КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403192 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171577
Пользователей - 91581
Загрузка...

Впечатления

djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Утренняя заря (fb2)

- Утренняя заря (пер. Семён Гоголин) (а.с. Повести) 635 Кб, 27с. (скачать fb2) - Александр Павлович Бердник (Олесь Бердник)

Настройки текста:



Олесь Бердник УТРЕННЯЯ ЗАРЯ

«О Плод! Как далек ты от меня?»

«Я спрятан в твоем сердце, о Цветок!»

Рабиндранат Тагор.

НЕИСПРАВИМЫЕ ПРЕСТУПНИКИ (Вместо пролога)

В коридоре интерната послышался шум. В дверь неистово забарабанили. Воспитатель Иван Петрович Андропов вздрогнул от неожиданности, недовольно крикнул:

— Войдите!

В комнату влетел дежурный по интернату, ученик седьмого класса Вася Чепурной. Глаза у него были круглые, словно у окуня, нос побледнел, челка растрепалась. Парень лизнул пересохшие губы и запинаясь, проговорил:

— Они… вер… нулись!..

— Кто они? — сухо переспросил Андропов. — Почему ты врываешься ко мне, будто за тобой гонится как минимум леопард?

— Так, вернулись же… Света и Юрка! Я их, Иван Петрович, у входа… задержал…

— Ага, — обрадовался воспитатель, потирая руки. Встав из-за стола, он довольно усмехнулся. — Вернулись наконец. В каком виде? Откуда?

— Одеты странно, — выдохнул Вася. — Говорят, что только что… из космоса… Я испугался! И к вам. Думаю, может, черти!..

— Я тебе дам «черти»! — недовольно погрозил пальцем Андропов. — Веди их сюда. Немедленно…



Вскоре в дверь постучали. Воспитатель крикнул:

— Войдите.

На пороге появились две фигуры. Из-за их спин выглядывал, вытягивая тонкую шею дежурный. Воспитатель, не поднимая глаз, спросил:

— Кто там?

— Так они же, — пискнул Вася. — Света и Юра… Мне можно идти?

— Подожди.

Андропов, наконец, поднял голову, взглянул на вошедших. В глазах его не отразилось ни удивления, ни любопытства. Только под сухой кожей заиграли желваки и серые глаза стали колючими.

Перед ним стояли мальчик и девочка. Оба были одеты в голубые легкие костюмы — элегантные куртки из радужной ткани, брюки ниже колен. Голубые глаза парня смотрели на воспитателя ласково и невинно. Черноволосая девочка небрежно закинула толстую косу за плечо, опустила длинные ресницы, тяжело вздохнула.

— Ну, — проговорил Иван Петрович. — Я слушаю…

— Простите, — тихо сказал Юра. — Простите… Мы только что вернулись с других планет… поэтому очень волнуемся… Мы знаем, что нарушили…

На щеках Андропова появились красные пятна, глаза сверкнули. Но он сдержал себя, тихо переспросил:

— Итак, с других планет? А одежда… тоже с других планет?

— Точно, — обрадовался Юра. — С Венеры. Нам ее Рон подарил. Друг наш. Тот, что помог вернуться на Землю…

— Рон? — спокойно повторил Иван Петрович. — А сколько краж совершил ваш Рон?



— Мы не понимаем, о чем вы говорите? — заморгала ресницами Света.

— Рон — это мальчик с Венеры, — снова объяснил Юра. — Мы никак не могли вернуться. Потом познакомились с ним. Он очень добрый. И смелый. Он помог нам. И он доставил нас назад. К самому поселку…

Здесь Андропов не выдержал. Он хлопнул ладонью по столу, резко сказал:

— Хватит! Хватит! Чепурной, немедленно приведи сюда Григория Соловенко!

Дежурный бросился в коридор. Светлана, бледная и дрожащая, умоляюще взглянула на Юру. Тот уныло молчал.

Через минуту в комнату вошел высокий, жилистый парень. Сперва, когда он видел Свету и Юру, его круглое лицо вспыхнуло от смущения, но потом приняло дерзкое выражение. Он отвернулся от них и стал смотреть только на воспитателя.



— Доброе утро, Иван Петрович!

— Здравствуй, Соловенко. Расскажи, как все было. Коротко. О них…

Юра пристально посмотрел на Григория. Тот отвернулся, глухо сказал:

— Все началось прошлой осенью. Помните? В небе пролетело что-то такое… радужное. Юра тогда кричал, что это марсиане. А вы еще высмеяли его и велели не думать о глупостях. А он не послушался. Сговорился со Светой. И меня сманил. Они сказали, что поедут искать пришельцев с других планет. Я, дурак, и поверил…

— Врет! — звонко воскликнула Света. — Он неправду говорит. Он нас подслушал, и потребовал, чтобы мы взяли его…

— Тихо, — оборвал Андропов. — Соловенко, продолжай…

— Обманули меня. Наговорили всякого. Как там здорово — на других планетах. Я и поверил. Да! Мы сбежали из интерната. Пробрались к самолету, летевшему в Индию. Света приготовила для всех индийскую одежду. Нас хотели задержать, но мы убежали. Я уже тогда решил вернуться, но испугался. О! И тогда Юрий предложил добираться грузовым самолетом до Таджикистана. В Душанбе. И дальше — на Памир. Мы пробрались в горы. Он говорил, что там бывают пришельцы с других планет. А потом… стало страшно… Я убежал…

— Захватив с собой все продукты, — презрительно перебил Юра. — Предатель!

Гриша покраснел, возмущенно крикнул:

— Ты врун! Слонялся где-то полгода! Связался с какими-то ворами. Где взял то, что на тебе? А? На инопланетян не кивай! Не пройдет!

— Тихо! — с нажимом сказал воспитатель. — Вы слышали, Костенко и Яровая? Слышали? Вы добрались до гор Памира? А дальше что было с вами? Где вы были все лето? Что ели? Где взяли эту одежду? Я серьезно вас спрашиваю. Мы должны доложить на педагогическом совете все до мелочей. Скоро приедет новый директор. Что мы ему скажем? Сказочку расскажем? Да? Про… чудесный полет?

— Так это же правда, — взволнованно сказал Юра. — В горах мы нашли ракету… точнее, летающий аппарат… а потом полетели в космос… Иван Петрович, почему вы так страшно смотрите? Я же ничего не придумал!..

— Хватит врать! — еле сдерживаясь, процедил Андропов. — Чепурной, открой медицинский изолятор. Там они переночуют. Соловенко, марш к себе. Завтра — педагогический совет. Подумайте до утра. И дадите полный отчет о трех месяцах своих путешествий. Вот так. Не признаетесь — отправим в другой интернат. Пусть еще там с вами помучаются. А теперь — идите…


* * *

…Машина весело мчалась по проселочной дороге среди пшеничных полей. Золотые волны катились к горизонту. Теплый ветер шаловливо гнал густые клубы пыли над нивами, скрывая налившиеся колосья пушистой серой пеленой.

На ухабах подбрасывало, и тогда Юра крепче сжимал тоненькие пальцы Светланы, замирая от радости и нежности. А девочка улыбалась, рвалась навстречу певучему степном ветру, тихонько мурлыкала какую-то песню.

Иван Петрович недовольно кашлянул. Никогда ему не приходилось встречать таких подростков. Таких испорченных, таких невоспитанных! Откуда это в них? Взялись за руки, поют, радуются. Будто и не было вчера педсовета, будто это не их переводят в другой интернат!

— Юра, — резко сказал Андропов. — Брось руку!

Юра невинно спросил:

— Куда бросить?

Андропов вскипел.

— Оставь в покое руку Светланы.

— Она же не против, — мрачно сказал Юра, отворачиваясь.

Этого воспитатель уже не мог выдержать. Он угрожающе сказал:

— Вы, что себе думаете? На что надеетесь? Думаете, новые воспитатели погладят вас по головке?

Синие глаза Юрки лукаво блеснули. Он смиренно опустил веки и тяжело вздохнул.

— Мы исправимся, Иван Петрович. Исправимся. Благодаря вашему мудрому решению — отправить нас в другой интернат…

Воспитатель аж захрипел от возмущения, хотел что-то ответить, но машину подбросило, и он прикусил язык.

— Сдам вас, как неисправимых, — холодно процедил Андропов, глядя ледяным взглядом на Свету и Юру.

Юрка вспыхнул от обиды. Голубые глаза потемнели, золотой чубчик, казалось, нахохлился.

— Вы… не верите нам! Вы — черствый человек!.

Ссору между воспитателем и учениками прервал автомобильный сигнал. Навстречу грузовику, в котором ехали воспитанники, из долины выскочила голубая «Волга». Из окошка выглянул незнакомый седой мужчина. Он махнул рукой. Легковая машина остановилась. Остановился и грузовик. Андропов взглянул на мужчину, довольно улыбнулся.

— Николай Сергеевич! Наконец-то! Здравствуйте!

Мужчина захлопнул дверцу «Волги», подошел к машине, с интересом посмотрел на детей, кивнул Андропову.

— Здравствуйте. Кто это с вами?

— Те же. Костенко и Яровая. Беглецы. Вчера был педсовет. Жаль, вас не было. Не признались ни в чем…

— А в чем надо было признаться?

Андропов соскочил с кузова, подошел к мужчине, наклонился к нему, зашептал:

— Темная история. Вы же знаете — их не было целое лето. Кушать им надо было? Надо. Жить где-то надо? Надо. Мы их приперли! Где? Что? Как? Чем кормились? Где взяли одежду? Гляньте, какие у них наряды. Ясно — украли. А они в один голос твердят, что были на Венере…

— Как, как?

— На Венере. В один голос. Мы — к психиатру. Врач говорит, что здоровы. Итак — симулянты. Скрывают какое-то преступление. Мы не можем держать их у себя, они скомпрометировали наш интернат… Думаю, товарищ директор, что вы не будете сожалеть о таких…

— Хм… хм…

Новый директор исподлобья глянул на раздраженного Андропова, на мальчика и девочку, которые настороженно ожидали в кузове, не зная, о чем идет речь. Потом он мотнул головой, засмеялся.

— Сложная история. А вы расспросили их, как там?

— Где там? — не понял Андропов.

— Ну… на Венере?

— Да вы что, Николай Сергеевич? За кого вы меня принимаете?

— Как же так? Подростки дружно говорят, что были на Венере. Это же интересно. Пусть бы рассказали. И при всех учениках…

— Это уже, знаете, не педагогика… а детектив, — отрезал мрачно Андропов. — Попробуйте вы с ними… потом увидите!

— Попробую, — вздохнул директор. — Надо попробовать. А ну, дайте документы. Хм… Костенко Юрий… Сирота. Отец летчик. Погиб на боевом посту. Мать — умерла от потрясения. Так. Хм… А сын — преступник…

— Неисправимый, — подтвердил Андропов.

— Неисправимый… — глухо повторил директор, не поднимая взгляда от бумаг. — Девочка тоже — «неисправимая»? Мать умерла. Отец… отец неизвестен…

— Яблоко от яблони… — хмыкнув, сказал Андропов и осекся.

Директор смотрел на него холодным, строгим взглядом. Едва разжимая губы, сказал:

— У меня тоже… отец неизвестен…

— Простите, — сконфуженно буркнул Андропов. — Простите… Что же будем делать с этими?..

— Возвращайтесь назад. Я сам поговорю с ними. Вечером. Приводите их ко мне домой…

Удивленный Андропов мрачно вскарабкался в кузов. Дети растерянно переглядывались…


* * *

Светлана и Юра робко вошли во двор дома, где поселился новый директор. Он как раз поливал сливы, нося воду ведрами из колодца. Увидев детей, поставил ведра, пошел к ним навстречу, застегивая рубашку на груди. Поздоровался, подав обоим руку.

— Знаете, как меня зовут? Николай Сергеевич. А еще — дядя Коля. Это — для настоящих друзей. Так будем друзьями?

— Ладно… дядя Коля, — тихо сказал Юра.

Директор обнял детей обеими руками, потянул их под вековую сосну. Они шли за ним, удивленные, растерянные, все еще не веря переменам, произошедшим с ними за один день.

— Садитесь, — сказал директор. — Сюда, на лавочку. Слышите, как гудит сосна? Будто разговаривает. Очень люблю слушать. Так вот. Дела подождут… сейчас у меня к вам просьба… Иван Петрович сказал, будто бы вы были на Венере? Это правда?

— Правда, — тихонько выдохнула девушка.

— Были, — ясно посмотрел на Николая Сергеевича Юра.

— Тогда рассказывайте. И быстро. Я ничего так не люблю, как фантастику!

— Так это же не фантастика! — возразил Юра.

— Тем более, — весело ответил директор. — Рассказывайте. И ничего не пропускайте. Меня хлебом не корми — дай послушать всякие удивительные истории. Сам много чего повидал. Так кто же начнет? Ты, Юрик? Только смотри, все, с самого начала…

Юра переглянувшись с девушкой, пристально посмотрел на нового директора.

— А вы, действительно… или чтобы… посмеяться? Вы верите?

— Конечно! — воскликнул Николай Сергеевич. — Какой ты чудак! А зачем вам было врать? Да еще и вдвоем? Только одно мне странно… Вроде бы наши корабли на Венеру еще не садились?..

— А мы не на земных ракетах, — ввязалась в разговор Светлана. — Мы на их…

— У них не ракеты, — заметил Юра. — Магнитная тяга…

Николай Сергеевич аж подскочил от нетерпения.

— Э, голубки, что же вы из меня жилы-то тяните. Поскорей начинайте. Если Юра что-то забудет, ты, Светлана, напомни. Договорились?

Настороженность в синих глазах парня растаяла, свободнее вздохнула Света. Юра задумался, глядя на правобережные утесы Днепра. Николай Сергеевич поглядывал на серьезные лица подростков, почему-то волнуясь. Глубинным чутьем он понял, что судьба открыла ему в обычной повседневной жизни такую таинственную страницу, которую не каждому повезет прочитать…

Глава первая КОСМИЧЕСКИЙ ПОЛЕТ

ПОИСКИ

— …И вот мы на Памире, — продолжал Юра. — Это удивительное путешествие началось там. Где-то далеко-далеко внизу цветущие долины, зеленые деревья, широкие полноводные реки, шумные города и села. Здесь — совсем другой мир. Будто на чужой планете…

Сиреневые, красные, черные скалы.

Под ними, над ними, торосы, наледи, снежные сугробы, фирновые поля. Причудливо переплетаются между собой ледники, целятся в чистое, безоблачное небо шипами острых копий, переливаются в солнечных лучах искрящимися радугами.

Тишина. Полная тишина.

Не слышно пения птиц. Не зашуршат листьями ветви деревьев. Вверху — глубокая синева. Внизу — ослепительная белизна.

— Юрик… Глаза болят… Режет веки…

— Это я виноват, Света… Надо было купить темные очки… Забыл… Смотри себе под ноги… Ну, как? Легче?

— Легче… Спасибо, Юрик…

— Хочешь есть?

— Не хочу!

— Ты же сегодня ничего не ела?

— Все равно, не хочется… Мне кажется, что я стала легкая-легкая… Вот-вот поднимусь в воздух и полечу…

Юра, вздохнув, искоса посмотрел на худенькую фигурку девочки, на ее осунувшееся лицо.

— Странно, — улыбается Света. — Пять дней мы идем… Такие горы, обрывы… Съели одну пачку сахара… А еще живы…

— Солнце, — сказал Юра. — Космические лучи… Некоторые ученые говорят, что в горах, высоко над землей, есть можно меньше…

— Юрик… А ты еще веришь, что мы найдем их?

Парень ничего не отвечает. Он лишь молча смотрит ей в глаза. В его голубом взгляде девочка читает мужество. И волна нежности поднимается в груди Светланы, порождая чувство безграничного доверия к товарищу. Откуда у него такая сила? Кто дал ему такое терпение? Девочка знает, что в самые трудные минуты можно смело положиться на Юру… в бою… в походе… в нужде. И в радости тоже.


Под лучами солнца тают ледяные сосульки. Под ботинками тихо поскрипывает снег.

— Где мы будем ночевать сегодня, Юра? Снег вокруг…

— Выберем скалу… Из рюкзаков сделаем подстилку. Чтобы не холодило. Будем спать по очереди… Чтобы не замерзнуть…

Неожиданно за скалами послышался оглушительный рокот. Света, от неожиданности прижалась к парню.

— Что это?

Юра схватил девушку за руку. Спрятались за глыбой. Грохот приближался.

— Света! Вертолет. Кружит над горами. Наверное, ищет…

— Нас?

— Может, и нас… Григорий Соловенко все рассказал геологам. Это точно… А они послали вертолет.

— Что будем делать?

— Не знаю…

Зеленая исполинская стрекоза, оглушительно гремя, проходит над торосами. Беглецы переглядываются, молчат. Только выглянешь — на снегу их сразу заметят. Подберут. Накормят. Отвезут домой. Там накажут, зато снова все будет, как раньше. Без опасностей, без забот, без призрака голодной смерти, без глубоких ущелий, без ночного пронизывающего холода…

Светлана вздыхает. Отворачивается. Будто и нет ничего. Будто и не было в небе вертолета.

Юра победно усмехнулся. И когда машина исчезла за горами, взял девушку за руку.

— Пойдем дальше…

Снова кристально-прозрачные ледяные кристаллы, марево радужных красок торосов, однообразные снежные поля. Сколько еще им идти? Куда? Не химеру-ли они ищут?

— Юрик… Уже семь дней прошло…

— Семь, Света… Сахара осталось десять кусочков…

— Если не найдем их… даже обратно не вернемся…

— Найдем…

— А если нет?

— Найдем…

— Ноги слабеют… Трудно идти… И холодно мне…

Светлана садится на рюкзак, складывает тоненькие руки-струйки на коленях, смотрит в небо. Какое оно синее-синее. Кажется даже черное…

— Почему такое черное небо, Юрик?

— Потому что воздух разреженный… Почти как в космосе…

— Поэтому, наверное, колет в груди…

Юра молчит. Что ему сказать? Чем утешить? Где-то в глубине души кричит голос совести — он повел девушку на гибель, а другой голос успокаивает, утверждает единственное решение — идти до конца. Иначе он будет презирать себя, никогда не простит себе слабости!

— Юрик! Опять вертолет над нами!

— Где?

Парень заметил серебристую машину. Она быстро снижалась, падала вниз.



— Светланка, — взволнованно говорит он. — Это не вертолет.

— А что же?

— Ты слышишь? Не гремит… Ни звука… И форма… Будто чечевица…

— Юрик… может, это…

— Светланка… это ОНИ…

Безумно забилось сердце. Не верится! Не может быть! А что, если — правда! Неужели их безумная мечта не обманула? Неужели они достигли цели?

Горят глаза, от волнения бледнеют щеки. Взгляды путешественников не отрываются от странного предмета. Серебристая чечевица уже медленно садится за недалекими торосами.

— Бежим!

— Бежим, Юра!

Они хватают рюкзаки, надевают их. Широко раскрывая рты, вдыхают разреженный воздух, спешат по скрипящему снегу.

За сиреневой скалой открывается широкая ледяная площадка. Там стоит сказочный летающий корабль. Юра останавливает девушку, тянет ее к скале.

— Подожди… Посмотрим, что будет дальше…

— А, может, выйдем… ОНИ увидят нас… тоже выйдут…

— Нельзя. Неизвестно, кто там, что… О, смотри…

В серебристом корабле открылся люк. В темном проеме появилась вертикально стоящая фигура. Юра судорожно сжал руку девушки.

— Света… Посмотри… Похож на человека…

Существо повертело закрытой металлом головой. Подпрыгнуло. Раз, второй… Поскакало к ближайшей скале. Коснулось ее рукой. Из-под руки посыпались искры. На снег упал кусок базальта. Существо нагнулось, взяло этот кусок, спрятало куда-то внутрь.



— Света, — взволнованно проговорил Юра. — Это не человек. Это робот..

— Почему ты так думаешь?

— Видишь — движения у него судорожные, механические. Складывает камни внутрь. Из пальцев вылетает электрический заряд…

— А может, люди внутри?

— Может, там вообще никого нет. Знаешь, что?

— Что?

— Бежим туда. Спрячемся. Робот не заметит. И мы полетим с ним на его планету…

— А там?

— А там разумные существа помогут. И обратно отправят. Согласна?

— Бежим!

Робот скрылся за скалой. Путешественники бросились через снежное поле к аппарату. Юрке показалось, будто его обдало горячей волной. Еще немного! Уже недалеко отверстие люка. Что-то мешало, останавливало, не позволяло идти вперед. Получилось!

Корабль качнулся. Громко загремел под ногами земных детей металлический пол. Матово-белые стены, сферический коридор, блеск разноцветных светящихся огоньков на потолке.

Двери с мягким шорохом закрылись. Светлана побледнела, вцепилась в рукав друга.

— Ты видишь — мы отрезаны… Обратно не выйдешь.

Пол качнулся под ногами. Путешественники упали.

Послышался тонкий свист.

БЕЗДНА

Вибрация усиливалась. Юра почувствовал, как все тело сотрясает дрожь. Сердце колотилось так сильно, что трудно было дышать. Он посмотрел на Светлану. В призрачном голубом сиянии, исходившим от стен, были видны широко открытые глаза девочки.

— Что с нами? — прошептала она.

— Не знаю…

— Почему пол дрожит?

— Поищем выход… или хотя-бы иллюминатор…

Он поднялся на ноги, держась за стенки, помог встать Свете. Вместе они медленно начали пробираться по коридору, кольцом охватывавшему весь корабль. В одном месте проход повернул направо. Друзья оказались в невысоком круглом помещении. В центре его стояло два низких кресла.

— Кресла, — сказал Юра. — Корабль рассчитан на людей…

— Где же они?

— Может, на этот раз полетел один робот…

— Сядем? Я устала…

— Сядем… Потом поищем выход…

Юра помог Светлане снять с плеч рюкзак, освободился от своего. Затем они осторожно сели в кресла, покрытые каким-то нежно-салатовым материалом.

В тот же миг стены корабля растаяли, исчезли. Света вскрикнула. Перед детьми раскрылся необъятный космический простор.

Черно-фиолетовая бездна сияла мириадами звезд. Они не мерцали, как на Земле, а горели спокойным, ровным светом. Среди звезд виднелся розовый диск Солнца. Можно было смотреть на него простым глазом — его сияние не слепило.

А внизу, под ногами, плыло полушарие Земли. Укутанная облаками планета удалялась, медленно вращаясь.

— Юрик! — вскрикнула девушка. — Мы полетели!

— Вижу!

— Что делать? Куда занесет нас эта штуковина?

— Не знаю!

— Я боюсь! Я хочу назад!..

Не успела Света сказать это, как Земля начала стремительно приближаться. А точнее, корабль помчался обратно к планете.

Вот он пробил облака, ринулся на острые пики гор. Светлана с ужасом ухватилась за руку Юрки, закричала:

— Мы разобьемся!..

Лоб парня покрылся испариной. Он лихорадочно соображал, что делать. Как не допустить катастрофы? Ведь здесь должно быть управление? Может, даже автоматическое!

Горы были совсем рядом. Сейчас случится страшное! Юра до боли в голове напряг мысли, пытаясь отдалить роковой удар.

— Назад! Назад — в Космос! Подальше от планеты! Мы не хотим погибать! — закричал он.

Корабль пробил пелену облаков. Вышел в звездный океан.

Юра облегченно вздохнул, взглянул на девочку. Она, закрыв глаза ладонями, тихонько всхлипывала.

— Света… Светланка… Что с тобой?

— Мы еще не разбились? — прошептала она.

Юра засмеялся.

— Раз сидим спокойно, значит не разбились… Мы снова среди звезд…

— А куда он нас понесет?

— Не знаю… Главное, что он послушался нас…

— Кто послушался? — удивилась девочка.

— Корабль. Ты захотела — он помчался к Земле. Я захотел — рванул обратно, в Космос. Здорово?

— А что же теперь? Как же нам вернуться на Землю? Может, заставить его?..

— А как? Надо же уметь посадить осторожно. А мы не умеем… Пусть лучше летит, куда сам знает…

— А как же… Земля…

Юра помолчал. Потом пристально посмотрел на подругу. Сказал задумчиво:

— Мы так долго искали… А теперь, когда нашли — в кусты?.. Света… Пусть летит… Ты только подумай — мы летим в Космосе. Этот корабль, вероятно, создан разумными существами! И воздух, — ты чувствуешь, — здесь, в кабине, наш, земной. Можно дышать…

— Я не буду бояться, — сказала Света, глядя заплаканными глазами на парня. — Это я сначала испугалась… А теперь не боюсь… Пусть летит, куда хочет…

— Вот будет разговоров, когда вернемся! — радостно сказал Юра. — А может, нам повезет захватить корабль с собой. Наши ученые разберутся, что к чему. И построят такие же аппараты…

— А мы выучимся на космонавтов, — добавила Светлана. — И будем летать на них…

— Точно!

— Юрик! Ты посмотри, какая Земля маленькая!

Действительно, родная планета быстро уменьшалась, терялась в Космосе, превращалась в зеленоватую блестящую вишню. Таинственно горели звезды в бесконечности, среди темной бездны весело улыбалось Солнце, едва слышно гудели где-то невидимые приборы корабля.

— Юра… А ты знаешь, куда он летит?

— Не знаю… как будто, от Солнца… Может, на Марс… или на Юпитер…

— А что, если на какую-нибудь другую планету?

Парень вздохнул, пожал плечами.

Девочка замолчала. Задумалась. В сердце входило спокойствие — странное, неизвестное ей раньше спокойствие. А таинственный корабль серебристой стрелой пронизывал пространство, неся двух земных детей в бездну неба…

МАРС

— Света… Ты слышишь меня?

— Слышу…

— Что такое? Я как будто спал…

— И я… Не заметила, как заснула…

— И есть не хочется, совсем не хочется… И воды не хочется… А тебе?

— И мне…

— Странно… Почему так?

— Не знаю…

— Где мы сейчас?

— А кто его знает? Какая-то планета впереди. Увеличивается…

— Красная. А у нее звездочка…

— Не одна, а две. Видишь?

— Вижу…

— Наверное, Марс. Точно Марс. А это спутники — Фобос и Деймос…

Шар планеты все увеличивался, закрывал звезды. Четче проступали на красном фоне темно-синие пояса, цепочки пятен, темные «моря».



— Может, вернемся обратно? — неуверенно спросила девочка.

— Куда? Пусть летит, как знает. У него программа. Закрой глаза. Молчи. А то разобьемся.

Светлана закрыла глаза руками. Юра тоже молчал, смотрел себе под ноги, волновался. Почему корабль принес их сюда? Неужели посланцы живут на Марсе? Неужели фантазии выдающихся ученых верны?

Прошло немного времени. Или, может, много? Нельзя было определить. Уши словно заложило ватой. Исчезли все звуки. Лишь ожидание. Бесконечное ожидание…

Наконец, корабль вздрогнул. Замер.

Юра посмотрел вокруг. Звезд не было. Не было черного космоса. За прозрачными стенами синело небо. По нему плыли пряди жидких желтоватых облаков. На горизонте темнели зубцы низких холмов. Совсем недалеко от корабля кудрявились густые заросли деревьев. Их листья сверкали под лучами далекого Солнца металлическим блеском.

— Светочка… Света, — позвал Юра.

— Что? Где мы?

— На Земле… то бишь, на Марсе…

— Сели?

— Да. Все хорошо…

Девочка открыла глаза, облегченно вздохнула, с губ ее сорвался возглас удивления. Она долго разглядывала пейзаж чужой планеты. Потом прошептала:

— Словно во сне… Даже не верится…

— А, может, это и правда, сон? Скажешь кому-нибудь на Земле — не поверят…

— Ущипни меня. Ой, зачем так больно? Не сплю, Юрик! Что же дальше? Выйдем?

— А как выйти? Может, местные жители появятся? Помогут…

— Не видно никого. Пусто вокруг…

— Встанем, поищем…

Юра встал с кресла, помог девочке. Стены сразу стали непрозрачными. Парень восхищенно покачал головой.

— Автоматика. Все связано с человеком. Сел — сразу все становится прозрачным. Встал — не видно! Здорово!

— Выйдем, Юра? У меня уже ноги затекли… Хочется походить…

— Выйдем… Только подожди. Здесь же воздух должен быть разреженным. Мы задохнемся…

— Что же делать?

— Поищем. Хозяева корабля бывают на разных планетах. У них должны быть маски, скафандры. О, Света, посмотри! В нише — несколько масок. С баллончиками. И ремни у них…

Юра примерил небольшую голубую маску. Она плотно прижалась ко рту: вдохнул свежий, ароматный воздух.

— Годится, — сняв маску, радостно сказал парень. — Надевай и ты.

Они прицепили к груди баллончики, натянули маски, стали похожими на каких-то странных чудовищ с хоботами.

Юра взял Светлану за руку, пошел по коридору. Внимательно осматривал стены, присматривался к мигающим светящимся огонькам на потолке. Где же двери? Как найти выход?

Путешественники натолкнулись на перегородку. Остановились. Быстро и бесшумно расступились стены, появился овальный проем. Снаружи пахнуло морозным воздухом. Юра посмотрел на девочку, неожиданно снял маску, вздохнул.

— Что ты делаешь? — приглушенно воскликнула Света. — Задохнешься!

— Можно дышать, — победно сказал Юра. — Трудно… Но можно. Как у нас высоко в горах… Ну, попробуй и ты. Без маски удобнее.

Светлана осторожно сняла маску и смело вышла наружу вслед за другом. Затем остановилась.

— А как же наши рюкзаки?

— Не пропадут, — усмехнулся Юра. — Там несколько кусочков сахара. Что он тебе даст?

Они зашагали по чужой планете. Под ногами тихо скрипел рыжий песок. Дышалось трудно. Воздух был холодный, разреженный. Юра снова натянул маску. Слабо грел маленький диск Солнца. В его призрачном свете слегка покачивались синие, словно сказочные деревья.

Юра взглянул на серебристый корабль, на деревья. Облизал пересохшие губы.

— А знаешь — захотелось есть… А тебе?

— И мне… И пить хочу…

— Поищем?

— Поищем…

Они дружно пошли к деревьям. Под ногами росли какие-то мясистые растения с фиолетовыми цветами. Юра сорвал одно. Оно впилось в его пальцы, обрызгало коричневой жидкостью. Парень вскрикнул, отбросил растение.

— Какое бешеное! Хуже, чем наша крапива!

— А ты не трогай! — засмеялась Света.

— Хотел попробовать… Может, съедобное!

— Смотри, как бы тебя кто-нибудь не попробовал…

Юра мрачно посмотрел на подругу.

— А что — все может быть… Это совсем другой мир…

На черных, бархатных стволах причудливо вились спиральные узоры, широко раскрывались веера листьев навстречу солнечным лучам. Между листьями блестели круглые орешки. Юра протянул руку, коснулся одного плода пальцем, отдернул назад.

— Не кусается? — поинтересовалась девочка.

— Как будто, нет. Надо попробовать…

Он уже смелее сорвал орешек, положил на ладонь. Орешек не шевелился, не кусался, словом, никак не протестовал. Тогда парень взял его в рот, раскусил. Хрустнула скорлупа. Из середины выпало небольшое фиолетовое зерно. Юра поколебался, потом махнул рукой.

— Будь что будет!

Он пожевал зернышко, проглотил. Вкус был терпкий, но приятный.

— Ну как? — нетерпеливо спросила Света.

— Хорошо! Нектар!

Тогда девочка начала ловко обрывать обильные плоды в подол юбки. Юра помогал ей. Вскоре они уже сидели на каменистой круче и уплетали вкусные марсианские плоды.

Поев, Юра весело сказал:

— Не погибнем…

— Не погибнем, — согласилась девочка. — Только пить хочется…

— Поищем. Видишь, здесь долина. Может, там есть какой-нибудь источник. Или озеро…

Путешественники спустились в долину. Миновали заросли синих плодовых деревьев, черно-зеленых кустов и блестящих лишайников, которые покрывали верхушки холмов.

В долине голубели травы или, может быть, мхи. Среди них блестела жидкость. Юра наклонился, обмакнул палец. Попробовал на язык.

— Вода. Холодная родниковая вода…

Он раздвинул мох, набрал в ладони воды, поднес девочке. Светлана жадно отхлебнула, с наслаждением напилась.

— Ох, и вкусно! Никогда не пила такой вкусной воды. Еще!

Путешественники повеселели.

— Теперь надо поискать хозяев, — сказал Юра.

— Марсиан?

— Да… А так — куда мы пойдем? Хозяева покажут нам свою планету, попросим их вернуть нас на Землю…

Светлана мечтательно взглянула в небо, на ее глаза навернулись слезы.

— Хочется домой, Юра… очень хочется… Интересно в чужом мире… а своя родина самая лучшая…

— Не плачь, Светланка.

Путешественники возвращались к кораблю, выискивая свои следы на песке. По дороге еще нарвали плодов. В одном месте Света даже вскрикнула от восторга, рассматривая густой куст с яркими, кроваво-красными цветами. От цветов шел удушливый пряный запах. Девочка протянула руку к кусту.

Юра предостерегающе крикнул. Длинные тонкие ветви куста качнулись вперед, опутали Свету, потащили к себе. Девочка заметалась, закричала. Юра бросился к ней.



«Куст» поднялся над песком, дыхнул на парня удушающим туманом и поднял девочку в воздух.

— Юра! — глухо простонала Света. — Юю… ра…

— Света! — в отчаянии закричал мальчик. — Светочка…

«Куст» со своей жертвой исчез за деревьями. Холод одиночества охватил Юрку. Он упал на землю Марса и зарыдал, по-детски — громко, неудержимо…

Глава вторая В НОВОМ МИРЕ

СВЕТА В ОПАСНОСТИ

Что это — сон или явь?

Где он? Что с ним?

Может, он сейчас проснется… И не будет вокруг чужого пейзажа, причудливых деревьев, глубокого темно-синего неба… И послышится серебряный смех Светланки, приветливо засверкают ее глаза…

Юра с безумной надеждой осмотрелся вокруг. Нет, не проходит кошмар. Все правда. Он на чужой планете, один. Что делать? Что придумать?

Он вскочил, побежал по следам к кораблю. Воздуха не хватало. Парень надел маску. Вместе со струйкой свежего воздуха пришли новые силы. Юра ускорил бег. Хоть бы одно живое существо! Хоть бы встретить марсианина! Неужели не поймет, не поможет? Не может быть.

Как и раньше, серебристая чечевица неподвижно стоит на рыжем холме. Чернеет отверстие входа. Юра на мгновение задержался возле него, задумался.

Может, попробовать разыскать Свету на этом корабле… Он летает быстро, но кто же будет управлять полетом?

Парень вошел в коридор, снял маску. Люк бесшумно закрылся. Юра добежал до отсека управления, сел в кресло. И вновь растаяли стены, стали прозрачными. Равнодушно плыли редкие облака в далеком небе, качались в долине призрачные деревья.

— Что же делать? Что делать? — в отчаянии прошептал Юра. — Где искать ее?

— Какие-действия-нужны? — раздался совсем рядом спокойный монотонный голос.

Юра вздрогнул, испуганно оглянулся. Кто это? Кто сказал? Или ему мерещится? Страшно…

— Кто… говорит? — наконец пробормотал он.

— Я, — прозвучал деловитый ответ.

Юра еще больше удивился, но страх прошел. Он заметил, что звук раздается откуда-то сверху. Вероятно, это был голос робота. Но откуда он знает земной язык?

— Кто ты? — робко спросил парень.

— Друг-твой, — чеканя слова, сказал кто-то сверху. — Я-принес-тебя-и-еще одно-существо-на-эту-планету.

Юра обрадовался. Итак, это управляющий кораблем робот. Он понимает язык. Можно с ним посоветоваться. Волнуясь, уже надеясь на что-то, парень сказал:

— Мы вышли, искали пищу и воду. Светлану схватило и утащило странное животное или растение. Я не знаю, куда, не знаю, что с ней. Надо разыскать ее…

— Кто-такая-Светлана? — поинтересовался голос.

— Моя подруга. Та, что была со мной…

— Понял. Второе-существо-что-не-вернулось-на-корабль.

— Да, да. Можно найти ее?

— Можно.

— Прошу вас, надо спешить. Что надо делать?

— Сиди-спокойно. Жди.

Прозрачные стены корабля снова затуманились. Стали непроницаемыми. Затем на них засияли светящиеся полосы, которые сплетались в густую сетку. Из их мерцающих переплетений возникали образы марсианских пейзажей. Деревья, холмы, глубокие долины, узкие ручьи, что струились между зарослями. Пейзажи калейдоскопически менялись, взгляд экранов углублялся все дальше и дальше.

Вот перед Юрой появилась густая роща голубых деревьев. Среди них много деревьев с кровавыми цветами. Они собираются возле высокой скалы, парят в воздухе. На скале подвешены какие-то блестящие коконы. «Кусты» с красными цветами старательно обрабатывают еще один кокон, прикрепляя его к скале.

— Паразитарная-форма-жизни, — сказал голос. — Низкая-ступень-эволюции. Живет-ест-живет. Запасы-биологического-материала.

— Это она, — с ужасом воскликнул Юра, вглядываясь в этот последний кокон. — Они ее убьют!

— Летим-туда, — решительно заявил голос.

— Скорее, — воскликнул Юра, — скорее.

Видение далекой долины исчезло. Стены вновь стали прозрачными. Поверхность планеты колыхнулась, начала удаляться. Юра увидел, как молниеносно проплывали под кораблем пустыни и заросли Марса. Где-то далеко засверкали среди песков шпили странных зданий, руины концентрических стен.

— Неужели разумные существа? — пробормотал Юра.

— Следы-деятельности, — объяснил голос. — Теперь-перерыв-эволюции.

— Так что — марсиан нет? — с грустью спросил Юра. — Они погибли?

— Нет-они-есть-их-мало. Планета-холодная-мало-энергии-от-Солнца. Они-ищут-новые-пути-развития.

— А почему ты оставил на Земле своего хозяина? — спросил Юра. — Почему полетел с нами?

— Хозяин-человек. Тот-не-хозяин — механизм. Преимущество. Люди-вошли. Люди-программа-полет-на-Марс.

«Теперь все понятно, — подумал Юра. — Хотя управляющий кораблем робот и умеет разговаривать, но самостоятельно мыслить не может».

— Прибыли, — сказал голос. — Нужно-освободить-разумное-существо.

Юра увидел, как засуетились возле скалы летающие «кусты». Они нахохлились, окутались туманным облаком, защищая свою добычу. А Светланка уже была спеленута прозрачными толстыми нитями. И подвешена рядом с другими коконами на скале.

— Надо забрать ее, — заволновался парень.

— Одно-мгновение, — заверил голос.

Юра увидел, как из стенок корабля выдвинулись две руки и оборвали нить. Затем они осторожно внесли «кокон» с человеком в отверстие люка, положили на пол.

— Теперь-действуй-сам, — сказал голос.



Юра бросился по коридору к люку. Склонился над лежащей на полу неподвижной фигурой.

В сиянии голубых огоньков, мигавших на потолке, парень увидел мертвенно-бледное лицо девочки, ее наполненные страданием глаза.

— Задыхаюсь, — прошептала она. — Не хватает… воздуха…

Юра выхватил из кармана складной ножик, раскрыл его, дрожащими руками начал перерезать упругие, скользкие нити. Наконец Света была свободна. Она пошевелила затекшими руками, села на пол, всхлипнула.

— Я так испугалась…

— Еще бы не испугаться, — пробормотал Юра, скрывая нежность. — Повесили тебя коптиться на солнце, словно окорок…

— А откуда ты узнал, где я?..

— Не я, а робот. Он здесь — на корабле. Умная машина…

— Значит, мы сможем вернуться? — с надеждой спросила Света.

— Попробуем. Можешь встать?

Парень помог девочке подняться, повел в каюту. Она устало опустилась в кресло. А когда за прозрачной стеной возникли изображения скалы с висящими на ней коконами, Светлана с отвращением воскликнула:

— Бежим отсюда! Скорее!..

— Теперь они не страшны, — успокоил ее Юра.

Летающие «кусты» яростно наскакивали на серебристую машину, но, встречая невидимую упругую защиту, отлетали к скале.

— Чужой мир, — прошептала девочка. — Не видно людей. Холодно, неприятно. Хочу домой…

— Жду-ваших-приказов, — сообщил голос с потолка.

Светлана удивленно посмотрела вверх.

— Это он? Разумный робот?

— Он, — кивнул головой Юра. — Твой спаситель. — А потом добавил, адресуя свои слова роботу: — Мы хотим домой. Лети домой.

— Принято, — сказал голос.

Поплыли вниз пустыни, высокая скала, чащи голубых деревьев, хищные «кусты» с красными цветами. Потемнело небо, засияло яркими звездами. Марс превратился в гигантскую туманную чашу, заблестел красноватым цветом.

Светлана держала парня за руку.

— Не верится, Юрик… Было ли все это? Или нет?

— Мне тоже…

— Какой странный мир! Какие опасности везде…

— Ты что — очень испугалась? И уже не хочешь в Космос?

Светлана подумала, отрицательно покачала головой.

— Нет. Хочу. Только надо силы и знания. Мы же ничего не знаем… Ничего…

— Узнаем, — заверил Юра. — Лишь бы желание было. И смелость. Я рад, что ты не очень испугалась. Ты молодчина, Светочка. Ты настоящий парень…

Девочка улыбнулась, закрыла уставшие глаза.

— А теперь спать… Спать… Когда будем дома — разбудишь меня. Хорошо, Юрик?

— Хорошо, Света…

НЕОЖИДАННОСТЬ

Юра не заметил, как уснул. Сквозь дрему, ему мерещились родные леса, совсем рядом слышались голоса товарищей, чувствовалось теплое дыхание ветра дувшего с правобережных степей. Гудят в траве шмели, радостью заливается жаворонок в небе, шепчут о чем-то своем травы и цветы, звенит игривая волна днепровского течения.

Хочется броситься в прохладную струю, искупаться. Вот сейчас он откроет глаза, вскочит на ноги, вместе со Светланкой бросится бегом, бегом к берегу…

Что такое? Где они?

Корабль уже не в Космосе. Он стоит на земле. Но где именно? Почему за стенами такой странный пейзаж?

Серебристые плакучие деревья, прозрачно-сиреневые озера, чудесные круглые строения по берегами.

— Света! Вставай, Света!

— Да? Что?

— Мы прилетели…

— Домой? Ой, как здорово, Юрка.

— Да нет! — мрачно сказал Юра. — Посмотри — вокруг что-то странное. На Земле такого нет…

— Это-не-Земля, — раздался спокойный голос сверху. — Вы-сказали-домой я-вернулся-домой — на-планету-Венера.

— Венера! — прошептал Юра. — Вот это, да! Скорее пойдем наружу. Может, увидим людей. А то с машиной не договоришься.

— Напрасно-так-думаете, — заявил голос. — Надо-точнее-выражать-мысли. Покиньте-корабль. Я-полечу-для-пополнения-запасов-энергии.

Юра со Светланой захватили свои рюкзаки и вышли из аппарата. Корабль тут же поднялся в воздух, поплыл над головами, исчез за деревьями.

Друзья начали осматриваться вокруг. Они стояли посреди большой поляны, заросшей густой голубовато-сиреневой травой. Там и сям звездами расцветали огненные цветы, снова исчезали, словно утренняя роса переливались радугой на солнце. Небо было какое-то призрачное, бледно-голубое, на нем смутно виднелся гигантский диск Солнца.

— Странно, — тихо сказал Юра. — Очень странно. Раньше ученые думали, что на Венере бури, ураганы, пустыни, страшная жара. А здесь — прохладно, приятно. И растения растут. И люди…

— И развитая цивилизация, — добавила Светлана восторженно. — Облаков почти нет, видно Солнце. В книгах писали, что Венера окружена сплошными облаками, сквозь которые не видно поверхности.

— Может, это только кажется, — заявил Юра. — Плотная атмосфера отражает солнечный свет, нам и кажется, что это облака…

— А что мы будем делать, Юрик? — растерянно спросила девочка. — Здесь сказочно… волшебно… но куда мы пойдем?

— Поищем людей, — решительно сказал парень. — Посмотрим на их жизнь, а потом попросим отправить нас обратно…

— Хорошо, — обрадовалась Светлана. — Только не будет ли здесь так же, как на Марсе?

— Не бросайся к цветам или плодам, — назидательно сказал Юра. — Надо знать, что можно есть, а что нет… Пойдем…

Он закинул рюкзак за плечи, двинулся к озеру. Светлана — за ним. На берегу, возле небольшой лодки, возился человек. Настоящий человек… На нем был бледно-зеленый легкий костюм.

Юра взволнованно крикнул:

— Послушайте! Я не знаю, понимаете ли вы меня… Мы с другой планеты…

Человек на мгновение повернул лицо к детям, скользнув взглядом по их фигурам. В больших голубых глазах не отразилось ни удивления, ни даже любопытства. Человек прыгнул в лодку, которая закачалась на воде. Раздался голос:

— Я понимаю вас. Как и всех остальных. Что вы хотите?

— Мы хотели бы вернуться на свою планету, — сказал Юра.

— Пожалуйста, — пожал плечами незнакомец. — Вы же как-то прибыли сюда? Так и возвращайтесь…

Лодка поплыла. Человек махнул рукой, сел на сиденье. Вскоре он скрылся за стеной раскидистых водяных растений.

— Что он сказал? — удивилась девочка.

— Чтобы мы возвращались так же, как прибыли сюда.

— Спасибо ему. Будто это просто, словно в трамвае прокатиться. Откуда мы знаем, как возвращаться?

— Видимо, для них это просто, — задумчиво сказал Юра. — Может, они привыкли к посещению инопланетных пришельцев. — Если бы такое произошло на Земле — знаешь, какая была бы сенсация?!

Из воды вдруг выглянула голова рыбы и медленно стала приближаться к берегу.

— Смотри, смотри, — закричал Юра, — какая здоровенная рыбина!



Рыба выпрыгнула из воды, пролетела над головами детей. Юра, разинув рот от удивления, наблюдал за ней.

— На Земле тоже есть летающие рыбы, — сказал он. — Но так долго они не летают. Выпрыгнут и сразу падают…

Рыбина подлетела, затрепетала прозрачными крылышками над головой парня. Открыла круглый рот.

— Так, это же на Земле, — поучительно сказала она. — Там ниже эволюция.

Дети оторопели. Молчали, переглядывались. Рыба сделала еще один круг в воздухе, снова остановилась, помахивая радужными крыльями.

— Это ты говорила? — наконец спросил Юра. — Или нам показалось?

— Я, — подтвердила рыба. — А что?

— Как же так? Кто тебя научил?

— Родственники, — пояснила рыба. — Меня научили родственники. А разве тебя не они научили?

— Родственники, — ответил озадаченный Юра. — Но я не знал, что рыбы могут говорить. У нас на Земле…

— А, — перебила его рыба, — так вы с Земли. Тогда ясно. На Венере по-другому. Здесь умеют разговаривать и животные, и птицы, и рыбы. Смотрите, изучайте, удивляйтесь. Желаю радости…

Рыбина игриво метнулась над берегом, с разгона нырнула в воду и уплыла.

— Вот так! — покачав головой, сказал Юра. — Никогда бы не подумал…

— А чего, — возразила Светлана. — Ничего удивительного здесь нет, если подумать. Если у них выше цивилизация, то они вместо кибермашин развивают живой мир. Понял? Дружба людей и животного мира. Это здорово…

— Здорово, — согласился Юра. — Только как-то странно мне среди этих серебряных деревьев, среди говорящих рыб…

— А мне рыба нравится, — улыбнулась девочка. — Я бы хотела, чтобы наши животные тоже разговаривали. Собаки, например. А то смотрит, смотрит тебе в глаза, чуть не буравит тебя взглядом, а сказать ничего не может…

— Правда, — вздохнул Юра. — И все же домой хочется. В сосновые леса, березовые рощи, на луга днепровские… Пойдем, поищем еще кого-нибудь. Смотри, — за теми деревьями дом. Может, там есть люди.

НЕОЖИДАННЫЙ ДРУГ

Белоснежный дом из непрозрачного материала, похожего на пластмассу, был весь укрыт вьюнком с серебристыми листьями и розовыми цветами. Дети вошли в широкий овальный вход, прислушиваясь, оглядываясь. Нигде никого. Ни души!

— Где они? — удивилась девочка. — Словно вымерли. Очень мало людей…

— А может, это пустынное место, — предположил Юра. — Как, скажем, в Средней Азии…

— Может… Тсс… Тихо… Здесь кто-то есть…

В просторном круглом помещении у стены стоял среднего роста мальчик в шортах и голубой безрукавке. Он держал в руках тонкую трубочку. Из трубочки била струйка красочного тумана, ложилась на стену разнообразными цветами. Парень творил картину. Уже можно было рассмотреть туманную даль, огромное Солнце, причудливые деревья, летающие корабли в пространстве.

Юра кашлянул. Парень вздрогнул, оглянулся. Потом приветливо поднял руку.

— А я думал — хозяева пришли, — послышался мелодичный колос.

— А ты не хозяин? — спросил Юра.

— Нет. Я из Солнечного Союза. Третий сектор. Сбежал…

— Как сбежал? — заинтересовалась Света.

— А так. Скучно стало. Наши изучали историю прошлых веков. А мне стало скучно. Так я создал своего двойника — кибера. Пусть он послушает. А сам сбежал. И решил сделать хозяевам этого дома подарок — картину. Вам нравится?

— Угу, — сказал Юра. — А они что — просили тебя?

— Нет, не просили. Я сам. Хочется сделать приятное друзьям…

— Как наши тимуровцы, — прошептала Света. — Он добрый парень. Убежал, как и мы, Может, попросим?..

— Из какого вы сектора? — спросил парень.

— Мы с Земли, — сказал Юра, тяжело вздыхая. — Мы случайно сюда прилетели. В горах нашли корабль. Сели. Он и полетел — сначала на Марс, а потом на Венеру. А теперь никто не хочет нам помочь…

Парень усмехнулся, дружески коснулся плеча Юрки. Подмигнул, совсем так же, как земные мальчишки. Потом на мгновение задумался. Какая-то мысль тучкой пробежала по его высокому чистому лбу.

— У меня корабля нет, — наконец, сказал он. — У хозяина этого дома есть. Без разрешения брать корабль нельзя. Но для друзей с другой планеты я сделаю это. А потом пусть меня накажут. Я все расскажу, когда вернусь. Вы молодцы, что полетели в Космос… Таким надо помочь.

— Слушай, друг, а как тебя зовут? — не сдержалась Света.

— Рон. Значит — Рассвет.

— А откуда ты знаешь наш язык?

— Я не знаю вашего языка, — ответил мальчик. Просто вы слышите мои мысли, а вам кажется, что вы воспринимаете звуки собственной речи.

— Вот здорово, — сказал Юра. — Если бы у нас так было… Говоришь на своем языке, а тебя все понимают…

— И у вас так будет, — успокоил парень. — А теперь — за мной. А то, скоро могут вернуться хозяева. Кушать хотите?

— Как волки, — проглотив слюну, сказал Юра.

— Какие волки? — не понял Рон.

— Наши, земные волки. Хищники такие…

Парень рассмеялся, сияя ясными глазами. Потом бросился к стене, нажал что-то. Распахнулась дверца. Он вынул оттуда два краснобоких сочных плода, подал новым друзьям. Света сразу же надкусила прозрачную кожицу. Брызнула жидкость. Сладкий душистый сок наполнил рот.



— Ой, вкусно — выдохнула она. — Аж в голове закружилось.

Плоды понравились и Юре. От них сразу прояснилось сознание, исчезла усталость. Мальчик с Венеры подошел еще к одной нише, принес оттуда два костюма. Один подал Светлане, второй Юрке.

— На память о Венере, — сказал он. — Не горят в огне, не намокают, не пропускают холода. А вы свои оставьте мне. Для музея.

— Такую ветошь в музей, — скептически сказал Юра. — Но, если ты, Рон, хочешь, пожалуйста… Света, отвернись, я переоденусь…

— Я лучше выйду в коридор. Тоже оденусь…

Через несколько минут Юра и Света уже приобрели праздничный вид. Голубые куртки подчеркивали стройность юных тел, короткие штаны были удобные и прохладные.

— Пойдем, — сказал Рон. — Уже пора.

Они вышли из здания, миновали густой сад с пирамидальными фиолетовыми деревьями, остановились у космического корабля, точь-в-точь похожего, на тот, что прилетал на Землю. Открылся люк. Друзья вошли в корабль. Оказались в каюте управления. Сели в кресла. Рон был молчалив и серьезен. Стены стали прозрачными. Сад и здание поплыли вниз, под кораблем развернулась необозримая панорама планеты — реки, озера, далекое море, шпили великолепных зданий.

— Мало мы видели, — прошептала Света. — Мало узнали…

— Мы еще вернемся, — ответил Юра. — Непременно…

— Учитесь, станьте исследователями, — отозвался Рон. — Мы уже давно ждем вас. Ждем, как друзей, как братьев…

— Мы встретимся с тобой, — пообещал Юра, с любовью глядя в ясные глаза инопланетного друга. — Мы будем всегда с благодарностью вспоминать тебя…


* * *

…Серебряный корабль приземлился на краю леса. Юра со Светланой спустились на почву родной планеты, жадно вдохнули воздух Земли. Над лесом плыл прозрачный туман, в небе бледным огнем пылала Утренняя Заря — Венера. Воздух был насыщен ароматами цветов, запахом дыма и хвои.

— Здравствуй, Земля, — прошептала Света.

Юра молча пожал ей руку.



Позади них появилась фигура Рона. Он поднял вверх обе руки, приветствуя друзей Земли, сказал:

— Далекие миры ждут вас.

И исчез в проеме люка корабля. Серебряная чечевица поднялась вверх, мелькнула над вершинами деревьев и исчезла в небе.

Юра и Светлана взялись за руки, посмотрели друг другу в глаза, потом подняли взгляды в небо. Луч разгорающейся зари отразился в их глазах. И они пошли вперед.

ЭПИЛОГ

Николай Сергеевич молчал, смотрел вдаль, которую синий вечер пеленал прозрачными сумерками.

— Вы верите? — шепотом спросила Светочка. — Вы не скажете, что мы обманщики?..

Директор усмехнулся, положил широкую ладонь на черную головку девочки, погладил ее. Вздохнул легко и весело.

— Как же не верить вам, мои голубки? Разве такие глаза, как у вас, обманывают? Вы рождены сказкой, вы были в сказке. Сказка не обманывает…

Юра удивленно смотрел на директора, не совсем понимая его странные слова. Потом спросил робко:

— А вы нас… не переведете в другой интернат?

— Зачем? — удивился Николай Сергеевич. — Обойдемся без этого. Слушайте, что я вам скажу…

Он обнял детей, прижал к себе.

— Закончите интернат, вступайте в Аэроклуб. А там в Космоцентр. Согласны?

Юра даже поперхнулся от неожиданности. Ясно улыбаясь, Светлана поцеловала Николая Сергеевича в щеку.

— А вы… правду… говорите? — тихо спросил Юра.

— Как же я могу обманывать? — удивился он. — Разве вы забыли, что вас ждет неизведанное на Утренней Заре?

Перевод Семена Гоголина.
Иллюстрации В. Глуздова.

Оглавление

  • НЕИСПРАВИМЫЕ ПРЕСТУПНИКИ (Вместо пролога)
  • Глава первая КОСМИЧЕСКИЙ ПОЛЕТ
  •   ПОИСКИ
  •   БЕЗДНА
  •   МАРС
  • Глава вторая В НОВОМ МИРЕ
  •   СВЕТА В ОПАСНОСТИ
  •   НЕОЖИДАННОСТЬ
  •   НЕОЖИДАННЫЙ ДРУГ
  • ЭПИЛОГ