КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398178 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169250
Пользователей - 90564
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Ищенко: Подарок (Фэнтези)

да фентези по России - это сложно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

Не зацепило. Прочитал до конца, но порывался бросить несколько раз. Нет драйва какого-то, что-ли. Персонажи чересчур надуманные. В общем, кто как, я продолжение читать не буду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Рац: Война после войны (Документальная литература)

Цитата:

"Критика современной политики России и Президента В. Путина со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Россия стоит на верном пути своего развития"

Вопрос - в таком случае, можно утверждать, что критика политики Германии и ее фюрера А. Гитлера со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Германия в 1939 году стояла на верном пути своего развития?...

Или - критика современной политики Украины и Президента Порошенко (вернемся чуть назад) со стороны политического противника Путина, является прямым индикатором того, что Украина стоит на верном пути своего развития?

Логика - железная. Критика противников - главный критерий верности проводимой политики...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Студитский: Живое вещество (Биология)

Замечательная статья!
Такие великие и самоотверженные советские ученые как Лепешинская, Студитский, Лысенко и др. возвели советскую науку на недосягаемые вершины. Но ублюдки мухолюбы победили и теперь мы имеем то, что мы имеем.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

You Can't Keep My Brother (ЛП) (fb2)

- You Can't Keep My Brother (ЛП) (пер. (Asphyxia)) 298 Кб, 25с. (скачать fb2) - (seadreams)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Тим выясняет, где находится Джейсон, раньше всех.

Не поймите его неправильно, он не хвалится этим, но просто считает настораживающим тот факт, что никто до него даже не попытался. Или, возможно, он слишком циничен, возможно, он слишком подозрителен к другим, потому что есть же тот, кто волновался также сильно — это Рой, хотя и с большой натяжкой, учитывая, что Джейсон порой не выходит на связь месяцами, но людям, которым должно быть не все равно, явно абсолютно все равно.

— Скорее всего, он снова вне зоны досягаемости. Не волнуйся, он может постоять за себя, — сказал пару дней назад Дик, когда Тим озвучил свои подозрения.

— Пропадать с радаров полностью в духе Красного Колпака, Тим, он изгой, — снисходительно ответил Брюс после того, как Тим представил ему доказательства отсутствия активности Джейсона.

Но интуиция Тима — и информация — говорили ему, что он все еще был в Готэме. Нано-жучок, который он недавно установил на шлем Джейсона (после особенно пугающей череды стычек с Дэтстроуком уровень беспокойства Тима вышел на новый уровень, но об этом никому знать не стоит) все еще работал, отсылая данные о его местоположении на персональный компьютер Тима. Маленькая заброшенная фабрика в пришедшем в упадок районе на другом конце Готэма, конечно же. Но дело в том, что маленькая точка, обозначавшая Джейсона, не сдвигалась уже три дня.

Тому могло быть много объяснений. Возможно, Джейсон нашел трекер и снял его, кинув где-нибудь валяться. Возможно, он попал в ситуацию, в которой ему пришлось бросить шлем. Возможно, он был мертв, и его тело оставили гнить на земле, и никто не заботился искать его.

Тим был готов к худшему.

Но найти Джейсона без какой-либо одежды, с кляпом во рту и свисающего со стропил фабрики, он совсем не ожидает. Если конечно, это не ловушка, для которой Джейсона оставили как наживку, и, вероятнее всего, так и есть.

Тим раздумывает, стоит ли звать Брюса или Дика, но отказывается от этой идеи. Не похоже, чтобы их сильно заботило положение Джейсона — они не выслушали Тима, так с чего ему звать их сейчас? Он сам нашел Джейсона и может разобраться с этим и сам. Ему не нужна их помощь.

Он быстро осматривает штуковину, удерживающую Джейсона, ожидая обнаружить какое-то сложное для взлома устройство, но это всего лишь обычный подъемный механизм, конец веревки привязан к крюку в ближайшем столбе у стены. Вокруг не видно никаких сомнительных проводов, и у Тима нет причины бояться бомбы.

Он растерянно выдыхает. Он в невероятном замешательстве. Кто-то оставил Джейсона самого по себе, без охраны и невредимого: это слишком просто. Должно быть что-то, чего он не видит.

«А, похуй», — думает он. Проблемы он будет решать по мере их поступления.

Он отвязывает веревку от крюка и медленно спускает Джейсона. Но когда он касается земли, то открывает глаза, сразу же останавливая их на Тиме. Он пытается сказать что-то через кляп, и Тим быстро опускается рядом с ним на колени, убирая кляп.

— Привет, — торопливо говорит он. — Привет. Тебе больно? Ты ранен? — он проводит руками по лицу Джейсона под предлогом проверки на повреждения, но, на самом деле, он просто так рад снова его видеть, что должен коснуться его, чтобы немного заземлиться.

— Я в порядке, — отвечает Джейсон тихо и хрипло, возможно от долгого молчания. — Пить хочется.

— Хорошо. Хорошо, — говорит Тим, кивая. — Я развяжу тебя и заберу отсюда. Стоять можешь?

Джейсон отрицательно качает головой. Нет, конечно, нет. Он болтался в воздухе, может быть, три дня, и веревки точно нарушили циркуляцию крови. Утащить его отсюда задача не самая простая, но когда они доберутся до байка Тима, все будет хорошо. Тим отвезет Джейсона к Лесли, где он получит нужное лечение.

Тим начинает срезать веревки с его конечностей. Они связаны сложно, и в таком их количестве явно не было необходимости. То, как они переплетены… Тим никогда такого не видел. Когда он снимает веревки с Джейсона, от них остаются болезненные красные следы, крест-накрест идущие по его груди и бедрам. Запястья выглядят просто ужасно: они лиловые, потому что были связаны крепче всего, чтобы Джейсон не высвободился.

— Больно, — бормочет Джейсон, медленно моргая и закрывая глаза.

— Как долго ты здесь пробыл? — спрашивает Тим, чтобы он не потерял сознание.

— Пару часов. Связал меня… с утра, — неспешно отвечает Джейсон.

— Кто? — требует Тим. — Кто тебя связал?

— Черная Маска, — слышится тихий ответ.

Тим чувствует, что закипает от злобы. Роман. Он слышал, что Джейсон работает на него под прикрытием. Роман как-то понял, кем он был? Он пытал Джейсона ради информации? Что бы ни случилось, Тиму нужно увозить отсюда Джейсона, пока Роман не добрался до него снова. Он раздел Джейсона и уделил столько внимания веревкам, почти украсил его кожу, и это вызывает у Тима отнюдь не… приятные предположения.

Тим отстегивает свой плащ и кладет на землю, чтобы не тащить Джейсона по бетону его и без того поврежденной кожей. Джейсон пристально за ним наблюдает.

— Мне придется тащить тебя, Джей, прости, — говорит Тим. — Я не смогу нести тебя.

Джейсон тихо усмехается.

— Щуплая птичка, — бормочет он, снова прикрывая глаза. Он сдавленно выдыхает, едва слышно застонав низом глотки, и болезненно морщится. — Больно.

— Знаю, что больно, знаю. Но нужно тебя отсюда вытаскивать, — Тим заходит за голову Джейсона и просовывает руки ему под плечи. Осторожно, очень осторожно, он поднимает его и укладывает на плащ. После этого он двумя руками берет плащ за край и начинает тащить к выходу.

Джейсон вскрикивает и прерывисто всхлипывает, Тим впервые слышит от него такое и чувствует, что его сердце пропускает удар. Он отпускает плащ и становится на колени рядом, выпаливая торопливые извинения.

— Извини, Джей, извини, что такое? Слишком быстро? Я хотел поскорее…

— Нет, — отвечает Джейсон, хватает ртом воздух и в перерывах стискивает зубы, как будто с трудом не кричит от боли. — Что-то не так. Больно.

— Где? — спрашивает Тим, бесполезно держа руки над ним. — Где больно?

— Ммфф… Тим, — громко стонет Джейсон, и его глаза наполняются слезами от попыток терпеть боль. — Он… Черная Маска… — он тянется к Тиму, и Тим наклоняется к нему, думая, что Джейсон хочет сказать что-то важное, но чуть ли не вскрикивает от удивления, когда он хватает его за голову и с внезапным порывом силы притягивает к себе, пока они не…

— Ммфф?

Джейсон целует его, смотря на Тима из-под длинных ресниц сине-зелеными глазами и тихо, уже совсем не болезненно, выдыхая. Тим замирает. Губы Джейсона, потрескавшиеся, но тем не менее все равно мягкие, прижимаются к его губам, и мозг Тима на мгновение просто вырубается, прежде чем он выдергивает себя из оцепенения. Джейсон целует его… его целуют. Афродизиак? Айви. Должно быть, Черная Маска как-то накачал Джейсона ее феромонами.

Джейсон, похоже, замечает, что Тим не реагирует, потому что удваивает усилия, слегка прикусывая его нижнюю губу, и затем медленно и влажно проводит языком от подбородка Тима вверх. Тим приоткрывает губы почти автоматически, и Джейсон толкается языком в его рот, задевая зубы, касается языка Тима, и Тим…

Тим отталкивает его. — Джейсон, — выдыхает он. — Сосредоточься…

Откуда-то из-за спины раздается громкий выстрел, и в следующую секунду он чувствует, как сквозь мышцы проходит вспышка боли, зажигая каждый дюйм тела изнутри. Ударили тазером — его мозг узнает знакомую боль, его ударили тазером. Он кричит, чувствуя, как через него пробегают разряды, и кажется, что проходят годы, пока это заканчивается. Он падает на пол рядом с Джейсоном, который смотрит на него полуприкрытыми глазами. Не похоже, чтобы он полностью осознавал происходящее, и Тим понимает, что еще никогда не боялся за него так сильно.

Он, скорее, ощущает, чем видит, что кто-то обходит его и забирает оружие с оборудованием, включая пояс и устройство связи. Единственное, что остается — плащ под Джейсоном.

Когда к нему возвращается способность двигаться, он так и делает, поднимаясь на руках и коленях. Краем глаза он видит четверых человек в разных черных масках. Он ждет, что они подойдут и начнут избивать его, но вместо этого они двигаются в сторону Джейсона и поднимают его за руки и ноги. Джейсон, под действием наркотических веществ, позволяет им это.

— Оставьте его в покое, — рычит Тим, медленно вставая с пола. Поднявшись, он видит, что по фабрике бродит гораздо больше людей, они стоят на переходах вверху, смотрят на него через прорези в масках. В другом конце, на втором этаже посреди полной людей смотровой комнаты в старом кресле сидит сам Черная Маска. Он нажимает что-то на стойке под рукой и в воздухе слышится тихое жужжание.

— Ну вы только посмотрите, — доносится из расставленных тут и там колонок его голос. — Система громкой связи до сих пор работает.

Тим по горло сыт происходящим. Он кидается в сторону держащих Джейсона и его оружие людей, но слышит, как срабатывает больше дюжины предохранителей, и понимает, что с переходов над головой каждый пистолет прихвостней Романа направлен на него.

— Чего бы ты не добивался, Роман, — кричит Тим, — ты это не получишь.

Роман цыкает языком. — Птенчик, ты даже меня не выслушал.

— Не думаю, что мне понравится то, что ты скажешь, — он наблюдает, как Джейсона поднимают по лестнице в смотровую. С каждым их шагом, надежда Тима на то, что ситуация улучшится, тает все больше. — Отдай мне Джейсона. Ты уже сделал с ним достаточно — теперь ему нужна помощь.

— Помощь? — эхом повторяет Роман — И какая это помощь может ему понадобиться? — несшие Джейсона мужчины опускают его в кресло подле Романа, и тот оборачивается на него. — По-моему, он в порядке. В полном порядке.

— Чего ты хочешь, Роман? — в конце концов сдается Тим, чувствуя дискомфорт от того, что Роман смотрит на обнаженного Джейсона.

Роман отводит взгляд и снова переключает внимание на Тима. — Джейсон, как тебе несомненно известно, несколько месяцев работал на меня под прикрытием. Он был идеальным, верным солдатом, готовым следовать за мной… во всяком случае, мне так казалось. Оказывается, парень, бегающий с красной летучей мышью на груди и твердящий, что с него хватит Бэтсов… ну, все еще с ними. Кто бы мог подумать? Я бы реагировал так остро, может быть, даже не обратил бы на это внимания, но он врал мне. Он перешел мне дорогу, а я не люблю, когда мне переходят дорогу. Так что я решил пустить в ход уместное, на мой взгляд, наказание. Он хочет играть в верную правую руку? Я превращу его в свою верную сучку, заставлю слушать каждое мое слово, заставлю его подчиняться, сделаю так, что не подчиняться он просто не сможет.

Ужас Тима от того, что он нашел Джейсона подвешенного на фабрике в таком виде, от слов Романа усилился десятикратно. Джейсон был под его контролем несколько дней, вынужденный принимать участие в черт знает каких больных экспериментах, проводимых Романом. Тима начинает тошнить… Нужно было лучше следить за тем, где шляется Джейсон, нужно было чаще проверять его, но он этого не делал, и теперь Джейсон пострадал из-за него.

— Этим мы и занимались последнюю пару дней, — Роман пожал плечами. — Должен признать, становилось не так интересно, поэтому я оставил его здесь. Рассчитывал, что кто-то придет его спасать и немного скрасит мою жизнь. Долго же ты добирался сюда, но вот ты здесь. И мы можем начинать.

Тим чувствует, что сердце бьется в груди как молоток, и в животе разворачивается и разрастается страх, подпитывая опасения и тревоги, и в его голосе отчетливо слышится, что он боится:

— Что ты… что ты сделал?

Роман точно его слышит, несмотря на то, что он стоит далеко и говорит очень тихо. Поэтому Тим предполагает, что где-то недалеко установлен микрофон. В любое другое время он бы волновался, что все это может записываться, но единственное, что беспокоит его сейчас — это Джейсон. Кинув взгляд на его безразличный силуэт, Роман усмехается:

— Я дал ему кое-что для вкуса. Что-то из стряпни Айви, не знаю, что, но оно должно было сделать его более… — он вздыхает, — сговорчивым. Я не знал, что оно повлияет на него и по-другому… в любом случае, я люблю приятные сюрпризы.

— Что ты сделал? — снова спрашивает Тим, не в состоянии говорить громче шепота.

Роман опять усмехается, и Тим решает, что в жизни не слышал ничего хуже.

— Ну, я о том, что с чего бы он, по-твоему, был раздетым?

Глаза Тима наполняются слезами, и его грудная клетка тяжелеет от гнева и ужаса подтвердившихся подозрений.

— Отдай его.

Роман слишком занят, чтобы слушать его: он снова повернулся к Джейсону, и его рука в перчатке отвратительно близко от бедра Джейсона.

— Не прикасайся к нему! — кричит Тим, сжимая руки в кулаки. Он слышит, что сверху на него снова направляют стволы. — Верни его мне!

Роман замирает и смотрит на него.

— Вернуть его тебе? О, Красный Робин, для начала скажи мне, был ли он когда-нибудь твоим?

Тим вдыхает через рот и вздрагивает. Он знает, что сболтнул лишнее, и, когда Роман полностью поворачивается к нему, ему кажется, что температура в комнате резко падает.

— Позволь кое-что прояснить, Красный, — говорит он, наклоняясь вперед, будто чтобы рассказать секрет. — Джейсон мой. Джейсон стал моим с момента, как поставил ногу на порог моей машины. Он не принадлежит ни Бэтмену, ни Готэму, ни, тем более, тебе. Он принадлежит мне. Это я оставил следы на нем, — Роман показывает большим пальцем в сторону Джейсона, на чьей бледной коже до сих пор виднеются красные полосы от веревки, — это мои приказы он слушает. Если ты думаешь, что я отдам его тебе, то тебя ожидает совсем другое, парень.

Тим сглатывает, в ужасе от того, что собирается сказать. Но он должен сказать это, должен сделать все, что в его силах, чтобы вернуть Джейсона в безопасное место.

— Тогда возьми меня. Если отпустишь его, можешь оставить меня.

На мгновение Роман расслабляется, откидываясь на спинку кресла и ухмыляясь.

— Ты думаешь, я хочу тебя? Тощую мелочь? Определенно, нет. Хотя и в самом деле любопытно, что ты готов так охотно пожертвовать собой ради него. С чего бы это, — он прижимает палец к челюсти, изображая глубокую задумчивость. — Кто для тебя Джейсон? Друг? Брат? Нет… любовник?

— Он… он мой брат. Ничего больше, — отвечает Тим, но даже сам слышит, что это звучит неубедительно. Роман замечает то же.

— Ты уверен в этом? — переспрашивает он. — Тогда почему ты считаешь его своим? Кажется, так сказал бы именно любовник.

— Он не… я… все не так…

— Ох, бедный Красный, — воркует Роман. — Так запутался в собственных чувствах. Хотя это делает все только интереснее. Честно говоря, я ждал кого-то, кому следующая часть по вкусу не придется, скажем, Бэтса, но ты. Думаю, с тобой все будет немного по-другому.

У Тима нет времени размышлять над смыслом его слов. Роман снова поворачивается к Джейсону и в этот раз наклоняет его кресло, скидывая его на пол. Тим кричит на него в ярости, но тот его игнорирует, грубо хватая Джейсона за шею и приводя в сидячее положение. Он говорит что-то ему на ухо, что-то, чего Тим не слышит, потому что поблизости уже нет микрофона. Джейсон кивает в ответ, и Роман подтаскивает его к своему креслу, откидываясь обратно на спинку и оставляя Джейсона на полу возле себя.

— Красный Робин, у меня есть для тебя предложение, — объявляет Роман, мимоходом поглаживая Джейсона по голове. — Если ты согласишься, я отпущу вас обоих.

— Какое предложение? — утомленно спрашивает Тим, желая поскорее покончить с играми Романа.

— Трахни Джейсона.

Тим чувствует, что в легких резко не остается воздуха, чувствует, что бледнеет от шока.

— Что?..

— Ты меня услышал.

Он действительно услышал Романа, но не может в это поверить. Он мотает головой, с сомнением выдыхая и истерически усмехаясь.

— Я этого не сделаю.

Роман пожимает плечами.

— Плохо. В таком случае, мне придется его убить, — он ждет, нетерпеливо постукивая пальцами по голове Джейсона, и не получая ответа достаточно быстро, наклоняется вперед, вместо этого обращаясь к Джейсону так, чтобы Тим слышал. — Что насчет тебя, Джейсон? Хочешь, чтобы тебя выебал твой младший брат?

— Н-нет, — всхлипывает Джейсон.

Роман наотмашь бьет его по щеке, и Тим морщится, когда Джейсон падает на пол.

— Хватит! — требует Тим. — То, что ты на нем использовал, уже определенно перестает действовать, он сопротивляется. Он не станет тебе подчиняться — можешь отпустить его.

— Хмм, как жаль. Я не собираюсь тратить деньги на новую дозу сыворотки. Когда эффект от этой пройдет, я избавлюсь от него раз и навсегда. Так что тебе лучше поторопиться с решением, Красный. Выебешь его или позволишь ему умереть?

— Нет, — просит Тим. — Пожалуйста, не надо.

Роман наклоняется и хватает Джейсона за руку, насильно поднимая с пола, как тряпичную куклу. Он берет его за горло и накрывает его щеку ладонью. Мягко проводя большим пальцем по коже, Роман тихо приговаривает:

— Что скажешь, Джейсон? Не хочешь, чтобы Красный Робин вставил тебе?

Джейсон мотает головой, и Роман, удерживая его, снова дает ему пощечину, но уже не так сильно.

— Прекрати это!

— Давай попробуем снова. Ну же, Джейсон. Слушай папочку. Запомни, что я скажу. Если будешь слушаться, папочка будет обращаться с тобой хорошо.

— Папочка… — шепчет Джейсон, и микрофон едва улавливает это.

— Вот так, Джейсон. Хороший мальчик, — хвалит его Роман, и лицо Джейсона светлеет, когда он возвращается под влияние наркотика. — Теперь посмотри на своего брата. Да, посмотри на него. Видишь, ему не терпится сделать это.

Джейсон смотрит на него, и Тим уверен, что и он, и Роман замечают, как сильно он покраснел.

— Иди туда и отсоси ему, ты, маленькая шлюшка. Посмотри на свой жалкий член, — говорит Роман и тянется вниз, несмотря на отчаянные крики протеста Тима, и один раз проводит ладонью по его члену. При освещении фабрики Тим четко видит стекающий с него предэякулят. — Ты тоже этого хочешь.

Тим не заметил раньше, пока Роман не указал на это, но у Джейсона стоит. Эффект это от сыворотки или… что-то другое, Тим не знает.

— Красный Робин, — повторяет Роман, и Тим отводит взгляд от текущего члена Джейсона. — Красный Робин, выеби эту маленькую сучку, и я позволю забрать его.

— Нет, — Тим сжимает руки в кулаки.

— Красный. Я не прошу. Выеби эту маленькую сучку или я вынесу его блядские мозги.

— Нет, — «Вставай же, Джейсон», — мысленно умоляет Тим.

— Нет? Что если я его выебу и потом вынесу ему мозги? Так тебе нравится? — Роман склоняется вниз и смотрит Джейсону в глаза. — А тебе, Джейсон? Тебе нравится? Готов поспорить, что да, — встав с кресла, он поднимает ногу и ботинком прижимает Джейсона головой к полу. Джейсон машинально приподнимает бедра, подставляясь. Роман приставляет дуло пистолета к его заднице. — Что если я трахну тебя этим пистолетом?

Джейсон всхлипывает, и Тим почти уверен, что он подается на него.

— Джейсон, — шепчет Тим.

— Оуу, — насмешливо-грустно произносит Роман, придавливая Джейсона подошвой сильнее. — О, ему это нравится, да? Он хочет полную задницу моих пуль, верно?

— Да-а. Ннг… папочка, — стонет Джейсон, слегка поводя бедрами по кругу.

— Джейсон, нет, — говорит Тим уже громче, надеясь, что его голос выведет Джейсона из какого бы то ни было транса. — Пожалуйста, Джей!

— Пожалуйста, Джей, пожалуйста! — передразнивает Роман. — Слышишь это? Твой маленький братик просто умоляет, чтобы вставить в тебя свой член. Что скажешь? Мой пистолет, — он сильнее прижимает дуло, и Джейсон вскрикивает, — или его член?

— Джейсон, черт подери!

— Как думаешь, у него большой член, а? — продолжает Роман, уговаривая его. — Думаешь, тебе хватит, ты, падкая дрянь? Должен сказать, что сам он довольно мелкий, но иногда в маленькой упаковке преподносят самые большие сюрпризы.

Тяжело дыша, Джейсон медленно поворачивает голову, и Тим встречается с ним взглядом. Проходит мгновение, туман в его взгляде немного проясняется, и он широко распахивает глаза и один раз кивает.

— Блядь, — шепчет Тим. — Блядь, блядь, Джейсон, я сделаю это.

Джейсон вздыхает и его взгляд снова становится замутненным.

Роман убирает ногу с его головы и отходит назад, хмыкая и проводя рукой по верху маски, будто с намерением прочесать волосы, которых там нет.

— Хороший выбор. Мне бы не хотелось тратить твою горячую задницу впустую.

Тим заставляет себя не реагировать.

— Могу я быть уверен, что ты сдержишь слово?

Роман усмехается:

— Не можешь. Мальчики! — он один раз хлопает в ладоши. — Отведите Джейсона к его братцу.

Пара человек поднимают Джейсона и, отчасти продолжая тащить его, спускают на первый этаж и доводят до центра помещения. Еще двое приносят металлический лабораторный стол и бесцеремонно закидывают на него Джейсона.

— Ну же, — говорит Черная Маска, протягивая руку, будто предлагая что-то Тиму. — Приступай.

Тим ждет пока люди отойдут в сторону и только затем подходит. Вблизи он обращает внимание на то, какой Джейсон раскрасневшийся, насколько его кожа влажная от пота, насколько… твердо стоит его член.

— Джей, — шепчет он, сжимая его ногу рукой и надеясь, что это считается за успокаивающий жест. Он замечает, что его кожа гладкая и выбритая. Он не хочет думать о том, что делал с ним Роман те несколько дней, пока Джейсон был под его контролем, поэтому сосредотачивается на том, чтобы говорить с ним, стараясь вернуть его в сознание голосом. — Я вытащу тебя отсюда, не волнуйся.

— Красный Робин, одно мое слово, и целый отряд начнет стрелять. Чего ждешь?

— Я проверяю, не ранен ли он.

— Ты знаешь, что я бы ни за что не испортил такую хорошенькую дырочку.

Тим вцепляется в край стола, и костяшки на его пальцах белеют.

— Но ты убил бы его? — выдавливает он сквозь зубы.

В ответ доносится вздох, похожий на сожаление.

— Если бы пришлось. Было бы ужасно жаль. Он такой… податливый. Опробуй его. Поиграй с ним.

Тим перебирает возможные варианты. Сам он ни за что не утащит Джейсона, но у него нет коммуникаторов, чтобы позвать на помощь. Пару дымовых шашек забрали вместе со всем другим оборудованием, поэтому отвлекающий маневр провести не удастся.

Нет, думай, Тим, думай. Должно быть что-то. У него всегда есть план, должно быть что-то.

Из раздумий его выводит стон.

Джейсон приподнимает бедра, слегка пошарив рукой по себе, но не касаясь члена. — Пожалуйста, — стонет он, проводя пальцами по груди и прессу, и когда Тим пересекается с ним взглядом, то видит, что он готов просить, умолять.

— Джей, — шепчет Тим, — я не знаю… что…

— Пожалуйста, — повторяет Джейсон, выгибаясь еще больше и разводя ноги. Тим отводит взгляд.

— Нет, Джей, я должен подумать…

— Мне нужно это.

Когда Тим не предпринимает попыток коснуться его, Джейсон вздыхает и разворачивается на коленях, прижимается грудной клеткой к столу и снова подставляется. Он тянется назад и сжимает ладонью собственное бедро.

Тим борется с желанием коснуться себя прямо через костюм, но любые связные мысли ускользают от него из-за вида Джейсона.

— Джей, хватит, я должен…

Джейсон всхлипывает, и рот Тима наполняется слюной, когда он видит, как предэякулят стекает на полированный стол с его твердого нетронутого члена. Джейсон смотрит на Тима через плечо, облизываясь.

— Выеби меня, — требует он.

— Я не могу, — Тим стискивает зубы.

Джейсон разворачивается, чтобы быть лицом к лицу с Тимом, и ложится на живот. Он быстро тянется к нему и хватает его за костюм. Тим стонет, когда Джейсон стягивает с него нижнюю часть костюма и белье. Его член, больше не стесненный одеждой, сразу же встает.

— Говорил же тебе, Джейсон, — самодовольно начинает Роман, — твоему братику не терпится трахнуть твою тугую задницу.

— Ты… ты больной, Роман, — сплевывает Тим, положив руку на спину Джейсону, когда тот вздрогнул от его тона.

— Собираешься отрицать наличие этого твоего стояка? Как бы то ни было, что-то я не вижу, чтобы ты пытался его остановить.

— Я…

Но все, что он собирается сказать дальше, прерывает Джейсон, взяв его член в рот. Он слишком горяч, слишком влажен, слишком хорош, Тим невольно толкается бедрами вперед, и Джейсон давится.

— Блядь. Прости…

Он чувствует, что Джейсон на мгновение отстраняется и расслабляется, прежде чем попробовать снова, взяв член Тима глубже, достаточно глубоко, чтобы головка уперлась в заднюю стенку его глотки.

— Черт подери, — выдыхает Тим, всеми усилиями стараясь не двигаться снова. — Блядь, черт подери, Джейсон.

— Нравится? — опять послышался голос Романа. — Пришлось подождать, пока он расслабится достаточно, чтобы не давиться всем, что я вставлял ему в глотку. Но сейчас он просто превосходен, правда?

— Заткнись, — шипит Тим, зажмуриваясь, когда Джейсон берет его еще глубже, проглатывая до самого основания снова и снова, прежде чем замедлиться и мягко обвести языком головку. Джейсон отстраняется и затем подается вперед, чтобы облизать его яйца и снова взять член в рот, и Тим… Тим больше не может.

— Джейсон, — говорит он, — Джейсон, хватит, хватит… ах… хватит, я сейчас кончу… я сейчас…

Джейсон с напором проводит языком по кончику, и Тим на секунду замирает, прежде чем толкнуться бедрами вперед, задрожав от скопившегося удовольствия.

— Я сейчас, я… — он кладет руку на голову Джейсона и тянет за волосы назад, но он не поддается, сжимая губы на члене Тима, когда тот кончает ему в рот.

Джейсон ждет его, пока член пульсирует от оргазма, и затем медленно соскальзывает с него. Тим стонет, наблюдая, как глотка Джейсона сокращается, когда он сглатывает.

— Прости, Джей, — выдыхает он. — Господи, мне так жаль.

Джейсон не смотрит на него. Вместо этого, он отворачивается от Тима к Роману и кладет голову на руку, снова поднимая бедра вверх.

— Это все, — бормочет Тим между вдохами. — Я сделал это. Отпусти нас.

Наступает тишина, Роман, судя по всему, слегка зависает на виде, но затем пренебрежительно смеется.

— Что? Красный Робин, — неодобрительно говорит он. — Взгляни на него. Ты действительно собираешься оставить своего старшего брата так? Будь умницей и помоги ему кончить.

— Я сделал то, что ты сказал, — возражает Тим.

— Я сказал выебать его, — поправляет Роман уже похолодевшим голосом, — не дать ему отсосать тебе. Не будь эгоистом, птичка. Не думаешь, что если ты кончил, то ему нужно тоже?

Черт его возьми, он прав. Тиму нужно слушать внимательнее, если он хочет отсюда выбраться. Джейсону, похоже, не слишком хорошо, потому что он тихо всхлипывает на столе. Тим проводит рукой по его спине и бормочет что-то утешающее. Когда Джейсон затихает, Тим снова поднимает взгляд на Романа.

— Я только что кончил. Как я должен?..

— Придумай.

Тим зажмуривается и почти что падает на металлический стол в отчаянии, но удерживает себя на дрожащих руках.

— Прости, Джей, прости. Мне так жаль, — снова шепчет он.

К сожалению, так он оказывается только ближе к Джейсону, и ему кажется, что он сойдет с ума от раздирающих его противоречий: он не хочет это делать, но Джейсон невероятно привлекателен, и Тим… Тим питал к нему чувства еще со времен его бытности Робином. После того, как он умер, эти чувства отошли на второй план, но как только Красный Колпак вернулся в Готэм… в общем, в подростковом возрасте Тим провел много ночей в мечтах о крепких бедрах и литых мышцах. Слишком очевидно, насколько он хочет Джейсона, как просто он возбуждается от одного его присутствия. Роман сразу заметил это и теперь использует в своих целях по полной программе; Джейсон, когда придет в себя, поймет это тоже. Тим не удивится, если, выбравшись отсюда, он никогда не захочет его видеть.

Напомнив себе, что Роман не самый терпеливый человек, он заставляет себя собраться хотя бы сейчас. «Хотя бы сейчас, — уговаривает он себя. — Разваливаться на части можешь потом, но соберись сейчас ради Джейсона». Он подается вперед и, как можно мягче, говорит:

— Я подготовлю тебя, хорошо, Джей? — Джейсон не удосуживается ответить, лишь больше выгибается.

— Ничего не забыл? — слышится скрипучий голос Романа.

— Что? — огрызается Тим.

— Посмотри под стол.

Тим нагибается под стол, найдя там бутылочку смазки и коробку полотенец. Люди Романа оставили ему полотенца, чтобы привести себя в порядок, после того, как он трахнет Джейсона у них на глазах — это слишком странно, чтобы даже думать об этом. Он бы усмехнулся нелепости ситуации, не будь он в таком мерзком отчаянии: его фактически заставляют изнасиловать Джейсона, ради развлечения Черной Маски.

— Как я понимаю, у тебя никогда не было секса с парнем, — говорит Роман, когда Тим берет смазку. — Плохо. Без опыта ты сделаешь Джейсону, только хуже…

— Я буду осторожен, — шипит Тим в бешенстве от того, что Роман думает, будто он мог бы навредить Джейсону так. У него, может, действительно нет нужного опыта, но он знает, что делать. Он будет стараться, он сделает так, чтобы Джейсону было хорошо.

— Не сомневаюсь. Я уверен, ты, к тому же, оценил Джейсона, что даже захотел…

— Роман, — рявкнул Тим, — заткнись, блядь.

— Знаешь, — как ни в чем ни бывало, благодушно продолжает Роман, — понятия не имею, почему ты ведешь себя так высокомерно. Мы с тобой очень похожи. У тебя не было причины не позвать кого-либо на помощь, когда ты нашел Джейсона. Ты не позвал ни Бэтса, ни синего долбоеба, Найтвинга. Нет, ты хотел Джейсона только себе. Я признаю свои недостатки — я эгоист. Я не люблю делиться. Но ты такой же, птенчик. Твоя нравственность говорит тебе, что ты ненавидишь происходящее сейчас, но глубоко внутри, ты действительно рад, что ты нашел Джейсона, что ты будешь трахать его сейчас.

Ему не следует слушать это, не следует позволять себе попасть в ловушку трепа Романа, но глубоко внутри, там, куда он не любит заглядывать, он знает, что это правда. Он хочет, чтобы Джейсон был только его, всегда хотел. Не вызвать подкрепление, найдя его, было худшей ошибкой: он позволил своим чувствам к Джейсону помешать рассуждать трезво, и теперь они оба за это расплачиваются. Он понимает, что последние искорки его злобы затухают и сменяются давящим ощущением поражения.

— Блядь, — шепчет он. — Блядь.

Он чувствует на себе взгляд Романа и его приближенных, чувствует, как они молча за ним наблюдают, пока он борется с собой, чтобы не упасть на пол, разрыдавшись над ничком лежащим Джейсоном.

— Какой же ты невыносимо жалкий, — вздохнул Роман. — Помощь не нужна?

— Нет, — стиснув зубы, ответил он, прожигая Романа взглядом. — Нет. Только попробуй коснуться его.

— Я и не говорил, что сделаю это сам. У меня осталось несколько человек, отсутствовавших последнюю пару дней, но которые хотели бы развлечься с ним.

Тим с размаху ударяет кулаком по столу, заставляя вздрогнуть Джейсона, который, тем не менее, все равно не смотрит на него.

— Никто из вас не коснется его. Только попробуйте, и я убью вас собственноручно.

— Ууу, — усмехается Роман. — Страшно. Но тогда поторопись, потому что мои люди теряют терпение, а я очень сомневаюсь, что ты убьешь хоть кого-то, если в голове у тебя будет двенадцать пуль.

Тим снимает перчатки и откладывает их в сторону. Затем он откупоривает смазку и выдавливает ее на пальцы, размышляя о требуемом количестве, и дрожащей рукой касается Джейсона. Джейсон вздрагивает и отдергивается.

— Что…

— Ох, ты жестокий, Красный, — беззлобно произносит Роман. — Холодную смазку и не согрел предварительно.

Тим косится на него, но ничего не отвечает, только успокаивающе проводит рукой по бедру Джейсона.

— Прости, Джей, я не подумал. Сейчас будет лучше.

Он согревает смазку между пальцев и пробует снова, вставляя один палец. Джейсон слегка напрягается, но скоро расслабляется, позволяя Тиму вставить палец до конца. Это странное, но не неприятное ощущение, когда Джейсон сжимается вокруг его пальца. Тим гадает, лучше ли от этого Джейсону.

— Как ты, Джей? — спрашивает он.

— Еще, — отвечает Джейсон, нетерпеливо ерзая, и Тим сжимает ладонью его бок, успокаивая, как дикое животное. Он растягивает его на еще один палец, и Джейсон стонет, подаваясь назад.

— Подожди немного, — шепчет Тим, целуя его спину. — Я не хочу тебе навредить.

Джейсон всхлипывает, но замирает.

Он раздвигает пальцы и пока что тянет время, подготавливая Джейсона, затем сгибает их, ища нужную точку…

— Анфф!.. — вскрикивает Джейсон, снова слегка сжимаясь.

— Хорошо. Хорошо, — бормочет Тим, еще раз с напором проводя по той точке и заставляя его застонать. Он тянется к его члену, но из динамиков доносится голос Романа:

— Нет! — приказывает он. — Не трогай его. Он может кончить и без этого.

— Что? — Тим поднимает взгляд к смотровой комнате, на Романа, который явно в восторге от происходящего.

— Пусть кончит с твоим членом в заднице. Коснешься его, и я пристрелю вас обоих.

— Почему? — это самый странный приказ, который доводилось слышать Тиму.

— Его тренировка, — просто объясняет Роман. — Ты же не хочешь испортить все, чему я его научил, верно, птичка?

— Ты сказал, что я должен трахнуть его. Ты не говорил, как…

— Ты отдаешь тут приказы? — Роман указывает рукой в перчатке сначала на него, затем на себя. — Или я? Скажи мне, где твои вооруженные люди, и я с радостью уступлю.

Тим хрипло выдыхает. Он продолжает растягивать Джейсона, пытаясь снова найти его простату и слушая тихие вздохи, доносящиеся из его рта. Джейсон оборачивается на него, перехватывая взгляд Тима. Он смотрит на то, как в него входят и выходят его пальцы, а Тим смотрит на его покрасневшие влажные губы, между которыми то и дело мелькает язык, намекая на то мягкое тепло, где только несколько минут назад был член Тима.

Он чувствует, что от воспоминаний об этом снова возбуждается. Взяв себя, он начинает дрочить.

— Другое дело, — напевает Роман. — Ты рад, что твой брат так молод, Джейсон? Иметь такой период восстановления, наверное, просто счастье. Подумай, сколько раз подряд он может тебя трахнуть? Нравится? Почти как тогда, когда тебя по-очереди выебали восемь человек. Помнишь это, Джейсон? Они связали тебя и…

— Заткнись, Роман, заткнись, — выкрикивает Тим, но его член от мысли об этом встает только сильнее. Он в отчаянии закидывает голову к потолку. Он просто ненавидит себя за это. Ненавидит Романа еще больше. Он никогда не хотел убить кого-то так сильно.

Но теперь он не может перестать думать об этом… как Джейсон выглядел… связанный, с покрасневшей кожей на руках, бедрах. Как они насиловали его рот, двигаясь в нем так быстро, что он едва мог дышать. Как кто-то подходил сзади и без предупреждения входил в него одним толчком, и как он в конце концов расслаблялся и подавался на член. Как они просто кончали в него, делая мокрым от спермы. Как следующий легко проскальзывал внутрь, и тело Джейсона без труда его принимало, будто он был создан для этого.

Из фантазий его выводит стон Джейсона, и он понимает, что перестал растягивать его, вместо этого вбиваясь в собственный кулак.

— Лучше бы оставил себя для старшего брата, птенчик, — фальшиво приговаривает Роман.

Стискивая зубы и пытаясь думать о чем-нибудь, кроме Романа, он достает пальцы и слабо проводит рукой по бедру Джейсона.

— Джейсон, встань на пол. Я не дотянусь до тебя, если ты будешь на столе.

Джейсон позволяет поставить себя по-другому, слезая со стола. Тим надавливает ладонью ему на спину, чтобы он лег на стол грудью. Он достаточно высокий, чтобы сделать это, стоя обеими ногами на полу. Тим слегка разводит его бедра, предлагая немного расставить ноги, что Джейсон и делает.

Новое положение — Джейсон раздвигает ноги, стоя прямо перед ним — заставляет Тима почувствовать теплое предвкушение внизу живота. Он проводит пальцем между его ягодицами, просто чтобы посмотреть, как он сожмется. Его дыхание сбивается. Господи, он выебет Джейсона.

Он продолжает придерживать его одной рукой, подводя себя второй. Он прижимает головку члена к нему и затем вставляет, жмурясь от ощущения того, как член входит во что-то настолько тугое. Джейсон сжимается на нем, но сопротивляется, поэтому Тим продолжает и стонет, прикусывая губу, когда чувствует, насколько горячий и влажный Джейсон внутри. Войдя наполовину, он останавливается, позволяя Джейсону привыкнуть к себе.

— Джей, тебе не больно? — спрашивает он. В ответ Джейсон только насаживается на его член больше. Тим принимает это за одобрение и продолжает до тех пор, пока не упирается бедрами в Джейсона.

— Блядь, ох, блядь, — выдыхает он. Приходится приложить все усилия, чтобы не кончить сразу же. Джейсон так хорош, такой тугой и теплый. От откровенного вида, как член входит в него, Тим вздрагивает. Он медленно вытаскивает и снова толкается вперед, поджимая пальцы на ногах от удовольствия.

— Да, черт, — он наклоняется вперед, и прикладывается щекой к спине Джейсона, после чего слегка разворачивает голову, целуя его. — Тебе нравится, Джей?

Единственным ответом служит бессловесный стон Джейсона. Это не совсем то, что Тим хотел получить, но пока что хватит и этого. Хотя Роман, в свою очередь, таким довольным не кажется.

— Отвечай ему, Джейсон, — приказывает он. — Тебе нравится член твоего брата?

Джейсон прерывисто вдыхает, застонав.

— Нравится, папочка.

— Что нравится, Джейсон?

— Ч-член… — Джейсон всхлипывает, — член моего брата.

Тим чувствует, как от слов Джейсона в паху пульсирует. — Ох, бля-ядь, — стонет он и снова целует его спину, потому что не может поцеловать его рот. Он слышит, как Роман усмехается.

— Мелкий извращенец, а? — говорит он, но Тим слишком занят, чтобы полностью воспринимать это.

— Ускорюсь, ладно? — предупреждает он, сжимая плечо Джейсона и не удивляясь, когда он не отвечает. — Скажешь… скажешь, если будет слишком быстро, — Тим берет его за талию. Он не может сопротивляться желанию трахать его сильнее, до красной кожи, до стонов, из тихих, становящихся отчаянными, до рваного дыхания.

— Блядь, да, — выдыхает Тим, сжимая пальцы на боках Джейсона, пока костяшки не белеют, — ммм… блядь, Джейсон, сладкий, ты такой тугой. Ты так блядски хорош… ангх!

— Так-то лучше. Так-то лучше, птенчик, — говорит Роман довольно. Даже его люди наверху начинают переговариваться.

Тим не обращает на них внимания, он почти не слышит их из-за влажных шлепков кожи, из-за стонов Джейсона, сладких и коротких, каждый раз, когда Тим жестко вбивается в него, из-за громких вдохов сбившегося дыхания.

В один момент Джейсон тянется назад, как будто чтобы оттолкнуть Тима, но затем хватает его за талию, и Тим слегка усмехается от ощущения близкой разрядки и переполняющих эмоций, прижимаясь щекой к влажной, горячей коже Джейсона. Закрыв глаза, он может притвориться, что они одни. Представить, что Джейсон ведет его, показывая, что делать в первый раз, представить, что он может сказать ему, какие чувства испытывает, притвориться, что Джейсон отвечает ему взаимностью.

— Я с тобой, Джей, — шепчет он и целует его, задев кожу зубами, зализывает это место. — Я с тобой, я не отпущу тебя.

Между рваными вдохами, Джейсон говорит:

— Я… ннг… не… хочу… — он прерывает себя громким стоном, в тоже время сжимаясь на члене Тима. — Папочка, пожалуйста, позволь мне кончить!

— Прикажи ему, — слышит Тим голос Романа.

— Ты можешь кончить, Джей, — мягко говорит Тим. — Давай же, кончи для меня.

Джейсон дрожит под ним, и Тим чувствует, как он сжимается во время оргазма. Ощущения от этого подводят его к самому краю. Его движения становятся неритмичными, и он пару раз толкается вперед слишком резко, неясно осознавая, что Джейсон пытается отстраниться, и он кончает глубоко внутрь него, придавливая к столу.

Джейсон падает на стол, и Тим к нему присоединяется. Пару мгновений он не двигается, прижимаясь к спине Джейсона, но у него нет времени, чтобы насладиться послеоргазменной дымкой, потому что звук хлопков возвращает его к реальности.

— Отлично, — произносит Роман до тошноты жизнерадостно. — Очень хорошо.

— Отпусти нас, — требует Тим, отстраняясь от липковатой кожи Джейсона и откидывая мокрые волосы с лица. — Мы сделали то, что ты просил. Отпусти нас.

— Ты сделал это, — поправляет его Роман. Джейсон начинает шевелиться, вероятнее всего, побеспокоенный шумом голосов. — Похоже, наш дорогой Джейсон приходит в себя. Теперь, раз уж ты устроил для нас такое хорошее шоу, я, пожалуй вас отпущу. Однако, я думаю, что вам обоим нужен отдых, поэтому лучше будет, если вас кто-нибудь заберет.

— Что?.. — начинает Тим, но чувствует, как в шею вонзается что-то острое. — Стой… — его зрение затуманивается, и он понимает, что теряет сознание, но все еще видит, как кто-то направляет пистолет на Джейсона, и секундой позже в его шею тоже втыкается дротик с транквилизатором.

Тим отключается.

***

Когда он приходит в сознание, сильные руки оттаскивают его от Джейсона и заворачивают в одеяло, сажая на землю.

— Стой… стой… — бормочет он, поднимая взгляд на Джейсона. Он тоже очнулся и встает со стола, но коснувшись ногами земли, все еще не оправившись полностью, бескостно падает на землю.

— Джейсон, — доносится из-за спины тревожный голос Брюса.

Мимо пролетает красная вспышка, Кейт, почему здесь Кейт, Бэтвумен становится на колени, осторожно поднимая Джейсона в сидячее положение и укрывая его одеялом, говорит с ним тихим, успокаивающим голосом.

— Почему она здесь? — спрашивает Тим и, забывая понизить голос, вздрагивает, когда Кейт оборачивается на него.

Брюс мягко отвечает:

— На случай, если он не сможет… находиться среди мужчин.

Тим давится воздухом, и ему приходится бороться с подкатывающими к горлу слезами, пытаясь подползти к Джейсону и Кейт. Он видит красные следы от пальцев, его пальцев, там, где он слишком сильно сжимал его талию.

— Джейсон, посмотри на меня, пожалуйста, посмотри на меня, — умоляет он, но не получает ответа. — Джейсон…

Перед ним становится высокая черная тень, закрывая от Джейсона. Брюс наклоняется к Тиму и смотрит ему в глаза, не снимая маски. Он выглядит уставшим, его лицо выражает глубокую тревогу, но по крайней мере он смотрит на Тима. Он знает, что здесь произошло, он буквально снял Тима с Джейсона, но знает ли он, что Тиму пришлось сделать, а чего он хотел сам, сказать сложно.

— Дай ему время восстановиться, — говорит Брюс, и его лицо уже не выдает мыслей.

Глухой удар и звук приветствия знакомого звонкого голоса оповещают о присутствии Дика.

— Я на месте, Би, я… — он обрывает себя, входя в помещение и начиная понимать значение развернувшейся перед ним сцены.

— Найтвинг, позаботься о Красном Робине, — говорит Брюс. Тим видит, как он выпрямляется и, после мгновения раздумий, медленно подходит к Джейсону.

Тим чувствует руку Дика на спине, слышит его взволнованный голос, спрашивающий, что случилось и в порядке ли он, но не обращает на него внимания, наблюдая за Джейсоном и Брюсом.

Помощь Кейт оказывается ни к чему. Когда Брюс присаживается рядом с Джейсоном, он моментально прижимается к нему, утыкаясь лицом в его грудь, и Брюс, в свою очередь, тоже обнимает его.

— Ты в безопасности, Джейсон, я с тобой, — шепчет Брюс, целуя его в макушку. — Ты в безопасности, сын.

Когда на лицо Джейсона падает свет, то на нем блестят слезы, и Тим слышит, что Дик резко вдыхает и шепчет:

— Маленькое Крыло…

Брюс отпускает Джейсона и пару мгновений тратит на то, чтобы отстегнуть плащ. Джейсон позволяет укутать себя им и снова ныряет в объятия Брюса, и его плечи дрожат от рыданий. Так, с Брюсом, он, скорее всего, чувствует себя в самом безопасном месте на Земле.

Тим опять пытается привлечь к себе внимание и зовет Джейсона по имени, но Брюс поспешно уводит его, осторожно сажая в машину, которая, как Тим заметил только сейчас, припаркована у большой дыры в стене фабрики, которая стала невольной жертвой спешки Брюса попасть внутрь. Брюс говорит с Кейт приглушенным тоном, после чего садится в машину и уезжает. Она подходит к Тиму с Диком, спрашивая, нужно ли им что-нибудь и есть ли необходимость ехать в больницу.

Все это время Тим продолжает думать о том, что Роман был прав. Он эгоистичен. Потому что глубоко внутри не может отделаться от мысли, что если бы Джейсон никогда не оправился, остался бы под контролем Романа, было бы лучше. Когда он оправится, когда в конце концов его сознание прояснится, он поймет то, что Тим даже сам не может принять… что он чудовище.



загрузка...