КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403276 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171603
Пользователей - 91585

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Случайный киллер (fb2)

- Случайный киллер (пер. Life Style Группа) 1.04 Мб, 284с. (скачать fb2) - Николь Чейз

Настройки текста:



Николь Чейз. «Случайный киллер»

Переведено группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ


Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.


Аннотация:

Ава МакКензи — человек привычки. Жизнь обходит ее стороной, и она не делает ничего, чтобы это изменить. Она работает на одной работе еще со времен колледжа, заказывает одно и то же блюдо в ее любимом ресторане, и читает книги только уже знакомых авторов. В ее жизни нет ничего нового или удивительного …. До тех пор, пока ее лучшая подруга не выходит замуж за англичанина. Тогда новобрачная просит ее последить за домом в Лондоне, пока они с мужем уехали в медовый месяц. Ава сходу соглашается. Она считает, что это самая лучшая возможность, чтобы встряхнуться. Ава бросается с головой в свой новый образ жизни: она хочет попробовать все, побывать везде и больше никогда не застревать в рутине снова. Конечно же, мертвый мужчина на парковке не входил в ее планы.


Оуэн Вокер проводит каждый день в новом месте за новым делом. Как один из выдающихся наемных убийц мира, он волен выбирать своих жертв – и он никогда не проваливает миссии. Когда новая цель уводит его обратно в родной город, он надеется провести время в знакомом месте. На что он точно не надеялся, так это то, что придется помочь привлекательной, сбитой с толку американке выяснить, как она оказалась целью наемного убийцы.


Пока Ава и Оуэн уклоняются от пуль, удастся ли им укрыться и от их неоспоримого влечения друг к другу? Или вся эта химия вырвется наружу знойным и опасным фейерверком?


Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения,


предназначена для 18+


Пролог

— С этим должно быть покончено не позднее, чем через две недели.

Женщина небрежно откинулась назад. Ничего. Ничего не дрогнуло, не напряглись пальцы, лежащие на подлокотнике, никаких подсказок не нашлось и в глазах. С таким успехом, она могла бы быть высечена из мрамора. Ее тонко вылепленные брови демонстративно поднялись:

– И мы хотим, чтобы это произвело должное впечатление.

Папка была наполнена фотографиями, но как только я посмотрел их, что-то в выражении лица женщины заставило меня насторожиться. Мужчина, которого она хотела убить, заслуживал смерти. Он был замешен в работорговле и убивал своих женщин, когда они становились непригодными. Но, из-за отсутствия у нее на лице эмоций, мы могли бы с тем же успехом обсуждать сруб дерева или передвижение камня с ее переднего двора. Хладнокровие излучалось из-под идеально отполированной внешности. Отсутствие страха в ее карих глазах, легкость, с которой она глядела на меня – это были те вещи, которые всегда меня напрягали. Встреча с киллером не была обычным для большинства людей делом, и она решилась на это без прикрытия. Я не хвастаюсь, но многие предпочли бы не отправлять даже своего ассистента на встречу со мной без защиты. Была большая вероятность, что эта настоящая клиентка, а не ее ассистентка, как она представилась, однако, в любом случае было рискованно встречаться со мной в одиночку. Разве что она хотела сохранить это в тайне даже от ее телохранителей. Или, возможен вариант, что это была актриса, нанятая настоящим клиентом – не впервые я сталкиваюсь с такой проблемой.

Может она думала, что ей это не нужно. Может она считает, что способна справиться со мной самостоятельно.

Если я позволю своему эго выйти из-под контроля так же как сделала она, у меня не будет работы. Я буду просто мертв.

— Ну? — спросила она, пока я аккуратно перекладывал улики. — Это приемлемые для Вас сроки?

— Будет закончено раньше. — Я засунул содержимое обратно в папку и положил на стол. — Вы обращались к кому-то еще по поводу этой работы?

— Нет.

Что-то в ее глазах изменилось. Если бы я не приглядывался, я мог это упустить.

— Если в этом деле есть кто-то еще, я должен об этом знать. — Я позволил пальцам соскользнуть с папки. — Всего лишь профессиональная этика.

— Мистер Вокер, у Вас очень хорошие рекомендации. И у нас нет сомнений касательно вашей компетентности, поэтому не было нужды нанимать кого-то еще.

Она наклонилась вперед, и ее рот изогнулся в небольшую, соблазнительную улыбку, но я понял, что это лишь уловка. В любом случае было слишком поздно: у меня уже есть ответ. Просто под этим всем было что-то еще, что не давало мне покоя.

— Я беру пятьдесят процентов авансом. – Я взял папку со стола. – И оставшиеся пятьдесят процентов, когда я закончу.

Что бы там ни происходило, я был слишком далек от того, чтобы понять все сейчас. И я должен был убедиться, что не нахожусь у кого-то в поле зрения. Несмотря ни на что, лучше не быть в неведении.

— Конечно.

Она встала и протянула свою руку. Ее пальцы были холодными, как и ее тон. Она знала, что стояла лицом к лицу с убийцей и, честно говоря, у нее не было никаких сомнений. Или неприязни. Любопытно.

— Как я могу к Вам обращаться?

Это было обычной вещью для киллера не знать имен их заказчиков, но я не был обычным киллером. Я брался только за те дела, где цель действительно заслуживала того, чтобы умереть. И я очень хорош в своей работе, поэтому сам устанавливаю правила.

— Мария.

Ее улыбка растянулась, превращаясь в нечто более опасное.

— Я буду на связи, Мария.

Я покинул комнату со своими материалами и полной решимостью докопаться до всего, до самой сути.


1.

Ава


Когда я согласилась присмотреть за домом Тесс в Лондоне, я решила, что попытаюсь попробовать все британские штучки. Это включало в себя употребление чая вместо кофе, овладение общественным транспортом и использование в речи различных ругательств. К сожалению, после недели здесь, я все еще чувствовала себя самозванкой и возможно буду ей всегда. Мой южный акцент и любовь к холодному сладкому чаю кричали «Американка!» и я уже дважды безнадежно потерялась в метро. Я откинулась на своем месте за крошечным столом и смотрела на комнатные растения, с которыми собиралась поболтать. Недели в Лондоне вряд ли было достаточно, чтобы завести новых друзей. Особенно без кого-то, кто мог бы меня с ними познакомить.

— Вы видели объявления? – Растения не ответили. По всей видимости, я задала глупый вопрос. – Я серьезно. Если я хочу продлить свою визу, мне нужно найти работу.

Я отчаянно нуждалась в трудоустройстве, и хотела делать что-то получше, чем отвечать на звонки в компании по авиастроению, в которой я работала дома. Двинувшись вперед, я открыла газету на другой странице. К сожалению, я умудрилась задеть своими пальцами чайное блюдце.

— Черт. – Горячий чай разлился по всему столу, пока я искала полотенце. – Проклятье!

Я поморщилась. Нет, все еще звучит странно, когда это произношу я. Схватив посудное полотенце с раковины, я попыталась вытереть коричневую жидкость. Ну ладно, если честно, молочно-коричневую жидкость. Я добавила в чашку молока и сахара больше, чем следовало. Подняла промокшую газету и швырнула ее в раковину. Мне нужно найти в онлайне статью о визите принца и герцогини. После того как я все вычищу, приму душ и переоденусь в нормальную одежду.

Тесс клялась, что интернет был прост в использовании, но у меня даже никогда не получалось подключить мой ноутбук к сети в ее новой квартире. Если я хочу найти работу, мне нужно купить новую газету или еще лучше — добраться до местного кафе с бесплатным Wi-fi. Я сгребла свои ключи и перебросила ремешок сумки с ноутбуком через плечо.

— Не ждите меня, мистер Растение. Я должна пойти осмотреться.

Как обычно фикус ничего не ответил.

Я прошла мимо мистера Сонга в коридоре и кивнула головой в знак приветствия. Он немного дергал своим подбородком, но никогда ничего не произносил. Я знала, что он говорит по-английски, потому что слышала, как он жаловался женщине, живущей в квартирке напротив Тесс, на ее кошек. Квартира – не квартирка, я мысленно исправила свое американское произношение. Так что мне было спокойнее думать, что он просто был ворчуном, нежели что он меня ненавидит. Не то чтобы это действительно меня волновало, но я не могла перестать думать об одном из отчужденных соседей Тесс. Она была в таком восторге от переезда в Лондон с ее новым мужем, что мне кажется, она даже немного расстроилась, что уехала в свой медовый месяц почти сразу же. Предполагаю Дэнни приложил много усилий к поездке в Италию на месяц, поэтому она не должна слишком уж расстраиваться. Кроме того, она может заняться туристическими штучками здесь, когда вернется. Это ощущалось бы как продолжение их медового месяца.

Я вздрогнула, проходя по коридору, который вел к подземной парковке. На следующий день пребывания здесь, я попыталась водить машину Денни, и возненавидела каждую секунду этого процесса. Все было наоборот. Руль был не с той стороны. Я ехала не по той стороне дороги. В совокупности со всеми перекрестками с круговым движением и замешательством по причине «я-не-местная», это равноценно катастрофе. Я добралась до аэропорта, чтобы забрать багаж, который задерживался, но когда я вернулась, мне пришлось выпить полбутылки вина, чтобы хоть как то успокоить нервы. Никогда не думала, что делать что-то иначе так тяжело. Впрочем, я предпочла бы просто придерживаться привычного порядка.

Это именно та причина, по которой я была сейчас здесь, в Лондоне — пыталась встряхнуться. После окончания колледжа, моя жизнь попала в колею. Мой диплом казался бесполезным, и я все еще не покинула офис компании по авиастроению, где я проработала со школьных времен. Я водила все тот же автомобиль, использовала тот же шампунь и делала все точно так же как и тогда, когда впервые пошла в колледж. А потом Дэнни сделал предложение Тесс. И Тесс, одна из констант моей жизни, ответила «да». Не успела я опомниться, как уже помогала ей подобрать платья и смотреть квартиры — ха! Я произнесла правильно в этот раз — онлайн. Как только я увидела ее развитие, я осознала, что сама двигаюсь в никуда. Чем больше я копалась в своей жизни, тем более неподвижной она стала казаться. Я поняла, что даже мужчины, с которыми я встречалась за прошедшие годы, все были одинаковыми. Нудными, предсказуемыми и еще более унылыми в постели. В моем воображении я считала это гарантией стабильности, но на самом деле это гарантировало только…скуку до одурения.

Запах кофе доносился из маленького кафетерия на углу, и я улыбнулась. К настоящему моменту, я попробовала восемь новых напитков. Рэйчел, бариста, всегда оживлялась, когда я приходила. Она говорила, что большинство людей заказывают одно и то же каждый раз, тогда как я всегда оказывалась сюрпризом.

— Вот и она! Как ты, Ава? — Рэйчел опиралась бедром о стойку. Ее светлые дреды покачивались вокруг ее головы, а пирсинг в носу ярко поблескивал.

— Хорошо, а ты? — Я встала рядом с матерью, оттиравшей разлитый ее дочерью сок.

— Превосходно. Что собираешься попробовать сегодня?

— Я не знаю. – Я подняла глаза на доску за ее головой. – Почему бы тебе не удивить меня?

— Серьезно? – Она выпрямилась. – Есть что-то, чего бы ты категорически не хотела?

Я почти сказала чай, но прикусила свой язык:

— Нет. Ты делаешь, я пробую.

— Я упоминала насколько люблю, когда ты сюда заходишь? – спросила она. – И не только из-за твоего миленького американского акцента. – Она потерла свои руки друг об друга. – Я экспериментирую на тебе.

— Я предпочитаю думать об этом как о выражении твоего творчества.

— Одно и то же, не так ли? – Она передвинулась к своей кофе-машине и начала смешивать всякое в чашке. Я наблюдала и пыталась различить ингредиенты. Когда она принесла напиток мне, то ждала моей реакции, так что я сделала пробный глоток.

— Карамель. – Я сделала еще глоток. – Тыква?

— Угадала. Лучше чем малина?

— Определенно.

От вкуса малинового кофе в прошлый раз меня затошнило. Сочетание вкуса фруктов и кофе явно не были моей фишкой. Я протянула ей деньги и махнула рукой, чтобы оставила себе сдачу. Рэйчел была одной из немногих людей, которых я встретила за последнюю неделю, к которым я начинала привыкать. По большей части, потому что она была помешана на моем акценте. Что было забавно, потому что я помешалась на ее.

Первые пару дней я садилась за один и тот же столик, когда сюда приходила, но осознав, что снова становлюсь на рельсы, я начала выбирать места случайно. Стул, ближайший к одному из открытых окон манил меня, поэтому я решила, что он будет моим на сегодня. Мой взгляд блуждал по сидению, которое занимала вчера и я застыла. В углу расположился мужчина в костюме, его рука облокачивалась на спинку стула, а в руках была газета. Острые выпирающие скулы сочетались с легкой щетиной, а пронзительные зеленые глаза с тяжелым порочным взглядом.

Как будто почувствовав мое пристальное внимание, он поднял взгляд от газеты и встретил мой. Это был как маленький заряд, прошедший через все мое тело, пока мы держали связь. Я резко отвела виноватый взгляд, прежде чем мысленно отругала себя. Это была непроизвольная реакция, когда тебя ловят за подглядыванием, но мне стоило просто улыбнуться и опустить глаза. Я не могла снова начать таращиться на него, поэтому я сосредоточилась на вытаскивании моего ноутбука из сумки и подключению его к интернету. Я не осознавала, что он покинул кофейню, пока не увидела как он проходит мимо моего окна. Он улыбнулся мне, когда я посмотрела, но ничего не сказал. Я с интересом глядела ему в след, пока он направлялся вниз по улице. У него была довольно соблазнительная задница, и прошло уж слишком много времени с тех пор, как у меня был секс. Тем не менее, я была немного удивлена внезапным влечением. Все мужчины, с которыми я встречалась раньше, были слегка черствыми, чересчур грубыми, но этот выглядел довольно хорошим.

— Похоже, у тебя появился поклонник. – Рэйчел поставила новую чашку на стол.

— Что? – Я посмотрела на нее непонимающим взглядом.

— Красавчик заказал это для тебя. Сказал принести тебе еще одну чашку того, что заставит тебя улыбаться. – Она широко мне улыбнулась.

— Красавчик? – Я посмотрела на чашку и почувствовала, как к моим щекам приливает румянец. Он определенно заметил, что я пялилась на него.

— Я видела как ты на него смотришь. Я тебя не виню. За эти глаза можно умереть. – Она повернула голову в сторону. – Я тоже теряюсь рядом с ним. Брутальный, но в меру.

— Ладно, ты меня поймала. – Я подняла руки в знак поражения. – Сексуальный. Он был сексуальный.

— И он знает об этом.

— Они всегда знают. – Я потрясла головой и посмотрела на чашку.

— Не волнуйся. Это готовила я, поэтому там нет наркотиков или чего-то такого. – Рейчел засмеялась.

— Приятно знать. – Я снова посмотрела в окно, но больше его не увидела. – Это было мило с его стороны. Кто он?

— Хотела бы я знать. – Она пожала плечами. – Никогда его раньше не видела, но надеюсь, что он вернется. – Она подняла бровь и засмеялась.

— Он определенно вписывался в интерьер.

— Верно подметила. – Она вернулась к себе за кассу, взмахнув яркой юбкой, и оставила меня подумать о загадочном мужчине в одиночестве.

Через час и несколько открытых писем о работе, я решила проветриться и осмотреться в городе.

Я привыкла быть сама по себе. Тесс стала всей моей семьей, но для меня было обычным делом бродить в одиночку. Еще в малом возрасте я усвоила, что занимаясь делами самостоятельно, начинаешь чувствовать себя более свободной. Мне нравилось, что не нужно было беспокоиться о том, что другие люди проголодаются или захотят в уборную, но также бывали и времена, когда я мечтала иметь возможность поделиться чем-нибудь с кем-нибудь – иметь связь. Около меня стояла американская семья с дочерью в очереди на экскурсию в Букингемский дворец, которая заставила меня улыбнуться. Девочка все продолжала спрашивать, была ли какая-нибудь принцесса в замке и я знала, что ее родители всегда будут помнить ее восторг.

— Я слышала, что американская герцогиня будет тут. – Я улыбнулась девочке. – Может нам повезет увидеть ее и прекрасного принца тоже!

Маленькая девочка завизжала от восторга, прежде чем зажать обеими руками свой рот. Она плясала на месте секунду, а потом попыталась сдержать свое нетерпение.

— Все верно. – Мать улыбнулась дочери. – Они в городе на крестинах малыша-принца!

— О боже мой. О боже мой! – Девочка подпрыгивала вниз и вверх. – Я не могу в это поверить! Настоящие принц и принцесса!

Ее родители засмеялись, потому что весь восторг девочки вылился наружу. Я тоже. Было что-то заразительное в том, чтобы наблюдать за ребенком, у которого исполняется мечта.

Интересно, бывали такие моменты, которые мои родители разделили со мной, я даже теперь и не вспомню. Их не стало, когда мне было 12 лет, и в 23 года некоторые мои воспоминания стали размытыми. Может потому что у меня не осталось никаких напоминаний о них или может это просто побочный эффект старения. Я жила со своей бабушкой до тех пор, пока не пошла в колледж. Она скончалась спустя год, оставив меня абсолютно одну. Может, все эти потрясения были причиной тому, что я раньше старалась погрузиться в рутину – нуждалась в чем-то нормальном.

Дворец был огромным, захватывающим дух, и оправдал все мои ожидания. Королева не была сейчас на месте, но должна была скоро вернуться на крещение своего внука. Я могла представить ее в одном их своих элегантных нарядов, общающуюся с высокопоставленными лицами. В сущности, эти крестины были причиной, по которой в газете написали статью о королевской семье. Между тем как я рассылала свое резюме работодателям, я успела дочитать статью о приезде принца и будущей принцессы. Как и большинство людей в Америке, я была очарована американской герцогиней, но я так же немного ей сочувствовала. Все было не так плохо, учитывая какой у нее привлекательный жених, но из-за бурных перемен в ее жизни, мне было ее немного жаль. Иронично, припоминая тот факт, что я сама из кожи вон лезла, чтобы вызвать хоть какие то изменения в своей собственной жизни. По крайней мере, за мной всюду не следуют камеры.

Я хорошо провела время во дворце, любуясь работами художников и рассматривая великолепные залы. Была поражена экспонатами, хранящими в себе историю. Наиболее важные исторические личности украшали здешние стены на портретах. Снаружи я сделала фото гвардейцев в их красных пиджаках и больших черных шапках. Я немного побродила, фотографируя картины и проникаясь культурой. Мы могли говорить на одном языке, но, тем не менее, Америка и Англия различались. Конечно, было и много сходств, даже больше, чем различий, но порой проскальзывали разные мелочи, которые напоминали мне, что я была в новом месте. Я зашла в магазин и внимательно просмотрела полку с сортами чая. До сих пор я пробовала только два вида, но я буду продолжать, пока не найду хоть один, который мне понравится. Я взяла коробку с улыбающейся седой женщиной на упаковке и понесла на кассу.

Как и везде, продавец не был в восторге от своей работы, но мне все равно. Я взяла свой чай и пошла обратно в квартирку Тесс и Дэнни. Квартиру. Не квартирку.

Я улыбнулась швейцару, когда он открыл мне дверь:

— Как у Вас дела?

— Очень хорошо, мадам. Спасибо. Я надеюсь, Вы замечательно провели день. – Он выдал равнодушную улыбку.

— Так и есть. Спасибо. – Я попыталась не вздыхать.

Я нажала кнопку своего этажа, размышляя, что довольно много чего успела за сегодня. Прислонившись к поручню, я подумала, может, стоит завалиться в паб завтра. Я пробовала делать разные вещи, но пойти в паб одной было пугающе. Я знала, что они не такие как американские бары, но было трудно выкинуть эту картинку из моей головы. Когда лифт звякнул, я шагнула вперед, не глядя, и врезалась в грудь кому-то высокому.

— Проклятье! – Я отскочила назад, но похвалила себя за использование правильного слова.– Извиняюсь.— Подняв взгляд, я встретилась с ярко зелеными глазами и застыла. Даже если бы я видела его только мельком, мне бы не удалось забыть это лицо. Было что-то такое захватывающее в его появлении, что я была уверена, что буду вспоминать его и через год. Он был привлекательным, изысканным без лишней слащавости и со стальной челюстью, намекающей на опасность. Его нос украшала небольшая горбинка посередине, что только придавало ему индивидуальности. Пухлые, крепкие губы, растянувшиеся в умылке на один уголок рта, и, конечно же, великолепные глаза, доводящие женщин до слабости в коленках.

— Не проблема, когда натыкаешься на прекрасную женщину. — Он улыбнулся мне и я снова замерла. В самом деле? Да. Он флиртовал со мной. Помнил ли он, что я была той дамой из кофейни или постоянно раздавал так много напитков, что я была просто размытой картинкой? Я была хороша собой, но мне было очень далеко до уровня женщин, которые были ему по плечу.

— Ммм. Спасибо?

— Всегда пожалуйста. – Он протянул руку, предлагая мне его обойти. – Это твой этаж?

— А какой это этаж? – Я выглядела как идиотка. Полная идиотка.

— Пятый. – Его рот подергивался пытаясь не улыбнуться.

— Ах, да. Именно. – Он ничего не произносил, просто наблюдал за мной. – Мой этаж, я имела в виду. Это мой этаж.

— Вот, позволь я облегчу тебе задачу. — Он отошел в сторону, и я осознала, что он терпеливо ждал пока я снова на него пялилась.

— Спасибо. – Сделав вдох, я вышла из лифта и собиралась пойти в квартиру, но поймала себя на мысли обернуться и спросить, живет ли он в этом доме.

— Я надеюсь, тебе понравился твой напиток в кафетерии. – Он придерживал двери лифта открытыми своей рукой, в то время как его глаза прошлись по мне, медленно исследуя. Я боролась с желанием посмотреть вниз и проверить, во что была одета. Но я абсолютно уверенна, что там нет ничего, что заслуживало бы такого пристального внимания.

— Д-да, конечно. – Я откашлялась и улыбнулась ему. – Спасибо.

— Оу, и еще кое-что. – Он отступил назад, отпустив дверцу лифта, и нажал на кнопку. – У тебя чудесная улыбка.

— Благодарю. – Я почувствовала, как уголки губ поползли вверх, прежде чем двери закрылись. Зашагала в квартиру бодрой походкой. Даже если я больше никогда не увижу его снова, комплимент был очень приятным.


2.

Оуэн


Я облокотился на стенку лифта и стал перебирать отмычки в своем кармане. Наткнуться на девушку с сияющими глазами и убийственной улыбкой, было приятным сюрпризом. Я едва смог оторвать от нее взгляд, когда она появилась в том маленьком кафе. Ее бодрый американский акцент и приветливость с персоналом были очаровательны. Уходя, я решил заказать для нее напиток – в знак благодарности за то, что оживила мой унылый день. Город огромный, я не ожидал увидеть ее снова. По крайней мере, точно не в здании, где жила моя цель.

Возвращаясь к делу, пробежимся по тому, что мне удалось найти. Квартирка Сонга была безупречна, но я этого ожидал. Мужчина провел в торговле слишком много времени, чтобы не позаботиться о чистоте своей репутации. В глаза бросалось, что он слишком уж чист. У него не было порнушки или хоть одного неприемлемого письма на жестком диске, но зато был шифр, который мне нужно разгадывать. У меня было достаточно информации в портфолио, чтобы убедиться в его причастности, но я решил перестраховаться.

Лифт подал сигал о том, что мы достигли первого этажа и я вышел. Что-то в этом заказе было не так и мне было не по себе. За прошедшие несколько лет, я научился доверять своим инстинктам, даже если мой мозг не мог разобраться в чем дело.

Толкнув дверь, я кивнул швейцару и направился за угол в свой отель. Я решил оставаться поблизости так, чтобы иметь возможность побольше нарыть, прежде чем закончить задание. Мой отель не был шикарным местом, но более чем удовлетворял мои нужды. Черт побери, он в тысячу раз лучше, чем клоповник, где мне пришлось остановиться в прошлый раз. Бангкок был ночным кошмаром.

Я развязал галстук, как только закрыл свою дверь и открыл ноутбук. Используя пароли, которые прислал один из моих контактов, я скачал видео с местных дорожных камер.

Сонг уезжал каждое утро одним из трех способов до маленького офиса в Канари Уорф. Он выбирал его каждый день не случайно. У мужчины была схема, что могло стать его окончательным провалом, если бы я не нашел его в квартире. Листая картинки, я остановился на машине, которую он вел. Помимо пули, бомбы, мог быть более простой способ, чтобы избавиться от этой свиньи. Даже если это было бы более грязно – что, вероятнее всего, осчастливило мою клиентку.

Я фыркнул и встал, чтобы налить себе выпить. Каждый сутенер, замешенный в торговле достаточно долго, умирал ужасной смертью. Учитывая суровую жизнь, которой жила моя мать, я никогда не отказывался от шанса убить одного из таких. Я посмотрел вниз на янтарную жидкость в моей чашке и нахмурился. Он определенно не заслуживал легкой смерти. Впрочем, большинство людей, с которыми я сталкивался, не заслуживали, включая меня.

Я снова взглянул на изображения мертвых проституток. Высококлассные женщины, которые приносили крупные суммы денег. Это не были женщины, которых можно найти на углу или на темной улочке. Нет, вы могли встретить их под ручку с политиками или успешными бизнесменами. Они использовали их и потом избавлялись от женщин по тем или иным причинам. И с помощью таких методов, которые были наиболее болезненны для жертв. Последняя уставилась на меня молчаливыми голубыми глазами. Они могли быть красивыми прежде чем умерли, могли соблазнять и обещать длинные ночи, но за всем этим имели равнодушный взгляд людей, просто выполнявших свою работу. Я видел подобное раньше.

Мои мысли вернулись обратно к голубоглазой девушке в лифте и я пытался вытолкнуть ее из моей головы. Эти глаза были такими открытыми, такими беспечными. Я видел удивление на ее лице, когда я натолкнулся на нее в квартире, ее самоанализ, когда я разглядывал ее с головы до ног, ее смущение, когда она попалась на том, что пялится на меня. Со всем этим, она была как открытая книга, блестяще написанная изящными линиями ее лица.

Монстров не должно быть рядом с невинными. Я смотрел на фотографии мертвых девушек по вызову. Я убивал людей за деньги. И чертовски хорош в этом,— напомнил я себе. Это требовалось разным людям, а я был вроде стервятника, который вычищает падаль на обочине. Избавлялся от больных вредителей, которые делали планету более темным местом. Мне было далеко до ангела мести – так как нравилось то, что я получал. Удовлетворение от того, что избавлялся от мусора. Мне было отлично известно, что я заслужил счастливое будущее. Но в моих планах, оно было без белого заборчика.

Выкинув сияющую улыбку из своих мыслей, я просмотрел информацию, которую имел на Сонга, его контакты и людей, работающих в его офисе, прежде чем решить какую бомбу использовать в его машине. У меня было несколько вариантов, но мне нужен один, чтобы произвести впечатление. Открыв небольшой кейс, что я взял с собой, я вытащил несколько вещей, которые были мне нужны и принялся за работу. Крошечные проводки, одноразовый телефон и взрывчатку. Это не должно быть сложно, просто эффективно.

Как только бомба была готова, я откинулся в кресле и осушил последний глоток скотча, прежде чем поставить пустой бокал рядом с моим творением. Это была уродливая штука, которая могла устроить еще более уродливое место преступления. Каждый раз, как я бывал в гараже на этой неделе, никого не было поблизости от машины Сонга, что предполагало малые шансы заиметь свидетелей. Я был достаточно близок, чтобы контролировать ситуацию и быть уверенным, что ни один невиновный не подойдет близко к зоне поражения, но достаточно далек, чтобы не пришлось рисковать.

На следующее утро, я кивнул хозяйке, как только я ушел из отеля, чтобы отправиться к дому Сонга. Хозяйка косилась на свой компьютер, но подняла голову и улыбнулась мне.

— Вы проснулись рано, мистер Мартин. Еще нет даже шести! Вы вернетесь к завтраку?

— Нет, я сегодня встречаюсь с другом. – Я улыбнулся в ответ, лгать с вымышленным именем легче. Мне необходимо было добраться до дома Сонга с достаточным запасом времени, чтобы сделать то, что мне нужно.

— Оу, хорошо. Хорошего Вам утра. — Морщинки вокруг ее глаз углубились.

— Спасибо. Вам тоже. – Я вышел через дверь и прошел несколько кварталов до здания, где располагалась квартира Сонга. Утром уже прошел дождь и ожидался снова. Я надеялся, что он пойдет после того, как работа будет выполнена. Я остановился и купил газету у мужчины, стоящего на углу квартала Сонга. Перевернув страницы, установил газету так, чтобы я мог видеть рубрику о бизнесе и сканировать улицу.

Швейцара не было на входе, что меня насторожило. Он был на посту каждое утро за минувшую неделю – так что изменилось сегодня? Я остался на некоторое время наблюдать за входом, чтобы заметить, если кто-нибудь войдет или выйдет. В конце концов, швейцар покинул здание с блондинкой одетой в деловой костюм. Они разговаривали несколько минут, прежде чем он указал на гараж. Она засмеялась и повернулась в сторону пандуса, который вел к автомобилям. Из того, что я смог расслышать, она была здесь, чтобы забрать машину начальника. Она слегка споткнулась на своем пути внутрь и хихикнула, ее кейс раскачивался.

Я прищурился, чтобы увидеть, как она заходит в здание. Мои инстинкты говорили мне не вестись на образ веселушки. Я посмотрел вниз на газету в своих руках и закончил с ней на сегодня. Если Сонг придерживается своего графика, он не будет использовать свою машину вплоть до следующей недели, а значит это мой последний шанс подкинуть бомбу. В противном случае, мне придется сделать это более личным способом, и я не создам должного впечатления. Мой контакт уверил меня, что никто больше не работает над подобным делом, но я не мог избавиться от чувства, что что-то пойдет не так.

Впервые я проклинал отсутствие партнера. Некоторые наемники работали с командой, но я всегда считал, что это больше похоже на самоубийство. Первая вещь, которую нужно знать в этом бизнесе – нельзя никому доверять. Если ты доверишься кому-то, они могут предать тебя. Если они предадут, ты умрешь. Но должен признать, что может быть полезным иметь кого-то еще, наблюдающего за зданием, пока я ковыряюсь под машиной. Убийство Сонга по пути на работу было наиболее простым, но была вероятность навредить прохожим.

В гараже никого не было, за исключением женщины, разговаривающей по телефону. Я мог слышать ее глупые сплетни пока она игралась со своими ключами от машины. прежде чем взобраться на водительское место. Я проделал свой путь к машине Сонга и краем глаза наблюдал, как женщина выруливает из гаража.

Я подобрался к багажнику и присел на корточки, чтобы заглянуть под автомобиль. Это была импортная марка. Один из наиболее дорогих седанов. Я работал быстро, осторожно следя за временем, чтобы убедиться, что все настроено правильно. Мне нужно было умудриться взорвать бомбу, когда он будет на улице, а не в помещении. Это могло наделать огромный всплеск и мне нужно тщательно подойти к делу.

Как только все было сделано, я выскользнул из-под машины и проверил одноразовый телефон еще раз. Все было готово к работе. Мне просто нужно было дождаться Сонга. Убедившись, что никто не наблюдал, я направился к выходу.


3.

Ава


Этим утром был сильный дождь, и я боролась с желанием остаться в постели, чтобы проспать весь день. Я пыталась ходить в тренажерный зал каждое утро, но, пожалуй, было бы неплохо разрушить и эту рутину тоже. Конечно, я начала тренироваться каждый день, а значит, лучше ухаживала за собой, что, по сути, не являлось привычкой, которую я должна бросить. Или должна? Я должна попытаться.

Я перевернулась и зажала подушку своим телом, чтобы было удобно, но не смогла снова уснуть. Пыталась объяснить своему телу, что было еще рано возвращаться домой и по этому времени спать сейчас вполне логично, но это не сработало. Мои внутренние часы были где угодно, но не здесь.

Вздохнув, я встала и побрела в душ. Душ был классным, широким, со специальными насадками, которые симулировали дождь. По факту, все в доме Дэнни было классным. Модная плита, дорогущий холодильник в американском стиле и картины, которые заставляли меня пускать слюни. Стоит напомнить, что квартирка – квартира – сама по себе была в одном из самых дорогих зданий в районе. Я не думаю, что подрядчики могут позволить себе что-то подобное, но может его работа хотя бы объясняет его дорогой вкус. Или, более вероятно, он взял все свои дорогие штучки на распродаже.

Разочарованная погодой, я села за стол и посмотрела на мистера Фикуса.

— До сих пор Англия была восхитительной. Все здесь имеет оттенок истории совмещенной с современными технологиями. Но дождь? Каждый день. Каждый. День. Что с этим делать?

Я не стала ждать ответа, которого все равно никогда не последует и подумала о вариантах, которые у меня были. Совершенно непригодный для экскурсий день. Я могла заскочить в кофейню и зайти в магазин напротив, чтобы запастить ингредиентами для нового рецепта, который я хотела попробовать. Это займет меня, и, как минимум, я останусь сухой.

Одевшись, я обратила внимание на свой телефон, мигающий на тумбочке. Думаю, это может быть Тесс, я взяла его и ждала голосового сообщения.

— Мисс МакКензи, я звоню из «Студии на четвертой» по поводу нашей открытой вакансии. Я знаю, что это в последнюю минуту, но у нас было сокращение сегодня утром и, возможно, вы смогли бы прийти на собеседование. Мы будем ожидать вас в восемь часов.

— Твою мать! – Я начала шарить вокруг, чтобы найти, чем записать их адрес и захлопнула телефон. Я никогда не думала, что смогу заполучить собеседование с этим дизайнером. Собеседование. Меньше чем через час. Это мог быть мой шанс перестать отвечать на звонки и, наконец, начать использовать свое художественное образование. – Вот дерьмо.

Я посмотрела в окно и застонала. Мне придется сесть за руль. Не было даже шанса успеть вовремя на общественном транспорте. Эта мысль заставила мой желудок сжиматься, и я обдумывала вариант не ходить вообще. Новая я, пробующая-все-я, дающая-всему-шанс-я, топнула ногой. Я не могла потерять шанс получить работу и причину остаться в невероятном Лондоне. Я должна попытаться.

Я отыскала в шкафу что-нибудь подходящее и остановилась на черном платье, прежде чем стянула волосы в пучок. Вытряхнув свою сумку с украшениями на кровать, я выбрала крупные бирюзовые сережки и массивное ожерелье. Дизайн украшений был моей страстью, и я хотела надеть вещи, которые дадут представление о моих навыках.

На ходу взглянула на себя в зеркало и поспешила выйти за дверь прежде, чем поняла, что забыла телефон и нужно вернуться обратно за ним. Я заперла дверь снова и проделала большую часть пути вниз, прежде чем вспомнила, что забыла адрес на столе.

— Драть меня…! – Сказала я, как только один из других жильцов открыл свою дверь. Я нахмурилась на маленького старичка, уставившегося на меня. – Извините меня.

— Я выберу первый вариант. – Он заржал и я почувствовала как мое лицо краснеет.

— Не в настроении для этого. – Я поспешила оставить его, проигнорировав колкость, которую он мне отправил.

— Тогда не предлагай! — Он захлопнул дверь и я боролась с желанием, чтобы его пристрелить. Ворчливый старый негодяй. Ворчливый, старый, извращенец.

Если это утро было показателем того, как пройдет собеседование, то я уже была в пролете. За то время, пока я дошла до гаража, я была полностью потеряна. Мой живот скрутило. Опять пошел дождь и я слышала, как он стучит снаружи. Вождение было ночным кошмаром и я уже переживала из-за собеседования.

Я проделала свой путь до машины и сняла ее с сигнализации. Я была на полпути, чтобы сесть, прежде чем поняла, что была с неправильной стороны.

— Ох, какого хрена! Что-нибудь сегодня будет по-нормальному? – Я вылезла и протопала вокруг машины на другую сторону. – Дурацкая жопотачка с рулем на чертовой неправильной стороне. – Пробормотала я себе под нос, пока забиралась внутрь и сделала глубокий вдох. Я сжала руль, когда мой желудок скрутило еще больше.

Что-то темное промелькнуло рядом с моей машиной, похожее на тень. Я наклонилась вперед и оглянулась вокруг. Ничего. Там ничего не было и я тянула время.

— Я могу это сделать. – Я могла это сделать. Я доберусь до этого собеседования любым способом и тогда надеру всем задницы. Все должно пройти хорошо. Английское вождение должно быть лучше во второй раз, верно? Я узнала некоторые вещи. И не должна быть так напугана.

Я начала сдавать назад, посмотрев в зеркало заднего вида и наклонилась, чтобы настроить GPS. Кто-то вскрикнул, когда я выехала с места, и я впечатала свою ногу в педаль.

К сожалению, это была не та педаль. Громкий крик боли наполнил машину, когда я впечаталась во что-то твердое и я увидела темный силуэт пролетающий через стоянку.

Мое сердце замерло, пока мой мозг пытался понять, что сейчас произошло. К счастью, остальные мои части тела продолжали двигаться, и я остановила машину, прежде чем выпрыгнула из нее.

— О боже мой! – Мое сердце билось в груди, и паника распространялась по венам, как пламя. Кровь образовала лужицу под головой мужчины и его тело изогнулось под неестественным углом. Длинная палка с зеркалом, прикрепленным на конце, лежала возле его ног. Я не могла увидеть его лицо, но я узнала стрижку.

— Мистер Сонг? Мистер Сонг, вы в порядке. Простите меня. Я вас не видела. – Я опустилась на колени, чтобы проверить мужчину. Он не двигался и я потянулась проверить пульс. Он был таким слабым, что я даже не смогла его найти. – Мистер Сонг? О боже. О нет, нет.

Я поднялась, чтобы пойти позвать на помощь, мои глаза дико шарили по пустому гаражу. Сердце билось так громко, что я не услышала человека позади меня. Кто-то схватил мое запястье и отвернул меня в сторону машины.

— Это был несчастный случай! – Я сразу же предположила, что была арестована. Это была единственная логичная для меня вещь, но это не остановило меня от попытки сделать шаг. — Вы должны помочь ему!

— Я блядь знал, что они послали кого-то еще. – Рука толкнула меня вперед, так, что мое лицо оказалось прижато к капоту. – Кто тебя послал? – Голос звучал знакомо. Рука мужчины сжалась вокруг моего запястья и вдоль моего маленького ремешка.

— Что ты делаешь? Мужчина умирает! – Кричала я и пыталась вырваться. Страх затруднял дыхание. – Нам нужно помочь ему. Отпусти меня!

— Он не умирает. Он уже мертв. – Своей свободной рукой он скользнул вниз по моей ноге снаружи, прежде чем проскользнул ею вверх между бедрами, проводя вдоль моих трусиков. – Как он узнал о бомбе?

— Эй! Отъебись, извращенец! — Я шагнула назад и мой каблук врезался ему в стопу, прямо как я научилась в колледже, но он не сдвинулся с места. Если это был коп, он просто тотально нарушал мои права. Я попыталась вырваться снова, а он только заворчал.

— На кого ты работаешь? – Он наклонился ближе, его тело прижало мое так, что он мог удерживать меня на месте, пока его руки перерывали мои карманы, прежде чем проскользнуть сильными пальцами в мой лифчик. – Где твое оружие?

— Слезь с меня! – Я сумела освободить одну руку и извернуться в его руках, настолько, чтобы мой локоть смог встретиться с его челюстью.

Он отошел назад, и я убралась подальше от машины, намереваясь удрать. Шагнув в сторону, он преградил самый быстрый путь к выходу и загородил мне обзор. Его сузившиеся взгляд совершенно не уменьшил воздействия его зеленых глаз, и я хотела толкнуть его за то, что он оказался психом.

— Ты? – Нахмурилась я, сбитая с толку. – Что, черт возьми, с тобой не так? Нам нужно помочь ему! И тебе нужно держать свои руки при себе. – Я оттолкнула его и попыталась вернуться к мистеру Сонгу.

— Ты можешь перестать изображать из себя невиновную. Он умер. – Он подошел ближе и схватил мою руку. – И я не приветствую, что ты забрала мою цель. Когда они тебя наняли?

— О чем ты говоришь? – Я пыталась отойти подальше от него. – Он мертв? – Цель? Мое дыхание сбилось. Я убила кого-то? Я убила кого-то по пути на собеседование. О боже мой, я убила его. Тошнота одолела меня и я хватала воздух, как умирающая рыба.

— Как тебя зовут? – Зеленоглазый внимательно осмотрел мое лицо. По-видимому, изучал меня, анализируя все, что видел в моих глазах. Потряхивая головой, он двинулся в сторону искалеченного тела мистера Сонга и я вздрогнула. – За две недели он ни разу не проверил свою машину. Кроме сегодня. Ты следила за мной?

— Следила за тобой? – Я дернула себя подальше от него и обернула руки вокруг своей талии. Я была убийцей. Было это непредумышленным убийством или ДТП со смертельным исходом? Используют ли они эти термины в Англии? Мой мозг не мог принять факт, что я убила человека, поэтому решил прибегнуть к злости. Это было похоже на короткое замыкание в моем сером веществе. Я не могла понять, не могла найти смысл. Как я могла убить человека, вот так просто?

— Твое имя. – Это был не вопрос.

— Иди к черту! Не скажу я тебе свое имя. – Я отвернулась от тела Сонга и боролась с желчью, поднимающейся по моей глотке.

— Мы стоим возле мертвого мужчины, которого ты просто убила на парковке. Я думаю, сказать мне свое имя станет наименьшей из твоих проблем. – Его губы дернулись.

— Или это, черт возьми, действительно хорошая причина не говорить! Теперь убирайся с моего пути, тогда я смогу найти кого-нибудь, кто поможет ему. – Я начала обходить его, но он снова перегородил мне дорогу.

— Ты действительно не хотела убивать его. – Осознание засветилось на его лице.

— Охренеть, Шерлок. – Мое сердце билось так быстро, что я могла поклясться, что он мог его слышать. Я уставилась в его глаза, желая понять что произошло. Желая, чтобы мы говорили при других обстоятельствах.

Громкий выстрел заполнил гараж, Зеленоглазый бросился на меня и повалил на землю.

— Что за хрень? – Я попыталась выкарабкаться из под него, но он не позволил мне встать.

— Успокойся! – Он посмотрел на меня и я застыла. Его взгляд был безукоризненный и серьезный. – Не двигайся.

Он сполз с меня и перевернулся на спину, сканируя под машинами. Я могла слышать чьи-то шаги, идущие по бетону и почувствовала нарастающую панику, схватившую меня за горло. Я посмотрела вокруг, пытаясь точно определить, откуда шел звук. Теплые пальцы тронули мое запястье, и я посмотрела туда, где Зеленоглазый мотал подбородком.

Через четыре машины от меня, я могла видеть возле покрышки красные шпильки. Сжав мое запястье, чтобы привлечь внимание, этот мужчина, который только что приставал ко мне, теперь позвал меня, чтобы я вела себя тихо и следовала за ним. Он указал, чтобы я забиралась на водительское сиденье ближайшей машины и я отрицательно тряхнула головой. Не мог он оказаться здесь на пять минут раньше, прежде чем я кого-то сбила? Он махнул головой снова и указал на меня, а затем на место в машине.

Я покачала головой и уставилась на мертвого мужчину, чья кровь расползлась по полу. Я убила бедного мужчину, я не хотела еще и угонять его машину. И теперь кто-то пытался убить нас. Возможно телохранитель или полиция.

Еще один выстрел врезался в борт машины Денни и я дернулась, не подумав. Очевидно, самосохранение было инстинктом. Резко открыв дверь машины Сонга, я залетела на водительское место и начала искать ключи. Я смутно осознавала, что Зеленоглазый встал и спокойно наставил пистолет над крышей рядом стоящей машины, прежде чем начать стрелять.

— Бля, бля, бля! – Моя бабушка ужаснулась бы моей речи, но, черт возьми, если и существовало время использовать эти слова, то сейчас! – Здесь нет ключа! – Я посмотрела на человека, совершенно спокойно заползавшего на пассажирское место.

Самые холодные зеленые глаза, которые я когда-либо видела, встретились с моими и я задрожала. Он протянул мне один серебристый ключ – вероятно копию оригинала, но какая разница. Я сунула его в замок зажигания и включила заднюю передачу. Раздался тошнотворный звук, но у меня не было времени почувствовать вину за то, что переехала мистера Сонга снова. Громкий треск заставил меня увернуться, когда пуля попала в заднее стекло. Оно не треснуло и, отдаленной частью моего разума, я хотела бы знать, зачем мистеру Сонгу нужны пуленепробиваемые стекла.

— Не стесняйся переехать кого-нибудь еще на своем пути. – Он спокойно развернулся на своем сидении и немного опустил свое окошко. Юмор согрел его глаза.

— Не смешно. – Я повернула за первый угол в гараже, как только он сделал еще один выстрел. Звук заставил меня вздрогнуть и я дернула руль. Машина шаркнула бампер фургончика доставки и швырнула Зеленоглазого на его дверь.

— Я просто шучу. Пожалуйста, попытайся не делать так. – Он посмотрел на меня с полной серьезностью. – Снизу этой машины бомба.

Я повернулась посмотреть на него и почувствовала, как открылся мой рот:

— Бомба! В этой машине бомба? Почему в этой машине бомба? Какого вида бомба?

— Такого, который взрывается. Это предназначалось мистеру Сонгу, которого тебе удалось убить без бомбы и, технически, она на машине, а не в ней. – Он развернулся на своем месте, так что оказался лицом вперед снова. – Все должно быть в порядке. Она срабатывает с дистанционного управления и оно у меня прямо здесь. – Он похлопал по своему карману.

Я резко повернула руль, как только покинула гараж, и почти наткнулась на швейцара. Но он держал длинный пистолет в руке и, к моему удивлению, стрелял точно в мое окно. Стекло разбилось, но я не почувствовала никакой боли, которая предполагала, что меня подстрелили. Я медленно увернулась и машину резко занесло, но вооруженный красавчик рядом со мной выровнял руль.

— Я знала, что не нравлюсь дворецкому. – Стиснула я зубы. – Какой ублюдок. Почти такой же, как ты.

— Я могу сесть за руль, если хочешь. – Он сказал это так, будто мы совершали дорожное путешествие, а не спасали свои задницы от пуль. Может он и не спасал свою задницу, но я все еще беспокоилась за свою. Я не знала, чего этот парень хотел от меня. Должна ли я позволить отвезти меня в жуткую комнату убийств? Картинки стен в полиэтилене, ножей на столе и кровати с цепями наполнили мое сознание. Я так не думаю.

— Сейчас? Ты хочешь сесть за руль сейчас? – Мой голос повышался с каждым словом. – Конечно, я приторможу за углом на перекус и позволю тебе повести. Черт подери! Ты спятил?

— Кто-нибудь говорил тебе, что для такой красивой женщины, у тебя слишком грязный рот? – Он улыбнулся мне, пока мой рот бесшумно открывался – Я думаю, мне нравится это сочетание.

— Иди на хрен. – Я пристально смотрела на дорогу.

— Так, это значит, ты не хочешь, чтобы я вел? – Он кивнул в сторону пробки, которая становилась гуще. – Куда ты планируешь ехать?

— К копам. – Я не упомянула, что понятия не имею, где они находятся. Я просто хотела остановиться у первого, которого увижу. – И ты сам сказал мне сесть в водительское кресло.

— Ты уверена, что хочешь поехать в полицию? – Он откинулся на спинку своего кресла, устраиваясь поудобнее. Он выглядел так, как будто ехать в машине с бомбой на дне, было нормально. – Ты убила человека и скрылась с места преступления в его машине, которую угнала – на которой, кстати, прикреплена бомба. Ах да, и кто-то пытается убить тебя. Конечно, находиться в запертой маленькой комнате без возможности убежать, усложнит им работу.

— Может они пытаются убить тебя. Я даже догадываюсь почему. – Прорычала я и повернула на улицу, которая была единственным вариантом. И я выбрала не тот путь. Пробормотала я себе под нос, пока уворачивалась от машин и люди сигналили мне. – Мне следовало сегодня не вылезать из постели.

— Вероятно. Они были очень неаккуратны. – Он указал на улицу. – Тебе стоит повернуть здесь и заехать на круговое.

— Круговое движение? – Мое сердце упало в желудок и я покрылась холодным потом. – Звучит как ужасная идея.

Круговое движение было дъявольщиной. Если вы когда-либо въезжали на него после того, как много лет водили машину в Америке, вы поймете. Все было абсолютно наоборот тому, как вы привыкли водить. Просто мысль об этом уже вызывала у меня боль.

— Нас преследуют. Нам нужно оторваться от них. – Он посмотрел на меня серьезно. – Если ты хочешь жить, нам нужно увеличить дистанцию между нами и людьми в черном седане.

— О господи. – Я повернула руль и наша машина понеслась по дороге к злейшему кольцу смерти.

— Не останавливайся, обойди их. – Я выехала на встречную полосу, чтобы объехать машины, остановившиеся на красный. Кругом сигналили, люди ругались и я стиснула зубы. Если я выберусь из этого живой, я расцелую землю.

Я могла слышать, как визжат тормоза, когда я влетела на кольцевое и лавировала между машин.

— Здесь. – Он указал на съезд и, не раздумывая, я свернула. Запоздало, я задумалась где были все полицейские. Несомненно, тут должны завывать сирены и мигалки должны сиять в моем зеркале заднего вида. Часть меня, которая не получила должного внимания, умоляла найти кого-то еще, чтобы обратить этот бардак вспять, кого-то, чтобы найти смысл в последних тридцати минутах.

Прошло ли вообще тридцать минут? Пожалуй, прошло около пяти. А ощущалось как час.

Пешеход шагнул на проезжую часть и я ударила по тормозам. Господи, не позволяй мне убить кого-то еще. Зад машины бросало, как рыбий хвост и мои руки сжались, пока я сражалась с рулем, чтобы вернуть контроль. Не подумав, я убрала свою ногу с тормоза и переместила на газ, объехала пораженного мужчину и пересекла перекресток.

— Миленько. – Зеленоглазый кивнул головой, как будто я сделала что-то впечатляющее, когда я просто пыталась не описаться от страха.

— Если я не могу поехать к копам, куда ты посоветуешь ехать? – Я сжала челюсть, когда пересекла еще один перекресток.

— Лучше всего убраться из города. – Его голова повернулась так, чтобы он мог видеть что-то в зеркале со своей стороны. – Чем меньше вокруг людей, тем лучше нам удастся оставаться в тени.

Я сделала глубокий вдох:

— То есть я застряла с тобой?

— Могло быть и хуже. – Пожал он плечами.

— Каким образом могло быть еще хуже? Я только что убила мужчину на парковке! Я убила его! Его мозги, вероятно, впитались в цемент!

— Ну, тебя могли поймать люди, которые сейчас в тебя стреляли. – Он указал на другую сторону улицы. – И это не твоя вина. Сонг ползал по парковке, стараясь не быть замеченным. Ты не могла знать, что он сзади тебя. Брызги крови доказывают твою невиновность.

Пешеход остановился посмотреть, как визжала наша машина.

— Ты думаешь, я убила его специально. – Я охватила рулевое колесо.

— Я думал, ты ловко украла мое дело, но, как только, я успокоился, я понял, что ты не хотела этого делать.

— Твое дело? – Я была невиновна. Я знала, что была невиновна, но все еще чувствовала себя ужасно. Вина засела в моей глотке и сжимала грудь.

— Тебе нужно свернуть. Ты пробыла на этой улице слишком долго.

Повернув руль, машина свернула за угол и оказалась на пустой дороге. Я все еще могла видеть другую машину в зеркале заднего вида и понятия не имела, как от нее оторваться.

— Что будем делать? – Я свернула на другую дорогу без напоминаний. Понятия не имею, куда я еду.

— Нам нужно выбраться на шоссе. – Мои глаза, должно быть, расшились, потому что он потянулся и дотронулся до моей руки. Его пристальный взгляд был спокойным, никаких сигналов о панике или о том, что он врет. – Мы можем поменяться. Ты будешь в безопасности.

Мой взгляд встретился с его:

— Как тебя зовут?

Секунду он сомневался, прежде чем ответить.

— Оуэн.

— Ава. – Я посмотрела обратно на дорогу и резко объехала машину, которая остановилась, чтобы выпустить кого-то.

— Приятно познакомиться, Ава. – Его губы изогнулись, и я почувствовала что-то другое, нежели вину, трепетавшую в моей груди. – Теперь ты позволишь мне сесть за руль?

— Как? – Я не могла остановиться. Кто знает, что случится, если я остановлюсь. Начнут ли они просто стрелять в нас? Станут ли убивать других людей у них на пути, чтобы достать нас?

— Едь дальше по М1 и мы поменяемся. – Его пальцы сжали мою руку. – Это будет просто. – Не может быть, чтобы смена водителя на скоростной дороге, была простой.

— Где М1? – Что-то ударилось в заднее стекло и я спряталась. Они стреляли в нас. На публике. Я так надеялась, что они попытаются поймать нас где-нибудь в тихом месте.

— Мы недалеко. Можешь провезти нас еще несколько кварталов? – Его глаза были так спокойны, как будто ничего не случилось, и мы просто практиковались ездить по городу.

— Пф. Нет проблем. Я же вела все это время. – Откуда, черт возьми, взялось это хвастовство, понятия не имею. Но я заметила улыбку на его лице и знала, что это из-за меня.

— Вот это моя девочка.

Его девочка? Едва ли. При других обстоятельствах…ну, сейчас это не вариант.

Следуя его инструкциям, мы поделали свой путь до съезда без происшествий. Машина, преследовавшая нас, ни разу не исчезла из вида, не важно, как сильно я мысленно желала проколоть им колеса. Я разогналась, обгоняя машины, до тех пор, пока мы не вышли на чистую дорогу. Я посмотрела на приборную панель, прежде чем нашла круиз контроль и нажала маленькую кнопку.

— Окей.

Он потянулся и расстегнул мой ремень безопасности. Я и не осознавала, что была пристегнута. Проскользнув своей рукой мне за спину, он сместился в центр к коробке передач и придвинулся ближе ко мне. Я осторожно приподнялась на ногах, чтобы он смог проскользнуть подо мной. Его тело прижалось к моему, и я смогла почувствовать каждый сантиметр его мужественности, который был за моей спиной. Вплоть до мускулов, тщательно скрытых под его рубашкой. Пока его руки обхватили мою талию, чтобы помочь мне устоять, его большие пальцы прижимались к моей спине и вырисовывали мягкие круги, словно он пытался утешить меня – но вместо этого достиг совершенно противоположного эффекта. Я позволила себе опустить свой вес на его колени, так, чтобы иметь возможность пересесть на другое сиденье.

— Я готов. – Его голос был хриплым, и на секунду я подумала сказать ему, что и сама была более чем готова. К счастью, мне удалось сохранить чувства при себе и вспомнить, что где-то там, в машине недалеко от нас, были люди, которые хотели меня убить.

С особой осторожностью, я пыталась поднять свою левую ногу, чтобы переступить консоль, но мое платье оказалось слишком узким. Осознав проблему, его руки скользнули вниз по моим бедрам и под юбку, так, чтобы он мог задрать ее повыше. Мурашки пробежали по моему телу, когда его костяшки прикоснулись к моим ногам. Как только подол был достаточно высоко, чтобы я могла перекинуть свою ногу, я проскользнула на другое сидение и позволила ему взять контроль над машиной.

— Пристегнись. – Он улыбнулся мне, пока выключал круиз контроль, и надавил на педаль газа.


4.

Оуэн


Я пытался вернуть свои мысли обратно к поставленной задаче, пока Ава приводила себя в порядок на соседнем сидении. Она проверила боковое зеркало, прежде чем обернулась ко мне.

— Что ты собираешься делать? – Ее голос звучал хрипловато, что заставило меня улыбнуться. Видимо, она насладилась обменом сидений, так же как и я. Это, безусловно, звучало лучше, чем тот ужас, который был до этого.

— Оторвусь от них. – Я подрезал туристический автобус и пытался держать дистанцию побольше между нами и этими идиотами, которые лишь немного отставали. Было только два реальных варианта. Потерять их в пробке или убрать их. И я чувствую, что Ава будет расстроена, если я использую мои особые навыки прямо сейчас.

Зная, что неподалеку шел ремонт дороги, я направился туда. Это был один из простых путей сбросить наш хвост. И тогда мне нужно найти безопасное место, где я смогу понять, что здесь происходит.

— Ава? Почему кто-то хочет тебя убить?

— Меня? Я не знаю! Что на счет тебя? Ты подкладываешь бомбы под машины людей. Может они пытаются убить тебя.

— Они целились в тебя, Ава. – Я подрезал еще один минивэн и сжал челюсть, когда наш хвост почти наехал на их бампер. – Я был просто сопутствующим ущербом в этой ситуации.

— Они останавливаются! – Ава потянулась и дернула за ручку своей двери.

— Да.

— Тогда почему ты прибавил газу? – Ее голос стал выше.

— Чтобы попытаться потеряться в строительной зоне. – Я свернул и зацепил боковое зеркало за ограждение, выбив искры. – Или ты предпочтешь попросить меня остановиться, чтобы мы могли попытаться обсудить наши разногласия?

Она дернулась и хлопнула меня по руке.

Я немного отшатнулся и она громко вздохнула:

— Извини.

— Это близко. – Впереди, я мог разглядеть передвижения оборудования и воспользовался своим шансом. Пока машины объединялись в одну линию, я выехал на сужающуюся аварийную полосу. Впереди дополнительное пространство использовалось для обычного движения, и это был наш лучший шанс устранить преследователей. Мы задели такси и я мог слышать как Ава чертыхается под нос и бубнит о бомбе, но мы прошли через это. Ава произвела громкий щелчок, пристегнувшись на своем месте. Однако, нам удалось заманить их в ловушку, по меньшей мере, на пару минут, что могло дать нам время оторваться.

— Черт. Где копы? – Ава оглянулась через плечо и посмотрела в окно.

— О, я уверен они на подходе. – Я съехал с трассы и повернул на тихую дорогу – Нам нужно сменить машину.

— Отлично. Теперь ты угонщик? – Ава поморщила свой нос.

— Ты убила человека на парковке. Какое значение имеет небольшой угон автомобиля? – Я наблюдал за ней краем глаза, пока она хмурилась и смотрела в окно.

— Я думаю, мы уже укали одну машину. – Ее дыхание становилось тяжелым, и мне было интересно, заплачет ли она. Многие бы плакали бы на ее месте.

— Правда. – Я свернул в другой крытый гараж. – И мы сделали это, чтобы спасти твою жизнь.

— Наши жизни. – Ее лицо побелело. – Я все еще не могу поверить, что убила мистера Сонга.

— Я же говорил, это его вина. И не переживай из-за него. – Вылетело у меня изо рта. – Он не был хорошим человеком.

— Откуда ты знаешь? – Она смотрела на меня, ее глаза сузились.

— Я был там, чтобы убить его. – Я огляделся в гараже, прежде чем нашел угол с плохим освещением. Припарковал машину и посмотрел на нее. – Мистер Сонг занимался проституцией. Он продавал молодых девушек и женщин мужчинам и его жизнь процветала за этот счет.

— Он продавал девушек? Проституток? – Она встряхнула головой. – Как ты узнал об этом?

— Я очень привередливый к делам, за которые берусь. Когда девушки начали всплывать мертвыми, один из его партнеров решил, что пора набрать его номер. – Я оглядел гараж, прежде чем открыть свою дверь. – Мне нужно обезвредить бомбу. Я не хочу, чтобы она случайно взорвалась, когда полиция найдет автомобиль.

— Бля. – Она выкарабкивалась со своего места, сражаясь с ремнем безопасностями, прежде чем выпрыгнуть из машины. Она смотрела на лестницу, ведущую наружу, и жевала свою губу, когда я выбрался из автомобиля.

— Ава? – Я поравнял свои глаза с ее, через машину. – Ты можешь убежать, но у тебя гораздо больше шансов со мной.

Она посмотрела на меня, но ничего не сказала. Я не мог винить ее за желание сбежать. Я только что признался, что был киллером, и за ней гнались люди, которые хотели ее убить, не стоит забывать еще и о мертвом парне, которого она переехала. Этого было гораздо больше, чем простые люди могли переварить.

— Позаботься о бомбе. – Она отвернулась от меня. – И потом нам нужно поговорить.

Я кивнул головой, в облегчении, что она не стала убегать. Я знал, что если она уйдет в одиночку, она долго не протянет. Даже идиоты, которые преследовали ее, с легкостью разобрались бы с ней. Я мог уйти, чтобы исчезнуть надолго и подождать пока это затихнет. Но мне нужно узнать, что там случилось, если не по другим причинам, так, чтобы убедиться, что меня не подставили. И Ава была моей лучшей зацепкой в этом беспорядке. Это было так же удобным оправданием. Мое кровавое чертово сердце брало надо мной верх.

— Следи, чтобы никто не приближался. – Она кивнула, но не обернулась на меня. Все еще зла и напугана, я думаю. Вполне объяснимо.

Я проскользнул под бампер и осторожно отсоединил провода, которые вели от детонатора к взрывчатке. Я рассчитывал снять все это и забрать с собой, Но я не хотел, чтобы мне пришлось беспокоиться, о том, что я ношу это. Кроме того, я знал как достать еще, если понадобиться. Что-то тронуло мою ногу и я понял, что Ава мягко меня пнула. Я вылез из под машины и осторожно огляделся. Кто-то шел к машине на нашей стороне парковки.

— Нашел ее, милая. – Я поднял руку, как если бы нашел сережку, прежде чем закинул руку ей на плечо. Сохранял свой голос обычным, пока я вел ее к выходу. – Похоже, что она сломана. Тебе стоит отдать ее в ремонт.

— Какая жалость. – Ее голос был ровным, но я мог видеть тяжесть в ее глазах, когда она прижалась ко мне.

Мы шли вниз по дороге, пока я рыскал в поисках нового автомобиля. Желательно что-нибудь старое, что будет трудно отследить. Чем дальше мы шли, тем больше я ловил себя на том, что наслаждаюсь фактом, что Ава прижалась к моему боку. Большую часть времени я провел с женщинами, отношения с которыми были деловыми. Мы просто удовлетворяли нужды друг друга. Не было никаких обнимашек или держаний за руки. Я не мог вспомнить последний раз, когда у меня был момент с женщиной, прижавшейся ко мне для чего-то еще кроме секса.

Я передвинул свою руку с ее плеча на талию, и она немного застыла, прежде чем вновь подхватить один темп со мной.

— Расслабься, Ава. Если мы будем выглядеть счастливыми, только это все и увидят. — Я придвинулся ближе, так, что смог прошептать ей в ухо. – Просто счастливая пара идет вниз по улице – а не люди, беспокоящиеся, что их преследуют.

— Я пытаюсь. – Она остановилась и посмотрела на меня, наше дыхание смешалось, и мой взгляд упал на ее губы. Прядь волос выпала из прически и хлестала ее по щеке. Я медленно поднял свои пальцы, и заправил прядь за ухо, позволив моей руке задержаться на ее шее.

— У тебя отлично получается. – Отодвигаясь от нее, я подтолкнул нас двигаться вперед. Я не сомневался, что преследователи догонят нас, если мы оставим недостаточно пространства между нами и городом.

Когда мы случайно наткнулись на тихий ряд домов с машинами, припаркованными возле тротуара, я повернул и шел до тех пор, пока не нашел старый «Land Rover». Я остановился и наклонился завязать шнурки, проверяя улицу и близлежащие дома на наличие людей, которые могли заметить нас. Как только я убедился, что все чисто, я встал, вытянув набор отмычек из кармана.

Я быстро закончил с дверью и проскользнул на водительское сидение, прежде чем потянуться и открыть пассажирскую дверь для Авы. Она забралась на свое место и потихоньку оглядывалась через свое окошко. Мне показалось забавным, что она вжилась в роль дозорного так быстро. Я отъехал от бордюра и направился подальше из города.

Мы придерживались проселочных дорог столько, сколько было возможно, и не высовывались. У меня был безопасный дом в Оксфорде, который предоставит нам место, чтобы перегруппироваться. Нам нужно переодеться, а мне переговорить с некоторыми людьми.

— Куда ты собираешься ехать? – Спросила Ава, пока я ориентировался на забитой дороге. Ее глаза больше не светились счастливым блеском, как было день назад. Пара часов со мной все, что для этого потребовалось. Я ее не винил.

— Оксфорд. Мне нужно сделать несколько звонков и выяснить что происходит.

— Ты собираешься меня убить? – Спросила она. Ее голос был ровным, но за ее словами безошибочно был страх.

Я вздохнул:

— Я обычно не объявляю, когда собираюсь убить кого-то, но нет. Я не собираюсь тебя убивать. Если ты не заметила, я делаю все, чтобы сохранить тебе жизнь.

Мы сидели в тишине и я сфокусировался на том, чтобы оставаться вне поля зрения. Недопущение подозрительного поведения, имеет большое значение, когда ведешь краденую машину. Мой мозг пробежался по событиям, пытаясь собрать вместе точную хронологию. Видел ли я эту женщину раньше в какой-либо момент до сегодняшнего утра? И швейцар был на том месте уже довольно долгое время. Как давно эти люди планировали убийство Авы?

— Почему не убьешь меня? – Ее голос разбил мой поток мыслей и я посмотрел на нее в замешательстве.

— Что?

— Так будет проще. Если они действительно охотятся за моей головой, ты можешь просто забрать деньги себе. – Она скрестила руки на груди. Я потянулся и включил печку. Лето близилось к концу, и сегодня воздух был холодным.

— Ты не мое задание. – Я пожал плечами. – И я беру только те дела, где люди этого заслуживают. – Я не хотел углубляться в философию моей работы. Нет смысла объяснять, что я делал как лучше. Я был убийцей.

— Откуда тебе знать, что я не заслуживаю? Я не знала, что мистер Сонг был таким ужасным человеком. – Она откинула свою голову назад на сиденье. – Я имею ввиду, он был недружелюбным, но я бы никогда не подумала, что он был вовлечен в какой-то секс-скандал.

— Я просто знаю. – Смерть мистера Сонга не побеспокоила бы ее, если бы она стала предметом торговли темнейшей части человечества. Ее глаза были слишком сияющими, слишком невинными – это не было той вещью, которую можно подделать.

Она разглядывала меня, как будто я был пазлом, и впервые за долгие годы, я занервничал. Я поднял руку и потянул за галстук, чтобы он висел свободно, и сосредоточился на дороге. Я встречался лицом к лицу с самыми отвратительными людьми на планете, но ее яркие глаза смогли вывести меня из строя. Мне нужно взять себя в руки. Или потрахаться. Как давно это было? Я не мог вспомнить – что было очень грустно.

Мы погрузились в тишину снова и я планировал наш следующий шаг. Была необходима информация. Слишком много неизвестных в этой ситуации и мне не нравилось быть слепым. Каковы шансы, что двое людей живут в одном здании, на одном этаже, и от них хотят избавиться в одно и то же время? Кто бы он ни был, после того, как охотился за Авой, он должен был иметь связь и с мистером Сонгом, что означает я был вовлечен, независимо от того хотел я этого или нет. И я, разумеется, не хотел в это впутываться.

— Слушай, я могу бросить тебя где только захочешь, но ты не можешь возвращаться в Лондон. Там сейчас не безопасно. Для нас обоих.

— Мне некуда больше идти. – Сказала она несчастно.

Я кинул на Аву быстрый взгляд, пока мы прокладывали наш путь через пробку. Она смотрела в окно и грызла ногти. Непролитые слезы сверкали на ее ресницах и заставляли мое сердце делать кое-что забавное. Множество женщин кричали или истерили. Ава же пыталась не позволить мне увидеть ее слезы.

— Останься со мной. – Сказал я.

— Ты опасный. – Отметила Ава.

— Вот поэтому я тебе и нужен.

Она вытерла свои глаза и я мог ощущать ее сомнения – но, когда она, наконец, кивнула, я почувствовал облегчение. Потому что в этот момент, я понял, что у меня появилась новая работа: защищать ее.

Дерьмо.

Я определенно попал.


5.

Ава


Я не хотела становиться комком слез и соплей. Я не хотела плакать, как маленькая девочка. Я хотела оставаться спокойной, пока могла, в каком-то роде, сохранять контроль над ситуацией.

Или, если быть точными, я хотела пялиться в окно и впиваться взглядом в мир, который проходил стороной, пока я притворялась, что не плачу. Я ненавидела плакать. Я по-настоящему, охринеть как, ненавидела плакать, особенно когда застряла в машине с безумно сексуальным убийцей, признавшимся в этом.

Впрочем, была ли я теперь тоже убийцей?

Воспоминания о крови, расползающейся по бетону, заполнили мои мысли. Нет, нет. Не могу сейчас вспоминать об этом. Для меня было уже слишком. И я должна сконцентрироваться на том, что происходит со мной сейчас. Должна оставаться спокойной до тех пор, пока не смогу понять, что должна делать дальше.

Не то чтобы у меня были догадки об этом. Я должна была найти копов, отстраниться от Оуэна, но я согласилась, чтобы он помог мне и, кроме того, у меня с собой ничего не было: ни денег, ни паспорта, ни телефона. Ничего. Все осталось в моей сумочке, в машине, которая убила мистера Сонга. Я даже не была уверена, что помню номер телефона Тесс. Я имею в виду, кто теперь запоминает номера телефонов? Готова поспорить, полиция уже добралась до Сонга. Они порылись в моей сумочке и обзвонили все участки, чтобы начать искать американку с рваными чулками, голубыми глазами и темными волосами.

Я так облажалась. Прямо сейчас вся моя жизнь зависит от парня, ведущего эту краденую машину – и того, что он решит делать дальше. Мне от этого было совершенно неуютно. Но мои варианты ограничены. Очень ограничены. Я вздохнула.

— Что в Оксфорде? – Мы проехали маленький знак с названием города.

— Мой дом. – Он прочистил свое горло и сел немного прямее. – Безопасный дом.

Его дом или безопасный дом? И была ли я действительно согласна поехать в странный дом с ним? Есть ли у меня выбор?

— Что мы будем там делать?

— После того, как мы узнали друг друга по-лучше, я думаю, закажу пиццу и поиграем.

Мой рот открылся, и за секунду моя челюсть проделала все виды сальто. Когда он увидел мое выражение, его губы растянулись в широкую ухмылку, и я почувствовала, как горят мои щеки.

— Очень смешно. – Сказала я, но он только засмеялся.

Хоть я и не хотела признавать этого, но на секунду, я надеялась, что он серьезно. Прошел почти год с тех пор, когда я игралась в постели с кем-то кроме Джорджа – моей игрушки на батарейках.

— Я же говорил, что не собираюсь тебя убивать. – Глубокий смех наполнил машину.

— Ты — задница.

— А ты расстроилась, что я не серьезно. – От его ухмылки мне захотелось ударить его снова.

— Мечтай. – Мечтай? Это лучшее, что пришло тебе в голову?

— Нам нужно выяснить, почему кто-то пытается тебя убить, и что мы можем с этим сделать.— Он хитро посмотрел на меня. – После этого, если хочешь…

— Знаешь, может лучше после пиццы… — Я подняла одну бровь. Он бросил взгляд на мои губы, потом медленно поднялся вверх и встретил мой. – … мы могли бы обсудить стратегию. Я голодна.

Он тихо усмехнулся и вернул свое внимание на дорогу. Ха. Очко в мою пользу. В эту игру могут играть двое.

Я пыталась уделить внимание достопримечательностям, которые мы проезжали в городе. Последняя вещь, которая мне нужна, была полностью потеряна. Тут было много маленьких магазинчиков, старых зданий и блуждающих через улицу студентов. Если бы я не беспокоилась о том, что кто-то пытается убить меня, я бы отлично провела время в старых магазинах и книжных.

— Что это? – Я указала на ряд домов. У одного из них гигантская рыба торчала из крыши, похожая на ракету, которую не взорвали.

— Акула. – Усмехнулся Оуэн.

— Почему там гигантская акула торчит из крыши? – Я тряхнула головой.

— Выражение негодования по поводу ядерного оружия. – Он пожал плечами и я откинулась на сидении. – Город пытался убрать это, но провалился.

— Это добавляет немного шарма, как думаешь? – Я мечтала, чтобы у меня была камера. Акула, торчащая из крыши, могла стать забавной картинкой. Конечно, моя камера осталась в квартирке Тесс, которая, вероятно была наполнена офицерами в латексных перчатках, искавшими отпечатки пальцев.

— Это однозначно привлекает внимание. – Его плечи, казалось, расслабились. Я даже и не знала, что он держал в себе столько напряжения. Часть меня хотела знать, ездил ли он когда-нибудь, просто болтая.

— На что еще стоит посмотреть в Оксфорде? – Мне хотелось продолжать говорить с ним, увидеть его еще более расслабленным. Если не получится, то это хотя бы расслабит меня.

— Музеи, башня Карфакс, «мост вздохов». – Он огласил список, пока поворачивал на узкую дорожку.

— «Мост вздохов»? – Я улыбнулась. – Звучит романтично.

— Это очень похоже на мосты, которые можно найти в Венеции, но действительно так же романтично, как и выглядит. – Смех зажегся в его глазах, пока он говорил. – Это недалеко от «Дерна».

— «Дерн»? Дерн как трава?

— Как таверна «Дерн». Это недалеко от колледжей. Там собирается много студентов. Всегда хорошо проводишь время. Или находишь большие проблемы. – Нотки в его голосе привлекли мое внимание. Гордость?

— Ты здесь вырос? – Предположила я. Это был не просто безопасный дом, в который мы едем.

— Немного. – Как будто металлическая дверь захлопнулась, и его бодрое настроение рассыпалось, словно облако дыма.

Я больше ничего не спрашивала, пока мы проезжали через город. Бушевавшее во мне любопытство, требовало разузнать, что же так быстро заставило его закрыться, но я знала лучше не стоит давить, задавая вопросы. Диплом психолога не нужен, чтобы понять, что у него были серьезные проблемы. Можете ли вы быть киллером, не имея «багажа»? Я в этом сильно сомневаюсь.

В конце концов, городские пейзажи закончились и мы свернули на маленькую проселочную дорогу, которая пролегала через кусты и деревья. Небольшой коттедж расположился среди кустов. Красная дверь была немного выцветшей, но в остальном коттедж выглядел хорошо. Мы вылезли из машины и я остановилась оглядеться на маленькой полянке.

Оуэн опустился на колени перед «Land Rover»-ом и использовал нож, чтобы стереть номерной знак. Я наблюдала, не зная, чем еще мне следовало заняться.

— Пойдем. – Оуэн открыл для меня дверь, ожидая пока я пройду внутрь. Я протиснулась мимо него, ощутив, насколько близко мы находились.

Шторы были задернуты, погружая коттедж во мрак. Я медленно двинулась вперед, не желая упасть. Дверь скрипнула, когда Оуэн шагнул внутрь и толчком закрыл ее. Пока он придвигался ближе ко мне, я застыла, мое сердце ускорило темп. Наклонившись вперед, он двинулся мимо меня и зажег свет. Его сияющие зеленые глаза нашли мои, даже не оглядев маленькую комнату.

— Ава?

— Да. – Я облизала губы.

— Ты здесь в безопасности. – Он не трогал меня. Не сжимал мою руку и даже не улыбнулся. И все же, я почувствовала себя комфортно. У меня было ощущение, что он не часто говорит это людям. И если он говорит это мне, значит, действительно верит в это.

— Что мы собираемся делать? – Я произнесла слова спокойно. Он предложил мне помощь, я была бы дурой, если бы не приняла ее. Даже если все еще опасалась.

— Почему бы тебе не переодеться, я быстро сделаю чего-нибудь поесть? Мы сможем поговорить, пока едим.

— У меня ничего с собой нет. – Я посмотрела вниз на свое грязное платье и разорванные чулки.

Он оглядел меня сверху донизу, прежде чем ушел в соседнюю комнату. Я наблюдала, как он открывает несколько ящиков и достает из них одежду. Пожевывала ногти, пока он шел обратно ко мне и протянул свои дары.

— Ванная прямо здесь. – Он указал на дверь рядом со спальней.

— Спасибо. – Я взяла одежду и прошла мимо него. Ванная была маленькой, но удобной. Она была опрятной, покрытой слоем пыли, что означало, прошло много времени с тех пор, как коттеджем пользовались.

Я заперла дверь настолько тихо насколько смогла. Не потому, что думала, что Оуэн собирался подглядывать, а просто на всякий случай. Этому мужчине не нужно было заглядывать в ванную, чтобы увидеть голую женщину. Они, вероятно, выстраивались в очередь и махали ему своими трусиками.

Когда я посмотрела в зеркало, в моем отражении я хмурилась. Мой макияж плохо выдержал валяния по асфальту. Конечно, расстрел тоже не помогал. Я просмотрела полочки в углу, прежде чем нашла мочалку и использовала ее. Я не знала, что случится в следующий момент, но сейчас ощущалось, будто я отработала ночную смену в клубе, и это, видимо, не было хорошей идеей.

Оуэн дал мне вязаный свитер, который был немного великоват и джинсы, которые были узкими настолько, что я подумывала не застегивать их. Я решила, что если мне придется снова валяться по земле, я не хочу потерять свои штаны, так что втянула живот и застегнула молнию. Мои волосы были беспорядком, торчащим клочьями вокруг моего лица, поэтому я распустила пучок и пыталась собрать волосы в узел. Было глупо беспокоиться о том, как я выгляжу, но я почувствовала себя лучше, пока несколько минут делала что-то нормальное.

Когда я закончила, я взяла свою одежду и туфли обратно в гостиную. Оуэн говорил по телефону, пока помешивал что-то в кастрюле на плите, его пиджак и галстук валялись на диване. У него была татуировка на левом предплечье, которая изгибалась вверх и вокруг, но я не могла увидеть, что именно там было изображено. Я тихо села за стол, чтобы не мешать ему. Понятия не имею, с кем он говорил или что им нужно знать, но я не хотела обращать на себя внимание.

— Нет. Скажи им, возникло осложнение. Ничего, такого что я бы не смог уладить. – Он отошел от плиты, чтобы взять две чашки с полки. Его каменно-ледяной тон настолько расходился с его действиями, мне казалось, что я смотрю, как две версии его самого сражаются за реальность. – Они знают, как со мной связаться.

Он поставил чашки, прежде чем швырнул телефон на стойку. Я наблюдала как он работал, наслаждаясь полным противоречием его и готовки на кухне. Он абсолютно точно был дома, даже если здесь не было фотографий на стенах. Не было никаких сомнений, когда он доставал что-то, потому что, должно быть, раньше делал это тысячу раз. Это делало его обычным парнем, а не закоренелым наемным убийцей.

— Я собирался заварить чай, но похоже у нас его нет. – Он забросил кухонное полотенце на плечо и облокотился на стойку. – Одежда подошла?

Пока его глаза проходились по мне, я боролась с желанием поерзать в гигантском свитере. Я чувствовала, как хорошо было бы оказаться голой под его пристальным вниманием. Его взгляд задержался на плече, где широкий воротник свитера продолжал сползать вниз. Инстинктивно я подняла руку и дотронулась до места, на которое он пялился, мечтая, чтобы это ощущалось, как будто там были его губы, а не моя рука. Момент, казалось, затягивался, и я поняла, что не ответила на его вопрос.

— Подошла. – Я прочистила горло и опустила взгляд на столешницу. – Что ты готовишь?

— Консервированный суп. Я не держу здесь скоропортящиеся продукты. – Он кивнул в сторону открытого шкафа. Полка была заполнена банками.

— Не часто здесь бываешь. – Это был не вопрос.

— Нет. – Он сложил руки на груди, пока рассматривал меня. Я не была уверена, чего он ждал, поэтому просто сидела молча. – Как ты держишься?

Я пожала плечами. Что я могла сказать? Я в порядке? Это было бы ложью. Я у меня не было кровотечения или панических атак, но так же я не была спокойна или счастлива.

— Похоже, ты довольно неплохо справляешься с произошедшим. – Он повернулся помешать суп снова.

— Нет. Не справляюсь. Внутри я забилась в угол и плачу. – Я сложила руки на стол. – Я понятия не имею, что происходит. Я в чужом домике, одета в чужую одежду и все мои вещи, включая мой паспорт, остались в квартире Тесс.

— Тесс? – Он обернулся и посмотрел на меня.

— Моя подруга. Я слежу за ее домом, пока она в своем свадебном путешествии. – Мои зубы стиснулись. Я не была уверенна, почему не подумала об этом раньше, но что если те люди искали не меня? – О боже мой. Мне нужно ей позвонить. Она может быть в опасности.

— Подожди минутку. – Он снял кастрюлю с плиты и разлил суп по чашкам. – Это была твоя машина в гараже?

— Нет. Это машина Дэнни. Мужа моей подруги. – Я сплела свои пальцы. – Я просто следила за домом и получила приглашение на собеседование. Я ненавижу водить в Англии, но у меня не было выбора.

— Твоя подруга американка, не так ли? – Он поставил чашку с супом передо мной, прежде чем сесть на стул напротив.

— Да. Она встретила Денни в Штатах и они сразу уехали в путешествие. – Откинувшись на своем стуле, я встряхнула головой. – Мне нужно позвонить ей.

Черт побери. Я даже не знала ее новый номер.

— Это не очень хорошая идея. – Оуэн тряхнул головой. – Он могут прослушивать ее.

— Что если я не та, кого они преследуют? Что если они на самом деле хотели убить Тесс? Я должна предупредить ее! – Я поднялась и пошла к стойке.

— И если она не их цель, ты поставишь ее под их прицел. – Оуэн не встал, просто ждал, пока я это обдумаю. – Позволь мне посмотреть какую информацию я смогу найти, прежде чем мы сделаем что-то. Происходит нечто странное и мне это не нравится.

— Ты имеешь в виду нечто более странное, чем переехать мужчину, поучаствовать в перестрелке и угнать машину?

— Для меня это обычный рабочий день, милочка. – Он подмигнул мне, и я подумала ударить себя за головокружение, которое растеклось по телу. Может лучше стоит ударить его. Злость ведь лучше, чем паника, правильно?

— Да, начинаю понимать. – Я села обратно и взяла ложку. – Кому ты звонил?

— Моему связному. – Он отхлебнул немного супа. – Мне нужно было отметиться и дать ему знать, что работа пошла не по плану. Я так же спросил, были ли какие-либо заказы на американских женщин. Попросил попытаться поискать дела.

Моя челюсть сжалась. Он что решил взяться за работу сам, как только узнает где получить деньги? Я посмотрела в тарелку и пыталась не выдать свою нервозность. На минуту я почувствовала себя спокойно, рассматривая его задницу, пока он готовил, а теперь меня трясло, как будто на меня смотрел велоцираптор. Я, видимо, была спятившей. Или просто оказалась в действительно странной ситуации. Господи, я мечтала бы, чтобы у меня был план, которому я смогла следовать.

Он молча встал со стула и открыл маленький ящик рядом с плитой. Когда он достал черный пистолет, я выпрямилась, уставившись на него. Если он решил меня пристрелить, я ничего не могла с этим поделать. Он небрежно проверил обойму и подтолкнул пистолет по столу ко мне. Я перевела взгляд с пистолета на него.

— Тебе нужно иметь возможность защитить себя. – Он сел обратно к своей тарелке.

— От кого? – Я пододвинула пистолет ближе к себе. Мне уже приходилось пользоваться оружием на ферме у бабушки. По большей части ружьями или винтовками, но довольно долгое время.

— От любого, кого ты посчитаешь угрозой. – Он продолжил есть свой суп.

— Этот пистолет остановит тебя? – Я подняла пистолет, охватила руками приклад, осторожно взвела курок. Вытащила обойму и опустошила патронник. Большая пуля выпала на стол, сделав несколько оборотов. Я загнала обойму обратно в ствол, зарядила пистолет, вытащила обойму и заменила пули. Мне удалось проделать все это даже без трясущихся рук.

— Он мог бы. – Его забавная улыбка засветилась. – Похоже, ты знаешь, как обращаться с оружием?

— Слегка. – Я положила пистолет обратно на стол и решила поесть. Чувствовалось, что было важно сохранить свою стойкость. – У моей бабушки была ферма. Так что я знаю основы. В большинстве, это были просто ружья или винтовки. Мы пытались отпугивать хищников от цыплят или, время от времени, избавлялись от больных животных. У нас было не так уж много пистолетов, но я победила в парочке соревнований по стрельбе. Мне пришлось пристрелить одну из наших коров, в год, когда бабушка не смогла. Она была слишком слаба для этого, а я не могла больше смотреть, как страдает корова.

— Отлично. Значит, мне не нужно беспокоиться, что ты пристрелишь себя.

— Тебе нужно больше беспокоиться, чтобы я случайно не пристрелила тебя. – Я посмеялась над его выражением. – Спасибо.

— Всегда пожалуйста. – Он встал и подошел к плите, чтобы положить себе добавки. – Никто не должен чувствовать себя беспомощным.

Его слова пронеслись по тихому маленькому домику. Как ни странно, я чувствовала себя лучше, имея пистолет. Если бы он собирался меня убить, он бы давно с этим покончил и уж тем более не давал мне способ защититься.

Я быстро съела свой суп. Можно было подумать, что я не должна быть голодна, из-за того, что происходило. Я убила человека сегодня – должна ли я чувствовать себя плохо? Но вместо молитв или пересказывания Авы Марии, я выскабливала дно чашки своей ложкой, как будто волшебным образом оттуда появится больше курицы.

— Я могу сделать еще. – Оуэн наблюдал за мной, явно развлекаясь.

— Не знаю, почему я так голодна. – Я откинулась на своем стуле. – Я бы съела еще, если ты не против.

— Не стесняйся. – Он закинул руку на спинку стула и наблюдал, как я встаю и передвигаюсь по его кухне.

Я просмотрела ассортимент в шкафу и выбрала банку с супом из молюсков. В такую погоду и мягкий топот дождя, казался идеальным. Я не торопилась, пока промыла банку и воспользовалась консервным ножом. Его глаза следовали за каждым моим движением и я пыталась не показывать как это действует на меня. Между нами было напряжение, которое нельзя отрицать и новая я, возможно, прыгала бы повсюду из-за этого факта, но нельзя забывать о том, что происходит.

— На кого ты должна была собеседоваться? – Прогремел его голос через комнату.

— Дизайнер украшений. – Я вздохнула. – Я действительно хотела получить эту работу.

— Так вот что ты делала в кафетерии? Искала предложения о работе?

Мои щеки начинали гореть от напоминания, что он смотрел на меня.

— Да, я не ожидала услышать от них ответ так быстро.

— Когда они ответили? – Его глаза сузились.

— Этим утром. Мне едва хватило времени подготовиться. – Я помешивала суп в кастрюле. – Интересно, что случилось бы, если я успела на собеседование?

— Ты бы справилась, уверен, они бы понятия не имели, что ты там делаешь.

— Что ты имеешь в виду? – Я повернулась, чтобы посмотреть на него, на секунду подумав, что он подразумевает, что я недостаточно хороша для этой должности.

— Это было спланировано. Они хотели выманить тебя, чтобы пристрелить.

— Но…

— Подумай об этом, Ава. Каковы шансы, что кто-то позвонит тебе раньше начала рабочего дня, чтобы пригласить на собеседование? – Он наклонил голову в сторону. – Они надеялись тебя вытащить без грязных сцен. Гараж в это время утром обычно пуст.

Мой рот открылся и закрылся:

— Как они могли…

— Взломать электронную почту не сложно. – Он подошел к раковине и помыл свою чашку. – Я то знаю.

— Но… но… — Я трясла своей головой. – Так что, я не получила приглашение на собеседование?

— Это та часть, что расстроила тебя больше всего? – Его улыбка насмехалась надо мной и я пристально на него посмотрела.

— Я действительно этого хотела. Мне нужно найти работу, чтобы получить рабочую визу. – Я прислонила свое бедро к стойке и скрестила свои руки.

— Ты не планировала возвращаться в штаты?

— У меня нет выбора, если я не найду работу. – Я повернулась обратно к плите и помешала суп снова. Я была все еще шокирована тем, что попалась в ловушку, что мой компьютер взломали, и я даже не подозревала. Как долго женщина в красных шпильках преследовала меня? Швейцар был в здании с тех пор, как я прибыла сюда во время грозы с ручной кладью.

— У тебя нет работы и семьи дома? – Он придвинулся немного ближе, и я могла почувствовать его взгляд на мне, как ласку. Это было так странно, смотреть на него и находить баланс между монстром убийцей, который притаился за его глазами и нежностью, с которой он сейчас смотрел на меня.

Я пожала плечами.

— Нет?

— Семьи нет. С работы я ушла. – Я подняла взгляд на него, удивленная тем, что он был так близко. – Когда Тесс вышла замуж, я решила, что и мне нужны изменения. Пора перестать делать одно и то же. Попробовать что-то новое.

— Похоже, что ты достигла своей цели. – Смех в его голосе, заставил меня встретиться с ним взглядом.

— Похоже на то. – Уголок моего рта вздернулся вверх. – Убийство человека на парковке, безумная погоня по всему Лондону… Думаю, я теперь могу отметить это в своем списке. Ты точно знаешь, как доставить девушке удовольствие.

— И я даже пока что не старался.

— Пока что? – Мой голос звучал низко? Я посмотрела на него.

— Пока что. – Голод зажегся в его глазах. О мой бог.

— Вот как? – Я прикусила свою нижнюю губу.

— Именно так. – Он потянулся и убрал прядь волос с моего лица.

Мы простояли так несколько минут, пока наши взгляды фокусировались друг на друге. Кипение супа, вышедшее из-под контроля, испортило момент, и я развернулась, чтобы выключить плиту. Оуэн схватил тряпку с раковины и убрал беспорядок, пока я разливала суп по нашим чашкам.

— Есть ли какая-нибудь причина преследовать твою подругу? – Оуэн прислонился в углу, прежде чем отправить ложку супа в рот.

— Тесс? Боже, нет. Все ее любят. – Я сжала губы. – Не могу представить, чтобы кто-то хотел навредить ей.

— А что насчет ее мужа?

— Дэнни? – Первой реакцией было ответить то же самое. Дэнни был забавным, дружелюбным и вел себя со всеми непринужденно. Но, по правде говоря, я не очень хорошо его знала. Он и Тесс встречались только несколько месяцев до того, как решили сбежать. – Я не знаю.

— Чем он занимается? – Оуэн поставил свою пустую чашку в раковину.

— Он подрядчик. Конструирует вещи.

— Какого рода вещи? – Оуэн наклонил голову. – Может он огорчил кого-то.

— Огорчил кого-то? Дэнни один из тез парней, с которыми легко поладить. Я не могу представить, что он сделал что-то настолько сильно расстроившее другого, не попытавшись исправить это. – Мне нужно поговорить с Тесс. Я была в ужасе от того, что она впутана в сложную ситуацию и находится в полном неведении.

— Может он не знает, что сделал что-то не так.

— Тогда я не собираюсь узнавать что это. – Я встряхнула своей головой и отнесла чашку в раковину. – Если уж на то пошло, может, я сделала что-то и просто не знаю об этом.

— Ты ходила в какие-нибудь необычные места, встречала подозрительных людей? – Он включил воду и стал мыть посуду. – Кроме меня? – Он стрельнул в меня улыбкой, что заставило меня снова встряхнуть головой.

— Нет, насколько я знаю. – Я выдернула чистую тарелку из его рук и стащила полотенце с его плеча. Обдумывая его вопрос, пока вытирала тарелки досуха, а он мыл. Где я была, что я делала? Ничего диковинного или необычного не приходило мне в голову. Типичные туристические маршруты и достопримечательности Лондона, но я особо ни с кем не контактировала, кроме Рэйчел в кофейне.

— А в Штатах? – Он перевел свой взгляд на меня. – Ты бежишь от чего-то?

— От скуки. – Он не рассмеялся, что заставило меня вздохнуть – Честно, я просто хотела немного встряхнуть свою жизнь.

— Я серьезно, Ава. Бывший любовник затаил обиду? Кто-то перед кем ты в долгу?

— Нет и нет. Я мирно рассталась со своим последним парнем и бабушка оставила мне достаточно денег, чтобы не пришлось занимать. – Я положила полотенце на стойку.

— Кто-то охотиться за твоими деньгами? – Он пристально на меня посмотрел.

— Их не настолько много, просто достаточно для того, чтобы подстраховать меня, если что. – Я не хотела вдаваться в подробности о моем банковском счете. После того, как я выплатила бабушкин кредит, у меня осталось чуть меньше двадцати тысяч. Это была приятная сумма для подстраховки, но речь о миллионах не шла. Определенно недостаточно, чтобы из-за этого нанимать киллера.

— Тогда возвращаемся к твоим друзьям. Возможно ли, что эти люди не знали, как выглядит Тесс? – Он подошел к стене и снял с нее картину. За ней оказался сейф, и он быстро ввел код, прежде чем открыть дверцу. Достал оттуда пачку денег в разных валютах, несколько паспортов, какие-то папки и ноутбук.

— Думаю это возможно. – Я присела в широкое кресло и пробежалась пальцами по подлокотникам. – Они поженились в Штатах и почти не останавливались в Лондоне, прежде чем уехать в свадебное путешествие. Они собирались уехать на месяц, поэтому Тесс попросила меня последить за домом – позаботиться о ее растениях. Я думаю, она просто хотела дать мне шанс сбежать. Она была расстроена, что покидает меня.

— Сбежать от чего? – Оуэн поставил ноутбук и пролистал свои папки.

— Жизни. – Я неловко пожала плечами, когда он перевел взгляд с папок на меня. – Мне двадцать три и я жила как кошатница. Без кошек.

— Кошатница? – Он ухмыльнулся.

— Я никогда не делала ничего интересного или спонтанного. Я даже не использовала свое художественное образование, потому что застряла на скучной работе, где пробыла последние три года. Я просто…существовала. – Я закинула одну ногу на кресло и подтянула джинсы. Коленки были затерты, как будто, это была чья-то любимая пара. – Я думала, что Лондон даст мне шанс покончить со своим обычным режимом.

— Ну, я думаю, будет справедливо сказать, что ты этого достигла. – Он улыбнулся, прежде чем уставиться в свой компьютер.

— Больше похоже, что профукала все, что можно. – Я поставила подбородок на свое колено и наблюдала за тем, как он печатает. – Что ты делаешь?

— Проверяю почту, пытаюсь увидеть, есть ли какие-нибудь слухи в сети. Подсказки о том, что происходит. – Его голос затихал, пока он искал. – Я знал, что с этой целью что-то не так с самого начала.

— Так что у вас есть чат наемников? Группа онлайн поддержки? Супер-секретный форум? — Я наклонилась вперед, пытаясь заглянуть в экран.

— Что-то типа того. – Его брови сдвинулись вместе и он нахмурился. Увидев знакомый голубой цвет, я вскрикнула.

— О боже мой. Ты на «Фейсбуке»? – Я засмеялась, когда он отвернул ноутбук от моих любопытных глаз.

— Нет. Я не на «Фейсбуке». Какой уважающий себя наемник зарегистрируется на «Фейсбуке»?

— Дай мне взглянуть на твою аватарку. – Я потянулась за компьютером, и он передвинулся дальше от меня. – Не подсказывай. Ты держишь пистолет в стиле Джеймса Бонда.

— Бонд мечтал бы быть таким крутым как я. – Его глаза засветились весельем, пока он смотрел на меня.

— Оу, вау. – Я переместилась обратно в кресло. – Ты думаешь, я могу отправить Тесс сообщение? – Это была единственная вещь, которую я могла вспомнить, ее адрес электронной почты оставался тем же с тех пор, как мы познакомились.

— Это самая худшая вещь, которую ты можешь сейчас сделать. – Он не поднял глаз, просто продолжил изучать, что бы там ни было, на экране.

— Тогда как ты предлагаешь предупредить ее, что она может быть в опасности? – Я пыталась контролировать себя, потому что это не его вина, что меня преследовали, но факт в том, что я была в трудном положении. – Или что я жива? Я уверена, что копы уже должны были найти машину Дэнни. Тесс, должно быть, думает, что я мертва или еще хуже.

— Хуже, чем мертва? – Оуэн вздернул одну бровь.

— Ну, я могла быть похищена и продана в сексуальное рабство. – Я пожала плечами. – Так случилось в том фильме, где папаша пришел и поубивал всех. Только у меня нет крутого чувака, который придет и спасет меня. И, бля, я сбила кровавого сутенера в его же гараже!

— У тебя действительно грязный рот. – Он направил на меня осуждающий взгляд.

— Ты издеваешься надо мной? Ты же киллер. Перестань кидаться камнями.

— Аргумент. Но я могу возразить, что убиваю людей, сохраняя при этом нормы приличия.

— Ты убиваешь людей прилично? – Хохот вырвался из моего рта. – Что? Оставляешь благодарственную записку? У тебя собственный дизайн киллерских бланков? Дорогой сэр или мадам… Мой смех заглушил мои слова.

— Я не сказал, что был с ними мил. Просто вел себя правильно.

— Правильно. – Я тряхнула головой.

— Да, чисто и быстро. – Он покручивал что-то на экране. – Обычно.

Я не хотела думать о том, что это значило. Вместо этого, я вернулась к тому, что, как я чувствовала, могла контролировать.

— Так почему дать ей знать, что я жива плохая идея? Она что может быть в опасности?

— Они могут мониторить твою почту. Это может привести их к тебе или к ней. Подумай об этом. Если они преследуют тебя, и ты дашь им знать, что она важна, тогда это направит их за ней, чтобы использовать против тебя. Если он преследуют ее, то это просто укажет им, где она находится. – Он нахмурился. – Где она?

— Италия? Я не спрашивала подобности маршрута. Это ее медовый месяц. Они, должно быть, засели голышом на маленькой вилле где-нибудь. – Встав, я подошла к окну и посмотрела наружу. — Я думаю, они на машине, поэтому могут быть где угодно.

Мы немного пробыли в тишине, только назойливый звук его пальцев пляшущих по клавиатуре разрушал ее. Я начинала чувствовать себя опустошенной, безумство прошедшего дня навалилось на меня сейчас, когда адреналин отошел на второй план.

— Мне это не нравится.

— Которая часть?

— Любая. Все. Это гигантский трындец – дураций бардак. – Пальцами я немного раздвинула шторы, так, чтобы видеть улицу. – У меня нет паспорта, у меня нет денег – у меня нет ничего.

— Это не правда. – Голос Оуэна пронесся по комнате.

— Что? – Я стрельнула в него взглядом поверх своего плеча. – Я для тебя обуза. Не что иное, как заморочка, которая приносит только головную боль.

— Не правда. – Он присел за маленький столик напротив дивана. – И у тебя есть пистолет. Я полагаю, что это иногда так же полезно как деньги или паспорт.

Я улыбнулась ему и отвернулась обратно смотреть на гравийную дорожку перед домом. Просто не хотела показывать ему, насколько уязвимой себя сейчас чувствовала. Но я могла заметить своим боковым зрением, что он наблюдает за мной.

— Ава, я не собираюсь бросать тебя на улице. – Я слышала, как он встал, но не развернулась. – Может это не утешает, но ты моя лучшая зацепка во всем этом и мне нужно узнать что происходит.

— Твой связной может помочь тебе и без меня. – Я пожала плечами. – Или твоя группа в «Фейсбуке».

— Никто ничего не слышал. Похоже, что они стали вести себя слишком тихо. Мой контакт нервничает. – Он придвинулся ближе ко мне, но я все еще не оборачивалась. – Что-то происходит и все на стороже.

— Так что, значит все-таки группа в «Фэйсбуке»? – Я взглянула через плечо туда, где он стоял и смотрел в окно вместе со мной.

— Я отправлю тебе заявку в друзья. – Его смех заставил меня чувствовать себя намного лучше.

— Что ты будешь лайкать? Стрельбу? Нанесение увечий? Пройдешь тест Джеймса Бонда и запостишь результаты? Который ты Бонд? – Я переместилась так, что столкнулась с ним.

— Я думаю, ты это выяснишь. – Он протянул руку и легонько потянул прядь моих волос.

— Я не готова умереть, Оуэн. – Я уверенно посмотрела на него. – Я только решила начать жить.

— Я никогда не совру тебе, Ава. – Он понизил голос, как будто мы были не одни. – Я не знаю, что случится дальше, но приложу все усилия, чтобы убедиться, что ты проживешь свою жизнь, как тебе хочется.

— Почему? – Я всегда была хороша в том, чтобы задавать вопросы, когда не должна.

— Я не знаю. Может мне нравится принимать вызов и делать что-то новое. – Он сделал паузу. – Или, может быть, я просто хочу увидеть тебя счастливой. Я скучаю по той улыбке из кафетерия.

Я понятия не имела, как на это ответить. Вместо слов, я потянулась и поцеловала его в щеку. Его щетина коснулась моей кожи и я боролась с желанием завернуться в него и уткнуться в шею. Я знала, что должна стыдиться влечения к мужчине, для которого убийство это работа. Знала, что должна попытаться сбежать от него и направиться в полицию. Однако…

Однако, я все еще была здесь, доверившись мужчине, которого встретила, в то время, когда он пытался убить другого. Было что-то серьезно не так с моей способностью принимать здравые решения, но я не чувствовала, что должна что-то менять.


6.

Ава


К тому времени, пока на улице стемнело, у меня уже ехала крыша. Здесь был телевизор, но ничего не могло привлечь моего внимания. Оуэн все еще ничего не слышал от своего контакта и особо не разговаривал. Я чувствовала, как он полностью погрузился в свои мысли. Может, планировал свержение правительства или кражу чьего-нибудь рожка с мороженым. Хорошо, я на самом деле не думала, что он хочет украсть чье-то мороженое, но, честно говоря, не была уверена, что творится в его голове.

Так же я не была уверена, что творилось в моей голове. Я металась вперед и назад между попытками выяснить, что бы сказала полиции и как я могла бы связаться с Тесс, не привлекая ненужного внимания. Пистолет, что дал мне Оуэн, лежал на подлокотнике кресла, в котором я сидела.

Воображение взяло верх надо мной, и я размышляла, для убийства скольких людей использовали этот пистолет. Но, когда здравомыслящая часть меня сработала, я перестала об этом беспокоиться. Те люди были мертвы и мне нужно защитить себя. Жестоко? Может быть. Только от этого не становится менее правдивым. И сожаления об этом ни к чему не приведут, только омрачат мою потребность обеспечить себе безопасность.

Кроме того, я уверена, им уже все равно.

Оуэн встал со своего места на диване и потянулся. Я наблюдала за ним, мои глаза путешествовали по его телу, пока он крутился и поворачивался. Он не был амбалом, телосложением больше похож на пловца. Высокий и долговязый с мускулами, которые меня только дразнили. Я не должна была таращиться на него, но моя благопристойность выбежала за дверь, когда я решила, что пистолет стал моим лучшим другом.

— Иди поспи. – Он посмотрел на меня. – Ты должна попытаться отдохнуть пока можешь.

— Я не думаю, что смогу уснуть. – Я встряхнула головой.

— Почему бы тебе не попробовать? Там кровать в другой комнате. Я останусь здесь и посплю на диване.

— Что если кто-то появится? – Мурашки пробежали по всему моему телу.

— Здесь есть сигнализация и камеры наблюдения. – Он развернул свой компьютер ко мне. Экран был разбит на четыре разных изображения. Одно показывало передний двор, другое задний, еще одно подъездную дорожку, ведущую к боковому входу, и последнее направлено на амбар, стоящий на опушке.

— Все твои безопасные дома так хорошо защищены?

— Нет. – Его глаза уставились в экран, и у меня возникло ощущение, что он избегал моего взгляда.

— Этот должно быть особенный.

— Он уязвимый. Так что система безопасности делает его менее незащищенным. – Он лениво пожал плечами.

— Оу вау. – Не полная история, но уже неплохо. Это были его секреты.

— Мы будем в безопасности, Ава. Иди поспи. Мы не знаем, когда еще нам представится такая возможность.

Я пожевывала свою губу и обдумывала это. Поспать звучит не плохо, но как я могу быть уверена, что ничего не случится со мной, пока я сплю? Что если он решил бросить меня? Что если кто-то придет искать нас, пока мы в отключке?

— Как ты это делаешь?

— Делаю что? – Он изогнул одну бровь.

— Спишь, зная, что у тебя есть враги. – Я теребила подол своего свитера.

— Я доверяю своему оснащению. – Он встал и протянул мне руку.

— Должно быть это первоклассное оснащение. – Я почувствовала, как мои щеки начинают гореть от непреднамеренного флирта. Но у него на губах снова заиграла улыбка, и я была довольна наблюдать за этим.

— Да, так и есть.

Я позволила ему поставить меня на ноги. Сгребла пистолет с подлокотника и небрежно взяла в руки. Нежно потянув, он направил меня в сторону комнаты, откуда ранее принес мне одежду. Комната была темной, но он включил лампу на маленьком прикроватном столике. Я наблюдала, как он сдергивает покрывало и взбивает подушки. Он обернулся посмотреть на меня, как только закончил и засунул руки в карманы. Этот простой жест заставил его выглядеть немного уязвимым.

— Это не роскошно, но удобно.

— Это прекрасно. Спасибо. – Я посмотрела на постель и заставила себя улыбнуться. Если бы он не был наемником, я бы подумала, что он пытается быть милым.

— Отдохни немного. – Он развернулся и проскользнул за дверь. – Я буду на диване. Ничего не пройдет мимо меня.

— Ты сможешь заснуть?

— Не волнуйся за меня, Ава. Это для меня обычный день.

Он закрыл дверь, не оглянувшись. Я присела на кровать и сделала глубокий вздох. Кровать была удобной и, если бы я не убегала, чтобы спастись, я бы даже оценила шарм маленького коттеджа, в котором застряла. Но в тот момент я была слишком занята поиском смысла во всем этом дурдоме, что полностью заняло мои мысли.

В конце концов, я легла и попыталась устроиться поудобнее. Оуэн был прав — мне нужно поспать. Истощение легло тяжелым бременем на мои плечи, и я чувствовала, будто пляжный песок наспался под мои веки. Пока мои мысли колотились, мое тело размахивало белым флагом. Будет время побеспокоиться обо всем утром. Если Оуэн решил бросить меня, я что-нибудь придумаю. Если он решил убить меня… что ж, не так много шансов, что я смогу остановить его.

Я дрожала и натянула одеяло выше на мои плечи. Глубоко внутри я не чувствовала угрозу от Оуэна. У него была возможность расправиться со мной, и он этого не сделал, но я все еще не была уверена на счет его побуждений. Мог ли киллер иметь моральные принципы? Он, должно быть, британец, но не совсем Джеймс Бонд. Он делал свою работу за деньги, а не из-за долга перед Короной и Англией. Он так же не был Томом Крузом из «Миссия: Невыполнима». Хотя, полагаю, он жил в мире, который был холодным и более одиноким, чем у тех двух персонажей.

Мои глаза закрывались, пока я размышляла о своем смертоносном рыцаре в сияющих доспехах. Даже в своих снах я не могла сбежать от реальности. Рэйчел из кофейни сделала пистолет на пенке моего кофе мокко, прежде чем гоняться за мной по кварталу с ножом, но хуже всего был сон о мистера Сонге. Он шел через холл здания, где я раньше отвечала на звонки и свет начал мигать. Я гналась за ним, мимо самолетов, которые были собраны наполовину, умоляя его о прощении, но он не останавливался, не оборачивался. Вместо этого, он остановился перед дверью инженерного отделения, его туфли были мокрые от крови, и постучал.

— Пожалуйста, прости меня! – Мои кулаки сжались. На моих руках была кровь, засохшая под ногтями.

— Ава.

— Я не хотела тебя убивать.

— Ава.

— Пожалуйста! – Я потянулась, чтобы дотронуться до Сонга.

Рука опустилась на мое плечо, и я с криком проснулась. Оуэн смотрел на меня грустными глазами.

— Шшш. Ты в порядке. Это был просто сон.

Я вдохнула побольше холодного воздуха и поперхнулась. Желчь подступила к горлу, и я зажала рот. Оттолкнув Оуэна, я побежала в ванну и избавилась от вчерашнего супа. Я пыталась заглушить всхлипы, но не смогла. Мои глаза горели и каждый мускул в моем теле ощущался так, будто я пробежала марафон на время. Оттолкнувшись от туалета, я облокотилась на ванную и потерла тыльной стороной руки свой нос.

Оуэн опустился на колени рядом со мной и протянул мокрое полотенце.

— Закончила?

— Думаю да. – Я взяла мокрую тряпку из его рук и прижала к лицу. – Прости за это.

— Не нужно извиняться. – Он сел на пол и облокотился на бадью напротив меня. – Я думал, это случится завтра.

— Ты думал, что я сломаюсь и вывернусь наизнанку завтра? – Я откинула голову назад и посмотрела на него уголком глаза.

— Убивать не просто. Первый раз всегда самый худший.

— Тебя тошнило после твоего первого … убийства? – Мишени? Цели? Жертвы? Я не знала терминов.

Он позволил своей голове откинуться и закрыл глаза. Я наблюдала, как он сглотнул и хотела узнать, что именно он заново переживал в своей голове.

— Два дня спустя. – Он настолько скрыл эмоции, что казался андройдом. Это означало, что это, должно быть, намного важнее, чем он хотел показать.

— Настоящий крутой парень, да? – Я пожала плечами. – Я думаю, не стоит стыдиться, что меня хватило только на день. Это почти так же хорошо, как и у тебя. – Что, должно быть, из-за того, что я была слишком занята спасением своей задницы, для того чтобы остановиться и подумать обо всем этом. Или может мой моральный компас был выключен. Я слишком беспокоилась о своей жизни, чтобы подумать о той, которую случайно отняла.

Его губы совсем немного изогнулись вверх.

— Он действительно был плохим парнем? – Я осторожно повернула свое лицо, чтобы посмотреть на него.

— Да. – Его глубокий голос был твердым. Мне не пришлось уточнять, кого я имею ввиду.

— Он убивал женщин и девочек?

— Большинство проституток не уходят на пенсию, Ава. Они проживают жизнь, в которой продают часть себя за деньги; секс и отношения лишь товар. Это опасный мир и Сонг был варваром.

— Как ты можешь знать наверняка, что это был он? – Я пыталась убрать потрепанные влажные волосы со своего лица.

— Местная «мамаша» потеряла некоторых из своих девочек у Сонга. Он нашлись мертвыми чуть позже.

— И что, она волнуется о предателях? – Я нахмурилась. – Если это такой жестокий мир, ты не думаешь, что она могла списать все на то, что они этого заслужили. Не тратя, деньги на месть за их смерть.

— Тоже верно. – Его подбородок решительно дернулся. – Из того что я выяснил, она была больше зла из-за того, что ее крупные клиенты следовали за девочками в бизнес Сонга и никогда не возвращались, даже после того, как их фаворитки исчезали. Это плохо сказывалось на доходах, тогда она решила устроить спектакль и убрать его со сцены. Он вторгся на ее территорию и тем самым плюнул ей в лицо.

Я переварила это:

— Почему просто не выманить своих девочек от него?

— Деньги. Если эти девочки приходили к ней в поисках работы, она была хозяйкой положения и могла платить меньше. Ей пришлось бы размахивать большой морковкой, чтобы заставить их прийти к ней в ином случае.

— Это эскортная война за сферу влияния. – Я встряхнула головой. – Как в кино.

— Вымысел обычно основывается на части реальности. – Он встал и предложил мне свою руку. – Что предпочитаешь на завтрак?

— Я бы предпочла сначала почистить зубы. – Он поднял меня на ноги.

— Запасная зубная щетка в аптечке. Потом мы позавтракаем.— Он закрыл за собой дверь и я уставилась на свое отражение. Я запрыгнула на карусель смерти и понятия не имела, куда это меня приведет.


7.

Оуэн


Размышления о том, какой автомобиль взять для поездки в город, дали мне передохнуть. Мы могли использовать краденую машину, потому что я сменил знаки, пока Ава спала. Или мы могли взять старенький пикап из гаража. Впрочем, люди могут узнать его, а было бы лучше держаться здесь в тени. Большинства людей, от которых я сбежал много лет назад, не стало или посадили, но они заплатили, чтобы быть в безопасности.

Думаю, Ава может возразить против использования краденой тачки. Наблюдать за ее слезами в маминой ванной было как нож под ребра. Как я собирался обеспечить ей комфорт после чьего-то убийства? Похлопывать ее по спине было бы снисходительно. Любой мой комментарий звучал бы пусто. Я мог бы сделать чай, но у нас его не было. Поэтому я дал ей полотенце и сел на пол рядом.

По-джентельменски будет взять пикап, так, чтобы не расстраивать ее еще больше, но моя прагматичная сторона указала, что полезнее будет сохранить ей жизнь, чем сберечь ее чувства. Она просто должна смириться с этим.

Ручка ванной повернулась и я перестал вышагивать. Я и раньше бывал в таких ситуациях, но иметь кого-то на своей стороне, пока я разбираюсь с опасными людьми, было новым опытом. Чувство ответственности за безопасность другого человека делало меня беспокойным и играло на моих нервах. Медленно, выверенным шагом я взял ноутбук и положил обратно в сейф. Нет причин телеграфировать о моем беспокойстве.

Я закрыл сейф и застыл, когда увидел Аву. Все следы макияжа, который она наносила вчера, исчезли, позволив уязвимости сиять через ее глаза, что противоречило тому, как уверенно она держала голову поднятой. Когда ее взгляд встретился с моим, я будто получил удар под дых. Я только что видел, как она избавлялась от всего, что я скормил ей вчера вечером. Под глазами пролегали темные круги и она была бледной, ее руки сжимали подол огромного свитера, в который она была одета, растягивая его. Но что-то в ее взгляде оставалось свирепым.

За всю свою жизнь я никогда не видел никого настолько прекрасного.

Я не могу сказать, что именно меня привлекало. Она никогда не смогла бы стать моделью, не была знойной или роскошной, но один взгляд на нее заставлял меня хотеть спрятать ее в безопасном месте, чтобы я мог наслаждаться ее улыбкой вечно.

— Готова? – Я прочистил горло.

— Куда мы идем? – Ее голос был низким, хрипловатым от ее недуга.

— Завтракать. – Я засунул свой пистолет в наплечную кобуру и накинул сверху пиджак. Я не нашел время переодеться с тех пор, как мы приехали в Оксфорд.

— А потом? – Она оглядела комнату и встряхнула головой. Ей было нечего взять с собой.

— Нам нужно пополнить запасы. – Я открыл входную дверь и ждал ее, чтобы пропустить вперед.

— Изолента, брезент? – Ее губы изогнулись в улыбке.

— Ха, ха. Я смотрю кто-то проснулся в хорошем настроении. – Я закатил глаза. – Я имел в виду больше еды, может быть супа.

Он не ответила, только потрясла головой.

— Кроме того, у меня предостаточно других штук в моей супер-секретной комнате пыток.

Она немного споткнулась и стрельнула взглядом в моем направлении:

— Не смешно.

— Это ты начала каламбурить. – Я ускорил шаг, чтобы дойти до машины и открыть дверь.

— Я официально это прекращаю. – Она пыталась выглядеть раздраженной, но не могла убрать забаву из своих глаз.

— Убийца веселья. – Я закрыл дверь и обошел машину до водительского места.

— Неа, это твоя работа.

Ауч. Это был подкол.

— Работа по избиению щенят, Ава. – Я завел машину и поехал в город.

Она громко хмыкнула:

— Что, это не входит в твои обязанности?

— Я оставил забой животных моему ученику.

— У тебя есть ученик? – Из ее тона пропало веселье.

— Нет, Ава. У меня нет ученика. Нет никакой гильдии убийц. Нет стажеров, пытающихся подняться по карьерной лестнице. Нет практикантов, валяющихся в окровавленной комнате. – Я вздохнул. – И я не избиваю животных.

— Извини. – Я мог видеть, как она засосала свою нижнюю губу в рот. – Я на незнакомой территории.

— Нет проблем. – Я сохранял свой голос спокойным. – Ты собираешься довериться мне и, если это значит отвечать на случайные вопросы, тогда постараюсь предоставить тебе исчерпывающие ответы.

— Слушай, я не привыкла надеяться на других людей. Я забочусь о себе сама. – Она нахмурилась, глядя в окно. – Так что это для меня в новинку.

— И тебе это не нравится. – На ее месте, мне бы тоже это не понравилось.

— Конечно же мне это не нравится. Не важно, что ты, по сути, добропорядочный гражданин. – Она взмахнула перед собой руками. – Я имею в виду, что ты не полицейский или секретный рыцарь Королевской Гвардии.

— Почему ты так уверена, что я не секретный рыцарь Королевской Гвардии? – Я изогнул бровь, но оставил глаза на дороге.

Тишина заполнила салон.

Когда я, наконец, посмотрел на свою спутницу, ее рот был приоткрыт. Я не мог сдержать улыбку, которая расползлась по моему лицу.

— Ты придурок. Я знала, что ты не какой-то секретный агент. – Она скрестила свои руки.

— Ты думала об этом.

Ее брови сошлись и она прищурилась на меня:

— Ты больно уж веселый сегодня. Не нарушаешь ли этим какие-нибудь правила киллеров?

— Нигде не говорится, что я должен быть хмурым, когда убиваю людей.

— Я готова поспорить, что у тебя есть квалификация еще и в том, как раздражать людей. – Она отвернулась к окну, но я мог видеть небольшую улыбку в ее отражении. – На экзамене ты должно быть просто уставился на преподавателя с этой самодовольной ухмылкой на своем лице.

— Лучший в классе.

— Могу себе представить. – Она встряхнула головой. – Ты надевал пуленепробиваемый жилет на занятия? Или предполагалось, что ты будешь защищать себя голыми руками от ниндзя, которые выпрыгнули из ниоткуда?

— У тебя очень живое воображение. – Я свернул на дорогу, которая ведет к городу.

— Может быть, но я не никогда не воображала, что убью кого-то на парковке и сбегу с наемником. – Она открыла окно и задрала голову, ловя свежий воздух. – Или что буду разъезжать по объездным дорогам на краденой машине.

— Ну, убийство Сонга было случайностью. Случайностью, которой он сам послужил причиной. – Я пожал плечами и включил дворники. Мелкий дождь затруднял обзор дороги. – Никто не воображает, что собьет сутенера на парковке.

Мягкое хихиканье слетело с ее губ, которое переросло в хриплый смех:

— О боже, я убила сутенера на парковке в Лондоне. Сутенера. Хорошо одетого, без меховой шубы, сутенера.

— Да, это так. – Беспокойство подползало к моему горлу. – Ты собираешься снова слететь с катушек?

— Нет. – Она снова засмеялась. – Может быть. Вообще-то, я думаю, что уже слетела.

Я свернул на обочину.

— Не потеряла, так же как и свой ужин. Я имею в виду свой рассудок. Я почти уверена, что потеряла рассудок. – В ее смехе начали появляться визгливые нотки. – Взгляни на меня. Я одета в одежду незнакомцев, езжу в краденой машине, убила человека и сбежала с сексуальным убийцей. Я хотела немного встряхнуть свою жизнь, но это уже перебор.

— Ты считаешь меня сексуальным? – Я припарковал машину.

— Это все, что ты услышал? Да. Ты секси. Ясно? Не делай вид, что не знал этого. Твои жертвы, должно быть, бросались к твоим ногам с улыбкой. Но я не об этом. – Она взмахнула руками и щеки стали пунцовыми. Это доставило мне запредельное удовольствие. – Я, черт возьми, имею в виду, что моя жизнь сейчас гребаный бардак! Я и сама сейчас охренительный бардак. И мы … едем за покупками? Где мы вообще? Это что мясная лавка?

Она перевела свои огромные голубые глаза на меня, пока указывала рукой в направлении вывески в форме цыпленка, скачущего верхом на поросенке.

— Да, это мясная лавка. Нет, тот факт, что ты считаешь меня сексуальным, не единственное, что я услышал. — Несмотря на то, что это было ярким пятном в ее бессвязной речи. Я открыл дверь и обошел машину до ее двери. Он все еще указывала на вывеску.

— Эта свинья не выглядит слишком счастливой. – Ее глаза встретились с моими, пока я открывал дверь.

— Уверен, это не так. Они скачут … через поле и отлично проводят время. – Я посмотрел на вывеску. – Это похоже на свиной и цыплячий рай. Они бегут по Елисейским полям. Избегая разделочных ножей.

— Так ты говоришь, что свинья и цыпленок были гладиаторами и теперь ездят друг на друге по греческой версии рая просто ради веселья. – Она взяла мою руку и позволила мне вытащить ее из машины.

— Да. Это именно то, что я сказал. – Я приподнял бровь и выдал ей свое самое невинное выражение лица.

— Верно. – Ее нос нахмурился. – Ты собираешься сказать мне, что мы делаем в мясной лавке? Если мы здесь, чтобы купить что-то на ужин, я не думаю, что оно хорошо сохранится в машине, пока мы пойдем за другими покупками.

— Мы приехали сюда не за мясом, мне просто нужно повидаться со старым другом.

Она остановилась.

— Этот старый друг на самом деле кто-то, с кем ты ведешь сомнительные дела, кто может убить тебя скорее, чем поговорить?

— И опять заиграло твое воображение. – Я потряс головой и продолжил идти. – Нет, миссис Абернатти унаследовала мясную лавку от своего покойного мужа и занималась ею со своим сыном столько, сколько я себя помню. Насколько я знаю, у нее нет никаких скелетов в шкафу. – И я бы знал. Я изучил каждого человека из моего прошлого.

— Оу вау. – Я ее не убедил, но она последовала за мной внутрь.

— Просто придерживайся той же легенды, что мы использовали вчера.

— Ты имеешь в виду ту, согласно которой я влюбленная девчонка, которая виснет на тебе, как будто не умеет пользоваться своими ногами? – Она изогнула бровь.

— Я знаю, что держаться ближе к правде безопаснее. – Я подмигнул ей. – Если ты почувствуешь необходимость упасть в обморок, валяй.

Она открыла свой рот, но остановилась, когда колокольчик над дверью мягко объявил о нашем присутствии.

— Минуточку! – Голос миссис Абернатти раздавался из глубины магазина.

Ава одарила меня тяжелым взглядом, прежде чем пройти мимо меня внутрь.

В здание было сыро, воняло сырым мясом, как и в большинстве мясных лавок. Белый кафельный пол и прилавки, судя по всему из-за которых появились засохшие капли крови, создавали полнейший контраст. По большей части, все было чисто, но невозможно уследить за всем. Стеллаж стоял напротив дальней стены, рекламируя маринады и особые соусы.

Ава прошлась по маленькой комнате, осматривая полки и корзины с овощами. Она сжала руки перед собой, как ребенок, который боится до чего-то дотронуться. Может она беспокоилась о том, чтобы не отставлять здесь своих отпечатков.

Здесь был маленький холодильник возле кассы, в котором хранились разные холодные напитки. Его тихий гул наполнял магазин, пока мы ждали. Миссис Абернатти появилась из подсобки, вытирая свои руки о тряпку.

— Оуэн Уокер, прошло столько времени! – Она обошла стойку и расцеловала меня в обе щеки.

— В самом деле. – Я поцеловал ее в щеку и после указал на Аву. – Это моя подруга Ава. Ава это миссис Абернатти.

— Приятно познакомиться. – Ава протянула руку и улыбнулась старой женщине.

— И мне, дорогая. – Миссис Абернатти встретила появление Авы критическим взором. К ее чести, Ава не покраснела, а вместо этого все еще стояла, пожимая руку миссис Абернатти.

Владелица магазина перевела взгляд на меня и нахмурилась:

— Ты в беде?

— Не уверен, что это можно назвать бедой, скорее занятной ситуацией. – Я пожал плечами.

— Пойдем внутрь, я заварю чай. – Она направилась к двери, через которую только что вошла. – Тогда ты сможешь рассказать мне об этой ситуации.

Ава пока не сказала ни слова, но ее выражение лица было довольно красноречивым. Заинтересованность, недоверие и изумление от борьбы за доминирование.

Я взмахнул рукой перед собой и проследовал за ней в дверной проем. Подсобка, по большей части, использовалась для разделки мяса, но здесь был небольшой офис на другой стороне с удобными креслами, столом и старым компьютером с системным блоком. Миссис Абернатти поставила чайник на переносную плитку и повернула выключатель.

— Я надеюсь, вы не против порошковых сливок. Джонни выпил последнее молоко вчера.

— Порошковые подойдут. – Ава попыталась улыбнуться, но получилась только тонкая линия с изогнутыми краями.

На первый взгляд миссис Абернатти выглядела как беспомощная старая женщина, согнувшаяся с годами. Но здесь, в подсобке, можно было увидеть интеллект, сияющий из ее глаз. От нее излучалась уверенность и сила. Когда я был моложе, я был уверен, что она была русской шпионкой или, по крайней мере, кем то важным, прячущимся от плохих парней.

Теперь я был плохим парнем, который сидит напротив нее, и знающим, что мощь в ее голосе, сталь в ее глазах исходит от прожитой тяжелой жизни. Невзирая на проблемы, с которыми она столкнулась, ей удалось выкроить кусочек чего-то хорошего для себя и своей семьи. Это не многие смогли бы повторить.

Миссис Абернатти была непотопляемой.

Должно быть это та причина, почему я чувствовал глубокое родство с этой женщиной. Мне тоже досталась сложная судьба, но в отличие от нее, я не мог понять, как оторвать мой собственный кусочек счастья, так что я обосновался в жизни, где мог запросто почувствовать удовлетворение от хорошо проделанной работы.

— Прошло так много времени с тех пор как мы пили чай, ты и я. – Миссис Абернатти улыбнулась. – Я помню, как ты пришел сюда со своей мамой, прежде чем переехать в город. Большие глаза, большие уши, но всегда такой тихий. Ты все еще очень тихий.

Я почувствовал, как Ава посмотрела на меня, но не обратил на нее внимания.

— Моя мама была высокого мнения о вас. – Я поднял чашку и отхлебнул чая. – Она так же говорила мне, что, когда дети плохо себя вели в вашем магазине, вы заставляла их мыть полы в подсобке собственными зубными щетками.

— Однажды. Я сделала это однажды и оно будет преследовать меня до гроба. – Она рассмеялась. – И все равно ты постоянно приходил, чтобы увидеть меня.

— Вы давали мне чипсы, пока мама не видит.

Я остро ощущал присутствие Авы. Сложно было раскрывать свою жизнь перед кем-то, кого я знаю чуть больше суток. Но она молчала, не осуждала.

— Тебе нужно было растолстеть. – Она наклонилась вперед и обхватила свой чай обеими руками – Но я не думаю, что ты здесь в этот раз ради чипсов.

— Нет, не ради них. – Я откинулся в своем кресле и положил чайный пакетик на стол. – Мне нужно узнать, замечали ли вы что-нибудь странное в городе. Может кто-то из моих старых друзей все еще бродят рядом. Или кто-нибудь говорил обо мне.

— Ага, Джонни сказал, что Эдгар Эрндон был здесь и спрашивал о тебе. Даже в детстве, можно было заметить, что-то потерялось в его глазах. Какая-то часть человечности пропала.

— Джонни говорил что-нибудь еще? – Я боролся с желанием податься вперед. Не хотел заявлять о своем беспокойстве.

Эдгар Эрндон было именем из моего прошлого, которое я бы охотно забыл. Его мать «работала» с моей мамой и переехала в город в одно и то же время. Когда я сбежал с местной компанией, он меня возненавидел. В его глазах, я был его самым большим соперником, но он знал, что я одержу победу в борьбе. Это означало, что я провел годы, оборачиваясь через плечо и ожидая, что он ударит меня в спину. Если он вернулся в город спросить обо мне, это означало нечто плохое. Я просто еще не был уверен, какая именно плохая вещь это могла быть. Последнее, что я о нем слышал, что его посадили за нападения и мелкое воровство.

— Он спрашивал, бывал ли ты здесь недавно. – Она уставилась через мое плечо, пока размышляла. – У него был какой-то повод для того, чтобы повидаться со старым другом, но Джонни сказал, что он вел себя подозрительно. Если он ищет тебя, тогда тебе не нужно искать его.

Я не беспокоился об Эдгаре Эрндоне как таковом. Я был больше обеспокоен тем фактом, что он был втянут в эту запутанную сеть. И если он пришел в этот магазин искать ответы, значит, что я не буду посещать его снова некоторое время. Я не могу подвергать опасности семью Абернатти. Они служили ярким примером нормальной жизни по времена моего детства, и я сделаю все, что потребуется, чтобы их защитить.

— Кто-нибудь еще вернулся в город? – Я пробежался пальцами вдоль отколовшейся ручки чашки напротив меня.

— Мэрилин Джонс вернулась. Ну, думаю Мэрилин Уайт теперь. Она вышла замуж по залету. – Она сузила глаза. – Но я уверена, что это не та сплетня, которую ты ищешь.

Мэрилин меня не интересовала. Она прекратила свое существование для меня много лет назад. Вероятнее всего, что если бы я встретил ее на улице, то не узнал.

— Если я попрошу вас об услуге, миссис Абернатти, вы мне поможете?

— Конечно, Оуэн. – Она потянулась через стол и дотронулась до моей руки. – Я всегда считала тебя членом своей семьи. Я не хочу говорить плохо о твоей матери, но очень часто я мечтала просто оставить тебя себе.

Я сглотнул, чтобы избавиться от комка в горле, прежде чем сказать:

— Закройте магазин на неделю. Уезжайте из города и возьмите перерыв. Отдохните в каком-нибудь красивом месте и просто расслабьтесь ненадолго. Я могу помочь вам оплатить поездку.

— Почему ты хочешь, чтобы я это сделала? Людям нужно их мясо. Кроме того, я уже брала длинные выходные в прошлом месяце.

— Мне не нравится, что Эдгар Эрндон приходил сюда, чтобы повидаться с вами из-за меня. Вы не ошиблись на его счет. Он опасен и вы не можете доверять ничему из того, что он скажет.

— А что на счет тебя? Ты тоже уедешь из города? – Она прищурилась.

— Не беспокойтесь обо мне. – Я встряхнул головой.

— Тогда как же твоя леди? – Она посмотрела на Аву, которая оставалась такой тихой все время разговора, что я почти забыл о ее присутствии. – Не хотелось бы думать, что Эдгар столкнется с ней в городе.

— Этого не случится. – Слова вырвались из моего рта с жестким шипением. Если он попытается тронуть, хоть один волосок с головы Авы, я буду бить его до тех пор, пока он уже не сможет встать.

— Если Эдгар такой опасный как ты сказал…

— Я не беспокоюсь из-за Эрндона. – Я позволил своей маске соскользнуть и чудовище – убийца – которого я приковал на закрылках своего разума, выглянуло из моих глаз.

— Я вижу. – Ее глаза стали печальными и она откинулась в своем кресле. – Я так хотела большего для тебя. После этого паршивого бизнеса твоей матери, я надеялась, что ты останешься на верном пути. Найдешь что-то, что сделает тебя счастливым. Ангелы мести всегда одиноки, блуждают по миру без шанса оказаться в раю.

— Я буду счастлив, если буду знать, что вы в безопасности. – Она открыла рот, чтобы ответить, но Ава нарушила тишину:

— Миссис Абернатти, если Оуэн говорит вам уехать, я уверена, есть веская причина сделать это. Если он будет знать, что вы в безопасности, тогда сможет сосредоточиться на решении проблемы.

Ха. Я перевел взгляд на Аву, потом вернулся к миссис Абернатти. Я действительно был такой прозрачный? Нет. Только для Авы. Она, похоже, видела намного больше, чем я хотел показать.

— Если это так много для тебя значит, я остановлюсь в семейном домике на побережье. Буду гулять по пляжу каждое утро и говорить людям, что так прописал доктор.

— Отличная идея. – Ава улыбнулась.

— Ты собираешься дать мне чуть больше информации? Или я просто должна сказать своим мальчикам взять отпуск на неделю? – Она встала и я последовал ее примеру.

— Если бы у меня было больше информации, я был бы рад ею поделиться, но в этом вся проблема. – Я поднял ладони вверх, показав, что мои руки пусты. – У меня нет ничего, что имело бы смысл.

— Тогда договорились. Я закрою магазин на неделю и возьму своих внуков на побережье. У Джонни только что появился еще один ребенок, знаешь ли. Девочка. Это даст ему возможность провести время с женой и малышкой.

— Поздравляю. – Ава улыбнулась миссис Абернатти.

— Спасибо, дорогая. Нет ничего прекраснее внуков. – Она рассмеялась. – Я бы очень хотела увидеть детей Оуэна когда-нибудь. Мне интересно, будут ли у них такие же большие уши.

— Я думаю, что уже свыкся со своими ушами. – Я изогнул бровь. Дети. Это была та вещь, до которой я не думал, что доживу.

— И превратился в прекрасного дьявола, это уж точно. – Она повела нас к выходу из магазина. – Тебе нужен кто-то, кто будет держать тебя в узде.

— Вы правы, леди. – Пробормотала Ава.

— Я принимаю заявки. – Прошептал я в ответ. Ее щеки покраснели, но она закатила глаза.

Миссис Абернатти усмехнулась:

— Он ходячая проблема, Ава, но, я думаю, ты сможешь справиться с ним.

Ее румянец усилился и она стала оглядываться вокруг в поисках спасения.

— Вы не против, если я куплю газировки, прежде чем мы уйдем? – Она подошла к маленькому холодильнику и взяла бутылку. – Мне не помешает кофеин.

— Чувствуй себя как дома, дорогая. – Миссис Абернатти похлопала ее по плечу.

— Я позабочусь об этом. – Я шагнул вперед и положил конверт под стойку. – Этого должно хватить за напиток.

— Это больше, чем сдача с него. Выглядит как выручка нашего магазина за целый год. – Миссис Абернатти подняла конверт и взвесила в своих руках, прежде чем вернуть обратно. – Я сама зарабатываю себе на жизнь. Мне не нужны никакие подачки.

— Вы уезжаете из-за меня. Это значит, что на мне лежит ответственность перед вами. – Я посмотрел на маленькую женщину, которая была мне как семья. – Если вы не возьмете их, я найду другой путь, чтобы вы их получили.

— Упрямец. – Миссис Абернатти встала на носочки и поцеловала меня в щеку. – Убирайся отсюда и найди этой женщине какую-нибудь соответствующую одежду.

Ава посмотрела на свою одежду и пожала плечами. Я не замечал, но она ходила на высоких каблуках со вчерашнего дня. В узких джинсах, моем старом свитере и ее наглым личиком, она выглядела как девушка из каталога нижнего белья. Или из порно фильма.

Мне нравится.

— Я добавлю это в список. – Не подумав, я протянул Аве руку и, к моему удивлению, она взяла ее. – Мы уходим. Вы повесите табличку «закрыто», как только мы выйдем за дверь.

— Властный мерзавец. – Миссис Абернатти отмахнулась от нас. – Убирайся отсюда, Оуэн Уокер. Или я найду зубную щетку для тебя, чтобы отмыть мои полы.


8.

Ава


Оксфорд был восхитительным. Каждое здание сочилось историей. Шпили возвышались над крышами зданий в попытке возвысить давно умерших архитекторов ближе к небесам. Наконец, Оуэн нашел парковочное место, которое его удовлетворило и мы покинули автомобиль. Люди повсюду прогуливались или катались на велосипедах. Они заполняли улицы упорядоченным потоком, и я не могла удержаться от мысли, что они были настолько близки друг к другу, что если бы я тронула одного, все посыпались бы как домино.

Оуэн привел нас позавтракать в уютное местечко. Оно находилось между пабом и книжным магазином. На всю улицу раздавался запах еды, заставляющий мой желудок громко урчать. Владелец принял наш заказ и предложил свежевыжатый апельсиновый сок, который оказался божественным. Мы ели в уютной тишине. Он выковыривал оливки из своего омлета, я вылавливала их себе на тарелку. Когда я убирала из своего блюда жареные помидоры, он угостился ими. Не было никакой напряженности или неловкости, что забавно, учитывая наше положение. Я должна была оглядываться через плечо и вздрагивать каждый раз, как вижу кого-то со значком, но вместо этого от моей нервозности не осталось и следа.

Мы прогулялись по тротуару, останавливаясь в магазинах, чтобы Оуэн мог взять то, что нужно или тихо переговорить с кем-то, пока я рассматривала прилавки. Было странно наблюдать за ним в окружении людей. Одних он очаровывал, других одаривал тем, что, я думаю, называлось его «киллерским взглядом». Так или иначе, он как будто всегда знал, что именно нужно использовать для каждого человека.

В конце концов, мы оказались в маленьком магазинчике, где продавались одежда и предметы первой необходимости. Стеллажи были заполнены в основном футболками и джинсами, но даже чистое нижнее белье на данный момент было больше похоже на роскошь.

— Выбирай, что тебе нужно. – Оуэн кивнул в сторону магазина. – Я вернусь и заплачу за все.

— А ты куда? – Я откинула волосы с лица и попыталась успокоить сердце.

— Буквально в соседнюю дверь. Меня не будет всего минуту.

— И ты не собираешься рассказать мне, что ты будешь там делать. – Я сохраняла выражения лица пустым. Я чувствовала себя беззащитной без него. Почувствую ли я когда-нибудь себя в безопасности среди толпы снова?

Он улыбнулся и слегка сжал мою руку:

— Я скоро вернусь.

Мы держались за руки почти весь день. Сначала я говорила себе, что это просто часть нашего прикрытия – выглядеть как счастливая парочка. Но со временем поняла, что я находила комфорт в его прикосновениях, в том, как его теплые пальцы оборачивались вокруг моих. Для меня стало открытием, когда я осознала, что он был точно так же доволен нашим контактом.

— Мне не нравятся секреты. – Я подошла ближе и понизила голос.

— Я обещал, что не стану тебе врать, Ава, и сейчас не время говорить об этом. – Его губы прошлись вдоль моего виска, и я заставила напряжение покинуть мои плечи. Это был его способ напомнить мне, что мы должны казаться счастливыми, но, в основном, это только заставляло мое сердце биться чаще.

— Возвращайся скорее. – Я нежно улыбнулась и его взгляд устремился на мои губы. Искушение читалось на его лице и я была уверена, что он собирается меня поцеловать. Мой желудок скрутило в тугую спираль от предвкушения и желания. У меня были мужчины и раньше, но ни один из них не мог заставить меня чувствовать себя так, просто посмотрев. К сожалению, столь же быстро, его взгляд стал отстраненным, и момент был испорчен.

— Вернусь прежде, чем ты заметишь. – Он отстранился от меня и ушел.

— Вау. – Раздался голос позади меня.

Я обернулась и посмотрела на девушку за стойкой, которая все еще пялилась Оуэну в след.

— Да уж. – Я вздохнула. Это в значительной степени относилось к Оуэну.

— Твой парень? – Девушка перегнулась через стойку. – Он убийственный.

— Ну, да. – Мне следовало отвернуться, потому что я не могла не посмеяться над ее выбором слов. Я прошлась мимо стеллажей и взяла пару футболок, которые, я думала, придутся по размеру.

— Американка, да? – Она поджала губы.

— Ага. – Я улыбнулась, но была краткой.

— Южные штаты, верно? – Она обошла стойку и перебрала несколько футболок, прежде чем протянуть одну мне. – Будет хорошо смотреться с твоими глазами.

— Спасибо. – Я положила ее на стопку одежды в моих руках. – Арканзас.

Ужасно. Я была ужасной вруньей. Даже, когда произносила всего лишь одно слово.

— У меня есть подруга, которая переехала во Флориду. Она работает в парке развлечений. – Она повернулась, чтобы просмотреть другие стеллажи. – Ей нравится солнце.

— Флорида хороша. – Флорида хороша? Это все, на что я способна? – Красивые пляжи.

— Может, я навещу ее однажды. – Девушка перенесла руку с одежды на мою руку. Я бросила беглый взгляд на ее бейдж. Имя Хизер было выведено курсивом. – Сюда, я провожу тебя в примерочную.

Я почти начала возражать, но потом решила, что это будет выглядеть странно. Ни единого шанса, что я позволю себе быть застуканной в раздевалке со спущенными штанами. Я буду просто стоять там и притворяться.

Как я и ожидала, джинсы были не американских размеров, так что я делала все возможное, чтобы определить правильный размер на глаз. После того, как я сузила список, я взяла две футболки и одну пару джинсов, чтобы отнести на кассу, прежде чем пойти посмотреть ботинки. Тут были сандалии, несколько слипонов и кроссовки. Я остановилась на кроссовках, даже если они не выглядели особо привлекательно. Я предпочту иметь возможность убежать, чем хорошо выглядеть.

Я добавила носки и нижнее белье к своей груде вещей, но Оуэн все еще не вернулся. Пытаться не выглядеть взволнованной было сложно, так что я стала примерять солнечные очки, выбирать шампунь, и, в конечном итоге, оказалась возле книг в мягкой обложке. Здесь был не большой выбор, но я прочитала аннотации тех, которые привлекли мое внимание. Это была рождественская история с щеночком на обложке.

— Ох, я читала это в прошлом году. Ты стопроцентно должна взять ее. – Кассирша заглянула мне через плечо. – Я люблю хеппи-энды.

Дверь звякнула и я увидела небольшую блондинку, вошедшую в магазин. Она была потрясающей. Тонкие деликатные черты лица, большие карие глаза и фигура, которая заставляла мужчин пускать слюни в своих мечтах. Она была похожа на одну из Шекспировских фей в реальной жизни.

— Я могу вам помочь? – Любезная Хизер переключилась на нового покупателя.

— Мм. У вас есть местная газета? Ни у кого больше не осталось. – Ее голос был низким и страстным. У нее был очень аристократичный лондонский акцент.

— Позвольте мне проверить в подсобке. – Восхищенная работница исчезла за занавеской, оставив меня с хорошо одетой женщиной.

Я пыталась не таращиться, но что-то в ней заставляло меня беспокоиться. Она застукала меня за наблюдением и улыбнулась.

— Можете поверить — ни у кого нет газеты! Я здесь новенькая и ищу место, где остановиться. – Ее голос звучал дружелюбно, она вытягивала все ноты, которые нужно, но волосы на моем теле все равно встали дыбом.

— Думаю, ты можешь попытаться поискать в интернете.

— Ох, Американка! – Она протянула мне руку. – Я Джилли.

Ну, дерьмо. Теперь я должна пожать ей руку. Думаю, если вдруг она попытается взять меня в тиски, я могу просто наступить на нее.

— Тэйлор. – Я протянула свою руку. Надеюсь те, кто ищет меня, не знают моего среднего имени.

— Рада знакомству. – Ее глаза были такими искренно дружелюбными, но я была уверена, что она притворяется.

Она указала на книгу, которую я все еще держала в руках:

— Люблю этого автора. Я купила все ее книги. Она пишет лучшие хэппи-энды.

— У меня осталась одна, если вы не против нескольких согнутых углов. – Любезная Хизер вернулась.

— Ох, это было бы прекрасно! Мне просто нужна колонка с недвижимостью. – Джилли улыбнулась Хизер сияющей улыбкой. Она расплатилась за газету и покинула нас через дверь. – Приятно познакомиться, Тейлор. Может, еще увидимся.

— Удачи с поиском квартиры. – Я улыбнулась, но знала, что улыбка не коснулась глаз. Может я была параноиком. Окей, я точно была параноиком, но это не значит, что я ошибалась в своих подозрениях.

Она могла быть виновна в чем то другом, что никак не связано со мной, а я просто это заметила. Я посмотрела на книгу в моих руках и расправила плечи.

Ну, думаю, мне действительно сейчас пригодится хэппи-энд. Я положила книгу на свою кучку и огляделась вокруг.

— Похоже, что ты забыла что-то? – Хизер сочувственно наклонила голову.

— Я просто не могу вспомнить, что я упустила. – Я пожала плечами. Если Оуэн не появиться в ближайшем времени, чтобы заплатить, я буду выглядеть как гигантская задница. Прошел почти час с тех пор, как он ушел и я начинала волноваться. – Косметика! Вот о чем я забыла.

Я могла убить немного времени, выбирая косметику. Попыталась не скривиться, когда нашла небольшой косметический отдел.

— Твой багаж потерялся в аэропорту? – Спросила Любезная Хизер.

— Можешь в это поверить? У меня было несколько милых вещичек, чтобы надеть для… ну, ты поняла. – Я попыталась захихикать, но звучала, как чокнутая. Я действительно не умела врать.

— Из того, что я видела, не думаю, что его это волнует. – Она рассмеялась.

Дверь брякнула и Оуэн вернулся в магазин. Я чуть не растаяла. Он нес небольшую сумку, перекинутую через плечо, и его волосы немного развевались на ветру.

— Прости, любимая. — Он обнял меня за плечи одной рукой и кивнул в сторону продавщицы. – Забежал к старому другу, с которым нужно было многое наверстать. Не мог вырваться.

— Все в порядке. Я весело провела время. – Боже, я звучала как пустышка. И говорил ли он зашифровано? Должна ли я прямо сейчас спрятаться за чем-то прочным и прикрывать голову? – Ты пригласил его на ужин?

— У него другие планы. – Он уткнулся носом в мою щеку и я пыталась не застонать пока его щетина терлась о мою кожу. – Похоже, что мы останемся только вдвоем.

— Хорошо. – Мой голос вырвался с хриплым стоном, пока я таращилась и наблюдала, как его зрачки расширяются.

— Ну, пойдем, заберем твои вещи и поедем обратно. – Он едва заметил огромную кучу вещей, которую я насобирала, пока ждала, но улыбнулся рождественской книжке.

— На случай, если у меня будет время почитать. – Я пожала плечами.

— Хм. Посмотрим. – Его голос почти урчал и у меня было искушение проверить и убедиться, не воспламенились ли мои трусики.

Любезная Хизер уставилась на него, слегка приоткрыв рот, и я почувствовала вспышку ревности. Мне нужно было подтвердить свои воображаемые права на него. Я прижалась к его груди и провела рукой вдоль его талии.

Вау. У него был отличный пресс. Оуэн— наемник был мускулистым.

Мысленно, я убедилась, что не пускала слюни на его рубашку, и что я все еще полностью одета. У меня возникало дикое желание сорвать с себя всю одежду, когда я находилась так близко к нему. Выражение лица Любезной Хизер, становилось менее любезным, пока она следовала глазами за моей рукой.

Я подняла взгляд на Оуэна и встретилась с мужской горделивой улыбкой. Я не могла его винить. Моя рука все еще поглаживала его пресс, и мне пришлось приложить силы, чтобы остановиться. Его улыбка увеличилась, но он ничего не сказал. Что было хорошо. Мне было стыдно за то, как я себя повела, и я не была уверена, что смогу продолжать это притворство, если он бросит мне вызов продолжать так бессовестно его лапать.

Притворство? Кого я обманываю? В каком-то смысле, я даже наслаждалась вниманием.

Завистливая Хизер огласила нам сумму и быстро упаковала мои новые вещи. Ее глаза приклеились к заднице Оуэна, пока мы выходили из магазина. Я развернулась и помахала ей на прощанье.

— Спасибо за помощь!

Ее голова дернулась от смущения. Я должна бы испытывать чувство вины, но совершенно не чувствовала.

— Нужно еще что-то купить? – Я натерла мозоль на левой ноге, пока ходила весь день на каблуках. И мысленно похвалила себя, что разумно выбрала новую обувь.

— Я закинул немного еды в машину, прежде чем вернулся в магазин. – Он обнял меня, но я прекрасно видела, что его мысли были где-то в другом месте. Его глаза блуждали по другой стороне улицы, в ожидании.

— Мы ищем что-то конкретное или просто поддаемся паранойе?

— Я действительно встречался кое с кем. А точнее, увидел его и пошел за ним. – Он хмуро поджал губы. – Нам нужно вернуться в дом.

— Пошел за ним куда? – Я дрожала.

— На склад. – Он взглянул на меня и я могла видеть в его глазах сомнение, говорить ли мне остальное.

— Что еще? – Он обещал не лгать. Конечно, это не означало, что он не мог просто отказаться отвечать.

— У них есть твоя фотография.

Я споткнулась и начала в ужасе оглядываться. Я крутилась, как щенок, гоняющийся за хвостом. Плохие парни могли быть где угодно. Я думаю, что могла на самом деле вырубиться от страха.

— Ава. – Оуэн мягко назвал мое имя, но я рванула вперед, намереваясь добраться до нашей машины, чтобы хоть временно ощутить безопасность. Он нежно толкнул меня спиной на ближайшую машину и положил руки по обе стороны от моего лица. – Дыши, Ава. Мне нужно, чтобы ты оставалась собранной. Ты можешь это сделать.

— Моя фотография. Эти люди пытаются убить меня, а я все еще не знаю почему. – Мое дыхание стало рваным. Мне казалось, что над моей головой висела мигающая мишень. Как я собиралась выжить, если кругом были люди, которым нужно вознаграждение за мою голову?

— Все в порядке, Ава. Они не знают твоего имени, только то, что ты американка. В Оксфорде куча иностранцев. – Он поднял мой подбородок, вынуждая смотреть ему в глаза. – Дыши, Ава, ты должна дышать.

Единственная проблема, мне было сложно дышать, когда он смотрел на меня. Все это пристальное внимание заставляло меня дергаться перед ним еще больше.

— Пусть занимаются этой херней в другом месте. – Крикнул пьяный мужик из компании парней, прогуливавшихся вниз по мостовой. Я застыла, мое сердце ускорилось из-за паники. Эти люди здесь, чтобы убить нас?

— Снимите номер! – Крикнул другой мужчина.

— Не, я хочу посмотреть. – Один остановился и пялился в нашу сторону.

— Не лезь не в свое дело. – Оуэн повернулся взглянуть на мужчину и они слиняли, утащив своего пьяного собрата за собой. Я не могла разглядеть его лицо, пока он смотрел на них, но оно должно быть было угрожающим. Когда он повернулся обратно ко мне, то уже успел переменить свое выражение лица на обычное.

— Мне страшно. – Прошептала я. Я никогда не чувствовала себя такой одинокой и напуганной. – Ненадолго я позволила себе забыться. Забыть, что по какой-то причине людям нужна моя смерть. Я даже выбрала книгу для чтения.

— Я не позволю им навредить тебе. – Он наклонился ближе, его взгляд был напряженным.— Ты мне доверяешь?

Я обдумала это. Действительно обдумала. Доверяла ли я Оуэну? Да. Я не знала почему, но я доверяла ему. И, возможно, я была гигантской идиоткой из-за этого. Но…он вернулся за мной. Он не возглавлял охоту за моей головой. Он был со мной на каждом шагу нашего пути.

— Да. – Выдохнула я.

— Хорошо. Это хорошо. – Он отошел от меня и открыл дверь машины. Я не осознавала, что мы вернулись к нашей краденой тачке. – Нам нужно ехать.

Я молчала всю дорогу к нашему безопасному домику. Я была слишком взбудоражена, чтобы вести светские беседы. Каждый мускул в моем теле ощущался как желе, а в висках пульсировало.

В безопасном доме, Оуэн настоял на том, что позаботится обо всех пакетах сам. Я побрела на кухню, расставить новые продукты и разогреть немного супа. Почти стемнело, а мы не ели ничего после завтрака.

Оуэн разжег камин, и мы сели на пол наблюдать за пламенем, пока ели суп. Это могло казаться спокойным, если бы я не подскакивала от каждого шороха, который казался необычным.

— Прости, что запаниковала. – Я вздохнула.

— Не беспокойся об этом.

Мой разум переваривал факты и я пыталась найти во всем этом смысл. Одно было ясно: мне нужно принять решение. Если я собиралась довериться Оуэну, мне нужно ему открыться. Если он собирался меня бросить, уже не было возможности его остановить. Я не так уж много знала о самозащите и не была уверена, что смогу попасть в кого-то из пистолета. Прошло много лет с тех пор, как я последний раз стреляла.

Однако, не смотря на необычные обстоятельства, при которых мы встретились, мне нравился Оуэн. Не из-за того, как он смотрел воспламеняющим взглядом. Ну, точнее, не только из-за этого. А из-за того, как он смотрел на миссис Абернатти, как шатался по этому старому дому, и как изо всех сил старался взбить мне подушки. Он был более многогранным, чем сам осознавал.

Еще мне нужно связаться с Тесс. Я не уверена, как я это сделаю, но главное поскорее. Никто обо мне больше не побеспокоится, но я знаю, что Тесс будет искать, пока не выяснит где я. Или пока что-нибудь не случится с ней в процессе. Но я не могла даже позволить себе думать об этом.

Я откинулась назад на кушетку и поставила свою чашку на столе. Суп был неплох и я чувствовала тепло внутри и снаружи. Я закрыла свои глаза и попыталась поразмыслить, как я собираюсь выбираться из этого бардака.


9.

Ава


Я проснулась на кушетке, укрытая одеялом и пыталась понять, как здесь оказалась. Постукивание привлекло мое внимание на полу возле меня. Оуэн прислонился спиной к дивану, ноутбук стоял на его коленях. Его брови сошлись на переносице, и я наблюдала как он хмурится в экран.

Волнение четко просматривалось в линии крепкой челюсти, и мне было интересно, что его настолько расстроило. Даже, когда мы бежали от людей, стрелявших в нас, он оставался спокойным и контролировал себя. Он склонился над клавиатурой и его волосы спали на лоб, заслоняя глаза. Его пальцы яростно стучали по клавишам и он сделал глубокий вдох, прежде чем откинуться назад и запустить пальцы в волосы. Я едва могла разглядеть экран, но увидела свою фотографию с новостным заголовком и эмблемой в углу.

Вместо того, чтобы психануть, как вчера, я почувствовала странное смирение. Я должна беспокоиться, бояться и быть сбитой с толку, но вместо этого, я просто хотела все поскорее закончить.

— Если ты скажешь мне, как туда добраться, я пойду и сдамся полиции.

Его голова дернулась в мою сторону и я отметила увеличившуюся щетину вдоль его подбородка и то, как его глаза вспыхнули.

— Ты не сдашься полиции и никому другому. – Его слова были мягкими. – Кроме того, они просто считают тебя подозреваемой.

— Я для тебя обуза, Оуэн. – Я села и заметила, что мои туфли были на полу. Я сама сняла их или это сделал Оуэн, когда укладывал меня на кушетку?

— Перестань, Ава. – Он закрыл ноутбук и поставил его на пол рядом с собой. – Неужели похоже, что ты отягощаешь меня?

— Ну, да, немного. Когда ты в последний раз спал? – Я поправила свитер, чтобы он не был обмотан вокруг моей талии.

— Я спал каждую ночь, что мы здесь пробыли. – В комнате все еще темно и солнце пока не взошло полностью. Я смотрела на него, озаренного первыми серыми лучами рассвета, и думала обо всем, что он для меня сделал.

— Если я сдамся полиции, они могут дать мне охранника и ты сможешь смыться. Я скажу всем, что мне удалось убежать самостоятельно. – Я пожала плечами. – Я американка. Я выросла на боевиках. Они купятся на это.

— Нет.

— Оуэн…

— Нет. Они не смогут защитить тебя так же как я. Я понимаю, что совершенно не тот рыцарь в сияющих доспехах, которых представляют большинство женщин, но у меня есть навыки, которые тебе сейчас необходимы. – Он нахмурился. – Происходит что-то серьезное. Большие шишки бизнеса исчезают. Некоторые из моих контактов ушли. Испарились. Никто не слышал ничего от них неделю. Это больше, чем только ты. Ты понадобишься мне, чтобы справиться с этим. И ты моя лучшая зацепка в том, что происходит. Ты не единственная, кто оказался в новостях. Они написали о Сонге, где сказали, что он был главой организованной проституции, но они верят, что кто-то еще за кулисами дергает за ниточки. Каким-то образом ты связана со всем этим.

— Так что, я средство достижения цели? – Я потерла лицо. Имеет смысл.

— Да. Нет. Мне это не нравится, но мы нужны друг другу. Ты без меня долго не протянешь, а я не получу новой информации без тебя. Если бы я мог, я бы отправил тебя куда-нибудь подальше и удостоверился, что ты больше никогда не столкнешься со всем этим. – Его голос приобрел искренний тон и я увидела, как в его глазах промелькнула уязвимость.

— Это не твоя работа защищать меня. – Я смягчила тон. Казалось, он был на грани.

— Я сделал это своей работой. – Слова звучали как хриплое обещание.

— Я не смогу заплатить тебе много, но у меня есть деньги. — Я теребила одеяло, боясь встретиться с ним взглядом. Если ему нужны были деньги, то я могла держать его на расстоянии вытянутой руки. Если он делал это по другой причине… Тогда у меня была совершенно иная проблема.

— Мне не нужны твои деньги, Ава. – Он встал и посмотрел на меня. – У меня есть сотня тысяч фунтов в сейфе и этот дом только одно из моих убежищ.

— Почему? – Мой голос треснул. – Почему ты мне помогаешь?

— Потому что тебе это нужно. – Его глаза пробежались по моему лицу. – Потому что хочу.

Я хотела произнести что-нибудь, что угодно, но не знала что именно. Вместо этого я встала и сложила одеяло, положила его на кушетку и разгладила. Повернулась к Оуэну и встретилась с его взглядом.

— Спасибо тебе.

— Не стоит меня благодарить. – Он отступил и наклонился, чтобы поднять ноутбук.

Я наблюдала, как он переместился за небольшой обеденный стол и открыл компьютер снова. Без лишних слов, я пошла на кухню и открыла холодильник. Он купил яйца и молоко прошлым вечером, а я была как никогда готова съесть что-нибудь еще, кроме супа.

Мы провели день в тишине, каждый потерялся в своих мыслях. Он был занят интернетом, потрясая головой и бормоча себе под нос. Но когда, я услышала, как он упоминал слово «тела», я попросила его уточнить.

— Ты говоришь о мертвых телах? – Я пыталась не дрожать.

— Кто-то обнаружил одиннадцать мертвых женщин на продовольственном складе в Сингапуре. Обычно это не появляется в нашей прессе, но большинство из девушек были англичанками. – Он прищурился. – Их накачали наркотиками и изнасиловали. Большинство из них голодало.

— Ты думаешь это связано с мистером Сонгом. – Сказала на выдохе.

Он кивнул:

— И с нами.

Мне было нечего ответить и мы погрузились обратно в тишину. В какой-то момент он вскочил из-за стола и сделал три шага, прежде чем развернуться и вернуться на свое место. Он нашел телефонную книгу и разглядывал страницы, ведя по ним пальцами, как по карте.

Посмотреть телевизор для меня не было вариантом. Мое лицо было на каждом канале и это разжигало во мне панику. Я села на кушетку и стала читать свою новую книгу. Любезная Хизер была права. Книга оказалась неплохой.

— Я подумал, что ты, должно быть, проголодалась.

Я оторвала взгляд от книги, чтобы посмотреть на Оуэна и тарелку с ломтиками фруктов и сыра. Ручка, которую он использовал ранее, была заткнута за его ухо.

— Спасибо. – Я положила книгу на стол и подвинулась, чтобы он мог сесть рядом со мной.

— Ну, ты готовила завтрак. Думаю, теперь моя очередь. – Он откусил кусочек яблока

— Нашел что-нибудь интересное на «Фейсбуке»?

Его лицо помрачнело:

— Ничего хорошего.

Я положила на дольку яблока кусочек сыра.

— Кто-то еще исчез?

Он кивнул:

— Может быть много причин для этого, но я думаю, вероятнее всего, они не активны, потому что ищут нас.

— Ха. – Яблоко у меня во рту внезапно оказалось не таким вкусным. – Сколько их?

— Семеро.

— Я думаю, могло быть и хуже. – Я проглотила. – Семь отлично натренированных наемников, ищущих нас, лучше, чем двадцать отлично натренированных наемников, ищущих нас.

— Меня больше волнует исчезновение моих источников. – Он откинулся на спинку дивана и положил ноги на столик. По какой-то причине, я сочла очаровательным, что на нем не было туфель и носков. Казалось, что киллер всегда должен быть в полной экипировке, готовый к борьбе.

Я заставила себя сосредоточиться на его словах.

— Это значит, что кто-то, кому ты доверял, устраняет твои ресурсы.

— Да. – Он провел рукой по лбу. – Я доверяю всего нескольким людям и ни у одного из них нет доступа ко всем моим контактам.

— Значит, как минимум два человека работают вместе. – Я взяла еще один кусочек яблока и посмотрела на него. – Или кто-то следил за тобой.

— Это практически невозможно. – Он тряхнул головой. – Я тщательно все проверю, но в одном я уверен. Они следуют не только за тобой, милая. Мы в одной лодке.

— Твой куратор ответил что-нибудь? – Я знала, что это было абстрактным выражением, но я всегда чувствовала волнение, когда он называл меня «милая».

— Нет. – Он не уточнил и я не стала требовать объяснений. Я ощущала, что тщательно ограждена от его закулисья.

Весь вечер мы провели по той же схеме. Он проверял почту, следил за новостями, лазил по интернету, а я читала свою книжку. Когда я приблизилась к концу, то замедлилась, пытаясь насладиться окончанием. Я положила книгу и подложила дров в камин, чтобы мы оставались в тепле этой холодной ночью.

Я свернулась калачиком на диване и наблюдала, как пламя танцует в камине. Кушетка приняла форму моего тела.

— Кто знает об этом месте? – Я положила голову на руки.

— Должно быть мой куратор, но, вероятно, он даже и не подумает, что я им воспользуюсь. – Он отвернулся от меня. – Он не знает, что я им владею.

Я хотела спросить его почему. Мне хотелось знать, почему именно это место было более важным, чем другие. Не хватило самой малости, чтобы получить ответ, но я не могла с этим справиться. Мои глаза оказались слишком тяжелыми для того, чтобы оставаться открытыми, мой мозг устал обыскивать лабиринты разума Оуэна. Я почувствовала, как засыпаю на том же месте, убаюканная теплым мерцанием огня.

На следующий день все повторилось. Если плохие парни не найдут меня и не убьют, это за них сделает ожидание. Было сложно занимать чем-то мысли. Я закончила читать книгу, убралась в гостиной и переставила всю еду на кухне. Оуэн не хотел, чтобы я выходила наружу, так что мне оставалось только блуждать по дому.

Я заметила, как Оуэн пялился на свой телефон. Никто не перезвонил ему за все то время, что мы пробыли здесь. В качестве альтернативы, он проводил свое время в интернете, проверяя новости и узнавая, кто что знает.

Думаю, я должна радоваться, что он был занят. Никто не знает, что могло случиться, будь у нас свободное время. И чем больше времени я проводила возле Оуэна, тем больше хотела его узнать. Было нечто сексуальное в том, как он предлагал мне свою помощь, как будто он не привык проводить время с кем-то и позабыл как общаться – поэтому старался ради меня.

Впрочем, идти по этой дорожке опасно, и мне нужно переключить свои мысли на что-то другое.

Тесса. Я села в кресло, стоящее перед окном.

Я беспокоилась о своей подруге. Что если они нашли ее и планировали навредить, если я не сдамся первой? Заставила ли полиция ее остановиться в другом месте? Забрали ли они с Денни свою окровавленную машину со штрафстоянки?

Мне нужно поговорить с ней. Связаться и убедиться, что она в порядке любым способом. Она была всей семьей, что у меня осталась.

— Пойду приму душ. – Оуэн встал и потянулся. Быстрыми движениями он расстегивал пуговицы на рубашке и я не могла отвести взгляда от его пальцев, пока он это делал. Когда он закончил, швырнул ее на спинку дивана вместе с галстуком. Я могла ощущать его взгляд все это время, но не смогла найти в себе смущения. Этот мужчина был восхитительным и знал об этом. Я подняла взгляд в его потемневшие глаза и подумывала предложить потереть ему спинку.

— Окей. – Слово мягко соскользнуло с моих губ. Очевидно, я не была достаточно смелой, чтобы последовать за своей маленькой фантазией.

— Ты будешь? – Он поднял одну бровь и мой пульс ускорился.

— Принимать душ? – Черт возьми. Я звучала слишком возбужденно?

— Ты можешь пойти вперед меня. Горячей воды в нагревателе не очень много. – Он улыбнулся, его зубы сверкнули в мягком свете.

— Оу. Нет, можешь идти. — Ага. В моем голосе определенно слышалось разочарование.

— Я быстро. – Пока он уходил, стянул свою майку через голову и бросил на диван. Мышцы его спины перекатывались и я боролась с желанием подпрыгнуть и закричать «Я ДОБРОВОЛЕЕЕЦ!». Думаю, наблюдение за тем, как мыло скользит по его коже, заставит меня хотеть…

Я выпрыгнула из кресла и зашагала туда и обратно. Мне нужно отвлечься. Нужно взять себя в руки. Мой взгляд упал на ноутбук и я остановилась на пол пути.

Мне нужно связаться с Тесс.

Я услышала, как полилась вода в ванной и прошла на цыпочках через комнату, чтобы послушать. Как только я убедилась, что он плещется, подбежала к ноутбуку и открыла крышку. Он был запаролен. Черт возьми. Я попробовала несколько слов и сдалась. Закрыв крышку, я убедилась, что он стоит на том же месте, где он его оставил и оглянулась вокруг. Его телефон все еще лежал на столе, так что я взяла его и улыбнулась. Он заходил с него в интернет и не отключил его. Быстро я пролистала его приложения и ввела вместо старого почтового ящика свой.

Как я могу дать ей знать, что она в беде так, чтобы никто не догадался, что это была я? Тему письма я оставила пустой. Старое прозвище, которое у нее было в школе – Ворчунья. Она была далеко не ворчливой, но ее сводило с ума, когда люди так к ней обращались. В конце концов, наши друзья отказались от прозвищ из Белоснежки и семи гномов – включая меня.

«Поздравляю. Слышала ты вышла замуж и сбежала в Италию. Если бы я была на твоем месте, я бы оставалась там как можно дольше. Оставив городские проблемы за спиной, и наслаждаясь покоем и тишиной.

Кстати о покое и тишине. Я поехала путешествовать. Встретила друга, и он помог мне найти место, где остановиться.

С любовью, Соня.»

Я нажала кнопку отправления и быстро вышла, потом вернулась обратно и убедилась, что мой логин не всплывает, когда заново открываешь приложение. Положила телефон обратно на стол, проверив так ли он лежал. Чувствуя, будто я, наконец, добилась чего то, решила вознаградить себя какой-нибудь едой.

Вчерашний суп не очень для этого подходил и меня тянуло к чему-нибудь более существенному. На самом деле, я начинала ненавидеть саму мысль о супе. Наверно, я никогда не смогу есть эту фигню снова. Здесь были консервированные бобы, овощи и какие-то мясные консервы, которые меня пугали. Я отыскала крекеры и банку тушеной говядины. Должно быть, это на вкус как собачья еда, но на данный момент, я не была слишком привередлива. Я открыла банку консервным ножом на стойке и начала трудиться над тушеным мясом.

Что-то двинулось в сторону сарая и я застыла. На улице было темно, но я могла поклясться, что видела человека. Я смылась с зоны видимости и задержала дыхание. Секунду спустя, я спряталась за шкафчик, но ничего не могла разглядеть. Сделав глубокий вдох, я пошла в гостиную со своей банкой и консервный нож по-прежнему был зажат в моей руке. Я прошлась на цыпочках по ковру и отодвинула штору одним пальцем. Скрежет гравия привлек мое внимание к дороге и я увидела темную машину с выключенными габаритами, которая направлялась к нашему дому.

Я дернулась назад и нырнула к креслу, где все еще лежал мой пистолет. Я швырнула тушеное мясо на диван и обхватила своими пальцами ствол. Мое тело двигалось самостоятельно, как будто включился инстинкт выживания. Каждая клеточка кричала: «Не умри! Не умри!». Как по волшебству, я переместилась к двери ванной. Я даже не почувствовала как мои ноги касались земли. В одно мгновение я хватаю свой пистолет, а в другое уже прижимаюсь к деревянной двери. Не уверена, слушал ли кто-нибудь что происходит в доме, но я тихо постучала в дверь костяшками.

— Оуэн! Здесь кто-то есть! – Прошипела я и усилила стук, когда он не ответил. – Оуэн! Черт побери! Открой дверь!

Дверь ванной открылась, и я практически упала в его мокрые объятья. Мое тело врезалось в его, восхитительно сплетясь с влажной кожей, чего мне не следовало замечать. Душ все еще был включен, но он нашел время, чтобы обернуть полотенце вокруг бедер. Я подняла взгляд на него, капли воды стекали с его волос на мое лицо.

— Там кто-то есть! – Прошептала я, как только встала и указала на переднюю дверь. – И сзади тоже! – Я махнула рукой за себя.

Не сказав ни слова, он отвернулся и скинул полотенце. Мой рот открылся от вида и я почувствовала как моя голова наклоняется в сторону, пока она согнулся, чтобы схватить свое нижнее белье. У этого мужчины было с чем поработать. Он натянул тесные боксеры и я подумала, почему все мужчины не носят такие же.

Возможно потому, что они не будут выглядеть в них так же хорошо, как Оуэн.

Он схватил меня за руку, как только проскользнул мимо меня в комнату, и потянул меня за собой. Он открыл шкаф и пробил дыру в гипсовой стене. Достал пистолет, спортивную сумку и винтовку дальнего действия. Я прислонилась к стене и пыталась услышать что происходит снаружи.

— Захвати мне какие-нибудь штаны. – Он кивнул в сторону тумбочки, я открыла средний ящик и начала перебирать вещи. Я нашла пару брюк и футболку, которые швырнула на кровать. Оглянувшись вокруг, я заметила свои новые кроссовки. Ни за что я не стану бегать на этих дурацких каблуках, что у меня были раньше. Оуэн проверил винтовку, прежде чем бросить ее мне.

— Лови. Ты говорила, что лучше обращаешься с винтовкой.

— Я говорила, что стреляла из нее, а не то, что была хороша. – Я поймала ее и проверила затвор, прежде чем закинула ремешок через плечо. Я не была плоха, но так же и не была снайпером. Еще я никогда не стреляла в живого человека или пока убегала. Плохо, что я не подумала потренироваться с оружием, постреляв по пустым банкам.

— Будем надеяться, что ты лучше, чем думаешь. – Он улыбнулся мне, после чего натянул штаны и футболку через голову. Свет плясал в его глазах и дикое возбуждение зажглось на лице.

— Что мы собираемся делать? Это те же люди, что и раньше? – Прошептала я.

Он переместился вдоль стены, чтобы выглянуть наружу из-за края штор.

— Не могу сказать. Машина другая. – Он обулся в какие-то ботинки возле двери и подошел ближе ко мне. – Ты готова?

— К чему? – Я почувствовала, как мои глаза расширились. Я становилась все более и более нервозной, пока он, казалось, входил в свой привычный темп.

— Сбежать отсюда. – Он пальцем приподнял мой подбородок. Я открыла свой рот, чтобы ответить, но он не ждал моих слов. Его голова склонилась ниже, а губы захватили мои в поцелуе. Жар от его тела, стоящего рядом со мной, заставил мою голову кружиться, а нежное прикосновение его губ завело меня больше, чем какой-либо другой мужчина вообще мог. Я могла расплавиться в нем прямо здесь, и забыть об угрозе нашим жизням. Его прикосновения были как электрический заряд, который проходил через все мое тело с головы до пяток. Когда его язык проскользнул мимо моих губ, я задохнулась от неожиданного удовольствия. Когда он отстранился, то улыбнулся моему пораженному выражению лица. – На удачу.

Я сглотнула и попыталась перевести дух, пока он закинул свою сумку на плечо и сплел свои пальцы с моими. Мягко потянув, он повел меня через гостиную к задней двери.

Я медленно двигалась за ним и старалась не высовываться. Тишина дома звенела у меня в ушах, пока я пыталась услышать что-нибудь от людей снаружи. Оуэн поднял руку и я застыла на полушаге. Указав на кухонную стойку, он кивнул мне, чтобы я двигалась. Я быстро перебежала в сторону заднего выхода.

Я могла слышать слабый скрежет метала о метал, пока дверная ручка поворачивалась. Один из мужчин вошел, после, быстро и тихо, еще один, оба проскользнули на кухню. Они были одеты в обычную уличную одежду и несли небольшие пулеметы. Я расплющилась по шкафчику, к которому прислонялась, но один из них заметил меня. Когда они повернулись в мою сторону, раздался звон выстрела и мужчины упали вперед, приземлившись возле меня. Я оттолкнула их, как только свет в доме погас. Слышалось ворчание и звуки ударов, но я не могла сказать кто кого бил.

Когда пальцы сжались вокруг моего запястья, я дернулась назад и почти упала на мертвеца.

— Это я. – Оуэн потянул меня к двери и ударил по выключателю на выходе. Перед домом неожиданно зажегся и выключался свет каждые несколько секунд. Впереди слышались крики, следующие за выстрелами, но Оуэн не остановился. Мы подобрались к сараю сзади и нырнули в маленькую дверь, ведущую внутрь.

— Вести или стрелять?

Я посмотрела на него, как на сумасшедшего. Оба варианта были плохи для меня.

— Окей. Ты поведешь. Делай то, что я говорю. – Он подтолкнул меня в сторону старого пикапа. – Мы должны уехать отсюда через ворота.

— Окей. – Я скинула винтовку и залезла в грузовик. Ключ был в замке зажигания и я надеялась, что он заведется. Оуэн расстегнул защелку амбарного замка на двери перед грузовиком и побежал обратно на пассажирское сидение.

Как только он оказался в кабине, я повернула ключ зажигания и надавила на газ. Пикап быстро вернулся к жизни и я мысленно поблагодарила всех богов. Я переключила коробку передач и перенесла свою ногу на педаль. Мы прорвались через ворота сарая грубо их разрушив и я почти переехала двух людей с пушками, направленными на нас. Можно подумать мне есть дело до того, что они не позаботились о том, чтобы не стоять у меня на пути. Оуэн быстро выстрелил и я увидела, как один из мужчин упал, но была слишком занята пытаясь вести машину, адаптируясь ко всему этому.

— Сейчас будет громко. – Потянувшись за своей сумкой, он достал оттуда две маленькие гранаты. Опустив свое окно, он швырнул их в обе машины перед домом. Взрыв сотряс поляну, но я продолжала вести ровно, пока грузовик не сместился на гравийную дорогу.

— Направо к дороге.

— Поняла. – Я ни разу не нажала на тормоз, просто дернула руль. Шины визжали, когда мы заскочили на тротуар. Кто-то посмотрел на нас и я увидела маленькую старушку в большой шляпе, показывающую мне средний палец. Ну, думаю, я это заслужила.

— У знака «стоп» поверни налево. Дорога извилистая, так что, надеюсь, они не заметят нас слишком быстро.

— Взорванные машины не смогут их остановить? – Я плотно сжала руль. – Гребаные говнюки. Кто это был?

— Только один человек знал, где находится этот дом. – Оуэн смотрел вперед с каменным выражением лица.

— Кто? – Я смотрела на него краем глаза, пока до меня доходило.

— Маркус. – Если бы я не искала, то не заметила, как сжалась его рука на пистолете, который он держал. – Мой связной.

— Ох, ну. – Я повернула возле знака и снова прибавила газу. Я хотела проехать как можно больше изгибов, прежде чем у кого-нибудь появится возможность последовать за нами. – Это отстой.

— Да.

— Куда мы едем?

— Повидаться с Маркусом.

— Ну, это должно быть весело. – Я смотрела на дорогу перед собой, пытаясь предугадывать изгибы, но нельзя было заранее понять, когда на дороге окажется поворот.

Мои глаза опустились на датчик уровня топлива. К счастью, у нас был полный бак. Я вспомнила, как бабушка всегда говорила мне ни в коем случае не оставлять машину, заправленной менее чем на половину. Думаю, Оуэну говорили то же самое. Или он просто был подготовлен к таким вещам, когда люди появляются в доме с намерением убить тебя.

Наверное, все-таки по второй причине.

— И что мы собираемся делать с Маркусом?

— Спросим его, почему он пытается нас убить.

— Хмм. И когда ты говоришь «спросим»…

— Я имею в виду, что выбью из него все дерьмо, пока он мне не скажет.

— Посмотрите-ка кто весь такой правильный теперь. – Я потянулась и толкнула его в плечо.

— Ну, когда твой брат предпочитает видеть тебя мертвым, это не особо вдохновляет на братские чувства. – Он одарил меня кривой умылкой.

— Твой брат? – Прохрипела я. Он упоминал своего связного, но ни разу не давал намека, на то, что он часть его семьи. – Что, ты забыл о его дне рождения? Ты серьезно? – Когда я представляла братьев и сестер, я думала о моих друзьях и их семьях. Они ругались из-за добавки еды и того, чья очередь выгуливать собаку. Когда они повзрослели, то стали ругаться из-за того, кто проведет рождество с родителями, но они всегда любили друг друга.

— Наши отношения больше деловые, чем родственные. Он передает мне работу, а я ее выполняю. Он забирает часть вознаграждения, а я получаю остальное. – На минуту он уставился в окно.

— Как ты стал наемным убийцей? – Я потерла руки о рулевое колесо. – Откликнулся на объявление в газете?

— Работа нашла меня. – Он снова повернулся ко мне. – Всегда есть мусор, от которого нужно избавляться, и люди платят мне за помощь с этой обязанностью.

Я пыталась представить, как можно взять и вдруг оказаться киллером. Услуга для кого-то? Быть в банде или работать на плохих парней? Или защищая себя или своего брата?

— Маркус всегда знал людей, для которых нужно выполнить работу. – Оуэн передвинул сумку на ноги. – Не потребовалось много времени, чтобы сделать нам имя. Я брался только за определенную работу и Маркус подбирал мне дела. Ему нравилось быть лицом организации.

— Что ты подразумеваешь под «определенными делами»?

— Я не помогал людям, избавляющимся от конкурентов в бизнесе или от членов семьи, ради страховки. Не брался за неверных супругов. И не сопутствовал в делах о мелкой мести. – Он достал папку из сумки и пролистал документы. Внутри были паспорта и другие удостоверения. – Богатые педофилы, которые купили себе свободу от тюрьмы, наркобароны, сутенеры. Здесь более, чем достаточно придурков, чтобы обеспечить меня работой.

— Как мистер Сонг. – Я сделала глубокий вдох. – Но как ты можешь знать, что не делаешь грязную работу для конкурентов?

— Маркус посылает мне досье для проверки. Он сам должен проверять всех, кто через него проходит, но я все еще провожу собственное расследование.

Я не могла указать на очевидное. Что если Маркус пытался убить Оуэна, возможно, он не был настолько надежным. Вместо этого, я потянулась и включила печку. Было прохладно, не смотря на сезон.

— Ладно. Где живет дорогой братец Маркус?


10.

Оуэн


Мы остановились в обветшавшей гостинице на задворках Лондона. Там, где я мог расплатиться наличкой и ни о чем не беспокоиться. Владелец едва взглянул на нас, это именно то, чего я искал, когда мы выбирали место. Мы припарковали пикап в нескольких кварталах отсюда. Он не стоял на улице, чтобы кто-нибудь на него не наткнулся и был достаточно далеко, чтобы мы в безопасности провели ночь.

Ава обеспокоенно уставилась на маленькую комнатку. Ее нос сморщился и она ни до чего не дотрагивалась. Я пытался не рассмеяться, но было слишком сложно, когда она нагнулась рассмотреть пленку пыли, свисающую кристаллами с одного из абажуров лампы.

Она заткнула свой пистолет за пояс брюк и разобрала винтовку, чтобы та смогла поместиться мне в сумку, но заботила ее только старая комната. Кто мог знать, что милая девушка из кафетерия будет уметь обращаться с оружием? Он обращалась с ним немного нервозно, я думаю потому, что прошло много времени с тех пор, как она его использовала, но, по крайней мере, она не убегала с криками.

— Выглядит не так уж плохо. – Я поставил сумку на стул.

— На какой номер ты смотришь? Пахнет так, как будто здесь кто-то умер.

— Не исключено. – Я пожал плечами и приоткрыл штору, чтобы оглядеться по округе.

— О, боже мой.

— Расслабься. Уверен, они постирали простыни. – Я задернул шторы и включил телевизор, полистать каналы. В новостях не было ничего про катастрофу в моем доме, так что я снова его выключил.

— Мне нужно сделать пару вещей. – Я бросил пульт на кровать. Ава обернулась ко мне, ее голубые глаза расширились. – Я захвачу какой-нибудь еды на обратном пути.

— Ты собираешься уйти? – Она произнесла слова безапелляционно, но, невзирая на это, я мог видеть панику в ее глазах.

— Я скоро вернусь. – Я подошел к сумке и взял немного денег, прежде чем захватить пояс-кобуру для моего пистолета. Сорок пятый калибр был моим любимым, и я никуда не ходил без него.

— Что если нет? – Она пожевывала нижнюю губу. – Что если ты не вернешься?

— Я вернусь, Ава.

— Ты думаешь, что вернешься. – Она сделала глубокий вдох. – Что если ты не сможешь?

— Если я не смогу вернуться, используй деньги, чтобы добраться до своего посольства. Скажи им, что я похитил тебя, но тебе удалось сбежать. – Она могла сделать это, пока меня не будет, но я хотел показать ей свое доверие, чтобы получить его же в ответ. И я очень хотел, чтобы она доверилась мне. – Но я вернусь.

Мгновение она пристально смотрела на меня, что я почувствовал, как теряюсь в ее глазах. В них отражалось столько подавленных эмоций, что я хотел бы узнать, как ей удается оставаться такой спокойной.

— Хорошо. – Кивнула она.

— Запри дверь и держись подальше от окна. Я скоро вернусь с едой. – Я не улыбнулся. Я хотел дать ей знать, что был серьезен на счет того, что приду сюда – даже если мне придется выкарабкиваться из могилы ради этого.

Существовал очень короткий список вещей, которые меня пугали. И у меня сносило крышу от моего самого главного страха – заботиться о ком-то. Меньше чем за неделю, Аве удалось все поменять, перевернуть мир вверх ногами. Уходя от нее, я быстро покинул номер. Нет смысла растягивать этот момент.

Я услышал щелчок задвижки, как только ушел. Хорошая девочка. Никто не знал где мы, и у Маркуса не было причин искать меня здесь. Мало того, что я никогда не делился с ним деталями о своих целях, я еще и никогда не останавливался в одном и том же отеле или гостинице дважды. В местах вроде Лондона, это было не сложно устроить. Каждая бабушка или тетушка держали постоялый двор или гостиницу в этом городе.

Была весна, но воздух все еще был слишком холодным, для легкой куртки. На мне был старый джемпер, который я нашел в багажнике пикапа, так что я натянул капюшон на лицо и направился в ближайший магазин. Мне нужен одноразовый телефон и немного припасов. Так же было бы неплохо сменить одежду.

Я зашел в небольшой магазинчик и захватил корзину. Я бросил туда основное: мыло, шампунь для Авы, точилку для ножей, дезодорант, зубную пасту и изоленту. В конце магазина был отдел с одеждой. Я прикинул на глаз размер Авы и прихватил несколько вещей для себя. Чуть дальше были стеллажи с вывеской «распродажа» и я взял футболку для Авы, в которой она смогла бы спать.

Было очень мало людей, которым я доверял. Из всех людей, которых я встречал за эти годы, Роджер был единственным человеком, которому я доверял больше всех. Он жил в небольшом доме недалеко отсюда, поэтому я и выбрал эту часть города. Добраться туда пешком заняло бы слишком много времени, поэтому я спустился в метро. Я купил большую часть своего оружия у него и всегда мог рассчитывать, что получу еще и взрывчатку. Было мало вещей, которые Роджер не смог бы достать.

Я побродил по местному магазинчику немного, прежде чем пойти к его воротам. Этот мужчина был надежным, но параноиком до чертиков. Он не раскрывал мне место нахождения своего дома, но ему придется смириться, что я здесь. У нас были особые обстоятельства.

Я позвонил в дверь и ждал. Вытащил руки из карманов, чтобы он мог их видеть и спустил свой капюшон достаточно, чтобы он мог разглядеть мое лицо. Дверь со скрипом открылась, и Роджер выглянул через цепочку на меня.

— Ну, все к херам испортил. – Дверь захлопнулась, пока он отпирал замки и потом снова распахнулась. – Входи! Быстрее, мать твою, пока кто-нибудь тебя не увидел.

— Я тоже рад тебя видеть, Родж. – Я проскользнул мимо него и стянул капюшон до конца.

— Что за хрень с тобой приключилась? Гребаный интернет просто взорвался. Ты знал, что там все охотятся на тебя? Мэвис все еще не вышел на связь с нашей группой, а Томас Дилэни предположительно мертв. И тебе хватило наглости появиться в моем доме сейчас. Ты мог привести их прямиком ко мне. – Он прошел мимо меня на небольшую кухню. – Садись. Я сделаю чай.

— Спасибо, но я тороплюсь. – Его пес посмотрел на меня со своего места на полу. – Кто выставил контракт?

Роджер мне не ответил, только кружил по кухне несколько минут. Он вымыл чайник, прежде чем заполнить его водой и поставить на плиту. Достал две чашки и поставил их на стойку. Ручка одной из них представляла собой револьвер. Я взял ее и сдержался не мотать головой в разочаровании.

— Ты говорил со своим братом?

— Нет, но как раз собираюсь. – Я присел на табуретку за стойкой. Роджер был единственным коллегой, осведомленным о моей родственной связи с Маркусом.

— Значит, ты уже знаешь. – Он сел и посмотрел на меня. Его очки болтались на кончике носа. – Когда связной нападает на своего оперативника, это всегда плохая новость. Наша группа ждала вестей о том, удалось ли тебе выбраться.

— Если он хотел меня убить, то послал недостаточно людей. – Я наклонился вперед и оперся на свои руки, лежащие на стойке. – Там были какие-нибудь разговоры об убийстве американки?

— Девушка, которая была с тобой? Нет. Не убийство. До меня дошли другие слухи. – Он снял очки и положил в карман своего халата. – Похищение.

— Похищение? – Я отодвинулся назад и обдумал это. Это объясняет, почему ни один из команды не сделал хоть одного хорошего выстрела в нее. – Для чего?

— Те люди не похожи на тебя, Оуэн. Большинство из них не беспокоятся, почему и как. Они хотят денег или поохотиться. Они не спрашивают о причинах. – Он встряхнул головой. – Ты редкая карточка.

— Кто заказал работу?

— Все идет от Маркуса. – Роджер прищурился. – Я не имею дел с торговлей людьми. Мерзкий бизнес. Хорошее чистое убийство это одно, а продажа человека другое, блядь, дело. Но так как в это ввязался Маркус, то стало известно и мне.

— Почему она? Почему эта девушка? – Это не имело смысла. Что-то не складывалось и я не верил в совпадения. Маркус обернулся против меня, потому что я взял Аву под свою защиту?

— Не уверен. Контракт был на американку. Она не должна была пострадать, что не слишком необычно. Они хотят ее как заложницу или рабыню. – Он наклонил голову в сторону. – Она у тебя?

— Похоже, что у меня в кармане спрятана женщина? – Нет причин распространять лишнюю информацию.

— Оуэн, ты всегда необычно подходил к этой работе. У тебя все еще есть сердце, а большинство людей теряют свои, прежде чем достигают твоего возраста. Если эта девушка у тебя, тебе лучше увезти ее из страны. – Чайник закипел и он встал, чтобы заварить чай. – Правила игры изменились.

— Сколько Маркус предложил? — Я встал и потянулся. Это были длинные пара дней.

— Сорок тысяч за девчонку. – Он улыбнулся мне. – Но за тебя, ему бы пришлось поднять цену, верно? Люди не пойдут за головой Оуэна Уокера без хорошей мотивации. Нет, за тебя он предложил пять миллионов.

— Мне нужны боеприпасы. – Что за хрень приключилась с Маркусом? Почему он поставил такую большую цену за мою голову и, потом, не послал отряд побольше к маминому старому дому?

— Ну, это я могу достать для тебя, мой мальчик. Это я могу. – Роджер повел меня в заднюю комнату, чай был позабыт. Комната была окружена стеллажами с оружием и коробками патронов. Я потер руки и улыбнулся старому мужчине.

Некоторым мужчинам нравились гаджеты, а я обожал пистолеты. Запах пистолетной смазки и горячего метала были афродизиаками. А два сорока пяти миллиметровых Спрингфилда, висящие в углу, могли обеспечить мне стояк. Я подошел и снял их со стены, тщательно осмотрев. Роджер не торговал херней, но вы же не станете брать пистолет без проверки.

Роджер заржал, пока смотрел на меня:

— Тебе всегда нравились эти блестящие штучки.

— Их. – Я положил пистолеты на стол. – У тебя есть что-нибудь поменьше?

— Для дамочки? – Роджер открыл шкаф и достал оттуда уменьшенную версию пистолетов, которые я выбрал. — Девять миллиметров. Дозвуковые патроны. – Он швырнул мне коробку патронов и я поставил ее на стол рядом с пистолетами.

— У тебя есть одноразовые телефоны?

— Сколько тебе нужно? – Роджер открыл ящик стола и вытащил два комплекта.

— Этого хватит. – Я поднял сумку с пола и закинул свои покупки внутрь.

— Мм. Это тоже возьми. – Роджер положил нож и больше боеприпасов на стол.

— Что я тебе должен?

— Поговорим после того, как ты со всем разберешься.

— Пять миллионов долларов ставят над моей головой огромную мишень. – Я осторожно на него посмотрел. – Я могу и не разобраться с этим.

— Я всегда ставил на тебя. – Он хлопнул меня по спине. – Думаю, у тебя внутри крепкий стержень.

— Спасибо. – Я направился к выходу и остановился погладить собаку. Она почти не двинулась. – Тебе нужна сторожевая собака получше.

— Эх. Он никогда не был сторожевым псом. Слишком толстый, как и его хозяин. – Роджер распахнул халат и показал мне «Пустынного Орла» в наплечной кобуре. – Вот моя сторожевая собака.

— Слишком много оружия, старичок.

-Убирайся отсюда, прежде чем я надумаю показать тебе, на что он способен.

— Будь осторожен.

— Будь умен. – Роджер захлопнул за мной дверь, но я все еще мог слышать его смех.

Я закинул рюкзак на плечо и направился за едой на вынос. Как только набрал достаточно, я пошел обратно в отель. Меня не было почти два часа и, готов поспорить, Ава уже сходила с ума. Я поднялся по лестнице на второй этаж и постучал в дверь, прежде чем использовать ключ, который мне дали.

— Это я. – Я медленно открыл дверь, но сначала ее не заметил. Она была на другой стороне комнаты, направляя пистолет на дверь. Она выбрала хорошее место, для того чтобы убрать, вошедшего в номер.

— Где, черт возьми, тебя носило? – Она не опустила пистолет, пока я входил и запирал дверь. – Тебя не было несколько часов.

— Мне нужно было повидаться с другом. – Я приподнял пакет с китайской едой. – Я купил еды.

— Если ты не захватил курицу «Ло Мейн», я выстрелю тебе в ногу. – Она прищурилась и я нахмурился.

— Я взял «Ло Мейн».

— Тогда ладно. – Она опустила пистолет и подошла ко мне. Забрала пакет из моих рук и стала выгружать содержимое на маленький стол. – Я взяла в ванной мыло и очистила столик, так что не думаю, что мы умрем от стафилококка или сальмонеллы.

— Спасибо. – Я поставил рюкзак и другие сумки на кровать. Было необычно возвращаться к кому-то. Странно осознавать, что она была здесь чем-то занята, пока меня не было. Странно иметь кого-то, с кем можно поговорить, пока ешь. – Я взял немного одежды. Пытался угадать твой размер.

— Спасибо. Мне действительно нужен душ, и я не хочу надевать эту же одежду.

— Нет проблем. – Я сел и взял палочки для еды. – У меня есть хорошие новости и плохие. По всей видимости, люди на парковке не пытались тебя убить.

— Ты меня дурачишь. – Сказала она с полным ртом лапши и кивнула, чтобы я продолжал.

— Они собирались тебя похитить.

— Ты серьезно? – Она закончила жевать и сделала глоток воды из бутылки, что я купил. Ее кожа начала приобретать зеленый оттенок, и она сделала еще глоток. – Почему? Я имею в виду, зачем им меня похищать? Я не заслуживаю выкупа.

— Я не уверен. – Я вонзил палочку в креветку. – Еще недостаточно информации. Контракт на тебя не поясняет причин.

— Кому выгодно мое похищение? – Поставив свою коробку, она потерла глаза. Напряжение превратило ее лицо в гримасу. – Я пробыла в Англии буквально чуть больше недели. Почему сейчас? Почему я? Кого я разозлила?

У меня не было ответов, так что я не отреагировал. В доме матери, она сказала, что быть похищенной хуже, чем умереть. Говорила ли она серьезно? Мысль о том, что кто-то использует ее в качестве сексуальной рабыни, леденила мою кровь. Она встала и подошла к пакетам. Я заставил свои пальцы разжаться, прежде чем сломаю палочки, которые держал. Повернувшись в мою сторону, она держала большую футболку и выдала мне слабый смешок.

— «Принц Гарри украл мое сердце»?

— На нее была скидка. – Я пожал плечами. – Кроме того, я думал все американки приезжают сюда, чтобы заполучить принца.

— Со всей его семейной драмой в придачу? Нет, спасибо. – Она встряхнула головой, пытаясь спрятать навернувшиеся в ее глазах слезы. – Пойду приму душ, а потом лягу спать. Я не могу больше думать.

Она быстро закрыла дверь ванной, и я откинулся на спинку кресла. Во всех своих путешествиях, я неплохо проводил время в одиночестве. Тем не менее, я знал достаточно о женщинах, чтобы понимать, что Ава наверняка сейчас плакала в душе, пока пыталась успокоиться. Это беспокоило меня.

Очень.

Блядь.

Я запустил руки в волосы и выдохнул. За дверью была обнаженная, великолепная женщина, которая плакала под струями воды, и я у меня не было ни одной гребаной идеи как это исправить. Плачущие женщины заставляли меня зудеть. Можно подумать, спустя годы, я должен был привыкнуть, смириться, но это все еще заставляло меня хотеть убивать людей.

Поднявшись, я снял джемпер и кинул его на кресло, прежде чем прибрать беспорядок на столе. Я сложил остатки в маленький холодильник под телевизором и осмотрел комнату. Было не так уж много вещей, которые я мог сделать в таком маленьком пространстве. Завтра мы должны сходить на разведку, прежде чем приблизиться к Маркусу. Думаю, я знаю, где он будет меня ждать. После того, как команда в Оксфорде не сработала, он знает, что я приду за ним. Если он хотел меня убить, почему не послал больше людей? Если кто и знал, на что я способен, так это он.

Дверь ванной со скрипом открылась, и я осознал, что уставился в никуда. Ава прислонилась к дверному проему. На ней не было ничего, кроме огромной футболки и я почувствовал, как кровь из моей головы прилила к другому месту. Я не подумал купить ей штаны или пижамные шорты. Никогда я не был так рад тому, что забыл о чем-то. Ее длинные ноги казались бесконечными и их вид завораживал меня, взрывая мозг.

— Кто займет кровать? – Она перекинула свои мокрые волосы через плечо, а я заставлял себя игнорировать то, как сквозь влажную ткань выделялась ее грудь.

— Там достаточно места для двоих. – Я улыбнулся, увидев сомнение на ее лице. – Я буду вести себя хорошо, если ты будешь.

— Кто-нибудь должен остаться на стороже? – Ее взгляд стрельнул в сторону двери, и я понял, что она действительно нервничала из-за того, что может быть поймана во сне. Я подошел к двери и передвинул старый комод. Обернулся на нее, удостовериться помогло ли, но она уже сдвинулась с места. Я наблюдал, как она подняла один и стульев и понесла через всю комнату. Футболка задралась немного выше, пока она проделывала весь этот путь ко мне, и я напомнил себе, что она была сейчас слишком уязвима для моих грязных мыслей. Я отошел, чтобы она могла поставить стул, где хотела.

Знание, что кто-то может напасть на тебя во сне, было частью работы. Спустя время, ты учишься это принимать. Начинаешь соблюдать меры предосторожности: выбираешь безопасное место, хранишь пистолет поближе и чутко спишь. Ава к этому не привыкла и она попал под пресс дважды за последние несколько дней. Так что, вместо того, чтобы высмеивать ее, или объяснять, что я выбрал эту гостиницу из-за ее расположения и что мы в состоянии защитить себя, я передвинул другой стул к растущей куче мебели. Отключил телевизор и поставил его на вершину.

Ава взяла один из светильников, что мы использовали, и расположила его так, чтобы он облокачивался на дверь. Выцветшие кристаллы покачивались, мгновение и я понял, что она использовала его как сигнализацию. Не плохая идея. Звон сразу оповестит нас, если кто-нибудь тронет дверь.

— Ты считаешь меня глупой. – Она немного улыбнулась и посмотрела на меня огромными глазами. – Но я знаю, что если кто-нибудь действительно захочет войти, это его никого не остановит.

— Это их замедлит. – Я стянул футболку и преодолел свой путь до кровати. Я сел на ту сторону, которая была ближе к двери, и расстегнул застежку на своих часах.

Ава не шла в постель. Она стояла возле башни из мебели и смотрела на меня. Ее щеки нервно покраснели и я сражался с улыбкой. Ну конечно. Не только я чувствовал сексуальное напряжение. Я закинул ноги на кровать и подложил руки за голову.

— Боишься, что не сможешь себя контролировать? – Я похлопал по другой половине кровати. Румянец поднимался от воротника ее футболки к ее щекам. Она взвизгнула и снова стала решительной, чего я и добивался.

— Слушай сюда, приятель. Ты не Бред Питт. – Протопав через комнату, она сорвала одеяло с кровати и забралась на свое место. – Смотри без глупостей.

— Постараюсь справиться со своими примитивными инстинктами. – Я погасил свет и опустился на подушку.

Ава сражалась со своей подушкой, пока та не приняла нужную ей форму. Она лежала на боку лицом ко мне. Я мог легко различить черты ее лица в темноте и чувствовать запах шампуня, которым она воспользовалась в душе. Прошло много времени с тех пор, как я спал в одной кровати с кем-то, но с Авой я не беспокоился, что она встанет и убьет меня во сне.

Это было приятное чувство.

— Оуэн? – Ее шепот отвлек меня от мыслей.

— Да?

— Спасибо, что не оставил меня. – Я едва мог разобрать ее слова, когда усталость поглотила ее.

— Не благодари.


11.

Ава


Холодный воздух обдувал кожу на бедре и я придвинулась ближе к источнику тепла рядом со мной. Тихий храп вторгся в мой сон, и я заворчала от досады. Тепля подушка под моей головой зашевелилась, перевернув меня так, что я оказалась на спине, немедленно вырвавшись из сна. Пока мои глаза привыкали к раннему утреннему свету, который прорывался сквозь шторы, Оуэн перекатился на меня.

— Что за…? – Я начала отталкивать его, но его руки захватили мои запястья и подняли их над головой.

— Прошло много времени с тех пор, как я просыпался рядом с кем-то. – Его голос послал мурашки по моей коже, и я застыла. Одна его нога лежала между моих и каждое движение восхитительно разъясняло, насколько он наслаждался наличием партнерши. – Я не привык к этому.

— П-почему? – Его губы были так близко к моим, что я не могла сосредоточиться на чем-то еще. Воспоминания о нашем вчерашнем поцелуе крутились у меня в голове.

— Доверие. – Он наклонился немного ближе и его губы почти коснулись моих. – Не могу спать рядом с кем-то, кто может меня убить.

— Это должно быть проблематично. – Я облизнула губы и попыталась успокоить сердцебиение.

— Но не с тобой, милая. – Он отпустил одно мое запястье, чтобы пробежаться пальцами по моему подбородку. – Ты не собираешься убивать меня во сне.

— Почему ты так уверен?

— Это видно в твоих глазах. – Его взгляд опустился на мои губы. – Глаза никогда не врут.

Я ждала его поцелуя, ждала жара, который предавался через его кончики пальцев моей коже.

Но этого не случилось. Вздохнув, он скатился с меня и встал.

— Хочешь заказать завтрак? – Он потянулся, не оборачиваясь ко мне.

Поднявшись, я уставилась на него, желая понять, что только что произошло. Я была близка к тому, чтобы умолять его взять меня, а он беспокоился о блинчиках и яйцах.

— Конечно. – Я повела рукой по волосам.

— Я приму душ, а потом мы можем отправляться. Я приметил одно местечко, где можно перекусить в соседнем квартале. – Он схватил футболку из сумки и направился прямиком в ванную.

— Ну. – Я скинула одеяло и встала. Бормоча себе под нос, я подошла к сумке и нашла пару джинсов, которые, похоже, были мне по размеру. Он угадал мой размер лучше, чем я ожидала. – Кстати говоря, о разочарованиях. Всем горячим и озабоченным обычно нечем похвастаться. Большой злой убийца. Ха. – Я натянула штаны и поменяла свою футболку с принцем Гарри на обычную черную. Он была довольно свободной, а V-образный вырез достаточно глубоким, чтобы мне пришлось беспокоиться о том, что декольте слишком обнажится. Мне хотелось знать, выбрал ли он ее нарочно. – Очевидно, мои глаза говорили недостаточно, хах?

Я взяла свой пистолет и заткнула его за пояс, прежде чем натянуть сверху вчерашний свитер. Надеюсь, сегодня не будет слишком жарко. Мне нужно что-то для того, чтобы скрывать громоздкое оружие. Мысль о том, чтобы быть пойманной с ним, заставила меня содрогнуться. Американка без паспорта, разыскивающаяся за неосторожное вождение со смертельным исходом и носящая нелегальное огнестрельное оружие – да, просто идеально. Так прекрасно, что я, скорее всего, попаду в тюрьму и буду делать самодельные татуировки для защиты.

К тому моменту, как я услышала, что душ выключился, я успела перебрать все сумки с вещами, которые купил Оуэн. У него были странные покупательские предпочтения. Опять же, я не была киллером, так что, может быть, у него была чертовски хорошая причина для приобретения изоленты. Может, она предназначалась для чего-то простого, как ремонт разорванных сумок, а не для удержания людей в заложниках. Когда дверь открылась, я кинула серый моток обратно в сумку и села в кресло. Он был без рубашки и его брюки свисали низко на бедрах, обнажая эти впадинки, которые меня только дразнили.

— Тебе всегда этого недостаточно. – Он кивнул. – Ты удивишься, сколько всего можно с этим проделать.

— Ммм. – Пробормотала я. Не могла не согласиться.

И потом я поняла, что он говорил об изоленте. Ну конечно. Я надеялась, что он не заметит, как покраснели мои щеки. Время перевести разговор.

— Как-то раз, я видела парня по телевизору, который делал из нее чашки. Шоу о выживании, где он мог взять с собой только одну вещь, и он выбрал изоленту. – Я положила руки на стол, пытаясь отвлечь себя от удручающего влечения. Я провалилась. – Никогда на самом деле не думала, что мне пригодится эта информация, но теперь кто знает?

— Если тебе понадобится чашка, сделанная из изоленты, значит, у нас возникли проблемы побольше, чем жажда. – Оуэн натянул футболку через голову и я немедленно почувствовала, как туман в моей голове рассеялся. Разочарование и облечение одновременно наполнили меня, как только он опустился на колени, чтобы открыть черную сумку, с которой он вернулся прошлым вечером. – Я купил тебе другой пистолет. Думаю, ты предпочтешь что-нибудь поменьше, чем сорок пятый, который у тебя сейчас.

— Его будет проще спрятать? – Я встала и достала пистолет из штанов.

— Да. У меня есть так же настоящая кобура для тебя. – Он достал кожаный предмет. – Иди сюда.

Я подошла ближе к нему. Никогда не носила кобуру, так что понятия не имею, куда ее надевать. Я видела в фильмах и могла догадываться, но что, если я надену ее наоборот и не смогу достать пистолет вовремя, когда он мне понадобится?

— Задери футболку.

— Что прости?

— Задери свою футболку и расстегни штаны.

— Где именно должна проходить эта кобура? – Я прищурилась на него.

— Она пересекает твою поясницу и мне нужно немного пространства, чтобы обернуть ее. – Я снова почувствовала, как краснею и он улыбнулся. Оуэн передвинулся за меня, чтобы приподнять свитер одной рукой. – Теперь расстегни для меня свои штаны.

— Раз уж ты так мило просишь. – Встряхнув головой, я расстегнула пуговицу и ширинку. Его пальцы коснулись моей кожи между лопаток и я прикусила губу. Когда он провел прохладным кожаным ремешком по моей коже, я взвизгнула. – Холодно!

— Прости. – Еще немного подергав за что-то, он отошел и я застегнула джинсы.

— Не совсем комфортно. – Я повернулась посмотреться в длинное зеркало, чтобы увидеть была ли кобура заметна.

— Ты привыкнешь к этому. – Оуэн показал небольшой хромированный черный пистолет. – Это девятимиллиметровый. Я думаю, он будет смотреться в твоей руке намного лучше.

Я взяла пистолет и проверила патронник, прежде чем направить его перед собой. Он удобнее лежал в руке, но, на самом деле, я мало представляла, как воспользуюсь им.

— Разведи немного руки. – Оуэн переместился за меня и скорректировал мои плечи. – Это обеспечит тебе лучшую точность.

— Я выгляжу как идиотка. – Я стояла с ногами на ширине плеч и обеими руками, вытянутыми перед собой.

— Это потому что ты думаешь, что должна выглядеть, как показывали в кино. – Оуэн прислонился ближе ко мне, пока проводил ладонями по моим рукам, чтобы подрегулировать их. – Сильные руки. Ты же не хочешь, чтобы пистолет отдачей прилетел тебе в лицо.

— Так что, ты так же стоишь, когда стреляешь? – Я пыталась не замечать, как его тело оборачивалось вокруг моего.

— Конечно нет. – Он отошел и я обернулась, чтобы взглянуть на него. – Я не могу выглядеть идиотом, когда убиваю людей.

— Спасибо, блин. – Я потянулась за спину и попыталась засунуть пистолет в кобуру. Свитер цеплялся за оружие, и мне пришлось повозиться, прежде чем безопасно его убрать. Ну, вопрос безопасности довольно субъективный. В барабане была одна пуля и ствол указывал точно на мою задницу.

— Тебе не должно быть комфортно с ним. – Оуэн взглянул на меня настороженно. – Если тебе будет слишком комфортно, ты станешь принимать его как должное и можешь навредить себе.

— Или кому-то еще.

— И это тоже. – Отвернувшись от меня, он зарядил свой пистолет, прежде чем засунуть в наплечную кобуру. Он также приладил нож к лодыжке и закрепил другой пистолет между лопаток. Вытащил длинный ствол из сумки и проверил барабан. Я почувствовала, как расширились мои зрачки.

— Мне хочется посмотреть, куда ты засунешь эту штуку.

— Еще бы. – Он оглядел комнату, прежде чем обойти кровать. Перевернул матрас, и, используя маленький карманный нож, сделал длинный разрез на ткани.

— Это будет наша заначка.

— Нельзя просто оставить это здесь, найдут. – Опустившись на колени перед кроватью, он начал вытаскивать вещи из сумки. Пока я наблюдала за растущей кучей из снаряжения и денег, мой рот удивленно раскрывался.

— Я не думаю, что все это сюда поместится.

— Только часть. – Он начал помещать вещи в матрас, так глубоко, что его руки полностью исчезали в нем. – Мы понесем остальное в сумке.

— Мы что собираемся просто положить ее в мусорное ведро в парке?

— Есть места и похуже. – Он подмигнул и мне не хотелось думать, где ему приходилось делать тайники. – Но нет. Пока что будем носить ее с собой.

— Тебя не беспокоит, что кто-то может понять, что ты несешь оружие? Я имею в виду, что здесь с этим серьезно. Не то, что дома. – Пистолет в моей кобуре ощущался раскаленным металлом. Как будто маяк, привлекающий всеобщее внимание.

— Люди видят то, что хотят видеть. – Он расправил плечи в пиджаке, прежде чем перекинуть рюкзак через одно плечо. – И большинство людей замечают только то, что их касается.

— Что на счет тех людей, которые хотят видеть людей, несущих оружие? – Я натянула свой свитер чуть ниже и последовала за ним через порог. – Есть те, кто всегда ищет проблемы.

— Тогда будем разбираться с этим на месте. – Он переместился ближе и склонил голову. – Расслабься немного, Ава. Иногда ты просто должна пустить все на самотек.

— Легко тебе говорить. Ты жил так все это время. – Я пожала плечами и попыталась унять свое выскакивающее сердце. Не честно, что всего лишь его дыхание возле моего уха так легко могло пустить мурашки по всему телу.

— Правда. – Он выпрямился и создал некоторую дистанцию между нами. – Я так живу.

Его слова были твердыми, как будто он старался напомнить сам себе. Мое сердце разрывалось от одиночества, которое слышалось в его голосе. Оно было неуловимо и я бы не придала этому значение, если бы не провела с ним последние пару дней, но я уверена, что распознала именно это.

— Но ты прав, мне нужно просто относиться ко всему немного легче. – Я улыбнулась ему. – Вот что я должна начать делать в любом случае, верно? Прекратить все планировать и беспокоиться только о своей безопасности.

— То, что я делаю – не для всех. – Он нахмурился и уставился вдаль. – Это не должно быть для всех

— Тогда почему ты это делаешь? — Вопрос вырвался из моего рта, прежде чем я успела подумать.

— Потому что я в этом хорош. – Его челюсть напряглась. – И иногда это необходимо.

Мы распахнули двери и ступили на тротуар. Холодный ветер растрепал мои волосы по лицу, и я достала резинку, чтобы их собрать.

Оуэн повел нас к входу в метро, подземным путям, проходящим по всему городу. Люди направлялись на работу, бежали по разным делам, снуя туда и обратно, пока на фоне плакали дети. Электронный рекламный щит на стене показывал изображение пар, выпивающих в пабе с громким слоганом, покручивающимся внизу. Я немного завидовала всей нормальности вокруг меня, но зато, на другой стороне вместе со мной был Оуэн.

Я придвинулась ближе к моему новому другу, не зная точно, куда мы направляемся или как нам туда добраться. Я не особо много передвигалась на метро с тех пор как была в Лондоне, предпочитая прогуливаться и рассматривать город. Карта с разноцветными линиями была как иностранный язык, который я должна выучит, чтобы ее расшифровать.

— Сюда. – Оуэн расположил свою руку на моем плече и развернул меня к светлому коридору.

— Ты собираешься рассказать мне, куда мы направляемся? – Мы остановились на платформе рядом с несколькими людьми. Я почесала спину в попытке переместить пистолет в более удобное положение. Это вызвало трение вдоль моей талии.

— Хватит ёрзать. – Он нахмурился на меня.

— Я не могу. Эта штука натирает. – Я повела плечом. – У меня мозоль появится.

Встав позади меня, он пробежался руками по моим плечам, мягко сжимая, как бы массажируя. Его пальцы выписывали круги все ниже, пока не достигли поясницы. Мои глаза практически закрывались, пока он это проделывал. Его руки сомкнулись на моей талии, в то время как большие пальцы подталкивали кобуру, пока она не сместилась на другое место.

— Лучше? – Его дыхание всколыхнуло несколько выбившихся прядей моих волос.

Я посмотрела ему в глаза и кивнула, не доверяя своим словам. Почему он так сильно влиял на меня? Этот мужчина, этот признавшийся убийца, превращал меня в растаявшее мороженое. Ну, не растаявшее. Я не растаяла. Пока что. Но я уже начинала чувствовать себя немного мягкой.

— Ава, ты должна перестать так на меня смотреть. – Он прижался ближе ко мне, его взгляд соскользнул на мои губы. Жар от его тела отдавался у меня в позвоночнике и я окунулась в него, летела как мотылек на пламя.

— Как смотреть? – Я облизнула губы и мое дыхание участилось.

— Как будто ты хочешь, что бы я поцеловал тебя, милая. – Одна из рук покинула мою талию и взялась за подбородок, приподнимая мою голову немного ближе к его. Он склонился, его губы практически касались моих, пока он смотрел мне в глаза. – Я не тот тип мужчин, которых ты должна хотеть поцеловать.

— Почему нет? – Я грезила о том, чтобы его поцеловать, почувствовать, как его дыхание смешивается с моим, но это было больше, чем просто физическое влечение. Так же сильно, как он защищал меня, я чувствовала навязчивое желание заботиться и о нем.

Грохот поезда разрушил нашу связь и он отпустил меня, как будто я была раскаленным углем в его руках.

— Наш маршрут. – Он указал на вагон перед нами.

Я заняла место возле двери и схватилась одной рукой за поручень. Чувствовала себя слишком дерганной из-за почти поцелуя, для того чтобы сесть; слишком сбита с толку чтобы спокойно сидеть рядом с ним, ожидая нашу остановку. Какой бы она ни была.

— Куда мы едем?

— Ноттинг Хилл. – Его голос раздался прямо мне в ухо.

— О, господи. Это было в моем списке того, где нужно побывать. – Я сжала поручень чуть сильнее. Конечно я хотела увидеть рынок Портобелло, а не выслеживать мужчин, пытавшихся меня убить. Жизнь, естественно, спутала мне карты.


12.

Оуэн


Я много лет не бывал в Ноттинг Хилле и столько же не виделся с братом. Мы не особо беспокоились о покупке подарков на праздники и дни рождения. Конечно, я не осознавал, что мы дойдем до попыток убить друг друга. Если бы я знал, то отправлял бы открытки на Рождество.

Когда мы покинули станцию, Ава выглядела загруженной. Она была тихой большую часть поездки, колесики крутились в ее мозгу, пока она обдумывала что-то. Но стоило ей увидеть толпу, яркие цвета и смеющихся людей, ее лицо засияло. Пока мы прошлись по пабам и небольшим магазинчикам, я был рад такому скоплению народа. Это облегчало незаметное отступление. Я особо не посвящал Аву в свои планы, потому что не хотел ее беспокоить.

Я знал, что мой брат будет ждать меня. Он мог не знать, когда я приду или как появлюсь, но он не сомневается, что рано или поздно мы увидимся. Сегодня я планировал разведать все. Мне нужно узнать, кого он нанял охранять себя, потому что он точно не будет просто болтаться в гостиной с печеньем и чаем наготове.

Ава остановилась возле маленького ларька и посмотрела на витрину с драгоценностями. Она взяла небольшую брошь и задала мастеру несколько вопросов. Старый мужчина улыбнулся, очень радуясь разговору с кем-то заинтересованным. Я слушал, пока они общались, но был настороже, высматривая кого-нибудь, кто мог нас узнать. Всем было известно, что Ава на данный момент со мной, так что они искали пару. Однако, как пара, делающая покупки, мы будем менее заметны.

— Что думаешь, Оуэн? – Ава обернулась ко мне и протянула брошь. Серебряная проволока изгибалась в бантик. Улыбаясь, она поднесла брошь к основанию своей шеи, как галстук-бабочку. – Здорово, правда?

— Миленько. – Я учтиво улыбнулся. – Сколько времени занимает изготовление чего-то подобного?

— Я уже давно этим занимаюсь, теперь счет идет на минуты. – Продавец подмигнул мне. – Конечно, это предполагает, что вы получаете качественное изделие от настоящего мастера. Занимающегося изделием украшений еще со времен юношества.

— И это видно. – Ава потянулась за своим кошельком, но замешкалась.

— Позволь мне. – Я должен был убедиться, что у нее есть наличка, прежде чем мы покинули гостиницу. Вытащив бумажник, я протянул мужчине полтинник. – Сдачу оставьте себе.

— Спасибо. – Мужчина улыбнулся и обменялся парой фраз с Авой, пока заворачивал ее покупку. К тому времени, как мы ушли, я ощущал, что, если бы обстоятельства были иными, Ава могла потратить часы за болтовней с продавцами.

— Извини. Я знаю, что мы здесь по другой причине, но я не смогла удержаться. Что за креатив! Галстук-бабочка и модное колье-ошейник действительно популярны сейчас. Если он заполнит свой магазин этим, то может продать тысячи.

— Нет, хорошо, что мы делаем покупки, сливаемся с толпой. – Ее восторженность заглушила во мне желание напомнить о том, зачем мы здесь. Не хотел мешать ее счастью, а даже наоборот подталкивал ее, чтобы получить больше информации о чем-то, к чему у нее страсть. – Так ты думаешь, что он может продать эту идею? Сделать на этом много денег?

— Определенно. Существуют покупатели, которые только и ищут что-то подобное. Разыскивают на маленьких ярмарках и рынках сокровища.

— И это то, чем ты хотела бы заниматься? Поиском сокровищ?

— Звучит, как будто ты говоришь о пиратах. – Она рассмеялась. – Может быть. Потребуется время, прежде чем я доберусь до этого. Придется начинать с нуля, показывать, что ты знаешь, какие украшения будут продаваться. К тому же, я просто обожаю реальную работу, понимаешь? Воплощать в жизнь то, что было у меня в голове.

— Это требует богатого воображения. – Я провел ее мимо группы людей, собравшейся снаружи популярного паба.

— Согласна. Иногда, я начинаю что-нибудь и понятия не имею, как все может закончиться. Я просто удивляюсь результату вместе со всеми. – Она пожала плечами. – Так как на счет завтрака, который ты обещал? Я голодна.

— Что бы ты хотела? Маффин? Фрукты? Или полный набор? – Я направился вниз по улице. – Здесь есть практически что угодно.

— Хм. Давай возьмем что-нибудь существенное. На случай, если нам не удастся поесть позже, мы же не хотим бегать на последнем издыхании.

— Умно. – Я позволил своей руке обвить ее плечи. В конце концов, мы должны выглядеть как пара, любующаяся достопримечательностями. – Но я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы вовремя тебя накормить.

— Хорошо. Ты этого не знаешь, но когда я говорю, что голодна, то я очень голодна. – Она улыбнулась мне, пока мы пробирались через толпу.

— Вообще-то, я это усвоил, когда ты угрожала пристрелить меня прошлой ночью из-за китайской еды.

Она пожала плечами:

— Ну что я могу сказать? Я действительно люблю «ло-мейн».

Я указал на дверь между двумя гостиницами:

— Это было давно, но, когда я ел здесь последний раз, было неплохо.

— Что ж, давай попробуем. – Она преодолела расстояние небольшими шажками и зашла в уютный ресторанчик. Человек за стойкой проводил нас за столик, и Ава с жадностью стала изучать меню. – Пахнет божественно.

Я улыбался, пока усаживался. Мы были здесь, в Ноттинг Хилле, чтобы проследить за моим вероломным братцем, но ее все еще волновал запах бекона и яиц. Впрочем, еда и правда пахла отменно.

— Не могу поверить, что я здесь. – Ава положила свое меню и выглянула из окна. – Я всегда хотела посетить Ноттинг Хилл.

— И почему же? – Я сложил руки перед собой.

— Джулия Робертс. – Она встряхнула головой на мое непонимающее выражение лица. – Фильм? «Ноттинг Хилл»? Джулия Робертс играет суперзвезду, а Хью Грант среднестатистического владельца книжного магазина?

— Боюсь я это пропустил. – Я пожал плечами.

— Ты не видел этот фильм? Ты серьезно? – Ее брови сошлись на переносице. Нахмурившийся носик заставил меня улыбнуться. – Как ты мог это пропустить? Ты даже не помнишь анонсы?

— Это недавний фильм? Меня не было в стране.

— Нет. Боже, он вышел, когда я была маленькой. Я вросла, идеализируя концепцию Ноттинг Хилла и людей, что здесь живут. Голубые двери и люди с рыжими волосами.

Мне нечего было на это сказать. Голубые двери и рыжие волосы? Что это за фильм такой?

Довольно взрослая официантка подошла, чтобы принять наш заказ, но проблеск знакомого лица отвлек меня. Я попытался незаметно оглядеться по маленькому ресторанчику, но от этого было мало толку. Вокруг меня слишком большая толпа, чтобы я смог увидеть что-то не поднимаясь на ноги, и это только выдало бы, что я действительно заметил кого-то.

Я был сосредоточен, пока Ава показательно не прочистила горло, чтобы вернуть мое внимание обратно к столику.

— Простите? — Я осознал, что Ава и женщина смотрят на меня.

— Что желаете заказать?

— То же самое, пожалуйста. – Я кивнул Аве и улыбнулся. Не хотел, чтобы кто-нибудь заметил мое беспокойство, которое прогрызало желудок. Когда официантка ушла, я сместился на своем стуле, чтобы получить наилучший обзор, но все было бесполезно. Я подумывал встать и потянуть Аву за собой, но народ, жующий завтрак, обеспечивал небольшую безопасность.

— Кого ты увидел? – Ава понизила голос, но, к счастью, не стала оглядываться вокруг, пытаясь выяснить.

— Старую коллегу. – Пробежался пальцем по ножу для масла, лежавшему возле моей чашки.

— Коллегу. – Ава наклонилась чуть ниже и ее глаза сузились. – Ты имеешь в виду другого наемника?

— Да. – Я снова заметил взмах светлых волос своим боковым зрением, молча спрятал нож в руке и убрал со стола.

— И этот коллега друг? – Ава взглянула в окно.

— Зависит от ее настроения. – Я передвинулся так, чтобы иметь возможность быстро вытащить ногу из-под стола. – Она довольно несдержанная.

— Ну вот, это не честно. – Ответил теплый голос позади меня.

— Хм. В последний раз, когда я тебя видел, ты стреляла мне по колесам. – Я прищурился, но не повернулся. Мускулы в моем теле напряглись, я приготовился к борьбе.

— Ты забыл позвонить. – Маленькая ручка проскользнула по моему плечу под джемпер. Я обернул свои пальцы вокруг ее запястья и притянул ближе. Ее карманный ножик уткнулся мне в спину, но так безопаснее, чем позволить Мэвис добраться до Авы.

— Ты сожгла мою одежду. – Я повернулся ровно настолько, чтобы суметь прижать свой тупой нож к ее животу. – Я думал ты ничего обо мне и слышать не хочешь.

— Бла-бла-бла. – Ее губы переместились ближе к моему уху. – Я это пережила.

— Чего тебе надо, Мэвис? – Я понизил голос.

— Ну, раз уж ты оставил позади наши веселые римские каникулы, я думаю, что могла бы получить деньги за твою голову. – Нож убрался с моей спины, и она немного выпрямилась. – Или я могу просто позавтракать со старым другом. – Мэвис выдвинула стул рядом со мной. – Предпочитаешь, чтобы я села здесь или напротив тебя? Как тебе удобнее за мной приглядывать?

— Садись. – Прорычал я. Я не хотел, чтобы Мэвис приближалась к Аве, до тех пор, пока я не узнаю, что ей нужно. Мэвис была убийцей, очень опытной убийцей, но чаще всего она брала дела, где ее внешность упрощала задачу. Было намного проще подобраться к влиятельному мужчине, если он хотел тебя поиметь. И Мэвис была очень ебабельна. Знаю на своем опыте.

— Принести вам меню, мисс? – Официантка поставила тарелку на стол и улыбнулась Мэвис.

— Чай, пожалуйста, и маффин. – Мэвис поставила свою черную сумочку на пол. Мы спорили о сумках в прошлом. Я считал, что они только отвлекают внимание, но Мэвис настаивала, что они позволяют тебе скрыть намного больше, чем пытаться растолкать ножи в кобуру на бедре.

— Да, мэм. – Официантка ушла, и я взглянул на Аву. Я пытался успокоить ее своим взглядом, но не мог прочитать, о чем она сейчас думала.

— Ты говорила, что тебя зовут Джули. – Ава нахмурилась на Мэвис. — Я знала, что с тобой что-то не так.

— Джули? – Я переводил взгляд с одной на другую.

— Она была в магазине в Оксфорде. – Ава снова прищурилась на Мэвис. – У меня было предчувствие, что она полна дерма.

Я застыл и взглянул на Аву. Она что ревнует? Хм.

Мэвис хмыкнула:

— Я просто хотела посмотреть на тебя лично. Как книжка?

— Просто прекрасно. – Пальцы Авы сжали вилку.

— Ну, миленько. – Мэвис положила руки на стол и улыбнулась.

— Чего тебе нужно? – Она общалась с Авой в Оксфорде, а я даже не знал об этом. Если она собиралась похитить Аву, то у нее было время сделать это раньше. Не здесь перед всеми этими людьми.

— Боже, Оуэн. Ты всегда был плох в светских беседах. – Мэвис уставилась на меня. Ее идеальные губы раздражительно сжались. – Почему бы тебе не представить меня своей подруге?

— Я думаю, ты уже сама справилась с этим.

— Ну, я была не до конца честна.

— Ава, это Мэвис. Мэвис, это Ава. – Я прожег взглядом миниатюрную женщину рядом со мной. – Мэвис не должна убивать Аву.

— Как ты терпела его все эти дни? Он такой ворчун. – Мэвис улыбнулась Аве, но та не отреагировала. – Я могу продержаться лишь несколько часов за раз.

— Мы отлично ладили несколько минут назад. – Ава вздернула подбородок.

— Оу, я вижу. Ну, у него есть и некоторые достоинства. — Мэвис провела рукой по моему галстуку и я оттолкнул ее.

— Прекрати, Мэвис. Все кончено давным-давно.

Она громко рассмеялась, но это не было жестоким или издевательским. Подлинное веселье сочилось из ее глаз, пока она рассматривала меня и Аву. Меня поражали их различия. Мэвис, вышколенная и отполированная, источающая уверенность и сексапильность. Ава, с ее огромными глазами и в мешковатой одежде, смотревшая невинно и доверчиво. Но столь же сексуальная. Футболка под ее свитером едва прикрывала декольте, угрожая в любую минуту соскользнуть слишком низко. Ее тугие локоны обрамляли глаза, таким образом, подчеркивая их, делая более глубокими. Естественная красота, которая не пыталась обольщать. Она была глотком свежего воздуха в отличие от идеально собранной женщины, сидящей рядом со мной.

— Знаешь, когда я увидела видео с тобой, я не была уверена. Я решила убедиться сама. – Мэвис перевела улыбку на официантку, которая принесла ей чай. – И теперь я знаю.

— Что именно ты знаешь? – Ава прищурилась на Мэвис.

— Какое видео? – Спросил я.

— Что он действительно тебя защищает. – Мэвис добавила молоко в чашку и я пододвинул ей сахар. – Запись тебя и Авы в гараже распространили. Было много теорий, конечно. Что ты собираешься получить вознаграждение, или собираешься предложить сделку. Ой, много всего. Но все намного проще. – Она подмигнула Аве. – Он просто погнался за симпатичной задницей. Все мужики одинаковые.

Ава побледнела, и я сжал зубы. Я не был уверен, заметила ли она вообще сексуальный подтекст, потому что в ее взгляде виднелся ужас при упоминании меня, обманывающего ее просто ради денег.

Черт побери. Что я должен сделать, чтобы она верила мне?

— Мэвис. – Мои губы насмешливо вытянулись. – Это чушь.

— Расслабься. Я знаю, что ты бы так не поступил, просто хочу знать, что происходит на самом деле. – Мэвис сделала глоток чая. – И теперь я знаю! Большой плохой киллер спасает очаровательную, бестолковую американку.

— Я помогаю Аве. Это все. – Произнес я безапелляционно. Я мог догадаться, какие выводы сделала Мэвис, но это было далеко от правды. Несмотря на ее прошлое и внешнюю холодность, эта женщина сворачивалась калачиком каждую ночь и смотрела романтические комедии. – Она оказалась под прицелом по ошибке и не продержится самостоятельно.

— Эй. – Ава выпрямилась на своем стуле. – Я могу за себя постоять.

— Расслабься, дорогуша. Ты должна быть благодарна. Он мастер своего дела. Во всех смыслах. – Мэвис улыбнулась Аве, держа чашку у рта. – У каждого из нас свои навыки. Может твой просто более…романтический?

Лицо Авы побагровело, и прежде чем я успел сказать ей, чтобы она не позволяла Мэвис выводить ее из себя, Ава взорвалась.

— Я не знаю, какого черта тебе надо или почему ты здесь, но можешь взять свой шикарный британский акцент, двусмысленные комплементы и засунуть себе в задницу. – Ава сжала стол своими пальцами, и я надеялся, что мой рот не слишком открылся. – Я устала оглядываться через плечо, устала от того, что в меня стреляют, устала от мудаков. И черта с два я хочу, чтобы твоя стервозная натура портила мне завтрак, который может оказаться последним.

Тяжелое молчание опустилось на наш столик, пока я уставился на женщину напротив меня. Гордость наполняла мою грудь, пока я наблюдал, как милая Ава поставила на место убийцу, сидящую рядом со мной.

— Она назвала меня стервой. – Мэвис вздернула бровь. – Думаю, теперь она мне нравится.

— Как всегда. – Я встряхнул головой и откинулся на стуле. Проверка. Мэвис проверяла Аву и, похоже, добилась, чего хотела.

— Верно. Спасибо. – Ава закатила глаза. – Теперь я собираюсь поесть, пока ты расскажешь нам, почему ты здесь.

— Я здесь не из-за тебя, но не смогла удержаться и не поиздеваться. – Мэвис подалась вперед, и я мог заметить, как ее игривый настрой сменяется на что-то более серьезное. – Вообще-то я помогаю другу и это привело меня к твоему брату. Я думаю это взаимосвязано.

— В чем, черт побери, замешан Маркус? – Чем бы это ни было, точно ничем хорошим, чертовски в этом уверен.

— Пропавшие девушки. – Губы Мэвис сжались на минуту, пока она боролась со своими словами.

— Нет. – Слово вылетело из моего рта на автомате. Несмотря на мое отрицание, не было никакой надежды, что она ошибается. Не было нужды убеждаться в ее правоте. Я знал, что с Маркусом было что-то не так, с его жадностью появившейся с годами. Мой брат был замешан в проституции, в том, что я презирал. В том, что он должен ненавидеть так же сильно, как и я. Нельзя отрицать, что это было неправильно. И все это время… — Как долго?

— Годы. – Мэвис спокойно отхлебнула чай, как будто пол вовсе и не выбила у меня почву из-под ног. Как давно мой брат заключил сделку с дьяволом? И как много целей, из тех, что я принял в работу, не являлись тем, что я думал? Мой взгляд скользнул по Аве, хотел бы я знать, что она, должно быть, сейчас думает, хотел бы я, чтобы она приняла правильное решение и осталась со мной. Ее глаза смотрели на меня с грустью – не за себя, я думаю, за меня.

— Верно. – Я прочистил горло и посмотрел в окно.

— Я думаю, что, может быть, мы могли бы помочь друг другу. – Мэвис поставила свою чашку.

— Каким образом? – Спросила Ава. Но, несмотря на ее браваду, она все-еще не притронулась к своей еде.

— Ну, я выслеживала работников Маркуса, но мне нужно поговорить лично с ним. Здесь что-то не сходится. Маркус умен, как и его контакты, но я не думаю, что он ввязался в это в одиночку. Кто-то еще вовлечен, и я должна узнать кто. Я надеялась, что ты можешь помочь мне с этим. – Мэвис нахмурилась. – Конечно, это было до того, как он выпустил контракт на тебя.

— Вставил палки в колеса, а? – Вздохнула Ава.

— Не совсем. – Я оглянулся на них. – Он знает, что ты у него на хвосте, Мэвис?

— Нет. – Улыбнулась она. – Я хороша в том, чем занимаюсь, Оуэн.

— Тогда ты наш проходной билет. – Я перевел взгляд на Аву. – Доедай, милая. Мы собираемся получить ответы на наши вопросы.


13.

Ава


Оуэн быстро обсуждал план с Мэвис, пока я набивала рот едой и пыталась поспевать за ними. Разговор шел об охране, оружии и лазании по стенам. Я опустила взгляд на свою уже пустую тарелку и нахмурилась. Может, не стоило съедать последний кусочек бекона.

— Взрывчатка? – Спросила Мэвис тихо.

— Слишком грязно. – Оуэн встряхнул головой. – Нам нужно войти без конфликта. Мы же не хотим привлекать полицию.

— Это точно. Ошибка дураков. – Одобрила Мэвис.

— Что должна делать я? – Я вытерла руки салфеткой и спокойно посмотрела на них. – Сидеть сложа руки и считать ворон?

— Я могла бы взять ее с собой. – Мэвис не отвечала мне, а смотрела на Оуэна.

— Нет. – Слово прозвучало резко, и он уставился в моем направлении.

— Оуэн, я не позволю им забрать ее. – Мэвис, наконец, обернулась на меня. – Я позабочусь, чтобы ты была цела и невредима.

— Зачем меня брать? – Я крутила салфетку в руках. – Как тебе это поможет?

— Он выставил цену за твою голову. Я могу предложить тебя для обмена. – Мэвис пожала плечами.

— Нет. – Оуэн ударил кулаком по столу, напугав окружающих.

— Обмена на что? – Я игнорировала его, интересуясь, что Мэвис думала по этому поводу. Не смотря на ее открытый флирт с Оуэном и ее напыщенность, я могла видеть, как колесики крутятся в ее голове. Там был интеллект, только я еще не решила работает он в сторону добра или зла.

— Лауру. – Глаза Мэвис потемнели от злости. – Сестра моего друга.

На мгновение я перестала дышать. Я не могла думать ни о чем, кроме ужаса, который могла переносить та девушка и того, насколько сильно я сожалела о ее сестре. От беспокойства и страха меня замутило. Тогда, со вспышкой адреналина, решительность наполнила мои вены. Нужно что-то сделать. Это нужно остановить.

— Окей …

— Ни в коем случае. – Оуэн тряхнул головой. – Ты не возьмешь Аву в это место. Это гадюшник. Мне жаль твою подругу. Правда жаль. Но ты ни за что не возьмешь Аву туда, как жертву. – Он наклонился вперед и посмотрел на меня. – Я не буду ей рисковать. И точка.

Это было странно, чувствовать абсолютное спокойствие на счет идеи использовать себя как залог и теперь сравнивать это с паникой в его взгляде.

— Ты можешь зайти сзади, пока он отвлечется. – Слова Мэвис были торопливыми. – Там по два охранника на каждой двери и один остается с Маркусом. Если я зайду с парадного входа с Авой, ты сможешь спокойно вырубить охранников и проскользнуть внутрь. Ты знаешь дом и как в него войти, где спрятаться. Это будет просто.

— Нет. – Оуэн встал и вытащил свой бумажник. Швырнул несколько банкнот на стол и протянул мне руку. – Ава?

— Мы должны обсудить это. – Я сложила руки на груди.

— Я обещал, что никогда тебе не совру. – Слова вырывались рычанием, как будто он не хотел говорить их перед Мэвис. – Если ты пойдешь туда, то пострадаешь.

— Я могу пострадать, просто прогуливаясь по улице. – Я нахмурилась на него.

— Я говорю не о случайном нетрезвом или обдолбанном водителе, заехавшем на тротуар. – В его зеленых глазах промелькнула вспышка гнева. – Эти люди причинят тебе вред. Они без раздумий будут мучать тебя или даже… — Он остановился и скорчил гримасу. – Если они торгуют секс рабынями, тогда ты знаешь, на что они способны.

— Они уже ищут меня. Они стреляют в меня, Оуэн. Они преследовали нашу машину через пробки. – Я сплела руки туже. – Я хочу знать почему. Почему я? Им нужна Тесс? Я не могу просто прятаться. Мне нужно знать что происходит.

— Ава. – Мое имя прозвучало как ворчание перед тем, как он отодвинул стул и сел обратно. – Это не так просто.

— Уверена, что нет. Это очень простой план, который сработает. – Мэвис выпрямилась на стуле, когда запахло победой. – Простота лучше всего. Ты меня этому научил.

Оуэн наблюдал за мной из-под своих нахмуренных бровей, но не отвечал. Я видела, что он обдумывал это, решал, что может пойти не так и что из всего этого получится в итоге.

— Не обязательно делать это сегодня. – Рассуждала я. – Мы можем осмотреться там, узнать, что тебе не понравится и тогда вернуться завтра.

— Мы не будем ничего делать сегодня, потому что тебя нужно подготовить. – Оуэн нахмурился на меня.

— Что думаешь? – Улыбнулась Мэвис.

— Она не сможет пронести пистолет.— Он наклонился ниже. – Они обыщут тебя. Найдут все, что у тебя будет с собой.

Я кивнула, но моя челюсть упала. Мысль пойти в логово врага без оружия звучала как плохая идея.

— И нет никаких гарантий, что они позволят тебе остаться с Мэвис. – Оуэн внимательно наблюдал за мной. – Охранникам, работающим с секс рабынями, не следует доверять товар.

— Перестань. – Сказала я. Я не хотела зацикливаться на том, что может пойти не так. – Мы составим план.

— Ты не можешь распланировать все, милая. – Оуэн потряс головой.

— Маркусу нравятся красивые девочки. – Предложила Мэвис. – Мы оденем ее в правильную одежду, и он стопроцентно появится.

— Он не заподозрит подвоха, раз уже знает, что я с Оуэном? – Я боролась с желанием начать грызть ноготь. Я не хотела показывать профессиональным киллерам насколько сильно я нервничала.

— Это легкая часть. Ты убежала. – Предложила Мэвис. – Ты испугалась и попыталась справиться со всем самостоятельно.

— И ты была поблизости, чтобы схватить меня? – Я сделала глубокий вдох и посмотрела на Оуэна. – Это может сработать?

— Может, но тебе нужно знать, что ни один план никогда не срабатывает так, как ты себе представляла. – Он встряхнул головой и встал. – Мы встретимся здесь завтра. Мэвис, у тебя есть мой номер?

— Есть. – Она наклонила голову в сторону. – Тебе нужно понаблюдать?

— Я знаю дом. Свежий взгляд не него не изменит планировки. – Он прошел до моей стороны стола и протянул руку. Я позволила ему помочь мне встать и сделала один последний глоток апельсинового сока на ходу.

— Очень хорошо. – Мэвис не встала, только отхлебнула чай. – Тогда во сколько?

— После обеда. – Его пальцы тепло сжимали мою руку, пока он вел меня к выходу. – Захвати сумочку.

— Конечно. – Мэвис улыбнулась. – Приятно было познакомиться с тобой, Ава.

Я улыбалась, но не была уверена рада я встрече с ней или нет. Оуэн быстро пошел вниз по улице, таща меня за собой. По положению его плеч и тому, как люди разбегались с его пути, я поняла, что он был зол. Его пальцы на моей руке не были грубыми, просто твердо держали хватку, пока он вел нас через толпу.

Я ничего не говорила, боясь навлечь его гнев на себя. Когда он нырнул на тихую аллею и повернулся взглянуть на меня, я почувствовала, как мое давление подскочило. Исчез джентльмен, предлагавший мне кусочки яблока и высмеивающий мою романтическую книжку. Я таращилась в глаза человеку, чья работа убивать людей.

— Оуэн?

— Почему? Почему ты согласилась идти туда с ней? – Он подошел ближе и я сделала шаг назад. – С женщиной, которая предлагает использовать тебя как приманку? Что из этого звучит как хорошая идея? Ты ее даже не знаешь.

— Я…

— Тебя могут убить, Ава. Я стараюсь тебя защитить, а ты предлагаешь себя как жертвенного ягненка! – Он сделал еще шаг ко мне, но мне было некуда отступать. Холодный кирпич и жесткие очертания пистолета прижимались к моей спине.

— Это…

— Тебе не место в этом бардаке. Тебе навредят. – Его глаза сверлили мои. – Я отвезу тебя в другое убежище и запру там. Вернусь утром и разберусь с Мэвис.

— Хрен тебе! – Я толкнула его в плечо. – Ты нигде меня не запрешь! Я уже часть этого, Оуэн! По крайней мере, я помогу себе выбраться. И что насчет Тесс? Я все еще не знаю в опасности ли она.

— Меня не волнует Тесс! – Слова вырвались рыком. Ударив по стене руками, он уперся руками с обеих сторон от моей головы и посмотрел на меня. – Я беспокоюсь о тебе!

Мое сердце забилось в груди сильнее и я уставилась на него. Беспокоится обо мне? Как это произошло? Я открыла рот и закрыла, не зная, что на это ответить.

— Черт побери. Всего за несколько дней ты умудрилась перевернуть всю мою жизнь с ног на голову. Ты все, чего я постоянно избегал. – Его слова были тихими, но в них слышалось отчаяние. – Ты слишком хороша для меня, а я прикончу все, что делает тебя такой идеальной. Ты должна убегать от меня подальше, вместо того, чтобы смотреть на меня своими огромными глазами и этой легкой улыбкой и я… — Он встряхнул головой, будто запутался.

— Оуэн. – Мой желудок сжался, пока мозг пытался понять, что он сказал. – Я тоже о тебе беспокоюсь.

— Я не подхожу тебе, Ава, но, черт меня подери, я ничего не могу поделать с тем, что чувствую. – Его руки обхватили мое лицо, а губы прижались к моим в свирепой необходимости.

Не было никаких сомнений, никакой внутренней борьбы или беспокойства о последствиях. Я обвила руками его шею и поцеловала в ответ с полной отдачей. Его рот умолял мои губы открыться, язык разжигал желание. Я застонала, когда очерченный рельеф его тела прижался к моему. Он идеально мне подходил, не слишком высокий, не слишком низкий. Все линии совпадали с моими, как пазл. Убрав одну руку с моей щеки, он спустил ее ниже, чтобы схватить меня за бедро, и переместить так, чтобы прижаться теснее.

Я запустила свои пальцы ему в волосы, отчаянно стараясь удержать поцелуй. Он был диким и голодным, таким, что мог поглотить меня, если я позволю. Я хотела позволить. Никогда в моей жизни мужчина не целовал меня так. Как будто он задыхался, а я была воздухом. Я прихватила его нижнюю губу зубами и нежно потянула, пока он не застонал. Его пальцы вжались в мое бедро, и я запустила одну руку ему под пиджак, чтобы пробежаться по мышцам.

Громкий свист разрушил нашу идиллию, и Оуэн вновь посмотрел мне в глаза. Он жаждал большего, но так же можно было заметить, как чувство вины наполняло его взгляд.

— Это не конец. – Я таращилась на него, моя грудь поднималась и опадала с тяжелыми вздохами. Я сжала его футболку руками так, чтобы он не смог убежать. Сейчас не время, но нам нужно прояснить предыдущий вопрос, не смотря на то, что происходило между нами. – И ты не запрешь меня где-то, чтобы защитить.

— Что еще я должен сделать? – В его глазах вспыхнуло отчаяние. – Ты добиваешься, чтобы тебя убили.

— Нет. – Я пристально посмотрела на него. – Я хочу помочь.

Он наклонился немного ближе:

— Это не твой мир, Ава. Люди умирают и не возвращаются.

— Я знаю о смерти все. – Нахмурилась я. – У тебя нет эксклюзивных прав на этот термин. Сирота, помнишь? Я знаю, что может произойти, но, черт, это лучше, чем отсиживаться и ждать, когда меня найдут. Я бы предпочла сделать что-то, чем вздрагивать в темноте.

Он разглядывал мое лицо:

— Ты крепче, чем выглядишь.

— Это я и пытаюсь тебе объяснить.

— Прости. – Закрыв глаза, Оуэн прислонился своим лбом к моему. – Это сложно. Я не хочу усложнять еще больше.

— Крутой.

Он усмехнулся и отстранился:

— Ты такая же сложная.

— А ты думал, будет иначе? – Я подмигнула ему и поправила футболку. Материал соскользнул так низко, что я могла видеть свой лифчик после наших обжиманий в темном переулке.

— Верно. – Он огляделся. – Нам следует вернуться.

— Превосходно. Люди начнут в нас стрелять, тогда и побежим. Много суеты. – Я устремила свою руку в сторону улицы. – Двинулись!

— Ты только что сделала отсылку к «Доктору Кто»? – Оуэн изогнул бровь.

— Что? Ты знаешь о Докторе? Но не слышал ничего о фильме «Ноттинг Хилл»? –Хмыкнула я.

— Конечно, я знаю Доктора. – Он положил руку мне между лопаток, пока мы шли. – Далеки кажутся мне довольно симпатичными.

— Еще бы. – Я усмехнулась.

— Ну, истреблять моя работа. – Мы свернули с аллеи и направились в подземку. Он прилагал все усилия, чтобы расслабиться, но я все еще могла заметить, как напряжена его челюсть.

— Так куда мы направляемся теперь? – Я засунула руки в карманы свитера и шла с ним в ногу.

— Мы идем повидаться с Маркусом. – Он смотрел прямо перед собой.

— Я думала, что вы с Мэвис договорились сделать это завтра. – Я остановилась.

— Такая доверчивая. – Он развернулся и взглянул на меня потемневшими глазами. – Ты редкостная персона, Ава.

— Это какой-то милый способ назвать меня глупой? Или как вы британцы говорите? Чокнутая? – Я закатила глаза.

Он фыркнул:

— Нет, ты просто не такая пресыщенная, как я. Это не плохо.

— Так мы идем к Маркусу сейчас? – Я наблюдала за ним боковым зрением, пока мы пробирались через толпу. – И как мы попадем внутрь? Будем штурмовать? Замаскируемся?

Мгновение он смотрел на меня, как будто у меня выросла вторая голова, прежде чем разразиться смехом. Я бы наслаждалась этим звуком, если бы не была его причиной.

— Нет. Мы поступим так, как предлагала Мэвис. Ты будешь моей заложницей и я предложу тебя для обмена.

Я застыла на полушаге на секунду и подумала, может он правда сделает это, отдаст меня своему брату, но потом вспомнила этот его взгляд. Он не отдаст меня никому.

— Мне казалось, ты сказал, что это плохая идея.

Он обернулся и взглянул на меня:

— Это было до того, как я решил, что пойду туда с тобой.

— Но что если они просто пристрелят тебя? – Я застыла. Внезапно это показалось ужасной идеей. – За твою голову тоже назначено вознаграждение. И оно намного больше моего.

— Маркус главный, так что никто не притронется ко мне, кроме него. А он захочет поговорить. Узнает, что у меня есть веская причина быть здесь, учитывая, что было бы легче подождать, когда он покинет дом, чтобы убить его. – Он сплел наши пальцы и потянул меня за собой. – Нам нельзя оставаться посреди улицы, даже со всеми этими людьми. Слишком рискованно.

Я позволила утянуть себя другой дорогой, через стенды и покупателей. Я все еще обдумывала, как все может получиться, когда он остановился возле небольшого магазинчика. Он взглянул на витрину, демонстрирующую свежие фрукты.

— Ты проголодался? – Спросила я.

— Я ничего не ел. – Он хмыкнул над корзинкой с ягодами. – Но нет. Тем не менее, дом с темно-коричневой дверью и амбалами возле нее, это дом моего брата.

Я боролась с желанием повернуться и взглянуть. Вместо этого я взяла яблоко и уставилась на кожуру.

— Что теперь, хитрец? Пренебрегаешь штурмом и маскировочными усами?

— Ты мне доверяешь? – Его глаза сфокусировались на моих.

Сначала я не ответила. Он спрашивал меня об этом неоднократно. Доверяла ли я Оуэну? Знала ли, что он не сделает ничего, что может мне навредить? Моя интуиция говорила «да», а его глаза светились такой искренностью, что заставили меня громко это озвучить: – Да.

— Я обещал никогда тебя не обманывать. – Он посмотрел на другую корзинку ягод, прежде чем протянуть ее продавцу, для покупки. – Это будет опасно и умрут люди. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы убедиться, что мы не окажемся в их числе.

— Окей. – Я пыталась успокоить свое ускорившееся сердцебиение.

— Я не всегда такой, Ава. – Он взглянул на расстояние между нами и я поняла, что он имеет в виду то, как обращается со мной. – Я никогда не скрывал, кто я и чем занимаюсь, но ты не видела это в действии.

— Я понимаю.

Продавец протянул Оуэну корзину ягод и сдачу, прежде чем удалиться помочь другому покупателю.

— Ты должна отдать мне свой пистолет.

— Прямо здесь, на улице? – Я осмотрелась вокруг. – Ты чокнутый. – Я улыбнулась. – Ха! Я сказала «чокнутый»!

— Не здесь. Пойдем со мной. – Он потянул меня в маленький магазинчик одежды и протолкнул вглубь. – Заверни его в свой свитер и положим в мою сумку.

Захватив случайную футболку с вешалки, я направилась в сторону примерочных. Задернула занавески и покрутилась. Здесь было зеркало в полный рост, крючок и больше ничего. Повесила футболку на крючок, проверила занавеску снова и стянула свой свитер. Бросив его на пол, я потянулась за спину в попытке достать пистолет и в это же время расстегнула кобуру, но она крепко застряла. Разочаровавшись, я дернула ее так сильно, как только могла. Пистолет и кобура отцепились от моих брюк и спружинили в воздух. Заметавшись, я пыталась жонглировать ими, но было бы ужасно, если мой палец нажал на курок.

С громким ударом пистолет упал на пол, и я зажмурилась. Как только я поняла, что он не взорвался и не выстрелил в меня, я поспешила поднять его с пола и завернуть в свой свитер. Серьезно, я прекрасно знала. Пистолеты просто так не взрываются, когда их роняют, но было сложно бороться с этой незамедлительной реакцией.

Я посмотрелась в зеркало и сделала глубокий вдох. Мое лицо было бледным и под глазами образовались круги. Я хорошо спала прошлой ночью – будучи истощенной, что позволяло спать без задних ног – но кошмары усложняли настоящий отдых. Стук по стене рядом со шторкой заставил меня развернуться и засунуть свернутый в свитер пистолет себе за спину.

— Занято. – Мой голос был слишком тонким.

— Все в порядке? – Голос Оуэна был тихим.

— Да. Я почти закончила. – Схватив футболку с крючка, я засунула свитер под мышку и надавила на плотный материал, чтобы он не мешался. – Не подходит.

Подойдя к стойке, я положила футболку на место и повернулась к Оуэну:

— Готов?

— А ты? – Он коснулся рукой моей щеки.

— Да. – Конечно, я была готова. Почему бы не быть готовой броситься в дом, полный мужчин, которые хотят держать меня в заложниках? Пфф. Я расправила плечи и передала ему свой свернутый свитер. – Вот, положишь себе в сумку?

Он взял спрятанный пистолет из моих рук и бросил в сумку:

— Пойдем.

Придерживая за талию, он повел меня к выходу:

— Делай, как я говорю. Я не знаю, что у Маркуса внутри, но у меня есть предчувствие, что там отвратительно.

— Ха, думаешь? – Я поправляла свою футболку, пока мы шли. Она продолжала сползать ниже, вырез обнажал больше, чем я хотела показать.

— Оставь так. – Взгляд Оуэна опустился на мою грудь.

— Что? – Моя бровь раздражительно изогнулась. Сейчас не время говорить мне, как одеваться. Если честно, время для этого никогда не наступит.

— Это будет нашим преимуществом. – Его взгляд вернулся к моему лицу. – Так ты будешь выглядеть уязвимой и сбитой с толку.

— Уязвимой? – Я усмехнулась. – Так я хочу выглядеть в последнюю очередь!

— Всегда лучше быть недооцененной, Ава. – Он потянулся и схватил мою руку, его пальцы сжали достаточно сильно, чтобы я впилась в него взглядом. – Прости, но мы должны сделать это правдоподобно.

— Что, черт возьми, ты делаешь? – Я дернула рукой, но он не отпустил.

— Я веду тебя к своему брату. – Не сбавляя темпа, он направился точно к парадной двери дома, на который он указывал ранее.

— Оуэн. – Я немного дернула рукой. – Ты делаешь мне больно. – Такая хватка заставляла меня паниковать, не смотря на заверения, которые посылал мозг.

Быстрым движением, он швырнул свою сумку к ногам охранника:

— Мне нужно повидаться с Маркусом.

— Ага, а я хочу быть королем. – Мужчина лениво повел плечами, но я могла ощущать, как его глаза исследуют мое тело. – И что?

— Скажи ему, что его брат здесь и у меня для него кое-что есть. – Оуэн толкнул меня вперед, но не отпустил.

Я взглянула на мужчину, сжимавшего мою руку. Его глаза были жесткими и холодными. Я сглотнула. Мне больше нравилось, когда Оуэн боролся с улыбкой или смотрел на меня в замешательстве. Этот Оуэн был отстраненным и суровым, как будто его взгляд мог резать металл.

Мужчина заговорил в маленький кусок пластика у него на футболке. Мы просто стояли, а мое сердце билось так громко, что, я уверена, каждый мог его слышать. Я зыркнула на мужика на ступеньках, пока он пялился на меня.

— Входи. – Мужчина открыл дверь и пропустил нас внутрь. Оуэн быстро втащил меня за собой и я усмехнулась над ним, продолжая играть мою сложную роль заложника. Внутри ждали двое мужчин с оружием в руках. Оуэн отпустил меня и поднял руки вверх. Один из мужчин подошел и обыскал его, забрав оружие, которое он скрывал брюками и рубашкой. Я видела, как он все это прятал, но снова удивилась растущей куче на столе в маленькой прихожей. Взгляд Оуэна был пустым, будто в его голове вовсе не было мыслей.

— Он чист. – Мужчина отошел и взглянул на пистолет в руке.

— Отведи девчонку в подвал. – Его неприятный голос пустил мурашки по моей спине, и я застыла, гадая что же там в подвале.

— Нет. – Голос Оуэна был безотлагательным. – Она моя заложница. Она останется со мной, пока обмен не будет завершен. Или никакой сделки и я ухожу.

— Босс сказал, ее поставят в стойло, ты сможешь обменяться в одиночку.

— Стойло? Вы, бля, серьезно? – Слова вырвались из моего рта, прежде чем я успела передумать.

— Заткнись, сучка. – Мужик с пистолетом посмотрел на меня. – Ты будешь делать то, что тебе говорят.

— Она останется со мной до тех пор, пока я не получу того, что мне нужно. – Оуэн подошел ближе, пока оружие парня не уперлось ему в грудь. – Или я убью тебя и все равно получу желаемое.

— Ну да, конечно, приятель.

Не было никаких сомнений в движениях Оуэна, когда он схватил пистолет, блокировал удар мужчины и в то же время нанес болезненный, разрушительный пинок по его колену. Мужчина рухнул на пол, его лицо исказилось болью, и хруст наполнил прихожую.

Другой мужчина отступил, но было поздно. Оуэн двигался так быстро, что его ничего не могло остановить. Он впечатал свой кулак в челюсть мужчины, что тот растянулся на полу.

Оуэн опустил взгляд на лежащего мужика и направил пистолет ему в голову:

— Думаешь, Маркус нанял всех вас защищать его, потому что меня так легко запугать?

— Пошел ты. – Мужик сверлил Оуэна взглядом.

Палец Оуэна сжался на курке и я была уверена, что сейчас меня покроет слизью от разлетевшихся мозгов мужчины. Но он остановился, как только увидел людей, спускавшийся вниз. Четыре мужчины с пулеметами остановились и таращились на нас, их лица сияли гневом. Мое сердце пропустило удар, когда они направили оружие в нашем направлении. Я была уверена, что за одно мгновения нас начинят тысячей пуль. Но вдруг крякнуло радио и голос, донесшийся оттуда, прозвучал спокойно и скучающе.

— Не стрелять. Опустить оружие.

Мужчина, который обыскивал Оуэна, схватил меня за руку и притянул к своей груди. Я не была уверена, собрался ли он использовать меня как живой щит или считал, что контролируя меня, сможет иметь власть и над Оуэном. Если верно последнее, тогда наша уловка больше не сработает. Надеясь, что это было не так, я боролась с ним, но не могла вырваться. Взгляд Оуэна метнулся ко мне, прежде чем он опустил оружие. Несколькими быстрыми движениями он вытащил обойму и пнул ее по полу, прежде чем перевернуть пистолет в своих руках и протянул рукояткой вперед. Охранник беззвучно присел на пол. Оуэн спокойно положил пистолет на стол перед ним, после чего заложил руки за голову.

— Ну, ты всегда устраивал эффектные появления. – Мужчина спускался по лестнице мимо вооруженных охранников. Его волосы были светлее, а глаза голубыми, не сияющими зелеными, как у Оуэна, но не было сомнений, что они братья. У них был одинаковый нос и телосложение, однако Маркус казался более мягким и лощеным. Как если бы все грубоватости Оуэна отполировали. Уверена, он хотел добавить себе больше добродушия присущего расслабленному бизнесмену, но вместо этого выглядел пронырливо и ненадежно.

— Я всегда знал, как привлечь твое внимание. – Оуэн опустил свои руки. – Нам нужно поговорить.

— Готов поспорить, тебе есть что сказать. – Маркус засунул руки в карманы и улыбнулся.

Оуэн не ответил, просто упорно смотрел на брата и, мне хотелось знать, что происходит в его голове. Сожаление? Злость? Все вместе? Может быть угрызения совести? Его мимика четко контролировалась, лицо ничего не выражало, как будто он был полностью равнодушен или не особо интересовался происходящим.

— Отведите девчонку в подвал. – Маркус перевел взгляд на меня. Его глаза пробежались по моему телу, медленно изучая. – Свяжитесь с людьми Марии.

— Кто такая Мария? Какого хрена тебе нужно от меня? — Я нахмурилась на мужчину, державшего меня, мой голос срывался. Мысль оказаться в месте, называемом «Стойло», леденила мою кровь. – Что вы собираетесь со мной сделать?

— Расслабься. — Маркус послал мне улыбку, но она не коснулась его глаз. – Мы просто задержим тебя ненадолго. Если ты все еще будешь здесь к ужину, я даже приглашу тебя поесть вместе со мной.

— Кто такая Мария? – Снова крикнула я, сражаясь с мужчиной, пытающимся вывести меня из комнаты.

— Она останется, пока мы не договоримся. – Оуэн не сводил взгляда со своего брата, и я попыталась унять свою панику. Он не позволит им навредить мне. Не позволит, напомнила я себе. – Я не тот брат, что назначил цену за голову другого.

— Ладно. Она останется. – Маркус взглянул на мужиков на лестнице. – Он не убьет меня. Оставьте нас.

— Сэр? – Мужчина, державший меня, отшвырнул мою руку и я чуть не разбилась об пол. Он, видимо, был не согласен с решением босса. Я вернулась в вертикальное положение и убралась подальше от этого мужика. Оуэн все еще не взглянул на меня, и я была этому рада. Не уверена, почему я это сделала. Что вообще побудило меня это сделать. Может, просто хотелось предпринять что-то, направить мой страх в другое русло. Может, это была попытка сделать нашу легенду более реалистичной. Но нет, так много я это не обдумывала. Я просто шагнула вперед и впечатала свой кулак в бок Оуэна так сильно, как могла.

— Ты — ублюдок!

Он охнул себе под нос, но практически не двинулся. Маркус со своей стороны рассмеялся, пока мужик с длинной пушкой перешел на другую сторону и покинул комнату.

Оуэн все еще не смотрел на меня и это пугало. Он не был зол или сконфужен. Он выглядел скучающим, таким же, как его брат. Кто будет скучать, находясь в ситуации вроде этой? Люди просто ждали, чтобы пристрелить нас – или хуже.

— Ты правда притащил ее сюда, чтобы обменять? – Маркус прошелся в моем направлении и пробежался глазами по моему декольте и заднице. Я развернулась, чтобы держать его в поле зрения, боясь того, что он может сделать, пока я не вижу. В его глазах было вожделение, даже хуже – расчет. Как фермер на рынке, оценивающий новую корову. Он пробежался пальцами вниз по моей руке и поперек живота. – Немного поразвлекся первым, а? Говорил ей милые глупости, взял ее прокатиться и теперь привел ее сюда ко мне. Я знал, что ты холодный как рыба, братишка.

Я сверлила Маркуса взглядом, не смотря на скручивающиеся кишки. Я сказала Оуэну, что доверяю ему и я знала, что это лишь часть игры. Я не буду психовать из-за того, что Маркус купился на нее.

— Почему ты выставил на меня контракт? – Оуэн отошел от меня, как будто боялся, что я прильну к его руке.

— Ты стоял на моем пути. – Маркус пожал плечами. – Мне нужна девчонка. И она была у тебя.

— Ты назначил вознаграждение в пять миллионов фунтов за мою голову, чтобы получить сорок тысяч долларов прибыли? Я на это не куплюсь. – Сказал Оуэн.

— Стоило того, чтобы не пришлось встречаться с тобой. – Выплюнул Маркус.

— Ты мог позвонить. – Оуэн вздернул брови.

— Что? И сыграть в Русскую Рулетку с твоей совестью? Нет уж. – Маркус прислонился к стене одним плечом. – Нет. Мне нужно было удостовериться, что ты приведешь ее сюда.

— Кто стоит за контрактом? – Оуэн держал руки по швам, будто уверяя Маркуса, что он безвреден.

— Местная бизнесвумен. – Маркус поднял один из ножей Оуэна со стола и начал разглядывать. – Она довольно предприимчива.

— Сколько целей ты мне подсунул убить ради проституции? – Что-то жесткое слышалось в тоне Оуэна.

— Видишь, вот оно. Твоя раздражающая совесть. Ты знаешь, сколько денег мы потеряли за эти годы, потому что ты брал только определенные дела? – Маркус положил нож. – Плохие парни платят гораздо лучше, Оуэн. – Он встряхнул головой и сделал шаг ко мне. – И она не секс-рабыня. У Марии есть более чем достаточно женщин, работающих на нее добровольно. Намного проще контролировать кого-то, когда они хотят заработать денег и ты единственный, кто подписывает чек.

— Почему я? – Тихо проговорила я. Мы были здесь ради информации, и я хотела ее получить. Мне нужно понять, почему эти люди преследуют меня.

— Какое мне дело? – Маркус стал вращать локон волос из моего конского хвоста вокруг своих пальцев.

— Мария… эта Мария, о которой ты говоришь. Она обычно просит тебя достать конкретную женщину? – Каждый мускул в моем теле напрягся. Было ощущение, что я обнюхивала бешеную собаку и в любой момент она может меня укусить.

— Обычно я разбираю ее бардак. – Он наклонился к моему уху. – Думаю, я помог ей выполнить парочку конкретных заказов от клиентов.

— Как давно? – Голос Оуэна прорвался через комнату. – Сколько ты об этом врал?

— Я не врал. – Маркус отвернулся от меня. – Я держал тебя настолько далеко от своего прибыльного бизнеса, насколько мог. На самом деле, я не хотел, чтобы ты брал дело Сонга, но Мария настояла на этом. – Он вздохнул. – Но я знал, что рано или поздно это случится. Ты сунул нос не в свое дело и испортил то, чем мы занимались.

— Я сделал тебя богатым, Маркус. Сколько еще денег тебе нужно? – Губы Оуэна дернулись в отвращении.

— Мы начинали с малого, но можно получить больше, намного больше. – Маркус пожал плечами. – Ты знаешь, я никогда не останавливался.

— Ты знал, что я приду за тобой. – Оуэн прищурился.

— Конечно. – Маркус отвернулся от него и снова взглянул на меня. – Я знал, что этих мужчин будет не достаточно, чтобы сдержать тебя, но я знал, что это заставит тебя привести девчонку. – Его глаза осторожно рассматривали мое лицо. – Конечно, у меня были сомнения. Ведь она довольно хорошенькая. Тем не менее, вот ты и здесь.

— Теперь мы в расчете? – Спросил Оуэн. – Ты прекращаешь охоту на меня. Сейчас я уйду. Вот и все.

Я знала, что Оуэн блефовал, но его холодные слова все еще жалили.

— Мы в расчете. – Маркус коснулся моей щеки и отдернулась назад. Его слова были предназначены Оуэну, но глаза прикованы ко мне. – Я отозвал их, когда удостоверился, что ты направляешься в Лондон.

— А девчонка? – Оуэн развернулся и начал собирать свое оружие.

— Она проблема Марии. – Маркус отвернулся от меня. – Вероятно, у ее мужа есть что-то, что принадлежит ей. – Он снова посмотрел на меня. – Не уверен, что она будет стоить сделки, если ее муж узнает, что она трахалась с тобой.

Мои внутренности застыли и я пыталась вздохнуть. Им нужна Тесс, а не я. Я попыталась вернуть самообладание, иначе я выдам факт, что не та, кто им нужен на самом деле. Если они это поймут, то начнут искать мою подругу и ее будет некому предупредить, некому защитить. У нее не будет Оуэна.

— Кто такая Мария? – Оуэн засовывал пистолет за пояс брюк, пока наблюдал за Маркусом. Со своего угла, я поймала блик ножа, как только Оуэн дотронулся до лезвия.

— Никто, кто касался бы тебя. – Маркус обернул свои пальцы вокруг моей руки и я попыталась ее выдернуть. – Я предполагаю, что это конец нашей совместной работы?

— Я не могу тебе доверять. – Оуэн пожал плечами. – Значит, не могу с тобой работать.

— Мама всегда говорила никому не доверять.

— Я не думаю, что она говорила о нас с тобой, Маркус. – Оуэн встряхнул головой.

— Мы никогда не узнаем. – Маркус прижал меня ближе к нему. – Я был уверен, что ты попытаешься убить меня. Так намного проще.

— Просто не стой у меня на пути. – Оуэн развернулся в сторону двери, наклонившись поднять свою сумку с оружием.

Мое сердце пропускало удары, пока я наблюдала, как он уходит, не обернувшись. Он бросил меня. Бросил меня с мужчиной, который хочет отдать меня какой-то женщине, которая похожа на злодейку из комиксов. Я доверяла ему, но моя вера начала колебаться. Что я на самом деле о нем знала?

— Самое меньшее, что я могу сделать. – Маркус свободной рукой залез под пиджак. Блеск металла бросился мне в глаза, и я запаниковала.

— Оуэн! – Я сжала свободную руку, замахнулась и ударила ему в пах со всей силы. Он скрючился рядом со мной.

— Сука! – Маркус толкнул меня на пол и моя голова впечаталась в стол, насколько я поняла. Боль застелила глаза, но я попыталась принять вертикальное положение. Я не могла позволить себе сейчас валяться на полу. К сожалению, мои ноги совершенно не слушались.

Я могла слышать топот людей, бегущих по дому, выстрелы сверху и как Оуэн говорил что-то, но я не могла разобрать слова. Я оттолкнулась от пола, адреналин несся по венам, но ноги все-еще не держали. Я мельком увидела Маркуса, вытаскивающего нож из своего плеча, кровь пропитала его льняной пиджак.

Оуэн схватил меня за руку и поднял, подтолкнув свою сумку мне в руки, а меня в сторону выхода. Как только я потянулась к ручке, она повернулась и дверь распахнулась. Оуэн двигался как спидстер и наносил удары, делая очередного мужика импотентом. Повернувшись кругом, Оуэн достал пистолет и выстрелил в первого охранника, спускающегося по лестнице.

Было похоже, что я смотрю боевик, но в замедленной съемке. В моих ушах стоял звон и я не могла сконцентрироваться ни на чем. Направилась вперед, пытаясь выбраться. Оуэн в стороне от меня наступил на мужчину и лишил его возможности двигаться. Я почти вышла из дверей, когда голос Оуэна прорезал воздух.

— Ава! – В его крике было столько тревоги, что повернулась в пол оборота, как раз вовремя, чтобы увидеть пистолет, направленный мне в голову. Моя кровь застыла, каждая мышца, каждый элемент, каждый атом просто замерли.

Что-то большое и тяжелое врезалось в меня, вышибая воздух из моих легких. Я упала, столкнувшись лицом с бетонной ступенькой и на секунду подумала, что меня пристрелили, но человек скатился с моей спины в сторону. Скользкие пальцы сплелись с моими, вынуждая меня подняться, и я нашла глазами лицо Оуэна. Как только я оказалась на ногах, он отпустил меня и вытолкнул на улицу.

Вытащив один пистолет из кобуры, он стрелял позади нас. Звук выстрелов был таким громким, что создавалось впечатление, что в моей голове взрываются бомбы. Или, может быть, у меня сотрясение. Я плохо соображала. Прикоснулась к больному месту на своей голове, которым ударилась об стол и моя рука окрасилась красным. Это моя кровь или чья-то еще? Но думать об этом не было времени, потому что прозвучал новый залп выстрелов.

Люди выглядывали из-за машин и мусорных баков, боясь пошевелиться. Черная тачка вылетела из-за угла и резко затормозила перед нами.

— Твою же мать. – Мэвис опустила стекло и сделала пару быстрых выстрелов, прикрывая нас. – Запрыгивайте.

Я схватилась за рукоятку, все еще кровавыми пальцами и от этого зрелища у меня закружилась голова. Я в панике развернулась, ища Оуна, но он был прямо за мной.

— Забирайся, Ава. – Его глаза были спокойными, несмотря на красноту, которая окрашивала его футболку.

Второпях, я распахнула дверцу и проскользнула глубже по сиденью, чтобы освободить место для Оуэна. Он сделал пару выстрелов, прежде чем забраться внутрь. Потянулся к ручке и сморщился, но не произнес ни звука. Он не смог до конца закрыть дверь, но, к счастью, когда Мэвис надавила на газ, она захлопнулась сама.

— О боже мой. – Я пробежалась рукой по его предплечью, но он отогнал меня. – Прекрати! Тебя подстрелили!

— Я заметил. – Часть его раздражения пробилась сквозь маску спокойствия.

— Дай мне посмотреть! – Я потянулась к его футболке, но он одарил меня строгим взглядом.

— Я в порядке. Сейчас нам просто нужно убраться отсюда.

— Я должна убить тебя за то, что пошел без меня. – Холодный голос Мэвис раздался с водительского сидения. – И, если ты потерял мою зацепку, я и правда убью тебя.

— Ты не спасала бы нас, если действительно собиралась это сделать. – Оуэн встряхнул головой. – И ты ищешь Марию. Она местная.

— Тогда ладно. Попытайся не залить кровью все сидение. – Мэвис реагировала спокойно, как будто вовсе не уворачивалась от машин и пешеходов, ее гнев рассеялся.

— Куда ты нас везешь? – Спросила я, пока открывала сумку Оуэна, вытаскивая свой свитер.

— В безопасное место.

— Верно. Я больше не верю в их существование. – Я сползла ниже по сидению и заметила, как Оуэн жмурился от боли на каждой кочке. – Итак, где она?

— Я в порядке, Ава. – Он отвернулся к окну.

— Никто не следует за нами. – Сказала ему Мэвис. Я могла видеть ее сияющие глаза, наблюдающие за нами в зеркало заднего вида.

— Не езжай прямиком в свое убежище.

— Спасибо, Оуэн, я такое уже проворачивала пару раз. – Я практически могла услышать, как она закатила глаза. – Если хочешь повести в следующий раз, не иди в логово плохих парней без поддержки и не прыгай под пули.

Я закатала его свитер, пытаясь найти ранение. Знала, что ему не хорошо, раз он больше не возражал. Когда я нашла источник кровотечения, мой желудок сжался. Понадобилась минута, прежде чем я на самом деле поняла, что вижу. Я наклонилась ближе, пытаясь разглядеть, есть ли там пуля, но ничего не увидела.

— Всего лишь царапина. – Я встретилась со спокойным взглядом Оуэна.

— Откуда ты знаешь? – Я снова посмотрела на ранение.

— В противном случае, была бы дырка побольше. – Он сделал глубокий вдох.

Заставила его наклониться вперед, чтобы я могла обернуть свитер вокруг его плеча и замедлить кровотечение. Пока я зажимала рукой рану, в моей голове крутились ужасные мысли. Его подстрелили со спины в плечо. Как если бы он бежал.

Бежал, чтобы прикрыть кого-то.

— Это пуля предназначалась мне.


14.

Оуэн


Быть подстреленным совершенно не весело. Однажды мне уже стреляли в ногу. В этом так же не было ничего веселого. Самое странное, что это случилось еще до того, как я начал заниматься своим нынешним ремеслом. Одна из причин стать наемником — это казалось логичным выбором работы. Мое детство было не сладким.

Однако, взгляд этих огромных голубых глаз Авы и ее маленькие ручки, нажимавшие на мою рану, почти стоили того. Почти. Синяки практически проявились скуле и под левым глазом. Они делали мне гораздо больнее, чем чертова пуля.

— Маркус сказал, что женщина назначила вознаграждение. Ее зовут Мария. – Я нахмурился, пока вспоминал детали встречи с ней. – Она наняла меня, чтобы убить Сонга.

— Почему ты взялся за это дело? – Спросила Мэвис. Она знала, что я был привередлив в выборе целей.

— Он был сутенером.

Она не ответила и по напряжению в ее плечах, я понял, что она думает о своей подруге.

— Похоже, что она связана с множеством разных вещей.

— Тогда нам нужно найти эту Марию и заставить рассказать нам, где Лаура и почему она пытается убить Тессу. И меня. – Голос Авы был твердым.

Мэвис влетела в очередную яму и крошечные руки Авы показались мне раскаленным металлом, когда она уперлась в меня сильнее.

— Ай, будь внимательней, женщина! – Зарычал я.

— Прости. – Ава вздрогнула.

— Я не тебе. – Я посмотрел на нее и попытался улыбнуться. Должно быть, улыбка не получилась такой успокаивающей, как я предполагал, потому что Ава побледнела.

— Не моя, блин, вина, что по всей дороге ямы. – Огрызнулась Мэвис с переднего сидения. – Обсуди это с Парламентом.

— Я отправлю письмо вместе с налогами. – Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох носом.

Мэвис разразилась громким лающим смехом:

— Верно.

— Мы должны отвезти тебя в больницу. – Ава нажала своей рукой на мое плечо. – Ты теряешь много крови.

— Никаких больниц. – Я распахнул глаза и посмотрел на Аву. – Кроме того, все не так плохо. Мэвис меня подлатает.

— Ну не счастливчик ли ты? – Спросила Мэвис.

— Но тебе нужны медикаменты и анализы. – Ава покачала головой.

— Я в порядке. – Дотронулся до ее щеки. Не могу вспомнить, чтобы кто-нибудь беспокоился обо мне. Это было…мило и немного удручающе, но в хорошем смысле. – Это простая операция.

Она прищурилась и втянула свою пухлую нижнюю губу в рот. Было невыносимо видеть ее такой расстроенной, но я знал, что это было одним из возможных результатов похода туда. Честно говоря, могло быть хуже. Однако, мы не смогли бы получить ответов, не рискнув. А я не готов позволить Аве платить по счетам.

— Никто не следует за нами. Я везу нас в дом. – Мэвис свернула на небольшую улочку. – Ты можешь идти?

Я сжал губы:

— Меня подстрелили в плечо, а не в ногу. Конечно, я могу идти.

— Отлично, потому что ты слишком большой, чтобы тебя нести. – Мэвис припарковалась на небольшом пяточке за зданием. Другой дом был так близко, что я гадал, смогу ли открыть дверь достаточно широко, чтобы выбраться.

Мои пальцы соскользнули с дверной ручки, и Ава перегнулась через меня, чтобы открыть дверь, прежде чем выбраться со своей стороны.

— Ты в порядке? – Тихо спросила Мэвис. Она развернулась на своем сидении и ее взгляд блуждал по моей окровавленной футболке. Я знал, что она хотела узнать ответ, пока Ава не слышит.

— Больно, черт побери, но жить буду. – Я сохранял спокойный тон. Без шуток. Ей нужно знать в какой я форме, потому что у нас были проблемы. Маркус пошлет своих парней искать нас и теперь он знает, что нам помогает Мэвис.

— Хорошо.

Моя дверь открылась и там стояла Ава с вытянутыми руками, как будто собиралась помочь мне встать. Часть меня хотела рассмеяться, другая чувствовала себя необычно и сентиментально. Должно быть, это все от кровопотери. Ее холодные руки обернулись вокруг моей непострадавшей руки, и она закинула ее себе на плечи. Мои брови вздернулись и я почувствовал, как начали подергиваться мои губы.

Мэвис наблюдала за нами с улыбкой на лице, которую быстро превратила в скуку, как только Ава повернулась в ее направлении.

— Куда идти? – Спросила Ава.

— Сюда. – Мэвис развернулась и поднялась по небольшой лестнице.

— Оперись на меня, если нужно. – Ава обвила мою талию руками, пока подталкивала вперед.

— Знаешь, раньше в меня уже стреляли. – Я улыбнулся ей, пока она пыталась затащить меня по ступенькам. Я хотел дать ей понять, что со мной действительно все будет в порядке.

— Ага, но в этот раз пуля предназначалась мне. – На ее глаза навернулись слезы, и я потянулся, чтобы стереть их своим большим пальцем. Ее щека под моими пальцами была опухшей и я мечтал, что смогу вернуться и выбить все дерьмо из этих парней снова.

Я не знал что сказать, поэтому лучше всего будет держать рот закрытым. Зрелище пистолета, направленного на нее, пустило пламя и панику по моим венам. Я действовал инстинктивно, не беспокоясь ни о чем, кроме того, чтобы убрать ее с линии огня. Когда мы приземлились на землю, я больше волновался в порядке ли она, чем о своем плече.

— Вы двое собираетесь торчать там всю ночь? – Мэвис высунула голову из-за двери. – Если ты вырубишься на ступеньках, я не потащу твою тушу внутрь.

Ава кивнула и потянула меня вверх. Это был старый дом, изрешеченный коридорами и крошечными комнатами. Внутри Мэвис на маленьком кухонном столе ковырялась в аптечке. Я сел рядом с ней и снял свитер и футболку. Рана выглядела некрасиво, но ее будет легко очистить и заштопать. Я мог бы сделать это сам, но проще, если кто-нибудь другой зашьет. К счастью, Мэвис была в этом профи.

— Чем я могу помочь? – Ава выглядела бледной.

— У тебя есть какие-нибудь медицинские навыки? – Мэвис подняла взгляд на нее.

— Нет. – Она покачала головой. – Но я могу найти принадлежности. Или вскипятить воду. Я не знаю. Что, черт возьми, нужно делать с огнестрельным ранением?

Мне стало легче от того, что я услышал ее ругань. Это означало, что у нее нет шока. По крайней мере, я думаю, что это значит, что она не в шоке. У меня и самого не было особых медицинских знаний и опыта. Я просто перешагивал через тела, на моем пути.

— Конечно, вскипяти немного воды. – Мэвис повернула мою руку, от чего я поморщился. – Я бы не отказалась от чашки чая.

— Чая? – Ава остановилась и посмотрела на Мэвис со странным выражением. – Гребаные британцы и их чай. – Пробормотала она, пока разворачивалась, и начала копалась в шкафчиках.

Мэвис пододвинулась, чтобы приступить к работе, прыснула холодной жидкостью на рану, прежде чем надавить. Я позволил своему разуму блуждать, пытаясь не концентрироваться на том, что женщина делала с моей рукой. Ава предоставила неплохое отвлечение, пока передвигалась по кухне, бурча себе под нос. Она прихрамывала на левую ногу, но недостаточно сильно, чтобы это было очевидно для всех.

— Где, черт возьми, ты держишь чашки? – Она оглянулась через плечо на Мэвис, прежде чем быстро отвернуться обратно.

— Откуда мне знать? – Мэвис не отрывала взгляда. Она вдергивала нитку в иголку и была готова шить.

— Это твой дом. – Ава сказала это так спокойно, но я знал, что она цедит слова сквозь зубы.

— Вообще-то нет. – Заявила Мэвис.

— Что ты имеешь в виду? – Я наблюдал, как Ава развернулась и посмотрела на нас.

— Я имею в виду, что не владею им. Не живу здесь. Не остаюсь здесь. – Мэвис взглянул на Аву с негодованием. – Вообще, я немного занята, если ты не заметила.

— Но ты знала, что тут есть аптечка. – Ава покрутила тряпку в руках. – Чей это дом?

— Одного старичка, который сейчас живет в доме пристарелых. – Я знала, что тут будут медикаменты, потому что он болел долгое время. – Мэвис начала шить, сосредоточившись на ране, ее речь была немного заторможенной. – Я видела его, однажды, оказывая помощь будучи медсестрой и потом как то раз забирала на скорой.

— Здесь могло не оказаться аптечки. – Ава нахмурилась, прежде чем вернуться к поиску чашек и я позволил себе насладиться видом ее задницы, когда наклонилась. – Это большой риск. Что бы ты сделала, если тут ничего не оказалось?

— Довольствовалась бы тем, что есть. – Мэвис зацепила один конец нитки своим ртом, пока завязывала узелок. – Вот, подойди сюда и попробуй.

Ава поставила по чашке чая передо мной и Мэвис. Я заметил, что немного выплеснулось на стол из-за дрожи в ее руках. Она закрыла глаза на секунду и сделала глубокий вдох. После этого придвинулась ближе ко мне и всмотрелась в рану.

— Что ты делаешь? – Спросила она.

— Очищаю рану. – Мэвис прищурилась на мою руку. – Я пропустила некоторые осколки.

— Просто отлично. – Я почувствовал, как мои брови нахмурились.

— Заткнись. – Прикрикнула на меня Мэвис, прежде чем обернуться к Аве. – Вот, когда ты зашиваешь кого-то, тебе нужно использовать самую маленькую иглу.

Ава взяла иголку, трясущимися пальцами.

— Может тебе стоит просто позволить Мэвис сделать это? – Я смотрел на иголку с тревогой.

— Я доверяю тебе, ты доверяешь мне. – Ее рука стабилизировалась, и она уставилась на меня.

— Ладно. – Я медленно выдохнул. Ее пыльцы ощущались холодными на моей коже, пока Мэвис учила ее, как зашивать и как завязывать узелок, прежде чем обрезать нить. Если не ошибаюсь, они использовали рыболовную леску.

— Возьми немного правее.

— Так? – Ава дотронулась до места рядом с раной.

— Отлично. – Кивнула Мэвис.

Я закрыл глаза, пока они работали, не издавая не звука, когда Ава затягивала стежок слишком туго. Когда рана была полностью зашита, Ава перевязала все бинтом и белой лентой. Ее руки были тверды, пока она зашивала мою рану, но они снова затряслись, когда она закончила.

— Ты в порядке? – Спросил я ее тихо.

— Что? – Она распахнула глаза и посмотрела на меня. – Конечно. Почему я должна быть не в порядке? Как будто людей не подстреливают каждый день или они не вламываются в дома, чтобы использовать чью-то аптечку. Абсолютно нормально. Все это. – Она сделала глоток чая. – Каждая частичка.

— Для меня на самом деле так. Спасибо, Мэвис. – Я покрутил плечом, когда Мэвис закончила перевязку раны. Схватив свою окровавленную одежду, я встал и закинул ее в мусорный бак. Если я вынесу мусор раньше, чем мы уедем, никто никогда не узнает, что там была окровавленная футболка.

— Я знаю. – Сморщившись, Ава повернулась и вылила оставшийся чай в раковину.

— Не вкусный?

— Сколько бы я не пыталась, мне просто не нравится. Чай должен быть сладким и холодным. – Она грустно улыбнулась.

— Однажды я пробовал сладкий чай в Новом Орлеане. Это как пить торт через соломинку. – Я сморщил нос. Она рассмеялась и мое напряжение немного спало.

Мэвис молча прибирала бардак, ее лицо ничего не выражало. На своем опыте я знал, что пустое лицо было плохим знаком. Она беспокоилась.

— Мы будем в безопасности здесь сегодня? – Спросил я ее.

— Должны. – Она пожала плечами. – Я была осторожна, но никогда не угадаешь.

— Окей. Нужно восстановиться и обдумать стратегию. – Я направился в другую комнату.

— Куда ты идешь? – Спросила Ава.

— Найти другую футболку. – Я послал ей слабую улыбку.

— Ты собираешься украсть одежду старичка? – Она изогнула бровь.

— Ты предпочитаешь, чтобы я разгуливал голышом? – Моя улыбка расширилась. – Я мог бы это устроить.

Румянец залил ее щеки и глаза стрельнули в сторону Мэвис, прежде чем вернуться ко мне. Она указала рукой на лестницу:

— Делай то, что должен.

Я усмехнулся, как только завернул за угол и медленно поднялся по лестнице. Поднявшись, я прислонился к стене и сделал глубокий вдох. Я потерял больше крови, чем мне казалось, если подъем по лестнице так вымотал меня. Осмотревшись, я увидел немного приоткрытую дверь в ванную. Как только я вошел внутрь, повернул кран и ополоснул лицо водой.

Кровь была размазана по моей челюсти, так что я воспользовался мочалкой с полки, чтобы отскрести ее. Там был небольшой порез, который быстро затянется. Я тщательно отмыл мочалку, прежде чем протереть раковину и выбросить ее в мусор. На этом этаже было еще две двери, одна из которых вела в небольшую спальню.

Я заглянул в комод и вытащил белую футболку. Она немного пахла нафталином, но это лучше, чем ничего. Футболка была тесной, но не перетягивала повязку, что было хорошо.

Я сел на край кровати и откинул голову назад.

Маркус.

Мой брат пытался меня убить. Не просто приказал кому-то, а сам нажал на курок. Я, в свою очередь, пырнул его метательным ножом. Однако, учитывая наши семейные отношения, не думаю, что должен удивляться.

Он прикасался к Аве, потому что знал, что мне это не понравится. Он продавал заложников людям. Он использовал меня, до тех пор, пока я не перестал быть необходимым.

Не то чтобы меня поразило, что он провернул все это. Я недоумевал из-за того, что его действия причиняли боль.

Слабый стук в дверь заставил меня открыть глаза.

— Оуэн? – Я мог видеть сияющие голубые глаза Авы через маленькую щелку.

— Входи.

— Ты в порядке? – Она закрыла дверь за собой и заложила руки за спину, как ребенок, которому запретили трогать что-то в магазине.

— Я в порядке.

Она сделала несколько шагов, сокращая дистанцию между нами. Медленно потянулась и прикоснулась к моей скуле:

— Что здесь случилось?

Я боролся с желанием прикрыть глаза, пока она касалась меня:

— Не помню детали.

— Могу я сделать что-то, чтобы помочь? – Ее слова были тихими. Я поднял взгляд и увидел беспокойство, выгравированное на ее лице. Беспокойство за меня.

— Посидишь со мной? – Слова вырвались из моего рта, прежде чем я передумал. Это долбаная слабость, но я хотел, чтобы она была рядом со мной.

Она ничего не сказала, просто села возле меня. Наши руки касались друг друга, а она теребила ворот своей футболки. Я сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Было приятно знать, что она не попытается навредить мне. Использовать для чего-то. Так я должен был чувствовать себя рядом с братом? Рядом с мамой?

— Маркус на год старше меня. – Было тяжело произносить слова. Так долго я держал все мельчайшие детали о своей жизни под замком. Было странно даже произносить имя Маркуса вслух. – Он всегда был мозгом, комбинатором. Я думал, он знает все на свете.

Ее рука переместилась и она обвила своими пальцами мои, но ничего не сказала.

— Сущетвовали только мы и наша мать. Она была шлюхой. – Я не пытался ее расстроить, но обещал говорить ей правду. – Мы часто не видели ее и, когда это случалось, мечтали, чтобы этого не происходило. Она не была ужасной. Она не била нас, и мы не голодали, но она всегда выглядела полумертвой. Как будто потеряла волю к жизни.

Ее пальцы сжали мои, но я ощущал только пустоту, пока рассказывал ей историю своей жизни.

— К тому моменту, как мне стукнуло семнадцать, я пошел по стопам Маркуса и сбежал с кучкой головорезов. Подпольные бои и все в таком духе. Я не особо часто навещал свою мать. Почти не приезжал домой. А когда приезжал, то только чтобы отдать ей часть призовых денег. У меня были полные карманы налички, когда я нашел ее на крыльце. Она была в отключке. Лицо разбито так сильно, что я сначала не был уверен, что это она. Это было…плохо.

— Мне жаль.

— У нее разорвалась почка. Ее жизнь висела на волоске и готова была оборваться. – Я пожал плечами. – Полиция приехала, но было особо нечего рассказать. Они сказали, что это мог быть неизвестный, не обязательно сутенер, так что без ее показаний они ничего не могут сделать.

— Это херня.

Я фыркнул:

— Ага.

— Они потом выяснили, кто это был? – Злость пропитала ее слова. Злость за мою мертвую мать, проститутку, которую она даже не знала.

— Нет. Не выяснили. – Ненадолго я замолчал. Я не был святым. Не был ангелом-мстителем, как считала миссис Абернатти. Я был просто убийцей.

— Но ты выяснил. – Ее слова были спокойными.

— Ее сутенер пришел в больницу и хотел знать, когда она вернется к работе. – Я посмотрел на нее, чтобы она поняла, что у меня нет никаких сожалений по поводу того, что я сделал. – Он сказал, что она опоздала с оплатой. Кричал ее имя и угрожал Маркусу. Я мог бы убить его там, если бы не пришла медсестра.

Слезы заблестели на ее щеках, но если я остановлюсь сейчас, то никогда не закончу историю.

— Он смеялся, пока уходил. После того, как нам сказали, что больше ничего не могут сделать для нашей мамы и отключают ее от системы. Я отправился прямо к нему.

— У него не было телохранителей или типа того?

— Одному из них удалось подстрелить меня в ногу.

— Что случилось потом? Как ты выбрался?

— Я убил их всех.

Она сглотнула.

— Их было пятеро. – Изображение комнаты всплыло в моей памяти: плотный вонючий дым и мрачное освещение. – Они считали дневную выручку. Я помню некоторых женщин, хватавших пачки денег со стола, прежде чем убежать.

— Полиция нашла тебя?

— Маркус нашел. Я сидел за столом, покрытый кровью. Он пытался заставить меня уйти, но я не двигался. Должно быть, находился в шоке. – Я пожал плечами. – Когда он осознал, что меня подстрелили, то позвонил Эдгару, чтобы тот помог вытащить меня оттуда. Не думаю, что я произнес хоть слово до тех пор, пока они не начали рассовывать деньги по карманам. Маркус сказал мне, что нам придется бежать и они нам понадобятся.

— Есть куча людей, которые поступили бы точно так же, Оуэн. – Она повернулась ближе ко мне, так что ее ноги прижались к моим. – Не уверена, что оставила бы его в живых, после того как увидела смерть матери.

— Я не просто убил его, Ава. Я убил их всех. – Ее глаза встретили мой взгляд, не моргнув. – Я наслаждался их убийством, чувствовал удовлетворение, когда они умерли. Знал, что у них теперь не будет возможности убить других женщин так же, как мою мать. Весь этот адреналин вылился в пять мертвых тел, но это не вернуло мою мать назад.

Ава посмотрела на наши сплетенные руки, прежде чем провести по очертанию слов, вытатуированных на моей руке.

— «Найди то, что любишь и позволь этому тебя убить» — Ее пальцы казались холодными на моей коже. – Кто это сказал?

— Чарльз Буковски. – Я посмотрел на свою руку. – Я был молод и считал, что это имеет смысл, учитывая, чем я занимаюсь.

— Но больше не имеет? – Ее сияющие глаза встретились с моими.

— Смысл постоянно менялся, пока я становился старше. – Я пожал плечами, неуверенный, что смогу объяснить, что чувствую.

— Что это значит для тебя сейчас?

— То, о чем бы вчера и не подумал.


15.

Ава


Мэвис стучала ложкой по столу, и я размышляла, достаточно ли быстра, чтобы вырвать предмет из ее рук. Предполагаю, что нет, и что она с легкостью может меня убить этим. Моя голова пульсировала и пакет льда, который я приложила к щеке, совершенно не помогал. Как только адреналин покинул мою кровь, на мня обрушилась боль.

— Можешь, пожалуйста, перестать? – Я выразительно посмотрела на ложку.

— Прости. – Мэвис положила ложку и перевела взгляд на часы над раковиной. Спустя секунду ее нога стала выбивать тот же ритм о ножку стола.

— Ава, ты брала мой телефон? – Оуэн зашел на кухню с пустым выражением лица.

Попалась.

— Ну, да. Я послала электронное письмо недавно.

— Нет, нет. Скажи это, как будто не чувствуешь вины. – Мэвис засияла. – Заставь его сожалеть, что спросил. Ты должна отвечать так: «Конечно, я отправила емейл. Ты ожидал, что я буду сидеть и ничего не делать, пока злые приспешники гонятся за мной?»

— Гм. – Я посмотрела на Оуэна, который таращился на меня. Его пустое выражение лица сменилось разочарованием. – Она ответила?

— Нет. – Его голос был спокойным.

— Оу. Он зол. – Мэвис откинулась на стуле и скрестила руки на груди.

— Может, прекратишь? – Я пригвоздила ее взглядом.

— Да, легко, но если попросит он. – Она вздернула подбородок в сторону Оуэна.

— Я серьезно. Ты делаешь хуже. – Я прикусила нижнюю губу. Чувствую, будто предала его. И он выяснил это сразу после того, как его пытался убить собственный брат.

— О, боже. – Мэвис улыбнулась, и я представила, как ударяю ее по лицу. – Окей. Ладно. Я ухожу. Но я собираюсь подслушивать из соседней комнаты.

Она подняла свою задницу и медленно направилась по линолеуму к выходу. Сняв высокие каблуки, она даже казалась маленькой рядом с Оуэном. Приподняла руку и потерла Оуэна по здоровой руке. Он наклонился и выслушал что-то, что она сказала. Ревность разрывала мою грудь, но я раздавила ее. Он не был моим. У меня не было настоящих прав на него, только выдуманная история для прикрытия на публике.

Когда она ушла, он сел на ее стул и уставился на меня.

— Я написала Тессе. Использовала наш старый емэйл адрес. Она, скорее всего, даже не получила его. – Я понизила голос, уверенная в том, что Мэвис останется верна своим словам и будет подслушивать.

— Я думал, что ты согласилась не связываться с ней. – Он положил телефон на стол.

— Я решила, что никто не будет отслеживать почту, которую мы использовали много лет назад, но если Тесса решит, что я в беде, она перероет все.

Он кивнул и поднял глаза к потолку:

— Я стараюсь.

— Что стараешься? – Я немного съежилась.

— Не потерять самообладание. Мэвис напомнила мне, что ты не такая, как мы. Ты не знаешь, как справляться с этим. – Он пожал здоровым плечом. – Ты обычная.

Я прищурилась:

— Спасибо за этот блестящий комплимент.

— Я имею в виду, что ты просто не можешь не выкинуть чего-то вроде этого.

— Вроде чего? – Я откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. – Того, чтобы беспокоиться о дорогой подруге и пытаться предупредить ее о возможной опасности?

— Именно. – Он наклонился вперед. – Эти люди настоящие ищейки. Если твои родители вели дневники, они найдут их. Активный емэйл аккаунт, который ты больше не используешь? Всего пара минут работы. Если она ответит, они точно узнают, где она находится.

— Так что, я должна была просто сидеть и позволить ей впутаться в этот беспорядок? Она моя семья. Она все, что у меня осталось и я собираюсь попытаться обезопасить ее. – Я встала. – Может я и обычная, но не тупая. Я знала, что если спрошу тебя снова, ты дашь тот же ответ. Так что, воспользовалась возможностью, как только она представилась.

— Это не…

— Нет, все нормально. Иди, дурачься с Мэвис. Я не знаю, как завалить стокилограммового мужика. Не знаю мандаринского или немецкого. Я не знаю, как разбирать и собирать штурмовую винтовку за двадцать секунд. Я просто скучный обычный человек, напуганный до безумия и пытающийся сохранить жизнь своей единственной подруги и свою собственную. – Я была не в себе, но мне было все равно. Думала, что была абсолютно спокойна, учитывая все, что я сделала. Видимо слово «обычный» было моим триггером.

Впервые с тех пор как я встретила его, Оуэн выглядел напуганным. Я оглянулась через плечо, на случай, если за мной кто-то стоял, но там никого не было. Поди разберись. Мужчина мог убивать людей с особой жестокостью, но моя истерика напугала его.

Развернувшись на пятках, я вылетела с кухни. Мэвис сидела на винтажном стуле возле лестницы. Она показала мне большой палец и я рыкнула на нее. Она и близко не была такой забавной, как думала. Наверху не было особо много мест, но я не могла спуститься обратно. Какой смысл был убегать, если я просто вернусь назад?

Я нашла комнату, которую Оуэн использовал ранее и хлопнула дверью.

Я надеялась, что выговорившись, мне полегчает, но это не помогло. Я могу пойти открыть дверь и захлопнуть ее снова пятьдесят раз, и все еще не почувствую облегчения. Я разозлилась не на Оуэна.

Нет, конечно, я была немного зла на Оуэна. Я злилась на то, как он и Мэвис находят общий язык, который я никогда не пойму. Я не тупая. Поняла, что они раньше спали друг с другом. Я не поэтому злилась на него.

Не так ли? Нет.

Я бесилась из-за всей ситуации в целом. Каждой части этого. Я ненавидела чувствовать себя потерянной и не в своей тарелке. У меня даже не было пистолета, который Оуэн так и не вернул.

Я протопала обратно к двери и распахнула ее:

— И я хочу мой чертов пистолет обратно!

Я снова захлопнула дверь.

Я действительно устала от чувства беспомощности. Я пнула прикроватный столик.

Он разлетелся на куски, как будто был бумажным. Лампа и рамка с фотографией упали на пол с громким звоном, стекло рассыпалось по старому ковру.

— Оу, черт. – Я осторожно переступила через стекло и попыталась поднять столик. Одна из ножек отвалилась. – Ну, бля.

— Ава? – Оуэн постучался в дверь.

— Что? – Я прислонила оставшуюся часть столика к стене и запнула часть осколков под кровать.

— Ты в порядке? – Звучало, будто он прислонился к двери и слушал.

— У меня разногласия с мебелью. – Я подняла рамку с фотографией и поставила ее на полку. Подняла лампу и вздохнула. Она представляла собой три обломка, которые соединялись шнуром, проходящим в центре. Это было безнадежно. Здесь было нечего чинить, осталось спеть гимн и закопать. Если бы только у меня был рулон изоленты Оуэна.

Он прочистил горло по ту сторону двери:

— Я принес твой пистолет.

Я подошла к двери и открыла ее свободной рукой, держа болтающуюся лампу в другой.

Он стоял в маленьком коридоре и держал руки по швам. Мой маленький пистолет был в его левой руке, а его увеличенная версия в правой.

— И ты принес свой. Мы устроим дуэль? Будем стреляться на закате? – Я протянула руку и забрала свой пистолет.

— Я не хотел тебя расстроить.

Посмотрела на него. Как я должна объяснить, что это была просто истерика на ровном месте, не звуча при этом жалко? Я разбила лампу старого больного человека.

— Прости, Ава. – Он подошел немного ближе и понизил голос.

На моих глазах навернулись слезы, и я опустила взгляд в пол. Черт побери. Сейчас не время для плача.

— Я не злюсь на тебя. – Вздохнула и попыталась остановить слезы.

— Ты была довольно убедительна внизу. – Он зашел в комнату и закрыл за собой дверь.

Я развернулась и поставила лампу на стол, но он снова развалился. Я уставилась на бардак на полу и всхлипнула.

— Дурацкий стол. – Я прикрыла лицо свободной рукой.

— Ты плачешь? – Крепкая рука легла на мое плечо и развернула. – Ты поранилась?

— Я не идиотка! – Я имела в виду, что не была тупой настолько, чтобы себе навредить, но уже не уверена на счет остального. Мне должны вручить премию за идиотизм сегодня.

— Конечно нет. – Голос Оуэна принял успокаивающий тон. Должно было казаться странным, слышать такое от него, но не было. Он забрал пистолет из моей руки и положил на комод рядом со своим.

— Я имею в виду, я не ранила себя. Я разбила лампу.

— Я заметил. – Его руки растирали мои плечи. – Извини меня за то, что я сказал внизу.

— Не стоит. Я не злюсь на тебя. Ты просто попался под горячую руку. – Я потерла лицо. – Я боюсь. Вошла в режим страха много дней назад и это начало на меня давить. Еще я беспокоюсь о Тессе. И за подругу Мэвис, которую я даже не видела. Может мне не стоило отправлять то сообщение, но меня убивало, что я ничего не делаю. Я ощущаю себя мертвым грузом. Я бесполезна.

— Ты не бесполезна. – Он приподнял мой подбородок, и я надеялась, что на моем лице нет соплей.

— Не надо этой снисходительности. Я не могу помочь. У меня нет денег. Я не могу убивать людей. Ну, если только не автомобилем. На моей последней работе я была секретаршей в месте, где делали самолеты. Знания, как разбираться с богатыми заказчиками и как отвечать на телефон, сейчас бесполезны. Я могу сделать убийственную пару сережек, но они на самом деле никого не убьют. – Я шмыгнула. – Я просто пытаюсь остаться в живых. Те-тебя подстрелили из-за меня. И те-теперь я плачу, что тоже никому не помогает.

Слезы накатили, и я не смогла их остановить. Он прижал меня к своей груди и положил подбородок мне на макушку. Ничего не произносил, просто держал меня, пока я плакала.

Когда я, наконец, взяла себя в руки, то отстранилась и вытерла лицо своими ладонями.

— Прости, что вывалила это на тебя.

— Думаю, ты это заслужила. – Он потянул меня в сторону кровати и присел. Я села рядом с ним и уставилась на осколки стекла, разбросанные по грязному ковру. – Тебе не стоило отправлять тот емэйл, а я должен был понять, почему ты это сделала. Я знаю, каково быть в тяжелых ситуациях, но эта…очень плоха. Попадал и в худшие раньше, но и эта не сказочная прогулка.

— Ты случайно переезжал мужчину на чужой машине, был под беспричинным обстрелом незнакомцев, убегал от них с горячим наемником и позволил кому-то защитить тебя от пули, как никчемного вояку, и раньше? – Я уставилась на него.

— Знаешь, если ты продолжишь называть меня горячим, я начну думать, что нравлюсь тебе. – Его зеленые глаза сверкнули в полумраке.

— Заткнись. – Я встряхнула головой, но не смогла удержать смешок. – Думаю, я измазала соплями всю твою футболку.

— Все смешается с кровью от моего сегодняшнего героического поступка. – Он улыбнулся и мое сердце подпрыгнуло.

— Это отлично сочетается с запахом нафталина.

— Выбор был не велик. – Он поднял руку и обнюхал рукав. – Довольно сильный.

— Что теперь будем делать? – Часть напряжения покинула мои плечи и я осознала, насколько истощена.

— Контакты Мэвис выйдут на Марию. Она та, кто тебя ищет, так что это наш следующий шаг.

— Ты можешь уходить, Оуэн. Твой брат больше не преследует тебя. – Я зачесала пряди, которые лезли мне в глаза.

— Ты действительно посылаешь смешанные сигналы. В одну секунду я горячий, а в другую ты уже пытаешься от меня избавиться.

— Я не шучу. Твоя роль на этом закончена. Тебе нет никаких причин втягиваться глубже в этот бардак. – Мне нужно было, чтобы он понял. – Я не хочу, чтобы тебе снова навредили из-за меня. Я не…Ты не можешь прыгать перед каждой пулей, направленной в сою сторону. Я не стою того.

— Мы в этом вместе. – Он придвинулся ближе. – Ты думаешь, что бесполезна, но это не так. Впервые за долгое время я не чувствую токсичности. Это твоя заслуга. Ты заставляешь меня чувствовать себя человеком. И поэтому, ты стоишь гораздо большего, чем даже можешь понять. Ты стоишь всего.

Мое сердце остановилось. Если я проживу достаточно, чтобы вспомнить этот момент однажды, я бы поклялась, что время остановилось. Его барьеры опустились, глаза были искренними. Не могу представить как сложно ему, должно быть, было признать что-то вроде этого.

— Оуэн… — Я хотела сказать что-нибудь. Но не знала, как описать чувства в моей груди. Если я бы я не знала, то подумала, что у меня сердечный приступ, но я, вроде как, была рада этому.

— Ничего не говори. – Он встряхнул головой. – Я просто хотел показать тебе, что ты не бесполезна. Ты стоишь всего этого. По крайней мере, для меня.

Я снова потеряла дар речи и была готова расплакаться.

Он встал, и я осознала, что в комнате темно. День уже прошел?

— Уже поздно. – Ну, это тупо. Дай пять, Ава. Отличный способ дополнить его прекрасные слова очевидным комментарием.

— Тебе нужно поспать. Мэвис внизу, а я займу соседнюю комнату. Никто не сможет пройти мимо нас. – Он направился к двери и холодок пробежал по моему телу.

— Нет. – Я встала. – Останься.

Он повернулся, чтобы взглянуть на меня и я гадала, мог ли он разглядеть мой румянец в темноте.

— Я буду спать лучше, если ты останешься здесь со мной. – Я прикусила губу и заставила свое дыхание выровняться. – Как в гостинице. Это был лучший сон, который у меня был с тех пор, как я приехала в Англию. – В тот момент я нервничала, но так же чувствовала себя в безопасности. И когда проснулась тем утром, то чувствовала себя хорошо. Это ощущалось правильным. Нормальным.

Может нормально и обычно не такие уж плохие слова.

Я скинула свои кроссовки и расстегнула пуговицу на джинсах. Осторожно, я стянула их вниз и переступила. Не взглянув на него, откинула одеяло и забралась на кровать. Я лежала на своей стороне, лицом к окну и считала вдохи.

— Пожалуйста.

Он не двигался на протяжении более пяти вдохов, и я почти повернулась проверить здесь ли он вообще. Через секунду я услышала шорох ткани и матрас прогнулся под его весом. Рука обвилась вокруг тела и он притянул меня к себе. Он снял свою футболку и его кожа казалась такой теплой, при контакте с моей. Ну, может быть не совсем как в гостинице. Я переместилась так, чтобы моя голова лежала на его здоровом плече.

— Как твоя рука?

— Хорошо. – Мне нравилось слышать, как звук его голоса пускает вибрацию по груди. Аккуратно, я обняла его торс. Он накрыл мою руку своей, чтобы показать мне, что все замечательно.

— Спасибо тебе.

— Ты не должна благодарить меня, Ава. Никогда не должна благодарить меня.


16.

Ава


Что-то запикало рядом с моей головой. Оуэн передвинулся, потянувшись за предметом у изголовья кровати.

Оуэн.

Мои глаза распахнулись, будто от удара током. Он вернулся на место и прижался к моей спине, его рука обернулась вокруг талии.

— Засыпай. Еще слишком рано. – Его дыхание пускало мурашки по всему телу.

— Сколько времени? – Я боялась пошевелиться. Не хотела, чтобы он отодвинулся от меня.

— Пол пятого. – Его голос казался сонным и я улыбнулась. Похоже, что он тоже неплохо поспал. – Старый мерзавец, должно быть, был жаворонком.

— Как твоя рука?

— Затекла. – Хм. Честный ответ. Нужно запомнить, что следует задавать вопросы ранним утром.

— Хочешь, я принесу тебе ибупрофен?

— Нет. – Его хватка на моей талии усилилась. – Я хочу, чтобы ты осталась там, где сейчас.

— Это займет всего минуту.

— Я правда в порядке. – Он приподнял голову, чтобы взглянуть на меня. – Но спасибо за предложение.

Я позволила своей руке погладить по его лицу:

— В любое время.

Его взгляд опустился на мои губы, и я облизала их. Это был второй раз, когда я просыпаюсь в его руках. Не было никакого шанса, что на этот раз я позволю ему уйти даже без поцелуя.

Я увидела вспышку сомнения в его глазах, но уже была готова к этому.

Перевернулась так, чтобы мое тело прижалось ближе и он уставился на меня.

— Оуэн.

— Да? – В его голосе слышалось напряжение.

— Поцелуй меня.

Его глаза сверкнули, и я увидела в этом намек на его дикую сторону, прячущуюся внутри.

— Ты не должна меня хотеть. Я не…

— Не смей сказать, что ты недостаточно хорош для меня. Мне принимать это решение. – Я наклонила голову и вздохнула. – И я решила, что хочу тебя.

Его губы были лихорадочно горячими, когда коснулись моих. Он перекатился на кровати и затащил меня на свою грудь, не прерывая поцелуя ни на секунду. Я обняла ладонями его лицо и целовала его, полностью отдаваясь этому процессу, и никогда в жизни не хотела останавливаться. Его руки запутались в моих волосах, прежде чем спуститься по моему позвоночнику вниз и начать выводить кружочки у края моих хлопковых трусиков. Которые я приобрела в Оксфорде.

Он немного согнул колени, и я оказалась верхом на его ногах. Одной рукой он наклонил мою голову и пробежался губами по моей шее, прежде чем легонько прикусить кожу на плече. Я задрожала и прижалась ближе. Не было шанса, что я когда-нибудь насыщусь им. Моя рука спустилась ниже, чтобы прикоснуться к влажной коже его груди, радуясь, что он сдвинулся так, чтобы я могла касаться его везде.

Когда руки переместились с моей поясницы ниже и сжали задницу, я резко выдохнула ему в рот. Он сместил мое тело так, что я оказалась прижата к его напряженной длине, скрывающейся под джинсами и я потерлась об нее. Стон, сорвавшийся с его губ, был афродизиаком. Я села и стянула футболку через голову, бросив ее и свой лифчик на пол. До того, как я успела опуститься и поцеловать его, он захватил один из моих сосков ртом. Голова запрокинулась, пока он выводил своим языком круги на моей коже. Пальцы сжимали его волосы в кулак, прижимая еще ближе к себе. Когда он прикусил кожу зубами, я громко застонала и прикусила губу, чтобы сдержаться.

Его мужской смешок наполнил крошечную комнату:

— Так что тебе нравится, Ава? Скажи еще раз.

Он отодвинулся, приступив к другой груди. В этот раз он действовал немного решительнее, впиваясь зубами в мою кожу, и я вскрикнула.

— Мне…нравишься…ты. – Едва смогла вымолвить я. Его руки нащупали чувствительное место между моих ног и мой взгляд затуманился. Не уверена, как долго смогу устоять на коленях.

— Хорошо.

На мгновение я почувствовала, будто лечу. Моя голова коснулась подушки, в то время, как его руки справлялись с моими трусиками. Я напряглась под ним, ожидая новых прикосновений, но вместо этого, он отстранился.

Я открыла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть его силуэт на фоне утреннего света, льющегося из-за занавесок. За быстрым звуком расстегивания ширинки последовал тихий хлопок от падения джинсов на пол. Он положил что-то на полочку возле кровати, а потом скользнул за меня.

Я повернулась к нему, сгорая от жажды. Его руки мягко погладили мою голую кожу, мозолистые ладони ощущались приятной грубостью. Я хотела большего. Хотела его руки везде, пыталась приблизиться, но он закряхтел.

— Тебе придется быть сверху, милая. – Он пробежался губами вдоль моей шеи.

— Я делаю тебе больно? – Я застыла.

— Я в порядке. – Он склонил голову и лениво прошелся по моему соску языком. – Просто не хочу спешить.

Я настолько увлеклась, что совершенно забыла о его плече.

Аккуратно передвинулась так, чтобы он опустился на подушку, а я оказалась сверху. Его руки пробежались по моему животу и нашли то местечко, которого я желала, чтобы он снова коснулся. Когда его пальцы скользнули внутрь, я едва держала себя в руках.

Как только я оказалась близка к пику, он убрал свои руки и схватил меня за задницу.

— Пока нет. Я хочу получить все, Ава. – Его хриплый голос прошелся по моей коже бархатом. – Я хочу сначала попробовать тебя, а потом быть внутри, когда ты кончишь.

Он схватил меня за бедра и приподнял так, чтобы я оказалась верхом на его груди. Настоятельно придвинул меня еще дальше и я встретилась лицом к лицу со стеной, когда его язык прошелся по мне. Я рвано выдохнула и схватилась за спинку кровати. Он был мучительно тщательным, втягивал в себя мою плоть до тех пор, пока я не начала задыхаться, мои ягодицы приподнимались, но он твердо удерживал меня на месте.

Когда мое дыхание стало слишком быстрым, он начал исследовать меня медленнее. Это была сладкая пытка. Когда он коснулся своими зубами моей внутренней стороны бедра, я заскулила и мои коленки подогнулись.

Он удержал меня в вертикальном положении, ожидая пока я приду в себя. Медленно, он перенес свои губы обратно к моему сладкому месту. В этот раз он не сражался с покачиванием моих бедер возле его лица. Его язык двигался быстрее, а пальцы толкали к разрядке. Я знаю, что стонала, но не могла остановиться. Я была так близка к оргазму, очень близка, когда он отодвинулся от меня. Тяжело дышал и, похоже, боролся сам с собой, пытаясь сбавить темп.

— Презерватив на полке. – Он пробормотал слова в кожу моего бедра. Я скинула волосы с лица и потянулась.

Как только я взяла презерватив с полки, переместилась вниз по его телу, пока не оказалась между его ног. Взяла его член в свои руки и наблюдала, как напрягаются его мышцы. Когда я потянулась, чтобы взять его в рот, Оуэн не сводил с меня взгляда. Мои волосы упали завесой между нами, но он собрал их в кулак, у меня на затылке, чтобы продолжать смотреть. Его дыхание было тяжелым, а ягодицы напряженными подо мной, я отступала и снова доводила его до грани, действовала нежно, точно так же как он проделывал это со мной.

— Я больше не вынесу, Ава. – Мое имя вырвалось с шипением.

Он нашел презерватив и разорвал упаковку. Когда он был готов, я приподняла бедра и направила его внутрь.

Его стон стоил всех пыток, которым он меня подвергал. Я двигалась медленно, привыкая к нему. Его пальцы схватились за мои бедра, принуждая ускориться. Он напрягся подо мной и я позволила всей сдержанности уйти.

Скорее всего, это единственный наш с Оуэном раз и я собиралась насладиться каждой частичкой происходящего. Этот прекрасный, сломленный мужчина, который сказал мне столько красивых слов. Мужчина, который поймал за меня пулю и даже не нуждался в моей благодарности. Но я могла отблагодарить его другим способом.

Как только я приблизилась к разрядке, позволила своей голове откинуться назад и закрыла глаза. Я хотела это запомнить. Все это. Даже запах нафталина.

Он сжал мою задницу в тот момент, когда я кончала. Его тело продолжало вбиваться в мое, пока он не достиг собственного пика. Я рухнула на его грудь, мое тело все еще сотрясалось от наслаждения.

Его руки гладили мою спину и волосы.

— Спасибо. – Он прижался губами к моему виску.

— Ты не должен благодарить меня, Оуэн. Никогда не должен благодарить меня. – Я повторила его же слова ему в плечо.

— В следующий раз буду иметь в виду. – Юмор сочился в его словах и я улыбнулась, даже зная, что он не увидит.

— Уж постарайся. – Я собралась с силами и откатилась на свою сторону, чтобы его не расплющить.

Он свесил ноги с кровати и привел себя в порядок. Я наблюдала, как его голая задница пересекает комнату, чтобы взять полотенце из небольшого шкафа на дальней стене, который я не замечала. Он принес его мне и расправил одеяло. Когда я легла обратно, то чувствовала себя удовлетворенной и счастливой.

Было необычно ощущать такое после дней, проведенных в тревоге. Он вклинился рядом со мной и убрал несколько прядей с моего лица.

— Я думаю, начинаю вспоминать, почему так приятно просыпаться рядом с кем-то. – Его лицо было расслабленным, губы изгибались в довольной улыбке.

— Только когда они не пытаются тебя убить, конечно же.

— Ну, не знаю, милая. Я хотел тебя так сильно, что, думаю, это могло бы меня убить.

Жар растекся по моим щекам и я закатила глаза:

— Божечки, а ты оказывается сентиментальный.

— Я узнал много нового о себе за последние несколько дней. – Он игрался с локоном моих волос и растирал его между пальцами.

— Что, например? – Любопытство заставило меня осторожно приподняться и наблюдать за его лицом.

— По всей видимости, у меня слабость к брюнеткам с большими голубыми глазами и американским акцентом. – Его взгляд был задумчивым, глаза отстраненными, как будто он действительно обдумывал это. – Я бывал в каждом уголке мира, повидал многое, встречал разных людей, но на самом деле не жил. Как и ты, я просто существовал. Делал единственную, как считал, вещь, на которую способен.

— Довольно глубоко. – Я наклонила голову. – Между погонями и перестрелками, когда ты нашел время прийти к этому выводу?

— Пока притворялся занятым работой в интернете, в Оксфорде. – Он мягко дернул меня за волосы. – Еще я пришел к выводу, что действительно ненавижу суп.

Я громко рассмеялась и прикрыла рот ладонью.

— Нет, серьезно. Терпеть не могу суп. Ненавижу. Если я никогда не съем еще одной тарелки супа снова, по-прежнему будет слишком рано. – Его улыбка растянулась шире. – Однако, мне по-настоящему нравится твоя улыбка.

— Твоя тоже не так уж плоха.

Я потянулась и дотронулась до повязки на его плече. Мы немного сдвинули ее.

— Мы не повредили ее?

— Я в порядке. – Забава прокатилась по его лицу.

— Как думаешь, мы сможем просто прятаться здесь несколько дней и прикинуться, что остальной мир не существует? – Я положила голову обратно на подушку.

— Я бы повалялся еще пару часов, но сомневаюсь, что мы сможем оградиться от происходящего. Тебе придется постоянно убегать, если мы не разберемся с Марией. Ты заслуживаешь лучшую жизнь, чем это. – Он лег рядом со мной и устроился поудобнее, прижав меня к груди.

Должно быть, я задремала, потому что следующая вещь, которую помню, был стук в дверь спальни. Я подскочила и натянула на себя одеяло.

— Надевайте одежду и спускайтесь вниз. У меня есть информация. – Кричала Мэвис. Она стукнула в дверь еще пару раз для ровного счета, прежде чем я услышала цокот ее каблуков по лестнице.


17.

Оуэн


Мэвис сидела за ноутбуком, стоявшим на кухонном столе. Видеозапись женщины, которая садилась в черный автомобиль, проигрывалась на экране.

— Ее лица не видно. – Сказал я. – Но она не выглядит как та Мария, которая нанимала меня для убийства Сонга.

Ава тряхнула головой:

— Думаю, я бы запомнила встречу с кем-то вроде нее.

— Она могла путешествовать инкогнито. – Мэвис села обратно на стул и обхватила обеими ладонями чашку с чаем.

— Нет, людей с такими деньгами видно издалека. Это не та вещь, которую они могут надеть и снять, как пиджак. – Она наклонилась ближе к экрану. – Если она будет одета в рваный странный плащ, она все-еще будет другой. Это не скромная женщина, это женщина, сражающаяся за свой успех, и она не позволит никому об этом забывать.

— Ты поняла все это из десятисекундного черно-белого видео с камеры наблюдения? – Мэвис смотрела на Аву поверх ободка своей чашки.

— Взгляни на то, как она уверена, что люди будут находиться на своих местах. Она никогда не сбрасывает темп, выходя из дверей. Она знает, что кто-нибудь откроет их вовремя. Она знает, что каждый будет выполнять свою работу, потому что они не могут позволить себе этого не делать. Мне кажется, в ее бизнесе нет никого выше, кто бы держал ее на привязи. Она хочет удостовериться, что они не забудут кто здесь главный.

Я удивленно посмотрел на Аву. Знал, что она проницательна, но не осознавал насколько.

— Организация, не бизнес. – Мэвис подсела ближе. – Она запустила руки во все, что может принести ей деньги. Все распределяется и разбрасывается среди ее людей, но все равно в итоге сводится к ней. Больше всего денег ей приносят казино и девочки, но она так же увлекается искусством.

— Она коллекционирует антиквариаты? – Ава сползла вниз на своем стуле.

— Мой информатор просто упомянул, что она собирает предметы искусства. Я не знаю это картины маслом, статуи, керамика или фотографии козявок.

— Козявок. – Ава вздернула одну бровь.

— Из твоего носа. – Мэвис отвернулась, как будто эта идея была ей неприятна и вовсе не она об этом вспомнила секунду назад.

— Она действительно прилагает много усилий, чтобы оставаться в тени. – Я потер подбородок рукой. – Никогда о ней не слышал.

— Также как и я. – Мэвис потянулась вперед и нажала клавишу ноутбука. Начало проигрываться другое видео. – Она хороша в выборе тех, кто даст ей то, что она хочет, но все еще будет находиться под ее контролем. Маркуса беспокоят только деньги. До тех пор, пока она работает с выгодой для него, он будет доволен.

— Нет, в конце концов, он нацелится выше. – Мой большой глупый братец. Эта женщина может использовать его, как половую тряпку.

Женщина на экране шла и поравнялась с очень упитанным мужчиной и хорошо одетой женщиной – очевидно подчиненная, судя по тому, как она держалась на шаг позади Марии все время.

— Можешь остановить здесь?

— Это мистер Сонг. – Ава указала на экран.

— Это тот мужчина, которого ты должен был убить? – Мэвис поставила видео на паузу. – Твой контакт назвался Марией?

— Да. Она была высокой брюнеткой.

Мэвис шмыгнула:

— Совпадение?

Я отрицательно качнул головой:

— Ты и я оба знаем, что такого не бывает. Я не могу взять ее на мушку. Она никогда не признает, что была человеком, заплатившим мне, но если это был чей-то секретарь, я не хочу встретиться с ее боссом. – Я взглянул на характеристики обеих женщин. – По настоящему хладнокровна. Если бы мне пришлось выбрать одну из них, я сказал бы, что Марию на самом деле звали Мария. Тем не менее, я бы не поставил на то, что она совсем не тот человек на видео. У них похожие черты.

— Что будем делать теперь? – Ава посмотрела на меня и перевела взгляд на Мэвис.

— Мы найдем способ приблизиться к ней. – Я кивнул на экран. – Это наиболее сложная часть.

— Сложнее, чем что?

— Мы вежливо спросим в чем, черт подери, ее проблема. – Мэвис нахмурилась. – И что она сделала с Лаурой.

— И когда ты говоришь «вежливо спросим»…

— Мы не примем отказа. – Я встретил ее взгляд и ждал, пока она переварит то, что я имел в виду. По работе мне раньше не приходилось причинять вред женщинам, но, если придется убить Марию, чтобы обеспечить Аве безопасность, у меня не будет сомнений.

Кто-то постучался в заднюю дверь, я соскользнул со своего стула и потянул Аву за собой. Я толкнул ее к стене и встал перед ней, держа пистолет наготове.

— Расслабься. Это Кенни. – Мэвис встала и подошла к двери. Она держала сорок пятый в своей левой руке. Я не был уверен, где она прятала его все это время.

— И Кенни это…?

— Кое-кто с весьма многообещающим будущим в электронике. – Мэвис открыла дверь и худой мальчишка вошел внутрь. Он кивнул мне головой и вручил Мэвис конверт.

— Это список? – Она взглянула на него.

— Это не список. Они забирают их по одному за раз. – Его голос был высоким, но я бы дал ему, по крайней мере, лет восемнадцать. Если он сможет подкачаться, то станет тем, кого люди захотят избегать.

— Алгоритм? – Мэвис открыла конверт и пролистала страницы.

— Иначе бы я нашел. Никакого случайного генерирования, никакого алгоритма, никаких заказчиков с подобными предпочтениями. – Он пожал плечами. – Может они бросают дротик в карту.

— Полезно, как всегда. – Мэвис закрыла конверт. – У них не было возможности узнать, что ты был там?

— Нет. – Его грудь немного приподнялась. – Я хакнул кое-что покруче, еще до того, как мне исполнилось десять лет.

— Это серьезно, Кенни. Они плохие люди.

— Я не идиот, тетя Мэвис. Я просмотрел все их дела. И знаю, что они плохие люди.

Тетя Мэвис? Я почувствовал, как Ава выглянула из-за моего плеча, чтобы посмотреть на семейное воссоединение.

— Проклятье, Кенни. Я говорила тебе не называть меня так на публике. Это может поставить тебя под удар. Как я должна верить, что ты относишься к этому серьезно, если не можешь запомнить такое простое правило? – Она встала на носочки и тыкнула его в плечо. Он сделал шаг назад. Я его не винил. Однажды, я видел, как Мэвис выходит из себя и в тот раз, она спокойно сказала охраннику, что она в ярости, прежде чем пустить ему пулю в грудь.

— Теперь нам придется их убить? – Он посмотрел на нас, и я изогнул бровь.

— Клянусь, если я когда-нибудь в другой жизни увижу сестру, я ее придушу. – Она кинула конверт на стол и положила руки себе на бедра. – Нет. Мы не собираемся их убивать. Они хорошие люди. Если тебе понадобится помощь, и ты не сможешь найти меня, обратишься к Оуэну. И если мы собирались бы его убить, мы не хотели бы объявлять об этом и сеять панику.

— Да, мэм. – Его щеки покраснели, и он смотрел куда угодно, но не на свою миниатюрную тетю.

— Просто иди в гостиную. – Она встряхнула головой.

Мальчишка шагнул в глубину дома.

— Тетушка Мэвис? – Я засунул пистолет в кобуру и передвинулся так, чтобы Ава могла покинуть крохотный угол, в который я ее засунул. Она закатила глаза и прошла обратно к своему стулу.

— Заткнись, Оуэн. – Мэвис села и открыла конверт. Начала разделять страницы на стопки.

— Какие-нибудь еще родственники? – Ава села и наклонила голову, чтобы взглянуть на страницы.

— Нет. – Произнесла сдавленно Мэвис.

— Как давно? – За пять лет, что я знаком с Мэвис, я никогда бы не подумал, что у нее есть ребенок, которого она спрятала куда-то. Думаю, в моем мире ты никогда не знаешь никого по-настоящему.

— Восемь лет. – Она скривилась и посмотрела на нас. – Нам действительно нужно это делать?

— Да. – Мы ответили одновременно с Авой.

Голос Авы приобрел добрые нотки:

— Судя по всему, Оуэн не знал о нем. Нам нужно довериться друг другу.

— Ладно. – Она понизила голос. – Моя сестра умерла, а я получила ребенка. И все прочее, и тому подобное. Конец. Прекратите приставать.

— Мне жаль, что ты потеряла сестру. – Ава была достаточно умна, чтобы не потянуться для прикосновения к Мэвис. Я мог видеть, как каждый мускул на ее шее и плечах напрягся. – Должно быть, было тяжело потерять ее и обнаружить у себя под опекой десятилетнего ребенка.

— Восьмилетнего. – Мэвис подняла глаза. – Ему только шестнадцать. Его отец был чистокровным Зеленым Великаном. Малец выше меня с девяти лет.

— Как ты справилась с заботой о ребенке? – Я пытался убрать недоумение из своего голоса. – Наша работа совсем не та вещь, которую можно написать в контакт-лист его школы.

Она склонила голову в сторону, почти как птица.

— Охота за людьми не единственное мое занятие. Когда дела были плохи, мне не нужно было работать. Я брала только случайные задания, когда мне нужно было выпустить пар. Теперь, он вырос и стало проще.

Ха.

— Ты можешь сказать, что вы близки. – Ава улыбнулась. – Он может и выше, чем ты, но все-еще смотрит на тебя снизу вверх. И, должно быть, приятно иметь кого-то, к кому можно вернуться домой.

Мэвис немного улыбнулась:

— Иногда. Большую часть времени, я возвращаюсь домой, чтобы обнаружить, что он выкинул какую-нибудь глупость, типа получения пинка под зад из частной школы.

— Быть родителем сложно. – Ава встряхнула головой.

— Ты даже не представляешь. – Мэвис прочистила голо. Она протянула мне пачку бумаги. – В последнем месте было организовано казино. Нелегальные азартные игры никогда не выйдут из моды.

— Ты думаешь это лучший способ внедриться? – Я бегло просмотрел лист. Женева, Москва, Гонконг, Сингапур, Марокко, Самоа, Квебек. Не похоже, что они избегают какие-нибудь конкретные страны.

— Вход только по приглашениям. На что-то другое мы потратим больше двух лет. – Она взглянула на меня. – У нас нет столько времени.

— И как мы получим приглашение? Как узнаем, что Мария будет там? – Ава наклонилась вперед. Волосы упали на лицо, и она откинула их. У меня в памяти всплыло сегодняшнее утро, когда ее волосы свисали по обе стороны моего, пока она двигалась на мне.

— Мария всегда там. И они, похоже, посылают приглашения влиятельным бизнесменам и женщинам. Людям со связями. Хотя, кажется, этим людям позволено привести с собой гостя. – Мэвис пролистала некоторые фото людей, одетых в парадные наряды, выходя из заброшенного здания. – «Эй, пойдем со мной в нелегальное казино, там полно проституток и дорогих наркотиков».

— Они собирают компромат. – Ава сжала губы.

— Именно. – Мэвис метнула взгляд в моем направлении. Ее не так уж легко впечатлить.

— Зачем им соглашаться? – Ава переводила взгляд с меня на Мэвис.

— Мозги. – Мэвис пожала плечами. – Им их недостает.

— Они на самом деле так глупы?

— Нет. Некоторым из них все равно. Некоторые мутные в любом случае. Для большинства из них это гордость. Что-то, чем можно похвастаться. – Я разделил фотографии. – Многим из них скучно. Они уже видели все, пробовали все. А это волнительно. Запретно.

— Что? Они не смотрят реалити-шоу как все остальные? – Когда она улыбнулась, улыбка осветила ее лицо.

Бля, я конкретно запал. Не могу припомнить последний раз, когда чувствовал подобное. Может, когда был подростком, но нет, даже тогда это было не больше, чем гормональные всплески. Ава была другой. Мне нравилось, как ее выражение лица менялось, пока она читала эту дурацкую рождественскую книжку. Я наслаждался, наблюдая за ее размышлениями, за каким-то хреном. Кто вообще сидит и смотрит, как другой размышляет?

— Оуэн, дорогой, мы не в коррекционной школе. Сейчас на кону больше, чем твой средний бал. – Мэвис швырнула бумаги передо мной.

Это был список номеров рейсов.

— Отключайся в свое свободное время. – Она постучала по листку. – Ты замечаешь что-нибудь в этих числах?

— Предполагаю, что они совпадают со списком локаций казино. – Сказал я. Мэвис закатила глаза. Она была гениальной, великолепной и упустила карьеру злой библиотекарши.

— Оу, теперь ты проснулся. Думаю, мне придется попросить Аву выйти из зоны твоей видимости.

— Приступим к работе. – Я нахмурился.

Боковым зрением я заметил, как Ава опустила взгляд вниз на стол, немного улыбаясь. Господи, я не заслуживаю даже находиться с ней в одной комнате, но она позволила мне любить ее этим утром. Я заснул, обнимая ее и не уверен, что смогу снова вернуться к тому, чтобы не просыпаться рядом с ней.

Я посмотрел на бумаги и прочистил горло.

— Они сохраняют номера всех авиа полётов своих гостей. Зачем? – Мэвис громко постукивала по столу.

— У меня нет идей. – Не то чтобы я не занимался своими исследованиями, как усердный маленький наемник, но я просто не получал от этого такого же удовлетворения, как Мэвис.

— Как и у меня. – Она улыбнулась.

— И это радует нас потому что…

— Здесь может быть скрыт ответ на то, как они проходят таможню, или как они устраивают транспортировку гостей до казино. Если мы это выясним, мы станем на шаг ближе к тому, чтобы пробиться внутрь.

— Тогда я порадуюсь, когда вы это выясните. – Я перетасовал листы. – Что мы знаем об их системе безопасности?

— Охранники, камеры, все тридцать три удовольствия. – Она вернулась к изучению номеров.

Я нашел изображение интерьера одного из казино. Там была роскошная обстановка и достаточно охранников, чтобы развязать небольшую войну. Камеры расположены во всех хороших местах, выходы отслеживались, и охранники в штатском были стратегически разбросаны по комнате. Те, кто отвечает за безопасность, прекрасно знали свою работу.

— Есть видео с внутренних камер наблюдения? – Я положил фото на стол.

— Хм. Спроси Кенни. Он тебе поможет. – Она пожевывала кончик ручки, прогоняя меня. – Ава, почему бы тебе не просмотреть список гостей, вдруг заметишь что-нибудь.

— Что, например? – Ава взяла себе стопку бумаг.

— Повторяющиеся имена, важные имена. Если они собирают компромат, может, мы сможем использовать ту же тактику.

— Окей. – Ава всматривалась в страницы и прикусила губу.

— Выделитель, дорогая? – Мэвис вытащила маркер из своей сумки для ноутбука.

— Спасибо. – Ава заправила волосы за ухо и сосредоточилась на листке.

Я встал и пошел в гостиную. Это было хорошо. Аве нашлось занятие, и она не будет чувствовать себя бесполезной.

Кенни сидел на кушетке, закинув ноги на столик перед ним. Он качнул мне головой, когда я вошел в комнату и отвернулся обратно к телевизору.

— Мэвис сказала, что ты можешь достать для меня записи с внутренних камер наблюдения в казино. – Я прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди.

— Конечно. – Он встал, долговязое тело изгибалось резкими углами. – Мои вещи в машине.

Я последовал за ним через кухню. Теперь во владении Авы было три разных выделителя, а Мэвис напевала что-то себе под нос. Если бы я не знал, что они пытаются выяснить, как проникнуть в подпольный клуб азартных игр, я подумал бы, что они просто наверстывают упущенное по учебе или разгадывают кроссворд.

Черная машина Мэвис, которая спасла нас вчера исчезла и на ее месте появился серебряный минивэн. Кенни вытащил из кармана ключи и снял машину с сигнализации. Она дважды бибикнула и он открыл багажник.

— Тебе стоит отключить звук. – Я наблюдал, как он роется в сумках и вытаскивает оттуда части компьютера.

— А? – Он поднял на меня взгляд, держа во рту диск.

— Я говорю, тебе стоит отключить звук сигнализации. – Он вытащил диск изо рта. – Нет необходимости привлекать к себе внимание.

— Я никогда не думал об этом. – Он посмотрел на машину с интересом. Видимо решая, что еще ему понадобится.

— Если не сможешь с этим разобраться, дай мне знать.

— Спасибо. – Он протянул мне сумку полную шнуров и других запчастей. – Придется немного подождать, прежде чем я все это установлю. Не знаешь, какой здесь интернет?

— Нет. – Я взглянул на предметы в сумке. Это не было обычное подростковое игровое снаряжение. Кенни был хорошо оснащен.

— Ты часто помогаешь Мэвис? – Я протянул руку за другой сумкой. Мое плечо стрельнуло болью, но все не так плохо. Ничего, что остановило бы меня при надобности.

— Просто отслеживаю банковские счета. – Перевод: она не позволяет ему делать ничего крутого. – Это первый раз, когда я выбрался вместе с ней и только из-за Лауры. Она знала, что я буду искать ее самостоятельно, если она не позволит ей помочь.

— Должно быть, она тебе доверяет, иначе бы заперла тебя где-нибудь и вернулась, когда все кончится. – Я размышлял, кем была Лаура для Мэвис. Я не думал, что она сохраняет такие близкие связи. Опять же, я даже не знал, что она растила своего племянника.

Он вытащил большую сумку и закрыл дверь тачки плечом. Если бы он не выглядел, будто собирается в путешествие в одиночку, это могло бы быть впечатляющим.

— Она хочет, чтобы я посещал университет. Не хочет, чтобы я втоптал в грязь свои возможности.

— Неплохая идея. У тебя определенно есть талант в компьютерах. – Я открыл дверь в кухню, и мы проскользнули обратно в нашу краденую пещеру.

Ава смеялась над чем-то, что ей сказала Мэвис, ее лицо было слегка розоватым. Она послала мне виноватый взгляд, прежде чем выделить что-то на бумаге, которую она держала, улыбка не сходила с ее лица.

Может, не стоило мне позволять им работать вместе. Понятия не имею, чем могла поделиться Мэвис с Авой.

— Можешь поставить черную сумку сюда? – Кенни бросил свою коробку на стол и я поморщился. В этой картонной коробке хранилось целое состояние.

Понадобилось два часа, чтобы установить все так, как нужно было мальцу. Он мог разбрасывать вещи вокруг, но все должно было быть правильно, прежде чем он сделал что-то. Я пролистал видео, когда уже был вечер. Мой желудок урчал, и я поставил ноутбук, чтобы потянуться.

— Ты идешь на кухню? – Кенни оглядел меня.

— Похоже на то. – Я вздернул бровь.

— Класс. Захвати мне что-нибудь. Я с завтрака ничего не ел. – Он вернулся к своему компьютеру, и я наклонил голову в сторону. Теперь я вижу почему Мэвис выходила из себя рядом с этим парнем.

— Что-то случилось с твоими руками и ногами, с тех пор как мы принесли вещи из твоей машины?

— Нет. – Его лицо приняло невинное выражение, но я мог видеть в его глазах, что он осознавал, что перегнул палку.

— Если они все-еще нужны тебе, чтобы продолжать работать, ты встанешь и найдешь еду самостоятельно.

Он поставил свою клавиатуру и встал:

— Я купил продукты этим утром.

— Верно. Тогда ты должен знать, что приготовить.

Его брови сошлись на переносице:

— Приготовить?

— Разогреваешь еду в кастрюле или сковородке. – Я изобразил помешивание сковородки.

— Я не знаю, как готовить. – Он вытянул шею.

— Хочешь сказать, что Мэвис оставляла тебя безо всякой возможности прокормить себя?

— Я могу сделать сэндвичи и у нас есть микроволновка. Плюс никто не отменял доставку на дом. – Он пожал плечами.

— Если ты хочешь выйти в большой плохой мир, ты должен научиться заботиться о себе. Мэвис портит тебя. – Я развернулся и направился на кухню.

— Я все слышала. – Мэвис не отрывалась от работы.

— Я всегда могу купить себе что-нибудь поесть. – Кенни следовал за мной.

— Нет, не можешь. – Ава соскочила со своего стула. Посмотрела на нас. – Если ты не умеешь готовить, ты можешь оказаться застрявшим на несколько дней в доме без какой-либо пищи, кроме супа.

— Что не так с супом? – Малец открыл крошечный холодильник и обследовал внутренности.

— Просто скажи супу нет. – Ава улыбнулась мне.

— Попробуй не есть ничего кроме него некоторое время. – Я взял молоко из его рук и налил себе в стакан. Я посмотрел на Аву и закрыл пакет.

— Хватит. – Она улыбнулась и вернула взгляд к тому, над чем трудилась. Она рисовала линии между выделенными линиями. Я протянул ей стакан и заглянул через плечо.

— Нашла что-нибудь?

— Не уверена. – Она сомневалась.

— Обсудим это.

— Скорее всего, это не важно. Я работала на воздушных инженеров, так что, возможно, я читала слишком много об этом. – Она зажевала губу. – Большинство этих полетов были на частных самолетах. Я могу судить по позывным. Здесь они немного сложнее, чем в Штатах, но есть парочка, появляющихся очень часто.

— Игровая зависимость? – Мэвис оторвала взгляд от бумажек.

— Может быть. Либо это люди, которые арендовали личный самолет.

— Ты имеешь в виду судовладельцы. – Кто-то, у кого есть связи с группой людей, которые имеют больше денег, чем небольшое государство. – Они подают гостей к Марии.

— Мне было интересно, как Мария может обращаться ко всем этим состоятельным людям с приглашениями и не беспокоиться о том, что все билеты будут распроданы. Да, большинству из них скучно, но должна быть и часть чопорных и не желающих нарушать правила. Ей нужен кто-то, чтобы определять кто правильный, а кто нет. – Ава встряхнула головой. – Готова поспорить, что Мария владелица и имеет хулигана, управляющегося с этим для нее. Кого-то обворожительного, кому сойдет с рук раздача приглашений.

— Имеет смысл. – Мэвис постучала ручкой по подбородку. – Она скрывается за масками, и они засасывают даже больше денег на ее банковский счет.

— Так что, как мы найдем этого человека? – Кенни облокотился на стойку и посмотрел на нас. Он держал огурец в одной руке и ложку в другой. Не уверен, что он собирался делать с этим, но он задал хороший вопрос.

— Нам нужно выяснить какой компанией доставляют клиентов. Потом выбрать кого-то целью. – Мэвис откинулась на спинку стула и вытащила заколку из волос, позволив ей упасть за ее спиной.

— И заставить их взять нас с собой? – Кенни осенило. – Выдать себя за них?

— Ага, потому что ведь никто не догадается, что мы не те люди, с которыми они обычно работали. – Я фыркнул.

— Принуждение кого-то взять нас, может обернуться негативными последствиями, они могут сдать нас. – Мэвис обеспокоенно смотрела на огурец в руке ее племянника.

— Нет, если мы убьем их позже. – Он махнул огурцом, как ножом.

— Как ты можешь быть таким умным и таким глупым одновременно? Это на самом деле не вяжется у меня в голове. – Мэвис закатила глаза. – Мы убедим их, Кеннет. Заставим их захотеть нам помочь.

— Что, если это окажется женщина? – Подросток положил огурец на стойку и подошел к холодильнику, ища чего-нибудь в добавку к овощам.

— Не проблема. – Мэвис вздернула бровь. – Не то, чтобы я собиралась объяснять это тебе.

— Не сомневаюсь в твоих навыках, но не всем женщинам ты нравишься. Или кажешься привлекательной. – Указал ее племянник, пока вытаскивал хлеб из сумки.

— Тогда Оуэн может их соблазнить. – Она произнесла слова, как будто этот план был абсолютно обычным, ничего большего, чем работа, но я видел напряжение Авы своим боковым зрением. Обычно, я не возражал против такой работы. Это требовало немного усилий и, чаще всего, срабатывало лучше, чем чье-то убийство. Но после прошлой ночи, у меня действительно не было желания потчевать кого-то другого своим обаянием.


Я пожал плечами, но не мог встретиться глазами с Авой. Я буду делать все, что потребуется для ее безопасности. Даже если в процессе она меня возненавидит.


18.

Ава


Кем я, черт побери, была? Пустым местом? Прошлая ночь для него ничего не значила? Он уже весь навострился соблазнять какую-то богатую телку.

Надеюсь, ей 85 лет и она будет в кислородной маске.

Еще пусть у нее будет вросший ноготь на ноге, который он должен будет массажировать.

Он будет втирать ей противогрибковый крем.

Своими огромными, мужественными ладонями.

Ух.

Я сделала глубокий вдох и вернула взгляд на бумагу передо мной. Наиболее вероятно, что это окажется мужчина и Мэвис будет проворачивать свои штучки вместо Оуэна. Однако, он только что согласился сделать это, если придется.

Придется. Он сделает это, если так нам удастся встретиться с Марией. Черт побери. Он намеревался сделать это для меня. Все могло пойти не так столькими вариантами, что я не могла их сосчитать.

Я подняла взгляд на него. Он же не смотрел на меня. Вместо этого уставился на Кенни, который пытался использовать ложку для очистки огурца.

— Что ты делаешь? – Я встала и подошла к месту, где Кенни измывался над своим огурцом.

Хах. Нужно запомнить эту шутку.

— Собираюсь сделать бутерброд к чаю. – Мальчишка оглядел меня, его расширенные глаза нырнули в мой вырез, прежде чем встретиться с моим взглядом. Румянец залил его щеки, и я боролась с собой, чтобы не встряхнуть головой. Гормоны. – Я голоден.

— И ты используешь ложку потому что…? – Я потянулась и взяла столовый прибор.

— Не смог найти нож. – Он облизнул губы и отошел от меня, как будто я была опасна.

— Они вон в том ящике. – Я указала на шкафчик рядом с тостером.

— Оу. – Слабый румянец алел на его щеках.

Мэвис фыркнула, но улыбалась в листок, когда я обернулась на нее. Оуэн, по другую сторону, наблюдал за мной грустными глазами. Я знала, что у него сейчас в голове, он уже готовил себя, чтобы переспать с кем-то для нашей выгоды и прощался со всем, что между нами было. Глупый гребаный идиот. Как будто теперь я ему позволю.

Подождите – ка. Я собиралась удержать Оуэна? Оуэна горячего асасина? Оуэна, который был доводящим-меня-до-края-удовольствия, Оуэном? Он был сам себе на уме. Может он – нет, вычеркнем это – не поддерживал идею принадлежать кому-то.

Это утро было потрясающим, но это не значит, что я должна вцепиться в него.

Может, оно было потрясающим только для меня. Я немного заржавела, после долгого воздержания.

Нет, отказываюсь так думать. Это утро было потрясным и он откажется спать с восьмидесяти пяти летней старой женщиной с вросшими ногтями.

По крайней мере, так бы я ему сказала.

Вздохнув, я вложила нож в руку Кенни:

— Что еще у тебя есть в холодильнике?

Мальчишка сложил свое длинное тело пополам и начал вытаскивать всякую всячину из небольшого холодильника. Я отдавала себе отчет, что Оуэн смотрит на меня, но игнорировала его. Нет смысла давать ему больше патронов для его размышлений.

Я действительно не должна расстраиваться сейчас.

— Здесь масло. – Кенни пододвинул ко мне маленькую чашку.

— Хорошо. Где плавленый сыр? – Я подняла взгляд от огурца.

— Плавленый сыр? – Кенни сморщил нос.

— Американцы. – Фыркнула Мэвис. – Они кладут плавленый сыр во все на свете.

— Его некоторые люди кладут на рогалики? Отвратительно. – Кенни сморщился, как только я предложила шлепнуть хрустящее арахисовое масло на бутерброд.

— Эй, вы. Эта американка не понимает за что ей весь этот негатив. Я могла оставить тебя тыкать ложкой огурец. – Я взмахнула обрубком овоща в его направлении.

Он поднял руки:

— Прости. Пожалуйста, не бей меня огурцом.

— Я думал, ты собирался приготовить еды. – Оуэн подошел ближе и Кенни вжался в столешницу.

— Она забрала мою ложку! – Он указал на меня.

— Я голодна и сделать что-нибудь ложкой, у него заняло бы годы. – Я закатила глаза.

— Бутерброды с огурцом не настоящая еда. Они для старых леди, попивающих чай. – Глаза Оуэна приняли более забавный вид.

— Они мне нравятся. – Пробормотал Кенни себе под нос, но развернулся и начал копаться в каких-то сумках.

— Я съем, что угодно. Умираю с голоду. – Я посмотрела на маленькую масленку. – Так что, раз уж ты не используешь плавленый сыр, ты добавишь что-то к маслу? Или просто шлепнешь его поверх огурца?

— Ради всего святого. – Мэвис оттолкнулась от стола. – Просто уйдите. Я разберусь с едой.

Тоненькая женщина проскользнула между мной и столешницей. Она потянулась за ножом, и я быстро переложила его к ней в ладонь. Сделав шаг назад, я врезалась в Оуэна, который обвил свои руки вокруг моей талии и крутанул меня так, чтобы я оказалась лицом к коридору.

— Оу. Хм, Мэвис, тебе нужна помощь? – Я выглянула из-за Оуэна на ее светлую голову.

— Не, спасибо. – Мэвис уже закончила резать огурец и отрезала корочки от хлеба. – Ты не очень хороша в обращении с ножом. Я справлюсь гораздо быстрее без тебя.

Откинула волосы с лица и показала ей язык. Оуэн усмехнулся и его грудь завибрировала под моими пальцами. Я подняла взгляд на него, все еще не уверена, злилась ли я на его решение соблазнять какую-то неизвестную богачку.

— Пока мы ждем еду, нужно найти тебе другую одежду. – Его руки обернулись вокруг моей талии, увлекая меня в сторону лестницы.

Я посмотрела вниз на свою футболку и скорчила лицо от вида крови. Джинсы были помятые, но в остальном пригодные, в отличие от футболки.

— У меня сумка в комнате. Можешь взять мою футболку. – Предложила Мэвис. – Только не трогай кашемир.

— Не думаю, что твоя одежка для Барби подойдет людям нормального размера. – Получи, ты, полутораметровый асассин, размахивающий ножом!

— Вот что я получаю за то, что пытаюсь быть милой. – Надулась Мэвис. – Почему ты думаешь, я сказала тебе не трогать мой кашемир? Я не хочу, чтобы ты его растянула.

Я закатила глаза и обошла ее небольшой чемоданчик на кушетке. Надев ее вещи, я буду похожа на рестлера, напялившего кукольную одежду. Кроме того, я видела футболки в комоде наверху. Может, я найду что-нибудь подходящее.

Оуэн потянул меня наверх в крошечную спальню, которую мы занимали прошлой ночью. Простыни все еще были разбросаны после наших утренних барахтаний, и я почувствовала, как жар крадется по моей шее, подбираясь к щекам. За румянцем последовала довольная улыбка, которую я попыталась спрятать, пока ковырялась в комоде.

Я безусловно попробовала сегодня что-то новенькое.

Оуэн закрыл дверь и прошел мимо меня, чтобы выглянуть в окно, выходящее на дорогу. Он засунул руки в передние карманы, угасающее солнце отбрасывало тени на его челюсть и резко выделяло скулы. Его взгляд сканировал улицу, но могу поспорить, что его разум был где-то далеко.

Я положила майку без рукавов и синюю рубашку на пуговицах сверху комода. Верхний ящик был наполнен аккуратно скрученными носками и сложенными трусами. Мысль о чистых носках была более соблазнительна, чем шоколадный торт, но я не могла заставить себя надеть носки старика.

— Было бы неплохо взять носки. – Голос Оуэна разрезал тишину комнаты.

Я посмотрела на него и нахмурилась.

— Просто это как-то … неуважительно. – Я вздрогнула. – И противно. Что если у него был грибок?

— У тебя был секс в его кровати. – Оуэн вытащил руки из карманов и направился ко мне. Все мышцы в его теле играли, пока он грациозно двигался в моем направлении. – Я не думаю, что надеть вещи этого старика будет более неуважительным.

— Обоснованное предположение. – Я проигнорировала жар, заливающий мои щеки и разжигающий места, что немного ниже.

— Мне действительно нравится, как твои щеки розовеют, когда я упоминаю секс. – Он выделил последнее слово и придвинулся так близко, что мне пришлось запрокинуть голову, чтобы встретиться с ним взглядом. – Прямо как сейчас. Одно слово заставляет тебя краснеть.

— Ты смеешься надо мной. – Я старалась контролировать дыхание, но мои легкие отказывались слушаться.

— Нет, нет, ни в коем случае. – Он обхватил руками мой затылок, заставляя меня смотреть еще выше. – Мне нравится, как ты краснеешь, когда я говорю о сексе, потому что знаю, что ты думаешь о сексе со мной. Не так ли, милая?

Я хотела смутиться, выдать какой-то сложный ответ, но мой рот предал мозг.

— Да. – Я облизала губы.

— Если я скажу, что хочу тебя прямо сейчас, здесь, возле этого комода, стонущую мое имя, каков будет твой ответ? – Он приподнял меня возле деревянной мебели так, что моя задница оказалась прижата к верхнему выступу.

— Я отвечу, что там внизу люди, которые могут нас услышать. – Думаю, мое тело кричало что-то абсолютно противоположное. Я прикусила губу и умудрилась не пискнуть, когда он поднял меня и усадил на комод.

— Тебе сложно сдерживаться со мной? – Он спустился ниже и уткнулся носом в мою шею.

— Хм… — Я откинула голову, чтобы предоставить ему лучший доступ.

— Что если я сделаю так? – Он медленно провел зубами по моей коже от скулы до ключиц.

Стон, сорвавшийся с моих губ, невозможно было удержать. Ощущение его губ и зубов на моей коже было афродизиаком, заставляющим мое тело пылать.

— Вот оно. – Он пробежался губами вверх по моей шее, прикусил меня за ушко и потянул. – Этот звук. Я люблю, когда ты издаешь этот звук для меня.

Я провела ладонями по его рукам и запустила их ему в волосы, мягко потянула, чтобы он отодвинулся и встретился со мной взглядом. Его глаза искрились желанием, веки полуприкрыты, он смотрел на меня, как будто я была самой великолепной вещью на свете.

— Я люблю издавать этот звук для тебя.

В глазах что-то вспыхнуло, прежде чем его губы обрушились на мои. Его язык не был деликатным, когда он вторгался в мой рот, его губы не были ласковыми, пока двигались вместе с моими.

Первобытная, изнуряющая необходимость пульсировала от него волнами, которые кружили мне голову и вынуждали мое тело пылать.

Я придвинулась, как можно ближе к нему, крепко обхватила его сексуальный торс ногами, чтобы почувствовать его движения там. Я нуждалась в нем как в воздухе. Прямо сейчас.

— Ава, я не в настроении быть нежным. – Прорычал он мне в ухо и начал расстегивать пуговицу на моих джинсах. – Ты нужна мне.

— Слава богу. – Я скребла ногтями его футболку, отчаянно желая прикоснуться к его коже.

Мы обезумели, желая, как можно быстрее, заполучить друг друга обнаженными. Он снял меня с комода и стащил мои джинсы вниз к лодыжкам. Не теряя ни секунды, он поднялся и стянул с меня футболку, после швырнув ее на пол. Я судорожно стряхивала ботинки и джинсы, и как только освободилась, занялась его ширинкой, чтобы проскользнуть внутрь и ухватиться за него. Как только я обернула пальцы вокруг его длины, он зашипел мне в ухо. Легко сжимая, я медленно двигала рукой вверх и вниз, до тех пор, пока его возбуждение не разлилось по моим пальцам.

Он сорвал мой лифчик, швырнул его через всю комнату и свалил что-то с полки, прежде чем опустить свою голову, чтобы поймать мою грудь ртом.

— Оуэн. – Моя голова откинулась назад и я громко стонала, когда он укусил меня прежде чем коснуться моего соска языком. Мои трусики испарились с громким треском разорванной ткани. Их заменили его руки, его пальцы вытворяли невообразимые вещи между моих ног.

Его гортанный рык наполнял мои уши и я рассыпалась от его рук. Он работал надо мной своими искусными пальцами, его рот терзал мою грудь, в это время мои крики только становились все громче. Когда я достигла пика, он не остановился. Вместо этого он отступил назад, чтобы прочитать на моем лице как удовольствие взрывается в моем теле. Я прикусила губу, пытаясь контролировать мои стоны наслаждения.

Медленно он убрал свои руки и поднес их к своему рту. Сосредоточенно пробежался своим языком по пальцам, пробуя мой оргазм на вкус.

— Ты такая вкусная, любовь моя. – Медленно он облизал один из своих пальцев. – Я мог бы есть тебя каждый день и никогда не захотеть чего-то другого.

— Мне нравится этот план. – Я трепетала, пытаясь выровнять дыхание, моя голова все еще кружилась от удовольствия.

— Хорошо, любимая, потому что это не обсуждается. Ты нужна мне. – Его зеленые глаза потемнели от желания и чего-то еще. Чего-то более серьезного.

Я пробежалась рукой по его стволу, наслаждаясь тем, как со свистом сквозь зубы выходит его дыхание. Осторожно, я позволила своему ногтю отодвинуть нежную кожу, обхватить яйца ладонью, и увидела, как его глаза закатились от удовольствия.

— Ты готова, милая? Или ты хочешь продолжить прикасаться ко мне? – Он облокотился одной рукой на комод за моей спиной. – Я обожаю то, как твои руки ощущаются на мне.

— Готова к чему? – Мое дыхание сбилось и влага снова начала собираться между ног.

— Теперь моя очередь. – Он посмотрел на меня полуприкрытыми глазами. Его руки скользнули вниз, обхватили мою задницу, и он снова усадил меня на комод. – Я хочу тебя жестко и быстро, выкрикивающую мое имя.

Я обернула ноги вокруг него и притянула его лицо ближе к своему:

— Тогда возьми меня, Оуэн. Немедленно.

Он не терял ни секунды. Проскользнув внутрь одним мощным толчком, он громко застонал и уронил свою голову мне на плечо, тяжело дыша.

— Боже, ты похожа на рай. – Прошептал он мне в шею. Его бедра начали двигаться, таким образом, что выходя, его распухшая головка натирала мой клитор, прежде чем снова наполнить меня сильным толчком.

Он не был нежен. Его движения были жадными, голодными до меня и того, что я могла дать. Одна его рука впилась мне в бедро, пока другая массировала грудь. Я подавалась вперед при его толчках, облокотившись на стену за комодом и наблюдая за тем, как он двигался.

Мой взгляд блуждал по его твердой груди и напрягающимся от усилий брюшным мышцам, его бицепсам, вспухшим от того, что он держал меня, капелькам пота собравшийся на лбу. Его зеленые глаза буравили меня, впитывая мои черты, как же, как и я его. Несмотря на мой предыдущий оргазм, мое тело охотно отвечало на него, как будто я ждала этого момента – момента, когда он возьмет меня без колебаний. Протянув руку между нами, я начала массировать свое местечко, подталкивая себя к кульминации. Его глаза расширились, и он твердо сжал челюсть.

Выгнув спину, я громко застонала, когда достигла оргазма. Меня никогда не подталкивало к краю зрелище того, как мужчина наслаждается моим телом, но вот что Оуэн делал со мной. То, как он смотрел на меня, как будто я была богиней, заставляло меня чувствовать себя сексуальной и могущественной.

Его движения ускорились, рука на моей груди сжалась, в то время как комод врезался в стену с грохотом снова и снова. Я встречала его толчки своими, желая дать ему все, в чем он нуждался. Осознавая, что это было больше, чем просто физическая необходимость и страсть. Это было гораздо большим.

— Оуэн, пожалуйста… вот так. Вот так. Оуэн. – Прохрипела я.

Я дошла до кульминации в момент, когда и он отвердел, мое тело жадно поглощало его, выдаивая досуха. Он наполовину зарычал, наполовину застонал, прежде чем наклонился вперед и прижал свою голову к моей груди.

Я никогда не была настолько удовлетворена.


19.

Оуэн


Дыши. Мне пришлось напомнить себе, что нужно дышать, поскольку я прижал лицо к нежной груди Авы, и это больше походило на внушение, чем на необходимость снова дышать.

— Ах, черт побери, любовь моя. Это было прекрасно. — Я прерывисто вздохнул и посмотрел на нее. — Ты идеальна.

— Ты тоже не так уж плох. — Она откинула волосы с глаз и улыбнулась мне. Она начала шевелиться, и я поднялся, убирая с нее вес своего тела. — Но мне кажется, что в спину мне вонзилась модель самолета.

— Не могу этого допустить. — Я подхватил ее с комода и опустил ее идеальную попку на кровать, потом улегся рядом с ней и обнял.

Не теряя времени, она прижалась ко мне, положив руку мне на грудь, закинув свою ногу на мою, смотря на меня улыбающимися глазами. Она выглядела удовлетворенной, довольной, и гордость наполнила мне грудь. Я впитывал ее улыбку на лице, ее ошеломленный, затуманенный взгляд. Она удовлетворенно вздохнула.

— Мне нравятся сексуальные звуки, которые ты издаешь. — Я наклонился к ней, чтобы прикусить зубами ее за ухо. — Особенно, когда ты громко сообщаешь свое желание.

— Думаю, мы были слишком шумными. — Прошептала она, и ее щеки зарумянились.

— Хорошо. — Я подвинулся, притягивая ее еще ближе к себе. — Скажи этому мальчику не пялиться на то, что ему не принадлежит.

Она фыркнула:

— Ты, должно быть, шутишь. Ревнуешь к прыщавому подростку?

— Не ревную. Просто утверждаю свои права.

— Свои права?! — Она выгнула бровь.

— Чертовски верно. — Я поцеловал морщинку у нее на носу. Боже, помоги тому, кто попытается встать между мной и этой женщиной.

— А как же насчет пожилой женщины с кислородной маской? Я должна просто так смириться с ней? — Ее брови сошлись на переносице.

— О чем ты? — Она что ударилась головой о стену, пока мы занимались любовью?

— Ты сказал, что соблазнишь любую женщину, если понадобится, чтобы проникнуть в казино. — В ее глазах промелькнула боль, прежде чем она успела ее спрятать. — Не только тебе выражать претензии, Мистер Киллер. Я не трахаюсь со случайными мужчинами на комодах. Ты тоже принадлежишь мне.

«Мне», — прокричал мой разум. Да, она была моей. Мысль о том, что она могла оказаться с кем-то другим, вызывала у меня прилив ярости, поэтому я глубоко вздохнул. У меня не было прав претендовать на эту прекрасную женщину, но было уже слишком поздно. Она нашла место в моем сердце, и я готов быть убить любого, кто попытается ее у меня отнять.

Она приподнялась на локте и посмотрела мне в глаза.

— Послушай, я знаю, что ты привык в одиночку работать в преступном мире, но ты сказал, что мы вместе. — Она коснулась моей груди в области сердца. — Вместе. И не только у тебя имеются проблемы с гневом. Я ударила Джули Сейдж в восьмом классе за то, что она поцеловала Томми Бенда. Она знала, что он мне нравится, но все равно поцеловала его. Не знаю, какая будет у меня реакция, если ты затащишь в постель другую женщину. — Ее пальцы сжались на моей груди, и я был потрясен, увидев ярость в ее глазах.

Она постоянно удивляла меня, показывая свою темную, скрытую сторону, я должен был признать, что меня ее темная сторона очень заводила, особенно, если она собиралась драться из-за меня. Я попытался заставить ее взглянуть мне в глаза, но она вздернула подбородок, чтобы я не смог увидеть выражения ее лица.

— Я не хочу никого соблазнять, Ава. — Я наклонил ее лицо к себе, чтобы лучше увидеть ее глаза. — Но я сделаю это, если таким образом мы сможем попасть в казино. Я бы также пошел на это, чтобы защитить тебя.

Она посмотрела на меня тяжелым взглядом.

— Я знала, что ты так скажешь. — Она села и натянула простыню на грудь. — Это полный п*здец, Оуэн.

Я пожал плечами. Да, я облажался. А чего она ожидала?

— Да, я буду тогда в безопасности, но мое сердце будет разбито. Ты этого хочешь? — Ее выразительные глаза заставили мой желудок сжаться. — Как я смогу делать вид, что все хорошо и все по-прежнему?

— Я не хочу причинять тебе боль, — прошептал я.

— Тогда не соблазняй никого. Соблазни лучше меня, и мы придумаем что-нибудь еще, чтобы попасть в казино. — Она посмотрела на меня, и я заметил, как она пытается сохранить самообладание. — Я возьму себя в руки, и тебе придется постараться, чтобы заполучить меня, тебе придется приложить усилия. Процесс соблазнения будет более захватывающим.

— Мне нравится твоя готовность помочь, любимая. Ты меня очень сильно возбуждаешь. — Я убрал волосы с ее глаз. — Возможно, мне не придется никого соблазнять. Скорее всего, нам понадобятся таланты Мэвис.

— Я не чувствую себя от этого лучше, если Мэвис, чтобы получить информацию, будет кого-то соблазнять. — Она с раздражением упала на кровать.

— Ты ревнуешь меня к маленькой блондинки внизу? — Я перевернулся на другой бок и посмотрел ей в глаза. Ее губы изогнулись, и я поймал себя на мысли, что стараюсь запомнить черты ее лица.

— Думаю, у меня больше оснований ревновать тебя к Мэвис. — Она прищурилась.

Вот дерьмо. Я вляпался по самые уши. Вы только посмотрите на меня, я настоящий тупица, плюхающийся в дерьмо, как подросток.

— Тебе не стоит беспокоиться о Мэвис. — Я прочистил горло. — Это было давно, и было все совсем по-другому, не так, как у нас. Всего один раз, и мы просто воспользовались друг другом, чтобы унять зуд.

— Мне не нужны подробности. — Она энергично замотала головой. — Не хочу знать об этом, потому что мне нравится Мэвис. В основном. Я не хочу представлять вас двоих…

Я взял ее за подбородок, чтобы она перестала отрицательно качать головой и посмотрела мне в глаза. Она побледнела, и у меня кольнуло в груди. Видеть, что она ревнует, сейчас мне это казалось не таким уж забавным, как я думал в самом начале.

— Не представляй, не надо.

— Я знаю, что не вписываюсь в твой мир. — Сомнения затуманили ее глаза, и это было последнее, что я хотел бы увидеть. Она была права: она не вписывалась в мой мир. Я должен был удерживать ее как можно дальше от себя, и все же я находился с ней в одной кровати, прижимаясь к ее обнаженному телу. И я ничего не мог с собой поделать. Да и не хотел, чтобы это кончалось.

— Не говори так, — сказал я.

— Но это правда…

Я переместил свой вес, оказавшись на ней сверху. У нее перехватило дыхание, но, по крайней мере, она замолчала. Я не очень хорош был в разговорах. Каждый раз, когда я пытался ей что-то объяснить, выходило как-то глупо. Мне легче было ей все показать.

Ее ноги раздвинулись подо мной, принимая меня без вопросов. Я прижался к ее теплому превосходному телу, позволяя почувствовать, как мне нравится прижиматься к ней.

— Мне кажется, ты очень даже подходишь. Здесь. — Я прижался к ней, наслаждаясь тем, как реагирует ее тело на меня. Взял ее руку и приложил к груди под повязкой на плече. — И здесь.

— Оуэн. — Ее глаза ярко сверкнули, и она провела кончиками пальцев по моей коже над повязкой на плече. На ее лице отразилось столько эмоций, что я не успевал за ними следить.

— Шшш. — Я наклонился и нежно поцеловал ее. — Не пытайся понять, что с нами происходит. Я не хочу анализировать и задумываться об этом, я просто хочу все это испытать.

Она позволила мне поцеловать ее снова, ее руки скользнули по моему подбородку, прежде чем взъерошить мои волосы. Когда она приподняла бедра в приглашении, я скользнул внутрь. Как и раньше у меня перехватило дыхание. Ее теплое тело двигалось вместе с моим, пока я подводил нас к оргазму.

Раньше я испытывал необходимость заниматься с ней сексом настойчиво и быстро, но сейчас мне хотелось дорожить каждым дюймом ее тела, пробовать каждый ее выдох, вырывающийся из ее груди, и запоминать ее нежные издаваемые звуки. Я так сильно нуждался во всем этом, как и в том, чтобы она стонала подомной, царапая мне кожу. И она давала мне все, в чем я нуждался, чтобы я не требовал от нее. Я понятия не имел, почему она это делала, но я не мог оторваться… от нее.

Она была раем, а я все время пребывал в самых темных глубинах ада. Если она была моим единственным шансом на блаженство, я собирался насладиться им по полной, прежде чем ангелы вышвырнут меня из этого места.

Мое падение обещало быть очень болезненным, но я хотел убедиться, что оно того стоило.

Когда ее движения усилились, я позволил себе утонуть и раствориться в ней. Я тонул в ее голубых глазах, в ее движениях, в ее мыслях с того момента, как впервые увидел ее. Сейчас я тонул в том, как она заставляла меня чувствовать себя.

— Оуэн. — Ее резкий шепот привлек мое внимание. Я наблюдал за выражением ее лица, когда она испытывала оргазм, ее голубые глаза светились почти электрическим светом, пока она кончала подо мной. Это был один из самых интимных моментов, которые я когда-либо испытывал, и именно он подстегнул мой оргазм, обрушившейся на меня, как лавина.

Я прижался поцелуем к изгибу ее шеи, положив свою голову рядом, пока мы пытались отдышаться. Что-то сильное и мощное шевельнулось у меня в груди, окутывая мое сердце горячими волнами. Мне не хотелось ее отпускать.

Я был эгоистичным ублюдком. Я готов был сразиться с ангелами, чтобы удержать ее, потому что Ава стоила всего, что ад мог бросить в меня.

— Давай примем душ. — Я поднял ее на руки, радуясь, что мое раненое плечо почти не болит.

— Мы голые. — Прошептала она и прижалась ко мне.

— В таком виде будет легче принимать душ. — Я отпустил ее, прежде чем повернуть дверную ручку.

Она бросилась к двери.

— Внизу люди. Мы не можем вот так просто голышом бежать в душ.

Повернувшись, я схватил одеяло с кровати и накинул ей на плечи.

— Так лучше?

— А как насчет тебя?

Закатив глаза, я взял у нее часть одеяла, которое волочилась по полу, и обернул вокруг своей талии.

К тому времени, как я уговорил ее принять душ, ее лицо выражало задумчивость. Я готов был заплатить, чтобы узнать, о чем она думает, но почувствовал, что не имею права спрашивать. Мы все имели право на размышления. Поэтому вместо вопросов я сосредоточился на том, чтобы вымыть нас, наслаждаясь, как вода сбегала по ее груди и вниз по животу.

— Даже не знаю, как я могу спуститься вниз и посмотреть им в глаза. — Она поставила одну ногу на ванну, вытирая ее полотенцем, которое я нашел. — Они явно догадались, чем мы занимались.

Мой член подпрыгнул, когда я увидел, как она наклонилась вперед, чтобы вытереть ногу. Мне казалось, что трех оргазмов за день для него будет достаточно, чтобы он был доволен, но я быстро понял, что Авой насытиться невозможно.

И у нее была просто убийственная задница.

— Алло, земля вызывает Оуэна. — Она выпрямилась и заправила мокрые волосы за уши. — Ты меня слушаешь?

— Конечно.

— Правда? Потому что кажется, будто ты пялился на мою задницу, совсем меня не слушая.

— Твою задницу стоит оценить по достоинству. — Я улыбнулся ее широко раскрытым глазам. — Но я слышал, что ты сказала. Какая разница, догадаются они или нет, чем мы занимались?

— Я серьезно, Оуэн. — Ее хмурый взгляд оказал бы на меня лучшее впечатление, если бы она не пыталась улыбнуться. — Мне стыдно.

— Мэвис мало это волнует, а подросток изойдет ревностью. Никакого осуждения не будет. Надевай свою одежду и пойдем поедим. — Я притянул ее к себе и быстро поцеловал. — Я умираю с голода, и мы должны разработать план.

Она заворчала, но натянула джинсы на голую задницу.

— Не могу поверить, что ты порвал мои трусики. У меня нет запасных.

— Ты, кажется, особо не возражала, когда я это делал. — Я натянул штаны, прежде чем схватить чистую рубашку с края комода. Я поднял ее лифчик.

— По крайней мере, это цело.

— Мне необходимо купить кое-что из нижнего белья. Или хотя бы стиральную машину. — Она выхватила кружевной черный лифчик у меня из рук и надела его, потом схватила белую майку.

— Не думаю, что мы задержимся здесь надолго. — Я повесил полотенца на вешалку и поднял брошенное одеяло. — Нам нужно двигаться дальше. Мы и так здесь слишком долго уже.

— Куда мы пойдем? — Она прикусила нижнюю губу. Похоже, это было ее последнее слово, потому что она нервничала.

— Это зависит от того, какую информацию нашла Мэвис и ее чудо-мальчик. — Я открыл дверь и жестом пригласил ее на выход.

Она глубоко вздохнула, расправила плечи, прежде чем начать спускаться по лестнице. Я сдержал смех. Мне было совершенно наплевать, понял ли кто-то, что последние два часа я провел, находясь внутри Авы. На самом деле, я был даже очень горд этим.

Внизу по полу всюду тянулись компьютерные кабели. Кенни сидел на полу, прислонившись к дивану, и смотрел на свой компьютер, демонстративно игнорируя наше появление. Мэвис лежала на диване, с ноутом на коленях.

— Еда на кухне. – Произнесла она, не отрывая глаз от монитора, когда мы проходили мимо.

— Спасибо, — ответила Ава. На кухне она нашла две тарелки и принялась накладывать пасту нам обоим.

— Молоко? — Я открыл холодильник и вытащил кувшин.

— Благодарю. — Она улыбнулась мне, прежде чем вернуться к тарелкам.

Мы устроились на кухне, поглощая еду, почти не разговаривая. Тишина за столом была приятной, паста была хорошей.

— Салат из макарон с огурцами. Гораздо лучше, чем крошечные бутерброды с чаем. — Она улыбнулась мне.

— Во всяком случае, лучше, чем суп. — Я был не уверен, действительно, ли суп считается едой.

— Ава? Ты можешь взглянуть на некоторые фотографии? — Крикнула Мэвис из гостиной.

— Конечно. — Ава встала, взяв с собой тарелку.

Я покончил с едой, быстро вымыл тарелку, прежде чем последовать за ней. Она сидела на подлокотнике дивана, заглядывая через плечо Мэвис на экран.

— Эти самолеты принадлежат компании, в которой я работала. — Ава наклонилась вперед.

— Ты можешь вспомнишь, кто их купил? — Мой пульс участился. Это может быть нашей зацепкой.

— Не совсем. — Ава нахмурилась. — Я имею в виду, что они особо ничем не выделяются, это специально так сделано. Некоторые клиенты настолько сумасшедшие, требуют, чтобы самолеты разукрашивали в розовый и леопардовые расцветки, чтобы они слишком выделялись. Но эти самолеты не должны выделяться ничем. Они очень пафосные внутри и их используют только для перевозки очень важных людей.

— Итак, это корпоративные самолеты? — Я пожал плечами. — Это легко понять.

— Это может быть чартерная компания. — Ава посмотрела на меня. — Кто-то нанимает самолеты для людей, которые не любят летать коммерческими рейсами.

— Или людей, которые не хотят летать коммерческими рейсами. — Мэвис цокнула языком. — Людей, которые не хотят, чтобы каждое их передвижение отслеживалось и документировалось.

— Плюс не хотят заполнять документы и проходить таможню... — фыркнула Ава. — За последние несколько дней я поняла, что они с удовольствием пропустят заполнение таможенных деклараций и проверку безопасности, предпочитая частные самолеты. Они, скорее всего, просто платят наличные, а обслуживающий персонал делает все остальное.

— Ты видела кого-нибудь из этих людей раньше? — Мэвис открыла на компьютере папку с фотографиями и стала их просматривать. — Можешь ты нам что-нибудь рассказать о самом владельце компании?

— Если ты узнаешь кого-нибудь, я смогу залезть в его досье, в компании, в которой ты работала, — предложил Кенни.

Ава смотрела, как Мэвис листала одну фотографию за другой. В основном фотографии изображали людей в самом самолете или поднимающихся на борт, некоторые из них относились к управляющему персоналу, производящему осмотр самолета.

— Мне очень жаль. Я не... стойте! — Ава тронула Мэвис за плечо и наклонилась вперед. — Это один из ангаров, принадлежащих компании, где я работала. Можно увеличить фотографию?

Мэвис коснулась пальцами экрана ноутбука, раздвинув фотографию, изображение увеличилось. Оно было нечетким, но я разглядел высокого мужчину, разговаривающего с людьми в форме. Казалось, что он смеялся.

— Боже мой! — Ава откинулась назад. — Это Капитан Похоть.


20.

Ава


Казалось, что прошла целая жизнь с тех пор, как я в последний раз видела пилота с репутацией «на ходу», в той компании, где я когда-то работала. Он был известен тем, что приставал ко всем женщинам. Высокий, с каштановыми волосами, голубыми глазами и шотландским акцентом, он был довольно успешным в своих попытках «на ходу».

— Прошу прощения? — Брови Оуэна сошлись на переносице. — Капитан Похоть?

Мэвис откинула голову назад и рассмеялась. Ее смех был громким и заразительным.

— Я имею в виду Патрика. Он — пилот чартерной компании. Девушки стали называть его Капитан Похоть. Он постоянно к кому-нибудь приставал, не пропускал ни одной юбки. — Я покраснела. — Он приставал ко мне не раз, но я всегда ему отказывала. — Несмотря на то, что происходило между мной и Оуэном, я обычно не прыгала в постель первого встречного. Мужчина на одну ночь, какой бы прекрасной не была ночь, был не в моем стиле.

Или может я просто не встречала никого, кто вызывал бы во мне такую страсть. По крайней мере, до Оуэна. Если я уж решила рискнуть и разбить свое сердце в порыве страсти, то с Оуэном, по крайней мере, оно того стоило. Мое сердце сжалось от этой мысли. Но с ним я определенно двигалась в сторону разбитого сердца. Что бы не происходило между мной и Оуэном, я отлично осознавала, что не вписываюсь в его мир. Я не могла стать убийцей плохих парней, а он не найдет своего счастья в моем мире, на обычной работе.

— Держу пари, у него хороший послужной список. — Мэвис посмотрела на Аву и улыбнулась. — Ты дала ему шанс?

— Гм, нет. — Я прикусила губу.

— Почему нет? У вас были отношения? — Мэвис склонила голову набок и нахмурилась. — Я чувствую, что он приударял за тобой. Ты даже покраснела.

— Если ты не носишь кольцо, он всегда считал тебя своей добычей. — Я пожала плечами. — Некоторым девушкам нравилось его общество.

— Значит, ты просто сказала ему «нет», и все? — Мэвис приподняла бровь.

Нет. Капитан Похоть также был Мистер Настойчивость. Он появлялся с цветами каждый раз, когда я работала. Что, как я предположила, означало, что он появлялся в те дни, когда я не работала, с цветами для девушек за стойкой регистрации. Еще одна причина, по которой ему было легко отказать.

— Причем отчетливо. — Кивнула я.

— Ты ужасная лгунья. — Мэвис посмотрела на Оуэна. — Мы должны подготовить ее.

— Что? Подготовить к чему? — Я перевела взгляд с удивленного лица Мэвис на сжатые губы Оуэна.

— Я пойду. — Он посмотрел на меня темным взглядом. — Ты с Мэвис остаешься дома.

— Почему? — У меня ухнул желудок вниз. — У меня нет никакой возможности связаться с ним, и я не знаю его босса. Многие клиенты посылают своих пилотов, чтобы урегулировать все вопросы.

— Мы уже знаем, кто его босс, — сказала Мэвис. — Капитан Похоть — наша зацепка.

— У меня такое чувство, что мне не понравится то, что ты предлагаешь.

— Оуэну тоже. — Мэвис рассмеялась. Пока она давала указания Кенни, чтобы тот нарыл больше информации, я посмотрела на мужчину, стоявшего позади меня.

— О чем она?

— Вы с Мэвис собираетесь обработать Капитана Похоть. — Его голос звучал приглушенно.

— Стойте. Я не хочу знать о странных делах моей тети. — Кенни посмотрел в мою сторону и покраснел.

— Хм, я не буду спать с Мэвис. — Его лицо омрачилось, и я поспешила уточнить. — Или Капитаном Похоть. Я имею в виду Патрика. Я ни с кем не сплю.

— А я слышал совсем другое. — Пробормотал Кенни так громко, что его было слышно по всему дому.

— Ты понял, что я имею в виду. — Я изо всех сил старалась не выдать своего раздражения.

— Расслабься, дорогая. Я нанесу ему коварный удар, но ты можешь быть моей путеводной звездой. — Она пожала плечами.

— Каким образом?

— Ну, как я уже сказала. Нам придется поработать над твоим враньем. — Мэвис снова повернулась к компьютеру. — Ты помнишь его фамилию?

— Ван Хорн. — Выдохнула я. (По англ. Капитан Похоть – Captain Horny, фамилия созвучна прозвищу. – Прим. пер.)

Мэвис так расхохоталась, что даже стала хрюкать.

— О, так гораздо лучше! Здравствуйте, Капитан Ван Хорн. Как дела?

Я старалась не рассмеяться, но наблюдать, как серьезная киллерша заливается на диване, как школьница, было очень заразительно. Даже Кенни не смог удержаться от улыбки.

Оуэн сел в кресло рядом с диваном и уперся локтями в колени.

— Хорошо. Ван Хорн наш проводник. Что еще мы знаем о нем?

Его голос был спокойным, ровным, но спокойствие было напускное. Я поежилась. Все было не совсем так, как я предполагала.

— Он встречается с моделями, — произнес Кенни и развернул к нам ноутбук, показывая фотографию Патрика, стоящего перед самолетом Victoria's Secret, в обнимку с популярными моделями. — Может, мне стоит забросить компьютер и стать пилотом?

— Этого не будет. — Ответила Мэвис.

— Есть идеи, где он обитает?

— В Эдинбурге. — Ответили мы с Кенни одновременно.

Оуэн на мгновение встретился со мной взглядом, прежде чем посмотреть на Кенни.

— Ты можешь выдать нам больше информации?

— Именно этим я и занимаюсь. — И пальцы Кенни запарили по клавиатуре.

— У меня есть дом в Эдинбурге. Тебе это подойдет? — Мэвис посмотрела на Оуэна.

Я перестала прислушиваться к их разговору, пока они обсуждали улицу и передвижение, потому что понятия не имела, где находятся эти улицы и где находятся те здания, о которых они говорили.

— Йо, добро пожаловать на борт. — Кенни сел прямее, смотря на компьютер.

— Что случилось? — Я вся напряглась и оглянулась через плечо, думая, что кто-то собирается ворваться через заднюю дверь в дом.

— Три самолета вылетят в Париж через три дня. — Кенни облизнул губы и наклонился вперед.

— Капитан Похоть? — Спросила Мэвис, подавшись к его компьютеру.

— Пока нет. — Кенни оглянулся на тетю.

— Дай мне номер компании. Сейчас же.

Кенни передал ей номер, а я наблюдала, как Мэвис ловко набирает номер и ждет ответа.

Я бы, оказавшись на ее месте, стала бы заикаться или случайно нажала бы не ту кнопку, но Мэвис ничего этого не сделала. Как только на том конце трубки ответили, ее губы изогнулись в легкой, спокойной улыбке.

Она заказала рейс для своего воображаемого босса и помощницы в Париж. Как только ей стали предлагать варианты рейсов, она отчетливо дала понять, чтобы сузить вероятность, что мы можем получить другого пилота, кроме Патрика. К тому времени как она повесила трубку, я была в полном восторге от ее разговора.

— Именно так и поступают профессионалы. — Она бросила Оуэну телефон и покачала бедрами.

— Собираемся. — Оуэн поднялся на ноги и оглядел комнату. — Нам нужно выдвигаться.

Я оглядела видавшую виды гостиную и почувствовала легкую грусть. Я начала чувствовать себя комфортно в этом доме.

Ладно, может быть не совсем комфортно. На мне не было трусиков, а джинсы без трусиков были, на самом деле, не такими сексуальными, как принято верить. Джинсовая ткань была совсем не предназначена для трения в определенных местах.

И здесь пахло нафталином.

Но здесь, по крайней мере, в меня никто не стрелял. Что было определенным улучшением по сравнению с некоторыми другими местами, где я останавливалась в последние дни.

— Вы с Кенни поедите вместе. Ава поедет со мной на другом поезде, — объявила Мэвис.

— Ава останется со мной. — Оуэн скрестил руки на груди, его подбородок задрался вверх, как будто он готовился к бою.

— Эй. Я здесь. — Махнула я руками в воздух.

— Все знают, что ты путешествуешь с американкой. Для нее имеет смысл поехать со мной. — Мэвис стояла неподвижно, очевидно, понимая, что в данный момент двигается по натянутому канату. — Кроме того, мне нужно кое-что собрать, и Аве нужно пройтись по магазинам.

— Вы так говорите, будто меня здесь нет. — Я посмотрела на Кенни, который только пожал плечами.

— Привыкай, — ответил он.

— Не думаю, что смогу к такому привыкнуть. — Я нахмурилась, глядя на Оуэна.

— Я доверяю тебе свою семью, Оуэн. — Мавис стояла перед ним с опущенными руками. — Мой племянник — все, что у меня осталось, и я бы не выпустила его из виду, если бы знала, что есть лучший способ осуществить нашу поездку.

Оуэн молчал, стиснув зубы и переводя взгляд с меня на Кенни, а потом на Мэвис. Даже без слов Мэвис я поняла, что она доверяет Оуэну свое самое дорогое, а значит предлагает ему свое доверие, к которому стоит отнестись очень серьезно.

— Я не позволю, чтобы с ней что-нибудь случилось. — Голос Мэвис был таким тихим, что я едва расслышала ее слова.

— Я не ребенок, ребята. — Хлопнув ладонями по подлокотникам кресла, я встала. — Я поеду с Мэвис. В этом есть определенный смысл. Твой брат, скорее всего, все еще разыскивает нас, с Мэвис мне будет легче приехать в Шотландию на случай, если кто-нибудь из чартерной компании будет следить за нами. Со стороны будет казаться, что мы работаем вместе. Я буду ее помощницей и понесу ее сумки, чтобы у нее были свободны руки.

Оуэн посмотрел на меня, выражение его лица было спокойным. Я ожидала, что он спросит меня, уверена ли я, действительно ли доверяю Мавис, но он не спросил. Вместо этого он кивнул.

Я вздохнула с облегчением. Он доверял моему выбору, и это означало для меня гораздо больше, чем целый чемодан с деньгами. Это было важно. Все наши жизни были поставлены на карту. Включая Кенни, Мэвис, ее подругу и мою подругу Тессу.

— Что слышно о моей подруге? — Я знала, что, если бы она ответила, он бы обязательно мне об этом сообщил, но мне все равно нужно было спросить его.

— Ничего. — Оуэн внимательно наблюдал за мной.

— Как ты думаешь, она у них? — Я вздохнула и задержала дыхание.

— Понятия не имею. Она не ответила, а это может означать, что она не проверила свою давнюю электронную почту, или она поняла, что лучше не отвечать. На данный момент нельзя ничего сказать точно.

— Как ее зовут? — спросил Кенни, упаковывая компьютер в сумку.

— Тесса Майерс. — Я быстро вздохнула. — Тесса и Дэнни Майерс.

— Дэнни Майерс? — Мэвис остановилась и посмотрела на потолок, пытаясь что-то вспомнить. — Где-то я уже слышала это имя.

— Мы думаем, что первоначально предполагалось похитить Тессу, подругу Авы. Однако информации было недостаточно, и они отправились за первой женщиной-американкой, которую увидели в этой квартире. — Оуэн склонил голову набок. — Думаешь, ты знаешь Дэнни Майерса? Он занимается тем же, что и мы?

— Дэнни — киллер? Нет. Не могу в это поверить. — Я покачала головой. — Он подрядчик. Он всем нравится.

— Это лучшее прикрытие для таких дел. — Мэвис покачала головой. — Но я не думаю, что он убийца. Я бы запомнила это наверняка.

— Может он связан с киллерами? — Оуэн поднял одну из коробок с компьютерными деталями.

— Не уверенна. — Мэвис порылась в сумке, достала шарф и солнечные очки, бросила их мне. — Я просто знаю, что это имя где-то слышала. Должно быть, он замешан в чем-то более грязном.

Я оглядела комнату и нахмурилась. Дэнни влез в какие-то грязные делишки, что на него стал охотиться весь преступный мир. А Тесса знала об этом? Понимала ли она, что ее будут разыскивать из-за делишек ее мужа? Она была в опасности. Ее пытались убить, как и меня, потому что думали, что я его жена.

Гнев кипел у меня под кожей.

— Какой гребаный засранец! — Я повернулась и пнула кресло. — Я же доверяла ему! Я позволила ему жениться на своей лучшей подруге. Я дала ему свое благословение!

Я пинала кресло снова и снова, двигая его на фут вперед. Хотя кресло было тяжелым.

— В меня стреляли! И в тебя! В тебя стреляли из-за меня! — Я повернулась и ткнула пальцем в Оуэна. — А что, если он таскает Тессу за собой, пока занимается своими темными делами?

— Она может поняла, что он занимается темными делишками, — предположила Мэвис. Она наблюдала за креслом, которое я уже выдвинула в коридор. — Может, ей все равно.

Я повернулась, чтобы весь свой гнев направить на эту миниатюрную женщину.

— Ты думаешь, моя лучшая подруга может выйти замуж за какого-то... преступника?

— Ты же спишь с киллером. — Мэвис вопросительно выгнула бровь.

Очко в ее пользу.

— Это... это не одно и то же, — пробормотала я.

Она просто смотрела на меня.

— Хорошо. Прекрасно. Это и есть одно и то же. — Я всплеснула руками. — Пойду заберу пистолет. Погоди, как я провезу пистолет в поезде? Разве там не проверяют на металлоискателях и прочей ерунды? Надеюсь, у Тессы есть пистолет. Если нет, я отдам ей свой, чтобы она самолично могла пристрелить Дэнни, если она не в курсе его дел.

— Путешествовать с оружием — это самое легкое, — сказал Оуэн. — Сначала нам нужно получить новые документы.

— Я уже позаботился об этом. — Кенни встал, принес новый паспорт.

Я посмотрела на фотографию и нахмурилась.

— Это моя фотография с профиля на Facebook?

— Мне пришлось поставит твою фотку на другой фон, но этого вообщене видно. — Кенни с коробкой в руках, заглянул мне через плечо. — Получилось неплохо.

— Да. — Я провела пальцем по фотографии, а затем по блестящей печати, подтверждающей двойное гражданство. Забавно, несколько дней назад я надеялась остаться в Англии, а для этого мне нужно было найти работу. Теперь у меня имелись поддельные документы, предоставляющие мне возможность остаться в этой стране. Не совсем так, правда, как я планировала, но все же…

— Спасибо.

— Не за что. — Он повернулся и вышел через заднюю дверь, пинком захлопнув ее за собой.

Я поднялась наверх, надела мужскую рубашку, обернула волосы шарфом, который дала мне Мэвис. Посмотрела в зеркало, напялив на нос гигантские солнцезащитные очки.

Да. В темных очках и другой одежде я выглядела не похожей на себя.

Кусай свои локти от ревности, Ава Гарднер.

— Ты будешь осторожной. — Послышался голос Оуэна из-за двери спальни.

— Хорошо, я не собираюсь бегать по улице, выкрикивая свое настоящее имя. — Я повернулась к нему. — А ты как думаешь?

— Ты будешь ходить в темных очках.

— Хорошо, Капитан Очевидность. — Я сдвинула очки на макушку.

Он хмыкнул.

— Ну, не каждый же может быть Капитаном Похоть.

— И у меня нет слов, как я благодарна тебе за это. — Я старалась не смеяться, пытаясь ему напомнить о моей новой роли в этой игре. — Я предпочитаю Капитана Очевидность.

— Давай этого и будем придерживаться. — Он схватил меня и прижал к груди. Его губы накрыли мои в глубоком, долгом поцелуе.

— Ты ведь не прощаешься со мной? — Я отстранилась и попыталась отдышаться. Я не хотела с ним прощаться. Прощание означало, что я могла его больше не увидеть...а я не могла даже думать об этом. У меня защемило сердце.

— Просто показываю тебе, чего я с нетерпением жду, когда увижу тебя в Эдинбурге. — Его глаза пробежались по моему лицу. — Мне это не нравится. Мне не нравится, чтобы ты не будешь со мной.

— Мне тоже. — Я прижалась лицом к его плечу. — Но мы должны собраться с силами и сделать все, что можем.

Он усмехнулся и крепче обнял меня, прежде чем отпустить.

— Я пойду с ее племянником. Мы должны выйти незамеченными.

— Хорошо. — Хотя все было не очень хорошо. До сих пор мы с Оуэном все проходили вместе. Было странно ехать куда-то без него. Не то, чтобы я не доверяла Мэвис. Она бы не предложила взамен Оуэну Кенни, если бы собиралась что-то сделать со мной. И…

Я доверяла ей.

И так, у меня было двое киллеров, которым я доверяла. Возможно, мне придется проверить свою интуицию, которая с такой скоростью выдавала доверие убийцам. А при этом полностью промолчала по поводу Дэнни, который может быть преступником.

— Увидимся в Шотландии. — Оуэн приподнял меня за подбородок, и я посмотрела ему в глаза. — И я обещал всегда говорить тебе правду. Ты мне веришь?

— Да. — Это слово слетело с моих губ без колебаний.

— Спасибо тебе. — Он поднял мою руку и прижался к ней губами.

— Не убивай Кенни. — Я пыталась сдержать дрожь в голосе. — Он всего лишь ребенок.

— Обещаю, что не оставлю следов. — Его губы дрогнули в улыбке. — Но я не могу обещать, что не буду ему грубить.

— Думаю, это все, о чем я могу просить. — Я отступила назад и осмотрела комнату, в которой у нас был прекрасный секс.

Он притянул меня к себе для еще одного поцелуя. От его теплых губ у меня подогнулись колени, и на мгновение я позволила себе забыть, что это прощание, что мы вот-вот столкнемся с опасностью, но сейчас я наслаждалась поцелуем мужчины, в которого влюбилась.

Послышался громкий гудок с улицы, и я дернулась, но не из-за гудка. Я, действительно, влюбилась в Оуэна? В сексуального киллера, который одним взглядом ставил меня на колени?

— Иди. Пока он не начал тебя звать. — Я легонько подтолкнула его к двери. Он напряженно прищурился, я видела, что Оуэн волнуется. Губы плотно сжались, и я задалась вопросом, что он обдумывает сказать мне.

— Иди. Все будет хорошо. Я всегда хотела побывать в Шотландии. Может, ты смог бы надеть килт, когда мы будем там.

— Килт? — Напряжение вокруг его губ ослабло, и одна сторона губ приподнялась вверх, показывая его коварную улыбку. — Я англичанин, а не шотландец.

— Мне все равно, даже если бы ты был с Марса. Секс с мужчиной в килте в списке моих желаний. Если ты его наденешь, я буду заниматься с тобой сексом до тех пор, пока мы оба сможем двигаться. — Я подмигнула ему и наклонилась, чтобы поднять простыни, которые мы побросали на пол.

Большие руки обхватили меня за бедра, притягивая мой зад к его большой эрекции. Я быстро выпрямилась, а он поймал мое ухо зубами, прежде чем поцеловать в шею.

— Я не обещаю надеть килт, но я сделаю все, чтобы ты потом не могла двигаться, любимая.

Я вздрогнула.

— Очень на это надеюсь.

Снова прозвучал гудок снизу, и он зарычал:

— Я все же убью этого мальчишку.

— Иди. Убирайся отсюда. — Я подошла к другой стороне кровати, чтобы увеличить расстояние между нами. Мне хотелось броситься к нему на шею и начать умолять не оставлять меня. Не потому, что я боялась за себя, а потому, что я боялась за него, что с ним может что-то случиться.

— До завтра. — Он постоял секунду, глядя на меня, потом развернулся и поспешил вниз по лестнице.

Я нашла небольшой бельевой шкаф и выбрала новые простыни, чтобы застелить ими кровать. Я меняла наволочки, когда Мэвис постучала в дверь. В руке она держала мешок для мусора.

— Тебе следует выбросить простыни и полотенца, которыми вы пользовались. Я убрала все медикаменты и решила взять их с собой, а не выбрасывать.

— Эм, спасибо. — Напоминать мне о том, чтобы я не забыла выбросить грязные простыни, было немного неудобно. — Ты случайно не взглянула на плечо Оуэна перед его уходом?

— Ты ведь понимаешь, что, если у него не начнется кровотечения, он никому не скажет, что ему больно? — Мэвис прислонилась к стене и скрестила руки на груди. — Он упрямый.

— Думаю, большинство мужчин попадают под эту категорию. — Я бросила последнюю подушку на кровать.

— Он не поехал бы в Шотландию, если бы думал, что травма может ему помешать. Он не рискнул бы быть не в лучшей форме. — Она наклонила голову и улыбнулась. — Он не хотел бы подвергать тебя риску. Из-за травмы.

— О, я не знаю. Уверена, что он думает, что сможет уничтожить целую армию одной рукой. — Я пожала плечами и попыталась выйти из комнаты, но она не двинулась с места, преграждая мне путь.

— На самом деле, он мог бы уничтожить армию одной рукой. Этот мужчина смертельно опасен. Меня больше беспокоит, что его могут отвлечь в нужный момент и его убьет одинокий бандит, таскающий на себе базуку вдвое больше него.

— Ты думаешь, я его отвлекаю. — Я бросила сумку с грязным бельем на пол. — Я хочу, чтобы Оуэну ничего не угрожало, я хочу лучшего для него.

— Ты — обоюдоострый меч. Ты отлично подходишь Оуэну. Я не помню времени, когда он так много говорил или столько смеялся. Ты освещаешь его изнутри. — Она замолчала, не сводя с меня глаз. — Но ты также именно та, из-за кого его могут убить. Он сделает все, чтобы защитить тебя, и ты сможешь провести с ним столько времени, сколько захочешь, но...

Мне хотелось закричать: «Хочу вечность!» Я хотела провести с ним вечность.

— У меня нет претензий к Оуэну. — Продолжила Мэвис. — Несмотря на то, что случилось в прошлом между нами, мы были просто друзьями. — Она вдруг сделала резкий шаг вперед буквально в секунду превратилась в разъяренную тигрицу. — Но, если ты бросишь его после всего этого или оттолкнешь, потому что решила поиграть с горячим парнем, я сделаю так, что ты пожалеешь об этом. Оуэн — редкий человек. Не причиняй ему вреда.

— Угу. — Я кивнула, сарказм покинул мои мысли. — Я не причиню ему вреда. Я не смогу. Это все равно, что попытаться убить саму себя. Он мне необходим. Мне необходимо просыпаться каждое утро с мыслью, что с ним все хорошо. Что он все еще жив и здоров.

Глотая воздух, я нахмурилась, глядя на эту невысокую миниатюрную женщину.

— Поверь мне, в конечном итоге именно я буду залатывать свое сердце. — Я закрыла глаза. — Я люблю его, но не вписываюсь в его мир. В какой-то момент он поймет, что я для него обуза. — Мне потребовалась неделя, даже меньше недели, чтобы влюбиться в этого сексуального киллера, который меня спас.

— Ты любишь его. — Все ее лицо расплылось в улыбке. — Я думала, тебе потребуется гораздо больше времени, чтобы понять, что ты влюблена в него. Хорошо. Я рада за вас обоих. Он нуждается в тебе так же, как и ты в нем.

Я шокировано пялилась на нее. Она не возражала, что я влюбилась в Оуэна. На ее лице не было ни обиды, ни гнева, что я вторглась на ее территорию. Она выглядела по-настоящему счастливой. Ни намека на ложь или сарказм.

— Мы должны купить мороженое, чтобы отпраздновать такое событие. — Мэвис улыбнулась, развернулась и сбежала вниз по лестнице.

Только что я открыла ей свое сердце, призналась, что влюблена в мужчину, которого не могу удержать, а она хотела купить мороженого и поболтать со мной, как подростки.

Ладно. Думаю, немного мороженого не помешало бы, учитывая неделю, которую я пережила.

Спускаясь по лестнице с мешком для мусора, набитым простынями, я размышляла, не закажет ли хихикающая киллерша, сбегающая вниз по лестнице, как подросток, сливочное мороженое с карамельной присыпкой.


21.

Ава


Двойная порция мороженого, возможно, была не самая лучшая идея перед тем, как отправиться по магазинам. Я практически слышала смех зеркала перед собой, когда примеряла юбку-карандаш и блузку, которые Мэвис выбрала для меня. Бирюзовая блузка была заправлена в черную юбку-карандаш, которая не оставляла места воображению. Прохладный воздух коснулся ложбинки между грудей, в распахнутой блузке.

— Попробуй вот это. — Крошечный клочок черного материала был перекинут через дверь примерочной. — Но сначала выйди. Я хочу посмотреть, как на тебе смотрится наряд.

Я глубоко вздохнула и убрала челку со лба, прежде чем открыть дверь.

— Ну и ну. — Мэвис постучала себя по подбородку, прежде чем сделать мне знак повернуться.

Я вытянула руки по бокам, стараясь не выглядеть угрюмым подростком. Не то, чтобы мне не нравился этот наряд, просто мне не нравилось ждать одобрения от этой миниатюрной женщины, стоявшей напротив меня.

— Ты похожа на Кенни, когда я заставляю его примерять костюмы.

Я нахмурилась, глядя на свою одежду. Я не была моделью, но у меня были свои формы, и они в этой одежде совершенно очевидно просматривались. Я предполагала, что в этом и была вся идея.

— Я уверена, что у Кенни нет сисек.

— Бог знает, если бы я не вытаскивала его из комнаты, он бы давно их уже отрастил. — Вздохнула Мэвис.

Продавщица рядом засмеялась, а я улыбнулась.

— Туфли. Тебе нужны высокие сексуальные шпильки. Как ты относишься к каблукам?

— Это зависит от их высоты. — Я прищурилась. — Значит, это снаряжение прошло проверку?

— Да, конечно. Определенно. — Она посмотрела на продавщицу. — Мы возьмем его. В каких еще цветах есть эта блузка?

— Персиковый, серый и белый.

— По одной в каждом цвете, пожалуйста. — Мэвис постучала пальцами по спинке стула. — И юбка. Нам нужна еще и полосатая.

— Да, мэм.

Я направилась обратно в примерочную, чтобы снять вещи и отдать их продавщице, и она смогла бы подобрать другие цвета. Потом стянула черную вещь с двери и нахмурилась.

— Что это такое? — Я подняла кусочек ткани.

— Коктейльное платье. — Мэвис посмотрела через мое плечо.

— Очень милое. — Я приподняла слой черного кружева с крошечной юбкой, и посмотрела сквозь нее. — А где остальное?

— Ты это серьезно? Ты так громко занималась сексом с Оуэном, что мне пришлось надеть наушники, а теперь ты решила разыграть из себя ханжу? — Она уперла руки в бока.

— Мэвис, — прошипела я. Жар залил мне щеки, и я кинула взгляд в сторону продавщицы. — Я не ханжа. Юбка едва будет прикрывать мою задницу!

— В том-то все и дело, Ава. — Мэвис подошла и легонько подтолкнула меня в сторону примерочной. — Мы же хотим, чтобы Капитан Похоть обратил на тебя внимание, а для этого нужно постараться произвести на него впечатление.

— Я думала, что это ты будешь производить впечатление на Капитана Похоть! Я всего лишь твоя ассистентка. — Я помахала перед ее носом микроскопическим платьем.

— Если им управляет член, как ты говоришь, не повредит иметь двух полуодетых женщин. — Она указала на мое крошечное платье. — Иди примерь. А потом у меня есть еще пара вещей для тебя.

Я рывком закрыла дверь и стянула юбку-карандаш и блузку. Я подняла платье и нахмурилась. Сзади была маленькая молния. Вздохнув, я раскрыла молнию и шагнула в вырез платья. Пришлось сильно извиваться, но мне все же удалось натянуть его на бедра и просунуть руки в кружевные рукава, а потом даже застегнуть молнию. Я посмотрела в зеркало и замерла. Выпрямилась и убрала волосы с лица.

О, я не могла дождаться, когда Оуэн увидит меня в этом платье.

— Подошло? — Спросила Мэвис.

Я открыла дверь и вышла. Юбка была определенно короткой, но она была на месте, когда я подошла к тройному зеркалу в конце коридора. Я внимательно себя осмотрела и на самом деле не испытала недовольства. Мои ноги выглядели длиннее, чем обычно, что было большим плюсом. Я привстала на цыпочки, изображая высокие каблуки.

Я посмотрела на отражение Мэвис в зеркале и удивилась, увидев ее самодовольную улыбку.

— Что?

— Я была права. Прекрасно. — Она скрестила руки на груди. — Я упустила свое призвание личного стилиста.

Я закатила глаза, представив ее с подушечкой для булавок на запястье и метательными ножами за спиной. Она могла продавать маленькие амулеты в форме пистолетов и серьги в виде наручников. На самом деле, это была неплохая идея.

— Ладно, теперь мы можем пойти? — Я заправила волосы за ухо и закусила губу. Ходить по магазинам было здорово, особенно с Мэвис. Она знала все места, куда стоило заглянуть. Но прошло уже несколько часов с тех пор, как Оуэн уехал, и я нервничала перед нашим отправлением на поезде.

— Может, перестанешь волноваться? Наш поезд отправляется только через несколько часов. — Мэвис протянула мне другое платье. Оно было таким же коротким, но с одного плеча свисали фальды ткани.

— Попробуй вот это. В нем будет легче пронести.

— Пронести? — Я взглянула на красную ткань.

— Оружие? Пистолеты, ножи, сюрикены.

— Ах. Это пронести. — Глубоко вздохнув, я понесла платье в свою крошечную примерочную.

— Итак, что еще нам нужно сделать перед отъездом? — Я надела красное платье через голову, позволив ткани фалдами спускаться с плеча.

Я кинула взгляд в зеркало через плечо, стараясь не морщиться. Материал в основном облепил мою задницу. Как я присяду в этой штуке?

— О, отличное. — Произнесла Мэвис, просунув голову в дверь и оглядывая меня. — Можешь надеть черные туфли на каблуках. Это сэкономит нам немного времени на покупки. Вот возьми, идти переоденься. — Она протянула мне пакет.

— Что это?

— Если ты собираешься быть моей ассистенткой, то не можешь появляться в старческой рубашке. Я прошлась тут и прикупила тебе кое-что. Тебе нужно придать лоск. — Она поджала губы. — Сейчас мы идем к стилисту и приведем тебя в порядок. Тебя нужно немного подстричь.

— Ну и дела, как будто у меня появилась «Сахарная мамочка». — Я открыла пакет и заглянула внутрь.

— Можешь поблагодарить меня позже. — Она подмигнула мне, и я усмехнулась. — Машина заберет нас, когда мы закончим с твоими волосами.

— Ладно, убирайся из моей примерочной, чтобы я могла переодеться. — Я махнула на нее рукой.

— Не могу поверить, что ты такая ханжа после того, что устроила с Оуэном наверху. — Фыркнула она. — Знаешь, я не очень-то большая фанатка женщин.

— Прости… эм, … с Оуэном. — Жар опалил мне шею. — Очень неудобно.

— Успокойся. Мне просто нравится тебя дразнить. Когда я увидела вас в кафе, то сразу поняла, что вы будете трахаться как кролики. — Она пожала плечами. — На самом деле, я почти ничего не слышала. Я не идиотка и поняла, чем вы там занимаетесь и решила игнорировать вас. Я была занята другим.

— Тем не менее, это было не очень разумно с нашей стороны. — Прочистила я горло.

— Послушай, в нашем мире тебе следует брать то, что ты хочешь, если ты можешь сейчас это получить. Завтрашний день в нашем мире может и не наступить. — И ее глаза смотрели на меня совершенно серьезно, смеха в них не было. — Если тебя все еще беспокоит то, что произошло между мной и Оуэном, то не стоит. Мы доверяли друг другу достаточно, чтобы ослабить бдительность на час или два. Вот и все. Я имею в виду, он привлекателен и все такое, но... он не подходит мне.

— Я... Спасибо за понимание. — Больше я не говорила, чтобы она вышла из примерочной, просто выскользнула из красного платья и аккуратно повесила его обратно на вешалку. Я выбрала черную юбку-карандаш, синюю трикотажную кофту и черные туфли на каблуках. На мне не было никаких украшений, но большинство людей не заметили бы этого сразу.

— Прежде чем ты заправишь блузку, вот кобура. Она вешается на талию. — Она протянула мне черную эластичную полоску, которая закрывалась посередине крючком. — Тебе придется вытащить блузку, чтобы добраться до пистолета, но это лучше, чем ничего.

Я обернула полоску с кобурой вокруг талии и сумела засунуть свой маленький пистолет, не выстрелив в себя. Я поправила блузку, посмотрев на себя в зеркало на спину, не появился ли там горб от кобуры.

— Вот, — сказала она, порывшись в пакете и вытащив маленький черный кардиган. — Это прикроет.

Я надела его, а также туфли, которые она выбрала для меня. На маленькой картонной карточке были прикреплены пара жемчужных сережек. Я воткнула их в уши и посмотрела на свое отражение. Волосы растрепались, но все остальное выглядело так, будто я готова была пройти секс собеседование. Совсем неплохо.

— Пошли. — Миниатюрная женщина взяла один из моих пакетов. — Нам нужно купить тебе портфель и небольшую дорожную сумку, но сначала мы должны сделать тебе прическу. Потому что сейчас ты выглядишь так, будто свалилась с кровати ночью.

— Черт возьми, ты знаешь, как заставить девушку чувствовать себя более уверенной. — Я закатила глаза, прежде чем засунуть деньги, которые дал мне Оуэн, в лифчик. Поджав губы, старалась на замечать хмурый взгляд Мэвис. Обычно я не засовывала деньги в лифчик, но у этой юбки не было карманов, и не могла же я просто держать их в руке. Многие женщины предполагали, что лифчик вполне подходящее место для хранения подобных вещей, но в средней школе я работала кассиром в продуктовом магазине. И когда женщины вытаскивали из лифчика потные купюры, чтобы заплатить за замороженную пиццу и пиво, ей Богу, я решила для себя, что ни за что, никогда не буду хранить купюры в лифчике. Я тогда решила с передавать кому-то вещи с твоим потом с груди — этим явно не следовало ни с кем делиться, тем более с купюрами, поскольку это было чем-то интимным.

Мы зашли в небольшой бутик, где я купила сумочку, дорожную сумку и портфель. Оттуда мы отправились к стилисту. Стилист был не впечатлен моими средствами по уходу за волосами. Мне прочитали лекцию о повреждении мокрых волос в результате укладки, и о пользе увлажняющих масок. К тому времени, как она передала меня визажисту, я пообещала всегда пользоваться масками для волос. Как только я была готова, меня освободили из кресла, в котором я сидела, как в ловушке, и я, пошатываясь, отправилась к стойке регистрации, где меня поджидала Мэвис.

— Ну, что ты думаешь? — Она окинула меня критическим взглядом.

— Я чувствую себя ощипанной курицей. — Я осторожно коснулась волос у лба.

— Что? — Мэвис склонила голову набок.

— Неважно. — Я качнула головой. — Нормально?

— Да. — Она расплатилась с женщиной за стойкой. — Машина у входа. Ты готова?

— Да, мэм. — Я протянула руку и взяла у нее большую сумку, чтобы отнести к шикарному черному седану, поджидающему нас. Я старалась держаться на полшага позади нее, когда мы выходили из здания. Практикуясь перед Шотландией.

— Так много приходится делать, чтобы сохранить прикрытие. Настоящая показуха, — пробормотала я себе под нос.

— Все ищут встревоженную американку в огромных темных очках и толстовке с капюшоном. Будут смотреть вокруг, но не узнают в деловой женщине ее помощницу. — Она улыбнулась через плечо. — Люди видят то, что хотят видеть.

— Так говорил и Оуэн. — Я нахмурилась. — Но если меня ищут, разве они меня не увидят?

— Нет, если ты уткнешься носом в телефон или планшет, я советую тебе так и сделать. Они будут видеть только властного босса и перегруженную работой помощницу. Ключ в том, чтобы ты стала моей частью. Если ты все правильно сделаешь, никто не заметит тебя.

— Я не умею показушничать и лгать, Мэвис. — Я вздрогнула. — И я сомневаюсь, что смогу стать лучшей актрисой.

— Вот почему у тебя есть я. Расслабься.

Мужчина в черной шляпе открыл перед нами заднюю дверь машины. Наши сумки уже были на сиденье, и, оказавшись внутри, я начала запихивать свою новую одежду в сумку, которую мы только что купили, осторожно, отрывая все бирки.

— Вот наши билеты. — Мэвис открыла конверт, который лежал у нее на сиденье. — Обращайся ко мне мисс Томасино.

— Тебе не нужно будет самой показывать им свой билет? — Я просмотрела на билеты, которые она мне протягивала.

— Они не станут суетиться, если ты передашь им два билета, а я буду с тобой. Мы хотим, чтобы они думали, что ты привыкла делать все за меня. Мой личный лакей. — Она открыла портфель и достала планшет и телефон. — Это твои. Джорджи купил их для тебя, пока ты делала прическу.

— Джорджи?! — Я посмотрела на водителя. Это был пожилой человек, ничем не примечательный, в маленькой черной шляпе шофера, прикрывавшей короткие седые волосы.

— Джорджи очень долго выполнял для меня разную работу. — Она улыбнулась мужчине, наблюдавшему за нами в зеркало заднего вида. — Разве не так, Джорджи?

— Да, так. Долгое время. — У него был такой сильный акцент, что я едва разбирала его слова. — С тех пор, как я поймал ее, когда она пыталась украсть мой бумажник.

— Это был не твой бумажник, Джорджи. — Мэвис сделала вид, что хмурится. — Я видела, как ты украл его у другого человека. Честная игра.

— Тогда ладно. — Он улыбнулся, как улыбнулся бы дедушка своей любимой внучке. — С тех пор я не могу от нее избавиться. Каким-то образом сижу на ее зарплате.

— Ты знакома с самыми интересными людьми, Мэвис. — Я положила планшет и телефон в портфель. Осторожно, чтобы не согнуть, туда же положила билеты и свое новое удостоверение. При этом мой портфель и сумочка выглядели неприлично пустыми.

— Ты даже не представляешь, дорогая. — Она улыбнулась. — Но Джорджи полезен.

— Да, и заслуживает доверия. — Он подмигнул мне, глядя в зеркало.

— Пока я плачу лучше всех. — Мэвис нахмурилась.

— Ты никогда меня не подводила, — заявил Джорджи. — Я распечатал бумаги, о которых ты просила, и купил кое-какие мелочи.

Я до конца не поняла, что сказал Джорджи, но посмотрела в пакет и улыбнулась.

— Гигиеническая помада! — Я вытащила из сумки тюбик гигиенической помады и прижала его к груди. — О, мне не хватало моей гигиенической помады.

— Это мелочи жизни. — Мэвис протянула руку за пакетом и поделилась мо сной ручками и мятными леденцами. Она передала мне также туалетные принадлежности, и я положила их в сумку.

— Куда мы сейчас направляемся? — Я смотрела в окно, наблюдая, как мимо проносится город. Я едва познакомилась с этим городом за прошлую неделю. Еще столько всего нужно было посмотреть.

— Кингс-Кросс. — Мэвис играла со своим мобильником.

— Мы поедем на Хогвартс-экспрессе? — Я не смогла сдержать улыбку. Кингс-Кросс был одним из тех мест, которые я планировала посетить. — Ты сфотографируешь меня на платформе 9¾?

— Конечно, мы остановимся и сделаем селфи, толкая воображаемую тележку через стену, — с сарказмом ответила она. И посмотрела на меня своим лучшим взглядом «ты — идиотка».

— Прошу тебя. Это же Гарри Поттер! Мне нужно сфотографироваться там. — Я откинулась на спинку сиденья. — То, что я нахожусь в списке самых разыскиваемых преступников Англии, серьезно повлияло на мои туристические планы.

— Когда все закончится, я сфотографирую тебя, где захочешь. — Мэвис закрыла сумочку и сцепила на ней руки. — Подумай об этом. Ты собираешься лететь на частном самолете до самого Парижа. Бьюсь об заклад, ты не планировала нечто подобного, когда решили перебраться в Англию.

— Точно. — Я пожала плечами. — Конечно, я буду сама не своя в полете и буду молиться, чтобы никто не попытался нас там убить.

— Сосредоточься на Париже. Мы найдем время и заглянем в пекарню. Ничто не пахнет так хорошо, как парижские пекарни ранним утром. Свежим хлебом, сладкими круасанами, пирожными. Ты должна испытать это. — Она посмотрела на меня. — Я уверена, что мы сможем выкроить для этого время.

— Значит, мы сможем найти время для эклеров, но не для Хогвартс-Экспресса? — Надулась я.

— Знаешь, я почему-то подумала, что мне будет легче отправиться с тобой в Шотландию, чем с Кенни, но сейчас я в этом не уверена.

— Очень смешно. — Я закатила глаза. — Это же Гарри Поттер. Разве у тебя не должно быть британской гордости, когда речь заходит о Мальчике, Который Выжил?

— Конечно имеется британская гордость, но я не собираюсь фотографировать тебя, пока ты будешь делать вид, что пробегаешь сквозь кирпичную стену. Мы должны выглядеть профессионально и достойно. Пусть Оуэн свозит тебя на этот вокзал.

Точно. Я попрошу об этом Оуэна отвезти меня на Кингс-Кросс, чтобы сфотографироваться. Я вздохнула. Я бы хотела совершать с ним множество вполне обыденных вещей, например, путешествовать, а также выбирать, куда пойти поесть или походить по магазинам. Черт, мне бы хотелось узнать, смогу ли я накричать на него, если он не положит туалетную бумагу на место. И найти место, дом, где мы могли бы жить с ним вдвоем? И может большой плохой киллер был бы счастлив осесть в домике и разбить сад. Или завести домашних животных? Может щенка. Не говоря уже о том, что мне хотелось бы иметь детей, которые определенно отправили бы Оуэна в ближайший бункер убийц.

При мысли о нем у меня заныло в груди. А вдруг что-то случилось с ним и Кенни? Что, если они не доберутся до Шотландии? Смогу ли я осуществить план без него? Только я и Мэвис?

Нет. Мы были в этом вместе. Если бы он не появился, я бы, черт побери, захотела бы узнать почему. По какой-то причине у меня было ужасное чувство, что он просто ждал смерти, ждал, чтобы умереть в сиянии славы, и меня затошнило. Я не смогу вернуться к нормальной после его смерти к нормальной жизни, даже после нашей вылазки в казино, но я знала одно точно, что не смогу справиться, дела вид, что ничего не изменилось, продолжая жить нормальной жизнью без Оуэна.

— От ребят что-нибудь слышно? — Мне удалось сохранить голос спокойным. Может, ей даже не покажется странным мой вопрос.

— Мы увидим их, когда доберемся туда. — Больше она ничего не ответила, что, как я поняла, означало, что она ничего о них не слышала, хотя и не думала, что они мертвы.

Я наблюдала за пейзажем, осматривая достопримечательности, пытаясь запомнить названия улиц. Я узнавала некоторые из них по фильмам и телевизионным шоу, но они редко передавали реальность красоты.

Когда вы посещаете и осматриваете те места, которое ваше воображение создало в уме, беря за основу телевизионные шоу или фильмы, вы либо разочаровываетесь, либо восхищаетесь их красотой. Ваша реакция редко остается нейтральной. Если только вы не отправляетесь в неизведанное место, о посещении которого даже не задумывались. В старших классах я училась в Оттаве. Это был не тот город, о котором я когда-либо мечтала, но я наслаждалась им. Не было ни шока, ни трепета, ни настоящих разочарований.

В Лондоне было много мест, которые были такими же, как я себе их представляла, и очень мало мест, которые были для меня настоящим разочарованием. Я, действительно, наслаждалась большей частью времени, проведенным в этом городе. Ну, пока в меня не начали стрелять.

Или случайно не стала переезжать людей машиной.

Кингс-Кросс был еще одним из тех мест, которые я изучала по интернету, читала о нем в туристических журналах и с нетерпением ждала встречи с ним. Оно мелькало в фильмах, книгах, телевизионных шоу, которые я обожала. Я представляла себе огромный центр, через который постоянно идет поток людей, они приезжают и уезжают. Я хотела сесть на поезд, чтобы посмотреть многое, может познакомиться с новыми людьми.

Я не была разочарована. Люди на форумах жаловались, что станция была грязной и не очень привлекательной, но, к счастью, на станции только что закончили капитальный ремонт. Кирпичи выглядели новыми, и через стеклянную крышу струилась тонна естественного света.

Джорджи высадил нас, и я последовала за Мэвис, как хороший, ничем не примечательный ассистент. У нас было ровно ноль проблем с регистрацией на поезд, мне было немного тревожно от этого. Либо таможне было наплевать, либо Мэвис смазала чьи-то руки. Я была готова была поставить деньги на последнее.

Пистолет, пристегнутый у меня к пояснице, казался мне мигающим маяком для всех, кто смотрел мне в спину.

— Не отставай, дорогая. Я не хочу потерять тебя в толпе. Мне понадобится ноутбук, как только мы устроимся. — До меня донесся голос Мэвис.

— Да, мэм. — Я прибавила скорость и перестала оглядываться по сторонам, как идиотка. Сегодня я была здесь не как туристка. Я была здесь, играя роль обожающего помощника.

Было маловероятно, что за нами следят, но это не мешало мне вживаться в роль. И чем больше я тренировалась, тем легче становилось. Кроме того, Мэвис наслаждалась игрой, поэтому не трудно было оставаться бодрой и обожающей. Когда она протянула мне свой пиджак, первая мысль — бросить его на асфальт.

Она издавала хмыкающий звук.

Вместо этого я опустила голову и следила за стуком ее каблуков, пока мы продолжали идти вперед. Было трудно удерживаться, чтобы не оглянуться, не следит ли за нами кто.

Поезд был таким, как я и ожидала. Мэвис купила места в первом классе, так что мы не сидели в переполненном вагоне, застряв как сельди в бочке. Мы сидели с одной стороны вагона, то есть лицом друг к другу, а посередине стоял маленький столик. Окно находилось идеально посередине наших мест, я была взволнована, наблюдая, как мы проезжали по сельской местности в опускающихся сумерках. Мы окажемся в Эдинбурге только поздно вечером.

— Почему ты не поспишь? — Мэвис поставила ноутбук на маленький столик. — Мне нужно кое о чем позаботиться, а ты выглядишь усталой.

— Неужели, мисс Томасино, я выгляжу усталой?1 Так странно после моей недели в спа. — Я закатила глаза. — Извини, что я не скатилась с кровати, как в рекламе женских гигиенических прокладок.

Она закатила глаза.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Думаю, я хочу немного посмотреть на пейзаж. — Я откинулась на спинку мягкого, комфортного кресла. — Может я могу вам чем-то помочь?

— Нет, я работаю над тем, что не имеет никакого отношения к нашей нынешней поездке. — Она наклонилась ближе к компьютеру. — У меня в сумке есть книга, если хочешь почитать.

— Нет, спасибо, я в порядке. — Этот разговор был пугающе нормальным, учитывая, что мы путешествовали под чужими фамилиями и имели с собой незаконное оружие.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на текущей ситуации, я позволила своим мыслям плыть по течению, как только поезд тронулся. Находясь в другой стране, даже самые простые вещи кажутся иностранными и экзотическими. Я собиралась насладиться зеленой травой и деревьями, прежде чем нам придется окунуться в дерьмо, ради которого мы туда отправлялись.


22.

Оуэн


Хождение туда-сюда не облегчало ожидания. Ожидание никогда не была проблемой в прошлом; я наслаждался одиночеством, покоем, собирая информацию о своей цели. Но сейчас все было по-другому. Беспокойство разъедало желудок, нервы были на пределе.

— Они уже в стране? — Кенни поднял глаза от тарелки. Очень серьезная горничная поставила перед нами еду на кухонный островок, прежде чем так же бесшумно испариться. Когда Мэвис сказала, что у нее есть безопасное место в Эдинбурге, я не думал, что там будет прислуга. У меня зуд появлялся от мысли, что по дому шныряют люди с метлами и метелками из перьев. Дворецкий открыл нам дверь, когда мы приехали. Дворецкий.

О чем думала эта женщина?

— Нет. — Слово вырвалось рычанием, и я остановился, чтобы потереть подбородок. — Ты что-нибудь видел в интернете?

— Нет, не думаю. Тетя Мэвис знает, что делает. — Кенни пожал плечами и откусил еще кусочек.

Я накормил парня за час до нашего приезда, потому что он умирал с голоду. Он проглотил все до последней крошки, даже спросил, буду ли я доедать свой обед. Теперь он вгрызался в сэндвич так, словно не ел уже много лет.

— Тебе надо притормозить, а то задохнешься. — Я наклонился и оперся руками о мраморную столешницу острова.

— Я не ребенок. — Парень закатил глаза, а я поборол желание дать ему затрещину.

Это желание возникало все чаще, чем дольше я оставался с Кенни наедине. Не то, чтобы я не понимал, откуда он и чей, но забота о подростке была похожа на заботу о малыше, только подросток был уверен, что знает, что делает, даже когда съезжал со скалы на голой заднице. И ему вообще не нужна была помощь, чтобы вытащить свою машину со дна оврага, когда он сетовал, что оказался во дне оврага, из-за сильного ветра и неустойчивой дороги.

Гормоны делают подобное дерьмо с людьми. К счастью, возраст сглаживает большую часть подобного дерьма.

— Я нервничаю, — объяснил я в качестве извинения. Он не виноват, что у меня все переворачивается внутри от ожидания.

— Я понял. — Он сделал большой глоток из бутылки. — Твоя девушка там без тебя. Тебя это нервирует.

Моя девушка. Ха!

— Мне не нравится, что я не могу контролировать ситуацию. — Я посмотрел на столешницу. Мне не нравилось, что рядом не было Авы. — Итак, эта Лаура, которую вы с Мэвис ищете. Она твоя девушка?

— Нет. — Одно это слово в тихой кухне говорило о многом. Может, она и не была его девушкой, но ему она нравилась. Внезапно у меня появилось больше терпения к его поведению. Немного больше терпения. Не тонны терпения, но больше.

— Женщины. — Я нахмурился. — От них одни неприятности.

— Они того стоят. — Он посмотрел на меня своими темными глазами. — По крайней мере ты знаешь, что она хочет быть с тобой.

— Возможно. — Я встал и подошел к окну у раковины. Я был не в настроении обсуждать свои отношения с Авой. Они были чем-то новым для меня и слишком запутанными. Будь я сильнее, я бы держал ее на расстоянии вытянутой руки от себя. А сможет ли она быть со мной, с таким человеком, как я.

— Она настоящая, чувак. — Глаза Кенни немного остекленели от еды, и мое желание дать ему затрещину появилось вновь. — Она горячая штучка, но с мозгами. И веселая. Ты не должен позволить ей уйти.

— Жизнь не такая простая штука. — Я нахмурился. Где их черти носят? Была уже почти полночь.

— Да, иногда все, действительно, не так просто. — Он посмотрел на меня глазами, которые были намного старше его шестнадцати лет.

Я взглянул на него, думая о том, что он сказал. Я хотел удержать Аву, хотел просыпаться рядом с ней каждое утро, столько времени сколько мне отведено. Но могу ли я? С ней я не презирал себя, не прятался от мира, и она не смотрела на меня так, словно я был сломленным. Рядом с ней я чувствовал себя единым целым. А был ли... если бы мы постоянно не спасали свои жизни.

Это должно было прекратиться. Уворачиваться от пуль, других возможностей я не видел, чтобы сохранить нам жизнь.

— Полагаю, простое не означает легко? — Я приподнял бровь.

— А ты бы и не захотел, если бы это было так легко, — ответил он.

Устами младенца…

— Кроме того, за ее буфера можно и побороться. Я имею в виду, черт... — Он растянул последнее слово, и на этот раз я не сопротивлялся своему желанию. Я просто двинул его по уху, отчего его голова дернулась в противоположном направлении.

— Прояви уважение, мальчик. — Я смотрел на него с гневом, вышедшим на поверхность. — В следующий раз ты упадешь на пол. Мне все равно, чей ты родственник.

— Ой. Черт! Больно же! — Он прикрыл ухо рукой и увернулся от меня. — Прости. Это был просто комплимент.

— Если ты думаешь, что это комплимент, то неудивительно, что Лаура не хочет с тобой встречаться. — Я указал на него пальцем. — В этом деле тебе никто не дает права так выражаться. На самом деле, если ты собираешься пойти по стопам своей тети, а ты явно собираешься, тебе стоит соблюдать уважение во всех других отношениях. Иначе тебя убьют.

— Хорошо. Извини. — Он опустил руку от уха и осторожно провел по нему кончиками пальцев. — Черт, больно. Ты можешь показать мне, как ты это сделал?

— Конечно, поверни голову и слушай внимательно.

— Нет уж. Я сам разберусь. — Он отошел от меня еще на шаг.

— Тебе нужно научиться драться. — Я покачал головой. — Тебя убьют, если ты не сможешь защитить себя.

— Тетя не разрешает мне ходить на занятия. Она думает, что я попаду в беду.

Я многозначительно посмотрел на его ухо.

— Ладно, возможно, она права. — Он нахмурился. — В другой раз я буду достаточно быстр и избегу твоего удара. Ты просто застал меня врасплох.

Я ударил его по другому уху. Сохраняя невозмутимое выражение на лице, я ждал его реакции. Я готов был с ним побороться, но не потому, что я, действительно, хотел причинить ему боль. Но с другой стороны, я хотел посмотреть, настолько ли он глуп, чтобы рискнуть мне противостоять.

— Господи Иисусе! Что с тобой? — Он отпрыгнул в сторону и уставился на меня. — Ты садист! Мне нужны мои уши!

Я просто стоял, опустив руки и наблюдал за ним.

— Я садистский ублюдок, но с тобой я обращался не по-садиски. Я просто показал тебе, что ты, на самом деле, не в состоянии никому противостоять. Если бы у меня был нож, ты бы уже истекал кровью на полу в доме своей тети.

— Вот почему мне нужно научиться драться. — Он стоял, закрывая оба уха. — Я хочу позаботиться о тете Мэвис и о себе.

— И о Лауре. — Я сохранил невозмутимое выражение на лице.

— Да, и Лауре тоже. Она даже не знает жив ли я! Я тогда вышел из ее дома после того, как занимался с ней математикой, а они забрали ее. Если бы я остался, то смог бы остановить их. Особенно, если бы умел драться. — Он посмотрел на меня с таким вызовом, что я почувствовал укол жалости.

— Если ты найдешь время перестать жрать, то я могу научить тебя кое-чему. — Я пожал плечами. — Но, если твоя тетя узнает и скажет «нет», я пас.

— Ты научишь меня? — Выражение его лица было явно скептическим.

— У меня есть несколько основных правил. — Я поднял руку. — Во-первых, ты делаешь то, что я говорю, без вопросов, без споров. Во-вторых, ты не используешь то, чему я тебя научу, пока я не скажу, что ты готов.

Он начал открывать рот, а я просто смотрел на него, пока он не захлопнул его снова.

— Вот и хорошо. В-третьих, даже если меня нет рядом, практикуй то, чему я тебя учу. Если ты этого не будешь делать, то все бессмысленно. — Я ждал ответа, но он ничего не сказал. — Если ты сможешь это выдержать, я научу тебя всему, чему умею. Я не обещаю, что ты станешь потрясающим боксером или выиграешь медаль на турнире, но я обещаю, что постараюсь сделать тебя лучшим бойцом, каким ты можешь стать.

Я боролся с желанием вздохнуть при этих словах. Я только что обмотал веревку вокруг своей шеи — хомут, привязав себя к этому парню. Я не делал ничего подобного раньше. Я мог бы посоветовать ему найти спортзал или студию боевых искусств, но вместо этого предложил сам учить его. Я практически связал себя с ним. Если он примет мое предложение и умрет, я буду виноват.

— Согласен. — Кенни протянул руку, и я пожал ее. Вот так. Теперь я был связан с ним надолго. Сначала я связался с Авой, а теперь еще и с долговязым компьютерным гением. Жизнь перевернулась с ног на голову.

— И тебе нужно научиться уважению. — Я притянул его к себе немного ближе, не отпуская его руки. — Я тебе не тетя. Я не буду мириться с твоим умным ртом. Если ты оскорбишь свою тетю или Аву в моем присутствии, я засуну твой язык тебе в задницу. Понятно?

— Да, сэр. — Его улыбка стала шире. — Когда мы начинаем?

— Завтра. — Я отпустил его руку и подтолкнул к кухонной двери. — Иди прими душ и поспи. Ты воняешь.

— Дай мне знать, когда они приедут. — Его глаза сфокусировались на мне. Беспечное подростковое пожатие плеч не скрыло его желания узнать, что тетя в безопасности.

— Хорошо.

Он кивнул, прежде чем уйти. Я слышал, как он перепрыгивал через две ступеньки. Я сел на стул, который он освободил, и съел несколько чипсов, которые он оставил на тарелке. Желание позаботиться об Аве я принял не раздумывая. Это была мгновенная реакция на страх, отразившейся на ее лице. Но предложение связаться с Кенни было таким же спонтанным. Я предложил, не задумываясь о том, что оно будет значить для меня.

Я никогда не делал ничего, не подумав. Что со мной не так? Как будто кто-то щелкнул выключателем в моей голове, и у меня внезапно проснулись защитные инстинкты.

И я был уверен, что знаю, кто виноват во всем этом.

Если бы кто-нибудь со стороны сказал мне раньше, я бы все отрицал, но мысль, что Ава повлияла на меня, заставила меня улыбнуться. Все казалось немного более реальным, немного более живым. С тех пор, как я встретил ее, я не чувствовал, что продал часть своей души, для того, чтобы остаться живым.

Звук шин перед домом заставил меня подняться на ноги. Я подошел к двери и выглянул из-за занавески окна. Водитель открыл дверь, и мне показалось, что меня ударили в живот.

Ава взяла водителя за руку, пока он помогал ей выйти из машины, сначала появились ее ноги. Юбка на ней, должно быть, была нарисована, а блузка демонстрировала декольте, за которое, по мнению Кенни, стоило умереть. Волосы длинными волнами рассыпались по плечам, челка откинулась набок, открывая огромные голубые глаза. Она была сексом и невинностью в одном идеальном флаконе.

Самое главное, она была здесь, в безопасности, и не выглядела напуганной.

Я глубоко вздохнул и попытался вспомнить, что нужно осмотреть окрестности, чтобы убедиться, что все в порядке, а не пялиться на великолепную американку. Ава перекинула сумку через плечо и переложила пальто в свободную руку. Она окинула взглядом дом, но не двинулась с места.

Мэвис выскользнула из машины следующей, ее светлые волосы были закручены у основания шеи, ее наряд был таким же открытым, как и у Авы, но ей не под силу было тягаться с моей девушкой. Ава протянула пальто Мэвис, которая отмахнулась. Ее глаза встретились с моими через край занавески, и она улыбнулась.

Они были в безопасности.

Я отошел от окна и провел рукой по волосам. Потребовалось много силы воли, чтобы не открыть дверь и не подхватить Аву на руки.

Ава вставила ключ и открыла входную дверь, отошла в сторону, придерживая ее для Мэвис. Как только она вошла внутрь, ее глаза заметались по комнате в поисках меня. Я вышел из тени и упивался улыбкой, появившейся на ее губах.

Мэвис закрыла за ними дверь и взяла пальто из рук Авы. Она сказала что-то, чего я не расслышал, и исчезла на кухне, кивнув в мою сторону.

Я засунул руки в карманы штанов. Потребность прижать Аву к себе была настолько сильной, что я боялся, что причиню ей боль. Что, если она решила, что между нами все кончено, что это было ошибкой? Ведь большую часть дня она провела с Мэвис и собственными мыслями.

— У вас все хорошо? — Она заправила прядь волос за ухо и облизнула губы.

— Кроме того, что Кенни ест столько же, сколько весит, у нас все хорошо. — Я позволил своим глазам блуждать по ее изгибам, по тому, как ее руки сплелись на груди. — Представляешь?

— Есть столько, сколько весит?! — Она подняла бровь и слегка улыбнулась.

— Нервничаешь. У тебя были проблемы? — Я сделал шаг к ней, пойманный гравитационным притяжением ее глаз.

— Нет. На самом деле, было очень легко, я зря так волновалась. Я все ждала, что что-то пойдет не так. — Она сделала шаг ко мне. На ней были туфли на высоких каблуках, наши глаза находились на одном уровне. — Никто даже не взглянул на нас.

— Я гарантирую, что люди смотрели на тебя.

Румянец залил ей шею, и я почувствовал, как моя улыбка тает.

— Одежду подобрала Мэвис. — Она посмотрела на юбку и наклонилась, чтобы лучше разглядеть свои туфли, давая мне открытый простор на ее декольте. — Мне неловко.

— Не стоит. — Я сделал еще шаг в ее сторону и вынул руки из карманов. — Ты выглядишь, как секс на каблуках.

— Думаю, это была ее идея, но я не очень сексуальная на самом деле. — Она прикусила губу, и я ничего не мог с собой поделать.

Потребовалось пять больших шагов, чтобы сократить расстояние между нами. Я запустил пальцы в ее волосы и наслаждался тем, как ее губы, скользкие от блеска, задвигались по моим. Это было ново и неожиданно. Ее руки тоже не были нежными, когда она потянула меня к себе. Ее дыхание стало прерывистым, тело идеально прижалось к моему, и я понял, что потерялся в ней. Находиться вдали от нее — все равно, что часами задерживать дыхание.

— Ты определенно сексуальная. — Я прижался губами к местечку под ее ухом. — Очень, очень сексуальная.

— Тебе нравится одежда. — Если бы мой член не стоял по стойке смирно, ее хрипловатый смех проделал бы это.

— Да. — Я положил руку позади ей на шею, чтобы заглянуть в глаза. — Очень. Теперь ты должна ее снять.

— Мэвис сказала, что мы можем занять комнату внизу. Она будет спасть наверху, поближе к Кенни. — Она переплела свои пальцы с моими и потянула меня через гостиную в глубь дома.

Я последовал за ней, не сводя глаз с ее покачивающейся попки, пока она дефилировала на высоких каблуках. Она открыла одну дверь, но это оказался туалет. Она закрыла ее и открыла дверь рядом. Это была комната с большой кроватью с балдахином и какой-то мебелью, но единственное, что действительно имело значение — кровать. Она затащила меня в комнату, потом заперла дверь.

Я прижался своей грудью к ее спине и начал блуждать своими руками по ее телу. Потянув ее джемпер, но она вывернулась, оттолкнув мои руки.

— Нет. Ты не должен ее порвать. — Вместо этого она отодвинулась подальше, стянула с себя черный джемпер и положила на стул в углу. Когда она начала расстегивать блузку, рациональные мысли покинули мой ум, не оставив после себя ничего, кроме предвкушения и жажды. Под этой блузкой был черный кружевной лифчик, который идеально обхватывал ее грудь. Она уронила блузку на пол позади себя, прежде чем расстегнуть молнию на юбке. После того, как та упала тоже на пол, она осталась передо мной в черном белье и на шпильках. Мне потребовалась секунда, чтобы осознать то, что я видел перед собой.

Она была богиней, а я ощущал себя совершенно неумелым пацаном, не больше шестнадцати лет. Женщина, находившаяся передом мной, была подарком, которым стоит дорожить, у меня вспотели ладони, я был не в силах пошевелиться.

Она прикусила губу, в ее взгляде отразилась нервозность, и тут меня осенило. Пока она стояла обнаженная и желающая, предлагая мне себя, чувство, словно молния ударило мне в грудь, чувство, которым раньше я не дорожил и не ценил, да и не знал.

Может это любовь?

Похоже я влюбился в Аву.

И с этой секунды уже ничто не могло быть таким же, как раньше. Эта мысль, казалось, привела в нормальное состояние мой ум и тело. Я медленно подошел к ней, наслаждаясь, как расширились ее зрачки. Завтра мы начнем готовиться к рейсу. Мы будем строить планы, и мне придется наблюдать, как другие мужчины будут пускать слюни, глядя на нее. Но сегодня…

Сегодня был вечер, посвященный только нам двоим.

Проведя пальцами по ее бедру и подцепив ее трусики, я спустил их вниз по ее великолепным ногам и помог ей перешагнуть через них. Поднявшись во весь рост, я провел руками по ее коже, наслаждаясь мурашками, которые покрывали ее руки. Спустил бретельки лифчика с ее плеч, чтобы поцеловать те места, где они только что находились, прежде чем обнять ее и расстегнуть застежку лифчика на спине.

Ее теплые губы искали мои, ее губы были нежными, пока она целовала меня. Мягко языком она исследовала мой рот. Я снял ее лифчик, подставляя ее идеальные груди прохладному воздуху. Ее затвердевшие соски прижимались к моей рубашке, она углубила наш поцелуй, страстно желая того, чем мы могли бы заняться вместе.

Нежно пальцами она расстегнула пуговицы на моей рубашке и стянула ее с моих плеч. Ее нежные пальчики скользили по моей коже, касаясь всего, до чего она могла дотянуться. Когда ее груди, поддразнивая коснулись моей груди, я зарычал.

Как только мы, наконец, смогли оторваться друг от друга, чтобы отдышаться, она соскользнула на пол изящным каскадом темных волос. Ее яркие глаза искали мои, пока она расстегивала ремень на моих брюках и пыталась спустить мои брюки вниз. Каждый мускул в моем теле напрягся от удовольствия, когда ее теплый рот обхватил мой член. Влажные звуки, исходящие из ее горла, мягкие стоны, которые эхом отдавались в моем члене, я почти был не в состоянии оставаться на своих двоих. Одного ее вида, опустившейся передо мной на коленях в этих убийственных туфлях и обнимающей губами мой член, было достаточно, чтобы я тут же кончил. Я сжал кулаки и постарался не растерять свое самообладание. Мне хотелось насладиться этим моментом, как можно дольше.

Я прислонился спиной к комоду, как только ноги чуть не подкосились. Она передвинулась вместе со мной, не сбившись с ритма. Схватив ее за волосы, я судорожно вздохнул и попытался подумать, о чем угодно, только не о ее губах и звуках, которые она издавала. Мои бедра горели от сдерживаемой боли, медленно двигаясь вперед, желая двигаться еще быстрее. Мне необходимо было кончить.

— Ава, — прорычал я. — Если ты не остановишься, я кончу.

Вместо того, чтобы замедлиться, она обхватила рукой основание моего члена и ускорила темп ртом. Я застонал, бедра задвигались в ее ритме. Оргазм нарастал, готовый прорвать плотину в любую минуту. Когда я попытался оттащить ее за волосы, она оттолкнула мои руки. Вместо этого она обхватила мою головку языком, и я почувствовал, как у меня закатились глаза.

— Ава, дорогая, слишком… хорошо.

Она отстранилась от меня, издав тихий хлюпающий звук.

— Я хочу. — Взглянув на нее и увидев ее лицо — ее губы напротив моего мокрого члена, я застонал. – Я хочу, чтобы ты кончил.

Она не стала дожидаться моего ответа. Ее горячий рот скользнул по члену, вбирая в себя столько, сколько она была в состоянии, потом отодвинулась, а затем вобрала еще больше. Свободной рукой она массировала мои яйца, и это был полный п*здец, я не мог этому противостоять. Поэтому накрутил ее волосы на руку, удерживая ее голову на месте, изливаясь в ее рот. Мне показалось в этот момент, что мир вокруг меня взорвался, звезды заплясали у меня перед глазами. Она страстно глотала мою сперму, ее рот жаждал забрать все, что я мог предложить, и это настолько меня опьяняло. Словно она решила, что больше никогда не сможет этого повторить.

Когда все закончилось, я подхватил ее на руки и понес в кровать. Она легла на спину, раздвинула ноги и провела рукой по своей киски. Эти чертовы шпильки все еще были на ней, а я уже ощущал, глядя на нее, как мой член снова напрягся. Наблюдая, как она трогает себя, было самым сексуальным удовольствием. Ее пальцы играли с нежным клитором, потом опустились вниз, а затем скользнули внутрь.

Ее бедра приподнялись, она застонала, потом прикусила губу. Я залез на кровать и отстранил ее руку от киски. Я поднес ее пальцы к губам, чтобы облизать, она наблюдала за мной из-под полуопущенных век. Двигаясь между ее ног, я приподнял ее бедра и опустил голову к тому месту, которое она только что ласкала.

— Рай. — Прошептал я ей в промежность. — Ты мой рай, Ава.

Я воспользовался своим языком, чтобы довести ее до оргазма, наслаждаясь звуками, которые она издавала, бедрами, которые двигались и поднимались мне навстречу. Когда ее дыхание участилось, а стоны стали громче, я отстранился.

Ее разочарованное мяуканье заставило меня улыбнуться. Я стал передвигаться вверх по ее телу, уделив внимание каждой груди, прежде чем заглянуть ей в глаза.

— Я хочу, чтобы ты двигалась подо мной, Ава. — Я поцеловал ее в подбородок и скользнул внутрь. — Я хочу чувствовать, когда ты кончаешь.

Она прижалась ко мне бедрами, и мы одновременно застонали. Я стал двигаться, она присоединилась ко мне, мы должны были дойти до конца вместе.

Я приподнял ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

— Я скучал по тебе.

Ее стон желания был таким громким, что все ее тело содрогнулось от удовольствия. Она впилась ногтями мне в задницу, притягивая к себе и, несмотря на все свои попытки, больше сдерживаться я не мог. Я кончил, выкрикнув ее имя, как молитву, обращаясь к Богу. Я готов был даже помолиться, чтобы Он дал мне силы удержать ее и никогда не отпускать.

— Я тоже по тебе скучала. — Она посмотрела на меня с удовлетворением. — Мне не понравилось так далеко находиться от тебя.

Я наклонил свою голову к ее голове.

— Мне тоже.

— Давай не будем больше этого делать, а? — Ее голос был усталым, но в нем была теплота. В ее словах было столько содержания. Я бы отдал свою руку ради того, чтобы она всегда была со мной, как сейчас.

— Согласен. — Я отстранился и перекатился на бок, прижимая ее к себе.

— Честно-пречестно? — Она с улыбкой подняла мизинец.

— Честно-пречестно?!

Она взяла мою руку, сцепила свой мизинец с моим, потом поцеловала большой палец. Она выжидающе смотрела на меня, и моему затуманенному мозгу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, чего она ожидала от меня. Наклонившись вперед, я проделал тоже самое — поцеловал свой большой палец.

— Теперь ты не сможешь нарушить обещание. — Она положила голову мне на здоровое плечо. — Это серьезные вещи.

— Я никогда раньше не давал обещаний. — Я провел рукой по ее плечу и закрыл глаза. — Но я не буду их нарушать.

— Я так играла со своими родителями. — Ее голос стал печальным и задумчивым.

Она впервые упомянула о своем прошлом. Я не хотел давить на нее раньше, чтобы что-то узнать о ней. Я знал на своем опыте, как трудно делиться подобными воспоминаниями.

— Они умерли, когда я училась в средней школе. — Я почувствовал, как она глубоко вздохнула, но не стал прерывать. — Их убил пьяный водитель. Наезд и побег.

— Мне очень жаль. — Совершенно бесполезная фраза, но что еще я мог сказать? Мне совсем не нравилось слышать горе и печаль в ее голосе.

— Самое ужасное состояло в том, что, если бы водитель остановился и позвал на помощь, у них был бы шанс. Возможно, они все еще были бы живы, работали, присылали бы мне письма о своих сумасшедших клиентах. Они владели довольно популярном рестораном. — Она пожала плечами, но я заметил, что она до сих пор испытывает боль. — Но он этого не сделал, и они умерли посреди темного перекрестка. Это было тяжело, но у меня была бабушка. Я переехала из Атланты к ней на ферму. Мне потребовалось какое-то время для адаптации, но я все равно была зла на весь мир, поэтому бабушкина ферма, скорее всего, в тот момент была лучшим местом для меня. Она заставила меня много физически работать, и, в конце концов, я обрела спокойствие, можно сказать, другой тип счастья.

— У тебя не было братьев и сестер? — У меня был брат Маркус, несмотря на то, что он не был лучшим образцом для подражания. По крайней мере, мне было к кому обратиться в жизни.

Пока он не решил меня убить.

— Нет, я была единственным ребенком. Но у меня была бабушка. Она была для меня огромной семьей. — Она усмехнулась, но смех прозвучал со слезами. — Было столько индивидуальности в этой крошечной женщине. Мэвис чем-то напоминает мне ее. Ни грамма последовательности в бабули. Она была немного выше пяти футов ростом, но такой жизнерадостной.

— Ты сказала, что она тоже умерла? — Я вспомнил, что она говорила о наследстве.

— Я тогда училась в колледже. Уехала дальше на юг, чтобы поступить в художественную школу, но мы все еще были с ней очень близки. — Она посмотрела на меня. — И после смерти родителей в какой-то момент я поняла, что не могу упрекать мир за то, что он забрал у меня людей, которых я очень любила, наоборот, мне стоит быть благодарной, что я провела с ними хоть какое-то время. Не все это понимают.

Я крепче сжал руку вокруг нее. Мое сердце сжалось. Она была для меня слишком идеальна. Была слишком совершенна.

— Не все могут это понять, как ты. — Я повернул голову, чтобы поцеловать ее в висок. — Например, ты могла бы начать линчевать и выслеживать пьяного водителя. Я знаю таких людей.

До моих ушей донесся сонный смешок.

— Не думаю, что наши истории совпадают. Но если бы я могла найти этого пьяного водителя раньше полиции, я, скорее всего попыталась бы его убить. Как бы то ни было, он все еще в тюрьме, по крайней мере, я надеюсь на это, и очень надеюсь, что он делит камеру с каким-то вонючим ублюдком, который любит обниматься.

— Я не могу даже представить, чтобы ты убила осознанно кого-то, любовь моя. — Я закрыл глаза, радуясь, что она была рядом.

Некоторое время она не отвечала, и я подумал, что она задремала. Только когда она дотронулась до шва на моем плече, я понял, что она все еще не спит.

— Я бы убила, чтобы защитить других людей, которых люблю. — Ее голос был таким тихим, что я почти не расслышал ее слова. Она скользнула рукой по моей груди и остановилась, ее пальцы коснулись моей повязки.

Я закрыл глаза, мое сердце колотилось под ее ладонью. Я бы все отдал, чтобы быть достойной ее любви. Стиснув зубы, я стал костерить себя на чем свет стоит, из-за того, что мне вообще пришли подобные мысли в голову. Я не заслуживал Аву, и чем больше мы узнавали друг о друге, чем ближе становились наши отношения, тем больше я понимал, что я не достоин ее.

Но, оказывается я был недостаточно силен, чтобы оттолкнуть ее. Я знал, что, в конце концов, она увидит во мне монстра, которым я был на самом деле, и даже дважды не подумает, чтобы сбежать от меня. И тогда о ней останутся только одни воспоминаниями, которыми я буду дорожить всю свою жизнь.

— Скажи мне кто, и я убью его ради тебя. — Я приподнял ее, чтобы она легла на мою грудь, устроив ее голову на своей шеи.

Что-то теплое капнуло мне на грудь, но я промолчал. Я не знал, почему она плакала, поэтому обнял ее сильнее. Я не особо умел красиво говорить, но крепко держать ее в своих объятиях, по сравнению со словами, становилось моим коньком, самой сильной чертой с тех пор, как я встретил Аву.


23.

Ава


Мои пальцы впились в бедра. Желание ударить Оуэна в грудь было настолько сильным, что я не доверяла своим рукам. Он был полным упрямством, доведя свое упрямство до формы искусства.

— Если ты собираешься учить его, то можешь учить и меня. Он даже не отправиться в то казино! Вот! Я должна научиться защищать себя. — Я постучала ногой по бетону маленького заднего дворика Мэвис.

— Я учу его основам, самым простым основам борьбы, а потом начнется все остальное. Тебе это не нужно, чтобы побороть профессионалов. Это совсем другое. — Он поднял руки вверх, а его глаза смотрели на меня, как на хищника.

Два дня. Сегодня и завтра у меня было полно времени, но всего лишь два дня, чтобы подготовиться к похожу в казино. Всю ночь меня преследовали кошмары, призраки мертвых Оуэна и Мэвис кружились вокруг меня. Я не могла ничего поделать, не смогла сдержать плохих парней. Мне не хватало... всего.

— Ты можешь попрактиковаться со мной. — Мэвис вышла к нам, приветливо мне кивнув. — Иди, из моей комнаты возьми спортивную одежду и жди меня здесь. У меня тренировки самые простые. Растяжка, бег, растяжка, каты, а затем спарринг. Для тебя такое подойдет?

— Да, черт возьми! — Я перепрыгивала через две ступеньки, не обращая внимания на сердитый тон Оуэна, пока он что-то говорил Мэвис. Главная спальня особняка находилась на верхнем этаже. Одну стену от пола до потолка занимали окна, за этими зеркальными дверьми находился шкаф.

Найдя спортивную одежду, которая оказалась мне в пору, я направилась обратно во дворик. На мне были капри, но мне было наплевать. Я не пыталась принарядиться.

— Тянись. — Мэвис бросила мне бутылку с водой, прежде чем сделать глубокий выпад.

Гибкость никогда не была моим особым талантом, но будь я проклята, если не собиралась выложиться по полной. Мне удалось уклониться от Мэвис несколько раз, пока она не объявила, что пора.

Она выбежала на тротуарную дорожку перед домом, и я тут же последовала за ней. С одной стороны, счастливая я хотела поцеловать Оуэна на прощание, но с другой стороны, мне хотелось ударить его в нос за то, что он все время обращался со мной, как с хрупким предметом.

— Во время обучения он причинит Кенни боль, — сказала Мэвис. В ее словах звучала покорность судьбе. — Я должна была уже давно научить своего племянника всему.

— Что? Зачем? — Я шла рядом с ней, несмотря на то, что шаг у меня был длиннее, по сравнению с ней.

— Такое случается. — Она пожала плечами. — Это часть процесса обучения. Он будет делать это не специально, но именно поэтому он отказался учить тебя. Он не простит себе, если причинит тебе боль, даже случайно.

— Но я часть нашего плана, и я хочу позаботиться о себе. — Я покачала головой. — Мужчины такие глупые.

— У них слишком много голов. — Мэвис улыбнулась. — Их мысли не знают, к какой направиться сначала.

Я засмеялась, привлекая внимание соседей, выходящих из дома. Мэвис махнула им и улыбнулась. Они помахали в ответ.

— Давай, пока они не начали подходить к нам и здороваться. — Мэвис с легкостью перешла на бег, а я продолжала топать по тротуару позади нее.

И хотя она с виду казалась миниатюрной женщиной, но внутри нее скрывался настоящий генератор. Нельзя сказать, что я была не в форме, но в какой-то момент перестала видеть все вокруг, кроме тротуара перед собой. На мне были дешевые теннисные туфли, которые я купила с Оуэном, и пальцы через какое-то время начали ныть. Желание воды и ровной поверхности было совместном, поэтому только это и поддерживало меня.

А также желание противостоять и возможность защитить себя.

Когда мы свернули на улицу, где находился дом Мэвис, мои легкие уже кричали, а ноги дрожали. Раньше я любила бегать. Используя это идеальное время для раздумий, но я свою отметку по времени бега прошла час назад.

— Не хочешь еще раз пробежаться по кругу? — Бросила мне Мэвис через плечо.

Я промолчала. Единственные слова, на которые я была способен в данный момент, состояли из трех букв, и честно говоря, мне не хотелось тратить на них кислород. Что было ново для меня. Я обогнула ее дом и направилась на кухню, чтобы выпить огромный стакан воды.

На Оуэне были спортивные штаны и белая футболка, натянувшаяся на его мускулах, пока он занимался с Кенни какими-то упражнениями. Мне пришлось напомнить себе, что я злилась на него, когда проходила мимо него в сторону кухни. Пожилой мужчина чем-то занимался за кухонной стойкой, и я замерла в дверях. Медленно попятилась, выбежав во внутренний дворик.

— Эм, Оуэн? — Я оглянулась по сторонам, чтобы понять, что нахожусь в том самом доме. Да. Я ввалилась в ту самую кухню.

— Да?

— На кухне какой-то старикан.

— Это мистер Фелдинг. Он дворецкий, — объяснил Кенни. — Он даст тебе все, что хочешь. И он делает отличные сэндвичи.

— Угу. — Я нахмурилась. Вчера я не заметила, что в доме есть прислуга. Но опять же, мы приехали очень поздно.

Я вернулась на кухню, и старикан повернулся ко мне с улыбкой.

— Доброе утро, мэм. — Он покачал головой. — Вы хотите есть?

— Нет. — От одной мысли, что после этой пробежки мне придется что-то съесть, меня затошнило. — Но мне бы очень хотелось выпить холодной воды.

— С газом или без? — Он подошел к большому холодильнику.

— Без. — Мне удалось сесть за кухонный островок, вместо того чтобы упасть ничком на пол. Горло саднило от холодного воздуха за время бега.

— Вот, пожалуйста, мэм. — Он поставил стакан передо мной. — Могу я вам еще чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо. — Я взяла стакан и выпила половину. — Зовите меня Ава, пожалуйста.

— Очень приятно, мэм. — Он оказался не тем, кто любит поболтать, что меня вполне устраивало. Я понятия не имела, сколько он знает о своей хозяйке.

Через несколько минут на кухню вошла Мэвис и направилась прямиком к холодильнику за водой. Она налила себе стакан зеленой жидкости, я поморщился от одного ее вида. Можно было подумать, что Мэвис была помешана на здоровье.

— Доброе утро, мэм. — Произнес мистер Фелдинг, слегка наклонив голову.

— Ты не отстала. — Мэвис скользнула на стул рядом со мной.

— Не знаю, заметили ли вы, но большую часть пробежки я была примерно в десяти ярдах позади вас. — Я поморщилась. — Я потела и стонала. Если бы вы внимательно на меня смотрели, то приняли бы за зомби.

— О, я знаю, что ты была позади меня. Но дело в том, что ты не отстала, несмотря на то, что была в десяти ярдах позади меня. — Она чокнулась стаканом с вонючим зеленым соком с моим стаканом воды.

Я сделала еще один глоток. Я определенно не ощущала себя, что двигаюсь в ногу с ней. Она пронеслась мимо меня, даже не запыхавшись. Я посмотрела в ее сторону и нахмурилась. Глядя на нее, никогда не скажешь, что она только что совершала пробежку.

— Ладно, у нас и так перерыв затянулся. Пошли работать с катами. — Мэвис допила свой вонючий сок и спрыгнула со стула.

Я наклонилась и прижалась горячей щекой к прохладной мраморной столешнице. Я не хотела работать над катами, единственным желанием было умереть здесь, на холодном камне.

— Подъем. Тебе еще многому нужно научиться. — Она уперла руки в бока, и на мгновение она мне показалась Барби из джаззерсайза.

— Насколько будет больно? — Я прищурилась.

— Просто помни, ты сама напросилась. — Она мило улыбнулась, развернулась и вышла через заднюю дверь.

Застонав, я поднялась и последовала за ней, зная, что она права. Мне некого было винить, кроме себя самой. Я хотела научиться, и Мэвис согласилась мне помочь. Конечно, я не собиралась обманывать себя, думая, что она не будет наслаждаться моим ничтожеством, обучая меня. Ей, однозначно, понравится каждая минута, пока она будет меня истязать.

Каты оказались не самой плохой частью. Труднее всего было научиться принимать удары. Вернее, труднее всего было научиться избегать ударов. Я понятия не имела, как блокировать удары, как быстро увертываться и уходить с траектории удара, оказалось, что это мой не лучший вариант защиты.

— Точно, я поняла. Ты — не человек! — Я ткнула пальцем в крошечную ниндзя передо собой. — Ты злой эльф, посланный меня истязать.

— Перестань скулить и поднимай руки! — Мэвис делала выпады со скоростью света, а я отскакивала назад. — Прекрати!

— Ты паукообразная обезьяна на стероидах. Что еще я должна делать? Ух! — Один из ее крошечных кулачков врезался мне в живот.

— Ты же выше меня. Используй свой рост и вес. — Она развернулась, и ее нога полетела к моей голове.

Я пригнулась и нырнула к ее ноге, чем застала ее врасплох. Мы вместе упали на землю, и я попыталась ее удержать в таком положении. Она извивалась и сопротивлялась подо мной, все же двинув меня коленом в подбородок.

— Это было неплохо. — Она вывернулась из моей хватки и перекатилась в стоячее положение. — Тебе удалось застать меня врасплох на секунду.

— Я чуть язык себе не откусила. — Я высунула язык и осторожно коснулась его пальцем.

— Вставай. В спарринге нет месту слез.

Я встала и отряхнула грязь. Может, если я буду больше практиковаться в катах, мне станет намного лучше? Они научит меня, как двигаться и обходить противника.

Громкий звук удара тела о тело заставил меня вздрогнуть, и я посмотрела на Кенни с Оуэном. Кенни тихо ругался, находясь в полусогнутом положении. Оуэн похлопал его по плечу. Похоже, испытывала страдания здесь не только я.

А потом, сидя на траве рядом с Кенни, я пыталась успокоить себя любыми способами. Я подобрала ката довольно быстро, отчего почувствовала себя намного лучше, после продолжительного бега. Ката — были успокаивающими упражнениями. Оуэн одобрил мои позиции, но потом почти ничего мне не говорил.

На ката все и закончилось, по крайней мере, у меня. Мэвис швыряла меня, как тряпичную куклу, и, несмотря на это, я не могла заставить себя причинить ей боль. Мои удары были слабыми. Мне необходимо было пробить щиты из пенопласта, которые она держала передо мной, но каждый раз, когда мои костяшки пальцев натыкались на них, я отдергивала руку. Мои удары ногами были тоже жалкими, потому что я была недостаточно гибкой, чтобы коснуться ногой ее носа. И полный провал я потерпела, как только дело дошло, чтобы вырваться из удушающих захватов и перекинуть Мэвис через плечо.

По крайней мере, я не истекала кровью, чего нельзя было сказать о Кенни.

— Вот, тебе может это пригодиться. — Я развернула рулон туалетной бумагу, лежавшей между нами, и протянула ему, чтобы он приложил к носу.

— Шпа… бо. — Он выбросил окровавленную бумагу и заменил ее новой, стараясь держать голову запрокинутой назад. — Прек…ланяюсь…. боссу.

Я фыркнула. Да, им, действительно, стоило преклоняться.

— Может, мы не так плохи, как думаем. Возможно, у нас не так уж плохо получается в наш первый день. — Я смотрела на небо и молилась, чтобы это было правдой.

— Судьба. — Молодой парень вздохнул, его разочарование полностью соответствовало моему. – Тееееетя стааааарааалаааась.

— Конечно: она очень старалась, я не могу ее обвинить в недостатке усилий. — Я сорвала травинку и зажал ее между пальцами. Да, трава оставалась почти такой же, независимо от того, в какой стране ты на ней лежал.

Оуэн и Мэвис отправились на пробежку, оставив нас с Кенни истекать кровью на заднем дворике. У меня даже не было сил ревновать Оуэна к Мэвис. Не то, чтобы я решила, что он хочет заполучить Мэвис, а она с удовольствием решила провести с ним время во время пробежки. Нет, я с удовольствием разлеглась здесь на земле, передавая куски туалетной бумаги истекающему кровью подростку.

— Может, нам удастся изобразить коматозное состояние и избежать их пыток, когда они вернутся. — Звуки города слышались где-то вдали, я закрыла глаза и попыталась отсортировать звуки города. Машины, люди, музыка проплывали мимо моих ушей.

Обычные люди совершали свои повседневные и обычные вещи.

— Вы уже ели? — раздался голос Оуэна из дома, и он воспользовался полотенцем, чтобы стереть пот с волос.

Мы с Кенни переглянулись. От одной мысли о еде мне захотелось свернуться в клубочек, а у Кенни продолжала капать кровь на бумагу из носа. Я оторвала еще один кусок бумаги и протянула ему.

— Нет. — Мне удалось приподняться с земли. — Не уверена, что Кенни в данный момент может что-то проглотить.

— Кроооовь продолжает идтииииии, не смооооогу ееееесть. — Кенни вздохнул.

— Мистер Фелдинг готовит ужин. — Оуэн прислонился к дверному косяку и посмотрел на Кенни. — Хочешь, я попрошу его разрезать твой стейк на маленькие кусочки?

— Я бы сааам смооог это сделать, если бы у меняяяяя не болееел ноооос и пальцыыыы.

— Позволь мне. — Я подняла средний палец.

— Позже, любовь моя. — Смех Оуэна прокатился по заднему дворику, и, несмотря на то, что я безумно устала, у меня все равно екнуло сердце.

— Слишком больно. — Я легла на траву и закрыла глаза, надеясь, что Кенни не заметил моего румянца на щеках.

— Твой нос не пострадал бы, если бы ты сделал то, что я тебе сказал. — Оуэн подошел и заставил Кенни посмотреть на него. — Ты позволил своему гневу взять над собой верх.

Кенни только хмыкнул.

— Ладно, я готова отравиться в душ. — Я начала подниматься на ноги. Он протянул мне руку, и я позволила ему помочь мне подняться на ноги. — Спасибо.

Его глаза встретились с моими, и он нежно поцеловал меня в висок.

Я знала, что ему не нравилось наблюдать за Мэвис, которая нещадно бросала меня, но он не пытался ее остановить. И это я ценила. Интересно, буду ли я из себя представлять какую-то ценность, что-то уметь, к тому времени, когда мы доберемся до Парижа, или я буду пустым местом, но, по крайней мере, я начала что-то делать в этом направлении.

Где-то в глубине души я знала, что, если хочу сохранить Оуэна в своей жизни, мне необходимо научиться постоять за себя. Если я смогу себя защитить, он не станет делать глупостей и кидаться под пули, чтобы меня спасти.

Горячая вода помогла избавиться от сведенных мышц на спине и шеи, но не помогла облегчить глубокую боль в мышцах, которые долго не тренировались. Когда я вышла из душа, теплой воды почти не осталось в кране, но мне было все равно. Я доковыляла до спальни, которую делила с Оуэном прошлой ночью, и рухнула на кровать лицом вниз. Натянуть на себя одежду я была не в состоянии, поэтому просто лежала, обсыхая на кровати.

Я оказалась слабаком.

Я услышала, как открылась дверь, но даже была не в состоянии поднять голову. Мне было все равно, что я голая лежу на кровати в чужом доме, полном слуг и убийц. Именно киллера, который так отделал Кенни. Мне было хорошо, так лежать, и любое движение стоило больше, чем моя скромность в данный момент.

Матрас прогнулся, большая рука пробежалась по моей ноге, перебирая мышцы сильными пальцами.

— Очень надеюсь, что ты Оуэн. Иначе он разозлиться.

— Не разозлюсь, любовь моя. — Я услышала улыбку в его голосе.

— Хорошо, что это ты. — Я вздохнула, когда он начал массировать мою другую ногу. — Это здорово.

— Мэвис сильно поработала с тобой сегодня.

Я попыталась пожать плечами и поморщилась от боли.

— Мне еще многому нужно научиться.

— Я понимаю твое желание позаботиться о себе, но... — Его голос был тихим. — Мне не нравится, что ты считаешь это необходимостью.

— Эй, разве не твое надоедливое мужское эго это говорит сейчас? — Я повернула голову, чтобы видеть его профиль.

— Нет. — Он нахмурился, но продолжал массировать мою ногу. — Мне не нравится, что ты участвуешь во всем этом.

— Извините, что указываю на очевидное, но я уже вовлечена в ЭТО, поэтому не хочу просто сидеть и прятаться за ваши спины.

— У нас есть два дня. За это время ты не сможешь подготовиться, чтобы сразиться с плохими парнями, Ава. — Он перешел к другой ноге.

— Я знаю. — И закрыла глаза.

— Тогда зачем ты себя так истязаешь? — Он остановился и встретился с моим взглядом.

Как ответить на его вопрос? Мы ни разу не говорили о наших отношениях. Может мне стоит выпалить, что я хочу, чтобы он остался в моей жизни? Что я испытываю потребность защитить себя, чтобы он не подставлялся под пули?

— Ава? — Он подвинулся и усадил меня к себе на колени.

— Девушка должна уметь себя защищать. — Я старалась не смотреть ему в глаза. — Жизнь отчетливо дала мне это понять… особенно в последние дни.

— А потом ты сможешь вернуться к своей обычной жизни. Найти работу и не беспокоиться о людях, пытающихся тебя убить. — Он повернул мою голову за подбородок, чтобы я посмотрела ему в глаза. — Ты установишь в доме сигнализацию и заведешь большую собаку.

— Почему ты так уверен в этом? — Я нахмурилась. — После всего этого бардака мне все равно придется иметь дело с полицией, и Бог знает с кем еще. А также я должна найти Тессу.

— Я помогу тебе найти Тессу. — И его спокойные, ясные глаза внимательно следили за мной.

— А что потом? — Я ненавидела, что мой голос задрожал на последнем слове.

— Потом. — Его глаза затуманились. — Я удостоверюсь, чтобы с тобой будет все в порядке, Ава.

— Я... я хочу большего, чем просто все в порядке. Я хочу быть счастливой. — Я хочу тебя, ты, глупый, сексуальный, идеальный мужчина.

— Ава. — Он наклонился вперед и прижался своей головой к моей. — Я не знаю, как сделать кого-то счастливым на долгое время. Я не создан для счастья.

— А ты когда-нибудь пробовал, сделать кого-то счастливым? — Мой тон прозвучал резко. — Я думала, тебе нравится быть со мной.

— Мне очень сильно нравится быть с тобой. Мне нравится…, — он выругался себе под нос. — Проклятие. Ава, любимая. Я хочу просыпаться с тобой каждое утро. Я хочу постоянно смотреть на тебя, как ты одеваешься и как ты голой готовишь завтрак. Я хочу все обыденные вещи, о которых даже не позволял себе мечтать, потому что я этого не заслуживаю. Я не тот человек. Я не живу в этом мире и не могу предоставить тебе то, чего ты хочешь, чего заслуживаешь.

— Откуда ты знаешь, что я хочу? — Я обхватила его лицо руками. — Я даже сама не знаю, чего хочу. Разве я не должна тоже иметь право голоса? Чтобы решить, чего я хочу?

— Я никогда так сильно ничего не хотел, как тебя. — Он сделал глубокий вдох. — Ты такая невинная и добрая. В тебе есть все, чего нет во мне. Я убиваю людей, Ава. У тебя не должно быть со мной будущего.

— Ты убиваешь плохих людей. — Я прищурилась. — И я не такая милая и невинная, как тебе кажется. Я убила, а потом переехала труп сутенера. Я угнала машину, использовала поддельные документы и незаконно ношу оружие.

— Все это происходит с тобой после того, как ты повстречалась со мной. — Он нахмурился.

— Дело в том... что я не чувствую себя ужасно из-за этого. Ни капельки, Мистер. — Я отрицательно покачала головой, как только он попытался что-то сказать. — Конечно, я сначала очень сильно переживала из-за того, что случайно сделала, но потом поняла, что совершенно бы не расстраивалась, если бы все эти действия совершил кто-то другой. Нечего расстраиваться, если мир потеряет еще одного плохого парня.

Он открыл рот, но я строго взглянула на него.

— Это похоже на тех, кто предпочитает есть говядину и индейку на День Благодарения, хотя им, на самом деле, не нужно убивать, снимать кожу, перья или что-то еще, черт возьми, все то, что делаешь ты, чтобы подготовить животное к приготовлению. Ты избавляешь этих мирных людей от всех этих ублюдков, чтобы все они могли съесть свою индейку. Ты тоже заслуживаешь получить свою порцию индейки.

Его губы задрожали, и я поняла, что он борется со смехом.

— Я не очень хорошо тебе все объяснила. — Жар опалил мои щеки. — Черт побери. Я пытаюсь тебя убедить, что ты можешь быть счастливым, но у меня не получается. Ты обязан быть счастливым. Я читала об этом в книге, но это правда. Ты гребаный убийца, Оуэн! Ты не следуешь правилам, и для тебя это вполне нормально. Ты просто берешь то, что хочешь, то, что тебе нужно.

Я закрыла рот. Я готова была использовать беспроигрышный козырь из романтических комедий, например, попросить его заняться со мной любовью… все-таки девушка, голая сидящая у него на коленях.

Его лицо стало серьезным, и я почувствовала, как у меня свело живот.

— Мы не празднуем День Благодарения в Англии, дорогая. — Он провел пальцем по моей щеке.

— Ты знаешь, что я имела в виду. — Я прищурилась.

— И ты сравнила себя с индейкой. — В его глазах появился блеск.

— Ладно, согласна, прозвучало глупо…

— Ты говорила запутанно. — Он наклонился и поцеловал меня в подбородок, потом в кончик носа. — Но ты сказала важные вещи.

— Неужели? — Выдохнула я, пока он целовал меня в одну щеку, потом в другую.

— Да, моя американская индейка. — Его смех растворил тяжесть у меня в животе.

— Ты напомнила мне, что я киллер. — Он обнял меня за талию. — И я, действительно, хороший гребаный киллер. Но у меня всегда был свой кодекс чести. Я делаю то, что считаю нужным. Даже, если это означает кражу чего-то очень ценного. — Он поцеловал меня в шею. — Очень ценного. — Он поцеловал меня в плечо. — Если, я этого хочу и мне это нужно.

Я сделала глубокий вдох, пытаясь сосредоточиться на его словах.

— Я все время боролся с тем, что хотел, в чем нуждался. Но я оказался недостаточно силен против тебя. Я не смог побороть свои чувства. — Молниеносно он перевернул меня на спину и приподнялся надо мной. — Так что я больше не собираюсь бороться сам с собой. Я хочу удержать тебя, Ава. Ты моя, и никто не заберет тебя у меня.

Я посмотрела ему в глаза и почувствовала, как мои глаза защипали от слез.

— Хорошо, потому что у тебя все равно нет выбора.

— Я не люблю слов, Ава, но я хочу, чтобы ты кое-что знала.

— Что? — Я убрала волосы с его глаз.

— Я люблю тебя. — И искренность его трех слов вызвали слезы у меня на глазах.

Если бы я не смотрела в его глаза, то могла бы поклясться, что парю над землей. Тело было таким живым, а душа чувствовала себя наполненной, целой. Наполненной, давно я себя так не чувствовала уже.

— Я тоже люблю тебя, Оуэн.


24

Оуэн


Для меня все вокруг было окрашено в темно-красный. Я готов был убить их всех. Только уставившись в пол, я смог удержаться, чтобы не встречаться взглядом с другими мужчинами и не разогнать их. Монстр, которого я держал в клетке, рычал за решеткой, жаждя крови и боли.

Каждый мужчина, который поворачивался и смотрел на задницу Авы, когда мы проходили через аэропорт, был в моем дерьмовом списке, и этот список не касался покупок продуктов, никто не захотел бы оказаться в этом списке.

Ее юбка доходила до колен, но это только подчеркивало сексуальность ее фигуры. Бирюзовый свитер с глубоким вырезом оттенял ее глаза, отчего они почти светились. Она немного больше покачивала бедрами, перебирая ногами на шпильках высотой в милю.

Я не мог винить мужчин; она — нокаутировала всех своим видом.

Но она была прежде всего моим нокаутом, и наблюдая за другими мужчинами, которые пускали на нее слюни, НА МОЕ, заставляло меня очень сильно злиться. Ревность была отвратительной чертой. Неудивительно, что некоторые были готовы заплатить, исходя от ревности до такой степени, что готовы были убить своих соперников. Я их прекрасно понимал в данный момент.

— Мисс Гарднер, вы можете передать мне распечатку? — Мэвис, не глядя, протянула руку.

— Конечно. — Ава засунула руку в сумку и вытащила листок с информацией о нас на этт рейс и вложила его в руку Мэвис.

— Как видите, у нас есть вся необходимая информация. — Мэвис склонила голову набок, глядя на женщину, сидевшую за терминалом.

— Конечно, миссис Томасино.

— Мисс Томасино, — коротко поправила ее Мэвис.

— Да, мэм. — Женщина улыбнулась, и ее улыбка выглядела почти искренней. — И мне понадобятся документы тех, кто собираются лететь с вами.

— Все есть здесь. — Мэвис отвернулась от нее, показывая всем своим видом скуку.

— Ах да. Вижу, вот здесь. — Женщина начала что-то печатать, потом вышла из-за стойки и подняла веревку. — Сюда, пожалуйста.

Частные самолеты отличались от всех других тем, чтобы были разных марок, размеров и лакшари. Судя по великолепию терминала, куда она нас провела, я мог с уверенностью сказать, что компания не скупиться на блеск. Я не возражал против полета на частном самолете, поскольку полет на дорогом частном самолете, безусловно, будет более приятным, чем на коммерческом рейсе.

Женщина у ворот передала нас другому служителю аэропорта, который положил наш багаж на тележку и вывел на летное поле. Белая краска, полоской тянувшаяся от входа до конца самолета, была такая яркая, что почти слепила глаза, кроме того, на ней имелась тонкая серебряная полоска, ведущая от начала ворот до самолета. Высокий парень вынырнул из люка самолета и быстро спустился по лестнице.

Он стянул с головы идиотскую капитанскую фуражку и стоя наблюдал за нами, его лицо расплылось в широченной улыбке. Он окинул Мэвис взглядом, как только она качнулась в его направлении, потом его взгляд прошелся мимо меня, чтобы осмотреть Аву, и тут его взгляд замер на ней.

Потому что ветер трепал волосы Авы, а улыбка Капитана Похоть достигла невероятных размеров. Мэвис протянула ему руку и что-то сказала, я не расслышал, но придурок наконец-то возвратил свой взгляд к ней. Я же наблюдал, как Мэвис использовала все свое обаяние, и большинство мужчин готовы были упасть к ее ногам, но глаза Капитана Похоть опять переметнулись к Аве.

Моей Аве.

Он поднес к губам руку Мэвис и поцеловал, а я воспользовался этой секундой, чтобы поближе придвинуться к Аве. Мне не стоило так близко подходить к ней, что отчетливо расслышать его слова:

— Сексуальная маленькая Ава. — Он схватил ее за руку и поднес к губам для долгого поцелуя. — Я не мог предположить, что когда-нибудь снова увижу тебя, как только узнал, что ты покинула Штаты, но сегодня наступил мой счастливый день.

— Я не знала, что ты работаешь на эту чартерную компанию. — Ава улыбнулась ему, и я постарался умерить свой гнев. Она же просто играла свою роль.

— Ну же, Ава. — Он понизил голос, и мне пришлось превратиться в слух, при этом делая вид, что я совсем не прислушиваюсь к их разговору. — Сколько раз я умолял тебя скрыться вместе со мной? И вот ты здесь.

— Но я не собираюсь и в этот раз скрываться с тобой, Капитан. — Она перекинула волосы через плечо, едва не задев ими мое лицо. — Я на работе.

— Бизнес и развлечения часто перемешиваются. — Он подмигнул ей.

Подмигнул. Ей.

— Вы знакомы? — Спросила Мэвис, приблизившись с соблазнительной улыбкой. — Ава, дорогая, ты не говорила мне, что знаешь Капитана этого самолета.

— Я не думала, что пилотом будет он. — Ава откашлялась и выдернула руку из руки пилота. — Капитан, это мой босс, мисс Томасино. Теперь я работаю на нее.

— Значит, ты продвинулась по службе. — Капитан надел свою капитанскую фуражку и жестом пригласил нас войти внутрь. Он предложил Мэвис руку, как только она ступила на трап, и тоже самое проделал с Авой. Как бы между прочим, при этом кивнув мне и Кенни, он слишком близко следовал за Авой, положив руку ей на талию, чтобы она не споткнулась. Как только она оказалась на верхней ступеньке, его рука соскользнула достаточно низко, почти на ее задницу. Ава напряглась, как только он положил руку ей на талию, потом ей все же удалось расслабиться. Она тихо хихикнула, когда он наклонился и что-то прошептал ей на ухо.

И мужчины, которые пожирали ее своими глазами в аэропорту, только что получили отсрочку. Я готов был выплеснуть всю свою ненависть на этого мудака-пилота.

Капитан Похоть должен был умереть первым.

Но меня остановил Кенни, который схватил меня за рукав пиджака, отчего я машинально сделал захват его запястье, повернув к нему голову. На меня смотрели напряженные глаза Кенни.

— Чувак, ты рычишь. — Он говорил почти полушепотом, высвобождая свою руку.

Я стиснул зубы и посмотрел ему в глаза, пытаясь взять себя в руки. Парень был прав. Мне необходимо было взять себя в руки. Если этот чертов членосос собирается очаровать Аву, то это не ее вина. И тот факт, что она не отчитала его по полной, в конце концов, она должна была играть свою роль. Нам необходим был этот гребанный идиот.

— Мне он не нравится. — Мои зубы с усилием сжались, как только я произнес эти слова. Эмоции — палка о двух концах.

— Понимаю тебя. — Кенни поправил пиджак на себе. — Но мы должны следовать плану.

Он пытался напомнить мне о плане, словно я совсем о нем забыл. Я не забыл о нем; я просто раздумывал про себя хочу ли я все еще следовать ЭТОМУ ПЛАНУ.

Наклонившись вперед, я понизил голос:

— Если ты правильно разыграешь свои карты, я позволю тебе нанести удар, используя этого гребанного Капитана в качестве манекена.

— Он нам необходим в данный момент, потому что он является пилотом этого самолета. — Кенни усмехнулся. Я не мог точно сказать, поверил он мне или нет. — И еще для одной зацепки, понимаешь?

— Тогда после всего этого. — Заключил я.

— Звучит неплохо. — Его улыбка стала еще шире. — Хорошо бы хоть раз не побыть боксерской грушей.

У Кенни на левой щеке все еще проступал синяк, а нос немного был распухшим. Я хлопнул его по плечу и подтолкнул вперед. За последние пару спаррингов он ни разу не скулил, даже несмотря на то, что, глядя сейчас на его лица, можно было только смачно выругаться. Он с головой отдался нашим тренировкам.

— Ты хороший парень, Кенни. — Я медленно стал подниматься по трапу. — Но тебе, действительно, нужно научиться уклоняться от ударов.

— Я отлично пригибаюсь. Мне нужно научиться быстрее реагировать на твои удары, вот что мне нужно. — Кенни покачал головой и нырнул в самолет. Он замешкался на полсекунды, прежде чем войти в открытую дверь. По тому, как его глаза метнулись в мою сторону, я понял, что мне не понравится то, что увижу.

Ава сидела в кресле напротив Мэвис, а пилот на корточках сидел перед ней, загораживая проход, при этом положив руку ей на колено, спрашивая, бывала ли она раньше в Париже. Не зная, что делать, Кенни развернулся и ухватился за переднее сиденье, так что мне ничего не оставалось, кроме как протиснуться мимо этого придурка на коленях перед Авой.

— Простите. — Я двинул сумкой, которую нес, ему по затылку. — Эти чертовы самолеты такие маленькие.

Пилот посмотрел на меня с осторожной улыбкой.

— Не привыкли летать на частном самолете?

— Не на таком маленьком. — Я бросил сумку на сиденье. — В последнем, на котором мы летали, был золотой унитаз и шест для стриптиза.

— Было бы не плохо. — Капитан Похоть встал и оглядел салон самолета. — Что скажешь, Ава? Как думаешь, твой бывший работодатель смог бы поставить здесь шест для стриптиза и золотое сиденье для унитаза для клиента?

Ава с гримасой отвела от меня взгляд. Я был уверен, что мои слова не расстроили ее. Я же не говорил, что кто-то использовал этот шест для стриптиза.

— Я уверена, что мой бывший работодатель сделает все, чтобы клиенты были счастливы. — Она улыбнулась пилоту, и мне пришлось заняться содержимым сумки, чтобы очередной раз не двинуть ему, пока он пялился на ее декольте.

— Мне придется хорошенько подумать над этим.

— В каком округе вы живете? — Спросила Мэвис, скрестив ноги и откинувшись на спинку кресла.

— Оберкампф, — ответил он.

— О, это отличный район. — Мэвис улыбнулась. — У меня есть дом на Авеню Монтень.

— Живете со звездами, да? — Он перевел взгляд с Мэвис на Аву. — Если вы хотите увидеть настоящий Париж, я могу вам его показать. Для меня это будет настоящее удовольствие.

— Вы, действительно, можешь нам показать Париж? — Ава подалась вперед, слегка покраснев. Она убийственно флиртовала с ним, что делало ее еще более очаровательной. Мать твою. — Я так взволнована. Я всегда хотела побывать в Париже, который находится первым в моем списке стран, которые я должна посетить, но я не хотела бы осматривать достопримечательности по обычному туристическому маршруту. Я хочу увидеть неизведанный Париж. Настоящий Париж. Волнующий и будоражащий. Не только посмотреть музеи или гробницы, понимаешь меня?

— Поэтому ты решила поработать с мисс Томасино? — Ублюдок сел на подлокотник ее кресла, как будто они были давно знакомы. — Она предложила показать тебе мир?

— Я просто помахала своим предложением перед ней, как морковкой, — рассмеялась Мэвис. — Я не могла позволить такой женщине, как Ава, ускользнуть от меня. Она может все. Не так ли, дорогой? — Она посмотрела на меня с нежной улыбкой, и я постарался не вздохнуть.

Похоже, «морковкой» был именно я в этой поездке.

— Мммм, — я откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. — Она очень хорошо разбирается в цифрах.

— Как вы познакомились? — Услышал я, как Капитан Похоть пошевелился, но не решился открыть глаза. Притворное безразличие было лучшим, что я мог сделать в данный момент. Или это, или нож, привязанный к моей левой ноге.

— Я дружу с владелицей Хертлэнд Энтерпрайзмент. Я отправилась с Пенелопой взглянуть на ее самолет, и Ава очень помогла нам тогда. — Я слышал улыбку в голосе Мэвис. — И я ухватилась за нее. Прибыльный бизнес, основывается на усердных сотрудниках.

— Что ж, я буду счастлив показать вам обеим и вашему другу неизведанный Париж. Не уверен, что юноша достаточно взрослый, чтобы смог пойти вместе с нами.

— Прекрасно. Кеннет — это моя новая инвестиция. Он блестящий с цифрами, но ужасный в общении. Он будет просто счастлив, если останется дома.

Я решил, что это мудак-пилот развернулся к Кенни. Я слышал краем уха, как пальцы Кенни стучали по клавиатуре, одной из его новых игрушек.

— Тогда все отлично.

— Спасибо, Патрик. Я так взволнована. Я мечтала побывать в Париже. Даже брала уроки французского в школе. — Тоска в ее голосе заставила меня поморщиться. Я мог только представлять ее огромные глаза, мерцающие как в аниме-фильме.

Мне необходимо было что-нибудь выпить после такого стресса, чтобы унять свою ненависть к этому долбанному пилоту.

— Почему ты выбрала первым посетить Париж? Почему не Италию или Грецию? — Спросила Мэвис.

Я приоткрыл один глаз и увидел, как Ава покачала головой и вздохнула.

— Мне кажется, что это очень романтичный город. После того, как я посмотрела «Отверженных», стала просто одержима этой идеей.

— Что ж, с удовольствием покажу вам все. — Капитан Мудак-Похоть поднялся на ноги. — И, если ты захочешь попрактиковаться во французском, дай мне знать.

Я закрыл глаза и представил, как буду его медленно убивать.

Может я окончательно сбрендил? Черт побери, нет… пока еще нет.

— Не хотите ли чего-нибудь выпить, сэр? — Тихо обратилась ко мне стюардесса, наклонившись вперед.

— Скотч. — Я открыл глаза. — Спасибо.

В салоне воцарилась тишина, после того, как мы взлетели и самолет выровнялся. Ава достала из сумки книгу и погрузилась в чтение. Я прикусил щеку, чтобы не заржать, глядя на героя в килте на обложке ее книги. Словно почувствовав мой смех, она посмотрела на меня и пошевелила бровями, потом опять погрузилась в чтение.

Я пролистал «Нью-Йорк Таймс», «Телеграф» и парижские газеты. В конце концов, я вытащил старую колоду карт, чтобы чем-то занять свои руки.

Я позволил своим мыслям блуждать, тасуя и переворачивая карты. Хотя было важно оставлять свободными руки и раздумывать над тем, как все получится, но никогда не мешало иметь отступной вариант и дополнительный выход. Я собирался связаться с теми, кому мог доверять. И под доверием я подразумевал «не убивать сразу».

Дверь кабины пилота открылась и появился Капитан Членоголовый Мудила. Он остановился у кофейника и снова наполнил свою кружку. Прислонившись к стойке, он сделал глоток, наблюдая за нами с довольной улыбкой.

Ава оглянулась через плечо, ее глаза округлились.

— Разве ты не должен управлять самолетом?

— Автопилот. Я здесь в основном, чтобы совершать взлеты и посадки и для чрезвычайных ситуаций. — Он поднял кружку в знак приветствия. — Нужно время от времени отлучаться в туалет.

— И наполнять чашку кофе. — Она улыбнулась, глядя на его чашку.

— Хочешь? — Он достал из шкафчика еще одну чашку.

— Было бы здорово. — Она заправила волосы за уши и наклонилась вперед.

— Значит, вы любите играть в карты. — Он посмотрел на меня поверх ободка своей чашки.

— Люблю разыграть пару партий. — Я посмотрел на него и заставил себя улыбнуться. — Присоединишься?

— Да. Это мое хобби. — Он сделал еще глоток.

— Может сыграем? — Я приподнял бровь.

— О, дорогой, не обчищай бедного пилота. — Мэвис посмотрела на меня с лукавой улыбкой. — Я уверена, что ты сможешь найти кого-нибудь другого в Париже.

Я пожал плечами.

— Пусть он сам решает.

Капитан Членоголовый Мудак выглядел раздраженным, но ему удалось скрыть свое раздражение.

— Ну, я не совсем новичок. Я играю и даже прилично выигрываю, ухожу с большим количеством денег, чем пришел.

— Ты знаешь, куда бы я мог податься? — Я быстро перевернул карты, прежде чем сложить их обратно в колоду. — У меня имеются деньги.

— Возможно, я знаю одно место. — Его глаза изучали меня поверх кофейной чашки. — Я мог бы сделать несколько звонков.

— Фу. Я не хочу сидеть в грязном помещении, наполненном дымом, пока ты будешь обыгрывать всех. — Мэвис откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. — Я не пойду, лучше поработаю ночью дома. Ава, позвоним американцам. Думаю, нам нужно двигаться с ними дальше, пока это возможно.

— Да, мэм. — Ава закрыла книгу, лежавшую у нее на коленях и постаралась скрыть разочарование. — Извините, мне нужно в дамскую комнату.

— Ах да, конечно. — Пилот встал и показал в начало салона.

— Благодарю. — Она проскользнула мимо него, не поднимая головы, но как бы качнулась в его сторону, проходя мимо.

И выполнила она свое покачивание на удивление хорошо. Девица явно была в затруднительном положении. Что было забавно, если вспомнить, как она ругалась и орала на меня, когда, на самом деле, спасала свою жизнь.

— Мне стыдно, что я нарушаю обещание показать вам Париж. — Капитан сел на место Авы.

— Я привыкла к тому, что Оуэн любит играть. — Мэвис махнула рукой. — В любом случае, мы здесь по делу. Я согласна предоставить своему помощнику время для веселья.

— И все же, я знаю хорошее место, которое бы понравилось вам всем. — Его улыбка вернулась на место. — Важно получать удовольствие от города, в которым оказался, но я должен вас предупредить, что это заведение не совсем санкционировано правительством.

— Похоже, это как раз по нашей части, — ответил я.


25

Ава


Прислонившись к перилам балкона Джульетты, я вздохнула полной грудью. Эйфелева башня светилась в ночном небе, а я не могла перестать с благоговением осматриваться вокруг. Наконец-то я оказалась в Париже. И я не лгала в самолете, потому что во Франции я мечтала побывать с двенадцати лет.

Куст жасмина покрывал кованые перила, я глубоко вздохнула его аромат. Сегодня мне предстояло отправиться в логово льва, но будь я проклята, если не смогу насладиться хотя бы таким кратким мгновением здесь.

— Золотые туфли с ремешками или туфли с перламутровыми каблуками? — Мэвис вошла в комнату из просторной ванной. Она подняла две пары туфель.

Я поджала губы.

— Золотые с ремешками.

— Они определенно более привлекательны. — Она бросила их на кровать, а другие убрала в шкаф. — Есть и положительная сторона в них — кровь смывает без проблем.

— Думаю, об этом стоит подумать. — Я надеялась, что по моему лицу не видно, как я, на самом деле, отношусь к ее замечанию. Вместо этого я подняла обтягивающее платье, которое Мэвис предложила мне надеть на сегодняшний вечер.

— Ты уверена, что это то самое?

— Доверься мне. Ты можешь спрятать в нем базуку, Капитан Похоть ничего не заметит. Он будет слишком занят осмотром твоей задницы и декольте. — Мэвис закончила застегивать вторую туфлю. — На самом деле, он не так уж и плох. Мне приходилось иметь дело с гораздо худшими экземплярами. Один парень засунул язык мне в ухо, пока его жена не смотрела на нас. Я готова была убить его, причем бесплатно.

Она стала извиваться и тереть уши, пока я пыталась сдерживать смех.

— Надо полагать, что ты и так собиралась его убить?

— Да. Ублюдок изменял жене и бил ее. После нескольких лет попыток завести ребенка она наконец забеременела. Она, можно сказать, увидела свет в конце туннеля и попыталась от него уйти, но он не дал. Он столкнул ее с лестницы, и она потеряла ребенка. Это было ужасно, она чуть не умерла. Но он… простил ее. — Мэвис фыркнула, прежде чем встать и разгладить складки на золотистом коктейльном платье. — Кто-то дал ей мои координаты. И я согласилась.

— Что за чертовшина! — Я покачала головой.

— Да, по крайней мере, Капитан Похоть не совершил ничего такого ужасного.

— Нет, он всего лишь гоняется за юбками и убегает от венерических болезней. — Я нахмурилась. — Он похож на продавца подержанных автомобилей, который пытается припарковать свою грязную машину у меня в гараже.

Грудной, звонкий смех Мэвис заполнил комнату, прежде чем она успела взять себя в руки. Потом последовало фырканье. Она вытерла под глазами слезы, стараясь не размазать макияж, когда перестала смеяться.

— Мне казалось за время полета, Оуэн уговорит Капитана Похоть выпрыгнуть без парашюта за борт, — задумчиво произнесла я. Он почти не разговаривал со мной с тех пор, как мы приехали в особняк Мэвис. Первоначальный план состоял в том, чтобы залечь на дно у нее дома, но оказалось больше смысла делать вид, что мы большие шишки, желающие осмотреть неизведанный Париж. Оуэн довольно быстро ушел, объяснив, что попытается найти подмогу.

— Не волнуйся, дорогая. Он не привык испытывать ревность. Теперь и она его настигла. — Она встала перед зеркалом, чтобы поправить макияж. — Ты должна помнить о мире, в котором он живет. Он делает то, что считает нужным, даже если это предполагает убийство. Наблюдать тяжело, когда посторонний мужчина ощупывает любимого человека. Это причиняет ему больше боли, чем большинству людей. Честно говоря, я раздумывала над планом, как мне объяснить потом пятно крови на креслах, пока ты флиртовала с Капитаном Похоть. Я была уверена, что он сломает пилоту шею.

— Понимаю. — Я бы вцепилась в один из пластиковых или деревянных столов, чтобы ненароком не убить женщину, если бы та прижималась к Оуэну. Ярость, пылающая в глазах Оуэна, была очень сильной.

— У тебя имеется чуть больше часа, прежде чем появится продавец подержанных автомобилей, — хмыкнув, произнесла Мэвис. — Иди переоденься и начинай прихорашиваться. Ты немного взъерошена.

— Спасибо, мама. Ты точно знаешь, как меня подбодрить. — Я захлопала ресницами, прежде чем взять платье, которое мне она приготовила. Туфли были такими, которые я бы ни за что не надела в то место, где мне, возможно, придется сегодня сражаться.

Рядом с комнатой Мэвис было небольшое помещение, которым я решила воспользоваться. И выскользнула из своей одежды, которая была на мне в самолете, переодеваясь в новое платье.

Я собрала волосы в конский хвост, оставив челку на глазах, и нанесла вечерний макияж, глаза стали более выразительными. Обычно я не использовала столько косметики. Я чувствую себя от такого слоя косметики, немного не собой, словно фальшивой, клянусь, я чувствовала, как забираются мои поры на коже, но сегодня был особый случай. Мне необходимо было, чтобы Капитан Похоть подумал, что у него есть шанс. Чтобы он решил, что я принарядилась для него, и уж точно не для того, чтобы пронести пистолет, заткнутый за пояс, или ножи, пристегнутые к внутренней стороне бедер и между лопаток. Может, я и не смогу воспользоваться смертоносными клинками или своим пистолетом, но, по крайней мере, смогу пронести все это, как вьючная лошадь, для Мэвис и Оуэна.

Кенни ушел вместе с Оуэном, отчего мое сердце забилось сильнее. Несмотря на его первоначальное пренебрежение подростком, он похоже, действительно, взял его под свое крыло. Это было мило. Он учил его ломать кости, вытряхивать информацию и не попадаться на глаза. Да, он стал милашкой ассасином.

— Как я выгляжу? — Я повернулась к Мэвис. Платье больше походило на нижнее белье, чем на одежду, подходящую для прогулок по улицам. В нем желательно было передвигаться только в машине, и не попадаться прохожим на глаза.

Она повернулась ко мне, ее критический взгляд пробежался по мне. Она покрутила пальцем в воздухе, и я покрутилась. Туфли на мне были намного более удобными, чем убийственные шпильки, из которых я не вылезала в течение двух дней. Я даже стала привыкать, что стала в них выше ростом.

— Идеально. — Мавис довольно кивнула. — Очень сексуально с оттенком невинности. Похоже, это слабость Капитана.

Звук шагов внизу возвестил нам о прибытии Оуэна и Кенни. Я услышала их перемежающиеся шаги, пока они поднимались по лестнице. Внезапно реальность того, что мы задумали совершить сегодня вечером, ударила меня, как тонна кирпичей. Мы собирались проникнуть в подпольное казино и попытаться поймать женщину, которая устроила настоящую охоту на мою лучшую подругу, и по ошибке на меня.

У меня скрутило живот, я испугалась, что мы можем не выбраться из этого бардака живыми. Мы можем умереть. Если Мэвис умрет, останется племянник Кенни, которому она очень нужна. Если Оуэн умрет... я даже не могла подпускать к себе подобную мысль.

Слезы выступили на глазах, и я подняла голову к потолку. Господи, неужели я прилетела в Париж, о котором столько мечтала, чтобы умереть?

— С нами все будет нормально. — Мэвис тронула меня за плечо. Я открыла глаза и посмотрела на ее озабоченное лицо. — Ты должна сосредоточиться на одном шаге за раз. Не пытайся думать о плохом. Просто знай, что все будет хорошо, и мы все вернемся.

— Ты должна остаться здесь с Кенни. Мы скажем, что ты заболела. — У меня скрутило живот, и я не могла избавиться от ощущения, что что-то не так.

— Я должна найти Лауру. — Ее глаза сузились. — Я в долгу перед ее сестрой.

— А что случилось?

— Я немного напортачила во время контракта. И была так поглощена, чтобы Кенни не попался им на глаза, кто жаждал мне отомстить, что случайно привела их к Лауре. Кенни помогал ей с математикой. Я следила за ним, он даже не знал, что я вернулась в город. — Ее глаза наполнились сожалением и виной. — Лаура миниатюрная блондинка. Они, должно быть, решили, что я ее защищала и оберегала.

— Боже. — Я пыталась не задохнуться от ужаса.

— Итак, я буду там сегодня вечером. Кенни знает, что делать, если дела пойдут не очень хорошо, но я должна попытаться исправить то, что напортачила. — Мэвис хмуро посмотрела на меня. — Я не должна была тебе об этом говорить, но в тебе есть что-то… очень располагающее к разговору по душам. Ты уже и так на грани. Просто забудь, что я сказала только что, и сосредоточься на том, как тебе отвлечь Капитана Похоть.

Я глубоко вздохнула и посмотрела на свое отражение. Я смогу это сделать. Я смогу притвориться, что нахожусь на двойном свидании вслепую с этим парнем. Пока мужчина, которого я люблю, будет делать вид, что идет на свидание с другой женщиной.

Это можно было выполнить. Это практически нормальный расклад. Наверное, кто-то все это уже описывал в каком-нибудь романе. Любовном романе, действие которого происходит во Франции.

Ладно, наверное, не в очень правильном, нормальном любовном романе. Или в каком-нибудь шпионском фильме. Только мы сами сейчас были плохими парнями, которые хотели сразиться с очень плохими парнями.

Перестань думать об этом, приказала я себе.

— Лучше? — Я попыталась улыбнуться Мэвис. На лестнице послышались шаги, и я посмотрела на дверь.

— Давай выясним. — С силой, которой не должна обладать женщина такого маленького роста, она вытолкнула меня в крошечный коридор.

Я чуть не упала в объятия Оуэна и попыталась удержаться на идиотских каблуках.

— Прости. — Я отодвинулась от него. — Мэвис похожа на буйвола, застрявшего в теле Барби.

Она фыркнула у меня за спиной, и я бросила на нее сердитый взгляд, затем повернулась к Оуэну. Он молчал, но его глаза стали огромными, пока он смотрел на меня.

— Оуэн?! Ты в порядке? Что-то случилось? — Я положила руку ему на грудь, удивляясь, как быстро бьется его сердце.

— Ты в таком видел пойдешь сегодня? — Его брови сошлись на переносице.

— Да. Прекрасное платье, — объявила Мэвис, прежде чем отступить и закрыть дверь спальни.

— А что я плохо в нем выгляжу? — Я оглядела платье и нахмурилась. Обычно я никогда бы не выбрала подобного платья, но мне казалось, что я не выгляжу в нем отвратительно. Может у меня сверкает задница в нем? Я оглянулась через плечо, но ничего не увидела. По крайней мере, я не чувствовала, чтобы мне поддувало в задницу, поэтому понадеялась, что это хороший знак.

— Нет. Выглядит неплохо. — Оуэн положил руку мне на бедро и притянул ближе. — Выглядит очень даже хорошо.

— О. — Я улыбнулась. — Спасибо.

— Но мне кажется, чего-то не хватает. — Его глаза стали серьезными.

— Накинуть пальто сверху было бы неплохо. У меня такое чувство, что на мне ничего нет, кроме нижнего белья.

— Я не об этом подумал. — Отступив назад, он повел меня в другую спальню.

Как только за нами закрылась дверь, его губы прижались к моим. Его зубы потянули мою нижнюю губы, заставляя ее открыться, чтобы его язык мог исследовать мой рот. У меня сбилось дыхание, я поцеловала его в ответ с не меньшей страстью.

Ужасное чувство в животе вернулось в полную силу, и мне нужны были его объятия, чтобы это ужасное чувство испарилось.

Пальцы Оуэна заскользили по мягкому материалу платья, прослеживая оружие, пристегнутое к пояснице, ножи между лопаток. Он прервал наш поцелуй и прижался лбом к моему.

— Ты выглядишь испуганной, дорогая. — Его мягкое дыхание коснулось моего лица.

— Так и есть. — Дрожь пробежала по моему телу.

— Это нормально. — Он прошелся подушечкой пальца по моему подбородку. — Это нормально, что страшно.

— Мы сегодня умрем? — Я ухватилась кулаками за его рубашку.

Он не ответил, его дыхание замедлилось, стало ровным и прикрыл глаза.

— Ни за что, любовь моя. Никто из нас сегодня не умрет. С нами все будет хорошо.

— Ты обещал не лгать мне, — напомнила я ему.

Сжав наши пальцы вместе, он поднял наши руки и прижался губами, где соединялись пальцы.

— Я говорю тебе правду, Ава. С нами все будет хорошо. Сегодня я провел разведку и выяснил расположение казино. Один из моих знакомых гарантировал мне, что нас будет поджидать машина, чтобы мы смогли скрыться, он обеспечит нам отступление. Если нам повезет, мы сможем договориться о перемирии и выйдем оттуда свободными и невредимыми. Если нет, у нас запланирован другой вариант.

Я глубоко вздохнула.

— С нами должно быть все хорошо.

— Да. Поверь мне, любимая. Я все учел. — Он приподнял мой подбородок, чтобы я смогла посмотреть ему в глаза. — А теперь расслабься и не смотри так встревоженно. Ты должна выглядеть взволнованной.

— Не уверена, что смогу расслабиться. Я так беспокоюсь. — Я покачала головой. — Это беспокойство гложет меня изнутри.

— Тебе нужно отвлечься. — Он прижался ко мне всем телом. — С этим я тебе помогу.

— Оуэн…

— Шшш, милая. Позволь мне отвлечь тебя. — Он поднял меня и усадил на стол.

Поцеловал, медленно и нежно обхватив пальцами мое лицо. Отстранился, чтобы вздохнуть, я с удивлением услышала его шепот.

— Мне тоже необходимо, чтобы ты отвлекла меня.

Его руки скользнули по моим ногам, он задрал юбку до бедер. Провел по кружевному краю ножен, прикрепленных к бедрам, и словно удивился, обнаружив там ножи. Когда он опустился на колени напротив стола, я откинулась назад и запустила пальцы в его волосы. Я сосредоточилась на его руках, на его теплых губах, на том, что он заставлял меня чувствовать.

Он поднялся и вошел в меня, наши движения были медленными и нежными. Не торопливыми, не срочными, медленными, они выражали свою любовь, как мы любили друг друга. Оргазм накрыл нас одновременно. Удивительной волной удовольствия, заставившей его простонать мое имя.

Позднее, он переодевался, а я поправляла макияж, а потом мы спустились вниз к остальным.

Мрачное ожидание наполняло квартиру, все пытались позаботиться о многом напоследок. Мэвис решила сменить украшения на что-нибудь с GPS-навигатором и микрофоном, чтобы Кенни мог ее слышать, слышать, что происходило там в казино. Оуэн спрятал несколько ножей, в том числе простой перочинный ножик в переднем кармане.

— Если дать им то, что они ищут, они обычно дальше не обыскивают, — пояснил он.

Мэвис пошла на кухню и вернулась с двумя бокалами шампанского. Она протянула один мне и сделала глоток из своего.

— Мы должны соответствовать тому, что затеяли. — Она чокнулась со мной бокалом, потом включила MP3-плеер. Музыка наполнила комнату, и она начала танцевать, как будто других забот не было.

Кенни какое-то время наблюдал за тетей, а потом вытащил из сумки наушники, чтобы не слышать музыку. Похоже, что у них были разные музыкальные предпочтения. Большую часть времени он прокрадывался через системы безопасности казино с заднего входа, если можно так выразиться. И он мог уже, хотя бы дистанционно как-то помочь нам, если нам понадобится его помощь.

— Давай, Ава. Шевели задницей! Покажи мне, на что ты способна. — Мэвис слегка покачала задницей, и я рассмеялась.

Сделав глоток шампанского, я решила, что танцы не повредят. В ее квартире легче выглядеть глупо, дурачась, чем выглядеть сексуальной в казино.

Когда заиграла песня Тейлор Свифт, я подскочила и начала танцевать, вилять задницей. Я была счастлива стряхнуть с себя напряжение и страх.

Мэвис допила шампанское и запрыгала по гостиной, вертясь и извиваясь. Она ужасно танцевала, вернее совершенно не умела танцевать, хотя всегда казалась такой уравновешенной и даже шикарной. Я начала смеяться, наблюдая за ней, как только она, крутя задницей, опустилась до пола, а потом плюхнулась, потому что не могла подняться.

Я протянула ей руку, чтобы помочь встать, совершенно не обращая внимания, что в дверь постучали. Только, когда я подняла Мэвис с пола, продолжая заливаться, вдруг поняла, что кто-то еще появился в комнате.

— Похоже, вечеринка началась без меня. — Патрик был в смокинге, хотя выглядел не так хорошо, как Оуэн. Он улыбался, держа два букета цветов.

— Дорогая, а вот и прибыл наш гость. — Оуэн взял Мэвис за руку и подвел к Патрику.

— А вот и наш прекрасный пилот! — Мэвис с улыбкой подалась к нему вперед, слишком большой улыбкой. — Может выпьешь шампанского? Думаю, у нас еще осталось!

Не дожидаясь ответа, она засеменила на кухню, немного пошатываясь. Она вернулась почти с пустой бутылкой. Внутри оставалось почти на донышке.

— Простите, Капитан, но, скорее всего, мы с Авой почти все выпили. — Она хихикнула.

Учитывая, что я не допила еще первый бокал, поняла, что мы не могли выпить всю бутылку. Однако Мэвис разыграла отличное шоу.

— Не беспокойтесь, мисс Томасино. — Он вручил ей букет цветов. — Мне более чем достаточно вашей компании. И пожалуйста, называйте меня Патрик.

— Цветы! Ава, ты только взгляни на них. — Она повернулась и заговорщицки улыбнулась мне. — Он принес мне цветы.

— Я также принес и для прекрасной Авы. — Он протянул мне букет красных роз, завернутый в бумагу.

Широко улыбнувшись, я чмокнула его в щеку.

— Спасибо, Патрик. Это так мило.

— Пожалуйста, мне в удовольствие. — Он улыбнулся мне в ответ, пройдясь пальцем по моему подбородку, быстро окинув мое крошечное платье взглядом. Я проигнорировала его мерзкую ухмылку и позволила ему положить руку мне на плечо. — Ты готова пойти поесть? Я умираю с голоду.

Он провел по моей руке, и я подавила дрожь, поднимающуюся по всему телу. По крайней мере, он не засунул язык мне в ухо. Если Мэвис смогла вытерпеть такое, то я, определенно, тоже смогу и вытерплю все его грязные ухмылки и намеки.

Мне необходимо это сделать, у меня нет выбора. Если мы не выясним, что происходит, меня, в конце концов, убьют, и эти ужасные люди могут найти Тессу.

Если они еще ее не нашли.


26.

Ава


УЖИН БЫЛ НАСТОЯЩЕЙ ПЫТКОЙ. Постоянно делать вид, что меня интересует Патрик, было утомительно. Я все еще не понимала, почему он вцепился в меня, а не в Мэвис. Тогда все было бы гораздо проще. Оуэн выглядел так, словно оказался в своей зоне комфорта, несмотря на то, что время от времени бросал взгляд в сторону Патрика. Поездка по Парижу была бы более замечательной, если бы Патрик не гладил меня по ноге. Я попыталась не обращать внимание на его поглаживания, но, когда он слишком близко придвинулся к моему бедру, где были пристегнуты ножны, я игриво хлопнула его по руке и поцокала языком. Его глаза весело блеснули, а тихий смешок защекотал мне уши.

Это был ключ к игре с этим идиотом. Ему нравилось добиваться, и он наслаждался трудной победой. Если я буду продолжать играть с ним в том же духе и время от времени делать ему небольшие поблажки, он будет есть из моих рук.

Мы подъехали, кругом было темно, ни огонька не говорило, что здесь могло находиться нелегальное казино. Никаких знаков. Машины быстро останавливать, кто-то выходит из этих машин, лиц было не видно, люди проходили контроль и заходили внутрь.

Сразу за дверью было видно двое мужчин, но по разведке, проведенной Оуэном, я знала, что в нескольких футах от входа находится еще дюжина. Собираются ли они обыскивать меня? Выгляжу ли я подозрительной на их взгляд?

Я вздрогнула, Патрик взглянул на меня.

— Тебе холодно?

— Я не догадалась накинуть что-нибудь на плечи, не думала, что будет так прохладно, — с придыханием произнесла я. — Думала только о том, чтобы надеть это платье.

— Что ж, я рад, что ты его надела. — Он подмигнул мне, прежде чем снять с себя пиджак от смокинга.

Оуэн внимательно наблюдал за ним.

— О нет. Я не могу забрать у тебя пиджак. Внутри будет гораздо теплее, я думаю. — Я отрицательно покачала головой и грустно улыбнулась.

— Мне не холодно. — Он накинул пиджак мне на плечи, и я впервые подумала, что, может, он не так плох, как я думала о нем первоначально. — Мне нравится видеть тебя в моем пиджаке.

Да, он определенно, не так плох, но эта мысль вертелась у меня в голове не долго.

Я выглянула в окно лимузина и едва разглядела профиль мужчины, стоящего в тени. Я плотнее закуталась в пиджак от смокинга Патрика, позволив молодому парню помочь выйти мне из машины. Патрик положил руку мне на поясницу, я отстранилась. Может он нащупал оружие под моим платьем?

— Сюда. — Он кивнул на крупного мужчину, стоявшего слева от двери. — Добрый вечер, Витц.

— Рад тебя видеть, Патрик. — Мужчина шагнул вперед, и я постаралась не поморщиться от шрама на левой стороне его лица. В его голосе слышался легкий акцент. Если бы мне пришлось угадать, я бы решила, что он был родом из России, но долгое время прожил в другой стране. — Ты согласовал приход своих гостей?

— Конечно. Она знает, что я добавил их в список гостей. — Он продиктовал наши вымышленные фамилия и имена и передал Витцу визитную карточку, которую тот сунул в карман.

— Хорошо. — Витц окинул нас равнодушным взглядом... пока его взгляд не остановился на Оуэне. — Стой. Как тебя зовут?

— Оуэн Вандер. — Он шел с опущенными руками и выглядел вполне спокойно. Патрик повернулся, не вмешиваясь и внимательно наблюдая за происходящим.

— Вандер. — Витц медленно произнес его имя, словно пытаясь что-то вспомнить. — Где ты живешь?

— Прошу прощения?! — Оуэн растеряно посмотрел на Витца.

— Ты сам по себе или где-то работаешь? — Витц откинул голову назад, внимательно разглядывая Оуэна.

— Я — менеджер по инвестициям. — Оуэн пожал плечами. — Время от времени я работаю по контракту, но сейчас я полностью работаю на мисс Томасино.

— Думаю, он считает тебя моим телохранителем. — Мэвис обняла Оуэна за талию и улыбнулась. — Звучит, как комплимент. Он думает, что ты крутой и наводишь страх.

— Я?! Конечно, я крутой и навожу страх. — Оуэн ткнул себя большим пальцем в грудь и выпрямился.

— Ты не охранник? — Витц нахмурился, и это было единственное проявление эмоций с его стороны, я увидела с какой скоростью вращаются колесики в его голове.

— Гм, нет. Знаешь, я не из тех, кто предпочитает бросаться под пули. — У Оуэна появилась дерзкая улыбка.

О нет, он, конечно, не бросается под пули. Не то, чтобы его не подстрелили несколько дней назад, когда он пытался в очередной раз спасти мою жизнь. Но, если бы я не знала этого факта, я бы поверила, что он действительно не относится к тем людям, которые готовы бросаться под пули. Однако Витц, похоже, не собирался верить так просто, не собирался поверить в «Я-просто-плейбой-негодяй».

— Но он относится к тем, кто предпочитает играть в покер с высокими ставками. — Губы Мэвис изогнулись в чувственной улыбке, и она посмотрела на покрытого шрамами вышибалу с русским акцентом. — У меня кое-что есть для плохих мальчиков. Мне всегда казалось, что я хочу их перевоспитать, но в последнее время я выяснила, что мне нравится, как раз, их непослушание.

— Ты слишком хрупкая, и должна быть осторожной. Большинство плохих мальчиков превращаются в плохих мужчин. — Витц посмотрел на Мэвис. Выражение его лица не изменилось, но взгляд потеплел.

— Время от времени женщине не чуждо испытать достойный вызов. Это держит меня в тонусе. — Улыбка Мэвис выглядела искренней.

— Так все в порядке? — Спросил Патрик рядом со мной. — Мы их проверили, как обычно. Все чисто. Ты задерживаешь других водителей.

За нашей машиной выстроилась вереница из машин, взволнованные водители пялились в нашу сторону.

— Да, все нормально. — Витц отступил назад и махнул рукой. Несколько человек вышли из тени и опустили оружие. — Мне кажется, я как раз и помню тебя по игре в карты. Твое лицо мне знакомо.

— Возможно, я выиграл у твоего босса. — Смех Оуэна был выше обычного. Он хлопнул Витца по плечу, и вышибала уставился на его руку, как на пиявку. — О, прости.

Оуэн убрал руку и нахмурился, прежде чем притянуть Мэвис к себе.

Патрик обнял меня за плечи и повел в ничем не выделяющееся здание. Но внутри все было ярко освещено, но не от окон в крыше, как я ожидала, а от сотен люстр, свисающих с балок, пересекающих помещение. Люди перемещались под хрустальными люстрами и среди золотого интерьера, длинные юбки кружились, короткие развевались веером, вперемежку со смокингами, которые заставили бы Валентино гордиться этим шоу. Музыка лилась из невидимых динамиков, наполняя атмосферу бодрым темпом и песнями о том, как быть богатым и успешным.

На полсекунды я забыла, что застряла с Капитаном Похоть, уставившись на великолепие. Зазвенели игровые автоматы, люди закричали «Ура», и звук тассовки карт заполнил уши.

— Поразительно. — Я прикусила губу. — Никогда бы не подумала, что внутри будет так красиво.

Патрик наклонился ко мне, его губы коснулись тонких волосков на моей шее.

— Всегда все по-разному. Каждый раз, когда они меняют место, совсем другая обстановка, но все так же умопомрачительно.

— Они в Париже не постоянно? — Я широко распахнула глаза и посмотрела на мужчину рядом с собой. — Как они перемещают все это? Это невозможно.

— Может показаться, что невозможно, но у них получается. — Он повел меня к группе мужчин, стоявших возле металлоискателя.

— Это металлоискатели? — Спросила Мэвис. — Мне придется снимать туфли, как в аэропорту?

Я бросила взгляд на Мэвис и Оуэна. Надеясь, что Кенни не заснул дома. Я была не уверена, сможет ли он отключить металлоискатели, но, надеялась, что компьютерный гений сможет.

— Это всего лишь обычная предосторожность. Мы придерживаемся правил безопасности для своих клиентов. — Патрик отступил в сторону, как будто собирался нас покинуть. — Я пойду дальше. Владелеца казино разрешает определенным личностям подумать о собственной защите. — Он постучал себя по боку, указывая на что-то в кармане.

— У тебя есть пистолет? — Оуэн приподнял брови. — Это ужасно.

— Я лучше буду носить при себе ужасные вещи, чем позволю, чтобы со мной случилось что-то ужасное. — Он хмуро посмотрел на Оуэна. — Хотя здесь вполне безопасно, но никто не даст тебе стопроцентной уверенности, нужно быть осторожным.

— Ты уверен, что мы в безопасности и нам ничего не угрожает? — Я слегка отшатнулась от него. — Я не люблю оружие.

— Ты американка! — Он рассмеялся. — Не волнуйся. Я не позволю, чтобы что-то случилось с тобой.

Отойдя от него, я сняла с плеч его пиджак от смокинга и протянула ему. Отчего я увеличила расстояние между нами. Он беззаботно забрал свой пиджак и направился к двери с табличкой «Для персонала».

Мэвис постучала по серьге, вероятно, давая сигнал Кенни. Оуэн улыбнулся, обнял нас за плечи и повел к здоровякам, стоявшим рядом со сканирующей машиной.

— Мне обязательно снимать туфли? — Спросила Мэвис, сморщив нос.

— Нет, мэм. Пожалуйста, положите ваши сумочки на конвейерную ленту и пройдите через металлоискатель. — Он махнул рукой, указывая на арку металлоискателя, через которую мы должны были пройти. — Если у вас есть оружие, вы можете выложить его здесь, мы позаботимся, чтобы вам вернули его, когда вы будете уходить отсюда.

Оуэн перестал нас обнимать за плечи, вытащив перочинный ножик, специально его высоко поднял, чтобы все видели.

Охранник взял ножик и протянул его другому охраннику.

— Назовите свое имя, и он запакует его, а потом вернет вам.

Оуэн отошел в сторону, чтобы сообщить мужчине свое имя, а мы с Мэвис положили свои сумочки на конвейер. Я повернулась, заметив, как катящийся конвейер, будто икнул.

Мэвис прошла через металлоискатель первой, ее веселая улыбка оставалась на лице не дрогнув. Ни сигнализация, ни мигалки не зазвенели и не запищали, не сообщив, что она скрывает оружие. Улыбаясь, я последовала ее примеру, пройдя также через арку. Как только я очутилась на противоположной стороне, Оуэн последовал за мной.

Мы только что прошли главную проверку на оружие, поэтому Патрик присоединился к нам и, казалось, он, действительно, был рад, потому что весь светился, но оказалось совсем по другой причине. С ним многие здоровались, махали ему с другого конца зала, предлагали присоединиться к ним. Он купался в повышенном внимании, особенно когда оно исходило от кого-то явно очень богатого.

И у меня на лице появилось отвращение, Мэвис нахмурилась, глядя на меня. Я попыталась придать своему лицу более счастливое выражение, но это было похоже, будто я пыталась свернуть гору. Некоторые из людей, которые приветствовали Патрика, были дружелюбными и даже остроумными. Будь я в другом месте и в другое время, я бы с удовольствием с ними побеседовала. Но сейчас я чувствовала тошноту.

— Ну, а где я могу прикупить фишки? — Оуэн потер руки, осматриваясь по сторонам.

— Сначала я хотел бы познакомить тебя с одним моим другом. — Патрик улыбнулся и обнял меня за плечи, направляясь в другой конец зала.

— Ты слишком сильно сжал мне плечо, Патрик. — Я попыталась вырваться из его хватки, но он держал крепко, не отпуская.

— Мне бы не хотелось лишиться тебя, дорогая. — Когда он наклонился ближе ко мне, его рука опустилась мне на задницу. — Я надеялся оказаться у тебя между ног до того, как мы появимся здесь, сегодня вечером, но ты проигнорировала все мои попытки оторвать тебя от твоих двух телохранителей. Если ты выберешься отсюда живой, я все же возьму тебя, потому что ты меня очень сильно дразнила.

— Что? — Мои глаза расширились, и я с силой стала отстраняться от него.

— Не устраивай сцен. Ты не выйдешь отсюда живой, если не будешь делать то, что я тебе скажу. — Он дернул меня к себе и кинул взгляд поверх моей головы в сторону. — Не делай этого, придурок. Они все наблюдают за тобой.

Краем глаза я увидела ничего не выражающее лицо Оуэна. Его глаза метались из стороны в сторону, и я поняла, что все охранники в комнате повернули головы в нашу сторону.

— Привет, Ава. — Спокойный голос привлек мое внимание.

Я обернулась и увидела, что оказалась лицом к лицу с высокой брюнеткой. Я сразу поняла, что это Мария. Не ее ассистентка, а она сама, потому что она была крутой, именно такой, какой я видела ее на видео. За ее спиной стояла женщина, но не с таким холодным выражением лица, как у нее.

— Мария. — Я сглотнула, пытаясь промочить горло. — Приятно, наконец, познакомиться.

— Вежливая. Я удивлена. — Она подняла бровь. — Думала, ты будешь меня проклинать.

— Не думаю, что это сможет помочь. — Я расслабилась и распрямила плечи.

Мария вытянула руку с бокалом, и ее ассистентка позади нее, шагнула вперед, чтобы забрать у нее бокал.

— Как тебе казино?

— Честно? Я не игрок. — Я огляделась, не желая выглядеть напуганной. — Думаю, не плохо, если у тебя нелегальный бизнес с азартными играми. Я ожидала чего-то более… опасного.

— Опасного? — Она засмеялась, привлекая внимание нескольких человек поблизости. — Нет, я обслуживаю другую клиентуру.

— Тех, кого можно шантажировать? — Я прищурилась.

— Да. Я твердо верю в готовность человека к этому. — Она кинула взгляд на Оуэна и Мэвис. — Я обнаружила, что, если можешь контролировать людей без насилия, жизнь становится намного легче.

— Или можно не запугивать людей и быть при этом честной. — Если бы мы не стояли посреди подпольного казино с миллионерами и вооруженными охранниками, уставившимися на нас, можно было бы подумать, что мы беседуем с ней в комнате отдыха.

— Я всегда честна, Ава. Поэтому я на этом месте. — Она слегка вздернула подбородок. —Правда — самое острое оружие.

— Тогда почему ты пыталась меня убить? — Я сильно дернула своим плечом и рукой одновременно, чтобы высвободиться от Патрика.

— Я не пыталась тебя убить. — Ее спокойный голос начал действовать мне на нервы.

— Позволь мне перефразировать свой вопрос. Зачем ты послала своих людей за мной? Почему они начали в меня стрелять? — Я наклонилась вперед, слова сами собой слетели с губ. — Какая была у тебя для этого причина?

— Это была всего лишь ошибка. — Она развернулась и аправилась в глубь комнаты. — Это не имеет к тебе никакого отношения.

Я посмотрела на Мэвис и Оуэна, но у них было совершенно одинаковое выражение лица, которое больше походило на отсутствие любого выражения.

За нами пристроился охранник, и нам с Патриком ничего не оставалось делать, как следовать за двумя высокими женщинами, идущими впереди нас.

— Ты так извиняешься? — Я проигнорировала Патрика, когда он приблизился ко мне.

— Нет, я не извиняюсь. Я не виновата, что ты стала мишенью. Просто неудачный поворот событий. — Проходя мимо, она похлопала одного из игроков по плечу, наклонившись, что-то прошептала старику на ухо.

— Если ты не пыталась меня убить, тогда, что происходит? Почему столько охранников?

— Ты пришла в мое казино с двумя вооруженными до зубов убийцами. Конечно, у меня будет охрана. — Она повернулась и улыбнулась мне. — Что касается того, что происходит, мне кажется, я должна тебе выписать чек за твои услуги.

— Чек? — Я остановилась, и Патрик толкнул меня в спину. Его руки скользнули по моей талии. Я оттолкнула его со всей силой. — Отвали от меня, осел.

— Ты только посмотри… — Он схватил меня за руку и сжал.

— Патрик, отпусти нашу гостью. Мы не хотим здесь устраивать шоу. — Мария продолжала двигаться вперед.

Капитан Похоть толкнул меня в плечо, заставляя двигаться за ней. Если бы я могла причинить ему боль, я бы сделала это, даже не задумываясь. Мое отвращение к нему достигло нового уровня и быстро превратилось в ненависть.

— Держи руки при себе. — Голос Оуэна был глубоким гортанным рычанием, которое заставило Патрика выпрямиться.

Как ни в чем не бывало Мария продолжала идти вперед, и мне пришлось прибавить шагу, чтобы расслышать ее слова.

— Ты выполнила для меня задание. Конечно, оно было выполнено не самым экстраординарным способом, как я надеялась, но конечный результат меня вполне устроил, а я всегда плачу за оказанные услуги. — Она оглянулась на меня. — Хотя, если хочешь, у меня есть наличные.

К нам присоединился мужчина с черным мешком в руке.

— Она говорит о Сонге. — Голос Оуэна был ровным и холодным.

— Но…

— Ты ликвидировала для меня очень большую проблему, и я ценю это. — Ее ассистентка открыла дверь в темный коридор, и нам ничего не оставалось, как последовать за ней. — Простите, но вам придется оставить оружие здесь.

Несколько охранников пробежались руками по Оуэну и Мэвис — двум убийцам, вынимая оружие, которое они спрятали. Поскольку никто не подошел ко мне, я не стала им предлагать себя обыскивать.

— Ты так и не объяснила, почему пыталась меня убить? — Там были ступеньки, ведущие в другой коридор. Чем дальше мы удалялись от толпы в казино, тем больше я начинала нервничать.

— Ну, похоже, ты просто оказалась не той американкой, не в том месте и не в то время. — Она остановилась перед дверью и вытащила из кармана ключ. — Мы искали другую, и ты как раз подходила под ее описание.

— Тессу. — Я видела, как она достала из кармана ключ и открыла дверь.

— Да, твою подругу. — Мария вошла в кабинет, и я поняла, что это была первая дверь, которую увидела, как она открылась.

— Почему ты хочешь убить Тессу? — В кабинете почти ничего не было. Стол, пара стульев и один компьютер. Патрик тут же занял место у стола рядом с Марией, а несколько охранников прикрыли за нами дверь. Безымянная помощница осталась за дверью.

— У ее мужа есть кое-что мое.

— Ты должна решать свою проблему с ним. Оставь Аву в покое. — Оуэн шагнул вперед, его рука коснулась моей.

— Она свободна. — Мария щелкнула пальцами в сторону двери.

— Нет. Я не позволю тебе убить Тессу. — Я подалась вперед. — Не знаю, что есть у Дэнни твое, но деньги оставь себе, и мы будем квиты.

— Ава. — Раздражение в тоне Оуэна было слышно отчетливо.

— Дело не в деньгах. — Мария села за стол. — Мне нужна эта вещь. Вот почему я поручила ему достать ее для меня.

— Ты имеешь в виду дело принципа, — сказал Оуэн.

— И это тоже. — Мария улыбнулась. — Я не могу позволить людям думать, что для них будет нормально отказаться от сделки.

— Ты не имеешь права подвергать жизнь Тессы опасности. — Я уставилась на Марию. — Это не ее вина.

— Откуда ты знаешь? — Мария сложила руки на столе. — Ты говорила с ней? В конце концов, она решила выйти замуж за вора-домушника. Вполне возможно, что это как раз ее вина. Возможно, когда она оставила тебя в своей квартире, то знала, что у тебя могут быть неприятности.

Нет. Я почти всю свою жизнь дружила с Тессой. Она бы никогда добровольно не стала подвергать меня опасности.

А Дэнни оказывается вор-домушник. Моя лучшая подруга, любитель истории искусств, вышла замуж за вора. Поди тут разберись.

— Я ее не видела. Я была немного занята, — объяснила я. — Спасая свою жизнь и все такое.

— Теперь ты свободна. Никто тебя не побеспокоит. — Мария склонила голову набок, словно чего-то ждала.

О чем она думала? Я была свободна. О. Только. Я.

— А Оуэн и Мэвис? — Я со страхом посмотрела на нее.

— Оуэн — одолжение для моего делового партнера. — Она грустно улыбнулась и посмотрела на Оуэна. — Прости. Ты, действительно, лучший в своем деле, но… К сожалению, бизнес на первом месте. Я провела много лет, выстраивая свой бизнес, и считаю, что в моих интересах сохранить его процветающим в данный момент.

Краем глаза я заметила, как Оуэн напрягся при упоминании брата. Мое сердце разбилось еще больше из-за мужчины, которого я любила. Если я выберусь отсюда живой, то убью Маркуса. Он попросил своего босса убить своего брата. Это низко даже для преступника.

— А я? — Мэвис шагнула вперед.

— Ты — проблема. — Мария повернулась и холодно посмотрела на мою подругу. — И я считаю, что лучше в зародыше придушить такие проблемы.

— Я не собираюсь просто так уйти отсюда, пока ты будешь убивать моих друзей! — Я шагнула вперед.

— Я думала, что поступаю великодушно по отношению к тебе. — Она пожала плечами и встала.

— Ты не великодушна. Ты преступница, которая делает то, что тебе выгодно. Я уверена, что, если уйду сейчас, ты найдешь мне применение позже, начнешь меня шантажировать. — Я положила руки на стол и наклонилась вперед. — Чтобы ты могла получить деньги и засунуть их себе в карман…

Стук в дверь заставил всех в комнате подпрыгнуть. Ну, подпрыгнула одна я. Мария, Оуэн и Мэвис молча повернулись в сторону двери.

— Войдите. — Холодный голос Марии эхом отозвался в крошечной комнате.

Витц вошел с большим пакетом, за ним следовал мужчина. Нет, не просто мужчина, а Дэнни.

— Вы приказали доставить к вам мистера Майерса, если он появится в доме. – И было видно по его скучающему виду, что он скучал от выполнения таких задач. — Это было у него с собой.

— Вы только посмотрите, как тесен мир, все самые интересные люди собрались в Париже. — Мария улыбнулась. — Рада вас видеть, мистер Майерс. Полагаю, это моя картина?

Впервые в ее глазах вспыхнули эмоции. Ожидание.

— Привет, Мария. — Он быстро взглянул на меня. — Ава, прости за все.

— Простить? — Мой гнев достиг нового уровня. Я подошла к нему и ударила с такой силой по лицу. — Простить? Чертов англичанин! Все, что ты устроил, это не прости, за пролитое вино на платье. В меня стреляли! Эта женщина планирует убить моих друзей. Я переехала человека на своей машине! И ты говоришь прости?

— Э, да. — Он потер щеку. — Я думал, что все улажено, иначе никогда не позволил бы Тессе пригласить тебя в Лондон.

— Она знала, кем ты являешься, когда вышла за тебя замуж? Ты причинил ей боль?

— И да, и нет. Она поймала меня, когда я пытался кое-что украсть. Так мы познакомились. Она сейчас в безопасности, хотя, скорее всего попытается меня убить, когда я вернусь. Я запер ее в комнате.

Оуэн хмыкнул, и я поняла, что он думает, что Дэнни был прав.

— Хватит. Дай мне взглянуть на картину. — Мария протянула руки, и Витц передал ей сверток.

Она с нетерпением разорвала бумагу, как ребенок, открывая подарки на Рождество. С благоговейным трепетом она подняла небольшой холст.

— Ты действительно сделал это.

— Конечно. — Дэнни откашлялся. — Я так и сказал, когда вернул тебе деньги.

— Дело не в деньгах. Речь шла об этой картине, — объяснила Мария. Она бережно прижала холст к груди. — Это Ван Гог. Единственный художник, которого мне не удалось собрать полностью.

— Ну, тогда мы квиты. У тебя есть деньги и картина, и мы уберемся отсюда. Пойдем? — Дэнни развернулся к двери, но Витц преградил ему путь.

— Почему ты отказался от сделки? — Мария осторожно поставила картину. — Почему пошел на попятный?

— Я видел одну из твоих сотрудниц с женщиной, одурманенной наркотиками, когда пришел. Она говорила, что та должна выполнять приказы. — Он сунул руки в карманы. — Я вор, но не имею дела с людьми, торгующими сексуальными рабынями. Я испугался и решил вернуть тебе деньги. Я решил, что на этом все закончится.

— Нет. Конечно, не закончится. — Мария пожала плечами. — Но теперь все хорошо. Я отзову своих людей от твоей жены.

— А остальные? — Дэнни качнулся на каблуках.

— Концы в воду. — Мария передала картину одному из охранников. — Позаботься об этом.

Он кивнул, потом покинул комнату.

— Понимаю. — Дэнни нахмурился.

— Ава не сделала ничего плохого. Отпусти ее. — Оуэн повысил голос. — Тебе не нужно ее убивать.

— Как я уже сказала, она свободна.

Оуэн задумчиво кивнул, прежде чем заговорил:

— Я бы попросил об одолжении, если ты не возражаешь. Прошу прежде, чем меня убьют. — Мария жестом велела ему продолжать, у меня свело живот. Как он мог так легко говорить о своей смерти? — Пусть кто-нибудь выведет Аву отсюда, отпусти ее.

— Ты хочешь, чтобы я пошла против ее воли? — Мария посмотрела на меня холодными расчетливыми глазами. — А если она будет сопротивляться?

— Оуэн. — Я глубоко вздохнула.

— Выведите ее отсюда. Просто вытащите ее отсюда невредимой. — Он не смотрел на меня, и все мое тело начало дрожать. — Она ни в чем не виновата.

— Витц. — Мария посмотрела на покрытого шрамами охранника позади меня. — Я выполню твою просьбу. Возьми мешок с деньгами, а также ее. Она это заслужила.

— Нет! Ты сказал, что мы умрем вместе. — Я сопротивлялась, когда Витц обнял меня за талию. — Оуэн! Не делай этого.

Он не смотрел в мою сторону, пока Витц тащил меня к двери.

— Ты обещал, Оуэн. Ты обещал и наврал мне! — Я схватилась за дверной косяк, но это было все равно что драться с быком. Витц вышел за дверь вместе со мной, я ничего не могла поделать, пытаясь остановить его. — Пожалуйста, Оуэн.

Я видела, как он посмотрел в мою сторону печальными глазами, прежде чем дверь закрылась за нами.

— Отпусти меня, чертов людоед! — Я брыкалась и дралась, пытаясь вырваться.

Мария вышла из импровизированного кабинета, стуча каблуками по цементному полу. Ее помощница появилась из тени, идя в ногу с этой высокой женщиной.

— Перестань драться, девочка. — Витц посмотрел на меня сверху вниз, его скучающее выражение разожгло во мне ярость. — Я не причиню тебе вреда.

— Постарайся успокоить ее. — Проходя мимо нас, Мария качнула головой. — Я не хочу расстраивать наших клиентов наверху.

— Да, мэм. — Витц крепче прижал меня к себе, и я укусила его за бицепс. Он выругался на незнакомом мне языке и переложил мешок с деньгами на кровоточащую руку, а меня — на здоровую. Слегка встряхнул меня.

— Веди себя прилично. Я пытаюсь вытащить тебя отсюда живой, ясно?

Какого черта его волнует, выберусь ли я отсюда живой? У меня упала туфля с одной ноги, когда мы ступили на решетку в коридоре. Он наклонился, чтобы поднять ее и бросил в мусорное ведро.

Мне было все равно. Он мог выбросить мои туфли. Он мог даже выбросить меня в мусорное ведро.

После смерти Оуэна у меня не осталось бы ничего. Я была совсем одна также, когда умерли мои родители. Только я и огромная дыра в груди. На этот раз даже Тесса мне не поможет. Я понятия не имела, где она.

Я посмотрела, куда мы направляемся. Мария и ее ассистентка тихо разговаривали, ассистентка несла картину в специальном футляре.

Эта женщина устроила все это из-за какой гребанной картины.

Всех, кого я любила, убила, потому что она хотела получить особенную картину.

Нет. Я боролась с Витцем, изо всех сил стараясь освободиться. Я наступила ему на ногу шпилькой, но он даже не вздрогнул. Слезы разочарования текли у меня по лицу. Я сжала кулак и ударила его в пах, но он просто передвинул вес моего тела. Заставив меня упереться глазами в спины женщин впереди.

Они занимались торговлей сексуальных рабынь.

Они убивали, чтобы сделать еще больше денег.

Они шантажировали влиятельных людей каждый день.

Они собирались убить мужа моей лучшей подруги.

Убить мою новую подругу.

И убить мужчину, которого я люблю.

Разрушить весь мой мир.

Когда первый выстрел эхом разнесся по коридору, каждый мускул в моем теле замер. Мне было не безразлично, что там убивали людей, которых я любила. Последовали новые выстрелы, а Мария даже не замедлила шаг. Ей было все равно, что там происходило, лишь бы от этого она смогла получить выгоду.

И все мое тело замерло, казалось, это испугало Винца. Он ослабил свою хватку, повернулся, чтобы взглянуть на меня, что-то пробурчал, похоже на молитву.

Высокие каблуки Марии с резким цоканьем застучали по цементному полу, ее пучок весело подпрыгивал при каждом шаге передо мной.

И я для нее была не последним человеком, чью жизнь она собиралась разрушить.

Она была настоящим злом.

Я оказалась быстрее, никто не ожидал, тем более Винц.

— Мария. — Окликнула я ее.

Она замедлила шаг и развернулась ко мне, ее помощник продолжала идти вперед. Потянувшись за спину, я вытащила маленький пистолет из кобуры, спрятанный в моем платье. На это ушло несколько секунд, может, меньше.

Иногда ужасные люди просто должны умереть.

Когда я нажала на курок, то совершенно не почувствовала угрызений совести. На самом деле, я ничего не чувствовала. Пустоту. Я наблюдала, как ее голова резко дернулась назад, кровь брызнула на стену рядом с помощницей, которая даже не замедлила шаг.

И так, я убила уже двоих.


27.

Оуэн


— ЧЕРТ ПОБЕРИ! — Я прикрывал плечо куском материи от платья Мэвис. Дэнни перекинул его мне через плечо, и я вздрогнул. Я посмотрел в пустые мертвые глаза Капитана Похоть и удивился, что не чувствую удовлетворения. На самом деле, я не чувствовал ничего, и это было не важно. Единственное, что имело значение — это найти Аву.

— Ты должен был увернуться и податься влево. — Мэвис уставилась на меня.

— Вправо — всегда срабатывало. Какого черта, я должен уворачиваться влево? Мы правши! — Я пытался оттолкнуть ее, но это было бесполезно. — У нас нет на это времени. Нам нужно отыскать Аву.

— Тогда прекрати подставляться под пули! — Мэвис вскинула руки, прежде чем опуститься на колени и поднять один из брошенных ножей. — Каждый раз, когда я оборачиваюсь, ты натыкаешься на пулю! Ты решил стать швейцарским сыром, весь в дырках?

— Мэвис, мы должны найти Аву. — Я глубоко вздохнул и попытался встряхнуть головой, чтобы она не кружилась. — Я не доверяю Марии.

— Я пойду. Это моя вина. — Дэни уселся рядом со мной на стол.

— Уже нет необходимости. — Глубокий голос с русским акцентом раздался в комнате.

Я попытался встать, готовый сразиться, но комната закружилась перед глазами. Пошатываясь, я сел обратно на стол. Мне нужно было найти Аву и выбраться отсюда, как можно быстрее. Я был в состоянии сразиться со всеми.

— Боже. — Маленькие холодные руки коснулись моего лица, и я взглянул на своего ангела. — Оуэн? Ты меня слышишь?

— Конечно, слышу. — Меня же не подстрелили в ухо. Я видел, как Ава смотрит на кровавое месиво на моем плече.

— Что он сказал? — Русский Вышибала наклонился надо мной, и я ударил его кулаком в челюсть.

— Оуэн, он на нашей стороне. Перестань. — Ее руки снова прошлись по моему лицу, она плакала, у нее скатывались слезы по щекам. У меня внутри все похолодело.

— Ты ранена?

— Нет. — Она отрицательно покачала головой. — Я думала, ты умер.

— Нет.

— Пуля застряла у него в плече. Я должна вытащить и залатать его, пока он не истек кровью. — Мэвис появилась у меня перед глазами. — Не делай больше глупостей.

— Ава? — Я оглянулся на нее. — Ты уверена, что не ранена?

— Я не ранена. — Ее улыбка была ослепительной. — Но, если ты еще когда-нибудь устроишь для меня это дерьмо, клянусь всеми богами, я сама всажу в тебя пулю. Ты меня слышишь?

— Да, мэм. — Я приподнялся вперед и прижался лбом к ее лбу. — Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, но ты, огромадный идиот.

— Не хочу прерывать вашу встречу, но где Мария? — Спросил Дэнни. Он выглянул за дверь кабинета.

— Мертва, — пророкотал Витц.

Ава напряглась, а я посмотрел туда, где стоял огромный русский.

— Ты убил ее? — Мэвис склонила голову набок и вытерла нож о платье. Ее ровный тон был намного страшнее, чем, когда она повышала голос на Кенни. — Она была мне нужна. У нее есть кое-что.

— Нет. — Он покачал головой и посмотрел на Аву.

Он смотрел на мою милую, ангельскую Аву.

Ава, которая могла врезать парню за свою лучшую подругу.

Мою Аву, готовую убить всех, чтобы защитить тех, кого любит.

Мэвис тихо выругалась, но ничего не сказала Аве. Дэнни удивленно смотрел на Аву, а Витц скрестил руки на груди, как будто все происходящее было вполне нормальным.

Румянец залил щеки Авы, и она нахмурилась, прежде чем яростный взгляд заполнил ее глаза.

— Я думала, она убила тебя, — прошептала она.

Она убила ради меня. Эта красивая, блестящая, добрая женщина убила ради меня.

— Я люблю тебя. Я не знаю, что еще сказать. — Я был не уверен, что нужно говорить в такой ситуации. И это совсем было не похоже на компании, выпускающие открытки, создают открытку, где любовник убивает злодея.

— Конечно, не знаешь. — Ее яркая улыбка сделала чудеса с болью, которую я чувствовал.

— Ава убила Марию. — Мэвис покачала головой, на ее лице появилась улыбка. Она была похожа на гордую мать. — Я этого не ожидала.

— Она убила одну Марию. — Витц хмыкнул, показав кавычки в воздухе. — Но выстрел был хороший.

— Мне повезло. — Ава покраснела еще сильнее.

— Что значит одну Марию? — Спросила Мэвис.

— Организация. — Витц потер подбородок, куда я его ударил. Вот именно. Даже с пулей, удар я смог сделать. — Я провел последние пять лет, внедряясь в это чертовую организацию, пытаясь выяснить, как и кем она управляется. Каждая ветвь контролируется женщиной по имени Мария. ЦРУ пыталось распутать этот клубок в течение многих лет.

— Значит, меня наняла другая Мария. Она выглядела похожей на эту, но не была ею. — Я нахмурился. — Это культ?

Витц хмыкнул. Либо он не знал, либо был не уверен.

— Потом объяснишь. Мы должны уходить отсюда. — Дэнни вернулся в комнату. — Я слышу, как сюда приближаются охранники.

— Подожди, а где Тесса? Она действительно в безопасности? — Ава посмотрела на вора.

— -Да, она следит за мной с помощью GPS из подвала соседнего здания. Я запер ее там, чтобы она не пошла со мной. — Дэнни поморщился. — Она, наверное, разведется со мной после этого.

— Как ты узнал, что нужно прийти сюда сегодня? — Спросил я. — Ты появился как раз вовремя.

— Мы следили за казино с тех пор, как Тесс получила письмо от Авы. Я подумал, что, если Ава нашла помощь со стороны, то в конце концов, все дороги приведут ее сюда. — Денни потер сзади шею. — Я не смог найти Аву. Мы обыскали весь Лондон. Я подумывал послать картину Марии, но боялся, что она убьет Аву. Я надеялся, что, если лично принесу ей картину, то повышу наши шансы на выживание.

— Это была большая авантюра. — Витц нахмурился. — Тебе лучше заниматься воровством, а стратегию оставь кому-нибудь другому.

— Хорошо. — Дэнни нахмурился. — Мне очень жаль, Ава. Тесса будет рада, что с тобой ничего не случилось.

— Охранники приближаются, нам нужно разделиться. — Мэвис кивнула Витцу.

— Снаружи меня ждет машина. — Мне удалось оторвать свою жалкую задницу от стола и встать. Ава запрокинула мою руку себе на плечо, поддерживая меня. Я был полон решимости не отпускать и прижимать ее к себе очень долгое время.

— Ты можешь показать нам выход? — Дэнни посмотрел на Витца.

— Да. Мое прикрытие пошло ко всем чертям. — Разочарование слышалось в его голосе. Больше он ничего не сказал, мы все двинулись на выход.

— Думаю, мы выберемся. — Мэвис оценивающе посмотрела на меня. — Ты сможешь потерпеть немного. Постарайся больше не подставляться под пули, Сырок?

— Попробую.

— Что за сырок? — Ава взглянула на меня.

— Швейцарский сыр — весь в дырках. — Я вздохнул и наклонился поцеловать ее в макушку. Мы были живы.

— Так ты швейцарский сыр? Похоже. — У нее появилась улыбка, которая мне так нравилась.

— Да, а ты моя американская индейка.

— С этим я справлюсь. — Ее смех помог мне отвлечься, пока мы шли по темным коридорам.

Мы столкнулись с очень небольшим сопротивлением со стороны охранников. Каждый раз Мэвис и Витц быстро справлялись с ними.

Снаружи, прислонившись к стене, стоял парень в черной одежде. Он нажал что-то на телефоне и сказал несколько коротких слов по-французски, прежде чем фургон завернул за угол. Он подошел и открыл нам дверь.

— Оуэн? — Позвала Мэвис.

— У нас все хорошо. — Я позволил Аве помочь мне забраться в фургон. Я мог бы обойтись и без ее помощи, но было приятно чувствовать ее помощь. Мужчина на переднем пассажирском сиденье повернулся ко мне. — Где Джон?

— Он ищет врача. Дерек сказал, что ты ранен.

— Спасибо тебе.

Ава с беспокойством смотрела на мое плечо.

— У тебя все будет хорошо? Мэвис, с ним все будет хорошо?

— Да, у него больше крови, чем мозгов. — Маленькая женщина перегнулась через сиденье и приподняла ткань на моем плече. — Ему снова повезло.

— Тебе нужен такой же шрам от пули на другом плече? — Улыбка Авы дрогнула.

— Это брутально — иметь одинаковые шрамы. — Я притянул ее ближе к себе.

— Больше не получай их, ладно?

— Я постараюсь.

Она вздохнула.

— И не лги мне больше.

Я поднял руку и протянул ей мизинец.

Ее глаза наполнились любовью, она обхватила мой мизинец своим.

— Теперь ты застряла окончательно со мной. — Я наклонился вперед, насколько мог, и она встретила меня, ее губы прижались к моим.

— Тебе не удастся избавиться от меня.

Интересно, станет ли она когда-нибудь прежней? А может, она и не переменилась. Может, все это время в ней жил маленький убийца?

— Ты хотела встряхнуться. — Я отстранился и посмотрел ей в глаза.

Она широко улыбнулась.

— Думаю, я поняла это. Мне просто потребовалось несколько уроков от убийцы.

— Все в твоих руках. Чем ты теперь захочешь заняться?

— После того, как ты залатаешь свои раны, а я встречусь с Тессой и Дэнни? Думаю, мы должны осмотреть Париж. Зайти в пекарни. — Она пожала плечами. — Может я придумаю какие-нибудь украшения для Кенни, в которые он сможет вставить маленькие передатчики. Дизайнерские часы со скрытыми микрофонами, а?

— Очень похоже на Джеймса Бонда. — Я поерзал на сиденье, не в силах найти положение, которое не причиняло бы боли.

— Хм. — Она нахмурилась. — Я никогда не хотела быть девушкой Бонда.

— Точно. — Произнесла Мэвис. — Нам действительно нужны лучшие образцы для подражания.

Дэнни подался вперед.

— Можете высадить меня на следующей улице? Скажи, где мы встретимся, и я приведу Тессу. Она, конечно, захочет встретиться с тобой сию минуту.

Я посмотрел на Аву.

— А ты как думаешь?

— Я думаю, если он не появится с Тессой, мы снова начнем их искать. — Она повернулась и, прищурившись, посмотрела на Дэнни.

— Справедливо. — Дэнни нахмурился. -— Мне очень жаль, Ава. Я найду способ загладить свою вину.

— Вот, возьми. — Мэвис сняла сережку с GPS и протянула ее Дэнни, прежде чем назвать адрес, где мы остановились. — Дайте нам два часа, чтобы прийти в себя.

— Разве мы жили не в другом месте? — Спросила Ава.

— Кенни собрал вещи и отправился в другое место, как только понял, что нас вычислили.

Дэнни выскочил из фургона, быстро кивнул нам и побежал по темному переулку.

Когда фургон снова тронулся, Витц передал что-то через сиденье, и Ава, нахмурившись, посмотрела на него. И ошарашенный мозг не сразу сообразил, что это пакет с деньгами, который предлагала ей Мария.

— Теперь официально. — Объявила Мэвис, как только Ава взяла пакет.

— Что именно? — Ава подняла на нее брови.

— Тебе заплатили за убийство. — Я видел только белые зубы Мэвис, когда она улыбалась Аве. — Теперь ты одна из нас.

Ее глаза встретились с моими.

— Да. Я — одна из вас. — Она снова наклонилась вперед, на этот раз ее поцелуй был сильнее и увереннее. — И я не стала бы ничего менять.