КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406449 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147276
Пользователей - 92517
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Исповедь вампира (fb2)

- Исповедь вампира 647 Кб, 172с. (скачать fb2) - Юлия Евгеньевна Сафронова (Sadina_Spring)

Настройки текста:



Пролог


Полная луна ярко сияла среди темных, плывущих над головами облаков. Ее свет пронизывал струившийся по склонам густой и, словно живой туман. Слабый, еле ощутимый ветерок колыхал самые верхние, тонкие ветви деревьев, создавая тем самым жуткий шорох, который, несомненно, мог заставить мурашки побежать по спине каждого.

— Он близко, — Нефертити нахмурила изящные черные брови и устремила хищный взгляд куда-то вперед, во тьму.

— Он войдет в дом? — задал вопрос рядом сидевший парень, хотя прекрасно знал на него ответ.

— Достаточно войти во двор, но мы не знаем наверняка, как он поступит. — девушка с именем древнеегипесткой царицы тихо усмехнулась. — Тихо! Он уже здесь…

Из кустов за домом было не так хорошо видно гостей, как на то рассчитывали поджидающие. Слышимость хоть и не подвела, но вампир, чьи слова были важны как никогда, читал что-то в книге на непонятном языке. Неизвестность была абсолютно не кстати.

— Черт! — тихо прошипела Нефертити. — Лукас, планы изменились! Мы должны добыть эту книгу.

— Тогда нам придется убить его. — также тихо ответил он.

— Убивать рано, он нам еще может пригодиться. Главное — это заполучить ту книгу.

С этими словами темнокожая Нефертити отползла назад и неспешно поползла вокруг дома. Лукас вылез из кустов, встал во весь рост и начал отвлекать упыря с книгой в темно-коричневом переплете. Отвлекшись от чтения, вампир допустил ошибку, из-за которой книга уже была в руках ловкой девушки, внезапно выскочившей из тени.

— Ах ты гадость! — вампир со всей силы дернул Нефертити за длинную черную косу. Девушка упала назад, выронив книгу куда-то в туман. — Как ты смеешь, жалкая полукровка?! — угрожал вампир, подняв на девушку свою белую, ледяную руку. Девушка лишь успела разглядеть смольно-черные когти вампира. Такие когти были лишь у вампиров, которым перевалило за девять десятков лет. Спустя несколько секунд на своем лице охотница почувствовала отвратительное жжение и что-то теплое. Сначала оно было ощутимо лишь на лице, но с каждой секундой все больше и больше согревало тонкую шею девушки.

— Руки прочь, дружище, — спокойно произнес охотник, приблизившийся к вампиру сзади. В его руках был бутылек с прозрачной жидкостью, который он неспешно открывал, при этом абсолютно без страха или сомнения в глазах. — Ты же не хочешь принять святой душ? — парень ухмыльнулся. — Ты ведь не думаешь, что твой гипноз на меня подействует?

— Время упущено. — сказал он, подняв черные, словно сама ночь, глаза к небу. — Черт с вами!.. — он швырнул девушку в сторону, словно мелкого щенка и практически ежесекундно растворился в темноте ночи и густом, живом тумане.

— Ты как? — убрав бутылек в кожаную сумку, висевшую на его пояснице, парень приблизился к девушке.

— Где книга, Лукас, где она? — не обращая внимания на разодранное лицо, растерянно вопрошала охотница.

— Я не знаю. Из-за тумана я не разглядел, куда она попала. — охотник лишь пожал плечами.

— Мы ведь не успеем ее найти здесь до того, как проснуться хозяева дома!

— Я знаю. — он умолк, потупив взгляд, но вскоре заговорил вновь: — Идем. Вернемся с наступлением ночи. Но знаешь, Неф, — Лукас помог ей подняться. — Странно, что он сдался так быстро.

— Он ведь сказал, что время упущено. Возможно, он вернется сюда, когда будет время.

— Но какое время?

Охотница подняла голову и посмотрела на полную луну одним глазом, поскольку второй был закрыт, дабы кровь с лица не попала туда.

— Быть может, к следующей луне.

Луна снова скрылась за черным облаком, а когда выглянула, осветила пустую каменную дорожку с поблескивающими каплями крови на ней. Лишь старая книга осталась ждать своего часа где-то в молочном тумане, который вскоре скрыл под собою чужую кровь.


Часть 1


После приезда Вероники с летнего лагеря прошло четыре дня. За это время она успела найти себе новое место проживания на месяц, по прошествии которого ее ожидала поездка в деревню к тетушке Оле, где ей можно было бы гулять до полуночи, не спать до утра и ни в чем себе не отказывать. Наверное, это было самым главным плюсом деревни. Однако и в доме тетушки своего друга Данила она могла не ограничивать себя во времени прогулок, где она, собственно, и гостит теперь. Повезло, что строгие родители Ники пустили ее пожить месяц у «Снежи». Они с легкостью поверили, что девочка и правда будет коротать последние дни в городе у своей бывшей подруги. Родители, конечно, не знали об их размолвке, что было только на руку.

— Тогда после танцев, — пожав плечами, Ника схватила с кровати полную вещей сумку и выбежала из комнаты.

— Поторопись уж, а то я вас знаю. — крикнул вдогонку кудрявой особе парень, оставшийся в комнате один.

— Да-да! — уже спустившись по лестнице со второго этажа, сказала она и по привычке заткнула уши наушниками.

Торопясь на урок танцев в школе хореографии, на который она ходила с подругой за компанию относительно недавно, Ника споткнулась на лестнице, но успела затормозить руками и не поцеловала землю.

— Давай, скажи еще, что ты так от моря косишь. — увидев это грациозное полупадение, усмехнулся Данил, как раз только что спустившийся со второго этажа дома с пустой чашкой из-под чая в руке.

— Ничего я не кошу! — поднявшись на ноги, Ника стала отряхивать ладони, которыми встала на бетон, чтобы затормозить. — Поеду я с вами на море, поеду! Я еще вчера об этом сказала. — она закатила глаза, отвернувшись от него.

— В прошлый раз ты тоже обещала, но пошла с Валей. — обиженно хмыкнул парень.

— Я не могла пропустить премьеру! — девочка взмахнула руками и направилась к калитке. Проводив подругу укоризненным взглядом, брюнет вздохнул и исчез в дверях в кухню.

Пока Ника стояла «в планке» на ступенях, ее глаза заметили под лестницей огромную книгу в темном старом переплете. Так, во всяком случае, ей показалось в том положении. Из подвала веяло сильным холодом, какого летом даже в подвале по определению быть не может. Книги Ника любила, но время начала тренировки поджимало, поэтому спуститься за нею было решено после танцев.


Возвращаясь домой, Вероника с Валентиной, как и всегда, свернули на быстрый путь через строящиеся дома. Студия находилась не так далеко от дома тети Кати, но если идти по городскому тротуару, путь затянется на десятки минут. Именно поэтому девочки стали срезать через стройку.

Сегодня была суббота, поэтому этот район казался еще более мертвенным, чем в будние дни. Голоса рабочих и звуки их работы хоть как-то придавали жизни этому месту, однако теперь это было больше похоже на заброшенный каменный городок. Девочки шли мимо бетонных стен в полной тишине и без особого интереса разглядывали строения. Когда-нибудь родителям Ники достанется квартира в этом районе после сноса старых домов, где она живет.

Вдруг Валентина остановилась, уставившись в одну точку.

— Ника, смотри, — Валя кивнула в сторону находки. — может, ему плохо?

В строющейся квартире на первом этаже, в самом углу бетонной комнаты, лежал человек. На бездомного он не смахивал из-за вполне приличной и более-менее чистой одежды. Во всяком случае, именно так казалось с этого места.

— Чего? — повернув голову по направлению взгляда подруги, спросила она, а затем добавила: — Сейчас узнаем, — приблизившись к дому и перепрыгнув через будущий подоконник, Вероника подошла к незнакомцу. Он лежал спиной к улице, из-за чего невозможно было увидеть его лица.

— Ника, не надо, вдруг это бомж! — громким шепотом попыталась остановить подружку Валя, стоя на пороге.

— И что? — ответила она шепотом. — Это не дает права мне не помогать ему. — девочка снова развернулась к незнакомцу. Подумав, как лучше поступить, она легонько коснулась его плеча, чтобы проверить наличие жизни у него. Плечо оказалось холодным, словно лед. Это ощущалось даже через плащ, как будто перед ней труп. Она уже было хотела заявить об этом Вале, однако тот вдруг стал двигаться.

— Вам… чем-то помочь? — с опаской спросила Ника, чуть отступив назад в целях какой-никакой безопасности.

Парень, а это был именно он, поднялся на руках и повернул голову. Глаза девочки невольно округлились, когда он взглянул на нее. Его бледная кожа делала его еще больше похожим на труп, а черные волосы повисли на лице, пряча ярко-желтые, слишком необычные для человека глаза. Он устремил их прямо на нее, отчего по спине Вероники пробежали толпы мурашек, а внутри что-то едва ощутимо сжалось.

— Ты ничем мне не поможешь, — роняя тяжелые капли слов, спокойно ответил он и перевел ядовитый взгляд в сторону стоявшей на пороге Валентины. Ника прямо-таки кожей чувствовала, что его спокойная интонация никак не вяжется с его состоянием. Что-то животное, злое было в его золотистых глазах.

— Смотря, что вам нужно. — справившись с собой, сказала она. — Почему вы тут?

— Я не хочу выходить наружу. — он уже начал укладываться назад, давая понять, что не желает продолжать данную беседу.

— В чем проблема? — Макарова наблюдала за чужими движениями и заметила, что парень как-то подозрительно жмурится и сжимает губы. Создавалось впечатление, что он что-то сильно терпит. — Там не зима, дождя тоже нет. Отличная летняя погода, чтобы встать с холодного бетона и пойти погреться. — бодро выдала Ника, делая вид, что ничего не замечает.

— Не для меня эта погода. — буркнул парень. Выглядело это так, будто речи девочки раздражали его.

— Потому-то вы такой бледный и холодный. А может, вы чем-то болеете? Я могу вызвать скорую. Быть может, вы голодны? — издевательски засыпала парня вопросами она. Порой, чтобы докопаться до истины, нужно было делать именно так. Разозли человека и в порыве ярости он невольно даст узнать тебе правду.

— Так, все. Хватит. — рыкнул парень и, выждав немного, продолжил: — Ты когда-нибудь слышала о вампирах? — он снова развернул к ней голову. — Если да, то ты должна понимать, почему бледный и холодный человек не может выйти на солнце. — тихо и как-то устало сказал он. Звучало это так, будто он говорит абсолютно элементарную вещь, которую уже давным-давно пора всем запомнить, да все никак. Обычно с такой интонацией мама говорила Нике надевать перчатки в мороз, чтобы кожа на руках не трескалась. — А теперь марш отсюда!.. — громко добавил он, снова изобразив страдание на бледном лице.

— Потому что он вампир. — сказала она, будто ожидая от него этого. — Так бы сразу и сказали.

— Что?.. Ты… шутишь? — не увидев в глазах девочки обиды или удивления, спросил парень, сам удивившись.

— Нет. — серьезно сказала она, после чего развернулась. В кармане штанов Ники зазвенел мобильник. По-видимому, Данил уже заждался ее.

— Где тебя носит? Мы тут скоро расплавимся! — злобный голос парня донесся из трубки, эхом раздаваясь по пустым помещениям недостроенной квартиры.

— Я уже возле дома. Почти. — замялась девочка, искоса глянув на Валентину. — Я не поеду на море, не ждите меня. — сказав это, Ника быстро отключилась и убрала телефон от греха подальше. Слушать шаблонные негодования Данила не хотелось. Девушка повернулась к брюнету, чтобы что-то сказать, но его там не оказалось. Было понятно, что он спрятался поглубже в доме, но искать его у девочки не было времени. К тому же дом тетушки Кати недалеко, она сможет придти сюда позже, если захочет.

— Это что, реальный вампир? — слегка удивленно спросила Валентина, когда подруга вышла из здания.

— Думаю, да. — Ника беспечно пожала плечами. — Вампиры днем слабы, поэтому он нам не угрожает сейчас.

— Сейчас?

— Если бы мы нашли того парня в темноте, мы бы могли стать ужином, а может, обедом. Точно! Насчет находок. Я утром нашла под лестницей дома тети Кати огромную старую книгу. Я плохо рассмотрела, но, по-моему, она лежит там приличное количество времени. Видела бы ты, сколько на ней пыли. Хочешь глянуть? Вдруг это книга настоящей ведьмы…

— То есть тети Кати? — рассмеялась Валя.

— Все возможно. Так как насчет глянуть книгу? — посмеявшись, спросила Ника.

— Через час у меня встреча с кузиной из столицы. Мы успеем?

— Непременно. Кузина не будет тебя долго ждать.

Войдя в дом тети Кати, девочки бросили сумки и пошли к входу в подвал. Он представлял собой две деревянные дверки, которые должны были скрепляться цепью и замком в середине, но этого там не было. Распахнув дверцы, Вероника щелкнула кнопкой фонаря и его яркий свет рассеял тьму в черном проеме. Из подвала хлынул запах пыли и старости, отчего обе девочки немного поморщились.

— Жуткий подвальчик… — заметила Валя.

— А то, — гордо сказала Ника, спустилась и пошла по подвалу, туда, где должна была быть лестница, не раз спотыкаясь о всякий хлам. Когда девочка завернула за угол и скрылась из виду, Ника почувствовала, что температура резко упала. Точно также было и утром, когда она упала на лестнице. Если вспомнить события с Нового года в этом доме, то резкое падение температуры — это не особо хорошая примета этого места.

По рукам и ногам пробежали мурашки, то ли от плохого предчувствия, то ли от холода. Книга лежала перед Вероникой, но тревога возрастала с каждой секундой, проведенной в этом темном, ледяном подвале. Ника схватила тяжелую книгу, лежавшую под лестницей и побежала к выходу. Сразу за поворотом температура вернулась в норму, от выхода повеяло ароматом цветов тети Кати и летним теплом. Замерзшая и озадаченная Вероника вылезла из подвала и закрыла его за собой поплотнее. Возвращаться туда больше не хотелось.

— Ты как будто приведение увидела. — Валя вздрогнула от того, как громко подруга захлопнула дверцы подвала, после чего села рядом и стала как-то жадно глотать теплый летний воздух.

— Нет, — глубоко вдохнув, выдавила та. — Все в норме. Идем в дом. — поднявшись с бетона, Ника направилась к входу с книгой в руках.


— Что это за иероглифы? Зачем хозяевам дома такая книга в подвале? — Вероника отодвинула от себя непонятную книгу, сидя за столом.

— А может, это не их книга? — многозначительно спросила Валя, закидывая очередной кубик сахара в свой чай. — Мне кажется, в них есть смысл… — она провела пальцами по старым страницам. Сама же книга выглядела так, словно была возрастом примерно с саму планету. Листы впитали в себя столько пыли, что стали невероятно тяжелыми для книжных страниц. Они были практически несгибаемы от своей толщины, а при касании на пальцах оставалось непонятное подобие пыли с резким, неприятным запахом. Наверное, так пахла сама старость. Переплет книги тоже был необычным. Было не совсем понятно, из чего он состоит. С одной стороны это был какой-то очень плотный, темный материал, но при усилии можно было узнать в нем подобие кожи. Такие мысли немного пугали. Если это и была кожа, то очень и очень толстая, да и к тому же неимоверно старая.

— Ладно, — Ника захлопнула толстую книгу прямо перед носом подруги. — Иероглифы нам не разобрать. Нужно найти того, кто в этом что-то понимает.

— Если бы тут не было тебя, я бы предложила обратиться к тебе. — подумав, сказала Валя.

— Неплохая попытка. Правда, я немного опоздала с моментом рождения. Нужно было родиться лет так пятьсот назад, чтобы в этом разбираться.

— А вот на «свидание» с сестрой мне опаздывать нельзя, — подскочив с места, заявила она. — До встречи. — Валентина упорхнула, оставив Веронику наедине с чужой книгой, таинственным подвалом и ее недопитым, приторно сладким чаем.

Решив, что нужно исследовать подвал с Данилом, когда он вернется, Вероника спрятала книгу в своем рюкзаке и быстро побежала отвечать на телефонный звонок, раздавшийся после ухода Вали. Она и не заметила, как ногой задела рюкзак и книга выпала на пол.


Как только стемнело, Вероника отправилась к тому месту, где утром встретила вампира. Днем вампиры вялые и слабые, потому разговорить его ночью не должно быть так трудно. Солнце всегда забирало у нечисти силы, а вампирам этот огненный шар бога Ра и вовсе был смертелен. Оставалось лишь надеяться на то, что он сейчас не голоден.

Половина нарастающей луны практически не освещала дорогу. В каждом из окон недостроенного дома кишела чернота, которая, казалось, только и ждет своего скорого часа, чтобы напасть на свою жертву и заключить ее в оковы холодных, а может даже и ледяных цепей ужаса, выхода из которых не сыскать.

В один из таких домов зашла девочка со вьющимися светлыми волосами. Белый луч фонаря в ее тонкой руке разрезал тьму перед ней, разгоняя всех монстров, нарисованных воображением начинающей писательницы страшилок. Вампира нигде не было видно. Видимо, сбежал. С этими мыслями разочарованная Ника развернулась, чтобы выйти из здания, но прямо перед ней оказался высокий силуэт. Его глаза сверкали желтым пламенем, а бледная кожа даже в самой черной комнате выделялась, демонстрируя идеальные черты лица. Ей стало жутко. Сразу вспомнились все страшилки о том, как вампир выпивал людей до смерти. А этот еще и злым каким-то показался при первой встрече…

— Я уже думала, что не найду Вас, — совладав с небольшим испугом, спокойно произнесла девочка и посветила фонарем на вампира. Ее рука с фонарем чуть заметно подрагивала.

— И не нашла, если бы я не явился. — он обошел девочку вокруг, как бы изучая ее. — Что тебе известно о нас?

— О вас? — этот вопрос ее удивил. — Ничего. — она пожала плечами.

— Нельзя так просто поверить кому-то, что он вампир. — уже громче произнес он, явно ей не доверяя. В чужих словах послышалась угроза. Его взгляд скользнул вниз по телу девочки и задержался на руках. Кажется, теперь он знал, что она побаивается.

— Я просто встречалась с некоторой нечистью и раньше, а вот с вампирами — никогда.

— Никто не должен знать, что ты меня видела. — подумав, сказал он и перестал так разглядывать девчонку.

— А Вас кто-то ищет? — с облегчением выдохнув про себя, уже полностью расслабленно спросила Ника.

— Ищет? За мной ведется охота. Не только за мной, за всеми вампирами. Охотники не дремлют. — также грубо ответил он, повернувшись к дырам в стене, которые вскоре станут окнами. Было заметно, что он пытался что-то разглядеть в темноте. Точнее, отыскать. Вряд ли у вампиров были проблемы со зрением в темноте.

— Почему именно сейчас?

— Просто ты нашла меня только сейчас.

— Слушайте, мне нужно кое-что в продуктовом. Не составите компанию?

— Я? — оторопел вампир от столь неожиданного и до этого времени для него абсурдного предложения. Вряд ли когда-нибудь человеческая девушка приглашала его куда-либо вместе с собою. Надо полагать, что все они разбегались с диким визгом, завидев у него клыки, блеск в глазах и белоснежную кожу. А эта даже подошла к нему сама.

— Никто не верит в вампиров. Подумают, что Вы фанат с крутыми линзами и накладными клыками. Их не отличить от настоящих, я такие другу дарила. Он без ума от вампиров.

— Александр, — помолчав, вампир протянул девочке руку, обтянутую плотной черной перчаткой из непонятного материала, на ощупь напоминающего искусственную кожу.

— Вероника, но для друзей просто Ника, — улыбнувшись, она протянула в ответ свою. Вампир несильно, но достаточно крепко сжал ее маленькую теплую кисть в своей ледяной.


Стоя в очереди среди большого количества людей, Александр чувствовал себя немного неловко. Если бы он был жив, на его щеках непременно бы появился легкий румянец. Внешний вид у него был не очень: растрепанные волосы и черная рубашка со штанами в пыли с пола в новостройке не производили должного впечатления. Он выглядит так, будто бы вчерашнего аристократа выбросили на улицу, в чем он был. Это заставляло толпу расступиться перед жителем ночи.

— Мне кажется, Вам не помешало бы привести себя в порядок. — тихо сказала Вероника, выкладывая продукты на кассе.

— Можно на «ты».

— Можешь принять душ у меня. Это не мой дом, лишь временное место обитания, но душ приличный.

— Душ?.. — с каждой минутой эта девочка поражала его все больше и больше своей беспечностью и наивностью. Точно не подросток, а маленькая девочка. Такие маленькие обычно и не боятся монстров. Они вообще никого не боятся и всем открыты.

— Да, а что? Не думаю, что вампиры могут себе позволить это удовольствие. А тут тебе предлагают, еще и бесплатно. Взамен ты донесешь мои пакеты с продуктами. Насчет пакетов возражения не принимаются.

Эксплуатация вампира прошла успешно. Вручив ему два полных пакета всякой ерунды из списка, оставленным тетей Катей утром, девочка стала показывать ему дорогу к дому. Наверное, принимать в гости вампира спустя несколько часов после знакомства было плохой, ну, или не совсем удачно идеей, но Нике просто не терпелось узнать об этих существах как можно больше были, а не сказок из книжек.

— Вот и мой временный дом! — девочка демонстративно распахнула калитку и вошла во двор.

Остановившись на месте, вампир выжидающе посмотрел на Нику с двумя пакетами в руках.

— Ты чего там, потерялся? — обернулась та.

— Нечисть без приглашения не входит, — он вздохнул. — Я-то думал, ты знаешь, эксперт по некоторой нечисти Вероника. — он едва заметно ухмыльнулся.

— Ах да, милости прошу, — она даже слегка преклонилась, как делали это когда-то давно перед королевами. Правда, потрепанный и грязный вампир не совсем был похож на королеву.

— Спасибо. — Александр вошел во двор.

Распахнув дверь перед гостем, девочка первая вошла в дом.

— Итак, душ вон за той дверью, — Ника стянула с ног кеды и указала на белую неприметную дверь в конце коридора. — с температурой воды, думаю, сам разберешься. Возьмешь с полки любое полотенце, кроме желтого. Тетя Катя не потерпит, если ее любимое махровое полотенце кто-то использует.

Вампир лишь кивнул и направился в ванную комнату. На самом деле он до последнего считал это предложение с принятием душа глупой шуткой. Однако ему самому уже не терпелось оказаться под струей теплой и чистой воды. За все свои прожитые года он уже и забыл, когда последний раз принимал нормальный душ.


— Ты не видела меня раньше, но я здесь уже почти что год. — чистый, аккуратный вампир сел за стол напротив Ники, сидевшей за книгой любимой писательницы. Только сейчас девочка почувствовала необычный, но на редкость приятный запах ванили, который появился примерно в тоже время, что и вампир в кухне.

— Я живу на другом конце города. Здесь я четвертый день. — изучив взглядом взъерошенного парня с влажными черными волосами, сказала она и убрала книгу в сторону. — А одежда-то все равно пыльная. — заметила она.

— Ты говорила, что не раз встречалась с нечистью. Кого ты видела? — проигнорировав замечание насчет одежды, спросил он.

— Может, в другой раз расскажу? Скоро должна прийти тетя Катя. Ей не понравится, что я вожу сюда гостей и позволяю им принимать душ. Особенно, если это гости не человеческого происхождения.

— Тогда до встречи, я полагаю, — он поднялся из-за стола.

— Смотри не встреть охотников по пути. — усмехнулась девушка, машинально накручивая на палец свою вьющуюся прядь светлых волос.

— Постараюсь. — вампир хлопнул входной дверью и дом заполнила тишина. Запах ванили еще долго витал в воздухе, но вскоре перестал быть различим.


После прочтения второй главы, Вероника поняла, что засыпает. Данила все еще не было, хотя тетя Катя уже давно пришла с работы. Он и раньше любил погулять допоздна, однако это было слишком. Но, видимо, так считала только сама Ника, ибо тетя Катя реагировала на это так, словно такое абсолютно нормально. Ну конечно, без четверти двенадцать, а ее племянник где-то ходит и даже не звонит. Более того, на звонки тоже не отвечает. Единственное, что не понравилось тете Кате, так это то, что девочка забыла полить фикус в своей комнате. К цветам эта женщина относилась ну очень трепетно, а потому Нике пришлось поливать его в двенадцатом часу ночи под строгим взглядом тетушки Катерины. Закончив с этим, она запрыгнула на свою временную кровать и укуталась в теплое одеяло. Хотя на улице и было плюс двадцать восемь, теплое одеяло никогда не выходило из планов девочки.

Вероника только сомкнула глаза, как в окно кто-то ритмично постучал. Кое-как открыв их, она перевела взгляд и слегка удивилась увиденному. Данил сидел на карнизе и жестом просил ее открыть окно. Ника выбралась из теплой кровати, открыла окно и почувствовала тоже, что и в подвале утром. Этот скользкий, холодный ужас в груди, нарастающее чувство тревоги. Непонятно откуда взявшийся страх блокировал движения девочки. В такие моменты она не понимала, отчего замирает: от удивления собственному внезапному страху или из-за сковывающего ужаса. Хотя, быть может, это как-то сочеталось вместе.

— Может, дашь мне залезть? — Данил удивленно изогнул темную бровь.

Словно проснувшись, Ника отошла от окна. Парень перекинул ноги и через секунду уже стоял на ногах перед девочкой. Его поведение было очень странным. Возвращение домой в первом часу ночи через окно не являлось нормой его поведения.

— Что случилось? — наконец выдавила она, когда привела свои мысли в какой-никакой порядок.

— То есть? — удивился Данил.

— Ты пришел ночью через окно. По-твоему, ничего необычного?

— Я решил попробовать что-то новенькое. — подумав, сказал тот и ухмыльнулся. — Ты же знаешь, как я люблю это.

— Насчет новенького, — позабыв обо всех страхах и тревогах, она просто сменила тему. — Я хотела исследовать с тобой подвал. Мне кажется, с ним что-то не так.

— И что нам мешает спуститься туда сейчас?

— Даже не знаю. Может быть, время? — Ника демонстративно повернула голову к часа, которые показывали двадцать минут первого.

— Тогда исследуем его завтра, — он равнодушно пожал плечами. — А сейчас я хочу отдохнуть. — парень вышел из ее комнаты, не закрыв дверь до конца. Полоса желтого света из зала ложилась на пол и исчезала где-то возле стены. Этот небольшой кусочек света освещал валявшийся на полу пустой рюкзак Ники, в который еще несколько часов назад была вложена старинная книга.


Часть 2


Ночь и без того была крайне беспокойной, так еще и какой-то шум в комнате Данила за стеной окончательно прогнал сон. В голове Ники крутились мысли о пережитом дне и о днях пережитых до него. Передряга за передрягой. Не успела она и недели прожить спокойно после жутких событий в лагере, как вампир подвернулся, да к тому же и кем-то преследуемый. Но кем? Зачем кому-то понадобился этот безобидный, на вид молодой, вампир. Скорее всего, на пару лет старше самой Вероники, если судить о внешности. Кто знает, вдруг на его счету не первый десяток веков, а мертвенно-бледная кожа и неувядающая красота сохраняются до сих пор?

Если верить легендам, вампиры не пили нектара вкуснее, чем фиолетовая кровь Арахны. Вероника хоть и была таковой, но кровь-то у нее все такая же красная и имеет привкус металла. Интересно, не накинется ли на нее Александр, испытывая жажду? Сам запах Арахны манил вампиров и пробуждал в них безжалостных, кровожадных монстров, как описано в книге любимого автора Ники. Если вампир испробовал хоть каплю крови паучихи, его охватит безумие, он выпьет все, что в его власти. Иначе говоря, осушит тело бедной Арахны и станет одержимым, однако вскоре умрет от жажды, ибо иной крови, кроме Арахны, он не сможет вкусить более никогда. Паучиха рождается не сразу после смерти предшественницы и найти новую почти нереально. Для ее рождения существует определенное время и созвездие, в которое попала Вероника.

Как бы там ни было, вампир в любом случае опасен. Рано или поздно он захочет есть и понятно, что. Надо бы предупредить Валентину, чтобы не шастала к нему на стройку, разве что в компании Ники. Последняя как-никак опытнее в делах с нежитью будет.

И снова звуки из комнаты Данила отвлекли девочку, но на этот раз не от сна, а от раздумий. Он что, выспался на море, что не спит всю ночь и не дает другим?

— Альгепорис венемэлла энта! Альгепорис венемэлла энта! — за стеной раздался крик, но разобрать, что кричали, нереально, таким языком девочка не владела, да и Данил вряд ли осилил бы. Ему английский-то выучить не удается, а тут…

Стены хоть и заглушали крик, но его было отчетливо слышно. Настолько сильно он прокричал. Может, он играет во что-то? Решив так, с горем по полам, Вероника уснула. Звуки за стеной прекратились, когда щелкнула ручка закрывшегося окна в соседней комнате, чего девочка уже не слышала. Сейчас, казалось, ничего ее не разбудит, даже полная луна, от которой она то и дело встает с кровати не открывая глаз и ходит по дому, а иногда и разговаривает. В общем, лунатик на лицо. Но сегодня луна была освещена солнцем чуть больше, чем на половину, поэтому никакого ночного похода не предвещалось. Иногда лунатизм Ники доходил до того, что она бегала по дому с криками, даже не врезаясь с закрытыми глазами. Это больше пугало ее, чем удивляло.


Несмотря на ночной ораторский концерт Данила, на утро девочка чувствовала себя на редкость бодро. В планах на сегодня было исследование подвала и его аномалий, но сначала нужно найти книгу с иероглифами. Первый и пока единственный подозреваемый — это Александр. Раз на него идет охота, значит, он опасен, а значит, что, скорее всего, это его рук дело. Как-никак именно после его визита книги не стало.

Вероника решила заглянуть в комнату Данила и высказать ему все, что думает о его концерте в два часа ночи:

— Спишь, да? — разгневанная девочка вошла в комнату и грозно глянула на парня, сдвинув брови.

Он лежал на кровати и что-то было с ним явно не так. И не только с ним. Шторы были плотно занавешены, хотя обычно он их и на ночь не закрывал никогда, не то что днем, когда светило солнце. Сам Данил не спал, а просто лежал и смотрел в потолок. Почему-то, когда у него было подобное депрессивное состояние, у Ники сводило живот от тоски. Так произошло и сейчас. Наверное, ей просто было его жаль.

— Нет, проходи, — спокойно, не поворачивая головы, произнес парень.

— Все в порядке? — осведомилась девочка, заметив про себя нестандартность ситуации и поведения друга.

— Да. Все отлично. В подвал пришла позвать? — улыбнулся уголком рта Данил.

— Собственно, да, но не сейчас. Мне нужно встретиться с Валей.

— Ладно. — парень продолжил созерцание потолка. В темноте.

— Ладно… — она постояла на месте еще несколько секунд в исступлении, затем дернула ручку двери и покинула темную комнату. Выходя оттуда, отчего-то в ее голове возникла одна странная ассоциация. Ей вдруг показалось, что, выходя из его темной, какой-то мертвенной комнаты, она словно оказывается в другом мире. Точно то был не порог в комнату друга, а граница между двумя близкими, но абсолютно разными мирами.

Прогнав наваждение, Вероника быстро сбежала вниз по лестнице. Тетя Катя уже ушла на работу. Завтрак, как и всегда, был на плите, но уже холодный. Если бы Ника не спала до одиннадцати, то, возможно, застала бы его теплым (тетя Катя уходила на работу к восьми утра).

— Привет сонным людям! — неожиданно раздавшийся крик со стороны окна заставил девчонку вздрогнуть и едва не выронить тарелку с сосисками из рук.

Во дворе размеренным шагом шла Валентина в изящных, похоже новых, солнечных очках, подчеркивавших ее дерзость. Окно на кухне было почти во всю ширину и длину стены, к тому же открыто полностью, поэтому создавалось ощущение присутствия во дворе, стоя на кухне. Тетя Катя называла его стеклянной стеной, а Данил панорамой.

— Привет. Крутые очки. — радостно отозвалась Макарова, запихнув еду в микроволновку.

— Спасибо. Только купила. Солнце ослепляет, да еще и печет, как вампира. Кстати о них, виделась с Александром вчера вечером, когда ходила с мамой за продуктами. Она стояла в длиннющей очереди, а я пошла навестить нашего новоиспеченного друга. Он спокойно шел между стройками, не выделяясь среди редко встречавшихся прохожих. В общем, я знаю о твоих чудесах великодушия, Вероника. Так он хоть на человека стал похо… ах, да… Короче, здорово, что позволила ему привести себя в надлежащий вид. Жаль, что он не такой уж и разговорчивый, как в фильмах. — досадно махнула рукой девочка.

— Этот упырь у меня, кажется, книгу стащил. Ну ту, с иероглифами. — девочка отправила в рот кусочек уже разогретой соски.

— Странно… зачем ему читать о демонах? — Валя пожала плечами.

— Демонах? — Ника в удивлении приподняла бровь.

— Ну да, там было написано о них.

— Разве о демонах? И вообще, с каких пор мы с тобой углубились в изучение иероглифов? — словно прогнав наваждение, заметила Ника.

— И правда… Наверное, приснилось под впечатлением.

— Но книга-то была не во сне. После визита упыря ее как не было!

— Нужна она тебе, Ник?

— Еще как! Если нужна вампиру, значит, она ценная.

Валя непонимающе изогнула брови.

— Возьму на заметку для нового рассказа «Лето с вампиром». Быть может, я найду того, кто расшифрует ее, и мне откроется бездна тайн бытия. — заметив взгляд подруги, пояснила она.

— Чтож, дело твое. Только где найти вампира в городе? Вчера он явно не на стройку шел. Он будто что-то искал.

— Ну уж нет! Если он книгу посеял, я не поленюсь и найду кол поострее, да с серебряным острием!

— Сначала самого вампира найти бы.

— Кстати… с Данилом что-то не то. Сначала я заподозрила было, что он становится упырем, но внимательно пригляделась к нему и ничего схожего с Александром не нашла, к счастью. Не хватало еще одной головной боли.

— А что с ним было?

— Ночью он орал иноязычные фразы и издавал много мешающих спать звуков. Это длилось почти сорок минут, Валентина!

— То-то ты спишь до одиннадцати. Я-то уже в десять за тобой зашла, покричала. Потом вышел Данил и сказал, что ты еще спишь. Я не заметила никаких перемен в нем. Он мне итак никогда не нравился. — она чуть заметно поморщила нос.

Вероника кивнула, хотя на самом ушла глубоко в свои мысли и совершенно не слышала последней фразы подруги. Раз уж Данил не спал в десять, то почему не прикоснулся к завтраку? Обычно он оставлял ей три сосиски, а сегодня в кастрюле были все семь. Возможно, он заболел после вчерашнего купания на море, но, если быть честным, Данил не любитель плескаться в воде. Если он и поедет на море, то пролежит на песке весь день. Да и с каких прекрасных пор он через окно заходит?

Угостив Валентину круассанами с шоколадом, Ника натянула шорты с майкой и девочки покинули дом. С виду обычные подружки прогуливались мимо стройки, но никто и подумать не смел, что они ищут здесь настоящего вампира. Да и думать было некому. За полчаса тщетных поисков девочки встретили только двух людей. Их движения казались через чур резкими, но грациозными. Парочка имела общие черты лица и рост. У девушки Вероника успела разглядеть на лице страшные шрамы в виде четырех полос, тянущихся от левого виска к правой стороне нижней челюсти. Выглядело это довольно экзотично для нашего времени. Обычно именно такого рода шрамы были у актеров фэнтези фильмов. Судя по их взглядам, они направлялись к девчонкам. Честно, если бы вместо солнца на небе белым полукругом висела луна, Ника приняла бы их за влюбленных вампиров — слишком они были на них похожи. Однако, припомнив, как Александр боялся солнечного света, она сразу отбросила этот вариант, как неверный.

Снова дало о себе знать нехорошее предчувствие беды, сердце заныло от беспричинной тоски. Неужели нечистые? Они все такие, с сияющими глазами и резкими движениями. На таких у Вероники чутье обострилось еще с осени, когда они, по выигранной путевке за лучший класс, поехали в самую шикарную школу страны. Позже ее величали «Идеальной» школой. Довольно скверная история вышла, но Вероника с первого взгляда определила, кому доверять опасно для жизни.

С каждым шагом этих двоих сердце билось быстрее, выступали испарины на лбу, то ли жары, то или от волнения.

— Добрый день, девочки, — проговорила высокая брюнетка с ослепительной улыбкой. — Не видели тут длинновязого парня в черном? Ночью. — последнее слово было произнесено с совершенно иной и, даже может быть, жуткой интонацией, что первые мгновения девочки, понявшие, о ком идет речь, не могли ничего ответить. Что, если это опасно для Александра, ведь за ним ведется охота? Но что, если он и правда опасен и лучше выдать его как можно скорее? Мысли крутились у обеих с бешеной скоростью, спутываясь, точно нити, разрываясь и образуя огромный узел несвязного бреда.

— Видела такого ночью, но не здесь, а возле зеленого сквера. — ляпнула Валя, заставив огромный ком беспорядочных мыслей исчезнуть у обеих из головы.

Парень с девушкой будто не услышали Валентину, жадно разглядывая Веронику. У Валентины была довольно необычная, бросающаяся в глаза внешность и при встрече всегда разглядывали ее, но, похоже, старая схема дала сбой. Глаза у двоих метались снизу вверх по телу девочки. Кажется, у них самих в голове шла активная умственная деятельность. От такого внимания Веронике стало не по себе, испарины предательски выступали все больше, а ноги, казалось, стали ватными и еле держали Нику прямо, как учили в танцевальной студии. Еще мгновение и все закончилось так, будто ничего и не было.

— Ясненько. Благодарю за информацию. — улыбнувшись, сказала брюнетка со шрамами. — А где, если не секрет, тот сквер? Мы, понимаете ли, не местные, ничего не знаем тут. Не найдется у вас пары минут проводить нас туда? — продолжала улыбаться брюнетка, но глаза ее оставались очень печальными, как и у ее спутника с белесыми волосами. Создавалось впечатление, будто эти двое пережили конец света или что-то вроде того.

Собственно, выбора практически не оставалось. Этот странный взгляд пары, знакомая манера выражаться и двигаться… Нельзя было вызывать подозрения у этих персон. Ника была уверена в этом полностью.

— Конечно. Идемте. — сказала Валя и четверка двинулась в сторону зеленого сквера, находившегося почти в лесу, из-за чего тот и получил свое название. Весной там было особенно красиво. Множество цветов и кустарников, играющих красками, а еще их сладкий и слегка романтический аромат — ну просто рай на земле.

Миновав больше половины пути, парочка не проронила ни слова. Это молчание напрягало, отчего даже воздух воспринимался по-иному.

— Я — Валентина, а это, — девочка кивнула в сторону задумавшейся Ники, — Вероника, но можно просто Ника и Валя.

— Очень приятно. — впервые подал голос блондин. Его манера речи была такой же, как у девушки. Разве что, чуть холоднее. Стоит заметить, что голос его никак не сочетался с его миловидным, светлым личиком. Это выглядело так, будто бы в мультфильме перепутали озвучку и теперь мальчика озвучивает мужчина. — Наши имена покажутся вам… необычными для нашего времени, но, тем не менее, я — Лукас, а это моя сестра Нефертити.

Впечатление ошеломляющее. Нику насторожили столь необычные имена новых знакомых. Нефертити — это древнее имя, какое уже пару веков как не используют, а девушке на вид слегка больше двадцати. Блондин же наоборот, выглядит младше сестры на пару лет. Обычно подобные имена носят вампиры и другие нечистые, живущие не первый век на земле.

— Красиво. А зачем вы ищите того человека? — прямо спросила Ника, заглянув в черные глаза брюнетки. В них пылал огонь, но в тоже время леденела тоска. Девочке это сочетание показалось пугающим.

— Он не… — возмущенно развел руками Лукас, но не закончил фразу, которую начал столь пылко.

— Он не знаком вам, девушки, но, поверьте мне, этот человек похитил одну нашу вещь, — словом, антиквариат, доставшийся нам от давно сгинувших родителей. — перебив парня, пояснила Нефертити. — Нам дорога эта вещь. — будто убеждая девочек в достоверности рассказала, добавила девушка.

И все же, говорила она это без сожаления о пропавшей реликвии, доставшейся от родителей, как известно, покойных. Да и что может быть такого у вампира, разве что… книга, которую Ника нашла под домом тети Кати? Неужели она принадлежит им? Но как их книга оказалась под домом чужих людей? Данил не говорил о родственниках с именами Нефертити и Лукас, а значит, таких не было. Этот паренек всегда и все разбалтывал Веронике.

О своей догадке девочка не обмолвилась при парочке, решив, что все может быть не так просто, как кажется, ведь сама она еще год назад не особо верила в вампиров, демонов, русалок, зомби, иные миры и тому подобное, а теперь же сама видела почти все это воочию.

Проводив парочку до дома, за которым располагался сквер, девочки поспешно скрылись из их виду. Им самим нужно было переговорить с упырем лично. Быть может, эта книга вовсе не их, а какой-нибудь ценный талисман, власть над которым нужна чуть ли не каждому. Тогда почему бы не оставить книгу себе, в безопасности от плохих рук?

— Слушай, — первой заговорила Валя, — а что, если им нужна та книга?

Валентина молодец, теперь Нике не придется распинаться и что-то объяснять подруге. Умом, как и храбростью, Валя не была обделена, что было доказано в лагере пару дней назад. Она рисковала жизнью, чтобы спасти одну девочку, а вместе с ней и многих других детей.

— И я так подумала. Быстро схватываешь. — одними губами улыбнулась Макарова.

— Но еще кое-что, Ник… Что, если они ищут Александра, чтобы просто убить? Он такой, казалось бы, тихий, да только в тихом омуте черти и водятся… — глубокомысленно изрекла брюнетка.

— Ну… — от такого неожиданного заявления девочка не нашлась, что ответь, однако вскоре заговорила: — В любом случае, нужно найти его раньше них, и у нас есть какое-никакое преимущество, благодаря тебе. Теперь они засядут в сквере как минимум на одну ночь или пока не найдут вампира. И вообще, у нас тут лето и последние деньки в городе. Надо провести их с честью. Негоже нам, молодым девчонкам, о жизни какого-то нежитя печься. — девочка выпрямилась и вдруг стала излучать уверенность. — Идем, на поиски чего-нибудь интересного.

— Не люблю я такие фразы… — поежилась Валя, следуя за подругой. Обычно именно с них начинались самые скверные истории.


Часть 3


К вечеру, вернувшись домой, Ника не спешила прощаться с Валей. Какой-то непонятный, скользкий, холодный страх закрался в ее бедную душу. Отчего-то ей не хотелось входить в этот дом в одиночку. Даже зная, что сейчас в своей комнате лежит Данил. Даже он теперь казался каким-то другим, враждебным, чужим. До прихода тети Кати было еще далеко, а Валя могла гулять очень долго.

— Ну ладно, до завтра. — Валентина махнула рукой и уже сделала шаг от Ники и калитки, но та схватила ее за предплечье. — Ты чего? — она удивленно изогнула бровь и посмотрела на подругу.

— Я тут подумала… Не задержишься ли ты на чай? Или на твои любимые круассаны с шоколадом? — как можно убедительнее произнесла Вероника, попытавшись улыбнуться. Вышло у нее, кончено, не совсем так, как представлялось это в ее голове.

— Предложение, от которого сложно отказаться. — Валя демонстративно стянула свои солнечные очки с майки на груди и надела их на себя. Что-что, а отказываться от еды было выше ее сил.

За окном постепенно становилось все темнее и темнее. Уже вот-вот и разглядеть за окном что-либо будет невозможно. Полностью погруженная собственными мыслями, Ника смотрела в темное окно, не отводя от него взгляда. Единственное, что заставляло ее глаз нервно подергиваться, так это шуршание фантика в руке Вали. Последняя пила чай и заедала его конфетами. На самом деле Ника не совсем понимала, как их можно есть. Все конфеты в доме тети Кати были какими-то горькими или же настолько сладкими, что хотелось выплюнуть это сразу же. Помимо поедания конфет, Валентина с каким-то непомерным интересом смотрела в телевизор, где шла какая-то глупая передача. О чем она была, Вероника так и не поняла и нисколько об этом не жалела.

— Слушай, а помнишь, ты хотела сходить в подвал? — неожиданно и громко спросила Валя, оторвавшись от «интересной» передачи.

— Помню. — кивнула Ника.

— Самый лучший день — это сегодня. — с энтузиазмом выкрикнула Валя и поднялась со стула.

— Ну я думала, что мы пойдем туда с Данилом, а он…

— Ну потом можно туда и с Данилом сходить, если ты так хочешь, а пока что нам никто и ничто не мешает сделать это вдвоем, подруга. — сказав это, она направилась к выходу. Вероника даже не успела ничего сообразить, а потому ей ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.


— Итак, каков наш план, босс? — спросила Калистратова у Ники, когда та только вышла из-за угла дома.

— Ну, для начала, полагаю, нам нужно спуститься в подвал. — она попыталась сделать серьезное лицо.

— Уверена?

— Пятьдесят на пятьдесят. — почти серьезно сказала Ника, после чего распахнула дверцы подвала. Оттуда повеяло легким холодком, а в нос ударил сильный запах сырости. Впереди было так темно, что это больше напоминало черный прямоугольник, нежели вход в подвал. Все также, как и в прошлый раз. Однако в тот самый прошлый раз на небе сияло солнце, а не луна. Это обстоятельство слегка утягощало путешествие.

— Ну что, вместе пойдем или по очереди?

— Вместе. — решительно сказала Ника и прошла вперед, туда, где примерно и находилась аномалия. И она не ошиблась. Через пару шагов на коже почувствовалось жжение от резко появившегося холода. — Чувствуешь это? — обняв себя, дабы согреться, Ника развернулась. — Валя? — спросила она чуть тише у пустоты.

Изнутри подвал было видно лучше за счет света луны снаружи, но Валентины все равно нигде не было. Точно испарилась за секунду. От этого по уже замерзшей коже Вероники пробежала толпа назойливых мурашек, а в груди заныло от беспричинной тоски. Ей вдруг почудилось, что она совершенно одна здесь, в этом пустом и вечно ледяном подвале, а прямо за ее спиной сидит нечто, готовое в любую секунду наброситься на нее и навсегда запрятать здесь.

Прогнав наваждение, она сделала пару шагов туда, откуда пришла.

— Ника! — взволнованный голос Валентины заставил все страхи отступить. Кожа снова почувствовала летнее, хоть и подвальное тепло. — Что это было?

— О чем ты? — как-то растерянно глядя по сторонам, спросила она.

— Мы сделали пару шагов, а потом ты растворилась прямо на моих глазах! А вот теперь снова появилась. Но как бы я не пыталась, я не могу также. Я шла прямо по твоим следам, но ничего…

— Может, это… — Ника задумалась. Почему-то на ум сразу же пришла мысль о том, что это как-то связано с тем, что она Арахна.

— Хозяева! Есть кто? — послышался слабый крик снаружи. Кажется, кто-то кричал от главного входа в дом.

— Голос знакомый… Это сестра! — сказала Валя и кивнула в сторону выхода.

На пороге стояла высокая, стройная девушка лет семнадцати-восемнадцати. Ноги ее украшали черные туфли на толстом, высоком каблуке. Они отлично гармонировали с ее классическим нарядом: черной юбкой-карандашом и белой рубашкой с рукавом три четверти, а на ее плечи был накинут выглаженный черный пиджак. Чуть ниже тех самых плеч заканчивались ее прямые светлые, почти что белые волосы. Она произвела на Веронику необычное впечатление. Не каждый использует в качестве повседневной одежды деловой костюм. Ника даже было думала, что только она такая странная, раз делает это. Но самым странным ей показался медальон, обвивающий шею девушки. Он напоминал какой-то огромный золотой клык или коготь, украшенный парой-тройкой драгоценных камней. А самое главное — он совершенно не смотрелся с деловым нарядом сестры.

— О, вот ты где. А я тебя уже обыскалась. — развернувшись к девочкам, начала было она.

— Я же сказала, что приду поздно. — Валя вздохнула. — Кстати, Яна, это Вероника. Вероника, это Яна.

Ника кивнула.

— Приятно познакомиться, полагаю. — окинув последнюю оценивающим взглядом, важно сказала та. — Валентина, идем.

— Куда?

— Как куда? Домой.

— Но я не хочу. — наотрез отказывалась Валя.

— Я к тебе не каждый день приезжаю из другого конца страны, Валентина!

После того, как Яна повысила голос на Валю, они обе ушли в одном направлении. Домой. Вероника не понимала, как такое могло произойти. Когда Валя описывала ей свою сестру, та была совершенно другим человеком. Она никогда не повышала голос и была только за то, чтобы ее сестра жила свободно от каких-либо правил. Яна и сама, судя по рассказам подруги, жила свободной жизнью. Ей почти никогда ничего не запрещали, как и самой Вале. До этого вечера. Задумавшись над этим, Вероника не заметила, как чай из чашки перелился через край и по столу уже растекался кипяток. Вытирая его, она вдруг почувствовала на своей спине чужой взгляд. Позади нее как раз располагалось панорамное, как сказал бы Данил, кухонное окно. Развернувшись как бы к телевизору, девочка искоса глянула во тьму за окном. Конечно же, ничего, кроме ближайших цветов с клумбы, которые освещались тусклым светом с кухни, она не увидела. Однако теперь она не чувствовала за собой никаких взглядов, будто бы спугнула его собой.

Проходя мимо комнаты Данила, Ника долго не могла решить, как ей поступить. Она могла просто пойти дальше и сесть в своей комнате за книгу, будто бы позабыв о всех странностях со своим другом, а могла и заглянуть к нему. Она сама не понимала, чего боялась в том, чтобы сделать последнее, но в итоге она все-таки просто прошла в свою комнату от греха подальше. Возможно, она чувствовала, что если увидит Данила в том же плачевном состоянии, ей станет лишь хуже. Или же просто-напросто она поняла, что все равно никак не сможет помочь ему. До самого утра она не высунулась с комнаты. Более того, она зашторила окно и заперла дверь на щеколду. Это позволило ей чувствовать себя в безопасности, коей она не чувствует уже почти что год с момента посещения «Идеальной» школы.


На утро Ника увидела несколько пропущенных звонков от Вали. Как выяснилось, Вероника снова спала почти что до обеда. А еще выяснилось, что Яна приглашает Валю и Нику поучаствовать в спектакле. Им нужна была массовка, которая будет танцевать на фоне главной пары.

— Бал? — Ника сонно потирала глаза кулаками, стоя на пороге перед подругой.

— Он самый. Ты ведь хотела хоть раз побывать на балу со всякими там пышными платьями и тому подобное? Вот он — твой шанс! — бодро и громко сказала подруга.

— Но так он не настоящий… и вообще, это просто спектакль! — Ника развела руками, давая понять, что в этом всем не участвует.

— Ну и что? Дело ведь в партнере, а не в подлинности бала.

— Ну и кого я возьму? Полуживого Данила, который даже на кухню не выходит из комнаты?

— Яна сказала, что там нам подберет партнеров. Пошли. Познакомимся с мальчиками. С твоего Данила все как с гуся вода. Пора найти что-нибудь новенькое.

Все произошло слишком быстро. Ника даже не успела спросить у подруги, помирились ли они с сестрой или нет. Да и вообще обсудить вчерашнее ее поведение и происшествие в подвале. Валя каким-то магическим прямо-таки образом смогла увести за собой Нику.

Местный ДК, на удивление Вероники, работал даже в разгар летних каникул. Неужели нашлись те, кто готов посвятить искусству и учебе даже свои летние каникулы? Радовало в данной ситуации только то, что в самом ДК было куда прохладнее, чем на солнцепеке улицы.

— Добрый день, дамы и господа. — полная женщина в фиолетовом одеянии, низкого роста неестественно быстро для своего телосложения прошла к столику с бумагами возле сцены и начала копаться в них. — Это все желающие, Яночка? — спросила она у пустоты. Вскоре после ее вопроса из-за угла вышла сестра Вали все в том же официальном виде.

— Да. Я думаю, их достаточно. — важно проговорила та и окинула всех пренебрежительным взглядом.

— Чтож, все вы здесь у меня танцоры… — это уже относилось к детям. — Кто-нибудь когда-нибудь танцевал вальс? — после этого вопроса несколько человек из немногочисленной толпы подняли руки. — Не беда. Теперь станцуют все. — улыбнувшись, женщина поправила прямоугольные очки. — Меня зовут Алина Андреевна. Думаю, несложно запомнить «А.А.». Как вы уже знаете, вы здесь для того, чтобы сыграть роль массовки на балу. Я знаю, что обычно зрители не обращают внимания на задний фон, концентрируя все внимание на главных героях, но я хочу, чтобы в этом спектакле все было идеально до мелочей.

Когда дело дошло до выбора партнеров, Алина Андреевна или же А.А. поставила Нике довольно симпатичного молодого человека, который на вид был постарше ее. Однако он был жуть каким неразговорчивым и вместо банального «привет» просто незаинтересованно кивнул, даже не смотря на Нику. А следующие два с половиной часа прошли в трудоемкой работе. А.А. обучала ребят вальсу, как хореограф со стажем, но как бы не старались некоторые из них, ей это не угождало. Она говорила о том, что в их танце нет чувств, изюминки, экспрессии. В общем, многие из ребят так и не поняли, чего от них хотела бедная Алина Андреевна. К тому же, Веронику начал разочаровывать ее на первый взгляд неплохой партнер по танцу. Он то и дело наступал ей на ноги, хотя при всем этом А.А. ни разу не сделала ему замечания и даже косо не посмотрела. Вела себя с ним так, будто бы это нормально. По началу девочка еще как-то трепела, но спустя несколько часов этих умопомрачительных танцев с больными пальцами она не выдержала:

— Мне нужен перерыв, — разорвав короткую тишину в зале, заявила она и спрыгнула со сцены.

— Ты чего? — спросила подошедшая к ней тут же Валентина, которая изящно бросила своего рыженького партнера с очками.

— Этот гениальный партнер мне все пальцы отдавил! — злобно, но тихо прошептала девочка. — И вообще, он мне сразу не понравился! — прямо соврала Ника, ведь с самого начала-то он ей и понравился.

— Давай попросим заменить его? — с энтузиазмом предложила Валя.

— Я думаю, на сегодня мне хватит танцулек. Ты, если хочешь, оставайся. Я хочу отдохнуть и посидеть дома. — махнув подруге рукой, Ника поднялась и направилась к выходу из ДК. Танцевать она конечно любила, но терпеть отдавливание пальцев не собиралась. Тем более, как выразилась сама Валя, главное не спектакль, а партнер, а такого партнера Ника точно не хотела.

— Ника, погоди. — тихий, спокойный голос остановил девочку, когда та была уже на последней ступеньке ДК.

— Что? — буднично спросила она, развернувшись к блондинке. На этот раз Ника окинула пренебрежительным взглядом ее.

— Ты должна участвовать. Твой тренер по танцам рекомендовала тебя, как лучшего кандидата вместе с Валентиной. Я заменю тебе партнера. — интонация Яны значительно отличалась от той, что была вчера и сегодня в начале репетиции. Внезапно Ника поймала себя на мысли, что девушку будто бы подменили за все то время, что они танцевали.

— Да, но не сегодня. — подумав, начала та. — Моим пальцам, знаете ли, тоже нужно отдыхать. — сказав это, Ника развернулась и решительно потопала в сторону дома. Еще долго девочка ощущала на себе взгляд Яны, стоявшей на ступеньках старого ДК и смотревшей ей вслед. Все это ей очень и очень не нравилось. Но, как известно, беда не приходит одна, а потому, возвращаясь домой, Ника разглядела двух знакомых с необычными именами.

— Только не это, — прошептала она и начала судорожно вертеть головой по сторонам в поисках места, где можно было спрятаться, затаиться хоть на время от всех этих кошмаров.

— О-о, добрый день, Вероника. — протянула высокая брюнетка, которая, по всей видимости, уже заметила девочку.

— Ой, привет. Какая неожиданно приятная встреча. — попыталась улыбнуться Ника изо всех сил. — Ну что, нашли того загадочного парня? — как бы между прочим спросила она.

— Нет. Он ни разу не появился в том сквере. — Лукас прищурился. — Не знаешь, почему?

— Понятия не имею. — Вероника лишь развела руками и тут же почувствовала вибрацию в заднем кармане штанов. — Минутку, — она достала мобильник, на экране которого высветилось «Бабушка». Довольно-таки вовремя. — Алло?

Во время разговора с бабушкой Ника все дальше и дальше отходила от брата и сестры, всем своим видом показывая, что не желает с ними беседовать. То ли они это поняли, то ли Ника слишком далеко ушла, но после окончания разговора по телефону этих двоих уже не было видно.

— Отлично. — осмотревшись, выдохнула Ника и убрала мобильник в карман. Бабушка приглашала ее в гости с ночевкой. Помнится, Вероника как-то по зиме обещала той, что как только наступит лето, она будет ночевать у бабушки, а пока школа, никаких тебе ночевок. Конечно, Ника уже успела позабыть о данном обещании, но только не бабушка.

По возвращению домой девочка собрала кое-какие необходимые для ночевки вещи и уехала к бабушке на ближайшем автобусе, оставив записку для тети Кати. Ее бабушка жила в другом городе. На автобусе поездка занимала чуть более часа, но это было только в радость для того, кто читал книги. Именно в таких поездках можно было насладиться ими и любимой музыкой.


Поднимаясь по лестнице подъезда бабушки, Ника смотрела в книгу и даже не заметила, как впереди спускался вниз какой-то пожилой мужчина. Так вышло, что они столкнулись локтями и довольно не слабо.

— Ой, — Ника выронила книжку на ступени. — Простите пожалуйста. — мельком взглянув на дедушку, она потянулась за книгой. Тот лишь улыбнулся и пошел дальше. По началу Ника не предала этому особого значения, но уже подступив к двери бабушки вдруг задумалась о том, почему же он допустил это. Он ведь просто шел и прекрасно видел Нику. Мысль о том, что это было сделано нарочно даже не посетила голову девочки просто потому, что это очень и очень глупо.

— Привет, бабушка. — после щелчка двери Ника помахала тому, кто открыл ей дверь. — О, это ты, дедушка.

— Да. Проходи. Бабушка готовит угощение. — улыбнувшись, он уступил место, чтобы Ника могла войти. Всегда, когда дедушка так улыбался, у него невольно закрывались глаза, а вокруг них появлялась сеточка морщин, которые по-особенному шли ему.

— Привет, Вероника. — увидев внучку, пожилая женщина оставила плиту и обняла Нику. — Тебе тут кое-что передали. В комнате, на столе.

— Что же?

— Да не знаю. Конверт какой-то.

— Его передал не тот дедушка?

— Какой дедушка? — бабушка удивленно изогнула седую бровь.

— Да не, забудь. — Ника махнула рукой, сама про себя удивившись, что спросила это. Она понятия не имела, отчего сразу же подумала на него, да еще и вслух сказала.

На столе в комнате и правда лежал какой-то конверт. Он был заклеен, а значит, бабушка и дедушка не любопытствовали. Разорвав его, Ника принялась читать то, то было написано на бумажке карандашом, причем так, будто автор делал это в спешке:

«Не дай им себя увлечь. Если заподозрят — беги.»

— Ну что там? Неужто любовное письмо? — дедушка подошел сзади.

— А? Какое еще любовное письмо? Нужны мне эти мальчики как собаке пятая нога. — отшутилась Ника, свернув в руке записку.

— Ну хорошо, тогда иди обедать. — он улыбнулся и ушел на кухню.

— Иду. — девочка запихнула записку в задний карман штанов и направилась на кухню, откуда уже доносились умопомрачающие запахи бабушкиной стряпни.


Часть 4


Вечером у Вероники разрядился мобильный. Дедушка с бабушкой были людьми старой закалки, а потому зарядных устройств дома не держали, как и, собственно, самих мобильных телефонов. Для связи с миром им хватало старого домашнего.

Весь этот день и половину следующего Ника провела у бабушки и дедушки. Они общались, Ника помогала бабушке по хозяйству и время от времени набрасывала что-то для книг. Но к вечеру она так увлеклась этим, что возвращаться домой пришлось уже по темноте. По пути туда про себя девочка замечала, что часто оборачивается и прислушивается ко всему. Это был первый раз, когда она идет по улице без наушников в ушах. Ей казалось, что вот-вот из-за угла на нее выпрыгнет то самое нечто, что заставляет сердце сжиматься каждый раз, когда ты слышишь шорохи в своей пустой и темной квартире. И предосторожности оказались не напрасны. Откуда-то сзади послышались тихие, но быстрые шаги, которые ну точно приближались к Веронике. Она ведь была совсем одна на этой темной улице. Осознание этого заставило девочку бежать и как можно быстрее. Ей казалось, что она никогда не бегала так быстро. Она просто перепрыгивала с ноги на ногу, практически не касаясь земли. Еще несколько усилий и она заметила свой дом. Точнее, дом тети Кати. И вот когда до заветного забора оставалось несколько шагов, преследователь нагнал ее и схватил за руку, притянув к себе.

— Пусти! — Ника замахнулась и почти что врезала по физиономии того самого нечто, но тот успел перехватить ее кулак своей ледяной, как оказалось, ладонью в перчатке. Только теперь она почувствовала знакомый запах ванили.

— Ты что, убить меня хочешь? — вампир удивленно смотрел на нее сверху вниз из-за разницы в росте. Не то чтобы Ника было коротышкой, но и не была высокой моделью. Сама же она говорила, что сто шестьдесят два — это не приговор.

— Ты? — услышав этот голос, девочка открыла глаза, которые невольно сжались от страха увидеть то, что ее настигло. — А ты что, маньяком подрабатываешь? — освободив свой кулак, спросила она.

— Ты просто трусиха. — вампир прикусил нижнюю губу верхним клыком. Это означало лишь то, что он сдерживает улыбку, однако девочка это заметила.

— Это я трусиха? — Ника уже было набрала полную грудь воздуха и готова была забросать Александра шквалом негодования, но он перебил ее:

— Я чувствую опасность. Не знаю, как это объяснить. Просто знаю, что скоро что-то случится. Я знал это еще в день нашего знакомства, но не придал этому значения.

— О чем ты? — Вероника непонимающе изогнула бровь, хотя про себя заметила, что именно такое чувство есть и у нее.

— Пойми, я просто чувствую колдовство.

— Неужели вампиры и это умеют?

— На самом деле нет. Только если колдовство родное. Я имею в виду вампиризм.

— Хочешь сказать, что над Данилом кровосос поколдовал?

— Над каким Данилом? — он удивился.

— Над… я же живу в доме его тети. Ты что, не знал?

— Нет. А что, собственно, с ним не так?

— Он ведет себя странно после моего знакомства с тобой и той книги.

— Книги? — Александр изменился в лице.

— Да. Книги, которую ты у меня украл! — Ника снова готова была убить его, вспомнив о ней.

— Я ничего не брал. Погоди, так книга у тебя?

— Уже нет. Но была. Ты ведь ее искал здесь?

— Ее, — он кивнул. — Дело в том, что за ней охотятся плохие… люди. — последнее слово он произнес тише, неувереннее чем остальные.

— Это ты на себя намекаешь? — Ника саркастически ухмыльнулась.

— Сейчас не время для шуток! — вампир нахмурил свои черные, слишком идеальные для парня брови.

— Да-да.

— Я искал книгу для того, чтобы она не попала в руки зла.

— Но теперь ни у меня, ни у тебя ее нет. А еще недавно мы с Валей встретили двух мутных типов, которые искали парня. По описанию вылитый ты.

— Дай угадаю. Нефертити и Лукас? — на лице вампира можно было заметить едва уловимую ухмылочку.

— Они самые.

— Это охотники на вампиров. Хотя сами далеко не люди…

— Но зачем им ты?

— Я ведь вампир. — он почему-то усмехнулся. — Они знают, что я ищу книгу. Но они считают, что, раз я вампир, то и мне она нужна для корыстных целей. Хотя на самом деле у нас с ними единая цель — доставить книгу в безопасное место.

— Что это за книга такая?

— Книга Арахны. Твоя книга.

— Откуда ты знаешь, кто я?.. — Ника напряглась. Об этом она ему не успела рассказать в прошлый раз.

— Запах. Я это почувствовал, когда ты еще даже не подошла ко мне в тот день. Тогда я был безмерно голоден, а потому еле сдержался, чтобы не убить тебя…

— Вот почему ты такой злой был, — задумчиво произнесла Ника.

— Так вот, если кто-то, кроме Арахны, воспользуется этой книгой, то увидит в ней способ получить самое заветное, черное желание. Последствия неизвестны, но книга пишет о тех ресурсах, которыми ты обладаешь или можешь начать обладать. Она не напишет тебе то, что ты не сможешь сделать, ведь это ей же будет невыгодно. В последствии этого она забирает у тебя кое-что ценное. На свое усмотрение. Как ты понимаешь, исполнить она может все. Даже если кто-то захочет мир поработить.

— А захочет?

— Уже захотел. Вот я и хочу помешать, но пока что мешают только мне…

— И что теперь? — ответом на этот вопрос послужило молчание. Александр стал нервно оглядываться по сторонам, пристально всматриваясь в темноту своими ядовито-желтыми глазами.

— Идем. — он взял Нику за запястье и направился к дому, в паре шагах от которого они стояли. Ей снова пришлось приглашать его, как и в тот раз. Благо, если он вошел во двор, то и в дом может с того же приглашения. Не приходится приглашать его дважды и туда и туда.


— Но в этом доме я не чувствую вампиризм. — задумчиво произнес вампир, рассматривая чай в чашке перед ним.

— Тогда в чем дело? — спросила Ника, подключая разрядившийся полностью мобильник к зарядному устройству.

— Если бы я знал… — он развел руками.

— Почему ты решил уйти с улицы?

— Я почувствовал присутствие.

— Чего? — Вероника заглянула в его глаза и сразу же отвела взгляд. Слишком уж неестественными и жуткими смотрелись желтые очи.

— Зла.

— Что? За нами следили?

— Скорее всего, за тобой. Ты ведь Арахна.

— Ого-о, — протянула девочка, врубив телефон. — Сколько пропущенных от Вали. Черт, я забыла о репетиции спектакля! — Ника схватилась за кудрявую голову.

— Спектакля? — тот удивленно приподнял бровь.

— Ее сестра, Яна, пригласила нас поучаствовать в спектакле в качестве массовки. А я была у бабушки и посадила телефон. Сам понимаешь, зарядок у них нема. Точно! Это ты мне записку передал?

— Какую записку? — Александр попробовал чай и чуть было не подавился им же от столь дерзкого заявления. Его, конечно, во многом обвиняли за всю жизнь, но в подбрасывании записочек — никогда. Это даже звучало как-то по-детски. Подкидывать девочкам записочки — это удел шестиклассников.

Ника достала из кармана смятую бумажку и протянула ее вампиру.

— Странно… Это не я, хотя у меня и есть подобное предчувствие.

— Я думала, это ты… а больше некому.

— Кто бы то ни был, он прав. — задумчиво произнес вампир.

— Погоди, но если ты не брал книгу, то кто?

— А вот это уже загадка. — сказав это, Александр сделал последний глоток чая и поставил пустую чашку на стол. — Главное сейчас быть начеку.

Из прихожей донесся хлопок входной двери, а затем шуршание пакетов.

— Кажется, это тетя Катя. Я дверь запереть забыла за нами… — взволнованно сказала Ника, посмотрев на часы. — Время уже…

— Тогда мне пора. — вампир залез на подоконник и повернул ручку окна.

— Прямо… так? — посмотрев на все это со стороны, спросила девочка.

— А как иначе? — после этого Александр спрыгнул на улицу, предварительно махнув девочке рукой.

— Любители окон… — вздохнула Ника и закрыла его за вампиром. — Добрый вечер, тетя Катя!


На следующий день Вероника не проспала начало репетиции и явилась туда вместе с Валентиной даже раньше, чем то было нужно.

— Что-то вы рано. — увидев девочек, сказала А.А. и прошла дальше по коридору ДК. Сегодня прохлада этих стен была далеко не на руку. На улице откуда не возьмись появились облака, туман и внезапно исчезло все летнее тепло.

— Представляешь, мне сегодня такой сон приснился странный, — Валя взяла свой одноразовый стаканчик с кофе, приготовленный в автомате. — Я видела какой-то странный зал. Там было много сидячих мест, а под ними плыл такой же жидкий туман, как и на улице сегодня. Только там он был еще страшнее и каким-то… мистическим что ли. — она пожала плечами. — На самом верху было круглое окно, а в нем полностью была луна, которая освещала весь зал.

— Очень похоже на церковь. — почему-то сказала Ника, хотя никогда не была в церкви и видела их только в фильмах.

— Точно! У нас же на старом кладбище стоит погостная церковь.

— И что ты предлагаешь? — понимая, чем это грозит, осведомилась девочка.

— Конечно же пойти туда!

— Куда это вы уже собрались? — из-за угла неожиданно вышла Яна и стала медленно приближаться к девочкам. — Макарова, где ты вчера весь день была? — зло спросила она, не сводя взгляда своих ядовито-зеленых глаз с девочки.

— В другом городе. — просто ответила та.

— А как же репетиция? — теперь Яна снова не была похожа на прошлую себя. В последний раз она была излишне вежлива и угодлива, но теперь…

— От одного для ничего не станет.

— Значит, сегодня репетируем в два раза дольше. — Яна прошла мимо девочек, а тех как волной обдало.

— Ты чувствуешь? — шепотом спросила Валя, когда сестра скрылась за углом коридора.

— Да. Эта сила…

— Какая сила?

— Сила танца. Скоро репетиция, идем. — отмахнулась Ника, однако неприятный осадок остался. Она почувствовала какую-то негативную, недобрую энергию, которую источала Яна. От этого невольно стали вспоминаться слова вампира о колдовстве, именуемого вампиризмом.


— Быстрее, Макарова! Ты на реальном балу, а не в замедленной съемке! — докучала Нике Яна всю их длинную репетицию. Что-то ей да не нравилось. То Вероника ногу не туда отведет, то туда, да не вовремя. А вот новый партнер Ники действительно вдохновлял. Он, конечно, не такой симпатичный, как прошлый, зато танцует так, как будто рожден для этого. А еще он поздоровался с ней не как немой.

— Вот же привязалась!.. — тихо прошипела Ника и случайно наступила на ногу партнеру, отчего тот вскрикнул.

— Макарова! — вышла из себя Яна.

— Мне нужен перерыв, — быстро ответила та, обеспечивая себе светлое будущие. Яна просто не успела начать орать на Нику, ибо та ее перебила.

— Опять?!

— Предлагаю репетировать вечером. Утром я, видимо, еще совсем сонная. — отмахнулась Ника и спрыгнула со сцены.

— А может, ты просто не умеешь танцевать? — на повышенных тонах выпалила блондинка.

— Тогда может мне и не нужно сюда больше приходить? — разозлилась Ника и хлопнула дверью зала. Странным было то, что как бы Яна не упрекала ее, она не говорила ей покинуть репетицию и не участвовать в спектакле, хотя уже давным-давно могла сделать это, как с одной девочкой час назад, и не повышать голос.

Выйдя из здания ДК, девочка уселась на ступеньки и стала уныло рассматривать кусты возле бордюра.

— На вот, выпей, — Валя протянула подруге горячий кофе.

— Опять кофе? — оторвавшись от созерцания клумб, спросила та.

— Ну ты ведь говоришь, что сонная. Взбодрись. — Валентина села рядом с ней. — Я и сама не понимаю, почему Яна так реагирует. Я ее вообще не понимаю в этом году… Может, ну его, этот спектакль, и лучше сходим на погост?

— Предложение, от которого сложно отказаться. — улыбнувшись, кивнула Ника.

Переодевшись, девочки взяли с собой все необходимое для такого нестандартного похода и отправились на погост, дорога к которому лежала через те самые новостройки. Как бы они не заглядывали туда, вампира там не было. Должно быть, нашел себе новое место обитания на день.

Кладбище встретило девочек туманом и прохладой. Насколько знали они обе, оно было таким большим, что, чтобы пройти его полностью, понадобится очень много чистого времени и сил. Добравшись до самого сердца кладбища, погостной церкви, девочки стали думать, как бы попасть внутрь.

— По-моему, это невозможно. — вздохнула Валя, разочарованно рассматривая мощенные двери церкви, которые они уже неоднократно пытались открыть.

— А по-моему, очень даже… — сказала Ника, заметив на бетонном фундаменте не такие уж и старые следы ног, вырисовывавшиеся средь толщи пыли и свежайших следов девочек. — Смотри, — она толкнула подругу локтем, а затем последовала за ходом следов.

— Ты у нас прям следопыт. — восхитилась Валя и послушно последовала за Никой.

— Ну и кто говорил, что это невозможно? — довольно улыбнулась Ника, посмотрев на подругу. Следы заканчивались прямо возле забитого досками окна, но только у этого окна они были забиты не вплотную друг к другу, что позволяло воспользоваться ими как ступенями лестницы. Что, кстати, и делал таинственный посетитель церкви. На досках виднелись грязные следы чьей-то обуви, что только доказывало этот факт.

— Ладно-ладно, признаю свою вину. — Валя развела руками.

— То-то же. — сказала Ника и зацепилась за первые доски. — Вроде бы прочно.

В несколько движений она оказалась на самом верху, там, где между двумя досками было достаточно большое расстояние, чтобы залезть внутрь. Ловко юркнув внутрь, Ника крикнула Вале, что можно лезть. Следом за ней по доскам стала подниматься брюнетка.

— Все точно также, как и во сне… — увидев это, Валя даже не пыталась перелезть, а просто смотрела на все это и не верила своим глазам, практически лежа на доске.

— Только перелезть не забудь, — Ника прошла дальше, минуя старые сидячие места и оставляя на пыльном полу новые следы. Туманом места, кончено, окутаны не были, зато пыли на них было мама не горюй. А под тем самым круглым окном стоял самый настоящий алтарь. Но кроме этого в церкви было пусто. Никаких вампиров, монстров или бомжей.

— Почему главные двери заперты изнутри? — Валя подошла к дверям и провела рукой по доске, которая была вставлена в обе ручки так, что открыть дверь снаружи было просто нереально.

— А вот это уже загадка. — невольно процитировала вампира Ника, рассматривая алтарь. Точнее, не столько сам алтарь, сколько следы вокруг него. Их было так много и все они были сделаны недавно и, кажется, одним и тем же человеком. Все это заставляло Нику думать о том, что кто-то систематически наведывается сюда для какой-то определенной цели.

— А может, это убежище вампира? — вдруг спросила Ника.

— Но сейчас день. Он был бы тут, если бы это было так. — Валя пожала плечами.

— Да, если конечно с ним ничего не случилось. — задумчиво изрекла Вероника.

— А что с ним будет? Вампиры посильнее людей будут.

— Помнишь тех двоих? Нефертити и Лукаса?

— Конечно помню. Ты… хочешь сказать, что это они его поймали? — она недоверчиво глянула на подругу.

— Не хочу, но и отрицать тоже нельзя. Я вчера видела Александра. Он сказал, что это охотники на вампиров. А еще он сказал, что они охотятся за ним и книгой. И да, книгу он у меня не брал.

— И ты поверила вампиру?

— Но если бы он забрал книгу, то не стал бы искать меня, чтобы предупредить.

— Предупредить? — Валя удивленно изогнула бровь.

— Скоро произойдет что-то плохое. Так сказал он, а еще та странная записка, которая предупреждала меня не увлекаться. Она у меня дома осталась, кажется. Ее мне отдала бабушка и сказала, что кто-то передал ее мне. Но это был не Александр. Она так и не сказала мне, кто это был.


Часть 5


Весь оставшийся день Ника провела в компании Вали на погосте. Они обменивались различными жуткими историями, а особенно большое количество их было у Вероники по многим причинам: она писала свои, читала чужие и проживала реальные неоднократно. Конечно, такое обилие историй не так-то просто рассказать за половину дня, а потому девочки засиделись на погосте до заката. Уже когда начали покусывать комары, Ника словно проснулась и сказала, что нужно бы им поторопиться, иначе кто их знает, какое зло может следить за ними из кустов. Конечно же, она сказала это в шутку, но Валя восприняла это всерьез. Однако как бы они не торопились, стемнело раньше, чем они добрались до городка. Этого и следовало ожидать от огромного погоста. Оттуда, где они шли, было отлично видно огни первых домов города, но, как уже поняла Ника, преследователям и двух шагов до дома достаточно, чтобы поймать тебя.

Наверное, зря она вспомнила это, ведь после этой мысли послышались те самые шаги. Однако в этот раз Вероника не стала убегать от страха, а наоборот, сбавила скорость шага. Она была уверена, что этот преследователь не причинит им вреда.

— Здравствуй, Александр. — развернувшись, Вероника хотела было демонстративно поклониться, но того, кто оказался их преследователем, она видела впервые в жизни.

— Прости, но не Александр. Хотя ты можешь звать меня как угодно, Госпожа Арахна. — улыбнувшись, прошептал тот и, по всей видимости, растянул рот в жуткой улыбке. Даже в темноте отчетливо выделялись четыре острых клыка этого типа. Однако девчонки не растерялись и бросились как можно скорее к огонькам живого города, к людям, да подальше от этих ходячих мертвецов с бледной ледяной кожей.

— И зачем ты только остановилась? — на бегу спросила Валя, зло поглядывая на подругу.

— Я думала, что это Александр! Вчера было также.

— Ника! — вскрикнула Валя, после чего резко замолчала. Вероника остановилась не сразу из-за чрезмерно большой скорости, а когда сделала это, то с ужасом для себя заметила, что Валентина была в руках бледнокожего тирана, который самодовольно глядел прямо ей в глаза, будто бы пытался таким способом приманить ее к себе.

— Я вижу, ты ожидала увидеть того вампиришку Александра. Тебе кажется, что он воспитанный, добрый, но это не так. — вампир говорил так, будто бы читал девочку, как открытую на столе книгу на понятном ему языке. — Ты даже не представляешь, насколько ты не права сейчас. — сказав это, он бросил на Нику безумный взгляд своих ядовито-оранжевых глаз, а затем перевел их на Валю, которую он держал на весу одной рукой за шею. — И ты тоже. Считаешь, что я слаб и глуп? — после небольшой паузы, произнес он, сильнее сдавив шею Вали, отчего та неясно пикнула, точно мышь, которой с силой придавили хвост.

— Именно так, — раздался чей-то голос из темноты. — И слаб, и глуп… все в одном. — высокий силуэт, выплывший из темноты, приблизился и теперь Вероника отчетливо видела Александра.

— А-а, это ты, предатель. — зло прошипел вампир и разжал пальцы, после чего Валя упала на бетон и обвила руками покрасневшую от чужих рук шею. — Можешь не угрожать мне, я итак уйду. — после этого вампир и правда ушел прочь, растворяясь в густой темноте.

— Ты как? — протянув Валентине руку, спросил Александр.

— Нормально. — держась одной рукой за шею, Валя подала ему вторую руку и поднялась.

— Так об этом зле ты говорил вчера? — спросила Ника, приблизившись к ним.

— Ну ты ведь уже и сама это поняла. А еще теперь тот тип знает все о вас и ваших планах.

— То есть как это?

— У него ведь оранжевые глаза. Вампиры, если вы не знали, различаются способностями, а те в свою очередь зависят от цвета глаз вампира. У него оранжевые, что означает чтение мыслей более слабых, чем он. Мои мысли ему не под силу, но ваши раз плюнуть.

— А что означают желтые глаза? — спросила Ника.

— Я тебе как-нибудь в другой раз расскажу, а сейчас домой. — приказным тоном сказал вампир.

— Так ты проводить нас собирался?

— Как только стемнело. Но немного припозднился. — на его лице появилось какое-то подобие улыбки, больше похожей на ухмылку.

— А откуда ты узнал, где мы?

— А вот это уже секрет. — вампир хмыкнул и направился в сторону городка.

Проводив Валентину домой, Ника и Александр пошли к дому тети Кати. На пороге ее дома стояла уже успевшая надоесть Яна. Она нервно стучала каблучком и упрямо стучалась в запертую дверь.

— Нет никого, непонятно что ли? — грубо сказала Ника, стоя позади девушки.

— Вот ты где… А где Валентина? Я ее битый час ищу. — увидев Веронику, Яна слегка поморщилась. Девочка явно действовала на нервы этой высокомерной даме на не менее высоких каблуках.

— Мы только что ее домой проводили. Можешь идти. — Ника достала ключ и открыла входную дверь, давая пройти внутрь вампиру. — До завтра, Яна. — девочка дерзко захлопнула дверь прямо перед ее лицом.

— Кто это был? — уже добравшись до кухни, спросил Александр.

— Та самая Яна, которая пригласила нас поучаствовать в спектакле. По совместительству сестренка Вали. Двоюродная, кажется.

— От нее ведь вампиризмом несет. — нахмурился вампир.

— От нее несет дорогущими духами и неприязнью ко мне, да и, наверное, ко всем живущим. Погоди, что?

— Это ее вампиризм я чувствовал поблизости от тебя.

— Так-так, — Ника села за стол напротив Александра. — То есть она вроде как заколдована? Вроде как, вампиром?

— Получается так. — он кивнул. Из коридора послышались быстрые и ритмичные стуки во входную дверь.

— Кого там на ночь глядя опять принесло? — слегка разозлившись, Ника встала и пошла открывать ночному визитеру. — Яна? — спустя несколько секунд после ухода девочки послышался удивленный и немного раздраженный вопрос Ники.

— Пожалуйста, — блондинка схватила Веронику за плечи и стала смотреть ей прямо в глаза. Ощущение было довольно необычным. Не каждый день видишь перед собой вблизи такие ядовитые зеленые глаза. — Не бросайте спектакль. Я больше ни слова не скажу плохого, просто… он должен получиться красивым, идеальным. Я просто пытаюсь помочь Алине Андреевне, вот и все. — сказав это, Яна сама на себя стала не похожа. Это ли та самая змея, которая чуть ли не выгнала девочку с ДК? Или же это та Яна, о которой раньше Нике только рассказывала Валя?

— Ну, я подумаю. — Ника попыталась закрыть дверь, но Яна схватила ее рукой и стала держать. Эта сила была довольно необычной для простой худенькой девушки вроде Яны.

— Ты должна прийти. — не то что бы это прозвучало страшно, но даже Александр с кухни уловил нотки угрозы в этой фразе при том, что не видел выражения ее лица. А это стоило видеть.

— Приду я, приду. Спокойной ночи, Яна. — наконец Веронике удалось закрыть дверь. От раздражения она даже не придала значения ни угрозе от Яны, ни ее выражению лица, от которого могло бросить в дрожь. — Вот же достала!.. — выругалась она, заворачивая в кухню.

— Я думаю, что тебе не нужно ходить туда. — вампир недоверчиво посмотрел в окно, где еще можно было увидеть белобрысую шевелюру уходящей в темноту Яны. — Ты ведь помнишь, что тебе говорили в записке?

— Не увлекаться, — Ника тряхнула кудрями. — Неужто про спектакль?

— Уж то или нет, но это ведь и есть увлечение. Мне кажется, другим ты сейчас и не увлекаешься. — вампир прищурился и внимательно посмотрел на лицо девочки.

— Так, только не надо мысли мои читать! — она отвернулась, дабы не допустить этого.

— Я и не умею. — он едва слышно хихикнул.

— Что ты сделал? — она развернулась. — Ты что, посмеялся?

— Нет. — с каменным лицом, как и обычно, ответил он.

— Ну точно — посмеялся!

— Да нет же! — от возмущения он невольно сдвинул брови, но позже добавил: — Постой, а когда уже само выступление?

— Завтра вечером. Часов в девять начало, а мой выход уже к десяти ближе. А ты что, хочешь прийти?

— Думаю, да. Перестраховаться не помешает… — он задумчиво потер подбородок.

— Перестраховаться от чего?

— Да это я так, мысли вслух. Просто хочу посмотреть на бал. — отмахнулся вампир. Не было никаких сомнений, что он врет. — Мне, наверное, пора. Завтра по темноте я приду в ДК. — Александр встал со стула и направился к выходу. На этот раз он покинул жилище по-человечески, как бы противоречиво это не звучало.

Этой ночью девочка не могла заснуть. Нет, Данил не орал непонятные иноязычные фразы за стеной. Какое-то неясное предчувствие не давало ей уснуть, заставляя постоянно быть начеку. Сама же Ника объясняла это себе тем, что дело в записке, которую ей передала бабушка от таинственного отправителя. Не каждый после такого сможет уснуть. Вот и Ника не смогла. Полежав так и поглядев в потолок еще минут пять, она встала, врубила настольную лампу и села за стол. Однако несмотря на то, что вокруг происходило много всего мистического и это, кажется, самое идеальное время для того, чтобы писать свои страшилки, в голову девочки ничего не шло. Зато из нее не могла выйти та записка в совокупности со странностями Данила и скрытностью Александра. Все это давило на Веронику, не давая ей думать о чем-то другом. Это хорошо, что сейчас летние каникулы и нет учебы. Вот если бы это было учебное время, она бы уже наполучала миллионы двоек за невыполненные домашние задания. Но учителям ведь так просто не объяснишь, что ты встретила вампира, нашла книгу Арахны, а твой друг сошел с ума и тебе просто не до учебников и тетрадок.

Рассуждения Ники были прерваны внезапным стуком в окно. Пока она не повернула голову, до последнего была уверена, что это снова Данил с ума сходит, но это был Александр. Интересно, все мальчики со странностями любят использовать окна в качестве дверей?

— Привет. — открыв окно, сказала Ника. Взгляд у нее по-прежнему был недоумевающий. — Проходи. — как и всегда, она пригласила его. Внезапно она поймала себя на мысли, что эта сцена напоминает ей ту ночь, когда пришлось также отпирать окно Данилу.

— Я увидел, что в твоем окне горит свет и решил, что тебе не спится. — закинув ноги на подоконник, вампир облокотился на его стенку спиной. Создавалось впечатление, что он расположился на удобной софе, а не на подоконнике второго этажа.

— Верно решил, — вздохнула девочка и облокотилась локтями на подоконник, подперев щеки ладонями.

— Что это? — увидев на столе толстую тетрадь и ручку, освещаемые желтым светом настольной лампы, спросил Александр.

— Это мои страшилки. — буднично ответила Ника.

— Ты писатель? — вампир изменился в лице. Оно было таким же, каким было в день их первого знакомства. Тогда она сильно удивила его своими внезапными предложениями.

— Да, наверное. Если можно так сказать. — девочка пожала плечами.

— А я могу глянуть? — заинтересованно спросил вампир.

— Если ты разберешься в моем врачебном почерке, то да. — Ника подала ему черновую тетрадь с набросками рассказа. — Но лучше не читай то, что перечеркнуто.

— Лето с вампиром, значит. — Александр улыбнулся, увидев название черновика. Веронике показалось, что его глаза сверкнули желтизной. — Чернила свежие. Недавно начала. Решила на собственном опыте описать, как это?

— А как же? Я почти все страшилки так пишу. Я ведь говорила, что много какой нечисти повидала. Я, вроде как, и сама нечисть.

— Отчасти да. — вампир кивнул. — У тебя… — после длинной паузы, во время которой он читал, вдруг заговорил парень. — Очень живо получаются персонажи. Я не знаю, как это сказать правильно, но они прямо какие-то теплые, живые… Я видел много книг, где герои просто выполняли то, что хочет автор, но твои прямо-таки живут и светятся. Как… солнце.

— Значит, я писатель? — Ника улыбнулась уголком рта.

— Определенно. Мне кажется, ты заслуживаешь этого звания больше, чем некоторые известные авторы, ведь… писатель это тот, кто смог передать жизнь словами, а не просто придумал, написал и выпустил. — закрыв тетрадь Ники, вампир положил ее рядом с собой на подоконник и поднял голову к небу, на котором висела пока еще неполная луна.

— Я тоже так думаю. — Ника улыбнулась и прикрыла глаза.

— Ты засыпаешь, — тихо сказал вампир, увидев это спустя какое-то время. Однако Ника ему не ответила. Конечно, она не уснула стоя, но, видимо, была настолько близка к этому, что уже не в силах была ответить что-либо. Возможно, она даже не услышала его.

Спустившись с подоконника, Александр галантно взял полуспящую девочку под руку и подвел к кровати. Укрыв ее каким-то пледом, лежавшим на небольшом диване, он покинул комнату тем же путем, что и пришел. Конечно, закрыть окно с той стороны он не мог, но хотя бы захлопнул его так, чтобы оно было не нараспашку. Только наутро девочка удивилась тому, что совершенно не помнит, как оказалась в кровати.


Все оставшееся до спектакля время прошло тихо и безмятежно. Яна и правда больше не повышала голос на Нику, что не могло не радовать всех танцоров. На этой репетиции, которая шла весь день, девочки впервые увидели главных актеров спектакля — влюбленную по сценарию пару. Один из этих двоих оказался знакомым как Вали, так и Ники.

— Юра? Какими ж это судьбами? — заметив рядом с главной героиней знакомого блондина, поинтересовалась Ника. Тот, не заметив ее сразу, начал озираться по сторонам.

— Да тут я, — приблизившись к парню, сказала девочка. Юрик был одним из немногих парней, с которым было приятно вести диалог. Он вообще был парнем хорошим, что Ника поняла еще с лагеря, из которого они все вернулись несколько дней назад.

— О, привет. Ты что, играешь тут? — наконец заметив Веронику, улыбнулся тот.

— Да. Массовку. Вместе с Валей. Кстати, где она?.. — не увидев поблизости подругу, спросила Ника. — Наверное, опять за своим кофе пошла… А я вот не думала, что ты в актеры заделаешься.

— А я и не заделался. Меня отец заставил заняться хоть чем-то летом. Правда, он предлагал помимо ДК пойти на дополнительные курсы английского языка… В общем, я выбрал из двух зол наименьшее. А ты тут как оказалась? По-моему, писатели и актеры — это люди разные.

— Так мы же с Валей на танцы ходим, тут недалеко как раз наша студия. Вот нас ее сестра, Яна, пригласила поучаствовать, хотя я и танцую всего пару дней.

— Но ты же, насколько я помню, хотела поехать в деревню к тете.

— А я и поеду. Но позже. До рейса туда у меня еще есть несколько дней. Ну, а пока нужно покончить с кое-какими делами. Вампиры не дремлют.

— Что? — Юра посерьезнел.

— Вампиры. Несколько дней назад я встретила тут одного. Как выяснилось недавно, их тут намного больше, чем мы могли представить. История интересная, я как-нибудь в другой раз расскажу.

Оставшийся день пролетел незаметно. Валя и Ника провели его на репетиции, а ближе к вечеру они даже примерили сценические наряды. На удивление, у всех были разные цвета платьев. Вероника выбрала себе цвет листвы, зеленый цвет. Никто не хотел брать платье такого нетипичного цвета, а потому именно в нем Ника смотрелась как-то по-особенному. Когда начался спектакль, зал уже был полон народу. Из-за кулисы Нике не удавалось отыскать взглядом особого гостя, да и времени бы у нее не хватило. Через несколько минут после начала спектакля к девочке подлетела перепуганная Яна и сообщила о том, что ее партнер не сможет участвовать, а потому ей срочно, за полчаса, следовало найти ему подходящую замену. Однако Нике вдруг показалось, что она уже нашла его. Точнее, остается найти его в глубине зрительного зала. Делать было нечего. Времени оставалось ничтожно мало, а потому прямо в пышном бальном платье девочка вышла в зал и стала пристально разглядывать всех присутствующих. Где-то на третьем от сцены ряду мелькнуло знакомое бледное пятно лица. Сомнений не было — это Александр. Кое-как подобравшись к нему все в том же платье, она вытащила его из зала и вывела в холл. Благо, сидел он у самого края ряда, да к тому же у стены, где можно было пройти. Не пришлось идти по головам.

— Что происходит? — недоумевающе спросил тот, когда дверь в зал за ними тихо закрылась.

— Ты должен станцевать со мной. — скрестив на расшитой сверкающими камешками груди руки, заявила Ника.

— Что? — вампир нахмурился.

— Мой партнер не может участвовать, а мне нужна срочная его замена. Кто, если не ты? Или ты не умеешь танцевать? Какой кошмар…

— Я умею, но…

— Тогда идем. Переоденешься, а там уже и наш выход. Самое главное, чтобы одежда тебе подошла. — сказав это, девочка схватила вампира за рукав плаща и потащила в гримерную, где уже давно переоделись и нафуфырились все актеры.


— Вот это да-а. — протянула Ника, увидев Александра в белом торжественном одеянии, а не черных поношенных одеждах, которым явно был не первый десяток лет. — Таки принц. Но перчатки мог бы и снять свои…

— Мне бы только вспомнить, как это делать… — смотря на себя в зеркало, проговорил вампир.

— А я думала, ты в зеркале не отражаешься. — заглянув в зеркало, сказала Ника.

— Ты явно пересмотрела не тех фильмов. Мы ведь состоим из той же плоти, с чего бы ей не отражаться в отражающей поверхности?

— Так зеркала это ведь врата в Зазеркалье, разве нет?

— Так и есть. Однако оно все же отражает все, кроме демонов и отражений. Например, если на волю выйдет твое отражение, в зеркале оно не отразится, ведь оно и есть само отражение.

— Ну раз так, самое время тебе вспомнить, как танцевать. — Ника расправила руки так, чтобы партнер мог взять ее за талию и вторую, свободную руку.

— Вероника, ты нашла? — в гримерку ввалилась Яна с какими-то бумажками в руках.

— Как видишь, — девочка демонстративно указала рукой на вампира, а своим взглядом она пыталась показать назойливой даме, что та ну очень не вовремя.

— Так это тот… — Яна едва заметно поморщила острый носик.

— А в чем проблема?

— Проблема в том, что вам уже пора выходить через две минуты. Марш на выход. — скомандовала блондинка и уступила место в проходе.

— Значит, на сцене и вспомнишь. — пожала плечами Ника и направилась к выходу. — Ой, я забыла переобуться, — с этими словами она схватила из примерочной свои белые туфли на каблуках. Тогда она даже не придала этому значения и только потом поняла, что не оставляла их там.

Когда массовка заполнила сцену, заиграла та самая мелодия, под которую пары должны были уже начать двигаться. На удивление Александр схватывал все на лету. Он просто все успевал повторять за другими парнями: также поклонился перед началом танца ангажированной даме, также взял партнершу за талию и руку, а затем вместе со всеми стал водить.

— Вижу, ты вспомнил. — не почувствовав на своих пальцах ноги чужих ног, заметила Ника.

— Да. Тело еще помнит. — он слегка улыбнулся.

— А где ты танцевал раньше?

— На балах. — буднично ответил он.

— Ты что, застал балы? Сколько же тебе лет?

— На самом деле не много, просто выдавались такие случаи. Кстати, — присмотревшись к остальным танцующим, начал вампир. — Почему платьев всех остальных цветов попарно, а зеленое только у тебя?

— Как объяснила мне одна девчонка, зеленое платье — это кошмар. Наверное, у них просто не было других цветов, вот и взяли так называемый кошмар.

— Странно. Как по мне, оно прекрасно. Я бы сказал, оригинально. Тем более, к твоим карим глазам идет этот живой цвет. То есть… — вампир смутился. — Я хотел сказать, что зеленое платье не так уж и ужасно, вот и все.

После этого повисла неловкая пауза, но танец продолжался и никому не хотелось, чтобы он заканчивался. Вероника уже было задумалась о том, почему не позвала его раньше, ведь он был бы самым идеальным партнером, который не отдавливает ноги. Помимо этого в нем ее привлекало что-то еще, но вот что, она так и не смогла понять. Наверное, ей просто нравилось, как он танцует. Вампир делал это не так, как другие. Он не танцевал идеально, как профессионал, но он танцевал с душой. Такое же чувство испытываешь, когда читаешь книгу, написанную с душой. Может она и не идеальна, но умеет согреть, в отличие от тех, что величают шедеврами. Как и сказал ночью Александр, главное — уметь передавать тепло, что отлично получалось у его танца. С таким партнером, определенно, можно было почувствовать себя на реальном балу, а не на простом танцевальном спектакле. Именно этого Ника и ждала от своего первого бала.

Возможно, они этого не замечали, увлеченные разговором друг с другом, но их пара танцевала намного удачнее, чем пара главных актеров — принца и принцессы. Отчего-то весь зал наблюдал именно за ними двумя, за их живым, настоящим танцем, а не простой актерской игрой иных танцоров.

— Ой! — вдруг вскрикнула Ника и чуть было не упала назад, на другую танцующую пару. — Каблук… он сломался. — девочка перевела перепуганный взгляд на Александра, пытаясь продолжать танец, чтобы ничего не испортить.

— Тогда мы должны уйти со сцены. — сказав это, он повел девочку за кулисы, минуя танцующих, которые то и дело одаривали их осуждающими взглядами за то, что они посмели уйти.

— Но Яна убьет меня! — прошипела Ника, послушно следуя за ним. Ей было дико стыдно быть сейчас в центре внимания зала.

— Ничего не попишешь. — он пожал плечами, не обращая внимания на начавшийся в зале, среди зрителей, шум. Верно, они осуждали их двоих за такое бесцеремонное поведение.


Часть 6


Наскоро переодевшись, двое покинули здание ДК. Яне не удалось выцепить Нику, что было лишь на руку. На черном небе висела почти полная луна, прекрасно освещая дорогу. До дома тети Кати Александр и Ника добрались в тишине. Отчего-то ни та, ни другой не нашлись, что сказать. И только возле калитки Ника пригласила вампира пройти, как и всегда. Она точно также приготовила им двоим чай, а затем поднялась наверх, чтобы взять пластырь. Когда у нее сломался каблук, то она слегка поранила им же пятку. Промыв ранку, Ника отрезала необходимый кусочек пластыря и приклеила его на нее.

— Ты что делаешь? — позади себя девочка услышала обычный вопрос, произнесенный с какой-то странной, немного сумасшедшей интонацией. Обернувшись, она почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Данил стоял в дверном проеме в ее комнату и с невероятно сильно открытыми глазами смотрел на только что заклеенную рану. Точно безумец.

— Т…ты чего? — с опаской спросила та и начала автоматически пятиться назад, пока не уперлась в стену.

— Ты поранилась? — все с той же жуткой интонацией спросил он и начал приближаться, не сводя взгляд с ноги девочки. Сначала он приближался медленно, а затем быстрее и быстрее. От этого жуткого зрелища у Ники почему-то невольно намокли глаза. Ей захотелось раствориться, вжаться в эту стену, лишь бы ее не смог достать Данил, если это еще был он, в чем она сильно сомневалась. Однако сколько она не вжималась, стена по-прежнему оставалась неприступной и твердой. Бежать было просто некуда. Не прыгать же в окно от собственного друга и одноклассника?

Еще мгновение и он бросился вперед, словно кот на воробья, но Ника успела отстраниться в сторону, едва устояв на ногах. А особенно трудно это было сделать с раненной пяткой, на которую лучше было не вставать. Когда Ника уворачивалась от него, то мельком заметила какой-то дьявольский фиолетовый огонь в обычно серо-зеленых глазах друга. Она совершенно не знала того, кому принадлежит этот взгляд. Она даже невольно подумала, что вампир ошибся и вампиризмом околдован именно ее друг, а не Яна, ведь иначе зачем ему кидаться на нее, как хищнику на жертву?

Выпрямившись, Ника бросилась, насколько с больной ногой это было возможно, к выходу из комнаты, а затем и вниз по лестнице. Отчего-то ей казалось, что от собственного живого друга ее сможет спасти холодный, мертвый вампир.

— Что такое? — поймав слетевшую с лестницы девочку, спросил вампир, который почему-то уже стоял тут.

— Он накинулся на меня, когда я рану обрабатывала, — чуть дрожащим голосом сказала Ника, указывая пальцем наверх, откуда на них смотрел все такой же жуткий, незнакомый девочке Данил.

— Ты знаешь, что я сделаю, если ты не прекратишь. — с этими словами Александр посмотрел в широко открытые глаза Данила. Тот лишь досадно хмыкнул и вскоре скрылся в своей комнате.

Подняв голову к лицу вампира, Ника вздрогнула от того, что не узнала и его. В его ядовито-желтых глазах появилось то самое нечеловеческое, присущие всем нежитям. Та самая жестокость, которую видит жертва перед тем, как познать смерть от хищника. Это не было похоже на Александра. Даже в первый день их знакомства его взгляд не был таким жутким, таким мертвым. Это был взгляд какого-то монстра, а не того простодушного вампира со стройки. От осознания того, что она находится сейчас между двумя хищниками, ей стало не по себе. Она снова захотела раствориться, лишь бы не быть сейчас здесь, но деваться было некуда. Из ледяных объятий вампира убежать она не сможет ни при каких силах, ведь его силы в несколько раз превышают человеческие вне зависимости от цвета глаз.

— Ты только не спи, — вампир чуть потряс Веронику, посмотрев на нее уже своими, по-человечески добрыми, хоть и желтыми глазами. — У нас еще есть одно дело. — сказав это, он отпустил ее и направился к выходу.

— Куда ты? — удивилась девочка, смотря уходящему вслед.

— Не я, а мы. Тебе нужно покинуть этот дом.

— Что?

— А ты хочешь остаться с ним? — Александр кивнул в сторону лестницы на второй этаж.

— Так это он заколдован вампиризмом?

— Нет. Я же сказал, что это Яна. Данил заколдован книгой Арахны. Ты ведь видела на дне его глаз фиолетовое мерцание? Это ведь цвет Арахны, а значит, это чары книги. — объяснил тот так, словно это нечто элементарное.

— Но что он хочет? И как вообще у него моя книга оказалась?..

— Стать вампиром, неужели не ясно? А как еще, по-твоему, он бы учуял запах твоей крови через стену? Да еще и потом захотел попробовать ее. Для неопытных и голодных вампиров запах твоей крови, как дурманящий яд.

— И что мы теперь будем делать? Нужно забрать у него книгу, иначе…

— Пока что не нужно. — оборвал ее Александр. — Пока книга у того, кем она владеет, никто другой никогда не сможет отобрать ее у него. Не только мы не сможем ее забрать, но и те, о ком я тебе говорил.

— Это тот вампир, который вчера поймал Валю?

— И не только он. Их много. — вампир развернулся. — Идем уже.

Как только они вышли на улицу, откуда-то послышались возгласы:

— Ника! Александр! Стойте! — со стороны ДК бежала слегка напуганная Валя. — Куда вы делись? Ника, а с тебя Яна три шкуры спустит! — остановившись, она начала жадно глотать воздух. Все ее лицо было красным, вероятно, от интенсивного бега.

— Но у меня сломался каблук, к тому же я поранила им ногу. — девочка пожала плечами. — Не устраивать же из-за этого было скандала. Вот мы и ушли тихо.

— Но после твоего внезапного исчезновения она не то что разозлилась. Я бы сказала, она была вне себя от ярости. Как будто от твоего присутствия зависела ее жизнь. Она сказала мне найти тебя и привести немедленно. — с этими словами Валя вытянула руку и уже было хотела взять Нику за запястье, но та отпрянула.

— Я не могу пойти туда сейчас.

— Почему? — удивилась подруга.

— Дело в том, что Данил взял ту книгу и теперь он превращается в вампира. Когда он почуял запах моей крови, то чуть не сожрал меня прямо там. В общем, мне нужно отсидеться где-то до лучших времен.

— Данил — вампир?.. Не может быть…

— Может.

— Но куда ты пойдешь?

— Александр сказал, что знает безопасное место.

— И что это за место? — Валя глянула на безучастного вампира позади Ники. Доверять малознакомому вампиру девочка не собиралась.

— Я тебе как-нибудь потом расскажу. А сейчас мы должны идти. Никому не говори, что узнала сейчас. И не позволяй оранжеглазым типам смотреть тебе в глаза, ясно? — сказал он.

— А что мне Яне-то сказать?

— Скажи часть правды. Я сломала каблук, поранила ногу, ушла домой, чтобы не закатывать скандалов. Не пришла, потому что сильно нога болит. — сказав это, Ника последовала за уже медленно уходящим в темноту вампиром.

Он вел девочку куда-то в сторону погоста. Они прошли все жилые дома, новостройки и даже несколько заброшенных зданий, когда Александр вдруг остановился:

— Мы на месте. — вампир приблизился ко входу в какое-то подвальное помещение. Ступени, окутанные тьмой, вели вниз к старой, деревянной двери с непонятными надписями. Все это девочке удалось разглядеть из-за света почти что полной луны, висевшей над их головами.

— Что это? — с опаской спросила та. Она вдруг вспомнила книгу, в которой вампир привел девушку в подобное место, а уже там чуть было не поужинал ею вместе со своими друзьями кровопийцами. Благо, ей удалось убежать не укушенной. Но кто знает, повезет ли в такой ситуации Нике.

— Место, в котором я обедаю. — вампир спустился вниз и дотронулся до ручки двери. — Не думай, что я собрался пообедать тобой. Я ведь вегетарианец. — он почему-то усмехнулся. — Это те вампиры, которые питаются кровью животных или же донорской кровью из больницы. Причем мы даже не убиваем животных, а пьем уже готовую их кровь тут. Всю грязную работу делает хозяин заведения. Я в нем знаю всех, так что никто тебя там и пальцем не тронет. Здесь тебя не достанет ни твой друг, ни кто-либо другой. Но если что-то пойдет не так, — вампир обернулся и серьезно посмотрел на девочку. — Рисуй кресты везде, где только можешь.

Войдя в это заведение, в нос девочки ударил запах ванили и сырости. Именно так и пахли все вампиры. По крайней мере те, кто не набрасывался на каждого встречного человека. Внутри все больше напоминало какой-то необычный ресторан. В темных нишах сидели бледнолицые посетители, распивая темно-красную жидкость с привкусом железа в бокалах, на стенах висели затейливые канделябры с почти что полностью растаявшими свечами. Именно от них в помещении было такое приглушенное освещение, что только прибавляло к атмосфере. От этого невольно хотелось заснуть и лишь мысль о том, что ты находишься в подпольном ресторане вампиров не давала сделать это.

— Виктор, у меня к тебе предложение. Точнее сказать, просьба. — закрыв за Никой дверь, вампир приблизился к мужчине с белесыми волосами за барной стойкой. Тот выглянул из-за потрепанной книжечки, которой до этого времени было закрыто его бледное лицо, и отложил ее в сторону. На вид ему было чуть более тридцати лет, но это лишь внешность. Вероника сразу обратила внимание на его глаза. Они были не оранжевые и не желтые, как у Александра или того вампира, читающего мысли. Глаза этого вампира на удивление идеально подходили к его белым волосам, они были серыми. Можно было сказать, даже серебристыми, ведь четко подсвечивались в темноте, точно у кота.

— Слушаю тебя. — роняя тяжелые капли слов, проговорил он.

— Этой девочке нужно отсидеться тут хотя бы до окончания полнолуния. Есть свободная комната? — облокотившись на деревянную стойку, тихо спросил вампир.

— Но она ведь Арахна, Логинов. — также тихо ответил мужчина, однако в таком месте это было сложно не расслышать. Теперь Вероника знала фамилию своего таинственного знакомого. Но она почему-то представляла ее какой-то другой, более оригинальной что ли, иностранной.

— Вот поэтому и надо. Ее книга у одного из ее домочадцев, который хочет стать вампиром.

— Скверно. — вампир задумался. — У меня есть свободные комнаты. Выбирайте любую. Может, и тебе стоит наконец ночевать здесь, а не где попало? — сказал скрипучим голосом он.

— Не дождешься, — ухмыльнувшись, Александр жестом подозвал к себе зажавшуюся возле входа девочку. Такое количество вампиров в одном небольшом помещении, да еще и с таким спертым воздухом, пугало.

— А что у него за способность? — отойдя подальше от вампиров, спросила Вероника.

— У него ее нет. Это такая особенность серебристых глаз. А вот это твоя комната. — распахнув узкую деревянную дверь, сказал вампир.

Внутри стояла односпальная кровать с бельем не первой свежести, зажженный канделябр со всего лишь одной свечой, да стол со стулом подле койки. Воздух в комнате был иным. Если там, за ее пределами, в воздухе витал аромат ванили и сырости, то здесь можно было уловить лишь последнее. Должно быть, внутри этой комнатки вампиры останавливаются не так уж часто, чтобы она пропахла ими. Ну или же девочка уже начала привыкать к этому странному запаху. Помимо воздуха в комнате была еще одна особенность. Едва вампир закрыл за ними дверь, в уши «ударила» гробовая тишина. Девочке даже показалось, что она слышала собственное сердцебиение. Такая нездоровая звукоизоляция слегка пугала, навевая не самые радужные мысли о том, для чего здесь она создана.

— А что бы ты сделал Данилу? — пройдя внутрь, вдруг спросила она.

— В смысле?

— Ты ведь сказал, что он знает, что ты сделаешь.

— Применил бы способность. Не пытайся, я все равно не расскажу тебе о ней. Виктор тоже.

Печально вздохнув, девочка уселась на свою «новую» кровать.

— А что находится над нами? — спросила Ника, припомнив, что выше есть еще три не заброшенных этажа.

— Это старое здание общежития. Теперь там все комнатки раскуплены под малый бизнес.

— А к вам заходят сюда, как в простое кафе?

— По ошибке да, но Виктор всегда отмахивается тем, что мы не работаем. И это всегда спасает. Да и не думаю, что кому-то захотелось бы обедать в таком месте.

— Это да. Максимум, что здесь хочется сделать, это уснуть. Ну, разумеется, если ты не знаешь, что здесь вампиры.

— Ну мы же не хищные. — с какой-то обидой сказал он.

— А ты объясни это прохожему пойди. Погоди, а мне что, нельзя будет выйти отсюда до полнолуния? — от осознания изолированности глаза девочки округлились.

— Нет.

— Но как же Валя? А Яна? Она ведь с ума сойдет, если не отругает меня за то, что мы ушли со спектакля. И вообще, я не понимаю, почему именно у меня сломался каблук, если у нас всех были новые и одинаковые туфли? — начала вываливать на вампира шквал негодования Ника.

— Это я его сломал. — просто ответил он.

— Что?.. — не поверив своим ушам, спросила она.

— Пока ты искала мне одежду, я отодвинул твои туфли в мою примерочную, а там надломал каблук, чтобы при усилии он сломался так, чтобы это выглядело естественно. Как будто бы ты его и сломала. Случайно.

— Но зачем? — она непонимающе изогнула бровь.

— Если ты не заметила, зал был полон вампиров. Конечно, было много людей, но вампиры тоже присутствовали. Сама понимаешь, не на спектакль они пришли.

— А куда?

— За тобой.

— Неужто просто затем, чтобы выпить мою кровь?

— Кто знает. — вампир неопределенно пожал плечами, явно не договаривая. Почему-то именно после этакой его выходки, Ника начала сомневаться в Александре.

— А что будет с Данилом, когда он станет вампиром? — после недолгой паузы спросила Ника. — Его ведь больше не будет. Разве это стоит того, чтобы не дать кому-то заполучить книгу?

— Нет. Но мы не сможем у него ее отобрать. Единственное, что мы можем, так это помешать до полнолуния ему сделать ритуал. А для этого надо знать, что ему нужно для ритуала. — вампир сел на стул, стоявший подле столика.

— Почему именно полнолуние?

— Книга пишет о том, что совершить любой ритуал, подводящий к исполнению твоего желания, можно только в полнолуние. — после этого в комнате повисла неловкая тишина. Вероника не знала, что ей делать и делать ли вообще. Вроде бы ничего сложного — просто сидеть здесь до полнолуния, но что-то подсказывало ей, что так быть не должно. Ей казалось, что вампир что-то скрывает от нее, вечно не договаривая о своей способности и о том, откуда он знает тех типов. По сути она не знала о нем ничего, но почему-то сразу же прониклась к нему каким-то нездоровым доверием. Это даже немного настораживало. Невольно ей стало казаться, что он каким-то образом заколдовал ее, ведь она не знает его способности.

Через какое-то время вампир ушел, оставив девочку одну в этой темной комнате, вокруг которой ходили незнакомые, может быть, даже опасные вампиры.


Часть 7


Время в этом жутковатом месте тянулось неимоверно медленно, как казалось Веронике тогда. Она ведь даже не взяла с собой ни книг, ни тетрадей — словом, ничего, чем можно было бы заняться на досуге. Созерцание потертостей на старых деревянных стенах, конечно же, занятие невероятно увлекательное, но хотелось чего-то большего. Сон, как и в прошлый раз, не шел, а потому Ника решила выйти из комнаты в само так называемое кафе. Решение это далось ей непросто. Какое-то мерзкое чувство страха затаилось в ее груди, не давая рассуждать здраво. Ей казалось, что без Александра здесь она в некой опасности. Чуть что, никто не сможет пригрозить врагу своей способностью. Но с чего она вообще взяла, что он сам не представляет никакой опасности? Отбросив все мысли на потом, она все-таки пересилила себя и вышла из комнаты.

— А, это ты… Ника, кажется. — вампир, которого Александр называл Виктором, все также читал какую-то потрепанную книжонку. — Не знаешь, чем себя занять? — вдруг спросил он, когда девочка села на стул возле барной стойки. Сейчас справедливо было подумать ей о том, что он читает ее мысли, но это было исключено.

— Да. — кивнула она, стараясь не смотреть в его жутковатые, серебристые глаза.

— Чтож, — он отложил книжку в сторону и задумался. — Мне нечего тебе предложить, кроме книг. Насколько я знаю, современная молодежь не признает это дело…

— Я согласна! — от неожиданного прилива радости Ника перебила вампира. — Я люблю книги. — уже чуть тише добавила она, стыдясь своей столь бурной реакции.

— Тогда идем, — слегка улыбнувшись, Виктор поднялся и направился в сторону комнат. Только теперь Ника заметила, насколько высоким был этот вампир. Наверное, на целую голову выше самого Александра, а тот, в свою очередь, выше Ники почти что на голову. В общем, разница колоссальная.

Как оказалось, у этого вампира было отдельное помещение, где все стены оборудованы под книжные полки, которые, в свою очередь, пустыми не были. Это напоминало что-то вроде небольшой домашней библиотеки, о чем Ника могла лишь мечтать. В своей небольшой квартирке она могла позволить себе разве что домашнюю полочку с десятком книг, не более. Хотя и это у нее уже было.

— Что ты обычно читаешь? — проведя белыми пальцами по корешкам книг на полке, спросил вампир.

— Я люблю мистические истории. Страшилки.

— Хороший выбор. Но ты ведь понимаешь, что тут нужно выбирать верного автора, иначе твое мировоззрение будет ошибочным, а это не есть хорошо. — он задумался глядя на книги. — Почитай-ка этого автора. — Виктор с легкостью достал до верхней полки и вытащил оттуда небольшую, слегка потрепанную книжечку.

Вампир взялся за Нику всерьез. Перед тем, как выдать ей тот несчастный томик, он рассказал предлинную историю о том, как важно в каждом жанре выбирать правильного автора и о том, какие последствия бывают, если этого не сделать. Также он утверждал, что если читать сразу нескольких авторов с разным взглядом на мистический мир, в голове будет каша. Пока он все это рассказывал, Ника успела зазеваться и почувствовать силы сна или, говоря простым языком — кроватное притяжение.

— …и это именно то, с чего ты можешь начать. — наконец закончив длинную тираду, Виктор протянул девочке книгу. Выхватив ее из рук, она наскоро поблагодарила его и вылетела из затейливой библиотеки прямо в свою комнату, где ей уже было не до чтения.

Сон, на удивление, прошел спокойно. Никаких криков на непонятном языке за стеной, никаких звонков от Вали по утрам. Расстраивало только отсутствие окон в этом заведении. Проснувшись, Ника даже не знала, ночь сейчас или уже утро. То есть она даже понятия не имела, спать ей или не спать. Невольно от этого ей вспомнился Гамлет, а точнее, некое его подобие: «Спать или не спать — вот, в чем вопрос…»

От такой обыденности можно было заскучать, а потому Ника стянула со стола книжку, которую вчера она еле как получила от вампира и внимательно начала рассматривать обложку и описание. Сначала она даже не поверила своим глазам, когда узнала в авторе своего кумира. Это была та самая писательница, которая вдохновила Нику на многие мистические произведения, да и вообще писала, как сказал бы Александр, душевно. Неужели все это время истина была настолько близко? Однако, если подумать, то эта истина была еще ближе, притом всегда. Возможно, еще до случая с «Идеальной» школой Ника не раз случайно наталкивалась на какого-то нечистого, но, будучи частично скептиком, не придавала странностям абсолютного никакого значения, как и все обычные люди.

— Я вижу, ты не скучаешь, — в комнате нарисовался вампир с тетрадью Ники в руках.

— А я вижу, ты выкрал мои страшилки. Но как? — она развернулась к нему.

— Валя вошла в твой дом и вынесла мне ее. Еще вчера вечером. Когда я привел тебя сюда, я отправился… в общем, прогуливаясь по городу, я встретил Валю, которая шла на остановку с Дворца Культуры. Ну и попросил ее помочь с этим делом. Потом я благополучно проводил ее, чтобы сестра в ужасе не прибежала в дом тети Кати, в котором бы не нашла тебя.

— Надеюсь, эта маразматичка тебя не увидела? — припомнив, что они сбежали, перестраховалась Ника.

— Нет. — Александр положил тетрадь на стол и присел на стоявший тут же стул. — Валя лишь рассказала, как долго Яна злилась на тебя. Она даже было хотела сама пойти к тебе домой, но Валя поубавила пылкость сестры.

— Весело там у них. — невесело усмехнулась девочка.

— Да. — он тихо усмехнулся. — Ну, а мне пора. — развернувшись, вампир махнул Нике рукой и вышел так быстро, что она даже не успела спросить, куда.

Дел было немного, а потому Ника просто читала весь день уже много раз прочитанную книгу. Даже читая ее в десятый раз, она не кажется ей скучной и, видимо, никогда не будет казаться таковой. Интересно, навсегда ли человек влюбляется в книгу или со временем это проходит, книга забывается и внезапно куда-то исчезает с твоей пыльной полки?

Несмотря на некую затянутость, день у девочки прошел не так уж скучно, как она думала. К вечеру она не только закончила читать книгу, но даже села основательно работать над своей собственной. За последним занятием время летело с бешеной скоростью. Нику всегда удивляло то, что, как только она садится за книгу, время просто скачет. Однажды так она засиделась до самого утра, совершенно не заметив этого и не почувствовав какой-либо усталости. Наверное, если заниматься любым другим любимым делом, время будет вести себя точно также.

— Все пишешь, — в комнату также внезапно, как и ушел, вошел Александр. — Я принес перекусить. — поставив на стол пакет с чем-то, сказал он.

— Где ты был весь день? — оторвавшись от работы, спросила Ника то, что ей не давало покоя с момента его ухода.

— Секрет. Что там по книге? — он взял тетрадь со стола и сел на кровать. Пока вампир оценивал произведение, Ника уже успела залезть в пакет с едой и достать оттуда круассаны с шоколадом, заботливо купленные вампиром. Только теперь она почувствовала, насколько голодна и принялась уплетать круассан за круассаном. При всем при том, эти она любила больше всего. Наверное, когда вампир сидел у нее на кухне, то успел заметить, что именно они всегда лежат в вазе с конфетами. Очень хозяйственно.

— Как я и говорил раньше, — переведя взгляд желтых глаз на Нику, сказал вампир, после чего тихо засмеялся.

— Что? — с набитым ртом спросила девочка, глядя на него.

— У тебя все лицо в шоколаде. — совладав с собой, сказал Александр.

— Я ведь день не ела, — также с набитым ртом пробубнила Ника. — Книгу писала.

— Какие жертвы. Но, хотя бы не зря. Оправдываешь себя солнечными персонажами. — вампир вдруг задумался, опустив глаза в пол. — Но знаешь, нельзя сделать таких теплых персонажей, если ты сам не такой. На вот, вытри, — он достал из кармана белый платок и протянул его девочке, — солнечная девушка.

— Что? — отчего-то Ника очень удивилась последней фразе вампира.

— Вытри лицо, говорю, что-что. — с этими словами он поднялся с кровати и невозмутимо достал из пакета литровую бутылку кока-колы.

— Ого-о, ты колу купил. — закончив наконец с круассанами, обрадовалась Вероника. Отчего-то она ее в пакете не заметила, когда доставала вкусняшки.

— Она вкусная. — он пожал плечами.

— Неужто вкуснее крови? — девочка ухмыльнулась.

— Ну точно не вкуснее твоей. — наполнив разовый стаканчик вредным напитком, вампир поставил его возле Ники.

— Ты что, пробовал кровь Арахны? — ее глаза округлились.

— Нет. Если вампир хоть раз попробует ее кровь, то умрет. — отпив из своего стаканчика, сказал вампир.

— Но почему?

— Я ведь говорил, что это дурманящий яд. Как говорится, запретный плод сладок. В общем, если вампир выпьет кровь паучихи, то никакая другая больше не сможет насыщать его. От голода он просто умрет через какое-то время.

— Это жестоко. — Ника поморщилась.

— На то Арахна и жила в другом мире. Там, где не было вампиров и быть не могло. И всем было хорошо.

— А что произошло потом? Сейчас-то перед Арахной сидит всамделишный вампир.

— Ты не слышала эту легенду? — Александр удивленно изогнул бровь. — Не поверю.

— Придется поверить и рассказать. Давай, не томи. — отодвинув от себя пустой стакан, сказала Ника.

— Тогда слушай. — вздохнув, начал рассказ вампир. — Когда-то давно существовали всего-навсего два мира: Мир Жизни и Мир Смерти. Как и в любом мире, в каждом из этих был правитель. В Мире Жизни правила Арахна, а в Мире Смерти — Вековой Вампир. По своей природе это был обычный вампир, но рожден он был под знаком Синего Дракона, под каким рождается лишь Вековой вампир. Арахна же рождается под знаком Фиолетового Паука. Довольно символично. Всего знаков пять: Фиолетовый Паук, Синий Дракон, Белый Ворон, Красный Ящер и Черный Зодиак. Под последним рождаются все обычные люди. Недаром они разделили год на двенадцать знаков Черного Зодиака. Особенные люди рождаются, соответственно, под каким-то другим. Ты тоже родилась под знаком Фиолетового Паука. В общем, существовала единая заповедь: Вековой Вампир и Арахна не могли любить друг друга. Никто не знал, откуда взялась эта заповедь, но никто не собирался ее нарушать или проверять на достоверность. Однако однажды, тридцать первого октября, Арахна, сама того не осознавая, пересекла границу, тем самым нарушив ее в этом месте. Именно поэтому в хэллоуин, тридцать первого октября, граница между Миром Живых и Миром Мертвых истончается настолько, что некоторая нечисть способна проникнуть в этот мир. Граница между мирами — это место, которое сменяет само себя по прошествии времени. Например, если бы Арахна пересекла границу пятого сентября, то каждое пятое сентября граница становилась бы тоньше, потому что с каждым днем мы в новом месте границы, то есть мы как бы движемся относительно нее. В общем, на той стороне границы Арахна повстречала своего врага — Векового Вампира. Однако это не помешало им полюбить друг друга. Она хоть и манила его своим запахом, но во имя любви он смог сдерживать себя. Некоторые считают, что именно запах Арахны приворожил его, а любви никакой не было. Но это не столь важно. Как и полагается, через время у Арахны родился ребенок, которому дали имя Меридос. Странным было то, что у родителей были оранжевые и фиолетовые глаза, а у него ярко-ярко голубые. После его рождения Арахна решила вернуться в свой мир и, дождавшись тридцать первого октября, чтобы не нарушать границу в другом месте, она пересекла ее вместе с малышом. Однако, как известно, любой магический предмет или человек, кроме Арахны, при пересечении границы двух миров меняет свой облик. Так, Меридос обратился в ярко-ярко голубой кристалл с необычным свойством, о котором тогда горе-мать не знала. Горе ее было настолько велико, что она даже не думала о том, чтобы вернуть Меридоса на ту сторону границы, дабы он снова стал собой. Она просто умерла. Однако Меридос обладал особой силой из-за генов двух правителей противоположностей — создавать миры и новые формы жизни. Так появились люди, демоны, оборотни и тому подобные. Также из-за него появилось Зазеркалье, Преисподняя, Астрал и все в том же духе. И вот однажды, когда люди узнали силу своего Бога Меридоса, было решено разбить его и разбросать осколки по всему свету, лишь бы его не собрали воедино. Люди боялись его силы. Он создавал как хорошее, так и плохое. Так и закончилась история Арахны и Векового Вампира.

— Ого… — Вероника задумалась и замолчала, но вскоре добавила: — А Меридос существует?

— Скорее всего. Я слышал историю о том, как однажды Меридос был собран, что принесло немало бед. А еще я слышал о пророчестве. Там было сказано, что на нашем веку Меридос вернется в каком-то человеке. Там было много подробностей, но я не особо вникал. Однако история интересная, ты так не думаешь?

— Думаю, — Ника кивнула. Эту легенду она слышала впервые, а потому та произвела на нее колоссальное впечатление. — Но как…

— Что?

— Как камень может вернуться в человеке?

— Когда-то последний осколок камня смогли заключить в девушку через астрал. Это был самый маленький осколок. Астрал — это искаженная реальность. Точнее, части искаженной реальности, окутанные тьмой. А еще в астрале всего два цвета — красный и синий. Другого не дано. Найдя девушку в астрале, ее мать, которая была Арахной, смогла вживить ей в шею осколок, но в реальном мире его не было в ее шеи. Точнее, он был, но… это сложно объяснить. Это все равно, что если бы у твоего отражения была родинка на щеке, а у тебя нет. Но так как оно является твоим отражением, то, формально, родинка есть и у тебя, ведь среди вас двоих главная ты, а оно лишь твое отражение, отражение тебя, а не наоборот…

— Кажется, я поняла. — Ника прекратила мучения Александра, хоть и не поняла все настолько, насколько ей бы того хотелось.

Оставшееся время прошло довольно быстро. За разговором Ника даже не заметила, как съела все круассаны, и как они вдвоем покончили с литром кока-колы. Осознание того, что это была единственная ее еда до следующего визита вампира, повергло Нику в легкий шок. Есть захотелось уже через несколько часов после последнего круассана.

После дня проведенного в так называемом кафе, как только стемнело, Александр снова куда-то ушел, ничего не сказав. Виктор говорил, что это в порядке вещей и что даже он сам понятия не имеет, куда его вечно носит ночь. Как бы там ни было, к утру вампир снова вернулся, но без еды, объяснив это тем, что не смог дождаться открытия магазина. Однако, как только он вошел в комнату, появился Виктор и сказал, что пожаловала некая Камилла, отчего лица обоих изменились. Видимо, никто не был рад той Камилле, кем бы она не была. Но Александр все равно покинул комнату, по всей видимости, отправившись встречать таинственную гостью. Ника конечно хотела спросить его об этой Камилле, но вампиры покинули комнатку слишком быстро.


Часть 8


Перспектива иссыхать от голода до вечера не воодушевляла, а потому Ника решилась сама отправиться в магазинчик сверху за пропитанием для любимой себя.

— Виктор, я хочу есть. — усевшись на стул возле барной стойки, она демонстративно схватилась за живот и поморщилась.

— Ой… ничего нет. — посмотрев на пустые полки, виновато сказал вампир.

— Так давай я схожу в магазин над нами? Там ведь сейчас раннее утро? — будто ожидая такого ответа от Виктора, с энтузиазмом предложила она.

— Почти обед.

— Но как Александр тогда пришел?..

— Он пришел еще по темноте. Просто ты долго спишь.

— А как Камилла пришла? Или она не вампир? — Вероника совершенно запуталась.

— Вампир. Просто есть такие виды, которым не страшен солнечный свет, кресты и тому подобное. Они почти как люди. Но в магазин я тебя пустить не могу. Александр не велел выпускать тебя до полнолуния.

— Но так я с голода помру! — сделав жалобное выражение лица, сказала Ника.

Спустя несколько минут тяжелых уговоров, Виктор дал девочке купюру и сказал поторапливаться, пока Александр беседует со старой знакомой в другой комнате. Упрашивая Виктора отпустить ее, она невольно сравнила его со своим отцом, у которого она также куда-либо отпрашивалась. Правда, этот «отец» оказался куда снисходительнее настоящего.

Снаружи во всю светило солнце. Оказавшись на улице после долгого нахождения в подвале, Ника чуть было не потеряла зрение, но все обошлось как нельзя лучше. Как бы прекрасно не было это уединенное, темное местечко, а лучше солнца ничего нет. Ника вдруг поймала себя на мысли, что ей до жути приятно просто видеть живых людей с нормальным цветом кожи, а не с алебастрово-белой, точно известка на только что выбеленных стенах. К тому же, человеку просто необходим солнечный свет, а потому девочка не спешила и шла как можно медленнее, пользуясь случаем.

— Ника! — радостный голос вырвал девочку из собственных мыслей и уже через следующую секунду она позабыла, о чем думала только что.

— П…привет. — слегка испугалась Ника, когда до безумия радостная Валя повисла у нее на шее. За ней не спеша шел блондинистый парнишка, который просто сдержанно кивнул Нике в знак приветствия.

— Ты чего тут? Тебя же Александр до полнолуния спрятал. А впрочем, неважно. Я как раз хотела с тобой поговорить. Это срочно и очень важно. — последнюю фразу Валя произнесла в пол голоса.

— Ну?

— Помнишь, что тебе написали в той записке?

— Помню. — Ника кивнула.

— Мы тут с Юрой покумекали и пришли к выводу, что ты увлеклась и тебя нужно спасать.

— От чего? — не понимала ничего Вероника.

— От вампиров конечно! Ты думаешь, почему записка была передана аж твоей бабушке в другом городе, а не в этот дом? Для того, чтобы этот вампир о ней не прознал раньше тебя и не смог помешать тебе узнать о ней. Отправитель знал это!

— Ничего не понимаю…

— Пойми же ты наконец, что этот твой Александр тебя просто обманывает! На деле же он просто, скорее всего, хочет продать тебя другим вампирам. Мало кто откажется от Арахны, знаешь ли.

— Александр врет? — Ника изменилась в лице. Она просто не могла поверить в это сейчас.

— К сожалению, а может быть, и к счастью, да. — Валя положила руку на плечо подруги. — Но поверишь-то ты друзьям, а не вампиру, правда? — с надеждой спросила подруга.

— Мы как раз думали, как бы тебя спасти до полнолуния. — подал голос Юра. — А ты тут как тут. А еще вчера по темноте ко мне подошел какой-то парень, схватил за шиворот и стал как-то ненормально пялиться мне в глаза. Причем знаешь, его-то глаза были такого ярко-оранжевого цвета и не смахивали даже на самые дорогие линзы.

— А потом что?

— А потом он просто отпустил меня и пошел дальше, как ни в чем не бывало. Представляешь?! — выразил свое негодование Юра.

— Он мысли твои почел. Благо, ты ничего секретного не знаешь. Ладно, а тут-то вы какими судьбами?

— Да… Валя уже рассказала мне о его способности. Ну, а я покупал жучки для слежки. Тут на втором этаже магазин есть хороший и совершенно не дорогой.

— Зачем тебе жучки для слежки?

— Это же здорово. Буду всегда знать, где кто находится.

— Но если я найду где-то у себя жучок…

— Понял.

— Ну, а куда мне теперь идти? Дома Данил, к родителям не поедешь — они уехали на отдых. Да и там, скорее всего, меня будет просто найти. Не вампиру, так Данилу, прекрасно знающему мой домашний адрес. К Вале тоже нельзя, там Яна, а она… Александр говорил, что у нее энергия вампиризма. Как я понимаю, это ложь?

— Насчет этого я не знаю. — Валя задумалась.

— Я могу спросить у мамы, когда она вернется из заграницы. А до этого времени ты сможешь пожить в ее квартире. Это на окраине городка. Почти что в пригороде. Самое главное — не мори рыбок голодом и цветы поливай почаще, но не переливай. Сама понимаешь, они могут испортиться. — достав из кармана бридж мобильник, важно заявил Юра и начал копаться в телефонной книге.

— Хорошая идея. — поддержала его Валя.

Как выяснилось чуть позже, до полнолуния Ника спокойно сможет пожить в этой квартире. Как сказал сам Юра, все четыре стены ее до конца этого месяца. Но дольше и не требовалось. До полнолуния оставалось несколько дней, а в начале следующего месяца Ника уже улетает в деревню к тете.

Дорога до нового жилища девочки заняла добрых тридцать минут тряски в маленьком автобусе, который еще и ходит с промежутком в двадцать пять минут. Квартира находилась в обычной шестиэтажке на втором этаже и не была через чур зажиточной или наоборот. Веронике сразу понравился этот уют. Почему-то эта квартира с первого же взгляда напомнила ей квартиру тети из деревни. Это не могло не радовать, ведь Ника любила все, что связано с ее тетей. Поднимаясь наверх, Вероника рассказала о том месте, где ее держали вампиры. Помещение без окон произвело на ребят неоднозначное впечатление. Никто не хотел бы оказаться в таком месте.

— Располагайся, как дома. Ну, про рыбок и цветы я сказал, а еще лучше не слушать громко музыку после двенадцати, как ты любишь. У соседей маленький ребенок. Будешь им мешать — все мы будем бедные. — плюхнувшись на диван в прихожей, разъяснял Юра. — В мамину спальню не заходи, сама понимаешь, вещь личная. В зале есть раскладной диван, а еще этот, — он демонстративно ударил ладонью по кожаному дивану, на котором сидел. — Так что проблемы с местом сна я не вижу.

— Спасибо. — выслушав заместителя хозяина, кивнула Ника.

— Держи, — вынув из кармана ключи, Юрик бросил их Веронике. — Одни у меня, другие у тебя, а третий где-то в квартире. Мама куда-то дела. Кажется, в шкафах своей спальни. И да, интернета тут нет. Пока мама отсутствует, платить за него некому, да и не нужен он никому здесь. Ну я думаю, ты не зависима и вполне проживешь так. — парень пожал плечами.

— По сравнению с тем, где я была весь вчерашний день и две ночи, эта квартира просто рай. Знаешь, тут хотя бы окна есть и еда. Но самое главное — это душ. Мне прямо не терпится…

— Кстати о еде. Где Валя опять? — не найдя девочку взглядом, спросил Юра.

— Я тут! — послышалось с кухни. — Хотите чаю? — Валя выглянула из кухни с полным ртом чего-то из вазы. В доме Юлии Савицкой, мамы Юры, всегда было чего вкусного пожевать. Она сама была великим поклонником вкусностей. Посиделки с чаем и сладостями удались. После них и приятной беседы все остались довольны и не имели никаких претензий.


— Да, только я все равно выиграл! — забежав на балкон, выкрикнул Юра в комнату и быстро закрыл дверь балкона, в которую почти сразу после этого прилетела плюшевая сова. — Ой, Ника, а ты чего здесь? — заметив недалеко от себя девочку, спросил тот, почему-то не ожидая ее увидеть тут.

— Да так. — равнодушно глянув в его сторону, она снова перевела взгляд к небу, которое было усыпано мириадами звезд, а среди них, словно изюминка этого полотна, висела неполная, белая луна. Почему-то, глядя на нее, Нике вспоминалась такая же неестественно бледная, холодная кожа вампиров. При свете луны она имела свойство светиться, отчего еще больше напоминала саму луну. С таким небом просто невозможно было не думать о том, почему же вампир обманул ее.

— А если честно?

— А если честно, то я видела, как ты, Юра, жульничал в картах. Ты ведь сидел к балкону спиной. — переведя тему, ухмыльнулась Ника. Дело в том, что пока девочка тут хандрила, Валя с Юриком времени даром не теряли и, попивая чай, играли в карты.

— Так! — Юра выпрямился и сделал серьезное лицо. — Валя не должна знать об этом.

— Ну-у, я подумаю. — сказав это, она ушла с балкона в квартиру. Атмосфера для грусти была испорчена.

Через час Ника осталась в чужой квартире совершенно одна. Проверив свои карманы, она выложила Юркин жучок на стол и уже было придумывала, как бы отомстить ему за эту гениальную попытку слежки, но сон взял свое раньше, чем гениальная мысль посетила голову Ники.


Почти всю ночь Ника маялась от того, что плач малыша за стеной не давал ей спокойно заснуть и насладиться сном. В таком шуме она не могла спать. Видимо, в этом доме были через чур тонкие стены. Угомонился крикун лишь под утро, когда за окном уже во всю светило солнце, заставляя росу медленно испаряться с травы. Тогда-то Ника и отправилась спать. Однако и этот сон был недолгим. В двенадцать часов дня девочка с трудом открыла глаза от настойчивых стуков во входную дверь. Ее она открыла также с трудом. Замок в ней был каким-то неповоротливым, массивным.

— О, это ты, Юра… — полуживая Ника искренне попыталась обрадоваться или хотя бы удивиться, но у нее не получилось ни одно, ни другое. Зато Савицкий был полон энергии.

— Мне тут нашептали, что в соседнем подъезде поселилась настоящая ведьма или гадалка, я в этом не особо разбираюсь. Короче, есть недурные перспективы на этот чудесный день. Как раз узнаешь о своем этом вампире.

— Нашел чему радоваться, — закрыв за другом дверь, пробубнила девочка. — Все эти бабки шарлатанки и никакого будущего они не видят. Максимум, что они видят реально, так это денежную сумму, которую ты, будучи под впечатлением, просто подаришь им.

— Как-то даже странно это слышать от тебя, великий мистификатор Вероника. — Юра искренне удивился ответу девочки на его вполне себе заманчивое предложение. В дверь снова постучали. Теперь Веронике показалось, что над ней просто кто-то издевается. За дверью стояла Валя во всей своей красе и нервно стучала кедами по полу подъезда в ожидании.

— А разве ты не должна быть сейчас на танцах? — открыв дверь, тут же спросила Ника. Ведь сегодня была среда, а в среду у них были занятия до двенадцати. Сейчас, конечно, было двенадцать, однако добраться от студии сюда за десять минут было просто невозможно. Насколько знала сама Ника, тренер никогда не отпускала девочек пораньше. Она была слишком пунктуальной для этого преступления.

— А так нас пораньше отпустили… — чуть замявшись, сказала Валя и прошла в квартиру.

— С какой такой радости? — уже во второй раз закрыв дверь, поинтересовалась Ника. На самом деле ее сейчас мало интересовала причина. Больше ей хотелось поспать.

— А мне ж откуда знать? Просто сказали, что мы свободны, как птицы в полете.

— А мы тут как раз обсуждаем ведьму. — с энтузиазмом поставил в курс дела Валентину Юра. — Ника говорит, что все они шарлатанки, представляешь? Я понимаю, если бы это еще ты сказала, но она…

— А я с нею согласна. — она решительно кивнула. — Только бы денег содрать. Наговорят очевидных вещей с огромным количеством воды и довольны собой. — Калистратова пожала плечами. — Но можем сходить на досуге.

Приведя Макарову в чувства, ребята стали собираться к так называемой ведьме. Признаться, Ника и правда хотела бы кое-что спросить у нее, авось и правда не врет. Да и судя по энтузиазму Юры, которого было просто выше крыши, у него тоже было несколько интересных вопросов, чего нельзя было сказать о Вале. Она не выглядела, как человек, который собирается к ведьме. Ей было просто все равно и, кажется, она совершенно ничего не хочет спросить у нее, да и вообще идти туда. Именно теперь Ника с Юриком решительно не понимали, почему она согласилась на все это.


К великому удивлению Вероники, да и всех остальных, в квартире той самой ведьмы все было совершенно по-обычному. Все как у всех. Никаких тебе домовых по углам, ловцов снов, травок да баночек на полках с сушеными лягушачьими лапками. Даже черной кошки не было. Да и шторы были открыты, а не занавешены так, будто тут живет сам вампир, а не простая бабушка вымогательница. Единственное, чем эта «ведьма» была схожа с той, что описывается в книгах, так это то, что она тоже не открыла ребятам дверь лично, а только лишь крикнула, что та не заперта. Валентина же предпочла остаться снаружи и подождать их. Никто не возражал.

— Добрый день, молодые люди. — из комнаты вышла низкого роста и плотного телосложения бабушка в ситцевой кофточке в цветочек. В руках у нее был горшок с каким-то красным цветком, название которого Ника не знала. — Я вас ждала. — улыбнувшись, она поставила цветок на стол, стоявший посреди зала. Однако никто из ребят не замечал его до этого момента, а еще Ника поймала себя на мысли, что именно такая, казалось бы, простая женщина больше всего и похожа на самую настоящую ведьму или гадалку. Было в ней нечто загадочное, воистину мистическое, в отличие от всех этих выкрашенных актеров в черных, «ведьминских» одеждах.

— Ждали? — Юрик недоверчиво приподнял бровь, не переставая следить за каждым движением, мимикой женщины.

— Конечно. Я всегда знаю, кто и когда ко мне придет. Один из вас, знаю, придет ко мне еще раз. Второго пришедшего я не приму. Ну-с, кто первый? — усевшись на стул возле столика, беспечно спросила она, все также улыбаясь. Точно она обычная бабуля, которая собирается поговорить с внуками о пользе борща.

— Ник, давай ты. — шепнул Юра. От этого девочка вздрогнула. Она была уверена, что мальчик рискнет пойти первым, а потому такое дерзкое заявление выбило ее из колеи.

— Не бойся, Вероника, садись. — ведьма указала на стул напротив себя и выжидающе прикрыла глаза, кожа вокруг которых была испещрена сеточкой морщин. Почему-то это выглядело так, будто старушка уже знает, что будет в следующие несколько минут, вот и закрыла глаза, ведь ничего нового для себя не узнает. Однако при всей любви девочки к мистике, какая-то часть скептицизма оставалась в ней всегда, а потому она основательно решила проверить, кто тут кого разыгрывает.

Сев напротив ведьмы, Ника выжидающе посмотрела на нее, после чего та открыла глаза и предложила Юрику пройти на кухню и угоститься всем, чем только душа пожелает. Он последовал совету бабушки и оставил их вдвоем.

— Вокруг тебя много мистики, девочка. — роняя тяжелые капли слов, сказала бабушка. Дай мне свою руку, — она протянула девочке свою. — Арахна.

— Вы знаете? — удивилась Ника. Правда, насчет того, что она знала об их приходе можно было и выдумать, но чтобы такое…

В ответ женщина лишь улыбнулась и продолжила:

— Вокруг тебя много тумана. Обманывают тебя. — глубокомысленно изрекла она, когда Ника протянула ей руку. — Вампиры обманывают тебя.

— Да. Меня обманул вампир. — последнее слово девочка произнесла как-то неуверенно, не рассчитывая на то, что бабушка поверит ей.

— Вот что я тебе скажу, — придвинувшись ближе, тихо сказала бабушка. — Рядом с тобой враг. Неживой, чужой, да и не живший никогда по-настоящему. Запомни. Совсем скоро ты встретишься со своим врагом лицом к лицу. Твоя кровь помочь тебе хочет, да не может. Темные силы мешают ей. Верь только своему сердцу, тогда все образуется. Ступай. — сказав это, женщина потеряла ту серьезность, с которой говорила все это. — Позови мальчика. — также ангельский улыбнувшись, сказала она. Ника лишь растерянно кивнула и пошла за Юрой.


Часть 9


Когда посиделки с ведьмой закончились, ребята стали бурно обсуждать выясненное, едва оказавшись за порогом ее квартиры.

— Ну что, правда она такая ведьма? — слегка заносчиво спросила Валя, когда Юра вышел от нее.

— Ну, как я и говорил — лишь бы наговорить очевидных вещей с огромной примесью воды. Ничего дельного. Все про какую-то опасность говорила, да про врага неживого. Ничего не понял. Разве что… удивило меня то, что она идею с жучками похвалила, мол, помогут они мне скоро. — Юра пожал плечами.

— Вот и мне она сказала тоже самое. Не про жучки, правда. Мол, какой-то враг неживой рядом и скоро я с ним встречусь лицом к лицу. Надеюсь, она не имела в виду учителя физики… — Ника поморщилась, вспоминая этот жуткий предмет и его преподавателя, который то и дело мучил слабину у доски.

— А ты почему не пошла? — обратился парень к Вале, которая не удосужилась навестить лже-ведьму в ее уютном логове. Та, к слову, и сама не подзывала к себе Валентину, что странно. Других-то даже по имени, которого они ей не называли, приглашала, ну, а Вали точно и не было там, у ее двери.

— Я во все это не верю. — отмахнулась она и продолжила думать о чем-то своем, сосредоточив взгляд на одной-единственной точке перед собой.

— Странная ты, — хмыкнул Юрик. — Сама ведь согласилась недавно пойти к ней, а теперь не веришь.

Как бы там ни было, на Нику все это произвело весьма противоречивое впечатление. Сначала она была поражена удивительным даром женщины, но потом все это больше стало похоже на какой-то развод. Ника ведь сама подтвердила идею бабушки насчет вампира, а значит та просто напридумывала чего-то о неживом, чужом враге. Всем ведь известно, что вампиры неживые и чужие. А уж кому не знать того, как бабке-шарлатанке? Небось, каждый пятилетний ребенок ныне ведает, кто такие вампиры и «с чем их едят».

— Слушайте, жарко-то как, — тяжело вздохнув, заметила Валя. — Может, сходим искупаться на плотину? Там сейчас, наверное, многолюдно. Хоть как-то развеяться после всех этих мистических приключений и баек. — в подтверждение своих слов она провела тыльной стороной ладони по влажному лбу.

— Идея хорошая, но можно ли мне? Я же вроде как скрываюсь. — заметила Ника.

— Но сейчас ведь день. Вампиры по ночам гуляют, а днем гуляем мы. — окрыленная радужными перспективами, Валя даже прибавила шаг, лишь бы поскорее оказаться в прохладной, расслабляющей воде. Не только Валя этого хотела. Ника и Юра тоже отметили сильную жару, а как известно, ничего так не освежает, как купание в каком-нибудь водоеме.

Где-то возле остановки ребята расстались, а через час все встретились возле плотины. Уже у входа туда было понятно, что будет тесновато. Народу было очень много. Практически через каждые четыре метра наблюдались все новые и новые группки шезлонгов и зонтиков против солнечных лучей. Все это не так уж и нравилось ребятам, а в особенности Валентине, которая с какой-то злобой во взгляде смотрела на всех этих людей. Но, на то она и жаркая июньская погода. Не дома ведь киснуть. И уж точно не в подвальном вампирском кафе.

— О, тот самый знаменитый купальник Виктории. — припомнив, что в лагере Валя скрывала свое настоящее имя, подшутила Ника.

— Он самый, — подыграла ей Валя. Ее новые очки в совокупности с черным купальником на ней смотрелись просто невероятно. Валентине отлично подходил черный цвет, чем она активно и пользовалась. Правда, в повседневной же ее одежде почему-то преобладал оранжевый и коричневый цвет, нежели так подходивший ей черный.

Добравшись до мест, где можно было установить свой шезлонг, Валя сразу же занялась этим. Не то что бы она любила поплавиться на солнышке, просто всегда считала, что шезлонг — это вещь обязательная. Бросать вещи на берегу было бы не эстетично, а так более-менее культурно.

— Валя, глянь, — толкнув подругу локтем, Ника кивнула в сторону проходившей мимо незаурядной парочки. — Знакомые лица. — ответила та, тоже обратив на них внимание.

— Интересно, что это охотники на вампиров вдруг решили искупаться? — разглядев в парочке Нефертити и Лукаса, недоверчиво спросила Валя как бы у самой себя.

— О чем шепчитесь? — приблизившись сзади, Юра прислонил к голой спине стоящей рядом Ники холодный стакан с колой.

— Юра-а!!! — вскрикнула она от неожиданного ощущения холода на подогревшейся на солнышке коже. Из-за этого крика охотники обратили внимание на них и стали приближаться к троице. В данном случае, только к Вале, ибо Ника побежала мстить удирающему от нее в ужасе Юрику.

— Добрый день, Валя. — поздоровалась уже подошедшая Нефертити, удивленно наблюдая за убегавшими.

— Здравствуйте. — кивнула она обоим, переведя взгляд с Ники и Юрика на охотников. — Поймали этого кровососа Александра? — невозмутимо спросила она.

— Да, — Нефертити на несколько секунд замолчала, удивившись тому, что девочка знала о существе Александра. — Вчера вечером и попался. Хотели было поблагодарить за соучастие. Мы-то думали, что вы выгораживаете этого монстра.

— Еще чего! — Валя поморщилась от воспоминаний обо всей этой белой ледяной коже и натянула на глаза солнечные очки, а для пущей убедительности даже руками всплеснула.

— И что вы теперь с ним будете делать? — усевшись на шезлонг, слишком серьезно спросила она.

— Убьем. — уже собираясь уходить, ответила Нефертити и пожала бледными плечами. Но убить, скорее всего, тут собиралась только Ника Юрика, который, дабы избежать смерти, забежал по пояс в воду, куда девочка за ним не последовала, по той простой причине, что еще не стянула с себя штаны, в отличие от рубашки. Мочить их было бы большой ошибкой, а потому это единственное спасение для парня.


— Я вот подумала, неужели и правда бывают такие люди, которые предсказывают будущее? — усевшись на шезлонг рядом с Валей, заговорила Ника, зло поглядывая на безучастного Юрика в воде и стягивая с себя штаны.

— В смысле? — отвлекшись от созерцания «соседей» на берегу, спросила та.

— Она сказала, что вот-вот я встречусь с врагом лицом к лицу. Видимо, это скоро уже наступило.

— О чем ты? — насторожилась Валя.

— О нем! — Ника кивнула в сторону блондина и швырнула стянутые с себя штаны на шезлонг. — Он реальный членовредитель, разве нет? Паразитюга просто. А если серьезно, то это вполне могли быть охотники. Кстати, что они тебе наговорили? — поинтересовалась девочка, придвинувшись к подруге.

— Ну-у, — начала Валя, — в общем, они поймали Александра вчера вечером и…

— И?.. — девочка напрягалась. Казалось, что сейчас каждая частица ее тела напряжена вместе с нею от этого томления и безызвестности.

— И теперь его убьют. Ну разве не прекрасно? — Валя как-то зло улыбнулась.

— Н…не знаю. — не до конца осознав суть ее последних слов, промямлила Ника в ответ и потупила отсутствующий взгляд.

— Мне уже можно выйти? — крикнул из воды Юрик, выжидающе посмотрев на девочек.

— Иди уже! — ответила ему Валя и поудобней расположилась на шезлонге, казалось, абсолютно не обращая никакого внимания на некую потерянность подруги.

В остальном день шел вполне себе удачно. Несмотря на некоторую затянутость, впечатления от отдыха оставались только хорошие. Однако всегда найдется тот, кто сможет все испортить.

— Юра! — ничего не предвещающий окрик вдруг нарушил почти идиллическую тишину на берегу. В свете заката четко выделялось две фигуры: одна повыше, другая пониже.

— Привет. — приблизившись достаточно близко, поздоровался молодой парень, который на вид был чуть постарше остальных ребят. Рядом с незнакомцем крутилась безучастная девушка примерно его же возраста в белой пышной юбочке. Она то и дело накручивала на палец прядь своих темно-коричневых волос. Приглядевшись к ней повнимательнее, Ника поняла, что где-то уже видела ее. А спустя несколько секунд даже поняла, где именно.

— Гриша? Да ну. Ты что, тоже решил охладиться? — узнав в парне, по видимому, своего знакомого, спросил Юра и пожал тому руку. — Вместе с Золушкой, — а это уже относилось непосредственно к спутнице Григория. Золушкой он назвал ее потому, что именно она танцевала в спектакле в качестве главной героини вместе с Юрой.

— Да. Катя рассказала мне, что любит бывать на пляжах, а так как наша провинция тем не богата, я привел ее сюда-с.

Когда Гриша упомянул имя Кати, девушка смущенно помахала рукой из-за его спины. Правда, как-то не сразу. Прошло секунды три после того, как он назвал ее имя и только потом она поздоровалась.

— И как тебе наше болото? — обратился Юра к Кате, махнув рукой в сторону плотины.

— Не такое уж и болото. Самое главное — здесь вода теплая. — подала голос девушка и невинно улыбнулась. Улыбка ее была милой, даже, быть может, слишком.

— А вот вас я тут увидеть не ожидал. — заметил Гриша. Я думал, ты снова будешь в ДК по наказу отца или в каком-нибудь другом месте культурного досуга.

— Ну, скажем так, для него я там и нахожусь. — Юра усмехнулся.

— Катя, ты, кажется, хотела что-то сказать? — Гриша обернулся и выжидающе посмотрел на девушку.

— Да, — она кивнула. — Завтра днем я выступаю на ярмарке в центре. Мне было бы приятно, если бы вы пришли. Кроме того, там будет много интересных распродаж. — говоря все это, она как-то странно смотрела на Нику. Прямо-таки не отрывая взгляда своих карих глаз. Это настораживало и даже… пугало? Отчего-то это сильно напоминало девочке заинтересованные взгляды охотников. Однако те, в свою очередь, оказались не людьми. Кем они были? Этого она не знала. И все же это разглядывание Нике слегка поднадоело. Она еле сдержала себя, чтобы не ответить девушке грубо на ее взгляд.

— Конечно мы придем. — глянув на девочек, дабы убедиться в правильности своего ответа, сказал Юра. — Когда начало?

— Советую прийти к двум часам, чтобы не толпиться потом в очереди за угощениями. — улыбнувшись, сказала Катя и наконец-то перестала разглядывать Нику.

— Там что, и угощения будут? — просияла вдруг Валя.

— Конечно будут. Это же ярмарка! В общем, ждем. А теперь нам пора. До завтра. — махнув ребятам рукой, Гриша развернулся и вместе со своей странноватой спутницей стал медленно удаляться, постепенно растворяясь в лучах заката.

— Ну и нам пора. — проводив их взглядом, констатировал Юра и принялся собирать вещи. Мельком Ника заметила, как в раскрытом ненадолго рюкзаке Юры мелькнули нитки и иголка, которые отлично выделил свет заходящего солнца. Это не было похоже на Юру. Швеей он не был, а потому Ника хотела было спросить у него, зачем ему они, но в итоге все-таки забыла в суете сборов.

До дома в этот раз Веронике пришлось добираться одной. Юра, согласно своей легенде для отца, уже должен был закончить свои театральные дела и возвращаться домой, а Валя просто помирала. Кто же знал, что, пролежав весь день на шезлонге под открытыми лучами солнца, Валя сгорит? Во всяком случае, так сказала она сама. А потому ее поездка в гости становилась чем-то фантастическим. В общем, так Ника и поехала домой одна по мрачным сумеркам. Где-то возле кромки неба уже виднелась казавшейся полупрозрачной луна в окружении нескольких десятков звезд. Отчего-то ей не очень-то и хотелось смотреть на это ночное небо. Она ловила себя на мысли, что оно невольно заставляет ее вспоминать предателя Александра, а воспоминание то было не самым приятным и, даже может быть, совершенно противным. Она поверила ему, а он продать ее хотел. Скорее всего, той самой Камилле. Увлеклась и все тут. Не вняла предупреждения загадочной записки. Теперь страдай, дескать, сама виновата.


Поднимаясь наверх по лестничной площадке, Ника невольно засмотрелась на дверь на первом этаже. Именно в этом же месте располагалась дверь той ведьмы, только в соседнем подъезде. Девочка сама не понимала, отчего вдруг вспомнила это, но ничего со своими мыслями поделать не могла. Однако с историей о загадочном враге это она слишком. Впечатлительные ведь поверят и, быть может, спать не смогут. Только и будут «врага» выслеживать. А врага-то и нет вовсе, как и дара у той шарлатанки. Несмотря на то, что Вероника Макарова — это первый мистификатор в классе, поверить на слово незнакомой старушке даже для нее было не так уж просто. Конечно, она не имела права отрицать существования таких необычных способностей у людей, однако не каждая бабушка, которая зовет себя ведьмой, таковой является.

Открыв дверь ключом, который ей дал Юра, Ника бросила их на диван и прошла в зал, который временно служил ей спальней, верой и правдой. Только теперь она вспомнила, что совершенно забыла покормить рыбок. Несчастные создания, должно быть, иссыхали от голода, пока Ника беззаботно жарилась на солнышке, да охлаждалась в водичке. Конечно, жарилась она не настолько круто, как Валентина, но все же жжение в районе плеч ощущалось. Правда, абсолютно никчемное. Сейчас, находясь в квартире совершенно одна, Ника постоянно прислушивалась — вдруг кто постучит в окно. Как бы ее не расстраивала ложь Александра, смерти его она не хотела. Как говорилось в ее любимой книге «Если можно обойтись без кровопролития, ты без него обойдешься». В данном случае она считала, что вампира можно было бы и оставить в живых. Он ведь все равно людей не трогает, так почему бы и нет? Зачем уподобляться хищникам, которые ни во что не ставят человеческую жизнь в поисках пропитания или веселья, когда можно обойтись без так называемого кровопролития? В следующую секунду Ника поняла смысл фразы «Бойся своих желаний». Едва она подумала о вампире, как раздался стук, но не в окно — в дверь. Поднявшись с дивана, она поплелась открывать почти что ночному визитеру. За дверью стоял Юрик. Потоптавшись немного на месте, он вошел в квартиру и начал свой рассказ:

— В общем, прихожу я домой, здороваюсь с отцом, а он сидит за ноутбуком и работает над отчетом. Так вот, через несколько минут он спрашивает, как дела во Дворце Культуры. Ну я честно соврал ему, что все отлично. И тут он встает и показывает переписку с Яной. В общем, раскрыли меня, как недоделанного карманника… — он снова замялся.

— И что дальше? — Ника закрыла дверь и прошла на кухню, а следом за ней и Юрик.

— В общем, мы поссорились и мне негде ночевать. — он виновато улыбнулся и скромно сел на стул, будто бы это квартира Вероники, а не его матери. — Отец-то знает, что я могу всегда переночевать здесь, а вот о том, что ты тут гостишь, он без понятия. Поэтому мне больше некуда идти, кроме как сюда.

— Ясненько. Так бы сразу и сказал. — поставив чайник, хихикнула Ника. — Я же не съем тебя. Да и вообще, квартира-то не моя.

— Но ведь я дал ее тебе на время. Вдруг я буду мешать и все такое… — обрадовавшись тому, что ему не придется спать на улице, начал оправдываться Юра.

— Да ладно тебе. Поспишь на диване в прихожей.

— Летом я обычно сплю на раскладушке на балконе. Открываю окно и дышу свежим воздухом. — мечтательно произнес Юра, закидывая очередной кубик сахара в пока что пустую чашку. — А на диване я и в отцовском доме могу выспаться.

— Хозяин барин. — она пожала плечами. — Кстати… а что это за Катя такая? — сев напротив Юры, вдруг спросила Ника, будто бы на допросе. Не хватало только свет лампы направить в лицо парню.

— Так ведь та самая, что Золушку играла. Она не местная. Приехала сюда откуда-то на лето. Говорит, что бабушка сослала в ДК играть.

— Она тебе не показалась странноватой?

— Есть немного. Меня удивило то, как она съела два куска торта за раз, так еще и запила все большим стаканом сока в день репетиции. Даже Валя так не может… — задумавшись, сказал Юра.

— Да я не об этом.

— А о чем?

— Пустое, — девочка махнула рукой и уставилась в стену, задумавшись о чем-то своем.

— Пустой был буфет, после того как она туда зашла, а ты говори. — настаивал тот.

— В общем, мне показалось, что она как-то слишком заинтересованно прямо-таки пялилась на меня сегодня. Такое чувство, что она изучила меня или… или прочла мысли, как вампир с оранжевыми глазами. — по спине девочки пробежали мурашки, а в голове отчетливо прозвучало: «Скоро ты встретишься с врагом лицом к лицу».

— Ника, — Юра махал рукой перед лицом Вероники. — Ника, прием.

— Что ты делаешь? — увидев это, нахмурилась она.

— Ты как про вампира сказала, так будто бы застыла, в одну точку смотрела да так, будто там приведение какое. Ну я и решил тебя пробудить. Спать еще рановато просто, да и не место. — объяснился Юрик, однако девочка вряд ли понимала его сейчас. При воспоминаниях о фразе ведьмы, в душе пышно цвел ужас, что означало лишь одно — пора ложиться спать. Расстелив себе на балконе, Юра уединился там со своим плеером, а Ника, как и всегда, долго не могла заснуть с мыслями о скорой смерти Александра и острого предчувствия беды.


Часть 10


На смену ночи пришло безмятежное, ласковое утро. Кажется, что с его наступлением все ночные, надуманные кошмары, леденящие душу, исчезают в след за ночью. Точно лед тает с приходом весны, тают кошмары на восходе солнца. Они исчезают в тени, опасаясь солнечных лучей, словно холодный, мертвый вампир. Именно такая ассоциация пришла в голову Веронике, казалось бы, пробудив ее ото сна. Соседский малыш уже не мешал спать, то ли от того, что девочка слишком устала, чтобы отвлекаться на это, то ли от того, что его просто нет дома. В любом случае, Вероника чувствовала себя бодро несмотря на то, что время было еще раннее. За окном блестели на солнце умытые росой кусты сирени, разноцветные цветы с клумбы под окном. И все было бы прекрасно, если бы не не доносившаяся с балкона тихая музыка Юрика. Он, конечно, слушал ее в наушниках, но это не мешало ей просачиваться своими басами в квартиру. Юра был любителем металла, а потому впечатление от, казалось бы, волшебного утреннего пейзажа испорчены.

Вскипятив себе чаю, Ника уселась за стол и стала думать, что же ей делать до обеда, ведь ярмарка, на которую их пригласила Катя, будет именно тогда. Понадеявшись на то, что она проснется как раз к обеду, Ника попала впросак. На часах было восемь утра, а заняться на досуге было нечем, ведь тетрадь со страшилкой осталась в том вампирском кафе, а все любимые книги в доме тети Кати, куда возвращаться тоже пока что не стоило. По крайней мере, пока Ника не убедится в том, что Данил никакой не вампир, как сказал ей Александр.

Несмотря на некоторую затянутость, утро прошло неплохо. Особенно та его часть, когда Юра еще мирно спал на балконе и ни одна живая душа не помешала Веронике насладиться какой-то передачей о литературных гениях Франции. Ника хоть и не была поклонницей классики как зарубежной, так и русской, но ради интереса всегда можно было узнать, чем жили писатели того непростого времени. Однако как только проснулся Юрик и стал шуметь на кухне, как он обычно делает, Веронике вдруг захотелось использовать темную силу книги Арахны. Скажем так, исполнить свое черное желание, чтобы Юрик окаменел и не мог шуметь, ведь передача казалась интересной.

— А я думал, ты еще спишь. — мельком заглянув в зал, удивился блондин. В руках у него была кружка горячего чая, а во рту одна из шоколадных конфет, коими тот дом был безмерно богат.

— И тебе доброе утро. — кивнув, не особо тепло поздоровалась девочка. — Вот скажи мне, неужели ты так просто засыпаешь под тяжелый металл? Я понимаю, если бы там было что полегче, но такое…

— Да как-то само получается. Тебе что, было слышно мою музыку? — он искренне удивился.

— Еще как. Скажи спасибо, что не ночью, иначе ты бы ее в миг лишился.


Проболтавшись по городу до самого обеда, Юра и Ника взяли курс на ярмарку, которая уже пять минут как началась. Конечно, опаздывать было некрасиво, но в такой толпе Катя вряд ли сможет их найти, а когда будет нужно, они сами найдут ее.

— Что бы ты хотела попробовать? Я вот надеюсь, что там будет яблочный зефир. — мечтательно произнес Юра, ступая по нагретому летним солнцем бульвару.

— А я мечтаю, чтобы там была Валя. И вообще, чего это она взяла моду в последнее время не брать телефонные звонки? — разозлившись, Ника швырнула мобильник в рюкзак.

— У нее эта привычка не так давно появилась, кстати. Раньше она была куда пунктуальнее. — согласился Юра. — А, точно. Она же вчера сильно сгорела. Может быть, она и не придет сегодня? Лично я бы не рискнул в таком положении вещей идти куда-либо, а тем более в не менее солнечный день. Самоистязание какое-то.

— Наверное, ты прав. — согласилась Ника и отчасти перестала злиться на подругу.

Народу на ярмарке и правда было много, как и сказала Катя вчера. А еще там был яблочный зефир и потому в мгновение ока Ника оказалась одна среди такого необъятного количества людей. На самом деле она даже не понимала, в честь чего все это торжество, но все равно это не мешало ей им наслаждаться.

— Позолоти ручку, красавица, — обратилась к Нике какая-то девчонка, — всю правду расскажу. Что было, что будет, чем душа успокоится. — почти вплотную к девочке подступила молодая цыганочка и противно ухмыльнулась, чуть обнажив свои не совсем чистые и здоровые зубы.

— Простите, я спешу. — сказав первое, что пришло на ум, Ника попыталась уйти.

— Было бы куда спешить, Вероника. — роняя тяжелые капли слов, произнесла девушка, после чего ее губы медленно растянулись в через чур слащавой улыбке.

— Что? — не поверив, что она назвала ее имя, Ника развернулась и остановилась.

Приблизившись к ней, цыганка вцепилась ей в руку и стала пристально разглядывать ладонь, изредка проводя по ней кончиками пальцев. А пока она это делала, Ника вдруг для себя поняла, что слишком много в ее жизни всяких гадалок. А еще то, что совсем рядом точно такая же цыганочка окручивала довольного Юрца, который уже успел схватить себе пару зеленоватых зефирок. Внезапно ее лицо изменилось, она вернула ему деньги, подлетела к той, что обхаживала Нику, схватила за руку и очень быстро удалилась. Когда цыганки растворились в толпе людей, Ника вопросительно глянула на Юру, который был в таком же недоумении.

— Что это было?

— Без понятия. — Юра лишь развел руками. — Она начала гадать мне по руке, назвала имя, а затем резко замолчала, вложила деньги назад в ладонь и убежала, напоследок сказав что-то вроде «Ты меня не видел, я тебя не видела», а потом еще что-то на своем каком-то непонятном языке. Я точно не расслышал. — он принялся за яблочную зефирку.

— Слишком много гадалок на квадратный метр стало. — озвучила свою мысль Ника и поежилась.

— А может, она увидела, что произошло с нами в лагере? Демоны кого угодно напугают. — достав очередную зефирку из пакета, предположил Юра.

— Ника! Юра! — послышался знакомый голос. Валя шла прогулочным шагом вдоль дороги по направлению к ребятам.

— Ты что, гадюка? — спросил Юра, когда та приблизилась.

— В смысле? — Валя непонимающе и как-то раздраженно изогнула бровь? Кажется, этот вопрос слегка задел или напугал ее.

— У тебя плечи нормальные.

— А какие они должны, по-твоему, быть?

— Сгоревшими. — буднично ответил он и пожал плечам.

— Да… — только теперь Ника заметила, что плечи Вали были без каких-то намеков на покраснения.

— Я нашла очень крутое средство от ожогов. Точнее, мне его маман дала. За ночь все и прошло. Признаться, сама не верила, что оно так подействует. Кожа точно новая! — лукаво улыбнулась она и поправила солнечные очки.

— Да… как новая… — с какой-то странной интонацией повторила последнюю фразу подруги Ника, смотря совершенно отсутствующим взглядом на ее плечи.

— Ну ладно. Не суть. Идем, скоро Катя будет выступать. — махнув на это рукой, Юра направился к сцене, которую тут установили специально для этого дня.

Простояв под сценой несколько часов, Ника так и не смогла понять, для какой цели она вообще сюда пришла. Ну побегали по сцене люди в затейливых костюмах, ну попели красивым голосом подростки. Вероника не находила в этом подлинного удовольствия. Наверное, оно было доступно только посвященным. Юра тоже не особо был воодушевлен, но до конца они все-таки отстояли. После двух с половиной часов стояния на одном месте у всех ужасно болели ноги, отчего подпортилось настроение, а потому на радужное приветствие Кати сил у них уже не было.

— Здравствуйте! — радостная, с блестками на лице Катя подлетела к чуть живым ребятам. — Вы чего такие замученные, как будто вы танцевали, а не я.

— А мы стояли два часа под солнцем. — мрачно протянул Юра.

— Тогда я угощаю всех мороженным! — как-то по-детски сказала Катя, хотя выглядела как взрослая девушка. Однако после ее этого предложения все оживились, воспрянули духом и помчались выбирать слегка подтаявшее за день мороженное.

— Слушай, Ник, а мы можем рассказать Кате о вампирах? — сбавив скорость, Юра шепотом спросил у отстававшей Ники.

— Но зачем? — ее глаза округлились.

— Я подумал, что она могла бы нам помочь. Ведь чем больше голов, тем лучше, сама знаешь. — Юрик пожал плечами. — Может, для начала спросить, верит ли она в них?

— Можешь попробовать.

— Катя! — крикнул Юра, однако Катя даже не дернулась. — Э…Катя? — смутился Юра.

Шедшая рядом с Катей Валя толкнула ее локтем:

— Тебя Юра зовет, ты чего? — в глазах Вали теплились лукавые искорки.

— Ой, я задумалась. Извините. — обернувшись, Катя одарила всех светлой, прямо-таки детской улыбкой. — Так что ты хотел?

— Я хотел спросить, веришь ли ты во что-то мистическое, роковое. — смущенно, что странно для Юры, спросил он.

— Ну… — Катя изменилась в лице. Оно приобрело какие-то серьезные, слишком серьезные оттенки. — Отчасти да. Просто я считаю, что отрицать существование чего-либо без реальных доказательств нельзя. — подумав, сказала она. — А что такое?

— Да нет. Просто интересно мнение более взрослого человека. — выкрутился Юрка. Однако полученный ответ его никак не радовал. Он надеялся получить нечто более информативное, точное.

В дальнейшем обошлось без вопросов с пристрастием. Погуляв еще немного до темноты вместе с Катей, ребята стали расходиться по домам.

— А ты куда? — увидев, что Ника идет на автобусную остановку, спросила Катя.

— Домой. — удивилась Ника и пожала плечами, поправляя вьющуюся прядь волос, которая так и норовила попасть в глаза.

— Юра говорил, что ты временно живешь у тети друга. Она же возле Дворца Культуры. Буквально два квартала пройти.

— Обстоятельства изменились. Я живу у мамы Юры, пока она на отдыхе. А туда ехать почти что полчаса, так что я пойду. — помахав рукой девушке, Ника поспешила на автобус, оставив Валю и Катю наедине.

Возвращаясь домой по темноте, Ника заметила рослую фигуру возле дома, в котором временно жила. Сбавив шаг, она пошла медленнее, чтобы успеть разглядеть таинственного знакомца. Чем ближе она подходила, тем явственнее видела знакомые, очень знакомые черты лица. Данил безучастно крутился возле первого подъезда, изредка посматривая на окна второго этажа дома. Нике показалось, что он нервничает. Нервничала и она. Конечно, после происшествия в комнате с ранкой на пятке, как-то слабо хотелось пообщаться с ним. Даже если Александр и наврал ей, то Данила он бы просто не смог подговорить на весь этот дурацкий спектакль, если не…

— Ника! — заметив ее, Данил очень быстро приблизился к Нике. — Наконец-то! Я хотел извиниться за то, что произошло тогда… Сам не понимаю, что на меня нашло в тот вечер. Будто бы какое-то наваждение. Как только ты вышла из дому, оно пропало.

Кажется, догадки Ники были верны. Скорее всего, Александр все-таки мог заставить Данила пойти на этот спектакль. Она даже знала, как.

— Да ничего. Все в порядке. Просто небольшой испуг. — махнув рукой, Ника улыбнулась. Наконец-то она разобралась во всем. С ее души точно камень упал, стоило ей понять, что ее лучший друг снова стал самим собой.

— Правда? — просиял Данил и растянул губы в улыбке.

— Конечно, братишка. Погоди-ка, то есть ты приехал сюда только для того, чтобы сказать это?

— Да. Еще я бы хотел пригласить тебя на чай. Ну не сейчас, а чуть позже. В день перед полнолунием, к примеру. — он усмехнулся.

— Почему именно перед полнолунием? — Ника улыбнулась, поняв шутку.

— Потому что полнолуние — это красиво, романтично, прямо-таки волшебно. — мечтательно произнес он, вознеся руки к неполной луне, которая медленно поднималась вверх по черному покрывалу неба. Такие речи были для него несвойственны, а потому Ника не спешила принимать приглашение, все еще находя это простой шуткой.

— Я подумаю. Ну, а пока… ты можешь зайти на чай ко мне. Это, конечно, квартира не моя, но я думаю, что Юра был бы не против. — Ника улыбнулась и пошла к своему подъезду, а следом за ней Данил.

Поднимаясь по темному лестничному пролету не одна, Ника даже и думать забыла о той ведьме, которая вторила ей про какого-то врага. Единственный ее враг — это цыганка, которая могла обобрать ту до нитки, наговорив красивостей, совершенно не связанных с девушкой. Только лишь случай с именем не давал ей покоя. Ну нельзя просто так взять и угадать его, да еще и проговорить его с такой наглой уверенностью.


— А что это за парень был с тобой тогда? — наблюдая за тем, как Ника готовит яичницу, спросил Данил и взял из тут же стоящей вазы конфетку.

— Это вампир. Но знаешь, он мне сказал, что вампир у нас ты и то, что именно ты украл мою книгу. Представляешь?! Это Валя открыла мне глаза на всю эту ситуацию! Если б не она, кто знает, где бы я сейчас была. И была ли вообще… — посыпав соли, сказала девочка. — Ты будешь? — она развернулась к парню.

— Я не голоден. Спасибо. — помотав головой, сказал Данил и отправил шоколадную конфету в рот.

— Хозяин барин. Только вот обычно люди не голодные не кусочничают конфетами. — она пожала плечами и продолжила заниматься яичницей. — Погоди… Но если ты не брал книгу, то кто тогда? Неужели это все-таки он?..

— А что в ней такого? — удивленно спросил Данил.

— Это ведь книга Арахны. Она исполняет любое черное желание. Не бесплатно, конечно. Если кто-то захочет захватить мир, то он сможет… — сказав это, в голове Ники отчетливо прозвучала фраза «Уже захотел», когда вампир говорил о тех, кто хочет заполучить власть над Миром Живых. — Данил, мы должны ему помешать. Наверняка охотники даже не догадываются. Вряд ли он дал бы себя поймать просто так. — усевшись на стул, начала тараторить Ника.

— Ника, — тревожно произнес Данил, переводя взгляд зеленоватых глаз с девочки на плиту и наоборот.

— Наверное это есть часть его очередного коварного плана. Какой же он мерзкий! — почувствовав отвращение к вампирам, сказала Ника.

— Ника…

— Я бы убила его голыми руками! — посмотрев на свои ладони, зло сказала девочка и сжала кулаки практически уже в исступлении.

— Ника!

— Да что?!

— Яичница!

— Какая яичница?

— Сгоревшая, Ника, сгоревшая! — указывая рукой на плиту, кричал Данил. В сковороде было что-то черное, отдаленно напоминавшее сгоревший блин, нежели яичницу. Поняв это, Ника пошла устранять последствия конфуза, а Данил стал рассуждать о том, как здорово было бы, если бы он стал настоящим вампиром.

Закончив с уборкой, девочка попрощалась с парнем, который заявил, что ему пора. Напоследок она сказала ему прийти домой через дверь, а не через окно, что он решил просто проигнорировать. Запирая тяжелый замок входной двери, Ника вдруг задумалась о том, каким образом Данил узнал, где она живет. Ни Юра, ни Валя, настолько она знала, не общались с Данилом, а тут на тебе — пришел, точно гром средь ясного неба.


Часть 11


Всю ночь мысли девочки спутывались между собой, образуя комок, в котором вскоре ничего нельзя было разобрать. С каждым днем появлялось все больше и больше вопросов, ответы на которые знать никто не мог. Никто, кроме одного человека. И, кажется, этот человек уже знает, что совсем скоро к нему пожалуют гости. Нике казалось, что ведьма ждет ее с самого того момента, когда за ней закрылась дверь ее квартиры, оставив за собою все тайны и ответы на сложные, фантастические вопросы.

Стоя перед закрытой дверью ведьмы, Ника вдруг почувствовала слабость в ногах. Такое случается у нее только когда она чего-то очень сильно боится. Однако боится ли она услышать правду или саму ведьму из-за ее способности, она не понимала.

— Проходи, Вероника. — как только девочка открыла дверь, квартиру заполнил скрипучий голос. — Долго ты решалась, — ведьма усмехнулась, после чего встала со стула и пошла в комнату.

Заняв свое место, Ника начала невольно оглядываться по сторонам. С последнего визита к старушке ее квартира сильно изменилась. Точнее, не сильно, но изменения были заметны сильно. Везде, буквально в каждом углу, сидели коты. Они были разные, но ни одного черного. И все они смотрели на девочку. Почему-то ей казалось, что их взгляд осмысленный, а не по-кошачьи безобидный.

— Котов испугалась? — из комнаты выплыла фигура женщины. В руках она держала какие-то четки черного цвета. Однажды что-то подобное Ника видела по телевизору. Кажется, действия происходили в церкви. — Они безобидны. Просто чувствуют любую потустороннюю энергию, в том числе и твою. — положив бусы на край стола, сказала старуха. — Кошки как защитники от нечести, так и ее талисман. Черные кошки с желтыми глазами служат темным силам, поэтому тут их нет. Я не занимаюсь черной магией и никому не советую. Часто те, кто рожден под знаком Фиолетового Паука, используют свою особенность именно в черной магии. Я тебе этого не советую делать.

— Откуда Вы узнали? Все…

— Я вижу, тебе рассказывали о пяти знаках. Такие как я, которых зовут ведьмами, гадалками, называй это как хочешь, рождаются под знаком Белого Ворона. Мы можем видеть не совсем далекое будущие и все прошлое человека. Правда, с тобой все не так просто. Ты ведь рождена под знаком Фиолетового Паука, что значительно усложняет ситуацию. Тебя я вижу лишь отрывками при том, что любого другого могу прочесть почти что в миг.

— Вы немного напоминаете вампира с оранжевыми глазами. — заметила Ника, совершенно позабыв, с кем она говорит.

— Они лишь читают мысли, Вероника. — улыбнувшись, сказала женщина. — А я вижу прошлое и будущее. Это вещи разные.

— Так поэтому Вы сказали, что один из нас еще придет к Вам?

— Я даже знала, зачем. И вот что я тебе скажу, — она взяла в руки четки. — Твой враг — это брюнетка.

— Все?.. — ожидая большего, разочаровалась Ника.

— К сожалению, из-за твоего существа я не вижу большего. Знаю только то, что темные, длинные волосы тебе мешают правду понять. Эта девушка дурманит тебя, она непростая, неживая. Она чужая. Возьми это. — протянув четки, наказала бабушка. — Как только враг войдет в дом, четки нагреются. Но запомни: если враг увидит их, то ты так и не раскроешь ее обман вовремя. А теперь ступай. — она снова улыбнулась и от серьезной, слишком серьезной интонации не осталось и следа.

Делать было нечего. Ника спокойно вернулась домой, не без труда отперев дверь. На диване она заметила свой мобильный, который, по всей видимости, забыла взять с собой. На нем было несколько пропущенных от незнакомого номера. Видя такие вещи, она вспоминала историю своего учителя биологии. Ей тогда тоже звонил неизвестный номер, а потом у нее волшебным образом исчезли последние две сотни со счета. А потому перезванивать ему, кем бы он ни был, Ника даже и не думала. Уже заправляя постель, она вдруг с ужасом для себя поняла, кто был тем самым врагом. Катя как раз была брюнеткой, да к тому же и чужой. Живая она или нет, это можно было проверить, ведь по словам Виктора, бывают вампиры, полностью не отличимые от человека. Однако ее жизнь не имела значения. Понять всю правду помогут четки, которая Ника благополучно выложила возле телевизора в зале.

Осознание того, что враг все это время был так близко, повергло девочку в легкий шок или, вернее сказать, в ярость. Она тут же набрала Юрика и пригласила его к себе на увлекательную беседу. Савицкий не заставил себя долго ждать. Уже через полчаса он постучал в дверь. Умел сделать все как надо, когда появлялось желание.

— Проходи. Дело срочное. — открыв дверь, быстро проговорила Ника и втянула Юру в квартиру, сразу же закрыв дверь на замок.

— Что? — недоумевал и слегка побаивался блондин, пока Ника тащила его в кухню за рукав рубашки.

— Я все поняла. — глаза Ники сверкнули.

— Что ты поняла? — он непонимающе изогнул бровь.

— Все! Знаешь, почему Александр, вампир, никогда не рассказывал мне о своей способности? — усевшись на стул, также быстро спросила девочка.

— Не знаю. — он поправил наконец-то освободившийся рукав.

— Потому что это был гипноз! Вчера я видела Данила. Он сказал, что на него что-то нашло, будто наваждение какое. А ведь именно под предлогом того, что с Данилом мне находиться опасно, Александр забрал меня в свое вампирское логово. Он загипнотизировал бедного Данила! Конечно, меня ему вряд ли удалось бы, а на нем он решил отыграться. — с какой-то большой злостью прошипела Ника, саданув кулаком по столу. У нее такое случалось иногда, на эмоциях.

— Погоди-погоди, — Юра сжал пальцами виски. Лицо его выражало озадаченность. Он нахмурился, обрабатывая полученную только что информацию. — Во-первых, как ты встретила Данила? — после приличной паузы, спросил он.

— Он крутился возле моего дома, во дворе. У лавочки. Когда я домой шла, заметила знакомую фигурку.

— Но как?

— Что как?

— Как он нашел тебя? Я ему не говорил, да и Валя не могла.

— А я тебе скажу, как, — после небольшой паузы, глаза Ники вспыхнули с новой силой. — Это все Катя!

— Катя? — Юра чуть хихикнул, сдерживая смех.

— Что смешного?

— Катя — враг? Ну ты даешь, — не сумев сдержать смех, рассмеялся Юра.

— Мне ведьма сказала, что мой враг — это брюнетка. Чужая, неживая. Это Катя! Я ведь вчера вечером рассказала ей, где живу и именно после этого пришел Данил. Совпадение? Юра, все взаимосвязано. Мы не можем сидеть сложа руки, пока вокруг происходит что-то страшное. Скоро полная луна. Мне кажется, все дело в ней. Мы должны разобраться во всем до этого момента.

— Ты опять к ней ходила? — его глаза округлились. — Но ты же сама сказала, что все это развод.

— Но проверить не помешает.

— Что проверить? — на кухню внезапно вошла взявшаяся из неоткуда Валя.

— Ты как вошла? — спросили они в два голоса.

— Так дверь открыта была, вот я и зашла. — она пожала плечами.

— По-моему, я закрывала…

— Ты слишком рассеянная. — вздохнула девочка и села рядом с Юрой. — Кстати, с минуты на минуту придет Катя. Она хотела зайти в гости и попить чайку. — сказав это, Валя потянулась к вазе с конфетами.

— А ты зачем пришла?

— Как? Она ведь придет не с пустыми руками. Я не могу пропустить вкусняшки. — улыбнувшись, сказала Валя. Взглянув на круглые черные конфеты, Ника вспомнила о четках, которые лежали в зале. Нужно было забрать их раньше, чем придет Катя и увидит их. А еще нужно было понять, нагреются ли они от ее присутствия. Однако Ника опоздала. Катя пришла раньше, чем она успела забрать с полки чётки.

— О, привет, Ника, — улыбнувшись, Катя помахала девочке свободной рукой. Вторая у нее была занята пакетом, судя по всему, со сладостями, о которых грезила Валя, и дамской сумкой.

— И тебе добрый день, Катя. — из кухни выплыла Валя с очередной конфетой в руках. — А мы тут чай пьем. Ты хочешь к нам присоединиться? — лукаво улыбнулась девочка.

— Хотелось бы.

— Тогда милости прошу.

Ника заметила на лице прежде радостной Кати легкое раздражение, которого раньше не было. Вероника подумала, что виной этому чётки. Возможно, каким-то образом они воздействую на нее, ведь она мистическое существо, неживое, как говорила бабушка.

Спровадив гостей в кухню, Ника наконец добралась до бабушкиного подарка. Коснувшись них, она одернула руку. Они были теплыми. Девочка не совсем была готова к такому.

— Ты куда пропала, Ник? — в зал заглянула Валя. — Мы там рулетик режем. Тебе отрезать? — девочка приблизилась к Нике.

— Да. Я сейчас буду. — отмахнулась та. Теперь у нее не оставалось сомнений в том, что Катя — это ее враг. Однако в чем заключался ее обман, это еще предстояло выяснить. А для этого нужно было остаться с Валей и Юрой наедине. Обсуждать свои коварные планы при враге — это как-то неправильно что ли.


— Кать, передай ложку, — обратился Юра к брюнетке, которая что-то смотрела в своем мобильнике, совершенно не реагируя на просьбу. — Ка-а-атя,

— Катя, — коснувшись руки девушки, сказала Ника. На ощупь ее кожа была теплой, как и у человека. Однако все это может быть подставой. Девочка совсем не знает возможностей вампиров, да и любой другой нечисти. Однако то, что Катя не отзывается довольно часто, не могло не настораживать всех троих.

— А? Извините, я…

— Задумалась, полагаю. — прищурившись, сказала Валя с недоверием. Видимо, она тоже начала подозревать Катю в чем-то нечистом.

— Да. — виновато улыбнувшись, кивнула Катя.

— Кстати, я хотела предложить зайти в одно очень неплохое местечко. — оживилась Валя.

— Это какое? — полюбопытствовал Юра.

— Тут недалеко есть кафе на крыше. Там солнечно и очень вкусно, а еще на той же крыше есть бассейн. Кстати, принадлежит тому же кафе. У него еще название какое-то морское… Я не помню. В общем, мы должны туда сходить. Катя, ты с нами?

— Да, наверное. — подумав, сказала девушка.

Приодевшись поприличнее, а для Ники это была ее повседневная одежда, ребята взяли курс прямо на то самое кафе. Что-что, а спонтанные решения и походы всегда вдохновляли Нику, как и в этот раз. Она считала, что все самое лучшее — спонтанно.

По пути Валя успела рассказать ребятам почти все меню. Фишкой этого кафе на морской лад было то, что все блюда там повышенной степени солености. Казалось бы, совсем немного, но все же. Однако основным видом занятий было не питание, а купание в бассейне. Ника никогда не была в бассейне на крыше. Должно быть, это довольно необычное ощущение.

Как оказалось, место это и правда довольно-таки неплохое. Все это хоть и находилось на десятиэтажке, но и отсюда уже открывался довольно неплохой вид. Несмотря на то, что Валя постоянно упоминала о солености здешней еды, Нике она таковой не показалось. Разве что, совсем чуть-чуть.

— А ты что, не будешь? — заметив, что Катя так и не притронулась к своей порции каких-то непонятных морепродуктов, спросила Валя.

— Я не особо голодна, да и соленое не люблю. — улыбнувшись, сказала та. На самом деле все эти ухмылочки Кати порядком поднадоели Вале. Временами ей хотелось просто ударить Катю за это, но в силу возраста и каких-никаких манер, она сделать этого не могла.

— Тогда пора охладиться. — решительно поднявшись из-за стола, скомандовал Юра и стянул с себя рубашку. — А то я слишком горяч. — Юра выжидающе посмотрел на девушек, но желанной реакции не последовало. Попытка хоть как-то разрядить напряженную обстановку не удалась. Вся эта напряженность витала в воздухе, значительно затрудняя беззаботный отдых. Все тут как будто друг друга ненавидели, кроме Юрика. Однако искупаться все-таки получилось у всех. Пока девочки беззаботно полоскали свои подзагорешие на плотине тела, Ника обратила внимание на то, что у Вали кожа почти такая же, какой была до платины. То есть совсем. Она будто бы и не загорала там. Но подумать об этом как следует ей не дал Юрик, который подскользнулся и чуть не прибил собой и Валю и Нику.

После не совсем удачного отдыха все четверо решили разойтись по домам. Когда Ника сидела под телевизором и беспристрастно листала скучные телеканалы, в дверь постучали.

— Валя? — открыв дверь, удивилась Ника.

— Да. Я пришла поговорить. — оглянувшись, вполголоса произнесла она. — Я зайду?

— Да зайди уж, — уступив подруге место в проходе, Ника пожала плечами. — Что-то случилось? — закрывая дверь, спросила та.

— Пока еще нет, но очень скоро. — как-то необычно для себя сказала Валя и уверенно прошла в зал.

— О чем ты? — сев в кресло, спросила Ника.

— Ты ведь понимаешь, о чем я. О Кате. Точнее, не о Кате. Это ведь не ее имя.

— А я думала только ты у нас имена любишь поменять. — Ника усмехнулась.

— Ника! Сейчас не время для шуток.

— Все-все. Я слушаю.

— Нет, это я тебя слушаю. Мне Юра шепнул, что ты к ведьме той ходила. Я понимаю, почему ты не рассказала мне. Из-за Кати.

— В общем, она сказала, что мой враг — это брюнетка. Причем чужая, мертвая. Может, она вампир какой-нибудь?

— Очень может быть… — Валя задумалась. — Когда мы были в кафе, она не притронулась к еде, ведь та соленая, а нечисть не может употреблять соль. Но это еще не показатель. В небольшом количестве, конечно, может, но там, вроде как, ее было много. Я для этого нас туда и повела. Дома-то она сваливала отказ на то, что перекусила дома, но пока мы шли до кафе и ждали заказ она просто не могла не проголодаться хоть чуть чуть. — глаза Вали вспыхнули.

— Думаешь, надо проверить ее основательно?

— Само собой. Вот что: я нарисую крест на твоей двери с внутренней стороны. Завтра же позовем ее в гости. Если она не сможет коснуться двери, то она точно вампир. Кстати, вошла она сегодня только тогда, когда я сказала ей войти…

— Пригрели вампирюгу… — тяжело вздохнула Ника. — Причем второго. А вот ждать завтра не нужно. Давай прямо сейчас и позовем?

— Ладно. — Валя пожала плечами.

— И чего эти вампиры липнут ко мне, как банные листы?..

— Потому что ты Арахна. Одна в своем роде.

— Кстати об этом. Недавно видела Данила. Оказывается, это Александр его загипнотизировал своим этим вампиризмом, вот он и напал на меня тогда. Надо же было ему под каким-то предлогом меня похитить в свое это вампирское логово. А знаешь, кто рассказал Данилу, где я живу? — Ника выжидающе посмотрела на Валю, но не дождалась ответа. — Катя! Ведь именно когда я сказала ей, где живу, возле моего дома стал крутиться Данил. Но она ведь не знала, что Данил был заколдован, а значит, она хотела, чтобы он похитил меня для своего какого-то ритуала в полнолуние, но не тут-то было.

— Интересно получается… Только непонятно, зачем ты Кате нужна. Наверное, тебе и правда стоит где-то отсидеться до полнолуния.

От этой фразы Нике стало не по себе. В последние пару дней она звучала как проклятие.

— Слушай, давай до завтра ты отсидишься тут, не выходя из квартиры? А завтра я приду и мы решим, что делать будем. А пока давай-ка мне сюда ключи. — Валя демонстративно протянула руку.

— Но у меня только один экземпляр.

— А тебе что, выходить куда-то надо будет ночью?

— Но я ведь могу и на щеколду закрыться, разве нет?

— Щеколды, подруга моя, мало, — важно сказала Валя. — Если закрыть еще и на замок, дверь уж точно никакой вампир не выломает. Ладно, звони уже этой лже-Катерине. Вот ее номер, — она протянула девочке мобильник со смутно знакомым номером.


Часть 12


Набрав номер Кати, который был тем же, что звонил ей днем после кафе, Ника пригласила ее поговорить. Та как-то быстро и энергично согласилась. Уже через полчаса послышалась четкая дробь шагов Кати. Их нельзя было спутать с чем-либо. Ее каблуки стучали как-то по-особенному.

— Вы чего? — без труда распахнув дверь, слегка вздрогнула Катя, не ожидавшая увидеть Валю и Нику прямо перед дверью. Выглядело это довольно подозрительно и даже слегка пугающе.

— Ничего не понимаю… — тихо сказала Ника, переводя взгляд с Кати на крест на двери и наоборот.

— Что? — никак не брала в толк брюнетка. Наконец она додумалась посмотреть на дверь. Увидев крест, она изменилась в лице. Это не было каким-то страхом или отвращением. Катя, скорее, разозлилась. — Что это значит? — переведя свой озлобленный взгляд на Валю, спросила она. Крест ее, видимо, совершенно не смущал в каком-то магическом плане. Ника даже невольно подумала, что они ошиблись.

— Кать, мы… — она попыталась оправдаться. Ей стало жутко стыдно за это перед взрослым человеком.

— Она не Катя. — перебила девочку Валя. — По себе знаю, человек не отзывается на чужое имя так, как на свое. Это было сложно, очень сложно не заметить. — лукаво улыбнувшись, сказала она. Посмотрев на Валю, Ника не узнала ее. Нет, у Вали никогда не было и не могло быть этого чудовищного выражения лица. Каким бы ужасным не был враг, Валя не смотрела бы на него так. И тут ее словно что-то ударило. В глазах все едва заметно поплыло и уже не Валина физиономия была в паре шагов от нее, а жуткая гримаса Данила в тот вечер, когда она пришла с бала. Тогда она видела в нем точно также чужого человека, как и теперь в Вале. Эти два случая были явно как-то связаны.

— А кто тогда? — отступив назад, спросила Ника. Почему-то у нее сразу пропало доверие к обеим девочкам. Однако бежать, как и в той ситуации с Данилом, было некуда.

— Камилла. — губы Вали растянулись в мерзкой, чужой улыбке, а гостья вздрогнула.

— Ч…что? — глаза Ники округлились, едва она услышала это имя.

— Да, это ее имя. Оно ведь тебе знакомо? А знаешь, кто она такая? — важно сказала Валя. — Она та, что хотела купить тебя у того вампиришки Александра. — вытолкав молчавшую все это время Камиллу за дверь, сказала она. Почему-то брюнетка не сопротивлялась, но лицо ее выражало безысходность и злость. Должно быть, сопротивляться не имело смысла, хотя бы потому что Валя говорит горькую правду.

— Но как ты узнала?

— Все просто. Однажды я нарочно произнесла это имя. А когда так называемая Катя от него вздрогнула и занервничала, я все поняла. Я перепробовала много имен. Я просто не знала, как тебе доказать все это. Просто у меня с самого начала было предчувствие, что она врет. — уверенно сказала Валя.

— Но почему она до двери с крестом дотронулась?

— Есть такие вампиры, которые после обращения не теряют почти никаких человеческих качеств. На таких вампиров не действуют молитвы, серебро, солнце. Однако повзрослеть и попробовать соль они все также не могут. Еще у них теплая, казалось бы, живая плоть, но это не так. Она мертвая. — все это она говорила с далеко несвойственной ею интонацией.

— А могла ли она взять у меня книгу через Александра? То есть он украл ее у меня для нее. Она ведь приходила в их кафе перед самым моим уходом оттуда.

— Ох и вовремя же ты вышла, подруга. — с облегчением вздохнув, Валя похлопала Нику по плечу, а от ее жуткой интонации не осталось и следа.

— Это точно. — подумав о том, что было бы, если бы она осталась там, Ника невольно ужаснулась.

— Но с книгой я не согласна. Зачем она ей?

— Мир захватить?.. — тихо сказала Ника, понимая, как странно это будет звучать.

— Довольно примитивная цель. Думаю, не стоит исключать того, что книга у нее уже сейчас и на самом деле она просто пытается выловить тебя для какого-нибудь ритуала.

— Меня для ритуала?

— Ну, а зачем тогда она с тобой захотела познакомиться? Да и в спектакле том она, скорее всего, неслучайно оказалась. Все эти ниточки ведут к тебе. Этот вампир, якобы случайно лежащий посреди дня на стройке возле дома, где была ты. Предшествующее полнолуние, то самое время, когда Арахна может призвать Паучье Полнолуние, этот сон с погостом… Все это словно звенья одной цепи, понимаешь? — Валя говорила очень убедительно, при этом не отрывая взгляда от чуть побледневшей от таких разговоров Ники.

— А откуда ты про Паучье Полнолуние знаешь? Я ведь о нем не говорила…

— Ну так я же… продвинутый человек, Вероника. Ты чего? — удивленно изогнув бровь, спросила брюнетка.

— Да нет, просто… Не обращай внимания. — отмахнулась Ника и тут же почувствовала вибрацию в заднем кармане брюк. Это был мобильный. — Сообщение от Кати. — глянув на него, констатировала девочка.

— Камиллы, — подправила ее Валя.

— Верно. — Ника кивнула и открыла сообщение. — Она приглашает меня поговорить с ней вечером. Один на один.

— Ты ведь не собираешься идти? — Валя недоверчиво глянула на подругу.

— Я не знаю. Может, только так мы и сможем убить ее? Если я приду якобы одна, а на деле с тобой и Юрой, мы вполне справимся с ней. Точнее, не мы, а охотники. Точно!

— Ника, убить такого типа вампира, как она, будет сложно. Как по мне, тут только сожжение поможет. — она пожала плечами. — Давай так и поступим! — воспылала Валя. От этого Вероника даже невольно вздрогнула.

— Но мы ведь не убийцы какие. Давай поручим это дело тем, кто этим занимается. Нефертити и Лукас.

— Мы ведь не можем им доверять…

— Но они схватили и, должно быть, убили Александра.

— Верно… — в глазах Вали сверкнули лукавые искорки, а потом все исчезло. — Ну ладно, подруга, до завтра, — бодро поднявшись из-за стола, она проследовала к выходу. — Я приду к одиннадцати. Будь готова к этому времени для срочного переезда. Желательно, чтобы Юра тоже не был в курсе.

— А это еще почему?

— Ну, а вдруг его поймает вампир, который читает мысли? Тогда все усилия вампиру под хвост. Теперь-то Юра в курсе дела.

— Логично. — Ника кивнула и проводила взглядом Валю. Когда дверь захлопнулась, Ника схватила мобильник и набрала Кате сообщение о том, что скоро будет. Она не хотела медлить со всем этим. Постепенно доверие и к Вале, и к Кате стали пропадать, а потому стоило выяснить все сейчас. Они ведь обе брюнетки.


За окном еще было темно, когда Ника была готова к встрече. Однако дверь оказалась заперта на ключ. Оставленных на диване по обыкновению ключей она тоже не нашла. Думать о том, что их украла Валентина не хотелось, хотя она и была единственной подозреваемой. Припомнив о том, что Юра рассказывал о запасных ключах в доме, девочка решила найти их. Для этого она воспользовалась помощью Юры. Когда он указал ей место, где лежат дополнительные ключи, она их там не нашла. Тогда Ника попросила Юру приехать и открыть ее своими ключами, но тот только разочаровал ее. Свои ключи он оставил в доме отца, когда был там сегодня. Сейчас же он снова с ним поссорился, но по случаю возвращения друга, он ночует у него, а не докучает Нике. Пораскинув мозгами, Юрик сказал ждать его и положил трубку. Через добрых двадцать минут он был на месте. Благо, друг живет не так далеко отсюда, иначе добраться так скоро у него бы не вышло.

— И как, скажи на милость, ты собрался меня отсюда доставать? — выглянув из окна, спросила Ника. Юрик стоял внизу, а у его ног лежала… лестница?

— А ты как думала? — подняв лестницу, Юра прислонил ее к стене. Она почти доставала до окна второго этажа. Чтобы залезть на нее из окна, стоило постараться.

— Где ты ее взял? — обрадовавшись и удивившись одновременно, спросила Ника.

— Тут недалеко есть заброшенная девятиэтажка. Там сторож, а у его будки лестница.

— Ты что, своровал лестницу у сторожа?..

— Ну да, — он пожал плечами. — Так ты лезешь?

Отойдя от легкого удивления, Ника поставила ноги на шатающуюся деревянную лестницу:

— Это точно безопасно? — она посмотрела вниз.

— Точно. — Юра держал лестницу руками. Наверное, со стороны это выглядит довольно странно: двое четырнадцатилетних подростков ночью устраивают какой-то недетский побег со второго этажа с похищенной у сторожа лестницей.

Когда Ника спустилась, Юрик аккуратно положил лестницу возле дома.

— И что теперь? — отряхнув руки, спросил он.

— Нам нужно встретиться с Катей. Она хотела поговорить. Валя сказала, что Катя — это Камилла. Последняя была на встрече с Александром во время того, как я вас встретила. Валя сказала, что Катя хочет выкупить меня, поэтому и сблизилась с нами в последнее время.

— И зачем тогда ты идешь к Кате? — остановившись, спросил Юра, который ничего не понял.

— Валя сказала, что мне нужно отсидеться в квартире до завтрашнего утра. Она хотела закрыть меня на ключ и на щеколду. Хоть я и не согласилась на ключ, но дверь оказалось заперта. Ну, а ключей, как ты знаешь, и след простыл. Однако я оставляла их на диване. Тогда я спросила у тебя месторасположение второго экземпляра, однако и его там не было. Я позвонила Вале. Она сказала, что, видимо, случайно захлопнула дверь так, что замки закрылись.

— Знаешь, такой тяжелый замок не может закрыться сам, ты ведь помнишь, каково его закрывать ключом.

— Хочешь сказать, что это Валя меня закрыла?.. Ключом, который украла. Точнее, одним из. Хотя второй ключ могла украсть сама Катя…

— Не знаю… А если Валя права и Катя, то есть Камилла, и правда хочет заполучить тебя?

— Тогда будем делать ноги. В любом случае, если версия Вали верная, то до полнолуния я им не нужна. Просто мне нужно сделать вид, что я ничего не знаю и то, что я пришла одна. Понимаешь, о чем я? — намекнула Ника.

— Да. — Юра кивнул. — Но знаешь… после того, что я услышал о Вале, я тоже засомневался в ее верности.

— Отчего? — от такого Ника даже остановилась. У нее самой, конечно, были основания полагать такое, но чтобы он…

— Дело в том, что я к каждому прикреплял жучки. И вот что заметил: жучок Вали с самого нашего купания на плотине неподвижен. То есть совсем.

— Так она его просто выкинула, как я, наверное. — Ника пожала плечами.

— Не думаю. Ты не выкинула мой жучок. Он на тебе. Я пришил его тебе на левую сторону жилета, когда мы купались на плотине. Вале я тоже пришил жучок к ее джинсовой жилетке. Заметив странность с ее жучком, сегодня в кафе я попытался проверить, на месте ли он, однако увидел то, что совсем не ожидал.

— И что же это?

— Понимаешь, там не было никаких следов того, что некогда там был пришит жучок. Я пришивал очень-очень крепко. Хоть какие-то следы должны были остаться, но там было пусто.

— Это тот самый момент, когда ты чуть не прибил нас в бассейне, падая?

— Да. — он кивнул. — Я засмотрелся, не поверив своим глазам.

— Погоди, но чей жучок я тогда выкинула в первый же день из своего кармана? — увидев на левой стороне своего жилета пришитый крохотный жучок, ошарашенно просила Ника.

— Без понятия. — он лишь развел руками, но почти сразу добавил: — Вали или Камиллы. Это точно.

— Так вот что за нитки я видела в твоем рюкзаке… — задумчиво произнесла Ника. — А я все никак понять не могла, зачем они тебе были нужны. Погоди, и что это значит? Ну то, что с Валеным жучком.

— Ну жилетка это точно не новая. Во-первых, она точно такая же, а во-вторых, на ней оторван зеленый камешек на груди. Я его еще в лагере ей случайно оторвал. Я не мог забыть этого, она ведь меня потом чуть не убила.

— Точно… — глаза девочки округлились. — Загар…

— Что?

— Загар Вали. Помнишь, когда она пришла к нам с абсолютно целой кожей, хотя вечером изнывала от адской боли? Чудо-мазь… Если убрать этот предлог, то получается, что это как бы новая Валя. То есть та, что была утром того дня: не сгоревшая, без жучка… А где сейчас ее жучок?

— Он все время лежит недалеко от ее дома. Но туда нам не стоит соваться. Она там, да и Яна. Мало ли, что скрывают эти сестры. — он пожал плечами.

— Если учесть, что это все время была не Валя, то все сходится. Она ведь… брюнетка.

— Брюнетка? — Юра удивленно изогнул бровь.

— Я ходила к ведьме. Она ведь сказала, что мой враг — это брюнетка. Неживой, чужой, да и не живший никогда. А я то на Катю подумала сразу… Валя ведь тоже брюнетка! А доказательством того, что это не настоящая Валя послужит то, что она откуда-то узнала про Паучье Полнолуние. Об этом не пишут в интернете, да и в книгах такого нет. Это знание есть только у нечести. Старой, неживой, чужой.

— Что ты имеешь в виду? Я запутался! — Юра потряс головой, отчего хвостик из белых волос распался, а светлые локоны плавно опустились на лицо.

— Юра, с нашей Валей что-то сделали! Это не она. Скорее всего, это какой-то клон, которого можно легко заменить. Как и поступили, когда она сгорела. Тело ведь теперь почти негодное для какого-то дела. Понимаешь, все, что было на Вале до того, как с нее сняли копию для клона, исчезло. Жучка на ней тогда не было, поэтому он не исчез, а остался там, где исчез клон! Валя закрыла меня в доме для того, чтобы я не узнала правды от Кати, чтоб на встречу с ней не пошла! А еще чётки… Они стали теплые, когда в квартире появилась и Катя и Валя. Вот почему я не узнала правду раньше! Валя видела чётки. Бабка сказала, что если враг увидит чётки, то я не узнаю правду вовремя…

— Погоди, но кто тогда управляет клоном? Неужели этот ваш Александр?

— Масло масляное, Юра. Вале незачем было уговаривать меня сбежать от него, если они заодно. Это значит, что…

— Что Александр тебе не соврал. — продолжил Юра после некритичной паузы.

— Но его ведь убили… — Ника схватилась за голову, а ее глаза невольно взмокли.

— Мы еще этого не знаем, — взяв Нику за плечи, уверенно сказал Юра. — Сейчас мы должны найти нашу Валю. Желательно, до полнолуния.

— А как быть с Камиллой? — утерев слезы, спросила Ника. Ей было немного стыдно перед Юрой за свои слезы. Она всегда считала это глупой девчоночьей привычкой, но именно сейчас она не смогла сдержать их, сама не зная, почему.

— Я не думаю, что ты должна теперь бежать к ней сломя голову. Мы ведь не знаем, кто она такая. Возможно, она вообще третье лицо в этой истории. И против Вали, и против нас. За себя.

— Наверное, ты прав. — девочка кивнула.


Часть 13


— Но где она может быть? — спросила Ника, хотя прекрасно понимала, что Юра не может знать ответа на этот вопрос. — Постой-ка… — она задумалась.

— Что?

— Кажется, я знаю… Идеальное место для укрытия — это подвал дома тети Кати. Я не знаю, как это объяснить, но там есть какая-то пространственная аномалия или что-то вроде того. В общем, когда мы были там с Валей, с настоящей Валей, мне удалось попасть в другое место. Это вроде был тот же подвал, но в этом было намного холоднее. Еще там были другие вещи, а Вали, где она должна была стоять, не было. Кстати, там я книгу и нашла… Не знаю как, но мне удалось увидеть это место с улицы сквозь лестницу. В тот день я чуть не упала с нее, но смогла остановиться с помощью рук. Вот и нашла книгу.

— Но если только ты можешь попасть туда, то каким образом там будут прятать Валю?

— Я не знаю. У меня просто такое предчувствие. Оно меня ведь почти никогда не подводит.

— Однако Вале ты все равно поверила…

— Ты ведь знаешь, что не до конца. Иначе я бы не стояла сейчас перед тобой.

— Но мы все равно не можем прийти туда и посмотреть в подвал. Там Данил, там может быть Яна и Валя. Лично у меня доверие пропало ко всем троим после такого.

— И что ты предлагаешь?

— Тебе надо уехать. Хотя бы до полнолуния. До него осталось два дня, кажется. Езжай в соседний город.

— К бабушке и дедушке?

— Ни в коем случае! — громко возразил он. — Если вампиры захотят тебя найти, они непременно заглянут туда. Зачем причинять старикам лишние проблемы?

— Но как я буду жить в чужом городе несколько дней и ночей?

— Снимешь номер. Толик рассказывал, что он с Валей так делал, когда они приехали в город, на берегу которого был наш лагерь. Им продали номер. Тебе тоже должны. Я дам тебе денег. Возьму у отца, а с ним уж как-нибудь объяснюсь.

— Вы ведь в ссоре, разве нет?

— В ссоре, — Юрик кивнул. — Но это сейчас не имеет значения. Главное — это упрятать твою не совсем скромную персону подальше до полнолуния, будь оно неладно. — при упоминании о полнолунии он поморщился, будто бы раскусил кислую ягоду и старательно скрывал отвращение.

— Ладно. Тогда, наверное, стоит отправиться сегодня.

— Бери выше — сейчас. — демонстративно подняв палец вверх, Юрик развернулся и побрел в сторону своего дома. Конечно, идти до него пришлось очень и очень долго, но так как на улице была спасительная ночь, это не было таким уж ужасным путешествием. Днем при такой же дороге у обоих бы уже отваливались ноги и темнело в глазах из-за неимоверной жары. Сейчас же напротив — прохладно и не так уж темно из-за луны. Она хоть и не полная, но до этого оставалось каких-то пара дней, а потому света от нее было предостаточно, чтобы Ника заметила какое-то движение за их спинами. Всю дорогу она то и дело краем глаза поглядывала назад, все время замечая мимолетные тени. С такой широкой фантазией, как у нее, ей запросто могло просто почудиться и она понимала это. В темноте многим может чего показаться. Нужно уметь отличить наваждение от реальности. Пугать Юрика ей не хотелось, а потому Ника решила просто скрыть этот тревожащий факт.

— Погоди-ка… — когда они уже были в паре сотен метров от железнодорожной станции, Юра вдруг замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. — Ночью ведь электричка не ходит?..

— По-моему, самая ранняя прибывает сюда к пяти утра. — вспомнив примерное расписание маршрутов, сказала Ника. — Сколько у нас времени?

— Чуть меньше, чем пять часов. — вздохнув, сказал Юра. — И что нам делать все эти пять часов?

— Лично мне хочется только спать. — зевнув, Ника приблизилась к зданию ЖД вокзала и плюхнулась на лавочку.

— Ты что, собираешься делать это прямо тут? — недоумевающе спросил Юра.

— Почему нет? — она пожала плечами.

— Тебя не смущает тот факт, что на тебя сейчас, возможно, охотится толпа вампиров или еще кого-нибудь со стороны лже-Валентины?

— Не-а, — улегшись на лавочке, сказала Ника.

— Я тебя… обожаю. — горестно вздохнув, Юра опустился на рядом стоящую лавочку и подпер голову руками. Ника ничего ему не ответила. Она настолько устала за последнее время, что сон настиг ее раньше, чем они оба того ожидали. Юре ничего не оставалось, как сидеть здесь и ждать заветных четырех сорока утра. Однако он видел в этом какие-никакие плюсы. Ночь была красива: почти полная луна, освещающая полосы пустых ночных дорог, мириады звезд на горизонте, где земля будто бы соприкасается с небесной гладью и тихое дуновение июньского ветерка, которое даже не тревожило растущие тут же цветы. Все это пышело спокойствием, отчего практически сразу забывались все вампиры и клонило в сон, однако парень сдерживался, как только мог.


Проснувшись от непонятного металлического звука, Ника поежилась на месте. Руки обжигали холодные, деревянные части лавочки, на которой и была девочка. Приподнявшись на локте, она рефлекторно вытянула руку вперед, чтобы не дать кофте, которая лежала на ней, упасть. Только поймав ее, Ника поняла, что это кофта Юрика. Вспомнив о нем, она направила взгляд темных глаз вперед, откуда, предположительно, и донесся звук, разбудивший ее.

— Ты что творишь? — увидев Савицкого, который стоял напротив мусорного бака и с какой-то злобой смотрел на него, спросила Ника.

— А? — он вздрогнул и тут же развернулся. — Я бросал с лавочки камешки, но ни разу не смог попасть. Чертова мусорка! — снова зло глянув на бак, на высоких тонах сказал Юра.

— А ты чего проснулась? Только не говори, что моя кофта не помогла, ты замерзла и в итоге моя жертва напрасна.

— Нет, просто мне показалось, что что-то ударилось о металл. — все еще пребывая в сонном состоянии, сказала Ника.

— Наверное, это камень, который снова не попал в бак. Зато попал по нему. И вот тогда-то мои нервы не выдержали. Кстати, — важно выставив перед собой руку, Юра изучил время наручных часов. — Через сорок минут первая электричка. Так что ты проснулась как нельзя кстати.

— Ты что, всю ночь тут просто сидел? — поразившись его героизму, удивленно спросила Ника.

— Нет, я камешки бросал. — Юра пожал плечами.

— Ну, а что с вампирами?

— Ничего необычно. Просто тихая, почти спокойная ночь.

— Странно. Не думаешь?

— Думаю, но факт есть факт. — он снова пожал плечами.

Дождавшись открытия железнодорожной станции, ребята ворвались внутрь и окружили автомат с едой и напитками. Около пяти минут они спорили, какие чипсы выбрать и примерно столько же о том, какую газировку купить. Наконец покончив с этим, Юрик почти галантно купил и вручил Нике билет до соседнего города. Почти галантно потому, что этот билет он не отдавал ей до самого прихода электрички. Подняв его в руке, он наслаждался тщетными попытками девочки допрыгнуть до конца его поднятой руки. Однако если закрыть на это глаза, то Юра вполне неплохой себе джентльмен.

— Ну-с, до встречи после полнолуния. И помни — сырные чипсы лучше, чем с солью. — когда Юра закончил, двери электрички сомкнулись между ними, не давая Нике даже возразить что-то на очередную колкость.

В вагоне электрички было не так уж и много народу. Точнее, его не было совсем, если не считать бабушки с малолетним парнишкой, который всю дорогу тыкал в экран мобильника, да через чур милой парочки лет семнадцати. К счастью, на все это Ника попросту не обращала внимания. Кажется, ее больше интересовал вид за окном, хотя она и видела его уже не первый раз, а все дело в том, что ни вид, ни происходящее в вагоне не волновало ее так, как собственные мысли и страхи. Она точно видела вчера (к этому она пришла уже засыпая), что за ними следят, но когда Ника была наиболее уязвима, никаких нападений не совершалось, даже попыток не было. Юра хоть и не совсем внимателен, но если бы кто-то следил за ними из кустов до самого рассвета, он точно бы это заметил. Мысли о том, что Юра просто скрыл то, что заметил это, не давали покоя девочке. Она надеялась на то, что Юра не окажется предателем, как Валя. До слез не хотелось потерять и его в этой игре вампиров и людей. Пережить предательство последнего разумного друга было бы очень сложно. Сначала Данил, потом Александр, затем Валя. Остался лишь Юрик. В ходе этих мыслей Ника придумала запасной план. Точнее, план дальнейших действий. Конечно, если Юра предатель, то сейчас Ника сама едет в ловушку. Возможно, там уже приготовили место для страшного ритуала и последняя его составляющая уже на пути к нему.

Решив, что оставлять все на самотек нельзя, Ника изучила расписание электропоезда в свой город на сегодняшний вечер. Выбрав более подходящий для себя рейс, она убрала мобильник и со спокойной душой продолжила свою поездку.

Город встретил Веронику безмятежно: никаких толп с туристами, доморощенных кавалеров и мелких, не закрывающих свой рот собачонок. Но на то оно и раннее утро, чтобы все было так тихо и безмятежно. На часах было всего без десяти шесть утра. Только самые отчаянные люди и бедные рабочие, живущие в другом городе, но работающие здесь, осмеливаются сесть на самую раннюю электричку. Ну и Вероника, которая вряд ли относилась к какому-то из двух вариантов. Она, скорее, просто ненормальная, нежели отчаянная.

Заниматься в большом и чужом городе особо нечем, а уж тем более в шесть утра. Потому Ника решила прогуляться пешком вдоль набережной и подождать, пока откроется громадный книжный магазин. Такое времяпровождение, конечно, не могло считаться верхом веселья, но лучше, чем что-либо другое. Кто знает, может, она найдет себе книжонку по душе. Ее очень интересовало, что же там есть о вампирах. Теперь, зная о них правду, ей хотелось понять, какие предрассудки допускают авторы произведений, когда пишут о таких необычных существах, как вампиры. Кроме того, она хотела понять, знают ли авторы книг о вампирах легенду об Арахне и Вековом вампире. Мысль о том, что она, возможно, станет первой писательницей, которая напишет об этом, будоражила и придавала сил. Нужно было лишь пережить грядущее полнолуние, чтобы исполнить свою мечту.


— Извините, вы не подскажете мне одно автора? — обратилась к молодой девушке-консультантке Ника, едва она вошла в только что открывшийся магазин. Слегка сонная, но улыбчивая блондинка неспешно пошагала к книжным шкафам в глубине магазина, когда девочка назвала нужного автора. Пока Ника безмятежно следовала за ней, ее уши совершенно случайно уловили вещание последних новостей, однако она так и не поняла, откуда вещал голос. А говорил он о том, что за последние несколько дней в ее городе найдено два обескровленных трупа. Полностью. То есть в них совершенно не было крови. Как говорилось по вещателю, тело было не повреждено, если не считать непонятных ран в области шеи, плеч и запястий. Не было никаких сомнений в том, что это сделали вампиры. Не Александр, на что Ника надеялась, а какие-то другие, злые вампиры. Те же, что и тот, поймавший Валю и прочитавший ее мысли, едва их взгляды встретились.

— Девушка, — услышав это, Ника вздрогнула. Оказывается, консультантка уже давно нашла то, что просила девочка, но та просто застыла, слушая эти ужасные, но совершенно неудивительные для последних дней новости.

— Извините, — виновато улыбнувшись, Ника уделила внимание книгам, однако мысли ее были далеко отсюда. Она не может сидеть здесь и ждать полнолуния, пока другие люди гибнут в руках этих кровожадных монстров с обжигающе-ледяной кожей. Именно поэтому вечером она вернулась на станцию, как и запланировала утром. Деньги, которые Юра любезно одолжил для гостиницы, Ника потратила на еду. Не все, конечно. Нужно было оставить на билет, который она и купила. Если все можно закончить как можно раньше, то она сделает для этого все. Раз уж Валю убрали из этой истории, то это явно не просто так. А если уж она сидит в подвале дома тети Кати, то Ника просто обязана вытащить ее и узнать, что происходит и рассмотреть все варианты решения этой проблемы. Выход есть всегда, в чем девочка была убеждена еще с последней осени.

На этот раз электричка не была пустой — она была полной настолько, что весь час пути Ника стояла на своих двоих и все также смотрела в окно. Казалось, если кто-то сейчас выкрикнет ее имя ей на ухо, она не обратит на это никого внимания. Настолько глубоко в свои мысли погрузилась она.

С каждой минутой в вагоне становилось все темнее и темнее. Вскоре Ника заметила первые звезды у горизонта, которых становилось все больше и больше. Вагон медленно пустел, теряя людей на междугородних станциях. Когда в вагоне оставалось всего около десяти человек, на предпоследней перед городом станции в вагон вошел смутно знакомый силуэт с капюшоном на голове. Из-за этого Ника не увидела его лица, но ей показалось, что из темноты накинутого капюшона на нее смотрят неестественные, чужие глаза. Она чувствовала на себе его взгляд все то время, что электричка добиралась до ее станции. Ника старалась не подавать виду, но сделать это было не так-то просто. От осознания того, что на улице уже стемнело, а за ней до самого полнолуния ведется охота вампирами, Ника заметно занервничала, то и дело накручивая на палец и без того завитую прядь светло-русых волос. Наконец неприятный женский голос объявил нужную станцию и Ника пулей вылетела из вагона, в котором, казалось, воздух просто вибрировал от напряжения. Краем глаза ей удалось зацепить кое-что, касаемо типа в капюшоне. Место в вагоне, на котором он сидел всю дорогу, было пустым. Не нужно было сильно напрягаться, чтобы понять, что он последовал за ней и явно не просто так. Если он сел в вагон именно когда стемнело, то это точно был один из тех вампиров, которые, видимо, боялись Александра и по совместительству охотились за девочкой. Однако сами вампиры назвали бы ее Арахной, а не девочкой. Только теперь Ника подумала о том, что совершить какой-либо ритуал из книги невозможно без участия в нем Арахны. Это не вдохновляло.

Выбежав из здания железнодорожного вокзала, Ника побежала к свету, к людям. Ближайшим таким местом был местный круглосуточный супермаркет. Там она и хотела оторваться от своего странного преследователя.


Часть 14


Внутри магазина было многолюдно, что было огромным плюсом. Теперь можно было без особого труда затеряться в толпе. Самое главное, чтобы вампир ловко не нашел ее по запаху Арахны. Ника надеялась, что среди ароматов других людей ее запах затеряется. Это бы приятно усложнило его поиски.

Втиснувшись в толпу, Ника прошла сквозь нее и прошмыгнула между полками с китайской лапшой и специями. Она хотела, чтобы вампир последовал за ней, а она тем временем благополучно выйдет из магазина и побежит к дому тети Кати. Благо, отсюда он не так и далеко. Дом Юрика был намного дальше, к примеру.

Когда вампир сделал так, как предполагала Ника, она бросилась к выходу и чуть было не вляпалась лицом в стеклянную дверь. Отчего-то та не открылась с первого толчка. Оказавшись снаружи, Ника действовала в соответствии со своим планом. Перебравшись в несколько скачков через дорогу, она побежала к дому тети Кати. Ноги уже дали знать о своей изнуренности, но Ника не останавливалась. Либо она будет терпеть боль в ногах, либо сама подпишет себе приговор и окажется пойманной кровопийцей. Пришлось выбрать из двух зол наименьшее. Когда до дома тети Кати оставалась пара каких-то шагов, Ника обернулась. Каково было ее удивление, когда она никого не увидела. Даже никаких мелькающих меж деревьев и машин теней, как прошлой ночью. Ничего. Только лишь черно-белая кошка мяукала где-то недалеко отсюда. Почему черно-белая? Ника не знала ответа. Отчего-то ей сразу представилась именно такая кошка, когда она услышала мяуканье.

С облегчением выдохнув, Ника спокойно, как можно тише вошла во двор. В доме нигде не горел свет. Нике хотелось верить, что домашние просто спят и с тетей Катей все в порядке. Подобравшись ко входу в подвал, Ника с досадой опустилась на колени перед ним. Он был заперт, да не просто заперт, а на толстую цепь, закрепленную не хилым замком. С такой конструкцией она бы не справилась никогда. От досады Ника саданула кулаком по деревянной дверце, отчего в воздух поднялось облачко пыли.

— Валя, — шепотом позвала Ника, опустившись к дверцам. Прислонив ухо к ним и подождав, она также ничего не услышала. В такой ночной тишине ее нельзя было не слышать, а это означало, что Ника ошиблась и в подвале никого нет. А если и есть, то в той самой пространственной аномалии, как она это называла. Докричаться до нее было нереальным.

— Ты решила заглянуть в гости? — за спиной послышались тихие, едва слышные шаги и чей-то до боли знакомый голос. Почему-то от него по спине девочки волною вниз скатились мурашки. — Даже особо напрягаться не пришлось. Ты сама к нам пришла. — он торжествующе, но тихо засмеялся. Шаги слышались уже ближе, а потом Ника почувствовала хватку сильных, ледяных рук на своих плечах.


Как следует отоспавшись после ночного дежурства возле Вероники, Юрик разомкнул глаза и не сразу понял, где находится. Как оказалось, у друга в гостиной. Полежав так еще минут десять, к нему постепенно начала возвращаться память и он вспомнил все события прошлой ночи и то, как добрался живым под утро сюда. Поднявшись с дивана, Юра шаркающими шагами добрался до кухни и поставил себе чайник, чтобы хоть как-то взбодриться. За окном был уже вечер. Через несколько часов станет и вовсе темно. От осознания, что он проспал больше двенадцати часов, Юра присвистнул. В этот раз он побил все рекорды. Закончив с очень поздним завтраком, мальчик взял мобильник и набрал Нику. Каково было его удивление, когда даже после третьей его попытки дозвониться, никто не брал трубку. Однако с удивлением можно было поспорить — это был страх. Думать о том, что вампиры нашли ее и там, Юра даже не хотел. Однако сделать он тоже ничего не мог. Зато он знает того, кто точно сможет помочь.

Схватив свою сумку, Юрик выбежал из подъезда и побежал к дому своей мамы, в котором еще вчера гостила Вероника. Забежав в соседний подъезд того дома, Юра поднялся на нужный этаж. Стоя перед дверью так называемой ведьмы, он жадно глотал воздух и никак не решался постучать. Теперь, будучи уверенным в силах старушки, он чувствовал какой-то мелкий страх. Эта женщина, казалось бы, видит все и даже самого парня насквозь. Не самое приятное чувство.

Собравшись, Юрик наконец-то постучал в дверь и стал ждать какого-нибудь знака от старушки.

— Я сегодня не принимаю! — послышалось из-за двери.

— Но мне очень нужно! — от злости и разочарования Юрик со всей силы сжал в кулаке лямку своей бедной сумки. Эта старушка была его последней надеждой.

— Ничего не знаю! — на этот раз голос ведьмы стал тише. Это означало только то, что она углубилась в дебри своей квартиры, не желая продолжать этот бессмысленный разговор. От досады Юрик пнул металлические перила, о чем тут же и пожалел. Скорчившись от боли, он стал спускаться вниз. Проклиная про себя старуху-шарлатанку, парень вышел из подъезда. Если бы она и правда была какой-нибудь ясновидящей, то точно увидела бы, что только она может помочь ему и точно приняла бы его даже сейчас.

На небе к этому времени уже показались первые звезды у самого горизонта, однако это совершенно не волновало мальчика. Усевшись на ближайшую лавку напротив дома, он стал обдумывать дальнейший план действий. Но, к несчастью, голова его невольно забилась другими мыслями. Точнее, другой. «Где же ты, Вероника?» — задавал он себе немой вопрос и также смотрел на разрастающиеся в количестве небесные блестки. Однако и с этими мыслями его не могли оставить в покое. Откуда-то послышались знакомые голоса. Он пока не успел понять, кому они принадлежат, но обернулся на звук.

— Если ее нет здесь, то ее нашли раньше нас, — высокая, стройная брюнетка с именем древнеегипетской царицы рьяно спорила со своим совершенно не похожим на нее братцем. Двое охотников только что вышли из подъезда, в котором находилась квартира матери Юрия.

— А не думала ли ты, что она могла просто спрятаться?

— Ты…

— Погодите! — вскочив с лавочки, Юрик в три прыжка оказался возле охотников. — Вы убили Александра?

— Нет. — после небольшой паузы, ответила Нефертити. — А ты ведь… ты друг Арахны, да? Мы ее ищем.

— Надо же, я тоже ее ищу. Но… вам она зачем?

— Александр сказал, что Арахна нужна Древним для ритуала. Нам нужно найти ее до полнолуния и как следует спрятать.

— Кто такие Древние?

— Не имеет значения. Где Арахна?

— Сегодня утром я посадил ее на электричку в соседний город. Она должна была находится там до полнолуния. Но она не отвечает мне на звонки и не перезванивает. Я не знаю, что мне делать. — сжав губы, Юра отвернулся и замолчал. Он чувствовал себя виноватым в том, что отпустил ее одну и кто знает, жива она или нет сейчас.

— Погодите-ка! — вдруг встрепенулся Юра и вынул из кармана мобильник. — Я ведь пришивал к ее жилету жучок. Она его не снимала.

— Зачем ты пришил к ней жучок? — недоверчиво спросил Лукас, пристально наблюдая за каждым движением мальчика.

— Скажем так, мне захотелось поиграть в шпиона. А ведь именно это помогло нам в раскрытии лже-Валентины.

«Твои жучки помогут тебе однажды.» — вдруг отчетливо прозвучал голос старухи в его голове. Неужели она и правда имеет какие-то способности?

— Кого?

— Я как-нибудь потом объясню. Я… нашел жучок Ники.

— Что там?

— Странно. Он даже не в том городе. Он… он в доме тети Данила и в настоящий момент неподвижен.

— Я же говорила, что ее похитили. — Нефертити усмехнулась и гордо глянула на брата.

— Быть может, она сама туда приехала. — мрачно, как и всегда, произнес Лукас.

— Это глупо, потому что ей незачем. — девушка снова усмехнулась.

— За Валей, — вдруг сказал Юра, убрав мобильник в сумку.

— Что?

— Перед тем, как уехать в город, Ника сделала вывод, что настоящую Валю держат в подвале дома тети Данила. Она было хотела пойти ее искать, но потом мы оба пришли к выводу, что это не лучшая ее идея. Точнее, не лучшее время для ее реализации.

— Хочешь сказать, она обманула тебя и вернулась сюда, чтобы найти Валю? — уточнила Нефертити.

— Другого варианта у меня нет. — Юра пожал плечами.

— Тогда мы должны забрать у них Арахну. — буднично сказал Лукас.

— А я могу вам доверять? — вдруг спросил Юра.

— Дружище, мы живем мыслью о том, что однажды очистим эту землю от всех вампиров. Неужели ты думаешь, что мы будем с ними заодно? Это ведь безжалостные, хищные создания, несущие смерть. Им не место в этом мире. Да ты и сам это понимаешь. — также мрачно сказал Лукас, однако это заставило Юрика поверить охотникам. Дело было даже не в его словах. Скорее всего, парня убедил взгляд охотника. Глядя на него, все сомнения рассыпались, словно засохшая глина. Этот человек и правда был верен своим словам.

Уже когда троица стала отдаляться от дома, Юру черт дернул обернуться. От чего-то его взгляд сразу поймал окно ведьмы. Увидев ее в нем, по спине парня пробежали мурашки. Она стояла возле своего окна, гладила кошку и как-то по-доброму смотрела вслед всем троим. В этот момент в голове Юры промелькнула мысль о том, что если бы старушка приняла его, он бы не встретил охотников и, возможно, так и не пришел бы ни к чему сам.


— Значит так, — приблизившись к дому тети Кати, Нефертити резко остановилась и оглянулась назад, к мальчикам. — Ты пойдешь в дом и будешь отвлекать домочадцев. Веди себя непринужденно, будто бы ничего еще не понимаешь. Скажешь, что не можешь дозвониться до Паучихи. Ну, а мы тем временем попробуем обследовать тот самый легендарный подвал, если он, конечно, не охраняется.

— Погоди, а разве Данил не стал вампиром? Что, если он мои мысли прочтет или что-то вроде того? — неуверенно спросил Юра.

— Он еще не стал вампиром. До завершения ритуала он будет отчасти человеком, но он вряд ли его завершит. Книга нужна кое-кому посерьезнее, чем малолетнему мальчишке, а использовать ее можно лишь в полнолуние. Древние ждать не будут. Ну, а если этот Данил не завершит ритуал до ближайшего полнолуния, он станет полноценным человеком, каким и был до встречи с книгой, а теперь в дом. — слегка подтолкнув Юру, сказала охотница.

Определившись с ролями, каждый разошелся по своим местам. Охотники засели в кустах в ожидании Юриного захода в дом. Тогда можно было приступать к подвалу.

Стоя на пороге дома тети Кати, Юра заметно нервничал, хоть и старался это не показывать. За дверью его могло ожидать все что угодно. Там даже могла быть Яна и Камилла. Этих двух не особо добросовестных личностей он хотел увидеть меньше всего. Наконец, совладав с собой, мальчик ритмично постучал в деревянную, почти белоснежную дверь. Прошло порядка минуты, пока за дверью не раздались приближающиеся шаги, а затем щелчок замка.

— Здравствуй, — кивнул Юра, когда дверь открылась и из-за нее показался высокий, зеленоглазый парень с каким-то неестественно-бледным лицом.

— Я тебя знаю? — Данил удивленно искривил бровь.

— Ты меня нет, но зато я знаю Веронику и тебя. Я Юра, ее друг с лагеря. Не могу дозвониться ей весь вечер. Хотел узнать, все ли с ней в порядке? — невинно спросил Юра, слегка улыбнувшись для пущей убедительности.

— Я ее не видел с того самого дня, как ее увел какой-то тип в черном плаще. Может быть, ты знаешь, кто он такой и зачем он ее забрал? — Данил задумчиво почесал подбородок, глядя на Юрика. — Проходи, — подумав, сказал он и уступил место в дверном проеме.

— Если честно, я и сам не знаю, кто этот парень. — как можно убедительнее попытался соврать Юрик.

— Чай или кофе? — поставив чайник, по-хозяйски спросил Данил. Он даже не посмотрел на мальчика, когда тот говорил об Александре.

— Чай. — подумав, сказал Юра. Краем глаза он заметил какой-то бутылек возле чашки, в которой Данил собирался навести ему чай. Это начисто отбило желание пробовать, возможно, отравленный напиток.

— Неужели ты, будучи другом Ники, не знаешь, с кем она общается? — поставив чашку чая перед Юриком, спросил Данил. Он пристально посмотрел в глаза Юры, отчего тот ответил не сразу. Было в его глазах нечто пугающее, жуткое, может быть, даже ужасное. Юре показалось, что на секунду он увидел фиолетовый оттенок в зеленых глазах Данила, но прогнав наваждение, убедился в обратном.

— Я знаю, что его зовут Александр и ему около восемнадцати-девятнадцати лет. — отведя глаза в сторону, сказал Юра. Ему не особо хотелось смотреть на друга Ники.

— Что-то мне это не нравится, — Данил сжал губы и достал из кармана мобильник. — Посиди тут. — сказав это, он стал медленно растворяться в темноте большого дома. — Алло, Яна? Ты у меня свой кулон оставила на кухне… — на этом Юрик перестал слышать разговор Данила. В окно кто-то тихо, но ритмично постучал. Это звучало так, будто стучат не костяшками пальцев, а одним пальцем. Машинально повернул голову к окну, Юра увидел за ним Нефертити, которая жестом попросила открыть окно.

— Слушай, там абсолютно пусто. Можешь эвакуироваться. — сказала она, едва парень открыл окно.

— Нет, этого не может быть. Жучок Ники именно там. — шепотом отрицал Юрик.

— Тогда спустись туда ты. — она нахмурилась.

— Но как? Он ведь по телефону говорит. С минуты на минуту придет. — блондин неопределенно махнул рукой.

— Шли его к черту и выметайся через окно, да побыстрее. Ты же не чай пришел попить! — также шепотом сказала охотница, заметно нервничая.

— Ладно. Погоди. — разглядев на диване, по видимому, Янин кулон, Юрик сунул его в свою сумку. Он сам не совсем понимал, зачем сделал это, но что-то подсказывало ему, что если эта непонятная вещица принадлежит Яне, то лучше ее у нее конфисковать. Это явно был какой-то древний артефакт. Массивный клык, украшенный цветными камнями выглядел так, будто ему больше сотни лет, да и с деловым костюмом Яны он никогда не сочетался. Такая, как Яна, не могла допустить такой ужасной ошибки в выборе аксессуара, а потому носить его ей скорее пришлось, чем захотелось.

— Чего ты там возишься? — прошипела Нефертити, наблюдая за парнем.

— Да все я. — открыв панорамное окно полностью, Юра вышел из него, как из двери.


Часть 15


— Что вы делаете? — удивленно спросил Лукас, заметив приближающихся Нефертити и Юрика.

— Он считает, что нужно посмотреть еще лучше, — девушка пожала плечами. — Пусть убедится, что там пусто. — подождав, пока парень спустится в подвал, прошептала охотница брату.

Спустившись в подвал, Юра стал растирать свои руки, дабы согреться. Температура упала подозрительно резко и сильно, как и говорила Ника. Такого быть не может, он точно это знал. Физически такое было невозможно, а Юрик физику любил и много чего знал. Но, к сожалению, физика не может объяснить мистических явлений, а потому в этой области он был точно в тумане, в полнейшем неведении.

— Юра? — откуда-то сзади послышался знакомый, но очень тихий голос.

— Ты? — обернувшись, он увидел сидевшую у самого выхода Валю. Вид ее был действительно жалким: грязная одежда, многочисленные царапины на теле, но самыми жуткими были темные пятна на шее. Парень уже было хотел броситься к подруге, но та остановила его:

— Нет, стой! У тебя ведь есть ожерелье с цветными камушками?

— Что? А… да, есть, — замявшись, ответил тот. — Оно? — вынув Янин пестрый кулон из сумки, парень продемонстрировал его Вале. Даже в темноте его цветные камни как-то неестественно выделялись, чуть подсвечиваясь яркими огоньками.

— Оно, — та кивнула. — Положи его на землю и только после этого ты сможешь подойти ко мне.

— Почему это? — в душу Юрика закрались подозрения. Как-никак это тоже могла быть ловушка. Верить сейчас вообще кому-либо опасно. Даже самой Веронике, как бы не хотелось этого признавать. А Валентине и подавно.

— Потому что с помощью него ты попал в астральную плоскость. Ты ведь заметил изменение температуры? Это значит, что ты пересек границу миров, но пересекать ее может лишь Арахна или тот, у кого есть эта вещица. Короче, не морочь мне голову, клади его на землю и помоги мне. Если ты его не положишь, то через два шага в мою сторону ты просто вернешься в реальность.

— Откуда ты все это знаешь? — положив подвеску в сумку, Юрик бросил ее на землю и направился к девушке. Медленно, чтобы сперва услышать ответ.

— Потому что всякий раз, когда меня здесь навещали, обязательно у кого-то из них была эта штука. Да и меня сюда затащили, когда на шее какого-то жуткого упыря болталась эта вещица. Ну, а чтобы подойти ко мне, ее владелец передавал ее тем, кто не ходил в мою сторону. Шучу, я бы не додумалась до такого. Данил очень болтливый тип и когда он ждал тут со мной упыря, то выдал мне эту историю с безделушкой и Арахной. А еще он рассказал мне свой план и похвастался, что у него есть верные друзья среди вампиров.

— То есть ты знаешь, зачем они отправили твоего клона вместо тебя тогда? — помогая встать обессиленной девочке, спросил Юрик. Тогда беспечность Данила не вызвала у него никаких сомнений в достоверности информации. Он попросту это упустил.

— Знаю. Лже-Валентина должна была убедить Нику в том, что Александр лжет.

— Но как тогда твой клон узнал, когда именно Ника выйдет из вампирского притона?

— А вот этого уже я не знаю. — она чуть пожала плечами.

— Что это? — вспомнив про темные пятна на шеи Вали, спросил Юра. Это было что-то похожее на воспаленные раны, но такого сильного воспаления он никогда не видел. Вблизи он смог рассмотреть это чуть лучше, но все же не идеально. Нечто фиолетовое находилось на ее шее.

— Укусы. — мрачно ответила та. Воспоминания о них явно не были самыми яркими из ее жизни. — Ты думаешь, почему я не двигаюсь? По-моему, у меня уже просто настолько мало крови, что какое-либо движение меня просто добьет.

— Они выглядят паршиво, как и ты сама сейчас. — подняв с земли сумку, Юрик развернулся и пошел в том же направлении, что и пришел сюда. Сделав пару шагов, температура заметно поднялась, а вместо гробовой тишины стали слышны сверчки с улицы, а помимо них чьи-то шаги по траве снаружи.

— А вот и наши путешественники по астралу, — самодовольно произнес парень, остановившись напротив спуска в подвал. Он сделал это так, что лунный свет перестал освещать лица двоих. Теперь они были погружены в его жуткую тень. — Не волнуйтесь, я вас трогать не собираюсь, — величественно сказал Данил. — Вы все равно никак не мешаете моему плану. Можете прийти на представление и посмотреть. — он растянул губы в слащавой улыбке.

— Александр помешает тебе! — выкрикнула Валя, держась за плечо Юрика из-за слабости.

— Александр? — Данил рассмеялся. — Мы ведь сейчас оба думаем об одном и том же чело… вампире?.. — он выдержал выразительную паузу, — Александр Логинов, который помешает мне исполнить ритуал и отдаст книгу охотникам на хранение? Надо где-нибудь записать.

— Он остановит тебя своей способностью. Ты сам ее нахваливал! — не унималась девочка.

— Способность у него и правда страшная, однако он все равно ничего не сделает. Неужели охотники не рассказывали, отчего так не доверяют ему? Видимо, нет. А жаль. На самом деле, если они отпустят его, он, конечно, помешает мне, но он и подумать не посмеет о том, чтобы отдать бравым охотникам книгу Арахны. Она ему самому смерть как нужна. Так что, кто бы из нас не завладел книгой, она все равно будет использована, а охотникам это невыгодно. Может мы и использовали клона Валентины, чтобы убедить Веронику во лжи Александра, но кое о чем он все-таки лжет ей. И охотники это прекрасно знают. Они ни за что не отпустят его на свободу. А без него вы ничего не сможете сделать против Древних вампиров. — закончив свою тираду, Данил лукаво улыбнулся и направился ко входу в дом.

— А где те самые охотники? — поднявшись на улицу, Юрик стал вертеть головой по сторонам. Ни Нефертити, ни Лукаса не было.

— Ты с ними? — удивилась девочка.

— Да. У нас примерно одна цель. Они хотят защитить книгу, а мы хотим спасти Веронику и Данила. Но они просто оставили меня здесь одного… Ладно, я посажу тебя на спину и отнесу домой. — усадив девушку на спину, Юрик направился к выходу со двора.

— Эй, блондинчик, — послышалось из кустов у самого выхода.

— А? — Юра обернулся на звук. Он не сразу понял, что в кустах сидели охотники. — Вы чего это?..

— Вы нас бросили. — заметила Валя.

— Да. Но у нас есть миссия. Иногда во имя миссии приходится чем-то или кем-то жертвовать. Пойми, главное для нас сейчас — это Арахна и ее книга. Тем более мы не совсем бросили тебя. Услышав шаги Данила, мы нырнули в кусты и стали ждать. Как видишь, дождались. Если бы этот упырь нас заметил, он мог бы что-то сделать с нами. Если бы мы погибли или оказались в плену, его ритуалу бы некому было помешать. Мы бы с радостью убили его сейчас, но кто знает, сколько этих кровососов внутри. Со всеми даже мы не управимся.

— Да-да. Он сказал, что вы не собираетесь отпускать вампира, потому что знаете о том, что ему тоже нужна сила книги. — недоверчиво сказала Юра и тут же собрался было идти дальше.

— Мы и не собираемся его отпускать. Он опасен. Он опаснее каждого из Древних вампиров. Понимаешь ли, в тихом омуте черти водятся. Так вот это про него. Не даром он ошивался на этой стройке. Он знал, что книга находится здесь. Искал, как бы к ней подобраться, но тут появился Данил. Вот он и переманил Арахну на свою сторону. — самодовольно сказал Лукас. — А вот она не верит мне. — кивком он указал на сестру.

— И что теперь? — вздохнув, спросил Юрик.

— Для начала нужно вернуться в наше так называемое убежище. Довольно странно что-то обсуждать перед домом врага. — скомандовал Лукас и вылез из кустов. За ним последовала охотница.

Добравшись до того самого логова, которым оказался подвал сгоревшего не так давно магазинчика, Юра наконец-то опустил не такую уж и легкую Валю. Внутри подвала не было электричества, а потому помещение освещалось десятками свечей, некоторые из которых уже давно закончились. Но, несмотря на это, такое освещение лишь прибавляло к таинственной и жуткой атмосфере событий последних дней.

— Здесь так… мрачно… — заметила Валя.

— Да. Мы тоже не особо любим солнышко. — слегка улыбнулась охотница, снимая с себя ремешки, в которые были напиханы деревянные колышки.

— Потому что они такие же монстры. — послышался чей-то тихий голос. Юра сразу заметил в углу чей-то темный силуэт. Человек в черном был привязан рукой к металлической трубе, а на его голове надет мешок, который был плотно замотан на шее веревкой.

— Молчал бы, Логинов. — ответила ему Нефертити.

— Это Александр? — спросил Юра.

— Он самый.

— Вы что, монстры? — спросила Валя.

— Это не имеет значения.

— А почему у него на голове мешок?

— Чтобы он не применил способность. — Нефертити посмотрела на пленника. — Ну, а наручники сделаны из чистого железа. Из таких он не сможет выбраться. — охотница приблизилась к вампиру и чуть приспустила рукава его плаща. На запястьях виднелись огромные раны, а по самой руке вниз тянулась струйка черной жидкости, похожей на запекшуюся и очень темную кровь. — Вампиры же не терпят, когда их кожи касаются железные или серебряные вещи. Но, как видите, этот уже привык, — девушка жутко улыбнулась. Это выглядело так, будто ей приносит удовольствие страдание вампира.

— Вы нашли ее? — мрачно спросил тот, проигнорировав издевательский смешок охотницы.

— Нет, — Юрик зачем-то отрицательно покачал головой. — Зато Валю нашли.

— А мы разве ее теряли?

— Вообще-то Валин клон увел тогда Нику из вашего так называемого кафе. Еще он говорил, что ты лжешь Веронике. — возразил Юрик.

— Этого стоило ожидать.

— А чего же ты тогда не помог ей, раз все понял? — недоверчиво глянула на него девочка.

— Охотники поймали меня, едва на улице стемнело. С тех пор я здесь.

— И правильно сделали. Ты ведь все равно обманул Нику. Тебе нужна была ее книга. — также недоверчиво сказал Юрик.

— Верно. Она нужна мне, но не для того, о чем они думают.

— Ври больше, — Лукас приблизился к вампиру и прислонил к его и без того израненной руке серебряный крест. Кожа Александра начала дымиться и шипеть, а спустя несколько секунд на бетонный пол закапала темная жидкость. Она не была похожа на кровь. Эта была черного цвета, в отличие от обычной. Все это выглядело так, будто к обычной человеческой коже поднесли раскаленный металл. Она будто бы изжарилась от прикосновения креста.

— Прекрати! — вырвалось у Вали. — Он хоть и вампир, но именно сейчас не сделал тебе ничего плохого. И вообще, сейчас надо думать о том, как спасти Нику, а не о том, как досадить ему!

— Верно. — подумав, Лукас убрал крест, однако из раны на руке вампира по-прежнему струйкой сочилась темная жидкость.

— Вы все равно ни к чему не придете. Полнолуние уже завтра. — сжав кулаки, прошипел тот. Наверное, ему было очень больно. — Перед тем как снова причинить мне боль, Лукас, помоги Валентине. — сказал тот, когда блондин уже было хотел вновь достать крест.

— Точно. Посмотрите на ее шею! — вспомнив про укусы, сказал Юрик.

— Ничего-о себе, — протянула Нефертити, рассмотрев раны чуть ближе. — Я займусь этим. — уверенно добавила она.

— А как ты узнал?.. — удивился Юрик.

— По запаху. От укушенного пахнет вампиризмом до тех пор, пока не зарастет рана. — холодно ответил вампир.


Через пару часов охотники отошли ко сну, сказав детям сделать тоже самое. Валентине пришлось спать с плотно замотанной бинтами шеей, однако сон все равно никак не шел к ней. Лежа посреди темного подвала, она смотрела на потолок. По началу видно было лишь черноту, но с каждой минутой глаза все больше и больше привыкали к ней, из-за чего вскоре стал виден неровный бетонный потолок с многочисленными неприятными пятнами и трещинами.

— Валя, — прошептал Юрик, спавший рядом с ней на полу, — тоже не спится?

— Нет. — шепотом ответила та. — Мне кажется, мы должны освободить Александра. — она развернулась к парню.

— Что? — его глаза округлились, чего Валя не увидела из-за темноты, хотя и слегка привыкла к ней.

— Понимаешь, у нас нет причин не верить ему. Каждый может соврать про него, как сделал мой клон. Дело в том, что я ему верю. Верю хотя бы потому, что ему верила Ника. Даже в лагере она с самого первого дня почувствовала что-то неладное. Я верю Нике, а потому мы должны освободить Александра. Ради Ники. Я уверена, что, когда мой клон обманул ее, она не поверила ему до конца и не верила никогда. Понимаешь, человек, который верит в вампиров при том, что никогда тех не видел, не может верить в то, чего нет. Мне кажется, это что-то вроде ее дара, особенности. Она верит в то, что существует вне зависимости от мнений других и каких-либо доказательств. Никто не верит в вампиров, пока не встретит их, кроме нее. Однако я все еще не могу нормально двигаться. А потому помочь Александру можешь только ты.

— Но что, если он и правда опасен? Лукас сказал, что он опасней каждого из Древних вампиров, кем бы они ни были… — блондин поежился.

— Говорю же, соврать может каждый. Самый близкий может оказаться врагом. Ты этого не понял еще? Не спорь со мной! Ключ от наручников наверняка висит на ремешке Нефертити. Когда она снимала его, я заметила связку. Возьми ее и попробуй подобрать верный. — прошептала девочка.

— Ладно, — Юра кивнул в темноту и поднялся с бетона.

— Юра, стой, — остановила его та, — в ночь полнолуния Данил вместе с Никой будет в церкви старого кладбища в лесу. Вам нужно будет сделать все до того, как полная луна полностью будет в круглом окошке у самого потолка. Когда свет полной луны озарит Арахну, ее книгу и зачарованного через это стекло, ничего нельзя будет изменить. Это я услышала из разговора Данила с одним из Древних. А теперь идите. За меня не волнуйся, и не в таких передрягах бывала. — она улыбнулась ему. Теперь она отчетливо различала его лицо в темноте.

— Хорошо, — он снова кивнул, после чего обратил внимание на стол. Там и правда лежала связка ключей. Их было там всего лишь пять. Для начала парень решил попробовать самый маленький. Это было бы логично. Взяв ключ, мальчик приблизился к заключенному и вставил ключ в наручники. Тот, конечно же, подошел сразу. Остальные ключи просто-напросто были намного больше самих наручников.

— Ты уверен? — когда Юрик отстегивал наручники от трубы, спросил Александр. — Если они поймают тебя за этим, то и вас двоих запрут здесь.

— Уверен. Мы уверены потому, что в тебе была уверена Вероника. — открыв наручники, сказал тот и принялся развязывать веревку, которой был замотан мешок на шее вампира. — Ты что, и правда врал ей, чтобы заполучить книгу?

— На момент нашего знакомства с ней я не знал, что она живет в том самом доме.

— Но ты знал с того самого момента, что она Арахна. — Юра стянул мешок с головы вампира. Ядовито-желтые глаза уже смотрели прямо на парня, отчего ему тут же стало не по себе. Ко всему прочему, лицо вампира сильно изменилось с момента их последней встречи. Когда раньше на его лице была белоснежная и упругая кожа, то сейчас его скулы стали еще глубже, а под глазами появились огромные черные пятна. В таком виде он больше напоминал скелета, обтянутого сероватой кожей, (а именно такой она была сейчас) нежели харизматичного вампира.

— Тогда да. Но, поверь мне, у меня нет какой-либо корыстной цели. То, что я хочу сделать, исключительно повлияет лишь на меня. В чем-то наши желания с Данилом схожи. Они изменят лишь наше существо, не более. Правда, они абсолютно противоположны… Вот этот ключ от двери, — указав искалеченными руками на самый большой ключ, сказал вампир. — А ее мы здесь оставим? — вспомнив о Вале, спросил тот.

— Она сама так сказала. Слышал ведь. — Юрик пожал плечами.


Часть 16


Вытянув перед собой руку, вампир стал рассматривать свои раны. На удивление Юрика, те стали практически моментально зарастать новой кожей, однако на их месте все равно оставались глубокие рубцы.

— У всех вампиров так? — полюбопытствовал тот.

— У всех, кроме зеленоглазых. — Александр взглянул на парня. — У тех регенерация моментальная, да и шрамов не остается.

— Слушай, а кто такие эти Древние вампиры и чего им нужно?

— Самые старые среди вампиров. Нет, им не по пять сотен лет. Самому старому, Ярону, всего лишь двести три года. Остальным едва ли за сотню перевалило. Ярону наскучило за его длинную жизнь скрываться в тени и бояться охотников. Узнав о книге Арахны, он захотел воспользоваться ей для того, чтобы все люди стали вампирами, а он стал их повелителем, как самый старший из всех. Книга Арахны ведь все может. Главное ей заплатить. А вот цену она назначает сама.

— Получается, что он рискует?

— Да. Как правило, книга забирает второе дорогое.

— Второе дорогое?

— То, что ты хочешь получить от книги — это первое дорогое, а то, что ты не хочешь потерять — это второе дорогое. Но книгу ты не обманешь. Даже если ты себя убедишь, что это тебе не дорого, она все равно увидит истину. Однако такому, как Ярон, практически нечего терять. Даже не знаю, что книга забрала бы у него.

— А если жизнь?

— Не исключено. А теперь идем. — вампир пошел в неизвестном направлении.

— Куда?

— В так называемое кафе для вегетарианцев. Скоро рассвет. Без сил я ничего не смогу. Все те дни я крови в глаза не видел. По мне должно быть заметно.

— То есть эти пятна вокруг глаз от голода? — Юрик нагнал вампира.

— Да. К тому же регенерация тоже забирает силы, а у меня их итак почти не осталось. Охотники это знают, потому и морили меня голодом. Так я бы точно не смог им помешать.

— А для применения способности тоже нужны силы?

— Конечно.

— А какая у тебя способность? Ее даже Данил страшится. — наконец задал тревожащий его вопрос Юра.

— Я тебе как-нибудь в другой раз расскажу. — при упоминании о способности вампир слегка изменился в лице, но парень не придал этому значения.

Добравшись до того самого кафе, Юра удивился, что, стоя здесь, в паре метрах от общественного места, это кафе так и не раскрыто, как вампирское логово. А ведь если бы кто-то заглянул туда в момент их трапезы, уже весь мир знал бы о том, что вампиры существуют. Это даже как-то в голове не укладывалось у Юрика.

— Здравствуй, Виктор, — открыв дверь, тут же сказал вампир.

— Логинов? Ты нашел Арахну? — протирая и без того чистый бокал, спросил блондин.

— Как видишь, нет. Это Юрий, ее друг. Он тебе и расскажет увлекательную историю о том, как Веронику украли. Приготовь мне выпить. — сказав это, Александр направился в комнату, где когда-то ночевала девочка. Там все еще лежали ее рассказы. После исчезновения Ники вампир так и не притронулся к ним, ведь едва только стемнело, он ринулся искать ее, но был пойман охотниками.

Закрыв за собой дверь в комнатку, вампир без сил опустился на кровать и взялся за голову здоровой рукой. На самом деле эти раны болели невероятно сильно, что еще больше высасывало из вампира энергию. На глаза вампиру попались тетради Вероники. Пока Александр ждал Виктора, он решил снова пробежаться глазами по ее строкам. Сейчас он не обращал внимания на слова, на смысл всего рассказа. Ему было важно лишь то, что это было написано рукой девочки и если что-то пойдет не так завтра, это будет единственное последнее воспоминание о ней. От таких мыслей вампиру становилось не по себе.

— Александр, — в комнату вошел Виктор с двумя бокалами темно-красной жидкости на подносе. — Вот твои напитки. Судя по твоему внешнему виду, одного тебе не хватит, так что второй за мой счет.

— Благодарю. — дрожащей рукой взяв бокал, сказал тот. Сейчас в его глазах можно было увидеть нечто жуткое. Он смотрел на бокал с кровью так, как голодный лев смотрит на антилопу. Это естественно.

— Вот что еще… — замялся вампир. — Мальчишка рассказывает о Камилле, которая представилась Екатериной и довольно долго была рядом с Арахной. Он говорит, что Камилла не пыталась как-то навредить девочке, а наоборот, она пыталась предупредить ту о чем-то. Однако клон какой-то Валентины не давал ей сделать этого, а потом и вовсе запер в квартире, не давая девочке встретиться с Камиллой. Что думаешь?

— Камилла? — от этого имени ему даже пить расхотелось. — Что ей надо? — зло спросил тот.

— Ответ невероятно банален. — усмехнулся Виктор.

— Знаю, — рыкнул вампир и чуть отпил из бокала, отчего на его белых губах осталось кроваво-красное пятно. Они оба знали, что все, кто охотится за Вероникой знают, что она Арахна. Этим все сказано.

— Вокруг нее столько обмана. Она и тебе может перестать верить. — уже уходя вдруг сказал Виктор, после чего скрылся в темноте подпольного кафе.

— Если уже не перестала… — тихо ответил тот в пустоту и продолжил пить.


Весь день Александр провел в той же комнате. Спал он совершенно немного. Большую же часть времени он размышлял о том, что произошло и о том, что им еще предстоит. Мысли о том, что что-то пойдет не так, лишь угнетали, но от них некуда деться.

— Александр, — послышался стук в дверь. Вампир глянул на дверь, после чего сказал, что та открыта, узнав голос Юрика. — Ты тоже не спишь? — войдя в комнату, спросил парень.

— Как видишь. — вампир поднялся и сел на край кровати.

— Я хотел узнать кое-что… — сев на стул, начал Юра. — Сколько должно быть времени, чтобы полная луна этой ночью поднялась чуть выше горизонта?

— Часов одиннадцать. — пожал плечами тот. — Зачем тебе?

— Это не мне, это нам. Валя сказала, что луна должна полностью войти в окошко погостной церкви, где и будет ритуал Данила и…

— Там не будет ритуала Данила.

— Что? — Юрик изменился в лице.

— Ты думаешь, Древние и правда будут помогать мальцу? Ярону нужна книга, полнолуние и Арахна. Данил лишь пешка в их игре, которую они запросто срубят этой ночью. Едва ли луна заполнит собой окно, Ярон прикончит Данила и воспользуется книгой.

— Как только книга окажется в его руках, все будет кончено?

— Нет. Если я использую свой дар, все будет кончено лишь для Ярона. Однако мне же лучше прийти туда раньше них и устроить засаду.

— А если мы придем чуть… позже?

— Почему это?

— Просто если луна встанет в нужное положение в одиннадцать, то у нас осталось полчаса…

— Чего ты сразу не сказал? — вампир подскочил с места и тут же сморщился от боли, схватившись за живот.

— Ты чего? — испугался Юрик.

— Ну знаешь, чтобы поймать меня, охотникам пришлось воткнуть в меня кол. Конечно, от удара в живот я не умру, но деревянный кол не особо приятное удовольствие. — выдавил вампир и чуть улыбнулся одними губами, продолжая морщить лоб.

— Но как ты пойдешь теперь?

— У меня нет выбора. — Александр направился к выходу, продолжая держаться за живот. — На кону все.

— Я с тобой. — парень решительно пошел за вампиром.

— Ничего подобного. Ты будешь здесь. — свободной рукой Александр довольно сильно, что в стиле вампира, подтолкнул Юрика назад в комнату и пошел к выходу из кафе.


Приближаясь к погостной церкви, Александр надеялся про себя на то, что Валентина сказала правду, ведь от этого зависела не только жизнь Арахны, но и всего человечества в целом. Если этот конец света и случится сегодня, то в будущем его будут вспоминать со смехом, ведь все началось с того, что неуклюжая девушка четырнадцати лет просто споткнулась на лестнице и нашла книгу.

Как не кстати давала о себе знать рана, которая значительно замедляла вампира в этом путешествии. Однако даже с ней в скором времени вампир добрался до церкви, двери в которую были распахнуты настежь. Следовало подобраться к ней как можно тише. Прошмыгнув внутрь, вампир спрятался за не особо толстую колонну. Там, в другом конце зала, возле алтаря спиной ко входу стоял Данил. В руках он держал книгу и смотрел то в нее, то на круглое окно у самого потолка. Рассматривая все это, Александр вдруг услышал звук приближающихся снаружи шагов. Он обошел колонну и встал с боку так, чтобы при входе не было видно его, однако если обернется Данил, то с легкостью сможет разглядеть вампира.

— Данил! — знакомый мужской голос разорвал ночную тишину погоста. — Что это за мальчишка? — в церковь вошел Ярон, после чего швырнул Юрика на каменный пол перед собой. За главным вампиром последовали еще четверо вампиров, которые также считались Древними. Тот лишь потер шею, ведь вампир нес парня словно котеночка — за шкирку. Увидев это, Александр выругался про себя и сжал кулаки. — Он ошивался у входа на погост, когда мы там проходили. — Древний вампир косо глянул на парня. Смотря на этого внушительного мужчину в старинной одежде, расшитой непонятными узорами из драгоценных нитей, можно было почувствовать всю его величественность. Его глаза не были такими, какие они у людей или у мертвых. Нельзя было сказать, что они ничего не выражали, что и обратное сказать тоже было трудно. На его бледном лице виднелись трещинки, появившиеся от времени. Под глазами легли темные тени, которые даже при полном насыщении никуда не исчезнут. Это тени времени и потерь на каменном лице. Именно по этой причине быть вампиром — это ужасная участь. Рано или поздно ты потеряешь все, кроме своего существования. Наверное, если бы каждый пожил две сотни лет на этой земле, тоже захотел бы совершить нечто гадкое, как Ярон. И в этом Александр не осуждал его. Мир в таком возрасте становится ненавистным, а каждая жизнь в нем — обычным мусором.

— Ого-о, — протянул Данил, увидев знакомое лицо блондина с хвостиком на макушке. — Ты решил принять мое приглашение и посмотреть на то, как я становлюсь высшей формой жизни? — тот безумно улыбнулся. — Чтож, усаживайся поудобнее. Как видишь, все места в твоем распоряжении. — парень указал рукой на пустые сиденья в зале и тихо посмеялся. Точно злодей мультфильма. — Девчонка, по всей видимости, умерла от недостатка крови. Как жаль. Придется довольствоваться единственным живым зрителем.

Пока Александр оставался незамеченным недовампиром Данилом, у него было преимущество. Однако как его использовать, он понятия не имел. Мальчик слегка усложнил ситуацию своим появлением.

— Она жива, — просипел парень, поднявшись на локтях. — Даже не надейся.

— Ну ничего, мне и одной жертвы хватит. — Данил приблизился к алтарю и провел рукой по волосам девушки. — Представляешь, какая честь тебе выпала? Ты станешь первым, кого я убью, будучи вампиром, Юрий. — он равнодушно смотрел на того, кто лежит пред ним на алтаре.

Александр только сейчас заметил, что на алтаре перед Данилом лежала Вероника. Она была облачена в черное платье во весь ее рост, которые оголяло плечи и подчеркивало хрупкую фигуру. К низу, после колен, платье расширялось, становилось объемным, имитирую песочные часы. Именно так олицетворялась Арахна в древних письменах и самой книге Арахны. Со своего места он смог разглядеть только это. Кажется, девушка была без сознания. Конечно, так ведь было гораздо проще доставить ее сюда.

— Это мы еще посмотрим. — Юра усмехнулся. Казалось, ему совершенно не страшно получить за этот смешок.

— Полностью поддерживаю. — в церковь вошла девушка с обжигающе-каштановыми волосами и не менее обжигающими глазами. На поясе у нее красовались деревянные колышки, а на груди висел серебряный крестик. За нею появился блондин, который держал за руки связанную Валентину, все еще не очень хорошо выглядящую и с той же перевязанной шеей.

— О, так ты и правда жива, — удивился Данил. — Это ты рассказала им про нашу вечеринку? Чтож, я рад видеть каждого из вас. — сказав это, парень снова опустил зеленые глаза к книге. — Время начинать. — Данил достал нож и провел им по своей ладони, после чего достал сосуд и стал наблюдать за тем, как его кровь наполняет его. Закончив с этим, парень подошел к девушке, приподнял ее и поднес к ее рту сосуд полный его крови с явным намерением опустошить его.

— Что ты делаешь?.. — увидев это, растерялся Ярон. — Ты ведь убьешь ее! — Это явно не было частью их плана.

— Все верно, — он также безумно улыбнулся, — убью.


Часть 17


На этот раз Александр не смог сдержаться и бросился к алтарю, раскрыв всем разом свое присутствие. Он прекрасно знал, что будет, если Арахна отведает кровь зачарованного ее книгой. Это не было частью ритуала. Это был хитроумный план четырнадцатилетнего мальчишки, который смог провести всех, даже Древних вампиров.

— Ну вот мы и встретились, Александр. — словно из воздуха перед вампиром появился Ярон и жутко улыбнулся, показывая свои желтоватые и отупевшие от времени, невероятно толстые клыки. В животе снова почувствовалась боль, но куда сильнее, чем раньше. — Сейчас ты не сможешь угрожать мне своей способностью, да ведь? — чем больше он говорил, тем сильнее в живот Александра впивались когти Древнего вампира. Еще секунда и изо рта парня засочилась темная, не похожая на кровь жидкость. — Думал, предал нас и можешь существовать спокойно? Думал, после того, что ты сделал, ты сможешь стать человеком?! — вампир еще сильнее сжал массивную ладонь на животе Александра. — Ты рожден быть зверем! Ты никогда не сможешь снова стать человеком. Мы все больше не сможем стать живыми. Убивший тысячи человек не заслуживает быть одним из них!

От такого зрелища Данил не на долго замедлился, но вскоре сделал то, что собирался. Прислонив краешек чаши к розовым губам девочки, он наклонил его, из-за чего содержимое полилось за край. Когда сосуд оказался пуст, парень швырнул его в сторону. Тот лишь звонко ударился о пол, оставляя на нем капли оставшейся крови парня.

— Ну вот и все, дамы и господа. — Данил засмеялся, жутко глядя на окровавленные губы Вероники.

— Нет… — увидев, что пустой сосуд лежит на полу, Александр изменился в лице. На нем появились какие-то безумные, жуткие тени. От этого даже сам Ярон потерял уверенность в себе и его хватка ослабла. Видимо, этот вампир знал настоящего Александра. Переведя взгляд жестоких, хищно-желтых глаз, вампир оттолкнул от себя Древнего с такой силой, что тот перелетел через весь зал и ударился о стену так, что на ней остались трещины. — Вероника! — сорвавшись с места, не обращая внимания на раны, Александр приблизился к алтарю. Из его живота и рта сочилось подобие крови. Девушка лежала с открытыми, но абсолютно мертвыми глазами и смотрела прямо. Ее кожа больше не была приятного розового оттенка. Она становилась пепельно-серой, безжизненной с каждой секундой. Глаза больше не были того теплого карего цвета. В настоящий момент они были наполнены фиолетовым огнем, что означало выход силы Паучихи из-под контроля. Это означало исполнение гениального плана мальчишки. В одном глазу начала вырисовываться печать Арахны. Грядет Паучье Полнолуние.

— Что ты наделал?! — развернув голову к Данилу, выпалил тот, сжав кулаки так, что кожаные перчатки захрустели.

— Я убил ее. Почти. — он пожал плечами. — Кому нужно становиться вампиром с помощью книги, когда у меня есть вампирская кровь и куда проще использовать ее, нежели какие-то заумные ритуалы. Вампиром я стал еще давно. С того самого дня, когда она начала замечать за мною странности. Да и с чего бы Древние вампиры помогали мне в этом? Они могли обратить меня в вампира в два счета, но вдруг решили помочь мне с ритуалом. Самим не смешно? Я с самого начала знал, что они играют со мной ради своей выгоды, но теперь, раз уж мое желание исполнится и без книги, я просто уничтожу ее. Она никому не достанется! Как и сама Паучиха. Без книги она никому не нужна! — он рассмеялся.

В этот самый момент Вероника поднялась с алтаря и, по прежнему смотря в пустоту, пошла на середину зала, к Древним вампирам. Вокруг нее разрасталось что-то светящееся фиолетовым цветом. Вскоре оно приобрело очертания паука, запертого в кругу, в середине которого находилась Арахна. Рисунок на полу становился все ярче и ярче. Это была печать. Чем ярче она была, тем быстрее поднимались вверх кудри девушки. Создавалось впечатление, что она сумела управлять гравитацией и теперь может делать все, что только вздумается. Она подняла руки вверх и через несколько мгновений над ней стало разрастаться темно-фиолетовое пятно, похожее больше на воронку в никуда. Оно становилось все больше и больше. В глазах девушки стали отчетливо видны знаки Арахны, что означало полное безумие. Способности овладели телом девочки почти на сто процентов. Долго так человеческое тело не протянет, а бездна, что разрастается над нею, уничтожит все.

Пытаясь придумать, что делать, вампир вдруг заметил книгу Арахны рядом с собой на алтаре. Он взял ее и, решительно как никогда, посмотрел туда.

— Нет! — крикнул охотник и уже было хотел броситься к вампиру, но Нефертити схватила того за край рубашки. — Он ведь сейчас исполнит волю Древних! — не успокаивался тот. — Книга уже у него в руках! Он ведь один из них!

— Успокойся же ты! — выпалила сестра.

— Смотрите на это величественное событие! Когда-нибудь о нем будут писать в великих книгах, как о самом ужасном! — подал голос Данил, после чего стал как-то безумно смеяться. — Вы же видите это воочию! Какова честь!

Чем дольше глаза вампира бегали по строкам волшебной книги, тем ярче светились они фиолетовым огнем. Закончив читать, он бросил книгу на стол, придавил ладонью одну из страниц и глянул на Юрика, который по прежнему лежал там же, где его оставил Ярон:

— Если я не смогу остановиться, убей меня. — сказав это, Александр перепрыгнул через алтарь и приблизился к Веронике сзади. Закрыв ей глаза ладонью, он прижал ее к себе второй рукой и впился клыками в тонкую шею девушки.

— Что он творит?.. — Лукас был в недоумении, в отличие от своей сестры. Та с какой-то улыбкой смотрела на всю эту картину и даже не обращала внимания на реакцию брата. Луна, что еще не до конца вошла в окно, стала ужасно меняться на глазах. Из бледного шара она превращалась в бледно-фиолетовый круг с печатью Арахны в нем. С каждой секундой свет луны становился все более фиолетовым и ярким. Звезды в раз исчезли с неба, а само оно стало неприятно зеленого цвета. Спустя пару глотков крови Арахны вампиром, луна полностью вошла в круглое окошко над головами собравшихся. Едва ее неестественно-фиолетовый свет попал на Александра и Веронику, от зачарованного стало исходить необычное, но тоже фиолетовое свечение, а свет рисунка на полу вокруг них стал терять свою силу. Луна и небо тоже стали приходить в первозданное состояние. Через пару секунд все и вовсе исчезло, кудри девочки упали согласно гравитации и она вскрикнула от боли. Услышав это, Александр сделал еще два глотка и, как ошпаренный, отстранился от Ники и без сил опустился возле алтаря. Он жадно смотрел на нее, но не мог позволить себе убить ее. Едва он отпустил ее, в ее вновь карих глазах все смешалось, звуки превратились в непонятный тревожный гул, а потом все и вовсе исчезло. Осталась лишь равнодушная тишина.


Очнувшись, Ника открыла глаза и увидела перед собой черноту. Звуки вокруг нее были все тем же противным гулом, а в районе шеи чувствовалась ужасная боль.

— Она проснулась! — различила девочка чей-то голос, после чего увидела перед собой знакомые лица.

— Ника! — выкрикнула брюнетка с замотанной шеей.

— Ты как? — свесился над нею взволнованный Юрик.

— Шея болит… — прошептала Ника и попыталась подняться, что у нее, к слову, получилось. Стоило ей только сесть, Юра и Валя тут же заключили ее в своих объятиях.

— Ты что-нибудь помнишь? — спросила охотница, которая сидела за кухонным столом тети Кати.

— Нет, а что… произошло? — увидев, что она лежит на кухонном диванчике в непонятном черном платье в пол, спросила она.

— Данил стал вампиром, тебя чуть не убили, Александр использовал книгу Арахны и выпил твоей крови. — сказала Нефертити.

— Что?.. — не поверила своим ушам Вероника. — А где он? Где Александр? Как он использовал книгу?..

— Он в своем кафе. Виктор оказывает ему помощь. Не слабо ему досталось от Ярона. Но он жив. Ну, а что он пожелал в книге, сказать сложно. У нас есть догадка, но проще спросить у него самого. Пока он жив.

— Что значит пока? — с каждой фразой Нефертити девочке становилось все страшнее и страшнее.

— То и значит. Вампир, попробовавший кровь Арахны не сможет насыщаться какой-либо иной кровью и через некоторое время умрет от голода.

— Мы… можем увидеть его? — после приличной паузы, тихо спросила она.

— Если ты себя нормально чувствуешь, то можем. — кивнула охотница.


Добравшись до вампирского кафе, Ника первая вошла туда.

— Виктор? — увидев блондина за барной стойкой, спросила она.

— Здравствуй, Арахна, — увидев девочку, произнес тот. — Александр в той комнате, где была ты. С ним все в порядке. — он слегка улыбнулся. — Молодые люди, ну чего вы там стоите? Проходите, присаживайтесь. — гостеприимно сказал вампир, когда Вероника уже была на пути в ту самую комнату. С каждым шагом сердце колотилось все быстрее и быстрее, а руки невольно пробивала легка дрожь.

— Александр? — открыв дверь, девочка заглянула внутрь. На кровати лежал вампир. Ника тихо закрыла за собой дверь и села на стул подле койки. Его лицо было каким-то пепельно-серым, не таким белоснежным, как раньше. Теперь, когда Александр был без рубахи и плаща, девочка могла отчетливо видеть его страшные шрамы на груди, руках и даже внизу шеи. Живот его был замотан бинтами. Наверное, это имела в виду Нефертити, когда говорила о том, что ему тоже неплохо досталось.

— Ника?.. — с трудом открыв глаза, вампир глянул на девочку. — Ты… ты жива, — слабо улыбнувшись, он попытался сесть на край кровати.

— Что ты делаешь? Тебе, наверное, нельзя вставать и… — она замолчала, когда вампир обнял ее и провел рукой вниз по ее вьющимся волосам. Для нее было неожиданностью очутиться в столь холодных и объятиях.

— А тебе нельзя было выходить отсюда. — тихо сказал он.

— Я… знаю… — вздохнула девочка. — Я думала, охотники уже убили тебя.

— Они хотели. Точнее, он.

— Он?

— Лукас. Нефертити верила мне и не давала брату сделать этого. — Александр отпустил Нику и вернулся на кровать. — Ты даже платье то не сняла… — будто только сейчас заметив на девушке черное одеяние Арахны, сказал тот.

— О, так ты знал? — удивилась охотница, которая только что появилась в комнате, а вместе с ней и все остальные.

— Как будто бы ты случайно оставила ключи на столе в ту ночь. — вампир усмехнулся.

— Что? Так ты все знала? — Лукас нахмурился и грозно глянул на сестру, осознав, что он был в неведении относительно ее плана все то время.

— Как видишь, братишка, я оказалась права. — она самодовольно улыбнулась и гордо задрала голову.

— Но теперь главный вопрос, — вмешалась Ника и перевела взгляд на Александра.

— Дай угадаю, — перебил ее Юра. — Откуда Ярон знает Александра?

— Или что за способность у Александра? — добавила Валя.

— Зачем ты использовал книгу? — спросила Вероника. — Ты ведь теперь… умрешь?

— Умру, — спокойно кивнул он. — Думаю, нужно рассказать с самого начала, пока мы все здесь. — он вздохнул. — Не так давно меня в моей молодости обратили в вампира. Это сделала девушка, которая была среди Древних вампиров. Ее звали Камиллой. После этого она привела меня к Древним и в течении следующих двух лет она делала из меня самостоятельного вампира. Ярон еще тогда сказал, что во мне есть потенциал будущего вожака вампиров. Это подожгло во мне интерес и я стал самым жестоким среди Древних, несмотря на то, что мне, как вампиру, было всего пять лет. Это продолжалось долго. Если бы Ярон не был самым древним, я бы с уверенностью занял его место. Так говорили все. Моя способность и жестокость позволяли мне быть непобедимым. Год назад я покинул Древних из-за своего желания стать человеком и навсегда избавиться от моего дара.

— Но почему? — прищурившись, спросила охотница.

— Дело в том, что, когда мы с Яроном напали на семью, отдыхавшую возле лесной реки, то убили не всех. Мы просто не заметили пятилетнего малыша, который спал в машине. Он не видел, что мы сделали с его семьей, но к тому времени мы оба были абсолютно сыты. Тогда мы решили взять мальца про запас, как бы чудовищно это не звучало. В тот же день меня оставили сидеть с ним, так как он очень мал для обычной жертвы. Мне приходилось играть с ним, кормить, укладывать спать. Я играл роль родителя или старшего брата — точно нельзя сказать. Проблема в том, что вскоре этот мальчик, который называл себя Димой, понравился мне. Тогда я не помнил, когда в последний раз испытывал такое чувство. Это было даже больше, чем простая привязанность к ребенку. Я сказал ему, что я его старший брат и он сразу же поверил мне и всегда звал меня своим братом. Он так легко поверил убийце своих родителей… А когда один из Древних захотел полакомиться им, я сказал ему, что ребенка лучше оставить в живых и вернуть к людям. Голодный вампир слишком буйно отреагировал на это и, оттолкнув меня, бросился к малышу. Я, поднявшись, рванул за вампиром. Не понимаю, что со мной было, но тогда я был уверен, что применю на нем свою способность. Схватив его за плечо, я развернул того к себе, но в его руках уже был малыш, отчего я невольно посмотрел на него, а не на вампира. Однако способность я уже применил и через считанные секунды малыш обратился в камень. На его лице навечно застыли слезы и страх. Страх, с которым он смотрел на меня. С того самого дня я покинул Древних вампиров и стал жить спокойно, скрываясь днями в заброшенных зданиях. Вскоре я наткнулся на вегетарианское кафе и пристрастился к животной крови. В тот день я нашел то, что искал. Теперь я мог существовать мирно и больше никогда не применять способность желтых глаз. Однако вскоре я узнал о книге Арахны. Тогда у меня появился реальный шанс снова стать человеком. Я долго пытался отыскать книгу, но вскоре, следуя по следам охотников, я нашел ее. Она была в этом городке. Ну, а дальше вам уже все известно. Однако познакомившись с Никой, я… я невольно сделал ее вторым дорогим и моя единственная надежда на то, чтобы снова стать живым, исчезла. Я не мог использовать книгу, потому что я знал, что она навредит не мне, а ей. Каким бы я был человеком, если бы допустил это? Я смирился с этим и решил помочь ей с Данилом, который, как мы все думали, хотел использовать ее и ее книгу в своих целях. Он и правда был ею околдован, но тут вдруг ему подвернулась кровь вампира, а это самый быстрый способ обратиться. Поэтому, так как он был все еще в ее власти до полнолуния, он под чарами и собирался избавиться от Арахны. А в церкви я использовал книгу для того, чтобы спасти Веронику. Таким образом он обманул и Древних вампиров, и нас всех. Дело в том, что если зачарованный книгой во время ритуала даст Арахне своей крови, та потеряет контроль над своими силами, они захватят ее тело и как только полная луна Паучьего полнолуния скроется за горизонтом, Паухича истратит все свои физические силы и ее тело умрет. А если умрет Арахна, то и книга перестанет работать, пока не родится следующая. Но теперь, когда мое желание исполнилось, умру я. — без сожаления сказал он.

— Нет… — после нависшей паузы задумчиво, но уверенно произнесла Ника. — Ты не умрешь.


Часть 18


— Почему ты так уверенна в этом? — удивился вампир.

— Потому что книга забирает у тебя самое дорогое, верно? Если ты говоришь, что я стала твоим вторым дорогим после твоего желания, то, соответственно, если ты пожелал спасти меня, то вторым дорогим стало твое желание. Получается, что книга забрала у тебя возможность быть человеком, но не твою жизнь.

— Звучит круто, — сказала Валя. — Всегда знала, что ты разбираешься во всех этих мистическо-магических делах.

— Да, круто конечно, но у нас есть проблема, — вмешался Лукас.

— Что такое? — спросила Ника.

— Кто-нибудь видел книгу после церкви? — этот вопрос заставил всех замолчать. — Тогда поздравляю — у нас ее украли. Скорее всего, Древние. Вампиру тому она все равно больше не нужна.

— И что теперь? — спросила Валя.

— Ну, до следующего полнолуния они все равно ничего не смогут сделать. Получается, у нас есть месяц, чтобы найти их и вернуть книгу.

— Месяц? Я через пару дней уезжаю в деревню к тете. — заметила Вероника.

— Ну, полагаю, тебе и не придется сидеть тут месяц, — важно сказал Юрик. — У меня ведь есть жучки.

— И как они помогут нам теперь?

— Просто. Возьмем и посмотрим, где они. Я смог засунуть в карман самого крутого вампира жучок, когда он нес меня до церкви. — парень достал мобильник.

— Ты не шутишь? — Александр не верил своим ушам.

— С помощью этих жучков мы догадались, что Валя не настоящая. Они могут все. — гордо сказал он.

— Да, а еще когда ты ходил их покупать, вы с «Валей» встретили меня. Если бы ты не поплелся за ними, все могло бы быть иначе.

— Но в конце концов все закончилось хорошо. — хмыкнул Юрик.

— А еще меня удивляет то, насколько умна оказалась та ведьма из соседнего подъезда. — вдруг сказала Ника.

— Какая ведьма? — спросил вампир, который еще не слышал эту историю.

— Она сказала мне, что мой враг это брюнетка и что когда она увидит четки, которые ведьма дала мне, то они нагреются и я не узнаю правды в скором времени. Но, как оказалось, врагом была не Катя… то есть Камилла, а лже-Валя. Но в ее предсказании было «Встретишься лицом к лицу». Раз уж лже-Валю я видела и до этого, то она имела в виду ту брюнетку из Древних вампиров. Она была с синими глазами. Насколько я знаю из их разговоров, это она создавала Валины клоны. А я-то на Камиллу подумала… Кстати, Камилла… Это та, что тебя обратила в вампира, так? Но тогда зачем она общалась с нами и хотела со мной поговорить о чем-то? К тому же клон Вали рьяно пытался оградить меня от Камиллы…

— Этого я не знаю, но в тот день, когда ты исчезла, она приходила к тебе. Мы, конечно, не собирались ей показывать тебя, но тем не менее, она пришла за тобой… Значит ли это, что она не знала о планах Древних увести тебя с помощью клона? Если бы они были заодно, она бы не стала приходить. — задумался Александр.

— Почему ты ей не доверяешь?

— Потому что она одна из Древних. Точнее, была раньше.

— Но ты тоже был там раньше.

— Кстати, а кто-нибудь что-нибудь слышал о Яне? — вдруг спросила Валя.

— Нет. — все отрицательно покачали головами.

— Это та, что была под вампиризмом? — уточнил Александр.

— Она, — кивнула Ника.

— Сейчас вампиризм уже не действует на нее. Она больше не нужна Древним, как пешка. Должно быть, она там, где и должна быть. — предположил вампир и пожал плечами. — Кстати, Вероника, — Александр посмотрел на девочку. — Ты все-таки увлеклась. Пошла в укор записке.

— Но как?..

— Когда ты вышла отсюда наружу, то встретила там клона и Юрия. Ты увлеклась доводами «Валентины», втянула себя в прятки от вампиров, — словом, увлеклась. Наверное, тебе нужно было просто сидеть тут и не подавать виду.

— Так вот что…

— Я нашел их! — вмешался Юрик и показал всем экран мобильника, на котором мигала красная точка. — Это Ярон. Согласно жучку, который, кстати, подвижен в настоящее время, они находятся в заброшенном бункере за погостом. Думаю, они решили там укрыться. Лучшего места для вампиров и не найти.

— Кроме стройки, — усмехнулась Ника.

— На стройке я провел всего лишь одну ночь. Это не считается. — оправдывался Александр.

— Итак, ночью выдвигаемся за книгой? — уточнила Нефертити.

— Александр пойдет с вами? — удивилась Ника.

— Конечно пойдет. Без него мы не сможем ее забрать.

— Но он ранен…

— И, скорее всего, не сможет использовать способность. — сказал Юра, вспомнив разговор с вампиром до происшествия на погосте.

— Нет, — Валя отрицательно повертела головой. — В церкви, будучи раненным, он смог использовать вампирическую силу. Это, конечно, не способность, но на это тоже нужны силы. Значит и в этот раз сможет, если захочет. Ярону неплохо досталось, когда Александр его практически запустил в стену.

— Запустил в стену?.. — Ника удивилась.

— Ты и этого не помнишь?

— Она ничего не помнит после того, как Данил вырубил ее. — сказала Нефертити. — Когда твой одержимый дружок напоил тебя своей кровью в надежде, что ты умрешь, Ярон тем временем впился когтями в живот Александра. Последний, когда увидел, что сделал Данил, оттолкнул от себя Древнего вампира так, что тот долетел до стены и не слабо в нее врезался. Это вампирическая сила. Так может каждый вампир вне зависимости от цвета его глаз. Правда, если к нему прислонить что-то железное или серебряное, он не сможет ничего, ведь вся сила будет уходить на то, чтобы выжить. К тому же, к вечеру все у него уже затянуться должно. Он же не в голодном плену, как раньше. А вот этот Ярон… — охотница демонстративно сжала кулак. — Не нравится он мне с той ночи, когда год назад в том же доме, где вы живете, мы почти забрали у него книгу. Но она куда-то испарилась в тумане.

— В астральную плоскость подвала… — вдруг сказала Ника.

— Что?

— Я ведь книгу нашла в астральной плоскости. Под домом.

— Довольно необычно, чтобы книга сама туда попадала… — изумилась Нефертити.

Пока охотница говорила, Александр слегка изменился в лице и стал как-то странно смотреть на Веронику. От этого даже ей самой стало не по себе и она заметно заерзала на стуле.

— Так, разойдитесь, дети, герой еще не ел сегодня. — в комнату вошел Виктор с несколькими бокалами кроваво-красной жидкости, по всей видимости, приготовленные тому самому герою. Увидев необычное выражение лица вампира, хозяин заведения поставил поднос на стол и взял Веронику за плечи. — Он голоден. После того, как он попробовал твою кровь, ему будет сложнее устоять перед твоим запахом, когда он хочет есть. Тебе сейчас лучше уйти.

— Х…хорошо. — Ника встала со стула и когда они с Виктором уже были у выхода из комнаты, она обернулась, чтобы посмотреть, действительно ли Александр смотрит на нее, как на простую еду. Как оказалось — да.


Когда на небе появились первые звезды, все уже почти было готово к отправлению во временное логово Древних вампиров.

— А куда вы денете книгу после того, как вернете ее? — наблюдая за тем, как охотники готовятся к путешествию, вдруг спросила Валя.

— Мы должны будем охранять ее. — ответил ей Лукас, сидевший на краю кровати Александра, которого там не было.

— Но почему вы? Вас книга не может заколдовать?

— Может. Просто нам незачем ее открывать.

— Но вы говорили о какой-то цели. Что, если вам захочется воспользоваться книгой для ее достижения?

— Не думаю. Мне хочется всем вампирам лично глотки перерезать.

— А начать надо с самых опасных. — поддержала брата Нефертити.

— А как же Александр?

— Он разве мешает людям? Он уже год как не пил человеческой крови. Если не вспоминать про случай с Арахной. Таких, как он, мы вырежем в последнюю очередь.

— Вы готовы? — в комнату заглянул Александр, уже облаченный в свою повседневную черную одежду.

— Но там еще не темно. — заметила охотница.

— Минут десять и я смогу идти. Солнце полностью уйдет за горизонт и прямых солнечных лучей не будет. Я же не красноглазый, чтобы на меня действовали непрямые лучи.

— Тогда мы готовы. — пожал плечами Лукас. — А где малец?

— Юрий? — уточнил вампир.

— Тот, что с жучками возится.

— Юрий. — Александр кивнул. — Он с Виктором возле стойки. Сказал, что жучок Ярона подвижен, но находится все еще в бункере.

— Отлично.

— Вероника так и не приходила? — спросила Валя, когда Александр практически покинул комнату.

— Нет. — отрезал тот и исчез окончательно.

— Тогда я пойду к ней. — поднявшись со стула, Валя сняла с его спинки свою джинсовую жилетку, накинула ее и поспешно вышла из комнаты.


Старый бункер, в который трое держали путь, находился еще дальше погоста. Учитывая, что к самому кладбищу нужно было идти довольно долго, то к бункеру раза в два дольше. Однако за праздными разговорами они добрались практически не ощущая тяжести пути.

— Делаем так, как договорились? — уточнила охотница.

— Да. — сказав это, Александр двинулся вперед, ко входу внутрь. Согласно плану, вампир должен идти впереди, а охотники будут прикрывать его сзади, чтобы на того не напал один из Древних. Если такое произойдет, то шансов на то, что у Александра снова получится использовать какую-либо силу, особо малы.

— Вот уж не ждал тебя здесь увидеть, — роняя тяжелые капли слов, из темноты выплыл помятый после событий в церкви вампир. — Александр.

— Даже не спросишь, как мы нашли тебя? — усмехнулась Нефертити, приготовив колышек.

— Боюсь услышать ответ. — оскалился Ярон, понимая, что сегодня он расстанется с книгой, которая лежала на выступе в стене позади него.

— Отдашь книгу добровольно или мне придется снова применять силу? — Александр прищурился, поглядев на Ярона. Глаза его были черные, что означало очарование, гипноз. Однако на вампиров эта способность не действовала, что доказывало ее слабость среди всех восьми. Ярон это прекрасно знал, а потому злился еще больше.

— Применять силу? — он усмехнулся. — С твоей-то раной? — вампир медленно приблизился к Александру практически вплотную, после чего чуть опустил голову, чтобы смотреть ему прямо в глаза. — Кого ты пытаешься обмануть, щенок? Меня, вампира, который в несколько раз старше тебя? — он рассмеялся. — Все, что ты можешь — это запугивать. После того, как ты ушел от нас, ты ни разу не применил свою способность, я в этом уверен.

— Знаешь, разница в возрасте еще ничего не говорит, — Александр сдержанно улыбнулся. Его совершенно не пугал безумный взгляд старого вампира, его огромные клыки, острые когти — все это было для него ничем. — Например, есть вещи, которые доступны мне, но недоступны тебе. Вещи, о которых мечтает каждый вампир.

— Но такая вещь всего одна, — Древний вампир задумался и стал слушать Александра внимательнее.

— Верно. И у меня она есть. Даже несмотря на мой возраст, как видишь.

— Много ты понимаешь! — Ярон взглянул на вампира, как на безумца, после чего рассмеялся. — Будто бы ты видел солнце! Шутишь ты как и год назад — паршиво. — перестав смеяться, снова оскалился он.

— Видел. — спокойно ответил Александр. — Я видел его почти каждую ночь, стоило мне посмотреть в ее окно. — вампир улыбнулся. Он улыбался так, как никогда не улыбался за все то время, что Ярон знал его. — Солнце ведь не всегда огненный шар бога Ра.

— Девчонка? — старый вампир задумался. — Ты и правда невероятно глуп, раз величаешь обычную четырнадцатилетнюю девчонку солнцем. Такая же глупая по своему возрасту, как и ты. Знаешь, сколько таких я за свою жизнь повидал? Тысячи! Женщины лишь предмет развлечения, а иногда еще и неплохая еда, особенно если это Арахна. Правда, сначала женщина развлекает мужчину, а уже потом может стать его пищей. Но ты, видимо, решил поступить немного иначе. — Ярон тихо засмеялся, чувствуя, как задевает вампира. — Ты только не выпивай ее до следующего полнолуния. Мне еще нужна она, ее кровь и сила ее кни… — Александр не дал вампиру закончить. Сняв с руки свою черную, плотную перчатку из кожи, он замахнулся и ударил Ярона по лицу, отчего голова последнего невольно развернулась в сторону, а по щеке побежала струйка черной жидкости.

— Сколько лет живешь, а все, что ты можешь — это праздно распространяться своими неудачами, гордо выдавая их за успех. — Александр прошел мимо Ярона, оставив его позади. Натянув на руку перчатку, он взял в руки книгу Арахны и направился к выходу. Никто из Древних вампиров, а все они наблюдали за ними из темноты, не стал сопротивляться. Они знали, что вставлять палки в колеса тому, кто смог заставить замолчать предводителя Древних вампиров — это самоубийство. А Ярон молчал. Молчал потому, что знал эту правду, но пытался убедить себя в обратном. После слов Александра Ярон вспомнил слова одной девушки, которая даже для него не была такой, как все: «Предводителем Древних должен быть не древний, а мудрый.» Именно это сказала она перед тем, как покинуть ряды Древних вампиров, заставив навсегда запомнить Ярона ее слова. Слова темноволосой вампирши со светлой, невинной улыбкой, которую он про себя также именовал солнцем, ведь только она из всех вампиров могла наслаждаться лучами шара бога Ра.

— Логинов! — когда Александр был уже на пороге бункера, Ярон окликнул его. — Ты забрал у меня книгу, но есть множество других способов добиться того, чего я хочу! Когда-нибудь я найду человека-Меридоса и ты пожалеешь о том, что сказал! — слова Древнего вампира прозвучали как заклятие, пророчество, отзываясь эхом в пустом и темном бункере, однако никто не обратил на них внимания. Александр даже не удостоил того взглядом, что, как известно, разъяряет еще больше.


Часть 19


Ночью, вернувшись в вампирское кафе, охотники решили провести ночь здесь же, потому что сон уже брал свое, заставляя глаза тех слипаться. Что всегда нравилось любому посетителю здесь, так это стабильность. Здесь и днем и ночью было тихо и не многолюдно. Точнее, людей здесь вообще не было до того, как Александр привел сюда Веронику. Также тихо было и сейчас. Такая атмосфера словно усыпляла.

— Дети уже ушли? — закрыв за собой деревянную дверь, сходу спросил Александр.

— Сразу за вами. — ответил Виктор, перелистнув страничку потрепанного томика. Наверное, со стороны странно выглядело, что мужчина читает книгу практически в темноте. Свечи не давали так много света, как хотелось бы, однако вампир мог позволить себе чтение в полнейшей темноте. — Вижу, вы сумели забрать книгу без особых потерь. — взгляд его серебристых глаз упал на старинную книгу в толстом переплете, которую прижимала к своей груди охотница.

— Да. Даже руки марать не пришлось. — гордо сказал вампир, пройдя к барной стойке.

— Руки может и не пришлось, а вот коготки… — многозначительно изрекла Нефертити, после чего вместе с Лукасом прошла в свою комнату.

— О чем она? — дождавшись, пока хлопнет дверь их комнаты, тихо, как и всегда, спросил Виктор.

— Пришлось остановить речь Ярона. — Александр усмехнулся и отвел взгляд ядовитых глаз в сторону.

— Чтож… — отложив книгу в сторону, блондин полностью развернулся к вампиру. — Она видела их? Если да, то…

— Знаю. — отрезал тот. — Однако эта охотница умна. Не думаю, что она расскажет это своему брату или кому-либо еще, если и видела. Хотя бы потому, что это ей совершенно неважно. — стягивая перчатку, рассуждал Александр. — Нужно разобраться с этим безобразием, — посмотрев на свои черные, довольно длинные и толстые когти, вампир поморщился. — Ты так и не нашел ничего об этом? — он с надеждой посмотрел на Виктора.

— Ничего. — он махнул рукой на потрепанный томик и достал какие-то жуткие инструменты. — Видимо, такое просто невозможно. — вздохнув, вампир стал вырывать Александру коготь за когтем. На месте черных, толстых когтей оставались глубокие раны, из которых лилась черная, вампирская кровь. Закончив процедуру, Александр натянул на руки свои черные, плотные перчатки, которые отлично скрывали все это безобразие и кровь, сливаясь с нею чернотой.

— И все-таки, зачем ты снял перчатку тогда? — протирая инструменты от крови, спросил Виктор. — Подумает еще, что ты их насчет возраста обманул и вовсе тебе верить перестанет.

— Хотелось оставить ему яркое напоминание о моих словах в виде шрама на лице. — морщась от боли, процедил тот практически сквозь зубы. — Дай выпить.

— Это можно считать концом? — положив инструменты на стол, Виктор достал снизу пакетик с кровью и бокал.

— Не совсем. — наблюдая за движениями вампира, тот покачал головой. — Я еще хотел бы переговорить с одной особой.

— Неужели с Камиллой?.. — удивился Виктор.

— Да. — взяв бокал с кровью, сказал Александр и выпил его разом.


Неполная луна ярко освещала местное кладбище. Пробиваясь сквозь густые листья деревьев, лунный свет освещал каждую буковку на каменном надгробии, старательно выведенную когда-то человеческой рукой. Здесь, под остывшей от летнего солнца землей, покоились сотни человеческих тел. Многих из них уже давно, а может и не совсем, забыли. Однако именно сейчас, когда время перевалило за полночь, одна из могил принимала гостей.

— А ты никому так и не рассказала, кто это, — пройдя мимо могил, вампир нарушил почти идеальную кладбищенскую тишину. Под его ногами хрустели веточки и шумела молодая, но уже довольно-таки длинная трава.

— Не думаю, что без этого знания чья-то жизнь слишком изменится. — оторвавшись от немого общения с усопшим, девушка открыла глаза. Поднявшись с цементного ограждения могилы, она отряхнулась и теперь была полностью готова к беседе со своим вполне ожидаемым гостем.

— И все-таки, кто это?

— Не будь этого человека, я бы не настаивала на том, что ты должен пойти с нами. Мне лишь приходится исправлять ошибки одного человека, из-за которых и погибла она. — девушка посмотрела на надгробие. — На самом деле я знала, что ты придешь, Александр. — брюнетка растянула губы в слабой улыбке.

— Почему же?

— Ну ты ведь узнал от Вероники, что какая-то Камилла под видом Екатерины втерлась ей в доверие. Вы ведь разобрались с клоном той девочки?

— Разобрались. — Александр кивнул. — Осталось разобраться с тобой.

— А чего со мной разбираться?

— Что тебе нужно? — он недоверчиво, как и всегда, посмотрел на девушку.

— От тебя? Уже ничего. Вероника мне не чужой человек, да и нужно было мне появиться и посеять сомнения в ее душе.

— Но зачем?

— Ведь именно из-за них она подумала, что я и есть тот самый враг. Не будь меня, она бы подумала на клона то девочки. А если бы это вскрылось раньше, чем того желал Ярон, он бы просто пленил ее. Однако так он и поступил, когда Вероника раскусила подмену. Я знаю человека, который однажды совершил ошибку… Чтобы хоть что-то исправить, приходится вмешиваться нарочно. Этот человек попытался изменить судьбу для нее, но не понимал тогда, что малейшее вмешательство способно сломать все. Это словно карточный домик — чуть двинешь одну карту и все последующие рухнут. Не сделай он этого, этой могилы не было бы, а я не была бы вампиром. Я знаю, что все вы пропитаны недоверием ко мне, но я лишь делаю то, что нужно во имя Вероники, ее судьбы, а значит и судеб окружающих ее людей.

— Кто она тебе? — подумав, спросил вампир.

— Она? — девушка выдержала паузу. — Племянница.

— Ей это нужно знать? — обдумав то, что он сейчас услышал, спросил Александр.

— Думаю, да, но не сейчас. У нас еще будет время объясниться. У тебя тоже. И про аномалию своих когтей ты тоже узнаешь. Скоро. — она улыбнулась одними губами. — А теперь я хочу, чтобы ты оставил меня наедине с моею сестрой. Да и рассвет близко. Тебе пора. — девушка повернулась к надгробию, давая понять, что разговор окончен.


Добравшись до кафе, вампир для себя отметил, что светать стало еще раньше, чем прежде. Еще бы чуть чуть и без ожогов не обошлось бы.

— Надо где-то записать, — едва Александр вошел, усмехнулся Виктор.

— О чем ты? — он уселся за барную стойку.

— В кои-то веки ты решил провести день здесь, а не слоняясь по заброшенным зданиям или стройкам. Таки удивительно.

— Налей мне выпить.

— Ну, а что там сказала Камилла? — достав очередной пакетик с кровью, Виктор принялся наполнять его содержимым бокал.

— Нас сейчас слушают, поэтому ничего.

— Не очень-то и хотелось, — из-за угла вышла Нефертити и села рядом с вампиром, недовольно фыркнув.

— Подслушивать некультурно и даже нехорошо. — Виктор неодобрительно покачал головой и взял в руку бокал с кровью.

— Я и не хотела. Просто так вышло, что я проснулась, а вы тут общаетесь.

— Тебе верить — себя не уважать. — Александр усмехнулся и отпил из бокала.

— Молчал бы. Я ведь и убить могу. — она сжала в руке деревянный колышек, находившийся на ее поясе.

— Не страшно. — он пожал плечами.

— Привет, народ! — дверь в кафе распахнулась и в него ввалилась Валентина, а следом за ней плелись Вероника и Юрик.

— Пять утра… — охотница для верности даже на часы глянула. — Что вы тут…

— А мы вчера пришли домой и сразу же уснули. Вот и выспались, да? — она пихнула локтем слегка сонного блондина.

— А? — он вздрогнул. — Да… — протянул парень, потирая глаза кулачками. — Выспались…

— Ну, а где книга? — спросила брюнетка, пройдя к барной стойке.

— В безопасности, — уверенно ответила ей Нефертити.

— Ну, раз уже все закончилось, можно наконец-то начать отдыхать. Летние каникулы не резиновые. — заметил Юрик, явно взбодрившись от хорошей новости.

— И что, вы забрали ее у Древних вампиров без проблем?.. — недоверчиво спросила Ника, после чего прошла к бару и заняла место рядом с вампиром.

— Практически. — Александр посмотрел на Нику. — Пришлось выслушать надоедливые речи Ярона, а в целом, без потерь.

— Чтож, в таком случае, — Юрик приблизился к ребятам, — сегодня мы идем на плотину! Когда стемнеет, можешь к нам присоединиться, — парень обратился к вампиру.

— Заманчивое предложение. — кивнул тот.

— А я наверное приду чуть позже к вам. — сказала Валя.

— Но почему? — в два голоса спросили Ника с Юрой.

— Я так и не была у Яны после всего этого. Будет нечестно, если я буду отдыхать и веселиться, а она сидеть дома и унывать в одиночестве. Тем более, с настоящей Яной мы не виделись довольно давно. Я о той Яне, что не была под гипнозом вампиров.

— И правда… — Ника задумчиво потерла подбородок обмотанной бинтами ладонью.

— Что это? — заметив их, поинтересовался Александр.

— Что? — вернувшись из раздумий, спросила она. — А, это, — девочка глянула на свою ладонь, — Валя вчера задела меня, когда я резала хлеб на бутерброды.

— И много крови было? — этот вопрос немного встревожил Веронику, да и Виктора тоже.

— Да, вроде… — стараясь сохранять спокойствие, ответила она и отвела взгляд карих глаз в сторону.

— Ты ведь ходила промывать ладонь после этого? — продолжал засыпать девочку странными вопросами вампир.

— Да. — почти без колебаний сказала она, кивнув.

— Чтож, надо быть аккуратнее в иной раз. — он усмехнулся и косо глянул на Валентину.

— Предлагаю перед отдыхом запечатать книгу. — перебил всех Лукас, появившийся из темноты.

— Зачем ее запечатывать, если она будет у нас? — охотница удивленно изогнула темную густую бровь.

— Затем. — отрезал брат.

— Ваши укусы прошли, дети? — заметив на шее Вероники четыре небольших ранки, вдруг спросил Виктор.

— У меня более-менее, — отозвалась Валентина и перевела взгляд на подругу, которая, кажется, о чем-то задумалась. — Ника?

— А?.. — рассеянно спросила та. — Я… да все хорошо, наверное. — улыбнувшись, сказала девочка.

— Что с тобой? — полюбопытствовал Юрик.

— Все в порядке. — отмахнулась та. — Когда начнем ритуал запечатывания?

— Даже не спросишь, зачем он нужен? — удивилась охотница.

— А зачем он нужен? — спросил Юрик вместо Вероники.

— Для того, чтобы все зачарованные книгой перестали быть заколдованы. Ну, а еще ее никто не сможет использовать впредь без крови Арахны. Обычно кровь нужна лишь для ритуала, а после этого она будет нужна и для действия магических сил книги. — объяснила та.

— Это нужно для того, что Ярон передумал превращать людей в вампиров? — уточнила Валентина.

— Он не передумает. Даже если мы избавим его от чар книги, черное желание будет жить в нем и дальше, ведь он задумал его еще до того, как узнал о свойствах книги Арахны. — вздохнула Нефертити. — Это бесполезно. Лукас, может не нужно запечатывать ее? — она повернулась к брату.

— Сама подумай, Неф, — он сел на стул, — если мы этого не сделаем, Ярон вернется за книгой…

— Он в любом случае за ней вернется. — перебила его она.

— Дослушай. Если мы ее не запечатаем, он сможет воспользоваться ею запросто. А если запечатаем, то нет. У него не будет Арахны.

— Как раз-таки нет, — возразил Александр. — Запечатав книгу, вы подвергните Нику опасности быть пойманной Древними для открытия книги. Да и тем более Ярон уже видел, что предлагает книга для его плана. Без книги будет сложнее, но он может пойти на эти крайние меры. Он все равно бессмертен, ему нечего терять.

— И что ему предложила книга?

— Человека-Меридоса, полагаю.

— Интересно, каким образом Меридос поможет. — рыкнул Лукас.

— А вот это уже знают только Древние.

— Кстати… — вдруг заговорил Юрик. — Ты говорил о том, что Лукас и Нефертити не люди. Кто они тогда?

— Мы полукровки. — улыбнувшись, просто сказала охотница.

— Полукровки? — Юрик удивленно изогнул светлую бровь.

— Полувампиры-полулюди. Наш отец был вампиром.

— Но тогда какой смысл вам убивать всех вампиров?

— Это… — замялась охотница.

— Их отец убил их мать у них на глазах и скрылся. Тогда они и решили, что такие, как он, не должны существовать среди людей. — сказал за них Александр.

— Но тогда выходит, что, если вы покончите со всеми вампирами, вам в конечном итоге и самим придется умереть?

— Именно так. — кивнули брат с сестрой.

За пустыми разговорами, продлившимися практически до одиннадцати утра, ребята пришли к выводу, что запечатывать книгу Арахны не нужно. По крайней мере, пока что. После этого Юрик с Вероникой отправились собираться на культурный отдых, а все остальные остались в кафе. Решив, что все это может и подождать, Нефертити уговорила Лукаса пойти с ребятами искупаться.

— Это очень удивительно, — выслушав охотников на пороге, констатировал Юрик. — Не думал, что он согласится.

— Юра! — послышалось из глубины квартиры тети Кати.

— А? — громко ответил он.

— Ты взял матрац? — все также криком спросила Ника.

— Взял я, взял!

— Вижу, сборы идут полным ходом, — усмехнулась Нефертити.

— И не говори… — вздохнул парень.

— Юра!

— Да что?!

— Ты взял спички?

— Взял!

Сборы продолжались еще час. За это время охотники успели выпить по две чашки чая и практически опустошить вазу с конфетами и печеньем. За тот самый час дом тети Данила перестал быть похожим на себя изнутри. Точно война прошла, когда на деле двое просто собирали вещи. Сам же Данил не появлялся с той самой ночи на погосте. Почетно объявив себя вампиром, он ушел с пустыми руками и довольным, бледным лицом. Во всей этой суете с книгой ребята еще не осознали того, что их друг возможно навсегда исчез из их жизни.


Часть 20


— А вы знали, что если не есть жаренные на костре колбаски, будешь куда здоровее? — бросив вещи на горячий песок, глубокомысленно изрек Юрик.

— Нет. — покачала головой охотница.

— Ты что, забыл колбасу?! — Ника сжала кулаки, зло глянув на блондина.

— Я ее не купил… — отойдя на безопасное расстояние, признался он. — Это не забыл.

— Беги, Юра, беги! — схватив полулитровую бутылку воды, Ника стала жутко быстро сокращать расстояние между ними.

— Погоди! Пока я жив, позвони Вале и скажи, чтобы она взяла колбаски! — выставив перед собой руки для защиты, выкрикнул он.

— Точно… — достав из кармана мобильник, Ника словно и забыла, что должна была убить блондина. — А она же не забирала свой мобильный от нас. — слушая гудки, вдруг сказала девочка.

— Тогда домашний. Она ведь домой пошла. — предложил Юрик.

— Ага, — кивнув, она набрала домашний номер Валентины. — Алло? Здравствуйте, а можно Валю к телефону? — дождавшись ответа с той стороны, поздоровалась Ника. — Нет?.. А как давно? А… Да, хорошо. Спасибо. Нет-нет, все в порядке. — тревожно посмотрев на ребят, Вероника положила трубку.

— Что? — с нетерпением спросил парень.

— Яна сказала, что Валя уже несколько дней ночует у меня.

— Но она уже два часа как должна была добраться. — Юрик глянул на свои наручные часы и убедился в сказанном им же. — Выходит, сидеть тебе без колбасок.

— Надо вернуться в кафе. — сказал Лукас и пошел в соответствующем направлении. — Когда мы уходили оттуда, она была именно там.

Возражать никто не стал. Выбора у них все равно не было, как и колбасок. Добравшись до пункта назначения, Лукас первый вломился внутрь.

— Вы уже накупались? — заметив ребят, удивился Виктор, который до этого момента общался с Александром.

— Нет! — возразил Юрик, закрыв дверь за всеми. — Где Валя?

— Давным-давно ушла. — вампиры пожали плечами.

— Но ее нет дома. Мы звонили туда. — сказала Ника. — Она не могла пойти в другое место и просто так отказаться от купания. Она любит это дело.

— Досадно. — Александр выпрямился. — Книга ведь тоже исчезла.

— Что?! — Лукас схватился за белобрысую голову. — Как она пропала из-под носа двух кровососов? — он зло посмотрел на обоих.

— Валентина забрала. — спокойно изрек вампир и пожал плечами.

— И ты ее не остановил?! — охотник схватил вампира за шиворот черной рубахи.

— Валя?.. — тихо переспросила Ника.

— Валя. — также спокойно сказал Александр. — На самом деле она взяла подделку. Я подменил книгу, когда вы спали. — он убрал руки парня от своей рубахи.

— Но зачем? — насторожившись, спросила Нефертити.

— Потому что Валентина зачарованная. Я знал, что она заберет книгу, когда мы ее достанем. Именно поэтому она первая поинтересовалась, куда мы дели книгу. Главным признаком, конечно, было фиолетовое мерцание в ее глазах, но и этот факт тоже не стоило игнорировать…

— Оно появилось в тот день, когда мы нашли книгу… — схватившись за голову, Ника опустилась на рядом стоящий стул. — Она ведь тогда листала книгу вместе со мной.

— Нет, тогда книга не успела ее околдовать. Чтобы книга завладела человеком, нужно время. — возразил Александр.

— Что это значит?

— Впервые мерцание я заметил еще будучи в плену. Тогда Юра развязал мне глаза и я сразу же уловил среди темноты два фиолетовых огонька.

— Но как такое возможно?.. — спросил Юра.

— Очень просто. Едва охотники привели вас в свое так называемое логово, я почувствовал знакомый запах вампиризма. Это был вампиризм Ярона. Его дар — это гипноз. Правда, он может применять его только на людях. Скорее всего, пока Валентина была в плену, Данил показывал ей книгу, а потом Ярон просто заставил девочку забыть об этом. Валя не желала никому зла и не строила козни за нашей спиной. Она просто была заколдована и не понимала этого. К слову, толкнула она тебя не случайно. Как известно, зачарованным для любого ритуала требуется кровь паучихи. Чтобы не похищать тебя, что было бы слишком явственно, она подстроила твое ранение. Пока ты мыла руку, Валентина собрала твою кровь со стола в некий сосуд, а сегодня забрала книгу.

— И где нам теперь искать ее? — спустя некоторые секунды молчания, подала голос Вероника.

— Я не думаю, что нам нужно искать ее. Мы просто запечатаем настоящую книгу, в следствии чего чары рассеются и Валентина вернется сама. — сказал Александр.

— И когда мы ее запечатаем? — спросила Нефертити.

— Сегодня после захода солнца. Куда вы там хотели пойти?

— На плотине?.. — удивилась Ника.

— Валентина знает, куда вы собирались. Когда чары спадут, она придет к нам, после чего все смогут отдохнуть.

— Так вот почему ты проводил время здесь, а не как обычно. — усмехнулся Виктор, слушая все это. — Ты все знал.

— Но почему ты нам сразу не рассказал? — нахмурилась Вероника, глядя на вампира.

— Чем меньше знаешь, тем крепче спишь. — он улыбнулся.


Дождавшись наступления темноты, пятеро выдвинулись к плотине. На этот раз Вероника заставила Юрика не забыть про колбаски. Она проверила каждый предмет, без которого, по ее мнению, культурный отдых не будет считаться удачным. И вот когда все было на месте, можно было отправляться в путь.

— Я думал, вода будет холоднее. — водя ладонью по водной глади, заметил Юрик.

— Купаться еще рано. — вампир осмотрелся. Вокруг, ко всеобщему удивлению, никого не было. — Чисто. Можем начинать. — он перевел взгляд на Веронику, держащую свою по праву рождения книгу.

— Странно, что в такую лунную ночь здесь пусто. Обычно плотина является местом развлечений современной молодежи. — заметила Нефертити.

— Слышала что-нибудь о судьбе? — усмехнулся Александр, взяв из рук девушки книгу.

— Не начинай. Я в нее не сильно верю.

— А надо бы, — положив книгу на песок, сказал вампир. — Ника, подойди, — он обернулся.

— Ладно, — кивнув, кудрявая подошла к парню.

— Какого числа ты родилась? — вдруг спросил он.

— Тридцатого апреля.

— Открой книгу на тридцатой странице.

Снова кивнув, девочка подошла к книге, опустилась на колени и стала отсчитывать тридцатую страницу. На старых, потрепанных временем страницах мелькали загадочные иероглифы, рисунки, которые так и манили взглянуть на них. Это и была сила книги Арахны. Она манила к себе, словно магнит.

— Тридцать. — закончив отсчет, Ника перевернула последнюю страницу. — Ого… здесь… — он стала вглядываться в то, что было написано на этой странице. — Мое имя?.. — она испугалась.

— Ты ведь Арахна. Вы с книгой словно одно целое. Не бойся. Поднеси к странице правую ладонь и ты увидишь, куда тебе нужно ее прислонить.

Сделав так, как велел вампир, Вероника поднесла руку к странице со своим именем. Чем ближе оказывалась ладонь девочки, тем ярче светилась страница ярко-фиолетовым светом. Вскоре на странице показались очертания ладони. Чувствуя, что ошибиться нельзя, Ника обернулась и выжидающе посмотрела на вампира.

— Давай. — он спокойно кивнул.

Вернувшись к книге, девочка глубоко вдохнула и быстрым движением положила ладонь точно туда, куда как бы показывала ей книга. Стоило ей коснуться страницы, свет стал настолько ярким, что пришлось закрыть глаза не только Веронике, но и стоящим вокруг нее. Оказавшись в таком положении, девочка чувствовала, как от страха сжимается все внутри. Она не могла видеть, что происходит и это пугало ее куда сильнее любых монстров, которые когда-либо стояли перед нею. Теперь она поняла, что неизвестность куда страшнее любого, даже самого страшного монстра.

— Ника! — послышалось откуда-то со стороны.

Открыв глаза, девочка увидела перед собой почти что полную, бледную, точно лицо одного очень знакомого вампира, луну.

— Как ты? — на плечо легла чья-то холодная, безжизненная рука.

— В порядке, — обернувшись, она увидела такое же бледное, но красивое лицо.

— Она запечатана? — к ним подошел Юра и кивком указал на книгу, лежащую на песке в раскрытом виде.

— Теперь да. — кивнул вампир. — Можешь полистать ее, если хочешь. — он усмехнулся.

— Но для начала нужно спросить нашего разрешения, — Лукас поднял книгу и отряхнул от песчинок. — Она ведь теперь наша.

— Вы лишь ее охраняете, но она не ваша. — уточнил Александр, помогая Веронике подняться с песка.

— Ребята! — со стороны леса послышался знакомый окрик. Девчонка с африканскими косичками и многочисленным пирсингом на лице бежала к ним.

— Валя? — Ника не поверила своим глазам.

— Она самая. — довольно произнес Александр, увидев девушку.

— Простите меня! — подбежав, Валя тут же повисла на шее Вероники. — Не знаю, что со мной было и…

— Мы знаем, — улыбнулась охотница. — Ты не виновата. Древние вампир заколдовали тебя и ты забыла о том, что читала книгу Арахны.

— Я правда ее читала?..

— Правда. Но теперь она запечатана. Именно поэтому ты сейчас с нами.

— И… что теперь?

— А теперь колбаски, — Юрик демонстративно чиркнул зажигалкой, после чего кучка дров, собранных еще днем, вспыхнула ярким пламенем.

— Я за них его, кстати, чуть не убила сегодня. — усмехнулась Вероника. — Но если бы он их не забыл, мы не узнали сразу обо всем этом. Потому что кое-кто, — Ника косо глянула на вампира, — через чур скрытен.

— Но в итоге все закончилось. — он слегка улыбнулся, чем напомнил Юрика.

— А еще я была права! — Нефертити толкнула брата локтем и посмеялась. — А ты зану-у-уда.

— Она точно та самая жестокая охотница на вампиров?.. — наблюдая за всем этим со стороны, уточнила Валя.

— Она самая. — кивнул Александр.

— Где ты была все время, что тебя не было? — вдруг спросила Ника у подруги.

— Недалеко отсюда. Я шла в сторону заброшенной больницы, кажется.

— Невероятные приключения.

— И не говори…


Спустя несколько часов почти активного отдыха, ребят потянуло спать. Было решено отправиться домой и отметить победу над злом крепким сном. Ко всеобщему удивлению, первой засыпать начала та самая бодрая с утра Валентина, ну, а самой бодрой держалась Вероника, которая то и дело пыталась разговорить Валю и Юру, чтобы те не уснули прямо по дороге к дому. Было решено, что эти двое снова останутся ночевать у тети Кати, которая, кстати, была в полном порядке. Кажется, она совсем ничего не заметила. Или же ей помогли не заметить.

Валентина живет довольно далеко отсюда, как и Юрик. Автобусы уже давно не ходят, а дойти пешком они были просто не в состоянии. Скорее всего, они просто вырубились бы где-нибудь по дороге домой.

Дома, уложив всех спать, Ника прошла на кухню, навела себе крепкого кофе и поднялась в свою комнату. Она не сразу вошла в нее. Некоторое время она стояла возле лестницы и смотрела на дверь в комнату Данила. Ей до сих пор не верилось, что этого человека, ее лучшего друга, больше не будет здесь никогда. Он больше не сможет вломиться в ее комнату с криком о том, что они проспали, когда на самом деле он все напутал и им никуда не надо сегодня в принципе. Тогда это невероятно злило девочку, а сейчас она поняла, ей будет этого не хватать.

Прогнав наваждение, она вошла в свою комнату. К ее удивлению шторы на окнах доставали чуть ли не середины комнаты из-за ветерка снаружи. Кто-то открыл ее окно. Повернув голову в его сторону, девочка слегка вздрогнула, не ожидая увидеть там знакомый силуэт. Бледный, в черном одеянии и все еще такой же загадочный, что и при первой встрече, вампир сидел на подоконнике перед открытым окном и смотрел на луну.

— Удивительно, правда? — он медленно опустил голову и повернулся к девушке, все еще стоявшей возле двери с чашкой кофе.

— Что? — совладав с собой, спросила она и стала приближаться к окну.

— То, что все так совпало.

— О чем ты? — поставив на стол чашку, она облокотилась на подоконник.

— О том, что граница Миров пролегает именно здесь, под домом тети твоего друга, — он говорил медленно, тихо. Это нравилось Веронике. Отчего-то именно от такого тона чувствовалась собственная безопасность, спокойствие. — О том, что однажды одна девочка четырнадцати лет споткнулась на лестнице этого дома и нашла книгу Арахны, лежавшую в астральной плоскости. Более того, та девочка оказалась самой Арахной. — он едва заметно улыбнулся, глядя в окно.

— А что теперь… будет с Данилом? — нарушив ночное молчание, вдруг спросила Ника.

— То же, что и со всеми вампирами. Он либо станет хищником и будет убивать, либо вегетарианцем. Не волнуйся за него, он не пропадет. Он тот, кто смог обмануть Древних вампиров. Таких надо поискать.

— А ты… — девушка замялась. — Не сможешь впредь стать человеком, как хотел?

— Не смогу, — он покачал головой, отчего его темные волосы упали на глаза. Он сразу же убрал их назад, как и всегда.

— Почему ты постоянно носишь эти перчатки? — обратив на них внимание, спросила она.

— Пусть эту будет моей маленькой тайной. — вампир улыбнулся.

— У тебя так много маленьких тайн, что ты сам превращаешься в одну сплошную загадку.

— Интересно звучит, — он чуть посмеялся. — Помню, ты говорила, что уже не первый раз сталкиваешься с чем-то потусторонним.

— Да, — она кивнула, не понимая, к чему он клонит.

— У меня есть одна вещь, — вампир снял с шеи кольцо, висевшее на веревочке. Раньше Вероника не обращала на него внимания. Оно было таким же черным, как и вся его одежда. Сложно было разглядеть маленькое колечко на фоне черной рубахи. — Оно волшебное. — прошептал вампир.

— Как? — удивилась девушка.

— Если посмотреть через него вокруг, то все будет серым. — вампир взял руку Вероники в свою и вложил в ее маленькую ладонь кольцо.

Взяв его, она поднесла украшение к лицу, закрыла один глаз и посмотрела сквозь кольцо на вампира.

— Но ты не серый! — ее реакция была сравнима с реакцией маленького ребенка на совершенно, казалось бы, обыденную для взрослых вещь. — Ты красный… — она убрала кольцо от лица и вопросительно посмотрела на парня.

— Верно, — он спокойно кивнул. — Дело в том, что это кольцо способно помочь тебе. Через него все, что будет красного цвета, не принадлежит Миру Живых.

— Но ты ведь раньше был человеком, почему…

— Потому что теперь во мне течет черная, мертвая кровь. Теперь я не принадлежу этому миру. Ты тоже была красного цвета, когда я смотрел через него в твое окно, потому что ты тоже не принадлежишь этому миру полностью. Это не страшно. Мне кажется, это кольцо тебе пригодится больше, чем мне. — он выдержал паузу. — Ну, а еще, глядя на него, ты не забудешь меня.

— Что?.. — Вероника вздрогнула. — Неужели ты…

— Да, — он тяжело вздохнул. — Я не смогу остаться с вами навсегда. Я исчезну точно также, как эта луна на восходе солнца. — он махнул рукой в сторону луны. — Солнце полная противоположность луны. Оно — звезда, что светит лишь днем, а она — ночной спутник. Эти двое не могут существовать на одном небе. Также и мы. Ты — человек, а я — вампир. Я ночное, мертвое существо, а ты живая, солнечная девушка. — закончив свою речь, Александр заметил, как Ника опустила голову. — Не надо плакать, Вероника, — подняв ее голову, вампир стал смахивать руками слезы с ее теплых, чуть розоватых щек.

— Неужели мы больше никогда не встретимся? — сквозь слезы выдавила она, всхлипнув.

— Знаешь, если во что-то очень сильно верить, оно может сбыться. — подумав, шепотом ответил он.

— А ты веришь? — с надеждой спросила она.

— Больше всего на свете. — он улыбнулся, после чего достал что-то из внутреннего кармана плаща и протянул девочке. — Должно быть, это твое.

В руке он держал тетрадь с новой страшилкой Ники, которую она так и не забрала из комнаты вегетарианского кафе.

— Нет, — подумав, сказала она. — Глядя на нее, ты не забудешь обо мне. — повторив за вампиром, Ника попыталась улыбнуться.

— Чтож, — вернув тетрадку назад, Александр спрыгнул с подоконника и выпрямился, — мне пора.

— Уже?..

— Да. — снова тяжело вздохнув, вампир продолжил: — Я обещаю тебе, что когда-нибудь, за всю твою долгую и счастливую жизнь мы встретимся, где бы ты ни была. — он выдержал паузу. — Закрой глаза.

— Хорошо… — она медленно кивнула и закрыла мокрые от слез глаза. Длинные, влажные реснички чуть заметно подрагивали, сотрясая крохотные капельки на кончиках.

— До встречи, солнечная девушка Ника. — Александр провел руками по золотистым кудрям девушки, после чего все замерло и стихло. Только лишь легкое дуновение ветра из распахнутого окна остужало еще теплые слезы девочки на ее щеках.

Открыв глаза, Ника сжала в кулаке кольцо и посмотрела на небо. Она видела все ту же яркую, бледную и недосягаемую луну посреди темного неба, усыпанного мириадами звезд. Комната была пуста. И только в воздухе все еще чувствовался легкий, но до ужаса приятный запах ванили.