КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604116 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239491
Пользователей - 109427

Последние комментарии

Впечатления

Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Не от мира сего [Аланд Шабель] (fb2) читать постранично

- Не от мира сего (а.с. Свет и мрак ) 963 Кб, 279с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Аланд Шабель

Настройки текста:




Аланд Шабель НЕ ОТ МИРА СЕГО

«Барыня»

Летним, безупречно прекрасным утром, Алёне Юрьевне непонятно почему приспичило беспричинно пробудиться раньше, чем обычно, и, вопреки понятному стремлению к «сладким потягушенькам», залеживаться в кровати размером с небольшой аэродром она не стала. Решительно и бодренько так совершила подъём, посетила bathroom и выскочила из своих личных апартаментов в три комнаты, как-то: спальня, рабочий кабинет и приёмная, дабы прогуляться по «Вотчине». Самое лучшее время, считала она, для медитации, углубления в себя с целью восстановления душевного здоровья, потраченного в городской деловой суете, пока все спят, пока не зашумела местная жизнь, не замелькали люди с озабоченными лицами, с их громкими разговорами, спорами и прочей шебутной сутолокой. Стояла удивительно красивая утренняя тишина, наполненная свежим ветерком и гармонией. Гармонией сельской, природной, при которой слышался только шелест листьев, поскрипывание стволов сосен, да щебет ранних пернатых.

Вот именно, прогуляться в одиночестве, а не пробежаться, как обычно, по натоптанной тропинке по всему периметру усадьбы с плеером и в наушниках на глазах обслуживающего персонала. Не то чтобы это её смущало, просто иногда хотелось уединения, тем более в своей загородной резиденции.

Вотчина — это её личная собственность, здесь она — барыня-государыня в одном флаконе. Ещё — это немалых размеров, почти в два га, огороженная часть суши с приличным омутом на самом краешке территории, в который впадает небольшая, без названия, речушка, а вытекает и вовсе ручеёк. Что интересно, омут устроили бобры! Да-да, это из-за их деятельности он и образовался, люди потом немного помогли облагородить. Приличный такой, в глубину метра три, довольно широкий «кусок» реки с медленным течением. Причём, как говаривал один известный авторитет от юмора: «Рыба в ём была!».

Со стороны Вотчины вдоль реки деревьев было не очень много, с десяток берёз да несколько рябин. Если же углубиться на территорию участка, то будет видно, что деревьев росло гораздо больше, особенно хвойных. Сосны, лиственницы и ёлки — вот любимицы хозяйки. Преобладала разумная свобода пространства от насаждений, кустов (кроме единственной сирени) никаких не было, их терпеть не могли в этом доме.

Для строительства своей плотины бобры использовали деревья с другого берега, благо там было, где развернуться. Вдоволь росла осина и ольха, а чуть дальше от реки начинался настоящий густой лес с обилием различных древесных пород, также всяческих кустарников, трав, цветов и другой привычной лесу флоры и фауны. Конечно, это всех устраивало. Бобры не лезли на «барский» берег, да им и не было профита, ну а люди позволяли животным мирно соседствовать с ними.

Естественно, в Вотчине наличествовала и огромная теплица, куда уж без неё? Снабжала в летнее время здешних обитателей свежей зеленью, огурцами, перцами, томатами и всеми присущими для этой полосы выращенными на грядках без всяких там нитратов овощами. Она стояла поодаль, почти примыкая к внушительному ограждению участка, среди небольшого берёзового оазиса на расчищенной немалых размеров поляне, и к ней вела тропинка от отдельной калитки. В теплице прирабатывали по договору несколько женщин, жительниц ближайшей деревни, под присмотром Дмитро Лесоруба.

Лесоруб — рослый жилистый мужик неопределённого возраста с тёмной окладистой бородой и молчаливый, как валун в «Саду Камней». Удивительно, но было в этом оазисе благополучия и такое место. Дмитро мастерски умел работать всеми орудиями труда от вил до скальпеля. Про таких в народе обычно говорят «две руки и обе правые».

В начале освоения целины собирали все попадавшиеся крупные камни в одно место, потом нанятый специалист и его помощник возились с приладкой и сборкой, больше месяца колдовали над дизайном.

У них получилось довольно красивое, немного дикое, но привлекающее внимание любого, пришедшего сюда, оригинальное каменное чудо. Камни были плотно подогнаны друг к другу, а вверху, в центре, имелась большая выемка, наполненная землёй и уже заросшая причудливой высокой многолетней травой. Кое-где в промежутках среди камней, засыпанных землёй, дизайнер привил специально привезённый откуда-то мох. Тот охотно стал расти, придавая вместе с постройкой в готическом стиле и парой пустых рыцарских «скорлупок», стоявших, опираясь на мечи, средневековую прелесть каменному ландшафту. Готовый фрагмент мрачного феодализма чистой воды, хоть кино снимай про Ричардов и Квентинов! Тут же присутствовал пруд с чёрной водой, вид у него был таинственный, даже зловещий и очень логично дополняющий данный пейзаж. Дно и берега пруда выложили те же умельцы из тех же камней, но для этой цели выбрали камни потемней. Одним словом, уголок этот отражал настрой некоего мрачного спокойствия и желания посидеть на здоровенной обтёсанной и уже потемневшей от времени колоде, уложенной на