Предшествующих. Мы можем установить одно на «Фарлате», что сразу повысит безопасность нашей эскадры. Это раз. К тому же, мы можем установить найденный корабельный гравипередатчик здесь, на «Сугде». По крайней мере, из любой системы мы сможем связаться с нашими, на два-три раза запаса универсальных источников хватит. Это два. — Сашка подкреплял свою идею аргументами. — И третье. Мы уже сэкономили 16 дней, отведённых на работы в системах негуманоидов. Как раз — восемь дней туда, восемь обратно. Так что, реально, мы вполне находимся в графике, даже если затратим на работы три дня. Не думаю, что понадобится больше.

— Он прав. — вдруг произнёс Идан. — Я тоже чувствую — нам нужно туда.

— Хорошо. — скрепя сердце, согласился Траян, обратившись к капитанам кораблей. — Слышали, други? Разворачиваемся к «червоточине». А на выходе из неё модернизируем наших «птичек».

Проход через червоточину был для большинства присутствующих событием. Все обсуждали между собой, почувствовал ли кто-либо что-либо. Но в итоге все пришли к общему выводу — переход через «червоточину» от обычного ничем не отличается, и вообще сам момент никто толком и не почувствовал.

Выйдя в пустынной системе USGW-7936-EUPZ, где, кроме собственно светила, красного карлика, никаких планет и планетоидов не было, эскадра направилась в сторону соответствующей точки перехода. Всё это время на самих кораблях шли работы по установке найденного оборудования. Пришлось подключаться Сашке — он участвовал в установке маскировок на «Сугду» и её напарниц, поэтому установка и подключение аналогичного маскировочного модуля на «Фарлате» вопросов у него не вызвала. Сложнее пришлось с подключением гравипередатчика, ему удалось активировать его не с первого раза, и то, лишь с помощью Малыша. Траян сразу организовал проверку его функционирования, выйдя на связь с Артой и сообщив об изменении маршрута экспедиции.

— Руководство не в восторге от изменений в наших планах, — сообщил он Сашке с Иданом результаты своего разговора. — Но, по крайней мере, выслушали все аргументы и в итоге, скрепя сердце, согласились с нашим решением.

Эскадра, быстро набрав скорость, ушла в гипер к следующей системе подскока.

Через восемь дней они лицезрели систему USGW-8240-0723. Система имела такую немного странную маркировку в звёздном атласе Содружества по той причине, что представляла из себя двойную звезду. Сашка снова стоял в корабельной рубке «Сугды» позади ложемента капитана и разглядывал выведенный на тактический экран план системы.

Бело-голубая звезда, массой в четыре Солнца, и оранжевый карлик раз в пять легче её, вращались вокруг общего центра масс с периодом в 60 лет, разделённые, если «по- земному», расстоянием в тридцать астрономических единиц. В пределах «полости Роша» вокруг каждой из звёзд вращалось по одной планете, размером с Меркурий, а за её пределами, охватывая своими орбитами оба светила, двигались по своим орбитам с десяток планетоидов поменьше.

— И куда нам? — обратился к нему Горан, так же сейчас разглядывавший тактический экран.

— Вон туда, к ближайшей к нам точке либерации. Нет, не ко второй… К пятой.

Горан увеличил изображение «пятой точке Лагранжа» (что поделать — не знали в Содружестве про такого земного физика) — и действительно, в ней находился планетоид, формой напоминающий «картофелину». В длину 19 километров, средний диаметр около 9 километров.

Через два часа четыре корабля дрейфовали, выключив двигатели, в сотне тысяч километрах от планетоида. Выпущенные с корвета шесть зондов, приблизившись к планетоиду, расположились по сфере радиусом в 20 тысяч километров, центом которой был планетоид, и, синхронизировавшись с его собственным вращением, стали одновременно медленно приближаться к нему.

На развёрнутых в трюме «Сугды» трёх экранах поочерёдно выводились изображения с каждой пары зондов. Идан, не отвлекаясь ни на что, управлял зондами, Сашка с Траяном молча смотрели на размещённую в углу голосферу, куда выводилось увеличенное изображение, получаемое с сенсоров корвета — маленькое пятнышко планетоида, к которому медленно смещались маркеры, соответствующие зондам.

15 тысяч километров… 10 тысяч километров…

— Потеря трёх зондов, — возбуждённо крикнул им Идан. — Почти одновременно…

На четвёртом экране погасли три маркера, по одному из каждой пары, распределённых по трём векторам.

— Как минимум одна установка ПКО уцелела — спокойно прокомментировал Сашка.

Оставшиеся три зонда достигли планетоида, остановившись в полукилометре от его поверхности, и сразу приступили к изучению доступных участков поверхности «картофелины», накручивая спираль.

— Вот и первые результаты — Идан вывел на четвёртый экран изображение уже знакомой «выемки». — Три таких обнаружили… Нет, уже четыре…

Тем временем зонды обнаружили вход на базу — так же виденный ранее туннель, уводящий вглубь планетоида. Один зонд завис над входом в туннель, второй отправился вглубь него, а третьим зондом Идан пожертвовал, задав ему маршрут «скручивающейся спирали», которым он приблизится к локализованному участку, на котором находился действующий стационарный деструктор.

— Ну вот и всё. — Идан теперь без эмоций отреагировал на логичную и неизбежную потерю четвёртого зонда. — Данные все получены, сфера безопасности определена.

Теперь «картофелина» на экране дополнялась шестью отметками «выемок», выходящим из планетоида конусом «сферы безопасности». Поступали данные от зонда, медленно продвигающегося в туннеле.

— Я уже скинул Горану данные. — продолжал Идан. — Сейчас корабли приблизятся на максимально безопасное расстояние. Тогда — ваш выход.

Челнок быстро приближался к планетоиду. Ещё на корвете Сашка потратил час в попытках связаться с искином базы, но Малыш упорно отвечал, что ничего не «слышит». Видимо, искин уже не функционирует, и защитные системы базы работают автономно.

Приблизившись к поверхности, челнок, не отдаляясь более тридцати метров от поверхности планетоида, пролетел полтора километра до ближайшей «выемки» и сел рядом в паре десятков метров. Дело в том, что зонд, пролетев весь туннель, упёрся в прозрачную с сиреневым отливом плёнку силового поля, за которым, метрах в ста, виднелась гранитная стена. Точнее, ворота, закрывавшие доступ на базу. Значит, лётное поле уцелело, только вот прямого доступа к нему не было.

Как только челнок закрепился на поверхности выпущенными опорами, Траян выпустил из трюма шесть «Бардеров», сразу направив их на изучение «выемки». «Бардеры» неторопливо посеменили в «чашу», двое сразу отправились в проход, держа между собой дистанцию в пару десятков метров. И, как и зонд в туннеле, наткнулись через четыре километра на плёнку силового поля.

«Тут от Идана информация», — Траян скинул Сашке последние полученные от зондов данные.

Пока они изучали один из открытых проходов к местам, где ранее располагались установки ПКО, Идан, не теряя времени даром, направил два оставшихся зонда на изучение остальных «выемок». И надо сказать, существенно сэкономил им время. Если в одном из осмотренных проходов зонд так же остановился перед плёнкой силового поля, то остальные четыре были от него свободны. Более того, как и на предыдущей базе, гранитные двери, отсекавшие проходы от базы, были уничтожены, о чём красноречиво говорила картинка, полученная с зонда — пустые выемки на «потолке» проходов, и рассыпанные на «полу» под ними крошки гранита.

Два «Бардера» уже вернулись, и Траян сразу загнал всё стадо обратно в трюм челнока.

— Перебираемся к ближайшему доступному проходу, — коротко кинул он Сашке.

Впрочем, это и так было понятно.

Они медленно пробирались по проходу. Метрах в ста впереди них шла цепью тройка «Бардеров», вторая тройка следовала за ними.

Проход вывел к знакомому уже круглому помещению, метров ста в диаметре.

«Кажется, всё становится понятным» — Сашка кинул мысль Траяну. — «Компоновка базы следующая. В центре — лётное поле. К нему с двух сторон примыкают два таких помещения. Точнее, конкретно это, и ещё такое же с противоположной стороны. Из этих помещений уходят по три прохода к размещённым на поверхности установкам ПКО. Те, кто штурмовали базу, не стали пробиваться на лётное поле. Одной, а может тремя группами они проникли в это крыло базы по тому же маршруту, что и мы. То, что в центре этого зала лифт так же уничтожен, лишь говорит о том, это крыло было захвачено полностью. А вот то, что к противоположному крылу базы снаружи не подобраться — даёт нам шанс».

«Бардеры» тем временем успели изучить весь зал. Охватываемый их фонарями «пол» был весь засыпан пылью — единственным напоминанием прошедшего здесь давно жестокого боя.

«Разделимся?» — предложил Траян. Сашка ответит мыслью «одобрения/согласия».

Взяв на себя управление двумя парами дроидов, он приступил к изучению других ярусов этого крыла базы, а Траян погнал оставшуюся пару к проходу, что вёл на лётное поле базы.

Крыло базы состояло из пяти уровней. Точнее, если считать тот круглый зал, куда они вышли, за «ноль», то над и под ним располагалось по два идентичных по компоновке яруса. Как и на одной из предыдущих баз — кольцевой коридор диаметром сорок метров и шириной метров восемь, соединяемый с шахтой лифта двумя пересекающимися крест-накрест проходами, и размещённые его по внешней стороне несколько десятков помещений. Оба нижних яруса и первый верхний были пусты, а вот на втором, самом верхнем, нашлись четыре «впавших в спячку» охранных дроида «Дхаранга». Правда, здесь были первые потери — при осмотре «Бардерами» помещений активировались «мины», в результате чего Сашкино воинство сократилось в два раза. Оставшиеся два дроида теперь перемещались совсем медленно, один за другим, не теряя друг друга из вида. Все равно, самый первый идущий, прямо на глазах у Сашки (точнее, у второго «Бардера», следовавшего за первым) превратился в облако пыли, очень медленно разлетавшейся в разные стороны. Как и ранее, в помещении, куда следом забежал последний дроид, он ничего не обнаружил. И лишь в соседнем помещении Сашку ждали находки — те самые четыре «капитошки», израсходовавшие весь имевшийся у них запас энергии.

«Хозяин!» — снова напоминал о себе Малыш. — «Сбрось с них привязку!»

И ведь верно… Поставь такому «капитошке» универсальный источник, и он в благодарность первым делом распылит тебя.

Сашка поочерёдно подносил к запястью по одному «спящему» дроиду, из браслета, через «броник», выходил тонкий щуп, проникавший прямо в «тело» «Дхаранги». Пара мгновений — и щуп втягивался обратно в браслет, а дроид при его активации будет теперь ожидать команд от разбудившего его.

«Как результаты?» — в круглом зале около шахты его дожидался Траян.

«Потерял три „Бардера“. Нашёл четыре „Дхаранги“». — А что ещё можно сказать? — «А ты что-нибудь нашёл?»

«Нашёл, Аш! Нашёл!!!..» — мысль Траяна просто фонила тихим восторгом.

Глава 16

Убедившись, что проход на лётное поле так же запечатан плёнкой силового поля, Траян вернул своих пауков обратно, но просто ждать, когда Аш вернётся, он не стал. Траян вспомнил, что ещё один проход они так и не изучили. То самый, который шёл с поверхности от места, где раньше предположительно размещался гравипередатчик, к противоположному крылу базы. Почти как на базе в системе Шонфир-Зан…

Зонд так и висел перед выходом одного из проходов, поэтому Траян без проблем связался с Иданом, поручив тому выслать ещё пару зондов на изучение того, последнего прохода.

Уже через час он смотрел на передаваемое зондом изображение. Зонд вылетел в круглый зал, где, в отличии от того, где сейчас находился Траян, действовала искусственная гравитация и было освещение. Краткий осмотр зала зондом добавил новых элементов в складывающийся пазл. Одна группа из числа штурмовавших базу сумела проникнуть на «нулевой» ярус в этом крыле, о чём намекали следы боя. Но захватить даже этот ярус сил у нападавших не хватило.

Зонд неспеша облетел зал. Три прохода, ведущие к установкам ПКО, были закрыты силовыми «пузырями». Проход к лётному полю был свободен. Обнадёживающе. А вот ещё один проход. И судя по увиденному, именно его и штурмовала проникшая на базу группа. Зонд направился в него, и через несколько минут достиг небольшого помещения. Почти такого же, как он видел на записи, сделанной Ашем на базе в системе DPYH-2711-ZCNE. Там так же помещение занимали столы, образующие кольцо, разделённое на три сегмента, а в центре кольца располагался огромный шар, скрытый силовым полем. Помещение командного центра, где размещался искин базы. Вот только здесь никакого силового поля, закрывающего искин, не было, а сам шар искина был разбит на множество осколков.

«Идан, ты это видишь?» — послал он вопрос работающему как ретранслятор зонду.

«Да». — сразу же пришёл ответ. — «Теперь всё понятно. Напавшие на базу отправили одну группу на уничтожение её командования и управляющего искина. Но видимо даже это им не помогло».

Зонд тем временем вернулся в зал «нулевого» яруса и направился к проходу, ведущему на лётное поле.

Никаких препятствий на своём пути зонд не встретил. Силовых «пузырей» не было, а от плиты, перекрывавшей когда-то доступ в это крыло базы, остались лишь так же лежавшие на «полу» в виде россыпей крошки гранита. Следы боя были и на самом лётном поле, о чём свидетельствовали две кучи пыли прямо рядом с выходом из прохода. Напавшие уничтожили два ближайших к проходу корабля, но именно здесь их и остановили. И косвенным свидетельством этому было то, что силовые «пузыри» закрывали не только проход на противоположной стене, но так же и туннель, через который прибывали на базу корабли. Так же на лётном поле были включены искусственная гравитация и освещение. Но самое главное свидетельство — это стоящие ближе к противоположной стене два корабля Предшествующих. Два корвета проекта «Гаруда».

«Вот теперь точно всё понятно,» — комментировал Идан. — «Пока основная группа штурмовала то крыло базы, где ты находишься, диверсионная группа пробилась в противоположное крыло и смогла уничтожить командный пункт базы. Затем, наверное, в том крыле оказалось больше защитников, да и системы защиты успели перейти на автономное управление. До энергостанции они не пробились, пришлось им срочно выбираться. И единственным путем для бегства оставалось лётное поле».

«Бежать на этих кораблях?» — уточнил Траян.

«Вряд ли. Скорее всего хотели пробиться в то крыло, где ты сейчас находишься. Немного не успели».

«Ничего. Нам они значительно облегчили работу» — Траян все разглядывал два корвета Предшествующих, а в душе поднималось радостное возбуждение.

«Так что выбираемся отсюда» — подвёл итог своего рассказа Траян, — «Парни с „Зуры“ прибудут к нам на подмогу. А мы тем временем попробуем открыть ворота, закрывающие лётное поле».

«Дроидов пусть ещё прихватят» — подкинул мысль Сашка. — «И несколько универсальных источников. А вообще… пусть пока не спешат».

Они выбрались на поверхность планетоида, и, погрузив дроидов в трюм, проследовали до «выемки» на месте бывшего гравипередатчика.

Через полтора часа они смогли сами лицезреть оба корвета.

«Хозяин!» — подал голос Малыш. — «Они оба спят! Искины корветов…»

Здесь, в отличии от найденного на Аркаме, оба корвета требовали код доступа. Взлом прошёл как по нотам. Нет, не зря он проходил тренировки на «Акарии»…

Корветы были в полной комплектации — на каждом были установлены модули маскировки и грависвязи, не виданные ранее модули ментосканирования пространства, но самое главное, по два малых корабельных деструктора. Единственный минус — корабельных контейнеров с антиматерией на месте не было.

«Что будем делать с силовыми полями?» — Траян теперь разглядывал сиреневую пленку. — «Активируем „Дхаранги“?»

«Нет, подожди» — Сашка направился к туннелю — «Попробую-ка я его отключить…»

На стене с левой стороны от выхода из туннеля располагались друг над другом прямоугольная панель управления вратами и кругляш активационной панели силового поля. Ещё один «кругляш» располагался с правой стороны от выхода. Благодаря наставнику тренажёра операции по взлому информационных систем были выполнены чуть ли не на автомате. Вот только время на взлом Сашке пришлось затратить в несколько раз больше норматива. Будь системы управления вратами завязана на искин, сюда уже бежали бы все охранники базы. Но так или иначе, результат был налицо — исчезнувшие пленки силовых полей и съехавшая в боковой приёмник плита врат.

«Вот теперь пусть вылетают» — только сейчас Сашка почувствовал накатывающую усталость. — «Да… Те четыре корабельных контейнера, что нашли в Сар-Чаордже. Пусть тоже захватят»

Поисковики не стали мелочиться — пилот, что вёл их челнок, приблизившись к планетоиду, сразу завёл его в туннель и посадил на лётном поле базы. Привезённые корабельные источники заняли своё место в первом корвете, куда сразу уселся Траян. Корвет оторвался от пола и медленно поплыл к выходу с базы. На «Фарлате» для него оставшаяся половина поисковиков уже расчищала место. Пока — на верхней лётной палубе. Затем он займёт место в одном из трюмов. Следом за ним отправился челнок, что привёз поисковиков, он привезёт обратно Траяна с корабельными контейнерами с антиматерией.

— Аш, ты просил привезти это… — руководитель группы протянул ему четыре «карандаша».

Сашка повернулся к поисковикам.

— Парни. Я попытаюсь проникнуть в отсек с уцелевшей установкой ПКО. Я пойду один, а вы ждите возвращения Траяна. Кто знает, вдруг какая-то из защитных систем уцелела. Меня хотя бы «Канката» защитит, если что, а для вас это гарантированная смерть.

Активировав всех четырёх дроидов «Дхаранга», он погнал их перед собой. Замыкали процессию три «Бардера». Добравшись до «нулевого» яруса, он поочерёдно стал отключать силовые поля, закрывающие три прохода к установкам ПКО. Какой именно ведёт к уцелевшей он не знал, поэтому после отключения силового поля отправлял пару «Бардеров» на разведку. Как по закону подлости, нужный проход оказался последним. И в продолжение этого закона, оба дроида, почти добравшиеся до двери, за которой находилось помещение стационарного деструктора, были обращены в пыль действующей защитной системой. Вот где и пригодятся «Дхаранги»…

Бой четырёх «скорпионов» с расположенной в потолке прохода охранной системой был скорым, бессмысленным и беспощадным. Получив целеуказание, скорпионы ломанулись в проход, а как только турель открыла огонь, стали обстреливать её. Стационарная установка было мощнее, а «скорпионы» были подвижнее. В итоге, с потерей одного дроида, турель была уничтожена. Дабы не тратить имеющийся запас энергии у дроидов, Сашка снова прибёг к навыку взлома. Гранитная плита двери съехала в бок, и перед ним предстало виденное однажды помещение — тот самый «конус со срезанной вершиной». В центре его стоял рабочий стационарный деструктор.

«Малыш, как думаешь, его сложно деактивировать?» — почему-то спросил он своего искина.

«Смеёшься!» — судя по донёсшейся эмоции, смеялся сам Малыш. — «Извлеки из него источники энергии. Вот и деактивируешь».

Верно… Судя по увиденному на базе, всё, что функционирует, держится исключительно на собственных источниках. Извлечь три «шара для боулинга», установленных в выемки «казённика», оказалось делом несложным. А вот демонтаж самого орудия так просто произвести не удастся. Впрочем, этим есть кому заняться.

Выбравшись в зал «нулевого» яруса, Сашка пригнал свое подсократившееся стадо «пауков» и «скорпионов» к лифту, и сейчас стоял перед ним, решая, стоит ли ехать на другие ярусы. Чувство опасности слегка давало о себе знать. При четкой мысли о нижних ярусах оно крепло, при мыслях о верхних ярусах полностью исчезало. Значит, нужно наверх.

Вот тут, на этих двух верхних ярусах этого крыла базы и находились самые ценные находки. И в каком количестве! Самый верхний ярус был отведён под комнаты персонала, и там же находились склады армейского имущества. Сашка отключал силовые поля в каждом складском помещении и просто ходил между стеллажами, разглядывая хранящиеся на них артефакты. Брони «Канката», больше двух сотен… Пирамида ракетниц «Томара»… Плоские прозрачные пеналы, содержащие по дюжине «желудей», это контейнеры с ракетами… Гравидиски, полная копия тех, на которых рассекали охранники базы, что он «штурмовал» на тренажёре… почти восемь десятков неактивированных «скорпионов» «Дхаранга»…

Осмотр личных помещений персонала базы так же оказался плодотворным. В одной из комнат (наверное, в ней жил офицер) Сашка нашёл полный комплект военных баз. Точнее, военных баз 4-го цикла обучения на офицерское звание. Вот это действительно была находка!

Но и помещения второго уровня так же оказались богаты на артефакты. Десятки складских помещений хранили оборудование для кораблей малого и среднего класса. Несколько корабельных искинов, уже знакомые модули маскировки и грависвязи, несколько типов двигателей. Были среди находок и «ремкомплекты» — конструкционные дроиды, работавшие с органикой и неорганикой, а так же ещё не встречавшиеся ранее дроиды-«батарейки», и, естественно, запас стасис-контейнеров с реагентом.

«Аш! Ты где?» — донеслась мысль Траяна. Вернулся, значит.

«Я на верхних ярусах базы. Парни могут заняться демонтажом и вывозом стационарного деструктора. Да, здесь полноценный склад. Даже не знаю, сколько нам это придётся вывозить».

Сашка стоял перед лифтом на «нулевом» ярусе. Поисковики уже вовсю занимались демонтажом оборудования в уцелевшем помещении ПКО, Траян перегнал оба корвета на «Фарлат», успев к тому же переместить их в трюмы, где те сейчас стояли, скрытые штабелями контейнеров, и успел вернуться обратно.

«Что думаешь?» — сейчас он стоял рядом с Сашкой, в окружении оставшихся дроидов, тройки «скорпионов» и девяти «пауков».

«Пытаюсь понять, что дальше делать». — Сашка действительно не знал, как поступить.

Каждый раз, пытаясь думать о двух нижних ярусах, он чётко ощущал какую-то угрозу, что ожидает его внизу.

«А… Ладно. Попробую осмотреть ярус ниже…».

«Попробуем, Аш…» — Траян не хотел отпускать его одного. — «Не попробуешь, а попробуем… Веди.»

Лифт за несколько секунд снизился на полсотни метров.

«Что чувствуешь?» — Сашка почувствовал в мысли Траяна хорошо спрятанное беспокойство.

«Опасность — уровнем ниже. Здесь тоже что-то есть, но так, идёт как незначительный фон».

Первыми на разведку в подходящие к лифту четыре коридора выскочили «Бардеры». Быстро добравшись до кольцевого коридора, «пауки» неспеша обошли его по всей окружности. Безопасно. Только после этого из лифта вышли люди в сопровождении тройки «скорпионов» «Дхаранга».

Этот ярус всё же отличался от предыдущих — никаких помещений с внешней стороны коридора не было, но были четыре прохода, уходящие вдаль. В каждом проходе, глубиной километра полтора, они потеряли по три «Бардера». Всё те же «мины», которые ни Сашка, ни Малыш так и не смогли засечь. Но эти потери были незначительной мелочью по сравнению с тем, что они нашли в помещениях, куда эти проходы вели.

Каждое помещение, отделённое от коридора двумя вратами и силовым полем, было хранилищем корабельных контейнеров с антиматерией, в каждом из них Сашка с Траяном нашли по полсотни «шаров для боулинга».

Вот теперь точно можно было сказать — их экспедиция не прошла даром.

Восемь дней занял вывоз всех находок. После демонтажа стационарного деструктора корабли экспедиции смогли наконец приблизиться к планетоиду на расстояние в несколько сотен километров, и процесс вывоза находок пошёл быстрее. Всё найденое уже было размещено на «Фарлате», поисковики ждали Сашку с Траяном, решивших подёргать судьбу за хвост, а именно, изучить, что же находится на самом нижнем ярусе базы.

Этот ярус, как оказалось, располагался гораздо дальше остальных — лифт пролетел «вниз» почти километр. Из помещения на нижнем ярусе выходил лишь один коридор. Отправленная тройка «Бардеров» смогла пропетлять по нему лишь несколько сотен метров, когда так же связь с ними была потеряна.

«Пускаем „Дхаранги“». — вздохнул Сашка. — «А мы отсюда посмотрим».

Они с Траяном так и продолжали стоять на платформе лифта, управляя с неё дроидами.

Три «скорпиона» отправились по уже проложенному «пауками» маршруту. Обойдя три кучки пыли, оставшиеся от их предшественников, они шустро досеменили до очередного поворота, за которым им пришлось вступить в бой со стационарной охранной турелью. Бой был не в пользу «скорпионов» — по дальнейшему маршруту следовал последний «Дхаранга». Вот плёнка силового поля, закрывающего проход к виднеющейся двери. Дроид сразу открыл огонь по плёнке силового поля — и в этот момент на самой плёнке отобразились какие-то меняющиеся символы.

«Хозяяяин!!!» — взвыл как раненый зверь Малыш. — «Бегиии!!! Это обратный отсчёт!!!»

Сашка не раздумывая дал команду лифту на подъём.

Как они затем бежали с Траяном на лётное поле, лучше не вспоминать. И неудивительно. Энергостанция базы, а там находилась именно она, по вступившему в силу протоколу запустила процесс самоуничтожения. Только Сашка с Траяном заскочили в челнок, тот сразу поднялся над лётным полем и устремился в туннель. Они выиграли всего несколько секунд — после того, как челнок выскочил из туннеля, по поверхности планетоида прошла «рябь», и он на глазах у всех наблюдателей раскололся на несколько частей.

Корабли экспедиции покидали эту систему без сожаления. Они смогли добыть всё, что возможно. Ну, а что невозможно… то и невозможно, и нечего об этом переживать. Эскадра ушла в гипер к системе подскока, из которой она уже попадёт в систему USGW-7936-EUPZ. У всех членов экспедиции было уже «дембельское» настроение. Ничего нового не предвиделось, и всем оставалось только ждать прилёта домой, а пока члены экспедиции просто занимались своими делами.

Но по возвращению эскадры обратно в систему USGW-7936-EUPZ всех ждал неприятный сюрприз — червоточина, по которой они собирались вернуться на маршрут следования в систему WBXD-2361-LKXR, исчезла. Схлопнулась раньше времени…

Глава 17

На экстренно созванной конференции капитанов кораблей экспедиции решался вопрос, что делать дальше.

— В принципе ничего страшного нет, — вселял во всех слушателей свою уверенность Траян. Он с Сашкой и Иданом сидел сейчас в столовой и спокойно наворачивал жареную харшатину. — Да, оказались совсем с другой стороны, нежели планировали. Но расстояние отсюда до Аркама всего лишь на два прыжка больше. Вернёмся дней на восемь позже чем планировали.

— Так, да не так, други. Мне тут с «Фарлата» сообщили — у них топлива маловато. — обратился к ним Горан. — Да и у остальных впритык. Надо делать остановку на какой-нибудь станции и дозаправиться.

— Не вопрос. Это займёт много времени?

— Времени — немного. А сил придётся потратить ого-го… — Горан отвечал… как-то кисло. — Просто ближайшая станция в системе Мантихора…

Траян с Иданом сразу отвлеклись от еды и уставились на Горана немигающими взглядами.

— А… другого ничего поблизости нет? — осторожно спросил Идан.

— Нету, — угрюмо подтвердил Горан. — Думаете, стал бы я с вами советоваться, если бы можно было куда нибудь ещё добраться? Сами же настояли, чтобы летели к харшу в задницу. Здесь вам не Содружество…

Сашка разглядывал выведенную на голосферу, развёрнутую в центре столовой, область звёздной карты. Ближайшей к ним, входящей в Содружество, была система Имадан, и если бы они не делали крюк к USGW-7936-EUPZ, а сразу направились к ней, то топлива для этого хватило бы. Да, сейчас единственной доступной системой для них оказывалась Мантихора.

— Так дело-то в чём? — Сашке было непонятно уныние товарищей. — Мантихора — значит Мантихора.

— Скоро узнаешь, — буркнул Траян. Глядя на изображение Горана, он чётко произнёс. — Летим.

А повернувшись к Сашке с Иданом, Траян добавил:

— Отъедайтесь, граждане проституты. Силы нам всем там ооочень пригодятся!..

Весь путь до системы Мантихора Идан с Траяном молчали как рыба об лёд, уходя от ответов практически на все Сашкины вопросы. Решив не донимать друзей, Сашка посвятил все одиннадцать дней полёта практическим занятиям на тренажёре. Дни перелёта пролетели быстро, и вот Горан объявил всем, что эскадра наконец вышла из гипера, и уже следует к единственной в системе космической станции.

Все три пассажира «Сугды» снова собрались в корабельной рубке и разглядывали на тактическом экране увеличивающуюся в размерах космическую станцию.

— Честно говоря, стрёмно к ним лететь… — пробормотал напарник Горана, сидевший в ложементе навигатора.

— В чем проблема, объясните наконец! — не выдержал Сашка. — Они что — нападут на нашу эскадру? В рабство продадут? На «астероиды» отправят? Груз наш конфискуют?

— Нет. — кисло улыбнулся Идан. — Четыре раза нет. На все твои вопросы.

— Так что же?

— Сейчас надо решить, кто полетит на космическую станцию за контейнерами с гелием-3. — Испытывающее оглядел троих товарищей Горан.

— Ну давайте я поеду. — вызвался Сашка.

— Куда?… Я с тобой полечу. — высказался Траян.

— Тогда я с вами. — обречённо выдохнул Идан.

Космическая станция, к «рукаву» которой пристыковался их челнок, сильно уступала в размерах виденным ранее станциям Содружества. Типичный ново-и самодел.

Пройдя по «рукаву» в почти пустой зал, Сашка с интересом разглядывал скучающих пассажирок. Именно так, пассажирок — ни одного мужчины здесь не было. При этом лица всех женщин были покрыты различными замысловатыми татуировками. Ну прямо как у той бабёнки, что сидела на скамье подсудимых на станции в системе Ашанти.

— Что это… — спросил он Идана, не зная, как поточнее сформулировать вопрос.

— Мантихорки это. — буркнул тот.

— Это если такие мантихорки, какие же тогда у них мантихорцы?

— А нет никаких мантихорцев. — просто ответил Траян. — Вообще. Никаких.

— Нет у них мужчин. Одни женщины. — тихо дополнил Идан. — И мужиков они за людей не считают, говорят, мол, только для размножения мы и годимся.

Тем временем они вышли из зала ожидания и следовали по широкому коридору. Размещённые на его стенах экраны в полную высоту демонстрировали различных дамочек в чём мать родила, но с диадемами и коронами на головах. Дамочки на экранах крутили задницами, трясли грудями и посылали воздушные поцелуи случайным зрителям, проходившим по коридору. Особо отличалась одна, чья корона была самой большой. Одетая в высокие ботфорты и обтягивающий чёрный корсет, она держала в руках плётку, которую пускала в ход, словно зрители — тигры, а она их укротительница. Портила её вид лишь повязка, закрывающая правый глаз.

— А… это?..

— А это Королева Всех Мантихорок. — пробурчал Идан. — И вместо правого глаза у неё стоит сканер. Определит даже через бронескаф, какой размер у твоей елды.

— Ну… нам туда. — не глядя друзьям в глаза, произнёс Траян, показывая на какой-то павильон.

Вообще, судя по рекламе, это был явно не центр по обслуживанию и ремонту кораблей, а какой-то «секс-шоп», что-ли. Кстати, искомый центр был через два павильона от этого.

— Ты хотел сказать, туда? — Сашка показал на найденный им павильон.

— Ну, как тебе сказать…

— Да ничего не нужно говорить, — сплюнул Идан, и, повернувшись к Сашке, добавил. — Сходи, если хочешь.

Пожав плечами, Сашка направился в тот павильон, где, как посчитал, он точно сможет приобрести гелий-3.

— Здравствуйте! — Сашка с интересом разглядывал дамочку, сидевшую в кресле.

При аппетитных формах, просто выпирающих из плотно обтягивающего стройное тело комбинезона, внешность её, на взгляд Сашки, портили разноцветные татуировки, покрывающие всё лицо.

— Что тебе, мужлан? — мантихорка продолжала заниматься своими делами, лишь мельком взглянув на вошедшего как на грязь под ногами.

— Я хочу закупить 12 контейнеров с гелием-3.

— 360 «горгон».

— Вот. — Сашка положил на стол обезличенный кредитный жетон Первого Планетарного банка Гардарры.

— Что ты мне суёшь? — процедила сквозь зубы дамочка, даже не прикоснувшись к кредитному жетону.

— Как что… — опешил Сашка. — Деньги…

— Это не деньги. — сказала как припечатала к стенке мантихорка.

Сашка молча разглядывал кредитный жетон. В этот момент он, наверное, выглядел ещё смешнее, чем один незадачливый «энтомолог, следовавший на Суматру», когда хотел отправить телеграмму в Америку.

С самого своего пребывания в Содружестве Сашка принял как должное, что его финансовая система базируется на кредите Содружества, а каждое государство при этом имеет свою валюту для расчётов внутри. Кредит Содружества воспринимался поначалу как некий аналог американского доллара, а все остальные валюты были его производными. Все оказалось не то что не совсем — совсем не так.

Если и сравнивать с чем кредит Содружества, то самой ближайшей, хоть и не полной аналогией является не доллар США, а виртуальная расчётная единица, такая, как SDR — «специальные права заимствования», выпускаемая МВФ.

Дело в том, что первичными были всё-таки валюты самих государств Содружества, ибо первичными по отношению к самому Содружеству были эти самые государства, и причиной появления на свет такой расчётной единицы, как кредит Содружества, была межгосударственная торговля. Сколько стоит доставка стандартного контейнера из Оширского Директората в Делус? Простым ответ на этот вопрос стал лишь с появлением этой универсальной расчётной единицы. Дело в том, что раньше нужно было знать стоимость транспортировки через каждое государство, стоимость каботирования на космических станциях, при этом постоянно помнить о курсе валют для Ракшаса, Аратты, Галифата, Хакдана и самой Конфедерации. Не все валюты можно было напрямую обменять друг на друга, зачастую приходилось прибегать к услугам «чёрного рынка». Естественно, закладываясь на пересчёт курса каждой валюты, капитаны транспортов всегда старались учесть потери, плюсуя их к стоимости услуг, что сказывалось на стоимости самих товаров. Тогда рядом государств был выработан механизм, при котором их валюты гарантированно обменивались между собой, а так же была введена пока ещё виртуальная единица, относительно которой и считались все курсы денежных единиц упомянутых государств. В этой единице была указана стоимость и перевозок грузов, и оплата стоянки, и каботирования и ремонта судов на космических станциях, получивших статус экстерриториальности. Это и было началом Содружества.

Исходно оплата на таких космических станциях осуществлялась в национальных валютах государств, подписавших соглашение, в пересчёте на соответствующий курс. Со временем объединение государств расширялось, пополняя список конвертируемых валют, и в конце концов межгосударственное торговое объединение стало фактически финансовым «надгосударством». В связи с тем, что долгое время оплата шла в национальных валютах, Содружество накопило немалые запасы валют каждого из государств, что позволило ему однажды объявить кредит Содружества полноценной расчётной единицей, обеспеченной именно этим самым запасом. Это решение было полностью поддержано малыми государствами Содружества — дело в том, что Содружество было не только продавцом услуг, но и одним из крупнейших покупателей и работодателей, так как все услуги (закупку контейнеров гелия-3 для заправки кораблей, оплату работы обслуживающего персонала космических станций и ремонтных служб) оно оплачивало именно этими самыми кредитами. Таким образом, даже небольшое государство, производящее не самые высокотехнологичные товары, имело возможность заработать средства на закупку тех самых высокотехнологичных товаров, производившихся передовыми государствами Содружества.

Теперь уже никто и не вспоминал, что валюта каждого из государств имела собственное название. Бывший галифатский, а ныне энмаанский «хумаль», арварский «дебен», хакданский «семис», оширский «лян» — все эти названия формально сохранялись, но вот только давно уже все национальные валюты автоматически пересчитывались на кредиты Содружества, да и называть их стали просто — «кредиты».

Вообще, нельзя рассматривать финансовую систему Содружества в отрыве от финансовой и банковской сферы входящих в него государств. Собственных банков у Содружества не было, и оно прибегало к услугам национальных банков, отделения которых всегда можно было встретить на каждой из его космических станций. Финансовая и банковская системы у всех государств Содружества были унифицированными — это было одним из условий принятия государства в его состав, и имело на то особые причины.

Во-первых, денежная эмиссия каждого из входящих в Содружество государств была абсолютно прозрачной. Причина же принятия данного ограничения была следующей. Допустим, в одном из государств власти приняли решение организовать ничем не обеспеченную эмиссию средств — пока курсы валют отреагируют на это решение, хитрованы быстро перекачают по имеющемуся исходно курсу капиталы из других государств. Когда же реальный курс национальной валюты упадёт, они просто выкупят напечатанный избыток собственной денежной массы, расплатившись лишь частью от скупленного ранее таким образом объема валют других государств. Естественно, такой «прикол» при повторении остальными государствами привёл бы в итоге к полному коллапсу финансовых расчётов в межгосударственной торговле. Само собой, потребность провести денежную эмиссию периодически возникала у каждого государства, но, как правило, по более прозаическим причинам — для девальвации собственной валюты. Государство, в соответствии с принятыми нормами, объявляло об этом заранее, публично, на всё Содружество, с указанием объёма эмиссии денежных средств, и к моменту начала девальвации курс национальной валюты уже был откорректирован, что не давало повода обвинить это государство в финансовой диверсии по отношению к остальным.

Во-вторых, ни одно государство не могло залезать бесконечно в долги. При этом критерий долга государства был простым — ограничением было значение его доходной части годового бюджета (в пересчёте на кредиты Содружества, естественно), а сам бюджет не мог иметь дефицит. Любое государство, превышавшее данное ограничение, моментально подпадало под «финансовый карантин» — получить внешнее кредитование на это время ему было нереально. Как только сумма госдолга опускалась ниже этой планки, режим карантина с него сразу снимался.

А в-третьих, ограничения касались и банков. То пресловутое банковское «плечо», дававшее возможность земным банкам выдавать кредиты на сумму, в десять раз превышающее привлеченные на депозиты средства вкладчиков, было строжайше запрещено во всех без исключения государствах, входивших в Содружество. Сколько привлёк средств на депозиты, на такую сумму и можешь кредитовать. Так же категорически было запрещены любые формы кредитования под «честное пионерское!» или «мамай клянус!» — то есть, деривативы.

Всего лишь три пункта, жестко соблюдаемых всеми государствами Содружества — и благодаря этому никаких финансовых кризисов сама система не испытывала.

В итоге возникла довольно устойчивая финансовая система, где основой было, как ни странно, всеобщее благополучие. Вот, к примеру, Уркана — государство фактически исчезло с карт Содружества, а её остаток, Рогул-И-Стан, отказался считаться её правопреемником (ещё бы, никому не нужно наследство, состоящее из одних только долгов). Валюта Урканы полностью обнулилась — а на курсе самого кредита Содружества это почти никак не сказалось, так как доля урканской валюты в общем пуле валют была незначительной. Поэтому войны в Содружестве хоть и вспыхивали регулярно, всегда вызывали большое раздражение практически у всех государств. Та же война между Галифатом и Империей Арвар в конечном счёте сказывалась на финансах любого из государств Содружества, даже и находящихся на другом его крае, почему в её скорейшем завершении были кровно заинтересованы почти что все.

Естественно, что даже за пределами Содружества, в тех мирах, что не входили в него по тем или иным причинам, кредиты любого государства, входившего в него, принимали с радостью, без вопросов и без ограничений. Вот поэтому для Сашки как холодный душ на голову было открытие, что есть ещё такие места, где эти самые кредиты вообще не считают за деньги.

Мантихорка, ухмыльнувшись, достала из комбинезона какие-то шестигранники и показала их Сашке:

— Вот как выглядят настоящие деньги! Будут — приходи.

— И где их можно обменять? — на Сашкин вопрос мантихорка прыснула от смеха.

— Обменять?… Обменять?!! — она залилась звонким смехом. — Нет, сладенький мой! Не обменять!.. Заработать!!!

Глава 18

У выхода из павильона его ждали Траян с Иданом.

— Ну как, купил? — с ноткой уныния, но абсолютно без ёрничества спросил Траян. — Ладно, не обижайся. Чтобы совсем всё было понятно — на станции запрещены покупка и продажа вне павильонов и благотворительность. Не вздумай кому- либо подать хоть кредит или попытаться купить с рук тот же контейнер с гелием-3.

— Я… не пойму всё же… Неужели им нельзя продать наши товары?

— Можно. — ухмыльнулся Идан. — Есть у нас остатки хаомы, и мантихорки их с радостью купят. За кредиты Содружества. А вот гелий-3 они продадут только за свои монеты. Не понял? Пока мы не оттрахаем определённое количество местных дамочек, харша лысого мы отсюда улетим!.. А… да что я говорю… Это они нас оттрахают…

Они проследовали к тому самому «секс-шопу», куда и вёл их исходно Траян.

Внутри, развалившись в удобном кресле и закинув красивые ноги на столик перед собой скучала, просматривая какое-то «голо», молодая девица.

— Мужланы! Вы хотите заработать? — сразу подскочила она к ним, начав беспардонно разглядывать каждого. — Тариф знаете? За раз — 10 «горгон». Сейчас придут девочки и выберут вас.

Она связалась с кем-то.

— Так, ждите, сейчас за вами придут. А тебя, мой пупсик, возьму я! — и с этими словами девица, схватив Идана за руку, потащила его куда-то вглубь павильона.

Буквально через несколько минут в павильон влетели три девицы. Увидев, что мужчин двое, они устроили между собой настоящую разборку, закончившуюся, впрочем без кровопролития. Побитая девица уступила, а две победившие так же схватили Сашку и Траяна и потащили их, как оказалось, «в нумера».

Этот секс Сашка запомнил на всю оставшуюся жизнь и зарёкся когда-либо ещё раз вернуться в Мантихору. Это не было, как с бывшими у него женщинами. Со стороны мантихорки не было никакого желания и стремления получить от него нежность и ласки. Девица сразу оседлала его сверху, и вот в таком ускоренном «секс-родео» пролетели полчаса. Отъездив на нём, девица (опять же, обладающая изумительным телом и красивым лицом, но опять же испорченными покрывающими их татуировками) пару раз кончила, о чём известила тоненьким воем, переходящим в хрип, после чего шустро с него слезла, и, кинув ему монету, тут же куда-то слиняла. Сашка с трудом поднялся с кровати, чтобы уйти, да не тут-то было! В комнатку влетела следующая девица, та, которую отделали две пришедшие с ней, сразу скинувшая свой комбинезон.

— Лежать, мужлан! — рявкнула она, оттолкнул Сашку обратно на кровать, шустро забралась на него и, вставив в себя его член, плавно села на него.

Снова понеслось…

Друзья сидели прямо на полу коридора напротив входа в, как оказалось, «бордель наоборот».

— Сколько? — тихо произнёс Траян.

— Двадцать. — так же тихо ответил Сашка.

— У меня тридцать, но я больше не пойду. — с мольбой в голосе прошептал Идан. — Парни… у меня сегодня больше не встанет…

— 70 «горгон». А нужно 360. Мда… — Траян пересчитывал «заработанное». — Надо звать на помощь парней с «Зуры». Совсем дурканулись дамочки. 10 «горгон» за раз. В прошлый раз было 40.

— Так ты… — удивлённо взглянул на друга Сашка.

— Да, был… Что так смотришь? Так же, по делу. — Траян отвернулся.

Из павильона выскочила девица, что первой их встретила в «заведении».

— Мужлан! — радостно взвизгнула она бросившись к Идану.

— Что??!! Ещё??!! — Идан был готов отбиваться от девицы, но та, прижавшись к нему и оставив на его щеке смачный засос, сунула ему в руку горстку монет и убежала обратно.

— Что это было, парни? — Идан растерянно смотрел на монеты. 10 шестигранников по 10 «горгон» каждый. 100 «горгон». Больше, чем все они заработали вместе.

— Мужлан! — снова из павильона выскочила мантихорка. Нет, это уже была другая. Но так же как и первая, она набросилась на Идана, чуть не придушив его в своих объятиях. А потом, невероятно счастливая, так же оставила ему десяток шестигранных монеток.

— Идан… — задумчиво спросил Траян. — И чем же это ты так их пронял?

— Тем же, чем и вы. — Буркнул Идан. — По крайней мере, я перед ними свои брови языком не облизывал…

— Парни, или я что-то не понимаю, или нам надо винтить отсюда. — вставая, подал мысль друзьям Сашка. — 270 «горгон» у нас уже есть есть? Есть. Остальное пусть заработают наши поисковики. Они ведь помощники? Вот пусть и помогут.

Друзья медленно поднялись и уже направились в сторону зала ожидания, к одному из «рукавов» которого был пристыкован их челнок. Но не успели…

— Мужлан!.. — донёсся до них голос с какой-то ноткой то ли жалости, то ли мольбы.

Сашка оглянулся. Так и есть, та самая девица, что первой скакала на нём. Вот только теперь на её голове красовалась аккуратная диадема, а позади неё стояли шесть мантихорок в бронескафах с наплечными плазменными пушками.

— Мужлан… — она подошла вплотную к Сашке. — Это тебе…

Ему в руку переместилась очередная горсть монет, и Сашка не сомневался, в ней так же наберётся 100 «горгон». Но что всё это значит?

А мантихорка, не решаясь его обнять, и поглядывая на него теперь с опаской, произнесла:

— Тут, эта… Ожидается прибытие на станцию Королевы Мантихорок. Её Величество соизволила с тобой поговорить. — и жалобно добавила. — Мужлан!.. Ты не улетай пока, а? Ну подожди, чего это тебе стоит?

Сашка стоял в раздумьи. Девица вроде просто просит. По хорошему. Но шестеро «конвойных» у неё за спиной намекали и на плохой вариант развития событий.

— Парни, — передал он Траяну горсть шестигранных монет. — Вы покупайте топливо, а я пока подожду. Думается мне, без этого разговора не выпустят нас отсюда.

— Где ждать-то? — обратился он к молодой мантихорке, неуверенно дожидавшейся его ответа.

— Вот там, зал, где останавливается Королева. — Девица указала в конец коридора, и опять же как-то смущённо добавила. — А гелий-3 вам пока не продадут. Только после разговора.

— Тогда мы с тобой. Подождём рядом. — Траян посмотрел с подозрением на заулыбавшуюся мантихорку.

Уже битых два часа Сашка сидел кресле в утопающем в роскоши зале. Мантихорка, что привела его, всё это время сидела в таком же кресле напротив его, и сейчас их разделял лишь стоящий между ними столик с напитками. Девица, улыбаясь, пристально его разглядывала, но вот заговорить с ним почему-то не решалась.

Наконец, двери ведущие в зал открылись и в помещение вошла та самая бестия, с повязкой, закрывающей глаз, и большой короной на голове. Разве что плётки в руке не было, и вместо рабочей униформы «боевой бляди» на ней было одето простое платье.

— Ваше Величество! — подскочила с места девица с диадемой. — Вот этот мужлан!

И она показала на Сашку.

— Спасибо, принцесса Миссалия. — не обращая внимания на девицу, Королева заняла освобождённое девицей кресло. — Можете идти.

— Но… мама!!! — пискнула возмущенно девица, сразу же осаженная рыком Королевы:

— Вон отсюда!!!

Девица в момент выскочила из зала, захлопнув двери. Королева разлила в два бокала какой-то напиток, один подвинула Сашке, второй взяла сама, после чего долго молча разглядывала его:

— Так вот ты, каков, мужлан… Не понимаешь, чем так отличился, что я вынуждена была сломя голову мчаться сюда на космическую станцию?

Сашка действительно не понимал.

— Сейчас расскажу. Время у меня есть. А для начала выслушай историю нашего мира…

Более трёх тысяч лет назад на планете Мантихора произошла катастрофа планетарного масштаба. Теперь уже не узнаешь, кто да как, но сумел активировать неизвестный артефакт Предшествующих. Внешне вроде ничего и не произошло. Не было ни ядерных взрывов, ни сильнейших землетрясений, сопровождаемых гигантскими цунами. Просто в тот день по всей планете разом умерли более 90 % всех мужчин. Такие потери уже сами по себе были катастрофой, но это была лишь незначительная капля в той чаше горечи, что пришлось испить оставшимся в живых. Не успели пройти трауры по погибшим, как выяснилось ещё более ужасное — оружие Предшествующих каким-то образом сумело активировать в оставшихся в живых на планете такие наследственные признаки, что в результате произвести на свет потомство женщина могла лишь от одного из двух десятков мужчин. И как искать этого одного, совместимого? Но самое страшное выяснилось ещё позднее — их яйцеклетки не принимали в себя сперматозоиды, содержащие Y-хромосому. Женщины Мантихоры могли рожать только девочек. Уже через два поколения мужчин на планете не осталось…

Соседи, узнав о их беде, сразу закрыли доступ мантихорок на свои планеты. И винить их собственно говоря, было не за что, они так же защищали своё будущее. А какое будущее будет у их миров, если женщины начнут рожать только женщин? Мантихорки это тоже прекрасно понимали. По этой же причине их системе был закрыт доступ в Содружество.

Нельзя сказать, что жители не боролись за выживание и продолжение рода. Когда ставкой является вообще существование всего населения планеты, все средства хороши, и неважно, как на это смотрят соседи из других звездных систем. Мантихорки смогли организовать такое общество, которое смогло выжить и поддерживало устойчивую популяцию назло всем бедам и невзгодам. Может показаться странным, но именно оставшиеся в живых после катастрофы мужчины сделали всё, чтобы их жёны и дочери смогли жить после того, как последний из них покинет этот мир, указав им, как должно развиваться общество без мужчин.

Было ясно, что в изоляции их мир обречён, поэтому женщинам пришлось изменить свои взгляды на очень многое и очень многим поступиться. Хотя их систему в Содружество не приняли, мантихорки нашли, что предложить огромному рынку Содружества и не входящих в него систем. Они предложили — самих себя. Кто-то работал в борделях, до тех пор, пока не забеременеют (это условие было указано в рабочих контрактах), кто-то устраивался на космические корабли членом экипажа, с обязательным условием, помимо выполнения основных функций, снимать напряжение у остальных, так же с досрочным расторжением его при беременности. Многие подались в порноиндустрию. Сама королева, кстати, была в своё время порнозвездой, известной любителям «клубнички» во всём Содружестве. Мантихорки нанимались в отряды наёмников, навроде того, что был уничтожен в системе Ашанти, обеспечивали сексом шахтёров во всех соседних системах. Но и этого было недостаточно. Им приходилось зазывать к себе в систему абсолютно всех мужчин, что оказывались поблизости. Для тех же, кто случайно попадал в их систему, существовала такая ловушка, как невозможность ни за что расплатиться — у бедолаги просто не принимали к оплате кредиты, вне зависимости от того, сколько у него их было. Отработаешь членом — и можешь быть свободен. И невдомёк было этим бедолагам, отрывались на них девицы не потому, что так уж они им понравились — овуляция у них, и если хотят забеременеть, нужно успеть за короткий срок заняться сексом с как можно большим числом мужчин. Кто знает, может в результате и попадётся им тот, «один из двадцати».

Сашка молчал. Мир сумасшедших нимфоманок-феминисток оказался не совсем таким, как его видели со стороны. Перед ним сейчас предстала вся изнанка страшненькой системы общественного устройства. Но при другой мантихорок вообще бы не осталось.

— Вот так и живём, мужлан… — В этот момент Королева Мантихорок сняла с себя корону, положив её на столик, сняла повязку, за которой был скрыт обычный глаз, а не какой-то там сканер, якобы определяющий через комбинезоны и скафандры размер мужского достоинства. — Да что это я… Тебя как звать?

— Аш. А тебя?

— Кортелия. Понял, Аш, за что вам девушки по сотне «горгон» отстегнули? Нет? — подперев щёку кулаком, с какой-то затаённой грустью на него смотрела… нет, не та «баскервильская сука» с плёткой, что он видел на экране в коридоре станции, а просто обычная бабонька. Ещё очень даже привлекательная, но уже потрепанная и побитая жизнью, прошедшая огонь и воду. И очень тяготившаяся той ношей, что вынуждена была тащить.

— Каждая из тех, что одарила кого-то из вас сотней кредитов, забеременела. — продолжала грустно на него глядеть Кортелия.

— Тогда отчего ты пригласила меня? Две девушки забеременели от моего товарища, а от меня только одна. Или потому, что это твоя дочь?

— Ну, это мне тоже приятно… — улыбнулась Кортелия. — Но главное здесь в другом. Миссалия ждёт мальчика. Ты понимаешь, что это значит для нас? Еще раз повторю, Аш — моя дочь беременна, и ждёт мальчика. Впервые, за тысячи лет, мантихорка ждёт мальчика. И у него нет того генетического дефекта, что есть у нас, а его потомство от любой мантихорки будет здоровым. Это — свершение самого старого и важного для нас пророчества.

Кортелия спокойно, без позёрства, уполовинила содержимое бокала, даже не поморщившись, и продолжила.

— Очень давно, почти сразу после катастрофы, родилась девочка. Сильный псион. Эта девочка, когда выросла, была выбрана первой Королевой всех мантихорок. Так вот, перед своей смертью она оставила пророчество, которое гласит, что однажды придёт Мужлан, и понесёт от него мантихорка мальчика. И тогда это будет предвестником эры, когда в наш мир вернутся мужчины. Вот ты и пришёл. Ну, есть мысли, как нас спасти?

Последняя фраза прозвучала с плохо скрываемой иронией. Сашка задумался.

— А ты знаешь… Есть! Я уроженец «дикого» мира. И я уверен — геном моих соплеменников таков, что от любого из них ваши женщины родят здоровых детей. Я организую поставку сюда банка замороженной спермы. Так что в скором времени у вас будут рождаться здоровые дети.

Кортелия молчала, а потом, смахнув одинокую слезу, молча закрыла глаз повязкой и одела на голову Корону.

— Ничего не буду говорить. — сказала она, встав и подойдя к нему. — Просто знай — здесь ждут. Надеются. И ещё пока верят.

И Кортелия, наклонившись, просто поцеловала его в губы. И сколько же накопившейся и нерастраченной нежности было в этом поцелуе!

Челнок вернулся на «Фарлат», экипаж которого сразу же установил контейнеры с гелием-3 в реактор генератора. Те же операции чуть позднее провели и техники корветов, когда челнок доставил им долгожданный груз. Этого вполне хватит, чтобы добраться до ближайшей системы Содружества, где они уже без приключений закупят столько топлива, что смогут без остановок проследовать до Аркама. Корабли экспедиции уходили в разгон к точке перехода. Система Имадан встретит их через семь дней.

Глава 19

Корабли стояли около космической станции в системе Имадан в ожидании контейнеров с топливом. Их покупка, доставка и заправка займёт несколько часов, и троица от скуки решила прошвырнуться по станции Содружества — всё равно делать было нечего. Они уже обошли десяток торговых павильончиков, как на выходе из очередного, торгующего «всем и ничем», их ждал какой-то негуманоид. Похожий то ли на бобра, то ли на сурка, полностью покрытый мехом негуманоид ростом «метр с кепкой» сразу обратился к ним с пафосной речью:

— Бырятья армаррцы! Паддирьжите вашива бырата по арюжию! Я витырян! Я за вас ваивал! Ми же вмэстэ атстаивали свабоду и дэмокрятию от гарыдарскых дзыкарэй! — негуманоид выпятил вперёд грудь и в тоже время протянул вперёд лапу, намекая на финансовую помощь. — Па-бырятски, ээээ?…

Со стороны это смотрелось комично. Представьте себе, что у вас просит милостыню прямоходящий бобёр, преданно глядя на вас своими чёрными глазёнками и приоткрыв пасть, из которой выступали два длинных резца. Словно это и не «бобёр», а енот, пришедший с помойки. Зверёк вонюч, но как он тянет лапки, как умильно корчит рожицу! То есть не просто зверюшка, а зверюшка ластящаяся. Почему бы и не бросить ей недоеденный бутерброд?

Сашка собирался кинуть «бобру» пару кредитов с обезличенного жетона, но его опередил Траян — хорошо поставленным «хуком» он моментально отправил «бобра» в горизонтальное положение.

— Мы гардаррцы. — процедил Траян сквозь зубы. — Ну так как — помочь тебе? В Гардарре тебе помогут…

Мохножопый «вытиран» моментально подскочил и с визгом бросился наутёк. Несколько секунд — и о нём напоминала лишь вонь от выпущенных им газов. Впрочем, через минуту и от неё и следа не осталось — станционные системы очистки воздуха работали безупречно.

— За что ты его так? — Сашке была непонятна реакция Траяна.

— Да это же гамарджо!.. — в Траяне сейчас клокотало тихое бешенство.

— Гамарджо? Кто это?

— Пойдём-ка лучше обратно на корвет, а то эта мразь ещё местную безопасность позовёт. — глухо ответил Идан. Судя по его настроению, он не был сейчас настроен на пространные объяснения. — Скажет, мол, мы охотники за его бесценной шкурой и посягали на его жизнь.

Они быстро вернулись на корвет. Но никаких претензий к ним со стороны службы безопасности станции не поступило. Наверное, они прекрасно знали, что из себя представляет «бобёр».

Лишь после того, как «Сугда» покинула станцию Содружества и ушла в гипер, Идан рассказал про то, кто такие гамарджо.

На условной границе между системами Гардарры, Араты, бывшего Галифата и Хакдана располагался небольшой звёздный кластер, в котором была обжита лишь одна звёздная система — Гартвела, на трёх обжитых планетах которой жили негуманоиды, те самые прямоходящие «бобры». Себя они называли просто — «народ уважаемых», что на их языке звучало как «гамарджо». Астероидные пояса Гартвелы были бедны на полезные ископаемые, а поверхности обжитых планет представляли из себя сплошные поля высокогорных массивов, непригодных для жизни. В то же время в долинах, находящихся на стыках горных массивов, жить можно было хорошо и безбедно. Другое дело, что общая площадь пригодных для жизни долин не составляла и десятой доли процента от общей площади континентов. Как система Гартвела не представляла никакого интереса ни для производства, ни для торговли. Когда-то давно через неё проходил основной торговый маршрут из Ракшаса в Хакдан, но за прошедшие столетия появились более удобные маршруты, и система Гартвела превратилась в обычное захолустье на задворках Содружества.

Ещё в те далёкие времена, когда торговый маршрут шёл через Гартвелу, её присоединила к себе Аратта. Сделано это, кстати, было по просьбе самих гамарджо — «бобры» страдали от постоянных нападений галифатских рейдеров, и защита со стороны крупного государства была для них просто спасением.

«Грызуны» с радостью приняли власть Аратты — они клялись араттцам в вечной верности, превозносили её лидеров и всегда подавали себя как самых преданных слуг и лучших друзей. От араттцев лишь требовалось помогать им, предоставляя гамарджо преференции при поступлении на службу (и закрывая глаза на их полное служебное несоответствие), выделять кредиты «на развитие системы» (которые никогда не будут возвращены, ибо будут банально прожраны и пропиты) и при этом не лезть в их внутреннюю жизнь.

Аратта долгое время тянула на себе это ярмо, смирившись с обладанием таким «чемоданом без ручки», но гамарджо требовали всё больше и больше — а возможностей у Аратты с каждым годом было всё меньше и меньше. Но однажды Аратта была втянута в затяжную войну с Галифатом. Ресурсы государства таяли просто на глазах, и Правитель Аратты предложил «бобрам» затянуть пояса, разделив бремя войны наравне с человеческим населением.

Вот тут и проявились настоящие качества гамарджо. Сокращение дотаций они восприняли как посягательство на их свободу, и сразу стали искать себе новых покровителей. Ближайшим к ним соседом была Гардаррская Империя.

Условия, в которых оказалась Аратта, были просто аховые. Противостояние с Галифатом довело государство до серьёзного экономического кризиса, закупить современное вооружение и корабли возможности не было по причине отсутствия финансов. А Галифат не собирался прекращать войну. Её можно было лишь завершить, крепко дав «пуркоёбам» по зубам. Правитель Аратты обратился к Императору Гардарры с просьбой выручить. Ответ от гардаррцев был не просто обескураживающим — он был убийственным. Гардарра готова была предоставить в распоряжение правителя Аратты несколько эскадр современных кораблей и осуществлять поставки оружия вплоть до концы войны с Галифатом, но потребовала за это освободить систему Гартвела, население которой страдает от гнёта араттцев.

Оказывается, пока араттцы проливали кровь на войне с галифатцами, эмиссары «бобров» обивали пороги императорского дворца на Новой Аладьеге, жалуясь на притеснения и беспредел, творимый араттцами и созданные ими невыносимые условия жизни. Сказать, что араттцы пришли в бешенство от такого удара в спину, это ничего не сказать. По всем системам Араты прокатились погромы — «бобров» выгоняли обратно в Гартвелу.

Правитель Аратты всё же заключил договор о помощи, предложенный гардаррцами — они передавали Гардарре систему Гартвела со всеми её «грызунами» в обмен на военную помощь. Население Аратты воспринимало такой договор как поражение, лишь её Правитель ничуть не переживал.

— Пройдут годы, — говорил он в приватной беседе Императору Гардарры, — может, столетия. Но однажды вы, гардаррцы, проклянёте тот день, когда взяли под свою защиту гамарджо.

И ведь как в воду глядел.

За тысячелетия у гамарджо выработался настоящий подход к делу окучивания своих благодетелей — можно сказать, что они были настоящим, просто классическим образцом предателей. Вначале они находили тех, кому хотели сесть на шею, клялись ему в любви и верности, и когда «клиент» «созревал», переходили на его сторону. При этом обязательно смешивали с грязью предыдущих благодетелей, которых кинули. Неудивительно — больше всего предатели ненавидят тех, кого предали. Затем из нового благодетеля высасывали все соки, после чего начинался поиск очередного — цикл повторялся.

С Гардаррой этот номер прошёл даже трижды. Вначале гамарджо, верные сторонники Империи, предали её, встав на сторону Рекомендательного Объединения. Только после падения этого людоедского образования вспыли факты, о том, как гамарджо массово уничтожали мирных гардаррцев, готовясь перейти под руку нового хозяина. При «рекомендательных», будучи обласканными новыми властями, они умудрились перейти на сторону Делуса во время войны с последним, вырезав не одно подразделение «рекомендательных», что были дислоцированы на Гартвеле. После войны они снова, как ни в чём не бывало, продолжали клясться в любви и верности, получая дотации и тёплые места в госаппарате, и ладно бы только в Гартвеле. Гамарджо расползлись по всем системам Гардарры, образуя закрытые диаспоры, и заняты «грызуны» были либо на госслужбе, либо в криминале. Ни на что другое они способны не были.

Развал Рекомендательного Объединения «грызуны» встретили с огромной радостью. Они уже подыскали себе нового хозяина, и теперь только ждали случая, чтобы переметнуться к нему. Гартвела сразу объявила независимость, после чего, как по накатанной, в системе прошли этнические чистки — всех «небобров» «грызуны» выгоняли из системы, а многих просто уничтожили. При этом те гамарджо, что перебрались в системы Гардарры, жили неплохо. Их никто не трогал, они продолжали занимать посты в государственном аппарате, что не мешало им совмещать госслужбу с криминалом. Если же какой-то гамарждо попадался — в дело включалась местная диаспора. Диаспора когда откупала своего земляка, когда запугивала свидетелей, а когда и помогала ему бежать в родную систему, откуда никакой выдачи не было с начала существования Рекомендательного Объединения.

Но однажды всё это закончилось.

Буквально через пару лет после Распада в Гартвеле остались только гамарджо. Так же практически был решён вопрос о переходе под крыло нового хозяина — Свободных Миров Армарры. Гардарра проклиналась и поливалась грязью чуть ли не на каждом углу. Казалось, ещё чуть-чуть — и все грызуны станут гражданами Армарры, получат доступ к бесконечной халяве и снова заживут беззаботной жизнью. Только вот в Армарре не дураки сидели, и отрицательный опыт Гардарры ими был усвоен хорошо. Использовать систему Гартвела как место для базирования армарского флота, объясняли они вожакам «грызунов» — это пожалуйста, а вот брать всю систему на полное содержание — увольте, ищите других идиотов. Пусть лучше Делус покупается на такие обещания. Делусу такое счастье так же даром не было нужно.

Гамарджо оказались в ситуации, когда и рады бы были продаться, кому угодно, да вот только никто не покупал. Денег не было, работать они не умели, да и не собирались. И тогда взоры «грызунов» снова обратились к Гардарре. Нет, мозгов у гамарджо хватало, чтобы понять — никто их обратно не возьмёт. Да и не собирались они возвращаться. Просто на «переходный период», как они называли время, когда никто их не опекал, они решили «доить» Гардарру, используя живущие по всем её системам свои диаспоры.

По всем системам Гардарры покатилась волна грабежей, воровства и казнокрадства — диаспоры гамарджо добывали кредиты на прокорм своих соплеменников в Гартвеле. Преступники сразу же бежали в Гартвелу, власти которой сразу заявили, что никого они выдавать Гардарре не будут. Вот только Гардарра не сидела, сложа руки. Сразу же по всем системам Федерации прокатилась чистка госорганов от «рекомендательного наследия» — в итоге всех до единого «грызунов», занимавших места чиновников, турнули с насиженных мест. Всерьёз взялись за криминал — в отношении «грызунов», живших в гардаррских системах, был применён принцип «нулевой толерантности» — их сажали за малейшее правонарушение, давая за него самый максимальный из возможного срок. А началом конца гамарджо стало принятие Парламентом Гардарры одного юридического принципа, который гласил:

«Народы, обладающие ярко выраженным коллективным сознанием, ответственность несут тоже коллективную».

Реализация этого принципа в юридической практике не заставила себя ждать. После того, как совершивший очередное преступление гамарджо сбежал в Гартвелу, местной диаспоре «бобров» был поставлен ультиматум — им давалось пять дней, за которые они должны были доставить преступника в суд. Гамарджо разводили лапы и клялись, что их соплеменник «неуиноуэн», а между собой ржали над этими дураками гардаррцами — и при этом ничего делать не собирались, искренне веря, что всё, как и раньше, сойдёт им с рук. Но прошли отмеренные пять дней, и гамарджо стало не до смеха — в тот день прошла облава, и всех пойманных членов семьи сбежавшего преступника доставили в суд, где им был зачитан приговор — в соответствии с принятым принципом все двенадцать родственников преступника приговаривались к «астероидам» пожизненно. В тот же день, закованные в силовые наручники, дюжина мохножопых отправилась осваивать работу кайлом в условиях повышенной радиации и пониженной гравитации. Возмущенному адвокату (тоже «грызуну», кстати), судья зачитал новую редакцию закона — теперь, если «грызун» совершал преступление и бежал из Гардарры, отвечала вся его семья. Если бежала его семья — отвечала вся местная диаспора.

«Грызунам» бы смириться и начать жить тихо и незаметно. Но куда там! По всем системам Гардарры пошли акции протеста — местные диаспоры вывели на проспекты мегаполисов своих земляков, устроивших массовые погромы. Вот только силы правопорядка не собирались миндальничать — оттуда недавно выкинули всех служивших «грызунов», и занявшие их места люди не собирались от полученных мест отказываться.

Разгон «грызунов» состоялся по всем системам, жестко, с кровопролитием, после чего запустились жернова машины правосудия. Дело в том, что во время беспорядков пострадало немало и гардаррцев, и теперь все диаспоры «грызунов» в соответствии с новым законом должны были отправиться «на астероиды». «Грызуны» массово бросились бежать в Гартвелу, в чём им, как ни странно, никто не препятствовал. Только потом до гамарджо дошло всё коварство гардаррцев.

Дело в том, что по объявленному принципу дела о преступлениях, совершённых «грызунами», были закрыты, приговоры по ним были объявлены и обжалованию не подлежали. И теперь абсолютно любой гамарджо, если бы попытался попасть на любую из планет Гардарры, сразу же был бы закован в наручники и отправлен на «астероиды». Неважно, жил ли он до этого в Гардарре и совершил то преступление или нет, но в соответствии с введённым юридическим принципом отвечать пришлось бы ему. Вот и сидели гамарджо у себя на планетах — без кредитов, без сладкой жизни, без перспектив и без будущего.

— А дальше то что? — рассказ Идана был невероятно интересным.

— А дальше… — Идан хмыкнул. — Дальше свершилась справедливость. Пятнадцать лет назад на Гартвелу напал Галифат. Ну как обычно — Священная война против порочных… Армаррский флот сразу убрался из системы, никого там защищать он не собирался. Может, кто-то и заступился бы за мохножопых, но в этот раз галифатцы объявили, что на систему Гартвела они не претендуют, а всего лишь «охотятся», так как гамарджо, с их точки зрения, вообще неразумные. И всех жителей трёх планет просто перевели на мясо. Сожрали, в общем. В их национальной кухне даже блюдо такое осталось — «гамарджо, запечёный в собственном жиру». Так что этот «грызун», наверное, один из последних уцелевших особей. Из тех, кто находились на космических станциях по всему Содружеству, когда началась война. «Охотники за головами» ловят их при первой же возможности — галифатцы всегда любили вкусно пожрать и исправно платили свои хумали за деликатесы. Думаю, энмаанцы от них не будут отличаться. Так что, одно-два поколения, и от гамарджо останется лишь одно воспоминание, да и то — в файлах кулинарных рецептов.

— И неужели никто не стал им помогать?

— Никто. — лениво отвечал Идан. — Самое интересное, что эти твари, после того, как их послали и Армарра, и Делус с Хакданом, кинулись к нам. И снова клялись в дружбе и верности. И я рад, что в этот раз наши власти им не поверили.

— Такова судьба предателей. — завершил рассказ Идана Траян. — Везде и во все времена.

Глава 20

Два месяца пути до Аркама прошли на удивление без приключений. Несколько раз они выходили на связь с Артой, уведомляя о прохождении очередного участка своего маршрута, заодно узнавали новости, получали сообщения от родных и передавали для них свои. Уже в пространстве Гардарры они делали остановки в обжитых системах, где могли наконец пообщаться с семьями по грависвязи. Наконец, суперкарго и три сопровождавших его корвета вынырнули из гипера в системе Аркама.

На лётном поле прибывшим пришлось разделиться — если поисковиков сразу повезли по домам, то Сашку, Идана и Траяна забрал челок, доставивший прямиком на крышу небоскрёба их научного центра в Синташте. Спустившись на лифте в холл здания, троица была встречена ожидавшими. А ждали их не только их руководитель Велибор, но и его коллега с Арты, Вашдай, а так же (ну как без него?) заместитель Главы Внешней Разведки Гардарры, сам Азар Бальдов.

— С возвращением, парни! — начал первым Азар. — Вам бы по-хорошему настучать по головам за излишнюю инициативу… Но — победителей не судят! — он, улыбнувшись, крепко пожал руку каждому из членов экспедиции.

— Понимаю, что вы хотите домой, к семьям. — продолжил он. — Вашим родным уже сообщили, что вы здесь. Сейчас мы подведём итоги, и вы поедете по домам. Ну, а я сегодня же должен отбыть по другим делам. Поэтому не будем терять время и пройдёмте в зал для брифингов.

За огромным круглым столом в креслах разместились прибывшие — Сашка, Идан и Траян. Рядом с ними сидел Умир, молодой учёный их центра, а по другую сторону от них уселись в кресла Велибор, Вашдай и Азар. По центру стола на высоте метра полтора висело голографическое изображение звёздной карты.

Траян вкратце пересказал самые важные события их вояжа, отмечая их на отображаемом голосферой пути на звёздной карте. Все присутствовавшие слушали с огромным вниманием.

— … по возвращению выяснилось, что «червоточина» схлопнулась. Только поэтому нам и пришлось следовать обратно другим маршрутом. — закончил он свою речь.

— Может, оно и к лучшему. — как-то странно произнёс Азар. Увидев непонимание слушателей, он объяснил. — Дело в том, что на маршруте, по которому вы должны были возвращаться обратно, через две системы подскока от той, где вы ушли в «червоточину», произошло нападение арварских рейдеров на суперкарго. Хакданский, но внешне очень похож на наш, проекта «Каупон». Через систему следовали почти две дюжины транспортов, и несколько класса суперкарго в том числе — а напали именно на этот. Кто-то засёк нашу экспедицию, и это явно не арварцы. Они — так, тупые исполнители, которых потом пустили бы в расход. Кто заказчик, догадываетесь?

Все молчали, потому как всем всё было понятно.

— Ладно, — вздохнул Азар. — С этим инцидентом уже разбираются наши ребята. Гораздо интереснее то, что товары с Земли вызвали такой ажиотаж у негуманоидов. Мне уже предоставили выкладки, которые говорят однозначно — пусть объем торговли получается небольшим, но по самым скромным оценкам каждая сделка принесёт больше тысячи процентов прибыли. А деньги для разведки нужны всегда. Молодец, Аш!

Дошла очередь до руководителя научной лаборатории на Арте.

— Я сюда ведь не просто так прибыл, — начал Вашдай. — Этот год был прорывным в наших исследованиях. Мы уже составили несколько технологических цепочек, имея на руках комплекты активированного оборудования Предшествующих. Во-первых, автоматизированные линии по производству медкапсул «Вирасанк» и картриджей к ним. Это действительно нечто. Более того, сейчас, на основе изученных нами технологий, мы приступили к созданию нового поколения наших медкапсул. В основе своей — это те же «Вирасанки», но запитываются от специально разработанных под них термоядерных генераторов, и оснащены терминалом, позволяющим работать с ними любому человеку без навыков псиона. Так же под них пришлось разрабатывать наши собственные картриджи. Первые партии пойдут на внутренние нужды, в первую очередь для армии и ВКС, что позволит нам отказаться от закупки медкапсул производства Галанте. Так же нами изучено оборудование для производства брони «Канката». Тут у нас есть всё — и месторождения необходимых минералов, и линия по производству реагента, и автоматическая линия по производству самих изделий. А сюда я прибыл за оборудованием автоматизированных линий, что предназначены для производства модулей корабельной маскировки.

— Мы, вообще-то, и самих модулей привезли немало, — напомнил Траян.

— И все они вскоре пойдут в дело. — добавил Азар.

— И не сомневаюсь, — продолжал Вашдай. — Ваш бой с кораблями Гильдии Наёмников показал, что победили вы, причём не понеся потерь, исключительно благодаря им. Оснастить бы ими все корабли нашего ВКС… Вот для этого мы и собираемся развернуть полноценную производственную линию.

— Вообще этот год прошёл плодотворно, — взял слово Велибор. — Самое главное, на мой взгляд, из произошедшего за год, это то, что трое из присутствующих здесь, впервые в истории Содружества, совершили перелёт на космической яхте Предшествующих с Аркама до одной из систем подскока и вернулись обратно на Аркам. И они же повторили полёт на корвете Предшествующих. Так что, это был первый год новой эры, други!

Все присутствующие в который раз поздравили троицу неугомонных искателей приключений.

— Есть ещё одна причина поздравить их, — продолжил Азар, оглядев присутствующих. — Аш с Траяном смогли обеспечить доступ к базе в системе DPYH-2711-ZCNE…

— И как результаты? — Заинтересовался Вашдай.

— Допуск к месторождению есть. — кратко ответил Траян. — База развернута, работы пошли. Транспорты начали вывозить аграфен в наши метрополии.

— Не просто начали. — уточнил Азар. — Уже третий транспорт с добытыми кристаллами аграфена прибыл в Асгард, где у нас развёрнута линия по производству гипрприводов. В общем, в течение двух лет мы перестанем нуждаться в закупках и аграфена, и килианита.

— Ну ладно, похвалили себя, теперь пора и к будням вернуться. — Азар сразу перевёл разговор в деловое русло. — Где у нас нет никаких прорывов, на ваш взгляд?.

— С оружием Предшествующих. — констатировал факт Вашдай. — Есть оборудование для изготовления трёх видов оружия, есть возможность создания реагентов, но нет контейнеров с антиматерией для создания боеприпасов, хотя сама автоматическая линия для этого так же имеется. Так что по этому направлению у нас остановка.

— Запаса контейнеров с антиматерией и универсальных источников у нас пока достаточно, но локаций, где мы могли бы его пополнить, пока нет. — высказался Велибор.

— Ну, не всё так плохо. — Высказался Идан. Он всегда старался найти во всём хоть что-то положительное. — Система, откуда вернулась в том году экспедиция. Та, где должно быть второе местрождение аграфена. Сам факт наличия базы на том планетоиде уже говорит о том, что это самое месторождение там есть. Это раз. С искином базы можно попытаться связаться — это два. А три — это то, что на самой базе обязательно есть свой запас контейнеров с антиматерией. Правда, для этого туда нужно лететь Ашу… Десять месяцев, как-никак.

— Это если нашими кораблями лететь. — Сашка показал присутствующим взгляд на проблему с другого ракурса. — А если добираться на космическом корабле Предшествующих, да на том же корвете, хотя бы, то, с учётом времени в каждой системе на путь до следующей точки перехода в «прокол», уйдёт дней 10–12.

— Как вариант- вполне… — неожиданно поддержал его Велибор. — Только не забывай, Аш, для допуска на базу тебе ещё нужно получить это самое офицерское звание.

— Аш, а как у тебя обстоят дела с освоением баз? — подумав, спросил Азар.

— Вот три дня назад закончил последнее практическое занятие по второму циклу обучения. Получил от вируального «наставника» отметку подтверждения, и теперь наконец могу сдавать выпускной экзамен за второй цикл. — подробно рассказал Сашка. — Да, среди находок на последней базе нашёлся полный комплект баз за четвёртый цикл. Даже пока не знаю, что это…

— Это я почему тебя спросил. — продолжил Азар. — Думаю, что если ты сможешь получить офицерское звание у искина базы, то получишь доступ к хранилищу. Там, как я помню по предоставленной тобой записи, тоже есть контейнеры с антиматерией?

— Да. С учётом того, что стационарные деструкторы запитываются от них, запас там должен быть немалый.

— Вот на это пока и будем ориентироваться. К тому же тот запас, что вы привезли, позволяет нам проводить испытания образцов оказавшейся в наших руках техники без оглядки на пустые хранилища.

— Мы ищем уцелевшие источники энергии. Дело, конечно, нужное. — пробормотал Сашка. — Но это всё равно не то.

Он оглядел всех сидящих за столом.

— Допустим, следующая найденная база окажется уцелевшей. Допустим, её искин даст допуск на неё, и, если у меня к тому времени будет офицерское звание, я смогу получить доступ к хранилищу базы. — Сашка популярно излагал свою мысль. — Вот вывезем мы все контейнеры с антиматерией. А дальше что? Нет, мы можем найти ещё координаты каких-нибудь баз, где так же будут найдены «шары». Но однажды это всё закончится. И если мы не найдём к этому времени место, откуда Предшествующие брали саму антиматерию, то в итоге всё равно останемся ни с чем. Короче, на мой взгляд, нужно начинать поиски в тех системах, где базировался флот сборщиков антиматерии.

— Аш, да мы тоже это прекрасно понимаем. — вздохнул Велибор. — А вот насчёт места, где Предшествующие брали антиматерию… пусть лучше Умир расскажет.

— На самом деле, мне давно уже пришла мысль найти место, откуда Предшествующие брали антиматерию, — рассказывал Умир. — Почти два года назад нам в центр прислали с Арты переводы с информкисталлов, и на одном из них был рекламный ролик, где демонстрировалась магнитная защита для сборщиков антиматерии. Ты помнишь его, Аш?

Сашка помнил. Ещё бы, этот ролик был на одном из информкристаллов, ограненных в колье, что пролежало у него дома в контейнере с вещами.

— Я подключил кластер из нескольких искинов 20-го класса, чтобы определить координаты тех систем, в которых был тот корабль-сборщик, управляемый аграфами. — продолжил свой рассказ Умир.

— И что, получилось что-нибудь? — заинтересовался Траян.

— Как сказать… — Умир задумался. — Первая система, откуда они вылетели, как и последняя, куда они вернулись, были чётко идентифицированы. Это одна и та же система, RLYU-8317-FDWS, где, по данным из другого информкристалла, находилось место базирования флота сборщиков антиматерии. Была идентифицирована ещё одна система — RLYU-6592-FDWS. В ней, по имеющейся информации, располагался завод по производству этих самых контейнеров с антиматерией для кораблей, комплект оборудования для которого вы вывезли с Аксумы. А вот та система, где, судя по всему, они осуществляли забор антиматерии, никак не поддаётся идентификации…

Умир вывел на голосферу увеличенный участок звёздной карты, на которой были отмечены перечисленные им звёздные системы.

— То есть, из системы RLYU-8317-FDWS корабль прыгнул сразу в ту неопределяемую систему, откуда, заполнив контейнеры, прыгнул в систему RLYU-6592-FDWS, после чего вернулся в систему RLYU-8317-FDWS. - размышлял Идан. — Но прыжок, судя по всему, был один — значит, зона поиска уже ограничена сферой в «пять дней» максимум…

Идан немного отдалил участок карты и добавил на неё «сферу возврата». Область, оказавшаяся внутри неё, содержала не одну сотню звёздных систем.

— Знаю. — подтвердил Умир. — Искины просмотрели все системы, попадающие в сферу на «десять дней». Ни-че-го… Такое впечатление, что аграфы направляли корабль сразу в «червоточину», уводящую далеко за исследованную Содружеством область. Вот только где эту «червоточину» искать?..

— А вторая система, RLYU-3173-FDWS?… — спросил Сашка. — Там ведь тоже располагался флот сборщиков?

— И это искины просчитывали. Те системы, что попадают во вторую «сферу возврата», так же не удовлетворяют заданным критериям. Да они на 90 % попадают в первую «сферу»… — Умир, по виду, даже немного расстроился. — Я попытался уточнить размер «сферы», применив данные, полученные в ходе вашего пробного полёта на космической яхте, но понял, что они не подходят — нужны параметры корабля, точно такого же, как и на рекламном ролике. В общем, я пришёл к выводу — нам нужен сборщик антиматерии.

— И он у нас есть! — так просто, как ни в чем не бывало, сообщил всем Азар.

— Да. Есть. — продолжил он. — Вы же сами выбрали целью для второй экспедиции, которую возглавлял Гудим, систему VNWH-3122-MKXP? Она и отправилась туда, на полтора месяца раньше вашей, и уже вернулась, всего лишь две недели назад. Они нашли верфь и смогли вывезти практически всё, что там уцелело. Заметьте, делать всё приходилось в тайне, это всё же экономическая зона Лассела. Но самое главное — они умудрились привезти один готовый корабль-сборщик антиматерии. Сейчас все силы исследовательского центра на Рипее брошены на его изучение. Я собственно, туда сегодня же и отправляюсь. Умир, тебе тоже вскоре придётся туда перебраться.

— Я готов, хоть сейчас! — идея найти место, откуда Предшествовавшие черпали антиматерию, видимо, полностью захватила молодого учёного.

— Не спеши, — улыбнулся Азар. — Никуда от тебя открытия не убегут. Ну, вроде всё обсудили. Всем скорой встречи с родными!

Присутствовавшие в зале стали расходиться, встал и направился к выходу и Сашка. Что-то задержало его и он, повернувшись, снова взглянул на голосферу.

Он молча разглядывал выделенную на звёздной карте «сферу возврата» и просто шестым чувством ощущал — ответ находится рядом, он буквально лежит у всех на виду. Но никаких мыслей и предложений ему пока в голову не пришло.

Уже после совещания Азар остановил Сашку.

— Аш… понимаю, что ты только вернулся. Но через месяц будет очередное заседание Совета Содружества. Пришла пора представить на нём Землю. Так что тебе нужно снова лететь. Но обещаю, потом два года никто тебя никуда не выдернет. Я ведь тоже и муж, и отец… Всё понимаю. Да, в поездку и жену можешь с собой захватить.

— Лораниэль?.. А она сама захочет?..

— Захочет, не сомневайся. — Азар посмотрел на него с хитрым прищуром. — Это заседание пройдёт на станции Содружества в системе Тартан.

Глава 21

Определённого места для заседания Совета Содружества как такового не было. Раз в полгода, в соответствии с графиком, оно проходило на той космической станции, до которой дошла очередь. Прошлое заседание проводилось в системе Эфратар, столице государства прямоходящих «кузнечиков» Иллиминари, следующее пройдёт в хакданской Рионе. А в этот раз очередь дошла до метрополии до Объединённого Королевства Галанте, Тартана. В систему прибыли корабли с представителями всех государств. Отличились гардаррцы, приславшие небольшой флот — средний крейсер в сопровождении четырёх эсминцев и восьми корветов, стоявшие в выделенном для них секторе, смотрелись, мягко говоря, странно.

Заседание шло по программе, заранее разосланной всем участникам. После обсуждения текущих событий, каждый из участников мог сделать сообщение. Дошла очередь и до представителя делегации Гардаррской Федерации.

— Уважаемые коллеги! — обратился ко всем присутствующим Будивой. — У нас есть важное сообщение. Открыта новая система.

Будивой скинул на голосферу в центре зала координаты Солнечной системы.

— В этой системе находится заселенная планета, уровень цивилизации которой почти приблизился к минимальному, достаточному для принятия этого мира в Содружество. Вот информпакет со сведениями об этой системе. Ловите файл!

Все присутствующие с интересом изучали полученную информацию, а Будивой продолжал.

— Самое главное — это как и при каких обстоятельствах эта система была открыта. Её открыли пираты, похитившие местного жителя. Этот местный житель смог вырваться из рабства, ему была установлена нейросеть. Со временем он получил гражданство Гардаррской Федерации, и после этого смог найти путь в родной мир. Уважаемые коллеги, этот человек сейчас находится здесь, в этом зале. Познакомьтесь, пожалуйста — Аш, «дикий» гардаррец, уроженец планеты «Земля».

Присутствовавшие с интересом разглядывали Сашку, переговариваясь между собой.

— Коллеги, этот вопрос слишком сложный, чтобы его решение было принято прямо сейчас, — представитель делегации Объединённого Королевства Галанте Морнэмир, Лорд рода Белой Лилии, председательствовавший на Совете по праву принимающей стороны, изобразил на лице скуку. — Слишком много информации на один день, её надо спокойно обдумать. Давайте продолжим обсуждение этого вопроса завтра… А пока выслушаем сообщения тех делегаций, что пока не успели выступить…

Следующий день был полностью посвящён Солнечной системе и Земле. Поскольку вся необходимая информация была уже передана делегациям, то сегодня Сашку лишь донимали уточняющими вопросами. Впрочем, Будивой, как заправский адвокат, умело отклонял неудобные вопросы, сводя к тому, что необходимый минимум информации уже предоставлен. Но решение по этому вопросу большинством голосов присутствующих было отложено ещё на день. Однако и следующим днём прения продолжились.

Наконец, подошло время для принятия решения.

— Дорогой Будивой… — первым высказал своё мнение Морнэмир. — Ну Вы же понимаете, что, даже если предоставленные Вами сведения подтвердятся, то всё равно эта система не может быть передана Гардаррской Федерации? Вам напомнить почему?

— Да, дорогой Будивой, — поддержал коллегу представитель Свободных Миров Армарры. — Тут в чистом виде прецедент Лорбонцы-Райтены.

— И к тому же, — присоединился к ним представитель Корпоратократии Синто, — Совет должен убедиться в том, что сведения предоставлены правильно. Без экспедиции туда не обойтись…

— Мы согласны. — Будивой никак не отреагировал на реакцию коллег. — Координаты звёздной системы мы предоставили, сведения о ней тоже. Более того, мы сами настаиваем, чтобы Совет Содружества отправил экспедицию для проверки полученных сведений.

Все присутствующие на Совете снова замолчали.

— Итак, в соответствии с существующей практикой, я могу констатировать факты. — начал свою речь Морнэмир. — Первое. Решение не может быть принято в настоящее время по причине отсутствия у Совета Содружества подтверждения о правильности представленных сведений. Второе. На основании заявки, поданной представителем Гардаррской Федерации, Совет Содружества обязуется в течение месяца подготовить и отправить исследовательскую экспедицию с целью изучения системы «Солнце» и мира с самоназванием «Земля»…

— Так экспедиции туда лететь два года… — разочарованно произнес представитель Оширского Директората.

— А что это отменяет? — председательствующий невозмутимо посмотрел на оширского коллегу. — Два года значит два года. И когда вернутся, тогда и примем окончательное решение. Но, в любом случае, эта система подпадает под прецедент Лорбонцы-Райтены. Ну, а пока «дикий» гардаррец Аш до возвращения экспедиции получает временный статус представителя планеты «Земля». Ставим решение на голосование?

— Да… — решение устроило абсолютно всех.

Председательствующий краем заметил, что его гардаррский коллега так же со всеми проголосовал «за», и ничуть не был расстроен принятым решением…

Её Величество Калиария Первая занималась разбором рутинных дел в своём рабочем кабинете, когда её личный секретарь сообщил, что заместитель Главы Иностранного Депарамента Объединённого Королевства настоятельно просит у неё аудиенции.

Лорд Гэлторн никогда не злоупотреблял такими просьбами, да и вообще старался не отвлекать её лишний раз, стараясь решить вопросы сам, и приходил лишь когда его приглашали. Видимо, в этот раз случилось нечто экстраординарное, подумалось Калиарии, когда она дала согласие выслушать его.

— Ваше Величество! Прошу извинений, но вопрос крайне важный для безопасности Объединённого Королевства — вошедший в кабинет Лорд с трудом сохранял на лице невозмутимость.

Сдавать начал старик, подумалось ей. Насколько его ещё хватит? Год? Два? Пять?

— Присаживайтесь, Лорд! Чаю? — Калиария указала Гэлторну на кресло напротив её рабочего стола.

— Да, пожалуйста, Ваше Величество…

Получив чашку с полюбившимся ему напитком, Гэлторн, сделав маленьких глоточек для приличия, сразу перешёл к делу.

— Ваше Величество! Сегодня закончилось заседание Совета Содружества, на котором, оказывается, гардаррцы представили человека, выходца из дикого мира под названием «Земля». Этот человек был вывезен пиратами, смог вырваться на свободу, а потом, уже будучи гражданином Гардарры, нашёл путь к системе, из которой его похитили. И вместо того, чтобы в первый же день поставить меня в известность об этом, Лорд Морнэмир, сообщил об этом как о какой-то мелочи, уже после того, как Совет Содружества принял по этой системе решение. Теперь, по одному прецеденту, этот человек является временным представителем своей планеты в Содружестве. А после того, как оттуда вернётся экспедиция, права за ним будут закреплены окончательно.

— Я в курсе результатов заседания, Лорд. И что тут особенного? Ну получат гардаррцы контроль над планетой, которая находится далеко за пределами Содружества. И то, получат не сразу. Пока там экспедиция вернётся!..

— Ваше величество! Эта планета представляет огромную угрозу национальной безопасности для всего Объединённого Королевства. — чётко произнес каждое слово Гэлторн.

— Дикий мир?? — Калиария взглянула на Гэлторна с лёгким недоумением. — Опасность?? Да почему он вообще должен нас интересовать? Какая-то планета за краем звёздного атласа… Лорд, может, Вам отдохнуть?

— Ваше… Величество… — Гэлторн с трудом успокоился. — Это — не просто планета. Это планета, с которой прибыл некто Аш.

— Кто это?… — Калиария начинала терять терпение.

— Сейчас — муж Леди Лораниэль, отец Лордов кланов Мака Предгорного и Мака Лугового. — выдохнул Гэлторн. — Тот, у которого процент соответствия эталону ну точно не меньше 99 %. И теперь мне ясно, откуда на Аркаме столько людей с таким высоким процентом соответствия эталону. Они все привезены с этой планеты!!!

Калиария, как хищница, моментально впилась в него взглядом:

— Ещё раз, повторите, Лорд… — глаза у Калиарии сейчас разве что не светились, как у самки М'Зина. — Всё. Сначала.

— Муж Леди Лораниэль, отец двух Лордов и двух наследниц кланов, Аш, прибыл с планеты, временным представителем которой сегодня его назначили на Совете Содружества. И теперь понятно, откуда в гардаррской колонии Аркам столько людей с таким высоким процентом соответствия эталону… Да что я говорю, Ваше Величество!.. Там у смешанных пар все дети с процентом выше, чем у всех членов королевской семьи!

Гэлторн в этот момент посмотрел на Калиарию даже как-то растерянно.

— Ваше Величество!.. Планета, где все жители имеют такой высокий процент соответствия!.. Это же… катастрофа!!! Любая аграфка из «чавов» может отдаться «дикарю», и её ребёнок, рождённый от него, гарантированно будет с высоким процентом! Впрочем… какое «может»!! Уже отдаются… и с радостью!!!

Калиария сидела в своём кресле и смотрела как сквозь Гэлторна.

— Что можно сделать? — наконец, спросила она, снова сфокусировав на нём свой взгляд.

— К сожалению, отменить решение Совета Содружества не в наших силах, — грустно размышлял вслух Гэлторн. — Но есть и положительный момент. Экспедиция достигнет этой «Земли» только через два года. Мы имеем право включить в эскадру один из наших исследовательских кораблей. Более того, так как решение об экспедиции принято на заседании, проходившем в нашей системе, мы же и назначаем её руководителя. Моё предложение — пусть экспедицию возглавит Даэрон, средний сын Лорда рода Песчаного Тюльпана, с Мерсии. Он хорошо показал себя во время операции по ликвидации Галифата. Думаю, там, на месте, он найдёт решение для этой проблемы.

Калиария плотоядно ухмыльнулась.

— Тогда ему и заместитель не помешает. А вот тут кандидатуру предложу я. Леди Пэлори, из рода Синего Гиацинта. С Камбрии.

— Леди… Пэлори?… — Гэлторну в голову не могла прийти подобная идея. — Но… она же…

— Да, Лорд! — Калиария снова заулыбалась. — Не сомневаюсь, что по прибытии в систему… где там эта «Грязь» находится… экспедицию будут ждать гардаррцы. И там точно будет этот Аш. Вот пусть и познакомится… с родственницей!

И Калиария звонко засмеялась.

Лораниэль смотрела на экран, развёрнутый на всю стену в их каюте, отображавший вид на планету, поступающий с сенсоров на обшивке крейсера. Там, на ночной стороне, находится её родовой комплекс. Кто там сейчас обитает? Она максимально увеличивала разрешение картинки, но так и не увидела ни одного огонька. Комплекс стоял пустой и в нём никто не жил. Будто вымер. Она смотрела на доступные для обзора места, на планете, освещаемые светилом.

Вот Университет Тартана. В тех корпусах проходили её занятия. Сколько сил и нервов она там потратила. И с какой бы радостью снова оказалась там прямо сейчас.

А вот горный массив, на курорт которого они часто ездили отдыхать всей семьёй. Аккуратные уютные модули в горной долине, стоявшие почти на берегу горного озера.

А там, уже уходящий в тень, мегаполис, куда она частенько смывалась на различные шоу с подружками по колледжу.

Вот оно, всё рядом. Такое близкое — и в то же время такое недоступное. Гардаррский крейсер, на котором она сейчас находилась, был единственным местом во всей системе Тартана, где она могла находиться в безопасности.

Когда Аш сказал ей, что ему нужно лететь в Тартан, и предложил ей поехать вместе с ним, она, не раздумывая, сразу согласилась. За детей Лораниэль не беспокоилась, у них хорошие опекуны и няньки. Восемнадцать дней перелёта на борту гардаррского крейсера были у них… Лораниэль даже смущённо улыбнулась от собственных мыслей. В общем, как второй «медовый месяц». А эти три дня она сидела здесь, смотрела передачи по местным тартанским голоканалам, а в перерывах между ними просто смотрела на планету.

Эскадра покидала орбиту Тартана, направляясь домой. Обратно, в Гардарру.

Лораниэль стояла прижавшись к Сашке и смотрела на экран, развёрнутый на стене их каюты, который показывал уменьшающуюся звёздочку планеты.

— Ты знаешь, — прошептала она, всхлипнув, не сводя глаз с экрана, — Ведь тогда, когда я убегала с Тартана, у меня и мысли в голове не возникло, что это, может быть, навсегда. Я ведь с Тартаном только сейчас попрощалась.

— Он всё равно останется с тобой, в твоей душе. В твоей душе всегда будет жить маленькая девочка, которая родилась и выросла здесь, в родовом комплексе. И Тартан всегда будет с ней. — Сашка нежно гладил Лораниэль и говорил успокаивающие слова. — А ещё в твоей душе всегда останется молодая девушка, которая расцвела как прекрасный цветок. И для неё Тартан тоже всегда будет рядом. С Родиной всё равно нельзя полностью попрощаться.

И он включил в их каюте музыку, из коллекции, что многие колонисты взяли с собой на Аркам и там поделились со всеми. Они так и продолжали стоять, глядя на экран, изображающий уменьшающуюся звёздочку, под Полонез Огиньского.

— Какая музыка… — наконец произнесла Лораниэль. — За душу берёт. Что это?

— Так и называется. «Прощание с Родиной». Тот, кто написал её, сам однажды испытал все эти чувства.

— А кто он был?

— Он? — призадумался Сашка на мгновение. — Сволочь он был. Но музыку написал замечательную.

— А знаешь… — Лораниэль вытерла слёзы и смотрела сейчас ему в глаза. — Это действительно так. Тартан останется со мной. Будет в памяти. Вместе с маленькой девочкой и молодой девушкой. Но я уже не та. Я зрелая женщина, мать семейства…

— И разве у матери семейства нет Родины?

— Есть. — Лораниэль улыбнулась. — Родина — там, где Вы, милорд. И где наши дети.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21

  • загрузка...