КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402921 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Под небом Палестины (СИ) (fb2)

- Под небом Палестины (СИ) 1.6 Мб, 405с. (скачать fb2) - Василиса Майорова (Францишка)

Настройки текста:




========== Пролог ==========


«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34)


Едва над Иерусалимом взошло солнце, его охватил изуверский хаос. Над землёй поднялись яркие знамёна, украшенные таинственными письменами, прорвали окрестную тишь неистовые вопли «Аллах Акбар!», и небо вспыхнуло огненными красками — это зажжённые стрелы устремились к Священному Граду, сметая всё живое и неживое. У стен выстраивались осадные лестницы, и новоприбывшие, подобно чёрным волнам, текли вверх, бесследно смывая всех, кто вставал у них на пути. Земля сотрясалась от пронзительных криков ужаса и боли. Медовые реки наливались густым багрянцем. Величественные дворцы и храмы превращались в зловещие руины, и из каждого, даже самого потаённого уголка, веяло смертью и кровавым зловонием. Одни упорно боролись, другие падали на колени в мольбе о пощаде, третьи принимали мученическую смерть, и не было ни единого христианина или иудея, какой бы не знал этих жестоких воинов. Это были магометане — верные последователи Аллаха и Пророка Его Мухаммада, что захватили многие христианские владения, и вот — даже сам Священный Град не смог устоять перед их натиском и превратился в адскую пучину, изрыгающую скрежет и вой.

Многие утратили веру в Божественное покровительство, однако последние её отголоски продолжали жить и находить отклик в их сознаниях. «Мы будем торжествовать, — думал всякий живой и всякий умирающий, — если не позволим себе усомниться. Магометане принесли с собой не столько вражду физическую, сколько вражду духовную. О Предвечный, не допусти, не допусти ещё одного поражения, если грядёт приход тяжёлых, а не последних времён!»

И сам Господь сквозь слёзы и стенания, казалось, вторил их отчаянным мольбам.


========== 1 часть “Сан-Джермано”, глава I “Брат Франческо. Непрошеный гость” ==========


Сан-Джермано встречал янтарный рассвет. Звонкие трели певчих птиц возвещали о начале нового дня, такого же скучного и вялотекущего для Жеана, как все ему предшествующие.

Жеан, послушник Аббатства Святого Марчелло, приподнялся с постели и в попытке окончательно проснуться потёр опухшие глаза. На протяжении всей ночи он неоднократно вскакивал в холодном поту под веянием тревожных кошмаров. Длинные мутные тени, странные голоса, доносящиеся будто из преисподней, и тьма, непроницаемая, душащая, — всё это являлось пожизненным бичом Жеана с тех пор, как оба его родителя скоропостижно скончались, не выстояв в борьбе со смертельным недугом. В таких грёзах не было ни связи, ни сути — лишь неясные образы, порождаемые мятежным рассудком юноши и моментально выветривающиеся прочь. Сегодня Жеану удалось проспать всего два предрассветных часа после ночного Бдения.

Жеан снова прилёг на постель, размышляя о том, как было бы прекрасно проспать до полудня.

«Интересно, если бы я погиб тогда, то стал бы жалеть об этом на небесах?», — думалось ему с тоской, но в следующее мгновение он ловил себя на совершенно иной мысли: Франческо совершил поистине великое дело, приютив и взрастив его, обездоленного, осиротевшего, едва не умершего от ужаса. Он жив, а значит, должен жить, только единственное — судьба послушника и монаха, ставшая приговором, — было способно отвратить от этой очевидной истины. Жеан не питал отвращения к принципу «Молись и трудись», однако монастырские порядки — молитвы, душеспасительные чтения, земельные работы — стесняли его своей однообразностью. Он всегда знал, что стремится к другому, но также и знал, что не должен поддаваться губительным козням Лукавого.

Жеан угодил в аббатство в младенчестве, за что, не успевший привязаться к родителям, каждый день благодарил Всевышнего. Он помнил лишь, как люди или, вернее, расплывчатые силуэты людей, будто возникшие в глубоком сне, метались в страдальческом бреду, и их крики эхом откликались в ушах Жеана, пока тот не потерял сознание, очнувшись уже на руках Франческо. Приземистого, слегка сгорбленного старика с тусклыми серыми глазами, наполовину покрытыми густыми бровями, и тонзурой, на тот момент обрамлённой ореолом каштановых, а ныне седых волос.

Нечто подобное привиделось ему этой беспокойной ночью.

Вдруг кто-то негромко окликнул его. Жеан обернулся. Невысокая фигура его приора и наставника Франческо вырисовывалась в глухом полумраке кельи, лишённой дверей, чтобы всегда быть под наблюдением настоятеля. Все свечи догорели, а единственное решётчатое окошко, высеченное в толстой желтокаменной стене и заслонённое деревянным распятием, было настолько узко, что солнечные лучи, проникающие в него, не могли осветить помещение полностью.

— Почему не на молитве? — строго спросил Франческо. — Сейчас Утреня!

— О… я… — замялся Жеан, и щёки его вспыхнули стыдливым жаром. Как он мог забыть?! — Простите меня, брат Франческо. Я просто… немного замешкался.

— Несносный мальчишка! Ты не слышал колокола?! Или забыл