КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402495 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171278
Пользователей - 91523

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Камертон Дажбога (Социальная фантастика)

Ребята, почитатели украинской советской фантастики. Я хочу сделать некоторые замечания по поводу перевода этого романа моего любимого украинского писателя Олеся Бердника.
Я прочитал только несколько страниц, но к сожалению, не в обиду переводчику, хочу заметить, что данный вариант перевода пока-что плохой. Очень много ошибок. Начиная с названия и эпиграфа.
Насчет названия: на русском славянский бог Дажбог звучит как Даждбог или даже Даждьбог.
Эпиграфы и все стихи Бердника переведены дословно, безо всякой попытки построить рифму. В дословном переводе ошибки, вплоть до нечитаемости текста.
В общем, пока что, перевод является только черновиком перевода.
Я ни в коей мере не умаляю заслуги уважаемого мной BesZakona в переводе этого произведения, но над ним надо еще много работать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Добавлена еще одна вариация.
Кто скачал предыдущую версию - перекачайте.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Арсёнов: Взросление Сена (Боевая фантастика)

Я пока не читал эту серию, да и этого автора вообще, ждал завершения. На сайте АвторТудэй Илья, отвечая на вопросы читателей, конкретизировал, что серия «Сен» закончена. Пятая книга последняя. На будущее у него есть мысли написать что-то в этом же мире, но точно не прямое продолжение серии, и быстрой реализации он не обещает. 3, 4 и 5 книги, выложенные в настоящее время на АвторТудэй и на ЛитРес вроде вычитаны, а также частично, 4-я существенно, переработаны относительно старых самиздатовских вариантов. Что-то он там ещё доделывает по нецензурным версиям, но в целом это законченный цикл. Можно читать таким, как я, любителям завершённых произведений.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Матяев: Я встретил вас... (Партитуры)

Уважаемые гитаристы. Если у кого имеется "Есть только миг" в обработке Матяева - выложите, пожалуйста, на сайт. У меня была, но потерялась при переезде в другой город. Она даже лучше ореховской обработки.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Очень интересная обработка. Самая динамичная из тех, что у меня имеется (а их у меня четыре).

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Бродяга (Партитуры)

Ребята, в аннотации ошибка - это ноты для 7-ми струнной гитары.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: В красной рубашеночке. Версия II (Переложение Ю.Зырянова) (Партитуры)

Всё, глюк с fdb исправлен. Можно спокойно качать. Спасибо админу.
У меня очень и очень много хороших нот для 6-ти и 7-ми струнных гитар. Собираю еще с советских времен. Так что ждите - буду периодически заливать.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Политех (fb2)

- Политех (а.с. Анютины глазки-3) 439 Кб, 135с. (скачать fb2) - Сергей Тамбовский

Настройки текста:



Сергей Тамбовский Анютины глазки. Политех.


Первый раз на первый курс


  В свой первый учебный день я решил машину оставить в гараже и проверить работу городского транспорта на своей так сказать личной шкуре, как там оно и где. До улицы Минина, где собственно располагались основные корпуса политеха, из наших автозаводских ипеней можно было добираться тремя разными способами - 1) на 40 автобусе (был еще 60-й, по маршруту тот же 40, но суперэкспресс, всего 6 остановок до Минина, но его то вводили, то отменяли) через Молитовский мост - Лядова - Свободу, 2) на 1 автобусе (и здесь был экспресс-вариант под названием 1э, но судьба его тоже была мягко говоря не совсем стабильной) через Москарик и Канавинский мост и наконец 3) на двух трамваях с пересадкой, сначала на 11-м, потом на двойке по городскому кольцу. Метро не рассматриваем, потому что его у нас пустили только в 85 году, да и то очень усеченный участок из 6 станций.

  3-й вариант был самый непроходной, полтора часа минимум, и зимой в трамваях был страшный колотун, так что у студентов он не котировался совсем. 2-й вариант был несколько лучше, но если это был чистый первый автобус, то это опять-таки час с хвостиком, ибо останавливался он у каждого столба, если не чаще, 1э еще туда-сюда, но как я уже сказал, он то появлялся, то исчезал, и интервалы у него были великоваты. Так что грубо говоря при всем богатстве выбора другой альтернативы, кроме 40 автобуса у студентов и не было - 35-40 минут в любое время суток, пробок-то в это время еще не изобрели. И все бы было замечательно, если бы в этом мешке с сахаром не притаилось бы одно большое 'но'... В сороковуху эту надо было суметь залезть, они все шли битком забитые по утрам в город (верхнюю часть города у нас так и называли 'город', а нижняя считалась типа деревней), а по вечерам оттуда. Или пилить в кольцо, но это плюс 20-25 минут ко времени езды, это ж во сколько из дома выходить-то надо было?

  Первая смена в политехе начиналась в 7.30, поэтому чтобы попасть туда вовремя (а некоторые преподы ой как не любили опоздания), из моего автозаводского дома на проспекте Кирова надо было выходить когда? Правильно, за час-15, час-20. Сначала либо пешком до Универмага, либо на трамвайчике до Главной проходной ГАЗа (и с трамваями тоже не все было так гладко, как хотелось бы - в 7 часов начиналась первая смена на ГАЗе, и работяги штурмовали трамваи, как французы свою Бастилию), а далее как повезет. Сороковые по утрам редко на остановках вставали, чаще либо до, либо после нее метров за 50-100 (если конечно кто-то выходил, а если никто, совсем мимо проносились). И бегай-лови их, если хочешь успеть ко времени.

  Конкретно в этот первый учебный день мне несказанно повезло, не успел я дойти до остановки 'Главная проходная', переходил проспект Ленина, сойдя с трамвайчика, как прямо рядом тормознул нужный автобус, высадил пару человек, а я с радостью влез туда вместо них и поехал на учебу спрессованный не хуже, чем маринованные селедки в бочке. Но каждый день конечно так везти не будет, надо что ли копейку снова расчехлять... вот на вторую смену (все четные семестры у нас будут во вторую), которая начинается в час дня, ехать одно удовольствие - пусто, светло, стерильно, там пожалуй и без копейки хорошо будет.

  А пока ровно 40 минут, и я на улице Минина возле первого корпуса (того самого, да, который сегодня ночью должен погореть), 200 метров дальше и наш 5 корпус... необъятное все-таки заведение этот политех, только на Минина 5 корпусов, а еще общага на Лядова, где тоже учатся, а еще корпуса в Сормово, на Автозаводе и в Дзержинске, а еще стадион Водник и лыжная база на Щелоковском хуторе. 15 тыщ студентов единовременно обучаются, целая дивизия, а значит командовать этим делом должен не меньше, чем генерал-майор, на нашем радиофаке больше полутора тысяч человек, здесь и полкан пойдет, а вообще всех факультетов 11 штук.

  На площадке между нашим 5-м и соседним 4-м (такой же, только зеркально отраженный) уже толпится народ, построение здесь очевидно будет, где меня наверно наградят, если конечно медаль доехала. Праздник, да, что-то мне это напоминает... вот если б девочкам банты приделать, а мальчикам ранцы на спины и цветочки в руки - точь-в-точь первый раз на первый курс. А вот и старые колхозные знакомые - Славик, Витюня, Жорик, Виталя и (трам-та-да-дам) Танюша, я уж и забыл про нее совсем, а зря наверно...

  - Привет, Таня, ну как ты? В целом?

  Таня буркнула что-то сквозь зубы и отвернулась. Ну не очень-то и хотелось, хотя...

  - На машине поди приехал? - вместо приветствия сказал Славик.

  - Не, машина в ремонте стоит, на сороковом добирался, - ответил я, - а у тебя что и как? Чем неделю-то эту занимался?

  Славик оказывается ничем не занимался, сказал, что пиво пил. А ты чем?

  Да тоже почти ничем... разве что сколотил первое ТСЖ в стране, нашел и потерял свою первую, можно сказать, любовь, пытался спекулировать джинсами и книжками, безрезультатно правда, чуть не заимел отца из райкома, но чуть не считается, создал музыкальную группу и написал для нее 5 песен, но группа развалилась вдребезги, побывал главным подозреваемым в деле по убийству и напоследок переспал с мамочкой лучшего друга... ну бывшего лучшего друга конечно... но это все я только подумал, а вслух сказал:

  - Да так, обои переклеил, старые отвалились совсем...


  Да, и где-то в это время мимо меня продефилировала (именно так, продефилировала как по подиуму, демонстрируя шикарную фигуру и походку, все парни, попадавшиеся ей по пути, автоматически переводили свои взгляды на ее ноги, как эти... подсолнухи вслед за солнцем) моя... ну то есть бывшая моя, а сейчас видимо вовкина Анюта - все-таки удивительно красивую девчонку ты упустил, дурень, подумал я, но сказал только:

  - Привет, Анечка, как жизнь?

  На что Анечка отвечала, что все хорошо, в смысле тре бьен, и проследовала далее к своей видимо группе. Ну тре бьен и... хорошо, будем как-то жить дальше... точнее пытаться жить.

  И еще вдали Инночка мелькнула, она же на химфаке будет учиться, а это 4 корпус, который напротив нашего. Вообще-то они в основном в Дзержинске будут заниматься, насколько я знаю, а здесь 1-2 раза в неделю, вот в эти 1-2 раза могу подвозить Инну, если соберусь ездить на копейке, у меня к ней никакого негатива нет, пожалуйста. Анюту с Вовчиком это вряд ли, сами пусть друг друга подвозят на чем там придумают, а вот Инночку пожалуйста. Ну и Валерика тоже можно, если попросится.

  Тут объявили построение вокруг памятника на площади между 3,4 и 5 корпусами, построились, чо. Сначала выступил ректор, пожелал хорошей учебы и вообще всего хорошего в таком вот замечательном вузе, потом вышли артисты политеховского театра (как уж он там называется-то... ТЭМП кажется, театр эстрадных миниатюр политехников, Владимир такой Карпей там кажется за главного - КВН же отменили в 72 году, а театры пока вроде нет, хотя по сути это тот же КВН и есть) в одеждах древних греков, вынесли стопку книг, большую, штук 5-6, перевязанных веревкой, и сказали, что это только краткий перечень учебных дисциплин, которые надо одолеть первокурсникам в первом же семестре. Народ развеселился.

  Ну а дальше по центру вышла та самая ученая секретарь, с которой я на прошлой неделе толковал в деканате, и с выражением зачитала указ о награждении меня, любимого, медалью за утопающих. Тоже вышел в центр, куда деваться... заметил по дороге, что у одногруппников глаза сделались совершенно квадратные. Мне прикнопили медальку на пиджак (на лицевой стороне спасатель, буксирующий утопающего, на оборотной серп и молот с лавровой веточкой, колодка бело-синяя, под цвет воды очевидно). Пришлось говорить речь, ну я в общем догадывался, что что-то подобное произойдет, поэтому экспромт заблаговременно оформил, пока ехал спрессованный в сороковом автобусе. Сказал стандартную благоглупость, кою обычно говорят в таких случаях:

  - Честно говоря, я совершенно случайно попал на тот пляж, шел по берегу и вдруг услышал крики, что человек тонет. Мне повезло, человек меньше 5 минут под водой находился, поэтому его удалось откачать. Спасибо нашему правительству, что оно так высоко оценило мой поступок, но я абсолютно уверен, что любой студент нашего замечательного учебного заведения, окажись он вдруг на моем месте, сделал бы то же самое. Добавлю, что мне очень помогла хорошая физическая подготовка, я несколько лет занимаюсь гимнастикой, поэтому хочу всех призвать не только учиться на хорошо и отлично, но и тренировать свое тело, это обязательно пригодится в жизни. И еще не могу не отметить, как мне повезло, что я поступил в такой замечательный институт, постараюсь и в дальнейшем поддерживать его репутацию своими скромными успехами в учебе и в жизни.

  Раскланялся и пошел на свое место, мне вроде даже поаплодировали по дороге. Глаза одногруппников за это время не утратили элементов квадратности, краем глаза заметил также задумчивый взгляд Инки откуда-то с левого края нашего строя. Ну посыпались вопросы конечно, чего там было, да как, да почему скрыл ото всех - отвечал как обычно уклончиво, что было, то сплыло, а не говорил, потому что скромный я такой.

  Тут меня вдруг взяла за пуговицу Светка, которая дочка декана, отвела в сторонку и сказала, что папа, в смысле декан, хотел бы переговорить со мной где-нибудь по окончании занятий. Ответил, что йес, непременно и с удовольствием. Хотел было добавить следующее:

  - Блин, Светка, ты же в принципе красивая девка, ну зачем же ты так горбишься и голову в плечи втягиваешь, как эта... как курица-несушка в курятнике? И ходить такой испуганной тоже не надо, смелее надо быть, парням это нравится... грудь вперед, она ж у тебя есть, голову прямо, глаза чуть вниз, легкая полуулыбка, плюс немного юмора и циничности - и все у тебя в жизни наладится...

  Но не добавил, потом может как-нибудь, когда поближе познакомимся.

  А теперь пора и по аудиториям, учиться и еще 2 раза учиться. Первым номером что там у нас идет? Ага, программирование. Препод Елена Васильевна, не старая еще и со следами былой красоты и с густо накрашенными губами, в красном платье с бантом и красных туфлях - яркая женщина, не зануда, читает легко и свободно... еще бы подкорректировать читаемое, а то Фортран с Алголом это не то что прошлый век, а прошлое тысячелетие уже. Но ладно, послушаем.

  А второй парой была (аааааа) История КПСС, друзья, честное пионерское. Нынешнее поколение, 25 лет уже живущее при капитализме, и не вспомнит, что это за зверь такой, КПСС, да и про Маркса с Энгельсом весьма туманные сведения имеет, а тут вон оно, во всей красе. 'Развитие капитализма в России', чтоб прочитали и законспектировали к следующему семинару. И 'Что делать' заодно. Анекдот дурной вспомнился, про то, что 'Маркс и Энгельс два разных человека, а 'Слава КПСС' вообще не человек'... Нет, а вообще-то мне этот предмет даже нравится, хоть какая-то гуманитарная отдушина в сплошной нашей инженерии.

  Ну а третьим номером в списке у нас был английский. Технический естественно, какой же еще английский нужен в техническом вузе. Переводили старые, как говно мамонта, американские журналы по радиоэлектронике. Ну и я перевел, чертыхаясь, обычную-то речь я нормально понимаю и разговор поддержать могу, но давно вымершие пентоды с клистронами давались как-то не очень.


  Секретарь комитета Козлов


  А тут и конец учебы подоспел, на первых курсах обычно по 3 пары всего, это дальше будут грузить и по 4, и по 5 за раз, только успевай оттаскивать... Завтра у нас общага номер 2 на площади Лядова, там вышка имени доцента Миндалева, семинар по истпарту (во как, сегодня вечером значит надо законспектировать две работы Ильича) и под занавес физкультура на стадионе Водник, это недалеко.

  Зашел в деканат, спросил, как там со временем у Вячеслав Петровича (папы Светки), сказали занят, через полчасика подходи. Ладно, не проблема - загляну-ка я к комсомольцам, пока время есть. В комитете помимо уже известного мне командира факультета Козлов... ой, Козлова, сидел еще один смурной товарищ.

  - Ааа, - обрадовался мне Козлов, - вот и Сорокалет, заходи, чего в дверях стоишь.

  Зашел, раз предлагают.

  - Ты у нас сегодня герой дня просто, все про тебя спрашивают, а мне и сказать-то нечего, давай хоть сам расскажи о себе.

  - Рассказывать-то особенно нечего, - хмуро ответил я, - родился, учился, поступил. Ну в промежутке спас там кого-то, вот и все. Лучше ты давай про что мне делать в ближайшее время.

  - Ну не хочешь рассказывать, не надо, давай про обязанности.

  Далее Козлов минут 15 мне напористо пересказывал содержание своей, по всей видимости, методички по организации комсомольской работы в высшем учебном заведении, только что не подпрыгивал на своем стуле. Понял только, что все это безумно занудно и никому не нужно, ну кроме комитета конечно, чтоб отчитываться перед вышестоящими инстанциями. Ладно, это мы еще посмотрим, кто кого организовывать и строить будет. Смурной товарищ по ходу дела не вмешивался, открыл рот только, когда Козлов закончил инструктаж - он оказался вышестоящим начальником и для меня, и для Козлова, из комсомольского штаба всего политеха, во как. Звали его Олег, а фамилию он не назвал. Ну ладно, будет просто Олежей.

  Олежа значит мне еще минут пять втирал, что хорошо мол, когда такие новые люди в политехе появляются и он мол был бы просто счастлив, если б я сразу включился в работу, прямо даже на общеинститутском уровне, прямо даже хоть с сегодняшнего дня. Ну хорошо, я разве против, включусь... розетку только выдайте с выключателем. А еще про меня надобно заметку в институтскую многотиражку тиснуть, тоже лучше бы, чтобы побыстрее. ОК, я разве против, надо, значит тиснем. Да, под конец Козлов таки напомнил, что собрание группы надо бы провести не позднее, чем завтра, он лично придет и поприсутствует. Хорошо, проведем.

  На этом я раскланялся с Олежей и Козловым и опять заскочил в деканат - Вячеслав Петрович освободился? - Ага, можешь заходить. - Спасибо, захожу.

  Вячеслав Петрович был здоровенным мужиком, наверно за сто кг перевалил, при этом жира у него как бы и совсем не было, борец что ли? Подстрижен он был весьма коротко, и костюмчик на нем сидел, как на корове седло... почему-то казалось, что что-то спортивное ему гораздо больше к лицу. Ну ОК, уважение он вызвал с первого взгляда, работать с такими можно, приступаем...

  - Здрасть, Вячеслав Петрович, вызывали?

  - Не вызывал, а приглашал. Ну здорово, Сорокалет, вот ты значит какой, дочка мне все уши про тебя прожужжала...

  - И чего Света жужжала-то, - осторожно поинтересовался я, - хорошее или не очень?

  - Ну ясное дело хорошее, как ты там в этом колхозе всех на уши поставил со своей машиной, а потом сложные агрегаты какие-то чинил одним пальцем...

  - Да ладно, там и дел-то всего было инструкцию внимательно прочитать, а потом два провода перекомутировать да один датчик подправить, - заскромничал я.

  - Ну другие-то не смогли это дело подправить, да еще медаль эта, сколько лет тут работаю, ни одного студента с медалью не видел, ты первый будешь, так что кончай скромничать и приступай к делу.

  - К какому делу? - не успел испугаться я.

  - У нас на факультете есть опытная лаборатория, туда привлекают самых перспективных студентов, вот ты на мой взгляд перспективнее некуда, раз такие дела творишь - так что вливайся по полной, прямо с завтрашнего дня.

  - Вячеслав Петрович, - прижал я к груди руки, - если вы думаете, что я откажусь, то это зря, согласен со страшной силой, я о таком можно сказать с детства мечтал.

  - Ну и ладненько... может чайку хочешь?

  - Было бы очень кстати, с утра ничего не ел-не пил.

  Декан вызвал секретаршу и она быстренько принесла два стакана чая и какие-то печеньки в блюдечке. Отхлебнул немного, покрутил в голове одну идейку и решил, что была-не была...

  - А хотите я расскажу, как я на самом деле спас того несчастного утопающего?

  - Ну-ка, ну-ка, - насторожился декан, - то есть там какие-то подводные камни были?

  - Были камни, Вячеслав Петрович, и подводные, и наземные, всякие...

  И я без остановки вывалил ему свою уже накатанную версию с вещим сном и газетой за 8 сентября, со всеми подробностями выкатил, включая захватывающую историю про нечерноземное путешествие на перекладных из Анютина до Тамбова. Битых полчаса вываливал. По окончании он сказал:

  - Хм... интересно, но зачем ты мне все это рассказал-то?

  - А затем, Вячеслав Петрович, что вчера у меня был еще один примерно такой же сон, да...

  - И чего там в этом сне было?

  - Сегодня ночью сгорит все правое крыло первого корпуса... да-да, то самое, где скульптуры колхозниц и рабочих на крыше стоят. Будет замыкание в проводке на втором этаже, часов в 9-10 вечера, огонь перекинется на занавески, а сигнализации там сроду не было, так что заметят это, когда уже поздно будет. Такие дела.

  Петрович нервно забарабанил пальцами по столу, встал, прошелся до двери и назад, потом сказал:

  - Ну и что ты предлагаешь?

  - Вы же не хуже меня понимаете, Вячеслав Петрович, что если я щас пойду к коменданту этого первого корпуса и вывалю все это как есть, то в лучшем случае посмеются и скажут, гуляй, мальчик. А в худшем сами наверно знаете, что сделают...

  - А мне ты значит не испугался все это рассказать?

  - А вы человек вполне вменяемый и разумный, вам можно.

  Петрович вторично побарабанил пальцами, покрутил пепельницу, потом закурил Родопи, предложил мне, я сказал, что не курю.

  - Ну и что ты конкретно-то предлагаешь сделать, Сорокалет?

  - Все просто, как апельсин - мы с вами вечером идем в тот корпус (одного-то меня не пустят, а с вами запросто) за каким-нибудь серьезным делом... надо придумать за каким, это важно... там, в этом корпусе, есть хоть что-то, относящееся к радиофаку?

  - Ну допустим есть... каморка одна наша есть, со списанными осциллографами.

  - Вот туда значит и идем, потом сидим и ждем начала возгорания, а потом героически все тушим и получаем плюшки.

  - А если не загорится ничего? И когда оно там начнется-то, по твоему сну?

  - После 9 вечера, точнее не понял. А не загорится, значит спокойно возвращаемся по домам, и вы можете с полным правом считать меня несерьезным балаболом всю оставшуюся жизнь. Ну сами подумайте, Вячеслав Петрович, что вы теряете, если ничего не будет? Да ничего. А если что-то будет, приобретете очень много... к тому же вам наверняка скучновато сидеть тут день за днем, а тут такое приключение... соглашайтесь, а?


  ...и за отвагу на пожаре


  - Стоп, - резко сказал декан, - ну что ты мне тут сказки какие-то рассказываешь, не бывает таких снов в реальности, это все поповщина какая-то и голимая мистика, а мы должны стоять на твердой, так сказать, марксистско-ленинской позиции.

  Ну тут я выложил на стол свой последний аргумент, в буквальном смысле выложил - вытащил из кармана и положил перед деканом свою медальку с синенькой колодкой:

  - А это вот бывает в реальности - сколько, вы говорите, студентов с медалями у вас училось? Что на этот счет марксизм-ленинизм говорит?

  А потом подумал и добавил:

  - Маловероятные события, Вячеслав Петрович, не происходят, это нам твердо говорит теория вероятностей. Если же такое событие все-таки произошло, то это только всего и значит, что вы оценили его вероятность неправильно... если медаль произошла, вот она перед вами лежит, то почему бы и пожару тоже не случиться? Оба события из одного, так сказать, временного ряда...

  Вячеслав Петрович надолго задумался и после продолжительного барабанного соло на пальцах сказал, что хрен с тобой, Сергуня, давай посмотрим, что из всего этого выйдет, при этом в глазах его заиграли явственные чертики - азартен ты, Парамоша, как я погляжу... ну да я и сам такой. Договорились встретиться в 8 вечера здесь вот, в деканате, корпус еще открыт будет, последняя же пара заканчивается в 20.05, если я все правильно помню. А я тем временем потихоньку собрался домой, надо ж книжки эти истпартовские прочитать и законспектировать, нехорошо начинать учебную деятельность с игнора требований преподов.

  Обратная дорожка была легка и приятна, никому в середине дня на Автозавод ехать было не надо. Пока ехал, раздумывал, как бы можно было облегчить студенческую логистику туда в первую смену и обратно во вторую... ничего не придумал, но ячеечку в мозгу под это дело завел, может потом чего-то и упадет туда.

  А дома поел конечно, уныло глядя из кухонного окна на пустую доминошную скамейку, а потом в читальный зал пошел, он у нас в соседнем доме. Там сначала надо было записаться, пришлось возвращаться за паспортом, и только после этого мне выдали требуемые тома ПСС Ильича, все две штуки - 'Развитие капитализма' в 3 томе, а 'Что, мать его, делать' (с подзаголовком 'Наболевшие вопросы нашего движения') в 6-м. С трудом подавил в себе желание ответить на наболевшие вопросы стереотипным 'Наболело - полечись' и сел за столик в углу большого зала, по случаю понедельника народу в читалке почти что и не было совсем.

  Конспектирование кстати не составило мне абсолютно никакого труда, многими предыдущими поколениями бедных студентов давно уже было выделено и подчеркнуто все, что нужно любому самому взыскательному преподавателю Истории КПСС, оставалось только открывать том на самых замусоленных листах, их прекрасно на торце книги было видно, и переписывать в тетрадочку подчеркнутое. Единственно, что меня затруднило, так это сам процесс записывания, сто лет не писал ничего, кругом же одни клавиатуры были да сенсорные экраны. Но справился... меньше чем за час все аккуратно оформил. На часах пять вечера, еще пара часов до отъезда есть, пойти по местам боевой славы что ли пройтись, посмотреть в смысле что там и как в нашем дворе? Нет, ну его, лучше на велосипеде прокачусь, пока погода хорошая.

  Выбрал новый маршрут, все равно вдоль железной дороги, но не к Петряевке, а в другую сторону, к Сортировке - там вообще-то болото на болоте с комарами, но лето сухое стояло, поэтому болота высохли почти целиком, а комары сдохли, так что нормально. Полчаса с хвостиком, и я возле музея паровозов - он под открытым небом, никем не охраняется, ходи где хочешь и откручивай что хочешь, если сумеешь конечно... откручивать я ничего не стал, поглазел на старинные девайсы, да и пошел искупаться в соседнем озере, как его там зовут-то... Сортировочное и есть наверно.

  Вернулся уже после 7 часов, тут и собираться на рандеву с Петровичем пора - сказал матери, что дело срочное, срочнее не бывает, вернусь поздно... и кстати, как там Игоревич поживает? Мать заходила к нему сегодня, перевели его в обычную палату и вроде бы на поправку пошел... по нехарактерному для мамы блеску глаз догадался, что процессы начали разворачиваться, ну дай-то бог - тут ведь главное нАчать, а потом углубить...

  Выкатил конечно свою копейку из гаража, мало ли что там случится, личный транспорт не помешает ни разу. И вперед, к великим свершениям, как говорится в нашем лозунговом хозяйстве. Ехал в противоход основным транспортным потокам (у нас ведь как, утром все снизу в верхнюю часть прутся, а вечером наоборот, мосты через Оку самое узкое место при этом), поэтому добрался до политеха вообще без проблем минут за 25.

  Машину поставил возле первого корпуса на всякий случай, но не у того крыла конечно, которое по идее погореть должно, не такой уж я и тупой, как можно подумать. До нашего радиофака прогулялся по вечерней улице Минина, последние студенты рысцой пробежали мне навстречу из химического корпуса. Поднялся на 4 этаж, торкнулся в деканат, тоже пусто, никого, ну кроме Петровича естественно. Он увидел меня краем глаза, погруженный в какие-то там распечатки, буркнул в том смысле, ну что, пришел? ну молодец, подожди минут 10, дело срочное. Подожду, куда ж я денусь...

  Прошелся по этажу, посмотрел наглядную агитацию... бог мой, как все это уныло и убого, а особенно студенческая стенгазета, зависевшаяся тут с прошлого семестра с названием 'От сессии до сессии живут студенты весело', ей вообще можно было бы вручить гран-при по бездарности. Надо бы все это поменять, надо - еще одну ячейку в памяти завел на этот счет.

  Вернулся в деканат - Петрович кажется закончил свои срочные дела, распечатка лежала уже на полке, а он стоял у окна и смотрел на трамплин, он у нас недалеко тут, на Сенной площади.

  - Выпьешь для храбрости? - неожиданно предложил он мне.

  - Спасибо конечно, но я как бы за рулем, так что...

  - Ну как хочешь, а я накачу пожалуй, - и с этими словами он втащил из тумбочки початую бутылку коньяку (тут же вспомнил, что хирурга, который Игоревича зашивал, неплохо бы отблагодарить чем-нибудь таким же).

  - Ну все, пошли на дежурство, - сказал декан и решительно зашагал к двери, - что за черт?

  Дверь из деканата в коридор была заперта.

  - Что-то у нас рановато твои обещанные приключения начались, - криво усмехаясь, добавил Петрович.


  Я тоже подошел к двери, подергал - действительно заперто.

  - Может уборщица по ошибке закрыла? - осторожно предположил я.

  - Они по утрам обычно убираются. Да и сколько я тут работаю, не помню, чтоб вечером эту дверь закрывали на замок.

  - А здесь вторые ключи есть?

  - Хм... интересный вопрос, - задумался Петрович, - не знаю, пойду посмотрю.

  - Ну а я пока замочек исследую, - сказал я и начал его исследовать.

  Замок был английский, закрывался автоматом из коридора сюда, значит что? Правильно, язычок в принципе можно было бы и отжать. Порылся в карманах штанов и куртки - о, да у меня же ножичек есть, тот самый из Ворсмы, с выкидным лезвием. Ну эта его выкидываемость сейчас не понадобится, а вот лезвие наверно в самый раз. Поковырял ножичком между дверью и косяком, с трудом, но достал язычок (блин расцарапал тут им все), отжал - проход свободен. Сообщил про этот факт Петровичу, который копался в ящиках своего стола.

  - Ну ты шустрый парень, - ответил Петрович, - пошли, раз так. А дверь за собой захлопнем.

  Спустились по темной лестнице мимо кораблестроителей и шибко секретных физтехов, прошли длинным полутемным коридором к выходному вестибюлю, там декан вступил в длительные дебаты с вахтером на предмет ключей, запирания начальства и общего раздолбайства административно-хозяйственной части института. А я все смотрел на неумолимо движущуюся к девяти стрелочку часов и торопил начальника. А он не хотел никуда торопиться. В итоге мы вышли на улицу аж без пяти девять.

  - Опоздаем ведь, Вячеслав Петрович, - уныло говорил ему я.

  - Не боись, студент, без нас не начнут, - бодро отвечал он, видимо коньячок начал действовать. Эх, подумал я, надо было и мне хлебнуть, и ..ись оно там все конем. А также слоном и ферзем.

  Когда подошли к первому корпусу (я все подгонял декана, а он никуда не торопился и шел легким таким прогулочным шагом), в вечерней тишине вдруг явственно раздался звон стекла откуда-то со стороны набережной.

  - Вы это тоже слышали? - спросил я.

  - Чего?

  - Ну стекло разбилось вроде бы...

  - Не, ничего я не слышал, - начал было декан, но тут довольно громко завопили откуда-то сверху и опять же с той же самой стороны.

  - Вот сейчас услышал, что это?

  - А этот, драгоценный Вячеслав Петрович, именно он, пожар обещанный, я ж говорил поторопиться надо. Ходу! - уже не сдерживаясь, заорал я и поскакал по ступенькам к главному входу. Декан поспешил за мной, но весу в нем вдвое больше было, поэтому с некоторым отставанием.

  Влетели в вестибюль, там в углу дремал сгорбленный вахтер, но немедленно проснулся и закричал:

  - Куды, ититвашу, закрыто все!

  - Тихо, дед, - рявкнул сзади Петрович, - пожар у вас в правом крыле, звони 01! Быстро!

  А мы ломанули вправо на лестницу и взлетели на второй этаж, откуда уже ощутимо несло дымом. Это было, как я понял, примерно в середине центрального коридора второго этажа - дым шел из-под этой двери и при этом кто-то орал и ломился в нее, запертую снаружи.

  - Это было в твоем сне, - спросил запыхавшийся Петрович, - ну что тут люди будут?

  - Было-не было, не время щас это выяснять, давай дверь ломать. В тебе весу побольше, с разбегу давай - она внутрь открывается, может с петель слетит.

  Петрович внял моим словам и с разгону врезался в дверь, та была довольно хлипкой на вид, такой же оказалась и в нутре, так что слетела и упала внутрь, придавив кого-то там, кто был за дверью. Внутри было очень дымно и в районе окна виднелись языки пламени, занавески видимо горели.

  - Быстро берем его за ноги и в коридор тащим, - крикнул я.

  Взяли, вытащили, оказалось, что не его, а ее, в юбке человек был. Далее я распорядился так:

  - Петрович, ищешь огнетушитель и пытаешься что-то потушить до прибытия пожарников, а я потащил эту подругу вниз, надо ее в больницу. Да, окна не открывай, а то полыхнет все.

  Декан на рысях бросился дальше по коридору, надеюсь найдет он что-нибудь подходящее, а я приподнял значит ее, вроде в себя пришла подруга, спросил, сможет ли идти, она промычала, что типа да, попробует, и мы поковыляли к лестнице. Внизу вахтер напряженно крутил диск телефона.

  - Что, до сих пор никого не вызвал? Ну ты и дубина, - заорал я, - ладно, беги наверх, помоги Петровичу, я щас сам с улицы вызову.

  Вытащил женщину к своей машине, запихнул на заднее сиденье, сказал '10 секунд подожди' и вызвал пожарников с уличного телефона, он как раз тут у входа был, а потом на рысях рванул в 5-ю больницу на Нестерова, она самая ближайшая тут наверно. Разглядел наконец спасенную - за сороковник тетке, одета хрен пойми во что, и что она там в закрытой комнате делала, непонятно...

  - Ты как там, живая?

  Тетка прохрипела, что вроде пока да.

  - Держись, через 3 минуты в больнице будешь, - и сдержал свое слово, тут ехать-то всего полтора километра, по Минина-Семашко-Ульянова. Подкатил прямо к приемному покою, сдал на руки медсестрам, объяснив, что произошло, и рванул назад.

  Пожарники так и не подъехали, за смертью только их посылать, болезных. Взлетел на второй этаж, там Петрович на пару с вахтером заканчивали тушение очага - окна они таки пооткрывали, но видимо уже после того, как огонь погас, так что ничего страшного не случилось и дым потихоньку начал выветриваться, ущерб не сказать, чтоб и такой большой. Помог им, чо... а тут и пожарники подоспели.

  Когда все это закончилось и все формальности с пожарниками были улажены, мы с деканом медленно спустились на улицу, я предложил его подвезти, он не отказался.

  - Тут еще такое дело, - начал я, - возьми все геройство на себя, а? А про меня ничего не надо говорить... ну почти ничего, был тут рядом, помог маленько и все, ладно?

  - Почему?

  - Хватит с меня и одной медали, вторая вызовет только одни подозрения, а не слишком ли часто этот Сорокалет перед глазами мелькать начал? Лады?

  Декан подумал, потом сказал медленно:

  - Лады... а ведь это только твой первый день учебы, что ж дальше-то будет?

  - А ничего дальше не будет, кроме большой и плодотворной работы - вместе работать будем над улучшением учебного процесса, ага. Поехали, до дому подвезу.

  Петрович согласился... ехать было недалеко, еще ближе чем до больницы - он на Ковалихе жил в новенькой панельной 9-этажке. Напоследок сказал ему:

  - Слушай, Петрович, а чего у тебя дочка такая зашуганная? Всего боится...

  - Тяжелое детство, - со вздохом ответил он.

  - Так давай я над ней шефство что ли возьму, и по учебе, она походу в той же математике весьма слабовата, и в личной жизни, доведу ее так сказать до товарных кондиций, чтоб нормально с народом общалась - ты мне помог, теперь я тебе помогу, да?

  - Ну бери шефство... только если ты с ней что-то сделаешь, я ведь...

  - Если ты на секс намекаешь, то я тебя умоляю, мне есть с кем сексом заняться - ничего с твоей Светой не случится.

  - Ну ладно, договорились... только ты бы уж мне не тыкал, я же все-таки почти в 3 раза старше...

  - Оллрайт, драгоценный Вячеслав Петрович, это я в пылу боя так сказать, а в дальнейшем буду строго на вы. Принцип сяо я уважаю и разделяю.

  - Принцип чего?

  - Это в китайской философии есть такое понятие - уважение детей к родителям, младших к старшим, народа к руководителю государства и тд. Неисполнение его в Китае считается тяжким правонарушением.

  - Ну что же, хороший принцип, можно взять на вооружение... и еще это... спасибо за приключение, Сережа.

  - Да не за что, Вячеслав Петрович, обращайтесь.

  На этом мой первый учебный день закончился.

  Да, и еще вечерком я позвонил Инке, не так уж и поздно было, предложил завтра вместе до института добираться, она с радостью согласилась. Вот и ладушки, не так скучно ехать будет.


  Чуден Ниагарский водопад при ясной погоде


  Утром продрал глаза в 6.00, что-то съел там на кухне, запивая свежесваренным кофе, потом подъехал на Лескова к дому Инны. Она, вот прикиньте, уже у подъезда стояла, отбивая каблуками чечетку, и выглядела при этом как всегда сногсшибательно, вот отсыпал же бог девке полной пригоршней...

  - Привет, моя радость, - высунулся я из окна, - я тебе тут переднее сиденье подвинул назад, чтоб твои длинные ноги убрались. Куда едем?

  - Два круга вокруг Риджентс-парка, а потом прямиком в Перадор, - гордо ответила Инка. Удивительно все же позитивный человек, к тому же Пристли читала.

  - Риджентс-парков не обещаю, могу предложить только Автозаводский ПКО, - ответил я и мы оба заржали. - По этой книге кстати скоро кино выйдет, музыкальное говорят.

  - Ну посмотрим, что они там наснимают... я бы на роль Сэма взяла бы например Еременко.

  - Так его вроде и взяли. А на принцессу кого бы взяла?

  - На принцессу... ну не знаю... Проклову что ли. А эту злодейку, как ее... Нинет, да... я бы сыграла отлично.

  Я хмыкнул:

  - Злодейка из тебя конечно та еще... добрая ты, даже чересчур, убавить бы не мешало.

  - Ты мне это уже говорил, проехали. Ты лучше скажи, чего звонил мне позавчера?

  Я с трудом припомнил позавчерашний день... это когда я шел в расстроенных чувствах после сцены у озера что ли?

  - А, вспомнил - уже неактуально, проехали, - повторил я инкины слова.

  - Ну тогда давай рассказывай про свою медаль, скромник. Не поделился ни с кем, можно подумать, что ты эти медали каждый месяц получаешь.

  - Да, такой вот я скромный, других не завезли. Ну слушай, если интересно.

  Далее я поведал ей всю эту спасательную эпопею с одной только купюрой, про то, как я узнал про утонутие дяди. Сказал, что он позвал меня по срочному делу, а там оно все и произошло как-то само собой... вроде гладко получилось. Инка таки заметила эту склейку:

  - А что за срочные дела у тебя в Тамбове вдруг образовались?

  - Извини, Инна, не могу сказать, подписку давал.

  - О как... - только и смогла выдавить из себя Инна.

  - Теперь твоя очередь рассказывать - как там Анюта с Верой?

  - А ты точно хочешь это узнать?

  - Ну раз спрашиваю, значит хочу, колись уже...

  - Ну слушай - с Верой все хорошо, ушел от нее Вовчик и ушел, не переживает, и еще она кстати тебе непроданные джинсы вернуть хочет...

  - Ладно, заберу при случае.

  - А Анюта сидит дома и ревет белугой.

  - Вот прям белугой? Интересно... вчера на параде первокурсников этого как-то заметно не было. А Вовчик где?

  - Нету его нигде, исчез с концами. Слушай, так теперь выходит, что и ты, и я абсолютно свободны?

  - Ну вроде так...

  - Так почему бы нам не создать пару? - непринужденно поинтересовалась Инна.

  Действительно, почему бы и не? Мы пара и мы счастливы, подумал я, а вслух сказал:

  - Ок, давай попробуем. Я тебя вечером найду.

  А тем временем за непринужденной беседой мы незаметно добрались до корпусов политеха на Минина, Инна открыла дверь выходить и тут я вспомнил, что у нас же сегодня занятия в другом месте, на площади Лядова... вот идиот беспамятный. Сказал Инке 'пока' и рванул с места на Белинке, благо она пустая, 10 минут и я на месте. Загнал машинку на соседнюю улицу и припустился в учебный корпус, успел тютелька в тютельку, к звонку.

  Высшая математика, сразу с места дифференциальное исчисление с интегралами пошло. Миндалев конечно хороший лектор, не тарабанит по бумажке, а всю душу вкладывает, яркими образами опять же сыпет, но почему-то не любят его студенты, хоть ты тресни... возможно потому что ошибок не прощает и гонит в шею всех, кто на пару его вопросов не ответит, нельзя же так жестко к народу подходить. Мне-то это все по барабану, математику я всегда с полувзгляда понимал и на все его заковыристые вопросики ответы имею, а вот остальных надо бы подтянуть будет, не хочу я, чтоб треть нашей группы из-за этой ерунды вылетели к чертовой матери.

  А потом у нас начался значит семинар по Истории значит КПСС... тут уже меня почему-то с полувзгляда невзлюбили. Вела его относительно молодая преподавательница, но уже с нотками истерии в голосе, и эти нотки позволяли идентифицировать ее как одинокую старую деву без особых шансов на смену статуса. Почему она на мне начала вымещать свои комплексы, сказать сложно... ладно, не будем обращать внимания, конспект у меня хороший, на вопросы ее тупые отвечаю удовлетворительно, что еще надо? Да ничего не надо.

  И физическая культура значит на третье - подались всей толпой на стадион Водник (он кстати засветился в фильме 'Жмурки', там в самом начале на его трибунах сидят три бандита в исполнении Маковецкого, Журавлева и Сиятвинды) бегать, прыгать, метать гранаты и играть в футбол мальчикам и в волейбол девочкам. Почему-то тренеры с этого Водника считали, что самые лучшие тренировки тела происходят в игровых видах спорта, ну может и правильно считали. Подошел во время этой физкультуры к Светке, сказал, что займусь ей завтра, сегодня зарез со временем, а пока готовься морально. Она кивнула, видимо отец с ней уже провел беседу.

  А дальше все поехали по домам, а я в институт на интервью в многотиражке и на заседание в комсомольском штабе ... а, черт, забыл про собрание, где меня надо было выбрать секретарем - ладно, завтра проведем. С моей хорошей памятью надо что-то делать, сегодня это уже второй случай, когда она повела себя нехорошо. Припарковался у 1 корпуса, не до конца сгоревшего этой ночью, и перед газетой решил согласовать детали с деканом, позвонил ему из того самого автомата, откуда вчера пожарников вызывал (номер он мне продиктовал, а я запомнил).

  - Алло, Вячеслав Петрович? Это Сорокалет говорит, помните такого?

  Петрович хмыкнул:

  - Забудешь тебя, как же...

  - У меня щас интервью будут брать для нашей газеты, так я хотел согласовать детали вчерашнего, чтоб наши показания бились, ладно?

  - Ну давай согласуем.

  - Значит так, мы засиделись допоздна в деканате, обсуждая детали моего предложения по одной технической новинке в нашей перспективной лаборатории...

  - Какой новинки? - сразу уточнил декан.

  - Неважно... ну допустим устройство мобильной связи для студентов и преподавателей. И потом решили добить до конца обсуждение, прогулявшись по нашей замечательной Верхне-Волжской набережной, она ведь у нас замечательная, да?

  - Конечно

  - И там в районе 1 корпуса увидели языки пламени в окне 2 этажа, ну и как там стекло разбилось. Дальнейшее понятно наверно... да, я сразу повез пострадавшую в больницу, а все остальное сделали вы... ну вахтер маленько помог, так?

  - Вроде так... да, и еще тут следователь звонил, надо будет подъехать завтра в 5 вечера в прокуратуру и дать показания, дело там открыли.

  - Хорошо, подъеду.

  - Говорят, это не простое возгорание было, у них там большие подозрения на ту подругу, что ты в больницу отвез.

  - Ладно, пусть выясняют. Так мы значит договорились, Вячеслав Петрович, говорим одно и то же и в газете и в прокуратуре - обсуждение перспективной темы/прогулка по набережной/огонь в окне, - на всякий случай повторил я, - а я побег на интервью.

  Встреча с акулами пера прошла скучно и буднично, я сразу предупредил, что можно спрашивать обо всем, кроме как я попал в Тамбов ( 'ну вы же понимаете, что есть темы, которые лучше не поднимать' и закатил глаза к потолку), остальное прошло как по маслу. Про пожар они еще были не в курсе, ну то есть что он был, конечно знали, а кто его там тушил, пока не - так что про это вообще не спрашивали.

  А потом было заседание штаба, там же в 1 корпусе, но в левом длинном крыле. Сначала главный комсомольский лидер долго говорил о задачах в свете принятия новой Конституции, потом еще кто-то выступал, потом вспомнили обо мне, как молодом и подающем и спросили, есть ли у меня какие предложения, дополнения, уточнения? Ну как не быть, есть конечно, сказал я, встал и тут присутствующих на полчаса примерно накрыло Ниагарским водопадом моего красноречия...


  - Товарищи, - начал я, откашлявшись, - посмотрите вокруг, где мы живем.

  Товарищи очумело покрутили головами, ничего собственно не понимая.

  - Мы живем в эпоху построения развитого социализма, в эпоху перехода советских граждан к принципиально новому образу жизни, при этом партия ставит перед нами задачу, чтобы дать каждому человеку возможности для всестороннего и гармоничного развития, правильно? Высшие учебные заведения это прежде всего молодежь, вступающая во взрослую жизнь, и как и с каким багажом она вступит в эту взрослую жизнь, зависит в первую очередь от нас, от комсомола, так?

  А теперь рассмотрим эту всесторонность развития с разных, если так можно выразиться, сторон:

  А. учеба - студенты должны получить и хорошо усвоить самые современные, самые передовые знания и умения, а еще лучше бы те, которые будут востребованы в скором будущем. Что будет востребовано в скором будущем, спросите вы, и я вам отвечу, пока только по профилю своего факультета - компьютеры и компьютерные сети, связь разных видов, микроэлектроника, системы безналичных расчетов не только для организаций, но и для населения, ну и кое-что еще, не будем мельчить. Чтобы получить эти знания, необходимы подготовленные преподаватели, необходима самая последняя информация о развитии отрасли, о новых разработках и технологиях в нашей стране и во всем остальном мире. Необходимо соответствующая материальная база - оборудование, элементная база, учебные стенды. Необходим выход на лучшие отечественные (ну и мировые, если получится) институты, Академию наук и тд.


  Б. деньги - да, товарищи, деньги при социализме пока еще не отменили, и чтобы хорошо учиться и хорошо жить, необходимы денежные средства и надо дать возможность студентам вполне законно зарабатывать эти средства, смелее надо внедрять в жизнь идеи хозрасчета и самофинансирования, товарищи


  В. личное развитие - в свободное от учебы время студенты должны иметь возможность развиваться физически и духовно, надо развивать имеющееся и добавлять новое, например набирающие популярность восточные единоборства и ритмическая гимнастика вполне могли бы внедрены и у нас, далее студенты хотят слушать современную музыку, значит надо развивать и это направление... свой ансамбль, и может не один, свой клуб по интересам, путь общаются на разные темы, кроме газеты неплохо бы было сделать общеинститутское радио, а может даже и телевидение, к нашему театру у меня тоже есть пара предложений, но это я уж потом озвучу и тд


  Г. разное - смелее привлекать студентов к управлению, опросы общественного мнения, конкурсы, например на фирменную символику и корпоративные цвета, с этим тоже надо что-то делать, сейчас наше заведение смотрится, мягко говоря, уныло.


  Проведя в жизнь все это... ну даже какую-то часть, мы сможем поднять планку нашего с вами любимого учебного заведения на мировой уровень... и даже выше его тоже наверно сможем.

  Вкратце у меня все, - закончил я и сел.

  Вопрос мне задали только один, Олежа кстати и задал:

  - И откуда ты такой взялся, Сорокалет?

  - Вы не поверите, но из рабочего квартала на окраине Автозавода, - честно ответил я, - проспект Кирова, дом 18, квартира 94.

  Договорились подумать и продолжить... договариваться, все как всегда... но вода камень точит, а уж комсомольский штаб тем более.


  На обратном пути у меня вдруг образовалась целая куча дел, и туда надо зайти, и на то посмотреть, и это купить... коньяк для хирурга обошелся в червонец, Белый аист, это в 21 веке он превратился в помойный отстой, а здесь, насколько я помнил, был очень и очень даже ничего. Ладно, не жалко. Поставил машину рядом с приемным покоем 40-й больницы, коньяк в бумажный пакет, справился у дежурной медсестры, кто же там оперировал Михальчика-то три дня назад, оказалось, что Владимир Пак, ничего себе... и он как раз был на работе, где-то на третьем этаже поищи его, милок, раз приперло.

  Хорошо, иду на 3 этаж..., нет сначала к Игоревичу все же, вот блин, ничего ему не купил... ааа, ладно, авось прокатит. Пакет с бутылкой засунул во внутренний карман куртки, вроде незаметно. Здесь кажется, тук-тук, не отвечают, значит можно заходить. Палата была на четверых, сидели и лежали там трое, включая Игоревича.

  - Здоровеньки булы, Станислав свет Игоревич, - с порога сказал я ему.

  - Чэсць, - отозвался он, - заходи, раз уж пришел.

  - Да я тут собственно мимо проезжал...

  - К Анюте своей наверно?

  - А вот и нет, с Анютой мы на днях расстались, Игоревич, нет у меня больше никаких Анют, - горестно поведал я.

  - Сочувствую, - ответил он, - ну да ничего страшного, Анют на свете много...

  - Да, что-то мы не о том - как дела-то, Игоревич, на поправку пошел или что?

  - Вроде пошел... еще неделю говорят, что продержат здесь. Ты лучше сам расскажи, что у тебя за проблемы во дворе нарисовались.

  - А, ерунда, милиция в убийстве меня вдруг заподозрила.

  Игоревич чуть не подскочил на койке: - Что значит в убийстве?

  - Да зарезали у нас одного пацанчика темной ночью, а у меня с ним конфликт был незадолго до этого, ну они и прицепились... да не волнуйся, Игоревич, все это уже в прошлом, поймали убийцу, алкоголик местный оказался, а я оправдан вчистую.

  - Ну хорошо, коли так. А еще что нового?

  - Да мелочи разные, институт мой чуть не сгорел вчера.

  Игоревич опять чуть не подпрыгнул.

  - Ну и что там было?

  - Декан наш, Вячеслав Петрович рядом с очагом случайно оказался, он и потушил все. А следователь вроде бы дело завел, поджог подозревает.

  - Ой, Сергуня, что-то многовато всего случается вокруг тебя, одни тонут, других режут, третьи поджигают, очень подозрительная цепочка...

  В корень ведь глядит мужик, ему палец в рот не клади, подумал я.

  - Я что ли виноват, само собой все выходит. Ну ладно, что-то я еще хотел спросить... а, с мамой-то у тебя как, контакты налаживаются?

  - Как тебе сказать... - задумался он.

  - Ладно, все понял, ухожу. К хирургу твоему зайду вот еще - где он, говоришь, обычно сидит?

  - А я никак пока не говорил про это, но сидит он в конце коридора в ординаторской... или в курилке, это этажом ниже.

  - Лады, выздоравливай, Игоревич, а я побежал, - и я пожал ему крепкую ладонь.

  Хирург Пак (с печки бряк) действительно был не в ординаторской, а в курилке - среди курящих там мужиков корейца выделить было несложно.

  - Здрасьте, - сказал я ему, - можно вас на пару слов.

  - Ну пойдем, - забычковал он окурок.

  Отошли в другой конец коридора.

  - Я родственник Михальчика, дальний, но ближе у него все равно никого нет, хочу отблагодарить вас за прекрасно выполненную операцию, - и вытащил из кармана коньяк.

  Пак посмотрел на этикетку, удовлетворенно кивнул и спрятал бутылку в широкий карман зеленого халата: - Спасибо.

  - Как там у него дела-то, выписывать говорят скоро будут?

  - Нормально у него все, не волнуйся.

  - А вы действительно кореец? - осторожно поинтересовался я.

  - Ну да, а что?

  - У нас в Тамбове через два дома семья корейцев жила... лук выращивали, весь огород был в этом луке.

  - А фамилии у них какие были, не Паки?

  - Нет, Кимы они были, хорошие люди. Ну спасибо еще раз вам, рука у вас легкая, - откланялся я и убежал на улицу.

  Там мне нужен был телефон-автомат, а, вот и он... вспомнил, что из него я звонил Евтушенке в день операции - ну что, гнида евтушенковская, империя очень зла и готовит ответный удар... звоню:

  - Алло, Инну можно? Это Сергей, мы с ней гимнастикой месте занимаемся. Инна? Ну выходи к подъезду, сюрприз будет. Да, прямо щас, если можешь. Отлично, жду.

  Подлетел к ее дому на Лескова, ждать недолго пришлось - летит моя красотка, слово 'сюрприз' видимо ее сильно заинтриговало. А в руках у нее здоровенная сумка.

  - Садись, - открыл я ей правую дверцу, - поехали. Что в сумке-то?

  - Это Вера джинсы тебе назад отдает.

  - Ладно, давай, в багажник запихну.

  - А куда едем-то?

  - В одно хорошее место, щас увидишь. Да, вот это тебе, наденешь потом - и я протянул ей пакет.

  - Ой, что это? Ой, это ж трусы с лифчиком! А чего они красные?

  - Потому что Красную шапочку будешь играть. Шутка. Все, приехали.

  Я поставил машину на Школьной, в гараж не стал загонять, вынул из багажника объемистый пакет и сказал: - Идем, тихо-мирно беседуя в наш клуб.

  - Так его же отобрали вроде?

  - А мы собственно не туда, а мимо него.

  Прошли по коридору, я отпер дверь в бомбоубежище:

  - Ну заходи, солнце мое. Практические занятия заказывала? Вот и займемся, - а сам аккуратно начал выкладывать на стол все свежеприобретенное сегодня добро - розочки, вино 'Изабелла', персики, виноград, свечки с подсвечником и пачку изделий номер 2.


  -------------------------------------------

  Потом, когда мы лежали рядом, обнявшись, а на столе догорали три свечки, вокруг были раскиданы лепестки роз, а в бокалах еще оставалось немного Изабеллы, Инна тихо сказала:

  - Спасибочки тебе, Сергуня, большое, с Адамом и Евой это было очень интересная придумка... мы типа одни-одинешеньки во всем мире и надо начинать жизнь с нуля

  - Я старался, Инночка... а ученица из тебя очень прилежная вышла, да

  - Слушай, а можно повторить урок... ну для закрепления материала? - неожиданно спросила она.

  Я трезво прикинул свои возможности и сказал: - Ну да, почему бы и нет? Только я теперь буду сбитый американский летчик, Джонни Коннорс а ты... ты будешь его невеста Дженни Браун, приехавшая его навестить в госпитале в Сайгоне, угу? Поехали... ты щас должна сказать 'наконец я тебя нашла, Джонни, ой, что это с тобой приключилось?', давай, только сначала лифчик надень... нет, остальное не обязательно

  - Наконец я тебя нашла, Джонни, ой, что это с тобой приключилось?

  - Сбили над Тонкинским заливом, Дженни, факинг шит комми на Мигах зашли мне в хвост, а напарник не успел прикрыть. И вот кувыркаюсь я в небесах на запасном парашюте и знаешь, какая одна мысль болтается у меня в голове?

  - Не знаю, какая?

  - А такая мысль - неужели я никогда не увижу груди своей милашки Дженни?


  -------------------------------

  Вечером я отвез Инну домой, поцеловал на прощанье, вернулся, вынул из памяти, что там меня ждет завтра (семинар по вышке, механизмы вычислительных систем и лекция по физике, плюс к этому надо начать бизнес-тренинг Светочки и нанести визит в прокуратуру... ну может еще что добавится). Перед тем, как заснуть, в мозгу проплыли такие горестные строчки:


  Сегодня я прочел тебя до середины,

  Инна.

  Что ждет меня в финале,

  Хер знает.


  Пигмалион Владимирович и Галатея Вячеславовна


  Сегодня Инна учится в Дзержинске, поэтому сегодня я еду один... с Валериком я кстати поговорил на тему доставки, он сказал, что не надо, на трамвае ему проще, ну и хорошо. Копейка моя что-то начала капризничать, завелась только с пятого раза, надо профилактику устраивать, пора уже, месяц без перерыва ведь на ней отъездил. Но завелась и ладно... едем навстречу солнцу, на восток.

  Первым пунктом в программе на сегодня семинар по высшей математике, поскольку он первый вообще, готовиться к нему не надо было, а ко всем последующим будем решать задачи. А пока нам просто показывают, как их решать - найти производную от сложной функции, провести исследование сложной функции и построить график, найти неопределенный интеграл от дробно-рациональной функции. Интересно конечно, но к профессии системотехника если и имеет отношение, то очень косвенное. Ведет семинар молодая, но уже крайне стервозная девица не более 25 лет. Вот у кого бы Инне подучиться. На дорожку записываем домашнее задание - то же, что и в аудитории делали, только в профиль и с загогулинами. Не проблема.

  МПВС... ну термех и есть (вспомнилась трагическая надпись, глубоко вырезанная на парте в какой-то аудитории - 'Завтра экзамен по термеху, п..дец!'), кулачковые передачи, кинематические пары, ползуны, зубчатые передачи, шестерни, колеса - дело конечно нужное и увлекательное, но не для нашего же факультета... механические вычислительные машины лет 20 назад уже умерли. Вел такой длинный и картавый доцент по фамилии Шишов, педант и зануда по внешнему виду. Обрадовал курсовой работой, спасибо, что хотя бы в следующем семестре - насколько я помню, там надо будет рассчитывать и рисовать зубодробительные механизмы на 5 листах А1...

  Ну и физика, лекция в большой физической аудитории, ведет доцент Дубровский, ага, фамилия как у пушкинского героя - у народа естественно посыпались остроты с упоминанием графини Машки Троекуровой. А между тем, как сказали мне в перерыве умные люди, этот Дубровский из дворян происходит, революцию как-то типа пережил в своем имении, потом в науку пошел, далеко не простой человек, далеко... Начал он с азов, с механики-кинематики, довольно интересно все рассказывал, но вторую половину лекции я не дослушал, потому что прибежала девочка-секретарша и сказала мне срочно идти в деканат. Не нравятся мне такие срочные вызовы, ой, не нравятся, но идти конечно надо...

  Оказалось все совсем не так и плохо, приехала съемочная группа с местного телевидения с целью заснять двух героев-политехников оптом так сказать - меня, как спасателя утопающих на водах, и декана, как огнеборца-Прометея... хотя Прометей-то походу ничего не тушил, а как бы и наоборот, но ладно, в осовремененной версии мифа пусть пожарником поработает. Черт, знал бы, галстук надел...

  Меня с Петровичем вывели на улицу, поставили перед входом, чтоб была видна надпись, что это радиофак, начали с него конечно... а что, неплохо говорит, молоток... и про родной вуз ввернул к месту... про меня тоже упомянул немножко... ну вот и твоя очередь, Сергуня, давай, жги.

  - А это первокурсник факультета Сергей Сорокалет, который на днях получил медаль 'За спасение утопающих'. Расскажите, Сергей (можно на ты), расскажи, Сергей, как ты сумел вытащить из воды человека?

  - Все очень просто, мы в Тамбове пошли купаться на речку (- А что, в сентябре там купаются? - Да, конечно, Тамбов на 500 км южнее) вместе с двумя родственниками, дядей Мишей и тетей Зиной. Точнее они раньше на машине уехали, а я задержался и чуть позже за ними пошел. Там у них речка такая течет, Цна называется, приток Оки, вот на нее все и ходят купаться. И вот подхожу я значит к мостику через эту Цну и слышу крики, и голос знакомый такой, тетя Зина кричит, подумал. Прибавил ходу, вылетаю на берег, там тетя Зина мечется вне себя, чуть волосы на голове не рвет, я сразу понял, что тут стряслось, спросил только, где он в воду заходил, разделся и начал нырять. На третий раз нашел дядю Мишу, он на дне лежал, быстро вытащил и начал откачивать, а тетя Зина побежала за спасателями, они на той стороне реки сидели. Откачал в общем я дядю Мишу еще до прихода спасателей - он недолго под водой пробыл. А спасатель еще какие-то процедуры произвел, так что домой дядя Миша на своей машине доехал. Вот собственно и все...

  - Да, действительно все просто, - сказал репортер, - а медаль-то у тебя с собой? Покажешь?

  Я хлопнул по карману куртки - точно, здесь она, оказывается не выложил я ее.

  - Смотрите пожалуйста, - вынул я медаль и протянул репортеру, - по-моему красивая.

  - Да, красивая... вот такие герои живут и работают... и учатся в нашем с вами городе, дорогие телезрители. Ты, говорят, еще и на пожаре позавчера отличился?

  - Да какое там отличился, все же сделал Вячеслав Петрович, ну вахтер ему помог, а я же только пострадавшего в больницу доставил.

  - Герои, да еще и скромные, - добавил репортер. - Остается только пожелать вам с Вячеслав Петровичем успехов в учебе и в личной жизни.

  И он начал скручивать провод микрофона. Уже без камеры спросил:

  - А на чем же ты пострадавшего-то доставлял в больницу?

  - Вот на этом, - и я показал на свою желтую копейку.- Кстати и вас могу до телецентра подбросить, занятия у нас все равно уже закончились.

  - Неужели твоя собственная?

  - Ну что вы, откуда - дали во временное пользование, по доверенности. Ну так что, едем? - личные контакты с прессой не помешают, подумал я.

  - Можно тоже на ты, не такой уж я и старый, Юрием меня зовут, а это Эдуард, оператор. Хорошо, поехали, - и он сделал знак Эдуарду, - аппаратуру только запихнуть куда-то надо.

  - Да не вопрос, в багажник что не влезет, можно на заднее сиденье, - открыл я багажник.

  - О, БониМ, - сразу увидел диски Юрик, - откуда у тебя их столько?

  - Да прикупил по случаю, а потом забыл, так и ездят.

  - Продай одну штуку, давно хотел, - попросил Юрик.

  - Бери так, потом сочтемся, - вынул я из пачки пластинку.

  Сели, поехали... по дороге я рассказал пару смешных баек про корреспондентов и ввернул умную фразу про стандарт Бетакам - мол что это у вас старье такое, весь мир уже на компактные камеры переходит. Юрик заинтересовался, телефон свой короче он мне оставил. Ну и ладно, используем в дальнейшем как-нибудь. Высадил их у телецентра и быстро вернулся к своему радиофаку, лекция уже закончилась, Светочка ждала меня у входа, переминаясь с ноги на ногу.

  - Ну что, - сказал я, - садись, Галатея Вячеславовна, будем делать из тебя звезду.


  - Какую звезду? - испуганно спросила Света.

  - Какая уж выйдет, может эстрады, может балета... да не пугайся ты так, я не кусаюсь, по крайней мере не каждый день, садись давай и поехали.

  - А куда?

  - К тебе домой конечно, ко мне уж очень далеко. Дорогу я знаю.

  - А кто такая Галатея? - после некоторой паузы спросила она опять.

  - Древнегреческий скульптор Пигмалион вырезал эту Галатею из слоновой кости и влюбился в нее. Так влюбился, что Афродита, глядя на его страдания, сжалилась и оживила Галатею, а потом они жили долго и счастливо и померли в один день... как-то так.

  - Интересно, - глубоко задумалась Светка, но больше вопросов не сгенерировала.

  Когда выходили из машины, я прихватил с собой из багажника пару джинсов разных производителей и размеров из вериной сумки.

  - На вот, примерь пока, какие-нибудь должны подойти, - сказал я, когда мы вошли в квартиру.

  - Ой, что это? - сделала круглые глаза Света.

  - Это, Света, такие американские брюки из плотной хлопчатобумажной ткани, обычно выкрашенные в синий цвет, а если по-простому, то джинсы. Давай примеряй, пока я не передумал.

  Света мигом скрылась в другой комнате (всего в квартире их три было, как я успел заметить) и защелку за собой закрыла. Правильно, а то вдруг я маньяк какой окажусь... Пока ждал ее, осмотрелся - а ведь жены-то у Петровича и соответственно матери у Светы походу никакой нет, это видно по разным мелочам, интересно, куда она подевалась? Ладно, потом исследуем эту жгучую тайну...

  Появилась Светка в Монтане, кто бы сомневался - вроде сели неплохо, внизу длинновато, ну да с каблуками как раз будет.

  - Повернись туда-сюда, - попросил я, Света повернулась, - нормально, джинсы твои.

  - За бесплатно? - наивно спросила она.

  - Ну щас, по себестоимости за стольник, потом когда-нибудь отдашь. У тебя чего-нибудь пожрать есть?

  - Ой, я и забыла, что ты голодный, щас суп разогрею.

  - Отставить суп, бутерброда с чаем вполне хватит.

  - А у нас и кофе есть, растворимый Пеле.

  - Отлично, бутерброда с кофе вполне хватит, а в процессе принятия пищи будем задачки по матанализу решать, угу?

  - Угу, - эхом откликнулась Светка и убежала на кухню.

  Задачки были плевые, я такие на лету решаю, сразу и начал диктовать решения, а Светка аккуратно записывала, почерк у нее был очень круглый и меленький. За 20 минут справились.

  - А теперь у нас в повестке дня вторая часть тренинга под названием 'как стать красивой и привлекательной' - согласна позаниматься?

  Светка испуганно закивала головой: - Ага, согласна.

  - Вот и ладушки. Начнем с осанки и походки пожалуй. Запомни пожалуйста или запиши где-нибудь - сгорбленная девушка никому неинтересна, да. Спина должна быть прямой, голова тоже высоко поднята, но с ней допускаются некоторые вариации. Сейчас я покажу несколько упражнений на эту тему, будешь делать их ежедневно примерно по полчаса, утром или вечером, все равно.

  Показал ей кошку, сфинкса, пловца, лодочку, еще что-то, попросил повторить - сделала вроде достаточно сносно.

  - Далее - носишь на голове книгу минут по 15 в день, тоже способствует. Спать лучше на жестком матрасе или вообще на досках... ну не на голых, постелить что-нибудь. Обувь - каблуки в исключительных случаях, они плохо воздействуют на позвоночник, выбирай что-то мягкое и удобное. Ну и поменьше сидеть, побольше двигаться. Кстати-кстати, я тут планирую сделать секцию ритмической гимнастики у нас на факультете, так ты приходи-записывайся, хуже точно не будет.

  - Теперь походка. Ну-ка пройдись к окну и назад.

  Светка прошлась.

  - Ужасно. Идешь как будто тачку с углем везешь. Походка должна быть а)легкая, б)непринужденная и в)без раскачиваний. Давай что ли покажу, как надо, горе ты мое. Можно от колена ходить, можно от бедра, это я тебе позже расскажу. Ширину шага надо делать не больше чем на ступню, вот так... упражнение еще такое есть, с веревкой. Найдешь веревку какую-нибудь?

  - Зачем? - испуганно спросила Света.

  - Ноги связать чуть выше колен и так ходить по комнате, одновременно и осанка исправляется, и длина шага сама собой корректируется. А ты зачем подумала?

  По лицу Светы было видно, что подумала она самое нехорошее...

  - Ну ладно, на первый раз хватит. Тренируйся каждый день, это в твоих же интересах. Следующее занятие будет про одежду и косметику.

  - А можно в следующий раз я подружку позову, чтоб она тоже послушала? - вдруг тихо спросила Светка.

  - Подружку... учились вместе что ли?

  - Да, в соседнем подъезде живет.

  - Фотка подружки есть? Это я к тому, что есть люди, с которыми занимайся-не занимайся, толк одинаковый.

  - Ага, щас найду, - и она покопавшись в потертом фотоальбоме, протянула мне фотографию, очевидно с выпускного вечера, - вот рядом со мной стоит.

  Беленькая, маленькая, с прыщами и с большими бантами, но в принципе материал для работы есть.

  - Хорошо, пусть приходит. А я побежал в прокуратуру... да, чуть не забыл - вторые джинсы можешь ей загнать, но извини, уже не по себестоимости, минимум за 150. Все, что сверху 150, себе можешь оставить, - пусть привыкает к капиталистическим отношениям.

  - Слушай, - сказала мне вдруг в спину Светка, - откуда ты все это знаешь? Ну про красивость и привлекательность эту.

  - Угадай с двух раз? - по-еврейски ответил ей я и убежал в прокуратуру.


  Вы и убили-с, Родион Владимирович


  Прокуратура района у нас сидела на площади Горького, в только-только отстроенной высотке на углу с улицей Горького же и напротив памятника ему же работы Веры Мухиной, не ошибешься, даже если захочешь. Машину есть где поставить, зашел, показал паспорт, мне выдали пропуск в кабинет 306 на 3 этаж, поднимайся, жди вызова. Постучал для начала, дверь закрыта, сижу, жду. Полчаса наверно отсидел, идет мой следователь, Синицын Иван Евгеньич, судя по табличке на двери.

  - Сорокалет? - сразу спросил он, я не стал отпираться, - ну заходи.


  Зашел, чо. После всех анкетных вопросов начался натуральный допрос с пристрастием.

  - Значит лекции в понедельник у тебя закончились в 12.45, я правильно понял?

  - Правильно.

  - А потом ты поехал домой и там занимался в читальном зале, так?

  - Так.

  - И как же ты оказался снова в институте в девятом часу вечера?

  - А что, это запрещается?

  - Нет, не запрещается, просто расскажи, как и почему ты там оказался в момент начала пожара.

  Приплыли, подумал я, это меня сейчас на поджог что ли примерять начали?

  - После занятий я зашел к декану, к Вячеслав Петровичу, - терпеливо сказал я, - он хотел познакомиться со студентом, получившим медаль, такое ведь не каждый день у них на факультете случается, верно?

  - Я думаю, что и не каждый год, - ответил следак.

  - Вот-вот, поговорили мы немного, а потом он предложил мне работу в новой лаборатории, ну там недавно ее открыли, разные перспективные вещи разрабатывают...

  - Понятно, дальше давай, не тяни, - подбодрил меня Иван Евгеньич.

  - И у меня как-то само собой получилось сходу выдать одно достаточно перспективное предложение...

  - Какое?

  - Устройство персональной мобильной связи мегагерцового диапазона, если это вам что-нибудь говорит конечно...

  - Говорит-говорит, продолжай.

  - Потом у Вячеслав Петровича образовались срочные дела и он предложил мне продолжить обсуждение завтра, а я сказал, что нечего тянуть, давайте вечером, все равно делать пока нечего, а он согласился. Так я и подъехал туда к 8 вечера...

  - Ну хорошо, допустим в первом приближении. Дальше давай, как вы возле первого корпуса оказались.

  - Обычно, вышли из 5 корпуса и сначала по улице Минина мимо 4-го и музея этого... Алексея Максимыча, а потом на Провиантскую свернули.

  - Зачем?

  - Чтобы пройтись по нашей уникальной набережной, там лучше думается.

  - И дальше что?

  - Дальше почти что все - сначала стекло разбилось, потом кто-то заорал дурным голосом, потом дым с огнем показались. И мы оба двое кинулись ко входу, там вахтер сидел, может подтвердить, если мне не верите.

  - Не сходится..., - задумчиво сказал следак.

  - Что именно-то не сходится?

  - Пожар начался в комнате с окнами во внутренний двор, так что видеть огонь вы никак не могли...

  - Может и перепутал чего в горячке, может огня и не было никакого, но крики и дым-то могли ведь видеть...

  - Ладно, теперь про потерпевшую. Когда и при каких обстоятельствах ты с ней познакомился?

  Ититтвою, натурально ведь на статью раскручивают.

  - Никогда и ни при каких обстоятельствах я с ней не знакомился, я ее в упор не знаю. Даже как зовут, не спросил.

  - А вот согласно справке из паспортного отдела прописана она и проживает в доме 16 по проспекту Кирова, соседнем с тобой.

  Еще интереснее, меня с этой подругой на групповой разбой что ли примеряют?

  - Даже не видел ни разу... в этом доме 150 квартир, 500 жителей. Расскажите, какую хоть статью-то мне шьете, гражданин начальник?

  - Если умысла не было, значит 150-я, до 3 лет, - со вздохом просветил меня он, - ну а если был умысел и жертвы, значит 149-я, там уж как повезет, максимум до 10 лет.

  - Ну сами посудите, какой у меня мотив мог бы быть - нахрена мне этот корпус поджигать было? Да и не был я там ни разу, у нас же первый день занятий в понедельник был, а вступительные экзамены я в своем корпусе сдавал.

  - Вот и я думаю, какой у тебя мотив мог быть? А может ты этот... пироман, и тебе просто нравится поджигать все подряд.

  - Чтобы мне пиромана повесить, экспертиза нужна у спецов, - хмуро ответил я.

  - Надо будет, проведем и экспертизу.

  ------------------------------

  Короче эта гнида вынула у меня всю душу, препарировала ее тупым скальпелем, а потом запихнула назад как попало. Вышел я от него через полтора часа... ну вы наверно догадались с чем -с ней самой, с подпиской о невыезде... вот и делай людям добро после этого... надо было дать сгореть этому корпусу к чертовой матери, тогда и проблем бы никаких не имел...

  Ладно, прорвемся как-нибудь, решил я, а у меня есть еще в этой жизни и другие дела, да. Рванул в первый, чтоб он в натуре сгорел, корпус встречаться с физкультурниками и театралами.

  С физической культурой я как-то очень быстро договорился, они были в курсе, что есть такой молодой и с идеями, и что есть мнение к его идеям прислушаться, они дали добро на набор и в секцию тай-цзы (назвал ее оздоровительной гимнастикой, чтобы гусей не дразнить), и на ритмическую гимнастику, сказали объявления сами напишут, а начало занятий хоть с понедельника можно поставить. Время позже согласуем.

  А вот с театром отношения сразу как-то не наладились - ну понятно, люди творческие, с амбициями, а тут приходит какой-то хрен с горы и начинает втирать не пойми чего... выслушали хотя бы и то ладно, выдал им идею цикла типа 'Городок', театрализация анекдотов, они же не все у нас политические и неприличные, вполне можно подобрать и для сцены чего-то. Желательно с 2, ну с 3-4 максимум актерами, играющими все роли. И про музыкальную группу завел разговор, оказалось это не их епархия, показали куда идти, сходил по указанному направлению - там обрадовались новому энтузиасту, предыдущий состав почти что полностью был с 5 курса и поэтому им остро не хватало клавишника и ритм-гитариста. Их есть у меня, сказал я, и еще могу предложить классного баяниста и неплохую солистку, очень неплохую. Сказали приходить, всех посмотрят.

  И после всего этого я наконец домой отчалил, надеясь втайне уже пожрать чего-нибудь съедобного, поставил машину в гараж и уже почти зашел в свой подъезд, как в проеме арки увидел... ну кого бы вы думали?... все равно не угадаете, Анюта там стояла на другой стороне улицы возле скамейки, примерно на том же месте, где недавно я с Игоревичем беседовал, и делала мне рукой приглашающий знак, в смысле подходи, поговорим...


  Сдохни, тварь!


  Подошел к ней заинтригованный до крайности, надо ж узнать, что человеку надо...

  - Привет, - говорю, - Анюта. Как жизнь, как учеба, в целом как дела?

  - Пока не родила, - эхом отозвалась она.

  Ну хотя бы это радует, подумал я. Сели рядом на скамеечку.

  - А здесь чего, в клуб пришла? Так его у нас отобрали давно.

  - Нет, не в клуб я пришла, а к тебе, Сережа.

  - Правда? И что сказать хотела? Давай не тяни кота за хвост.

  - У тебя правда ничего с Инной не было? - покусав губы, спросила наконец она.

  Вот оно чо, подумал я, а Анюта-то заднюю врубить надумала... где ж ты вчера-позавчера была, родная?

  - Мне очень жаль, Аня, но с Инной у нас ничего не было до вчерашнего дня, а сейчас уже есть...

  Анюта как-то нехорошо пошла красными пятнами, продолжая жевать верхнюю губу - как бы не случилось с ней чего, озабоченно подумал я.

  - Ты же мне всю жизнь испортил, гад, - наконец выдавила она.

  - Я? Всю? Испортил? - только и нашелся что ответить я.

  - Ты ж меня как последнюю скотину бросил! - продолжила нагнетать градус Аня.

  - Я? Бросил? Про Вовчика ты не забыла?

  - Подожди, не сбивай меня, я и сама собьюсь... я же теперь из-за тебя ни есть, ни спать не могу!

  Это вот совсем интересно... анорексию с инсомнией тоже на меня вешают...

  - Что же мне сейчас делать-то прикажешь? - закончила она наконец свой трагический спич, подвигая к себе сумочку.

  Хьюстон, сказал я себе, у нас проблема... она же реально больная на всю голову, что делать-то, Хьюстон? Молчит проклятый, самому разбираться придется.

  - Для начала неплохо бы успокоиться, - тихо сказал я и положил руку ей на плечо, точнее сделал попытку положить, потому что руку она сразу сбросила со словами:

  - Не трогай меня, скотина!

  - Ладно, не буду я тебя трогать. Успокаивайся так... вместе то есть давай успокоимся и спокойно продолжим...

  Но успокоиться мне как-то не удалось, потому что в этот самый момент Анюта вытащила наконец свою руку из сумочки, где она лихорадочно шарила последние несколько секунд, и в руке у нее был зажат большой кухонный нож с серьезным таким длинным и острым лезвием. Опа, подумал я, пытаясь отодвинуться подальше, получилось это плохо.

  - Ну тогда сдохни, тварь! - громко сказала Аня и со всей силы двинула нож мне в брюхо, примерно в район солнечного сплетения. Вы никогда не пытались увернуться от ножа, направленного вам в живот, сидя на скамейке? Вот и я тоже нет. Оказалось, что это оооочень сложно... короче пропорола она мне левый бок, но не так, чтобы очень, вскользь - кровь пошла, но слабенько... а нож я у нее таки выкрутил из руки, отобрал сумочку, закинул его туда, встал, зажимая бок:

  - Ты совсем е..у далась что ли? Ты ж меня сейчас зарезала бы, а сама по 103 статье на зону пошла бы - у тебя в планах точно это самое было?

  Аня сидела сгорбившись в три погибели и из глаз у нее обильно капало. Ну поплачь, поплачь, а то устроила тут понимаешь шекспировщину какую-то... леди блять Макбет автозаводского уезда...

  - Ладно, вставай и пошли!

  - Куда? - сквозь слезы спросила она.

  - В тюрягу, дура, в КПЗ, на Колыму! Не задавай глупых вопросов!

  Она встала и поплелась за мной хвостом, а я ее за руку придерживал, чтоб не завалилась, очень она опасно покачивалась при ходьбе и дрожала всем телом. Меня тоже, честно говоря, сильно потряхивало при воспоминаниях о ее ноже. Завел ее в уже ставшее привычным для меня бомбоубежище, чо... Раздеваться там мы начали одновременно, потом с ожесточением накинулись друг на друга, я едва успел натянуть изделие номер два, после вчерашнего вечера их в пакете много еще осталось...

  - Признайся, что ты этого с самого начала хотела? - спросил я спустя некоторое время.

  - Ну да, а ты только щас это понял? А где это мы? - спросила Анюта, озираясь по сторонам - да, плакатики с противогазами и костюмами химзащиты впечатляли.

  - Это, Анюта, такой объект гражданской обороны, предназначенный для защиты от фугасных, а равно осколочных бомб и снарядов, а если попросту, то бомбарь. Раз оно от бомб спасает, то может и от житейских проблем тоже. А ты правда хотела меня зарезать?

  - Конечно. Ты же гад последний, - ответила она, после чего мысли ее резко поменяли направление, - ты меня любишь?

  - Ясен пень люблю...

  - А Инку?

  - И ее тоже...

  - И как же теперь?

  - А хер его знает, товарищ майор.

  В этот момент левое мое полушарие снова затеяло дискуссию с правым: - Что-то ты заигрался со своими женщинами, Казанова автозаводская, дела-то кто будет делать, Пушкин? - На что справа отвечали: - Заглохни, зануда. Жизнь и так коротка и невесела, чтоб ее еще твоими стенаниями разбавлять. Пусть все идет как идет, вывезет кривая куда-нибудь...

  - Короче так, подруга ты моя... семиструнная, продолжаем жить как жили, но без твоих закидонов... ну совсем уж без них неинтересно будет, но по крайней мере постарайся свести их к приемлемому уровню. Завтра едем на учебу вместе, чтоб в 7.00 была возле подъезда в полной боевой готовности.

  - А Инка?

  - Она завтра в Дзержинске учится. После учебы идешь в первый корпус и записываешься в секцию ритмической гимнастики, ты там примой будешь, отвечаю. Потом идем разучивать новые песни к воскресенью, это там же неподалеку. Потом едем домой, далее по обстоятельствам. Все ясно?

  - Так точно, товарищ майор, - четко ответила Анюта, - разрешите вопрос, товарищ майор?

  - Разрешаю.

  - А ты сделаешь мне еще раз так же хорошо? Ну пожалуйста, мне никогда еще так хорошо не было... товарищ майор.

  - Говно вопрос, товарищ прапорщик, - ответил я, вздохнув, а потом добавил - а ты меня еще ножиком резать будешь?

  - Обязательно, товарищ майор, - бодро ответила Анюта, занимая нужную позицию.

  Поздно вечером подвел итог прошедшему бестолковому дню:


  Эх, поле-полюшко ты минное,

  Кругом Анюты, Инны и Марины...


  И начались серые трудовые будни


  Утром я таки заставил себя сбегать на стадион и потренироваться, пока дожди не начались, получалось все не очень, медленно и печально, но все же получалось, пресловутые 24 формы у меня уже как от зубов отскакивать начали, можно и на новый уровень потихоньку перетекать. Потом еще была процедура заводки желтенькой копейки, минут 5 ее терзал - свечи выкручивал, смотрел на просвет, чистил тряпочкой и даже носил прогревать на кухонной плите, бензин вручную подкачивал, не знаю, это ли помогло в конце концов, но поехала она... завтра не знаю, что будет, надо наверно более жесткие меры принимать.

  В итоге на Лескова я успел тютелька в тютельку (узнать бы, блин, что же это за зверь такой, тютелька, да Яндекса под рукой увы нету), посадил Анюту и рванул по проспекту Ленина, обгоняя набитые 40-е автобусы, коптящие черным дымом, как Геракл черепаху. По дороге Анюта болтала не хуже Инны, ну надо же... спросил у нее, как учеба и почему именно кораблестроительный она выбрала, оказалось у них в семье это потомственное, и дед на Красном Сормове работал, и отец, и старший брат недавно закончил это же самое дело.


  Да, рассказал ей в двух словах версию про ее заколдованность (приписал ее Вере, во избежание), она внимательно выслушала и ответила, что да, такая версия вполне может иметь место, но теперь оно все в прошлом, и это ее радует. Меня тоже, добавил я.

  В 5 корпус мы короче под ручку прошли, вызывая явно завистливые взгляды парней и осуждающие от девочек. Довел ее до своего этажа, а сам рванул на лабу по физике (а еще у нас сегодня должно было быть непонятное введение в специальность и на закуску начертательная геометрия, она же в народе начерталка). Лаба подразумевала предварительную сдачу допуска - ну проверку, готовы ли мы теоретически ее провести, а уж потом уже пойдет скручивание проводов и замер сопротивлений и напряжений.

  Поскольку все это у нас первый раз было, зачет обнулился, препод (вообще-то их двое сидело, молодая женщина в страшно некрасивом платье с бантиком и еще сам старик Дубровский почтил нас вниманием) только объяснил что, как и почем и раздал методички к следующему занятию, а потом мы сразу стали крутить провода и замерять силу тока. Методички эти кстати были напечатаны типографским способом в типографии института, как я успел прочитать на последней странице. Тиражом в 500 экземпляров. Значит у них и типография своя есть, это хорошо, это надо запомнить...

  И еще надо было разбиться на группы по 4-5 студентов, на каждого индивидуально просто не хватило бы рабочих мест - Светочку я естественно сразу к себе взял, а еще ко мне попросились обе Танюши и Саня, который мордовский колдун. Да пожалуйста, мне не жалко. Провода скрутили и результаты получили достаточно быстро, по физике я хоть и не такой спец, как в математике, но уж эту элементарщину-то без вопросов одолею. К перерыву в паре у нас все готово было - показал оформленные листочки Дубровскому, он прочитал и с удивлением сказал, что все верно, ну можете теперь готовиться к следующей лабе.

  И тут я вспомнил, что надо бы наконец провести давно обещанное комсомольское собрание, оповестил всех остальных, что оно в большом перерыве будет (между 1 и 2 парой в первую смену не 15 минут был перерыв, в все 25) и провел его, чо, дело-то нехитрое. Были правда неприязненные возгласы от парней... но проголосовали единогласно, никому же не хотелось такой хомут на себя добровольно вешать. Протокол я почти полностью на собрании написал, уж чего-чего, а такого добра в прошлой-будущей жизни я немало сочинил, ну подправить может чего и придется, мелочи разные, как там Козлов решит.

  И еще вдруг неожиданно понял, что однокурсники мои совершенно мне неинтересны... не считая Светочки конечно, тут уж пацанское слово держать надо, если взялся за гуж, надо играть туш... и пожалуй с Саней-мордвином тоже можно общаться, а остальные какие-то однобитовые. Но тут уж, как говорится, родственников и однокурсников не выбирают, нравится - не нравится, а жри, моя красавица.

  Введение в специальность, как собственно и ожидалось, оказалось бредом сферической сивой кобылы в вакууме, всё и обо всём помаленьку и ни о чем в отдельности, сидел и страдал... Ну и начерталка, у нас практика сразу по ней была, а лекция завтра, ну это хотя бы что-то имеющее отношение к жизни. Рисовали разрезы и проекции разных сложных геометрических фигур - большую часть времени нам показывали, как изобразить эллипс при помощи линейки и циркуля, занимательно чо... хотя в Автокаде это же самое заняло бы секунд 5, ну может 10.

  И пока вырисовывал эти разрезы, внезапно всплыла в голове мысль про кубик Рубика. Когда-то интересовался историей, как это простому венгерскому инженеру пришла в голову такая гениальная идея, некоторые даты запомнил - запатентовал это дело Эрне Рубик в 75-м, да, но только на территории Венгрии, первая партия поступила в магазины в начале 78-го, а американцы купили идею, сделали патент и начали массовое производство только в 79-м, так что время-то есть, а почему бы и не? А вот возьму и займусь, авось получится - венгерский патент нам не указ ни разу.

  А после лекций забежал к комиссару Козлову, отдал протокольчик (вопросов у него не возникло) и сразу Анюту в охапку и в первый корпус к физкультурникам. Там пришлось объяснять одному ответственному товарищу, что такое ритмическая гимнастика, чем отличается от просто гимнастики и на кой она вообще сдалась в его подведомственном подразделении.

  - Понимаете, Семен Аркадьич, - проникновенно говорил я, сидя на подоконнике в гимнастическом зале, - времена меняются, то, что было вчера и позавчера, не всегда воспринимается всерьез новым поколением. Вот ту же классическую гимнастику взять - да, дело безусловно нужное и полезное, на какое-то застывшее. Не идет туда молодежь, правильно?

  - Ну допустим правильно, - буркнул под нос Семен Аркадьич.

  - А вот подправленная такими незначительными, можно сказать даже косметическими штрихами (потому что моя ритмическая гимнастика это всего-навсего симбиоз обычной гимнастики с танцами), гимнастика вполне успешно сможет конкурировать даже с хоккеем по популярности, отвечаю.

  - Ты-то откуда это можешь знать? - продолжал бурчать Аркадьич.

  - А давайте начнем, через месяц сами увидите. Если народ не повалит, можете все закрывать и считать меня всю оставшуюся жизнь болтуном, не отвечающим за свои слова.

  - Ладно, уговорил... тут три девочки пока записались, что тебе вообще для занятий надо-то?

  - Три это хорошо, я еще одну привел и плюс одна-две завтра добавятся, можно начинать. А нужно музыкальное сопровождение, кассетного магнитофона пока хватит, хотя в дальнейшем хотелось бы что-то стационарное, и одинаковую форму для всех, ну это мы сами решим. Завтра во сколько тут свободное окно есть?

  - С 16.30 час есть свободный.

  - Отлично, дайте координаты этих девочек, я предупрежу.

  Координаты Аркадьич выдал, я их переадресовал Анюте (помоги, родная, со временам зарез), договорился встретиться через час возле ВИА, а сам теми же ногами побежал обратно в 5 корпус, там вот-вот должно было начаться совещание в той самой перспективной лаборатории, в кою меня с самого первого дня сосватал декан. Успел почти вовремя.

  Там подводили итоги, чего сделали в прошлом сезоне... ну т.е. учебном году конечно и обсуждали, чего бы еще сделать далее, чтобы не было мучительно больно. Долго и неинтересно говорил завлаб Илья Иваныч, что вот мы доделаем недоделанный интерфейс между ЭВМ Наири (да, Наири, тактовая частота 50 кГц, не мега - армянский йокорный бабай какой-то) и алфавитно-цифровым принтером СМ-6400 (помню я эту дуру, килограмм 200 весит), а еще бы надо усовершенствовать ввод перфокарт (неслышный протяжный стон) в ЭВМ БЭСМ-6 и еще что-то такое же. Минут 20 я это конечно выдержал, потом кашлянул, привлекая к себе внимание. Завлаб это заметил, видимо его тоже проинструктировали о молодом и борзом студенте, поэтому он быстренько представил меня и дал слово.


  - Товарищи, - сказал я, откашлявшись, - вся программа, представленная уважаемым Ильей Иванычем, безусловно интересна и заслуживает самого пристального внимания, однако со своей стороны я мог бы внести некоторые существенные дополнения и уточнения. Итак, по пунктам:

  - Первое. ЭВМ коллективного пользования сыграли заметную роль в развитии радиоэлектроники, никто этого отрицать не собирается, но новые времена ставят перед нами новые задачи. Так же, как и коммунальные квартиры, на которые делало ставку советское руководство в начальный период развития нашего государства, заменились уже в 30-е годы индивидуальным жильем (ремарка из зала - не везде), так и огромные коллективные мейнфреймы вскоре заменят компьютеры, персонально принадлежащие каждому пользователю. Ведь согласитесь, гораздо удобнее и комфортнее работать на лично тебе принадлежащем вычислительном устройстве, чем получать допустим полчаса в день на чем-то отвлеченном, правильно?

  - Ну это спорный вопрос, что лучше, - попробовал вступить в дискуссию молодой аспирант.

  - Хорошо, согласен - пока спорный, но давайте предоставим широким массам выбор, работать на коллективной компьютерной технике или на своей личной, пока-то этого выбора нет, верно?

  - Допустим, - это уже высказался Иваныч, - и что ты предлагаешь?

  - Наши западные хм... коллеги (народ заулыбался) уже кстати очень активно начали продвигать в массы персональную технику, слышали про такую фирму Эппл? Я предлагаю разработать и внедрить в рамках нашего учебного заведения компактную персональную ЭВМ, удовлетворяющую всем требованиям к современной компьютерной технике.

  - Хм..., - задумался Иваныч, - и сколько времени тебе например понадобится на разработку, год, два, три?

  - Один месяц, Илья Иваныч.

  Народ за столом откровенно заржал.

  - А чего ж не неделя?

  - Потому что недели мало, а месяц в самый раз. Вот посмотрите, что я вам принес? - и я вытащил из сумки стыренный в колхозе выносной пульт проверки маслопресса, верхнюю крышку я уже предварительно отвинтил, так что внутренности были видны всем.

  - Что это? - спросил Иваныч.

  - Это, Илья Иваныч, пульт самодиагностики маслоэкстрационной установки бельгийской фирмы Десмет. Внутри, как вы сами видите, микропроцесор Интел 8080, оперативная память, ПЗУ с зашитой операционной системой и еще ряд микросхем, осуществляющих связь с внешними устройствами. Вот это вывод на стандартный телевизор (системы правда не Секам, а Пал, ну да это дело поправимое), это ввод со стандартной клавиатуры, это с кассетного магнитофона. Вот схема пульта, вот содержимое ПЗУ, вот инструкция по эксплуатации на английском (это я достал прилагавшиеся к пульту книжечки). Чтобы переделать это дело в микро-ЭВМ, месяца вполне хватит... кстати аналоги Интела 8080, как я слышал, уже выпускаются в Зеленограде, 580-я серия, если не ошибаюсь.

  Народ потрясенно молчал, разглядывая устройство.

  - И откуда же оно у тебя? - наконец сгенерировал вопрос один аспирант.

  - Разве это важно? Ну нашел в колхозе 'Заря коммунизма' например...

  Тут вступил Илья Иваныч: - У тебя кажется еще какие-то пункты в программе были?

  - А то как же, - легко согласился я, - пункт 2 называется 'устройство персональной мобильной связи мегагерцового диапазона'.

  - Такое устройство у тебя тоже что ли имеется?

  - К сожалению нет, в колхоз его пока не завозили.

  Смех в зале.

  - Но за персональной связью такое же будущее, как и за персональными компьютерами, ведь гораздо удобнее разговаривать по своему личному телефону, в любом месте причем (ну почти в любом, все будет зависеть от широты покрытия ретрансляторами), чем лихорадочно искать телефонную будку, разве не так?

  - И что, это ты тоже за месяц сделаешь? - сдавленным голосом сказал Иваныч.

  - Врать не буду, драгоценный Илья Иваныч, за месяц вряд ли, но до Нового года точно сделаю и предоставлю каждому из сидящих здесь по персональной телефонной трубке.

  Итогом собрания был протокол из двух пунктов, догадайтесь каких. В помощники мне определили того самого аспиранта и еще двух человек, элементную базу, сказали, посмотришь, если чего не хватит, будем решать вопрос. И я убежал по музыкальным делам.


  Анюта тем временем сидела на подоконнике рядом с помещением, где находилась репетиционная институтского ансамбля (надо кстати узнать, как хоть он называется-то) и болтала ногой в воздухе, настроение у нее, судя по всему, было отличное.

  - Ну как там у тебя в лаборатории сложилось? - весело поинтересовалась она.

  - Да все путем, выслушали меня, открыв рты, программа работы на год вперед сформирована. А ты чего такая веселая?

  - А что, нельзя?

  - Почему, можно, только как-то выбивается из твоего образа строгой нордической красавицы...

  - Если ты скандальчик хочешь, так я это быстро устрою.

  - Ненене, - быстро врубил заднюю я, - так гораздо лучше, улыбайся на здоровье. Так чего там с ансамблем-то?

  - Все нормально с ним, голос мой прослушали, сказали годится в первом приближении, щас они обедать ушли, а после обеда ждут, чего им приготовил ты. Я тумана напустила, сказала, что вы мол ахнете, когда узнаете, правильно?

  - Ути моя умница, за это тебе полагается дополнительный пирожок.

  А тут за этой болтовней незаметно и музыканты подтянулись, все двое - гитарист значит Аркаша и барабанщик Сева. Пригласили заходить. Зашли, чо.

   - Значит это ты и есть, Сорокалет? - спросил Аркаша-гитарист, видимо он тут за главного был.

   - Угу, - не стал отрицать очевидного я, - он самый. Есть мнение (и я показал глазами в потолок) выступить в воскресенье на концерте в честь принятия новой Конституции, хочу вот показать, что я умею и предложить кое-что новое.

   - Ну давай, показывай, - показал Аркаша широким жестом в сторону синтезатора.

   Подошел, осмотрел технику, это оказалась Фаэми, не самый шикарный выбор конечно, но и на этом можно играть - 4 октавы, есть секции генератора, тембров, вибрации, фильтров. Включил, пробежался по клавишам, пощелкал ручками и выдал 'Дом восходящего солнца' группы Энималз (народная вообще-то песня, но пусть будет Энималз)... получилось так себе. Аркаша подошел, показал, что можно еще задействовать, а что лучше не трогать, попробовал второй раз и без паузы перешел на 'Отель Калифорнию'... On a dark desert highway сool wind in my hair... ну и так далее.

   - Ну чего, вижу, что умеешь... давай теперь свое, Анюта тут недавно намекала на это, что там у тебя такого припасено?

   Своего у меня было припасено хоть ведром отчерпывай, недаром вчера перед сном битых 2 часа мучил нотную тетрадь, надо бы только было немного отфильтровать так сказать базар... фильтр тонкой очистки не помешал бы ему, базару, что можно, что нельзя... но ладно, пауков бояться - в Звездном десанте не сниматься, поехали.

   - Первая песня не моя, дворовая, слышал когда-то, слова правда почти все забыл, так что слова мои, называется 'Сиреневый туман', вообще-то она мужская, но солистка у нас пока одна Анюта, так что...

   Сунул текст Анюте, сказал 'давай, как в клубе', выдал незамысловатую мелодию... когда все закончилось, музыканты слегка подвисли, я попробовал их перезагрузить:

   - Что приуныли, коллеги, я же еще толком не начал, следующим номером у нас идет опять народное, слегка обработанное только, называется 'За окошком месяц май'... а баяна у вас случайно в шкафу никакого не спряталось, ее бы хорошо под баянный аккомпанемент.

   Как ни смешно, но баян нашелся, древний и полурассохшийся, но и на таком можно ведь. Попросил Аркашу встать за Фаэми (ты ж ведь умеешь, не отпирайся), сунул ему ноты и кивнул Анюте - стартуем мол. Получилось очень и очень даже ничего себе.

   - Едем дальше, народная же, но уже украинско-молдаванская песня 'Все будет хорошо', здесь тоже баян участвует.


   Эту песню Анюта тоже хорошо знала, я ее на прошлой неделе презентовал нашей бывшей мушкетерской компании (вспомнил и загрустил, где сейчас эта компания...). Аркаша с Севой были в полной прострации - какой-то хер с горы выдает один хит за другим, а это я еще далеко не закончил.

   - А вот эту песню Аня еще не видела, переделка одной латиноамериканской мелодии, под названием 'Мальчик хочет в Тамбов'...

   Прокатали и эту штуку, с третьего раза что-то вышло. У Аркаши только один вопрос возник:

   - А почему он в Тамбов-то хочет?

   - Видишь ли, Аркаша, - ответил я, - дело в том, что я долго там жил, ну и вставил в песню знакомое место. Ну и наконец самый-самый хит сезона, заводная молодежная песенка про печального домового, Аня, вот тебе слова, а я пока мелодию наиграю.

   Зря я что ли вчера вечером грыз карандаш два часа, нагрыз перепев на российские реалии знаменитой 'Blue' группы Эйфель-65, ее год без перерыва где-то в 90-х гоняли по всем каналам, так что в памяти она засела намертво. Получилось у меня вот примерно что:


   Послушайте, я вам спою про лес густой,

   Где елки-палки и волков ужасный вой,

   Там, где живет один печальный домовой,

   Живет он в домике с большой кривой трубой.


   А припев уже совсем простой-простой:


   Он весь, дабуди-дабуда

  Он здесь, дабуди-дабуда,

   Он есть, дабуди-дабуда,

  Он бес, дабуди-дабуда.


  Проиграл, как смог, текст Аня попыталась озвучить - прострация музыкантов совсем уже дошла до точки. Вывел простым вопросом - 'ну чо скажете, коллеги?'. Коллеги только и смогли выдавить из себя, что все зашибись, но вот пропустят ли на концерт песню про домового, который бес, да еще дабуди-дабудатый, сомневаются. Да и во 'Все будет хорошо' пропаганда пьянства имеет место, как там наверху посмотрят, они не берутся предсказать. Взял утверждение программы концерта на себя, а ребятам оставил ноты с текстами, пусть поработают пока...


  А время между тем уже к 6 вечера двинулось, откланялись мы короче с Анютой и отчалили к родным домам, я ее высадил на Лескова, поцеловав на дорожку, завтра, сказал, в 7 утра опять стартуем, она прикиньте, сказала, что гордится мной, а я ответил, что давно бы так, а то ты, киса, все кобенилась, за что получил сумочкой по уху, но несильно, чисто чтоб реноме соблюсти. И тут я вдруг вспомнил, что Инна тоже завтра в основной свой корпус едет, и загрустил... Анюте не стал про это объявлять, чтобы раньше времени разборки не устроились, но задумался конкретно, что ж делать-то? Думай, голова, думай...

  Так ничего и не придумал, решил все же вечерком позвонить Инне, узнать, что там и как, и тут-то она меня и огорошила:

  - Знаешь, Сережа, а меня замуж зовут, - сказала она сразу после привета.

  - Да ты чо, - только и смог выговорить я, - что-то очень быстро. И кто зовет, если не секрет?

  - Не секрет, хоккеист один зовет.

  - Ковин?? - промелькнула у меня ослепительная мысль.

  - Да щас, дождешься от него, у него жена и двое детей.

  - Неужели Скворцов???

  - Ну так низко я еще не упала. Варнаков меня сватает, Мишаня Варнаков.

  - Вот это да, он уже у тебя Мишаня... - я некоторое время приходил в себя, - и как же произошло ваше знакомство?

   - А я разве не говорила? У меня же отец администратор клуба Торпедо, а вчера у них на базе было какое-то мероприятие, вот отец меня с собой с взял, а там Мишаня значит, как только меня увидел, так и пропал - весь вечер хвостом за мной ходил и под конец предложение сделал. В Америку, сказал, с собой возьмет, когда они там на турнир поедут.

  - Стой, а как же я?

  - Ты хороший, Сергуня, спору нет, но и меня пойми - Варнаков, это... Варнаков. Второго такого шанса у меня может не быть.

  - Ну дела... - протянул я, - вы и о свадьбе уже что ли договорились?

  - А то как же, через две недели в гостинице Волна, приходи кстати.

  - Спасибо, я подумаю... завтра на учебу-то едешь?

  - Ага, еду.

  - Тогда у меня для тебя тоже есть новость, я с Анютой помирился, так что завтра все вместе едем.

  Думаете, Инна расстроилась? Щас.

  - Отлично, вместе веселее будет, - бодро ответила она.

  Ну может оно все и к лучшему, думал я перед тем, как заснуть, попробовал сочинить завершающий день стих и плюнул - ничего не придумалось. Завтра у нас значит пятница, практика по программированию, лекция по начерталке и опять физкультура на Воднике. И еще репетиция ансамбля, и еще первое занятие по ритмике, и еще не будем забывать про книжный рынок и гниду Евтушенку, закончилась пора разбрасывать камни и пришла пора бить морды...


  Ничего личного, Боря


  Копейка завелась с пол-оборота, что это с ней такое? На Лескова забрал сначала Анюту, в двух словах объяснил ситуацию с Инночкой, она сначала посмурнела, а потом развеселилась, упрекнула даже меня, чего это я и хоккеем заодно не занялся, а я ей ответил, что дай срок, может и займусь. Потом на заднее сиденье забралась Инна, всю дорогу они болтали без умолку, в основном Инна рассказывала про своего будущего супруга, а Аня слушала, открыв рот.

  Высадил их на Минина, а сам опять в общагу на Лядова, нет, не забыл на этот раз, а специально все спланировал, успел даже с запасом. Занятия прошли скучно и буднично, вспомнить даже нечего, Светочке сказал, чтоб готовилась ко второму тренингу, скорее всего завтра будет, она согласно кивнула. А я посмотрел на часы (уже в принципе и пора) и пешочком прогулялся до книжного рынка, там всего-то метров 300 от Лядова.

  Народ уже начал собираться и раскладываться, поглядел по сторонам - нет Евтушенки, ну ничего, мы люди терпеливые, подождем. Пока прошелся по рядам, поприценивался, 'Парень из преисподней' с 'Зарубежным детективом', кои у меня умыкнул этот гад, шли соответственно по пятнарику и по двадцатке. Скидывать никто не хотел. Надо будет содрать с Евтушенки побольше, чем мы там предварительно договорились, нет, навар ему конечно надо оставить, но неустойку пусть сполна заплатит, сука...

  В самом конце поляны пристроилась пара товарищей с дисками, БониМ и АББА у них в наличии конечно были, по 15 и то, и это. Тоже поторговался и тоже безуспешно, да и хрен с ними в конце-то концов. Когда я третий раз обошел поляну по часовой стрелке, из-за кустов сирени наконец показался искомый кидала. Но не один, с ним вместе шагал высокий такой и кудрявый парнишка, лицо которого показалось мне смутно знакомым. Запустил ускоренный поиск по разделам памяти своего мозга, через несколько секунд щелкнуло - ба, да это ж будущий губернатор Немцов Борис Ефимыч собственной персоной, он же сейчас студент, только учится в универе, на радиофаке же кстати. Очень хорошо, щас придумаем, как его в схему включить, подумал я, потихоньку двигаясь в их сторону...


  - Ну здравствуй, дорогой, - сказал я, когда Евтушенко наконец меня увидел, - сколько лет, сколько зим. Как живется, не икается по ночам?

  - Почему это мне должно икаться? - хмуро ответил он.

  - А то ты не знаешь? Чужое присваивать нехорошо, об этом нам очень доходчиво говорит глава пятая УК РСФСР. Возвращать незаконно нажитое имущество когда собираешься?

  - Ах ты... - у Евтушенко аж дух перехватило от возмущения, что какой-то мелкий пацан с далекой-далекой окраины так с ним разговаривает, - да я тебя!

  И он сделал попытку схватить меня за грудки, но действовал при этом крайне медленно и неуклюже. Перехватил я короче его правую кисть и взял на излом мизинец, это очень нетрудно оказалось. А когда мизинец на излом берут, это очень больно, граждане, и освободиться от такого захвата очень нелегко, вот и он не сумел, присел на корточки и начал подвывать что-то вроде 'ааатпустиии-аааа!'.

  - Книжки отдашь, тогда отпущу, - спокойно сказал я, - можно впрочем деньгами, но извини, с 10% пеней сверху, там ты мне 200 должен был? Значит 220 гони.

  Тут вступил в разговор Боря, который Немцов:

  - Мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит?

  - Легко, Боря, легко (- откуда ты знаешь, как меня зовут? - так он к тебе так обращался, пока вы сюда шли, вот я и услышал). Этот говнюк взял у меня на реализацию 20 книжек, а деньги зажал. Вот и все объяснение, я правильно говорю? - это я уже кидале адресовал.

  - Ппыыравильноо, - промычал он.

  - Вот и славно, как тебя зовут-то кстати?

  - Ттыттоже Борисом.

  Во как... два Бориса выпили по триста.

  - Так что насчет денег-то надумал, говори уже, а то палец сломаю.

  - Ввссеее отдаааам.

  Ок, подумал я и отпустил палец. Второй Борис начал его сразу растирать, а я добавил:

  - Деньги мне сегодня нужны. Не отдашь, тогда точно что-нибудь сломаю.

  - Ладно, через час здесь же.

  - И еще это..., - после некоторых раздумий добавил я, - если не передумал пластинки брать, то у меня осталось 10 Абб и 8 БониМ-ов, отдам по червонцу. Ничего личного, один голый бизнес, как говорят наши друзья-американцы, правильно?

  - Хорошо, - хмуро согласился Боря.

  - Итого значит 220 за книжки плюс 180 за диски выходит ровно 400. У меня машина тут недалеко, могу подбросить туда-сюда для ускорения.

  Второй Борис смотрел на нашу беседу открыв рот, но вставить ничего так и не решился, тогда я помог ему:

  - А тебе, Боря, я персонально предлагаю участие в разработке новейшей радиоэлектроники в политехе, только вчера запустили два проекта. Ты же ведь тоже по этой части учишься? Приходи на радиофак, это в пятом корпусе, комната 414, не пожалеешь.

  Тут наконец Ефимыч разродился полной фразой:

  - А я вспомнил, где тебя видел, по телевизору на днях показывали, как ты медаль за утопающих получил.

  - Правильно, а еще за пожар должны скоро дать. Шутка.

  И мы с первым Борисом уехали к нему домой. Возможной ответки я почему-то не опасался, уж очень хлипким и нестойким он себя показал. Так впрочем все и вышло, доехали мы до Бекетовки, там он скрылся за дверью панельной хрущевки и вскоре вынес сверток с деньгами. Я пересчитал, все верно, открыл багажник, вручил ему две коробки с дисками и немедленно рванул в политех, дел еще до вечера много надо было порешать.

  Первым делом пошел в репетиционный зал, это сейчас главное - и почему я был не удивлен, найдя там Анюту с Инной? Стояли рядом возле гитариста Аркаши и на два голоса исполняли жалостливый 'Сиреневый туман'. Постоял, послушал, вроде неплохо... да чего неплохо, просто хорошо. Показал им большой палец.

  Сказал, что все у вас, ребята и девчата, хорошо и без меня получается, а я вот притаранил вам еще одну песенку, отдаю так сказать на суд музыкальной общественности и выложил ноты и текст незабвенной хитяры 'Ты скажи, чо те надо' группы 'Балаган Лимитед'. Проиграли, девочки попытались напеть, с трудом сдерживая позывы заржать во весь голос...

  - Ну не знаю, не знаю, - протянул Аркаша, - песня действительно забойная и народная к тому же, но очень уж провокационная...

  - А вы что скажете? - спросил я у девочек.

  Инна замешкалась, а Анюта сказала, как с плеча отрубила:

  - Отличная штука, на следующий день после исполнения ее полстраны распевать будет!

  Скрытно еще раз показал большой палец Анюте, а сказал следующее:

  - Вопросы со включением или невключением в концерт беру на себя, а вы постарайтесь, чтоб гладко звучало, лады? И еще это... магнитофончик кассетный на время не одолжите?

  Аркаша со вздохом вытащил из шкафа Романтик и протянул мне.

  - И тогда уж заодно давайте на него пару наших песен запишем, очень надо.

  Не отказались - про домового записали и Все будет хорошо.

  А потом я забрал с собой девочек (они попозже вернутся, а пока сами порепетируйте) и двинул в физкульт-секцию, там вот-вот должно было начаться первое занятие по ритм-гимнастике. Те три записавшиеся подруги пришли в полном составе, посмотрел на них, остался удовлетворен увиденным и сказал переодеваться во что они там принесли. Вернулись, встали передо мной в рядок, я закатил программную речь:

  - Итак, ритмическая гимнастика, она же иногда называется аэробикой, это система музыкально-ритмических движений, главная ее цель - достичь максимальной координации между нервной и мускульной системами человека. История ее уходит корнями в начало 20 века, один француз изобрел. Потом по время Первой мировой ее забросили, потом возродила танцовщица Айседора Дункан, более известная как жена Есенина, потом она опять ушла в небытие. Сейчас на Западе снова наблюдается всплеск интереса к ней. Если коротко, то это гимнастика под музыку, желательно веселую, бодрую и молодежную, вот примерно такую.

  И я включил магнитофон. Девочки с интересом прослушали и спросили, чьи это песни, я ответил, что мои, они по-моему не поверили.

  - Теперь дальше. Одежда для нашей гимнастики должна быть очень экономной - для девочек купальники (дада, купальники, но если кто стесняется, можно ограничиться спортивными трусами и майкой), на ноги желательно гетры до колен, на головы банданы (ну повязки такие, платочком вокруг головы можно заменить). И дальше ритмично двигаемся, разминая все части тела, начиная с периферии. Показываю.

  И я включил домового и начал демонстрировать комплекс, с трудом вспоминая, как там это делала... точнее будет скоро делать Джейн Фонда. Девочки старательно повторяли за мной движения. Добавил пару штрихов:

  - Тут очень важна синхронность, если кто в лес, кто по дрова будет двигаться, эффект воздействия на зрителя пропадает.

  - А что, у нас и зрители будут? - сразу спросила одна из них.

  - А то как же, первых обещаю послезавтра на концерте в честь Конституции - выйдете на подтанцовку во время нашего выступления.

  Пришлось заодно объяснить и про ансамбль. С грехом пополам закончили тренировку, я сказал, что иду в лабораторию, надо же на рабочее место посмотреть и что там у них с элементной базой, а Аня с Инной отправились в столовку.


  В лаборатории меня особенно никто не ждал, пара студентов возились над неким страшным агрегатом с дымящимися паяльниками в руках, да тот самый аспирант (звать его было Коля-Николай) сидел с журналом Радио в руках.

  - О, привет, - сказал Коля, - с чем пожаловал?

  - Да вот, пришел чисто осмотреться, что тут и где, - ответил я, озираясь по сторонам.

  - Ну и как, нравится?

  - Нормально все... вот только мне бы для отладки прошивки ПЗУ в первую очередь бы пригодился его эмулятор, а то записывать и стирать по сто раз одно и то же замудохаешься...

  - Программатор у нас есть, вон он на окне лежит, а про эмулятор надо поспрошать... кажется в НИИИСе такое дело было, ладно завтра-послезавтра решим вопрос. Так ты значит говоришь за месяц все сделаешь?

  - Бля буду, но сделаю, - решительно ответил я.

  - Ты бы все-таки полегче со своим блатным жаргоном, тут вон молодежь сидит.

  - Виноват, товарищ аспирант, исправлюсь, товарищ аспирант... ну сам посуди, Коля, рабочий квартал. Коммунальная квартира. Деревянные игрушки, прибитые к полу.

  - А зачем их прибивали?

  - Чтобы соседские дети не спиз... ну т.е. не позаимствовали. Шутка, не были они прибитыми, привязывали их к ножкам койки. Чтобы соседские дети не...

  - Да понял я, понял, но ты все равно давай полегче. А для этой твоей мобильной трубки что надо?

  А что ж там и в самом деле надо-то, задумался я...

  - На самом деле там ничего не надо, кроме договоренности с соответствующими органами, система Алтай давным-давно работает, ее надо только усовершенствовать, перевести в цифру и внедрить в широкие массы. Так что по этому пункту план у меня простой - сначала делаем персональную ЭВМ, потом показываем опытный образец кому надо, и если кто надо впечатлится (а он должен бы по идее впечатлиться), то нижайше просим поделиться наработками по мобильной связи, обещая шифрование, широкий канал связи, блэк-джек и все такое прочее...

  - Здорово придумал, молодец... - протянул Коля, - а этим твоим эмулятором я прямо завтра и займусь.

  А я вернулся в репетиционную, Инна с Анютой уже там были и мы битых 2 часа без перерыва шлифовали мои песни. Иногда заходили разные студенты по разным делам, между делом вслушивались в исполняемое - 'Чо те надо' народу нравилась больше всего, просили запись или хотя бы слова. А потом настало 8 вечера и мы укатили домой.


  Во субботу чуть не плача


  Субботнее утро началось для меня с того, что копейка заводиться отказалась. Наотрез. Пляски вокруг свечей и карбюратора ни к чему не привели. Позвонил Инке, сказал, что увы, но отвезти вас сегодня не смогу, передай Анюте (у нее в квартире телефона не было), а сам печально поплелся на остановку сорокового. Хорошо еще, что день был полувыходной - все школьники и студенты учились, а вот на ГАЗе например работало около половины цехов, там, где уж самая лютая непрерывка. А конторы в верхней части города почти и совсем не функционировали, так что доехал я до политеха в целости и сохранности, даже не спрессованный в брикет.

  Были у нас сегодня одни лекции - физика, матанализ и программирование, пролетело оно все перед глазами, как страшный, но короткий сон. А далее я пошел утрясать программу нашего выступления на концерте.

  Утрясать ее, как оказалось, надо было через комсомольский штаб института, выяснил это довольно быстро - там меня внимательно выслушали, сказали, что вообще-то программа давно утверждена, но мне они, как герою-спасателю, в виде исключения могут сделать поблажку и согласились выслушать, чего мы там нарепетировали. Привел трех комсомольских боссов в репетиционную, там уже были все нужные лица, и Арканя с Севой, и Аня с Инной, сказал, что давайте, ребята, покажем товар лицом. Показали, чо...

  'Ты скажи, чо те надо' естественно сразу отклонили, в чем я как-то и раньше не сомневался, относительно 'Все будет хорошо' у них случилась небольшая дискуссия, в итоге которой двумя голосами против одного олежиного ее одобрили, а все остальное, включая грустного домового, никаких вопросов не вызвало, причем домовой больше всего комиссии понравился. Ну хорошо, сказал я, тогда у меня еще одна песенка есть, вчера заготовил, может мы ее исполним экспромтом, а вы послушаете? Играйте, махнули рукой боссы. И я расчехлил ноты 'Синенькой юбочки, ленточки в косе' группы 'Маша и медведи' - слова Агнии Барто, музыка Коня в пальто.

  Музыканты с девочками как-то быстро вникли и спели с чистого листа, особенно хорошо у Инны получился припев, я там все эти Аморе-аморе и либер-либер выкинул конечно нахер, оставил чистое имя Люба-Любаша-Любовь. По окончании песни комиссия минуту наверно сидела неподвижно, потом Олежа спросил, чьи же это слова? Аааа, Барто, да, была такая... после чего еще минуту они размышляли и высказались в том смысле, что наверно пойдет твоя Любочка, валяйте...

  Ну хорошо, проводил комсомольцев, потом оставил ноты музыкантам, репетируйте мол, а у меня проблемы с автомобилем надо решать, завтра встречаемся часов в 10-11 здесь, отшлифуем материал до блеска к вечернему выступлению, а я побежал. Еще в аэробику по дороге зашел, проверил, что там и как - девочки занимались под магнитофон и все у них вроде получалось. Все в купальниках были, с гетрами вот пока сложности случились, только одна достала. И Светочка пришла... вспомнил о своем обещании провести занятие с ней... ну раз обещал, надо выполнять, сказал, что жду ее у выхода через полчаса, а сам пока в столовке перехватил чего-то съедобного.

  Пока до дому пешком со Светой шли, с грустью думал о своей верной копейке, ну бог даст вернется она в рабочее состояние. Из квартиры Света позвонила этой своей подружке, Ниной ее звали, как оказалось, и она быстро прибежала - вид у нее был примерно такой же испуганный.

  - Ну чо, начинаем занятие, девчата, я тут подумал, что одежду можно на потом оставить, а сегодня у нас в повестке дня стратегия и тактика общения с противоположным полом, да...


  Тут Света вспомнила, что должна мне денег, отозвала в другую комнату и вручила там 250 рублей, Спросил, не было ли проблем с Ниной, сказала, что нет, но цену, за которую отдала джинсы, не назвала. И правильно, коммерческая тайна.

  -Ну продолжим, - сказал я, вернувшись назад (посмотрел кстати, как сидят Вранглеры на Нине, вполне удовлетворительно они сели). У вас ведь есть проблемы с общением с мужиками, я не ошибаюсь?

  Нина что-то пискнула в утвердительном смысле, а потом добавила:

  - А можно я записывать буду?

  - Конечно записывай... только тут и наглядные примеры предполагаются - ты их зарисовывать будешь?

  - Могу зарисовать, - тихо ответила она, - у меня пятерка по рисованию была.

  - А ну нарисуй чего-нибудь.

  Нина взяла и за считанные секунды изобразила невозмутимого верблюда, прямо как на пачке Кэмела - действительно ведь может, надо будет это запомнить, вдруг пригодится.

  - Ну тогда поехали помолясь...

  - А зачем молиться? - это уже вступила в диалог Света.

  - Незачем, это просто народная поговорка такая. Начнем значит со стратегии, - я заложил руки за спину и начал прогуливаться между сидящими на диване девочками и балконным окном, - вот ты, Нина, скажи, какая главная задача женщины в этом мире?

  - Ну я не знаю, - протянула Нина, - родить ребенка? Или двух ребенков?

  - Ну да, очень близко, не только родить, но еще и обеспечить ему защиту и воспитание, пока он сам за себя постоять не сможет. А сделать она это способна только при помощи мужчины. Значит главное для женщины что? Правильно, привлечь и удержать при себе мужика, желательно при этом, чтобы у нее был какой-никакой выбор. Привлекать она его может вербальными и невербальными методами... ну то есть словами или без слов, если по-русски. Про невербальные методы я уже начал в прошлый раз, ты, Света, кстати поделилась с Ниной информацией про осанку и походку?

  Света быстро закивала головой.

  - Хорошо, значит повторяться не буду. Еще из невербальных методов есть ароматерапия (ну духи то есть) и одежда-макияж-прическа, но об этом в другой раз, а пока про слова. Допустим своим внешним видом вы привлекли самца... эээ, мужчину, и он захотел вступить с вами в контакт. Что дальше, Света?

  - Надо ему что-то ответить, - полуспросила-полуутвердила Света.

  - Бинго! Ну то есть абсолютно правильно, - весело сказал я, - надо отвечать, молчать не стоит. Если мужик попался совсем уж хамло и говорит он какую-нибудь пошлость, его надо послать далеко и надолго. Ругаться-то умеете?

  По поникшему виду девочек было понятно, что нет.

  - Придется научиться. Говорим ему значит 'Пошел нахер, козел драный!' и гордо продолжаем движение... ну куда вы там до этого двигались.

  - А если он за рукав хватать начнет или еще чего похуже? - спросила Нина.

  - На этот случай надо владеть минимальным набором защитных приемов, попробую вас обучить, но это чуть позже. А пока уличная сценка, вот ты, Света, допустим идешь по улице, а я к тебе пристаю: - Слышь ты, коза, давай типа познакомимся! Твой выход...

  - Отвали, козел, - чуть слышным голосом ответила Света.

  - Извини, но не верю. Неубедительно звучит. Давай больше экспрессии, - короче минут через 5 я таки добился от нее достаточно громкого посылания.

  - В качестве упражнения попробуйте орать друг на друга максимально громко, это и для раскрепощения тоже пойдет, а то вы зажаты по самое не хочу. Ладно, мне пора машину чинить, а для устранения зажатости попробуйте поругаться друг с другом, не по-настоящему конечно, а в виде практики, вот я вам на бумажку выписал наиболее ходовые слова и выражения.

  - А если мужик попался не хамло и говорит вежливо? - вдруг спросила Нина.

  - Тут тоже много вариантов поведения есть, но об этом в следующий раз поговорим, в понедельник-вторник где-нибудь.

  И я уехал на Автозавод. Мастера-автомеханика мне дядя Федор посоветовал в соседнем гаражном массиве поискать, Михалыч мол там есть такой, все одним пальцем чинит. Максимум двумя. Если трезвый. Вот за теми сараями будут боксы, где-то там он обычно и обитает. Пошел в боксы, чо... Михалыч сразу обнаружился и относительно трезвый, согласился посмотреть мою проблему на месте, до него-то я бы все равно не дотолкал свою копейку. После получасового осмотра озвучил диагноз и прайс - замена бензонасоса, у него есть б/у такой, стоит червонец и работа столько же, к вечеру будет готово. Согласился, выбора-то особого нет... а деньги у меня сейчас слава богу есть, и Евтушенко отдал, и Света... надо бы оставшиеся джинсы загнать кому-нибудь, там их ведь 6 штук лежит, а это еще плюсом 900 р как минимум.

  Отдал аванец Михалычу, а сам поплелся домой, но до двери подъезда не дошел, потому что на пути у меня оказался... ну как вы думаете, кто? Правильно думаете - Вовчик там стоял. И не один, а с пузырем портвейна типа '3 семерки' в руке.

  - Пойдем поговорим? - предложил мне Вовчик.

  - Конечно пойдем, давно не разговаривал, - ответил я, и мы вместе подались в кусты стадиона Пионер, где стояла наша любимая парковая скамейка.


  Над стадионом кружилась и гнусно орала чайка, вот ведь тебя только тут не хватало для полного счастья.

  - Да заткнись ты, падла, - крикнул я ей, - и без тебя тошно. Думаешь у тебя одной проблемы? Всем нелегко.

  Чайка обиженно вякнула в последний раз и унеслась куда-то в направлении Сортировки. Вова удивленно посмотрел на меня, но промолчал. Сели на скамейку.

  - Ну давай выкладывай, что хотел сказать-то...

  - Подожди, сначала портвешок, будешь?

  - Чо спрашиваешь-то, ясное дело буду.

  Выпили из горла по 50 грамм. Вовчик продолжил:

  - Я в общем не по тому поводу, о котором ты думаешь...

  - А откуда ты знаешь, о чем я думаю?

  - Да, ладно, у тебя же на роже все написано, что про Анюту думаешь...

  Ну надо же, а я думал у меня покер-фейс, а оно у меня вон как.

  - Хорошо, ну и о чем же ты тогда хотел сказать, если не про Анюту?

  - Значит короче так... прятался я некоторое время на чердаке...

  Быстро задавил в себе два вопроса 'почему там' и 'от кого' и сделал задумчивый вид.

  - Ключ от чердака я еще на той неделе с твоей связки снял, сам не знаю зачем... ну так вот - там на одной печной трубе странная такая штука висит, я бы хотел, чтобы и ты посмотрел...

  Вот всего от Вовы ожидал, но только не этого...


  - Давай еще по глотку и пошли смотреть твою штуку, чо.

  Выпили и подались на крышу через вовкин восьмой подъезд. Чердак был такой, как я и ожидал, большой, захламленный всякими ненужными вещами и засранный голубями. И пахло там не очень. Вова подвел меня к той самой трубе на изгибе дома на Школьную улицу и ткнул пальцем в большую серую кучу, ласточкино гнездо на первый взгляд. Да и на второй тоже.

  - Ну гнездо и что? Птичьих гнезд что ли не видел?

  - Ты вот тут сбоку смотри, - и он показал, где надо смотреть. Там сбоку кусок гнезда отвалился и под ним просвечивало что-то круглое и металлическое. Я присмотрелся повнимательнее - на металле были английские буковки. Совсем интересно, да.

  - И еще вот что, - и он показал на тоненький проводочек, выходящий из этого гнезда. Проводочек был совсем незаметным, под цвет кирпича, и уходил через шифер куда-то высоко, к мачте телеантенны наверно крепился.

  - Не расковыривал вокруг ничего? - спросил я у Вовчика. Он отрицательно потряс головой.

  - В общем так, друг мой Вова, раскопал ты довольно большую проблему, тут гэбэшников надо подключать... короче предлагаю взять все на себя - ты ничего не видел и ничего не знаешь, а обнаружил все это один я, когда допустим обследовал вверенную мне народом территорию, идет?

  - А почему?

  - Тебе надо таскаться на допросы и быть подозреваемым во всех грехах?

  - Мне нет, а тебе это зачем?

  - Есть тут одна мысль, но подробности, извини, не скажу. А с меня за это можешь потом потребовать одну большую услугу. Или две маленькие. Договорились?

  - Договорились, - эхом ответил Вова.

  - Тогда идешь домой, язык прячешь за зубами и не высовываешься оттуда до завтрашнего утра. Как у тебя с Верой-то кстати?

  - Никак.

  - Приезжай завтра в 1 корпус политеха, мы там концерт давать будем. Вера наверно тоже будет, так что сам понимаешь...

  - Понимаю. Ладно, я подумаю, - ответил Вова и пошел к себе домой. А я к телефонной будке звонить сами понимаете куда.

  На той стороне трубки нисколько, прикиньте, не удивились моему сообщению, не сказали, пойди проспись, мальчик, а только уточнили адрес и где я там их буду ждать, сказал, что на углу Кирова и Школьной. Сами понимаете кто подъехали минут через 15-20 на черной (вот кто бы сомневался) Волге-24, и было их две штуки, старший (по всей видимости) в черном-пречерном костюме и с красным(!) галстуком, напарник в синем комбезе и с небольшим чемоданчиком, наверно технарь.

  - Ну показывай, Сорокалет, чего там у тебя, - сказал старший.

  - Угу, пошли вон туда, в восьмой подъезд, - отозвался я, - только давайте не кучей, а по одному что ли, а то там бабули у подъезда могут неизвестно чего себе придумать.

  Они согласились, и первым пошел напарник с чемоданом, потом я и в заключение проследовал старшОй. Поднялись на чердак без приключений, я сразу подвел их к нужной трубе, показал гнездо, отковырянный кусочек и провод к антенне. Старшой сказал младшему 'Вася, работаешь', сам прошелся туда-сюда вокруг трубы (никаких следов там конечно не увидел, если и было что-то, давно мы с Вовчиком затоптали) и сказал мне:

  - Ну пошли к машине что ли.

  Спустились, опять прошли мимо бабулек по одному, сели в машину на Школьной улице.

  - Рассказывай все по порядку, как, когда, с кем, почему и так далее, - сказал он, доставая из кармана Стюардессу (- не куришь? - нет - и правильно, а я закурю).

  - Начинать придется издалека, - осторожно ответил я.

  - А я никуда не тороплюсь, - ответил он, пустив струю дыма в открытое окно Волги.

  - Значит так, пару недель назад и мои товарищи взяли управление дома на себя, создали значит такое товарищество квартиросъемщиков, сход жителей дома это утвердил...

  - Очень интересно, но давай уже ближе к делу.

  - Это как раз очень близко, - продолжил я, - бывший наш так сказать руководитель, старший по дому, передал нам комплект ключей от всех подсобных помещений, ну там подвал, бомбоубежище, красный уголок, он же клуб, и от чердака тоже передал. Все остальное, клуб в первую очередь, мы давно обследовали и приспособили под свои нужды, а вот до чердака дело только сегодня дошло.

  - Ну и дальше что?

  - Дальше почти все, залез я туда, осмотрел, одно голубиное говно увидел, а как я это гнездо углядел, не могу сказать, взгляд чисто случайно зацепился. Увидел английские буковки и сразу понял, что дело это государственное, ну и пошел звонить вам. Все, - закончил я и зачем-то добавил, - только не могу понять, какие нахрен секреты есть в нашем доме, чтоб такие шпионские страсти разводить.

  - У нас вообще-то весь город секретный, если ты этого до сих пор не знал, - рассеянно сказал старшой и продолжил, - Сергей Викторович меня зовут. Есть предположения, кто туда это дело поставил?

  Я призадумался...

  - До меня эти ключи были у старшего по дому, Пенькович его фамилия, в 65 квартире живет, наверно его и надо колоть в первую очередь.

  - А во вторую кого? - поинтересовался Викторович.

  - А во вторую меня, товарищ капитан (майор вообще-то), я и говорю, что меня надо колоть, товарищ майор. Только за свои-то 17 лет я ни к каким секретам пока не приобщался, можете проверить, если чо, а вот у Пеньковича богатая биография.

  - Откуда знаешь?

  - Сосед по коммуналке, дядя Федор рассказывал.

  - Он сейчас дома? Можешь позвать?

  - Да пожалуйста, позвать могу, но вот пойдет ли, не знаю, со здоровьем у него проблемы.

  И я пошел звать дядю Федю...


  Дядя Федор на удивление въехал в суть с полуслова, накинул пиджачок и похромал вслед за мной по нужному направлению. Сдал его с рук на руки товарищу майору, а сам пока метнулся к своему гаражу, надо ж проконтролировать процесс починки копеечки-то. А там уже стоял Михалыч весь грязный, но довольный собой и оттирал руки ветошью.

  - Принимай, парень, свою технику, - сказал он, глядя мне прямо в глаза, - лучше новой будет ездить.

  Проверил - действительно заводится с полоборота, отдал Михалычу, что там остался ему должен после аванса и выторговал гарантийный период в неделю, мол если что, то устранение бесплатно. Тот удивленно похлопал глазами, но согласился, а потом ускакал в ближайший магазин, чтоб успеть до закрытия. Ну и попутного ему ветра.

  Вернулся к черной гэбэшной Волге - товарищ майор все еще беседовал с дядей Федором, не стал им мешать (да и чем меньше знаешь, тем крепче спишь), присел на лавочке неподалеку. А тут и технарь Вася подтянулся, присел в машину на заднее сиденье. Сергей Викторович закончил беседу с дядей Федором, тот вышел, хлопнув дверью и помахал рукой мне, дескать твоя очередь пришла, Сергуня. Залез в Волгу на переднее сиденье...

  - Значится так, - сказал товарищ майор, закуривая очередную стюардессину, - Сорокалет, все, что видел на чердаке, забыл как страшный сон, это раз. Вот бумагу подпиши о неразглашении.

  Подмахнул бумажку не глядя.

  - Второе - мы тебя в ближайшее время вызовем сам знаешь куда, дашь показания под запись, может еще что вспомнишь к этому времени...

  - Как же я вспомню, - автоматически вставил я свои 3 копейки, - если я уже все забыл?

  - Не перебивай старших, - грозно ответил майор, - забыл ты для других, а для нас должен все помнить, понятно?

  - Да уж куда понятнее, - вздохнул я.

  - Ну и еще может что-то возникнет, так что жди вызова. А теперь свободен.

  И я пошел домой... ну не прямо, по дороге еще Инне позвонил, уточнил детали завтрашней программы. И да, она сказала, что на концерт должен прийти Мишаня Варнаков. Я спросил, чеж не вся торпедовская тройка? Она ответила, что тройку не обещает, а Мишаню обещает. Ну и хорошо, посмотрим на знаменитого хоккеиста вблизи.


  Подавив в себе зевоту,

  Я работал всю субботу,

  Так, что на закате дня

  Изловил шпиона я,

  Вот такая вот х..ня.


  Да здравствует наша Конституция


  Традиционно потренировался с утра на стадионе, смыл пот под душиком (в ванную была очередь, отстоял полчаса под дверью), потом традиционно поехал за девочками... а нет, еще была беседа с мамой, она сказала, что Игоревича выписывают завтра, надо бы забрать-привезти человека. А почему нет, Леня? Для АО МММ... ну в смысле для хорошего человека ничего не жалко, и заберем, и привезем в лучшем виде. Продукты у него там в доме поди все закончились, надо бы тоже обеспечить.

  А девочек конкретно так потряхивало от волнения, ну еще бы, первый раз перед большой аудиторией выступать, а актовый зал первого корпуса под тыщу человек вмещает, это вам не хухры-мухры... успокаивал как мог, по-моему не успокоил, ну да до 5 часов вечера еще времени много, утрясется как-нибудь.

  Прибыли мы на место в 12, времени еще много - предложил девочкам порепетировать, а сам в гимнастический зал подался, этих же тоже надо подтянуть. Долго объяснял там, что надо делать, в какой последовательности и как, на личном примере все демонстрировал. Светочка больше всех других старалась... кстати она спросила у меня, можно ли Нине тоже сюда приходить? Ну конечно можно, и чем быстрее, тем лучше. Подошел и декан, который папа, посмотрел, чем мы тут занимаемся, потом отозвал меня в сторонку.

  - Это все здорово конечно, - сказал он, - но в понедельник надо в прокуратуру идти, к пяти они нас с тобой вызывают.

  С тяжелым вздохом ответил, что принял к сведению... вот же неугомонные ребята, их бы энергию да в мирных целях. Ну бог даст с госбезопасностью у нас все сладится, я тогда их натравлю на прокуроров.

  Неожиданно увидел в коридоре задорные кудри Бори Немцова, он тоже решил наш концерт посетить. Поздоровались, он спросил, что там у меня с другим Борей, я сказал, что все отлично, продолжаем сотрудничать... и кстати, Боря, тебе джинсы не нужны? Отдам по дешевке. Боре они были нужны позарез, подошли к машине, сказал, чтоб выбирал из оставшихся, он естественно последнюю Монтану приглядел, отдал за 150, деньги, он сказал, потом занесет. А с остальными что будешь делать? Вот думаю... Ну давай я их у себя в универе толкну. А давай, после концерта завезу тебя домой вместе с ними, отдаю тоже по 150, все, что сверху наторгуешь, себе можешь оставить.

  И Вовчик тут возле актового зала нарисовался, поговорили, предупредил еще раз, чтоб о вчерашнем ни звука никому, он понятливо покивал. А тут пора уже было бы и аппаратуру подключать на сцене и проверять звучание, пошел помогать. Проблем не возникло, все соединилось и заработало отлично. Возникли только вопросы, как Инне и Анюте одновременно петь и отрабатывать в группе аэробики (я ее запланировал на 2 песни поставить - про домового конечно и на Любочку)... совместными усилиями приняли решение, что Анюта поет домового, Инна танцует, а в Любочке наоборот, купальники значит на обоих должны быть надеты, а снять-одеть за кулисами платье это недолго. Спросил у Инны, где ж ее жених, сказала подойдет попозже. Веру еще в толпе увидел, приветливо махнул рукой, она в ответ тоже, но подойти не подошла.

  Объявили начало концерта, мы там ближе к концу в программе значились.


  Неожиданно нарисовалась некая съемочная группа, деловито расставляющая камеры в зале. Спросил у оргов, кто это, сказали что аж из Москвы приехали, с самого Центрального телевидения, надо же.

  Первыми естественно артисты из ТЭМПа вышли - посмотрел, чо... довольно смешно, пародии на Пугачеву и на передачу 'От всей души' особенно хорошо вышли. Дальше какая-то танцевальная группа, а потом вроде и мы (наконец узнал, как называется ансамбль, очень незамысловато оказалось, 'Политехники'). Посмотрел еще раз на музыкантов и девочек - их натурально била крупная дрожь, на пару сантиметров влево-вправо дергались. Причем подтанцовку тоже и как бы не сильнее музыкантов. Надо что-то делать, а то завалим выступление нахрен... обратил внимание, что танцоры, которые перед нами шли, тоже через пень-колоду работают, смотрите, говорю, что бывает, когда волнуешься, а когда не волноваться, все хорошо... да чо вы в самом деле, первые и последние что ли перед публикой выступаете? Ну если даже и не все гладко пойдет, все равно никто не заметит... а пойдет у нас не то, чтоб совсем уж гладко, но и не по ухабам, песни отличные, поете и играете... и танцуете вы классно... гляжу, помогает слабо.

  Ладно, пришлось вспоминать смешные случаи, которые приключались с артистами и музыкантами на эстраде и на сцене... вроде растормошились, особенно после диалога Ефремова-Евстигнеева 'Я отвечаю за все и за свет - А я тогда за воду и за газ' и Волобуев конечно, который 'вот ваш меч', произвел сильное впечатление, кажется дрожать перестали, по крайней мере с пары метров этого незаметно. Все, наш выход, сказал напоследок, что объявлять и что-то говорить буду строго я, а вы только улыбайтесь, вроде поняли. Добавил, что вон видите, камеры в зале расставили, потом вас возможно на всю страну покажут, так что не упускайте свой шанс, пацаны и девчонки.

  - А сейчас на сцене вокально-инструментальный ансамбль 'Политехники' и группа ритмической гимнастики, - объявила ведущая девочка.

  Вышли, расселись-встали. Я сказал:

  - Здравствуйте, мы команда молодая, всего неделю в этом составе, так что строго не судите...

  В зале ободряюще похлопали.

  - Спасибо. Первая наша песня называется 'За окошком месяц май', музыка народная, слова почти все тоже такие же. Поехали, - сказал я и развел меха баяна.

  Пела Анюта, думал хуже будет, но ничего, вытянула. Реакция зала была немного странной - вроде и понравилось, а вроде и непонятно. Но похлопали дружно. Потом были 'Сиреневый туман' с 'Тамбовским мальчиком' - тут уже Инна солировала, зал хлопал гораздо дружнее, но все равно некие непонятки витали в воздухе. Хорошо, держите тогда Любочку.

  - Слова Агнии Барто, музыка ансамбля 'Политехники', - объявил я, - песня про Любочку. Танцует группа поддержки из секции ритмической гимнастики.

  А Анюте сказал идти вливаться в поддержку, Инна петь будет. А на домовом поменяетесь местами - возражений вроде не последовало.

  Отработали на совесть все - у парней из зала глаза на лоб полезли при виде купальников, хлопали и орали на этот раз очень хорошо и долго. Ну и на закуску у нас был припасен печальный домовой из дома с косой трубой - Инна с Анютой быстро поменялись местами, я сказал:

  - И в заключение нашего небольшого выступления веселая песня о нелегкой жизни одного местного домового.

  Реакция зала меня честно говоря немного напугала, не в Ливерпуле все-таки живем. Минут пять не могли успокоиться и все требовали чего-то повторить... ну повторили домового, ритм-группа с солисткой Инной тоже вышла, опять все хлопали и подпевали, по окончании опять буря была, но я уж решил, что хватит, а то зал разнесут чего доброго. Да и организаторы из-за кулис делали нам однозначные жесты, мол попели и хватит, валите давайте... откланялись еще раз, я представил всех участников, включая подтанцовку, добавил, что так танцевать каждый может, стоит только записаться в соответствующую группу (ой, чувствую, что завтра в гимнастическом зале аншлаг будет). Свалили наконец...

  А за кулисами нас, ну то есть меня в основном ждала та самая съемочная группа, которая действительно оказалась с самого Центрального телевидения, оно ж у нас одно пока на всю страну. Спросил у репортерши (молодая достаточно особа с ярко накрашенными губами), с какой собственно целью они нас посетили, она ответила, что мол во все города такое послали, заснять, как народ радуется принятию сталин... ой, народной конституции. По набережной ходили, а тут случайно увидели торжество, ну и зашли, а тут такие песни поют неожиданные, сказали, это ты сочинил, так что давай расскажи о себе.

  Призадумался, что ж тут можно рассказать, а что лучше не... про две подписки о невыезде я точно говорить не буду...

  - Меня зовут Сергей, студент первого курса политеха, живу в Автозаводском районе, участвую в работе перспективной лаборатории, мы там создаем продвинутые радиоэлектронные устройства, сочиняю песни, играю в группе 'Политехники', веду секции ритмической и оздоровительной гимнастики. А еще я горжусь, что живу в самой прекрасной стране в мире, у которой теперь еще есть и самая лучшая конституция в мире, - оттарабанил я и замолк.

  Репортерша на секунду замолчала, переваривая услышанное, потом спросила:

  - Как у тебя на все времени-то хватает?

  - Все очень просто - у меня внутренний ритм быстрый, бывают люди-тугодумы, которые по семь раз подумают, прежде чем что-то сделают, а я не такой, у меня и мысли, и решения быстрые, да. Хотите, и вас научу быстро жить?

  Репортерша еще глубже задумалась.

  - Неужели ты сам все это сочинил, что мы сейчас слышали?

  - Нет конечно, там больше половины это народное. А остальное да, творческая обработка нашего ансамбля.

  - А эта ритмическая гимнастика, что это такое?

  - Долго объяснять, проще показать на наглядных примерах.

  Короче мучила она меня еще минут пять, я кстати не забыл представить солисток Анюту с Инной, сказал, что это мол восходящие звезды, припомните мои слова.

  А потом подошел Варнаков значит, который Мишаня... черные слегка кудрявящиеся волосы, крепкое телосложение, лет 20 на вид, в джемпере и джинсах и видно сразу, что цену себе он точно знает... и цена эта немаленькая. Впечатляет, чо... Инку понять можно.

  Поговорили о том, о сем, песенки наши ему сильно понравились, и тут я неожиданно предложил пойти в ресторан и отметить так сказать наш дебют.


  Маршал артистического цеха


  Предложение не менее неожиданно встретило горячую поддержку со стороны девочек, а Миша поломался некоторое время, чисто для приличия, как я понял, и тоже согласился. И сразу же вслед за этим к нам прибились Вера с Вовчиком, мило беседуя, как бы это странно не выглядело после недавнего. Они услышали про ресторан и тоже захотели туда, я начал размышлять вслух, как же мы вшестером в копейке уместимся, на что Миша удивленно спросил, что это еще за копейка.

  - Моя, - скромно ответил я, - не совсем уж так прямо моя, доверенность есть на управление.

  - Ну и студенты у нас пошли, - только и смог выговорить Миша, - со своими машинами... я вот пока на нее не заработал.

  - Не волнуйся, Мишаня, - к этому времени мы с ним прочно уже были на ты, - у тебя и Мерседес скоро будет, отвечаю. А в машину попробуем вшестером влезть, девочки у нас не очень толстые, уместятся, - подколол я их, за что получил сумочкой по уху от Анюты... не попала конечно, сказал ей, чтоб тренировалась лучше.

  И тут я хлопнул себя по лбу - вспомнил, что обещал же отвезти домой Борюсика с джинсами... ааа, подождет до завтра... а вот он и сам подошел. Представил его нашей компании, как молодого и подающего, приглядитесь мол, не исключено, что в скором времени на прием к нему будем записываться. Посмеялись конечно... Боря узнал Варнакова и таращил на него свои и так немаленькие глаза, спросить правда так ничего не решился. Объяснил Боре ситуацию, он сразу согласился подождать до завтра и дал мне свой телефон.

  Ну а мы всей шумной толпой вышли на улицу и попытались втиснуться в машинку - представьте, это удалось, Миша, как самый здоровый занял переднее сиденье, а на заднем Верунчик села на колени к Вовчику, Аня же с Инной уместились рядом, так и доехали до гостиницы Россия, она не очень далеко от нашего политеха, все на той же Верхневолжской набережной стоит.

  Возник извечный русский вопрос - как пройти в ресторан, если на его двери висит табличка 'Мест нет', а она на всех ресторанах времен СССР перманентно имела место. Но ненадолго - оранжевенькая купюра с портретом вождя революции решила этот вопрос с необыкновенной легкостью, места как по мановению волшебной палочки вдруг обнаружились, прямо возле панорамного окна с видом на заволжские дали... красота. Вручили девочкам в руки по меню, они начали сосредоточенно его изучать, я добавил, что вы можете, дескать, не стесняться в своих желаниях, в пределах разумного конечно.

  Мишаня еще более удивленно смотрел на меня:

  - Ну и студенты у нас пошли, червонцами разбрасываются направо и налево...

  - Эх, Мишаня, - отвечал я ему, - что значит червонец по сравнению с роскошью человеческого общения. Кстати, когда там ваше Торпедо чемпионом-то станет, расскажи-ка нам?

  - Да никогда, - хмуро ответил Миша, - ЦСКА все равно не обыграем. Плетью обуха не перешибешь.

  - Вот это ты ошибаешься насчет обуха - в Канаде вон каждый сезон почти новый чемпион, но ладно, спорить не буду. Ну что, выбрали? - спросил я у девочек.

  Девочки выбрали по салатику, мясо в горшочках и чего-нибудь попить. Спросил Мишу, будет он чего-нибудь попить, как там у вас в смысле режима? Он подумал и махнул рукой, немного можно, ну и отлично, бутылку коньяку нам и шампанское женщинам. Вот только домой я вас не смогу отвезти, добавил я, а и ладно, сказало большинство, доберемся как-нибудь и без твоей помощи. И началось веселье...

  - А вот скажи, Мишаня, кто у вас там старший в вашей тройке-то знаменитой? Рулит кто?

  Мишаня сказал, что ясен пень Скворцов, он и по возрасту самый старший, и по уму наверно тоже.

  - А я вот слышал, ты в ЦСКА в прошлом сезоне играл?

  - Ну играл, в армию туда забрали, и чо?

  - Что же не остался-то? Приглашали поди, а деньги там совсем другие...

  - Понимаешь, Сережа, - задумчиво ответил он, - не все деньгами измеряется.

  - Правильно, - соглашался я, - деньгами не все, но большими деньгами наверно почти все... когда следующий раз в Канаду-то поедешь?

  - Когда позовут, тогда и поеду. Кстати про ЦСКА, у нас с ними игра во вторник, приходите все вместе, я контрамарки закажу.

  Все дружно сказали, что непременно и обязательно.

  - Да что мы все про меня да про меня, - продолжил Миша, - давайте про вас, что-то я не встречал до сих пор первокурсников с собственными машинами, которые червонцами кидаются.

  - Скоро увидишь, Мишаня, есть у меня такое предчувствие, что начинаются серьезные перемены, после которых первокурсники с машинами детским садом покажутся...

  И пока таким образом весело препирались, мой взгляд вдруг зацепился за смутно знакомое лицо за столиком в углу, там сидел маленький лысоватый мужчина со спутницей моложе его раза в два и вяло клевал что-то из своей тарелки.

  - Анюта, - толкнул я ее в бок, - тебе никого этот вон товарищ не напоминает?

  И я осторожно кивнул в ту сторону.

  - Иди ты, - выдохнула Анюта, - неужто сам Евстигнеев?

  - Походу он, - согласился я, - давай проставимся что ли.

  И я подозвал официанта и попросил его передать бутылку коньяку вооон тому товарищу в углу. - Какой коньяк желаете передать? - спросил официант. - А что, разные есть? - Конечно, есть грузинский за 15 и Белый аист за 18. - Тогда Белый аист.

  Через минуту коньяк был на столе у него, он спросил что-то у официанта, тот кивнул в сторону нашего столика, тогда Евгений Александрович встал и подошел к нам.

  - Кто это тут коньяками разбрасывается? - строго спросил он.


  - Аз езм, - встал из-за стола я, - это моя идея, не судите строго, просто это был знак уважения к великому русскому артисту.

  - Великому говоришь? - ухмыльнулся он, - ну до великого мне еще далеко, но все равно спасибо. Студент?

  - Так точно, товарищ генерал... а кто ж вы еще, как не генерал в советском артистическом дивизионе, а может даже и маршал... студент-первокурсник я, зовут Сергеем, в политехническом учусь, празднуем тут с друзьями дебют нашего ансамбля на большой сцене, больше тысячи человек хлопало, на бис вызывали, прикиньте.

  - Стало быть ты тоже артист в каком-то смысле? Ну молодец, а за коньяк спасибо.

  - Евгений Александрыч (- Да можно просто Женя - Ну тогда хотя бы на вы хоть? - Валяй на вы) Женя, перебирайтесь за наш стол со своей спутницей, что вы там скучаете, а тут всем веселее станет, а?

  - Ну а что, и переберемся, - и он повернулся к своему столу и позвал спутницу, - Ириша, забирай тарелку и давай сюда переедем.

  Ириша встала, я-то ее сразу и не узнал, она там в тени колонны пряталась, а тут узнал и аж оторопел от неожиданности, это была та самая Ирка-медичка из колхоза.

  - Вот позвольте представить вам мою племянницу Ирину, тоже студентка, только из медицинского.

   - Да мы вообще-то знакомы, - вырвалось у меня, - привет, Ириша.

  - Где это вы познакомились? - автоматом выскочило у Анюты.

  - В колхозе, Аня, в колхозе, мы там картошку на одной грядке целый месяц убирали.

  Анюта очень подозрительно посмотрела сначала на меня, потом на Ирку, но спросить более ничего не спросила. А тем временем Евстигнеев с Ириной обосновались за нашим столом, он сдвоенный был, так что и ввосьмером достаточно свободно все разместились.

  - О чем спорите, молодые люди? - сразу же поинтересовался Евстигнеев.

  - Да вот, возникла у нас тут небольшая дискуссия, станет ли когда-нибудь Торпедо чемпионом или не станет. Кстати познакомьтесь, это Миша Варнаков, звезда Торпедо.

  Миша расплылся в улыбке и протянул руку Евстигнееву, тот ее пожал.

  - Я, знаете ли, не хоккейный болельщик, футбол да, иногда посматриваю, но в хоккее не очень... да, и чем же ваш спор завершился?

  - Ничем, Женя, мнения разделились ровно пополам - я считаю, что шансы есть, а Миша, что ЦСКА мы все равно никогда не обойдем, типа провинция против столицы всегда проигрывать будет. А вы как думаете?

  - Знаешь что я тебе скажу, Сережа, столица конечно столицей, но... я вот сам из провинции, в Канавинском районе родился, но в люди как-то вышел...

  - А расскажите пожалуйста, как вы в люди выходили, это наверно всем интересно будет, здесь сидят сплошь ребята и девчата с рабочей окраины, на Автозаводе мы все живем... и тоже в люди хотим, правильно? - спросил я у всех прочих. Они дружно согласились, ну еще бы не хотеть-то...

  - Ну слушайте тогда... поселок Володарского знаете? Сейчас он по-другому как-то называется, рядом со стадионом Локомотив. Частный сектор. 2 улицы - по Зеленодольской машины ездят, по булыжнику стучат, по Обухова трамвай от вокзала на Красную Этну. Деревня деревней, все друг друга знают, козы, куры, завалинки. В моей семье еще пятеро детей кроме меня было...

  Евстигнеев минут пять говорил, потом прервался:

  - Да наверно это мало кому интересно, давайте выпьем что ли...

  - Ну что вы, что вы, Евгений Александрыч, очень интересно, - загалдел народ, а я вставил: - А как же вы в люди-то вышли из таких низов, это ж самое интересное?

  - А хер его знает, - ответил Евстигнеев, опрокидывая рюмку, - просто повезло наверно. Вот и вы ловите свой случай, он в жизни редко чаще одного раза случается.

  Вышли покурить... ну то есть курили Евстигнеев с Вовчиком, а мы с Мишаней рядом постояли.

  - Медаль-то покажешь? - неожиданно спросил Миша, - мне Инна про нее все уши прожужжала.

  - Какую медаль? - сразу среагировал Евстигнеев.

  Я хлопнул себя по карману куртки, надо же, лежит ведь до сих пор. Вытащил.

  - Вот эту, - и отдал им в руки.

  - Здорово, - сказал Евстигнеев, - ты еще и людей спасаешь, как хоть это произошло-то?

  - Долго рассказывать, Женя, случайно все как-то получилось, увидел-вытащил-откачал, а давайте лучше про вас. Вот у вас самого какая своя любимая роль в кино?

  - А у тебя какая? - вопросом на вопрос ответил он.

  - Ну не знаю... наверно Дынин из 'Добро пожаловать', это просто космос какой-то... 'Когда я был маленьким, у меня тоже была бабушка' и еще это... 'Ты был мне кровным врагом, а стал кровным братом, но в лагерь я тебя все равно не верну' - это можно золотыми буквами выбить и молиться на них ежедневно...

  Видно было, что Евстигнееву это польстило.

  - Спасибо, - скромно ответил он, - а у меня все роли любимые... это ж как дети, как из них выбрать лучшего, сложно... ты говорят, еще и песни поешь? - неожиданно сменил тему он.

  - Петь не пою, голосом господь обделил, но сочиняю и играю это да, могу на баяне, могу на клавишах.

  - Ну так пойдем, сыграешь что-нибудь для старика...

  - Ой-ой, нашли старика, да у вас, Женя, все главные роли еще впереди... я слышал, с Высоцким будет в одной картине играть...

  - Быстро слухи расползаются... да, буду, но это в следующем году.

  - Не расскажете про Высоцкого что-нибудь?

  - Извини, Сережа, но нет - очень тяжелый человек, не буду ничего говорить. Ну так играть-то будешь или как?

  - Для великого артиста, Женя, все что угодно...



  Вернулись в зал, я накоротке поговорил с музыкантами местного ансамбля, Евстигнеева они все видели конечно, сказал, что это его просьба, пустили они меня к инструменту без лишних вопросов, чо... Анюту попросил, чтоб повторила выступление, она с пониманием отнеслась.

  - А сейчас по просьбе гостя из солнечной Москвы, - сказал я в микрофон, - прозвучит эта задорная песня про маленькую Любочку. Исполняет Анюта Сотникова.

  Спели мы короче говоря все 5 песен с сегодняшнего концерта, Инна там по ходу дела подключилась, зал с энтузиазмом принял, а под 'Все будет хорошо' так и плясал как подорванный. Музыканты из местного ансамбля меня все спрашивали, чье это, я говорил народное, значит можно исполнять? Да ради бога.

  А потом я подошел к Евстигнееву и на ухо сказал ему, что у меня есть вот прямо совсем новая песня, прямо с пылу с жару, только сочинилась, вся такая джазовая вдоль и поперек, вы ж петь умеете, не отпирайтесь, песня как раз для вашего голоса, давайте зададим жару горьковчанам, а? Евстигнеев уже довольно основательно принял на грудь, так что развелся по полной программе, я ему дал слова, начириканные только что на ресторанной салфетке, он внимательно просмотрел их, наморщив лоб, а потом сказал 'А пошли, Сергуня, зададим жару горьковчанам'.

  Песня такая была:


  Поднят ворот

  пуст карман

  он не молод

  и вечно пьян

  Он на взводе

  не подходи

  он уходит

  всегда один

  Но зато мой друг

  лучше всех играет блюз

  Лучше всех вокруг

  он один играет блюз


  Голос у Евгений Александрыча конечно получше моего был, но тот еще, однако эту песню он как-то нормально вытянул, все в экстазе были.

  А еще чуть потом меня развела Анюточка, по полной программе радио Маяк развела... сказала что вон мол Инну-то замуж зовут, а я что сижу, как дура рыжая? Я тоже хочу. На слабо, говорю, меня решила взять? Так точно, отвечает, товарищ майор, на него. Хорошо... я встал, постучал вилочкой по бутылке, попросил минуту внимания.

  - Друзья, сейчас вот я, Сергей Сорокалет, в присутствии раз-два-три... шести свидетелей предлагаю руку и сердце Анюте Сотниковой и прошу ее стать моей женой.

  Возникла немая пауза секунд на 10-15... потом я толкнул в бок Анюту:

  - Ну давай, твой выход, дорогая.

  Анюта встала, похлопала длинными ресницами и ответила:

  - Ну я даже не знаю... а можно я подумаю немного?

  Евстигнеев показал ей большой палец

  - Думай конечно, - ответил я, - только быстрее, народ ждет.

  Через 5 секунд:

  - Ну что надумала?

  - Черт с тобой, уговорил.

  Бурные аплодисменты, Евстигнеев показал большой палец уже мне.

  Далее вспоминается что у нас был такой диалог с ним:

  - Евгений Александрыч, а помните такую сцену у Гоголя, где два мужика обсуждают качество колеса у телеги - доедет дескать оно до Парижа или не доедет?

  - Ну помню, а к чему ты это?

  - Да вот примерно такой же вопрос к вам имею - доедете вы в случае чего до Голливуда или как?

  - В смысле?

  - Ну если в Голливуд позовут сниматься, не подведете отечественную актерскую школу?

  Евстигнеев глубоко затянулся сигаретой (курили все уже прямо за столом) и после продолжительной паузы ответил:

  - А я уже играл в совместном кино, 'Итальянцы в России' называется, конечно это не Голливуд, но... английский у меня не очень, а так бы конечно не хуже Николсона сыграл.

  - Значит это ваш любимый актер оттуда? А мне Дастин Хоффман больше нравится.

  - Ну и в каких же фильмах ты его видел?

  - Ну как в каких... Марафонец, Соломенные псы, Полуночный ковбой...

  - Их же у нас в прокате не было.

  - Ну и что, я на видео смотрел...

  Евстигнеев с уважением посмотрел на меня.

  - Ну и что ты скажешь например про Ковбоя?

  - Про Ковбоя-то... а вот это кстати идеальная роль для вас была бы - этот придурок из Нью-Йорка, так и вижу вас на этом месте...

  - Спасибо... так ты может меня и в Голливуд устроишь, если такой шустрый?

  - Зря смеетесь, может и устрою когда-нибудь... телефончик только не забудьте дать.

  Евстигнеев пожал плечами и написал на салфетке московский 7-значный номер.

  После этого помню, как гуляли по набережной и к нам пристали какие-то южные товарищи, девчонки наши им понравились, а мы с Инной разгоняли их и довольно успешно.

  Проснулся я в гостиничном судя по всему номере раздетый догола, при этом справа от меня лежало нечто с соломенно-желтыми волосами... потряс головой, зажмурился, когда открыл глаза, волосы превратились в пепельные, а под ними обнаружилась Анюта. Ну слава богу, грабли в одну воронку два раза оказывается тоже не падают...


  Здесь была Анюта


  - Привет, солнышко, - сказал я ей, - не подскажешь, как мы здесь оказались?

  Анюта подняла голову, видок у нее был тот еще, хотя у меня наверно не лучше. Она немного похлопала своими длинными ресницами, потом ответила:

  - А ты не помнишь что ли ничего?

  - Ну не так, чтобы совсем уж ничего, но вот момент с заселением в номер у меня в памяти напрочь отсутствует.

  - Ты сказал на стойке регистрации, что ты внук Косыгина, нас и заселили сюда со свистом...

  Я застонал, обхватив голову руками.

  - А Евстигнеев куда делся? Он же мне не приснился, надеюсь?

  - Нет, Евстигнеев точно был, ты его в Голливуд звал, работу предлагал, а потом в меня пальцем тыкал и говорил, чтоб он запомнил, что это будущая звезда кинематографа.

  - А еще я там ничего не говорил?

  - Как не говорил, говорил конечно, причем без остановок, то по-фински, то по-итальянски болтал...

  Я еще громче застонал и очень захотел провалиться сквозь этот паркетный пол в номере и больше никогда не вылезать обратно. Анюта вдруг погладила меня по голове и утешила:

  - Да не стони ты, все нормально прошло, бывает и хуже. Хорошо, что я Вовчику сказала, чтоб он к твоей матери завернул и объяснил, что ты у товарища остался ночевать, а Инка то же моей матери сказала. А про то, как ты меня замуж звал, тоже не помнишь?

  - Ну ты уж меня за последнего лоха-то не держи, это я прекрасно помню. Как стукнет 18 лет, так и женимся - тебе когда кстати стукнет?

  - Нескоро, через полгода.

  - Значит в (я лихорадочно подсчитал в уме месяцы) апреле и сыграем свадьбу. Ты не передумала кстати за такого дурня выходить?

  - Да я-то нет, а ты?

  - Куда ж я от тебя денусь с подводной-то лодки, чудо ты мое зеленоглазое...

  - Давай вот с этого места поподробнее.

  - Какие подробности тебя интересуют, чудо?

  - Ну чего это ты меня вдруг выбрал, красивых девчонок-то вокруг много...

  - Ааа, это... - я задумался, а действительно почему? - понимаешь, Анюточка, когда ты там стояла у расписания на твоем факультете, твой черно-белый наряд в сочетании с идеальной фигурой поразил мое сердце навылет... а хвост этот с простой аптекарской резинкой был как контрольный выстрел в мозг... убила ты меня короче и в землю закопала...

  - И надпись написала? - уточнила она.

  - Точно, и надпись написала - 'Здесь была Анюта'. А теперь, солнце, твоя очередь, - закончил я свою мысль.

  - Какая очередь? - не поняла Анюта.

  - Ну давай ты теперь расскажи, почему ты меня выбрала, вот ни разу не поверю, что вокруг такой красавицы парни хороводы не водили.

  - А то ты сам не знаешь? - попробовала увильнуть она.

  - Знать-то может и знаю, но хотелось бы так сказать услышать из первых уст, так что откровенность за откровенность...

  - Ладно, слушай... много ты парней видел, у которых своя машина есть?

  - Что, только из-за машины?

  - Не только... у многих денег столько, что они их не считая бросают?

  - Что, только из-за денег?

  - Не только... и Евстигнеевы не со всеми на равных разговаривают... подожди, не перебивай... короче ты, Сережа, как туча грозовая, из которой молнии в разные стороны бьют... и это интересно, я таких еще не встречала. Вот так в общем, если коротко.

  Где-то это я уже слышал, про электричество и молнии...

  - Спасибо, мне это было приятно услышать. Однако давай одеваться, - посмотрел я на часы, - мы же с тобой как бы учимся еще, а первая пара начинается через полчаса.

  - Только ты отвернись, а то я стесняюсь.


  Да не вопрос, отвернулся, прошел в ванную, быстро сполоснулся под душем, посмотрел на свою опухшую физиономию в зеркало, дал себе зарок ничего не пить, включая пиво, в течение месяца. Формальности со сдачей номера прошли без задева, сунул на всякий случай трояк горничной и пятерину даме на ресепшн, дама шепотом сказала, что Евгений Александрыч подходил и интересовался, как я там, я просил передать, что все хорошо, встречаемся в Голливуде, на этом мы с Анютой и вышли из гостиницы. Копейка моя стояла чуть подальше по набережной, ничего с ней за ночь не случилось. Открыл дверь Анюте.

  - А что это ты там наболтал про мою актерскую карьеру, серьезно или так? - вдруг спросила она.

  - Болтуны болтают, - сдержанно ответил я, - а я за свои слова отвечаю. Пока во всяком случае. Если у тебя есть актерские способности (а они кстати есть? - а куда ж они денутся), значит будешь знаменитостью, ага. Значит что у нас сегодня в программе значится? Ну кроме лекций конечно... у меня работа в лаборатории, пора уже обещанное выполнять, потом визит в прокуратуру и совсем уже вечером забирание райкомовского Игоревича из больницы, вместе может съездим?

  - Можно и вместе, - задумчиво ответила она. - А у меня что?

  - Слушай, возьми на себя аэробическую группу, получается у тебя все очень неплохо, а у меня со временем завал. А Инку можно будет на тайцзы подписать, вот и будете все при деле, ага?

  - Ага, - отозвалась Анюта, глядя в окно на проносящиеся мимо диво-дивные виды заволжских далей.

  А вот и наш пятый корпус, чего хоть там в расписании на сегодня стоит? Проводил Анюту на ее этаж, а сам внимательным образом изучил расписание - лаб, семинаров и практики нет и слава богу, остальное как-нибудь одолею, таблетку бы от головы только выпить какую... нет с пьянством надо завязывать, как это сейчас в стенгазетах принято писать... пьянству-бой, не то запой... как-то так.

  Про наши дела со Светочкой (и Ниной теперь еще) я уж не стал Аню просвещать, во избежание... найду окошко, будет занятие, а не найду, не будет.

  Лекции не заметил и как пролетели, каждую перемену бегал пить воду из-под крана, нет, с пьянством точно пора заканчивать. По окончании своих мучений поплелся в лабораторию. Аспирант Коля-Николай оказался человеком слова, обещал эмулятор ПЗУ и достал его, но сказал, что только во временное пользование, на месяц. Вот кстати еще одно дело - надо бы дубль сделать, пригодится.

  Битых два часа сидел и изучал старую прошивку, которую еще на Десмете впихнули - а чего, там почти все есть, поменять какой-то минимум надо. Потом перепаивал выход с ПАЛа на СЕКАМ, дело нехитрое, но муторное, на закате перестройки я много такого добра произвел. Получилось в конце концов и даже неплохо - маленький Шилялис, стоявший в углу лаборатории, четко воспроизвел заставку Десмет и подсказки, чего делать дальше. ОК, на первый день хватит пожалуй, а мы пойдем далее...


  Но далее получилось не совсем по моей программе - когда я вышел из нашего пятого корпуса и собрался зайти в гимнастический зал (вспомнил вдруг, что там же ведь народ должен по идее набежать после вчерашнего эффективного промоушна, надо ж помочь Анюте справиться с этим), меня по дороге остановил товарищ в стандартном черном костюме и предложил проехаться на Воробьевку, там у нас областное управление сами понимаете чего. А если вы спросите, кто такой Воробьев, то я вам с легкостью объясню, что это первый руководитель нижегородской ЧК. А улица, бывшая при царском режиме Малой Покровкой, в одночасье стала Воробьевкой, да. Туда мы и поехали с черным человеком на черной Волге.

  На входе пришлось показать студенческий билет - ну нету у меня паспорта, заранее предупредили бы, взял бы, а так вот все, что есть. После некоторых препирательств пропустили. Интересно, что у них на всех окнах зеленые занавески висят, есть ли в этом какой-то глубинный смысл или тупо снабженцы только такой цвет закупают? Завели в кабинетик на втором этаже, по дороге в коридорах вообще никого не встретили - как это так у них получается, оповещение что ли какое есть? В кабинетике сидел знакомый уже со вчерашнего вечера Сергей Викторович, а кроме того там имелся стол с креслом для хозяина (кресло так себе, из кожзама), два приставных стула с другой стороны и еще несколько возле окна, на окне зеленая, сами понимаете, занавесочка и цветочек в горшке, по-моему герань. На стенах висели Дзержинский с одной стороны и Андропов с другой, укоризненно прищуриваясь в мой адрес.

  - Ну что, Сорокалет (можно просто Сергей), начнем что ли? - по-простецки сказал мне Викторович.

  - С вашим предложением трудно не согласиться, - осторожно ответил я, - давайте попробуем.

  Сергей Викторович построжал лицом, вытащил из ящика стола чистый лист бумаги и все понеслось по уже известному кругу:

  - Фамилия? Дата и место рождения? Прописка? Место работы/учебы? Ну и так далее.

  Когда формальные вопросы закончились, пошел более непринужденный диалог:

  - Ну и каким же образом тебя занесло на этот чердак?

  Я вздохнул и еще раз в подробностях описал нашу сагу про товарищество квартиросъемщиков, про суку Пеньковича, клуб, бомбоубежище и чердаки.

  - Больше никому эти ключи не передавал?

  - Ну вообще-то... - задумался я, - они у каждого из наших мушкетеров побывали (это мы так свою компанию назвали, просто похожи по типажам), но они в основном клуб ими открывали, а на чердак и в бомбоубежище, насколько я знаю, никто кроме меня не лазил.

  - И что же ты делал например в бомбоубежище? - быстро спросил Викторович.

  Что-что, трахался со своими подругами, подумал я, но озвучил естественно немного другое:

  - Как чего - проверил, все ли там в порядке и готово ли бомбоубежище выполнить свои функции в случае чего...

  - Ну и как, готово?

  - Фильтры воздушные естественно забились, сменить бы надо и прочистить пути эвакуации к этим... ну домикам таким во дворе которые, знаете наверно? А в остальном все более-менее.

  - А насчет чердака ничего нового не вспомнил?

  - Как не вспомнить, вспомнил конечно - в начале лета видел, как Пенькович лазил туда минимум пару раз, причем второй раз с каким-то неизвестным хером. Я еще подколол его тогда, что мол, голубятню решил на чердаке сделать? А он в ответ орать начал, что это не мое собачье дело.

  - Подробности давай, когда, что за хер, что у них с собой было?

  - Примерно середина июня... точнее не вспомню, хер был в спортивном костюме, возраст такой же, как у Пеньковича, курил постоянно и сплевывал, откуда пришел и куда потом делся, к сожалению не знаю, в руках у них ничего не было, кроме ключей конечно.

  - Ладно, - ответил Викторович, отмечая себе что-то на бумажке, - а теперь давай такой вопрос освети, друг ты мой автозаводский, про дядю своего тамбовского расскажи и заодно как ты его спасал там...

  - А какое это отношение имеет к нашему чердаку? - попытался я уйти от скользкой темы.

  - Ты не крути давай, а выкладывай все по полной программе, - твердо ответил Викторович, закуривая сигарету. - Мы о тебе все справки навели и там много непоняток вылезает, так что...

  Ну что, сказал я себе, Сергуня, вот и пришла пора предаваться тебе в руки родной госбезопасности, с восторгом так сказать и упованием, как там говорил управдом Бунша... вывалил короче я Викторовичу ту же версию, что и декану, с вещим сном, а как по-другому объяснишь, почему я вдруг срочно сорвался с сельхозработ в Тамбов? По-моему никак...

  Викторович выслушал все это со скептическим видом, а потом продолжил меня долбать:

  - А про систему Алтай ты откуда знаешь?

  Так, про нее я один раз только заикался, и было это в лаборатории, где сидел аспирант Коля и еще два студента - хорошо же у них информационная служба работает.

  - Да про нее только ленивый не знает, товарищ майор, кто-то рассказал, а кто, убей не вспомню - это такой сильный секрет что ли?

  - Что-то очень много событий вокруг тебя происходит, Сорокалет, вот чего, а нас это не может не настораживать... то тонет кто-то, то убивают кого-то (про твои дела с Игорьком мы тоже в курсе, да), то поджигают чего-то. Вот про пожар тоже давай расскажи, что там и как было.

  Пришлось сдать ему еще один вещий сон... заодно живописал, как меня запрессовали в прокуратуре - я, можно сказать, человека спас и возгорание предотвратил, а по-прокурорски получается все наоборот... через 2 часа вот очередная беседа с ними предстоит. Викторович и это записал на бумажке, подумал и продолжил:

  - А пульт этот твой импортный из колхоза, ты же понимаешь, что это кража?

  - Ненене, товарищ майор, - быстро ответил я, - какая такая кража? Просто засунул в рюкзак по забывчивости, верну, как только туда попаду в следующий раз.

  - Компьютер-то из него сделаешь хоть? - устало спросил майор.

  Они и это знают, ну молодцы, чо...

  - Ясен пень сделаю, до конца месяца в черновом варианте готов будет, не хуже, чем у фирмы Эппл - приходите посмотреть... или вам сразу сюда его принести?

  - Там видно будет, - буркнул он, - а откуда ты кстати про фирму Эппл знаешь?

  - Так газеты же читаю, товарищ майор, а в них очень много полезного пишется.

  - Ладно, на сегодня хватит, вот тебе пропуск, пока можешь быть свободен. А если новый какой сон вдруг проявится, звони прямо мне, - и он дал мне бумажку с двумя аж номерами и своим именем-отчеством.

  - Вот и славно, - сказал я сам, выходя из ворот страшного заведения на Воробьевке, вот и поговорили, как говорится, дай бог, чтоб не в последний раз.


  Посмотрел на часы, ба, в прокуратуру пора уже, благо она здесь недалеко, пешком 10 минут - пошел на свидание со следователем, чо... как уж его там... Синицын, во, Иван Евгеньич, во

  А там в коридоре уже и декан сидел, вместе нас решили видимо попрессовать. Почувствовал сильнейшие угрызения совести, что втравил хрен знает во что уважаемого и приличного человека... так и сказал ему - мол извините за все... на что он ответил в том смысле, что сделанного не воротишь, дело мы все равно хорошее сделали, а все эти прокураторские наезды как-нибудь рассосутся со временем. И еще он спросил он между делом, как там у меня продвигается обучение его дочки.

  - Да все путем, Вячеслав Васильевич, ваша дочь оказалась очень обучаемой, там к ней еще ее подруга Нина присоединилась, обучаю их вместе. По методу Илоны Давыдовой. Кто такая? Автор одной очень продвинутой методики обучения, называется 'обучение с увлечением'. Надеюсь за месяц закончим, сдам вам работу с рук на руки, подпишем акт выполненных работ и так далее...

  А тут и следователь подоспел, смурной и озабоченный, так что дальше некуда.

  - Заходите, - сказал, - отпирая кабинет.

  Зашли, расселись. Синицын вытащил чистый лист, накарябал на нем что-то, потом сказал:

  - Следствие рассмотрело все доказательства и исследовало все обстоятельства случившегося, установлено, что пожар произошел вследствие неисправности электропроводки в комнате 214 первого корпуса политехнического института имени Жданова...

  - Имени А.А.Жданова, - зачем-то высунулся я.

  - Да, имени А.А.Жданова. Так что вы можете быть свободны, следствие приносит вам глубокие извинения за необоснованные подозрения...

  Во ведь как, - подумал я, - быстро Комитет работает.

  - А с подпиской о невыезде что? - на всякий случай уточнил я.

  - Отменяется, - лаконично ответил следователь, - подпишите вот последний протокол.

  - А что там насчет наградить Вячеслав Васильича например, за проявленные героизм и мужество при тушении? - вконец обнаглел я.

  - Слушай, Сорокалет, ты не борзей так сильно-то - то, что за тебя твои друзья оттуда, - и он ткнул пальцем в направлении Воробьевки, - заступились, еще не означает, что о нас теперь ноги можно вытирать. Идите давайте по-хорошему, а то я могу и передумать.

  Пошли, чо... по дороге декан начал меня пытать, что это за заступившиеся друзья и откуда они взялись и зачем им заступаться за нас? Сходу смог придумать только многозначительное выражение лица и взгляд в облака - там, сказал, за облаками, есть люди, неравнодушные к творческим людям. Васильич надолго погрузился в раздумья...

  - Да, и еще одно, - наконец сформулировал он свою мысль, вчера, говорят тебя на камеру снимали после концерта (- и не только меня, а и Свету тоже! - да? это хорошо), короче разведка донесла мне, что какую-то часть снятого покажут сегодня в программе Время, так что смотри.

  - Спасибо, обязательно.

  До политеха мы своим ходом добрались, на трамвайчике-двойке, и там он по своим деканским делам отправился, а я в гимнастический зал посмотреть чего там и как. Там оказалось очень даже чего и весьма даже как - 38 девочек, как сказала мне Анюта при входе, записалось сегодня. Отлично, ответил я, столько же, сколько и попугаев в одноименном мультике. Будем измерять наши успехи количеством девочек, как мартышка с удавом.

  Анюта командовала (в купальнике и белой бандане она выглядела вообще отпадно, о чем я ей сообщил на ухо, она немного покраснела от смущения), в магнитофоне громыхал наш домовой (еще БониМ можно добавить, подумал я), у свежеприбывшего народа получалось не очень, ну да это дело наживное. Пока все умещались в одном зале, но если народ будет прибывать такими же темпами еще хотя бы пару дней, придется прекращать прием или разбиваться на смены...

  А между тем из соседнего зала подтянулась Инна - там оказывается началось первое занятие по оздоровительной гимнастике, про которую я честно говоря забыл совсем, подошел туда посмотреть. Восемь человек заинтересовались этим делом, из них две девочки, из них одна судя по всему кореянка или китаянка... с востока короче. Получалось у нее лучше всех.

  Подозвал ее в сторонку, выяснил детали - да, кореянка, но не на 100%, а наполовину, отец кореец.

  - А как у тебя фамилия? - забрезжила у меня смутная догадка.

  - Пак, - скромно ответила она, - Аня Пак.

  - И отец у тебя в 40-й больнице работает, - даже не спросил, а констатировал я.

  - Ну да, хирургом - а что, нельзя?

  Что-то многовато совпадений, подумалось мне, и вдобавок еще одна Анюта на мою голову. А вслух сказал:

  - Почему, можно - хороший он у тебя хирург, родственника моего на днях очень качественно заштопал. А тай-цзы ты откуда знаешь?

  - А я и не знаю его, я хапкидо знаю, я детства с папой занимались вместе. А оно и точно очень похоже на твое тай-цзы.

  - Ладно, все понял. Ничего, если я тебя тут за старшую поставлю, а то на меня и так куча дел свалилась, не успеваю, а ты, как так посмотрю, в этих делах шаришь даже лучше меня.

  - Я не против, - скромно ответила Анюта-2, - ставь.


  Смотрю на часы - цейтнот, пора в больницу к Игоревичу. Анюта, спрашиваю, помнишь я с утра про забирание больного говорил? - Ну помню. - Так пора уже, едем? - Конечно едем, только купальник переодену.

  Стартовали с проскальзыванием шин, а то совсем в темноте все делать придется. Забрал из дому маму, вот кстати, сказал, познакомься, это Анюта, мы с ней обручились вчера, через полгода поженимся, ты не против, надеюсь? Мама на время потеряла дар речи, но быстро собралась и ответила в том смысле, что я у нее совсем уже вырос, так что сам могу эти вопросы решать. Анюте это кажется понравилось.

  Ладно, подкатили к приемному покою 40-й. В окошке выяснили, что какие-то бумаги там пока не подписаны, посидите полчасика. Посадил женщин на стулья, а сам, сказал, пока в магазин, продукты какие-то нужны наверно, за 2 недели поди все там у него испортилось в холодильнике-то. Женщины легко меня отпустили, пусть пока побеседуют за жизнь.

  В полчаса я уложился - больших деликатесов конечно в нашей торговле сейчас достать было очень трудно, но уж хлеб-молочные продукты-сыр-конфетки лежали достаточно свободно, а чай с кофе у него наверно должны были остаться, решил я. Курицу еще прихватил (страшная синяя птица, ладно что ощипанная хотя бы) и картошки, может суп сварит. Подкатил строго вовремя, как раз Игоревич закончил бумажные дела и стоял уже переодетый с пакетом, где видимо его больничные вещи были складированы.

  - О, привет, Игоревич, - весело сказал я, - хорошо выглядишь, а это Анюта, познакомься вот.

  - Уже, - ответил он, - познакомились. - И незаметно показал мне большой палец, мол свезло тебе, Сергуня, а я в ответ скорчил физиономию, долженствующую означать, что сам это знаю.

  - Ну поехали тогда, раз все познакомились, чо тут торчать-то, - сказал я и мы дружно вышли из осточертевшего приемного покоя на улицу. Игоревич вперед сел, женщины без особых возражений назад. До его дома тут недалеко было, докатили в момент, потом поднялись все вместе в квартиру, я прихватил сумку с едой.


  - Ну заходите, раз пришли, - сказал он, открывая дверь, внутри оказалась стандартная-престандартная хрущоба-двушка с совмещенным санузлом, кухней в 4,5 метра и широченным проемом между коридором и залом (вот никогда не мог понять, зачем его такой впихнули авторы проекта хрущоб-двушек, чтобы очень широкие люди проходили что ли?). Единственная особенность квартиры заключалась в отдельном входе во вторую комнату - туда не через зал надо было проходить, а сбоку по длинному такому коридорчику, обычно-то здесь кладовка размещалась, а тут значит ее переделали под коридор. Ну чо, так даже лучше, если допустим больше народу живет, чем двое.

  Ну и пыльно конечно тут было, все-таки две недели никого не было. Игоревич засмущался, но мама его быстро построила, нашла тряпку и начала что-то там протирать. Я выложил продукты на кухонный стол, посмотрел, чего там в холодильнике, половину надо бы выбросить, и сказал в пространство:

  - Ну если тут все в порядке, мы пожалуй пойдем с Анютой, ладно?

  - Дада, - поддакнула мама, - идите уж, а мы тут пока приберемся, да сварить надо суп какой человеку. - Игоревич согласно кивнул. Ну и хорошо.

  - Да, чуть не забыл, - вспомнил в пороге я, вечером включите программу Время, говорят там нас с Анютой покажут. - И украдкой показал ему большой палец, мол так держать.

  - Знаешь, - сказал я Анюте, когда мы вышли на улицу, - у меня такое мнение, что мама скоро переберется сюда на постоянку.

  - Знаешь, - эхом ответила она, - у меня аналогичное мнение.

  - Ну и что из этого следует?

  - И что следует?

  - А то, что ты можешь свободно перебираться ко мне - я походу один остаюсь в своей комнате-то на Кирова...

  - Уж больно ты быстрый, - хитро прищурившись, ответила она, - я тебя еще своей семье не представила например.


  - Так представь, в чем проблема-то? Можно хоть щас...

  - Не, щас не выйдет, отец во вторую смену работает, может завтра?

  - Завтра мы все на хоккей идем, - напомнил я, - значит в среду?

  - Угу, в среду.

  - Напомни мне пожалуйста об этом завтра и уточни, что купить твоим родителям, неудобно без подарков идти. Ну тогда до утра, родная? Не забудь программу Время включить.

  Поцеловал Анюту в щечку, а сам вернулся в свой двор. Приключений на этот раз никаких не случилось, до своей комнаты добрался спокойно, сварганил яичницу, а тут и 21.00 уже на часах, пора. Ну чего, среди множества сюжетов из других городов на тему, как народ радуется новой Конституции, был и тот самый, из политеховского актового зала - мои две фразы оставили, что я Сергей и что горжусь, и еще показали один куплет Домового с Инкой, солирующей голосом, и Анютой, главной в ритм-группе. По-моему неплохо все получилось.

  Свалившуюся на нас славу я почувствовал через 30 секунд после окончания сюжета - в мою комнату приперлась вся семья Усиковых с выражением самых дружеских чувств и расспросами, как это меня угораздило. А потом еще и дядя Федор приковылял, а за ним и Андрюха с Вовчиком в дверь позвонили. Битый час рассказывал, как оно там все произошло и почему именно я там оказался. Порадовался в первый раз, что телефона нет, а то бы еще и по нему пришлось объясняться. Ну к 11 часам вроде все успокоилось.


  Утром заехал, сами понимаете за кем, ну что, спрашиваю, как свалившаяся слава, не давит?

  - О чем ты? - удивленно отвечает она.

  - О программе Время, меня вчера до 11 часов народ поздравлял и расспрашивал.

  - А я об этом забыла и сразу спать легла, ну давай рассказывай, что там было.

  Рассказал, чо... красок не пожалел, целый тюбик выдавил в общей сложности. Анюта слушала открыв рот и только ахала в некоторых местах.

  - В общем и целом готовься, дорогая, к тяжелой жизни медийной личности. Прямо через полчаса она и начнется, жизнь эта, как подъедем к 5 корпусу.

  - А что такое медийная личность? - робко спросила она... Анюта и робко, эти два слова вместе звучит достаточно дико, но тем не менее.

  - От английского 'масс-медиа', средства массовой информации - ну там газеты, журналы, радио, телевидение (мысленно еще добавил интернет), те, кто туда попал, считаются медийными лицами... ну или рожами, это уж как повезет. Журналы тебя, надеюсь, впереди ждут, знаешь, такие глянцевые есть, с красотками на обложке.

  Анюта продолжила переваривать информацию и временно выключилась из сети, я тоже замолчал. Подъехали к нашему пятому корпусу. Сильно большого интереса к нам я в общем и целом не заметил, но таращились многие, пытаясь видимо вспомнить, откуда наши лица им знакомы, а прямо вот подошла и спросила, не мы ли это вчера в телевизоре были, всего пара человек. Ну и ладушки, нам еще учиться и учиться.

  Отсидел все три пары довольно спокойно, из нашей группы новости смотрел похоже один Саня-колдун, он подошел, поздравил, спросил, чего дальше делать будем, а остальные сидели безмятежно. Светочке сказал, что сегодня можно бы и продолжить курс обучения, она ответила, что да, заждалась уже, ну значит сразу после третьей пары и займемся. Дослушал увлекательный рассказ о 2 съезде РСДРП (еще не /б и не /м, едином) от преподавательницы истпарта и сразу же повез Свету домой... нет, не сразу, вспомнил про Борюсика и обещанные ему джинсы - вызвонил его, он дома как раз сидел и мы со Светой сначала к нему подлетели на Бекетовку. Отдал сумку с джинсами, представил их друг другу, а по дороге домой глядя не недоуменное светочкино лицо, уточнил, что этот человек в большие человеки выбьется... ну наверно, так что запомни его. А уж дома на Ковалихе по накатанной программе все пошло - Света вызвонила Нину, одновременно собирая мне бутерброд другой рукой, и мы занялись проблемами общения.

  - Итак, дорогие девочки, сегодня у нас методика позитивного общения с противоположным полом. Сразу скажу, что строго возбраняется - нельзя молчать, как пень, но и нельзя болтать языком, как помелом. Да, и то, и это очень нехорошо. Лучше всего золотая середина, но допускается и люфт вправо-влево от нее в пределах разумного. Основные типажи девушек это скромница-Золушка и своя в доску девчонка типа пацанка, между ними опять же широкий простор для импровизаций. Хороший вариант 'злая стерва', но тут надо иметь соответствующую внешность и характер.

  Я прошелся туда-сюда вдоль балкона, попросил у Светы попить чего-нибудь и продолжил.

  - Так, на чем мы там остановились... да, на характере - если ты хочешь понравиться человеку, надо забыть про свой характер и задавить на корню личных тараканов в голове...

  - Кого задавить? - спросила Нина.


  - Ну этих, с усами... это такой фразеологический оборот, означающий индивидуальные особенности и странности отдельно взятой личности. Например? Ну мания величия, хотя это конечно очень далеко от вас обоих... тогда мания критики - когда все вокруг кажутся недостойными и неприятными... или зацикленность на похудании - когда человек только и думает о том, как бы не растолстеть. Да много их еще, тараканов разных, давите их короче в зародыше, никому, кроме вас это неинтересно. А что надо делать, чтобы понравиться? А надо понять интересы этого человека и проникнуться ими. Ну допустим он футбол любит или рыбалку - неважно, что вас тошнит от футбола, а рыбалка ничего, кроме раздражения, не вызывает, если хотите подружиться с этим человеком, надо переступить через свое 'не хочу' и суметь обсуждать футбольные проблемы с ним на равных... а там глядишь и втянетесь, и футбол с рыбалкой понравится, в них ведь ничего страшного нет, если вдуматься.

  - Так, что там еще... да, мужики очень любят юмор, научить вас чувству юмора я конечно не смогу, оно, знаете ли, либо есть, либо нет, как беременность, но теоретические азы расскажу, ага... юмор, девочки, это способность подмечать в явлениях окружающей действительности комичные стороны, умение взглянуть на вещи с нестандартной стороны. Юмор стоит на трех основных китах - одинаковое звучание разных слов, неожиданные параллели и рифмы, и еще ассоциации. Примеры... гм... ну вот одинаковое звучание, не обязательно буква в букву, где-то рядом можно... тебе говорят 'что ты спишь сутками?', ответ будет звучать 'я не сплю с утками, и с гусями тоже'. Рифмы... 'как дела?' - 'пока не родила'. Ассоциации это самое сложное, надо иметь богатый культурный запас, читать умные книжки, разговаривать с умными людьми... ну тоже пример приведу - кто-нибудь написал в конспекте длинное слово с ошибками, ты ему скромно так говоришь, что он похож на Вини-Пуха, почему, спрашивает он, а тебя, как и Винни-Пуха, длинные слова только расстраивают, потому что у тебя в голове опилки, как и у него... вообще сериал про Вини-Пуха с Пятачком кладезь юмористических тем, присмотритесь при случае.

  Еще есть такой прием, как 'пропуск очевидного ответа'. Ну например ваш товарищ по группе спрашивает вас, вызубрили ли вы ответы к экзамену с явно негативным подтекстом, ожидая ответа 'да', вы это дело пропускаете и переходите сразу к следующей стадии например словами 'если ты думал, что нет, то это ты зря'. Ломайте стереотипы короче и обрящете покой и отдохновение...

  Что-то в районе часа распинался я там перед ними, потом свернулся и ушел в свою лабораторию - музыка конечно музыкой, а бизнес-тренинги бизнес-тренингами, но компьютеры с мобильниками тоже кому-то делать надо, да. Свету напоследок пригласил с нами на хоккей, там вроде одна свободная контрамарка образовалась - она сказала, что посоветуется с папой и если да, то подойдет к политеху к 6 часам.

  Битых два часа сидел и домучивал эрзац-операционку... почему эрзац? Ну понятно ж, что первый вариант будет чистой симуляцией, показуху чтоб организовать... да, места в ПЗУ много свободного остается, надо туда что-то впихнуть, опять же для демонстрации... игрушку наверно или даже две игрушки и что-то полезное типа текст-редактора... и о бухгалтерской программе не забыть, это тоже очень важно. А тут уже и 6 на часах, пора на хоккей отчаливать.


  Лабс дарбс, Хельмут


  Анюта обнаружилась в гимнастическом зале, отрабатывающая отточенность движений под 'Daddy cool', напомнил ей про ЦСКА и Варнакова, она быстро свернула тренировку и пошла переодеваться. А Инна вчера еще сказала, что приедет ко Дворцу спорта на Гагарина сама, у нее в Дзержинске занятия. И Светочка нас ждала на улице неподалеку от копейки, видимо обо всем с отцом договорилась. И кстати по дороге от гимнастического зала Анюточка устроила мне допрос с пристрастием насчет Светы - что за Света, зачем Света, почему Света и что за дела у меня с ней неожиданно образовались. Ответил, что держу данное слово офицера... ну студента то есть - обещал декану подтянуть девчонку по разным предметам и теперь мне деваться некуда, занятия примерно два раза в неделю. Анюта все выслушала очень недоверчиво, но сцен устраивать пока не стала, и на том спасибо ей, родной.

  А вот и Дворец спорта, никак не привыкну я к таким быстрым перемещениям по городу. И даже машину куда поставить есть прямо справа от Дворца - в 21-то веке ее за пару километров разве что приткнуть можно было во время матчей, а сейчас пожалуйста...

  Подождали Инну, она буквально через 10 минут на 50 автобусе подъехала, и пошли внутрь. Дворец спорта в городе Горьком (сейчас он с приставкой Нагорный, потому что есть еще заречный, им.Коноваленко, а в советское время просто ДС был) это здоровое несуразное здание, построенное в пустом треугольнике земли на берегу Оки. Народу там убирается порядка 6 тысяч, но за хоккей у нас всегда болело значительно больше народа, один Автозавод чего стоил, поэтому что? Вы угадали, билетов в кассах не бывало даже на проходные матчи с Химиком-Трактором или с Кристаллом, прости господи, Саратов, что уж говорить про московские клубы, а особенно про ЦСКА, на который билеты выкупали в день... а точнее в час после старта продаж. Спекулянтам раздолье было, да - вот ради чистого спортивного интереса приценился, почем у них билетики с рук стоили, оказалось пятнарик за ворота, откуда ничего не видно, а на центральную трибуну так и полный четвертак (так-то они от 1,5 до 4 рублей по номиналу шли). Ну а у нас все при себе, гордо прошли внутрь.

  Спиртное на хоккейных матчах категорически было запрещено к продаже, сумки на входе тоже шмонали, чтоб мужики чего с собой не пронесли. А вот на сборных концертах, кои тоже довольно часто организовывали здесь, водки с вином было хоть залейся, по всему периметру румяные продавщицы стояли, что меня всегда немного удивляло - музыкальные фанаты тоже разные бывают, некоторые не хуже хоккейных могут все вокруг разнести к чертям собачьим, а вот поди ж ты какая дискриминация...

  Билеты-контрамарки у нас были королевские, на самую что ни на есть центральную трибуну, прямо за скамейками ЦСКА. Наблюдали можно сказать в прямом эфире за легендами советского, да что там советского, мирового хоккея - Харламовым, Петровым, Михайловым, Третьяка на скамейке конечно не было, но подъезжал выслушать наставления тренера и он частенько. А еще там был Хельмут Балдерис, да, уже забрали его из Риги, плюс крылья-советовцы Капустин с Анисиным. И (я толкнул локтем Инну) Вячеслав Фетисов, весь молодой и шустрый - посмотри мол на своего кумира. Ну и Виктор Васильич Тихонов конечно был на тренерском мостике - не орал, говорил тихим бесцветным голосом.


  Инна глядела на весь этот ареопаг расширенными глазами, не каждый день на Олимп попадаешь, а Анюте со Светой было скучновато, ну что же делать, терпите, дорогие. Матч кстати торпедовцы выиграли со счетом, вот прикиньте, друзья, 7:4, не знаю, что случилось с армейцами. Чуть не охрип, болея за свою команду. Мишаня Варнаков ничего не забил, все голы сделали его партнеры по тройке... ну почти все, еще Шигонцев с Фроловым отличились, но две полноценные передачи он отдал. Приветливо махал после каждой Инночке, она ответно радовалась и чуть не рыдала, размазывая тушь по щекам.

  После окончания матча мы конечно торопиться никуда не стали, а подошли к служебному выходу подождать Мишаню. Анюту со Светой под конец матча таки тоже проняло, болели они очень громко, так что даже Тихонов укоризненно посмотрел на них пару раз. Через полчасика потянулись хоккеисты со своей поклажей, всегда удивлялся, до чего здоровые они мешки таскают. Торпедовцы и армейцы шли вперемешку, обсуждая совместные проблемы - что-то особых страданий у армейцев я не заметил, ну оно и понятно, чемпионство от них все равно никуда не денется.

  Варнаков заметил Инну, а рядом и всех нас, заулыбался и захотел представить товарищам по команде, но это ему как-то не удалось, потому что где-то сзади, в недрах Дворца вдруг что-то грохнуло, из двери повалили клубы пыли и дыма и там кто-то отчаянно заорал, да... приплыли, успел только подумать я, терактов вроде в этом времени еще не изобрели...


  Двустворчатая дверь, откуда шел народ, едва не сорвалась с петель, но удержались обе половинки. Обломками штукатурки и осколками каменной крошки серьезно посекло несколько хоккеистов, хотя они в основном все спиной к взрыву были, но Харламову например с Лутченко сильно досталось по рожам, кровь потекла. А мне с девочками ничего не попало, слава те господи, мы все же в стороне от той двери были. Я их сразу всех троих на пол повалил, не особо церемонясь, не до этого. Одновременно заорал остальным, чтоб ложились и отползали подальше, кто-то понял, но большинство так и продолжили торчать как тополя на берегу реки.

  В этот момент жахнуло еще раз, как бы не сильнее первого, двери на этот раз сорвались совсем и полетели в толпу, кто не успел лечь, получил конкретно, двери хоть и из дюральки были, но все равно не сказать, чтоб невесомые. И стекла в стенах посыпались, но не все, а пара пролетов только. Потом все затихло, установилась звенящая тишина... звенела она, я так понял, в ушах от компрессионного удара... и посреди этой тишины только пыль потихоньку оседала клубами, а внутри здания что-то очень хорошо загорелось.

  Я приподнялся, ощупал руки-ноги-голову, все вроде на местах и вроде относительно целое, потом проверил девочек, у них тоже никаких видимых повреждений не было, сказал им, чтоб лежали и не двигались, а сам перебежками... точнее переползками двинулся к хоккеистам - там все было гораздо печальнее, ну не для всех, но те, кто в хвосте выходящих был, получили по полной программе - и черепно-мозговые были, и переломы, но совсем уж с концами никому не прилетело, как я успел заметить. Отряхнулись и начали подниматься Миша Варнаков с Хельмутом Балдерисом.

  - Как вы, ребята? - спросил я у них.

  Балдерис потряс головой и громко спросил (контузия видимо и его не миновала):

  - Что это сейчас было?

  - Не время щас это выяснять, Хельмут, - быстро ответил я, - народ спасать надо. Ты, Миша, давай бегом к телефону, вызванивай сначала скорую, а потом пожарников... ну и милицию в конце конечно. А мы с Хельмутом будем оттаскивать пострадавших подальше, вдруг еще взрыв случится. Да, девочки, давайте отсюда подальше куда-нибудь, лучше на улицу, от греха, а то еще чего-нибудь взорвется - вспомнил я про своих подопечных.

  - Куда же мы пойдем, можно мы помогать вам будем - вон сколько раненых? - храбро ответила Анюта.

  Я махнул рукой, помогайте... Короче вытащили и сложили в рядок мы на свет божий 15 хоккеистов, набежали неушедшие еще болельщики, они тоже помогали, Варнаков вернулся, сказал, что подъехать должны и скорая, и пожарники с милицией, но что-то они не торопились, девочки попытались им какую-то первую помощь оказать, не очень успешно впрочем, а я еще зачем-то пошел внутрь, где горело, нашел огнетушитель и попытался погасить самый большой очаг, тоже безуспешно... первой конечно милиция подкатила с ревом сирены, потом через пару минут две пожарные машины пожаловали, а следом уж целых три Рафика скорой помощи. Наши услуги вроде и не нужны стали, отошли в сторонку, и Балдерис с Варнаковым тоже с нами.

  - Лабс дарбс, Хельмут - сказал я Балдерису (хорошая работа).

  - Зинат латвиесу валоду? - обалдело спросил он (знаешь латышский?).

  - Не, все, что знал, уже сказал... хотя нет, еще помню 'пакалу' и 'кусе' (муд..к и сукин сын), у нас в пионерском лагере был мальчик из Вентспилса, он часто такое говорил.

  - Эти слова в приличном обществе лучше бы не употреблять, - засмеялся Хельмут. И все остальные тоже истерически засмеялись, видимо адреналиновый отходняк начался.

  Потом давали показания милиционерам, битый час на это ушел... краем уха услышал, что это никакой не теракт, а газ в баллонах взорвался, ну зачем им газ во Дворце спорта... какой-то местный администратор, директор что ли, все причитал, что только-только починили после урагана, а тут опять заново все придется. А народ весь живой оказался, хотя переломов немало случилось - как же теперь ЦСКА чемпионствовать-то будет? Толкнул в бок Мишу, мол готовься, рекрутируют тебя обратно, много игроков выбыло на 2-3 месяца, а играть-то надо, он ответил, что если прикажут, поедет, и Инну с собой заберет обязательно.

  А еще чуть позже набежали корреспонденты с местного ТВ (тот же самый Юра с тем же самым Эдиком, которые меня снимали с медалью) и они засняли нашу живописную группу, всю в побелке и мусоре на фоне чадящего Дворца. Какие-то слова я даже выдавил, кивал в основном на бравых Хельмута с Мишей, мол это все они, а то бы тут... и про девочек не забыл, помогали мол с транспортировкой и перевязкой раненых.

  Потом, уже близко к 12 ночи, нас наконец отпустили и я сначала отвез Свету к папе-декану (сказал, чтоб сегодня не особо распространялась, завтра все узнает), а далее к себе на Автозавод.

  Тяжелый день вышел, да...


  Редакция молодежных программ


  А наутро меня ждали новые приключения. Самое главное из них заключалось в том, что сразу же с первой пары (лекция по начерталке) меня выудила из аудитории деканатская девочка-секретарша и повела на рандеву с деканом. Поплелся, предчувствуя недоброе, чо...

  Но оказалось, что вызвал он меня совсем по другому поводу, видимо слухи о вчерашнем инциденте до него еще не дошли (ты сильно-то не обнадеживайся, Сергуня, это все еще впереди будет, сказал я себе), а имел он мне сообщить, что звонили из Останкино, из редакции молодежных программ ЦТ, и там очень хотят видеть нашу музыкальную и особенно ритмическую группу у себя в останкинской студии в воскресенье в 11 часов утра. Да. Пропуска будут заказаны для 8 человек, народ подбирай мол сам в этих пределах. Да.

  Сказал, что все даже и коню понятно и ушел обратно на лекцию, составляя в уме планчик-конспектик необходимых мероприятий для поездки. Нельзя такой случай мимо рук пропускать, не поймут. Значит так, запускаем бизнес-проект раскрутки себя, любимого, ну и всех, кто вокруг конечно... эх, сколько я их позапускал, этих проектов, в своей прошлой жизни, аж вспомнить страшно... и рассчитаемся значит по порядку номеров:

  - состав... музыканты без альтернативы идут, это значит Арканя с Севой, я и Инна с Анютой, уже пятеро, остальные трое... ну Светочка, хотя неизвестно, отпустит ли ее папа после вчерашнего, ну Нина, хотя тоже кто ее знает... и плюс новенькая Аня, которая Пак... вот если кто-то по дороге отвалится, будем решать вопрос, а пока так,

  - билеты... эх, надо бы этим делом сразу озаботиться, с билетами у нас всегда проблемы были, ночным Нижегородцем надо ехать, утренний Буревестник только в час в столицу прибывает, поздно... и с обратными билетами тоже надо подсуетиться... как бы райком-КГБ подключать не пришлось, ну там посмотрим,

  - что демонстрировать будем... ну Любочку, Домового, песни ритмичные, как раз для аэробики, БониМ не знаю, дадут ли исполнить, а остальные наши песни не годятся, разве что 'Все будет хорошо', да и то там пьянства много, наверно даже не стоит пытаться... значит еще парочка веселых и зажигательных песен остро необходима, сделал себе зарубку в оперативной памяти на этот счет,

  - и еще чем-то там надо удивить народ... о, Кубик-Рубик же у меня в планах был, надо ускориться, а назовем его... ну хоть 'Анютин Кубик', мне не жалко, а Анюте приятно будет, надо быстро-быстро сварганить это дело, сегодня-завтра, край в пятницу... далее что-то научно-техническое... ПК наверно не пойдет, сыро там все и мокро, а вот псевдомобильник пожалуй можно... не настоящий, упаси боже, уоки-токи какой-нибудь, чтоб на несколько сот метров брал, мозги запудрить и этим можно... делаем значит уоки-токи, до субботы чтоб была пара аппаратов... и логотипчик не забыть... да пусть хотя бы 'Сорока' будет, надо ж и мою фамилию куда-то пристроить, значит надо стилизованную птичку, это к Нине пожалуй... да, и для Нины у меня походу есть еще одна задумка, как раз для человека с художественными способностями задача - сегодня же поговорим, если выйдет, будет круто.

  Да, и еще у меня вечером смотрины в анютиной семье, а перед этим подарки какие-то купить нужно... ну может цветочками с тортиком обойдемся, посмотрим...

  Еле-еле дождался конца опостылевших занятий (еще была практика по вышке и семинар по истпарту... преподавательница на семинаре продолжает до меня докапываться, да и хрен бы с ней) и побежал оповещать и собирать народ. Свете все объяснил в перерывах между лекциями, сказал, чтобы а)с отцом поговорила и б)чтоб Нину вызвонила, для нее куча дел (пока страдал на семинаре, еще одно придумал). Инна сегодня в Дзержинске, только вечером получится пересечься. Анюта выслушала и восприняла новость относительно спокойно, хотя глазки все-таки немного заиграли. Сказал ей, чтобы с сегодняшнего дня тренировалась в узком составе, только те, кто поедет... а как же остальные?... остальным лучше бы вообще про это не знать, что мы куда-то едем, во избежание дрязг и раздоров в коллективе... а как же отдельно-то, зал у нас один?... два их вообще-то, зала, переходите в этом узком составе во второй, где тай-цзы... завтра я две новые песни принесу и чтоб до автоматизма довели все движения, надо чтоб московский народ проникся. А я к музыкантам убежал, Арканя с Севой чуть не запрыгали от счастья по объявлении, что нас в Останкино хотят, инструменты только спросили, брать ли... гитары можно, сказал я, а остальное там должны дать. И сразу после этого я умчался за билетами.

  Паспортов, слава богу, пока еще в кассах не требовали, отстоял час в страшной очереди на Москарике, как ни удивительно, но билеты были, никого дергать не пришлось, все 8 штук и туда, и обратно - туда значит в субботу вечером, обратно соответственно в воскресенье вечером. По червонцу однако каждый, итого 160 р отдал - надо будет с народ собрать, не нанимался я их возить за свои деньги. И теперь у меня в программе Нина и что там еще... а, кубик и уоки-токи, да. Вот пока Нины нет и начнем с уоков-токов...

  Это дело было изобретено еще до войны, как мне вспоминается, и сделала это компания, как бы не соврать Моторола. Во Второй мировой эти рации активно использовались как американцами, так и англичанами, были они только размером с хороший такой кирпич и весили столько же, в СССР их поставили какое-то количество по ленд-лизу, но почему-то большого внимания они не привлекли и вообще вплоть до 80-х годов такие устройства у нас были жуткой экзотикой, вот и поразим народ... точнее попробуем поразить.


  Зашел в лабораторию, битых полчаса думал, с чего бы начать сочинение этих раций потом вспомнил, что у нас же есть цельное направление на факультете по этому профилю, 'радистами' они в народе называются и там чуть ли не 5 групп на курсе (против наших двух кибернетических), и наверно есть свои профильные лаборатории, спросил у Коли-Николая, действительно есть, и даже не одна, он меня отвел за руку в одну из них, представил, я высказал свои пожелания, мне довольно быстро выдали наработки по этим вопросам в виде принципиальных схем и пояснений, три разных варианта, и даже одно условно работающее устройство не пожалели, взял все и пошел думать...

  Остаток светового дня посвятил поискам подходящих футляров... и таки нашел два одинаковых раскуроченных телефона с кнопочками в темном чулане, пойдет похоже... и еще мне очень нужны были две пары светодиодов разного цвета и несколько жк-индикаторов, уж бутафорить, так до упора, правильно? Что-то забрезжило в тумане к 5 вечера, ладно, завтра докуем, подумал я и засобирался домой, там вечерком надо заняться магическим кубиком, чертежи по крайней мере оформить, а с материалами и станками потом определимся. Позвонил Свете, она сказала, что Нина сегодня недоступна, значит ее дела переносим на завтра.

  Забрал Анюту из гимнастического зала, она похоже полностью прониклась ответственностью и выложилась по полной, еле ноги передвигала, сказал ей, что хватит на сегодня, поехали, пока падать не начала, у нас еще смотрины в программе значатся.

  - Какие смотрины? - непонимающе подняла она глаза.

  - Обычные, твои родители на будущего зятя будут смотреть, забыла что ли, болезная? Смотрины стало быть у них... - начал я.

  - На сто рублей гостей одних, - продолжила она, а закончили фразу мы хором:

  - И даже тощенький жених поет и скачет...

  - Да не бойся ты, Сергуня, все нормально будет, мои родители не хуже твоих, - продолжила Анюта и потрепала меня рукой по волосам.

  Купили мы короче по дороге тортик с цветочками, как я и предполагал до этого (смотри не перепутай, Кутузов, - сказала мне Аня, - папе тортик, маме цветы), до более тщательной проработки подарочной стратегии руки не дошли, и около шести стояли на пороге значит ее квартиры. Дзинь.

  - Заходите, гости дорогие, - внутри та же самая хрущоба, что и у Игоревича, плюс четыре внимательных глаза, как из двустволки каждый нацелил. Мама (Альбина Александровна) лет 40 примерно, похожа очень на дочь, да, и волосы примерно того же оттенка. Глаза правда не зеленые. Папа (просто Петр Петрович) чуть постарше, в костюме с галстуком (!) и с залысинами. Прошли внутрь.


  - Так вот значит ты какой, Сережа... - это мама сказала.

  - Ну да, какой-то примерно такой... - согласился я.

  - Что ж вы стоите-то, давайте за стол садиться.

  Тут я вспомнил про цветочки и тортик, вручил и не перепутал и далее мы все вместе за стол уселись. Папа засуетился наливать жидкости по рюмкам, я сурово сказал, что ничего алкогольного не буду, - это почему же? - удивился папа, - за рулем потому что, - строго ответил я, - за каким рулем? - за обычным, автомобильным. Налили мне с Аней компот, папа естественно водочки себе плеснул, маме что-то типа Каберне.

  - Давайте за вашу дочь выпьем, добрую, красивую, умную и хозяйственную, - сказал я, - хорошо вы ее воспитали, спасибо вам большое.

  А сразу же добавил: - Прошу у вас ее руки, обещаю любить до гроба, заботиться о ней, сдувать пылинки и все такое...

  Папа чуть не подавился своей водкой, но скоро откашлялся, а мама строго спросила:

  - А не рановато ли вам жениться-то?

  - Согласен, Альбина Александровна, 18 нам еще нет, мне через 2 месяца будет, Анюте в апреле, тогда уж и...

  - А например с жильем вы как вопрос решать думаете? - продолжила мама.

  - Очень просто, пока наша комната, ну где я живу там на Кирова, свободная, а через полгода я все вопросы и с жильем, и с обеспечением молодой семьи решу, это я вам твердо обещаю...

  Тут позвонили в дверь, папа пошел открывать, с порога сразу донеслось: Телевизор смотрите? Там вашу Анюту показывают.

  Включили телевизор (относительно новый и даже цветной Рекорд), программ всего две, так что ошибиться тут невозможно - застали окончание репортажа о вчерашних событиях во Дворце спорта...

  - Мда..., - сказала мама, - что же ты, дочка, ничего нам не сказала-то? Там ведь опасно наверно было...

  - Ненене, - быстро встрял я, - все было под контролем, взрыв далеко от нас произошел, а потом уж мы подбежали и помогли.

  - А это что за два мужика рядом стояли? - спросил папа.

  - Один это Миша Варнаков, я ж вам рассказывала, что у него с Инной, - быстро вступила в разговор Аня, - а второй Балдерис, хоккеист из ЦСКА.

  - Мда..., - только и смогли синхронно сказать анины родители.

  - А еще мы в Москву в воскресенье едем... точнее вечером в субботу, - вставил я.

  - Зачем? - спросила мама.

  - На Центральное телевидение позвали, в редакцию молодежных программ - снимать наше выступление наверно будут, - сказал я, пожав плечами.

  - Ничего себе, - только и смог вымолвить папа.

  -------------------------

  Вышел я короче от них через час с хвостиком, весь ошалелый от расспросов и вопросов. Ну сколько ж можно-то. Загнал машину в гараж, на часах уже полдевятого было, надо бы делами заняться, у меня еще в программе значились пресловутый кубик и пара новых песен, но по дороге к своему подъезду меня опять отловил Вовчик с пузырем портвейна в руке.

  - Пойдем, поговорим, - сказал Вовчик, перекидывая бутылку из правой руки в левую и назад.

  - Пойдем, чеж не поговорить, давно не говорили, - ответил я, - целых 3 дня почитай, только я пить не буду...

  Сели на свою любимую скамейку на стадионе. Вова отпил из горла, а мне сказал:

  - Ну если не хочешь, то я один. Короче помнишь разговор про одну большую услугу или две маленьких?

  - Помню конечно. И что попросить-то хочешь - одну услугу или две?

  - Наверно одну, потому что она по размеру ни в одни ворота не пролезет. Не хочешь у меня спросить, почему и от кого я прятался на чердаке?

  - Вообще-то не очень, - устало ответил я, но видя вытянувшееся лицо Вовы, быстро добавил, - но если ты уж так настаиваешь... на кой хер ты, Вова, прятался на чердаке и от кого?

  - Помнишь такого Васю-дурака?

  - Ну как не помнить, забудешь этого идиота со справкой.

  - Так вот, он очень обиделся, когда Игоря зарезали, и почему-то решил, что это я его зарезал... не знаю почему, так вот в тот день, когда ты с Анютой разругался... ну у озера... он пообещал меня в ответ прирезать, готовься, сказал, страшную смерь принять. И тут-то я короче испугался, забрался на чердак и два дня там сидел.

  - А ел чего? А срал куда? - задал я сразу два вопроса.


  - По ночам спускался в свою квартиру, а так-то Васек меня почти круглосуточно караулил у подъезда.

  - И что изменилось через два дня, что ты прятаться перестал?

  - Его в дурку забрали... лично наблюдал этот момент в чердачное окно твоего подъезда - приехала скорая помощь и прямо с лавочки Васька значит и скрутили, он орал на весь двор чего-то там, но это не помогло...

  - Это значит во вторник было? Надо же, какие тут страсти творились, все мимо меня прошло. Ну ладно забрали и забрали, а сейчас-то что такое стряслось, что тебе моя помощь понадобилась?

  - А случилось, Сергуня, то, что выпустили Васю из дурки, сегодня днем иду я домой после учебы, а он значит у меня на дороге стоит и говорит, ухмыляясь, ну что, грит, Вова, заказывай, грит, гроб и белые тапочки, ночью я тебе кишки выпущу. И еще добавил, что и тебя тоже зарежет, мол добрые люди ему глаза открыли, что мы вдвоем Игорька замочили. Так что помогая мне, ты и себе будешь помогать, вот... - наконец закончил свою речь Вовчик.

  - Таааак... - это все, что я смог придумать в ответ. Значит вместо того, чтоб кубики с песнями делать, сейчас придется от психа со справкой отбиваться как-то, вот не люблю я, когда меня режут, не перевариваю... ментов что ли подключить?... да бесполезно это, угрозы к делу не пришьешь, а трупа нет... пока нет... скажут, когда убьют, тогда и заявляй... и гэбешников по пустякам дергать тоже нехорошо, не их это тема... да и не по-пацански это, самому надо со своими проблемами разбираться, без взрослых дядь.

  - Давай так сделаем - сегодня ночью ты у меня ночуешь.

  - Чего это у тебя-то? - вскинулся Вовчик.

  - Потому что у тебя еще мать живет, а у меня комната пустая... - сказал я и предупреждая следующий вопрос, продолжил, - а пустая она, потому что мать у меня замуж вышла и переехала, если ты не знал.

  - За кого, если не секрет?

  - Какой там секрет, за райкомовца Игоревича, помнишь такого?

  - Мдаааа..., - протянул Вова.

  - Кстати, не знаешь, что там с Пеньковичем?

  - Забрали его, позавчера и забрали с концами.

  - Стало быть старшего по дому у нас опять нет... ладно, переночуем у меня, а утром видно будет. Матери пойди скажи, и ко мне значит.

  Вовчик быстро вернулся, мы зашли в нашу квартиру.

  - Жрать хочешь? - спросил я. Вовчик хотел. - Ну щас что-нибудь соорудим.

  Соорудил яичницу с хлебными гренками по рецепту Валеры, вроде понравилось. На кухне что-то непривычно пусто было, только маленькая Маринка заглянула.

  - А где все-то? - спросил я ее.

  - Родители во вторую смену работают, Валерка на подработку устроился, а дядю Федора вчера в больницу отвезли. В сороковую вроде.

  Вот ведь новая напасть... надо навестить человека будет. Посмотрел одним глазом в окно - опа, Васек сидел на лавочке для доминошников и забавлялся с ножичком, кидал его то в землю, то в столб для белья, получалось это у него плохо.

  - Вов, посмотри - это он нас что ли караулит?

  - Ну наверно нас, кого же еще... - неуверенно ответил он.

  - Ладно, в случае чего чердаком уходить будем - дверь первого например подъезда отсюда не увидишь. А так-то надо кардинально вопрос решать, надо подумать как...


  Вовчика я в общем посадил телевизор смотреть, ну или журналы читать, у нас их на полке много лежало, там и 'Наука и жизнь' была, и 'Вокруг света', и даже 'Юный натуралист', а сам сел решать наболевшее... сначала чертежи кубика вспоминал битый час (в центре там шестиконечный крест с нарезкой под болтики по каждому краю, это я хорошо помнил, остальное было несколько размыто... отвлекся на что-то другое... решение по угловым-бортовым кубикам как-то само собой всплыло, хитрые там вырезы, но на каждый хитрый вырез найдется что-нибудь с резьбой), вчерне эту хрень в трех проекциях я через час довольно уверенно нарисовал.

  Вова телевизор с журналами почему-то смотреть не захотел, а смотрел через мое плечо, что там у меня выходит, сначала помалкивал, потом не выдержал:

  - Это что за хреновина такая?

  - А это, Вова, будет такая головоломка, которая покорит половину мира, а нам соответственно много лет бабло от этого течь будет... ну если конечно подсуетиться и все верно организовать - регистрацию там, патенты, раскрутку, маркетинговые мероприятия и тд

  Вова никак не хотел успокаиваться и требовал пояснений, я показал на пальцах примерно, что там и как будет, только вот с материалом и станками некоторая заминка - из дерева довольно просто получится, но некрасиво и при вращениях скрип наверняка будет, из металла тяжело (дюральку разве что рассмотреть), надо бы из ПВХ, а где его взять? Станок опять же тут фрезерный потребуется, опять тот же вопрос - откуда? Ну да ладно, с кубиком на этом все, завтра будем решать все остальное, а сейчас песни.

  Достал чистую нотную тетрадь (у меня их еще много осталось с музыкалки), взял в рот карандаш, вперил взор в потолок, демонстрируя Вовчику творческие мучения. На самом-то деле я уже давно решил, что нам надо для аэробики - берем 'Руки вверх' группы Оттаван, они ее только через 3 года напишут, это раз, и одну из ритмичных песенок Ингрид, как ее там в оригинале-то звали... 'I'm Folle De Toi' да, 'Я без ума от тебя' значит, к тому же там баянная тема есть. Вот их ноты щас и занесем в тетрадочку, это 15 минут... тексты на русский тоже надо бы перепереть, эти и займемся в оставшееся до сна время.

  'Руки вверх' на русском у меня получился примерно таким:

  Сердце, мое сердце,

  Бьется быстро-быстро, быстро-быстро-быстро,

  Дай мне, дай мне, дай мне

  Шанс, только шанс, один лишь шанс.


  А ингридовский текст совсем уже простым у меня вышел:

  Люблю тебя,

  Боль в груди моей всегда,

  Когда тебя я вижу

  С другим тебя я вижу...


  Вовчик смотрел на мои якобы творческие потуги открыв рот. А под конец я еще и баян свой вытащил из шкафа и проиграл обе мелодии, мягко говоря хреновато все вышло, но ладно, отшлифуем.

  ------------

  С утра поглядел в окно - Вася-дурак так и сидел на скамеечке, так и играясь в ножички.

  - Ну что, - сказал я Вове, - попьем кофе и будем через чердак эвакуироваться...


  Винни-пух и день забот


  И да, ночью у меня еще хватило ума сгонять наверх к Андрюхе и позвонить Инне (который раз с горечью подумал, как здесь не хватает мобильников) - Инна огорошила тем, что Мишаню ее таки забирают обратно в армейский клуб и она уезжает с ним буквально завтра. Или послезавтра. Про молодежную редакцию она выслушала с восторгом, чуть не прыгая вместе с телефонной трубкой (я мысленно представил, как одновременно прыгают ее сиськи и тяжело вздохнул), и сказала, что прямо там в Москве и подъедет в это самое Останкино, когда надо будет. Прямо вместе с Мишаней, если выйдет. И вообще она и так счастливой была, а сейчас вдвое счастливей стала и целует меня много раз. Ты лучший, Сергуня.

  И еще я, предвидя, так сказать, развитие ситуации, сказал Инне, чтобы Анюта завтра на машину не рассчитывала, форс-мажорчик тут один случился (пришлось еще раз объяснять, что это такое, но без привязки к текущей ситуации естественно). Встречаемся в гимнастическом зале после занятий.

  Так, значит один билет у нас освобождается... Вовчика что ли взять, пусть на клавишах поиграет? Мгновенно в мозгу составилась ослепительная комбинация, включающая вовчикову мамашу Мариночку Сергеевну, про нее я как-то в горячке последних событий забыл, а человек-то хороший...

  Ладно, проехали мы этот момент, а у нас значит в повестке дня экстренная эвакуация с места событий, связанная с возникновением чрезвычайной ситуации с опасными поражающими последствиями. Причина чрезвычайной ситуации по-прежнему сидела на доминошной скамейке, чрезвычайно довольная собой.

  - Полезли, - сказал я Вовчику.

  Замок на чердачной двери первого подъезда (который выходил на Челюскинцев) сильно заржавел, давно наверно никто не пользовался, открыл я его после пятиминутных мучений, потом закрыл за собой. Осторожно спустились, контролируя обстановку из подъездных окон, по прямой этот подъезд от середины дома видно не было, заслоняла детская горка и домик выхода из бомбаря. Проскользнули незамеченными и дали хода на автобусную остановку - чтобы добраться до гаража, где моя копейка ночевала, речь даже не заикалась, вход в гараж был хорошо виден Ваську с места его дежурства. Настроение конечно после почти часового висения на поручнях было не очень, зато живые пока, сказал я Вовчику. Наказал ему прийти в наш пятый корпус после занятий, домой тоже вместе поедем, а до этого надо придумать план действий по ликвидации чрезвычайной ситуации... а лучше сразу два плана, если в первом что-то пойдет не так.

  После трех лекций целенаправленно забурился в свою лабораторию и работал там как вол на пашне не меньше 3 часов - вчерне собрал два приемопередатчика уоки-токи, внешне напоминающих обычные телефонные трубки с кнопочками, зеленые светодиоды посадил на цепь вызывающего звонка, они значит горели во время вызова, а красный загорался на пару секунд, когда разговор заканчивался, пришлось помудрить со схемой, чтоб оно все работало. А параллельно с загоранием зелененького значит светодиода подавался отпирающий сигнал на индикаторы и там появлялось на одной трубке слово 'Аня', а на другой соответственно 'Сор' (больше трех этих индикаторов в ряд там было просто не впихнуть), якобы определение входящего абонента идет. По-моему должна прокатить такая конструкция... Проверил на дальность - послал одного студента на улицу Минина, чтоб шел и периодически вызывал меня, таким вот опытным путем установил дальность уверенной связи аж в километр.

  Где-то в этом промежутке в лабораторию заглянула Анюта, проверить чего это я здесь и как. Во, кстати, сказал я, держи две новые песни с нотами, надо сначала записать, потом разучить движения под них с ритм-группой, срок 2,5 оставшихся дня. Она заглянула одним глазом в тексты, спросила только, как это я все успеваю, и собралась упорхнуть в первый корпус, но я вспомнил еще об одном деле и поймал ее за рукав:

  - Стой, не спеши - я тут подумал вчера... купальнички-то на вас что-то очень скромные, как в этой... в Англии викторианской, а народ надо будет зажечь, так что озаботься пожалуйста, в магазинах вроде продают такие, с более смелыми вырезами...

  Анюта кивнула, мол да, видела она что-то такое.

  - И еще одно, голых ног не надо, нужны колготки плотностью не меньше 40 ден и хорошо бы, если блестящие найдете, знаешь такие бывают... с лайкрой что ли... короче вид ваш должен быть убойным для всего половозрелого мужского населения СССР, я понятно говорю?

  Анюте все было предельно понятно, и на этом она исчезла, а я продолжил лабораторные мучения. Ладно, с телефонами пожалуй на сегодня все (один Анюте что ли отдать, а то задолбался я через Инну связываться, заодно и опытную эксплуатацию проведем), а теперь кубик, кубик и еще раз кубик. Пошел к декану Вячеслав Петровичу, куда ж еще-то, заодно и про Светочку уточнить вопрос. И сразу нарвался:

  - Аааа, легок на помине, - с порога сказал декан, - ну давай, друг ситный, вываливай, что там у вас на хоккее случилось, а то мне с утра этим делом по ушам ездят.


  Рассказал, чо, максимально сгладив углы и разведя водой - в моем варианте получалось, что риска там вообще не было, а зато разных плюшек и пряников в виде бесплатной рекламы и знакомства с нужными людьми хоть отбавляй. Декан хмыкал в процессе, но кажется удовлетворился услышанным.

  - Чего хотел-то, говори, ты же не про хоккей рассказать мне пришел - наконец сказал он.

  - Правильно, Вячеслав Петрович, пункт про хоккей у меня последним номером в программе шел.

  - А первым какой?

  - А первым - отпустите вы Свету с нами в Москву или нам другую участницу группы искать?

  Декан задумался.

  - Видишь ли, Сережа, как-то неспокойно рядом с тобой, то пожары, то взрывы...

  - Дурацкое стечение обстоятельств это, Вячеслав Петрович, и больше ничего. Тут можно вспомнить известную истину про бомбу, которая в одну воронку два раза не падает - следующая экстремальная ситуация рядом со мной теперь должна случиться очень нескоро...

  - Ну допустим убедил, - задумчиво отвечал он, - хрен с тобой, забирай Свету. Но чтоб вернул в целости и сохранности.

  - Есть вернуть в целости, - молодцевато вытянулся я, - в субботу уезжаем на Нижегородце, приходите проводить.

  - Ладно, там видно будет. У тебя все?

  - Никак нет, тщ декан, еще один вопросик остался, вот посмотрите, что я тут вчера накидал, - и я развернул перед ним чертежи кубика.


  - Не наша тематика, - очень быстро сказал он, кинув только один косой взгляд на мое творчество. - Чего это тебя в смежные дисциплины потянуло? И вообще что это такое?

  - Это головоломка под названием 'Анютин кубик', представляет из себя куб размером 3х3х3, все грани будут окрашены в свой цвет. Каждая грань может вращаться в любой из 3 плоскостей, перемещая цветные квадратики случайным образом. Задача игрока заключается в сборке кубика в первоначальное состояние с одинаковыми цветами на каждой грани.

  - Ерунда какая-то... - недовольно сказал декан, - лучше бы своими прямыми обязанностями занялся.

  - Вячеслав Пктрович, - быстро ответил я, - я вас когда-нибудь подводил или обманывал?

  - Пока еще нет.

  - Вот-вот, и дальше не собираюсь. Эта игрушка покорит половину мира, если все правильно будет сделано... кстати, насколько я знаю, в какой-то соцстране нечто подобное уже изобрели, но с продвижением пока у них сложности, так что стоит подсуетиться. Вот поедем мы через 2 дня в Москву, хочу там показать эту штуку на Гостелерадио, если понравится, будем продолжать тему, а если нет, то на него и суда нет. Короче мне нужна ваша помощь в производстве 2-3 опытных образцов, один обещаю вручить лично вам в руки. Помогите, а? Нужен фрезерный станок и кусок пластмассы приличных размеров, желательно ПВХ. Обещаю, что не пожалеете.

  Петрович посидел в молчании минутку, потом придвинул к себе внутренний телефон и набрал короткий номер.

  - Алло, Игнатьич? Кондрашов беспокоит. Да нормально дела, а у тебя как? Слушай, я тут подошлю одного человечка, помоги ему, там выточить одну хреновину надо для наших нужд... лады... сочтемся...

  - Иди во второй корпус, найдешь там в комнате 206 Алексей Игнатьича, далее все от тебя будет зависеть.

  - Спасибо, дорогой Вячеслав Петрович, я ваш должник до гроба, - быстро протараторил я и убежал во второй корпус.

  Игнатьич оказался человеком дела, даже и пары слов мне не сказал, а просто отвел в цех, где работало много-много разных станков, и ткнул пальцем в порядком уже пожилого рабочего, Митрич его зовут, разбирайся с ним сам, а мне некогда. Начал разбираться, чо...

  Митрич соглашался работать из расчета 3-х пузырей портвейна или 2-х, но водяры, я прикинул, что выгоднее, сошлись на портвейне три семерки. Фрезеровщик он был отличный, мастерство, знаете ли, не пропьешь, объяснения мои слушал вполуха, ему чертежа хватило... центральную крестовину, сказал, делать задолбаешься, а остальное ерунда, за час нарежу, а ты пока в магазин сгоняй.

  Сгонял в магазин, купил сами понимаете чего, очередь небольшую пришлось отстоять, а на обратной дороге завернул в репетиционную, посмотреть как там дела. Дела там были не сказать, чтобы как, но терпимо - обе новые песни Арканя уже разложил по инструментам и сейчас они сводили все к одному знаменателю. Напомнил еще раз Анюте про купальники и колготки, Инна подтянулась по ходу дела, повторил и ей то же самое, вдвоем, я думаю, справятся, а я опять в цех пошел, менять портвейн на кубики.

  Митрич уже заканчивал работу, последние штрихи вносил, портвейн я ему попытался тут же вручить, но он заосторожничал и сказал поставить в шкафчик в раздевалке, вот тебе ключ. Поставил, потом вернулся и тут же не отходя от фрезерного станка попытался собрать все это добро в единое целое. Получилось косо и криво, вращаться не хотела ни одна грань. Опять разобрал, попросил напильничек и стал дорабатывать по контуру, что там мешало по моему мнению. Митрич заинтересовался, начал выспрашивать, что это за хрень и для чего, объяснил ему очень туманно и сказал, что лучше помоги, если так интересно. Помог ведь, да... через полчаса все грани начали вращаться. А ведь еще цветные наклейки нужны, подумал я, а вслух сказал - Митрич, мне бы еще две такие штуки нужны... а лучше три, если сделаешь, то завтра 3 пузыря водки принесу... Митрич хитро прищурился и сказал, что за 4 пузыря он точно сделает, а вот чтоб за 3, не уверен... согласился, чо, но взамен выторговал чтоб он наклейки на кубики тоже наклеил. Расстались друзьями.


  А далее я зашел в гимнастический зал, Вовчик уже пришел и смотрел на девочек в купальниках горящими глазами (что, нравится? - а то!), я скомандовал Анюте, чтоб завязывали и после переодевания мы уехали домой на 40 автобусе. Проводили девочек, вторую трубку я таки Ане вручил, наказав звякнуть через 5 минут, проверили, слышно почти все, а затем мы с Вовой медленным шагом двинулись домой через парк, а я тем временем рассказывал ему план решения нашей проблемы:

  - Значится так, Вован, Васек от нас не отстанет, а всю жизнь мы от него прятаться не сможем, правильно? Правильно. Значит что? Надо решать вопрос радикально и окончательно - замочить Васька, это первый вариант (Вова отчаянно затряс головой), знаю, самому не нравится. Второй же вариант заключается в том, чтобы упрятать его в дурку надолго и с гарантией, а для это надо что? Правильно, тяжкие телесные... ну можно нетяжкие, но повреждения, которые он должен нанести одному из нас. Ладно, вижу, что тебе не хочется повреждаться, беру это на себя. Слушай значит диспозицию - заходим во двор, я с порога кричу Васе, что мол привет, давно не виделись, как здоровье, ну ты тоже можешь что-то добавить, главное громко, чтобы как можно больше народу слышало, потом он идет к нам и вероятно с угрозами, надо, чтобы это тоже все услышали, включая Полин блять Андреевн. Потом ты тихо сваливаешь в сторону, а я даю ему немного себя порезать, чтоб кровь пошла. Потом вырубаю, связываю, вызываем скорую психическую помощь и тут-то он не отвертится. Это к ментам у нас обращаться западло, а в скорую-то помощь наверно нет?

  - В скорую наверно нет, - тихо ответил Вова, - все равно не нравится мне все это...

  - Предложи что-нибудь получше...

  Вовчик подумал и сказал, что лучше наверно не придумает, но добавил следующее:

  - Только ты учти, что Васек боли не чувствует...

  - Как это?

  - Видел я как он палец в стакан с кипятком опускал, палец распух сразу и покраснел, а ему хоть бы хны, это так похвалялся перед пацанами.

  - Ну надо ж, как это по науке... сенсорно-вегетативная невропатия... один из миллиона и он мне попался... придется вырубать его по полной программе.

  А мы тем временем дошли до скверика с бронзовым Ильичем посередине, и вот из-за пьедестала значит вождя нам наперерез вышло пятеро, а у одного из них в руках был отрезок водопроводной трубы-дюймовки примерно в метр длиной.

  - Эй, пацаны, 20 копеек есть? - спросил, ухмыляясь, тот самый парень с трубой в руках, и я его узнал...


  Ну да, это был тот самый парнишка, попавшийся мне под руку в день исторического объяснения у озера. Я ему палец вывихнул. А второй, залетевший под скамейку, тоже среди прочих стоял и тоже нехорошо скалился. Щас отыграемся, наверно думают оба...

  - Конечно есть, - повторил я начало своего ответа, но хвост изменил, сам же призывал недавно ломать стереотипы, вот и, - а зачем вам?

  - На пиво, - резко ответил белобрысый пацан, стоявший немного впереди, видимо лидер.

  - На пиво ж 20 копеек не хватит, оно минимум 22 стоит в ларьке, - попытался я выехать на чистый базар, но не тут-то было. Не собирались они на базар выезжать.

  - Ты блять, - обратился главный к Вове, - идти можешь, к тебе вопросов нет.

  - Иди-иди, Вова, - сказал я, - я тут сам разберусь как-нибудь. Во двор пока не заходи, - добавил я для надежности.

  Вова покусал губы, начал было что-то говорить, но я незаметно подмигнул ему и кивнул в сторону - пошел он короче быстрым шагом... даже скорее медленно побежал... а и ладно, одной проблемой для меня меньше.

  - А к тебе, итальянец херов, у нас вопросы есть, - продолжил белобрысый, - ты чего наших ребят исподтишка побил?

  - Исподтишка? - попер я буром, - все было предельно открыто - они вдвоем на меня наскочили, что мне оставалось делать?

  - Короче мы тут с пацанами посоветовались и решили, что бой будет один на один, но у нашего пацана труба будет. А ты можешь сук какой-нибудь взять. Ну чо, начинаем или зассал?

  - Да начинаем, чо, - со вздохом сказал я, подбирая подходящую палку на газоне. Битва при Ильиче будет, подумал еще я, вон он как укоризненно на нас сверху смотрит...

  Отошли на газончик к ограде, остальные четверо полукругом встали, пацанчик с трубой встал в боевую стойку, похоже на тюдан но камэо, непростой похоже товарищ-то. Далее закрутилось все само собой... когда я прижал своим суком его трубу к ограде, он вдруг спросил меня, пытаясь выдрать трубу из зацепа:

  - А ты откуда итальянский знаешь?

  - Да не знаю я его, десяток расхожих фраз разве, - ответил я, не давая ему отцепиться, - ругательства вот почти все, могу научить...

  Еще через десяток секунд трубу я у него наконец выбил, после чего спросил:

  - Продолжим так?

  - А давай, - сказал он, вставая в основную стойку дзю-до... явно непростой пацанчик.

  - Занимался дзю-до? - спросил я, чтобы как-то отвлечь его.

  - Ага, - ответил он, пытаясь зацепить меня за одежду, не удалось. В дзю-до он явно новичком был, поэтому я легко опередил его движение и взял правую руку на болевой прием.

  - Ну все что ли или продолжим? - спросил я у компании (а у противника поинтересовался, как он там, тот ответил, что живой пока, отпустил его, чо).

  - Ну все... - ответил белобрысый старший, - как это называется-то?

  - Тай-цзы, в переводе с китайского 'великий предел', хотите научиться, приходите в 1 корпус политеха, у нас там занятия по понедельникам и четвергам в 4 часа.

  - И еще это... - добавил белобрысый, - научи нас по-итальянски ругаться, пригодится.

  - А это вообще без проблем, слушайте сюда: мерда - дерьмо, куло - жопа, канья - сука, каццо - х..й, фига - п..да (ага, фига у них не фрукт), а вот фигата это наоборот очень крутая штука, восхищаются они так, порка троя - грязная шлюха, а все это вместе взятое заменяется коротким словом минкья, на все случаи жизни годится.

  - И откуда ты это все знаешь?

  - В Артеке был у нас в соседнем отряде итальянский мальчик, он и научил. Ну ладно пацаны, если у нас мир, то я пошел?

  Вот и славно, мне еще с нервнобольным Васей разбираться. Во двор в общем мы с Вовчиком зашли, как и планировали, но полчаса позже, Васек сидел на своем рабочем месте с ножичком в руке, увидев нас, он улыбнулся во весь рот... нет, не так... ощерился во весь рот и начал вставать, поигрывая своим ножичком и перекидывая его из одной руки в другую, наверно книжку про тактику ножевого боя где-нибудь видел краем глаза. Я, как и условились, начал громко-громко приветствовать Васю и справляться о его здоровье... на скамеечках в разных концах двора, как я заметил боковым зрением, сидело не меньше 10 человек, в основном все такие же старые грымзы, как Полина прости господи Андреевна.

  Ощерившийся Вася довольно быстро продвигался к нам с Вовчиком (за себя-то я был относительно спокоен, а Вовку толкал в бок, чтоб он в сторонку отпрыгнул, но что-то не поддавался). Приблизившись на 3 примерно метра, Вася наконец открыл рот для чего-то членораздельного и сразу меня удивил:

  - Узнаешь? - показал он ножичек в разных ракурсах.


  Узнал, как же - это был тот самый (ну или очень похожий) нож с волками, который Андрюха покупал в Ворсме, а потом начальник милицейского отделения показывал мне как вещдок по игорьковому делу... и откуда вещдок у этого придурка, только и смог подумать я, а вслух сказал:

  - Нож как нож, чего на него смотреть-то...

  - Этим ножом ты Игоря зарезал, а я сейчас тебя им зарежу, так свершится справедливость, - неожиданно выдал сложную фразу Васек.

  - Подожди-подожди, - попытался выиграть время я, - Игоря же этот зарезал... ну папаша Вовы, а я тут при каких делах?

  - Знаю я все, - отвечал с нехорошей улыбкой Вася, - папашу ты подставил, мне умные люди глаза-то открыли. Короче получай свое, гнида!

  И он прыгнул, целя ножом мне в район сердца, а я соответственно отпрыгнул назад и споткнулся, кретин, о камень, невесть как туда попавший...

  -----------

  Когда все закончилось и Вася лежал связанный на земле носом в песочек, а я махнул Вовчику, чтоб вызывал психиатричку, со скамейки бабулек донеслось истеричное:

  - Убили-убили-зарезали! Васю нашего дорогого-любимого убили-зарезали!


  Первым конечно прибыл милицейский УАЗик, хотя его никто не звал, а в УАЗике сидели те же самые лейтенант и сержант, которые по игорьковому делу приезжали... и двух недель ведь не прошло, а кажется в прошлом веке все это было... Ну так въехала значит их машинка в наш двор, и с пассажирского места вылез лейтенант, очень нехорошо на меня прищурившийся:

  - Таааак, - протянул он голосом, не предвещавшим ну ничего хорошего для меня, - опять ты, Сорокалет? Что ты тут опять устроил?

  - Так я-то в чем виноват, тщ лейтенант, - начал виновато оправдываться я, - иду тихо-спокойно, никого не трогаю, а тут меня зарезать хотят, что же мне, живот под нож подставлять было? Вот и обезоружил хулигана...

  - Почему меня никто не хочет зарезать, а тебя хотят? - устало спросил лейтенант, не ожидая впрочем от меня никакого ответа, и немедленно приступил к следственным действиям.

  - Это кто? - ткнул он сапогом лежащего Васька.

  - Пацанчик один, вооон в тех щитках живет, - показал я пальцем в ту сторону.

  - Ты помолчи, с тобой после займемся, - ответил милиционер и поманил пальцем... ну кого бы вы думали?... угадали, Полину Андреевну он поманил, - рассказывайте, гражданочка, что тут произошло, - строго сказал он ей, доставая блокнот с ручкой из сумки.

  И вы конечно ни разу не ошибетесь, если скажете, что в исполнении этой старой блять дуры виноватым во всем оказался я. Тихий и безобидный мальчик Вася мирно сидел на своей скамеечке, поигрывая в ножички, а этот грубиян и бузотер начал вдруг его оскорблять - что же оставалось тихому мальчику Васе? А что кровь у него, а не у Васи, так он специально на нож наткнулся пару раз.

  А тут и психиатричка наконец пожаловала - менты накоротке провели с ними беседу и таки смилостивились, разрешив забрать в дурку тихого Васю. Потом еще был опрос минимум 4-х бабулек со скамеек, вот тут мнения разделились, далеко не все считали Васю безобидным одуванчиком, а на закуску из нашего подъезда вышел сосед дядя Вася и без особых приглашений рассказал свою версию событий, кою он в окно нашей кухни наблюдал.

  Короче все кончилось тем, что меня запихнули в зарешеченную часть УАЗика и повезли в отделение на Ильича. Перед тем, как уехать, я таки успел шепнуть Вовчику телефон Сергея Викторовича из дома с зелеными занавесками, помогай, мол, брат, а то совсем худо мне будет, Вовчик все понял и согласно кивнул.

  --------------

  Через час примерно я сидел в черной Волге и послушно выслушивал нотацию Сергея Викторовича.

  - Ну что, Сережа, мы твою просьбу выполнили? - спросил, закончив нравоучения, Сергеич, приэтом он не забывал выпускать кольца дыма в воздух.

  - Так точно, выполнили, за что моя благодарность вам не будет иметь границ, - осторожно ответил я.

  - Тогда подпиши для начала вот это дело, - и он сунул мне листок с типографским текстом. Я вчитался: Я, прочерк, даю настоящее обязательство сотруднику органов государственной безопасности в том, что буду информировать...

  - Ну Сергей Викторович, - заныл я, - ну дорогой, это ж такое западло в нашей среде, давайте как-то без этого обойдемся... - и видя вытягивающееся лицо Викторовича, быстро добавил, - а я вам очередной вещий сон сдам, вот сегодня ночью только был, вот прямо с пылу с жару, а?

  - Хорошо, давай свой сон, Сергуня, только учти, что там должно быть что-то очень серьезное...

  - Будет, Сергей Викторович, непременно будет, - уверенно ответил я и продолжил, - сон из двух частей состоял, первая о прошлом, про взрыв в московском метро в начале года слышали?

  Викторович как-то очень быстро подобрался и напружинился:

  - Ну слышал конечно, и что там у тебя про него?

  - Так вот, устроили это дело армянские националисты, главный идеолог у них Степан Затикян, а исполнители Степанян и Багдасарян. И скоро они еще один теракт собираются устроить, вот буквально через неделю-полторы, точнее не понял, эти же Степанян-Багдасарян приедут на поезде на Курский вокзал и оставят там в зале ожидания сумку с бомбой.

  - Тэээк, - почесал затылок Сергей Викторыч, - это я запомнил, а во второй части сна у тебя чего?

  - Там международные дела - послезавтра палестинцы из ООП совместно с немецким РАФ захватят самолет, требуя освободить своих бойцов из немецких тюрем. Лететь он будет из Испании, с острова Мальорка, в Германию, куда там точно, не скажу, а террористы повернут его сначала в Рим, потом в Дамаск, потом еще куда-то, закончится все кажется в Сомали штурмом немецкого спецназа. Вот, все рассказал, что вспомнил, - закончил я.

  Викторович посидел минутку, глядя в синее автозаводское небо, потом забрал бумажку о сотрудничестве из моих рук и засунул ее в карман.

  - Ладно, свободен...

  А когда я открыл дверь машины, добавил:

  - И постарайся больше никуда не попадать, а то мы можем и не успеть в следующий раз.

  Побрел, запинаясь нога об ногу, домой... а нет, сначала с Вовчиком побеседовал, он меня на доминошной скамейке ждал - ну что, дружбан, решили мы кажется с тобой вопрос с психованным Васей, так что можешь спать спокойно... пока... Вовчик был всецело со мной согласен, так что разошлись мы по своим квартирами.

  Дома я что-то приготовил себе, потом тупо лег спать, слишком много событий на сегодня... потом проснулся от того, что звенело что-то... это ж моя телефонная трубка в сумке звенит, быстро сообразил я, а звонить на нее может только одна Анюта, на часах полночь, значит что-то случилось...

  Антон Палыч как-то заметил про ружье, что если оно в первом акте на стене висит, то в третьем должно непременно выстрелить - так телефон не стал дожидаться никакого третьего акта, а зазвонил через несколько часов после того, как его повесили... ну в смысле активировали. Нажал кнопку 'ответить', чо, и услышал в трубке анютины рыдания...

  Послушал я эти рыдания секунд 15 наверно, не меньше, потом гаркнул:

  - А ну быстро успокоилась и нарисовала проблему!


  Кажется помогло, потому что она обиделась, а обиженная она быстрее соображает - в общем и целом выяснилось, что у ее отца приступ какой-то, дико болит живот и температура под 40, а скорая вот уже час приехать не может.

  - Ходить отец может? - быстро спросил я.

  - Вроде бы да, - ответила Аня.

  - Тогда одевайте его и спускайте к подъезду, я через 15 минут там буду.

  И побежал к гаражу, на ходу продевая руки в рукава куртки, потому что спешка спешкой, но октябрь все-таки на дворе стоит, а простуженный я и половины намеченного не сделаю. И ровно через 15 минут, ну плюс-минус десяток секунд, копейка стояла перед анютиной хрущевкой. Ждали они меня там все трое, Аня и мать поддерживали согнутого пополам отца - походу одно из двух у него, или аппендицит, или острый приступ язвы желудка, надо бы быстрее ко врачам, подумал я.

  Помог посадить его на заднее сиденье, рванули к сороковой больнице, по дороге я, как мог, пытался успокоить всю семью:

  - Да не волнуйтесь вы так, все путем будет, починят щас Петра Петровича, как новенький будет, в 40-й врачи отличные работают, - а сам же думал, что все в руках божьих и хрен его знает, что там на самом деле будет, но озвучивать это конечно не стал, зачем...

  Подкатили прямо к порогу приемного покоя (обычно туда не пускали, но время же ночное, поэтому все свободно) довели отца до скамеечки в предбаннике, я быстро объяснил ситуацию дежурной сестре, та вызвонила дежурного же врача, и отца весьма оперативно увели в недра первого этажа, рентген по-моему делать. Да, а дежурным-то врачом оказался хирург Пак, который 1) с печки бряк и 2) отец Анечки-знатока восточных единоборств, он меня похоже не узнал, ну еще бы, сколько больных и родственников больных ежедневно видит, а я так сразу его признал - врачей за последнее время я не так уж и много видел, а врачей-корейцев так и ровно одну штуку.

  Через весьма непродолжительное время (на протяжении которого мать хлюпала носом у окна, а Аня нервно мерила шагами коридорчик от окошка сестры и до входа в лаборатории, а я вспомнил про дядю Федора и выяснил, что лежит он здесь, на четвертом этаже и дела у него мягко говоря так себе, в ежедневной сводке написано было 'состояние тяжелое') вышел Пак и объявил, что сейчас будет срочная операция, гнойный аппендицит у больного, вовремя привезли, через час уже поздняк бы был.

  - А пригодился телефончик-то, - глубокомысленно заметил я в потолок...

  --------------

  Спустя час с хвостиком операция закончилась, Пак вышел покурить на улицу, проходя мимо нас сказал, что без проблем все прошло, зашили Петра Петровича и увезли в реанимацию (почему? а после операций почти всех туда отвозят), я увязался хвостом за ним, поговорили. Рассказал ему про дочь, что мол в нашей группе гимнастики не последний человек и вообще послезавтра... нет, уже завтра вечером нам в Москву ехать, так что там насчет родительского благословения-то? А пусть съездит, благодушно отвечал Пак, давно в Москве не была. Еще про дядю Федора спросил, получил малообнадеживающий ответ, что состояние стабильно тяжелое, хрен его знает, что там дальше будет, да...

  - Ну чего, Сотниковы, все закончилось, - сказал я, вернувшись в предбанник, - Петрович живой и будет отходить от наркоза несколько часов, надо бы по домам бы...

  Отвез маму с дочкой до дома, условились с Анютой на завтра... ну то есть на сегодня уже... как обычно, а сам добрался до своей конурки и попытался уснуть - вот щас, сна ни в одном глазу. Начал думать, что бы еще такого сделать, телефон готов, кубики бог даст завтра выйдут с конвейера Митрича в удовлетворительном состоянии, песни и танцы тоже под контролем... а давай-ка мы с тобой, Сергуня Владимирович, радиомикрофон сварганим, их же сейчас вообще нигде нет, а тут мы такие красивые, да и вообще девочки смогут и петь и гимнастику одновременно показывать, если его на голове закрепить. Сел за стол и начал рисовать, вспоминая, что там и с чем едят.

  Лекции я пересидел кое-как, Светочка сказала, что к 2 часам Нина подойдет, а потом бегом в цех к фрезеровщику Митричу - зря волновался, отлично он все исполнил, и наклейки нарезал и наклеил очень аккуратно, рулончик кожзама не пожалел, обменял товар на обещанные 4 пузыря (я их еще вчера закупил и в багажник положил), один кубик, как и обещал, отдал декану. Тот внимательно изучил его со всех сторон, покрутил-повертел грани, цвета естественно перемешались как попало.

  - А как это назад-то вернуть? - наконец спросил он.

  - Вам, как родному, покажу, но вообще-то над этим вопросом скоро миллионы ломать голову будут, - и я собрал кубик назад, не 20-ю конечно движениями бога, но в 40-45 где-то уложился, во времена кубикомании (в СССР они пришлись на 82-83, если не ошибаюсь, годы, теперь немного назад сдвинется, надеюсь) я этим вопросом активно интересовался и статейку из журнала Квант с алгоритмами сборки наизусть выучил.

  - Здорово, - сказал Васильич, - пойду коллегам покажу.

  А я убежал в свою лабораторию колдовать над радиомикрофоном - дело было, мягко говоря, не самым сложным в этой жизни, больше всего времени занял поиск батареек типа Крона, ибо дефицит, так что и передающая, и приемная части девайса были готовы через пару часов. А тут и Нина подошла - озвучил ей свои хотелки, 1) логотип телефона в виде стилизованной сороки, чтоб ничего лишнего, но узнаваемо было, что это сорока и 2) наброски к мультфильму под названием 'Анюта и медведь'. Рассказал в двух словах, что там должно быть - хулиганистая девочка Анюта и отставной военный Медведь, ее дедушка, которому родители сбросили Анюту на лето. Нина прониклась и сказала, что попробует. Третью свою хотелку, насчет одежды, я решил на потом оставить, все равно к Москве не успеем.

  Потом Анюта заглянула - заодно проверили работу, крепеж на голову у меня конечно топорный получился, но уж какой есть, а электроника прекрасно работала.

  - Однако надо бы и отца твоего навестить, - вспомнил я. И мы поехали в больницу.


  Ну не сразу в больницу конечно, надо ж было купить что-то больному - что-то и купили... сока в тетрапаках пока у нас не изобрели (хотя на Западе кажется уже это добро в изобилии существовало), ограничились поллитровым болгарским персиком, ну и еще фруктов добавили, винограда, бананов с киви пока в СССР тоже не продавалось (тут я вспомнил об одном давнем обещании). С проникновением в больничные палаты все было по-прежнему, иди куда вздумается, тапочки только не забывай надеть, вот мы и проникли в реанимацию без единой проблемы.

  Эээ, сказал я себе, да это ж та же палата, где недавно Игоревич куковал, ну надо ж, какие круги нарезает жизнь, чисто ведьмины. Ну может не круги, а спирали. Бруно, Фиббоначчи или даже прости господи Мирена. Ладно, не важно. Заходим.

  - Здравствуйте, дорогой Петр Петрович! Как ваши дела? - с порога спросил я.

  Дела были не так, чтобы ах, но и далеко не ох. Средненькие дела, что впрочем уже хорошо. Петрович рад был нас видеть, но говорил достаточно слабым голосом. Слабым, но понятным. Передал ему мнение Пака, оно похоже порадовало Петровича. Оставили на столике подарки, и сок, и виноград, это добро вроде без ограничений можно употреблять с такими заболеваниями, рассказали о наших последних новостях (показал издали волшебный кубик, сказал, что это Анюта мне идею подала, поэтому и называется он Анютин, Петрович покрутил его в руках, но кажется ничего не понял), да и покинули реанимацию. Анюта тут же толкнула меня локтем в бок:

  - За название конечно спасибо, но когда это я тебе такую идею подавала?

  - Забыла уже, родная? - на ходу сымпровизировал я, - это когда ты крутилась как веретено на гимнастике, я и подумал, а что если это отлить в игрушку с 6 степенями свободы, вот и...

  Аня сильно задумалась...

  - И к дяде Федору давай уж заскочим, у него никого родных вообще нет...

  Заскочили, чо... дядя Федор лежал на спине, глядя в потолок и двух слов даже из себя не выдавил. Ладно, оставил ему вторую бутылку сока на тумбочке. А когда вышли наконец на улицу, продолжил:

  - А знаешь что, Анюта, продолжаем жить, - сказал я, - хорошо, что у нас все хорошо, да что там хорошо, у нас просто все тип-топ, все проблемы решены, а завтра нас ждут еще более удивительные приключения в столице нашей Родины...

  - Городе-герое Москве, - закончила мысль она. А потом добавила:

  - А знаешь что, Сергуня? - спросила она, наклонившись к моему уху.

  - Не, даже не догадываюсь, - ответил я, - что?

  - Я тебя хочу, - закончила она свою мысль трагическим шепотом, - прямо вот сегодня хочу.

  - Так за чем же дело-то стало, я тебя хочу не меньше, а отдельный кабинет, в смысле комната на Кирова, ждет-не дождется тебя, зайка.

  - Зайка? - недоуменно переспросила она.

  - Ну да, с ушками такая, прыг-скок которая... можно даже покороче - зая... подожди, не мешай... - и я стал вспоминать киркоровский хит.

  Анюта с некоторым недоумением смотрела на меня: - Ты чего это?

  - Не видишь, вдохновение накатило... песню сочиняю на пальцах... ну да ладно, потом досочиняю, а сейчас... точнее через 2 часа я жду тебя на Кирова, у меня сюрприз будет. Может сразу два сюрприза.

  - А почему через 2 часа?

  - Потому что сейчас сюрприз... оба сюрприза не готовы, а хотелось бы продемонстрировать продукт с высокой добавленной стоимостью, а не сырье какое для его производства, угу? Связь по нашим личным телефонам, должны же они какую-то пользу приносить?

  Анюта согласилась, и я отправился организовывать сюрприз... ну то есть два сюрприза конечно. Это у меня заняло ну не два, но полтора часа точно, потом вызвонил Анюту, она тоже была готова, договорились встретиться в парке возле оленя без рогов через 15 минут.

  - Это вот тебе на первое, дорогая, - сказал я, доставая из кармана коробочку, - ты же апрельского розлива так сказать, значит телец, так что держи тематическую подвеску.

  В коробочке был стилизованный теленок из серебра на серебряной же цепочке, не бог весть какой креатив, но Анюте кажется понравилось, поцеловала она меня во всяком случае довольно искренне, а медальон тут же на шею надела.

  - А на второе чего приготовил, добытчик ты мой? - заинтересованно спросила она.

  - Вот дойдем до дому, там и увидишь, - отрезал я. Оставшийся отрезок пути заполнил сочинением разных вариантов песни про зайку, точные слова я не помнил, а помнил только то, что использовать никак нельзя было типа 'ты украдешь, а я сяду' пришлось импровизировать на ходу, получилось что-то вроде:

  Зайка моя, я твой зайчик,

  Аня моя, я твой мальчик,

  Болотце мое, я твоя кочка,

  Верба моя, я твоя почка и тд.

  Так и добрались, бабулек на лавочках почти не было и в подъезде слава богу никого не встретили, и в самой квартире было тихо и пустынно.

  - Ну заходи, краса моих очей, - открыл я дверь своей комнаты. Посередине стоял стол, а на нем угощения, центральное блюдо при этом было закрыто салфеткой. Анюта по-хозяйски обошла стол и спросила с дальнего конца:

  - А это что?

  - Это курица по-китайски. Соевый соус для нее обыскался, но нашел.

  - А это?

  - Греческий салат с брынзой. Брынзу тоже долго пришлось шукать.

  - А под салфеткой что?

  - Ну подними и узнаешь.

  Анюта подняла салфетку, под ней лежал ананас. Небольшой, в килограмм примерно. Вот не спрашивайте меня, как я его достал, потом может расскажу, чтобы не обрыдаться...


   - Это что, все мне? - не очень уверенно спросила она.

   - Нет, блин, это все Полине Андреевне, - отвечал я, - что-то ты тупишь сегодня сверх обычного.

   - А это вот, - и она показала на ананас, - это именно то, о чем я думаю?

   - Не знаю о чем ты думаешь, золотце мое, я в твои мозги пока залезать не научился, но это ананас. Ешь на здоровье и мечтай о чем-нибудь более продвинутом... а я пока шампанское из холодильника достану.

   Анюта взяла в руки нож и начала примериваться к ананасу с разных сторон.

   - Верхушку с листиками срежь, а потом колечками, так вроде обычно делают, - помог ей я.

   - А откуда ты знаешь, как обычно ананасы режут? Много их резал в своей жизни? - мгновенно нашла дырку в моих рассуждениях Анюта. Ей бы в следователи с такими способностями...

   - В кино видел, - буркнул я, разливая шампанское, себе не стал.

   - Ладно, налей и себе, - сказала она, разрезая ананас, - снимаю на сегодня твое заклятие.

   - Ути, спасительница моя, - ответил я и налил немного себе. - Ну давай... за мир во всем мире вообще и в конкретно взятой семье Сорокалетов в частности.

   Выпили, Анюта закусила ананасом.

   - Ерунда какая-то, - незамедлительно огласила она результат дегустации, - и губы щиплет. Но девчонкам если расскажу, они от зависти умрут.



  Книга закончена, полностью лежит на  https://author.today/work/32461.

 © Copyright Тамбовский Сергей (folk55@rambler.ru)


Оглавление

  • Сергей Тамбовский Анютины глазки. Политех.